Book: Планета семи масок



Планета семи масок

Планета семи масок


Планета семи масок
Планета семи масок
Планета семи масок
Планета семи масок

ББК 84.4Фр.

П 37

Составитель О. Пуля

Предисловие Вл. Гакова



РЕДАКЦИЯ «ХРОНОС»

Главный редактор серии

О.П. Пуля

Литературный редактор

С.Н. Петропавлов

Художник

В.Ю. Мартыненко

Планета семи масок: Сб. фант. произведений: Пер. с франц. / Сост. О.П. Пуля; Предисл. Вл. Гакова. — М.: «Аргус»,1993. — 496 с.: ил. — (Серия «Хронос»)

П 37

ISBN 5-85549-007-6

Перед вами — антология французской фантастики, одна из первых в стране. Головокружительные путешествия во времени, история будущего — холодного и заманчивого, встречи с чуждым разумом и жажда любви — в романе, повестях и рассказах современных фантастов. Изысканная литературность, тонкий юмор и, конечно же, — французская экстравагантность.

ППодписное ББК 84.4Фр.

© Изд-во «Аргус», 1993

© Составление, название серии — О.П. Пуля, 1993

ISBN 5-85549-007-6 © Иллюстрации — В.Ю. Мартыненко, 1993

Наследники Жюля Верна

Вероятно, правильнее было бы назвать эту статью по-иному, менее, что ли, «оптимистично». Как-нибудь в духе Вальтера Скотта — «Жюль Верн, лишенный наследства».

Потому что научная фантастика на родине ее основоположника, хотя и дала миру несколько значительных имен, в целом потерялась, не выдержав натиска заполонившей рынок американской продукции (боюсь, и нам пора готовиться к тому же). Нет, конечно, «научно-фантастическая» жизнь во Франции не замерла вовсе — собираются шумные конвенции, на которых местные фэны присуждают премии — в том числе и своим писателям, выходят журналы, есть даже активная доморощенная критика, едва ли не превосходящая по объемам собственно выпускаемую там литературу. Но вне границ Франции эта литература по-прежнему остается terra incognita. Правда, ситуация несколько выправилась в последнее десятилетие: чаще появляются переводы на английский (что и в фантастике означает — на международный), запестрели «французские» обзоры в популярном журнале «Локус»; и вот — очередная, хотя все еще редкая, антология на русском…

Ну а на интересную антологию материала хватит с избытком — в том читатель сам, надеюсь, убедится, прочитав сборник, который держит в руках. Моя же задача состоит в следующем: «пунктирно» набросать историческую перспективу — чтобы при чтении было ясно, какое место занимает тот или иной представленный автор в общей мозаике, называемой «французская научная фантастика».

Франции, как и ее соседке за Ла-Маншем, очевидно, нет нужды подробно доказывать свою родословную в жанре.

Для десятков миллионов людей во всем мире по-прежнему само его название прочно ассоциируется с Жюлем Верном, книги которого переведены на сто с лишним языков. А ведь были и другие. Рабле и Сирано де Бержерак, Вольтер и Луи-Себастьян Мерсье, Ретиф де Ля Бретонн и Вилье де Лиль Адан; в XIX веке французские авторы активно осваивали фантастику философскую (Бальзак), «готическую» (Казотт), утопическую (Кабе), мистическую (Нодье), «межпланетную» (Мопассан, Ле Фор и Графиньи, Фламмарион). А в первой половине нашего столетии фантастика — как литературный прием — привлекла к себе таких видных «нефантастов», как Анатоль Франс, Андре Моруа, Анри Труайя (настоящее имя которого, кстати, — Лев Тарасов). О подобном генеалогическом древе впору только мечтать!

Да и традиции собственно научной фантастики (хотя ярлычок science fiction тогда еще не успели импортировать из — за океана), заложенные Жюлем Верном, в начале века успешно развивали Альбер Роби да, Жозеф Рони-старший, Гюстав Ле Руж и знакомый нам с юности по «африканским» приключенческим романам Луи Буссенар. Однако к 30-м годам начинается спад. «У нас отсутствовали специализированные журналы, которые бы объединяли, поддерживали молодых авторов и способствовали бы созданию единого литературного направления. Были немногие авторы — последователи Жюля Верна и созданного им «романа предвосхищения», но и он сошел на нет уже к концу второй мировой войны,» Так оценивает ситуацию критик Жак Садуль (сын известного теоретика и историка кино Жоржа Саду ля). Он же, кстати, дает неплохую периодизацию послевоенной французской фантастики, выделяя несколько этапов.

Начало первого условно приходится на 1950 год, когда пошла волна (еще не «девятый вал»!) переводов «с американского». С 1954-го в газетных киосках замелькало новое периодическое издание — журнал «Фиксьон», быстро сплотивший вокруг себя местную литературную молодежь (около 700 оригинальных произведений в первых 250 номерах!)… Второй этап начинается в конце пятидесятых. К «Фиксьон» присоединились еще два журнала, «Галакси» и «Саттелит», а 1959-й ознаменовался выходом первой антологии, составленной исключительно из «своих». В майском выпусхе «Фиксьон» за тот же год редактор журнала Алан Доремье (сам превосходный стилист, мастер короткого фантастического рассказа) провозгласил появление национальной шкалы, связав ее с именами Р.Баржавеля, Ф.Карсака, Ш. и Н.Хеннебергов, Ж.Клейна, К.Штайнера, Ж.Стернберга и других. В 1958 году впервые после войны была вновь присуждена ежегодная премия имени Жюля Верна, учрежденная тридцатью годами раньше. Казалось, наступал благословенный «золотой век», подобный американскому в сороковых.

Но… не наступил. Шестидесятые годы ожидаемого всплеска популярности фантастики во Франции не принесли. То есть она по-прежнему триумфально шествовала по рынку, однако — не своя, а заокеанская. Издателей и редакторов, неохотно предоставлявших площади под местных авторов, можно понять: с точки зрения массового читателя уровень американской продукции был выше, на нее имело смысл делать ставку.

Ситуация резко изменилась десятилетие спустя. Началось бурное возрождение национальной фантастики, что позволило авторитетному австрийскому критику Ф.Роттенштайнеру отдать ей второе место в Европе (после СССР — ну, и Англии, которую общий язык давно и прочно связал с американским книжным рынком), и даже известный американский издатель Д.Уоллхейм считал ее «самой процветающей» на континенте. С этим же десятилетием связан и тот самый расцвет «фантастоведения» во Франции, о котором было сказано выше.

Но, вслед за заметным пиком, — снова ровное «плато» на протяжении всех 80-х. Книги издаются, премии присуждаются, а вот мощной национальной школы (каковой, например, является — увы, являлась — яри всех ее идеологических и формальных рогатках фантастика советская) во Франции, на мой взгляд, так и не появилось.

Последнее, конечно, не означает, что, стало быть, «и говорить далее не о чем».

* * *

Парадоксально, но наиболее значительные — и известные во всем мире — произведения французской научной фантастики созданы писателями, которых трудно назвать «фантастами». Это Робер Мерль и Пьер Буль.

В общем, эпизодические набеги на территорию Страны Фантазии «пришлых» прозаиков-реалистов — не в новинку читателям этой литературы. Но каждый такой рейд вызывает у критиков два основных вопроса. Что же за научную фантастику пишут признанные романисты, что они под ней понимают? И насколько она мимолетна — эта кажущаяся многим противоестественной, даже извращенной «связь» мастеров слова с жанром, который еще в начале 50-х годов прочили во Франции на смену бульварному «полицейскому роману»? Что это — шутки мэтров, отдохновение после трудов праведных, озорство?

Второй вопрос отпадает сразу же, если вспомнить, сколько книг в «низком» жанре создали упомянутые авторы. Три (а если считать своеобразной фантастикой притчу «Мадрапур», то и асе четыре) у Мерля, пять у Буля — кажется, ни о каком флирте тут речь не идет, роман закрутился всерьез и надолго… А вот ответом на первый вопрос может стать определение, впервые данное автором романа «Разумное животное» своему детищу: «политико-фантастический роман». Действительно, политикой французская фантастика пронизана, как никакая другая, — к это слово еще не раз встретится в нашей «обзорной экскурсии».

Не буду подробно останавливаться на содержании произведений, уже выходивших на русском языке. Остросюжетный фантастический «триллер» Меряя «Разумное животное» (1967), его же апокалиптическое видение мира, пережившего ядерную войну — монументальный рома» «Мальвиль» (1972), беспощадная сатира Буля «Планета обезьян» (1962), — все эти книги уже достаточно обсуждались. Но стоит, вероятно, рассказать о других книгах мастеров французской прозы, пока не дошедших до российского читателя (по причинам, которые станут ясными из дальнейшего).

Фантастической сатире Робера Мерля «Охраняемые мужчины» (1974) не повезло вовсе не из-за политических резонов. Испугал отечественных цензоров… ну, конечно же, секс! (Что за «зверь» может быть страшнее в тоталитарном обществе?) Между тем, собственно «секс» (в смысле клубнички) в романе практически отсутствует, а речь идет, как ни странно, все о той же политике. Мерль пророчески продолжает в недалекое будущее ситуацию, которая, на мой взгляд, не всеми замечена и сегодня, хотя сегодня уже отчетливо видны на горизонте картинки еще одной антиутопии, сравнимой с замятинской или оруэлловской, но «подкрадывающейся» более, что ли, незаметно. Французский писатель рассказывает о мире, в котором «сексуальная революция» свернула с проторенной колеи (а может быть, это и должно стать ее логическим завершением?): к власти пришли воинствующие феминистки — и им есть за что мстить угнетателям-мужчинам!.. Для нас роман пока остается «фантастическим», но вот как он читается сегодня в Америке, ума не приложу — как актуальный политический комментарий на злобу дня? Как бесплодные сетования — когда «поезд ушел»?..

Ранним фантастическим произведениям Пьера Буля изначально опустила шлагбаум перед нашими издателями треклятая политика.

О Буле-фантасте заговорили уже после выхода его сборника рассказов «Абсурдные истории» (1957). Спустя год писатель публикует небольшую повесть «Е = МС», один из ранних примеров «альтернативной истории» в мировой фантастике, где любовь будущего автора «Планеты обезьян» к парадоксальному доказательству «от абсурда» проявилась в полной мере. Буль задает исходную ситуацию следующим образом: группа ученых — ядерщиков в середине сороковых годов отказывается от участия в создании бомбы и ставит перед собой цель противоположную

— превращение энергии в материю. Однако знаменитое уравнение Эйнштейна, вынесенное в заголовок, жестоко и действует «в обе стороны»

— как жестоки и социальные уравнения в мире, в котором трудятся ученые-идеалисты! В результате и в этом альтернативном мире Хиросима не избегла своей участи, погребенная под неведомо откуда взявшимися грудами урана.

А потом была «Планета обезьян» — по-видимому, случайно прорвавшаяся к нашему читателю…

Нет нужды пересказывать сюжет этого хорошо известного романа, подчеркну лишь, что и это — фантастика по сути политическая. И потому история самой книги — первых откликов на нее, ее публикации у нас — стоит того, чтобы о ней напомнить.

Мрачная басня о человечестве, захлебнувшемся в болоте им же созданных вещей и в конце концов уступившем планету эволюционировавшим обезьянам, отечественными инстанциями (от которых тогда всецело зависело, что печатать) была однозначно — и, в общем, справедливо — расценена как произведение антибуржуазное. И только. А потому — достойное публикации. Никаких иных пластов, к счастью, тогда не заметили — и книга, в которой всем сестрам роздано по серьгам, увидела свет на русском, заразив думающего читателя тревогой, весьма далекой от конъюнктурных целей «контрпропаганды» (интересно, кто-нибудь из читающих эту статью помнит это слово?).

Цивилизация на Земле в равной мере погибла от скудоумия «тех» и «этих» — за случившееся ответственны обе главные политические силы на планете, не желавшие ни пяди уступить сопернику. Буль сказал это практически открыто, его черный гротеск для своего времени был, казалось, так прозрачен — однако и у нас, и у «них» для сатирических стрел писателя предпочли разглядеть лишь одну цель. О «наших» я уже сказал, но поразительно, что и в авторитетном французском еженедельнике «Экспресс» роман Буля был назван «фантастическим сновидением, математически — логичным и… безопасным». Между прочим, поистине всемирной славой роман обязан, как водится, американской экранизации — с последующими кинопродолжениями (к Булю вообще никакого отношения не имевшими). Эффектный костюмированный (правильнее сказать — «гримированный», ибо львиная доля успеха пришлась как раз на запоминавшиеся обезьяньи маски) боевик не «осерьезнивает» даже ударный финал: полузасыпанная статуя Свободы на границе радиоактивной пустыни, однозначно указующая на местоположение «планеты обезьян». Подмена очевидна — более обкатанная ядерная катастрофа вместо «катастрофы вещей» в романе Буля.

Следующие его книги — «Сад Канашимы» (1964), «Уши джунглей» (1972) и «Левиафан» (1975) — заметно уступают «Планете обезьян», хотя и подтверждают «серьезность намерений» ведущего французского прозаика в отношении политической фантастики.

Сюжет первого романа, увы, устарел: в нем рассказывается, как в результате космической гонки раньше всех высаживает человека на Луну… Япония! Камикадзе профессор Канашима заведомо обрекает себя на гибель (полет может быть осуществлен только в один коней) во имя родины, однако добивается результата обратного: осознав, наконец, нелепую разорительность и опасность затеянного соревнования, нации Земли объединяют усилия в освоении Космоса. Ушел в прошлое и сюжет второго романа, действие которого происходит во время вьетнамской войны (единственное фантастическое допущение: электронный прибор, с помощью которого можно «прослушивать» многие квадратные мили поверхности из единого центра); зато по-прежнему актуален сюжет третьего — экологическая катастрофа, связанная с гибелью в океане супертанкера.

Тем не менее, все три книги не были переведены своевременно по причинам, конечно же, «неактуальности». Космические гонки, прослушивание, засорение Мирового океана…

В завершение упомяну еще две значительные книги 70-х годов, написанные «нефантастами». Это роман известного прозаика-коммуниста Владимира Познера (не путать с популярным телевизионным ведущим!) «Лунная болезнь» (1974) и вышедший годом раньше «Гэсп» ныне покойного дипломата и писателя Романа Гэри. (Оба автора, кстати, выходцы из России).

Отдельные сюжетные детали романа Познера наводят на мысль о тщательном изучении автором той литературы, в которой он собирался дебютировать. Прежде всего бросается в глаза занятный социум лунной колонии — совершенно очевидно, что Познер полемизирует с известным романом Роберта Хайнлайна «Луна — суровая хозяйка». Жесткая иерархия каст и тоталитарная дисциплина в колонии обязательно вызовут ассоциации с классическими антиутопиями Замятина, Хаксли и Оруэлла, а ощущения героя, внезапно выключенного из привычного окружения и вынужденного приспосабливаться к реальному, не иллюзорному миру, — с романом К.Приста «Опрокинутый мир». Наконец, само построение сюжета — «путешествие-кольцо», когда герой попадает с Луны на Землю, в мир-антипод, а затем возвращается домой, неся в себе новые знания — семя будущих революционных потрясений — однозначно указывает на влияние социально-философской фантастики Урсулы Ле Гуин…

Речь в данном случае не о сюжетном плагиате: Просто «нефантаст» органично, как «свой», вошел в круг чтения любителей фантастики, не испытывая: ни комплексов, ни снобистского пренебрежения к жанру. Результатом явился удачный, запомнившийся фантастический роман (с выделением обоих слов), а не обескураживающая своей высокомерностью попытка, как у иных коллег Познера — французских и «наших», отечественных!

Книга «билингвиста» Ромэна Гэри (псевдоним Романа Касевгари, родившегося в Тифлисе, в семье выходцев из Польши) первоначально вышла на английском языке к представляет собой нечто совершенно иное. Это уже не строгая science fiction, а скорее гремучая смесь из самых различных ингредиентов: фантастики, сатиры, теологии, мистики, «черного юмора», абсурда. Физику Матье удается материализовать гигантскую энергию, ту самую «жизненную силу», на поиски которой потрачены тысячелетия (эта энергия — душа? — высвобождается в момент смерти и благодаря открытию может быть заключена в стабильную энергетическую сферу — «гэсп», размерами с шарик для пинг-понга). Сначала энергия используется утилитарно: для подзарядки электробритв и аккумуляторов автомобилей, но затем кое-кто начинает подумывать и о боеголовках. В Ватикане же с пылом, с каким столетия назад обсуждали точное число ангелов, способных уместиться на острие иглы, принялись спорить об отношении «гэспа» к проблеме бессмертия души…

* * *

Обратимся теперь к собственно жанру science fiction. Но прежде чем вести речь о действительно выделяющихся фигурах, сделаем короткую разминку, бегло окинув взором «массу».



Последние десятилетия эта литература во Франции представляет собой арену борьбы «жюльверновской» романтической традиции с американизированной реальностью рынка. Пример тому — творчество таких авторов, как Б.Р.Брюсс (псевдоним Роже Блонделя), супруги Шарль и Натали Хеннебсрг и Мишель Демют, единственный из перечисленных, кто жив и продолжает писать.

Дебют Брюсса — роман «И планета прыгнула» (1946) — в общем-то первое значительное произведение всей послевоенной французской фантастики. Написанный сразу после Хиросимы, он повествует о том, как на Землю пришло таинственное послание с планеты Рама, некогда существовавшей между Марсом и Юпитером; планета погибла в результате катастрофы, вызванной чрезмерной жадностью («материальной» и «познавательной») обитателей Рамы[1]. А затем последовали «переводы с американского», вроде «Пришествия сверхчеловеков» (1953), где группа совершенных во всех отношениях мутантов устанавливает утопию… в одном из швейцарских кантонов.

Вместе с тем, поздние романы Брюсса — произведения оригинальные и богатые на выдумку. Так, в «Необходимой планете» (1968) пять земных экспедиций привозят с отдаленной планеты пять отчетов, несхожих ни в одной детали; оказывается, некая высокоразвитая цивилизация— просто из желания доставить удовольствие «туристам» — перемещает планету во времени, отчего та каждый раз являет землянам новый лик… То, что автор был способен на большее, чем просто удачное копирование заокеанских трафаретов, доказывает его последний опубликованный роман, «Сплетение пространств» (1979) — грандиозная галактическая фреска в духе Стэплдона, но сдобренная юмором «Обмен разумов» Шекли.

В отличие от Брюсса, Мишель Демют и не скрывает источников, из которых черпает свои сюжеты. Наибольшую известность принес ему цикл «Галактические хроники» — история будущего в духе аналогичных построений Азимова, Хайнлайна, Кордвайнера Смита и иже с ними. Начатый в 1964 году, цикл состоит из 29 рассказов или, — если угодно, коротких повестей (все вместе они собраны в двух томах, вышедших в 1976 и 1979 годах соответственно) и охватывает хронологию с 2020 по 4000 годы н. э. Любитель как раз такого чтения разочарован не будет: в меру увлекательно, добротно, обстоятельно; единственное, пожалуй, отличие Демюта от американцев — это то, что в его будущем ещё вспоминают о существовании таких мест, как Франция и вообще Европа…

Романы супружеской пары Хеннебергов делятся, условно говоря, на просто «космические оперы» — и на грандиозные (часто с привлечением элементов героической фэнтези). Начинал Шарль Хеннеберг в одиночку и достаточно серьезно; к примеру, его первый роман «Рождение богов» (1954) скорее вызовет ассоциации с Лемом или Зелазни, нежели с Муркоком, Таббом или Ломером. Герои романа — астронавт и поэт — находят убежище от наступающего Апокалипсиса на планете, покрытой особым туманом, позволяющим посредством воображения творить любые живые и мертвые формы — для «космической оперы», согласитесь, вяловато! Однако в последующих романах творчество супругов, на мой взгляд, свелось к однообразному чередованию зубодробительных звездных баталий в «параллельных мирах», описанных к тому же с монотонной несуетностью средневековых рыцарских романов или сказок 1001 ночи. Вместе с тем, в активе Хеннебергов есть несколько неплохих романов-фэнтези и удачные рассказы, с одним из которых вы сейчас познакомитесь.

По-прежнему значительное место в издательских планах занимают авторы-«приключенцы» — хотя они и уступают по плодовитости американским коллегам (дело, видимо, не в творческих потенциях, а в реальных возможностях рынка).

Лидером среди них бесспорно является Пьер Барбе (псевдоним Клода Ависа), один из немногих французских авторов, «удостоившихся» переводов на английский язык. В умении создать фантастическую ситуацию из ничего ему не откажешь. К примеру, в романе «Наполеоны с Эридана» (1970) инопланетяне похищают нескольких участников наполеоновского похода на Россию; кротким «эридянам» для организации отпора кровожадным агрессорам нужны «военные советники» — и в итоге бравые гвардейцы и кирасиры муштруют… легионы инопланетных роботов! В «Империи Бегемота» (1972) события и того круче. Космический пришелец Бафоме (так на французский лад произносится одно из имен дьявола — Бегемот) помогает шевалье Гуго де Рейну основать Орден Храма, а затем, после окончательной победы над язычниками (дело происходит в 1118 году) — установить идеальный христианский миропорядок, лояльный к науке…

Выдумывая подобное, Барбе, по-моему, просто не задавался вопросом «зачем?», хотя развлечь «без затей» он безусловно умеет.

Подобная же смесь «НФ» и исторического костюмированного боевика представлена в романе Шарля Дюи «Птах Хотеп» (1971). Сюжетно это история пути наверх, в круг высших сановных лиц империи (реальность, естественно, опять «параллельная») некоего молодого честолюбца. Смесь «Трех мушкетеров» с «Признаниями авантюриста Феликса Круля», политая густым сиропом из античной мифологии с добавками христианства (в этом мире Юпитер преспокойно существует рядом с Христом), — вот и вся «фантастика»… Что и говорить, небогато.

Но это еще цветочки. Вот, к примеру, творение Ива Дермеза «Раса завоевателей» (1972). Одно название чего стоит — бездна фантазии… Что до сюжета, то лично у меня вызывает уныние этот «большой джентльменский набор» фантастической халтуры: битвы и гонки по всей Галактике, обмен разумами и душами, снова «параллельные миры» (в нашем единственном герою — супермену просто негде развернуться!); от берроузовского Джона Картера полувековой давности герой Дермеза отличается разве что скромностью сердечных притязаний — влюблен не в марсианскую принцессу, а всего лишь в «лейтенантку» одной из враждующих галактических армий. Но массовому читателю — нравится, и безработица или даже творческий простой авторам подобных сочинений не грозит.

Этот НФ-паноптикум весьма обширен и однообразен, так что, прочитав в библиографии, что некий Ж.Арно романом «Компания во льдах» (1980) открыл 28-томную сагу о приключениях во времена нового ледникового периода, можно не читая предсказать, что там будет… Для полноты картины не забудем и о неутомимой героине комиксов Барбарелле, эдаком Джеймсе Бонде в юбке; впрочем, «юбка» в применении к ней — фигура речи, не более. Пересказывать такие произведения «ан масс» скучно, анализировать в них — попросту нечего.

Тем более интересны по контрасту авторы, заслуживающие серьезного разговора. Главным мне представляется Рене Баржавель, так и не дождавшийся при жизни (он умер в 1985 году) ни одного перевода на русский язык.

Писатель дебютировал еще в конце войны романом «Опустошение» (1943), не отличавшимся оригинальностью, но содержавшим вполне уловимый, хотя и закамуфлированный под «научную фантастику» вызов оккупантам. В дальнейшем Баржавель то пытался переписывать Уэллса («Неосторожный путешественник во времени», 1944), то в духе тогдашней литературной моды рисовал грядущий Апокалипсис («Вспыльчивый дьявол», 1948). В 50-е годы его увлекла приключенческая фантастика, и можно было бы уверенно записать этого автора в крепкие коммерческие «калымщики», не выйди в знаменательном для Франции году — 1968-м — его роман «Ночь времен».

…В глубине антарктических льдов обнаружен массивный саркофаг, хранящий замороженные тела мужчины и женщины. Их возвращают к жизни, и международная комиссия ученых приступает к изучению «пришельцев из прошлого». Оказалось, что это единственные уцелевшие представители мощной цивилизации, населявшей Землю почти миллион лет назад и погубившей себя в результате неосторожного обращения со «сверхоружием». Женщина из прошлого, Элеа, рассказывает о своем чудесном, но неразумном мире, ее беспокойство за человечество, также «заигравшееся» со смертоносными игрушками, передается и ученым — а затем распространяется по всему миру. Тут тревогу начинают испытывать другие — военные, спецслужбы, политики. Они пытаются уничтожить некстати свалившихся «гостей» и спровоцировать атомную катастрофу вблизи исследовательского лагеря, дабы стереть саму память о пращурах — утопистах. Роман заканчивается как бы на полуслове — предотвратить катастрофу не удалось, но результат ее прямо противоположен задуманному: разгневанная молодежь выходит на улицы с единственным словом на устах: «Нет!» В год выхода романа его заключительные страницы воспринимались во Франции, как выпуск последних известий…

Следующий роман Баржавеля, «Великая тайна» (1973) подтвердил его репутацию мастера туго закрученного сюжета. С первой до последней страницы роман читается на одном дыхании — и «тайна» в заголовке остается таковой до самого финала. Умело использован и исторический фон — в романе повествуется о фантастической подоплеке реальных политических событий, имевших место с 1955-го по… год выхода романа. Сюжет сводится к следующему (жаль, конечно, будущих читателей, да только когда еще наши издатели разживутся валютой, чтобы купить права на перевод!): гениальный ученый-индус открывает «вирус бессмертия», и ведущие политические деятели разных стран; проникшись тревогой за судьбу человечества (по-моему, идея в достаточной степени утопическая!), решают по возможности сохранить открытие в тайне. Пока не будет решен основной вопрос: как разместить на планете и — прокормить человечество, из словаря которого внезапно вычеркнуто слово «смерть»… Среди персонажей романа — Хрущев и Неру, Кеннеди и Де Галль, однако Баржавель успешно преодолел соблазн просто «крутого» политического боевика; он задумался над проблемой жгучей, если не сказать главной. Индивидуальное бессмертие — желанное с тех самых пор, как наш предок осознал, что смертен; и потенциально опасное, способное превратить и так «тесную» планету в сущий ад. Но кто возьмет на себя смелость объяснить все это конкретным людям, ожидающим своего смертного часа?

Два других автора также заслуживают внимания — это Франсис Карсак И Жерар Клейн, главные книги которых а лишь бегло перечислю; так как с этими двумя наш читатель уже знаком.

Франсис Карсак (псевдоним ученого-геолога Франсуа Борда, скончавшегося в 1981 году) начал литературную деятельность в годы войны, его первый роман был написан в партизанском отряде. Известность пришла к писателю уже после выхода второй книги — тех самых «Робинзонов Космоса», которым у нас умудрились отпечатать невообразимым тиражом в полмиллиона! В 1950–60-е годы писатель выдвинулся в ряды ведущих научных фантастов Франции романами «Пришельцы ниоткуда» (1984), «Бегство Земли» (1960) — своеобразной вариацией на тему знаменитой тетралогии Джеймса Блиша об отправившихся в космос земных городах, «Этот мир — наш», «Космос — наш дом» (оба — 1962) и «Львы Эльдорадо» (1967).

Лучшие книги Карсака — это старая добрая научная фантастика о полетах в космос, о встречах с обитателями иных миров, часто весьма необычными; такую литературу на Франции писал, к примеру, Жозеф Рони-старший, с которым Карсака чаще и охотнее — всего сравнивали. На фоне того, что создано в фантастике его коллегами, писатель представляет собой, по-видимому, уникальный пример безудержного оптимизма. Он «веровал» в идеалы гуманизма, в идею равенства всех разумных существ во Вселенной действительно как-то истово — и иногда слепо, словно не замечая примеров обратного в окружавшей его повседневности. Однако подчас и сквозь галактические сюжетные «кружева» у Карсака проступает реальность — например, в романе «Этот мир — наш», который можно прочесть и как умную этнографическую притчу на тему войны в Алжире…

Творчество Жерара Клейна более замысловата по части «накручивания» сюжета — и в то же время более подражательно (как следствие этого, писатель легче других «просачивается» на американский рынок). Переведенные у нас романы «Звездный гамбит» (1958) и «Непокорное время» (1963)[2] насыщены деталями, хорошо знакомыми по фантастике американской: звездные наемники, сражающиеся на галактической «шахматной доске» (Клейн возвращается к идее игры с мирозданием в романе 1965 года «Убийцы времени»), межпланетная служба «корректировки истории» вместе с неизбежными парадоксами м драмами вмешательства в ход последней, бравые космические капитаны и злобные галактические диктаторы… Однако и в его интеллигентных «космических операх» мелькнет все та же уже не раз упоминавшаяся мною политика — взять хотя бы его острый антимилитаристский роман «Боги войны» (1971).

* * *

Резким контрастом к «старичкам»-оптимистам (насколько здесь вообще уместно слово «оптимизм») служит новое, агрессивное и бескомпромиссное поколение авторов, пришедшее в эту литературу на волне социального взрыва 1968 года. Хотя, как и положено фантастам, в своих произведениях они предвосхитили события чуть раньше…

Настроения социального пессимизма и «чернухи» пошли еще от нашумевшего в свое время романа Даниэля Дрода «Поверхность планеты» (1959), в котором человечество вырождается духовно и физически, превращаясь в буквальном смысле в придаток Машины. Спустя десятилетие молодые фантасты Франции вспомнили о «предтече», и подобные произведения с тех пор не писали разве что ленивые — да «клинические» оптимисты!

Идеями отрицания какого бы то ни было прогресса, общей атмосферой отчаяния и тоски пронизаны книги Стефана Вюля и Курта Штайнера (псевдоним Андре Рюллана). Последний, дебютировав в начале 60-х вполне традиционной «НФ», впоследствии неустанно бомбардировал читателей кошмарами, которые несет грядущее (чего стоит хотя бы название одной из его книг — «Учебник для желающих научиться умирать»!)[3]. Сборник рассказов Жака Стериберга «Завтрак без будущего» (1970) тоже говорит сам за себя — это своего рода каталог апокалиптических пророчеств, хладнокровный проигрыш всевозможных вариантов гибели Земли и человечества… Более осмысленную и «конкретную» антиутопию построил в романе «Таромантия» (1977) молодой писатель и критик Шарль Добжински. Наш читатель, знакомый с «Квадратами шахматного города» Джона Браннера, обнаружит у Добжински много общего; только на сей раз — это город-колода (особых карт — таро), в остальном же нового мало; программируемые властями иллюзии, окутывающие город подобно туману, традиционная в антиутопиях фигура «диссидента» (в данном случае это психоаналитик, разгадывающий карточный код, управляющий жизнью горожан)…

В середине 60-х французская фантастика не избежала своей собственной жанровой революции — точь-в-точь как это случилось за океаном и на Британских островах. Правда, по сравнению с теми событиями, «Новая Волна» на родине Жюля Верна показалась бы мероприятием камерным — без шумной рекламы, литературных деклараций и специальных изданий, рассчитанных на пропаганду новых веяний и объединяющих вокруг себя молодых бунтарей… Да и начало бунта было иным.

Предвестником «Новой Волны» можно считать эпатажный (но, как выяснилось шесть лет спустя, пророческий) роман Сержа Кансера «Волки в городе» (1962), которому сам бог велел стать манифестом «сердитых молодых фантастов»… Судите сами: конец XX века, нет нищеты, войн, уничтожены запасы оружия, стерты государственные границы — одним словом, желанный «золотой век» покоя и изобилия. Почему же в этой утопии молодежь вдруг взрывается бунтом, и толпы подростков выходят на улицы с транспарантами «Перевешаем всех родителей!», «Не желаем быть такими же подлецами!»? Почему в Париже разъяренная толпа юнцов убивает мэра, запретившего ночные гонки на мотоциклах по городу? В обществе «всеобщего благоденствия и сытости» царит… скука — вот и весь ответ.

Кажется, он и вправду вышел на шесть лет раньше, чем должен был бы, этот удивительный роман! Впрочем, в майские дни бурного 1968-го все описанное уже никто и не воспринял бы как фантастику. Не случайно в перегороженной баррикадами Сорбонне студенты вывесили плакат — символ бунта: «Вся власть — воображению»

Насколько помнит читатель, и многие «старички» не чурались политики. Однако молодежи этого показалось недостаточно — решено было действовать радикальнее радикалов.

Мое представление молодых французских фантастов неизбежно окажется мозаичным и отрывочным. И дело даже не в недоступности многих их произведений — скорее само движение так и не обрело стройность; нет концепций, нет признанных лидеров… Поэтому — просто перечисление самых интересных авторов и книг.

По художественному уровню и влиянию на читателей и коллег самое заметное место во французской «Новой Волне» занимают два писателя: Жан-Пьер Андревон и Филипп Кюрваль.

Андревон дебютировал вполне «проходным» и подражательным романом-фэнтези «Человеко-машины против Гандахара» (1969), но в дальнейшем быстро нашел свой собственный стиль и свои темы. Это и отвлеченная фантастика, и предельно политизированная. Например, герой романа «Пустыня мира» (1977), сюжет которого напоминает фармеровскую серию о Мире Реки и хорошо известный у нас рассказ Фредерика Пола «Туннель под миром», внезапно осознает, что «реальность», в которой он очнулся после смерти, — всего лишь иллюзия, созданная инопланетянами для «глубокого изучения» проблем бессмертия и психологии оживленного. А в одном из последних романов, «Проделки хорька в курятнике» (1984), дело происходит во Франции ближайшего будущего. В результате общенациональной лотереи определяются «лишние» граждане, устранить которых должен специально нанятый правительством профессиональный убийца. Подобно персонажу знаменитого фильма «Бегущий по лезвию» (снятого по роману Филипа Дика), герой со временем перестает рассматривать свою работу как нечто рутинное и задумывается об устроителях кровавых лотерей.



Политические взгляды Андревона (а он занимал одно время ультралевые позиции) достаточно ясно отражены в его рассказах, вошедших в сборники «Сегодня, завтра и вскоре» (1970), «Это скоро случится» (1971) и «Золотая книга Жана — Пьера Андревоиа» (1983). Достаточно упомянуть новеллу «Время долгого сна», в которой по заданию правительства готовится — вслед за убийством Сартра и Годара — физическое уничтожение всех левых интеллигентов…

Известность Филиппу Кюрвалю (псевдоним Филиппа Тронша) принесла его эпатажная трилогия о ближайшем будущем Европы (в духе известного апокалиптического «триптиха» Джона Браннера).

Открывающий трилогию роман «Эта милая человечность» (1976), первым из французских произведений завоевавший престижный приз «Аполлон», рисует Европу под властью Общего рынка, отгородившегося от остального мира непроницаемыми электронными барьерами. Что там творится, в этой загадочной «закрытой утопии», поручено разузнать шпиону из стран третьего мира. Продолжение, «Проснется ли Спящий?» (1979), до сих пор остается одной из самых значительных книг французской фантастики 70-х годов — и безусловно самым скандальным политическим романом в этой литературе. Автор делает только одно допущение — антиядерное лобби наконец победило — и смотрит, что получится. Вся «альтернативная» энергетика мгновенно оказалась под запретом, вместе с ней очень быстро был «запрещен» вообще какой бы то ни было технический прогресс; в результате Европа дичает, цивилизация лежит в руинах, по дорогам бродяг лишь банды наемников и мародеры-одиночки… Роман внешне производит впечатление «героической фэнтези», но написан с едким сарказмом и горечью (героиня — эколог обнаруживает странного уснувшего мутанта, от него единственного, оказывается, зависит, наступит ли лучшее будущее; но «оживить» его может только электричество, секрет которого безвозвратно утерян…). И заключительный роман трилогии, «Сувенир из будущего» (1983), также был призван прежде всего шокировать читателя: действие происходит на Всеевропейском сексуальном конгрессе

Среди других романов Кюрваля выделяются «Пески Фалона» (1975) — сюрреалистическая притча о превращенной в тюрьму планете— океане («Солярис» к тому времени уже был переведен на французский!), и «Тайный лик желания» (1980), вызывающий неизбежные ассоциации с романами Филипа Дика.

Творчеством все того же Дика, его неустанными «тестированиями» реальности — насколько она реальна, не иллюзия ли восприятия? — навеян и первый роман Пьера Пело (псевдоним Пьера Сюраня) «Горячечный цирк» (1977). Зато его следующая книга — «Вечеринка в зародыше» (1977) — представляет собой самостоятельную и жесткую сатиру. В мире будущего, задыхающемся от перенаселения, супружеские пары имеют право всего на три попытки обзавестись потомством. И на пятом месяце беременности врачи с помощью новейшей техники задают вопрос зародышу: желает ли тот жить в кошмарном, программируемом мире? При отрицательном ответе, или если плод слишком слаб, чтобы вступить в общение — его убивают…

Вообще, если говорить о тематических пристрастиях авторов французской «Новой Волны», то вторым «идолом» после политики должен быть поставлен секс. Ну, разумеется, фантастический! Кроме ранее упомянутых книг, можно отметить впечатляющий дебют способного Франсиса Вертело — роман «Черная линия Ориона» (1980), в котором вышедшее на галактические просторы человечество, уже полностью превратилось в гомосексуальную расу… Эротикой пронизано большинство рассказов сборника «Золотая книга Алана Доремье» (1981) — автора, одного из признанных мастеров короткой формы во французской фантастике, особенно интригует перспектива интимных взаимоотношений людей и инопланетян (назвать их «половыми» рискованно — с полами у звездных жителей дело порой обстоит столь запутанно, что черт ногу сломит!).

Справедливости ради надо сказать, что Доремье (как и другой яркий автор — Даниэль Вальтер) весьма далек от коммерческой «сексплуатации» выигрышной темы, его творчество скорее элитарно и несколько заумно. Тонкий стилист и поэт, он исследует вечные темы искусства; жизнь, смерть, любовь — ив фантастике ищет лишь новые средства выражения.

С другой стороны, еще один enfant terrible «Новой Волны», Серж Бруссоло, в романах «Вид больного города в разрезе» (1980) и «Портрет дьявола в котелке» (1983) активно заимствует все, что можно, именно со склада научной фантастики — традиционной и новейшей. Литературная «окрошка» из готического романа ужасов (и более современных кафкианских кошмаров), психологических парадоксов a la Дик[4], «строгой» научной фантастики, стилистической пиротехники, сюрреализма, имитаций Балларда и прочих англичан — «нововолновихов»… Блюдо явно переперченное и у иного читателя может вызвать изжогу.

Так сколь же нова французская «Новая Волна»?

Формалистические стилевые изыски? Это во Франции уже проходили (например, в «новом романе»). Расщепленное сознание, психологические (быстро, впрочем, переходящие в физиологические) «экзерсисы»? Да разве после Жана Жене и абсурдистской прозы местного читателя чем-нибудь удивишь??.. «Подсознательные пейзажи» в духе сюрреализма? Тем более старо на родине его идеолога и провозвестника Андре Бретона. А новизна-то, новизна — где?

Видимо, чувствуя это, многие молодые авторы быстренько и без внутреннего сопротивления проделали любопытную эволюцию от шумных бунтарей — к благопристойному литературному истэблишменту, от экстравагантной прозы — к коммерческому «проходняку».

Начинавший как отчаянный экспериментатор Мишель Жери впоследствии вырулил на темы более надежные — с точки зрения рынка. В его романах «Неопределенное время» (1973), «Обезьяны времени» (1974), «Жаркое солнце глубинная рыба» (1976) и «Пони-Дракон» (1978), составивших тетралогию «Хронолиты», речь идет о некоей объявленной вне закона «надвременной» корпорации, с помощью особых наркотиков управляющей ходом времени. Однако то, что поражало новизною четверть века назад («Конец Вечности» Азимова), в 70-х годах читалось как скучное повторение пройденного. Тем более эго относится к роману «Гигантские глаза» (1980), в котором, в духе модных интерпретаций феномена НЛО — это никакие не космические корабли инопланетян, а физическое воплощение «коллективного бессознательного», открытого швейцарским психологом Карлом-Густавом Юнгом! — излагается, в общем, сюжет типичного бестселлера, ни на что другое, кроме «продажности», не претендующего.

Как предельно политизированный авангардист начинал и Жоэль Хюссен. Но, почувствовав вкус к гонорарам и тиражам, не сравнимым с теми, что достаются «революционерам», он быстро переключился на конвейерную выпечку «медтриллеров» в духе Робина Кука и Майкла Крайтона — о кражах донорских органов, пандемиях и прочем. И много обещавший Патрик Дювик, чей первый роман «Рождайтесь, об остальном позаботимся мы!» (1979) запомнился как элегантная пародия на «генно-инженерную» утопию, — уже в следующей книге «Рыба-пилот» (1979) представил на суд читателей утомительную мешанину из затасканных НФ-клише; автора спасло то, что, в отличие, скажем, от поднаторевших в таких делах американцев (критика сравнивала роман с «Миром Нуль-А» Ван-Вогта), все это подано откровенно «несерьезно»…

Итак, все говорит за то, что французская «Новая Волна», побурлив немного, утихла. Те, кто продолжают писать в экспериментальном стиле, уже не вызывают того ажиотажа, что раньше — и в результате известны очень узкому кругу эстетов. А более прагматичные почли за благо «завязать» со своей революцией и переключились на традиционную фантастику, которая во все времена может рассчитывать на своего — массового и благодарного — читателя.

…Обычная проблема для автора обзора — каким произведением его закончить. Так вот, на закуску я оставил молодого автора, чье творчество позволяет мне «зациклить» рассказ о научной фантастике во Франции и вновь вернуться к политике.

Зовут его Антуан Володи́н. Ударение, как положено, делается на последний слог, но то, что он по рождению Волдин, ясно даже при беглом знакомстве с двумя его книгами, вызвавшими восторг читателей и критиков — романом — дебютом «Сравнительная биография Джориаиа Масгрейва» (1985) и вышедшим год спустя «Кораблем ниоткуда». О чем же там шла речь? В первом рассказывается история «узника совести» на другой планете, весьма напоминающей СССР недалекого прошлого. Во втором же — действие происходит в самой России, только из «альтернативной истории» — в той России социализм прекрасно сосуществует с черной магией…

Воистину, чего не прочтешь в этой фантастике!

Вл. Гаков
Планета семи масок

Жерар Клейн

БОГИ ВОЙНЫ

Планета семи масок

С неба сыплет злая манна,

Но в какой из дней, нежданно,

Все народы, как ни странно,

Жить в любви и мире станут?

Трам-тарам, тирим-там-там,

Месть нужна лишь мертвецам!

Старая французская песенка

1

Планета семи масок

Бестия плакала, как ребенок. Нет, не от угрызений совести, хоть и убила три дюжины человек, а оттого, что оказалась так далеко от родной планеты. И кому как не Корсону было понять ее горе: ему самому потребовалось собрать всю свою волю, чтобы не расплакаться.

В непроглядной тьме он осторожно шарил вокруг себя руками, боясь пораниться о траву, которая, если верить Инструкции, должна быть острой, как бритва. Он нащупал клочок голой земли и лишь тогда медленно-медленно переместился вперед. Дальше начиналась трава — мягкая, как мех. Изумленный Корсон отдернул руку. Трава обязана быть жесткой и острой. Урия — враждебная, опасная планета. Вспомнить Инструкцию: мягкая трава обязательно скрывает ловушку. Урия ведет войну с Землей…

Но прежде всего надо узнать, обнаружили уже урианс Бестию и самого Джорджа Корсона. Ну Бестия-то способна дать им отпор. А вот Корсон — вряд ли. В двадцатый раз он прикидывал в уме: уриане видели, как корабль исчез в море огня и наверняка считают весь экипаж погибшим. До утра они ничего не предпримут, если джунгли Урии хотя бы наполовину так ужасны, как предупреждает Инструкция.

Снова и снова приходил Корсон к одному и тому же мрачному выводу. Три смертельные опасности угрожают ему: Бестия, туземцы и фауна Урии. Впрочем, делать все равно нечего и он решился встать — на четвереньках далеко не уйдешь. Правда, окажись он сейчас поблизости от Бестии, это стоило бы ему жизни. Корсон знал, в какой стороне находится Бестия, но не мог даже приблизительно определить разделявшее их расстояние. Ночь поглощала все звуки. Или их заглушал страх? Медленно, осторожно он поднялся, стараясь не касаться травы и листьев. Над головой спокойно светили звезды — далекие, но совсем не враждебные, похожие на те, что он столько раз видел с разных планет, разбросанных по всей Галактике. Усыпанный звездами небосвод почему-то немного успокоил его. Некогда на Земле люди давали имена созвездиям, считая их вечными и неизменными, а те оказались лишь случайными и непостоянными скоплениями звезд, меняющимися даже в зависимости от места наблюдения. Теперь земляне слишком многое знали о звездах — и больше не наделяли их божественной силой.

Положение отчаянное, но не безвыходное, подумал Корсон. Есть надежное оружие, правда оно уже почти разряжено. Как раз перед самой катастрофой он ел и пил, значит по крайней мере на несколько часов голод и жажда ему не угрожают. Ночь довольно прохладная — тем лучше, — не сморит сон. А главное он один уцелел из экипажа в тридцать семь человек — невероятное везение! — свободен, и при этом даже не ранен.

Плач Бестии стал громче, напомнив Корсону о проблеме номер один. Если бы в тот момент он не находился рядом с клеткой Бестии, то сейчас скорее всего плыл бы газовым облачком где-нибудь в урианских небесах. Но перед самым взрывом корабля он, как и требовало задание, пытался найти общий язык с этим чудовищем. А по ту сторону невидимой перегородки Бестия всматривалась в него шестью из своих восемнадцати глаз, расположенных вокруг того, что было принято именовать ее талией. Лишенные век глаза меняли цвет с определенной последовательностью и частотой — это был один из способов общения Бестий. Длинные пальцы с острыми когтями — по шесть на каждой из шести лап — ритмично постукивали по полу (еще один способ общения). Унылый монотонный вой вырывался изо рта, которого Корсон не мог видеть: чудовище было выше человека раза в три, к тому же рот окружала густая поросль — издалека ее можно было принять за волосы, но вблизи становилось ясно, что на самом деле это множество тончайших, прочных как сталь пружинок, способных распрямляться с невероятной быстротой; они служили Бестии щупальцами.

Корсон никогда не сомневался, что она наделена разумом. Впрочем, то же самое утверждала и Инструкция. Возможно, Бестия была даже умнее человека. Главная слабость вида, к которому принадлежала эта зверюга, состояла в том, «по он так и не додумался — или просто не пожелал этот сделать — до величайшего изобретения, обеспечившего могущество человеку и некоторым другим существам; он не знал общества. Инструкция напоминала, что случай этот не единственный. Даже на Земле задолго до галактической эры в океанах существовали разумные животные — крайние индивидуалисты, так и не создавшие собственной цивилизации. Назывались они дельфинами. Эти животные дорого заплатили за свою гордыню — вымерли все до единого. Впрочем, создание общества само по себе еще не гарантия выживания вида. Война между Землей и Урией, которой не видно конца — тому подтверждение.

Глаза, пальцы и голос Бестии за невидимой стеной силового поля говорили ему об одной и той же ясной и очевидной вещи, и тут Карсон понимал ее, даже не зная языка: «Я разделаюсь с тобой, как только смогу». Но Корсон никак не ожидал, что случай представится ей столь быстро. Он никогда бы не поверил, что генераторы корабля могли дать сбой. Нет, скорее всего, орбитальная оборона Урии все же засекла «Архимед» и открыла огонь. В ту ничтожную долю секунды, что потребовалась компьютерам для включения защитных экранов, энергетический потенциал клетки понизился, и Бестия с невероятной яростью ринулась в атаку. Пользуясь своей ограниченной известными пределами властью над пространством и временем, она выбросила часть окружавшего ее пространства далеко в космос, что и привело к катастрофе. Это было бы лучшим доказательством — если бы доказательства требовались — что никогда еще с начала войны с Урией Земля не располагала столь совершенным и неотразимым оружием.

Ни Корсон, ни Бестия не погибли при первом взрыве: ее защитила энергетическая клетка, его — такая же сфера, но поменьше, предусмотренная на случай внезапного нападения Бестии. Когда «Архимед» провалился в бурлящие глубины атмосферы Урии, в живых, вероятно, остались лишь Джордж Корсон и Бестия. Корсона спасла отличная реакция — он успел сблокировать свою сферу с клеткой чудовища. Когда до чернеющих внизу джунглей оставалось несколько сотен метров, Бестия испустила пронзительный вопль, и… сместилась на какую-то долю секунды во времени, увлекая за собой окружавшее ее пространство. Частью этого пространства оказался и Корсон. Вот так он и очутился на пару с Бестией в атмосфере Урии далеко от гибнущего корабля. Его энергетическая сфера смягчила падение. Все остальное сделала Бестия, заботясь, конечно, лишь о себе самой. Корсон опустился рядом с ней и, пока чудовище приходило в себя, торопливо отполз подальше в темноту.

Происшедшее как нельзя лучше продемонстрировало все возможности Бестии. О некоторых Корсон знал и догадывался о других, но ни разу не отважился написать в рапорте, что эту тварь так трудно убить.

Представьте себе свору собак, догоняющую оленя. Его обложили со всех сторон, выхода нет, загнанное животное поворачивается к своим преследователям, и те замирают на мгновение, словно невидимая стена отделяет их от добычи. Но вот они бросаются на свою жертву и… переносятся на секунду или две в прошлое — в то мгновение, когда еще находились перед преградой. Собаки никогда не настигнут оленя, ибо тот будет постоянно отбрасывать их в прошлое, а когда псы совсем растеряются, жертва сама нападет на них.

Теперь представьте на месте оленя чудовищное создание, наделенное разумом, по меньшей мере равным человеческому, с реакцией более быстрой, чем у электрического ската — хладнокровное, свирепое и люто ненавидящее все, на него не похожее.

Вот тогда вы получите отдаленное представление о Бестии.

Она может управлять вокруг себя семью секундами локального времени — как в прошлом, так и в будущем. Она может перебросить часть окружающей ее вселенной из будущего в прошлое и наоборот. Может предвидеть, что произойдет через несколько мгновений, когда слепец-человек еще ни о чем не догадывается.

Потому она и напала так внезапно — тогда, на корабле. Ни люди, ни компьютеры еще не знали, что флот или орбитальные батареи Урии откроют огонь и произойдет катастрофа, но об этом знала Бестия. Рассчитав, на какую долю секунды ослабнут прутья ее энергетической клетки, она ударила в самый верный момент и выиграла.

Или проиграла — как посмотреть.

Бестия в любом случае должна попасть на Урию. После тридцати лет безуспешной войны с Урианской империей Солнечная Держава нашла наконец способ умерить пыл заносчивых князей Урии. За десяток лет до перемирия земляне обзавелись союзником, который стоил им целого флота и еще нескольких одиночных кораблей, космической базы, одной Планеты, население которой пришлось эвакуировать, и — звездной системы, подвергнутой карантину, не говоря уже о человеческих жертвах, число которых оставалось государственной тайной. Короче, Солнечная Держава испытала на себе, сама того не желая, последнее средство, которое могло принести ей желанную победу.

Итак, цель: наслать на одну из планет империи, лучше всего на планету-столицу, страшнейшее из известных в истории бедствий. Меры предосторожности: не нарушать в открытую соглашения о прекращении огня, двадцать лет назад положившего конец активным боевым действиям и до сих пор соблюдавшегося обеими сторонами. Способ использования: тайно высадить Бестию где-нибудь в джунглях Урии и предоставить ее самой себе.

Через полгода Бестия произведет на свет около восемнадцати тысяч себе подобных. Еще через полгода столицу империи охватит паника. Князьям Урии придется умерить гордыню и обратиться за помощью к Солнечной Державе. А та поможет им избавиться от Бестий — и потребует платы. Так всегда и везде, на протяжении всех тысячелетий человеческой истории, заканчивались войны: побежденный расплачивался с победителем. Каждый на свой манер.

Приказ: уриане ни при каких обстоятельствах не должны узнать, откуда взялся «Архимед». Если повелители Урии смогут доказать, что Бестию доставил на их планету корабль Солнечной Державы, у землян возникнут серьезные неприятности в Галактическом Конгрессе; дело может кончиться остракизмом.

Остракизм: изоляция от межпланетной торговли и конфискация торговых транспортов, уничтожение всех обнаруженных военных кораблей и объявление подданных державы, находящихся за ее пределами, вне закона. Время действия: не ограничено.

По всем этим причинам миссия «Архимеда» была верным самоубийством. И с этой точки зрения вполне удалась. С одной оговоркой — Джордж Корсон остался жив. От «Архимеда» не уцелело ничего, что позволило бы установить его происхождение. Князьям Урии останется только признать, что свирепая и плодовитая гостья явилась на собственном корабле. Никто кроме землян не знал координат родной планеты Бестий, никому не было известно и об ограниченности технических возможностей этого вида. Только одно могло помочь урианам определить, откуда взялось чудовище — сам Корсон. Стоило схватить его, и он стал бы важнейшим доказательством виновности Солнечной Державы. Лучшим выходом для Корсона было самоубийство — в этом он уже убедился. Но как исчезнуть бесследно? Заряда его лучевого пистолета недостаточно, чтобы сжечь себя целиком. Бестия разорвет его в клочья, но оставшегося вполне хватит, чтобы убедить Галактический Конгресс. На всей планете не найдется такой глубокой пропасти, чтобы преследователи не смогли бы отыскать такт его труп. Значит, единственный шанс остаться незамеченным — выжить.

В конце концов, подумал он, дело сделано — Бестия доставлена по назначению.

2

Планета семи масок

Сама ночь защищала Корсона от Бестии: ее глаза не воспринимали инфракрасный и даже красный диапазон спектра, хотя превосходно видели в ультрафиолетовом. Правда, она могла ориентироваться в темноте с помощью ультразвука, но сейчас была целиком погружена в свое горе, исполнена жалости к себе, и вряд ли собиралась искать ненавистного человека.

С чего это Бестия в таком отчаянии, недоумевал Корсон. Он был почти уверен, что ей неведом страх. На родной планете у нее не нашлось серьезных врагов; она не знала поражений и, без сомнения, не могла даже представить себе достойного противника, пока не повстречалась с людьми. Только одно могло положить предел распространению Бестий — голод. Бестии способны размножаться, только получая достаточно нищи, иначе остаются бесплодными. В свое время зоологи на Земле столкнулись с труднейшей проблемой — как прокормить Бестию?

Может быть, она голодна или мерзнет? Вряд ли. Могучий организм зверюги способен усваивать практически все органические и минеральные вещества. На Урии она найдет сколько угодно пищи. И климат здесь близок к климату лучших районов ее родной планеты. Состав атмосферы, правда, малость другой, но не настолько, чтобы серьезно повредить существу, способному, как показали опыты, преспокойно плавать в серной кислоте и сутками находиться в вакууме, не испытывая при этом ни малейших неудобств. Страдает от одиночества? Тоже маловероятно. Наблюдая за поведением Бестий, помещенных на необитаемые астероиды, ученые установили, что эти животные крайне редко нуждаются в обществе себе подобных. Иногда Бестии собираются в стаи, чтобы сделать что-то, что не под силу одной, или поиграть вместе, или для совокупления — они обменивались спорами с генным эквивалентом, но, похоже, врожденного стадного инстинкта у них не было.

Нет, здесь все это не подходило. Стенания чудовища напоминали плач ребенка, которого случайно или в наказание заперли в темном чулане: он чувствует себя затерянным в огромном, чужом и пугающем мире, полном страшных призраков, и, что ужаснее всего, не может из него выбраться. Корсон много бы дал, чтобы поговорить с Бестией я узнать, что ее так тревожит… С первого дня полета он тщетно пытался найти с ней общий язык. Корсон знал разные способы общения Бестий, но ему, как и его предшественникам, им разу не удалось завязать с чудовищем осмысленный разговор. Дело тут было скорее всего в неистребимой ненависти Бестии ко всему раду человеческому. Никто не знал, в чем крылась причина этой ненависти; Бестию мог раздражать запах, цвет, звуки… Зоологи и так и эдак старались провести чудовище, но все напрасно. К несчастью для Бестии, она была слишком сообразительна, чтобы дать себя обмануть, но недостаточно умна, чтобы обуздать свои инстинкты, — томные, злобные, бродившие в ней и заставлявшие убивать.

Корсон отступил еще на несколько шагов, споткнулся, какое-то время полз на четвереньках и, совершенно разбитый, решил подремать вполглаза, пообещав себе не терять бдительности. Ему показалось, что прошло всего несколько минут, однако очнувшись и взглянув на часы, он понял, что проспал четыре часа. Еще не рассвело. Бестия утихла.

По небу, похоже, плыло какое-то облако или туча: звезды слева от Корсона погасли. Туча быстро перемещалась. И у нее были слишком четкие очертания. Нет, это не туча. Над головой Корсона бесшумно парил летательный аппарат; конструкция показалась ему незнакомой, хотя он изучил все типы боевых машин урианской армии. Темный диск был почти неразличим на фоне ночного неба, и Корсон не мог даже определить, на какой высоте и с какой скоростью тот летел. Но вот диск оказался прямо над ним и стал стремительно увеличиваться; Корсон едва успел понять, что его вот-вот раздавят и отскочил в сторону.

А ведь именно появление диска заставило Бестию угомониться… Внезапно наступившая тишина и разбудила его. Бестия за несколько секунд предвидела, что произойдет, и, сама того не желая, предупредила своего невольного союзника — человека. От этой догадки у Корсона кровь застыла в жилах, заныло в животе. Он сжал рукоятку пистолета, не очень, впрочем, надеясь на оружие. Сомнений нет — уриане прилетели, чтобы схватить его. А что он может один против огромной машины? Вот если бы устроить так, чтоб вместе с ним на корабле оказалась и Бестия… Уж она-то сделает свое дело — разнесет корабль вдребезги со всеми его клетками и защитными экранами. Повезет — и урианская машина погибнет так же, как погиб «Архимед», а князья Урии никогда не найдут на своей планете и следа Джорджа Корсона…

3

Планета семи масок

Мрак над ним словно сгустился. Луч слепящего света вырвался из черного диска урианского корабля и стал шарить по кустам, за которыми прятался Корсон. Значит, экипаж абсолютно уверен в своей неуязвимости, если ищет его с помощью обычного прожектора. Чисто инстинктивным движением Корсон прицелился в источник света. Брюхо корабля было гладким и мерцало, как отполированный драгоценный камень. Едва различимые линии швов делали его похожим на глобус — очевидно, конструктор усмотрел в этом своеобразный изыск. И вообще диск совсем не походил на боевую машину.

Корсон приготовился к выстрелу, запаху паралитического газа или к падающей на плечи стальной сети. Он ожидал услышать квохчущие голоса урианских солдат. Ничуть не бывало. Луч света настиг его и замер. Диск опустился еще ниже. Даже не вставая, Корсон мог дотянуться до него рукой. По краям диска вспыхнули иллюминаторы. Можно было выстрелом разбить один из них, но Корсон почему-то не стал и пытаться. Он весь дрожал, хотя, пожалуй, ему уже не было страшно: скорее он был заинтригован столь необычным — с точки зрения солдата — поведением экипажа.

Пригнувшись, он обошел вокруг корабля. Попробовал заглянуть в иллюминатор, но сквозь матовое стекло увидел лишь неясные, расплывчатые тени. Разглядел что-то похожее на человеческий силуэт; это его не удивило — на расстоянии урианина вполне можно принять за гуманоида.

Ослепленный еще более ярким светом, он на мгновение зажмурился. Свет бил из открывшегося в корпусе люка, откуда спустилась веревочная лестница. Корсон уцепился за нижнюю ступеньку и вскарабкался внутрь. Люк бесшумно закрылся за его спиной, но этого он и ожидал.

— Заходите же, Корсон, — раздался мелодичный женский голос. — Что вы встали в коридоре?

Это, несомненно, был голос человека. Не какая-нибудь имитация, а настоящий человеческий голос. Уриане никогда бы не достигли такого совершенства в звукоподражании. Компьютеру это, пожалуй, под силу, но вряд ли враги взяли бы на себя труд расставить столь изощренную ловушку, тем более, что добыча уже попалась. На войне никогда не уделяют лазутчику так много внимания…

Корсон толкнул приоткрытую дверь, которая тут же исчезла в стене, и оказался в большом салоне. Прямо напротив него был огромный иллюминатор. Он различил темную громаду леса, над которым они пролетали, а на горизонте более светлую, слабо мерцающую полосу — должно быть, над океаном вставал рассвет. Корсон обернулся. На него смотрела молодая женщина, окутанная легкой пеленой, вроде тумана; больше на ней ничего не было. Улыбающееся лицо в дымке светлых волос. В серых глазах — ни малейшей враждебности. Похоже, прекрасно владеет собой. Вот уже пять лет Корсон не видел живых женщин, только пластоидов, заменявших их на военных кораблях. Прирост населения катастрофически падал, и брать в космос женщин было слишком большой роскошью. А эта просто удивительно хороша… Он перевел дыхание и почувствовал, как в нем снова просыпается солдат. Это давно стало его второй натурой.

— Откуда вы знаете, что меня зовут Корсон? — спросил он.

В глазах молодой женщины появилось удивление, потом — страх. Корсон понял, что попал в точку. Женщина произнесла его имя — значит, у князей Урии имеется столь подробная информация об «Архимеде» и его задании, что они даже знают имена всех членов экипажа. Но ведь эта женщина не урианка, а человек, говорит человеческим голосом, поэтому и само ее появление на Урии — загадка. Ни один самый искусный хирург не смог бы так изменить внешность урианина. Никакая пластическая операция не превратила бы роговой клюв в эти нежные губки. Если бы еще женщина была одета… Но ее обнаженное тело не оставляло сомнений. Корсон ясно видел пупок — черт возьми, у обитателей Урии, рождавшихся из яиц, ему неоткуда взяться! А пластоиды не бывают до такой степени совершенны…

— Но вы же сами только что это сказали, — ответила она.

— Нет, сперва вы окликнули меня по имени, — возразил Корсон и подумал: замкнутый круг какой-то. Лучше всего сейчас было бы пристрелить женщину и захватить корабль, но наверняка она здесь не одна, так что надо попытаться разузнать побольше. Может быть, убивать не придется.

Корсон никогда не слышал, чтобы кто-то из людей воевал на стороне Урии. В войне, главной и, пожалуй, единственной причиной которой была биологическая несовместимость в сочетании с возможностью жить на планетах сходного типа, не может быть перебежчиков. Вдруг он сообразил, что, попав на корабль, не ощутил специфического запаха. Будь на борту хоть один урианин — непременно пахло бы хлором. Однако…

— Бы что, пленница?

Вряд ли она признается, но Корсон надеялся получить хоть какую-нибудь ниточку.

— Странные вопросы вы задаете.

Глаза ее обиженно раскрылись, губы задрожали:

— Вы здесь чужой. Я думала… С какой стати мне быть пленницей? Разве на вашей планете берут в плен женщин?

Вдруг она изменилась в лице. В глазах ее заметался ужас.

— Да нет…

Она закричала и отпрянула, ища глазами что-нибудь тяжелое, чтобы защититься. В два прыжка Корсон пересек салон, увернулся от ее слабенького удара, одной рукой зажал ей рот, а другой обхватил поперек талии. Затем большим и указательным пальцами нащупал на шее сонную артерию. Глаза у женщины закатились. Надави он чуть сильнее — и она бы умерла. Но этого Корсон не хотел. Потеряла сознание, и достаточно. Ему нужно было выиграть время, чтобы немного поразмыслить.

Он обошел весь корабль и убедился, что больше на борту никого нет. Невероятно! Молодая женщина, одна на прогулочном катере — никакого оружия он не нашел — спокойно летает над лесами вражеской планеты… Этого просто не может быть. Он отыскал пульт управления, но так и не разобрался в бесчисленных кнопках. Часть стены занимала электронная карта, по которой медленно плыла красная точка, явно обозначавшая их корабль. Но он не узнавал очертаний материков и океанов Урии. Неужели капитан ошибся и «Архимед» занесло не на ту планету? Нет, чепуха. Растительность, солнце, состав атмосферы — все говорило о том, что это Урия, а нападение на «Архимед» рассеяло последние сомнения.

Корсон взглянул в иллюминатор. Диск летит на высоте около трех миль, со скоростью порядка четырехсот километров в час, прикинул он. Максимум минут через десять дни достигнут океана.

Вернувшись в салон, Корсон уселся в изящное кресло и принялся разглядывать женщину. Она лежала на полу; еще раньше он позаботился подложить ей под голову подушку. Редко увидишь подушку на военном корабле. Да еще вышитую. Корсон попытался до мельчайших подробностей припомнить все, что произошло, начиная с той минуты, когда оказался здесь.

Она окликнула его по имени.

Прежде, чем он успел открыть рот.

Испугалась.

Прежде, чем ему пришло в голову броситься на нее.

В какой-то степени именно этот явный страх в ее глазах и подтолкнул его.

Телепатка?

Стало быть, она знает его имя, знает, зачем он прилетел, и о существовании Бестии тоже — и поэтому должна умереть, особенно если работает на повелителей Урии.

Но ведь она испугалась и отпрянула до того, как ему вздумалось схватить ее…

Женщина пошевелилась. Чтобы связать ее, он оторвал несколько длинных полос от занавески. Занавеска — тоже не слишком привычная вещь на войне. Он связал женщину по рукам и ногам, но рот затыкать не стал. Одновременно он пытался понять, из чего сделана одежда, окутывавшая ее тело. Не материя, но и не газ. Какой-то мерцающий туман, легчайший, почти неразличимый. Лишь приглядевшись, можно было отчетливо его увидеть. Что-то вроде энергетического поля, но уж наверняка не защитного.

Она обратилась к нему на чистейшем пангали. Однако это еще ничего не значило. Уриане говорят на пангали с тем же успехом, что и земляне. Он даже пытался обучить начаткам этого языка Бестию — считалось почему-то, что на пангали могут говорить все разумные существа — но у него ничего не вышло. Как и со всем остальным.

Между тем именно Бестия дала ему ключ к разгадке.

У женщины было с ней по меньшей мере одно общее свойство. Она тоже могла до известного предела видеть будущее. Когда за ним только закрылся люк, женщина уже знала — сейчас он спросит: «Откуда вы знаете, что меня зовут Корсон?» Да, именно ее испуг побудил Корсона напасть, но это ничего не меняло, оставался дурной вопрос, — кто же начал первым. Вопрос большинства темпоральных парадоксов. Те, кто общался с Бестиями, очень скоро начинали кое-что в этом понимать — чаще всего проверяя на собственной шкуре. Поэтому Корсон смог подсчитать, что молодая женщина предвидит будущее в пределах двух минут — дальше, чем Бестия. Но и это не проясняло, откуда она вообще взялась на Урии…

4

Планета семи масок

Наступил день — рассвело уже час назад. Они летели над океаном. Корсон как раз прикидывал, чего же ждет урианский флот, даже не попытавшийся перехватить их, когда женщина наконец очнулась.

— Вы хам, Корсон, — заявила она. — Такого мерзавца свет не видывал с самых варварских времен Солнечной Державы. Это же надо — наброситься на женщину, которая вас приютила…

Корсон внимательно смотрел на нее. Она извивалась, стараясь освободиться от пут, но в глазах больше не было страха — только злость. Стало быть, уже знает, что в ближайшее время он не сделает ей ничего плохого. Тонкие черты ее лица разгладились, и злость сменилась холодным презрением. Не будь она так хорошо воспитана, наверняка плюнула бы ему в физиономию.

— У меня не было другого выхода. Война есть война.

Она удивленно вскинула брови.

— Какая еще война? Вы с ума сошли, Корсон.

— Джордж, — поправил он. — Джордж Корсон.

По крайней мере этого она не предвидела — короткого слова, которое было его именем; или просто не пожелала им воспользоваться. Он принялся не спеша развязывать ее. Ну ясно, поэтому она и успокоилась минуту назад. Женщина не сказала ни слова, пока он возился с узлами. Затем быстро поднялась, растерла запястья и, прежде чем Корсон успел уклониться, залепила ему две пощечины. Он и глазом не моргнул.

— Так я и думала, — презрительно бросила она. — Вы даже предвидеть не способны. Как человек может до такого докатиться? Интересно, на что вы вообще годитесь? Нет, такое случается только со мной!

Она пожала плечами и устремила взгляд на море, бесшумно плескавшееся внизу.

Совсем как героиня старого стереофильма, — подумал Корсон. — Какого-нибудь довоенного. Там девушки подбирали на дорогах терпевших бедствие мужчин, а потом вместе с ними попадали в разные передряги. Ну и, как водится, влюблялись. Сказки. Такие же сказки, как кофе или табак. Или такой вот корабль-диск.

— Это мне наука — никогда больше не буду подбирать незнакомых людей, — продолжала она точь-в-точь как в тех старых фильмах. — Мы еще разберемся, что вы за фрукт, когда прилетим в Диото. А пока сидите смирно и учтите — у меня есть влиятельные друзья.

— Князья Урии? — съязвил Корсон.

— Знать не знаю никаких князей. Никогда не слышала. Может быть, в доисторические времена…

Корсон судорожно глотнул.

— Так на этой планете мир?

— Уже тысячу двести лет, насколько мне известно. И, надеюсь, навсегда.

— А с туземцами вы знакомы?

— Да, что-то вроде разумных птиц. Они совершенно безобидны и предпочитают проводить время в философских дискуссиях. Правда, взгляды у них несколько декадентские… Один из них, Нгал Р’Нда, — мой близкий друг. Да с кем вы, по-вашему, имеете дело?!

— Не знаю, — признался он.

И это была чистая правда.

Хозяйка корабля сменила гнев на милость.

— Я хочу есть, — заявила она. — Вы, наверное, тоже. Посмотрим, смогу ли я что — нибудь приготовить после того, как вы меня так отделали.

В ее голосе больше не было ни малейшего страха. Скорее симпатия.

— А как вас зовут? — поинтересовался Корсон. — Мое-то имя вы знаете.

— Флория… Флория ван Нейль.

Итак, впервые за пять лет он познакомился с женщиной.

Нет, сказал он себе. Нет, если это не сон, не ловушка, не бред, не цветная и объемная галлюцинация умирающего, то прошло не пять лет, а тысяча двести, или даже две тысячи.

При этой мысли он чуть не выронил стакан.

Впрочем, подкрепившись, он вновь обрел способность рассуждать здраво. И попытался разобраться в услышанном. Что такое могло случиться с Урией? Похоже, несколько миллионов населяющих ее людей живут в мире с немногим более многочисленными туземцами. А он в данный момент летит в Диото, видимо, один из больших городов, в обществе самой очаровательной девушки на свете.

А где — то по джунглям Урии бродит Бестия, готовая произвести на свет восемнадцать тысяч маленьких бестенят, которые быстро подрастут и станут такими же свирепыми и опасными; и произойдет это через полгода, а то и скорее, если Бестия найдет достаточно пищи.

Он уже представлял себе, как все случилось. Перед взрывом «Архимеда» Бестия переместилась во времени не на несколько секунд, а совершила прыжок в будущее на тысячелетия. И утащила за собой Джорджа Корсона. Князья Урии и Солнечная Держава канули в прошлое. Война — выигранная или проигранная — давно забыта. Он может считать себя демобилизованным и навсегда расстаться с мундиром. Или признать себя дезертиром поневоле, заброшенным в чужое Будущее. В общем он всего лишь человек, затерянный среди миллиардов граждан некоей Галактической Федерации, объединившей звездные системы вплоть до туманности Андромеды, множество миров, — миров, которые ему никогда не суждено увидеть, хотя они наверняка связаны линиями подпространственного сообщения, позволяющими почти мгновенно преодолевать любые расстояния. И нет у него больше ни имени, ни прошлого, ни задания. Он ничего не знает. Из Диото он может добраться до любой из звезд, мерцающих в ночном небе, и заняться там единственным делом, которому обучен — войной; или же найти себе что-то другое. Бежать, забыть Землю, Урию, Бестию, Флорию ван Нейль, навсегда затеряться на бесконечных дорогах космоса…

А новые обитатели Урии пусть сами разбираются с Бестией и восемнадцатью тысячами ее потомков, которые скоро появятся на свет.

Но он-то хорошо себя знал: еще долго его будет мучить один вопрос.

Почему Флория ван Нейль явилась за ним в самый подходящий момент? Почему казалось, что она играет, причем довольно плохо, какую-то заученную роль? И почему ее злость — без сомнения, неподдельная — так быстро сменилась радушием, едва лишь она пришла в себя?

5

Планета семи масок

Издалека Диото напоминал гигантскую пирамиду, висящую основанием вниз на километровой высоте, облако с рваными краями, внутри которого громоздились друг, на друга темные полосы, усеянные светящимися точками — словно геологические пласты на обнажившемся склоне горы. От этого зрелища у Корсона захватило дух. Пирамида начала распадаться на глазах. Облако превратилось в лабиринт. Дома в городе, если это и вправду были дома, располагались далеко друг от друга. Река — два параллельных потока — взмывала вертикально вверх, словно заключенная в невидимые трубы, и пронзала город огромной колонной. По трехмерным магистралям города порхали с места на место причудливые аппараты. Когда корабль достиг предместья, Корсон увидел, как два гигантских здания легко взмыли в воздух и направились к океану.

Вот тебе прекрасный пример антигравитационной урбанистики, рассуждал Корсон, совершенство, блеск и… анархия! До этого он сталкивался с антигравитацией только на боевых кораблях. Об анархии же знал лишь понаслышке: это историческое понятие полностью исключила война. Для человека его эпохи каждый индивид и каждая вещь должны были находиться на своем месте. Но за тысячу двести лет — а то и несколько тысячелетий — все могло измениться. Похоже, антигравитация стала таким же привычным делом, как некогда реакция расщепления ядра. А может быть, они сумели сделать антигравитацию источником энергии? Корсон в свое время слышал об этом — какие-то безумные проекты… Правда, антигравитационные устройства боевых звездолетов поглощали неимоверные количества энергии, но что из того? Силы взаимоотталкивания масс тоже содержат огромную потенциальную энергию, надо только уметь ее взять.

Диото, в отличие от всех городов, известных Корсону, не был застывшим сочетанием архитектурных форм. Он постоянно менялся. Здания и целые секторы перемещались в любом направлении и останавливались где угодно. Сохранилась лишь первая и главная функция города: объединять разумные существа для обмена товарами и идеями.

Корабль Флории медленно поднимался вдоль одной из граней пирамиды. Как разумно расположены дома, подумал Корсон, даже самые нижние уровни получают достаточно солнечного света. Значит, в городе есть какая-то центральная власть, которая регулирует передвижения домов и размещает вновь прибывших?..

— Приехали, — бесцеремонно заявила Флория ван Нейль. — Итак, что вы намерены делать дальше?

— А мне казалось, вы просто отправите меня в полицию.

— Вот как? — с интересом спросила она. — Так было бы в ваши времена? Но полицейские без труда найдут вас, если захотят. Правда, не уверена, помнят ли они, что такое арест. Последний такой случай был лет десять назад.

— Но я на вас напал!

Флория рассмеялась.

— Ну, положим, я сама вас спровоцировала. Зато как интересно было встретить человека, который не может предвидеть даже на минуту вперед и понятия не имеет, что я сейчас сделаю или скажу!

Она шагнула к нему и крепко поцеловала в губы. Затем отстранилась, прежде чем он успел обнять ее. Корсон так и застыл с открытым ртом. Похоже, она говорила искренне — ее влекло к нему. Видно, такой мужчина был ей в новинку, но ему-то хорошо знакомы женщины этого сорта. Ее глаза сказали ему все в ту минуту, когда он бросился на нее. Основные свойства человеческой натуры не могут изменяться за какие-нибудь тысячу двести лет; что-то новое конечно появляется, но не настолько же!..

Можно было бы воспользоваться ситуацией.

Однако что-то в нем протестовало. Захотелось бежать отсюда. Древний инстинкт шептал ему: держись подальше от этого мира. К тому же будущее Урии, надо думать, отнюдь не радужно. Может статься, что род человеческий за двенадцать веков, а то и больше, кое в чем разобрался и как-нибудь справится с восемнадцатью тысячами Бестий, но Корсону не слишком в это верилось. А близость, возникшая между ним и Флорией ван Нейль, грозила связать его по рукам и ногам.

— Спасибо за все, — сказал он. — Надеюсь когда-нибудь оказать вам ответную услугу…

— Какая невероятная самоуверенность, — усмехнулась Флория. — И куда это вы собрались?

— Скорее всего, на другую планету… Я… ммм… много путешествую. Я и так уже слишком задержался здесь.

Флория сделала большие глаза.

— Я не спрашиваю вас, почему вы врете, Корсон. Но мне интересно, почему вы врете так скверно.

— Ради собственного удовольствия, — буркнул он.

— Не похоже, чтобы вы получали большое удовольствие.

— Пытаюсь.

Его так и подмывало задать ей массу вопросов, но Корсон сдержался. Этот новый мир он должен открыть самостоятельно. И не стоит вот так сразу выкладывать все свои карты. Придется удовольствоваться пока тем немногим, что он узнал из утреннего разговора.

— А я-то думала… — протянула Флория. — Впрочем, вы свободны.

— Одну услугу я все же в состоянии вам оказать. Я покидаю эту планету. Послушайтесь моего совета и сделайте то же самое. Через несколько месяцев жизнь здесь станет кошмаром.

— Да ну? — насмешливо спросила она. — Надо же — не знаете, что произойдет через минуту, а строите из себя пророка. Я тоже хочу дать вам совет. Переоденьтесь. В этом наряде вас просто засмеют!

Смутившись, Корсон засунул руки в карманы своей офицерской куртки. Минуту спустя он уже накинул на себя некое подобие переливающейся туники. Что ж, если ты на Марсе, прыгай как марсианин. Диск плавно скользил вдоль длинного сооружения, отдаленно напоминающего причал. Теперь, в новом одеянии, Корсон и вправду чувствовал себя смешным. Диск чуть заметно вздрогнул и остановился.

— Здесь найдется мусоросжигатель?

Флория удивленно наморщила лоб:

— Что?

Корсон прикусил губу.

— Ну, устройство, которое уничтожает отбросы.

— Ах, деструктор! Конечно.

Она улыбнулась и показала ему, как работает деструктор. Корсон скомкал форму и бросил ее в тускло светящееся отверстие. Новое свободное одеяние хорошо скрывало пистолет, висевший слева под мышкой. Корсон был почти уверен, что Флория заметила оружие, но понятия не имеет, для чего оно предназначено.

Он направился к люку, и тот распахнулся перед ним. Хотел сказать что-нибудь на прощание, но так и не нашел нужных слов. Лишь неопределенно махнул рукой. У него сейчас была одна забота.

Найти укромное место, спокойно все обдумать.

И как можно скорее покинуть Урию.

6

Планета семи масок

Тротуар под его сапогами — нет, теперь уже сандалиями — оказался мягким, как ковер. Корсон вдруг почувствовал, что допустил какой-то промах. Надо было остаться с девушкой и постараться узнать от нее побольше. Зачем, ну зачем он так поспешил уйти? Заповедь солдата: ни в каком убежище не оставайся ни минутой дольше, чем необходимо — двигайся, двигайся без передышки. Теперь это обернулось против него.

Все его поступки по-прежнему определяла война — война тысячелетней давности, но для него-то она кончилась только вчера! И еще одно. Флория. Она молода, красива и явно не отвергла бы его, будь он чуть понастойчивей. Но Корсон явился из эпохи, где одна половина человечества отдавала все силы бесконечным сражениям, а другая — экономике, позволявшей их вести. И вдруг он попал в мир, законом которого, похоже, было право на личное счастье. Слишком многое в этом мире было другим. Потому-то Корсон и ушел так поспешно — он не мог действовать, как хотел, оставшись рядом с Флорией.

Он дошел до конца причальной платформы и остановился в нерешительности перед узкой полоской висевшего в воздухе трапа без перил. Испугался, подумав, что даже это замешательство выдаст его, но тут же увидел, что никто не обращает на него внимания. В его далеком мире любого чужака немедленно приняли бы за шпиона — хотя смешно было подумать, что какой-нибудь урианин отважится на прогулку по городу, которым владели люди. Борьба со шпионажем велась не ради государственной безопасности — скорее для отвлечения умов от истинных проблем. Корсон был в достаточной мере циником, чтобы понимать это.

Между тем обитатели Диото показались ему чересчур смелыми. Они спокойно перескакивали с одного уровня на другой, даже если их разделяло несколько десятков этажей. Корсон было подумал о миниатюрных антигравитаторах, скрытых под одеждой, но быстро убедился, что это не так. С первой же попытки он прыгнул метра на три и едва не упал. Однако он ожидал куда более сильного удара. Осмелев, решил прыгнуть метров на десять и увидел, что прямо на него мчится пестро раскрашенный летательный аппарат. В последний момент тот вильнул в сторону, чудом избежав столкновения, и Корсон заметил лишь лицо пилота, побелевшее то ли от злости, то ли от страха. Наверно, я нарушил какие-то правила, решил про себя Корсон. Он огляделся и почти бегом перебрался на соседний уровень, опасаясь, что где-нибудь рядом некстати появится полицейский.

Прохожие, казалось, двигались без всякой цели. Сновали взад-вперед, порхали, словно мотыльки или стрекозы, то соскакивали на три уровня вниз, то взмывали, увлекаемые невидимыми воздушными потоками, на несколько этажей вверх, останавливались на минутку поболтать со встречными и вновь продолжали свой странный бег-полет. Время от времени то один, то другой исчезали в непонятных кубах и пирамидах Диото.

Проблуждав по городу часа три, Корсон почувствовал себя одиноким и потерянным, к тому же изрядно проголодался. Он надеялся, что скоро набредет на какой-нибудь ресторанчик или общественную спальню — такие заведения были предусмотрены для солдат и путешественников на всех планетах, подвластных Солнечной Державе, но так ничего и не нашел, а расспрашивать прохожих не решался. В конце концов он все же осмелился войти в одно их больших зданий. Прозрачные двери распахнулись перед ним, и Корсон оказался в огромном зале. На бесконечных полках были разложены незнакомые ему товары, и тысячи людей сновали между ними…

Если что-нибудь взять — будет это кражей? В Солнечной Державе за кражу сурово карали — это Корсон усвоил твердо. Общество, находящееся в состоянии войны, не может терпеть покушений на остатки своего благополучия. Но когда он наткнулся на полки, сплошь уставленные тем, что явно было едой, в животе засосало невыносимо. Он выбрал несколько упаковок, похожих на те, что были у Флории, рассовал их по карманам, готовый в любую минуту услышать окрик полицейского или звонок, и направился к выходу, нарочно петляя и стараясь идти не тем путем, каким пришел.

Уже в дверях он вздрогнул, услышав за спиной голос. Низкий, хорошо поставленный и довольно приятный.

— Простите, вы ничего не забыли?

Корсон огляделся и никого не увидел.

— Простите, мистер… — повторил голос.

— Корсон, — представился он. — Джордж Корсон.

Какой смысл скрывать свое имя здесь, где оно все равно никому ничего не говорит?

— Возможно, я упустил какую-нибудь мелочь, — признался он. — Я, видите ли, приезжий. С кем имею честь?

Самое удивительное: проходившие мимо люди, казалось, не слышали никакого голоса.

— Я кассир этого магазина. Но, может быть, вы предпочли бы говорить с директором?

Корсон наконец определил, откуда звучат слова. Где-то в метре от левого плеча, из абсолютно пустого места.

— Я что-нибудь нарушил? — спросил Корсон. — Вы хотите задержать меня?

— На ваше имя не открыт счет, мистер Корсон. Если не ошибаюсь, вы у нас впервые. Поэтому я и позволил себе побеспокоить вас. Хотел бы надеяться, что вы не в претензии.

— Боюсь, я вообще не располагаю кредитом. Я, конечно, могу все вернуть…

— Ну зачем же, мистер Корсон? Вы вполне можете заплатить наличными. Мы принимаем валюту всех известных планет.

Корсон вздрогнул.

— Как вы сказали?

— Мы принимаем валюту всех известных планет. В купюрах любого достоинства.

— У меня… у меня нет денег, — убитым голосом признался Корсон.

Он с трудом выговорил это слово. Деньги были для него понятием чисто историческим и почему — то неприятным. Он, как и все, знал, что давным-давно, еще до войны, люди на Земле использовали деньги как эквивалент обмена, но сам никогда их не видел: армия всегда снабжала его всем необходимым. И никогда ему не приходило в голову получить больше, чем положено, или что-нибудь, не входящее в общий рацион. Как и все его современники, он считал денежную торговлю чем-то вроде варварского обычая, немыслимого в цивилизованном обществе. Поэтому, когда Корсон покидал корабль Флории, он и подумать не мог, что здесь могут понадобиться деньги.

— Я… гхм…

Он откашлялся.

— Я мог бы отработать за то, что я… взял…

— Никто сейчас не работает ради денег, мистер Корсон, во всяком случае, на этой планете.

— А вы? — недоверчиво спросил Корсон.

— Я робот, мистер Корсон. Если позволите, я предложу вам самый простой выход. Не могли бы вы, пока не открыт кредит на ваше имя, назвать нам лицо, готовое за вас поручиться?

— Я знаю здесь только одного человека, — ответил Корсон, — Флорию ван Нейль…

— Превосходно, мистер Корсон, этого достаточно. Еще раз простите за беспокойство. Надеюсь, вы еще посетите нас.

Гатос умолк. На сей раз окончательно. Корсон пожал плечами, злясь на глупую свою нерешительность. Что подумает Флория, узнав, что он воспользовался ее кредитом? Впрочем, на это ему было наплевать. Поразил сам голос. Что же это был за робот — невидимый, вездесущий, способный разговаривать одновременно с множеством клиентов: кому-то дать справку, кому-то совет, а кому и нагоняй?

Значит, невидимые глаза прямо из воздуха повсюду следили за ним?.. Корсон снова пожал плечами. Ладно, подумал он, в конце концов, я пока еще на свободе.

7

Планета семи масок

Корсон отыскал более или менее спокойное место и вскрыл одну из коробок. Сработала солдатская привычка — ешь там, где тебе не помешают. Он ел и пытался размышлять. Но как ни ломал голову — так и не смог придумать, что же ему делать дальше.

Прежде всего — деньги. Без них будет трудновато убраться с Урии: межзвездные путешествия наверняка стоят дорого. Итак, ловушкой стало не только время, но и место. За оставшиеся шесть месяцев надо найти какой-нибудь способ добыть денег.

Но какой? Заработать невозможно — никто не работает ради денег. А ради чего работают? И как? Что он вообще знает об этой планете? Он чужой для этого мира. Не умеет и не знает ничего, что могло бы заинтересовать новых обитателей Урии. Хуже того, в их глазах он неполноценный, что-то вроде калеки. Ведь мужчины и женщины, которые разгуливают по улицам Диото, способны предвидеть, что с ними произойдет. А он — нет, и скорее всего никогда этому не научится. Вспомнив о предвидении, он задумался. Что это — стремительно распространившаяся мутация? Или скрытые возможности человека, которые удалось развить специальной тренировкой?..

Как бы там ни было, ему не удастся застать уриан врасплох. Но один козырь у него все же оставался.

Он знал более отдаленное будущее планеты.

Через полгода полчища невиданных свирепых тварей хлынут в Диото, преследуя свои жертвы в лабиринтах пространства и времени. Возможно, благодаря своим способностям люди получат небольшую отсрочку. Но не более…

С такой картой на руках для него не все потеряно. Можно предупредить правительство Урии, посоветовать немедленно эвакуировать население или попытаться как-то применить способы, с помощью которых Солнечная Держава смогла в конце концов обуздать Бестий. Однако это палка о двух концах. С таким же успехом здесь его могут просто-напросто повесить.

Корсон бросил пустые упаковки за ограждение и стал смотреть, как они падают. Ничто не тормозило падения. Значит, антигравитационное поле действует только на людей? Может быть, их мозг подсознательно отдает приказ, когда это необходимо? Впрочем, Корсон не мог даже вообразить себе устройство, способное так действовать.

Он встал и снова отправился бродить по городу. Какой-то план у него был: отыскать космопорт и пробраться на транспортный корабль, если потребуется — применить силу. Ну а если его все-таки задержат, всегда остается последний выход — выложить всю правду.

Он начал разбираться в планировке города, хотя она и показалась ему удивительно нелепой. В его эпоху все военные базы строились по одному и тому же принципу. Везде одни дороги выделялись для транспорта, другие — для пешеходов. Здесь все было иначе. Возможность предвидеть события за несколько мгновений, несомненно, повлияла и на правила уличного движения. Он вспомнил, как чудом не попал в аварию несколько часов назад. Человек в том летательном аппарате не подозревал о его появлении. Значит, чтобы предвидеть, уриане должны прилагать определенные усилия? Или они могут управлять только внутренним зрением? А может, как всякое зрение, оно у одних великолепно, другие же близоруки?

Он попытался сосредоточиться и представить себе, что сейчас произойдет. Вот прохожий. Он может продолжать идти прямо, свернуть направо, подняться или спуститься… Свернет, решил Корсон. Но прохожий шел прямо. Корсон попробовал еще раз — опять неудача.

И еще раз. И еще…

Может быть, просто не везет? Или его мозг перегружен впечатлениями, поэтому он не способен ничего предугадать? В чем же дело?

Он вспомнил, что прежде интуиция редко подводила его. Внезапные предчувствия, близкие, слишком близкие к уверенности, почти всегда сбывались. Словно вспышка молнии пронзала мозг в самом пекле битвы или в тишине короткой передышки. Не надо было размышлять, обдумывать — это приходило само. Каждый такой случай быстро забывался; просто совпадение, говорил он себе.

Вообще ему всегда везло. «Счастливчик», — смеялись друзья. И, похоже, были правы: вот и сейчас они все погибли, все до единого, а он жив. Интересно, а на Урии что же — везением научились управлять?

Рядом с ним опустился легкий флаер, похожий на радужный пузырь — Корсон даже вздрогнул от неожиданности. Рука скользнула к оружию. Но не выхватила его. Внутри был лишь один пассажир. Женщина. Безоружная. Брюнетка. И она приветливо улыбалась. Похоже, остановилась, чтобы поговорить с ним…

Корсон выпрямился, незаметно смахнув со лба испарину. Девушка жестом пригласила его войти.

— Вы, если не ошибаюсь, Корсон?

Стенки флаера поползли в стороны, пропуская его; казалось, они были сделаны из прозрачной ткани или пластмассы.

— Кто вы? — спросил Корсон. — Как вы меня нашли?

— Антонелла, — ответила она. — Меня зовут Антонелла. Я слышала о вас от Флории ван Нейль, и мне захотелось с вами встретиться.

Он еще колебался.

— Я же знаю, что вы все равно сядете, Джордж. Лучше не теряйте времени.

Он чуть было не бросился прочь. Интересно, можно ли обмануть этих людей? А впрочем, она права. Корсон действительно хотел сесть. Хватит ему в одиночку мучиться над всеми загадками Урии. Может, эта девушка сумеет ему помочь? С экспериментами еще успеется. Он решительно шагнул к флаеру.

— Добро пожаловать на Урию, мистер Корсон, — улыбнулась Антонелла. — В мои обязанности входит принять вас здесь как гостя.

— По долгу службы?

— Да, если угодно, можете назвать это и так. Но поверьте, мне это доставит истинное удовольствие.

Флаер набрал скорость. Казалось, девушка вовсе не управляет им. Она снова улыбнулась, продемонстрировав ослепительные зубы.

— И куда мы направляемся? — осторожно поинтересовался Корсон.

— Ну, для начала скромная прогулка над берегом моря.

— А потом?

— Туда, где вам понравится.

— Идет, — согласился Корсон, откидываясь в податливую пену кресла.

Когда они вылетели из Диото, он хмыкнул:

— Странно, что вы не боитесь. Флория насчет меня ничего не рассказывала?

— Она только сказала, что вы обошлись с ней довольно грубо. Но не решила еще, стоит ли на вас сердиться. Вообще-то больше всего ее задело, что вы ее бросили. На ее месте я бы тоже обиделась.

Она еще раз улыбнулась, и Корсон прямо растаял. Сам не зная почему, он уже доверял ей. Если это действительно ее работа — встречать чужестранцев… что ж, у новых уриан неплохой вкус.

Корсон обернулся, и снова его глазам предстал Диото, похожий на пирамиду или гигантский гриб, опирающийся на две мерцающие колонны своих вертикальных рек. Далеко внизу морские волны лениво лизали бесконечный пляж — такие высокие валы бывают только в огромных океанах. Небо было ясным, лишь вершину города окутывала легкая радужная дымка с расплывчатыми краями, словно облако брызг вокруг водопада…

— Что вы хотите узнать обо мне? — неожиданно для себя выпалил он.

— О вашем прошлом — ничего. Нас интересует ваше будущее.

— Что именно?

— А вы не догадываетесь?

Он покачал головой.

— Нет. Я не знаю своего будущего.

— Сигарету хотите?

Он взял из ее рук овальный портсигар и достал сигарету. Сунул ее в рот и попробовал затянуться, ожидая, что она раскурится сама собой. Ничего подобного. Антонелла поднесла ему зажигалку, и когда вспыхнул огонек, Корсону показалось, что он на мгновение ослеп.

— Что вы собираетесь делать дальше? — голос Антонеллы стал вкрадчивым.

Он прикрыл глаза рукой и глубоко затянулся. Настоящий табак, не то что сушеные водоросли, которые приходилось курить прежде, во время войны.

— Покинуть эту планету, — вырвалось у него. Он прикусил губу, но светящаяся точка упорно плавала перед глазами, словно блик от металлической зажигалки глубоко отпечатался на сетчатке. Вдруг он все понял и поспешно загасил сигарету о приборную панель. Зажмурился и надавил пальцами на веки так сильно, что увидел разлетающиеся звезды. Правая рука скользнула под тунику и нащупала пистолет. Вспышка, ослепившая его, когда он закуривал, не была обычным отблеском. Ее гипнотическое действие и наркотик, содержащийся в сигарете, должны были заставить его выболтать все свои тайны. Корсон вспомнил, как давным-давно на Земле его учили блокировать гипноз и наркотики — вот когда это пригодилось.

— А вы сильный, мистер Корсон, — невозмутимо заметила Антонелла. — Но помните — всех ваших сил не хватит, чтобы покинуть эту планету.

— Почему же вы не предвидели, что ваш фокус не сработает?

Голос его дрожал от едва сдерживаемой ярости.

— А кто вам сказал, что он не сработал, Джордж?

Антонелла улыбнулась так же очаровательно, как полчаса назад, когда приглашала его сесть во флаер.

— Я только сказал, что собираюсь покинуть эту планету. Это все, что вы хотели узнать?

— Возможно. Теперь мы уверены, что вы действительно хотите это сделать.

— И, конечно, попытаетесь мне помешать?

— Это было бы трудно. Вы вооружены и опасны. Мы лишь хотим отговорить вас…

— Разумеется, для моей же пользы?

— Разумеется, — кивнула она.

Флаер на секунду завис в воздухе и плавно пошел вниз. Облетел маленькую бухточку и мягко опустился на берег. Стенки его оплыли, как растопленный воск. Антонелла спрыгнула на песок, потянулась, покружилась на месте.

— А здесь мило. Правда?

Она подобрала причудливую раковину — на Земле в таких живут морские моллюски. Моллюск из другого мира, тупо подумал Корсон. Девушка подержала раковину на ладони и бросила в волны.

— Вам не нравится эта планета?

Корсон пожал плечами.

— Не на мой вкус. С виду такая мирная, но столько загадок…

— Ну конечно, вы предпочитаете войну, действие, грубую силу. Что ж, может быть и здесь вы найдете что-нибудь в этом роде.

— И еще любовь, — язвительно добавил он.

— Почему бы и нет?

Ресницы ее затрепетали, губы приоткрылись, она явно ждала. Корсон сжал кулаки. Никогда он не видел столь соблазнительной женщины — даже во время коротких отпусков в центрах развлечений. Махнув рукой на прошлое, он шагнул к Антонелле и привлек ее к себе.

8

Планета семи масок

— Никогда бы не подумала, что ты можешь быть таким ласковым, Джордж.

— На вашей планете всех гостей принимают подобным образом?

Его голос выдал скрытое раздражение.

— Нет, — казалось, она вот-вот расплачется. — Нет, у нас, конечно, свободные нравы… по сравнению с твоим миром, но…

— Так что же, любовь с первого взгляда?

— Пойми меня, Джордж. Постарайся понять. Я ничего не могла с собой поделать. Уже давно…

Он рассмеялся.

— Надо полагать, с нашей последней встречи?

Девушка, казалось, сделала над собой усилие.

— В каком-то смысле да, Корсон, — ответила она. — Когда-нибудь ты поймешь…

— Когда подрасту.

Он поднялся и протянул ей руку.

— Ну что ж, — сказал он. — Теперь у меня появилась еще одна причина покинуть эту планету.

Антонелла покачала головой.

— Ты не сможешь.

— Почему?

— В первом же космическом порту, на любой планете тебя задержат и обработают мозг. Не убьют, нет, но ты больше никогда не будешь самим собой. У тебя не будет воспоминаний. И почти не останется желаний. А ведь это все равно, что смерть.

— Хуже, — вздохнул Корсон. — И что, так обрабатывают всех, кто собрался путешествовать в космосе?

— Нет, только военных преступников.

Его качнуло. Все вокруг словно подернулось мглой, и он словно ослеп. Он еще мог в какой-то степени поверить этой странной женщине. В конце концов, ее объяснения не более понятны, чем все эти парящие в воздухе города, вертикальные реки и толпы чудаков, шляющихся по небесам на летающих яхтах. Однако последние слова Антонеллы были не просто загадочны, они таили угрозу.

Военный преступник… Только потому, что он был на войне, которая закончилась больше тысячи лет назад?!

— Не понимаю, — выдавил он наконец.

— Попытайся. Это же так просто. Служба Безопасности не имеет юридической власти на планетах. Она вмешивается, лишь когда кто-то из преступников пытается перебраться с одного мира на другой. Как только ты окажешься в космосе, они имеют право тебя схватить. У тебя не будет и одного шанса на миллион — никому не удавалось ускользнуть от них.

— Но зачем я им нужен?

Антонелла нахмурилась.

— Я уже сказала. Думаешь, мне нравится это повторять? Думаешь, приятно называть любимого человека военным преступником?

Он схватил ее за руки и сжал изо всех сил.

— Антонелла, прошу тебя! Скажи, о какой войне ты говоришь?

Она попыталась вырваться.

— Грубиян! Пусти меня! Что я моху сказать? В прошлом случились тысячи войн, откуда мне знать, с какой из них ты явился?

Корсон отпустил ее. Глаза застилал туман. Он машинально потер лоб.

— Антонелла, помоги мне. Ты когда-нибудь слышала о войне между Солнечной Державой и князьями Урии?

— Кажется, это было очень давно. Последняя война на этой планете закончилась больше тысячи лет назад.

— Люди воевали с урианами?

— Нет. Люди живут с ними в мире вот уже шесть тысячелетий, если не больше.

— Значит, — спокойно сказал Корсон, — я последний из уцелевших в войне, которая закончилась больше шести тысяч лет назад. Срок давности давно истек.

Она вскинула голову и посмотрела на него огромными от удивления глазами. Потом произнесла бесцветным голосом:

— Срока давности не существует. Это было бы слишком просто. Война проиграна и — раз! — вы переноситесь как угодно далеко в будущее, уходите от наказания, можете начать все сначала… Боюсь, ты недооцениваешь Службу Безопасности.

— То есть…

Ему понемногу открывалась кошмарная правда. Много веков, а то и тысячелетий назад люди научились перемещаться во времени. И вот побежденные генералы и свергнутые диктаторы отправились искать убежища в прошлом или в будущем, чтобы не сдаваться на милость победителя. А мирные века были вынуждены защищаться от всех этих захватчиков, иначе войны длились бы до бесконечности, перекрещиваясь и сплетаясь в нескончаемую сеть, то и дело разрываемую неопределенным исходом постоянно начинающихся сражений. Служба Безопасности охраняла время. Ей не было дела до мелких стычек на планетах, но, контролируя космос и перемещения во времени, она не позволяла никакой войне разрастись до масштабов Галактики или Истории. Головокружительная задача! Такое невозможно вообразить, как невозможно представить все неисчислимые варианты бесконечного будущего.

И вот он, Джордж Корсон, внезапно выплывший из глубин прошлого, заблудившийся в веках солдат, автоматически стал военным преступником. Перед его глазами промелькнула вся война между Солнечной Державой и повелителями Урии. Обе стороны сражались не на жизнь, а на смерть и были беспощадны. Раньше ему бы и в голову не пришло, что человек может проявить милосердие к урианину. Но прошло шесть тысяч лет — или больше? Теперь ему было стыдно за себя и за своих погибших товарищей, за землян и за уриан, мучительно стыдно за ту радость, которую он ощутил, узнав, что Бестия доставлена по назначению…

— Вообще-то я не совсем военный преступник, — промямлил он. — Да, я участвовал в той древней войне, но разве кто-нибудь спрашивал, нравится ли мне это? Я даже родился во время войны. Потом вырос, стал солдатом, и, хочешь не хочешь, пришлось воевать. И я не пытался уйти от своего долга, сбежав в будущее. Я попал сюда в результате… аварии или, точнее, эксперимента. Я готов подвергнуться любой проверке, только без ущерба для моей личности. Думаю, мне удастся убедить любого беспристрастного судью.

Две слезинки скатились по щекам Антонеллы.

— Как бы мне хотелось тебе верить. Ты не представляешь, как я страдала, когда мне сказали, кем ты был… Ведь я люблю тебя с первой встречи. Думала, у меня не хватит сил выполнить эту миссию.

Корсон обнял ее и поцеловал.

В одном он был теперь уверен. Он еще увидится с этой девушкой, отыщет ее в своем будущем, где Антонелла еще не встречала его. Он пока не совсем понимал, каким образом, но их судьбы переплелись. Он видел ее впервые, а она уже знала его. Когда-нибудь все окажется наоборот. Сложновато, но хотя бы не бессмысленно, как все остальное…

— Есть на этой планете правительство? — спросил он. — Я должен кое-что ему сообщить.

9

Планета семи масок

Она медлила с ответом. Наверное, так разволновалась, что даже не смогла предвидеть вопроса, подумал Корсон.

— Правительство? Нет, на Урии нет ничего подобного уже больше тысячи лет. Правительства были только в глубокой древности. Некоторые их функции у нас выполняют компьютеры — распределение, например. Есть, правда, полиция, но ей почти нечего делать.

— А Служба Безопасности?

— Она не занимается внутренними делами, контролирует только подпространственные линии и еще, кажется, колонизацию новых планет.

— А кто обеспечивает связь между Урией и Службой Безопасности?

— Совет. Три человека и урианин.

— Ты работаешь на них?

Она вздрогнула.

— Ни на кого я не работаю, Джордж. Просто они попросили меня встретиться с тобой и предупредить, что будет, если ты попытаешься покинуть Урию.

— Зачем ты согласилась? — резко спросил Корсон.

— Затем, что если ты это сделаешь, то утратишь свою личность, у тебя будет совсем другое будущее и ты никогда не встретишь меня…

Губы ее дрожали.

— Положим, это личная причина, — настаивал Корсон. — А зачем я нужен Совету?

— Мне этого не сказали. Кажется, они считают, что ты понадобишься Урии. Говорили о какой-то грозящей планете опасности, и будто бы только ты можешь ее предотвратить… Я не знаю почему.

— А я, кажется, догадываюсь. Ты можешь отвести меня к ним?

— Это не так-то просто. Они живут через триста лет в будущем, а сама я не умею путешествовать во времени.

10

Планета семи масок

Корсон с трудом прервал затянувшееся молчание.

— Ты хочешь сказать, что явилась из такого далекого будущего?

Девушка кивнула.

— И какую же миссию собирается доверить мне ваш Совет?

Она покачала головой. Ветер взметнул ее темные волосы.

— Никакой. Они только хотят, чтобы ты оставался здесь.

— И мое присутствие может предотвратить катастрофу?

— Кажется, да.

— Это обнадеживает. Значит сейчас, пока мы с тобой тут беседуем, никто ни за что не отвечает на этой планете?

— Не совсем так. Совет наблюдает за отрезком времени чуть более семи веков. Это немного. На других планетах есть советы, которые контролируют тысячелетия.

— Ну что ж, по крайней мере сохраняется преемственность власти, — усмехнулся — Корсон. — А как же ты вернешься в свое время?

— Не знаю, — сказала она. — Ты должен что-нибудь придумать.

Корсон присвистнул.

— Как мне, однако, доверяют. Но теперь я знаю, что у нас есть хоть что-то общее: мы оба затерялись во времени.

Антонелла взяла его за руку.

— Я не затерялась, — прошептала она. — Пойдем. Уже вечер.

Молча, опустив головы, они направились к флаеру,

ожидавшему их на песке.

— Одно могу сказать наверняка, — произнес Корсон. — Если все, что ты тут наговорила, правда, то уж не знаю как, но я попаду в будущее и там тебя встречу, и это случится до нашей встречи здесь. Тоща ты увидишь меня в первый раз, а я тебя — во второй. Я буду говорить непонятные для тебя вещи. И вот тоща, может быть, я разберусь во всей этой немыслимой путанице.

Корсон опустился в кресло, откинул голову и тут же уснул, а флаер скользил к величественной пирамиде воздушного города, лилового в лучах заходящего солнца…

11

Планета семи масок

Его разбудили крики, скрежет, топот множества сапог и звон оружия. Чей-то злобный голос отдавал короткие команды. Было темно, как в чернильнице. Флаер качало. Корсон повернулся к Антонелле, не различая ее лица в кромешной тьме. Собственный голос показался ему приглушенным.

— Что, авария?

— На нас напали. Я ничего не предвидела, только темноту, а я не знаю, что это значит.

— А что будет дальше?

— Я не знаю. Темно… — повторила она с отчаянием в голосе.

Он протянул руку и слегка коснулся плеча девушки, пытаясь подбодрить ее. Но в этой вязкой темноте они были бы бесконечно далеки друг от друга, даже если бы обнялись.

— У меня есть оружие, — шепнул он ей на ухо.

Привычным движением выхватив лучевой пистолет, даже не прицеливаясь, Корсон нажал на спуск. Но вместо ослепительного серебристого луча из ствола вырвался лишь слабый фиолетовый свет, рассеявшийся на расстоянии двух ладоней. Нет, это не просто темнота. Похоже на какое-то энергетическое поле, поглощающее и свет и любое другое излучение. Он ощутил неприятный зуд — как будто все клетки его тела пытались разорваться.

Обрушился громовой голос, такой мощный, что Корсон содрогнулся: казалось, эти раскаты доносятся из далекой-далекой пещеры.

— Не стреляйте, Корсон! Мы друзья!

— Кто вы, назовитесь! — откликнулся Корсон. Его крик прозвучал слабо и тонко, словно писк крошечного радиопередатчика.

— Полковник Веран, — ответил голос. — Вы меня не знаете, но это неважно. Закройте глаза, мы снимаем экран!

Корсон спрятал оружие и сжал в темноте пальцы Антонеллы.

— Делай, что си велел. Эго имя тебе что-нибудь говорит?

— Не знаю никого по имени Полковник…

— Да нет, полковник — это чин. Зовут его Веран. Я его тоже не знаю. Я не…

Ослепительная вспышка. Прикрыв глаза, Корсон почувствовал лишь, что все вокруг побелело и тысячи злых иголочек пронзили его сомкнутые веки. Когда он снова смог видеть, их флаер покачивался над лесной поляной. Было совсем светло. Их окружали мужчины в серой военной форме с незнакомым оружием в руках. За спинами солдат виднелись два странных возвышения, но разглядеть их как следует Корсон не мог — глаза еще не привыкли к свету. Справа и слева были точно такие же холмы, — или это какие-то машины? Обернувшись, Корсон увидел сзади еще два. Их тоже охраняли солдаты.

Танки?

Один пригорок зашевелился, и Корсон чуть не завопил.

Это были Бестии.

В точности такие же, как та, которую «Архимед» должен был забросить на Урию. Существа настолько устрашающие, что во времена Корсона, когда война перетасовывала языки, люди даже не смогли придумать им подходящего имени и назвали просто Бестиями[5].

Корсон покосился на Антонеллу. Губы ее были крепко сжаты, но, похоже, девушка уже овладела собой. От группы серых солдат отделился человек в зеленом мундире и направился к ним. Остановившись метрах в трех от флаера, он щелкнул каблуками и представился:

— Полковник Веран. Чудом уцелел с остатками своего шестьсот двадцать третьего кавалерийского полка при разгроме наших войск в Эргистаэле. Благодаря вам, Корсон. Блестящая идея! Ваше послание при выходе из окружения спасло нам жизнь. А, вы еще и заложницу взяли… Отлично. Допросим ее попозже.

— Но я никогда… — начал Корсон. И тут же осекся.

Если этот подозрительный тип решил, что чем-то ему, Корсону, обязан, пусть его остается в приятном заблуждении. Корсон спрыгнул на землю. Только тетерь он заметил, что форма на солдатах грязная и изодранная, маски, закрывавшие лица, тоже черны от грязи, и на них видны вмятины — следы сильных ударов. И что странно — ни одного раненого, даже легко. Корсон вспомнил свое боевое прошлое и все понял: раненых добили. Эргистаэл? Название ему ничего не говорило. Форма тоже незнакомая. Чин полковника существовал по крайней мере пятнадцать тысячелетий. Этот полковник Веран мог явиться из любой войны, случившейся между временем Корсона и будущим, в которое он угодил. Если эти люди приручили Бестий — значит, жили намного позже Корсона. Сколько же лет потребовалось после первых неудачных попыток Солнечной Державы, чтобы не только найти подход к этим тварям, но и научиться дрессировать их? Десять? Сто? Тысяча?

— Ваше звание? — спросил полковник.

Корсон инстинктивно вытянулся в струнку. В этот миг он особенно остро ощутил всю нелепость своего одеяния. Да и всей ситуации. Веран и он — тени, призраки. Антонелла еще не родилась…

— Лейтенант, — глухо произнес он.

— Именем Его Величества Светлейшего Птара Мерфийского, — провозгласил Веран со всей подобающей торжественностью, — произвожу вас в капитаны!

И более доверительным тоном добавил:

— Вот выиграем войну — тогда, разумеется, чин майора вам обеспечен. Сами понимаете, пока я не могу пожаловать вам чина повыше — ведь вы служили в чужой армии. Не сомневаюсь, что вы счастливы, найдя наконец настоящую армию и настоящих мужчин… Те несколько часов, что вы провели на этой планете, были, вероятно, не самыми веселыми?..

Он подошел ближе и продолжал, понизив голос:

— Как вы думаете, я смогу завербовать здесь рекрутов? Мне нужно около миллиона человек. Н двести тысяч гиппронов… В Эргистаэле еще не все потеряно.

— Не сомневаюсь, — ответил Корсон. — А что такое гиппроны?

— Это наши лошадки, капитан.

Широким жестом Веран указал на расположившихся поблизости Бестий.

— У меня большие планы, капитан, и я уверен, что вы не замедлите к нам присоединиться. Между нами говоря, когда я возьму Эргистаэл, я хочу ударить по Напуру, захватить оружейные мастерские и скинуть наконец этого паршивого ублюдка Птара Мерфийского!

— Если честно, я сомневаюсь, полковник, что вы найдете рекрутов на этой планете, — сказал Корсон. — Что до гиппронов, я видел одного где-то в лесу. Только он совсем дикий.

— Вот и чудесно! — воскликнул Веран. Он снял каску. На его бритом черепе начали отрастать волосы, отчего голова походила на подушку для иголок. Серые, глубоко посаженные глаза напоминали два холодных камня. Лицо, покрытое бронзовым загаром, пересекали светлые полосы старых шрамов. Руки были затянуты в тонкие перчатки из гибкого блестящею металла.

— Капитан Корсон, прошу сдать оружие, — распорядился он.

После секундного колебания Корсон протянул Верану свой пистолет. Тот резким движением принял его.

Внимательно осмотрев оружие и взвесив его на ладони, полковник пренебрежительно усмехнулся:

— Детская игрушка.

Он на минуту задумался. И вдруг бросил пистолет Корсону; от неожиданности тот едва успел поймать его.

— Учитывая ваше звание и выдающиеся заслуги, думаю, что могу Оставить вам оружие. Разумеется, при условии, что оно будет обращено только против наших врагов. До боюсь, этой игрушки недостаточно, чтобы защитить вас, капитан. Придется дать вам двух моих людей.

Веран резко взмахнул рукой.

Двое солдат шагнули вперед и застыли перед полковником.

— С этой минуты вы находитесь в распоряжении капитана Корсона. Следите, чтобы он не угодил в засаду. Лучше пусть пока вообще не покидает лагеря. А эту заложницу…

— Оставьте ее мне, полковник, — поспешно вмешался Корсон. — Под мою ответственность.

Он выдержал пристальный взгляд ледяных глаз Верана.

— Что ж, — ответил полковник. — В данный момент это действительно лучшее, что можно придумать. Только проследите, чтобы она не шлялась по лагерю. Не терплю, когда нарушается дисциплина. Можете идти.

Оба солдата повернулись кругом. Чувствуя себя совершенно бессильным, Корсон последовал их примеру, для вида грубо подтолкнув Антонеллу.

— Капитан!

Услышав окрик Верана, все остановились как вкопанные. Полковник проронил с усмешкой:

— Не ожидал такой чувствительности от солдата старой закалки. Ладно, поговорим утром.

Они двинулись дальше. Солдаты шли в ногу, чеканя шаг, как автоматы. Устали, но достаточно вымуштрованы, чтобы этого не показать. Корсон невольно подладился под их шаг. Он не питал иллюзий насчет своего положения, несмотря на возвращенное оружие и эскорт, вернее, именно поэтому. Он — пленник.

Солдаты подвели их к ряду серых палаток, рядом с которыми люди Верана устанавливали новые. Поляна для лагеря была уже выжжена — пересохшую землю покрывал тонкий слой пепла. Да, там где прошли отряды Птара Мерфийского, трава вырастет не скоро.

Конвоир приподнял полог одной из палаток и жестом пригласил их войти. Внутри все было по-походному. Надувные кресла, посередине — металлический лист, подвешенный к потолку, — вместо стола, две узкие койки. Но эта спартанская обстановка придала Корсону уверенности. Здесь он чувствовал себя куда привычнее, чем среди изысканной роскоши Диото. На миг он задумался о судьбе этого города. Интересно, как жители Урии встретят нашествие? Людей у Верана немного, но вряд ли им окажут серьезное сопротивление. Известие о вторжении, конечно, дойдет до Совета в будущем, но что он сможет предпринять, откуда возьмет войска? Да и есть ли этот Совет? Может ли вообще существовать правительство в будущем, если прошлого, породившего его, больше нет? Наверно, уриане никогда не задавались подобным вопросом, но теперь волей-неволей узнают ответ. Перед этой реальной угрозой отошла на второй план даже опасность нападения Бестий, которых во времена Верана оказывается приручили и назвали гиппронами.

Почти невероятное совпадение. Появившийся неведомо откуда Веран утверждает, что знает Корсона и требует двести тысяч гиппронов. Через полгода, если он изловит всех детишек Бестии, которую сам Корсон доставил на Урию, у него уже будет восемнадцать тысяч. Не пройдет и года, как их станет даже больше, чем нужно: в благоприятных условиях Бестии стремительно размножаются и растут.

Нет и одного шанса на миллиард, что Веран появился здесь и сейчас случайно. Но зачем ему нужен дикий гиппрон?

Вот оно что! Прирученные гиппроны Верана не могут размножаться. В незапамятные времена на Земле были такие тягловые животные — волы. До небольшой операции эти животные назывались быками и были непокорными и свирепыми, а после — становились кроткими и послушными как овечки. Очевидно, и с гиппронами Верана проделали нечто подобное. Поэтому ему так нужна настоящая дикая Бестия.

Наконец Корсон вспомнил об Антонелле. Она сидела в надувном кресле, положив руки на стол и пристально глядя на них; пальцы ее слегка дрожали. Почувствовав взгляд Корсона, подняла на него глаза, ожидая, что он скажет. Лицо ее осунулось, но Антонелла умело скрывала свой страх. Корсон решил, что девушка держится лучше, чем можно было ожидать. Он подсел к ней и заговорил.

— Очень может быть, что нас подслушивают, — начал он. — И все же вот что я тебе скажу. Полковник Веран кажется мне человеком достаточно неглупым, а на этой планете давно пора навести порядок. Я уверен, что с тобой ничего плохого не случится, если ты будешь слушаться его и меня. Тем более, что твое присутствие может кое в чем ему помочь…

Корсон надеялся, что девушка поймет — он не предал ее и сделает все возможное, чтобы вытащить из этой передряги целой и невредимой, но сейчас не может Сказать ей больше. Конечно, Веран не станет следить за ними сам, у него есть дела поважнее, но человек он предусмотрительный. Наверняка кто-нибудь из его людей сейчас занят именно тем, что подслушивает и записывает. Будь Корсон на месте Верана, он так бы и сделал.

Один из охранников приподнял полог, закрывающий вход, и окинул их подозрительным взглядом. Другой вошел и молча поставил на стол два пакета. Корсон сразу узнал их содержимое — солдатский паек за века почти не изменился. Он улыбнулся и показал Антонелле, как справиться с саморазогревающимися консервами и как потом их открыть, чтобы не обжечь пальцы. Затем с чувством принялся за еду, орудуя вилкой и ложкой, которые тоже нашлись в пакете. К изумлению Корсона, Антонелла отважно последовала его примеру. Не такие уж они слюнтяи, эти мотыльки с Урии.

А впрочем, подумал он, с их даром предвидения легко сохранять хладнокровие. Они ведь всегда заранее знают о любой опасности и, возможно, доставят солдатам Верана гораздо больше неприятностей, чем полагает полковник.

Покончив с едой, Корсон встал и направился к выходу. Уже на пороге он обернулся к Антонелле:

— Я пойду пройдусь по лагерю, посмотрю, совпадает ли система обороны Верана с тем, чему когда-то учили меня. Возможно, мой опыт будет ему полезен. Ни в коем случае не выходи отсюда. Никого не впускай и не ложись спать, пока я не вернусь. Все… э-э-э… удобства под кроватью. Я буду самое позднее через час.

Она молча смотрела на него. Корсон попытался понять ее взгляд: неужели она решит, что он стал служить Верану?! Но лицо ее осталось непроницаемым. Что ж, если она действительно играет роль, то заслужила приз за убедительность.

Как он и ожидал, оба солдата стояли у входа. Впрочем, когда Корсон шагнул вперед, его стражи и глазом не моргнули.

— Я хочу прогуляться по лагерю, — заявил он тоном, не допускающим возражений.

Один из солдат щелкнул каблуками и встал рядом с ним. Да, дисциплина в лагере Верана что надо.

Это успокоило его — Антонелле в ближайшее время ничего не грозит. Лагерь в полной боевой готовности, и Веран не допустит никаких вольностей. Он, конечно, был прав, запретив Антонелле показываться в лагере и поручив ее Корсону. Не строить же гауптвахту для одной-единственной пленницы! С другой стороны, присутствие в лагере женщины могло-таки поколебать дисциплину среди его солдатни. Значит, Веран считал, что Антонелла будет чем — то полезна ему, иначе бы сразу приказал ликвидировать ее. Но позже, когда лагерь будет укреплен и солдаты смогут отдохнуть, за безопасность девушки никто не поручится…

Корсон отогнал эту тревожную мысль и огляделся. Посреди огромной поляны был выжжен круг в несколько сот метров диаметром, по его краям солдаты вбивали колья и соединяли их блестящими проводами. Охранная сигнализация? Нет, вряд ли. Люди, тянувшие провода, были одеты в тяжелые защитные комбинезоны. Скорее, это и будет линия обороны. С виду примитивная, но весьма опасная для противника.

Половину защищенного круга занимало около сотни палаток. Корсон поискал глазами ту, что побольше, с флагом или вымпелом, но не нашел. Командный пункт Верана ничем не отличался от палаток солдат.

Пройдя еще немного, Корсон ощутил под ногами глухую вибрацию. Видимо, здесь строили подземные убежища. Что ни говори, Веран свое дело знал.

На другом конце поляны Корсон насчитал двадцать семь гиппронов. Судя по числу палаток, в лагере было около шестисот человек. Если с эпохи Корсона звание полковника сохранило свое значение, то в начале кампании под командой Верана находилось от десяти до ста тысяч солдат. Да, в Эргистаэле была хорошая бойня! Шестьсот двадцать третий Его Величества Птара Мерфийского кавалерийский полк почти полностью уничтожен. Верану потребовались сверхчеловеческая решимость и невероятное самообладание, чтобы навести порядок среди уцелевших, заставить их строить этот лагерь и действовать так, словно ничего страшного не произошло. К тому же полковник не в меру честолюбив — чтобы не сказать самонадеян, — если думает о продолжении этой войны.

Он позволил Корсону осмотреть оборонительные сооружения — это многое говорит о его характере. Как и то, что он хочет завербовать миллион человек для пополнения своей поредевшей армии. Блеф? Не исключено. Или у него есть возможности, о которых Корсон и не подозревает? И тут в голову пришел простой вопрос — даже странно, что он не задавался им раньше. С кем сражался Веран в Эргистаэле?

12

Планета семи масок

Гиппроны не были стреножены. Они стояли так неподвижно, что издали их можно было принять за стволы диковинных деревьев: шесть огромных лап с шестью пальцами на каждой напоминали разметавшиеся корни. В окружающих туловище глазах пробегали туманные огоньки. Время от времени один из гиппронов издавал жалобное мычание, другие отвечали ему довольным похрюкиваньем. Ну жвачные и только… Ничего общего со свирепым хищником, с которым Корсон имел дело перед взрывом на корабле. Бока животных прорезали глубокие шрамы от упряжи, словно следы топора на коре деревьев.

Интересно, как на них ездят? Куда здесь можно приладить седло? Сколько человек может везти один гиппрон? Подсказка скрывалась в словах Верана: ему требовался миллион человек и двести тысяч гиппронов. Значит, на одном гиппроне умещаются пятеро солдат со своим снаряжением. А какую роль играли эти животные в бою? Корсон с самого начала решил, что они заменяли танки. Со своей подвижностью и врожденной свирепостью эти чудовища должны творить чудеса в сражениях. А способность предвидеть ближайшее будущее и перемещаться на несколько секунд во времени делает их практически неуязвимыми. Но гиппроны, которых Корсон видел в лагере, совсем не выглядели свирепыми и кровожадными. К тому же он готов был поклясться, что в них нет и капли разума — не то что у дикой Бестии, бродившей сейчас по джунглям в поисках подходящего места, чтобы произвести на свет потомство!

Использование в войне животных как средства передвижения было знакомо Корсону. Когда Земля воевала с Урией, он встречал на планетах-союзницах, где шли бои, варваров, ездивших верхом на ящерах, птерозаврах или гигантских пауках. Но все же он привык к механизированной армии. У Верана его удивило соседство самой современной техники и ездовых животных. Что же это за поле боя — Эргистаэл? Он никак не мог представить его себе. Если планеты похожи на свои названия, то эта, должно быть, ощетинилась остроконечными скалами, блестящими, как сталь. Но может быть, это зеленая, залитая солнцем долина… Только не на Урии, на какой-то другой планете. Ведь ни Флория ван Нейль, ни Антонелла и словом не обмолвились, что где-то, пусть даже на другом материке, идет война. Наоборот, обе утверждали, что Урия давно забыла, что это такое.

Нет, сражение, в котором Веран потерял почти весь свой полк, произошло не здесь. Полковник собрал остатки своих людей, погрузил на космический корабль и отправился искать планету, где можно было бы зализать раны. Случайно наткнулся на Урию, высадился здесь, а корабль отправил обратно на орбиту.

Но ведь…

Бой только что закончился. Когда появился Корсон, солдаты еще не успели ни умыться, ни переодеться. Все были грязные, оборванные и измотанные. Даже если Эргистаэл где-то совсем близко, даже если корабль Верана шел на предельной скорости, межпланетный перелет все равно занял бы несколько часов, а то и дней. Корсон попытался припомнить, в какой звездной системе расположена Урия. Спутников у нее не было. В систему входили еще две планеты, но эти газообразные гиганты не могли служить полем битвы, по крайней мере для людей. Плотность звезд в этой части галактики невелика, и, значит, Эргастаэл находится на расстоянии как минимум шести световых лет от Урии. А скорее всего, гораздо дальше. Неужели космический корабль может преодолеть такое расстояние за несколько минут? Бред. И все-таки…

Корсон — единственный человек из мира, исчезнувшего шесть тысячелетий назад. Сколько же открытий было сделано За шестьдесят веков? Уже то, что он увидел в Диото, намного превосходило его фантазии. А ведь корабль, способный летать со скоростью, близкой к световой, не больший бред, чем общество с правительством, которое находится в будущем, или парящий в небе город.

Корсон смотрел на привычную походную суету, дарившую в лагере, и вдруг острое чувство ностальгии навалилось на него. Он никогда не испытывал любви к войне — она просто была его профессией, но теперь вдруг почувствовал себя как дома здесь, среди этих людей, занятых привычными солдатскими делами. Он долго разглядывал часового, расхаживавшего вокруг гиппронов с оружием в руках. Потом оглянулся на своего телохранителя. Ни того, ни другого, похоже, не волновали вселенские проблемы. В Эргистаэле они потеряли друзей, но ни один из них не был ни подавлен, ни расстроен. Еще два дня назад Корсон был таким же, как они. Подумать только, как два дня могут изменить человека…

Два дня и шесть тысячелетий. Нет, с горечью подумал Корсон, два дня, шесть тысячелетий и две женщины.

Он повернулся к своему телохранителю:

— Что, приятель, жарко пришлось в Эргистаэле?

Солдат ничего не ответил. Он стоял неподвижно, уставившись прямо перед собой. Ноги вместе, одна рука по швам, другая сжимает оружие — в точном соответствии с уставом. Корсон прикрикнул:

— Отвечать, когда перед тобой старший по званию!

Солдат наконец процедил сквозь зубы:

— Приказано молчать. Полковник Веран сам обо всем расскажет.

Корсон не стал настаивать. На его второй вопрос солдат вряд ли смог бы ответить, даже если б и захотел: где находится Эргастаэл? А третий и вовсе показался бессмысленным: когда было сражение в Эргистаэле? Корсон почти не сомневался, что все это произошло в далеком прошлом. Корабль Верана преодолел не только пространство, но и время. Как и сам Корсон. Полковник возник из эпохи межзвездных войн, когда Служба Безопасности занималась совсем другими делами.

Интересно, как отреагирует Служба, узнав, что полковник Веран высадился на Урии?

Корсон обошел загон для гиппронов. Быстро темнело. Последние лучи заходящего солнца окрасили лиловым джунгли вокруг. Потянуло свежим ветром, и Корсон невольно вздрогнул. Он вдруг осознал, до чего нелеп здесь в своей развевающейся тунике. Телохранителю действительно трудновато признать в нем старшего по званию. Зачем только он уничтожил свой офицерский мундир? Пусть тот не похож на форму солдат Верана, но в нем у него был бы более военный вид. Недолго же я пробыл демобилизованным, усмехнулся он про себя. Всего-то сорок восемь часов… А может, появление Верана — это перст судьбы? Полковник, похоже, нуждается в нем, так почему бы не заняться единственным ремеслом, которому он обучен, — ремеслом солдата? Опасно? Ну и что с того? Опасность подстерегает его всюду — в джунглях, где бродит Бестия, в космосе, где он, Корсон, считается военным преступником и объявлен вне закона… Так не лучше ли окончить свои дни среди себе подобных?

Он вспомнил об Антонелле и помрачнел. Правду говорят, что солдат должен держаться подальше от женщин, никогда не уделять им больше нескольких минут. Вечно они все осложняют. А он и так запутался…

Нет, он не может бросить ее на произвол судьбы. И не бросит. В бессильной ярости он сжал кулаки. На темном фоне деревьев провода ограждения светились багровым светом. О бегстве нечего и думать.

— Возвращаемся, — бросил Корсон в пустоту.

Телохранитель молча последовал за ним.

13

Планета семи масок

…Корсон спал — и был на Земле. Он бежал по бесконечному коридору со стенами из серого бетона глубоко под поверхностью. Белые неоновые огни слепили глаза. От кого он убегал? Все тело содрогалось вслед ядерным взрывам — ракеты рвались каждую минуту в миле над его головой. Они были выпущены слишком издалека, чтобы точно поразить цель: урианские крейсера избавлялись от своего груза где-то за орбитой Плутона, если не дальше. Девять из десяти ракет были перехвачены еще в космосе. Некоторые те сумели затормозить в атмосфере и сгорели, как метеориты, не успев взорваться. Из тех, что все же достигли Земли, четыре петых падали в океаны, не причиняя особого вреда. Лишь одна или две из каждой сотни угодили на сушу. Но трюмы урианских крейсеров, казалось, были неисчерпаемы. Впервые урианам удалось пробиться так близко, чтобы атаковать саму Землю. И на этой сторож планеты теперь был сущий ад.

Разумеется, наверху никого не осталось. Те, кто вовремя не нашел убежища, погибли в первые же секунды атаки. Корсон бежал, машинально прикидывая в уме потери. Самое малое — двести миллионов убитых. За десять секунд.

Он не знал, почему должен бежать, не мог даже замедлить бег, ноги двигались сами собой, как шатуны паровой машины. Он бежал, обезумевший, вытянув перед собой руки, словно в любую минуту мог разбиться о внезапно выросшую на пути стену. Но подземный коридор тянулся еще миль на двадцать. Взрывы стали чаще, теперь они звучали как эхо, в такт его шагам. Будто кто-то гнался за ним…

Легкая рука осторожно коснулась его плеча. Он обернулся так стремительно, что узкая койка едва не перевернулась, и в полутьме разглядел склонившуюся над ним Антонеллу. Должно быть, он кричал во сне. Ноги ломило, словно он и вправду долго бежал. Не в первый раз снилось ему страшное возмездие, обрушенное на Землю повелителями Урии, но никогда еще сон не был таким реальным.

Антонелла прошептала:

— Сейчас что-то произойдет. Я чувствую. Еще не знаю, что…

Корсон протянул руку, чтобы включить свет, но она остановила его:

— Не надо. Они увидят.

Эта девушка владела собой лучше, чем он. Корсон отбросил одеяло, вскочил и в темноте налетел на нее. Антонелла так и вцепилась в него обеими руками. Он прижал девушку к себе и почувствовал, как шевелятся ее губы у самого его уха.

Но прежде, чем он успел разобрать хоть слово, снаружи послышались крики, топот, лязг оружия: в лагере поднялся настоящий переполох. С пронзительным свистом заработала какая-то машина. Раздались автоматные очереди и сухие щелчки одиночных выстрелов. Офицеры выкрикивали команды, пытаясь собрать охваченных паникой солдат. Луч прожектора прошелся по палатке Корсона, не задержавшись на ней — очевидно, в поисках другой цели. Ругань и грохот перекрыл новый звук — жалобный вой испуганных гиппронов. Внезапно прожектор погас. Мечущиеся по стенам палатки тени исчезли, сгустилась непроглядная недобрая тьма. Шум начал стихать. Голоса зазвучали приглушенно, выстрелы смолкли. Кто-то совсем рядом споткнулся и, выругавшись, рухнул на палатку; та зашаталась, но устояла. Человек поднялся и осторожно двинулся прочь.

В наступившей тишине послышался яростный голос Верана:

— Корсон, вы здесь? Если это одна из ваших штучек…

Продолжение было невразумительным. Корсон заколебался. Кто его знает, что там случилось, но зачем портить отношения с полковником? Он уже собирался ответить, но тут рука Антонеллы зажала ему рот:

— Сейчас кто-то придет.

Когда внезапно погас свет и их окутал мрак, Корсон не испугался. Но теперь, когда глаза привыкли к темноте, до него дошло, что ночь какая-то странная. Это был такой же густой черный туман, в какой они попали, когда их захватил Веран. Словно что-то поглощало свет. Ясно одно — на лагерь напали. Нападение продолжалось минуты три, все уже кончено. В этой кромешной темноте сопротивляться бессмысленно. Веран мог сам создать подобное поле, но теперь, похоже, был не в состоят» его рассеять.

— Веран, — прошептал Корсон, отвечая на предсказание Антонеллы.

— Нет, не он. И не из лагеря. Кто-то другой…

Она вся сжалась в его руках.

— Кто-то вроде тебя… Такой же, как ты…

Итак, един из напавших. Спаситель или новый враг? Повеяло холодом: кто-то приподнял гюлог палатки. У самого лица Корсона возникла светящаяся точка. Быстро разбухая, она как вихрь всасывала а себя клочья черной мглы. Через мгновение Корсон уже видел свои руки, лежащие на плечах Антонеллы. Круг света напоминал рождающуюся галактику: он бешено вращался, искривляя и поглощая окружающее пространство. Достигнув двух метров в диаметре, он остановился. Антонелла и Корсон оказались внутри сферического светящегося кокона, стенки которого были непроглядной чернотой.

Антонелла сдавленно вскрикнула.

Из мрака высунулась рука, затянутая в перчатку. Она парила в воздухе отдельно от тела, словно отрубленная. Ладонь была раскрыта. Жест, понятный каждому: кто-то из темноты показывал им, что пришел с добрыми намерениями.

Вслед за рукой появился и ее хозяин: в круг света шагнула человеческая фигура в скафандре. Шлем был черен, как ночь. Незнакомец молча протянул два таких же скафандра Корсону и Антонелле и жестом приказал надеть их.

Корсон с трудом разлепил губы:

— Кто вы?

Таинственный гость еще настойчивее показал на скафандры, к которым Корсон не решался притронуться. Вдруг Антонелла подняла один из них и стала неумело надевать.

— Подожди, — остановил ее Корсон. — С какой стати мы должны доверять ему?

— Он выведет нас отсюда, — уверенно ответила девушка. — Поможет нам выбраться из лагеря.

— Но как?

Она покачала головой.

— Не знаю. Каким-то непонятным мне способом.

Корсон наконец решился, скинул свое нелепое одеяние и влез в скафандр. Надел шлем и, обменявшись несколькими словами с Антонеллой, удивился тому, что по-прежнему хорошо слышит. Значит, незнакомец молчит не потому, что та нем скафандр. Кстати, а зачем им вообще скафандры? Может быть, этот черный туман при длительном воздействии ядовит?

Человек проверил герметичность скафандра Антонеллы, затеи повернулся к Корсону. Кивнул головой, показал жестом в темноту и взял Антонеллу за руку. Та сразу все поняла и протянула другую руку Корсону. Втроем они пырнули в непроглядный мрак.

Проводник двигался уверенно, старательно огибал препятствия и следил, чтобы его спутники делали то же самое. Несколько раз на Корсона натыкались солдаты, беспомощно бродившие в темноте. Кто-то судорожно вцепился ему в плечо. Корсон ударил точно в солнечное сплетение: сдавленно всхлипнув, солдат свалился с ног.

В лагере висела теперь мертвая тишина. Кое-где еще робко перекликались, но, казалось, в этой непроницаемой темноте люди предпочитали искать друг друга на ощупь. Быть может, они просто боялись привлечь внимание невидимого врага. Даже офицеры перестали выкрикивать свои команды. Только испуганно завывали гиппроны. Корсон вздрогнул: эти звуки неприятно напомнили ему первую ночь на Урии.

Между тем жалобный вой становился громче — проводник безошибочно вел их к загону гиппронов. Корсон замялся было, но рука Антонеллы вела его за собой. Ему стало неловко: он боится, а девушка — нет. Впрочем, утешил он себя, Антонелла ведь никогда не видела разъяренную Бестию.

Наконец они остановились — незнакомец задержался возле одного из гиппронов. Возился с седлом? Вот, значит, как он намерен выбраться из лагеря! Рискованная затея. Вокруг их похитителя снова возникло пятно яркого света, и Корсон убедился, что не ошибся. На боках животных была прилажена сложная упряжь, а само седло больше всего напоминало люльку с кавалерийскими стременами. Забравшись в нее, Корсон почувствовал, как страшные витки гривы гиппрона обвили его запястья. Он приготовился к худшему, но боли не было. Эти крепкие как сталь пяти даже не стесняли движений. Корсон инстинктивно догадался, что они служат седоку чем-то вроде уздечки. Но как управлять гиппроном?

Гиппрон дрожал от возбуждения. Стенания смолкли, из его пасти вырывалось только тихое повизгивание. Подняв голову, Корсон увидел над собой три светящихся глаза. Тут незнакомец издал гортанный крик, и Корсон весь напрягся в ожидании толчка. В ту же минуту ему показалось, что он падает в пустоту. Тяжесть исчезла. Если бы он не чувствовал на себе привязных ремней и не упирался в массивное тело гиппрона, то решил бы, что проваливается во внезапно открывшийся люк. Рядом слабо вскрикнула Антонелла. Он хотел сказать ей что-нибудь ободряющее, но не успел раскрыть рта — тьма внезапно рассеялась.

Над ними спокойно светили звезды. Корсон обернулся, но не увидел Антонеллы за огромным телом Бестии. Перехватило дыхание. Он заметил чуть выше над ними второго гиппрона, огромным грибом повисшего в пространстве и заслонившего часть неба — его глаза мигали, словно лампочки взбесившегося компьютера. Их молчаливый похититель прицепился в седле сбоку, похожий на какой-то диковинный нарост. Он махнул им рукой.

Наконец Корсон решился взглянуть вниз. Он ожидал увидеть непроницаемую мглу, но в слабом свете звезд ясно разглядел пустую поляну. Ветер колыхал высокую траву там, где только что на выжженной земле стояли палатки. Лагеря полковника Верана, казалось, никогда не существовало.

Они совершили темпоральный прыжок. Корсон не знал всех возможностей гиперонов — оказывается, беглецы сместились на ночь назад, а, может, на сутки, или даже на целый век до того, как Веран со своим отрядом появился на Урии, и Корсона здесь тоже еще не было. Тут он вспомнил о способностях Антонеллы.

— Что будет дальше?

— Не знаю. Я не могу ничего увидеть, — дрожащим голосом ответила девушка.

Они стремительно поднимались вверх. Поляна уже затерялась, исчезла в темном лабиринте джунглей. Корсон понял, зачем понадобились скафандры: при такой скорости они черев несколько минут достигнут границ атмосферы.

По небу пронеслось темное пятно. Потом еще одно. Гиппроны поднялись так высоко, что за западным краем планеты беглецы увидели солнце. Небосклон над ними становился все чернее, а Урия внизу лежала как огромный клубок теней, увенчанный огненной диадемой. Впервые Корсону пришло в голову, что Урия — изумительно красивая планета.

Снова темное пятно. Оно пронеслось за долю секунды, но Корсон все же успел понять, что это было. Гиппрон, одна из «лошадок» Верана. Полковник не терял времени… Впрочем, нет, подумал Корсон. Здесь это выражение не подходит. Время подвластно гиппронам, поэтому Веран мог расставить любую ловушку. Догонявшие их всадники были патрульными, прочесывавшими прошлое и будущее в поисках Корсона и Антонеллы.

Гиппроны неожиданно окружили их со всех сторон спереди, сзади, сверху и снизу. Солнце ударило Корсону прямо в лицо, и он на мгновение зажмурился. Светило стремительно прокатилось по небу и вспыхнуло за его спиной. Корсон вдруг все повял: чтобы выбраться из западни, незнакомец снова сместился во времени. На шахматной доске из метров и секунд он, казалось, играл с кавалеристами Верана в какую-то странную игру. Но исход этой партии не вызывал сомнений. С каждым прыжком кольцо вокруг беглецов сжималось все теснее. Корсону даже казалось, что он слышит радостные крики всадников, хотя в вакууме и на таком расстоянии это было невозможно. Солнце танцевало на небе, как обезумевшая фиолетовая звезда. Вверх — вниз. Назад — вперед. Свет — мрак. Планета под ними то сияла ослепительным днем, то заполнялась чернотой ночи.

Корсон заметил, что гиппрон их спасителя приближается. Он был уже совсем рядом, и что-то закричала Антонелла… Незнакомец протянул руку, схватился за гриву их «лошади». Мир вокруг изменил форму и цвет. И все, что они знали, исчезло.

14

Планета семи масок

Все вокруг озарилось разноцветными огнями. Звезды растаяли, Урия — вместе с ними. Тело гиппрона стало кроваво-красным. Слепящие огни сталкивались друг с другом, рассыпая гроздья искр в пространстве, ставшем вдруг пугающе плоским. Он не знал, пульсирует ли это прозрачное пламя возле самых его глаз или в десятках световых лет…

То была вся Вселенная разом — вывернутая наизнанку. Гиппроны мчались сквозь время, и все, что он видел, искажалось непостижимой скоростью.

Образ мира, какой обычно способен воспринимать человек, предстает перед ним застывшем н неизменным. Звезды для него едва плетутся по небу. Силы, породившие их и заставляющие гореть, пока не останется ничего, кроме праха бессильной, до предела сжавшейся материи, — эти силы действуют слишком медленно, чтобы человек был в состоянии их осознать. Жизнь Вселенной проходит мимо него — он попросту ее не замечает. Человеку доступна лишь ничтожно малая часть излучений, пронизывающих пространство. Так он и живет в вечном заблуждении, считая, что мир состоит из пустоты, из «ничего» с редкими светильниками звезд — чуть более частыми там, где для него в небесах клубятся галактики.

На самом деле Вселенная переполнена. В ней не существует точки, которая не была бы связана с определенным моментом времени, с частицей материи, излучением или любым другим проявлением первичной энергии. В каком-то смысле Вселенная — твердое тело. Если бы кому-нибудь довелось наблюдать ее снаружи, он не нашел бы, куда воткнуть иголку. И сейчас, когда гиппроны пронзали время, их Седоки видели истинный лик Вселенной. Достигни мы бесконечной скорости, подумал Корсон, попали бы одновременно в момент сотворения Вселенной и в момент ее конца, и во все мгновения между сотворением и распадом — тогда нас просто-напросто размазало бы по всему течению времени.

При такой скорости световое излучение перешло в невидимую часть спектра, и вокруг воцарился мрак. Но голубые сполохи могли быть электромагнитными волнами длиной в световые годы, а кровавые вспышки — колебаниями гравитационного поля звезд или целых галактик. Они неслись сквозь время. И как всадник на скаку не замечает камешков под копытами своего коня, а видит только холмы и деревья по краям дороги, так и они теперь воспринимали лишь главные события в жизни Вселенной…

От этих мыслей Корсон вновь вернулся к Верану. Оказывается, он ошибся, решив что полковник добрался до Урии на корабле. Веран и его люди бежали с поля боя в Эргистаэле на гиппронах и высадились как раз перед появлением Антонеллы и Корсона. Эргнстаэл вполне мог находиться на другом конце Вселенной.

Огненный вихрь угасал. Гиппроны замедлили бег. Свет вокруг раздробился на множество ослепительных пятен, которые стремительно уменьшались, словно черная пустота пожирала их. Вскоре остались лишь мерцающее точки звезд. Но одно пятно по-прежнему сверкало перед ними золотом — солнце. Их медленно вращало. Когда кружение прекратилось и небосвод над головой замер, она оказались перед окутанным облаками шаром планеты.

Только теперь Корсон заметил, что второй гиппрон исчез. Они ушли от погони, но лишились проводника. Одни над незнакомой планетой, отданные на волю животного, которым не умели управлять.

15

Планета семи масок

Отдышавшись, Антонелла спросила:

— Урия?

— Нет, — ответил Корсон. — Эта планета дальше от солнца. Созвездия расположены иначе. Мы путешествовали и в пространстве.

Они погрузились в облака. Чуть ниже попали под мелкий дождик. Гиппрон спускался неторопливо, но уверенно.

Дождик прекратился. Они прошли сквозь еще один слой облаков, словно провалились под крышу, и оказались над бесконечной равниной, покрытой невысокой травой. Ее пересекала дорога, поблескивающая от недавнего дождя. Она выходила откуда-то из-за горизонта и упиралась в гигантское сооружение. Это был куб из камня и бетона, без всякого намека на окна; верх его терялся в облаках. Корсон прикинул, что фасад тянется самое меньшее на километр. Гладкий, серый и абсолютно голый.

Гиппрон опустился на землю. Корсон выпутался из ремней, обошел своего «коня» и помог спуститься Антонелле. Гиппрон с довольным видом принялся рвать траву витками гривы и, чавкая, пожирать ее.

Трава выглядела аккуратно подстриженной, как на газоне, а сама долина — такой ровной, что вряд ли могла быть естественного происхождения. Дорогу покрывало что-то голубоватое и блестящее, вроде стекла. А в миле перед ними прямо из травы вырастала серая стена. Сейчас, с земли, здание казалось особенно мрачным.

— Тебе знакома эта планета? — спросил Корсон.

Антонелла покачала головой.

— Может, видела что-нибудь похожее? — мягко настаивал он. — Такую равнину, траву?

Девушка не ответила.

— Что с нами будет? Вот сейчас? — вырвалось у него.

— Мы пойдем к этому дому. Войдем внутрь. По дороге никого не встретим. Дальше не знаю.

— Нам ничего не угрожает?

— Нет. Я бы предвидела.

Он вгляделся в ее лицо.

— Антонелла, что ты вообще думаешь о нашем положении?

— Я с тобой, и мне этого довольно.

Корсон едва удержался от досадливого жеста.

— Ну ладно, пошли, — бросил он.

Корсон шел быстро, и девушке приходилось почти бежать, чтобы поспеть за ним. Но уже через пару минут ему стало стыдно за свою грубость, и он замедлил шаг. Антонелла была его единственной союзницей во всем этом незнакомом мире. Хотя, возможно, именно поэтому ее присутствие так раздражало его. Дорога обрывалась у массивной двери, почти неразличимой на фоне стены. Похоже, дверь была наглухо закрыта, но стоило им приблизиться — поползла вверх. Изнутри здания не доносилось ни звука. Корсон нерешительно остановился. Все это чем-то напоминало ему мышеловку. Только очень большую.

— Если мы войдем, дверь за нами закроется?

Антонелла зажмурилась.

— Да. Но там, внутри, нам тоже ничего не угрожает. По крайней мере, в первые минуты.

Они переступили порог. Дверь за ними начала медленно опускаться. Корсон сделал шаг назад — дверь замерла, потом снова поползла вверх. Простейший механизм, реагирующий на приближение человека — это немного успокоило Корсона. Ему не очень-то хотелось обследовать здание, зная о нем так мало, но нельзя же до бесконечности сидеть на лужайке. Рано или поздно они проголодаются — не траву же есть! Да и ночь когда-нибудь настанет. Похолодает, к тому же неизвестно, кто может появиться с наступлением темноты. Значит, необходимо какое-то убежище. А главное — Инструкция предписывает в незнакомой местности помнить древний закон войны: двигаться, двигаться, ни в коем случае не оставаться на месте. Двигаться и пытаться застать противника врасплох.

Не так-то это легко, когда даже не знаешь, кто твой противник… Глаза постепенно привыкли к полумраку. По обе стороны прохода, насколько хватало глаз, на одинаковом расстоянии друг от друга располагались овальные полупрозрачные контейнеры — их бесконечные ряды тянулись в глубь здания, скрываясь в голубоватом тумане.

В ближайшем контейнере Корсон увидел десять женских тел. Совершенно обнаженные, они были окутаны фиолетовой дымкой, которая почему-то не растекалась, хотя, казалось, ничто ее не удерживало. Женщины лежали неподвижно, застыв, словно неживые. Все очень красивые, всем от восемнадцати до двадцати пяти лет. И все чем-то похожи. Корсон глубоко вздохнул, быстро подсчитав в уме: если в каждом контейнере по десять тел, то только в обозримой части здания их не меньше миллиона.

Он ощутил дыхание Антонеллы на своей щеке;

— Они мертвые?

Кореей протянул руку, та прошла сквозь дымку, не встретив ни малейшего сопротивления. Легкое покалывание в кончиках пальцев — может быть, этот туман обладает антисептическими свойствами? Он дотронулся до плеча одной из женщин. Теплое и упругое. Температура не меньше двадцати градусов. В каком — то смысле можно сказать, что женщина жива. Корсон осторожно взял ее за руку. Пульс не прощупывался. Сердце, возможно, и билось, но очень медленно. Очень-очень медленно…

— Нет, — сказал Корсон, — они не совсем мертвые.

Слабый свет танцевал в неуловимом ритме у ног спящих женщин, напоминая чистотой цветов радугу. Все семь цветов спектра… Корсон вгляделся повнимательнее, и ему показалось, что он проник в значение этого ритма. Похоже на энцефалоскоп, хотя такого он никогда не видел. Две нижние линии были неподвижны. Холодок пробежал по его спине.

— Затянувшаяся кома, — ошеломленно пробормотал он. — Тело живет, но мозг… мозг умер.

Ему случалось видеть разрушенные города и опустошенные войной планеты, горящие звездолеты и гибель тысяч, а то и миллионов людей, но никогда он не встречал столь величественно-мрачного зрелища, как этот мавзолей. Может быть, целый народ избрал такой конец? А подстриженная трава снаружи — это кладбищенский газон? И какой смысл поддерживать жизнь в этих телах, если души в них не больше, чем в растениях? Сколько времени они лежали так, сколько еще пролежат? Жизнь в них, наверное, поддерживается автоматически: почти невидимые, не толще волоса, провода уходили под кожу.

Он бросился бежать как безумный, скользя взглядом по бесконечным рядам ячеек справа и слева. Прежде чем остановиться, обливаясь потом, он пробежал больше мили. И не нашел ни одного мужского тела. Он, конечно, не видел содержимого верхних ячеек — контейнеры громоздились друг на друга до самого потолка — но был почти уверен, что и там только женщины. Ни одной старше двадцати пяти. Удивительно красивые. Всех известных Коросту рас. Их странное сходство, которое он заметил еще в самом начале, тоже не было случайным. У той, что он взял за руку, волосы были как смоль, а последняя, до которой он добежал, — блондинка. По другую сторону прохода лежали негритянки, их блестящая кожа отливала синевой.

Это была коллекция. Кто-то — или что-то? — собирал женские тела, как энтомолог, накалывающий бабочек на булавки, — и отдавался своему увлечению с редкой последовательностью. Корсон вспомнил одну из мелких стычек с урианами, в которой он участвовал, — им тогда пришлось драться в залах музея насекомых. На стендах под стеклом были выставлены не только земные бабочки, но и их аналоги с сотен других планет. Взрывы и выстрелы поднимали в воздух целые облака мертвых крылышек. Вокруг них витали тучи сухой пыльцы, проникавшей под маску и забивавшей легкие. В конце концов музей загорелся, и в вихрях дыма Корсон увидел рой бабочек, поднявшихся в свой последний полет.

Наверное, цвет волос и кожи был не единственным критерием. Цвет глаз, возможно, менялся по вертикали — но Корсон не мог забраться наверх и проверить это.

Может быть, мужчины находились в другом блоке этого гигантского здания? Или неведомого коллекционера интересовали только женщины? В таком случае он, несомненно, человек, с немыслимо извращенным сознанием, но — человек. Урианину, например, никогда не пришло бы в голову коллекционировать исключительно женские тела.

Корсон медленно побрел к выходу. И вдруг его осенило. Вот оно — единственно возможное объяснение! Он обнаружил гигантское хранилище пленников, вернее, пленниц. Где-то там, в неизвестном времени и пространстве, боги войны вели небывалые сражения и, как водится, не церемонились с побежденными. Они истребляли целые народы, сохраняя жизнь, по старому как мир обычаю, лишь самым красивым из женщин. Этим несчастным была уготована участь худшая, чем смерть. В буквальном смысле слова. Богам войны не нужны были живые рабыни. Слишком много хлопот — дать всем пропитание, кров и охрану. А сколько примеров знает история, когда пленницы убивали победителей! Боги войны поразмыслили над прошлым и сделали выводы. Они лишили свои жертвы разума. Когда щи хотелось, они по своей прихоти возвращали их к жизни, наделяя искусственной личностью, годной разве что для механизма. Эти женщины больше не способны на нежелательные поступки. Каждая из них стала роботом — разве что роботом с красивым и совершенным человеческим телом. Разума у них было даже меньше, чем у человекообразных обезьян. Но богам войны было на это наплевать. Они не ждали от женщин ни понимания, ни любви, ни привязанности. У Карсона мелькнула мысль, что эти боги были сумасшедшими. Или некрофилами.

Его передернуло от отвращения. Корсон пытался убедить себя, что земляне, воюя с Урией, не были такими подонками. Он порылся в памяти и вспомнил генерала, приказавшего ликвидировать несколько тысяч урианских заложников в первые же часы конфликта. Вспомнил, как другой генерал отплясывал на руинах догоравшего города. В этом городе жили люди, но они попытались на свой страх и риск договориться с урианами — и были наказаны. И еще Корсон у вспомнился Веран. Беглец из Эргистаэла не колеблясь пойдет на любую низость, если это даст ему шанс на вожделенную победу.

Корсон почувствовал, как в нем поднимается желание убивать. Он сжал кулаки и стиснул зубы так, что в глазах потемнело. Тело мучительно напряглось, сжалось, адреналин бушевал в крови. Затем ярость куда-то отхлынула, оставив только легкую дрожь. Неужели насилие всегда рождает новое насилие? Неужели этот окровавленный лик и есть истинное лицо человечества? Почему нас вечно преследуют призраки скорби и смерти? И суждено ли роду людскому освободиться от этого демона и стать — нет, не самим собой, ибо собой он был всегда — но чем-то иным и, может быть, чем-то большим?..

Диото… Утопия, возникшая на пепелище войны, мир, не знающий насилия, с единственным правительством на семь веков и вовсе не имеющий армии. Вот оно — другое лицо человечества, и его нужно защищать, но только не насилием… Но как помешать насилию, не применяя силы? Как вырвать человечество из порочного круга войн, каждая из которых ведется за правое дело?

Антонелла сидела на полу посреди прохода и тихо плакала. Все его раздражение растаяло, рухнуло, как отвалившаяся от крыши сосулька. Ведь она-то была человеком… Он бережно поднял ее и прижал к себе, заслоняя от страшной галереи мертвых женщин. Молча слушал, как она плачет, и молча был благодарен ей за это.

16

Планета семи масок

Корсону хотелось есть. Машинально он направился к двери, словно стоило выйти из здания — и проблема разрешится сама собой. Впрочем, одно решение существовало, но Корсон не осмеливался даже подумать о нем. Будь он один — другое дело. Солдаты на войне привычны ко всему: лучше есть то, что окажется под рукой, чем умереть с голоду. А если под рукой ничего нет — значит, надо что-то раздобыть. И скорее благодаря армейской выучке, чем природе, Корсон почувствовал, что его решимость слабеет. Он знал — рядом лежат огромные запасы протеина. Но как вынести ужас в глазах Антонеллы, если только решиться намекнуть ей, какой ценой они смогут продержаться некоторое время…

…И, может, очень долгое время…

Когда-то, в незапамятные времена, люди придумали этому название. В ту пору рассказывали легенды о вампирах, кажется, пожиравших трупы на кладбищах.

Но не только в легендах — в жизни тоже такое случалось, и не только в голодные годы. А может быть, боги войны были не некрофилами, а людоедами? В свое время монгольские владыки на праздничных пирах приказывали подавать к столу красивейших наложниц, а головы их, украшенные драгоценностями, выставлялись на золотых блюдах на всеобщее обозрение, чтобы гости видели — повелителю ничего не жалко. То, что однажды пришло в голову одному человеку, может повторить другой.

Дверь поднялась, и перед ним снова открылась широкая равнина, покрытая, точно зеленым ковром, свежей травой, и прямая, как стрела, голубоватая дорога. Пасущийся гиппрон отсюда казался крохотным темным пятнышком. Корсон даже позавидовал ему. И вдруг увидел на дороге, совсем близко, какой-то предмет.

Это была сумка. Прикрепленная к ней металлическая табличка поблескивала под бледными солнечными лучами, пробивавшимися сквозь облака. Три шага — и Корсон оказался рядом. Не прикасаясь, он внимательно осмотрел ее.

Наверное, сумку и табличку кто-то оставил здесь, пока они были в мавзолее. И нарочно положил на самом видном месте.

Табличка оказалась запиской.

С минуту буквы прыгали перед глазами Корсона.

«КОРСОН! В ЭТОЙ СУМКЕ ПРОДОВОЛЬСТВИЕ. ДАЖЕ ПУСТЫЕ УПАКОВКИ МОГУТ ИНОГДА ПРИГОДИТЬСЯ. ВОЕВАТЬ МОЖНО ПО-РАЗНОМУ. ПОМНИ ЭТО. ТЫ ДОЛЖЕН ОТПРАВИТЬСЯ В ЭРГИСТАЭЛ. ТАМ ВЫНОСЯТСЯ ПРИГОВОРЫ ПРЕСТУПНИКАМ, А ИНОГДА И ПРЕДОТВРАЩАЮТСЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. КРИКНИ: ЭРГИСТАЭЛ. ГИППРОН ЗНАЕТ ДОРОГУ».

Кто-то играл с ними. Помог бежать, потом оставил одних, теперь вот подбросил сумку и записку. Если этот неизвестный — друг, то почему же он не показывается? Если враг, почему не убьет их?

Он взвесил сумку на руке, затем открыл ее. Там было штук двадцать таких же жестянок с консервами, что и в лагере Верана, и столько же пластиковых пакетов с водой. Корсон машинально перекинул ремешок сумки через плечо и вернулся в мавзолей.

Антонелла ждала его, стоя в проходе с безвольно повисшими руками. Щеки ее ввалились, вокруг глаз залегли синие круги — похоже, она все еще была в шоке. Но уже постаралась овладеть собой, слезы высохли,

— С голоду мы не умрем, — весело сказал Корсон, показывая ей сумку. — Кто-то бросает нам крошки, как птицам.

Прежде всего он дал банку и пакетик с водой Антонелле. Она спокойно, не спеша вскрыла банку в нужном месте, как он ей показывал, надорвала пакетик и протянула ему. Корсон отрицательно покачал головой, но она настаивала.

— Там есть еще, — успокоил он девушку.

Только тогда она согласилась напиться. Корсон долго смотрел, как Антонелла глотает воду.

Затем сам принялся за еду. Сидя на земле, он пил маленькими глотками, тщательно жевал и думал. В записке сказано, что он должен отправиться в Эргистаэл. Там выносятся приговоры преступникам, а иногда и предотвращаются преступления… Может быть, в Эргистаэле он избавится от тяготевшего над ним обвинения?

Но ведь там шла — или идет? — война. Корсону очень не хотелось брать туда Антонеллу, Но и оставлять ее здесь нельзя. Он не знает на этой планете места, где мог бы оставить ее в безопасности…

Покончив с едой, он собрал пустые банки, пакеты и стал искать, куда бы их выбросить. Нашел маленький люк и, подняв крышку, услышал в черной глубине шум воды. Что ж, по крайней мере, он не оставит здесь заметных следов своего пребывания. Хотя если в здании установлена хоть какая-то сигнализация, эти предосторожности просто смешны.

Корсон решился.

— Мы отправляемся в Эргистаэл, — объявил он, показав Антонелле записку. — Не знаю, что нас там ждет. Нс уверен даже, что мы туда доберемся.

Он думал, что девушка испугается или удивится, но она осталась спокойной — просто ждала, что он скажет или сделает дальше. Похоже, она мне полностью доверяет, с горечью подумал Корсон. Это было хуже всего.

Он привлек ее к себе и поцеловал.

Они вместе вышли из здания и направились к гиппрону. Корсон подсадил Антонеллу и помог ей застегнуть ремни, потом уселся сам. Поколебался мгновение: ну что за нелепость — крикнуть «Эргистаэл», словно адрес таксисту.

Он откашлялся и неуверенно произнес:

— ЭРГИСТАЭЛ!

И мир вокруг них снова изменил форму и цвет.

17

Планета семи масок

Они вынырнули над огромной равниной, окутанной клубами дыма. Ярко-розовое небо рассекали пульсирующие вспышки, придававшие пейзажу нечто зловещее. На горизонте, за цепью невысоких гор, четко вырисовывавшихся на фоне неба, вздымались три столба огня и копоти.

Гиппрон быстро снижался. Уже можно было разглядеть снующих внизу блестящих насекомых. Всмотревшись, Корсон с изумлением узнал рыцарей в сверкающих латах на закованных в железо лошадях. Выставив вперед копья, они атаковали заросли высокой травы. Вдруг по зарослям словно пронесся ветер. Из травы поднялись индейцы, впереди всех — вождь в высоченном уборе из перьев. Испуская гортанные вопли, они натянули луки и послали тучу стрел. Кони заржали, поднялись на дыбы, все смешалось, но гиппрон, снижаясь по наклошюй, уже оставил схватку в стороне. Внезапно в воздухе перед ними рассыпался почти невидимый пучок лучей, и гиппрон снова совершил прыжок во времени и пространстве. Горы чуть сместились, а равнина на этот раз оказалась пустынной и изрытой кратерами. Откуда-то доносился непрерывный тяжелый гул. Небо по-прежнему было ярко-розовым.

В нескольких сотнях метров Корсон заметил какое-то движение: казалось, там медленно ползет целая гора. Только геометрически правильная форма говорила о том, что это все-таки машина. Танк, самый огромный из всех, какие Корсону доводилось видеть. В самой середине его корпуса зияла воронка, вроде тех, что усеивали равнину. Но нет, это был обман зрения. Танк полз к небольшому холму — там, похоже, находились какие-то укрепления, а может быть, это тоже была машина. Привязанный к гиппрону, Корсон чувствовал себя отвратительно беспомощным и беззащитным. Он предпочел бы вновь ощутить под ногами землю й поискать убежища самому — пусть даже на этой перепаханной равнине. От холма отделился вращающийся черный диск с острыми как бритва краями и, со свистом разрезая воздух, понесся к танку. Описав замысловатую кривую, он врезался в броню, как циркулярная пила в ствол дерева. Взметнулся сноп искр. Диск взорвался, не причинив танку особого вреда. Лишь блестящий рубец остался на том месте, где от удара обнажился металл. Неуязвимый танк по-прежнему полз вперед.

Вдруг неровная поверхность земли дрогнула и расступилась, проваливаясь под его тяжестью, словно волчья яма. Танк накренился и выбросил стальные манипуляторы, пытаясь уцепиться за противоположный край расщелины, но тщетно. Затем попытался дать задний ход, забуксовал, медленно, но неуклонно сползая по склону. В его бортах открылись люки, и оттуда посыпались человеческие фигурки в маскировочных комбинезонах, менявших окраску под цвет местности. Задержавшись, несколько из них швырнули в ловушку гранаты. В яме полыхнули взрывы, взметнулся столб огня и повалил черный дым. Края осели еще больше. Но склон был слишком крутым и скользким, чтобы танк смог выбраться. Он замер, судорожно дернулся и вдруг опрокинулся, застряв между краями западни. Двигатели, до сих пор работавшие бесшумно, отчаянно взревели и смолкли. Еще несколько солдат выскочили из танка и присоединились к остальным, карабкавшимся по склону. Из холма брызнули фонтаны огня. Ракеты взорвались вокруг танка, покрыв равнину сплошным огненным ковром, в котором люди сгорали в мгновение ежа. Уцелевшие спасались, ныряя в воронки.

Все это длилось не больше тридцати секунд. Гиппрон уже оставил холм-крепость слева, — теперь он летел так низко, что ему приходилось огибать неровности рельефа. В конце концов он перевалил через гряду холмов и приземлился.

Корсон задумался. Управлять гиппроном он не умел. Можно, конечно, положиться на инстинкт самосохранения Бестии, которая, перескакивая во времени и пространстве, защитит их от внезапного нападения. Но у гиппрона могут быть совсем другие представления о нападении, чем у его всадников. Вряд ли он станет спасаться, например, от едких газов, которые сразу уничтожили бы их скафандры. Значит, оставаться на гиппроне рискованно.

Корсон решил воспользоваться затишьем. Освободился от ремней, спрыгнул на землю и помог спуститься Антонелле.

Он огляделся. У подножия холма громоздились валуны, за ними можно было укрыться хотя бы на время. Корсон схватил Антонеллу за руку и побежал. Спасительное убежище казалось уже близко, как вдруг над равниной распустился огненно-красный цветок. Корсон рухнул на землю, увлекая за собой девушку; ползком они добрались до впадины возле валунов. Взрыв ударил в горы, словно гигантский молот. Когда пыль осела, Корсон увидел, что гиппрон исчез.

— Это не ядерный взрыв, — выдохнул он.

Потом решился поднять голову и взглянуть на равнину.

— Эргистаэл… Больше всего это напоминает поле боя. Самое большое из всех, что я видел.

Антонелла провела рукой по серому от пыли лицу.

— Но кто здесь воюет? И с кем?

— Понятия не имею. Бессмыслица какая-то.

Впрочем, не большая бессмыслица, чем любая другая война. Но обычная война предполагает два противостоящих лагеря и более или менее сходную технику. Здесь же, казалось, все воевали со всеми. Почему рыцари в латах сражались с индейцами? Где находятся сами воюющие государства и города, за которые идут бои? Что скрывает этот розовый пульсирующий небосклон, лишенный светила, необъяснимо жуткий и безжалостно напоминающий его собственную душу? Даже горизонт здесь какой-то неестественный, убегающий в бесконечность, словно вся поверхность Эргистаэла — это огромная плоскость. Если Эргистаэл — планета-гигант, то почему же сила тяжести тут близка к земной?

— Здесь, похоже, можно дышать, — заключил Корсон, бросив взгляд на анализатор, вмонтированный в рукав скафандра. Затем снял шлем и глубоко вздохнул. Прохладный воздух, без всякого запаха. Лицо обдувал легкий ветерок.

Он снова высунулся из укрытия. Вся равнина до склонов гор имела довольно безрадостный вид. Тут и там поднимались клубы дыма. Вдруг розовое небо озарила яркая вспышка, и Корсон поспешно скатился на дно впадины. Идти было некуда.

— Нам надо перебраться через горы, — решил он. — Может быть, наткнемся на…

Правда, он не слишком надеялся встретить не то что друга, но даже просто человека или хотя бы разумное Существо. Они вдвоем угодили в ловушку — вокруг бушевала немыслимо жестокая, невообразимая воина.

В небе появилась и заплясала черная точка. Дымный след вычерчивал какие-то знаки. Первая строка была непонятной. Вторая напоминала ряд букв кириллицы. Третья состояла из закорючек. Последняя еще не была дописана, а Корсон уже прочел:

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЭРГИСТАЭЛ!

Черная точка исчезла за горами, надписи лениво поползли вслед, расплываясь на ходу.

Корсон пожал плечами.

— Пошли, — сказал он.

Они как могли быстро вскарабкались по крутому склону. Корсон осторожно выглянул из-за гребня, весь съежившийся при мысли, что представляет собой превосходную мишень. И от удивления чуть не свалялся вниз. Противоположный склон горы полого спускался к идеально ровному пляжу. Дальше, насколько хватало глаз, тянулась голубая морская гладь. В нескольких кабельтовых от берега дюжина парусных кораблей вовсю палила друг в друга из пушек. Один парусник со сбитыми мачтами полыхал как костер. На берегу в полумиле друг от друга расположились два военных лагеря. В одном палатки были голубые, в другом — красные. Боевые знамена развевались на ветру. Две шеренги солдат в ярких мундирах, построенные как на параде, обменивались выстрелами из допотопных ружей. С вершины горы Корсону трудно было разглядеть, что происходит внизу, но ему показалось, что время от времени солдаты падают. Он слышал ружейные залпы, отрывистые команды, звуки фанфар и гром корабельных пушек.

Взглянув направо он увидел, как из впадины между холмами поднимается что-то огромное, серое, мягкое и почти круглое, странно напоминающее выброшенного на берег кита. Солдаты ничего пока не замечали.

Совсем близко, в сотне метров позади голубого лагеря, сидел за грубо сколоченным деревянным столом человек и с невозмутимым видом писал. На нем была темно-синяя треуголка, украшенная белой кокардой, и щегольской бело-голубой сюртук с эполетами и золотыми галунами. На поясе висела огромная сабля в ножнах, конец которой упирался в землю.

Спустившись по склону, Корсон и Антонелла направились к столу. Когда они приблизились, писарь поднял голову и спокойно, без тени удивления или страха осведомился:

— Желаете завербоваться, молодые люди? Как раз жалованье повысили. Прежде чем вы наденете эти прекрасные мундиры, я вручу пять экю золотом каждому.

— Я не… — начал Корсон.

— Вижу, вижу, вам не терпится поступить на службу к доброму королю Виктору Бородатому. Кормят хорошо, чины дают быстро. Война продлится еще век или два, так что вы вполне можете закончить ее маршалом. Что же до дамочки, одно могу сказать: она будет иметь успех у наших ребят и скоренько разбогатеет.

— Но я только хотел узнать, далеко ли до ближайшего города… — прервал его Корсон.

— Ближайший вроде бы Минор, — ответил писарь. — Лье двадцать или тридцать отсюда. Как только разобьем этих болванов в красном, двинемся прямо на него. Признаться, я там никогда не бывал. Да и что я там забыл — город-те вражеский. Но прогулка будет веселенькая… Ну вот, а тетерь поставьте свою подпись здесь и здесь. Писать-то умеете? Все должно быть по правилам…

Он позвенел пригоршней кругляшей из желтого металла, которые что-то смутно напомнили Корсону. Кажется, это и есть деньги… Антонелла испуганно вцепилась в его руку.

На столе по обе стороны толстой амбарной книги лежали два очень странных пистолета. Корсон наклонился, чтобы рассмотреть их поближе.

— А что это за корабли? — он махнул рукой в сторону моря.

— Ах, корабли! Это, приятель, не наше дело. Здесь каждый ведет свою войну, пока враг не будет разбит. Тогда уцелевших собирают в новую армию и ищут другого врага. А вы, никак, из побежденных? Что-то я не видел такой формы, как у вас…

— Мы не хотим служить в армии, — твердо сказал Корсон. — Мы хотели только… гм… немного подзаработать.

— Тогда я буду вынужден уговорить вас, приятель, — улыбнулся вербовщик. — Это моя работа, мне за нее деньги платят.

Он молниеносным движением схватил со стола оба пистолета и направил их на Корсона.

— Не будете ли вы столь любезны расписаться, а то я рассержусь и лишу вас жалованья!

Корсон швырнул Антонеллу на землю и ударом ноги опрокинул стол. Но его противник оказался проворнее: он отскочил назад и нажал курок. Выстрел оглушил Корсона, ему показалось, будто кто-то сильно ударил его кулаком в левое плечо. Почти одновременно раздался сухой щелчок — второй пистолет дал осечку.

Ничего не видя в густом дыму, Корсон бросился вперед. Человек в треуголке уронил пистолеты и попытался выхватить саблю, но на этот раз Корсон опередил его. Он перепрыгнул через опрокинутый стол и нанес своему противнику удар ногой в солнечное сплетение и одновременно кулаком в висок. Не слишком сильно: он не хотел убивать. Вербовщик рухнул, схватившись за живот.

Корсон потрогал левое плечо, ожидая увидеть кровь, но пуля, должно быть, отскочила от оболочки скафандра. Он чуть не расхохотался. Ну и ну, вместо боевого ранения — огромный синяк! Он обернулся, и улыбка застыла у него на губах. Выстрел услышали в лагере, и теперь к ним несся целый отряд.

Корсон поставил Антонеллу на ноги и потащил за собой. Но тут же вернулся, подобрал саблю вербовщика и бросился бежать, поторапливая Антонеллу. Куда именно — выбирать не приходилось. Единственный свободный путь лежал к расщелине — туда, где виднелся странный круглый предмет, который Корсон принял за спину кита.

Вслед загремели выстрелы. К счастью, преследователи так торопились, что палили не целясь, а может хотели просто напугать беглецов. У их ружей явно не было автоматического прицела, а когда выстрелы смолкли, Корсон с удивлением заметил, что и перезаряжаются эти ружья вручную.

Задыхаясь, они вскарабкались по склону и перебрались через вершину. Впадина — потухший кратер — была гораздо шире, чем ожидал Корсон. А «кит» оказался огромным шаром из прорезиненной ткани, оплетенным сеткой. Он парил в воздухе, волоча за собой толстый канат, привязывавший его к скале. Внизу на камнях лежала большая корзина. Мужчина, одетый в красные шаровары и широкую блузу, с маленькой шапочкой на голове, возился с какими-то кранами. Кожа у него была совсем черной. Завидев Антонеллу и Корсона, он широко улыбнулся, показывая белые зубы. Потом заметил в руке Корсона саблю — и улыбка исчезла. Он потянулся за ружьем, ствол которого торчат из корзины, но Корсон концом сабли отвел его руку.

— За нами гонятся! — крикнул он. — Этот шар сможет поднять троих?

— Правилами не разрешается… — начал негр.

Он с тревогой смотрел то на Корсона, то на вершину горы, из-за которой уже появлялись головы в треуголках.

— Кажется, нам и вправду лучше убраться, — решил он наконец.

Негр вскочил в корзину. Корсон и Антонелла — за ним. Втроем они начали поспешно выбрасывать за борт мешки с песком. Корзина оторвалась от земли и опасно накренилась.

— Ложись на дно! — крикнул Корсон Антонелле. Затем, видя, что негр теряет драгоценное время, пытаясь распутать узлы, с размаху ударил саблей по канату. Тот затрещал, Еще удар — и канат лопнул. Внезапный порыв ветра подхватил шар, и тот взмыл ввысь как ракета. Загремели выстрелы, но пули не долетали до корзины. А пока солдаты перезаряжали ружья, беглецы уже поднялись так высоко, что неприцельный огонь доблестных воинов Виктора Бородатого был им не страшен.

Корсон ухватился за борта корзины и встал. Когда шар взлетел, он не устоял на ногах и упал на плетеное дно, которое угрожающе хрустнуло. Корсон взглянул на негра в красных шароварах, который стоял, держась обеими руками за стропы, и бросил саблю на дно корзины. Затем помог подняться Антонелле.

— За кого бы вы ни воевали, — сказал он негру, — мы очень благодарны. Вы встретились нам как раз вовремя. Меня зовут Корсон. Я был членом экипажа…

Он осекся. Какой смысл говорить здесь об «Архимеде», звездных крейсерах и войне Земли с Урией? Теперь он всего лишь заблудившийся солдат — солдат бея армии, без задания… Не попади он в Эргистаэл, не окажись на этом огромном поле боя — и не вспомнил бы, кем был совсем недавно.

— Туре, зуав, — представился негр. — Сержант артиллерии, а в данный момент — аэронавт в батальоне связи. Охранял привязной аэростат. Уж не знаю, к счастью или нет, противник открыл огонь — и вот мы летим. Еще имею диплом военфельдшера. Я…

Он запнулся.

— Что вы? — мягко переспросил Корсон.

— Ваша одежда что-то мне напоминает… Я ведь не всегда летал на аэростате. Когда-то я был инженером. А потом вертолетчиком. Собственно поэтому мне и доверили аэростат.

Туре рассмеялся:

— Я им сказал, что кое-что смыслю в авиации. Предпочитаю смотреть на эту драку сверху. А вы из какой войны?

На этот раз замялся Корсон.

— Из межзвездной, — сказал он неуверенно. — Но я прибыл не прямо оттуда.

— Межзвездная война, — задумчиво повторил Туре. — Значит, вы жили намного позже меня. Когда я родился, космос только начали осваивать. Я еще помню день, когда человек впервые высадился на Марсе. Это было событие, скажу я вам…

Он кивнул в сторону Антонеллы.

— А девушка? Она из той же войны, что и вы?

Корсон покачал головой.

— Нет, Антонелла из мирного времени.

Негр посерьезнел.

— В таком случае ей здесь не место, — твердо сказал он.

— Почему?

— Видите ли, здесь могут находиться только солдаты и вообще люди, которые воевали и по тем пая иным причинам признаны воевавши преступниками. Вот я, например, обстрелял реактивными снарядами деревушку, где жили мирные крестьяне. Это было где-то в Европе, на острове, который назывался Сицилия. Не знаю, может, он и теперь так называется. Я не говорю, что хорошо понимал, что делаю, но и не могу сказать, что был в полном неведении. Что ж, на войне как на войне…

В голове Корсона прояснилась некая мысль.

— Но вы говорите на пангали. Я думал, что этот язык вошел в употребление, когда люди уже достигли звезд.

— Это не мой родной язык, я выучил его здесь. В Эргистаэле все говорят на пангали; есть, правда, несколько диалектов.

— А ваш родной язык?

— Французский.

— А-а, — протянул Корсон. Ему это ни о чем не говорило.

В голове вертелось еще множество вопросов, но он решил подождать с ними. До сих пор аэростат летел вдоль побережья, но теперь его стало сносить в сторону. Под ними расстилался ровный, безбрежный океан.

18

Планета семи масок

Они пролетели над целой эскадрой галер, упорно пытавшихся атаковать корабли противника, несмотря на встречный ветер, — гребцы там выбивались из сил. Немного дальше увидели странную конструкцию, смахивающую на гигантскую паутину, вокруг которой отчаянно сражались паукообразные создания. Значит, в Эргистаэле воюют не только люди, хотя в той части, где побывал Корсон, людей было больше всего. Раз или два в глубине океана мелькали какие-то огромные тени. Воздушный шар постепенно удалялся от берега.

— Что-что, а голодать мы тут не будем! — весело провозгласил Туре, поднимая крышку плетеного ларя, занимавшего угол корзины. Корсон машинально ощупал плечо в поисках ремешка от сумки с продуктами. Сумки не было. Должно быть, он потерял ее, когда сцепился с вербовщиком.

— Колбаса, еще вполне свежий хлеб к красненькое, — сообщил негр, склонившись над ларем. Затем извлек из кармана своих широченных штанов складкой нож и принялся отрезать ломти хлеба и кружочки колбасы. Распечатав бутылку, он протянул ее Антонелле.

Корсон с любопытством наблюдал за ним.

— Не видали такого, а? — лукаво подмигнул Туре, заметив его удивление. — Я всегда думал, что в ваши времена должны уже питаться таблетками и всякой химией. Но поверьте, это очень даже съедобно. На войне как на войне, верно?

От вина по телу разлилось приятное тепло. Корсон откусил хлеба и решил задать еще несколько вопросов. В конце концов, их спутник, видимо, уже давно здесь и кое-что знает об этом сумасшедшем мире.

— Удивительно, — осторожно начал он, — в небе не видно ни самолетов, ни ракет. По логике вещей, ничего опустошительней воздушной войны люди не придумали.

— Это против правил, — пояснил Туре. — По крайней мере, мне так кажется. В этом секторе нет ни ракет, ни самолетов, ни вертолетов. Но где-то в Эргистаэле наверняка идут и воздушные сражения. Я скорее бы удивился, окажись все по-другому.

— Правила? — Корсон чуть не поперхнулся.

— Вы, наверно, заметили, — продолжал Туре, — что здесь никто не использует ядерного оружия. Вас это удивило, да? А вот за теми горами атомные бомбы время от времени взрываются. Да еще какие мощные!

Корсон кивнул, вспомнив огненные столбы, взметнувшиеся по ту сторону гор.

— И кто же следит за соблюдением этих правил?

— Если б я только знал, я отправился бы прямо к нему и попросил выпустить меня отсюда. Какой — нибудь бог, наверное… Или скорее демон…

— Вы что, в самом деле думаете, что мы с вами в аду?

Слово «ад» почти не имело для Корсона смысла. Он употребил его, припомнив почти забытые в его времена мифы и легенды, безнадежно вытесненные холодной рассудочностью. На языке космической эпохи «ад» означал лишь крайне неприятное место.

— Я немало поразмыслил над всей этой метафизикой, — признался Туре, — но если это ад, то на удивление материальный. Взгляните, например, на небосвод — могу поклясться, что он твердый. Я произвел кое-какие измерения, поднимаясь и спускаясь на аэростате, и мне кажется, что до него не больше десяти миль. Понимаете, это сооружение хоть и материально, но на естественное не похоже. Ровная поверхность без горизонта — это никак не может быть планетой. Окажись мы на планете с таким колоссальным радиусом, ее притяжение нас всех просто расплющило бы.

Корсон кивнул с некоторым удивлением — знания этого человека из далекого Прошлого были поразительными.

— Да, — вмешалась Антонелла, — это какое-то ненормальное пространство. Я не могу предвидеть будущее, ничего не чувствую. Сперва я не беспокоилась, потому что эта способность иногда исчезает, но не насовсем. А здесь я как… слепая.

Корсон с интересом взглянул на девушку.

— Когда же исчезает эта твоя способность?

Щеки Антонеллы порозовели.

— Ну… во-первых, на несколько дней каждый месяц. Но сейчас… не тот случай… Потом во время межпланетных путешествий, но со мной это случалось редко. Еще когда я перемещаюсь во времени, но тогда это быстро возвращается. И, наконец, когда вероятность разных событий почти равна. Но в какой — то мере мои способности всегда сохраняются. А тут — ничего.

— О чем это она? — удивленно спросил Туре.

— В ее время люди обрели дар предвидения. Они заранее знают, что произойдет через минуту-другую.

— Понятно. Вроде как перископ, в который можно наблюдать будущее. Хотя вообще-то довольно близорукий перископ. Пара минут — не так уж много.

Корсон задумался. В его понимании предвидение будущего было в какой-то степени связано с космогоническим принципом Маха, утверждающим, что каждая точка Вселенной независима от Вселенной в целом. Не значит ли это, что они покинули ту вселенную, к которой приспособлена нервная система Антонеллы? Или они уже умерли, не заметив, как это случитесь?

— Странно, правда? — задумчиво произнес Туре. — Еще задолго до моего рождения в Африке жили колдуны, которые уверяли, что могут предвидеть будущее. В мое время никто уже не верил в эти сказки. А сказки-то оказались не сказками, только в далеком будущем.

— А откуда берется этот хлеб? — поинтересовался Корсон, снова принимаясь за свой бутерброд.

— Этим занимается интендантская служба. Вообще-то, когда вы спросили, я вдруг сообразил, что никогда не видел здесь ни засеянных полей, ни мельниц, ни пекарен. Но ведь так всегда бывает на войне, правда? Оружие, обмундирование, лекарства и продовольствие поставляют издалека, из каких-то других мест, о которых мы, как правило, имеем самое смутное представление. Если война затягивается, то просто перестаешь об этом думать… Когда солдат видит поле, он должен уничтожить, посевы — ведь это принадлежит врагу.

— А где же ваши военачальники? И зачем они ведут эти бессмысленные войны?

— О-о, они над нами. Высоко-высоко. Их никто никогда не видит.

— А если их убьют?

— Придут другие, — усмехнулся Туре. — Тут же явятся. Вы ведь знаете, бывает, что воюют только потому, что есть противник и нет другого выхода. А может, у тех, кто наверху, есть свои причины, только нам их не понять…

Корсон глубоко вздохнул. Его вдруг охватило бешенство.

— Но где же мы находимся?!

Туре спокойно посмотрел ему в глаза.

— Я мог бы ответить, что мы находимся в корзине аэростата, который летит над океаном — но это вы и сами знаете. Я в свое время пытался тут кое в чем разобраться и могу предложить вам три варианта. Выбирайте, какой вам больше нравится, или придумайте что-нибудь сами. Первый — мы с вами покойники и пребываем в некоем аду или чистилище. И будем здесь очень долго, может быть, вечно, даже если нас убьют. Для этого существуют Перемирия.

— Перемирия?

— Вы еще не знаете, что это такое? Ах да, вы ведь здесь недавно. Ну, я вам потом расскажу. А вот моя вторая гипотеза: на самом деле нас просто нет. Нам кажется, что мы существуем, но это лишь иллюзия. Мы — информация, магнитные записи, заложенные в память гигантского компьютера, на котором кто-то развлекается, играя в Kriegspiel, War Game[6], или, если угодно, Военную игру. Кому-то любопытно, как может разрешиться тот или иной конфликт. Он моделирует ситуацию: что было бы, если бы все войны мира происходили одновременно и в одном месте? В таком случае мы — что-то вроде марионеток, понимаете?

— Понимаю, — кивнул Корсон.

— Или еще один вариант, прямо противоположный. Мы существуем, но не здесь. Может быть, лежим в лаборатории, как подопытные кролики, соединенные электродами с какой-то хитрой машиной, а нам снится, будто мы живем и воюем здесь. Возможна просто психотерапия — кто-то хочет выработать у нас отвращение к войне. Или просто забавляется. Или — экспериментирует. И третья моя гипотеза: этот мир вполне реален. Нам он кажется странным, но он существует на самом деле. Кто-то его создал, может быть, люди, но я в этом сомневаюсь, — с целями, о которых я не имею ни малейшего понятия. Эта гипотеза мне больше по душе: по крайней мере, я надеюсь, что найдется способ отсюда выбраться.

— Ваши три гипотезы имеют один общий пункт, — заметил Корсон. — Все они точно так же подходят к тому миру, откуда мы пришли.

— К тому миру, который мы помним, — поправил Туре. — Это не одно и то же. Вы уверены, что мы с вами не из разных миров? Но есть еще кое-что общее с тем… миром. Мы точно так же считаем себя свободными и точно так же не имеем возможности жить, как нам хочется.

Они задумались.

— А как вы сюда попали? — прервал молчание Корсон.

— Я мог бы задать вам тот же вопрос. Но вы не находите, что я и так слишком много болтаю?

— Не знаю, поверите ли вы мне…

— Я здесь научился верить всему, — просто ответил негр.

Корсон вкратце рассказал ему свою одиссею, начиная с плена в лагере Верана. Умолчал он только о планете-мавзолее.

— Значит, кому-то понадобилось привести вас сюда. Кому-то из них… Это наилучшим образом вписывается в мою третью гипотезу.

Помедлив, он добавил:

— Впервые слышу об этих гиппронах. Животные, способные перемещаться во времени… Неужели они запросто преодолевают века?

Негр прищурился, перегнулся через край корзины и сплюнул в море.

— Правду сказать, я мало что пошло. С тес пор прошло уже четыре или пять, а может быть, десяток Перемирий («П» он произнес с нажимом, словно выделил заглавную букву). Помню, я был тоща воздушным стрелком, шел на «Тан-5». Вдруг — вспышка, меня как будто что-то обожгло и ослепило. Открыв глаза, я увидел, что лечу в том же самолете, над почти той же местностью. Поначалу я даже не почувствовал разницы… Но потом мне показалось, что вокруг меня незнакомые люди, я никого не узнавал. Я сказал об этом командиру, меня отправили в госпиталь. Военврач пробормотал что-то о шоке, сделал мне успокаивающий укол и отослал назад, в часть. Через некоторое время я уже ни в чем не был уверен. И все-таки хотел выжить.

— Вот что меня удивляет, — хмыкнул Корсон, — люди здесь должны гибнуть в огромных количествах. Почему же эта бесконечная война не прекращается просто из-за нехватки живой силы? Или постоянно прибывают новые солдаты из всех времен и со всех концов Вселенной?

Туре покачал головой.

— Я говорил вам о Перемириях. Погибшие возвращаются.

— Воскресают?

— Нет. Понимаете, перед наступлением Перемирия сначала темнеет небо. Потом все замирает, время останавливается, гаснут огни, меркнет электрический свет. Такое чувство, будто превращаешься в камень. И страшная зловещая тишина. А потом все начинается заново. Иногда оказываешься там же, где был до Перемирия, но редко. Чаще всего — в другой армии и на другой войне. То, что было раньше, помнится очень смутно. Начинается совсем другая жизнь, будто переменили пластинку. Отсюда моя вторая гипотеза. И погибшие тоже возвращаются в строй и получают новые роли. Но никогда не помнят, как были убиты. Для них Перемирие наступает за мгновение до смерти. Может быть, Перемирие вообще чисто субъективное понятие, но вряд ли. По-моему, те, кто создал этот мир — если верна моя третья гипотеза, — или те, кто наблюдает за нами, подчинили себе время и таким образом возвращают убитых назад. Как видите, ничего сверхъестественного.

— Да уж, — согласился Корсон.

Он поскреб свежую щетину на подбородке. Надо же — этот дикарь, живший в эпоху, когда человечество едва научилось летать в космос, вот так запросто признаёт возможность путешествий во времени… Но тут ему вспомнилось, как легко он сам освоился на новой Урии.

Корсон собрался было еще спросить о Перемириях, как вдруг чудовищный грохот рванул ему барабанные перепонки — сильнее громового раската, громче самого мощного взрыва — словно острые ножи ударили в уши и вонзились в самые дальние закоулки мозга… Казалось, Вселенная раскололась надвое.

Аэростат плавно скользил над гладким как зеркало океаном. Странное непривычное небо было ясным, дул всего лишь легкий бриз. Но грохот все не прекращался, он нарастал, переходя в глухой рев. От неожиданной вибрации задрожали стропы аэростата, звеня, как потревоженные струны. Рокот вдруг взмыл вверх, к немыслимо высокой ноте, выше, еще выше, переходя в ультразвук, вот его не стало слышно, но что-то продолжало буравить мозг, затем снова вниз — и голову словно сжали гигантские тиски, но можно было еще различить глухие удары, хриплое дыхание — как последние вздохи умирающего бога.

На поверхности океана уже вздымались волны. Туре что-то кричал, и Корсон видел, как дергаются его губы, но не разобрал ни слова. Антонелла съежилась, зажав руками уши — ей было больно и очень страшно. Из глаз Корсона брызнули слезы, невидимые тиски сжимали его мозг все сильнее, казалось, череп вот-вот треснет, как скорлупа ореха.

Внезапный порыв ветра подбросил шар на несколько сот метров, резко упало атмосферное давление. Корзина угрожающе раскачивалась и трещала. Корсон обхватил Антонеллу за талию и прижал к стропам, вцепившись в них обеими руками. Ветер неистовствовал так, что на оболочке шара то и дело появлялись вмятины, словно огромная невидимая рука гнала и толкала его вперед.

Туре нащупал канат и как мог привязался к борту корзины. Согнувшись пополам, он ухитрился перекинуть конец каната Корсону, и тот поспешно привязал себя и Антонеллу.

Тщетно пытаясь перекрыть вой ветра, Корсон крикнул:

— Это что, Перемирие начинается?

Туре отрицательно мотнул головой. Лицо его посерело, в глазах был испуг.

— Нет… такого никогда… — донеслось до Корсона.

Рывки и удары прекратились, но ветер дул со все нарастающей силой. Когда Корсон наклонился к Антонелле, он увидел, что дыхание девушки стало частым и прерывистым. Ему и самому было трудно дышать — не хватало воздуха. Давление продолжало падать.

Оставив попытки докричаться до Туре, Корсон показал на шар, затем вниз. Тот сразу все понял и, с трудом поднявшись, принялся крутить вентили. Аэростат снизился, но легче дышать не стало. В полумиле под ними вздымались огромные валы с белыми гребнями. Можно было разглядеть обломки каких-то кораблей. Лишь пятна разлитого масла образовывали в обезумевшем море маленькие оазисы спокойствия.

Так прошло несколько часов. Шар по-прежнему мчал их со скоростью не меньше шестисот миль в час, как определили Корсон и Туре, ориентируясь по небу. Скрючившись на дне корзины, все трое погрузились в дремоту, с трудом вдыхая разреженный воздух.

Корсон смутно сознавал, что они уже пролетели расстояние в четверть земного экватора, а ветер все не утихал. Он гнал такие массы воды, что вздымавшиеся волны походили на горы сине-зеленого стекла. Корсон не понимал, что происходит. Впрочем, все, что случалось раньше, было не более понятно. Неужели они так и будут бесконечно нестись над океаном? И в конце концов умрут от голода и жажды, а их тела в этой корзине продолжат бессмысленный полет, пока не оборвутся стропы и корзина не упадет в море? Или газ начнет потихоньку выходить из шара, он станет снижаться, пока не сядет на одну из водяных гор и не останется на лице океана, словно серая бородавка?

Резкий рывок корзины — лопнула одна из строп — прервал его размышления, чуть не выбросив Корсона за борт. Его удержал только канат, которым он предусмотрительно обвязался. Бросив случайный взгляд на горизонт, Корсон вскрикнул так пронзительно, что на мгновение его вопль затушил даже свист ветра.

Горизонт перечеркивала черная полоса. Она быстро расширялась: через мгновение она была уже не линией, а стеной. Стеной абсолютной черноты. Черноты небытия. И странным было то, что края этой стены не искривлялись, убегая, к горизонту планеты. Насколько мог видеть человеческий глаз, она тянулась вдоль всего горизонта абсолютно ровно.

19

Планета семи масок

Здесь кончалась Вселенная. По крайней мере, эта Вселенная. Они летели прямо в черную бездну. Ураган начал стихать, но волны стали еще выше, они словно бились о невидимую преграду: зеленовато-голубые горы достигали теперь нескольких сот футов.

На горизонте океан обрывался. Просто обрывался. Дальше начиналась пропасть, заполняющая все пространство до самого неба.

— У нас есть только один шанс, — прокричал Туре. — Если Перемирие начнется раньше, чем мы…

Он мог не продолжать — все было ясно. Как зачарованные, они смотрели на приближающийся горизонт.

— А может быть, ветер совсем уляжется? — нерешительно спросил Корсон.

Туре пожал плечами.

— Не в том дело. Нас затягивает эта пустота, туда провалится все, что здесь есть.

— Но почему?

— Похоже, в машине что-то испортилось!

Чем ближе они подлетали, тем больше чернота заполнялась неподвижными светящимися точками; время от времени некоторые из них гасли, словно нечто огромное проплывало перед ними. Шар несло прямо к черному пятну, — сгустку черноты еще более непроницаемой, чем сама стена. Оно было окружено ореолом трещин, молниями разбегающихся в стороны.

Как разбитое стекло, подумал Корсон. Да, именно это и было у него перед глазами — разбитое камнем стекло. Светящиеся точки были звездами. Черная пропасть — космосом. А еще более черное пятно — пробоиной, через которую Эргистаэл — или часть Эргистаэла — засасывало в пространство.

Океан возле дыры клубился гигантским водоворотом.

Интересно, думал Корсон, как долго это будет продолжаться? Неужели весь Эргистаэл с его бессмысленными войнами, армиями и флотилиями, с его жалкими героями и военачальниками обретет наконец покой среди звезд? Неужели создатели — или всесильные правители — Эргистаэла так и не вмешаются? Или катастрофа превышает даже их возможности, и теперь они не в состоянии ничего сделать? Или, может быть, они решили прекратить эксперимент? Значит, Туре прав, и Эргистаэл был всего лишь макетом? Гигантским, но ограниченным искусственным миром, странствующим среди звезд, а теперь, после аварий или по чьему — то непостижимому замыслу, — выворачивающим свое нутро в ледяную бездну? А что будет, если треснувшее «стекло» разлетится окончательно? Небо упадет на землю? Или все же это абсурдное с точки зрения человека сооружение устоит, навеки защищенное экраном небытия?

Дыра стремительно приближалась. Температура упала, стало еще труднее дышать. Но, как ни странно, пробоина словно бы уменьшилась. Только что зиявшая многокилометровой пропастью, теперь она сжалась до двухсот — трехсот метров и продолжала сокращаться. Аэростат подлетел уже так близко, что Корсон видел пробегавшие по черной поверхности концентрические волны, гаснущие на неровных краях пролома.

Море подернулось коркой льда, ее белизна подчеркивала безукоризненно прямую линию основания черной стены. И это была не стена, даже не окно — самовосстанавливающийся силовой экран, поврежденный невообразимой силы ударом.

— Нас затянет туда, — с хрипом втягивая воздух, простонал Туре, — если только оно не закроется раньше…

Антонелла уткнулась лицом в плечо Корсона. Задыхаясь, он еще нашел в себе силы вытянуть руки в сторону пробоины. В пустоте над поверхностью океана кружили обломки гигантского космического корабля. Похоже, он имел форму веретена — если судить по хвостовой части, прилепившейся к прозрачной стене. Восстанавливаясь, силовое поле включило этот обломок в свою структуру.

Корсона удивило, что пролом в силовом экране затягивается постепенно, как рана на теле живого существа. Прежде он видел только поля, распространяющиеся мгновенно и на небольшие расстояния, впрочем, это было связано с ограниченными возможностями человеческого воображения. Потом он подумал, что здесь, очевидно, задействована такая колоссальная энергия, что искажается сам ход времени. Притяжение этого барьера должно быть чудовищным… Утверждает же теория относительности, что на звездах-гигантах время течет медленнее. Но самое странное — этот эффект не распространялся на внутреннее пространство, прилегающее к экрану. Иначе аэростат потащило бы к пролому с огромной скоростью, и он скорее всего сгорел бы, как метеорит, не успев долететь до барьера.

Для Корсона мелькнула искра надежды. До стены оставалось едва ли с полмили. Пробоина затягивалась все быстрее, сверкающие трещины исчезли. Матово-черное пятно сокращалось на глазах. Пространство вокруг него блестело, словно покрытое лаком, — очевидно, напряжение поля искажало и световые лучи.

Стена была уже совсем близко. К орган прижал Антонеллу к себе, пытаясь защитить…

Удар!

Их отбросило. Закружилась голова. Канат, которым он был привязан, врезался в ребра. Корзину качнуло, и Корсон упал, больно ударившись головой о край. Раздался странный шуршащий треск. Аэростат словно расплющило по преграде.

Удар!

И их снова отбросило.

Удар!

Не слишком сильный — стена была как резиновая…

Корсон потерял сознание.

20

Планета семи масок

Он очнулся от прикосновения чего-то холодного. Сколько же он пролежал? Несколько секунд? Минуту? Голова Корсона покоилась на коленях Антонеллы, которая прикладывала к его лбу смоченный вином платок. Саднило правую бровь. Он поднес руку к лицу, потом посмотрел на нее: пальцы были в крови. Тут он поймал на себе встревоженный взгляд Туре. Надо встать. Голова закружилась, но он с усилием поднялся на ноги.

— Смотрите, шар заткнул дыру, как пробка! — воскликнул Туре.

Действительно, аэростат, наполовину войдя в барьер, повис в миле над океаном, который уже перестал бурлить. Подводные трещины затянулись. Нестерпимо ныли барабанные перепонки — атмосферное давление быстро росло. Корсон зажал нос и несколько секунд дышал ртом. Потом перегнулся через борт корзины и, потрясенный, смотрел в пустоту. Небо над головой и море внизу обрывались, как отрезанные ножом. Стена была совсем рядом. Корсон протянул руку, но не почувствовал ничего, лишь легкое покалывание в пальцах, а может быть, и это ему только показалось.

За стеной начинался космос. Привычное космическое пространство. Мерцали звезды, мириады звезд, множество незнакомых созвездий. Звезды сияли всеми цветами радуги — такое можно увидеть лишь через стекло скафандра или сквозь обзорный купол звездолета. Казалось, прямо перед ним горела багровым светом спираль какой-то галактики. Но были там не только звезды и галактика.

Между ними, время от времени заслоняя их, проплывали гигантские космические корабли. Военные корабли. Корсон видел лишь их тени. Они как бы встряхивали звезды, вернее, преграждали дорогу их свету своей массой и энергией. Фотон — частица такая легкая, и ее так просто сбить с пути!

Чем дольше всматривался Корсон, тем яснее различал его взгляд смысл этого танца звезд. Перед ним были две эскадры боевых звездолетов, ведущие яростное сражение. Именно в этой битве один из кораблей, сильно поврежденный, потеряв управление, врезался в силовой барьер, накрывающий Эргистаэл. И пробил его! На остальных кораблях, вероятно, ничего не заметили: битва продолжалась. С этой стороны барьера было видно лишь, как вздрагивает пространство и мерцают звезды, словно отблески солнечных лучей на гребне волны.

Время от времени мимо стены проплывали огромные зеленоватые глыбы. Только через несколько минут Корсон сообразил, что это лед, целые ледяные горы. В пустоте плавали айсберги — те миллиарды тонн морской воды, которые втянуло в пролом.

Он понимал, что может видеть только крохотную часть звездной войны, растянувшейся в пространстве на много световых часов. Перед ним была не более чем одна из стычек. Но глядя на нее, Корсон наконец понял, что за мир открывается перед ним. Это пространство не граничило с Эргистаэлом — оно было его частью. Если в Эргистаэле идут наземные, морские, воздушные сражения, значит, должны быть и межзвездные. Просто для этого требовался космос… Макет Вселенной — если это макет — был выполнен почти безукоризненно.

Но кто здесь сражается? Люди? Существа из других галактик? Или одни против других? Обломок, торчавший в барьере, не походил ни на один из известных ему типов боевых кораблей. Насколько сумел определить Корсон — а расстояния и размеры здесь могли быть сильно искажены — один лишь этот обломок длиной больше мили. Значит, весь корабль раза в три длиннее. Корсону показалось, что он различает безжизненные человеческие фигурки, плавающие, словно щепки в океане, среди обломков корабля. Впрочем, очень уж далеко — это могли быть и просто куски металла.

Туре откашлялся. Ветер совсем стих, воздух снова стал теплым и неподвижным. Больше не надо было кричать, чтобы услышать друг друга, хотя в ушах все еще стоял гул.

— Наше положение не из приятных, — вздохнул Туре.

— Боюсь, что так, — отозвался Корсон.

Он прикинул и отверг один за другим все варианты спасения. Спуститься вниз по веревке? Стропы аэростата недостаточно длинные. Разрезать оболочку шара и сделать из нее парашюты? Но тогда шар может оторваться от стены, а упав в волны с такой высоты, они наверняка погибнут. Не было никакой надежды, что аэростат освободится сам. И даже если они спустятся, как потом доберутся до земли — ведь бешеный ветер отнес их на многие тысячи миль?.. Они были в ловушке, словно мухи, попавшие на липучку.

Если бы только началось Перемирие, подумал Корсон. Когда Туре впервые заговорил о Перемириях, Корсон испытал лишь глухой животный страх — Перемирие в его представлении уж слишком смахивало на смерть или на конец света. Теперь же он сам призывал его. Но какой в этом смысл? Разве его мольба могла повлиять на решения неведомых богов, создавших этот мир — или правивших им? Ему вспомнилось еще одно предположение Туре, но он пока не решался сделать из него выводы.

Вдруг он заметил, что за стеной клубится нечто вроде темного тумана. В пространстве возникло движение — не беспорядочное мигание звезд, а словно кружение роя мошкары. Мошки облепили ближайшие корабли — теперь Корсон ясно различал их очертания — и с дьявольским проворством уворачивались от выстрелов. Вот взорвался один из звездолетов, за ним — второй. Две яркие вспышки на мгновение ослепили Кореша, хотя он и успел прикрыть глаза рукой. А что если корабль взорвется прямо у барьера? Сам барьер конечно выдержит, но, похоже, он не поглощает жесткое излучение…

Мошкара? Внезапно Корсон понял, что это такое. Гиппроны. Одно из чудовищ возникло у самой преграды, развеяв последние сомнения. Корсон сразу узнал ряд круглых глаз без век, шесть огромных лап с выпущенными когтями, скребущими пустоту, гриву, раскинутую в пространстве, словно гигантская хризантема; узнал прилаженную сбоку упряжь, а когда Бестия повернулась, увидел и всадника в знакомой серой форме — форме солдат Верана! Всадник по ту сторону барьера открыл рот — неслышно вскрикнул от удивления, увидев корзину и ее пассажиров. Сквозь стекло шлема Корсон отчетливо видел, как шевелятся его губы. Мгновение спустя перед барьером теснилось множество гиппронов. Вдруг они исчезли.

И тут же появились с другой стороны, пройдя сквозь барьер без всякого усилия. Гиппроны кольцом окружили аэростат, а всадники нацелили оружие на корзину. Антонелла вцепилась в руку Корсона. Туре прошептал, вытирая рукой вспотевший лоб:

— Что это такое?

Отвечать не было времени. Мысль, давно зревшая в голове Корсона, показалась ему теперь единственным выходом. От людей Верана милости ждать не приходилось. Полковник, конечно, постарается взять его живым, а солдатня будет развлекаться с Антонеллой…

Корсон до боли стиснул зубы, неожиданно ощутив на губах привкус крови. Задрав голову, он посмотрел на шар. Что в нем — водород или гелий? Спрашивать Туре уже поздно, а терять все равно нечего. Пан или пропал! Водород в соединении с воздухом взрывается мгновенно. Если же гелий — реакцию вызвать не удастся, температура луча его пистолета недостаточно высока.

Только бы Туре оказался прав! Что ж, через несколько секунд он сам все узнает; вернее, узнает лишь в том случае, если гипотеза Туре верна, и смерть в этом аду — лишь временное явление.

Он извлек из-под скафандра пистолет, по-прежнему висевший в кобуре слева под мышкой, и спокойно нажал на спуск. Успел увидеть, как лопнула оболочка шара и вспыхнуло яркое пламя. Почувствовал, как огонь пожирает его самого, но увидел не черноту небытия, а ослепительный свет. Он ощутил горящие руки и лицо, барабанные перепонки лопнули и спасли его от криков остальных. И его собственных.

Все-таки водород, успел подумать Корсон.

…Он падал в пустоту и чувствовал рядом с собой тело Антонеллы, хотя у него самого тела больше не было. Непостижимым образом он был еще жив. И хотя вокруг бушевало пламя, свет медленно тускнел. Небо стало пурпурным, потом почернело. На фоне тьмы, как на негативе, выделялись неподвижные белые гиппроны; Корсон различал даже лица всадников, на которых застыло изумление. Он чувствовал, что и сам каменеет.

Огонь замер в нескольких дюймах от его лица — хотя лица у Корсона тоже больше не было. Ему показалось, что вся Вселенная застыла навеки, и это было чудесно…

Потом пламя погасло.

21

Планета семи масок

Перемирие кончилось так же мягко, как началось. Корсон парил в странном пурпурном пространстве, хотя не помнил, чтобы открывал глаза. Гигантские перепутанные трубы пульсировали, вспучивались неожиданными пузырями, которые лопались, выпускали отростки, и эти отростки сами начинали вытягиваться. Ни верха, ни низа. Хотя Корсон и не мог оценить расстояния и размеры, он чувствовал, как они огромны.

Я пробил потолок, подумал он, и попал на небо. Руки и ноги не повиновались, но ему почему-то совсем не было страшно, скорее любопытно.

Возвращалась память. Провалы еще зияли в ней, но медленная работа, может быть и неверная, что происходила в глубинах его мозга, постепенно заполняла их.

Корсон осознал, что место, где он оказался, было необычным. Как правило, погибшие просыпались посреди какой-нибудь войны. Но он, очевидно, покинул Эргистаэл и был уверен, что находится теперь по ту сторону его розового неба. Что это — еще один ад, где сражаются существа, каких человек не может и вообразить? Или его изгнали из игры, потому что он нарушил ее правила, — а может, оттого, что ему предназначена иная судьба?

Он был один. И знал это, хотя даже не мог повернуть голову.

Вдруг чей-то голос нарушил тишину, будто камешки один за другим упали в прозрачную воду. Голос звучал чистой музыкой. Корсон не сразу понял, что обращаются к нему, но слова врезались в его память так, словно ее вычистили сначала до девственной пустоты:

— Стало быть, вы — военный преступник.

Подумав мгновение, он ответил:

— Стало быть, вы — бог.

Голос рассыпался смехом. Он был почти детским, но звенел бесконечной чередой отзвуков, едва отличимых друг от друга, из которых ему слышался лишь один, самый близкий, самый понятный, а в его переливах прятались другие голоса, насмешливые и мерзкие. Голос был голосом ребенка. Но он мог быть и шуршанием ящерицы, сетью паука, мерцанием звезды, шорохом крысы, треском крыльев жука или яростными завываниями ветра…

— Мы сильнее, чем боги, которых вы способны себе представить.

Корсон помедлил. Начало разговора показалось ему странным. Вряд ли он заброшен сюда для теологических дискуссий. Или здесь, на небе, так принято? Он хотел было заговорить о другом, но беседа уже притягивала его, словно край пропасти.

Меня накачали наркотиками, подумал он, как будто это объясняло все. И тут же понял, насколько ничтожно такое объяснение.

Любопытство и желание бросить вызов влекли его вперед.

— Боги всемогущи, — ответил он.

— Всемогущи, — повторил голос, — это только слово. Пустое множество. Вы можете оценить лишь то могущество, которое сами способны познать. И, следовательно, обрести.

Корсон снова задумался. Во всем этом был какой-то смысл. Он помедлил и решился:

— Вы бессмертны!

Голос, казалось, снова развеселился:

— И да и нет. Вы не видите разницы между бесконечным и безграничным. Мы не бессмертны, если вы понимаете под этим, что наши жизни должны продолжаться бесконечно. Ничто в этом смысле не является бесконечным, даже Вселенная, даже тот, кто придумал эту Вселенную. Просто наши жизни безграничны.

— Безграничны? — Корсон еще не понимал. Он пытался уловить суть. И не мог.

— Мы повторяем наши жизни и, изменяя их, всякий раз живем по-другому. Каждый момент нашего существования подвластен нам.

— Понимаю, — сказал Корсон.

Итак, жизнь не была для них застывшим в бронзе неизменным прошлым и продвижением на ощупь в тумане будущего. Жизнь от начала до конца была глиной в их руках, из которой они сами лепили, что хотели. Они не знали ни «до», ни «после». Их жизни не имели длительности, В самом деле, задумался Корсон, есть ли ширина у человеческой жизни? А глубина? Их жизни были единым и пластичным целым. В зависимости от следствий они изменяли причины. Настоящее было для них лишь точкой отсчета. Они властвовали над временем — и в этом их могущество. Как люди, некогда привязанные к тому ничтожно малому пространству, которым позволяли овладеть их руки и нога, однажды полетели к звездам, так эти существа покорили время. Для них люди были жалкими калеками так же, как Корсону казались узниками клочка земли его предки.

…Страшная власть. И я не готов ею воспользоваться, подумал он, как будто ему это уже предложили.

— Вы не люди, — вырвалось у него.

Кто они, чтобы так играть нашими жизнями? Жестокие властители из других миров и других измерений? Наши создатели, космический разум, волшебники из древних сказок?

— Вы станете таким же, как мы, — сказал ему голос.

Обещание или утверждение? Как могу я стать похожим на вас, оставаясь самим собой, когда мне непонятно даже, как вы пользуетесь вашей властью? Где они, далекие потомки человека? Быть может, дар предвидения народа Антонеллы уже предвещал это высшее могущество? Сколько миллиардов лет разделяло земного человека Корсона и существо, что его сейчас судило?

— Вы появились… после нас? — спросил Корсон. В ответ послышался смех, который почему-то не разозлил его, а успокоил.

— Мы не появились после вас, — ответил голос. — Мы существуем в то же самое время, что и вы, ибо наполняем собой все Время. Наши существования, если угодно, параллельны. Но в более узком смысле, если вам от этого легче, мы пришли после вас.

Значит, они все же наши потомки. И в то же время они много старше нас. От той точки будущего, где ветвь их существования отделилась от нашего, они подчинили себе всю Вселенную, в которой мы занимаем лишь дальний уголок. Они родились от нас, но существуют с самого начала времен.

— А другие? Уриане и…

— Безразлично.

Безразлично — и этим сказано все. Сейчас слишком рано просить ответа.

— Где мы находимся? — спросил Корсон, помедлив.

— Вне вашей Вселенной, в континууме, не имеющем для вас названия. Надо оказаться за пределами мира, чтобы понять и изменить его.

Как просто — вне Вселенной! Не потому ли обычные законы физики не действуют под розовым небом, и боги Эргистаэла могут делать все, что захотят. А дальше?

— Но что тогда за пределами Эргистаэла?

— Здесь творится сама Вселенная, и силы, которые се создают, не зависят ни от времени, ни от пространства. То, что вне Вселенной, непознаваемо изнутри.

Тупик. Что это — все-таки предел их могущества, или же дело в бедности понятий, к которым я привык?

Корсон решил вернуться к началу разговора.

— Вы будете меня судить?

— Вас уже осудили, — ответил голос.

— Но я не преступник, — возразил Корсон нетерпеливо. — У меня просто не было выбора…

— Теперь у вас будет выбор. Вы сможете вырваться из навеки замкнутого круга и сбросить оковы жестокости. Вы прервете цепь войн. Вы вернетесь на Урию и навсегда излечитесь от войны.

— Но зачем вам нужен я? Почему бы просто сразу не отменить все войны, с вашими-то возможностями?

— Война — часть истории Вселенной, — спокойно проговорил голос. — В каком-то смысле мы тоже родились из войны. Мы хотим уничтожить войну и придем к этому, уже пришли, используя тех, кто воюет — ради них самих, и тогда они станут теми, кем могли бы стать. Но мы не будем делить нашу власть с существами, которые не переросли войну. Мы сумели бы, пожалуй, окончательно уничтожить войны с помощью нашей силы, могли быть жестокими, но это противоречиво изначально. Мы вступили бы в борьбу с самими собою. Мы начали переделывать эту Вселенную, но вынуждены создавать ее заново из того же самого материала. И Эргистаэл — наше орудие. У него три функции. Искоренить войну — в Эргистаэле все рано или поздно становятся убежденными противниками войны. Чтобы уничтожить войну, ее надо понять — и в Эргистаэле полей сражений хватает на всех. Бесчисленные войны между империями, между планетами и между разумными расами здесь не более чем бледный фон. Ибо мы знаем, что война не сводится лишь к конфликтам. Она может продолжаться без конца и питает сама себя, даже когда причины ее давно забыты. У войны есть структура, проявления которой многообразны, но это только лишь проявления. Полигоны Эргистаэла позволяют нам узнать сущность войны и заставить почувствовать ее тех, кто воюет…

Война — структура! Нечто, существующее само по себе, что рождается, быть может, из случайного конфликта и питается затем плотью и ненавистью противников, Это объясняло, хотя и очень туманно, почему на протяжении всей истории человечества — еще за тысячелетия до Корсона — бесконечные войны велись во все эпохи, при любых правителях и правительствах. Не раз случалось, что какие-то люди задавались целью уничтожить войну — и тогда война уничтожала их. Все, чего они добивались, — лишь оттянуть начало войны, создать крохотный островок мира на один-два века, реже — на тысячелетие. И, как правило, их наследники укрепляли доставшийся им мир посредством войны.

Из-за чего разразилась война между Солнечной Державой и Урианской империей? Экономические разногласия? Амбиции военачальников? Страх перед своими народами? Всё так, но была и еще одна причина, без которой все остальные теряли смысл. Война против Урии была спасением от войны между планетами Солнечной Державы, которая вот-вот могла вспыхнуть из-за несправедливо составленных старых договоров. А те, в свою очередь, сами были результатом еще более давних войн. Так можно было бы добраться до той древней войны, что опустошила Землю за тысячи лет до рождения Корсона, заставив человечество бежать со своей планеты и завоевывать космос. И еще дальше, до самой первой из всех войн, когда один питекантроп поднял, камень на другого.

И то же было в истории всех разумных рас, почти всех, что сражались сейчас в Эргистаэле.

Мы часто спрашивали себя, ради чего мы воюем, подумал Корсон, но никогда или слишком редко и всегда ненадолго задавались вопросом, почему мы воюем. Наша история отравлена войной. Мы просто муравьи, дерущиеся друг с другом по причинам, которые им кажутся ясными, а на деле скрывают слепоту и абсолютное невежество. Эргистаэл — это лаборатория.

— Третья же функция Эргистаэла, — продолжал голос, — спасти войну. Война — одно из проявлений жизни. Она — часть нашего существа. Вероятно, мы нуждаемся и в ее опыте. Всегда может явиться нечто извне, из-за пределов Вселенной. Эргистаэл — это граница. Это — наша крепость…

Вдруг голос дрогнул и словно погрустнел. Корсон попытался представить себе То Что Вне Вселенной. Но такая полная абстракция была ему не по силам. Непроглядный мрак. Не-время. Не-расстояние. Ничто, а может что-то совсем другое. Если бы я был числом, думал Корсон, например, единицей, мог бы я представить себе Число Чисел, последнее из всех?

— Уничтожить войну, — говорил голос. — Познать войну. Спасти войну. Мы выбрали вас. Вы будете посланы на Урию и решите там одну задачу. Если не сумеете — мы вернем вас сюда. Если же удастся всё — вы получите свободу. И перестанете в вашем измерении быть военным преступником. Во всяком случае, вы сделаете шаг вперед…

Темный туман сгустился вокруг Корсона, со всех сторон выросли стены. Он лежал в длинном ящике, — судя по всему, металлическом. Гроб?.. Или консервная банка.

— Эй! — крикнул Корсон. — Дайте мне оружие или хоть что-нибудь!

— У вас есть разум, — отрезал голос. — И вы получите любую необходимую помощь.

— Служба Безопасности…

— У нас нет с ней ничего общего, — заверил голос. — К тому же она действует лишь в века Тройного Роя, в одной-единственной галактике.

Короче говоря, подумал Корсон, погружаясь во тьму, всего лишь ничтожная щепотка пыли.

22

Планета семи масок

…Ты приговорил меня, Минос, судья мертвых из древних мифов. Приговор окончательный, обжалованию не подлежит…

Корсон грезил и смутно сознавал это. Он постигал услышанное. Антонелла. Проклятые пацифисты конца времен, неспособные сами сделать свою работу. Тысячи пешек в бесстрастных руках. А я тут падаю и лечу сквозь ячейки сети жизней, брошенный рукой Бога. Делайте что хотите, да будет так, как повелел Бог, но пусть только умолкнет этот ужасный шум войны — он мешает мне спать…

А сеть сплетена из человеческих тел. Каждая ее ячейка — человечек, каждый держит за лодыжки двух других, и так до бесконечности. И эти обнаженные люди бьются, изрыгают проклятья, царапают и кусают друг друга. То и дело у кого-нибудь из них разжимаются руки, и он уплывает в бездну, но прореха в сети тотчас затягивается новыми телами. А Корсон, словно невиданная рыба, плывет мимо слабеющих рук, мимо стонов и оскаленных зубов.

Потом ему пригрезилось, что он пробуждается. Он бродил по огромному и прекрасному городу, где башни возносились к самому небу и были подобны могучим деревьям, а улицы оплетали их бесконечными лианами…

Он чувствовал, как приходит тревога, и не знал, почему. Но вдруг догадался: коробка! Коробка, что болтается у него на груди — машина времени. Часы на левом и правом запястьях — два необычайно точных хронометра, ибо для него сверхважно знать время, чтобы сохранять власть над ним. На каждом циферблате выгравирована тонкая красная линия, начинающаяся от центра и указывающая точный час, минуту, секунду. Он знал, что секунду. И в тот же миг понял, что стрелка доберется до красной черты чуть позже, чем через пять минут. На экране машины времени цифры показывали то же самое, и падали бесшумно минуты, секунды, доли секунд. Он знал, что как только часовая стрелка достигнет красной черты, машина забросит его в прошлое. Или в будущее.

Достигнет красной черты. Красной черты… Красной… И случится что-то страшное. Однако город был спокоен. Город еще не подозревал о своей участи. Только все сильнее была тревога Корсона, все отчетливей бесполезное желание крикнуть на весь город. Но город был спокоен. Ветер слегка покачивал его улицы и башни. Какая-то женщина поигрывала блестящим медальоном, висевшим у нее на шее. В парке художник писал этюд. Дети пели, подбрасывая в воздух разноцветные шары, и те, кружась, лениво падали на землю. Город казался Корсону огромной скульптурой, застывшей в неподвижности. И все же он жил.

Меньше чем через две минуты город будет уничтожен ядерными ракетами, которые уже приближаются к цели, рассекая стратосферу и оставляя за собой недовольное ворчание пространства, потревоженного их двигателями.

Невозможно, чтобы такой прекрасный город погиб, думал Корсон во сне, но миг гибели был обозначен на циферблатах обоих хронометров. Он знал, что не умрет и сохранит в памяти эту мирную картину. Ему не суждено увидеть, как вспыхнут тысячи солнц и рухнут эти башни, как брызнет из трещин разбуженная лава, и как испарятся, не успев сгореть, тела этих людей, как, наконец, все крики сольются в один предсмертный вопль. Город останется в его памяти таким как был, вырванный из потока времени, и гибель его будет для Корсона чем-то далеким и безразличным. Она никогда не причинит ему боли.

И все же он боялся, сам не сознавая того боялся, что машина времени не сможет вытащить его отсюда.

…В спокойном городе закричала женщина. Она рванула цепочку на шее, и цепочка разорвалась — далеко отлетел блестящий медальон. Плача, побежали дети. Вопль города обрушился на Корсона. Он родился в миллионах душ, вырвался из миллионов глоток и потряс башни. В нем не было ничего человеческого.

Корсон слушал, как кричит город — словно огромное существо рвало себя на части, и каждая из них вопила и корчилась от ужаса.

Корсон хотел зажать уши и не смог. Внезапно он вспомнил — жители города предвидят будущее и уже знают всё, что произойдет. Знают, что упадут ракеты. Знают и будут кричать, пока ракеты не взорвутся. Предвидят взрыв, ослепительный свет и абсолютную тьму после.

А он, пришелец, видящий их во сне, знал, что не сможет ничего сделать. Он не успел предупредить их. Не успел даже крикнуть: внутренний голос сказал им все раньше. Он не увидит гибели города, но он слышал его крик.

Большая стрелка придвинулась к тонкой красной линии, но пришельцу казалось, что миг продолжался бесконечно. Нахлынул страх, и некому было его успокоить, — вдруг коробка на его груди вовсе не машина времени, а сам он — лишь один из жителей города, обреченный исчезнуть со всеми?

Корсон открыл рот…

Машина времени сработала.

Он был спасен. Один. Только он один.

Город остался далеко, и крик затих. Корсон вспомнил, что видел дурной сон, и сон этот кончился. На обоих его запястьях два сверхточных хронометра показывали одно и то же неумолимое время, и он, Корсон, был его хозяином. Перед его глазами на берегу фиолетового моря возник низкий и словно приплюснутый город, весь изрезанный каналами.

Корсон застонал, один, в тишине, едва нарушаемой криками птиц. Далеко-далеко какой-то прохожий обернулся к нему и пожал плечами.

23

Планета семи масок

Мрак и шесть металлических стенок, едва позволяющих шевельнуть руками. Он лежал на спине. Тяготение стало почти нормальным — он весил сейчас чуть меньше, чем на Земле. Страшно ему не было.

Он уперся в крышку ящика, но та держалась крепко. Затем кто-то или что-то царапнуло по металлу, на стыках стенок появились светлые щели. Мгновением позже ящик распался, и Корсон, щурясь от яркого света, попытался подняться.

Воздух был пропитан хлором. Глаза постепенно привыкли к свету, и Корсон различил три силуэта, отдаленно похожих на человеческие. Теперь он угодил к урианам… Три роговых клюва, три маленьких головы с хохолком на макушке, три тонких длинных шеи, костлявые руки, короткие и массивные туловища с выпирающей грудью.

Пропутешествовать через всю Вселенную, чтобы кончить как морская свинка под скальпелем урианина!

Он приготовился к боли.

— Не бойтесь, человек Корсон, — просвистел один из уриан.

Ноги одеревенели, но все-таки удалось сесть.

Просторный зал, стены обтянуты шелковистыми тканями; без окон, без видимого выхода. Обычный урианский интерьер, как его себе представляли на Земле.

Неужели так принято у властителей времени — предавать военных преступников в руки их врагов?

Один из уриан, постарше остальных, восседал на чем — то вроде трона, на взгляд Корсона, больше напоминавшем насест. Уриан породила ветвь эволюции, весьма схожая с той, что создала земных птиц. Их внешность позволяла предположить нечто подобное, что и было подтверждено при вскрытии трупов (по официальной версии), попавших в руки землян. Кора головного мозга у них развилась слабее, чем у человека, но мозжечок был достаточно сложен. Земляне в свое время напридумывали множество шуток о куриных мозгах уриан, но Корсон не спешил соглашаться с ними. Он знал, что даже на Земле некоторые птицы, тот же ворон, обладают невероятной сообразительностью, к тому же ему слишком хорошо было известно, насколько умны оказались князья Урии. Огромная часть человеческого мозга занята расшифровкой и обработкой восприятий, и лишь небольшая — абстрактным мышлением. У уриан, как вспомнил Корсон, возможности восприятия значительно уже, по крайней мере, в сравнении с человеческими. Острота зрения в принципе значительно выше, но цвета они различали слабее. Слух был настолько плох, что музыкальное искусство уриан так и не поднялось выше примитивных ритмов. Осязание также было недоразвито из-за строения конечностей — скорее когтей, чем пальцев — и из-за жесткого пуха, покрывавшего их тело. Но они обнаруживали замечательную склонность к абстрактным рассуждениям и философским диспутам. Короче, если бы Кондильяк знал об урианах, он отказался бы от своей сенсуалистской гипотезы.

— Они прислали нам человека, — произнес старый урианин с явной брезгливостью.

Корсон осторожно поставил ногу на пол.

— Пока вы не попытались сделать какой-нибудь необдуманный шаг, — продолжал урианин, — мне следовало бы в доступных формулировках изложить вам определенные факты. Не то чтобы мы опасались чего-либо с вашей стороны (он показал на три наведенных на Корсона ствола), но за вас заплачено слишком дорого, и я был бы огорчен, если бы вам пришлось нанести ущерб.

Он приподнялся и залпом выпил стакан прозрачной жидкости с резким запахом хлора. Пристрастие уриан к хлору во времена Корсона было еще одной вечной темой для острот…

— Вы военный преступник и не можете покинуть эту планету без риска быть немедленно задержанным и подвергнутым уж не знаю какому наказанию вашими же собратьями. Надеюсь, вы понимаете, как сильно это сужает ваши возможности. Итак, вы должны считаться с нами и даже рассчитывать на нас. У вас нет выбора.

Он помедлил, ожидая пока смысл сказанного дойдет до глубин сознания человека.

— Что же касается нас, то нам нужен специалист по войнам. Для этого мы и купили вас за очень высокую цену у посредников, имена которых вам знать не обязательно.

Он приблизился к Корсону походкой, которая делала уриан похожими на выряженных в роскошные одеяния огромных уток — смертельно опасных уток.

— Я Нгал Р’Нда. Можете запомнить это имя, человек Корсон — я не собираюсь ни проигрывать битву, ни пытаться сохранить жизнь, если это все-таки произойдет. Но вы будете единственным человеком, знающим меня как воина. Для ваших сородичей я всего лишь безобидный старик, служитель муз и историк, ничтожный обитатель ничтожного мира. Для них, — он обвел зал широким жестом, — я истинный Нгал Р’Нда, последний из древней династии Князей Урии, вышедших из голубого яйца. Вы никогда не поймете, человек Корсон, что означало в былые времена яйцо с голубой скорлупой. И что оно значит еще и сегодня для этой горстки сохранивших верность. Шесть тысяч лет Князья голубого яйца правили на Урии. Увы! Пришли люди со своими кораблями и принесли ложь. Вскоре началась война, в которой Земля должна была несколько раз погибнуть под ударами урианского клюва. Никто не выиграл эту войну, но Князья Урии ее проиграли. Жестокость и усталость породили шаткий мир. Чтобы скрепить его, Земля и Урия уступили друг другу часть своих владений. Но оказалось, что уриане не могут жить на Земле, они гибли там и потому отказались от своих привилегий. А земляне процветали на Урии, и скоро бывшие заложники стали хозяевами. Их потомство было многочисленнее урианского. К тому же их грубый ум и изобретательность быстро справились с проблемами, недостойными Князей Урии, предающихся высокой медитации. Вот так случилось, что Князья Урии проиграли войну, которую земляне не выиграли и в которой уриане не потерпели поражения. Предательство, предательство гнусное искушение миром! Случилось наихудшее — Урия, уставшая от войны, растоптанная унизительным общением с землянами, отреклась от культа голубого яйца. Появились мифы о так называемом равенстве. Уриане растеряли былую гордость. Безропотно, без борьбы, они уступили свою планету людям.

Прошли года. Века. Тысячелетия. Но чистейший пух или, как это называется у вас, цвет Урии ничего не забыл. Война не кончена. Мы знаем, ничтожества в Галактическом Совете беспомощны и не вмешаются ни через век, ни через два. Время более чем достаточное, чтобы восстановить звездный флот и отыскать путь к победе, но прежде мы вернем себе эту планету и изгоним с нее людей!..

Он помолчал минуту, уставившись круглыми, полузатянутыми мутной пленкой глазами прямо на Корсона, но тот спокойно выдержал его взгляд.

— Вот здесь и должна начаться ваша работа. Мы забыли, как ведутся войны. Не в теории, ибо разум наш ничем не пренебрегает, а в жестокой практике. У нас еще имеется страшное оружие, то самое, что было укрыто мудрейшими из Князей Урии в недрах нашей планеты более шестидесяти веков назад, но нам нужно низкое, хитрое и упорное существо, которое научило бы нас, когда стрелять и в кого. Нам нужны вы. Я отнюдь не недооцениваю людей, я их презираю, а это совсем не одно и то же. После долгах ночей размышлений я сказал себе: обрати против людей лучшее из возможного — самого человека.

Не возражайте, человек Корсон. Вы ведь тоже на нашей стороне. Вас судили, приговорили и изгнали ваши соплеменники. У вас ничего не осталось там. Но если вы послужите славе Голубого Яйца Урии, вы станете свободным, таким же, как и любой урианин, вышедший из яйца, и будете властвовать над людьми-рабами. Если же вы решитесь сопротивляться нам, человек Корсон, это ничего не изменит. Мы сведущи в тайных науках и ничего не забыли из опытов, что проводили над вашими собратьями шесть тысяч лет назад. Боюсь, в этом случае вы перестанете быть собой. К тому же вы не единственный кандидат, человек Корсон. В наше время купить военного преступника нетрудно. Существа из многих миров желают освободиться от власти Галактического Совета и охотно покупают наемников. А для тех, как правило, нет ничего важнее мести. Ненависть к своему роду удесятеряет их таланты. Надеюсь, человек Корсон, что те, кто предоставил вас нам, были правдивы насчет ваших способностей. У вас лишь один выход: помочь нам победить.

— Вижу, — сказал Корсон.

Уриане всегда были болтунами, и этот кс исключение. Однако он не раскрыл той единственной загадки, что силился разгадать Корсон: когда все это происходит? Вернулся ли он до или после своего первого прилета на Урию? Будет ли эта новая опасность соседствовать с двумя предыдущими — Бестией и жестокостью Верана? Всё вместе — не слишком ли? Проявился ли в этом принцип равновесия, по которому можно лишь отодвинуть катастрофу, но не вовсе ее избегнуть?

Это имя, — Нгал Р’Нда, — упомянула Флория ван Нейль. «Нгал Р’Нда — мой близкий друг». Тогда Корсон не придал этому никакого значения, но теперь попытался точно вспомнить ее слова. Да, именно так.

Корсон решил не спрашивать о времени. Он ведь даже не знал года своего первого появления здесь. Но одна зацепка у него все же была…

— Не встречали в последнее время на Урии дикого гиппрона?

— Вы задаете слишком уж конкретные вопросы, человек Корсон. Но этот кажется мне вполне безобидным. Никаких диких гиппронов не замечали на Урии уже много веков, если не тысячелетий.

…Одно из двух. То, что я вижу и слышу, происходит до того, как я попал на Урию, или же сразу после того, в то время как Бестия в каком-нибудь подземном логове готовит выводок из восемнадцати тысяч своих малышей. Во втором случае впереди еще месяцев шесть.

— О’кей! — кивнул Корсон, ввернув архаичное выражение. — Вы меня убедили. Я с вами. У вас есть армия?

— Армия — слишком грубый способ.

— Каковы же ваши?

— Шантаж, убийство, пропаганда.

— Это все игрушки, — ответил Корсон. — Вам обязательно нужна армия.

— Наше оружие, — важно проговорил урианин, — в ней не нуждается. Не выходя из этого зала, я могу стереть с поверхности Урии любой город, любую травинку. И любого человека, где бы он ни находился. Вас, разумеется, тоже.

— Но тогда зачем вам нужен я?

— Вы будете говорить нам, какие цели и когда следует поражать. Помните, ваши предложения тщательно изучат. Еще вы будете проводить переговоры с землянами. За это они вас так возненавидят, что вам и в голову не придет изменить нам.

— Условия их капитуляции?

— Для начала девять женщин из десяти будут преданы смерти. Плодовитость не должна выходить за определенные рамки. Убивать мужчин совершенно ни к чему. Один мужчина может оплодотворить много женщин. Но женщины — слабое место вашего вида.

— Они не дадут вам это сделать, — сказал Корсон. — Они будут защищаться как демоны. Род человеческий может быть очень упрямым, если его раздразнить.

— У них не будет выбора, — отрезал урианин.

Корсон поморщился.

— Я устал и голоден, — сказал он. — Вы намерены начать войну немедленно или я все-таки успею отдохнуть и поесть? А заодно и подумать.

— Время будет, — коротко ответил урианин.

По его знаку стражники опустили оружие и подошли к Корсону.

— Уведите нашего союзника и обращайтесь с ним бережно, — распорядился урианин. — Он стоит больше, чем эквивалент его веса в элементе 164.

24

Планета семи масок

Корсона почтительно разбудил урианин низшей касты со срезанным хохолком.

— Вы должны приготовиться к церемонии, человек Корсон, — сообщил он.

Урианин проводил Корсона в ванную комнату, совершенно не приспособленную для человека — у воды был отвратительный привкус хлора, и Корсон с трудом заставил себя принять душ. Затем урианин помог ему облачиться в желтую тунику, вроде той, что носил сам. Хотя она явно была приготовлена для Корсона, рукава оказались ему коротки, зато низ слишком длинен. Очевидно, портной имел самое смутное представление о человеческой анатомии. Потом Корсона проводили туда, где он смог подкрепиться. Обмен веществ у землян и уриан различался настолько, что пища одних могла стать ядом для других, и Корсон с подозрением оглядывал то, что ему подали, пока провожатый не успокоил его…

— Это будет явление Яйца, — торжественно сказал урианин, когда Корсон чуть погодя осведомился о церемонии.

— Какого яйца? — спросил Корсон с набитым ртом.

Ему показалось, что урианину стало плохо. Возмущенный писк вырвался из его клюва, и Корсон решил, что слышит проклятья или ритуальные заклинания.

— Высокочтимого Голубого Яйца Повелителя Урии! — выговорил наконец урианин. В его писке звучало обожание.

— Ясно, — сказал заинтригованный Корсон.

— Никогда ни один землянин не присутствовал при явлении Яйца. Вам следует гордиться, что повелитель Р’Нда именно вам оказал столь высокую честь.

— Да, я в этом не сомневаюсь.

— Пришло время идти, — сказал урианин.

Они очутились в большом овальном зале без дверей. За все время, что он был здесь, Корсон не увидел еще ни одной двери, ни одного выхода наружу. Должно быть, тайная база располагалась где-то глубоко в недрах планеты.

Около сотни уриан уже теснилось в зале, храня торжественное молчание. Толпа расступилась перед Корсоном и его спутником, и они оказались в самом первом ряду. Уриане группировались по цвету одежд, но Корсон и урианин низшей касты были единственными в желтых туниках среди первых рядов, одетых только в фиолетовое с оттенком голубого. Корсон услышал тихое кудахтанье и понял, что окружавшие его были слишком благородного происхождения, чтобы стерпеть такое нарушение этикета. За фиолетовыми чинно стояли красные, еще дальше — оранжевые. Позади всех, склонив головы, держались желтые.

Перед ним, почти в самом центре образованного стенами овала, возвышалось металлическое сооружение — стол, сундук или алтарь.

Холодок пробежал у него по спине.

Надеюсь, мне не придется лечь на этот жертвенник во славу Урии? — подумал он полушутя-полусерьезно. — Роль юной девственницы из древних романов — это не для меня. Правда из того, что он знал об урианах, выходило, что ему нечего опасаться. У них не было понятия божественного. Мертвецов они почитали чисто символически, а вся метафизика, если только тут уместно это слово, ориентировалась исключительно на идею семьи. Семья считалась бессмертной, и личность была лишь временным к ней придатком…

Свет померк. В стене за металлическим алтарем появилось отверстие и стало расширяться. Наступила полная тишина. В зал вступил Нгал Р’Нда — в пышной ярко — голубой тоге с металлическим отливом. Он занял место позади алтаря, встал лицом к толпе, воздел тощие конечности над головой и просвистел что-то на древнеурианском.

Толпа ответила восторженным писком.

Как они похожи на нас, думал Корсон, похожи, несмотря на все различия в происхождении. Случайность? Или разум всегда идет схожими путями?

Желтые глаза Нгала Р’Нда уставились на Корсона.

— Смотри, человек с Земли, смотри же на то, чего не видел до тебя ни один, — произнес он.

Металлический алтарь раскрылся, и из него стала медленно подниматься резная колонна, несущая огромное голубое яйцо, схваченное тремя золотыми когтями.

Корсон чуть было не расхохотался.

То самое голубое яйцо, из которого появился на свет Нгал Р’Нда! Вскоре после того, как он вылупился, уриане собрали все осколки и тщательно их соединили. Корсон заметил сетку линий в местах склейки, что делало скорлупу похожей на гладкий череп. Нгал Р’Нда напоминал подданным о своем происхождении. Показывая голубое яйцо, он заставлял их вспомнить славную историю Урии, древние династии воинственных Князей. Без этого яйца Нгал Р’Нда при всех его талантах был бы ничем. Яйцо и только оно доказывало его принадлежность к легендарному роду.

Сам того не желая, Корсон был зачарован. Его мозг подбирал обрывки далекой истории: до Первой Объединенной Цивилизации, на старой Земле, семья тоже играла большую роль, отдаленно сравнимую с той, которую она до сих пор играла в обществе Урии. Тем, кто родился в могущественной семье, завидовали. Но потом пришла война за существование, и семья сгинула под обломками Первой Цивилизации, как сгинуло и все остальное: люди бежали с опустошенной Земли. Социологи — во время той, первой жизни Корсона — полагали, что всякое общество рано или поздно входит в эру технократии, и считали этот процесс необратимым. Но смогли же уриане развиваться, не отвергая общества, основанного на наследственном праве?! С исторической точки зрения это был парадокс.

А ведь вот ответ, подумал Корсон, вот он, перед носом. Уриане, по крайней мере высшие их касты, почти с самого начала занялись жестким генетическим отбором. Когда-то они открыли, может быть случайно, что цвет яйца как-то связан с чертами личности урианина, который должен из него вылупиться. Ведь гораздо проще не высиживать или даже разбить неподвижное яйцо, чем умертвить крошечное живое существо, слабое и плачущее. Нет, все-таки уриане слишком сильно отличались от землян.

— Смотри, человек с Земли, — повторил Нгал Р’Нда. — Когда я умру, это яйцо будет обращено в пыль, как делали во времена моих далеких предков, и эта пыль будет смешана с моим прахом. Вот яйцо, из которого я вышел, разбив его своим клювом. Вот яйцо, оберегавшее последнего повелителя Урии.

Ряды в глубине зала зашевелились. Нгал Р’Нда махнул рукой, и яйцо исчезло в сундуке. Урианин в желтой тунике с трудом пробился сквозь толпу, оттолкнул Корсона и, представ перед Нгалом Р’Нда, пищал что-то пронзительно и резко.

Нгал Р’Нда повернулся к Корсону и медленно произнес:

— Отряд людей только что занял позиции в сорока милях отсюда. С ними гиппроны. Люди строят укрепленный лагерь. Это измена?

Веран, — сразу подумал Корсон.

— Вам нужна армия, Князь? — сказал он. — Она здесь.

25

Планета семи масок

Они шли по лесу.

Странно было думать, что через минуту, ну, может, две, он вместе с Антонеллой попадет в плен к Верану. Сейчас круг замкнется. Тогда он переживал свою жизнь в первый раз и не знал ничего, теперь же знал продолжение. Тревога, лагерь, появление незнакомца, лица которого он так и не увидит, бегство через пространство и время, планета-мавзолей, затем опять к самому краю Вселенной, Эргистаэл, сражения, воздушный шар, катастрофа, перевернутое небо, разговор с богом и снова Урия.

Здесь и сейчас…

Он вошел тогда и входил теперь в лабиринт, имя которому Вселенная, с ходами, замыкающимися так искусно, что его, Корсона, отделяла в этот миг от прошлого только тонкая стена.

Лабиринт лежал перед ним, и лишь прошлое было союзником человека, который знал все, что случилось с тем Корсоном, — Корсоном из прошлого. Все закоулки и повороты лабиринта, пройденного им, становились понятны и обретали смысл. Тот первый Корсон не ведал о третьей опасности, угрожающей Урии, не знал и того, как устранить две первые. Но перед нынешним Корсоном появился некий проблеск: он знает прошлое, а будущее подскажет ему остальное. В этом он не сомневался.

Человек из мрака, рыцарь в маске цвета ночи, о котором Антонелла сказала, что он ей кого-то напоминает — он сам. Значит, у него есть будущее. Пути лабиринта еще и еще раз, быть может, бесконечно много раз повторятся, он опять и опять будет настигать себя в прошлом, пока все Корсоны не сольются в одном. И этот Корсон из будущего будет знать что-то новое о лабиринте, в котором блуждает дольше, и, может, он наконец увидит его весь, поймет потаенный смысл лабиринта и изменит собственное прошлое.

Он вспомнил слова бога. Боги могли распоряжаться своим существованием в будущем, и судьба их не была простой нитью, натянутой между рождением и смертью, но гигантским холстом, тканый самого времени. Боги, подумал он, создают Вселенную, создавая самих себя.

Теперь он знал, что в своем будущем вновь обретет Антонеллу, ведь она помнила об их встрече. И снова ее потеряет, ведь она любила его и тосковала о нем тогда, на улице Диото, где она его подобрала. Он понял, что и сам любил се и тосковал о ней, и ему хотелось верить, что перепутанные нити их судеб когда-нибудь наконец свяжутся где-то в сумерках времени. Два этих события уже существуют, уже произошли в прошлом и будущем — когда он освободил себя из плена и когда встретил Антонеллу. Не было ли это точками траектории, которая однажды станет общей для них обоих?

Но сейчас ему надо создать это будущее — сама неизбежность этих событий зависит только от его действий. Он должен как можно лучше выполнить задание… Задание, но чье? Может быть другого, третьего Корсона, еще более далекого от нынешнего, и тот Корсон задался целью рассеять тень, нависшую над Урией… Какой союзник будет надежнее, чем ты сам? Чтобы смог существовать тот Корсон из будущего, вчерашние ловушки должны быть избегнуты не подозревающим о них Корсоном из прошлого.

Он вспоминал колебания Нгала Р’Нда как что-то очень давнее, хотя прошло от силы несколько часов. Князь Урии заявил, что Веран ему совершенно не нужен. Он ненавидел землян и слишком презирал их, чтобы выслушивать тех, кого не купил. Оружия, которое он показал, по его мнению, было достаточно: шары из серого металла, способные испепелить половину планеты смертоносными молниями, странные орудия из почти невидимого стекла с тонкими как иглы стволами, прожигающие любую твердь, миражи, проецируемые на небо и повергающие в безумие целые армии… Тихий свистящий голос утверждал, что шесть тысячелетий назад Князей Урии победила измена, а вовсе не могущество землян, и Корсон в это почти поверил. Правда, у Земли было не менее страшное оружие. Может когда-то силы и были равны, но исход предстоящей битвы ясен: люди на Урии и те из птиц, что станут цепляться за ненавистный остальным мир, не продержатся и суток.

Корсон сказал:

— Вам нужна армия.

Он думал о миллионах убитых женщин, миллионах рабов-мужчин и повторял:

— Вам нужна армия.

И добавил еще:

— Завтра космос будет вашим. Вам потребуется флот, а значит и солдаты. Сколько их у вас наберется?

Урианин, казалось, задумался.

Корсон не дал ему ответить.

— Многие ли вам верны?

Урианин сказал с неожиданной искренностью, сверля его круглыми глазами, в которых мерцали ярко-голубые искры:

— Пятьсот, может быть, тысяча… Но уриане, которые валяются в грязи во владениях землян, в Диото, Сифаре, Нулькере, Ридене, сплотятся под знаменем Голубого Яйца.

— Разумеется. Сколько их?

— Около тридцати миллионов.

— Так мало!

И тут же прикусил губу.

Во время прошлой войны Солнечной Державе угрожали миллиарды уриан. Многие, безусловно, ушли на другие планеты, как только был заключен мир. Но Корсон угадывал и иное — судьбу расы, разрушаемой миром, потому что война и упущенная победа не просто запомнились — они въелись в гены. Перед ним были ярость и жестокость, удесятеренные долгим упадком.

Встречались и люди, генетически наследовавшие ничем не сдерживаемую злобу. У них был один лишний ген. Внешне вполне нормальные, они оказывались в какой-то степени чудовищами. Общество, по крайней мере раньше, изгоняло их или изолировало, давая шанс избежать своей судьбы. Но может ли целая раса оказаться скопищем таких чудовищ? Раса, обреченная воевать, чтобы не исчезнуть? Судьба человечества была немного иной: ему повезло больше, оно могло выжить и при мире. Везение, правда, весьма относительное.

Корсон вдруг поймал себя на простой мысли: у уриан нет будущего.

Это значило — будущего нет и у войны.

Но сейчас он должен заниматься именно войной.

Корсон повторял настойчиво и отрывисто:

— Вам нужна армия. Необходима оккупация. Кроме того, есть еще космос. Веран — наемник. Обещайте ему кровь и власть. И еще одно… Я говорил вам о диком гиппроне. Скоро тысячи их опустошат Урию. Как вы собираетесь бороться с ними? Как будете спасать свою планету? Поройтесь в архивах, спросите своих экспертов! Гиппронам ваше оружие не страшно — им достаточно переместиться во времени. А Веран может загнать их в западню и уничтожить. У него есть прирученные гиппроны. Заключите с ним союз, а после убейте. Неужели вы боитесь одного негодяя и нескольких сотен его солдат?

Урианин прикрыл двойные веки.

— Вы пойдете на переговоры с ним, Корсон. Вас будут сопровождать двое наших. Если попытаетесь меня обмануть — умрете.

Корсон знал, что выиграл. Первая партия осталась за ним.

26

Планета семи масок

Они шли сквозь лес, и сухие чешуйки деревьев, непохожих на земные, хрустели под ногами Корсона. Уриане-провожатые двигались бесшумно. Они были легкими — от крылатых предков им достались в наследство полые кости. Корсон мог бы задушить их голыми руками и услышать предсмертный хрип. Но оружие в когтях уриан было наведено на него, к тому же он еще нуждался в них — пока.

Ему вспомнилась первая ночь на этой планете… Тьма и шум леса, в который он вслушивается, пытаясь определить, где притаилась Бестия… Впрочем, теперь он имеет дело с новым чудовищем, гораздо худшим: человеком. С полковником Вераном.

Они оставили катер далеко от лагеря, надеясь, что их приближение останется незамеченным в суматохе, вызванной нападением или же, скорее, бегством его, Корсона, и Антонеллы… Корсон взглянул на часы. Сейчас они бегут через лагерь, сопровождаемые незнакомцем, которым был он сам, и уже приближаются к гиппронам. Вот молчаливый незнакомец с лицом тени седлает одного из гиппронов. Вот подсаживает в седло другого Корсона и Антонеллу. Через мгновение они, три человека и два гиппрона, исчезнут в небе и во времени.

Через мгновение.

Первая ночь на планете… И в этот раз, как тогда, он не осмелился зажечь фонарь. Но теперь на радужной оболочке его глаз были контактные линзы, позволяющие видеть в инфракрасном диапазоне. Планета казалась черной, такой же сумрачной, как и небо, только на ней не было звезд. Краснели стволы. Чешуйки на деревьях отсвечивали оранжевым. То тут, то там редкие камни отдавали тепло дня и лучились бледным сиянием. Маленькое светящееся пятнышко юркнуло в кусты: испуганный зверек…

Он почувствовал запах горелой травы и расплавленного песка. Лагерь был совсем рядом.

Это и называется историческим моментом? — подумалось Корсону. Как много зависит сейчас от него для этой планеты. Согласится ли Веран? А что, если люди полковника просто выстрелят, если его убьют? Соглашения не будет. Чудовища останутся бродить на свободе, как прежде. И Бестия, и чудовища-люди…

Начнется война. Или даже две. Между урианами и людьми. Между Урией и Галактическим Советом или Службой Безопасности, — название несущественно — врагов уриане найдут. что-то случится. Трещина пройдет через века к разорвет ткань времени. Он это знал. Иначе зачем ему быть здесь? Его послали заткнуть брешь, не сказав, ни как это сделать, ни зачем ото нужно.

Исторический момент! Время и место, где пересеклись многочисленные ветви времени, где он встретил самого себя, хотя и не подозревал об этом, и где они едва не встретились снова. Исторический момент! Как будто кто-то о нем вспомнит… Как будто история состоит лишь из битв и союзов, из подписанных и нарушенных договоров. Нет, она нечто совсем иное. Здесь, в обманчивом покое леса, он понял: то, что заслуживает называться историей, противоположно войне. История — это тоже ткань. Война — разрыв в ней, а все бесчисленные войны — шипы и тернии, рвущие ткань истории, которая… — ему стало жутко, так он не боялся даже встречи с дозором Верана, — которая восстанавливается с чисто биологическим упорством. Он чувствовал себя наследником и соплеменником миллиардов и миллиардов людей, рождавшихся и умиравших в прошлом, своими телами и своими жизнями выткавших великую сеть истории. Он был в ответе за миллиарды миллиардов своих собратьев, которым еще предстояло родиться. Он постарается дать им шанс. И ответит тем, кто уже мертв.

Удар уриан даже не был бы большой войной. Но никогда еще никакая война не была более важной. Битва, в которой миллионы звездных кораблей истребляли друг друга, вроде той, что бушевала шесть тысяч лет назад, в каком — то смысле значила даже меньше, чем первая стычка двух питекантропов, вооруженных камнями…

Завеса деревьев поредела. Заметались огоньки. Тонкая пурпурная черта, бледная и смертоносная, рассекла ночь пунктирной линией, прерывавшейся стволами деревьев. Корсон дал знак, уриане застыли в молчании — Корсон слышал их легкие вздохи. Дальше он пойдет один, — один, но с диском передатчика на шее, и сам будет разговаривать с Вераном, пока не заключит первое соглашение. Он не сомневался, что Нгал Р’Нда слушает его.

Огненный пунктир погас, но Корсон медлил, пока из лагеря его не окликнул спокойный голос:

— Корсон, я знаю, что это вы.

Голос Верана… Корсон двинулся к пятну прожектора, делая вид, что ему наплевать на оружие, нацеленное ему в спину, а теперь еще и в грудь.

— Значит, вернулись. И даже нашли время сменить мундир.

В голосе слышалась скорее ирония нежели гнев. Веран умел владеть собой.

— А девчонка, конечно, в надежном месте?

— Я же здесь, — просто ответил Корсон.

— А где вы еще можете быть? Достаточно оказалось небольшой разведки в будущем. Я ведь знал в тот раз, где вас найти. Впрочем, вы сами показали мне это место. Полагаю, у вас были серьезные основания вызвать меня после бойни на Эргистаэле именно сюда. И, думаю, у вас есть, что мне сказать.

— Просто могу вам кое-что предложить.

— Подойдите ближе. Я не собираюсь держать защиту отключенной так долго.

Корсон сделал несколько шагов. Пурпурная линия засветилась позади него, и он почувствовал знакомую глухую вибрацию.

— Итак, что вы намерены предложить мне, капитан?

— Союз, — сказал Корсон, — и союзников, в которых вы дьявольски нуждаетесь.

Веран даже бровью не повел. Его серые глаза холодно блестели в жестком свете прожекторов. Он напоминал статую, которую только начали высекать из глыбы. Люди полковника были похожи на него. Двое держались позади Верана, неподвижные, массивные, их пальцы сжимали похожие на игрушечные излучатели с тонкими, заостренными стволами. Шестеро других растянулись полукругом, в центре которого оказался Корсон. Они стояли на безопасном расстоянии, слишком далеко, чтобы он мог достать кого-нибудь даже в самом отчаянном броске — у них всегда оставалось время и место для выстрела. Профессионалы. В какой-то мере это обнадеживало: такие не станут стрелять без приказа, разве что в случае настоящей опасности.

Только Веран был без оружия. Корсон не видел его рук, сомкнутых за спиной, но знал, что пальцы правой сжимают запястье левой — привычка всех полковников. В другой жизни, в другом времени Корсону часто приходилось иметь с ними дело.

С Вераном трудно будет договориться.

— Я мог бы вас убить, — сказал полковник, — и пока не делаю этого только потому, что вы отправили мне послание и избавили от больших неприятностей. Но я жду объяснений.

— Да, конечно.

— Это послание исходило от вас? Или от кого-то другого?

— От кого же еще? — спокойно поинтересовался Корсон.

Послание с его подписью? Он не помнил, чтобы отправлял его. Он ведь даже не знал Верана. А между тем в нем наверняка была назначена встреча на этой планете, в этом месте и в этот час. И совет Верану — как покинуть Эргистаэл, когда положение станет безнадежным. Это послание, которое ему только предстояло отправить! Оно могло быть частью плана, складывавшегося в его голове, и означало, что в будущем этот план станет более основательным. Он еще подумает над ним, когда будет знать и уметь больше, но сейчас мелькают лишь какие-то обрывки. А если что-нибудь не получится, если Веран не согласится на союз, сможет ли Корсон тогда отправить послание? Ведь оно существовало, без него Веран не прилетел бы на Урию, значит он должен был его отправить. Но когда ему пришло в голову то, что должно прийти в голову? Сейчас или позже? Отправил бы он послание не зная, что Веран его получит? Как трудно разрабатывать стратегию, даже тактику войны во времени! Нужен хоть какой-то опыт.

— Вы слишком долго размышляете. Не люблю этого, — сухо сказал Веран.

— Мне надо многое вам сказать. Только не здесь.

Веран кивнул своим солдатам.

— При нем никакого оружия, — ответил один, с серыми нашивками техника. — Только передатчик. Звуковой, без изображения.

— Хорошо, — усмехнулся Веран. — Пойдемте.

27

Планета семи масок

— …У всякого человека есть цель, — говорил Веран, — даже если он ничего о ней не знает. Но я не пойму, чего хотите вы, Корсон. Одними, мной, например, движет честолюбие, другими страх или, в определенные эпохи, жажда денег. Они могут стрелять хорошо или плохо, но все их поступки — это стрелы, пущенные в одну цель. А куда летят ваши? Терпеть не могу договариваться с кем-то, пока не пойму его цель.

— Считайте, что мною движет честолюбие. И страх. С помощью уриан я получу власть. И еще я боюсь. Меня преследуют, ведь я военный преступник. Как и вы, Веран.

— Полковник Веран, — поправил тот.

— Как и вы, полковник! Я не имею ни малейшего желания возвращаться в Эргистаэл и жить нескончаемой идиотской войной. В этом есть смысл, не правда ли?

— Вы думаете, — медленно произнес Веран, с нажимом выговаривая каждое слово, — что воевать за Эргистаэл бессмысленно? Что там нечего завоевывать, в Эргистаэле?

— Мне так кажется.

— Вы слишком логичны. Когда противник хочет заставить вас поверить, что собирается предпринять какой-то маневр, он позаботится о правдоподобных причинах. Он укроется за ними, но сделает совсем другое. А вы останетесь в дураках.

— Хотите чтобы я расплакался? Что я всего лишь несчастный, потерявшийся в пространстве и времени, похищенный в Эргистаэле каким-то работорговцем и перепроданный банде фанатиков?

— Послание, — напомнил Веран.

Корсон положил руки на стол и попытался расслабить мускулы.

— Вы говорили, — продолжал полковник, — что передали его через уриан. Сожалею, но я его потерял. Вы не могли бы мне его напомнить?

— Я назначал вам встречу здесь, полковник. И объяснял, как выбраться из Эргистаэла. Я…

— Точнее, Корсон! Слово в слово.

Корсон пристально глядел на свои руки. Ему показалось, что кровь отхлынула от пальцев, и ногти сделались белыми как мел.

— Я забыл, полковник.

— Скажите лучше, что и не знали, Корсон, — процедил Веран. — Вы еще ничего мне не посылали. Если бы вы работали на кого-то, кто отправил письмо от вашего имени, вы помнили бы его наизусть. Это письмо принадлежит вашему будущему, а я совсем не уверен, что могу доверять вашему будущему.

— Допустим, вы правы, полковник. Но это значит, что в будущем я окажу вам большую услугу. Вы понимаете, что это значит?

Повисла тишина. Затем, глядя на Корсона, Веран произнес с ноткой раздражения:

— Я не могу вас убить. Во всяком случае, до того, как вы отправите послание. Но меня беспокоит другое. Я не убиваю ради удовольствия. Плохо то, что вас невозможно запугать. Вот это мне совсем не нравится. Я не люблю использовать людей, которых не понимаю и которые не боятся меня.

— Пат, — Корсон заставил себя улыбнуться.

— Пат?

— Слово из древней игры в шахматы, обозначающее ничью.

— Я не игрок, — сказал Веран. — Слишком люблю выигрывать.

— Это не азартная игра. Скорее что-то вроде упражнения в стратегии.

— Вроде Kriegspiel? И время как неизвестное?

— Нет, — сказал Корсон. — Без времени.

Веран коротко хохотнул.

— Слишком просто. Меня бы это не заинтересовало.

Время, думал Корсон. Самый безупречный механизм.

Меня защитит письмо, которое я когда-нибудь, вероятно, отправлю, хотя еще его не знаю, а час назад даже не подозревал о нем. Я иду по своим следам, сам о том не догадываясь, но спасет ли это от ловушек?

— А что будет, если меня убьют и я не успею отправить письмо?

— Вас слишком беспокоит философия. Откуда мне знать? Возможно, послание отправит кто-то другой. Или это будет другое послание. Или я вообще ничего не получу, останусь в Эргистаэле и меня изрубят в куски. — Он широко улыбнулся, и Корсон вдруг увидел, что у него нет зубов, только заточенные полоски белого металла. — Может быть, там я уже пленник, или даже хуже.

— В Эргистаэле умирают ненадолго.

— И это вы тоже знаете?

— Я же говорил, что был там.

— Худшее, — сказал Веран, — это не оказаться убитым. Худшее — это проиграть сражение.

— Но вы уже здесь.

— И хочу здесь остаться. Когда жонглируешь множеством вероятностей, главным становится настоящее. А его узнаёшь более или менее быстро. У меня появились совершенно новые возможности, и я хочу ими воспользоваться.

— Значит, вы все-таки не можете меня убить, — сказал Корсон.

— А жаль, — осклабился Веран. — Не ради убийства. Просто из принципа.

— Вы даже не можете задержать меня. Когда я захочу уйти, вам придется меня отпустить, чтобы я смог отправить письмо.

— Я составлю вам компанию, — заявил Веран, но Корсону показалось, что уверенность полковника слабеет.

— Тогда я ничего не смогу вам отправить.

— Я вас заставлю.

Корсону вдруг пришел в голову вопрос, после которого спор становился бессмысленным. Он нащупал слабое место в рассуждениях Верана.

— Почему бы вам не отправить послание самому?

Полковник покачал головой.

— Вы, кажется, вздумали шутить? Эргистаэл — на другом конце Вселенной. Я даже не знал бы, куда его адресовать. Без переданных вами координат я никогда не нашел бы эту планету. Даже за миллиард лет. К тому же, теория неубывающей информации…

— Какая теория?

— Отправитель не может одновременно быть адресатом, — спокойно пояснил Веран. — Я не могу передать информацию самому себе. Это породило бы всплески временй, которые затихли бы только устранив источник возмущения. Исчезло бы расстояние между точками отправки и получения — и исчезло бы все, что между этими точками находилось. Поэтому я и не показал вам письма. Никуда оно не делось, но я не хочу лишать вас шансов его отправить.

— Вселенная не терпит парадоксов, — изрек Корсон,

— Ну, это с человеческой точки зрения. Вселенная стерпит что угодно. Даже в математике можно выстроить систему из абсолютно противоположных, взаимоисключающих положений.

— Я думал, что математика — более связная наука, — тихо произнес Корсон. — С точки зрения логики, теория непрерывности…

— Вы меня удивляете, Корсон, но не тем, что знаете, а своим невежеством. Теория непрерывности отвергнута три тысячи лет назад по локальному времени. Кроме того, к вашему случаю она не имеет никакого отношения. Любая теория, основанная на бесконечном множестве аксиом, всегда содержит и собственное опровержение. Она уничтожает себя, исчезает, уходит в небытие. Но это не мешает ей существовать. На бумаге.

…Вот поэтому, подумал Корсон, возвращаясь к своему прошлому, я иду зю тропам времени на ощупь. Мой двойник из будущего не может подсказать мне, что я должен делать. Но во времени есть щели, и в них просачиваются крохи информации, можно сориентироваться и по ним. Должен существовать какой-то порог… Если возмущение времени будет ниже него, Вселенная не отреагирует на парадокс. Выбрать момент, вырвать у Верана ту бумажку, — письмо… Это приблизит будущее.

— На вашем месте я не стал бы этого делать, — сказал Веран, будто читая его мысли. — Я не слишком верю в теорию неубывающей информации, но проверять ее на себе не советую.

Однако, продолжал рассуждать Корсон, в далеком будущем боги не колеблясь играют вероятностями. Они подняли себе порог до уровня Вселенной, а в таком случае все барьеры рушатся. Вселенная раскрывается и освобождается, становится иной. Предопределенности больше нет. Человек перестает быть узником тоннеля между рождением и смертью…

— Спуститесь на землю, Корсон, — прервал его размышления Веран. — Как я понял, у этих птиц есть великолепное оружие, и они готовы предоставить его мне. К тому же вы сказали, что сам я никогда не найду дикого гиппрона, который, как вы считаете, бродит где-то на этой планете… Мне якобы не обойтись без помощи уриан, а они, в свою очередь, нуждаются в моем опыте солдата. Только я способен добиться для них победы и вдобавок поймать этого гиппрона до того, как он здесь расплодится и даст повод для вмешательства Службы Безопасности, что приведет к нейтрализации самих уриан. Возможно, вы и правы. Все так хорошо сходится, а?

Он выбросил руку вперед так быстро, что Корсон не успел ни перехватить ее, ни уклониться. Пальцы наемника сжали его шею. Но Веран не собирался его душить. Он сорвал диск передатчика и швырнул его в маленькую черную коробочку, которую до этого прикрывал рукой. Корсон схватил полковника за запястье, но Веран освободился точным резким движением.

— Теперь мы можем поговорить откровенно. Они нас больше не будут слышать.

— Их встревожит наше молчание, — выдавил Корсон растерянно, но одновременно чувствуя облегчение.

— Вы недооцениваете меня, мой друг, — холодно произнес Веран. — Они нас по-прежнему слушают. Мы беседуем о погоде, о боевой технике и о выгодах союза. Наши голоса, темп разговора, паузы, — все, вплоть до нашего дыхания, — проанализировано компьютером. Зачем, по-вашему, мы болтали так долго? Теперь моя маленькая машинка передает им наш разговор — немного скучноватый, зато вполне соответствующий их ожиданиям. Мне остается принять еще одну предосторожность. Я дам вам новую побрякушку.

Он даже не шевельнулся, но Корсон почувствовал, как сзади его обхватили сильные руки. Пальцы, которых он не видел, заставили задрать голову. Перережут горло, подумал Корсон. Но зачем им убивать меня сейчас, да еще таким кровавым и театральным способом? Или Веран просто маньяк и наслаждается видом крови?

Но как же послание, вспомнил Корсон, почувствовав холод металла на горле. Он ведь сказал, что не может меня убить…

Щелкнул маленький замок, и тиски, державшие его, разжались. Корсон поднес руки к горлу. Ошейник был довольно широким, но легким.

— Надеюсь, он вам не очень помешает, — сказал Веран. — Скоро привыкнете. Придется вам поносить его какое-то время. Может быть, даже всю жизнь. В него вмонтирована парочка забавных устройств. Если вы попытаетесь его снять, он взорвется. И поверьте мне, взрыв будет достаточно мощным, чтобы вместе с вами отправить в Эргистаэл всех, кто окажется рядом. А если вы попытаетесь использовать против меня или моих солдат любое оружие, от дубины до трансфиксера, — это самая ужасная штука из всего, что я знаю, — ошейник впрыснет весьма эффектно действующий яд. И если вы отдадите кому-то другому приказ о применении против меня любого оружия — тоже. И даже если только задумаете напасть на меня. Преимущество этой игрушки в том, что вы сами приведете ее в действие, где бы вы ни были во времени или в пространстве. Она реагирует на сознательную агрессию против определенной личности. О, вы можете ненавидеть меня сколько душе угодно и убивать во сне по сто раз за ночь, если вам нравится. Это безопасно. И можете биться, как лев, но не против меня и моих людей. Быть может, единственное, что вы способны предпринять — саботаж. Но это уж моя забота. Вот видите, Корсон, вы можете быть моим союзником или сохранять нейтралитет, но не сможете больше быть моим врагом. Если это унижает ваше достоинство, то да будет вам известно, что вся моя личная охрана носит такие же украшения.

Он с довольным видом взглянул на Корсона:

— Это и есть то, что вы сейчас назвали патом?

— Да, вроде того, — отозвался Корсон. — Но уриане не поймут…

— Поймут. Они уже получили подправленную версию нашего разговора. Этот их передатчик не такой уж безобидный. Приняв определенный импульс, он выделит достаточно энергии, чтобы оторвать вам голову. Но будь они похитрее, использовали бы что — нибудь вроде моего ошейника — что срабатывает само. Хотите выпить?

— С удовольствием, — кивнул Корсон.

Веран достал из ящика стола бутылку и два хрустальных стаканчика. Наполнил оба до половины, дружески ухмыльнулся Корсону и отпил глоток:

— Пью за то, чтобы вы не слишком меня ненавидели. Вы мне симпатичны и, кроме того, вы мне нужны. Но я не могу вам доверять. Все сходится уж очень хорошо, все так прекрасно сходится: вы здесь, были здесь и снова здесь будете. Не знаю, что вам нужно и что привлекает во всей этой игре. Но то, что вы мне предложили, Корсон, — это измена человечеству. Поступить на службу к этим одержимым птицам, которые только и жаждут уничтожить человечество, в обмен на безопасность и, возможно, неограниченную власть? Допустим, я способен на это. Но вы? Вы не похожи на предателя рода людского, Корсон. Или все-таки?..

— У меня нет выбора, — ответил Корсон.

— Для человека, действующего по принуждению, вы просто потрясающе изобретательны. Вам удалось убедить птиц заключить со мной союз, вы сами пришли на переговоры. Более того, вызвали меня сюда, чтобы эти переговоры состоялись. Пусть так. Предположим, вам удалось заманить меня в ловушку. Я погибаю, а вы остаетесь с птицами. Вы уже однажды предали человечество, выдав меня существам, которые, по вашему мнению, ничем не лучше меня, которые даже не люди. И прекрасно понимаете, что вам придется предавать и дальше. На вас не похоже. Птицы этого не знают, они вообще плохо знают людей, потому что принимают вас за животное, за свирепого зверя, который станет разорять их гнезда, и которого они могут приручить или, скорее, укротить. Но я, Корсон, таких, как вы, солдат видал тысячи. Все они неспособны предать ни свой род, ни свою страну, ни своих хозяев. И не из каких-то высоких побуждений, хотя они и желали бы в это верить, — просто так складываются обстоятельства. Остается другое предположение — вы пытаетесь спасти человеческий род. Вы считаете, что будет лучше, если Урия, а потом и вся эта часть галактики покорится землянину, а не одному из этих пернатых фанатиков. И вот вы приводите меня сюда. Вы предлагаете мне союз с Урией. Вы догадываетесь, что он будет недолгим, что рано или поздно, когда соглашение будет выполнено, бывшие союзники не разойдутся мирно. И надеетесь, что тогда я уничтожу уриан. А там, может быть, собираетесь избавиться и от Верана? Вам даже нечего мне ответить. Но все-таки зачем вы просите у меня помощи против уриан, рискуя, что я вас выдам? Это опасный союз…

— Есть еще дикий гиппрон, — спокойно заметил Корсон.

— Совершенно верно. Он мне нужен, и я одним ходом избавлю Урию от двух опасностей. Разве не так, Корсон?

— Вы принимаете мои предложения?

Веран нехорошо улыбнулся:

— Не раньше, чем приму меры предосторожности.

28

Планета семи масок

На этот раз они продирались сквозь дебри времени. Через нервную систему гиппрона Корсон видел время — грива животного обвилась вокруг его запястий и мягко касалась висков. Порой к горлу подкатывала тошнота. Веран повис на другом боку гиппрона. Он решил, что Корсон должен заглянуть времени прямо в лицо и рассчитывал, что тот проведет его по запутанным дорогам подземного города и по лабиринту жизни Нгала Р’Нда.

Они карабкались по расщелинам бытия, пробираясь сквозь бесчисленные варианты реальности. Существо с острым зрением могло бы различить их скользящие во мраке тени, а если повезет — огромный и жуткий призрак, но до того как оно моргнуло бы, прогоняя это наваждение, они бы уже исчезли, подхваченные потоком воздуха или проглоченные лишенной измерений трещиной, открывшейся в стене. И если б свет был достаточно ярким, чтобы выхватить детали, оно заметило бы лишь тонкий призрачный силуэт. Гиппрон находился в настоящем ничтожную долю секунды, но достаточную для того, чтобы Веран с Корсоном успели сориентироваться. Стены, колонны, мебель казались им вырезанными из тумана. Это была обратная сторона медали. Невозможно выслеживать, не рискуя быть выслеженным, нельзя оставаться невидимым и видеть при этом самому.

— Жаль, что вы плохо знаете эту базу, — сказал Веран перед тем, как они отправились.

— Я просил у вас неделю или две, — возразил Корсон.

Веран усмехнулся и пожал плечами.

— Я рискую, но не до такой же степени. Чего вы хотите? Чтобы я ждал неделю, пока вы с вашими птицами подготовите мне западню?

— А если нас заметят?

— Трудно сказать. Может быть, ничего не случится. Или произойдет изменение. Нгал Р’Нда может догадаться, что происходит, и тогда он перестанет нам доверять. Или решит ускорить события и бросится в атаку гораздо раньше. Нет, видеть нас не должны. Нам нельзя вводить в историю изменения, которые могут повлиять на нас самих. Мы пойдем одни. Без сопровождения. Без тяжелого оружия, — применять его в прошлом, от которого мы зависим, равносильно самоубийству. Надеюсь, хоть это вы понимаете?

— Но тогда невозможно заманить прошлое в ловушку.

Веран широко улыбнулся, показав металлические пластинки, заменявшие ему зубы.

— Мне достаточно ввести небольшое изменение. Оно будет ниже порогового уровня, поэтому останется незамеченным, но я смогу использовать его в нужный момент. Вы ценный человек, Корсон. Вы показали мне уязвимое место Нгала Р’Нда.

— Я должен сопровождать вас?

— Что я, сумасшедший — оставить вас за спиной? К тому же вы знаете здесь все входы и выходы.

— Уриане заметят мое отсутствие. Они ведь больше ничего не будут слышать.

— Можно рискнуть и вернуть вам передатчик. Но, я думаю, тогда он сразу подаст им сигнал. Нет, лучше уж пусть ничего не слышат. Мы будем отсутствовать в том времени не больше нескольких секунд. Как вы думаете, сколько лет этой птице?

— Понятия не имею, — подумав секунду, ответил Кореей. — Для их вида он стар, а уриане в мое время жили дольше землян. Ему, должно быть, не меньше двухсот земных лет, а может быть, и все двести пятьдесят, если уриане смыслят в геронтологии.

— Ныряем во время как можно глубже, — удовлетворенно сказал Веран. — Они не смогут принять сообщения вашей игрушки до того, как повесили ее вам на шею…

И они помчались по путям времени. Они скользнули в подземный город, пронзая, как туман, толщу скал. Вторглись в галереи, где собирались разноцветные касты уриан.

Голос Верана прошептал:

— Как его узнать?

— По голубой тунике. Но я думаю, он не все время проводит здесь.

— Не важно. Когда гиппрон его выследит, он будет неотступно следовать за ним до самого момента рождения. Или лучше сказать — вылупления?

Голубая тень, мелькнувшая на мгновение… Они уже не упускали ее, разве что на секунды, в которые, — Корсону с трудом в это верилось — уместились месяцы и годы, когда Нгал Р’Нда играл на поверхности Урии роль мирного и утонченного эстета. Они шли против течения жизни урианина, как лосось поднимается на нерест к истоку реки. Тень изменила цвет. Нгал Р’Нда был еще молод, и туника князей Урии не покрывала его плеч. Может, он еще не вынашивал замыслов грядущей битвы? Корсон сильно сомневался в этом.

Из потока времени всплывали другие голубые тени, — другие князья, вышедшие из голубых яиц, издавна предвкушавшие месть. Нгал Р’Нда сказал правду, он и впрямь был последним. Приближение конца заставило его действовать. До него поколения князей лишь предавались мечтам.

Нгал Р’Нда вдруг пропал, и пропал надолго.

— Он точно родился здесь? — Веран был явно встревожен.

— Не знаю, — буркнул Корсон. Тон наемника ему не понравился. — Но думаю, что да. Нгал Р’Нда — князь Урии, а они не рождались вдали от святилища.

Тень Нгала Р’Нда появилась вновь. Сам Корсон не смог бы отыскать ее, но он уже начал приноравливаться к восприятиям гиппрона.

— Что за ловушку вы придумали? — спросил он.

— Увидите.

Больше Корсон от Всрана ничего не добился.

Они направлялись ко времени рождения последнего повелителя Урии.

Неужели он хочет, думал Корсон, ввести ему при рождении генетический сенсибилизатор, который начнет действовать лишь много лет спустя, при появлении дополняющего его комплекса? Или вживить датчик, который позволит следить за ним на протяжении всей жизни, датчик размером не больше клетки, в месте, где никакая хирургия не сможет даже случайно найти его? Нет, это слишком грубо. И может вызвать какие угодно искажения в ткани времени.

Гиппрон замедлил полет и замер. Корсону казалось, что все атомы его тела пытаются оторваться друг от друга, словно им опротивело быть рядом. Корсон проглотил слюну. Тошнота понемногу отступила.

— Он еще не родился, — сообщил Веран.

Через ощущения гиппрона Корсон мог видеть большой овальный зал, странно сплюснутый, но похожий на тот, где происходила церемония явления Яйца. Лишь несколько витков гривы гиппрона выступали из стены, в камне которой, как в убежище, были скрыты двое всадников.

В гладкой стене полутемного зала поблескивали ниши, и в каждой покоилось по яйцу. Самая просторная ниша была с яйцом пурпурного цвета. Корсон мысленно поправил себя. Для человека или урианина яйцо было бы голубым, но гиппрону оно виделось пурпурным.

Из этого яйца вылупится Нгал Р’Нда. Ниши были чем-то вроде инкубатора. Никто не смел войти в этот зал, пока уриане не пробьют клювами скорлупы.

— Придется подождать, — вполголоса проговорил Веран. — Мы забрались слишком далеко.

Послышался глухой стук, как будто сотня шахтеров враз заработала в глубоком забое. Это птенцы, догадался Корсон. Они уже пробудились и принялись за скорлупу. Смещение времени и нервная система гиппрона усиливали звук.

Гиппрон скользнул к голубому яйцу. Корсон даже видел сейчас круговым зрением гиппрона и поэтому мег следить за действиями полковника: тот направил на голубое яйцо какой-то инструмент.

— Не разбивайте его! — вырвалось у Корсона.

— Идиот, — прошипел Веран. — Я его измеряю.

Полковник злился — значит момент был действительно важный. В этот ключевой миг жизни Нгала Р’Нда малейший толчок, неосторожность, могли вызвать серьезное изменение в дальнейшей истории. Капли пота выступили на лбу Корсона, он чувствовал, как пот стекает по лиду. Веран играл с огнем. Что будет, если он допустит ошибку? Оба они попросту исчезнут из континуума? Или возникнут на другом отрезке времени?

Голубое яйцо затряслось и раскололось. Отпала верхушка с неровными краями. Заструилась жидкость. Лопнула пленка, и появилась макушка головы молодого урианика. Корсону почудилось, что голова чуть ли не больше самого яйца. Затем скорлупа развалилась окончательно. Птенец раскрыл клюв. Сейчас он издаст свой первый писк. Сигнал, которого ожидала снаружи целая толпа нянек.

К удивлению Корсона, голова птенца оказалась не больше, чем кулак взрослого человека. Но он знал, что развитие нервной системы Нгала Р’Нда завершится еще не скоро. Птенец был беспомощнее недоношенного младенца землян.

Гиппрон выплыл из стены и синхронизировался с настоящим. Веран выскочил из седла с пластиковым пакетом в руках, забросил в него осколки голубого яйца и опять слился с гиппроном. Не теряя времени чтобы подтянуть упряжь, он направил животное обратно, под прикрытие стены. Они десинхронизировались.

— Конец первой фазы, — процедил наемник сквозь зубы.

Из глубины зала несся писк вылупившихся птенцов. Двери приоткрылись.

— Они заметят, что скорлупа исчезла, — дернулся Корсон.

— Вы ничего не поняли, — поморщился Веран, — я подкину им другую. Если то, что вы мне сказали, — правда, они будут хранить только голубую скорлупу. Другая их не интересует.

Они рванулись к поверхности. В пустынном месте у пересохшего ручья, засыпанного галькой, Веран синхронизировал гиппрона. Корсон сполз на землю — у него вдруг закружилась голова.

— Смотрите под ноги, — предупредил Веран, — мы находимся в нашем объективном прошлом. И попробуйте сказать, не обернется ли сломанная сейчас веточка громадным потрясением в будущем…

Он открыл пакет и принялся внимательно рассматривать голубую скорлупу.

— Странное яйцо, — пробормотал он. — Это скорее соединенные между собой пластины, вроде костей черепа у человека. Видите, какие четкие швы?

Веран отломил кусочек скорлупы, бросил в анализатор и приник к окуляру.

— Пигментация всей массы, — наконец объявил он. — Генетические фокусы. Скорей всего результат последовательного скрещивания потомства внутри одной линии. Впрочем, мне на это наплевать. Важно, что есть один славный краситель того же типа, но не такой стойкий.

— Вы собираетесь покрасить яйцо? — спросил Корсон.

— Милейший Корсон, ваша глупость просто неизлечима. Я заменю эту скорлупу другой, которую прежде искупаю в красителе, — том, что смогу обесцветить, когда понадобятся. Все могущество Нгала Р’Нда держится на этом яйце, на том, что оно — голубое. Поэтому князь правильно поступает, время от времени демонстрируя его своим подданным. По этой же причине в день вылупления в зале никого не остается. Подмена становится невозможной. Если, конечно, у вас нет гиппрона. Я не думаю, что наш фокус будет когда-нибудь замечен и что-то изменит в будущем. Но я хочу быть в этом абсолютно уверенным и возьму скорлупу еще одного яйца, из которого проклюнется урианин в то же время, что и Нгал Р’Нда, и того же размера. Труднее всего будет подменить скорлупу максимум за секунду, иначе кто-нибудь войдет и нас могут увидеть.

— Это невозможно, — вздохнул Корсон.

— Есть стимуляторы, увеличивающие скорость реакций человека раз этак в десять. Я полагаю, вы слышали об этом. Их применяют на боевых кораблях во время сражения.

— Они очень опасны, — сказал Корсон.

— Я же не предлагаю вам принимать их.

Веран сложил осколки скорлупы обратно в пакет, но тут же передумал:

— Лучше его обесцветить и оставить там, где я взял фальшивую скорлупу. Мало ли что может случиться…

Он проделал еще несколько манипуляций, затем побрызгал на осколки аэрозолем. В несколько секунд они поблекли, приобретая цвет слоновой кости.

— А теперь в седло, — весело сказал Веран.

Они скова погрузились в поток времени и довольно быстро нашли зал, где валялись десятки разбитых скорлуп. Веран, синхронизировав гиппрона, порылся в осколках, пока не собрал из них целого яйца. Под струей аэрозоля оно приобрело роскошный голубой цвет и отправилось в пакет Верана на место обесцвеченной скорлупы.

Веран проглотил капсулу.

— Стимулятор начнет действовать через три минуты, — сообщил он. — Приблизительно десять секунд сверхскорости — это более полутора минут субъективного времени. Даже больше, чем нужно.

Он повернулся к Корсону и широко улыбнулся.

— Вся прелесть в том, что если со мной что-нибудь случится, вам отсюда не удрать. Представляю, какие будут физиономии у уриан, когда они обнаружат в своем инкубаторе мертвого человека, а рядом с ним живою. И еще прирученное чудовище, которое они раньше знали только диким. Вам придется рассказать им какую-нибудь сказочку позанятней.

— Не думаю. Мы тут же исчезнем, — возразил Кореей. — Искажение будет слишком сильным. Вся история этого отрезка континуума окажется стертой.

— Быстро вы учитесь, однако, — с усмешкой проговорил Веран. Он явно был в хорошем настроении. — Но главная трудность в том, чтобы вернуться в момент точно после нашего отбытия. Мне как-то не хочется встретить себя самого. А тем более нарушать закон неубывающей информации.

Корсон отмолчался.

— Кстати, — продолжил Веран, — гиппрону этого тоже не захочется. Труднее всего будет заставить его приблизиться во времени к самому себе. Вот чего он терпеть не может…

И все же я это сделал, подумал Корсон. Вернее, сделаю. Закон неубывающей информации, как любой физический закон, относителен. Тот, кто сможет его хорошенько понять, сумеет его и преступить. А значит я когда-нибудь пойму всю механику времени. И выберусь отсюда. Вернется мир, и я снова отыщу Антонеллу…

Все произошло так быстро, что у Корсона сохранились лишь смутные воспоминания, какие иногда оставляет ночной кошмар. Тень Верана металась словно в калейдоскопе, так быстро, что, казалось, заполняла собой весь зал. Голубой отсвет скорлупы, писк урианских младенцев в ячейках инкубатора; вот дверь начала приоткрываться и вроде бы заскрипела, и он ощутил запах хлора, хотя знал — никакие запахи не могут проникнуть в его убежище. Потом снова бегство сквозь время, пронзительный голос Верана, который говорил так быстро, что слов Корсон почти не разобрал, крутой вираж в пространстве, приступ тошноты чи падение во все сразу бездны Вселенной.

— Конец второй фазы, — провозгласил Веран.

Итак, ловушка была поставлена. Пройдут два века, а может быть, и два с половиной, прежде чем Нгал Р’Нда, последний князь Урии, повелитель войны, вышедший из голубого яйца, устремится навстречу своей судьбе.

Время, подумал Корсон, когда грубые руки вытаскивали его из седла, время терпеливее богов.

29

Планета семи масок

Бестия спала, как ребенок. Зарывшись на полмили вглубь планеты, насытившись энергией, — ее хватило бы, чтоб своротить гору, — она хотела теперь одного, — отдохнуть. Ей предстояло произвести более восемнадцати тысяч спор, из которых появятся на свет ее детеныши, и сейчас Бестия была уязвима. Вот почему она пробралась сквозь толщу осадочных слоев до базальтового пласта и только тут устроила себе гнездо. Слабая радиоактивность породы питала ее дополнительной энергией.

Бестия видела сны. Ей снилась планета, которую она никогда не знала — родина ее предков. Жизнь там была простой и легкой. Хотя планета перестала существовать уже более пятисот миллионов лет назад (земных лет, что, впрочем, ничего не говорило Бестии) — эти картины, виденные ее далекими предками, передались ей с генами. Сейчас, когда она готовилась произвести потомство, активность хромосомных цепочек росла — видения становились все красочнее и живее. Бестии снились те, кто в незапамятные времена вывел ее породу по образу и подобию своему, те, при ком они были просто домашними животными, бесполезными, но преданными. Если бы во время первой жизни Корсона люди на Земле за тот недолгий срок, что продержали Бестию в клетке, смогли проникнуть в ее сны, они нашли бы в них ключ ко многим загадкам. На Земле так и не поняли, как Бестия, почти не общавшаяся с себе подобными, развила нечто, похожее на культуру, и даже зачатки языка. Людям были известны асоциальные или досоциальные существа, почти столь же разумные, как человек, хотя бы те же дельфины, но ни одно из них так и не смогло подняться до настоящей членораздельной речи. По теориям, принятым тогда, и до сих пор не взятым под сомнение, цивилизация и язык могли зародиться лишь при определенных условиях: они требовали стадности, перерастающей в иерархическое общество, уязвимости (ибо ни одно практически неуязвимое существо не станет заботиться о том, чтобы приспособить себя к окружающему миру или приспособить мир к своим потребностям), изобретения орудий труда (поскольку всякое существо, конечности которого от природы представляют собой орудия, необходимые в его естественной среде обитания, обречено на вырождение и упадок).

Бестии три этих закона словно бы не касались. Она не знала стадности. Была почти неуязвимой, по крайней мере, в границах человеческого понимания. Не знала и не желала знать никаких орудий труда, даже самых примитивных. Нет, не по глупости — Бестию можно было научить обращению даже со сложными механизмами. Просто она в этом не нуждалась. Когтей и гривы ей было вполне достаточно. И все же Бестия была способна общаться и даже, как полагали некоторые исследователи, пользоваться определенными символами.

Происхождение Бестии поставило еще одну почти неразрешимую проблему. Во время первой жизни Корсона экзобиология была развита уже достаточно, чтобы сравнительная эволюция успела превратиться в точную науку. Теоретически было вполне возможно, рассматривая отдельное животное, довольно точно представить себе вид, который его породил. Однако Бестия сочетала в себе признаки дюжины разных видов. Никакая внешняя среда, даже рожденная самой буйной фантазией, не могла бы привести к такому парадоксу. Поэтому на Земле ученые поначалу называли этих животных просто монстрами. Как сказал один окончательно сбитый с толку биолог лет за десять до рождения Корсона, эти монстры — единственное известное доказательство существования Бога или, на худой конец, какого-нибудь божества.

… Луч энергии коснулся Бестии не более, чем на миллиардную долю секунды. Она все еще спала и с жадностью поглотила так кстати подвернувшуюся пищу, ничуть не беспокоясь, откуда та взялась. Второе прикосновение, легкое, как касание пера, наполовину разбудило ее. Третье привело в ужас. Она умела распознавать большинство природных источников энергии, но этот источник естественным не был: что-то — или кто-то — охотилось на нее.

Бестия уже смутно догадывалась, что совершила ошибку, поглотив энергию первого луча. Этим она обнаружила себя и выдала свое убежище. И второй луч она в полусне тоже усвоила. Бестия постаралась обуздать свой аппетит, но следующий луч уже нашел ее. Слишком испуганная, чтобы совладать с собой, она не удержалась и впитала его почти весь. Когда Бестии становилось страшно, инстинкт заставлял ее поглощать как можно больше энергии, в какой бы форме та ни проявлялась. Бестия уже чувствовала, как жесткие энергетические стрелы впиваются в ее нежное тело, и заплакала над собой, бедным, слабеньким созданием, способным контролировать лишь узкий отрезок ближайшего будущего и усваивать не больше десятка природных элементов. Она оплакивала и восемнадцать тысяч невинных существ, которым уже никогда не появиться на свет…

Без малого в четырех тысячах миль от нее птицы устанавливали свое оружие под бдительным оком полковника Верана. Нейтронный луч, обшаривавший внутренности планеты, трижды поглощался в одной и той же точке. Отражение волны из этой точки было слабым и явно измененным.

— Гиппрон там, — встревоженно сказал Нгал Р’Нда. — Вы уверены, что сможете его обезвредить?

— Абсолютно, — ответил Веран, державшийся самоуверенно и даже нагло. Договор был заключен не без труда, но в его пользу. То, что лагерь был разбит под прицелом урианских орудий, мало его заботило: в запасе полковник придерживал свой главный козырь. Веран отвернулся, чтобы отдать последние приказания.

А в полумиле под землей Бестия собиралась с силами. Она чувствовала, что ее загнали в угол. Беременность зашла уже слишком далеко, и Бестия не могла перемещаться во времени: невозможно было синхронизировать развитие каждого из восемнадцати тысяч зародышей. Но они уже стали достаточно самостоятельными, чтобы помешать своей родительнице. Если возникнет реальная угроза — придется их покинуть. Это был тот случай, когда инстинкт самосохранения входил в противоречие с интересами рода. Те из детенышей, кому повезет, выживут, но большая часть не сможет синхронизироваться в настоящем и со всей своей энергией вдруг окажется на крошечном участке пространства, соприкоснувшись с занимающей это пространство материей. Энергия, освобожденная при взрыве, будет эквивалентна мощности нескольких ядерных бомб. Совсем не опасная для Бестии, она наверняка убьет ее потомство.

Можно было зарыться поглубже в кору планеты, но Бестия выбрала для своего гнезда не самое удачное место: подошедшая близко к поверхности магма привлекла ее, как тепло камина привлекает кошку. В обычном состоянии Бестия с наслаждением поплескалась бы в лаве, но сейчас не решалась — высокая температура ускоряла рождение малышей. Бестия не успела бы вовремя оказаться подальше от них и рисковала стать их первой жертвой.

Выбраться на поверхность, а там будь что будет? К несчастью для Бестии, на той огромной планете, где когда-то обитали ее далекие предки, на планете, которую она видела во сне, однажды появились гигантские хищники, для которых Бестии были лакомой добычей. И эти хищники тоже умели перемещаться во времени. Они вымерли более пятисот миллионов лет назад, но их исчезновение уже никак не могло повлиять на поведение Бестии. Память ее прародителей не запечатлела столь важного обстоятельства. Для Бестии эти пятьсот миллионов лет попросту не существовали. Она не знала, что ее род намного пережил своих создателей и первых хозяев, и что этим ее предки были обязаны своей роли домашних животных, балованных любимцев могущественной расы, погибшей в давно позабытой войне.

Наверх нельзя, прыгнуть во времени невозможно, вниз — опасно. Уже окончательно проснувшись, Бестия оплакивала свою участь.

Она почувствовала их совсем близко, самое большее — в нескольких десятках миль. В обычном состоянии первой ее реакцией было бы сместиться во времени. Но боязнь потерять малышей пересилила страх оказаться в ловушке.

Преследователи были настойчивы, и их было много. К ней приближались существа ее вида. Но это открытие не успокоило Бестию. Некогда ей случалось пожирать себе подобных, и она знала по опыту, что Бестии в период размножения представляют собой весьма желанную добычу. Откуда ей было знать, что каннибализм каким-то образом усиливал благоприятные генетические изменения и в конечном счете спасал ее род от вырождения. Возможно, сама Бестия предпочла бы половой способ размножения, если б знала о нем, но ее создателям такой вариант не приходил в голову.

Она предприняла отчаянную, безнадежную попытку ускользнуть от врагов, внезапно выбросившись из расступившихся скал на гребне фонтана из лавы, но гиппроны Верана это предвидели и принялись действовать по тщательно разработанному плану, совершенно чуждому повадкам их вида. Они рассыпались по всем направлениям сразу, по всему отрезку времени, в котором пыталась скрыться Бестия. Гиппроны настигли и окружили ее, как тысячелетиями раньше, на Земле, это делали прирученные слоны, толкая боками в загон своего дикого собрата. Бестия оказалась в энергетической клетке, еще более прочной и надежной, чем клетка на борту «Архимеда». Она долго плакала, но потом смирилась и наконец заснула, вновь обретая во сне обманчивый покой на своей давно исчезнувшей планете.

30

Планета семи масок

Подошло время испытать оружие, и Корсон наслаждался размеренной, продуманной до мелочей жизнью. Каждый день, утром и вечером, он по приказу Верана учился управлять гиппронами. Солдаты-инструкторы, которым, без сомнения, было приказано следить за ним, равнодушно смотрели на его ошейник, ни разу не позволив себе замечаний по этому поводу. Между собой они, вероятно, решили, что Корсон состоит в личной охране Верана. А полковник разрабатывал варианты военной кампании в обществе Нгала Р’Нда и урианских вельмож. Ему явно удалось завоевать их доверие. С каждым днем уриан все больше убеждали его планы, и они передавали полковнику свое лучшее оружие, подробно объясняя, как оно действует. Их удивила железная дисциплина в маленькой армии Верана, но гордыня не позволяла даже на миг допустить, что человек — их слуга! — осмелится разорвать союз и стать угрозой для них. Корсон только поражался такой наивности. Деланная почтительность Верана приводила уриан в восторг. Полковник приказал, чтобы каждый его солдат уступал дорогу урианину независимо от касты. Приказ неукоснительно выполнялся, и птицы окончательно уверились, что наемники почтительны, безопасны и знают свое место. Веран, хотя и довольно туманно, заявлял, что события развиваются как нельзя лучше.

Корсон был настроен не столь радужно. На его глазах собирали великолепную военную машину. Бестия в надежной энергетической клетке готовилась произвести потомство. Было решено оставить ее на съедение ее же малышам, так как в таком возрасте она уже не поддавалась дрессировке. Корсону казалось, что объединение сил Верана и уриан приведет совсем не к тому, на что он рассчитывал. Вырваться отсюда Корсон не мог. Да и что ему потом делать со своей свободой? Придется стать зрителем. Зрителем одного из самых ужасных спектаклей в истории. Его будущее ничего не подсказывало ему. Казалось, линия судьбы Корсона уже прочерчена, и вовсе не в том направлении, какое он хотел.

Но в одну спокойную ночь эти мрачные мысли сменились совсем другими. Корсон смотрел на деревья, на мирное небо Урии и удивлялся, что их лагерь все еще не замечен, и никто из Диото или другого города не счел нужным явиться сюда и выяснить, что здесь в конце концов происходит. Как раз тогда к нему подошел Веран.

— Отличный вечер, не правда ли?

В зубах у Верана дымилась короткая сигара, хотя курил полковник редко.

Веран выпустил кольцо дыма и внезапно заявил:

— Нгал Р’Нда пригласил меня на следующее Явление Яйца. Случай, которого я и ждал. Пора от него избавляться.

Он снова затянулся своей сигарой, и Корсон не отважился на комментарии.

— Нгал Р’Нда становится все недоверчивее. Уже несколько дней он торопит меня назвать время начала боевых действий. У этого старого стервятника только битвы да резня в голове. А я не люблю войну. Гибнут лучшие солдаты, уничтожается техника. Я решаюсь на нее только если не помогают другие способы. Уверен, когда я уберу Нгала Р’Нда, можно будет начать переговоры с правительствам этой планеты. Хотя странно, — такое впечатление, будто у них вообще нет правительства. Что вы об этом думаете, Корсон?

Повисла долгая пауза.

— Я так и предполагал, что вы ничего не думаете, — сказал полковник неожиданно резко. — Так вот, я отправил разведчиков во все города этой планеты. Они проникли туда без малейшего противодействия, но ничего действительно важного не узнали. В этом неудобство любой децентрализованной социальной системы. Похоже, здесь вообще нет верховного правительства, если не считать весьма ограниченной власти Нгала Р’Нда.

— Что ж, — сказал Корсон, — для ваших замыслов лучшего и не придумаешь.

Веран бросил на него быстрый взгляд.

— Это худшее, что может случиться. Как, по-вашему, я буду договариваться с правительством, которого нет?

Он принялся задумчиво рассматривать свою сигару.

— Но, — продолжал Веран, — я сказал лишь «похоже». Один из моих шпионов, похитрей других, рассказал мне любопытные вещи. У этой планеты все же есть политическая структура, но совершенно особого рода. Совет Урии, видимо, властвует сразу над несколькими столетиями и пребывает в другом времени. Лет через триста в будущем, если быть точным. Повелевать умершими и еще не родившимися…

— У них, видимо, другие представления о власти, — заметил Корсон.

— Демократия, не так ли? А, может, даже анархия? Знаю я эту песню. Свести власть людей и вещей до минимума. Но это всегда ненадолго. При первом же вторжении вся система рушится.

— Они не знали вторжений уже несколько веков.

— Ну, скоро им придется вспомнить, что это такое. Корсон, я вам еще не сказал о совсем незначительном, но забавном факте. Среди членов этого совета есть некий человек.

— И что же в этом удивительного?

— Он очень похож на вас. Я сказал бы даже, что сходство просто поразительное. Может, какой-то родственник?

— У меня нет высокопоставленных родственников, — пробормотал Корсон.

— Разведчик сам не видел этого человека. Ему не удалось получить никакого документа с его изображением. Но это все формальности. Мой агент — хороший физиономист и свое дело знает. Нет и одного шанса на миллион, что он мог ошибиться. К тому же агент — недурной рисовальщик. Он набросал по памяти ваш портрет и сунул его под нос своим информаторам. Все, кто видел этого человека, узнали вас, Корсон. Что вы на это скажете?

— Ничего, — ответил Корсон совершенно искренне.

Веран испытующе посмотрел на него.

— Вполне возможно, вы говорите правду. Мне следовало бы проверить вас на психодетекторе, но тогда вы просто сделаетесь идиотом. А послание мне отправил совсем не идиот. К несчастью, вы мне еще нужны. Когда я узнал все это, я попытался сложить два и два — и у меня не получилось четыре. Сперва я решил, что вы просто машина, андроид. Но вас проверили по всем швам, как только вы появились у нас, и мне пришлось отказаться от этой мысли. Я знаю о вас все, не знаю лишь, что происходит в вашей черепной коробке.

Вы не машина и не родились в пробирке. У вас мышление, отвага, слабости обычного человека. Вы немного ретроград в некоторых вещах, как будто явились из давно прошедшей эпохи. Если вы, Корсон, выполняете чье-то задание, то, должен признать, оказались способны выполнить его самостоятельно. не без того, впрочем, чтобы заручиться определенными гарантиями. Этим проклятым письмом, например. Почему вы не откроете свой карты, Корсон?

— У меня нет козырей.

— Каких?

— Которые мне нужны.

— Возможно, но тогда вы мастерски ведете чужую игру. А держитесь так, будто ни о чем таком и не подозреваете.

Веран бросил окурок и раздавил его каблуком.

— Подведем итоги, — сказал он. — Эти люди способны перемешаться во времени. Они скрывают это, но они это могут. Иначе правительство, которое будет через три века, не смогло бы распоряжаться в настоящем. Им уже известно, что я собираюсь делать, и все, что случится потом, за исключением искажений во времени. И они еще ничего не предприняли ни против меня, ни против Нгала Р’Нда. А значит, по их мнению, ситуация еще не созрела. Они чего-то ожидают. Но чего?

Полковник вздохнул.

— Если только они уже не начали действовать. И если вы не член их Совета, посланный с особым заданием…

— Никогда не слышал ничего глупее, — спокойно отпарировал Корсон.

Веран отступил назад и выхватил из кобуры пистолет.

— Я могу убить вас, Корсон. Возможно, это будет равносильно самоубийству. Но вы умрете раньше меня. Вы никогда не отправите мне послания, я никогда не прилечу на эту планету и у меня не будет возможности взять вас в плен и убить, но возмущение времени окажется таким, что вы будете обезврежены. Вы перестанете быть собой. Станете другим. Что самое важное для человека? Имя, внешность, набор хромосом? Или его воспоминания, опыт, судьба — в общем, личность?

Они глядели друг на друга в упор. Наконец Веран спрятал оружие.

— Я хотел испугать вас. Признаю, что не удалось. Трудно испугать человека, который был в Эргистаэле.

Он улыбнулся.

— Почему-то я вам верю, Корсон. Возможно, вы и есть тот самый человек, который войдет в Совет Урии через три века, но откуда вам это знать сейчас? Ведь вы еще не тот человек. Вы пока только лучший козырь в руках того человека. Он не мог явиться сам, поскольку уже знает, что произойдет. Ему пришлось бы нарушить закон неубывающей информации. Но он не мог и никому довериться, поэтому решил отправить самого себя, но из более раннего отрезка своего существования, и воздействовать на ход событий лишь легкими касаниями ниже порогового уровня темпорального возмущения. Что ж, поздравляю! Вас ждет великое будущее. Если только вы до него доживете.

— Подождите! — вскрикнул Корсон. Он был бледен, опустился на землю и сжал голову руками.

Полковник прав. У него же опыт войн во времени…

— Трудно переварить, а? — усмехнулся Веран. — Никак не поймете, зачем я вам это рассказал? Бросьте ломать голову. Как только я избавлюсь от Нгала Р’Нда, отправлю вас послом к этому Совету. У меня под рукой будущий государственный муж, так почему бы его не использовать? Я уже сказал, что собираюсь вступить в переговоры. Многого не попрошу: мне нужны снаряжение, роботы, корабли, и я уйду. И оставлю эту планету в покое. Не трону ее, даже если мне удастся завоевать всю галактику.

Корсон поднял голову:

— Но как вы избавитесь от Нгала Р’Нда? Похоже, его хорошо охраняют.

Веран коротко рассмеялся — смехом волка…

— Вот этого я вам не скажу. А то еще попытаетесь меня обойти. Сами все увидите.

31

Планета семи масок

Они вошли обнаженными в помещение перед залом Явления Яйца. Здесь, после ритуального омовения, их облачили в желтые туники. Корсону казалось, что он чувствует, как невидимые лучи бесчисленных датчиков ощупывают его тело, но это была лишь иллюзия — методы уриан были не столь грубы. Он знал, что Веран воспользуется своим появлением на церемонии Явления Яйца, но понятия не имел, каким образом. Почти наверняка у Верана не было при себе никакого оружия — уриане слишком хорошо разбирались в анатомии человека, им были известны все тайники, где можно что-то спрятать. Если Веран решил применить грубую силу, он ворвался бы сюда со всем своим отрядом верхом на гиппронах. К тому же у уриан нашлось бы, чем ответить. Нет, Веран должен был придумать что-то более изощренное.

Второй раз Корсон проходил сквозь ряды уриан, расступавшихся перед ним, но теперь следом к центру зала шел Веран…

Полковник пристально рассматривал подобие алтаря и молчал. Стал гаснуть свет. Стена за алтарем медленно раздвинулась, и из нее величественно выступил Нгал Р’Нда. Он показался Корсону даже более надменным, чем обычно. Еще бы — ведь он привлек под свои знамена двух наемников-людей. Без сомнения, перед его желтыми глазами уже стояли картины сражений, голубые штандарты Урии реяли над дымящимися руинами городов или неподвижно висели в черной пустоте на хищных клювах его звездолетов. Он грезил крестовым походом. В нем было какое-то вызывающее жалость величие — существо со столь мощным интеллектом позволило загнать себя в ловушку цвету — всего лишь цвету скорлупы яйца, суеверию, пришедшему из глубины веков, тому самому, которое Веран припечатал двумя словами — генетические фокусы.

Яйцо… Корсон понял. Сердце его наполнилось тревогой, жалостью к последнему князю Урии и невольным восхищением перед отчаянной храбростью Верана; широко открытыми глазами он следил за каждой деталью церемонии — он слышал, как Нгал Р’Нда воззвал и толпа затянула вместе с ним песнь, которую невозможно было передать человеческими словами, ибо она состояла из имен урианской генеалогии; он видел, как раскрылся металлический алтарь, и яйцо стало подниматься на своем пьедестале — огромное яйцо цвета бирюзы; шеи уриан разом вытянулись вопреки этикету, и птичьи веки забились со скоростью взмаха крыльев колибри…

Последний князь Урии открыл было клюв, но не успел ничего пропищать — в зале возникло какое-то движение. Веран растолкал окружавших его благородных уриан, рванулся вперед, схватил Нгала Р’Нда левой рукой за шею и, показывая правой на яйцо, закричал:

— Самозванец! Пииекиво! Пииекиво!

Корсон и без перевода догадался, что на птичьем языке уриан слово это означает «обманщик».

— Яйцо, — кричал Веран, — перекрашено. Негодяй вас обманывал. Я докажу!

Уриане замерли.

Это и есть тот шанс, отстраненно подумал Корсон, шанс, на который рассчитывал Веран, ибо даже уриане высших каст не имеют права входить в зал Явления Яйца с оружием.

Веран коснулся скорлупы, и там, где легла его ладонь, яйцо потеряло лазурный блеск и приобрело цвет слоновой кости.

Ловко, думал Корсон, задыхаясь и уже предвидя скорый конец, хотя уриане, казалось, совсем перестали обращать на него внимание. — Но ведь это не так просто, как смыть краску… Нужен был какой-то химический реактив, чтобы нейтрализовать пигмент, которым воспользовался Веран — двести пятьдесят лет назад или на прошлой неделе. Полковник не мог принести его с собой: приборы уриан засекли бы даже спрятанную во рту капсулу. Если же он нанес его на ладонь перед тем, как войти сюда… тогда ритуальное омовение обретало особый смысл. Не помогла бы никакая хитрость.

И тут Корсон догадался. Даже раздетый, даже трижды вымытый жесткой губкой, Веран все равно имел при себе активный реагент, одновременно кислый и щелочной, едкий и жидкий.

Пот на ладонях.

На скорлупе яйца продолжалась реакция. Одна за другой распадались молекулярные цепочки, краситель разлагался на бесцветные составляющие или, скорее всего, просто исчезал. Веран не любил оставлять следов.

В толпе раздался отрывистый свист. Когти впились в плечи Кореша, но он и не пытался сопротивляться. Веран отпустил Нгала Р’Нда, и тот, судорожно разевая клюв, пытался прийти в себя. Несколько уриан в фиолетовых туниках держали полковника, который рычал:

— Я доказал это! Я доказал! Яйцо белое! Ваш князь — самозванец!

Нгал Р’Нда наконец смог заговорить:

— Он лжет. Он ею покрасил. Я видел. Он должен умереть.

— Разбейте яйцо! — кричал Веран. — Разбейте! Если я лгу, внутри оно будет голубым. Разбейте же яйцо!

Нгал Р’Нда повернулся к залу. Уриане образовали вокруг него кольцо, еще почтительное, но уже почти угрожающее. Подданные князя Урии трепетали перед птицей, родившейся из голубого яйца, но не перед военным вождем. Он что-то пронзительно просвистел — свист вышел какой-то усталый и неуверенный. Корсон не мог его понять, но смысл был ясен:

— Я должен разбить яйцо?

Молчание. Но вот из толпы раздался ответный свист — короткий и безжалостный.

Нгал Р’Нда опустил голову.

— Я разобью яйцо, которое должно быть превращено в пыль лишь после моей смерти и смешано с моим прахом. Я, последний князь Урии, буду единственным из моего древнего рода, кто во второй раз разобьет, еще при жизни, голубое яйцо, из которого вышел.

Он схватил когтями яйцо, приподнял и сбросил его с алтаря. Осколки скорлупы рассыпались по полу. Нгал Р’Нда поднял один из тех, что лежали у подножия, и поднес к глазам. Глаза сразу потухли. Он пошатнулся и осел на пол.

К нему подбежал один из благородных уриан, схватил за край голубой тоги и резко дернул. Ткань не поддалась, и Нгала Р’Нда поволокли как мешок. Началась свалка. Корсон почувствовал, что его отпустили и грубо пихают. Он упал, отчаянно отталкивая ногами уриан, бежавших прямо по нему. Наконец толпа схлынула. Опьяненные яростью птицы на его глазах рвали в клочья того, кто был последним князем Урии. Остро запахло хлором и мочой.

Кто-то тронул Корсона за локоть. Веран.

— Нам лучше уйти, пока они не задумались, как я все это проделал.

Они не спеша направились прочь под неистовые крики птиц. Перед выходом полковник обернулся и пожал плечами.

— Так кончают все фанатики…

32

Планета семи масок

Каждые десять лет он выбирался из седла, подходил к прохожим и спрашивал:

— Какой сейчас год?

Одни падали в обморок. Другие убегали. Третьи просто исчезали, — те, кто умел перемещаться во времени. Но всегда находился кто-то, кто отвечал. Бея малейшего страха они глядели на человека и Бестию и улыбались. Старик. Мальчишка. Урианин. Женщина.

Второй вопрос вертелся у Корсона на языке:

— Вы знаете, кто я?

Их улыбка и участие казались ему чем-то невероятным. Они знали о нем. И были как бы хранителями, маяками на его пути. Но они говорили ему только год и число, а если он пытался продолжить разговор, отвечали уклончиво, а то и просто замолкали. Даже ребенок. И Корсон ничего не мог с ними поделать. За шесть тысяч лет их развитие ушло слишком далеко. А он так недолго варился в этом котле, что был для них варваром, хотя и знал то, чего еще не знали они.

Когда он заметил урианина, то чуть было не сделал глупость, собравшись скрыться во времени. Но огромная птица сделала дружелюбный жест. Она была закутана в белую, богато вышитую тунику и спросила с гримасой, которую Корсон решил принять за улыбку:

— Чего вы испугались, сын мой?

Это поразительное сходство с Нгалом Р’Нда… Оно-то и смутило Корсона. Но теперь он видел, что у них мало общего — разве что преклонный возраст.

— Мне кажется, я знаю вас, — произнес урианин. — В смутное время вы появились из небытия. Я был тогда птенцом, едва вылупившимся из яйца. Если память мне не изменяет, я сопровождал вас во время омовения и подавал пищу перед тем как представить для присутствия на какой-то древней церемонии. Многое с тех пор изменилось. И, поверьте, к лучшему. Я очень рад, что встретил вас снова. Что вы хотите знать?

— Я ищу Совет Урии, — ответил Корсон. — Мне нужно передать ему сообщение, и не одно.

— Вы найдете Совет на берегу моря, к западу отсюда, в двадцати милях. Только вам придется подождать лет сто двадцать — сто тридцать.

— Благодарю вас, — сказал Корсон. — Ждать не понадобится. Я путешествую во времени.

— Не сомневаюсь. «Подождать» — это просто так говорится. У вас красивое животное.

— Его зовут Арчи, — улыбнулся Корсон. — В память о прошлом.

Он повернулся, чтобы забраться в седло, но урианин удержал его:

— Хотел бы надеяться, что вы не в обиде на нас. Это была роковая случайность. Тирания всегда порождает насилие. А мы всего лишь игрушки в руках богов. Они заставляют нас воевать, чтобы насладиться зрелищем. А сами только дергают за ниточки. Вы очень тонко распутали тогда этот узел.

Другой мог бы вызвать настоящую резню. Поверьте, все ури анс очень благодарны вам…

— Все… и вы тоже?

— И древняя раса, и люди. Я же сказал: все уриане.

— Все уриане… — задумчиво повторил Корсон. — Приятная новость.

— Счастливого путешествия, сын мой, — попрощался старик.

Итак, подумал Корсон, стараясь разглядеть что-нибудь сквозь толщу зеленоватого тумана, который поднимался от земли и обволакивал его, — птицы и земляне больше не враги. Это добрая весть. Уриане сумели изгнать из себя демонов войны. Их род не обречен, как ему думалось раньше…

Он уже неплохо знал планету. Бухточка и песчаный пляж что-то смутно напомнили ему. Ну конечно, это сюда приводила его Антонелла. Совпадение?

Корсон решил отправиться к морю через Диото. Он и сам не знал, с чего ему так этого захотелось. что-то вроде паломничества. Он синхронизировал гиппрона высоко над землей и поднял глаза, отыскивая в небе пирамидальное облако города, словно бы покоящегося на двух своих вертикальных реках.

Но небо было пустым.

Корсон проверил координаты. Ошибиться он не мог: там, в небе, за сто пятьдесят лет до этого парил удивительный город. Теперь от него не осталось и следа.

Он поглядел вниз — впадина, очерченная тремя поросшими травой склонами. Во впадине — озеро. Корсон прищурился, чтобы лучше видеть. Острая скала торчала из воды в самой середине. Вокруг нее мелкие волны разбивались о невидимые глыбы, лишь слегка скрытые водой. Густая трава, покрывавшая берег, росла на развалинах.

Город был разрушен, а из вертикальных рек образовалось это озеро. Подземные потоки все время подпитывали его, а маленький ручеек, бежавший из озера, уносил избыток воды. Диото больше не существовал. Сила, поддерживавшая на километровой высоте его величественные башни, иссякла, и это случилось уже давно, может быть, век назад, судя по тому, какой густой травой успели порасти руины.

Корсон с грустью вспомнил оживление, царившее на вертикальных и горизонтальных улицах, рой пестрых аппаратов, вылетавших из города, как из улья, магазин, в котором он пытался украсть еду, чтобы не умереть с голоду, и даже бестелесный голос, отчитавший его за это с изысканной вежливостью. И еще он вспомнил женщин Диото.

Диото был мертв, как многие другие города, над которыми пронесся ураган войны. В темных глубинах озера, возможно, покоилось тело Флории ван Нейль, которая, сама того не желая, ввела его в этот странный мир.

Старый урианин солгал. Просто посмеялся над ним. Война была, и люди потерпели в ней поражение. От их городов остались лишь руины. Ему хотелось надеяться, что Флория ван Нейль не успела этого понять. Она не была готова к такой войне, вообще ни к какой войне. Уцелей она после катастрофы — стала бы игрушкой наемников Верана или, еще хуже, добычей не знающих жалости крестоносцев преемника Нгала Р’Нда.

А он, Корсон, проиграл.

Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы не поддаться искушению прыгнуть обратно в прошлое. Он вспомнил свой сон, разрушенный почти на его глазах город и крики людей, слишком поздно узнавших свою судьбу. Нет, он не вернется, по крайней мере, сейчас. Его ждала встреча в будущем, и уклониться он не мог. Если на планете действительно существует Совет, Корсон должен увидеть его собственными глазами и решить, возможно ли еще повернуть на другую дорогу тяжелую повозку истории. Вот тогда он вернется назад, чтобы отыскать в прошлом то, что сработало не так.

И если даже он ничего больше сделать не сможет, он убьет Верана… Надтреснутый колокол ударил в его голове. Убив Верана, он умрет. Ошейник вонзит ему в горло отравленные шипы. Он не должен даже думать о том, чтобы вступить в схватку с полковником. Это самоубийство. А он не мог позволить себе исчезнуть сейчас.

Корсон заставил себя не думать о мести, опустошенно забрался в седло и подстегнул гиппрона.

Медленно продвигаясь вперед, он заметил, что время было серым. В непроницаемом тумане веков, где смешались ночь и день, он вдруг почувствовал, что гиппрон перестал ему повиноваться. Пальцы Корсона лихорадочно перебирали гриву животного — все напрасно. Обессилев или подчиняясь чужой воле, гиппрон хотел синхронизироваться. Не в силах сладить с ним, Корсон решил предоставить животное самому себе.

…И услышал шум моря. Медленный, монотонный плеск. Он оказался на песчаном пляже, освещенном золотыми лучами заходящего солнца. Это удивило его. Гиппровы обычно синхронизируются только днем, чтобы насытиться солнечной энергией. Чем же этого привлекли сумерки?

Корсон изумленно раскрыл глаза. На песке, прямо перед ним, неподвижно лежали три обнаженных тела. Он сорвал шлем и вдохнул теплый воздух.

Три обнаженных тела, наверное уже мертвых, — вот все, что осталось от Совета Урии. Мужчина и две женщины в пене прибоя, словно выброшенные волнами жертвы ужасного кораблекрушения…

33

Планета семи масок

Корсон подошел ближе, и мужчина вдруг зашевелился. Привстал, опираясь на локоть, оглядел появившегося. Он улыбался и вовсе не выглядел несчастным.

— А, — заговорил он, — вы тот самый человек из Эргистаэла. Я ждал вас.

Корсон наконец обрел дар речи:

— Совет…

— Он здесь, — ответил мужчина, — Совет Урии на тысячу лет.

Корсон наклонился к нему.

— Вам нужна какая-нибудь помощь?

— Не думаю. Присядьте же.

— А эти женщины… — начал Корсон, опускаясь на песок.

— Они в контакте. Не надо им мешать.

— В контакте?

— У нас много времени, еще наговоримся. Прекрасный вечер, не правда ли?

Мужчина принялся разгребать песок и откопал хрустальную бутыль. Отпил из нее и протянул Корсону:

— Глотните, дружище, а то вам, кажется, не по себе. Корсон открыл было рот, но передумал. Если этот бедняга считает, что у них много времени, зачем с ним спорить? Он поднес хрусталь к губам и поперхнулся от удивления — вино было холодным.

— Вам не нравится вино? — спросила жертва кораблекрушения.

— Лучшего никогда не пил, — честно признался Корсон.

— В таком случае доканчивайте бутылку, мой друг. У нас найдется еще.

Корсон стянул с рук перчатки — так было удобнее держать бутыль. Второй глоток согрел его. Он даже забыл, где оказался и что происходит.

— Хотите перекусить? — спохватился он. — У меня есть несколько банок с сухими рационами.

— Благодарю вас, — отозвался мужчина. — Я предпочитаю цыпленка или икру, или печеную на угольях телятину. Как глупо, что я сразу вам этого не предложил. Вы, должно быть, проголодались после такого путешествия.

Он встал на колени, живо отгреб несколько пригоршней песка и вытащил серебряный контейнер. Приподнял крышку и с наслаждением понюхал.

— Располагайтесь и ешьте руками. У нас тут по-простому.

— Я видел Диото… — начал Корсон.

— Красивый город, — кивнул мужчина. — Правда, несколько старомодный.

— Он на дне озера. Война полностью его разрушила.

Мужчина сел, удивленно глядя на Корсона.

— Какая война?

И вдруг негромко рассмеялся:

— Ах, да! Вы же появились из смутного времени. Конечно, это было для вас ударом. Вы ведь не могли знать…

— Что я не мог знать? — спросил Корсон с закипающим раздражением.

— Люди покинули Диото. Просто покинули. Никто его не разрушал. Этот город больше не отвечал нашим представлениям о жизни.

Корсон попытался переварить услышанное.

— И как вы живете?

— Сами видите. Очень просто. Мы погружаемся в медитацию и готовимся к…

Он помолчал и закончил:

— …К будущему.

— Вы уверены, что вам не нужна помощь? — сказал Корсон, обтирая руки о песок, чтобы очистить их от жира половины сочного цыпленка.

— Нам нужны вы, Корсон. Но не сейчас и не здесь.

— Вы и впрямь уверены, что у вас есть все необходимое? — допытывался Корсон недоверчиво.

— Разве похоже, что мне чего — то недостает? Может быть, одежды? Так мы ее больше не носим.

— А пища, лекарства? Мне не верится, чтобы весь пляж был нашпигован бутылками с вином и контейнерами с едой. Что вы станете делать, когда запасы иссякнут?

Мужчина задумчиво глядел на море.

— В самом деле, — сказал он, — это никогда не приходило мне в голову. Думаю, что…

Корсон прервал его:

— Очнитесь! Вы что, сумасшедший? Или слепой? Надо научиться ловить рыбу в этом море, охотиться в лесах. Вы же не хотите умереть с голоду?

— Ну, до такого не дойдет, — сказал мужчина, посмотрел на Корсона в упор и одним движением поднялся. Он был хорошо сложен, длинноволос, мускулист и ростом выше Корсона. — Откуда, по-вашему, взялась эта бутыль?

— Не знаю.

— Когда у нас кончится вино, мы закажем еще.

— А, — просиял Корсон. — Вы живете на холмах и пришли сюда на пикник. А там у вас слуги или роботы.

Человек покачал головой.

— На холмах нет ни дворца, ни даже лачуги, ни слуг, ни роботов. Мне кажется, миль на тридцать вокруг не найдется ни одной живой души. Я вижу, вы не понимаете наш образ жизни. У нас нет другой крыши над головой, кроме неба, нет постели, кроме песка, нет покрывал, кроме ветра. Может быть, вам здесь слишком жарко или холодно? Я в два счета все улажу.

— Откуда же это взялось? — раздраженно спросил Корсон, поддев ногой пустую бутыль.

— Из другой эпохи. Из будущего века или из прошлого, понятия не имею. Мы решили оставить нетронутыми эти несколько десятилетий. Весьма приятное место для отдыха и развлечений. Разумеется, мы регулируем климат, но в эту эпоху на всей планете вы не найдете ни одной машины. Те, что необходимы, спрятаны за кулисами времени. Если нам что-то понадобится, один из нас входит в контакт и заказывает. Нам присылают все, что нужно.

— А Диото?

— Однажды мы поняли, что идем по неверному пути. И решили испробовать другой.

— Вот этот? — недоверчиво спросил Корсон.

— Именно.

Корсон меланхолично разглядывал море, видел закат, красивый, как на картинке, но какая-то тревога поднималась в нем и искала выхода. Спокойное море лизало скалы в нескольких шагах от него, словно совсем ручной зверь. Невидимое солнце подсвечивало облака. Корсон невольно стал искать в небе луну, но ее там не было. Загорающиеся созвездия, теперь знакомые ему, были рассыпаны во множестве и бросали бледный отсвет на темный мир.

— Красиво, не правда ли? — поинтересовался собеседник.

— Красиво, — согласился Корсон.

Он бросил несмелый взгляд туда, где лежали женщины — погруженные в кому или, может быть, спящие. Валяются себе голыми, и хоть бы что. Он шагнул к той, кого принял за Антонеллу; мужчина жестом остановил его.

— Не мешайте им. У них совещание, и речь идет о вас. Они в контакте с Эргистаэлом.

— Антонелла… — произнес Корсон.

Мужчина опустил глаза.

— Антонеллы здесь нет. Вы увидите ее. Но позже.

— Она еще не знает меня.

— Да, — голос был тихим и мягким, как будто человек пожалел, что завел этот разговор. — Ей еще предстоит научиться вас узнавать.

Он помолчал.

— Не надо на нас за это сердиться.

Затем быстро переменил тему:

— Хотите поспать или предпочитаете сразу говорить о делах?

— Спать я не хочу, — ответил Корсон, — но мне надо немного поразмыслить.

— Как вам будет угодно, — слегка поклонился мужчина.

Корсон долго молча сидел на песке, опершись локтями о колени. Солнце зашло. Морская гладь покачивала отражения звезд, воздух был теплым, как человеческое тело. Немного погодя Корсон скинул комбинезон и сапоги. Он еще не решался раздеться догола, но чувствовал, что ему все больше этого хочется. И еще хотелось броситься в волны и плыть, плыть, забывая о богах войны. Приливы здесь должны быть слабыми — у планеты нет спутника. Только далекое светило заставляет море чуть колебаться.

Потом он стряхнул оцепенение и заговорил, — сперва неуверенно, как будто сам с собой, как будто боялся нарушить хрупкую тишину ночи или разбудить врага. Но постепенно голос его окреп.

— Я посланец, — говорил он, — но посланец особого рода. Я был солдатом. Скитался во времени. Слышал богов Эргистаэла. Я узнал три опасности, что угрожают миру на Урии. Первая — животное, вроде того, на котором я прибыл сюда, но дикое и хищное. Вторая — заговор коренной расы против людей. Третья опасность — наемник, появившийся из ниоткуда и утверждающий, что я сам призвал его на Урию. Я здесь по его приказу. Но говорю и от своего имени. Я хочу избавить планету от всех трех опасностей, но не знаю как — и надеюсь найти у вас поддержку, хотя боги Эргистаэла и сказали мне, что я должен рассчитывать только на себя. Если я это сделаю, сказали они, то обрету свободу и, может быть, даже нечто большее. Но я понимаю, что такое не в моих силах.

— Я знаю все это, — отозвался мужчина. — Полдела уже сделано. Для человека из старых времен вы очень неплохо справляетесь, Корсон.

— Бестия в клетке, — сказал Корсон, — а заговор не удался. Не знаю, способен ли я на большее. Остается Верам, повелитель войны, и я, по иронии судьбы, попал сюда в качестве его представителя.

Мужчина ковырнул ногой песок.

— Желаете немного вина? — спросил он с изысканной вежливостью.

— Этот Веран хочет завоевать Вселенную, — продолжал Корсон, отпив глоток. — Он требует оружия и солдат или роботов. Взамен обещает оставить Урию в покое. Но я не доверяю ему. Кроме того, если Служба Безопасности попытается остановить его, война неизбежна. И разразится она на вашей планете, ведь Веран не позволит так легко избавиться от себя.

— Вы и есть Служба Безопасности, — спокойно сказал мужчина. — В нашем прошлом не было войны.

— Вы хотите сказать, что я… — пробормотал Корсон.

— Представитель Службы в той эпохе. И именно вы должны предотвратить войну.

— Войны не было, — медленно проговорил Корсон. — Поэтому вы здесь. Значит, я задачу выполнил. Но это противоречит закону неубывающей информации.

Мужчина пересыпал в ладонях горсть песка.

— И да, и нет. Все не так просто. Закон неубывающей информации — лишь частный случай.

— Но тогда будущее может вмешиваться в прошлое?

Песок просыпался сквозь пальцы.

— Одни вмешательства не влекут заметных последствий, другие весьма опасны, и лишь некоторые бывают полезными, по крайней мере, с точки зрения заинтересованного наблюдателя. Вашей, например. Или моей. Или Верана. Контроль времени немного напоминает экологию. Представьте себе мир, населенный насекомыми, птицами и травоядными. Насекомые взрыхляют почву, что благоприятствует росту травы. Птицы поедают насекомых. Те и другие опыляют цветы. Травоядные поедают растительность. Их выделения и трупы служат пищей насекомым и удобряют почву. Таково наиболее простое экологическое сообщество. Вы можете раздавить одно насекомое, или дюжину, и ничего не произойдет. Вы можете перебить целую стаю птиц или питаться мясом травоядных, не нарушая равновесия. Но если вы уничтожите всех насекомых на континенте, птицы покинут его или умрут от голода. Через несколько лет погибнет трава. Тогда, в свою очередь, исчезнут травоядные. Останется пустыня. И так будет, если вы серьезно ослабите любое из звеньев цепи. Для каждого вида существует свой порог. Он может показаться вам очень завышенным. Но представьте себе, что на эту планету завезли стаю сильных и свирепых хищников, которые будут питаться травоядными. Поначалу они затеряются на громадных просторах планеты, и вы сможете годами прочесывать равнины, ни разу не напав на их след. Но со временем, не встречая никаких врагов, они так размножатся, что число травоядных сильно сократится. От этого пострадают насекомые, затем птицы, затем растения. Травоядные окажутся под двойной угрозой. А сами хищники начнут вымирать от голода. При благоприятных условиях возникнет новое равновесие, совсем иное, чем было вначале и, скорее всего, нестабильное. Животные обоих видов будут переживать циклы изобилия и голода. Критический уровень станет теперь гораздо ниже: одной пары хищников может оказаться достаточно, чтобы пустить эволюцию в совершенно непредвиденном направлении! Для динамической экологии значение имеет не какое-то одно звено в этой цепи, но все ее звенья вместе. Этим эволюция защищена от спонтанных поворотов. Она слагается из слабых, но в конце концов решающих изменений. Чтобы спастись от хищников, травоядные научатся быстро бегать. Более длинные конечности помогут им выжить.

Сохранить в неизменности все пропорции — это необходимо и при действиях во времени. Но экологические проблемы просты как дважды два рядом с проблемами времени. Вы можете срыть огромную гору или погасить звезду, но в вашем собственном прошлом не произойдет ничего серьезного. Вы можете даже уничтожить цивилизацию на какой-то планете, но и это, с вашей точки зрения, не повлечет никаких неблагоприятных последствий. Но стоит вам только отдавить человеку ногу, и ваш мир встанет на голову. У каждой точки во Вселенной есть своя экологическая вселенная. Абсолютной истории нет.

— А как предвидеть последствия? — спросил Корсон.

— Это можно рассчитать. Кроме того, доля интуиции и опыт. И лучше всего видеть вещи с высоты, как можно дальше из будущего. Легче и удобнее прослеживать пути, которые могли привести к настоящему, чем прокладывать их в будущее. Вот почему Эргистаэл входит с нами в контакт.

Он показал на лежащих женщин.

— Боги Эргистаэла не могут сказать нам всего, не могут допустить изменений в истории, которые стерли бы из времени их самих. Они — у самого конца времен. Все пути ведут к ним. История для них почти абсолютна. Почти завершена. И потому мы должны сами исполнять свое предназначение, даже если наша судьба станет лишь частью более обширного действия.

— Понимаю, — сказал Корсон. — И мне кажется, что я только пешка на шахматной доске. В дебюте я верил, что двигаюсь сам. Но чем лучше понимал игру, тем яснее видел, что кто-то переставляет меня с клетки на клетку…

Он секунду поколебался.

— …Я даже думал, что игру ведете вы. Что этот план — ваш.

Собеседник покачал головой:

— Вы ошибались. Не мы придумали этот план.

— Но вы знаете все, что случилось!

— Не совсем. Для нас вы — чужеродный фактор, проявившийся в заданной точке, чтобы найти выход из кризиса. Мы все время думали, что этот план создали вы.

— Я? — поразился Корсон.

— Да, и никто другой.

— Я даже не составил свой план до конца.

— У вас есть для этого время.

— Но он уже исполняется!

— Это значит лишь, что план возникнет.

— А если мне не удастся… — спросил Корсон.

— Вы ничего об этом не узнаете, впрочем, как и мы.

Одна из женщин зашевелилась. Она перекатилась на спину, села, внимательно взглянула на Корсона и улыбнулась. Лет тридцати. Лицо ее было Корсону незнакомо. Взгляд женщины еще оставался пустым — она с трудом возвращалась к реальности после слишком долгой медитации.

— Да неужели! — воскликнула она. — Знаменитый Корсон с нами?

— Пока у меня нет никаких оснований считать себя знаменитым, — сухо ответил Корсон. (До последнего момента он все надеялся, что это Антонелла).

— Не дразните его, Сельма, — вступился за Корсона мужчина. — Ему предстоит проделать долгий путь, и он немного растерялся.

— Не съем же я его, — засмеялась Сельма.

— Он всем нам нужен, — не поддержал шутку мужчина.

— Ну и кто вы теперь? — поинтересовалась Сельма у Корсона.

— Я прибыл как посол… — замялся тот.

— Это я знаю. Слышала, как вы говорили с Сидом. Лучше скажите, к чему вы пришли в своих раздумьях.

— Я мог бы избавиться от Верана, не отправив ему этого послания — ведь все уверяют меня, что именно я это сделал. Но, по правде сказать, я не смог бы его даже написать, и уж тем более не знаю, как переправить его Верану.

— По креодам, разумеется, — сказала Сельма. — Я все улажу, когда захотите. Думаю, в Эргистаэле разрешат передать послание.

— Предположим, что вы его не отправите, — вмешался мужчина, которого Сельма назвала Сидом. — Кто тогда займется Бестией и князем Урии? Нет, это не выход. Веран — часть вашего плана. Вы не можете так запросто выбросить его.

— Боюсь, что вы правы, — поморщился Корсон, — Полагаю даже, что мысль воспользоваться его помощью пришла мне в голову после того, как я встретился с ним в Эргистаэле. Но я еще не совсем уверен. Ведь на самом деле эта идея появится у меня позже.

— Для дикаря он умнеет поразительно быстро, — вставила Сельма.

Сид нахмурил брови.

— Корсон не дикарь. Он был в Эргистаэле. И не удовольствовался единственным контактом.

— Верно, — обиженно сказала Сельма, — я и забыла.

Она вскочила и побежала к волнам.

— Но кто же займется Вераном? — задумчиво произнес Корсон.

— Вы, — коротко ответил Сид.

— Я не могу его убить. Не могу даже ничего замыслить против него.

— Ошейник?

У Корсона мелькнуло что-то, похожее на надежду:

— Вы можете избавить меня от него?

— Нет, — сказал Сид. — Мы не можем. Веран родился в нашем будущем. Его техника куда совершеннее нашей.

— Значит, — заключил Корсон, — выхода у меня нет.

— Есть. Иначе вас бы здесь не было. Существует по меньшей мере одна линия вероятности — мы называем ее креодой — по которой вы приведете план к завершению. Не знаю, хорошо ли вы все это понимаете, но ваше будущее зависит от вас, Корсон. И в самом прямом смысле.

— Похоже, это скорее я от него завишу…

— Что в общем-то одно и то же. Видите ли, на протяжении долгого времени людей занимала загадка непрерывности бытия. Будет человек, проснувшийся утром, тем же, что заснул накануне? Не становится ли сон абсолютным перерывом в существовании? И почему некоторые мысли, некоторые воспоминания полностью исчезают из сознания, а потом вдруг вновь возникают откуда-то? Что это — единство бытия или наслоение многих существований? И вот кто-то однажды отыскал истину: человек, с тех пор как он обрел способность мыслить, ничего не знает о большей части своего существа. И сегодня мы почти в тех же словах задаем почти те же вопросы. Как связаны между собой вероятности? Что соединяет прошлое, настоящее и будущее человека? Детство ли определяет зрелость, или это зрелость потом придумывает детство? Мы не знаем о себе главного, и не будем знать еще очень долго, но нам надо жить с тем немногим, что мы пока знаем.

К ним подошла Сельма, вся в капельках воды.

— Вам надо поспать, Корсон, — сказал Сид. — Вы устали. Может быть, вы встретитесь во сне с вашим будущим.

— Попробую, — не стал спорить Корсон. — Обещаю попробовать.

И растянулся на песке.

34

Планета семи масок

Корсон проснулся — и почувствовал, что рядом кто-то есть. Он открыл глаза и тут же зажмурился, ослепленный полуденным солнцем. Повернувшись набок, попытался было заснуть опять, но не смог: кроме настойчивого и монотонного плеска волн он ясно слышал теперь чье-то легкое дыхание. Он снова открыл глаза и увидел песок. Рядом с его щекой ветер намел миниатюрную дюну и теперь старательно разрушал этот маленький холмик. Он проснулся окончательно и сел. Возле него стояла на коленях молодая женщина.

— Антонелла! — выдохнул он.

На ней была короткая туника.

— Джордж Корсон, — сказала она недоверчиво.

Он окинул взглядом пляж. Сид, Сельма и вторая женщина куда-то исчезли. Та, что была Антонеллой, поднялась и отступила на несколько шагов, будто застеснялась, что Корсон увидел, как она смотрит на него.

— Вы знаете меня? — спросил он.

— Я никогда вас не видела. Но слышала, как о вас говорили. Вы должны спасти Урию.

Он присмотрелся внимательнее. Одета, а все остальные ходили обнаженными. Видно, что из другой эпохи, когда еще было в обычае носить одежду, и пока не дошла до простоты манер членов Совета. Она была моложе, чем Антонелла его воспоминаний, гораздо моложе, почти девочка. Он не знал, сколько лет разделяло для нее две их встречи. Для него-то эти годы сжались до нескольких месяцев. Он отчетливо помнил ту, прежнюю Антонеллу. Вот странно, встретить кого-то, с кем ты попадал в самые невероятные приключения, и увидеть, что он еще даже не знаком с тобой. Корсону показалось, что он говорит с человеком, потерявшим память.

— Правда, что вы были на войне? — спросила она с ноткой осуждения в голосе, но не без любопытства.

— Да, — ответил Корсон. — Это ужасно неприятно.

Девушка задумалась.

— Я просто хотела вас спросить… Я не знаю, можно ли…

— Можно.

Она покраснела.

— Вы кого-нибудь убили, мистер Корсон?

Ну и дрянь эта соплячка, пронеслось у него в голове.

— Нет, — ответил он. — Я был чем-то вроде инженера. Я никого не задушил и никому не перерезал горло своими руками, если это все, о чем вы хотели спросить.

— Я так и знала! — радостно воскликнула она.

— Но я нажимал на кнопки, — безжалостно добавил Корсон.

Этого девушка не поняла.

— Хотите сигарету? — спросила она, достав из складок туники портсигар. Тот самый портсигар…

— Нет, спасибо, — ответил он, хотя рот у него наполнился вязкой слюной. — Я уже давно не курю.

Она мягко настаивала:

— Это настоящий табак, не синтетика какая-нибудь…

— Нет, правда, — сказал он. — Я бросил курить.

— Как и все здесь. Одна я никак не отвыкну.

Но все же отложила портсигар в сторону.

Как я мог ее любить? — подумал Корсон. — Она же просто пустышка. Дело в возрасте или обстоятельствах? Когда же я мог влюбиться в нее? Он стал вспоминать: их приключения всплывали, как пузырьки газа из трясины. Эргистаэл. Воздушный шар. Драка с вербовщиком. Планета-мавзолей, побег, несколько часов в лагере Верана…

Нет, раньше. Гораздо раньше. Он напряг память. Это случилось в ту минуту, когда он ее обнял. Нет, как раз перед тем, как он ее обнял, он тогда еще подумал, что в жизни не встречал столь соблазнительной женщины. Но она же не показалась ему такой с первого взгляда. Он влюбился в нее, когда вспыхнул огонек зажигалки. Решил тогда, что это гипнотические штучки и был уверен, что она хочет заставить его говорить. А она только хотела, чтобы он любил ее. И добилась своего. Ничего удивительного, что она так лукаво улыбнулась, когда он спросил, почему же она не предвидела, что ее уловка не сработает. Интересно, это было в обычаях Диото? Он начал злиться. Но быстро успокоился. Во все времена женщины ставили ловушки для мужчин, так уж они устроены, какой с них спрос?

Бросить бы ее в лагере Верана, пусть знает, что у мужчин свои методы, подумал Корсон. Но нет, этого он не сделает. Потому что именно там он полюбил ее по-настоящему. Когда она проявила выдержку и хладнокровие. И потом, на планете-мавзолее, где она была такой испуганной, растерянной и слабой.

Впрочем, у него нет выбора. Он пойдет вызволять ее — и самого себя — из когтей Верана. Подбросит им сумку с едой на планете-мавзолее. До этого момента его судьба предопределена. Он не мог уклониться от нее, не рискуя вызвать изменения в своем прошлом. А дальше? После того, как он отправит письмо, придется ли ему добывать для Верана оружие и солдат, которых требовал этот дезертир из Эргистаэла?

Все казалось абсурдом. Почему другой Корсон после побега оставил их на планете — мавзолее? Был ли этот промежуточный ход обязательным, было ли это место перекрестком времени? Но Корсон начинал уже неплохо понимать дороги времени и не сомневался, почти не сомневался, что ничего подобного быть не могло. Когда побег удался, он мог с таким же успехом доставить беглецов хотя бы сюда, на этот пляж, где расположился Совет Урии, а потом в одиночку отправиться обратно в Эргистаэл, если это было необходимо. Было. Корсон это знал. В Эргистаэле он стал другим. И научился многому, что уже помогло ему или поможет в выполнении его плана позже…

Он вспомнил о металлической табличке, которая лежала на виду, прямо на сумке с едой, перед дверью мавзолея. Тогда он не понял смысла этой записки. Корсон порылся в карманах комбинезона — табличка была там, хотя он не раз менял одежду. Должно быть, машинально перекладывал все вещи из карманов…

Часть текста уже стерлась. Но оставшиеся буквы казались глубоко впечатанными в металл:

ДАЖЕ ПУСТЫЕ УПАКОВКИ МОГУТ ИНОГДА ПРИГОДИТЬСЯ. ВОЕВАТЬ МОЖНО ПО-РАЗНОМУ. ПОМНИ ЭТО.

Корсон тихо присвистнул сквозь зубы. Пустые упаковки — это, конечно, полуживые женщины из мавзолея. Он подумал, что им можно было бы вживить искусственные личности и использовать их как роботов. Он ведь сначала даже принял их за андроидов. Но пупок на животе каждой не оставлял сомнений: когда — то эти женщины жили. И умерли, хотя замедленные жизненные процессы в их телах могли убедить в обратном. Он насчитал больше миллиона, а ведь не дошел, даже не увидел конца мавзолея.

Это была великолепная потенциальная армия. Такое войско удовлетворит самые безумные амбиции Верана. Но с одной оговоркой. Женщины. Когда в лагере появилась Антонелла, полковник посчитал, что не мешало бы усилить дисциплину. Веран был уверен в своих людях, но уверен не до конца. Он не боялся, что его предадут ради денег или из честолюбия. Но у физиологии свои законы, и полковник предпочитал с ними считаться.

Корсон поднес руки к горлу. Ошейник был на месте, настолько легкий, что порой он совсем забывал о нем. Прочный. Холодный. Бездушный и опасный, как гремучая змея. Но змея пока спала: мысль набрать армию из полуживых женщин не содержала враждебных намерений.

Он склонился над песком в приступе рвоты, сознавая, что Антонелла смотрит на него. При мысли, что надо использовать полуживых, его просто выворачивало. Как это в духе богов Эргистаэла! Отходы, военные преступники, жертвы конфликтов — все идет в дело, чтобы избежать большего беспорядка. Они выбирали из двух зол меньшее, эти казуисты… Или уж, скорее, абсолютные реалисты. Ведь женщины были мертвыми, определенно мертвыми. Пустые упаковки… Они не способны были больше ни думать, ни творить, ни действовать, даже страдать — разве что на биологическом уровне. Может быть, они еще сохранили способность к продолжению рода…

Наделить их искусственной личностью было бы несравнимо меньшим преступлением, чем простым нажатием кнопки повергнуть в руины и пепел целый город со всеми его разумными обитателями. Если подумать, то это ведь не большее преступление, чем обычная пересадка органа. На Земле хирурги давно разрешили эту этическую проблему: мертвый служит живому…

Корсон с трудом сглотнул горькую слюну, вытер уголки рта.

— Мне уже лучше, — сказал он Антонелле, испуганно смотревшей на него. — Ничего страшного. Пустячный приступ.

Она даже не попыталась ему помочь. Не двинулась с места. Слишком молода, подумал он, и выросла в мире, который не знает о болезнях и страданиях. Она пока просто красивый цветок. Испытания изменят ее. Тогда я смогу ее полюбить. И клянусь всеми их богами, камня на камне не оставлю от Эргистаэла, чтобы найти ее! Они не смеют держать ее там. Она не пачкала рук в крови, не совершила никакого преступления.

Вот потому-то он, Корсон, здесь. Антонелла не смогла бы сделать того, что сделал он, и что еще оставалось сделать. Этого не могли ни Сид, ни Сельма, никто из их эпохи. Тут нужен хребет покрепче. Они принадлежали к другому миру и боролись на другом фронте. К несчастью для них, опасность не была окончательно изгнана из того мира. И уничтожить ее было делом таких, как Корсон.

Мы мусорщики истории, подумал он, ее ассенизаторы. Мы месим грязь, идем по колено в крови, чтобы наши потомки шли по чистой дороге…

— Пойдем купаться, — предложила Антонелла.

Он кивнул, еще не найдя в себе смелости заговорить. Море отмоет его дочиста. Нет, пожалуй не хватит и целого моря.

35

Планета семи масок

Когда Корсон вышел из воды, Сид уже вернулся. Под первым подвернувшимся предлогом отослав Антонеллу, Корсон изложил ему результат своих размышлений. В целом план был готов, но кое-какие детали оставались неясными. Например, Корсона беспокоил ошейник. Он не знал, как от него избавиться. Возможно, в Эргистаэле или во время путешествия в будущее… Впрочем, это была мелочь.

Побег тоже не представлял особых трудностей — Веран снабдил Корсона не только ошейником, но и целым арсеналом оружия. Он полагал, что бояться ему нечего и исходил из принципа, что на войне всякий человек необходим и полезен. Среди прочего у Корсона оказался генератор, создающий поле поглощения света. Усовершенствовав прибор, Корсон рассчитывал расширить радиус его действия, пусть даже с риском опустошить блок питания за несколько минут. Корсон дополнил прибор ультразвуковым локатором, позволявшим ориентироваться в полной темноте. Сумку с продуктами, которую предстояло оставить на планете-мавзолее, он пристегнул к упряжи своего гиппрона. Оставалось раздобыть пару скафандров, в которые он должен был одеть другого Корсона и Антонеллу. Поразмыслив, он решил, что в общей суматохе при его появлении выкрасть скафандры не составит труда в самом лагере Верана.

Вопреки его ожиданиям, Сид и бровью не повел, когда Корсон приступил к самой, как ему казалось, деликатной части плана: реанимации полуживых женщин с планеты-мавзолея. Этот человек был совсем бесчувственным или обладал железными нервами. Первое все же казалось менее вероятным.

— У меня есть кое-какое представление о технике реанимации, — сказал Корсон, — и о том, как записывается матрица искусственной личности, но мне понадобится аппаратура и помощники.

— Я думаю, вы найдете на планете-мавзолее все, что нужно, — заявил Сид. — Эти ваши жестокие коллекционеры наверняка предусмотрительны. Если же понадобится совет, лучше всего побеспокоить Эргистаэл.

— А как? Заорать погромче? Они что, все время следят за мной?

Сид слабо улыбнулся.

— Вероятно. Но орать — это не дело. Вполне можно общаться с ними через гиппрона. Вы были в Эргистаэле. Дорога туда навсегда запечатлена в вашей нервной системе. Впрочем, это скорее не дорога, а определенный угол зрения. Эргистаэл занимает поверхность Вселенной и, значит, он повсюду. Поверхность гиперпространства — это пространство, в котором количество измерений на одно меньше, чем в самом гиперпространстве. Это не совсем точно, потому что число измерений во Вселенной может быть иррациональным или даже трансцендентным. Но на практике вам достаточно того, что я сказал.

— И как я это сделаю? — растерянно спросил Корсон.

— Я не так хорошо знаю гиппронов и никогда не был в Эргистаэле, но думаю, что достаточно установить с животным мысленную связь, которая позволит вам его направлять, вспоминая свое первое путешествие. Гиппрон сам инстинктивно подстроится на нужную дорогу. Не забывайте, что он может свободно воспринимать ваше подсознание.

Сид почесал подбородок.

— Видите ли, — продолжал он, — все началось именно с гиппронов, по крайней мере, на этой планете. Раньше таких животных на Урии не знали. На этой линии вероятности или на другой, соседней, — Сид снова улыбнулся, — вы завезли первого гиппрона. Ученые Урии тщательно изучили его потомков и сумели понять, как эти чудовища перемещаются во времени. Потом удалось научить этому людей, сначала лишь немногих. Я уже говорил, что это не какой-то особый дар, а определенный угол зрения. Нервная система человека не имеет сверхъестественных возможностей. Но она может приобретать новые возможности, что еще лучше. Несколько веков назад, в самом начале периода, который мы контролируем, люди с Урии были способны предвидеть будущее лишь на несколько секунд. Не знаю почему, но коренным урианам это давалось труднее.

— И прекрасно, — хмыкнул Корсон, вспомнив Нгала Р’Нда. — Но люди, которых я встретил, попав на Урию, обладали этим даром, а там ведь еще и не слышали о гиперонах.

Сид опять улыбнулся, теперь уже весело.

— А многих ли вы можете вспомнить?

Корсон порылся в памяти.

— Двоих, — ответил он, — только двоих. Флорию ван Нейль и Антонеллу.

— Обе появились из вашего будущего, — заключил Сид. — С тех пор самые подготовленные или одаренные вошли в контакт с Эргистаэлом. Все стало проще. По крайней мере, так принято считать.

Он выпрямился и глубоко вздохнул.

— Мы научились перемещаться во времени без гиппронов и без машины времени, Корсон. Нам пока еще нужен небольшой приборчик, что-то вроде специального компьютера. Но скоро мы будем обходиться без него.

— Скоро?

— Завтра или через сто лет. Неважно. Время ничего не значит для тех, кто научился им управлять.

— Но многие успеют умереть…

— Вы уже умирали однажды, Корсон, не так ли? Что не мешает вам выполнять ваше задание.

Корсон промолчал — он сосредоточился на своем плане. Краткие указания Сида касались и двух моментов, которые могли сильно осложнить дело: как добиться от гиппрона, чтобы он доставил Антонеллу и первого Корсона в Эргистаэл, и как самому найти дорогу на планету-мавзолей. Он уже был там однажды, значит сумеет туда вернуться. Очевидно, что человек не в состоянии знать положение миллиардов и миллиардов светил, рассыпанных в этом уголке Вселенной, даже не учитывая их относительное перемещение за несколько веков, но всегда можно пройти тем путем, которым когда-то шел. Не обязательно же читать все на свете книга, чтобы суметь прочитать некоторые из них.

— Мы могли бы вас кое-чему научить, Корсон, — сказал Сид, сосредоточенно разгребая песок, — но тренировка заняла бы много времени. А эта вероятностная линия довольно неустойчива. Лучше будет, если вы используете гиппрона. Это мы предпочитаем обходиться без них.

Он извлек серебряный, тончайшей работы сосуд.

— Вы, наверное, проголодались?..

Корсон провел на пляже целый месяц. В общем, настоящий отпуск, но отпуск, посвященный доработке плана. По памяти он нарисовал на песке подробную схему лагеря Верана. У него будет очень мало времени, чтобы провести двух беглецов к загону с гиппронами и, конечно, не могло быть и речи, чтобы заблудиться в лабиринте палаток или наделать глупостей с часовыми. Потом он выбрал основные варианты искусственных личностей, которые даст оживленным женщинам. Корсон еще не знал, как переправит их с планеты-мавзолея на Урию, но об этом у него будет время подумать, когда он выполнит первые этапы программы.

Оставшиеся дни он купался, беседовал с Сидом, бегал по пляжу с Антонеллой или участвовал в работе Совета. Работа эта на первый взгляд не была членам Совета в тягость, но постепенно он понял, какая огромная ответственность лежала на Сиде, Сельме и другой женщине, которую звали Ана. Иногда они исчезали на несколько часов, а то и дней и каждый раз возвращались обессиленными, не способными вымолвить ни слова. Порой из ниоткуда появлялись какие-то люди, получали распоряжения или что-то передавали сами. Почти каждый день кто-нибудь из членов Совета надолго входил в контакт с Эргистаэлом. Чаще всего это делали Сельма или Ана. Может быть они лучше, чем Сид, научились управлять временем. Или же боги Эргистаэла предпочитали иметь дело с женщинами? Некоторые из этих контактов производили тяжелое впечатление. Однажды Корсона разбудили громкие вопли: Ана корчилась на песке, словно в припадке эпилепсии. Прежде, чем Корсон успел вмешаться, Сид и Сельма улеглись рядом с ней и тоже вошли в контакт. Стоны и судороги Аны прекратились через несколько минут. На следующий день Корсон даже не осмелился задавать вопросы.

У него теперь было достаточно времени подумать, и он спросил себя, что же все-таки произошло за те шесть тысяч лет, через которые он перепрыгнул. Но возможные ответы мало его удовлетворяли. Шесть тысяч лет — гигантский пласт времени, осознать который было почти невозможно. С момента, когда человек впервые покинул родную планету до рождения Корсона и то прошло меньше времени. Наука, без сомнения, добилась многого. Одни названия новых миров, присоединенных к Солнечной Державе, составили, наверное, целую энциклопедию. А может люди все-таки отыскали древние расы из легенд, на миллионы лет опередившие в развитии человечество… Нет, вряд ли. Род человеческий не вынес бы потрясения от такой встречи. Несомненно, столь развитые цивилизации достигли уровня Эргистаэла, где, как сказал ему бог, разницы больше не было — разницы между расами. Если они — Другие — и вмешивались в эволюцию человечества, то уже не в форме примитивной агрессии или мирного взаимопроникновения. Они действовали через время. Больше всего Корсона удивляли «провинциальные» ответы Сида, Сельмы и Аны. Они немного знали историю Урии и историю нескольких десятков ближайших звезд. Но не знали ничего на уровне целой галактики. Само понятие галактической истории было им почти полностью чуждо. Сначала Корсон решил, что галактика слишком огромна, чтобы человеческий мозг мог ее постичь, но затем понял, что они просто совсем иначе представляли себе историю. Она виделась им сочетанием ситуаций и кризисов, ни один из которых не был необратимым и подчинялся сложным законам. Всевозможные кризисы занимали их так, как инженера времен Корсона занимали варианты технических решений, врача — разновидности клеточных мутаций под воздействием вируса, а аномалии затмений — астронома. Существовали законы, объяснявшие большую часть конкретных событий. Ситуации, не вписывавшиеся в рамки этих законов, рано или поздно приводили к появлению нового закона или новой теории. Единственная история, которую они могли постичь, как уразумел Корсон, была история следующих друг за другом наук об Истории. Но никто из них не был специалистом в этой области. А многообразие человеческих и иных миров в любой момент являло собой, если можно так выразиться, почти всю гамму мыслимых ситуаций. Галактическая цивилизация была цивилизацией отдельных островков. Каждый островок имел свою собственную историю и свои социальные законы, важные для него, но никак не сказывавшиеся на остальных мирах. Корсон понял — именно война была главным, что связывало между собой планеты, носившие гордое название Солнечной Державы, планеты, составившие Урианскую империю, да и все остальные империи во Вселенной.

Впрочем, с Урией не все было ясно. Корсон хотел знать, оказалась ли эта планета неким особым миром и потому привлекла внимание богов Эргистаэла, или… Для Сида такой вопрос был бессмысленным. Ана считала, что уриане должны играть во Вселенной особую роль хотя бы потому, что открыли законы управления временем. Для Сельмы все планеты были одинаково важны, а боги Эргистаэла наделяли властью над временем наиболее развитые виды как и когда считали нужным. Из всех этих рассуждений Корсон вынес немногое.

Ему часто случалось сомневаться. Глядя на них, он нет-нет да и спрашивал себя, в здравом ли они уме. Может их вера в свою власть над веками — просто бред безумцев? Он так и не нашел никаких подтверждений такого могущества, кроме их загадочных исчезновений. В конце концов они могли и обманывать его, вольно или невольно. Но слишком уж много Совет Урии знал о нем, о его прошлом, об Эргистаэле. И, конечно, сумел перехватить гиппрона, теперь Корсон был в этом уверен. В обычное время, то есть, с точки зрения Корсона, в минуты отдыха эти трое совсем не были похожи на сумасшедших. Вели себя как обычные люди и даже более спокойные, чем многие из тех, кого Корсон знал во время войны. Это тоже его удивляло. Их общество старше его собственного на шесть тысячелетий, и люди там обязаны быть иными. Но потом он вспомнил Туре, вырванного из незапамятных времен Земли, из древности, когда человечество только-только переступило границу своей планеты. Ведь он, Корсон, тогда тоже не ощутил разницы. Туре удивительно быстро приспособился к жизни в Эргистаэле. В Эргистаэле, который создадут миллион, если не миллиард лет спустя!.. Скорее миллиард, подумал Корсон. И вот тут он увидел, что его друзья действительно были иными. Они были по-настоящему связаны между собой, а общество Корсона знало лишь индивидуализм и профессиональные группы. Необычайно прочные нити связывали Сида и Сельму, но при этом не была лишней Ана, совсем наоборот. Их было трое, но такие союзы могли быть и более многочисленными. Они старались по возможности не шокировать Корсона. Жизнь на пляже может и походила на идиллию, но напрочь исключала интимность.

Только Антонелла оставалась в стороне. Она еще больше, чем Корсон, напоминала гостью. Сид, Сельма и Ана не сторонились ее, напротив, были подчеркнуто дружелюбны, но она как-то не вписывалась в их компанию. Антонелла не обладала ни пикантной непосредственностью Сельмы, ни несколько небрежной чувственностью Аны. Она была всего-навсего девчонкой и вилась вокруг Корсона, словно пчелка вокруг хлеба с вареньем. Она была не так умна, как Сельма или Ана, но, надо отдать ей должное, не завидовала им. Корсон отнес почти неуловимую, но, несомненно, реальную дистанцию между ней и остальными тремя на счет ее небогатого жизненного опыта и меньшей образованности. К тому же она была из другой эпохи. Он даже не пытался дознаться, из какой — не было точек отсчета, и он бы все равно не понял. Когда Корсон спрашивал ее о прежней жизни, Антонелла отвечала незначащими фразами, и ему начинало казаться, что у нее попросту нет воспоминаний, которые стоят того, чтобы о них говорить. Он задумался однажды, почему в будущем, когда Антонелла встретит его во второй раз, она ничего ему не скажет (или уже не сказала — как посмотреть) ни о Сиде, Сельме и Ане, ни об этой их жизни на пляже. Найти ответ было трудно. Может, она боялась изменений во времени. Или не сочла это достойным упоминания. В самом деле, что сказали бы ему тогда имена Сида, Сельмы и Аны?

Но сейчас они стали для него настоящими друзьями. Он не мог вспомнить, чтобы испытывал в прошлом такую привязанность к себе подобным. Особенно нравились ему вечера, когда они болтали, потягивая вино. Ему казалось тоща, что все трудности уже позади, и они просто перебирают старые воспоминания.

— Вы не забудете отправить послание, Сельма?

— Считайте, что оно уже отправлено.

— И подпишите его — Джордж Корсон. Этот старый лис Веран знал мое имя еще до того, как я имел удовольствие познакомиться с ним.

— Корсон, вы так волнуетесь… Можно подумать, что речь идет о любовной записке.

— В последний раз я видел его в Эргистаэле, на краю океана, ще океан упирается в пустоту. Надеюсь, этого адреса будет достаточно. Теперь я припоминаю — кажется, полковник был в несколько затруднительном положении. Думаю, он удирал от кого-то.

— Тоща отправим ему послание: в Эргистаэл, до востребования.

Однажды Корсон объяснил Сельме систему военно-почтовых секторов, которая была в ходу в его время, рассказал о складах корреспонденции до востребования, которые ждали эскадру год, два, десятилетие, а иногда — до бесконечности. Это были автоматические корабли, которые сами отправлялись к определенной точке пространства и оставались там, пока почту не разбирали. Сельма сочла такой способ смешным и глупым. Корсон даже разозлился на нее, но потом сообразил, что всякое ожидание вестей было для Сельмы абстрактным понятием. Ведь она каждый день получала послания из другой эпохи, где сама давно уже не существовала.

Затем Корсон обернулся к Сиду.

— А вы уверены, что паники в лагере Верана будет достаточно? Что люди с Урии сумеют справиться с гиппронами и солдатами?

— Абсолютно уверен, — ответил Сид. — Никто из солдат Верана по своим способностям не годится даже в капитаны. Без полковника они не окажут серьезного сопротивления.

— Все вместе — возможно. Но поодиночке — сомневаюсь. Им ведь приходилось воевать и в гораздо худших условиях.

— До этого они не додумаются благодаря сюрпризу, который вы им подсунете. К тому же вы недооцениваете людей Урии. Может быть, они и не столь искушены в войнах, но не уверен, что Веран захватил бы Урию, даже если б не было вашего плана. Только это стоило бы большой крови, а мы хотим ее избежать. Так или иначе Верана бы укротили. Но это уже не наше дело.

При мысли о столкновении с полковником Корсона пробрала дрожь. Он знал, что солдаты Верана растеряются, когда рухнет строгая дисциплина, к которой они привыкли. Но в руках у них было великолепное оружие, и все они вряд ли забудут, как с ним обращаться.

— Я очень хотел бы быть там, — заключил Корсон.

— Нельзя. У вас другие задачи. Там вас могут ранить или даже убить. Это повлечет большие изменения истории…

С самого начала Сид настаивал, чтобы Корсон держался в стороне от любой возможной стычки. Корсон соглашался, не понимая. У него в голове не укладывалось, что сражение это уже произошло и в каком-то смысле уже выиграно.

Однажды вечером Сид не стал приводить свои обычные доводы. Он просто сказал:

— Надеюсь, вы приготовились, друг мой. Пора. Отправляйтесь завтра.

Корсон задумчиво кивнул.

В этот вечер сиг увел Антонеллу туда, где кончался пляж. Она не противилась. Странно, Корсон помнил ее другой. Антонелла не боялась, но была лишь покорной. А ведь на том же самом пляже триста лет назад она доказала, что может быть страстной. В одном он убедился; она не девственница. Не то чтобы его это мучило, но сколько же мужчин ей предстоит еще ветре пока я отыщу ее снова?

…Он заснул, прижимая ее к себе.

Утром он надел упряжь на гиппрона. Теперь Корсон редко находил время заниматься им, но животное было неприхотливо. Корсон все думал, что нужно попробовать войти в контакт с Эргистаэлом, но так и не собрался. Он запросит Эргистаэл лишь если его вынудят обстоятельства. Стоило Корсону вспомнить хрустальный голос, который он слышал под пурпурными сводами, ему становилось не по себе.

Сид был на пляже один. Он подошел к Корсону, когда тот уже готовился забраться в седло.

— Удачи, друг…

Корсон не знал, что ответить. Он не собирался произносить прощальную речь, но и не хотел уходить, не сказав ни слова. Когда он проснулся, Антонеллы рядом уже не было. Наверно, она хотела избавить его от тягостной сцены расставания.

— Спасибо, — улыбнулся он в ответ.

И почувствовав, что сказал ничтожно мало, добавил:

— Желаю вам жить здесь до конца времен.

Он облизал пересохшие губы. Сколько осталось невысказанного, сколько вопросов надо было еще задать, но время истекало, и он спросил лишь одно:

— В тот вечер, когда я появился, вы сказали, что вам необходимо медитировать. Это только чтобы управлять десятью веками?

— Нет, — сказал Сид. — Власть не главное. Мы готовимся подчинить себе все время. Это, — он широким жестом обвел пляж, океан и небо, — лаборатория.

— Чтобы путешествовать в будущее?

— Не только. Путешествия во времени лишь одна сторона дела, причем не самая важная. Мы стараемся привыкнуть к мысли, что можно жить иначе. Мы называем это сверхжизнью. Это… как бы сказать… Это значит проживать одновременно несколько возможных жизней, может быть даже все возможные. Существовать на нескольких линиях вероятности. Быть несколькими, оставаясь одним. Многомерным. Подумайте, что будет, если каждое разумное существо примется вводить свои собственные изменения в историю. Они будут накладываться на другие изменения, порождать взаимодействия, одни благоприятные, другие пагубные. Никто, ни одно живое существо в одиночку и в здравом уме не способно достигнуть сверхжизни. Каждый есть возможная жизнь другого. Вы должны чертовски хорошо знать кого-то, чтобы рискнуть повлиять на его судьбу, да и на свою тоже. Вот к чему мы готовимся — Сельма, Ана и я. Нам предстоит долгий путь… очень долгий.

— Вы станете такими, как боги Эргистаэла, — сказал Корсон.

Сид покачал головой.

— Боги тоже будут другими, Корсон, совсем другими, их изменит эволюция — нет, это не то слово, здесь не подходит ни одно из наших понятий. Они больше не будут ни людьми, ни птицами, ни ящерами, ни потомками любой из существующих рас — никем, кого вы можете себе вообразить. Они будут всем одновременно или, скорее, были всем этим. Мы ничего не знаем об Эргистаэле, точнее, знаем о нем лишь то, что можем увидеть. Не то, что нам дают увидеть, а то, что мы способны разглядеть. То есть почти ничего. Мы судим об Эргистаэле как умеем и видим там самих себя. Но боги властвуют над чем-то, что пугает нас.

— Смерть?

— О, нет. Смерть не пугает тех, кто знает о сверхжизни. Умереть однажды не страшно, если вам остается бесконечное количество параллельных существований. Но есть вещь, которую мы называем сверхсмертью. Это значит, что через изменение времени вас изгоняют в виртуальное, в сферу теоретической возможности, вычеркивают из всех вероятностных линий. Надо контролировать все креоды Вселенной, чтобы суметь избегнуть такого. Ваши собственные вероятности необходимо сочетать с вероятностями всего континуума. Тем, с Эргистаэла, это удается.

— А, — сказал Корсон, — так вот почему они боятся Того Что Вне Вселенной, вот почему окружили свои владения стеной войн…

— Не исключено, — кивнул Сид. — Я никогда там не был. Но не надо тревожиться из-за моих слов. Возвращайтесь сюда, когда закончите.

— Вернусь, — сказал Корсон. — И надеюсь вас снова увидеть.

Сид улыбнулся какой-то странной улыбкой.

— Не слишком надейтесь, друг Корсон. Но возвращайтесь как можно скорее. За вами сохраняется место в Совете Урии. Удачи!

— Прощайте! — крикнул Корсон.

И рванул своего гиппрона.

36

Планета семи масок

Корсон совершил первый прыжок, чтобы раздобыть скафандры. Он решил разбить побег на два этапа и появиться за минуту до намеченного времени: так он сможет прощупать оборону Верана и вызвать в лагере замешательство, необходимое для второго этапа. Проскользнуть в одну из складских палаток не составило труда, но, как он и предполагал, полковник хорошо вымуштровал караульных: несмотря на ночь, едва Корсон успел схватить скафандры и добраться до своего гиппрона, как в лагере взвыли сирены тревоги. Палатка, которую он только что ограбил, находилась в секторе, почти противоположном тому, где поместили Антонеллу и другого Корсона. Первым побуждением часовых будет кинуться к складам. Времени, чтобы вернуться, у них не окажется.

Корсон ушел на несколько дней в прошлое, выбрал безопасное место и осмотрел скафандры. Убедившись, что они исправны, он ранил перейти ко второй фазе и прыгнул во времени обратно. Синхронизировавшись в нужном моменте, он оставил гиппрона в общем загоне. В суматохе на Корсона никто не обратил внимания: он был одет в такую же форму, как все, и вполне мог возвращаться из патрульного рейда. Включив поглотитель света, он побежал по дорожкам лагеря настолько быстро, насколько позволяла расплывчатая картина, создаваемая ультразвуковым локатором. Понадобится по меньшей мере десять секунд, чтобы самым сообразительным часовым тоже пришло в голову включить локаторы. Они все равно не опередят его, не зная, с какой стороны совершено нападение. Дальность действия локаторов ограничена, их лучи наложатся друг на друга и окончательно запутают солдат. Офицеры потеряют еще минуту, чтобы заставить своих людей убрать бесполезные локаторы и начать поиски вслепую. Этой минуты Антонелле, предвидевшей, что произойдет, хватит, чтобы уговорить Корсона во всем слушаться незнакомца. И он знал, что ей это удастся.

Все так и случилось. Он затемнил стекло шлема до полной непрозрачности, чтобы другой Корсон не смог его узнать, объяснялся лишь жестами. Не стоило смущать первого Корсона лишними сомнениями.

Втроем они бежали сквозь мрак пространства, затем скрылись во времени. Корсон заставил своего гиппрона совершить несколько хитроумных маневров, сбивая погоню со следа. Второй гиппрон следовал за ним с ангельской покорностью. Солдаты Верана не знали их цели и могли до бесконечности блуждать в лабиринте континуума, так и не найдя планету-мавзолей. Впрочем Веран все равно прекратит поиски, как только узнает, что Корсон вернется.

Планета-мавзолей. Интересно, подумал Корсон, когда же я ступил на нее в первый раз?

Он сам себе показывал дорогу. Похоже, ему удалось пробить брешь в законе неубывающей информации. Информация замкнулась в кольцо, у которого нет ни конца, ни начала. Но начало должно быть всему… или это только иллюзия? А он ступит на планету-мавзолей много позже и сам пустит информацию по кругу? Может быть, существует некий путь, неуловимый для его теперешнего сознания, — существует и связывает вероятные жизни на всех креодах? Нет, нечего сейчас ломать голову над загадками. Он еще слишком мало знает.

В заранее выбранной точке над планетой Корсон оставил гиппрона, который нес Антонеллу и другого Корсона, а сам скользнул в будущее. Он не нашел никаких следов своего предыдущего появления. Это был хороший знак — до последней минуты он опасался столкнуться с самим собой или, еще хуже, найти два побелевших скелета.

Он спешился и не без сомнений вошел в зловещее здание. Ничто здесь не изменилось. Корсон принялся за работу не торопясь — теперь у него было много времени.

Сид не ошибся. Все необходимое для реанимации полуживых и имплантации искусственных личностей Корсон отыскал в подземной галерее, примыкавшей к большому залу. Но вход туда нашел лишь основательно прозондировав фундамент здания с помощью гиппрона. Операция оказалась даже проще, чем он предполагал: почти все выполняли автоматы. Боги войны, собравшие эту гигантскую коллекцию, любили все делать быстро. Наверно, они еще меньше Корсона разбирались в подробностях реанимации.

И все же когда он приступил к первой попытке, руки у него дрожали. Корсон активировал искусственную личность, запрограммировав ее на пять секунд. Веки женщины затрепетали, она открыла глаза, издала какой-то звук и снова застыла.

Однако серьезный опыт едва не кончился плохо. Высокая блондинка с роскошными формами — она была почти на голову выше Корсона — вскочила со своего ложа, нечленораздельно вскрикнула, бросилась на него и так стиснула в объятиях, что он чуть было не задохнулся. Пришлось оглушить ее ударом кулака. Слишком много фолликулина, заключил он, переведя дыхание.

Чтобы прийти в себя, он решил пока отнести сумку с едой и записку к дверям мавзолея. Металлическая табличка оказалась теперь девственно чистой. Несколько простых опытов убедили Корсона, что кристаллы, из которых состояла пластинка, были чувствительны к темпоральным перемещениям. Если их деформировали, они обретали первоначальную конфигурацию под действием прыжка во времени. Итак, надо было только поглубже выгравировать центральную часть послания, чтобы она продержалась несколько перемещений. Корсон сделал кое-какие расчеты и начал писать. А что, спросил он себя, если я изменю хоть одно слово? Может, и ничего. Изменение окажется ниже порогового. Но он решил не рисковать: строчки письма словно отпечатались у него в памяти. Ставка была слишком велика.

Оставалось еще обучить гиппрона, который отвезет Антонеллу и другого Корсона в Эргистаэл. Корсон решил просто подменить гиппронов. Он осуществил как мог более полный обмен информацией со своим животным и удостоверился, что гиппрон отвезет двух всадников именно к полям сражений Эргистаэла и доставит точно в то место, где раньше оказался он сам. Полный контроль над гиппроном был ему недоступен, но Корсон полагал, что поставленное в те же условия животное инстинктивно поведет себя так же. Вероятность смещения была невелика. Кроме того, он мог вполне довериться владыкам Эргистаэла — в частностях они разберутся сами. Он научил гиппрона реагировать на громко произнесенное слово «Эргистаэл».

В обмен Корсон получил ворох обрывков информации о привычках, воспоминаниях и повадках гиппронов. Генетическая память животного несколько ослабела в неволе, новее же Корсон сумел составить представление о родной планете этого вида. К своему величайшему удивлению он выяснил, что гиппроны, которых он привык бояться — по крайней мере, диких, — были трусливы, как зайцы. Образ первых, давным-давно исчезнувших хозяев в памяти гиппронов уже не был четок, но Корсону стало ясно, что они их обожали и одновременно боялись.

Подмена прошла идеально. Корсон позаботился о том, чтобы поменять и сбрую: он не хотел привлекать внимания другого Корсона неожиданным несоответствием упряжи. Сумку с едой он положил у дверей, на самом видном месте.

Затем вернулся во время, в котором начал оживлять пленниц богов войны. Корсон не знал, что произойдет, если он на несколько часов ошибется и окажется лицом к лицу с самим собой. Но на инстинкт гиппрона можно было положиться — животное отказывалось следовать через континуум теми же путями, по которым уже проходило. Чувствуя свое присутствие сквозь слой времени в несколько секунд, оно избегало пересечений, слепо повинуясь в каком-то смысле закону неубывающей информации. Корсон счел за лучшее не действовать вопреки его природе.

Он снова взялся за подготовку армии для Верана. Теперь Корсон спешил — хотелось поскорее закончить. Кроме того, он боялся, что боги войны застанут его за этим занятием и потребуют ответа. Правда, несколько вылазок в будущее и ближайшее прошлое немного его успокоили.

Он остановился на трех основных матрицах искусственных личностей. Если все женщины будут вести себя совершенно одинаково, обман может открыться слишком рано. По этому же принципу он отбирал тела, стараясь не использовать похожие экземпляры. Памятуя свою первую попытку, он решил снабдить реанимированных женщин сексуально нейтральными личностями, но увидев, что из этого получилось, он, несмотря на все свое отвращение, ввел в матрицы женскую соблазнительность. Другой занимавшей его проблемой была стабильность искусственных личностей — слишком короткий срок существования матриц мог погубить весь план. Но как же противно было наделять полуживых долгим существованием! Хоть Корсон и внушал себе, что это всего лишь машины, его всякий раз тошнило при мысли о том, что могут с ними сделать солдаты Верана. В конце концов он ввел в матрицы вероятную длительность стабильного состояния около сорока восьми часов с погрешностью примерно десять процентов. По истечении этого времени рекруты Верана должны были утратить всю видимость жизни и, при отсутствии необходимого оборудования, умереть окончательно. Если все сложится так, как он надеется, на все потребуется не больше нескольких часов, а то и минут. Если нет — план рухнет. Веран успеет снова подчинить своей воле солдат, даже если ему придется безжалостно перебить новобранок.

Тут Корсон спросил себя, сколько тел нужно будет реанимировать. Если женщин будет слишком мало — могут вспыхнуть ссоры между солдатами, которые в таком случае, вероятно, обратятся к своему командиру, чтобы он их рассудил. Но слишком большое количество будет сложно доставить на место — а эту проблему Корсон еще не решил, — и вдобавок такое нашествие вызвало бы опасения маленькой армии Верана. По подсчетам Корсона, у полковника было примерно шестьсот человек и, поразмыслив, он решил реанимировать две тысячи женщин. Одному ему потребовалось бы на это слишком много времени. Без всякого энтузиазма он сперва вживил особые матрицы двадцати женщинам, чтобы они смогли ему помогать. Это были послушные, точные, неутомимые орудия. Вскоре он уже с трудом сдерживался, так хотелось рявкнуть на них. Их молчание и неизменная улыбка действовали ему на нервы. А ведь у меня под рукой, подумалось ему, армия самых сильных и преданных рабынь, войско самых бесстрашных амазонок, гарем самых услужливых одалисок, о каких не могли и мечтать самый богатый промышленник, самый честолюбивый военачальник и самый сластолюбивый султан. Но нет, это, пожалуй, не для меня.

Когда ему стало ясно, что он сможет оживить две тысячи женщин за несколько часов, он задумался, как же их всех одеть и перевезти на Урию. В мавзолее не нашлось никакой одежды. Зачем она бабочкам, с горечью подумал Корсон. Он совершил несколько набегов на соседнюю звездную систему и, в конце концов, с десяток раз переместившись во времени, набрел на склад военного снаряжения и ограбил его без зазрения совести. Он надеялся, что подобная кража не вызовет серьезного потрясения в истории этой планеты. В конце концов он по опыту знал, что несмотря на автоматизированный учет из интендантств всех времен и всех армий вселенной исчезали иногда целые склады, причем без особых последствий. Какой — нибудь чиновник проведет несколько бессонных ночей, придумывая более или менее правдоподобную историю, чтобы объяснить беспорядок в накладных. В худшем случае его отдадут под суд. Впрочем, такие люди историю не делают.

Следующим делом был транспорт. Корсон хотел было запросить Эргистаэл, но потом решил, что поступит так лишь в самом безвыходном положении. Сама мысль, что придется обратиться за советом к богам Эргистаэла, казалась ему невыносимой. Он слишком хорошо помнил снисходительное презрение, сквозившее в Голосе. Пусть он только пешка в чужой игре, но скорее согласится пройти все круги ада, чем стать роботом! Пусть его точка зрения инфантильна, но это его собственная точка зрения. В конце концов он нашел способ, хоть и лишенный элегантности, но представлявшийся вполне конкретным. С помощью своих ассистенток он снял несколько внутренних стенок мавзолея — больших металлических щитов, — из которых соорудил просторный и относительно герметичный ящик. Путешествовал же он сам из Эргистаэла на Урию в чем — то вроде гроба, а гиппрон мог пронести сквозь пространство и время значительный груз, если только расстояние было не слишком большим. Веран перебрасывал так свое снаряжение и оружие. После нескольких попыток Корсон убедился, что подобным образом сможет перевозить по двести женщин одновременно.

Пора было отправляться. Он пробыл на планете-мавзолее чуть больше двух недель. Его запасы давно бы кончились, но он пополнял их на складах ближайшей планеты. За неимением лучшего, Корсон кормил своих ассистенток сывороткой и глюкозой, взятой из системы, питающей ячейки с полуживыми. Он ужасно устал. Можно было немного отдохнуть, но не хотелось ни секунды лишней оставаться в этом мрачном мире.

Он внимательно проследил за реанимацией первой партии женщин и вживлением искусственных личностей. На лице его показалась усталая улыбка, когда он увидел, как две сотни женщин встают из своих ячеек, раздвигая антисептический туман, заменявший им саваны, выходят и строятся в колонну. Затем его вывернуло наизнанку, как перчатку.

Одна из ассистенток удивленно обернулась к нему.

Он слабо махнул рукой.

— Ерунда, — сказал он, — ничего страшного.

Как будто обращался к человеку…

Но он ничего не увидел в огромных фиалковых глазах, устремленных на него — ни понимания, ни сочувствия, это были словно два блестящих прозрачных камушка. И удивление не было удивлением — просто рефлекс. Женщины слушали его, повиновались его голосу, они даже обладали ограниченным запасом слов, который он тщательно отобрал и ввел в их матрицы, но они не могли его слышать. Они не жили. Всякий раз, когда он пытался забыть, кто они, их глаза напоминали ему об этом, и еще их слишком размеренные движения в полумраке мавзолея. Они были лишь смазанным и упрощенным отражением его собственного сознания; эти глаза не были зеркалом души, ибо самой души не было.

Дверь мавзолея не ошиблась. Конечно она не открылась перед колонной женщин, и ему пришлось стоять на пороге все время, пока они проходили мимо. Склоняясь, как трава под ветром, они на ходу подбирали форму, которую Корсон кучей свалил на газоне, и одевались. По его приказу женщины набросили на голову капюшоны и заполнили приготовленную для них кабину; затем, повинуясь его голосу, погрузились в гипнотический транс, а он захлопнул дверь, проверил упряжь, забрался в седло и нырнул в полный призраков океан времени.

Корсон высадил свой груз на Урии, в укромном месте недалеко от лагеря Верана через нисколько часов локального времени после того, как полковник отправил его послом в будущее.

Он собирался отсутствовать лишь несколько секунд, хотя оживление второй партии и следующее путешествие сюда займут много часов. Он совершил десять рейсов, которые растянулись на несколько его собственных дней. На третий день он свалился в депрессии и заснул как убитый. На пятые сутки гиппрон стал подавать признаки истощения, и Корсону пришлось с пустой и гудящей головой ждать, пока животное хоть немного отдохнет. В последний раз покидая планету-мавзолей, он избавился от своих ассистенток. Корсон произнес слово, и те тяжело опустились на землю, все еще улыбаясь.

Он разбудил всех рекрутов и приказал им двигаться. Подведя колонну к лагерю, он остановил ее на видном месте, но достаточно далеко от линии защиты. Затем окликнул часового. Через минуту появился Веран.

— У вас усталый вид, Корсон, — сказал он. — Кого это вы привели?

— Рекрутов.

Веран щелкнул пальцами. Артиллеристы взяли на прицел закутанные фигуры, расположившиеся полукругом. Другие включили детекторы.

— Надеюсь без фокусов, Корсон? Хотя ваше украшение…

— Никто не вооружен, — осторожно объяснил Корсон. — Кроме меня.

— Оружия нет, — подтвердил техник.

— Отлично, — сказал Веран. — Стало быть, вам удалось их уговорить там, в будущем. Я люблю хорошую работу, Корсон, вам это зачтется. Полагаю, в новобранцах уже взыграло честолюбие? Прикажите первой шеренге приблизиться. Скажите им, пусть снимут капюшоны, я хочу полюбоваться на физиономии этих болванов.

Весь лагерь, кроме часовых, собрался за спиной полковника. Корсон не без удовольствия отметил, что солдаты казались менее напряженными, чем когда он их увидел в первый раз, и не так напоминали живые автоматы. Несколько недель отдыха на Урии сделали свое дело. Не то чтобы дисциплина ослабела, но по почти неуловимым мелочам наметанный глаз Корсона видел, что люди Верана изменились. Какой-то солдат стоял, засунув большие пальцы в карманы. Другой с невозмутимым видом посасывал короткую металлическую трубку. Корсон попытался отыскать по ошейникам личную охрану полковника. Он насчитал что-то около дюжины человек.

Корсон произнес слово. Лишенное смысла. Первая шеренга двинулась вперед. Веран снова щелкнул пальцами. Линия защиты погасла, и двое солдат скатали часть провода. Казалось, полковник отбросил всякое недоверие, но Корсон знал изворотливый ум военачальника. Веран никого не пропустит в лагерь, не убедившись, что все в порядке. И, конечно, намерен лично заняться проверкой.

Первая шеренга шла вперед, вторая, чуть поотстав, следовала за ней. И третья, и четвертая, — мягкие волны шуршащей ткани. Корсон выкрикнул приказ.

Он был уверен — никто в лагере Верана еще не понял, что это за новобранцы. Женщины были высокого роста, а просторные накидки скрывали их формы. По звуку его голоса первая шеренга одним движением откинула головы назад, и капюшоны упали.

Повисла полная тишина — ни шума шагов, ни шелеста материи, только где-то вдалеке свист и храп спящего гиппрона.

В лагере сдавленно чихнули.

Или фыркнули. Затем кто-то взвизгнул:

— Бабы! Одни бабы!

— Их две тысячи, — спокойно сказал Корсон. — Они сильны и послушны.

Веран и глазом не моргнул. Не повернул головы. Двигались лишь его глаза. Он всматривался в лица женщин. Потом перевел взгляд на Корсона.

— Сильны и послушны, — эхом повторил чей-то голос.

В лагере началось движение. Задние проталкивались вперед. Шеи вытягивались. Глаза вылезали из орбит.

— Хорошо, — произнес Веран, не повышая голоса. — А теперь вы уведете их обратно.

Какой-то безоружный солдат перескочил через провод, который с его стороны не убрали, и бросился к женщинам. Охранник Верана вскинул оружие, но полковник жестом остановил его. Корсон все понял и снова невольно восхитился самообладанием Верана. Полковник и виду не показал, что боится. Он ждал, что солдат угодит в ловушку и это образумит остальных.

Но ловушки не было — по крайней мере того, на что Веран рассчитывал, не случилось. Когда солдат был уже на половине расстояния, Корсон внятно, но тихо произнес слово-ключ. В лагере его приказ не должны были принять за сигнал к атаке.

Первый ряд расстегнул накидки и сделал шаг вперед. Одежда соскользнула на землю. Больше на женщинах ничего не было. Они стояли в высокой траве, позолоченные солнцем. Волосы покрывали их плечи, а у некоторых даже грудь. Они почти не шевелились, размеренно и глубоко дыша, протягивая вверх ладонями руки, в которых ничего не было.

Глухое рычание прокатилось по лагерю Верана, — не крик, не зов, а голодный многоголосый рык, похожий на шум кузнечных мехов, — одновременный выдох нескольких сотен легких.

Десятка два солдат кинулись вперед. Другие положили оружие и последовали за ними, но не так уверенно, словно не зная, бегут ли они за первыми, чтобы вернуть их, или сами боятся не успеть. Один из охранников Верана хотел стрелять, но сосед перехватил его руку. Артиллеристы, прежде чем броситься к женщинам, предусмотрительно отключили батареи своих орудий.

Подбежавшие первыми в растерянности переходили от одной женщины к другой, еще не решаясь к ним прикоснуться. Наконец один взял за руку роскошную блондинку. Та улыбнулась и пошла следом.

Корсон думал сначала, что придется сказать солдатам несколько слов, рискнув обратиться к ним через голову их командира. Но это было уже ни к чему. Лагерь пустел на глазах. Веран отчаянно удерживал солдат, те вырывались, падали, двое техников пытались восстановить линию защиты, но что-то получалось не так — линия мигала. Веран видимо еще хотел обойтись без кровопролития и не терял надежды снова взять в руки своих людей. Но с ним осталась только его личная охрана да еще несколько совсем уж безвольных солдат, которые слабо, скорее для виду, отбивались от остальных.

Веран наконец решился: Корсон увидел, как он поднял руку. Раздались выстрелы. Затем упала непроглядная тьма. Она поглотила и лагерь, и женщин, и солдат. Корсон сделал несколько неуверенных шагов, потом распластался на земле. Веран побил его лучшую карту, поглотитель света, включив свой прибор первым. Наверное, он собирался открыть огонь из орудий вслепую и выжечь все вокруг лагеря. Корсон попытался одновременно зарыться в землю и отползти. В приглушенном тьмой шуме он уловил звук шагов. Откатившись, сжался в комок, затем распрямился, как пружина, и встал, пошатываясь и с трудом удерживая равновесие. Чья-то безжалостная рука схватила его за шиворот, развернула. Стальные пальцы подняли ему подбородок, сдавили горло. Он услышал голос Верана, — задыхаясь, тот прошептал ему на ухо:

— Ваша взяла, Корсон. А вы не слабак. Сильнее, чем я думал. Я мог бы убить вас. Но не люблю неразберихи. Оставляю вам ключ… ключ от ошейника. Позаботьтесь о других.

Что-то упало к ногам Корсона. Пальцы разжались, Корсону казалось, что череп его разбухает и вот-вот лопнет. Встав в темноте на четвереньки, он никак не мог отдышаться. Где-то в кромешной темноте за его спиной Веран бежал к деревьям, к гиппрону, которого Корсон даже не потрудился спрятать. Затем он снова услышал голос полковника, странно искаженный темнотой:

— Я начну все сначала, Корсон. Вот увидишь, я все начну сначала!

Приближающееся шипение термолуча, похожее на жужжание осы. Корсон втянул голову в плечи и зажмурился. Он ждал. Запах дыма, горелого дерева, паленого мяса ударил ему в ноздри, а под закрытыми веками вспыхнуло ослепительное пламя…

Он открыл глаза. Тьма рассеялась. Все еще стоя на четвереньках, он огляделся. Больше сотни женщин были убиты. И человек двадцать солдат. Около дюжины тяжело ранены. Лагерь горел.

Корсон встал и обернулся. Неподалеку от зарослей он увидел то, что осталось от Верана. Гиппрон исчез. Наемник поставил на свою последнюю карту и проиграл. Мало кому выпадает быть убитым двумя разными способами. Верану выпало. Термический луч, возможно, на него и направленный, настиг полковника, когда тот почти добежал до гиппрона. За долю секунды до этого животное, предвидя опасность, сместилось во времени, не заботясь о том, что его окружает. Оно утащило с собой половину Верана. И поглотитель света.

Где-то во вселенной, подумал Корсон, сквозь мрак и безмолвие несется гиппрон, и он будет метаться в непроглядной тьме, где-то на дне колодца, куда не проникает никакая энергия, пока блоки питания поглотителя не разрядятся, или пока он не потеряет прибор в одном из своих отчаянных прыжков… Но почему Веран выбрал именно этого гиппрона? В лагере их было сколько угодно. И вдруг до Корсона дошло. Любопытство. Веран умел проникать в память гиппрона, и ему хотелось узнать, кем и как он побежден.

Корсон на что-то наступил. Он нагнулся и поднял маленькую пластинку из почерневшего металла с четырехугольным вырезом на конце. Поднес ее к горлу, вставил ошейник в выемку. Ничего не случилось. Он стал медленно поворачивать ошейник. Руки его дрожали, и он чуть не бросил все к черту. В животе словно взорвался огромный кусок льда. Пот заливал глаза. Комбинезон насквозь промок на спине и под мышками, во рту пересохло.

Когда он сделал полный поворот ошейника, тот раскрылся, и две половинки его полетели на землю. Корсон поймал их, подержал минуту в руках, разглядывая. Края оказались гладкими, будто половинки были не скреплены, а просто плотно приложены друг к другу. Он небрежно отбросил их в сторону.

Для чего Веран так повел себя? Надеялся бежать в такую даль, где Корсон был бы ему не страшен? Или ощутил какую-то солидарность с ним? Наконец Корсон нашел верный ответ. Веран хотел захватить гиппрона, чтобы попасть в Эргистаэл. Его место было там. И если Эргистаэл — это ад, то именно туда он и попал…

Корсон направился к лагерю, собираясь найти какого-нибудь гиппрона. Война кончилась. Еще несколько часов — и люди Урии возьмут ситуацию в свои руки. Сопротивления не будет. Умирающих уже прикончили, несколько солдат пытались перевязать раны. Повсюду валялось оружие. Но того, чего так боялся Корсон, не произошло: солдаты не насиловали женщин. Некоторые робко прогуливались в окружении трех-четырех красоток. Другие, усевшись на траву, пытались завести разговор. Они казались удивленными, даже напуганными тем, что встретили полную покорность. Может быть, они даже были разочарованы. Через сорок восемь часов они разочаруются еще больше, подумал Корсон.

Он увидел солдата в ошейнике, с отсутствующим видом сидевшего на лафете орудия и подпиравшего голову руками. Корсон тронул солдата за плечо.

— Вот ключ, — сказал он. — Ключ от ошейника.

Человек поднял голову. Корсон прочел в его взгляде изумление, непонимание, внезапный испуг. Он повторил:

— Ключ от ошейника.

Потом нагнулся и открыл ошейник. Протянул две его половинки солдату, и тот наконец слабо улыбнулся.

— Держите ключ, — сказал Корсон. — Другие тоже носят эти штуки. Займитесь ими.

Солдат кивнул, но лицо его не выразило радости. Да, он избавился от ошейника. Но никакой ключ не мог избавить его от воспоминаний о Веране, от призрака мертвого командира.

Корсон без помех выбрал себе гиппрона. Тщательно, пожалуй даже слишком, надел на него упряжь. Все кончено, он сделал свое дело. Ему оставался лишь прыжок на пляж, где — ему хотелось в это верить — ждет его Антонелла.

И Совет Урии. Сид, Сельма и Ана. Его друзья.

37

Планета семи масок

На пляже лежала на животе обнаженная блондинка. Одна. Не то спала, не то находилась в контакте. На песке не было никаких других следов, кроме следов женщины. Корсон сел рядом и стал ждать, когда она проснется. Время у него было. Вся вечность, на которой стоял Эргистаэл…

Он расслабился. Он прошел свой путь до конца… Теперь можно смотреть на море и пересыпать песок из ладони в ладонь. когда-нибудь он тоже научится управлять временем. В конце концов, у него уже есть кое-какой опыт.

Женщина зашевелилась. Потянулась, перевернулась на спину, села и протерла глаза. Корсон узнал ее.

— Флория ван Нейль?

Она кивнула и улыбнулась. Но улыбка ее была принужденной, почти грустной.

— Где они? — спросил Корсон. Женщина, казалось, не поняла, и он прибавил: — Сид, Сельма и Ана. Я должен отчитаться перед Советом Урии этого тысячелетия…

— Произошло изменение, — тихо сказала Флория. — Благодаря вам оно не было слишком сильным. Но на этой вероятностной линии их не существует.

— Они умерли? — вздрогнул Корсон.

— Их никогда не было.

— Я ошибся, — сказал Корсон, — ошибся местом, временем или, быть может, вселенной.

— Вы стерли их. Они были вне истории. И ваше вмешательство их вычеркнуло.

Корсон почувствовал, как кровь отхлынула от лица. Он судорожно сжал кулаки.

— Это были мои друзья, и я убил их…

Флория покачала головой.

— Нет, — сказала она. — Они принадлежали другой вероятности, а вы вызвали к жизни эту, лучшую. Они знали, что с ними произойдет, если вы добьетесь успеха. И сами надеялись, что у вас все получится.

Корсон вздохнул. У него были друзья, и они исчезли, стали тенями, более бледными, чем тени тех, кого унесла смерть. Они ничего не оставили — ни следа, ни зарубки на камне, ни даже своих имен в этом запретном для них мире. Они не родились. Они были только образами в памяти Корсона, абстракциями в призрачных реестрах Эргистаэла. Я стираю все, к чему ни прикоснусь, я — резинка в руках богов… Он вспомнил Туре, доброго товарища, которого, конечно же, опять забросило в бессмысленную бесконечную войну Эргистаэла, вспомнил Нгала Р’Нда, последнего князя Урии, растерзанного своими подданными, хитрого наемника Верана, которого подстрелил его же солдат… Он хотел что-то сказать и не нашел слов.

— На той креоде я не существовала, — продолжала Флория. — И появилась только чтобы перехватить вас, когда вы прибудете на Урию. Думаете, я оказалась там случайно? Я и здесь существую лишь из-за вас. Не стоит извиняться.

— Значит, — с горечью сказал Корсон, — люди всего лишь рябь на поверхности событий, и порыв ветра поднимает или разглаживает ее по воле богов, а сам я был игрушкой богов Эргистаэла, богов-марионеток, которые пытаются исправлять историю.

— Это не боги, даже если они немного сильнее нас. И действуют они не по своей прихоти.

— Знаю, — грубо перебил ее Корсон, — они хотят как лучше. Они стирают войну. Устраивают историю так, чтобы ее пути приводили к ним. Все это я слышал в Эргистаэле. Уничтожить войну, познать войну, спасти войну. Залезли в глубь времени, как крысы в нору, и дрожат там от страха перед внешним миром.

— Это лишь половина правды, — терпеливо пояснила Флория. — Они — это мы.

— Они — наши потомки. И презирают нас с высоты своего миллиарда лет.

— Они — это мы, Корсон, — повторила Флория. — Мы — боги Эргастаэла, но сами этого не знаем, и нам надо это открыть и понять. Они — это все вероятности и людей, и всех других существ, даже таких, что вам и присниться не могут, и которым вы тоже присниться не можете. Они — все частицы Вселенной и все события Вселенной. Мы не предки богов и не их потомки, и они не наши потомки, мы — часть их, оторванная от своих корней или, скорее, от своего целого. Каждый из нас — одна из вероятностей, деталь, креода, которая бессознательно стремится к целому и бьется во мраке, чтобы заставить признать себя, чтобы существовать отдельно.

В каком-то месте в какое-то время что-то произошло, чего я сама не понимаю, Корсон. Но это было не в начале и не в конце времен. Не существует ни «до» ни «после». Для них и уже немного для нас время — это расстояние, на котором события сосуществуют как смежные предметы. Мы — момент долгого пути, который ведет в Эргистаэл, к единству сознания и вероятностей, и каждый из богов Эргистаэла — путник.

— Боги-шизофреники, — буркнул Корсон.

— Да, если это поможет вам понять. Иногда мне кажется, что они отправились открывать все на свете вероятности и заблудились, и стали нами, и в этом причина войны, раздробленности, разрыва, — этих морщин на поверхности истории, которые они так старательно разглаживают. А разрыв им мешает, несмотря на все их могущество мешает немедленно и полностью залечить раны. И нам надо на ощупь найти тот длинный, очень длинный путь, который ведет к ним, то есть к нам самим. Они родились от войны, от этой страшной смуты, что потрясает наши жизни, но будут существовать лишь когда уничтожат ее. И они действуют. Тут заделают брешь, там залатают разрыв. И делаем это мы, иногда с их помощью. И вы это делали. Вы жалеете?

— Нет, — ответил Корсон.

— Боги Эргистаэла, чтобы уничтожить войну, используют тех, кто воевал, — продолжала Флория. — У них есть опыт, и лишь они могут до такой степени ненавидеть войну, что рано или поздно им захочется ее уничтожить. Любой ценой. Те, кто не доходит до этого сразу, проводят некоторое время в Эргистаэле. В конце концов они понимают. Рано или поздно понимают все.

— Даже такие, как Веран? — недоверчиво спросил Корсон.

— Даже Веран. Он сейчас гасит войну в созвездии Лиры.

— Он умер.

— Никто не умирает, — возразила Флория. — Жизнь — как страница книги. Рядом есть еще одна и еще… Не после, а рядом.

Корсон встал и сделал несколько шагов к морю. Остановился у самой воды.

— Запутанная история, — вздохнул он. — Кто докажет мне, что это правда?

— Никто. Вы сами откроете ее, сложите из кусочков. Может быть та, что откроете вы, будет немного другой. Никому не дано знать абсолютной истины.

Не оборачиваясь, Корсон с силой, почти с яростью отчеканил:

— Я вернулся, чтобы научиться управлять временем и входить в контакт с Эргистаэлом. И чтобы…

— Научитесь. Всему, чему сможете. Нам нужны такие люди, как вы. Во Вселенной много пожаров.

— Я надеялся найти мир, — сказал Корсон. — И еще я вернулся ради Антонеллы.

Флория подошла и положила руки ему на плечи.

— Умоляю вас… — прошептала она.

— Я люблю ее. Или любил. Она тоже исчезла, да?

— Ее не было. Она давным-давно умерла. Мы взяли ее на планете-мавзолее, в коллекции одного из богов войны, и дали ей искусственную личность, как вы сами сделали с рекрутами Верана. Так было надо, Корсон. Без нее вы вели бы себя иначе. А настоящий человек не смог бы попасть в Эргистаэл.

— Если он не военный преступник.

— Она была всего лишь машиной.

— Приманкой, — уточнил Корсон.

— Мне очень жаль. Я сделаю для вас все, что пожелаете. Я буду вашей любовницей, Джордж Кореш, если захотите.

— Не так это просто.

Он вспомнил слова Сида: «Не надо на нас за эго сердиться».

И Сид исчез. Он знал, что будет вычеркнут, и пожалел Корсона.

— Никто не умирает, — сказал Корсон, — может быть, я найду ее в другой жизни.

— Может быть, — тихо отозвалась Флория.

Корсон шагнул в море.

— У меня ничего не осталось. Ни друзей, ни любви. Моя вселенная исчезла шесть тысяч лет назад. А меня просто-напросто обманули.

— У вас еще есть выбор. Можете все зачеркнуть, начать с нуля. Но помните, что на «Архимеде» вы погибнете.

— Выбор? — пробормотал Корсон. Он услышал ее удаляющиеся шаги, обернулся и увидел, что она разгребает песок в том уголке пляжа, где еще сохранился след от ее тела. Когда она вернулась, то держала в руках отливающую опалом капсулу величиной с голубиное яйцо.

— Вам остается сделать еще одну вещь, чтобы навсегда остаться с нами. Дикие гиппроны не способны перемещаться во времени так же, как первобытный человек не сумел бы пользоваться компьютером. В лучшем случае им удается прыгнуть на несколько секунд. В этой капсуле — стимулятор, который в миллиарды раз усиливает эту зачаточную способность. Когда понадобится, вы сами распорядитесь им, Корсон. Доза тщательно рассчитана. Появление капсулы в прошлом не повлечет значительного изменения. Погрешность в моменте вашего собственного появления невелика, мы учтем ее. Когда гиппрон делает прыжок во времени, он увлекает за собой часть пространства. Теперь вы знаете все. Вам решать, Джордж Корсон.

Он понял.

…Последнее, что осталось сделать. Закрыть за собой дверь. Протянуть самому себе руку через пропасть в шесть тысяч лет.

— Благодарю вас, — сказал Корсон, — Я подумаю.

Он взял капсулу и пошел к своему гиппрону.

38

Планета семи масок

Корсон прыгнул более чем на шесть тысяч лет назад и нашел нужную точку в пространстве и времени.

Гиппрон синхронизировался. Какое-то время планета вращалась вокруг Корсона, пока ему не удалось стабилизировать полет. Он выбрал сильно вытянутую орбиту, такую же, какую занял бы военный корабль, старающийся незаметно приблизиться к планете, остаться по соседству с ней как можно меньше времени и сбросить груз в наиболее благоприятных условиях.

Корсон ждал и думал. У него перед глазами простиралась вся Вселенная, а он почти ничего в ней не видел. Вселенная была колодцем, и каждый человеческий (и не только человеческий) взгляд пробивал в ней другой, более узкий колодец. И все они переплетались, но не смешивались и вели к поверхности Вселенной, где наконец-то сливались воедино — в Эргистаэле… Каждая точка Вселенной, сказал Сид, имеет свою собственную экологическую вселенную. Для данного наблюдателя. Для данного актера. Каждый пытается прочесть линию своей судьбы на стенках колодца. Каждый, если может, старается изменить ее к лучшему. Тот, кто роет свой колодец, не познав самого себя, рушит колодец соседа. Но только не в Эргистаэле. Не на поверхности Вселенной. Для богов Эргистаэла экологическая вселенная слилась с космосом. Им приходилось учитывать все. И всех.

Внизу урианские локаторы прочесывали небо — страхи еще одного отрезка перепутавшейся истории. Но масса гиппрона и его всадника вместе взятых была слишком мала, чтобы батареи засекли их и открыли огонь.

Корсон колебался. Он мог закрыть за собой дверь и тогда наверняка погибнет при взрыве корабля. Или окажется на поверхности Урии вдвоем с Бестией и умрет позже или угодит в лапы к урианам. Немногие пленники возвращались с Урии. И ни один не вернулся невредимым. Корсон мог предоставить лейтенанту Джорджу Корсону, специалисту по Бестиям, почти ничего о них не знающему, пройти до конца предначертанный ему путь. Тогда он, Корсон — путешественник во времени, исчезнет. Стоило ли ради этого обрекать другого Корсона на все пройденные им испытания и одиночество? А что решил бы другой Корсон, завершив свои странствия? Но он-то и есть этот Корсон…

Так стоило ли все таких усилий? Ночь и ужас в лесу, плачущая Бестия, Флория ван Нейль, которая знала, что он нападет на нее… Или она действительно не имела понятия о том, что случится за этим отрезком времени в несколько секунд, где будущее было для нее свершившимся фактом? Диото, обреченный город, растерянное блуждание по вертикальным улицам. Антонелла, которая, казалось, возникла из ниоткуда — а так оно на самом деле и было. Веран и плен. Дом мертвых женщин посреди трав на незнакомой планете. Эргистаэл, кипящий котел войны, где даже смерть была всего лишь коротким перемирием. Интриги, заговоры, глупая возня воинственных фанатиков, разрывающая ткань времени…

Допустим, он ничего не сделает. Уйдет. Бестия будет доставлена по назначению. Выживет, в этом сомневаться не приходится. И произведет потомство. Со временем Земля выиграет войну с Урией. Залижет раны. Расширит свою империю. Силой оружия или хитростью будет держать в руках образовавшуюся конфедерацию. Возникнут смуты, начнутся новые войны…

Он вдруг понял одну вещь. Это старая история. История шеститысячелетней давности, извлеченная на свет. В будущем, где он побывал, война между Солнечной Державой и князьями Урии была забыта и похоронена. В этой войне никто не одержал победы, в сущности, обе стороны проиграли. И как бы он ни поступил, случится именно так. Для него это давно перестало быть важным. Он больше не был лейтенантом Корсоном с «Архимеда», которого заботили исход войны да собственная шкура.

Он стал кем-то другим. Ушел слишком далеко.

Корсон поднял глаза к звездам. Золотые песчинки на стенках колодца. Их было больше, чем тех, что сияли в небе Земли. Через шесть тысяч лет они останутся почти такими же. Каждая была загадкой, парадоксом, частицей истории. Для лейтенанта Корсона они были лишь безразличными огоньками. Нынешнему Корсону они казались ступенями лестницы, приставленной к стене времени.

Он мог дать лейтенанту Корсону дожить то короткое время, которое ему еще оставалось, и исчезнуть. С ним исчезнет и горечь. Это будет самое великолепное самоубийство. Но другой Корсон за черной обшивкой корабля не хотел умирать.

А разве я и он — не одно? — спросил себя Корсон. И ему подумалось, что Флория действительно сказала лишь половину правды. Война и была, может, результатом разрыва в единстве всех вероятностей богов Эргистаэла. Но почему богов? Почему их должно быть много? Не существовало ли точки, ще все бога Эргистаэла являлись вероятностями одного? И не одолела ли этого единственного однажды скука, и не решил ли он разбросать в океане забвения свои лики, быть каждым человеком и всеми людьми, каждым существом и всеми существами? Скалой и стеклом, звездой и волной, пространством и временем?..

Что это, сон? — спросил себя Корсон. — Или мои воспоминания?

Если он умрет, то никогда не узнает, выживет ли другой Корсон. Лишившись жизни, он лишится и воспоминаний о том, что жил.

Там, за жизнью, была сверхжизнь. Страницы книга, сказала Флория ван Нейль. Наши жизни не бесконечны, но безграничны, сказал голос в Эргистаэле. Вы обретете власть над временем. Станете таким, как мы.

Есть по крайней мере три уровня существования. Уровень потенциального существования — как у Сида и Сельмы, которые были лишь вероятностями, занесенными в призрачные реестры Эргистаэла. Уровень линейной жизни, — жизни первого Корсона, где человек оставался пленником, заключенным между рождением и смертью. И, наконец, уровень сверхжизни, который простирался перпендикулярно оси времени и потому был свободен от времени…

Все это напоминало фазы возбуждения элементарных частиц из той, первобытной физики — как будто ученые времен зарождения человеческой истории предугадывали великую истину. Частица, будь то атом, нуклон, мезон или кварк, получив заряд, поднималась на более высокий энергетический уровень. Она становилась чем-то другим, не переставая быть самой собой. Она могла вернуться к своему первоначальному состоянию, излучив частицы низшего порядка — фотон, электрон, нейтрино, мюон или другое.

Корсон подошел к порогу сверхжизни. Он мог снова опуститься на уровень линейной жизни, отторгнув, излучив, как нейтрино, свое существование в последние недели, которое стало лишь одной из вероятностей, почти лишенной возможности реализоваться. Его жизнь не исчезнет полностью, но станет почти нереальной. Не останется ни массы покоя, ни заряда. Как у нейтрино… Кто-нибудь в лаборатории Эргистаэла зарегистрирует нечто вроде пучка искр и запишет исчезновение еще одной сверхжизни.

Все страницы книги не могут переполниться горечью…

Корсон решился.

Черная громада звездолета заслонила звезды над его головой. Корсон десинхронизировал гиппрона, приблизился к «Архимеду», без труда преодолел защитное поле и прошел сквозь броню корабля. Он отправился на поиски люка, ведущего к клетке Бестии, не боясь, что его заметят. Выход из фазы времени делал его почти невидимым для любого человека на «Архимеде».

Он почувствовал, что животное под ним колеблется. Гиппрон фыркал, не желая приближаться к своему дикому сородичу. Корсон успокоил его и засунул капсулу в виток гривы. Он увидел самого себя, сидящего спиной к нему, хотя сдвиг во времени и особенности восприятия гиппрона искажали картину. Виток гривы с капсулой прошел сквозь силовое поле, окружавшее Бестию. Когда капсула была над пастью Бестии, Корсон на миллиардную долю секунды синхронизировался с временем корабля. Вспышка, сухой щелчок. Силовой экран перерезал нить гривы гиппрона, который уже отскочил во времени и пространстве.

На несколько километров и несколько секунд.

Корсон ждал, зависнув в пространстве, всматриваясь в маленький, едва различимый силуэт корабля. Вернулись старые воспоминания. Перед самой катастрофой он увидел какую-то вспышку, ослепительно яркую, но такую короткую, что решил тогда — показалось. Впрочем, тоща у него не было времени, чтобы думать.

За этой, почти незримой вспышкой последовала новая: «Архимед» взорвался. Но урианская артиллерия молчала. Капитан «Архимеда» правильно выбрал орбиту: корабль так и остался незамеченным.

Авария генераторов, подумал Корсон. Нет, это невозможно. Он сам вызвал катастрофу. Стимулятор увеличил возможности Бестии до немыслимых пределов. Но Бестия не воспользовалась этим, чтобы скрыться во времени. Она просто вырвалась из клетки. И генераторы не выдержали.

Обломки «Архимеда» медленно опускались на Урию. Корсону показалось, будто что-то отделилось от корабля. Но нет, это была всего лишь иллюзия, самообман. Он еще не мог видеть сквозь время.

Я научусь, подумал Корсон, вспоминая своих погибших товарищей. Для них он ничего не мог сделать. Не мог вернуться назад и вступить в поединок с самим собой, чтобы помешать себе ввести гиппрону капсулу.

Корпус корабля достиг атмосферы Урии и загорелся. Артиллерия наконец открыла огонь. Вокруг падающих обломков закружились крохотные искорки урианских разведчиков. Корсон попытался убедить себя, что корабль так или иначе уничтожили бы. Но это тоже был самообман.

«Архимед» догорал среди равнодушных звезд.

Где-то там, на Урии, через шесть тысяч лет, другой Корсон пытался выжить. Он еще не знал, что под холодным взглядом веков убьет войну, что услышит в Эргистаэле голос богов и что достигнет, быть может, сверхжизни…

— Почему я? — спросил Корсон, возвращаясь на дороги будущего.

— Я-а-а-а, — откликнулось множество отзвуков со всей длины жизни Кортона и других жизней Кортона, что шли рядом. И ему показалось, что он слышит, как сознание его наполняется шепотом, в нем рождались слова — отголоски океана сознаний других Корсонов. Он почувствовал, что готов войти в контакт с бесчисленными Корсонами из будущего, подумал, что узнает, чем они живут, и будет видеть их глазами и думать, как они. Но он остановился на пороге, как будто споткнулся, и не решился сделать следующий шаг, потому что время и опыт еще не сделали свое дело, и потому, что перед всеми теми Корсонами еще только замаячил призрак удачи.


перевод Н. Хотинской, Е. Болашенко
Планета семи масок

Мишель Демют

ГАЛАКТИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ


Планета семи масок

Вдаль, к звёздам (2030)

Планета семи масок

«Свершения человека извечно зависят от вероятности и случая, вопреки упорному его стремлению подчинить свое бытие строгим планам.

Он черпал мужество в высокомерном упрямстве, но удачи его не раз оборачивались болезненным ударом по самолюбию. Весь Первый Век Звездной Экспансии, в эпоху гигантских светолетов, люди двигались от светила к светилу на ощупь, и кто знает, быть может, лишь неведение приводило порой человека к победе, а его триумфы видело лишь равнодушное одиночество…»

«ГАЛАКТИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ»

Существо было единственной формой жизни в этом мире. Оно возникло в глубинах минерального царства, рожденное чудовищными температурами и тектонической деятельностью. Целую вечность, показавшуюся ему единым мигом, оно растило свои осязательные щупальца, стремясь добраться до далекой планетной коры. Словно побеги дерева, щупальца поднимались к поверхности и свету, а Существо не покидало своей обители в ядре планеты. Щупальца пробивались сквозь неподатливые базальтовые пласты, пересекали заполненные магмой полости и слои руды.

Каждое щупальце подчинялось своему собственному мозгу, который самостоятельно мыслил и принимал решения. Добытая информация и знания об окружающем Существо мире передавались в главный мозг.

В базальте щупальца двигались медленно. Они не шли упрямо вверх и напролом, находя более легкий проход через трещины и пустоты, выбирая путь сквозь самую мягкую породу, на целые столетия забывая о прямой дороге к поверхности, чтобы затем рвануться к далекой цели быстрее и без помех.

Существо не знало, что такое голод, ибо любая частица окружающей его среды годилась ему в пищу — оно умело преобразовывать материю в нужную форму энергии. Оно не ведало страха и не имело врагов, поскольку было единственным обитателем этого мира.

Всю жизнь Существо занималось размышлениями и анализировало информацию, поступающую от щупалец-разведчиков.

Оно знало, что некоторые из них, те, чей путь был самым легким, довольно близко подобрались к новой среде — Существо ощущало быстрые изменения. Но торопиться было некуда, ибо оно не подозревало о существовании времени, а исследовательская деятельность была естественной функцией организма, без малейшей примеси любознательности. Существо росло…

* * *

— Ну-ка раскрути его! — подзадоривал Гарно сына.

Сидя на ковре, он щелкал пальцами. Ребенок заливался смехом. Отец забавлял его больше, чем игрушка — множество разноцветных шаров, которые вращались и прыгали в прозрачном сосуде с миниатюрным антигравитационным полем.

— А ну, раскрути его, — повторил Гарно. — Изо всех сил. Смотри!

Он взял сосуд в руки и хотел было подбросить вверх, но в это мгновение вспыхнул экран корабельной связи.

— Погоди, малыш… Кажется, командир.

Он встал и подошел к ожившему экрану.

Арнхейм был явно озабочен. Его лицо, обрамленное русыми волосами, было так бледно, что казалось призрачным.

— Гарно, жду вас в рубке управления… Надо поговорить.

Он тут же отключился, и экран снова стал матовым.

Гарно на несколько секунд застыл, уставясь невидящим взглядом на сынишку, крутившего сосуд с весело скачущими шариками. Потом шагнул к двери, но вдруг спохватился.

— Эй, малыш… Запрещаю тебе входить туда. Ясно?

Мальчуган поднял к отцу сразу ставшее серьезным лицо и кивнул.

Уже выходя, Гарно столкнулся с Элизабет — она держала в руках корзинку со свежими фруктами.

— Ой! — жена поставила корзинку с персиками и сливами на столик и улыбнулась. — Ты спешишь? Знаешь, оранжереи впервые дали такой урожай и только подумай — в самом конце путешествия!

Она пожала плечами и скорчила забавную гримаску.

— Даже если мы приземлимся в раю, оранжереи все равно понадобятся, — обронил Гарно и взял персик. — Меня вызвал командир. Скоро вернусь… Пригляди за Бернаром, он что-то повадился лазить в гипнориум.

Направляясь в головные отсеки корабля, Гарно снова подумал о сыне, который уже дважды забирался в гипнориум. В первый раз он нарушил регулировку дозатора анестезирующего раствора и сыворотки. А во второй — улегся в «колыбель», включив тем самым автоматику. Разбудить Бернара смогла только реанимационная бригада.

Будь они на Земле, Гарно просто заблокировал бы замок. Но правила безопасности запрещали делать это во время полета. В любое помещение, в любой отсек, за исключением отсека фотонных двигателей, вход должен быть свободным для всех. А дети быстро усваивали, как справиться с магнитным запором.

«Слишком уж они быстро развиваются в условиях полета, — думал Гарно. — Изучаешь результаты тестов и оторопь берет…»

Затем его мысли переключились на другие проблемы — Гарно прикинул, каким может оказаться воздействие анабиоза на психику. То, что светолет пересекал межзвездные бездны, никого не удивляло. Вот время оказалось куда более серьезным противником. Был ли анабиоз победой разума над временем?

Беременность Элизабет продолжалась чуть более десяти месяцев, даже учитывая сон в гипнориуме. Анабиозная камера для женщин, ждущих ребенка, разрабатываюсь на Земле задолго до старта. Но как пребывание в ней отразится на умственном развитии детей? Бернар казался совершенно нормальным, только его IQ — коэффициент умственных способностей — был выше, чем у ребенка на Земле. Впрочем, такими оказались все дети, родившиеся на борту. Элизабет это нисколько не волновало. Она полностью доверяла специалистам и аппаратуре.

«Моя космическая женушка», — часто повторяя Гарно, и в голосе его одновременно слышались и восхищение, и горечь. Он любил свою работу корабельного психолога, но в глубине души желал, чтобы их долгое путешествие поскорее завершилось. Вот уже двадцать лет, как корабль унес их от Земли к этой системе, чье солнце сияло впереди неяркой голубоватой звездой…

Гарно задержался в широком коридоре перед самой рубкой, находившейся на «северном полюсе» светолета. Вся правая стена здесь была экраном панорамного обзора. И всякий раз он останавливался перед ней.

Космос с его бесчисленными звездами всегда поражал его, будил и восхищение, и страх, и ошеломление, и печаль. Восхищение и ошеломление, поскольку Солнце осталось позади — в восемнадцати световых годах. Страх перед тем, что ждет их в конце долгого пути, а печаль…

Печаль рождалась от зрелища несметного множества солнц. Гарно не сомневался в этом, ведь он был психологом и любил покопаться даже в своих собственных эмоциях.

Он коснулся ладонью холодной поверхности экрана, где на черном бархате космоса тускло зеленела газовая туманность, сверкали золотые точки тройной звездной системы, а вдали мерцали созвездия, которым человек пока еще не дал имени и, быть может, не даст никогда, ибо лик космоса меняется непрестанно…

Гарно отвернулся и вошел в рубку.

* * *

Арнхейм был не один. Гарно остановился на пороге — в полумраке люди казались призрачными тенями, бесплотно мелькавшими на фоне разноцветных контрольных огоньков и холодного отблеска звезд на куполе рубки.

— Гарно?

Свет стал ярче, и Гарно разглядел лица: навигаторы Вебер и Сиретти, начальник отсека фотонных двигателей Кустов, мэр сообщества Барреж, вечно мрачный Шнейдер, представляющий Объединенные Социалистские правительства Европы, и пятеро офицеров рангом пониже. Психолог почувствовал себя неуютно среди этих людей и хотел било сказать об этом Арнхейму. Но. промолчал, поразившись необычайной бледности командира.

— Вот, любовались нашей звездочкой. Уже так близко… — заговорил Арнхейм с горькой усмешкой.

Гарно бросил взгляд на экран. Он знал, в какой точке среди невообразимо далеких красноватых солнц сияет голубой огонь Винчи.

— Скоро мы пересекаем орбиту внешней планеты, — продолжал Арнхейм. — Цель прежняя — Цирцея, но…

— Но?

— Боюсь, нам до нее не добраться.

— Не понимаю…

Арнхейм устало махнул рукой, и тогда поднялся Кустов. Его голос звучал как всегда глухо, и от этого слова казались еще более чудовищными…

* * *

Молчание длилось долго.

— В принципе такое могло случиться, — снова заговорил Кустов. — Но вероятность была мала, исключительно мала…

— Мы всегда считались с возможностью аварии, — подтвердил Арнхейм.

Он смотрел на Гарно в упор, как бы желая убедить в своей искренности, а может невиновности, и психолог понимал его.

— Мы еще не знаем, насколько это серьезно. Отказали блоки отключения фотонных двигателей. Сложная штуковина — ведь с ее помощью задувают самую исполинскую свечу из всех зажженных человеком. Проверки во время полета никаких отклонений не выявили, но в последний раз…

Арнхейм замолчал, его кулаки сжались.

— Если нам не удастся отключить двигатели в нужный момент, — прошептал Гарно, — мы не сможем выполнить торможение и… сесть на Цирцею.

— Проскочим систему насквозь, — хрипло пояснил Кустов. — Конечно, дальше тоже есть подходящие солнца… Но у нас почти не остается шансов наткнуться на планету земного типа.

Главный навигатор молча кивнул.

— Продолжать полет бессмысленно, — снова раздался голос Арнхейма. — Винчи — единственная подходящая нам система, и до нее буквально рукой подать… Три недели полета, а может, и того меньше. Но за это время необходимо найти способ остановить двигатели.

— У меня работой заняты четверо инженеров и все техники, — хмуро добавил Кустов, — Они сменяют друг друга с того момента, как мы обнаружили аварию. Об опасности я и не говорю. Пока они не предпринимали по-настоящему рискованных попыток, но если мы решимся…

Светлые глаза Кустова испытующе обвели лица офицеров.

— Опасность будет грозить всему кораблю… Но это — крайний случай.

— И если я все-таки отдам приказ?.. — едва слышно спросил Арнхейм.

Он поднял голову, глянув на Гарно в упор:

— На борту две тысячи мужчин, женщин и…

— Триста восемьдесят детей, — резко закончил Гарно. — Если люди узнают, что происходит, то половина сойдет с ума. Мой долг…

— Ваш долг — сказать им об этом, — оборвал его Арнхейм.

Гарно вздрогнул и метнулся взглядом по рубке, словно ища поддержки.

— Вы думаете, это необходимо? Разве вы их ставили в известность, когда возникали трудности у навигаторов?

— Они готовятся к заселению нового мира, — произнес Арнхейм, его голос звучал холодно, почти угрожающе. — Они в полной мере осознают свою ответственность. Эти люди преодолели миллиарды километров. Они провели на корабле двадцать лет — в анабиозе и на вахте. У них появились дети… Право решать принадлежит им.

— Их жизнь станет адом. И я не смогу поручиться за их рассудок…

— Им грозят куда более серьезные потрясения, если мы объявим, что путешествие будет продолжаться вечно! Нет, они должны сделать выбор сами. Пусть проголосуют… Либо за риск и возможную катастрофу, либо за продолжение полета без всяких гарантий когда-нибудь закончить его.

— Гарантий у них не было с самого начала, — возразил Гарно, — только обещания, шанс на успех, расчеты космографов… Это касалось и двигателей.

Он отвернулся и вспомнил об Элизабет. И удивился, поймав себя на мысли, что Бернар, быть может, опять спит в гипнориуме.

— У вас трудная задача, — голос Арнхейма вывел его из задумчивости. — Но вы — единственный, кто с ней справится. Вы всех проверяли, всех испытывали. Как они будут реагировать?..

— Не знаю, как они будут реагировать, — Гарно сделал несколько шагов и застыл около сверкавшего огоньками пульта компьютера, — но знаю точно, что они предпочтут.

На мгновение в рубке стало тихо. По экрану гравидетектора змеились зеленые стрелы — векторы полей тяготения.

— Я тоже знаю, — задумчиво сказал Арнхейм.

* * *

Гарно стоял в кормовой части корабля рядом с двигательным отсеком. Он был в галерее один, и стены в слабом свете звезд казались влажными. Мягкий пластик скрадывал шум шагов. За переборкой глухо ворчали двигатели. Прислушавшись, Гарно различил пощелкивание реле и гудение батарей. Техники Кустова готовились к усмирению громадных фотонных двигателей, которые двадцать лет — десять периодов анабиоза и десять периодов вахты — несли корабль вперед.

Скоро им, чтобы погасить упрямый поток фотонов, придется вскрыть двигатели. И возможно тогда адское пламя вырвется из силовых оков и в мгновение ока уничтожит корабль…

«Я должен им это сказать. Не позже сегодняшнего вечера. У меня в запасе всего три часа… Как объяснить? Сменить один ад на другой — вот и весь их выбор…»

Он повернулся и направился в обзорный зал корабля.

Зал освещало только огромное изображение планеты на выпуклом стереоэкране. Гарно уселся в самый дальний ряд кресел. В полумраке он угадывал знакомые силуэты друзей. Шушукались дети. Справа от него приглушенно засмеялась девушка, и его вдруг зазнобило.

На экране в лучах своего солнца сияла Цирцея, единственный спутник шестой планеты системы Винчи. Очертания континентов скрадывались белым кружевом облаков. К югу, над просторами океана Арнхейма, небо было чистым, и вода играла сине-зелеными отблесками. Гарно показалось, что он видит даже бесконечную полосу прибоя — песчаные пляжи, окаймленные темными чужими лесами.

«Что делать? — думал он. — Ведь никто не захочет уйти от этой планеты… Никто…»

Он вспомнил о двух праздничных днях после открытия Цирцеи. Тогда разбудили всех, кто лежал в анабиозе, и Арнхейм с Креше устроили грандиозный пир…

Гарно поднялся и торопливо вышел из зала.

Когда он вернулся к себе, Элизабет спала, хотя экран работал. Он хотел было выключить его, но в черной глубине возникла Цирцея, разделенная пополам границей дня и ночи. Там, где сейчас были сумерки, планета сверкала феерическими розово — зелеными огнями. Он уселся на кровать, не в силах сглотнуть застрявший в горле ком. Креше спокойно и обстоятельно объяснял, как расположены леса на экваториальном континенте.

— Черт подери!!! — не выдержал наконец Гарно. — Да он не имеет права!

— Поль?

Гарно вздрогнул и обернулся; рука, гневно рванувшаяся к выключателю, замерла. Элизабет смотрела на него с удивлением и тревогой.

— Ты не спишь?

Он снова ощутил противный озноб и наклонился к ней.

— Я проснулась, когда ты вошел, — ответила Элизабет, повернувшись к экрану. — Что на тебя накатило? Тебе обычно нравятся комментарии Креше.

«Комментарии, — подумал он. — Ну, конечно, это же комментарии, записанные несколько часов назад. Жизнь продолжается. Телестанцию никто не позаботился предупредить. Надо прервать передачу…»

Теплая рука жены неожиданно коснулась его плеча.

— Что-нибудь случилось?

Гарно промолчал, не отрывая взгляда от экрана.

— Что тебе сказал Арнхейм?

Гарно взглянул на часы корабельного времени, вмонтированные в изголовье кровати. До вечера условных суток корабля оставалось полтора часа. Арнхейм понял его состояние и дал небольшую отсрочку.

— Элизабет… Мне надо кое-что сказать тебе…

Он закрыл глаза — ему не хотелось видеть, как изменится сейчас ее лицо.

— Думаешь, тебя не поймут? — спросила Элизабет, выслушав его.

Он кивнул.

— Ты не прав… — она ласково взлохматила ему волосы. — Нас на борту больше двух тысяч, Поль. Две тысячи неглупых взрослых людей, которые отправились в путь, несмотря на опасности. Они согласились на это путешествие, даже не будучи уверенными, что найдут подходящий мир… Чего ты боишься? Почему считаешь нас пугливыми младенцами? Ты, Арнхейм и его штаб вовсе не какая-то высшая и мудрая каста, призванная вести тупую массу колонистов… Такой взгляд на вещи приказал долго жить, когда люди построили первый светолет…

Гарно словно очнулся. Слова Элизабет растопили кусок льда в груди — смог бы он вынести это путешествие без ее поддержки?..

— Ты — главный психолог корабля, но не больше, и, в отличие от Арнхейма, не несешь ответственности за безопасность звездолета. Никто тебя не посмеет ни в чем упрекнуть.

Он с сомнением поглядел на нее.

— Но ведь речь идет о смертельном риске! В любой момент мы можем просто исчезнуть. Думаешь, легко сказать такое людям, которые двадцать лет ждут конца дороги? Не моту же я заявить с милой улыбкой: «Кстати, фотонные двигатели вышли из-под контроля, и мы сидим на громадной бомбе…»

— Даже если ты скажешь именно так, они не разревутся, как дети, хотя ты почему-то уверен в обратном. И не поднимут на борту бунт. Они проголосуют. А результат, Поль, ты его и сам знаешь. Они ведь все — обычные люди. У них есть дети, и они не захотят, чтобы те вечно слонялись от оранжерей до обзорного зала и обратно, вместо того чтобы бегать под лучами ласкового солнца…

— Я знаю это, но потому и боюсь, — он прислонился к стене рядом с фотографией улыбающейся Элизабет, стоящей на поле среди спелой пшеницы. — Все мы выберем одно и то же. Но если корабль взорвется… Сколько лет пройдет, пока люди вновь прилетят сюда? В чем наш долг как колонистов? Рискнуть всем из страха перед лишним десятилетием в анабиозе? Я считаю — кстати, об этом говорилось и в речах перед стартом — что нам надлежит беречь образ человеческий…

Элизабет опустила голову и промолчала.

Он открыл дверь и шагнул в коридор.

— Поль, — раздался вслед ее голос, — у нас же есть шанс… Почему двигатель должен взорваться?

Гарно не нашелся, что ответить. Он брел по коридору и повторял про себя: «Может я слишком мнителен? И так ли уж все плохо, как мне кажется?»

К микрофону он сел, почти совсем успокоившись.

В студии остались двое техников, и по их лицам он понял, что Арнхейм уже рассказал им…

— Дайте позывные «слушайте все», — твердо проговорил Гарно.

* * *

Долгие годы щупальца прокладывали себе путь в мощном слое руды. Они черпали энергию в атомах металлов и проделывали километровые трещины, по которым двигались вверх быстрее. Они стремились к поверхности, снабжая новой информацией главный мозг.

И вот настал момент, когда самое длинное щупальце — их было много, и они разбегались в разные стороны, словно лучи звезды — достигло цели.

На пути этого щупальца лежало больше мягких пород, и к тому же близко было дно океана. Щупальце пронзило пласт руды, затем последний скальный барьер и попало в новую среду, которая почти не оказывала сопротивления. Она состояла из кристаллов и обломков рыхлого вещества сложной структуры и непонятного происхождения. Щупальце могло бы растворить его различными кислотами, но в том не было никакой необходимости. Существо знало, что вскоре щупальце проникнет в ту Далекую Окружающую Среду, о которой подозревало, едва начав развиваться.

До дна океана оставалось совсем немного, и победа была близка.

* * *

Когда Гарно появился в каюте капитана, тот внимательно разглядывал Цирцею на экране внешнего обзора. Арнхейм не повернул головы, но психолог понял, что капитан услышал, как он вошел. На мгновение Гарно застыл посреди каюты, вспоминая о выступлении и чувствуя одну лишь неимоверную усталость.

— Ты говорил? — глухо спросил Арнхейм.

— Да.

Гарно подошел к экрану и привалился плечом к переборке. Ему не хотелось видеть звезды, наполнявшие каюту призрачным светом. Острые скулы Арнхейма казались голубоватыми и еще больше подчеркивали остроту тонкого носа. Капитан хмурился, с трудом сохраняя спокойствие.

— Было трудно?

— Ждал худшего. Правда, я еще никого не видел, и пока не знаю их реакции… Завтра…

Наконец Арнхейм стряхнул с себя оцепенение. Он повернулся вместе с креслом и взглянул на Гарно.

— Теперь это не имеет особого значения. Колонисты должны знать правду. Наш человеческий долг и политический принцип — ничего не скрывать.

— Я — француз, — произнес Гарно, — и когда улетал, мое правительство не очень-то церемонилось с истиной.

Арнхейм кивнул.

— Новой Европе пока еще трудно отделаться от некоторых… как бы сказать… авторитарных замашек. Правительства не научились правильно оценивать тех, кем управляют. Соответственно они и ждут от народа слишком многого, а простые люди склонны забывать о политике. Революции происходят редко, для них нужны особые обстоятельства… Ваши биолога изучали этот вопрос, но президент Малер оказался глух к их словам. Садитесь, Поль…

Он тронул клавишу, и рядом с его креслом появилось второе.

Несколько минут они молчали. Гарно смотрел на звезды. Ему показалось, что голубая звезда в центре экрана стала много больше.

— Я родился в Германии, — задумчиво начал Арнхейм, — и хотя пережил Американский Хаос, пришел к тем же выводам, что и вы. Вам не кажется странным, что мы заговорили о политике? На Земле прошло двадцать лет, многое изменилось. Очутись мы сейчас в Европе, на нас смотрели бы как на живых ископаемых…

— Никто не захочет возвращаться, — сказал Гарно. — И первым откажусь я.

— Именно это я и имел в виду… Земные заботы для всех нас умерли и умерли навсегда. В том числе и политика. И когда я говорил о политическом принципе, то думал только о нашей колонии.

— А что подумает Шнейдер, наш обожаемый представитель правительств?

— Он первый поведет себя как гражданин вселенной, если нам удастся выпутаться из этой ситуации.

— Гражданин вселенной, — протянул Гарно. — А вызнаете, что люди называли так кандидатов в колонисты?

— Знаю, Поль. Был такой фильм в 90-е годы — «Вдаль, к звездам…»

— И конечно там были катастрофы?

— Конечно. И предостаточно.

— Я вам понадоблюсь, когда начнется голосование?

— Да. Самая тяжелая работа ждет нас завтра.

— А Кустов? Когда он возьмется за двигатели?

— Сразу после подсчета голосов. Но если мы вовремя не выйдем на подходящую для посадки орбиту…

Гарно поднялся.

— Пойду отдохну.

— Как Элизабет?

— Отлично… Она здорово поддержала меня. Я думал, что она тут же бросится выключать двигатель…

Арнхейм улыбнулся.

— Женщины могут вынести все, Поль. С ними звездам не совладать.

* * *

Щупальце проникло в океан в нескольких километрах над континентальной плитой и тут же сообщило об этом главному мозгу. Потом по его приказу выпустило во все стороны тонкие горизонтальные отростки. И совершило открытие, вызвавшее у Существа беспокойство, которого оно никогда прежде не испытывало.

До сих пор щупальце двигалось вверх в богатой энергией плотной среде, где и родилось Существо. Оно извлекало энергию из минералов и металлов, то есть попросту пожирало препятствия. Новая среда была бедна энергетическими ресурсами. После осадочного слоя на дне начиналась громадная толща жидкости, в которой отростки двигались очень быстро. Вскоре один из отростков вынырнул на поверхность, и мозг щупальца пришел к выводу, что положение куда хуже, чем казалось. За океаном начиналось опасное пространство, пустыня, из которой можно было извлечь лишь жалкие крохи энергии. Перед тем как передать информацию в главный мозг, мозг щупальца направил к поверхности множество новых отростков. Один из них пересек незнакомую среду и собрал достаточную информацию для анализа:

…Новая Среда пронизана различными излучениями.

Некоторые известны — они существуют и в Богатой Среде. Другие незнакомы, они чрезвычайно интенсивны, их происхождение непонятно. Однако почти все годятся для усвоения и получения определенной энергии.

…Плотность молекул быстро уменьшается по мере удаления от Богатой Среды, а излучений становится больше.

…Один источник тепла и излучений резко отличается от остальных. Он занимает ограниченный участок пространства прямо перед отростком и медленно смещается в сторону.

Мозг щупальца, открывшего атмосферу, космос и светило, передал главному мозгу информацию и свои выводы.

Впервые в жизни Существо столкнулось с действительно трудной задачей. Оно ощутило беспокойство, отголосок того беспокойства, которое чувствовало щупальце, далекое от центрального тела

Существо не торопилось. Оно понимало, речь идет о его существовании. Оно росло, и другие щупальца тоже поднялись к Новой Среде. Придет время, когда иссякнет энергия плотных скальных пород, рудных пластов, кристаллических жил, а его тело разрастется, достигнет пустынной поверхности и столкнется с отсутствием пищи…

Существо решилось на исключительные меры — оно передало часть необходимой ему самому энергии передовым щупальцам, уже с трудом поддерживавшим свое существование.

* * *

Голосование закончилось.

Сидя возле полок с видеокассетами, Гарно смотрел на сына. Бернар снова увлекся «сумасшедшей коробкой». Шары с глухим щелканьем крутились внутри сосуда, а когда малыш нажимал черную кнопку, раздавалось пронзительное пищание.

Элизабет вошла в каюту и улыбнулась.

— Арнхейм опять вызывал тебя.

Он пожал плечами.

— Я свое дело сделал. Теперь вся надежда на Кустова.

— И все же сходи к нему…

— Ладно, схожу.

Гарно опустился на колени, легонько оттолкнул игрушку и взъерошил волосы сына.

— Я злюсь, — решительно заявил малыш и протестующе швырнул игрушку в угол.

— Вот и попробуй с ним сладить, — заключила Элизабет. — Он — дитя новой эпохи.

Гарно не спеша поднялся, рассеянно оглядел свой комбинезон.

— Забыл спросить… Малыш не лазил вчера в гипнориум?

Она улыбнулась.

— А какое значение это имеет теперь? По мне, лучше бы он спал в тот момент…

— Какого-то особого момента не будет, — обронил Гарно. — Результат голосования однозначен, и люди Кустова уже взялись за двигатели.

Она не ответила, и Гарно принялся собирать записи, которые несколько дней назад принес из отдела психологии. Сегодня они могли понадобиться.

Элизабет по-прежнему неподвижно стояла посреди комнаты. У ее ног сидел малыш с удивительно серьезным выражением на лице. Несколько секунд Гарно не мог найти нужных слов, потом нагнулся и поднял «сумасшедшую коробку».

— Она тебе разонравилась?

Гарно положил игрушку на ковер и быстро вышел.


Отдел психологии находился рядом с медблоком на «южном полюсе» корабля. К нему вели два коридора и галерея, которую прозвали «кладбищенской аллеей». Гарно не любил этого места и всегда спешил пройти мимо. Но сегодня он остановился и повернулся к левой стене, где на гладком металле чернел ряд клавиш. После секундного колебания он поднял руку и нажал одну. Когда за стеной стал разгораться призрачно-желтоватый холодный свет, его сердце забилось чаще. Глазам Гарно открылось «корабельное кладбище».

На самом деле место называлось просто «большой зоогипнориум». Громадное помещение соперничало размерами лишь с оранжереей, где росли деревья. Сводчатый потолок усиливал сходство с громадным белым склепом. Но там не было трупов, только застывшие тела спящих животных. Взгляд Гарно перебегал от лошади к корове, от собак к семейству кошек, которые словно мурлыкали, пристроившись в самом углу рядом с контрольным монитором.

По стеклянной бандерилье, торчащей в загривке грузного черного быка, поступала поддерживающая жизнь сыворотка.

В отдельной клетке спали закоченевшие змеи.

Звери спали с самого старта ковчега. Они не ведали страха, не чувствовали бега времени и не занимали слишком много необходимого человеку пространства.

Стада для будущих прерий, — собаки для натаскивания на неведомую дичь, кошки — путешественницы, которым, быть может, придется переплывать бурные реки, лошади, которые наверняка снова превратятся в тягловую силу…

Каждый вид спал в своем собственном прозрачном загоне — то был самый большой гипнориум из созданных для колонистов звездных миров.

Свет медленно затухал и исчез, стоило человеку отойти от стены. Потрясенный Гарно сознавал, что совершает психологическую ошибку, отождествляя животных с людьми… Но на этот раз не стал анализировать свои эмоции.

Гарно подошел к своему кабинету. «Действительно, — подумал он, — все только начинается. Они проголосовали. И выбрали риск, конец путешествия, каким бы тот ни был. Почти все. Почти все. А с теми, кто испугался, возиться придется мне…»

Дверь скользнула в сторону. Он хотел было войти в крохотное помещение, как вдруг металлические панели затряслись, словно в лихорадке. Он потерял равновесие, попытался схватиться за раму двери, не сумел и растянулся на полу.

Далекий рев отозвался в голове мучительной болью…

* * *

Энергия поступала по тысячекилометровым щупальцам, чтобы новые отростки могли подняться в космос, передавая главному мозгу самые разнообразные сведения, которые все усиливали тревогу Существа.

Ему оставалось жить определенный отрезок времени, равный уже прожитому, если исходить из размеров породившего его мира. Для Существа, привыкшего мыслить в категориях вечности, такой вывод звучал смертным приговором. Открытие новых источников энергии, плотной материи становилось вопросом жизни и смерти.

Отростки из микроскопического размера клеток разбежались по всей поверхности планеты, устлали ковром дно пустых океанов, глубокие долины и островерхие хребты гор, где произрастали чахлые мхи.

Передовые щупальца поднимались в космос, выбрасывая отростки в разные стороны во все более и более бедной среде, пока не достигли пустоты.

Пришло время покинуть пределы атмосферы. Когда-то Существо предугадало наличие поверхности своего мира, а теперь догадывалось, что где-то в пространстве есть богатые энергией плотные тела, источники излучений, которые улавливали его отростки, но до них еще было невообразимо далеко.

* * *

В глазах посветлело, и тут же вернулась боль. Гарно лежал в своем кабинете. Он приподнялся и почувствовал тошноту.

— Спокойнее… — послышался голос доктора Мартинеса. — В вас пока никто не нуждается.

Вокруг дарила тишина, словно ничего не произошло. Все на корабле казалось тихим и обычным. Но лицо Мартинеса застыло в напряжении — таким Гарно видел доктора впервые.

— Что-то взорвалось?

— Генератор, — ответил Мартинес. — Это еще не катастрофа, но многим досталось побольше вашего. Медблок переполнен.

Гарно осторожно ощупал бинты на голове, встал, держась за стенку.

— Я ведь сказал, что у вас пока нет пациентов, — нахмурился Мартинес. — Они понабивали себе шишек и обратились в другое ведомство. Думаю, что эта встряска излечит их от психологических сдвигов.

— Вы предупредили мою жену?

Мартинес кивнул.

— С ней все в порядке. А вам лучше бы вернуться к себе…

— Меня ждет Арнхейм.

В рубке управления, кроме Арнхейма, были Вебер и Сиретти — их головы закрывали экран. Сиретти что-то вполголоса объяснял, отчаянно жестикулируя.

Гарно заметил Шнейдера не сразу. Представитель правительств Европы молча сидел у второго экрана. Гарно подошел ближе и увидел оранжевый шар в желтоватой дымке атмосферы. Корабль шел в двух миллионах километров от восьмой, внешней планеты системы Винчи.

— Даже выглядит довольно неприятно, — хмыкнул Шнейдер, когда Гарно оказался рядом, — а еще хуже угодить на нее.

В этом голосе всегда сквозили злость и презрение, и Гарно не мог отделаться от неприязни к представителю, хотя прекрасно знал о его порядочности.

— И все же однажды придется заняться ею, — снова заговорил Шнейдер. — Как и прочими планетами этой системы. Развивающейся колонии наверняка понадобится метан, да и лишние минеральные ресурсы не помешают. Но разберутся с этим наши потомки. Если, конечно, нам повезет, и мы доберемся до места живыми.

— Что вы хотите сказать? Колония проголосовала и сделала выбор. Мы остановим двигатели, и полет на этом закончится.

В проницательных глазах политика мелькнул огонек иронии:

— Вы так уверены? Или… вы не боитесь?

Гарно пожал плечами. Он покосился на Арнхейма, надеясь, что тот окликнет его и избавит от неприятного разговора. Но Сиретти продолжал свои разъяснения, и капитан не обернулся.

— Да, я боюсь, как и все, — выдавил он. — Но я тоже голосовал за остановку двигателей.

— А я голосовал против, — тихо проговорил Шнейдер. — Это — мой политический долг, если хотите. Экспедиция потребовала невообразимых затрат, не говоря о потерянном времени и чьих-то амбициях…

— Я знаю все это, — перебил Гарно. — Но что бы вы выбрали как человек?

— Я слишком боюсь смерти, чтобы бросаться ей навстречу. Возможно, со временем я нашел бы вкус в бесконечном ожидании и кончил бы тем, что полюбил само ожидание, а не цель. Пока события подтверждают, что я прав…

— Не знаю, шутите вы или нет. Но мне не хотелось бы подвергать вас тестам.

В этот момент Арнхейм выпрямился, повернул к нему голову и едва заметно кивнул. Гарно почувствовал смутное беспокойство.

— Нам не везет, Поль. Кустов делает все, что в ею силах, но не исключает, что в ближайшие часы взорвется и второй генератор… А значит возникнут трудности с регенерацией воздуха. Надо разместить спасательные бригады в разных точках корабля и рассредоточить население колонии для экономии воздуха и энергии. Вы можете заняться этим, Поль?

— Что вы мне разрешаете делать?

— Уложите лишних в гипнориум, если понадобится. Можете, в конце концов, использовать наших полицейских. На корабле должен быть порядок.

Гарно ощутил противную тяжесть в желудке.

— Что говорит Кустов?

— Я не спрашиваю его ни о чем. Он с самого начала работает как проклятый, а двигательный отсек сейчас больше напоминает ад в миниатюре.

Сиретти и Вебер перешли к навигационному компьютеру, на панели которого бешено вспыхивали и гасли огоньки.

— У нас есть шансы, если взорвется второй генератор? — спросил Гарно.

Хотя заранее знал ответ. Взгляд Арнхейма подтвердил худшие из его предположений.

Он закрыл за собой дверь рубки и побрел домой.

Элизабет сидела на кровати и плакала. Гарно остановился, не зная что сказать. Потом легко коснулся ее волос.

— Перестань. Малыш может испугаться…

Она покачала головой и показала на дверь гипнориума.

— Ты права, — сказал он. — Я сам хотел попросить тебя об этом…

Он поднял с пола игрушку, и шары тут же закружились в танце.

— А ты? Может, и ты…

— Я достаточно взрослая, чтобы быть рядом с тобой. Ну, а поплакать… думаю, мы выберемся. А как по-твоему? Ты ведь тоже так думаешь, Поль?

* * *

Существо росло и развивалось, а потому познало страх. Этот страх заставлял его удлинять и разветвлять сеть щупалец в космосе. Отростки рвались к голубому солнцу, а до него было далеко. Плотные пучки щупалец поднялись с родной планеты, Богатой Среды, и устремились к соседним. Другие щупальца, хотя их было мало, ринулись к звездам.

Одно из щупалец обнаружило источник энергии, который передвигался в пустом пространстве на относительно близком расстоянии. Мозг щупальца проанализировал ситуацию, сделал выводы и предупредил главный мозг.

Обнаруженный источник был не слишком богат энергией, но из-за близости становился желанной и необходимой добычей. Существо выделило добавочную порцию энергии щупальцу, чтобы ускорить его рост в направлении подвижного источника.

И стало ждать.

* * *

— Когда меня поставили в известность об аварии, — в темноте голос Гарно звучал глухо, — я испугался за самого себя. Я испугался, что впервые придется стать самим собой. Я отчаянно испугался всплеска психических расстройств, поскольку все эти мужчины и женщины бросились бы за утешением ко мне… А успокаивать людей, одержимых тем же страхом, что и ты сам, было бы невыносимо…

— Ты вовсе не трус, — сказала Элизабет. — В таком страхе нет ничего позорного. Столь опасные ситуации возникают редко, и никто не вправе требовать от людей быть суперменами…

— Женщины никогда к этому не стремились, — хохотнул Гарно.

Они замолчали, каждым своим нервом ощущая тревожную тьму корабельной ночи, пытаясь уловить басовитый гул фотонных двигателей и перестук инструментов в руках техников, готовых вскрыть и обезвредить «бомбу».

Когда Гарно встал, Элизабет шагнула следом — она поняла, куда сейчас направится муж. Приоткрыв дверь гипнориума, они с порога смотрели на спящего сына.

Анабиозная камера походила на кокон из хрома и стекла, увитый разноцветными трубками.

— Я знаю, он видит сны.

Гарно отступил на шаг.

— Не думаю, что смог бы заснуть…

— Хочешь пойти туда?

Он понял, что́ она хотела спросить.

— Ты не в состоянии просто сидеть и ждать, — усмехнулась Элизабет, закрывая дверь гипнориума. — Твое мученичество психолога не состоялось, и ты подыскиваешь себе другую роль. Я ведь права. Что ж ты молчишь? Жалеешь, что твое искусство не понадобилось? Ты ведь не можешь об этом не думать.

Он устало улыбнулся.

— Я потерял смысл… и боюсь стать бесполезным, как Шнейдер. Сколько веков пройдет, пока люди разберутся, какие именно таланты нужны для покорения звезд…

По бесчисленным галереям он направился в кормовую часть корабля, где упрямые фотонные двигатели отбрасывали назад безумный поток света.

Гарно назвал свое имя перед небольшим контрольным экраном и, когда дверь распахнулась, вошел в круглый тамбур, где на стенах висели защитные скафандры.

— Приветствую тебя, в ад сошедший, — послышался голос Кустова. — Натягивай эту штуковину и давай к нам. Пришел спасать наши души?

— Вам этого не требуется, — покачал головой Гарно, снимая со стены белый скафандр. — Просто хочу немного побыть в первых рядах.

Вторая дверь скользнула вбок. Два красных огонька сменились белыми, и он очутился посреди сверкающего металла и огня, где люди казались лишними. Храмом блестели машины, огонь полыхал в сердце двигателя. От генератора и батарей змеями тянулись кабели. Гарно каждой клеткой тела воспринимал чудовищный напор энергии, рождавший свирепый поток света.

Гарно приветственно махнул Кустову, углядев его массивную фигуру; за маской шлема едва угадывалась напряженная улыбка. Кустов подхватил его под руку и увлек влево, к мостику. Они поднялись на несколько ступенек и оказались перед трехметровым квадратным экраном тусклого серо-свинцового стекла.

— Смотри, — сказал Кустов.

Он нажал клавишу в нижнем правом углу, и Гарно зажмурился от нестерпимого золотистого пламени, ударившего в глаза. Черно — фиолетовое пространство по обе стороны светового луча казалось совсем непроглядным. Растянувшийся на миллиарды километров след терялся среди множества звезд и изумрудных газовых туманностей. Он постепенно таял и исчезал в такой невообразимой дали, что мозг отказывался воспринимать ее в мерках обычного пространства и времени.

— Вдаль, к звездам… — обронил Кустов. — Это про нас.

В его голосе звучали ирония и печаль, и Гарно вдруг окончательно осознал весь трагизм их положения. Оно было куда серьезней, чем считали Арнхейм и навигаторы. Гарно испытующе посмотрел на инженера.

— У вас может не получиться?

— Дело случая. Компьютер папаши Арнхейма взвесил и выдал вам наши шансы. Но, боюсь, у нас ничего не выйдет… — Кустов бросил взгляд на массивный хронометр — он получил его в подарок от любимой женщины двадцать лет назад. — Часа через два, если только нас не осенит какая-нибудь гениальная идея, взорвется второй генератор.

— Арнхейм упоминал только об одном генераторе. Он даже попросил меня составить план эвакуации, чтобы…

— Боюсь, я неверно его информировал, — спокойно заметил Кустов. — Видишь ли, мне кажется, колонистам вовсе не обязательно знать о скорой гибели. А мнение Арнхейма тебе известно…

— А мое мнение ты знаешь?

— Весьма смутно, — глаза Кустова вдруг налились усталостью. — Но я не стану рисковать, даже если ошибся.

— То есть?..

Наступила тишина. Кустов погасил экран и отвернулся.

— Сожалею, Гарно, но тебе придется остаться с нами…

Инженер шагнул вниз по лестнице. Гарно бросился вслед и схватил его за плечо.

— Кустов, ты что, спятил? Ты не должен был ничего мне говорить…

— У тебя есть глаза и отличная интуиция. Десять минут здесь, несколько фраз, и ты узнал бы все.

— А Арнхейм? А остальные?

— Они сюда не подадут, как бы им этого ни хотелось. А впрочем, какая разница… — Кустов кивнул на циферблат. — У нас слишком мало времени.

Гарно потерянно молчал. В его голове проносились сотни бессвязных фраз. Он злился на Кустова и одновременно восхищался им.

Сын? Элизабет? Не задержи его Кустов здесь, он не смог бы солгать ей.

* * *

Щупальце пронзало пустоту, где не было ничего, кроме потоков излучения и силовых полей. Оно приближалось к цели. По сигналу мозга оно выпустило отростки и изменило свою энергопередающую структуру.

Щупальце измерило скорость источника излучений и сообщило головному мозгу невероятный вывод. Источник энергии был самым подвижным и быстрым в этой зоне пространства.

«Быстрее!» — Существо охватил лихорадочный страх. Оно впервые столкнулось с удивлением и растерянностью — эти ощущения передались ему от отдаленного щупальца — и выделило новую порцию энергии.

Щупальце пересекло путь источнику и установило контакт. Затем передало информацию и стало ждать новой команды. Она пришла почти тут же: анализ, интеграция…

«Ассимиляция!» — последовала команда главного мозга.

* * *

— Осталось полтора часа, — сообщил Кустов.

Четыре человека копошились под кожухом системы управления. Остальные трое пытались остановить реакцию, начавшуюся несколько часов назад.

— Черт знает что. Даже Землю предупредить нельзя. Я разобрался в причинах аварии… Дефект конструкции. Кумулятивный эффект. Такая авария может произойти еще раз десять, прежде чем…

Кустов умолк. Один из техников бежал к ним, размахивая руками.

В этот миг Гарно увидел, как гаснут контрольные лампы. «Неужели взрыв?» — мелькнула мысль. Он сжался в комок. Ноги стали ватными, и на несколько секунд он как бы застыл на грани сна и смерти. Потом очнулся. Он по-прежнему ощущал вибрацию двигателей… Но их мощность резко упала.

Кустов бросился к панели управления, окинул ее взглядом, хлопнул по плечу техника и бегом вернулся обратно.

— Черт подери! Энергия куда-то уходит!

Гарно нахмурил брови.

— Значит, им удалось? Двигатели…

Его сердце забилось часто-часто. Поток радостных мыслей и чувств смел остатки страха. Кустов встряхнул его, словно хотел оторвать от пола.

— Да нет же! Энергия уходит и все! Проклятые двигатели отключаются, но мы здесь ни при чем.

Он за руку потащил Гарно к индикаторам — на них бешено скакали цифры, а стрелки неуклонно ползли к зеленой зоне.

— Глядите — уровень энергии падает! Никогда бы не поверил. Сумасшедшая история…

— Почему? — Гарно тряхнул головой. — Вы что, сидели сложа руки? Реакция могла, в конце концов, прерваться сама собой.

— Да нет… Впечатление такое, что само пространство выпило энергию. Одним глотком. Пойми, одним глотком!

Не веря себе, они вдруг повернулись к индикаторам, техники молча столпились вокруг, их лица были мокрыми от пота.

Гарно недоуменно наморщил лоб.

— Прислушайтесь! Что-то произошло…

Им понадобилось несколько секунд, чтобы сообразить — вечное гудение двигателей стихло.

* * *

Щупальце с его сложнейшей структурой едва не распалось, поглощая громадное количество чистой энергии, но мгновенно перестроилось, ассимилировало всю энергию и передало ее в центр, оставив себе лишь небольшую порцию.

К Подвижному Источнику устремились и другие щупальца. Существо почувствовало радость от мысли, что можно расти бесконечно, добраться до других миров — неисчислимых источников пищи. Пустыня без материи и энергии была лишь трудным переходом на пути к новым кормушкам.

Щупальце приступило к исследованиям и обнаружило, что Подвижный Источник состоит из чистых металлов и их сочетаний. Во время передвижения в Богатой Среде оно никогда не встречало подобных залежей. Масса Подвижного Источника была весьма небольшой, и его усвоение почти ничего не прибавило бы к уже добытой энергии.

Тогда оно выпустило тончайший отросток.

Отросток двинулся по трубопроводам, прошел через систему регенерации воздуха, попал в гидропонные ванны и обследовал растения…

Потом проник в трубку, по которой текла жидкость сложного молекулярного состава, и, двигаясь по трубке, вошел в тело ребенка, спавшего в гипнориуме.

Существо впервые столкнулось со структурой, подобной его собственной. До сих пор оно считало себя единственным живым организмом в мире.

Его отросток приступил к изучению живого создания, иными словами, другого существа.

Первый контакт с мозгом этого незнакомого создания принес новое ощущение — смесь восхищения, страха и любопытства.

* * *

— Абсолютно непонятно, — пробормотал Кустов. — Фотонные батареи разряжены, словно там вообще не было энергии. Можно начинать торможение и включать планетарные двигатели…

— И вы никак не можете объяснить это? — недоверчиво протянул Арнхейм.

Он не отрывал взгляда от серебристой капли в космосе — одинокого спутника планеты Винчи VII. Сама планета, холодный газовый шар, еще не появилась.

— Некто Ванберг когда-то писал о полях поглощения энергии, — пожал плечами Кустов. — Тогда это никого не заинтересовало…

— Приборы не зарегистрировали никаких полей — только остановку двигателей.

— У меня нет подходящих объяснений. К нашему случаю применима лишь теория Ванберга… Батареи разряжены, нам, наверное, не удастся их восстановить. Мне все это непонятно.

— Правда, мы остались в живых… — Арнхейм покачал головой. Потом его тонкие губы тронула улыбка, и он глянул на Гарно. — Теперь пришел ваш черед.

И увидев, как нахмурился психолог, добавил:

— Я говорю о верующих нашей колонии. Что взбредет им в голову, а?

— Что бы ни взбрело — я их пойму, — тихо произнес Гарно, глядя в глаза капитану. — Я в таком же недоумении, как и вы с Кустовым… Мы действительно слишком многого не знаем.

В свою крохотную каюту он вернулся с какими-то неясными страхами в душе. Элизабет смотрела на экран: Арнхейм говорил о том, что опасность миновала, и путешествие подходит к концу.

Она повернулась к мужу. Гарно, угадав готовый сорваться с ее губ вопрос, усмехнулся.

— Чудо далеких небес, — сказан он. — Кажется, так назывался другой фильм.

Потом присел рядом с ней, положил руки на плечи.

— Чем не сказка для внуков будущих цирцеян?..

— Кустов справился?

— Нет, совсем нет. Никто не знает, что случилось. Я тоже пытаюсь отыскать ответ, хотя это и не моя епархия.

Он хотел рассказать ей, что произошло, и удивился тому, что хотя ничего не пропустил, никакой гипотезы предложить не мог. Правда, о поведении Кустова умолчал.

— Вот ты и дождался главной роли, — насмешливо улыбнулась Элизабет.

— Говоришь словами Арнхейма.

— Быть может, кто-то действительно поверит в чудо, когда узнает об этом.

— Арнхейм не собирается ничего рассказывать.

— Ха-ха! Мы живем, ты, кажется, забыл об этом, в жестянке, населенной болтливыми букашками.

— А если на радостях все забудут о своем любопытстве?

— Ну, только не об этом. Вот я — образцовая жена и то ищу несуразности в вашей сказочной истории. В конце концов, несколько часов назад двигатели решительно не хотели выключаться… И вы ничего не могли с ними сделать. Почему вас волнует, что они все же остановились?

— Потому что нет никакого рационального объяснения.

— Не будем спорить, мы ведь спасены, — мягко сказала Элизабет.

Гарно улыбнулся и шагнул было к гипнориуму.

— Хочешь разбудить малыша?

— Попозже… Пусть у него будет несколько лишних минут жизни. Они ему пригодятся в новом мире.

* * *

Спящему ребенку кто-то задавал вопрос. Что? Или кто? В этом вопросе было множество новых понятий, которые спящий мозг воспринимал с трудом.

Наконец мозг ребенка сформулировал не очень уверенный ответ: Дитя… Бернар… Затем возникли элементарные ощущения, воспоминания об эмоциях: Голод… Сон… Боль… Игра…

Это последнее понятие было для Существа неразрешимой загадкой. Кроме того, большая часть информации требовала дальнейшего анализа. Но Существо осознавало всю важность своего открытия. Оно вступило в контакт с клеточным организмом, подобным себе, но куда меньших размеров. Мыслительная деятельность, напротив, была развитой и многообразной. Пока щупальце осторожно изучало мозг ребенка, отростки вели исследование корабля. Вскоре Существо получило подтверждение своих догадок — Подвижный Источник продолжал двигаться в пустом пространстве, направляясь к одной из Богатых Сред, существование которых оно предугадало. Поскольку щупальце пока оставалось внутри Источника, оно могло сэкономить некоторое количество энергии и задать вопросы Новому Существу.

Вопрос повторился: Что? Но на этот раз Существо сопроводило его образами: Черное — твердое — металл — голод — минерал — ночь — день — голод… Промежутки времени между вопросами Существа и ответами Нового Существа казались нескончаемыми. Мыслительные процессы последнего затрагивали разные уровни, и связи между ними улавливались с трудом. Один из глубинных уровней был особенно богат образами, ощущениями, понятиями. С другого уровня поступали яркие эмоции — воспоминания, в которых Существо должно было разобраться.

«Что?» — повторило оно.

Существо никак не могло составить ясного образа своего собеседника Оно подозревало, что многое ему пока исследовать не удалось. Возникали тончайшие оттенки ощущений, которые Существо было не в состоянии осмыслить. К тому же Новое Существо росло слишком медленно, и это было непривычно. Оно жило в Подвижном Источнике, чьи стены отделяли его от пустынной среды, означавшей для него конец жизни. Существо никак не могло понять этой последней мысли. В конце концов, оно нашло соответствие со своим собственным понятием — конец энергии… Если Новое Существо покинет Подвижный Источник, оно не сможет ни расти, ни мыслить. Его функции усвоения энергии и анализа прекратятся. То же самое произойдет с Существом, если оно не найдет новых питательных миров, богатых металлами и плотными породами. Но уже становилось ясным, что Существо может жить почти бесконечно. А потому мысль конец жизни — рост была отнесена к разряду абстрактных понятий, которыми Существо занималось иногда по прошествии нескольких столетий после их возникновения. Оно искало новые слои породы и металлов, чтобы усвоить их и вырасти до невероятных размеров, заполнив все пустое пространство между мирами-кормильцами…

Неторопливый диалог с Новым Существом возобновился. Но теперь все препятствия исчезли. Оно было неким комплексом веществ, которые ассимилировались столь же легко, как и обычные породы. Его можно устранить и усвоить, когда в этом появится необходимость…

* * *

— Девять миллионов километров, — буркнул Вебер, выпрямляясь. — Мы, можно сказать, на месте…

— До посадки — считанные часы, — вступил в разговор Арнхейм. — Именно поэтому я вас и собрал.

Рубка управления была переполнена, и Гарно подумал, что экипаж и ученых следовало бы собрать в главном зале. Но он догадывался, что вид мерцающего шара Цирцеи, заполнившего почти весь обзорный купол, Арнхейм приберег для встречи с колонистами. Он не прислушивался к словам капитана, а разглядывал мириады звезд, усеявших черное нечто. И невольно искал — он не знал, что именно. Чуть-чуть другую черноту, отблеск неведомого, выпившего энергию. Нечто, спасшее корабль от гибели.

Наконец Арнхейм объявил о начале операции высадки и замолк. Мир логики и расчета скова вступил в свои права. Ради этого они потратили двадцать лет жизни. Ситуация проигрывалась столь часто, что Гарно воспринимал ее как старый знакомый фильм. «Вдаль, к звездам…»

— …Мы сделали открытие, которое может вас заинтересовать.

Гарно вздрогнул и сообразил, что Кустов протягивает ему смятый листок бумаги. Гарно бросил взгляд на записи — колонки чисел и время.

— Ну и что?

— Сейчас разъясню. Полчаса назад меня вызвал техник, обнаруживший, что одна из вспомогательных цепей обесточена…

— В фотонных батареях?

— Нет. В системе управления планетарными двигателями. Но не в том дело. Главное — причина аварии. — Кустов нервно выхватил листок. — Я проверил данные наблюдений, провел небольшое расследование… И наткнулся на кое-что любопытное. Цепь была перерезана в районе обшивки, там ее покрывал какой-то студень.

Гарно кивнул.

— Вы взяли образец?

— Я вызвал лабораторию и просил срочно прислать Кицци со всем необходимым… А когда вернулся к месту разрыва, там уже ничего не было.

— Цепь снова замкнулась?

— Нет… Но следы студня исчезли. Мы отремонтировали ее и все.

— Вы подали рапорт капитану?

— Нет. Жду, что будет дальше.

Они медленно направились к выходу, оставляя позади оживленно спорившую толпу с Арнхеймом в середине.

— Слишком много тайн, — задумчиво сказал Гарно. — У вас есть какие-то соображения?

— И не одно. Но я боюсь своих фантазий. В моих жилах течет славянская кровь…

Элизабет вошла в каюту с охапкой цветов — в них Гарно с трудом узнал маргаритки.

— Боже мой, — воскликнул он. — Неужели тебе подарили Цирцею, что ты можешь позволить себе такое?

Она рассмеялась и принялась лепить вазу из пластика. Ее быстрые пальцы носились по прозрачному веществу, и под ними возникала простая и красивая вещь. Она окунула вазу в фиксатор.

— Вовсе нет. Просто встретилась с Люсиль, женой ботаника Пренже.

Он кивнул, продолжая думать о таинственном студне.

— А теперь, — заявила Элизабет, расставляя цветы в вазе, — малышу пора проснуться.

Гарно вдруг заметил, что дверь в гипнориум открыта и там горит яркий голубоватый свет.

Реанимация подходила к концу. Лицо ребенка порозовело, пунцовые губы улыбались.

Гарно склонился над сыном, коснулся гладкого лба и отвел в сторону прядь волос.

— Все будет хорошо. Теперь все будет хорошо…

Но он не совсем верил в свои слова.

* * *

Тысячи тончайших отростков заполнили тело Нового Существа, и мозг щупальца составил полную схему жизненных функций организма. Он разобрался в его психических возможностях и сообщил в главный мозг, что дальнейшее пребывание внутри Нового Существа не имеет смысла. Новое Существо вело автономный образ жизни, а Подвижный Источник был сам по себе. По сути говоря, использовать можно было только последний. А затем без особых затрат энергии направиться к новому миру-кормушке и продолжить свой рост.

Существо задумалось. Эта медленная жизнь казалась совсем застывшей, а непонятные психические процессы давали только крохи полезной информации. Оно предпочло сосредоточить усилия на ближайшей Богатой Среде, к которой направлялся Подвижный Источник, на предстоящих столетиях усвоения новой энергии и развитии щупалец, которые в великом множестве отправятся в пространство…

У Существа был серьезный недостаток — отсутствие любознательности.

И этот недостаток не позволил ему сделать верные выводы.

Щупальце не смогло определить неизвестное ему состояние — сон. Гигантский организм не подозревал, что Новое Существо переходило к периоду активной жизни.

«Возвращение!» — главный мозг приказал щупальцу покинуть тело гостеприимного хозяина.

Щупальце повиновалось.

И сделало все слишком быстро.

Оно покинуло организм, и хотя было неощутимо тонким, его поспешное бегство вызвало появление ряда нервных сигналов.

Гипнотическое состояние прошло, анестизирующие вещества прекратили свое действие, и готовый открыть глаза ребенок испытал мгновенную и острую боль. Он вскрикнул, поскольку был всего-навсего ребенком, и протянул руку к склонившемуся над ним отцу. И поскольку был ребенком, со злобой и ненавистью подумал о своем обидчике. Эмоциональный импульс был исключительно мощным.

Впервые мозг щупальца воспринял столь сильный психический удар. И хотя само щупальце распалось, импульс в мгновение ока пронесся через пространство и достиг Существа, с невероятной силой ударив по его нервным центрам. Запоздалую защиту смело, словно взрывом, поразившим все жизненные органы.

Существо умерло, не успев даже удивиться.

Щупальца в пространстве и на поверхности внешней планеты системы Винчи начали распадаться.

* * *

Ребенок проснулся окончательно. Какое-то мгновение Гарно оставался неподвижным, держа руку сына — его обеспокоил неожиданный вопль.

— Что-то случилось?

Взволнованная Элизабет подбежала к ним. Гарно пожал плечами и выпустил ладонь сынишки.

— Дурной сон, — проговорил он. — Всего-навсего дурной сон.

И в это мгновение глухо загудели ядерные тормозные двигатели — корабль начал разворачиваться на орбиту посадки. Элизабет обняла сына и нарочито строгим голосом сказала:

— Вставай, цирцеянин! Хватит отлеживать бока! Пора становиться мужчиной!

Гарно улыбнулся — он думал о другом.


перевод А. Григорьева

Вотчина изменника (2063)

Планета семи масок

Из колеи их колеса

Вставали языки огня

И содрогались небеса

Их вызов в высях хороня.

Их воины в огне зарниц

Покрыли панцирем простор

А клочья иссеченных птиц —

Кровавым снегом гладь озер[7].

«…Это стихотворение Клемана Хорманна, написанное 24 ноября 2060 года, может считаться единственным литературным свидетельством смутных времен, обрушившихся на европейский континент Древней Земли в самом начале Экспансии. Клеман Хорманн, вероятно, сыграл определенную роль в борьбе, завершившейся падением Новой Монархии. Тогда же началось освоение Афродиты, а Марс объявил о своей независимости. Но никто и никогда не сообщал о том, что именно сделал этот человек…»

«ГАЛАКТИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ»

Утром поднялся ветер, и белые пушистые облака уплыли за холмы. А теперь, в полдень, ветер гонял золотые волны злаков позади черных изгородей, усыпанных белыми цветами. Деревья почти не давали тени. Четкие свечи кипарисов вдоль дороги чередовались с кривыми красноватыми соснами.

Хорманн остановил лошадь на повороте вытоптанной дороги — причудливой мозаики песка, травы и лопухов. Дорога змейкой уходила в сосновую рощу, жарко дышал ветер, пронзительно стрекотали сверчки и стрекозы. Сквозь просвет между деревьями взглядывал уголок крыши поместья под желтой сверкающей черепицей.

Хорманн поджал губы и вздохнул, разглядывая это яркое пятно. Горячий воздух, насыщенный солнцем и пылинками, с трудом проникал в легкие. Пыль резала глаза. Лошадь истекала потом, и мухи, казалось, рождались прямо под темной шерстью, присыпанной песком. От жары запах животного казался невыносимо острым.

Еще мгновение Хорманн не двигался с места, пытаясь воскресить в памяти голоса и образы прошлого. Неощутимые и опасные, как призрачные метеориты, они с невероятной быстротой пронеслись в его голове, грозя поколебать его уверенность в себе. Хотя о прошлом стоило уже забыть. Ему очень хотелось выбросить из памяти поместье Делишера и тепло прошедших лет. Все же здесь он не был счастлив. К тому же Жак умер, а порученная миссия была чрезвычайно важной.

Он цокнул языком и послал лошадь вперед. Сейчас он чувствовал лишь неимоверную усталость. По гудящим вискам стекали горячие струйки влага, пальцы сжимали поводья, похожие на исковерканные мертвые ветки. Горло от жажды словно поросло колючками. Опять в голове начали тесниться воспоминания. Некоторые из них были приятными — тридцать прошедших лет притупили остроту восприятия. И эти воспоминания помогли справиться с неожиданным отчаянием.

Лошадь встряхнулась и помотала головой, согнав с ноздрей тучу мух. Она трусила по дороге к заброшенному поместью. Из-под копыт вздымались облачка пыли, на мгновение появлялись серебристо-зеленые лопухи и снова прятались под песок. Справа тянулась колючая изгородь, в которой огоньками поблескивали красные цветы, чуть дальше виднелось зеркало воды. Этот мир удивлял Хорманна. И каждая деталь возвращала в прошлое, которое он, казалось, забыл навечно. Всадник натянул поводья и соскочил на землю. Ветер на мгновение стих, и стрекот насекомых стал пронзительным. Солнце висело в зените раскаленным добела шаром, обжигая затылок и плечи.

Он ногой сбил ветхую ограду и по высохшей траве подошел к источнику, ведя лошадь за собой. Они оба припали к воде, где в изобилии плавали листья и мухи. Горячее дыхание животного обжигало лицо человека.

— Вы прямо как дома!

Хорманн инстинктивно откинулся назад, пытаясь схватить светомет. Но удар ногой отбросил его в траву. Его затошнило, в глазах стало красно. Он медленно встал на колени и только тогда поднял голову.

Снова зашумел ветер и взлохматил серые и белые пряди волос на голове странного безоружного человека в вылинявшей голубой рубашке и драных брюках, стоявшего подбоченясь в нескольких шагах от Хорманна.

— Можете встать и напиться.

Хорманн вскочил на ноги. Будто обожженное лицо нападавшего было прорезано глубокими морщинами. Но темные глаза под густыми бровями смеялись.

Хорманн ощупал голову, не отрывая взгляда от незнакомца.

— Вы что, чокнутый? Что вы здесь делаете?

— Пришлось стукнуть вас, чтобы вы меня не поджарили, — невозмутимо ответил человек. — В наши времена ни за что нельзя ручаться. Я давно заметил, что любой, у кого под рукой лазер…

— Вы из поместья? — прервал его Хорманн.

— Вы, юноша, нетерпеливы, не так ли? Да. Скажем, я имею некоторое отношение к поместью…

Хорманн пожал плечами с ледяным выражением на лице.

— Дурак. Вы никогда не имели отношения к поместью. Я вас не знаю. И был уверен, что вы солжете… — Он отступил на шаг и вскинул оружие. — А теперь, для ясности, извольте сообщить, что вы здесь делаете.

— Бы к тому же упрямы и хитры, — человек вдруг уселся в траву и невозмутимо вздохнул. — Ужасно жарко… Стоит ли терять время на болтовню?

— Я жду, — прикрикнул Хорманн.

Лицо его посуровело. Ему было все равно, с кем он имел дело — с простым бродягой, скитавшимся по дорогам Прованса, или нет. Ничто не должно было помешать выполнить задание. Особенно сейчас.

— У меня мало времени! Рассказывайте!

Старик вздохнул, в его взгляде сквозила нескрываемая насмешка.

— Конечно, в поместье я человек чужой. И не стоит грозить костром, чтобы узнать это. Я никогда не жил здесь. Только…

— Что только?

Человек пожал плечами и улыбнулся.

— Ну, скажем, я тут поселился, — он вдруг возмущенно повел плечами. — Здесь никто не живет. И жаль, что столь чудесные апартаменты простаивали без жильца. У вас есть возражения?

Хорманну стало смешно. Незнакомец издевается над ним. Идиотская ситуация. Они вели беседу, как парочка аристократов в парижском салоне.

— Я родом из этого поместья, — процедил он. — И у меня действительно есть возражения. Мой отец…

— Делишер? — взгляд старика оживился. — Вы и есть Жак Делишер, участник Сопротивления?

Он вдруг спохватился, словно боясь, что скажет лишнее. Хотя Прованс и оставался последним оплотом мятежников, здесь появились и неороялисты. А люди прево ничего не прощают. Взгляд его стал осторожным и пугливым.

— Я не роялист, — усмехнулся Хорманн. — И не Жак Делишер. Мой отец был арендатором в поместье. Нам принадлежала ферма у моста… Она теперь разрушена.

— А! — старик покачал головой. — Вы решили совершить своего рода паломничество.

Взгляд его снова стал насмешливым, а голос язвительным. Но Хорманн почему — то не испытывал никакого раздражения.

— Да. Своего рода паломничество. А откуда вы знаете семейство Делишеров?

— В доме всегда что-то остается. Вещи, бумаги… Даже если в нем не раз побывали стервятники. А имя Делишера знают не только в Провансе. Могу ли я встать без риска отправиться на тот свет?

Хорманн кивнул.

— В конце концов, — вновь заговорил человек, — и мне стоит напиться. Вы знаете, что погреба пусты? Пришлось привыкать к воде… В наши-то времена.

— Давно вы здесь устроились?

— С неделю. Не больше. Я не веду счета времени. Наклонившись к источнику, он зачерпнул ладонями воду, напился и смочил длинные волосы. Потом встряхнулся.

— У вас отличная лошадь… Трудно было пройти через города?

Хорманн хорошо знал окрестности, но не собирался входить в детали, а потому промолчал. Он не спеша сунул лазер в кобуру и потянул за узду лошадь, щипавшую сухую траву.

— Мне хотелось бы пожить здесь вместе с вами. Кстати, как ваше имя? Я любопытен от природы.

— Сейрон, юноша. Альбер Сейрон… Но мое имя вам ничего не говорит.

Хорманн кивнул.

— Ну, пошли.

И двинулся вперед, ведя лошадь под уздцы. Старик догнал его и пошел рядом. С его волос, прилипших к загорелому лбу, стекала вода.

— А как зовут вас? — спросил он.

— Хорманн… Клеман Хорманн.

Его интересовала реакция старика. Сделав десяток шагов, он обернулся. Сейрон застыл посреди дороги. Морщинистое лицо так и сияло радостью и восхищением.

— Боже правый, — воскликнул он. — Вы и вправду Клеман Хорманн, Бард Сопротивления?

Хорманн усмехнулся.

— Я всего-навсего сын арендатора Хорманна. Из поместья Делишера. Не думаю, что мои стихи кто-нибудь помнит.

Старик догнал его.

— Вы не правы… Но где же вы скрывались эти три года? Многие думали, что вас схватили и расстреляли.

Хорманн махнул рукой в сторону севера.

— Я слишком быстро бегаю.

Дорога сделала последний поворот, втянулась в аллею кипарисов, и они вдруг оказались во дворе. Хорманн остановился и нахмурился.

— Увы, — пробормотал рядом с ним Сейрон. — Роялисты возвращались сюда несколько раз. А кроме того, не стоит забывать и о крестьянах.

* * *

Одно крыло сгорело — сохранилось всего несколько балок чердака, где гнездились птицы. Часть фасада была обрушена взрывом или прямым попаданием снаряда. По обе стороны крыльца буйно произрос бурьян, а одна из ваз у входа растрескалась. Хорманн взошел по ступенькам, удивляясь звонкости своих шагов. Потом остановился, чтобы прочесть потемневшую табличку над дверью. «Мадлен…» После имени должно было идти еще одно слово, но его замазали черной краской.

— Мадлен? Интересно, что они сделали с ней?

Сейрон посторонился, пропуская его.

— Они не всегда были излишне жестокими. Чаще всего просто отправляли мятежников в ссылку на Марс.

Хорманн прошел в прихожую. Здесь пахло плесенью, а темная комната выглядела совершенно необитаемой.

— Я не проветриваю, — произнес Сейрон словно извиняясь. — Не стоит привлекать внимание…

Хорманн усмехнулся.

— И правильно делаете. Во всяком случае, общее впечатление вряд ли изменится…

Он прошел в гостиную. Сейрон распахнул ставни окон, выходящих в небольшой сад. Хорманн выглянул наружу Аллеи заросли травой и колючками. Статуя исчезла — остался только цоколь, белый мраморный куб, нелепый среди лопухов.

Ставни можно было и не открывать: от них уцелели лишь петли и пара выцветших досок.

«Как все близко и чуждо здесь, — думал Хорманн. — Возвращение в прошлое никогда не приносит радости».

Он обернулся. Гостиная не была пустой. В ней как когда-то царил громадный буфет. Стекла исчезли, но дуб хранил прежнюю патину, а подойдя ближе, он ощутил запах воска и черствого хлеба. Он открыл дверцу — место серебра и безделушек занимала паутина.

— Здесь стоял хрусталь с Венеры, — пробормотал он. — Стоил целое состояние… Пьяная солдатня прево хорошо поживилась.

— Я тоже их недолюбливаю, но думаю, что не стоит исключать и других. Войны и революции всегда дают возможность набить карманы и свести счеты. Многие стали оборотнями.

— Черт с ними со всеми, — выдохнул Хорманн. — В конце концов…

Сейрон перешел в желтую комнату и крикнул оттуда:

— Вы знаете, ваше паломничество вряд ли будет продолжительным. Со временем они развалят даже стены.

Хорманн возник на пороге комнаты. На мгновение ему показалось, что старик ломает комедию. Он не мог ничего знать. Выглядел Сейрон, правда, честным человеком, но Хорманн уже давно никому не доверял. Впрочем, я вооружен, — подумал он. И прикусил губу. Сейрон был безоружен, но, пожалуй, порыться в доме стоило.

Голые стены, пыльный пол…

— Покажите второй этаж, — попросил он.

В голосе против воли чувствовалось напряжение, и Сейрон с усмешкой глянул на него.

— Вас что-то беспокоит?

Хорманн промолчал. Они вернулись в гостиную и стали подниматься по лестнице. В полумраке колыхалась паутина. Не оборачиваясь, Сейрон обронил:

— Кстати… у меня есть старое ружье.

Взгляд его сверкал издевкой. Он распахнул дверь и ткнул пальцем внутрь.

— Вон оно. Над моим роскошным ложем…

Ложем Сейрону служил старый матрац, покрытый латанными одеялами. Двустволка висела на стене, оклеенной грязными обоями.

— Прекрасно, черт с вами, Сейрон. Храните свой древний тромбон. С моим ему не сравниться.

— Между прочим, у меня быстрая рука и верный глаз.

В конце коридора высилась груда гипса. Позади, в стене, зияла брешь, сквозь которую врывалось солнце. Хорманн пнул обломки ногой:

— Граната или небольшая мина.

— Мне вполне хватает того, что осталось в целости. Я так ни разу и не побывал в разрушенном крыле.

Хорманн улыбнулся. «А меня, — подумал он, — интересует только погреб…»

Он не беспокоился. Мародеры и грабители волнами накатывались на поместье, но не могли найти того, за чем явился он. Единственной опасностью было полное разрушение поместья. Но даже это потребовало бы только лишнего времени на поиски. Старик Делишер ко всем прочим талантам был и гением миниатюризации…

— Осмотр закончен, — сказал Сейрон. — Как насчет перекусить с винишком?

Хорманн улыбнулся.

— Дичь?

— Конечно. Должно же ружье иногда стрелять. С овощами и фруктами полегче. Что касается вина…

Они спустились вниз.

— Пообедаем в гостиной, — с жеманством в голосе пропел Сейрон. — Там обстановка побогаче. Сегодня большой день. Как-никак возвращение блудного сына.

Хорманн подозрительно уставился на него. Потом покачал головой. Он подумал о Жаке Делишере, и вдруг у него засосало под ложечкой.

— Накрою на стол, — прервал его мысли Сейрон. — Слуги ушли в отпуск. И надолго.

— Вы, похоже, относитесь ко всему философски. Завидую. Кстати, сколько вам лет?

— Я родился, когда строилась база Доппельмейер!

— Доппельмейер? Погодите… 1995 год. Не может быть! Сейчас идет… Шестьдесят восемь лет! Вам шестьдесят восемь лет?!

— Все шестьдесят восемь, — подтвердил Сейрон. Он исчез, вернулся с двумя выщербленными тарелками, ножом и парой погнутых вилок и разложил все на подоконнике. — Теперь остается стол…

Хорманн двинулся за ним в зеленую комнату.

На стенах висели обрывки выцветших обоев и рамка, где когда-то красовалась репродукция Матье. Ставни прикрывали окна без стекол. В углу трещал сверчок. Единственной мебелью был одноногий столик, который Хорманн хорошо помнил. Старик Делишер частенько присаживался за него и что-то быстро писал в блокноте.

— Он иногда занимался исследованиями, не так ли?

Хорманн едва не вздрогнул, но на лице Сейрона было любопытство — и только. Хорманн пожал плечами.

— Действительно. Время от времени.

— Я слыхал, что он занимал крупный пост еще при Малере…

Хорманн поднял столик и перенес его в гостиную.

— Да, — ответил он. — Он не терял связей со столицей. Но политика его не очень интересовала… А столик хорош. На него и Генрих VIII с удовольствием поставил бы бокал вина.

— Как, впрочем, и сир Жан де Бомон де Серв! — расхохотался Сейрон, направляясь в сторону кухни.

— Дедуля, — крикнул вслед ему Хорманн. — А сколько раз в день вы обычно едите?

— Не называйте меня дедулей! Я всегда был холостяком… Ем один раз. В полдень. В саду получаются неплохие пикники.

Небо побелело от жары. Прогудел и исчез в лопухах шмель. Хорманн уставился на цоколь статуи и вдруг ощутил нестерпимое желание приступить к делу.

Он заглянул в кухню:

— Пока вы готовите пир, я займусь лошадью.

— Не надейтесь на насос. Он давно не работает. Зачерпните воды из колодца. Насчет овса не знаю. Трактора его не едят…

Хорманн пересек двор и распахнул ворота амбара. Внутри ржавел трактор. Он был покрыт толстым слоем пыли, но выглядел вполне целым.

Странно, что он никому не приглянулся. Даже Сейрону. Впрочем, смыслил ли тот в технике?

Он вышел за лошадью, завел ее в темный угол позади трактора. Бросил взгляд в открытые ворота. Двор был пуст. Сейрон готовил завтрак — следовало управиться за несколько минут.

Хорманн вернулся к лошади. К седлу были приторочены два кожаных мешка. Он расстегнул их и извлек дюжину стекляшек и катушку с проводом. Положил все на землю и снял с лошади седло и уздечку. Потом отделил удила и поместил рядом со стеклянными вещицами и проволокой.

Движения его были быстры и точны — тренировки не прошли даром. Он не имел права на ошибку. Но в душе таился страх перед тем, что произойдет в случае неловкого движения.

Он укрепил четыре стекляшки на стене, а остальные соединил проводом, сверкающим словно золото, когда на него падал случайный луч солнца. Расслышав звон посуды, выглянул наружу и улыбнулся. Потом быстро укрепил странную сетку на стене. Взял удила. Что-то щелкнуло, предмет вывернулся наизнанку и занял место в центре рукотворной паутины.

Наконец Хорманн остановился. Лицо его истекало потом, а одежда липла к коже. Он уже отвык от жары и давно не жил в таком напряжении.

Он наклонился, зачерпнул горсть пыли и припудрил сооружение на стене, чтобы оно не бросалось в глаза с первого взгляда.

«Если Сейрон войдет, — усмехнулся он про себя, — на второй взгляд времени у него не останется…»

Теперь следовало отправить первое донесение. Он надеялся, что второе будет сигналом к возвращению.

Хорманн наклонился над бывшими удилами и закончил регулировку. Пот заливал глаза, к тому же приходилось сдерживать дыхание, чтобы лучше слышать. Ему не хотелось применять оружие против Сейрона, но спокойней было исключить любые неожиданности.

Он коснулся указательным пальцем кнопки, и странное сооружение налилось слабым сиянием. Провод и стекляшки засветились.

Хорманн медленно произнес позывные и коротко отчитался, упомянув о Сейроне лишь для очистки совести.

Когда он закончил говорить, ему показалось, что одежда его приросла к телу.

«Самое трудное позади, — мысль доставила ему удовольствие. — Остальное просто».

Он отыскал ведро и вышел под обжигающее солнце.

Ограждение колодца растрескалось, но вода была холодной. Хорманн даже узнал ее вкус.

Он напоил лошадь, вышел из амбара и не спеша направился к крыльцу. В дверях показался Сейрон.

— Еще мгновение и повар поставил бы вас к стенке. Рагу перестоит и станет невкусным!

Они уселись друг против друга, и Хорманн невесело улыбнулся — слишком узок был их импровизированный стол. Хлеб лежал на тряпке, расстеленной на полу. А на столе едва хватило места для графинчика с розовым вином и тарелок с дымящимся рагу.

— Сейрон, вы сибарит, вынужденный жить по обстоятельствам.

— Ни одно событие никогда не испортило мне аппетита. Надеюсь, вам тоже.

Хорманн засмеялся. Недоверие уходило куда-то вглубь, а вместе с ним и холодный страх неудачи. Он отпил вина, и вино оказалось превосходным. Все складывалось как нельзя лучше. Вскоре он завершит свою трудную миссию.

— Кстати, Сейрон, — сказал он, приступая к рагу. — Может, расскажете о себе?

* * *

Сейрон осушил стакан, удовлетворенно цокнул языком и откинулся назад. В его удивительно живых глазах вспыхивали огоньки, но лицо оставалось бесстрастным.

«Словно кора дерева, — подумал Хорманн. — Он напоминает старого демона… Может, он наделен колдовской властью?»

Где-то в глубине души прятался страх.

— Я никто, — сказал Сейрон. — Больше никто. Вернее… как вы меня назвали?

— Сибарит.

Сейрон поднял вверх указательный палец.

— Вот-вот. Сибарит. Вы знаете, когда-то я был очень богат. Жил в громадной вилле, набитой всяческими безделушками, с видом на море. Второй такой не было…

— Вы серьезно?

Старик кивнул.

— Совершенно серьезно. Это было слишком давно. Тогда еще и слыхом не слыхали о роялистах. По крайней мере, о наших. Бомон, наверно, зачитывался баронессой Орси. Испания и Португалия были двумя разными странами, а неосоциализмом никто не увлекался. Монако оставалось княжеством, я жил в нескольких километрах от него, а вторжение французов выглядело как избитая шутка…

— Вы думаете, Бомон не читал в детстве ничего серьезнее баронессы Орси?

Сейрон поглядел на него.

— Я знаю одно. Реальность — пустая вещь, Хорманн. Эта эпоха пройдет, как и остальные. В Бомоне столько же культуры, как и голубых кровей…

— Голубых кровей? Я думал, генетики Малера…

— Ц-ц-ц! Возьмите еще мяса. Я поделюсь с вами кое-какими соображениями.

Сейрон унаследовал от отца небольшую фирму по производству электроники. В тридцать лет ему удалось подписать контракт с Международной Космической комиссией на поставку аппаратуры для первых фотонных кораблей.

— Вы представляете, о каких суммах шла речь? Один только запуск «Самофракии» к Нептуну мог прокормить меня и моих потомков, обзаведись я ими!

Хорманн покачал головой. Они перешли к овощам — к довольно жесткой репе.

— А «Ланжевен»? — спросил он.

— Вы жестоки, — Сейрон усмехнулся. — Подвела не моя электроника. Был саботаж.

— Саботаж? Тогда?

— Я говорю не о роялистах, а об азиатах. Хотя не понимаю, зачем им была нужна та катастрофа… Вы знаете, что там спасся один человек?

— Нет. Всегда сообщалось, что погибли все.

— Одному удалось спастись… Он прожил еще несколько часов. Хотя сошел с ума.

Хорманн промолчал. Его мозг пробудился. Мысли толкались и мешали друг другу. Неужели Сейрон говорит правду? Или?..

— Как же случилось, что вы теперь сидите здесь и едите репу?

— Люди прево сравняли с землей мой завод. Я помогал республиканскому Сопротивлению. И не хотел рвать с друзьями в Монако.

— А ваша вилла?

Сейрон только махнул рукой.

— У вас ничего не осталось?

— Быть может, пара ордеров на арест…

Обед был закончен. Солнце заглянуло в окна, превратив гостиную в жалкую конуру.

— Если желаете, — медленно проговорил Сейрон, — займитесь паломничеством. В конце концов, это ведь ваша вотчина. Я только квартирант.

Хорманн встал. Старик был почти прав. Разваливающееся поместье стало его вотчиной. И в ней хранилось сокровище, о котором не подозревал пройдоха Сейрон.

— Я заночую здесь, — сказал Хорманн. — Место найдется?

— Найдется…

Он не сразу направился к погребу. Сначала осмотрел сгоревшее крыло. От огромной библиотеки и двух фиолетовых комнат не сохранилось ничего. Стоило толкнуть почерневшую дверь, как та рухнула с оглушительным грохотом. Он закашлялся от пыли и с порога оглядел бывшую лабораторию старика Делишера.

Длинный стол был покрыт толстым слоем пыли. Вся аппаратура исчезла, висели оборванные провода. Никто и не подозревал, что тут было сделано величайшее после атомной энергии открытие.

Сейрон, быть может, действительно поставлял оборудование для фотонных звездолетов павшей республики, но он не мог знать связи между этой любительской лабораторией и звездами, между появлением Хорманна и разрушенным поместьем Делишера…

Хорманн повернулся на каблуках, сразу окунувшись в полуденный жар двора. Он постоял под сводом из серого камня на самом верху почти отвесной лестницы, ведущей в погреб, прислушиваясь к шуму, доносившемуся из прихожей. Сейрон, похоже, продолжал играть роль метрдотеля.

Хорманн спустился вниз. Дверь погреба была приоткрыта. И здесь явно побывали не раз. Бродяги вроде Сейрона часто выживали за счет покинутых ферм.

За каких-то три года Франция превратилась в пустыню невозделанных земель, заброшенных деревень, разбитых дорог и провалившихся мостов. Люди прево и Службы Безопасности были не в силах установить контроль над всей страной. Им приходилось считаться с организуемыми республиканцами засадами, с ночными нападениями. Угрозы со стороны европейской неосоциалистической коалиции мешали Бомону де Серву всерьез заняться наведением порядка внутри страны.

Вскоре все изменится. Но это уже не было главным. Главным было то, что лежало в этом погребе со дня начала Революции в 2060 году.

В глубине подвала окошко затеняли высокая трава и лопухи. Он остановился и прислушался. Дом показался ему пустой раковиной, вокруг которой свиристели сверчки.

Хорманн извлек светомет и перевел регулятор на минимум. Оружие стало фонариком. Узкий луч света скользнул по стене и застыл на выключателе.

Он был целехонек. Хорманн ощутил комок в горле. Старик Делишер хорошо знал свое дело.

Хорманн переложил светомет в левую руку, а правой разобрал выключатель. Затем осторожно вытянул провода. Ему нужно было всего полметра, но для верности он отмерил целый метр, чтобы не пришлось повторять операцию, поставил выключатель на место, смотал провод и сунул моток в карман.

Осталось только отослать его…

Миссия была завершена.

Не торопясь, он прошелся по погребу. Глаза его скользнули по старым газетам, хранившим тайну восхождения Бомона, историю загнивания правительства Малера и, быть может, первые из напечатанных стихов Хорманна…

Он остановился у подножия лестницы.

Сейрон ждал его наверху; глаза у него были хитрее, чем прежде.

* * *

Хорманн замер с бесполезным светометом в руке.

— Охотитесь на крыс? — поинтересовался Сейрон.

Тон старика успокоил его. Он выдавил улыбку и поднялся наверх. Засовывая оружие в кобуру, он незаметно перевел регулятор на максимум.

— Обхожу свою вотчину. Надеялся отыскать что — нибудь интересное, но, кажется, эта мысль посетила меня не первого.

— Меня она тоже посещала, — сказал Сейрон, щурясь от солнца. — Я наткнулся на удивительную подборку «Журнала астронавтики» за 2057 год и несколько книг Фора… Впрочем я искал вас, чтобы пригласить на кофе. В наши времена кофе редкое удовольствие.

Он двинулся к дому. Хорманн поспешил за ним. Ветер улегся, пыль осела и жара стала сносной.

— Кофейку отведаю с удовольствием. А что вы думаете о Форе?

Сейрон покачал головой.

— Он не разобрался в логике человеческой экспансии. Его идею о независимости колоний на других планетах трудно принять всерьез.

Хорманн едва не рассмеялся тем горьковато — печальным смехом, который охватывал его всякий раз, когда он сталкивался с непониманием великих идей: «Мы боремся за это, но никто об этом не подозревает…»

— Я прочел большинство ваших стихов, — вновь заговорил Сейрон. Он остановился на верхней ступеньке крыльца и обернулся. — Почему вы перестали писать, Хорманн? Неужели Бард Сопротивления утратил эпический дар, который некогда его прославил?

— Нет, просто бросил писать. Может быть, еще вернусь к своему ремеслу. Не считаю слово достаточно эффективным оружием.

Они вошли в гостиную, Сейрон указал на дымящийся кофейник на столике и продекламировал:

Из колеи их колеса

Вставали языки огня

И содрогались небеса

Их вызов в высях хороня.

Их воины в огне зарниц

Покрыли панцирем простор

А клочья иссеченных птиц —

Кровавым снегом гладь озер.

Хорманн восхищенно присвистнул.

— Теперь я верю, что вы читали мои стихи. Вы первый человек, сумевший процитировать больше двух строк.

— Я очень люблю «Орду». Ну что ж, прошу к кофе. Вместо чашечек стаканы, но…

— Знаю, в наши времена…

Первый глоток обжег горло. Хорманн почти осушил стакан вкусного напитка, как вдруг перед глазами у него все поплыло. Он тряхнул головой.

— Черт возьми! Сейрон…

И услышал четкие и понятные слова Сейрона:

— Забыл сказать. Среди книг Фора я обнаружил кое-что еще. Записную книжку Делишера. Очень интересный документ, Хорманн. Очень.

Хорманн попытался встать, но зад словно прирос к стулу. Он потянулся к оружию, но рука налилась неимоверной тяжестью. Кровь по жилам все же бежала. И бежала слишком быстро. Она била в виски тысячами барабанов и жгла грудь.

— Вы помогли мне, — продолжал Сейрон. — Я ждал, чтобы вы сделали работу за меня. Я не знал, куда Делишер запрятал пленку, но главное, что она досталась мне. Весьма плохо сыграно, господин роялист. Хотя вы поэт, а наши времена не для вас. Жаль.

Хорманна затошнило. Он отчаянно боролся с собой. Потом упал со стула и остался лежать, прислушиваясь к звучащему в голове барабанному бою.

— Это простое снотворное, — произнес голос Сейрона. — Когда вы проснетесь, я буду далеко…

Хорманн хотел сказать, что тот ошибается, играет на руку ненавистному врагу. И фразы в его голове складывались четкими и понятными.

Но слова, которые он хотел произнести, поглотила ночь.

…Он слышал свое имя в туманном и тяжелом сне. Он был в погребе, но далеко от поместья и стоял склонившись над человеком с темным квадратным лицом и синими-пресиними глазами, начавшими выцветать после долгих недель страданий. Тело человека скрывал прозрачный мешок, наполненный обезболивающими препаратами.

Белые губы снова произнесли его имя.

Жаку Делишеру оставались считанные мгновения. Еще никому не удавалось выжить после роялистской каторги на Марсе.

Он еще ниже склонился над умирающим, и мрак подвала словно сгустился, накрыв их темной ночной волной…

Он открыл глаза.

Виски ломило от боли.

Он видел ножку столика и осколки стакана. Воспоминания медленно всплыли на поверхность, и Хорманн привстал.

Сейрон перехитрил его, а он показал себя полным идиотом.

— Слишком много риска, — пробормотал он. — Я бы никогда не выкрутился в одиночку.

Хорманн тряхнул головой. Ноги были невероятно тяжелы. Он едва перевел дыхание после первых шагов, остановился и оперся на столик.

— Опоили как ребенка…

Он собрался с силами и выглянул в окно. Розовые полосы на небе говорили о приближении сумерек. В саду стало прохладно. На север тянулась стая птиц.

Теперь можно было не спешить. Сейрон обыскал его и нашел моток проволоки. И прихватил светомет. Но это не имело ни малейшего значения. Старик, скорее всего, решил завладеть лошадью и отправился…

Хорманн с улыбкой вышел из гостиной. Он знал, что Сейрон едва успел переступить порог амбара и бросить взгляд на передаточную антенну. На той стороне постоянно дежурили техники. И сделали все необходимое.

Хорманн постоял на крыльце. Пыль двора еще хранила послеполуденный жар. Вдали лаяла собака. Поместье Делишера напоминало огромный памятник прошлым векам, тем векам, когда люди вели бесконечные сражения, шрамы от которых зарубцевались и исчезли один за одним…

Сейрон лежал у трактора. Падая, он рассадил лоб о машину. Светомет отлетел метра на два и валялся рядом с антенной. Хорманн поднял оружие и перевел регулятор на минимум. Включил его. По сетке пробежали искорки. Каждая стеклянная деталь превратилась в огромный сверкающий бриллиант.

Он всмотрелся в лицо Сейрона. Техники воспользовались банальным, но эффективным способом психошока. Он знал, что надо делать, но все же потратил немало времени, чтобы привести Сейрона в чувство.

Лошадь в глубине амбара переступала с ноги на ногу.

Сейрон пошевелился, и его глаза остановились на кружке света. Потом он сел и ощупал лоб.

— Всему своя очередь, — заметил Хорманн. — Вы не могли выиграть, Сейрон. Даже у такого беспечного противника, как я.

— Ничего не понимаю.

Слова с трудом сорвались с губ Сейрона. Его лицо казалось еще более старым, словно обожженным пламенем гигантского солнца. Оно напоминало маску демона, в глазах которого сверкала ярость.

«Он опасен, — подумал Хорманн. — Ему удалось усыпить мою бдительность… Но против нас он бессилен».

— Сейрон, вам не кажется, что пора объясниться? Партия закончилась, даже не начавшись.

— Партия началась, господин Хорманн! — Сейрон почти кричал от ненависти. — И будет продолжаться еще долго. Пока вас и вам подобных не уничтожат до последнего. Вы представляете собой клику мерзавцев, каких уже было немало в нашей истории. Республика снова вернется. Даже несмотря на то, что вы пользуетесь плодами научных исследований. Но у нас тоже есть ученые. Делишер был из наших… Он открыл нечто великое, но вам не удается этим воспользоваться. Он умер как мужественный человек. Даже если вы выиграете сегодня, смерть его не окажется бесполезной…

— Хватит болтовни, — устало прервал его Хорманн. — Вы так ничего и не поняли.

— Жака Делишера сослали на Марс, — продолжал Сейрон, не слушая Хорманна. — У него не было ни малейшего шанса выстоять. Вы вырвали у него секрет под пытками, и вас послали за пленкой. Но мы предусмотрели это, Хорманн. Я жду вас здесь уже несколько недель.

— Не меня, — усмехнулся Хорманн. — Почему вы считаете меня агентом роялистов? Бомон, надо думать, послал 0ы нескольких агентов.

Сейрон оскалился.

— Смешно, Хорманн. Совсем смешно… Прованс не оккупирован, и роялисты не любят здесь появляться. Как, впрочем, и в других французских провинциях. Нет, Хорманн. Вы прибыли один.

Хорманн молча смотрел на странно загорелое лицо, и мысль о беспощадном солнце, которое превратило кожу в обожженную глину, вдруг принесла разгадку.

— Меркурий, — выдохнул он. — Вы были на Меркурии!

Глаза Сейрона засверкали.

— Верно, Хорманн. Я занимался электроникой на этом выжженном шарике. Мне нет шестидесяти восьми. Мне столько же, сколько и вам. Станция Терминатор изнашивает людей. Вы не можете узнать… — Он саркастически усмехнулся. — Но в силах себе вообразить? Вы написали несколько стихотворений о Меркурии. Вы все угадали. Солнце там иногда заполняет небо целиком и слепит даже сквозь черные фильтры…

— Быть может, вы там и набрались ненависти и приобрели вкус к борьбе. Я никогда не сомневался в жестокости роялистов. Но вы ошибаетесь.

— Старик Делишер не мог ошибиться. Я уже говорил, что нашел его записную книжку. Он там кое-что написал о вашем отце… и о вас. Полагаю, он хорошо вас знал. Он угадал в вас стремление к могуществу, жажду власти, понял, куда вы пойдете…

Хорманн пожал плечами, чувствуя лишь усталость и печаль.

— Делишер не был психологом, Сейрон. Не стоит полагаться на его суждение. Он едва доверял собственному сыну и, думаю, чудом доверил ему тайну своего открытия… Он был всего-навсего великим ученым. Понимаю, вы могли заблуждаться…

— Я не заблуждаюсь! — крикнул Сейрон. — Я ждал агента-роялиста и дождался. Меня это расстроило, ибо я действительно читал ваши стихи, Хорманн. Я верил, что они воспевают революцию, все великое и чистое. Но теперь понимаю, что вы обрушились на нас, на борцов Сопротивления. Вас никогда не устраивало, что ваш отец был арендатором, и вы хотели сделать поместье своей вотчиной. Вотчиной изменника, Хорманн…

— Хватит! — голос Хорманна сорвался от гнева. — Ад Меркурия свел вас с ума! Впрочем с ума сошли и те, кто ослеплен борьбой. Вы — истинный француз, следует это признать. И всегда опаздываете на одну войну… Мир вокруг вас меняется, но потребуются годы, чтобы вы это поняли. В моих стихах никогда не воспевались Революция или роялисты. Стихи относятся даже не к этому миру, Сейрон, а к другому, единственному, который я признаю — к Марсу. Пока вы плетете заговоры против жалкой марионетки Бомона, который падет сам через десяток лет, европейские корабли несутся к звездам. Азиаты, американцы и Славянские Республики осваивают Афродиту, готовятся к высадке на Альтаир…

— Мы тоже, — воскликнул Сейрон. — Мы могли бы добиться успеха. Имея в руках открытие Делишера. Европа согласилась бы помочь нам опрокинуть Бомона…

— Примерный патриот! — оскалился Хорманн. — Вы считаете, что живете в XVII веке? Это не Варенн. И дела идут не так, как вы предполагаете. Какое открытие, по-вашему, сделал Делишер?

На несколько секунд воцарилась тишина. Потом Сейрон вздохнул и пробормотал:

— Сверхдвигатель. Способ достичь световой скорости, открыть людям дорогу к звездам…

Хорманн гневно схватил его за руку.

— Дайте мне моток! Быстрее!

Сейрон нехотя повиновался. Хорманн выпрямился.

— Смотрите! — прошипел он сквозь зубы. — Старику Делишеру удалось переснять все документы на пленку и спрятать ее в оболочку провода. Для вас эта вещь бесценна. Для меня — лишена всякой ценности. Вы все еще не поняли? Я явился за пленкой, но могу уничтожить ее, ибо мы знаем, что здесь записано!

Он перевел регулятор светомета, бросил пленку на пол и сжег ее во вспышке голубого пламени.

Когда Хорманн поднял голову, то заметил слезы в глазах человека с Меркурия.

— Поймите, Сейрон, — с нажимом заговорил он. К нему вернулось спокойствие. — Через два года Марс обретет независимость, а вы даже не будете ничего знать о нас. Мы вытащили Жака Делишера с каторги. Он умер, сообщив нам тайну отца. Мы уже уничтожили каторгу. Через год нам будет принадлежать северное полушарие… И тогда мы сможем диктовать свою волю Земле, если захотим, ибо у нас есть то, что вы хотели предложить европейцам за их помощь. Мы этим уже обладаем. Мы сами открыли это!

— Сверхдвигатель, — простонал Сейрон.

— Нет… Не сверхдвигатель. Куда лучше, Сейрон. Вы опять отстали. То, чем мы обладаем, кончает с армадами фотонных звездолетов. Мы открыли передатчик материи, Сейрон! — он выкрикнул термин, наслаждаясь обескураженным лицом противника. Затем понизил голос и продолжил почти доверительно. — Передатчик материи, ясно? Миллиарды и миллиарды километров, которые преодолеваются в мгновение ока. Звезды в таком случае оказываются на расстоянии вытянутой руки. Стоит послать один корабль с передатчиком и… хоп! Любые грузы пересекут световые годы. Корабли пойдут от системы к системе. Затем настанет черед человека… И эта власть у Марса!

Сейрон медленно качал головой. Хорманн противник опаснее, чем роялисты, и с этим врагом придется считаться. Ему показалось, что он видит дурной сон, в котором ему не осталось места.

— Вы правы, — процедил он. — Если в ваших словах есть хоть капля правды, мы отстали. И Земля попадает под вашу власть. Теперь я могу умереть спокойно. Мне больше нечего делать.

Хорманн вгляделся в него.

— Ну нет, вы не умрете. По крайней мере, надеюсь на это. — Он показал на антенну. — Любезные техники, следящие за нами с той стороны цепи, с удовольствием проведут опыт на вашей персоне! Вам предстоит путешествие на полсотни миллионов километров. Вы не можете оставаться на Земле, Сейрон! Вы достаточно умны, чтобы заронить сомнение в несколько толковых голов. Я улечу обычным звездолетом, он ожидает меня на юге. Передача человеческих существ без повреждения клеток еще недостаточно надежна. Но у нас не каждый день бывают подопытные кролики. У вас есть шанс, Сейрон. Я уверен, что мы еще увидимся в Генштабе на Экваторе.

Он улыбнулся и отступил к порогу. Сейрон поглядел на антенну.

— Мне не страшно. Я любопытен, Хорманн. И спрашиваю себя, если это просто…

Он не договорил.

Стеклянные детали замерцали голубоватым светом, ослепительно вспыхнули, и Хорманн прикрыл глаза рукой. Когда он опустил ее, Сейрона не было.

Он вздохнул и подождал несколько секунд. Представил себе разъятое на электроны тело, несущееся через пространство, обычный сигнал в эфире…

Потом подошел к стене и вызвал техников.

Когда он выпрямился, его лицо сияло. Он вышел во двор и взглянул на небо. Над кипарисами блестела Венера. Красное пятно Марса было еще невидимо. Но Сейрон уже прибыл туда со скоростью мысли — в полном здравии.

Хорманн постоял во дворе, вернулся в амбар и быстро разобрал антенну. Удила вновь стали обычным куском металла, а стеклянные детали улеглись на дно мешков.

Через мгновение он уже сидел в седле и медленно удалялся от затихшего поместья Делишера. Ни разу не обернувшись, чтобы бросить прощальный взгляд, он выбрался на пыльную дорогу, заросшую лопухами, и повернул на юг. В фиолетовой тьме трещали сверчки.

Где-то на средиземноморском побережье его ждал звездолет…


перевод А. Григорьева

Афродита (2080)

Планета семи масок

«Через двадцать лет после организации первой базы на Афродите в системе Сириуса напряженная политическая обстановка начала перерастать в кризис. Европейцы Гундта и тихоокеанцы, высадившиеся на Афродите первыми, пытались любыми средствами сдержать поток людей и оборудования, хлынувший из марсианских передатчиков материи. К этому следует добавить влияние Церкви Экспансии и появление беженцев, спасавшихся от Американского Хаоса. Но человек постоянно меняется, а звезды стали менять его быстрее, чем он опасался или надеялся… И кризис на Афродите разрешился сам собой».

«ГАЛАКТИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ»

— Что говорят о Гранднеже, Клер?

— Не знаю. Наверно, ничего. Ты же знаешь, цензура…

— Иногда удается прочесть правду между строк, — мужчина беспокойно ерзал на большом синем диване. — По крайней мере, часть ее.

Он щелкнул пальцами, но жена не обратила на щелчок внимания — это был привычный жест, и он то и дело повторял его. Сегодня он был в особо взвинченном состоянии. И Клер понимала почему. Но промолчала. Ей не хотелось ввязываться в бесполезный спор, избегая прямого разговора, — так требовали нынешние пуританские времена. Ведь речь зайдет о Ги. Неделю назад началось лето.

Лето 2080 года. Оба они знали, что корабль уже добрался до Афродиты. А потому чаще обычного надевали аудиовизуальные шлемы. Она была уверена, что муж сейчас тоже думает о Ги.

— Тихоокеанцам там ничего делать, — сказал он.

Быть может, то был конец монолога, который она не

слышала. Мысли ее витали далеко отсюда. И так происходило все чаще. Она заметила, что муж надел шлем и машинально протянула руку, чтобы взять свой, но спохватилась — смотреть было нечего. Если ему хочется понапрасну травить себя, пусть.

— Тебе не о чем говорить со мной? — спросила она, зная, что все равно не перекричит звук в шлеме. Она не знала, зачем задала вопрос. Ее вдруг охватила странная усталость. Клер тряхнула головой, закрыла глаза и удивилась отсутствию темноты или полумрака с цветными всполохами, как бывает, когда закроешь веки от солнца или яркого огня. Глаза резал ослепительный свет.

Гостиная бешено кружилась перед ней, она испугалась, что теряет сознание, судорожно вцепилась в подлокотники кресла и едва не закричала. Вдруг осознала, что происходит, и застыла от удивления и радости. Как же она забыла о крохотном устройстве, вживленном в мозг! Клер зажмурилась. Ги? — мысленно спросила она. Хотя знала, что разговор невозможен. Это была не телепатия. Ги всегда смеялся, когда она намекала на нее. «Даже венерианские слономоржи могут общаться, только находясь в соседних долинах», — разъяснил он с горечью, которая тоща показалась ей преувеличенной.

Клер? Имя пронзило день за ее веками. Голос был четкий и громкий. Она не смогла сдержать судороги страха и радости и открыла глаза. Муж, похоже, спал, запрокинув голову под тяжестью шлема. И она поспешно вернулась в день, где ее ждали…

Клер, я проснулся! Ты слышишь меня? Очень хочется, чтобы ты слышала меня! Я нарочно говорю очень громко, устроившись перед хрустальным кубом, и боюсь, что делаю это впустую, что они подсунули нам игрушку. Фокус психолога, чтобы мы могли выдержать нагрузки, когда бодрствуем. Хотелось бы, чтобы все это было правдой, Клер… Через сколько лет ты услышишь меня? По нашим часам прошло четыре года и два месяца. Мне повезло, я так любил поспать. Помнишь? По утрам ты звонила мне, пока я окончательно не просыпался. А потом требовала с меня половину стоимости разговора, жадина!.. Клер, это было целых восемь лет назад! А сейчас все запуталось из-за уравнений Денборга… Теперь можешь отвечать мне. Когда твой вызов дойдет до меня, я буду уже на Афродите. И буду там… уже восемь лет! Боже, сколько времени утекло! Клер, мы об этом не подумали. Сколько раз мы сможем переговорить до того, как умрем? Сколько?

Когда голос замолкал, ей казалось, что она слышит рев корабельных двигателей. Ги и ее разделял барьер более неодолимый, чем смерть. А, может, он уже умер?.. Клер с ужасом отогнала неприятную мысль. Не дай бог, он ощутит ее…

Хочешь, я расскажу тебе о пространстве? О том, как я его вижу здесь? Ты говорила, что как-то путешествовала на Луну. Но если бы ты видела это море звезд… Наверно, виноваты пресловутые зоны поглощения, но звезд здесь в сотни раз больше, чем видно с Земли. А кроме того появились тысячи зеленых и красных облаков газа. Наше солнце пока видно. Оно желтое и сильно блестит. Рядом с ним сверкает огромный оранжевый шар, но я не помню его названия. Может, он обозначен просто цифрой. Вот Сириус прямо по курсу. Ты тоже можешь увидеть его… Даже с Земли. Правда. Вряд ли ты покинула Тулон. Не думаю, что Жорж согласился на переезд в южное полушарие. И не думаю, что ты сама захочешь переезжать. Из нас двоих ты пострадала меньше. Ты просто приняла правила этой эпохи. Дорогая квакерша… Нет, я не в силах говорить об этом сейчас. Минуты слишком коротки. Генератор жрет огромное количество энергии, а у каждого из нас равная и весьма маленькая доля…

Молчание, потом только шум. Она вздрогнула, почувствовав на плече руку.

— Хочешь выпить?

Рядом с ней стоял муж. Шлем оставил на его щеках белые полосы. Он внимательно разглядывал ее. Клер отрицательно покачала головой.

— Они оставили Гранднеж.

«Да пусть они провалятся в ад вместе со своим Гранднежем!»

— Венецианцы теперь предоставлены самим себе. Блокаду им не…

«Плевать я хотела на венерианцев! Плевать я хотела на тебя! Или ты не видишь, что он говорит со мной? Через световые годы».

Она вновь закрыла глаза.

Клер?

— Ты еще не хочешь спать?

«Оставь меня в покое на пять минут! Всего на пять минут!»

Хотелось бы спросить тебя. Насчет того устройства…

— Я пошел спать. Спокойной ночи, Клер.

Почему ты согласилась?

Она на мгновение приоткрыла глаза и заметила сутулую фигуру мужа в дверях спальни. Там загорелся свет, дверь скользнула на место за его спиной.

— Спокойной ночи, Жорж.

Когда ты вызовешь меня, ответь на вопрос. Это очень важно для меня. Я хочу знать, почему ты согласилась на операцию, почему хочешь слышать меня, хотя ни тебе, ни мне это не нужно. От всего этого легко сойти с ума. Конечно, в любой момент устройство можно извлечь. Но ты ведь этого не сделаешь и всегда будешь спрашивать себя, жду ли я твоего послания и жив ли я. Ты поступишь, как принято в Европе. Будешь уважать мужа и оберегать того, кого любишь… Так? У меня остается еще десяток секунд… После вахты меня снова уложат в анабиоз. Мы прошли примерно полпути. Когда проснусь вновь, мы будем в нескольких часах хода от Афродиты. Ты должна знать, чем мы там будем заниматься. На Афродите идет что-то вроде войны. Ты Слыхала о ней? Тебя всегда немного интересовала политика. Но европейцы не понимают значения таких миров, как Афродита. У Четырех Марсианских Провинций есть передатчики материи. И, надо признать, с ними они завоюют множество миров. Им не понадобится металлическая штуковина в голове и хрустальный куб, чтобы вести разговор через бездны пространства… И мы постараемся…

День за опущенными веками опрокинулся, взорвался белыми вспышками. Ей стало трудно дышать, она открыла глаза и заметила, что стоит около балконной двери. От ночной прохлады знобило. Клер закрыла глаза, но за веками была пустота. Она постояла у окна, потом, не задерживаясь дольше в гостиной, вошла в спальню, где у кровати тускло светился ночник, и одетой улеглась в постель, уже зная, куда надо идти завтра. Она вызовет его…

* * *

Ги Маркель долго оставался в полной неподвижности. В его мозгу был всего один яркий и четкий образ. Он ощущал его, как ощущал собственное тело… Вдруг раздался треск, и Ги насторожился. Сидящий внутри образ пришел в движение, превратившись в пейзаж перед кустами, которые скрывали его. И он всем телом ощутил влажную жару почвы, яркое солнце, чьи лучи пробивались сквозь гигантские заросли, запахи псевдолеса — зверья и странной растительности.

Он расслышал неясный шум, сотканный из тысяч звуков, призывов, шорохов, шуршания в листве, возникли лица, наложившиеся на краски Афродиты. Он разом все вспомнил. Ги наклонился и осмотрел ногу. Рана еще не зарубцевалась, но лекарство сделало свое дело — боль отступила. И пропала тошнота. Что могло (только могло) означать, что амебы покинули его желудок в поисках менее экзотичного обиталища.

Нападение застало экипаж катера врасплох, и они не сумели организовать оборону. Теленсен даже не успел предупредить корабль. Кто мог ожидать, что солдаты Четырех Провинций так хорошо информированы и контролируют сектор, расположенный вдали от зон их влияния. Земляне из осторожности решили сесть в пятистах километрах от ближайшего марсианского поста. Они предполагали, что их посадка будет замечена. Но никак не ожидали, что нападение будет таким внезапным, жестоким и быстротечным. Он осторожно встал на колени, дернулся от боли и упал на бок.

Потом огляделся в поисках опоры. Ги провел в своем растительном гнезде около четырех часов, большей частью в полубессознательном состоянии, воспринимая окружающий мир, хотя мозг его был отключен. Таково было побочное действие лекарства. Широколистная трава под ним примялась и поблекла. Но по одному этому трудно было судить о прошедшем времени. И трава была не совсем травой (названия и фотографии промелькнули в его голове)…

Ги заметил справа от себя толстую палку без листьев, протянул к ней руку в перчатке. Палка сжалась и исчезла в зарослях, как только он коснулся ее. Маркель вздрогнул, уперся обеими руками в землю и с трудом встал на ноги. Удивление вернуло ему память. Он вспомнил название «палки» — змеевидная ищучка. К счастью, безобидная, ленивая вегетарианка.

Он оторвал ноту от земли, повертел стопой, ожидая вспышки боли. Боли не было, и Ги сделал шажок. Потом второй. По голове скользнули листья — эти были настоящими, прохладными и почти зелеными. Он вышел на ослепительный свет, и жара застала его врасплох. Где-то в карманах комбинезона лежали солнцезащитные очки. Он долго искал их, и только надев, смог поднять голову. Вот что такое два солнца! Свет ослеплял даже сквозь специальные фильтры. Солнце поменьше выглядело пылающей искрой.

Маркель снова осмотрелся. Он стоял на краю равнины, вдали на горизонте вырисовывались округлые формы охряного цвета, которые вполне могли быть холмами. А может колониями коринок или останками желиантов… Он поднял капюшон комбинезона и снова пустился в путь, включив климатизатор. Через дюжину шагов понял, что тот не работает. Наверно, в батарею попал осколок.

Ги вдруг спросил себя, что делает здесь в полном одиночестве на раскаленной равнине, с раненой ногой и избытком лекарства в крови. Неплохо бы взглянуть на посадочный катер, оставшийся в нескольких сотнях метров отсюда. Но в каком направлении? Маркеля ранило в момент, когда он пытался извлечь тяжелый лазер. Он рухнул на землю и на мгновение затих в громыхающей ночи. Потом вскочил и, обезумев от паники, ринулся прямо сквозь цепь врагов — от нее к катеру тянулись разноцветные лучи.

Маркель помнил запах земли, сожженной светометами, и бегство напуганных псевдорастений. Он проскочил метрах в десяти от марсианской батареи и нырнул в мерзкую вонь болота. Потом долго плыл в теплой воде, и ноге стало легче. Выбравшись на берег, он продрался сквозь кусты, спугнул странное кудахтающее существо с горящими глазами и поднял рой насекомых-свистунов. Бег, ночь и боль слились в какой-то сплошной жаркий кошмар, в висках стучала кровь. Он добрался до зарослей на краю равнины и, уже проваливаясь в беспамятство, успел впрыснуть себе лекарство. Это было нетрудно — стоило нажать кнопку на поясе.

Ги пошел налево. Потом остановился и задумался. Вряд ли за ночь он пересек всю равнину. С такой раной ему наверняка не удалось бы пробежать больше километра. Значит, посадочный катер был недалеко. Он вернулся к псевдолесу. На лужайке почва была истоптана и выглядела красной и блестящей, словно ободранная плоть. Змеевидная ищучка… нет… зверь вдруг возник из мрака. Белорыл. Этот тоже безопасен. Он остановился и с улыбкой стал рассматривать зверя, давно ставшего на Земле персонажем мультяшек. Белорыл был даже союзником, ибо питался растениями и врагами человека.

Животное трудно было назвать громадным, хотя в нем было метра два. Больше всего оно напоминало коричневый бочонок. И ходило переваливаясь на коротеньких толстых лапах с одним-единственным когтем («шило» легко раскапывало землю), похожим на бивень. К бокам были прижаты крылышки. Но они позволяли только смешным образом подпрыгивать. Приплюснутая голова с добрыми глазами плюшевого медвежонка и носом картофелиной, который морщился, как у земных кроликов.

— Привет, топтыга, — произнес Маркель, чтобы услышать свой голос.

Белорыл сморщил грязно-белый нос, издав скрипучий звук. Затем подпрыгнул на месте и заковылял прочь. Отойдя, замахал крылышками и запрыгал, как громадная резиновая игрушка.

Маркель посмотрел вслед зверю и приблизился к разноцветной стене псевдолеса. Меж двух темно-фиолетовых стволов возникла змеевидная ищучка (ее, похоже, и искал белорыл), подпрыгнула, вонзилась в землю и снова превратилась в палку.

Маркель обогнул ее, протиснулся между какими-то пульсирующими стволами, сплошь усыпанными листьями и цветами. Он не знал, куда идти. Искать катер бессмысленно. Марсиане наверняка оставили там засаду. А может, сделав свое дело, исчезли так же внезапно, как и появились.

Что предпримет корабль? Пошлет новый катер или разведторпеду с парой пилотов. Те сядут вблизи уничтоженного катера… Значит, надо подобраться к нему, если он не хочет, чтобы его сочли погибшим.

Он был уверен, что бежал недолго. Его ранило, когда он стоял у носа катера и возился с тяжелым лазером. Он тогда рванулся прямо вперед. Катер в этот момент… Но он не помнил, куда смотрел нос катера — на север или на юг. Рассуждения ничего не стоили. Надо было идти вперед, пытаясь отыскать лужайку. Ведь он мог проплутать в псевдолесу не один час и не одни сутки.

Пожар… Может, узнать направление по пожару? Он принюхался, пытаясь ощутить запах горелой растительности, но если запах и был, то он тонул в тысячах других, резких и сладковатых, раздражающих и пьянящих. Ги снова пустился в путь, осмотрев висящее на поясе запасное оружие. Большой светомет он потерял во время нападения.

Ги вовремя заметил перед собой ресничку холодушки. Он так часто видел картинки, что не стал терять времени — нажал на спуск, и почва закипела вокруг стволика, который опал, как сожженный цветок. Маркель подумал о главном теле, прятавшемся метрах в двух-трех под землей. Гигантская холодушка спала, ожидая жертву, спала и выжидала, раскинув вокруг сеть чувствительных ресничек, реагирующих на звук и не оставляющих ни малейшего шанса неосторожному животному. Холодушка была лакомкой…

Он тщательно оглядел землю вокруг, прежде чем двинуться дальше. Ресничек обычно было очень много. Но он не заметил ничего подозрительного. И вышел на тропу, пробитую крупными обитателями псевдолеса. Трава была сухой и примятой, с деревьев свисали обломанные ветки, из которых сочился похожий на кровь сок.

В псевдолесу Афродиты было невозможно узнать, где кончалась растительность и начинались животные. На первый взгляд вокруг стояли обычные деревья, кустарники, усыпанные листьями, плодами и огромными цветами. Ученые выявили странные симбиозы и не менее странную мимикрию растений и животных. Но все-таки было ясно — день безопасней ночи. Многие формы жизни прятались днем от палящего жара двух солнц. Днем в основном царила растительность, если не считать ищучки, белорыла или рычуна, но и те предпочитали влажные места.

Маркель прошел по тропе метров двести, остановился на развилке, где росло дерево с хилым желтоватым стволом, покрытым мягким ворсом, как большинство деревьев Афродиты. Ги вдруг вспомнил о хрустальном кубе. Он уже устал, а потому улегся на мягкую землю, на всякий случай осторожно ощупав ногой пару моховых подушек, оказавшихся поблизости.

Генератор наверняка разрушен. А потому, Даже добыв куб, он не сможет вызвать Клер. Но корабль обязательно вышлет подкрепление. И, быть может, его найдут.

«Надо только подождать, — сказал он себе. — Может, она уже вызывала его в первые дни? Тогда я вскоре услышу ее!» От лекарства мысли в голове ворочались вяло, и все же он с ужасом подумал, что послание могло прийти, когда он валялся в беспамятстве.

«Если услышу ее голос и закрою глаза, то окажусь рядом с ней». Потом отогнал эту мысль. Он попал на Афродиту из-за Клер. Из-за Клер и морали отставшего от жизни общества. Он бежал от всего этого, удрал, и тот мир перестал для него существовать. Расстояние, разделявшее их, зачеркнуло все. Он был один, и если выживет, снова начнет в одиночку. Он отправился на войну и успел потерпеть поражение. Ну и пусть… Если он выкарабкается, то найдет самого себя, и заживет, как на Земле. Но без Клер.

Он вдруг вскочил на ноги, вопя от боли, но та уже почти прошла. Схватился за правую щеку и нащупал маленькую дырочку — на пальце осталась кровь. Ги подошел к дереву. «Зараза!» Потянулся за оружием. Потом махнул рукой. Пользы от оружия не было. Зло уже свершилось. Он осмотрел ствол и заметил крохотные отверстия, через которые дерево-метатель выстреливало свои семена. Стоило теплокровному животному пройти рядом с ним, как включался инстинкт воспроизводства, и животное получало в награду зародыш. Если не принять нужных мер, тот начинал развиваться под кожей.

Особой опасности не было, ибо, если верить ботаникам, через десяток дней крохотное растеньице, насытясь животным белком, выпадало и укоренялось в земле. В белорылах всегда сидело по нескольку семян, и они от этого не страдали. И все же Маркель, отойдя от дерева, выковырял семя. Операция оказалась болезненной. Наконец он извлек небольшую черную пирамидку и прижег ранку.

Он наугад пошел по одной из тропинок. Оставалась надежда отыскать катер до наступления ночи. Тогда он смог бы переночевать в нем и ждать весь следующий день. Если корабль так и не подаст признаков жизни, он будет искать выход сам. Быть может, марсиане не уничтожили катер, тогда он найдет карты. И вернет себе куб.

В столице — в Грегори — достаточно энергии на десяток посланий, в которых он расскажет Клер о своем одиночестве в псевдолесу Афродиты, что, в восьми световых годах от Средиземноморья… Он обязательно отыщет куб. И что-нибудь из провизии — на сухом пайке не продержаться.

Другой выход — сдаться врагу. Или отыскать следы людей. Разжечь костер и подать дымовой сигнал. Привлечь внимание, спалив целый псевдолес. На Афродите достаточно независимых колонистов. Многие объединились в деревни или фермы, а кое-кто построил на Свободной Территории дома-крепости, где их хозяева были королями и владели таким количеством земли, что любой средневековый феодал лопнул бы от зависти.

Вся их миссия казалась ему теперь полной бессмыслицей. Ги не понимал, как они вообще рассчитывали воевать с марсианами. Земляне провели в анабиозе долгие годы, чтобы высадить десант и захватить передатчик материи. Всего-навсего. Правительство Гундта приняло самое идиотское решение. Их затея не могла быть успешной. И за эту глупость шестеро уже заплатили жизнью.

«А седьмой и сам сдохнет», — усмехнулся Маркель. Он уже сомневался, что корабль пошлет помощь. Их уничтожили, и дело списано в архив. Корабль может официально сесть в Грегори, и обе стороны промолчат о стычке. Все кончится, как в заурядном случае с попавшимся шпионом. Проигравших просто забывали.

Маркель подумал, как он доберется в Грегори и обвинит Конфедерацию Четырех Провинций в уничтожении экипажа катера. И никто не станет его слушать. Хотя, возможно, тайно помогут. А если он не захочет молчать, ему заткнут рот. Отношения между сторонами были слишком натянутыми. Если равновесие и нарушится, то повод к этому будет серьезным, событие произойдет из ряда вон… А из-за уцелевшего в схватке человека, который смог выбраться из псевдолеса, суетиться никто не станет.

Маркель теперь понимал, что мог спокойно появиться на Марсе, воспользовавшись передатчиком материи. Стоило только перейти на сторону Четырех Провинций. Но Клер была европейкой и слишком часто повторяла это. Под знамена победителя следовало стать после прощания. Нельзя же покидать желанную, но недоступную женщину со словами: «Привет, я решил поменять лагерь». Но, улетая с Земли, Маркель не подумал об этом.

И теперь сожалел о своей глупости. Он даже подумывал, не сдаться ли марсианам в плен. Почему бы им не принять его? Или устранить, как нежелательного свидетеля тайной войны.

Тропа кончалась у ручья с пахучей водой. Значит, он шел правильно. На том берегу росли кусты — их листья подозрительно шевелились, и они совсем не походили на безобидные растения. Маркель предпочел их уничтожить.

Кусты густо дымились, когда он ступил на другой берег. Потом пришлось уничтожить еще одни заросли, и од испугался, что начнется пожар. Но пламя быстро угасло во влажной массе трон га, сплошь усеянной гнусными ротовыми отверстиями. «Троонг!» — во все стороны брызнула вонючая жидкость. Несколько капель долетело до Маркеля, и его едва не вывернуло от ужасной вони.

Псевдолес поредел, и он вышел на первую лужайку, красную и поблескивающую под солнцами. В центре высилась округлая громада желианта. Существо спало. Маркель понял это, заметив, как опадают на вершине округлого брюха пучки волос. Желиант напоминал огромную шляпку гриба. Существо запросто могло проглотить человека, ибо проснувшись превращалось в один гигантский рот — Маркель видел это в фильмах.

Он осторожно обогнул спящую громадину и вдруг услышал выстрел. Над лужайкой раздался свист, желиант взревел. Его огромный рот раскрылся, существо завертелось на месте, как волчок.

Желиант был ранен, и Маркель поспешил укрыться в кустах, не теряя времени на проверку, — настоящее растение прячет его или нет. Он спрятался в листьях, снял с пояса светомет и огляделся. Желиант с ревом подпрыгивал на месте. Маркель видел рану в его брюхе. Волосы-щупальца со свистом рассекали воздух. Раздался еще один выстрел, и громадина рухнула на землю. Маркель увидел присоски. Из раны вытекал ручей блестящей крови с сильным пряным запахом.

На лужайке появился первый марсианин. Высокий, сильно загорелый блондин со стрижкой ежиком. Форма на нем была порядком потрепана, но на груди сверкала эмблема Четырех Провинций — золотой кулак в красном круге. Обеими руками он держал многозарядный карабин. Потом из кустов вышел второй марсианин, он развлекался с ищучкой — та безуспешно пыталась ухватить его за руку. На рукаве у него желтела повязка начальника патруля.

Маркель медленно привстал на колени, забыв о ноге, и та тут же напомнила о себе. Он скрипнул зубами, откинулся назад. Листья предательски зашелестели. Но марсиан интересовал только желиант. Они обменивались шутками и хохотали.

Через несколько минут солдаты снова углубились в лес. Маркель не понимал, зачем оии прикончили желианта. Люди уже начали отрицательно влиять на экологию Афродиты: лет через сто на планете не останется ни желиантов, ни ищучек.

Он ждал еще некоторое время, затем выбрался из укрытия и обогнул огромный труп. Две реснички холодушки уже ощупывали рану, и гудел целый рой мух. Он вздрогнул, услышав булькающие звуки, и не сразу отыскал глазами приу. Небольшое животное с наслаждением лакало из лужи крови — длинный язык подбирал все до последней капли. По его спине пробегали волны удовольствия, а собачьи глаза словно смеялись. Маркель вдруг ощутил голод. Он извлек из кармашка на поясе пару таблеток и проглотил, пытаясь думать о чем-нибудь более существенном. Пожалуй, следовало двинуться за солдатами. Они наверняка патрулировали вокруг катера, и, рискнув, он мог отыскать хрустальный куб и прочие необходимые вещи.

Но дело обернулось иначе. Едва он углубился в заросли, как раздался окрик «Стой!». Маркель застыл на месте. Он стоял прямо перед кустом с большими малиновыми цветами. Сердце у него екнуло. Но сверлилки в данный момент были наименьшим злом. Справа прозвучал голос одного из солдат. Того самого, что расправился с желиантом. Он медленно направлялся к Маркелю с довольной улыбкой и карабином наизготовку.

— Вы не очень-то гляделец! — рассмеялся он, коверкая слова.

К ним уже спешил второй солдат, начальник патруля. Маркель краем глаза заметил его бледно-голубой мундир среди кустарника. Действительно ли марсиан только двое? Тогда можно блефовать. Он еще только подумал об этом, а сам уже лежал на земле со светометом в руках. Когда луч ударил солдату в лицо, тот завопил и выронил оружие.

Маркель перекатился на бок и выстрелил туда, где только что видел начальника патруля. Кустарник зашипел, повалил плотный удушливый дым. Раздался выстрел, и рядом с Маркелем запузырилась губчатая земля.

Он отполз в сторону, выстрелил в третий раз и не снимал пальца со спуска секунд пять, поливая огнем кустарник перед собой. Ему показалось, что он расслышал слабый крик. И все же подождал еще несколько секунд, прежде чем отползти и спрятаться позади казавшегося безопасным дерева.

Потом медленно поднялся, держа оружие наготове. В чадящем кустарнике ничто не шевелилось. Он подошел ближе, пытаясь разглядеть оба трупа, но из глаз текли слезы от едкого дыма. Почувствовав боль в ноге, вернулся к дереву, сел на землю и осмотрел рану. Та снова кровоточила.

Ги отыскал коагулянт, затем очистил рану. Боль стала только сильнее. Положил палец на кнопку, чтобы сделать инъекцию. Но не нажал ее.

Он вдруг вспомнил о Клер, о ее голосе. После инъекции ему придется проваляться в беспамятстве несколько часов. Когда он проснется, рана зарубцуется. Но в это время его может вызвать Клер. И он не услышит послания, отправленного с Земли восемь лет назад!

Мелькнула мысль, а не бредит ли он. Неужели его могла остановить подобная болтовня? Не стоит ли лучше подумать о собственной жизни? Хотя… В голову ему пришла новая мысль. Он вскинул глаза к небу, пытаясь определить, где оба солнца.

Ги снял очки и поднялся на ноги. Сириус висел почти над самым горизонтом. Через три часа наступит ночь. И если он уколется, то уже никогда не проснется. Он окажется во власти всех тех, кто спит днем. Это зверье куда опасней сверлилок или холодушек…

Боль не отступала. Она достигла живота, вцепилась в пах. Неужели в воздухе или в запахах псевдолеса присутствовало нечто, усиливающее боль?

Ги истекал потом, скрипел зубами. Ему казалось, что тело его с каждым мгновением тяжелеет и вжимается в землю. Гаснущий свет солнц едва пробивался сквозь листву, он словно перенесся в храм с разноцветными витражами… в тюрьму, сотканную из света и красок. Он застонал и услышал тысячекратное эхо своего стона.

Наверно ему удалось сделать шаг, ибо ледяная вода смыла с витражей лицо Клер. Шумел дождь. Ги на мгновение очутился в палатке — он прятался от летней грозы, вдыхая запах земной травы и горячего тела Клер рядом с собой. Затем провалился во тьму.

* * *

Он не знал, сколько времени валялся без сознания. Сначала его удивило, что ночь довольно светла. Он лежал на спине, чувствуя каждой клеточкой холодную почву. Тело казалось вырубленным из куска дерева — Ги подумал. что ему больше никогда не удастся пошевелиться. Он повел глазами по сторонам и увидел первую луну. Самую большую. Вернее, громадную. Она источала бледно-зеленый свет. Травяная луна…

Справа от нее висела вторая. Медный диск, окруженный красноватым сиянием. Третья луна только всходила. Маркель заметил ее оранжевый свет, слегка повернув голову. Через несколько минут ночь станет совсем светлой.

Он удивился ясности мыслей и отточенности чувств. Раненая нога словно отделилась от него. А тело было готово подчиниться любому призыву. И когда тот пришел, Ги решил, что видит сон и хотел было провалиться в беспамятство, впрыснув себе лекарство. Его коснулось что-то гибкое и хрупкое, блестящее и нежное. Над ним склонилась совсем юная девушка — теплая и источающая приятный странный аромат. На него с удивлением смотрели два огромных глаза. Бледные губы раскрылись:

— Почему ты приди потерянный?

Он зажмурился, услышав человеческую речь.

— Тебя ранен?

Девушка по-прежнему склонялась над ним — ее грудь белела рядом с его лицом. Она провела пальцами по его губам, и пальцы эти были прохладными.

— Клер? — спросил он, отгоняя сновидение.

— Почему называть Клер?

Ги тряхнул головой. Что-то тут было не так. Девушка не могла быть реальностью. Однако не хотела исчезать. Свет трех лун стекал по ее обнаженным плечам и груди. Она выпрямилась, и Ги увидел ее в полный рост. Ему стало жарко, внезапно охватило острое желание.

Маркель шевельнулся, но она уже исчезла. И его поразила столь неожиданная тоска по женскому телу.

Он снова перекатился на спину, закрыл глаза, пытаясь восстановить в памяти ее образ, отблески на коже, сверкающие глаза на лице, полускрытом волосами…

— Кто вы?

Он вздрогнул — голос мужчины. Затем увидел бледное пятно лица — мужского лица.

— Это не сон. Скажите, кто вы. И постарайтесь хоть немного двигаться сами. Без вашей помощи я не смогу дотащить вас до места.

Маркель кивнул, хотя по-прежнему не верил собственным глазам.

— Поднимите руку.

Он поднял руку.

— Теперь попытайтесь сесть.

Он сел.

— Прекрасно, — человек был доволен, — Теперь цепляйтесь за меня. Вход рядом.

Маркель спросил себя, о каком входе может идти речь. Но подчинился, встал, опираясь на плечо очень тощего человека. Сделал шаг и понял, что чувствует себя лучше, чем ему казалось.

— Вы в состоянии говорить? Отлично. Держитесь за меня. И постарайтесь не шуметь. Конфедераты бродят по близости.

Еще мгновение вокруг был псевдолес — влажные прикосновения, шорохи листвы… Потом их окружила тьма. Маркель почувствовал, как его подхватили другие, более сильные руки. Послышался глухой шум, словно прямо над ними ставили на место крышку. Он снова удивился нереальности происходящего и вздрогнул, услышав другой мужской голос:

— Подождите… Сейчас будет свет.

Действительно стало светлее. Свет шел откуда-то издалека, растекаясь по сводам подземной галереи. Из стен выступали корни и непонятные наросты, отбрасывающие резкие тени. Светился пучок фосфоресцирующих растений, который держал крупный, почти обнаженный мужчина, облаченный только в набедренную повязку из шкуры какого-то животного.

— Идемте, — произнес незнакомец, поддерживавший Маркеля. — Надо спешить. Сейчас эти корни источают ферменты, которым ваш организм не сможет долго сопротивляться.

Ги впервые разглядел своего спасителя. Тот был одет так же, как и человек с факелом.

Ги двинулся по галерее между двумя провожатыми. После перекрестка они углубились в лабиринт ходов, где висел странный запах — явно знакомый Маркелю, хотя Ги не мог вспомнить откуда… Запах будил какое-то воспоминание… И безотчетный страх. Да-да, страх. Или отвращение. Но запах не был неприятным.

Ходы снова стали галереей. Здесь они были выложены плитами и освещены факелами, укрепленными в нишах стен. Маркель подумал, что в этом лабиринте ничего не стоит заблудиться.

— Налево.

В стене темнело круглое отверстие. Он остановился на пороге. Внутри было светлее, чем в галерее, и Ги увидел девушку. Ту, которая явилась ему в псевдолесу.

Девушка стояла, прислонившись к стене, и улыбалась. Лет семнадцати, с детским личиком. Почти совсем обнаженная, и он почувствовал ком в горле.

— Так это была правда… — прошептал он.

— Сеили? — переспросил мужчина. — Вы решили, что видите сон? Года четыре назад со мной случилось то же самое, только девушка была другой.

Маркель не мог отвести глаз от девушки. Ее тело блестело в свете факелов, словно покрытое влагой после купания или лаком…

— Ты прийти? — спросила она.

— Вы скоро начнете все понимать. Через несколько недель благословение снизойдет на вас. Их язык похож на них самих… Вернее — наш язык.

Маркель медленно повернулся к нему.

— Кто вы? И почему живете под землей, а не…

Слова застряли в горле. У странного запаха, который он сейчас вдыхал, было имя — мьеши! Он отступил от провожатого и уперся спиной в ноздреватую землю.

— Мьеши! — выдохнул он. — Проклятые поклонники мьешей!

Мужчина поднял руку. Его лицо потемнело от гнева.

— Успокойтесь! Забудьте о сказках, которые вам внушили!

Но Маркель уже не слушал его. Он бросился по галерее прочь. Проскочил мимо нескольких круглых отверстий, откуда вырывался свет растительных факелов. И оказался в тупике. Побежал назад, свернул в первый же проход, все время слыша позади топот преследователей. Он сорвал со стены факел и побежал еще быстрее.

Ход за ходом, галерея за галереей — Ги уже изнемогал. Пол лабиринта, похоже, поднимался. Он выскочил на глинистую площадку, ниже темнело подземное озеро. Он остановился, с трудом переводя дыхание, и прислушался. Но различил только плеск воды где-то внизу. Он рухнул на землю и стал ждать, пока сердце перестанет яростно рваться из груди. Боль в ноге едва ощущалась — наверное, рана успела зарубцеваться. Глина под ним была теплой. И вдруг это место показалось ему удивительно приятным. Пришла мысль, что, пожалуй, можно остаться здесь на долгие годы, пока не придет смерть.

Ги со сладострастием потянулся, опустил голову и полными легкими вдохнул запах озерной воды. Плеск стал громче, и он понял, что к поднимавшемуся из черной воды животному надо отнестись как к другу. Оно было его союзником против мьешей. Его охватила радость, и он быстро заскользил в бездну, весь во власти своего наслаждения и счастья.

* * *

— Лефрозы обожают нас, — шелестел голос мужчины где-то высоко над ним. — Беда лишь в том, что мы редко выживаем после их объятий… господин Маркель.

Он рывком сел и снова увидел ту же освещенную факелами пещеру с забившейся в угол девушкой.

Мужчина опустился на корточки рядом с ним. Возле него стояло несколько чаш с разноцветными жидкостями и лежало снаряжение Маркеля.

Собеседник глядел с улыбкой:

— Прежде всего тяжелые запахи, скапливающиеся в дальних галереях. Затем аромат лефроза. Плюс ваша слабость и страх… К счастью, удалось не потерять ваш след. Повезло и мне, и особенно вам. Все произошло как в старой сказке — вы бежали, теряя кое-что из снаряжения, а я шел за вами и подбирал.

Маркель тряхнул головой. Ему казалось, что он видел тысячи снов, кошмарных и радостных. Сколько же времени он провел под землей?

— Пришлось применить шоковое лечение. Я воспользовался лекарствами, которыми стали снабжать европейские экипажи.

Девушка в углу казалась спящей. Но ее глаза сверкали в свете факелов, и Маркелю она казалась большим ласковым котенком.

— Вы много говорили во сне. Теперь мне понятны ваши страхи, ваше… отвращение к мьешам, но…

Маркеля передернуло, и он враждебно уставился на мужчину.

— Кем бы вы ни были, — прошипел он, — вас я уже не считаю человеком! Я никогда не думал, что такое может быть правдой. Впрочем, я не верил и в подлость марсиан…

— Расстояния стали слишком велики, — человек говорил печально, и гнев Маркеля поутих. — История, события, конфликты растягиваются во времени. Люди не ожидали этого. Они растеряны, испуганы. Но все завершится маленькой встряской, как любые великие перемены;.. С вами произошло почти то же, что и со мной. Старт был таким, таким же будет и финиш.

— Что такое я наговорил? — опасливо спросил Маркель.

— Смотрите…

Человек достал из-за спины какую-то вещь и поднес ее к свету. Маркель не шелохнулся. Он смотрел на куб психосвязи, словно не узнавая, но сердце его забилось быстрее. Мужчина положил куб на землю рядом с глиняными чашами.

— Святая Церковь Экспансии не пользуется этой системой. Она бесполезна при наличии передатчиков материи. А когда вас разделяют целых восемь световых лет, всякое желание пользоваться этим пропадает.

— Вы принадлежите к Церкви Экспансии?

Мысли теснились в голове Маркеля. Если этот человек был проповедником Церкви, он был и союзником Марсианской Конфедерации. Тоща Маркель мог считать себя пленником. Но место, где он находился… Поклонники мьешей не имели ничего общего с теми, кто осваивал Афродиту.

— Меня зовут Иероним Каллерти. Год назад ко мне обращались «брат Каллерти». Но времена переменились. Я уже сказал, моя история напоминает вашу, и, думаю, закончится тем же… Сейчас объясню почему. Вы слыхали об эффекте Лабиринта?

— Еще бы!

Каллерти покачал головой.

— Ну, не говорите. Подумайте, я покинул Солнечную систему через три года после вас. И эффект Лабиринта считался сказкой.

Он сел рядом с Маркелем и уставился на факелы. Каллерти выглядел очень молодо, но глубокие морщины в уголках глаз говорили о другом. «Молодой старик», — подумал Маркель, как-то вдруг проникся к нему симпатией и ощутил внутреннее родство с ним.

— Эффект Лабиринта изнашивает человека, выпивает его силы… Теоретический принцип вам известен: разум не может смириться с исчезновением пространства, заменяя протяженность времени временем субъективным, и населяет последнее фактами, извлеченными из подсознания. Он отрицает победу интеллекта, принявшего принцип Делишера. Правильнее было бы сказать отрицал, поскольку последние работы открыли возможность устранить эффект Лабиринта, и он исчезнет через несколько лет… Но когда отправлялся в путь я, он еще действовал вовсю. Я отбыл точно так же, как и вы. По причинам, которые тогда казались мне важными. В моем случае причина звалась Патрицией, вашу зовут Клер. Правда, мое бегство произошло в два этапа, а не в один, как у вас. Вначале я вступил в Святую Церковь. А в 2075 году вошел в Передатчик. Так пять лет назад я вступил в Ад. Я знал, что это называется Адом, но не понимал, не представлял, что это такое… Эффект по-разному воздействует на разных людей. Мое путешествие было исключительно тяжелым. То есть секунда, полсекунды, двадцатая доля секунды переноса длились для меня… Дело в том, что надо мной поработали ваши психотехники. Нет, не думайте, я не говорю, что вы и ши — одно и то же. Просто считаю, что все эти партии, схватившиеся здесь, на Афродите, нашей любви не заслуживают. Эти европейские офицеры, которые подделали мое прошлое и помешали мне встретиться с Патрицией, чтобы мой Ад стал еще ужасней, заслуживают не больше уважения, чем те, кто убил ваших друзей… По выходе из Передатчика я постарел биологически на секунду, для моей же души путешествие длилось десять лет. Так я себя чувствовал. И после этого Ада, по кругам которого десять лет меня носило с неутоленным желанием встретиться наконец с любимой женщиной, они потребовали от меня участия в их войне… Вы поняли? Они ни в чем не сомневаются! Неужели вы и теперь готовы идти и воевать за Передатчик?

Он уставился на Маркеля усталым взглядом. И Маркель понял, что его собеседник прав.

— Я никогда не смог бы…

— Что вы знаете о мьешах? — спросил Каллерти. — То, что вам внушили? А Поклонники? Вы поверили россказням жалкого старичья, которое никогда не летало дальше Луны. Нами никто не интересуется… Откуда им знать о нас?

— Я знаю, что такое мьеши, — Маркель пытался говорить твердо.

Девушка не шелохнулась. Ее длинные нога блестели, как древняя бронза. Черные волосы оттеняли бледное лицо. Грудь вздымалась размеренно и ровно. Наверное, она заснула. Нет… девушка посмотрела в его сторону, и Ги ощутил, как кровь быстрее побежала по жилам.

— Мьеши — это всего-навсего полурастения. Огромные и никому не причиняющие зла. Они роют подземные галереи, в которых мы живем. Они дают нам воздух, питательные соки… и все удовольствия в мире сверх того, что мы можем сами себе доставить.

— Нет… нет, — простонал Маркель. — Говорят, они пьют вашу кровь, как вампиры…

Каллерти расхохотался.

— Боже, как вы легковерны! Земля опять впала в безумие? Вампиры! Я что, выгляжу тенью, из которой высосали кровь? А Сеили? Маркель, вы знаете, что такое симбиот? Существо, которое извлекает пищу из почвы путем невероятно сложных превращений. Оно не очень разумно, но обладает потенциалом… как бы сказать… общительности. Все виды, с которыми оно входит в контакт, либо обездолены психически, либо излишне воинственны. Или слишком бесчувственны… Когда оно встречается с человеком… впервые вступает с человеком в контакт, то ощущает в нем другое столь же сложное существо, способное научить его дотоле неведомому.

— Мьеши лишены разума, — перед его мысленным взором возник рисунок водоросли.

— Я это уже сказал. Но они наделены особой чувствительностью, даром восприимчивости, о котором мы даже понятия не имели. Они способны ощущать ваши беды, ваши желания. Они могут вас вылечить, удовлетворить вас, одновременно вылечивая и удовлетворяя себя…

— Очень хотелось бы поверить вам… — пробормотал Маркель.

Каллерти поднялся.

— Быть может, вы не все поняли. Я говорил о ваших бедах и ваших желаниях… А они у вас есть, как были и у меня. Оставшись здесь, Маркель, вы познаете счастье.

Взгляд Маркеля остановился на хрустальном кубе.

— Зачем вы принесли его? Зачем?

— Это будет испытанием. По ту сторону бездны, в восьми световых годах находится… Клер. И она же сидит внутри вас, ведь вы слышите в голове ее голос. Когда вы перестанете хвататься за куб и закрывать глаза в ожидании голоса, тогда вы станете нашим. Но на это потребуется время. Мьеши исполняют желания независимо от того, будет у вас подруга или нет. Вы хотите одиночества?

Маркель вздрогнул:

— Нет! То есть… пусть останется.

Он посмотрел на девушку. Та поднялась и молча застыла рядом с улыбающимся Каллерти.

— Понимаю. Со мной было точно так же. Возможно, этой ночью вы испытаете нечто вроде отвращения… Вам захочется уйти. Но вы вскоре вернетесь. И поймете, что единственные люди на Афродите — только мы. Истинное могущество человека в его умении приспосабливаться. Звезды изменят его, но силы человека сохранятся и возрастут… Люди Земли заметят это слишком поздно. И тогда, наверно, перестанут сражаться за миры, которые уже будут им принадлежать, но иначе, не так, как они рассчитывали!

Иероним Каллерти вышел из комнаты. А девушка подсела к Маркелю. Он поглядел на хрустальный куб и закрыл глаза, ожидая услышать голос, который так и не зазвучал. Он долго кружил с девушкой среди жарких солнц удовольствия, затем солнца слились в одно, осветили все вокруг — он держал в объятиях Клер. И обладал ею уже не в воображении, получая от нее все, что она могла дать.

Он открыл глаза и увидел то, что было вместе с ними, что усиливало его удовольствие. И девушка эта быда не Клер. Как и сказал Каллерти, ему захотелось уйти. Он выбежал в галерею, вдохнул странный (но уже не чуждый) запах и, как и обещал Каллерти, медленно вернулся обратно.

Маркель остановился на пороге. Девушка сидела и молча смотрела на него. Жалость и страх были в ее глазах. То, чужое, не сдвинулось с места. Ги казалось, что оно разделяет чувства девушки. Что оно тоже немного боится, и ощущает жалость, и понимает его. Оно походило на зеленый лист, часть которого обволакивала бедро девушки, а вторая распластавшись лежала там, где прежде был он.

— Ты вернуться испуганный, потерянный? — спросила девушка.

Ги Маркель лег рядом с ней, стараясь не глядеть на чуть вздрогнувший лист. Он повернулся к ней и вспомнил ее имя: Клер…

В этот момент в его голове возник голос.

Ги… Вот уже неделя, как ты улетел, и мне сказали, что можно отправить первое послание. Оно придет, когда ты уже будешь на Афродите, Ги, слышишь ли ты меня?

Но она и так была рядом с ним. А он был в ней. Все остальное оказалось лишним. Жаркие солнца вспыхнули вновь.

Ги… Мы не должны были соглашаться на операцию. Я спрашиваю себя, хватит ли у меня мужества выдержать… все эти годы…


перевод А. Григорьева

ПЛАНЕТА СЕМИ МАСОК

(рассказы)


Планета семи масок

Жерар Клейн

Самые уважаемые профессии Земли…

Планета семи масок

Воздух был чист и прозрачен, и небо сияло, как отполированный металл. Одиноко стоявший на лужайке дом с крашеными ставнями и настоящей черепицей казался нереальным и походил на декорацию для исторического фильма. Метро никак не мог им налюбоваться. Закрыв глаза и опустив голову, можно было забыть о тех отвратительных домах, которые его окружали, и заставить себя поверить, что он вернулся на целый век назад, когда на Земле жило всего каких-то пять миллиардов человек.

Метро пожал плечами и вздрогнул. Он тщательно взвесил тот риск, на который решился пойти. Но нагрузка на возникшие в его воображении весы была слишком тяжела. Кража со взломом уже считалась тяжким преступлением, и, если его схватят, ему грозят два года перевоспитания. А то, что он собирался совершить, было в тысячу раз отвратительнее. На языке юристов это называлось хищением информации. Грех пострашнее греха убийства и чуть меньший, чем изнасилование.

Конечно, он принял меры предосторожности. Он Следил за подходами к вилле несколько дней и изучил как свои пять пальцев все почти маниакальные привычки Варина. Двадцать лет назад этот безобидный старикан был одним из наиболее уважаемых социологов, и правительство до сих пор обращалось к нему за консультациями, хотя предпочитало доверяться своим электронным оракулам и полицейским рапортам. Но главным достоинством Варина в глазах Метро был неограниченный доступ к хранилищу Центрального Информатория.

Перед тем как преодолеть изгородь и стать нарушителем закона, Метро сунул руки в перчатках в карманы и проверил рабочий инструмент. Магнитофон размером с кусок сахара и камера не толще бумажника. Самые необходимые вещи. У него было право на владение и право на их использование. Но в определенных условиях.

Он знал лишь один способ обмануть недремлющие защитные механизмы дома. А именно: проползти в траве от ограды до самого окна. Скорее всего, глаза дома были настроены на подачу сигнала тревоги, если в саду окажется человек или животное определенного роста, чтобы не реагировать на появление бродячих собак, кошек или ежей. Труднее было проползти тридцать метров в сгущающихся сумерках так, чтобы не вызвать любопытства случайного прохожего.

К счастью, в это время прохожие были редки, и он мог надеяться на удачу, если все проделает быстро. Он опустился на карачки, подлез под изгородь, раздвинул кусты бересклета и протиснул свое крупное тело в образовавшуюся брешь. Его руки утонули в мокрой траве, пальцы тщательно обшаривали землю в поисках скрытых ловушек. Метро сомневался, что Варин позаботился о них, но уважал бдительность Информационной полиции. Он прополз несколько метров, улегся на землю и стал ждать. Лоб его покрылся бисеринками пота. Между двух травинок он видел впереди светлую стену одноэтажного дома. Варин жил в одиночестве. Это была столь редкая привилегия в век перенаселения, что Метро, которому приходилось делить свою комнатку с еще двумя соседями по норме «трое в восьми», зашипел от ярости. Его взгляд на мгновение затуманился, и он увидел вместо города жаркую пустыню. Если его схватят, придется отправиться именно туда, чтобы сажать салат в Сахаре или Калахари, поливая его своим потом. Хотя могли и сослать собирать водоросли на пятисотметровой глубине, в вечно черном безмолвии.

Шаркающие по бетону шаги с той стороны изгороди, от края дороги, заставили его вжаться в землю, превратиться в корень травы, распластаться, как опавший лист. Напрасные ухищрения. Метро спросил себя, каким предстанет в глазах прохожего, если тот случайно взглянет в сторону сада и увидит растянувшегося на земле человека — то ли спящего, то ли мертвого — удлиненное пятно, похожее на громадную личинку или чудовищного крота. Впрочем, он мог показаться и старым мешком, и садовым креслом, очертания которого расплывались в сумерках. Ему казалось, что свет стал слабее, и тьма накрывает его своим спасительным покрывалом. Шаги затихли. Метро наконец выдохнул, опасаясь, что воздух выйдет из легких, как из лопнувшего шарика. Он несколько раз повторил про себя: «Дурак, дурак…» Потом, дрожа, собрался с силами и снова пополз.

Он почти добежал до дома на карачках, выгнув спину и подняв зад выше головы, и внезапно замер в ужасе, чуть не наткнувшись на еле заметную проволочку, огораживающую газон. Он не решился перешагнуть через нее, а просто перерезал. Оказавшись на аллее, где ему уже не надо было приглядываться к препятствиям на земле, Метро выпрямился и отряхнул испачканные землей руки, но так и не решился глянуть в сторону улицы. Теперь прохожий или полицейский патруль наверняка примут его за Варина, хотя он и был покрупнее социолога.

Осмотрев стены дома, он не нашел ни одного глаза-наблюдателя и вдруг почувствовал себя обманутым.

Дальше все было совсем просто, и он ощутил пьянящую радость, когда дверь распахнулась от легкого толчка. Варин даже не запер ее на ключ. Быть может, входить через дверь было и неосторожно, но привычки Варина позволяли не опасаться ловушки. Он закрыл за собой входную дверь и двинулся вперед в полной темноте, считая шаги, пока не уткнулся в дверь библиотеки, и только распахнув ее, достал из кармана крохотный фонарь, хотя и не сразу зажег его. Метро дождался, пока колени перестали дрожать, а глаза привыкли к темноте — он тут же оценил теплую гостеприимную глубину комнаты. В ней остро пахло табаком и прошлым. Метро угадал высокие спинки двух огромных кресел; массивная тень превратилась в деревянный стол, заваленный бумагами, он погладил рукой столешницу, убеждаясь — та и вправду была из тяжелого мореного дуба. Он поднял глаза и различил длинные темные полосы, разделенные светлыми промежутками, — уставленные книгами полки на стене.

Торгуя, Метро приобрел кое-какие понятия о культуре. Одного взгляда ему хватило, чтобы понять — за кожаными или картонными переплетами прятались не только фотороманы, которыми разрешалось владеть по закону. Удивленно разинув рот, он принялся вертеть в пальцах тоненький цилиндрик фонаря. Книги… Такого количества книг он не видел с самого детства, и хотя ши выглядели спящими, а время склеило их страницы, книги, несомненно, были настоящими, а не обоями в виде корешков, какими отделывались все шикарные квартиры.

Было слишком темно, чтобы можно было разобрать названия, но на рынке любая книга стоила целое состояние. Быть может, он украдет одну или две книжки. И выручит достаточно денег, чтобы пожить в одиночестве несколько недель, а то и целый месяц. Но пока это не входило в его намерения. Он не мог рисковать и оставлять слишком явные следы. К тому же хотелось остаться честным по отношению к старику Варину. Книг не крадут. Как бы низко ни пал Метро, он все же придерживался определенных принципов.

Через минуту он успокоился, достал из кармана очки и включил фонарь. Его луч не был виден невооруженным глазом, но стекла очков превращали невидимый свет в видимый, и Метро высветил все углы библиотеки синеватыми сполохами.

Он быстро обнаружил диск с цифрами и экран. Сунув в рот пастилку, Метро тщательно разжевал ее. Потом уселся в кресло перед экраном, извлек из кармана камеру и магнитофон, постучал по ним ногтем и набрал номер на диске. Экран вспыхнул, на нем появилась эмблема Информации — женщина, дующая на одуванчик. Она повернулась к нему и глухим однотонным голосом спросила:

— Ваше имя?

Метро глубоко вздохнул.

— Варин. Социолог.

Голос его изменился. Теперь он звучал хрипло и надтреснуто, в точности как голос старика, в чье жилище он проник. Это было одним из последних изобретений подпольщиков.

— Я не могу разглядеть ваше лицо, — произнесла женщина. — Почему так мало света?

Метро ответил, как ему посоветовали:

— У меня плохое зрение. Резкий свет раздражает глаза. Вы хотите, чтобы я включил яркий свет?

И застыл в тоскливом ожидании, сердце его сильно билось.

Женщина равнодушно махнула рукой.

— Не стоит. Перечислите авторов и названия книг, которые вы намерены просмотреть.

Он на мгновение забыл, кем она была. Он откашлялся. И впервые ощутил страх. Ему. хотелось подмигнуть женщине, объясниться, оставить решение за ней и дождаться его. Но она не поймет, ведь это лишь электронный образ.

— «Рассуждение о методе…», — сказал он, — Декарт. Полное издание, без купюр.

Казалось, что сейчас она встанет, выйдет из экрана и отправится в бесконечные проходы лабиринта Центрального Информатория за нужной ему книгой. Он представил, как она водит пальцем по алфавиту, возится с каталогом, взбирается на хрупкие железные лесенки. Хотя знал, что это только игра воображения. Центральный Информаторий был полностью автоматизирован. Вся память мира пряталась в тесно свитых спиралях тысяч километров пленки с такой плотной записью, что она могла быть прочитана только сложнейшими приборами. Скорее всего, во всем Информатории не было ни одной настоящей книги.

Раздался далекий щелчок, и по экрану побежали световые волны. Он было подумал, что его разоблачили, что ручки кресла притиснут его к спинке и будут держать, пока не явится информационная полиция. Лоб его покрылся испариной в палящем мареве пустыни, а спина заледенела от холода бездны. Затем на экране возникло лицо старика со скептической усмешкой, похожей на засохший шип розы, проткнувший время. Неужели бывают такие старики? Парик, а может длинные волосы и мушка на подбородке так старили его? А может из-за морщин вокруг глаз глубже казались провалы у крыльев носа? Так ли выглядел Декарт после тридцати, сорока лет жизни, или состарился за века существования на титульном листе?

Метро нажал ногтем крохотную кнопку камеры и включил магнитофон. На экране появился текст, и хорошо поставленный механический голос начал читать: «Здравый смысл наилучшим образом распределен между всеми людьми: ибо каждый считает, что в достаточной мере наделен им…»

Простым жестом можно было перевернуть страницу там, вдалеке, в этом всепланетном арсенале, где хранились призраки всех книг. И вскоре его пальцы забегали по клавиатуре, и страницы замелькали так быстро, что его глаза видели только смутные тени, а голос превратился сначала в визг, а затем в пронзительный свист. Но магнитофон и камера успевали считать бегущую информацию. Ему захотелось достать из кармана сигарету, закрыть глаза, затянуться ею в ожидании, пока не кончится книгам но он был осторожен. Метро просто принялся мечтать о новой судьбе книги, которую сейчас воровал. Человек в просторном пальто и с накладной бородой без единого слова возьмет из его рук магнитофон и камеру, протянет ему обещанный чек и исчезнет. А затем где-то в лесу, в глубине шахты или в подвале дома с миллионами квартир, а может и на дне моря, книга будет воспроизведена — переписана от руки или отпечатана на ручном прессе, и ее начнут распространять.

Метро знал, что работает только из-за денег, чтобы добиться хоть каких-то преимуществ — чуть больше места, чуть больше еды. До сих пор он поставлял на тайный рынок в основном порнографические тексты. А другие? Зачем читать Декарта, Маркса или Сартра, если ты не философ или историк? Какое странное и смертельно опасное любопытство толкало этих людей на нарушение закона — добывание и чтение книг?

Книги были распахнутыми дверями в мифические, нереальные миры. Из богатого опыта распространения порнографии он уяснил, что торговля женщинами была предпочтительней, чем книгами, а потому и соглашался, что закон справедлив,