Book: Легион смерти



Легион смерти

Легион смерти



Легион смерти

Арнольд Фредерик Каммер-мл. Легион смерти


(Amazing Stories, 1939 № 11)


ГЛАВА I. Ходячие мертвецы


ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО Джон Уиншип, генерал-губернатор Марса, нервно барабанил пальцами по подлокотнику кресла в своем кабинете в здании Администрации, пока наблюдал, как обтекаемый сторожевой катер каналов с командой земных полицейских скользит по свинцовой поверхности Канала Хань. Четыре человека должны патрулировать область, населенную десятью тысячами марсиан! Сто тысяч землян управляют всей планетой с пятьюстами миллионами душ! А ведь он предупреждал Высший Совет Земли, что восстание будет означать конец земного правления, а, может, и вторжение на саму Землю. Он просил дополнительно людей... Людей и космических кораблей, но Высший Совет ответил ему многословным посланием на тему экономики и колониальных властей.

Стук двери прервал бурные мысли генерал-губернатора. Он обернулся с большей поспешностью, чем позволяло ему достоинство, рука сама собой опустилась на цианидный пистолет на поясе, но ему тут же пришлось смущенно усмехнуться при виде Марбурга, его личного секретаря со смиренным лицом.

— Ну? — резко спросил Уиншип. — Что еще?

— Из Псидиса, сэр, — сказал Марбург и протянул ему желтую радиограмму. — Э-э... боюсь, еще одно убийство. Помощник инспектора Аллерс.

— Аллерс? — пробормотал Уиншип. — Но... Боже! Я же только нынче утром говорил с ним по видео. Как...

— Как и все остальные, сэр, — печально покачал головой секретарь. — Убийца прошел прямо под градом пуль, застрелил Аллерса, затем прыгнул в канал. И была еще одна пропагандистская радиопередача с обращением к народу, сэр. В ней сказали, что вы следующий, и убеждали, что пора восстать.

— Восстать! — Уиншип сильно дернул себя за седые усы. — И это благодарность за то, что мы восстанавливаем здесь порядок, строим дороги, прокладываем каналы, даем им все лучшее от цивилизации Земли! Было бы еще понятно, если бы мы были жестокими тиранами, но мы лезем из кожи вон, чтобы...

— Прошу прощения, сэр, — робко прервал его Марбург, — но здесь ждет человек, который желает вас видеть. Из штаба Межпланетной Разведки на Земле. Говорит, что это срочно.

— Гм... — генерал-губернатор беспокойно поерзал, думая об Аллерсе. — Вы уверены, что он... что он тот, за кого себя выдает?

— Его документы в порядке, сэр, — пробормотал секретарь. — Вы примете его?

— Ладно.

Уиншип поудобнее уселся за массивным столом и глядел, как секретарь выходит из кабинета.

Секунду спустя Марбург вернулся, сопровождая худощавого, загорелого человека в безупречном костюме.

— Мистер Ренсон, — объявил секретарь и удалился, закрыв за собой дверь.

Генерал-губернатор пристально оглядел посетителя, отметив гладкие рыжеватые волосы, резкие черты лица и ясные голубые глаза. Молодость его была несколько необычной. Его Превосходительство ожидал типичного представителя МР — вежливого, пожилого, возможно, напыщенного типа. Молодой человек больше походил на пилота космического корабля или неловкого космонавта.

— Губернатор Уиншип? — спросил представитель разведки и без приглашения уселся в кресло. — Я Ренсон... Грегори Ренсон из Земного Штаба. Меня послал Высший Совет для расследования этих убийств. Как я понял, какие-то фанатично настроенные марсиане принялись убивать наших высокопоставленных должностных лиц и подстрекать народ к восстанию. Это так?

Уиншип уныло кивнул.

— Семеро за прошлый месяц, — сказал он. — Аллерс из района Псидиса стал восьмым. И, как я понимаю, я следующий.

— Попытаемся этого не допустить. — Ренсон уставился прямо в лицо генерал-губернатора. — Как вы думаете, кто может стоять за этими убийствами?

— Любой может, — пожал плечами Уиншип. — Курлик, полусумасшедший фанатик, который, предположительно, скрывается где-то в городе. Или доктор Элат Тайн, который несколько лет назад ушел из Медицинского центра, клянясь отомстить всем землянам. Еще ходят слухи о красивой марсианке... Да что тут гадать, когда в городе живет больше миллиона? Гиффорд, один из моих лучших агентов, проверял всех этих лидеров последние две недели, и до сих пор ничего не обнаружил!

Представитель Межпланетной разведки кивнул.

— Интересно, как убийцы проходят через охрану? — задумчиво сказал он. — Почему цианидные пули не останавливают их...


ИЗ-ЗА ДВЕРИ КАБИНЕТА послышался голос Марбурга, что-то протестующе выкрикивающий, а затем чей-то более низкий, хриплый голос. Грегори Ренсон одним плавным движением поднялся на ноги, рука у него была уже в кармане куртки. Уиншип, побледнев, принялся грызть усы.

Внезапно дверь широко распахнулась, и в комнату, шатаясь, ворвался растрепанный, человек с дикими глазами. Из раны на его руке бежала кровь.

— Боже мой! — задыхаясь, выкрикнул Уиншип. — Это же Гиффорд!

— Ва...Ваше Превосходительство!.. — Человек, шатаясь, подошел к столу. — Я нашел... узнал, кто стоит за убийствами! Они идут за мной! Каналы... — Он замолчал, задыхаясь.

Худое, загорелое лицо Ренсона стало еще более суровым. Он подскочил к раненому.

— Кто? — рявкнул он. — Кто идет за вами? Быстро!

Голос Гиффорда взорвался испуганным криком.

— Мертвецы! — заорал он. — Ходячие мертвецы! Великий Боже! Он посылает их идти... идти...

Слова Гиффорда превратились в неразборчивое бормотание, колени его подогнулись и он упал на пол.

— Потерял сознание, — бросил Ренсон, опустившись перед ним на колени и торопливо перевязывая рваную рану. — Ослабел от потери крови! Чем скорее мы приведем его в чувства, тем скорее узнаем, что он обнаружил! Можно послать за врачом?

— Да, да, конечно, — пробормотал Уиншип, направляясь к двери. — Я немедленно кого-нибудь пошлю.

Оставшись один в большом кабинете, Ренсон обыскал лежащего без сознания человека. В карманах его мало что оказалось: четыре марсианских монетки в один таэль каждая, удостоверение, где говорилось, что он специальный следователь генерал-губернатора, тонкие маски-фильтры, которые носят с собой все жители Марса на случай внезапных песчаных бурь, и маленький, напоминающий брошку предмет, который сперва озадачил Ренсона. Но тут же он понял, что это одно из небольших украшений-заколок, хатилов, на марсианском жаргоне, которые любят носить в волосах худые марсианки.

Ренсон поднес зеленую заколку к свету, когда позади услышал какой-то звук, словно в комнаты втащилось что-то большое и неуклюжее. Легким кошачьим движением, удивительным у такого высокого человека, межпланетный агент прыгнул в сторону и резко повернулся, уже держа в руке цианидный пистолет. Его глаза, холодные, как лунный пейзаж, взглянули на окно и... с губ невольно сорвался короткий возглас.


НА ПОДОКОННИКЕ стояла темная в фиолетовых сумерках, неподвижная, прямая фигура. Это был марсианин, гротескный, отвратительный, с влажными редкими волосами, прилипшими к выпуклому бледному лбу, в рваной одежде, открывающей его мускулистое тело. На груди у него висел маленький, не больше дюйма в диаметре, блестящий диск, а за поясом была заткнута короткая электрошоковая дубинка.

— Боже! — воскликнул Ренсон, не в силах сдержать дрожь при виде этой жуткой фигуры, затем вскинул оружие. — Стой, или буду стрелять!

Человек на подоконнике и не подумал остановиться. Неловко, неуклюже, он спустился в комнату. Голова и туловище его были неподвижными, казалось, работали лишь руки и ноги. Уставившись остекленевшими глазами в противоположную стену, марсианин походкой испорченного робота пошел через комнату.

— Стоять! — выкрикнул Ренсон. — Иначе...

Он не закончил предложение и нажал на курок.

Пистолет зашипел, точно гигантская змея. Но неуклюжий убийца не остановился. Ренсон выругался и выстрелил снова. Неповоротливый марсианин продолжал идти, направляясь к лежащему на полу Гиффорду.

Ренсона охватил панический страх. В отчаянии он сделал последние четыре выстрела по злоумышленнику... и с трудом подавил вопль ужаса! На восковом лбу неловко двигающейся фигуры были отчетливо видны шесть круглых отверстий. Шесть смертельных цианидных пуль пробили череп и вонзились в мозг, пролив туда свою ужасную кислоту! Шесть смертельных попаданий, ни единого промаха... но марсианин с неподвижным лицом продолжал идти вперед!

Пройдя шесть футов, марсианин остановился над неподвижной фигурой Гиффорда, вытащил из-за пояса электрошоковую дубинку. Неловкими движениями, словно лунатик, он включил контакт, и на конце дубинки заискрилась синяя электродуга. Медленно, какими-то рывками он стал нагибаться, направляя дубинку в лицо Гиффорда.

— Нет! Стой! — закричал Ренсон и швырнул разряженный пистолет в противника.

Пистолет с отвратительным хрустом проломил ему висок, но дубинка продолжала опускаться.

В этот момент распахнулась дверь кабинета, и внутрь ворвался Уиншип в сопровождении дюжины гвардейцев-землян.

— Ренсон! — закричал Уиншип. — Марбург сказал, что услышал стрельбу... Господи! — И он уставился на ужасного, с трудом двигающегося марсианина.

Легион смерти

Зашипели цианидные пистолеты охраны.

— Не стреляйте! — закричал Ренсон. — Это бесполезно! Хватайте его!


ГВАРДЕЙЦЫ не растерялись и бросились к ужасному противнику. Миг тот стоял неподвижно, подняв электрошокер, затем одним мощным движением вскочил на подоконник и прыгнул вниз. Ренсон подбежал к окну и успел увидеть, как он, подняв облако брызг, ударился о поверхность канала и тут же исчез в мутной, красновато-коричневой воде. Толпа охранников и прохожих побежала к парапету набережной. Почти пять минут, не отрываясь, Ренсон смотрел на воду, но голова злоумышленника так и не появилась на поверхности канала.

— Что... Что тут произошло? Кто это был? — Густые брови губернатора Уиншипа сомкнулись в прямую седую линию.

— Прошу прощения, но он не представился, — сухо ответил Ренсон. — Он оставался здесь ровно столько, чтобы завершить убийство бедного Гиффорда!

— Гиффорд?! Убит?! — лицо Его Превосходительства стало пепельно-серым. — Значит, мы не узнаем, кто... И вы еще называете себя разведчиком! Вы что, не могли убить этого... это чудовище, прежде чем он добрался до Гиффорда?

— Убить? — воскликнул Ренсон. — Как я мог убить его? Губернатор Уиншип, человек, убивший Гиффорда, был уже мертв!


ГЛАВА II. Похищение


ПОЛОСКА НАБЕРЕЖНОЙ, лежащей между зданием Администрации и Каналом Хань, была во мраке. Вверху две луны смотрели с небес, как два мрачных глаза, придавая всей сцене налет таинственности. Вода канала была темной, с глубоким оттенком хереса, поскольку в нынешнем месяце Зак ежегодное наводнение от таяния полярных шапок несло с собой в виде осадка пыль из пустыни.

Ренсон мрачно глядел вперед. Что случилось с убийцей после его прыжка в канал? По свидетельствам многочисленных зрителей, наполнявших набережную, он так и не выплыл на поверхность, а тральщики с полицейских лодок не обнаружили его тело.

Ренсона волновал этот вопрос. Предположим, что слова Гиффорда о «ходячих мертвецах» были просто бредом... Предположим, что шесть пуль, которые он выпустил, пролетели мимо цели, а темные пятна на лбу убийцы были просто кусочками грязи... Возможно, все это было игрой его воображения. Никакой нормальный человек не поверил бы в Немертвых. Но все же...

Внезапно Ренсон услышал шаги за своей спиной... тихие, легкие шаги! Он повернулся, всматриваясь в темноту. Стройная фигурка, одетая в белое, остановилась в нескольких шагах от него... фигурка женщины!

С космодрома стартовал очередной корабль, и вспышка его дюз на мгновение осветил набережную. При этой вспышке Ренсон увидел стройное, изящное тело, яркое лицо с алыми губами, бездонными черными глазами и модной медно-красной диадемой в волосах. Скорее всего, это земная девушка, подумал Ренсон, но коралловый оттенок кожи, а так же маленькие руки и ноги говорили о примеси марсианской крови. Не она ли владелица зеленого хатила, который он нашел в кармане Гиффорда? Могла ли она затеять заговор с целью свержения земного правления?

Девушка подошла, и вблизи ее странная экзотическая красота заставила сердце Ренсона забиться сильнее.

— Пожалуйста. Простите меня, — заговорила она с едва уловимым акцентом .-Я... Я должна была встретить кое-кого на набережной Друга. — При этом щеки ее слегка порозовели. — А когда я проходила мимо зарослей кустарника, то увидела в них что-то... что-то ужасное. Человек. Мертвец. С шестью дырками во лбу... — Голос девушки прервался. — Скажите, что мне делать? Вызвать земную полицию или... что?

— Мертвец!

Ренсон проследил за пристальным взглядом девушки, уставившейся на заросли кустарника у края воды. Мертвец с шестью пулевыми отверстиями в голове! Возможно, это убийца, который как-то ускользнул от поисковиков и уполз в кусты, чтобы там окончательно умереть?

— Пойдемте, — сказал он. — Давайте посмотрим.

Девушка кивнула, и с напряженным, будто от страха, лицом проводила его по набережной. Дойдя до зарослей, Ренсон увидел, что под кустами действительно лежит какое-то неподвижное тело.

— Видите? — сдавленным голосом сказала девушка.

Ренсон опустился на колени и перевернул тело. Оно было холодным, негнущимся и без сомнения мертвым. И так же без сомнений было ясно, что это именно тот человек, который убил Гиффорда. А осмотр тела мог бы показать...

— Ах! — резко воскликнула позади него девушка.

И в ту же секунду мертвое тело ожило какой-то конвульсивной жизнью. Две ледяные руки стиснули Ренсону горло, схватив его со сверхчеловеческой силой. Пока Ренсон изо всех сил пытался разжать эту хватку, девушка с лицом, превратившимся в безжизненную маску, шагнула вперед с чем-то блестящим в руке. Она быстро нагнулась, и Ренсон почувствовал боль от иглы, вонзившейся в руку.

Трудно сказать, подействовал ли препарат или пережатое горло, но через мгновение Ренсон почувствовал, что он лишился всех сил.

В глазах начало темнеть.

Сквозь серый туман он увидел, как девушка нырнула в заросли, достала оттуда два странных прозрачных шлема и надела один себе на голову. Потом осторожно посмотрела из кустов вверх и вниз по каналу. В этот поздний час канал был пуст. Где-то далеко вверх по течению мурлыкал патрульный катер, но сюда он не доберется раньше, чем через пять минут. Ренсон почувствовал, как девушка и ее ужасный спутник одевают ему на голову второй шлем и тащат оцепенелое тело к воде. Затем он стал падать... падать во влажной тьме, пока его ноги не коснулись илистой слизи на дне канала.

Ошеломленный, Ренсон стал вглядываться сквозь темную воду. С одного бока его поддерживала девушка, ее свободная одежда прилипла к телу, а голова, как и его собственная, была в прозрачном шлеме. С другой стороны его держал крупный марсианин с неподвижным лицом. Шлема на его голове не было, но он, казалось, вообще не обращал внимания на воду. Ренсон уставился на него, изумленный, не веря своим глазам, и в это время патрульный катер с ревом промчался у них над головами, взбаламучивая воду канала. Еще мгновение Ренсон видел глубокие глаза девушки, глядящие на него с какой-то надеждой, а затем подействовал наркотик, который она ввела ему в руку. Еще у него осталось мимолетное воспоминание о том, как похожий на робота марсианин тащит его вглубь канала, а затем темнота в воде слилась с темнотой в его мозгу...




ГЛАВА III. Немертвые


И БЫЛ СВЕТ, яркий, слепящий свет, прорвавшийся сквозь темноту и вернувший в сознание Грегори Ренсона. Медленно, с трудом, Ренсон принял сидячее положение, начиная понимать, что руки и ноги у него связаны. Внезапно он осознал, что кто-то говорит рядом на ясном, шипящем марсианском языке:

— Завтра наступит новый рассвет Марса! Будьте готовы!

Ренсон встряхнулся и огляделся. Он был в большом, ярко освещенном помещении. Стены без окон были усеяны бисеринками влаги, словно они находились под землей. В одном конце помещения стояла спутанная масса катушек, ламп и конденсаторов, очевидно, это был какой-то передатчик. В центре аппарата светились шесть видеоэкранов, под ними Ренсон разглядел сложную панель с рычагами и кнопками, напоминающую клавиатуру какой-то громадной пишущей машинки.

В другом конце комнаты было с полдюжины высоких дверей, мало чем отличавшихся от дверей шкафов. Возле них сидела темноглазая девушка, задумчиво глядя на землянина. Выражение ее глаз было загадочным. Затем ясный голос снова заговорил:

— Повторяем наше сообщение для жителей Марса! Завтра в девять часов вечера будет дан сигнал к началу революции! Уиншип, губернатор-землянин, будет произносить речь на открытии нового канала Джерала! Сразу после своей речи он будет убит! Это доказательство нашей силы и будет сигналом к восстанию! Пусть не останется в живых ни единого землянина! А затем, при помощи земных кораблей и их самих, мы нападем на Землю! Помните, никакой пощады землянам!..

— Нет! — Ренсон с криком повернулся и увидел позади себя человека, говорящего в микрофон. — Это ложь! Земля реконструирует старый Марс! Мы...

Человек с микрофоном мгновенно выключил передатчик.

— Было невежливо прерывать меня, — мягко сказал он. — Не говоря уж о том, что это бесполезно. Я передавал это сообщение с перерывами последние двенадцать часов!

Рэнсон окинул его взглядом. Это был марсианин с красной кожей, впалой грудью и круглой лысой головой. Одет он был в запятнанную белую блузу, которая, наряду с сутулыми плечами, выдавала в нем ученого... Правда, этому впечатлению несколько противоречили сильные, развитые мышцы его рук.

Однако, внимание Ренсона привлекло его лицо. Оно было мягкое и учтивое, но что-то неуловимо злое мелькало в его переливающихся глазах, тонких губах и выдающихся скулах. К тому же, игра теней и света на его лице превращала его в дьявольский, сатанинский лик.

— Разрешите представиться. Я доктор Элат Тайн. А это, — он подошел к девушке, — моя дочь Зейла.

Ренсон невесело улыбнулся.

— Мы уже встречались с вашей дочерью, — сказал он. — Возможно, вы объясните, зачем вы притащили меня сюда.

— Это польстит вам, мистер Ренсон, — серьезно кивнул марсианин. Я просто боялся вас! Вы первый поняли, что мои слуги, н-ну, не совсем живые. Безусловно, глупец Уиншип посмеялся над вами, но я все равно волновался, что другие могут поверить вам и нарушить мои планы. А также, глазами моего слуги мы видели, что вы нашли зеленое украшение, которое столь небрежно потеряла Зейла, и могли через него выйти на нее. И, следовательно, я должен был вас... как это на земном языке?.. Ах, да, похитить!

— Значит, я был прав, — прищурился Ренсон. — Человек, убивший Гиффорда, был уже мертв, когда забрался в кабинет через окно! Но как же...

— Как и все другое на Марсе, — сардонически хихикнул доктор Тайн. — Но если серьезно, мистер Ренсон, вы когда-нибудь изучали, какая квалификация необходима для политического убийцы? Я подробно рассматривал этот вопрос, когда решил устранить лидеров земного правительства и освободить Марс! — В его глазах вспыхнули огоньки фанатика. — Главное, необходима невероятная храбрость, поскольку такие попытки, как правило, самоубийственны. Так же нужна сверхчеловеческая сила и выносливость, чтобы убийца смог пройти к цели сквозь огонь охраны. И, наконец, он не должен начать говорить, если будет схвачен.

— Значит, вам был нужен робот, — сухо заметил Ренсон.

— Верно, — кивнул доктор. — За исключением того, что настоящий робот был бы битком набит аппаратурой, которую трудно создать и легко вывести из строя. Значит, он был бы бесполезен для моей цели. Но посмотрите на совершенство человеческого трупа. Мертвец никогда ничего не расскажет и не ведает страха.

Ренсон непонимающе глянул на насмешливое лицо марсианина.

— Но даже органы мертвеца должны растворять пули с цианистой кислотой, — сказал он.

— Это только если у него есть органы, мистер Ренсон! — Доктор энергично потер руки. — Только если у него есть органы! Зейла, покажи землянину Номер Четыре!

Ренсон смотрел, как девушка двинулась к ряду шкафов, и невольно напряг мускулы. Какой ужас, подумал он, таится за их дверями?

Дверь шкафа с лязгом распахнулась. Ренсон подался вперед. В падающем из комнаты свете была хорошо видна неглубокая ниша. И в ней стояло вертикально человеческое тело, с бледной, чуть красноватой кожей и глазами, невидяще уставившимися вперед.

— Номер Четыре, — промурлыкал доктор Тайн. — Превосходный экземпляр! Смотрите!

Он повернулся и подошел к сложному аппарату в другом конце комнаты. Раздался высокий гул, затем что-то зашумело. Между медными проводниками затанцевали искры, засветились радиолампы, пахнуло озоном. И Ренсон с трудом сумел подавить крик. Потому что труп шевельнулся!

Неуклюжими, отрывистыми движениями, подобно роботу, мрачная фигура вышла из шкафа, сделала четыре шага вперед и остановилась.

— Вот так! — воскликнул марсианский ученый, поворачиваясь от клавиатуры. — Сейчас вы видите один из моих инструментов смерти! Я делаю мертвых снова живыми! Созданная мною жидкость заменяет кровь в их венах, сохраняя ткани, но предотвращая окостенение смерти. Все лишние органы удалены. Мне нужны только мышцы, кости и нервы. Пусть пули проходят через тело и голову! Пока они не перережут нервы ног, рук и позвоночника, мои марионетки будут продолжать действовать. Вот смотрите! — Он подскочил и разорвал рубашку на спине Номера Четыре.

В синевато-багровую плоть была вмонтирована плоская квадратная коробка.

— Вот это и есть моя тайна! Крошечная батарейка, испускающая электрические импульсы, подобно тем, какие посылает мозг. Импульсы идут в командный центр в позвоночнике и приказывают мышцам работать! Вот здесь, — он коснулся блестящего диска, висевшего на шее мертвеца, — фотоэлемент, миниатюрная телекамера! Через нее я могу наблюдать за движением своих слуг. — Марсианин ткнул рукой в сторону шести видеоэкранов на стене. — Я смотрю, куда они направляются. И управляю ими при помощи коротковолнового передатчика, точно также, как корабли и самолеты могут управляться по радио! Я выбрал специальную частоту — 6,1284 метра, — на которой не работает никакое коммерческое вещание. Смотрите на Номера Четыре!

Доктор Тайн нажал что-то на большой клавиатуре. Мертвец отозвался, подняв руку приветственным жестом. Другая кнопка — и Номер Четыре сделал шаг вправо.

— Видите? — рассмеялся ученый. — Я хозяин марионеток! Пришлось много попрактиковаться, чтобы научиться управлять сразу шестью своими слугами. Завтра я пошлю своих биороботов, чтобы убить генерал-губернатора Уиншипа! Они не знают страха, будут молчать, если их схватят, и почти неуязвимы, поскольку охранники приучены стрелять в голову и туловище. Устранение Уиншипа даст сигнал к восстанию, и марсиане освободят свою планету! Бледные отродья Земли будут уничтожены, а сама Земля захвачена и покорена! Каждый человек, которого мы потеряем, будет возвращен к жизни, как находящиеся здесь, и снова послан в битву. Мы не сможем проиграть!

Элат Тайн сделал паузу, на его лице было написано ужасающее ликование.


РЕНСОН ОБВЕЛ взглядом помещение.

Он был уверен, что доктор просто безумен. Земное правление было самым большим благом, которое когда-либо получал Марс. Но воинственные марсиане были по натуре своей беспокойной публикой и вечно стремились к анархии. С убийством Уиншипа, несомненно, началось бы восстание. Если он, Ренсон, не сумеет как-то остановить зомби безумного доктора.

Одним прыжком Ренсон соскочил со стола и, едва устояв на связанных ногах, запрыгал к спутанной массе аппаратуры. Только бы он успел прыгнуть в гущу хрупких ламп и проводов, разнести их к чертям собачьим! Тайн и Зейла, стоящие в другом конце помещения, не успели бы его перехватить. Еще пара скачков со связанными ногами, и...

Уголком глаза Ренсон заметил, как доктор принялся нажимать кнопки на клавиатуре. Тут же Номер Четыре неуклюже прыгнул вперед и оказался между Ренсоном и его целью. А секунду спустя холодные, липкие пальцы схватили его за руки. В этих объятиях он был беспомощен.

— Ха! — воскликнул Элат Тайн, искривив лицо в сардонической усмешке. — Вы оценили эффективность моих марионеток? Скоро вы присоединитесь к их компании. Поскольку вы землянин, то из вас получится хороший шпион, которого мы пошлем вперед, до нашего вторжения на Землю. — Он открыл дверь, за которой оказался темный проход. — В конце этого туннеля есть маленькая клетка, в которой мы храним наши инструменты до их... преобразования. Номер Четыре отведет вас туда!

Ренсон увидел, как доктор нажал кнопку, и почувствовал, как его легко поднял биоробот. Мелькнула еще одна усмешка Тайна и загадочное, как у сфинкса, выражение лица Зейлы, а затем его уволокли в темноту туннеля.


ГЛАВА IV. Бегство


КЛЕТКА БЫЛА темная, скрытая в бархатной тени. Ренсон без устали шагал взад-вперед по ней, лицо его осунулось. События последних двадцати четырех часов вспыхивали у него в голове, как картинки в калейдоскопе. Ходячие мертвецы! Молчаливые, бесстрашные, неуязвимые... они идут по дну канала к своей цели, проходят через град пуль и убивают...

Вспыхнувший свет и звон ключей прервали спутанные мысли Ренсона. Перед клеткой стояла Зейла.

— Я вижу, вы уже освободили руки, — пробормотала она.

— Верно! — кивнул Ренсон, мельком взглянув на свои ободранные запястья. — Бездарные узлы! Жаль только, что дверь клетки оказалось не так легко открыть!

Темные глаза девушки внимательно осмотрели его.

— Это бесполезно, — сказала она. — Даже если сбежать из клетки, то главный вход в пещеру всегда заперт. Мы обязаны победить. Через полчаса наши слуги выйдут, чтобы убить Уиншипа. К рассвету вы будете единственным живым землянином на Марсе! И все же у вас может быть... шанс...

Ренсон прижался к прутьям дверей клетки. Свет от лампы девушки замерцал на его больших золотых часах.

— Шанс? — повторил он.

Зейла придвинулась поближе, экзотичная, обольстительная.

— Завтра мы уже будем праздновать победу, — воскликнула она. — У вас нет никаких шансов на спасение. Но все же... Присоединяйтесь к нам, дайте нам всю информацию о Межпланетной Разведке, обороноспособности Земли, и вас не преобразуют в очередную марионетку! Посмотрите на меня, Грегори Ренсон! В моих венах течет и земная кровь... Я не уродливая марсианка! Скоро мой отец станет самым влиятельным человеком в Солнечной системе, а его приближенные разделят с ним всю полноту власти! Либо вы погибнете, оставаясь на уже проигравшей стороне, либо получите жизнь, положение и... любовь!

— Любовь? — голос Ренсона пресекся. — Зейла! Я... Я...

— Вы согласны? — девушка подошла еще ближе к дверце клетки, ее яркие губы разошлись в нетерпеливой улыбке. — Я научу вас ненавидеть... ненавидеть всех остальных землян! Они станут нашими рабами, рабами Марса!

Ренсон глядел в глаза девушке, пока она говорила, а в это время медленно, незаметно его пальцы ползли к часам на его правом запястье. Внезапно они крутанули их заводную головку. Желтоватое облако газа, находящееся в часах под давлением, ударило струйкой, окутав голову девушки.


СДЕЛАВ ШАГ назад, Ренсон смотрел, как Зейла открыла рот, пытаясь закричать, но еще больше глотнула смертельный газ. Красота девушки исчезла словно по волшебству, глаза наполнились ненавистью, лицо исказилось от гнева. Она впилась взглядом в Ренсона, но тут газ подействовал, и она мягко упала на пол.

— Как видите, — тихонько хмыкнул Ренсон, — у МР есть еще несколько уловок, неизвестных на Марсе!

Опустившись на колени, он просунул руку сквозь прутья и сорвал связку ключей с пояса девушки. Мгновение спустя дверь клетки была отперта.

Ренсон поспешно связал Зейлу своими веревками, сунул ей в рот носовой платок и затащил в клетку. Чуть подождав, пока газ рассеется, он отправился по коридору. Дверь в конце коридора была приоткрытой, Ренсон осторожно заглянул в щелку. Лаборатория Элата Тайна была пустой и выглядела мрачной при свете единственной горевшей лампы. Ренсон бесшумно вошел.

Попробовав внешнюю дверь, он обнаружил, что она заперта. И к ней не подошел ни один из ключей, которые он забрал у Зейлы. Девушка оказалась права, сказав, что побег из клетки будет бесполезен. Он никак не мог выбраться на волю и предупредить землян. Даже электропитание радиопередатчика было отключено каким-то потайным выключателем.

Натянуто улыбнувшись, Ренсон взял с верстака тяжелый молоток и подошел к коротковолновому устройству, управлявшему роботами. Он понимал, что если разобьет его, то это лишь отсрочит убийство Уиншипа. Тайн мог собрать новое устройство. У него даже могло оказаться запасное. И все же, при данных обстоятельствах, это было лучшее, что он мог сделать. Ренсон мрачно поднял молоток, но в последнюю секунду передумал.

В голове у него появился план, дикий, отчаянный план, но если он удастся, то Ренсон сумеет сбежать из этой дьявольской подземной мастерской, и не только предупредить Уиншипа, но и привести сюда отряд землян, чтобы захватить марсианского ученого. Он поспешно положил молоток, подошел к ряду шкафов и открыл один наугад.

Обитатель шкафа номер один был высокий и стройный. Длинный свободный пылевик шала висел на его жесткой, стоящей прямо фигуре, капюшон скрывал ужасное бледное лицо. Ренсон быстро вытащил мертвеца из ниши, снял с него одежду и висевшую на шее камеру. Затем, связав ему конечности, чтобы он не мог выполнить приказания доктора, он отнес мертвеца в коридор и положил в клетку рядом со спящей Зейлой. Потом запер клетку и вернулся в лабораторию.


ДОЛГО ЖДАТЬ Ренсону не пришлось. Едва он успел одеть одежду мертвеца, залезть в шкаф и закрыть дверцу, как в лабораторию вошел Элат Тайн, сопровождаемый приземистым марсианином с выпученными глазами. На обоих были прозрачные шлемы, с которых еще стекала вода.

— Теперь все, Ханно, — доктор снял шлем и сменил свой промокший шала на сухой, который висел на стене. — Все готово. Через пять минут я пошлю своих слуг для выполнения этой задачи.

— Прекрасно! — пробормотал приземистый марсианин. — Наши люди уже ждут! Они нуждаются лишь в демонстрации вашей силы! Если вы выполните обещанный план, то они начнут восстание! Но если вы потерпите неудачу...

— Я не потерплю неудачу, — мрачно сказал Тайн. — Откройте шкафы!

Ренсон замер, сердце его забилось сильнее. Через мгновение он услышал скрип дверцы и увидел, как она открывается. Лаборатория была в тени, лишь в дальнем ее конце, где горела лампа, Элат Тайн, сумасшедший с дикими глазами, нажимал кнопки своего устройства. Доктор обернулся, быстрым взглядом окинул мрачные фигуры в нишах и рассмеялся.

— Подумайте, Ханно! — пробормотал он. — Мертвецы должны убить Уиншипа! Его смерть послужит сигналом к восстанию! И я, хозяин марионеток, стану управлять Марсом!

Пока он говорил, его плоские пальцы бегали по рядам кнопок на панели управления. Медленно, неуклюже, шесть фигур вышли из шкафов. Ренсон, расставив руки в стороны и выпрямив спину, повторял движения гротескных фигур рядом с ним. Внезапно заговорил спутник Тайна:

— Вы забыли дать им оружие! Как же они убьют...

— Вы просто дурак! — высокомерно бросил доктор. — Вода повредила бы его! Мой человек даст им оружие, когда они выйдут на сушу! — он снова занялся клавиатурой устройства.

Сердце Ренсона упало. Вода! Она не имеет значения для этих человекоподобных роботов, но если ему придется идти по подводному туннелю... Однако, теперь было слишком поздно останавливаться. Тайн и его компаньон, несомненно, вооружены. Фигура, стоящая впереди, внезапно двинулась вперед тяжелыми, неуклюжими шагами, и Ренсон автоматически последовал ее примеру.

Они прошли через дверь и направились по коридору. Голос Тайна и огни лаборатории остались позади. Внезапно Ренсон напрягся. Его ноги коснулись воды!

Наклонный проход шел вниз. По мере того, как они шли, вода поднималась, достигая колен, бедер, подмышек... Мрачные человекоподобные роботы бездумно шагали вперед. Вода дошла уже до шеи, до подбородка... Ренсон сделал глубокий вдох. Возвращение означало верную смерть, и он поплыл следом за шагающей неуклюжей фигурой.




ТЕПЕРЬ ВСЕ зависело от того, хватит ли в легких воздуха. Вода достигла потолка туннеля. Ренсон отчаянно плыл вперед, хотя тяжелая одежда тянула его вниз, к тому же, сказывалось напряжение последних двух дней. Легкие разрывались, огненные круги плыли перед глазами. Время от времени он вскидывал вверх руку, но она все еще упиралась в свод туннеля.

Наконец, когда, казалось, туннелю не будет конца, Ренсон почувствовал, что устремляется вверх. Мгновение спустя голова его выскочила из воды, и он стал с жадностью глотать прохладный, разреженный воздух. Потом доплыл до берегового откоса и лег, задыхаясь. Оглядевшись, он определил, что находится на небольшом боковом канале, по обеим сторонам которого тянулись темные склады и элеваторы с зерном. Запахи специй, ароматического венерианского табака и юпитерианской кавы смешивались со зловонием канала.

Ренсон поднялся, преисполненный ликования. В настоящее время пять биороботов шли по дну канала к новому Джералу, на открытии которого Уиншип должен произнести речь. Нужно было только идти вдоль канала, пока он не встретит патрульный катер или станцию монорельсовой дороги, чтобы уведомить власти...

Внезапно взгляд Ренсона упал на блестящий диск камеры, висящий у него на шее, дополняя его маскировку под зомби. Через него Элат Тайн мог наблюдать за действиями своих марионеток на шести экранах, висящих над пультом управления. Должно быть, он уже знает, что одна из них не подчиняется его приказам, а ведет себя самостоятельно.

А теперь, пока он смотрит на диск, Тайн увидит его лицо и узнает его...

Ренсон поспешно сорвал с шеи диск и швырнул в канал. Было упущено много времени, пока он лежал на берегу, восстанавливая дыхание, и это оказалось фатальным. Элат Тайн уже действовал. Как только Ренсон бросил диск в канал, из воды высунулась мертвенно-бледная костлявая рука и схватила его за лодыжку. Ренсон отчаянно рванулся назад, но преуспел только в том, чтобы вытянуть противника на берег. Если он ничего не перепутал, это был Номер Два, мертвец, место которого он занял. Значит, Тайн развязал его и отправил в погоню!

Когда они с противником покатились по земле, Ренсон машинально нанес тому град ударов, ударов, которые не произвели ни малейшего впечатления на мокрую, холодную плоть. Тогда он вспомнил, что биороботы не чувствуют боли! В отчаянии он сменил тактику и попытался отшвырнуть противника, но сила у зомби была гораздо больше, чем у человека. Широкая рука схватила Ренсона за лицо, закрыв нос и рот. Напрасно землянин наносил противнику удары ногами. Ребра того трещали. Кожа рвалась, но хватку он не ослаблял.

Пытаясь вдохнуть воздух, Ренсон принялся бить кулаком по квадратному устройству на спине противника. Ударил раз, второй, и, когда уже черный туман заслал глаза, нанес третий удар. При этом ударе что-то хрустнуло, будто сломался какой-то тонкий механизм. Едва-едва, словно из неимоверного далека, до Ренсона донесся вой полицейской сирены катера, а затем он потерял сознание.


ГЛАВА V Восстание зомби


РЕНСОН ОТКРЫЛ глаза и увидел худощавого, седого человека в форме земной полиции, стоящего рядом. Еще несколько человек стояли в большой комнате с белыми стенами.

— Он пришел в себя, — пробормотал человек в форме, затем обратился к Ренсону. — Вас подобрал один из наших патрульных катеров. Вы почти час находились без сознания. Что все это значит? И кто этот человек? — он указал на жесткое, неподвижное тело зомби.

Ренсон попытался стряхнуть паутину, окутавшую мозг, и встал на ноги.

— Быстрее! — пробормотал он. — Заговорщики хотят убить губернатора... Нужно немедленно действовать!

Один из мужчин на заднем плане громко рассмеялся.

— Довольно убедительно для канальной крысы! — сказал он. — А, капитан Максвелл?

Ренсон, шатаясь, пересек комнату и ткнул грязными пальцами в лежащий на столе листок бумаги.

— Вот! — сказал он, протягивая листок седому. — Сравните этот шрифт с числом 132-А в вашей папке из МР! Быстрее!

— Что? Межпланетная Разведка? Ждите здесь! — приказал капитан Максвелл и вышел из комнаты.

Когда он вернулся, в его поведении произошли значительные изменения.

— Простите, мистер Ренсон, — пробормотал он. — Я не знал...

— Пропустите! — рявкнул в ответ Ренсон. — Нужно немедленно предупредить губернатора Уиншипа! Его собираются застрелить, как только он начнет свою речь! И его смерть явится сигналом для восстания, которое будет стоить жизни всех землян на Марсе!

— Уиншип... Восстание... О, Господи! — капитан Максвелл ринулся через комнату к большому экрану на стене.

Он нажал кнопки, и на экране возникло цветное изображение. Марсианская равнина, голая, растрескавшаяся от засухи, через которую тянулся широкий канал, пока что без воды. В конце канала были массивные шлюзы, сдерживающие водный поток, который вскоре должен хлынуть в пустой канал.

Шлюзы окружала огромная толпа краснокожих марсиан, тихих, напряженных, словно чего-то ждущих. На возвышении, окруженном вооруженными охранниками, сидел Уиншип и несколько земных чиновников. У микрофона стоял тучный, напыщенный человек, произносящий многословную вступительную речь.

Капитан Максвелл покачал головой.

— Ни единого шанса, — пробормотал он. — Предупреждения уже бесполезны, даже если бы мы могли связаться с ними. Они в ловушке, окружены! Они обречены, даже если попытаются убежать! Боже! Ходили же слухи о некой секретной радиопередаче, убеждающей марсиан начать восстание, но мы не верили... — Он повернулся к своим людям. — Всем самолетам на взлет! Быстрее!

— Бесполезно, — покачал головой Ренсон. — Нужно пятнадцать минут, чтобы вывести самолеты из ангаров, запустить двигатели, поднять машины в воздух. И им еще десять минут лететь до равнины! Положим на это полчаса. К тому времени... — Он уставился на телеэкран.

Пять фигур, двигающихся в унисон, пролагали себе путь в толпе, направляясь в платформе спикеров. Пять неуклюжих фигур, лица которых были скрыты капюшонами пылевиков!

Внезапно пристальный взгляд Ренсона упал на коротковолновую радиостанцию в другом конце помещения. Радист передавал распоряжения командирам самолетов.

— Капитан Максвелл! — воскликнул Ренсон. — Есть один шанс... Безумный, отчаянный шанс спасти губернатора и всех землян, находящихся на Марсе! Мне нужны все ваши техники. Немедленно! Действовать придется быстро!


РАВНИНА ПЕРЕД шлюзами Джерала казалась призрачной в ярком свете прожекторов. Толпа марсиан молчала. Они ждали, холодно глядя вперед выпуклыми зелеными глазами. Губернатор Уиншип беспокойно ерзал на стуле, пока толстяк перед микрофоном заливался соловьем:

— ...человек, который то-то... и то-то... и то-то...

Генерал-губернатор хмурился. Весь день ему сообщали слухи о готовящемся на него покушении, о всеобщем восстании, и только смело появившись здесь, несмотря на угрозы, он рассчитывал удержать власть в своих руках. Малейший признак слабости, трусости, нерешительности означал бы крах престижу землян. А этот престиж нужно поддерживать, пока Марс не станет единым сильным государством.

А пока спикер продолжал свое бесконечное вступление, Уиншип думал о смерти Аллерса, Гиффорда, об ужасном убийце у него в кабинете. Если бы только он мог обнаружить, кто стоит за этими убийцами... Внезапно до него дошли заключительные слова оратора:

— А теперь я имею честь представить Его Превосходительство, генерал-губернатора Марса!

Уиншип взошел на трибуну, бледный, но решительный. Взволнованное бормотание пробежало по толпе марсиан, они подались вперед, к платформе, как приливная волна, готовящаяся накрыть группку землян. Долгий момент Уиншип неподвижно стоял в свете прожекторов, глядя на угрюмую, снова притихшую толпу. Внезапно он заметил пять неподвижных фигур в первом ряду. Они стояли, как статуи, расставив руки, и невидяще глядели вперед. Холодный пот покатился по лбу Уиншипа. Эти фигуры были совсем как тот, кто убил Гиффорда...

Губернатору показалось, что он буквально видит марсиан в каждом городе, в каждом поселке Марса, собравшихся у телеэкранов, ожидая сигнала к восстанию.

Его смерть погнала бы всех на улицы, чтобы убивать, уничтожать ничего не подозревающих землян. И конец господства Земли в Солнечной системе! И все же он должен пройти свой путь до конца, в надежде, что...


УИНШИП ЗАГОВОРИЛ, и в голосе его послышалась сила, которую он вовсе не чувствовал.

— Люди Марса! — начал он. — Мы собрались здесь, чтобы...

Голос его прервался. Пять фигур пришли в движение и в странном унисоне направились к окружавшим платформу охранникам.

Тишина, невероятная в такой громадной толпе, повисла над равниной. Охранники, выхватив цианидные пистолеты, закричали, приказывая странным мрачным фигурам остановиться. В ответ на это пять костлявых рук единым движением нырнули под одежду и появились уже с пистолетами. Тысячи ожидающих марсиан не издали ни единого звука.

Капитан земных охранников выкрикнул резкий приказ, раздалось смертоносное шипение пистолетов. Но пять фигур продолжали идти к платформе!

Охранники губернатора дали второй залп. Первые два зомби были изречены пулями, головы их превратились в неузнаваемое месиво но они продолжали идти навстречу выплевывающему смерть оружию. Землян охватила паника. Роняя пистолеты, они бросались на землю и закрывали голову руками.

На платформе молча стоял перед микрофоном Уиншип. Платформу окружала густая толпа безразличных, неподвижных марсиан так что бегство было невозможно. Пять ужасных фигур подошли к ведущей на платформу лестнице и принялись подниматься по ней.

Губернатор в испуганном недоверии уставился на них. Это были мертвецы, ходячие мертвецы, теперь он отчетливо видел это. Ренсон из Межпланетной разведки говорил как раз про это.

Если бы он, Уиншип, не отнесся бы тогда так скептично к его словам...

Пять кошмарных существо с изорванными пулями мясом и костями, шли прямо на него. Медленно поднимались их руки, державшие цианидные пистолеты. Уиншип гордо сложил руки на груди.

Лучше умереть, как мужчина, чем попытаться спрыгнуть с платформы и быть разорванным толпой на кусочки. По крайней мере, пули с цианидной кислотой быстры и милосердны.

Свистящее шипение побежало по толпе, точно ветер:

— Смертьземлянам! Люди Марса, восстаньте! Восстаньте!

Пять изуродованных рук направили пистолеты на Уиншипа. Их ужасные лица были бесстрастны. Еще секунда...

Внезапно крики удивления и отчаяние полетели над толпой и эхом отозвались по равнине. Губернатор глянул вперед, и у него перехватило дыхание. Ужасные фигуры, казалось, внезапно сошли с ума. Они стали неуклюже прыгать и плясать на платформе, размахивая костлявыми руками и топоча ногами в жуткой пляске. Они гротескно пинали воздух, корчились и бессвязно жестикулировали. Неуклюжие, изрешеченные пулями мертвецы кружились, как дервиши. Некоторые уронили пистолеты, другие стали палить, куда придется — в небо и в толпу. По равнине понеслись крики и стоны.

— Элат Тайн потерпел поражение! — закричал вдруг кто-то. — Они стреляют по нам! Его армия мертвецов бесполезна!

Уиншип принялся выкрикивать приказы, и ударившиеся в панику охранники пришли в себя. Они набросились на скачущие и пляшущие фигуры, повалили их и надежно связали. Только они с этим закончили, как в небе появились десятки огоньков. Это реактивные самолеты с полным боезапасом бомб, неслись к равнине, как угрожающая стая воронов, и выхлопы дюз их двигателей окрасили толпы марсиан в багровые тона. Расправив плечи, губернатор подошел к микрофону.

— Люди Марса! — начал он. — Мы собрались здесь на открытие нового канала, который является продуктом ума и труда землян и который, мы надеемся, будет служить с большой выгодой для наших братьев-марсиан. Вместе наши планеты...


ГЛАВНЫЙ КАБИНЕТ в здании Администрации был залит ярким утренним светом. Его Превосходительство, генерал-губернатор, смотрел из-под седых бровей на стоящего напротив его высокого человека.

— Вы видели мои радиограмму в штаб МР, мистер Ренсон, — серьезно сказал он. — Я также хочу принести личные извинения...

— Забудьте об этом! — усмехнулся Грегори Ренсон. — Не стоит винить себя в том, что вы подумали, будто я чокнулся. Мне и самому было трудно поверить в ожившие трупы!

— Ужасно! — Губернатор передернул плечами. — Но я так и не понял, как вы сумели их остановить?

— Очень просто, — пожал плечами Ренсон. — Тайн сказал мне, что управляет ими на коротких волнах длиной 6,1285 метров. С помощью техников капитана Максвелла, я перестроил полицейскую радиостанцию с обычных 10 метров на частоту доктора Тайна. Сделать это было нетрудно. Наши сообщения «засорили» эфир и исказили передачи доктора, заставив его биороботов понервничать. Единственно, мне жаль, что Элат Тайн сбежал. Думаю, когда он увидел, что его зомби вышли из-под контроля, то понял, что мы придем за ним. А пока мы достали водолазные шлемы и нашли подводный вход, они с дочерью смылись вместе со всеми бумагами и оборудованием.

— Не волнуйтесь о Тайне, — рассмеялся губернатор. — Его сообщники убеждены, что он просто предал их! Теперь он долго не посмеет показаться на Марсе!


Перевод Андрея Бурцева


home | my bookshelf | | Легион смерти |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу