Book: Трон Империи



Трон Империи

Сергей Мясищев


Трон Империи


Пролог

Спрос на услуги боевых магов был всегда стабильно высок. И не только потому, что в мире всегда найдётся место, где идёт война.

Это могут быть баронства, повздорившие за ресурсы, а могут и целые графства, не поделившие пограничную деревеньку. Это может быть нападение островитян на богатые провинции материка, или кочевников, позарившихся на богатую добычу. И везде нужен маг, способный обуздать или наказать обидчика.

Вот только на войне гибнут не только простые воины, но и генералы, и боевые маги. Именно поэтому театр военных действий привлекает в основном безусую молодёжь, не имеющую опыта и не ценящую свою жизнь. Это первая и самая низкая ступенька в табели о рангах магов-боевиков.

Второй ступенью, в этой условной иерархии, являются услуги по сопровождению купеческих караванов. Пользоваться услугами Повелителей дорог далеко не каждому купцу по карману, вот и едут трактами и просёлками купеческие караваны. На фоне нищенского положения народа империи, всегда найдутся либо доведённые до крайней нужды крестьяне, либо просто любители лёгкой добычи, что сбивают банды и грабят на дорогах. Справиться же боевому магу, даже самому двоечнику, с толпой плохо вооружённых грабителей обычно не составляет труда.

Но и тут не всё так гладко и просто. В банде может быть деревенский «самородок», а у него какой-либо ударный артефакт. Да и купцы народ непростой, абы кого на службу не берут. Жизнь охранника не то, чтобы гладкая, но вполне сытная и заработная. Так что эта ступень является, чуть ли не основным источником дохода большинства магов боевой магии.

Следующая ступень, куда попадают далеко не все боевые магии, это, так называемые, «телохранители». Маги, которых нанимает богатый дворянин для сопровождения в путешествиях, либо для охраны своего жилища. В последнем случае, это удача для любого боевика, так как, кроме солидного жалования, телохранитель получает бесплатный кров и питание.

Отдельно от всего стоят маги на службе империи. Но тут одна дорога – Дикий лес. Если рейнджеры принимают мага в своё братство, то это уже на всю жизнь. В народе отношение к рейнджерам Дикого леса весьма уважительное, на это и покупается молодёжь, ища славы и почёта.

Деление довольно условное, так как всегда найдётся сорвиголова, который до седых волос таскается по военным бивакам, терпя бытовые неудобства и опасности, получая взамен, как им кажется, интересную жизнь и доведённый до совершенства опыт применения заклинаний.

Асгерн принадлежал к типу боевых магов, которые не прижились в Диком лесу, но и на «гражданке» откровенно скучали. Мужчине было уже за сорок, а он всё ещё брался за военные заказы. Однажды, в молодости, сделав единственную ходку в Дикий лес, он понял, что это не его. А вот подраться, да так, чтобы по-настоящему, Асгерн любил.

В основном, маг обитал в окрестностях Грифоновых гор. Тут были территории по которым уже много лет вёлся негласный спор между Орвилией и Империей. Фактически, это была зона постоянных военных действий. Причиной всему были золотоносные жилы, которые никак не могли поделить два монарха.

Стычки случались с завидным постоянством, и бывало так, что один рудник дважды в день переходил то к одной, то к другой стороне.

Свой Имперский контракт Асгерн дорабатывал в боевом охранении рудника, в местечке с романтическим названием Своевольное. Отчего и почему так называли небольшой пятачок, недалеко от безымянной горной речушки, уже никто не помнил, но в трактирных разговорах с гордостью хвастались, что несли вахту на Своевольном.

Слабый костёр с трудом сумел вскипятить небольшой котелок, наполненный всего лишь на треть. Джог, коренастый воин, ворочал варево ложкой с длинной ручкой, бурча себе под нос:

– Как пить дать, забыли про нас. Сидим тут как сирки, никому не нужные. Чего ждать? Уходить нужно.

– Не ворчи ты, – Асгерн сидел на камне, точил оселком свой меч, – смотри утро-то какое славное! Красотища вокруг, а ты ноешь!

– А что мне на него смотреть? Насмотрелся уже, – не унимался воин, – а вот что мы жрать будем? Последнюю крупу сварил. А соль две недели назад закончилась. И контракт наш давно закончился, чего мы тут сидим, яйца высиживаем?

– Уйдём без смены – рудник летуны заберут и не получим ни копейки. Третьего дня нападение было. Да ладно тебе, старина, сам всё понимаешь.

– Сикла жалко, – хмуро проговорил Джог, – совсем молодой ещё… ему бы жить и жить…

– Это верно, – Асгерн отложил меч, – мальчишка совсем. Тем более, дождаться нужно смены.

– Дождаться! – передразнил Джог, – десяток воинов полегло, а они в штабе… Такое ощущение, что про нас просто забыли.

– Откуда им знать, сколько тут погибло? Больше месяца вестового не было. Рудник золото поставляет, значит всё нормально.

– Мне их вестовой до одного места, – пробурчал воин, – лучше бы обозного прислали…

– Пришлют.

– Зуркан, видимо, сгинул в пути, – тяжело вздохнул Джог, – по всем срокам должен был уже дойти до штаба.

– Ыгы, – кивнул Асгерн, ничего не ответив.

– Что ты его точишь?! – возмутился Джог. – Твоё дело магией биться, а не мечом.

– Всяко может случиться, – спокойно ответил маг, – может и мечом придётся.

– А я говорю, бери котелок, дуй за водой. Каша поспела, жрать будем. Дрова последние спалил, напоследок хоть кислицы заварю.

– Ну и ладно. В реке воды много, обойдёмся, – не унывал Асгерн, вставляя меч в ножны и пряча оселок в походную сумку, – вечером схожу на охоту. Вчера, выше по реке, на порогах коз видел. Не должны были далеко уйти.

– Что мы с мясом делать будем? Ни засолить, ни закоптить… Разве что на солнце завялить.

– Нужно будет – и сырым съедим. Не скули, – беззлобно отозвался маг, беря пустой котелок и, спрыгнув с уступа, направился к реке.

«Язык», который занимал его десяток, был в пятнадцати километрах от рудника. В горах это очень далеко. Собственно, они охраняли вход в небольшое ущелье, через которое, при большом желании, можно было провести целую сотню воинов. Основная дорога была в другой стороне, а их «язык» смотрел в сторону Орвилии, откуда время от времени наведывались воины противника, прощупывали, нельзя ли скрытно пройти.

Десяток Асгерна неизменно давал отпор. Правда, последнее пополнение было сплошь из молодняка, видимо поэтому и полегли все. Смена приходила один раз в три месяца, а зимой ещё и реже. Продукты привозили раз в месяц.

Этот график соблюдался на протяжении вот уже трех лет, и вдруг такой сбой. Уже больше двух месяцев из штаба не было никаких сведений. Посланный туда воин так и не вернулся. А орвилийцы, как собаки, спущенные с цепи, начали делать вылазки всё чаще и чаще. Бои становились всё продолжительней и жёстче. Весь десяток Асгерна полёг за три неполных месяца. Остался десятник Джог, старый, опытный воин, да он, Асгерн, маг на службе его величества.

Легко прыгая с камня на камень, мужчина зорко всматривался в окружающую местность. Спуск к реке был только в одном месте, и если он туда сойдёт, то потеряет обзор и тут наверху всякое может случиться.

Прислонившись спиной к огромному камню, который нужно было обойти, чтобы попасть на тропинку к реке, Асгерн задействовал поисковое заклинание, пытаясь почувствовать присутствие противника. Очень настораживало что-то живое, вверх по течению, за порогами. Но пройти туда незаметно противник не мог. Значит, стадо коз всё-таки не ушло.

На всякий случай, маг достал небольшой конус – артефакт-указатель. Подержав его на вытянутой руке, в очередной раз убедился, что за порогами, у воды, есть живое существо, и, похоже, что не одно.

– Ну что ж, – негромко проговорил Асгерн, – позавтракаем и схожу, посмотрю на стадо. Чего вечера ждать? Джог замучил своим нытьём, а так будет чем заняться.

Рассуждая вслух, сам с собой, мужчина лёгкой походкой направился по знакомой тропинке. Контракт заканчиля, впереди был, как минимум, месячный отпуск, а может и двухмесячный. С возрастом всё трудней заключать договор на службу. Вот и последний контракт Асгерн получил не без участия знакомых магнесс, прочно закрепившихся в столице.

Вода была студёной и кристально чистой. Умывшись и от души напившись, маг зачерпнул в котелок воды, немного постоял, глядя на игру мальков в быстрых струях воды.

«Жаль, что я не рыбак, – вздохнул мужчина, – помнится, Мастар радовал нас свежей рыбкой, да сократит Единый его небесный путь».

Солнце всё больше припекало, вставая как раз над небольшими порогами. Прищурившись, маг пытался рассмотреть, что там за движение.

«Какие-то козы бестолковые. Тут и травы, как таковой, нет, и деревьев не так уж много. Что они тут едят?..» – додумать Асгерн не успел, сработало его сторожевое заклинание и тут же, где-то сбоку, чиркнула по гальке стрела, отклонённая включившейся защитой.

Бросив котелок, мужчина рыбкой прыгнул за ближайший камень, по которому вжикнула ещё одна стрела.

«Козы, козы… идиот! А летунов не хотел?» – обругал сам себя маг, активировав конструкт дальновидения. Почувствовал трёх грифонов. Это было уже много. Обычно летуны ходят парами, значит, решили по-серьёзному взяться за их форпост. Ведь третьего дня было нападение, и получили нападавшие довольно неплохо. А вот не сидится им, и чем вызвана такая активность, ну совершенно непонятно.

Справа прошелестели крылья грифона, огромного полузверя-полуптицы. Очередная стрела застряла в мелких камушках, рядом с ногой прятавшегося мага.

«Думаете, я простой воин? Ну-ну, поиграем!» – зло подумал маг, готовя несколько ударных конструктов.

Обычно наездники на грифонах, или, как их называли, «летуны», не нападали на магов, понимая всю опасность этой затеи. Не имея врагов в воздухе, они предпочитали нападать на немагов. Простые воины мало что могли противопоставить острым когтям зверя и прочному оперению, которое простой арбалетный болт не пробьёт.

Перекатившись за другой камень, Асгерн быстрым взглядом оценил расстановку сил. Один грифон улетел на разворот, второй сейчас войдёт в боевое пикирование, и один улетел к месту их стоянки.

«Лети-лети. Джог угостит тебя арбалетным болтом», – пронеслось в голове мага, зная, что опытного воина не так-то просто застать врасплох. А уж с арбалетом против грифонов, он только что не спит в обнимку.

На весь манёвр ушло не больше секунды. Уже за камнем Асгерн ужом прополз в расщелину, пригнувшись, на полусогнутых, проковылял по каменистому дну и оказавшись совсем в другом месте, приготовился к атаке. Летун манёвра противника не заметил, войдя в боевое пике, он наметился на то место, где мага уже не было. Наездник ловко достал стрелу и, натянув тетиву лука, замер в ожидании нужной позиции, чтобы в этот раз выстрелить наверняка.

– А как тебе это? – зло выдавил Асгерн, направляя в грифона заклинание копья. Громкий крик раненого грифона заставил мага злорадно улыбаться, – получил, тварь летучая?!

Грифон, перевернувшись через крыло, начал беспорядочно падать, выкинув из седла всадника, который орал ничуть не тише раненого зверя.

Увидев, что добыча может очень больно ответить, второй летун резко изменил направление полёта, удаляясь в сторону Орвилии.

– Всегда были трусами! – встав в полный рост, прокричал Асгерн вслед удирающему противнику, показав неприличный жест.

После этого он бегом направился к своему биваку, откуда слышалась непристойная ругань Джога и хлопанья крыльев грифона. Издали Асгерн видел, что воин пытается с мечом в руках атаковать монстра.

Несмотря на, казалось бы, свою неуклюжесть, воин двигался очень стремительно, уворачиваясь от ударов когтистых крыльев и лап грифона. Его меч несколько раз достигал цели, вскользь цепляя лапу и оперение монстра. Наездник, привстав на стременах и натянув тетиву лука, пытался прицелиться в катающегося по камням противника. Джог своё дело знал, и ни секунды не стоял на месте.

– Ну, твари, ну, гады! – ругался Асгерн, активировав артефакт ледяного копья. Потянулся к всаднику и… тут его ждала неудача. Всадник был под защитным куполом. – Ах ты так! – маг всё-таки выпустил конструкт, зная, что большой беды не сделает, но защитное поле ослабит. Так и случилось. Прозрачное копьё, сверкнув от соприкосновения с защитой летуна, умчалось куда-то вверх.

И тут Асгерн почувствовал опасность сзади. Ушёл перекатом вправо, а на том месте, где он только что стоял, цвиркнула о камни стрела. Оказалось, это, будто бы, улетевший грифон возвратился и вступил в бой.

«Что же вы такие настырные сегодня?» – зло думал маг, поворачиваясь лицом к опасности, и встав на колено. Активировал перстень-артефакт, выпустил в противника воздушную волну. Это отбросило грифона, и всадник был вынужден вцепиться в поводья, чтобы не вывалиться из седла.

А вот Джогу не повезло. Его противник всё-таки сумел выстрелить из лука, пробив воину плечо. Сжав зубы, Джог обломал торчавшее из плеча древко стрелы, при этом лишь на мгновение замешкался, и был сбит с ног ударом когтистой лапы грифона.

Асгерн только собрался выпустить в обидчика Джога огненный шар, как воздушная волна огромной силы, пришедшая откуда-то снизу, смела грифона с уступа. В небе раздался крик раненого монстра, и грифон, нападавший на Джога, экстренно удалился неровным полётом. Вслед за ним спешил второй нападавший.

– А вот и смена, – устало пробормотал маг, гася заклинание и бегом направляясь к раненому напарнику.

Джог лежал на самом краю уступа, лицом вниз. Из неестественно вывернутой ноги торчала слишком белая кость. Маг, подбежав к воину, оттащил его от обрыва, стараясь окончательно не выломать его непослушную ногу.

– М-м-м, – застонал раненый.

– Не вздумай сдохнуть, старый бурчун! – Асгерн направил воину Силу.

– Не дождётесь…, – прошептал потрескавшимися губами Джог.



Глава 1

Империя. Замок Алекса. Веста.

После окончания, как его назвал Алекс, «Верховного совета», все, как-то незаметно для принцессы, разошлись по своим делам. Илона повздорила с Алексом по вопросу его сопровождения в Академию магии. Она приводила целую кучу доводов о необходимости ее присутствия там и участия в переговорах с магами империи. Но Алекс упёрся, и ни в какую. Закончилось всё тем, что Илона обозвала его «упёртым бараном» и убежала, страшно сердитая.

Алекс хмыкнул, пожал плечами и бросив Весте:

– К ужину не жди, – развернулся и ушёл быстрым шагом.

Так Веста осталась одна в незнакомом замке, не зная, что ей делать и куда идти. Положение спасла Сенди, управляющая графством.

– Ваше высочество, давайте я провожу вас в ваши комнаты, – очень по-доброму, тепло, как давно знакомой, предложила она.

– У меня есть комната?

– Конечно. Вы, как младшая жена хозяина замка, имеете право выбрать любое помещение, – начала пояснять Сенди, – но я взяла на себя смелость и выбрала за вас. Идёмте, посмотрите, я думаю, вам понравится.

– Да-да, конечно, – немного смутилась Веста, никак не ожидая такого участия после громкой ссоры. Пусть в ссоре принцесса и не принимала участия, но ей были дороги и Илона, и Алекс, поэтому девушка чувствовала себя совершенно расстроенной.

– Ну, идёмте же, – голос управляющей вывел из задумчивости принцессу.

– Спасибо, Сенди, – с чувством поблагодарила принцесса, – можно вас так называть?

– Ну да, – растерянно улыбнулась девушка, не совсем поняв, что имеет в виду принцесса.

– А вы тогда называйте меня Веста. Мы же не на приёме, – вернула улыбку Веста.

– Договорились.

Некоторое время шли молча. Веста с интересом рассматривала внутреннее убранство замка. Её не переставали удивлять гармоничность цветовых решений, умеренность в обстановке, обилие цветущих растений в коридорах, на подоконниках, в подставках на полу и на стенах. В императорском дворце, где она выросла, стены были заняты огромными портретами пращуров венценосной семьи. А это уюта, ну вот нисколько не добавляло.

– Зачем они ссорились? – нарушила молчание Веста, преодолев очередной лестничный марш, – ведь понятно, что Илона права. Она всех знает в Академии. Почему Алекс не взял её с собой?

– Опасался сюрпризов, – ответила Сенди, поджидая чуть приотставшую принцессу, – поберёг Илону.

– Вы думаете? – искренне удивилась Веста.

– Конечно. Других объяснений и искать не стоит, – уверенно сказала управляющая.

– Вы так уверены? А я, честно говоря, подумала, что Илона права, когда сказала, что он ревнует её к, якобы оставшимся в Академии, её ухажёрам.

– Ну что вы, Веста, какая ревность?! Алекс пошёл на очень непростую встречу. Все заверения ректора академии, о якобы совершенной безопасности, могут оказаться всего лишь хитрым манёвром. Там будет полсотни боевых магов, а это очень грозная сила.

– Вы меня пугаете, Сенди, – Веста даже остановилась, – почему же он тогда никого с собой не взял? Неужели он действительно такой «самоуверенный болван», как сказала в сердцах Илона?

– Вы знаете, чем ближе люди, тем обидней слова они используют в ссоре, – рассуждала Сенди. – На самом деле, Илона так не считает, да и Алекс понимает, что она так сказала, потому что не на шутку за него боится.

– Почему же он тогда пошёл в эту Академию? – в сердцах проговорила Веста, – обошлись бы как-нибудь без них.

– Алекс совершенно не ценит свою жизнь, и очень высоко ценит жизнь других, – задумчиво проговорила управляющая графством, – и я даже не знаю, хорошо это или плохо.

Ещё один лестничный марш прошли молча.

– Вы любите его? – вдруг спросила Веста.

Сенди некоторое время шла молча, обдумывая ответ.

– Первый раз Алекс возник в моей жизни, спасая мою дочь от взбесившегося арвенда. Это было жутко. А он, не задумываясь, бросился на помощь. И не говорите мне, что он повелевает арвендами. Это не так. Арвенды разные, как и люди. Они имеют своё мнение, свои взгляды, свой характер.

– А я и не говорю, – вставила принцесса, превратившись в слух.

– Тогда он мог погибнуть, как погибли два десятка охраны, полсотни слуг и семейный маг. Второй раз, он случайно встретил нас в столице, когда мы с Кююс остались без крова. Вы не знаете, что такое с ребёнком на руках остаться на улице, никому не нужной, без средств.

– Знаю, – негромко проговорила Веста.

– Нет, Веста, не знаете! И не дай вам Единый узнать, как это – бояться за ребёнка. Бояться до колик в животе, до нервной дрожи в коленях…

– Извините.

– Алекс дал нам, фактически незнакомым людям, пищу и кров… – не обратила внимания на извинения принцессы управляющая. В глазах Сенди была глубокая печаль. – Мы жили с Младой, его старшей женой.

– Я поняла.

– Она очень добрая и наивная, – девушки, наконец, поднялись на нужный этаж, и, не торопясь, шли по коридору. – Конечно, я стала смотреть на Алекса не как на прохожего. Это естественно, согласитесь?

– Да, наверное, – рассеянно ответила принцесса.

– Там, в Светлояре, с нами жила Елизавета, племянница Марианны. Ну, вы же знаете её? – дождавшись утвердительного кивка, управляющая продолжила. – У девочки очень сложный характер. Вы знаете, я даже старалась оградить свою дочь от влияния Лизы. Тогда я думала «вот, ещё два-три года, и этот подросток станет совершенно неуправляемым». Для неё не существует авторитетов, нет понятия «нельзя», она ничего не боится, и мало чего стесняется. Нарушает правила приличия налево и направо, делает, что в голову взбредёт, не считаясь ни с кем…

– По вашим словам, просто монстр с косичками, – улыбнулась Веста.

– Это могло быть смешным, если бы не было так грустно, – хмыкнула Сенди. Улыбка сползла с лица принцессы. Она поняла, что управляющая не рассказывает про Елизавету и тысячной доли того, что могла бы. – А потом я присутствовала при разговоре Елизаветы и Алекса, – продолжила Сенди. – Он не ругал её, не упрекал. Даже голос не повысил, говорил спокойно, неторопливо, а Лизка ревела вот такими слезами! И знаете, ревела не от обиды и уж, тем более, не от боли. Он её и пальцем не тронул. Ревела, потому что огорчила Алекса, не оправдала его надежды, понимаете? А ведь он сказал ей буквально два слова! И я поняла, что не такая уж Елизавета и пропащая, раз умеет любить и дорожить кем-то. Её слёзы были как извинения перед тем, кто её по-настоящему любит. А потом моя дочь, Кююс, растрезвонила всем, что Алекс её папа. А я поняла, что совершенно не против этого.

Управляющая замолчала, остановившись около дверей в комнату Весты.

– Спасибо, Сенди, – негромко проговорила принцесса. – За рассказ, за то, что поддержали меня. Вы ответили на мой вопрос. Ещё раз спасибо.

– Да не за что. Если что-нибудь нужно, звоните. У вас же есть телефон?

– Да, – с гордостью в голосе ответила Веста, и добавила, – Сенди, а приходите вечером. Когда закончите с делами. Посидим, поговорим? Просто так, без приглашения.

– Вы, Веста, привыкайте. В этом графстве все ходят друг к другу без приглашения, – весёлым голосом отозвалась Сенди.

– Как все? То есть, когда захотели, тогда и пришли? А если я занята или ещё что? – недоуменно поинтересовалась принцесса, неожиданно для себя, позабыв порядки на руднике гномов.

– Научитесь прямо говорить, что вы заняты и попросите отложить визит, – в глазах управляющей прыгали смешинки, – а хотите пари? Я знаю, кто у вас сегодня вечером будет первым гостем!

– Пари? Хочу! Я не заключала пари со времён, когда ещё была жива мама. А на что будет пари?

– На желание, – Сенди протянула свою ладошку девушке. – Я проспорю – выполню ваше желание. Вы проспорите – выполните моё!

– Ой, как интересно! – Веста пожала протянутую ладонь, – и кто это по-вашему будет?

– Марианна, – Сенди встала в расслабленную позу, приложила тыльную сторону ладони ко лбу, чуть отклонилась назад и томным голосом проговорила, – Ох, Весточка! Какая же жара! Нам с вами, в нашем положении, нужно очень беречься. Вы ни в коем случае не загорайте, это очень вредно для будущего ребёнка!

– Похоже, – захихикала Веста. Управляющая тоже озорно хихикнула.


Империя. Академия Магии. Алекс.

Не думал, что моё посещение старых подруг, с которыми жил под одной крышей в Академии Магии, начнётся со скандала. Пацанка, повзрослевшая и похорошевшая, похоже, приобрела ещё и взбалмошный характер. А вот Кара, напротив, стала более спокойной и рассудительной.

– И кто это тут милые? – пыхтя от возмущения, влетела на кухню Тана, неадекватно среагировав на шутку Кары.

– Ты о чём? – повернулась к ней демонесса, сделав ангельское лицо.

– Так, да? Я тебе, как подруге! А ты! – казалось, Танка сейчас лопнет от негодования. Фыркнув, как рассерженная кошка, она выскочила из комнаты.

– Что это с ней? – спросил я, усаживаясь за небольшой столик, – критические дни?

– Алекс! – скривилась Кара, – вечно ты со своими шуточками.

– А что? Процесс вполне естественный.

– Просто сильно соскучилась, – девушка поставила на стол тарелку с резаным сыром, три чашки для «чая». – Это ты на неё так повлиял. Ты знаешь, как её в группе называют?

– Пацанка? Нет? Ну да, волосы отпустила, на девушку стала похоже. Шпендик?

– Сам ты шпендик! – рассмеялась Кара, – Глыба.

– Да ты чо?!

– Ага! Я её давно такой взвинченной не видела. После того, как нас на вынужденные каникулы отправляли, она совсем другая стала. Ты не знаешь? В запретной зоне огромная тарелка из земли вылезла, и нас…

– Я знаю, – перебил я, – и даже «приложил к этому руку». В некотором смысле.

– И почему я не удивлена? – девушка начала наливать кипяток в заварник, эдакий стилизованный чайничек. Посмотрела в дверной проём и добавила, – сейчас перебесится и придёт.

– Пацанка, она и есть пацанка, – резюмировал я, – кинулась бы на шею, расцеловала… как все нормальные девчонки. Так нет же!

– Ох, Алекс, ты меня удивляешь!

– Чем?

– Своей тупостью. Не видишь очевидного, – девушка села напротив меня, – давай, рассказывай.

– Да? – никак не мог я взять в толк, в чём же я туплю.

– Рассказывай, время идёт, – настойчиво потребовала Кара.

– Даже не знаю с чего начать, – растеряно проговорил я, – столько всего произошло!

– Уже заварила? – в дверях появилась Танка, держа в руках свёрток. При этом я сразу обратил внимание на её запястье, которое украшал браслет в виде перевитых лиан. Что-то знакомое? В волосах девушки блеснула заколка в виде бабочки, с камушками на крыльях. Точно! Этот набор я подарил ей перед тем, как чуть не сгинул в Диком лесу. Танка же, поправив прядь волос у заколки и протянув свёрток, добавила, – для себя несла. Ну, раз у нас такой важный гость, так и быть, пожертвую, – она достала из бумажного кулька смятое пирожное.

– Ого! Ты прямо мои мысли читаешь! – с энтузиазмом проговорил я, подставляя блюдце под лакомство.

«Сколько можно брюхо набивать? – в голосе Первого было неподдельное недоумение, – ты же только что плотненько так отобедал!»

«Ну, так пирожных я не ел!» – отмахнулся я. Кот мысленно хмыкнул и, утробно рыкнув, запрыгнул на подоконник.

– Кстати, тебе очень идёт заколка. У кого же такой изысканный вкус, что подарил тебе такую прелесть? – патетично спросил я, наливая себе горячий напиток.

– Один недотёпа, – Танка, шутя, толкнула меня в затылок.

– Но-но! Я же обожгусь.

– Спасибо за нож, – проговорила Кара, – достойная работа. Уж я-то разбираюсь.

– Любой каприз!..

Между тем, Тана подставила к столику третий стул, и, налив себе в чашку напитка, села, выжидающе глядя на меня.

– А, ну вот, – понял я, что нужно что-то рассказать, – после того, как я побывал на приёме у императора и принцессы, меня похитили.

– Только не ври, а?! – возмутилась Тана.

– Не, ну правда! Глава Повелителей дорог решил со мной познакомиться, вот и организовал похищение.

– Бедная Веста, – задумчиво проговорила Тана, – она была такая чистая, даже наивная немножко, на принцессу совсем не похожа, да сократит Единый её небесный путь!

– Почему была? – я отпил вкусного, пахнущего кипяточка, – что это вы её хороните?

– Алекс, не смешно! – резко вставила Кара.

– Да я и не смеюсь, – пожал я плечами, – полчаса назад она была вполне даже здорова и выглядела на все сто!

Повисла тишина. Я чуть ли не кожей чувствовал движение мыслей моих собеседниц.

– Да не вру я! Живая она. Вилорн погиб, а принцесса спаслась.

– И, конечно, это ты её спас, и, в благодарность, она вышла за тебя замуж! – саркастически проговорила Кара, – я думала, ты серьёзно… Про дружбу, а ты! – девушка попыталась встать. Я поймал её руку.

– Девчата, ну правда! И в её спасении я немного поучаствовал, и обвенчались мы буквально на днях. Как-то всё впопыхах получилось.

Кара внимательно посмотрела мне в глаза. Уж не знаю, что она там увидела, но, высвободив свою руку, она села:

– Кто ещё об этом знает?

– Многие. Да всё нормально. Тут такое закрутилось! – отмахнулся я. – Сам уже не совсем верю, что это со мной, и всё на самом деле.

– Так. Давай подробно! – приказала Кара.

– Не успею. Подробно не успею, – проговорил я, отламывая ложечкой кусочек пирожного, – меня ректор к трём часам ждёт в актовом зале.

– Так это из-за тебя всех из главного корпуса выгнали? – догадалась Тана, – а ты знаешь, что там собрание боевых магов? Я никогда в жизни не видела столько магов. Пока с братом парой слов перекинулась, мимо две делегации прошли.

– Забей! – отмахнулся я, – новый император послал магов воевать против моего графства, а у меня там защита Древних. Вот они и собрались думать, что и как. Может, предложат мне чего-нибудь путное?

– И ты про это так спокойно говоришь? – возмутилась Тана, – пирожные тут ешь, чус распиваешь?!

– А что мне делать? Прыгать от радости? Танюш, ты не всё знаешь, поэтому переживаешь. Поверь, всё под контролем. Да и чус действительно хорош, не говоря уж о компании таких прелестный девушек!

– Мнда-а, – протянула Кара и как-то по-особенному на меня посмотрела. Вот, не люблю я такие взгляды от женщин. Они ничем хорошим не заканчиваются. – Чем ещё удивишь, ваше величество?

– И вы туда же? – обречённо покачал я головой. – Веста просто напуганная девушка, против которой ополчился весь мир. Какое я «ваше величество»? У вас есть император!

– Надолго ли? – хмыкнула Кара.

– Я уже жалею, что сказал вам. Прознает Тайная канцелярия, у вас будут огромные неприятности.

– Не прознают, – уверенно проговорила Тана.

– Ладно, лучше вы расскажите, как вы? – перевёл я стрелки разговора, – весело живёте? Или учёба заела?

– В основном, «заела», – невесело проговорила Кара, – у нас с каждым разом всё печальней и печальней.

– Что так? Студенты разучились веселиться? – удивился я.

– Да не то чтобы, – так же грустно вторила Тана, – делаем, что можем. Но без поддержки ректората… Студенты предпочитают сбежать в город и «зависнуть» в каком-нибудь трактире. А правда, что бывший проректор по учебной части, Илона теперь твоя жена? – вдруг спросила девушка. – Попроси её вернуться. При ней всё по-другому было. А сейчас… Если мероприятие, то чуть ли не строем ходим…

– Ты-то откуда знаешь, как было? – я допил свой чус. – Она ушла из академии вслед за… неважно.

– Старшекурсники рассказывают.

– Насчёт жены, неправда, – я вздохнул, – мы только что с ней вдрызг поругались. Наговорили друг другу гадостей. Зная Илону, точно скажу, помиримся нескоро, если вообще помиримся, – я ещё раз вздохнул.

«Запрос времени». Перед глазами проплыло «14–38». Нужно выбираться. До главного корпуса ещё будь здоров сколько идти!

– Из-за чего поругались? – спросила Кара, – по делу, или так, по пустяку?

– Всё самые серьёзные ссоры происходят из-за пустяков, – философски заметил я.

– И всё-таки? – настаивала демонесса.

– Я не взял её на переговоры с магами.

– Это ты называешь, пустяком? – возмутилась Тана, – Ну, Алекс! Треснуть бы тебя чем-нибудь! За тебя переживают, а ты, как нарочно, всё делаешь себе во вред. Госпожа Илона – лучший ментальный маг империи. Это мне брат сказал, а он зря такого не скажет! Она знает почти всех магов, и её уважают в магическом сообществе. Да только её присутствие отобьёт у многих желание сделать какую-то каверзу. А ты, мало того, что отказался её взять, так ещё и нагрубил!

– Я не грубил!

– Как же не грубил, а то ж я тебя не знаю! – всё больше распалялась пацанка. – Какой же ты… самонадеянный!

– Ладно, девчата, мне пора, – я встал.

– Тана права, – негромко, но твёрдо проговорила Кара, – не будь дураком, свяжись с Илоной и возьми её с собой. Ты ведь можешь, – девушка смотрела мне в глаза. Не мигая. Ну, в смотрелки я с тобой играть не буду. Некогда.

– Я уже всё решил, – веско ответил я.

– Ты сильный воин. И наверняка у тебя припасено несколько сюрпризов для встречи. На случай, если что-то пойдёт не так, – Кара опустила взгляд. Потом стала смотреть в окно. – Наверняка ты всё продумал, и я не сомневаюсь, что справишься сам, не подвергая близких тебе людей опасности. Всё так. Но пренебрегать помощью своих друзей и соратников – это путь к одиночеству. Ты думаешь, ты заботишься о них? Нет. Ты плюёшь им в самую душу… Ты показываешь всем, что тебе никто не нужен. Ты сам всё можешь сделать и решить. Ну что ж, имеешь право. Только в скором времени жить тебе придётся в полном одиночестве. И твой героизм никому не будет нужен. Хочешь такой жизни? Проверь, сумеешь ли ты так? – девушка посмотрела мне в глаза.



«Хорошо сказала, – пришло от Первого, – хоть кто-то не боится сказать тебе правду… Ну, кроме меня, конечно».

Я сел. Может, я действительно слишком боюсь за других? Слишком много пытаюсь решить сам, вместо того, чтобы разделить трудности с друзьями и соратниками? Как ещё можно сделать дружбу крепче, если не совместным преодолением жизненных трудностей?

– Может, ты и права, – вяло проговорил я.

– Конечно, права! – почувствовав слабину, тут же подключилась Тана, – у тебя же есть телефон? Свяжись с ней. Извинись и скажи, что очень нужна её помощь.

– Думаешь? – посмотрел я на пацанку, – а если там, на собрании, бой случится?

– Тем более! Она тебя предупредит заранее. Это даст тебе время среагировать, – не унималась Тана.

– Хорошо. Попробую. Я – на улицу.

– Мы можем выйти, – поднялась Кара.

– Да, – подскочила Танка. Девушки вышли из комнаты, прикрыв двери.

«Неужели они смогли достучаться до твоего разума? – спросил кот. – Я начинаю их уважать! В постель к тебе не прыгнули, рассуждают здраво и могут рассказать прописные истины так, чтобы ты, наконец, понял. Может, тебе бросить всех своих жён и жениться на этих, а?»

– Первый, отвянь.

«Не буду мешать, твори!» – кот спрыгнул с подоконника и, с трудом отворив мордой дверь, вышел.

«ЗАК, что делает Илона?» – спросил я своего ИскИна.

«Сидит в своей комнате. Пытается заняться рукоделием. Что-то типа вышивания», – ответил ЗАК.

«Она в замке, или в Орвилии?»

«В замке. Третий этаж, комната семь».

«Соедини меня с ней».

«Она не берет телефон», – через некоторое время проинформировал ИскИн.

«И что? Это проблема? Смещение три ноль два. Режим визуализации номер два. Включить», – приказал я. Перед глазами возникла комната. У окна, спиной ко мне, сидела Илона и что-то делала на коленях.

– Лон, разговор есть, – проговорил я.


Замок Алекса. Илона.

После ссоры с Алексом Илона убежала к себе в комнату. Такой возмущённой она не была уже лет «сто или двести». Впервые она серьёзно рассердилась на Алекса. Впервые она не могла найти слова, чтобы убедить кого-то в своей правоте. Не сказать, что она была такая уж спорщица, но, по роду своей деятельности, умела вести споры и давить оппонента словами.

Но не в этот раз. Может быть из-за того, что к этому мужчине она, действительно, была неравнодушна? Злилась она, скорей, на себя, чем на Алекса. Это она не смогла найти нужных слов и доводов. Это она скатилась до элементарных оскорблений. Это она убежала, продемонстрировав всем своё бессилие.

Девушка вновь и вновь вела мысленный диалог с Алексом, находя новые причины, подбирая нужные слова, хотя всё это теперь уже не имело ровно никакого значения.

– Лон, разговор есть, – раздалось за спиной. Илона замерла, прислушиваясь. «Показалось? Я схожу с ума?» – пронеслось у магессы в голове.

– Да брось ты своё вышивание, времени в обрез! – это был голос Алекса. Илона резко встала, разворачиваясь на голос и опрокидывая стул. Это была иллюзия. Алекс сидел за столом с жидким угощением. Кухонная утварь за его спиной говорила, что он у кого-то в гостях.

– Это ты мне? – задала она от неожиданности глупый вопрос.

– Тебе, радость моя, – улыбался Алекс, – Лон, ты как? Как ты себя чувствуешь?

– Ты за этим устроил весь этот маскарад? – холодно спросила Илона, – всё нормально. Как и другие твои беременные женщины, сижу, жду своего ненаглядного.

– Ну, прости, – смущённо извинился парень, – как-то всё глупо получилось.

– Хорошо, прощаю, – официально ответила Илона, – что-то ещё?

– Да. Я пока по Академии шёл, осознал, что ты была права. Нужно было взять тебя с собой.

– Я вижу, ты дошёл в Академии туда, куда хотел? С ректором сидите, или с подругами?

– С подругами. Да подожди ты! Причём здесь это?

– Алекс! – перебила Илона, – если тебе больше ничего не нужно, оставь меня, пожалуйста, одну. Не вынуждай меня скрываться от тебя.

– Так. Подожди. Давай так. Сейчас ты идёшь в портальную и прыгаешь в Академию. Не перебивай! – Алекс сделал жест в сторону девушки. – Мы идём с тобой на собрание магов. Когда всё закончится, ты вправе будешь поступить, как хочешь. Захочешь ударить меня, я сам дам тебе кнут. Скажешь, чтобы я никогда не попадался тебе на глаза, и я сделаю всё, чтобы ты меня больше не увидела. Как захочешь, так и будет.

– Я и сейчас могу сделать так, как захочу, – хмыкнула Илона, – кнут мне для этого не нужен.

– Понял. Извини. Мне пора. Прости, – сник Алекс. Помолчав, добавил, – если сможешь. Пока.

– Стой! – крикнула Илона, непроизвольно сделав шаг в сторону иллюзии, – какой же ты…! Где я окажусь в Академии? Уже без четверти три. Можем не успеть.

– ЗАК опустит портал около входа в главный корпус. Я буду ждать тебя там, – повеселел парень.

– Так не годится. Не хватает нам ещё проблем с переносными порталами! Может быть, в моём кабинете? Бывшем? Насколько я знаю, его не используют. И нам не стоит вместе показываться на собрании. Я буду держать с тобой связь, оставаясь в тени.

– А я думал наоборот. Увидев тебя, многие поостерегутся что-то затевать.

– Там будут боевые маги. Ты очень плохо знаешь, на что они способны, – покачала головой девушка, – ты можешь хотя бы в этом мне не перечить?

– Всё понял, моя госпожа! Прости недоумка!

– Я подумаю, – улыбнулась Илона и добавила, – а кнут всё-таки приготовь!


Академия магии. Алекс.

Закончив переговоры с Илоной, погасил иллюзию, и, вздохнув, пошёл на доклад к своим подругам.

– Ну и?.. – Тана и Кара сидели на диване в общей комнате. Причём, Первый невозмутимо растянулся между девушками, на этом же диване. Танка гладила кота между ушами.

«Хорошо устроился», – хмыкнул я коту, тот промолчал. Вслух же сказал:

– Да, вроде, нормально. Нужно портал отнести в кабинет Илоны. Ну, в бывший кабинет.

– Нас не пустят в главный корпус, – сдвинула в задумчивости брови Тана, – что-нибудь придумаем.

– В смысле? – не понял я.

– В смысле по обстоятельствам, – Тана высвободилась от головы кота и встала, – пять секунд, и я буду готова.

– Куда? – спросил я в спину девушке. Она ушла в свою комнату.

– А что ты думал? – Кара тоже встала. – Сам пойдёшь?

– Вообще-то, да.

– Ты ошибался…

Честно говоря, я думал прыгнуть через портал. А что? ЗАК бы опустил МУН с порталом около входа в главный корпус, а я – раз! И там. С другой стороны, пройдусь по Академии в хорошей компании. Почему бы нет? Подождут маги, я ещё не король, чтобы проявлять вежливость.

* * *

Мы, не торопясь, шли по пустынным аллеям студгородка.

– Тут всегда так пустынно? – поинтересовался я.

– Почти, – подала голос Тана, шедшая по левую руку, – после случая в Запретной зоне, многие студенты взяли академотпуск, до лучших времён. Потом эта смена императора. Студентов вообще мало осталось. Есть группы, в которых по пять учащихся.

– Ничего себе! – покачал я головой, – кризис образования.

– Неспокойные времена, – поддакнула пацанка.

Помолчали. Лето всё больше вступало в свои права. Насаждений в студгородке было много. Мы шли по парку. Ухоженному, пустынному парку.

– Каркуш, а ты тоже ездила домой? – нарушил я молчание.

– Можно и так сказать, – хмыкнула девушка.

– А ты из какого джанга?

Демонесса удивлённо посмотрела на меня:

– Ты знаток джангов?

– Можно и так сказать, – вернул я её фразу, поморщившись от неприятных воспоминаний о встрече с Ишваром, – я тут был в Ориаксе. Ты извини, но это фигня какая-то, а не город. Да ещё и подставили меня там не по-детски. Еле ноги унёс.

– Не за что извиняться, – в голосе девушке была плохо скрываемая злость, – это осиное гнездо давно пора стереть из памяти демонов…

– Вот как? – пришло время удивляться мне, – не любишь Верховного?

– Не за что его любить.

– И всё-таки? Чей джанг? Если не секрет, – настаивал я.

– Не секрет. Мой клан азат-бы.

– Свободны? То есть изгнанники? – уточнил я.

– Изгнанники, когда откуда-то выгоняют. Мы просто свободный клан воинов.

– Как твои пластуны? – вставила Тана.

– Нормально, – покачал я головой, – значит, ты никого из высших не знаешь?

– С какой целью интересуешься? – прямо спросила Кара.

– Да должок остался за одним высшим, – сурово сказал я, – Гариф. Слышала?

– Кто же про этого шалака не слышал? Мнит себя на месте Верховного. Мерзкий, лживый, трусливый варлак.

– Да не ругайся ты, – одёрнул я девушку, – ему от этого хуже не станет.

Помолчали. Навстречу попалась группа студентов, идущая куда-то отдыхать, или заниматься.

– А что за дела у тебя с ним, или секрет? – задала вопрос Кара.

– Не секрет. Зула, моя старшая жена – орчанка. Так получилось, что я принял её клан. Ну, вот и поехал к нему решать вопрос по землям. Вроде, всё нормально было. Гариф мне даже клан Айрана подарил. Правда, вначале натравил на меня Бальжим. Это у него…

– Дун-куюк, – закончила Кара, – я знала её. Хорошая девчонка была. Жаль её.

– Почему была?

– Потому что ты жив, – как о само собой разумеющемся проговорила Кара, – значит, она проиграла. За это – быстрая смерь – награда, а Гариф не из добрых.

– Ты почти права, – согласился я, – еле вытащил её с дороги к Звёздам. Она теперь моим джангом управляет.

Кара остановилась. Пришлось и нам остановиться и развернуться к ней.

– Что-то не так? – спросил я.

– У тебя есть джанг? Или сказал, не зная, что это значит?

– Почему, не зная? Знаю. Идём, времени не так много, – потянул я её за локоть.

– Ты Высший? – голос Кары стал хрипловатым, видимо, от волнения. Вот уж не думал, что для неё это так много значит.

– Это что-то меняет?

– Может, меня посвятите в свои тайны? – воспользовалась заминкой Тана.

– Пока не знаю. Может, и меняет, – наконец проговорила Кара, высвобождая локоть.

– Ау! Я тут, с вами, и ничего не понимаю, – гнула своё Танка.

– Алекс – высший демон. У него есть джанг. Это земли, кланы демонов, которые он грабит, когда захочет, называя это защитой. У него есть рабыня – высшая. Так? – с вызовом посмотрела на меня демонесса.

– Почти, – согласился я, – за малым исключением. Земли есть. Клан Айрана сам решил перейти ко мне. Воины, что напали на мой клан орков и которых мы победили в честном бою, тоже добровольно остались служить мне. А Бальжим отличная девчонка, и в наложницы она сама напросилась.

– А ты был, ну прямо совсем против! – гадливо проговорила Кара.

– Вообще-то да. Знаешь что, Кар? Вот, давай, сейчас активируем переносной портал, прыгнешь в мой джанг и сама всё посмотришь и поговоришь со всеми. И с Бальжим, и с Айраном, и с девчонками, которых мне как выкуп дали. Пришлось с ними побрататься. Там совсем дети ещё. И с махр-фаск от Гарифа. Пусть они тебе сами расскажут – плохо им живётся или нет? Давай? А то подозреваете меня, харгл знает в чём!

– Хорошо. Вот закончим с твоим делом и прыгну, – неожиданно для меня, согласилась Кара.

– Я с тобой! – тут же вставила Тана.

– Договорились! Сейчас. ЗАК, дай связь с Бальжим и Флорой, – мы остановились в тени большого дерева. До главного корпуса было рукой подать.

«Алекс быш-во? – первой откликнулась Бальжим, – у нас всё хорошо. Тебя когда ждать?»

– Бальжим, через полчаса будь у портала. Прибудут Кара и Тана. Они мои близкие подруги. Всё честно покажешь им и расскажешь.

«Они твои наложницы? Им нужно выделить отдельную хижину, или можно поселить в общей?»

– Бальжим, услышь меня! Я что, сказал, что они мои наложницы? Я сказал «близкие мне люди», ну, в смысле, демонессы… и люди. Блин! Короче, они прибудут под твою ответственность. Если они пожалуются на тебя, я с тобой год спать не буду. Так понятно?

«Более чем, быш-во! А если они будут довольны, то на неделю ты только мой!» – выставила свои условия демонесса.

– Неделю? – я хмыкнул и перешёл на мысленное общение, – «а ты выдержишь? Неделю то?»

«А вот и увидим, гожусь ли я на что-нибудь?» – игриво отозвалась девушка.

– Хорошо. До связи. – Сказал я вслух.

«Ада(папа)? Что-то нужно?» – прозвучал в голове голос моей приёмной дочери.

– Флорик, ты в замке?

«Да».

– Дуй в джанг. Туда прибудут мои хорошие подруги. Тётя Кара и тётя Тана. Всё, что они попросят, ты покажешь и расскажешь. Вообще всё! Ты меня поняла?

«Они твои будущие жены или наложницы?» – спросила девочка. Ну почему у всех одни и те же мысли?

– Думай, что хочешь. Сделаешь?

«Конечно, ада. Уже бегу».

– Предупреди Сенди, что тебе нужно домой.

«Ага», – и связь прервалась.

– Вот непоседа, – покачал я головой, и пояснил для ожидающих меня спутниц, – приёмная дочь, Флорка. Короче, сейчас идём, я – на собрание, а вы несёте портал в кабинет проректора по учебной части. Как только Илона появится, вы тем же порталом прыгаете в степи. Бальжим и Флорка вас встретят и всё покажут. Договорились?

– Лично я не умею пользоваться переносным порталом, – проговорила Танка, а глаза горят в предвкушении, – а ты Кар?

– Наверное, госпожа Илона объяснит, – Кара очень пристально смотрела на меня.

– Ну зачем? Я вам сейчас всё расскажу…

* * *

Закончив инструктаж своих подруг, я уверенным шагом направился в сторону главного учебного корпуса Академии. Девчонки пошли в обход. Тана заверила меня, что знает, по крайней мере, три дополнительных входа в здание. На это Кара, хмыкнув, проронила, что, в конце концов, можно влезть в окно. Всё равно в главном корпусе никого нет, да и вокруг немноголюдно.

«Одно не могу понять, зачем отправлять своих самок к демонам? Вообще-то, там небезопасно», – рассуждал Первый, едва поспевая за моим размашистым шагом.

– Кара – демонесса, так что обидеть их будет не так просто. И потом, я лично вырву яйца тому, кто косо посмотрит на них! И это не шутка.

«После драки-то, что кулаками махать? Ты же не сможешь постоянно следить за ними», – не унимался кот.

– Я – нет, а ЗАК запросто. И вообще, не отвлекай меня. Нужно на встречу настроиться.

«Настраивайся», – Первый замолчал, вприпрыжку догоняя меня.

На площадке, перед высокими входными дверями в главный корпус, стояли два парня в красных мантиях. Верней, парней было трое, но третий был в голубой накидке. Ожидающие заметили нас издалека и вышли к краю ступеней, поджидая наверху.

Не торопясь поднялся, остановившись за пару ступеней до них, и начал, молча, рассматривать ребят. Обычные парни, даже артефактов на них нет.

– Эй, ты! – обернувшись, крикнул один из встречающих, – иди сюда.

Парень в голубой мантии подошёл. Как же его зовут? Таал, вроде. Что-то он сдал. Похудел, осунулся. По-моему, это он на первом собрании моей группы хотел в боевики податься.

– Узнаешь? – спросил старшекурсник Таала.

– Вроде, он. Я же его год не видел, – бросая на меня взгляды, проговорил тот.

– Господа, – взял я слово, – граф Андер, к вашим услугам. У вас проблемы?

– Нет у нас проблем! Идём, граф…, – окинул меня уничтожающим взглядом старшекурсник. Вообще-то, он был почти моим ровесником, а вёл себя, как будто раз в пять старше и выше по положению.

– Привет, Таал. Чо? Не узнал? – не обратил я внимания на тон встречающих боевиков.

– Узнал, – буркнул тот, пряча глаза.

Мы пошли рядом, чуть приотстав от парней в красных мантиях.

– А что тогда смотришь, как бык на красную тряпку?

– Да… так, – отмахнулся орк.

– Ну, рассказывай, как живёшь? – мне нужно было потянуть время, чтобы девчонки могли выполнить свою задачу.

– Да как все. Встал, сходил на лекции, пожрал, лёг спать.

– Получается, скучно живётся? – выспрашивал я.

– Хорош болтать, пошевеливайтесь! – прикрикнул старшекурсник. Таал даже дёрнулся, ускоряя шаг, но я его придержал за руку. Он удивлённо посмотрел на меня.

– Слушай, ты, ушлёпок, – холодно проговорил я, останавливаясь, – ты что голос повышаешь? Тебе что приказали? Встретить и сопроводить? Вот и выполняй, что приказано.

Лицо старшекурсника покрылось красными пятнами. Он набычился, направляясь ко мне, явно не с целью обнять.

«Первый, будь другом, припугни этого оболтуса», – попросил я кота, расслаблено глядя на приближающегося мага. Кот утробно зарычал, сделав несколько шагов навстречу парню. Тот резко остановился, как на стену наткнулся, покраснев ещё больше. В истинном зрении я увидел, как он пытается скастовать какое-то заклинание. Энергия стала закручиваться вокруг парня.

– Ты действительно думаешь справиться с ним? – удивился я, – так ты, кроме того, что грубиян, ещё и… мои соболезнования! – закончил я. Таал хохотнул. Видимо, достал его этот выскочка.

Второй парень подскочил к своему напарнику и что-то шепнул ему на ухо. Я не прислушивался, но это было что-то типа: «Саар, не лезь. Потом». Вслух же он сказал:

– Господин Андер, отзовите арвенда. Это недоразумение, мы приносим свои извинения.

Кот замолчал, внимательно наблюдая за противником и нервно стуча хвостом по каменному полу…


– Ну, так что, Таал? Совсем скучно, говоришь? – вернулся я к беседе, неторопливо направляясь дальше. Мы шли по пустым коридорам учебного корпуса. Шаги гулко отдавались эхом пустого здания.

– А чо тут весёлого? После этого… ну, в Запретной зоне. Так теперь туточки почти никого нет. У нас в группе пять парней и три девки остались. Остальные либо на частное обучение перешли, либо дома сидят. С кем веселиться?

– А ты чего не дома? Не боишься? – спросил я.

– Боюсь. Да только привык уже. Мой ада, ну, отец по-вашему, заплатил за два года вперёд. Так что…

– Ясно.

Дальше шли молча. Я раздумывал о том, что ситуация, сложившаяся в Академии не без моего участия, совершенно критическая. Привести учебное заведение в упадок можно очень быстро, а вот восстановить потом весьма и весьма непросто.

– Хочешь совет? Слышь, парни! – позвал я, идущих поодаль старшекурсников, – послушайте, что скажу.

Маги остановились, не проявив особого интереса. Так, чисто из вежливости. Или страха?

– Через месяц, а может, и раньше, эта хреновина в Запретной зоне опять в землю спрячется. Так что сейчас самое время проплатить обучение до самого конца. Поди, скидочка-то сейчас огромадная?

– Ты-то откуда знаешь про Зону? – насмешливо спросил тот, что поумней и осторожней.

– Белохвостка на хвосте принесла, – хмыкнул я, – так что, Таал, подумай и родителя своего напряги. Точно говорю, скоро не будет этой тарелки, и всё станет по-старому. Успевай!

– Чо, точно? – недоверчиво спросил мой бывший одногруппник.

– Да чтоб мне сдохнуть в тёплой постели! – неожиданно вспомнил я поговорку, слышанную на стойбище у своих орков. На Таала это подействовало. Я определённо ощущал, что он поверил на все сто.

– Чо, другим-то можно сказать?

– Ага, – кивнул я, – для того и поделился. Всем расскажи. Ну, так, чтобы до преподов не дошло. А то они быстренько стоимость повысят.

– Врёшь ты всё! – не выдержал забияка и добавил, – господин граф!

– Да кто тебя заставляет верить-то? – пожал я плечами, – потом локти кусать будешь, да поздно будет. Дело-то добровольное.

И тут меня ждал успех. Нет, старшекурсники не поверили, как Таал, но семя сомнения я в их душах посеял. Пройдёт чуток времени, и, услышав сплетню, которую сами и запустят, вдруг поверят в неё.

«Что, решил закончить со своим комосом?» – насмешливо спросил Первый.

«Космосом, – поправил я, – посмотрим. С МЭРИ потолкую, с ЗАКом. Не вижу особого смысла в этой антенне».

«Алекс, я в академии», – пришёл доклад от Илоны.

«Оперативно ты. Всё нормально?»

«Да. Девочек отправила. Только зачем им к демонам, я так и не поняла. Потом расскажешь. Ты где?»

«Да уже подхожу к актовому залу», – действительно мы вошли в большое фойе, с высоким потолком и балконами по стенам.

«Алекс, я взяла с собой Генваса. Он настоял».

«Господин Наместник, – тут же подключился дракон, – Илона не виновата, я силой заставил её взять меня…»

«Да ну? И как это выглядело?» – подколол я обоих, так как разговор мы вели, используя ИССы.

«Совет обязал меня быть рядом. Меня и Татса. Если с тобой что-то случится, Су-Ракал Адх не сможет удостовериться, что ты Наместник. Тогда, я буду обвинён во лжи. На всю оставшуюся жизнь».

«А драконы живут очень долго, – хохотнул я, – тогда уж и пластунов, и Юла с командой взяли бы. И давайте строем войдём к магам!»

«Они все в портальной, в полном снаряжении, ждут вызов, – доложил Генвас, – я могу передать твою команду выдвигаться».

«Время перемещения две с половиной секунды», – вставил свои «пять копеек» ЗАК. Походу, мои спутники на шутки не настроены.

«Я пошутил», – нахмурился я. Может, я слишком беспечен? Все, вон как всполошились!

«Алекс, какие шутки? – голос Илоны опять стал дрожать, как тогда, при нашей ссоре. Ну что же она так нервничает? Или это я дилетант, не знаю куда лезу, вот и спокоен, а она, зная, что и как обстоит в магическом сообществе этого мира, не на шутку переживает. – Пока не поздно, сделай правильно. Ну, ведь не помешают же они…».

«А если маги подумают, что это нападение? Не хотелось бы их спровоцировать на бой», – не согласился я.

«О, Единый! Ты настолько не доверяешь своим пластунам и Юлу? – Илона перешла на мысленный крик, – они же твоя личная гвардия! Профессионалы своего дела! Ну почему ты такой…»

«Бестолковый?» – подсказал я.

«Наивный!» – отозвалась магинесса.

«Ладно. Генвас, бери мою гвардию под своё руководство. И чтобы я их не видел и не слышал», – между тем я остановился около входных дверей в актовый зал. Старшекурсники стояли поодаль, не решаясь давать мне указания.

«Оправдаю, господин Наместник», – ответил дракон. Всё-таки стиль мысли у него совсем не такой, как у всех.

«А Татса куда ты спрятал?» – на всякий случай спросил я.

«Он кружит над Академией. Сегодня очень низкая облачность, его не увидят. В случае необходимости, он очень быстро придёт на помощь», – заверил меня Генвас О`Лак.

«Принято, – свернул я разговор, – Лон, где вы будете?»

«Справа от сцены есть балкон для важных персон. Там есть место, специальное… оттуда весь зал и сцена, как на ладони, а нас видно не будет», – выдохнула Илона. В её голосе без всякой магии чувствовалось великое облегчение.

«Понял. Я пошёл?»

«Будь осторожен», – напутствовала меня Илона.

«ЗАК, направь МУН в зал, как только открою дверь. И так, чтобы никто не увидел. На максимальной скорости», – последний приказ своему ИскИну. Команда КЗОПу на полное обмундирование и ещё раз проверил свою защиту.

– А за что тебя? – по-своему истолковал мою заминку Таал. – Чо, всё так плохо?

– Когда-нибудь ты всё узнаешь, – пообещал я парню, – Ладно, пошёл. Хороший день, чтобы умереть! – выдал я орочье напутствие.

– В твоих жилах металл! – на автомате отозвался Таал, распахнув двустворчатые двери. Мы с Первым двинулись в сумрачный проем…

Глава 2

Академия Магии. Актовый зал.

Асгерн попал на собрание боевых магов в имперской Академии Магии совершенно случайно. Прошло лишь несколько дней, как он вернулся из Грифоновых гор. Там у него был длительный и довольно выгодный государственный контракт на охрану золотоносного рудника. Контракт закончился, в империи новый хозяин, и совсем не факт, что магу его возраста удастся продлить его.

Поэтому перед поиском новой работы Асгерн решил немного отдохнуть. Практически поселившись в ближайшем Причинном доме, мужчина дня три придавался плотским утехам, а может, и четыре, собственно, он и не считал.

Когда развлечения, предлагаемые в доме терпимости, Асгерну наскучили, он вышел в город. Съездил на свою квартиру, чтобы переодеться в чистую одежду. Тут-то его и застали посыльные из императорской канцелярии, выручив предписание на его участие в небольшой войне с графством некого Андера. Мага это не удивило и не расстроило. Собственно, он всю жизнь воевал на чьей-то стороне. Его удивило, что предписывалось бесплатное участие в штурме графства, как в общественно-полезной работе.

Решив, что это чей-то глупый розыгрыш, Асгерн выбросил бесполезную бумажку и, пробурчав проклятие на голову составителей такого послания, направился искать своего товарища по оружию – Джога. Нашёл друга в бесплатной лечебнице. Посидел с ним, помянул погибших и после этого отправился в трактир, отобедать. Тут его и нашла Маргила. В юности между ними был роман, быстрый и очень бурный. Они вместе учились в Академии Магии на боевых магов и, на почве совместных занятий, быстро сошлись. Впрочем, так же быстро и разбежались.

И вот, уже пару десятков лет они встречались один-два раза в год, чтобы предаться воспоминаниям, сдобренным большим количеством вина и необузданной эротики. Мужчина рассказывал о своих подвигах на очередной войне, опытах и достижениях в магическом искусстве, а женщина делилась столичными сплетнями. Она-то и пояснила Асгерну, что предписание о штурме графства, это не розыгрыш, а самое, что ни на есть последнее, всех волнующее событие в магическом сообществе. Вот через Маргилу, маг и попал на это собрание.

Вначале этого, так называемого, мероприятия, Асгерну было скучно и даже немного противно. А что хорошего смотреть на препирания магов, трясущихся за своё положение, деньги и комфорт? Асгерну всё это было весьма чуждо. Денег он не считал, так как на жизнь хватало, а болезнью накопительства не страдал. Положением маг не особо дорожил, не имея его в принятом в магическом сообществе понимании. Комфортом считал ночёвку под телегой в чистом поле, если небыло дождя или снега. Так что Асгерна ничего не объединяло с собравшимися. Терпел он всё это лишь потому, что Маргила обещала нечто особенное. Вот он и ждал этого «особенного».


Империя. Академия Магии. Алекс.

Я не очень-то люблю быть в центре внимания, особенно в кругу незнакомых людей, даже какой-то внутренний страх имеется. Но это совсем не значит, что я не умею говорить перед большой аудиторией. Просто, нужен особый настрой, я бы сказал, особое расположение духа.

«Волнуешься?» – голос Первого был спокоен до меланхоличности. Я давно заметил, чем больше он переживает, тем спокойней и невозмутимей его голос.

«Есть немного, – не стал я скрывать своего волнения, – мало ли что нас там ждёт»?

Кот промолчал, внутренне собравшись. Я почувствовал его напряжённость и готовность к молниеносному броску. Пока мы стояли за дверью, из зала доносился чей-то звонкий голос и негромкий гул зрителей. Но стоило открыть двери и войти, как всё стихло.

Уверенным шагом я прошёл под небольшой аркой. В истинном зрении я видел несколько бледных сеток, перегораживающих вход. Причём, все они были разных цветов. Надеюсь, это просто охранные сигналки, а не боевые заклинания. Зачем меня убивать, даже не увидев?

При соприкосновении с моей защитой, сети таяли, при этом немного щекотало под языком. Интересный результат от соприкосновения с охранной магией.

В огромный зал вышли практически рядом со сценой. Мои шаги растворились в необъятном пространстве зала.

«Просторно», – арвенд шёл чуть стелящейся походкой.

«Ага, я тоже не ожидал».

Зал был действительно большой. Ряды кресел амфитеатром уходили вверх, в центре – VIP-ложа. Балконы по периметру немного нависали над стенами. Просторной сцене мог бы позавидовать любой театр, разве что, оркестровой ямы не было. Мы с Первым остановились, немного не доходя до небольшой лестницы на сцену.

– Привет, – нужно же было что-то сказать, потому что все смотрели в нашу сторону. Сидящие на дальних рядах даже привстали, чтобы лучше рассмотреть. Мнда-а, именно такая популярность мне не нравится.

– Господин Андер! – голос ректора прозвучал в полной тишине, – вы точны.

– Да? – я запросил время. «15–13» – как обычно полупрозрачной надписью пробежало перед глазами. Получается, плюс-минус 15 минут не в счёт?

Ректор в белой мантии, расшитой золотой нитью, почему-то напомнил мне русского попа на праздничной службе. От этой мысли мне стало весело. Я заулыбался. Мейлахс по-своему расценил мою улыбку, лицо его стало выражать добродушие и гостеприимство. Если бы он так же искусно владел эмоциональным планом, то я поверил бы. А так, извините, нет. Старик был напряжён, как натянутая струна, и явно был готов к подвоху или нестандартной ситуации. Интересно, источником этой ситуации он видел меня, или собравшихся в зале магов?

– Походите, я вас представлю, – старик, очень бодро для своей внешности, спустился со сцены, и, доверительно взяв меня за локоть, сделал приглашающий жест в сторону ступеней, – мы тут немного посовещались, как сделать так, чтобы встреча была наиболее продуктивной. У вас же нет возражений?

– Так я ещё ничего не услышал, – хмыкнул я, – возражать нечему.

– Ну, вот и славно!

Мы поднялись на сцену. На краю сцены, практически по центру, стоял стол, в лучших традициях партсобраний СССР. То есть, красная скатерть, три стула для президиума, стеклянный графин с водой и два стакана.

Рядом со столом стоял парень. Бросив на него взгляд, я сразу понял, что это брат Таны, сын Умара. Клон Умара, возрастом лет тридцати пяти.

«Мы на месте, – голос Илоны прозвучал несколько неожиданно, – вижу тебя».

«А я тебя нет».

«Не туда смотришь, я справа от тебя».

В истинном зрении посмотрел на балкон справа, и сразу же увидел ауру в ложе. Странно, если я увидел, неужели она думает, что боевые маги не видят? Или надеется, что не обратят внимания. Пока размышлял, аура погасла, превратившись в бледно-серый силуэт. Вот теперь да, могут и не заметить.

«Как зал?» – спросил я магессу.

«Пренебрежение, удивление и, в основном, интерес. Агрессии нет», – озвучила Илона, то, что я и так чувствовал.

«Как зовут брата Таны?» – спросил я, пока зал, молча, изучал меня.

«Какого брата?»

«Ну, вот стоит двойник Умара», – нетерпеливо пояснил я.

«Кир? А, ну правильно, вы же не представлены. Вообще-то он глава гильдии Магии, нужно бы знать», – насмешливо прокомментировал Илона.

«Это я знаю, просто имени не знал».

Ректор подошёл к парню и взял у него небольшую сферу на подставке. Во как! Магический микрофон?

– Господа. Позвольте представить, граф Алекс Андер, – ректор держал сферу перед собой, единственно, что к губам не подносил. Держал как статуэтку или букет цветов. По залу прошёл гул. Небольшой, но для моего слуха весьма ощутимый. Смысл перешёптываний сводился к словам: «так вот он какой, северный олень».

«Не нравятся они мне», – процедил Первый, стоявший рядом со мной в напряжённой позе.

«Они и не должны нравиться», – мысленно хмыкнул я.

– Господин Алекс, позвольте мне озвучить предлагаемый нами порядок встречи, – Мейлахс говорил неторопливо. Посмотрел на меня и, не дождавшись ответной реакции, продолжил, – господин Кир – глава гильдии Магии, взял на себя труд вести эту встречу. Вы не против? – я пожал плечами, Мейлахс изобразил улыбку. – Мы выработали ряд вопросов, которые хотели бы вам задать. После этого мы готовы выслушать ваши вопросы. Когда пройдёт первое знакомство, мы рассчитываем на конструктивный диалог по интересующей нас теме, я же возьму на себе роль председательствующего. У вас есть замечания по предлагаемому порядку встречи?

– Нет, – коротко ответил я.

– Хорошо. Давайте пройдём за стол и начнём работу.

Я занял крайний стул, Первый устроился рядом. Ректор обошёл кота и сел по центру. Кир опустился на свободный стул. Мейлахс поставил сферу по центру стола:

– С вашего позволения, я озвучу некоторые правила нашей встречи. Вы, господин Алекс, вправе отвечать или не отвечать на поставленный вопрос, на ваше усмотрение. К сожалению, я не знаю ваших религиозных и нравственных норм, поэтому сразу прошу простить, если вопросы будут звучать для вас оскорбительно или вызывающе.

– Я человек широких взглядом, господин ректор, и если не будет прямых оскорблений, то всё остальное вполне допустимо, – проговорил я. Ректор, улыбнулся и продолжил:

– Ну что вы, господин граф! На нашем собрании присутствуют элита магов империи. Оскорбления – это не наш уровень. Вы же понимаете, о чём я?

– Думаю, да, – кивнул я.

– Это «Громкоглас», – Мейлахс указал на сферу на подставке, – вам знаком этот артефакт?

«В зависимости от мощности накопителя, Громкоглас передаёт звуки на различные расстояния. Может работать в двух направлениях. Этот, видимо, настроен на зал. Ты будешь слышать вопросы так же, как слышишь меня», – скороговоркой пояснила Илона.

«То есть, мысленно?»

«Да. Но отвечать должен вслух. Артефакт не читает мысли. Просто передаёт звуки прямо в голову», – пояснила магесса.

Я кинул взгляд на «подсвечник», пытаясь рассмотреть энергоканалы. Над артефактом мыльным пузырём висела прозрачная сфера. Думаю, что она играет роль мембраны, а уходящий в зал разноцветный энергожгут играет роль «передающих радиоканалов». К сидящим за столом «проводочков» не было. Значит, этот «пузырь» для нас играет роль и приёмника, и передатчика.

– Да, – в очередной раз кивнул я на вопрос Мейлахса.

– Хорошо. Тогда я начну, и, как организатор встречи, задам первый вопрос, – ректор сделал паузу и продолжил. – Господин Алекс, вашу историю мы знаем из документов, которые вы заполняли при поступлении к нам, в Академию Магии. Кроме этого, ходит множество слухов о вашем происхождении. Не могли бы вы, так сказать, из первых уст, поведать нам вашу родословную?

– Господа, тут особо рассказывать нечего, – начал я.

«Алекс, говори очень аккуратно. Каждое твоё слово может впоследствии использоваться против тебя. Откровения тут не нужны», – предупредила Илона.

– Родился и вырос я очень далеко отсюда. В империю попал случайно, через портал. Обратно дороги найти не смог, решил обосноваться здесь. Вот и вся история. Вы спросите что-либо конкретное. А то рассказывать про себя любимого я могу часами.

В зале раздалось несколько смешков. Ректор удовлетворённо хмыкнул и посмотрел в бумажку, которая каким-то волшебным образом появилась у него в руках.

– Хорошо, спрошу по-другому. Скажите, почему вы выбрали для обустройства именно графство Тургинова? Пограничные земли, скудное население, удалённость от столицы, нет никаких торговых путей, близкое соседство Проклятого леса. Согласитесь, место, мягко говоря, не совсем удачное. Это был некий стратегический план? Если не секрет, конечно.

«Действительно, почему?» – вторила Илона.

– Секрета никакого нет. Мне очень понравилась Марианна, дочь графа Тургинова. Я женился на ней, вот и получил графство в пограничье.

– И какой по счёту женой она стала? – раздался в голове женский голос.

– Можете не отвечать, – тут же вмешался Мейлахс, – госпожа Ликса, не нарушайте регламент.

– Ну почему, я отвечу. Я не совершил ничего противозаконного. Марианна стала третьей женой. Старшая жена – Зула, полуорчанка. Средняя – друидка Милёнка. Девчонки отлично ладят. Ходят друг к другу в гости, вместе ждут первенцев. Вы же про это хотели услышать?

– Господа, прошу не уводить разговор в сторону. Мы собрались не для того, чтобы обсуждать семейную жизнь господина Андера. Проявите выдержку. Если у кого-то есть личные вопросы, вы можете пообщаться с графом после нашей встречи, – проговорил ректор, – господин Кир, прошу продолжать.

– Вопрос госпожи Герел, – начал руководить встречей глава гильдии Магии. Вот чей звонкий голос я слышал, когда был в коридоре.

– Господин Андер, вы неоднократно утверждали, что у вас нет магического образования. Это так? – голос женщины звучал довольно громко.

Интересный артефакт этот Громкоглас, но для меня весьма бесполезный. По сути, я слышал и голос из зала, и голос в голове. Как бы его отключить? Раздражает. Немного расширил свою защиту, выдавливая «мыльный пузырь» Громкогласа из своей «интимной зоны». На удивление, артефакт не сопротивлялся. В результате, «мыльный пузырь» стал уже не сферой, а крякозяброй.

«Скажи, что учился в частной школе в Орвилии», – посоветовала Илона.

– В общих чертах вы правы, госпожа Герел, – не стал я опровергать отсутствия образования.

«Алекс! Ты что меня не слышал?!» – вскипела Илона.

«Слышал, – спокойно сказал я, – но это же не значит, что я должен повторять за тобой слово в слово».

– Тогда вопрос, – продолжила магинесса из зала. – По свидетельствам очевидцев, жители вашего графства массово используют артефакты Древних. При этом, некоторые из них весьма сложные, и активировать их могут всего несколько магов, но они точно этого не делали, я наводила справки. Кроме того, некоторые артефакты, подчёркиваю, массово используемые в вашем графстве, вообще не известны гильдии Магии. Скажите, где вы их взяли, и кто вам их активировал?

«Скажи, что нашёл клад на Пустоши и купил услуги артефакторов в Орвилии. Я подскажу имена своих знакомых», – посоветовала Илона.

– Я понял вопрос, – кивнул я Киру. – Дело в том, что сведения об отсутствии у меня образования, не совсем верны. У себя на родине я окончил академию, как раз по работе с артефактами Древних.

Говорил я чистую правду. Все эти артефакты в моей прошлой жизни назывались совсем по-другому. Компьютер, микроволновка, электрочайник, телевизор и так далее.

«Так ты артефактор? – возмущению Илоны не было предела, – врун! Что ты ещё интеллигентно замолчал? У тебя есть труды по теории магии?..»

«Радость моя, не истери! Я умею работать с артефактами Древних. Ты не знала? А как тогда я запустил ЗАКа, ЧЕСТа и другие ИскИны?»

«Извини. Волнуюсь», – пробурчала Илона.

«Понял. Работаем», – как можно обыденней сказал я. Как ещё поддержать человека в нестандартной ситуации? Превратить всё в обыденность. В работу.

Между тем, по залу прошёлся шумок.

– Я предпринял несколько экспедиций на Пустошь, – я старался говорить уверенно, – кое-что нашёл там, как и большинство старателей. Кроме того, в замке графа Тургинова мной был найден подвал, а в нём схрон. Собственно, вот и все мои источники артефактов Древних.

– Я правильно вас поняла – все артефакты вы активировали самостоятельно? – не унималась магинесса.

– Верно.

– Тогда вопрос о правомерности ваших действий! Разве вам не известно об обязательной сдаче артефактов древних в императорскую гильдию Магии?

– Можете не отвечать, – Мейлахс кинул взгляд на Кира. Тот, сдвинув брови, молчал, что-то обдумывая.

– Обязательной сдаче подлежат неопознанные артефакты. Кроме того, артефакты, найденные на моей земле, принадлежат в первую очередь мне, как владельцу графства, – начал я говорить лекторским тоном. – В моём графстве используются артефакты давно известные и совершенно безопасные. Самокип, разве он несёт в себе опасность? Нет. А магические светильники? Да их полно во всех трактирах! Так что, уважаемая Герел, я ничего не нарушал. Хотя, вы отчасти правы, и я хотел бы попросить господина Кира направить комиссию гильдии Магии в моё графство. Там, на месте, мы сможем обсудить количество и состав артефактов подлежащих сдаче в гильдию.

«Ты что? Совсем с ума сошёл? – возмутилась Илона. – Тебе такой список выставят, что не хватит всего имущества графства!»

«Илон, будешь истерить, я отключусь, – предупредил я, – мне нужна помощница, а не…»

«Ладно, поняла. Но зря ты», – тут же согласилась магинесса.

Пока мы перекидывались словами с Илоной, в зале живо обсуждалось моё предложение.

– Хорошо, господин Алекс, – подал голос Кир. – Мы согласуем с вами сроки визита комиссии в рабочем порядке.

А парень не промах, сразу выгоду учуял.

«Разреши говорить?» – голос Генваса.

«Если не срочно, то позже».

«Не срочно».

– Вопрос господина Наста, – закончил Кир, и, дождавшись моего согласительного кивка, – пожалуйста, господин Наст.

– У меня вопрос касательно ваших отношений со Светлым лесом. Говорят, у вас дружеские отношения с владыкой Морохиром? Это так?

– Почти, – улыбнулся я воспоминаниям об Анариэль. – Когда я учился в стенах этой академии, принцесса Светлого леса, Анариэль, выбрала меня в свои подшефные. Ну, собственно, с этого и началось наше знакомство. А Морохир? Я его видел пару раз, даже разговаривал. Как, впрочем, и с покойным Вилорном…

– Вы, вместе с эльфами, принимали участие в битве с драконами, – как о факте всем известном возразил маг, – и почему? Чисто из шапочного знакомства с принцессой Анариэль? Вы лукавите, господин Алекс! – этот Наст был напорист, как, впрочем, и все боевые маги.

– А кто вам сказал, что с Анариэль у нас шапочное знакомство? Я такого не говорил. Мы с ней очень дружны. Очень!

«Только не нужно про свои похождения по эльфийским женщинам рассказывать», – не выдержала Илона.

«Я слишком хорошо воспитан, чтобы рассказывать про других женщин в присутствии любимой».

«Льстец», – рыкнула магесса, но по тону было понятно, что ей понравился ответ. По залу прошлись крепкие такие комментарии по поводу дружбы с эльфийками. Чисто мужские.

– Так, значит, вы не отрицаете, что участвовали в битве с драконами?

– Я бы сказал по-другому, – продолжил я, – с драконом бились эльфы, а я с драконами договаривался.

– И как? Договорились? – это уже спросил Кир.

– Да. Драконы мудрей нас, что тут скрывать? Я сумел с ним договориться о прекращении бойни.

– А в Диком лесу вы с кем договаривались? – мужской голос был резок, как скрип телеги. Я рассмотрел маленького мужичка, с крысиной мордой лица. Он сидел в первом ряду слева, на крайнем месте.

– Вопрос господина Артаза, – поспешно прокомментировал Кир.

– Экспедиция в Дикий лес была предпринята мной в поиске источника тёмной энергии…

«Не рассказывай ничего. Достаточно того, что сказал. Дикий лес очень скользкая тема. Тебя могут обвинить в том, что ты изменённый. Это очень плохая тема. Как-нибудь сверни разговор», – Илона проговорила свою речь скороговоркой.

– … и я нашёл этот источник. Более того, мне удалось его починить. Тот, кто в теме, знает, что вокруг Дикого леса сейчас происходят положительные изменения.

– И это сделали вы? – женский голос принадлежал симпатичной брюнетке с ярким макияжем, в центре третьего ряда.

– Не всё, конечно, но процесс оздоровления леса запущен, и я участвовал в нём.

– И как долго вы были в Диком лесу? – не унимался Артаз.

– Около двух месяцев, – соврал я, – а что?

– Значит, вы не отрицаете, что вы изменённый? – в голосе мага струилась жёлчь.

«Я же тебе говорила! Ну что ты такой неслух?! – расстроено, сказала Илона, – всё отрицай. Это может очень плохо закончиться».

В зале стало тихо.

– Изменённый, говорите? – я сделал вид, что задумался. Все напряжённо ждали. Я же, немного ускорив скорость восприятия, обратился к дракону:

«Генвас, что-то хотел сказать?»

«Прилежащую территорию проверил Идар с пластунами. Никаких воинских групп поблизости не обнаружено. Сейчас пластуны заканчивают зачистку внутри здания. Десяток Тинка, из твоей личной гвардии, занял балкон в зале. Десяток Краса занял позиции сзади тебя», – доложил Генвас О`Лак.

«Принято», – коротко кинул я. Прищурившись, осмотрел балкон. Действительно, видны полу – прозрачные силуэты безликих. И как пробрались? Или маги, по недосмотру, не поставили сигналок на входы на балкон. А вот сзади, так сказать за кулисами сцены, я никого не чувствовал. Однако, безликие не зря свой хлеб едят. Просто мастера маскировки.

Прислушался к залу. Ожидание – и всё. Не было беспокойства или готовности к бою. А ведь, по словам Генвас О`Лака, у магов, можно сказать под носом, десяток безликих. Значит, не один я такой слепой.

– Скажу так, – заговорил я, вернув нормальную скорость восприятия, – мной проводятся эксперименты двоичности тела. Думаю, вам известно, что высшие демоны имеют двойственное тело. При этом они не теряют рассудка и не становятся зверьми, когда находятся в боевой ипостаси. Изменённые они? Нет. Такими их создала Мать Природа. Кое-каких успехов удалось достичь и мне… Извините, господа, это всё, что я готов вам сообщить. Если среди вас есть специалисты в этой области, я с удовольствием обменяюсь результатами исследований, но не теперь. Здесь не научный диспут, не так ли?

– А у демонов вы были с чисто научной целью?

– Вопрос господина Конура, – вслед вставил Кир. Мнда-а, похоже, парня тут вообще никто не уважает…

– Господа маги! – сделал я предупреждающий жест ладонью. – Наша встреча становится похожа на допрос с пристрастием. Может, всё-таки перейдём к вопросу, ради которого мы тут собрались?

– Да-да, – встрепенулся Мейлахс. – Господа, предлагаю прекратить выяснять правдивость слухов о графе Андере. Господин Алекс, возможно у вас есть вопросы к магическому сообществу или к кому-то конкретно из присутствующих?

– Если позволите, – дождавшись кивка ректора, который чуть придвинул ко мне сферу «Громкогласа», я продолжил. – Во-первых, мне действительно удалось собрать у себя в графстве множество диковинок, и вы лично можете всё посмотреть и пощупать. Считайте это приглашением, – в зале пробежало шушуканье, – а теперь, о деле. Насколько я знаю, многим из вас новый император вменил в обязанности принять участие в штурме моего графства. Не будем вдаваться в политические причины сложившейся ситуации, не для того я здесь. Я хочу лишь пролить свет на чисто технические аспекты того, с чем вам придётся столкнуться.

«Ты хочешь рассказать, что их ждёт в случае нападения на графство?» – в этот раз Илона говорила по-деловому. Ну вот, может же, когда захочет.

«Ага, чуток пугну, но так, чтобы правдоподобно было».

«Не стоит. Собравшиеся здесь люди весьма амбициозны и самоуверенны и напугать их не получится. Скорее, ты их разозлишь или развеселишь».

«Ну и ладно. Расскажу правду. Может, это их отрезвит?» – предположил я.

«Попробуй. Но не очень подробно, в общих словах. И старайся не давать оценку уровня магических знаний в империи», – предупредила Илона.

– Я вижу у всех присутствующих множество артефактов, – вслух проговорил я, – логично предположить, что половина из них защитные, половина ударные.

– Господин Алекс, – голос Мейлахса был мягок и вкрадчив, – присутствующие здесь маги составляют элиту боевых магов империи. У них есть соответствующие разрешения на ношения артефактов. Если вы про это.

– Я не инспектор, так что речь не про это, – довольно резко ответил я. – В мои планы входит лишь немного описать тот артефакт, который защищает границы моего графства.

– Прошу прощения, – галантно проговорил Мейлахс.

«ЗАК. Режим создания голограммы номер шесть. Увеличение минус девять. Объект проецирования, охранные пограничные столбы. Следи за ходом моих рассуждений».

«Принято. Настройки произведены», – тут же отозвался ИскИн.

– Позвольте мне проиллюстрировать всё с помощью иллюзии. Не судите строго, уж как получится.

Ректор и Кир при этом снисходительно улыбнулись. Думаю, такая же улыбка сейчас на лицах, если не всех присутствующих, то уж у большинства, точно.

– Итак. Пограничный столб, – я встал из-за стола и, отойдя в сторону, сделал пасс рукой, как бы вытягивая нечто из пола. Действительно, возникла голограмма пограничного столба.

– Ещё один. И, для полноты картины, ещё, – послушно выросло три столба, стоявших шеренгой, высотой чуть больше двух метров.

– На самом деле, это сложные артефакты. Каждый из них состоит из ретранслятора, – засветилась жёлтым макушка столба. – Зоны предупреждения, – синим засветилась середина столба. – И силового излучателя, – участок до низа окрасился в красный цвет. – Как вы понимаете, деление условно, чисто для понимания. Дальше. Ретранслятор объединяет все артефакты в единую сеть. Зона предупреждения следит за перемещениями предметов и, в случае необходимости, включает силовой излучатель. Это даёт возможность держать границу под постоянным контролем.

– Можно вопрос? – спросил седовласый мужчина, со шрамом на щеке, сидевший на первом ряду, в центре.

– Да.

– Выходит, вы создали эдакую сигнальную сеть, и включаете защитное поле лишь по необходимости?

– Вы правы, именно так. Это экономит массу энергии, – согласился я.

– Любая сеть может быть разъединена, порвана и так далее…

– Вы правы, – перебил я, – но это же упрощённая модель. В реальности, всё гораздо сложней и продуманней. Позвольте я закончу? Спасибо. Так вот, на случай, если первая очередь будет прорвана, сделан второй контур, – я сделал пасс руками и за столбами возникли ещё три, пониже. – Это даёт возможность, например, впустить нападающих в зону между рубежами, и потом, закрыв их, не торопясь, методично всех уничтожить.

По-моему, я услышал, как все дружно сглотнули. Впечатлительные какие, а ещё боевые маги!

– Ну, и два слова о третьем контуре, – продолжил я. – Это точечные артефакты, замаскированные под естественные условия. Ну, там, поваленное дерево, трухлявый пень, нарост на стволе дерева. Этот контур – аварийный. Активируется при прорыве второго уровня. Все артефакты третьего контура работают исключительно на уничтожение.

– Даже своих? – женский голос откуда-то справа.

– Нет. Только чужих. У всех жителей графства есть метка «свой-чужой». Так что, уничтожены будут только чужие.

«Зачем ты им это рассказываешь? Ты явно недооцениваешь боевую магию. Теперь они смогут разработать более действенную стратегию прорыва», – голос Илоны был ровным.

«А с чего ты взяла, что всё устроено так, как я тут рассказал?»

«Ну, ты и врун! Даже я поверила», – хмыкнула магинесса.

«Правильно и сделала. Я ничего не придумал. Так, немного упростил».

В зале было тихо. Я махнул рукой, развеивая голограмму:

– Собственно, это всё, что я хотел вам рассказать. Теперь вы знаете, с чем вам придётся столкнуться.

– Зачем вы это рассказали? – мужской голос с первого ряда. – Хотите нас напугать или дезинформировать?

– Кого напугать? Боевого мага?! Элитного боевого мага – напугать? – недоуменно воскликнул я, – И в мыслях не было! Подумав, вы сами поймёте, что я в любом случае останусь в выигрыше. Если вы решите ослушаться приказа императора и захотите узнать мои артефакты поближе, у меня появятся либо заказчики, либо соратники. А если будет штурм, то я смогу опробовать свою систему в боевых условиях. Согласитесь, моя выгода налицо.

Больше никто ничего не спрашивал. Маги сидели в глубокой задумчивости.

«Генвас, я ухожу. Лон, ты тоже уходи», – приказал я.

«Я понял, – невозмутимо ответил дракон, – принимаю меры к обеспечению отхода».

– Да, господа маги, ещё одна новость. Это, чтобы вы более взвешенно принимали решение, – из зала упругой волной пошла заинтересованность. Я выдержал паузу. – Хочу сообщить вам, что принцесса империи Эвесталия жива и находится под моей защитой, – в ответ напряжённая тишина. Мне эта тишина показалась вязкой и тягучей, но я всё-таки закончил. – Как вы понимаете, я не могу вам предоставить её лично и сейчас. В целях безопасности. Вам придётся поверить мне на слово.

«Алекс, в зале нарастает агрессия. Быстро уходи», – взволнованно предупредила Илона.

– Я вижу, господа маги, вам нужно всё обдумать. Прошу меня извинить, но мне действительно пора.

С этими словами я направился к ступеням, чтобы сойти со сцены. Никто не противился мне. Никто не пытался меня задержать. Все сидели, как пришибленные. Ещё раз в истинном зрении осмотрел зал. Видимо, чем больше у мага разных артефактов, тем он именитей! Весь зал представлял собой световую рекламную витрину, с сюрреалистической, разноцветной картинкой.

– До свиданья, господа, – спустившись со сцены, я почувствовал всплеск агрессии прямо перед собой. На всякий случай, нарастил свою защиту, пытаясь выделить источник.

– Умри, тварь! – выкрик прозвучал резко и неожиданно, хотя и ожидаемо. Честно говоря, я не думал, что среди этой толпы боевиков найдётся самоубийца. Руны молнии сами собой возникли на каждой ладони.

Звук тетивы нескольких арбалетов ударил по нервам, как кнут пастуха. С трудом сдержался, чтобы не перекинуться в боевую ипостась, и не долбануть молниями веером по всем сразу. Мечи в руках оказались сами собой.

Вовремя взял себя в руки и стал смотреть на максимальной скорости восприятия. Видел всё сразу и каждую деталь в отдельности, при этом мне не нужно было крутить головой, чтобы увидеть, что происходит сзади. Это и есть визуализация? Если да, то нужно привыкнуть…


Империя. Академия Магии. Генвас О`Лак.

Разговор на высоких тонах Наместника и его наложницы Илоны, дракон слушал недолго. Генвасу О`Лак хватило, буквально, минуты, чтобы понять то, что Алексу очень нужно куда-то сходить одному. Дракон ясно видел женские образы, тенью мелькавшие в его мыслях.

Так как Алекс учился в Академии, значит, у него там остались подруги, с которыми он не хочет знакомить наложницу. Всё просто и логично. А вот после встречи со своими женщинами в Академии, Наместник наверняка призовёт и Татса, и Генваса, а значит, нужно не терять времени, а как следует подготовиться.

Рассуждая так, Генвас О`Лак, вышел во двор замка. Связался с Татсом, приказал ему приготовиться проделать трюк с перемещением через портал в воздухе. Переговорил с Намин, пообещав быть осторожным, и на рожон не лезть.

Остальные события были предсказуемые. Он дождался Илону около портальной, и, не слушая её возражения, переместился с ней в Академию. Там, используя ИСС, попросил ЗАКа переместить Татса Мари Ри в воздушное пространство над собой, то есть, над Академией Магии. Визуально проверить перемещение Генвас не мог, но Татс заверил, что облачность очень низкая, и его никто не увидит, так как он будет кружить над облаками.

Приказ Наместника взять на себя командование пластунами и гвардией безликих, Генвас воспринял, как вполне логичный факт, тем более, что ни Идар, ни мастер Юл против его командования не возражали.

Пластуны проверили прилегающие к зданию территории, выпроводив несколько групп студентов, обнаруженных в непосредственной близости от главного корпуса. После этого, занялись проверкой здания.

Безликие, под руководством мастера Юла, проникли в зал. Два десятка на балконы и десяток в служебную область за сценой. Никого из обслуживающего персонала они там не обнаружили, так что им приходилось «воевать» только с кучей сторожевых заклинаний, которые одно над другим стояли во всех мыслимых местах. Но безликие были непревзойдёнными мастерами в вопросе скрытного проникновения в помещения. При воздействии нейтрализующим артефактом, сигнальные сети просто растворялись. Для видящих безликих это выглядело ожидаемо, и никто не догадывался, что их всех страховал Генвас О`Лак, войдя в особое состояние распылённости, чтобы видеть всех и каждого и предупредить возможную неудачу воинов.

Разговор между Алексом и магами только начался, а вся гвардия была на своих местах. Генвас О`Лак всецело посвятил своё внимание на анализ присутствующих в зале. Краем уха он слушал беседу Илоны и Наместника, удивляясь непрофессионализму магессы. В боевых условиях такая помощница скорей обуза.

Пятерых магов в зале дракон выделил после первого сканирования присутствующих. Во-первых, они сидели так, что контролировали все входы в зал. Во-вторых, у них у всех были взведённые боевые заклинания, свёрнутые и спрятанные под «Пологом Тишины». Генвас О`Лак увидел эти конструкты лишь по искривлению астрального тела магов. И последнее – они нервничали. Их эмоциональное состояние, как свеча в темноте, выделялось на общем фоне, царившем в зале.

Когда Наместник начал рассказывать про Весту, Генвас понял, что медлить больше нельзя. Немного удивившись спокойствию Илоны, дракон начал действовать.

Перейдя в режим ускоренного восприятия, Генвас О`Лак начал реализовывать защитную схему. Спокойно, как когда-то на уроках со Знающими.

«Татс, угроза нападения. Снижение на минимальную высоту», – кинул он команду своему напарнику.

«Не вижу вас, – прогудел Татс, – дай ориентир».

«Твоя задача – контроль подходов к зданию, – Генвас послал вверх энергомаяк, – любое перемещение в сторону строения расценивай, как нападение».

«Принято», – коротко отозвался Татс Мари Ри.

После этого Генвасу О`Лак пришлось снизить скорость мысли, иначе его не услышала бы личная гвардия Наместника.

«Идар, угроза нападения. За вами контроль подходов к залу. Татс контролирует улицу», – толкнул он словоформу командиру пластунов, забыв, что можно было бы использовать ИСС.

«Понял. Выполняем», – прошептал ИСС голосом Идара в ухо Генваса О`Лак, приятно удивив умениям пластунов.

«Юл, угроза нападения. Принимай расстановку. Вид от Алекса. Справа, около верхнего выхода отдельно сидит мужчина. Там же, напротив нижнего выхода, трое мужчин. Вид от Алекса. Слева последний ряд. Женщина и мужчина. Слева, напротив нижнего выхода, второй ряд. Мужчина», – дракон сделал посыл картинки, не особо надеясь на то, что Юл сможет увидеть. Но он ошибся.

«Вижу. Алексу сообщил?» – Генваса порадовал спокойный, деловой голос командира безликих.

«Не стоит его отвлекать. Я контролирую заклинания названных. Они могут спровоцировать массовое нападение. Тогда я не успею всех нейтрализовать», – Генвас О`Лак старался говорить медленно, понимая, что у Юла скорость восприятия не такая как у него.

«Названных оставь нам. Займись остальными, – коротко отрапортовал Юл. Генвас услышал его команды безликим, – Десяток Красса, разбиться на двойки. Смотреть быстро. Красс принять наводку…»

Генвас О`Лак не стал слушать дальше, обратив своё внимание на присутствующих в зале. Когда Алекс начал спускаться со сцены, порог агрессии достиг критического. Дракон создал «Сферу защиты», готовый в любой момент поместить в неё Наместника. Ускорив восприятия до максимума, он зорко следил за магами, готовый погасить любое посланное ими заклинание.

– До свидания, господа, – голос Алекса звучал как гул, на одной ноте. Слова дракон воспринимал, как мыслеформы.

– Умри, тварь! – мыслеформа промелькнула как тень ночной птицы. Посланное нападавшим заклинание рассыпалось в самом начале пути.

«Юлу можно доверять», – одобрительно подумал Генвас О`Лак, сосредоточив внимание на зале. На удивление, маги среагировали неадекватно, но дружно. Все разом начали возводить заградительные щиты. Дракон не стал мешать им, лишь внимательно следя за структурой возводимых заклинаний и выявляя слабые места.

На уроках со Знающими, он не раз практиковался в снятии многоуровневых и разноплановых защит. То, что он видел сейчас, было сделано топорно и даже примитивно, поэтому Генвас О`Лак не сомневался, что сможет одним посылом снять защиту этих «боевых» магов…


Академия магии. Алекс.

Мужчина, сидевший слева, на крайнем месте во втором ряду, резко выкинул вперёд руку… и ничего не произошло. Верней, я видел, как он послал конструкт в меня, и как заклинание рассыпалось звёздочками, лишь оторвавшись от мага.

Первый тенью метнулся на нападавшего, но ещё до того, как он достиг первого ряда, у мага во лбу металлическим цветком расцвёл арбалетный болт. Арвенд, резко развернувшись, вернулся ко мне. Стараясь встать между мной и зрительным залом, кот припал к полу, внимательно выбирая себе жертву. Его хвост нервно отбивал дробь…

Арбалетные болты прошелестели справа, со стороны сцены. Нападавшие были уничтожены первым же залпом. С моей стороны, выше, в зрительном зале, медленно стали заваливаться в проход между креслами мужчина и женщина, по центру зала ещё один маг откинулся назад с арбалетным оперением во лбу. С другой стороны зала, вверху и в первом ряду, два мага так же медленно заваливались набок.

На сцене, за спинами сидевших за столом ректора Академии и Кира, появились безликие. Воины в чёрных одеждах, в таких же масках, встали по четыре человека с каждой стороны. Двое в движении разрядили арбалеты, встав на колено, их страховали напарники, с плеча.

По периметру балконов поднялись в рост десяток безликих, держа в арбалетном прицеле присутствующих в зале…

«Опасность ликвидирована. Присутствующие маги активируют защитные заклинания, – голос Генваса О`Лак был спокойным, – агрессии нет. Они сами боятся. Можно уходить».

Я вернулся в нормальный режим восприятия реальности, чтобы услышать истеричный крик Илоны:

«Алекс, опасность! Они все активируют… беги…», – голос сорвался.

«Лон, всё нормально. Всё под контролем. Генвас, окажи девушке помощь», – я старался говорить так же спокойно, как и дракон. Но, по-моему, не очень получалось.

«Что делаем?» – вопрос Первого.

«Ждём, и красиво уходим», – быстро толкнул ему. Между тем в зале слышались гортанные команды:

– … щиты вверх! Опасность сзади! Карц – центровой. Стоять кругом… Марга, зеркало, три слоя. Я центровой… Бултана, ни сметь! Хотите жить – замрите!..

Окинул взглядом поднятые магами щиты. Красивые концентричные круги, почти как классическая паутина. Разноцветненько так.

«ЗАК, полная запись и анализ действий магов в зале. Что за энергоконструкты, как создавались, от чего защищают, как активируются. Короче, снять все параметры», – приказал своему ИскИну.

«Принято. Запись идёт в непрерывном режиме», – отчитался ЗАК.

«Я… я в норме, – чуть заикаясь, проговорила Илона, – ты как?»

«Вообще отлично! Всё, уходим», – теперь я восстановился и говорил вполне нормально. Закинул мечи в ножны за спиной, исподлобья рассматривая замерших в зрительном зале магов.

– Господин граф, – проблеял на сцене ректор Академии Магии, – это недоразумение… господин граф…, – голос у старика сорвался.

– Надеюсь, дураков среди вас больше нет, – проговорил я так, чтобы услышали все, – идём, Первый.

«Генвас, командуй отход», – приказал, направляясь на выход, и очень надеясь, что не получу в спину какую-нибудь магическую смертоносную дрянь.


Академия Магии. Асгерн.

Скука прошла, как только в большой актовый зал Академии вошёл молодой парень в сопровождении арвенда. Причём, зверь был не привязан, Асгерн готов был в этом поклясться.

Пока присутствующие с интересом рассматривали вошедшего, не решаясь применить магию, Асгерн поставил защитное поле. Маленькое, ненасыщенное, скорей сторожевой рубеж. Это была его собственная разработка, которая прошла испытание временем и не раз спасала ему жизнь.

«Это базарные фокусники, а не боевые маги, – бурчал про себя маг, осматриваясь и вспоминая несколько подзабытые лица, – хорошо, что отдельно сел. Вокруг одни идиоты!»

Слушая вполуха происходящее в зале, Асгерн осмотрелся по периметру. Заметил женщину в тайной сторожевой комнате императорского ложа. Одна, под заклинанием отвода глаз. Рядом с ней какое-то животное, по повадкам – из кошачьих. Наверняка, арвенд. Эти наблюдения укрепили мага в мнении, что не всё тут так, как показалась вначале. Свои боевые артефакты Асгерн не взял, ведь шёл он всего лишь в трактир. «Расслабился, ишачья мошонка», – ругал он себя за неосмотрительность.

А вот приготовление ударных заклинаний его медальон почувствовал почти сразу. Причём, по ощущениям, переданных артефактом магу, заклинания готовились сразу в нескольких местах.

«Использовать в этом зале боевую магию решится только идиот! – негодовал Асгерн, осматриваясь, чтобы выяснить, кто же это такой безрассудный. Но сколько не пытался, увидеть ничего не смог. – „Око правды“ ещё ни разу не ошиблось. Не иначе, заготовку активировали, бестолочи».

Накопителей у Асгерна с собой не было, кроме небольшого камня в перстне. Это был неприкосновенный запас, вот на такой случай, как сейчас. Маг потянулся к камню, насыщая вторичный контур своего защитного поля. Небольшой толчок, и он будет в относительной безопасности.

– …принцесса империи Эвесталия жива и находится под моей защитой, – до Асгерна начал доходить смысл сказанного.

– … вам придётся поверить мне на слово.

«Это и есть то особенное, что обещала Маргила?» – пронеслось в голове мага, когда он, скорей почувствовал, чем увидел, активацию ударного заклинания. Асгерн не сумел распознать, что это было, потому что конструкт рассыпался, не успев родиться.

И тут Асгерн увидел на сцене безликих, которые, казалось, материализовались из воздуха. Маг толчком активировал свою защиту, переходя в режим быстрого боя. Но он отставал от безликих, как будто он вовсе и не применял умение «быстро» видеть. Разве что сумел определить направление выпущенных безликими арбалетных болтов, и они летели не в него.

Встав на колено в междурядье кресел, маг привычно создал щит против физических ударов. Кое-кто из присутствующих магов тоже увидел безликих, и срочно стал кастовать защиту, но, конечно же, фатально не успевал.

Хлопок тетивы, и парочка, сидевшая справа от Асгерна, начала медленно заваливаться с арбалетными болтами в груди.

Маргила сидела на несколько рядов ниже Асгерна. Она одной из первых поняла грозящую опасность, и попыталась запустить защитный артефакт. Не имея боевого опыта, у неё ничего не получалось. Маг видел неуклюжие попытки подруги активировать над собой так называемый «Зонтик Мансира».

Потянув из перстня всю Силу, Асгерн расширил своё защитное поле до Маргилы, гаркнув:

– Марга, мой щит, в круг!

Женщина услышала, среагировав вполне адекватно, то есть, влив в его контур порцию Силы. Было понятно, что присутствующие в зале маги уже давно не практиковали. Их заклинания были неряшливы, мешали друг другу, рассыпаясь от незаконченности. Асгерн же, как будто вернулся в горы, и попал в очередной бой с летунами. Для него это была, чуть ли не каждодневная работа, поэтому он не суетился, делая своё дело быстро, уверенно, привычно.

Опасность сверху-сзади полыхнула красным пожаром.

– Щиты вверх! – заорал Асгерн, походу отмечая, что его стали слушаться. Так всегда бывает в боевых условиях. Стоит кому-то взять инициативу на себя и все беспрекословно подчиняются. Если, конечно, эти все – первый раз в бою, а тут, как раз, и были именитые, элитные новобранцы.

– Опасность сзади! – Асгерн заметил своего бывшего сокурсника по Академии, который одним из первых пришёл «в себя», и без понукания влил в созданную магом защиту хорошую порцию Силы, растянув купол метров на десять. – Карц – центровой. Стоять кругом…

Присутствующие маги, вспоминая подзабытые рефлексы, начали дружно вливать Силу в защитное поле, ставшее общим.

Маргила активировала свой артефакт «Зеркало». Вещь полезная, но очень нестабильная и энергоёмкая. Асгерн потянулся к своей подруге, перераспределяя Силу, сосредоточенную у него в руках, на её «Зеркало». На краю сознания у мага мелькнуло гордость за свою подругу – её выбор был, как нельзя верен. «Зеркало», хоть и нестабильно, но очень эффективно против безликих, замерших на сцене, позади ректора и главы гильдии Магии.

– Марга, зеркало – три слоя. Я – центровой! – в очередной раз прокричал Асгерн. И тут он случайно заметил, как его давняя знакомая пытается активировать ударный конструкт. Бешеным голосом проорал:

– Булана, не смей! – про себя отметив: «Как была дура, так дурой и осталась». И уже всем, – Хотите жить – замрите!

Магесса, бросив недовольный взгляд на Асгерна, перестала кастовать, направив Силу в общий купол защиты.

– Так-то лучше, – сквозь зубы пробурчал Асгерн, с трудом держа огромный поток магии, которая буквально камнем давила на него.

– Господин граф, – ректор Академии, бледный, как полотно, пытался что-то сказать, – это недоразумение… господин граф…

– Надеюсь, дураков среди вас больше нет, – граф Андер говорил спокойно, громко и даже в какой-то степени властно, – идём, Первый.

После этого парень ушёл. Уверенно, не оглядываясь. Арвенд, зло блеснув глазами на присутствующих, послушно засеменил догонять хозяина.

В зале висела напряжённая тишина, в которой было слышно лишь прерывистое дыхание ректора Академии, сопение Карца и Асгерна. Видимо, Мейлахсу стало совсем плохо. Он сел на стул, как-то обмяк, дышал тяжело и сипло.

Безликие, стоявшие на сцене, растворились, как утренний туман. Вот только что были, раз – и нет их. Так как роль центрового занимает всё внимание и требует недюжинного напряжения магических сил, у Асгерна не было возможности проконтролировать балкон, на предмет наличия противника.

– Ранцеп, проверь балкон, – прорычал Асгерн сквозь сжатые зубы. Держать купол защиты становилось реально тяжело. Сказывалась несогласованность магов, участвующих в Круге. Каждый влил в заклинание разное количество Силы, что перекашивало щит и требовало от центрового недюжинных способностей для сохранения стабильности конструкта.

– Никого нет, – через некоторое время негромко сказал Ранцеп.

– Принято. Командуй разрыв Круга, – выдохнул Асгерн, аккуратно, не спеша, сбрасывая напряжённость магической Силы. Резкий всплеск может вызвать серьёзный взрыв.

– Разрыв Круга. Сбросить треть. Держать! – отдавал Ранцеп стандартные команды, следя за состоянием защиты. – Сбросить половину… Разрыв!

Купол Защиты медленно погас. Асгерн тут же послал поисковое заклинание, спрятанное в перстне. Несколько секунд и пришла уверенность, что нападающих нет ни в зале, ни на балконе, ни за сценой. Никого. Как и не было.

Асгерн глубоко вздохнул и выдохнул, удивляясь скорости и слаженности работы безликих. Не торопясь, встал с колена. Сделал несколько движений руками, сбрасывая напряжение. Потом легко запрыгнул на спинку кресла и, как в горах по камням, поднялся к убитому магу, замершему в неестественной позе, сразу за VIP-ложей. Присутствующие, молча, наблюдали за ним, вытягивая шеи, всё ещё прячась в междурядьях кресел, и не решаясь встать в полный рост.

Асгерн внимательно рассмотрел, торчавшее изо лба убитого, оперение арбалетного болта.

– Его кто-то знает? – громко крикнул он, немного обернувшись.

– Это Каз из Синелужья. С севера он, – раздался чей-то голос в ответ.

– Из молодых, – негромко сказал Асгерн, и добавил, – молодых, да глупых.

Хмыкнув, маг направился к широкой лестнице, по которой спустился к убитым мужчине и женщине. Тут магу пришлось растянуть в стороны тела.

– Лаг и Шара. Не знал, что вы вместе… Были, – проговорил Асгерн, попытавшись вытянуть из груди мужчины болт, застрявший в рёбрах. Это удалось не сразу. Покачивая из стороны в сторону, он с трудом достал его. Обтёр кровь о камзол убитого.

С женщиной пришлось повозиться. Арбалетный болт вошёл в грудь на две трети. Асгерн освободил грудь убитой от одежды, и достал свой походный нож.

– Асгерн, что вы делаете? – нарушил тишину женский голос снизу, – оставьте их в покое!

– Поверь, Гиля, им теперь совершенно всё равно, – не поворачиваясь, громко ответил маг. Он сделал надрез и, вонзив широкое лезвие между рёбер, расширил рану, вытягивая окровавленный болт, – а нам очень даже нет, – негромко добавил Асгерн, вытирая арбалетный болт о подол платья убитой.

После этого он достал из кармана жилетки большой носовой платок и, положив туда свои трофеи, направился по лестнице вниз. Присутствующие, молча, наблюдали, не задавая вопросов и не возмущаясь. Было очевидно, что происшествие всех сильно напугало.

На сцене, глава гильдии Магии сложенными ладошками, как веером, махал над Мейлахсом. Старик полулежал на стуле, был бледен, как простыня.

– Гиль, у тебя ведь всегда с собой восстановительный диск, – кинул в зал Асгерн, останавливаясь около растянувшегося в междурядье кресел мага, который пытался запустить в графа Андера нечто убийственное. – Давай, Гиль, не жадничай, поделись с Мейлахсом. Он нам живой нужен.

Магесса ойкнула и начала торопливо пробираться к выходу из центра ряда.

«Боевые маги, растудыт твою налево! – мысленно ругался Асгерн, – Именитые! Вас в первой же стычке положат. Зажрались. Жиром заросло не только пузо, но и мозги».

– Это Мегяш? Или я обознался? – Асгерн нагнулся, внимательно всматриваясь в окровавленное лицо убитого.

К нему подошёл низкорослый толстяк и начал внимательно рассматривать убитого.

– Похож, – наконец сказал подошедший, – это оперение обезобразило его.

– Он и без арбалетного болта во лбу был уродом, – разогнулся Асгерн, и крикнул, – Кир, ты вообще-то контролировал приглашённых? Этот идиот чуть всех не погубил!

– Вначале да… Должны были быть только приглашённые… Потом решили, что нужно всех пустить… – парень отвечал невнятно, сбивчиво.

– Понятно, – Асгерн пошёл к сцене, – этого придурка давно нужно было закрыть в приюте госпожи Нарцевой, а Кир?

– Он, конечно, мнительный… был… несколько неадекватный, но спокойный… – оправдывался глава гильдии Магии.

Поднявшись на сцену, Асгерн взял стул и поставил его с торца стола, подальше от тяжело дышавшего Мейлахса.

– Он всегда был ненормальным, и тебе, как главе гильдии, это известно, – криво улыбаясь, негромко возразил Асгерн. Кир промолчал.

– Тремвилу позовите, – хрипло попросил ректор Академии.

– Сейчас Гиля поможет, – негромко ответил Асгерн, – терпи, Доран. Я быстренько закончу, и кто-нибудь сбегает.

– Хорошо, – отозвался Мейлахс пересохшими губами, держась ладошкой за сердце. К нему подбежала молоденькая магесса и приложила к груди большой серебряный медальон. Прикрыв глаза, она стала магичить.

– Итак, господа маги, – Асгерн сел, пододвинув поближе Громкоглас, – если позволите, я скажу несколько слов. – Не дожидаясь согласия присутствующих, мужчина продолжил. – Я всего лишь обобщу некоторые факты. Не буду касаться, почему всё вышло так, как вышло. Вон, Кир здесь, вот и пусть разбирается с трупами. Скажу лишь про нашего гостя. Граф Андер личность весьма непростая. Мне очень жаль, что я не знаком с ним лично. Про его графство рассказывают небылицы, и я думаю, нам нужно воспользоваться его приглашением и посетить его чудо-замок. Второе. Вот это, – маг взял платочком два окровавленных арбалетных болта, и выставил их перед собой, – дварфовы болты. Вещь весьма дорогая и редкая. Не мне вам рассказывать, что это такое. Так вот, этими убийцами магов были вооружены безликие, которые составляют личную охрану этого паренька. Не знаю, как он этого добился, но вы все видели безликих в деле. Кстати, это большая удача. В смысле, остаться после этого в живых. Вы все можете считать себя участниками настоящей битвы. Граф Андер не убил нас, хотя мог это сделать одним взмахом руки, и, как вы понимаете, наш щит этому не помешал бы…

– Не преувеличивай, Асгерн, – раздался из зала ехидный голос, – сработал эффект неожиданности, не более того.

– Хорошо, Азат, хорошо, – примирительно сказал Асгерн, заворачивая арбалетные болты в окровавленный платочек. – Хотите воевать с магом у которого неизвестный нам дар, немыслимые защитные артефакты, безликие в телохранителях и стая непривязанных арвендов? Да пожалуйста! – маг встал, – только без меня. У меня с головой, слава Единому, всё в порядке.

– Какая стая? Арвенд был один. Вам, коллега, померещилось от страха?! – противно засмеялся немолодой уже Азат.

– Сдаётся мне, что это у вас пропали элементарные магические способности. На балконе, кроме двух десятков безликих, был ещё и пяток арвендов. Так что повторюсь, нам неслыханно повезло, что мы остались живы. Кто забыл, напомню, этим кошечкам совершенно без разницы, какое положение ты занимаешь в обществе. Для них ты просто добыча, – деланно улыбнулся в зал Асгерн.

– Что ты предлагаешь? – раздался мужской голос, незнакомый Асгерну, по крайней мере, не узнанный им.

– Лично я собираюсь заключить с графом Андером контракт на предоставление магических услуг. Конечно же, задним числом, и, конечно же, с огромной неустойкой в случае расторжения. Привлечение на общественные работы возможно, если только у мага нет активного контракта. Не так ли, господин Кир? – говоривший повернулся к главе гильдии Магии. Взгляды из зала также обратились к молодому главе.

– Кхе, – прочистил горло Кир, – тут много неоднозначности… Согласно уложению…

– Это ты императору будешь объяснять, – перебил парня Асгерн, – а я свои права знаю! Если в королевской казне найдётся лишних тысяч эдак пятьсот золотом, чтобы оплатить неустойку, то я, конечно же, расторгну контракт.

В зале прошёлся шепоток усмешки.

– Ты его ещё не заключил, чтобы расторгать, – взяла слово Маргила. – Идея неплохая, если этот Алекс пойдёт нам навстречу и заключит почти полсотни контрактов.

– Не скажу про полсотни, – хмыкнул Асгерн, – а я готов приплатить ему, скажем, тысячу золотых за его согласие. Уверен, что он не откажется.

Мейлахс, внимательно слушавший мага, нетерпеливо отстранил руку помогающей ему Гили, приосанился, явно что-то обдумывая.

– Господин ректор, у вас есть возможность связаться с графом Андером? Я хотел бы назначить ему встречу, – обратился Асгерн к главе Академии Магии.

– Косвенно. Через господина Рампила.

– Это хозяин порталов? – усмехнулся Асгерн, – парень далеко пойдёт!

– Нельзя же быть таким эгоистом! – возмутилась Булана, – ну что вы все молчите? Мы тут думали – решали, а он сейчас всё себе присвоит! А мы что делать будем?

– Госпожа Булана, не провоцируйте панику, – строго вмешался Кир, – предложение господина Асгерна ещё требует обсуждения и согласования.

– Ага, вы тут обсуждайте, а я пошёл, попытаюсь сам что-нибудь сделать, – Асгерн спрыгнул со сцены, – Марга, идёшь?

– Асгерчик, можно я с вами? – наконец-то сообразила Булана, кого нужно держаться.

– Марга, ты не против? – театрально спросил Асгерн свою подругу, проталкивающуюся между вставшими в полный рост магами. – Нет? Тогда можно.

– Подожди, Асгерн, – вмешался Карц, – не наводи панику. Давайте составим список желающих заключить договор с графом Андером. Выделим ещё пару человек и отправим к нему делегацию. И представительно будет, и по-честному.

– Согласен, – немного подумав, ответил Асгерн, – только к списку каждый приложит 1000 золотых или долговую расписку. Я не хочу выглядеть пустобрёхом, если кто-то передумает.

– Правильно. Господа, подходите ближе, я буду записывать, – перехватил инициативу Кир…

Глава 3

Академия Магии. Главный учебный корпус. Алекс.

Встреча с элитой магического сообщества империи прошла не совсем так, как я планировал, вернее, совсем не так. Что спровоцировало нападение? Моё поведение или маги заранее сговорились уничтожить меня? Если так, то очень уж несогласованно они выступили. Ударили бы все сразу, и никто бы мне не помог. Ни моя гвардия, ни Илона, ни Генвас О`Лак… Нужно бы выяснить. Вот только как?

Присутствовавшие в актовом зале маги провожали меня молчанием. Видимо, всё же нападение – инициатива лишь некоторых несогласных, иначе в спину мне кто-нибудь да послал бы какую либо смертоносную дрянь.

«ЗАК, после моего ухода проследи за Мейлахсом. Куда пойдёт, с кем будет говорить. Если он планировал нападение, то наверняка свяжется с заказчиком».

«Принято», – коротко отозвался ИскИн.

В фойе меня поджидал Идар. Увидев нас с Первым, он пошёл навстречу, а подойдя, внимательно, даже пристально всматривался в моё лицо.

– Как ты? – поинтересовался пластун. – Не задело?

– Да нормально, – отмахнулся я, – я вообще не думал, что среди этих уродов найдётся придурок, рискнувший напасть. Маги, твою мать! Элита! Если они видели команду Юла, то безрассудно храбры, а если не видели, то какие они маги? А ежели уж решили устроить бойню, какого хрена за щиты спрятались?

– Я дам задание ребятам, пусть проследят, послушают, – предложил пластун, неторопливо сопровождая нас.

– Не стоит рисковать. Давай всех домой. Я приказал ЗАКу проследить за ректором. Может, это подстава и сюда полным ходом спешит гвардия нового императора.

Идар мазнул пальцами себе по предплечью и, немного помолчав, сказал:

– Татс говорит, что всё тихо. Да и наши сигналки молчат. Если кто-то сюда и спешит, то нас точно не застанут. Мы порталы вон там, за углом, развернули. Идём, провожу.

«Походу, пластуны с драконом сработались, – пронеслось в голове, – это хорошо, что послушался Танку с Карой и взял всех. Конечно, не очень приятно быть подсадной уткой, но, с другой стороны, получились отличные учения по взаимодействию». Вслух же спросил:

– Идар, у тебя кнут есть?

– Кнут? – пластун даже немного притормозил от удивления, – зачем?

– Ну надо. Правда. Есть?

– У меня нет. Улас в охранении графства был. С нами прямо с коня пошёл. Сейчас спрошу, – Идар опять ненадолго замолчал. Только тут я обратил внимание, что он общается с ИССом мысленно. Круто!

«Первый, прикинь – Идар мысленно с ИССом общается», – обратился я к семенившему рядом коту.

«Я должен удивиться?»

«А что, нет? Я удивился».

«Я тоже. Только давно. Ты невнимателен», – кот говорил медленно, даже лениво.

– Сейчас Улас к порталу принесёт нагайку. Сгодится? – прервал наши препирания с арвендом пластун.

– Вполне, – кивнул я, и мы продолжили путь.

В широком коридоре, ведущем к лекционном аудиториям, лежал блин портала. «И про боевое охранение не забыли!» – У каждого окна гвардеец в чёрной маске, скрывающей лицо. Ещё двое – на площадке мраморной лестницы, около входных дверей – трое. Нехилое такое сопровождение моей тушки.

Из бокового коридора выскочил Улас и подбежал к нам:

– Вот, владыка, – парень протянул мне нагайку. Он даже поклониться попытался, но вышло это у него как-то нелепо, чуть ли не всем корпусом.

– Благодарю, – я с интересом рассматривал атрибут пластунов. Плетённая короткая ручка, переходящая в косичку с пятачком на конце. Всё сделано из сыромятной кожи, добротно так, прямо само в руку просится. – Классная вещица! Первый, будешь возникать – получишь по горбу!

– С тебя станется, – пробурчал кот, немного отходя от меня. Присутствующие заулыбались.

– Да шучу-шучу! Пошли до дома, у нас ещё дел немеряно, – примирительно сказал я, пряча нагайку за пояс. – Идар, я всех жду в замке. Заканчивайте, и передай Юлу: – Пусть своих тоже туда забирает. Хочу поблагодарить всех.

– Сделаем, – улыбнулся в усы пластун.


Замок Алекса. Алекс.

Перенос прошёл штатно, то есть, никак. Только что было фойе, раз – и уже бревенчатые стены портальной. На улице пятеро безликих стояли полукольцом, охраняя дверь портальной.

– Десятник, ко мне! – громко скомандовал я, выходя наружу. Один из безликих покинул своё место и подбежал ко мне:

– Десятник Красс, – сымитировал безликий удар кулаком в грудь.

– Охранение снять. Когда все прибудут, позовёшь. Я тут недалеко буду.

– Понял, настоятель, – ещё один удар кулаком в грудь. Выйдя из-за угла портальной, понял, что праздник по случаю победы над гномами набирает ход.

В замковом дворе было явное превышение численности особей женского пола над мужскими. Были это крепостные девки или пришли из ближайших деревень, не знаю, но мне это сразу кинулось в глаза. Причём, это была не обслуга. Везде слышался женский смех и громкие здравницы воинов.

«После сегодняшней ночки, похоже, пройдёт волна свадеб», – поделился я наблюдениями с Первым.

«Не знаю, как там насчёт свадеб, а народонаселение графства точно увеличится», – философски отозвался арвенд.

«Тоже неплохо», – согласился я с выводами кота.

Илона стояла около телеги спиной ко мне, что-то высматривая в веселившейся толпе. Её сопровождающие, два широкоплечих безликих, стояли чуток в сторонке, также посматривая на народное гулянье. Они сняли свои маски и, держа наперевес арбалеты, перешёптывались.

– … а вон ту бы я потискал, вон у бочки кувшин набирает. Хороша! Даже отсюда видно.

– Издали они все хороши, – голос второго воина более низкий, – а поближе подойдёшь, ничего особенного. Две ноги, две руки…

– И кое-что между ними, – хохотнул первый, – вот этим кое-чем и отличаются… ха-ха-ха.

– Эт точно, – хохотнул бас. – У тебя, вроде, есть зазноба, а ты всё на чужих баб смотришь!

– А почему не посмотреть? Зазноба – зазнобой…

– Тебе-то как раз не на баб глядеть надо, а думать, как на пятый круг сдавать будешь.

– Да сдам, куда я денусь! – легко отмахнулся молодой, – слушай, а какой круг у мастера? Девятый?

– Ну да. А чо?

– А кому он сдавал? Выше ж не бывает? Вот и думаю, а кто у него спарринг принимал?

– Зелёный ты ещё! – хмыкнул бас. – Юл самому Бате сдавал. Это же все знают.

– Да? Ну я же не знал. А у Бати какой круг? Получается, девятый не самый высокий?

– Вот ты дурень, – в очередной раз хмыкнул бас. – Батя вне круга. Он свои умения Юлу передал…

Воины заметили меня и Первого и замолчали, встав навытяжку.

– Как звать? – подходя, спросил я у более старшего.

– Нир, десяток Кава, – бодро ответил безликий.

– Охранение снять. Свободны.

– Слушаюсь! – по-военному ответил воин, изобразив удар кулаком в грудь. Молодой, молча, повторил жест за своим напарником. Оба воина скорым шагом ушли за угол портальной.

Илона, услышав мой голос, повернулась и заметила нас.

– Алекс! – вскрикнула она и быстро подошла. Закусывая нижнюю губу, она смотрела на меня, а в глазах – слёзы. Её подбородок предательски дрожал.

– Лон, ну ты чего? Всё ведь хорошо, – ласково проговорил я, беря девушку двумя руками за плечи, – ну?

Илона порывисто обняла меня, уткнувшись в моё плечо, и заревела. Вот чего не ожидал от неё, так это откровенных слёз.

– Лончик, ну перестань, – гладил я девушку по голове, как маленькую девочку, – всё обошлось. Успокойся. Всё позади.

– Я подвела тебя, – не отрываясь от плеча, проговорила Илона. Потом отстранилась и, вытерев ладошкой слёзы, неожиданно спокойно повторила, – я подвела тебя. Ты был прав, отказываясь брать меня с собой. Я никчёмный маг и обуза на таких встречах. Я… ты… мог погибнуть… – она виновато опустила голову. У меня на душе стало так горько и обидно, что я сам чуть не заревел: «Ну, вот нельзя же так сопереживать, мне эта эмпатия уже поперёк горла! Закрылся. Сразу немного полегчало. Фух ты, боже правый! Эк, её корёжит-то!»

– Подожди-ка, – я отошёл на шаг. Она всё также обречённо смотрела себе под ноги. Я старался придать своему голосу максимум уверенности: – Во-первых, это твой первый боевой опыт, и ты вела себя в высшей степени адекватно. Не перебивай, я знаю, что говорю! Во-вторых, с твоей подачи со мной пошли Генвас и Юл, и Идар, и вообще все. А теперь представь, если бы я там оказался один. И самое главное! Это был просто бесценный опыт нашей совместной работы. Понимаешь? Да, были просчёты, да, не всё гладко. Но как, скажи, как бы мы это узнали, не побывав там все вместе? Нет, Илона, это я должен виниться перед тобой, что мотал тебе нервы своим отказом, вместо того, чтобы выработать план действий. Это я возомнил себя супергероем, и в который раз вы меня спасли.

«Вот умеешь говорить, – скептический голос Первого, – если бы только эти слова, да перед тем, как, а не после того!»

«Да ладно тебе! Правду же говорю», – отмахнулся я.

«Правду-то правду, да поздно. И говорить ты это должен тем девчонкам из академии, а не ей».

«Не будь занудой. Каждый сделал своё дело».

«Одно утешает – если всё потеряешь, сможешь прокормить себя, выступая скоморохом. Все будут верить, какую бы чушь ты не нёс», – усмехнулся кот.

«Ты мне это уже говорил, – рыкнул я, – повторяешься».

«Это ты повторяешься, а не я», – кот с невозмутимым видом вылизывал себе лапу.

– Ты правда так думаешь? – голос Илоны был полон надежды.

– Я вообще никогда не вру!

«Ага. Только говоришь не ту правду и не тем», – прокомментировал арвенд. Я пропустил его замечание мимо ушей.

– Вот кнут, – я достал нагайку из-за пояса, – ты в своём праве! – я преклонил колено. Первый прыснул смехом. Впервые слышу его смех!

– Кнут, говоришь, – Илона взяла нагайку. Шмыгнула носом, вытирая остатки слёз, – давай. А вот по чьей спине она гулять будет, мы с тобой ночью решим. Обещай!

– А можно по попке? Ну, гулять будет? – я поднялся с колена.

– Посмотрим, – уже игриво отозвалась магинесса.

– Замётано. То есть, обещаю, – улыбнулся я девушке. – До ночера?

– А ты куда сейчас? – встревожилась Илона.

– Никуда. Хочу поблагодарить своих воинов за службу. Сейчас все прибудут, скажу пламенную речь, а потом пойдём в зал совещаний, потолкуем.

– Я поняла, – уже вовсю улыбалась Илона, – пойду, Весту позову, и мы придём.

– Как хочешь. В принципе, не обязательно. Лучше бы отдохнула.

– Я не устала, – девушка, привстав на носочки, чмокнула меня в щеку и, многообещающе улыбаясь, направилась в донжон.


Империя. Летняя резиденция императора Борбока.

День клонился к концу, а у императора дел не убавлялось. Скорее, наоборот – чем ближе к вечеру, тем больше возникало вопросов, требующих его внимания. Борбок уже неоднократно хотел изменить режим своего дня, но, по независящим от него причинам, этого не удавалось. Сказывались и удалённость от столицы, и неорганизованность кабинета министров, и ещё целая куча факторов.

Становилось нормой засиживаться за работой до полночи. Как следствие, император поздно вставал и его обычный распорядок, как бы сместился на три-четыре часа.

Егиш откинулся на спинку стула, посмотрел в окно. Одно радовало – пейзажи за окном были действительно прекрасны. Потянувшись, он взял колокольчик и негромко звякнул им. Высокая дверь отворилась, и вошёл лакей. Степенно поклонившись, мужчина застыл в ожидании приказов.

– Милейший, а принеси-ка мне что-нибудь поесть, – Борбок встал из-за стола, подошёл к окну и негромко сказал:

– Всё-таки красивые тут места.

– Прикажете подать обед?

– Обед? Действительно, я ещё не обедал, – немного помолчав, Борбок добавил:

– Пожалуй, обедать буду позже. В приёмной кто-нибудь есть?

– Нет, Ваше Величество.

– Хорошо, принеси чуса и что-нибудь перекусить.

– Слушаюсь, Ваше Величество, – степенно ответил лакей и с достоинством вышел.

Борбок сел за стол и пододвинул к себе папку. На ней крупными буквами было написано «Прошения о помиловании». Только он открыл папку и начал читать первый документ, в дверь постучали, и вошёл Дельвар, его верный помощник в делах сыска.

– Разрешите, Ваше Величество?

– Заходи, Дельвар, заходи, – император отложил листок бумаги, – я как раз собирался сделать перерыв. Что у тебя?

Молодой человек подошёл к рабочему столу императора:

– У меня несколько новостей, требующих вашего внимания, Ваше Величество.

– Назови мне хоть одно событие в империи, которое не требует моего внимания? – криво усмехнулся Борбок. – Шучу! Присаживайся, рассказывай.

Дельвар вежливо кивнул и сел на стул, стоявший перед рабочим столом.

– Во-первых, я получил сообщение от нашего агента, которому удалось внедриться в качестве переселенца в графство Андера…

– Оно ещё существует? – вскинул бровь император. – Я думал, что вопрос с ним закрыт.

– Боюсь, мне придётся вас огорчить, Ваше Величество, – Дельвар немного напрягся, зная крутой нрав своего хозяина, – с графством Андера всё не так просто, как нам казалось.

– Да? Ну хорошо, рассказывай.

– Мой агент сообщил, что в графстве живут два дракона, – парень сглотнул, – теперь это доподлинно известно. Один старый, раненый, второй помоложе.

– Тоже раненный? – нахмурился император.

– Кто?

– Второй дракон.

– Нет-нет, Ваше Величество, по сообщению агента второй дракон вполне здоров.

– Дальше, – лицо Борбока стало непроницаемым.

– Буквально несколько часов назад на Южный рудник ассанитиса было совершено нападение.

– Значит, мы вовремя послали туда свою сотню. Хорошо, продолжай.

– Да, Ваше Величество, это было очень прозорливое решение. Не будь там наших воинов, неизвестно, чем бы там всё закончилось. А так… – Дельвар помолчал и, собравшись с духом, выдал, – Ваше Величество, на самом деле всё закончилось очень плохо. В нападении участвовал дракон, и, по свидетельствам очевидцев нападавшие были хорошо вооружены и согласованы в своих действиях. Это была не толпа бандитов, а хорошо обученное, военное подразделение…

– Допустим, – в очередной раз перебил своего осведомителя Борбок, – избавь меня от ненужных подробностей. Все погибли? Рудник затоплен? Что?

– Нападавшие даже не дошли до входа в рудник. Однако пропали узники из числа имперских дворян. Вы понимаете? Простые преступники остались, а дворяне, осуждённые за противление законному императору, исчезли. Никто ничего не видел. Наверх узники не выходили, а спускаться на нижние этажи охранники наотрез отказываются…

Император всё также сидел с непроницаемым лицом. Дельвар напрасно пытался увидеть хоть какую-то эмоцию своего хозяина. Ничего. И это было гораздо страшнее. По опыту парень знал, что после вот такого спокойствия может либо разразиться неимоверный разнос, либо, наоборот – рабочая беседа. Император молчал, внимательно рассматривая Дельвара.

– Всё указывает на то, что за нападением на рудник гномов стоят люди графа Андера, – закончил парень.

– Возможно, – наконец уронил Борбок, – что-то ещё?

– Да, Ваше Величество. Не более часа назад в небе над Академией Магии был замечен дракон. Очевидцы в один голос утверждают, что он долго кружил над территорией Академии, а потом его не стало. Никто не видел, откуда он прилетел и куда улетел. По сообщению службы безопасности, ректор Академии проводил собрание боевых магов. Результат собрания – пять трупов в зале, где проходила встреча. Что произошло на собрании, узнать пока что не удалось. Я работаю над этим.

– Это работа сыскного отдела, разобраться во всём, – император говорил неторопливо, печатая каждое слово. – Это и есть новости, требующие моего внимания?

– Да, Ваше Величество. Дело в том, что на собрании присутствовал граф Андер, а он не боевой маг, он вообще не окончил Академию. Мне показалось необычным, что Мейлахс собрал боевых магов и пригласил графа Андера.

– Мнда-а, странно, – после небольшой паузы, проговорил Борбок, – участников собрания уже опросили?

– Нет, Ваше Величество, но в Академии работают лучшие дознаватели. Всё осложняется статусом участников собрания. Напомню – там была исключительно элита магического сообщества, а с ними очень трудно вести беседу.

– С каких пор магический статус выше императорского? – рыкнул Борбок. – Зарвались эти маги! Они думают, что они хозяева империи? Так я им объясню, кто в империи хозяин!

– Ваше Величество, я настоятельно прошу вас отнестись к этому событию очень осторожно. Боевые маги…

– Я услышал твою просьбу, – резко сказал Борбок. Дельвар замолчал на полуслове. Император молчал, нервно постукивая пальцами по крышке стола.

«Неужели у меня под носом зреет бунт? – пронеслась неожиданная мысль в голове Егиша. – Не может быть! Нужно подключить к этому Хасса. Хотя, он уже наверняка в курсе событий и, возможно, что-то раскопал».

– Погибшие работали на нас? – наконец спросил Борбок.

– Нет, Ваше Величество. Верных вам магов на собрании не было. Только те, кто соблюдает нейтралитет.

– Понятно. Здание академии сильно пострадало? – император внимательно посмотрел на своего слугу.

– Вообще не пострадало, – недоуменно ответил Дельвар.

– Хочешь сказать, что пять боевых магов повздорили и ни одно здание в Академии не пострадало? Они что, на полигоне выясняли отношения, а умирать пришли в зал?

– Нет, Ваше Величество. Все были убиты прямо в актовом зале Главного учебного корпуса. Но не магией, а дварфовыми болтами.

– Упс! – удивлённо цыкнул Борбок. – Боевой маг никогда не опустится до такого бесчинства! Думаешь, это граф Андер их?

– Маловероятно. Даже если у него были дварфовы болты, он не мог убить пять магов сразу! Это ведь были не прохожие, это боевые маги. Дознаватели пока ничего не говорят.

– Хорошо. Что-то ещё?

– Всё, – Дельвар встал.

– Перво-наперво выясни, из-за чего возник бой, кто инициатор? А я выслушаю версию Мейлахса, – задумчиво проговорил император. – И срочно найди мне генерала Давена. Не знаешь, где он сейчас?

– Насколько я знаю, он с утра планировал поездку в Грифоновые горы, а потом должен был проинспектировать подготовку к штурму графства Андера.

– Я хочу увидеть его ещё сегодня. Так и передай.

– Слушаюсь, Ваше Величество, – по-военному кивнул Дельвар.

– Иди.

Парень опять кивнул подбородком и чуть ли не строевым шагом вышел из кабинета императора. Борбок некоторое время в задумчивости смотрел на папку с прошениями. В дверь раздался осторожный стук и заглянул слуга:

– Ваш чус, Ваше Величество!

– Подавай, – кивнул император.

Вошёл парень в белом поварском кокошнике и таком же белоснежном фартуке. В руках он держал серебряный поднос, заставленный приборами для чаепития. Поставив это всё на рабочий стол императора, слуги, поклонившись, вышли.

Борбок открыл тумбочку и достал матовый шар на золотой подставке. Поставив шар перед собой, протянул к нему ладони и, сосредоточившись, послал запрос на соединение.

Некоторое время ничего не происходило, но постепенно шар стал набирать цвет и через десяток секунд начал светиться ровным кроваво-красным цветом.

– Ваше Величество? – раздался от сферы связи женский голос.

– Да. Это кто?

– Господин Борбок, извините, Ваше Величество, это – Тремвила, преподаватель травоведения.

– Госпожа Тремвила! Неожиданно. Как поживаете? – доброжелательно поинтересовался Борбок.

– Спасибо, Ваше Величество, у меня всё хорошо. Преподаю. Всё хорошо.

– Очень рад. Мне нужен Доран. У меня к нему очень срочное дело, – перешёл Борбок на деловой тон.

– Ой! Вы же не знаете, тут такое было! – воскликнула женщина. – Ваше Величество, извините, я не очень умею пользоваться этой сферой…

– Ничего-ничего, Тремвила, – постарался подбодрить собеседницу император, – так где Доран?

– Плох ректор, совсем плох. У нас тут собрание было, буквально пару часов назад, и там кто-то с кем-то повздорил. Нет, чтобы пойти на полигон и ублажать там свои амбиции, так они прямо в зале подрались. Ваше Величество, пятеро магов погибло! Я сколько работаю не помню такого случая!

– Так что, Доран ранен? – догадался император.

– Упаси Единый! Нервный срыв у него. Сердце еле стучит. Тут служивых людей понаехало. Дознаватели… сам господин Хасс был. Все беседовали с господином Мейлахсом. А ему всё хуже и хуже! Прямо во время беседы с дознавателем ему совсем худо стало! Принесли чуть живого, а я его травками напоила. Вот заснул.

– Придётся разбудить, – проговорил Борбок.

– Ваше Величество, заклинаю вас. Вы же учились у него, пожалейте старика. Плох он совсем. Он всё хорохорится, а самому-то уже лет и лет! Ваше Величество, пожалуйста, хотя бы до утра! Я ему сбор отварю, к утру должно подействовать. Нельзя его сейчас беспокоить. Помрёт ведь… – в голосе женщины появились слезы.

Император, нахмурившись, задумался. Помолчав, спросил:

– Тремвила, а что за собрание было?

– Подробностей не знаю. Боевые маги приехали, да все из знатных. Некоторые уж не здороваются со мной, а ведь десяти лет не прошло, как из стен Академии вышли. Человек сто было, а может, и больше. Какой-то контракт совместный обсудить должны были. Это всё, что я слышала. Наверное, разошлись во мнениях, раз передрались из-за него.

– А кроме боевых магов кто-то был? Может, краем глаза видела? – заговорщически поинтересовался Борбок.

– Я в лабораторию как раз шла, когда маги собираться начали. Слышала, что они какого-то важного человека обсуждали. Ну, не то чтобы обсуждали, а предположения строили. Какой он да кто такой? Так, ничего серьёзного, – рассказала травница.

– А что ж за вельможа такой, что сотню магов собрал? – удивился император.

– Не знаю, Ваше Величество, не прислушивалась я. Дознаватели уж у меня выспрашивали, что да как. А я пробежала по фойе в лабораторию, никого не видела. Знать бы заранее, присмотрелась бы да прислушалась…

– Понятно. Одному Единому известно всё наперёд. Вы мне очень помогли. Передайте господину Мейлахсу, что я его жду завтра к обеду. Хорошо?

– Спасибо, Ваше Величество. Я ему пиявок поставлю. Будет к утру как новенький!

– Ну вот и хорошо! Прощайте, – император, не дожидаясь ответа, разъединил связь. Немного посидел, обдумывая услышанное.

– Старая кошёлка решила сыграть роль простушки? Учился… У тебя я тоже учился, и с памятью у меня всё в порядке! – Борбок подтянул к себе поднос и налил в изящную кружечку ароматного напитка. – И этот старый пень! Решил спрятаться? – отпив чуса, пробурчал себе под нос, – нужно с Академией Магии что-то делать. Устроили там дом престарелых…


Империя. Замок Алекса. Алекс.

Толкнув перед личным составам благодарственную речь, я в сопровождении Генваса О`Лак, Идара и мастера Юла направился в донжон обсудить результаты посещения собрания магов империи.

Вдруг над замком, прямо из воздуха возник дракон. Как мечи оказались в руках, я даже не заметил. Впрочем, Идар и Юл ненамного отстали от меня, становясь спиной к моей спине. Мнда-а, выучка у них что надо!

– Это Татс Мари Ри. Опасности нет, – громко сказал Генвас О`Лак.

– Фу, блин! Напугал, – я спрятал мечи в ножны, – откуда он взялся?

– Этот фокус с порталом он сам придумал. ЗАК поддержал. Вот пригодилось, – пояснил парень.

– Да-а-а? Я сейчас, – и мысленно спросил у своего ИскИна: «ЗАК, а мобильные порталы могут работать только дискретно?»

«Чем вызван вопрос?» – поинтересовался ИскИн.

«ЗАК! Что за привычка отвечать на вопрос вопросом?»

«Для переноса некоторого тела используется так называемое квадропространство…»

«Избавь меня от теоретических выкладок. Я что, непонятно спросил? Что ты мне лекции читаешь?» – возмутился я.

«Мобильные порталы могут работать как дискретно, так и в режиме длительного доступа. Последний требует на порядок больше энергии. Кроме того, при этом может проявляться нестабильность фиксации точки выхода. Применять категорически не рекомендуется», – покладисто выдал ИскИн.

«Ясно. Нужно будет обсудить это с тобой».

«Всегда готов к диалогу».

– Татс использовал этот трюк, чтобы над Академией дежурить? – спросил я, продолжая путь в донжон.

– Верно. ЗАК проанализировал наполненность магией пространства над Академией и сказал, что проблем с переносом не будет, – рассказывал идущий рядом Генвас О`Лак.

– Молодцы! – похвалил я, – наверное, не просто нырять в круг портала?

– Видел бы ты какие виражи мы с друзьями на спор выделывали, – усмехнулся своим мыслям Генвас О`Лак.

* * *

В зале совещаний кухонные девки накрывали на стол. Вроде бы, я недавно ел, а опять хочется. Что ни говори, перенервничал, требуется восстановить потерянные нервные клетки да и силы сильной поднабраться.

– Юл, а сколько кругов владения оружием у твоих воинов? – спросил я, усаживаясь на хозяйское место.

– Всего девять, – мастер внимательно посмотрел на меня, – а что?

– Да вы садитесь, чего замерли? – пригласил я к столу Юла и Идара. Генвас О`Лак как-то проще к этому относился. Он сел без приглашения. Я продолжил: – Ещё вопрос. Какие звания существуют у военных? Десятник, знаю. А какие ещё?

– Разные, – вмешался Идар, – у нас по одному называют, в Орвилии то же самое, но название уже другое, а в имперских войсках – третье. Тебе зачем? – пластун сел за стол рядом с Юлом.

– Хочу навести в этом единообразие. Мы – одна семья, и не должны называть по-разному одно и то же. Сегодня вы работали все вместе. Нужно было реагировать быстро, а не переводить, кто и что имел в виду. Я понятно объяснил?

– Понятно.

Вошёл Хисий и Вилс.

– Не помешаем? – поинтересовался старый пластун, впрочем, вопрос был риторическим, так как дедки, не сбавляя шага, сели за стол. – О чём речь?

– Алекс решил назвать всех одинаково, – прокомментировал Первый, занявший кресло около стены.

– В каком смысле? – не понял Хисий.

– В смысле воинских званий, – подал я голос.

– Хорошее дело, – погладил бороду Хисий, – в дружине, в основном, воины из империи. Вот и принять за основу имперские чины. Всё равно ведь, орки, например, будут по-своему называть своих командиров.

– Вот и я про то, – согласился я, – у пластунов – сотник, а Юл понятия не имеет, что это.

– Я знаю, – встрепенулся мастер.

– Это я для примера.

– Но ведь я знаю. Командир полусотни.

– Юл, я не о том.

– Все верно, – опять взял слово Хисий, – в имперских войсках – пятидесятники, у нас – сотники. Исходят из того, что пластуны верховые, а пятидесятники пехотой командуют. Но ты прав, Алекс, давно пора прийти к единому стандарту.

– Вот! Короче, десятник, дальше – пятидесятник, после – что? Ну, в имперских войсках?

– Сотник, Полуголова, Голова, – начал перечислять Юл, – Генерал и Верховный. Что тут придумаешь?

– Можно назвать просто – командир эскадрона или ещё там чего, – вставил Идар.

– Ясно. И у кого сколько в подчинении воинов? – обратился я к Юлу.

– У десятника – десять человек, у пятидесятника – пятьдесят. У сотника, соответственно, сотня. У Полуголовы – пять сотен, у Головы – тысяча. У генерала – целый вид войск: пехота или конные и так далее. Верховный, естественно, в любой стране один. В империи – Император, в Орвилил – Салатун, у гномов – Король.

– Ясно, что ничего не ясно, – проговорил я. – Тогда, давайте так. Хисий, подготовишь мне список. Продумай, как и кого будем называть. Упор делай на звания в армии империи. Мы же, в конце концов, на территории империи находимся и народ в дружину идёт, в основном, из империи. Так, дальше, я хотел про знаки отличия сказать. Сейчас, посмотрев на командира отряда, можно как-то определить: сотник это или полуголова? Я имею в виду – по форме можно сказать, кто есть кто?

– Конечно, – опять взял слово мастер Юл. – Хотя опять-таки в каждой стране по-разному. В основном, на плечо что-либо пришивается. Ну, там, полоска или круг…

– Хисий. Продумаешь и этот момент. Я предлагаю на левый рукав, вверху сбоку, прикреплять нашивочку, а на ней – изобразил всё иллюзией – металлические звёздочки. ЗАК сделает, – сказал я и мысленно закончил: «Как у военных на моей родине. ЗАК, у тебя же есть такие сведения?»

«Да. Слепок твоей памяти содержит эти сведения», – доложил ИскИн.

– Хорошо, – кивнул старый пластун.

– И ещё, нужно внедрить систему кругов мастера Юла для всей дружины, – добавил я.

– Ну, ты, Алекс, загнул, – покачал головой Идар, – у тебя в дружине разный народ, а у Юла отборные воины, прошедшие особую подготовку.

– Так и что? – не согласился я, – сделаем, кроме уровня круга, ещё и цвет. Например, три круга белого цвета. Это – новички, потом три зеленого, так же красного и чёрного. Воинам будет куда стремиться, да и командирам не нужно голову ломать, кому что можно доверить!

– Тебе видней, – пожал плечами Идар.

– Мастер Юл, от тебя список: что должен уметь воин для каждого уровня, каждого цвета.

– Хм…, – нахмурил лоб Юл, – хорошо. Сделаю.

– А теперь, по итогам, – я взял кувшин и налил в кубок вина. Стол уже накрыли, и в зале кроме нас никого не было. Не скажу, что стол ломился от еды, но при желании можно было и плотно поесть, и слегка перекусить. – Общий сбор делать не будем. Особо нечего рассказывать. Так…, – я на секунду задумался, – ЗАК, вызывай Рампила, Илона с Вестой сейчас подойдут…

«Сенди уже оповещена», – вклинился ИскИн.

– Верно. Сенди. Карла предупреди, пусть по телефону слушает. Собственно, всё.

«Выполнено», – положил ЗАК.

На углу стола возник серебристо-голубой кокон, который тут же перетёк в образ Рампила.

– Доброго здравия честной компании, – поприветствовал пьяненький глава гильдии Повелителей дорог. Впрочем, на него никто не обратил внимания.

Дверь в зал отворилась, и вошли Илона с принцессой.

– Не опоздали? – жизнерадостно поинтересовалась магесса.

– Нет. Проходите, – за всех ответил я.

Устраиваясь на своих местах, по правую руку от меня, Веста, как бы невзначай, коснулась меня ладошкой, шепнув:

– Спасибо за Илону. Потом поговорим.

– Ага, – кивнул я. – ЗАК, что Зибенский?

«Он верхом. Спроецировать голограмму?» – предложил ИскИн.

– Давай. Режим три ноль, смещение пять, увеличение минус два с половиной. Показать.

Между столом и входной дверью возникла уменьшенная иллюзия движущегося всадника. Карл, не торопясь, ехал по лесу. Иногда в зону иллюзии попадал бок идущей рядом лошади, или ветка над головой всадника.

– Карл, ты на связи?

– Я тебя слышу. Только убери это окно передо мной. Я ж не привыкший, могу врезаться во что-либо, – попросил граф, имея в виду экран, на котором он видел нас.

– ЗАК, убери экран.

– Во! Другое дело. Ну, как сходил? – удовлетворенно проговорил граф Зибенский.

– Сейчас расскажу.

Дверь в зал отворилась и вошла запыхавшаяся Сенди:

– Прошу извинить, текущие дела.

– Ничего, мы только начинаем. Проходи, – сделал я жест рукой. – Хочу обобщить итог встречи с магами. Вначале был довольно спокойный разговор. Я предложил магам перейти на нашу сторону. Известил их о живой наследнице трона. Ага, о тебе, – кивнул я на немой вопрос Весты. – Потом, среди магов нашлись придурки, которые попытались на меня напасть. Выражаю благодарность Генвасу О`Лак за блестящее руководство операцией, а также Идару и Юлу за согласованные действия в боевой обстановке…

Пластун и мастер Юл подскочили, ударив кулаком в грудь. Глядя на них, то же самое проделал и Генвас О`Лак.

– Спасибо от меня лично, – с чувством проговорил я, – садитесь. Предлагаю в дальнейшем сохранить эту структуру отряда особого назначения. Генвас О`Лак – общее руководство. Идар – обязанности по обеспечению путей отхода и зачистки территории, Юл – ударные силы и скрытное охранение, Илона – ментально прикрытие. Возражения есть?

– Да, то есть, нет, – магесса покраснела, – я согласна.

– Вроде, нормально, – пожал плечами Идар.

– Возражений нет, – коротко кивнул Юл.

– Оправдаю! – отозвался Генвас О`Лак.

– Ну и отлично, – подвёл я итог. – Далее…

«Разреши вопрос?» – раздался голос ЗАКа в моей голове.

«Давай. Что случилось?» – я перешёл в режим быстрого восприятия.

«На встрече в Академии ты описал схему защиты границ графства. На самом деле, всё устроено не так. Я проанализировал выдвинутые тобой предложения по устройству рубежей защиты. Очень много неверных предпосылок и, соответственно, неверные выводы. Устойчивость предложенной системы не более 15 %….»

«Остановись. Это было просто выдумка. Понимаешь? Никакое это не предложение. Просто выдумка, чтобы заинтересовать аудиторию».

«Ты считаешь, если бы ты рассказал реальное устройство оборудования по охране рубежей, это было бы неинтересно?» – голос ИскИна выражал обиду.

«ЗАК. Давай позже обсудим, для чего я рассказывал ту ересь. Не сейчас».

«Принято».

– Так вот, – вернулся я к обычному восприятию действительности, – на текущий момент мы имеем: первое – Рокдиверы обещали нам поддержку в деле свержения Борбока и передачи власти законной наследнице…

– Алекс, я против! – воскликнула принцесса, – нельзя же так!

– Да? – повернулся я к Весте, – а как можно? Давай, расскажи, как мы должны поступить? Мы слушаем.

– Я не знаю… Но я уверена, должен быть мирный выход. Опять насилие! Это плохо…

– Понятно, – кивнул я, – не знаю как, но не так, – я вздохнул. Выдержал паузу: – А знаешь что?

Принцесса заинтересованно посмотрела на меня, как, впрочем, и все присутствующие.

– Ты права. Насилие – это плохо. Давай снимем защиту с границ графства и предложим войскам императора Борбока дружбу!

Идар хмыкнул в бороду, спрятав глаза.

– Не, Алекс, чо ты её слушаешь? – возмутился Зибенский. – Баба – она и есть баба, хоть и принцесса! У меня в графстве убитых больше, чем живых осталось. Какая дружба?

– Господин граф! – вскинулась Веста. – Как вы смеете говорить со мной в таком тоне?!

– Да кто с тобой разговаривает? – хмыкнул Карл, пригибаясь к гриве лошади и пропуская над головой придорожную ветку. – Ты пока что никто, чтобы с тобой разговаривать. Я говорю с твоим мужем, и тебе, как доброй жене, нужно помалкивать и помогать ему, а ты супротив идёшь!

– Я не намерена выслушивать грубость разн…, – девушка замолчала на полуслове, встретившись со мной взглядом. Смотреть тяжело я научился. В зале стало тихо.

– Мне нечего тебе сказать, – наконец сказал я, пристально разглядывая Весту. – Попрошу Савра, возможно, он найдёт слова и примеры. Единственно, чтоб ты знала, я буду защищать дорогих мне людей до последнего вздоха. От внешних врагов или от внутренних. Мне всё равно.

– Я тебе не враг, – негромко проговорила принцесса, подбородок у неё задрожал. – Просто я хотела…

Помолчали.

– Хисий, что Савр, уже ушёл? – нарушил я гнетущую тишину.

– Да. В замке остались только те из узников, кому идти некуда. Борбок не очень церемонился с родственниками неугодных.

– Ладно, к делу, – встряхнулся я, – итак, у нас есть несколько дней. Дворцовые дойдут до дома и расскажут, где они были и что видели. Думаю, через пару дней вся столица будет обсуждать кровавые дела нового императора. Далее, ЗАК, связь с КИВом есть?

– Нет, – лаконично прозвучало из-под потолка.

– Вот. Нужно наведаться во дворец. Вообще-то мне очень интересно, как это КИВ принял Борбока в роли императора?

– Так он его и не принял, – пьяненько заметил Рамил, – Борбок в летней резиденции живёт. Так что…

– Тем более, – проговорил я, прикидывая, что делать дальше.

– Алекс, разреши сказать? – попросил слова Генвас О`Лак. Я кивнул, дракон продолжил, – прошу тебя выделить время для встречи с Су-Ракалом Адх. Это не займёт много времени.

– Точно. Тогда, давайте так. Сейчас я с Генвасом отправляюсь в баронство Неркулова.

– Заодно с Намин потолкуй, – подал голос Вилс, – посмотришь систему оповещения в Проклятом лесу. Она ведь денно и нощно там пропадает.

– Услышал, – кивнул я дедку.

– С сыном понянчишься, – вполголоса вставила Илона, глядя на меня совершенно невинными глазами.

– И это тоже, – улыбнулся я ей. – Хорошо. Думаю, завтра до обеда маги империи что-то решат. После обеда мы двинемся в императорский дворец. Идар, Юл, подготовьте людей. Проследите, чтобы они сегодня отдохнули. Хисий, усилить контроль на пропускных пунктах. Не исключены диверсии.

«Ну, это вряд ли, – вставил ЗАК, – я всех вновь прибывших беру на особый контроль».

«И как? Никаких диверсантов?» – поинтересовался я.

«Всех ликвидируем при пересечении границы. Двоих Дамир велел оставить. Приставил к ним верных людей. Лазутчики активности не проявляют».

– Сделаем, владыка, – кивнул старый пластун, не слышавший нашего диалога с ИскИном.

– Что ещё? Ах, да, Рампил, имперские маги будут через тебя искать связь со мной. Как только они обратятся, дай мне знать.

– Всё сделаю, – провёл перед собой ладошкой глава гильдии, – не переживай.

– Тогда, все свободны. Сенди, – повернулся я к девушке, – у нас есть свободные комнаты? На случай, если имперские маги всё-таки приедут.

– Да. По моим данным…, – управляющая начала листать свой блокнот.

«Тридцать восемь одноместных номеров и четырнадцать квартир для семей», – выдал статистику ЗАК.

Присутствующие стали потихоньку расходиться. Илона и Веста упорно сидели. Иллюзии Рампила и Зибенского схлопнулись в точку и исчезли.

– Около сорока свободных комнат, – наконец, сказала Сенди, – а сколько гостей ожидаем?

– Пока не знаю. Может, десять, может двадцать. Короче, комнат хватит. В конце концов, построим новый таунхаус.

– Хорошо, – Сенди встала, – что-то ещё?

– Спасибо. Если что, я свяжусь с тобой.

Девушка кивнула и пошла на выход.

– Ну и? – повернулся я к оставшимся магессам.

– Я хотела напомнить про девочек, которых ты оправил к демонам, – ослепительно улыбнулась Илона, – я так и не поняла, зачем?

– Блин, точно! Это мои однокурсницы. Мы вместе в коттедже жили. Карра – демонесса. Ну а Танка – дочь Умара. Попросились посмотреть, как мои демоны живут. Не забыть бы про них.

– И про нас! – глубокомысленно намекнула Илона. Веста сидела, опустив глаза.

– И про вас, – кивнул я магессе.

Илона, получив подтверждение о нашей ночной встрече, встала и пошла на выход. В зале остались только мы с Вестой да Первый, который невозмутимо развалился на широком подоконнике и смотрел в окно.

– Ты что-то хотела? – нарушил я молчание, обратившись к Весте.

– Да, – глухо проговорила принцесса, – хотела извиниться.

– Извинения приняты, – вздохнул я, – что-то ещё?

– Не надо, Алекс, – девушка подняла на меня глаза. Странно, я думал, она плачет. Нет. Вообще нет.

– Не отдаляйся от меня. Пожалуйста. Я вела себя, как… очень недостойно.

– Хорошо, что ты это понимаешь, – я встал и подошёл к девушке, обнял её сзади, за плечи. – Это не я – жестокий, это – такой мир. Или мы их, или они нас.

– Я понимаю, – кивнула Веста, и помолчав, добавила, – я боюсь быть императрицей. Очень боюсь.

– А уж как мне страшно! – я поцеловал принцессу в макушку. – Но давай свои страхи показывать только друг другу? Так уж получилось, что от того как мы себя ведём, зависит спокойствие очень многих людей… и нелюдей.

– Да. Папа говорил то же самое.

– Потому что это – жестокая реальность. Прорвёмся, моя хорошая, – я прижался к девушке, – у нас очень много друзей. Настоящих. Мы не можем подвести их, правда ведь?

В ответ девушка лишь закивала головой:

– Ты придёшь? Ночевать…

– Вряд ли. Прости и не ревнуй. Я буду не с другой женщиной, а где-нибудь… сам не знаю где.

– Я не ревную, просто мне тебя очень не хватает.

– Всё наладится, – я распрямился. Веста встала и, настойчиво потянув меня к себе, впилась в мои губы.

«Посторожить?» – Первый мягко спрыгнул с подоконника.

«Не нужно. Ничего не будет».

«Знаю я твоё ничего», – со скепсисом в голосе хмыкнул кот…

На самом деле ничего и не было. Нацеловавшись и нашептав на ушко Весте ласковые слова, я сумел вырваться из её объятий.

«Даже если ты придёшь глубокой ночью, не бойся разбудить меня», – отпуская, шепнула она.

* * *

На крыльце меня поджидал Генвас О`Лак.

– К барону?

– Ага, – кивнул я, – а там, как получится.

Мы направились к портальной.

– Алекс, я хотел поговорить насчёт Намин, – Генвас О`Лак шёл по правую руку от меня.

– Говори.

– Мать Природа подарила нам любовь, и я хочу предупредить, что брошу тебе вызов на битву, за право быть отцом её ребёнка.

– Чего-о? – я остановился и посмотрел на парня. Нет. Не шутит. Я расхохотался.

– Что вызвало твой смех? Ты считаешь меня недостойным противником? – напряжённо спросил Генвас.

– Всё…ха-ха-ха… всё-всё… это нервы, – выставил я перёд ладони, – сейчас пройдёт.

Успокоившись, я сказал:

– Значит, у вас с Намин всё серьёзно?

– Алекс, я иногда не понимаю, про что ты спрашиваешь.

– Ясно. Тогда так. Я не собираюсь с тобой драться. Это ваш ребёнок, чтобы ты там себе не напридумывал. Твой и Намин. Я не претендую на отцовство. Такая формулировка понятна?

– Я верю тебе, – коротко ответил Генвас О`Лак и мы продолжили путь к портальной.


Баронство Неркулова. Дракон Су-Ракал Адх.

Сообщение Генваса О`Лак о том, что Наместник направляется в баронство для прохождения проверки, заставило старого дракона засуетиться. Одно дело в мыслях и разговорах обсуждать появление Наместника и совсем другое проводить ритуал Слияния.

Самым близким и понятным существом из окружающих для Су-Ракала была друидка Жизнемира. Конечно, она не драконесса, но очень умная, много знающая и по-житейски мудрая. Поэтому не удивительно, что старый дракон, получив сообщение от своего собрата, сразу же попросил друидку срочно прибыть к нему. Самому себе он объяснил это решение тем, что в случае необходимости оказания Алексу целительской помощи, он будет бессилен, так как совершенно не знает магии целительства.

Су-Ракал Адх в который раз осмотрел свою поляну. Никого и ничего постороннего. Прослушал планы бытия на отсутствие негативных возмущений, несколько раз мысленно перебрал все особенности проведения ритуала, связался с Татсом для очередной проверки его местоположения и с удовлетворением снова убедился, что из молодого дракона получился отличный воин. Татс не суетился, производя патрулирование методично и спокойно.

Топот копыт старый дракон почувствовал задолго до того, как услышал. Жизнемира спешила и была очень встревожена. Очень!

«Наверное, я не совсем правильно описал необходимость её присутствия», – пронеслась запоздалая мысль.

Через некоторое время на поляну выскочила галопирующая лошадь. Всадник, а точнее, всадница, пригибаясь к гриве, понуждала коня не сбавлять темп скачки. Уже практически около мирно лежавшего Су-Ракал Адха, она начала осаживать коня, вынуждая его довольно резко остановиться. Лошади давно перестали бояться драконов, воспринимая их, почти что как своих собратьев.

– Что случилось? – Жизнемира довольно уверенно спешилась, не дождавшись полной остановки скакуна. Она была одета в походные штаны, прямо поверх сарафана. Через плечо у неё была лекарская сумка с большим красным кругом на клапане. – Ты в норме. Кто?

Друидка с трудом удерживала гарцующего перед ней коня, разгорячённого быстрой скачкой.

– Я неверно сформулировал просьбу, – прогудел дракон, – все здоровы. Тут дело в другом.

– В другом!? Я всё бросаю, чуть коня не загнала, потому что ты неправильно сформулировал просьбу?! – возмущению женщины не было предела. – Старая ты ящерица!

– Мне понятен твой гнев, – спокойно ответил дракон, – но прошу тебя, не загрязняй всё вокруг отрицательными эмоциями. Мне для ритуала нужно чистое место.

– Для ритуала ему нужно, – недовольно пробурчала Жизнемира, наконец, успокоив коня. Ослабив подпругу и закрепив повод уздечки на седле, женщина отправила коня попастись. Животное, довольно помахивая головой, принялось щипать зелёную травку.

Ведунья решительно пошла к Су-Ракал Адху, лежащему в тени высоких деревьев. Дракон, молча наблюдал за друидкой.

– Рассказывай, – почти приказала Жизнемира, усаживаясь на специальный пенёк, выполняющий роль табуретки. Это было место, оборудованное молодёжью, для посиделок и задушевных бесед.

– Сюда скоро прибудет Алекс, и мне нужно провести ритуал Слияния, – прогудел старый дракон, громадой возвышаясь над маленькой человеческой женщиной.

– Слияния?? – женщина ненадолго задумалась. – Ты про что? Я знаю как минимум три ритуала с таким названием.

– Возможно, ты права. У нас, драконов, так называют ритуал опознания Наместника.

– Наместника? – Жизнемира сняла с плеча мешающую ей сумку, и поставила у своих ног. – Вы думаете, он… как его? Главный в мире?

– Да. Наместник Лемирта, – подсказал дракон.

– Ты серьёзно? – задрав голову, Жезнимира попыталась всмотреться в глаза дракона. Су-Ракал опустил голову на уровень её роста. Женщина внимательно всматривалась в вертикальные зрачки рептилии, – Наместник Лемирта? Откуда такие сведения?

– Это неважно, – вздохнул старый дракон, потягиваясь обрубками крыльев, – важно другое. Мне нужна твоя помощь. Я стар, а этот ритуал давно никто не проводил. Я говорю о нас, о драконах. Опасаюсь, что Алекс… может плохо себя почувствовать. Ты же знаешь, я в целительской магии совсем ничего не знаю.

– Стар он, – хмыкнула друидская ведунья, – уж молчи, старик выискался, – немного помолчала: – Решил угробит мужа моей внучки? Давай, рассказывай. Всё без выдумок и без своей драконской исключительности. Ты меня понял?

– Вполне, – Су-Ракал улёгся на брюхо так, чтобы быть глазами на уровне головы собеседницы. – Не буду рассказывать, кто такой Наместник и почему он важен для нас всех…

Глава 4

Империя. Старград.

На составление списка желающих пойти на службу к графу Андеру ушла масса времени. Насколько Асгерн понимал, в этот список вошли не только те, кто был избранным Императором Борбоком. Многие вписали себя туда на всякий случай. Для присутствующих на собрании магов долговая расписка на тысячу золотых – не очень большие деньги за спокойствие, а там, смотришь, всё разрешится само собой. По крайней мере – без их участия. Эти мысли были написаны на лицах половины присутствующих в актовом зале Академии.

Возникшие было споры, кто должен быть включён в состав делегации, Асгерн пресёк очень быстро. Он просто сказал, что через десять минут уходит и все желающие могут самостоятельно решать свои проблемы.

В результате с ним отправили Карца, Ранцепа, Маргилу, Гилю, и ещё двоих, которых Асгерн не знал. По существу, ему было совершенно всё равно. Для него это небольшое приключение было как нельзя кстати. В причинный дом идти не хотелось, Маргила однозначно сказала, что в ближайшие три дня занята, так что выбор был – либо пить вино в каком-нибудь трактире, либо развлечься этим путешествием в графство, про которое по столице ходит масса слухов и домыслов.

К главному входу в портальную башню вела широкая аллея. На ней было пустынно. Эти места редко выбирали для прогулок. И вот уже почти час делегация боевых магов коротала время на одной из длинных скамеек этой аллеи. На переговоры с Повелителями дорог отправили Каху, молодого парня, заверив Асгерна, что вести беседу с хозяевами портальных башен лучше него никто не сможет.

– … получается, что у Старицких не очень разживёшься, – Ранцеп жаловался Карцу на перипетии своей службы у каких-то вельмож. – У меня контракт был на полгода, третьего дня закончился. Не буду продлевать. Надоели со своим высокомерием…

Маргила сидела рядом с молчаливым Асгерном, рассказывала про какие-то выставки женской одежды, между делом поправляя макияж. Гиля поддакивала магессе, вставляя характеристики неизвестных Асгерну придворных дам.

Боевой маг с сожалением осознавал, что все эти люди «не его поля ягоды». Терпеть выходки малолетнего вельможи, как Ранцеп? Пытаться жениться на придворной фаворитке из-за большого её приданного, как Карц? Таскать с собой целую гору дорогущей косметики и сокрушаться по поводу недоступности какого-то вечернего платья, как Маргила? Завидовать побрякушкам и одежде придворных дам, как Гиля?

«А ведь мы все закончили Академию. Все называем себя боевыми мгами. А кто из них хоть раз был в настоящем бою? Да никто, – мысли текли лениво и медленно. – Вот так и разводит людей жизнь. Определяет каждому своё место».

Каху Асгерн заметил первым, но даже не пошевелился, расслабленно развалившись под лучами заходящего Ясмина.

«Судя по улыбке, договорился. Долго же он. Спец, харгл его раздери!» – подумал Асгерн, рассматривая смуглолицего парня.

– Каха идёт, – подал голос сурового вида маг, по имени Гронд. Это был совершенно седой старец, который мало разговаривал, и потому Асгерн относился к нему с бо́льшим уважением, чем ко всем остальным присутствующим месте взятым.

– Улыбается. Значит, всё получилось, – прокомментировал Карц.

– Господа, я обо всем договорился! – радостно возвестил подошедший парень, – через полчаса можем воспользоваться услугами Повелителей дорог.

– Да неужели? – лениво повернул голову к парню Асгерн, – не прошло и двух часов.

– Не обращай внимания, Каха, – встала на защиту парня Маргила, бросив сердитый взгляд на Асгерна. – Он всегда всем недоволен. Рассказывай.

– Да…, – немного сник Каха, – ну так вот. Служители непонятливые попались. Пока объяснил им, кто я и для чего мне нужен господин Рампил… Но потом вышел их старший, я опять всё рассказал, а тот сразу понял. Видимо, было распоряжение от господина Рампила. Так что всё нормально – нас перекинут к графу Андеру. Бесплатно!

– И для этого тебе потребовался полтора часа времени? – Асгерн потянулся. – Отдали бы в счёт оплаты одну долговую расписку и давно были бы на месте.

– И чью бы расписку ты отдал? – скептически спросил Карц. – И как потом оправдывался перед держателем, если наша задумка не получится?

– Да вот твою бы и отдал, и оправдываться не нужно – ты сам всё видел.

– Мальчики, прекратите! – встряла Маргила, – что вы, как дети? Мы делаем общее дело.

– Надеюсь, ты заказал лошадей или хотя бы телегу? – всё также недовольно спросил Асгерн. – Или нам до графского замка грязь ногами месить?

– А нам никуда не нужно идти! – улыбаясь во весь рот, сообщил Каха, – нас доставят сразу на место.

– Это как? – подал голос Гронд. Асгерн насторожился, пристально рассматривая юношу.

– Вот так, – улыбался Каха, – прямо в замок.

– У графа есть собственный портал? – недоверчиво спросил за всех Ранцеп. – Ты ничего не путаешь?

– Не-е-ет, – протянул Каха, – я тоже удивился. Видимо, слухи, что он преемник главы гильдии Повелителей дорог правдивы.

– Правдивы, говоришь? – задумчиво произнёс Асгерн, садясь ровно. – Может быть, может быть…

– Что ты задумал? – повернулась к нему Маргила, перестав смотреться в зеркальце.

– Ничего.

– Не лги. Я знаю это твоё выражение лица. Говори!

– Да ничего. Честно, – Асгерн посмотрел в глаза подруге. – Ну, ладно. Ты слышала о новом портале, который недавно нашли в тех местах?

– Да, – вставила Гиля. Остальные присутствующие молча следили за разговором.

– И где он? – между тем спросил Асгерн.

– В Озерске, – включился в разговор Карц, – и что? Нам туда и нужно.

– О-о-о! Господа боевые маги! – закатил глаза Асгерн. – Это значит, что слухи о наличии у графа Андера переносных порталов правда! И то, что об этом вот так, запросто, сообщили Кахе, свидетельствует, что Андеру глубоко безразлично, знает кто-то о его порталах или нет!

– Ну и что? – этот вопрос читался на лицах всех присутствующих, за исключением, разве что, Гронда.

– Да ничо! Просто удивительно, – отмахнулся Асгерн, про себя додумав: «Этот человек скоро будет править всем миром. Только дебилы, вроде элиты боевых магов Империи, не видят и не понимают этого! Похоже, путешествие обещает быть весьма познавательным».


Графство Алекса. Алекс.

Мы, с Генвасом О`Лак и Первым, переместились на поляну, где жили Су-Ракал Адх и Татс Мари Ри, драконы из породы яйценосных. То есть, огромные разумные рептилии.

Вечерело, было довольно пасмурно, и полянка показалась мне весьма негостеприимной. Дракона увидел сразу. Только что перед глазами были бревенчатые стены портальной, моргнул, и вот тебе ветерок в лицо, и метрах в пятидесяти живой сарай с длинной шеей, дракон, то есть.

– Пошли знакомиться? – задал я риторический вопрос, направляясь к дракону. Генвас О`Лак молча пошёл рядом.

«Тут пахнет тревогой, – мысленно предупредил меня кот, – не нравится мне это».

«Волнуется старая ящерица», – мысленно хмыкнул я в ответ.

Су-Ракал лежал на брюхе, но, завидев нас, поднялся и сделал несколько шагов навстречу. Повернул длинную шею назад и кому-то сказал:

– Ничего не бегу, встал из вежливости.

Вот только голос его собеседника я не расслышал, но был уверен, что это женщина. Потянулся сознанием за тушу дракона, и перед мысленным взором проявилась Жизнемира. Ведунья сидела на скамейке, вырубленной из цельного бревна. Она-то что тут делает?

– Генвас, а Жизнемира тут зачем? – негромко спросил я своего спутника.

– Кто? – парень чуть поморщился, помолчал и пояснил. – Вообще-то, они дружат. Может, пришла проведать Су-Ракала?

– Ага. В штанах поверх сарафана? – скептически прокомментировал я.

«Разве имеет значение, как она одета? – голос Первого был полон тревоги. – По мне, так важней, зачем с ней лекарская сумка. Предупреждаю – я не буду вытаскивать тебя из очередной задницы!»

«Фи, котяра, что за слог?»

«Зато понятно», – невозмутимо отозвался арвенд.

– Привет, – поздоровался я, когда мы подошли поближе.

– Доброго дня, – с присвистом ответил Су-Ракал.

– Жизнемира, я тебя вижу!

– А я и не прячусь, – женщина вышла из-за туши дракона, – как собрание магов, всё удачно?

– Да, нормально, – кивнул я, удивляясь, как быстро все про всё узнают, – теперь будем ждать их решения. А ты, какими судьбами? Дракоша заболел?

– Я здоров, господин Алекс, – прогудел Су-Ракал. – Женщина здесь для оказания вам помощи. В случае необходимости.

– Это что? – я повернулся к Генвасу О`Лак, – разговор может выйти из спокойного русла?

– Су-Ракал всё объяснит, – хмуро ответил парень.

«Я же говорю! Что-то они темнят», – тут же вставил Первый.

«Разберёмся», – ответил я, почувствовав неясную тревогу.

– Да? Слушаю, – вслух ответил я. В голове тенью промелькнули воспоминания о встрече с Хранителем пластунов. Усилить защиту, что ли?

– Для подтверждения вашего статуса Наместника, необходимо провести ритуал Слияния. Я всё подготовил, – коротко и по существу рассказал Су-Ракал Адх, – это не займёт много времени.

– Ага, – скептически ответил я, – если я выживу.

– Жизнемира здесь исключительно для подстраховки, – возразил дракон, – не должно быть никаких сложностей. Я вижу ваш статус. Проблем не будет.

– Свежо предание, – хмыкнул я, – и в чём суть твоего ритуала?

– Я вы разве не знаете? – изогнув шею, дракон приблизил голову ко мне. Жуткая рожа!

– Нет, не знаю, – спокойно ответил я.

– Тогда я лучше покажу, – Су-Ракал, чуть попятился. От него в мою сторону протянулись энергопотоки и буквально в трёх метрах переплелись, создавая висячее зеркало.

Портал? Дракон умеет создавать окно в квадропространство? И куда выкинет меня в этот раз? Даже проверять не буду!

«ЗАК, ты видишь это? – толкнул мысль своему ИскИну. – Я имею в виду зеркало».

«Провожу анализ. Дракон использовал неизвестный мне способ управления энергиями… Подожди… Это?.. В моей классификации нет такого вида изменения планов бытия! Делаю запрос КУЦу», – сообщения от ЗАКа носили скорее информационный характер. Никакой конкретики.

– Вам нужно пройти через это Зеркало Мира. Вот и всё, – между тем прокомментировал Су-Ракал.

– Да? Всего то?! – не скрывая иронии, деланно улыбнулся я.

«Не ходи», – рыкнул Первый.

«Успокойся, никуда я не собираюсь идти».

– Вас что-то смущает? – спросил дракон, опять наклоняя голову ко мне.

– Ага, – ответил я, – вот это ваше зеркало мне очень не нравится. Короче, я никуда не пойду!

– Господин Наместник, – подал голос Генвас О`Лак, – Алекс, это нужно сделать. Это важно для всех, пожалуйста!

– Да что вы говорите? Может, мне сдохнуть во имя всех? Всё! Разговор окончен! – меня начало накрывать раздражение. – Генвас, тебе ли не знать, сколько у меня обязанностей и срочных дел. А если что-то пойдёт не так? Не буду я никуда проходить, и думайте, что хотите! Всё! Первый, уходим.

– В тебе говорит страх перед неизвестным, – подала голос Жизнемира, – пусть расскажут тебе всё, и ты, возможно, изменишь своё решение.

– А вот на слабо меня брать не нужно! – повернулся я к ведунье, повысив голос. – Да, ты права. Я боюсь. За себя! И это нормально. Слишком многие зависят от меня, от моих решений. Пусть! Пусть буду трус, зато живой!

Я повернулся, чтобы уйти.

– Тебя просят всего лишь выслушать, – не унималась Жизнемира. – Один раз ты уже принял поспешное решение, и это едва не стоило жизни Милёне. Просто выслушай.

– Знаешь что?!!! – резко отмахнулся я. – Тоже мне, ангелы нашлись! Сами виноваты!

«Да ладно тебе кипятиться, – Первый невозмутимо сидел, рассматривая меня, чуть наклонив голову, – трудно послушать, что ли?»

– Да не хочу я никого слушать! – резко ответил я арвенду.

– Жаль, Кара с Танкой далеко, – вслух прорычал Первый, – некому тебе элементарные вещи растолковать. Ну что ж, идём вершить великие дела, – в голосе кота была неприкрытая издёвка.

Я остановился. Вот от кого я не ждал такого, так это от Первого.

«А ты, вообще, на чьей стороне?» – хмуро глянул я на кота.

«Ты не поверишь, – хмыкнул кот, – мы тут все на твоей стороне!»

Арвенд встал и направился в сторону мобильного портала, через который мы прибыли. Остановился и, повернувшись, прорычал:

– Ну, так ты идёшь?! Дел невпроворот!

– Отвали, – буркнул я.

«ЗАК. Срочно анализ, что это за конструкт. Куда этот портал ведёт?»

«Созданный конструкт не является точкой входа в квадропространство. Но это и не голограмма. Комплекс собранных данных говорит о том, что эта энерго-полевая форма имеет связь с неким неопределимым планом бытия. Более конкретных данных получить не удаётся».

«Подпространство? Как у КЗОПа?»

«Нет. Тут другое. Я пропустил МУН через зеркало. Ничего не произошло. Он пролетел, как сквозь голограмму. Хотя, это не является голограммой», – путанно объяснял ИскИн.

– Хорошо. Рассказывайте. Только честно, – громко сказал я, обращаясь к присутствующим. Мне стало интересно, что за фиговину создал дракон, которую даже ЗАК не может распознать.

Генвас О`Лак и Жизнемира переглянулись, посмотрели на Су-Ракала Адха.

– Я не знаю, что ждёт тебя там, – прогудел дракон. – Хранители из Знающих не помнят, когда последний раз проводился этот ритуал. Они знают, лишь для чего он и как его провести. Я сделал всё правильно. Ошибки нет…

– Не о том говоришь, – перебила Жизнемира, подошла ко мне, – послушай меня. Я не хочу оставить внучку вдовой. Для меня ты не просто Посвящённый – ты муж моей внучки, отец её ребёнка. Можешь отказаться от ритуала, твоё право, – женщина помолчала. – Вполне вероятно, что ничего и не произойдёт, и мы вместе посмеёмся над нашими страхами. А может, это убьёт тебя. Не знаю. Но могу обещать тебе, что если нужно будет вернуть тебя с Дороги к Звёздам, я отдам свою жизнь взамен. Ты знаешь – я сумею это сделать.

– Блин, Жизнемира! – я проникся. – Зачем это всё? Хотя бы поясни, на фига тебе это нужно?

– Я вижу, что ты Посвящённый. Су-Ракал и Генвас О`Лак тоже это видят. И всё. А когда пройдёшь ритуал, чтобы это осознать, не нужно будет быть рядом с тобой и уметь смотреть. Все узнают, что в мире появился Наместник и что это ты.

– Отлично! И что? О, великий Наместник! Ура! Все захлопают в ладошки и будут жить долго и счастливо?

– Не смешно, – глаза Жизнемиры были грустными и очень глубокими. Как будто сама мудрость мира смотрела на меня. Ведунья попыталась улыбнуться. – Сотни лет. Нет, десятки сотен лет, все живут в ожидании Наместника Лемирта. Наш мир умирает, тебе ли не знать об этом. Появление Наместника, слияние его с Лемиртом – это надежда на то, что этот мир не умрёт. Что жизнь не закончится через два-три поколения. Даже я помню другие времена. Давно, когда я была такая как ты, всё было по-другому. А вот Су-Ракал помнит, как было каких-то пару тысяч лет назад. Пойми, исчезли целы расы. Оставшихся ждёт вымирание. Кампиры, санкры – этих рас просто нет. Ни единого представителя. Эльфы, друиды живут максимум восемьсот лет, а ведь мой прадед погиб в двухтысячелетнем возрасте, полный сил. А люди? Редко кто доживает без магии до ста лет…

– Жизнемира, я-то что сделаю? – воспользовался я паузой, – я же не бог! Я простой парень, на которого всё это свалилось помимо его воли. Ложная надежда хуже честной правды, разве нет?

– Так вот ритуал и уберёт ложную надежду. Про тебя уже сейчас ходят слухи и небылицы. Пока тебе это не очень мешает, но жизнь закончится не завтра. А что будет через двадцать лет? А через пятьдесят? Пройдя ритуал, все будут знать, что ты Наместник. Твои дела будут решаться совсем не так, как сейчас. Сам Мир будет помогать тебе. Мироздание будет прислушиваться к твоим просьбам!

– И спрашивать по полной! – в очередной раз вклинился я.

– Конечно. За большие возможности – большая ответственность.

– Су-Ракал, а можно вопрос? Только ответь прямо, без утайки. От этого зависит моё решение.

– Обещаю, – прогудел дракон и, сделав пару шагов ко мне, опустил голову, чтобы я мог смотреть в его глаза.

– В ваших горах живёт Корректор. Человек из Древних, который прибыл сюда задолго до меня и он управляет этим миром. Твоим Знающим это известно?

– Хм, – дракон поднял голову, как будто прислушиваясь. Потом опять опустил её и прогудел, – да. Есть такие знания. Около сотни лет назад через портал прибыла группа людей. Они что-то искали. Что – неизвестно. Они все погибли. Их командир спрятался в горах. Иногда он пытается изменить некоторые планы бытия и тем самым повлиять на живущих на материке. Он не управляет миром. Он ищет. Что именно, Знающие не смогли определить. В его действиях нет целенаправленной логики. Следящие из Знающих иногда подчищают за ним, иногда разрушают его неумелые действия. Это всё.

– Почему вы его не ликвидируете? – спросил я.

– В этом нет необходимости, – ответ Су-Ракала меня несколько обескуражил. Хотя, с другой стороны, у них своё понятие справедливости и необходимости. Жаль. Этот Ишвар не такой уж и безопасный, как это пытаются показать драконы. Либо специально его не трогают, чтобы веселей жить было? Ладно. Придёт время, разберёмся и с ним.

– А подумать можно? – посмотрел я в вертикальные зрачки дракона. Кстати, а у Генваса они круглые! Тоже мне дракон! Такой же перевертыш, как и я. Как и Эмарисс…

Ну вот зачем вспомнил? В груди тревожно и тягуче заныло. Ведь забыл уже. Всё! Нет её!

– Твоё право, – Су-Ракал Адх, попятился метров на десять. – Отойдите, – это он, видимо, друидке и Генвасу.

«Что, уговорили?» – Первый, наклонив на бок голову, пристально смотрел на меня. Как мне показалось, в глазах его была усмешка.

«Пока нет. Хочу понять, что это за чудо», – я подошёл вплотную к висевшему в воздухе Зеркалу с рваными краями. Тот портал, на Каменистой пустоши, был точно такой же. Заглянул за Зеркало. С другой стороны точно такая же матовая поверхность.

«ЗАК. Разобрался что это такое? – мысленно спросил я. Тишина. – ЗАК? Чего молчишь?»

«Нечего ответить».

– Что, совсем? – негромко, по-русски, спросил я, – вообще никаких выводов?

«У меня нет оборудования, которое смогло бы распознать данное явление природы…».

– Да какое явление?! Это сделал дракон! – перебил я.

«Тем более. МЭРИ пытается найти соответствия в своих архивах. Пока ничего нет».

Вот это дракоша! Сотворил чудо, которое вообще никто не знает.

– Хотя бы определи, это опасно для меня?

«Прямой опасности определить не удалось. Но, учитывая, что данное явление неизвестно, невозможно спрогнозировать его воздействие на тебя. Настоятельно рекомендую воздержаться от прямого контакта с данным конструктом», – предостерёг ИскИн.

Жизнемира, Генвас О`Лак и Су-Ракал терпеливо ждали моего решения.

«Слушай, давай не будем рисковать. Чтобы они там не говорили, – голос арвенда был встревожен, – послушать – послушали, ну и ладно».

«Что-то я тебя не пойму. То ты предлагаешь остаться, теперь предлагаешь уйти. Выкладывай!», – рыкнул я на кота, продолжая рассматривать конструкт.

«Да ничего такого. Генвас просил уговорить тебя пройти ритуал. Говорит, ничего опасного не случится. Я кое-что слышал про Наместника… Но ты прав. Лучше оставить это на потом. Будет посвободней, тогда можно будет вернуться к этому вопросу», – начал оправдываться Первый.

«Ах ты предатель! Я-то думал, ты за меня», – беззлобно отругал я арвенда.

«Прости, Истинный, – перемена тона кота меня царапнула, – хотел как лучше. Отслужу».

«Да брось ты! Я же пошутил. Что вы все такие серьёзные?»

«Тебя не поймёшь, когда шутишь, а когда нет», – все ещё официально ответил Первый.

– А знаешь? – я подошёл к Первому, сидящему метрах в трёх от Зеркала. – Я рискну!

Команда КЗОП, два мощных прыжка, перетекая в боевую ипостась, и длинный прыжок в блестящую поверхность конструкта.

– Куда тебя?.. – раздался сзади нервный рык арвенда…


Империя. Графство Наурдовых.

Как известно, дом – это место, где тебя всегда ждут. Любого: правого или неправого, больного или здорового, богатого или нищего. Ждут и любят, просто потому, что ты есть. У Савра Наурдова был такой дом. Небольшое имение недалеко от столицы.

Большой, двухэтажный дом с натяжкой тянул на замок, а две деревеньки по пятку дворов не придавали графству веса. Но между тем по документам это было полноправное графство.

В столице Империи, Старграде, у Наурдовых был ещё один небольшой домик в престижном районе. В нём семья жила зимой, выезжая за город лишь на тёплое время года. После известных событий домашние Савра должны были перебраться именно в загородное имение. По крайней мере, это было последнее напутствие графа во время его ареста.

Савр направился к себе домой вместе со своим племянником Аюшем. Тем более, что семья парня проживала в столице, а появляться туда было небезопасно. До местечка Холмогоры добрались через портал. Как оказалось, у Алекса имеется там собственная портальная. Вот только путешественников не предупредили, что это церковь Единому, а не портальная башня. Но на удачу в церквушке никого не было, когда там появились мужчины. Единственно их увидели нищие, сидевшие на паперти, но вряд ли они смогли бы соединить воедино то, что эти двое не заходили в церковь.

До поместья добрались без приключений, наняв в деревне мужика, который на скрипучей телеге довёз их практически до самого дома. Все неудобства путешествия воспринимались Савром как великое благо, ибо уже и не чаял он, что доведётся вновь вдохнуть свежий, лесной воздух родины.

Как и предполагал граф Наурдов, дома были жена и сын, которые, съехав со столичного домика, безвылазно сидели в имении.

Уже к закату Ясмина в имении Наурдова собрались близкие родственники и друзья Савра, которым он доверял.

Счастливая графиня Нарина, порхала бабочкой, сервируя стол, непрерывно что-то рассказывая, смеясь невпопад, излучая радость.

– Ну, вот и всё – готово! Альба, неси жаркое, я пойду приглашать гостей, – обратилась женщина к служанке. В доме было всего три слуги. Домработница Альба, управляющий да его помощник.

– Да, Ваше Сиятельство, – радостно отозвалась служанка, которой передалось настроение хозяйки.

Графиня направилась в гостиную, и, отворив двустворчатые двери, может быть, немного громко сказала:

– Господа, прошу в трапезную, – и, остановившись взглядом на муже, вдруг заплакала, – радость-то какая!

– Милая. Ну не нужно! – Савр быстро подошёл к жене и обнял её, – всё уже позади. Не пугай детей.

– Да-да, – женщина взяла себя в руки, отстраняясь, – я сейчас…

Гостей было немного. Всего семь человек, если не считать сестру Нары, которая, после ареста Аюша, жила в имении Наурдовых.

Переговариваясь, гости начали рассаживаться за столом. Когда все заняли свои места и налили себе вина в элегантные стеклянные фужеры, семейную реликвию Наурдовых, слово взял хозяин дома.

– Спасибо вам. За то, что вы не оставили нас в трудную минуту, – вставая, он поднял свой бокал. – Мне очень многое нужно вам рассказать. Грустного и радостного. И важного. Но прежде, давайте выпьем за вас! Мысль о том, что вы есть, что вы ждёте нас, давала нам силы пережить ужасы каторги. Вот Аюш не даст соврать, мы каждый день вспоминали всех вас и ждали этого дня…

– А мы молились за вас, – вытирая непрошенную слезу, вставила мать Аюша.

– Да, Тали, мы чувствовали вашу поддержку, – посмотрел на свояченицу Савр – За вас!

Пригубив вино, слово взял старый друг и соратник графа, барон Сизов:

– Мы все в нетерпении. Ждём рассказ о вашем чудесном освобождении.

– Да, господа, – Савр сел, – но прежде всего самая важная новость, зная которую вы будете воспринимать мой рассказ в правильном русле, – граф сделал паузу, многозначительно посмотрел на племянника. – Итак, господа, со всей ответственностью сообщаю вам, что принцесса Веста жива!

– Слухи об этом давно ходят по столице. Но, к сожалению, при ближнем рассмотрении всё остаётся лишь слухами, – нейтрально проговорил помощник Савра, дальний его родственник, моложавый Барм. – Я занимался этим вопросом. Ничего конкретного – домыслы и псевдологические выводы, вот и всё.

– Ну-ну, – хитро улыбнулся Аюш, тут же уткнувшись в свою тарелку.

– Слухи возникают не на ровном месте, – улыбаясь, ответил хозяин дома, – принцесса Эвесталия всё это время томилась в руднике гномов, вместе с нами.

Наступила звенящая тишина. Не жужжали мухи, не кричали петухи, не чирикали вечерние птицы. Пауза несколько затянулась.

– Дорогой, ты… вы ничего не путаете? – подала голос жена графа.

– Нет, тётя! Это так же правдиво, как и то, что мы сейчас здесь, – ответил за Савра Аюш. Парня просто распирало от желания всё рассказать, но, увидев предостерегающий взгляд своего дяди, парень замолчал.

– Более того, – продолжил Савр, довольный произведённым впечатлением, – нас освободил муж принцессы, господин Алекс Андер. Он специально простым узником попал на рудник, чтобы организовать побег Весты. В этом ему помогали все наши… дворяне. После успешного исполнения разработанного им плана побега Его Величество Алекс обещал вернуться с войсками за нами. И, как видите, исполнил своё слово.

– А почему вы сразу не ушли? Вместе с ними? – поинтересовался сурового вида мужчина.

– Алекс не знал, что нас там так много. Он пришёл за своей женщиной. Извините за грубость, но там эти слова звучали к месту и очень убедительно.

– Получается, граф Борбок – самозванец? – растерянно спросила хозяйка дома, – и у нас есть законный Император?

– Да подожди, Нара, – вставил Барм. – Я другого не пойму. У господина Алекса есть достаточно воинов, чтобы взять штурмом рудник гномов? Во-первых, рудник – это очень укреплённое сооружение, а во-вторых, для этого войскам Андера нужно было пройти тысячи километров по территории Империи. Что-то не сходится!

– Да, мой друг, – согласно кивнул Савр, – вы, как всегда, выделяете главное. Я отвечу. У Его Величества Алекса имеются переносные порталы. Да-да! Вот так! И, во-вторых, его штабом руководит барон Флаерс-старший. Впрочем, я там видел всех Флаерсов.

– Так значит, Ульрих Флаерс на службе у графа Андера? – заинтересованно спросил простоватого вида барон Нарт Артанов.

– Да, – ответил Аюш, – я говорил с Улом. Он очень доволен. Его Величество передал ему в управление баронство покойного Дирина. Ул женился на родственнице Алекса. Уже ждут ребёнка.

– Вот как? – хмыкнул Нарт, – получается, доиздевалась баронесса Иглинская?! Парень женился на другой.

– Ой, Нарт! – воскликнула Эльта, мать Аюша, – так ей и надо! Парень так ухаживал за ней, а она строила из себя, Единый знает, кого!

– Господа, оставьте эти столичные сплетни. Савр, давай-ка по порядку и подробно, – сделал жест ладошкой барон Сизов…


Где-то в междумирье. Алекс.

Зачем я прыгнул в это непонятное Зеркало мира? Трудно объяснить то, что происходит на уровне подсознания.

Уступил ли я доводам драконов и друидской ведуньи? Может быть.

Хотел ли сбежать от нахлынувших на меня проблем? Вот это точно нет. Не потому, что я такой обязательный и правильный. Просто по опыту знаю, что уходя от одних проблем, я оказываюсь перед другими, ещё более сложными.

А если честно, просто было интересно, что за хрень создал Су-Ракал. По моему размышлению, отправлять меня в центр звезды или на дно морское он не стал бы. Для них этот ритуал суперважный. Почему бы нет? Иметь на своей стороне десяток драконов очень даже неплохо при любом раскладе.

И вот я, в боевом облике, влетаю в эту мерцающую металлическим блеском поверхность, с красивым названием «Зеркало мира», и оказываюсь в молочно-белом тумане.

– Упс! – я осмотрелся. Что-то очень знакомое место. Походу, Лес меня опять вытащил к себе? Получается, там, куда меня хотел послать дракон, было совсем небезопасно?

Я оглянулся. Зеркало, через которое я сюда попал, никуда не делось. Я стоял с другой стороны и наблюдал, как мой верный кот вновь и вновь пытается запрыгнуть за мной. Только при каждом прыжке он не попадал ко мне, а исчезал, чтобы через секунду опять возникнуть перед зеркалом и, ругаясь, прыгнуть в него.

– Первый! – потянулся я к коту, – со мной всё нормально. Остынь. Первый?!

Но арвенд не слышал меня, с упорством метронома продолжая прыгать в зеркало перехода.

– Он тебя не услышит, – раздался сзади знакомый голос. Я повернулся. Батюшка Лес собственной персоной! Только в этот раз старик был одет вполне по-современному. Белоснежная косоворотка с зеленной оторочкой, лёгкая безрукавка. Сидел он в кружевном кресле, как будто сотканном из стеблей растений, за столиком с такими же ножками.

– И вам добрый день! – я перетёк в человеческое тело, накидывая одежду командой КЗОПу.

– Проходи, садись, – сделал приглашающий жест седовласый старик.

– Надеюсь, пришло время ответов? – буркнул я, подходя к свободному стулу.

– Задавай. Постараюсь ответить, – пододвинул ко мне чашечку дед, – чайку? Липовый!

«Чайку, – мысленно хмыкнул я, – опять в голове у меня копается. Чус, а не чай».

– Поживёшь, тоже научишься видеть мысли собеседника, – назидательно прокомментировал старец, наливая мне ароматный напиток.

– Где мы? – задал я первый вопрос, указав на клубившиеся облака, буквально в десяти шагах от нашего места.

– Правильней спросить, где и когда? – дед поставил заварник и взял свою чашечку, – пусть будет междумирье. Если объяснять истинное положение вещей, ты не поймёшь, да оно тебе и не нужно.

– «Когда», это ты имеешь в виду вот это? – указал я на проём, через который я попал к дедку. Там, как на экране при показе стоп-кадра, замер в полёте мой верный арвенд.

– Верно. Сколько бы мы с тобой ни беседовали, там пройдёт всего лишь миг.

– Почему ЗАК не смог определить сущность прохода к тебе, а дракон запросто его сделал? – задал я очередной вопрос, пробуя напиток. Обжёгся, – горячий!

– Рассказывать долго, лучше передам тебе эти знания, – предложил хозяин междумирья.

– Нет! – выставил я перед собой ладонь, второй потирая обожженную губу, – достаточно кидать в меня всякое разное. Моя голова не мусорное ведро. Просто скажи в двух словах. И вообще, можешь не отвечать.

– Зачем тогда спрашивал? – дед поставил чашечку на стол. – Хорошо, скажу в двух словах. Ты сейчас в некоем плане бытия, тесно связанном с информационном полем планеты. Эти знания не доступны твоим управляющим кристалам.

– А ты воплощение этого инфополя? – догадался я.

– Не совсем. Как я и говорил, я всего лишь отражение твоего восприятия истинного положения вещей. Тебе так проще всё видеть и не сойти с ума, – улыбнулся старик.

– Ладно, бог с ним, как вижу, так и вижу, – перевёл я разговор. Вернуться назад дебилом, пускающим слюни, мне категорически не хотелось. – Скажи главное. Зачем я здесь?

– Получить метку Наместника Лемирта, разве нет?

– Ага. Очень доходчиво, – я осторожно отпил липового чая.

– Ты непоследователен, друг мой. Задаёшь вопросы и боишься получить ответ.

– Ну, почему боюсь? Вовсе нет. Не хочу свихнуться от твоего ответа, вот и всё, – пожал я плечами.

– Наместник планеты – это Хранитель жизни, во всех её проявлениях. Как ты понимаешь, жизнь бывает не только на биологической основе.

– То есть, Наместник – это бог? – предположил я.

– Божественные сущности не имеют к этому никакого отношения. Они существуют вне планеты, и… впрочем, не будем об этом. На текущий момент, в Лемирте нет божественной сущности. Достаточно, чтобы ты это знал. После того, как вернёшься на свой план бытия, ты очень много «вспомнишь», – пообещал Лес.

– Всё-таки впихнул мне что-то в башку? – вздохнул я, – вот так всегда! Хочешь, как лучше, а получаешь по полной!

– Ну что ты! Никаких «впихнул». Все знания в свободном доступе, но никто не умеет их получать, а ты умеешь. Впрочем, ты всегда это умел. От рождения. Если помнишь, я всегда тебе говорил, что все нужные умения у тебя есть. Вижу, нужно было давно с тобой это обсудить.

– От рождения, говоришь? – я отхлебнул глоток, – что ж тогда они так крепко спят? Умения эти?

– Считай, что этот ритуал снял блокировку, – хитро улыбнулся дедок.

Тоже мне, психотерапевт. Ещё сказал бы: «Поверь в себя! Ты всё можешь!»

– Уверенность бывает разная, – тут же вставил Лес. – Пройденный ритуал снял с твоего сознания блокировки, установленные неправильным воспитанием. Получать информацию, пользоваться разными планами бытия, управлять энергопотоками, видеть причинно-следственные связи, управлять временем. Это все ты умеешь по факту рождения. Воспитывающие тебя сделали всё, чтобы ты это забыл, хотя сделали это очень неуклюже. Просто поместили тебя в среду обитания, где эти знания и умения не востребованы. И твой мозг сам переместил эти знания в самые дальние уголки подсознания. Но разучиться ты не можешь, тогда это будешь уже не ты.

– Ладно, батюшка Лес, или как там тебя? Лемирт? Хватит с меня теории. Никогда не любил эти разговоры ни о чём.

– Можно просто Лес, – не обратил внимания на мою откровенную грубость дедок. – Ещё вопросы будут?

– Да, вроде, всё понятно, – я поднялся. Лес остался сидеть, потягивая чай. Поняв, что провожать он меня не будет, я закончил. – Я так понимаю, ничего особенного мне делать не нужно? Просто жить?

– Верно.

– Тогда последний вопрос. Как давно умер последний Наместник?

– Наместник не может умереть, – буднично ответил Лес, – по крайней мере, пока жив этот мир.

– Чего? Как это не может? – удивлённо уставился я на деда, – скажи, что ты пошутил!

Внутри у меня похолодело. Вот становиться бессмертным мне совершенно не хотелось. Это в десять лет хочется жить вечно, а в тридцать приходит понимание, что вечная жизнь сопровождается горем утраты любимых и близких. Лично я не знаю большего кары, чем пережить своих детей.

– Ты невнимателен, – сурово сказал старик, нахмурившись посмотрел на меня, – я тебе сказал, что ты Хранитель жизни этого мира.

– Но ведь был Наместник и до меня! Сейчас его нет, а жизнь не прекратилась. Значит, он всё-таки умер, – язвительно сказал я.

– Не путай! Ты не бессмертный, – всё также сурово проговорил дедок. – Ты можешь разбиться, упав со скал, тебе могут отрубить голову – существуют тысячи способов убить человека, и большинство из них фатальны для тебя. Но этот мир будет хранить тебя, отдавая жизни других, взамен твоей! И знаешь почему?

Я помотал головой, предполагая самое скверное.

– Потому что, когда придёт угроза существованию этого мира, угроза гибели всех на планете или гибели самой планеты, ты развоплотишься, чтобы сохранить хоть маленькую искорку Жизни! И кроме тебя никто не сможет этого сделать.

– Дед, ну что ты меня пугаешь? – я устало сел на стул. – Ну вот, нафига мне это?

– Драконы – Перворожденные этого мира. Они выбрали тебя, а значит, этот мир выбрал тебя. У каждого своя ноша.

– А где они были целый год? Твои драконы. Где они были, когда я чуть не сдох в Диком лесу? Выбрали они! – непонятная злость накатила на меня. – Да я тысячу раз мог погибнуть, и кто мне помогал? Драконы? Когда Алина тянула меня с Дороги к Звёздам, где были твои драконы? Что ты мне тут по ушам трёшь?! Тоже мне, помощники! – я залпом выпил остатки чая, который, кстати, оказался холодней ключевой воды.

– Я понимаю, ответственность очень большая. Прими. Ты сопротивляешься уже случившемуся. Когда ты примешь это и посмотришь, то увидишь, как Знающие из драконов вели тебя с самого первого момента, как только ты появился на Лемирте. Просто посмотри, – спокойно ответил Лес. – В Диком лесу ты научился пользоваться своим телом, а у Алины не забрали жизнь в обмен на твою. Более того, она носит Новую Жизнь, разве не так?

Я сидел на стуле, опершись локтями на колени и глядя себе под ноги. Да, этот дед прав. Я мог тысячу раз сгинуть. Начиная от первой драки с пластунами в трактире и заканчивая сумасбродной схваткой с драконом и прыжком в пропасть. Да и бой с Ишваром, этим ненавистным Корректором, очень показателен. Как я мог после него выжить, вообще непонятно!

– В той схватке ты выжил на собственных умениях. Да и бой в горах Знающие не видели. Там был флюзорал*, он блокирует выход в инфополе. И пойми, драконы – не няньки. Они лишь иногда могут вмешаться, когда это действительно нужно, но в целом ход твоих мыслей правильный, – как обычно, мои мысленные рассуждения читались стариком, как на экране смартфона.

– Попробую научиться с этим жить, – я встал и твердо посмотрел на седовласого старика. Тот также поднялся.

– Достойный ответ.

– Предыдущий Наместник погиб при мелатронном ударе? – напоследок спросил я.

– Развоплотился, сохраняя жизнь на этой планете. Когда ты примешь свою сущность, тебе станет доступна эта информация.

– Как его звали? – спросил я.

– Лемирт.

– Имя, что ли сменить? – хмыкнул я, направляясь к зеркалу выхода. – Мир по имени Алекс! Бред.


Огненные горы. Долина.

Изонда Чик Хар не жалея сил летела в долину Рождения. Зов Старшего застал её на маленьком рифе, где она охотилась. Спешила она не потому, что была послушной драконихой, а потому что сама почувствовала нечто такое, что требовало немедленного объяснения.

По всем планам бытия прошла рябь. Это был не тот вздох, который прокатился около года назад. Тогда было ощущение ухода магии. Правда, через некоторое время всё вернулось на круги своя. Знающие неохотно объясняли то событие. Но сейчас им не спрятаться за словесными узорами. Сама ткань бытия качнулась, вызвав тревогу на грани страха.

А потом пришёл Зов Старшего. Всех срочно собирали в долине Рождения. На памяти Изонды не было общих сборов такой срочности. Обычно о таких мероприятиях извещалось заранее. За неделю, а то и за месяц.

Благо, риф был почти у самого берега, поэтому дорога до долины Рождения не заняла много времени, и всё равно Изонда прилетела в числе последних.

Заходящий Ясмин окрасил огромный каньон с множеством террас в кроваво красный цвет. Сделав круг над ним, дракониха всматривалась в присутствующих, пытаясь найти своих подруг.

«Мы тут, третий уровень на севере», – голос Эмарисс О`Лак прозвучал ожидаемо.

«Вижу», – отозвалась Изонда, закладывая крутой вираж.

Площадка для посадки была просторной и немного в стороне от присутствующих на ней драконих и драконесс. Изонда легко приземлилась, подняв огромными крыльями тучку пыли.

– Изонда, поаккуратней нельзя?! – фыркнула Офера Ли Нус, драконесса с зеленоватой чешуёй.

– Извини, не рассчитала, – ответила Изонда Чик Хар, хотя, по её мнению, не так уж много пыли она и подняла. Сложив крылья за спиной, дракониха направилась к Эмарисс, сидевшей отдельно от остальных.

«Приветствую тебя, – мысленно обратилась Изонда к подруге, – есть сведения, что произошло?»

«Одни догадки, – также мысленно ответила Эмарисс, – ничего конкретного».

– Что же мы так далеко заняли место? – с негодованием проговорила Тиана Фуг Раа, драконесса с серой чешуёй, вечно озабоченная недостатком мужского внимания, – надо было вон тот ярус занять! Все драконы там. Будем сидеть тут, никому не видные.

– А что на тебя смотреть? – поддела подругу Изонда, – все драконы видели тебя. Что ты им ещё можешь показать?

– Ой, Изонда! Ты прекрасно поняла, что я имела в виду.

– Зато отсюда всех видно, – не согласилась Офера.

– Совет идёт, – прервала перебранку подруг Эмарисс.

«Ты почувствовала? Недавно, в планах бытия что то изменилось», – продолжала мысленную беседу с подругой Изонда.

«Конечно. Даже Офера почувствовала, – с усмешкой ответила Эмарисс, – а Тиана приняла это за знак внимания Бранта Дри. Представляешь?»

«Она всегда видит только то, что хочет видеть».

Между тем, драконы из круга Совета занимали свои места в центральной части каньона, на возвышенности. Эта природная сцена как будто специально сделана так, чтобы присутствующих на ней было видно со всех сторон.

– А вы слышали про беду, что приключилась с Калециосом? – спросила Лаутина Стел.

– Очередное враньё, – буркнула Изонда.

– Ну почему сразу враньё? Он попал в грозу, с каждым могло случиться.

Эмарисс при этих словах повернула голову и посмотрела на Лаутину Стел. Та восприняла это как заинтересованность и закончила:

– Представляешь?! Он летал по заданию кого-то из Совета, нёс важные сведения. Наверное, поэтому не поостерёгся лететь через грозу. Говорит, прижимался к самой земле, но всё равно не уберёгся. Молния попала прямо в голову! Защита не выдержала, и он чуть не погиб. Хорошо, что невысоко летел. При падении ничего не сломал. Отлежался и продолжил путь. Знающие две недели его лечили. Он до сих пор далеко от гнезда не улетает. Говорят, ещё несколько месяцев будет лечиться. Бедняжка.

– Поделом ему, – негромко прогудела Изонда.

– Ну почему ты такая злая? – возмутилась Тиана Фуг Раа. – Он исполнил долг, несмотря на опасность. Это достойно восхищения!

«Хорошо его твой Алекс приложил, – мысленно хмыкнула Изонда, – даром что человек!»

«Он не мой, – официально ответила Эмарисс, отворачиваясь от рассказчицы и устремляя взгляд на членов Совета, – и никогда не был моим».

Изонда промолчала, не желая теребить незаживающую рану от потерянной любви, которую Эмарисс получила, сама того не желая.

Тем временем, на уступ Речи вышла Сапра Вирт, Знающая по магии.

– Мы собрали вас всех, чтобы сообщить о важном, – голос Сапры Вирт звучал в голове каждого присутствующего. – Все почувствовали вздох Лемирта, но не все понимают его значение.

– Или трактуют его неправильно, – тихонько хихикнула Лаутина Стел, имея в виду свою подругу.

– Я говорю, а вы услышьте! – вещала старая драконесса, – в Лемирт пришёл Наместник! По решению Совета, Су-Ракал Адх отправился в земли людей, чтобы встретиться с Наместником и провести ритуал Слияния.

«Всё-таки он Наместник, – отстранённо проговорила Эмарисс, отлично зная, куда отправили Су-Ракала и над кем он должен провести ритуал. – Почему я этого не увидела?»

«Потому что отдала всю себя, чтобы спасти его от смерти», – урезонила подругу Изонда.

«Не думаю, что он бы умер. Если он Наместник, я зря старалась…»

«Не вытащи ты его, он захлебнулся бы в реке, как простой человеческий мужчина. Так что хватит винить себя», – пыталась урезонить драконессу Изонда.

– Мир послал нам знак, что мы теперь не одни, – закончила Сапра Вирт, уступая место О`Гроху.

Старый дракон тяжело вышел на уступ Речи. Долго всматривался в красный диск Ясмина, медленно опускавшийся на остроконечные горы.

– Драконы всегда были рядом с Наместником, разделяя с ним тревоги и радости, отдавая свои жизни взамен его. Отказывались от всего во имя служения Лемирту. Это трудно и почётно. Интересы Наместника простираются на всё. Он оберегает жизнь во всех её проявлениях. И мы, драконы, были призваны служить этому Миру и Наместнику, как олицетворению Жизни. Вас всех учили, как и что будет, когда придёт Наместник Лемирта. Для многих и многих поколений драконов это были бесполезные знания, но мы сохранили их, и я счастлив, что дожил до дней, когда драконы смогут реализовать своё предназначение, – О`Грох замолчал. Ясмин уже практически спрятался за вершинами, погружая каньон в полумрак. Старый дракон вздохнул и закончил – Совет Старших выработает новые Правила уклада нашей жизни. Пока могу сказать, что отбор в личную гвардию Наместника будет проводиться с соблюдением этих Правил. Без исключений и поблажек. Первая двойка уже с Наместником. Генвас О`Лак и Татс Мари Ри сумели показать свои умения в бою. Наместник назначил Генваса О`Лак главным своей гвардии. Вторая двойка будет выбрана и отправлена на службу завтра. Я сказал.

– Что-то подобное я и предполагала, – сказала Изонда Чик Хар, потягиваясь крыльями. – Ты куда сейчас? – обратилась она к Эмарисс.

– Мне нужно к дяде, – драконесса, практически не разгоняясь, мощно взмахнула крыльями и оттолкнулась от края уступа, устремляясь вниз.

– Кто бы сомневался! – проговорила Изонда, делая разбег для взлёта.

– Как были сумасшедшие, так ими и остались, – раздался вслед недовольный ропот подруг.

* * *

Это в каньоне было темно, а на площадках Гнезда ещё был виден Ясмин, утопающий в океане. Гнездо гудело, как рассерженный пчелиный рой. Что ни говори, а причина отсутствия сна для драконов была весьма веской. О`Грох тяжело подлетал к своему Месту, издали заметив на площадке племянницу. Привычно затормозив крыльями, старый дракон приземлился.

– Спасибо дядя, что откликнулся на мой Зов, – смиренно проговорила Эмарисс О`Лак.

– Кто это с тобой? – вместо ответа поинтересовался О`Грох.

– Это я, Изонда, – дракониха вышла из тени утёса.

– Понятно. И что за срочное дело у вас? – спросил хозяин Места.

– Дядя. Мы с Изондой должны быть второй двойкой, – Эмарисс говорила негромко, но твёрдо.

– Я не удивлён, – старый дракон прошёл к месту своей лёжки и устроился на подстилке, устроенной из старых листьев и лапчатника. – Но ты же знаешь, Совет не поддержит ваши кандидатуры. Генвас уже там. Меня обвинят в семейственности. Нет. Я не смогу вам помочь.

Дракон замолчал. Молчали и гостьи.

– Я три года жила среди людей, – нарушила молчание Эмарисс. – Совет едва не объявил меня изгнанницей. А теперь со всем вниманием слушает мои рассказы о людях. Даже Знающего хотят выделить, чтобы он хранил эти сведения. Мне с Изондой будет проще всех понять мотивы поступков людей, разве не так?

– Так, – согласно кивнул О`Грох, – мы обязательно будем привлекать тебя. Думаю, спорных ситуаций будет немало.

– Вот именно! Дядя! Это не зазнайство и не тщеславие. Мы действительно лучше других справимся с этим. Это первый опыт выхода драконов во внешний мир. Очень важно, каким он получится, ведь именно его будут помнить в веках! А если драконы по незнанию сделают что-то не так? А они сделают! Люди очень противоречивы и импульсивны! Как я буду разбираться со спорной ситуацией, находясь тут? За дни полёта от конфликта?

– Ты не поэтому просишься туда, – старый дракон вздохнул. – У тебя чувство к Алексу, и это не в твою пользу.

– Дядя, причём тут это?! – голос Эмарисс потух, как гаснет искра на пронзительном ветру.

– О`Грох, ты не прав! – вступилась Изонда за подругу, – если ты знаешь про их любовь, может тебе известны и подробности? Тогда непонятно, почему Калециос до сих пор не изгнан из Гнезда? А лучше пошлите его во второй двойке. Вот Наместник обрадуется такому подарку!

– Остановись! – рыкнул старый дракон. Изонда замолчала. Эмарисс стояла, отвернувшись, смотрела перед собой. В никуда. О`Грох внимательно посмотрел на племянницу и, что-то решив, сказал:

– Раз у нас начался такой разговор, рассказывайте всё без утайки, а я подумаю, как всё сделать.

– Только брату не рассказывай, – вернулась к действительности Эмарисс, – если он всё узнает, то убьёт Калециоса. И это не игра слов!

Глава 5

Графство Алекса. Поляна с драконами. Алекс.

– Предыдущий Наместник погиб при мелатронном ударе? – спросил я у седовласого старика, собираясь уходить из его междумирья.

– Развоплотился, сохраняя жизнь на этой планете. Когда ты примешь свою сущность, тебе станет доступна эта информация.

– Как его звали? – спросил я, мысленно продолжив, – «хоть буду знать, за кого свечку в церкви поставить».

– Лемирт, – ответил Лес.

Понятно, свечку ставить не нужно. Последний Наместник увековечил себя сам.

– Имя, что ли, сменить? – я усмехнулся своим мыслям, направляясь к зеркалу выхода из междумирья, пробурчав, – мир по имени Алекс! Бред.

На экране этого самого Зеркала Мира картинка уже ожила. Первый ругался страшными ругательствами, не оставлял попытки запрыгнуть ко мне. Не стесняясь в выражениях, он сыпал проклятиями на головы драконов, друидов и, как ни странно, на мою многострадальную тоже.

Наконец, осознав тщетность своих попыток попасть в междумирье, арвенд встал перед огромным драконом и рыкнул на языке арвендов:

– Отправь меня за ним. Слышишь, ты, ящерица-переросток? Я вырву тебе второе крыло и скормлю его собакам. Быстро! Что ты ухмыляешься?! Или ты по своей твердолобости не понимаешь меня? Генвас, переведи этому уроду!

– Я понимаю твой язык, – прогудел Су-Ракал, – в третий раз повторяю, это не в моей власти.

– Ах, ты понимаешь!? – взвился Первый, – тем хуже для тебя…

Кот нашёл виновника и на полном серьёзе решил наказать Су-Ракала. Помня бой арвендов с Харглами, я бы не поставил на дракона. Нужно срочно вмешаться. Я набрал в лёгкие воздуха и сделал шаг в свой мир.

Все были слишком увлечены перебранкой кота с драконом, так что на поляну я вышел никем не замеченный. Первый, на полусогнутых лапах, двигался в сторону огромной рептилии, прижимаясь к молодой травке, выбивая нервную чечётку хвостом, примеривался к боевому прыжку.

– Первый, угомонись! – Жизнемира, подняв перед собой руки, встала перед Су-Ракалом. – Он говорит правду. Нам остаётся только ждать.

– Уйди, женщина! – прошипел арвенд, не останавливаясь, а лишь отклоняясь в сторону от ведуньи, загораживающей дракона.

Похоже, пора вмешаться, пока они тут не передрались друг с другом.

– Смертные! Оставьте свою возню и узрейте великое! – патетично проговорил я, подняв вверх руки и медленно двигаясь к своим друзьям. Когда-то видел на иконе, так Христос шёл к иудеям. – Ибо мелочны ваши терзания! Пред вами великий Наместник, так возрадуйтесь его приходу!

От неожиданности Генвас вздрогнул, ведунья застыла, Су-Ракал пыхнул дымком, а Первый замер с поднятой передней лапой, как будто его неожиданно поместили в статис. Во как! Напугались! То-то же. А то устроили тут глупые разборки.

Раньше других в себя пришёл Генвас`О Лак. Он молча опустился на одно колено, склонив голову. За ним последовала Жизнемира, опуская руки и вставая на колено. Первый медленно развернулся, окинул меня быстрым взглядом и, сложив перед собой передние лапы, упёрся в них лбом. Су-Ракал Адх последовал примеру арвенда – изогнув длинную шею, упёрся лбом в землю. От присутствующих волной пошло волнение, неверие, удивление и ещё черт знает что.

– Вы что? Совсем охренели? – растерянно проговорил я, – Пошутить нельзя…

Мне стало неловко и очень стыдно за свою шутку.

– Генвас! Первый! Хорош прикалываться, – я подошёл ближе, – уже не смешно.

Никто не пошевелился. Приплыли. Подойдя к Жизнемире взял её за плечо и потянул вверх:

– Блин, Жизнемир, хоть ты-то будь человеком! – женщина поддалась моим потугам. Встала и, прищурившись, пристально посмотрела мне в глаза. Посмотрела так, как умеет только она. В самую душу. Эмоция узнавания и облегчения. Ведунья по-матерински прижала меня к себе, разлохматив волосы на затылке:

– Что же ты нас так пугаешь, непутёвый ты наш? – в голосе женщины были слёзы.

– И чего это сразу непутёвый? Очень даже путёвый, – пробурчал я, уткнувшись лицом в плечо Жизнемиры, от которой веяло материнской любовью. В груди у меня защемило, а в глазах защипало.

– Путёвый, путёвый, – проговорила ведунья, – никогда не шути так! Уважай чувства других.

– Обещаю, – отстранился я. Генвас уже поднялся с колена и виновато улыбался.

«Ну что котяра? Круто я вас развёл?» – толкнул я по связи с арвендом.

«Дурак ты, Алекс, хоть и Истинный, – недовольно проговорил Первый, сидя и, прищурившись, рассматривая меня. – И шутки у тебя дурацкие!»

«Да ладно. Повёлся, так и скажи».

«Если ты не чувствуешь в себе изменений, это не значит, что их нет».

«А вот сейчас проверим. ЗАК, просканируй меня на предмет изменений», – приказал я ИскИну.

«МУН не содержит полного комплекса необходимого оборудования. Сканирование будет неполным, – предупредил ЗАК, – рекомендую прибыть в кристальную».

«Ничего, давай, как есть. Некогда мне бегать к тебе».

– От лица всего рода драконов, примите поздравления, господин Наместник, – прогудело сверху голосом Су-Ракала.

– Спасибо, – задрал я голову вверх, – передай своему роду, что поздравления приняты.

– Господин Наместник, куда сейчас? – спросил Генвас`О Лак.

– Значит так, – серьёзным голосом проговорил я, – запомните сами и передайте другим. Меня зовут Алекс. Кому непонятно, читайте по губам. А-Л-Е-К-С. Вначале отправят в жопу мира, а потом: «Ах, Наместник, ах, Ваше Величество…», – распалялся я. – Что вы, в самом деле? Мало мне проблем? Что вы мне тычете то сиятельством, то величеством, теперь вот Наместника выдумали!

– Ладно-ладно, не горячись, – легонько сжала мне плечо Жизнемира, – никто не хотел тебя обидеть.

«Действительно. Чего это ты разнервничался? – в ехидном голосе кота слышалась усмешка. – Или не достаточно почтительно спросили? Так мы потренируемся».

«Да пошёл ты, знаешь куда?!» – рыкнул я на кота.

«Так я же, как и ты, пошутил», – кот невозмутимо начал вылизывать лапу.

Постояв, посопев, я нахмурился и сказал для всех:

– Извините. Дурацкая была шутка. Ну и вообще. Мне там, – кивнул я на Зеркало, всё ещё висевшее сзади, – такого понарассказывали. Ладно, забыли. Только, правда, давайте без этих «господинов наместников». Хорошо?

– Да не вопрос, – за всех ответил Первый, – так куда сейчас, просто Алекс? Ясмин скоро сядет, а ты ещё к демонам собирался.

– Точно! Там же девчата.

– Намин ждёт, чтобы показать охранные Рубежи. Ты обещал, – уже нормальным тоном сказал Генвас.

– Милёнка говорила, ты придёшь с Марком понянчиться, – улыбалась Жизнемира, – или некогда?

– Нужно успеть, – почесал я затылок, и повторил – нужно успеть. Ладно, Су-Ракал, ты удовлетворён своим ритуалом?

– Да, господин… извини, Алекс, – дракон опустил голову на уровень моего роста, – Татс Мари Ри хотел выразить тебе своё уважение. Я понимаю, тебе это неприятно, но сделай одолжение. Он хоть и молод, но отличный воин. Для него это очень и очень важно.

«Ты ведь умеешь лицедействовать, – вставил Первый, – вот и сыграй могучего Наместника для невинного дитя».

«Нашёл дитя, – мысленно рассмеялся я, – в нём тонна веса».

– Твоя улыбка означает согласие? – спросил Су-Ракал.

«Есть первый анализ твоих тел, – пришло от ЗАКа, – озвучить или транслировать полный отчёт?»

«Озвучь», – толкнул я ИскИну, а вслух сказал:

– Зови Татса. Дам своё благословение.

– Надеюсь, это была шутка? – с удивлением спросила Жизнемира.

– Нет, блин, на полном серьёзе! Вы теперь каждое моё слово будете подозревать?

– Ну, мало ли, – Первый всё также сидел и вылизывал свою лапу.

Сверху раздался характерный свист и громкие хлопки крыльев дракона. Поднимая в воздух прошлогоднюю листву и мелкие сучки, на поляну приземлился Татс. М-да, полянка очень удачно выбрана. Тут могут сразу пара драконов приземлиться. Чует моя пятая точка, ещё не раз пригодится эта взлётно-посадочная поляна.

«Согласно первоначальному анализу состояния твоих тел и имеющегося слепка, можно с уверенностью сказать, что на текущий момент в наличии несколько заметных серьёзных изменений. Первое…», – голос ЗАКа был официальным.

«Стоп. Давай чуть позже», – попросил я ИскИна.

«Принято», – покладисто согласился тот.

Татс, сложив крылья, бодро направился к нам. Остановился метрах в двадцати и, изогнув шею, глядя себе на передние лапы прогудел:

– Господин Наместник, Татс Мари Ри, ведомый Генваса`О Лак, прибыл по вашему вызову.

И что теперь? Дружески похлопать его по плечу не получится. Я вопросительно посмотрел на Жизнемиру. Ведунья знаками и мимикой пыталась мне что-то сказать.

«Поблагодари его», – прозвучал голос Генваса у меня за ухом. ИСС сработал? Точно.

– Татс, спасибо тебе, – просто сказал я. Не хотелось говорить напыщенными фразами. – Ты честно выполнил свою работу. Я доволен и надеюсь на наше дальнейшее сотрудничество.

– Благодарю, господин Наместник, – прогудел Татс, повернув морду ко мне, – для меня честь служить вам.

– Называй меня Алекс. Хорошо?

– Понял.

– Просьбы, пожелания есть? – задал я дежурный вопрос.

– Есть, Алекс.

– Говори.

– Когда прибудет вторая двойка, прошу определить нашу двойку ведущей. Тем более Генвас`О Лак назначен руководителем охранения, – голос Татса звучал сверху.

– Вторая двойка? – переспросил я и тут же вспомнил. Ну, батюшка Лес! Всё-таки впихнул в мою башку чего-то.

«В охранении Наместника планеты, наравне с личной гвардией, обязательно присутствуют минимум две спарки, каждая, состоящая из одного представителя расы дракоидов и одного дракона. Наместник сам устанавливает приоритеты между двойками, а также частоту смены дежурств. Рекомендуемое количество охраны – два десятка воинов личной гвардии, состоящей из человекообразных рас, и три пары дракоид-дракон. На официальных мероприятиях обязательно присутствие не менее десятка личной гвардии и одной спарки дракоид-дракон».

Эти знания промелькнули в голове, как тень ночной птицы.

– Я услышал, Татс, – ответил я дракону. – И ещё. Мне понравился твой трюк с порталом в воздухе. Молодец. Чуть позже отправимся к демонам, так что будь наготове.

– По первому слову!

Не знаю, были ли это чувства Татса. Обычно так собаки радуются хозяину. Просто потому, что он есть. В смысле, хозяин. А может, дракон не так уж далёк от собаки? В смысле, преданности. Было бы неплохо.

– Нужно отвечать, рад стараться или так точно. В зависимости от ситуации, – нравоучительно сказал я.

– Так точно! – гаркнул Татс, подняв вверх голову. Видимо, это он по стойке смирно встал.

– Хорошо, – я повернулся к улыбающимся Жизнемире и Генвасу. – Пошли в именье. Всем пока.

– Алекс. Зеркало мира, – Су-Ракал сделал шаг в нашу сторону, – я не знаю, как его закрыть. Мои попытки разрушить как конструкт ничего не дают. Как будто я ничего не делаю.

– Как так? – удивился я.

– Есть знания только на его создание, – виновато ответил дракон, – возможно, оно само собой закроется?

– Ну, вы даёте! – покачал я головой. Потянулся к висевшему энергоконструкту, с целью откачать энергию. Точно, прицепиться невозможно. Сколько ни пытался, так ничего и не смог сделать. Тогда взял и мысленно представил как блестящая поверхность схлопывается в точку. А что мне ещё оставалось делать?

Как оказалось, именно это и нужно было сделать сразу. Висевшая матовая поверхность на глазах стала бледнеть, становиться всё более прозрачной и совершенно бесшумно исчезла.

– Как то так, – сказал я, внутренне ну очень удивившись. Получается, я всё-таки магичу на уровне желаний?! Это не есть хорошо. Мало ли, что я в сердцах могу пожелать!

Медленно повернулся и пошёл к порталу.

– Ровных дорог, Алекс, – прогудел в спину Су-Ракал.

– Ровных дорог, – вторил ему Татс.

«ЗАК, я слушаю отчёт», – всё ещё под впечатлением от разрушения «Зеркала мира», толкнул я ИскИну.

«Первое изменение. Зафиксирована постоянная связь с неким планом бытия не относящаяся к комплекту КЗОП. Второе, твоя метка статуса опять модифицировалась. Причём, это истинная метка, а не имитационная, наложенная КИВом…»


Империя. Столица Старград.

Вечерело. Компания магов все так же коротала время недалеко от портальной башни Повелителей Дорог. Пошло полчаса, а потом ещё полчаса, а их всё не приглашали. Каха уже трижды бегал в башню, принося очередную порцию извинений.

Если мужчины как-то мирились с вынужденным бездельем, то женская половина делегации с каждым сроком проявляла всё большую несдержанность.

Асгерн, разлёгшись на скамейке, сквозь прищуренные веки, наблюдал за своими спутниками. Ему-то было не привыкать сидеть в дозоре, чего не скажешь про остальных. Разве что Карц молчал, развалившись на скамейке напротив. А вот старый Гронд удивил. Через три часа ожидания стал разговорчив поболее женщин, тем самым сразу потеряв в глазах Асгерна авансированное уважение. Вот и сейчас старый маг был инициатором очередного приступа паники.

– Господа, я не могу понять, для чего мы тут сидим? Уже понятно, что засветло мы в графство Андера не попадём. Какой смысл чего-то ждать? Давайте переночуем дома, а завтра поутру выдвинемся в Озёрск.

– И во сколько у вас наступает утро? – небрежно проронил Карц, занимающий почти половину скамейки. Он, видимо, уже просчитал, что время упущено. Переноситься в Озёрск и там искать ночлег не имеет большого смысла, но, пока не потеряна надежда попасть прямо в замок графа Андера, нет смысла расходиться по домам. По крайней мере, покуда окончательно не стемнеет.

– Я думаю, часов в пять будет как нельзя хорошо, – предложил Гронд.

– Вы с ума сошли?! – воскликнула Марга. Асгерн не скрывал своей улыбки, зная нелюбовь своей «боевой» подруги рано вставать. Женщина продолжала возмущаться, – это мне в три ночи подниматься, чтобы привести себя в порядок?! Тогда уж незачем и ложиться!

– Давайте сейчас перенесёмся в Озёрск. Там есть отличный трактир, буквально на середине дороги к графству Андера, – предложил Ранцеп. – Не нужно будет завтра рано вставать.

– Да о чём вы тут вообще толкуете? – нервно воскликнула Маргила и, поднявшись, пошла к Асгерну. Нависнув над безмятежным мужчиной, негодующим голосом продолжила:

– Ты тут спать собираешься? И не нужно делать вид, что тебе всё равно! Что ты молчишь?!

Асгерн сделал ладошкой козырёк, загораживаясь от лучей заходящего Ясмина, спокойно ответил:

– Что ты хочешь услышать?

– Нужно отложить наше посещение графства до завтра, это же очевидно!

– Я никого не держу.

– Асгерн! – магесса только, что ногой не топнула, – ненавижу тебя такого! Издеваешься? Лежит тут, весь спокойный.

Мужчина сел, и сделал жест рукой, приглашая женщину сесть рядом. Маргила, недовольно поморщившись, всё же села.

– Смотри. Если нас не пускают в башню, значит, на то есть причины. Подождём темноты и прыгнем в Озёрск. Пока есть надежда попасть сегодня к Андеру, я не стал бы её упускать. Ежели останемся в столице, то завтра могут возникнуть обстоятельства непреодолимой силы. Ведь так?

– Что ты имеешь в виду? – с тревожными нотками в голосе спросила Маргила.

– Ты думаешь, тайная канцелярия зря ест свой хлеб? Или те трупы в Академии – рядовое событие? Так что давайте посидим до темноты и потом уже примем решение. Хорошо? – закончил Асгерн почти ласково.

Женщина посидела, судорожно что-то соображая, теребя лямку на своей кожаной сумочке.

– Ты прав, – наконец сказала она. – Я совсем забыла про Академию. Пойду, успокою Гилю, – магесса поднялась.

– Ага, сходи, – Асгерн опять лёг на скамейку…


Имение барона Неркулова. Алекс.

Прослушав результат сканирования МУНом, я понял лишь то, что посещение междумирья наложило на меня некую метку, которая пронзает все имеющиеся планы бытия. С моей точки зрения – это очень плохо. А что хорошего, если как ни смотри, всё равно видно, что ты меченый? А вот как на это среагирует смотрящий – большущий вопрос. Кто-то, может, и будет трепетать в благоговейном экстазе, что вряд ли. Лично мне больше вериться в то, что теперь любой и каждый будет норовить прибить меня.

Выйдя из портальной в баронстве Неркулова, направились к дому.

– Генвас, позови, пожалуйста, Намин, – попросил я. – Сейчас с девчатами поздороваюсь, и пойдём Рубежи смотреть.

– Она будет через две минуты, – тут же ответил дракон.

– Алекс, вы бы на ночь глядя не совались в Первозданный лес, – Жизнемира остановилась и придержала меня за плечо. – Я серьёзно. Отложи свой досмотр.

– Да мы быстро, – не согласился я, – завтра маги прибудут, не до леса будет.

– Генвас, пойди, позови Намин. Пожалуйста, – обратилась ведунья к парню.

– Так я же ей сказал. Она скоро…

– Пойди, позови, – друидка пристально посмотрела на Генваса.

– Хорошо, – кивнул тот и, развернувшись, ушёл.

– И зачем ты его отослала? – спросил я.

– Присядем, – Жизнемира указала на скамейку около ступеней в дом.

– Ну и? – вопросительно посмотрел я на ведунью, когда мы уселись на деревянную лавку. Первый расположился тут же, на зелёном газоне.

– Алекс, я не хочу сеять панику, но… в Первозданном лесу всё очень плохо. Ночью туда точно ходить не нужно.

– Откуда сведения?

– А ты не чувствуешь?

– Нет.

– Странно, – женщина немного помолчала, пожевала губы, видимо выбирая слова. – Из Первозданного леса идёт опасность. Она движется не только на нас. Думаю, лес начал расширять свои границы. Я была с Намин на дальнем Рубеже. Сейчас там более-менее спокойно. Но через месяц там будет так же, как в Диком лесу. Я не преувеличиваю. Изменённые животные всё чаще выходят к людям. Дамир даже создал дежурный отряд быстрого реагирования. Такого количества выходов тварей не было очень давно. Но это всё не то… Это вторично. Сюда идёт большая беда. Я чувствую. Не могу объяснить.

Я внимательно следил за рассказом. Жизнемира не волновалась, говорила спокойно и взвешенно.

«Она не врёт. Тут неуютно. Не так, как в Диком лесу, но в стороне леса всё черным-черно. Прислушайся. Она не придумывает», – прокомментировал арвенд рассказ друидки.

– Милёнка тоже чувствует?

– Нет. Слава Единому, нет. Тут эти веяния очень слабы… Как бы сказать? Как тень. Но на дальнем Рубеже это очень чётко чувствуется. Понимаешь?

– Тем более, нужно туда наведаться, – сделал я логичный вывод.

– Не сегодня. Там могут быть твари, с которыми ты не справишься, – ведунья посмотрела мне в глаза. – Ты же не считаешь себя всесильным?

– Хорош проверки устраивать, – отмахнулся я. – А что Су-Ракал? Татс, что ли, не летал на разведку?

– Су-Ракал не пустил его. Он считает, что те твари, с которыми они бились за Новую Жизнь, идут по их следу и скоро будут здесь. Он не уверен, но он слушал Мир. Понимаешь? У тебя должны быть такие умения. Алекс. Всё очень серьёзно. Покуда никто ничего не знает, нужно как-то аккуратно принять меры.

– Понял, – я нахмурился. – Как думаешь, сколько у нас времени?

– Не больше двух недель. Я же здесь всё время живу и могу сравнить скорость изменения фона.

– Нужно уводить людей из деревень, которые близко от леса, – предложил я.

– Это очень непросто, – возразила Жизнемира. – Сорвать людей с насиженных мест. Очень непросто. И потом, ну уйдут и что? Твари не остановятся. Будешь всё графство уводить? Я не знаю, что делать…

– Понятно. Не знаю что, но что-то делать нужно.

– Да.

– Хорошо. Поставлю ЗАКу задачу, пусть разведку проведёт, – принял я решение, – а там уже будем думать, что предпринять.

– Хорошо, – женщина встала, – постарайся раньше времени никому не говорить. Напугать людей несложно, а вот вселить веру очень тяжело.

– Я понял. Спасибо. Пойдём? – предложил я ведунье составить компанию посещения баронского дома.

– Нет, ты уж сам. Я домой. Дамир скоро со службы придёт, нужно встретить, – как-то виновато улыбнулась Жизнемира.

– Даже так? Ну отлично. Привет ему.

– Передам. Я пошла, – ведунья, закинув на плечо свою медицинскую сумку, направилась встречать со службы своего су̀женого, а я остался сидеть, обдумывая очередную проблему.

Если бы не побитые драконы, я так бы и считал Проклятый лес безобидным, несправедливо оклеветанным местом. А тут, вишь, как? Не верить Жизнемире я не мог. Женщина слишком давно живёт и слишком много видела и пережила, чтобы паниковать по пустякам.

– Бабушка? Что случилось? – вычленил мой слух голос Милёнки. Посмотрев в направлении, куда ушла друидская ведунья, я увидел, что ей навстречу спешит моя женушка.

– Ничего, – мой обострённый слух предоставлял возможность слышать женщин, как будто они стоят рядом, а не за сотню метров.

– А сумка зачем? И одета ты странно, – не унималась Милёна.

– Спешила, вот и оделась, как могла, – недовольно ответила Жизнемира, – а сумка не потребовалась.

– Что-то с Алексом? – голос Милёны стал тревожен. Ну почему она думает, что если неприятности, то обязательно со мной?

– Всё нормально. Вон твой Алекс на скамейке сидит, живой и здоровый. Некогда мне с тобой тут разговоры говорить. Дамир вот-вот с объезда придёт, – говорила Жизнемира в спину внучке, которая почти бегом направилась в мою сторону.

– Ох, молодость! – покачала головой Жизнемира и пошла своей дорогой.

Тем временем Милёнка приближалась, освещая своей улыбкой всё вокруг. И как можно не улыбнуться в ответ на столь искреннюю радость?

– Привет, красавица! – встал я навстречу девушке.

– Не такая уж и красавица, – чуть смутилась она, – толстая, неуклюжая утка!

– Неужели? – раскрыл я ей навстречу объятия, – А по мне, так очень даже миленький утёнок!

Мы обнялись.

– Чувствуешь? Забава тоже радуется, – прошептала мне на ушко Милёнка, имея в виду небольшие толчки плода.

– Забава? Уверена?

– Да! – счастливо ответила девушка.

– Красивое имя, – согласился я.

– Ты точно не ранен? – отстранилась друидка.

– Абсолютно. С чего такие мысли?

– Так просто, – ответила Милёна и, взяв меня за руку, потянула в сторону. – Идём со мной.

– Куда?

– Увидишь, – загадочно ответила девушка, увлекая меня вглубь сада.

Собственно, мне и не нужно было ничего объяснять, слишком отчётливо и однозначно от друидки шло желание близости.

«Я прикрою. Развлекайтесь», – кинул вслед Первый.

«Ага, если получится», – мысленно буркнул я в ответ.

Тем временем Милёнка тянула меня по звериной тропинке в реальные заросли баронского сада. Пригнувшись, мы проникли в едва приметный лаз в стене декоративного кустарника и оказались на небольшой полянке, надёжно спрятанной от посторонних глаз.

Девушка весьма споро расшнуровала лиф платья и очень быстро оказалась в прозрачной рубашке. Явно из запасников ХОМПа – слишком уж ажурная ткань.

– Ты уверена, что это не опасно? – на всякий случай спросил я, глазами указывая на кругленький живот.

– Для кого? – улыбаясь во весь рот, поинтересовалась девушка. – Для тебя? Очень даже о-пас-но…

Ну, мне-то раздеваться вообще быстро. Команда КЗОПу – и я стою, в чём мать родила.

– Ой! Ты так быстро! – Милёнка чуть отпрянула от удивления, потом шустро сняла полупрозрачное препятствие к своему телу. – Никак не привыкну к твоим … умениям…

Живот выпирал маленьким арбузиком, по бокам образовались небольшие растяжки. Груди тяжёлые, куполообразные, но всё ещё борются с земным притяжением. На них тоже небольшие чёрточки растяжек. Мраморная кожа белела светлым пятном на фоне темно-зеленного кустарника. Думаю, после родов Милёнка быстренько справится со всеми негативными факторами своей беременности. Чужим людям разные мази делает, уж себя любимую точно не обделит. Видимо, я слишком критично осмотрел свою женщину.

– Некрасивая стала? Да? – спросила она и как то беззащитно прикрыла груди и животик.

– Глупости! – искренне возразил я, – ты даже не представляешь, насколько ты прекрасна! – начал я подходить развязанной походкой. Второй команды друидке не нужно. Она раскрыла мне навстречу свои объятия…

Я старался быть очень осторожным. Мало того, что друидка была небольшого росточка, так ещё этот животик делал её совершенно хрупкой и уязвимой. На мой мужской взгляд. И вроде бы, всё шло нормально, ну почти нормально, но я чувствовал какой-то неудовлетворение от своей партнёрши и ожидание чего-то.

Неожиданно, она сбросила со своих боков мои руки и, разогнувшись, отошла в строну.

– Ты чего? – не понял я её манёвра.

– Ничего, – огрызнулась та и, опустившись на колени, села себе на пятки. Отвернулась и, закрыв ладонями лицо, заплакала. А я стоял, как голый дурень, и не знал, что мне делать.

– Что случилось? – присел я на корточки напротив девушки, – тебе больно?

– Да, больно! – с вызовом отозвалась Милёнка, повернув ко мне заплаканное лицо, растирая по щекам слезы, – вот здесь больно… на сердце…

– Это нервы. Перевозбудилась. Сейчас посмотрю, – озабоченно сказал я, пытаясь рассмотреть девушку в истинном зрении.

– Ты меня больше не любишь. Да? – друидка заглядывала мне в глаза, стараясь найти в них ответы на свои вопросы. – Потому что я беременная? Или из-за Младки? Я тебе стала противна?

– Ты что? С чего такие разговоры. Не смей так говорить!

– Что говорить? Ты держишь меня как толстую, скользкую жабу! Я же чувствую! – из глаз девушки опять брызнули слёзы, – противно прижаться ко мне? Да?

– Фу-ты, ну-ты! – покачал я головой и хотел притянуть Милёнку к себе. Она отстранилась, убирая мои руки со своих плеч.

– Не нужно неволить себя. Я чувствую, что неприятна тебе. Мне… плохо… Ты лучше иди. У тебя дела.

– Милён. Послушай меня, – я по её образу и подобию, встав на колени, сел на пятки. – Понимаешь. Ты такая маленькая, хрупкая… Я чувствую себе огромным медведем. Это просто осторожность. Это совсем не то, что ты себе напридумывала…

– Раньше тебя это не останавливало, – ответила друидка.

– Раньше ты не была беременной…

– Я так и знала! Ты брезгуешь мной!

– Да послушай ты, голова твоя садовая! Если ты, действительно, чувствуешь меня, то должна чувствовать, как я сдерживаю своё желание. Мне хочется разорвать тебя на сто маленьких Милёнок, зацеловать до смерти, утопить тебя в своей любви! А ты – «противна»! Ну как у тебя язык повернулся такую глупость сморозить!

– Сашенька, не сдерживай себя, – девушка перестала плакать. Удивительная способность детей и женщин. Начинать и прекращать плакать в одно мгновение. Между тем, вытерев тыльной стороной ладони слезы со щёк, Милёнка начала на четвереньках подползать ко мне, выставив вверх свой кругленький зад. – Не надо бояться! Ничего ты мне не сделаешь. Правда. Люби меня так, как только ты умеешь…

Хочешь жёсткости? Будет тебе жёсткость! Никогда не понимал женщин. Несмотря на все свои супер-пупер способности. Никогда!

Взяв Милёнку за волосы на затылке, чуть приподнял её голову вверх, и, привставая, зловеще проговорил:

– Ну тогда не обижайся!..

* * *

Уставшие и измятые мы лежали на её платьях. От друидки волнами шло довольство и обожание. Я купался в таких сладких эмоциях своей жены.

«Вообще-то мы уже довольно долго ждём тебя, – вырвал меня из неги голос Первого. – Долго там ещё?»

«Первый, блин, ты, как всегда, вовремя! – я начал аккуратно вынимать травинки и палочки из роскошных волос Милёны, – подождёте».

«Просто спросил», – примирительно отозвался кот.

– Как же я соскучилась, – повернулась Милёна ко мне.

– Я тоже, – поцеловал я друидку в носик, – радость моя. Мне действительно нужно идти.

– Своевременно я тебя у всех украла, – улыбнулась девушка.

– Ты как? Я не слишком тебя намял?

– Очень даже слишком, – мечтательно отозвалась Милёна, проводя пальчиками по моей волосатой груди, – но можно повторить.

– Не сейчас. Правда. Там…

– Я знаю. Иди. Тебя ждут дела, – Милёна села, придерживая животик ладошками, – мы тут сами управимся.

– Я тебя не повредил? Только честно?

– Не надейся, – она улыбнулась и добавила серьёзным голосом. – Нормально всё со мной.

Команда КЗОПу – и я одет.

– Я тебя люблю, – девушка подставила губы для поцелуя.

– А уж как я тебя! – не стал я разочаровывать её, поцеловав долго, с оттягом.

– Всё! Побежал.

– Ы-гы, – Милёна привстала, вынимая из-под себя свою одежду, – беги!

На секунду замер, чтобы увидеть, как девушка несколько неуклюже собирает аксессуары своей одежды, вздохнул и вылез в едва заметный лаз. Отряхнулся, поправил перевязь, и направился на выход.

– Ну что, Забавушка? Натерпелась милая? Вот такой у нас папка, большой и сильный. Сейчас оденемся и в моечную сходим… – услышал я монолог Милёнки, обращённый к нашей будущей дочери.

Генваса`О Лак и Намин увидел сразу, как вышел из баронского сада. Они сидели на скамейке, недалеко от главного входа в дом. Рядом на лужайке лежал Первый. Парень и девушка что-то обсуждали. И от них веяло такой взаимной нежностью и вниманием, что меня невольно кольнула зависть. А вот у меня такого уже не будет. Не в смысле посиделок, а в смысле чувства.

– И не надо улыбаться. И говорить тоже ничего не нужно, – начал я, подходя поближе.

– А мы молчим, – улыбаясь ещё шире, отозвалась Намин.

– И вообще, я по делу ходил.

– Не сомневаемся, – хитро отозвалась девушка, – по очень важному и нужному. Тебя в доме ещё три таких дела ждут…

– Намин! Не, ну что ты, в самом деле? – мне почему-то было неловко.

– Молчу-молчу, – девушка едва сдерживала смех. – И как дело? Осталась довольной?

– Хорош стебаться. Давайте о рубежах, – старался я вывести разговор в деловое русло.

– Конечно. Просто интересно, почему в саду? – не унималась Намин.

– Намин, ты неучтива, – подал голос Генвас, – Алексу неприятны твои вопросы.

– С каких это пор он такой стеснительный стал? – хохотнула девушка, но, посмотрев на Генваса, постаралась побороть свою разнузданную весёлость. Уже серьёзно посмотрела на меня, – не обижайся. Но такой повод, меня просто распирает съязвить.

– Проехали, – я сел рядом с Намин, – расскажешь, что успела сделать в Проклятом лесу?

– Конечно, – девушке всё ещё хотелось съехидничать.

– Слушай, а где ты живёшь? – перебил я, уже было начавшую рассказ рейнджершу.

– В смысле?

– У тебя комната в общем доме или отдельно где-то? – пояснил я. Мне хотелось увести всех от главного входа – потому как слышал, что Милёнка уже направляется к нам, и я не хотел давать Намин повод поострить. Друидка и обидеться может. Так что, во избежание, как говорится…

– Отдельно. РИТА мне сразу домик построила. Вон, видишь, с коричневой крышей? – указала Намин.

– Пойдём к тебе. А? Ничего, что я так в гости напросился? – я встал, рассматривая небольшой домик недалеко от главных ворот.

– Ничего, – Намин и Генвас тоже поднялись. Дракон хитро улыбался, видимо разгадав мой план. Слава богу, Намин не такая проницательная.

– С чего бы это ты в гости захотел?

– Слушай, ну когда ещё случай выдастся? А мне реально интересно, как ты устроилась, – пояснял я, направляясь к дому Намин.

«Какие мы хитрые, – насмешливо проговорил Первый, – прямо никто ничего не понял».

«Намин не поняла же?»

«Или сделала вид», – не унимался кот.

– И потом, должен же я знать, в каких условиях будет жить мой лучший друг, – уколол я девушку, имея ввиду отношения с Генвасом`О Лак.

– Ты про Первого? – театрально удивилась Намин.

– Вот только меня не нужно впутывать! – прорычал арвенд, семенивший чуть в стороне. Мы рассмеялись.

Внутри домик Намин был вполне себе уютным. И прихожая была, и кухня, и моечная, и небольшая гостиная. Во всём чувствовалась женская рука. Типа, вязаная салфетка на комоде, цветочки в горшках, картины, сделанные из семечек и шишек.

– Мило у тебя тут, – осмотревшись, резюмировал я.

– Спальню не покажу, – ответила Намин, – ещё сглазишь.

– Да не очень то и нужно, – ответил я, – мне Генвас потом всё расскажет.

– Пусть только попробует, – серьёзно ответила девушка.

– Да пошутил я, – отмахнулся я, – что ты взвилась?

– Тебя не поймёшь, когда ты шутишь, а когда нет, – пробурчала хозяйка, кивнула на стол, – садитесь. Сейчас самокип включу.

– А я тебе говорил, – тут же встрял Первый, – контролируй свои шутки!

– Хорошо. Буду весь прям подконтрольный, – я уселся за стол, и, взяв из плетёной корзинки баранку, отправил её в рот. Генвас`О Лак молча наблюдал за нашими пикировками, улыбаясь своим мыслям. Странно, я совсем не чувствую его эмоций. Всё-таки дракон – это тебе не человек, пусть даже ментальный маг.

– Ну, так что там сделано? – крикнул я в дверной проем на кухню. – В лесу?

– Много чего, – донеслось из кухни, сквозь дзиньканье посуды, – сейчас покажу.

Девушка вышла и положила перед нами топографическую карту.

– Не понял? Откуда такое чудо? – я реально удивился.

– Разве это чудо? Так, мелочь, – хохотнула Намин и добавила, – РИТА выдала. Отличная карта. Детализация просто великолепная. Вот, смотри…

Топографическая карта была выполнена на плотной бумаге. При этом я подозревал, что эта бумага и в огне не горит, и в воде не тонет. На карте была масса пометок. Типа, «Родник», «Топь», «Ядовитый куст», «Зона 1 Рубежа» и тд.

«РИТА, почему карта на бумаге?» – толкнул я вопрос местному ИскИну.

«Карта выполнена с одобрения управляющего контура старшего уровня, согласно заданию пользователя», – доложилась РИТА.

– Выведи общение в звуковой диапазон, – приказал я.

– Что ты сказал? – переспросила Намин.

– Выполнено, – прозвучал голос ИскИна.

– Это кто? – девушка озабочено посмотрела на меня.

– Управляющий кристалл по имени Рита, – пояснил Генвас. Мне оставалось лишь согласно кивнуть.

– Она что, теперь будет тут со мной говорить?

– А раньше где говорила? – вопросом на вопрос ответил я.

– В портальной или через ИСС. Через ИСС только в последнее время стала.

– Она везде может говорить. Не столь это важно, – отмахнулся я, и добавил, – РИТА, почему карта не выполнена в виде магического устройства? Ты меня понимаешь? Как смартфон на моей родине.

Небольшое молчание, и потом голос ИскИна слева, от висевшей на стене картины. Видимо, она лучше всего подошла, как резонатор.

– Такого задания не было, а учитывая низкий уровень технической грамотности пользователей, принято решение использовать полимерный пластик в качестве основы карты.

– ЗАК, ты на связи? – спросил я. Присутствующие с интересом наблюдали за моей перепалкой.

– Да, я тебя отлично слышу.

– Задание тебе и РИТЕ, – удовлетворенно кивнул я. – Первое. Произвести топографическую съёмку всего Проклятого леса…

– Это трудновыполнимо, – тут же вмешался ЗАК.

– Причина?

– МУН очень нестабильны над Проклятым лесом. Фактически, не удалось продвинуть их дальше пяти километров вглубь. Устойчивая потеря связи, – пояснил ЗАК.

– Ну так не летайте на малых высотах, – усмехнулся я, – может, и устойчивость связи повыситься.

– Нерационально, – возразил ЗАК. – Проще использовать возможности спутникового наблюдения.

– Так используй. Всё, вопрос закрыт! Мне нужна подробная карта Проклятого леса, Светлого леса… Да и вообще, всего континента! Выполнять!

– Должен напомнить, что такое распоряжение ты уже давал, и работы уже ведутся. Уточни детализацию вновь заказываемых карт, – отозвался ИскИн.

– В одном сантиметре карты 50 метров местности. Так понятно? – навскидку сказал я.

– Один к пяти тысячам. Верно? – уточнил ЗАК.

– Да.

– Принято.

– Второе, – продолжил я, – сделать устройства, называемые здесь артефактами, показывающие любой кусок карты. Электронная карта. Ты понимаешь, о чём я?

– Да, Алекс, я уже сопоставил твои знания с имеющимися понятиями моих создателей, – прозвучал от картины голос ЗАКа, – так что можешь не утруждать себя поиском аналогов понятий.

– Хорошо. По заказу Еная, Идара, Генваса или Намин выдавать запрошенное количество. Да, и не забудь транслировать инструкции по применению.

– Принято, – односложно ответил ЗАК, и добавил, – не проще было использовать для этого выданные всем телефоны?

– Нет. Делай отдельные устройства, – не согласился я.

– Хорошо.

– Конец связи.

– Ловко ты с ними, – покачал головой Намин, сидевшая возле Генваса. – А мы – «пожалуйста», да «будьте любезны».

– Ну и зря. Это машина и любезничать с ними необязательно. Главное чётко формулировать своё желание.

– С этим-то как раз всегда проблемы, – вставил Генвас.

«Алекс, входящий вызов с телефона Рампила. Но на связи не он. Будешь говорить?» – голос ЗАКа был несколько неожиданным. Я даже слегка вздрогнул.

– Соединяй. В звуковом диапазоне, – выставил я перед собой указательный палец, призывая присутствующих помолчать. Намин и Генвас понимающе кивнули.

– Господин Алекс? Фу-у… фу-у-у, – говорила картина на стене. На том конце женщина явно дула в трубку телефона, – ты слышишь? Эй? Фу-у…

– Слушаю вас, – официально ответил я.

– Ну наконец-то! Это Жанмит, дочь Рампила. Мы с тобой виделись…

– Я узнал тебя, Жанмит. Что случилось? Почему ты используешь этот артефакт? Я его передавал Рампилу.

– Папа совсем плох, – в голосе девушки я чувствовались слёзы, – говорила я ему, чтоб не пил свою водку! А он – напиток богов, напиток богов. Вот и допился. Худо ему, совсем худо…

– Рампил заболел? – задал я логичный вопрос.

– Заболел? Боюсь, всё гораздо серьёзней, – всхлипнула девушка, – у него кровь изо рта идёт… сгустки кусками вываливаются…

– Упс, – озабоченно проговорил я, – это действительно серьёзно.

– Я уже вызвала целителей… Они сказали, что всё образуется, – шмыгнула носом девушка, – тут другой вопрос. Меня просили связаться с тобой и рассказать всё. Вот я и рискнула… Я видела, как папа говорил с тобой по этому переговорнику…

– Рассказывай. Я слушаю.

– В столичную портальную башню обратилась группа боевых магов. Пятеро мужчин и две женщины. У них бумага от главы гильдии Империи и всё такое. Они говорят, что им нужно срочно встретиться с тобой и что папа должен был помочь им в этом. Он обещал, а потом ему сделалось плохо и стало не до них… А вот теперь дежурные из портальной Старграда шлют запрос, куда их перемещать. Маги ждут, а папа ничего не может сказать. Он без сознания уже два часа, – девушка опять всхлипнула.

– Жанмит. Успокойся, я обязательно помогу твоему отцу. Будет, как новенький. Слышишь? Давай без слёз, хорошо?

– Да-да. Папа очень доверял тебе. Больше, чем мне… – девушка разрыдалась. – Я не знаю, что будет, если он умрёт…

– Никто не умрёт. Я тебя услышал. Ты Илоне сообщала?

– Я никому ничего не говорила. У нас с папой нет никого… Только Хассу, – всхлипнула Жанмит, – мы должны были с ним идти в салон. А тут такое. Он посоветовал связаться с тобой и всё рассказать.

– Вот и правильно. Я сейчас пришлю Илону. Постарайся не ссориться с ней. Хорошо? Она поможет и с целителями, и вообще.

– Я постараюсь, – совсем тихо ответила дочь Рамила. Помолчав, добавила, – спасибо, Алекс.

– Пока не за что. Передай дежурному в Старграде, пусть перемещает магов ко мне в замок. Если не знает, как, то пусть просто впустит всех в башню и скажет: «перенос к графу Андеру». Запомнила?

– Да. Я все сделаю.

– Отлично! Конец связи, – прервал я соединение.

«ЗАК, ты понял, что нужно будет магов перекинуть в портальную замка?»

«Принято», – отозвался ИскИн.

Помолчал, обдумывая сложившуюся ситуацию.

– Видимо, Рампил совсем плох, – нарушил молчание Генвас`О Лак.

– Ага, – кивнул я, – да ещё и маги прибывают. Быстро они. Думал, завтра прибудут, а они, видишь, как? Торопятся.

Я встал. За мной поднялись Генвас и Намин. Первый уже сидел около входных дверей.

– Намин, договорим позже. Нам нужно идти.

– Да, конечно, – серьёзно ответила девушка, и уже своему возлюбленному, – ты там на рожон не лезь.

Вместо ответа Генвас прижал её к себе и чмокнул в макушку.

– ЗАК, собрать по красной тревоге Идара, Хисия, Еная, Сенди. Мастера Юла с гвардией поднять по тревоге, – начал я руководить, выходя из дома Намин. – Да, и дай связь с Илоной и Аксением…


Старград. Группа боевых магов около портала.

Ясмин, местное светило, зацепившись за шпиль городской ратуши, устало освещало бардовыми лучами столицу Империи. Природа притихла в ожидании наступающей ночи, подарив жителям города прекрасный вечер для неторопливых прогулок. На аллеях столицы начали появляться влюблённые парочки, старики вывели внуков к городским прудам кормить уток, почтенные матроны прогуливали своих мужей и собачек.

Вот и на аллее, ведущей к портальной башне Повелителей Дорог, нет-нет да и появлялась очередная парочка. Место было не очень популярно для прогулок, но это не значило, что здесь было уныло и дико. Даже наоборот, аллея была в высшей степени ухоженной. Подстриженные кусты вдоль дорожки, скамейки через каждые пару десятков шагов, фонарные столбы с магическими светильниками, да и окружающий парк не был заброшенным. Сюда не ходили гулять, так как аллея использовалась не только для прогулок, но и для проезда купеческих караванов, а это далеко не всегда способствовало романтическому настроению.

В этот раз несколько скамеек, в непосредственной близости от портальной башни, оккупировала группа людей. Любой горожанин легко узнавал в этих людях магов, да не просто магов, а боевых. А более искушённые горожане видели, что эти маги принадлежат к элите магического сообщества Старграда. Об этом кричали подвески и медальоны на золотых цепях. Ни один горожанин, даже самый богатый и хвастливый, не выйдет вечером с такими драгоценностями на шее, а значит, это маги и не какие-то там бытовики, а настоящие боевые, и от них можно ждать чего угодно.

По этой причине или по другой, но забредавшие сюда парочки старались поскорей убраться, бросая опасливые взгляды на вальяжно развалившихся на скамейках мужчин и сидевших особняком двух женщин.

Всё было уже переговорено, все сплетни обсуждены, и магам было откровенно скучно. Асгерн и Карц дремали на скамейке, лёжа ногами друг к другу. Гронд и Ранцеп молча сидели на отдельной скамье, занимая один её край, тогда как на другом конце сидели Марга и Гиля. У всех были весьма кислые выражения лица, и только молодой Каха сиял как фонарь среди этого царства усталости и недовольства.

Дважды подходила городская стража. Первый наряд узнал Гронда и, поговорив с ним, удалились. Второй наряд был из молодых, да наглых. Попытались заставить Асгерна и Карца прекратить валяться на скамейках в центре города. На что Асгерн, приоткрыл глаза и спокойно спросил:

– Вас сжечь или сами уйдёте?

Получив правильный ответ:

– Сами уйдём, – маг продолжил предаваться дрёме.

Минуты тянулись за минутами, складываясь в часы.

– Служитель идёт, – возвестил Каха.

– Наверняка, с очередными извинениями, – недовольно пробурчал Ранцеп.

Подошедший служитель гильдии Повелителей Дорог был очень молод, можно сказать, юн.

– Господа, приношу извинения от лица главы гильдии, господина Рампила, – звонким голосом возвестил он.

– Я же сказал, – не преминул вставить Ранцеп.

– … за вынужденную задержку, возникшую по техническим причинам, – продолжал паренёк. – Уже всё нормально, я провожу вас до портальной башни.

– А то ж мы не знаем, где она находится, – ворчал Карц, садясь на скамье. Он толкнул задремавшего приятеля, – слышь, Асг? Просыпайся, нас приглашают в башню.

– Не может быть, – сонно пробормотал мужчина, тоже перетекая в положение сидя, – я почти заснул.

– В графском замке доспишь, – бросила, проходившая мимо Маргила.

– Ага… если получится, – криво улыбнулся Асгерн, вставая и направляясь в последних рядах за своими спутниками.


Империя. Графский замок. Алекс.

Около портальной нас с Генвасом`О Лак встретил Идар и десяток стражников замка.

– Маги сейчас прибудут, – вместо приветствия сказал я, направляясь в донжон.

Повернув за угол портальной, бросил недовольный взгляд на пиршество в замковом дворе. Праздник перешёл в завершающую стадию – это когда все, кто хотел, уже спали «лицом в салате», а остальные, либо зажимались в дальних углах, либо вели беседу на предмет, кто кого больше уважает.

– Идар, организуй тут приборку, – кивнул я на празднующих, – переведите их куда-нибудь в дальние углы двора. Погуляли, и хватит.

– Сделаем, – пластун, резко повернулся к гуляющим, вызывая по ИССу, – Фатей собери крепостных мужиков, прибраться во дворе нужно. Да, и баб веди…

– Нужно найти мастера Юла, расставить безликих в охранение… – продолжал я.

– Волнуешься? – вместо ответа, спросил Генвас.

Я сделал несколько шагов, прежде чем осмыслил его вопрос. Остановился.

– Ага. Что-то засуетился.

– Мы все организуем. Ты же сам назначил меня руководить обороной. А маги – это неприятель в нашем стане, так ведь? – спокойно сказал Генвас. – Так что иди, подготовься к встрече. Мы с Юлом и Идаром всё сделаем.

– Отлично, спасибо!

Наискосок к нам шла Сенди.

– Ладно, я пойду в донжон, с Хисием переговорю и приведу мысли в порядок, – сказал я дракону.

– Маги останутся на ночь? – по-деловому спросила, подошедшая Сенди.

– Есть такая вероятность, – ответил я девушке, – на всякий случай, приготовь комнаты.

– Уже знаешь, сколько их будет?

– Вроде, семеро. Или шестеро. Точно знаю, что из них – две магессы…

«Кто бы сомневался, – уколол Первый, – самое главное ты, конечно же, запомнил».

– Понятно, – криво улыбнулась управляющая. Видимо, тоже обратила внимание на избирательность моей памяти. – Приготовлю восемь комнат. На всякий случай.

– Давай, – согласился я и негромко добавил, – жаль, Илона занята. Встретить некому. Ну, ладно, безликие проведут.

– Причём здесь Илона? Почему не я? – возмутилась Сенди.

– Ну она не последний ментальный маг, – выдвинул я оправдание.

– Ну и что? А я – хозяйка, мне и встречать.

Я удивлённо посмотрел на управляющую. Вот так вот! Хозяйка, и всё тут! С другой стороны, должен радоваться. Для этого и в жёны звал, так что она в своём праве.

– А ребята из твоей гвардии в любом случае не дадут им лишний раз вздохнуть. Разве нет? – наседала девушка.

– Ладно, не ругайся, – примирительно сказал я. Тепло улыбнулся, – конечно, ты хозяйка. И, надо заметить, очень хорошая. Проведёшь их в Малый зал и сообщишь мне. Хорошо.

– Хорошо, – кокетливо ответила Сенди, поправляя прядь за ухом, расплываясь в улыбке. – Я потом на кухню схожу, ужин закажу гостям. Они же с дороги, голодные, наверное, будут.

– Точно. Я у себя.

«Передерутся твои самки за место подле тебя. Попомни моё слово», – философствовал Первый, семеня следом за мной.

«Хотелось бы сказать, что ты не прав, но, видимо, не в этот раз, – ответил я коту и обратился к своему ИскИну, – ЗАК, как только будешь готов к переносу магов из Старграда, скажи мне».

«Принято», – односложно ответил ИскИн.

Над головой раздался хлопок и шум крыльев. Это прибыл Татс Мари Ри, используя свой трюк с порталом. Дракон сделал круг над замком и, шумно затормозив крыльями над квадратной башней, «прикрышился» на неё. Надо отдать должное ЗАКу – ни одна черепица с крыши не упала. Хотя, скорее всего, это вовсе не черепица, а полимер какой-нибудь.

«Не свались там», – мысленно потянулся я к дракону.

«Никак нет, господин Наместник. Тут очень удобная башня: и видно хорошо, и психологическое давление будет на прибывших», – отозвался Татс.

«Чья идея?»

«Генваса`О Лак».

«Одобряю, – мысленно улыбнулся я, – рыкни там негромко, когда они выйдут. А то ещё не заметят».

«Не сомневайтесь. Заметят», – заверил меня дракон.


Замок Алекса. Асгерн.

Магов пригласили в портальную башню Старграда, и, когда они встали в очерченный круг на каменном полу, служитель громко сказал:

– Ровных дорог, господа, – потом что-то пробормотал вслед.

Асгерн от неожиданности вздрогнул, когда перед глазами возникли бревенчатые стены. Маргила вцепилась ему в локоть.

– Что это? – глухо сказала она.

Гиля сомлела и начала медленно оседать. Её с двух сторон подхватили Ранцеп и Каха.

– Боевые маги, мать вашу! – выругался Асгерн, привычно кинув лечебный конструкт в девушку, безвольно повисшую на руках мужчин. – Говорил же, чем меньше народа…

– Да ладно тебе, – встал на защиту спутницы Ранцеп, – можно подумать, для тебя это обычное дело. Меня самого передёрнуло от неожиданности.

– Боевой маг должен реагировать на неожиданность боевым заклинанием, а не падать в обморок, – процедил Асгерн.

– Мальчики, не будем ссориться, – Маргила подошла к Гиле и легонько постучала её по щекам. Девушка открыла глаза.

– Ты как? – участливо спросила Марга. Девушка встала на ноги и высвободилась из рук поддерживающих её мужчин.

– Уже хорошо. Извините, – смущённо сказала она.

– Ну что? Все пришли в себя? – обвёл взглядом свою команду Асгерн. Подождал, пока Маргила немного поправит Гиле макияж и, удостоверившись, что все готовы, добавил: – Выходим.

Мужчина подошёл к широким дверям и осторожно толкнул их. На вид тяжёлые двери очень легко, совершенно бесшумно, отворились, и первое, что увидел маг, это троих безликих, державших их на прицеле арбалетов. Чем было заряжено оружие даже интересоваться не нужно. Маг медленно поднял перед собой ладони:

– Мы пришли с миром.

– Ребята, уберите оружие, не пугайте наших гостей, – раздался из-за дверей женский голос, довольно приятный на слух. Через мгновение перед группой магов возникла девушка. Асгерн быстро окинул её оценивающим взглядом.

Строгая причёска, утончённые черты лица, минимум макияжа, улыбка приветливая. Одежда, добротная и элегантная, подчёркивает особенности женского телосложения, впрочем, не выпячивая их.

«Хороша», – не к месту пронеслось в голове у Асгерна.

Между тем, безликие нехотя подчинились, направив арбалеты в землю.

– Рада приветствовать вас, господа, в замке графа Андера, – проговорила встречающая, – меня зовут Сенди. Я управляющая графства. Я провожу вас в зал совещаний, прошу следовать за мной, – сделала она приглашающий жест. Из-за дверей вышли два арвенда и молча уставились на гостей своими огромными жёлтыми глазами. Маги уже было двинувшись за Сенди, опять остановились, не зная как себя вести.

– Не нужно бояться, – с улыбкой подбодрила их управляющая, – они вас не тронут.

– Это они вам сами сказали? – с иронией спросил Асгерн, идя на выход и косясь на котов. Маргила вцепилась ему в локоть, встав с дальней стороны от животных.

– Конечно, – между тем ответила Сенди, – все жители замка знают язык арвендов. Если Алекс, извините, граф Андер сочтёт возможным, то и вам могут быть переданы эти знания.

– Неплохо было бы, – отозвался Гронд, – меня всегда интересовали языки экзотических животных.

– Прошу вас запомнить, – строго оборвала мага управляющая, – арвенды – не животные. Если не хотите проблем, не называйте их так. Даже между собой.

– Учту, – чуть покраснел пожилой маг.

Группа, в сопровождении безликих, арвендов и Сенди, направилась в сторону донжона. Когда они вышли из-за угла портальной и им стал доступен вид на замок, все дружно остановились:

– Охренеть!

– Ничего себе замок…

– Твою же мать!

Восклицания были высказаны практически одновременно.

– Значит, слухи вовсе не слухи, – прокомментировал за всех Карц, – замок действительно хорош.

Великолепный архитектурный ансамбль белоснежного замка, подсвеченный заходящим Ясмином, завораживал. Многочисленные башенки, увенчанные остроконечными крышами со шпилями, колоны с пилястрами и капителями, обрамляющие окна и входы, придавали строению особую лёгкость. Надворные постройки были выполнены в каком-то особом стиле, впрочем, успешно сочетающимся с общим ансамблем. Вдалеке массивные ворота, а рядом с ними, небольшим разноцветным шедевром, притаилась церквушка.

– Идёмте, господа, – вернул всех к реальности голос Сенди, – у вас ещё будет возможность ознакомиться со всем этим.

Маги двинулись вслед за девушкой. Сзади их сопровождали пятеро безликих и трое арвендов. Асгерн привычно отметил ещё нескольких воинов, располагающихся за башенками замка и на крышах хозпостроек.

– Не вздумайте магичить, – сквозь зубы процедил он, – положат всех.

– Дураков нет, – так же тихо ответила за всех Маргила.

– Справа высокая квадратная башня, – повернувшись, негромко сказал Асгерн, – на крыше дракон. Только не нужно паниковать!

Однако все опять остановились, сбиваясь в кучу и уставясь на указанную башню.

– Они разве бывают? – голос Кахи дрогнул.

– Как видишь, – хмыкнул Асгерн, – что встали? Идёмте.

Дракон повернул свою длинную шею, и его огромная голова замерла в направлении группы магов. Асгерн был готов поклясться, что он следит за ними. Гигантский, замерший перед стремительным броском зверь, внушал трепетное уважение и восхищение.

– Сенди! – подал голос маг, – можно вопрос?

– Да, – девушка с улыбкой наблюдала за замешательством магов.

– Меня зовут Асгерн, – маг высвободился от руки своей спутницы и сделал несколько шагов к управляющей. – Скажите, вон то создание на крыше, – указал он на дракона, – тоже домашний любимец?

– Нет, что вы, – мелодичный голос Сенди ласкал слух мужчины, – это Татс Мари Ри. Вообще-то, они с Су-Ракалом живут в имении барона Неркулова.

– Су-Ракал – дракон или погонщик? – уточнил Асгерн, пока они медленно шли в сторону донжона.

– Какой погонщик? – не поняла управляющая.

– Я долгое время служил в Грифоновых горах. И там погонщики своим грифонам тоже дают имена.

– Су-Ракал Адх – это старый дракон. Если будет желание и возможность, можно будет сходить к нему, познакомиться. Он очень мудрый и интересный собеседник. Уверяю вас.

– Спасибо, понял, – улыбнулся Асгерн и приотстал. Взяв Маргилу под руку и, наклонившись, прошептал на ухо. – Нужно любой ценой остаться здесь как можно дольше.

– Зачем? Управляющая понравилась?

– Не ревнуй. Хотя нет. Ревнуй. Сенди весьма хороша. Но не поэтому.

– А почему? – шептала Маргила.

– Подумай на досуге. Сама поймёшь. А когда поймёшь, то сделаешь всё, чтобы остаться тут. Даже если тебе для этого придётся совокупляться при всех вон на том столе, – глухо сказал Асгерн.

– Ты как был хамом, так им и остался, – магесса выдернула свой локоть из рук мужчины…

Глава 6

Графство Алекса. Алекс.

Редко бываю в своём рабочем кабинете, на третьем этаже донжона моего замка. А дизайн в кабинете очень даже стильный: неброский цвет стен, картины с нейтральными пейзажами, шторы на окне, диван кремового цвета, шкафы с разными безделушками и свитками. Рабочий стол – широкий, с канцелярскими принадлежностями, около него два кресла. Приятное место для работы, жаль, что невостребованное.

Заняв место за рабочим столом, перво-наперво связался с Илоной. Через некоторое время ожидания, в голове раздался её голос:

«Я на месте. Алекс, всё очень плохо. Подожди, я выйду из комнаты».

– Жду. Рассказывай коротко и по существу. Делегация магов вот-вот должна прибыть, – попросил я свою собеседницу.

«Да, конечно, – девушка, видимо, вышла в более уединённое место для продолжения беседы со мной. – Рампил очень плох. Если бы не Сфера Жизни, уже умер бы. Целители не филонят, честно выполняют свою работу. Жанмит напугана и растеряна. Жалко девочку».

– Что такое Сфера Жизни? – задал я наводящий вопрос.

«Артефакт такой. Он поддерживает жизнь в человеке, в том числе с фатальными ранами. Таких сфер в мире всего несколько штук, и их использование очень дорого, – начала рассказывать Илона. – Насколько я знаю расценки, что-то порядка тысячи золотых в час. Я понимаю, что Рампил человек не бедный, но, насколько я вижу, да и целители подтверждают, ещё часов десять-двенадцать и даже Сфера Жизни не поможет. Алекс, нужно Рампила переправить в Град, в сферу. Там же его вылечат?»

– Сейчас. Побудь на связи.

«Хорошо».

– ЗАК, есть мобильный портал рядом с Илоной?

– Время подлёта сорок восемь секунд.

– Лон, ты слышишь?

«Да-да. Я слушаю».

– Открой окошко, ЗАК к тебе сейчас мобильный портал доставит, и я прыгну к тебе.

«Ой. Подожди. Я сейчас в свою комнату дойду».

– Лон, не время прятаться, – не согласился я, – открывай ближайшее.

«Хорошо, как скажешь», – согласилась магесса.

– Жди. Я сейчас, – я прервал связь с девушкой. – ЗАК, дай Генваса и Идара.

«Что-то случилось?» – голос Идара.

«Я слушаю», – голос Генваса.

– Я ненадолго отлучусь. Рампилу совсем плохо, нужно его к сфере в КУЦ доставить. Генвас, на тебе делегация магов. Идар, бегом в мой кабинет. Поможешь с Рампилом.

«Бегу», – ответил Идар и отключился.

«На случай, если тебе придётся задержаться, будут распоряжения?» – спросил дракон.

– Примешь магов, спать положишь. Шучу. Я быстро. Проблем быть не должно.

«Хорошо. Мы справимся. Помогай Рампилу», – Генвас также прервал связь.

– ЗАК, у меня тут есть портал?

– В шкафу, около картины, внизу, твой рюкзак, в нем портал, – пояснил ИскИн, – но могу и доставить, дверь открой.

– Не, не нужно. Рюкзак очень к месту.

Достал из шкафа рюкзачок. Как он сюда попал, я даже не помню. Стоп! Разве мой рюкзак не со мной? Команда КЗОПу. Пусто. Когда я его оттуда убрал? Но и этот рюкзачок из шкафа тоже не мой. Такой, как был у меня, но точно не мой.

– ЗАК, это не мой рюкзак. На моём правая лямка была подтрёпана. Откуда это тут?

– Сделал на всякий случай, чтобы тебе лишний раз к ХОМПу не бегать. В рюкзаке те же самые предметы, что и в твоём. По списку. Передать список?

– Не нужно, – я достал из котомки путника диск портала, – сделал, и хорошо. Спрячу-ка я его в КЗОП.

Дверь отворилась, и вошёл немного запыхавшийся Идар. Первый, всё это время вальяжно лежавший на диване, спрыгнул с него и подошёл к нам:

– Ну что, пошли спасать Рампила? – вслух сказал он.

– Ага, – я накинул рюкзак за спину и спрятал его в КЗОП, – ЗАК, портал Илоны готов?

– Да. Могу переместить.

– Давай.

Картинка моего кабинета поплыла – и мы стоим в просторном холле…


Орвилия. Дом главы гильдии Повелителей дорог. Алекс.

Нам навстречу шла Илона. Красивая, чертовка!

– Как мы Рампила будем нести? Целители сферу Жизни не отдадут, а без неё Рампил и пяти минут не протянет, – озабоченно проговорила магесса и на автомате поправила локон за ухом. – Что ты на меня так смотришь?

– Пытаюсь понять, как тебе удаётся быть такой сногсшибательно красивой?

– Алекс! Оставь свои комплименты на вечер. Тут всё так грустно, а ты…

– Говорить комплименты можно при любой обстановке. Веди, – улыбнулся я. – Идар, забери портал.

– Уже, – отозвался пластун.

«Входящий. Сенди», – проплыло перед глазами. Странно как-то. То ЗАК сам говорит, то надписи посылает. ИскИн развлекается?

«Давай уже», – недовольно толкнул я по связи.

«Алекс. Маги прибыли. Я их встретила и веду в Малый зал, – доложила Сенди. – Ты идёшь?»

– Я сейчас не могу, буду минут через двадцать, – я выставил в сторону Илоны палец, предупреждая её вопрос.

«Я поняла, – продолжала Сенди. – Предложу им закуски. Наверное, ужинать позже будем?»

– Ага. Пусть им вина и всякого другого принесут, а я постараюсь побыстрей. Генвас там?

«Пока не вижу его. Мы к донжону идём».

– Ничего не бойся – всё под контролем.

«С чего ты взял, что я боюсь? Я – дома, это они пусть боятся».

– Умничка! Мне нравится твой настрой.

«Может, вечером обсудим мой настрой?» – тут же ухватилась за мои слова девушка.

«Не сегодня, но обязательно обсудим! Конец связи».

«Жду тебя», – связь прервалась.

– Маги в замке, – сказал я для всех.

– Тогда поспешим? – рыкнул кот.

– Успеем.

«ЗАК, дай МЭРИ», – мысленно попросил я ИскИна.

«Слушаю вас, господин Наместник», – почти сразу раздался в голове женский голос.

«Срочно подготовь лечебный модуль. У меня тяжело больной. Его нужно поставить на ноги любой ценой. Ты меня поняла?»

«Принято. Провожу запуск комплекса реанимации», – сразу ухватил суть ИскИн КУЦа.

«Хорошо. Рампил очень плох, так что готовься к самому худшему».

«Реаниматор запущен. Произвожу запуск и тестирование комплекса синтеза имплантов. Доставка по протоколу три ноля восемь, приёмный шлюз включён», – отрапортовала МЭРИ.

– Хорошо. Сейчас мы к тебе прибудем, – пообещал я, останавливаясь около спальни Рампила и придержав за локоть Илону, дёрнувшуюся открыть дверь.

– Сколько там магов? – уточнил я. По моим ощущениям там было двое мужчин и женщина.

– Двое. Они по очереди работают со Сферой Жизни, – подтвердила мои данные Илона. – Дочь Рампила тоже там. Не думала, что она будет так переживать за отца!

– Истинные чувства всегда проявляются в критических ситуациях. Ты с ней говорила?

– Да. Она на удивления кротка и послушна.

– Хорошо. План такой: Первый, ты остаёшься тут. Мы спокойно входим, ты, Илон, нас представляешь. По моей команде мы с Идаром нейтрализуем магов. Ну, а дальше…

– Ты думаешь, вы сможете незаметно воздействовать на магов? Не будь наивным. Они не первый год работают со Сферой, и, я уверена, каждый из них может рассказать дюжину историй про неудачные попытки завладеть Сферой, – Илона говорила вполголоса, явно волнуясь. Хорошо, что от её кривого дара не осталось и следа, а то было бы нам сейчас веселье!

– Лон, не паникуй!

– Нет, ты послушай! – горячилась девушка. – Я сидела с ними и не смогла даже понять, сколько у них уровней защиты. Вы разнесёте весь дом!

– Илон! – холодно сказал я, выдержав паузу. – Ну ни разу ты не боевой маг, честное слово! Твоя задача – вести себя естественно. Мы не собираемся устраивать тут бойню. Кто тебе сказал, что мы будем использовать магию? Есть куча других не менее действенных способов безо всякой магии. Ты меня услышала?

– Да, – магесса потупила взгляд. – Я постараюсь.

«Идар, сможешь усыпить мага?»

«Конечно».

– Как только мы закончим с магами, ты сможешь перехватить управление сферой? – спросил магессу.

– Да что ей управлять? Вливаешь в неё магию, а она передаёт её пациенту. Дело нехитрое. А что с Жанмит?

– По ходу разберёмся. Открывай! – кивнул я на дверь.

– Про меня не забудьте, – кинул нам вслед арвенд. Впрочем, ему никто не ответил.

Илона осторожно отворила дверь, по мне, даже слишком осторожно. Обычно так входят в палату с тяжелобольными или умирающими.

– Господа, прибыл граф Андер. Он является…, – Илона запнулась, но потом твёрдо закончила, – преемником господина Рампила.

В комнате находились двое мужчин почтенного возраста и Жанмит. Один маг сидел на стуле около кровати с больным и держал руки над сферой, стоящей тут же на тумбочке. Второй маг встал из кресла, отодвинутого в угол спальни. Дочь Рампила сидела вполоборота на кровати. Она посмотрела на нас заплаканным глазами.

От мага, занимающегося поддержанием сферы в рабочем состоянии, вообще, кроме сосредоточенности и усталости, не было никаких эмоций, от другого – вначале полыхнуло беспокойством, а потом безразличием.

– Вы не возражаете? – между тем, закончила Илона.

– Пожалуйста. Только не мешайте, – недовольно отозвался маг около кресла.

– Проходи, Алекс, – как то очень просто и устало проговорила Жанмит, поднимаясь мне навстречу. Сказала так, как будто действительно знала меня тысячу лет и была в очень дружеских отношениях.

Посмотрел в истинном зрении на магов. Да, амулетов на них навешано много, но все в ждущем режиме. Никаких защитных оболочек я не видел. Будем надеяться, что против физического воздействия взведённых конструктов на них нет. Иначе будет крупный облом…

«Твой около сферы, – толкнул я приказ Идару, – по команде».

«Понял», – коротко ответил пластун.

Дочь Рампила подошла ко мне очень близко – гораздо ближе, чем разрешено при дружеских отношениях:

– Папе очень плохо. Спасибо, что пришёл, – девушка подняла на меня заплаканные глаза, робко положила ладонь мне на плечо, – он очень любил тебя. Больше, чем меня…

– Это ты зря, – я взял девушку за плечи, и, наклонившись, тихо добавил на ухо, – больше чем тебя он никого не любил. Даже его гильдия была на втором месте…

«Бой!» – коротко кинул я Идару, отстраняясь от Жанмит и резко ускоряясь в направлении мага, стоящего около кресла. Миг на перемещения, один миг на выход из ускорения. Точный удар в точку на шее мага. Всё как на тренировках в КУЦе. Подхватил обмякшее тело мужчины, усаживая его в кресло.

– Как ты? – повернулся я к Идару. Пластун так же аккуратно оттягивал мага от кровати.

– Что замерла? – крикнул я Илоне, – к Сфере!

– Ой! Да-да, – магесса, протянув к Сфере ладони, направила в неё энергию или, как тут говорят, магию.

– Что вы делаете?! – от Жанмит полыхнуло злостью. – Как вы смеете!!

– Спасаем твоего отца, – буднично ответил я, направляясь к кровати, – и постарайся нам не мешать.

– Ты!.. Ты!.. Я…, – дочь Рампила раскраснелась от негодования.

Пластун усадил мага на пол, прислонив его спиной к стене.

– Вместе с кроватью будем переноситься? – поинтересовался он.

– Это будет слишком, – почесал я затылок. – Давай портал на пол. Берём Рампила на руки.

– Может, на простыне? – предложил Идар.

– Верно! Илон, сможешь Сферу забрать?

– Нет, – коротко и очень напряжённо ответила магесса. – Давай сам.

– Давай, я, – тут же сориентировалась Жанмит. Илона лишь пожала напряжёнными плечами.

Мы с Идаром откинули одеяло и подушку и, скомкав простынь, перетащили Рампила на пол, положив прямо на портал. Жанмит кинулась к тумбочке и схватила в руки Сферу:

– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – очень трезво и рассудительно проговорила она. Девчонка-то не проста! Вон, как быстро преобразилась из слезливой плаксы, убитой горем, в деловую помощницу.

– Готовы, – Идар посмотрел на меня.

– Первый, давай к нам! – крикнул я. В комнату тут же вбежал кот, бросил быстрый взгляд на спящих магов.

«Как обычно, развлекаешься сам», – проявил наигранное недовольство он, становясь ближе ко мне.

«ЗАК, перенос в КУЦ. Протокол три ноля восемь».

«Выполнено», – тут же отозвался ИскИн, и перед глазами возникла картинка однотоных стен.


Замок Алекса. Сенди.

Боевые маги, которых встречала управляющая графством, оказались совсем нестрашные. Откровенно говоря, Сенди изрядно волновалась перед встречей. Это она перед Алексом твёрдо отстаивала своё право встречать высокопоставленных гостей, а оставшись наедине с группой незнакомых мужчин и женщин, несколько спасовала. Ведь это были не просто маги, коих Сенди за свою жизнь перевидела великое множество. Это были представители элиты магического сообщества. Элита, с которой считались сильные мира сего.

Волнение управляющей немного прошло, благодаря нагловатому Асгерну. Его простая речь как-то сразу успокоила Сенди. «Они такие же люди, как и все мы», – решила она, почувствовав себя более раскованно.

Уже на ступенях в донжон Асгерн опять нагнал Сенди:

– Госпожа управляющая…

Сенди только закончила сеанс разговора с Алексом. Она не сразу переключилась на разговор с магом, мысленно планируя, чем занять прибывших на время отсутствия хозяина замка.

«Очень удобная штука эти ИССы. Удобнее телефона», – подумала она, вслух же сказала:

– Сенди. Просто Сенди.

– Сенди… Хорошо. Сенди, а скажите, вы здесь живёте или где-то в поместье?

– Здесь. Это мой дом, – удивлённо ответила управляющая. – А почему вас это интересует?

– А вы меня вообще очень сильно заинтересовали, – нагло проговорил Асгерн. – Не сочтите за наглость, а вы замужем?

– Господин Асгерн, к вашему визиту это не имеет никакого отношения, – как можно официальнее ответила Сенди настойчивому магу.

– Конечно, не имеет, – покладисто согласился мужчина. – А чисто по-человечески? Нет, ну правда? Это такая тайна, что нельзя поинтересоваться?

– Нет, не тайна, – расцвела улыбкой Сенди. В ней боролись противоречивые чувства. Она хорошо знала, что вести разговоры на личные темы в этой ситуации категорически нельзя. Но, с другой стороны… Впервые за много лет посторонний мужчина – не урод, не пьянь трактирная, с положением в обществе – так бессовестно флиртовал с ней.

Сенди сразу поняла, что понравилась этому Асгерну. Очень давно мужчины не смотрели на неё так. Не похотливо, не оценивающе, не презрительно, а откровенно, восторженно любуясь. Это не могло не льстить женщине, не избалованной мужским вниманием.

– Ну и? – между тем настаивал Асгерн.

– Зачем вам это знать?

– Хотя бы для того, чтобы оценить свои шансы.

Группа магов в сопровождении безликих и арвендов, не торопясь, поднялась по ступеням донжона и двигалась в сторону главного входа.

– Позвольте спросить, шансы на что? – заинтересованно спросила Сенди, удивляясь напористости и нагловатости мужчины.

– Ну, как на что? На возможность завладеть вашим вниманием, – пожал плечами маг.

– Считайте, завладели, – спокойно ответила Сенди. – И что дальше?

– Дальше – тот же вопрос. Вы замужем?

– Хм…, – Сенди негромко хмыкнула. – Пока нет. Но у меня есть жених и у нас очень скоро свадьба. Так что, господин Асгерн, оставьте свои попытки «завладеть вниманием».

– Жених! Отлично! – обрадованно поговорил маг, заглядывая в глаза собеседницы. – Значит, мои шансы резко возросли!

– Позвольте опять полюбопытствовать, шансы на что?

– Уважаемая Сенди, конечно же, шансы завладеть вашим вниманием настолько, чтобы стать единственным мужчиной, который бы вас интересовал.

– Даже так? – хмыкнула в ответ управляющая. – Ни больше, ни меньше?

Между тем, они уже вошли в донжон и подходили к дверям в малый зал совещаний.

– У вас для этого нет не единого шанса, господин Асгерн, – вежливо улыбаясь, проговорила Сенди. – Извините за резкость.

– Вы так думаете? – не обратил внимания на тон девушки маг. – Вот вызову вашего жениха на дуэль и посмотрим, есть у меня шансы или нет.

В ответ Сенди еле-еле сдержалась, чтобы не рассмеяться. Это, конечно же, заметил маг.

– А вы напрасно улыбаетесь, я не последний боевой маг в Империи. А ваш жених маг?

– Не принимайте на свой счёт, – Сенди с трудом удавалось сохранить самообладание, но ей очень хотелось порезче осадить напыщенного господина. – Да, мой жених маг, но поверьте, вы против него – никто, ни как маг, ни в любом другом смысле.

Управляющая открыла дверь в малый зал и сделала приглашающий жест:

– Прошу господа, располагайтесь, граф Андер скоро будет. У него срочное дело, но он обещал в ближайшее время прибыть. Вы пока можете отведать вина из графских подвалов.

Асгерн всё это слушал, встав в сторонку от входной двери. Он не собирался заканчивать разговор вот на такой ноте.

– Может, пугнуть этого самца? – на языке арвендов спросила одна из сопровождавших делегацию кошек.

– Не нужно, я сама, – на том же языке ответила Сенди.

– Это вы общались с ними? – указал маг на кошку.

– Да. Проходите, – ещё раз пригласила Сенди, сделав соответствующий жест рукой. Два кота тенью просочились в открытую дверь.

– Непременно, после того как вы удовлетворите моё любопытство. Пожалуйста, – попросил Асгерн.

– Я слушаю вас, – официальным голосом согласилась взявшая себя в руки Сенди. Мимо них прошли остальные маги. При этом, от неё не ускользнул презрительный взгляд на Асгерна одной из прибывших магесс. Именно на Асгерна. Управляющая сразу поняла, что у этой магессы есть некие претензии личного характера к Асгерну. Такие взгляды Сенди знала очень хорошо.

– Сенди, вы меня заинтриговали, – неторопливо заговорил маг, не обратив внимания на театральный взгляд своей коллеги. – Я могу допустить, что как мужчина я не самый лучший, в каких-то смыслах. Возможно, не в вашем вкусе, допускаю. Но вас развеселила сама мысль о магической дуэли с вашим женихом. Без обид. Чисто профессиональное любопытство. Вы производите впечатление рассудительной женщины. Скажите, что вас так развеселило? Только честно. Ещё раз говорю, без обид.

– Хорошо, – сдержанно улыбнулась девушка. – Без обид? Точно?

– Даю слово.

– Скажите, как бы вы среагировали, если к вам подойдёт деревенский знахарь и пообещает уничтожить вас в честном поединке?

– Деревенский? – переспросил Асгерн.

– Да, – подтвердила Сенди, с трудом сдерживая улыбку.

– Знахарь?

– Да.

– Ну-у, – протянул маг, задумавшись. – Если бы его мотивы были мне известны, я подумал бы, что у него есть какой-то сюрприз, но вы правы. Первой реакцией был бы смех или что-то в этом роде.

– Вот вам и ответ, – улыбнулась мужчине Сенди. – Надеюсь, я вас не обидела таким объяснением?

– Обидели? Меня? Ну что вы! Разве можно обижаться на красивых женщин? Вы заинтриговали меня ещё больше.

– Не слишком ли вы любопытный?

– Есть немного, – согласился мужчина. – Последний вопрос, позволите?

– Но только самый последний.

– Обещаю. Я хотел бы знать кто этот ваш жених. Вы можете нас представить друг другу? Нет-нет, я не собираюсь причинить вам неудобство, просто очень интересно. Вы, зная, кто к вам прибыл, так высоко оцениваете своего избранника. Вы не влюблённый подросток, который видит мир в добрых красках, вы состоявшаяся личность – и вот такой вердикт! Я заинтригован. Или это не совсем удобно? Я имею в виду знакомство с вашим избранником.

– Ну почему же? Вы скоро с ним познакомитесь и пообщаетесь, надеюсь, плодотворно для вас и ваших коллег по гильдии, – уже не стесняясь, улыбалась Сенди.

Асгерн, сдвинув брови, обдумывал услышанное. Потом хмыкнул:

– Ваш избранник, хозяин этого замка, верно?

– Вы очень догадливы, – сделал приглашающий жест Сенди. – Прошу.

– Благодарю, – задумчиво проговорил мужчина, заходя в зал.

Управляющая замка закрыла за ним дверь. Из-за ближайшей колоны вышел Генвас и подошёл к девушке. Безликие, с заряженными арбалетами встали полукругом лицом к дверям.

– Я – на кухню, распоряжусь насчёт ужина для наших гостей, – сказала Сенди дракону. – Алекс обещал скоро прийти.

– Я знаю, – кивнул Генвас, пристально всматриваясь в глаза девушке. Впрочем озабоченная своим, она этого не заметила. Развернувшись, Сенди лёгкой походкой направилась в сторону кухни.

– Не наделала бы ты глупостей, – покачал головой Генвас.

Откинув ненужные мысли, он сосредоточился на прибывших гостях. Читать мысли он не умел, и понять, с чем прибыли маги, дракон мог только по косвенным признакам. А именно: по структуре ауры, состоянию и изменениям ментального и астрального тела, по составу и количеству артефактов на магах, по той волшбе, которую они могли бы начать творить.

Пока ничего опасного в действиях прибывших магов он не наблюдал и очень надеялся, что и дальше так и будет.


КУЦ. Алекс.

В КУЦе мы попали непосредственно в лечебный комплекс. Об этом свидетельствовало сооружение в центре комнаты, сильно напоминающее аппарат МРТ в моём мире. Кушетка, огромное полукольцо над ней и из этого полукольца по две пары манипуляторов. Причём, этот полубублик висел ничем не прикрепленный ни к полу, ни к потолку.

– Приветствую вас, господа, в лечебном комплексе, – перед нами сгенерировалась голограмма служащей.

– Ой! – для Жанмит это было неожиданно. Илона лишь коротко кивнула в ответ, Идар вообще промолчал, как и Первый.

– Меня зовут Сали. Я отвечу на ваши вопросы…

– МЭРИ, блин, давай обойдёмся без ознакомительных экскурсий. Тут Рампил помирает!

«Принято», – прошептало в голове. Сали же на миг замерла и тут же продолжила несколько другим голосом:

– Господин Наместник, прошу развернуть ткань.

– Идар, – сказал я, на что пластун молча кивнул. Мы аккуратно откинули края простыни.

Дочь главы гильдии смотрела на всё происходящее ошалевшими глазами, прижимая Сферу Жизни к себе.

На Рампиле возникла световая сетка, меняя зелёный цвет на красный. Потом исчезла.

– Предварительная диагностика проведена, – вновь заговорила Сали, или Мэри. Не знаю уж, кто тут рулит. Бублик над кушеткой ожил. По нему забегали огоньки, манипуляторы приподнялись.

– Прошу отойти от пациента, – Сали сделала жест руками, как бы освобождая место.

Все, включая и меня, сделали шаг назад.

– Вы можете отключать полевой реаниматор, – повернулась голограмма врача к магессе. – Илона, это я вам.

– Что? Мне? – девушка кинула на меня взгляд.

– Мэри, ты уверена? – спросил я.

– Более чем, – улыбнулась Сали. – Энергетически ваш друг подключён к модулю жизнеобеспечения.

– Илон, всё, выключай свою сферу, – проговорил я. – Всё нормально, отключайся.

– Хорошо. – Девушка опустила руки. – Не думала, что это так утомительно.

Тело Рампила приподнялось над полом и поплыло к кушетке.

– Алекс, смотри! – Жанмит сделала шаг за уплывающим Рапилом. – Куда это его? Что здесь происходит?

– Я тебе говорил, пытаюсь спасти твоего отца, успокойся.

«Она не очень-то расстроена или обеспокоена, – прокомментировал голос МЭРИ у меня в ушах. – Скорее, очень удивлена и испытывает неуёмное любопытство».

«Да знаю, – я мысленно отмахнулся, – та ещё актриса».

– Кстати, господин Наместник, ваш полевой реаниматор повреждён. Если позволите, могу отправить его в технический отдел для тестирования и исправления, – предложила Сали.

– Это ты про Сферу? – уточнил я вслух.

– Да. Полевой реаниматор серии ИПР-18, ваша спутница держит его в руках, – указала рукой голограмма на Жанмит.

– Не нужно. Лучше скажи, что с Рампилом?

– Диагностика только начата, – ответила Сали. Между тем Рампил мягко «прикушетился», бублик чуток придвинулся к нему и манипуляторы, торчавшие из «бублика», пришли в движение. Я заметил несколько уколов, сделанных в шею старика.

– Мне не нужен точный диагноз. Просто оцени время лечения и результат на выходе. Жить будет? – несколько раздражённо сказал я.

«Озвучить в звуковом диапазоне? Предупреждаю, что присутствующие могут неадекватно воспринять услышанное», – прозвучал в моей голове голос ИскИна.

«Срок в звуковом, остальное сбрось мне пакетом», – распорядился я.

– Результат лечения зависит от ваших начальных установок. Для устранения критичных изменений организма потребуется ориентировочно 60–70 дней в реальном времени. При использовании частичного статиса, в разы меньше. Точней оценить затруднительно. Нет данных.

– Я что-то не понял, что от меня нужно? – посмотрел я на Сали.

– Задайте процент соответствия состояния организма пострадавшего существующим нормативам здоровья. С учётом биологической специфики данного вида особи.

– Так, Мэри или Сали, не знаю. Короче, лечи на все сто процентов. Понятно? Он должен быть здоров по максимуму.

– Это относится и к психо-физическому здоровью? – уточнила Сали.

– Стоп! Психику не трогай. Мне нужен Рампил, а не биоробот. Понятно?

– Более-менее, – виновато улыбнулась голограмма. – Тогда максимум – не более восьмидесяти процентов.

– Давай семьдесят пять.

– Принято, – элегантно кивнула головой Сали.

– Мы вам не мешаем? – встряла Илона. – Может, и мы поучаствуем?

– Не в чем участвовать, мы уже закончили. Мэри, отправляй нас домой, в смысле, в мой замок. Жанмит – в портал откуда мы прибыли.

– Алекс! Я с вами! – кинулась ко мне дочь Рампила. – Я не могу домой.

– Можешь, – строго сказал я, сделав предупреждающий жест ладонью. – Сферу – на место. Магам скажешь, что Рампила я забрал. Короче, соври что-нибудь. Телефон у тебя есть, я свяжусь с тобой. Меня в замке делегация магов ждёт. Как закончу с ними, сразу свяжусь.

– Не врёшь? – прищурилась Жанмит.

– Нет, не вру. Всё, Мэри, выполняй перенос.

«Переносы поставлены в очередь портальной сети Тарилан. Выполнено»…


Замок. Алекс.

Выйдя из портальной в своём замке, перво-наперво связался с Генвасом.

«Слушаю тебя», – отозвался дракон.

– Ты где?

«Около входа в Малый зал. Гости внутри. Ведут себя спокойно. Ничего подозрительного не наблюдаю».

– Хорошо. Мы уже на подходе, – свернул я разговор.

– На крыше дракон, – подала голос Илона. – Что он там делает?

– Гнездо у него там, – пошутил я.

– Какое гнездо? – девушка даже приотстала. Потом догнала и переспросила: – Серьёзно, что ли?

– Шучу, конечно, – хмыкнул я. – Психическая атака на прибывших магов. Чтобы у них было понимание, куда попали.

– Ну, ты и позёр! – вздохнула магесса.

– Ну а что? Имею право, – согласился я, вызывая ЗАКа.

«Слушаю тебя», – тут же откликнулся ИскИн.

«Мэри должна будет передать данные по состоянию Рампила. Ты их придержи. Я сейчас буду занят».

«Принято».

«И ещё, ты сможешь блокировать магию, если нашим гостям вздумается устроить битву магов?» – задал главный вопрос.

«На территории замка я контролирую любое применение энерговоздействий практически на всех планах бытия. Только если они применят что-то новое и совершенно неизвестное».

«Это вряд ли», – усомнился я.

«В крайнем случае, я смогу их локализовать в поле Рукля, с нулевым течением времени. Необходимые приготовления я уже выполнил».

«Отлично! Следи за ними, но без прямой опасности ничего не предпринимай, понятно?»

«Принято. Запустил дополнительные модули структурных анализаторов и блоки моделирования».

«Хорошо», – я прервал связь. Собственно, я уже мало различал, как именно я связываюсь с интересующим меня объектом. Работает ли это ИСС или ментальная связь с ЗАКом. Наверное, это и нормально?

«Сенди, ты где?» – я просто представлял того, с кем хочу поговорить и говорил.

«На кухне. Нужно ужин организовать», – управляющая ответила не сразу.

«Давай быстрее в зал, мы уже на месте».

«Бегу!»

– О чём ты будешь с ними говорить? – выдернула меня из мысленных диалогов идущая рядом Илона. – Ты продумал речь?

– Зачем?

– Алекс, нельзя же быть таким безответственным, – завела свою «песню» магесса. – Элитные маги – это не крестьяне или простые воины – это образованные люди, с ними нельзя бэкать, мэкать, нужно знать, что говорить!

– Лон, успокойся. Что хотел, я им уже сказал. Так что будем слушать, что они скажут.

– Когда же ты повзрослеешь? Нельзя идти на ответственную встречу не подготовившись.

– Ты действительно этого хочешь? – спросил я.

– Конечно! Давай хотя бы десять минут проговорим все…

– Я про повзрослеть, – перебил я.

Илона осеклась и некоторое время шла молча, глядя себе под ноги.

– Нет. Скорее, нет, – хитро прищурившись, посмотрела она на меня.

– Ну, вот видишь! Значит, всё нормально, – сделал я вывод.

Мы вошли в донжон и подошли к дверям в Малый зал совещаний. Вход охраняли четверо безликих с взведёнными арбалетами. Из-за колонны нам навстречу вышел Генвас`О Лак.

– Доложи обстановку, – попросил я, когда он подошёл.

– Семь магов, из них две женщины. Судя по косвенным признакам, почти все мало практикующие в магии, кроме одного, по имени Асгерн. У всех высокий потенциал, но из-за отсутствия практики низкая насыщенность магических каналов.

– То есть, потенциально опасен только один? – уточнил я.

– Скажем, требующий особого внимания, – поправил меня Генвас. – Точнее сказать сложно – я не видел их в деле.

– Понял. Разберёмся. Как они настроены?

– Ведут себя спокойно. Очень устали. Мужчины проявляют интерес к окружающим диковинкам, женщинам всё надоело, и они хотят только одного, чтобы всё быстрей закончилось. Агрессии или страха, неуверенности или других нехарактерных ситуации эмоций не вижу. С ними в зале арвенды и четверо безликих, ещё четверо на входе.

– Понял. Заходим. Сенди, поторопись, – кивнул я и без того спешившей к нам девушке.

– Да-да, я уже тут, – ответила запыхавшаяся управляющая.

– Генвас, ты с нами?

– Мне удобней отсюда, – отказался дракон.

– Хорошо. Открывай! – кивнул я на дверь одному из безликих. Тот, пластично переместившись к двери, открыл её, встав навытяжку.

– Э-э-э, фу-у-у, – вздохнула и выдохнула Сенди и уверенно пошла вперёд. Нам оставалось лишь удивлённо переглянуться и двинуться за ней.

«Она явно чувствует себя хозяйкой ситуации», – насмешливо проговорил за ухом голос Илоны.

«Это плохо?»

«Не знаю», – ответила магесса.

«Не о том думаешь, соберись!»

«Извини», – прошептала Илона и умолкла.

– Господа! От имени его сиятельства, графа Андера Алекса, приношу вам извинения за ожидание, – звучал в зале жизнерадостный голос Сенди.

Я вошёл, и на меня устремились взгляды всех присутствующих.

– Граф Алекс Андер, – представила меня Сенди, отойдя в сторону и сделав элегантный реверанс. За ней, на автомате, то же самое сделали прибывшие магессы, стоящие с бокалами вина около окна.

«Молодец, Сенди! – не удержалась Илона от комментария. – Построила всех одним предложением и жестом».

Я промолчал, выйдя вперёд, и коротко кивнул подбородком. Маги стояли в комнате несколькими группами. Две женщины у окна, замолчавшие на полуслове. У другого окна – трое мужчин, один пожилой, второй помоложе и третий совсем молодой. Ещё один крупный мужчина, вальяжно развалившийся в кресле, торопливо встал и поставил бокал на небольшой столик. Сидевший на дальнем подоконнике маг, неторопливо с него слез и коротко кивнул. Походу, это и есть Асгерн. Движения у него особенные, как у кота на охоте.

– Приветствую вас, господа, в стенах моего замка, – проговорил я официальным тоном. – Прошу всех к столу. Думаю, нам всем будет удобней вести беседу за этим круглым столом.

Не дожидаясь реакции остальных, я прошёл и сел на своё кресло во главе стола, выжидательно уставясь на своих спутников. Илона хмыкнула, но всё же промолчала, устраиваясь на стуле по правую руку от меня. С другой стороны расселись Идар и Сенди.

Гости последовали нашему примеру, занимая места напротив нас. Дождавшись, когда все рассядутся, а это произошло довольно быстро, я сказал:

– Разрешите представить вам моих спутников.

– Идар, – сделал я жест в сторону пластуна. Тот встал. Кивнул, сурово глядя на присутствующих, и так же молча сел.

– Илона, – указал я рукой на магессу. Та, не вставая, улыбнулась, чуть-чуть кивнув подбородком.

– Сенди, – указал я на девушку. В ответ, театральная улыбка управляющей.

– Первый, – указал я на арвенда, занимающего место на подоконнике.

«Не ожидал», – пришло от кота.

«Зря. Должны же они знать, кого бояться», – коротко кинул я ему. Первый промолчал.

Поднялся самый старший маг:

– Добрый вечер, ваше сиятельство. Господа. Меня зовут Гронд, архимаг третьего круга. Разрешите представить моих коллег…

Далее следовали дежурные улыбки и перечисление рангов прибывших гостей. Я не особо старался их запомнить. Меня больше интересовала реакция прибывших магов и их эмоции. Любопытство и заинтересованность, больше ничего. Что, в сущности, и подтвердила Илона, честно выполняя роль ментального прикрытия встречи.

Гронд закончил представлять своих коллег по цеху словами:

– Мы очень рады, что вы, господин граф, нашли возможность встретиться с нами.

– Пару слов, – поднял я ладошку. – Позволите?

– Конечно, – маг степенно сел.

– Итак, господа, формальности улажены. Перейдём к предмету нашей встречи, – начал я деловым тоном. – Я предлагаю такой регламент. Свои предложения я озвучил на встрече в Академии. Вы, я так понимаю, прибыли со встречными. После обсуждения интересующих нас вопросов, вне зависимости он наших решений, вам будет предложен ужин и предоставлены апартаменты для ночлега. Далее – по обстоятельствам. Возражений нет?

– «По обстоятельствам» самое главное в регламенте, – пробурчал в ответ Асгерн. Маргила зло зыркнула на него.

– Принимаем, – поспешил ответить Гронд. – Действительно, многое зависит от достигнутых с вами договорённостей.

– Ну что ж, мы готовы вас выслушать, – удовлетворённо кивнул я.

– Позвольте мне. Можно сидя? – поинтересовался Гронд. Я лишь согласно развёл руками. Маг продолжил. – Для понимания ситуации, разрешите мне начать издалека. Мы все знаем о трагических событиях, произошедших в день Равновесия. Я не хочу им давать оценку, но после этого в Империи произошли кардинальные изменения, и про них я хочу сказать. Новый Император, пришедший на смену Вилорну Второму, внёс в жизнь простых граждан и представителей магического сообщества серьёзные… проблемы. И я хочу остановиться на одной, из-за которой мы, откровенно говоря, и прибыли к вам. Передел власти в императорском дворце несёт с собой жуткие интриги и хаос. Жертвой этих интриг становятся и простые граждане, и представители дворянства, и представители магического сообщества. Вот и ваше графство подверглось необоснованным гонениям, грозящим перерасти в военных конфликт. При этом официальными представителями власти не были озвучены причины конфликта между Империей и вашим графством. Обращаю внимание – ни единой причины. Создаётся впечатление, что ряд дворян стали неугодны лично Императору и он таким образом избавляется от неугодных ему подданных. Не берусь судить, насколько это утверждение истинно, но факты! Факты, господа. Однако, прошу понять меня правильно – я не призываю к противодействию законной власти. Всего лишь пытаюсь обосновать решение определённой части магического сообщества не участвовать в конфликте между Империей и вашим графством.

– Я правильно понял? – вставил я. – Маги приняли решение не участвовать в военной операции против меня?

– Я бы сказал, определённая часть магов, – поправил меня Гронд. – А конкретно, пятьдесят два мага.

– Да? – удивлённо проговорил я. – Почему именно пятьдесят два? А остальные?

– Я поясню. Как, вероятно, вам известно, приказом Его Императорского Величества магам была выслана разнарядка на участие в военных действиях. Вы понимаете? При том, что Империя не находится в состоянии войны, элитным магам присылают бумажку с требованием явиться на сборный пункт для участия в военных операциях. Бесплатно, как в общественно-полезной работе. Как будто участие в войне равносильно уборке осенней листвы с улиц города! По разнарядке! Магическое сообщество возмущено столь пренебрежительным отношением Императора к магам.

– Вот как? Значит, этот проходимец решил сэкономить на боевых магах? Это не делает ему чести, – недовольно проговорил я.

– Ваше Сиятельство, настоятельно прошу вас не употреблять оскорбительных выражений в адрес венценосных особ. Давайте вести себя достойно, – тут же поправил меня Гронд.

«Алекс, действительно, нельзя так», – укорила меня Илона.

– Хорошо, но сути это не меняет, – согласился я вслух.

– К сожалению, вы правы, – сказал Гронд. – В свете этих решений Императора нами выработана некая стратегия действий, и мы надеемся на вашу поддержку.

– Хорошо, что от меня нужно? – спросил я.

– Сущий пустяк! Мы просим вас подписать договор на оказание магических услуг с магами, направляемыми в зону конфликта.

– Не понял?! – удивился я. – Нанять на работу магов, которые будут против меня воевать?

– Почти, – замялся Гронд.

– Господин Алекс, – вмешался Асгерн, давно недовольно морщившийся от пространственной речи своего предводителя. – Вам предлагают подписать договор найма задним числом. Тогда, согласно государственному уложению законов, Император не вправе призывать мага на свою службу.

– Ничего себе! Это действительно так? – повернулся я к Илоне.

– Не совсем, – голос магессы был строг, как на лекции в Академии. – Если Империя находится в состоянии войны, то любой договор найма мага может быть аннулирован Императором.

– Но Империя ни с кем не воюет, – не согласился Асгерн.

– Верно. Но всё равно, Император может расторгнуть договор, выплатив неустойку нанимателю.

– Верно. И вот тут самая интересная часть, – довольно усмехнулся мужчина. – Количество неустойки прописывается в договоре. Стоимость расторжения нашего договора мы оценим в миллион золотых. Если Император готов заплатит за мага миллион, то грех не пойти на него работать.

– Теоретически, вы правы, – продолжала спор Илона. – Но есть ещё один момент. Договор должен быть зарегистрирован в гильдии Магии. А там сидят не дураки. Такой договор никто не пропустит.

– Конечно, не дураки. Но кто из этих умных читает договора? Ответ – никто. Поверьте, я заключал на своём веку такие договора, что прочитай их в гильдии, все лопнули бы со смеху, – не сдавался Асгерн.

– Кроме того, господин Кир обещал посодействовать в регистрации договоров, – вставил Гронд. – А вам, господин граф, каждый из заключивших договор выплатит по тысяче золотых, так сказать, за беспокойство. Думаю, для графства не будут лишними пятьдесят две тысячи золотых?

– Смотря, какими проблемами это аукнется, – заметил молчавший до этого Идар.

– Да какие проблемы? – воскликнул Гронд. Он сделал движение ладонями, и у него в руках материализовались свёрнутые в трубочку бумаги. Отличный фокус!

«ЗАК, что это было?» – тут же послал я запрос ИскИну.

«Личный карман в подпространстве. На пальце у Гронда кольцо-ключ к карману», – просветил меня ЗАК.

Между тем, маг протянул бумаги в мою сторону:

– Вот договора, посмотрите сами. Согласно указанным датам все они заключены ещё до прихода на престол Егиша Борбока. Никакого риска.

Молодой парень, по имени Каха, подскочил и быстренько поднёс мне свёрток. Я вытащил один из листков и начал читать. То же самое сделал и Илона. Маги напряжённо ждали.

«Что думаешь?» – мысленно спросил я Илону.

«Обычный, типовой договор».

«Жалование один золотой в месяц. Это нормально?» – поинтересовался я.

«Допустимый минимум. Договор составлен грамотно. Я подвохов не вижу, кроме неустойки в пятьсот тысяч. Решай сам».

«По каналу ИСС идёт запрос на соединение с тобой от Хасса Рокдивера, – прошептал в голове голос ЗАКа. – Он очень настаивает».

«Где он находиться территориально?» – я ускорил восприятия для общения с ИскИном.

«По данным системы позиционирования Хасс находится в Академии магии, недалеко от главного корпуса. Могу дать картинку от МУН-9737», – предложил ЗАК.

«Не нужно, давай связь», – пришлось вернуться к обычному течению времени.

«Господин Алекс? – голос Хасса звучал, как будто он сидел рядом. – У меня к вам всего один вопрос, это важно».

«Привет, Хасс. Говори, только недолго. У меня встреча с элитой боевых магов».

«Вот как? Впрочем, я что-то подобное и предполагал. Скажите мне, вы замешаны в происшествии в Академии магии? Пять трупов – ваших рук дело?» – голос начальника тайной канцелярии был ровным.

«Скажем так, я там был, когда всё случилось», – неопределённо сказал я.

«Это я уже понял из показаний студентов, сопровождавших вас. Меня интересует, кто и как убил магов, увешанных защитными амулетами».

«Моя охрана. Но они действовали адекватно угрозе, – сказал я. – Если бы их не убили, то вы бы сейчас со мной не разговаривали по причине моей скоропостижной кончины».

«Я понял, господин Андер. Спасибо».

«Хасс, можно вопрос?»

«Слушаю».

«После собрания в Академии ко мне прибыла делегация боевых магов. Так вот, они сейчас сидят передо мной и предлагают заключить с ними фиктивный договор найма. Якобы, это воспрепятствует их призыву в императорские войска. Как думаешь, твои люди быстро раскусят их обман?»

«Хм, – усмехнулся Хасс. – Моё мнение – соглашайтесь на их предложение. Моя служба усердствовать не будет, а у вас будет группа магов, обязанная вам».

«Они предлагают отступные в тысячу золотых, так что вряд ли они посчитают себя обязанными, скорее, даже наоборот».

«Ну и скупердяи! – рассмеялся мой собеседник. – Для элитного боевого мага, проживающего в столице, это меньше, чем недельный доход, так что вас пытаются обмануть. Запросите у них за услугу тысяч десять – пятнадцать, это будет более честно».

«Понял, спасибо. Деньги мне не особо нужны. Запрошу у них услугу. Хочу записать на кристалл обращение Весты к подданным Империи и обязать этих магов распространить эту запись. И мне польза, и им несложно. Хотя, наверное, и опасно для их жизни. Но они же боевые маги – им к опасностям не привыкать».

«Идея хорошая, – после недолгого молчания произнёс Хасс. – Только малоэффективная. Вашу запись просмотрят максимум человек пятьсот – они же элита, мало с кем общаются. Будут друг другу показывать и сплетничать в салонах и клубах. Вы же не для этого хотели распространить эту запись?»

«Ты правильно понял ход моих мыслей. Я действительно хочу, чтобы это обращение увидело как можно большее количество людей».

«Тогда пришлите мне один кристалл. За неделю я его размножу и распространю во всех слоях общества: от простых крестьян до дворянства», – предложил начальник тайной канцелярии.

«Минутку, не отключайся», – попросил я Хасса и потянулся к ЗАКу.

«Сколько времени тебе нужно для размножения кристалла с записью?» – спросил я своего ИскИна.

«Нужно ли будет создавать особый носитель для каждой записи?» – уточнил ЗАК.

«Ну, наверное, – подтвердил я, – эдакую полусферу. Сколько суммарное время?»

«Каков тираж выпуска?»

«Ну, скажем, тысячу штук», – сказал я навскидку.

«Индивидуальная упаковка, или комплекты?»

«Блин, ЗАК, не морочь мне голову! Все в один ящик!»

«Порядка пятнадцати минут, но это не точно. Слишком мало сведений…»

Я отключился, не дослушав ИскИна.

«Хасс, ты меня слышишь?» – потянулся я к собеседнику.

«И очень хорошо».

«Я вышлю тебе тысяч десять этих кристаллов. Хватит для начала?» – предложил я.

«Умеете удивить, – опять хмыкнул Хасс. – Да, хватит».

«Как переправить их тебе?» – спросил я.

«Ну вы же преемник Рампила и не знаете, как переправляют срочные донесения в тайную канцелярию?»

«Рампил в коме, так что спросить не у кого», – прервал я насмешливый тон собеседника.

«Извините, не знал. Через любой портал по протоколу сто один».

«Всё понял, жди посылку!» – свернул я разговор.

«Господин Алекс, я правильно вас понял, вы согласились на предложение моей семьи?»

«Принципиальных возражений нет, но нужно обсудить детали», – сказал я.

«Я готов. Скажите, где и когда мы сможем переговорить».

«Позже я свяжусь с тобой. До связи», – сделал я очередную попытку закончить разговор.

«Удачных переговоров», – с иронией в голосе ответил Хасс, и связь прервалась.

* * *

Я сидел и смотрел отсутствующим взглядом на листок с договором. Кто-то тронул меня за плечо. Повернул голову. Сенди. От неё шло нешуточное беспокойство.

– Алекс, ты как? – шёпотом спросила девушка. Впрочем, в зале было очень тихо, так что её шёпот слышали все.

– Нормально. Читаю, а что?

– По слогам? – голос Илоны справа. – Или наизусть учишь?

– Ой, да ладно, задумался я!

Заметил, как заулыбались наши гости.

– Не пугай нас, – наклонившись ко мне, шепнула Сенди.

– Извини, – так же шёпотом ответил я.

– Сенди, – уже громко обратился я к девушке, – пригласи, пожалуйста, Весту. – Увидев удивленный взгляд, шепнул, – подождёте за дверью. Генвас вас впустит в нужный момент.

– Хорошо, Ваше Сиятельство, – кивнула Сенди, поднялась и ушла. Одновременно я дал распоряжение Генвасу придержать Весту у дверей и впустить по моему приказу.

– Ну что ж, господа, – вернул я внимание гостей к себе, – я ознакомился с вашими договорами. Принципиальных возражений нет, а вот по вопросу оплаты…

– Мы уполномочены это обсудить, – тут же вставил Гронд. – Какова ваша цена?

– Мне нужна услуга.

– Господин граф, – как-то слишком терпеливо начал Гронд, – поймите нас правильно. Данный договор … как бы сказать? Фиктивный. Мы как раз и хотели обсудить с вами…

– А может, всё-таки выслушаете меня? – повысил я голос.

– Извините, – тут же сдулся старик.

– Итак, мне нужна услуга. А вот суть этой услуги, я хочу озвучить в присутствии ещё одного человека.

«Генвас, Веста пришла?» – толкнул по связи с драконом.

«Ждут около дверей», – тут же ответил он.

«Впускай».

Дверь отворилась, и довольно шумно вошла Сенди. Все посмотрели на неё.

«Думаешь, это хорошая идея? – спросил Первый, – а вдруг они для того и прибыли, чтобы убить принцессу?»

«А ты тут на что? Вот и прими меры», – хмыкнул я. Первый и другие арвенды напряглись – я это скорее почувствовал, чем увидел.

– Господа! Принцесса Империи Эвесталия! – провозгласила Сенди и, сделав шаг в сторону, склонилась в почтительном реверансе.

Прибывшие маги встали, как, впрочем, и я. Поднявшиеся магессы присели в реверансе.

Принцесса вошла, как и подобает венценосной особе – вот что значит дворцовое воспитание! С гордо поднятой головой, прямой спиной. Высокая причёска, приталенное платье в пол, стильные драгоценности, утонченный макияж. Не знаю, может ли женщина выглядеть ещё прекраснее и подчёркнуто официально. На грани напыщенности.

– Добрый день, господа, – официально проговорила Веста.

В ответ, мужчины встали по стойке смирно, кивнув подбородками, женщины просто поклонились.

– Ваше высочество, – заговорил старый Гронд. – Примите наши соболезнования по поводу безвременной кончины вашего отца.

– Благодарю, – царственно ответила принцесса и направилась ко мне. Я сделал приглашающий жест к столу. Когда девушка проходила мимо, шепнул:

– Офигенно выглядишь!

На это Веста недовольно зыркнула на меня, сердито сдвинув брови, а от самой волной пошли нежность и обожание. Вот и пойми этих женщин! Делают одно, а думают совершенно другое.

– Прошу, – галантно отодвинул я стул и усадил принцессу.

– Прошу садиться, – в свою очередь разрешила она.

– Вот спасибо, – пробурчал я, усаживаясь рядом и удостаиваясь очередного сердитого взгляда принцессы. Все потихоньку рассаживались на свои места, и я заметил, что практически каждый из гостей делал незаметное движение пальцами. Совершенно одинаковые движения.

«Генвас, приглашённые что-то магичат?» – поинтересовался я у дракона.

«Ничего опасного. Простейший конструкт опознания. Я так понимаю, считывают метку принцессы. Не о чём беспокоиться, я всё вижу», – успокоил меня мой соратник.

«Вот как? – подумал про себя. – А я вот и не знаю такого „простейшего конструкта“. Неуч!»

Дождавшись, когда все рассядутся, я продолжил:

– Так вот, об услуге. Принцесса Веста запишет на кристалл небольшое послание к населению Империи, – начал я. От Весты полыхнуло удивлением и недовольством. Пришлось положить свою ладонь на её и легонько сжать. Девушка немного замешкалась, а потом убрала руку. Ох уж мне этот этикет! – Я считаю, что все должны знать, что на самом деле произошло в День Равновесия.

– Это несколько неожиданно, – возразила Веста.

– Ничего, дорогая, тебе помогут Илона и Сенди. Это очень важно, я потом всё объясню, – при слове «дорогая», от прибывших магов потянуло удивлением и осознанием. А что? Пусть знают, кто есть кто.

– Хорошо, – коротко ответила Веста, продолжая злиться. «Интересно на что?» – мелькнула у меня мысль.

– Запись нужно будет показать своим знакомым. Вот и всё, что я прошу. Ну так как, господа? Такая услуга посильна для боевых магов Империи? Это не ирония. Мероприятие действительно опасное, учитывая, кто сейчас на троне.

– Думаю, да, – растерянно посмотрел Гронд на своих коллег. Те лишь пожали плечами.

– Так значит, деньги вы не возьмёте? – уточнил крупный мужчина, сидевший рядом с Грондом, кажется Ранцеп.

– Ну почему же? Возьму. На что-то нужно же закупить кристаллы, да и Её высочеству на карманные расходы что-то необходимо, – заулыбался я. Прибывшие вымучено улыбнулись в ответ. Принцесса в очередной раз грозно посмотрела на меня.

– Вам нужно время подумать? – спросил я.

– Нет-нет, мы согласны, правда же, господа?! – встрепенулся Гронд. Маги неуверенно кивнули в ответ, а вот Асгерн сидел с полуулыбкой на губах. Похоже, он что-то задумал.

«Генвас, следи за Асгерном, по-моему он что-то замышляет», – толкнул я дракону.

«Принято», – прошептало в голове.

– Ну, вот и отлично, на том и порешим, – закончил я встречу. – Сейчас вам предложат отужинать и проводят в ваши апартаменты.

– Господин граф! – поднял руку Гронд. – А как же договора? Их нужно подписать.

– А, ну да, – кивнул я. – Сенди, у тебя есть карандаш, перо или, как вы его называете?

– Самопис, – улыбнулась управляющая, доставая из маленькой кобуры на поясе авторучку.

Я сел и начал подписывать договора. Веста и Илона разворачивали их и по очереди подавали мне.

– И желательна личная печать, – вставил Гронд.

– Понял, – кивнул я, – Сенди, у меня есть личная печать?

– Да, – девушка с улыбкой вытащила из своей кобуры маленький цилиндр пенала и достала печать.

Мы стали подписывать и утверждать договора. Каха принёс стопку бумаги и со словами «Чеки на предъявителя», положил их рядом со мной.

– Господин граф, – не унимался Гронд, – мы хотели бы отбыть ещё сегодня. Может быть, вы пришлёте кристаллы попозже?

– Нет, Гронд. Договора вы получите вместе с кристаллами, – не согласился я.

– Но нам нужно бы вернуться ещё сегодня, – настаивал маг.

– Завтра утром, часа в четыре, вы все получите. По-другому никак.

Посовещавшись со своими коллегами, Гронд добавил:

– Спасибо, Ваше сиятельство. Завтра, так завтра.

– Господин Алекс, – подала голос Маргила, – разрешите вопрос, вернее просьбу.

– Слушаю.

– Если Её высочество не будет возражать, я, вернее, мы с Гилей, хотели бы поучаствовать в создании записи. Возможно, мы что-нибудь подскажем.

– Веста, ты не против? – поднял я голову от бумаг и посмотрел на принцессу.

– Не против, дорогой, – театрально улыбнулась мне та.

– Ну и отлично! И знаешь, пригласи и Зулу, и Милёнку, и Маринку. Они из народа, что-то подскажут, что-то посоветуют. Тебе, конечно, решать, как и что сказать, но поверь, твои слова могут быть не понятны простым людям ввиду их низкого образования. Понимаешь о чём я?

– Об отсутствии образования у остальных твоих жён? – с невинным видом спросила Веста. «Ну вот почему все женщины одинаково вредные?»

– Ты правильно все поняла, – как ни в чём не бывало, подтвердил я.

Закончив с бумагами, я встал:

– Ну, с официальной частью закончили. Всем приятного аппетита, хорошо отдохнуть, а женщинам поработать. Мне, к сожалению, пора. Дела!

«И как зовут эту Дела? – тут же спросила Илона. – Всех своих женщин в кучу собрал, а сам сбегаешь?»

«Лон, у демонов Кара и Танка, я переживаю за них», – серьёзно ответил я.

«И зачем ты их туда отправил? Ладно, ночью расскажешь. Попробуй только не прийти!»

«А вот приду, и посмотрим, кто из нас грозней!»

«Конечно ты! Я слабая, беззащитная женщина», – улыбалась во весь рот Илона.

«Улыбку спрячь, а то будешь Весте объяснять, чего это ты мне так улыбаешься».

«И объясню! Не твоя забота!»

Между тем, я подошёл к принцессе и поцеловал ей руку:

– Радость моя, я – к демонам. Илона расскажет зачем. Правда, нужно. Очень срочно, – прошептал ей на ушко.

– Ты придёшь? Ночью? – так же шёпотом спросила девушка.

– Вряд ли. Не жди.

– Будь осторожен!

– Хорошо.

– Господин граф, разрешите на пару слов? – подал голос Асгерн, когда я уже направился на выход.

– Да?

– Я могу с вами переговорить в приватной обстановке? – поинтересовался маг.

– Хорошо, пройдёмте в мой кабинет.

«И чего это он удумал?» – недовольно прорычал Первый, спрыгивая с нагретого подоконника.

«Не знаю, но что-то задумал, это точно».

«Позову-ка я ещё пару котов, так, на всякий случай», – предложил арвенд. Вернее, даже не предложил, а просто поставил в известность.

Ещё раз всем кивнув, я направился на выход.

«Генвас, я – в кабинет, Асгерн со мной. Всё внимание на остальных, возможно, это отвлекающий манёвр. Я сам справлюсь. Твоя забота – оставшиеся».

«Понял. Юл с четырьмя гвардейцами подстрахует тебя».

Глава 7

Графство Алекса. Алекс.

Итак, встреча с магами прошла более-менее успешно. Я, в сопровождении Асгерна и Первого вышел из зала и направился в свой кабинет. Около лестницы к нам присоединились ещё два арвенда. «ЗАК, обследуй Малый зал на скрытые конструкты», – приказал я ИскИну.

«Выполняется, – и через некоторое время. – Ничего не обнаружено. Только структурированные поля на самих прибывших, выполняющие роль защиты».

– Господин граф, разрешите вопрос? – раздался голос Асгерна сзади меня. Пришлось чуть сбавить темп, дождавшись, когда он поравняется.

– Да.

– Я смотрю, арвенды у вас в замке чувствуют себя как домашние любимцы?

Я обернулся. Ну, Первый даёт! Шесть кошек и котов сопровождали нас. И когда успели догнать?

– Так и есть. Вы же знаете историю. Когда-то арвенды жили с людьми и оберегали нас от разных напастей. Так что я всего лишь восстановил историческую справедливость.

– Мне преподавали совсем другую историю, – не согласился маг. – Арвенды были созданы магами для охраны и военных операций.

Я резко остановился, и мой спутник чуть не налетел на меня.

– Запомните, господин Асгерн, арвендов никто не создавал. Они были тут гораздо раньше, чем появились люди. Это мы, люди, вломились в их мир и пытаемся перестроить его под себя.

– Хорошо, – миролюбиво согласился мужчина и продолжил. – Кстати о разумности. Ваша управляющая сказала, что если вы сочтёте возможным, то я смогу получить знание языка арвендов. Что нужно сделать, чтобы получить ваше разрешение?

Я направился дальше и, не поворачивая головы, ответил:

– Достаточно просто переночевать в замке. Так что разрешение вы уже получили.

– Ыгым-м-м, – промычал в ответ маг. Некоторое время шли молча. Я всё пытался увидеть безликих и Юла.

«Генвас, а где Юл со своими бойцами?» – мысленно спросил дракона.

«Ожидают вас в кабинете. Там есть специальные места для охраны. И двое у входа», – отрапортовал Генвас.

«Вижу».

Действительно, возле дверей в мой кабинет стояли двое воинов в масках.

– У вас охраны больше, чем в императорском дворце, – прокомментировал Асгерн.

– Я пока не знаю, кто вы. Друзья или враги, – ответил я, открывая дверь в кабинет. – Прошу.

Мы вошли. Маг в очередной раз удивлённо хмыкнул. Арвенды вошедшие за нами рассредоточились по комнате. Один на подоконнике, другой у камина, двое сели у дверей.

– Уютненько у вас, – проговорил гость.

– Стараемся. Вина?

– Можно.

«ЗАК, у мня тут есть вино?» – толкнул я по связи с ИскИном.

«На стене шкафчик. Рядом с картиной. На верхней полке», – подсказал ЗАК.

«Оно тут не прокисло?»

«Процесс синтеза ещё не законен. Помедли секунд десять», – попросил ИскИн.

– Располагайтесь, – кивнул я на кресло около рабочего стола и направился к указанному шкафу, пытаясь рассмотреть где прячутся безликие Юла. Не вижу. А ведь однозначно, они где-то здесь!

Открыв дверцу, увидел два высоких и пузатых фужера и такой же хрустальный графин. Причём горлышко у графина выросло прямо у меня на глазах. После этого в нем появилась жидкость, которая через секунду стала насыщенно бордовой.

«Круто, ЗАК», – похвалил я, вынимая фужеры и графин. Маг уже сидел в кресле. Налил нам вина. Мужчина взял свой фужер и начал с интересом его рассматривать.

– Тонкая работа. Наследие древних или у гномов покупали?

– Наследие.

Гость отпил глоток, удивлённо вскинув брови, понюхал букет вина, отпил ещё.

– Настоящий Барас? У вас есть поставщики с виноградников Огненных гор?

– Наверное. Сенди этим занимается, – пожал я плечами, присаживаясь за рабочий стол.

– Вам очень повезло с вашей невестой, – выдал Асгерн. Я внимательно посмотрел на него. Похоже, мужику понравилась наша Сенди. По крайней мере об этом говорила едва ощутимая нотка зависти и сожаления, в словах гостя. А ещё грусти.

– Да. Она не только отличный специалист, но и великолепная женщина.

– Вот и я о том же. Радует, что вы это понимаете.

Я промолчал, пригубив вино. А ведь действительно великолепный букет.

«ЗАК, откуда такое вино?»

«Химический состав получен из архивов КУЦа», – скромно пояснил ЗАК. Полезная это вещь, архив КУЦа!

– Господин Алекс, разрешите ещё вопрос? – заговорил Асгерн.

– Конечно.

– Какой у вас магический уровень? – и тут же добавил. – Если это тайна, можете не отвечать.

– Когда поступал в Академию, определили в двенадцать единиц.

– И как вы смогли с таким уровнем выучиться на боевого мага? – удивлено спросил Асгерн.

– Никак. Я не боевой маг.

– Но Сенди… Хотя, не важно. Спасибо за честный ответ.

– Да это и не тайна. Вы только хотели это узнать? – поинтересовался я.

– Нет, – маг поставил бокал и серьёзным тоном сказал, – господин Алекс, я хочу предложить вам свои услуги боевого мага. У меня большой опыт боевых операций. Вот рекомендации, – при этом мужчина сделал пас руками, как бы растягивая что-то. У него в руках появилась документы свёрнутые трубочкой. Он потянул мне их. – Думаю вам пригодиться боевой маг с опытом?

Я взял бумаги и… оказался в огромном эллинге с высокими потолками. Опять выверты восприятия инфополя? Осмотрелся. Я назвал бы это помещение складом, приспособленным под больницу.

Длинный ангар, в котором стройными рядами стояли кровати. Вернее, топчаны со спинкой в головах. Они располагались по правую и левую сторону от центрального – шириной метров пять – прохода.

Практически все топчаны были заняты больными и ранеными. У кого-то перебинтована голова, у кого-то – конечности. Кто-то просто спал. По залу ходили женщины в длинных, белых халатах, с чепчиками на голове. Некоторых, особенно тяжело больных, медсёстры кормили с ложечки. Короче, военный госпиталь времён первой мировой войны.

По центральному проходу шла старенькая женщина. Маленькая, сухонькая, в белом халате и неизменном чепчике, на котором красовался усечённый круг красного цвета. За женщиной спешил Асгерн. Был он изрядно помят, с опухшим лицом, как после хорошей попойки.

– … вот там мы его и разместили, – на ходу рассказывала врачевательница, проследовав мимо меня. – У нас, конечно, бесплатная лечебница, но от пожертвований мы не отказываемся. Ваш друг очень щедро заплатил, и мы нашли возможность отделить ему целый угол…

Пришлось пойти за ними. В дальнем углу ангара, стояла деревянная п-образная стойка, к которой были прикреплены верёвки с простынями. Получался эдакий уголок за ширмой. При этом метров за пять до этой импровизированной загородки не было ни одного топчана. Видимо, некий друг Асгерна устроил себе тут ВИП палату.

– Как он? – хрипло поинтересовался маг, едва успевая за женщиной в халате.

– Общее состояние стабильное, – не оборачиваясь, рассказывала врач. – Мы оказали всю возможную помощь. У нас городская лечебница для малоимущих. Вы понимаете, о чём я?

– Хотите сказать, Джогу нужен хороший целитель?

– Не помешал бы. Ранение в ногу очень серьёзное. Но ваш друг наотрез отказался от услуг профильного целителя.

– Хорошо, я поговорю с ним.

Мы подошли к занавескам из простыней.

– Пожалуйста, не шумите. Здесь много тяжелобольных, – строго проговорила дама. – Если что то будет нужно, вы знаете, где меня найти.

– Ага. Спасибо, – кивнул Асгерн в спину целительнице, откинул простынь и ушёл в отгороженный угол.

– Ба-а-а-а! Кого я вижу! – раздался голос из-за шторы. Я же прошёл сквозь занавеску, как будто я – привидение. Внутри было просторно, даже слишком. Около стены стоял топчан, на нём лежал седовласый мужчина с перевязанной головой. Левая рука на перевязи и нога замотана бинтами от пятки до паха. Мужику конкретно досталось.

Деревянная тумбочка, пара стульев, на стене полка с цветком в горшочке, вот и вся мебель. Над кроватью большое окно, через которое проникал дневной свет.

Асгерн подошёл к кровати и протянул кулак:

– Ну что бродяга? Живой?

– Не дождёшься! – весело отозвался Джог, легонько стукнув костяшками кулака по кулаку Асгерна. – Какими судьбами?

– Зашёл проведать. Еле нашёл тебя. Почему ты не в военной лечебнице? Почему тут? – маг взял стул и, поставив его около кровати, сел.

Джог с трудом сел в кровати, подтягивая непослушную ногу, плохо слушающимися руками.

– А чо там делать, в твоей лечебнице? Слушать стоны умирающих, да брюзжание целителей, что им мало платят? А тут?! Красота. Видишь. Отдельная комната!

– Скорее, угол, – хмыкнул Асгерн.

– Угол – тоже хорошо. А в военной кинут в общем зале, да на пол. Топчанов, видите ли, не хватает! – зло проговорил Джог. – Ворьё, а не целители.

– Ладно, уймись, – сказал Асгерн. – Твоё право. Просто не предупредил, я уж не знал где тебя искать.

– А кого предупреждать? Кому я нужен?

– Мне же понадобился, – вставил Асгерн.

– Кому понадобился, тот нашёл.

– И то, правда, – согласился маг. – Рассказывай. Как ты?

– Хреново, – честно признался воин. – Этот харглов грифон хорошо меня приложил. Думал всё – сдохну в дороге. Полевой целитель, дай Единый ему здоровья, всё правильно сделал. Ногу сложил… Но он не Единый. Новой ноги не может мне дать. Так что всё, Асг. Отвоевался я.

– Что, всё так плохо?

– Ногу не отняли, но гнуться она больше не будет. Кость вдребезги и сустав повреждён. Так что, перед тобой военный инвалид первой группы, – грустно закончил Джог.

– Подожди паниковать. Давай найду хорошего целителя?

– Нет. Спасибо, друг. Бесполезно. Кости то срастутся, поди не впервой. А вот сустав… Ты знаешь целителя, который новый сустав поставит?

– Не знаю, – хмуро ответил Асгерн.

– Вот, Асг, и я не знаю.

– Тебе за ранение заплатили?

– Да пошли они с такой оплатой! – опять разозлился раненный. – Ты жалование получил?

– Наверное. Мне в гномий банк на счёт переводят.

– А ты поинтересуйся. Мне за последние три месяца два золотых дали. И три серебрушки за ранение! Вот так! Уроды, крысы канцелярские!

– Не понял. Это что за беспредел? – возмущенно спросил Асгерн. – Два золотых в месяц, разве не так ты получал? Да и за ранение должно быть не меньше десяти золотых!

– Два золотых в месяц, – усмехнулся Джог. – Получал. При покойном императоре. А при новом сократили довольствие.

– Так надо к судье идти.

– Ты хотел сказать, ползти? – невесело усмехнулся раненный. – А то ты не знаешь, что против императорского указа ни один судья не попрёт! Забудь. Ты-то как?

– Слушай, что в империи творится? Всё с ног на голову перевернули. Куча магов и дворян бесследно исчезли. Других арестовали по подозрению в подготовке мятежа. Все ходят злые, подозрительные. Я тут пару дней провёл в доме… не важно. Такого наслушался, что волосы дыбом.

– Ага… ха-ха-ха… пару дней! – засмеялся Джог. – Да я тебя таким вымотанным даже после вылазки на Ледяную гору не видел. Ха-ха-ха… Что, девки заездили совсем? Ха-ха-ха…

– Есть немного, – заулыбался Асгерн. – Вот домой иду. Помыться, да переодеться.

– А потом? Какие планы? – серьёзно спросил Джог.

– Да никаких. Встретил тут одного знакомого вербовщика. Пива попили, поболтали. Нет работы. «Маги твоего возраста сейчас не востребованы», – передразнил кого-то Асгерн. – Молодёжь им подавай. А как же опыт? Знания?

– Наделал дел этот Борбок, – хмыкнул Джог. – Вот думаю, может поехать прикончить его? Мне теперь терять нечего.

– Ты потише тут. Донесут, сгниёшь в тюремных подвалах.

– Да пошли они! – воин отвернулся голову к стене. Вздохнул и, повернувшись, закончил. – Этот новый император всегда сволочью был. Пересекался я с ним. Сколько невинных людей положил! К власти рвался! Не боюсь я его.

– Я тоже не боюсь, но орать об этом не нужно, – спокойно проговорил Асгерн. – Придёт время он за всё ответит.

– Только мы до этих дней не доживём!

– Доживём. Куда мы денемся, – Асгерн сделал движения ладонями, как бы растягивая что-то, и в руках у него оказалась небольшая фляжка. – Кружки есть?

– Всегда говорил. Хорошо быть магом. Полезно очень! – оживился Джог.

– Да. На входе меня обыскали на предмет недозволенных вещей, – усмехнулся Асгерн. – Я не стал им говорить, что я маг.

– Правильно и сделал. Что у тебя там? – глаза раненого горели предвкушением.

– Чу-ча. Чистая, как слеза.

– Ох ты! Вот это уважил! Там в тумбочке сыр должен быть и окорок. Я тут одну сестричку посылал за продуктами.

Асгерн достал из тумбочки кусок сыра и сало. Вынул из кармана жилетки нож и нарезал все это ломтиками. Разложил на столике, на промасленной серой бумаге. Поставил две глиняные кружки и налил в них прозрачной жидкости.

– За окончание контракта? – передал он кружку Джогу.

– Давай помянем ребят. Два десятка потеряли. Такого контракта у меня давно не было. Считай первый… и последний.

– Да сократит Единый их небесный путь, – со вздохом проговорил Асгерн и залпом выпил. Джог последовал примеру друга.

– Слушай, Асг. Так ты, получается, безработный?

– Похоже на то, – кивнул маг, закусывая кусочком сыра. – Трут, вербовщик…

– Да знаю я его.

– … говорит, с работой сейчас плохо. Все затаились. Никто не знает, чего ждать от нового императора. Полгодика выжду, а там посмотрим.

– Полгодика? Ха! Да ты через неделю на любую авантюру согласишься. А то ж я тебя не знаю!

– Наверное, – шумно вздохнул Асгерн. – Можно подумать ты не такой.

– Со мной всё кончено. Что я умею, кроме как мечом махать? Ничего. А кому нужен калека?

– Ты готовишь хорошо, – не согласился Асгерн.

– Сварить последнюю крупу без соли и заварить подножную траву вместо чуса? Это я могу!

Мужчины негромко рассмеялись.

– Слушай, Асг. Говорят, на юге империи вот-вот война будет. Верней уже идёт, но так… неофициально.

– И с кем воюем? С эльфами?

– Да какие эльфы! Там три графства объединились и дают отпор новому императору. Может тебе туда?

– Воевать за Борбока? Это ты пошутил так или обидеть хочешь?

– Мда-а-а. Точно. За этого ублюдка не то что воевать…

– Не шуми. Придумаю что либо, – одёрнул друга Асгерн, наливая в кружки. – Бери.

– Да постой ты. Я вот что тебе скажу. Там, на юге, в опале графство Зибенского, Симельского и ещё одного… Новый граф, фамилия на твоё имя похоже…

– Да Единый с ним. Неважно, – отмахнулся Асгерн, протягивая кружку Джогу.

– Так вот. Я у Зибенского служил одно время. Мужик жёсткий, но справедливый. Труса не празднует, воинов не обижает. Давай я напишу рекомендательное письмо. Съезди к нему. Много он не заплатит, но хоть кров над головой будет. И веселье…

– Веселье, говоришь? А когда ты у него служил то?

– Лет двадцать назад, – проговорил Джог. – Но это ничего не значит.

– Пиши, – пожал плечами Асгерн. – Лучше уж за Зибенского воевать, чем за этого…

– А я про что! – оживился раненный. Потянувшись, он достал из тумбочки у кровати колокольчик и зазвонил в него.

Через некоторое время послышались торопливые шаги:

– Бегу, бегу, – девичий голос за занавеской. Через некоторое время вошла молоденькая девушка в белом халате. – Что случилось? – участливо спросила она.

– Хана, детка. Нам бы бумагу, чернила и перо? Метнись в лавку, – по-доброму попросил Джог. При этом он положил на столик серебрянную монетку. – Очень нужно.

– Ой, дядька Джог. Умеете уговаривать, – кокетливо проговорила девушка и, подойдя, забрала со столика монету. – Сейчас схожу.

– Давай, Ханочка. Одна нога тут, другая там.

Одарив нас улыбкой, девушка, прежде чем уйти, сказала:

– А вот распивать алкоголь у нас нельзя.

– Договоримся, – подмигнул ей Джог. Хана кокетливо поправила прядь волос за ухом и упорхнула.

– Не молода для тебя? – осуждающе спросил Асгерн.

– Чо уж, молода? Девке двадцать лет. Не со старухами же мне тут знакомства водить. Да и не было у нас ничего и быть не может. Я ж к ней как к дочери.

– А она к тебе?..

Я вывалился в реальность, понимая, что упустил на стол бумаги, переданные мне Асгерном.

– С вами все нормально? – спросил маг.

– Да. А что?

– Вы замерли, как будто у вас что то болит, – пояснил Асгерн.

«Что, опять видения?» – пришло от Первого.

«Ага. Видел Асгерна с его другом. Потом расскажу», – отозвался я.

– Нет, всё хорошо, – ответил я, сделав для себя заметку, что мужик внимательный. Это плюс. Посмотрел несколько бумаг и спросил: – А рекомендательное письмо от Джога здесь?

В ответ волна удивления и смятения.

– Вы знаете Джога?

– Лично не знаком, просто иногда вижу прошлое, – смотрел я на мужчину. – Так здесь?

– Нет, – Асгерн достал из внутреннего кармана своей жилетки свёрнутый листок. Протянул мне, – интересное умение. И как вы им управляете?

– Чем? – я сделал вид что не понял вопроса.

– Умением видеть прошлое.

– Никак. Само собой происходит, – я развернул листок и начал читать текст, написанный ровным, округлым подчерком. Как я и ожидал, это было письмо простого человека, рассказывающего о достоинствах друга.

– Юл, возьми двоих и зайди ко мне, – проговорил я.

«Иду», – короткий ответ мастера.

– Что, простите? – не понял Асгерн.

– Это я не вам.

– А-а-а. Понятно.

Остальные рекомендации смотреть не стал. А зачем? Там казённым языком прописаны одни и те же фразы. После того, как видел разговор Асгерна в непринуждённой обстановке, читать отзывы нанимателей посчитал лишним.

– Я принимаю вас, Асгерн, – я поднялся и протянул магу руку.

– Спасибо, господин Алекс. Оправдаю, – мужчина крепко пожал мне руку. В этот момент вошёл Юл, в сопровождении двух воинов в масках. Причём вошли они из боковой двери, которая вела в небольшую спальню. Вошедшие замерли неподвижными статуями, внимательно сканируя моего гостя.

– Мастер? – удивлённо проговорил Асгерн. – Вы здесь? Значит это не слухи?

– Знакомы? – поинтересовался я.

– Имел честь брать уроки владения оружием, – согласно кивнул Асгерн.

– Юл, я принял Асгерна на службу, – сказал я, – что скажешь?

– Понял, – нейтрально ответил мастер.

– Хорошо, что понял, – хмыкнул я на ответ. – Ты что-нибудь про него скажи.

– Ты же сам всё видишь.

– Хочу услышать твоё мнение, – настаивал я.

– Похож на тебя, – выдал Юл, чем очень удивил и меня и Асгерна. – Асгу тоже на месте не сидится. Но, в отличие от тебя, мечом владеет посредственно. По крайней мере, владел, когда пытался научиться у меня. Говорят неплохой боевой маг.

– Спасибо, – с улыбкой проговорил Асгерн. – Из ваших уст это высшая похвала.

– Вот и договорились. ЗАК, здесь есть ИСС?

– В левом ящике стола, – раздался голос ИскИна.

– Не понял, – Асгерн напрягся и даже одной рукой потянулся за мечом, в другой создавая какой конструкт.

– Спокойно! – поднял я руки. – Магичить не надо. ЗАК это имя управляющего кристалла этого замка. Слышал про такие?

– … да, – сглотнув, ответил маг, между тем развеивая конструкт.

Я достал из ящика стола коробочку и вынул оттуда прозрачный квадратик ИССа. Протянул Асгерну:

– Приложи липкой стороной на косточку за ухом.

– Что это? – недоверчиво поинтересовался маг.

– Средство связи. Называется ИСС. Два эс. Юл тебе расскажет.

– Господин Алекс, хотелось бы уточнить, – Асгерн взял ИСС и с интересом его рассматривал.

– Что именно? – спросил я.

– Срок нашего контракта, оплату, условия…

– Асг, в нашу команду приходят навсегда, – вместо меня ответил Юл. – Если не готов, то лучше верни ИСС.

В ответ заминка. Асгерн что-то обдумывал, потом хмыкнул.

– Значит вход в одну сторону? Ну а почему бы нет? – с этими словами он приложил квадратик ИССа себе за ухо. Его немного качнуло. – Круто. Он что-то говорит.

– Привыкнешь, – с улыбкой подбодрил Юл, подойдя и крепко пожав руку своему ученику. – Добро пожаловать в команду.

– Да, и ещё Асгерн, – обратил я на себя внимание. – У нас принято обращаться на «ты» и без всяких там господинов и ваших высочеств. Понимаешь о чём я?

– Более чем, – кивнул маг. – Можно просьбу?

– Давай.

– Я хочу попросить за Джога. Может, найдёшь ему какую-нибудь работу? Он был хорошим воином, получил увечье, а империя списала его … в нищие. Он готовит хорошо, может на кухне помогать.

– Согласен, – кивнул я. – После возвращения тяни его сюда. Отец Гирдон полечит его. Он ещё бегать будет.

– Возвращения откуда? – настороженно спросил маг.

«Вот и я про то, – вставил Первый, направляясь к нам, – куда мы в этот раз?»

– Я же говорил, – ответил я коту, – девчонки у демонов, волнуюсь за них.

– Ты не говорил, – покачал головой Асгерн, приняв мои слова за ответ ему.


Где-то над южными степями.

Совет Старейшин и Знающих длился очень долго. Много мнений и предположений выдвигали старые драконы, но с ними не соглашались молодые. Знающие рассказывали сокровенные знания о Наместнике и роли драконов в развитии цивилизации. Несмотря на то, что драконы много веков ждали прихода Наместника, появился он для всех неожиданно. Так всегда бывает, когда ожидания превышают некоторый срок. Оно, Ожидаемое, становиться частью жизни. О Нём помнят, Его обсуждают, но говорят уже отстранённо, как о чём-то нереальном. И, когда это Ожидаемое случается, все с удивлением обнаруживают, что совершенно не готовы к нему.

Так и драконы, впитывающие с малых лет, что служение интересам Наместника планеты – это их предназначение, вдруг обнаружили, что не знают, как, учитывая появление очень долго Ожидаемого, строить дальнейшую свою жизнь. На самом деле, все хорошо понимали, что приход Наместника рушит их уклад жизни, сформированный тысячелетиями. Но как же жить дальше, к чему стремиться и чему учить подрастающее поколение, – всё это вызвало ожесточённые споры в среде не только Совета Знающих, но и среди простых драконов.

Может быть из-за этой неопределённости, а скорее, благодаря умению старого О`Гроха убеждать, но Совет единогласно проголосовал за отправку Эмарисс в паре с Изондой в графство Наместника. При этом им дали неимоверное количество заданий и поручений. Это и собирать информацию, и налаживать отношения с людьми, и много, много чего ещё…

«Отдохнуть не хочешь?» – раздался в голове Эмарисс О`Лак голос её подруги.

«Ничего, ещё пару, тройку часов потерплю. А там и закат скоро, вечером и отдохнём», – отозвалась на зов драконесса.

«Никуда не денется твой возлюбленный, – хмыкнула Изонда Чик Хар, – незачем так спешить».

«Прекрати! – рыкнула Эмарисс. – Мы с тобой это уже обсуждали. Хватит уже!»

«Хватит, так хватит, – покладисто согласилась Изонда, – тогда давай просто часик отдохнём. Впереди ночь, а ночные полёты довольно сложные. Тем более видишь, впереди гроза. Наверное, придётся облетать восточнее».

«Хорошо. Вон слева озеро. Давай к нему», – согласилась Эмарисс, закладывая крутой вираж. Её подруга, как под копирку, повторила манёвр.

Изонда Чак Хар переживала за свою подругу и ведущую. На хрупкие плечи Эмарисс легла огромная ответственность и перед Гнездом, и перед Матерью Природой. И если первую ответственность драконесса осознавала, то от любви, подаренной ей Матерью Природой отмахивалась, как от надоевшей мухи.

Изонда видела, как Эмарисс отметала саму мысль о возможности любви к кому бы то ни было, как глубоко спрятала свои метания из-за нереализованного чувства. «Это может произойти с любым, но только не со мной», – такой мыслью руководствовалась Эмарисс, удивляясь, почему так мучительны и в то же время сладки воспоминания о встрече с Алексом, о тех нескольких днях, когда она делилась жизненной Силой с парнем, вставшим на её защиту, заведомо понимая, что проиграет.

Чтобы не мучить себя неопределённостью, она спрятала эту память в самые дальние уголки души, наивно полагая, что справилась с чувством, которое сильнее любого живого существа. С любовью.

Изонда всё это видела и понимала Эмарисс больше, чем та понимала себя. Они обе с тревогой ожидали встречу с Алексом. Правда, у каждой были совершенно разные опасения по этому поводу…


Алекс.

Перед тем, как отправиться к демонам, решил навестить Жанмит. Обещал ведь. Поэтому первой остановкой была спальня Рампила.

Когда мы появились в комнате, целителей уже не было. Значит Жанмит сумела их выпроводить.

Около окна в обнимку стояли мужчина и женщина. В остальном обстановка осталась та же, что и перед нашим убытием с больным Рампилом в КУЦ. Пустые кресла, хаос на кровати, подушка на полу.

Увидев нас, Хасс – а это был он – сделал попытку освободиться от объятий Жанмит. Но девушка очень настойчиво не дала ему это сделать. Мужчина замер, не зная как поступить.

– Очень мило, что навестил, – улыбнулась нам Жанмит. – Есть новости о папе?

– Пока нет, – ответил я. Мои спутники растерянно молчали.

«Девка не промах», – мысленно хмыкнул Первый.

– Вижу у вас всё нормально. Тогда мы пойдём дальше, – закончил я. – Хасс, когда запись будет готова, я отправлю её тебе.

– Алекс, – мужчина всё-таки освободился от настойчивых объятий Жанмит, – можно считать, что вы приняли наше предложение?

– … м-м-м, – неопределённо помолчал и сказал, – скорее да, чем нет.

– Можно воспользоваться этим порталом для получения посылки? – спросил Хасс. – Сам понимаешь, чем меньше глаз, тем лучше, – особист волновался, переходя то на «ты», то на «вы».

– Да пожалуйста, – согласился я, дав соответствующее указание ЗАКу.

– Тогда я могу забрать портал домой? – не унимался Хасс.

– А не боишься? – хмыкнул я.

– Чего?

– Что я приду за тобой со своей гвардией.

– Этого не боюсь. Опасаюсь прихода совсем другой гвардии, – многозначительно проговорил начальник тайной канцелярии империи.

– Понял. Договорились. Забирай этот портал себе. Кстати, он управляется голосовыми командами. Просто говоришь, куда нужно, и всё.

– Наслышан, – криво улыбнулся в ответ Хасс.

– Тогда до встречи, – удовлетворенно сказал я и добавил. – Моё стойбище у демонов. Перенести…

Пожелание ровных дорог прервалось на середине фразы…


Стойбище демонов. Алекс.

Стены спальни Рампила сменила картинка недостроенного бревенчатого сарая.

– Это был начальник тайной канцелярии? – спросил Асгерн.

– Хасс? – переспросил я. – Да, а что?

– Да так, просто уточнил.

Мы вышли в открытый дверной проём.

– Наконец-то, – раздался сбоку голос Бальжим. – Думала, уже не придёте.

– Привет, – улыбнулся я подошедшей девушке. Надо сказать, выглядела она великолепно. Вот ничего эдакого не было, но вид совсем не обыденный.

Макияж? Совсем чуть-чуть подкрашены ресницы, но может быть ещё и губы. Одежда? Вроде бы, обычная. Или нет? Точно – вот этой кожаной жилетки я на ней не видел. Понял! Штаны, вернее, кожаное трико, по-другому и не скажешь. Прям как Анариэль. Та тоже любительница выставлять свои прелести напоказ.

– Что-то не так? – смутилась Бальжим, проведя ладонью по волосам над ухом. Во, точно, заколка с переливающимися камешками. Короче, приоделась дивчина.

– Отпадно выглядишь. Ну, то есть, здорово. Прям глаз не отвести.

– Стараюсь, – кокетливо отозвалась девушка. Вот уж не думал, что она способна на такое! – Идёмте?

– Куда? – не понял я.

– В твой дом, – обворожительно улыбнулась Бальжим. – Вас давно все ждут.

– А-а-а… ну да, – немного рассеянно ответил я, кивнув головой своим спутникам.

Вечерело, но вокруг не утихал гомон строительства. Здоровые мужики, с мышцами как у культуристов, тягали бревна, складывая из них неказистые хижины. Женщины кашеварили у огромных чанов, подвешенных над такими же большими кострами. В стороне на вертеле жарились цельные туши телят. Всегда было интересно, как они не сгорают и как может такая туша прожариться. Или горячее сырым не бывает?

Однако, молодец Бальжим. Вон как напрягла своих подданных, работают, как заведённые. А может специально устроила показуху, чтобы мне продемонстрировать, как тут всё кипит и булькает? С неё станется!

Девушка шла справа, на полкорпуса сзади, и давала пояснения, что и как тут планируется. Я чувствовал, что это ей доставляло огромное удовольствие. Видимо это «пунктик» всех женщин – внезависимости от расы и социального положения – при благоустройстве своей территории, их просто распирает от радости.

– Как девчонки? – вставил я вопрос в короткую паузу рассказа девушки.

– Какие? Кара и Тана? Или твои сёстры?

– Все.

– Вон наш дом, должны быть там, – указала Бальжим на самую высокую избу, если можно так назвать круглое строение из вертикальных брёвен, с крышей из таких же брёвен, только потоньше. Интересно, никому в голову не приходило бревна сложить в нормальный сруб? Или нет мастеров? Привыкли жёрдочки связывать и шкурами обтягивать и, получив нормальный лесоматериал, методы строительства не изменили? Ну и ладно, как умеют, так и делают.

– Я спросил не, где они, а как? – недовольно переспросил я.

– Нормально. У них спросишь, – недоуменно ответила девушка. – Если они остались недовольными, я готова понести наказание.

– Хорошо.

Бальжим явно обиделась, по крайней мере её словесный поток иссяк. И хотя на эмоциональном фоне она оставалась спокойной, молчала она обиженно.

Видимо про наше прибытие успели доложить, поскольку при подходе к «нашему дому», из него стали выходить женщины. Похоже – мои эти, как их?.. Марх-фаск, так вроде называют женщин, отданных как выкуп. И не жены, и не наложницы, а просто марх-фаск. Ох уж, эти хитросплетения чужих обычаев!

Ага, вон и Кара с Таной. Прикольно выглядят. Их приодели по-демонски, то есть обмотали цветным куском материи. На манер индийских женщин в моем, земном, мире.

– Всем привет, – громко сказал я, когда мы подошли. Мои спутники за всю дорогу от портальной не проронили ни слова. А вот когда подошли, Асгерн не сдержался и пробормотал:

– Где же ты таких красавиц берёшь? Даже завидно.

«Не завидуй, – мысленно ответил я ему. – Их красота мне вообще никак. Одни проблемы. Хочешь, забирай себе? Только со всеми ихними проблемами».

– Я подумаю, – вполголоса отозвался маг.

– Легка ли была твоя дорога? – вперёд вышла Флора, у ноги которой вертелся Почемучка. А котёнок подрос, став уже в половину взрослого арвенда.

– Легка, доченька, легка! – заулыбался я ей. – Иди ко мне, – развёл я руки навстречу девчушке.

Девочка порывисто кинулась ко мне, я подхватил её на руки и подбросил чуток вверх, после прижав к себе:

– Выросла-то как!

– Мы тебя так ждали, – прошептала она мне на ушко. – Кара и Тана, очень хорошие. Им тут понравилось.

– Ну и отлично! – поставил я на ноги девочку и повернулся к своим бывшим согрупницам, – а вот мы у них и спросим.

– Привет, – смущённо проговорила Тана. Кара промолчала, рассматривая меня, склонив голову чуть на бок и прищурившись.

«Алекс, потребуй отчёт у Флоры», – раздался в голове голос Бальжим.

«Зачем?»

«Вообще-то тебе не стоило при всех её на руки брать. Это подчёркивает, что она ещё ребёнок, а она очень хочет быть взрослой. Понимаешь? Покажи всем, что это был просто приступ отцовской любви к взрослой дочери», – пояснила демонесса.

«Понял».

Вслух же сказал:

– Потом спросим, – сделал незаметный жест в сторону Кары и Таны, последняя уже хотела что-то сказать. – Флора, расскажи ка мне, как ты выполнила моё поручение? Говори честно и открыто. Здесь чужих нет. Я слушаю.

Девочка сразу переменилась. Только что была маленькая девочка, встретившая родителя, и вот уже взрослый человек, осознающий всю ответственность лежащую на ней.

– Хорошо, ада. Когда прибыли Кара и Тана, мы сразу же собрали идх-уух(угощение). Потом пошли по стойбищу…

Я слушал доклад девочки, внимательно следя за реакцией окружающих.

Юл и безликие – безразличие к словам Флоры и настороженность ко всем остальным.

Асгерн – по-моему, баб разглядывает и оценивает каждую чисто по-мужски. Одна ему очень приглянулась, жаль не могу определить которая.

Бальжим – предвкушение близости. Ясно, простым «привет, как дела» не отделаюсь. Не зря же она вырядилась. Я так и не понял, что в ней изменилось. Может запах? Ну да, пахнет она чем-то сладким и свежим.

Кара – интерес, очень жгучий интерес. К кому или к чему? Не понятно. Может Флорка её так удивила?

Тана – тут целый букет чувств. Не думал, что она такая эмоциональная. Глыба! Ха и ещё три ха.

Группа женщин справа от нас – преобладает любопытство. Причём, направленное на меня. Рассматривают, хоть исподтишка, но очень внимательно. И ещё беспокойство. Да-да, нешуточное беспокойство, даже страх. Но не всё время, а вспышками.

Группа девочек, типа мои сёстры. Как-то незаметно они подошли. Стоят слишком напряжённые, видимо, не совсем понимая, что тут происходит. Шушукаются на своём тарабарском языке.

– … ада, а вы останетесь? – вывела из задумчивости меня Флорка. – с утра кюр(блюдо из барана в яме с углями) заложили. Завтра к обеду поспеет.

– Вряд ли, радость моя. Дел много. Но вот отужинать обещаю.

– А всё уже готово, – заулыбалась Флора.

– Понятно. Ты всё сделала правильно. Умничка, что не подвела. А теперь честно расскажи, кто тебя обижает? Я знаю, что были случаи, так что не ври мне, – строго сказал я. – Я не люблю сплетен за моей спиной. Так что давай честно решим это здесь и сейчас.

От группы женщин потянуло струйкой паники. Вот и отлично, значит угадал. Ну что ж, приструню свой гарем.

– Ада, меня никто не обижает, – смотрела на меня честными глазами Флора, а от самой струилось боязнь. – Все слушаются меня и не перечат. У тебя неверные сведения.

– Флора, – строго сказал я.

– То случайно вышло…

– Флора.

– Ада, не стоит вспоминать…

– Я сам решу, что стоит, а что не стоит, – перебил я. – Говори.

– Но ведь Цец не знала, что я умею готовить дотур(особый суп). И мешалкой она меня совсем не больно стукнула…

– Флора, не огорчай меня. Я ложь чувствую. Просто расскажи, и мы вместе решим, что с этим делать.

Девочка опустила голову и заговорила вполголоса:

– Когда ты попросил всё показать твоим… Каре и Тане… я их встретила… я уже рассказывала…

– Я слышал. Давай по существу.

– Когда приезжают дорогие гости, всегда готовят дотур и джомб(напиток из трав и жира), и булмаг(десерт из сметаны изюма и тд)… Я хотела сама заправить дотур. Я ведь умею. Помнишь, на дороге, когда дед Нахор умер, вкусно ведь было… А Цец стукнула меня мешалкой и сказала, что кунк(маленькая девочка) не должна заправлять датур и что она не позволит зун му(неумеха) испортить дотур, – последние слова Флора говорила практически шёпотом.

В группе женщин прошло движение. Демонессы отступили, и получилось, что одна из женщин стояла как бы отдельно ото всех. Она смотрела себе под ноги.

– Спасибо за честный рассказ, – сказал я Флоре.

«Накажи Цец. При всех накажи, – раздался в голове шёпот Бальжим, – они должны увидеть твою силу».

«Разберусь», – рыкнул я на демонессу. Не люблю, когда мне указывают, что и как делать.

– Цец, подойди ко мне, – громко сказал я. Я был прав, выделенная толпой моих наложниц женщина, как раз и была Цец. Женщина маленькими шагами подошла ко мне, остановившись метрах в трех.

– Флора рассказала правду? – строго спросил я.

– Да, господин, – прошептала женщина, – я только хотела сделать хороший дотур…

Как же её наказать? Зря я всё это затеял. Что её теперь, высечь? Просто за то, что она воспитывала маленькую девочку? На Флорке это может очень плохо сказаться. По своему детскому разумению решит, что ей всё дозволено. Но и пропустить случай нельзя, иначе будут пинать девочку все кому не лень.

– Ты будешь наказана, – проговорил я. Цец неожиданно упала на колени и, сжавшись калачиком, уткнулась головой в землю, беззвучно зарыдала, бормоча сквозь слёзы:

– Пощади, Алекс-быш… я лишь готовила дотур… пощади…

– Блин, что за привычка чуть что на колени падать, – зло пробормотал я.

«Покажи им Барлас-Ош(боевая ипостась), – шептал за ухом ИСС голосом Бальжим, – убей её. Все должны видеть твою силу».

«Ты что, рехнулась? – ответил я демонессе. – За что убивать?»

«Она подняла руку на твою дочь. За это – быстрая смерть!»

«Да ты в своём уме? Какая смерть?» – негодовал я.

– Алекс, – как ко мне подошла Кара, я даже не заметил. – Ты не такой… Прости её…

Девушку трясло мелкой дрожью. Не в буквальном смысле, чисто по моим ощущениям.

– Каркуш? Ты о чем? – повернулся я к ней.

«Убей её, покажи силу», – шептал ИСС.

– Заткнись! – рявкнул я, имея ввиду Бальжим. Кара отшатнулась, пробормотав:

– Я почти поверила… Высший не может идти против своей природы… Спасибо за экскурсию. Забудь моё имя и дорогу ко мне. Я понятно сказала? – зло блеснули в сумерках глаза Кары.

Я ухватил девушку за локоть:

– Вы что тут все с ума посходили? Одна в ухо шепчет: «Убей-убей», вторая дерзит и обзывается. Что происходит вообще?!

– Это и происходит, – вырвала локоть Кара, кивнув на причитающую Цец.

– Пощади, Алекс-быш… пощади…, – лепетала женщина.

– Всё! Хватит! Бл@@ь, как вы меня все достали! – заматерился я. – Асг, подними её, – попросил я мага. Мужчина выполнил мою просьбу, поднимая с колен скрючившуюся женщину. При этом Кара замерла в нерешительности.

– Никто никого не собирается убивать! – заорал я, глядя на Кару, – ты это имела в виду? Я просто не хочу, чтобы мою дочь кто-то наказывал, кроме меня? Я имею на это право? А?

– Имеешь, – недовольно ответила Кара. – И не ори, тебя все слышат.

– Блин! Не ори…

«А я говорил, чем больше у тебя баб, тем больше проблем», – Первый, разве что не зевал, демонстративно развалившись поодаль от нас. Рядом с ним сидел Почемучка.

«Ты-то чего лезешь? Философ, хренов, – ответил я, – мог бы и предупредить, что наказание тут неадекватно воспринимают».

«Ага, и лишить себя такого зрелища?»

«Гад, ты, Первый», – уже спокойно сказал я. Вслух же добавил:

– Услышьте меня все. Поднять руку на Флору могу только я. Наказывать её буду тоже я. Ваша задача научить её, объяснить, предостеречь. Со всеми проблемами обращаться лично ко мне! Всем понятно?

– Да, Алекс-быш, – нестройный хор голосов.

– Цец, ты поняла? Прежде чем обзывать или наказывать, разберись. Хорошо? – подошёл я к сгорбившейся женщине. – И не нужно меня бояться, – взяв двумя пальцами её за подбородок, повернул к себе заплаканное лицо. – Не нужно бояться. Мы семья, а в семье не должен жить страх.

– Ал-лекс б-быш, – заикаясь проговорила женщина, – п-п-прости м-м-меня. Я н-н-не буду б-б-бояться…

– Ну и умничка, – я поцеловал женщину в лоб, и прижал к себе, – успокойся, – прошептал я ей на ухо. – Всё хорошо.

– Я рожу тебе столько сыновей, сколько ты захочешь, – ответила женщина. Ага, щас… Хватит мне этих рожениц. Я отстранился.

– Приведи себя в порядок. Иди.

Повернулся к Флоре. Та стояла, размазывая по щекам слёзы. Вот так и напугал всех, сам того не желая.

– Ужином- то кормить будете? – весело спросил я. Девочка порывисто обняла меня за пояс, уткнувшись лицом в живот. Я гладил её по голове, успокаивая.

– Каркуш, останешься на ужин? – спросил демонессу. Та хмыкнула и молча пошла в избу.

– Кар, а что тут сейчас было? – услышал я шёпот Таны, которая увязалась за подругой.

«Мне нужно тебе кое-что сказать, – голос Бальжим в голове, – наедине».

– Приглашаю всех на ужин, – возвестил я, – Флорик, организуй. Юл, Асг, вы тоже идите. Я через пять минут подойду.

– Я не хотел бы оставлять тебя тут одного, – возразил Юл.

«Свечку у постели будешь держать?» – мысленно спросил я Юла.

– Не-е, не будем, – ответил Асгерн, видимо ИСС передал мои слова широковещательно, – идёмте мастер. Не будем мешать Алексу.

– А ты куда? – спросила Флора.

– Вот, дядя Асгерн, дядя Юл, накорми их. Мне нужно с Бальжим поговорить. Давай, вперёд.

– Только не долго. Там столько всего вкусного наготовили, – заулыбалась девочка.

– Обещаю.

«Как получится», – прокомментировала Бальжим.

«И всё же мы побудем на улице», – невозмутимо сказал мастер Юл, и два воина-безликих разошлись в разные стороны, растворившись в сумерках. Асгерн, увлекаемый Флорой, направился в мою резиденцию, Юл двинувшийся было следом, незаметно растворился у самого входа. Бальжим увлекла меня к соседнему строению.

– Пойдём, посмотришь моё скромное жилище. Я сделала там маленькое гнёздышко для нас с тобой, – ворковала демонесса, – тебе понравится.

– А разве тот дом не наш? Или он мой, а это твой?

– Наш, наш, – рассмеялась девушка, – твой и мой, и всей твоей семьи. Потом посмотришь. Там у каждого есть своя клеть. Считай, что это моя клеть. Отдельно стоящая.

– Понятно, что ничего не ясно, – пожал я плечами.

– Смешной ты. Я же высшая. Я не могу жить в одном доме со всеми, – проговорила демонесса, увлекая меня в невысокую дверь своего жилища.

Это была юрта из брёвен. Круглая просторная, с очагом в центре и выходным отверстием для дыма вверху. В очаге горел небольшой костерок. Кстати совсем не дымил. Пахло дымком и пряными травами. От самой двери пол был услан матрацами и подушками. Из мебели, только несколько столиков у стен, на которых стояли толстые свечи. Такие же свечи были на полочках, притороченных к стенам. Свечи горели, создавая особое настроение и наполняя помещение сладковатым запахом.

– Романтично, – хмыкнул я.

– Твоим подругам всё понравилось. Ты обещал мне неделю, – Бальжим подошла и положила мне руки на плечи, заглядывая в глаза.

– Это ты сказала, что я обещаю. А я промолчал, – не согласился я, проведя пальцами по щеке девушки, – но пару часов я тебе точно обещаю…

– Как получится… – проворковала демонесса и, на манер кошки, потёрлась щекой о мою ладонь. – Подожди, я сниму одежду. Не стала закидывать её в КЗОП.

– Почему?

– Она для особых случаев, – девушка быстро сняла кожаную жилетку, начала расшнуровывать лиф. – А у тебя эта одежда в КЗОПе?

– В нём, родимом, – я начал помогать ей со шнуровкой. Дал команду КЗОПу и остался только в исподнем, – давай помогу.

– Помоги, – муркнула Бальжим, оставив лиф для меня, сама расстёгивая пояс на брюках…

В очередной раз убедился, что демонесса великолепно владеет всеми группами мышц своего тела. Вообще всеми, в том числе расположенными в интимной зоне. Это ещё разобраться нужно, кто кого насиловал. Что так возбудило мою партнёршу, я не понимал, но уверен, что вот такой секс бывает, когда это происходит в последний раз, или партнёры думают, что в последний раз. Или перед большой опасностью, перед боем, например, или после боя, когда накрывает откат и жизнь особенно хороша на вкус.

Как бы то ни было, но Бальжим за два часа совершенно выжала меня. Не имей я навыков восполнять энергетические потери за счёт внешних источников, лежал бы сейчас совершенно пустой. Может это её и привлекает, и заводит так?

Даже в повседневной жизни много раз замечал, когда у тебя хорошее настроение, ты полон энергии и жизненных сил, окружающие с удовольствием и подолгу общаются с тобой. Даже те, кто до этого ограничивался кивком вежливости. Что уж говорить про интимные отношения. Тут ты, как на ладони, без масок и выдуманных барьеров.

Аккуратно разложенные подушки теперь валялись хаотично. После энного раза Бальжим, наконец, угомонилась. Я лежал на спине, закинув руки за голову, девушка – перпендикулярно мне на животе и, опираясь на локти, водила ладошкой по кучеряшкам на моей груди, гладила мою шею, щеки, запускала пальцы в мою шевелюру.

– Что ты меня как коня оглаживаешь? – сжал я небольшую, упругую грудь девушки, удобно расположившуюся у меня в ладони.

– А ты и есть жеребец. Большой, быстрый, мощный… – девушка прилегла мне на грудь щекой. – Я когда начинаю про тебя думать, становится страшно. Ведь я могла тебя никогда не встретить… Не узнать, что такое принадлежать настоящему мужчине…

– Я тебя тоже люблю, – я сел. Девушка ловко повернулась на спину, оставшись головой на моём бедре. Мне представился великолепный вид хорошо сложенного женского тела. – Всё, Бальжим. Нам пора. Даже не думай.

– Один поцелуй. Всего один, – протянула она ко мне руки.

– Нет. Встаём.

– Злой ты, – демонесса нехотя села, скрестив по-восточному ноги.

– Да, я такой, – согласно кивнул я. – Пошли ужинать.

– А потом опять вернёмся сюда? – с надеждой спросила она.

– Нет. Мне нужно в замок. У меня там делегация имперских магов. Это я приходил чисто проведать вас.

Я встал, команда КЗОПу – и одежда на мне.

– Тогда я не пойду, – расставив руки в стороны, Бальжим упала на спину. Грудь призывно торчала вверх.

– Тогда пока, – сглотнул я. – Присмотри тут.

– Обязательно…

Первый с Почемучкой сидели напротив дверей. В розовом свете ночного светила и языках пламени костров я хорошо рассмотрел их силуэты.

«Наигрался? – не смог промолчать арвенд, – кто то обещал вечер провести с Илоной».

«Разберёмся, – отмахнулся я. Запросил время, и перед глазами проплыло 23–15, – жрать охота, сил нет».

«Думаю, тебе там оставили сладкую косточку», – насмешливо сказал кот.

– Косточкой не отделаются, – пообещал я.

Когда подходил к своей резиденции, от стены отделилась тень и метнулась ко мне. Я едва сдержался, чтобы не перекинуться в боевую ипостась. Вовремя учуял, что это Цец.

– Алекс-быш, – подбежав ко мне, женщина ухватила меня за руку, – я рожу тебе столько сыновей, сколько ты захочешь, – захлёбываясь, заговорила она. – Идёмте господин. Тут рядом…

– Стоп, стоп, стоп. Какого сына? Ты провинилась, я тебе на это указал. Всё. Никто никому ничего не должен. Успокойся.

– Господин, я всё сделала… Это не займёт много времени… Пожалуйста, господин…

– Цец. Услышь меня. Я сказал нет.

– Алекс-быш, я виновата… я могу здесь… господин… – женщина стала лихорадочно стягивать с себя одежду.

– Да, ё-мо-ё! Остановись, Цец! – я прижал к себе вздрагивающую женщину. Помолчал, направив на неё руну безразличия. Вот! Значит, я всё-таки вспоминаю прежние навыки! Цец, стала успокаиваться, дрожь прошла.

– Ну, вот и умница, – приговаривал я. – Сегодня я не могу. Понимаешь? Я был у Бальжим, у нас с тобой сегодня ничего не получится. В другой раз. Хорошо?

– Да, Алекс-быш. Я понимаю. Бальжим-быш очень искусна в любви. Я понимаю.

– Ну вот и хорошо, – отодвинулся я. – Я тебя очень прошу. Присмотри за Флорой. У тебя дети есть?

– Да. Сын. Второй год ему.

– Считай, что у тебя теперь есть взрослая дочь. Она хорошая девчонка. Присмотришь?

– Да, Алекс-быш, – всхлипнула женщина. – Я присмотрю.

– Отлично. Я пойду ужинать. Очень голоден. Ты идёшь?

– Спасибо господин. Мне лучше вернуться к сыну.

– Хорошо. Ступай.

Как только Цец ушла, слева, из-за угла, вышел безликий. Остановился и молча развернулся ко мне спиной, следя за округой. Бдят, однако.

В большую комнату постарался проникнуть бесшумно. Частично мне это удалось. Частично, потому, что через минуту меня заметил Асгерн. Все притихли, пока я усаживался во главе низенького стола. Умостился и начал налегать на еду. Гомон постепенно возобновился.

Асгерн о чём-то усиленно втирал Каре. Вот, оказывается, кто ему понравился. Бабник, однако. То Сенди, теперь вот Кара. Хотя я и сам такой.

При этом демонеса отвечала Асгу взаимностью. Очень уж оживлённо они беседовали.

Тана, бросая на меня взгляды, вела беседу с Флорой. Девчонки, мои названные сестры, щебетали на незнакомом мне языке, лакомясь десертом. Не разобрал чем. Если бы точно не знал, что тут такого нет, принял бы эти шарики в пиалах за мороженое.

Женщины из отряда махр-фаск переговаривались вполголоса, бросая на меня короткие взгляды. Несколько раз слышал имя Цец…


Замок Алекса. Алекс.

Домой мы попали далеко за полночь. Кара с Таной отправились в Академию, наотрез отказавшись переночевать в стойбище или у меня в замке. Как говорится, вольному воля. Бальжим так и не вышла к ужину. Я подозреваю, что она элементарно заснула. Очень уж активная у нас получилась встреча.

Сам я тоже ужасно хотел спать. Выйдя из портальной замка, спросил:

– Юл, ты к себе?

– Да.

– Устроишь Асгерна? Завтра выделим ему комнату в замке.

– Хорошо, – односложно ответил мастер.

– Тогда спокойной ночи. Асг, Юл тебя завтра введёт в курс наших дел.

– Понятно. Хороших снов, – ответил маг.

Мы разошлись в разные стороны. Я и Первый направились в донжон, Юл с бойцами и магом – в сторону таунхауса, что заменял нам казарму и гостевой дом, одновременно.

– К Илоне? – поинтересовался арвенд.

– Шутишь? Мне Бальжим хватило во как, – провёл я ребром ладони по горлу. – Спать хочу.

– Обидится. Ты обещал.

– ЗАК, чем занята Илона? – поинтересовался я у своего ИскИна.

«Она долго тебя ждала. Оформила с моей помощью свою комнату, просила поставить защитное поле от аудиоволн», – начал доклад ЗАК.

– Это всё хорошо. Я спрашиваю, что конкретно сейчас она делает, – перебил я рассказ ИскИна.

«В текущий момент она спит. Даже не разделась. Могу передать картинку», – предложил ЗАК.

– Давай.

Перед газами возникла уютная комната Илоны. Сервированный столик. Фужеры, вино, лёгкие закуски, две свечи. Встреча должна была быть романтичной. Девушка в кожаной одежде, спала в кресле у камина. Плед, которым была укрыта Илона, сполз, открыв взору обтягивающий лиф чёрного цвета и сапог по колено. Думаю, юбка там не шире моего пояса. Значит, встреча должна была быть не только романтичной, но ещё и в стиле садо-мазо. Это ей нагайка Уласа навеяла такие фантазии? Нужно быть осторожней в подарках, а то мало ли чего…

– ЗАК сделай её сон счастливым. Можешь?

«Сейчас я не могу повлиять на сновидения. Когда наступит 3 фаза сна…»

– ЗАК, ты меня утомил своими рассуждениями. Я конкретно спросил, ты можешь сделать её сон счастливым?

«Могу активировать выработку некоторых гормонов, это повлечёт радостные сновидения».

– Вот и сделай это.

«Принято. Выполняется».

– Повезло? Илона спит? – спросил Первый, когда мы уже поднимались по ступеням донжона.

– Ага.

– Куда теперь?

– К Маринке не хочу. Начнёт стонать, что ей со мной тесно, что в её положении… Нет уж. Мне с ней не комфортно. С Милёнкой сегодня уже был, но насколько я знаю, это её не остановит. Веста… Пожалуй нет. Без секса тут тоже не обойдётся, а я что-то не настроен. К Сенди как-то рано ещё ночью вваливаться, да и Кююс там. У Млады Марк на руках, поспать может и не дать. ЗАК, а Зула спит?

«Спала с вечера. Вот уже полчаса как поднялась и занимается рукоделием», – проинформировал ИскИн.

– Идём к ней.

– Развёл гарем, а переночевать негде, – насмешливо проговорил Первый. – Может, в рощу пойдём, сделаем подстилку из листвы и веток. Тогда точно выспишься.

– Кто делать будет? Я? Нет уж. Мне лень, – отмахнулся я.

– Совсем разнежился, – недовольно прорычал кот, семеня рядом.

Поднявшись на этаж, дошёл до комнаты Зулы и тихонько постучал в дверь.

«Ладно, я тут постерегу. А то вдруг ты передумаешь насчёт секса», – кот начал моститься напротив дверей.

– Заходи, Алекс, – раздался голос Зулы.

– Привет. Как догадалась, что это я? – улыбаясь, я вошёл.

– А кто ещё будет стучаться ко мне в два ночи? – орчанка неуклюже подошла и прижалась ко мне. – Я знала, что ты придёшь.

– Откуда? Я и сам не знал.

– Чувствовала, – отстранилась девушка. Мы поцеловались.

– У меня сегодня такой тяжёлый день был. Может, ляжем спать? А?

– Так ты из-за этого не пошёл к Илоне?

– Ты-то откуда знаешь про Илону? – удивился я. – ЗАК рассказал?

– Я же старшая жена, должна всё знать. ЗАК тут не причём. У меня глаза есть, и слушать я умею.

– Я всегда знал, что ты самая умная!

– Иди уж, ложись, подлиза, – от орчанки шли волнами умиление и доброта.

Команда КЗОПу, и я голяком залезаю под одеяло на необъятной кровати.

– А ты?

– И я, куда ж я денусь? – девушка пригасила настольную лампу. Сняла лёгкий халатик, бросила его на стул, оставшись в свободной ночнушке. Аккуратно села на край кровати, потом также аккуратно легла на спину. Да, живот у неё преогромный.

Я под одеялами добрался до неё и устроился рядышком. Погладил её живот.

– Как давно я не был рядом с тобой, – прошептал я. – Мой, ты, пузатик.

– Я тоже соскучилась, – прошептала орчанка в ответ. Помолчали. – Я вот думаю. Ты же с Младой был после меня?

«Ну, начинается, – недовольно подумал я, – нужно было действительно в рощу идти ночевать».

– Не помню.

– Я точно знаю, – уверенно сказала Зула. – Младка уже родила, а я всё ещё хожу. Распухла вся. Боюсь я, Саш. Может со мной что-то не так?

Вот, как. Я-то думал, начинаются семейные разборки, а она просто боится, что перехаживает.

– У каждого свой организм. Ты орчанка, воин. Так что, всему своё время.

– Вот именно что воин. Была. И ранение в живот было, – шёпотом говорила Зула.

– А что Жизнемира? Ты ей говорила?

– Говорила.

– Ну и?

– Сказала, что если в течении трёх дней не рожу, будет ворожить. А мне страшно.

– Глупенькая, – я подгрёб, насколько это было возможно, девушку к себе. – Жизнемира живёт уже в пять раз больше нас с тобой вместе взятых. Она столько уже перевидала… К тому же она друидка. Всё будет нормально.

– Умом понимаю, а душой боюсь.

– Мы тебя слишком любим, чтоб с тобой что то случилось.

– Мы? Или ты?

– Конечно я. Кто же ещё? Спи давай, – промурлыкал я, потянувшись, чмокнул девушку. Та в ответ прижалась сильно-сильно. В животе недовольно шевельнулся ребёночек. – Пинается, малява такая.

– Радуется, – совершенно счастливо проговорила орчанка, отодвигаясь от меня.

Помолчали.

– Сколько же всего произошло, – проговорил я. – Помнишь, Зул, как мы встретились?

– Конечно.

– Как тогда всё было… по-другому. А теперь у меня жён целый караван, гвардия, драконы, император, принцесса, эльфийка… Блин, как же всё закрутилось. И назад уже не открутишь.

– Ты на Анариэль женился? – спросила Зула.

– Не успел. Драконы помешали. Но она любит меня. И, похоже, у неё это серьёзно.

– А ты её?

– Не знаю, Золушка. Мне их всех жалко. Но я же не могу разорваться.

– Ты добрый, – задумчиво проговорила Зула. – Каждая женщина хочет кусочек счастья. И я, и все твои младшие жены, и наложницы. А ты даёшь им это. Вот и тянутся к тебе. Лишь бы тебя хватило на всех. А то раздаришь всем по кусочеку своего сердца и умрёшь в пустоте… Беречь себя нужно.

– Ревнуешь?

– Я нет. По части ревности это к Милёнке.

– Что, правда? – удивился я.

– Ага. Я же орчанка. У нас три, четыре жены это норма. А у друидов это скорей исключение, чем норма. Как, впрочем, и у людей.

– Ты про Илону или Весту? – уточнил я.

– Эти две, особый случай. Наплачемся ещё с ними, – рассуждала Зула. – Это я про Маринку, Младку, Сенди. Они вида не показывают, но втайне мечтают остаться самыми любимыми и единственными.

– Их мечтам не дано сбыться, – проговорил я.

– В жизни всякое случается, – не согласилась Зула. – Вот не рожу, одной конкуренткой меньше.

– Дура. Разве можно беду кликать, – спокойно проговорил я. – В КУЦ тебя отправлю. Там всё сделают, и не заметишь. Вон у Рампила организм в хлам, и ничего – обещали через месяц, как новенький будет. А тут родить. Фигня.

– Спасибо. Мне очень важно знать, что ты за меня переживаешь.

– Я только с тобой могу говорить обо всём, как есть, и не бояться, что не поймёшь или истолкуешь неправильно.

– Мы с Лайхо тебя очень-очень любим, – проговорила Зула.

– Аналогично. Спите уж…

Глава 8

Замок. Алекс.

Спал я крепко, без сновидений. Всё-таки это было верное решение – идти ночевать к Зуле. Конечно, разборки с Илоной ещё впереди, ну и ладно. Переживу. А проснулся я оттого, что кто-то громко произнёс моё имя. Громко и чётко. Открыл глаза. Сна как не бывало. Запрос времени – «05–36». Не дали поспать. Лёг почти в три ночи.

«ЗАК? Что случилось?» – послал мысленный вопрос ИскИну.

«Уточни область, к которой относиться твой вопрос».

«Блин, какая область? Зачем разбудил?»

«Подконтрольными мне устройствами не проводились мероприятия для твоего пробуждения», – бесстрастно отчеканил ИскИн.

«Ты меня не звал? Я чётко слышал своё имя и от этого проснулся».

«Возможно это наслоения восприятия реальности и иллюзий, сгенерированные твоим мозгом…»

«Всё! Хватит рассуждать», – прервал я ЗАКа.

Получается, мне приснилось? Не может быть. Это было слишком отчётливо.

– Сашенька, что случилось? – прошептала Зула, поворачиваясь на бок лицом ко мне. – Не спится?

– Уже нет, – погладил я её по короткой стрижке. – Думал, что меня ЗАК разбудил. Показалось.

«Алекс, извини, что прерываю твой сон», – раздался за ухом голос Генваса.

– Это просто твои беспокойства выходят… – начала было орчанка, но я жестом остановил её, и она замолчала на полуслове.

– Я не сплю, Генвас. Что случилось?

«Ожидается массовый исход изменённых животных в районе деревни Страхово», – коротко доложил дракон.

– Ух ты! – я сел.

– Саша, что? – встревоженно спросила Зула.

– ЗАК, выведи общение с Генвасом на общий звук, – дал я корявое распоряжение, но ИскИн меня понял правильно.

– Генвас, подожди секунду, я карту открою. ЗАК, иллюзию карты окрестностей Страхово на экране размером метр на метр – два метра от меня. Масштаб динамический. Создать, – я сел на край кровати. Передо мной появился синеватый экран с картой местности. – ЗАК, следи за рассказом и подсвечивай указанные места. Генвас, давай в подробностях. Я слушаю.

– Во время нашей встречи с магами, около полуночи, с третьего рубежа, из квадрата 25–79, поступил сигнал нарушения периметра. Намин выслала туда тревожную группу. Были обнаружены восемь особей, названия животных я не знаю. Судя по докладу воинов, твари очень похожи на собак, только без шерсти. Посланный отряд уничтожила их. Но через час опять сигнал, и вторая группа зафиксировала трёх огромных быков. Ну, не совсем быки, но очень похожи. – На экране динамически отображались условные линии рубежей, точки форпостов, координаты населённых пунктов. Генвас продолжал доклад. – Уничтожить быков удалось только с третьей попытки. Очень уж сильны. Группе был отдан приказ провести упреждающую разведку.

– Ночью? – уточнил я. – Рискованно.

– Рейнджеры имеют спецподготовку по ночным переходам в Проклятом лесу. Но ты прав. Риск был.

– Хорошо. Каков результат разведки?

– Обнаружено стадо животных, целенаправленно двигающихся в направлении форпоста номер 104. Рейнджерам был отдан приказ на возвращение.

– Сколько особей в стаде? – всё-таки уточнил я.

– Они насчитали сорок. Потом воины покинули наблюдательный пункт.

– Дальше, – хмуро сказал я. Зула между тем уже встала и начала одеваться.

– Бой закончился полчаса назад на уровне линии первого рубежа, – закончил Генвас. – А четверть часа назад с форпостами 104 и 105 утеряна связь. Перед этим были переданы данные о массовом нарушении периметра. Предполагаем ещё одну группу изменённых животных. Было принято решение прервать твой отдых.

– Я понял. Всех поднять по тревоге. Штаб организован?

– Да. В Страхово, в общем доме.

– Я буду через пять минут. Собери всех. Пластунов, Юла, Винса… Ну ты понял?

– Да, Наместник. Всё сделаю, – связь прервалась.

Я подошёл к экрану и, с помощью ЗАКа, начал рукой строить изображение. Итак, вот 3-й рубеж. Вот деревни Страхово, вот Бояково. Расстояние между рубежами 10 км. До деревни ещё двадцать…

«Алекс, это Намин. Есть тревожная новость», – воспроизвёл ИСС голос девушки.

– Говори.

«Массовое нарушение контура второго рубежа. Зафиксированы точечные нарушения первого периметра. Алекс, это прорыв!»

– Не паникуй! До выхода тварей из леса, как минимум, час.

«Не знаю. Наверное, ты прав».

– Конечно, прав. Объявляй чрезвычайное положение в графстве.

«Хорошо», – связь прервалась.

– Ты сказал час? – вопрос Зулы. Глянул на неё. Орчанка была одета в просторный сарафан, штаны, «мокасины». Лоб перевязан лентой с вышивкой.

– Ага, может полтора. Ты куда собралась?

– ?..

– По данным структурного анализа и аппроксимациям имеющихся косвенных данных полученных с МУН, изменённые животные появятся в районе деревни Страхово не ранее чем через девяносто три минуты. Плюс-минус шесть минут. Небольшая река сильно замедлит движение животных.

– Принято, – на автомате ответил я, и, вспомнив, что до сих пор стою голяком, дал команду КЗОПу, облачаясь в одежду. – Ты остаёшься здесь, – обратился я к Зуле.

Девушка подошла ко мне. Посмотрела на разноцветную карту, потом на меня.

– Я, конечно, со своим животом в бою не помогу, но я воин. Ты действительно считаешь, что я буду отсиживаться в замке?

– А если роды? В поле рожать будешь?

– И что в этом страшного? Мои предки в седле рожали. Или думаешь, я не смогу?

– Сможешь, моя хорошая, – прижал я орчанку к себе, – но очень не хотелось бы проверять.

– Береги себя, – проговорила Зула, прижимаясь ко мне. – Не лезь на рожон. Ты теперь не просто Алекс Андер. Ты вождь, если хочешь – символ, для нескольких тысяч людей. Ты не можешь позволить себе погибнуть.

– Каких тысяч? – чмокнул я девушку в макушку.

– В графстве больше шестнадцати тысяч жителей…

– Шестнадцать тысяч триста семьдесят два человека, с учётом вчерашнего оформления переселенцев, – тут же вставил ЗАК.

– Круто, – хмыкнул я. – Зул, а ты-то откуда знаешь?

– Думаешь, я всё время сижу в замке? Нет. Я каждый день езжу по графству. Тебе некогда этим заниматься, а меня ещё папа учил, что подданные должны чувствовать заботу о себе своего вождя. Вот я и делала что могла.

– Офигеть, – только и смог сказать я. Зула в очередной раз удивила меня.

– Я к Милёнке. Помогу полевую лечебницу организовать. Раненых, я так думаю, будет много.

– Ты… Лучшая, – я крепко поцеловал старшую жену в губы. Она жадно ответила на поцелуй.

«Я знал, что ты самый безответственный представитель расы людей, но что до такой степени, – голос Первого был как всегда вовремя! Кот сидел у деверей и осуждающе смотрел на нас. – Все с ног сбились, организовывая эвакуацию крестьян и скот, раненые мужественно терпят боль от рваных ран, дети оплакивают убитых отцов… а он с женой воркует!»

– Какие убитые? Первый, ты о чём? – отстранился я от Зулы. – Сколько?

– Это я так, образно.

– Очень смешно, – рыкнул я на кота, и Зуле: – Всё, родная, побежал.

– Ага. Сейчас Весту и Марианку заберу и – к Милёне.

Я быстрым шагом вышел из спальни Зулы и направился в портальную.

«ЗАК, на какую глубину можешь отправить МУНы в Проклятый лес?»

«Три, три с половиной тысячи метров. В зависимости от рельефа».

«Почему нет защитного контура вдоль всей границы леса?» – допытывался я, сбегая по ступеням.

«Во-первых, нападения оттуда не ожидалось. Редкие выходы изменённых животных не повод устраивать сплошной защитный контур. Учитывая, что такая защита требует много энергии, пришлось бы ослабить защиту на севере графства, где стоят воинские подразделения императора».

«Понял. Получим два фронта. Хорошо, обойдёмся сами. Давай МУНы в лес. Мне нужна полная картина движения тварей. Расчёт точек предполагаемого выхода из леса. Их количество, масштабы прорыва. Классифицируй животных по размерам, скорости передвижения и другим характерным признакам. Выполняй», – приказал я ЗАКу.

«Принято», – отозвался ИскИн.

– Это ты мне? – уточнил Первый, едва поспевавший за мной.

– Нет. Ты давай-ка собери котов, кто может драться. Перенеси из Зимниц своих и этих, чужих. Пришло время детям Ясмина отслужить.

– Понял. Сделаю, – рыкнул кот в ответ. Мы быстрым шагом спускались по лестницы донжона. У портала я увидел группу воинов.

«Татс, – позвал я дракона, – Татс ответь».

«Господни Наместник, Татс Мари Ри слушает», – раздался в голове гулкий голос дракона.

«Пролетишь над лесом от деревни Страхово в сторону гор. Проверь, нет ли ещё тварей движущихся в сторону наших земель. Глубина пять-шесть километров».

«Пять, шесть чего?» – переспросил Татс.

«Вёрст. Пять-шесть вёрст».

«Выполняю», – коротко ответил дракон.

Около портальной меня поджидал Асгерн и двое безликих.

– Что случилось? – первым спросил маг. – Империя пошла в наступление?

– Хуже, – ответил я, – прорыв из Проклятого леса.

– Упс! Ясно.

– Твои коллеги уже отбыли? – поинтересовался я у Асгерна, входя в портальную.

– Ещё ночью, до нашего возвращения от демонов. Они давно не практикуют и в бою совершенно бесполезны, если ты об этом.

– Я и не рассчитывал. Просто так спросил.

Картинка бревенчатых стен портальной сменилась видом церковной утвари. Совсем забыл, что церкви у нас дополнительные опорные пункты портальной сети.

– Ловко придумал, – Асгерн оценил двойное использование церквей. – Это везде так?

– Почти, – кинул я.

У дверей нас ожидали Генвас и Идар.

– Сколько у нас воинов? – вместо приветствия спросил я, направляясь к самому большому строению деревни – общему дому.

– Твоя гвардия – пятьдесят мечей. Дружина – три сотни и столько же вдоль границы с императорскими войсками, сотня рейнджеров. Уже меньше, семь человек раненых, – докладывал Генвас.

– Все наши и безликих сотню вызвали из Града, – добавил Идар.

– Плюс коты. Первый сейчас из Зимниц приведёт котов. Ага, ещё орков нужно подтянуть, – я сделал жест ладонью в сторону соратников. – ЗАК дай связь с Фаргом.

«Кто это? Алекс ты что ли?» – раздался за ухом голос орка.

– Я. Срочно нужны воины. У нас прорыв из Проклятого леса. Сколько сможешь собрать за пол- часа?

«Нисколько. Я на дальнем пастбище. Мне в стойбище три часа хода».

– Понял. Тальхур в стойбище?

«Да».

– Конец связи. ЗАК, Тальхура на связь.

«Тальхур, смертельное копьё слушает Огорха», – через некоторое время, почти церемониально, отозвался молодой орк.

– Из Проклятого леса на мои земли прут твари. Даю полчаса. Собери сколько сможешь воинов и через портал в деревню Стра-хо-во. Запомнил?

«Да».

– Всего полчаса. Выполнять.

«Мы будем раньше, Огорх!» – связь прервалась.

– Бальжим?! Бальжим! – перевёл я своё внимание на вызов демонессы. До общего дома оставалось совсем немного.

«Ты рано встаёшь, – прозвучал в голове мягкий голос Бальжим. – Ты уже здесь?»

– У нас прорыв тварей из Проклятого леса. Через полчаса ты, со своими воинами должна быть в деревне Стра-хо-во. Запомнила?

«Конечно, – голос девушки сразу стал сухой. – Я буду через три минуты. Не ввязывайся в бой без меня».

– Хорошо. Воинов не забудь, – связь прервалась. Мы уже подошли к общему дому. Поднявшись по ступеням, вошли в просторное помещение. Наши все тут…

На огромном столе, стоявшем по центру, была расстелена карта. Вполне такая современная топографическая карта. Видимо моё предписание использовать электронные карты, все дружно проигнорировали. Сила привычки, однако. Не стал на этом заострять внимание, не тот случай. Хотят с бумажками возиться, их право.

– Всем привет, – обратил я на себя внимание громким голосом. Все повернулись в нашу сторону. Кто-то просто кивнул, кто-то пожелал Ровных дорог.

Подошёл к столу:

– Господа, нас ожидает тяжёлый бой. Твари целенаправленно идут в наши земли. Дай-ка, – я взял у Юла длинную веточку, заменяющую указку. – Вот отсюда идёт стадо панцирных быков. Около сотни. На удалении версты, твари размером с Су-Ракала. Количество девять штук. Кроме этого несколько сотен более мелких тварей, размерами от кошки до телёнка. Вот здесь, на краю вот этой поляны, замечена группа шестиногих почти трёхметровых ящериц. Татс передал сведения о летучих гадах, количеством до полусотни. Пока это всё, – озвучил я сведения собранные МУНами и драконом: – Через полчаса прибудет сотня орков и столько же демонов. Про наши силы вы все знаете. Из магов только Асгерн, – представил я мужчину. Тот коротко кивнул подбородком. – Какие будут соображения?

В ответ тишина.

– Если позволите, ваше сиятельство? – подал голос пожилой мужчина. Гордый профиль, осанка кадрового военного, несмотря на почтенный возраст, щегольские усы. Кого он мне напоминает? Ульриха Флаерса! Для брата староват, значит, отец.

– Прошу, – передал я веточку барону.

– Благодарю. Я правильно понял, магической поддержки от ваших управляющих кристалов не будет?

– Минимальная. Имение и замок вне опасности. Под защитой местность, ограниченная окружностью радиусом в одну версту от кристалла. Всё. Остальные земли магией не защищены, – выдал я оценку ситуации.

– Это тоже неплохо. В имении полным ходом разворачивают полевой лазарет, Ранкен организует тыловую службу. Люди Идара проводят эвакуацию населения, бойцы мастера Юла вот тут. Дамир со своей дружиной здесь, – указывал Тарсул тросточкой на карте. – Орков предлагаю расположить на этой возвышенности, тем самым отрежем выход тварей в эту балку и в обход на Бояково. Демонов можно поставить на прямом направлении, – старый вояка указал веточкой на карте точку с надписью трактир Богдана.

– Рейджеры заняли позиции от первого рубежа до реки, – вставил Вилс.

– Верно. Там же эскадрон Ульриха. Вот тут и тут, – кивнул Тарсул, указав на карте две позиции. – В этом месте лес имеет всего один выход в земли людей, значит, перекрыв эти два направления, мы исключаем веерное распыление тварей по округе.

– Хорошо, – задумчиво проговорил я, – должны выстоять. Идар, отозвать дружину с позиций вдоль границы с имперскими войсками. Оставить минимум. Два объездчика на версту. Остальных подтянуть сюда. Они должны будут добивать тех тварей, которых мы всё-таки пропустим.

– Может быть, использовать для этого подразделение безликих? – предложил Тарсул. – Мастер Юл обещал две сотни воинов из Града.

– Не думаю. Дружина уже поднаторела в поиске и уничтожении одиночных особей, а у безликих несколько другие навыки, – не согласился я.

– Верно, – кивнул Юл, – воины Града принесут больше пользы в прямом столкновении.

– Всё, вроде как хорошо. Вот только успеем ли? ЗАК, оцени время до выхода тварей из леса, – проговорил я, за что удостоился нескольких удивлённых взглядов.

На карте возникла иллюзия красной стрелки, упирающаяся в реку.

– Стрелка указывает направление и место выхода изменённых животных. Время до их прибытия десять минут, – прозвучал голос ЗАКа, прямо от карты.

– Кто стоит в этой точке? – посмотрел я на Тарсула.

– Енай с частью дружины.

– Ясно.

– Добрый день господа, – раздались два женских голоса от дверей. Повернулся на голос. Твою же мать! Они-то что тут делают? Это были Илона и Веста. Обе одеты в брючные костюмы песочного цвета. У каждой широкий пояс подчёркивает осиную талию и высокую грудь. Минимум макияжа и ленточка на лбу, явно взятые у Зулы. Тоже мне апачи выискались!

– Какого дьявола вы тут делаете?! – нервно спросил я, разгибаясь от стола. – Ваше место в имении, в лазарете, помогать Милёнке.

– Ты не прав, Алекс, – Веста покраснела, но не дрогнула, продолжила, – я боевой маг, как и Асгерн. Илона тоже не последняя магесса. Мы будем участвовать в бою. Это и наша земля!

– Знаешь что, боевой маг?! – я повысил голос. – Тебе до Асгерна, как до Старграда… пешком! У него опыт, а вы… Значит так, слушай мой приказ! Илона, твоя задача облегчить страдания раненых. Их будет предостаточно. Веста, на тебе защита имения! Надеюсь, в Академии преподавали организацию обороны?

– Не кричи на меня, – вполголоса ответила Веста, ещё больше покраснев. – Имение РИТА охраняет, так что не надо меня обманывать.

«Лон, ну ты взрослая женщина. Вот что ты творишь?!» – обратился я к магессе по ИССу.

«Хотела как лучше», – очень сдержано ответила Илона.

– Во-первых, я не кричу, а отдаю приказ. Почувствуй разницу, – заговорил я вслух. – Во-вторых, твари из леса совершенно не изучены, и отдавать защиту управляющему кристаллу – неблагоразумно. Нужен человеческий глаз и острый ум, чтобы вовремя принять нужное решение. А в-третьих, тебе, Веста, известно, что такое дисциплина в боевой обстановке?

– Да, – чуть слышно ответила девушка, опустив глаза.

– Тогда выполнять приказ. Всё! Кругом. Шагом марш!

– Я… я… мы это ещё обсудим, – пообещала Веста и ушла с гордо поднятой головой.

«Лон, присмотри за ней, чтобы глупостей не наделала», – попросил я ушедшую вслед за принцессой магессу.

«А за тобой кто присмотрит?» – миролюбиво спросила Илона.

«Хватит ту присматривальщиков», – спокойно ответил я.

«Береги себя».

«Обещаю».

– Итак, – вернул я внимание присутствующих. – И нечего лыбиться …

– Жестковато вы, уважаемый Алекс, – произнёс барон Тарсул. – Принцесса – создание ранимое. Я её с младенчества знаю. После смерти Элситии, ныне покойный Вилорн очень оберегал дочь от всякого рода жестокостей этого мира…

– Тем более, ей не место на поле боя, – прервал я рассуждения старого барона. – Значит так. Барон Тарсул, назначаю вас начальником штаба. Общее руководство сражением за вами. Генвас, ты с Татсом прикрываешь нас с воздуха. Я со своей гвардией перемещаюсь в форпост 105. ЗАК, есть возможность туда переместиться?

– Связь с порталом устойчивая. Судя по данным от мобильного портала, в форпосте хозяйничают изменённые животные, – доложил ИскИн.

– Вот и хорошо. С ходу – в бой. Тарсул, мы дадим вам время подготовиться к обороне. Когда уничтожите отбившихся от общей стаи и обошедших нас тварей, идёте к нам на подмогу. А там, по обстоятельствам.

– Алекс, ты не можешь идти в бой, – наконец подал голос молчавший до этого Хисий. – Без тебя справятся. Ты должен руководить обороной. Сам.

– Кто ещё так думает? – обвёл я тяжёлым взглядом присутствующих. Большинство согласно кивнули. Кроме Асгерна и Генваса.

– Правильно, – раздался рык Первого от дверей. – Идти одному в бой недопустимо, а вот с арвендами, совсем другое дело. Три десятка котов и кошек ждут тебя у церкви, Истинный.

– Вы что, реально думаете, что я буду сидеть тут? – не обратил я внимание на речь Первого. – Чтобы потом все кому не лень шептались по углам, что я отсиделся за спинами простых воинов? Вы, вообще, за кого меня принимаете?

– Ты должен руководить боем, иначе это будет деревенская драка, и мы проиграем, – не сдавался Хисий.

– Мы поиграем, если я буду руководить. Неужели это не понятно? У барона – опыт, знания, умения. Всё! Закончили базар. Слушаться барона Флаерса-старшего, как… не знаю как. Просто слушаться, – и уже старому воину. – Барон принимай командование.

– Отслужу! – воин ударил себя кулаком в грудь.

– Отлично. Я пошёл. Юл, организуй переброску гвардии в форпост 105. Мы площадку подготовим.

– Понял. Будем сразу за вами, – кивнул мастер, направляясь вслед за мной, прочь из общего дома. Острый слух позволил услышать, как барон начал отдавать приказы своим подчинённым. Воинскую выучку не пропьёшь!!! Генвас также вышел вместе с нами.

– Мы с Татсом прикроем с воздуха, – сказал дракон и, не дожидаясь ответа, потёк, пригибаясь к земле и перекидываясь в боевой облик. Мощные взмахи крыльев подняли пыль с дороги.

– Успела, – выскочившая из-за угла Бальжим, чуть не налетела на меня.

– Где воины?

– Зурхат будет здесь в срок. Воин опытный не подведёт, – пошла девушка рядом. Вот такую видеть её я более привычный. Простой походный костюм, широкие брюки и свободная блуза, жилетка.

– Асг, а ты куда? – кинул я догнавшему нас магу.

– Самое веселье будет там, где ты. Я этого не могу пропустить, – насмешливо ответил маг. Волнуется, весь на подъёме. Вот же адреналинщик!

– Наш человек, – рыкнул Первый, прыжками едва поспевавший за нами.

«ЗАК, можешь дать картинку из сто пятого форпоста?» – мысленно поинтересовался я у ИскИна.

«Только от мобильного портала. Функционирующих МУНов в этом районе нет. Последний уничтожило летающее изменённое животное сорок восемь секунд назад. Время подлёта МУНа 5487 порядка шести минут», – ответил ЗАК.

«Ладно, обойдёмся», – свернул я разговор.

Около портала сидела целая стая арвендов и стояли шестеро безликих из моей гвардии.

– Воины, – привлёк я внимание всех. – В точке выхода хозяйничают лесные твари. Мы с Бальжим идём первыми. За нами коты. Воины прикроют Асга, дадут ему время подготовить заклинания. Дальше уже по обстоятельствам. Вопросы?

Тишина в ответ.

– С богом, – сказал я, отдавая команду КЗОПу спрятать одежду и перетекая в боевой облик…


Империя. Хасс.

Для начальника тайной канцелярии империи ночка выдалась весьма насыщенной. И виновата в этом не только и не столько его новая пассия, дочь Рампила.

Мужчине очень импонировала настойчивая, достаточно умная и, главное, прагматичная, Жанмит. Девушка не скрывала своих намерений и не играла с Хассом во влюблённость. Она прямо и однозначно определила свои желания в довольно развязном виде. Хасс имел большой опыт общения с различного рода людьми и нелюдями, поэтому напускная бравада Жанмит и резкость, на грани хамства не ввела его в заблуждение. Хасс, по только ему известным признакам, безо всякой магии, определил, что Жанмит влюбилась в него и прячет свою слабость за напускной наглостью.

Его дядя по отцовской линии, фактически глава клана Рокдиверов, уже неоднократно намекал, что Хассу пора обзавестись женой. И Хасс вполне мог себе представить в этой роли Жанмит.

Однако, события развивались далеко не так романтично, как этого хотелось бы начальнику тайной канцелярии. Слишком многое было поставлено на игру с графом Андером, поэтому Хасс пока имел в приоритетах именно работу.

После того, как Алекс со своими спутниками бесцеремонно перенёсся в спальню Рампила, помешав Хассу и Жанмит наконец-то сблизиться до интимных отношений, особист сумел убедить дочь главы гильдии повременить.

Забрав переносной портал, Хасс вернулся к себе домой и провёл эксперимент по использованию этого запрещённого во всех странах артефакта. Прямо из своего рабочего кабинета в столице Империи особист перенёсся в Портальную башню Старграда. Вышедшему навстречу смотрителю он назвал Тайное слово, и его оставили в покое. После этого Хасс шёпотом приказал перенести его назад, в свой рабочий кабинет. К его невероятному удивлению всё сработало.

Делиться с кем бы то ни было столь важным и неожиданным приобретением Хасс не собирался. Более того он строго настрого попросил Жанмит не распространяться о том, что он забрал портал себе. Мотивировал это тем, что сможет без труда встречаться с ней, где бы не находился. Девушка, немного подумав, обещала сохранить эту тайну ради их отношений.

А поздним вечером в кабинете Хасса, в центре комнаты, где лежал переносной портал, материализовался довольно большой сундук, доверху наполненный прозрачными шариками: кристалами с записью обращения принцессы империи к своим подданным.

У начальника тайной канцелярии было около дюжины доверенных помощников. Он вызвал всех по красной тревоге и, вручив каждому по увесистому мешочку с прозрачными шариками, дал указания ещё до утра распространить их по всей империи. Хасс был уверен, что через день в самом глухом уголке империи главной обсуждаемой новостью будет чудесное спасение принцессы Весты.

В летнюю резиденцию императора Хасс Рокдивер прибыл ранним утром. Воспользовавшись правом беспрепятственного доступа к императору, начальник тайной канцелярии передал кристалл Борбоку. Новый император внимательно просмотрел запись и тоном, не обещающим ничего хорошего, отправил Хасса поспать три часа в гостевые покои. На утро было назначено общее собрание кабинета министров.

Со спокойной совестью Хасс проспал эти три часа и на совещание пришёл свежим и отдохнувшим. Ему важно было передать кристалл с записью до того, как приближенный к императору Дельвар сделает то же самое. И, судя по реакции Борбока, Хасс опередил соперника, выполнив очередной пункт своего плана, по передаче верховной власти графу Андеру.

Всех министров и советников Борбока в Малый зал совещаний летней резиденции впустили одновременно. Каждый знал своё место за огромным овальным столом, поэтому рассаживались молча, бросая друг на друга хмурые взгляды. С самого первого собрания с новым императором регламент таких заседаний резко изменился.

Никто больше не обсуждал последние столичные сплетни, никто не интересовался здоровьем домочадцев, хотя большинство из присутствующих были знакомы прорву лет. Никто не рассказывал смешных историй и не договаривался о совместном праздновании семейных юбилеев. Каждый был сам за себя, опасаясь сказать что-то лишнее и недозволенное.

Хасса и раньше недолюбливали, а после прихода к власти Борбока стали бояться. Впрочем, начальник тайной канцелярии не особо обращал на это внимание, отлично понимая ту пропасть, которая лежит между ним и присутствующими министрами и советниками.

Когда все расселись и почтительно молчали в ожидании вступительного слова императора, последний открыл шкатулку, стоящую перед ним, и достал шарик, который несколько часов назад передал ему Хасс.

– Знаете, что это? – вкрадчиво поинтересовался Борбок, и от его тихого голоса присутствующие непроизвольно поёжились. – Это кристалл с записью. Обратите внимание на его форму, – император держал прозрачный шарик двумя пальцами, – идеальная сфера. Полированная поверхность. Такой артефакт стоит несколько золотых. Но это мелочи. Главное, что на нём записано, – Егиш Борбок плотоядно улыбнулся присутствующим. – А вот мы сейчас вместе и послушаем, и посмотрим.

Император поднял руку и щёлкнул пальцами. Тут же от стены отделился стоявший в неподвижности лакей и с поклоном поставил перед венценосной особой золотую подставку для записывающих кристаллов. Борбок поместил шарик в навершие устройства, отодвинул его от себя и кинул в него небольшой импульс магии.

Над шариком вытянулся вверх матовый кокон, размером в пару в локтей. Повисел немного и потом развернулся в объёмную иллюзию девушки, сидевшей на стуле с высокой спинкой. С каждой секундой иллюзия детализировалась, и через некоторой время каждый из присутствующих узнал в иллюзии принцессу Эвесталию. От Хасса не ускользнул сдавленный вздох, пронёсшийся над столом. Если бы он не видел этого раньше, его реакция была бы такая же. Сейчас же он лишь снисходительно улыбался, наблюдая за выражениями лиц присутствующих министров и советников. Этим же занимался и Борбок. Его хищный взгляд скользил по лицам, улавливая отражения каждой эмоции.

– Соотечественники. Я принцесса Эвесталия. Враги империи объявили меня погибшей, но я жива и хочу рассказать правду о событиях, которые произошли в Королевском лесу в день Равновесия, – заговорила иллюзия голосом принцессы. Детализация была настолько потрясающе чёткой, а голос девушки был настолько чистым, что даже Хасс, в который раз, внутренне восхитился качеством записи. Он точно знал, что объёмную иллюзию такого качества, да ещё с таким звуком, мог сделать разве что архимаг, да и то не сразу. Между тем принцесса продолжала говорить: – Хочу рассказать, как всё было, и благодаря кому и чему я осталась живой в тот трагический для империи день. Да, этот день был трагическим для многих, в том числе и для меня. Для многих жителей империи события, произошедшие в столице и при императорском дворе, знакомы лишь по слухам и сплетням. Поэтому, позвольте начать с самого начала. Год назад, в стенах Академии магии я познакомилась с графом Алексом Андером. Мы учились на разных курсах, но Единому было угодно свести нас вместе. Мы полюбили друг друга, что называется, с первого взгляда…

Хасс слушал рассказ Весты уже в четвёртый или пятый раз и не мог не отметить, насколько грамотно поставлен рассказ. Последовательно, обстоятельно и в то же время без лишних рассуждений принцесса рассказывала о сбое портала, в результате которого Алекс попал в Дикий лес. О создании Фонда помощи жертвам Дикого леса и о спасательной экспедиции, результатом которой и стало чудесное спасение графа из гиблого места. Об их встрече и клятве любить друг друга всю жизнь.

Весь рассказ принцессы кричал о том, что у графа есть аналитическая служба и работают там высококвалифицированные кадры. Немного общеизвестных фактов, немного вымысла и ни одной конкретики. Любой обыватель будет рыдать от рассказа Весты, в этом Хасс не сомневался ни секунды.

– … граф Андер специально позволил себя взять в плен гномам, чтобы попасть на рудник где томилась не только я, но ещё более двух сотен лучших представителей дворянства. Молодых парней и девушек, солидных матрон и седовласых мужей, которых новая власть безжалостно бросила на гномью каторгу. А ведь вся их вина лишь в том, что они оставались верными убитому императору Вилорну! Алекс не испугался и не предал нашей любви и верности империи. Он сплотил узников и сумел организовать побег из этого ужасного места. Благодаря самопожертвованию дворян, томившихся вместе со мной в пещерах гномов, нам с Алексом удалось сбежать. Я до сих пор вижу во сне, как умирали за меня молодые парни, которых я толком и не знала. Они умирали за правое дело, за справедливость, за империю!..

Хасс видел, что императору Борбоку с трудом удаётся сохранять самообладание. Эта наглая девчонка не только осталась в живых, но и представляет реальную угрозу его жизни. Именно такие мысли время от времени мелькали на хмуром лице императора. Однако, начальник тайной канцелярии оценил шаг Борбока. Император дал дослушать сообщение Весты до конца. Это не могло не вызвать уважение. Борбок великолепно владел собой и относился к ситуации достаточно прагматично, что Хассу не понравилось, так как он считал нового императора довольно несдержанным.

– … нас приютили простые люди. Те самые обычные люди, которые составляют основу любого государства. Это был бродячий театр. Они дали нам кров и пищу, и ничего не потребовали взамен. А в одной из деревенских церквей, меня и графа Алекса Андера обвенчал местный священнослужитель церкви Единого…

– … я не призываю к бунту, не призываю к неповиновению властям. Я всего лишь рассказала правду, потому что все подданные империи должные её знать. Знать и сделать выводы в соответствии со своими взглядами и мироощущениями. Всем известно, что любая ложь рано или поздно откроется. И я верю, что справедливость восторжествует!

Некоторое время голограмма девушки сидела молча. Потом встала и ушла за грань видимость, как бы растворившись в воздухе. Некоторое время все присутствующие смотрели на трёхмерное изображение пустого стула, которое медленно растаяло.

В зале висела звенящая тишина. Министры и советники боялись дышать, не то что выразить свои эмоции.

– Вот такое послание, – наконец нарушил тишину император Борбок. – Какие будут соображение по этому поводу? Господин Лацк? – обратился он к ближнему от себя советнику.

– Это всё ложь, – проблеял худощавый мужчина. – Нужно найти и наказать артефактора, который сделал запись этой постановки. Это же видно, девица, выдающая себя за покойную принцессу, говорит заученный текст.

– Ложь, говорите? – недобро проговорил Борбок. – А важно ли это? Ложь это или правда, теперь не важно. Важно придумать, что с этим делать, – Эгиш сделал знак пальцами, и от стены отделился очередной лакей и поднёс императору большой ларец.

– Поставь это вот там, – император сделал жест ладонью в сторону центра стола. Лакей с поклоном поставил ларец и открыл крышку. Ящик до верху был наполнен шариками-кристаллами.

Хасс непроизвольно сглотнул, удивляясь расторопности своего соперника Дельвара Искари. В своих доверенных начальник тайной канцелярии был уверен, следовательно на ступень ниже полно агентов работающих в обход тайной канцелярии.

– Разрешите, ваше величество? – подал голос Хасс.

– Говори, – кивнул тот.

– Предлагаю исходить их худшего варианта, – начал особист. – Предположим, что это не постановка и принцесса действительно жива. Необходимо досконально во всём разобраться. На мой взгляд, первоочередная задача узнать, где сейчас находится принцесса. Во всем сообщении не прозвучало и намёка на её местонахождение. Мои агенты пытаются отследить источник появления записывающего кристалла. Через его изготовителя я надеюсь, мы выйдем на зачинщика этой постановки или реальной записи. Время покажет.

– Вы мыслите в верном направлении, господин Хасс, – хмуро кивнул Борбок. – Но я вам и так скажу источник этих кристалов.

Император сделал паузу, во время которой у Хасс внутри всё похолодело. Где? Где он ошибся? Как его смог переиграть Дельвар? Неужели Жанмит работает на нового императора? Больше некому. Внешне же начальник тайной канцелярии оставался совершенно спокойным.

– Это графство Андера, – выдал император. У Хасса отлегло. Он в который раз переоценил своих противников.

– Генерал Давен, – обратился император к своему главнокомандующему, – что вы можете сказать о ликвидации графства Андера?..


Форпост № 105 в Проклятом лесу. Алекс.

Первое, что я увидел, когда мы появились в форпосте, это огромную тварь с длинной шерстью и двумя большущими рогами на широченном лбу. Если бы не длинная шерсть, то очень похоже на динозавра трице-чего то там. Этот мастодонт методично долбил угол крепкой хижины, издавая сердитые рыки. Потом повернул морду и уставился на нас шестью глазами, расположенных двумя рядами. Недовольно рыкнул и, наклонив голову, двинулся на нас, явно собираясь поднять кого-то на свои рога, толщиной с мою ногу.

Бальжим чёрной пантерой метнулась в сторону опасности, предвосхищая мои действия и вступая в бой – не буду ей мешать, тем более что заняться есть чем.

Арвенды снарядами выстрелили во все стороны, в прыжке поражая разномастных тварей. Бычков, с хищными мордами и иголками, как у дикобраза толщиной с палец. Шестиногих ящериц, с устрашающего вида клыками; гиен ростом с корову, сплошь покрытых костяными пластинами, с оскаленными пастями…

Мне достался панцирный зуброносорог с тремя огромными рогами-пиками, торчащими из массивной головы. Вот тут я понял, что испытывает тореадор, когда на него мчится полтонны мышц с рогами. Честно говоря, первое желание было дать дёру, а второе – злость. Какого чёрта, собственно говоря. Ещё посмотрим, кто тут чего стоит!

Огромными прыжками кинулся навстречу быку, резким откатом в сторону, пропуская животное мимо себя. Фиг там – у этой твари нет предубеждений быка, она не промчалась мимо, а мгновенно среагировав на мой манёвр, попыталась на ходу подцепить меня рогом. Вот и отлично! Хватаюсь одной лапой за рог, второй за холку, хвост вонзаю в подбрюшье. По инерции наша сцепка крутанулась на сто восемьдесят градусов и кубарем пролетела ещё метров десять. В точке останова бык уже не представлял опасности в связи со скоропостижной смертью.

Несколько молний, сорвавшиеся с моей шерсти, заставили волчком кружиться мелких крысовидных собак. Махнул лапой в сторону ревевшей рядом ящерки, ростом с кадиллак. Рёв перешёл в визг, тварь ретировалась.

Ага, вот ещё один зубрик. И ничего, что он мимо бежал. Прыгнул на бок быку, когтями высекая искры из его панцирных накладок. Из чего же они у него? Из стали, что ли? Соскользнул, не удержавшись, перекувыркнулся через голову. Опасность справа, полыхнула красной вспышкой. Перекат, и нечто твёрдое и тупое ударило меня в бок, ломая рёбра.

Подлетел тряпичной куклой и шмякнулся о стену сарая. Сквозь красную пелену боли увидел слонопотама, клыкастого, рогатого. Как же я его пропустил? Зверь, выполнив удачный удар, победно рыкнул и, наклонив рогатую морду, решил добить меня. А вот фиг тебе! Молнию тебе в лоб!

Молния обтекла тварь, как будто животное было в прозрачном коконе.

– Похоже, попал, – прохрипел я.

Конечно, моя регенерация делает чудеса, но как сказал, батюшка Лес – я не бессмертный. Ну так хоть погибну как воин. Через боль в правом боку, начал подниматься, злясь на свою беспомощность. И тут произошло чудо. Слонопотама смело воздушной волной, как прошлогоднюю листву. И прямо на соседний домик, который с треском сложился, спрятав тварь под остатками бревенчатых стен.

– Ты как? – голос Асгерна за ухом. – Живой?

Понятно, кому я обязан спасением.

– Пять сек, сейчас, – я встал и по собачьи отряхнулся. – Кажись живой.

– Слева! – кинул Асг, бросая несколько ледяных копий в приближающихся к нам собако-крокодилов.

Кинул взгляд налево. А вот и тризлики пожаловали. Так, по-моему, называют тварей, ростом с двухэтажный дом, судя по пасти, совсем не травоядных.

– Их магией не взять, – между тем крикнул Асгерн, пятясь ко мне спиной, посылая в подскакивающих рогатых тушканчиков огненные стрелы, замораживая в глыбы льда тараканов размером с ванну. Я тоже бросил пару молний в надоедливых пепельных кошек с пастью собаки.

– Я щас метнусь вдоль остатков частокола, вон за то раскидистое дерево. Отвлеки их, – крикнул я магу, хотя можно было и не кричать. ИСС исправно передавали мои слова.

«Второй зверушка наш, – вклинился Первый. – Прикончим быстро, третий не успеет подойти».

– Бой, – проревел я, переходя в режим ускоренного восприятия. Кинулся в сторону опасности, туманом стелясь за остатками частокола. Многие твари великолепно отслеживали наши сверхбыстрые перемещения, так что умение быстрого боя сейчас скорей необходимость, чем преимущество.

Проскочив частокол длинным прыжком, спрятался за деревом. Это я думал, что спрятался. Триглик заметил меня и, протрубив боевой клич, потопал в мою сторону.

Асгерн возник сбоку от твари из ниоткуда. Значит, тоже умеет быстро перемещаться. Вытянув руки перед собой, маг выпустил в бегущую тварь струю огня. Это лишь отвлекло животное, заставив резко сменить направление движение.

Мой выход! Наверное, я мог бы бежать быстрей, если бы не острая боль в боку при каждом прыжке. Отключить болевые рецепторы. А теперь ходу! Ласточкой взлетел на спину монстра, мощно оттолкнувшись от костяных наростов запрыгнул на голову, вонзая сверхпрочные когти в чешуйчатую кожу. Коронный удар хвостом в глаз, раскрыть шип и рывок назад.

Падая вместе с тварью, заметил, как такой же триглик, росточком пониже, хвостом сбивает Асгерна с ног. Маг кубарем покатился по мягкой травке, совсем не мягко шмякнувшись о ствол дерева. Понял, что не успеваю. Паника и страх за другого, накрыла меня своим колючим крылом.

– Чтоб ты сдох, сука! – заорал я, направляя на торжествующую тварь всю свою ярость. И мчащийся на мага монстр, перекувыркнувшись через голову, бесформенной тушей поскользив ещё несколько метров, задёргался в конвульсиях.

Боже, какой же я идиот! Я же могу убивать мыслью! Так какого дьявола в рукопашную пошёл?

– Придурок, – прорычал я, имея ввиду себя любимого, краем глаза наблюдая как арвенды таранами бьют в третьего монстра, как от него отлетают куски вырванных мышц и внутренностей.

– Сдохни, тварь! – орал я, фокусируя своё внимание то на одном изменённом животном, то на другом. Помогая себе руками.

– Сдохни! Сдохни! Сдохни! – тыкал я пальцами во всё, куда мог дотянуться мой взгляд.

Конечно, можно было кинуть: «Сдохните все!», но помня притчу о том, что нужно правильно формировать свои желания, я поостерёгся умерщвлять всех сразу. Вдруг арвенды тоже попадут под категорию тварей.

– Ну ты даёшь, – Асгерн с трудом поднялся, придерживаясь за ствол дерева, и, прихрамывая, направился ко мне.

«А раньше нельзя было вот так на расстоянии всех прибить?» – пришёл укор от Первого, который также прихрамывая, шёл к нам, потом резко прыгнул в сторону, удавив очередную мелкую тварь.

В результате моих манипуляций дистанционного убийства на поле боя сразу стало свободней.

«Этого тоже сам прибьёшь, или нам выдвигаться?» – спросил Первый.

– Ты о ком? – отвлёкся я от своего занятия.

– По моему, нужно что-то предпринять, – проговорил подошедший Асгерн, – иначе ребятам будет совсем туго.

Посмотрел куда указывал маг. Было плохо видно, но понятно, что из леса вышло очередное порождение Проклятого леса.

– Такого чуда я ещё не видел, – проговорил я, – поспешим.

Мне нужно было видеть цель, чтобы однозначно направить посыл. Но окружающие нас развалины форпоста и валяющиеся туши мёртвых животных закрывали вышедшую из леса тварь. Это было нечто, похожее на харгла. Такое же прямоходящее, четырёхрукое, как бог Шива. Именно четырехрукое! У харглов вместо рук были костяные мечи. А этот вооружён двумя огромными дубинами. По-ходу, он разумен, по крайней мере, на уровне приматов точно.

– А тебе нужно обязательно стоять на линии видимости? – крикнул едва поспевающий за мной Асгерн.

– Не знаю, – я остановился и вытянул руку в сторону маячившей головы шиваноида, как я его прозвал для себя. – Сдохни, тварь!

Мы обошли очередную мёртвую тушу животного и увидели, как монстр, упав на передние лапы и упираясь свободными руками в землю, опустил морду до земли. Да, лица у него не было, а почти всю переднюю часть головы занимала оскаленная пасть, с треугольных, как у акулы, зубов которой свисали брыли слюней.

К шиваноиду подскочили два воина и сноровисто воткнули мечи в глазницы, проворачивая там своё оружие.

– Потом расскажешь, как ты это делаешь, – сказал подоспевший Асгерн. – Я что-то магию не заметил.

– А где Бальжим? – вместо ответа поинтересовался я, осматриваясь по сторонам. Около огромного камня заметил мастера Юла. Весь в крови, одна нагрудная пластина оторвана, на другой следы когтей, и, как их продолжение, кровавые следы на щеке.

– Бальжим не видел? – обратился я к мастеру.

«Она на рог нарвалась, как только прибыли. Мы её через портал отправили назад», – ответил Юл через ИСС.

– Не повезло девочке, – прокомментировал Асгерн.

В лесу раздавался рёв раненых животных и треск падающих деревьев.

– Кто-нибудь знает, кто там? – задал я вопрос, указывая на рык, выделяющийся на фоне общих криков и визга.

«По-моему, Су Ракал. Последний раз я его там видел», – поговорил ИСС голосом Юла, который резко отскочил вбок, от смертоносного выпада мохнатой сороконожки. Молниеносным движением меча мастер разрубил тварь.

«С крупняком покончили, а вот с мелочью придётся повозиться. Я на левый фланг, там шестиножки резвились».

– Помочь? – кинул я ему.

«Их там пара штук осталась, – ответил Юл, – справимся».

– Алекс, берегись! – голос Асгерна и вспышка опасности сверху.

Перекатом отскочил в сторону, метнув в направлении опасности длинные, ветвистые молнии. Всё-таки метать молнии у меня на уровне инстинкта.

Сверху с глухим шмяком упала летающая образина. А как ещё назвать голую утку, размером с быка, с рогами на голове и зубатой пастью? Можно назвать птеродактилем. А что? Похожа.

– Фу мерзость какая, – сказал я, отходя подальше от трупа, смердящего невыносимым запахом.

– Это Татс с Генвасом резвятся? – указал Асгерн в небо.

– Ага, – кивнул я. – Асг, мне кажется или их действительно четверо?

– Двоим одно и то же казаться не может, – негромко проговорил маг.

«Алекс, ты как?» – озабоченный голос Идара.

«Нормально. С крупными закончили, мелочь зачищаем», – ответил я через ИСС.

«Принято. Мы будем минут через десять. Су-Ракал крупняк уничтожил, тоже зачищаем за ним мелочёвку».

«Понял», – прервал я связь и вслух добавил:

– Скоро Идар со своими будет тут. Говорит, мелочёвку подчищают.

– Обидно, прозевал такой позорный удар, – ответил Асгерн, присевший на покрытый мхом камень, вытягивая ногу и что-то выискивая по карманам.

– Ты смотри, прям высший пилотаж, – я перетёк человеческий облик, не забыв дать команду КЗОПу.

– Да-а, – протянул маг, разрезая штанину и выдёргивая из бедра загнутый шип, сантиметров пять длинны. Поскрипев зубами, он начал водить над раной раскрытой ладонью.

Я, сделав жест пальцами, направил на него исцеляющую руну. Маг поднял на меня удивлённый взгляд:

– Сильное заклинание. Боль прошла и рана не кровоточит. Сегодня день сюрпризов.

– Случайно получилось, – я сел на бревно от избы, расколотое вдоль. – Думал, забыл его, ан нет – получилось.

А в небе продолжался бой между драконами и летающими тварями. Драконы однозначно побеждали. Делая неимоверной сложности виражи, развороты и пикирования, драконы сбивали летунов крыльями, бросали в изворачивающихся тварей сгустки энергии, либо элементарно таранили особо крупных, заставляя изменённых животных спасаться бегством.

– Похоже, подмога пришла, – проговорил Асгерн, делая себе неряшливую перевязку бедра. – Может, Генвас своих позвал?

– Может и позвал, только от их гнезда до нас лететь пару дней.

– Так, возможно, заранее позвал, – не сдавался маг, делая узел из бинта.

– Может быть, – негромко отозвался я, предчувствуя какое-то беспокойство.

Помолчали. Драконы, разогнав летучих монстров, не стали играть в догонялки. Делая большие круги над поляной, где прошёл основной бой, постепенно снижались.

– Кстати, Асг, спасибо за помощь, – обратился я к магу. – Тот монстр как-то неожиданно напал.

– В расчёте, – кивнул мужчина. – Я как приложился к дереву, лежу, а мышцы оцепенели, пошевелиться не могу. Думал всё, отвоевался.

– Как-то коряво всё получилось. Помнится, в Диком лесу я и не с такими тварями схлёстывался и ничего. А тут первый же бык чуть не прикончил.

– Бывает, – неопределённо отозвался маг. – Татса узнаю, – проговорил Асгерн, ладошкой закрываясь от лучей Ясмина. – Генвас вон приземлился. А та пара драконов – явно незнакомая.

– Зато мне знакомая, – сдержанно проговорил я.

Поднимая прошлогоднюю листву, в сотне шагов от нас приземлилась Изонда Чик Хар. Я узнал её сразу, боясь предположить, кто заходит на посадку следом за ней. В груди предательски заныло, к горлу подступил комок. Непроизвольно сглотнул, осознавая, что мои догадки оказались правдой.

Немного пробежав, гася скорость, Изонда сложила крылья и внимательно посмотрела в мою сторону. Сзади неё, так же поднимая в воздух мелкие веточки, листву и прочий мусор, приземлилась Эмарисс О’ Лак. Её пробежка была куда короче. При этом драконесса, по-гусиному вытянула голову вдоль земли, перетекая в человеческое тело. И вот уже в нашу сторону идёт девушка в дорожном плаще, а за ней громадина дроконихи.

– Вот это да, – раздельно проговорил Асгерн. – Говоришь, знаешь кто это? – посмотрел на меня маг. – Я начинаю испытывать непреодолимую симпатию к перевертышам. Познакомишь?

– Познакомлю, – хрипло отозвался я, даже не пытаясь встать навстречу.

– Упс, – видимо Асг о чём-то догадался, но острить больше не стал.

«Только не говори, что ты их не знаешь», – насмешливо проговорил Первый.

«Знаю. Даже слишком хорошо», – начиная злиться, ответил я.

«Не делай глупостей», – серьёзно предупредил кот. Я промолчал.

Ну вот зачем она прилетела. Неужели во всем драконьем народе не нашлось кого-то другого?

Изонда остановилась на почтительном расстоянии, а девушка подошла поближе.

– Приветствуем вас, господин Наместник, – звонкий колокольчик голоса Эмарисс острым ножом полоснул по сердцу, открыв затянувшуюся уже было рану.

– Приветствуем вас, господин Наместник, – вторила ей Изонда грубоватым голосом, почтительно склонив голову.

– И вам не хворать, – сквозь зубы процедил я, борясь с бурей эмоций, бушевавшей во мне.

– Я, Эмарисс О`Лак…

– Я, Изонда Чик Хар…

– По решению Совета Знающих прибыли к вам, чтобы присягнуть на верность и просить вас посетить Гнездо для участия в общем ритуале клятвы Верности, – закончила Эмарисс.

Наступила тишина. Девушка, склонив голову, смотрела себе под ноги, ожидая моего ответа. Я же не в силах был выдавить из себя ни одного путного слова. Так мы и стояли молча. Верней они стояли, а я сидел, глядя перед собой и молчал. В голове крутился тысяча и один упрёк и куча нецензурной лексики.

Как подошли Генвас и Юл, я не заметил, впрочем, и не старался заметить.

«Может, пошлёшь их куда подальше?» – поинтересовался Первый. Кот, прихрамывая, подошёл и сел справа от стоявшей девушки.

Я молчал.

– Алекс, – негромко проговорил сидящий чуть сзади меня, Асгерн. – Нужно бы ответить.

Опять всем от меня что-то нужно. Опять хочется нагрубить и убежать, а мне приходится делать то, что все ждут.

– Отвечу, – негромко проговорил я, вставая с камня. Подошёл к Эмарисс вплотную. В нос ударил пьянящий запах карамели. «Конфетка ты моя», – пронеслась в голове глупая мысль. Хмыкнул на такие ассоциации. Вслух же спросил: – Зачем ты здесь?

Эмарисс подняла голову и твердо посмотрела мне в глаза. А в них холод и равнодушие. Полное равнодушие.

– Меня направил Совет Знающих, чтобы присягнуть на верность и просить вас посетить Гнездо для принятия клятвы Верности, – заученно повторила драконесса.

– Зачем ТЫ здесь? – сделал я ударение на втором слове.

– Меня направил Совет Знающих, чтобы…

– Подожди, – перебил я девушку. – Зачем ТЫ прилетала? Во всём гнезде не нашлось никого другого? Зачем ТЫ здесь?

– Меня направил Совет Знающих… – негромко, но твёрдо ответила Эмарисс. – Что в этом непонятного?

– Особо изощрённый садизм, это лично твоё качество или характерно для всего драконьего рода?

– Алекс, оставь эмоции. Ты – Наместник планеты, это огромная ответственность. Не опускайся до уровня эмоционально неуравновешенного подростка, – проговорила Эмарисс. – Выдуманная любовь не должна затмевать твой разум. Совет выбрал нас. Прими это и давай всё делать так, чтобы не было потом стыдно. Это исторический момент, как ты не понимаешь?

Каждое слово Эмарисс шипастой плёткой била по моим чувствам, по моей любви к ней, оставляя всё новые и новые раны. Моё лицо перекосила гримаса ухмылки. Для неё моё чувство пустые слова. Холодный взгляд, официальный тон…

– Стыдно? Мне нечего стыдиться, – я говорил медленно, чтобы не сорваться на крик. – Любовь это не сапоги, которые можно снять и выбросить. Из дома и из памяти. Я… мне… такой тебе нечего сказать…

Я чувствовал, как на меня накатывает нечто, начинает туманить мозг, сводя всё восприятие окружающей действительности до этого, такого милого и такого чужого лица. Я с трудом осознавал, что это нечто начинает поглощать меня, выводя из под контроля мои эмоции. Меня, что называется, накрыло.

– Уходи. Я не желаю тебе видеть, – меня начала бить мелкая дрожь. Это были последние слова, которые я смог проговорить более-менее спокойно. А дальше я начал орать. – Совет тебя прислал! Да пошёл он знаешь куда? Уйди! Слышишь!? Сделай так, чтобы я никогда тебя не видел!

– Я не уйду, – твердо и очень тихо ответила Эмарисс. С моим слухом, мне как будто на ухо проорали. – Совет оказал мне доверие, и я не допущу, чтобы из-за твоих выдумок пострадали тысячи людей и нелюдей. Очнись, Алекс! – девушка начала говорить громко, переходя на крик. – Ты Наместник или слюнявый пацан? Что ты истеришь, как девка на выданье? Придумал себе любовь! Есть долг! Понимаешь? Долг! Так вот и выполняй его, и плевать всем, что ты там чувствуешь. Ты Наместник. Этим всё сказано.

Я с интересом рассматривал Эмарисс. Какая же она красивая. Вот только красота чужая. Холодная. Далёкая. На грани реальности.

– Уходи, – спокойно сказал я. – Просто уходи.

– Я тебе уже сказала, что не уйду.

А ведь она совсем не волнуется. Как будто разговаривает с камнем, или тренируется в чистом поле. Я чувствовал только брезгливость и равнодушие. Или мне это казалось?

– Да? Хорошо. Оставайся. Я уйду, – невесело проговорил я. Отвернулся и медленно побрёл прочь. В голове пусто, на душе гадко.

– Алекс! – раздались в голове несколько голосов.

– Ты не можешь уйти…

– Господин Наместник, позвольте ….

– Алекс, нельзя просто так повернуться и уйти, – выделил я голос Генвас. – Эмарисс не врёт, ей доверили огромную ответственность. Прошу остановись. Ты не можешь уйти!

– Да что вы говорите?!! – повернулся я ко всем. – Не могу? – насмешливо спросил я. – Вы уверены? Как же мне всё это насточертело!

Я отвернулся, чтобы сбежать ото всех. От проблем и обязанностей, кои сам же на себя понавешал, от того чувства, что оказывается сильнее меня самого.

Передо мной возникло зеркало с матовой поверхностью. Во-о! Портал. Как кстати. Не могу, говорите, уйти? Вот же я вас удивлю!

Мощным толчком я делаю прыжок прямо с места, в воздухе перетекая в боевую ипостась, и стрелой влетаю в матовую поверхность. Это, как быстро выскочить в другую комнату сквозь непрозрачную штору и столкнуться с кем-то идущим навстречу. Вот только столкнулся я с отвратительного вида клыкастой мордой волокара…


Поле боя. Асгерн.

С самого начал боя, маг старался держаться поближе к Алексу. Он сразу понял, что возле него самое безопасное место, несмотря на то, что перевёртыш лезет в самую гущу. По опыту маг знал – есть такие заговорённые воины. Все вокруг погибают, а они остаются целыми и невредимыми. Асгерн чувствовал, что должен быть рядом.

И его уверенность подтвердилась, когда Алекс пропустил тот роковой удар. Асгерну пришлось задействовать приготовленное для себя заклинание воздушного кулака. Эта заготовка не требовала много магии для хранения и очень быстро активировалось.

Бой для Асгерна прошёл, как во сне. Он кого-то убивал, кого-то прикрывал. Бросаясь заклинаниями налево и направо, рискуя исчерпать себя до окончания боя. Собственно, почти так и произошло. Последний огненный вихрь он запустил, используя собственные резервы. Потому и ничего не оставил в противовес роковому удару твари.

Когда его наниматель стал убивать изменённых животных, лишь указывая на них пальцем и выкрикивая заклинания на неизвестном языке, это не просто удивило мага, это его напугало. В действиях Алекса не было магии, в этом Асгерн не сомневался, но результат был также неоспорим.

А вот то, что с прибывшей драконессой у Алекса роман, маг понял сразу, лишь посмотрев на парня и услышав его ответ.

Перебранка между молодым графом и симпатичной девушкой, скорей напоминала семейную ссору, чем спор деловых партеров. Асгерн, не вдаваясь в суть спора, лишь умилялся выкрикам и взаимным обвинениям. И ещё мужчина завидовал, завидовал этим двоим, которые получили в дар такое хрупкое чувство, и негодовал, что они так бессовестно им пренебрегают.

Слова Алекс: «Да что вы говорите?!! Не могу? Вы уверены?» заставили Асгерна напрячься. Он почувствовал, что сейчас что-то произойдёт и нужно во что бы то ни стало быть рядом со своим нанимателем. Забыв про больную ногу, ускорившись насколько только можно, маг рванул к парню.

– Кар заладен наорекидалико! – выкрикнул Алекс на незнакомом языке, перетекая в образ зверя и длинным прыжком оправляясь в возникшее перед ним зеркало.

В тот момент Асгерн не думал, что он делает и чем вызвана такая реакция. Маг рыбкой прыгнул вслед за исчезнувшим в зеркале зверем.

После этого зеркало резко свернулось в точку, которая, сверкнув звёздочкой, исчезла. Первый кубарем пролетел мимо того места, где только что висело матовая поверхность. Рыча и ругаясь, арвенд крутился по кругу, нюхая воздух и окружающие камни.

Подбежали Генвас и Юл. Дракон, расставив в стороны руки, прикрыл глаза и замер, к чему-то прислушиваясь. Потом встряхнул кистями и сказал:

– Успокойся Первый. Алекс прыгнул через портал.

– Куда? Куда он прыгнул? – тут же прорычал кот. – Не в Дикий лес?

– Точку выхода я не умею чувствовать. Идёмте в замок, может ЗАК что-то заметил.

– Я в Страхово, – сказал Юл. – Бой окончен, а война ещё идёт.

– Расскажешь там, как всё было. Я в замок, потом к вам, – согласился Генвас.

Проходя мимо сестры, Генвас остановился. Эмарисс сидела на коленях, закрыв ладонями лицо, беззвучно плакала.

– Что же ты наделала, сестрёнка? – с укором спросил Генвас О`Лак. – Отрицать очевидное, значит идти против Матери Природы.

– Меня послал Совет… я лишь хотела сделать всё правильно, – подняла девушка на брата заплаканное лицо.

– Говорил тебе, не спеши, – продолжал ругать сестру Генвас. – Алекс живёт эмоциями. Для него любовь – высшая ценность. Выше, чем жизнь. А ты ему такие слова говорила.

– Куда он ушёл? – размазывая слезы по лицу, спросила девушка. – Я почувствовала открытие портала. Но ведь это невозможно. Точки входа на быстрые дороги привязаны к местам силы. Тут нет такого места. Здесь вообще силы нет.

– Эх, сестра, сестра, – вздохнул Генвас, помогая девушке встать. – Плохо тебя учили Знающие. Алекс и есть место силы. Самое крупное на этой планете. И самое непредсказуемое…

Глава 9

Светлый лес. Листопадное. Анариэль.

Долгая жизнь накладывает определённые особенности на поведение, изменяет ценности порой до противоположных общепринятым. Светлый лес хранил свою изоляцию не только в связи с особенностями взросления детей, но и потому, что взгляды и нравы, царившие среди эльфов, воспринимались всем остальным миром крайне негативно.

Иметь одновременно несколько партнёров или партнёрш было нормой. Дуэли выявляли победителей не в боевых поединках, а… в творческих конкурсах. Кто кого перепоёт, или перетанцует. Скажем, в Империи над этим только потешались бы.

Семью эльфы создавали очень редко, даже появление ребёнка ни к чему никого не обязывало. Да и созданные семьи, после каких-нибудь ста – ста пятидесяти лет распадались, так что среднестатистический эльф или эльфийка за свою жизнь создавали три-четыре семьи, хотя некоторые успевали довести счёт и до трёх десятков. На фоне этого понятие супружеской верности имело несколько иное смысловое значение, нежели среди людей или тех же орков.

После знакового разговора со своим возлюбленным, эльфийская принцесса жила как-то по инерции. Она делала, вроде бы привычные вещи, но как-то без огонька.

Все мысли девушке были заняты венчанием Алекса и Весты. Само известие о том, что Алекс обвенчался с принцессой Империи, не расстроило и не оскорбило Анариэль. Но что-то заставляло её всё время думать об этом, рассматривая событие с разных сторон.

Сидя в беседке, принцесса беседовала со своим незаменимым помощником ИРДЕНом, управляющим кристаллом, установленным Алексом, в свой последний визит.

– Я на месте Весты поступила бы точно так же. Отец погиб, трон отобрали, саму заживо похоронили. Как ей ещё устраиваться в этой жизни? Её можно понять. А тут Алекс, весь такой благородный. Не зря же он сказал, что всё произошло неожиданно, и обещал, что будем вместе смеяться над этим венчанием, – рассуждала Анариэль, в который раз повторяя одно и то же. – Скорее всего, обманом его заманила. Хотя нет, ложь Алекс бы не простил. Значит, сыграла роль эдакой несчастной, всеми брошенной девочки. Да. Наверняка. Он мягкосердный, на это точно бы пошёл. Вот и жён себе понабрал, всё из-за доброты своей, всех ему жалко. Я же точно знаю, он их не любит.

– Прошу извинить, но обсуждаемый мужчина неоднократно говорил о любви к своим жёнам, – раздался под сводами беседки голос ИскИна.

– Ты-то откуда знаешь?

– У меня есть общие каналы связи и архивы с комплексом ЗАК.

– Мне он говорил совсем другое. Я лучше знаю! А ты как думал, что он открытым текстом скажет, как они ему все безразличны? Ты меня удивляешь! – возразила Анариэль. – И вообще, не спорь!

– Хорошо, – покладисто согласился ИРДЕН.

– К твоему сведению, у мужчин очень большая потребность в сексуальных связях. Так что незачем обвинять человека за его физиологические потребности. Понятно?

– Да.

– И вообще, почему тут такие твёрдые сиденья? – возмутилась эльфийка.

– Ты сама утвердила проект этой беседки.

– Утвердила! – передразнила девушка. – А если нам с Алексом захочется интима прямо тут? Я что, должна всю спину отлежать себе на этих деревяшках? Сделай мягкие сиденья.

– Но тогда неудобно будет сидеть во время приёма пищи. И напомню, что мягкие сиденья будут выделяться на общем фоне, портить дизайнерскую мысль.

– Тогда сделай так, чтобы были, как сейчас, а когда … дойдёт до интимных отношений, стали мягкими. И пошире. Так и свалиться недолго.

– Принято. Прошу освободить беседку для выполнения заданной модификации.

– Пожалуйста, – девушка легко встала и вышла. – Да, и сделай, чтобы эти проёмы затенялись. Как в спальне. Не все время, а в нужный момент. Понятно?

– Да. Принято.

– Я – в зимний сад.

– К вам скачет эльф, он очень спешит. Наверное, посыльный.

– Странно. Папа обычно предупреждает. И зачем скакать, если есть портал? – изумилась Анариэль, направляясь к воротам, которые начали медленно отворяться. Телефон, висевший у Анариэль на шее, зазвенел мелодичной трелью.

– А вот и папа́. Привет, папуль. Как дела? – проговорила девушка, произведя манипуляции с телефоном.

«Привет, доченька. Спасибо, всё, как обычно. Я послал тебе с посыльным очень важную вещь», – отозвались на другом конце связи.

– Он уже подъезжает, – согласилась Анариэль. – И что мне с этой вещью делать?

«Это кристалл записи. Он несколько необычен сам по себе, не говоря уже про ту информацию, что на нём. Прослушай её и верни мне кристалл. Очень прошу, сделай это как можно быстрее. Хорошо?» – владыка Светлого леса говорил твёрдо, безапелляционно.

– Слушаюсь! – дурашливо ответила принцесса, не спеша шагая к воротам, в которые влетел всадник и начал активно осаживать коня.

«Анариэль! – строго проговорил Морохир, – это очень серьёзно».

– Да поняла, поняла я. Твой посыльный уже у меня.

«Вот и хорошо. Свяжешься со мной, скажешь, что ты про всё это думаешь», – напоследок попросил владыка Светлого леса.

– Хорошо. До связи.

«И не делай скоропалительных выводов».

– Обещаю.

Всадник, наконец, совладав с лошадью, быстро спешился, бросил поводья подоспевшему конюху и подбежал к принцессе.

– Госпожа, владыка Морохир просил передать, – с этими словами эльф протянул девушке небольшой холщовый мешочек на верёвочке.

– Мило, – улыбнулась подданному принцесса. – Благодарю. Отдыхайте. Вы скоро потребуетесь.

– Да, госпожа, – замер эльф в полупоклоне.

«Что же это может быть?» – рассуждала Анариэль, направляясь в дом, в свою спальню. По дороге она достала и внимательно рассматривала гладкий, прозрачный шарик. На ощупь очень похож на стекло, но по весу, как деревянный.

– Что за материал такой интересный? Смола дерева? – бормотала девушка, а в груди начинало предательски ныть от предчувствия неприятностей.


Где-то в Проклятом лесу. Алекс.

Меня распирала злоба, даже ярость! Как она может вот так, походя, отмахнуться от такого чувства? Неужели для неё видеть влюблённых мужчин – каждодневная рутина? Но такой любви, как у меня, второй не бывает. Не может быть по определению! Моя – настоящая! Огромная! Единственная в своём роде! Ну, почему всё так хреново???

Хотелось выть и рвать всё, что попадётся под лапу. А посему, угловатая морда волокара, оказавшаяся по ту сторону матовой поверхности портала, пришлась как нельзя кстати.

Это была стая, восемнадцать особей, что я отметил чисто на автомате, не задумываясь и ничего не планируя. Умертвить всех одним огромным посылом? Ну, уж нет! Рвать, рвать и рвать этих ненасытных тварей! Всё из-за них!

Из-за них Эмарисс прилетела, из-за них я ей не нужен ни в каком виде, из-за них она так холодна и официальна!

И я рвал зубами мягкую плоть, приходя в неистовство от вкуса крови; протыкал хвостом брюшины чуть зазевавшимся монстрам; вырывал конечности у тварей поменьше, отбрасывая их в зубатые пасти крупных хищников; походя сворачивал головы каким-то шавкам и, как футбольным мячом, бросал их в мохнатых четырёхруких троглодитов; сходился в поединке с этими огромными, человекообразными тварями, вгрызался им глотки, выворачивая наружу их внутренности раскрытым шипом хвоста.

Когда мелочь с визгом разбегалась, а достойные противники корчились в предсмертной агонии, я прыгал через матовую поверхность телепорта, который услужливо возникал помимо моей воли.

А там, с той стороны портала – новые твари, на ком я вымещал нестерпимую боль от этой глупой, никому не нужной любви. Обиду на мироздание, на весь этот долбаный мир, где я познал столько боли. Почему это произошло со мной? В груди бушевал огонь, в голове одинокой птицей билась мысль: «Ты ей не нужен. Ты ей не нужен»!


Горы. Асгерн.

Долгая воинская служба в горах многому научила боевого мага, начиная от приготовления пищи из подножного корма и заканчивая фигурами высшего пилотажа в горном паркуре. Причём, умение быстро передвигаться по местности, которая для обычного человека непроходима, не раз спасало жизнь Асгерну.

Вот и сейчас, рыбкой прыгнув в матовую поверхность портала, он и предположить не мог, что с обратной стороны будет стоять огромный камень, с совершенно плоской, вертикальной поверхностью.

Только опыт передвижения в скалах и великолепная физическая подготовка помогли мужчине не сломать себе руки и не свернуть шею. Сгруппировавшись, Асгерн умудрился на миг залипнуть на вертикальной поверхности и, оттолкнувшись, прыгнуть вниз. Перекат через плечо и небольшая пробежка, чтобы погасить скорость, во время которой маг успел создать заклинание воздушного кулака.

Асгерн встал на колено, внимательно вслушиваясь и всматриваясь в окружающее безмолвие гор. Пологий склон, широкой лентой спускается вниз. Слева скалы, уходящие изломами вверх. Справа не видно, значит, либо пропасть, либо осыпь. Сзади плато, теряющееся в дымке тумана.

По пандусу пологого склона, там и сям торчат каменные клыки, как метки некой дороги великанов. Скорее всего, тут сошёл ледник и отутюжил такую вот дорогу. А клыки были раньше валунами, но ветер, дождь и тепло Ясмина превратили эти валуны в остроконечные конусы и пирамиды. У некоторых каменных клыков совершенно гладкие, вертикальные грани.

Напротив одного из таких клыков, с плоской гранью, и виднелся матовый овал портала. Он не схлопнулся и не исчез. Неярко мерцая в лучах светила, его зеркало так и висело на высоте пяти метров.

Асгерн послал поисковое заклинание, чтобы удостоверится, что в ближайшем окружении нет опасности. Замер, прислушиваясь к своим ощущением. Тишина. Безмятежность. Метрах в ста, два ворка – ящерицы-переростки – выясняли размеры своих владений. Справа, видимо, всё-таки осыпь и небольшой ручей.

Маг расширил зону охвата заклинания, расходуя уже собственные резервы организма. Далеко внизу ручей, выходя в долину, замедляет ход, разливаясь небольшим озерцом. Там, по ощущениям, пасётся стайка гнисиков – карликовых коз.

Развеяв заклинание воздушного кулака, мужчина встал с колена, не забывая о визуальном контроле окружающей местности. Конечно, Асгерн не мог побывать во всех уголках материка, но особенности различных гор знал.

Огненные, что на самом юге, изобилуют вулканами и дымящимися сопками. Грифоновые горы, что на северо-западе, изобилуют остроконечными пиками, покрытыми белыми шапками ледников. Безымянные, что на востоке, слывут непроходимыми. Там хребты переплетаются витиеватым узором, что превращает горы в беспорядочное нагромождение недоступных скал.

То, что он видел вокруг, точно не Грифоновые горы. Не та высота пиков. Грифоновые повыше, да и таких пологих склонов в них раз-два и обчёлся. Значит, Безымянные?

– Вряд ли, – сам себе, вслух, ответил маг. – Хотя… Кто их знает, я бывал-то только на Гномьем хребте. Может, восточней они так и выглядят.

Для начала, Асгерн решил попробовать вернуться назад. Для этого нужно было всего лишь подняться по отвесной скале на пятиметровую высоту и прыгнуть в зеркало портала. А вокруг тихая безмятежность. Стрекочет кузнечик, сверху раздался крик парящего орла, заходящее светило ласкает каменистую поверхность своими лучами.

«Дышится легко, и лучи Ясмина не такие жгучие. Следовательно, я не очень высоко в горах», – сделал логичный вывод маг, возвращаясь к отвесной стене клыка. Это только издалека кажется, что вертикальная боковина скалы гладкая, как зимний каток. При ближайшем рассмотрении, на ее поверхности обнаруживается масса неровностей и трещин. Забраться на нужный уровень для тренированного мужчины не составляло особого труда.

Разогнавшись, он подпрыгнул как можно выше, зацепившись за примеченные раньше выступы и трещины. Используя инерцию тела, сделал два быстрых перемещения. Со стороны казалось, что маг, как ящерица, ползёт вверх. Дальше чисто силовым способом забрался на нужную высоту. Собственно, отвесная скала оказалась не такой уж и отвесной. Асгерн нашёл даже небольшой карниз, на котором удобно расположился ступнёй, примеряясь к прыжку в зеркало портала.

Толчок… и он пролетает мимо зеркала, лишь кончиками пальцев рук задев его. Два кувырка по гальке, гася скорость. Встал, потирая ушибленное колено.

– Стареешь, брат, – укорил он себя. Вернулся и, разогнавшись, по уже знакомому маршруту вскарабкался на карниз. Поднялся чуток повыше. Примерился для прыжка. Понял, что прыгать придётся «рыбкой». Вздохнул и, сделав невозможное, оттолкнулся ногами от карниза, выставив вперёд руки, и влетел почти в центр зеркала портала… С проклятиями покатился по гальке, царапая ладони и больно ударившись о небольшой булыжник, так некстати торчавший среди мелких камешков.

Сел, потирая ушибленное плечо:

– А портал то в одну сторону, – вздохнув, произнёс Асгерн, – и что мне теперь делать?

И сам себе ответил:

– Во-первых, я слишком истощён, чтобы путешествовать в неизвестных горах, – при этом маг наложил на себе исцеляющий конструкт. – А этот камень…, – мужчина сложил указательные и большие пальцы рук в виде сердечка и посмотрел сквозь него на скалу, возле которой висел портал. – Так и есть. Место Силы. И довольно приличное. Отдохну. Восстановлюсь. Может, ещё кто-нибудь выпрыгнет из этого зеркала. А пока схожу-ка я, разрешу территориальный спор ворков. В свою пользу, а то жрать хочется.


Светлый лес. Имение Листопадное. Анариэль.

Запись – обращение принцессы Весты к своим подданным – эльфийка прослушала несколько раз, подмечая и запоминая всё новые подробности, и находя новый смысл в слышанных уже предложениях.

«Кто бы мог подумать, что Веста всё это смогла пережить, – рассуждала Анариэль. – Теперь она уже не та наивная девочка, не знающая жизни, уверенная, что весь мир крутится вокруг неё. И Алекс прав, их венчание глупое и нелогичное. Наверняка, она приврала в этом месте. Видела я их взаимную любовь в Академии. Это в её голове она была взаимной».

Эльфийка позвонила в колокольчик и заказала свежего чуса прибежавшей служанке. Ожидая напиток, вышла на балкон и, осматривая своё имение с высоты второго этажа, продолжала обдумывать услышанное и увиденное.

«Алекс с Вестой пережили некоторые приключения, это их сблизило. Так считает Веста, он же просто спасал её. Вопрос, как он попал на рудник к гномам? Может быть, случайно? В беспамятстве, например. Точно. В твёрдой памяти он ни за что не сдался бы гномам в плен. Он, скорее, пошёл бы штурмом на рудник, нежели тайно проник в подземелье. Выходит, и в церковь Веста затянула его обманом. У Алекса три жены, куча наложниц, он ни за что не взял бы Весту в жёны, не придумай она некую комбинацию, которая поставила бы Алекса в безвыходное положение. Нужно что-то предпринять…»

– Госпожа, ваш чус, – вывел принцессу из задумчивости голос служанки.

– Спасибо. Поставь на столик, – отпустила она служанку и, сев в кресло, решительно достала телефон. – ИРДЕН, ты можешь соединить меня с принцессой Империи Вестой? Вот по этому телефону?

– Ты можешь сама это сделать на общих основаниях, – раздался голос из телефона. – Нажми последовательно три цифры… – телефон назвал код Весты.

– Так просто, – хмыкнула Анариэль. Посидела прокручивая в голове предстоящую беседу. Потом решительно нажала бугорки с названными ИскИном цифрами и приложила телефон к уху.

«Да-да, минуточку, – раздался из артефакта голос принцессы Империи. Видимо, она кому-то отдавала распоряжение, – вон туда несите. В третью палатку, – и потом уже в трубку. – Прошу прощения. Кто это?»

– Весточка, подружка моя, – восторженно и со слезой в голосе заговорила Анариэль. – Как же я рада, что ты жива. Единый услышал мои молитвы! Я же тебя уже похоронила и цветок памяти посадила!

«Анариэль! – радостно проговорила Веста. – А что, можно вот так разговаривать? Я и не знала», – в трубку зашмыгали носом.

– Сама не знала, – вторила ей эльфийка. – Наудачу взяла и попросила связать меня с тобой. А тут раз – ты ответила. Какое счастье! Нужно папе срочно сказать. Как ты, подружка моя? – и не давая опомниться продолжила. – Ой, Весточка, как много всего произошло. А рассказать некому. Я же только с тобой могу пооткровенничать. А у тебя такая беда! Я слышала про твоего отца! Прими мои искренние соболезнования. Как же тебе удалось спастись? Где же ты была всё это время? Ну хоть полслова молвила бы. Я же все глаза проплакала.

– Спасибо. Там где я была…, – начала было Веста, но эльфийка не дала ей закончить.

– Весточка, ты просто обязана мне всё подробно рассказать. Лично и под хорошее вино. Да, помню я, помню, что ты не пьёшь. Это я так, к слову. А ты же помнишь того парня. Алекса, который тебе серенады в Академии пел? Он тебе тогда очень понравился. И в Диком лесу тогда чуть не сгинул. Да-да он, – это было самое опасное место, поэтому эльфийская принцесса говорила напористо, не забывая в голос добавлять нотки искренней радости и немножко загадочности. – Он как вышел из Дикого леса, сразу со мной связался. Представляешь? Я тогда, в Академии, тебе не сказала, что он со мной близкого знакомства искал. Мне он тоже понравился, а ты была такая влюблённая, что я струсила и не сказала тебе про наши с ним отношения. Прости, подружечка, харгл попутал. А потом эта история с Диким лесом. Я честно пыталась выбросить его из своего сердца, но не смогла. Для меня эти полгода как один день прошли. А потом он совсем неожиданно по телефону звонит папе и просит разрешения прибыть в Светлый лес! Представляешь? Это был самый светлый день в моей жизни!

– Ты ничего не путаешь? – только и смогла вставить Веста.

– Что ты, подружка. Какое путаешь! Я так счастлива. Алекс говорит, что только мысли обо мне и давали ему силы выжить в том ужасном месте. Именно так, ты не ослышалась. Тот цветок, что ты видела, был его. Я решила – пока жив цветок, жив и Алекс. Так всё и вышло! Алекс пришёл и попросил моей руки! И Дикий лес ему не помешал. Разве могла я устоять против любви такой силы? Я простая эльфика, а не глыба льда. Ты не поверишь, мы провели вместе почти месяц! А какие песни он мне пел, – мечтательно говорила Анариэль, вслушиваясь в учащённое дыхание на том конце связи. – Некоторые его баллады, в мою честь, до сих пор поют в салонах. О, Единый, Весточка, у нас будет сын. Я и мечтать о таком не могла. Я буду мамой. Вот оно, простое женское счастье! Быть любимой и любить! – и, как будто спохватившись, изменила интонацию и продолжила. – Прости, прости, прости, Весточка. Ты столько натерпелась, а я всё про себя и про себя. Подружечка, где ты сейчас?

– В имении барона Неркулова, – сухо ответила Веста.

– Ой, я совсем не знаю эти баронства и графства Империи. Алекс столько раз пытался меня научить, а мне рядом с ним ничего в голову не лезет. Он как приедет, я ему расскажу. Он наверняка знает где это…

– Знает, – холодный ответ собеседницы.

– Вчера он убежал куда-то по делам, и обещал завтра вернуться. Да. Точно, завтра с утра. А может быть, и сегодня вечером. Я кровать на всякий случай приготовила. Ну, ты понимаешь, нам и час разлуки, как год, – эльфийка говорила спокойно. Главное она уже сделала, теперь это просто игра слов.

– Так, значит, он тебя любит? – выдавила Веста, – а ты знаешь, что мы…

– Любит, Весточка, очень любит! – не дала закончить Анариэль. – Как он говорит, если из его любви построить башню, то она будет выше звёзд. Ой, дальше совсем личное. Извини, потом как-нибудь шёпотом расскажу, – заговорщически проговорила эльфийка и добавила: – Ой, Весточка. Я должна папе сказать, что ты жива и здорова! Прости, прости, прости! Мы с Алексом обязательно навестим тебя! Целую тебя, моя подружечка. Береги себя! – Анариэль решительно нажала красную кнопку окончания связи. Глубоко вздохнула.

– ИРДЕН, ты можешь сделать так, чтобы Веста не могла со мной связаться?

– Конечно. Установлена блокировка доступа для абонента Веста, – доложил ИскИн.

– Вот и отлично! – принцесса встала и налила себе чуса. Сделала глоток ароматного напитка. – А с Алексом можешь меня связать?

– Он вне зоны доступа.

– С ним всё в порядке? – встревожено спросила девушка.

– По сведениям, переданным мне комплексом ЗАК, в настоящий момент вдоль границы графства Андера и Проклятого леса идут очаговые бои с изменёнными животными. Алекс участвует в сражениях. Более подробных сведений нет, – отрапортовал ИскИн.

– Понятно, – мечтательно проговорила принцесса и пригубила чус. – Вот же любитель подраться! Как только он освободится, сразу же свяжи меня с ним. И неважно, что я буду делать. И проследи, чтобы Веста не связалась с ним вперёд меня.

– К сожалению, это не в моей власти. Но просьба отправлена к управляющему контуру старшего уровня. Получен ответ. Если жизни Алекса и абонента Веста ничего не будет угрожать, то связь между ними будет доступна только после связи с тобой, – доложился ИРДЕН.

– Это уже хорошо, – довольная собой, Анариэль вынула шарик из подставки и, спрятав его в холщовый мешочек, направилась на выход. – Мне нужно поговорить с папой. Лично. Пожалуй, я сама доставлю кристалл во дворец. Ведь папуля просил срочно вернуть его. В конце концов, у меня портал, а у посла всего лишь конь.


Где-то в горах. Алекс.

Как я уже неоднократно убеждался, силы мои небезграничны. Бой, длящийся целую вечность, начал отодвигать боль отчаянья на задний план, и незаметно подкралась усталость. И безразличие. Убийство изменённых животных не приносило ничего, кроме брезгливости.

Очередной раз прыгнув в зеркало портала, неожиданно для себя чуть не врезался в отвесную, каменную стену. Вовремя выпустив когти, завис на скале, медленно сползая вниз и оставляя на камне глубокие царапины. Оттолкнулся от скалы и, сделав в воздухе сальто назад, приземлился на все четыре лапы.

Жало хвоста над правым плечом. Напряжён. Готов к схватке. Крутанулся вокруг, ища противника. Никого. Расширил восприятие, стараясь охватить внутренним взором как можно большую площадь вокруг себя.

Никого? Есть! За камнем, метрах в пятидесяти, притаился враг. Рывок в сторону камня, в последний миг осознавая, что там не тварь Проклятого леса, а вполне нормальный человек. Судя по структурированному энергополю вокруг него, это маг.

– … свои! Алекс! Свои! – доходит до сознания крик мага.

Как лошадь на рейнинге, торможу всеми четырьмя лапами, утопая по щиколотку в гальке. Осознано всматриваюсь в противника. Асгерн?! Какого чёрта он тут делает? Вычислили! Они нашли меня! Крутанулся вокруг своей оси, пытаясь найти ещё кого-то. Нету. А что я хотел? Безликие мастера маскировки!

– Да пошли вы! – прорычал я, развернувшись, и изо всех сил припустил назад к телепорту. – Достали нянчиться со мной!

Перейдя в режим обычного восприятия, с разгона взлетаю по отвесной скале на нужную высоту, мощно оттолкнувшись, прыгаю в зеркало портала… и прошиваю иллюзию насквозь. Перекувыркнулся, гася инерцию прыжка с пятиметровой высоты. Оборачиваюсь, чтобы увидеть, как зеркало портала медленно истаяло в воздухе.

– Да что за хрень такая? – рычу, осматриваясь. Ещё раз просканировал местность. Теперь уже не торопясь, вглядываясь в мелкие детали, ища хоть какой-то намёк на присутствие безликих. Никого. Асгерн, что – один тут? Ещё одно сканирование. Понял. ЗАК отследил меня по ИСС. В голове услужливо всплыли знания о возможности геолокации носителя Индивидуального Средства Связи.

– А вот фиг вам! – упрямо проговорил я, перетекая в человеческое тело. Рывком отрываю липкую ленточку за ухом. Откидываю ИСС с пожеланием, сгореть ему в адском огне. Устройство послушно вспыхивает бенгальским огнём, звёздочкой упав на землю.

– Алекс! Это я, Асгерн. Посмотри на меня, – раздался голос мага слева. – Это я! Ты меня узнал?

– Узнал, – рычу я, направляясь к нему. – Сними ИСС! Сними и выброси ИСС!

– Что? – мужчина поднял перед собой руки. – Мы одни. Остановись.

– Выбрось этот чертов ИСС! – ору я, сокращая дистанцию. – Не заставляй меня сжечь его вместе с твоей головой!

– Алекс, я не понимаю твоего языка, – спокойно отвечает Асг, пятясь назад и создавая какой-то конструкт. – Говори, пожалуйста, на всеобщем.

Во как! Даже не заметил, что разговариваю на своём родном языке.

– Я не сделаю тебе ничего плохого, – как можно спокойней произношу я на всеобщем. – Просто сними ИСС и положи его на камень.

– Хорошо, – несколько удивлённо ответил мужчина, развеивая созданное заклинание. Закрыл глаза и, не торопясь, отодрал ленту устройства от кожи за ухом. – Вот. Я кладу.

Маг медленно положил прозрачный кусочек пластика на крупный камень.

– Отойди.

– Хорошо, – повторил маг, всё ещё держа руки перед собой, отошёл на пару шагов назад. Я направил на ИСС импульс желания, и устройство послушно вспыхнуло небольшой звёздочкой. Которая, впрочем, через несколько секунд погасла, оставив лишь чёрное пятно на камне.

– Ты один? – спросил я, успокаиваясь.

– Да.

– Не ходи за мной.

– Понял, – согласно кивнул Асг. – Я там за камнем обосновался. Передумаешь, приходи.

– Да пошёл ты… – рыкнул я, резко отвернулся и направился к огромному конусообразному камню, возле которого я тут появился.

– Пошёл бы, если б знал куда, – тихонько пробормотал Асгерн, что для меня было равносильно крику в полный голос.

Я обошёл глыбу вокруг. Она стояла в центре огромного источника естественной энергии. И тут я почувствовал дикую усталость. Просто невыносимую. Казалось, что конечности сковывает лёд или что на каждую руку и ногу привязали по сто килограмм камней.

Тоскливо посмотрел на Ясмин, опускающийся за остроконечные вершины гор. Сел, прислонясь спиной к камню и вытянув ноги. «Красивый закат, – пронеслось в голове, – кровавый. Завтра будет ветер…». Додумать я не успел, провалившись в темноту сна…


Графство Алекса. Замок.

Весть о том, что прорыв ликвидирован, облетела графство со скоростью стрелы, выпущенной из эльфийского лука. Это не могло не радовать тех, кого это непосредственно коснулось, и тех, кто только слушал жуткие рассказы о тварях Проклятого леса.

ЗАК предупредил Сенди, что в Малом зале назначено совещание. Управляющая удивилась, что данный сбор объявила не она, но, поразмыслив, решила, что во время военного положения она и не должна быть на первых ролях.

Зула, Милёна, Мариана и Млада с ребёнком на руках пришли одновременно. Вернее, Марк, новорожденный сын Алекса, был вручён Марианне, а Млада прямо из портальной отправилась на кухню, организовывать ужин.

Богдан, только что прибывший из Озёрска, покрикивал на мужиков, разгружающих телеги со снедью. Помахав рукой проходившей мимо Сенди, крикнул, что будет попозже.

Идар с Юлом прибыли почти сразу после оповещения. Жизнемира велела передать, что ей некогда, сославшись на большое количество раненых в имении Неркулова, где был развернут полевой лазарет.

Генвас О`Лак ответил коротко, что прибудет с бароном Флаерсом-старшим немного позже. А когда появились Винс и Хисий, Сенди не заметила. В очередной раз войдя в Малый зал, увидела, что они уже на месте.

Илона и Веста вышли из портальной вместе. Обе хмурые, а принцесса ещё и заплаканная. Сенди встретилась с ними в фойе донжона, приветливо кивнув, отметила, что Илона в ответ сдержанно улыбнулась, а Веста будто и не заметила.

«Что-то с Алексом, – пронеслось в голове управляющей. – То-то я и смотрю, все как в воду опущенные. Вроде, победа, прорыв ликвидировали, а праздничного настроения ни у кого нет».

Все попытки Сенди связаться с Алексом были безрезультатны. ЗАК неизменно отвечал, что связи с хозяином графства нет, и он просил передать извинения за то, что не может ответить. Это был стандартный ответ, если Алекс занят.

Управляющая вошла в Малый зал и жизнерадостно спросила:

– Ужин подавать или Алекса подождём?

В ответ тишина. То есть, полная, как будто в помещении и нет никого. Никто даже не хмыкнул в ответ.

– Ты, дочка, не суетись. Успеется с ужином, – подал голос Хисий. – Сейчас Генвас с Тарсулом прибудут, тогда и посмотрим, ужинать или подождать.

– Что-то с Алексом? – в полной тишине спросила Сенди.

– Пока не знаем, – отозвался старый пластун. – Сами ждём.

– Он ранен? – на глазах у Сенди навернулись слёзы. – Ну что вы молчите?!

– Мы не знаем, где он, – сухо ответил Идар. – Успокойся. Убитым и раненым его никто не видел.

– Очень обнадёживает, – проговорила управляющая, присаживаясь на стул около стены, – надеюсь, Первый с ним?

– Похоже, что нет, – ответил пластун. – Арвенды, как-то незаметно пропали с поля боя. В замке, наверное, или в имение ушли.

– В замке нет ни одного арвенда, – возразила Сенди, – только малыши.

– И в имении их нету, – тут же вставила Милёна. – Вначале были, я ещё просила их под ногами не путаться. А потом… я подумала, что послушались и ушли из-под ног…

– Прибыли барон Тарсул Флаерс и Генвас О`Лак с сопровождающими, – раздался из-под свода голос ИскИна. Все уставились на двери, ожидая прибывших.

В зал вошла Млада, удивлённо обвела взглядом всех присутствующих:

– Что? Что-то не так? Ужин подавать?

– Сядь, – коротко отрезала Зула. – Не до тебя.

– Понятно, – быстро сориентировалась девушка, направляясь к Марианне и забирая ребёнка. – И нечего кричать. Ребёнка разбудите.

– Да кто кричит?… – начала было орчанка, но осеклась на полуслове, так как в зал вошли Генвас, Тарсул и незнакомая молодая девушка в дорожном плаще, перехваченном на поясе верёвкой. С боков плащ имел прорези для рук. Девушка смотрелась в этой импровизированной одежде довольно нелепо, что её нисколько не смущало.

– Добрый вечер, – проговорил барон Флаерс-старший, проходя к столу. – Все в сборе?

– Не томи, рассказывай, – ответил Хисий. – Кто нужно, тут, остальные заняты.

При этом женская половина присутствующих дружно рассматривала вошедшую девушку, которая не обращала на это никакого внимания. Она совершенно свободно села рядом с Генвасом и смотрела на Тарсула, как будто она тут всегда сидела и все её знают.

– Докладывать то особо нечего, – начал барон. – Татс и Изонда только что закончили облёт приграничной зоны. Тварей нет. Даже мелкие ретировались назад. Намин усилила наблюдающие десятки рейнджеров орками и демонами. Дамир организовывает патрулирование на всей протяжённости первого периметра. В разрушенные опорные пункты направлены крестьяне с охранением. Восстановительных работ там много, но первичные будут закончены до заката. Завтра с утра направим туда стройматериалы…

– Господин барон, – не выдержала Зула, – где Алекс?

– Да, Тарсул. Ты это… Про разрушения давай опосля поговорим. Что по Алексу? – поддержал Хисий.

– Это Генвас пусть доложит. Я в штабе был, знаю столько же, сколько и все, – с этими словами барон сел.

Все посмотрели на дракона. Парень встал:

– Господа, разрешите представить. Эмарисс О`Лак, драконесса, прибыла в паре с Изондой Чик Хар из Гнезда с особой миссией.

Девушка в дорожном плаще встала и, коротко кивнув, села.

– Сестра, что ли? – спросила Милёна.

– Да, – согласился Генвас.

– Похожа, – несколько голосов слились в один. Многие заулыбались.

– Ты про Алекса рассказывай, – оборвал всех Хисий. – И где Асгерн? Погиб?

– Асгерн жив. Он последовал за Алексом, – повернулся к старому пластуну Генвас.

– Ничего не понимаю, – взяла слово Веста, – вы можете по порядку рассказать?

– Пытаюсь, – сдержано улыбнулся Генвас. – ЗАК выведи иллюзию карты местности на стол. Локализация от квадрата 34–15 до квадрата 35–28.

Над столом возникла объёмная иллюзия ландшафта вдоль границы с Проклятым лесом.

– Удобно, – негромко прокомментировал барон Флаерс-старший, доставая из-за голенища раскладную указку и протягивая её Генвасу. Парень с интересом покрутил в руках предмет из запасников Древних. Барон подсказал, как удлинить артефакт.

– По плану отражения нашествия тварей Алекс с воинами отправился через портал в опорный пункт 104. Вот здесь, – указал Генвас точку на трёхмерной карте. Указанная точка засветилась оранжевой звёздочкой. – Мастер Юл с воинами пошли вот отсюда. Идар со своей группой вот отсюда, – указывал дракон места на карте. – Су Ракал с демонами зашли вот по этой балке. Я с Татсом прикрывал операцию сверху. Где-то возле этой поляны, к нам присоединились Изонда и Эмарисс.

– Где Алекс? – недовольно прорычала Зула.

– Они сражались вот здесь, – вернулся Генвас к точке высадки десанта.

– Значит так! – повысил голос Хисий. – Хватит кудахтать! Что вы человеку сказать не даёте?

– Он не человек, – пробубнила Эмарисс, на что никто не обратил внимания.

– Продолжай Генвас, – передал старый пластун слово дракону.

– Благодарю, – кивнул дракон, продолжив. – Асгерн прикрывал Алекса, десяток Краса из личной гвардии Наместника прикрывал их тыл. Особенности боя я пропускаю, скажу только, что драка была кровавая и скоротечная. Когда точка 104, – Генвас указал на карте на мерцающую точку опорного пункта, – была освобождена от изменённых животных, Эмарисс `О Лак попросила разрешения представиться Наместнику, то есть Алексу. Я дал разрешение, поскольку все были измотаны и требовался небольшой отдых. Между Эмарисс и Алексом произошло недопонимание, и он ушёл через портал. Асгерн успел прыгнуть вслед за ним. Я сказал.

Парень сел в полной тишине. Все пытались осмыслить рассказанное.

– Это что? – невнятно проговорила Зула. – Он сбежал с поля боя? Ты врёшь! Он никогда не поступил так!

– Я этого не говорил! – возразил Генвас. – Бой был окончен. В этом локальном месте драться было уже не с кем.

– Эмарисс, что ты ему сказала? – Милёна буравила взглядом незнакомку. – Что?

– Я представилась и передала приглашение посетить Гнездо для выполнения ритуала принятия присяги верности, – негромко ответила девушка. Она сидела, сложив руки на столе, как стеснительная первоклассница на первом уроке, и, опустив голову, не поднимала глаз.

– Ой, ли! – взяла слово Илона, пристально всматриваясь в поникшую девушку. – Мы здесь одна семья, и у нас не принято обманывать друг друга, как бы горька ни была правда. Можешь говорить, не боясь быть не понятой.

– Я была резка, – ещё тише отозвалась девушка, – наговорила дерзостей.

– Нет, вы посмотрите на неё! – воскликнула Милёна. – Наговорила дерзостей! Это что нужно было сказать Саше, чтобы он сбежал ото всех? Что ты нам тут врёшь?!

– Я не вру, – драконесса не повышала голоса. Отвечала тихо и ровно.

– Эмарисс, – опять заговорила Илона, шикнув на Милёнку. – Я ментальный маг и всё вижу. Но я не хочу это озвучивать. Ты должна сказать сама. Рассказать всё. Повторяю, мы все поймём. Не нужно бояться.

– Я не боюсь.

– Эмарисс, – проговорил Генвас, и в его голосе было столько осуждения, что драконесса поёжилась. Немного помолчав, так и не поднимая головы, всё так же тихо сказала:

– Срок назад Алекс заступился за меня. При этом он сам чуть не погиб. Чтобы его спасти, я поделилась с ним жизненной силой…

– То-то я и вижу в её ауре…, – Милёнка запнулась, встретившись взглядом с Зулой.

– … и видимо, отдала слишком много. Он принял это за любовь. Я объясняла ему, что это всё пройдёт, – девушка замолчала. Все ждали продолжения.

– Похоже, не прошло, – нарушила молчание Веста. Марианна громко высморкалась, вытирая скомканным платком слёзы из глаз.

В зале было тихо, только Марк не к месту захныкал на руках у Млады, которая быстренько, никого не стесняясь, заткнула младенца, сунув ему грудь.

– Почему же он убежал? – спросила Марианна. – Ты, наверное, ему что-то не то сказала?

Все смотрели на драконессу. Та сидела неподвижно, понурившись, с её носа капали слёзы. Девушка даже не пыталась их вытереть или спрятать.

– Я в резкой форме сказала, что он не должен ставить свои придуманные чувства выше долга. Он попросил меня уйти… Но я не могу… Мне совет поручил…

– Эти мужчины вечно обижаются на всякие пустяки! – сделала вывод Марианна. При этом мужская половина собрания молча наблюдала за происходящим, не комментируя и не вмешиваясь.

– Это не пустяки, – Веста поднялась и обойдя стол, встала сзади Эмарисс. – Думаю, Алекс очень сильно любит тебя, – опустила она руки на плечи девушке.

– Самые сильные обиды наносит тот, кого мы больше любим, – проговорила Сенди.

– И чем сильней любишь, тем сильнее обида, – согласилась Веста.

– Значит, я скоро перестану быть младшей женой! – улыбаясь во весь рот, сказала Млада.

– Не уверена, – строго проговорила Зула. И обращаясь к Эмарисс: – А ты? Ты его любишь?

В ответ тишина. Немного подождав, Зула закончила:

– Вот вам и ответ. Насильно мил не будешь. Ничего страшного. Перебесится и вернётся.

– Ты не права, Зула, – покачала головой Илона. – Мать Природа подарила этим двум настоящую любовь. Алекс это понял, а вот Эмарисс нет.

– Можно подумать, у нас она ненастоящая, – вставила Милёна.

– Может быть, пусть Эмарисс поживёт с нами, присмотрится к Алексу. Он ведь очень хороший, – предложила Марианна.

– И очень хорош, – улыбаясь своим мыслям, поддакнула Милёна.

– Вы не поняли, девчонки, – покачала головой Илона. – Алекс любит Эмарисс больше, чем всех нас вместе взятых. Это грустно, но это так. Милён, ты-то видишь! Генвас, хоть ты подтверди!

– Это неправда! – горячо возразила друидка. – Я сегодня с ним была и ничего эдакого не увидела! Поэтому не надо выдумывать…

– Когда ты успела? – возмутилась Зула. – В твоём положении.

– Нормальное у меня положение, – огрызнулась Милёнка. – Можно подумать, вы всю ночь мирно спали бок о бок!

– Представь себе, – Зула осуждающе покачала головой.

– Алекс ночевал у тебя? – спросила Илона.

– Да какое там ночевал! Пришёл под утро, свалился на кровать, а через час его Генвас разбудил, – оправдывалась орчанка.

– Ясно, – магесса чуть прищурилась, плотно сжав губы.

Помолчали.

– Эмарисс, ты ведь его любишь, – наконец проговорила Илона. – Ведь так?

Все уставились на драконессу.

– Я… не знаю… – выдавила девушка.

– Так не бывает, – ласково проговорила Веста, всё ещё держа девушку за плечи. Принцесса наклонилась и прошептала на ушко Эмарисс. – Нельзя отказываться от любви. Мать Природа строго спросит за отказ, – и, разогнувшись, закончила, – ты ведь его любишь. Правда?

– Да… – чуть помолчав, еле слышно ответила драконесса.

– Ой! – громко вскрикнула Зула, – Ой, девоньки, из меня что-то потекло! Ой!

– Да ты, поди, рожаешь! – заулыбалась Милёнка, вставая и направляясь к орчанке. – Ну, ты и нашла время!

В зале сразу возникло движение. Младка, выдернув грудь изо рта сына, сунула младенца на руки Марианне и, на ходу поправляя одежду, кинулась к Зуле.

– Ты дыши, дыши. Вдох-выдох, – хлопотала девушка около роженицы.

Сенди, выскочила из зала, убежав за подмогой. Юл и Идар кинулись к орчанке и, аккуратно взяв её под руки, повели на выход. В дверях возникли два воина, принимая роженицу. Небольшая суматоха, и через некоторое время в зале остались только мужская часть собрания, Илона, Веста и Эмарисс.

– Что делать будем? – задал вопрос Хисий.

– Татс только что доложил результаты их с Изондой проверки приграничной зоны Проклятого леса, – заговорил Генвас. – Обнаружил более трёх десятков локальных мест схватки. Причём, многие места боёв удалены до десяти вёрст от третьей линии Рубежа. Обнаружено много трупов лесных людей и других крупных тварей, а также множество трупов мелких животных. По словам Татса и Изонды изменённые животные разорваны в клочья. При этом Татс не новичок в боях с тварями Проклятого леса. То, что он увидел, его очень удивило. В то же время ни в одном плане бытия нет следов того, кто это сделал. Говорит, что по ощущениям, они сами друг друга поубивали. Я сказал.

– Вот так вот, – покачал головой старый барон. – А мы удивлялись, куда делись твари. В некоторых местах пришлось снять кордоны, потому что твари так и не вышли на них.

– Чудеса, – хмыкнул Вилс. – Ни разу не слышал, чтобы твари массово друг с другом бились, а потом куда-то ушли. Бывает, конечно, что стая хищников выбьет целое стадо каких-нибудь быков. Но они от добычи потом неделю не отходят. А тут… Непонятно.

– Позвольте прояснить ситуацию? – раздался из-под свода голос ЗАКа.

– Сделай милость, – кивнул Хисий.

– Система наблюдения и геолокации зафиксировала несколько боев без участия воинов графства. Судя по идентификатору ИСС, Алекс в одиночку произвёл уничтожение более трёх тысяч восьмисот изменённых животных. К сожалению, данные полученные с МУНов имеют ограниченную локализацию на местности, но камеры с орбитальных станций подтвердили предположения.

– Подсвети зафиксированные места стычек. Только те, где Алекс один дрался, – приказал Тарсул. На голограмме местности, которая так и висела над большей частью стола, начали зажигаться точки фиксации боевых действий. Через некоторое время, вдоль всей границы графства с Проклятым лесом, возникла гирлянда из мерцающих точек.

– Опачки! – Идар встал, чтобы лучше рассмотреть. За ним поднялись все остальные.

– Получается, Алекс не сбежал? – проговорила Веста, рассматривая ожерелье точек над синеватой картой.

– Хочу добавить, что от МУНов за номерами 6603, 9687 и 5501 удалось получить записи боёв. Правда, не в полном объёме, с ними была потеряна связь, прежде чем бой закончился, – озвучил ЗАК.

– Покажи, – приказал Хисий.

Голограмма карты исчезла. Над светлой поверхностью стола возникла объёмная иллюзия движущихся изменённых животных. Вид охватывал огромную поляну, удаление камеры делало животных размером не больше крупного арбуза. Несколько четырёхруких троглодитов, стайка панцирных собак и десяток трёхрогих быков. Присутствующие невольно подались назад, напуганные реалистичностью голограммы.

Перед волосатыми четырёхрукими монстрами возникает зеркало портала и оттуда, как стрела, вылетает что-то напоминающее большую мантикору с гладким хвостом. На секунду замирает, оценивая ситуацию. Раскрытый шип хвоста, напряжённо подрагивает над плечом. Шерсть создания искрится мини-молниями. Издав протяжный вой, от которого присутствующие дамы нервно сглотнули, зверюга устремляется навстречу тварям Проклятого леса.

– Алекс! – пронеслось над залом как единый вздох.

Зрелище сражения было кровавое и шумное. Замедленное воспроизведение позволяло увидеть, как Алекс отрывает головы собакам, швыряя их в морды троглодитов, как вгрызается в горло последним. Как умело орудует своим хвостом, пронзая животных насквозь и вырывая из их животов внутренности…

После нескольких десятков секунд просмотра, Веста, закрыв лицо ладошками и спрятавшись за спину Илоны, расплакалась.

– Дурак… Какой же ты безмозглый дурак… – шептала Эмарисс, наблюдая за сражением восторженным взглядом…


Где-то в горах. Алекс.

Не знаю, сколько я спал, но разбудил меня мой нос и желудок. Нос учуял запах жареного мяса, а желудок так громко буркнул, что я проснулся. Проснувшись, я не спешил открывать глаза, и не потому, что я такой осторожный и продуманный. Просто не хотелось возвращаться в этот долбаный мир, где я узнал, что такое неразделенная любовь.

На душе было пусто и ровно. Я помнил ту бурю эмоций, что «сорвала мне крышу», но как-то отстранённо и равнодушно.

Лежал я на чем-то мягком, не скажу, что на перине, но явно не на камнях. Потрогал пальцами. Судя по запаху и на ощупь, лежу на ветках какого-то дерева. А вот сверху я был прикрыт несколькими листами лопуха или другого растения, очень на него похожего.

Приоткрыл глаза. Всё страньше и страньше. Во-первых, я был в человеческом теле, что само по себе уже удивительно. Обычно, впадая в беспамятство, я перетекаю в тело зверя. Это уже на уровне рефлекса. Во-вторых, я лежал под раскидистым кустом. Перед носом щётка сочной травы. Ложился я спать – если можно назвать сном то беспамятство, в которое я провалился, – на голом камне. А в-третьих, где-то в ногах потрескивал костёр. Будучи в беспамятстве или сне, это как посмотреть, я не мог разжечь огонь и изжарить мясо.

Повернул голову, чтобы рассмотреть источник запаха. Попутно отмечая, что лежу не далеко от водоёма. Растительность скудная, до деревьев метров двести, горы никуда не делись.

Около костра сидел Асгерн и, не торопясь, поворачивал над углями тушки крупных ящериц, нанизанных на толстенький пруток.

– Выспался? – не поворачиваясь, спросил он.

– Не очень.

– Ну, так, спи. До полуночи ещё пара часов. Так что выспишься ещё.

Помолчали.

– Как я тут оказался? – спросил я. Просто скучно было лежать молча.

– Так же, как и я, – маг продолжал неторопливо поворачивать жаркое над углями. – Через портал.

– Я имею в виду, вот тут. Возле озера. Портал был в горах, – пояснил я.

– А, вот ты о чём, – несмотря на серьёзный тон, от мага шла насмешка. – Прилетел. Гляжу, ты к скале подбежал, брык и упал. И лежишь. Я только к тебе, а у тебя крылышки выросли, и ты подниматься стал. Еле успел за ногу схватить. Так улетел бы невесть куда.

– Что, серьёзно? – куда-то делась моя леность ума и пустота. – Да, ладно! Прикалываешься?

– М-да, ваше сиятельство. Ты, видимо, головкой о камешек неплохо приложился, – наконец усмехнулся маг. – На себе я тебя припёр. Взвалил на плечи и принёс, – маг ещё раз хмыкнул, дёрнув головой.

– Зачем?

– Я в горах, почитай, уже десятый год обитаю. Практически, живу. Там, где мы из портала вышли, сейчас уже около ноля, а к утру будет минус. А одеты мы, ваше сиятельство, не по погоде. Есть будешь? – маг, наконец, посмотрел на меня, держа в руках шампур из ветки.

– Буду, – я встал, аккуратно вылезая из своей постели.

– Жаль, никакой посуды нет. Тут краснюхи навалом, отличный отвар бы получился. Я вон собрал. На десерт, – проговорил Асгерн, протягивая мне пруток с обжаренной тушкой.

– Почему нет? Есть! – команда КЗОПу и за спиной появился мой бездонный рюкзак. – Сейчас посмотрим, что тут есть.

– Ух, ты! – удивился мой напарник. – Котомка путника? Нормально ты придумал! В один карман спрятать ещё бо̀льший.

– Это не я. Это древние придумали, – я достал из рюкзака котелок, пять кружек, три ножа, десяток ложек в контейнере, сухпаёк и аптечку, четыре комплекта постельного белья и банных принадлежностей, включая махровые полотенца, мочалки и веники для русской бани. – ЗАК упаковывал. Всякой ерунды наложил.

– Не такая уж и ерунда, а твой Зак молодец, – не согласился маг, – хотя веники сейчас не понадобятся.

– Я схожу за водой, заодно умоюсь, – сказал я, подхватывая котелок и направляясь к озеру.

Через некоторое время мы уютно сидели у костра и с остервенением грызли жилистое, плохо прожаренное мясо гигантских ящериц. Котелок с водой шипел на камнях костра. Дым стелился в сторону озера, сносимый лёгким ветерком.

– Где ты поймал этих? – спросил я, имея в виду ящериц, проглотив очередной кусок жёсткого мяса.

– Ворков? Да там, у портала. Старые попались. Жестковаты.

– В той коробке должен быть сухпаёк древних, – кивнул я головой в сторону увесистой пластиковой коробки. – Ага в ей. Хочешь, посмотри.

– Думаешь съедобно? – недоверчиво спросил Асгерн, вытирая жир с подбородка.

– Сто пудов. Уже ел. Как видишь, живой, – пробурчал я, вгрызаясь в мясо.

– Слушай. Не моё, конечно, дело, – начал маг, обгладывая косточку. – Просто любопытство разбирает. Что тебе эта… драконесса сделала, что ты так психанул?

Я тяжело вздохнул, борясь с волной безысходной тоски.

– Не хочешь, не отвечай, – пошёл на попятную маг. – Просто интересно. Да и выговориться всегда полезно…

– Ничего она мне не делала, – ответил я.

Помолчали, занимаясь трапезой, обгладывая кости и бросая их в костёр. Когда с ворками было покончено, вода ещё не закипела, Асгерн всё равно высыпал в котелок собранные ягоды, похожие на клюкву. Мы молча сидели и смотрели на огонь, на который, как известно, можно смотреть вечно…

– Я тогда к демонам поехал, – заговорил я. – Нужно было решить вопрос о спорных землях, пограничных с моим кланом орков. Вот там, Гариф, правитель из высших, сильно нас подставил.

– С Бальжим ты там познакомился? – вставил вопрос Асгерн.

– Ага. Гариф натравил её на меня.

– Ясно. Видимо, хорошо ты ей задал. Девчонка на тебя, как на Единого, смотрит.

– Есть такое. Издержки воспитания, – хмыкнул я. Помолчали. Асгерн не торопил с ответом, ковыряя прутиком в костре. Я продолжил: – Так вот там, в Ориаксе, меня хитростью заманили к Надзирающему. Слышал про такого?

– Краем уха, – кивнул маг. – Загадочная личность, присматривающая за всем сущим на земле. Одним словом, легенда для власть имущих, чтобы оправдать свои действия.

– Поверь, Асг, это совсем не легенда. Вполне настоящий древний. Так, думаю, тебе понятней.

– Древний? Живой? Уверен? Хотя, после встречи с тобой, я уже ничему не удивляюсь.

– Очень даже живой и здоровый. Схлестнулись мы с ним… Все твои умения в магии – детские шалости по сравнению с его.

Помолчали.

– И как же ты выжил? – нарушил молчания Асгерн.

– Не знаю. Видимо, срок ещё не пришёл. Волчья стая выходила. Ага, не удивляйся. Волки ростом с большую корову. Приняли меня за своего. Раны зализывали, жрать таскали… Так и выжил. Даже не знаю, сколько я в их логове пробыл. Потом решил домой двигать. Вот в таких горах и шастал. Огненные называются. Слыхал?

– И даже бывал. Только мы сейчас не в Огненных горах. Уж поверь, у меня глаз намётан, – ответил мужчина.

– Вот иду и вдруг вижу – на уступе дракон. А перед ним девушка прикована к скале. Сам понимаешь, первая реакция – помочь. Набросился на эту ящерицу переростка, – грустно улыбаясь, проговорил я.

– Ну, ты даёшь! И как? Спас? Постой. Эта драконесса и была тем драконом?

– Хм… – хихикнул я. – Эмарисс была той девушкой, прикованной к скале. Короче, дракон навалял мне по полной, а Эмарисс вытянула с того света. С дороги к Звёздам забрала. Когда очнулся, понял, что влюбился по самое не хочу… А она мне – «это пройдёт, я отдала тебе много жизненной силы, это не любовь» и так далее… Я почти забыл её. Выбросил из сердца. А тут с неба свалилась…

– В прямом смысле, – поддакнул маг. Помолчав, добавил, – значит, не прошло. Понимаю.

Мы довольно долго молчали, думая каждый о своём. Нужно отдать должное моей психике. Мысли об Эмарисс уже не доставляли жгучей боли. Тяжесть в груди, комок в горле да в глазах щиплет. Вот и всё. Может, и правда пройдёт со временем?

– А ИСС зачем сжёг? – поинтересовался Асгерн, разливая ароматный отвар по кружкам.

– Психанул, – ответил я, принимая термокружку. – По нему ЗАК может отследить, где я. Или ты. А я не хочу возвращаться. Совсем.

Налив себе, Асгерн сел, по-восточному скрестив ноги. Подул и отпил глоток.

– И что делать будем?

– Извини. Каждый за себя, – со вздохом ответил я. – Тебе нужно к людям вернуться. А я где-нибудь тут останусь. Или в Дикий лес уйду. Там я был сам за себя, и там точно никто не найдёт.

– Тогда лучше в Проклятый, – мужчина подул на горячий напиток.

– Чем лучше?

– В Диком ты уже был, а Проклятом нет. Для разнообразия, – пожал плечами маг.

– Тоже верно, – согласился я.

Некоторое время молча пили горячущий отвар.

– А как же твои жены? Сыновья и дочери? Не жалко их? – нарушил молчание Асгерн.

– Асг, не начинай! – воскликнул я. – Отплачут один раз, как о погибшем, и успокоятся. Денег им на десять поколения хватит, земли есть, замок. Проживут!

– Жёстко, – просто отозвался маг и замолчал. И вот это молчание было хуже, чем укоры и доводы. Меня опять начало накрывать. Внутри закипало возмущение и жалость к себе.

– Я не хочу, чтобы женщины, которые меня любят, испытали то, что испытываю я! Понимаешь? – не выдержал я молчания собеседника. – Лучше пережить боль утраты, чем видеть и знать, что тебя не любят и никогда не полюбят. Знать, что где-то тот, кого ты любишь, живёт и счастлив, но не с тобой! Я не хочу чтобы меня прокляли мои дети, за то, что променял их … на то, что они не в состоянии понять! Не хочу, чтобы на вопрос: «Где мой папа?», матери плакали и шептали: «Сволочь твой папа!» – сделав глубокий вдох и выдох, я добавил: – Лучше уж честно скажут: «Твой отец погиб, защищая наш дом»…

Не стрекотали кузнечики, не было слышно голосов ночных птиц. Лишь угли костра негромко потрескивали, да языки пламени освещали неровным светом небольшую лужайку.

– Хороший ты мужик, Алекс, – проговорил Асгерн и, немного помолчав, добавил, – говоришь правильно. Только я никак в толк не возьму. Ты только не психуй. Правда не укладывается у меня. Наверное, я не всё знаю.

– Ладно, не юли. Говори уж.

– Ты вот сказал, что денег и замок оставил. Всё так. Но сейчас вокруг графства стоят войска императора. Да-да, я помню про твою систему защиты, – предупредил он мои возражения, хотя я и не собирался возражать. – Я так понял, ты Академию не закончил. Хотя это не важно. Я тебе точно говорю, маги найдут способ обойти твою защиту. Вначале в лоб полезут. Положат десяток другой недоучек. Потом начнут думать и, будь уверен, допетрят, как сломать твой контур. Не сегодня, так завтра. Через месяц или через год. Тебя не будет, решать вопрос некому. Значит у империи достаточно времени, чтобы разобраться во всем и найти пути обхода. Может графство изнутри разрушат. Не знаю, но вечного ничего не бывает, – маг посмотрел на меня.

– Да я и не спорю. Если долго мучиться, то что-нибудь получится, – хмыкнул я, отпивая отвару.

– Вот именно. Тогда все твои разговоры про детей и обиженных жён не стоят выведенного яйца. Извини за прямоту. Некому будет шептать, как и задавать вопросы про исчезнувшего папку. Так что есть смысл тебе подольше погулять по свету. Ты молодой, вся жизнь впереди. А через пяток лет никто уже и не вспомнит про графа Андера. Не Империя, так Проклятый лес решит все твои проблемы. В этом ты прав. Всё само собой решиться.

Асгерн замолчал. Глядя на огонь, он неторопливо потягивал отвар. Вот есть же люди! Плюнут в душу и потом сидят спокойненько, чаи гоняют.

– Вот ты сволочь! – после молчания ответил я. В душе было мерзко от самого себя, от своих мыслей. И эта дурацкая любовь! Да какая любовь стоит человеческой жизни? Или стоит…? Своей да, а вот чужой? Вряд ли… Ну, Асг! Вот откуда он свалился на мою голову?

– Нагадил в душу, теперь сидишь, радуешься? – прорычал я.

– Мне-то чего радоваться? Контракта нет, сижу в жопе мира и слушаю, как ты хнычешь о себе любимом… Мало удовольствия.

– Да пошёл ты! Правильный нашёлся! – выкрикнул я, бросая кружку в костёр. Угли недовольно зашипели от такого отношения к себе. – Незаменимых людей нет! Слыхал про такое? Найдётся, кому и обогреть, и позаботиться!

– Чо кружками кидаться-то? – спокойно проговорил Асгерн. – Некуда силу девать, пробегись в горку.

– И пробегусь! – я встал. – Ты со мной?

– Нет уж, уволь! – усмехнулся маг. – Я после боя с тварями теперь неделю восстанавливаться буду.

– Как знаешь! – громко сказал я, изо всех сил представляя перед собой зеркало портала, ведущего к самозваному императору. Я не знаю, кто он и где он. Да разве это важно? Нужно просто очень захотеть попасть к нему!

Внутри меня всё сильней разгоралась злоба. На себя, дурака, на этот мир, на этого придурка императора, рвущегося к власти по костям своих подданных.

Вначале в воздухе запахло свежестью или, как говорят, озоном. Иллюзия портала начала возникать медленно, всё уплотняясь и уплотняясь.

– Только не говори, что это ты делаешь, – раздался негромкий, твёрдый голос Асгерна. Краем глаза увидел, что он стоит за моим плечом.

– Отвали, – рыкнул сквозь сжатые зубы.

Через портал, как через окно, я видел сидящего за столом мужчину. Со спины. Магические светильники давали приглушённый свет, поэтому обстановку рассмотреть было невозможно.

– Сейчас решу вопрос с императором, а чтобы покончить с тварями, совсем не обязательно жить в графстве, – пробурчал я.

– Стой, придурок! – схватил меня за рукав маг, – так нельзя.

– Асг, не мешай! – я тяжело посмотрел на мужчину, освобождая руку.

– Что ж ты такой бестолковый? – пробурчал маг, вслед за мной спешно делая шаг в зеркало портала…

Глава 10

Империя. Столица Старград.

Клан Рокдиверов по древности рода мог соперничать, разве что, с семьёй Рактовичей, представители которой, вот уже несколько тысячелетий, стоят у власти. Рокдиверы всегда утверждали, что они самые верные и единственные друзья правящей семьи. Сколько в этом утверждении правды, а сколько вымысла, неизменная тема для обсуждения в, разного рода, салонах и собраниях. И не только в столице Империи, но и в отдалённых городках и баронствах.

Начальник тайной канцелярии Империи, Хасс Рокдивер, был приглашён на приём в столичный особняк своего дяди Отхона. На самом деле, дядя был Хассу совсем не дядя. Впрочем, особист никогда особо не вникал в особенности наследственных взаимосвязей, так как в клане Рокдиверов первостепенное значение имели деловые качества, а уж потом родственные.

У входных дверей в дом дяди лакей, с поклоном, принял у Хасса пальто и проводил гостиную. Убранство комнат было весьма изысканным – позолота использовалась везде, где это было более-менее уместно. Отхон был человеком не бедным и не стеснялся своего достатка.

– О, Хасс! Рад, очень рад! – приветливо проговорил хозяин особняка, появившись в распахнувшихся двухстворчатых дверях. Это был крепкий мужчина отталкивающей внешности, с маленьким, крючковатым носом и пухлыми губами. Глубоко посаженные глаза хмуро смотрели из-под нависших бровей.

– Добрый вечер, дядя, – вежливо ответил Хасс. Отхона все называли «дядя», вне зависимости от реального статуса родственника. Даже внуки, которых было трое, вежливо называли его «дядя Отхон».

– Вина? – поинтересовался хозяин, подойдя к высокому бару и вынимая из него высокий глиняный кувшин с узким горлом. – На днях пришёл караван из Ластанара, привёз весьма недурное вино, попробуешь?

– С удовольствием, – не стал отказываться Хасс. Неожиданное приглашение на аудиенцию к «дяде» очень насторожило начальника Тайной канцелярии. То, что «дядя» пригласил его не вино пить, особист не сомневался, вот только причин такого приглашения могло быть несколько, и, в зависимости от того, какая из них истинная, требовала от Хасса соответствующего поведения.

– Вот и славно, – приговаривал Отхон, разливая розовый напиток в высокие, пузатые фужеры. Хасс подошёл, вежливо ожидая. Дядя подняв оба бокала, посмотрел сквозь них на свет магического светильника, любуясь игрой мелких пузырьков внутри напитка. – Отличное вино, прошу!

Хасс принял стакан и, как заправский ценитель напитка, посмотрел на свет и понюхал бокал.

– Букет, однако! – проговорил он, имея в виду лёгкий аромат вина. Пригубил, улыбнулся. – Вы всегда умели выбирать!

– В этом ты прав, – расплылся в улыбке Отхон. – Хорошее вино стало заменять мне хорошую женщину. Возраст, – развёл он руками.

– Но что вы, дядя, у вас возраст начала серьёзной карьеры.

– Ты всегда мне нравился, – улыбался хозяин особняка. – Умеешь смотреть, слушать и делать верные выводы. Редкий набор качеств!

– Весьма польщен, – сделал учтивый полупоклон Хасс.

– Что у тебя на личном фронте? Зазноба есть? – поинтересовался «дядя». Хасс немного напрягся. Эти разговоры о его женитьбе обычно заводили перед чем-то очень серьёзном.

– Есть некоторые намётки, – не стал отрицать гость.

– Да? – удивлённо поднял косматые брови хозяин. – И кто? Останется между нами. Обещаю!

– Дочь господина Рампила, – ответил Хасс, отлично понимая, что если сейчас не скажет, а с Жасмин что-то получится, то «дядя» будет очень недоволен. – Пока у нас период розовых мечтаний.

– Понимаю, – кивнул Отхон и, немного подумав, добавил. – Хороший выбор. Нам очень нужен подход к Рампилу. Сам знаешь, какой он несговорчивый. Одобряю! Клан тебя поддержит. Деньги нужны?

– Спасибо, дядя, хватает, – скромно ответил Хасс.

– Вот! Правильный ответ, – одобрил хозяин, увлекая Хасса к камину, – присаживайся, – указал он на кресло. – Главное, чтобы хватало. Одобряю!

Гость скромно молчал, присев на кресло после того, как в другое сел хозяин особняка.

– Я читал твои заметки. Мы тебя не виним. Наша общая ошибка, что мы доверились Борбоку. Как ловко он нас провёл. Стратег, хороший стратег, – Отхон пригубил вино. – Жаль, что он не на нашей стороне. Жаль, – нахмурил брови, продолжил. – С твоим протеже не будет таких же проблем? Мы тебе, безусловно, доверяем, и я помню, что игра с Борбоком не твоё предложение. Я всё помню. Ну, так как, граф Андер не подведёт тебя?

Хасс отметил про себя акцент последнего вопроса. «Дядя» дал понять, что в случае провала операции с Алексом, ответственность ляжет на Хасса.

– Граф Андер – личность весьма неординарная. При любом раскладе его лучше иметь на своей стороне, нежели в стане наших противников, – начальник Тайной канцелярии говорил, тщательно подбирая слова. Он не сомневался, что несколько магов записывают их разговор на кристаллы.

– Да-да, я читал про его достижения и способности к магии. Это всё очень занимательно, но я хочу услышать лично от тебя. Расскажи мне то, чего нет в отчётах, – Отхон пристально посмотрел на «племянника».

– Понятно, – криво улыбнулся Хасс. – Граф Алекс Андер имеет скромные умственные способности. Склонности к анализу и логике весьма посредственны, эмоционален, и на фоне этого склонен к импульсивным решениям и поступкам. Свою жизнь не ценит, и при этом, жизнь своих друзей и близких возводит в ранг святыни. Очень любит детей, причём, не конкретно каких-то, а вообще детей. Ставит секс в основу взаимоотношений с женщинами. Имеет своё собственное понятие о добре и зле, и это не всегда совпадает с общепринятыми канонами. Нетребователен в части доступности материальных благ, а к золоту абсолютно равнодушен. В людях ценит честность и преданность. Очень сильно полагается на артефакты Древних. При этом умеет слушать и слышать оппонента. Остальное я освещал в своих заметках.

– Ыгы! – хозяин дома молчал, рассматривая напиток в бокале. – Получается, стратег из него никакой, а вот управлять им будет весьма несложно, так?

– Если это делать аккуратно, чтобы всё выглядело естественным, – согласился Хасс. – Даже маленькую, безобидную ложь, Алекс воспринимает, как личное оскорбление, начинает психовать… Извините, на фоне эмоциональной неустойчивости, совершает глупые поступки.

– Получается, если правильно преподнести ему некую мысль, то он может принять её за свою? Это хорошо. И в случае чего, есть, как на него повлиять. Хорошо, – повторил хозяин особняка. – А какие у тебя с ним отношения? Удалось подружиться?

– Граф Андер очень осторожен в друзьях. Как я говорил, если он посчитает вас своим другом, то жизнь положит, чтобы помочь, – проговорил Хасс. – Так что, тут нужно время.

– Согласен. Тебе видней, – Отхон встал, за ним поднялся и Хасс. – Мне понравились твои ответы. Я вижу хорошую возможность распространить власть клана Рокдиверов на другие государства. Нужно сделать так, чтобы этот Андер закрепился в Светлом лесу, и через него откроются дороги к эльфам. У Салатуна есть дочь, и нужно её столкнуть с твоим Алексом. Есть реальный шанс ввести наш клан в элиту Орвилии, нам этого очень не хватает, так что подружись с Алексом, это твоя задача номер один.

– Дядя, я вас правильно понял – план возведения графа Андера на трон Империи одобрен?

– Конечно, Хасс. Полностью…


Где-то в горах. Алекс.

Когда я шагнул в портал, открывший проход в рабочий кабинет неизвестного мне человека, я был полон решимости убить Императора Борбока. На мой взгляд, это решит кучу проблем.

Во-первых, оставшись без верховного главнокомандующего, императорские войска, стоящие у границ моего графства, будут бездействовать. Всем известно, что моё графство мешает лично Императору. Нет Императора – нет проблемы. Во-вторых, незачем будет преследовать дворян, недовольных властью самозванца. В-третьих, если Хасс не обманул, то распространённые его службой кристаллы записи с посланием Весты своему народу, позволят принцессе безболезненно взойти на трон. Вот и пусть правит своей Империей. Короче говоря, от такого простого решения одни плюсы.

Конечно, сам факт убийства невооружённого человека весьма неприятен для осознания, но, шагнув в портал, я не думал об этом, а думал я, как это сделать наиболее эффективно и быстро. Достать из КЗОПа меч и длинным взмахом снести ему голову? Эффектно, но не эффективно. Начнётся расследование, и, в конце концов, назначат виновного… Нет, не годится. Вскипятить ему мозг? Для дракона, с которым я сцепился из-за Эмарисс, это было чувствительно, но не смертельно. Как это подействует на мужика, сидевшего за письменным столом, за спиной которого я вышел из портала, я тоже не знал. Может, он защищён магически? Защитных артефактов на нём предостаточно. В этих размышлениях и была моя ошибка. Ну, что делать, я не профессиональный убийца.

Тех долей секунды моего замешательства было достаточно, чтобы сидящий передо мной хозяин кабинете резво вскочил и, повалив стул, развернулся ко мне лицом. Удивлён, собран, и напуган лишь от неожиданности моего появления. Император-то отлично владеет собой!

– Харгл тебя раздери! – выкрикнул он, выпуская в меня арбалетный болт из маленького такого арбалетика. И откуда он у него взялся? Продуманный мужик!

Восприятие рывком ускорилось, и я видел, как медленно летит мне в лицо арбалетный болт. Вынимаю его из вязкого воздуха левой рукой. Время вернулось к нормальному течению. Мой финт удивил Борбока. Надеюсь, это он.

– Ты кто? – сглотнув, спросил хозяин кабинета.

– Неважно. А вот ты кто? – прищурившись, ответил я, отбрасывая в сторону пойманный болт. В состоянии быстрого восприятия действительности, осмотрелся на предмет фатальных неожиданностей. Ничего особенного. Несколько конструктов, очень похожих на следилки в Академии магии. За гобеленом дверь, но за ней никого нет. Недоработочка.

Хозяин кабинета не очень то и похож на Императора. Вилорн, да упокоится его душа, был мужиком некрупным, но видным, моложавым, по-военному собранным, с гордой осанкой. А этот, вообще-то, странный. Дед Мазай, со взлохмаченными волосами, морщинистым лицом, и трясущимися руками. И это Император? Да бомжи лучше выглядят! А этот дедок либо пьёт без просыпа, либо работает без отдыха. Я склоняюсь к первому варианту. Неприятный запах перегара говорил в пользу моей уверенности.

– Я?! Да как ты стоишь перед Императором, смерд?! – хозяин кабинета пятился от меня, брезгливо морщась. Стоп-стоп-стоп! Как то уж очень целенаправленно он пятится.

– Стоять! – гаркнул я, выставив вперёд указательный палец правой руки. – Именем республики Шкид, ты приговорён к смерти, господин Император! – произнёс я, невесть откуда всплывшие воспоминания.

– Алекс, остановись! – между мной и мужиком встал Асгерн. – Просто выслушай. Выслушай, а потом сделаешь, как посчитаешь нужным.

– Асг, не мешай, я всё решил!

– Я прошу лишь минуту! Дай всего минуту! – не унимался маг.

– Ну, что же ты такой упёртый?! – ругнулся я.


Империя. Летняя резиденция Императора. Асгерн.

За свою жизнь Асгерн всего несколько раз нанимался телохранителем. И хотя такая должность была мечтой любого боевого мага, Асгерну это не подходило. Не мог он терпеть глупость и неосмотрительность своих подопечных, поэтому и не старался повторять печальный опыт работы у какого-то заносчивого дворянина. И вот сейчас он опять почувствовал себя двадцатилетним пацаном на службе у бестолкового и самонадеянного отпрыска богатого рода. Только Асгерну уже далеко не двадцать и его подопечный не самовлюблённый подросток, хотя, по мнению мага, не по годам бестолковый.

Ещё будучи у демонов, Асгерн не терял времени даром, собирая как можно больше информации о своём работодателе. Где словесными кружевами, где внаглую, используя элементы ментальной магии, Асгерну удалось собрать достаточно много сведений про Алекса. И хотя половина из этой информации была домыслами и слухами, всё же типаж своего работодателя маг создал. А это уже половина пути к пониманию поступков графа.

Решение убить Императора, неожиданно принятое Алексом, не особо удивило мага. Нечто подобное он и предполагал, но Асгерн не думал, что исполнять свое решение – освободить Империю от самозванца, Алекс кинется выполнять так неожиданно быстро. Вообще-то, Асгерн хотел побудить своего работодателя к возвращению в графство, и уже оттуда решать эту проблему.

Графа Борбока маг узнал сразу, несмотря на то, что видел его всего пару раз и лет десять назад. Егиш сдал. Постарел. Превратился в старика довольно отталкивающего вида. Но это был Император, пусть и самозванный.

Шагнув вслед за Алексом в открывшийся портал, Асгерн быстро оценил обстановку. Несколько следящих контуров маг увидел даже без применения специальных заклинаний. Значит, через пару минут тут будет пятёрка боевых магов. Это даже если следящий проглядел открытие портала, что вряд ли. Такое возмущение сложно пропустить, даже будучи крепко выпивши.

Когда Алекс нацелил указательный палец на Борбока и начал говорить заклинание на неизвестном языке, Асгерн чуть ли не прыгнул вперёд, встав между Императором и своим нанимателем.

– Алекс, остановись! – маг поднял перед собой ладони. – Просто выслушай. Выслушай, а потом сделаешь, как посчитаешь нужным.

– Асг, не мешай, я всё решил!

– Я прошу лишь минуту. Дай всего минуту! – не унимался Асгерн.

– Ну, что же ты такой упёртый?! – ругнулся Алекс. – Ну, что? Говори!

Асгерн был уверен на сто процентов в том, что как бы ни был расстроен Алекс, он услышит и, очень может быть, выслушает. Сказать нужно было что-то веское и значимое. Маг на секунду замешкался, подыскивая слова.

Этой паузой хотел воспользоваться Борбок. Решив, что на него никто не смотрит, он хотел выстрелить из мини-арбалета в спину Асгерну. По мнению самозваного Императора, это бы внесло суматоху, и у него появился бы шанс спрятаться в тайную нишу, а там, хитрый механизм закрыл бы его листом из ассанитиса. В такой капсуле никакое заклинание не страшно. Это даст время охране ликвидировать наглецов.

– Замри, урод! – кинул Алекс, заглянув за спину Асгерну. Обернувшись, маг увидел замершего статуей Борбока, держащего в поднятой руке маленький арбалет. Глаза Императора дико вращались, он хрипел и мычал.

– Ну, и? – обратился Алекс к своему магу.

– Всегда был подлецом, – покачал головой Асгерн, и уже своему работодателю, – я говорю, не спеши. Убить его нужно, но не сейчас и не так!

– Поясни.

– Борбок, конечно, всегда был сволочью, но не забывай, что он, как бы, Император. Подожди, не перебивай!


Империя. Летняя резиденция императора. Алекс.

Собственно, я и не собирался возражать.

– Понимаешь, любая власть лучше безвластия, – продолжал Асгерн. – Подумай, что ждёт Империю, если ты его сейчас убьёшь! Ладно, Единый с ней, с Империей. Подумай о простых людях. Каким бы гадом не был Борбок, институт власти в Империи не рухнул. Понимаешь? Государство не исчезло!

– Ваше величество! – раздался голос от дверей, – с вами…

– Уйди, – кинул я ему, и лакей послушно вышел. Асгерн сделал пасс рукой, и в истинном зрении я увидел плёнку сиреневого цвета, запечатавшую дверь.

– Так вот, – продолжил маг, – если сейчас убить этого, – кивнул Асг себе за спину, – наступит хаос. Делёжка власти. Ты на трон не спешишь, Веста в изгнании. На смену власти нужно время. Мёртвый Император, это команда «взять» для всех, кто её жаждет, для всех, кто ждёт удобного момента, чтобы встать во главе Империи. Начнутся междоусобные войны. Графы начнут с мечом в руках отстаивать своё право на трон. Это конец Империи, как государству. А кто пострадает? Простые люди, обедневшие дворяне, да воины, присягнувшие Империи! Тысячи воинов погибнут в этих играх за трон, только потому, что они преданы своей Родине. Не делай этого!

Наступило молчание. В тишине кабинета гулко отозвался удар чем-то тяжёлым в двери. Упала картина, висевшая около большого камина.

– Ещё пара ударов и моё заклинание лопнет, – натянуто улыбнулся Асгерн. – Может, пошли отсюда?

– Ладно, – вздохнул я, приняв решение. – Вечно ты со своими объяснениями! Уходим! Иди, я записку оставлю.

– Не нужно, – возразил маг, но, встретившись со мной взглядом, кивнул, – с другой стороны, хуже не будет.

– Вот именно, – ответил я, сел за императорский рабочий стол, взял лист бумаги, перо. Кстати, вполне современная авторучка. Толстенькая такая.

– Что? Примеряешься? – с иронией в голосе спросил Асгерн, поджидавший меня около окна портала.

– Отвянь, – пробурчал я в ответ.

Закончив писать, я подошёл к замершему Императору и аккуратно вынул из его ладони арбалет, откинул его на стол, также медленно опустил вниз поднятую руку. Тело Борбока находилось в этаком безразличном равновесии. Со стороны казалось, что оно каменное, а по факту, податливое и послушное, как будто мы играем в игру «Море волнуется раз…» из моего детства. Взвалив самозванного Императора на плечо, направился к порталу. В двери опять гулко ударило.

– Его-то зачем? – начал было Асгерн.

– Давай, вперёд! – скомандовал я, не обращая внимания на его вопрос.

Маг не стал возражать, быстро переместился за мою спину. Из-за гобелена начали выскакивать воины, на ходу разряжая в нас свои арбалеты. Несколько штук, срикошетив о поставленную Асгерном защиту, со звоном врезались в потолок и стены кабинета. Вниз посыпались осколки штукатурки. Всё это я скорее осознал, чем увидел глазами.

– Замерли! – гаркнул я, скидывая тело Императора в окно портала, которое кулем покатилось по земле по ту сторону зеркала.

Повернулся, подхватывая, оседающего на пол, Асгерна. Маг зажал живот ладонями, между которыми торчало оперение арбалетного болта.

– Суки, – выругался я, втягивая в портал своего спутника. Ну, вот чего он медлил, защитник хренов! Мою защиту арбалеты фиг бы пробили, да и успел бы я запрыгнуть в портал. Вот уж воистину, такой помощник больше мешает.

Окинул взглядом музей восковых фигур, состоящий из пяти воинов в разных позах. Из-за гобелена выглянул ещё один.

– Всем пока! – кинул я воинам в портал, который тут же закрылся у меня перед носом.

Асгерн тяжело дышал, пытаясь вымучено улыбнуться.

– Терпи! – я уложил мага на землю, подложив ему под голову рюкзак. – Я сейчас! – бросил короткий взгляд на валявшегося в стороне Императора. Поза у него не из удобных, ну, ничего, потерпит!

– Алекс… – выдохнул Асгерн, – извини!

– Ага. Ты не дёргайся. Щас в КУЦ попробую портал открыть, потерпи!

– Не нужно, – хрипел маг. Из его рта потекла струйка крови. – Драфтовы болты… не учёл…

– Помолчи, – и мысленно: «Мэри, ответь! Ответь, мать твою!». Тишина. Я представлял те комнаты КУЦ, где довелось побывать, повторяя «Мэри, ответь!»

«Господин наместник? – наконец раздался в голове голос ИскИна КУЦ, – вас очень плохо слышно».

– Мэри! Наконец-то! Срочный запуск реанимации. Ранение в живот. Состояние критическое! Внутренние разрывы органов, обильное внутреннее кровотечение. Ты поняла?

«Да, господин наместник. Комплекс запущен, приёмная капсула подготавливается. Невозможно определить ваше местонахождение. Вы где?»

– Я не знаю где. Сейчас открою прямой портал. Готова?

«Должна предупредить…»

– Я знаю! Ты готова, мать твою?! – рычал я.

«Блокировки сняты. Ожидаю», – покладисто отрапортовала Мэри.

– Другое дело, – пробурчал я, мысленно рисуя зеркало портала ведущее в КУЦ.

Не получается. Как же так?

Помрёт ведь Асг! Я видел, как постепенно угасала его аура. Кинул от себя к нему толстый канал, нагоняя туда жизненные силы.

– Ну, давай… возникай уже! – я чуть не плакал от обиды. Мужик собой закрыл меня, а я не могу ему помочь. Опыт лечения Зулы тут не подходил, не тот случай. Я отчётливо видел вдрызг разорванные органы в животе Асгерна. Арбалетный болт какой-то неправильный, буквально миксером перемешал все кишки внутри брюшины мага. Боюсь, тут и в КУЦ не помогут.

Наконец, передо мной начала возникать иллюзия окна портала.

– Давай! Давай! Давай! – подбадривал я, не знаю кого, себя или портал. Когда в зеркале стали видны стены и силуэт голограммы Мэри, кинулся к Асгерну и, взяв его на руки, шагнул в портал. Маг был без сознания, но я видел, что он жив. Как же тяжело поднимать и нести безвольное тело. На том месте, где лежал Асгерн, осталось кровавое пятно на молодой траве.

В приёмном покое КУЦ меня встретила голограмма Мэри, мулатка с огромными глазами. Откуда у ИскИна такие фантазии? Из моей головы?

– Капсула готова, – девушка-голограмма указала на сигарообразную, прозрачную капсулу, висевшую в воздухе, в центре комнаты. Капсула открылась, подплывая ко мне. Аккуратно уложил в неё безвольное тело Асгерна. Капсула тут же закрылась. В тело мага тут же вонзились несколько игл-шприцов. Капсула стала заполняться матовой жидкостью.

– Мэри, он должен выжить, сделай всё возможное и невозможное!

– Невозможное нельзя выполнить по определению, – возразила ИскИн. – Но я поняла направление вашей мысли. По предварительным данным, вероятность того, что объект сохранит жизнеспособность – девяносто пять процентов, так что беспокоиться не о чем.

– Ты уверена? – недоверчиво спросил я, – у него же в животе ни одного целого органа.

– Объект подключен…

– Его зовут Асгерн.

– Асгерн подключен к системе жизнеобеспечения. Посторонний предмет, нанёсший ранение, дезинтегрирован.

– Фух, – выдохнул я. – Слава богу! Напугался я. Кстати, как там Рампил?

– Восстановление организма Рампила выполняется согласно протоколу, отклонений нет, – лаконично ответила Мэри. – Разрешите вопрос?

– Да.

– У Асгерна выявлено развивающееся воспаление суставных хрящей, непроходимость сосудов нижних конечностей и начальная стадия сердечной и лёгочной недостаточности. Данные отклонения оставить неизменными или привести в соответствие с общими возможностями организма?

– Конечно, в соответствие! Вылечи мужика, раз к тебе попал, – согласился я. – Надеюсь, это ненамного увеличит время пребывания у тебя?

– На три процента.

– Когда планируешь закончить с ним?

– Через тридцать два часа.

– Понятно. Опять статис?

– Частичный, – согласилась Мэри.

– Хорошо. Как закончишь, пусть Асгерн свяжется со мной.

– Принято.

– Тогда всё, пока! – я направился к висевшему зеркалу портала.

– Господин наместник, – сделала останавливающий жест в мою сторону голограмма девушки.

– Что?

– От старшей консоли ЗАК поступил запрос на связь с вами, соединить?

– Нет. Я сам потом свяжусь, – я шагнул в портальное окно.

– Ровных до…, – голос Мэри прервался на середине пожелания.

Я стоял под хмурым небом. Косматые тучи, почти что, стелились вдоль земли, казалось, протяни руку и дотронешься до них. Дождя мне ещё не хватало! Ветер гнал рябь по зеркалу озера. Прохладно, а костёр почти погас.

Борбок лежал всё в той же позе, неудобно вывернув голову, косился на меня.

– Ну что, господин Император? – присел я возле него, – грохнуть тебя по-тихому?

Собеседник лишь хрипел в ответ, выпучивая глаза.

– Ладно, живи, – вздохнул я. – Отомри уже, а то сдохнешь и без моей помощи.

Старик зашевелился, тяжело дыша и отплевывая слюни. Я встал и пошёл к костру. Подкинул веток, пожелал огня, и костерок тут же охотно отозвался весёлыми языками пламени. Получается, возвращаться в графство мне очень даже нежелательно. Вот такое простое желание сразу материализуется. Как мне жить с этим среди людей?

– ЗАК? Слышишь меня? – негромко спросил я.

«Наконец-то! Алекс, где ты? – в голосе ИскИна была неподдельная тревога. – Все очень озабочены твоим исчезновением. У меня к тебе огромное количество сообщений и просьб от твоих жён и друзей. Прослушаешь?»

– Нет. Записывай моё сообщение.

«Готов».

– Любимая, со мной всё нормально. Приеду, как только будет возможность, – помолчал. – Записал?

«Да».

– Отошли это всем моим любимым. Понятно кому?

«Вполне. Всё сделаю», – заверил меня ИскИн.

– Хорошо. Тогда, Первому, Идару, Генвасу, ну, и остальным, передай, что искать меня не нужно. Да, и ещё, прогони мои сообщения через модули вариантности. И не отсылай их одновременно всем, выбери удобный момент для каждого.

«Принято. Алекс, есть несколько важных новостей…», – начал было ИскИн.

– ЗАК, отвали. Конец связи, – я прервал соединение. На душе было пусто и одиноко. Настроение катастрофически падало.

Непроизвольно следил за действиями своего пленника, благо, для этого мне не нужно оборачиваться и напрягаться. Это было чисто на подсознательном уровне. Не прошло и года, как я освоил визуализацию. «Прямо вундеркинд», – грустно улыбнулся я своим мыслям.

Борбок по-старчески встал, отплёвываясь до рвоты. Наконец прокашлялся, утёрся носовым платком и начал разминать руки, потом сделал несколько приседаний. Ты смотри, какой спортивный! Долго стоял, осматриваясь по сторонам. Агрессии я от него не чувствовал, да вообще никаких отрицательных эмоций, только удивление и досада. Последнее преобладало.

Подойдя, он присел на корточки перед костром и протянул к огню ладони.

– С вашей стороны, молодой человек, было очень неучтиво оставить больного старика под заклинанием неподвижности, – проговорил граф. – Ладошки до сих пор иголками колют.

– А с вашей стороны, неучтиво отправить две сотни дворян в рудники гномов, – парировал я. – Невзирая на пол и возраст.

– Хм…, – качнул головой дедок. – Вы далеко не всё знаете, и не можете объективно судить об этом решении.

– Кто я такой, чтобы судить о решениях Императора? Бог вам судья!

– Позвольте узнать ваше имя? – посмотрел на меня через огонь граф.

– Алекс. Граф Андер, – представился я.

– Я так и думал, – собеседник потирал затёкшие ладони, – так и думал, – повторил он. – Позвольте представиться, граф Егиш Борбок.

– А что не Император Борбок? Ложная стеснительность одолела? – иронизировал я, поворачивая прутиком угли костра.

– Императором я был во дворце, а тут… Тут я граф, не более того.

– Был бы ты Императором, место было бы неважно.

– Как, например, для вас? – тут же спросил Борбок. – Вы чувствуете себя Императором?

– С чего бы вдруг? – хмыкнул я.

– Ну как же? Вы женились на принцессе Эвесталии. Разве не для этого? – хотя в голосе собеседника было удивление, эмоционально он был совершенно спокоен. Артист, однако!

– Это была бы последняя причина, имей я возможность выбирать, – невесело проговорил я. – У меня был трудный день. Я – спать.

– И вы меня не свяжете? – от Борбока заструился намёк на удивление.

– Зачем? Навредить мне всё равно не получится. Хочешь сбежать – скатертью дорога! Если тебя сожрут дикие звери, мне меньше хлопот, – я встал и направился к своей лёжке.

– Господин Алекс, – окликнул меня Борбок.

– Ну?

– Спасибо.

– За что?

– Что сохранили мне жизнь. У вас слишком много причин, чтобы убить меня, однако вы не стали. Спасибо.

– Да на здоровье! – хмыкнул я, укладываясь на подстилку из веток. Сквозь полусомкнутые веки я наблюдал, как Борбок подхватил котелок и направился к озеру. Ну, вот и пусть похозяйничает.

Усилил свою защиту, влив неё хорошую порцию энергии, мало ли что придёт в голову этому придурку? Расширил восприятие на максимальное расстояние. Чувствовал возню мышей в норках, медленное движение рыб на мелководье, лихорадочный полет пичуг в поисках укрытия от крепчавшего ветра. Опасности нет, и крупнее кролика в округе тоже никого нет.

Я уже начал засыпать, когда осознал, что не могу уснуть из-за тихого голоса в голове: «Алекс, едри тебя в пятку, ответь уже. Сколько можно в прятки играть?» и дальше ругательства по списку. Стало любопытно, кто же это достучался до меня.

«Ну, и кто такой красноречивый?» – сонно спросил я, прищурившись посмотрел на костёр. Борбок сидел и пил из кружки. Вспоминает молодость, когда самому приходилось добывать хлеб насущный? Вот и пусть, ему полезно.

«Это Хасс! Наконец-то! Один вопрос и я отстану», – скороговоркой произнёс особист.

«Ну?»

«Твоих рук дело?»

«Блин, Хасс, что за привычка говорить загадками? Я не расположен сейчас разгадывать твои кроссворды», – рыкнул я.

«Извините, – перешёл собеседник на „вы“. – Записка на столе Императора. Это вы написали?»

«Ага. Как догадался?» – не стал отпираться.

«При встрече расскажу. Император жив?»

«Императора убили, и очень давно. И звали его Вилорн Первый».

«Господин Алекс, я понимаю вашу иронию, но прошу ответить. Граф Борбок жив?»

«Жив. Вон, чай у костра пьёт. Что-то ещё?» – попытался я свернуть разговор.

«Извините, да. Что вы собираетесь с ним делать?»

«Да ничего я с ним не собираюсь делать! Хасс, оставь меня в покое, жив твой Император! Верну его обратно целым и невредимым. Такой ответ годится?» – начал раздражаться я.

«Вполне. Только он не мой и вернуть его нужно не обратно, а в мою резиденцию. Сможете?»

«Это приказ?» – с иронией поинтересовался я.

«Ну, что вы, Ваше величество. Просто пожелание», – в голосе особиста мне послышалась издёвка.

«Да пошёл ты!» – я прервал связь, дав самому себе установку блокировать любые попытки связаться со мной. До особого распоряжения.


Светлый лес. Эльфийский дворец. Анариэль.

Принцесса эльфийского леса шла привычными коридорами дворца и как будто видела всё в первый раз. Вот эта кадка с пальмой стоит тут прорву лет, а то, что у дерева такие разные, причудливые листья, девушка заметила только сейчас. А эти цветки, растущие прямо их стен? Кому в голову пришла такая идея? Это же полная безвкусица, да и цвета подобраны весьма небрежно.

«Что поменялось? – задавала себе вопрос Анариэль, – я изменилась или во дворце действительно все по-другому?»

Привычно обогнув камердинера около дверей в кабинет отца, принцесса бабочкой впорхнула вовнутрь.

«И кабинет не такой уж и большой, – пронеслась в голове принцессы глупая мысль. – Давно не была здесь, стала примечать детали?»

– Привет, папуль, – привычно сказала она отцу, поднимающемуся из-за рабочего стола навстречу дочери. Чмокнула его в щеку и направилась к столику с фруктами, – не помешаю?

– Когда это ты мне мешала? – улыбаясь, спросил Владыка. – Как добралась?

– Легко. Вошла в свой портал, в городском вышла. Зря ты не захотел разместить переносной портал в своих апартаментах. Очень удобно. Я бы могла бывать у тебя чаще.

– Политика безопасности. Да и афишировать наличие переносных порталов мне нельзя.

– Ой, папуль, можно подумать для кого-то это тайна! У Алекса по всей Империи порталы расставлены, и никто из этого трагедии не делает.

– Светлый лес – не Империя, – только и ответил Морохир, с интересом рассматривая дочь.

– Что ты на меня так смотришь? – почувствовав пристальный взгляд, спросила Анариэль. – Что-то не так?

– Что случилось?

– С чего ты взял? Все нормально. Вот, принесла тебе кристалл, – принцесса вынула из кармашка жилетки мешочек с шариком записывающего кристалла. – Ты же просил побыстрей его вернуть.

Девушка положила мешочек на стол и, вернувшись к камину, взяла из тарелки с фруктами гроздь винограда. Отщипывая по одной ягоде, начала неторопливо жевать сочные плоды. Морохир вздохнул и, пройдя к камину, занял одно из кресел.

– Садись, – кивнул он на соседнее, – садись-садись, – требовательно проговорил он, и, дождавшись, когда дочь займёт кресло, сказал, – теперь рассказывай, что случилось?

– Да ничего такого, – пожала плечами Анариэль. Посмотрев на отца, уже другим голосом закончила. – Какая-то серая мышь прибрала к своим рукам отца твоего внука и моего любимого мужчину. Мне это неприятно.

– Вот как? – задумчиво проговорил Морохир. Встал и, подойдя к бару, налил себе вина. – Тебе не предлагаю, беременным это вредно.

– Когда это вино стало вредно беременным? Вовсе нет!

– Как ты сказала, там мой внук и потенциальный наследник, так что изволь оставить свои кривляния, – спокойно урезонил дочь Владыка. – Значит, говоришь, неприятно? И?

– Ничего. Просто пожаловалась.

Морохир молча вернулся на своё место и сидел, потягивая вино.

– Пап, там же всё неправда! Не любит Алекс Весту, и не любил никогда. Это в её голове у них большая любовь, а на самом деле просто минутное увлечение!

– Это тебе Алекс сказал? – уточнил отец принцессы.

– Да! Он так и сказал, что когда расскажет, как они обвенчались, вместе будем над этим смеяться! Вот так!

– Почему тогда тебя это беспокоит?

– Не беспокоит вовсе, – Анариэль помолчала. – По нашим законам, брак, заключенный не по правилам эльфов, таковым не является, ведь так же?

– Верно. С юридической точки зрения. А по совести?

– Да какая совесть?! У Весты никогда её не было. Совесть! Скажешь тоже!

– Я не про неё. Я про тебя, – уточнил Морохир.

– Я не знаю, пап. Мне неспокойно.

– И что ты уже предприняла? – поинтересовался Владыка, отпив очередной глоток.

– Ничего.

– Анариэль!

– Ну, ладно. Связалась с Вестой и наговорила ей всякого, – потупилась девушка, – что Алекс любит только меня и обещал завтра вернуться сюда.

– А он обещал?

– Не совсем… Ну, а что она? Я не позволю дурачить моего мужчину, – с вызовом посмотрела принцесса на отца.

– Не сомневаюсь.

Помолчали.

– Папуль, но ведь Алекс может жить в Светлом лесу? Неужели у нас нет дел, которыми он мог бы заняться? Зачем ему эта Империя?

– Конечно, мог бы, если захочет. Только, я сомневаюсь в этом, – нейтральным голосом ответил Морохир.

– Почему? Вот завтра приедет и я с ним поговорю.

– Поговори, – кивнул Морохир. – Только не забывай, что Алекс не из тех мужчин, которые легко подчиняются чужой воле, если эта воля идёт напролом. Кроме того, он своих не бросает. Ты ведь знала, что у него несколько женщин, и все они носят его детей, так что ты знала, что придётся его делить с кем-то.

– Я не думала, что это так неприятно, – совсем тихо проговорила Анариэль. Потом добавила, – может, их ликвидировать?

Морохир внимательно посмотрел на дочь, нахмурился и сказал официальным тоном:

– Будем считать, что я ничего не слышал.

– Пап, я знаю, у тебя есть особый отдел для деликатных поручений. Что им стоит убрать нескольких человеческих женщин? Это же просто люди, их прорва в Империи!

– Во-первых, это любимые женщины твоего Алекса. Не перебивай! – повысил Владыка голос. – Подумай, как ты будешь с этим жить. Во-вторых, люди физиологически ничем не отличаются от эльфов, и ты это знаешь не хуже меня. Наша исключительность обусловлена совсем не биологическими факторами, поэтому не нужно считать людей чем-то, подобным животным. Они такие же, как и мы. Так что, убийство будет убийством, как ты это не назови. И последнее, если Алекс узнает о насильственной смерти своих беременных жён, а он обязательно когда-нибудь узнает, он не успокоится, пока не уничтожит последнего эльфа. И это не преувеличение. Надеюсь, я понятно объяснил свою позицию?

– Понятно, – вздохнула Анариэль. – И что мне тогда делать? – подняла она на отца глаза, полные слёз.

– Не мне тебя учить, – Морохир встал, поднялась и Анариэль. – Покажи своему возлюбленному, как ты его любишь, сделай так, чтобы ему было очень комфортно рядом с тобой. Комфортней, чем с любой другой. И запасись терпением. Если ты его любишь так, как рассказываешь мне, то год или десять лет ожидания ничтожно малы. Любовь эгоистична. Если ты не сможешь справиться с её эгоизмом, то правильней забыть Алекса и жить дальше.

– Я хочу быть счастливой сейчас, а не через десять лет! – капризно ответила принцесса. – А если он никогда не захочет жить со мной? Выбросить десять лет жизни? Чтобы в конце концов быть брошенной?

– Это тебе решать. Твоя жизнь, твои чувства, твои желания. Никто тебе в этом не поможет и не подскажет, – твердо сказал Морохир и направился к своему столу. Уже сев за стол, он посмотрел на дочь, стоящую с поникшей головой и мягко сказал, – я поддержу любое твоё решение. Возможно, не одобрю, но поддержу. Постарайся быть благоразумной.

– Пап, зачем мне эта любовь, ведь жила без неё?!

– Это вопрос не ко мне, а к Матери Природе. Возможно, это твоё наказание, а возможно, и награда. Всё зависит от тебя.


Замок Алекса. Зула.

Роды у Зулы прошли довольно тяжело. Сказалось ли множество ранений, полученных девушкой, в бытность работы телохранителем, или это была чисто физиологическая особенность, но Милёна, выполняющая роль повитухи, в какой-то момент хотела уже обратиться к своей бабке, и лишь упрямство и уверенность в своих силах, остановили её от такого шага. Хвала высшим силам, всё закончилось благополучно. Друидка, несмотря на свою беременность и некоторую неуклюжесть, сумела правильно принять ребёночка, почистить роженицу, остановить открывшееся было кровотечение, и в нужных местах наложить швы.

Одетая в чистое белье, пахнущее травами и свежестью, Зула лежала в своей комнате. Рядом с ней сладко сопела дочь Лейхо, курносая, с тёмными кучеряшками на голове. Милёна устало сидела в кресле, подвинутом поближе к кровати. Друидку одолевал сон.

– Милён, ты бы шла к себе, – в который раз предложила роженица. – Мне уже лучше, да и телефон, вон, рядом. Если что, я скажу тебе.

– Да? – сонно проговорила друидка. – И то верно! Что-то меня в сон клонит, – она, опираясь на подлокотник, тяжело встала. – Тебя не тошнит?

– Нет, нормально уже, – вымучено улыбнулась Зула.

– Хорошо, пойду я. Напугала ты нас всех.

– Сама испугалась, – шёпотом вторила орчанка, прикрывая туго спелёнутую дочь одеялом.

– Только, ты смотри мне, не геройствуй! Чуть что, сразу зови. И не придвигай дитё близко. Ты намучилась, ещё придавишь во сне, – тихонько поучала подругу друидка.

– Ну, ты скажешь тоже, – отмахнулась Зула.

– Не спорь, я всякое повидала, – твёрдо сказала Милёна. – Отодвинь подальше.

– Ладно-ладно, – не стала спорить орчанка, отодвигаясь от дочери. – Иди уж!

Молодая ведунья вздохнула и медленно побрела из комнаты. Как только Милёна вышла, телефон, лежавший на прикроватной тумбочке, мелодично звякнул. Зула посмотрела на артефакт. Шевелиться не хотелось. Телефон ещё раз требовательно звякнул. Вздохнув, орчанка аккуратно повернулась на бок. Взяла артефакт и, нажав зеленную кнопку, приложила артефакт к уху:

– Кто это?

– Сообщение от Алекса. Прослушаешь? – негромко пропищал телефон.

– Конечно-конечно, – торопливо согласилась орчанка.

– Привет, Золушка, – раздался из артефакта жизнерадостный голос Алекса. – Я немного задержусь. Пришлось подавить очаги выхода тварей по всей границе с Проклятым лесом. Занялся этим сам. Не ругай меня, воинов нужно беречь, им хватит дел по зачистке. Люблю тебя и нашу дочь. Береги её! Как только закончу – сразу к вам! Целую вас, мои хорошие!

Зула, слушая голос любимого, непроизвольно заплакала.

– Я же говорила, он не мог сбежать с поля боя! – шмыгнув носом, прокомментировала она сообщение, повернулась к Лейхо, осторожно наклонилась и чмокнула дочь в лобик. – Наш папка, знаешь какой смелый и сильный? Вот такой!


Милёна.

Выйдя от Зулы, Милёна хотела пойти в свою комнату, но, поразмыслив, решила вернуться в имение. Не любила она каменные стены.

«Зулке уже лучше, если что – позовут, – подумала она, повернувшись в сторону лестницы. – А дома я хоть высплюсь, да и в лазарете моя помощь может потребоваться».

Уже у самой лестницы она встретилась с Марианной. Графиня, в домашнем халате, спешно семенила навстречу.

– Ой, Милёна! Всё нормально?

– Как будто да, а что такое? – удивилась друидка.

– Мне сон плохой привиделся. Я сразу к вам, – взволнованно ответила графиня.

– Когда он тебе успел привидеться? Ночь только началась, – скептически спросила друидка. – Иди, спи. Всё хорошо!

– Я прямо и не знаю, только легла, а тут снится…

– Марианн! – перебила девушку Милёна. – Давай, утром. Я очень устала. Без обид!

– Ой, прости! Может, я посижу с Зулой?

– Они только уснули, нечего их будить. Ступай к себе, – устало отмахнулась друидка.

– Да? Ну, ладно. Я утречком к ним схожу. Ты не спеши утром, отдыхай, – участливо сказала Марианна, глядя вслед молодой ведунье. Милёна нечего не ответила.

Уже у самых дверей, ведущих из холла на улицу, Милёна почувствовала лёгкое вибрирование телефона, висевшего в специальном мешочке на груди.

– О Мать Природа, кто там? – озабоченно проговорила девушка, доставая артефакт из холщевого мешочка. Нажала нужную кнопку, приложила его к уху. – Я слушаю!

– Сообщение от Алекса. Прослушаешь? – раздался негромкий голос ЗАКа.

– Конечно, – сон как рукой сняло, – где он?

– Сведений нет. Только сообщение.

– Говори уж!

– Привет, Стрекоза! – голос Алекса был громким, как будто он стоял рядом. – Я тут немного задержусь. Нужно ликвидировать очаги выхода тварей из Первозданного леса. Воинов с собой не брал, их не так много осталось, а дел хватает. За меня не бойся, после нашей с тобой встречи у меня хватит сил на сотню сотен тварей! Ты же понимаешь, о чём я? Люблю тебя и нашу дочь. Берегите себя. Как только закончу, сразу к вам!..

– ЗАК, повтори сообщение, – попросила друидка, вытирая непрошеную слезу. Артефакт повторил сообщение.

– Воинов бережёт, – девушка погладила себе по животу, – не зря мы с тобой старались, слышала, что папка сказал? Любит он нас и скоро приедет!

Выйдя на улицу, друидка села на скамейку, около детской площадки и попросила ещё раз воспроизвести сообщение. Внимательно выслушала.

– Так что ты очень ошибаешься, госпожа ментальный маг, – прошептала девушка. – Эмарисс никакая не большая любовь… Обычная увлечённость хорошенькой девушкой. Я вот рожу, тогда посмотрим, кто настоящая любовь!


Марианна.

Не дождавшись ответа от Милёны, молодая графиня вздохнула и направилась к себе в комнату. Сон действительно был не из приятных. Ей приснилось, что Алекса связали по рукам и ногам, а она стоит и не может его освободить. И от своей беспомощности такая тоска и боль!

– Даже послушать не захотела, – недовольно проговорила Марианна, – подруга, называется!

В кармане халата завибрировал телефон. Девушка достала его, пробурчав:

– Кому в такое время пришло в голову вызывать?

– Сообщение от Алекса. Прослушаешь? – раздался голос ЗАКа из артефакта.

– Конечно, раз уж ответила.

– Привет, Мариш. Со мной все хорошо. Как только смогу, приеду. Очень соскучился, мы так давно не виделись. Люблю тебя!

Послушав тишину, графиня недовольно спрятала телефон в карман, направляясь в свою комнату.

– Любит он! А вот Илона совсем другого мнения! – Марианна что-то обдумывала, наморщив лоб. – А может, магесса ошибается? Ну, вот откуда она взяла про эту Эмарисс? И Милёнка не верит в эту любовь, – девушка достала телефон и приложила его к уху. – ЗАК? А можно ещё раз прослушать сообщение от Алекса?


Илона.

Илоне не спалось. События пошедшего дня очень впечатлили девушку. Столько искалеченных воинов Илона не видела, пожалуй, со времён практики в военном госпитале. Это было так давно, что девушка уже с трудом вспоминала ту студенческую практику. Тогда, с её кривым даром, её не допустили к оказанию помощи раненным. Ей пришлось довольствоваться помощью в перевязке и работой по хозяйству в полевом лазарете.

Телефон, лежавший на прикроватной тумбочке, негромко звякнул. Магесса, потянувшись, взяла его, приложила к уху.

– Слушаю вас.

– Сообщение от Алекса. Прослушаешь? – пропищал телефон.

– Вот как? – Илона помолчала. – Давай.

– Лон, мне очень неловко, что всё так вышло. Наверное, нужно было разбудить тебя, а не заваливаться к Зулке отсыпаться, – голос Алекса был спокоен и бархатист. – Это было бы честней. Извини, ты так сладко спала, – и после небольшой паузы. – Я решил немного повоевать в одиночку. Глупо, наверное.

– Думать не твой конёк, – вставила в паузу Илона.

– Что сделано, то сделано. Знаю, ты поймёшь всё правильно. Ты единственная, кто всё понимает так, как нужно. И, пожалуйста, не суди меня строго – я не бог, я обычный мужик, в меру умный, в меру удачливый, и уж точно, не продуманный. И ещё, что бы ты там ни увидела, и не напридумывала, я люблю тебя. Как умею. Извини, если это не совпадает с твоими ожиданиями, но я очень стараюсь. Очень хочу встретиться и спокойно поговорить, прикоснуться к твоей мудрости, вновь почувствовать то единение, которое бывает только с тобой. Приеду, как только смогу. И не выбрасывай плётку!

Илона некоторое время молча лежала, глядя перед собой.

– Какая же ты сволочь! – прошептала она. – Сволочь и негодяй! – девушка положила телефон рядом на одеяло. – Как же хочется верить твоим словам… Наперекор тому, что видят глаза!


Веста.

После совещания в замке, Веста долго сидела с Илоной в своей комнате. Вспоминали несущественные вещи из их совместной работы в Фонде. Веста боялась заводить разговор про новую любовь Алекса. Тогда бы ей пришлось рассказать про предательство эльфийской принцессы. Последний разговор с Анариэль Веста расценивала, именно как предательство. Подлое, низкое. Илона ушла за полночь, оставив принцессу наедине со своими мыслями.

Вновь и вновь в голове принцессы возникали воспоминания об учёбе в Академии, и знакомство с Алексом. Лежа в кровати, девушка беззвучно плакала. Ей было горько и обидно, что все её предали и бросили.

Отец, не сумевший сохранить свою жизнь, ушёл, оставив Весту одну. Подруга, Анариэль, украла её любовь. Алекс, которого Веста любила больше всего на свете, отдал свою любовь другой.

«Чем? Чем Эмарисс лучше меня? Что есть в ней, чего нет во мне? – вновь и вновь задавала принцесса себе вопрос, и не находила ответа. – Она его даже не любит! Ею движет только долг. Особенности воспитания драконесс. Как могла Анариэль встречаться с Алексом у меня за спиной? Почему все такие жестокие?!»

Приглушённая трель телефона в тишине комнаты казалась колокольным звоном. Веста вздрогнула. Вздохнув, взяла артефакт с тумбочки. Вытерла слезы и, сделав два глубоких вдоха, чтобы успокоиться, приложила артефакт к уху.

– Слушаю вас.

– Сообщение от Алекса для Весты. Прослушаешь? – ответил телефон.

– Да, – девушка привстала, опершись на локоть.

– Привет, любимая! Извини за резкость утром. Правда, не сердись. Я от неожиданности и беспокойства за тебя позволил себе такой тон. Ты просто чудом выжила в плену у гномов, и я категорически не хочу подвергать тебя малейшей опасности. Прости меня за этот эгоизм, но я, в самом деле, не представляю, что буду делать, если с тобой что-то случится! Очень прошу, не говори об этом никому. Они ведь не виноваты, что ты лучше их. Как только смогу, сразу к тебе.

Осознав, что сообщение закончилось, Веста шмыгнула носом и попросила:

– Телефон, а можно ещё раз прослушать сообщение?


Сенди.

Сенди, уложив дочь, до полуночи сидела за столом, планируя дела на завтра. За этой работой она хотела спрятаться от мыслей о сегодняшнем дне. О прибывших магах, о драконессе, и от всего остального. Её устраивала работа, устраивали установившиеся отношения с жёнами Алекса. Девушка смирилась, что ей придётся делить своего возможного мужа ещё с несколькими женщинами. Она, действительно, не видела в этом ничего страшного, ведь это давало уверенность в завтрашнем дне, достаток, положение в обществе, возможность вырастить дочь в нормальных условиях. А если удастся родить от Алекса, то её положение станет ещё более основательным.

И вдруг эта драконесса и уверения Илоны, что Алекс любит Эмарисс сильней, чем всех остальных, вместе взятых. Ну и что? Ну, любит. Это совсем не значит, что он откажется от других. Не такой он человек. Вон, и драться сбежал, оттого, что загнали мужика в угол. Добрый он и обязательный! Нельзя же так бессовестно вести себя по отношению к тому, кто дал всё – спокойствие, сытую жизнь, уверенность. И то, что императорские войска стоят у стен графства, никого не беспокоит. А почему? Ну, хоть кто-нибудь задумался? Да потому, что все уверенны, что Алекс все решит!

Вместо того, чтобы пожалеть мужа, тянут одеяло каждая на себя! Вот психанёт и уйдёт, тогда хлебнут горюшка все! И Сенди в том числе.

От звонка телефона, управляющая вздрогнула, вздохнула и взяла артефакт.

– Это Сенди. Слушаю вас.

– Сообщение от Алекса. Прослушаешь?

– Конечно. Слушаю.

– Привет, красавица, я всего на пару слов! Со мной все нормально, дерусь понемногу, освобождаю графство от опасности Проклятого леса. Хорошая моя, ты уж там потерпи. Понимаю, все графство на тебе, это трудно, но ты сильная, потерпи, моя звёздочка! Я, как только смогу, сразу к вам. Поцелуй за меня дочку. Люблю вас, что бы там про меня ни говорили!

Сенди неожиданно заплакала. Она никак не ожидала от Алекса таких слов. Такие слова ей давно никто не говорил. Да, вообще никогда не говорили! И от этих нехитрых слов у Сенди на душе стало тепло и уютно.

– Стервы вы безмозглые, – прошептала она, хлюпая носом. – Мужик жилы рвёт, чтобы сберечь вас, а вы… всё делитесь, кого он больше любит, и кто из вас важней для него!


Имение Неркулова. Млада.

Когда сам пережил что-то важное, легче и понятней чувства того, кто переживает подобное. Так и Млада, только отойдя от собственных родов, очень близко к сердцу приняла роды орчанки. Если сама Млада родила быстро, и, можно сказать, без осложнений, то у Зулы всё происходило тяжело. Если бы не умелые действия Милёны, погибла бы орчанка. Кровью изошла. Но, слава Единому, всё обошлось!

Телефон задребезжал на тумбочке у кровати, когда Млада укладывала Марка, после ночного кормления. Удивлённо посмотрела на артефакт, взяла и нажала на зелёный бугорок. Приложила к уху.

– Это я. Кто там?

– Сообщение от Алекса. Прослушаешь? – раздалось из телефона.

– Только негромко. Марк только уснул, – попросила девушка.

– Приветик, Младушка, – раздался негромкий голос Алекса.

– Ой, Алекс? Как ты? Где ты?

– Вот, шлю тебе сообщалку, – не обратил внимание телефон на вопросы Млады. – Со мной всё нормально. Воюем понемногу. Ликвидирую тварей, они прут по всей границе, так что я задержусь. Ты береги сына, моего наследника. Не приведи Единый, с ним что случится, спрошу по всей строгости! А по тебе скучаю, так сильно, что сил нет! Мне кажется, я не прижимался к твоей груди тысячу лет, не говоря уж про другие места! Как освобожусь, сразу к тебе, так что готовься. Люблю вас!

Млада шмыгнула носом, чмокнула телефон.

– Да я завсегда готова, ты только приди!


Светлый лес. Имение Листопадное.

Принцесса эльфийского леса прибыла домой в скверном расположении духа. Разговор с отцом расстроил Анариэль. Глубоко в душе, она надеялась, что отец поможет ей ликвидировать пару-тройку человеческих женщин. Что в этом преступного и недозволенного? Такой строгий и однозначный отпор от отца озадачил эльфийскую принцессу.

Дома её встретил встревоженный запрос ИскИна:

– Госпожа, неприятные новости!

– Ирден, и ты туда же?! Да что за день такой?! – девушка негромко выругалась. И уже громко, – Ну, давай, говори, что произошло?

– Вокруг охранного периметра зафиксированы арвенды.

– Ну и что? – закатила глаза девушка. – Возможно, это коты Алекса. Он мог дать им команду охранять меня. Что в этом неприятного?

– Их очень много, госпожа. Вы правы, среди них есть и кот, которого Алекс называет Первым. Только, кроме него зафиксированы ещё более двух десятков взрослых особей. Анализ показывает, что это скопление не случайно и не имеет отношения к охране имения. Также, от старшей консоли получены данные, что Алекс исчез в неизвестном направлении и связь с ним потеряна.

– Как исчез? Что значит, исчез?! – возмутилась Анариэль.

– Я всего лишь сообщаю факты.

– Это всё?

– Нет. В трёх вёрстах зафиксирован табун герувинов. Ваш подопечный, Зубатик, систематически туда бегает. Это также не укладывается в обычную схему поведения этой особи.

– Всё, достаточно. Завтра утром организуй мне встречу с Первым. А сейчас я устала и хочу спать.

– Принято. Хочу предупредить, что мне очень сложно связаться с арвендом по имени Первый.

– А ты постарайся! – зло сказала принцесса, – и не беспокой меня по пустякам.

– Принято. Хороших снов!

Анариэль не ответила, взбежала по ступеням, и, открывая дверь в дом, почувствовала лёгкую вибрацию телефона, висевшего на груди на верёвочке. Быстро достала артефакт из-под жилетки, выгодно подчёркивающей грудь.

– Это Анариэль. Я вас слушаю.

– Сообщение от Алекса. Прослушаете?

– А он сам не мог связаться? – недовольно спросила девушка.

– Сообщение от Алекса. Прослушаете? – повторил телефон.

– Я слушаю.

– Анют, привет! Извини, что связываюсь с тобой таким образом. Бои с тварями Проклятого леса несколько затянулись. Чтобы там ни происходило, хочу попросить тебя всё рассматривать с позиции, что я люблю тебя. Обстоятельства порой сильней нас, тебе ли не знать это? Вспомни наше решение идти к Древу Жизни, и во что это вылилось! Виноваты ли мы в том, что там произошло, или Мать Природа так распорядилась? Стремлюсь к тебе всеми фибрами души! Как только будет возможность, сразу к тебе.

Принцесса замерла на пороге, распахнув дверь, так и не войдя в неё. Задумчиво покусала губы.

– Ирден, Алекс разговаривал с Вестой? – спросила она.

– По информации от старшей консоли ЗАК, связь с Алексом была очень краткосрочной. Он сумел передать только сообщение.

– Это хорошо, – Анариэль решительно вошла. – Не буди меня по пустякам.


Где-то в горах. Алекс.

Спал я тревожно. Мне пересинились все мои жены и подруги, причём, не только из этого мира, но и того, Земного. Со всеми я разговаривал, утешал, что-то обещал…

А потом стало трудно дышать. Я не мог повернуться. В таком состоянии я и выплыл из сна, с удивлением обнаружив, что пошевелиться не могу наяву, а не только во сне.

– Что за Ёпэрэсэтэ? – дёрнувшись, я почувствовал, что путы сжали меня ещё сильней. Сон, как рукой сняло. – Да, блин!

Первое, что увидел, это палку перед носом, к концу которой был привязан цилиндр, диаметром сантиметров десять. И эта палка упиралась мне в грудь, а в цилиндр рекой утекала из меня энергия. Защита снималась слой за слоем, пропадая в бездонном цилиндре.

– Что за…?

– Гырд мал поронаслыг…

В голове взорвалась сверхновая, меня сильно затошнило, и съеденные вчера ворки с радостью ринулись наружу. Меня вырвало жёлчью. Путы же от моих шевелений сжались ещё крепче, пытаясь сломать мне рёбра и вывернуть внутренности через рот.

– Слабак! – донеслось до помутнённого болью сознания. – Может, убить его?

– Не сметь!

– Что за де… ла…? – выдохнул я.

– Да я просто спросил, – глухой голос, предлагавший меня убить.

– Ты товар не порть! – зычный, командный. – Вместо него в клеть посажу!

На моих запястьях и на лодыжках щёлкнули замки кандалов.

Глава 11

Империя. Столица Старград. Хасс.

Весть об исчезновении императора распространилась со скоростью полёта эльфийской стрелы. Домой, в столицу империи, начальник тайной канцелярии попал уже под утро. При этом ему пришлось задействовать всё своё положение и вес в обществе. Сославшись на неотложные дела, безопасник срочно уехал. Он торопился к себе в дом, потому, что не знал, что в понимании Алекса «завтра», когда он намерен вернуть императора. По времени завтра уже давно наступило, и Хасс погонял лошадь, чтобы успеть домой, прежде чем в его кабинете появится император Борбок, отправленный Алексом через мобильный портал.

Влетев в ворота своего дома и напугав своим внезапным появлением смотрителя, Хасс взбежал на второй этаж и дёрнул двери в свой кабинет. Никого. Облегчённо вздохнув, он поднял портал и понёс его в подвал. Там, за секретной дверью, была оборудована темница для высокопоставленных вельмож. Это был дубль такой комнаты в резиденции Тайной канцелярии. Хасс, принимая все меры предосторожности, оборудовал в своём домике такую темницу, ни секунды не сомневаясь, что придёт время и она потребуется. И вот этот момент настал.

Прятать самозванного императора в застенках тайной канцелярии, всё равно что подписать себе смертный договор. Про некоторых осведомителей, работающих на разведки других государств, он знал. Но также был уверен, что знает далеко не всех. Кроме того, в империи достаточно влиятельных семей, жаждущих трона, и они с лёгкостью могут узнать, кого прячут в тайной канцелярии империи. И тогда Борбок не проживёт и часа! Золотые монеты способны и не на такое.

Тайная темница состояла из двух комнат. Предбанника, и, собственно, самой комнаты для невольника. Положив диск портала на пол предбанника, Хасс успокоился, почувствовав, как же он устал.

– Харгл раздери этого Алекса! – выругался он, направляя своё раздражение на неугомонного графа, виновника его бессонной ночи. – Не может спокойно жить. Как сделает что-нибудь, так мысли враскорячку, как это исправлять.

Хасс активировал сторожевой артефакт установленный в предбаннике темницы. Теперь при появлении тут кого бы то ни было, он узнает об этом сразу же. Заперев тайную комнату, поднялся в свой кабинет. Достал из бара крепкого вина и налил в хрустальный фужер. Посмотрел на свет игру пузырьков в бокале. Залпом выпил и, спустившись со второго этажа, развалился на диване в гостиной, посматривая на связанный с сигнальным артефактом перстень.

Вспомнив о записке императора, написанной, как и предполагал Хасс, рукой Алекса: «Скоро буду. Ваш император», он хмыкнул:

– Что это? У графа проснулся дремлющий ум? Или очередная глупость? – рассуждал он вслух. – Неужели он задумал многоходовку? Прикинулся олухом, озабоченным только женским вниманием, а сам шаг за шагом идёт к верховной власти? Нет. Не может быть. Для него это совершенно не характерно. Я проверял. Лично…


Баронство Неркулова. Поляна драконов.

Старый дракон не спал. Раны, полученные им в дневных боях с тварям Проклятого леса, ныли, не давая уснуть. От услуг Жизнемиры Су-Ракал Адх отказался, полагая, что простым воинам её помощь нужна больше.

Свои серьёзные раны он залечил сам. Топорно, ну уж как сумел. А переломы рёбер и нескольких пальцев на лапах можно и потерпеть. Не в первый раз. В основании хвоста что-то воткнулось в тело и нещадно пекло, но старый дракон не мог это «нечто» достать сам. Отключил чувствительность не получалось, поэтому Су-Ракал ждал, когда прилетит Генвас. Татс в лечении не помощник, больше искалечит, чем поможет. В этом дракон имел возможность убедиться на собственном опыте. Верней на собственном теле, когда они вдвоём бежали от угасшего Источника Жизни.

Эмарисс с Изондой улетели на патрулирование к Безымянным горам, Генвас в строну Светлого леса. Татс делает облёт Проклятого леса в глубину, за третий Рубеж.

Су-Ракал слышал о неудачной встрече Эмарисс с Наместником, но не стал вдаваться в подробности. Приказал вначале закончить с прорывом, а разбираться, кто в чём виноват, будут после.

За недолгое время проведённое среди людей, старый дракон стал по новому смотреть на них. Результат это его возраста или люди здесь другие, дракон пока не решил. Но он точно понимал, что его представление о людях, вынесенное из далёкой юношеской поры кардинально переменилось.

В Гнезде людей считают самозванцами, с которыми драконы, по недосмотру Матери Природы, должны делить материк. В своих неофициальных обсуждениях драконы всегда выставляют людей, как существ недалёких, жадных, эгоистичных и беспринципных.

В баронстве Неркулова Су-Ракал увидел людей совершенно с другой стороны. И теперь, имея массу свободного времени, он пытался осмыслить, в чём причина такой разницы, между представлениями драконов о людях и действительностью.

Подняв голову, старый дракон прислушался:

– Похоже, Изонда и Эмарисс возвращаются.

Шум крыльев был на грани слышимости, но Су-Ракал, прикрыв глаза, прислушался к своим ощущениям. Да это была двойка Эмарисс. Генвас был также на подлёте, а вот Татс был очень далеко.

«Татс, доложи что видел?» – мысленно обратился старый дракон к патрульному.

«Изменённых животных немного. Группировок и стай не видел».

«Возвращайся. Нужно отдохнуть. Неизвестно что будет завтра», – приказал старый дракон.

«Хорошо. Пойду вдоль реки», – отозвался Татс.

Через некоторое время на большую поляну приземлилась Эмарисс О`Лак и вслед за ней Изонда Чик Хар. Драконесса перетекла в человеческое тело и, сопровождаемая тяжёлой походкой драконихи, направилась к Су-Ракалу.

– Вдоль границы на пять вёрст вглубь леса, скоплений тварей не обнаружили, – начала доклад Эмарисс, подходя и садясь на скамью сделанную из бревна. – По поводу драк Алекса ЗАК не врал. Видели несколько мест его сражений с изменёнными животными. Зрелище мерзкое. Такое ощущение, что там мельница работала. Даже на деревья внутренности набросаны… Я представить себе не могла, что такое кто-то может сделать.

– Понятно, – прогудел старый дракон, сжав зубы и помолчав, перетерпевая боль, неожиданно возникшую в области грудины. – Я готов выслушать вас.

– По поводу? – задрав голову, Эмарисс посмотрела на Су-Ракала.

– Мне нужно доложить Совету о вашей встрече с Наместником и его решении. Генвас будет через время, так что я готов выслушать ваш вариант, – при этих словах старого дракона, Эмарисс сникла, опустив голову, стала смотреть себе под ноги.

– Разреши мне? – взяла слово Изонда, понимая, что её подруге сейчас не очень просто говорить.

– Конечно, – согласился Су-Ракал.

– Я расскажу о том, что знают только я, Эмарисс и О`Грох…


Где-то в горах. Алекс.

Когда на моих лодыжках и запястьях щёлкнули замки от кандалов, первое желание было разнести в пух и прах всё и вся. Но не тут-то было. Я был упакован в самозатягивающуюся сетку, как тушка копчёной курицы, и это совсем не способствовало сосредоточенности. И потом эта болезненная распаковка знаний нового языка, с головокружением, тошнотой и рвотой… Какое уж тут «убить всех», когда сам вот вот задохнёшься?

Моим вниманием завладел широченный наконечник пики, принятый мной за палку, чувствительно воткнувшийся в моё солнечное сплетение, и небольшой цилиндр на древке, так усиленно поглощающий поля моей многослойной защиты. И самое главное, я не смог перекинуться в боевую ипостась. Вот это последнее весьма озадачило меня, если не сказать напугало. Как-то привык уже к своему второму телу. И тут такой облом…

Я перестал дёргаться, с трудом вдыхая мелкими глотками такой нужный воздух. Отключил болевые ощущения и представил, что у этого садиста с пикой, вместо головы кастрюля, в которой бурно кипит варево.

– Ты смотри… – хмыкнул воин, усиливая нажим на пику. Цилиндр стал быстрей поглощать мою защиту. Ещё чуток и в ход пойдёт моя аура. А это уже совсем плохо.

– Уз! – гаркнул воин, – кольцо смирения. Быстро!

Так как я лежал навзничь, было плохо видно, и я скорей почувствовал, как один из воинов метнулся в сторону, и достал, судя по шуршащему звуку, какой-то предмет из сумки или мешка. Ещё через мгновение, это нечто щёлкнуло замком на моей шее. Сознание поплыло, несмотря на все мои попытки зацепиться мыслью за что-нибудь. Звук… травинку… облака…

– Так то лучше, – донеслось откуда-то издалека и как-то нереально тихо. – Неси кандалы из флюза.

– Каан, ты уверен? Он еле дышит, – голос совсем тихий, и плавающий в пространстве.

– Он, похоже, витзей. Так что меньше разговаривай, – голос властный и насмешливый.

В ответ тишина. Я совершенно отстранённо чувствовал, как на мне поменяли кандалы. Эти, новые, тяжелее и прохладные такие.

Дышать стало легче. Уже хорошо.

– Подумать только, витзей! Вот удача, так удача, – приговаривал воин, распаковывая меня из сеточного плена. Сознание понемногу прояснялась. Я стал слышать звуки шуршания камней под сапогами бандитов, ругань Борбока, гортанные команды. Мешанина цветов перед глазами стала приобретать более-менее чёткие очертания.

– … если каан даже половину обещанного отдаст, это ж можно года три не ходить в ходки…, – бормотал воин, сноровисто снимая с меня сеть, перекатывая моё безвольное тело с бока на бок. – Ну как-то так! – удовлетворенно сказал он, когда закончил, и пропал из моего поля зрения.

Наконец мне стало немного лучше. Ощущения такое, как будто меня час били палками в тёмном мешке. Реальность воспринималась туманно и как-то издалека, и полный штиль в эмоциях. Это и есть апатия? Вот не думал, что ко мне вернётся эта моя «подруга».

Опять затошнило. Повернулся на бок и с трудом сел, прислонившись спиной к камню. Фокусируя зрение, стал рассматривать браслеты на руках. Вполне современные такие браслеты, толщиной в два пальца. И замки на них совсем не средневековые. Привет от Древних? Очень может быть. В истинном зрении мои кисти и ступни ног были окутаны грязно зеленным дымком. Источником этого энергетического дыма и были эти браслеты.

Потрогал кольцо на шее. Просто кольцо, но через голову не снимешь. Не ошейник и на том спасибо. Судя по бледному мареву перед глазами, если смотреть в истинном зрении, моя голова внутри кокона этой грязно-зеленой энергии. И ведь не противо-энергия, как в Диком лесу. Что-то новенькое. Ничего-ничего, вот приду в себя и разберёмся, что тут за новинки.

Исподлобья начал рассматривать наших пленителей. Один за старшего восседал на шестиногом, мохнатом звере. Новый для меня вид верховых мутантов. Конь ни конь, медведь не медведь. И на герувина совсем не похож, значит не ящер. Вообще-то шестиногих ящеров я не видел. Никогда.

Всадник был в латах, с мечом и пикой. Тот предмет, который я принял в самом начале за палку, на самом деле, была пика, с широким лезвием на конце и притороченном около него цилиндром.

– Ну, вот видишь, уже очухался, – воин на звере подъехал ко мне. Ткнул меня древком пики. Я поднял на него взгляд. Вожак довольно ощерился. – Уз, Лар! С этого глаз не спускать. Задействуете Поводок. И Силы не жалейте, иначе будет нам веселье.

– Понял, каан. Не впервой, – грубоватый голос в ответ. Краем глаза увидел направившегося ко мне крупного воина. Всадник, ещё раз посмотрел мне в глаза. Хмыкнул и разворачивая животное, гаркнул:

– Уходим!

Ко мне подошли двое воинов. Явно из бывалых, с мечами за спиной, плётками за широким поясам, в кожаных латах. Угрюмые, с острым взглядом из-под косматых бровей. Два эдаких близнеца, если судить по одежде, манере двигаться.

Молча вздёрнули меня на ноги.

– Не дури, – угрюмо сказал тот, что рассуждал о радужных перспективах моего пленения.

Нападавших было пятеро. Всего пять человек повязали меня, как сопливого новичка. Вожак, двое моих охранников и ещё двое, в одеждах попроще, видимо из обслуги. Они поставили Борбока на ноги и профессионально обыскали. От императорских артефактов на земле образовывалась небольшая кучка.

– Граф… Андер…, – сквозь зубы шипел Борбок, с пальцев которого бесцеремонно снимали перстни и кольца. – Вы же можете их всех уничтожить! Ну что вы медлите…

– Да пошёл ты! – с трудом процедил я, кинув взгляд на императора. За своё бормотание получил чувствительный тычок от одного из воинов, охранявших меня. Разговорчики в такой ситуации не приветствуются в любом мире.

Я злорадно улыбнулся, увидев как сильно, наотмашь, один из обслуги врезал бывшему императору. У того аж голова мотыльнулась.

– Заткнись, мразь! – прокомментировал наказание мужик.

Круто мы попали. Хорошо, что Асгерна отправил в КУЦ. Незачем мужику такие испытания.

Интересно устроена жизнь. Вечером, перед сном я принимал решение не возвращаться в графство? Принимал. Ну, вот вам и условия непреодолимой силы! Одно хорошо. Наверняка кормить будут да и к людям выведут. А там посмотрим, кто кого!

То, что это Орвилия, я не сомневался. Только там есть рабы, причём вполне официально. Так что Асгерн ошибся – это Грифоновы горы.

Утренний туман стелился вдоль глади воды. Наш караван шёл берегом. И не лень разбойникам было тащиться в такую даль, потому что шли мы очень долго. И хотя в горах расстояния ощущаются совсем не так, как в городе или лесу, но всё равно долго.

В дороге мне легче не стало. Побрякушки, надетые на меня, честно выполняли свою работу, не давали прийти в себя, подавляя думки о любых действий, кроме перестановки ног при ходьбе.

«Что же вы на меня нацепили?» – пугливой стайкой промелькнула мысль в моей голове.

Но всё же я не потерял способность хоть как-то оценивать ситуацию. Это уже плюс. Более того, к тому моменту, когда нас окликнул часовой, я хоть и с трудом, но мог более-менее адекватно реагировать на внешний мир. Наш вожак что-то крикнул охранению в ответ, и мы после короткой остановки продолжили движение.

Ясная картинка мне была недоступна, поэтому я мог только предполагать, что происходит вокруг. Больше догадываясь по обрывкам фраз и окриков.

По характерному гомону я понял, что мы пришли на стоянку. Бивак был помещён внутри какой-то пентаграммы, в лучах которой дымятся маленькие костры. Несколько раз я перешагивал через канавки, которые создавали некий рисунок. Явно рукотворных канавок. Откуда такая уверенность? На миг увидел место своего нахождения как бы со стороны. Видение промелькнуло ночной птицей, оставив уверенность и приступ тошноты.

Перешагивая через очередную канавку, посмотрел на неё в истинном зрении. Вот это и есть странность. Энергетический дымок грязно-зеленого цвета стоял по всей длине борозды. Такая же ерунда, как и от моих кандалов, только более насыщенная. С пеленой перед глазами не спутаешь.

Внутри лагерь мало чем отличался от стоянки любого каравана. По кругу телеги, внутри шатёр, который несколько воинов споро сворачивали. Два костра. Пики в пирамидах. Пленники сидят по клетям на телегах. Вот и транспортное средство. Я уж боялся, что придётся пешими идти. Ноги то я с трудом переставляю.

– Этих кормить? – поинтересовался встречающий нас воин. Беззубый и довольно отвратно пахнущий.

– Нет, – коротко бросил вожак. – Это маги, в клеть их с флюзом.

– Слушаюсь, каан, – с поклоном отозвался надсмотрщик, и уже грубо нам, – ну что стали? Диз, гони их к дальней клети.

Было видно, что Борбок не понимает ни единого слова. Но оно ему и не нужно. Всю дорогу он ругался на моё малодушие и трусость, призывая и заклиная освободиться. Несколько раз получал тычок от сопровождающих, но всё равно не унимался. А уж чего он мне только не обещал… Даже трон, который ему оказывается совсем ни к чему и вообще в тягость. И чего не скажешь в минуты слабости.

Между тем нас повели к нашему транспортному средству. Пяток телег, с клетками на них и ещё три накрыты пологами. Это я отметил на автомате. Значит, способность адекватно мыслить возвращается.

Пленных было много. Человек пятьдесят, а может и больше. Разномастный, разновозрастный народ. Не бомжи, это точно. Одежда помятая, грязная, но добротная. Сортировки по полу и возрасту не было. На первой телеге выделил трёх подростков, два парня и дивчина. На второй двух девочек лет шести, на третьей двух откровенных стариков. Остальные мужчины и женщины, от двадцати до сорока лет, смотрелись одноликой массой.

Пленники смотрели на нас с любопытством. Не было надежды или страха. Просто любопытство, как будто они не пленники, а зрители, а вот мы как раз пленники.

На последней телеге, в клетке, сидело двое мужчин. Выходит, нам с Борбоком повезло, путешествовать будем с комфортом. На предыдущих телегах для пленных едва хватало места, чтобы сидеть.

Один из наших попутчиков, пухлый, с открытой улыбкой, был одет в добротный халат. Разве что чалмы нет на голове, а так – прям бай из азиатских стран земного мира. Хотя нет, скорей, он торговец. Во всех мирах торговцы выглядят одинаково. Вот есть в них какая-то неуловимая схожесть. Лицо гладкое, явно знававшее более сытую жизнь.

Второй пленник, мужчина довольно пожилой, с жидкой бородкой. Простовато одет, я сказал бы, путник по факту рождения. То есть человек, живущий в дороге. Потёртый плащ, соломенная, подратая шляпа, сухие, жилистые руки, морщинистое лицо, бесцветные глаза.

Наша клетка отличалась не только количеством постояльцев. Во-первых, у меня при подходе к ней возникла головная боль. На фоне затуманенности сознания, боль была особенно сильной. Впрочем, она тут же прошла. Во-вторых, перекладины клетки были выполнены из металла. Это бросилось в глаза. Кинул взгляд на соседнюю телегу. Так и есть, на ней клетка связана из толстых жердей, а тут металл. И последняя странность, в центре клетки стояла столбик из камня, к которому нас и приковали на цепь. Впрочем, от обруча на шее меня не освободили.

– Хороший улов. Каан знает своё дело, – приговаривал дурно пахнущий мужик, примкнув замком цепь к центральному столбу. – От тут и посидите… хе-хе-хе. Господа маги… хе-хе, – противненько приговаривал надсмотрщик. Ещё раз все внимательно осмотрев, с чувством выполненного долга, надсмотрщик вышел из клети, закрыв за собой щеколду. Хмурые воины, сопровождавшие нас всё это время, ушли по своим делам.

Как только закрыли двери клетки, я сел, держась за металлическую решётку. Меня не по-детски штормило. Прислонился спиной к камню, стоявшему в центре телеги. Закрыл глаза, вытянул ноги.

Борбок же стоял, брезгливо осматриваясь. Пол был довольно грязным. Интересно, а по нужде выпускают или прямо тут? В углу характерный запах мочи. Значит прямо тут. Но мне на это было совершенно плевать.

– Добрый день, господа, – поздоровался с нами пухлый мужчина. – Вот и вас тоже. За что же на наши головы эти беды? Да вы не стойте, сейчас поедем, можете упасть, – обратился он к Борбоку. Последний брезгливо морщился, тихим шёпотом ругаясь отборным матом.

– Да, мой друг, тут очень грязно, но что делать… Это только до Врат. У меня там есть кое-кто знакомый. Так что вы меня держитесь. Доедем до Врат, а там… Этот каан ещё извиняться будет, – шипел толстяк, распаляя сам себя.

Лагерь очень быстро свернули. Впрягли в телеги лошадей. Нормальные лошади, это радует. А что же это за зверь, на котором вожак разъезжает? Потом разберёмся… Мне было лень. Лень шевелиться, разговаривать, дышать. Но без последнего, пожалуй, не протяну, так что приходилось заставлять себя дышать.

Толстяк, поняв, что я не намерен ему отвечать, переключил своё внимание на Борбока. Император, не понимая ни слова, все же догадался, что стоя ехать небезопасно. Морщась и ругаясь, он сел в углу клетки.

Толстяка звали Саах, он торговец из Припульты. Каан это что-то типа князь, по крайней мере, из его рассказа я понял, что наш главарь контролирует левый хребет Момлока. И вообще, названия сыпались одно за другим, и я совершенно не понимал, про что рассказывает этот торгаш.

– Уймись, – наконец сказал странник, – они тебя не понимают.

Мы тряслись по еле приметной дороге. Ясмин поднимался всё выше, начиная припекать макушки.

– Как не понимают? – удивился Саах. – Они не знают сларецкого языка? Откуда тогда они? На тысячи вёрст от западных Врат до восточных Рубежей все говорят на этом языке. Как его можно не знать?

– Уймись, – кинул путник и замолчал.

Помолчали. Но толстяк видимо был не из молчунов.

– Ты меня понимать? – спросил он на ломанном всеобщем, чем вызвал у меня сдержанную улыбку и заинтересованный взгляд притихшего Борбока. – Ты прав Даг, они с равнины. Да как же они сюда попали то? Пройти через Рубеж стоит кучу денег, да и какой смысл?

Путник ничего не ответил, глядя перед собой. По-моему он медитировал.

– Ты ровно место? Да? – допытывался торгаш у Борбока. – Я уметь говорил вам язык.

– Андер, что он лепечет? – спросил Борбок. – Что ты молчишь, как воды в рот набрал?

Я даже глаз не открыл. Много чести. И вообще, не трогайте меня, мне дурно.

– Вода! – ухватил торгаш. – Нет вода. Стоять будем скоро не будет. Давал вода…

Под повтор рассказа Сааха, только на ломаном всеобщем, я отключился.

«Принято сообщение по протоколу три ноля пять», – именно эта фраза вывела меня из забытья.

– Что? – прошептал я пересохшими губами. В ответ лишь скрип колёс, крик птицы в небесах, да ругань нашего ездового на дорожные кочки. Действительно, нас нещадно трясло.

В голове шумело. Ясмин припекал макушку. Несколько раз я приложился затылком к камню, на который опирался спиной. Стал беречься. Сквозь щелки приоткрытых глаз осмотрелся. Даг, все так же сидел, крестив ноги, придерживаясь рукой за решётку. Саах полулежал на спине в дальнем углу клети, держась обеими руками за прутья. При этом он негромко ругался. Борбок сидел, вытянув ноги в противоположном углу, также двумя руками держась за прутья клети. Лицо его был мрачным и изнурённым. Было видно, что поездка ему даётся с большим трудом.

«Не всё коту масленица», – зло ухмыльнулся я. Ладно, фиг с ним, нужно понять, что там за сообщение я услышал.

«Принято сообщение по протоколу три ноля пять», – услужливо прошелестело в голове и тут же всплыли воспоминания. Это закрытый канал общение между КУЦ и Наместником планеты. Ноль-ноль-ноль пять, группа секретности. Фактически самая низкая.

Значит я всё-таки наместник? И так позорно попал в плен.

– Расшифровать, – прошептал я.

«Физические данные объекта по имени Асгерн, восстановлены согласно заданным параметрам. Ожидаются инструкции по дальнейшим действиям с объектом», – прошелестело в голове.

Круто. А просто пообщаться не судьба?

«Мэри!? Ответь. Мэри?»

Тишина.

«ЗАК! ЗАК, мать твою, на связь! Да что вы молчите?.. Гады…»

Сколько я не пытался, отклика не получил.

– Потерпи, – выделил голос Дага. – Скоро станут на отдых.

Подскакивая на кочках и ямках, повернул голову к соседу по клетке. Тот сделал попытку улыбнуться, прохрипел:

– Терпи парень. Первые дни тяжело, потом привыкнешь.

– Хм…

– Верно, – чему-то кивнул мой попутчик, подпрыгнули на очередной кочке. – Внутри тихо и спокойно. Жди там.

С этими словами он закрыл глаза и, как говориться, ушёл в себя. Молодец. Но у меня сейчас несколько другая проблема. Пятая точка конечно болит от сидения на твёрдом полу, но это не самое большое неудобство. Потерплю.

Нужно как-то отправить сообщение Мэри, иначе поместят Асга в стазис и будет он там сидеть до скончания века.

Итак, как там передавать сообщения по закрытым каналам? А вот не знаю. Ну что за инструкции, а? Половина есть, половины нет.

«Переместить Асгерна в Замок. Отправить сообщение по протоколу два ноля пять», – продиктовал я сам себе. Прислушался к своим ощущениям. Кроме тошноты и шума в ушах – ничего. Повторил три раза, как заклинание, представляя почему-то телеграфную ленту. Ох уж эти выверты подсознания. Хотя чем не визуализация. Секретная телеграмма.

Сколько я не пытался представить и передать, так ничего и не произошло. Может связь односторонняя?

«Переместить Асгерна в Замок. Отправить сообщение по протоколу два ноля пять, дать отклик», – эти два последних слова привели к результату.

«Сообщение отправлено. Подтверждение получено», – прошелестело в голове. И это точно не я подумал. Облегчённо вздохнув, открыл глаза. Мы остановились. Вокруг суетились воины, организуя стоянку.

– Видит Единый, не доеду я до Врат, – причитал Саах, тяжело поворачиваясь в своём углу.

Я почувствовал пристальный взгляд со стороны Дага. Медленно повернулся голову к нему. Несколько секунд смотрели глаза в глаза.

– Масс, придёт время уходить, можешь рассчитывать на меня, – проговорил мой попутчик и опустил глаза.


Графство Алекса. Асгерн.

Маг очнулся на кушетке в комнате со светлыми стенами. Ему показалось, что он крепко спал. В теле была лёгкость и в мыслях чистота. Давно Асгерн не чувствовал себя таким полным сил и готовым к действиям.

Алекса в комнате не было, да и вообще никого не было. Журчанье ручья, нежное касание лица летним ветерком, звуки леса совершенно не соответствовали голым стенам и светло-кремовому потолку.

– Эгей, народ? – осторожно проговорил мужчина. Вместо ответа перед глазами картинка сменилась на бревенчатые стены и обшитый досками потолок.

«Перенос в замок Алекса осуществлён согласно распоряжению номер двадцать семь тридцать один», – проговорил женский голос в голове мага.

– И на том спасибо, – маг сел, ощупывая место ранения, где чувствовал блуждающие отголоски боли. Даже посмотрел себе на живот, в распахнутую рубаху. Девственно чисто. Нет и намёка на шрам. – Кем бы ни была знакомая целительница Алекса, своё дело она знает на отлично, – мужчина легко поднялся и начал заправляться.

«Переодеть бы рубашку. Да и жилет», – подумал он, рассматривая дыру в одежде от арбалетного болта.

– К выходкам этого Алекса нужно привыкнуть, – вздохнул мужчина и добавил. – Учитывая что я открыл дверь в один конец, придётся привыкнуть.

Заправившись, направился к двери. Легонечко толкнул её. Дверь без единого звука открылась и маг упёрся взглядом в троих безликих со взведёнными арбалетами.

– Не оригинально, – пробурчал маг, имея ввиду своё первое появление здесь. Мужчина поднял руки и громко сказал, – я боевой маг второго круга, Асгерн, на службе его сиятельства графа Андера.

Воины не шелохнулись. Маг тоже не двигался. Он отлично помнил, по недавней битве с тварями Проклятого леса, на что способны эти воины. Так что лишний раз их искушать, себе дороже.

Минуты тянулись целую вечность. Так они и стояли молча: Асгерн с поднятыми руками, воины держа его на прицеле.

– Арбалеты в пол, – раздалась команда откуда-то справа, и тут же перед магом появился хмурый командир охранения. Маг не помнил его имени, а может, просто не знал.

– Кто таков? – спросил старший, хотя по глазам Асгерн видел, что его узнали. Именно поэтому он рискнул опустить руки.

– Боевой маг второго круга, Асгерн, на службе его сиятельства графа Андера, – повторил он.

– А где Алекс, то есть граф Андер? – спросил старший.

– Одному Единому известно где этот Алекс, – Асгерн наконец вспомнил имя десятника. – Слушай Красс, доложи по команде, срочно нужно увидится с Юлом или с Генвасом. У меня ИСС испортился, не могу связаться.

– Иди в Малый зал, Генвас там.

– Понял, – кивнул Асгерн и направился в донжон.

В замке жизнь шла своим чередом. Маг обратил внимание, что в замковом дворе не видно домашней живности. Не греблись куры в лошадиных каштанах, не купались гуси в лужах с поросятами. А всё потому, что во дворе не было ни конского навоза, ни луж, да и вообще никакой грязи. Всё чисто, как после дождя. Это было необычно.

Легко взбежав по ступеням донжона, мужчина на автомате отметил кучку детей разного возраста, играющих на специально отведённой площадке, мужиков, разгружающих телеги в замковые подвалы, да несколько молодух, спешащих по своим делам. Больше никого Асгерн не заметил. Никакой охраны на крепостных стенах, никого в стороне казарм и конюшен.

В фойе замка было тепло. Мужчина сразу почувствовал уют тепла, как будто вошёл не в каменную громадину, а в бревенчатую избу. Обычно в каменных замках отапливали только спальни, в остальных же помещениях было прохладно и сыро в любую жару.

«Везде, но не в замке графа Андера. Как-то вчера на это не обратил внимания», – хмыкнул про себя маг, открывая двери в Малый зал. За столом сидел Генвас О`Лак и его сестра, та самая зазноба Алекса, из-за которой хозяин замка так психанул. Здесь же были Хисий и Идар, и ещё незнакомый Асгерну старик, вроде бы его звали Винс или Вик, маг не запомнил.

На столе была разложена карта, и Хисий с Идаром, что-то рисовали на ней, негромко комментируя свои действия.

– Асгерн! Ты один? – спросил Генвас, стоило только магу войти. Все повернулись к вошедшему.

– Да… – развёл руками маг. – Как то всё вышло через одно место.

– Где Алекс? – подала голос Эмарисс.

– А кто ж его знает, – ответил Асгерн, про себя подумав: «И что он в ней нашёл? У мадам Базовой я навскидку назову штуки три, симпатичней этой. Вот уж пути Единого неисповедимы».

– Проходи к столу, – взял Хисий инициативу в свои руки. – Кушать будешь?

– Пока не хочется, – отказался маг, подойдя и внимательно рассматривая карту. – Я из КУЦа, Алекс меня туда с ранениями отправил. Даже не знаю, сколько я там провалялся, а вот есть не хочется совершенно.

– Сегодня второй день, после битвы с Тварями, – пояснил Хисий. – Раз не голоден, тогда, садись и рассказывай, где был, как расстался с Алексом. Короче, все по порядку.

– Рассказать есть чего, – кивнул Асгерн, усаживаясь и потянувшись к кувшину, стоявшему на крае стола. – Вино?

– Вино, – кивнул Винс.

– Отлично! – маг налил себе в кубок и залпом выпил. – Вот чего мне не хватало! Э-э-э фух! Хорошо. Так вот, когда я прыгнул в висячее зеркало, вслед за Алексом, то оказался…

Дверь шумно распахнулась и в зал буквально вбежала Сенди. Успокаивая дыхание, осмотрела присутствующих:

– А где Алекс?

– Пока не знаем, – проговорил Генвас. – Присядь и послушай.

– Я думала…

– Ты ошиблась, – почти зло оборвала девушку Эмарисс. Управляющая презрительно посмотрела на драконессу и, с достоинством подойдя к столу, присела:

– Прошу извинить, господин Асгерн. Продолжайте, пожалуйста.

– Так, вот, – продолжил Асгерн, – прыгнул в зеркало и с разбегу налетел на огромный камень…


Где-то в горах. Алекс.

На стоянке нам в клетку кинули бурдюк с водой, которым тут же завладел Саах. Бормоча извинения, он хорошенько приложился к горлышку, глотая воду с характерными бульками. Потом передал бурдюк Дагу. Тот жестом предложил его мне, я отрицательно покачал головой. Пить не хотелось, даже удивительно, почему.

А вот император Борбок меня удивил. Я уж решил, что он побрезгует пить после всех. Нет. Не побрезговал и совсем не по-императорски напился и даже голову себе полил водой. Интересно, а Вилорн тоже вот так быстро превратился бы из Императора в простого пленного? Вряд ли. Покойный не то чтобы был настоящим императором, просто человек был другой. Совсем, другой.

Из всего окружающего меня, самое лучшее был тот жидкий холодок от небольшого деревца, в котором спрятали телеги с пленными. Берегут, однако, товар-то. Самочувствие моё было стабильно плохое. Я уже совсем забыл, как это бывает, когда тебе не становится легче ни через час, ни через два, ни через пять. А ты всё ждёшь, что вот-вот, организм приспособиться к новой напасти и станет легче. Не стало. Что же это за диковинки на мне в виде браслетов и кольца на шее.

Камень, к которому я прислонялся спиной, я узнал. Его Флюзом вроде назвал главарь? К такому же была прикована Эмарисс, когда я с дуру кинулся её спасать. Энергия у него такая, как в Диком лесу, и я могу ей распоряжаться. Какой же я идиот! Это на меня браслеты действуют, не иначе. Это же Саах и Даг под действием камня не могут магичить. Следовательно, если камень нейтрализовать, то они освободятся и, возможно, помогут и мне. Даг назвал меня массом. Что это такое я не знаю. Наверное, типа, мастер, да и не важно. Главное он предложил свои услуги при освобождении. При этом он не сомневается, что я уйду. Вон как сформулировал: «придёт время уходить».

От мыслительного процесса меня затошнило, перед глазами поплыло. Что я делаю не так? Запрещены мыслительные процессы как таковые? Судя по самочувствию, это именно так. Хорошо, а если уйти в свою башню-коммутатор и там поразмыслить?

Я начал попытки попасть в свою виртуальную башню. Странное дело. Вот вроде я в сознании, а мысли в разбежку. В кучу собраться ну совершенно невозможно.

Время у меня есть, все отдыхают, значит нужно пытаться, так как этот плен мне уже не кажется лёгкой прогулкой. Нафиг-нафиг, нужно дёргать отсюда. Пересиливая тошноту и острую боль в висках, пытался попасть в башню-коммутатор. Это теперь казалось мне панацеей от всех моих бед.

На стотысячном разе я оказался в прохладе каменной башни. Наконец-то! Посмотрел на руки, браслетов нет, ощупал шею, кольца нет. Да и в голове нормально. Правда башня меняет очертания, как бы плывёт, но стоит мне посмотреть на нужную дверь и она послушно приближается. Значит работает. К кому наведаться? Конечно к Эмарисс, кто бы сомневался?

Н