Book: Длань Господня



Длань Господня

Борис Конофальский

Длань Господня

Глава 1

Монах долго осматривал его затылок и шею, просил крутить головой, наклонять и задирать её, трогал и трогал отек пальцами, выдавливая из раны кровь и после этого сказал:

- Думаю… Слава Богу, кость в шее цела и зашивать рану не нужно… Вдруг начнёт гнить, отставлю гною выход. Волосы вокруг выбрею. Так рана будет чище. Смажу серной мазью с шалфеем. Болит?

- Терпеть можно, - отвечал кавалер, пробуя вертеть шеей.

Рене, Роха и Бертье стояли тут же, молчали, смотрели и слушали монаха, и Максимилиан был тут, и ещё сержанты. И поэтому разговор, который начал Рене, был Волкову особенно неприятен.

- Какая в вашей храбрости была необходимость? - Спросил Рене, вертя его помятый шлем в руках. - Я у Бертье спросил, так он говорит, что вы пошли вперёд сами.

- Туман был, - сухо ответил Волков.

- Туман? А может, ты храбрость свою показывал? Так тут и так все знают, что ты храбр до безрассудства. – На правах строгого знакомца фамильярно «тыкал» ему Игнасио Роха. Он взял из рук Рене шлем Волкова и попытался пальцами вытащить застрявший в «затылке» обломанный шип моргенштерна. У него не вышло, шип сидел намертво.

- Вся наша блестящая победа ничего бы не стоила, если бы вы сейчас были мертвы, - продолжал Рене.

Эти нравоучения раздражали кавалера, а ещё монах так противно выскребал рану бритвой, что хотелось заорать на него. Он едва сдерживался, чтобы не послать офицеров к чёрту. Только Бертье встал на его сторону:

- Да будет вам, господа, ничего же не произошло, иной раз мне самому хочется встать в первый рад, взять топор да позабавиться немного, тем более что кавалер пошёл вперёд из-за тумана. Я ему сказал, что его место под знаменем, а он сказал, что в таком тумане никто его там не увидит и что нужно поглядеть, кто там впереди.

- Кавалер, - продолжил Рене, - мы не смели бы вас упрекать в другом случае, это было бы вашим делом, где вам быть во время сражения, но вы наш вождь, а ещё наш сеньор. Вы дали нам место для домов на вашей земле, дали нам землю для пахоты, и нам не хочется этого терять. Если вас убьют, а вы не оставите наследника, на Эшбахт сядет другой господин. Он может привести своих людей, а нас попросит вон. Так что ваша жизнь… Она не только ваша.

- Он прав, Фолькоф, - сказал Роха всё так же фамильярно. - Ты уж либо заведи наследника, либо не лезь на рожон.

Кавалер молчал. Будь они хоть трижды правы, слушать их ему надоело. Волков оттолкнул руку монаха, который, кажется, закончил брить ему затылок, встал и пошёл прочь от них. За ним отважился пойти только Максимилиан. Да ещё монах.

- Господин, дозвольте смазать рану. - Брат Ипполит бежал за ним с вонючей склянкой.

Кавалер остановился, дал монаху закончить работу. И тут к нему пришёл немолодой сержант из людей Брюнхвальда. Волков помнил его ещё по Фёренбургу:

- Господин, эти сволочи машут тряпками с того берега.

- Машут? - Волков повернулся, стал приглядываться.

Солнце уже встало, тумана на реке почти не осталось, дымка лёгкая, да и только. Другой берег уже можно рассмотреть. Да, с того берега кто-то размахивал белым полотном. И ещё один был, махал большой зелёной веткой.

- Вы бы не стояли так, господин, - сказал сержант и встал перед Волковым. - Не дай бог, найдётся у них хороший арбалетчик, а вы без шлема.

- Нет, - отвечал кавалер, - они стрелять не будут, они хотят мертвяков забрать.

- И что? Отдадим? - Спросил сержант.

- Пусть забирают, но ты спроси, чего хотят.

Сержант быстрым шагом пошёл к реке:

- Эй вы, безбожники, чего вам? - Орал он, подходя к воде.

- Парламентёр к вам, примете? - Кричали с того берега.

- Господин, - обернулся к Волкову сержант, - они спрашивают…

- Пусть едет, - сразу сказал кавалер, он всё слышал.

- Господин Эшбахта дозволяет вам, безбожники, ступить на его землю. - Прокричал сержант.


На лодке с двумя гребцами приплыл с того берега офицер и горнист, немолодой офицер и горнист. У обоих белые ленты на левых руках. Волков принимал их сидя, Рене, Бертье, Роха стояли за его спиной.

Трубач протрубил «внимание», офицер поклонился и сказал:

- Я ротмистр Майлинг из Перенгира.

- И что вам надобно, ротмистр Майлинг из Перенгира? - Спросил Волков и был с ним невежлив, не стал представляться.

- Жёны наших людей хотят знать, есть ли такие из наших людей, что остались живы и что сейчас находятся в вашем плену.

- Жёны? - Злорадно хмыкнул Роха.

- Ваши жёны, наверное, знают, что их мужья всегда вели «плохую войну», никого в плен не брали. Отчего же ваши жёны думают, что с вами будут вести «войну честную»? - Ответил Волков.

- Значит, пленных наших у вас нет? - Уточнил прибывший офицер.

- Ни единого.

Офицер помолчал, вздохнул и сказал:

- Дозволите ли вы забрать тело капитана Пювера? И других павших.

Сначала кавалер не понял, о чём просит приехавший, а когда понял, так едва сдержался, чтобы не выказать радость. Неужели и капитан их тут погиб? Какая это радостная новость была. Но при этом горце Волков радоваться не стал, сдержавшись, он только сказал великодушно.

- Забирайте всех.

- Вы излишне добры к этим еретикам, кавалер, - сказал Роха, весьма недружелюбно глядя на парламентёра и трубача, - нужно было послать их к чёрту. Он их папаша, кажется. А вот этих вот двоих повесить.

Волков только махнул рукой. Нет, он не собирался усугублять неприязнь. Он подумывал о том, что впоследствии, если не придётся отсюда бежать, с горцами лучше жить в мире. Ни к чему делать из них кровных врагов. Одно дело – война, и совсем другое дело – ненависть.

- Забирайте, но я не знаю где ваш капитан, - сказал он. – Может, он в реке.

Когда бой закончился, весь берег у воды был засыпан оружием и доспехами, которые горцы сбрасывали с себя, прежде чем кинуться в воду. Доспехи и оружие уже собрали. Мертвяки были уже не нужны, солдаты стащили с них доспехи и одежду, если она была хороша.

На берегу валялось девятнадцать человек. Еще семеро были изрублены в трёх лодках, и были ещё мёртвые в воде, но тех никто не считал, может, капитан был среди них.

- Я позову сюда людей, - сказал парламентёр, - мы поищем капитана.

- Шестерых будет довольно, - ответил кавалер, - и что бы все были без железа.

- Как пожелаете, господин Эшбахт. – Офицер горцев поклонился и пошёл к лодке.

- Так мы что, и капитана их зарезали? - Тихо спросил Бертье, когда парламентёр ещё не отошёл далеко.

- Кажется, что так, - ответил Волков.

- Ах, какое славное вышло дело, - скалился Роха. - Ни одного убитого у нас, а мы их целую кучу набили, да ещё и капитана прикончили. Будут теперь знать, чёртовы безбожники, как к нам соваться.

- И то верно, - сказал брат Семион, неожиданно для всех появившийся среди офицеров, - подумают теперь дети сатаны, как оспаривать волю Божью, как противиться Длани Господней.

Все были с ним согласны. Все улыбались, может быть, и иронически, но спорить со святым отцом никто не собирался. И Волков, не боли у него шея, тоже улыбался бы. А сейчас он только морщился от боли, пытаясь крутить головой.


Люди Волкова стали готовить завтрак, все после дела были голодны. Горцы приплыли, стали собирать мёртвых. Помимо тех, что были убиты на берегу и в лодках, нашли ещё одиннадцать мёртвых в реке. Перед тем, как отдать этих, Роха пошёл и потребовал, что бы с найденных в реке сняли доспехи.

- Моим ребятам не хватает доспехов, - говорил Скарафаджо, словно специально злил приплывших горцев, - ваши доспехи нам буду кстати.

Ещё и смеялся при этом.

Горцы с мрачными лицами выполнили его требование беспрекословно, хотя он был с ними не только насмешлив, но и груб.

Трижды они плавали на свой берег, отвозили полную лодку своих павших. Но своего капитана так и не нашли.

- Многие потонули в реке, там, где глубже, - сказал Бертье, глядя на последнюю уплывающую лодку с мертвецами, - как мы их смяли и загнали в воду, так многие стали уплывать. Видно, не все успели весь доспех снять или не все умели плавать хорошо. Вот и капитан их там же, на дне, наверное.

- Лишь бы не выплыл, - сказал Роха.

- Да, - согласился с ним Рене, - лучше он пусть там лежит, чем здесь ходит.


Когда солдаты и офицеры стали есть, он есть не мог. Во-первых, болела шея, голову не повернуть, во-вторых, он не знал, что будут делать горцы дальше. Где они? Часть их всё ещё торчала на берегу.

Лодок у них теперь, конечно, было мало, но чёрт их знает, может, ещё пригонят от Милликона. Там, у пирсов, этих лодок и барж десятки. А вдруг сунутся опять, только не в этом месте. Вряд ли, конечно, такое случится. В этот раз так им дали крепко, что теперь только самый сильный командир осмелится ещё раз пробовать высадиться. Интересно, вправду ли капитан их погиб, или они врут, задумав что-то.

- Чёрта с два они теперь сунутся. - Убедительно говорил Роха.

- Да, - соглашался с ним Берте, - разбредутся по своим домам, будут раны зализывать.

- Хорошо бы, если бы так было, - поддерживал разговор Рене, - если действительно их капитан погиб, точно разбредутся, пока нового не выберут им.

Волков ушёл от них, был на берегу, смотрел на реку, на весёлых обедающих солдат. Которым, кстати, нужно было платить за этот поход. Если офицерам он платить не собирался, они всё понимали, знали, что воюют за свои домишки и наделы земли, что он им жаловал. А вот с солдатами такое не прошло бы. Двести пятьдесят монет, а то и триста, будь добр, приготовь. И чем больше дней он будет держать их на берегу, тем больше ему придётся заплатить. Вместо радости от победы одолевали его все эти мысли да боль в шее.

Но Господь милостив, прибежал дозорный солдат с западного холма и сказал, что кавалера спрашивают господа, но дозорные их задержали.

- Представились? - Насторожился Волков.

- Ага, говорят, что они соседи ваши, зовут их Гренеры.

- Пусти.

Да, это был его сосед и один из его сыновей.

- Идите, идите и кланяйтесь, Карл, - говорил сосед своему сыну слезая с лошади. - Кланяйтесь этому рыцарю. И я ему поклоняюсь.

Оба они кланялись немного обескураженному Волкову. Тот поклонился им в ответ.

- Надеюсь, вы помните меня, сосед, - говорил пожилой мужчина, - я был у вас по весне с двумя моими младшими сыновьями.

- Помню, помню, - отвечал кавалер, хотя помнил этого господина смутно, - только имени вашего не припоминаю.

- Гренер, Иоахим Гренер, а это мой сын Карл, мы из поместья Гренер, что в десяти милях отсюда вниз по реке. - Говорил пожилой помещик.

- И что же вас привело сюда, друг мой? - Спросил его кавалер.- Может, какая нужда?

- Да какая же нужда, наоборот, счастье, добрый мой сосед, счастье, которого я ждал многие годы, и виновник этого счастья – вы.

- Неужели? - Не понимал Волков.

- Мужики мои ставят сети прямо сразу за вашей границей, пошли сегодня проверять их, а там мертвяк! Даже два! И по одёжке совсем не наши, не лодочники, мы их по исподнему опознали, собаки горные, чтоб им пусто было. Я как раз недалеко был, они меня и позвали. А пока ехали, так ещё нашли двоих, их течением вытолкнуло к траве, к берегу прибило утопленников. Плавают притопленные. Я уже думал, что баржа или лодка перевернулась, может, от жадности её перегрузили дураки, а она и потони. Но нет. Вижу, порубленные двое. Видно, резали их перед тем, как в реку бросить.

Волков молчал, ничего не говорил, только чуть улыбался, глядя на соседа. И Максимилиан молчал. Стоял за его спиной. И сын соседа молчал, слушал отца почтительно.

А Гренер всё говорил:

- Гляжу, как туман с реки сошёл, так плывёт лодка у моего берега, там эти псы горные, мертвяков своих ищут. Кричат нам, не видали ли мы людей, не спасся ли кто. Ну, мы и говорим, вон, дохлые плавают, забирайте, на кой нам их дохлятина. Ну, стали они вылавливать мёртвых своих. И тут мы из их слов поняли, что крепко они получили. Говорили они, что столько много потонуло их, говорили, что всех не выловить. Я стразу на вас подумал. Думаю, никак, это мой сосед их проучил. Все же слышали, что вы их ярмарку пограбили, думаю, решили эти дураки сдачи дать, сунулись, а сосед-то мой не промах, опять их умыл. Вот я и крикнул сыну, говорю: «Седлай, Карл, коней, поедем, узнаем, как дело было». Всего час езды, и мы тут. Вот и приехали узнать подробности и поздравить вас. Уж расскажите, как тут было, я тоже в седле не один год провёл под знамёнами нашего герцога.

Вся эта речь была полна восхищения, и очень радовала кавалера. Правда, последние слова Гренер произнёс без должного почтения. Волкову показалось, что не очень-то сосед жалует курфюрста.

- Рассказывать особо нечего, - отвечал он соседу, - узнал я, что они лодки пригнали сюда, решил поглядеть, к чему это, пришёл, а они тут высаживаются. Ну, мы им высадиться не дали. Скинули в реку тех, кто вылез. Вон, три лодки от них тут остались.

- Ах, какой же вы молодец, нам такого тут и надо было, - опять заговорил Гренер. - Не было от них, от задир, житья, разбойники и воры, и сколько на них мы ни жаловались и графу, и герцогу, те отмахивались. Говорили мириться с ними. А как мириться с вором? Разве что ещё больше ему отдать? А тут вы их и побили.

- Боюсь, дело ещё не кончено, - произнёс кавалер.

- Не кончено, не кончено, - тут же согласился Гренер, - они злобу затаят, но вот, что я вам скажу. Теперь-то вы не один, если они ещё надумают, так мы, все местные сеньоры, ну, кроме графа, конечно, на помощь вам придём без всякого промедления. Только позовите. Раньше, когда горцы озорничали, так все ждали, что граф позовёт в ополчение, а граф и не звал. А других таких, кто позвал бы, не было. Хотя многие пришли бы. Да, все мои соседи пришли бы, если бы кто позвал их. Вот так они нам опротивели, воры эти горные.

- Что ж, ряд я, что вам угодил, коли будет нужда, так уж не сомневайтесь, позову теперь воевать. - Отвечал соседу Волков.

- Уж угодили, угодили, - улыбался Гренер, хватая руку кавалера и пожимая её с жаром. – И зовите нас, придём, уж больно радостно было нам видеть, как они из воды своего дохлого капитана вылавливали.

- Капитана? - Оживился кавалер. - Вы точно знаете, что капитан их утонул?

- Точно, - впервые заговорил молодой Гренер, - я сам слышал, как они в лодке говорили, что нашли капитана, кажется, звали его… - Юноша замолчал, вспоминая.

- Пювер. - Напомнил кавалер.

- Точно, точно, - вспомнил Карл Гренер, - Пювер. Один на лодке так и сказал: «Это Пювер, наш капитан».

Вот теперь Волкову стало спокойно, вот только теперь он успокоился. Можно было уже не волноваться, теперь уже стало ясно, что горцы разойдутся по домам, пока не выберут нового командира.

- Господа, - произнёс кавалер, - я ещё не обедал, прошу вас к столу. Но еда у меня самая простая, солдатская.

- С удовольствием принимаем ваше приглашение, - сказал сосед. - Ничего, что еда солдатская, я пол жизни такую ем. И сыну моему не привыкать.

Волков повёл их к господам офицерам, настроение у него изменилось, тревога покинула его, он уже проголодался и был не против поесть.




Глава 2

Сидеть на берегу больше не было смысла, если капитан у горцев погиб, значит, как сказал Бертье, «разбредутся они по домам раны зализывать».

И держать тут столько народа не было нужды. Да и дорого. Он решил вернуться в Эшбахт. Оставил только дозоры на реке да сержанта Жанзуана в рыбачьей деревне, чтобы плоты по его воде бесплатно не плавали.

Первый, кажется, раз за день он заметил, что рядом нет здоровяка Александра Гроссшвюлле, когда уже садился на коня.

- А где Увалень? - Спросил он у Максимилиана.

- Так он ранен, - отвечал тот. – Сначала, вроде, крепился, крепился, а потом как кирасу снял, а у него вся стёганка кровью пропиталась. Ипполит дыры в нём зашивал, велел в телеге ехать.

- А ну, поехали, посмотрим, что с ним. – Сказал Волков и подумал, что и сам не прочь поехать обратно в телеге.

Но ему этого делать было нельзя. Нет, он должен ехать впереди своего оруженосца, под своим знаменем. Он же теперь Длань Господня. С лёгкой руки болтливого монаха.

Увальню в телеге нравилось, других раненых в ней не было, лёжа на соломе, всяк приятнее ехать, чем сидя в седле. Там же рядом был его доспех и оружие. Только вот на сей раз этот щекастый и краснолицый парень был бледен, хотя и улыбался. Голова его была перевязана, но больше всего тряпок ушло на его плечо.

- Это кто же вас? - Спросил Волков, разглядывая его бледность.

- Так тот же, что и вас ударил, он, он, скотина, - сообщил Увалень со слабой улыбкой. – Он как вас первый раз ударил, как вы на колени присели, он ещё раз вас ударить замахнулся, а вы же мне сказали всех бить, что на вас замахиваются, я его алебардой и ткнул. Вот он на меня и обозлился, вас бросил. Алебарду мою левой рукой схватил, да так крепко схватил, что я и выдернуть её не мог, так схватил, а сам меня бьёт и бьёт своею колючкой, – с этими словами парень полез в солому и достал из неё моргенштерн, показал его Волкову и Максимилиану, - вот этой вот. Слава Богу, что вы ему ногу изрубили, я уж думал, он меня ею забьёт насмерть.

Волков не очень хорошо помнил всё это, он тогда задыхался, кажется, и мало видел в перекошенном шлеме и сбившимся под ним подшлемником.

- А как вы ему всю ногу изрубили, так он кинулся бежать, -продолжал Увалень, - а куда он на разрубленной ноге-то убежит.

Я его догнал и убил.

- Твой первый убитый, - сказал Волков.

- Да, - ответил Увалень не без гордости.

Он, вроде, даже этим кичился, красовался перед Максимилианом.

Максимилиан молчал, хмурил брови и слушал.

Он всегда и во всём превосходил Увальня, был старшим и по знаниям, и опыту, хотя по возрасту был младше его. И тут на тебе: Увалень убил в бою горца. И, чтобы ещё потешить самолюбие здоровяка, Волков сказал:

- Гордись, ты убил очень сильного врага. Очень сильного.

Увалень буквально расцвёл в своей соломе и с вызовом глянул на Максимилиана, мол, слыхал.

Максимилиан даже отвернулся.


К вечеру того же дня он оставил солдат, что ещё тащились по оврагам и кустам, на попечение офицеров, а сам к сумеркам был уже дома.

И не только желание побыстрее лечь в нормальную постель двигало им, у него к вечеру начала болеть шея. Чёртов горец со своим моргенштерном, будь он проклят. Ещё и нога напомнила о себе, куда же без неё. В общем, когда доехали, Максимилиану и брату Ипполиту пришлось помогать ему слезать с коня.


Полный дом женщин ждал его. Сестра, госпожа Ланге, племянницы и даже служанка Мария – все ему были рады. Госпожа Ланге так и вовсе прослезилась вместе с сестрой. А племянницы прыгали и лезли к нему, даже старшая. А вот жена едва сказал:

- Вернулись, господин мой? - Сказала, лицо скривила, словно он в нужник на двор ходил. И больше ничего, взяла вышивку свою и стала дальше рукодельничать.

Да и чёрт бы с ней, но как ни странно, Волкову, почему-то хотелось, чтобы она узнала о его победе, посочувствовала его страданиям от ран и тягот. Но этой женщине, что была его женой перед людьми и Богом, было всё равно.

- Мария, вели мне воду греть, - сказал кавалер и, тяжко хромая после долгой дороги, пошёл наверх, - одежду приготовь.

- Господин, - ужин ещё тёплый.

- Сначала мыться.

После мытья и мазей монаха ему чуть полегчало. Сел он есть, племянницы стали его расспрашивать про злых горцев, про то, как он рану получил. Все его слушали, даже дворовые пришли и толпились в проходе, желая хоть краем уха услышать, как дело было. Но Волков больше шутил, смешил племянниц, пока не припомнил, что ему какой-то святой помог горцев победить.

Как про святого он заговорил, так сестра его Тереза вспомнила:

- Брат мой, так к нам тоже святой приходил сегодня поутру.

- Ах, да! - Тоже вспоминала госпожа Ланге. - Конечно, был у нас утром святой человек, отшельник местный, вас спрашивал. Но мы сказали ему, что вы на войну пошли, так он за вас молился.

- А что он сказал, зачем приходил?

- Говорил, что дело ваше знает. - Вспоминала сестра. - Про само дело ничего не сказал.

- Да, так и сказал,- добавила Бригитт. - Говорил, что дело ваше знает, говорил, что Бога молил и тот послал ему откровение.

Это была хорошая новость. Да, хорошая. Если бы ему удалось после своей победы над горцами ещё и зверя изловить, то герцогу пришлось подумать, прежде чем проявлять свою немилость к нему.

- Не сказал, куда ушёл или когда придёт опять? - Спросил Волков после некоторого раздумья.

- Ничего не говорил. - Сказала сестра.

- Ничего, - подтвердила госпожа Ланге.

- Максимилиан, завтра, если силы будут, съездим к нему, и шлем мой возьмите, завезём его кузнецу, он хвастался, что всё может починить. Посмотрим, не врал ли.

- Да, кавалер, - ответил Максимилиан.

Волков отодвинул тарелку и взглянул на жену. Она сидела за столом, далеко ото всех, сидела, уткнувшись в свою вышивку, вид у неё был такой, будто всё, что происходит, её совсем не касается, ей не интересно.

Не хотелось кавалеру её трогать, опять начинать домашнюю склоку с воем и руганью, но ему был нужен наследник. Очень нужен, и он сказал:

- Госпожа моя, не соблаговолите проводить меня в спальню?

Элеонора Августа подняла на него глаза, и он подумал, что вот-вот закричит она, браниться начнёт, так яростен был её взгляд, но она встала, кинула своё рукоделие на стол, ещё раз поглядела на него с явным презрением и пошла по лестнице в спальню, подобрав юбки.

И хоть болела у него нога, и хоть в затылке как шилом ворошили, дело он своё сделал. Ну, слава Богу, хоть обошлось всё без слёз и ругани. Только со злостью и брезгливостью на лице жены. Ничего, ради наследника он готов был терпеть.


Ещё не рассвело, ещё Мария завтрак не подавала, как пришёл Ёган. Сел за стол, ждал, когда кавалер помоется. Болтал с его племянницами.

-Ну? - Спросил его Волков, видя, что управляющий не просто так пришёл.

- Купчишки волнуются, - заговорил Ёган, - всё знать хотят, когда мы им зерно возить начнём.

Волков задумался, вытер лицо большим полотенцем. Дворовая девка помогла ему надеть сапоги, брат Ипполит осматривал ему рану, смазывал её какой то вонючей мазью. Как он закончил и сапоги были надеты, кавалер спросил:

- Думаешь, что к Рождеству цена будет в половину больше от нынешней?

- А тут и думать нечего, в половину, а то и вдвое. Так завсегда было, если урожай не шибко большой вышел.

- А сколько ты с купцов денег собрал?

- Сто девять монет набрал.

Волков помолчал, а после сказал с уверенностью:

- Возвращай им деньги.

- Возвращать деньгу? - Удивился управляющий.

- Будем цену ждать, - сказал кавалер и пояснил, - траты у меня большие, очень большие, мне сейчас каждый талер дорог.

- Обозлятся, боюсь. Прождали ячменя да ржи четыре дня, а зря. - Раздумывал Ёган.

- Ничего, кто особо злиться начнёт, так позови кого-нибудь из ротмистров, что бы усмирил.

- Хорошо, так и сделаю. - Ёган встал. - Побегу.

- Может, поешь? - предложил кавалер.

- Так я ещё до петухов завтракал, - сообщил управляющий, - побегу, нужно поле посмотреть, кажется, уже пора озимые пахать.


Зато Сыч поесть не отказался, уселся за стол и, шмыгая носом, сказал:

- Экселенц, вы, вроде, обещали мне долю с ярмарки, говорили, что доля моя будет как у сержанта, если я про горцев всё выведаю. – Он улыбался, весь сиял, мол, я всё выведал, деньгу давайте.

«Хорошо, что зерно не отдал за бросовую цену», - подумал кавалер и со вздохом полез в кошель.

Он молча отсчитал Сычу шестьдесят талеров, конечно, это было намного меньше, чем получил старший сержант, но Фриц Ламме был и этому несказанно рад:

- Вы мои дорогие! - Сгребал он со стола талеры. - Идите к своему старику. Давненько у меня столько серебра не было.

- Ты их все-то не пропивай и на баб не спускай. А то оставишь всё в новом трактире.

- Да разве столько можно пропить, - говорил Сыч, пряча деньги за пазуху, - нет, все не пропью, спрячу. А пропью немного, малость самую, - он, кажется, уже предвкушал веселье с вином и кабацкими девками.

- Ты ешь, разулыбался он, - сказал Волков, - со мной поедешь.

- Куда? - Сразу перестал улыбаться Фриц Ламме, видно, планы его рушились.

- К монаху, к отшельнику, был он вечера тут, меня ждал, говорил, что дело решил. Думаю, это он про зверя.

- Ну, ладно, поедем, поговорим со святым человеком, - согласился Сыч нехотя, и полез в кашу ложкой.


Не успели они уехать, как приехал Рене, стал говорить с ним насчёт свадьбы. Старому дурню не терпелось взять замуж его сестру побыстрее. Он спрашивал, не слишком ли будет торопливо играть свадьбу в субботу. Это всё по-прежнему не нравилось кавалеру, но раз уж дал согласие, то теперь не мешать же делу.

- Идите к брату Семиону. - Сказал Волков, лишь бы Рене отстал от него. - Договоритесь с ним о дне.

Рене, чёртов жених, начал бубнить ему о благодарности своей.

- Не задерживайте меня, Арсибальдус, - хмурился кавалер, желая избавиться от него, - у меня и без вас много дел.

Он собирался ехать к монаху, путь был неблизкий, а нога ещё от вчерашней езды не отошла.

- Да-да, конечно кавалер, - сказал Рене, кланяясь.

- Вот неймётся ему,- шептал Волков, садясь на коня.

- Надеюсь, вы будете на свадьбе? - Не отставал от него ротмистр, даже когда кавалер уже сидел в седле.

- Да, буду, конечно, как мне не быть на свадьбе сестры?- Отвечал Волков, думая о том, что раньше Рене казался ему умным и трезвым человеком.


Глава 3

- Зараза, опять его нет дома, - ещё издали заметил замок на двери Сыч. - Который уже раз к нему ездим дверь его целовать.

Волков тоже злился, путь-то не близкий, ему он нелегко давался.

Сыч спрыгнул с коня и подошёл к двери, подёргал замок:

- Крепкий.

Привстал на цыпочки, заглянул в щель, смотрел, смотрел:

- Темень, ни хрена не видать. - Он принюхался. - Хотя был недавно, кашу просяную с точёным салом жрал, святой человек.

Он достал свой мерзкий нож, и вырезал на старой двери белую зарубку, пояснил:

- Чтобы знал, что мы тут были. Может, смекнёт опять к нам прийти.

- Ладно, - сказал Волков, - поехали, доедем до кузнеца, на обратном пути опять сюда заглянем.


Ганс Волинг обрадовался, когда увидел кавалера. А ещё больше обрадовался, когда Максимилиан достал из мешка мятый шлем и протянул его кузнецу.

- Ишь, ты, вот так да, вот так невидаль! - Сразу обрадовался Волинг, вертя в руках великолепный шлем. – Даже у наших баронов такой красоты нету. – Он осматривал шлем со всех сторон и продолжал бормотать. - Ты погляди, какое железо хорошее, глянь, и его пробили, видать, в лихом деле шлем побывал. Посидите, господа, спешивайтесь и посидите в доме, я только погляжу на эту работу, велю коней ваших напоить.

Волков спешился, решил походить по двору, ногу размять. Дошёл до ворот, встал, повертел головой, прислушиваясь к ощущениям в шее, но не очень рьяно, так, что бы кровь опять не пошла из раны. Потрогал отёк на затылке рядом с ухом. Было больно, но не так, как вчера, кровь из раны не пошла. Он посмотрел на дорогу и увидал четырёх всадников вдалеке.

Даже издали он понял, что это местный сеньор или какой-нибудь важный господин, что тут проездом. Конечно, это был не выезд барона фон Фезенклевера из десятка рыцарей. Но, тем не менее, четверо господ на хороших конях и в хорошей одежде быстро приближались к кузнице с запада.

Как ближе подъехали, так Волков уже знал, кто это едет, это был сам хозяин местной земли, господин поместья Балль, молодой и красивый Адольф Фридрих Балль, барон фон Дениц. Их знакомила его жена Элеонора Августа на балу у графа. Он тогда Волкову не понравился. Обыкновенный, заносчивый молодой сеньор. Хотя, какой он молодой, лет тридцать ему уже было. Волкову не хотелось с ним говорить, но делать было нечего.

Барон подъехал и без помощи кого бы то ни было слез с лошади, коротко кивнул кавалеру и, подойдя ближе, протянул ему руку и без всякой шутливости в голосе сказал:

- Большая честь для меня и для моих рыцарей видеть вас, кавалер, на моей земле. Господа, это кавалер Фолькоф, господин Эшбахт.

Рыцари подходили к Волкову, жали ему руку, представлялись, последним был самый из них старший кавалер Рёдль, он, не выпуская руки Волкова, произнёс:

- Для нас, как и для барона, честь видеть вас и жать вашу руку. Мы восхищены вашей победой на реке.

Уж чего-чего, а такого Волков никак не ожидал услышать от заносчивого барона и его рыцарей. В общем-то, он был не из тех людей, что лезут в карман за словом, и всегда знал, что ответить, но подобное благорасположение заставило его немного смутиться, и вместо ответной любезности кавалер пробормотал лишь:

- Вот, заехал к вашему кузнецу шлем починить. У меня-то кузнеца нету.

- Вам повредили ваш шлем? - Воскликнул фон Дениц и пошёл во двор кузни прямо к кузнецу. - Тот ваш великолепный шлем, в котором вы были на смотре?

Волков пошёл за ним, и приехавшие рыцари тоже пошли в кузню.

- А ну-ка, Ганс дай взглянуть? - Барон дошёл до кузнеца, который ему низко кланялся, и взял из его рук шлем. Стал рассматривать его. – Ах, Бог ты мой, какая прелесть. Кавалер, откуда у вас деньги на такое роскошество?

- Это… - Волков хотел сказать «награда», но почему-то сказал: - Подарок.

- Если подарок от женщины… Даже не знаю, как вам удалось заслужить его, - засмеялся барон, рыцари его тоже улыбались.

Кавалера так и подмывало сказать, что подарил ему доспех сам архиепископ Ланна, но это выглядело бы как бахвальство высокими связями, и он не стал распространяться о дарителе.

- И это повреждение вы получили вчера на реке? - Продолжал рассматривать шлем барон.

- Да, вчера на рассвете.

- Поймали горцев на высадке? - Спросил один из рыцарей.

- Именно, как раз они высадились на мой берег первой партией.

- И вы как следует им врезали? Причём убили их капитана? – Говорил барон, передавая шлем кузнецу и ожидая ответа Волкова.

- Я смотрю, новости здесь распространяются быстро, - заметил Волков.

- Самое интересное в нашей глуши - это новости. - Сказал фон Дениц. - Ну, расскажите, как было, хотя бы вкратце. Как вы узнали, что они готовят набег?

Волков не стал говорить, что у него на том берегу есть свои люди. Это ему показалось излишним.

- Мои дозорные сообщили, что напротив леса собрано много лодок. Я их после ярмарки всё время ждал. Поспешил туда. Так и есть, за рекой был их лагерь. – Волков рассказывал об этом так просто и буднично, словно описывал обед, и обед отнюдь не праздничный. - Мы подошли к реке тихо, там было всего одно удобное место для высадки, я разбил моих людей на три части, дал всем им слезть с лодок, ударил по ним с трёх сторон. Сбросил в воду. Они послали помощь, но мои стрелки расстреляли лодки, что плыли на наш берег. Наш с вами сосед Гренер сказал, что горцы потом выловили своего капитана из реки. Вот, в общем, и всё.

Волкову казалось, что барон пару раз бросал внимательный взгляд на Максимилиана, что был тут же и слушал их разговор. Сначала думал, мало ли, но потом понял, что юноша заинтересовал барона.

- А вы, мой юный друг, - заговорил фон Дениц, обращаясь к молодому человеку, - вы тоже были при деле на реке?

- Да, господин барон, - ответил молодой Брюнхвальд.

- Вы оруженосец господина Эшбахта?

- Имею честь им быть, - не без гордости отвечал Максимилиан.

- Да, кажется, это и вправду честь - состоять при таком славном воине, - без всякой иронии согласился барон, подходя к юноше и глядя на него пристально. - Ваш рыцарь, я вижу, был ранен, он сражался, а вам, мой юный друг, удалось обнажить меч?

- Нет, - с обидой в голосе отвечал Максимилиан, - кавалер отослал мня к стрелкам, а они запоздали к атаке, я не видел, как его ранили.

- А позвольте взглянуть ваш меч, - вдруг произнёс барон и протянул руку.

Юноша растерялся, он не знал, как поступить, и покосился на Волкова, тот едва заметно кивнул. Тогда Максимилиан достал из ножен свой меч, протянул его фон Деницу. Это, конечно, был не простой солдатский тесак, но и не выдающееся оружие. Простенький, хорошо заточенный меч с простой гардой и незамысловатым эфесом. Странно, что барон заинтересовался таким оружием. А барон рассмотрел меч как следует, что он в нём находил - для всех было не понятно. Потом он вернул оружие юноше.

- Не расстраиваетесь, мой юный друг, - произнес фон Дениц, возвращая Максимилиану оружие, - уверен, что вам ещё представится случай проявить себя в бою.



При этих словах он вдруг похлопал юношу по щеке. Вроде, и по отечески, но как-то уж очень… ласково. Максимилиан спрятал оружие в ножны и даже растерялся от прикосновения барона, он уставился на кавалера, думая, что тот ему что-то объяснит. Но взгляд Волкова был невыразителен, он словно не видел, как барон прикоснулся к юноше.

- Ганс, - заговорил барон, обращаясь к кузнецу, - с господина Эшбахта плату за ремонт шлема не брать.

- Как изволите, господин барон, - сразу ответил кузнец.

- В этом нет необходимости, - заявил Волков достаточно твёрдо.

Ему не нужны были всякие жесты и милости местных сеньоров.

- Позвольте мне хоть как-то поучаствовать, - заговорил барон проникновенно. - Быть хоть самую незначительную малость причастным к вашему славному делу у реки. Тем более что мы с Гансом старые приятели, у нас много общих дел. Мы с ним посчитаемся как нужно. Ганс, я запрещаю тебе брать деньги за ремонт этого прекрасного шлема.

- Не возьму ни пфеннига, - заверил кузнец.

Волкову было неудобно настаивать, теперь его желание заплатить выглядело бы невежливым.

- Я благодарен вам, барон, - с поклоном сказал он.

- Нет, это я благодарен вам, кавалер, за то, что вы проучили этих хамов из-за реки, на что никак не отваживался наш герцог. И не только я, все мы натерпелись от них обид. Я очень надеюсь, что вы примете моё приглашение на обед. Я и мои рыцари мечтают услышать о вчерашнем деле во всех подробностях.

- Именно так, - поддержал сеньора кавалер Рёдль, - мы стоим и гадаем, чем вам пробили шлем?

- Никогда не отгадаете, господа! - Волков даже засмеялся.

- Так пробить можно было только клевцом, - предположил один из рыцарей. - Дыра совсем маленькая. Били справа, прицельно.

- Не угадали. - Смеялся Волков. - Клевец я бы остановил рукой.

- Молот? Топор? Хотя нет, вмятина была бы больше, - гадали рыцари.

- Вы не поверите, господа, но это был моргенштерн, - улыбался кавалер.

- Неужели эти хамы ещё ими пользуются? - Удивился барон.

- Я тоже думал, что они в прошлом, - сказал Волков. - И не будь со мной моего второго оруженосца, так и умер бы, полагая, что это оружие уже ушло в прошлое. Уж очень был ловок этот горец.

Все засмеялись, а барон сказал:

- Всё, собираемся, Эшбахт, прошу вас быть гостем в моём замке. Обещаю вам хороший обед и отличное вино.

Волков стал серьезен, хоть и изменилось его отношение к барону, хоть и нравились ему его рыцари, но он произнёс:

- Господа, барон, не сочтите за невежливость, но я вынужден отказаться, обстоятельства требуют от меня быть всё время дома. Да ещё я хотел обязательно посетить отшельника на обратном пути.

- Вот как, - сказал барон с заметным разочарованием, - очень жаль.

- А святого человека вы хотите просить о чём-то? - Спросил Рёдль. - Я так всегда прошу его, что бы молился за мою победу на турнирах.

Рыцари опять засмеялись.

Волков задумался на мгновение, но решил сказать. Эти господа могли ему даже и помочь:

- Епископ маленский просил меня о деле, он считает, что здешние места изводит оборотень. И он просил меня того оборотня изловить.

- Оборотень? - Спросил Рёдль удивлённо. - Мы думали, это волки так расплодились в ваших пустошах, пока там не было хозяина.

- Думаю, что вы ошибаетесь, господа. - Сказал Волков серьёзно.

- Да ну, не может быть, - отмахнулся барон, ухмыляясь, - будь у нас тут оборотень, так не было бы здесь так скучно. Уж мы бы устроили на него хорошую охоту и нашли бы его.

- К сожалению, он тут есть, вот господин Брюнхвальд так дважды с ним сталкивался. – Волков указал на Максимилиана.

Все с удивлением смотрели на юношу, и тот опять стал смущаться.

- Вы видели зверя? - Всё с тем же удивлением спрашивал Рёдль.

- Кажется, да, - неуверенно отвечал юноша. - Два раза.

- Два раза? - Рёдль уже не скрывал улыбки. - Два раза видели вервольфа и всё ещё живы?

- Да, - опять неуверенно отвечал Максимилиан.

- Но говорят, что такой зверь необыкновенно свиреп, - заговорил другой рыцарь, - как же вам удалось уцелеть?

- Ну, первый раз, я залез на дерево… - Рассказывал Максимилиан, - а второй раз его сильно лягнул мой конь.

Тут рыцари и барон стали откровенно смеяться. Они, кажется, не верили ни единому слову юноши.

- Значит, ваш конь лягнул оборотня? - Успокоившись после смеха, сказал барон. Он опять подошёл к Максимилиану и положил руку ему на плечо. – Видно, это был какой-то слабый оборотень. Ну, да и Бог с ним, вы скажите, кавалер, а зачем вам к отшельнику?

- Я просил его помочь с поисками, он знает все окрестности и всех людей лучше кого бы то ни было. Он обещал подумать. Вчера, пока я был на реке, он приходил ко мне и передал, что он с делом разобрался. Думаю, что он вызнал про зверя. Вот, хочу с ним поговорить.

- Ну, что ж, желаю вам удачи, прошу вас обещать мне, что как только вы соберётесь ловить зверя, позовёте меня и моих рыцарей. Мы с удовольствием поохотимся. - Сказал барон.

- Да, - заговорил Рёдль, как только барон закончил, - а ещё я прошу вас звать нас обязательно, когда соберётесь бить горцев.

- Я обязательно позову вас, - обещал Волков.

- Да-да-да, - поддержал своего рыцаря барон, - всякие оборотни и лешие – это, конечно, интересно, это уж как получится, но вот если что-то касается горцев, мы настоятельно просим приглашать нас к делу. Это не бахвальство, кавалер, мы действительно просим вас звать нас, если понадобимся. Мы сочтём это за честь - стать под ваше знамя.

- Я обязательно позову вас, господа, - обещал Волков, - и вы будете драться под своим знаменем.

Они друг другу кланялись.


Глава 4

Когда поехали обратно, Сыч, который весь разговор с бароном и рыцарями молчал, заговорил:

- А ну, дай-ка, Максимилиан, твой меч глянуть.

Максимилиан молча протянул Сычу меч, ему было интересно, что Сыч с мечом делать будет, Волкову тоже было интересно. А Фриц Ламме ничего и не делал, осмотрел его, как барон осматривал, и вернул Максимилиану.

- Ну, и что ты там увидал? - Спросил юноша.

- В том-то и дело, что ничего, - отвечает Сыч, - пара мелких зазубрин и всё, понять не могу, чего его барон нюхал.

- Нюхал? - Удивился Максимилиан.

- Ну, рассматривал, - ответил Сыч, поморщившись от такого непонимания. – Вон, у кавалера какой меч, сплошное золото, а он твой взялся смотреть. К чему бы это?

- Что ты имеешь в виду? - Волков внимательно взглянул на Сыча.

- Да ничего, - отвечал Фриц Ламме. – Просто думаю.

- Думаешь… - Волков сделал паузу. – Думаешь, барон…

- Да нет… - Сыч сомневался. - Хотя всякое может быть. Если так, то всё складывается. Но уж больно легко он про то говорил, не сильно его этот вопрос заинтересовал.

- О чём вы? - Произнёс Максимилиан. - Думаете, что барон и есть оборотень?

Волков не ответил, стал думать, Сыч тоже молчал.

- Ну, Фриц, скажи, что ты думаешь? - Не отставал Максимилиан.

Фриц вдруг оскалился с противным ехидством, так он скалился, когда что-то сальное сказать собирался:

- Думаю, что барон из этих.

- Из каких, из этих? - Спросил юноша.

- Из тех, что не любят бабьи передки, да любят мальчишечьи задки. - Сказал Фриц Ламме и засмеялся.

- Чего? - Не понял Максимилиан. Сначала не понял. Потом посмотрел на Сыча и сказал. - Да не может быть.

- А ты что, не увидал этого, он едва тебя целовать не стал, - ехидничал Сыч.

- Кавалер! - Юноша обернулся к Волкову.

- Всякое случается, - серьёзно ответил Волков, ему сейчас было не до того, он думал о том, может ли барон быть оборотнем.

А Сыч все скалился и цеплялся к Максимилиану:

- А ты, Максимилиан, скажи, тебе бабёнки-то милы бывают, я что-то не припомню, что бы ты бабёнок тискал, хотя возраст у тебя подходящий, может, ты сам такой же, как барон?

Максимилиан покраснел, немного у него было опыта. Самый яркий случай произошёл с ним в Фёренбурге. Да, две девицы были очень хороши, их он вспоминал, особенно черноглазую, жаль, что они оказались ведьмами и их казнили. А про сумасшедшую Агнес и её звериные ласки так вспоминать не хотелось. А ещё ему нравилась одна женщина сейчас. Он о ней думал и даже мечтал о ней. Но она была много старше его, лет на десять, наверное. А ещё она часто украдкой шепталась о чём-то с господином, когда думала, что их никто не видит. Он специально приходил в дом господина рано утром. Женщина спала внизу на лавках, иногда она ещё не успевала одеваться, пару раз он видел её в одной нижней рубахе.

Он садился на лавку к стене и делал вид, что не смотрит на неё, пока она быстро надевала платье. Иной раз он успевал увидеть её ключицы и большой ворот рубахи, или даже темные пятна сосков или низа живота, что просвечивались через тонкую дорогую ткань.

Надев платье, она быстро и не без труда прятала под чепец свои пышные и непослушные волосы. И если ненароком ловила его взгляд, то едва заметно улыбалась ему. Он для этого и вставал ни свет, ни заря. Мылся и чистил одежду в темноте, причёсывался. И всё только для того, чтобы увидеть её в нижней сорочке и улыбку на её веснушчатом лице.

- Ну, так что, Максимилиан? – Не отстаивал от него Сыч. - Есть бабенки, что тебе нравятся? Или ты как этот барон?

- Дурак ты, Сыч, - беззлобно ответил юноша, он больше не собирался говорить с ним на эту тему.

Кавалер никогда на такие темы не говорил, значит, и ему не следует. Он во всём хотел походить на кавалера.


Сделали крюк, снова заехали к монаху, но дверь опять была на замке. Сыч поглядел следы и сказал, что как они тут утром были, так больше здесь никто не появлялся. После поехали домой.

Как приехали, нога разболелась. Но к этому Волков уже привык. А вот то, что он к вечеру почувствовал озноб, хоть дома было даже жарко, так это монаха напугало. Брат Ипполит долго смотрел рану на шее, молчал, ничего не объяснял, давил её. Принёс инструмент свой врачебный, достал свой специальный нож. Но, подумав, резать рану не стал. Дал Волкову настойку сонную и отправил спать. Госпожа Эшбахт была рада, что господин Эшбахт в тот вечер не искал её благосклонности.


Вести разносятся быстро. Утром он чувствовал себя всё ещё не как всегда. Есть ему не очень хотелось, что было странно, едва заставил себя съесть два варёных яйца, да две ложки проса на молоке и мёде. Тогда пришла госпожа Ланге со двора и сказала, что к нему прибыл гонец от графа.

Ему и сургуч на письме ломать было не нужно, чтобы знать, о чём там писано. Конечно, граф в письме был зол и требовал его к себе в замок для объяснений. Конечно, никуда он ехать не собирался. Отписал графу, что болен. А когда начал писать, так тут же брат Ипполит пришёл опять осмотреть ему рану. И гонец это видел, поэтому графу подтвердит его хворь.

Монах опять был недоволен. Пробовал у кавалера голову, не горяча ли. Снова смешал в стакане снадобья, поставил кипятиться воду для отваров. А Волкову впервые, кажется, за многие дни не было нужды никуда ехать и ни о чем печалиться. Те заботы, что были насущны, он разрешил, а те, что были ещё не разрешены, так те были далеки. Где там ещё гнев герцога, где злоба горцев? Пока можно обо всём этом не думать. Пока госпожа Эшбахт и её подруга госпожа Ланге были на дворе и отчитывали дворовых девок за лень и нерадивость, он сидел за столом и маялся от скуки и неприятного озноба в теле. Всегда так: как нога не болит, так ещё что-то прихватит. Вот озноб какой-то, неужто от раны в шее?

- Монах, - сказал он, закидывая голову вверх, проверяя, не заболит ли, - а нет ли у нас каких книг?

Брат Ипполит в это время толок в чашке какой-то корень. Он даже остановился от удивления, как давно господин не говорил с ним о книгах.

- Так у меня только одна книга, что вам интересна, остальные все по медицине, - ответил монах.

- Хочешь, поедем в Мален да купим книг каких, - предложил Волков.

- Каких книг? - Сразу оживился брат Ипполит.

- Да каких хочешь, - предложил кавалер, - и мне какую-нибудь интересную.

- Нет, - чуть подумав, отвечал брат Ипполит, конечно книг ему очень хотелось, но здоровье кавалера поважнее будет, - вам сейчас лучше в седло не садиться.

- А я карету жены возьму, - сказал Волков, - брошу туда перин, да поедем.

- Нет, завтра поедем, если лучше будет ваша шея. - Твёрдо ответил молодой монах.

Пришёл брат Семион, чуть послушав, о чем они говорят сразу, сказал:

- Завтра свадьба у ротмистра Рене, а вот послезавтра вы и поезжайте, сейчас если вы, кавалер, телегу мне дадите, я съезжу к епископу.

- Зачем это ты к нему поедешь? - Спросил Волков, хотя и так знал, зачем хитрому монаху нужно ехать к доброму епископу.

- Поговорить о церковной утвари, никак без неё не возможно мне службы служить. - Отвечал брат Семион смиренно. – Может, епископ даст мне что-нибудь, что ему в приходе его не нужен.

- Так епископ дал тебе, кажется, две тысячи двести талеров, - изобразил притворное удивление кавалер, - деньги большие, неужто ты даже церковной утвари не купил?

- Так всё на стройку уходит, как в прорву: то кирпич, то балки… - начал монах.

- Ну да, ну да, - кивал ему Волков понимающе, - а то и печи, которые в храме не нужны, надобно дорогими изразцами отделать.

- Так вы, господин, телегу-то дадите мне? - Решил закончить этот неприятный разговор настоятель недостроенного храма.

- Бери-бери, - дозволил кавалер, с удовлетворением понимая, что он ещё на шаг ближе становится к неплохому дому, что уже почти построил поп. – Езжай к епископу, может, даст он тебе утварь.

Знал Волков, что помимо утвари хитрый поп попробует выклянчить у епископа ещё денег. И надеялся, что епископ не даст.

И то ли от снадобий брата Ипполита, то ли от интереса, но ему вдруг полегчало. Озноб прошёл, и шея, кажется, престала гореть. Он позвал Максимилиана и пошёл на улицу. Коней седлать не стали, идти было недалеко. Пошёл он смотреть дом, что строил брат Семион. Дом, который Волков уже считал своим.

И дом, и двор, и все дворовые пристройки ему понравились. То ли монах был так сведущ, то ли молодой архитектор так искусен, в общем, строение показалось кавалеру весьма пристойным и уже почти готовым к проживанию. Кавалер понадеялся, что епископ денег брату Семину больше не даст. А ещё он думал, ходя с Максимилианом по красивому и светлому дому среди работников, уже заканчивающих дело, что этот дом нельзя отдавать горцам. Никак нельзя. Больно он хорош.


А к вечеру опять вернулся жар в шее, наверное, от кислого лица жены, что сиднем сидела за столом с рукоделием. А ещё приехал брат Семион из города и привёз старую утварь церковную. Но вид его был не весел. Это немного порадовало Волкова:

- Отчего же ты не весел? - Спросил он монаха, едва скрывая улыбку. - Тебе же епископ дал утварь.

Брат Семион только вздохнул в ответ.

- Утварь дал, а денег, видно, не дал, - смеялся кавалер.

- Не дал, - признался монах.

- Так на что будешь церковь строить, твоих денег у меня осталось сто семьдесят талеров? Или, может, службы во дворце твоём служить будем?

- Авось, Бог не выдаст, - сказал монах. - Как-нибудь да сложится.

- Ну-ну, - кивал Волков, он уже даже знал, как всё сложится.

- А, чуть не забыл, - вспомнил брат Семион. - Епископ просил вас быть к воскресной мессе в Малене.

- К утренней? - Удивился Волков.

- К утренней, к утренней, - говорил монах, - просил вас быть под знаменем и при лучшем своём доспехе, с сотней лучших своих людей и офицерами. Быть всем у южных ворот. Говорил, что вам от этого польза большая будет.

- Это ещё зачем? Какая ещё польза? - Продолжал удивляться Волков.

- Мне он не сказал. Сказал, что бы были обязательно.

- Ну, хорошо. - Медленно произнёс кавалер, раздумывая о затее епископа. - Раз нужно, так буду.


Глава 5

Ах, как чудесна была эта книга. Даже название в ней было чудесным: «Метаморфозы». Его так и хотелось повторять и повторять. Метаморфозы. Прелесть. А уж от содержания так и вовсе нельзя было оторваться. И очень кстати книга ей эта пришлась, словно подарок того, кто угадал… или знал её чаяния.

Она читала страницу за страницей, поесть забывая. Да как же тут оторваться возможно, если этот Корнелиус Крон словно про неё писал. Все её чувства описывал и желания. И что делать дальше говорил.

Он писал о том, что она совсем недавно сама в себе обнаружила, о том, как она сама может менять себя. Писал о том, что она без красок, подкладок, румян и других женских ухищрений, а лишь волею своею может себя изменить до неузнаваемости. Лишь одним желанием неистовым своим поменять себя на другую. На такую, какой захочет себя видеть.

И с радостью узнавала Агнес, что менять она может и лицо, и руки, и ноги, и зад. И это не всё! И рост, и ширину бёдер, даже волосы! Волосы! Как можно поменять на себе волосы, возможно ли это? А этот великий чародей и магистр писал, что умному человеку или даровитой жене, что ощутили в себе дар, всё им подвластно. И коли дар их велик, а не скуден, то не только плоть грубую могут они менять, не только становиться выше и толще, но и глаза и волосы по желанию своему изменить на нужные им смогут.

И цвет волос? И длину? И густоту? Ах, как захотелось ей знать, даровитая ли она жена или дар в ней слаб.

Агнес вскочила с постели:

- Ута! - Закричала она, скидывая с себя дорогую нижнюю рубаху набережно. – Ута, сюда иди!

Сама стала к зеркалу нагая и разглядывала себя. И всё, что видела она, не нравилось ей. Ноги худы, дыра промеж них, кулак проходит, лобок едва порос редкими волосами, груди тверды и не висят, но малы, а ещё рёбра, а ещё ключицы, а ещё таза кости острые торчат, как у дохлой лошади, что лежит неделю в придорожной канаве.

Девушка, хоть и молода была, а понимала, нет, не желанна она, чего же удивляться, что господин не неё не смотрел, когда рядом эта Брунхильда была. У той-то силы и красоты как у кобылицы молодой. Всё у этой дуры беззубой было: и зад, и грудь, и ноги красивые, и лицо, и лобок чёрен от волос, и рост.

- Ута! - Заорала Агнес. - Бегом сюда беги, корова ты дебелая, иначе морду разобью!

Тут же затопала рахоба за дверью, запыхтела, видно, что бежала по лестнице, дверь отворила:

- Госпожа, звали? Что, ужин подавать?

- Свечи неси, - рявкнула Агнес.

- Сколько? – Спросила служанка.

- Много, дюжину неси!

Расставила свечи вокруг, зажгла их. Стала к зеркалу, постояла: да, теперь всё хорошо видно. Взяла книгу, раскрыла на том месте, где остановилась. Стала опять читать, читала про себя, лишь губы от волнения шевелились.

- Волосы, волосы, волосы, - шептал она, подняв глаза от книги в зеркало, - «не глупой силой рук, а лишь дерзновением души, всё презирающей, и волей неуклонной», - повторила она последние строки в абзаце. - «Дерзновением души».

Она смотрела и смотрела в зеркало, ничего не делая, не шевелилась. Едва дышала носом, стояла и просто смотрела на себя исподлобья, чуть наклонив вперёд голову. Повторяя про себя: «Лишь дерзновением души. Лишь дерзновением души».

Свечи помалу оплывать стали, капать воском. За дверью ходила на цыпочках тяжёлая Ута. Прислушивалась, что там у хозяйки. А она всё смотрела и смотрела на себя в зеркало, пока ломить глаза не стало. Кажется… Кажется…

- Ута!- Закричала она.

- Да, госпожа, - тут же отозвалась Ута, отворяя дверь.

- Сюда иди, - сказала Агнес и наклонила голову, словно собиралась боднуть служанку. – Смотри!

- Куда? - С испугом спросила, глупа служанка.

- На волосы смотри, дура!

- А что там? - Подвывала Ута.

Агнес захотелось её убить.

- Смотри, дура, потемнели ли волосы? - Еле сдерживаясь, произнесла Агнес.

- Ах! Да! Потемнели, стали темны в корнях возле пробора!

- Потемнели или почернели?

- Ох, дайте разглядеть. Потемнели.

Ах, как ей стало хорошо, хоть и устала она отчего-то, словно целый день в карете ехала, но всё равно хорошо ей было сейчас, значит, не ошиблась она. И не соврал Корнелиус Корн. Девушка снова стала разглядывать себя в зеркале, разгребая волосы пальцами. Нет, не ошиблась, её русые, сероватые волосы немного изменились. У корней волосы стали заметно темнее. Они были всего на вершок от головы темны, остальные цвета прежнего, но изменились, темны у корней.

- Госпожа, да как вы так смогли? - Бубнила Ута, всё ещё приглядываясь к её волосам.

- Вон пошла, - сказала счастливая Агнес и поплелась к кровати.

Упала на неё, прямо на перину. Так устала, что укрыться сил не было, все, на что хватило сил, так это крикнуть уходящей служанке:

- Пошла куда? Свечи-то потуши, скудоумная.

Утром, когда ещё темно на дворе было, она, ни поев, ни помывшись, ни одевшись даже, опять к зеркалу, опять за книгу. Как была голая, стала перед зеркалом, даже не стала служанку звать, сама лампы и свечи зажгла. И снова стала читать книгу. Запоминать слова и делать то, что в книге писано. И теперь ей всё легче давалось. Лицо так по взмаху руки меняла. Пока одно научилась быстро делать. Посмотрит на себя в зеркало, и так, и эдак, и справа и слева, а потом рукой перед глазами проведёт – раз! И иная девица стоит в зеркале. Как это удивительно и прекрасно было. Перед ней другая, с лицом не таким, как у неё, с лицом красивым. И её в этом лице нипочём не узнать, разве что по глазу, который косит немного. Да, прекрасно, прекрасно, но этого мало. Она хотела плечи иные. Что бы как у Брунхильды. Что бы ключицы не торчали. И грудь больше, и живот красивый, и бёдра! Ну, что у неё за бёдра? Костлявые, угловатые. И ноги! Книга, конечно, книга её поможет. Девушка снова раскрывала книгу, читала и читала. И тут же пыталась сделать, как сказано. Но не всё получалось, как ей хотелось. Уже за окнами посветлело, уже за дверью шебуршала служанка, пахло из кухни завтраком давно, а она всё пыталась так себя выгнуть изнутри, так себя растянуть, чтобы стать новой, саму себя удивить. Выгибалась, напрягалась, старалась, пока силы её не покинули. Даже книга из рук выпала. Мало что сегодня получилось у неё, мало. Пошла она и повалилась на кровать разочарованная.

В дверь поскреблась Ута:

- Госпожа, мыться желаете?

- Прочь! - Крикнула она зло, хотя злиться на служанку было глупо.

Ну, не она же в её неудачах виновата. Да и можно ли её старания считать неудачными? Кое-что у неё получалось.

Как была без одежды и простоволосая, так босиком пошла вниз к завтраку. Её дурное расположение духа все сразу почувствовали.

Зельда Горбунья так от плиты не отворачивалась, жарила колбасу. Ута изо всех сил чистила подолы её нижних юбок, головы не поднимала. А Игнатий, как увидал, что госпожа спустилась из спальни нагая, так уже уйти в людскую собирался от греха подальше, уже встал. Так Агнес не дала ему уйти, окрикнула:

- Стой, Игнатий. Ко мне иди.

Он замер поначалу, а потом пошёл к госпоже неуклюже боком, и так шёл, чтобы ни дай Бог глаз на неё поднять.

А Агнес мостилась на твёрдом стуле, голой сидеть на нём неудобно. Тощим задом ёрзала, да всё без толку, и тогда крикнула:

- Ута, подушек мне принеси.

Служанка бегом кинулась, по голосу госпожи знала, что сейчас её лучше не гневить.

Агнес же после подняла глаза на кучера своего:

- Расскажи мне, Игнатий, зачем ты баб убивал? К чему это? Другие мужики баб не убивают, пользуют их и всё. А ты зачем душегубствовал?

- Что? Баб? - Растерялся конюх.

- Не думай врать мне! - Взвизгнула Агнес. И так на него уставилась, что он щекой своею небритой, через бороду густую взгляд её чувствовал. - Говори, зачем баб убивал?

- Ну так… Это от мужской немощи… - Заговорил конюх, говорил явно нехотя и поглядывая при этом на Зельду, что стояла к нему спиной у плиты, - ну… там… когда бабу я хотел… А у меня силы мужской не было… Пока я её…

- Что? – Продолжала за него Агнес, привставая со стула, чтобы Ута уложила на него подушки. - Душить не начинал? Или бить?

- И бить, и душить, - сказал кучер, - в общем, пока она скулить не начнёт.

- А дальше? - Усевшись удобно, продолжала девушка.

- Ну, а дальше… Ну, там или душил их, или бил, пока они чувства не теряли.

- Зачем?

- Так по-другому разрешиться не мог. – Бубнил здоровенный конюх. - А как она с синей мордой хрипеть начинала или кровью давиться, так у меня всё и разрешалось. Только так и получалось.

- Да ты зверь, Игнатий, - засмеялась Агнес. - Скольких же ты баб убил вот так вот?

- Да не так, что бы много, обычно всё без душегубства было, редко не сдержусь и распалюсь совсем… Тогда и выходило… А так обычно бабы сами ещё… Уползали потихоньку живыми. Да и были почти все они гулящие.

- А что, и не гулящих баб ты убивал?

- Ну, было пару раз… - Отвечал Игнатий.

- А как же ты горбунью нашу берёшь, если не душишь? - Удивлялась Агнес.

- Сам не пойму, иной раз такой чёс у меня, что горит всё, как её охота. Никогда с другими бабами такого не было. - Искренне отвечал конюх.

Ну, эту тайну Агнес и сама могла раскрыть. Когда она была довольна Зельдой или ей просто было скучно, так она завал к себе горбунью, откапывала заветный ларец, брала заветную склянку и своим зельем, что мужей привлекает, мазала ей шею и за ушами. И тут же счастливая Зельда шла к конюху, ходила рядом или садилась с ним, и тут же Игнатий интерес к ней являл нешуточный. И чуть посидев, тащил горбунью в людскую. А та сразу становилась румяна и не сильно-то противилась грубым ласкам конюха. А за ними, чуть погодя, и сама Агнес шла поглазеть да посмеяться над уродами. И Ута тоже ходила постоять в уголке да позаглядывать.

Так что Агнес знала, почему Игнатий больше баб не бьёт, как, впрочем, и Зельда.

- А ну, пойди ко мне, - без веской уже ласки произнесла девушка.

Он подошёл к ней ближе, но всё ещё стоял к ней боком, старался не смотреть на неё.

- Ближе, говорю, - продолжала Агнес.

Он подошёл совсем близко, уже у стула её стоял.

- Глянь ка на меня, - говорит ему девушка.

Он послушно стал смотреть ей в лицо, стараясь не смотреть ниже, и наклонился даже, чтобы ей удобнее было его видеть.

- А может, ты и меня хочешь измордовать и убить? - Спросила Агнес с опасной вкрадчивостью.

- Что вы, госпожа, что вы, - тряс головой конюх. - Даже в мыслях такого не было.

И девушка аж с наслаждением почувствовала, как могучее тело конюха наполняется страхом. Да, этот человек, чьи плечи были в два раза шире чем её, чьи руки были похожи на могучие корни деревьев, боялся Агнес. Он стоял рядом и вонял лошадьми, чесноком и самым постыдным бабским страхом. Таким едким… что Агнес вдыхала его с удовольствием. Она видела его заросшее чёрной бородой лицо, его телячьи глаза, его дыру в щеке. В эту дыру она запустила палец и, не почувствовав и капли брезгливости, притянула его голову к себе ещё ближе:

- А не думал ли ты, Игнатий, сбежать от меня?

- Госпожа, да куда же! Не было у меня такой сытной и спокойной жизни никогда, я с вами на веки вечные.

- Смотри мне, - сказал Агнес, с удовлетворением отмечая, что он ей не врёт, - если вдруг бежать надумаешь, так имей ввиду – отыщу. Найду и кожу по кускам срезать буду. - Она отпустила его и добавила громко: - Это всех касается.

И Ута, и Зельда обернулись и кивали.

Игнатий, кланяясь и всё ещё стараясь на неё не смотреть, отошёл в сторону. А настроение у Агнес заметно улучшилось. Она чуть подумала и сказала:

- Ута, мыться и одеваться. Зельда, завтрак подавай. Игнатий, карету запрягай.

- Как запрягать, на долгую езду? - Спросил кучер.

- Нет, по городу поедем, с одним душегубом я сегодня уже поговорила, теперь хочу с другим поговорить.


Глава 6

Теперь ублюдок Удо Люббель с ней плохо говорить не осмеливался. У него до сих пор ляжки не зажили, и при виде Агнес едва снова кровотечение не открылось. Теперь он кланялся, лебезил, но девушка чувствовала, что этот человек опасен. Много он хуже и подлее, чем даже душегуб Игнатий. Для этого ей и выспрашивать у него что-либо не было нужды. Она видела его насквозь. Хитрый и коварный, лживый в каждом слове, он затаился и сейчас кланялся, но без размышлений или даже с наслаждением он предал бы её, отправил бы на костер, если бы смог. Если бы уверен был, что выйдет это у него. Агнес почти была уверена, что этот выродок узнавал насчёт неё и насчёт кавалера Фолькова у своих знакомых. И видно, узнал то, что ему не понравилось, поэтому он затаился и кланялся ей, и кланялся на каждом шагу, хоть ноги Удо Люббеля, замотанные грязными тряпками, слушались его ещё плохо.

Агнес смотрела на него, разглядывала. Смотрела на его улыбающийся беззубый рот, на обветренные и облезлые губы. Наверное, детям было не только страшно, когда он их ловил, но было ещё и мерзко, когда он их трогал, целовал. Она заглядывала в его холодные рыбьи глаза и думала о том, что он её ненавидит. И все-таки не хочет она ему брюхо резать, мерзко ей второй раз в его вонючую кровь пачкаться. Когда он ей не нужен станет, так она велит Игнатию его убить. Самой противно.

Он освободил от всякого хлама стул, скинул всё на пол и с поклоном предложил ей сесть. Стул был грязен, запылён, и Агнес сделала жест Уте, указала ей на стул. Та, сразу всё поняла, быстро подошла и передником своим протёрла стул. Только после этого девушка с гримасой брезгливости села на стул.

- Я всё вызнал для вас, - шепелявил Игнаас ван Боттерен, или Удо Люббель. - Желаете заказать посуду аптекарскую, большой набор, со всеми колбами, риторами и печами малыми, со всем, со всем, что есть и может понадобиться, это будет вам стоить пятьдесят два талера. – Он помолчал и добавил. - Это без моих услуг и доставки.

Агнес посмотрела на него, как на какое-то насекомое мерзкое и заговорила не о деле, заговорила совсем о другом:

- Отчего у тебя так воняет на первом этаже? Такая там вонь, аж глаза разъедает, ты что, подлец, не можешь горшок в окно выплеснуть, гадишь прямо в дому у себя? Я и сама теперь воняю, словно в нужнике побывала.

Девушка скорчила гримасу отвращения.

И Удо Люббель скорчил гримасу, правда, не понять было, что он хотел выразить ею, то ли тоже отвращение, то ли весёлости вопросу предать хотел. Он стоял и скалился, а потом с неловкостью продолжил:

- А ещё я разослал письма всем известным мне букинистам насчёт редких книг, что вам потребны.

Но девушка почти не слышала его, за его гримасой, за его тоном, она разглядела то, что чувствовала в людях лучше всего. Мерзавец был не из робкого десятка, а тут, как заговорили про нужник, что он устроил у себя на первом этаже, так в нём страх ожил. Да-да, это был именно страх. Хоть и глубоко он его прятал, хоть и заговаривал он его словами, но страх в нём присутствовал. А чего же он боялся? Ну, кроме неё, конечно. И чем больше она на него смотрела пристально, тем сильнее его страх становился.

- Просил указать, какие редкие книги у них есть и сколько они за них хотят. - Продолжал книготорговец.

Он говорил и говорил, а она не сводила с него глаз. Ловя каждое его движение, каждую его гримасу.

- И когда они ответят, у вас, госпожа, будет возможность выбрать то, что вам нужно, и посмотреть… - Он не договорил, замолчал, съёжился под её взглядом.

Так и стоял молча, как стоял бы смерившийся с участью осуждённый на эшафоте перед палачом.

- У тебя что, мертвяк там? - Спросила его Агнес, не отрывая глаз от него своих страшных.

От слов её он и вовсе оцепенел. Теперь он смотрел на неё с ужасом. Словно смерть свою видел. Точно так же и на эшафоте себя бы чувствовал.

- Оттого ты и гадишь там, что завонял мертвяк у тебя, чтобы запах мертвечины перебить. – Догадалась Агнес.

Девушка смотрела на старика, а тот на неё не смотрел, взгляд отводил.

- Отчего же ты его не вынесешь? - Медленно продолжала девушка. - Убил опять ребёнка? Так зачем ты его труп в доме держишь, недоумок ты старый?

В её голосе показались нотки злости, от этого он, кажется, в себя пришёл.

- Так два месяца назад, - начал, запинаясь, Удо Люббель, - два месяца, как я уже одного ребёнка, мальчонку одного, в проулке выбросил. Так его нашли, родители буйствовали, коммуна местная тоже в ярости была, сержантам стражи велено за проулком смотреть, они так и рыскают по нему ночью. Боязно мне теперь выносить его. Случая удобного жду.

Теперь она смотрела на него, не скрывая злобы, так и горели её глаза яростью. Ублюдок этот стал для неё опасность представлять, без всякого сомнения. Схватят его поздно или рано, а как начнёт с него палач, кожу сдирать на дыбе, так он про неё обязательно вспомнит. Из подлости души своей поганой. Чтобы не одному на колесе лежать на площади.

- Не жди случая, - сказал Агнес, голоса не повышая. Говорила она ровно, но от говора её даже у Уты мурашки по спине побежали, не то, что у книготорговца. - Не жди. Мертвяка порежь на куски сегодня же. Куски заворачивай в тряпки, камни туда клади. И начинай ночью выносить, всё в ручьи и канавы с водой бросай, и не рядом с домом, подальше относи. Только без одежды, одежду и обувь сожги. Этаж первый вычисти, сам мой или баб каких найми, но что бы вони в нём не было. Но прежде убедись, что бабы ничего страшного не найдут. На всё тебе три дня даю. Не исполнишь, так лучше беги из города. - Она повернулась к нему. - Хотя куда ты от меня убежишь?

- Я всё сделаю, госпожа, как вы велите. - Промямлил книготорговец.

Только вот всё это она говорила ему, чтобы он не волновался. Она уже всё решила. Она собиралась наведаться к нему сегодня же вечером. Или, вернее, ночью.

Агнес встала. Пошла к двери. Она, когда шла к нему, хотела с ним поговорить о деле деликатном. О том, что её волновало сильно, как молодую женщину. Хотела она говорить об отростке своём, что уже на два мизинца вырос из её крестца. И который уже никак было не спрятать, если снимать с себя одежду. Хотела девушка, чтобы он помог ей от него избавиться. Он, вроде, хвастался в прошлый раз, что такое уже делал. Но теперь, думая, что этот грязный и вонючий выродок к ней хоть пальцем прикоснётся, её начинало тошнить.

- Госпожа, - окликнул её Удо Люббель.

Она остановилась у двери, даже голову к нему не повернув.

- Госпожа, я написал мастерам, что могут сделать хрустальный шар.

А вот тут она повернула к нему голову, это было ей очень, очень интересно. И книготорговец, видя её интерес, сразу продолжил:

- Стеклодув Шварц, что известен своим мастерством среди алхимиков, отписался мне, что готов такой шар сделать.

- Говори. - Сказала Агнес и повернулась к нему.

- Сказал, что сделает такой шар за неделю, просит за него всего сорок талеров.

- А хорошо ли ты его знаешь? - Спросила девушка. - Поручишься ли ты за него? Сорок монет – деньги не малые.

- Нет-нет, госпожа, - отвечал Люббель,- я его знаю только понаслышке, ручаться за него не могу.

- Тогда отпиши ему, что денег вперёд слать не будем, пусть товар привезёт. Тогда я ему и пятьдесят дам. Только пусть наперёд напишет, что везёт его.

- Так и напишу, госпожа, - кивал книготорговец, он даже вдохнул с облегчением, словно чувствовал что-то. - Так и напишу.

- А есть ли в Ланне хорошие хирурги?- Спросила у него Агнес, словно вспомнила внезапно.

- Конечно, тут живёт знаменитый хирург Отто Лейбус, я его книг продал немало.

- Где он живёт?

- На улице святой Магдалины. Прямо напротив околотка стражи. Прямо на околотке изображение святой. Не перепутаете.

Агнес пошла на выход, но, остановившись у двери, сказала:

- Ты стеклодуву про стекло напиши, конечно, но не забывай: три дня у тебя. - Она показал ему три пальца. - Три дня.

- Я помню, госпожа, - Удо Люббель низко поклонился ей. - Я всё сделаю, как вы велели.


Он смотрел на неё внимательно, взгляд его был хуже десятка вопросов, он ждал, что она ещё скажет:

- Агнес, - повторила она, - я племянница кавалера Фолькофа. Может быть, вы о нём слыхали?

- Как же не слыхать? Конечно, я слыхал о нём, это он привёз серебряную раку из Фёренбурга, я даже знал его немного, он был как-то у меня перед поездкой в чумной город. - Спокойно говорил знаменитый врачеватель, всё ещё внимательно разглядывая девушку.

Вот как? Старик хирург знал её господина? Это всё меняло, теперь ей уже расхотелось разговаривать с ним на ту тему, ради которой она к нему пришла. Она встала:

- Спасибо, что приняли, думаю, что зря вас побеспокоила. Интерес мой пустой был, пойду я.

- Стойте, - строго сказал он. - Вижу я, что вы взволнованы, думаю, что интерес ваш был не пустой.

Девушка остановилась в нерешительности. Кажется, врачеватель внушал ей доверие. Да и дом у него был интересен, большие окна, лампы красивые, стол со столешницей из белого камня, книги, книги, книги повсюду, исписанные бумаги, странные инструменты, человеческий скелет в углу.

- Коли вы пришли с тайной хворью, - продолжал Отто Лейбус, его явно заинтриговала эта умная девушка, - клянусь распятием, что тайна ваша останется тут.

- А если тайная хворь такова, что удивит вас, и вы откажитесь мне помогать, так вы тоже тайну сохраните? - В нерешительности спросила Агнес.

- Клянусь, ваша тайна останется со мной. - Он улыбался. - Да и нет таких хворей, ни у мужей, ни у жён, что я ещё не видал. Уж вы мне поверьте.

- Нет таких хворей? - Переспросила Агнес.

- Все болезни людские, что описаны, все я видел. – Не без гордости говорил хирург. - А те, что не описаны… Ну, таких я не знаю…

- Раз вы хирург,- сказала девушка, - то, видимо, удаляли…

- Что? Опухоли, родинки, бородавки, жировики, вросшие ногти, костные наросты?

- Ну… - она не решалась ему сказать.

- Ну, говорите, не стесняйтесь, - продолжал Отто Лейбус, - я всё удалял, если бы вы знали, сколько я отрезал рук и ног, говорите, что вас беспокоит.

- Меня беспокоит одна вещь… Которой быть не должно.

- Покажите.

- Она в таком месте…

- Понимаю, в таком месте, которое видеть должно только мужу.

- Да. - Сказал Агнес с каким-то даже облечением. - Именно.

- И доктору. Понимаю, для девицы перед замужеством очень важно, чтобы всё было красиво, чтобы жених не отвернулся на брачном ложе от неё.

- Да. - Согласилась девушка.

- Показывайте, я сейчас зажгу лампы, - сказал он вставая.

- Но это… В таком месте… - Она опять говорила это нерешительно, даже стесняясь, что было совсем не в её нраве.

- Ах, дитя моё, вряд ли вы меня чем-нибудь удивите, - говорил старый хирург, зажигая необычные лампы одну за другой и ставя их на стол, - я всё уже видел и у мужей, и у жён тысячу раз. Где эта ваша «вещь», которую надобно удалить?

- Она у меня… - Она вздохнула. - На крестце.

- Влезайте на стол, становитесь на колени, я взгляну и скажу, можно ли её удалить. Прошу вас, вот скамеечка, вставайте и влезайте на стол.

Агнес делала то, что он велит. И очень при этом волновалась, она даже поискала глазами Уту, кажется, нуждаясь в поддержке, но Уту врачеватель не впустил. Наконец, она залезла на стол и стала на колени. А он подошёл к ней сзади, поставив рядом лампы:

- Давненько, давненько я не задирал девицам юбок, - сказал хирург, копаясь в её одежде, - уж и забыл, как это делается.

Тон его был спокоен, а вот Агнес волновалась. Наконец он поднял её юбки. И… застыл! Агнес вдруг улыбнулась, хоть её поза и не располагала к улыбкам. Она не видела его лица, но буквально чувствовала его растерянность. Девушка одёрнула юбки, слезла со стола, уставилась теперь уже в серьёзное лицо старого врачевателя:

- Так что, доктор? Видали вы такое? Сможете мне помочь? - Агнес едва не смеялась, видя его растерянность. Хотя смеяться ей не надо было бы. Дело-то не очень и смешное вышло бы, донеси он на неё. – Ну, господин Лейбус, сможете?

Он молчал. Тогда Агнес полезла в кошель и достала из него маленький красивый флакончик:

- Коли сможете мне помочь, расплачусь с вами вот этим.

- А что это? - Рассеяно спросил старик.

- Это снадобье, если его намазать на шею женщины, то оно рождает в ближних к ней мужчинах страсть неуёмную и придаёт им мужских сил. Впрочем, могу заплатить и серебром.

- Приходите завтра, госпожа, утром, пока света много и глаза мои ещё видят. – Сказал он, чуть подумав. - С собой возьмите тряпок побольше.

- Так какую плату вы пожелаете? - Спросила девушка, чуть улыбаясь. - Снадобье или серебро?

- Хочу испытать снадобье. Хочу знать, неужели такое возможно.

Выходя от хирурга, Агнес думала о том, что всё у неё, кажется, получилось. И можно было бы довольной быть сегодняшним днём, вот только поняла она, что денег у неё было мало. Сто талеров да один золотой! Что это? Этого ни на что не хватит. Ведь ей и посуда аптекарская, и шар хрустальный, и, может быть, услуги хирурга нужны. Очень нужны. И на всё это деньги надобны. А жить ещё нужно, людишек своих содержать, лошадям корм, они жрут как не в себя, за дом платить, платьев новых хочется, книг. Всего хочется. И на всё деньги, деньги, деньги нужны. Серебро хотя бы. А лучше золото. Да, денег ей нужно было много, очень много. Так и садилась она в карету с лицом задумчивым. И дума у неё была лишь одна.


Глава 7

Странным был человеком брат Семион. Смотрел на него Волков и удивлялся. Как будто два разных человека жили в этом немолодом, начинающем уже лысеть монахе тридцати с лишним лет. Иной раз так удивлял он кавалера умениями своими, знаниями и продуманностью. О чём бы ни говорил – про всё знал. А чего не знал, так про то и не заикался. Во всём продуманность была, обо всём, кажется, уже подумал наперёд. Писание знал едва ли не наизусть. При таком бы уме ему епископом быть, но нет. В жадности своей пределов не знал, до глупости скатывался.

Дом тому пример, взял и почти все деньги, что епископ ему на церковь выделил, на дом для себя потратил. Да ещё не зная наперёд, не придётся ли отсюда бежать, бросив дом под факела горцев. Не дурак ли? А ещё запойный он был. Как начинал вино пить, так одним стаканом не обходился. Пил допьяна. Мог не пить месяц, а как пригубит, так его как прорывало. И ещё одна беда у него была - даже трезвый не мог он мимо баб спокойно ходить.

Всякую, что молодая и что старая, он желал причастить да исповедовать. Да ещё «в шутку», коли муж не видит, за грудь приласкать, а то и за зад ущипнуть. И это если трезв. А уж если пьян, то совсем был дурак. Кабак едва-едва открылся в деревне, а кабатчик уже приходил жаловаться, что поп ходит туда часто. И ладно, если бы просто пил. Так он девок местных, стращая геенной огненной за блуд, тут же к блуду склоняет. И за дело их не давая им ничего. Ни крейцера. Но обещая молиться за них и причащать их, исповедовать, грехи им отпускать.

Да и чёрт бы с ними, и с девками, и кабатчиком, но что это за поп, что за святой отец, если он по кабацким девкам ходит? В чём тогда святость его, если он в кабаке с девками якшается? Волкову пришлось делать ему выговор.

Как всегда брат Семион с лёгкостью дал ему обещание с этим покончить. Да, вот только Волков уже знал цену его обещаниям.

И пригрозил ему, что попросит у епископа другого попа на приход Эшбахта, если он не образумится. Тут уже монах призадумался. Знал, что кавалер слов на ветер не бросает.


Но когда было нужно, дело своё брат Семион знал. Со свадьбой Рене он опростоволоситься не хотел и начал приготовления к ней загодя. Так как церкви не было, он испросил разрешения провести церемонию во дворе господского дома. Двор-то немаленький, сколько бы людей не пришло - все бы влезли. Господин Эшбахта хоть не рад был тому, да отказать не мог, никак сестра родная замуж выходит. Двор подмели, лишнее убрали, соорудили амвон, тряпкой накрыли, алтарь соорудили. Всё ещё вечером было сделано. Волков сестре в приданое дал четыреста монет. Жалко было, конечно. Но не мог же он своей сестре дать меньше. А ещё отписал ей в приданое одну девку дворовую, самую визгливую и суматошную, что его вечно раздражала нытьём и оговорками. И болван Рене, как о том узнал, пришёл благодарить, пришёл с Бертье. Старый дурак стоял, шляпу мял, в глазах у него слёзы стояли, говорил, что благодарит Бога, что встретил Волкова на склоне своих лет. А кавалер только раздражался от этого. Он и так не очень рад был тому, что отдаёт сестру за него.

- Будет вам, хватит, Арсибальдус, - морщился кавалер, отмахиваясь от него. – Прекратите вы это.

- Он просто благодарен вам, брат, - заступалась за жениха Тереза.- Он говорил мне, что я сама большая драгоценность, а тут ещё и деньги вы за меня дали, и холопку. Вот он и расчувствовался.

- Вот так вот! – Удивлялся Бертье, слушая это всё. - Это же какой вы, оказывается, ловкач, Рене. И жену приятную себе ухватили, так ещё и приданое с холопкой за жену взяли. Ну, вы ловки как угорь, Рене.

- Да не ловкач я, о чём вы, друг мой? - Отвечал ротмистр, прикладывая руку к сердцу. - Я только на сестру господина Эшбахта претендовал, а приданное он сам выписал. От щедрот своих.

- Как же вам повезло, Рене, - не успокаивался Бертье и тут же оживился, - кавалер, а сколько лет вашей старшей племяннице? Может, вы за меня её отдадите?

Говорил он это, кажется, серьёзно, и при том, что обе племянницы стояли тут же и слушали разговоры взрослых.

- Идите вы к чёрту, Бертье, - зло сказал Волков, которого уже начинала раздражать вся эта ситуация.

- Господи, Гаэтан, - махала на Бертье рукой Тереза, мать девочки, - что вы, у неё ещё и кровь не пошла.

- Ну, через год, другой пойдёт, - беззаботно заявил Бертье, - пока же можно и обручиться, а я подожду, когда невеста станет для свадьбы пригодна.

- К чёрту, Бертье, - только и мог ответить Волков.

А Тереза так и вовсе не нашлась, что сказать весёлому ротмистру, только смотрела на него ошарашенно.

- Мама, так я не поняла, дядя меня отдаёт замуж или нет? - Спрашивала девочка у матери то ли со страхом, то ли с восторгом, как только офицеры покинули дом.

- Нет, - за мать отвечал ей Волков,- молода ещё. Учи грамоту пока.

На том дело не кончилось. Когда, вроде, всё успокоилось, так госпожа Эшбахт, кривя губы, стал господину Эшбахта выговорить:

- Что это вы моих холопок раздаёте?

Это всё Тереза, его сестра, слышала, которой та девка в приданое полагалась. Волков ответил жене едва ли не грубо:

- Не ваша она, всех хлопов ваш отец дал за вами в приданное мне. – И добавил, подчёркивая: - Дал мне! Все холопы дворовые – мои. Хочу - отдаю, хочу - продаю. И вас о том спрашивать мне не надобно.

Госпожа Эшбахт не ответила, но продолжила сидеть злая. Делала вид, что рукоделием занимается.

Волков же сидел за столом и слушал, как девочки с братом Ипполитом учат слова, которыми писана Святая книга. И, кажется, он опять ненавидел эту женщину.


Господский двор был велик, а всё равно все желающие поглазеть на свадьбу ротмистра Рене и сестры господина Эшбахта во двор не влезали. Одних солдат из рот Рене и Бертье пришло человек сто пятьдесят. Волков велел вперёд баб пускать. Пришли местные бабы и те, которых силком из-за речки привезли. Многие уже пузатые. Женщины и дети стояли в первых рядах.

А самыми первыми стояли блудные девки из трактира, им-то свои свадьбы даже во снах не увидать было, так хоть чужую хотели посмотреть. Позавидовать. А ещё народ шёл, так как знал, что ротмистр заказал из города угощений и их уже привезли. В общем, для всех был праздник.

Перед алтарём было поставлено два кресла: для господина Эшбахта и для госпожи, ещё был стул для Карла Брюнхвальда, он был не совсем крепок после ран. Все остальные стояли. Брату Семиону помогал, конечно же, брат Ипполит да ещё два мальчишки из местных, а также особо верующий солдат из людей Бертье.

Брат Семион был великолепен и торжественен, когда это было нужно, и остроумен, когда возможно. Невеста была прекрасна, румяна и свежа, как и положено невесте, несмотря на её немолодые годы.

А жених был торжественен и серьёзен. И счастлив. И на невесту смотрел совсем как молодой.

Поп закончил дело быстро, всем не терпелось перейти к угощениям, кажется, и сам брат Семион был к этому расположен. А вот Волкова к концу церемонии стал опять бить озноб. И шея стала гореть, будь она неладна. Поэтому со всеми за столы он не пошёл, напомнил офицерам, чтобы изрядно не пили, так как завтра им надобно быть к утренней службе в Малене в лучшем виде и с лучшими людьми. Их там ждать будут, поэтому придётся выйти затемно. Офицеры ему пообещали быть во время, и тогда кавалер с братом Ипполитом пошёл к себе в дом, где монах стал снова его лечить.


Глава 8

Уже рассвело, хмурые, наверное, от утренней прохлады стражники со скрипом волокли огромные двери южных ворот в разные стороны, уже поехали в город первые телеги, на которых мужики везли в город всякое. Всё везли: от дров до гусей. Телеги начали было выстраиваться в очередь на въезд, мужики и купцы собачились из-за места поближе к воротам, грозились, хватались за кнуты. Но стражник, что был на башне, вдруг прокричали что-то. И сержант, что должен был осматривать телеги, закричал мужикам и купчишкам, что бы они дорогу освободили побыстрее.

Люди думали, съезжая с дороги: не граф ли едет, отчего спешка такая. И тут на южной дороге появились добрые люди. Шли они колонной по четыре, все в хорошем доспехе, все при добром железе, с пиками и алебардами, а последние двадцать при мушкетах на плечах. По краям колоны и впереди сержанты, их сразу видно, они с белыми лентами на локтях. А главный сержант, прапорщик, нес ротный баннер бело-голубой. Перед ними ехали офицеры. Их трое, все на хороших лошадях. Все тоже при железе, в шляпах, бело-голубые ленты поверх кирас. А уже перед офицерами ехали два оруженосца, люди молодые и видные, один велик, другой красив. Тот, что красив, держал большой штандарт бело-голубой, а на нём чёрный ворон с факелом в лапах и злым глазом. А уже перед ними на коне-красавце ехал рыцарь. Сам он в доспехе, что покрыт узором диковинным, но доспеха не видно, только «руки» да «ноги» видны, так как поверх доспеха надет был бело-голубой халат, что зовётся фальтрок. На голове у него берет чёрного бархата с пером белым.

Сам он важен, строг. А пред ним на простой лошадке ехал неприятного вида мужичок со злыми глазами, сам в хорошем платье, едет и орёт, людей пугая:

- Прочь! Прочь с дороги! Кавалер Фолькоф едет! Кавалер, которого кличут Инквизитором.

- Кто таков? - Спрашивали друг у друга мужики и купцы.

- Да как же, - отвечали им те, кто знает, - то Инквизитор, говорят, он в Хоккенхайме всех ведьм пожог. Вы что, не слыхали? Этой весной же было. Все о том говорили.

- Да нет, это то, что на Марте горцев побил крепко. - Говорили другие.

- Горцев? Из кантонов? Из-за реки? - Не верили люди.

- Их, их.

- Да когда же такое было? - Всё сомневались мужики и купчишки. - Что не помнится такое.

- Да неделю как… - Смеялись над теми, кто не знал эту новость. - Вы что же, не слыхали, все на рынке только о том и говорили всю неделю. Видно, вы из глуши приехали.

Дальше не успели люди поговорить.

Наверное, все, кто был на дороге и у ворот, вздрогнули, когда с башен вдруг резко и пронзительно завыли трубы. А потом глашатай хорошо поставленным голосом закричал сверху, чтобы всем было слышно:

- Город Мален, все коммуны его, святые отцы и епископ, консулат и нобили, гильдии и свободные мастера, торговцы и черный люд – все приветствуют славного кавалера Фолькофа и его людей, что побили еретиков, воров и собак из кантона Брегген, которые надумали вылезти на землю графства Мален.

- Вот. Ясно вам теперь, кто это? - Говорили люди друг другу. - Говорю же, побил он еретиков на Марте.

Ну, теперь-то всем было ясно.

Снова завыли трубы, а за воротами ударили барабаны. Когда Волков въехал в ворота, его встретили двенадцать барабанщиков и толпы народа. Тут же на ближайшей колокольне ударили колокола. Барабанщики шли впереди, выбивая «походный шаг», который время от времени прерывался какими-то замысловатыми барабанными фокусами. Это было красиво, барабанщики дело своё знали. Звенели колокола, люди выходили к улице, по которой он ехал, все его привставали, а он всем кивал головой, но не очень уж милостиво. Только людям видным, что попадались по пути, он кивал вежливо. А некоторым, лица которых помнил, он даже махал рукой. Всё это напоминало ему тот день, когда он привёз раку в Ланн. Только вот Ланн раза в два больше Малена.

Поэтому доехал он до главного собора города в два раза быстрее.

Как в Ланне встречал его на ступенях собора архиепископ, так и в Малене встречал его на ступенях собора епископ. Как и в Ланне, площадь окружало не менее тысячи зевак. Барабаны били, трубы звенели, колокола звонили, зеваки кричали кавалеру славу. Не часто им в Малене доводилось встречать тех, кто побил злобных горцев. А Роха от озорства велел стрелкам зарядить мушкеты порохом, но без пуль, и дать залп в воздух. К шуму добавились ещё и клубы серого дыма.

Волков спешился, подошёл к епископу и стал перед ним на колено, склонил голову, сняв берет. Старый епископ, отец Теодор, благословил его святым знамением, а потом поднял с колена, стал целовать троекратно и говорил при этом:

- Не знаю, были ли дни у меня радостнее, чем этот. Может, и были, да их я не помню уже. Пойдёмте, пойдёмте, сын мой, буду читать мессу я в честь вас, все лучшие люди города уже собрались, ждут.

Они так и вошли в храм рука об руку. Шли медленно и торжественно по проходу меж лавок. Волкову и епископу все кланялись. В храме черни не было, даже в последних рядах были люди достойные, с жёнами и детьми пришли. Епископ и Волков всем отвечали. А уж те, кто был в первых рядах, у амвона, так то были всё городские нобили. Были и те, что Волкову денег занимали, были и те, кто приезжал к нему заем обратно требовать. Всем, всем кавалер улыбался и кланялся. Ему отвели место прямо между бургомистром и имперским штатгальтером. За ними сразу сидел первый городской судья и казначей городской палаты консулов, а также другие важные люди, а во втором ряду, сидел барон фон Фезенклевер. Рядом с ним другие земельные сеньоры, которых Волков видал на смотре и турнире у графа. Кавалер махал баронам и сеньорам рукой как старым знакомцам. Улыбался остальным.

Епископ был стар и мудр. Мессу затягивать не стал, ни к чему это было, говорил ярко и кротко. Говорил о тех, кто утратил веру, сошёл с пути истинного, стал яриться и упрямиться в неверии своём. Епископ говорил о том, что таких, кто упорствует в ереси своей, достанет кара господня:

- Остерегайтесь в слепоте своей, дерзостью своею гневить Господа нашего всемогущего, ибо всегда на дерзкого найдётся кара. Всегда дотянется до всякого еретика длань господня. И в то утро на реке Марте Дланью Господа был этот рыцарь Божий, - епископ указал на Волкова, - что сейчас сидит среди нас. Имя его Иероним Фолькоф фон Эшбахт. Он и есть Длань Господа, так пусть он и будет ею впредь. Аминь!

- Аминь! Аминь! Аминь! – Неслось по рядам, люди вставали на колени, начинали креститься.

Было, нахваливали его, но совсем не так. Этот раз был проникновеннее. Трогал сердце его суровое. Он подумал, что нужно было сюда жену свою взять. Может, стала бы она уважать его больше после того, что тут о нём говорили. Не боли у него шея, так был бы счастлив. Ещё бы, епископ при всей знати графства звал его Дланью Господней. Было от чего возгордиться. Конечно, он не знал, чем всё закончится, может, его убьют горцы, а может, герцог отправит в тюрьму, но ради таких минут стоило идти к реке, стоило драться в тумане на рассвете. Стоило рисковать жизнью.

Он стоял вместе со всеми знатными людьми графства Мален, стоял в первом ряду и молился с ними вместе. Ну, конечно же, стоило. Только бы вот шея не болела бы, и всё вообще было прекрасно.

И когда епископ закончил, и подошло время причащаться, первым к причастию был позван Волков. И никто не думал оспаривать этого, ни один из городских нобилей не посмел стать первый к вину и хлебу. Все признали его первенство, во всяком случае, в этот день.

- Не уезжайте сразу, - сказал ему епископ, тихо давая ему «кровь и плоть» Господню. – Я велел приготовить обед, на нём будут все достойные люди графства. Разве что графа самого не будет. Офицеры пусть с вами будут. И для людей всех, что пришли с вами, тоже накроют столы.

Это было бы прекрасно, да вот всё та же шея не давал ему покоя.

- Да, я буду, - отвечал кавалер. - Если недуг не заставит меня искать уединения.

- Неужто так силен ваш недуг? - Участливо спрашивал епископ.

- Рана совсем мелкая, а докучает как большая, - отвечал Волков, разглаживая ноющую шею.

- Страдайте, страдайте, сын мой, в страдании сила ваша, как жар рождает хороший меч, так страдание рождает сильного человека, - сказал мудрый поп.

Волков взглянул на него нехорошо и едва не спросил, мол, не хочет ли старик прийти и пострадать вместе с ним хоть немного, когда горцы опять переплывут реку, но не спросил, ума хватило, он только вздохнул и промолчал.


Пир был ранний и не такой богатый, как давали власти Хоккенхайма после сожжения ведьм. Но тоже проходил в городской ратуше и тоже был многолюдный. Волкова посадили между епископом и бургомистром. Все славили его, поднимали за его здоровье кубки, играла музыка негромко, важные господа интересовались подробностями речного дела, внимательно слушали его рассказ, хоть и был он немногословен. Все спрашивали про рану, желали выздоровления. Ближайшие госпожи, жёны и дочери лучших людей Малена, спрашивали у него дважды, отчего он без жены, может, беременна она. И когда узнавали, что нет, то желали ей скорейшего бремени, а ему здорового наследника. Он благодарил женщин вполне искренне, они желали ему как раз того, чего и он сам себе желал всем сердцем.

А тут после второй перемены блюд какая-то суета прошла в дверях ратуши, даже музыка прервалась на несколько секунд. Стало в огромном зале вдруг тихо и полетели слова негромкие:

- Графиня.

- Там графиня?

А Волков суете значения не придавал, говорил он с важным господином, имени которого даже не помнил, о всякой ерунде, что касалась вооружения городской стражи. А епископ, похлопав его по руке, говорил:

- Вот так гости. Не к вам ли, кавалер?

Волков поднял глаза и увидел её. Это была графиня. Брунхильда шла по залу в сопровождении двух молодых женщин среди столов и лавок. Шла уверенная в себе красавица, румяная, улыбающаяся, чуть располневшая, шагала бодро, чуть подбирая дорогущие юбки. По залу шла сама графиня фон Мален. Все мужи вставали, когда она проходила мимо, кланялись ей, а она кивала и милостиво улыбалась, а глазами искала его. Конечно, его. А увидав, стала обходить столы. Волков едва успел вылезти из-за стола, встать из кресла, как она, не стесняясь сотен глаз, кинулась ему на шею, обняла крепко, как умела, и как раз на рану пришлись объятия её. Ох и крепки были её руки, больно стало, но он терпел боль, только приговаривал негромко:

- Ну, довольно уже, хватит, весь город смотрит.

А сам так и стоял бы с ней и стоял.

Она оторвалась, наконец, от него и заговорила громко, словно тут никого не было, с укором:

- Опять вы за своё, братец? Опять войну затеяли? Граф просил вас с горцами мириться, а вы их опять били? Господи, немолоды ведь уже, другие господа, вон, охотой развлекаются, а у вас другой забавы, кроме войны, и нет.

- Да, что ты, глупая, - улыбался Волков, не выпуская её рук из своих и глядя ей в лицо, - порадовалась бы за меня, а ты упрекаешь! Победил же я!

- Хватит уже побед с вас, сколько можно? За славой своею гонитесь всё, говорят, вас опять ранили, опять вы в самую свалку лезли. А ведь мало ли что на войне может приключиться, - она взяла его руку и положила себе на живот, - и племянник своего дядю даже не увидит никогда.

Он стоял и боялся пошевелиться, чувствуя под рукой своею её живот.

Все, кто слышал их разговор, улыбались и смеялись, так хорошо сестра отчитывала старшего и влиятельного брата, словно он ребёнок был неразумный. И женщины, видя такую сестринскую любовь, тоже улыбались. Молодец графиня. Так его, пусть оправдывается.

- Так не я же к ним пришёл, дорогая моя, они ко мне, - говорил Волков, не отрывая руки от живота Брунхильды.

А тем временем епископ просил гостей пересесть на одно место от себя, чтобы освободить графине кресло. Лакеи стали переставлять тарелки и кубки гостей. А гости беспрекословно просьбу епископа выполнили. Старый поп предложил своё место графине.

Снова зазвучала музыка, Брунхильда села подле «брата» и смотрела на него, глаз не отрывая, говорила негромко:

- А граф на вас зол, и молодой граф зол, всё думают, как быть с вами, давно бы уже вас к герцогу отправили, да все в графстве за вас: и сеньоры, и чернь, и купцы. Вот они и не решаются.

- Да чёрт с ними, - махнул рукой Волков, он и так об этом догадывался, - ты скажи, как ты, как чрево твоё?

- Повитухи говорят, что я крепка, как кобыла, чрево доброе, плод растёт как надобно. Только плачу всё время да тошнит часто.

- Плачешь? - Удивился кавалер. - Отчего же графине плакать?

- Плачу, плачу. Всё время глаза на мокром месте. – Гаворила она и вдруг в голосе её слёзы послышались. - Как про вас услышу, так плачу, слух пришёл, что вы воевали, муж в злобе, я рыдаю, думаю, не убили бы вас.

- Глупая, - сказал кавалер, - ему захотелось успокоить её, прикоснуться к щеке рукой, да люди вокруг, - хорошо всё со мной, рана небольшая. Ты, вон, меня сильнее, чем горцы, сейчас душила.

- Так отчего же не пишите мне? - Заговорила Брунхильда, платок доставая и вытирая глаза. - От купчишки виноторговца узнала, что сегодня в Малене обед в честь вас давать будут.

- Буду писать, - обещал Волков.

- Пишите, - говорила она чуть не с мольбой, - а не то плохо мне в замке, оттого и рыдаю целыми днями, столько рыдала за месяц, сколько за всю жизнь не рыдала.

- Так отчего ты же рыдаешь? - Не понимал Волков.

Она приблизилась совсем близко и заговорила:

- Живу во злобе, смотрят на меня все в замке и ненавидят.

- Да, кто же?

- Да все! Все, кроме супруга. Сыновья его не любят меня, жёны их гримасы корчат, особенно молодой граф не любит. Он говорит со мной, как сквозь зубы цедит. Рыцари графа и двор его тоже, родственники-приживалы тоже, даже лакеи и холопы мне своё пренебрежение показывают. Перины мои мокры были, просила просушить, так бросили их в угол, весь день там пролежали, я видела, а к вечеру положили их в кровать, говорят - высохли. И морды заносчивые, с ухмылочками. Живу среди змей.

Волков от всех этих слов наливался злостью, темнел лицом на глазах. Уже не рад был, что отдал её за графа.

- Семейку графа - терпи, зубы стисни и терпи, - говорил он уже тем тоном, которым всегда говорил, когда решения принимал, тоном тяжким и холодным, - а для холопов хлыст заведи, рука у тебя тяжёлая, мало им не будет, не жалей скотов. Одного прикорми, который поразумнее, побалуй серебром, чтобы был у тебя человек хоть один верный. Но так дело веди, что бы все остальные о том не знали. Деньги есть у тебя?

- Есть, есть, - говорила она, - у супруга денег столько, сколько и у вас не видала, мне ни в чём не отказывает. Любит. Он хороший человек, единственный хороший во всём доме.

- Так заведи себе друзей среди холопов. Кроме мужа пусть ещё друзья будут, и терпи, главное – роди наследника графу, и поместье Грюнефильде на века твоё будет. Ничьё больше, только твоё!

- Да, да, - говорила Брунхильда и кивала, - рожу, коли Бог даст, а завтра к герцогу уедем, зовёт к себе в Вильбург. Хоть неделю этих родственников видеть не буду.

- К герцогу? – Насторожился Волков. - А знаешь, зачем он графа зовёт?

- Так всё из-за вас, зачем же ещё. Как в замке узнали, что вы горцев побили, так там суматоха два дня стояла. Не знали, что делать. Боялись, что война начнётся. Герцог мужу каждый день письма присылает, спрашивает, не пришли ли люди от горцев войну объявлять, муж ему отвечает, что нет пока.

Волков полез в кошель, нащупал там маленький флакончик, достал и вложил его в руку красавицы:

- Это редкий эликсир, от него любой муж к жене, что им помазала шею, страстью воспылает.

- И где же вы взяли такое? - Едко поинтересовалась графиня.

- Агнес сварила, - ответил кавалер.

- Ах, конечно, без этой ведьмищи оно не обойдётся, - Брунхильда привычно поджала губы.

- Я тебя им мазал, когда к графу ездили.

- Да помню я, - отвечала графиня, тайком разглядывая флакон. - Вот отчего он на меня слюной-то исходил.

- Он бы и так изошёл бы, это просто дело ускорило, - сказал Волков, - теперь поедешь к герцогу, так тоже помажься, околдуй и его, чтобы был помилостивее.

- Спать мне с ним? - Удивилась Брунхильда. - С герцогом? Да вы рехнулись, братец. Меня тошнит всё время и без мужчин старых.

Она поморщилась и отпила вина их кубка.

- Да не спать, очаруй его, ты же умеешь.

- Ладно, - сказала она, пряча флакон, за лиф платья, - лишь бы муженёк мой от зелья этого не зверел. Я его от себя отвадила на время бремени, говорю, что тяжко и так, тошнит всё время. А он всё равно лезет, хоть раз за день да под юбку полезет пощупать, как там всё. Старый, а неугомонный.

Она говорила как будто специально, ещё и улыбалась при этом, хотя по лицу кавалера видела, что не нравится это ему. А ей нравилось как будто.

- Ладно уж, возьмусь за герцога, - сказала графиня благосклонно.

Она была довольна, и он был доволен, кажется, встречей. Хотя чуть-чуть были грустны и под столом они держали друг друга за руки.


Глава 9

Долго Брунхильда просидеть не смогла, поела кое-чего поначалу с аппетитом, и вскоре ей стало душно, и она, поцеловав кавалера по-сестрински, откланялась. Господа снова вставали, когда она уходила. Уехала к себе в поместье. Завтра далеко с мужем ехать ей.

То ли от радости видеть её, то ли от вина шея у него прошла. Но настроение не улучшилось. А тут ещё к нему пришли просители, и просители такие, что сразу и не откажешь.

- Кавалер, не соблаговолите ли вы выслушать просьбу достойного человека? - Шептал ему на ухо бургомистр.

Волков тут же понял, что просьба будет обременительна, но разве скажешь «нет» бургомистру?

- Отчего же, конечно, выслушаю. - Отвечал он.

Бургомистр сделал кому-то знак и снова заговорил:

- Добрейший господин Фейлинг, важный член города, дважды был в консулате, вы его знаете, вот, он идёт, он будет просить вас о чести.

И действительно, к столу, за которым сидел кавалер, шёл дородный и высокий господин, а с ним шли два молодых человека, явно не из простых. И да, Волков помнил этого господина, он был одним из тех, кто ссужал ему золото. С ним шли к столу два молодых человека. Все трое, встав с другой стороны стола, поклонились кавалеру и бургомистру. Старший, тот, что занимал Волкову денег, заговорил после поклона:

- Славный рыцарь, смею ли я надеяться на высокую честь, что вы окажете моему четвёртому и моему пятому сыну и возьмёте их в обучение?

В зале стояла тишина, музыка смолкла, разговоры затихли, женщины тянули шеи, пытаясь расслышать слова, а некоторые из мужей так и вовсе вставали с мест и шли поближе к разговору.

Волков даже растерялся немного от такой неожиданной просьбы и ответил чуть удивлённо:

- Друг мой, а какому же ремеслу я их обучу? Пекарь или гончар из меня никудышный.

По залу покатился смех, люди стали передавать его слова тем кто не расслышал.

Господин Фейлинг тоже улыбался, он ответ воспринял как шутку, как и все вокруг. И продолжал с улыбкой:

- Не пекарскому ремеслу прошу я учить моих сыновей, а искусству, которым вы владеете в совершенстве. Прошу учить их делу воинскому.

- Прямо так и в совершенстве? - Поморщился кавалер. Он повнимательнее оглядел молодых людей, что стояли пред ним и брать в услужение не захотел. – Отчего же вы так думаете? По делу одному обо мне судите. А может, то всё случай удачный был?

- Так мы про вас всё узнали. - Заверил его бургомистр. - Мы про ваши дела и Фёренбурге вызнали. Вы и там еретиков крепко били, знаменитого рыцаря Ливенбаха убили, шатёр его забрали. Будьте уверены, кавалер, господин Фейлинг кому попало своих чад в обучение не доверит.

Волков посмотрел на бургомистра, потом ещё раз на молодых господ Фейлингов. Одному лет шестнадцать – стар уже учиться-то. Второму лет четырнадцать. Типичные городские барчуки. Бархат да кружева. Какое им дело воинское?

- Если думаете, что пойдут они к вам пустые и будут обузой, - продолжал господин Фейлинг-отец, поймав его взгляд, - то не думайте так, пойдут они к вам в полном доспехе и при полном оружии, на хороших конях. А при них буду ещё и по два послуживца, тоже конные. Тоже при доспехе и оружии.

Шесть человек да шесть коней? И всё на его счёт? Нет, уж точно не хотел он брать никаких людей к себе в учение. В бою от этих юных господ, что всю жизнь жили в сытости и достатке, прока, скорее всего, не будет, а расходы на них ежедневные будут обязательно. Все в зале ждали его ответа.

- Живу я бедно, замка у меня нет, - наконец начал он после раздумий, - оруженосцы мои спят в людской, вместе с холопами. Ходят за моими лошадьми вместо конюхов, едят то же, что и холопы едят: и бобы, и горох, и даже просо. Не будет вам, юные господа, отдельных покоев и изысканных кушаний. И ласки от меня не ждите, люди мои меня добрым не считают, сами мне о том говорили.

- Дозвольте мне сказать, отец, - произнёс негромко старший из сыновей.

Отец кивнул ему в ответ.

- Господин рыцарь, - заговорил юноша, - вы в наших краях человек новый, и о том не знаете, что род Фейлингов уже три сотни лет служат городу и гербу Маленов. И среди наших предков были известные воины. Я, Эрнст Фейлинг, говорю вам: фамилию Фейлинг не напугают лишения и тяготы, для нас будет честь жить при вас там, где вы укажите.

- Друг мой, - зашептал в левое ухо кавалеру бургомистр, - не отказывайте Фейлингу, он человек влиятельный, да и в самом деле, нашему городу нужны толковые офицеры. Пусть молодёжь у вас поживёт, пусть среди ваших людей побудет, поучится, вам сие зачтётся, зачтётся, не сомневайтесь.

В словах бургомистра был смысл, кавалер задумался.

И тут же… Волков даже вздрогнул от неожиданности, когда за спинкой его стула появился брат Семион и зашептал ему настойчиво в ухо правое:

- Берите, берите их, господин. Берите всех, кто попросится. Чем больше у вас будет знатных людей графства, тем тяжелее будет герцогу вас сгрызть. Поживут у вас до весны, авось, прокормите, не пригодятся - так попросите до дома ехать, а если горцы опять сунутся, так шесть всадников лишними не будут. И горожан порадуете, что не брезговали ими.

С этим монахом спорить было невозможно, всегда продумана речь его, всегда логична. Да, несомненно, кавалер прокормит шесть людей и шесть лошадей. И они буду полезны, когда... Когда придут горцы. И в другом монах опять прав: кавалеру нужно крепить узы с городом, кажется, в графстве по своему влиянию город был значительнее самого графа. Крепить узы…

- Господин, Фейлинг, - заговорил он после раздумья, - думаю, нет нужды говорить вам, что не берусь обещать, что сыновья ваши и живы, и здоровы будут при мне. Сами знаете, что смерть и увечья к воинскому ремеслу прилагаются.

- Знаю, кавалер, я то знаю, - отвечал Фейлинг, оглядывая зал и обводя его рукой. – И про то все знают, что в деле у реки вы сами получили рану. О том все говорят, что сами вы шли в первом ряду людей свих. А раз вы сами получили рану, то и другие могут. Могут и рану получить, и смерть принять.

- Ну, что ж, я предупредил вас, а коли с сыновьями вашими случится что, то ни от вас, ни от женщин рода вашего я укора не приму.

- Да будет так! - Воскликнул Фейлинг-старший.

- А вы, вы, - Волков указал пальцем на самого молодого из Фейгелей, - не боитесь смерти? Не испугаетесь сражения?

- Не боюсь, кавалер, - отвечал юноша. – Совсем не боюсь.

- Молодость никогда не боится смерти, - с улыбкой заметил епископ и вздохнул. - Ах, молодость. Прекрасная пора.

Все стали улыбаться вместе со старым попом. А юноша вдруг опять заговорил, заговорил звонко, на весь зал, чтобы перекричать гул:

- Кавалер, если вы меня возьмёте, то для меня это будет тройная честь, я клянусь, что не испугаюсь, будь против меня хоть дюжина горцев.

- Тройная? - Улыбаясь, спросил бургомистр. - Расскажите же про три ваших чести.

Все притихли в зале, всем было интересно узнать.

- Первая честь – служить своему роду, - гордо начал юноша, - вторая – служить своему городу, а третья – встать под ваши знамёна, кавалер.

Тут все начали ему хлопать, хлопали и улыбались, кто-то поднимал бокалы за здоровье юноши, а Волков смотрел на него серьёзно, и только качал головой, словно соглашался с кем-то:

- Как вас зовут, молодой человек? - Спросил он, перекрикивая шум в зале.

- Меня зовут Курт Фейлинг, - отвечал юноша.

- Я беру вас и вашего брата в учение, - произнёс кавалер.

И зал ещё больше оживился. Виночерпиям и лакеям пришлось пошевелиться, все требовали вина.


У выхода столпились важные горожане, прохода ему не давали, многие желали засвидетельствовать своё почтение. А кое-кто и нет. То были его кредиторы. Эти господа желали говорить о своих вложениях. Говорили, что деньги они давали не на войны, а на строительство замка. И знай они, что он затеет войну, так не дали бы. Но с ними кавалер был лаконичен, и на попытку их заговорить с ним о возврате золота отвечал так, как шептал ему брат Семион из-за спины:

- Всё буде так, как писано в договоре. Ждите свои проценты. По времени прописанному будет вам ваше золото.

- А пока молитесь, господа, за кавалера, и уповайте на Господа нашего, - смиренно говорил, закатывая глазки к небу, брат Семион.

Они пытались ещё что-то говорить, но кавалер больше их не слушал, шёл к выходу, где его остановили другие важные горожане. Кредиторов оттеснили от него его офицеры: нахальный Бертье и мрачный Роха. К дьяволу кредиторов.

Почти в дверях зала его остановили господа важные. Было их семеро. Стали представляться, все они были из мастеровых гильдий, не купцы, не банкиры, но тоже люди не последние. Тоже из городского нобилитета. Все в золоте и мехах. Имён их Волков потом и не вспомнил бы, но всё остальное про них запоминал хорошо. Когда-то купцы, а тем более банкиры, на цеха мастеровых смотрели свысока, но не теперь, не в Малене. Теперь главы промышленных цехов и гильдий играли в городе едва ли скромную роль. И вот они стояли перед Волковым.

- Бейцель, – говорил один. - Цех литейщиков и рудников города Малена, шестьдесят два члена мастеров и подмастерий. С коммуной Литейной улицы даём городу шестнадцать добрых людей.

- Роппербах, - кланялся другой. - Цех оружейников Южных ворот, сорок два члена, даём городу двадцать восемь добрых людей.

- Биллен, - говорил третий. - Гильдия оружейников Малена и коммуна Нозельнауф, даём городу сорок добрых людей, шесть из которых конные.

- Кавалер Фолькоф, - скромно отвечал Волков каждому и жал руки.

Всего глав гильдий было семь.

- Рад, что познакомился с вами, - сказал кавалер, пожав руку последнего. Руку сухого господина в отличной шубе, что звался Шонер и занимался свинцом.

Он хотел было уже откланяться, но они, видно, не просто его остановили.

- Господин Эшбахт, - заговорил оружейник Биллен, - купчишки наши говорят, что на реке вы ставили амбары и причал, так ли это?

- Да, ровно на восток от Эшбахта пришлось поставить амбары для зерна и небольшую пристань. Уж больно купцы нашего графства, что приезжают ко мне за зерном, скупы. Пришлые купцы, что приплывают, пощедрее будут. - Отвечал Волков.

- Нам, людям, что дело имеют с металлами, очень интересна ваша затея, - заговорил свинцовых дел мастер. - Я делаю пули и картечь, трубы и листы, а также прочую всячину из свинца. А возить всё приходится в Хоккенхайм, четыре дня до Вильбурга, а потом ещё четыре дня до Хоккенхайма. А товары мои, - он обвёл рукой все присутствующих, - да и у всех у нас, тяжелы. Подводы нужны крепкие, по две лошади в каждой, возницы за наш товар просят цену большую. Едут долго, ещё и дорого. Нам накладно выходит.

Волков начал понимать, куда клонят господа цеховые головы. И это разговор ему нравился:

- Что ж, я буду рад видеть ваши товары у себя на пристани.

- Да, но купцы говорят, что дороги у вас плохи. – Сказал господин Бейцель. – Они говорят, что по таким дорогам только телеги ломать да лошадей надрывать.

Они были правы, дороги от Эшбахта до амбаров почти не было. Тянулись две разъезжие колеи с холма на холм, с холма на холм да в овраг. Когда дожди пойдут, а они вот-вот пойдут уже, так никакая коняга по грязи телегу из оврага не вытянет, на холм не затащит.

- Не думали ли вы о том, господин Эшбахт, что бы дорогу свою улучшить? – Продолжал глава гильдии свинцовых дел Шонер.

И пока кавалер раздумывал над ответом, брат Семион опять был тут как тут, он всё слышал, всё понимал, всегда знал, что сказать:

- Господа, так дорога, что тянется от Эшбахта до реки вдесятеро короче, чем та дорога, что тянется от Эшбахта до Малена. И дорога до Малена тоже нехороша. Какой в том резон, что бы делать малую дорогу хорошей, когда большая дорога, что ведёт к малой, будет плоха?

Речь монаха удивила господ промышленников, они удивлённо приглядывались, Волков был доволен, что монах об этом вспомнил, он удовлетворённо глядел на господ, пока господин Бейцель не сказал:

- Мы как раз думали об этом. Мы думаем, что до ваших владений можем проложить дорогу сами, а уж от границ ваших владений, то забота ваша, господин кавалер.

- Господа, видно забыли, - смиренно продолжал монах, не давая Волкову рта раскрыть и этим уже, кажется, раздражая господ-промышленников, - что господин Эшбахта войну ведёт с еретиками и что в средствах ограничен весьма. Думаю, справедливо было бы, что бы до границ Эшбахта дорогу строил славный город Мален, город богат весьма, серебра у него в достатке, что для него дорогу построить! А уж от границ поместья и до самого Эшбахта могли бы взяться и вы, господа, а уже от Эшбахта до амбаров дорогу делал бы сам хозяин поместья. Так, мне кажется, было бы справедливо.

Ему кажется! Господа промышленники смотрели на монаха неодобрительно, не так они собирались строить беседу, не к таким выводам о справедливости должна она была привести.

За то Волков был доволен, монах правильно мыслил, он бы так всё не смог бы вывернуть и взялся бы, наверное, всё строить сам, только предложи ему это промышленники. А брат Семион продолжал, пока господа не опомнились:

- И думается мне, что те господа, что буду учувствовать в строительстве дороги по поместью, будут за свои траты вознаграждены всяческими преференциями. Уж в этом пусть никто не сомневается, доброта и щедрость господина Эшбахта всем известна.

- Что ж, хорошо, что мы поговорили и всё выяснили, - задумчиво произнёс за всех голова гильдии свинцовых дел Шонер.

На том они и раскланялись. Как Волков и монах отошли, так господа принялись живо обсуждать предложения монаха. А Волков шёл и косился на брата Семиона:

- Не откажутся ли?

- Куда им деться? - Злорадно хмыкнул монах. - Придут с согласием, только поначалу торг затеют. Надобно будет все цены на подобные работы вызнать у архитектора.

- Думаешь, не откажутся?

- Нипочём не откажутся. Цена на извоз посуху раз в пять дороже извоза по воде. - Заявил монах.

Да, тут он был прав.

Глава 10

Прямо на главной площади, не успел он сесть на коня, к нему подошли люди, среди них был старый его знакомец землемер Куртц. Их было шестеро. Волков, увидав их, на коня садиться не стал, подошёл к ним. Те стали его поздравлять. Принесли кубок из серебра, говорили, что это подарок от всей Южной Роты имперских ландскнехтов земли Ребенрее. Волков брал приз и жал всем руки, говорил с ними, ласково называя каждого не иначе, как брат-солдат. А, чуть подумав, и сказал им:

- Господа ландскнехты, а не собрать ли нам пир, зовите всех своих однополчан сейчас в лучшую харчевню, что есть в городе. Пир будет за мой счёт, пусть все придут.

Не то, что бы он хотел есть, да и вино в нём ещё бродило, но дружить с имперскими служащими, которые некогда были лучшими солдатами императора, было необходимо. Куртц и его товарищи с радостью согласились, стали рассылать мальчишек за другими ландскнехтами и выбирать место для гуляний.

К ним с радостью присоединились и офицеры Волкова, которые, посовещавшись, решили взять на пир ещё и сержантов, что пришли с ними в город. Так впервые Хельмут и Вильгельм, что служили сержантами в стрелковой роте господина Рохи, попали на настоящий пир старых воинов.

Трактир выбрали не самый лучший, но самый в городе большой.

Звался он «Юбки толстой вдовы». И уже через пару часов эти «юбки» были битком набиты бывшими ландскнехтами и блудными девками со всего города, прознавшими про славный пир, что даёт известный кавалер. В кабаке висел гомон, заздравные речи, пьяные крики и «виваты». Было жарко. Бегали лакеи, нося и нося бесконечные подносы с пивом, в больших очагах жарились свиньи целиком на вертелах, на столы высыпались ливерные, кровяные, свиные колбасы с чесноком и резаный большими кусками хлеб из лучшей пшеницы, и всё целыми тазами. Волков велел хозяину готовить соусы и не жалеть специй. Тот улыбался и радовался такому прибыльному дню, и вскоре целые чашки острых соусов стояли на столах. Вино носилось, ну, для тех, кто любил вино. Женщины, раскрасневшись от вина, пива, острой еды и распутства, уже скидывали чепцы и распускали волосы, приспускали лифы платьев, оголяя плечи, а некоторые и вовсе так сидели, подобрав юбки, что было видно чулки у них. Смех, пиво, еда, женщины, корзины яиц варёных, сыры молодые и старые, жареные курицы, тем, кто не мог дождаться свинины с вертелов, дорогая селёдка, лук, чеснок, горчица и оливковое масло - всего сколько хочешь. Всё было, как положено.

А потом и музыканты пришли.

Ландскнехты стали петь свои грубые и сальны песни, прославлять Волкова и его офицеров. Они всегда были заклятыми врагами горцев, императоры и создали эти войска, собрали этих людей, так как никто кроме ландскнехтов не мог противостоять горцам в открытом поле. Горцы были извечные и заклятые враги. И поэтому ландскнехты так радовались тому, что Волков разбил этих «свиней» на реке Марте. Офицеры и сержанты кавалера радовались веселью и хорошему приёму. А сам он радовался тому, что случись сбор городского ополчения против него, так не соберёт герцог среди этих сильных людей, что пьют сейчас за его здоровье, и дюжины желающих.

В общем, всё было прекрасно, все были довольны. И даже шея его почти не беспокоила.

И тут увидал он молодого человека лет двадцати в хорошем, но недорогом платье, при железе. Тот человек подошёл к столу и поклонился ему. Волков ему кивнул и продолжил смотреть на него, ожидая, что человек ему скажет, кто он и зачем пришёл.

- Меня Клаузевиц зовут, - представился молодой человек. – Кавалер Георг фон Клаузевиц.

- Меня зовут Фолькоф, - ответил Волков, - я слышал вашу фамилию, у вас известные родственники, прошу вас, господин Клаузевиц, садитесь пировать с нами.

Это человек не был похож на тех, кто ищет бесплатных застолий. Он держался с достоинством, меч у него, судя по эфесу, был не из плохих. И человек не поспешил сесть за стол, хотя один из сержантов Волкова подвинулся на лавке, давая ему место.

- Уж, простите меня, кавалер, - продолжал Клаузевиц, - что в столь весёлый час пришёл я, может, мне подождать с делом моим. Оно потерпит до утра.

Но Волкову стало интересно, что за дело к нему у этого рыцаря:

- Говорите сейчас о деле своём, я ещё не пьян.

- Хорошо, скажу. - Он обернулся, уж очень шумно было в трактире, подойдя ближе, произнёс. - Прошу вас принять меня на службу к себе. Я неплохо управляюсь копьём и конём, имею призы со многих турниров, в том числе и с тех, что учреждал сам курфюрст. Я приучен к любому оружию, в том числе и пехотному. Готов в случае нужды быть вашим чемпионом и принимать на себя вызовы, что осмелится вам бросить кто-либо.

Наверное, он не хвастался. На вид молодой человек был крепок, хоть и не так высок, как сам Волков.

- Готов доказать делом свои умения и в ристалище, и в битве. - Продолжал Клаузевиц. - Я воевал в двух кампаниях под знамёнами господина фон Бока и знамёнами самого курфюрста. Одна кампания была здесь, против горских псов, против этих поганых еретиков из-за реки.

Последние слова рыцаря были очень горячи.

- Не любите горцев? - Поинтересовался Волков.

- Они убили моего названного брата, когда он, израненный, попал к ним в плен.

- Да, они такие, законы доброй войны им неизвестны.

- Думаю, что от вас они просто так не отстанут, раз вы дважды их побили, они ещё раз придут, в упрямстве им равных нет.

Конечно, это было правдой, и Волков это знал, но он не мог взять этого рыцаря к себе:

- Друг мой, - чуть подумав, отвечал господин Эшбахта, - для меня честь, что такой человек как вы, просится на службу ко мне, но я не так богат, что бы содержать рыцарский выезд и чемпионов. Земля моя убога, а мужиков не ней почти нет. Всё, что имею я, брал я мечом, и если войны не будет, или не будет эта война приносить серебра, то есть мне, моим офицерам и прочим людям моим придётся просо.

- Я знаю, что земля ваша бедна, - продолжал рыцарь, - но я знаю, что вы офицерам своим даёте тысячу десятин в прокорм.

- Без мужиков, - замети Волков, поднимая палец. - Без мужиков.

-Да-да, - кивал фон Клаузевиц, - я знаю, все знают, что мужиков у вас очень мало. Но я попрошу вас всё равно меня взять к себе, дать мне тоже земли и ещё долю в добыче… Даже не офицерскую, поначалу я согласен на сержантскую, пока не проявлю себя. Вам всё равно придётся воевать, а лучше иметь таких людей как я, при себе, чем нанимать второпях, когда нужда будет.

Кавалер молчал, смотрел на молодого человека и думал.

И тут же, тут же за спинкой его стула замаячила фигура монаха. Он зашептал на ухо Волкову:

- Брать его надобно, раз ничего кроме земли не просит. Земли то у вас нераспаханной куча, чего её жалеть, а не придётся он вам по вкусу, так всегда можно будет погнать.

- Дурак, это холопа можно погнать, а с рыцарем ещё объясняться придётся, - сказал кавалер раздражённо, - да и откуда ты всё знаешь, откуда ты знаешь, что у меня земли непаханой куча?

- Так Ёган мне жалуется всё время, что рук у него свободных нет, земля, мол, простаивает не паханная.

Волков отмахнулся от него и сказал рыцарю:

- Сегодня решения принимать не буду, садитесь за стол пока, завтра всё решу.

Кавалер Георг фон Клаузевиц поклонился ему и сел за стол.


Глава 11

Утром он, конечно же, дал согласие, брат Семион проклевал ему всю голову, что нужно брать рыцаря на службу. Причём голова у Волкова болела, а чёртов монах был бодр, здоров и свежевыбрит.

Рыцарь оказался не один, был у него послуживец или, может быть, оруженосец с конём, и ещё у него был вьючный конь, на котором возился доспех и прочий рыцарский скарб. А помимо рыцаря к Волкову приехали братья Курт и Эрнст Вейлинги, тоже с людьми, с ним было четверо хорошо вооружённых конных послуживцев, а также телега с возницей. Все они стали ждать на улице господина Эшбахта, почти перекрыв на ней движение, а он, как назло, когда мылся, дёрнул шеей, да так, что боль пронзила его опять чуть не до поясницы. Кое-как брат Ипполит привёл его в чувство обезболивающей и вонючей мазью.

Волков думал, что неплохо было бы ему ехать домой в карете, жаль, нельзя. За старика начнут почитать. Даже на телеге было бы хорошо, кинул бы перину да лёг. И лежи себе, пока не приехал. И шея не шевелится лишний раз, и ногу не крутит через час езды.

Нет, нельзя. Скажут, что стар. Старик за собой людей повести не может. И дело тут не в праве и не в уважении. Старик не может напугать. Крикнет он: «Стой на месте и сражайся, иначе убью!» Кто будет сражаться и не побежит, кто послушается? Кто старика испугается? А командира должны не только уважать, но и бояться. Поэтому кавалер и ездил на коне, хотя так хотелось в перине на телеге хотя бы, раз кареты нет.

Урожай давно был собран, даже уже частично продан, мужики в Эшбахте вместе с солдатами ждали от господина фестиваля. Но на рынок Волкову за пивом и съестным самому ехать было невмоготу. Послал туда Рене, пусть престарелый муженёк его сестры помогает по-родственному. Не зря же он ему в приданое за сестру холопа дал.

Домой шли с целым обозом из телег. Одного пива двадцать две двадцативедёрных бочки. Не считая больших корзин с колбасами и сырами, мяса в полутушах, хлебов, пирогов и пряников для девок и детей, даже бочонка мёда, Волков дал Рене тридцать монет, так тот всё и потратил. Кавалер не хотел экономить в мелочах, ему было нужно, что бы мужики и солдаты, все солдаты всех офицеров, были довольны жизнью на его земле. Не думали разбегаться, искать лучшей жизни, замерзая по ночам в своих жалких домишках. Господин должен быть и строг, и добр, должен и спрашивать, и награждать. И без крайностей: без жадной лютости, но и без попустительства.

Никто этому Волкова не учил, не был он сеньором в пятом поколении, просто он это понимал, так же как понимал, где искать выгоду и стоять на своём, а где и не жадничать. Пусть, пусть людишки порадуются напоследок. Пусть пожируют за счёт господина Эшбахта. Октябрь на дворе, уже октябрь, вот-вот с севера дожди полетят, а с юга, с гор, холодные туманы с ледяными ветрами. Волков вздохнул, а за холодными туманами могут и горцы прийти. Поэтому солдаты должны быть счастливы, счастливы, иначе начнут разбегаться.

Приехал домой, как всегда ногу крутит, сил нет самому слезть с коня. Теперь ещё новые люди всё это видели. Все: и фон Клаузевиц, и братья Курт и Эрнст Фейлинги, и все их люди тоже. Волков на них глянул так зло, что все, кто был во дворе и смотрел на него, сразу глаза отвели. А он, скалясь от боли и разминая ногу, пошёл в дом, крикнув перед этим:

- Монах, за мной ступай.

За ним кинулся брат Ипполит, кавалер поморщился:

- Да не ты, мошенника этого, брата Семиона позови, - и, подумав, добавил: - Хотя ты тоже понадобишься.

- Шея? - Спросил брат Ипполит.

- Нет, шея не болит, нога донимает.

Жена едва голову подняла, когда он вошёл, не встала даже:

- Здравы будьте, господин мой.

И снова уткнулась в шитьё. Сама бледная, ещё к бледности своей надела платье чёрного бархата, холодная, словно рыба дохлая. Некрасивая.

Зато Бригитт вскочила, присела низко, голову склонила, так в него глазами стрельнула, что понял Волков: есть у нее, что ему сказать. Но до ночи вряд ли представится случай с ней поговорить.

Он велел греть себе воду – мыться. Воды греть много. А сам пока с Ёганом поговорил о делах. Тот намеревался, пока дожди не пришли, отправить мужиков рубить куст на дрова. Дров на зиму было совсем мало. Ещё о всякой мелочи поговорил, говорил бы ещё час, да Волков прервал его. Ему было не до того. Хозяин думал, где ему восьмерых людей разместить, трое из которых господа. Ну не в людской же с холопами, в самом деле. Пока они на улице были, он их в дом не звал. Не звал из-за того, что говорить собирался с братом Семионом, и разговор мог выйти неприятный.

Тот как чувствовал это, пришёл, присел на край лавки и, пока господину дворовый мужик стягивал сапоги, а брат Ипполит осматривал шею, молился, перебирая чётки и закатывая к потолку глаза в праведном, но лёгком исступлении.

- Знаешь, о чём меня спрашивал епископ?- Начал Волков, когда брат Ипполит, наконец, престал разглядывать рану на его шее.

- Так чего же тут гадать, загадка тут небольшая, - сказал смиренно брат Семион, - видно, спрашивал он вас про костёл, построен ли.

- Именно, - сказал Волков, он врал, епископ и речи о том не заводил. - И знаешь, что я ему сказал?

- Наверное, сказали, что строится. - Отвечал монах.

- Опять угадал. - Продолжал врать кавалер. - А сколько денег у тебя на храм осталось, помнишь?

- Сотни две, - произнёс брат Семион, чуть подумав.

- Сто шестьдесят семь монет, - напомнил Волков и повторил серьезно, делая на это ударение, - сто шестьдесят семь монет от двух тысяч и двух сотен.

Монах только вздохнул в ответ. Он посмотрел на Волкова, кажется, понимая, куда тот клонит.

- Завтра, позовёшь сюда ко мне архитектора, он, кажется, дом доделал? - Продолжал кавалер.- Поговорим о храме, денег я на него дам. Две тысячи монет, думаю, будет достаточно. Но считать буду сам, тебе, дураку, веры больше нет. Твой дом я забираю…

Брат Семион сидел понурый, а тут вскинул на Волкова глаза, тот даже подумал, что сейчас он спорить начнёт или даже просить будет. Но нет, монах лишь пожал плечами и опять опустил голову.

- Забираю твой, но тебе свой отдаю. - Продолжи кавалер.

Монах снова ожил, уставился на Волкова, обрадовался, кажется:

- Ваш дом мне пойдёт?

- Только дом, амбары, овины, хлева и конюшни мои будут, но и ты можешь ими пользоваться, телеги я тоже тут на дворе буду держать, колодец мой будет, мне скот поить надобно, а огород твой. Холопы будут тут же жить, в людской, одну девку тебе в прислугу дам. Но в прислугу, - Волков поднял палец, предостерегающе, - пользовать её не будешь, а начнешь, и она пожалуется, так я её у тебя заберу.

Кажется, всё пока устраивало хитрого попа. Он понимающе кивал, на всё соглашался.

- А ещё тут у тебя будут господа кавалеры жить, сам мне их насоветовал брать, тут внизу будут жить, твои покои вверху, послуживцы их будут с холопами жить в людской.

Вот это, кажется, брата Семиона не устраивало, скривился едва заметно, видно, один хотел жить в огромном доме. Но кавалера его недовольство мало заботило, тем более что он кое-чем готов был монаха успокоить:

- Сто шестьдесят монет, что остались от денег на церковь, оставишь себе на обустройство. – Волков замолчал и потом добавил серьёзно. - И займись уже костёлом, займись уже. Дождёшься, попрошу у епископа другого попа на приход.

На том разговор был закончен. Все, включая дворню и жену, весь этот разговор слышали. Госпожа Бригитт не удержалась, встала и начала выходить из-за стола. Рука у Волкова лежала на подлокотнике кресла, так она как бы невзначай руки его коснулась бедром. Стала извиняться и говорить:

- Господин, так мы что, переезжаем в тот красивый дом, что у края деревни стоит?

Этот вопрос интересовал всех присутствующих, включая жену его, которая тоже хотела это знать, да от спеси не хотела сама спрашивать.

- Да, - сказал Волков, - теперь вы, госпожа Ланге, на лавках спать не будете, у вас будут свои покои.

- Правда? - Обрадовалась та, едва не запрыгала. - А можно мне узнать, какие мне покои положены?

- Выберете сами после того, как госпожа Эшбахт выберет нам спальню.

- Ах, Господи, как это хорошо, - никого не стесняясь, вроде как в благодарность госпожа Ланге склонилась и с грациозным приседанием поцеловала руку Волкова. - Спасибо вам, господин.

- Можно ли нам с госпожой Эшбахт уже посмотреть дом?

- Идите, - сказал кавалер, - посмотрите, решите чего в доме не хватает. Потом скажите.

Жена, хоть и не благодарила его, но сразу бросила своё рукоделие и пошла с Бригитт смотреть новый дом. Даже Мария, отодвинув сковороды с огня, пошла очаг и печи смотреть, а все дворовые за ней побежали.

Он и сам пошёл. С ним шли все: и Максимилиан, и Увалень, и Сыч, и оба монаха. Забор высок, ворота крепки, двор огромен, хоть тридцать телег сюда ставь. Амбары, конюшни, хлева большие - и всё это крепкое, новое. Двор настоящего хозяина. И колодец, и привязь, и поилка для коней. Курятник таков, что сто кур тут проживут, тесноты не зная.

Дом уже почти готов был, мастера кое-что правили по мелочи уже, мыли да собирали всё, что лишнее осталось. Молодой архитектор уже ходил по дому, показывая его госпоже Эшбахт и её подруге. Как Волкова увидал, так стал ему кланяться. Взволновался.

Стал ему показывать дом. Дом был и вправду хорош, был он на вид не меньше старого, но в два настоящих этажа с чердаком и подвалами большими под вино и прочее съестное. Полы из хороших досок вощёных, стены чисты, белены. Окна огромны. Двери в две створки, хоть свадьбу выводи через них, крепки и широки, с красивыми бронзовыми ручками. Печи с плитами удобны, другие печи, что с дымоходами для обогрева дома, и вовсе в изразцовой плитке с замысловатыми рисунками. Камин огромен, в него войти может даже сам хозяин, головы не склонит. В нём кабана целиком можно зажарить. Максимилиан в удивлении вытащил меч, поднял его, потянулся им вверх и до потолка не достал. Все посмотрели на это и увидали на блоке красивую люстру под двенадцать свечей. А стропил не увидели, потолок был ровен и побелен, как и стены.

Две тысячи талеров! Две тысячи. Теперь ясно было кавалеру, на что этот чокнутый монах потратил столько денег. Столько, что на эти деньги можно было выстроить небольшой костёл на пятьсот прихожан.

Дальше пошли по широкой лестнице с красивыми перилами наверх, а там ещё один зал, да ещё какой. Вдоль всего зала огромные окна, свет просто льётся в залу, его так много, что ламп не придётся зажигать до самой густой темени. Там тоже обедать можно, только мебель купи. Там же двери в покои и опочивальни.

- Здесь будут мои покои, - сказала госпожа Эшбахт таким тоном, что вряд ли бы кто решился ей перечить.

А вот кавалер решился:

- Покои ваши будут там же, где и мои, те, самые большие, - он указал на большую и пустую комнату, - нам с вами подойдут.

Жена его только фыркнула как злобная кошка, все видом своим выражая пренебрежение и даже, может быть, презрение к словам супруга своего, сказала, кривя рот и с апломбом:

- За что же мне кары-то такие?

При всех людях его, оскорбив господина Эшбахта, она пошла дальше, заглядывая в комнаты.

Повисла плохая тишина, все, кто тут был, почувствовали себя неловко. А архитектор, что вот-вот заливался соловьём, рассказывая про своё детище, тут же замолчал, стоял с виноватой улыбкой. Госпожа Ланге искоса бросила многозначительный взгляд на Волкова. И был в этом взгляде смысл и знание общей тайны. А потом она пошла вслед за подругой. Она всё правильно делала.

Волков, не проронив ни слова, повернулся и пошёл к лестнице, за ним пошли все его люди, а архитектор, в растерянности постояв немного, пошёл за госпожой Эшбахт. Ну, а что ему ещё делать было?


Вечером, когда Мария собирала посуду со стола сразу после ужина, госпожа Эшбахт встала и, сделав лицо высокомерное, сказала едва не сквозь зубы:

- Спокойных всем снов. И прошу вас, господин, меня сегодня не тревожить. Не будет в том вам резону.

И пошла наверх.

Волков посмотрел ей вслед, а затем посмотрел на госпожу Ланге, ожидая пояснений. И та сказала, не смотря ему в глаза и тоном таким, каким сообщают плохие вести:

- Госпожа не обременена.

- Что? – Сразу не понял Волков.

- Элеонора Августа не беременна. – Тихо повторила Бригитт, всё не поднимая глаз. - У неё нынче кровь пошла.

Как будто ударили его. Не сразу даже слова эти в голове его улеглись, так, что бы понял он их. Хуже новости для него сегодня быть не могло. У него плечи опустились, он сгорбился и стал смотреть в стол, растирая больное место на ноге. Никому он того бы не сказал, но каждый день, каждый божий день пред тем, как заснуть, молил он Господа о том, что бы даровал он Элеоноре бремя. Редко он молился, он всегда редко молился, обычно перед делом. И обычно просил у Господа только две вещи: простить его грехи да быстрой смерти, уж если смерть его достанет. Ну, а что ещё может просить солдат? А тут изо дня в день он просил и просил о том, что бы Господь послал ему чадо. Сына, конечно, но можно и дочь, в крайнем случае. Пусть дочь для начала, он согласен и на дочь, лишь бы была. Но ничего на этот раз не вышло.

Словно смеялся Бог над ним. И славу, и почёт, и деньги, и жену родовитую, и землю – всё дал! Всё! А наследника не даёт. Издёвка, смеётся над ним лукавый старик, не иначе. Или, может, в том жена его виновата. Брунхильде, молодой кобылице, одного раза было достаточно, чтобы понести. Захотела и понесла. И госпожа Анна фон Дерингхоф из Рютте писала ему, что тоже понесла.

А эта квёлая да рыхлая не может. Видно, нездоровая она. Всучили ему её распутную, так ещё и больную. У него лицо потемнело, кулаки сжались.

Как называют тех, кто наследника произвести не может, как называют тех, кто без чужой помощи с коня не может слезть. Нет, их называют вовсе не стриками. Есть у таких название похуже, злое и насмешливое название, такое, которое в лицо никто не скажет, зовут таких «Мягкий меч».

Стариков ещё можно уважать, а если ты Мягкий меч, то уважения не жди. Никто не пойдёт за тобой в бой. Никто не будет уважать твоё право. А зачем, всё равно новый господин будет на месте твоём, наследников-то нет. Одно слово - Мягкий меч. И как не будь ты силён и славен, всё одно – ты временный человек, человек не на своём месте. И, чтобы место было твоё, ты должен в него корни пустить. А корни – это сыновья, такие же суровые и сильные, как и отец. С которыми, как и с отцом, никто не захочет связываться.

Да разве заведёшь их при такой жене?

Было тихо в доме. Сестра Тереза с племянницами переехала к мужу, Мария понесла с кухни кадку на улицу. Других дворовых тоже не было, даже Увалень, что обычно валялся на лавке возле входа, и тот куда-то ушёл, видно, спать. Никого не было вокруг. Такое случалось крайне редко. Только он да госпожа Ланге. Она тут встала, подошла и села ближе, совсем близко к нему. И положила свою руку ему на руку, а он сжал её пальцы. Тогда она поднялась и обняла его за шею, поцеловала в висок. А он гладил её по спине и заду. И не выпускала, пока в сенях не послышался шум. То возвращалась со двора Мария.

Когда служанка пришла и стала греметь у печи чистой уже посудой, он сказал Бригитт негромко, но твёрдо:

- Пока жена не способна, буду вас брать.

- Как пожелаете, господин, - отвечала та сразу, она согласно кивнула, явно не испугавшись и не тяготясь этим его желанием.

- Жалею, что не вы моя жена, - произнёс Волков, не отводя от неё глаз.

Она изумлённо уставилась не него и не нашлась, что ответить.


Глава 12

На следующий день уже начали переезжать потихоньку. И, как не странно, самым рьяным в деле переезда был брат Семион. Торопился заселиться в старое жилище господина Эшбахта, которое теперь считал своим.

В дом нужно было мебель покупать, ту, что он купил в старый дом, в новый дом совсем не подходила. Стол на всю залу из толстенных досок, даже из бруса, тяжеленые лавки, что ночью становились кроватями, да и тяжёлые кровати не шли никак к новому дому. А посуда, а гобелены на стены, шкуры или ковры на полы, подсвечники, лампы – разве всё вспомнишь сразу. Он пошёл к себе в спальню и отпер сундуки.

Достал деньги и обомлел. Вдруг понял, что серебра-то у него осталось немного совсем. Да, были две тысячи монет в двух больших мешках. Так они на постройку церкви должны были пойти. Ещё были деньги, которые он обещал оставить брату Семиону в меленьком мешочке. Ещё был полупустой мешок, там почти пять сотен, вот и всё серебро. Остальные деньги - золото, которое ему очень не хотелось тратить. Поначалу он даже перепугался. Куда деньги делись!? Потерял? Своровали?

Ещё недавно он получил за ограбление ярмарки в Милликоне почти три тысячи монет приза. Три тысячи! А перед этим ещё от епископа четыре сотни! Куда же дел он их? Ну да, за дом придётся отдать две тысячи из этого приза, это главная его трата. Сестре в приданое ушла куча монет. Половина мешка без малого. Потом солдатам дал серебра, за сражение на реке выплатил почти три сотни. За поход в город тоже дал двадцать четыре монеты серебром. Не будут солдаты таскаться туда-сюда просто так. Офицерам он не платил, те сами знали, за что воевали и для чего в город ездили, а вот солдатам пришлось платить.

Амбары строил и пристань, они в копеечку вышли. Столько пришлось леса из города везти. Лес дорог, перевоз дорог. Всё дорого. А фестиваль мужикам устраивал, второй день в деревне пьяный гул стоит. Пир ландскнехтам тоже не дёшев был. Подлец трактирщик просил тридцать восемь монет. А когда Волков сказал, что даст двадцать пять и ни пфеннигом больше, так схватил эти деньги и ни слова не возразил. И ещё радовался вор. Видно, даже так хорошую лишку взял. А ещё людям Сыча, что на том берегу сидят, и самому Сычу много денег шло.

И ещё по мелочи, по мелочи, по мелочи. Нет. Не терял он денег, и никто его не обворовывал. Нет. Просто текут они сквозь пальцы, как вода. Не удержать. Он засыпал серебра себе в кошель, опять даже не считал его, две полных пригоршни. Надо будет Бригитт дать пять монет на женские нужды. Бригитт. Не женщина, а удовольствие. Не зря говорят про рыжих, что в них огонь дьявольский. Вчера ночью ещё неизвестно кто кого брал, он её или она его. Словно бес в ней любовный был: и царапалась, и кусалась, словно зверёк. А ещё выла сквозь зубы, чтобы не кричать, дом не пробудить. Такую бы ему жену, раз Брунхильды нет. От неё были бы хорошие дети, дочери были бы красивые, а сыновья яростные. А ему досталась эта бледная немощь, вечно недовольная и вечно препирающаяся с ним. Надо будет Бригитт десять монет дать. Она ему нужна. Он вздохнул и опять вспомнил про деньги.

Война, стройки, пиры, покупки. Ох, недешевое это дело – быть господином. Захлопнул сундуки, запер их и пошёл вниз смотреть, как дворовые собирают скарб для переезда.

Сел в кресло. Как и договаривались ещё вчера, пришли к нему Ёган и господин фон Клаузевиц.

- Ёган, господину рыцарю обещано мной тысяча десятин пахоты. На солдатском поле ещё есть земля, что не распахивается? Свободная там есть земля? Или солдаты всё распахали?

- О, какой там, - Ёган махнул рукой, - там много целины, бурьяна столько, что коня измордуешь, пока всё поднимешь.

- Выдел господину Клаузевицу лучшую тысячу.

Рыцарь поклонился Волкову.

- Хорошо, землицу-то найдём не самую худшую, а кто же ему пахать-то будет, мужиков-то у нас лишних нет.

- Ну, может, он солдат наймёт, а ты скажешь им, как и когда лучше пахать и что сеять.

- Ну, ясно, - сказал Ёган без всякой радости.

А чего ему радоваться, ещё одна забота.

- Господин Клаузевиц, - продолжал Волков, - а думаете ли вы строить дом, или тут у меня будете жить?

Рыцарь задумался и сказал после:

- Дом не по карману. Ваш этот дом вполне пригоден для жилья. Я не из тех спесивцев, что требуют личных апартаментов.

- Да, но здесь помимо вас будут жить и другие люди: и мой поп, которому теперь будет принадлежать дом, и молодые господа из города. И мои оруженосцы.

- Ничего, я не дерзкий человек и напрасных свар не затеваю, тем более что из всех ваших людей я буду страшим, а значит, должен быть им примером.

- Хорошо, но имейте в виду, что для дома вы можете брать всё, что найдёте на моей земле, бесплатно. Мои офицеры поначалу, пока не было кирпича у нас, строили свои дома из орешника и глины, хорошего леса на них уходило немного, дома были просты, но удобны и даже красивы, если их побелить. А теперь у нас и кирпич свой, солдаты жгут его во множестве, он дёшев.

- Вот как? - Задумался фон Клаузевиц. - И где же мне будет позволен ставить дом, если надумаю?

- Да где захотите, хоть тут, в Эшбахте, хоть у сыроварни.

- У сыроварни это…

- Это как ехать к амбарам, к реке, на восток, там дома всех моих офицеров. Впрочем, если вас не тяготит жить с другими господами тут, то живите, я просто предложил вам.

- Спасибо, - рыцарь поклонился, - я буду думать.


Пришли из нового дома госпожа Эшбахт и госпожа Ланге. Бригитт весела, радостна, вся светится от переезда и от того, что у неё будут свои покои. Даже Элеонора Августа, и та не так недовольна, как обычно. Даже сама заговорила с Волковым. Стала говорить, что надобно купить в дом.

- Будет, будет вам, - морщился кавалер, слушая разговоры и причитания женщин. - Перин и простыней у нас достаточно с приданого госпожи. Посуды у нас столько, что лишняя есть. Коли гости придут, так всем серебряных стаканов хватит.

- А кровати, - с возмущением говорил жена, - мне… Нам нужна новая кровать. А Бригитт кровать? Я хочу, чтобы у Бригитт была хорошая кровать. А ещё гобелены на стены.

- Хорошо-хорошо, - вздыхал кавалер, - будет госпоже Ланге хорошая кровать и хорошие перины с простынями. Все будет.

Госпожа Ланге улыбалась довольная. А Волков подсчитывал в уме расходы. Тут пришёл Максимилиан и сказал:

- Кавалер, к вам гонец.

Волков даже спрашивать не стал: что это за гонец, от кого или как выглядит. Он и так знал, от кого. И не ошибся. Опять был гонец от самого курфюрста. Гонец стоял в трёх шагах от кавалера с пакетом в руке, а Волков письма не брал. Тогда Максимилиан забрал письмо и положил его перед ним.

Скажи ему, кто лет, этак, десть назад, да какие десять, пять лет назад, что писать ему будет герцог, да не простой герцог, а настоящий курфюрст, так не поверил бы. А может, и в морду дал бы говорившему, посчитав его слова за насмешку. А вот прошло время, и вот оно, письмо от курфюрста. Лежит перед ним, и никакого трепета у него перед этой бумагой нет. Наоборот, век бы её не видеть. Да, многое в его жизни с тех пор, как он служил в гвардии, переменилось. А письмо всё лежит. Гонец стоит терпеливо, кухарку Марию рассматривает. Максимилиан отошёл к стене, сел на лавку.

А Волков бумагу всё не брал, сторонился, как будто она с проказой или чумой. Сидел и тёр глаза руками, словно спать хотел, хотя совсем недавно лишь завтракал.

Но сколько так глаза не три, а письмо не исчезнет, и гонец не растает. Взял он, наконец, бумагу, посмотрел на ленту, на печать. Развернул её нехотя:

«Сын мой, писали вы мне, что недужите и так ваш недуг тяжек, что ехать ко мне не можете от того, что немощны. А мне говорят, что недуг ваш не тяжек и немощь ваша сошла совсем. И так не тяжек недуг ваш, что соседи от вас плачут слезами горькими и пишут мне жалобы, послов-жалобщиков шлют с просьбой, что бы унял я вас.

Многое о вас говорят дурного, много злого. Хочу сам от вас самого слышать, как дела у вас в Эшбахте идут. Как с соседями вы живёте? Как мир храните?

Поэтому прошу вас слёзно быть ко мне, немедля, иначе я к вам буду.

Вильбург. Курфюрст Карл».

Перстень герцога приложен - считай приказ. Как думал Волков, так и было: уже не просто письмо, уже повеление сеньора. И не просто повеление, уже и угроза в нём. Попробуй, дерзкий, только ослушаться, так сам приду. Конечно, сам он не придёт, но уже людишек свих точно пошлёт, гадать о том не надо.

А гонец стоит над душой, ждёт. Нужно ответ герцогу сочинять. А сочинять нечего, только всё тоже писать, что уже первый раз писал. Ну не ехать же к курфюрсту, в самом-то деле.

Взял бумагу, перо, монах, как увидал гонца, так принёс всё без напоминания. Стал писать:

«Государь мой, хотел вам сам писать, да всё ещё хвор был. Живу здесь как на войне, и двух недель не прошло, как воры из-за реки, те, что из кантона Брегген, вышли на берег мой все в железе и доспехе, были они во множестве. Думали грабить, как раньше грабили. Пришлось идти на них со всеми людишками моими и гнать их обратно за реку, чтобы не дать грабежу случиться. Так еле отбился от них, так как воров было премного. Сам же был ими побит, ранен в шею и снова хвор стал, в чём клянусь вам Богом. Лекарь мой, честный монах Деррингфоского монастыря брат Ипполит, вам подтвердит и тоже поклянётся, что говорил он мне на коня не садиться много дней, так горячка от раны может быть. И буду я к вам, как только смогу по делам и здоровью. Уповаю на Бога и на вас, как на заступника.

Вассал ваш, Иероним Фолькоф, кавалер. Милостью Бога и вашей милостью господин Эшбахта».

Он поднял глаза на гонца:

- Ты ли мне в прошлый раз письмо доставлял от герцога?

- Я, господин, - отвечал гонец.

Волков достал талер и показал её гонцу:

- Значит, знаешь, что с этим делать?

- Прогулять его в Малене, гулять два дня, - улыбался посланник.

- Молодец, - Волков кинул ему монету. - Вези письмо не спеша.

Хотя вряд ли такая задержка могла его спасти, но он готов был цепляться за любую возможность отсрочить следующее от герцога письмо, а тем более людей от него.

Гонец ушёл, а кавалер остался в думах нелёгких сидеть, брат Ипполит стал его рану смотреть, а он даже не морщился, когда лекарь рану давил и мял. Не до раны ему сейчас было. Он бы на две таких согласился, лишь бы герцог про него забыл хотя бы на год.


Глава 13

Он совсем позабыл про него за всеми этими делами и заботами, не появись мальчик, так неизвестно когда бы вспомнил. А Бруно Дейснер приехал и был, кажется, горд собой. Михель Цеберинг вперёд не лез, стоял чуть поодаль, хоть и был старшим в деле. Дал мальчику похвалиться перед дядей. Бруно подошёл к столу и выложил перед кавалером два талера, чуть подождав, чтобы тот всё понял, стал выкладывать перед ним ещё монеты. Выложил шестьдесят семь крейцеров. И замер, ожидая похвалы.

- Ну, что это, объясни, - произнёс кавалера, глядя на серебро.

- Вы дали мне два талера, господин…

- Не называй меня господин, - прервал его Волков, - ты сын моей сестры, ты моя семья, зови меня дядей или кавалером.

-Да, дядя,- сказал юноша, - это два талера, что вы мне дали перед тем, как отправили с Михелем.

- Да, помню.

- А эти крейцеры - это прибыток, дядя.

- Это неплохой прибыток. На чём ты его заработал?

- Сначала мы взяли кирпичи, отвезли их на ту сторону реки, во Фринланд. Там удачно продали, и двух дней ждать не пришлось, могли бы сразу за новыми поехать, но встретили одного купца из Эвельрата, он сказал нам, что едет в Рюммикон за брусом и доской, и что если мы сделаем заказ и подождём три дня, то он нам сделает хорошую скидку. Мы подождали, он вернулся и привёз нам разного леса. Мы тут же погрузили его и привезли сюда, архитектор ваш, его купил у нас сразу и сказал, что купит ещё вдесятеро больше, говорит на новую церковь пойдёт.

Волков во время рассказа поглядывал на молодого, пронырливого солдата Михаэля Цеберинг, который вдруг из солдат пошёл в торговцы кирпичом. Он слушал рассказ племянника господина и кивал, соглашаясь.

- Это хорошо, - выслушав рассказ, похвалил племянника Волков, - ты молодец. А ты знаешь, что я переезжаю в новый дом? Тебе нужно посмотреть себе там место.

- Господин… То есть кавалер, - заговорил мальчик, - мне некогда тут обживаться, думаем мы сегодня же ехать в Мален.

- В Мален? Зачем же?

- Нужно поговорить с промышленниками и строителями, надобно цены вызнать. У нас с Михелем есть задумки.

- Это хорошо, - говорил Волков и сам действительно был рад.

- Дядя, мы хотели просить у вас телегу с конём, за те, что мы брали в прошлый раз для перевозки кирпича, мы с Ёганом расплатились. А сейчас спросили, а Ёган сказал, что бы у вас спросили.

- Берите. - Сказал кавалер. - И когда вы собираетесь ехать?

- Сейчас, дядя, Михель говорит, что талеры никого ждать не будут.

- Это верно, - произнёс Волков, этот мальчишка ему нравился всё больше, - талеры высокомерны и заносчивы, они никого ждать не будут, за ними нужно побегать, их нужно хватать быстро, но перед дорогой вы хотя бы поешьте. Мария, покорми этих уважаемых купцов.

Племянник с товарищем поели и уехали, торопились, чтобы до ночи быть в Малене. А Волков неспеша пошёл по своей деревне и глядел, как она приходит в себя после двухдневного праздника урожая. С ним пошли Максимилиан и Увалень, он бы ещё и Сыча хотел увидеть, но тот пропал ещё позавчера, как только в город въехал обоз с пивом и съестным. Больше не появлялся. Мужиков видно не было, наверное, Ёган угнал их на барщину. Солдат тоже: кто кирпич жёг, кто ещё чем занимался. Бабы местные, да и молодые солдатки уже начинали мести дворы, ковыряться в огородах, если ещё что было в них не убрано пред осенью, кто занимался кровником своим, кто свинарником. Когда видели через заборы господина – кланялись, спасибо говорили за фестиваль. Волков отвечал кивком, поглядывая на привычную деревенскую жизнь, дошёл до нового своего дома, а там суета. Дворовые и строители ходят туда-сюда, что-то делают, носят, моют, кричат, чего-то просят. Короче, приводят дом господский в порядок. Последние дела доделывают и уже даже скарб раскладывают принесённый. Суетятся, стараются.

А Волков вдруг засмеялся, только смех не веселый это был. Про весёлый смех он позабыл давно.

- Отчего смешно вам, кавалер? - Спросил Александра Гроссшвюлле, поглядывая на него, ему, кажется, тоже хотелось посмеяться.

Волков потряс только головой в ответ, мол, ничего. Не станет же он говорить Увальню, что думает он о том, что суета эта может быть совсем пустой. Через месяц, через два или даже через три явятся сюда полтысячи горцев. И придётся им всем бежать либо в Мален, либо за реку во Фринланд. А дом этот красивый, да и старый тоже, эти псы горные пожгут к чертям собачим. И всё вокруг пожгут, с них, собак, станется. Уж не упустят они своего. Вот и смеялся он над глупой суетой своих холопов и людей архитектора.

Вся работа их пустая, архитекторов люди хоть деньгу получат, а его дураки напрасно стараются. А ещё над собой, ведь он всей этой красоты лишится, да и денег тоже. Нет, он, конечно, сделает всё, чтобы этого не вышло, но если горцев будет пол тысячи, то что он сможет сделать? Только бежать. Только бежать.

А тут Сыч ещё появился, грязный, небритый, шапка некогда красивая, сейчас дурацкая тряпка на башке. А ещё воняет.

- Чего смеётесь, экселенц? - Спросил он у господина.

- Ты где был два дня? - Спросил у него господин.

- Да тут я был. В деревне. С народом веселился. Всё видел, всё слышал. Во всём учувствовал.

- В чём ты учувствовал?

- В веселье, экселенц, в веселье. Мужики пьют как в последний раз, когда на халяву. Так не поверите, бабы тоже не отстают. И солдатня туда же. Даже дети, и те дармовому пиву рады. Тоже втихаря хлебают, пока мамки не видят. Пряники прячут на потом, а сами на пиво налегают да на колбасу. Правда, после лежат у заборов да блюют, но так то после.

- Пили, значит?

- Ваши дворовые от ворот до дома дойти не могли, - заметил Максимилиан, - ночь на дворе, на холоде спали. Даже наш Увалень пьян был.

Гроссшвюлле покосился на Максимилиана неодобрительно, но ничего не сказал.

- Ну, а не пить, - продолжал Сыч, - если господин за дарма поит. Двадцать бочек пива, кажется, было, так и всё пиво крепкое. Вусмерть пьют. Потом баб своих либо бьют, либо имеют, - он засмеялся, вспоминая, - и смех, и грех, прямо где пили, там и укладывают, едва не посреди дороги.

Волков посмотрел на него исподлобья и спросил:

- Так ты, наверное, тоже поучаствовал?

- Чего? - Сразу насторожился Фриц Ламме.

- «Чего», - передразнил его Волков, - лез, говорю, к чужим да пьяным бабам под подол?

- Чего? Кто? Я? – Искренне удивлялся Сыч.

- Не ври мне, по морде вижу. Знаю тебя, подлеца, не дай Бог, мне на тебя пожалуются.- Волков показал ему кулак.

- Да не пожалуются, экселенц, не пожалуются. - Заверил Сыч.

- Дрались люди?

- Дрались, дрались. - Кивал Фриц Ламме и рад был, что сменилась тема. - Как же с такого пьяну не драться. Но без лютости, хотя солдаты за ножи и хватались – никого не убили. Зубы там, морды в кровище – по мелочи, в общем. Последнего били сегодня утром.

- Утром? За что? - Удивился Волков. Вроде, праздник уже кончился.

- Так то пастух наш был. Привёл стадо ещё вчера, а коровы одной нет. А хозяева пьяны были, про неё и не вспомнили, и не спросили. Утром только спохватились. Побежали к пастуху, а он и говорит, что она в овраг упала. Кусты жрала и скатилась. А он, подлец, тоже пьяный был, хотел народ позвать – вытащить её, да спьяну забыл. Утром мужики побежали её вытаскивать, а её нет уже.

- Нет? Выбралась, что ли? - Спросил Увалень, заинтересовавшийся историей с пастухом.

- Какой там, волки её пожрали, размотали по всему оврагу, копыта, рога да шкура лишь осталась, вот пастуха за то и были всем светом, говорят, что господин за дареную корову спросит.

Вот и ещё одно дело, Волков снова стал тереть глаза и лицо ладонью. Как будто сон прогнать хотел. Волк. А он про него совсем забыл. Волк, будь он неладен.

- Максимилиан, Увалень, коней седлайте, Сыч, ты тоже с нами поедешь, пошлите кого-нибудь к Бертье, пусть возьмёт собак, едет на место и посмотрит, что там за волки корову съели.

- Экселенц, - Сыч приложил руку к сердцу, сделал жалостливое лицо, - честное слово, я вот…

- Ты поедешь, - не дал договорить ему Волков, - только помоешься сначала.


Ганс Волинг хоть и не плохим, кажется, был кузнецом, но не таким, как тот, что делал доспех. До того мастера ему было далеко. Дыру он в шлеме заделал, железо вытянул хорошо, но место, где была дыра, было заметно. Железо там было другое, а уже от роскошного узора, что лежал на всё остальном шлеме в том месте и следа не осталось. Кузнец стоял и ждал, что скажет кавалер, видно было, что волновался.

Волков ничего ему говорить не стал. Огорчать не хотелось, хвалить было не за что. Сунул шлем Увальню, тот положил его в мешок на седле.

- Монах к тебе не заходил? - Спросил у кузнеца кавалер.

- Заходил, - кивал тот, - заходил два дня как. Просо брал, муку, масла немного взял.

- Два дня? – Переспросил Сыч. Был он мрачен немного, видно, ещё пиво, что он пил два дня, в нём своё не отгуляло. - Ничего не говорил? Может, ещё что хотел, кроме еды?

- Хотел, хотел, - кивал кузнец, - новый замок. Я ему клетку делал железную с замком, так этот замок забился. То ли ржой, то ли грязью. Я обещал глянуть или новый сделать.

- А зверь у тебя не объявлялся? – Спросил кавалер.

- Нет, после разговора с вами так и не было его ни разу.

- Не было?

- Даже следов вокруг дома не стало. И собаки потявкивать стали по ночам, раньше такого не бывало. Раньше только выли, а сейчас расхрабрились чего-то. - Говорил с радостью кузнец.

Платить кузнецу было не нужно, барон в прошлый раз на том настоял, Волков простился с ним и поехал от него к монаху.

Он ещё издали увидал, как только поднялся на холм, слава Богу, глаза ещё не подводили, что монах дома. В огороде, который был разбит справа от дома, ближе к кладбищу, стояла лопата, воткнутая в землю, а дверь лачуги была приоткрыта. Совсем чуть-чуть, но замка на двери не было точно.

Подъехали – ничего. Тихо. Только октябрьский ветер качает кусты на холмах.

- Эй, - заорал Сыч, - святой человек, ты тут?

Тишина, ветер на холмах чуть заметно теребит кусты, одна из лошадей трясёт головой, узда позвякивает еле слышно.

- Святой человек. - Орёт Сыч. - Ты тут?

Нет. Не слышит.

Сыч понял, что всё придётся делать ему, подъехал ближе, совсем к двери, посмотрел на неё, слез с коня. Подошёл к лачуге и вдруг остановился. Замер. Потом повернул голову, приложился щекой к двери, прислушался.

- Ну, чего? - Не терпится знать Волкову. - Чего там?

Сыч поворачивает к нему лицо и говорит:

- Кровищей воняет, экселенц.

- Человеческой? - Спрашивает Увалень с заметной тревогой.

- Да разве я тебе пёс, чтобы разобрать, - со злым весельем отвечает Фриц Ламме. - Вот дурень, а.

Увалень молчит, все молчат. А Сыч достал из рукава свой мерзкий нож и его лезвием аккуратно отворил дверь лачуги, тут же заглядывая внутрь и долго смотрит.

- Ну, видно что?

- Темень, но теперь точно скажу, кровищей оттуда несёт. Из халупы его. Максимилиан, ты бы соорудил свет какой. Так ни черта не видать. Окон-то нет.

- Да как же я тебе его сооружу, нет у меня лампы. - Сказал юноша.

- Ну, может, факел какой, - продолжил Сыч, всё ещё пытаясь разглядеть, что там внутри.

- Да из чего? - Всё упрямился Максимилиан.

- Найдите, - сказал Волков резко и добавил Увальню, - и вы, Александр, помогите ему, веток сухих найдите.

Оруженосцы послушно и резво слезли с лошадей, начали искать сухие ветки, полезли в кусты. А кавалер сидел на коне и думал, что зря он забросил свою привычку носить кольчугу. Раньше повсюду был в ней, и ничего, что рубахи под нею изнашивались быстро, так зато он всегда себя спокойно чувствовал в кольчужке-то. А один раз, в секрете когда стояли, так она ему жизнь спасла, когда враг про секрет вызнал и налетел внезапно.

А сейчас колет надел и ездит по поместью, словно у себя по дому ходит. Волков привычно потянулся к эфесу меча. Побарабанил по нему пальцами. Ну, хоть меч был при нём.


Глава 14

Тишина весела над округой, тишина недобрая. А чему удивляться? Место дикое, пустошь, домишко меж холмов стоит в кустах колючих, при кладбище. Невесёлое место и так, а тут ещё Сыч говорит, что кровью воняет. Оруженосцы кусты ломают, ветки сухие ищут, и тут Увалень говорит:

- Матерь Святая Заступница, нога!

Негромко сказал, но вокруг так тихо было, что все услышали. Повернулись к нему, Максимилиан тоже перестал ветку ломать.

- Нога, говорю, вот она. - Продолжает Увалень, смотрит вниз и от куста отходит.

Все тоже замерли, как остекленели. Кроме кавалера.

- Где? - Рявкнул Волков, чтобы их в себя привести. - Где нога?

Все: и Сыч, и Максимилиан, и Увалень вздрогнули от его окрика. А он только обозлился их робостью и сказал ещё громче и ещё злее:

- Покажи, где нога, ну!

- Так вот она, - Увалень стал веткой выскребать ногу из-под куста, пока не вытащил её на открытое место.

Кавалер подъехал на пару шагов ближе. Волков не раз видел отрубленные ноги. Эта была не отрубленная. Он не мог сказать, как её отделили от человека в районе колена, по суставу, но точно не отрубили.

- Ну, чего застыли-то? - Снова заговорил он, рассмотрев ногу. - Давайте уже посмотрим дом.

Пришлось ему самому слезать с лошади. Сыч достал огниво и разжёг пучок сухих веток, что собрали оруженосцы. Волков забрал у него огонь и отворил дверь лачуги. Да, острый запах, который не с чем не спутаешь, так и ударил в нос. Кровища, как сказал Сыч.

Он поднял быстро прогорающий факел из сухих прутьев повыше. Домишко был скуден, постель из глины, заваленная старыми козьими шкурами, над постелью образа да распятие. На постели писание лежит. Сама постель рядом с очагом, котёл над очагом. Всё самодельное, грубое, сделанное без искусства. А вот стол был хорош. Был крепок и велик. На четверть дома. Сыч, вошедший за кавалером следом, тут же нашёл на нём лампу среди посуды. Сразу зажёг её. И тут же выругался, увидав то, что Волков уже видел:

- Дьявол, это что, монах наш?

- Ну, а кто ещё? - Ответил кавалер.

На большом и крепком столе стояла огромная клетка из крепких кованых прутьев с дверью, с петлями для замка. Была она похожа на те клетки, в которых держат птиц, только в эту клетку легко бы уселся, поджав ноги или встав во весь рост, взрослый человек, лечь бы он в ней не смог. Уселся бы и закрылся в ней сам. Или его туда усадил бы кто. Там и был монах, святой человек, отшельник. Сидел, привалившись на прутья. Голова запрокинута, лицо белее бумаги с серым оттенком. Глаза открыты, смотрят в закопчённый потолок. Дверь клетки заперта. Замок висит. Но всё, всё, всё вокруг залито кровью. И одежда его грубая, и стол, и пол. Кровь уже запеклась давно, стала чёрной.

- Не уберегла его клетушка–то. - Говорит Сыч, поднося лампу поближе.

Да, не уберегла. На полу рядом со столом лежит рука, оторванная в локте, ее, так же как и ногу, не резали, не рубили. Рвали её от человека, рвали с хрустом, кости в локте в крошево превращая.

- Грыз его зверь, - Фриц Ламме присел на корточки и стал рассматривать руку, а затем полез под стол и достал оттуда вторую руку. – Вот, значит, и вторая. Он монаха за руку ловил, через клетку вытягивал и отгрызал. Не приведи Господи такой конец, вот уж натерпелся святой человек. Уж лучше на четвертование, там хоть топор острый.

- А вторая нога есть у него? - Из дверей спросил Увалень.

- Вы бы там свет не закрывали. Отойдите с прохода, - ответил Сыч ему и Максимилиану, - итак не видно ни хрена.

- Максимилиан, езжайте в деревню, возьмите телегу и четверых солдат, скажите, что заплачу, но, что за дело, не говорите. – Распорядился Волков. - И попа какого-нибудь захватите, чтобы отшельника схоронить.

- Да, кавалер. - Сказал юноша и ушёл.

- А вот и вторая нога, - нашёл ногу Сыч. Та была в клетке, монах на ней сидел, но нога тоже была почти оторвана. – И ключ вот. Да, не уберегла клетушка святого человека. Видно, тутошний зверёк посильнее его святости был. Не совладал, значит, монашек.

Фриц Ламме говорил всё это, не выпуская лампы из руки, не переставая заглядывать под стол, рассматривать клетку и убиенного. Он всё высматривал и выискивал что-то.

- Ну? - Спросил у него кавалер. - Чего ищешь-то?

- Думал, хоть клок шерсти оставит зверюга. Ничего нет. Надо собачек сюда.

- Не берут его след собаки. Сам же видел, хвосты поджимают и под копыта конские лезут, даже не тявкают.

- Это да, - задумчиво говорил Сыч, разглядывая мертвеца, - это да. Боятся его, а чего же не бояться, вон каков. Интересно, сколько он тут, дня три?

Волков мертвяков на своём веку повидал достаточно.

- Да нет. День, может два, не больше. Кровь ещё воняет, а не гниль.

- День-два? Значит, совсем немного не поспели мы. - Размышлял Сыч, всё ещё разглядывая лачугу.

Он стал копаться в вещах монаха, рыскать по лачуге, заглядывать в углы.

- Ну, и на кого думаешь?

- На того же, на кого и вы, экселенц.

- На барона?

- На него, на него. Неплохо бы в замке у него посмотреть.

- Звал он меня. Как раз в тот день я его у кузнеца встретил, тогда я и сказал ему, что к монаху хочу поехать, что монах мне про зверя что-то сказать хотел.

- Вот, вот оно всё и складывается. – Говорил Фриц Ламме. - Может, напишите ему, что согласны в гости наведаться. Напроситесь в гости, а я с вами поеду. Посмотрю, что там да как.

- Потом ты там разнюхивать будешь, а тебя заметят, так нас с тобой из этого замка живыми не выпустят, или как этого монаха, по кускам разнесут, раскидают по округе.

Сыч покосился на него.

- Или ты думаешь, что барон нас выпустит, если прознает, что мы к нему шпионить приехали?

- Да, - продолжал Сыч задумчиво, - не выпустит. Монаха, святого человека, и того порвал, а уж с ним церемониться и подавно не будет. Думаю, что и людишки его про это знают, не могут не знать, что он зверь. Ну, если мы, конечно, думаем на барона правильно.

- Может, епископу про то сказать? - Предложил Волков.

- Это можно, но сказать нужно только, что думаем на него, а другого у нас ничего нет, кроме думок. Вот если бы человечишку его какого-нибудь из близких схватить. Вот это было бы дело. Да, заставить его говорить… Тогда и в Инквизицию можно было бы писать.

Это была хорошая мысль. Вот только как схватить человека, что входит в ближний круг барона? Задача.

Они погасили лампу, вышли из хибары, сели на склон холма. Стали говорить и думать. Любопытствующий Увалень рядом сел. Они говорили, пока из Эшбахта Максимилиан телегу не привёл. С телегой были четыре солдата для работы и брат Семион для ритуала. Максимилиан додумался съестного взять, умный был юноша. Пока Волков, Сыч и Увалень ели, Максимилиан делом руководил. Сыч пошёл в хибару помогать.

- Отшельника тут похороним? - Спросил у брата Семиона кавалер.

- Да, что вы, нет! – Монах даже испугался. - Неразумно это будет. Это же прах отшельника, невинно убиенного сатанинским детищем, это же ценность большая, повезём в Эшбахт, похороним рядом с храмом, обязательно часовенку соорудим над могилкой. Храм его именем назовём, испросим дозволения причислить его к лику святых. Если епископ похлопочет, а архиепископ согласится, то у вас в Эшбахте свой святой будет. Пусть даже местный, но почитаемый. Кто из местных сеньоров таким похвастается?

Волков подумал, что это мысль хорошая. Молодец монах, голова у него умная, жаль, что на вино, деньги и баб падок.

Из лачуги клетку железную вынесли. Достали из неё останки отшельника, завернули их в рогожи, гроба-то не было, собрали руки ноги, положили туда же. Брат Семион читал молитвы над останками и рассказывал, что солдатам воздастся благодати за то, что к мощам отшельника прикасались. И так убедительно он это говорил, что даже Увалень подержал руку на оторванной ноге, которую он же и нашёл. Посмотрев на него, и Максимилиан тоже не устоял. А вот Сыч как зашёл в лачугу, так оттуда и не выходил. И, кажется, благодать его не интересовала. Волков-то знал, чего он там делает. Когда на телегу погрузили клетку, Фриц Ламме как раз и вышел из дома, лицо его было подозрительным и хитрым. И при этом он делал вид, что ничего не произошло. Волков уже к коню шёл, но остановил его:

- Нашёл?

- Что нашёл? - Удивлялся Сыч, опять корчил невинную морду.

- Нашёл, говорю? - Уже с угрозой произнёс кавалер.

- Ну, нашёл, - вздохнул Сыч.

- Золото есть?

- Не-ет… - Фриц Ламме достал из-за пояса тряпицы, развернул её, - нищий он был, и вправду святой человек.

На тряпке лежали несколько талеров и куча мелкого серебра. Всего не набралось бы и на десять монет.

- Расплатишься с солдатами, - сказал Волков и сел на коня.

- Расплачусь, кавалер, конечно, - заверил его Фриц Ламме.

Приехали в Эшбахт совсем поздно, уже стемнело. Элеонора Августа уже ушла в новую опочивальню. Да и слава Богу, всё равно она не могла принимать мужа. И муж, поев на ночь как следует, пошёл не сразу в свои покои, к жене, а пошёл к госпоже Ланге, которая не спала ещё.


Уж если Господь и решает проверить у кого-то силу веры, так поверяет, как следует. Мало было ему горцев, мало герцога, мало оборотня, что рыскает по окрестностям и мало пустого чрева жены.

Так послал он ещё ему и соперника. Претендента на лоно жены его, к которому сама жена была благосклоннее, чем к мужу. Когда он сидел с монахом и диктовал тому на бумагу, что надобно купить ему в городе для нового дома, пришла госпожа Ланге и зашептала ему в ухо так, что ему тепло и приятно было от её дыхания:

- Снова она ему письмо отписала, снова жалуется на вас. Хочет, что бы я в поместье папеньки её ехала, то письмо возлюбленному передала.

Бригитт сказала «возлюбленному». Возлюбленному! Его едва не вывернуло наизнанку от этого слова. Специально дрянь рыжая так говорила. Волков знал, что специально. Словно уколоть она его хотела. Он даже позабыл, что диктовал монаху и что вообще делал.

А она смотрит своими зелёными, словно июльская трава, глазами, как ни в чём не бывало. И ждёт, что он скажет. А ему нечего сказать, он не знает, что делать. И тогда Бригитт прошептала:

- Господин, пока не убьёте вы его, так и не прекратится это.

- Что? - Растерянно спросил он.

- Убить его надо, иначе так и будет она его поминать, - прошептала госпожа Ланге. – И отдаваться ему, как только случай представится, как только вы отвернётесь.

«Возлюбленный», «отдаваться ему» - самые мерзкие слова для него выбирает. Да, она взбесить его надумала, не иначе.

И сморит на Волкова своими красивыми глазами, как будто не о смерти человека говорит, а о каплуне, что в суп разделать собираются. И лицо её красивое с веснушками спокойно, и локоны красные из-под чепца выбиваются. И весь её вид, как у ангела, говорит о чистоте и спокойствии.

- И как же мне его убить? Вызвать его на поединок? - Наконец спрашивает он у Бригитт тихо.

- К чему глупости такие, - продолжила Бригитт, и тон её такой, что она уже, кажется, всё придумала, - скажу я ему, что вы опять войну затеваете, и что Элеонора Августа будет его ждать в поместье.

Волков молча продолжал её слушать.

- А вы его на дороге с верными людьми встретите да убьёте, вот и дело с концом. Места у нас тут страшные, глухие, говорят, зверь сатанинский лютует, кто его хватится? Да никто. - Говорила Бригитт всё так же близко от уха его.

- Неужто поверит он? - Сомневается Волков.

- А чему он не поверит? Тому, что вы войну затеваете? Так о вас только и говорят, что вы без войны жить не можете. Или тому, что она его ждёт, глаза проплакала? Так он об этом из её письма узнает. – Она показала бумагу. - Вот тут всё написано. А всё остальное я ему наговорю, в моих словах он не усомнится, уж поверьте.

Он снова смотрит в лицо её. Нет, ничего ужасного нет, чистый ангел. Красивая женщина. И подвоха он в её словах не видит. К чему ей-то всё это?

- Видно, не любите вы жену мою? - Вдруг догадывается Волков.

И вот тут то лицо ангела холодным становится. Глаза колючие, губы в нитку вытянулись, она ему говорит холодно:

- А с чего бы мне любить её, с чего? Мать моя, между прочим, родная сестра отца её. Я кузина ей, а она меня едва в горничных не держит. Бывало такое, что и горшок ночной заставляла выносить, и при людях из-за стола меня выгоняла, чтобы место моё рядом с ней другому отдать.

Волков вдруг увидал такую женщину, которую до сих пор в ней не        замечал.

- Ну, господин, вам решать, скажете, так я всё утрою. Нет – так забудем про разговор этот.

Кавалер молчал.

- Только знайте, что не кончится ваша мука никогда, пока любовничек её жив. Так и будете думать, чьи это дети рядом с вами. До конца дней будете о том гадать. - Госпожа Ланге так выговаривала эти слова, словно щипала и проворачивала, словно вкручивала в него обиды и страхи, словно специально пыталась его разозлить обидными словами.

И пусть он вида не показывал, а лицо его было как камень, но слова эти его ранили не хуже арбалетных болтов. И Бригитт это видела по белым костяшкам его пальцев, которыми он вцепился в край стола. Видела и знала, что он примет её помощь.


Глава 15

Может, и права была Бригитт в каждом слове своём, может, и нужно было последовать её совету, но кавалер не торопился соглашаться. Он не любил принимать важные решения, не подумав. Сначала сомнение. Отчего вдруг Бригитт так старается? Дело затевает нешуточное. К чему это ей? Как там ни крути, а фон Шоуберг придворный поэт графа. Да и знакомец её старинный, близкий друг её госпожи и подруги, и вдруг на тебе – убейте его, господин.

- К чему вам это? - Наконец спросил он.

- При доме вашем хочу быть полезна вам, и место при вас занимать достойное хочу. - Твёрдо ответила женщина. Так твёрдо, что не каждый муж такую твёрдость имеет.

- Место достойное? - Переспросил Волков. - Это место моей жены.

- Значит, второе достойное место, после вашей жены, - ничуть не смутилась Бригитт, - дайте мне список, что вы с монахом написали, я поеду в город всё куплю, на обратном пути завезу письмо вашей жены фон Шоубергу.

- Я ещё ничего не решил.

- И не нужно, раз думать хотите, так думайте, а письмо я всё равно должна отвезти. Давайте список и деньги. И пусть со мной кто-либо из ваших людей поедет для надёжности. - Твёрдо говорила госпожа Ланге.

Да, сумма там выходила немалая, сопровождающий ей был нужен.

- Деньги дам, найдите Ёгана, путь вам четыре подводы выделит с мужиками, возьмёте монаха и Увальня. Езжайте в город, купите всё, потом заедете к графу, отдадите… - он запнулся даже, не смог выговорить этого имени, - отдадите этому господину письмо. Дождётесь ответа, ответ прежде мне покажете, жене сразу не отдавайте. А уже потом я решу, как быть дальше.

Госпожа Ланге встала с лавки чуть подобрав юбки, церемонно сделала ему книксен и поклонилась, потом заговорщицки огляделась, не видит ли её кто, и, пока монах смотрел в бумаги, быстро и не робея, словно она его жена, обняла за шею и поцеловала в висок. И пошла, улыбаясь, на двор.


Прибежал мальчишка, Максимилиан прозевал его, он к господину подбежал:

- Господин, поп вас зовёт.

- Это куда ещё он меня зовёт? - Спрашивал Волков, в последний раз с братом Ипполитом проверяя список того, что надобно купить в новый дом.

- Поп на похороны зовёт.

- На похороны?

Теперь и брат Ипполит смотрел на мальчишку.

- А что, хоронят его уже? - Спросила Мария, у очага что-то делая и прекратив работу. Кажется, даже как-то с испугом.

Никогда она не лезла в разговоры господина, а тут вон – вставила своё.

- Так кого хоронят-то?

- Да как же, - закричал мальчишка, - святого человека хоронят, отшельника. Невинноубиенного, которого адский зверь погрыз.

Мария тут же дела свои прекратила и, не спросив дозволения, быстро пошла из дома, поправляя на себе чепец и юбки.

- Поп вас просит быть, говорит, господин запамятовал, видно, беги, говорит, зови его. - Продолжал мальчик возбуждённо.

- Хорошо-хорошо, иду, - сказал Волков, вставая. – Монах, позови госпожу Эшбахт. Может, хоть это ей интересно будет.

На въезде в Эшбахт с севера собрался народ. Много было людей, человек двести, солдаты и местные, купцы и девки из трактира, офицеры приехали с жёнами, у кого они были. На пригорке у дороги уже выкопали могилу, принесли большой крест.

Волков приехал, пешком далеко было идти, хотя, и не очень далеко, просто не хотелось ему хромать у всех на виду. А жена с госпожой      Ланге шли пешком, пройтись им хотелось.

Брат Семион, как зачинщик, был деловит и расторопен. Вид у него был серьёзен, ряса свежестиранная, сам он выбрит. Останки святого человека лежали на лавке, накрытой рогожей, тут же руки его и ноги, чтобы каждый сам мог убедиться, что отшельник растерзан зверем адским и никак иначе.

Мужики, солдаты, дети подходили смотреть, дивились, ужасались, крестились. Бабы и девки тоже подходили, но не задерживались, рты зажимали, слёзы лили, отходили подальше. Всё шло хорошо, все присутствующие, проникались святостью случая. Жёны офицеров, госпожа Брюнхвальд и госпожа Рене, кланялись госпоже Эшбахт и госпоже Ланге, все вместе в сопровождении брата Семиона и брата Ипполита, шли тоже смотреть убиенного. А Волков, его оруженосцы, рыцарь Клаузевиц, все офицеры, все взятые в учение господа городские, а также Ёган и Сыч шли уже за дамами.

Всё было церемонно и траурно, жаль, что только церкви не было с колоколами. Почти все женщины плакали, а мужи были печальны.

- Ах, как всё хорошо идёт, - шептал брат Семион Волкову, - будет в Эшбахте свой святой, я прямо сердцем чувствую, что будет.

- Да ты уж расстарайся, - шептал Волков в ответ.

- Вы тоже, господин, без содействия архиепископа то невозможно будет, а вам архиепископ благоволит, так вы уж ему отпишите.

- Отпишу, ты скажи только, что писать.

Монах кивнул и пошёл. Он зашёл на холм и отличным голосом своим стал говорить всем о благости и святости отшельника, рассказывать, как «благость его костию в горле зверином стояла у сатане, не вынес святости отшельника сатана и послал пса своего к нему». Хорошо рассказывал. Уж что умел брат Семион, то умел. Говорил он так, что простой человек слушал его, рот раззявив.

Потом поп стал молитву заупокойную читать. Брат Ипполит ему вторил и переводил, чтобы простые люди тоже понятие имели, о чем молитва.

Потом стали останки в гроб класть, гроб забивать. Стали его закапывать и водружать крест над могилой. Хорошо получилось, большой крест на пригорке далеко видно было.

После Волков, хоть и жалко было денег, но позвал он к себе хозяина трактира и сказал:

- Поминки устрой, я оплачу.

- Всем, кто пожелает? И мужикам, и солдатам?

- Да.

- Чем угощать?

- Кусок сыра или колбасы, кружку пива. Девкам и детям пряники или конфету сахарную, молоко, воду на меду.

- Только вот пряников и конфет у меня нет. - Сказал трактирщик. – Всё другое исполнено будет.

- За пряниками отправь, пусть хоть завтра, но будут.

- Исполню, господин, - обещал трактирщик и уже, кажется, прибыль в уме считал. Ему хоть на поминках, хоть на свадьбах – всё одно, лишь бы прибыль была.

- Ты на большую мзду не рассчитывай, - прервал его сладкие мысли кавалер, - цены я знаю, лишнего не дам.

- Я на этом деле мзды и не ищу, понимаю, что дело святое, - заверил трактирщик.

Когда он поговорил с трактирщиком, вокруг него собрались все видные люди Эшбахта.

- Кавалер, - начал Рене как самый старший, - брат Семион сказал, что вы желаете часовню святому человеку ставить.

- Думал о том. - Отвечал Волков.

- Может, согласитесь вы и на наше участие, мы тоже все по мере сил хотим на строительство часовни положить денег.

- Да разве же может господин Эшбахта в том кому противиться? - За Волкова отвечал вездесущий брат Семион. - Каждый пусть по силам своим внесёт. Вот тут архитектор наш, он покажет картинку часовни и скажет, сколько серебра надобно будет на неё.

Молодой архитектор был тут же, кланялся всем и говорил:

- В святом деле ничего себе иметь не хочу, только за материалы и работы посчитаю.

Все кивали ему и улыбались, все чувствовали свою сопричастность к хорошему и доброму делу, радовались, когда и другие такое же чувствовали. Кажется, первый раз за всё время и госпожа Эшбахт не была недовольна, а со всеми была мила, даже прослезилась от жалости к бедному отшельнику.

Волков же слёз не лил, не по чину. Помимо всех остальных тяжких дум теперь ещё одна не будет ему покоя давать. Как покарать убийцу святого человека? Но об этом он попозже думать будет, а пока он, оглядывая первых людей Эшбахта, говорил:

- Господа, приглашаю вас всех быть к ужину, помянем святого человека. Пока в старом доме поминать будем. В новом ещё мебели нет.


Гости собрались к ужину, и столько их всех было, что едва большого стола хватило, чтобы все уселись.

Волков смотрел на всех на них и думал о том, что хорошие у него люди. Рене уже родственник, на него можно надеяться. Брюнхвальд строгий и всегда готов на просьбу любую откликнуться. Он словно ждёт случая, чтобы Волкову помочь. Бертье весёлый и храбрый, Максимилиан ответственный и всегда готов к походу, Увалень сильный и, скорее всего, будет очень преданным. Роха, кажется, здесь, в Эшбахте, пить меньше стал, как стал ротмистром, так трезвый ходит и много занимается своими стрелками. Порох и пули изводил бочками. Брат Семион хитроумный, ума палата, жаль, что не всегда он в этой палате проживает. Честный и тоже умный брат Ипполит, вечно при книгах и при бумагах, если не лечит кого-то. И новые господа: кавалер Клаузевиц, юные господа Фейлинги – все они, кажется, приехали к нему воевать. И думал Волков с сожалением, что повоевать им удастся. Последние за столом были Ёган и Сыч. Ну, без них он никуда. Сыч – глаза его, уши и палач, как без такого. Другой бы господин и близко не пустил Фрица Ламме за стол, но Волков был не таков. У кавалера ума было больше, чем спеси и гордыни. Хоть и противен Сыч бывает, хоть и грязен порой или пьян, но польза от него большая. А раз так, то и за одним столом с господами сидеть достоин. Ёган… Брат Ипполит говорит, что Ёган очень стареется в учении грамоты. Когда только успевает? Целыми днями по хозяйству хлопочет. Без него кавалер не знал бы, что с имением делать. Он, впрочем, и сейчас не знает. Пропади Ёган, так зарастёт всё бурьяном опять. И архитектор тут же был, с Ёганом сидел рядом. Имени его Волков не помнил, но пусть тоже сидит, полезный человек.

Долго не сидели, не будь тут женщин, так все пили бы без остановки и допьяна, орали бы тосты и песни, и Бертье, не добежав до нужника, опять мочился бы с крыльца, но тут была и госпожа Эшбахт, и госпожа Рене, и госпожа Брюнхвальд, и госпожа Ланге, так что веселья из поминок не вышло, разошлись все трезвые и благочинные. Даже такие пьяницы, как Роха, Сыч и брат Семион, трезвы были.


Глава 16

На рассвете обоз из четырёх телег поехал в Мален, была при нём госпожа Ланге, ехала она как старшая, деньги на покупки кавалер доверил ей. С нею монах брат Ипполит, для ведения счёта и записи. Часть мебели пришлось бы на заказ делать, всё надо записать, чтобы не забыть, у кого и что купили. Охраной поехал с ними Александр Гроссшвюлле, был он своею миссией горд. А с ним поехал ещё и брат Семион. Ехал он к епископу хлопотать о святости убиенного отшельника.

Волков вышел поглядеть, как они уезжают, и увидал свою жену там же. Госпожа Эшбахт шепталась с госпожой Ланге, лицо её было серьёзно. Бригитт слушала тоже с лицом серьёзным, и кавалер от них взгляда не отрывал. А потом Бригитт увидала, что Волков на них смотрит и, кажется, сказала о том Элеоноре Августе. Жена взглянула на него нехорошо и, видно, разговор свой прекратила, стала госпожу Ланге целовать в щёки и перекрещивать на дорогу.

Когда они уехали, а Элеонора Августа пошла в дом и проходила мимо него, Волков спросил её:

- И что же вы пожелали госпоже Ланге в дорогу?

- Ах, то всё мелочи, сказала ей, что мне в городе купить, - ответила жена, даже не остановившись рядом с ним.

Она пошла в дом, там всё ещё шли хлопоты переезда. А он так и смотрел ей в след, больную шею разминая. Будь она чуть поумнее, увидев его взгляд тяжёлый, задумалась бы, графская дочь. Но Элеонора Августа была не большого ума, спесь родовая весь её ум затмевала, и шла она в дом свой, не заметив тяжёлого взгляда мужа. Заметила бы - так насторожилась бы.

Так бы и стоял он, поедаемый своею злостью, не приди к нему Игнасио Роха, по прозвищу Скарафаджо.

Приехал трезвый совсем, хоть вчера и пили, чистый, ну, насколько он мог быть таковым. Слез с коня, поздоровался.

- Поговорить с тобой хочу, Фолькоф, - всё в той же фамильярной манере начал он, допрыгав до Волкова на своей деревяшке.

- Ну, говори. - Сказал Волков, разглядывая его.

- Разговор серьёзный будет, - заверил его Скарафаджо.

- Вижу-вижу, - кавалер ухмыльнулся, - ты, кажется, тряпки свои почистил, даже бородищу свою грязную расчесал для разговора.

- Ты заметил, да? - Роха оскалился.

- Заметил, заметил. Ну, говори, что пришёл просить.

- Да, пришёл просить тебя… - Роха замолчал.

- Ну?

- Я, вроде, у тебя как ротмистром служу.

- Вроде как…

- А у других ротмистров вроде как земелька есть, какая-никакая. У Рене есть, у Бертье есть, а у Брюнхвальда такой выпас хороший, коровы, сыроварня. Опять же этому кавалеру новому ты клок земли дал, может, и я свой клочок заслужи? А?

- Землицу, значит, хочешь? - Продолжал ухмыляться кавалер.

- А чего? Хочу! Не хуже других я, я тебе мушкеты сделал, я с тобой в Фёренбурге был, а там очень несладко было. Вспоминаю мертвяков чумных, что ходили по городу, так мороз по коже. Было же такое?

- Было, было, - кивал Волков. - Значит землицу тебе надобно? А зачем она тебе, ты с последнего набега на ярмарку кучу серебра получил, пить, вроде, стал меньше, живёшь либо у солдатского котла, либо у меня столуешься, чего тебе ещё нужно?

- Да-да, так всё, так, - кивал Роха, - только вот понимаешь, хочу сюда бабу свою из Ланна перевезти с детьми.

- Бабу? - Кавалер удивился. - Так ты, кажется, спьяну при мне её убить обещал как-то. Говорил, что ведьма из тебя все соки попила. И детей своих иначе, как спиногрызами, не звал, а тут на тебе, перевезти их сюда из Ланна надумал. С чего бы так?

- Да, говорил, грозился. – Роха стягивает шляпу, разговор ему непросто даётся, вытирает лоб, кивает своею кудлатой башкой. - Всё так и было, но вот вчера все при жёнах сидели: и ты, и Брюнхвальд, и Рене… И я подумал, может, и моя так же будет сидеть. А то понимаешь, давным-давно она меня хорошими словами не звала, только дурак да пьяница, дурак да пьяница. А она у меня из хорошей семьи, из идальго.

Волков слушал его внимательно. Он уже знал, что даст землю Рохе, Ёган ему сказал, когда выделял землю рыцарю Клаузевицу, что на солдатском поле ещё есть целина. А южное поле, что в двух часа езды от Эшбахта, там земли пахать - не перепахать. Оно всё свободно.

- А тут у меня землица будет, - продолжал Скарафаджо, - дом я уже построил, хоть и плохой, но свой, хозяину за него не платить. И мужика себе куплю, лошадку, буду хоть и маленький, но сеньор. Жена уже звать меня дураком не будет.

- Хорошо, дам я тебе землю, дам тысячу десятин. Только земля вся у меня плохая.

- Да пусть хоть какая будет, - обрадовался Роха и затеребил шляпу, - какой-нибудь прокорм семье даст, и ладно. Твой Ёган и с такой худой земли урожай собрал.

- И ты за эту землю у меня ещё кровью умоешься, - злорадно обещал ему Волков.- Еще послужишь за неё.

- Я согласен, - без всяких размышлений отвечал Роха. - Согласен.

- Ладно, езжай в Ланн, навести кузнеца нашего, забери у него все мушкеты, что он успел сделать. Так же найди капитана Пруффа, помнишь его? Артиллериста?

- Да, помню, конечно, в Фёренбурге с нами был, я тебе его нашёл. Как не помнить?

- Да, так вот, пусть своих людей берёт и идёт сюда, скажи, что деньги его людям платить не буду пока, за стол и кров пусть уговорит их, а ему дам пятнадцать талеров в месяц содержание.

- А пойдёт ли он? - Сомневался Роха. - Пойдут ли людишки?

- Уговори. – Произнёс Волков строго. - Скажи, что дело будет - так и серебро будет, а лежать на боку можно за стол и кров.

- Это да, - согласился Скарафаджо и задумался, а потом спросил: - Думаешь, горцы опять придут?

- А ты что, думаешь, что нет?

- Думаю, придут дьяволы. - Нехотя согласился Роха.

- Уж не сомневайся, - заверил его Волков, - потому и говорю, что за мою землицу ты ещё кровью умоешься.

- Поеду в Ланн прямо сейчас, - сказал ротмистр Роха и нахлобучил шляпу, не прощаясь, пошёл к лошади своей.

- Пушки! – Вспомнил кавалер. - Потом заедешь на двор ко мне, заберёшь пушки. Уговоришь Пруффа, он поможет, купите лошадей и тащите пушки сюда.

- Хорошо, - кивал ротмистр, уже собираясь уходить.

- Роха, чуть не забыл, - окликнул его Волков.

- Чего?

- Набери в Ланне ещё человек пятьдесят оборванцев себе в роту, мушкеты новые же будут. - Волков полез в кошель за серебром. - Сейчас на прокорм, на дорогу и на обоз дам тебе денег.

- Так не будет пятьдесят мушкетов у кузнеца, нипочём не будет. - Удивился ротмистр. - Не успел бы он столько наделать.

- Ничего, арбалеты раздадим. Собери полсотни, люди нужны будут. - Высыпая Рохе в руку три десятка монет, сказал Волков. - Тут на всё должно хватить. А приедешь, так пойдёшь с Ёганом землю себе смотреть.

- Всё сделаю, - обещал Роха, садясь на коня. - Только тогда Хилли с собой возьму сержантом, он, вроде, пообвыкся уже на должности. А Вилли тут за старшего оставлю, он позлее будет, его и без меня побаиваются.

Волков не стал с ним прощаться. Только кивнул и пошёл в дом.

Он шёл и думал, что и кузнеца-оружейника, что делает ему мушкеты, неплохо бы сюда привезти, да боязно. Всё та же боязнь, что придут и сожгут ему тут всё горцы. Ладно-ладно, время покажет, может, так всё сложится, что и его перевезёт он. Бог-то милостив к своим слугам.

До обеда ещё приехал сосед с юга Иоахим Гренер с сыном Карлом.

Кавалер встретил их во дворе и уже по их виду, знал, что просить буду о чём-то, он даже догадывался, о чём.

Волков не сказать, что не рад был, просто устал, шея разболелась, потому к обеду их звать не стал, хотя обед уже подали. Вернее, ничего он не устал. Не хотел хозяин Эшбахта, что бы ещё и соседи видели, что у него с супругой разлад, что сидит она за обедом и слова не проронит, взгляда в сторону супруга не бросит. Холодна и надменна, словно с чужими и низкими сидит, словно все ей тут не ровня. Не хотел он славы такой на всю округу, на всё графство. Хотя и понимал, что всё равно слава сия его не минет. Будут люди те, что были за его столом, говорить, что нет мира в доме его. Вот и не звал лишний раз людей к себе за стол, чтобы позора такого не иметь. И говорил с ними во дворе, хотя перед тем соврал:

- Уж простите меня, что не заву вас в дом, у меня переезд, кутерьма, благородных людей и посадить некуда.

- Ничего-ничего. Понимаем. Я с просьбой к вам, сосед драгоценный, - заговорил Гренер старший, как с коня слез и поздоровался.

Волков знал о том. Он поглядел на коней, на которых приехал сосед и его сын. Мерины. На таких мужики землю пашут. Значит, на коней у этих господ денег нет.

- О чём же просьба ваша будет, сосед? - Спросил кавалер.

- Дорогой сосед, - начал Гренер, чуть подумав, - старшему сыну оставлю я поместье…

Точно, Волков угадал, сейчас сосед за сына будет просить. За того, что с ним приехал.

- Второй мой сын при графе состоит, третий женился на горожанке. Теперь бюргерствует, у него и лавка, и конюшни, а это мой, - отец указал на сына, - последний сын. Нет, у меня ещё есть сынок, но тот ещё мал, незаконный он. Так вот, хотел я просить, что бы взяли вы моего Карла к себе в учение, уж больно не хочу я отдавать его Фезенклеверу, чему тот его может научить? Разве что чванству.

Волков понимающе кивал, но молчал. Этот Иоахим Гренер ему нравился, кавалер сразу почувствовал в нём старого вояку, ещё в первые их встречи. С первого их знакомства немолодой помещик произвел на него хорошее впечатление. Честный и открытый человек. Совсем иной, чем здешние заносчивые бароны.

- Кавалер, я слышал, вы уже взяли молодых людей, может, и мой ко двору придётся? - Спрашивал Гренер с надеждой.

- Придётся, придётся, - отвечал Волков, рассматривая юношу.

Невысок, но крепок, как раз всё для кавалериста. Плохонькая кираса, шлем тоже убог, подшлемник под ним стар, края торчат, нитки вылезли. Рукавицы из стёганой ткани сверху войлоком обшиты. Тесак у него пехотный, короток такой для кавалериста. Копьё в руке неплохое, да и то пехотное, опять для кавалериста коротко.

- Он у меня в седле сидит хорошо, - расхваливал сына Гренер, - сидит как привязанный, и коня не мучает, видите, ростом-то не велик. И храбр, ну, это вы в деле сами увидите. Самый храбрый у нас в фамилии. Я ему даже говорю, что бы потише был.

Волков соседа не слушал, он думал, что парень-то, может быть, и не плох, но ему нужно и оружие, и доспех покупать. С тем, что у него есть, он только позорить кавалера будет. Да кормить его и ещё его коня - всё это деньги. Всё это деньги, будь они неладны.

- Хорошо, сосед, хорошо, - говорил кавалер, очень этим радуя старого кавалериста, - возьму я вашего Карла, пусть живёт с моими оруженосцами, я посмотрю, на что он способен.

- Он способен, кавалер, способен, - радовался сосед, - уж не сомневайтесь. И раз так, то я пришлю гороха, бобов, сала, постного масла, чтобы он для вас обузой не был. Он привычен у меня к простой еде.

А вот от этого Волков уж точно отказываться не собирался. Этому он был рад. Последнее, что он сделал, так это задал всего один вопрос юноше:

- Так желаете ли вы, Карл Гренер, состоять при мне? Или это мечты вашего батюшки?

- Нет, не мечты это батюшки, это мои мечты, это я его просил, чтобы хлопотал он о том. Нет у меня других мечтаний, кроме как воинское дело знать, а уж других учителей тут в округе нет, что с вами тягались бы в знании воинском. Отец сказал, что таких не знает.

Хороший ответ, вроде, и льстивый, но сказано то было так честно, что тронуло кавалера.

Волков покивал головой, да, ему нравились господа Гренеры, и настолько нравились, что он решил плюнуть на кислое лицо жены, пусть хоть помрёт от своей спеси и заносчивости прямо за столом, но он пригласит соседей на обед. Подумал и сказал:

- Пойдёмте-ка есть, хоть и переезд у меня, а обед уже готов должен быть.

И жена его не разочаровала, едва кивнула графская дочь, бедным соседям. Только лишь кивнула и всё, больше для неё их не существовало, соседи от такого приёма оробели, сидели чопорно, лишний раз сказать, что-то боялись. Слава Богу, госпожа Эшбахт вскоре поднялась. Сказала что-то сквозь зубы, когда из-за стола выходила и ушла наверх. Такая вот радушная ему хозяйка досталась. Зато как ушла, так пришёл к ним всегда голодный Увалень, и всё стало по-другому. Без неё было лучше, и о госпоже больше никто не вспоминал. Говорили мужи о делах военных, и даже Увальня кавалер похвалил прилюдно за дело на реке, отчего тот краснел и важно надувал щёки перед новым юношей и его отцом.


Глава 17

Агнес стояла на коленях на столе, опершись на руки. Колени болели от твёрдого стола, да ещё и юбки все её были закинуты на спину. Она дышала носом и терпела своё положение. Хотя всякие злые мысли уже лезли ей в голову. Её уже начинал злить этот старый хирург. Девушке казалось, что он держит её в таком положении специально, для унижения. Давно уже он мог рассмотреть, как заживает рана на месте её крестца. Давно он мог её отпустить, а он всё держал её в таком позоре и держал. Не иначе, как специально. Или, может, нравятся старому развратнику тощие зады юных дев?

- Ну, так что же видите вы там? - Не скрывая ехидства и раздражения, спросила она.

Но он словно слов её и не слыхал, встал, отошёл от стола, повторяя:

- Удивительно, удивительно.

- Можно мне уже подол опустить? - Произнесла Агнес ещё злее, чем прежде.

- Нет! - Крикнул магистр Лейбус грозно. - Стойте так! Стойте так!

Он выхватил из кучи книг и бумаг кусок толстого стекла, стал вытирать его о рукав мантии. Протёр и заглянул в него. Агнес увидала огромный глаз старика через стекло. А он подошёл к ней и опять стал разглядывать её зад. Вернее, то место где начинается ложбинка между ягодицами. И опять говорит это своё:

- Удивительно!

- Чего же там удивительного? - Воскликнула Агнес, у которой от стояния такого колени уже болели.

- Вижу я у вас регенерацию.

- Что? - Удивилась девушка и повернула к нему лицо. - Регенерация?

- Да, настоящая регенерация. Наверное, вы о таком не слыхали, наверное, даже слова такого не слыхивали, - продолжал Отто Лейбус продолжая разглядывать её зад через своё стекло.

Агнес терпеть не могла, когда её считали дурой. И она прекрасно знала слово «регенерация» в её книгах. Не вытерпела, зря, наверное, но, всё-таки, сказала старику зло:

- Сиречь восстановление. Сие любой школяр знает, кто язык пращуров учит.

Хирург отрывался от её зада и уставился на неё озадаченно, а сказал потом:

- Да нет, сие не любой школяр знает.

- Так что, опять он растёт?

- Признаться да, первый раз в моей практике такое вижу, чтобы ампутированный член продолжал свой рост.

- Зря резали, - сказал Агнес, спрыгивая со стола, - зря боль терпела.

Она оправила юбки, наконец, ей бы успокоиться, а она всё злилась: получается, напрасно страдала, напрасно такое ценное зелье отдала. Вспомнила.

Она повернулась к хирургу и спросила:

- Зелье-то моё опробовали?

Мудрец, убелённый сединами, знаменитый человек, писатель трактатов стал вдруг другим. Стал улыбаться мерзко, стал потирать руки, как будто в волнении. И заговорил противно, не так, как говорил до этого:

- Признаться, опробовал, думал, враньё, решился и… Да, то хорошее зелье, настоящее.

- Значит, всё получилось? - Спросила Агнес, которой приятно было ещё раз услышать подтверждение своего мастера от столь видного учёного.

- Да-да, - кивал хирург, теперь уже беря себя в руки и возвращаясь к своему нормальному состоянию. - Зелье ваше всяких похвал достойно. Я даже рассказал одному человеку о нём. И этот человек спросил меня, не могу ли такое зелье и ему у вас взять… Купить?

Агнес замерла, ожидая продолжения.

У неё остался один флакончик, вернее, пол флакона, из него она мазала свою кухарку, когда хотела её наградить. Тогда горбунья или предавалась страсти с кучером прямо в людской, или вовсе ходила по мерзким трактирам по ночам. И всегда возвращалась оттуда счастливой.

У Агнес осталось всего половина флакона. И девушка не хотела бы продешевить и назвать цену первой.

- Мой знакомый предложил вам десять талеров. – Наконец, не выдержал молчания Отто Лейбус.

Агнес закатила глаза к потолку. Точно так, как закатывала глаза Брунхильда, когда ей оказывал знаки внимания тот кавалер, у которого не было на неё никаких шансов. Более резкого отказа и придумать было нельзя.

- На базар ступайте, там всякого такого полно, купите и дешевле, - чуть не с презрением ответила девушка.

- Хорошо, я понял, это цена не вашего товара, - хирург поднял руки примирительно. – Мой знакомый велел предложить вам цехин.

Девушка молча повернулась и пошла к двери. Впрочем, она подумала о том, что половину флакончика, может, и стоит отдать за толстый и тяжёлый цехин. Но хорошо, что она не согласилась:

- Стойте, стойте, - заговорил ей в след Отто Лейбус, - это просто проверял я вас, мой знакомый и я понимаем, что такое зелье сделать нелегко.

- Ну, раз понимаете, - сказала она, развернувшись к нему лицом,- так дайте правильную цену.

- Он сказал, что не пожалеет за такое зелье десяти папских флоринов.

Как хорошо, что она не согласилась на цехин. Девушка не знала точно, но, кажется, десять флоринов, отчеканенных в монетном дворе Его Святейшества, стоят раз этак в шесть дороже самого нового, самого не потёртого и тяжёлого цехина.

Но сейчас вовсе не вес золота её интересовал. Нет, с золотом всё было ясно. Агнес медленно пошла к хирургу, стараясь заглянуть ему в глаза, говоря при этом:

- А кто же сей господин, что готов платить золотом за такую безделицу.

Тут всё и поменялось в мгновение, теперь не лекарь с пациентом говорили, а охотник и добыча вдруг оказались в комнате. И старый хирург хребтом своим это почувствовал.

- Этого вам знать не надобно, - произнёс старый лекарь чуть медленнее, чем обычно говорил, и старался он при этом не поглядеть ей в глаза.

- Да уже сама я решу, что мне знать надобно, а что не надобно, - говорила девица, приближалась к нему и так и норовила его взгляд поймать. - А ну-ка, ну-ка, погляди не меня, старик, погляди. Не отводи глаза-то, и так почти слепы они, а ты ещё их прячешь - И крикнула резко, как ударила: - На меня взгляни.

- Что с вами, - Отто Лейбус решил тут её осадить, - не лезьте ко мне, слуг позову.

И по недоумению глаза не неё поднял, поднял и скис тут же, словно запьянел. Обмяк, хотел шаг назад сделать да в стол свой огромный упёрся. Замер и смотрел на девушку, а та вдруг заулыбалась и заговорила ласково-ласково:

- Ну, говори, кому мой эликсир понадобился, да так, что он готов за него столько золота отдать, что можно упряжь коней хороших купить.

Он молчал, у него голова стала кружиться от глаз её. Рот разинет и закроет, разинет и закроет.

- Ну, говори лекарь, не то так и буду тут стоять, а скажешь, так уйду сразу.

- Это… - он замолчал. - Это для пациента моего.

- Ну? А имя-то у пациента есть?

- Он… Святой отец, брат Бернард. - Он попытался зажмуриться, да не смог, словно кто пальцами ему веки расширял, пытался лицо в сторону отвернуть.

- Богатые попы в городе Ланне. Откуда у него столько денег? - Говорила Агнес и пальцем перед глазами старика водила. – Ты, лекарь, глаз-то не отводи, не отводи. На меня смотри. Сюда, тут я, тут.

- Он епископ, - продолжал хирург, дыхание переводя.

- Ах, епископ? – Говорил Агнес. - Тогда всё ясно.

- Он настоятель храма святого Николая. - Он пытался жмуриться.

- Не прячь глаз, не прячь! – Кричала девушка. - Тот самый, что на площади святого Николая стоит?

- Тот, тот, - кивал Отто Лейбус, готовый сказать всё, лишь бы эта чёртова девка больше не пялилась на него, невыносимо это было, словно она заглядывала ему прямо в голову, в мозги смотрела.

Вот он, вроде, всё сказал, что она знать хотела, а вроде, и не всё, девушка видела, что не всё. Да-да, он что-то не говорил ей.

- Ну, старик, - она всё ещё не «отпускала» его глаз, - говори, говори дальше, что ты там прячешь.

- Ничего, - лепетал хирург, - всё сказал, всё, нечего мне больше сказать.

- Врёшь! - Вдруг взвизгнула она. - Врёшь, старик!

Подошла совсем близко, схватила его за подбородок и стала ещё пристальнее, ещё злее «заглядывать» в него.

- Говори, иначе ночами буду приходить к тебе во снах. Будешь по нужде вставать по десять раз за ночь. Или сон от тебя прогоню, неделями спать не сможешь, изведу тебя … Если не скажешь мне. Ну, говори.

Она уже пальцы сложила на руке, чтобы своё умение «Касание» на стрике испробовать, но тут он сам заговорил:

- Ох, что же мне сказать, - заныл Отто Лейбус, - что же… Ну, разве то, что епископ платье женское надевает. Молодых мужчин к себе водит, а сам для них женщиной бывает, и для этого… Для этих мужчин ему зелье ваше очень надобно. Я ему каплю дал, так он меня просьбами извёл, что такое же зелье хочет.

- Откуда же ты всё это знаешь, может, и сам ты из таких? - С интересом спрашивала Агнес.

- Нет-нет, он пациент мой, лечу я ему его задний проход, геморрои его и трещины… И всё прочее… - Говорил старик. - Вот и дал ему каплю вашего зелья на пробу, так он уже замучил меня своим просьбами.

Вот как всё просто, оказывается, было. Девушка отпустила хирурга, даже похлопала его по старческой, чуть заросшей белой щетиной щеке:

- Ну, вот, и стоили ли запираться. Я ж никому ничего не скажу, - она улыбнулась, - я тайны хранить умею, я сама почти лекарь. Да и у меня у самой тайн достаточно.

Старый хирург вздохнул так глубоко, что голова закружилась.

- И мы с вами друзьями будем, - продолжа девушка, - вы мне будете помогать, а я вам… по мере сил, - и вдруг опять она глазом своим чёрным заглянула ему в глаза. - Будем друзьями хорошими? А, старик?

- Будем, молодая госпожа, будем, - говорил он ей, тряся головой, он сейчас ей всё, что угодно сказал бы, лишь бы она побыстрее ушла отсюда. - Будем друзьями, и я буду вам помогать во всём, в чём пожелаете.

- Вот и хорошо, я люблю заводить друзей. Ну, до свидания, магистр, - она повернулась, пошла к двери и, не поворачиваясь, крикнула: - А епископу, отцу Бернарду, я сама зелье продам, вам беспокоиться не нужно.

Как дверь за ней прикрылась, так он опёрся рукою на край стола и слабым голосом позвал слугу. Как тот пришёл, он велел ему налить его капли в воду, старый хирург выпил всё до дна и пошёл шагом усталого старика к креслу. Хотел хоть чуть-чуть посидеть и дух перевести, а то сердце едва из груди едва не выскакивало, и в ушах приближался шум, от которого потом начиналась в голове боль. Ох и пациентка, ох и пациентка. Будь он помоложе, так, может быть, и город сменил бы, чтобы от такой подруги подальше быть. Но мыслей на неё донести у него в голове не было. Об этом и думать не хотелось, уж очень страшно было даже думать о таком.

Старик оказался добычей лёгкой. А ещё муж, называется, учёный, умудрённый. Даже усилий не приложила, только в глаза поглядела и раздавила его, как клопа, едва дышал от страха. С другими дольше возилась. Девушка улыбалась от осознания своей силы. Теперь будет он ей помогать. Будет, никуда не денется. Главное - не мучать, чтобы не помер раньше времени. Он полезный.

Но пройдя десяток шагов, она уже про лекаря позабыла, невелика была победа. Теперь она думала о настоятеле храма Святого Николая Угодника, отце Бенедикте. Вот он её интересовал, девушка пока и сама не могла понять, зачем ей этот сановитый поп, но знала, что пойдёт к нему знакомиться. Может, и не сейчас, но обязательно пойдёт.


Глава 18

Вернулась она домой довольная. Ей только что привезли в дом ящики с посудой аптекарской, поставили их внизу. Игнатий топором раскрывал ящики, а там сено пахучее. А в нём… Ах, что же это за радость была – брать из соломы и смотреть все эти чудные вещи. Колбы, весы, реторты, пробирки, чашки для смешивания, маленькие очаги и маленькие печи, пестики и чаши для размельчения. Она все названия знала по книгам, всё знала о посуде этой. Весы! Какая прелесть. Наверное, другие девы так шёлку радовались, как она этим весам. Да, теперь она будет варить зелья не на глаз, а как в книгах писано, взвешивая и считая пропорции. Теперь она ещё лучше зелье сварит с такой-то посудой.

Игнатий и Ута стали всё наверх носить, в ту комнату, в которой раньше они с Брунхильдой жили. Эх, опять траты: пришлось столы и тумбы заказать столяру. На то остатки дня потратила. Ну, не на полу же такую прекрасную посуду держать. Так она увлекалась этим.

Так увлеклась занятиями, что про ужин ей Ута два раза напоминала. И после него шла спать - едва ноги переставляя от усталости. А Ута её раздевала, Агнес подавал ей ноги, чтобы служанка стягивала чулки. И была она сонная, что глаза закрывались сами, но тут на кровати увидала девушка книгу, от которой неделями оторваться не могла, да, это была её любимая книга Корнелиуса Крона «Метаморфозы». Она забыла про неё! Она сегодня даже не стояла нагая у зеркала, не упражнялась в искусстве изменения себя! Вот как увлекла её посуда. Ну, а сейчас у неё просто не было ни на что сил, девица завалилась в перины, Ута накрыла её. Потом, потом, она будет заниматься изменениями себя, завтра.

Ох, как нелегко молодой девице жить. Ни на что не хватит времени. И денег…

Обычно Агнес думала о господине, когда ложилась спать, о том случае в Хоккенхайме, когда ей удалось лечь с ним в постель. Иногда думала о красавчике Максимилиане, но в этот раз о них она подумать не успела, вспомнила лишь про время, которого не хватает, и про деньги… И всё…

Утром, едва молочница принесла молоко, так она уже на ногах была. Не ждала, пока Ута принесёт воду мыться, не завтракала, волос не прибирала, скинула нижнюю рубаху и встала к зеркалу. У неё уже много лучше всё выходило, а главное – она поняла, как меняться так, чтобы не пыжиться и не дуться от усилий. Особенно хорошо у неё стали получаться волосы.

Волосы выходили на удивление хорошо. Ей всегда хотелось волос тёмных, так вот они и были темны. Прямые, но не чёрные, они были цвета молодого гнедого коня, их было много. Так много, что в руку все не взять. И лицо к ним она делал красивое, чтобы щёки и губы пухлы, а глаза синие. И главное – что лоб был не слишком выпуклый, не такой, как у неё на самом деле. А с остальным телом было ещё проще, она уже научилась делать себя высокой, не такой, конечно, дылдой, как Брунхильда, к чему такой быть, только в глаза бросаться, но на полголовы выше себя она «вырастала». И бедра делала красивые, грудь такую, что самой было приятно в руки взять и приподнять, подержать. И плечи широкие, чтобы ключицы из них не торчали. Такие, какие по её понятию мужчины бы целовать хотели. На всё она смотрела, за всем следила, не упускала мелочей. И зад делала, и волосы подмышками. Они ей тоже нравились, а особенно любила волосы на лобке себе делать. То, что росло у неё внизу живота, так и волосами звать можно было разве что с усмешкой. Не волосы, волосинки, каждая сама по себе: редкие да серые. Мужской взгляд и не остановится, задери она подол. Там она себе сделала волосы чёрные, такие, что чернее не бывает, густые и кучерявые. Стояла и рассматривала свой живот в зеркале, и всё ей нравилось. Красавица, да и только. Придраться не к чему.

И Ута, хоть и дура, но ей подтверждала, смотрела на неё удивлённо, и всякий раз охала и ахала, а один раз так и высказалась:

- Господи, вот бы мне так.

Агнес восприняла это за настоящую похвалу, а после, днём, даже дала служанке монету, чтобы та купила себе чего-нибудь. Вот только так держать себя всё время в новом виде дело было нелёгким. Первые разы так больше десяти минут не могла, потом надо было лечь, полежать, отдышаться. Полежать немного, так сильно начинало болеть всё, словно от работы тяжелейшей. И суставы болели, и спина, и мышцы, а по лицу скользили быстро гримасы судорог. Но с каждым днём она всё дольше могла держать себя в новом виде. Всё легче она «входила» в него. Девушка стала по дому ходит голая, таская с собой всё время зеркало небольшое, всё время осматривая себя со всех возможных сторон. Уты и Зельды она уже не стеснялась, да и Игнатия тоже, пусть смотрит, если хочет, ей это даже нравилось. Но кучер смотреть на неё не смотрел, словно опасался чего, стал уходить в людскую или в конюшню, когда она выходила вниз голая.

А бабы её новым видом не переставали восхищаться. И толстая Ута, и кривобокая Зельда о теле настоящей Агнес мечтать не могли, а уж о новом теле красавицы Агнес и подавно. Девушка даже подумывала о том, что они из зависти могут и донести на неё, но гнала эти мысли. Нет, это вряд ли, будут завидовать молча. Так и ела она за столом голая и завтрак, и обед, и ужин. Привыкала к виду новому. Училась держать его как можно дольше без отдыха.

Этим утром сразу взялась за дело. Встала у зеркала и смотрела то с одного бока, то с другого, как темнеют прямо на глазах её волосы, как из жидких и серых становятся густыми и тёмно-каштановыми. Как словно соком наливаются её груди и бёдра, темнеет от волос лобок, как она растёт потихонечку, но заметно для глаза. Всё было хорошо, всё делалось быстро. Одно было плохо - не могла она остановиться в успехе своём, всё казалось девушке, что можно ещё немного улучшить что-то, то в животе, то в лице, то ещё где. Всё ещё искала она в себе несовершенства. Не будь такого у неё желания менять хорошее на лучшее, ещё быстрее шло бы дело.

Ну, справилась она с новым видом, на этот раз чуть поправив в себе глаза. Больно близко сидели они к носу. Тут Ута принесла воду, стала ей помогать мыться, а потом расчёсывала волосы. Рассказывала:

- Зельда пироги с зайчатиной и яйцами жирные делает, как вы любите. Уж, наверное, готовы будут сейчас. Игнатий к коновалу пошёл, у одной лошади брюхо раздулось. Ах, забыла сразу сказать, поутру приходил от хозяина человек, хотел просить деньгу за этот месяц. Припёрся на заре, не спится ему, подлецу. Требовал вас будить, да Игнатий на него шикнул, он ушёл, обещал, что позже придёт.

По дому и вправду полз запах печи, топлёного молока и пирогов.

Утро могло бы быть прекрасным, не расскажи её служанка, что приходил мерзавец за деньгами.

Агнес вздохнула, отвела руку служанки с гребнем от своих волос.

Стала смотреть в зеркало. Хорошо, конечно, но какой смысл в такой красоте, если у тебя нет денег. Без денег и в красоте нет радости. Да, ей нужны были деньги. И не каких-то сто талеров, что удалось ей заработать, обворовывая купчишек по округе. А настоящие деньги. Большие деньги. Такие, что в сундуках хранят. Агнес подумала, что надоело ей за дом платить, и решила, что неплохо бы было дом этот выкупить. Он уже ей как родной стал. По сути это был первый дом в её жизни, о котором она думала, как о доме.

- Ступай, поторопи Зельду с завтраком, - сказала Агнес, всё ещё рассматривая себя в зеркале. - Пока есть буду, платье готовь и сама готовься, дел у меня сегодня будет много.

Как ни жалко ей было, но на удивительную посуду, что привезли вчера, у неё сегодня времени позаниматься, наверное, не будет.

Девушка чуть посидела, а потом спустилась вниз и сказала кухарке, не поздоровавшись:

- Зелье варить хочу, а корня мандрагоры у меня нет больше.

Горбунья сразу замерла, уставилась на красивую и голую хозяйку, что прошла мимо неё к своему месту за столом. Зельде совсем не хотелось искать корень. Работа такая была мало того, что противная, кому охота под висельниками протёкшими копаться, это всё равно, что руки в чрево гниющего трупа запускать, так ещё и запретное. Донесёт кто, и за такое сразу потащат в стражу, а стражники, недолго думая, отправят к попам. А уже с ними не забалуешь. Зельда к тому же чувствовала, что помимо всего дело это богомерзкое. Почти колдовство, почти смертный грех, а она, всё-таки, ещё боялась Бога.

- Что? - Взглянула на неё Агнес. - Чего смотришь?

- Нет, госпожа, ничего, - не осмелилась возражать Зельда.

- Возьмёшь Игнатия, карету и поедешь как госпожа, висельников поищешь, я тебе скажу, что мне ещё надобно для зелья будет, так найдёшь мне всё. И не смотри так, я и для тебя зелье варить буду.

Зельда только поклонилась коротко, хотя лицо её было, кажется, недовольно.

- Любишь ведь, когда я тебя зельем этим мажу, когда Игнатий тебя берёт.

Кухарка опять не ответила, а Агнес это разозлило.

- Думаешь, не знаю я, как ты по ночам в трактиры самые поганые ходишь и там с мужиками грязными прямо на полу, под столами в лужах валяешься? Знаю всё. И знаю, почему мужики тебя такую горбатую берут. Это из-за зелья моего только. Из-за зелья! Значит, пользоваться зельем любишь, а как делать зелье, так у тебя в носу от праведности свербит?

- Я всё сделаю, госпожа. - Ответила, наконец, кухарка, понимая, что лучше госпожу не злить. - Сыщу корень.

- Два найди! - Коротко бросила Агнес. - И подавай еду уже, некогда мне. Ута! Одежду неси.

Пока Зельда быстро собирала на стол, а Ута бегом носила одежду и обувь из верхних покоев, девушка медленно меняла свой красивый вид на свой первозданный. Служанки косились на неё и дивились молча и со страхом, видя, как буквально «сдувается» её красота. И как она превращается в себя настоящую, из яркой красавицы в блёклую девицу шестнадцати лет.


Пока одевалась, прибежал мальчишка посыльный. Принёс короткое письмо от книготорговца:

«Товар, что вам так надобен, доставлен, ждёт вас».

Сердце её заколотилось так, что не у каждой девы колотится пред свадьбой. «Товар» – это то, чего она жаждала больше, чем своего господина. Был бы выбор перед ней: замуж иди за него или этот предмет вожделенный получить во владение своё, так ещё бы думала. Да нет, не думала бы, выбрала бы этот «товар». С ним она была бы так сильна, что любого мужа себе сама бы выбирала.

Да и кто бы устоял перед ней, кто бы не возжелал её с её-то новым видом, видом красавицы редкой. С её головокружащими зельями, что даже таких стариков, как Отто Лейбус, взволновать могут, с её знанием и провидением, которые даст ей стекло. Нет такого мужа на свете, кто не покорится ей.

Она встала, не доев:

- Корова, одевай меня, - крикнула она Уте, - идём в поганый дом, а ты, горбунья, как конюх придёт, немедля отправляйся искать мне мандрагору и всё, что сказала я тебе.


Дожди в городе всем в радость, только сильные дожди могут вымыть из улиц городских смрад, нечистоты и мусор, хоть ненадолго. Даже если это не очень тёплые дожди октября, лишь бы посильнее были. Чтобы поток воды смыл всё в канавы и ручьи, а уж оттуда вымыл всю грязь из города прочь, за городские стены.

Только Агнес дождю рада не была, платье надела она и всё, ни плаща, ни накидки меховой при ней не было. Промокли обе до нижних юбок. Спрятаться негде было, когда ливень холодный нагрянул, платье сразу стало тяжёлым невыносимо. И дорогие туфли с шёлковыми чулками вымочил поток, что нес всякую грязь в соседнюю канаву. Шла она к дому книготорговца Уддо Люббеля злая. Подрагивала на свежем ветерке. А вот Уте всё нипочём, от коровы толстомясой от плеч и спины только пар шёл, так она горча была. Даже лужи не перепрыгивала, шлёпала по ним своими огромными ножищами.

Но всё раздражение её, вся злость на непогоду и служанку тут же улетали от девушки, как только думала она о том, что у книготорговца стекло есть. Да какой там дождь, она бы за ним и в метель самую яростную пошла в одном платье.

Мерзкий Уддо Люббель отварил им дверь, даже стучать не пришлось. Кланялся:

- Доброго дня вам, госпожа, доброго дня.

Он держал в руке самую тусклую лампу, что только может быть. Не хотел, что бы она видела, как он по её велению уборку сделал на первом своём этаже. Дурак всё хитрил с ней, а она очень, очень этого не любила. Ей свет не надобен был, чтобы видеть. Ей только нужно было сосчитать до пяти, как глаза к темноте привыкали. И видела она в темноте лучше прочих кошек. А к тому же нос, нос у неё всё чувствовал, все запахи различал. Как вошла она в его дом, так поняла, порядок он навёл. Хлам и мертвечину убрал, кто-то ему тут даже помыл всё. Хоть плохо, но помыл, тут книготорговец и его пленники теперь не испражнялись на пол.

Она постояла пару мгновений, принюхалась и сказала:

- Чтобы впредь так же было, только купи чеснока или лаванды, чтобы запах мерзкий совсем ушёл.

- Как пожелаете, госпожа, - снова кланялся Уддо Люббель.

- Пошли уже, - девушке натерплюсь скорее увидеть стекло.

- Конечно, госпожа, кончено, - книготорговец пошёл вперёд, освещая путь только Уте.

Они поднялись к нему в верхние комнаты, он стал растворять ставни на окнах, чтобы легче было госпоже рассмотреть удивительную вещь.

- Да покажи ты мне его, - прикрикнула Агнес не в силах больше ждать.

- Да-да, госпожа, конечно, - он кинулся к столу и из-под него достал короб небольшой. Стал раскрывать его. - Тут он, только-только привезли. Как привезли, я сразу за вами послал.

- Это шар стеклодув Шварц сделал? - Спросила Агнес, заглядывая ему под руку.

- Нет, госпожа, Шварц ещё не ответил, это умный жид Вешель мне прислал, он большой мастер, у него нет половины лица и головы, а всё живёт, не помирает, говорят, он большой колдун и знахарь. А как иначе без половины головы прожить, - книготорговец, наконец, раскрыл коробку и достал оттуда рогожу.

Ту рогожу стал разворачивать, что-то приговаривая, да девица его не слушала, она глаз от рогожи не отрывала. И вот из неё на свет появился шар. Ах, небеса, что это была за красота! Шар был не так велик, как тот, что рыцарь хранил у себя в сундуке. Он был чуть поменьше, с голову трёхлетнего ребёнка, а цвет его был просто удивителен. Казалось, что он так чист, что чище самой чистой воды. Но на удивление белым стекло не было, отливало оно нежно голубым. Чистым голубым. Дивным голубым. Трясущимися руками Агнес забрала стекло из грязных рук книготорговца, уж больно не шла такая светлая голубизна к жёлтым его ногтям с каймой из чёрной грязи. Взяла и сначала к груди его прижала, гладила словно живого. А затем, не думая ни о Уте, что стояла в дверях, ни о Люббеле, что таращился на неё, она стала в него смотреть, стараясь как обычно заглянуть внутрь, нырнуть в него. Смотрела, слегка улыбаясь, смотрела… И улыбка стала с её лица сползать. И глаза она от стекла оторвала и подняла их на книготорговца. А в глазах вдруг злоба, и такая, что Люббель губы свои обветренные облизнул и дышать перестал. Шар скатился с руки девушки и гулко стукнулся об пол. Замер на месте.

- Говоришь, умный жид его тебе прислал? - Спросила она его таким голосом, что у него спина похолодела.

- Я… Я клянусь, госпожа, - заблеял он, - у меня и письмо от него есть, я сейчас найду, покажу вам.

Он кинулся к столу, стал рыться в бумагах и выхватил одну из них, стал махать ею, как флагом:

- Вот же читайте, госпожа, читайте.

Она читать не стала, даже в руки не взяла бумагу, и так знала, что книготорговец не врёт, не его это ложь, не его придумка, иначе она бы его уже убила бы, девушка лишь сказала ему, выговаривая каждую букву:

- Шар пуст, стекляшка глупая, из меня твой умный жид дуру хотел сделать. Сколько денег за него просил?

- Десять гульденов желал, - лепетал Люббель. – Тут, в письме, всё писано. Вот, читайте.

- Этот шар ему отошли обратно, скажи, что бы настоящий прислал, иначе… - Она помолчала и продолжила смакуя. - Иначе я ему весточку пошлю, да такую, что с последней половины его головы кожа оползёт.

Она не врала, казалось, что не будь у неё шара, так и не найдёт она хитрого жида, не сможет без стекла ему проклятие послать, но у неё уже была мысль, как наказать мошенника.

- Слышишь, Люббель, напиши, что я от него настоящее стекло жду, иначе пожалеет он.

Она сказала, повернулась и пошла прочь из этого вонючего дома.


Глава 19

Волков никогда бы такую мебель не купил бы. И простыни такие не купил бы. Всё, что привезла госпожа Ланге, было красивое и дорогое. Ему было жаль денег, он бы пожадничал такие кресла и такую кровать с балдахином покупать. Впрочем, госпожа Ланге не знала того, что всё это в один день, возможно, будет украдено или сгорит, когда сюда придут горцы. Она стояла у входа в новый дом, смотрела, как дворовые заносят мебель, и всем видом показывала, что ждёт от него похвалы. Волков уже думал похвалить её, но тут прибежала Элеонора Августа. Прибежала дочь графская, торопилась, запыхалась, волосы растрепались, как у крестьянки простой. Схватила Бригитт под руку и, хитрыми глазами поглядывая на мужа, поволокла её по лестнице наверх. Глупая, глупая женщина. Всё в тайны играла. Он ухмыльнулся, глядя вслед своей жене.

Кавалер прекрасно знал, что это значит. Его жене не терпелось получить письмо от любовника, которое должна была привезти госпожа Ланге и о котором её муж всё знал.

Дьявол. Нужно было письмо у Бригитт брать да читать, а не стулья рассматривать красивые. Как он мог забыть про это, нужно было прочесть письмо прежде, чем жена его получит. Теперь оно у неё в руках. Кавалер вздохнул. Надеялся он на то, что Бригитт передаст на словах его содержание. А пока он взял один из новых ажурных стульев, поднял его, взвешивая. Стул был на удивление лёгок. Волков сел в него. Он был удобен. Красив, удобен, подлокотники хороши, жаль, что украдут его горцы. Конечно, украдут, жечь не станут такую красоту.

Он недавно позавтракал, дел и просителей у него сейчас не было, сидел он и смотрел, как мужики и бабы дворовые носят из телег новые вещи. Он хотел уж рявкнуть на глупую бабу, что неаккуратно несла гобелен, но к нему пришла Мария и сказала:

- Опять к вам гонец, господин. Приехал в старый дом, я его сюда привела.

«Опять!» Кажется, даже кухарка уже узнавала гонцов от герцога.

- Тот же, что и всегда?

- Нет, одёжа та же самая, красивая, а сам другой, - сказала Мария. - Звать?

- Зови, - вздохнул Волков.

Он знал, что гонец от герцога и что привезти он мог только дурные вести. Гонец и вправду был другой, он достал из сумки бумагу. Нет, не свиток с лентой цветов Ребенрее, нет, просто бумага, сложенная вчетверо, даже без сургуча. Он развернул её. Текст в письме был прост и понятен кавалеру:

«Граф с женой, что гостит тут, завтра отправится домой, а вслед ему пойдёт гауптман Фильшнер со ста двадцатью людьми, чтобы брать вас и вести к герцогу. Так как вы крепки и людей у вас достаточно, то при гауптмане будет предписание властям города Мален дать ему ещё людей двести и арбалетчиков, сколько выйдет. И граф должен будет собрать ополчение первого порядка в тридцать рыцарей или пятьдесят конных людей с послугой. Так же у гауптмана будет при себе пятьдесят талеров, если нужда настанет собрать среди горожан и имперских слуг ещё охотников против вас. Наказано гауптману Фильшнеру, коли вы сбежите в другую землю, так встать у вас на Эшбахте лагерем на постой и брать стол и кров из вашей земли. И ждать вас, пока вы не явитесь с покорностью. Сим письмом благодарность свою пред вами полагаю исполненной».

Подписи или экслибриса не было. Но они и не нужны были. Конечно, это письмо было от канцлера. Он всего два письма Волкову написал.

«Сим письмом благодарность свою пред вами полагаю исполненной».

Дорогие письма получались. Две тысячи талеров и куча отличных мехов была послана ему в подарок. Очень дорогие письма получались, но вот это письмо, то, что Волков держал в руках, было весьма ценным. Оно не только давало ему время.

Кавалер вздохнул, сегодня он думал заняться новым домом, побездельничать хоть немного. Нет, ничего не выйдет. Он сказал гонцу, снова заглядывая в письмо:

- Передай господину, что послал мне это письмо, мою большую благодарность. Пусть тебя покормят, и езжай, ответа не будет.

Гонец поклонился, а Волков крикнул, не отрывая глаз от бумаги:

- Эй, кто-нибудь, Максимилиана ко мне.

Он вчитывался в строки, прикидывая время, что у него есть. Да, суров герцог, суров. Одно письмо - просьба, второе письмо - приказ, а третьего письма… не будет. Вместо него будут у тебя вассал, добрые люди при железе и славном капитане Фильшнере.

И поволочёт сей капитан тебя к герцогу на суд, хорошо, если не в кандалах. Нет-нет, не выйдет ничего у капитана. Письмо давало Волкову время. Он уже знал, что будет делать. Слава Богу, что не жадничал, не поскупился на подарки для канцлера.

- Кавалер, звали? - Появился Максимилиан.

- Собирайте людей. Офицеров ко мне, скажите, что жду немедля, сами собирайтесь в дорогу: вы, Увалень, Сыч, кавалер Клаузевиц, господа Фейлинги оба, господин Гренер. - Волков на мгновение прервал перечисление. - Вы, Максимилиан, выдайте господину Гренеру коня из моих конюшен, из тех, что поплоше, а его мерина, на котором он приехал, отдайте в конюшню Ёгану.

Волков не хотел, что бы кто-то из его выезда ездил с ним на мерине. Да, теперь его людей уже можно было считать настоящим выездом, хоть он и не хотел его себе заводить, но раз уж есть у него всадники, то пусть будут похожи на кавалеров, а не на мужиков, что вздумали ездить верхом на своих меринах.

- Кавалер, - не уходил Максимилиан, пряча улыбку, - а дорога будет дальняя, едем в Мален?

- И в Мален, и в Мелендорф, к графу, и во Фринланд, дорога, в общем, будет неблизкая, пару дней нас не будет.

Максимилиан поклонился и ушёл выполнять распоряжения.

А он остался сидеть в удобном, красивом стуле посреди красивой залы в красивом доме, и не замечал всей этой красоты. Он перебирал в уме все возможные варианты событий, намечал встречи, думал, какие слова и кому будет говорить. А тут в дом пришёл брат Семион, и был на вид счастлив, сразу заговорил:

- Да благословит вас Бог, кавалер. Свободны вы, уделите мне время? У меня есть хорошие новости.

Волков оторвался от размышлений, поглядел на монаха. А тот, словно этого и ждал:

- Говорил я с епископом, он принимал меня долго и ласково, очень грустил поначалу, что брат Бенедикт, блаженный наш отшельник, почил безвинно убиенный зверем сатанинским. Но когда я сказал Его Преосвященству, что надумали мы его канонизировать и сделать местным святым, поставить ему часовню, так епископ возликовал. Сказал, что мудры мы необыкновенно и что придумка наша очень хороша. Велел с утра сегодня во всех церквах на заутрене читать за упокой и славу невинно убиенного брата Бенедикта, бить траур на всех колокольнях города. Сегодня уже весь Мален знает о том. Готов поставить десять талеров против одного, что к нам пойдут людишки со всего графства на молебны к мощам. Да что там… Готов ставить талер против крейцера, что уже на следующей неделе богомольцы к нам пойдут. Дело, считайте, решённое, я сказал, что опишу подвиг брата Бенедикта и подам его епископу, он подпишет и пошлёт архиепископу, говорю вам, дело пошло.

Волков смотрел на сияющее лицо монаха и, когда тот замолчал, спросил у него:

- Ты опять у епископа денег выклянчил?

Монах сразу престал светиться, вздохнул и закатил глаза блаженный в невинности своей. Вздыхал и молчал.

- Сколько взял у него? - Не отставал кавалер.

- Только на часовенку маленькую, - сказал монах, так глаз от неба и не опуская.

- Двести монет?

- Да что вы, господин, откуда двести, дал старый скряга всего сто двадцать. Только лишь на часовенку.

- На часовенку? Это не на ту ли, которую архитектор грозился строить бесплатно? И на которую все господа Эшбахата, мои офицеры, хотели дать денег, на которую ты у солдат уже выпросил кирпич задарма? - Поинтересовался Волков.

Монах опять стал рассматривать потолок и вздыхать.

- Давай восемьдесят монет мне. - Без всяких церемоний заявил Волков.

- Господин мой, да побойтесь вы Бога, - возопил брат Семион, - уж и дом забрали, и последние крохи отбираете?

- Дурак, - беззлобно сказал кавалер и протянул ему письмо от канцлера, - читай.

Монах схватил бумагу, быстро прочёл её и посмотрел на Волкова.

- Дом у него отняли, - недовольно продолжал Волков, - дом твой сгорит к весне, как горцы сюда пожалуют, забыл что ли, что воюем мы. И теперь не только с псами горными, теперь ещё враг есть у нас, такой, что похлеще горцев будет.

Монах вздохнул:

- Так сколько денег заберёте?

- Дай хоть восемьдесят, найму на них людей из Фринланада.

Монах вернул кавалеру письмо, достал большой кошель из-под сутаны, стал тут же считать деньги, выкладывая их на новый, только что поставленный стол.

- И не уходи никуда, - говорил ему Волков, - сейчас в Мален со мной поедешь убеждать бургомистра и нобилей тамошних, чтобы этому капитану солдат не давали.

Монах кивал согласно, продолжая отсчитывать серебро. Ничего против не говорил, понимал, что дело серьёзное.


Глава 20

Офицеры собрались не сразу, он хотел ехать быстрее, да пришлось их ждать, хоть день уже за полдень пошёл. Приехал Брюнхвальд, Рене и Бертье. Вместо Рохи был молодой сержант Вильгельм, коего все звали Вилли. Он заметно робел, когда ему Максимилиан предложил сесть вместе с теми людьми, что собрались за столом кавалера. Тут же был и брат Семион, его Волков не погнал: умный, всегда знает, что сказать. Кавалеру тянуть было некогда, его уже люди почти на конях ждали, он сразу всё и объяснил собравшимся: так и так, господа офицеры, сеньор мой посылает за мною видного гауптмана своего с людьми и при железе с приказом меня взять. Ещё он людей в городе взять хочет и ещё ему граф призыв из помещиков соберёт.

Он договорил и стал ждать, кто и что ему скажет. А ему никто ничего не говорит, все офицеры молчат, думают. Одно дело – с горцами воевать, а другое дело – с законным сюзереном целой земли, которую из края в край за неделю не проехать. Не шутка, тут господам офицерам подумать захотелось. Только молодой да глупый Вилли посмотрел на старших товарищей, и, хоть не по чину то было, первый кавалеру ответил:

- Мне герцог не указ, я не с герцогом в Фёрнебурге Ливенбаха и мертвяков бил, не с герцогом на обоих берегах реки горцев учил. Скажу вам от всех стрелков, господин – все, когда надо будет, встанем под руку вашу.

Молодец был Вилли, но ждал Волков не его слова. И тогда сказал Брюнхвальд:

- Герцог мне милостей не оказывал, я, и люди мои, с вашей земли кормимся, солдаты вас Дланью Господней зовут. Вам верят, и меня не поймут, если я к вам не стану под знамя ваше… И моих людей вы под знаменем своим увидите.

- Так, все мы будем у вас, - сказал Бертье, он всегда говорил раньше, чем думал, - жаль, конечно, что с герцогом не сложилось. Так ничего тут не поделаешь. А тяжко будет - так уйдём, хотя обвыклись мы тут уже. Нам тут уже нравиться стало. Людишкам нашим тоже.

- Конечно, - заговорил Рене не очень уверенно, - раз по другому спор с Его Высочеством не разрешить, придётся решать железом. Но, может, ещё всё образуется, не придётся вам с сеньором воевать?

Вот тебе и родственник, а Волков думал, что он первый за него будет. Лучше бы Вилли в его родственниках был или Карл Брюнхвальд.

- Воевать не будем, - сказал кавалер, сразу всех успокаивая. - Но всех людей для того соберите, всех, кого сможете.

- Господин, а как же так, - не понимал Вилли, - воевать не будем, а людей собрать надобно.

Все остальные тоже, кажется, не понимали его замысла, только умный монах понял, и он сказал им, чуть улыбаясь:

- Пращуры наши велики умом были, ещё тогда говорили: «Хочешь мира – готовься к войне». И чем лучше подготовишься, тем крепче мир будет.

- Больно премудро для меня, - отвечал простодушный молодой сержант.

- Соберите всех людей, что сможете, - Волков закончил совет, вставая. - Через четыре дня чтобы были все тут, в Эшбахте. Все до единого.


В Мален едва поспели до закрытия ворот, пришлось под конец лошадей шпорить. Легли спать в первом попавшемся трактире, трактир тот был домом всех самых свирепых клопов города Малена. Волков спал так худо, как давно не спал, остальные его спутники все тоже спали плохо, да они все молоды были и здоровы, не в пример ему. На заре встали голодные, а он еле поднялся, дорога измучила, а выспаться не пришлось. Они есть сели, каждый ел за двоих, даже монах разговелся на колбасу жареную, а Волков едва молоко с мёдом и хлебом тёплым осилил.

Едва горожане пошли из церквей с утреней молитвы, как он со своими людьми уже был у ратуши, весь свой выезд брать не стал. В ратушу пошёл, только взяв Максимилиана и рыцаря Клаузевица, вид у них был представительный и солидный, да ещё монаха. Тот не только бархатную рясу носил, но и голову на плечах. Сразу его заметили торговые господа и главы гильдий и банков, все оборачивались, кланялись, улыбались.

Волков отвечал на поклоны, но шёл быстро к столу, за которым заседали бургомистр, секретарь городского совета и один из господ банкиров, что больше всех дал ему денег в долг. Все остальные смотрели на него удивлённо, а он, подойдя к банкиру, заговорил негромко и серьёзно:

- Господин банкир, соберите всех, кто давал мне денег, у меня для них весть.

Уж чего не любят банкиры, так это вот таких вот вестей, лицо у банкира вытянулось сразу. Он и без подобных вестей всегда недоволен был, а тут посерел на глазах. Писари тут же побежали по ратуше собирать всех, кого надо, а Волков отошёл в сторону и стал ждать. По огромной зале ратуши покатился взволнованный шёпот, шарканье башмаков по дорогим паркетам, важные люди стали сбиваться в кучки и переговариваться. Все хотели знать, что случилось, но не всех пригласили на разговор. А к нему уже вылезли из-за стола и поспешили сам бургомистр и секретарь городского совета, они считали, что имеют право знать, что происходит, и бургомистр ещё издали спрашивать стал:

- Кавалер, может, эта весть ваша касается и города, раз она коснётся лучших людей наших?

- Коснётся, коснётся, - многозначительно обещал кавалер. - К моему глубокому сожалению, и города коснётся.

- Неужто горцы высадились? - Побледнел бургомистр. Он даже, кажется, покачнулся от мысли такой ужасной.

И секретарь остолбенел, и другие господа, что слышали их разговор, напряглись и побледнели от ужаса. Готовы уже были кинуться прочь, чтобы вещи собирать.

«Горцы?»

«Он сказал, горцы высадились?»

«Что, горцы опять?»

- Да какие горцы! - Волков поморщился, как от мелочи, от досадной ерунды, махнул рукой пренебрежительно. - Такой бы малостью я бы не осмелился вас беспокоить. Дело хуже.

Их стали окружать важные господа города, как раз те, кто к делу был причастен, да и другие любопытствовали.

- Да что же хуже может быть? - С ужасом вопрошал главный его кредитор.

- Разве враги наши из-за реки не самое страшное? - Говорил секретарь.

- Враги из-за реки? Нет же! – Он опять морщился. - Дело в том, что герцог в благодарность, что я бью врагов его, послал за мною добрых людей, чтобы меня в кандалах доставить к нему в Вильбург, - говорил Волков с пафосом.

Кажется, у лучших людей города отлегло от сердца, они стали перешёптываться, а некоторые даже крестились, что отвёл Господь беду. А несчастья какого-то сеньора с юга для них была не беда.

А бургомистр перестал бледнеть и начал улыбаться, с вежливой улыбкой стал спрашивать у кавалера:

- А то весть правдива ли? А точно ли посланы за вами люди?

И только банкиры, главы гильдий городских, главы коммун и купцы, что ссужали ему деньги, оставались взволнованы. Они-то беду чувствовали. Вот они и были его главными союзниками в городе. Молодец брат Семион, надоумил денег у них занять, хитёр монах, вперёд умеет видеть. Теперь нужно было тех, кто ему денег в долг давал, напугать посильнее.

- Правда, весть верная. - Говорил Волков. - Идёт к вам гауптман Фильшнер.

- Фильшнер? - Спрашивали его господа, кажется, это имя было им хорошо известно. – Это хороший офицер.

- И что же вы, господин Эшбахт, от нас хотите? - Интересовался бургомистр, уже волнуясь, как бы не быть городу втянутым в ненужные городу хлопоты и распри.

- Может, иммунитета городского вы ищите? - Предположил секретарь. - Ну, так это невозможно, иммунитет от власти герцога имеют только избранные члены городского совета и члены консулата города.

- Да нет же! – Сказал Волков. - Это мне ни к чему.

- А может, вы думаете, что город даст вам людей против герцога? - Удивился бургомистр.

- Как раз наоборот, - произнёс Волков. - У капитана Фильшнера есть предписание для города, чтобы город выделил ему добрых людей, двести человек и арбалетчиков. Так вот, если вы дадите ему людей, так я буду с капитаном Фильшнером биться и людей ваших побью во множестве. Нужно ли такое городу?

- Ну, а что же мы можем поделать, дорогой наш господин Эшбахт, - улыбался бургомистр, - наш город не входит в лигу свободных городов, в союз городов Имперской Короны, увы, тоже не входит, город Мален – такой же вассал нашего курфюрста, как и вы. И мы не можем ослушаться веления Его Высочества.

Вот и всё. Ещё и двух недель не прошло, как все эти господа устраивали молебны и пиры в его честь, лезли к нему в знакомство, а как дошло до дела, так все только улыбались ему вежливо, да руками разводили. Мол, что же мы можем сделать?

И тут заговорил монах, сделал лицо скорбное и заговорил:

- Не знаю уже, нужна ли городу такая распря, но вот те господа, кто ссужал деньги господину Эшбахту, те точно от распри этой пострадают. Господин Эшбахт нравом обладает пылким, в войне всегда ведёт своих людей вперед сам, сам среди первых идёт. Он и рану у реки получил, идя впереди своих людей, то все знают. И капитана Фильшнера кавалер побьет, скорее всего, а значит и побьёт людей городских. А если не побьёт, то погибнет или попадёт в плен к герцогу. И коли так будет, кто господам заёмщикам вернет золото?

Он сделал паузу, надеясь, что кто-то ему возразит, но банкиры и главы гильдий молчали, лица их были мрачны. Они начинали понимать, куда он клонит.

- Может, герцог возместит господам тысячу двести золотых монет? – Продолжал монах. - Или может, они взыщут собственность господина Эшбахта? Но в его роскошном поместье вряд ли они соберут даже и на пять десятков золотых. Или господа думают, что взыщут деньги со вдовы? С дочери графа?

- Так что же вы от нас хотите? - Наконец спросил бургомистр, когда брат Семион закончил.

- Не давайте капитану Фильшнеру людей, - чётко выговаривая слова, произнёс кавалер. - Не давайте ему арбалетчиков. Не давайте ничего.

- Так как же мы ему не дадим людей, если герцог распорядился дать, мы не можем ослушаться. - Улыбался бургомистр.

- Скажите, что вы отправили часть людей ловить разбойников.

- Разбойников? Каких разбойников? - Начал говорить бургомистр, но не договорил…

Его за рукав богатой шубы хватает тот самый банкир, который дал Волкову больше всех денег, он тянет бесцеремонно бургомистра к себе и начинает что-то ему говорить тихо, но с раздражением. Бургомистр сделал вид скорбный, при этом покосился на Волкова.

На мгновение кавалеру показалось, что они замышляют что-то против него, может, и схватить его надумают, но это было не так.

Бургомистр покивал согласно головой и произнес, наконец:

- Город не даст капитану герцога всех нужных тому людей. Город даст сотню человек.

Волков вздохнул:

- Что ж, и на том спасибо, я знал, что в городе у меня есть друзья.

Он улыбнулся и пошёл из ратуши прочь. Важные городские господа расступались перед ним и кланялись ему.

На улице, когда он уже садился на коня, к нему подошёл кавалер фон Клаузевиц, взял его стремя, чтобы придержать его. Это был знак уважения. Сказал искренне:

- Я восхищён вами, кавалер, я знаю суть, слышал урывки разговоров. И, кажется, начинаю понимать, что вы задумали.

- Спасибо вам, Клаузевиц, ваше восхищение мне льстит, - ответил Волков, - но дело ещё не сделано. Нужно спешить.

- Да-да, конечно… Куда теперь? - Спросил молодой рыцарь.

- Теперь мне нужно перекинуться парой слов с господами ландскнехтами города Малена. Нам нужен землемер Куртц.


Куртца пришлось поискать, на месте его не было, но кавалеру сказали, что землемер с его закадычным другом почтмейстером пошли в тихий кабачок. Звонко стуча копытами по мостовой, кавалькада всадников во главе с Волковым поехала туда, куда им указали. И в этом кабаке он и нашёл бывших ландскнехтов его Императорского величества. Он хорошо уже знал обоих, пировал с ними уже не раз, и они, увидев его, обрадовались, как старому другу, с уважением звали к себе за стол. Он отказался и сказал:

- Спасибо, братья-солдаты, некогда выпивать, я к вам по делу.

- Ну, так говорите, кавалер.

Он уселся к ним за стол и начал:

- Герцог капитана Фильшнера послал за мной, с ним люди будут.

- Знаем этого капитана, хороший капитан. - Сказал Куртц серьёзно.

- За вами?! – Изумился почтмейстер. - За что же в немилость вы попали?

- За то, что горцев побил, - отвечал Волков, - он сразу не велел мне их трогать, говорил мир с ними держать, а как их не трогать, если они на моей земле разбойничали и офицера моего чуть до смерти не убили?

- Да псы они поганые, - произнёс почтмейстер. - Воры, и всегда ворами были.

- Сволочь безбожная. - Добавил землемер. - Хуже еретиков свет не видывал. Один их людоед Кальвин чего стоит.

- Кальвин, да, сын Сатаны, - соглашались и почтмейстер, и Волков.

- Ну, а чем же нам помочь вам, кавалер? - Спрашивал Куртц.

- У Фильшнера людишек против меня будет немного, он тут в городе хочет взять, да ополчение граф ему собрать должен, а ещё ему деньги выданы, чтобы в городе охотников найти.

- Вон оно как, охотников, значит. - Задумчиво сказал Куртц и усмехнулся, в его этой задумчивости и в ухмылке было много сомнения в том, что гауптман Фильшнер тут найдёт добровольцев.

- Из ландскнехтов никто не пойдёт против вас, кавалер, - заверил Волкова почтмейстер, - мы под знамёнами императора всю жизнь бились с еретиками да горными свиньями, а теперь что? Вас, обидчика горцев, бить пойдём? Не бывать такому! Сегодня же людей соберём и примем решение, чтобы ни один ландскнехт Южной Роты Ребенрее, пусть даже от самой жестокой нужды, не пошёл против вас. Это я говорю вам как заместитель председателя коммуны ветеранов города Малена.

- Это я и хотел от вас услышать, братья-солдаты, - произнёс Волков, доставая немалый кошель с серебром и кидая его небрежно на стол. – Тут двадцать монет, самым нуждающимся ветеранам купите хлеба, мяса или дров для дома. Но в городе есть ещё и добрые люди, что не были в ландскнехтах, вы про них тоже не забывайте. Пусть каждый, кто не пойдёт против меня, получит кружку пива, пол свиной ноги с кислой капустой и ломоть хлеба за мой счёт.

- Мы сделаем всё, брат-солдат, - сказал почтмейстер, - чтобы никто из города не пошёл против вас.

Волков встал и пожимал старым солдатам руки, они тоже встали, этим людям больше слов говорить нужды не было. Уже всё сказано.

Когда кавалер садился на коня, Максимилиан спросил у него:

- Кавалер, а теперь куда?

- К графу, придётся нам поторопиться, чтобы быть там дотемна.

Но когда они ехали по одной из улиц уже к восточным воротам города, кавалер увидал вывеску портного и остановился:

- Брат Семион, - окликнул он не очень-то весёлого от скачки и спешки монаха.

- Да, господин, что могу сделать для вас? – Невесело спрашивал тот.

- Вижу, езда верхом тебе не очень нравится, ступай к портному, пусть сошьёт четыре штандарта для моих рот.

- Сшить четыре бело-голубых знамени? - Уточнил монах.

- Да, дождись, пока он закончит, и отвези их в Эшбахт.

- Слава Богу, что вы меня тут оставляете. Только денег дайте на знамёна.

- Свои заплати, - казал кавалер и пришпорил коня. - Я потом тебе верну.

Его люди тоже поскакали за ним по узким улицам города. А монах, хоть и поджимал губы, глядя ему в след, а всё-таки слез с лошади и постучался в дверь портного.


Глава 21

Конечно, до ночи не успели они доехать до Мелендорфа. В замке мост подняли уже, когда они въезжали в поместье. Быстро поужинав, легли спать опять в таверне. Ну, хоть тут клопы не свирепствовали, зато трактирщик, мерзавец, экономил на дровах, а ночь уже прохладная была. Но ничего, терпеть холод старому солдату не впервой, если бы нога не разболелась к ночи. А потом и шея стала ныть. Еле-еле уснул на кровати жёсткой, на тощей перине, накрывшись другой тощей периной.

Утром, как только открыли ворота замка, пока люди его сели завтракать, он стал одевать тот колет со вшитой кольчугой, что оплатил ему епископ, перчатки такие же надел. Меч, заряженный пистолет, дорогой кинжал, стилет в сапоге. Да, так он и собирался идти в дом родственника своего, своего зятя и своего тестя, графа фон Малена.

И чтобы чувствовать себя спокойнее, взял он с собой всех этих юных господ, что были при нём в свите. Если граф захочет по воле герцога схватить его в доме своём, он возьмётся за оружие, людям графа вместе с Волковым придётся убивать всех его людей, а молодые господа, приехавшие с кавалером, не так просты, чтобы убивать их всех безнаказанно. Убивая по своей воле, без суда, молодых дворян, граф рисковал навлечь на себя неприязнь всех дворян графства. А ведь в свите кавалера были ещё и знатные горожане. Тут ещё и горожан обозлишь. Нет, не решится граф хватать его в замке своём, не только потому, что поступком таким свой дом опозорит, а ещё и потому, что не захочет крови благородных юношей, убитых в его доме.

- Ешьте, наедайтесь, как следует. - Сказал Волков, присаживаясь на край лавки и беря куски еды себе в тарелку. Он уже был готов. - Нам сегодня весь день в дороге быть.

- Куда мы едем, кавалер? - Спросил Максимилиан на правах старшего оруженосца.

- Далеко-далеко, господа.


Теодор Иоганн, девятый граф фон Мален, молодой граф, встретил кавалера и его людей с лицом, не выражающим ничего. В лице его читалась скука, а может, даже и брезгливость. Но её молодой граф всё же старался прятать. За этим постным выражением лица он пытался скрыть то, что Волкову было понятно ещё с первых встреч с ним – граф терпеть не может своего нового родственника. Но пока Волкова это не волновало. Сейчас его волновал только гауптман Фильшнер.

- О, да вы обзавелись свитой, дорогой родственник, - без поклона, не скрывая язвительности, спросил молодой граф, когда встретил Волкова и его людей в одном из коридоров замка.

Он стоял с одним из своих приближённых и разглядывал молодых господ из свиты кавалера.

- Да, господин граф, - Волков поклонился ему, все его люди тоже стали кланяться. - Времена нынче тяжелы, враги лютуют, сеньоры раздражены. Приходится окружать себя смелыми юношами.

- Сеньоры раздражены? - Молодой Теодор Иоганн улыбнулся. – Так, не пренебрегай вассалы своим долгом повиновения, может, и сеньоры бы не были злы? Как вы считаете, брат?

- Может быть. Может, вы и правы, - отвечал Волков, которому этот разговор был совсем не нужен, - извините, брат, спешу повидать свою сестру перед дорогой.

- Отъезжаете, брат? - Уже вслед ему спрашивал родственник.

- Совсем ненадолго, совсем ненадолго, брат, - на ходу отвечал кавалера.

Брунхильда еще, кажется, пополнена, но, как ни странно, полнота её не портила, лицо молодой женщины, и так всегда красивое, стало ещё более выразительное. А когда она увидала его, так и ещё вспыхнула краской и красотой, она кинулась к нему на шею, не стесняясь сидевшего у камина мужа. Обняла так крепко, словно у неё были руки мужа, а не прекрасной женщины. Обняла прямо за рану на шее, ему пришлось зубы стиснуть, чтобы не зарычать от острой боли, но ничего, стерпел, а она вдруг заплакала ему в ухо.

- Сестра моя, да что с тобой? - Заговорил он, пытаясь освободиться от её рук и заглянуть в глаза. - Отчего ты плачешь?

- Ничего-ничего, - говорила она, выпуская его, - сон видала дурной про вас, а тут и вы приехали. Значит, не сбудется, значит, всё хорошо будет.

А граф уже встал от камина и шёл к ним:

- Моя красавица слезлива стала очень, - говорил он с виноватой улыбкой, - но врачи говорят, что сие бывает у молодых женщин, обременённых в первый раз. А за здоровье сестры не волнуйтесь, кавалер, врачи говорят, что не видели ещё такой крепкой здоровьем женщины.

Брунхильда уже вытирала слёзы, кажется, успокаиваясь:

- Как хорошо, что вы приехали, брат, завтрак вот-вот подавать будут.

- Не до завтрака мне, - сказал Волков и повернулся к хозяину замка, - я по делу к вам, граф.

- Чем же могу вам помочь? - Тут же тон старого графа поменялся.

Уже не было в нём теплоты и заботы, пред кавалером стоял синьор и вельможа, и тон его стал соответствующий.

Волков подумал немного и решил действовать без всякой хитрости, без витиеватых намёков и разговоров вокруг да около, он решил говорить по-солдатски прямо:

- Узнал я, что герцог послал за мной капитана, чтобы доставить меня в Вильбург.

- И почему-то меня это не удивляет? - Улыбался фон Мален. - Чего же вы хотите от меня, крова и убежища? Моего заступничества или посредничества?

- Ничего такого, идёт сюда капитан Фильшнер…

- О, Фильшнер, это хороший капитан, видно, Его Высочество высокого о вас мнения.

- И у него есть предписание, чтобы вы, граф, собрали первый призыв ополчения ему в помощь и…

Волков не договорил, граф резко перебил его, сделал к нему шаг и, заглядывая в глаза, спросил:

- Откуда вам сие известно?

- Об этом я вам не скажу, - твёрдо отвечал кавалер, не отводя глаз.

Граф помолчал немного, потом посмотрел на жену, она, кажется, была взволнована тоном, которым разговаривали мужчины, он отошёл от Волкова, подошёл к ней и сказал ей, беря её за руку:

- Не волнуйтесь, мой ангел, это просто беседа. Мне вообще нравится ваш прямолинейный брат. Ни притворства в нём нет, ни хитрости, да и царедворец он никудышней, грубиян, солдафон.

- Он очень добрый, - сказала Брунхильда искренне, чем, признаться, удивила кавалера. – И вы должны, супруг, ему помочь.

- Должен? - Удивлялся хозяин замка.

- Должны, - настояла его жена.

- А вы и вправду считаете добрым своего брата, мой ангел?

- Вы его не знаете, господин мой, он очень добрый.

- Добрый? - Граф с большим сомнением покосился на Волкова. - Думаю, что добрый он далеко не ко всем.

Фон Мален, не выпуская рук жены, повернулся к кавалеру и спросил:

- Так чем же я должен помочь своему горячо любимому родственнику?

- Вы просто должны уехать, - произнёс Волков твёрдо, - просто уехать, тогда Фильшнер не соберёт нужных людей.

- Ему даст город людей, - сказал граф, нисколько в этом не сомневаясь.

- Даст, но мало, ему не хватит.

Граф, кажется, удивился уверенности Волкова, но продолжал:

- У него должны быть деньги, сержанты хорошие при нём будут, а людей он в городе наберёт, сколько ему угодно будет.

- Не наберёт. – Всё так же твёрдо говорил кавалер.

- Откуда вы знаете?

- Ниоткуда, - кавалер поглядел на графа пристально, - ничего я не знаю, просто прошу вас уехать.

- Да я только что вернулся из Вильбурга, куда мне ехать?

- В Ланн, - вдруг сказал Брунхильда.

Мужчины удивлённо уставились на неё.

- Ангел мой, - произнёс граф, - так зачем де нам ехать в Ланн? Мы только что вернулись, да и герцог будет злиться, если я не выполню его предписания.

- Ничего, герцог ко мне был весьма расположен, я за вас заступлюсь, муж мой. А ехать нам в Ланн нужно на богомолье, - сразу ответила красавица. - В церкви святого Марка есть икона святой Агафиьи Лиарийской, Блаженной Чадоносицы, так она благостна для всех жён, страждущих понести и уже понёсших материнское бремя, все обременённые к ней едут для счастливого избавления от бремени.

- Душа моя, до Ланна три дня езды. - Поморщился граф. - Неужто у нас в Малене нет какой-нибудь иконы для беременных?

- Не хотите, так не езжайте, - сказала Брунхильда твёрдо, - коли плод мой вам безразличен, сидите дома, я одна поеду.

- Ангел мой, конечно, я поеду с вами, - сказал граф и недружелюбно поглядел на Волкова. - Но Ланн этот так далеко.

- Велите собираться. - Прикрикнула на него Брунхильда. – И велите запрягать карету, после завтрака хочу отъехать.

Граф только вздохнул в ответ. А Волков, не скрывая радости, подошёл к красавице и обнял её, прошептал ей на ухо:

- Спасибо тебе.

- Да нет, то вам спасибо. Не могу тут быть, куда угодно поеду, лишь бы не сидеть здесь. Страшно мне, боюсь, изведут меня тут, - тихо и быстро говорила Брунхильда.

- Молодой граф?

- Все, все они тут меня ненавидят, кроме мужа, он меня любит. Всё, ступайте, брат мой, - она оторвалась от него, в глазах её были слёзы. - Идите, делайте свои дела.

Волков поклонился недовольному графу и пошёл из покоев. Кажется, и с графом у капитана Фильшнера ничего не выйдет. Не видать капитану дворянского ополчения.

Но, как ни странно, теперь он шёл и думал уже не о капитане. Теперь он думал о ней, об этой красивой женщине, что оставалась со стариком в большом замке, в котором её сильно не любили.


Глава 22

Так и думая о Брунхильде, он поехал на восток. Ехал быстро.

Можно было, конечно, поехать на юг, через Эшбахт, а уже оттуда к амбарам, там переправиться через реку. Но это был крюк, а у него времени не было. Не было совсем, он прикидывал, что капитан Фильшнер уже на подходе к Малену, а может, уже и в городе, и шлёт сейчас письмо графу с просьбой собрать ополчение. Поэтому Волков торопился. Нога ещё вчера в дороге заныла, к утру, вроде, успокоилась, а сейчас опять начала болеть, снова колено выворачивало от быстрой скачки. Волков знал, что это только начало. Уже и шея его не так беспокоила, как нога проклятущая, чем дальше ехал, тем сильнее донимала. Но он не останавливался, пока не доехали до реки. Уже к полудню поглаживания и растирания не помогали, да и много ли разомнёшь в ноге, коли из седла не вылезаешь? Тяжёлая, бесконечная судорога сводила и корёжила ногу, и Бог бы с ней, так она ещё доставляла боль. Боль эту терпеть было можно, но не целый же день. Когда, ближе к вечеру, они подъехали к реке, он был бледен как полотно, а его лицо ещё и мокрым было от холодного пота, что выступал не от накрапывающего дождя, не от усталости, а от бесконечного и раздражающего нытья в выворачиваемой судорогой ноге.

Брод, который им указали, оказался непроходимым из-за дождей, пришлось проскакать ещё три мили вверх по реке, к мосту, и только там они переправились во Фринланд. Там же, рядом с мостом, был и трактир. И хоть ему и было очень тяжело, но он улыбался.

Очень, очень ему не нравился вид молодых господ, что теперь являлись его выездом. И Максимилиан, и Увалень, и городские господа братья Фейлинги, и даже бравый рыцарь фон Клаузевиц вид имели весьма не парадный. Даже фон Клаузевиц был уставший, запылённый и хмурый. Трёхдневные скачки нелегко, совсем нелегко им всем давались. И ноги они уже натёрли и седалища, и спины болели у них, и руки. Волков даже про свою боль позабыл, с удовольствием подмечал, что молодые господа, любому из которых он годится в отцы, его, старика, ни в чём не превосходят. Ему через пять лет уже сорок исполнится, но он им не уступал ни в силе, ни в выносливости. Единственный, кто из них ещё бодр, так это был сын соседа, Карл Гренер. Это от бедности, наверное, Гренеры были бедны, мальчишка рос почти как крестьянин, был так же неприхотлив, может, поэтому. А может, пошёл в папашу, в вояку. В общем, когда кавалер слезал с лошади, хоть приходилось ему скалить зубы от боли, но вид у него был не самый худший из всех тех, кто заехал в тот вечер в трактир.

Хоть и уставал он сильно, но спал плохо, из-за ноги и плохого места для сна. Заказал себе покои над кухней, чтобы не мёрзнуть, так ещё хуже получилось. Пока тепло было – нога спать не давала, как нога к утру успокоилась, так на кухне что-то жарить стали, не спалось мерзавцем, ни свет ни заря. Весь чад, вся кухонная вонь, вся утренняя ругань у него в покоях была. Особенно донимал злобный повар с визгливым голосом, распекавший поварёнка. Кавалер уже подумывал встать да пойти убить урода, да сил не было. Заснул кое-как, а уже вставать скоро.


Седой капитан фон Финк вовсе ему рад не был. Старый вояка смотрел на Волкова как на досаду и хлопоты. Ему и так было хорошо, а тут под вечер в Эвельрате появляется человек, которого капитан и знать не хочет, весь грязный и пропахший конём, да ещё злой и невежливый. И ещё начал от него чего-то требовать.

Конечно, капитан знал его, кто ж этого господина в верховьях Марты не знал. Уже заявил этот новый Эшбахт о себе. Только и разговоров по всей реке, что о нём, о суматошном. То ярмарку ограбит, то побьёт кого. Капитан знал его, и ещё в первую встречу этот господин капитану не понравился. Мало того, что сам создаёт на реке суету, раздор и войну, так теперь ещё и его в это дело тащит. Нет, не хотел капитан ни сам в кутерьму лезть, ни людей своих давать.

А Эшбахт настаивал, перед носом старого капитан бумагой тряс:

- Вот, письмо от архиепископа, читайте, капитан, вот оттиск его кольца, вот печать его канцелярии на сургуче, или и печати не верите?

Капитан вздыхал, всё это он ещё читал, когда этот Эшбахт каких-то бродяг вёл в свои земли через его края. Всё он в этой бумаге помнил, только не хотел он лезть в эту суету.

- И сколько же вам людей надобно? - Нехотя спрашивал фон Финк.

- Да сколько есть, дайте хоть двести человек.

- О! - Фон Финк сделал горестное лицо. - Где же их столько взять? У меня столько по всем гарнизонам не наберётся.

- Архиепископ говорил мне, что у вас три сотни людей, не считая арбалетчиков. - Врал Волков. - А вы говорите, что у вас и двух сотен нет.

- Да, когда же такое было? Не было такого никогда, - искренне удалялся капитан. - Слыханное ли дело, триста человек! Да ещё арбалетчики. Нет у меня столько людей, а те, что есть, все по гарнизонам стоят, по всему Фринланду, их собирать – так неделя понадобится.

- Так собирайте тех, что рядом, хоть пару сотен людей.

- Да и то у меня не получится, ни телег сейчас для обоза нет, ни лошадей.

- Я напишу архиепископу, что помощи от вас в нужный момент не дождался.

- Да уже пишите, что же делать, видно, пора мне на покой,- смирено отвечал старый капитан.

Да, оставался последний способ убедить капитана. Волков еле сдержался, чтобы не дать ему в морду, но выдохнул и сказал:

- Двадцать талеров вам, по десять вашим офицерам, по пять сержантам, и всем людям, что пойдут, по талеру. И всё только за то, чтобы постоять да покрасоваться. Вам и меча обнажать не придётся.

По пять монет сержантам – это было очень щедро, но по-другому тут, видно, не получалось никак. Мало того, говорил он это громко, так как в приёмной капитана сидели два сержанта, они должны были слышать то, что предлагал Волков. И офицер, сидевший тут же, тоже слыхал про десять талеров.

Двести пятьдесят монет могли сыграть свою роль. Да, столько серебра у него не было, и кавалеру пришлось бы уже залезать в своё золото, чтобы расплатиться, но по-другому с этим капитаном никак не получалось, и своего сеньора архиепископа он, кажется, не очень боялся. Денег было очень жалко, но Волкову нужны были люди, позарез нужны.

Тут офицер, сидевший у стены и молчавший до сих пор, встал, подошёл к капитану и сказал тому что-то на ухо. Капитан сначала поморщился, потом махнул на офицера рукой и произнёс:

- Так с кем вы затеяли кутерьму, не с горцами ли?

- Нет, придёт человек от герцога меня брать, вы просто постоите рядом под моими флагами и всё.

- И всё? - Переспросил фон Финк.

- И всё! - Ответил ему Волков.

И тут вместо капитана сказал его офицер:

- Триста пятьдесят монет, и двести солдат и тридцать арбалетчиков будут у вас под вашими знамёнами. И мы готовы будем даже подраться за вас немного, если речь идёт не о горцах, конечно.

- Триста пятьдесят? - Произнёс кавалер задумчиво. Эти мерзавцы его просто грабили. Но делать было нечего. - Ладно, но я хочу, что бы уже завтра утром ваши люди вышли из Эвельрата.

- Нет, - сказал офицер, - выйдем в полдень, быстрее не собраться. Но уже к утру будем в Лейденице, а к обеду будем на вашей стороне реки, у ваших амбаров.

- Хорошо, - произнёс кавалер.

- Да, но мы бы хотели половину получить вперёд, - продолжал офицер, и капитан, слыша его требование, качал согласно головой.

- Хорошо, - произнёс кавалер и полез в кошель.

Хорошо, что помимо серебра, что он забрал у брата Семиона, он прихватил ещё и своего золота, иначе ему бы не хватило.


Соврал этот офицер, немного, но соврал, к обеду не вышли солдаты из Эвельрата, а только стали собираться у западных его ворот. И то были не все обещанные, а всего лишь сто семьдесят семь человек. Волков ждать не мог больше, офицера оставил ждать остальных, а сам с капитаном фон Финком и с теми, что собрались, пошёл на запад, к Лейденицу, к переправе. Солдаты были не очень, даже похуже, чем у Бертье и Рене, и уж совсем нечета людям Брюнхвальда, но сейчас это никакой роли не играло. Доспех был так себе, оружие так себе, ленивые они были. Как ни понукал их капитан, плелись они шагом неторопливым, словно не боялись совсем своего командира. И, конечно же, до ночи они к Лейденицу не попали. А дошли туда только к обеду следующего дня, где Волкову опять пришлось платить, он уже оплатил этой куче народа обед и ужин, так ещё за переправу людей с него лодочники взяли шесть талеров! Чёртова война, никаких денег на неё не хватит. К вечеру этого же дня они пришли в Эшбахт, где их уже ждали Брюнхвальд, Рене, Бертье и сержант стрелков, Вильгельм из Ланна. Все были при людях. Лагерь, который пришлось разбить на холмах, что лежали восточнее Эшбахта получился весьма внушительный. В этот же вечер Волков позвал к себе Карла Гренера и Увальня, у этих двоих ещё были силы, сказал им:

- Господа, вы оказались выносливее иных, ещё и места вокруг хорошо знаете, поэтому вас пошлю. Поедете на север, в сторону Малена, туда, где кончается моя земля, начинаются холмы. Надобно мне знать, что из Малена ко мне вышел отряд, как увидите его у моих границ, так скачите ко мне. Лошадей возьмите новых, наши уже ноги едва переставляют, припасов возьмите на два дня, более не потребуется, думаю. Езжайте немедля.

Хоть и устали оба молодых человека, но от задания никто не отказывался, даже и не попросили ничего, сказали:

- Выполним.

И ушли. Только после этого он поехал домой, в новый дом. С коня едва слезть смог, Максимилиан помогал, как всегда. На ногу не ступить было. Останавливаться приходилось, от боли зубы стискивал и сопел носом, чтобы дух перевести. Так и шёл к дому, поддерживаемый Максимилианом. Было уже поздно, дворня вся спала уже, жена не вышла его встречать, лишь Мария хлопотала у плиты, стряпая ему ужин, да госпожа Ланге помогала Марии покормить господина. Еле до кресла дошёл, что во главе стола стояло. Госпожа Ланге стала помогать ему тоже. Так вдвоём они с Максимилианом довели его до кресла. И ничего, он помощью женщины не брезговал, не до того ему было. Украдкой, когда Мария не видела, она обняла Волкова и как уже делала, поцеловала его в висок и в небритую щёку. Провела рукой по волосам его. И, кажется, всё равно ей было, что на нём дорожной грязи слой толщиной в ноготь и что дурной запах от него, резкий запах нестираной одежды, запах его пота и коня. Всё равно целовала она его. И не по просьбе, не по велению, а по желанию своему.

Он ел, а Бригитт сидела рядом, подливала ему вина и смотрела на него, хоть и знала, что он этого не любит.

От еды, а скорее всего, от вина, на мгновение усталость ушла, и ногу больше не крутило, видно, от покоя. Он поймал её за руку, оглянулся, не видит ли Мария, та возилась у бадьи с посудой, не смотрела на них. Он потянул к себе, она послушно встала рядом, а Волков обнял её за талию, потом и к заду руку опустил. Бригитт покраснела, как краснеть умеют только рыжие (и шеей, и ушами, и лицом), улыбалась виновато да поглядывала в сторону кухарки. А он нагнулся, зацепил подол её платья и стал его задирать вверх, ведя туда же и руку, и, как поднял руку выше её колен, в том месте, где кончались её чулки, так она встрепенулась, как будто вспомнила что. Руку его оттолкнула, подол одёрнула и, расправив юбки, сказала негромко:

- У супруги вашей сейчас дни для зачатия лучшие, к ней ступайте.

- Да к дьяволу её, даже не вышла встретить мужа, спит пусть, - отмахнулся он и снова попытался схватить за юбки.

Но Бригитт не далась, была, вдруг, строга с ним:

- Нет, все только и говорят, что наследника у вас нет, что наследник вам нужен, так идите и делайте его.

- И кто же это говорит? - Поинтересовался Волков.

- Все! И офицеры ваши первые так говорят. Идите к жене, а как у неё лучшие дни пройдут, так ко мне будете ходить. Я подожду вас.

При этом госпожа Ланге сама, не брезгуя чёрной работой, стала убирать со стола посуду за ним, этим сообщая ему, что разговор закончен.

Она была права, конечно. Он поймал её руку, милую, тонкую руку в редких светлых веснушках, и поцеловал её. Она потом руку забрала и понесла посуду к Марии. А он поднялся и, тяжко хромая, пошёл по лестнице наверх, в опочивальню. Комната была не заперта. На тумбе у стены тонкой жёлтой ниточкой горел ночник. Он подошёл к кровати и стал глядеть на жену. Только голова видна из перин. Нет, не Брунхильда и не Бригитт. Спит курносая, щёчки пухлые, волосы сальные из-под чепца торчат, рот открыт, храпит ещё. Нет, не Бригитт и не Брунхильда. Но поместью нужен наследник, он сел, на свою половину кровати, стиснув зубы, стянул сапог с больной ноги, отдышался, снял второй, снял шоссы, панталоны и, кинув всё это на пол, полез к жене под перину. Только он прикоснулся к ней, едва взял её за грудь, так она проснулась и сразу стала недовольна. Сразу голос у неё был обижен:

- Да что же вы будете опять меня!

- Потому что вы мне жена, а я только что приехал, вот и бужу я вас, - отвечал он, стараясь задрать ей ночную рубаху, - и не будь у меня нужды, так я бы вас и не будил.

А она, придерживая свою ночную рубаху и крепко сдвигая ноги, отвечала ему раздражённо:

- Господи, да когда же вы меня оставите в покое?

- Извольте исполнять свой долг, - зло сказал кавалер.

- Оставьте же меня, от вас смердит конюшней, словно с конём лежу в кровати, - хныкала Элеонора Августа.

Она стала еще и сопротивляться ему, вырываться, словно он был ей не муж, а чужой мужчина.

Он устал, не мыться же ему идти сейчас, сил у него больше не осталось. Он оторвался от жены и лёг на спину. Значит, конём он смердит? Ну, а чем ещё должен пахнуть рыцарь, как не конём и кровью? Вы, госпожа Эшбахт, не за царедворца выходили замуж. Уж не помадами муж ваш должен пахнуть!

Да и чёрт с ней, с этой дурой. Пусть спит. Завтра он помоется, и пусть она хоть что-нибудь попробует ему возразить на его законные требования.

Он закрыл глаза и сразу уснул. Первый раз за последние четыре ночи он заснул по-настоящему крепко.


Глава 23

Завтрак он проспал, приходили его будить к столу, да он гнал всех прочь, так не высыпался за последние дни, что сейчас встать не мог.

Насилу к десяти часам утра вылез из перин, не обуваясь и не одеваясь толком, похромал вниз. Пить хотел. Там, за столом, жена и Бригитт сидели, к ним сестра приехала, говорили о чём-то своём, о женском. Надо было, конечно, в чистое одеться, как подобает, да лень было, сел за стол в недельной рубахе, как был, женщины стали ему предлагать еду. Он был голоден, всего хотел, но перед этим приказал:

- Мария, вели дворовым воду греть, мыться буду.

Жена сидела, губы поджав, смотрела на него неодобрительно, сестра так и старалась хоть что-то для него сделать сама, а госпожа Ланге следила за всем этим внимательно, то на госпожу Эшбахта поглядит, то на господина Эшбахта глянет многозначительно.

По взгляду её Волков понял, что Бригитт есть, что ему сказать. Но пока тут же жена сидит с видом недовольным, она будет молчать.

Сестра Тереза, с недавних пор носившая фамилию Рене, забрала у Марии миску с варёными яйцами, сама стала брату чистить их, пока он ел очень вкусную фасоль в хлебной подливе с жареным салом и луком. Мария уже поставила на стол чашку с топлёным молоком и мёд в маленьком горшочке, хлеб ещё тёплый положила на стол, прикрыв его рушником.

Отличная домашняя еда, теплая вода в огромней кадке, хороший дом, заботливые женщины – это было бы прекрасное утро для стареющего отставного солдата тридцати пяти лет. Если бы не кислый вид жены и мысли о непростом будущем, так можно было считать себя счастливым. Он с удовольствием взял почищенное сестрой яйцо, оно было ещё тёплым:

- Сестра, а почему вы пришли без моих племянниц?

- Приведу, когда пожелаете, - отвечала Тереза пододвигая ему маслёнку, чтобы он мог бросить масла на яйцо.

- Приводите, я скучаю по ним, - сказал он и уже хотел откусить яйцо, как дверь в обеденную залу отворилась, на пороге показался Максимилиан.

Волков так и замер с этим аппетитным яйцом. Он уставился на своего оруженосца с укоризной, видя, что тот пришёл по делу:

- Ну?

- Увалень с Гренером приехали, торопятся вас видеть.

Кавалер отложил яйцо, вздохнул и сказал:

- Зови.

Хорошие были эти молодые господа, и Увалень был хорош по-своему, и Карл Гренер тоже, но толком говорить они не умели. Говорили сбивчиво, бестолково и по-разному.

Волков понял из их слов, что они сторожили дорогу на холмах, как и велел кавалер, и поутру встретили купчишку, что вёз в Эшбахт соль и всякое другое, а этот купчишка сказал им, что следом за ним из Малена по южной дороге пошли добрые люди при доспехе и железе. При них обоз и два господина верхом, было их три сотни.

- Три сотни их? - Перепросил Волков.

- Купчишка так сказал, - говорил Гренер.

- Он их утром видел?

- На рассвете, - сказал Увалень.

- Вот проворный этот чёрт Фильшнер, уже бежит, дьявол, - ругался Волков, забыв про присутствие женщин. – Максимилиан, доспех, господа, идите к офицерам, скажите, что бы строили людей, через полчаса выходим.

Он встал.

- Господин, а колбаса жареная? - Удивлялась Мария, стоя со сковородой, в которой шипела на масле кровяная колбаса. – А ванна как же?

- После, всё после, - отвечал ей Волков, вылезая из-за стола, - Увалень, бегите к господам кавалеристам, скажите, что бы немедля коней поили и седлали. Гренер, вы мне коня оседлайте, я поеду на вороном, седло возьмите лучшее, то, что серебром подбито.

- Да, кавалера, - сказал Гренер.

И всё сразу ожило в его доме и селе.

- Что там опять у господина? Отчего беготня по всей деревне? Верховые скачут, солдаты с пиками уходят на дорогу. Чего случилось? - Крикнул проезжавший по улице мимо господского дома мужик. Он даже остановил у ворот телегу и кричал суетящимся у телег дворовым людям.

- А то что же, как обычно, - весело отвечал один из дворовых мужиков, - у господина занятие завсегда одно и то же.

- И что же? - Не отставал от дворовых мужик.

- Так война, что же ещё? - Смеялись дворовые.

- Война? Опять? - Уважительно говорил мужик.

- А у господ других занятий и нету, война да охота, всё. Да ты не бойся, мужик, тебя-то это не коснётся.

- И слава Богу, - сказал мужик и поехал по своим делам.


Графство Мален не было ни большим и ни маленьким, ни бедным и ни богатым. Стояло оно особняком, на южном краю земли Ребенрее, торговые пути шли мимо него, хотя и проходили совсем рядом. В общем, давало оно кое-какой доход графу, да и герцогу перепадало серебра. А когда было нужно, графство могло собрать ополчение из земель местных сеньоров. Бог весть сколько хороших рыцарей и хороших кавалеристов было тут, впрочем, рыцари были здесь не хуже, чем у многих других. И неплохую пехоту могло собрать графство со своих городов, крепкую, ведь в Малене было много оружейных мастерских. И всё оружие здесь было своё.

Казалось, что в таком графстве граф легко соберёт тридцать всадников по первому сбору, когда герцог его попросит. Да вот только не был граф дома. Оказывается, за день до прибытия капитана отъехал он с молодой женой на богомолье куда-то, а когда приедет не сказал. Молодой граф и рад бы помочь был капитану, да как же он сеньоров позовёт на войну, когда отец его ещё жив, так и отца прогневить можно не на шутку. Да и кто из сеньоров откликнулся бы на зов молодого графа, когда никто ему присяги не приносил. Вот и уехал капитан из поместья Мелендорф ни с чем и в дурном расположении духа. А ещё оно ухудшилось, когда власти города Малена, вместо трёх сотен людей, что он просил дали ему сто тридцать человек. Сто тридцать вместо трёх сотен с арбалетчиками и аркебузирами. Да ещё когда увидел он этих солдат, так обозлился даже. Те солдаты были молодые и в плохом доспехе и железе. Сброд, что даже стоя не знает. Пустое место, а не солдаты. Сержанты с ними, и те были пьяны. Обозлился гауптман, пошёл к начальнику городской стражи ругаться. А тот плечами пожимает, город денег не выдал, солдаты по кабакам сидят да разбойников по округе ловят. Если капитан подождёт недельку-другую, так к концу октября народишко, может быть, и соберётся.

- Недельку-другую?! – Орал капитан в возмущении. - Вот как вы герцогу служите, мошенники!

- Знаете что, капитан, а не пойти ли вам… к казначею, - еле сдерживался начальник стражи. - Или к секретарю городского совета, спросить у них, почему не дают денег на солдат вам.

Про это Фильшнер и слушать не хотел. Как ненавистны ему, солдату, были эти председатели всякие да эти хитрые крысы из городских советов, из магистратов и канцелярий дурацких. Они его злили до бешенства прижимистостью своей и жадностью, знанием законов глупых и изворотливостью, лицемерием и хитростью. Злили они его даже больше, чем дезертиры или трусы. Поэтому ни к какому председателю он не пошёл, а пошёл к своим людям, собрал сержантов, достал всё серебро, что у него было, и сказал:

- Вот вам деньги. Соберите всех, кого сможете, надобно человек сто, пусть любой сброд будет, сулите полталера за три дня каждому, даже если у него из доспеха будут одни штаны драные, а из оружия палка. – Конечно, он так говорил для красного словца, но все его понимали правильно: брать можно любых солдат. - Больше нам не потребуется. Я выйду на утро, встану в пяти часах пути на юг, а вы как соберёте кого, так догоняйте, но выходите не позже полудня.

Сержанты всё понимали, брали деньги, расходились по городу, собирать по кабакам людей – нелёгкое дело.


Сначала он торопился, гнал солдат вперёд, чтобы встретить капитана подальше от дома. Шли люди быстро, даже солдаты капитана фон Финка шли бодро, не так, как до реки. Старый капитан был хитёр, ещё на марше догнал Волкова и стал говорить с ним о том, что надо бы ещё до дела ему деньги выдать, все, что кавалер ему обещал.

Волков косился на него и думал. Триста пятьдесят монет обещал он ему за дело, из которых он выдал фон Финку и его офицеру уже сто восемьдесят. И вот этот седой хитрец уже завёл речь про остальные деньги. И это при том, что офицер должен был привести ещё как минимум пятьдесят людей, из которых тридцать это арбалетчики, и до сих пор не привёл их.

Можно было и послать капитана фон Финка к дьяволу, да, можно, но кто бы тогда мог гарантировать, что он не повернёт своих людей тут же обратно. Никто не мог.

Волков стянул перчатку и полез в кошель, под фальтрок, достал оттуда восемь монет, восемь золотых гульденов. Протянул их капитану:

- Теперь мы в расчёте? - Спросил он у капитана, зная, что там получается даже больше.

- Да-да, - радостно отвечал тот, пряча деньги, - теперь мы в полном расчёте, кавалер! В полном! Кстати, хотел сказать, что у вас прекрасный доспех, кажется, я где-то такой же уже видел.

- Вы видели его на архиепископе, наверное.

- Может быть, может быть, - начинал вспоминать фон Финк.

- Кстати, капитан, если вы надумаете меня теперь предать… - начал Волков таким тоном, что любой бы призадумался, услышав его.

- Ну что вы, кавалер… - стал успокаивать Волкова капитан. - Успокойтесь.

Но кавалер не собирался успокаиваться:

- Эти глиняные холмы и эти уродливые кусты – всё это будет последним, что вы и ваши люди увидите перед смертью.

- Вам абсолютно не о чем беспокоиться, кавалер, - отвечал спокойно фон Финк. - Абсолютно не о чем.


Глава 24

Чуть не дойдя до границы своих владений, Волков велел ставить лагерь. Место было удобное, дорога как раз шла между двух холмов. Кавалер вместе с Клаузевицем и Брюнхвальдом заехал на один из холмов и посмотрел на север. Оттуда, из Малена, должен был идти Фильшнер. Пошёл дождь. Мелкий, холодный дождь конца октября.

- Отличное место, - сказал Брюнхвальд, вытирая ладонью промокшие усы. – Если кто осмелится, так легко его тут остановим. Велю рубить рогатки для лагеря, на частокол тут леса не найдём.

Волкову даже добавить было нечего. Хорошо, что у него есть Брюнхвальд.

- Прикажите шатёр мой разбить на этом холме.

- Тут? - Удивился ротмистр.

- Да, хочу, что бы его было видно издали. Пусть люди Фильшнера издали видят меня. И знают, с кем будут иметь дело.

- Как пожелаете, кавалер, - отвечал Карл Брюнхвальд.


Они прождали весь остаток дня, но до наступления темноты отряд Фильшнера не появился. Дождь усилился, стало холодно. Уже в сумерках Волков со всеми офицерами обходил лагерь и окрестности. Дорога покрылась лужами, глина на холмах раскисла, холмы стали скользки. Мерзкие колючие кусты стали ещё и мокрыми. Было нехорошо вокруг, даже солдатские костры толком не горели, всё больше дымили.

- Наверное, уже не придут, - сказал Брюнхвальд, когда опять они лезли на холм. - Может, дозволим солдатам снять доспехи и ложиться отдыхать?

- Да, вряд ли уже придут, - соглашался кавалер, он не без труда залез по мокрой глине на вершину холма, всматривался вдаль. - Рене, поставьте заставы из десяти человек на каждый холм, и на дорогу, дорогу пригородите рогатками. На каждую заставу по сержанту.

- Будет исполнено, кавалер. - Отвечал родственник.

- Вильгельм.

- Я тут, господин. - Откликнулся молодой сержант роты стрелков.

- На каждую заставу по пять стрелков. Пусть идут аркебузиры в первую очередь, накажите, что бы порох сухим был всю ночь, после полуночи сходите, проверьте. - Распорядился Волков.

- Будет исполнено, господин.- Заверил сержант.

Он пошёл к себе в шатёр. Там Максимилиан разжёг огонь в жаровне, горели лампы. Было сухо, светло и тепло. На столе из перевёрнутой бочки стояла еда в большой тарелке – телятина, лук, чеснок, хлеб, оливковое масло и вино в большом стакане из стекла.

Он по-солдатски быстро поел и завалился на кровать, не снимая ни сапог, ни доспеха. Ничего, ему не привыкать, он далеко не первый раз так спал. Бывало, что и голодный спал, и мокрый насквозь.

Меч под левой рукой, шлем и подшлемник под правой, всё в порядке. Кони стоят, не рассёдланы. Дежурный по лагерю Бертье, ему можно доверять, спать страже и дозорам не даст. А значит, он может спать спокойно, ну, если, конечно, у него получится заснуть.

По полотну шатра шелестели капли, хороший шатёр он отобрал у Ливенбаха. Где-то совсем рядом переговаривались солдаты из роты Брюнхвальда, теперь они были его охраной, пахло влажным дымом плохо горящего костра, конь стряхивал воду с гривы, звенела узда. Всё было как когда-то в молодости, точно так же. Только тогда не болела нога и шея… А теперь приходилось ворочаться и искать для членов своих неспокойных удобное положение, а попробуй его найди, если на тебе столько железа. Он уже подумывать начал, что неплохо бы позвать Увальня или Максимилиана, чтобы снять доспех да заснул под шорох дождя.


Гауптман Фильшнер негодовал. Всё это на первый взгляд простое дело шло наперекосяк. Все словно сговорились ему вредить или хотя бы не помогать. Он вышел из города, при нём было едва двести пятьдесят человек, хотя он намеревался иметь четыре сотни вместе с дворянским ополчением. Пройдя неспеша половину пути и не дойдя до границ Эшбахта, он поставил лагерь, чтобы дождаться сержантов, что остались в Малене нанять ещё людишек.

Все сержанты, кроме одного, вернулись с очень плохим уловом. Вернулись поздно, намного позже полудня. Привели они тридцать нищих и бродяг, которые согласились за пол талера куда-то идти.

Фильшнер начал ругать своих сержантов, хотя знал, что сержанты его вовсе не виноваты.

А сержанты ему отвечали, что других людей в городе нет. К ним вообще никто не хотел идти из добрых людей, даже если сержанты предлагали им целый талер за три дня, особенно не хотели, когда узнавали, что идти придётся против фон Эшбахта.

Фильшнер плюнул и пошёл к себе. Он стал ждать последнего сержанта, который ещё не пришёл. А его всё не было. Что там с ним произошло – капитан мог только гадать. Может, он запил с горячими кабацкими девками. А может, его обворовали. Может, проигрался, всякое бывает. А может, он дезертировал с денежками, хотя в это гауптман не верил, его сержанты были люди проверенные, семейные, все из Вильбурга.

Но сержант так и не объявился до вечера, его роте пришлось ночевать на дороге, под дождём. И утром его не было, что удивило капитана ещё больше.

Солдаты Фильшнера на рассвете встали, рубили мокрые кусты и хотели готовить еду, но гауптман решил не ждать, чтобы поберечь свой провиант и пообедать в Эшбахте, за счёт хозяина и его мужиков. Тем более что хода туда было всего четыре часа. Ну, учитывая, что дорога стала от дождя плоха - шесть. Недовольные, голодные и промокшие солдаты, ворча, пошли дальше на юг. И если его солдаты ворчали тихо, то те мерзавцы, что дал бургомистр Малена, ворчали, рыл своих не пряча. Одного пришлось успокаивать плетью.

Впрочем, ни плохая погода, ни плохая дорога, ни солдаты недовольные решимости и уверенности Фильшнера не колебали. Капитан видел людей этого Эшбахта на смотринах у графа. Да, солдаты были у него неплохи, да уж чего там – хороши были его солдаты. Но было их всего около сотни, может, чуть больше. А гауптман вёл к нему не таких хороших солдат, но в два, два с половиной раза больше, этот Эшбахт никуда от него не денется.

Они часа не шли ещё, как приехал из авангарда его офицер и сказал капитану:

- Кажется, ждут нас, гауптман.

- Кто? Что? - Не понял тот поначалу. - Нас ждут?

- Точно так, дальше на холме шатёр, - офицер указал на юг плетью, - видите?

Сквозь пелену дождя немолодой глаз Фильшнера разглядеть шатёр не смог, офицер поехал вперёд, обгоняя колонну.

Да, как проехал немного, так увидал отличный алый шатёр на холме, а ещё людей под холмом, их было много.

Капитан стал приглядываться внимательно, а после, кажется, и злиться начал, он погнал коня дальше, вперёд, вперёд. И чем дальше ехал, тем мрачнее становился. Как проехал ещё сто шагов, так рассмотрел за дождём он не только шатёр роскошный, не только людишек конных вокруг него, а ещё и стройные ряды людей пеших, людей добрых, что были при латах хороших. Увидал пики длинные и алебарды. Одна рота у подножья правого холма в двести человек и одна рота на невысоком левом холме, тоже двести человек. Да ещё полсотни людей прямо за рогатками на дороге. А на самом холме, рядом с шатром – рыцари. Дюжина, не меньше. И знаменосец там же, стоит с большим стягом. Чуть наклонил его, чтобы намокшее от дождя полотнище к древку не липло, чтобы его хорошо недруги видели и друзья. И все остальные люди стоят под штандартами бело-голубыми.

Хоть и дождь идёт, люди построены, флаги развёрнуты, все издали видны.

И те, кому нужно было видеть, всё это увидали. Солдаты капитана Фильшнера и так не очень веселы были, а тут и вовсе стали шаг замедлять. И не удивительно. Они отлично видели железные ряды, считать они умели. И считали сквозь дождь. Людей у этого Эшбахта мало того, что больше в два раза, так ещё и стояли они на холмах. Ещё и кавалерия при них была.

Капитан продолжал ехать вперед, не зная ещё, что же ему теперь делать. Как брать наглеца и упрямца Эшбахта, когда солдат у того больше намного? А к нему, разбрызгивая воду из луж, скакал его помощник.

«Вот тебе и пообедал в Эшбахте», - подумал капитан Фильшнер и, стряхнув воду с полей шляпы, сказал подъехавшему офицеру:

- Остановите колонну.

- Шесть знамён, капитан, главный штандарт, штандарт кавалерии и ещё четыре. Дьявол, как же так, - начал ротмистр вглядываясь вперёд, - мы же думали, что у него сто людей!

- Остановите колонну, ротмистр, - повторил капитан, он и сам умел считать флаги, сам всё видел. - Остановите колонну и будьте тут, - он тяжело вздохнул и поехал вперёд.


- Никак не будет их три сотни, - сразу сказал Брюнхвальд, глазом опытного офицера оценив колонну гауптмана Фильшнера.

Они все увидали, как от колонны противника отделился всадник.

- Едва двести восемьдесят, - сказал Волков.

Может, нога, шея и всё остальное его и мучило, но глаза бывшего арбалетчика были всё ещё остры.

- Максимилиан, останетесь при знамени, Клаузевиц и Увалень едете со мной. Брюнхвальд, вы за старшего.

Волков тронул коня и тот, умный, осторожно стал спускаться с холма, передними ногами тормозя и оставляя в скользкой глине борозды от копыт.

За ним так же осторожно стали спускаться Клаузевиц и Гроссшвюлле. Они ехали навстречу капитану. Тот остановился на краю дороги и у длинной лужи стал ждать их.

- Какая встреча, - Волков снял из вежливости шлем, но так как капитан был в шляпе, подшлемник снимать не стал, - я вас видел, кажется, на смотре у графа, вы были в свите маршала?

- Да-да, - отвечал ему гауптман, отвечал не очень вежливо, словно хотел закончить этот пустой разговор побыстрее, - а ещё на балу у графа. Меня зовут Фильшнер, я капитан Его Высочества герцога Ребенрее, да продлит Господь его дни.

- Воистину! – Со всей возможной любезностью отвечал кавалер. - А меня Фолькоф. Это мои владения, добрый капитан… Фильшнер.

- Я знаю, что это ваши владения… - сказал капитан. - И мне кажется, вы знаете, зачем я здесь.

- Может, и знаю, какая разница, раз уж вы пришли, то я приглашаю вас быть моим гостем. – Волков поклонился капитану, насколько это позволял сделать доспех.

- Гостем? - Чуть ли не с удивлением переспросил Фильшнер.

- Гостем, - подтвердил Волков.

- Это так вы встречаете гостей, Эшбахт? – Капитан указал на стройные ряды солдат кавалера. - Четырьмя сотнями людей при добром железе?

- Вообще-то пятью сотнями, одной сотни вы не видите, - соврал кавалер, - а гостей я встречаю так, как они заслуживают. Недавно тут были одни гости… Из-за реки приплывали, не очень-то желанны были… Так их капитан, кажется, в реке потонул, говорят, так и не нашли беднягу.

Увалень, дурак, не сдержал смеха, едва не засмеялся в голос, слава Богу, хоть фон Клаузевиц ограничился сдержанной улыбкой.

- Никак вы осмелитесь поднять оружие на посланника сеньора своего? - Насупился капитан. Ему очень не нравился этот разговор. Он недобрым взглядом смотрел на молодых людей, что сопровождали кавалера и позволяли себе ухмылочки при серьёзном деле. И он продолжил: - Неужто дерзнёте?

- Никогда не осмелюсь, если посланник этот ко мне в гости пойдёт.

- Я не в гости к вам иду, у меня есть приказ арестовать вас и доставить в Вильбург, на суд Его Высочества. И вы, как его верный вассал, должны повиноваться его воле. Значит, и мне, как носителю его воли.

- Я, как его вассал готов повиноваться, но вот в чем препятствие, мои офицеры ему вовсе не вассалы, они злы и своенравны, не хотят, что бы меня куда-то увозили, когда я воюю с горными безбожниками. - Вежливо улыбаясь, объяснял Волков.

- Значит, ваши офицеры не дозволят? - Недружелюбно спросил капитан.

Волков тронул коня и знаком попросил Фильшнера отъехать. Тот подумал немного и согласился.

Они отъехали и сблизились, чтобы никто их не мог ни слышать, ни видеть из-за кустов.

- Хватит, Фильшнер, - теперь Волков говорил с капитаном без всякого лукавства и глупой деликатности, - вам меня не взять, а попробуете, так... - он сжал свою великолепную перчатку из отличного железа и показал кулак капитану, - раздавлю ваших людей за час. Половина ваших солдат – дрянь, будь вас даже больше, я бы не испугался. Так вас ещё почти в два раза меньше.

- Могли бы и миром поехать, герцог милостив, простил бы вас. А так только сеньора своего злите.

- Куда? Куда мне ехать, если жду горцев со дня на день? Знаете ведь сами, с ними шутки плохи. - Тут кавалер достал из-под одежды небольшой кошелёк и высыпал часть его содержимого себе в перчатку, это были золотые гульдены. – Берите, это вам.

- Да вы с ума сошли?! - Больше удивился, чем возмутился капитан.

Он даже отстранился от кошелька, словно тот был из нечистот.

- Берите и уезжайте. - Настаивал кавалер. - Не затевайте ссору, в которой только и сможете сделать, как людей погубить. Вы же не из тех людей, что в прихоти своей готовы людей десятками класть в могилы?

- Но у меня же приказ герцога, - опять отказывался брать золото капитан. - Что я ему скажу?

- Скажите правду, скажите, что у меня было пять сотен людей, а у вас всего две, что город хороших людей дать отказался, у вас сто причин есть, - говорил кавалер, буквально запихивая кошелёк в руку Фильшнера.

- И что вам это даст? - Капитан так и держал кошелёк, не сжимая руки и не пряча золота. Он смотрел на Волкова и не понимал его. - Через месяц или через два герцог пошлёт к вам уже полковника с семью сотнями людей.

- Месяц? А ещё лучше два! Хорошо бы, если так, хорошо бы два месяца получить отсрочки. - Говорил кавалер мечтательно.

- И что же изменится за два месяца? - Спросил его капитан. - Думаете, герцог за два месяца забудет про вас? Он не таков, он злопамятен, нипочём не простит отступника или упрямца.

- Нет, не думаю, что простит, но, может, я уже уеду отсюда к тому времени или меня уже убьют. – Сказал кавалер спокойно. - В общем, два месяца - для меня это очень много.

- Вы безумец, как вы только уговариваете людей идти за вами, если вы так спокойно говорите о смерти? Им-то с вами зачем погибать? - Не понимал Фильшнер, возвращая золото Волкову.

- Они верят, что я удачлив и что Бог со мной. Говорят, что Длань Господня. - Волков не убирал золота, снова протягивал его капитану. - Берите, вам говорю, кто без страха и упрёка, тот всегда не при деньгах. А с монетами вам легче будет придумывать, что сказать курфюрсту.

- Вот как? С вами, говорите, Бог? Хорошо, возьму, но знайте, я и без этого вашего золота нашёл бы, что сказать герцогу. - Он хмурился, стеснялся, даже поглядывал по сторонам, словно делал что-то постыдное. Движения его были неловки, когда он брал и прятал кошелёк. И спрятав его, капитан сказал: - Эшбахт, вы мне нравитесь, говорят, вы храбрец, солдаты вас любят, но, когда в следующий раз я за вами приду, вы уже не взыщите.

Он протянул Волкову руку.

- Вы мне тоже нарвитесь, капитан, и в следующий раз, когда придете, делайте, что должно.

Он пожал Фильшнеру руку, это было рукопожатие двух старых солдат, что уважают друг друга.


Глава 25

Волков смотрел, как мокрые и замёрзшие солдаты, что шли его арестовывать, дождавшись командира, начинали разворачиваться. И они вовсе не выглядели разочарованными. Кажется, даже они обратно в город пошли веселее, чем шли из него. Кавалер улыбался, глядя на них, он готов был биться об заклад, что эти бродяги благодарят Господа, что им не пришлось иметь дело с его людьми.

Колонна Фильшнера повернулась и потянулась по размокшей и скользкой дороге обратно в Мален. И капитан ушёл тоже незлой, а с тяжёлым кошельком под кирасой.

А у подножия холма перед железными рядами солдат в большой шляпе, что по рангу носить епископу, уже шлёпал по мокрой глине дорогими туфлями брат Семион и кричал вслед уходящим солдатам Фильшнера, кричал так, чтобы слышали люди Волкова:

- Поглядите на них, дети мои, поглядите на этих дураков! Эти глупцы шли сюда бросить вызов нашему господину, кавалеру Фолькову, что прозван давно Инквизитором, а недавно Дланью Господней. Поглядите на этих детей, безмозглых отцов и безумных мамаш!

Солдаты улюлюкали и свистели вслед уходящей колонне.

- Много ли мозгов в их бараньих головах, - продолжал монах громко, - если решились они на дерзость такую, что возомнили одолеть нашего господина, кавалера Фолькова? Человека, которого Святая Матерь Церковь считает опорою своею и хранителем веры. Это всё равно, что осмелиться противиться Богу, ведь господин наш есть Длань Господня, рука Господа. Вижу я, что Бог покинул этих болванов, ибо головы их пусты, как старые бочки. Солдаты от души смеялись, слушая его, и ничего, что были они мокры и что дождь не прекращался.


Ещё одно дело было решено, решено хорошо, решено так, как он и задумывал, он не довёл дело до крови, не поднял оружие на людей герцога, значит, и герцог не будет свирепеть. Ну не получилось вассала вразумить, но и вассал не был злобен, до железа не дошло же.

Не дошло. Значит, пять дней тяжкой, непрерывной езды и трудных переговоров были не напрасны, серебро с золотом не брошено на ветер. Он прикупил себе ещё времени, так нужного ему времени. Когда теперь опять соберётся герцог послать за ним людей? Может, через месяц, а может, и через два, а может, ему повезет, Бог будет милостив, курфюрст лишь к весне соберётся. Да, к весне было бы очень хорошо.

- Кавалер, - обратился к нему Клаузевиц.

- Да, - ответил Волков, всё ещё глядя на хвост колонны солдат, что растворялся в мелком осеннем дожде.

- Поначалу я не понимал, что вы затеваете, я думал, что нам придётся драться с людьми герцога, - продолжал молодой рыцарь. - Но сейчас я понял, вы хотели сделать всё, чтобы не поднимать оружия на людей своего сеньора, и в то же время победить. Это было великолепно!

- Ну, что ж, рад, что вы поняли, кавалер, - ответил Волков. Это признание молодого рыцаря было ему, признаться, приятно. И он продолжил: - Запомните, Клаузевиц, победа без железа и крови – тоже победа.

- Я слышал, о вас говорили, что вы смелый и искусный воин, а теперь я сам видел, что вы умелый и хитрый дипломат.

- Да, кавалер, очень всё вышло хорошо, - добавил Увалень, что слушал их разговор, - я то думал, что драки не избежать.

Волков кивнул головой ему и Клаузевицу в ответ, принимая восхищение юных господ с благодарностью и достоинством.


Настроение у него было прекрасным, давно он так не был доволен. Порадоваться победой на реке ему не довелось из-за раны в шее и тревоги, что всё ещё не кончено. А теперь радовался, шлем отдал Увальню, подшлемник стянул, жарко ему было, с открытой головой под дождём ехал.

И всё бы хорошо было, да вот только дорого ему это обошлось. Ведь он ещё своим солдатам не платил, а им нужно было хоть немного денег дать, хоть пятьдесят монет на всех. На реке он хоть доспехов и оружия собрал немало, солдатам раздал, так те довольны были, а тут трофеев не было совсем – одни расходы. И львиную долю его денег заграбастал себе хитрый фон Финк и его офицер. Мало того, что цену заломили без всякого милосердия, мало того, что взяли вперёд дела, так ещё и обманули его. Обещали двести солдат и тридцать арбалетчиков, а солдаты были только те, что пришли с капитаном, офицер так и не догнал их, то есть людей было на пятьдесят человек меньше. Бог бы с ними, с фринландцами. Ну, жадны они до серебра безмерно, а у него было положение безвыходное. Выкрутили ему руки, взяли в три дорога, тут не поделать нечего, уговор есть уговор. Ничего бы он им не сказал бы, если бы только они своё слово сдержали. Но они не сдержали, обманули его, а вот этого Волков этим прохвостам из Фринланда спускать не хотел.

Фон Финк прогуливался по лагерю, смотрел, как солдаты снимают лагерь и грузят вещи в телеги, когда Волков подъехал к нему. Он не обрадовался кавалеру, как будто знал наперёд, что за разговор будет, сразу нахохлился, даже вид у него стал колючий.

И Волков начал сразу, без всяких церемоний:

- Фон Финк, ваш офицер не пришёл и людей не привёл. Не хотите ли вернуть мне лишние деньги? Вернёте талеров пятьдесят? Думаю, то справедливо будет. - Спросил Волков у фон Финка. Причём спрашивал он, с коня не слезая.

Может, то, что говорил он свысока, а может, от жадности, но капитан вдруг разозлился, отвечал кавалеру горячо:

- Дело сделано было и без моих других людей, хватило тех, что со мной были, а вы вместо благодарности ещё взялись попрекать, подобно купчишке какому, новые расчёты считать.

- Отчего же мне не считать, когда вы продавали мне одно, а продали другое. – Стараясь не злить капитана больше, продолжал Волков. - И справедливо прошу я вернуть то, что взяли вы сверху обещанного.

- Как погляжу я, считать вы мастак, каких мало. Вам бы лавку менялы открыть, у вас, думаю, дела бы хорошо пошли. – Продолжал фон Финк запальчиво.

Мало того, что дерзкие вещи, так он ещё их и с вызовом говорил, явно оскорбить намеревался.

Такой ярости на пустом месте и подобных оскорблений Волков не ожидал, нет бы сдержаться ему, но по глупости не сдержался и потерял хладнокровие. Стал выговаривать слова в ответ для капитана обидные:

- Зато у вас с лавкой бы ничего не вышло, обещаете вы одно, плату за то берёте, а делаете мало из того, что обещали. И такие люди, как вы, называются… Знаете как?

- И как же? - Зло спросил капитан.

- Не буду говорить вам, чтобы не прослыть грубияном таким, как вы. - Отвечал кавалер.

- Грубияном? Да? - Заорал капитан. - Я вам сказал, что вы похожи на менялу, так как вы считаетесь не хуже, чем они. Так воины себя не ведут!

Сначала солдаты перестали снимать лагерь, стали собираться вокруг ругающихся офицеров, стали слушать их, что было совсем недопустимо. Но Волкову уже гнев заливал глаза, он ничего вокруг не видел, сравнение его с менялой или купцом сильно его задело, и он уже орал на капитана:

- А как ведут воины Фринланда, расскажите мне, - кричал Волков, - как мошенники, что обманывают доверчивых людей?

- Мошенники? - В ответ орал фон Финк. - Кто мошенник? Я? Я?! Человек, что пришёл вам на помощь?

- Помощь? Хороша помощь! Чёртов благодетель, на помощь он пришёл, оказывается! Триста пятьдесят талеров, чтобы нанять двести тридцать солдат на три дня! Да ещё и обмануть при этом! Привести всего сто восемьдесят. Это что, помощь? Это не помощь, это называется мошенничеством!

К ним, скользя по мокрой глине, спешили Брюнхвальд и Бертье:

- Господа, господа! - Говорил им Бертье, подбегая первым. – Недопустимо сие при подчинённых.

Но Волков очень хотел, чтобы солдаты и сержанты фон Финка слышали о сумме, которую взял их капитан за этот короткий поход.

- Триста пятьдесят монет – это не помощь, это грабёж! И вместо двухсот тридцати солдат вы привели всего сто восемьдесят! Было бы честно, если бы вы вернули хотя бы пятьдесят талеров! Иначе вы не имеете права называть себя честным человеком!

- Господа, лучше бы вам поговорить о том в шатре, - предложил Брюнхвальд. - Солдатам не пристало слышать распри командиров.

- Я спас вас, - заорал фон Финк, багровея, не слушая других офицеров, - а вы меня теперь оскорбляете? Оскорбляете? Ничего вы не получите! Ни пфеннига!

- Вы отдадите мне пятьдесят монет или…

- Кавалер, кавалер, не надо, - уговаривал Волкова Брюнхвальд, - на вас смотрят солдаты.

- Или что? Вы что, хотите меня вызвать? Что? Хотите? Я готов принять ваш вызов! - Кипятился капитан, хватаясь за меч.

- Ах, вызов, значит? Значит, вы заговорили о вызове? - Бледнел Волков. Теперь, кажется, хладнокровие начало возвращаться к нему. - Хотите драться, значит? Хорошо, старый вы болван. Видит Бог, я этого не хотел!

Кавалер смотрел на престарелого капитана, тот был, может, и высок ростом, может, он и был когда-то силён, но сейчас ему было далеко за пятьдесят. Даже при равных возможностях, даже не будь у Волкова такого хорошего доспеха, у капитана не было ни единого шанса против него. Зря капитан завёл этот разговор. В голосе кавалера послышался такой металл, что всем, кто его слышал, стало не по себе.

- Стойте! Да вы с ума сошли, господа! - Закричал Бертье. – Неужто вы будете драться из-за пятидесяти монет?

- Дело не в деньгах, - кричал фон Финк, - этот господин называл меня мошенником.

- После того, как вы называли меня купчишкой и менялой!

- Стойте, остановитесь, господа, - вдруг заговорил ранее молчавший фон Клаузевиц. - Стойте! Пока не поздно, остановитесь!

Он не постеснялся вступить в распрю, хоть по возрасту не имел на это права. Любой из спорящих годился ему в отцы. Все уставились на молодого рыцаря.

- Кавалер, вы не можете драться с капитаном. - Продолжал Клаузевиц спокойно, хоть и понимал свою дерзость, вставая между ним и фон Финком.

- Это ещё почему? - Зло спросил Волков, уже слезая с лошади.

- Вы пригласили капитана на свою землю, значит он ваш гость, - сказал молодой рыцарь, - не должно вам скрещивать оружие с гостем.

- Откуда ему знать о законах гостеприимства, - ехидно заметил капитан. - Он всё больше в счёте практикуется.

Волков на эфес меча положил руку, если бы взгляд убивал, так он уже разорвал бы капитана на месте одними глазами. Кавалер сжал эфес в руке. Дальше терпеть оскорбления он не собирался, даже несмотря на неписаные законы, о которых говорил его рыцарь.

Но Клаузевиц вдруг сделал то, что делать ему бы не следовало. Он положи свою руку на руку Волкова, не давая тому тянуть меч из ножен. Сделав такой непочтительный жест, молодой рыцарь глянул Волкову в глаза и продолжил речь, обращаясь к фон Финку:

- Очень это самонадеянно и очень дерзко, пользуясь неприкосновенностью гостя, оскорблять хозяина земли, ведь за хозяина вызов могут принять его люди, если, капитан, вы не прекратите оскорбления моего сеньора, я буду вынужден расценить ваши дерзости как своё личное оскорбление.

- Ах, вот как! – С пренебрежительной усмешкой воскликнул фон Финк. - У нашего героя нашёлся чемпион! Купчишкам как без охраны жить?

- Замолчите, капитан, - продолжал фон Клаузевиц очень твердо и сделал шаг к капитану, - господин Эшбахт не имеет права с вами драться, но я имею. И если вы не прекратите свои оскорбления, я убью вас.

Голос и поведение молодого человека были так явны, так серьёзны, что фон Финк не решился больше рассыпать оскорбления. Он посмотрел на собравшихся офицеров, на Клаузевица, на Увальня, поклонился едва заметно и пошёл прочь, даже не глянув на Волкова.

Солдаты, что наблюдали перепалку, стали тоже расходиться переговариваясь. А вот Волков ещё стоял и стоял, глядя в спину удаляющегося капитана. Слишком было сильным оскорбление, чтобы он его позабыл так сразу. Конечно, об этом и речи быть не могло.

- Бросьте, кавалер, этот напыщенный дурак даже не понимает, что едва не лишился жизни, - начал было успокаивать его Бертье.

- Оставьте это, Бертье, - ответил Волков таким тоном, что ротмистр поклонился и быстро ушёл.

Впрочем, сам он не понял, почему, но он очень быстро успокоился. Нет, не забыл. Как такое оскорбление, нанесённое при его людях, можно вообще было забыть. Но вот уже через пару минут кровь больше не вскипала, приливая к лицу, красными пятнами, а злоба уже не захлёстывала его волнами вместе с приходящими неприятными воспоминаниями. И он, кажется, даже был благодарен, что в распрю вмешался это молодой наглец Клаузевиц, который набрался смелости касаться его руки и останавливать его меч в такой серьёзный момент.

Нужно было бы, конечно, поблагодарить молодого рыцаря, но то, что он осмелился остановить руку сеньора… это перечёркивало всю его заслугу. Волков просто ничего ему не сказал. Ни упрека, ни благодарности. А Увальню и Максимилиану сказал:

- Господа, мне пора снять доспех.


Когда лагерь, наконец, снялся, капитан фон Финк со своими солдатами полчаса как ушёл, а люди Волкова становились в походные колонны, чтобы идти домой, Волков уже почти забыл про инцидент. Уже и ругань та казалась ему вздорной, а оскорбления не казались столь обидными. Если не воспоминать про деньги и обман, так можно было и забыть всё.

Да разве можно забыть про деньги, когда они нужны всё время. Волков глядел на солдат, что встают в колонны за обозом и понимал, что каждый из них ждёт от него хоть немного серебра. Не зря же они бросали свои хлипкие лачуги, тяжёлую работу на обжиге кирпича, бросали своих женщин и тащились в эту даль по мокрой глине, ночевали в сырости. И стояли в неприятном ожидании, глядя на противника и думая, решится ли он на атаку или нет. Да, каждому нужно будет дать хоть по четверти талера. А их тут двести сорок человек, не считая сержантов. Иначе в следующий раз, когда будет нужно, очень-очень нужно, они просто не пойдут.

Волков вздохнул. Нет, про деньги он никогда не забывал. Ему такая возможность просто не представлялась.

Тем не менее, садился на коня кавалер, разоблачившись от доспехов, с радостью предвкушал, как вскоре будет у себя и примет такую долгожданную и горячую ванну. Неделя в хлопотах и долгих скачках, ночи в грязных трактирах с клопами и сон в доспехах, признаться, утомили его. Но опять Волкова радовало то, что хоть и старше он всех молодых людей из его выезда, но на коня он садится легче, чем они. Хоть и нога его изводила, но сил и прыти у него больше, чем у них. Что там ни говори, а если человек смог прожить двадцать лет в солдатах и гвардейцах, если не помер от тяжкой жизни, от чумы, чахотки, оспы или кровавого поноса, если не скрючил его жар от гнилых ран, если не доконали его другие болезни или увечья, то любому молодому он не уступит ни в выносливости, ни в неприхотливости. Это уж точно.

Волков ждать солдат не стал, их офицеры повели, а он поехал домой со своим выездом.

Ехал, не чувствовал боли в ноге, а о распре с капитаном и о том, что горцы придут, о том, что герцог разозлится ещё больше, даже вспоминать не хотел. Был в самом хорошем расположении духа, хоть и вымок весь, пока доехал из-за непрекращающегося дождя.

Как приехал, так сразу в дом. А там жена и госпожа Ланге за столом с рукоделием. Он берет кинул на комод, скинул плащ, а сам к женщинам:

- Здравствуйте, добрые госпожи.

Госпожа Ланге сразу вскочила, начала книксены делать, кланяться, румяна стала, рада его видеть:

- Ах, господин, вы! Распоряжусь обед подавать немедля.

- Воду греть велите, - говорит ей Волков.

- Распоряжусь, - снова сделала книксен Бригитт.

А жена смотрит на него как на мужика какого-то дворового, не муж приехал, а не пойми кто, сама от шитья не отрывается, только лишь сказала:

- Здравы будьте, господин.

Хорошо, что хоть помнит, кто он тут есть. Кавалер подходит к ней сзади, кладёт руки на плечи ей, спрашивает у жены:

- Ну, как вы тут?

А она глаза от рукоделия отрывает, голову к нему чуть поворачивает, носик морщит и отвечает:

- Вы никак убить меня решили?

- Что? - Не понимает Волков. - Убить?

- Отступитесь от меня, не то задохнусь от вони вашей, - говорит госпожа Эшбахт и всё морщит носик. - Несёт от вас конюшней, словно конюх какой, и живёте там среди коней.

- Конюх? - Удивляется Волков. - Живу, говорите, там?

- Конечно, конюх, не иначе. Отступитесь от меня, а то от духа вашего глаза режет. - Высокомерно говорила жена.

Он вдруг берёт её рукоделие и вырывает его из женских рук. Бросает его на стол. И при этом снова спрашивает:

- Значит, конюх?

- Чего вам? - Зло восклицает жена.

- Ничего, - говорит господин Эшбахт, крепко беря госпожу Эшбахт за локоть и вытаскивая её из-за стола. - Просто весь день меня оскорбляют, то купчишкой зовут, то конюхом.

- Да что вам надо? - Пищала Элеонора Августа.

Госпожа Ланге смотрит удивлённо, как господин Эшбахт неучтиво тащит супругу свою вверх по лестнице. Тащит её без сожаления всякого, едва ли не за волосы. А та причитает:

- Не хочу я, зачем вы так грубы? Да что вам нужно от меня?

- Ничего такого, что противно было бы законам Божьим и людским. - Едко посмеиваясь, отвечал ей Волков.

Он затолкал жену в опочивальню, она вырваться пыталась, да куда там. Кинул он её на кровать, лицом вниз, что бы едкий запах конюшни, не так терзал нежные ноздри графской дочери.

- Зачем вы это? – Хныкала она и пыталась сопротивляться, когда он задирал ей подол. - Почему вы так злы со мной?

- Затем, что мне, фамилии вашей, моим офицерам и рыцарям… - Говорил он, кладя могучую руку ей на голову и вдавливая её щёку в перины. - Всем требуется наследник на поместье моём. А ещё чтобы знали вы, как оскорблять мужа? Хватит с меня на сегодня оскорблений, то купчишка я, то конюх. Смиритесь.

- Я вас ненавижу, - пищала из перин госпожа Эшбахт.

- Я тоже не сгораю от страсти к вам, мне просто нужен наследник. - Отвечал ей господин Эшбахт. - Потерпите, сударыня.

Когда дело было кончено, он, улыбаясь, вышел из покоев и, спускаясь по лестнице, крикнул:

- Госпожа Ланге, готов ли обед?


Глава 26

- Эй, глухие что ли? - Кричала Агнес, приоткрыв дверь своей мастерской, где она занималась зельями. - Не слышите что ли, в ворота ломятся?

- Слышим, госпожа, слышим, - отзывается снизу Зельда Кухман, её кухарка, - Игнатий уже пошёл смотреть, кого там чёрт принёс.

Девушка немного зла, она хочет продолжить дело своё, у неё не всё получается, да видно, пришёл кто-то к ней. Кто это может быть? Приказчик хозяина дома был недавно, денег получил. Может, посыльный от книготорговца?

Так он бы так в ворота тарабанить не осмелился. Кто же там?

И тут она узнаёт грубый, чуть хриплый голос одного человека, что любит выпить:

- Ну, хозяйка где? - Гремит этот голос уже на кухне.

Слышен стук палки об пол. Да, так и есть, этот чёртов болван с нечесаной чёрной бородой и деревянной ногой. Приятель её господина, Роха, по прозвищу Скарафаджо.

- А к чему вам госпожа наша? - Интересуется Зельда.

- Не твоё собачье дело, - грубит мерзавец её прислуге, - иди и доложи, что я приехал от господина по делу.

Агнес вздохнула, она понимает, что важное варево нужно снять с огня, не то переварится, а там драгоценная мандрагора. А ещё девушке надо одеться. Она ведь стала свой вид менять, очень ей нравилось на себя новую смотреть, поэтому ещё себе зеркало купила и поставила в комнате, в которой над зельями корпела. И теперь на ней ничего, кроме чулок да туфель, не было.

- Ута, - позвала она негромко. - Одежду неси.

- Несу, госпожа, - отвечала служанка.

Пока Ута собирала одежду её, она подошла к зеркалу, глубоко вздохнула, тут же выдохнула воздух. И на глазах стала меняться, превращаясь в себя настоящую. Из красавицы темноволосой и с формами великолепными, становилась девицей худощавой, бледной, серой. Становиться нормальной было несложно. Просто так же, как тяжкий груз на землю сбросить. Это чтобы красавицей стать, нужно силы приложить, держать себя в красоте сложно, а вернуться к себе настоящей дело плёвое.

Пока Ута несла ей одежду, так она свой вид уже приняла. Нижнюю рубаху и подъюбник надевать не стала, причёсываться не стала, чепец на волосы накинула небрежно. Авось, этот Роха – не велика птица, так и пошла вниз.

Вниз пришла, встала в дверях. Дождалась, пока этот дьявол колченогий вылезет из-за стола со своей деревяшкой, встанет и поклонится ей. Только после того пошла в комнату, сказав ему:

- Здрав будь, господин Роха. Зачем пожаловал?

- Здравствуйте, госпожа. Приехал я от вашего господина, во-первых, справиться о вас.

- Со мною всё хорошо, не хвораю, деньги есть, слуги мои меня чтят. - Отвечала девушка, думая, что Роха опять будет денег клянчить, как было уже не раз. - Какое же второе дело у тебя ко мне?

- Второе? - Роха как будто забыл, да тут же вспомнил. – Так кавалер просил меня забрать пушки со двора.

«Пушки? Хорошо это. Пусть, конечно, он забирает эти уродливые штуки, что едва не половину двора занимают, запылённые, грязные, иной раз так они мешают карете с лошадьми развернуться во дворе. Конечно, пусть берёт их».

- Господин что, опять войну затевает? - Спросила девушка, садясь в своё кресло и жестом прося у горбуньи вино на стол.

- Войну затевает? Хех… - Роха засмеялся. - Да разве он без войны может? Он уже воюет вовсю. Я иной раз думаю, что не будь никакой войны рядом, так он помрёт от тоски.

- Ну и как он? – Спросила Агнес.- Счастлив ли?

- Он-то? Да так… Всё есть у него: и земля, и мужики. Дом достроил красивый. Почёт, слава, солдаты и офицеры, кавалеры… Одно слово – владетель. - Рассказывал Роха.

- А живёт с кем? Всё с это кабацкой девкой, с Брунхильдой? - Интересовалась Агнес и брала стакан с вином с подноса, что ставила перед ней Зельда.

- С девкой? - Удивился Роха. - Так вы что, не слыхали? Кавалер уже женат уже месяца два как.

- Женат?! - Воскликнула девушка, ставят стакан обратно, не отпив из него ни глотка. - Он на Брунхильде женился?

- Да на какой там Брунхильде, - Роха, даже на неё рукой махнул, - скажете тоже, на дочери графа Малена, вот на ком он женился.

Агнес так от новости такой взволновалась, что пятнами пошла красными. Её господин женился, а она не знала. От волнения не знала, что с рукам своими делать. Стала платок комкать. Одно лишь радовало её – лишь то, что и Брунхильда с носом осталась.

- И что, хороша та дочь графа? - Волнуясь, спрашивала девушка.

- Да как тут скажешь, - мялся Роха, - по мне так ничего, сойдёт, да, сойдёт, приятная женщина. Но Брунхильде-то конечно в этом деле она не ровня. Но она же дочь графа! А тут уж… Сами понимаете, госпожа Агнес.

- А Брунхильда, значит, своего не добилась, замуж за господина проползти не получилось у змеюки. Наверное, слёзы льёт? В петлю-то не полезла? - Спрашивала девушка, кажется, даже с надеждой в голосе.

- В петлю? Брунхильда? - Роха даже встал из-за стола и стал смеяться. - А-ха-ха! Да вы, госпожа Агнес, совсем ничего не знаете?

- Так говори же, господин Роха, - зло сказала девушка. - Чего я там ещё не знаю?

- Так господин нашу Брунхильду выдал замуж за старого графа.

- За графа? Эту трактирную потаскуху за графа выдал? - Не верила своим ушам Агнес. - За графа? Быть такого не может, неужто граф взял её…

- Да клянусь вам, что так. Как увидал её, так полюбил горячо, приезжал к господину свататься, просить её руки, так, говорят, драгоценности ей дарил. Золото дарил. Говорят, поместье ей завещал какое-то. Но про то я точно не знаю. Врать не буду.

- Поместье? - Агнес, словно пьяная была и не всё сразу понимала, поэтому и переспрашивала. - Брунхильде поместье и золото? Потаскухе этой?

- Да, ей, так граф-то не знает, что она потасканная, он то думал, что она сестра кавалера Фолькофа. Господин-то её как сестру выдавал.

- Сестру? - Агнес смотрела на него круглыми глазами.

- Сестру, сестру. Вот так-то, а вы говорите в петлю ей лезть, нет, чего ей в петлю лезть, она теперь графиня.

Девушка вдруг стала серьёзной, её растерянность прошла, как рукой сняли, она спросила строго:

- Так ты за пушками приехал, господин Роха?

- Что? А, да, за пушками, за пушками, - кивал Роха.

- Так не сиди тут, иди, забирай их.

- Забирать? - Он немного растерялся от такой смены настроения у хозяйки.

- Ступай, ступай, иди к пушкам, некогда мне с тобой тут сидеть, - сказала она, вставая, - дела у меня. Много дел.


Так всё поменялось разом для неё, что у неё и слов не было. Сидела Агнес задумчивая. Казалось, всё идёт как обычно и вдруг вот такие перемены. Да такие, к которым она и не готова была. Не захотела по глупости остаться в той глуши с господином, и вот, она, уже на отшибе оказалась. А жизнь мимо течёт рекой стремительной. И для некоторых, вон, как русло её изгибается. Брунхильда, кобыляка беззубая, дура неграмотная, девка кабацкая, которую брал, кто хотел за десять крейцеров, вдруг графиня? Да как такое случиться могло? Это же и в сказках такого не бывало. А ещё господин вдруг взял и женился. Нет, конечно, она думала, что он женится, даже иногда думала, что не на ней, но что бы вот так быстро, даже её на свадьбу не позвав. Это было… обидно. Так обидно, что Агнес стала плакать, но совсем немного.

Чего слёзы-то лить, дело надо делать. Плачь – не плачь, а за графа, сидючи дома в нищете, замуж не выйдешь. Обидно, обидно, но забыть надо об обидах. Думать надо. Думать. Как беззубая замуж вышла? А вышла она, во-первых, потому, что мужи на неё с открытым ртом смотрели, хоть и зуба у неё не было, во-вторых, потому, что господин её своею сестрой называл, никак не иначе. Агнес посидела да решила, что и ей нужно пошевелиться. Теперь, когда она могла менять свою внешность, ей не составило бы труда прослыть красавицей. Нет, конечно, не менять себя полностью, в роскошную темноволосую девицу, в ту девицу, которой она по дому голая расхаживает, а придать себе настоящей чуть-чуть красоты. Чтобы изменения в глаза тем, кто её уже видел, не сильно бросались. Да, это ей по силам: лоб, скулы, нос, плечи грудь… Всё, что нужно, чтобы быть привлекательной, она сделает, она даже уже прикидывала, как будет выглядеть. И уже знала, кто поможет ей попасть в высший свет города Ланна. Оставалась сущая безделица: нужны ей были платья новые да украшения. Платья нужны из парчи и шёлка. Ещё золото нужно на пальцы. Не может племянница рыцаря божьего и господина фон Эшбахта в оловянных перстеньках со словами из молитв в свет идти.

Она случайно взглянула на Уту и Зельду, что шушукались у плиты. Им тоже нужна была хорошая одежда. Не могут же слуги богатой госпожи ходить в обносках. В общем, ей нужны были деньги. И не та мелочь, что собрала она, катаясь в карете по округе и обирая купчишек. Нет, ей нужны были настоящие деньги.

Она встала, дело было решённым, но пока ей надобно было доделать зелье. То самое зелье, что вскружит голову любому мужчине, как только нос мужчины его почует.


Роха приехал с людьми и лошадьми, пушки со двора вывез, сразу столько места освободилось. Игнатий вышел, подмёл за ними, так чисто стало на дворе. Хорошо стало. Лошадям и её карете теперь было где развернуться.

А зелье не шло, перегрела, что ли. Загустела основа, потемнела.

А она по дурости туда вылила выварку из мандрагоры. Так обидно было, Зельда с Игнатием её неделю искали, а она по глупости половину такой ценности извела. Еще и три дня кропотливой работы псу под хвост. Как досадно это было! Тут Ута под руку попалась, пришла, спрашивала что-то, так нахлестала ей по щекам от огорчения. Села потом, поплакала даже. После подошла к зеркалу, слёзы вытерла. Успокоилась. Даже заплаканная была красива. Но сделала бёдра чуть пошире. Ну, и потом скулы чуть-чуть повыше.

Тут пришла зарёванная Ута и сказала, что от книготорговца прибежал мальчишка посыльный.

Агнес накинула платье, даже чепец на голову не надела, не велик гость, приняла свой настоящий вид и спустилась вниз:

- Ну, что тебе?

- Господин Люббель просил вас быть. - Говорил мальчишка, низко кланяясь перед этим.

- Хорошо, буду, - сказала Агнес, - ступай.

А мальчишка не уходил, глаза косил, стоял да кланялся опять.

- Зельда, - догадалась госпожа, - дай ему крейцер.

Видно, что мелочный мерзавец Люббель сам денег не дал, решил, что она заплатит посыльному.

- Один? – Скривился мальчишка, беря монетку и пряча её за щеку.

- Одного будет довольно, - сказала горбунья, выталкивая мальчишку в дверь. - Ступай.

Агнес вздохнула, нужно, конечно, было снова делать выварку из оставшейся мандрагоры, да было что-то лень. Вот и решила она развеяться:

- Игнатий, карету готовь, Ута, одежду неси. Поеду по городу прокачусь до ужина.


Как всегда, Удо Люббель был неприятен и дурно пахнул, новые зубы у него не выросли, а те, что ещё оставались, не побелели вдруг. Но что тут поделаешь, других людишек на такую работу сыскать было трудно. Не всякий отважится отыскивать такие книги и такие вещи, что были ей нужны. Да и не всякий знает, где такие искать. Вот и терпела она его, морщила нос, смотреть на него не могла, но терпела. Сама она на его фоне гляделась ангелом во плоти. Стала девушка себе стати добавлять. В плечи, в бёдра, в зад. Роста прибавила, лицу округлости. Вся чистая была и телом, и одеждой. С кожи все прыщи, все пятна и оспины, всё, что портить её могло, убирала. Лицо чистое, ангел, да и только. И главное - теперь быть такой ей труда не составляло. Да хоть весь день она так проходить могла. До самой ночи не устала бы такую простенькую красоту держать.

- Вы ослепительны, прекрасная госпожа, - шепелявил книготорговец, низко кланяясь.

Нет, не врал ублюдок, не льстил, она щекой чувствовала, как сморит и смотрит он на неё, словно жрёт её погаными глазами своими. Ах, как приятно было красавицей быть. Только платье нужно новое, это для такого её роста коротко уже было. Ещё и старо оно, подол и манжеты уже обтрепались, да и не носят такие уже в Ланне.

- Показывай то, зачем звал, - холодно сказала Агнес.

- Вот, молодая госпожа, вот, что прислал мне один мастер, - он начал из ящика с соломой доставать дерюгу, рассказывал при этом. - То мастер хороший, хороший, госпожа. Его один раз инквизиция брала, так ему бежать пришлось.

Люббель развернул дерюгу и показал девушке шар. Это был небольшой, молочно-белый шар. Это был удивительно красивый шар. На грязной руке книготорговца он выглядел беззащитно. Чёрные ободки его давно нестриженых ногтей гляделись на молочной поверхности шара кощунством.

Агнес поторопилась взять этот чудесный шар из грязной лапы, так торопилась, словно спасала это волшебное стекло. Вырвав шар, она сразу принялась глядеть в него, приближая стекло к глазам и отдаляя его.

- Это мастер прославлен своим искусством. – Продолжал книготорговец вздыхая. – Боюсь, госпожа, даже цену вам сказать, что он просит за шар.

- Да уж не стесняйся, говори, - произнесла девушка, не отрывая глаз от белого стекла.

- Хочет он сто двадцать талеров. - Заискивающе произнёс Люббель.

- Он хочет или ты хочешь? - Уточнила Агнес, всё ещё не отрываясь от шара.

- Он, госпожа, он, моей корысти тут нету.

Тут девушка, наконец, оторвалась от стекла, размахнулась и ударила шаром о каменную стену. Так ударила, что осколки брызнули в разные стороны, а она сказала:

- Сто двадцать талеров многовато за красивую стекляшку, в которой нет жизни.

- Госпожа моя, - Люббель растерянно осматривал пол, на котором валялись крупные и мелкие белые куски стела, - госпожа моя, а что же я скажу… мастеру?

- Скажи, что везёт ему сильно, не буду я его наказывать за обман его. - Она взяла из кошеля талер и кинула его Люббелю. - Собери стекло да отправь ему обратно. И напиши, что если он недоволен будет, так пусть приедет сюда и скажет мне о своём недовольстве. А уж я найду, что ему ответить.

Она повернулась и пошла к двери, но на ходу, головы не оборачивая, спросила:

- Книги интересные ищешь мне?

- Ищу, госпожа, ищу, - невесело отвечал ей книготорговец, глядя на куски стекла на своём полу, - кажется, нашёл вам «Манипуляции» Маллера.

Агнес сразу остановилась, развернулась к нему, она знала это слово:

- Манипуляции? Что за книга?

- О! Это знаменитая книга, инквизиция её воспретила, за одну эту книгу можно попасть в лапы попов. – Говорил Люббель. - Там писано, как управлять людьми помимо их воли и желанием своим подчинять себе слабых.

- Хочу эту книгу. - Сразу сказала Агнес. Она уже умела кое-что из этого делать, но делала это по женскому наитию, не зная тонкостей.

- За ту книгу отдать придётся много денег, - предостерёг её книготорговец.

- Сколько?

- Не знаю, не знаю, госпожа, книга это редкая, за неё могут и пятьдесят монет попросить.

- Соглашайся. - Сразу сказала Агнес.

- Госпожа, - Люббель сразу перестал грустить по поводу разбитого шара, его голос стал заискивающим.

- Что?

- Мне тоже нужно на что-то существовать, мои потребности скромны, но они есть…

- Получишь пять монет, - сразу сказала Агнес.

Кажется, эта была не та сумма, на которую Люббель рассчитывал, но спорить он не стал.

- Хорошо, госпожа, книгу я велю везти нам, по почте её слать неразумно будет, хозяин сам её привезёт.

- Хорошо.

- И ещё меня… Меня… - Он мялся.

- Что ещё?

- Мастер, что делал шар, будет разгневан, боюсь, что… Как бы… Он… Не осерчал и не потребовал…

- Пусть молится, чтобы я не осерчала за то, что обмануть меня хотел, - сказала Агнес. Она снова хотела уже уходить, но опять остановилась. - А знаешь ли ты что-нибудь о епископе Бернарде?

- Настоятеле храма святого Николая Угодника?

- Да, о нём знаешь что?

- Богат, из рода знатного. Карета у него великолепная.

- А ещё что? - Не отставала Агнес.

- Больше ничего, госпожа. Я в тот собор не хожу, далеко. - Отвечал Отто Люббель. - Причащаюсь в церкви, что рядом, за углом.

- Ты ещё и в церковь ходишь? - Усмехнулась девушка, глядя на него.

- А как же, - улыбался книготорговец, - обязательно хожу каждое воскресенье. И по праздникам тоже.

- Зачем, ты же уже душу свою погубил? Ты же детоубийца! Зачем тебе причастие?

- Выделяться нельзя, госпожа, - помрачнел книготорговец. - Никак нельзя выделяться.

Агнес повернулась и пошла из его дома. Она вышла на улицу, шла, рассеянно поглядывая по сторонам и приподнимая подол платья, когда перешагивала через лужи. И в голове девушке так и звучали слова этого ублюдка: «Выделяться нельзя, госпожа. Никак нельзя выделяться».

А ведь он был прав.


Глава 27

Деньги. Вот, что ей сейчас было нужно. И не те жалкие монеты, что выскребала она у мелких купчишек по трактирам. А настоящие, большие деньги. Такие деньги, получив которые, ей долго нуждаться не придётся. Чтобы как у господина, чтобы сундуки серебра у неё стояли дома. Сейчас она сварит зелье, продаст его за золото, выгодно продаст попу, что любит в женские платья рядиться. Другому продаст, третьему. Но тогда она будет торговка зельями. Занятие постыдное. Как и зелья, которыми она будет торговать, пока на неё не донесут в инквизицию. Даже если и не донесут, подобных торговок на порог дома и то не всякий пустит, а ей же надо, чтобы лучшие люди ей кланялись, знались с ней, в гости её звали.

Нет, торговку зельями никто в гости звать не будет. Позовёшь такую прилюдно, так потом, случись что, и отравителем прослыть немудрено. Нет, торговать зельями она не будет. Или будет, но очень не часто, только знакомым. Таким, как это епископ, с которым она собиралась вскоре завести знакомство. Но для этого… Опять нужны деньги.

Агнес вернулась домой злая. Ута боялась дышать, помогая ей раздеться. Игнатий спрятался в конюшне, Зельда гремела посудой, стараясь не поворачиваться к девушке, не смотреть на неё.

А она не поспешила как обычно в комнату, где была её мастерская, не занялась вываркой драгоценной мандрагоры, а разделась донага по своему последнему обыкновению и села за стол, задумалась.

Денег столько, сколько ей надобно было, просто так не найти. Купчишки с сундуками серебра не путешествуют, такие деньги у больших купцов бывают, у нобилей городских, у банкиров. Вот у тех мерзавцев, что дом ей сдают, такие сундуки имеются, обязательно имеются. Жаль, что трогать их нельзя. Нет-нет, тут, в Ланне, никого трогать нельзя, тут она племянница кавалера Фолькофа. Ну, а где тогда сундуки искать?

Были у неё, конечно, мысли на этот случай. Вспоминала она, что один купчишка, перед тем, как в сон удариться, успел перед ней похвастаться, дескать, представляет он дом Бабенбургов по всему северу Фринланда. Тех самых Бабенбургов, что из Кледенца. Говорил, что нет в тех местах дома богаче. Говорил, что и земли у них с мужиками, и пристани в Кледенце, и мастерские, и лавки, и банки. Так они могущественны, что в тяжкий момент могут двести добрых людей выставить при доспехе и железе. Кледенц. Он не так, кажется, далеко. На реке, на каком-то из притоков Эрзэ. Город небольшой, но богат торговлей своей, так как оттуда начинается русло судоходное, к которому все сухопутные дороги ведут. Всё это Агнес помнила со слов того купчишки. Что ж, кажется, она готова была поехать и посмотреть, так ли влиятелен и силен этот дом.

- Ута, - сказала девушка, обдумав всё как следует, - кликни Игнатия.

Служанка кинулась повеление исполнять, а Агнес продолжала сидеть за столом в своём кресле, сосредоточенно глядя перед собой. Она то ли не захотела, то ли забыла новый свой вид принять, и когда Игнатий пришёл, так стал в дверях, взгляд потупив, чтобы ненароком на взглянуть на госпожу свою, которая сидела совсем без одежды.

- Езжай, Игнатий, в город Кледенц, слыхал о таком? - Произнесла девушка задумчиво.

- Нет, госпожа, не знаю такого города, но найду, не дурак. - Отвечал Игнатий.

- Верхом езжай, он тут недалеко должен быть.

- Как пожелаете, госпожа, а что мне там делать?

- Узнай, где там проживает семья Бабебнургов. Послушай, что о них говорят, посмотри жилище их. Кто в той семье глава, узнай, кто ещё в неё входит.

- Про Бабенбургов, значит, узнать? – Сказал конюх и повторил, чтобы не позабыть. - Бабенбурги, Бабенбурги. Поспрашиваю.

- Да, узнай да возвращайся, запомнив всё. Только так спрашивай, чтобы тебе не запомнили. - Она подняла глаза. - Ута, дай Игнатию талер.

- Да, госпожа, понял я.

- Сейчас езжай, всё узнай, всё посмотри, - сказал Агнес и, не стесняясь конюха, встала из кресла.

Ей было всё равно, увидит он её голой или нет, сейчас она уже о другом думала. Пошла к себе, только об одном помышляя, как хороший вывар из мандрагоры сделать, чтобы не испортить, как в первый раз. Не потратить драгоценность напрасно.

Да, перед тем, как за деньгами отправиться, нужно было доделать зелье. Негоже начинать новое дело, не закончив начатое. А ещё кое-какие зелья ей при деле понадобятся.


Денег, на которые она собиралась жить полгода, осталось всего ничего. Это всё покупки и зелья, а ей нужно было платье и всякие другие вещи, что нужны молодой женщине. Платья у неё были, но как только она принимала свой новый вид, так все её платья оказывались коротки до неприличия. Любой мог её туфли увидать. Да и узки были так, что не вздохнуть. Она опять пересчитала серебро, но считай или не считай его, больше монет не станет. До этого она зашла к двум своим любимым портным и сказала им, что завтра придёт от неё родственница, приехавшая из деревни, и пусть они ей платье подберут. Оба портных рады были видеть эту «родственницу».

Агнес утром встала, позавтракала, пошла к себе в спальню, где, став перед зеркалом, приняла вид новый. Опять чуть-чуть подправила в себе кое-что. На этот раз ей не очень он нравился. И волосы не такие, и живот не такой. А уж на лицо и смотреть не хотелось.

Но править дальше времени не было. Она не стала надевать чепца, незамужним девам его носить необязательно. Волосы пышные Ута ей уложила замысловато, лентами перевязала. Агнес покрутилась перед зеркалом: что ж, красиво. Платье позорно коротко, словно на вырост брали, и переросла девица его. А во всём остальном… Хорошо. Она хотела проверить, как будут смотреть на неё мужчины да и женщины тоже. Уту брать не стала, пошла одна.

Девушка открыла дверь в воротах и выглянула на улицу. Прохладный осенний день, лужи. Пешего народа на этой улице никогда много не было. И сейчас улица была почти пуста. Слуги богатых домов, спешащие по делам, да два монаха, шлёпающие по мостовой к своему монастырю.

Агнес вышла на улицу и закрыла за собой дверь. Монахи и не глянули в её сторону. Прошли мимо, о чём-то разговаривая. Святые люди, что с них взять. Слугам и служанкам тоже было не до неё.

Но вот в конце улицы показалась карета. Агнес знала эту карету. На ней ездило одно богатое семейство, что имело дом в конце улицы, за монастырём. Вскоре карета подъехал к ней ближе, и девушка отошла к забору, уступая дорогу. И тут она увидала, как из кареты на неё глядит богатый господин с седой бородкой и в роскошном чёрном берете с пером. Она с ним не зналась, хоть они и жили недалеко друг от друга. Знакома не была, но с недавних пор они раскланивались по-соседски, когда разъезжались каретами на неширокой улице. Взгляд господина был не восхищённый, нет, скорее удивлённый. Он удивился, увидев её, и улыбнулся, кажется, даже он хотел ей сделать знак рукой в перчатке, но… Тут из глубины кареты на неё уставились колючие глаза немолодой дамы. Неприязнь в её взгляде легко читалась, словно дама гада мерзкого видит, и так же, как и у господина, удивление в глазах. Взгляд её так и кричал: «Это что такое, откуда такое здесь взялось на нашей улице? Не должно тут такого быть».

Господин, уже руку было поднявший для приветствия, сжал её в кулак и отвернулся от Агнес, мол, неинтересно, мало ли на улицах всяких девиц. А вот госпожа так чуть шею не свернула себе, голову воротила и воротила назад, всё разглядывая девушку у забора.

Агнес была довольна. Да, особенно тем, как женщина крутила своей головой, и её недовольным взглядом.

Она пошла дальше по улице. До ближайшего портного идти было недалеко. Нужно было свернуть налево, на улицу булочников, и свернуть затем на право. Идти всего ничего. Пошёл дождик, хоть был он не сильный, она немного прибавила шаг, не хотела, чтобы причёска мокла. На улице булочников суета, утренние хлеба уже давно развезены, но даже теперь крепкие мужики, белые от муки, тягают мешки с тележек, тоже торопятся, не хотят, что бы мука мокла. Кто-то прямо на улице месит новое тесто в широкой и низкой кадке, кто-то выносит гроздья горячих кренделей на шестах и тоже прячет их под рогожу от падающей с неба воды. Всё это Агнес не интересует, видела всё не раз, но ей нравится запах, что царит на этой улице, и она идет, наклонив голову, вдыхая аромат свежего теста и сладкого сдобного и простого дрожжевого теста. Идёт и думает о своём. Она даже поначалу не слышит, как кто-то кричит ей:

- Прекрасная госпожа, возьмите кренделёк!

Нет, она не обращает на это внимания, идет себе и идёт быстро, чтобы добежать поострее до портного.

- Госпожа, госпожа, - доносится настойчивый голос. - Да погодите вы! Остановитесь!

Только тут она поняла, что кричат это ей, и подняла голову, чуть обернулась на крик. За ней спешил молодой человек.

- Погодите, госпожа, я хочу вас угостить новыми кренделями, они не такие, как обычно. Они сверху не солёны.

Агнес только потрясла головой, мол: «Нет нужды, спасибо».

Но человек не отставал, шёл рядом и говорил.

- Добрая госпожа, это бесплатно, испекли новые кренделя, хозяин желает знать, будут ли они людям по вкусу или нет, попробуйте, они сладкие.

Он протягивал ей крендель, и что ей понравилось, так это что рука его была чиста, а ногти коротко стрижены.

Агнес остановилась, подняла голову и впервые взглянула ему в лицо. То был совсем молодой человек лет семнадцати, он держал крендель и улыбался ей. Лицо его было на удивление чистым, ни единого прыща и главное – зубы. Зубы его были почти белы и хороши. Сам он был крепкий и ладный, сбитый. Плечи его были широки, а руки сильны. Невольно Агнес сравнила его… Нет, конечно, не с господином, куда булочнику до него. Но вот с Максимилианом, да, наверное. У того тоже на лице прыщей почти не было, и зубы были хороши. Но вот Максимилиан был выше, а ещё он носил военную одежду, пояс и меч. Конечно, Максимилиан был получше, но от него всегда пахло лошадьми, а от этого, кажется… маслом топлёным. Девушка чуть подумала и взяла угощение. Сказал ему:

- Благодарю вас, молодой господин.

- Ах, как вы добры, - воскликнул юноша, - никто меня не звал ещё добрым господином. Как же зовут вас, прекраснейшая из дев, что появлялась на нашей улице?

- Меня? - Агнес даже, кажется, удивилась. И поначалу не придумала, что ответить, молчала.

- Ну, назовите же имя, прекрасная молодая госпожа, - настаивал булочник, - вот меня зовут Петер Майер, я работаю у Ганса Вальдера, лучшего пироженщика Ланна.

Конечно Петер Майер, ну, ни Августом и ни Карлом, ни Иеронимом и ни Максимилианом же ему быть. Глупо было бы ждать чего-то другого от юного мужчины, перепачканного мукой. Тем не менее, он был мил и улыбался своими белыми, прекрасными зубами.

- Сивилла, – негромко произнесла Агнес, спроси её кто, зачем выдумала такое имя, так и не ответила бы она.

Наверное, стеснялась она того, что платье сейчас было ей коротко и в подоле, и в рукавах, она же себя высокой делала. А может, вовсе и не от этого. Ещё и узко, так узко, что груди наверх лезли наголо.

- Ах, какое удивительное у вас имя, прямо под стать вашей удивительной красоте. - Продолжал юноша, не отрывая от её лица своих глаз, - Сивилла. Звучит как колокол на колокольне, что в монастыре на соседней улице.

А Агнес подумала вдруг такую глупость, что покраснела от неё невольно. Девушка подумала о том, что, если пригласит этого пекаря, или кто он там, к себе в дом, будет ли это достойно. Она ещё сильнее покраснела:

А если она… Ляжет с ним? С булочником? С булочником!? Да хоть и ляжет, вон, Брунхильда с кем только не ложилась, а теперь с графом ложится. Просто в тайне всё это нужно будет держать. От мыслей этих и краснела девица, уже прикидывая, как ляжет в постель с булочником, какие условия ему скажет и что будут они перед постелью делать. Столько мыслей сразу в голове.

- Госпожа, любите ли вы пирожные? - продолжал Петер Майер, не догадываясь, что пирожные уже особо и не нужны.

- Люблю, - ответила Агнес, отрываясь от своих постыдных помыслов. - И как будет время, так зайду сюда и найду вас.

- А не смеётесь ли вы надо мной, прекрасная госпожа, - не верил пирожник, даже руки сложил как в молитве, всем видом говоря, что уже ждёт её прихода, - когда же вы зайдёте? Скажите же, до воскресения зайдёте?

- Не знаю, - улыбалась Агнес. - Но обязательно зайду к вам, Петер Майер, думаю попробовать ваших пирожных.

Она повернулась и пошла, кусая на ходу крендель.

- Я буду ждать вас каждый день, прекрасная госпожа, - кричал ей вслед пирожник.

А она шла и улыбалась, вот как, значит, работает красота. И зелий удивительных не надо, и платьев по росту, и золотых колец с серёжками.


Глава 28

Госпожа Ланге, не в пример жене, ему рада была, нежна, неугомонна. Улыбалась и ластилась, наготы своей не стеснялась, а, наоборот, при всяком случае себя показывала.

Уже давно ночь была, а она всё не унималась. То погладит по щеке, то поцелует. В новом доме всё удобно было, жена в опочивальне, он у Бригитт был. Глаза у Волкова уже закрывались, спать хотелось после стольких дней в дрогах и делах, за одну ночь не отоспался. Он на кровати сел, стал сапоги искать. Лампа тусклая, шарил в темноте, едва нашёл один.

- Куда? - Сразу спросила она.

- К себе пойду. - Ответил кавалер. - Иначе тут засну.

- Не уходите, господин. - Бригитт обняла его сзади, крепко обняла, вцепилась, хоть ручки у неё и тонкие, а обнимает сильно. - Спите. Оставайтесь тут спать.

- С ума сошли вы, что ли? - Он даже сапог выронил на пол. - Как мне тут спать, что жена подумает? Что слуги подумают?

- Холопское дело – молчать, а то, что думает он, так то никому не интересно, - сразу заговорила госпожа Ланге, она перелезла с его спины и умостилась ему на колени, голая, гибкая, изящная, зашептала жарко прямо в лицо ему, - а жена… Так благоприятные дни для обременения прошли уже, теперь стараться вам не к чему, чего вам у неё спать, а что она говорить будет, так разве не всё вам равно.

При этом поглаживала его по щеке, как горячего коня успокаивала.

- А вам? - Он удивился и посмотрел на неё. - Неужто вам всё равно, что ваша подруга о вас скажет?

- Подруга? - Она засмеялась, но совсем невесело. – Какая я ей подруга. Я ей… Даже не знаю, кто. Я при ней и при её сестрах, а их ещё две было, сызмальства состояла, я старшей у них была и за всех отвечала. Вместо няньки у них была. И мамаша их, графиня покойная, так не раз мне лицо перстнями в кровь разбивала. То одна упадёт с качелей, то другая дорогое платье кровью месячной испоганит, то третьей молодой дворянин в саду под подол залезет, И каждый раз за них мне или волосы дерут, или лицо бьют. Как холопке.

- Вот как, а я думал, вы ей родственница какая-то, - чуть удивлённо произнёс Волков.

- Родственница-родственница, - продолжала Бригитт, - я ей сестра двоюродная. Только неправильная сестра, укладочная. Мамаша моя, родная сестра старого графа, опростоволосилась. Слюбилась с низкородным, совсем с низкородным, с ним сбежать хотела, да поймали их. С папаши моего, говорят, кожу спустили на конюшне, а мамашу в монастырь сослали. А меня потом граф из великой милости в дом взял, не то родственницей, не то холопкой.

- Вот как, значит, - повторил опаять кавалер.

Ну, а что тут ещё можно было сказать? А вот Бригитт было, что добавить.

- Так и росла у них, и от Элеоноры я обид стерпела больше, чем от других её сестёр, так как те подобрее были, чем эта змея спесивая. – Говорила она, беря его правую руку и кладя себе на грудь. - Так что всё равно мне, что Элеонора обо мне думать будет, лишь бы вы, господин, мною довольны были.

Грудь у неё небольшая, но формы идеальной, как раз ему под ладонь. Но нет, он её легко поднял, как дитя, и рядом на кровать посадил:

- Нет, пойду я. Просыпаться я должен в постели с госпожой Эшбахт, чтобы не было кривотолков ни у холопов, ни у людей.

- С госпожой Эшбахт, значит? - Вдруг со злой издёвкой спросила она и улыбнулась. – Может, вы и храбрец, как о вас сказывают, может, и воин искусный, да только не видите того, что под носом у вас. Слепец вы.

- И что же под носом у меня? Чего я не вижу? - Недовольно спросил кавалер.

- А то, что со змеёй вы в постели просыпаться хотите.

Волков только пренебрежительно рукой махнул, этот бабий вздор слушать ему не очень-то хотелось, он снова стал сапог искать возле кровати во тьме.

Тут она вскочила, хоть и темно в покоях, а видно волосы её пружинами, спиралями вьются вокруг стройного стана, даже в тусклом свете пламенеют дорогой медью. Движения её быстрые, ловкие, стала в одежде своей копаться и достала оттуда клочок бумаги:

- Вот, хотела вам отдать, ещё когда приехала, да вы заняты были со своими офицерами, не подступиться. Да и Элеонора меня от себя не отпускала.

Бригитт протянула ему бумагу.

- И что это? - Волков взял, но не разворачивал. Смотрел на красавицу, у которой из одежды были лишь рыжие вьющиеся волосы.

Бригитт схватила лампу и поднесла её к нему, сама примостилась рядом, подбородок положив ему на плечо:

- А вы прочитайте.

Он развернул лист. Лист был исписан самым мелким почерком почти полностью, в письме было много помарок и ошибок.

«Голубка моя сизокрылая, дня не проходит, что бы ни помнил я вас, арфа мне грустна и лютня мне не мила. Не беру их в руки, а коли беру, так только печальные мелодии родятся у меня. Граф просит веселить его за обедом новыми стихами, а у меня только грустные выходят. И всё из-за того, что вас, госпожа сердца моего, рядом нет. Плачу я ночами и не сплю, вспоминая те ночи, что были вы со мною рядом. Как подумаю я, что волею судеб отданы вы в чужбину, человеку свирепому и злому, который рыцарство своё вымучил лишь грубостью и жестокостью, как страдаете вы там, среди злых, грубых и низкородных людей его, так сна лишаюсь я сразу. А как вспомню я, что берет он вас в постели без любви и ласки, а только лишь грубостью и правом мужа, так я вскакиваю и от ярости и стоять не могу, хожу по покоям из угла в угол, хочу пронзить ему сердце тут же».

Волков оторвался от письма, посмотрел в темноту взглядом тяжёлым и мрачным и сказал:

- Ишь, какой! Прямо сердце пронзить хочет.

И продолжил чтение.

«И нет у меня мысли иной, как освободить вас от грубого человека. И освободить ценою любою. Как счастливо тогда мы зажили бы. Каждый бы день мог я ваши руки в своих руках держать, каждый день мог глядеть бы в глаза прекрасные ваши, и не было бы счастья для меня большего. Если вы так же страдаете, если вы жить не можете без меня, как я без вас, так напишите, готовы ли вы. И буду я думать, как освободить вас от грубого мужа вашего. Живу с помыслами только о вас, и в сердце у меня только вы.

Вечно ваш, Леопольд фон Шауберг».

Волков оторвал глаза от бумаги и поглядел на госпожу Ланге. Она сидела рядом с ним с видом гордым, ждала похвалы, но он не торопился её хвалить:

- Так вы не отдали Элеоноре Августе это письмо?

- Отдала, она уже сожгла его при мне, но перед тем, как отдать письмо, я распечатала его и переписала, это я писала.

- Распечатали? И она не спросила у вас, почему сургуч сломан?

- Спросила, я сказал, что неловка была, когда письмо прятала под корсет. Она мне поверила. - Отвечала госпожа Ланге.

Волков отвёл её спиралями падающие волосы от лица, поцеловал в висок. Погладил по спине и по заду. Похвалил её:

- Вы не только красивы, вы ещё и умны, Бригитт.

Хотя он не был уверен, что письмо это она не написала сама, не выдумала его, он ею был доволен. Очень доволен. Кажется, она была ему предана, как говорится, и душой, и прекрасным телом.

Она улыбалась от удовольствия.

- И что решила госпожа Эшбахт, ответ она ему уже писала? - Продолжил Волков, вновь начиная читать текст.

- Элеонора, хоть и глупой кажется, да не так глупа, - сказал Бригитт. - Элеонора знает, что если вас извести раньше, чем у вас наследник родится, так феод будет опротестован и вернётся в домен герцога.

- Это она вам сказал? - Спросил Волков, отрываясь от чтения и задумываясь.

- Она. – Кивала госпожа Ланге. - И тогда она останется без поместья. Прежде, чем вас изводить, нужно ей наследника родить. Законного. Тогда и поместье будет её, будет принадлежать вашему сыну по праву сеньората, ваш наследник станет вассалом герцога по наследству, а уже она может выходить замуж за кого захочет, и будет госпожой Эшбахта до совершеннолетия сына.

- Вот оно, значит, как, этот шут собирается стать господин Эшбахта? - Волкова начинала заливать ярость. Он стал ещё мрачнее, голос его стал холоден, а слова были словно тяжёлые камни. - И как же он собирается меня извести, на поединок позовёт? Неужели не побоится ссору затеять?

- К чему это ему, - Бригитт едва не засмеялась, - не дурак же он, все о вас знают, что сильны вы, зачем ему рисковать на поединке, ему поместье нужно ваше, а не помереть.

- А как иначе, войной пойдёт? – Не понимал кавалер. - Где денег на людей возьмёт?

- Вы всё по себе людей считаете: поединок, война! - С укором отвечала ему Бригитт. - Говорила уже вам, вы как дитя малое, когда это Малены на поединках дрались, вся земля Ребенрее собрана ими браками выгодными да убийствами подлыми. Отравят они вас, просто отравят. Вы и знать не будете, когда и кто вам яда в стакан кинет.

«Верно! – Волкова как осенило. - Верно-верно, и епископ про семейство Маленов говорил, что они отравители старинные».

Он поднял на неё глаза и сказал:

- Знаю я, кто яда мне в стакан кинет.

- Да, - сказал Бригитт, - я тоже знаю, сама она на такое не пойдёт, - она обняла его за шею, - мне поручит.

- Тебе, - согласился Волков. - Больше некому.

- Я лучше ей кину, - сказала она спокойно.

- Никто никому яда кидать не будет, - произнёс он строго. – Нет, не опущусь я до яда, не допущу я, что бы в моём доме травили кого-то, тем более мою жену. Нет, невозможно сие.

- А что же делать будем? Будем ждать, пока она сама решится?

- Нет, сделаем то, что вы сначала предлагали.

- А что я предлагала? - Спросила Бригитт.

- Вызовете его сюда, а тут я его убью.

- Может, так и хорошо будет, - как-то нехотя согласилась Бригитт.

- Заманите его сюда, надо придумать только, как мы это сделаем.

- Придумаю, - отвечала госпожа Ланге и заговорила быстро, с озабоченностью в голосе. - Только убейте его как пса, на поединок не зовите, не достоин он, отравитель и вор он, раздавите его как вошь. Не нужно с ним благородным быть.

- Ладно-ладно, - обещал ей кавалер, обнимая красавицу и целуя её в губы, - а что вы за помощь и преданность хотите?

- Чего хочу я? - Сразу оживилась Бригитт. - Так со мной спать ложитесь, вот чего хочу я. И пусть все о том знают.

- Нет, этого не просите, другого чего хотите?

Она сразу, вроде, и расхотела просить, сидела, чуть от него отвернувшись.

- Ну, неужто другого ничего нет, что вам хотелось бы? - Он продолжал гладить её по волосам.

- Платье хотела, в городе видела, да дорого оно.

- Сколько стоит?

- Из зелёной парчи оно, с лифом из атласа зелёного, который расшит бисером и жемчугом мелким, красивое это платье очень. Мне к лицу будет.

- Сколько стоит? - Повторил он.

- Просит подлец-портняжка за него семнадцать талеров. Думаю, за пятнадцать уступит. - Ответила Бригитт.

Волков встал.

«Чёртов портной, и вправду подлец, такие цены заламывает, слыхано ли дело, женское платье за целое стадо коров продавать».

Он нашёл на полу свой пояс с кошелем, достал оттуда гульден, подошёл и протянул его Бригитт.

Он и заметить не успел, как она быстро схватила золотой, словно кошка лапой сгребла, секунду, меньше даже, подержала его пред глазами и спрятала в кулачке, сидела теперь счастливая.

Он нагнулся и поцеловал её, сказал:

- Вот, гульден меньше, чем за восемнадцать талеров, не отдавайте. Вы, конечно, большего стоите, но пока я вам большего дать не могу.

Бригитт, кажется, была горда. Мало когда и мало от кого слышала она такие слова в своей жизни, а может, и никогда не слышала.

Когда он пришёл в покои, жена, конечно, давно спала. Он взял лампу и подошёл к ней, стал рядом, смотрел и думал, как эта женщина, которая со своим любовником замышляет его извести, может так спокойно спать.


Глава 29

Следующим утром, едва завтракать сел он, прибыл гонец из Ланна. Кто ж мог ему прислать гонца из Ланна? Простой бы человек так почтой бы послал письмо, а тут гонец. То мог быть только один человек. Конечно, письмо было от архиепископа. Писано, естественно, не его рукой, но оттиск был от его кольца:

«Возлюбленный сын мой, ведаю я о деяниях ваших, знаю, что преуспеваете вы в них, так как слава ваша и до нас доходит, и вижу я в этом промысел Божий и молюсь за вас ежедневно. Бейте и дальше псов безбожных, что с гор своих поганых ересь несут, да укрепит Господь ту руку, что меч карающий сжимает. Храни вас Бог, сын мой.

Жалею я лишь об одном, о том, что позабыли вы о просьбе моей. Жаль, что о купчишках моих нерадивых вы не вспоминаете, а пока вы о них не помните, они и обо мне не помнят. А мне нужно, что бы помнили они, кто их покровитель».

Видно, архиепископ опять нуждался в деньгах, а купцы юга Фринланда сверх положенного давать ему не желали. И для этого Волков должен был грабить их, чтобы они побежали к курфюрсту своему искать защиты, побежали с подарками. Только вот кавалеру сейчас было не до фринландских купцов. Только их ему сейчас недоставало: с герцогом едва-едва разобрался, а уже горцев ждать надо, к ним, проклятущим, готовиться, а тут ещё купцами архиепископа займись. И не известно, как ещё на это посмотрит этот грубиян фон Финк, а то ведь и войной пойдёт. И будет у Волкова не только два врага на севере и на юге, а ещё и третий на востоке появится. Случись нужда, ему и бежать тогда некуда будет.

Он поднял глаза от письма и заметил, как на него смотрит Бригитт. Смотрела она с заметной тревогой. Рыжая красавица, видя, что письмо его озадачило, есть перестала, сидела, замерев. И впрямь волновалась за него. Даже госпожа Эшбахт, что к его делам и к нему самому равнодушная, и та не ела, тоже смотрела на мужа.

- Мария, - крикнул он, - тарелку человеку поставь. Гонец, садись, ешь. Увалень, монаха найди.

- Какого из них, кавалер? - Отвечал Увалень, вылезая из-за стола.

- Молодого, пусть бумагу и чернила несёт.

Волков отодвинул тарелку, не до еды ему стало, и госпоже Эшбахт стало не до еды. Она резко поднялась. Волков знал, из-за чего. Знал, что не будет дочь графа сидеть за столом с каким-то гонцом, в другой раз и отпустил бы её, раз так горда, но на сей раз он сказал жене:

- Сядьте, госпожа моя, ешьте спокойно.

И тон его так был твёрд, что перечить жена не осмелилась. Даже не сказала ничего. Села на место. Хоть и есть уже не стала.

А он взялся дочитывать письмо от архиепископа:

«А мне нужно, что бы помнили они, кто их покровитель. Так вы, любимый из сынов моих, уже напомните им, что без меня им ни радости, ни достатка не будет. Что дни их будут горьки, а торговля скудна. А я уже за вас похлопочу при случае, а молиться и дальше буду ежедневно.

Архиепископ Ланна. Август Вильгельм


фон Руператль, фон Филенбург,


курфюрст Ланна и Фринланда, герцог Фринланда».


Личной подписи Его Высокопреосвященства не было, только экслибрис - оттиск его кольца. А дальше шла приписка:

«Бумагу сию по ненадобности сожгите».

Волков свернул бумагу, положил её на стол перед собой.

Увидев это, тут же встал гонец и сказал:

- Велено мне напомнить вам, что бы вы исполнили то, что в конце письма писано.

- Не волнуйся, ешь, всё я сделаю, - обещал Волков. - Только ещё раз прочту письмо.

Потом он молчал и думал. Архиепископ настаивал на грабежах, но пока кавалер не собирался затевать грабежей. Конечно, деньги ему сейчас очень нужны, очень. Но не слишком ли многого хотел от него знатный поп? Хотел архиепископ и горцам докучать, и герцогу Ребенрее покоя не давать, и купчишек учить уму разуму. И всё это Волков должен делать во славу Церкви? Служение Святой Матери Церкви – дело, безусловно, благое, но и у кавалера свои интересы были. И уж ими-то он не собирался пренебрегать.

Если попу так надобно, что бы он его купчишек потряс, то пусть и поп ему послужит. Волков смекнул, что тут у него появляется неплохая возможность…

Он собирался ею воспользоваться. Брат Ипполит поторопился и принёс ему письменные принадлежности, разложил перед ним бумагу, поставил чернильницу, положил три хорошо точеных пера и сел на другом конце стола, ожидая, вдруг что ещё кавалеру понадобится. А Волков взялся писать архиепископу ответ.

«Отец мой и сеньор мой по Господу, рад вашей похвале, как ничему другому не радуюсь, уповаю на заботу вашу и молитву вашу, тем и живу. Все хлопоты только ради вас и затеваю. Все труды и заботы про Святую Матерь Церковь и про вас, отца моего.

Просьбы ваши о врагах Матери Церкви я выполняю, дважды уже бил их и у них на земле, и на земле своей. И оба раза бил их с позором, чтобы знали они, что Господь не с ними, а с нами. И рвением своим я уже сеньора своего обозлил, обозлил так, что он за мною присылал добрых людей, насилу от них отделался. И при этом ваш капитан фон Финк брался мне помогать, а за помощь взял с меня серебра премного больше, чем помог. И когда я просил его часть серебра вернуть, так капитан браниться стал грубо. Обиды говорил, как пьяный простолюдин, всё при людях моих и при солдатах моих, все его лай слышали. Убивать я его за то хотел, да не смог, он человек ваш, только то его и спасло. И теперь мне просьбу вашу никак не выполнить, я уже воюю за вас и за Церковь и с горскими псами, и с сеньором своим. Ещё одного врага мне не осилить. Может, вы, отец мой во Господе, найдёте управу на капитана своего, тогда я сразу возьмусь ваших купчишек в разумение и уважение приводить. А иначе мне с тремя воевать, так и конец мне будет быстрый.

А ещё, отец мой, я напомнить вам осмелюсь, монах брат Семион уже писал и вам, и архиепископу Малена о деле канонизации, прошу вас поторопить дело, прошу вас ускорить по возможности причисление невинно убиенного брата Бенедикта к лику святых. Сие очень важно и для меня, и для людей местных будет. Уповаю на заботы и молитвы ваши.

Рыцарь божий,


Иероним Фолькоф фон Эшбахт».


Брат Ипполит помог ему запечатать письмо, Волков взглянул на гонца, который уже доедал то, что ему положила в тарелку Мария.

- Отдашь господину своему, - сказал кавалер, когда брат Ипполит передавал гонцу конверт. - А на словах скажешь, что я тотчас исполню его просьбу, как только он урезонит человека своего. Но только я точно должен знать о том, что человек тот мне больше не помеха.

- Передам слово в слово, - обещал гонец, вставая из-за стола.

А ещё Волков подумал и решил, что жечь письмо архиепископа не будет, пусть полежит пока. Он положил его в сундук, не в большой сундук, где обычно хранил мешки с серебром, а в малый, заветный, к стеклянному шару и золоту. У этого сундука был хитрый и надёжный замок. За него он был спокоен. Да, пусть письмо полежит пока… Мало ли что…


Едва он ушёл, как Волков оглядел стол, словно ища чего-то и не находя. Потом сказал:

- У нас никогда не бывает риса.

- Риса? - С удивлением спросила Бригитт.

- Да, никогда не бывает риса. Я, когда воевал на юге, часто ел рис.

- Ну, да, рис вкусен, - согласилась рыжая красавица.

- И никогда у нас не бывает кофе, вы пили когда-нибудь кофе, госпожа Ланге?

- В доме графа подавали кофе как-то раз, но он никому не понравился, - ответила Бригитт.

Госпожа Эшбахт же смотрела на него с интересом, ей этот разговор был любопытен.

- А я люблю кофе, - заговорил Волков, явно вспоминая что-то приятное, - при осаде Фрего мы на полгода стали в одном городке на зимних квартирах, там был маленький порт, а в этом порту таверну держал один мавр, там сарацинские купцы всё время варили кофе, у них я к нему привык. К нему и к рису, тушёному с сарацинскими специями.

- Рис ещё есть можно, коли совсем голодна, - скривилась Элеонора Августа. – А кофе… так это пойло, что пить невозможно. Горькое и терпкое, словно отвар коры дуба, что в детстве лекарь от хвори в животе мне давал. Только маврам да грубым солдатам оно может прийтись по вкусу.

- Одна госпожа подавала его с сахаром и сливками, это было вкусно. – Продолжал Волков, не замечая слов жены. Он уставился на Бригитт. - Госпожа Ланге, прощу вас взять на себя управление домом, так как госпожа Эшбахт сильно занята своим вечным рукоделием.

Бригитт с удивлением перевела взгляд с него на Элеонору Августу, не решаясь дать согласия. Элеонора скривила губы, она была зла и не скрывала этого.

- Госпожа Ланге, - продолжал кавалер, - Мария старается, но она не может управлять домом, она из мужиков, ей управлять благородным домом не под силу, а вам под силу. Отчего же вы не соглашаетесь?

Бригитт встала, сделал книксен с поклоном и ответила, всё ещё поглядывая на Элеонору Августу:

- Как пожелаете, господин Эшбахт. Отказаться я не смею. Для меня служить вашему дому – честь. А не соглашалась я оттого, что боялась, что не справлюсь.

- Кто ж справится, если не вы? - Произнёс с улыбкой Волков, он полез в кошель и достал оттуда золотой, положил его на край стола, - приступайте немедля. Я хочу, что бы в доме у меня были специи, рис, кофе и сахар. Хочу пить кофе по утрам, узнайте у купца, как его варят.

- Да, господин Эшбахт, - Бригитт снова сделала книксен и взяла со стола монету, - отправлюсь в город сейчас же.

- Только экономьте мои деньги, госпожа Ланге.

- Буду беречь их, – обещала Бригитт.

- Кстати, езжайте не на телеге, на карете езжайте. - Сказал кавалер, когда Бригитт уже поворачивалась, чтобы идти. - Возьмите с собой Увальня.

- На карете? - Возмутилась Элеонора Августа. Она не была довольна всей этой затеей, а уж то, что госпожа Ланге ещё и её карету возьмёт, так это вовсе был вздор! Наглость! Она стала говорить с жаром и с гонором. - Это моя карета! Я не дозволяю ей ездить на моей карете, с моими лошадями и с моим кучером. На телеге поедет!

- Нет, - спокойно и холодно отвечал ей её супруг, - она дом мой представлять будет и имя моё. И поедет она на карете, а вы не будьте так жадны, не то в следующий раз сами на телеге поедете, госпожа сердца моего.

Элеонора вскочила, что-то хотела сказать, но Волков жестом прерывал её:

- Будет вам, прекратите оспаривать мои слова, я хозяин Эшбахта, а вы жена моя. И всегда тут будет по-моему. Вы упрямством своим и дерзостью только позорите себя.

Элеонора Августа ответила невежливым, почти невидимым кивком ему, повернулась и пошла из обеденной залы, она была зла. А вот госпожа Ланге была оживлена и едва могла скрывать радость. Она пошла на конюшню, чтобы отдать распоряжение запрягать карету и седлать коня вместе с Увальнем, хоть тот и один мог управиться.

Волков остался сидеть за столом. Мария с помощницей стали убирать со стола, а к господину пришёл Ёган говорить о делах и о том овсе, что у них остался, что до следующего урожая его может и не хватить с такими расходами.

А когда госпожа Ланге спускалась сверху, уже облачившись в дорожный плащ, она украдкой показала кавалеру бумагу. Всего на мгновение мелькнула в её руке бумага и исчезла под плащом, но кавалер знал, что это.

Конечно, он не мог разглядеть ни почерка, ни слов, что были на конверте, но он и так знал, кем и для кого написано это письмо.

Да, это было письмо его жены, которое она написала своему любовнику. И ничего другого тут и быть не могло. Он едва заметно кивнул Бригитт, и та пошла на двор, пряча бумагу в одежды. Увалень шёл за ней.


Глава 30

Торговое дело, дело купеческое, быстро затягивает тех, кому оно пришлось по душе. Деньги есть деньги, мало кому удаётся избегнуть их чар. Ещё недавно, месяц назад, хрупкий, худой мальчишка-недокормыш стоял перед ним и едва не рыдал, когда кавалер сказал, что военное дело ему не надобно, что дело мальчику он хочет дать торговое. А теперь… Нет, мальчик почти не потолстел, хотя заметно подрос, колет короток в рукавах был. Но теперь это был другой юноша. Всё было в нём иное, и говорил не так, как прежде, уверенно говорил:

- Дядя, я опять к вам телег просить, телеги с лошадьми сейчас не заняты, хлеба с полей дано свезли, они без дела стоят, дозвольте взять пять телег, те, что покрепче, те, что из вашего военного обоза, меренов тоже.

Ловкий, по лицу видно, пройдоха Михель Цеберинг в разговор дяди и племянника не лез, стоял сзади, берет в руках держал.

Волков молчит, решение принимать не торопился, конечно, он даст телеги, но он хочет знать, что затевают эти двое. А Бруно Дейснер, его племянник, продолжал говорить:

- Дело вышло удачное, господин де Йонг сразу у нас весь брус и всю доску купил, что мы привезли. Прямо здесь, нам даже не пришлось везти товар в Мален.

- А кто такой этот господин де Йонг? - Поинтересовался Волков, ему было интересно, кто это у него в его земле стал торговать по крупному строительными материалами.

- Да как же, дядя, это же ваш архитектор, что сейчас церковь у вас строит, - удивлялся племянник.

- Ах, вот кто это. - Кавалер, признаться, никак его имя запомнить не мог, хотя отвечал на поклоны архитектора.

- Да, и господин де Йонг сказал, что нужно ему будет леса втрое больше того, что мы ему продали, и готов у нас всё купить, так как цену мы ему дали лучшую. – Сообщал Бруно Дейснер по-мальчишески радостно.

Тут у кавалера мелькнула одна мыслишка, опасение одно, он решил дальше спрашивать:

- Лес вы продали, а зачем же вам телеги с меренами?

- А мы кроме леса ещё взяли шестьдесят корзин угля. Стоят они сейчас в Амбарах, прямо на пирсах, - с радостью и не без гордости рассказывал племянник, - а от дождя древесный уголь портится, мы, конечно, его накрыли рогожами, но нужно быстрее его в Мален везти, там отличную цену за него дают, будем иметь по двенадцать крейцеров дохода с корзины!

Волков помнил эти корзины, такие стояли в Милликоне во множестве, когда он грабил ярмарку. Те корзины были велики, едва ли не в рост человека.

- Шестьдесят корзин? – Переспросил он. – А как же вы привезли ко мне в Амбары шестьдесят корзин угля да ещё и леса, никак баржу нанимали?

- Нанимали, дядя, конечно, нанимали, - кивал племянник.

- А денег где столько взяли, чтобы целую баржу товаров купить? Я вам, племянник, столько денег не давал.

Племянник тут и осёкся, он повернулся и посмотрел на своего компаньона, мол, а что сейчас говорить?

И тут заговорил Михель Цеберинг:

- Господин, денег нам дали купцы из Эвельрата и Лейденица.

Тут пришлось Волкову удивиться:

- Прямо вот так вот просто купцы из Фринланда дали вам денег? - Не верил кавалер.- Пришли вы, кланялись им, попросили у них денег, а они от щедрот своих легко выдали вам серебра на целую баржу товаров?

- Ну, - замялся Михель Цеберинг.

Он не закончил, посмотрел на Бруно Дейснера, и тот за него договорил:

- Они знали, что вы мой дядя. Мы им сказали…

Вот тут всё и прояснилось. Волков помрачнел сразу:

- То есть вы от великого ума своего заняли под моё имя денег, взяли их и поехали за товаром… Куда вы поехали?

Купцы молчали.

- Где вы купили товар, болваны, где вы взяли лес и уголь, который привезли сюда? - Уже повышал голос Волков.

- Ну, дядя… Мы поехали туда, где лес дёшев… - Начал объяснять племянник.

- Куда?

- В Рюммикон, дядя.

Так он и знал, так он и знал. Волков помолчал и начал.

- А знаете ли вы, господа купцы, что недавно я грабил ярмарку в Милликоне?

- Да, дядя, - отвечал Бруно.

- А после этого бил горцев на своём берегу?

Племянник невесело кивал головой, про это он слышал, конечно.

- То есть известно вам, что я воюю с кантоном, а Рюммикон один из городов кантона, и вы, мой племянник, тем не менее, берёте деньги под моё имя и плывёте к моим врагам за товаром?

И юноша, и молодой купец молчали, не было у них ответа на такой вопрос. А кавалер всё так же злобно продолжал:

- А знаете, что будет с вами, узнай горцы, что вы мой племянник?

Бруно потряс головой:

- Нет, не знаю.

- Узнай они об этом, так вы бы тот час были бы в колодках на базаре в Милликоне у позорной стены. И с меня за вас требовали бы огромный выкуп и мир на позорных условиях. А с тобой, - Волков указал пальцем на Михеля Цеберинга, - с тобой и церемониться не стали бы, переломали все кости железным прутом да бросили бы в канаву на радость бродячим псам.

И племянник, и Гренер смотрели на него с грустью и даже со страхом, с раскаянием. Продолжать отчитывать их было бессмысленно, кажется, до обоих дошло понятие глупости своего поступка.

- Подводы и меренов берите, - продолжал Волков, чуть успокоившись, - уголь везите в Мален. С купцами, что вам дали деньги, рассчитайтесь сполна. И ищите себе прибыток тут, не залезая в земли моих врагов.

- Очень жаль, дядя, - сказал Бруно грустно и вздохнул, - уж очень хороши были прибыли с леса и угля.

Прибыли. Кавалер понимал, отчего юноша так вздыхает. Прибыли. Да, прибыли были ему тоже нужны, очень нужны, он чуть подумал и сказал:

- Так вы помните тех купцов у кого в Рюммиконе покупали лес и уголь?

- Помним, - купцы приглянулись, - да, дядя конечно помним.

Волков опять немного подумал и начал:

- Так пишите им письма. Пишите, что я, Иероним Фолькоф, рыцарь божий и господин фон Эшбахт гарантирую им неприкосновенность на моём берегу, пусть их лодки и баржи швартуются в Амбарах, что обещаю не брать пошлину с их товаров, если товары они будут продавать моему племяннику Бруно Дейснеру.

- Ах, дядя, что за прекрасная мысль! – Воскликнул юноша. - Они согласятся, у них непроданных товаров горы стоят на берегу. Говорят, что до весны так стоять будут. А лесу и углю долго стоять нельзя, отсыреет.

- Да-да, господин, - поддержал компаньона Михель Цеберинг, - думаю, что поплывут они сюда, только вот не будет ли граф или герцог против, что товары мы к ним везём без пошлины в Мален.

- Так поговорите с купцами в Малене, как лучше к ним возить товары, чтобы не платить герцогу пошлины, - произнёс кавалер, - тамошние купцы тоже не большие любители лишний раз платить, они подскажут, а у меня на границе таможен нет, путь до Малена свободен.

- Мы сейчас же напишем купцам из Рюммикона письма, дядя, - сказал Бруно и тут же призадумался, - но кто их отвезёт туда?

- Об этом не волнуйтесь, идите, пишите, - ответил Волков. - Кстати, племянник, в этом доме покоев лишних нет, будете жить в старом доме, там живут господа кавалеристы, не ссорьтесь с ними.

- Да, дядя.

Когда купцы ушли, Волков крикнул:

- Максимилиан!

- Да, кавалер, - пришёл в обеденную залу оруженосец.

- Найди-ка мне Сыча, давненько он мне на глаза не попадался.

- Он в новом кабаке прохлаждается целыми днями. В кости там играет да с бабами гулящими валяется на конюшне.

- Он ещё и в кости стал играть?

- Брат Семион говорил, что Сыч всё время там играет.

- Интересно, - сказал кавалер, удивляясь, - а брат Семион что там всё время делает? Неужто Сыча от грехов отговаривает?

Максимилиан засмеялся, пожал плечами и ничего не ответил.

- Пусть Сыч ко мне идёт. - Сказал Волков.

- Да, кавалер.


Волков услышал в прихожей тихую ругань, даже Мария вышла глянуть, что там. За нею и кавалер пошёл. Там, в прихожей, препирались Максимилиан и Сыч, Сыч идти не хотел, а Максимилиан тащил его едва ли не силком и говорил при этом:

- Иди уже, кавалер ждёт… Зол с утра.

- Да он всегда зол, дурья твоя башка… - Бубнил Фриц Ламме и упирался. - Дай мне умыться хоть. Мария, дай воды тёплой.

У Волкова отличные были глаза, он как Сыча увидал, так сразу скривился. По вороту куртки у Сыча ползла вошь, крупная такая, отъевшаяся.

- Максимилиан, вы что, не видите, что он во вшах, гоните его к чёрту отсюда, весь дом мне завшивит, - разозлился кавалер.

- Извините, кавалер, не увидал, - сказал Максимилиан. - Он валялся в кабаке, таким и взял его там.

Фриц Ламме зарос щетиной, от него даже за два шага воняло старым перегаром и чесноком.

- Вот и я ему о том говорю, экселенц, - забубнил Сыч, - дай, говорю, хоть в себя прийти, дай хоть помыться, а он тащит, дурень, здоровый вырос…

Волков только плюнул:

- Висельник, бродяга, сволочь, как тебя в дом пускать такого грязного, денег же полные карманы серебра, а не можешь себя в человеческом обличии держать…

- Экселенц, после обеда буду как принц, клянусь распятием.

- Вон пошёл, ещё и распятием клянётся, богохульник, чёрт вшивый! Через час что бы был в одежде чистой, выбрит был, вымыт и без вшей. Через час у меня! - Сказал Волков и пошёл в залу из прихожей.

- Ну, рад, балда? - Выговаривал Сыч Максимилиану. - Зачем тащил только.

- Видел же, что он зол. Вот и тащил, чтобы ещё больше не злился, - объяснял ему Максимилиан.

- Балда ты, он всегда зол… Вот теперь времени нет на помывку, одёжу чистую нужно искать, помогай теперь. – Бубнил Фриц Ламме, выходя на двор и снимая с себя колет. - Мария, вода-то есть у тебя горячая?

- Одёжу со вшами можно в кипятке выварить, - сказала Мария, едва удерживаясь от смеха.

- А с ним самим что делать? На нём тоже вши копошатся, - заметил Максимилиан.

- Так и его в кипяток, - засмеялась девушка.

Максимилиан тоже посмеивался.

- Дура, - ругался Сыч, раздеваясь, - одно слово – баба, дурь какую скажет и «ха-ха-ха»… Смешно ей очень. И этот дурень тоже смеётся, ей Богу, как дети…

Пришёл он к Волкову в мокрой одежде, хоть на улице совсем не жарко было. Был выбрит и даже причёсан, но всё равно господин смотрел на него с неудовольствием.

- Экселенц, да не серчайте вы так, - объяснял он кавалеру, - дома у меня нет, а в старом вашем доме не повернуться. Там и монахи, и кавалеры живут всякие, и солдаты их в людской спят, и ваши дворовые, спят там все плечом к плечу, не развернуться, не продыхнуть, вот и ночую иной раз в кабаке на лавке. Вот и подцепил зверей от бродяг каких-то.

От него даже уже и пивом не так несло, но Волков смотрел на него всё равно неодобрительно и спросил вдруг:

- Дома, говоришь, у тебя нет? А куда ты тогда все деньги свои деваешь?

- Деньги, что за деньги? – Не понимал Фриц Ламме.

- Не крути, деньги, говорю, куда деваешь, у тебя денег должно быть чуть меньше, чему офицеров, ты от меня серебра получал кучи, за одно дело на ярмарке гору серебра взял, на них дом можно было поставить не хуже, чем у Брюнхвальда.

- Эк, вы хватили, дом как у Брюнхвальда, - Сыч даже засмеялся, - там такие хоромы, у него жена, что гусыня золотая, деньги носит и носит, а у меня и вовсе нет жены.

- Оно и видно, все деньги на кости, на девок кабацких да на выпивку спустил. Максимилиан говорит, что ты живёшь в кабаке. В кости играешь, на местных девках там едва не женился уже.

-Брешет, экселенц, если три раза в неделю там отдыхаю, так и то хорошо, - Сыч явно врал. - Играю совсем по маленькой, а девки… Люблю, конечно… Трачу, оно, конечно, так. Ну, а как не тратиться на них, без них жить невмоготу, жены-то у меня нет.

Волков не хотел и дальше с ним пререкаться, отвернулся, махнул на него рукой, чёрт с ним. Потом вздохнул и сказал:

- Знаешь, зачем звал?

- Да уже догадался, - невесело сказал Сыч и без приглашения господина, а, когда речь пошла о деле, уже было можно, сел к нему за стол, - на тот берег плыть.

- Да, на тот берег плыть. – Произнёс Волков. Конечно, больше всего думы его занимали горцы, ни жена с любовником, ни герцог, ни архиепископ с купцами со своими. Он немного медлил, обдумывая слова. - Проверишь людишек своих. Они там зажились за мой счёт, спроси, что делали, что узнали.

- Ясно, спрошу, экселенц. И вправду хорошо они устроились, живут, хлеб жуют да пивко попивают за наш счёт, ничего не делают. – Соглашался Фриц Ламме.

- Должны горцы затевать что-нибудь, не могут они так всё оставить. - Продолжал Волков.

- Быть того не может, чтобы не затевали, - уверенно говорил Сыч, - я как на них погляжу, сразу вижу, обидчивые сволочи, злопамятные, нипочём они нам не спустят, что мы им на реке резню устроили.

- Вот, и мы должны точно знать… - Он замолчал, ожидая от Сыча продолжения.

- Где, когда и сколько их будет. - Договорил Сыч.

Пьяница, распутник, игрок в кости, грубиян и грязнуля – всё, конечно, так, но при том Фриц Ламме дело своё знал крепко, за то Волков его и держал при себе, не то давно бы погнал.

- Да, ещё тебе письмо купчишкам тамошним передать нужно будет.

- А письмишко от вас будет? - Сразу насторожился Сыч.

И Волков прекрасно его понимал, попади с таким письмом в руки стражи, не весело Сычу придётся.

- От меня, поэтому сам его не носи, не знаю я, как на моё письмо купцы те посмотрят, может быть, и стражу кликнут, - продолжал кавалер задумчиво.

- Ясно, велю кому-нибудь из людей моих письмо отдать, а сам издали посмотрю, что дальше будет.

- Верно, собирайся, сегодня, сержанту Жанзуану скажи, пусть переправит тебя ночью на лодке, чтобы ты в воде не мок, холодно уже на улице.

- Экселенц, - не уходил Фриц Ламме, улыбался, смотрел на господина настолько застенчиво, насколько только мог при всей своей бандитской морде.

Волков знал, чего он ждёт, полез в кошель, достал две монеты. Серебра у него уже больше не было, это были гульдены:

- Это на троих. Тебе и людям твоим.

- Вот теперь и на тот берег не страшно, - сказал Сыч, скалясь в подобии улыбки и жадно хватая золото. - Сегодня же переплыву.

- Письма дождись.

- Конечно, господин.


Глава 31

Сыч отъедался на три дня вперед, пока дождался писем от Бруно Дейснера и Михаэля Гренера. Ел всё, что Мария ему приносила. С набитым ртом рассказывал кавалеру о дурацких нравах, что царят за рекой у еретиков. Волков слушал его в вполуха, плевать ему было на то, как молятся горцы, какие у них церкви и как они ведут себя в трактирах. Он просто слушал Сыча из уважения, зная, что дело у того будет нелёгкое. Опасное дело.

Пришёл трактирщик, за которым он посылал, разменял Сычу золото на серебро, пытался жадничать, да кавалер его приструнил.

- Ну, теперь всё, - сказал Фриц Ламме, пряча деньги и едва переводя дух после съеденного, - можно собираться в путь.

- Максимилиан, проводите Фридриха Ламме до сержанта Жанзуана, - Волков, чтобы проявить уважение, назвал Сыча полным именем, Сыч это заметил, был горд, - проследите, что бы сержант переправил его на тот берег.

- Да, кавалер, - привычно ответил оруженосец и, уже обращаясь к неспешащему вылезать из-за стола Сычу, сказал:

- Ну, пошли, что ли. Собирайся, только вшей своих не забудь.

Он потянул Сыча за локоть.

- Но-но, повежливее, - сказал Сыч с важностью, - ты что, не слышал, как ко мне обращается экселенц?

Беззлобно препираясь, они ушли на конюшню.

Вечером приехала Бригитт. Уже стемнело, уже ужин подала Мария, Волков думал, что госпожа Ланге останется ночевать в городе или в поместье у графа, когда услыхал со двора грубый голос Увальня и стук в ворота:

- А ну, отпирай, говорю, спите что ли, ленивые?

Элеонора Августа, что до сих пор сидела за столом, глаз не подняв за весь ужин, вдруг встрепенулась. Проворно выскочила из-за стола и поспешила на двор, даже не накрыв плечи платком, хотя уже зябко на улице было.

И вскоре приволокла за руку госпожу Ланге, хотела её дальше наверх увести, но Бригитт остановилась, сдала перед Волковым книксен и поклонилась:

- Господин, всё, что велено вами, я исполнила, всё, что нужно, купила, хоть и поискать пришлось ваш кофе.

Госпожа Эшбахт, видно, на дворе в темноте не разглядела, а тут увидала и спросила растерянно:

- А вы платье себе купили новое?

Бригитт улыбалась и цвела. То ли от нового, необыкновенно богатого платья зелёных тонов, то ли от того, что Элеонора так растерялась, увидев её в новом платье, то ли просто от счастья. Госпожа Ланге буквально сияла, как новенький золотой флорин. Волков не отрывал глаз от неё. Может… Может, в это мгновение эта рыжая женщина не уступила бы в красоте даже Брунхильде, и дело тут было вовсе не в платье.

- Так где вы платье взяли? И сколько такое стоит? - Вернула госпожу Ланге из счастливого забвения Элеонора Августа. Вернула тоном недобрым, даже, кажется, завистливым. - У вас что, кавалер завёлся?

Она смотрела на неё внимательно и недоверчиво, с непониманием, словно та совершила что-то предосудительное.

- Ах, - краснела Бригитт и махала ручкой, - есть у меня поклонник. Достойный человек.

Она это так сказала, будто дальше ничего говорить не хочет. Только покосилась на вошедшего в покои Увальня.

Она ещё что-то хотела сказать уже не о платье и поклоннике, а что-то тайное и только Волкову. Но госпожа Эшбахт, тоже поглядев на Увальня, схватила Бригитт за руку и поволокла наверх. Видно, распирало её любопытство.

- Вы бы хоть дали госпоже Ланге поужинать, - крикнул им вслед Волков.

Но жена не соизволила даже ответить ему.


Он долго ждал, пока женщины наговорятся. Мария поставила приборы на двоих, но госпожа Ланге сверху в обеденную залу не спускалась, Элеонора её, видно, не отпускала. Увалень ел один и по возможности рассказывал, где они сегодня были и что делали. Александр Гроссшвюлле был плохим рассказчиком, и кавалер начал уже засыпать, когда, шурша роскошными юбками, на лестнице появилась Бригитт.

- Ах, как я голодна, - говорила она, садясь за стол и многозначительно поглядывая на Волков.

Живая, голодная, кажется, весёлая, она стала с удовольствием есть остывшую уже давно жареную кровяную колбасу с луком и рассказывать, как торговалась за рис, как искала кофе, как торопилась и требовала у портного, что бы он тотчас подогнал платье ей по фигуре. И всё это делать так, что бы ещё заехать в имение к графу и до ночи успеть вернуться домой.

Он любовался ею молча, слушал, почти не задавая вопросов, только уже когда Увалень откланялся и ушёл спать, он ей сказал негромко, беря при этом украдкой за руку:

- Кажется, вы даже лучше, чем я думал о вас.

На столе горела лампа, Мария затихла где-то на кухне. Стало тихо в доме. Бригитт залилась краской так, что даже веснушек на лице и шее не видно стало, а потом поднесла его руку к губам, поцеловала и ответила:

- Тогда, ночью, у колодца, я клялась, что буду вам верна и душой, и телом, я свою клятву не забыла.

- Вас Бог мне послал, - сказал он.

- Бог, Бог, - весело согласилась она и отпила пива, поставила стакана и продолжила: - и сегодня я докажу вам это.

- Вы опять переписали письмо… от этого… - Он даже не хотел произносить имя любовника жены.

Она кивала, жуя колбасу и хлебом собирая жир с тарелки:

- Леопольд написал письмо, я переписала. Снова сломала сургуч, но Элеонора не обратила на это внимания, волновалась очень.

- Леопольд. - Волков скривился. Ему даже это красивое имя было противно. - Что он ей пишет? Дело уже решённое? Дайте письмо.

Бригитт отодвинула тарелку, настроение у нее, было, кажется, игривым, она опять краснела:

- Дело ещё не решённое, бумага у меня спрятана под юбками. Прикажете здесь доставать, или поднимемся в покои мои?

Ему было сейчас совсем не до веселья, он желал знать как можно быстрее, что затевает жена и её любовник, но обижать Бригитт ему не хотелось, он ответил:

- Я сам хочу достать письмо, только вот уснула ли госпожа Эшбахт?

- Она ещё при мне начала зевать, - радостно сообщила Бригитт, вставая из-за стола, схватила его за руку и потащила наверх в свои покои.

Он завалился на её кровать, а она стала перед ним, задрала подол, и достала переписанное письмо. И он видел её чулки, подвязки и ляжки, но сейчас, к её разочарованию, его интересовало только письмо, Бригитт опустила подол платья, вздохнула и села рядом.

Волков развернул бумагу.

«Горлица моя сизокрылая, день за днём проходит жизнь моя в тоске, пусты все дни, ибо вас я не вижу. Не вижу глаз ваших сияющих, уст ваших алых».

Кавалер хмыкнул, где этот мерзавец увидал сияющие глаза и алые уста на его жене? Она вечно недовольна, глаза злы, губы блёклые, вечно искривлены в пренебрежении. Он продолжил читать.

«Страдаю я в ожидании видеть вас и прикасаться к вам. Целовать руки ваши и лицо ваше. Всё надеюсь я, что одиночество моё может закончиться».

- Одиночество его может закончиться, - мрачно ухмылялся Волков.

- Да не одинок он, врёт он ей, - сказала Бригитт, говорила это она с заметной радостью, - мне верные люди во дворце сказали, что одна знатная госпожа к нему благосклонна, когда бывает при дворе у графа, а когда её нет, так он ко вдове мельника ходит, там и ночует иной раз по три ночи к ряду. А ей врёт, голову морочит, уж в этом он мастак.

Волкова это не удивило, он посмотрел на Бригитт, та сидела рядом, прижимаясь к нему плечом. Он погладил её по щеке и продолжил читать:

«Одиночество моё может закончиться лишь по одному слову вашему. Для того решено всё уже, верные люди уже назвали мне хитрую старуху, что сильна в тайных знаниях. Нужно мне лишь ваше согласие и то, что бы особа одна, вам известная, согласна на дело была…»

- Уж не вы ли та особа, что тут вспоминается? - Сказал Волков, снова глядя на Бригитт.

- И я так подумала, сама-то Элеонора в деле таком мараться не пожелает или побоится, вот они на меня и думают, - улыбалась не без гордости госпожа Ланге. - Думают меня уговорить на такое, даже интересно, что они мне за это предложат? Предлагать-то им нечего, если только обещать на будущее будут.

Волков кивнул, соглашаясь со всем, что она говорит. Бригитт действительно была умна. И он продолжил чтение:

«… и если она согласна будет, то я начну искать деньги, чтобы заплатить старухе».

Кавалер опять с презрением хмыкнул. Что это за ничтожество – собиралось его изжить со света. Что за низкий и жалкий человек, у которого даже нет трёх или, может, пяти талеров, чтобы отравить мужа своей возлюбленной. Волкову всё это было очень неприятно.

Неприятно, что жена ему не верна, он бы понял Элеонору, будь её избранник иным. Если бы писал он ей: «Я приеду и вызову вашего мужа на поединок». Или даже: «Я приеду и зарежу его, как только он отвернётся». Даже и это он понял бы. «Я пойду займу денег на яд, а вы уговорите компаньонку, чтобы она налила яда в стакан вашего мужа…» - такого он не понимал.

Это было отвратительно, и больше всего ему было омерзительно то, что Элеонора выбрала это ничтожество. Предпочла ему отравителя.

Бригитт словно почувствовала его настроение и положила свою руку на его, стала заглядывать ему в глаза. Волкову совсем не нужно было ни её участия, ни её жалости. Ему сейчас нужен был топор в руки и этого ничтожного человека сюда. Ярость и обида клокотали в нём.

Но Бригитт, умная и красивая Бригитт, заслуживала его внимания как никто другой, она заслуживала того, что бы он задавил в себе свою ярость и повернулся к ней. Он кинул письмо на перины, что там ещё читать, обнял её за плечи и поцеловал в висок и в щёку.

И повалил на перины. А она вдруг стала вырваться из его рук:

- Стойте, стойте мой господин, да подождите вы…

- Что? Что не так? – Волков ещё больше помрачнел, у него и так было дурное настроение.

- Платье, - сказал госпожа Ланге, вставая с кровати и начиная быстро снимать платье, - испачкаете платье моё или, не дай ещё Бог, порвёте, вы же яростный как медведь.


Глава 32

Ноябрь зарядил холодными дождями. Дороги размокли, через глину вода не уходила. Лужи стояли повсюду. Как это ни удивительно, но холодные ветра в этих местах дули не с севера, а с юга, с гор.

Кавалер не мог спокойно сидеть дома, дом-то как раз получился тёплый, без сквозняков. Но даже в тёплом доме попробуй посидеть за одним столом с женою, которая со своим любовником затевают тебя убить. И не просто убить, а отравить. Он не очень хотел её видеть. И не потому, что не мил ей, сердцу не прикажешь, конечно. А потому, что предпочла ему какого-то мерзавца. Иной раз, забываясь, он так смотрел на жену зло за обедом, что госпоже Ланге приходилось делать ему знаки, чтобы он успокоился и не пугал всех своей злостью, так как все домашние и ближние люди его мрачность замечали.

Бригитт, конечно, в последние дни стала потихоньку брать в руки управлением домом, стала командовать, осмеливалась и ему что-то выговаривать. Она даже стала проявлять характер. Каждый вечер упрямо просила его остаться у неё в покоях спать, а когда он не соглашался, обиженно замолкала. Отчего-то ей всё больше хотелось показать всем, что господин к ней благосклонен. Делала многое, то, что он скрыть хотел, делала напоказ. Вечером, как-то, оставшись с кавалером за столом одна, стала его волосы трогать и по рассечённой правой брови пальцем водить. Будь то в спальне, пусть бы трогала хоть сколько, но тут, в обеденной зале… При том, что Мария собирала посуду со стола прямо в трёх шага от них.

Служанка, скорее всего, всё видела, да виду не показала, умная была. А Волков обозлился на Бригитт. Высказал ей за глупость её и пошёл не к ней в спальню, а сразу к жене. Но утром уже опять был ей рад, снова любовался ею украдкой. А она каждый день спрашивала его, решил он, что делать с женой и любовником, или нет. И он не мог никак решиться. Всё думал об этом и думал. Как не злился он на жену, её он виноватой всё равно не считал. Что с неё взять, Бог её такой создал, ничего тут не поделаешь.

А убить шута этого … Как кавалер его вспоминал, так кулаки сжимались. Вот его бы, его он с удовольствием убил бы, но не топором, не мечом, не арбалетным болтом, нет. Стилетом. Чтобы кровь на руку лилась. Вонзал бы свой любимый стилет ему в кишки до самой рукояти раз за разом, а потом радовался бы его крови на своих руках. Но и на это решиться было не просто. Как ни крути, а это придворный графа, человек его дома. И, кажется, даже близкий его человек, настолько близкий, что ужинает с графом ежедневно.

Не осерчает ли граф, если просто его убить? Осерчает, конечно. Ещё как раз графа ему во враги не доставало.

Значит, только на поединок шута звать. А поединок – дело серьёзное. Только Бог знает, чем может он закончиться. Тем более что Бригитт сама говорила, что шут чёртов в залах фехтовальных пропадает часто с другими придворными, а сам Волков сто лет уже не упражнялся. Да, поединок – вещь серьёзная. Надо всё было обдумать. А Бригитт каждый день спрашивала и спрашивала, словно подгоняла его, словно понукала.

И из всех её вопросов стало казаться кавалеру, что не столько она не любит фон Шоуберга, сколько не мила ей Элеонора Августа. Что именно графскую дочь Бригитт считает главной виновницей измены, хотя и выглядит её лучшей подругой, когда та рядом.

В общем, сидеть с двумя этими бабами даже в тёплом доме ему не хотелось, он взял с собой Максимилиана и рыцаря фон Клаузевица и поехал по дождю на юг своей земли, к сержанту Жанзуану, забрать у того деньги, что он собирал с проплывающих плотов.

Деньги были, конечно, но было их мало, едва двенадцать монет набралось. А ещё на пригорке, за Рыбацкой деревней, Жанзуан и его люди поставил форт. Да нет, не форт, конечно, заставу. И застава была плохонькая, так как дерева вокруг почти не было.

Но стояла она высоко, и окопали её неплохо, так что с наскока заставу взять было нельзя. Хочешь – не хочешь, а лестницы делай.

А попробуй их сделай, если вокруг одни кусты. В общем, лагерь на удобном этом берегу просто не поставишь, пока заставу не возьмёшь, а на заставу время потратишь точно.

Волков подумал. Хоть и жалко ему было, но все деньги, что собрал сержант, он ему вернул:

- Подели с людьми, я пришлю вам провианта и полдюжины арбалетчиков. Следите за тем берегом. Не может быть, что они снова не соберутся.

- Премного благодарны вам, господин. - Говорили солдаты, радуясь нежданной прибыли. - Вы не волнуйтесь, господин, мы за ними всё время следим, как за этими псами не следить, нам и самим наши жизни дороги.

- Воистину, - сказал Волков, - храни вас Бог.


Когда промокший и усталый он приехал домой, увидал в Эшбахте, у трактира, толпы народа, на улицах телеги в ряд, а люди были все новые, неместные. Кавалер узнал не без радости, что это вернулся Роха из Ланна, привёз пушки, привёз новые мушкеты от кузнеца. Немало их привёз, двадцать две штуки. Ещё он привёл много народа с собой, более полусотни, то были бродяги, каких в огромном Ланне множество. Солдат среди них почти не было, за то всех взял за корм, кров и талер в месяц, пока войны нет. Очень дёшево. А ещё привёл капитана Пруффа с его людьми. Тех ещё было три десятка.

Сторговался Роха с Пруффом, вроде, и недорого. Тот за последнее время, что Волков его не видел, почти не изменился. Усы его были так же жёстки, лицо такое же красное, вот только платье его заметно пообтрепалось, видно, что не жировал капитан артиллерии, поэтому и недорого Роха его сторговал. Волков пригласил капитана и Роху к себе на ужин. Угощал от души, но Пруфф сидел, насупившись. Только с женщинами был приветлив, насколько умел, Элеоноре Августе и Бригитт отвечал, как подобает человеку вежливому. А Рохе и ему не очень. Кавалеру казалось, что он так его и не простил за делёж добычи, что досталась им в Фёренбурге. Видно, капитан злопамятный был, пошёл снова в наём к Волкову из большой нужды.

Тем не менее, Волков был ему рад, как рад и людям его, и пушкам, и мушкетам.

Как женщины ушли, так за стол были приглашены молодые господа из города и господин Гренер, кавалер фон Клаузевиц, все офицеры, Максимилиан и Увалень. А ещё позвали сержантов Хельмута и Вильгельма, они должны были обучать новоприбывших солдат.

Когда все собрались, места за столом едва хватило, садились все по рангу: Брюнхвальд, Рене, Роха, Пруфф и Бертье первые от Волкова сидели, дальше шли все остальные, Хилли и Вилли мостились на углу стола, но всё равно были горды, что их звали на совещание.

Мария и дворовые девки-помощницы расставляли стаканы и тарелки, носили еду, пиво, вино. А за ними стояла старшей сама госпожа Бригитт. Красивая, в роскошном новом платье, она не стеснялась указывать прислуге, так и хотела показать всем присутствующим, что это она домом управляет. Она, а не кто-то другой.

А вопросов и дел было много у господ офицеров. Первые – куда прибывших людей деть. В лагере на улице оставить под дождём да на ветру с гор – так это погубить их немалую часть ещё до Рождества. Решили бараки строить. Снова деньги... Кирпич свой есть, так ещё же и лес нужен, брус, доска – всё привозное. Немалые деньги. Провиант на восемьдесят человек купить. Деньги. Башмаков и одежды доброй у них нет, оборванцы. Деньги. Доспех хоть какой-то, шлемы, стёганки. Большие деньги. Порох нужен, много пороха, чтобы учить стрелять прибывших. Пули для мушкетов, для аркебуз, арбалетные болты, ядра, картечь, картечь мелкая. Посчитали, так пороха одного нужно двенадцать бочонков.

Это только для упражнений, а ещё и на войну держать запас надобно. Деньги. Деньги. Деньги. Волков слушал, прикидывал, сколько серебра нужно, так потом плюнул, монахов звал, те примостились на лавке рядом за его спиной, стали считать, записывать всё. Как всё посчитали, монахи положили перед ним бумагу, кавалер глянул в неё и чуть в глазах у него не потемнело.

Как говорится, вынь да положь четыреста тридцать шесть талеров.

Офицеры ещё что-то говорили, а он и не слушал их больше. Смотрел на расчёты. И знал, что серебра у него уже нет, и что ему придётся тратить своё золото. А он даже не знал, сколько у него этого золота осталось. На одни бараки нужно было сто восемьдесят талеров, это считал брат Семион, может, и прикрутил лишнего, чтобы украсть, но не слишком много, это точно. Тут не сэкономишь, на башмаках, одежде, стёганках тоже, ну, можно мяса новобранцам не давать, на бобах и просе проживут, так тоже экономия не велика. Порох? Не сэкономишь. Пули, болты, картечь, ядра? Тоже ничего.

А офицеры всё ещё что-то говорили, делали предложения, обсуждали что-то. А он тёр лицо руками. Отрывал руки, открывал глаза и хоть снова закрывай. Тяжко было, тяжко. Только один взгляд он находил сочувственный. Жалели его только одни глаза. Глаза зелёные. Госпожа Ланге стояла у стены, в разговоры мужчин не лезла, только и делала, что на него смотрела. И, кажется, жалела его всей душой.

Пока он с рыжей красавицей в гляделки играл, так офицеры и монахи ему ещё десяток талеров начитали. И приплюсовали их к этой немалой сумме. Нужно было это заканчивать всё. Во-первых, устал он, а во-вторых… Очень ему хотелось к госпоже Ланге. Хотелось обнять её, зарыться в длинные пружины её медных волос, вдыхать их запах и забыть про всех этих суровых и нудных мужчин. И про их правильные, быть может, придумки.

Он долго сидеть не стал, вскоре закончил ужин, предложив господам разойтись. Но и в эту ночь он не остался у госпожи Ланге спать, а ушёл в спальню к жене.


Как он его увидел, так понял, что произошло, что-то плохое. Волков его сразу признал, это был один из людей сержанта Жанзуана. Был он мокр от дождя, накрыт таким же мокрым плащом, сидел на мокром коне.

- Ну, чего? - Спросил у него кавалер, не спускаясь с крыльца.

- Сержант велел вам вот этого доставить, ночью переплыл с того берега. – Сказал солдат, кивая себе за спину.

И из-за лошади, торопясь, кланяясь и стягивая с головы шапку, к нему вышел человек, накрытый промокшей рогожей. И его кавалер признал сразу. Это был один из тех двух ловких людей, что Сыч ему представлял, перед тем, как отправить за реку. Имени, убей Бог, он его не помнил, но лысую и ушастую голову помнил отлично.

Как только Волков увидал его, сразу понял, ещё больше стал думать о плохом. Он стал думать, что горцы переправляются. То было самое плохое, что только быть могло.

- Ну, они собрались, а вы не узнали? - С угрозой в голосе спросил у лопоухого кавалер.

- Кто? Еретики? А, нет, господин, слава Богу, нет, - затараторил приехавший с того брега, - но дела тоже плохи.

Он покосился на солдата и на мужиков дворовых, что тоже тут стояли и смотрели на них.

- Пошли в дом, - пригласил его Волков.

Когда пришли, предложил человеку, указывая на стул подле себя:

- Садись.

- Сюда? - Не верил лысый. - С вами?

- Садись, говорю, - сурово продолжал кавалер.

- Спасибо, господин, - говорил лысый, с опаской садясь на дорогой стул грязными штанами, - судья никогда не предлагал сесть с ним.

- Госпожа Ланге, распорядитесь дать ему еду.

Бригитт даже приказывать не пришлось, Мария сама принесла лысому миску отличной фасоли с мучной подливой на крепком говяжьем бульоне. Он сразу взялся есть, будто не ел три дня к ряду.

- Говори, что случилось. - Не давал ему забываться Волков.

- Да, господин, конечно, - отрывался от еды лопоухий, - господина Сыча и товарища моего Малька взяли. Ну, Малька-то я точно не знаю, думаю так, а вот господина Сыча точно взяли. Сам видал.

- Взяли? Кто взял?

- Известно кто. Стража, господин, стража.

- Рассказывай.

- Ну, приехал господин Сыч, так и так, говорит, письма нужно важным господам от господина нашего передать. Поехали мы в Рюммикон, нашли тех господ, кому письма отдать нужно, и господин Сыч говорит, что дело не простое, опасное, пойдёт Малёк с письмом к одному, а Ёж, то есть это я, понесёт письмо другому. А я вас тут покараулю. И остался в кабаке одном нас ждать. Я сразу своего купчишку нашёл, письмецо ему сунул да ушёл, господин Сыч ответа ждать не велел. Пришёл в тот кабак, сел за стол один, господина Сыча вижу, но мы как бы не знаемся с ним.

Я сам по себе, вроде. Я полкружки выпить не успел, как приходят стражники, да не одни, а с офицером, зашли, сразу к господину Сычу, как знали его. Офицер так и сказал: «Вот он, берите его, ребята». И пальцем на него показал.

Волков молча продолжал его слушать.

- Господин Сыч ушёл бы, он этих дуроломов так покидал на пол всех вместе с офицером, сам побежал из кабака, но стражники, паскуды, стали кричать, что бы держали его, а тут в дверях как раз лесорубы оказались, ему никак через них не пройти было. Схватили его. Били. - Продолжал лопоухий, не забывая про фасоль.

Вот так вот. Волков на сей раз даже не знал, что и делать. Признаться, растерялся даже. Фриц Ламме, эдакий похабник, хитрюга, подлец, такой грязнуля, что вонял невыносимо иной раз, ещё и вшей носил. Пьяница и бабник, игрок в кости, а может, и вор, а вот его нет, и кавалеру словно глаз выбили.

Лопоухий Ёж уже и фасоль доел, тарелку отодвинул, а Волков всё молчал в растерянности.

- Господин, так что делать будем? - Спросил его, наконец, лопоухий.

- Ёж, Сыч, Малёк. У вас всех, у судейских, клички как у собак или бандитов? - Спросил вдруг Волков.

- Так уж повелось, - отвечал лопоухий Ёж. - Всегда так было.

- Имя-то у тебя есть, господин Ёж? – Всё ещё он словно пытался не думать о деле серьёзном, словно хотел говорить о пустяках всяких ненужных.

- Есть, господин, кличут меня Гансом. Я Ганс Круле из Малена. Но привычнее мне, когда зовут меня Ёж, господин. Так лучше, господин. Так мне привычнее.

- Ладно, Ёж. - Кавалер стряхнул с себя оцепенение, Сыча, конечно жалко, людей и соратников всегда терять жалко, даже если ты их не знал, но дело не было кончено.- Ты скажи-ка, Ёж, мне вот что. Кантон собирается со мной воевать?

- С вами? - Как будто удивился лопоухий, как будто в первый раз это слышал. - С вами да, конечно, их ландсраат, земельный парламент, выделил сорок флоринов на райслауферов.

- Что ты несёшь? - Не поверил Волков. - Они что, против меня собираются ещё и наёмников нанимать? У них и своих людей много, без труда и тысячу смогут набрать.

- Да, господин, было так, да на той неделе король ещё призыв объявил, прислал денег, многие из местных подались на юг воевать за короля.

Волков даже перекрестился, хоть какая-то хорошая новость:

- Славен будь, Господь милосердый.

Ёж тоже перекрестился и продолжил:

- Аминь. Так они уже начали наёмников собирать.

- Начали? – Задумчиво переспросил кавалер.

- Да-да, начали уже. - Говорил лопоухий.

- Сорок флоринов, говоришь?

- Да, господин. Сорок золотых.

- Из других кантонов людишек набирают?

- А откуда же ещё?

- А горцы – солдаты дорогие, больше двух сотен на месяц им на такие деньги не нанять. - Вслух размышлял Волков. – Или сотню на два месяца.

Он посмотрел на Ежа. Только кавалер глаза на шпиона поднял, как тот, кажется, сразу понял его взгляд. Лицо лопоухого стало сначала испуганным, а потом и жалостливым сразу. Чуть-чуть и заплачет.

И Волков знал, отчего так. Он полез в кошель, достал оттуда гульден. Повертел его перед носом Ежа:

- Вот, что я тебе скажу, Ганс Круле, по прозвищу Ёж. Ты сам понимаешь, что не могу я сейчас без глаз остаться, война идёт ко мне, и мне очень нужно знать, сколько людей хотят нанять, сколько их будет всего. Понимаешь, Ёж? Ты мой последний глаз на том берегу.

- Господин, уж больно опасно там стало, - морщился шпион, поглядывая на столь близкое к нему золото, - господина Сыча и Малька палачи начнут кромсать, так они и про меня вспомнят. Искать будут. Схватят меня, господин.

- Нет у меня сейчас больше никого, понимаешь? – Говорил кавалер, кладя золотой на стол перед лопоухим. - Нет никого, некого мне туда послать. На тебя вся надежда.

- Эх, - Ёж сгрёб деньгу, - ладно, попробую. Ей Богу, господин, схватят меня, золото своё всё равно, что в реку бросаете.

- Ты осторожней будь.

- Да уж придётся.

Ёж встал.

- И если будет возможность, узнай, куда они Сыча дели.

- А тут и узнавать нет нужды, в столицу кантона их повезли, в Шаффенхаузен.

- Точно?

- Точно-точно, конечно, я слыхал, что там лучшие палачи кантона. - Заверил кавалера Ёж.


Глава 33

Думай о Сыче или не думай, плач, злись, грусти, а дни, как Богу угодно, дальше идут. Жалко Сыча, как без глаз остался без него, но дела-то нужно было делать. За него, за господина, эти дела делать никто не будет. Хотелось бросить всё и забыться, но он звал монахов к себе, те брали бумаги, чернила, перья, шли к сундукам, садилась с ними рядом, начинали считать, что в них осталось.

Словно мало ему было потери Сыча, так ещё одна печаль выявилась. Дело с деньгами было ещё хуже, чем он думал. От гор серебра только пустые мешки остались, на дне валялись. Золото, то золото, что он занял у банкиров, купцов и других патрициев Малена, было всё цело. А вот из того, что он вывез из Хоккенхайма, он уже потратил немало. Было у него больше четырёх сотен золотых монет, а осталось всего триста шестьдесят. И дело шло к тому, что будут и дальше они тратиться и тратиться. Если другим офицерам он жалованья не платил, землёй откупился Пруфу и его людям, то всем людям Рохи надо хоть немного, но платить, а ещё корм им надобен, а едят они каждый день. А ещё все господа из выезда его, что живут с монахами в старом доме, да ещё их послуживцы.

От них просом и жидким пивом не отделаешься, им мясо, колбасу подавай. А кони их? Все здоровенные, крепкие. Сеном такие не наедаются, от сена такие худеть начнут, это не коняга, меренок мужицкий, это кони боевые, овсом их корми. А ещё дом его. Содержание дома, пиво, вино, пряности, а теперь ещё рис и кофе.

Стали с монахами считать. Монахи умные были, всё посчитали, всех людей его, всех коней его, всё сосчитали, что не забыли. Пока считали, говорили и советовались. Посчитали - замолчали. Монахи молчали, сидели, боялись слова сказать, молча брат Семион сунул ему листок, а он глядел на цифры и ужаснулся. Траты его были огромны! Четыре с половиной серебряных талера в день! Четыре дня – нет злотого гульдена! Четыре дня – ещё одного гульдена нет! Золото течёт сквозь пальцы его, война выпивает из него все деньги. И ни перерывов, ни праздников в этом течении не предвидится. Четыре дня – нет злотого гульдена! Четыре дня – ещё одного гульдена нет! А монахи, ещё не посчитали проценты, что шли от взятого в долг золота.

Сидел кавалер и думал, брат Семион сказал, что нужно поискать, на чём бы сэкономить, но Волков ему не ответил, это и так ясно, да только на чём? Наконец, он спросил:

- Архитектор твой, кажется, церковь начал уже строить?

- Котлован для фундамента вырыл, да я просил его часовню, для убиенного монаха начать созидать. – Ответил брат Семион.

- Пересчитайте смету на церковь, уменьши её на сто восемьдесят талеров, пусть бросит часовню, пусть бараки строить начнёт, людям под дождём да на ветру спать не сладко. И пусть дёшево строит, Рохе и капитану Пруффу скажи, что бы людей своих на строительство дали.

- Как прикажете, господин, - отвечал брат Семион.

- Ступайте, - сказал кавалер.

Брат Семион и брат Ипполит ушли, а он сложил золото в сундук, запер его, задул свечу и остался сидеть в полумраке. За окном был день, но тучи висели низко, мелкий дождик медленными каплями стекал по стеклу, настроение у него было под стать погоде.

Всё, всё висело на плечах его тяжким грузом, собиралось огромным комом, давило и давило к низу. И чем дальше всё шло, тем тяжелее становился этот ком. Вот теперь ещё и Сыча у него нет, когда он нужнее всего. А деньги? Чёртовы деньги. Как, как без них жить? Да жить-то ещё ладно, он бы прожил, будь он один или даже с этой женой, пропитался бы на то, что поместье давало. Но он-то не один, у него три сотни, да больше даже, всяких людей: и простых, и благородных. Как тут без денег быть? Ах, да ещё и жена у него есть, как он забыть про неё мог. Точно, точно испытывает его Господь, не иначе. Не то другую бы жену ему дал. Женушка спать с ним не желает, дескать, груб он для дочери графской, кривится от него, словно он прокажённый какой, а ещё с ничтожным человеком извести его задумывают. И герцог после пустой попытки его взять озлобится только, а как иначе, всякий бы озлобился, если младший тебе перечит и при всяком случае непокорность показывает. Тут любой сеньор осерчает. А ко всему этому архиепископ просит, что бы он его купцов вразумлял. Просит. Этот поп так попросит, что попробуй ещё отказать ему в просьбе его. Впрочем, дело с деньгами складывалось так, что кавалер, кажется, начинал склоняться к удовлетворению просьб епископа. Но нужно было всё как следует обдумать.

Волков сидел и думал, думал о делах своих. Дела его были нехороши. Положение его, конечно, было незавидным, но вот в чём он силён был, так это в упорстве своём. За все годы в солдатах и гвардии ему ни разу не приходилось сдаваться. Ни в осадах, когда без хлеба приходилось есть старую, твёрдую конину. Ни в проигранных сражениях, когда почти в безвыходных ситуациях он всё-таки пробивался к своим или дожидался темноты и уходил с поля боя, пока победивший враг грабил мёртвых. В общем, не умел он сдаваться раньше, да и сейчас учиться не собирался.

Всё бы у него могло выйти, всё получиться, лишь бы горцы не затягивали с новым вторжением. Сколько бы их не пришло, много или мало, лишь бы не тянули. Победа или поражение, пусть всё рассудит Бог, но лишь бы побыстрее, лишь бы не ждать.

Четыре дня – нет злотого гульдена! Четыре дня – ещё одного гульдена нет!


Сидеть-высиживать да тосковать он не хотел, не любил он этого, попы правильно говорят: уныние – грех. Нужно дело делать, нужно знать всё самому, а не со слов кого-то. Решил разобраться, сколько сена и овса в день на лошадей его уходит. Из всех трат хотя бы про эту трату узнать. Да и узнать до точности, сколько всего коней у него разных. У него ведь и боевые кони, и тягловые для обоза, и мерены рабочие для пахоты есть. Конюшни все битком, а он даже не знал, кто у него главный конюх. Кавалер спустился вниз, там госпожа Ланге дворовую бабу по мордасам охаживает, как он из слов понял, за посуду плохо мытую. Он был рад, что нашёл Бригитт занятие важное: и она при важном деле занята, и дом будет в порядке. Ведь госпожа Эшбахт домом не занималась, не приучена графская дочь ко всякой работе.

Он звал с собой Максимилиана, пошёл в конюшню посчитать лошадей. Спросил у оруженосца:

- Кто у нас за всех коней отвечает?

- Отвечает? - Не понял сразу Максимилиана.

- Да, кто у нас главный конюший в поместье? - Спросил Волков, понимая, что такого нет. Он же сам такого назначить должен был.

- Нет у нас такого, - подтвердил юноша. - Вашими конями я и Увалень занимаемся, а рабочими Ёган, его мужики. А всеми конями, что для кареты госпожи, так кучер госпожи и занимается.

- А овёс, сено для корма, всё Ёган даёт?

- Да, кавалер, - сказал Максимилиан.

Во дворе как обычно всё, один мужик носил воду в дом от колодца, баба тут же хворост с дровами, мужик у конюшни с телеги вилами сено в конюшню носил. Волков пошёл к нему и почти уже дошёл, но тут во двор въехал верховой. Был он не беден, хоть и не богат, конь у него был неплох, но ни парчи, ни бархата на господине не было.

Кавалер и Максимилиан остановились, стали на приезжего смотреть. А тот их увидал, они оба при мечах были, подъехал, спешился и поклонился:

- Надеюсь, вижу я господина Эшбахта?

- Да, я Эшбахт, чем обязан? – Вежливо спросил Волков.

- Я капитан Тайленрих из Лейденица, глава военной гильдии стражей Южного Фринланда.

- А, соседи, рад видеть, прошу в дом, - произнёс Волков, - Максимилиан, примите у господина Тайленриха коня.

Хорошо, что он велел госпоже Ланге руководить домом. Госпожа Эшбахт, увидав гостя, так едва кивнула ему, сидела, нахохлившись, как курица на насесте в холод, губы в презрении поджала, всё своим рукодельем дурацким занималась. А Бригитт сама подошла к капитану, шляпу у него взяла, не погнушалась, была вежлива и приветлива. Как только мужчины сели за стол, так велела вина принести и тарелку капитану, так как он с дороги мог быть голоден. Умница, всё правильно делала, Волков виду не показывал, но был ей очень доволен. А ещё ему было интересно, зачем этот капитан приехал к нему. Но он его не торопил, ждал, пока тот сам начнёт рассказ, и тот начал:

- Просили меня о визите к вам уважаемые люди.

- Уважаемые люди какого места? - Спросил Волков.

- Те люди, что на нашей реке и в наших местах хорошо известны, - сказал капитан, глядя, как Мария под присмотром госпожи Ланге кладёт капитану на тарелку хорошую еду.

Но Волков ждал имён, и Тайленрих их назвал:

- Господа Плетт, Фульман и сам господин Вальдсдорф о том меня просили.

- Плетт – это торговец углём, кажется, - сразу вспомнил Волков, это ему писал письмо его племянник.

- Именно, известный и богатый лесоторговец и торговец углём, - отвечал капитан.

- А Вальдсдорф – это толстяк из городского совета города Рюммикон, - вспоминал Волков этого неприятного человека.

- Именно, именно, - кивал капитан, - а ещё он глава Линдхаймской коммуны лесорубов и лесоторговцев. С ними ещё и господин Фульман был, он тоже крупный купец и владелец пристаней и складов в Рюммиконе.

- И что же нужно этим достойным господам от меня? - Волков поначалу даже и предположить не мог, к чему этот визит и весь этот разговор.

- Эти достойные господа огорчены тем, что ваших людей, что привезли в Рюммикон письма от племянника вашего, взяла стража.

- А уж как я огорчён, - сухо заметил кавалер, он уже начал догадываться, что сейчас у него будут просить деньги за освобождение Сыча.

Волков был готов отдать много денег за своего человека. И не только потому, что Фриц Ламме был ему очень полезен, но и потому, что успел к нему уже привыкнуть. Тем не менее, он собирался хорошо торговаться. Теперь нужно было узнать цену.

Но капитан вдруг сказал:

- Господа из Рюммикона просили сказать, что письмо, адресованное одному из купцов, пришло не вовремя. Он недавно потерял племянника в сражении на реке, когда вы разбили горцев. Траур ещё не прошёл, боль ещё не утихла. Вот он и позвал стражу. Но господ, Фульман, Плетт и Вальдсдорф хотят знать, ваш интерес к углю и лесу ещё не охладел?

- Интерес моего племянника к углю и лесу ещё не охладел, - отвечал Волков, он был рад, что дело продолжается.

- В таком случае господа спрашивают, не соблаговолите ли вы и ваш племянник встретиться с ними?

- Я так полагаю, что встретиться они хотят на вашей территории?

- Да, именно, - кивал капитан. - Они считают, что не могут приплыть к вам, а вам неблагоразумно будет ехать в кантон. Потому они просили меня быть посредником и организовать встречу в Лейденице, а уже там обговорить все вопросы. Я со своей стороны гарантирую вам безопасность.

Это было то, что ему нужно, ему нужны были связи в кантоне, даже если и торговля не выгорит.

- Я буду у вас.

- Тогда в воскресенье, допустим, пополудни я жду вас на пирсах в Лейденице.

- При мне будет дюжина людей.

Капитан помолчал, а сказал потом:

- Что ж, я понимаю ваше недоверие. Хорошо, пусть будет двенадцать людей.

- Ну, тогда выпьем, - сказал Волков, поднимая стакан, он был доволен. – Ваше здоровье, капитан!

Конечно, его могли заманивать в ловушку, ну он-то подготовится к ней. А если то не ловушка, то очень и очень нужное дело.

- Конечно, - отвечал капитан, поднимая стакан, - ваше здоровье, господин фон Эшбахт, и здоровье вашей прекрасной супруги.

Он поклонился госпоже Ланге, что была тут же, хотя за стол из скромности с мужами и не садилась. Бригитт от слов этих вся расцвела.


Глава 34

Кавалер фон Клаузевиц, Максимилиан Брюнхвальд и Александр Гроссшвюлле были избраны им в ближний круг, то есть должны неотлучно при нём быть, куда бы его ни пригласили. Все остальные: и братья Курт и Эрнст Фейлинги со своими шестью людьми, и Карл Гренер, и оруженосец кавалера Клаузевица – все должны были быть наготове и рядом. После того, как кавалер объяснил всем им их обязанности, он сказал:

- И приведите, господа, свою одежду и доспехи в порядок.

Это были, конечно, ещё не все приготовления, ещё на рассвете он отправил лодку с Брюнхвальдом и десятком его людей в Лейдениц на всякий случай. Пусть там, возле пирсов, будут. А ещё два десятка людей и Бертье должны были сидеть в лодках на его берегу, а ещё одна лодка со стрелками и сержантом Вильгельмом тоже с ними. Конечно, кавалер не думал, что это будет западня, но, даже если и не думаешь, готовым нужно быть всегда.

Сам он ещё с утра велел достать из ящика и стал смотреть свои доспехи и фальтрок, решил ехать в них. И, честно говоря, не потому что боялся, а потому что уж очень были роскошны его доспехи, да продлит Господь дни Его Высокопреосвященства.

Пока он завтракал и рассказывал жене, которая слушала его вполуха, о своих ближайших намерениях, госпожа Бригитт делала ему знаки, давая понять, что у неё к нему есть разговор.

Как им только удалось уединиться, так она начала с жаром и волнением:

- Кажется, Элеонора решилась, - говорила она быстро, так как времени было у них не много.

- На что? - Спросил Волков, хотя сам прекрасно понимал, на что решилась его жена.

- Утром я ей волосы расчёсывала, а она у меня и спрашивает: «Бригитт, а ты меня любишь?» Я ей говорю: «Конечно Элеонора, кого мне тут любить, как не вас». А она говорит: «А предана ли ты мне, можешь дело одно для меня сделать?» Я ей говорю: «Конечно, а что за дело?» А она мне: «Я тебе пока сказать не могу, но дело такое, что очень важно для меня, и ты, если сделаешь его, то щедро вознаграждена будешь». Я ей говорю: «Так хорошо же, только скажите уже, что за дело». А она говорить сама не стала, говорит мне: «Как постылый тебя пошлёт в город, так заедешь к отцу моему в поместье, найдёшь Леопольда, он тебе скажет, что сделать надобно». Я ей говорю: «Как пожелаете, Элеонора». А она вскакивает, обнимает меня и плачет, говорит, коли дело я сделаю, так она вечно мне благодарна будет. Не иначе, как приеду туда, Шоуберг меня на дело мерзкое подбивать будет. Может, яд он уже прикупил.

Бригитт замолчала, стояла, заметно волнуясь, ожидая, что скажет кавалер. И он сказал, вернее, спросил о том, о чём госпожа Ланге и подумать не могла:

- А она меня всегда постылым зовёт?

Бригитт растерялась сначала, а потом и ответила:

- Постылым? Да почти всегда вас так величает. Мужем редко зовёт вас и господином редко, супругом тоже. Обычно постылым и зовёт, - и тут у Бригитт сделались глаза злыми, и злилась она вовсе не на него, - а когда на вас сердится, так зовёт вас хамом.

Это Волкова не удивило, может, он для дочери графа и хам, хотя так звать мужа при других – это большая грубость, неуважение явное. От этого ему стало печально, а ещё от того, что так всё с его женой складывается плохо. Не по любви всё, да и Бог бы с ней, с любовью, было бы хоть всё по согласию, по чести. Ведь всё, что ему нужно от неё было, так это что бы детей она без противления рожала, как велит закон человеческий и Божий. Но не хотела Элеонора Августа ни чести, ни согласия. Каждый раз приходилось ему своё брать, как на войне. И в этом он винил только поганца Леопольда фон Шоуберга, придворного шута и певца графа фон Малена. Только его. И всё это дело стало ему вдруг омерзительно, так омерзительно, что даже красивая Бригитт, что смотрела на него сейчас с преданностью и ждала его решения, как причастная ко всему этому, была ему сейчас не мила.

- Вы знаете, где госпожа Эшбахт хранит письма от этого мерзавца? - Наконец спросил Волков у рыжей красавицы.

- Конечно, господин, - отвечала та, - там она хранит их, куда не один муж не полезет, в сундуках с нижними юбками и рубахами, на самом дне.

- Пока пусть там и лежат, не трогайте их, но как нужно будет, так возьмёте их для меня, - сказал, наконец, он.

- Конечно, господин мой, - сказала Бригитт и рукой хотела погладить его по щеке, - не печальтесь так, не выйдет у них ничего.

Но всё ещё не мила была она ему, он руку её схватил, отвел от лица своего и тут же понял, что напрасно так был груб с ней.

Быстро поцеловал её в губы и сказал:

- Поеду по делам в Лейдениц, приеду, так решу, что делать.

- Как пожелаете, мой господин.

Бригитт сделала низкий книксен, она бы и руку ему поцеловала, да не отважилась на то.


Он позвал своих оруженосцев, и они помогли ему облачиться в доспех, поверх надел фальтрок, штандарт брать не стал, не на войну же едет.

Но после разговора с Бригитт Ланге был он печален из-за жены, на коня садился, а не шла она из его головы, и не от того он грустил, что Элеонора Августа его не любила, тут уж ничего не поделать, а вот её предательство сильно его расстраивало. Так и ехал он, мрачен и хмур. Племянник и все его люди видели его хмурость, поэтому расспросами его в дороге никто не донимал.


Капитан Тайленрих ждал его прямо на пристани. Как только лодка с Волковым и его многочисленной свитой пристала к пирсам, капитан подошёл и протянул кавалеру руку, помогая вылезти из лодки.

- Господа купцы прибыли? - Волков гремел латами и мечом, вылезая на пирсы.

Бруно Дейснер, его племянник, и молодой купчишка Михель Цеберинг шли за Волковым и заметно волновались. Один совсем мальчишка, другой ещё недавно был солдатом, одет как простолюдин. Ещё бы им не волноваться при такой встрече.

- Господин Эшбахт и вы, господа, - говорил им Тайленрих, - господа купцы уже ждут вас.

Племянник расширенными глазами косился на дядю, а тот был серьёзен и сосредоточен. А то, что Бруно и компаньон его волнуются, так то хорошо, серьезнее буду относиться к делу, урок им будет.

Волков едва заметно кивнул Карлу Брюнхвальду который был тут же и проследовал со своими людьми туда, куда приглашал его капитан.

А приглашал он его в закрытый большой склад:

- Купцы очень просили сохранить в тайне встречу с вами, сие предприятие для них небезопасно, - продолжал капитан. - Поэтому было решено, что встреча пройдёт в тихом месте, где нет зевак.

- Я понимаю, - ответил кавалер.


Конечно, он помнил советника Вальдсдорфа этого неопрятного толстяка как же забыть. А вот то, что он уже знаком с господином Фульманом, Волков не знал, пока его не увидал. Вспомнил он этого господина, уже с ним как то встречался у графа, когда разбирался из-за сплава плотов. При купцах были добрые люди при железе, было их шесть человек, но держались они поодаль, за спинами купцов, и в дело не лезли.

Все поздоровались. Капитан Тайленрих указал им на их место за столом, кавалер излишнюю вежливость показывать не стал, сел первый. Он не купчишка какой. Купцы тоже стали садиться.

Племянник и его компаньон Цеберинг сели возле Волкова. Он пожалел, что не взял с собой брата Семиона. Этот умник сейчас был бы кстати. Не подумал, ладно, и без него поговорит.

- Думаю, что выскажу общую мысль, если скажу, что время для распрей проходит, - начал советник Вальдсдорф.

Толстяк, кажется, привык везде говорить первым. Пусть говорит, Волков не стал оспаривать его слова. А ещё по не писаному кодексу советник должен был говорить извинения за то, что люди Рюммикона схватили людей Волкова. Так было бы вежливо. Но и на это смолчал кавалер, не стал он толстяка вежливости учить.

- Да, время распрей прошло, война нам не нужна, но не о ней собрались мы тут говорить. - Сказал он. - Мой племянник выбрал своим ремеслом дело купеческое и, побывав у вас, решил, что выгодно будет ему покупать у вас лес и уголь.

- И мы тому рады, видим мы, что ваш племянник не по годам умён, - отвечал кавалеру лесоторговец Плетт, заодно кланяясь юному Бруно Дейснеру.

Мальчишка покраснел, вытянулся и от волнения даже не ответил тому поклоном. А Плетт продолжал улыбаясь:

- Жаль, что меж нами распря, иначе всё было просто. Но даже так мы готовы поставлять вам и лес, и древесный уголь по хорошей цене. По самой хорошей цене, если вы…

- Если я что? - Спросил кавалер.

- Если вы возьмёте на себя все таможенные расходы.

- Таможен Его Высочества на моей земле нет, - сказал Волков,- а уже дальше племянник сам с таможнями разберётся. Так что мы будем просить самую низкую цену, что вы готовы давать.

- Коли так, то мы просить будем всего восемнадцать крейцеров за корзину угля, дешевле никто вам на нашей реке не предложит, - заявил Плетт. – И лес для вас самый дешёвый будет.

- А у вас мы готовы брать все сёдла, всю сбрую, какая бывает, и всю кожу, что готовы вы нам продать, но и у вас мы будем просить цену низкую. - Добавил господин Фульман.

- Мы выясним цены на кожу и всё остальное, только вот как мы всё это будем возить друг другу? Моему племяннику к вам ездить небезопасно, а у вас на меня могут увидать и донести. - Сомневался кавалер.

- Верно-верно, - кивали купцы головами, и за всех отвечал советник Вальдсдорф, - но если по цене мы сойдёмся, если таможня нас не обложит, то есть купеческие способы, всем давно известные.

- Я не купец, мне они не известны.

- У нас есть доверенные люди из местных, - сказал советник, - капитан Тайленрих их знает. Это местные купцы и хозяева лодок. Они и к нам заплывать могут, и к вам без боязни. За свою долю они с удовольствием за дело такое возьмутся.

- Ах, вот как, значит, купцы и лодочники из Фринланда будут возить товары, - произнёс кавалер, - что ж, это мудро.

Он на мгновение замолчал, раздумывая. А подумать было о чём.

Для герцога пока что он был всего-навсего ослушником, нерадивым вассалом, что затевает войны на границах. Дело, конечно, неприятное, но нередкое и простительное. Воинственным вассалам многое прощалась. Война для благородного человека – вещь обыденная. А непослушание сеньору – проступок, конечно, но проступок не из тех, за которые сразу рубят голову. А вот контрабанда – этот уже совсем другое дело. Это удар не по престижу сеньора, а по его кошельку. Вот тут сеньор и впрямь может обозлиться не на шутку. На кой чёрт человеку такой вассал, который его совсем не слушается, затевает войны да ещё его же и обворовывает. Да, не нужен был герцогу такой вассал, но, к сожалению, Волкову были нужны деньги. И он сказал:

- Да, нам нужна самая низкая цена на всё, а про таможню забудьте.

- Вот и отлично, - обрадовались купцы, - значит, дело будет. Дело пойдёт.


Глава 35

Кажется, толстяк Вальдсдорф не был таким уж неприятным человеком. Наоборот, всячески старался расположить к себе кавалера. Он рассказал ему некоторую важную информацию о том, как собирают пошлины в Малене и на границах земли Ребенрее. Купцы также советовали Волкову, как складировать и разгружать товар.

Оказалось, что его прекрасные, новые амбары, что стоят возле пирсов, совсем не подходят для хранения угля и леса.

Ему придётся строить навесы для их хранения, так как уголь и лес не терпят дождя. А ещё у него слишком короткий пирс для приёма барж с длинными досками и брусом, ему нужно будет удлинять его. В общем, он понял, что его ждут новые траты. Но он был на них согласен, так как и прибыли маячили весьма и весьма значительные. Купчишки и сами загорелись, он это видел. А эти господа чуют прибыль как никто другой. Когда встреча, наконец, закончилась, и Волков шёл уже к пирсам, он сказал племяннику:

- Хорошо, что вы заехали в Рюммикон, хорошо, что познакомились с купцами, теперь уж не упустите выгоды, кажется, большие деньги в этом деле могут быть.

- Да, дядя, - говорил Бруно Дейснер, юноша был взволнован, - я всё буду делать сам, за всем сам буду следить, и Михель мне поможет.

- Не дай вам Бог испросить мне дело, - сказал кавалер им обоим.

Михель Цеберинг шёл рядом, косился на кавалера, и вид у него был едва ли не испуганный. Волков невольно усмехнулся. Этому Михелю вряд ли было больше двадцати. А дело, в которое он влез, было для мужей солидных, мужей опытных. Как те, с которыми они только что встречались.

И племянник, и Михель Цеберинг должны были волноваться.

- Завтра же поутру поезжайте в Мален, там поговорите с теми, кто покупает уголь и доски. Нужны твёрдые цены. - Сказал Волков. - Возьмите с собой монаха, брата Семиона. Он премудр. Нужно всё посчитать, как следует.

- Я уже говорил, дядя, цех оружейников-латников готов брать уголь, они же взяли у нас первую партию. - Говорил Бруно. - А ещё один купец готов у нас забирать весь уголь по тридцать четыре крейцера.

- Один цех и хитрый купчишка, что готов у вас покупать товар задёшево? – Волков поглядел на юношу и скривился. – Да вы, мой дорогой родственник, дурень! Город кишит кузнецами, там несколько цехов и даже коммун, которые покупают уголь. Полгорода – это кузни. Так узнайте, почём будут брать самые крупные цеха. А этого хитрого купчишку, что обещает вам тридцать четыре крейцера, посылайте к чёрту.

- Я выясню, дядя. - Говорил племянник так, как будто пытался запомнить указания. - А купчишку, значит, к чёрту…

- Вы платили ввозной сбор, когда провозили товары в город?

- Платили, дядя.

- Сержант на воротах не спрашивал вас о земельных пошлинах?

- Нет, не спрашивал.

- Если повезёте целыми обозами - спросит, нужно выведать у местных купцов, как получить бумаги от таможенников, узнайте в городе, кто этим промышляет, всегда есть люди, с которыми можно договориться, ищите таких людей.

- Да, дядя. - Мальчишка кивал, но вид у него был такой, что готов он был, кажется, запаниковать. Уж больно много ответственности для его лет выпало ему.

Но кавалер не собирался его жалеть или щадить. Сам он в его возрасте пошёл в солдаты и в этом своём тяжком ремесле он не встретил ни одного человека, что его пожалел. Ничего, разберётся, брат Ипполит говорил, что он смышлён и хорош в цифрах, а значит, разберётся. Тот, кто дружен с цифрами, во всём разберётся.

Они уже дошли до пристани, кавалер сделал знак Брюнхвальду, что надо уходить, потом повернулся к капитану Тайленриху:

- Спасибо, капитан.

- Рад был услужить вам, господин фон Эшбахт, - сказал капитан кланяясь.

Волков не поспешил сесть в лодку, он огляделся и спросил капитана:

- Много народа, баржи, лодки, весь пирс завален товарами, бочки и тюки всюду, словно весна. Купчишки у вас что, и зимой торгуют?

- Да, река в наших местах не замерзает, торговля идёт круглый год. Сейчас император с королём снова воюют, а по весне говорят, так ещё жарче война пойдёт, вот все готовятся, ежедневно одной солонины вниз по реке уходит целая баржа, не считая всякого иного.

- Значит, процветают купцы местные? - Продолжал расспросы Волков.

- Процветают, если не сказать, что зажрались, - усмехался Тайленрих.

- Ну, и вам, наверное, перепадает что-либо, а, капитан?

- Нет, наша гильдия небогата, раньше бывало, да, хорошо жили, когда горцы озоровали на реке, так никой купец без охраны не то, что баржу, а лодку с сеном вниз не отправлял, а теперь тихо тут стало, купчишки с нами на этот год ни одного контракта на груз не заключили.

- И никто их не трогает? - Удивлялся кавалер.

- Если и щиплют этих жирных каплунов, так не тут, - он махнул рукой, - там, на севере, у Хоккенхайма, а тут тихо всё.

- Может, всё ещё переменится, - произнёс Волков, протягивая капитану руку.

- Молим о том Господа ежечасно, - отвечал тот, пожимая её.


Волков уселся в лодку, племянник прыгнул за ним, уселся рядом, так и крутился возле него, надеясь улучить момент и поговорить. Мальчишка волновался и всё хотел его расспросить о том, как дела делать, что и у кого можно спросить в городе, к кому обратиться, ведь дядя всех нобилей городских знает, всех важных людей, но сейчас дяде было не до племянника, и говорить с ним не собирался. Опять стал хмур, даже не глядел на Бруно. Да вообще ни на кого не глядел.

Поездка была очень полезна, купчишки из Рюммикона ему ещё пригодятся, даже если торговля и не заладится. А ещё он просил их выяснить, где его люди, которых недавно схватили. И купцы обещали это сделать. Для укрепления дружбы, так сказать. Если это они сделают, то можно будет похлопотать и об освобождении Сыча с товарищем. Ну, хотя бы попытаться. Всё-таки, что там не говори, а Сыч ему нужен, да и привык он к нему. Привык. Не мог он его оставить в тюрьме. Тем более что тюрьма эта закончится плахой. В общем, нужная это был встреча. Нужная и важная. Возможно, это был маленький шажок к прекращению войны. Нет-нет, он не питал глупых иллюзий. С таким остервенелым врагом, как горцы, всё так быстро закончиться не могло, но… Но ведь у всего есть конец.

Всё, в лодку сел и забыл он про встречу. Больше она мысли его не занимала. Поэтому и бесполезны были все усилия племянника. Дядя про дела купеческие больше не думал, а думал он теперь только о жене и её любовнике. Ему предстояло принять решение. Дело было не простое, и решение простым не выходило.


Когда он вернулся домой, уже стемнело. Никого к ужину звать не стал. За столом с ним были лишь жена и госпожа Ланге. Бригитт что-то пыталась говорить про домашние делам, но он её не слушал и почти не отвечал ей, просто ел. Бригитт тоже замолчала. А он продолжал есть, изредка поглядывая на жену. Так в тишине ужин и прошёл. А как прошел, госпожа Эшбахт встала и, сухо попрощавшись, ушла, оставив госпожу Ланге и Волкова вдвоём. Кажется, Бригитт этого и ждала, ей не терпелось что-то ему сказать. Но Волков, глядя вслед жене, что поднималась в покои, негромко спросил у неё:

- Когда у госпожи Эшбахт лучшие дни для зачатия?

- Лучшие дни? - Переспросила Бригитт. Кажется, этот вопрос застал её врасплох, но она тут же нашлась. - Так на той неделе у неё была кровь, значит, уже для зачатия дни хорошие.

Он всё не мог никак принять решения, что же ему делать с женой и её любовником. Как это ни странно, но жену ему бы даже жалко, она была тут одна, в чужом для неё доме, с чужими для неё людьми. И была у неё одна Бригитт, на которую, как Элеоноре казалось, она может положиться. Да, а на Бригитт как раз ей полагаться было нельзя.

- Сегодня я к вам не приду, - сказал Волков госпоже Ланге.

- К жене пойдёте? - Бригитт была, кажется, даже удивлена его решением.

Волков не счёл нужным отвечать на этот вопрос, а красавица подождала ответа и, не получив его, полезла себе под юбки и на стол перед кавалером положила пачку исписанных бумаг.

Положила и замерла, ничего не поясняя ему. А ему и не нужно было пояснять, он взял их, небрежно посмотрел, читать не стал, бросил их обратно на стол и спросил:

- Это письма фон Шоуберга к моей жене?

- Да, господин, - говорила Бригитт и, кажется, она была очень довольна собой.

А Волков вдруг разозлился:

- Я же велел вам не трогать их пока. - Тихо и сквозь зубы выговаривал он ей.

- Я… Я положу на место, она не заметит, что их брали, - растерянно говорила Бригитт.

Да, кавалер был зол, и не только из-за того, Бригитт его ослушалась, а ещё и из-за того, что Бригитт… предавала свою подругу, сестру или кем там ей доводилась Элеонора Августа.

Но не взять письма он не мог, не мог он их оставить, не прочитав. Да и кто бы мог устоять на его месте, он поднял бумаги и начал читать одно письмо за другим.

Как он думал о Шоуберге плохо, так ещё хуже начинал думать о нём после каждой прочитанной строчки. И каждая новая сточка стала менять его отношение и к Элеоноре. Теперь она не казалась ему такой уж несчастной и одинокой. Вся жалость к этой женщине пропала уже после первого письма.

То, что любовники ненавидели его, это и так было ясно, но то, что Шоуберг в письмах над ним смеялся, выдумывая ему презрительные прозвища, терпеть было не просто. Он едва сдерживался, чтобы не разбить стакан об стол. И ещё более обидным оказалось то, что, судя по всему, и жена над ним смелась в ответных письмах, которые Волкову были недоступны. Но и по тем бумагам, что сейчас он держал в руках, кавалер понимал, они его призирают, надсмехаются над ним.

А ещё они собираются его убить.

Он дочитал до конца все бумаги и нашёл в себе силы не сделать чего-либо глупого. Волков даже похвалил себя за такую выдержку.

Наконец он спокойно положил бумаги на стол и поднял глаза на Бригитт. Красавица смотрела на него, не отрываясь, и в её взгляде он находил и сочувствие, и понимание, и жалость. Она положила свою руку на его руку, стала гладить нежно. Едва заметно прикасаясь своими изящными пальцами к его тяжёлой, словно каменной руке. А Волков вдруг подумал, что она очень красива, её зленые глаза так добры, добры… И тут он словно книгу открыл и прочёл в ней о том, о чём не знал до последней секунды.

За зеленью прекрасных глаз Бригитт пряталось глубокое коварство, живой ум и удивительная, присущая только женщинам хитрость.

Волков удивился, как он этого раньше за ней не замечал. Кавалер захотел узнать, что же эта женщина задумала. Он поднял её руку, поцеловал красивые пальцы и спросил у неё:

- Так что же мне делать, госпожа Ланге?

- Убить, - сразу ответила она. - Чего же ещё делать, когда вашу честь задели?

- Убить? - Волков хотел знать, что она думает. - Кого убить?

Теперь он её видел по-другому, это всё благодаря письмам. Неспроста она ослушалась его и взяла их. Она думала, что письма его разозлят, подтолкнут туда, куда ей нужно. Осталось только узнать, куда она собиралась его подталкивать.

- Так кого же мне убить? – Повторил он, видя, что Бригитт раздумывает.

- Шоуберга, кого же ещё, - наконец ответила красавица. - Он вам бесчестье доставляет.

Нет, не дура эта рыжая красотка. Он думал, она скажет, что убить нужно обоих: и Шоуберга, и Элеонору. Но она не глупа. Хотя Волков был уверен, что Элеонору Бригитт ненавидит намного больше, чем шута графа.

- Думаешь, легко это? - Спросил кавалер.

- А чего же сложного? - Искренне удивилась госпожа Ланге.

- Так расскажите, мне интересно, - спрашивал Волков, всё ещё не выпуская её руки.

- Просто всё. Завтра скажете за завтраком, что уезжаете на несколько дней. Хоть куда, по делам. А меня пошлите в город за какой-нибудь безделицей, хоть за вином. Элеонора обрадуется и Шоубергу письма писать станет. А я отвезу ему письмо и уговорю его приехать сюда, пока вас нет. Скажу, что тут сядем втроём да все дела и обсудим.

- Дела? - Не понял Волков.

- Ну, как с вами быть, решим. Они, вроде как, меня о чём-то просить хотят. Так его уговорю, чтобы приехал. И день ему назначу.

- А... - теперь он понял, о чём она.

- Вот, а вы уж ждите его, людей у вас там сколько, легко его убьёте. - Продолжала Бригитт. - Убейте да киньте в кусты, волки его и растащат за неделю, никто подлеца и не найдёт боле. Был, да сплыл шут графский. Волки съели, авось, не первый кого они кушают.

Она закончила и, кажется, была довольна и горда своей придумкой.

Волков только теперь отпустил её руку. Думал он о глупости своей, о том, что до сих пор не мог разглядеть в Бригитт такого ума и хитрости.

- А вы уверены, что сможете уговорить Шоуберга приехать?

- Господин мой, я постараюсь, я всё сделаю, чтобы вам угодить, - обещала Бригитт.

- Ну, что ж, так и поступим, - не то, что бы эта затея ему нравилась. Но после прочитанных писем ничего другого он не хотел так горячо. Даже победить горцев не так желал. – Убьём негодяя.

Он поднялся.

- Убьём, господин мой, - с радостью согласилась Бригитт.

Она тоже встала.

- Письма пока положите на место, но потом они мне понадобятся. -Он поцеловал её в щёку и пошёл наверх. - Спокойной ночи, госпожа Ланге.

- Господин мой, а вы разве не в мою спальню пойдете?- Спросила Бригитт.

Волков остановился на лестнице, поглядел на неё. Красавица стояла у стола с бумагами в руках, и вид у неё был удивлённый, растерянный.

- Вы же сами сказали, что сейчас у госпожи Эшбахт хорошие дни для зачатия, - ответил он.

- Так и есть, запамятовала я. - Вспомнила она и сделала глубокий книксен с поклоном.


А жена, кажется, делала вид, что спит, и как только он разоблачился и стал к ней прикасаться, так перестала претворяться и стала в обыкновении своём причитать и отнекиваться. Но он был неумолим в настойчивости своей, хоть обладать этой женщиной ему вовсе не было охоты. А её стоны, причитания и упрёки раздражали, вызывали гнев, который ему приходилось гасить в себе, так это бесконечное нытьё и гнев его ещё и крепкому телу мешали. Но ему нужен был наследник. Ему нужен был наследник и ничего ему не должно стать помехой в этом деле. И кавалер сдерживал в себе злобу, старался не слушать причитания и ругань, старался не видеть слёз. Ему нужен был наследник. Всё! И пусть госпожа Эшбахт потерпит его общество.

Когда дело было кончено, она отвернулась от него и накрылась периной, он тоже не сказал ей ничего, но злоба клокотала в нём.

Даже сегодня эта женщина унижала его своими стонами, слезами и нытьём. Даже в малом не могла терпеть она его и выказывала своё пренебрежение мужем, хотя в благосклонности супружеской был её долг перед Богом и людьми.

Больше не было у него к ней никакой жалости, никакого сочувствия. А была эта всё ещё всхлипывающая рядом баба ему чужда до невыносимости. Так неприятна, что он встал, взял одежду и вышел из опочивальни. А иначе от ярости, он мог бы не сдержаться и разбить ей лицо тяжеленным солдатским кулаком после очередного её тяжкого проклятого стона или жалостливого всхлипа. Страдалица чёртова.

Прошёл по дому и постучал в дверь покоев Бригитт. Та словно ждала за дверью, стояла уже с лампой в тонкой нижней рубахе, простоволосая, была рада ему. И не собиралась этого скрывать.

- Господин мой, - она обвила его рукой за шею, стала целовать.

- Погодите, Бригитт, я просто спать пришёл, - сказал он.

- Конечно-конечно, идите в мою постель, - сразу сказала она и повела к своей кровати.

Кровать у неё была узкая, не то, что в его спальне. Красавица была рядом, прикасалась к нему, была она горяча, как печка, жарко с ней было лежать под перинами. Она прислонялась к нему, гладила его по лицу и целовала. И шептала при этом:

- Спите, мой господин, спите. Жарко вам, так я откину перину.

- Бригитт, - произнёс он, перед тем как заснуть.

- Что, господин?

- Я убью Шоуберга, убью свинью.

- И поделом псу, пусть не зарится на чужое. – Сразу ответила госпожа Ланге. - А то он, небось, ваше поместье уже под себя примеряет.

- Ты уж уговори его, чтобы он приехал.

- Уговорю господин, уговорю, они с Элеонорой мне верят. Не волнуйтесь, спите, мой господин.


Глава 36

Утром, ещё до завтрака, что-то бахнуло невдалеке. Волков удивлённо уставился на Максимилиана.

- Капитан Пруфф. Вчера вечером порох привёз, видно, решил поучить людей своих. – Сразу догадался тот.

- Болван, он что, на околице палит? - Выругался Волков, он не хотел, что бы все купчишки, что приезжают в Эшбахт, знали про его пушки, эдак, и горцы про них узнают через три дня. - Ступайте, найдите его и скажите, что бы отъехал подальше от деревни.

Роха никогда так близко свои учения не проводил, он забирался в один большой овраг на востоке от Эшбахта и там упражнял своих людей в построениях и стрельбе, иной раз за день расстреливая пол бочонка пороха, но об этом мало кто знал. А это старый дурень… Ещё бы прямо у дома его стрелять бы начал.

Жена спустилась к завтраку, как и обычно, едва удостоив приветствием и его, и госпожу Ланге. Ей, кажется, было всё равно, где ночевал муж, а может, она и не знала, что он не спал сегодня в своей постели. Всё было как обычно.

И когда дворовая баба стала носить еду на стол, кавалер сказал:

- Я уеду на несколько дней, может, на пять дней, а вы, госпожа Ланге, сегодня езжайте в Мален, купите мне вина.

- Какого вина купить, господин? - Спросила Бригитт.

- Токайского, - ответил он.

- Хорошо, у нас ещё и базилик закончился, - произнесла госпожа Ланге, - как позавтракаю, так и поеду.

А госпожа Эшбахт так вся в лице переменилась. Кажется, заторопилась куда-то, кажется, и завтрак ей не нужен. Она что-то шепнула Бригитт, вышла из-за стола и пошла наверх.

- Пошла письмо писать, - прошептала Бригитт.

Он ждать жену не стал, ушла и ушла, завтракал без неё. И Бригитт тоже ела, хотя и не так, как обычно, почти без аппетита, Волков понял, что красавица немного волнуется. Когда он выходил из-за стола, так он украдкой сжал её руку, ободрить хотел, чтобы она не волновалась. Оставил ей денег в талер мелочью, а на выходе сказал:

- Увалень, поедете с госпожой Ланге в город.

- Как пожелаете, кавалер, - ответил тот.

Он видел, что Бригитт всё ещё волнуется, ему хотелось её обнять, но это было невозможно при людях, он только поглядел на неё и вышел.

Сначала они с Максимилианом поехали на окраину Эшбахта посмотреть, как строятся бараки. Архитектор был молодец, строил быстро. Они с ним раскланялись, но лезть к нему с разговорами Волков не стал, занят человек.

- А где Роха сейчас? - Спросил он у Максимилиана.

- Каждый      день в овраге порох изводит со своей бандой. - Отвечал оруженосец.

- Поехали, посмотрим, как у него получается.


Овраг был недалеко от Эшбахта, вешние воды размывали его много лет, края в нём были пологи, а сам он широк. Там Роха и проводил свои учения. Удобное было место, что ни говори.

Сам Игнасио Роха, по прозвищу Скарафаджо, сидел на пустом бочонке из-под пороха, вытянув удобно свою деревяшку. В руке, видимо, вместо завтрака он держал большую глиняную кружку с тёмным пивом. Тут же стояли стол, кувшин и тарелка с варёными яйцами и хлебом. Волков был уверен, что тренирует Роха своих людей далеко не первый день, яичной скорлупы на песке и глине вокруг него было предостаточно. Два его сержанта Хельмут и Вильгельм занимались с солдатами, а Роха за этим наблюдал. И Роха, и сержанты сразу заприметили Волкова и Максимилиана, когда те появились на краю обрыва. Роха хотел встать, но кавалер жестом руки сделал знак: «Сиди там».

И стал спускаться вниз.

Появление господина внесло некоторую нервозность в ряды солдат.

- Аркебузиры, первый ряд, на линию, - звонко кричал сержант Вильгельм. - Второй ряд, заряжать аркебузы. Мушкетёрам готовиться!

- Первая линия, фитили палить! - Кричал молодой сержант Хельмут.

Первая полоска солдат с аркебузами стали на линию, подняли мушкеты и стали раздувать фитили, что были привязаны к их правым рукам.

- Целься! - Орал Хельмут.

Волков подъехал к Рохе, не слезая с коня, протянул ему руку, тот привстал и пожал её. Рукопожатие – знак расположения, кавалер хотел дать понять людям Рохи, что их командир – человек уважаемый.

- Порох пали! - Прокричал сержант.

Один за другим покатились по оврагу хлопки, клубы серого дыма с резким шипением вырывались из стволов.

- Первый ряд, назад, оружие заряжать, второй ряд, на стрельбу! - Командовал Вильгельм.

Волков смотрел, как рассеивается серый дым, и там, за дымом, он видел вбитые в глину тёмные колья. Кое-какие из них белели свежими надломами и выщерблинами.

- Кажется, кот-то попал. - Произнёс Волков, разглядывая колья.

- Болваны, - махнул рукой Роха. – Столько пороха уже перевали, а они всё едва попадают, - но он тут же успокоил кавалера, - но раньше вообще не попадали.

Волков подумал, что попасть в кол в человеческую руку толщиной с тридцати шагов не так уж и просто. В общем, не так плохо солдаты и стреляли.

- Порох пали! - Кричит Хельмут.

Снова залп покатился по оврагу. Снова поплыл тёмно-серый дым.

- Мушкетёры, первый ряд, на линию, - командовал Вильгельм.

- А у тебя что, оружия на всех не хватает, что ли? - Удивился кавалер, разглядывая шеренги солдат.

- Здравствуйте, проснулись они! - Язвительно говорит Роха. - Иной раз думаю, что ты совет собираешь, а то, что тебе на нём говорят, не слушаешь. Я ж тебе сто раз говорил, мушкетов у меня сейчас сорок два, аркебуз пятьдесят шесть, двенадцать арбалетов. А народа сто тридцать шесть человек.

- Много ты набрал народа.

Волков смотрел на солдат Рохи. Первые, те, что пришли с ним из Ланна, уже пообтесались, уже и в стёганках были, что достались им после ярмарки и сражения на реке, и в шлемах были, а кое-кто и в кирасах. И обувь у них хорошая была. Они и были с мушкетами. А те, что привёл Роха совсем недавно, и на солдат похожи не были. Кому-то достались старые поношенные стёганки, и всё, обувь - рвань, одёжа такая, что мёрзли они, стоя на осеннем ветерке.

Волков был недоволен видом новых солдат.

- Что, разогнать лишних? - Спрашивает ротмистр.

- Нет, пусть будут, а ты чего им обувь не купил, я ж денег дал.

- Целься! - Орёт Хельмут.

- Завтра собирался их в город вести, там всё и купить. И обувь, и, может, ещё на одёжку кому хватит. Заодно и посмотреть, как они на скором марше идти будут, не будут ли падать. Хотел без обоза идти, но с оружием и порохом.

- Хорошая мысль, ты их не жалей, особенно новых, пусть Хилли и Вилли им поблажек не дают.

- Порох пали! - Орёт Хельмут.

Глухие и мощные выстрелы проносятся по оврагу. Это не аркебузы, это мушкеты, и даже дыма от них, вроде как, больше.

- Второй ряд на линию, первый назад, заряжаться!

- Жаль, мушкетов мало, - говорит Волков, глядя, как солдаты пристраиваются.

Мушкетёры всё делают проворнее, движутся, меняются местами на линии, заряжают мушкеты быстро. Сразу видно, эти уже неоднократно всё это делали, уже в привычку движения у солдат входят. Это хорошо.

- Так я все, что были у кузнеца, забрал, он говорил, что если ему ученика нанять и покупать уже кованые заготовки, так будет делать два мушкет за неделю. - Сказал Роха.

- Знаешь, что, - говорит Волков задумчиво, - ты завтра солдат в город не води.

- Нет? - Удивляется Скарафаджо.

- Нет. Ты мне тут понадобишься.

- Я? – Снова удивляется Роха.

- Ты-ты, - говорит кавалер. - Кто у тебя лучшие стрелки?

- Хилли и Вилли, они уже поднаторели. Лучше них никого нет. - Сказал ротмистр. – С тридцати шагов в кол две из трёх пуль кладут.

- Отлично. И ещё четверых возьмёшь, на дело одно со мной пойдёте.

- За оборотнем, что ли? - С опаской интересуется Роха.

Волков смотрит на него нехорошо, не отвечает.

- Я просто интересуюсь, как одеваться, кирасы, шлемы брать? - Поясняет Скарафаджо. - Как на войну идём?

- Да. Всё брать, идём, как на войну.

- Целься! – Кричит сержант Хилли.

- Значит, нашёл ты зверя? - Спрашивает Роха.

- Может быть, - уклончиво отвечал Волков.

- Порох пали! - Орал молодой сержант.

И снова загрохотали выстрелы в овраге.

Не хотел кавалер брать своих людей из выезда на это дело. Он собирался просто убить Шоуберга, просто взять и убить без лишних церемоний. А всем этим юношам из хороших семей такое ни к чему. Они ещё носы воротить будут. Особенно такой, как фон Клаузевиц. Посчитают это убийство унижением своего достоинства, пятном для их чести.

Нет, тут ему был нужен такой, как Роха. Это был простой солдат, хоть и хвастался всем, что он идальго. Но если надо будет, так горло кому угодно перережет без всякой этой глупой чести, и плевать ему на всякое достоинство. А уж приказать пальнуть из мушкета, так это для него как пива выпить полкружки. Да, лучше Рохи на это дело никто не подходил. С ним он и пойдёт. С ним, а не с Максимилианом или фон Клаузевицом.

- Хорошо, Фолькоф, - сказал Роха, - что бы ты там ни задумал, я буду с тобой.

Это были как раз те слова, что кавалер и хотел от него слышать.

- А ну, Хилли, Вилли, - заорал Роха, - гоните их копать пули.

- Копать пули? - Удивился Волков.

- Да, я велел им выкапывать пули из песка и глины за кольями. Не то мы тебя ещё и на пулях разорять будем. - Похвастался придумкой Скарафаджо.

- И много пуль вы так откапываете?

- Не очень много, но половину, думаю, откапываем, часть из них ещё и не расплющена, ещё разок стрельнуть ими можно.

- Жаль, что порох откапать нельзя, - сказал кавалер.

Дорого стоил порох.

- Порох! - Роха засмеялся. – Нет, дорогой мой кавалер. За порох тебе придётся платить сполна.

- Мне за всё приходится платить сполна, - ответил ему Волков и поехал из оврага.


- Кавалер, - окликнул его Максимилиан, когда они выехали из оврага и уже направлялись к Эшбахту.

- Что?

- Я слышал, что вы с ротмистром и его людьми собираетесь ехать за зверем?

- И что? - Неохотно ответил кавалер.

- А нельзя ли мне с вами?

- Зачем вам? - Рассеяно спросил Волков.

- Хочу с ним поквитаться.

- Думаю, что с таким зверем, за которым я поеду, вам квитаться ещё рано.

- Рано? - Удивился оруженосец, в его голосе звучало непонимание.

Волков посмотрел на него осуждающе, но ничего не ответил, а Максимилиан больше ничего и не спрашивал.


Глава 37

Вечером приехала Бригитт, едва до темноты успела. Карета въехала во двор, ещё остановиться не успела, как она уже дверь открывала. Волков по случайности тут же во дворе был и увидал рыжую красавицу. И увидал её не такой, какой привык видеть. Он её видел, но она его нет. Дверь кареты она распахнула сама, а прямо перед ней лужа, не сошедшая ещё после дождя, а на ней платье, хоть и не любимое - драгоценное, но тоже хорошее и новое, жаль подол пачкать, она и крикнула:

- Увалень, руку-то дайте мне.

Властно крикнула, строго.

А Александр Гроссшвюлле ещё только с коня слезал, так госпожа Ланге поморщилась от досады из-за его нерасторопности и мужика дворового, что рядом был, позвала:

- Ну, что пнём встал, не видишь, что ли, сюда ступай, помоги сойти.

А в голосе звон железный, не у каждого мужа такой.

Мужик кинулся ей помогать, да неловкий был. Побоялся её ухватить как следует да снять с подножки кареты, госпожа подол в луже и намочила. Бригитт отчитала его, дурака криворукого, чуть по щекам не дала. И лицо её не было мягким и добрым, было оно, хоть и красивым, но злым. И глаза её, такие ласковые обычно, стали глазами голодной и хищной кошки. Смотрит с прищуром, у мужика от взгляда такого душа в пятки. Стоит, лопочет оправдания. А она уже не смотрит на мужика, она Волкова увидала. И сразу другая Бригитт, сразу покорная и послушная, господина чтущая, сразу ноги её в низкий книксен скрестились, голова в долгий поклон опустилась. И ничего, что подол в луже, ничего.

Поднимается – другая женщина. От злой кошки и запаха не осталось. Щёки алые, глаза как у лани, на него смотрят, любуются им, не налюбуются. И говорит она ласково ему голоском своим нежным:

- Господин, всё, как велели вы, сделала, вина вам привезла токайского. И всех, кого надобно, видала.

- Пойдёмте, - говорит Волков, ему не терпится всё знать.

- Человек, из кареты вино возьми, на кухню неси, - говорит госпожа Ланге и спешит за Волковым, поднимая промокшие понизу юбки.

- Ну, отвезли письмо от Элеоноры этому… - Спросил кавалер, когда они остались одни в прихожей зале.

- Отвезла, и переписала всё для вас. И то, что он ей послал, тоже переписала, все здесь, у меня, - она похлопала себя по животу.

- Говорили вы с ним о поездке в гости?

Этот, именно этот вопрос волновал его больше всего. Отважится ли проклятущий Шоуберг ехать к его жене, как только он отлучится, отважится ли его жена принимать гостей в его отсутствие.

- Наглый он, как сказал ему, что вы дом покинуть думаете, так он сегодня со мною ехать хотел, - радостно сообщила госпожа Ланге. - Едва отговорила наглеца, сказала, что вы только завтра поутру уедете. Так он ещё посмел смеяться над вами. Говорил, что вашу постель ему проверить пора.

Вот оно как. Злоба хладная залила сердце кавалера. Значит, постель он его проверить хотел. Ну, теперь по-другому уже никак. Иначе, кроме как убийством подлеца, дело это разрешить ему не удастся. Не получится по-другому, и пусть он хоть трижды будет придворным графа. Он должен сдохнуть.

А как по-другому? Как жену одну оставить, когда вокруг такие мерзавцы рыщут? Ждут его отъезда.

Как на войну ехать? Как воевать, если ты думаешь всё время: а не проверяет ли такой подлец твою постель? И не сядет ли ублюдок этого полдеца на твоё поместье вместо твоих детей?

Если и были в нём какие-то ещё сомнения, если и хотел поначалу он как-то завершить это дело без крови, то теперь-то уже без крови как? Рука его левая на эфес меча легла. Только не стал бы он меча о поганца марать, будь он тут, зарезал бы свинью стилетом. Пять-шесть ударов, но не в сердце, в брюхо, чтобы свалился, но сразу не подыхал. Чтобы бледнел с каждым часом, чтобы дышал всё реже, чтобы исходил своею поганой кровью до утра. А впрочем, нет, будет всё по-другому. Нечего ему мараться.

Снова мрачен он был: как мысли о жене, так ангелы печали и ненависти одолевали его. Он голову опустил и смотрел на всё исподлобья, не видел ничего вокруг, только думал одно и то же: «Что ж, для людей Рохи будет завтра работа».

Каждому за добрый выстрел по талеру даст он. И бросит этого мерзавца в кусты, пусть его поганый труп волки жрут и птицы, иного Шоуберг не заслуживает.

- Спасибо, госпожа Ланге, - наконец сказал он холодно и пошёл в обеденную залу.

Может, и не такой малой благодарности ждала красавица. Но о большем просить не стала. Подумала она, что ещё подождёт свою награду.

За ужином он почти не ел ничего, только пил, так был мрачен, что даже жена это заметила. Но после ужина всё равно пошёл в спальню с женой. Ненависть, злость, презрение – то всё эмоции. Он сколько душе угодно мог презирать эту женщину, но ему нужен был наследник. И он всё для того делал, он брал свою жену и думал о том, что завтра устроит засаду её любовнику. Может, от этого, видя его взгляд, полный холодного презрения, она не причитала и не плакала, а сносила его страсть безропотно в этот раз.


Ещё небо не стало светлым, утро едва пробиралось сквозь осеннюю серость, как на дворе уже был Роха. С ним были сержанты Хельмут и Вильгельм, а с ними ещё четыре человека.

Все при мушкетах, в панцирях и шлемах.

- Мои лучшие стрелки, - сказал Роха, увидев, что Волков рассматривает солдат.

- Максимилиан, - крикнул кавалер.

- Да.

- Всем им лошадей, - он указал на солдат, - мне сделайте гнедую, она спокойная.

- Кавалер, может, и меня возьмёте? - Попросил оруженосец на всякий случай, вдруг получится.

- Выполняйте, что вам велено, - холодно ответил Волков и пошёл в дом завтракать.

- Да, кавалер, - поклонился ему Максимилиан.


Завтрак ему так же пошел, как и вчера ужин. Едва смог он съесть варёное яйцо, запить его тёплым молоком с мёдом. Жена сидела тихая, а вот Бригитт так ерзала на кресле, словно угнездиться не могла. Кулачки свои сжимала над тарелкой. Тоже волновалась, глядела и глядела на кавалера. И, как и он, почти не ела ничего.

Волков хотел уже вина попросить, но тут пришёл Максимилиан и сказал, что кони осёдланы. Волков отодвинул тарелку и пошёл к себе одеваться. На улице холодно уже было. Он надел рубаху шерстяную, грубую, теплую. Такие же, но только из худшего сукна мужики носят. Но сейчас именно такая ему и нужна была. Поверх рубахи кавалер надел свой новый «тайный» колет, тот, что сверху изящен и красив, а изнутри крепок, как железо. Потому крепок, что под дорогой материей была тонкая и крепкая кольчуга. Застегнул пуговицы, подошёл к зеркалу. Колет отлично сел на него. Кирасу и другой доспех он брать не собирался, авось, не воевать шёл, шёл охотиться на вора поганого. Поэтому колет пришёлся кстати. Он также надел перчатки, которые тоже были с кольчугой внутри. Тоже хороши были. Сверху чёрная замша дорогая, а под ней тончайшее, абсолютно не мешающее руке кольчужное плетение. Он сжал и разжал кулаки – перчатки сидят отлично. Серебряную цепь с гербом Ребенрее, которой наградил его герцог, берет чёрного бархата, позолоченный эфес меча, шоссы, панталоны, сапоги, великолепная шуба из тех, что захвачена была на ярмарке. Сапоги, правда, не самые роскошные надел, грубые, те, что с большими каблуками. Эти сапоги лучшие для езды верхом. Ещё раз поглядел на себя в зеркало.

Хорош, не к чему придраться. Он разглядывал себя в зеркало и надеялся, что Шоуберг сразу не сдохнет, что перед смертью он увидит того, кто приказал его убить. Нет-нет. Не сам убил! Не сам! В том много чести будет подлецу. Приказал убить! Убить, как убивают пойманного вора, как бешеную собаку или как свинью.

Обычно он одевался просто, как солдат. Если тепло, то простой колет, если холодно, то нет ничего лучше крепкой солдатской стёганки, на плечах и боках обшитой войлоком. Разве что только шуба может быть теплее. Но стёганка много удобнее.

Носил он удобные, простые сапоги с большими каблуками, которые так цепко держат стремя во время долгой езды верхом. Сапоги, а не изысканные туфли. Зачастую мужицкие штаны предпочитал он благородным шоссам. Может, поэтому жена упрекала его в низкородстве, называла его солдафоном. Ей, привыкшей к роскоши придворных кавалеров, его повседневный вид претил. Хотя, конечно, не поэтому. Точно не из-за одежды.

А теперь он выглядел роскошно, ничем не хуже, чем его соседи барон фон Фезенклевер и барон фон Дениц. А шуба его, может, была даже лучше, чем у них. Его-то шуба была из соболя. Так и спустился он из верхних покоев в обеденную залу.

И жена, что занималась, привычным ей рукоделием, и госпожа Ланге, что сейчас оказалась тут вопреки делам, обе смотрели на него с удивлением.

Не привыкли они видеть его таким. Волков прошёл и сел в своё кресло, ему нужно было сделать неприятное дело, дальше тянуть он его не хотел, ему это было в тягость. И поэтому он начал:

- Госпожа Эшбахт…

Элеонора Августа почувствовала по холодному тону его и по важному его виду, что разговор будет сейчас серьёзный, и отложила рукоделие.

- … давно уже известно мне, что состоите вы в подлой связи с шутом вашего батюшки, с неким Шоубергом.

-Что.. Что вы такое говорите? - Пролепетала Элеонора Августа.

- Не лгите мне и не изворачивайтесь. - Строго произнёс кавалер.- Я всё знаю.

Госпожа Эшбахт поглядела на замершую госпожу Ланге. Та стояла у стола, чуть поодаль от неё, лицо Бригитт было удивлённым и даже испуганным. Видно, и для неё этот разговор был неожиданностью. Сама она не шевелилась, кажется, даже не дышала.

- Я не понимаю о чём вы? - Наконец с вызовом сказала Элеонора Августа. - То всё глупые наветы, я уже и не помню, когда видела господина фон Шоуберга.

- Значит, не видались с ним давно? - Зловеще переспросил её кавалер. - Что ж, может, вы с ним и не виделись, с последней вашей встречи в замке вашего отца, но письма вы ему пишите постоянно.

- Вздор! – Элерона Августа вскочила. - Навет и вздор!

Женщина покраснела, она смотрела на мужа и просто пылала, словно её поймали на низком и постыдном поступке.

- Навет? - Волков усмехнулся, ему её сейчас даже жалко не было. И он сказал твёрдо. - Госпожа Ланге, ступайте в покои госпожи Эшбахт и возьмите бумаги, что лежат в сундуках у неё.

- Не смейте, Бригитт! - Воскликнула госпожа Эшбахт. Повернулась к кавалеру и заговорила возбуждённо. - Неужели вы осмелитесь? Это низкий поступок даже для вас!

Бригитта с ужасом смотрела на него и не двигалась.

Волков опять усмехнулся, его начинала забавлять эта ситуация. Наглость его жены не знала пределов.

- Ступайте, госпожа Ланге, ступайте, и принесите мне бумаги, что лежат в сундуках госпожи Эшбахт.

- Я сама пойду, - воскликнула Элеонора Августа и стала выбираться из-за стола.

- Остановитесь, - рявкнул Волков и ударил рукой по столу,- я запрещаю вам двигаться. Идите, госпожа Ланге, и принесите мне бумаги.

- Не делайте этого, Бригитт, - прошептала Элеонора Августа.

- Принесите мне бумаги, госпожа Ланге, не то я велю моим людям их принести, неужели вы хотите, что бы мужчины капались в сундуках госпожи Эшбахт.

Бригитт колебалась, и тогда Волков повысил голос:

- Ступайте, госпожа Ланге, немедля, я приказываю вам.

Она поклонилась молча и пошла, а Элеонора Августа рухнула на свой стул, закрыла лицо руками и зарыдала. Но слёзы эти не вызывали у кавалера жалости. Опять ему было скорее смешно, чем жалко.

Он ещё ночью решил, что убьёт Шоуберга, но скрывать этого не будет. Скрывать это низко, ему скрываться нет нужды, не вор он. Наоборот, он всем об этом заявит. Пусть все знают о том, что кавалер Фолькоф приказал убить этого подлеца. И для этого ему и нужны были письма Шоуберга.

Бригитт, наконец, спустилась в обеденную залу, неся пачку знакомых Волкову бумаг. Молча положила письма пред ним на стол. Да, это были те самые письма.

- И что вы собираетесь с ними делать? - Оторвала руки от заплаканного лица Элерона Августа. - Отвезёте их отцу, чтобы он судил его, или, может, отвезёте их вашим любимым попам, чтобы просить развода?

- Зачем мне это, мне не нужны чужие суды: ни мирские, ни церковные. Здесь, в Эшбахте, я сам сеньор, сам судья, - отвечал кавалер, улыбаясь ей. - Я сам вас осужу и повешу на воротах.

- Вы… - Глаза Элеоноры округлились, она не могла поверить в это. - Вы не посмеете казнить женщину.

- Отчего же? - Он вдруг резко встал, и на его лице и тени благодушия не осталось, он стал страшен, лицом стал тёмен. – Видно, вы не слыхали о прозвище моём, не знаете того, с кем делите стол и постель. Так узнайте, кличут меня Инквизитором, но не потому что я сан святой имею или Святому Розыску служу, а потому что я уже жёг подлых бабёнок, - он произносил эти слова, тщательно выговаривая их, - казнил их огнём ещё до того, как меня святые отцы к себе в Розыск пригласили. Неужто думаете, вас не казню? Вы, наверное, уже по одежде моей поняли, что дело серьёзно, ведь не часто я так одеваюсь, поняли уже, что собрался я вас судить.

- Вы не посмеете, - прошептала Элерона Августа, - я дочь графа, я из дома Маленов, весь мой дом на вас ополчится.

- Дом ваш? – Говорил он всё так же холодно. - Я кантонов горских, и тех не боюсь, хотя знаю, что они никого в плен не берут, вы и вправду думаете, что я семьи вашей испугаюсь?

- Все будут против вас, все, и церковь тоже, - шептала она в ужасе. - Не смеете вы меня судить.

- Все будут против меня? - Он, наконец, успокоился и снова опустился в кресло.

Элеонора Августа до сих пор держалась за край стола, чтобы не упасть, она была бледна и голова её кружилась. Как супруг её сел, так и она хотела сесть, ноги её не держали, но Волков ударил по столу ладонью:

- Не дозволяю вам сидеть, стойте!

- Я… Я Элеонора Августа фон Мален, - прошептала она, - я не буду стоять, когда вы сидите.

- Будете стоять, пока я вам велю, - рычал Волков, - вы, Элеонора Августа фон Мален, отравительница. И вы будете стоять в моём доме, пока я не дозволю вам сесть.

Она раскрыла рот, словно не хватала ей воздуха, словно вода кругом, и нечем ей дышать.

В доме висела гробовая тишина, госпожа Ланге тоже словно не дышала, дворовые люди не шевелились в кухне, даже кони за окном, и те не храпели и не звенели уздой.

- Это… Это неправда, - наконец произнесла Элеонора Августа. - Это не правда, я не отравительница. Вы на меня наговариваете. Пусть люди решат, так ли это… Пусть суд меня судит. Люди, а не вы…

- Люди? – Волков засмеялся. - Всё дураком меня считаете, думаете, суд графства Мален судить вас будет? Суд с вашими судьишками, что вашему батюшке руки целуют? Нет, я попрошу сюда Священный Суд Инквизиции, - он наклонился к ней и сообщил радостно. - Святые отцы судить вас будут. Такого суда вы хотите?

И, чтобы вы знали, по закону земле Ребенрее отравителя казнят через варение в кипятке.

Элеонора Августа покачнулась, схватилась за грудь, глаза её были раскрыты широко, смотрела она на мужа, и в глазах был ужас. Не подхвати её госпожа Ланге, так упала бы она мимо кресла. Бригитт усадила её, а Волков с удивлением заметил, что в красивом лице Госпожи Ланге и намёка на жалость нет. Презрение, злорадство, холодность – всё, что угодно, но только не жалость. И подхватила она её не из дружелюбия, а больше по привычке.

- Успокойтесь, госпожа Эшбахт, - наконец произнёс Волков. - Никакого суда не будет. Госпожа Ланге, принесите супруге моей пива.

Бригитт быстрым шагом ушла на кухню, а Элеонора смотрела и, кажется, не верила ему.

- Благодарите Бога, и помните, я прощу вас и больше в том не упрекну, вас я не виню, во всём виноват шут вашего батюшки, и коли вы свой супружеский долг обязуетесь выполнять, - продолжал кавалер, - то всё меж нами впредь будет хорошо.

И тут она негромко, но так, что отлично слышал он, сказала:

- Леопольд фон Шобуерг никакой вам не шут, а человек благородный, он благороднее вас вдесятеро.

Больше говорить было не о чем. Он взял письма, что так и лежали перед ним, расстегнул колет и спрятал бумаги на груди.

Бригитт тем временем принесла пива, дала его Элеоноре. Та отпила пару глотков и поставила стакан на стол. Она подняла глаза на Волкова, и увидел он, что никакого согласия, никакого раскаяния в них нет. Так и смотрела она на него с ненавистью, как на врага. И ничего не говорила ему больше. Но в её некрасивом лице и так он читал все мысли и чувства её. И не было там того, что ему было нужно. И близко не было.

Кавалер встал:

- Что ж, пусть будет, как будет. И каждому пусть воздастся то, что должно.

Он вышел из залы и пошёл во двор.


Глава 38

Он велел одного коня расседлать, а вместо него запрячь телегу, так и поехали они по дороге на север, на Мален. Роха ничего у него не спрашивал. Бородатый и одноногий старый солдат и сам был неболтлив. Молчит кавалер, значит, так надо, приедем – узнаем, зачем ехали. Но, как ни крути, а поговорить в дороге придётся, ехать-то долго.

- Так что мне с лишними людьми в роте делать? - Спрашивал Роха.

- А что с ними делать, почему они лишние? - Рассеяно спрашивал в ответ Волков.

- Ну, как же, - удивлялся Скарафаджо, - ты же видел у меня в роте людей без оружия, может, их в роту Брюнхвальда перевести?

- А, ты про это? - Вспомнил кавалер. - Нет, поедешь в Мален, купишь аркебуз, сколько нужно будет.

Он тут остановил коня. Стал оглядываться. Роха, а за ним и все остальные тоже остановись.

Два холма, макушки лысые у подножия чуть барбарисом поросли, и дорога рядом с ними извивается. Разъезженные лужи в колеях. Кустов мало, только на восточной стороне дороги. Отличное место для убийства.

- Отличное место, - повторил Волков уже вслух.

- Для чего? - Спросил у него Роха, он просто так это спросил, он и так всё понимал. Место было пустынное, тихое и мрачное.

- Для убийства. - Ответил кавалер и достал из седельной сумки пистолет и зарядный мешок, что подарил ему епископ. Протянул всё это сержанту Вилли. - Знаешь, как заряжать?

- Разберусь, господин, - ответил тот, беря оружие.

Пока он заряжал пистолет, кавалер произнёс, всё ещё оглядывая местность:

- Здесь поедет один господин… Один мерзавец, мы его просто застрелим. Стрелять будете с холмов, но я выйду к нему на встречу.

Он указал на дорогу:

- Вот сюда, вот здесь я его встречу.

Вилли поднял глаза на холм, потом посмотрел на место, что указывал кавалер:

- Двадцать шагов, стрелять сверху, отличная позиция, любой из нас попадёт этому господину в голову.

- Вы только мне в голову не попадите. - Мрачно сказал Волков.

Солдаты приняли это за шутку и засмеялись.

- Телегу и коней за этот холм, - указал рукой Волков. – Хилли, бери двух людей, сядьте на том холме, мушкеты зарядите, но фитили пока не запаливайте.

- Да, господин. - Ответил сержант и с двумя солдатами пошёл на дальний холм.

- Хилли, - окликнул его Волков. - Это хорошие стрелки?

- Лучшие в роте, господин, - отвечал молодой сержант, обернувшись.

- Хорошо, - Волков повысил голос, чтобы его слышали все, - знайте, коли дело закончится так, как нужно, каждый получит по монете.

- А мне на тот холм, господин? - Спросил сержант Вилли.

- Да, попадёшь в верхового с того холма, если он будет стоять тут?

- Думаю, что попаду, господин, - отвечал Вилли. - Только вы его не загораживайте.

- В конце концов, убьём ему лошадь, так никуда он отсюда не денется, - сказал Роха, - не волнуйтесь, кавалер. – Он тоже огляделся. - Это отличное место для кладбища.

- Стрелять только как я подниму руку, не раньше, - крикнул Волков уходящим на холмы солдатам.

- Да, кавалер, - кричал ему Вилли.

- Да, господин, - кричал ему Хилли.

Холмы из размокшей глины скользкие, попробуй ещё влезть на такой, если ты хром да ещё в дорогущей шубе, которую не хочешь пачкать.

Пока залез - вспотел, хорошо, что надел грубые кавалерийские сапоги с большими каблуками. Подошва у них к тому же подбита гвоздями. Будь на нём сапоги дорогие, изящные сапоги с гладкой подошвой, что носят знатные люди, так, наверное, не смог бы влезть на холм.

Один солдат расседлал лошадь, внёс на холм седло, накрыл седло сложенным потником. Получилось кресло какое-никакое. Волков сел, удобно вытянув ногу. Такое же кресло соорудили и Рохе.

Только они уселись, как Роха сказал:

- Эй, Хилли, пошли кого-нибудь к моему коню, там у меня фляга, забыл её сразу взять.

Так и сидели они с флягой. Ничего, сидеть можно, грязно только было и сыро, но шубу не снять, ветерок ноябрьский весьма прохладен был.

Проехал мужик, вёз бочку с чем-то. Он удивлённо и с опаской поглядывал на господ, что сидели на холме. Но, узнав в них господина, успокоился, поклонился и поехал дальше в Эшбахт.

Во фляге у Рохи был портвейн, он всегда его пил. Дрянь, не столько для веселья и удовольствия, сколько для пьянства вино. Винцо забористое было, а он пьянеть не хотел, кавалер сделал всего пять или шесть глотков. Смотрел на север, туда, где кончаются его владения и начинаются владения графа. От этого места до поместья Мелендорф верхом, если не спешить, то за два часа доедешь. Учитывая, что это придворный шут, который ночи напролёт таскается по кутежам и пьянкам, то встаёт он не с рассветом. И если он встал даже после утреней молитвы, то вот-вот должен появиться на дороге. Волков сидел и вычитывал часы.

Должен, должен он уже появиться. Но проехали два купчишки. Может, это один был с помощником, просто на двух телегах товары вёз.

- Слушай, - заговорил Роха негромко, так чтобы солдаты и сержант не слышали, - а кого мы убиваем? Что за господин?

Волков мог бы не говорить, зачем Рохе знать про его семейные дела. Он бы не сказал ему из-за позора, как не хотелось бы ему поделиться своей бедой. Выглядеть обманутым мужем, ничтожным человеком и посмешищем ему очень не хотелось. Но Роха, всё-таки, был его доверенным лицом и чтобы показать, как он ему доверяет, как ценит его, кавалер произнёс:

- Это придворный графа. Любитель залезть под подол моей жены.

Рот Скарафаджо раскрылся, но ни единого звука оттуда не донеслось. Глаза были круглы от удивления.

- Я сказал жене, что уезжаю на несколько дней, так она ему писала, и он решил её навестить.

- Ах, он ублюдок! - Сказал Роха с такой яростью, будто это к его жене ехал любовник. - И ты всего на всего решил его застрелить?

- Да, - сказал кавалер и вздохнул. - Решил застрелить.

- Ты слишком добрый, Фолькоф! - Говорил Роха с жаром. - Слишком добрый.

Волков посмотрел на него, и в его глазах Скарафаджо увидал вопрос:

- Давай возьмём его живым, слышишь, лучше не стрелять в него. Возьмём живым, разденем ублюдка и посадим на кол.

- На кол? - Волков даже удивлялся тому, как Игнасио Роха принял близко к сердцу его беду.

- На кол, на кол ублюдка, - повторил Роха скалясь в предвкушении, - я сам загоню кол ему взад, сам срублю, сам заточу и сам обжогу кол на огне, я знаю, как это делать, я знаю, как загонять кол в зад, чтобы он сразу не подох, чтобы покорячился на палке живым пару дней.

- На таком холоде он два дня не протянет, - разумно заметил кавалер.

- И чёрт с ним, вкопаем кол прямо тут на холме, чтобы все с дороги видели, как лазить под юбку госпоже Эшбахт. Пусть сгниёт на этом колу, а ты не дозволишь попам его отпевать.

- Хорошая мысль, Скарафаджо, хорошая мысль, - задумчиво говорил кавалер, - только вот ублюдок этот из ближайшего круга графа. Граф с ним ужинает каждый день. Посадим на кол его шута, так он и обидится, хоть и родственник мне.

- Сволочь, - разочарованно выругался Роха то ли на графа, то ли на его шута.

- Так что придётся его просто пристрелить. - Не менее разочарованно произнёс Волков.

Он хорошо видел и вблизи, и вдали. Глаза его не подводили практически никогда. Он ещё не договорил свою фразу, как уже понял, что просто пристрелить фон Шоуберга, скорее всего, не получится. Роха что-то ещё говорил ему, он его уже не слушал, он вглядывался вдаль, на север, где на дороге появилось тёмное, вернее, почти чёрное пятнышко.

Человек с обычными глазами мог сказать, что это кто-то едет. А Волков уже мог сказать, что это всадники, сколько их, он ещё разглядеть не мог, но это были всадники, их было больше двух, и были эти всадники людьми благородными. Ни секунды он не сомневался, что один из них Шоуберг, ни секунды он не сомневался, что его отличный план уже не работает. Нельзя убивать кучу дворян, даже если они на твоей земле и один из них едет к твоей жене.

Он встал с седла, Роха, что-то ещё говоривший, замолчал на полуслове. Он стал приглядываться, но, видно, не мог рассмотреть приближающихся всадников.

- Эй, Хилли, глаз у тебя молодой, что там увидел кавалер? - Спросил он молодого сержанта.

- Там? - Хилли тоже стал вглядываться вдаль. - Там всадники, кажись, из благородных. Трое. Или нет… А, да, трое, трое их.

Теперь и Волков уже их разглядел. Их действительно было трое. Что за дурак! Как он мог не подумать об этом, это же было так очевидно. Этот ублюдок Шоуберг не поедет один. Нипочём один не поедет. Просто из соображений безопасности.

Эх! Ничего и никогда у него не выходило так, как ему хотелось бы. Так, как он задумывал. Всегда всё шло не так.

Роха тоже встал:

- И кого из них убивать?

Волков не ответил ему, он присматривался и присматривался к подъезжающим всадникам, пока не сказал:

- Фитили запалите и спускаетесь чуть попозже за мной. Стреляйте только, когда крикну или подниму руку.

- Да в кого же, в какого из них? - В след ему кричал Роха. - Или всех бить? Что? Всех бьём?

Тем и хорош был Роха, тем и хорош, тем и отличался он от молодых, благородных господ, что были в его выезде, что плевать ему было, кто там, коли сказал бы Волков бить всех, так и бил бы он всех без всякого разбора и всякой жалости. За то и ценил его Волков.

Но сейчас кавалер не мог ему сказать, кого бить. Он и самого Шоуберга помнил плохо, а тут их трое. Надо было спуститься с холма, надо было увидеть их, различить, надо было решить, кого из них бить и бить ли вообще кого-нибудь. И кроме него никто бы этого не сделал.

И стал по скользкой глине Волков скатываться вниз, к своему коню.

Он не знал, что теперь делать, как быть дальше. Он жалел о том, что никогда и ничего у него не получалось так, как он задумывал.

И главное – худшее, что могло с ним сейчас произойти, кажется, происходило. Кажется, начинало сердце его биться намного чаще, чем нужно.

Кажется, начинал он волноваться от одной мысли о том, что сейчас он увидит лицо его. Сейчас он будет говорить с тем, кто за глаза оскорблял его, кто насмехался над ним, кто поносил его в письмах, которые писал его жене. С тем, кто раздевал его жену, укладывал ее на постель, кто раздвигал ей ноги.

Нет, он ничего не мог с собой поделать. От этих картин и этих мыслей, как ни пытался он это остановить, но наливался он лютой, холодной злобой. Такой сильной злобой, которая и рассудок на мгновение помутить могла.

И не было у него ни сил, ни способов бороться с этим всеобъемлющим чувствам. У него руки дрожали, когда он садился в седло. Дал шпоры слишком резко, конь так вперёд рванул, что он едва не выпал из седла. Вот смеху-то было бы.

«Возьми себя в руки, дурак», - прошептал он, выезжая из-за холма на дорогу, и тут он вспомнил то, что успокаивало его хоть немного даже пред самыми тяжкими сражениями.

- «Отче наш, Иже еси на небесех,

Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое…»

Да, это всегда срабатывало. Не сказать, что совсем успокаивало, но кое-что давало. Не зря он выучил ещё в молодости эту молитву на непонятном ещё тогда ему языке.

Теперь же, дочитав её до конца он, нет, не успокоился, но взял себя в руки, как перед делом, перед боем.

Волков остановился на дороге и похлопал коня по шее:

- Ну, успокойся, тебе-то точно ничего не грозит.

И трое господ, что ехали к нему его уже увидали. Все трое смотрели на него пристально и, судя по их лицам, они не рады были его тут видеть.

Молодые красавцы, щёголи, шубы, замша, парча, белоснежные перья на беретах. Дорогие лошади в дорогой сбруе. Слава Богу, слава Богу, что он не отдал приказа стрелять. Одного из этих господ он узнал первым, ещё издалека, ещё Шоуберга не рассмотрел, а его уже признал. Признал и ещё раз поблагодарил Бога, что отвёл руку с оружием. Это был младший сын самого Конрада Густава фон Мелендорфа, Восьмого графа Фердинанда фон Мален, зятя и тестя кавалера Фолькофа. Да, это был он, родственник Волкова, юный Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург.

Избалованный графский сын, этот родственничек шестнадцати-семнадцати лет тоже узнал его, ещё издали он помахал ему рукой. Подъехав и едва заметно поклонившись, сказал с мальчишеским вызовом:

- А, брат мой, вы? А мы как раз к вам, я решил проведать мою сестру. Примете нас?

Волков не сразу ему отвели, он смотрел на двух других господ, одного он не знал, и Бог с ним, а вот второго видел и слышал не раз, в общем, знал его. Да, это и был мерзавец Леопольд фон Шоуберг. Красавчик, что не говори. Лицо открытое, черты правильные. Улыбается, все зубы целы. Тщательно подстриженная бородка, белоснежные кружева вокруг горла, в ухе серьга, как у бабы, с большой жемчужиной серьга. Куда там Волкову с его шрамами. У кавалера шрам на лбу, с правой стороны, под левой скулой тёмное пятно, на шее ещё новая, едва зажившая рана. Нога хромая, левое больное плечо, если приглядеться, ниже правого.

Нет, и рядом ему с эти красавчиком не встать. Да ещё и лютня за спиной у него под плащом. Какая женщина устоит?

Тут кавалер словно проснулся и, вежливо улыбаясь юному своему родственнику, ответил:

- Вам, брат мой, я всегда рад. Прошу вас быть моим гостем. - И тут он уставился на Шоуберга. - А вы, господин менестрель, тоже хотите быть моим гостем?

Ничего больше ему и говорить не пришлось, взгляд его за него всё сказал. Шоуберг, наглец, глаз не отвёл, но ему не ответил, и тогда он продолжил:

- Или, быть может, вы желаете быть гостем моей жены?

- Что? - Переспросил фон Шоуберг, и в его вопросе так и сквозило презрение. Презрение и насмешка. – Что вы такое говорите? Или вы пьяны, господин Эшбахт?

Напряжение росло, сын графа и неизвестный господин видели это.

- О чём вы, брат мой? - Тоном, которым он пытался смягчить ситуацию, сказал Гюнтер Дирк фон Гебенбург. Хоть и был он самым младшим, но сейчас он тут был самым разумным. - Господа, кажется, у нас тут есть недопонимание.

Неизвестный господин молчал, разумно предпочитая не встревать в такие неприятные разговоры, но мерзавец Шоуберг смотрел на всё происходящее с надменной улыбкой, которая всё больше раздражала кавалера. Он-то как раз всё понимал.

- Недопонимание?

Волков скривился. Он начинал закипать. Недопонимание?

- Кажется, у нас тут действительно есть недопонимание.

И тут лица господ путешественников изменились. И неизвестный господин, и юный сын графа смотрели Волкову за спину. И взгляды их были столь серьёзны, что кавалер невольно повернулся, чтобы взглянуть – что там?

А там, в десяти шагах за ним, в вязкую глину воткнул рогатину Вилли, а на развилку деловито положил мушкет. И лицо молодого сержанта было столь выразительно, что ни у кого не осталось сомнений в его решимости выстрелить, если надобно будет. А за ним, чуть поодаль, также клали на подпорки своё оружие другие люди Волкова. Становились они полукругом так, что бы приезжие господа были под прицелом, но кавалер не был на линии огня, а за ними на коне сидел мрачный человек при доспехе и железе, в старой шляпе, с деревянной ногой и чёрной бородой.

Молодец Роха, правильно сделал, что подошёл и подвёл людей, очень вовремя вышло.

Наконец, Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург, оторвав взгляд от вооружённых людей, удивлённо спросил у Волкова:

- Что всё это значит, Эшбахт?

Тот пожал плечами и спокойно ответил:

- Вам не о чем волноваться, брат. Я просто ловлю воров. - Он снова поглядел на Шоуберга и добавил холодно. - Вернее, одного вора.

- Вора? Какого вора? - Удивлённо спросил фон Гебенбург.

- Того вора, что шатается по моей земле и приходит в мой дом, когда хозяина нет, - холодно и твёрдо говорил кавалер, - и берёт то, что ему не принадлежит.

- О чём вы, брат мой? - Недоумевал сын графа.

- Вы не знаете, брат мой? - С притворным удивлением произнёс Волков. - А вот, кажется, господин музыкант знает.

При этом он смотрел и смотрел на Шоуберга. А тот также смотрел на него. Смотрел всё с той же омерзительно ухмылкой, полной презрения.

- Шоуберг, вы понимаете, о чём говорит Эшбахт? - Спросил Дирк фон Гебенбург.

- Я же говорил вам, господа, что он пьян, - с презрением сказал поэт и менестрель графа.

Мало того, что форма этой фразы граничила с неучтивостью, так ещё на его губах была всё та же отвратительная ухмылка.

Это и предрешило дело. Если Волков до сих пор про себя никак не мог решить, как ему быть в этой ситуации, что ему делать. То теперь он понял, чего хочет. Да, он принял решение, он решил закончить всё это дело тут и сейчас немедля.

Он чувствовал, что мерзкая ухмылочка поганого шута выводит его из себя, да какой там, она просто начинает сводить его с ума. Он поймал себя на мысли, что хочет подъехать к нему и перчаткой, всей пятернёй, схватить того за лицо, стереть её с его губ. И ему уже всё равно стало, как он её сотрёт с ненавистного лица: при помощи мушкетов его людей или при помощи своего собственного меча.

- Вы ехали к моей жене, надеясь, что меня нет дома, - произнёс кавалер на удивление спокойно.

Шоуберг даже не соизволил ответить, он опять ухмылялся, почему-то этот человек не чувствовал опасности или был безрассудно храбр.

И именно это буквально взорвало Волкова. Этот мерзавец даже не счёл нужным оправдываться. Он просто ухмылялся.

- Вы любовник моей жены, - продолжал кавалер, которого уже просто бесило высокомерие мерзавца, Шоуберг был так нагл, что даже не отвечал ему, и Волков, всё ещё надеясь на ответ мерзавца, продолжал. - Вы бесчестный человек.

Но Шоуберг снова молчал.

А ещё кавалер вдруг понял по лицам спутников Шоуберга, что они знали, что жена Волкова ему не верна. И незнакомый господин это знал, и Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург, брат Элеоноры Августы, тоже.

Они все это знали, они ехали к нему в надежде, что его нет дома.

И тут ярость, клокотавшая в нём, полыхавшая словно пламя большого костра вдруг утихла, как будто кто-то залил костёр холодной водой. Он понял, что у него нет выхода, они все знали про порочность его жены, они все считали его посмешищем. Кавалер понял, что его позор никак не смыть иначе, чем кровью.

Шоуберг не должен уехать отсюда живым, иначе на его репутации навсегда будет поставлен крест.

- Шут, а как вы очаровываете женщин? Поёте песенки? Наверное, много песен знаете? Вы, шуты, такие мастера попеть.

- Что? - Ухмылка сползал с лица Шоуберг.

- Брат мой, это было неучтиво, - сказал Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург.

- Вы, кажется, при своём инструменте? А ну-ка, спойте мне,- продолжал Волков, не обращая внимания на слова фон Гебенбурга. - Ну, берите свою виолу, лютню, как там у вас, у шутов, называется эта ваша чертовщина.

- Надеетесь меня оскорбить? - Наконец заговорил фон Шоуберг, прищуриваясь.

- Пытаюсь, да видно, оскорбить подобного господина будет не просто. - Заявил кавалер, теперь пришло время усмехаться ему.

- Вы напрасно это затеваете, Эшбахт, - сказал неизвестный господин. - Леопольд один из лучших мастеров графа.

Волков даже не взглянул на него. Ему уже было всё равно, ему некуда было отступать.

- Отнюдь, вам это удалось, - наконец сказал фон Шоуберг. - Только драться мы будем по правилам и не тут.

- Вы при оружии и не больны, - твёрдо сказал кавалер, - драться мы будем здесь и сейчас.

- Я сказал нет, - твёрдо ответил Шоуберг.

- Он вправе выбирать оружие и место, брат, - напомнил Волкову Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург, которому всё происходящее жутко не нравилось.

А Волков вдруг достал из-за пояса пистолет и взвёл курок:

- Драться мы будем здесь и сейчас. Если вы, господин шут, надумаете повернуться и уехать, я выстрелю вам в спину без всякого поединка. Если я вдруг промахнусь, то я прикажу моим людям стрелять в него.

- Вы забываетесь, Эшбахт, - проговорил фон Гебенбург. - Вы забыли, что господин фон Шоуберг личный друг графа.

- Он подлец и мерзавец, он здоров и при оружии, - твёрдо сказал кавалер, - либо он будет драться, либо я убью его как труса.

- Я не понимаю… - Начал было незнакомый господин.

Но Шоуберг прервал его:

- Я буду драться, если господину обманутому мужу так будет угодно. - Он замолчал, а потом прибавил негромко. - Эти низкородные господа до смешного заносчивы.

В его голосе опять сквозило и высокомерие, и презрение.

- Вот и славно, - сказал Волков и подозвал к себе Хилли, - возьми поводья.


Глава 39

Когда он служил в гвардии герцога де Приньи, герцог поощрял занятия своих гвардейцев в атлетических и фехтовальных залах. Господин поощрял выездку, стрельбу, фехтование и даже игру в мяч. Он часто устраивал конкурсы на владение тем или иным оружием с неплохими призовыми. Меньше всего Волков упражнялся как раз с мечом, разумно полагая, что в сомкнутом строю против закованных в железо людей меч ему может понадобиться в последнюю очередь. Пика, копьё, алебарда, молот, тесак – да всё, что угодно, всё нужно, всё может пригодиться. Но не меч. И поэтому во владении мечом он был далеко не среди первых. Кто ж мог знать, что ему предстоит стать господином и с мечом в руках отсеивать свою честь. Знай бы он об этом в те времена…

Подъехал Роха, забрал у него шубу и пистолет:

- Может, ты зря это затеял, а, Фолькоф?- Негромко говорил он.

- Может, и зря, - ответил кавалер, отвязывая ножны от пояса и предавая их товарищу.

- Хочешь, я прикажу Хилли и Вилли пристрелить его, а ты будешь в стороне, вроде как, - предложил Скарафаджо, забирая ножны.

- Не неси чушь, дурень, - сказал Волков и зло глянул на него, - это моё дело.

- Чёрта с два это твоё дело, - также зло отвечал ему Роха, чуть склоняясь к нему с коня, - тебя, дурака, сейчас зарежут, а что будет со всеми теми, кто живёт на твоей земле? Появится новый хозяин и всех разгонит оттуда, заберёт у нас у всех наши наделы, и куда нам с офицерами и солдатами идти?

Волков промолчал, он сдалал несколько движений, разминая кисть. Да, давно он не занимался этим делом. Кисть может и устать с непривычки.

- К тому же ты хромой, а он вон, молодой бык, здоровый, - продолжал бубнить Роха.

Волков невольно глянул на фон Шоуберга, тот уже слез с коня и снимал плащ. Да нет, на быка он не тянул, высок, но ниже Волкова, крепок, но и тут Волков заметно крепче. Да, кавалер хром, но он с удовольствием отметил, что Шоуберг поскользнулся на мокрой глине, когда перекидывал плащ через седло. Его изящные сапожки были предназначены для паркетов бальных зал, а не для поединков на мокрой глине. И Волков благодарил Бога за свои грубые и не красивые кавалерийские сапоги с каблуками и гвоздями в подошве. И ничего, что он хром, эти сапоги сглаживали преимущество шута в подвижности.

Но больше, чем Господа, он благодарил старого епископа Мален отца Теодора, за его роскошные подарки. За колет и перчатки со вшитой в них кольчугой. Вот! Вот на них-то он больше всего и уповал. Поэтому и требовал он поединка здесь и сейчас, а не когда-нибудь в фехтовальном зале, где пришлось бы снять всё до рубахи, и где на них смотрела бы куча народа. Нет, именно тут и сейчас он хотел драться с шутом, пока его тело затянуто тончайшей и незаметной кольчугой от паха и до подбородка. А его руки в перчатках чёрной замши, могут перенести безболезненно прикосновение даже самого остро отточенного железа.

Ну конечно, этого можно было ждать. У шута этот новомодный меч, что на родине Рохи зовётся эспадой, а тут зовётся дворцовым мечом. Он узок, его гарда почти полностью закрывает руку. Он лёгок и быстр. И на первых минутах, пока Шоуберг будет свеж, преимущество будет за ним. Главное для Волкова в эти первые минуты не дать ему возможности понять, что на кавалере кольчуга.

Волков, рассекая мечом воздух, пошёл на открытое место между холмом и дорогой, где не было кустов. Он остановился там, продолжая разминать руку.

Шоуберг что-то сказал своим спутникам и тоже пошёл на то место.

Кавалер с удовольствием наблюдал, как тот не спешит, почти семенит по грязи, боясь делать большие шаги.

- Господа, - кричал юный Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург, - возможно ли примирение между вами, может ли что-либо предотвратить поединок?

Голос его чуть не срывался, молодой человек заметно волновался.

- Нет, - крикнул Волков.

- Обиженные мужья никогда не могут успокоиться, пока не начнут харкать кровью, - язвительно произнёс фон Шоуберг.

Он опять ухмылялся.

Волков уже взял себя в руки после недавнего приступа ярости, он был уже почти спокоен, это было важно, очень важно. Но это замечание снова его задело, и, словно видя это, Шоуберг продолжал:

- Эти низкородные господа очень переживают из-за того, что их жёны предпочитают раздвигать ноги пред другими мужчинами.

Даже его спутники не засмеялись над этой шуткой. А Волкова снова залило ненавистью, аж в глазах побелело, и это было плохо. Ярость в поединке к беде. Ему нужно было собраться. Собраться и держать себя в руках. Особенно в первые секунды.

- Не убивайте этого несчастного, Шоуберг, - крикнул неизвестный господин.

- Хорошо, - кричал тот в ответ нагло, - отрежу кое-что ненужное ему и отпущу.

Волков пропустил это, он делал глубокие вздохи, пытаясь привести себя в состояние холодного покоя.

Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург поморщился от таких разговоров, он почему-то не был так весел, как его приятели:

- Господа, разрешите уже свой спор.

Всё, дело началось. И Волков, и Шоуберг подняли оружие и стали сближаться. Уже по тому, как враг держал оружие, уже было всё ясно. Шоуберг развернулся к нему правым боком, упор на правую, чуть согнутую в колене ногу, левая подпирает как бы сзади, меч он держал на первых шагах остриём вниз, к земле, так можно экономить силы в руке. Без всяких сомнений, это был сильный и опытный фехтовальщик.

У Волкова не было сомнения, что враг знает много хитрых приёмов, которые он часами, а может, и днями разучивал в зале с такими же, как и он. И эти приёмы он не преминет использовать против него, Волкову нужно было быть настороже.

Ещё шаг и Шоуберг поднял меч. Всё, сейчас кончики оружия соприкоснутся. И они не соприкоснулись, быстрым и длинным выпадом вперёд, обойдя железо кавалера, враг ударил его прямо в кисть. Острая сталь сразу распорола ткань рукава, чуть выше кисти. Не будь под ней кольчуги, кровь бы уже полилась на жёлтую глину.

Может, и не полилась бы, может только капала бы, но удар он пропустил, хоть и готовился к нему. Шут действительно был ловок, действительно был мастером.

Он ещё нанёс два удара вслед первому, но теперь кавалер уже был готов. Удары были как раз туда, где у Волкова не было защиты, Шоуберг дважды пытался колоть ему его здоровую праву ногу. Колол в бедро. Волков шагнул назад, отбил и первый, и второй, после сам быстро ударил. Как ему казалось быстро. Но недостаточно быстро для шута, тот легко отскочил назад. Меч рассёк воздух. Только теперь кавалеру стало ясно, настолько опасный стоял перед ним человек. А ведь поединок только начался. Шоуберг водил мечом туда и сюда, словно ища хода к телу Волкова. Поводил, поводил и снова шаг к нему, и снова шаг очень быстрый, снова удар, удар, удар. Звон железа, снова враг кидает жало своего меча в него. По бедру, по бедру и вдруг прямой и длинный выпад, укол в живот.

Всё, что мог сделать Волков, так это только отвести все три удара, Шоуберг был так быстр, что о контрвыпаде он даже и не помышлял. Только защищался. Да, лёгкий меч давал шуту большое преимущество.

И снова враги замерли. Снова остриё вражеского меча маятником качается пред глазами кавалера. Туда-сюда. Из стороны в сторону.

Шоуберг делает шаг вперёд и тут же делает шаг назад. Сволочь, отчего же ты не скользишь по мокрой глине, как ты так легко движешься.

И снова длинный шаг, снова удар в правое бедро, кавалер отбивает. Ещё один, кавалер снова отбивает, этот шут так приучает Волкова, старый приём, теперь все будет начинаться с удара в бедро.

Удар, снова длинный выпад.

Кажется, новый секущий удар справа, удар всё в тоже правое бедро, кавалер наготове, его меч готов отвести и парировать выпад. А парировать, вдруг, нечего, его оружие разрезает воздух, оружия врага не встречая.

Едва-едва какими-то своими древними навыками, теми, что он обрёл в годы своей молодости и не позабыл до сих пор, теми навыками, что приходили из глубины сознания, он пользовался в этот момент, чтобы просто отпрянуть. Отскочить назад у него не выйдет, с его левой ногой не слишком попрыгаешь. Отпрянуть и попытаться поднять меч, чтобы… Чтобы не умереть.

Узкая и быстрая шпага Шоуберга, делая воздухе полукруг снизу вверх, с неимоверной быстротой летит ему в голову с права.

То, что он резко начал клонится влево, то, что он успел хоть как-то заслониться своим мечом, спасло ему жизнь. Меч смягчил удар, но это не уберегло его от раны. Хоть и потеряв силу, острое лезвие меча врага рассекло ему кожу на правом виске и поранило ухо.

Боль? Да какая это боль – ерунда. Шок? Что за бред, никакого шока. Старый солдат не стал бы старым, испытывай он шок из-за каждой царапины. Растерянность? Да к дьяволу вашу растерянность.

Он не видел, как Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург восхищался выпадом и хлопал в ладоши, как неизвестный господин кричит:

- Блестяще, Шоуберг, это было блестяще!

Волков всего этого не слышал и не видел, он, собравшись с духом уверенно, отвёл ещё два удара шута. Отвёл и сам сделал вполне себе не плохой выпад. Такой, что пришлось и шуту напрячься, чтобы его отразить.

- Эшбахт, вы весь в крови, - кричал Волкову Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург. - Может, остановитесь?

Но Волков только помотал головой.

Шоуберг отскочил и остановился:

- Ну, что, муж обиженный, вам ещё и вправду мало?

Волков не собирался ему отвечать, заметно припадая на свою больную ногу, он сделал два шага к врагу.

Шут сделал шаг назад:

- От вас куски отваливаются, глупец, может, вам уже хватит?

Волков чувствовал, что его правая часть лица и шеи залиты кровью, но не знал, что верхняя треть его правого уха болтается на остатках кожи. Нет, даже пусть всё ухо отрублено будет, он не собирался останавливаться. Он опять сдал шаг вперёд.


Глава 40

И снова продолжился поединок. Снова Шоуберг коротко и быстро атаковал его. Теперь же наученный горьким опытом Волков не пытался парировать все его удары. Он, заливаясь кровью, пытался отходить настолько, насколько это позволяла ему его нога. А Шоуберг наседал, думал, дурень, что кавалер старше его да ещё теряет кровь, быстрее устанет. Нет. Ветер быстро высушил рану, она саднила, но кровь уже не шла из неё. Рана пустячная, Волков, полон сил, он до вечера так топтаться сможет.

Удар, удар, длинный выпад. Волков отбивает и отходит на два шага. Выпад приходится в пустоту. Кавалер отмахивается, шут останавливается, чтобы не попасть под отмашку. Пауза, снова они собираются с силами. И снова шут водит клинком из стороны в сторону, ищет, откуда начать. И начинает.

Шаг! Удар, удар и вдруг снова попытка закончить серию коварным, рубящим ударом в голову справа. Нет, дорогой шут, второй раз старый солдат на такой красивый фокус не попадётся. Мало того, удачно встретив меч врага и поймав его на противоходе, Волков делает шаг ему на встречу, они сталкиваются плечами. Оружие у обоих опущено вниз. Глаза в глаза, мгновение, но старый солдат опытнее шута. Сейчас ему плевать на усмешки и на презрения во взгляде Шоуберга. Кавалер той же правой рукой, что он сжимал меч, вернее, локтем этой руки, неожиданно бьёт шута в лицо, в левую часть.

Ах, как это хорошо у него получилось!

«Что, шут, не ждал ты такого грубого солдатского приёма. Такому тебя в манежах и фехтовальных залах не обучат».

Шут явно такого не ждал.

У Шоуберга от неожиданности округлились глаза, он потерял равновесие и Волков нанёс первый отличный удар. Вернее, укол, он колол его точно в брюхо. Но слишком хорош был шут графа.

Даже, почти падая, перебирая по скользкой глине своими дорогими сапогами, он всё равно отвёл клинком страшный укол кавалера в сторону и смог сделать шаг назад. Волков делал шаг к нему и снова колол его, но тот снова отводил удар, отходя ещё на шаг. Кавалер колол ещё раз, и снова каким-то чудом Шоуберг отводил опасность, словно дьявол помогал подлецу. И уже надрывая ногу, вытягиваясь, как только можно, чтобы дотянуться до врага, он выкинул руку с мечом вперёд, понимая, что уже рискует, что сам уже находится в уязвимой для контратаки позиции, он всё ещё тянулся к врагу…

И тут, наконец, хвала Господу, дорогой и почти без каблука сапог Шоуберга наконец поехал по глине, а сам он опять потерял равновесие. Левая нога его задержалась всего на мгновение. Именно этого мгновения Волкову было достаточно. Он дотянулся до его ноги. Острый, как бритва, меч, прошёл через тонкую кожу сапога, как через бумагу. Прошёл он через ткани, не задев кости.

- Ах, дьявол, он, кажется, попал! - Воскликнул незнакомый кавалеру господин.

Волков успел вытащить из раны лезвие и отвести руку, прежде чем Шоуберг отмахнулся. Лезвие меча Шоуберга промелькнуло в ногте от правой брови кавалера. Но кавалер успел отпрянуть, выпрямиться и встать, расправив плечи. А потом отошёл на два шага назад. Теперь он мог переводить дух и злорадствовать. Теперь и на его мече были капли крови.

- Шоуберг ранен, - не унимался незнакомый господин.

Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург ничего не говорил, он был весь во власти зрелища. Смотрел во все глаза, не отрываясь.

Хотя пока смотреть было нечего, противники замерли, Шоуберг, видно, привыкал к новым ощущениям в ноге, не атаковал, а Волкову теперь это и вовсе было ненужно. Теперь он мог ждать, пока противник истечёт кровью. Кавалер очень надеялся, что проколол важную жилу в ноге врага, ведь он так удачно попал.

«Что-то ты, кажется, печалиться начал, шут».

Нет, не печалиться. Лицо Шоуберга не было печальным, но уже и не было столь высокомерным и заносчивым. Теперь он был просто зол. И ничего в лице этом не было, кроме желания убить Волкова.

Наконец, враг сделал шаг. Да, он ещё был достаточно твёрд, ногу ставил уверенно.

«Ну, ничего, посмотрим, надолго ли тебя хватит».

Выпад, кавалер отбил. Шаг, длинный выпад, быстрый и опасный, едва Волков его успел отвести, как рубящий удар. Кавалер отпрянул и отмахнулся, чтобы не было следующего удара. Да, этот шут прекрасный мастер. И, кажется, рана в ноге его не так уж и беспокоит. Единственное, что порадовало Волкова, так это то, что после этой атаки шут опустил меч к земле.

Это верный признак того, что рука у него начинает уставать. Меч его, конечно, легче, чем у Волкова, но Волков был сильнее, а главное – выносливее его. Кавалеру нужно было тянуть время.

Шаг, выпад – Волков отводит удар, отходит. Шаг, удар, шаг, выпад, Волков отводит, отходит назад.

Но Шоуберг не унимается, он стал торопиться. Значит, с ногой не так всё хорошо. Значит, кавалеру нужно тянуть и дальше. Хотя от всей этой забавы и у нег самого начинает крутить левое колено, очень не вовремя, очень. Он надеялся, что это начнётся попозже. А теперь уже неизвестно, кто из них первый остановится и будет не в силах дальше передвигаться.

Чёртов Шоуберг наседает, словно понял, что у Волкова начала болеть нога.

Шаг, удар, Волков пятится. Шаг, удар, удар. Волков отбивает, снова пятится. И снова серия ударов и вдруг, казалась, вот она и закончилась, вдруг выпад!

Простой, незатейливый, длинный, выпад. Это одно из первых упражнение в фехтовании. Это быстрый укол на всю длину меча и с приседание на опорную ногу. Очень опасный приём, рассчитанный на верное попадание, иначе наносящий этот удар боец оказывается в позиции, в которой почти невозможно защищаться. Но это простой приём наносил мастер, настоящий мастер. Он с филигранно рассчитал всё, он знал, что тяжёлый меч кавалер не успеет блокировать укол, а больная нога не позволит ему быстро отпрянуть. И Шоуберг дотянулся, попал. Единственное, что не учёл шут, так это, что под дорогой тканью колета противника спрятана тончайшая и прочнейшая кольчуга. Иначе кончик его шпаги вошёл бы Волкову в грудь, под левую ключицу, на целый палец.

- Отлично, Шоуберг! - Воскликнул неизвестный господин.

Он не знал, что кавалер невредим. А молодой сын графа всё молчал, в волнении терзая свои перчатки.

Волков поздно среагировал и ответил на выпад, когда нога шута уже распрямилась, он снова был в удобной для обороны стойке.

А ещё лицо Шоуберга выражало досаду, он не понял, что попал в кольчугу, кажется, он думал, что просто попал в кость, которую не смог разрубить.

Всё-таки, этот мерзавец был очень опасен. Волков собрался, ему опять везло, но везение не могло быть вечным. И опять он заметил, что шут опустил меч на мгновение. Потряс им, как бы расслабляя кисть.

«Что? Устаёт ручонка? А у меня ещё нет, да у меня меч можно держать и двумя руками, эфеса хватит».

- Шоуберг, заканчивайте, он ждёт, пока вы устанете, - волнуясь, кричал неизвестный господин.

Но шут и не собирался тянуть, видно, в его рукаве были припрятаны ещё пара фехтовальных фокусов. И он опять пошёл вперёд. Волков отражал удары и пятился.

И тут он после двух быстрых ударов снова сделал выпад. Почти такой же, что и тот, который был почти успешен. Но Волков отвёл удар. Два раза он на один и тот же фокус попадаться не собирался. А это был уже другой фокус.

Когда кавалер отвёл удар, Шоуберг исполнил мечом полукруг, такой же, как и вначале поединка, ударил Волкова наотмашь в лицо, только теперь с левой стороны.

Это получилось само, остановить бритвенно-острое железо своим железом он уже не мог, он просто поймал его перчаткой и зажал.

Это приём у Шоуберга вызвал удивление. Он смотрел и не понимал, как это Волкову удалось остановить его оружие. И пока тот удивлялся, Волков быстрым взмахом поднял меч и, потянув на себя клинок шута левой рукой, рубанул ему по руке. Шоуберг попытался убрать руку из-под железа, но Волков дотянулся и рассёк её чуть выше кисти самым кончиком меча.

Шоуберг с силой дёрнул своё оружие и выдернул лезвие из руки кавалера. Отскочил. Волков поднял перчатку, посмотрел на «ладонь». Замша была рассечена. Не будь под ней кольчуги, у него сейчас, возможно, не было бы пальцев, а может, и половины ладони. А так рука просто побаливала, он протряс её, сжал и разжал кулак. Ничего, всё в порядке. Он снова готов был драться.

Неизвестный господин на сей раз даже не сказал ничего, он и сын графа просто с ужасом смотрели на происходящее, понимая, что дела у их спутника были плохи.

Рука Шоуберга была залита кровью. Он переложил меч в левую руку и собирался продолжить поединок. Теперь и намёка на пренебрежение на высокомерие или на насмешку в его лице не было.

- Что, уже не кажутся вам обманутые мужья ничтожными и смешными? - Спросил его Волков.

Но шут только сверкнул на него глазами и не соизволил ответить. Теперь у него не было времени и сил на перепалки, он хотел побыстрее продолжить, ведь положение его было удручающим, он терял кровь и вынужден был драться левой рукой.

И он пошёл в атаку… но поскользнулся. Нога в дорогом сапоге опять поехала по глине. Чтобы удержать равновесие, он взмахнул рукой с мечом, слишком поднял её… И поединок был закончен.

Волков быстро сделал простой шаг ему на встречу и коротким движение выбросил меч вперёд. Укол пришёлся в левый бок под рёбра. Меч вошёл на ладонь. Шоуберг не устоял и упал на колено.

Он взмахнул своим мечом и попытался ответить, но кавалер уже отступил на шаг обратно.

- Боже мой! Шоуберг! - Кричал неизвестный гражданин. - Вставайте!

- О Господи, Шоуберг, - даже Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург заговорил. – Держитесь, друг мой.

- Ну, наконец-то, - прорычал даже Роха. - Фольков, дьявол, вот нужно было столько тянуть с этим хлыщом? Я аж взмок.

Но Волков не слышал ни друзей шута, ни своего старого приятеля, он смотрел, как окровавленной правой рукой, шут пытается закрыть рану в левом боку.

Он знал, что сейчас Шоуберг пойдёт в последнюю атаку. Ему нужно было быть настороже. Он был собран и сосредоточен, ему не хотелось из-за небрежности или нелепости умереть в выигранном поединке.

Шоуберг встал и кинулся, именно кинулся на кавалера, видно, сил у него совсем мало оставалось. И при этом весь свой удивительный фехтовальный багаж он как будто позабыл. Он просто бросился на Волкова, замахнувшись мечом. И это на скользкой глине. Волков сделал шаг в сторону и коротким рубящим движением с оттягом рубанул его по глупо вытянутой вперёд руке. Он не знал, как это его движение, его этот приём выглядит со стороны. А выглядел он страшно.

- О, мой, Бог! – Прошептал неизвестный господин.

Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург схватил свою перчатку зубами.

Даже суровый Роха и тот им восхитился:

- Хорош, чёртов проныра, всегда был таким.

Шоуберг упал на землю, окровавленной правой рукой он держался уже не за левый кровоточащий бок, он сжимал ею обрубок левой руки. И он кричал:

- Ах, дьявол, дьявол… Будь ты проклят, чёртов выскочка.

Волков был весь забрызган кровью шута, всё лицо его было в красных каплях. Он наклонился к Шоубергу и сказал:

- Проклятые проклясть не могут.

- Безродный пёс, чтоб ты сдох.

- После вас, добрый господин, - отвечал он ему.

- Думаешь, ты победил меня, да? - Шипел сквозь зубы от боли шут. - Нет, не думай так! Даже когда я умру, ты будешь помнить, что я задирал подол и раздвигал ноги твоей жене, и мы с ней смеялись над тобой, чёртов ты безродный выскочка.

Кровь он зажать не мог, из руки она текла и текла. Но Волкову после последних его слов этой крови было мало. Он распрямился, взмахнул мечом, и разнёс Шоубергу лицо, всю нижнюю челюсть превратил в кровавое месиво с обломками костей и зубов.

- Что вы делаете?! - Кричал неизвестный господин. - Это бесчестно. Это низко! Остановитесь!

- Удар милосердия, - прошептал Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург, выпуская из зубов перчатку. - Удар милосердия.

- Удар милосердия! - Услышав его, закричал неизвестный господин. - Слышите, Эшбахт. Удар милосердия.

И только после этого Волков склонился над Шоубергом. Встал на колено. Нижняя часть лица у того была просто свежесрубленным мясом с обломками костей, но глаза его были живы, он смотрел на кавалера с ненавистью. И кавалер сказал ему, доставая из сапога стилет:

- Плевать мне на вас, да хоть сто раз вы задирали подол моей жены, меня это мало заботит, моя честь восстановлена, а вы сейчас умрёте. И умрёте вы с мыслью о том, что на мне была кольчуга. – Он усмехнулся. - Умрите, глупец.

Волков воткнул свой старый стилет прям в сердце мерзавца и смотрел, как в глазах того затихает жизнь. Раз, два, три… Всё.

Кавалер вытащил оружие из тела шута, вытер его об одежду мертвеца и спрятал в сапог, на место. Не без труда поднялся с больного колена и пошёл к товарищам Шоуберга. Он весь был в своей крови и крови врага. Всё платье, всё лицо и волосы. И по роскошному лезвию драгоценного меча скатывались последние капли. Он был страшен, и это он видел по их лицам. Когда кавалер подошёл к господам, он спросил с удивительной для него вежливостью:

- Надеюсь, господа, вы всё ещё мои гости?

- Что? - Удивился неизвестный господин.

- Господа, моё приглашение всё ещё в силе. Думаю, что госпожа Эшбахт будет рада вашему визиту. - Продолжал Волков, почти улыбаясь и смотря при этом на сына графа.

- Полагаю, что визиты в данной ситуации будут неуместны, - выдавил из себя Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург.

Он был бледен, ему совсем не хотелось ехать с этим окровавленным человеком куда-либо.

- Очень жаль, господа, но я всегда буду рад вас видеть у себя в имении, - сказал Волков и не очень-то галантно вырвал из рук неизвестного господина узду коня Шоуберга. - Извините, но это теперь мой конь.

Неизвестный господин ничего ему не ответил.


Глава 41

Он стал разглядывать то, что было на седле коня, первым делом взял плащ Шоуберга, плащ был хорош.

- Вилли, - он полуобернулся к своим людям, - тебе нужен новый плащ, отличный плащ?

- Конечно, господин, - отвечал сержант. Подойдя к Волкову, он взял у него прекрасный и тёплый плащ, стал его с удовольствием рассматривать.

Явно плащ пришёлся ему по вкусу.

- Хилли, - продолжал кавалер, беря с седла музыкальный инструмент шута, - на, может, научишься играть! А нет, так продашь, вещь, видно, не дешёвая. И берет. Возьми берет у любителя чужих жён, тоже недешёвый. Вон, какой бархат.

Хилли чуть не бегом к кавалеру побежал за подарками.

Всё это он делал на глазах у господ, это зрелище им было явно не по вкусу, но это ему и нравилось.

К Волкову подъехал Роха и сказал:

- Постой чуток.

Он достал из-за пояса кинжал, склонился к кавалеру, наклонил ему голову и что-то сделал. Это было Волкову явно неприятно:

- Что там?

- Вот, - Роха протянул ему окровавленный кусочек.

- Что это? - Поморщился кавалер и взял кусочек в руки.

- Твоё ухо, - сказал Роха, - болталось на коже.

- Выброси его, болван, на кой чёрт ты мне это суёшь?

- Ну, мало ли… Вдруг твой волшебный умник монах тебе его пришьёт. - Роха выбросил кусок уха. - Да и голова за ухом у тебя разрублена так, что костяшка видна, тебе и впрямь нужно к монаху, само не зарастёт. Зашить это нужно.

- Ну, хорошо, едем домой, - сказал кавалер.

- Эшбахт, - окликнул его Гюнтер Дирк Мален фон Гебенбург, - а что будет с прахом?

- Не волнуйтесь, у меня телега, - сообщил кавалер. - Я заберу эту тушу.

- Тогда, до свидания, - сказал молодой сын графа с заметной неприязнью.

- Храни вас Бог, господа. - Волков даже помахал им рукой, ведь у него, в отличие от Гюнтера Дирка Малена фон Гебенбурга и его спутника, сейчас было прекрасное настроение.

Пусть и впредь у него будет хорошее настроение, а не у них.

Когда господа развернули коней и поехали обратно, он крикнул:

- Эй, Хилли, скажи людям, что бы мертвяка закинули в телегу и куски от него не забыли, и главное – меч, меч его не забудьте.

- Ты бы умылся, ты весь в кровище. – Сказал Роха и достал флягу со своим отвратительным портвейном. - Подойди сюда.

Волков подошёл к нему и тот залил его рану крепким вином. А кавалер осторожно попытался смыть засохшую кровь. Потом помыл вином и руки.

Затем один из солдат принёс из телеги воду и Волков умылся и смыл вино.

- Вот, так будет получше. - Сказал Скарафаджо, глядя на него и допивая остатки портвейна. - И насчёт плаща…

- Что ещё? Насчёт какого плаща? - Спросил кавалер, просовывая руки в рукава шубы, которую держал солдат.

- Жирно будет сопляку Вилли такой плащ таскать, угробит он его. Будет в нём на земле у костра валяться. Лучше бы мне отдал.

- Оставь плащ Вилли, - сказал Волков, садясь в седло, - коня себе возьми.

- Коня? - Переспросил Роха и повернулся, чтобы взглянуть на коня Шоуберга. - Коня это ублюдка? Мне?

Он, кажется, не верил, что ему может достаться конь стоимостью в пятьдесят талеров.

- Бери, - сказал Волков. - Только дашь своим солдатам, что были с нами, по талеру из своего кармана.

- Дам. – Сразу согласился Роха. - Тогда и поеду на нём прямо сейчас.

- Поехали уже, мне к монаху надо, - сказал кавалер, - а то ухо горит.

Нет, не только из-за уха торопился он домой, была у него ещё одна причина.


Он выслал одного человека в Эшбахт, чтобы заранее нашёл брата Ипполита и тот успел приготовиться. Иной раз лекарь бродил по домам простых мужиков или солдат, не сразу его разыщешь, а тут он ещё на въезде ждал хозяина.

- Покажите, - потребовал монах, когда Волков подъехал.

Тот склонился к нему с коня, показывая рану.

- Матерь божья, заступница наша, да когда вы уже перестанете драться? У вас ещё шея до конца не зажила, а вы…

- Ну, хватит тебе причитать, - Волков выпрямился в седле, - ты приготовил всё, что нужно?

- Дома у вас всё уже готово.

Они поехали к дому, а следом за ним бежали деревенские мальчишки и кричали:

- Господин мертвяка привёз. В телеге у господина мертвяк! Весь порубленный.

Волков и Роха проезжали вперёд, а люди, которые были на улице, подходили к телеге взглянуть на рубленного мертвяка. Охали, крестились, отходили. Шептались:

- Кто это его так?

- Это господин его порубал, они с ним на мечах дрались. - Поясняли солдаты, что шли за телегой.

- Ишь ты, вон оно как!

- Крепко порубал бедолагу!

- А господин, вроде, цел весь.

- Не цел, - говорили солдаты, - мертвяк господину ухо отрубил.

- Ишь ты, ухо! – Удивлялись люди и спешили догнать господина, чтобы увидеть, как ему с отрубленным ухом.

Когда к дому подъезжали, за телегой шло полтора десятка людей всех возрастов и всякого пола. А что же? Событие, всё-таки, в скучной деревенской жизни. Тем более в такое скучное время, как поздняя осень.

Такого, кажется, не было никогда, но Элеонора Августа встречала его на пороге. То ли рукоделие ей осточертело, то ли… Он стал с коня слезать, а она смотрела на него, не отрываясь. А тут и телега с мертвяком во двор въехала. Въехала и встала у забора. А дворовые в телегу заглядывают и крестятся в ужасе. И сразу она про него забыла, пошла к телеге быстрым шагом, юбки подобрав. Подошла и замерла. Смотрела, смотрела, а потом снова на Волкова взглянула, и взгляд был такой, словно не понимала она, что это и как такое быть может. Волков смотрел на неё. Но взгляд у него другой был, с насмешкой был взгляд, а в нём вопрос:

«Ну, что, узнаёшь своего любовничка, нравится он тебе такой? Залитый поганой своею юшкой и с разрубленной мордой, с отрубленной рукой, нравится? С ним ты хотела жить, когда меня со света сживёте?»

Госпожа Эшбахт потрясла головой, словно наваждение отгоняла, а потом не выдержала, закрыла рот рукою, а другой рукой стала мертвеца касаться, гладить его.

При всех! При всех трогала мёртвого мерзавца, стыд позабыв! При муже, при Рохе, при сержантах, при монахе, при дворовых людях. Даже при местных людях, что зашли на мертвеца поглазеть. А потом не выдержала и зарыдала в голос. Завыла! Не заплакала тихо, как положено дочери графа сокрушаться над мёртвым мужем, а завыла, как простая баба крестьянская воет, мужа своего потеряв. Так и стояла она, воя и не убирая руки от мертвеца.

Большего позора Волову в жизни не приходилось испытывать. Но, на удивление, он легко это пережил. Пусть все знают, что она распутна. То ему упрёк был, пока был жив любовник, но любовничек за мерзость свою поплатился, теперь это только её позор, только её пятно на честь.

Но не мог он этого оставить, выворачивало его от злобы, и, чтобы досадить ей, он окликнул сержанта Хельмута:

- Хилли!

- Да, господин, - сразу подошёл тот. У него за спиной болтался музыкальный инструмент.

- Возьми мертвяка, найди верёвку и повесь его.

- Повесить? – Удивился Хилли, но тут же спохватился и спросил. - А куда?

Волков на мгновение задумался, но, взглянув на рыдающую жену, ухмыльнулся и сказал:

- На забор его повесь со стороны улицы. И человека поставь, чтобы всем говорил, что это Шоуберг – вор. За чужим добром ехал, да господин его поймал. И что со всеми иными ворами так же будет.

- Да, господин, - кивнул молодой сержант и пошёл за верёвкой.

Волков уже пошёл в дом, когда раздались крики, он обернулся.

Кричала Элеонора Августа, она пыталась не дать солдатам вытащить тело Шоуберга из телеги:

- Вон пошли, не троньте его. Пошли прочь, псы.

Но тут на дворе появилась госпожа Ланге и чуть не силком оторвала Элеонору от телеги и повела в дом, приговаривая:

- Госпожа, на вас все смотрят, утешитесь. Госпожа, вы позорите своё имя.

Элеонора, ещё оборачивалась назад, тянула руку, словно прощалась с Шоубергом, и рыдала ещё громче, видя, как солдаты бесцеремонно вытащили его труп из телеги и вяжут ему на шею верёвку.

Она закричал, но Бригитт закрыла ладонью Элеоноре рот и, схватив за одежду, буквально волоком потащила её в дом.

Оказывается, немало сил было у Бригитт, хотя не казалась она сильной, наоборот, даже хрупкой казалось.

На всю эту мерзость, что вытворяла его жена, когда на людях прощалась с воем и слезами со своим любовником, на всё это Волков смотрел молча, смотрел с холодным презрением, даже с брезгливостью. Но на Бригитт он смотрел с удовольствием и благодарностью.

Красивая, холодная, беспощадная Бригитт знала, что делать. И всё сделала быстро и как надо. Он был благодарен этой красивой рыжей женщине. Волков был благодарен ей, что она прекратила весь этот балаган, этот позор. И готов был опять награждать её. Ведь это она всё так хорошо устроила с Шоубергом и женой. Он пока не знал ещё, чем её наградить.

- Господин, надо уже заняться вашим ухом, - попомнил ему брат Ипполит.

- Да-да, - сказал он и крикнул, - Роха, захвати меч мерзавца, он в телеге.

Прежде, чем зайти в дом, он всё же остановился и посмотрел, как солдаты вынесли со двора труп Шоуберга, а потом перекинули через забор верёвку, подтянули и привязали её со стороны двора. Вскоре в воротах появился Хилли и сказал:

- Господин, всё сделано. Висит, как вы и приказали.

Вот теперь можно было заняться и ухом.

Пока монах брил ему правую сторону головы, чтобы наложить на рану швы, Роха кричал на кухню:

- Мария, твой господин, думается мне, голоден, у него был нелёгкий денёк, неси что-нибудь нам уже.

Волков всегда молча переносил лечение, но тут спросил:

- Что там? Чего так долго возишься?

Монах взял щипцы и что-то вытащил из раны, что-то маленькое, в ноготь длинной, и розовое.

- Что это? - Спросил кавалер.

- Кость вашего черепа. Хорошо, что такая маленькая. Он не только вам пол уха обрубил он ещё и чуть череп вам не раскроил.

- Чёртов ублюдок, надо его было просто пристрелить, - прорычал Роха и, помолчав, добавил. – Слушай, Фолькоф, заканчивай ты с этими дуэлями. Не ровен час, и не повезти тебе может.

Кавалер промолчал, ему было не до того, монах шил ему ухо, это было неприятно. Он буквально слышал, как толстая игла с хрустом проходит через твёрдый хрящ.

А тем временем дворовая баба стала быстро носить еду. Мария сама принесла и поставила на стол сковороду с жареной свининой с луком.

- О! - Сказал Роха. - Хвала всем святым, удачный денёк: и коня получил, и свинину. А пиво? Мария, где пиво?

Он не стал ждать хозяина дома, не такой уж Игнасио Роха был галантный человек, чтобы знать всякие такие тонкости. Он с удовольствием стал есть свинину и запивать её пивом. И вовсе его не смущали окровавленные тряпки на столе возле него и медицинское шитьё, что происходило рядом. А кавалеру ещё пришлось посидеть пока и помучаться. Лечение – дело не из приятных.

Наконец, когда монах закончил, они уселись за стол.

- Надеюсь, у тебя поста нет, - спросил он у монаха.

- Шесть дней ещё до Рождественского поста. - Сообщил монах.

- Слава Богу, - сказал Роха и перекрестился, - а то я уже думал, что нарушил пост.

- А я что-то не припомню, что бы ты постился, - сказал Волков, выкладывая себе в тарелку мясо.

Он не успел приступить к еде, как дворовая баба пришла и сказала, что пришёл к нему господин.

- Господин? Какой ещё господин? - Не понимал кавалер.

- Из ваших, - сообщила баба.

- Ну, зови.

Это был Георг фон Клаузевиц. Рыцарь остановился в трёх шагах от стола и поклонился.

- Прошу вас, кавалер, - сказал Волков, указывая ему на стул за столом.

- Благодарю вас кавалер, я сыт, - сказал молодой рыцарь. - Я по делу… Вернее…

- Говорите. - Произнёс хозяин Эшбахта.

-Я видел, что на вашем заборе висит человек.

- Висит, - согласился Волков.

- Лица я его не разобрал, оно разрублено сильно, но солдат сказал, что это фон Шоуберг. Я хотел бы знать, что это за Шоуберг. Это Леопольд фон Шоуберг?

- Кажется, да, имени я его в точности не помню, но, кажется, его так звали, - произнёс кавалер. - Лучше вам справиться у моей жены.

- У жены? - Удивился фон Клаузевиц. - Она его родственница?

- Ну, наверно, можно и так сказать, а что вы хотели, кавалер?

- Просто я его знал.

- Я тоже, но больше по письмам, - сказал Волков.

- Просто я не понимаю, вы повесили его тело на заборе…

- Да, и что, у вас от этого аппетит пропал?

- Я не понимаю, неужто он заслуживает такого обращения? Почему вы так с ним обходитесь, он был благородным человеком.

- Думаю, либо вы не всё знаете, либо у нас разные представления о благородстве.

- Вот поэтому я и здесь, я хотел бы разъяснений.

- Разъяснений? - Переспросил Волков.

Лицо его изменилось. Вот именно этого он терпеть не хотел. Именно из-за этого он и не хотел брать слишком благородных молодых людей к себе в учение и в оруженосцы. Теперь каждый благородный из его выезда будет требовать у него объяснений его действий, потому что его действия, видите ли, могут не соответствовать их пониманию чести или ещё какой-нибудь чепухе. Но на сей раз он решил объясниться.

- Ну, что ж, - начал Волков, - значит, по-вашему, Шоуберг был человеком благородным?

- Безусловно, иначе я бы не пришёл сюда и не начал бы этот разговор. - Отвечал молодой рыцарь.

- В таком случае у нас разные представления о благородстве, так как ваш Шоуберг был любовником моей жены, и на сей раз он ехал к ней в надежде, что меня не будет дома.

- Этого не может быть,- спокойно отвечал фон Клаузевиц.

Волков вытащил из сапога стилет и положил его на стол:

- Прежде чем я воткнул этот стилет ему в сердце, он улыбался и говорил мне, что с радостью думает о том, что я до конца жизни буду вспоминать, что он задирал подол и раздвигал ноги моей жене.

Фон Клаузевиц не ответил, кажется, он не верил в это.

- Может, желаете прочитать письма, что он писал моей жене? - Вдруг с улыбкой предложил Волков молодому человеку.

- Нет-нет, - поспешно отвечал рыцарь, - не желаю.

Он молчал, глядел то на хозяина Эшбахта, то на Роху, а потом сказал:

- Если так, то вы имели полное право его убить, но вывешивать его на заборе как конокрада излишне.

А Волков вдруг обозлился:

- Он ни чем не лучше конокрада или какого-то другого вора. Он вор, который ехал брать моё, и он будет висеть на моём заборе.

- Что ж, вы тут хозяин, вам решать, - ответил фон Клаузевиц.

Он поклонился и вышел.

А Волкову даже есть расхотелось после этого разговора. Видя это, монах налил в стакан воды, накапал туда капель и поднёс кавалеру стакан:

- Выпейте?

- Что тут?

- Успокоительное.

Волков выпил.

- Может, и вправду снимем этого хлыща, - предложил Роха. - А то ещё граф разобидится за него.

- Пусть висит, - сказал кавалер таким тоном, что просить дальше у Рохи желание отпало.

Он хотел, что бы жена знала, что её Шоуберг ещё висит на заборе.

Да, пусть ещё повисит. Волков встал и пошёл к лестнице, что вела в спальные покои.

- Спокойной ночи, кавалер, - сказал ему Роха.

- Храни вас Бог, - сказал ему монах.

А он им ничего не ответил, словно не слышал их. Он дошёл до покоев, открыл дверь. Там, на кровати, валялась в слезах госпожа Эшбахт, рядом, как и положено лучшей подруге, сидела госпожа Ланге и гладила её по голове.

Бригитт увидав его, сразу встала, сдала книксен и быстро вышла из комнаты. А Элеонора подняла заплаканное лицо и увидала мужа. Её его появление явно не обрадовало:

- Да как вы смеете? Убирайтесь!

- Убираться? – Притворно удивился кавалер. - Отчего же я должен убираться из своей спальни?

- Убирайтесь, я прошу вас. - Всхлипывала она.

- Чёрта с два, - холодно ответил он, - кажется ваш любовничек не в духе, я попытаюсь его заменить.

- Вы никогда не сможете его заменить, - рыдала женщина.

- Но уверяю вас, я буду пытаться, - сказал кавалер уже насмешливо, подходя к кровати и снимая пояс.

- Неужели даже в такой день вы не оставите меня в покое?

- Для меня это счастливый день, - отвечал кавалер, садясь на кровать и снимая сапоги.

- Я ненавижу вас, - воскликнула госпожа Эшбахт, продолжая рыдать. - Ненавижу. Понимаете?

- Ну, я вас тоже не обожаю, ничего страшного, не всем удаётся брак по любви. Такие, обычно, только у холопов выходят.

Он откровенно смеялся над её слезами:

- Ну, идите сюда, моя дорогая, ваш Шоуберг перед смертью рассказывал, как раздвигал вам ноги, мне самому даже захотелось.

- Я не хочу вас видеть, не хочу вас видеть, - выла Элеонора Августа.

Но Волков тянул её к себе:

- Это легко устроить, повернитесь ко мне… Спиной.

- Вы просто вонючее животное, просто животное, - кричала она ему.

- Мы отличная пара, вонючее животное и распутная бабёнка-отравительница. – Со смехом отвечал он ей. - Не зря Господь свёл нас.


Глава 42

Конечно, капитан гильдии стражи Тайленрих видел висевший на заборе труп. Не мог не видеть, ведь мимо в обед проезжал. Поглядел – подивился. Но речи об этом не заводил. Поднаторевший в переговорах и политике человек считал, что у всех свои обычаи, и ежели нравится какому-то сеньору вешать на заборе своём изувеченных мертвяков в дорогих сапогах, то пусть вешает, сколько ему заблагорассудится – сам он хозяин в своих пределах.

И рассечённую голову сеньора он тоже предпочитал не замечать. Ну, порубили ему голову и порубили, дело обычное для человека со стремлениями. Все известно, что сеньор Эшбахта воинственен. Был бы тих, была бы и голова цела. Сеньоры разные бывают, бывают тихие, бывают воинственные и буйные, что или из войн, или из турниров не вылезают. Вот этот так в войнах и сварах живёт, отчего же его голове целой быть.

И вообще, не для того он сюда приехал, чтобы мертвяками на заборе и ранами сеньора интересоваться. У господина Тайленриха было своё дело.

В доме пахло кофе. Тайленрих к запаху такому был не привычен, и он показался ему, хоть и не противным, но резким. Волков с утра сидел, теплое одеяло на плечи накинув, хотя в доме тепло было. Перед ним стола чашка с кофе, в которой плавал и таял большой кусок самых густых сливок. Кавалера знобило с утра, и от этого монах был неспокоен. Не отходил брат Ипполит от хозяина Эшбахта, был тут же, всё мешая и мешая снадобья в толстой глиняной миске.

Обедать было ещё рано, а от предложенного кофе капитан отказался, согласившись на хорошую кружку пива, с дороги хорошо выпить пива.

А господин Эшбахта начал было гадать о цели визита капитана из Фринланда. Разумно полагая, что его купчишки прислали с новостями о затеянном недавно торговом деле.

Нет, не угадал он. Капитан был по другому делу, по очень приятному для кавалера делу:

- Недавно вышел меж вами и капитаном фон Финком раздор. - Заговорил Тайленрих после того, как Волков предложил ему сесть.

Волков кивнул: «Да было такое».

- Капитан обдумал всё на досуге и согласился с тем, что правы были вы, а не он.

«Обдумал на досуге? Ничего он не обдумывал. Видно, что письмо кавалера дошло до архиепископа, и тот в свою очередь написал фон Финку. Так ласково написал, что уже и гонец от фон Финка у Волкова сидит».

- Что ж, лучше поздно, чем никогда, - произнёс кавалер.

- И помня, что раздор вышел из-за пустяка…

«Богатый вы, видимо, человек, Тайленрих, если для вас пятьдесят талеров это пустяк».

Тайленрих полез под плащ и достал оттуда увесистый кошелёк.

- То капитан фон Финк просит принять эти пятьдесят монет с его глубочайшими сожалениями о раздоре и с извинения за его несдержанные слова.

Он положил деньги на край стола.

- Рад, очень я рад, что капитан нашёл в себе мужество признать свою ошибку, - заговорил Волков. - Вот только одно меня удручает.

- Видимо то, что он сам к вам не приехал, - сразу догадался Тайленрих.

- Именно, именно, - соглашался кавалер. - Поэтому денег я этих от вас не приму, и жду капитана ко мне в гости.

- Вот как, – нейтрально и без всякой эмоции произнёс капитан.

- Да, так и передайте господину фон Финку, скажите, что я жду его в гости. – Он чуть подумал и добавил. - И был бы я рад, если бы был он ко мне без промедления.

Тон, которым Волков сказал это, немного обескуражил приезжего капитана. Он показался ему излишне заносчивым. Но кавалер знал, что делал. У него не было никаких сомнений, что не доброю волею капитан фон Финк ищет примирения. Никак тут не обошлось без писем архиепископа, и поэтому он продолжал:

- Скажите, что жду я его к себе в гости и буду рад ему, как другу. Только пусть поторопится.

- Я предам господину капитану ваши пожелания, - не без удивления отвечал капитан наёмной стражи.


В этот день это был не последний гость, что посетил имение Эшбахт. Не успел Тайленрих уехать, как приехали трое господ.

То были люди графа. Были они злы, хотя и вели себя вежливо.

Начали было возмущаться тому, что тело господина фон Шоуберга висит на заборе его дома, как будто это какой-то подлый человек или холоп, провинившийся перед господином. На что Волков им ответил:

- Может, и по рождению он был благороден, но, по сути души своей ничем от подлого люда он не отличался. Был он любовником моей жены и кичился этим, и воздалось ему по заслугам.

- Всё равно нельзя вешать благородного человека на заборе как вора, - тем не менее говорили ему приехавшие господа.

И Волков им отвечал:

- Я хочу, что бы знали все! Все те, кто думает, что залезать под юбку жены хозяина Эшбахта дело приятное и забавное, знали ещё, что дело это и опасное.

- Всей округе, всему графству о том уже известно, хотя молодой граф хочет узнать причину дуэли доподлинно. - Говорили ему господа. - И мы просим вас отдать нам тело Леопольда фон Шоуберга для погребения по закону божьему.

- Тело забирайте, - отвечал Волков. - А причину я уже сообщил вам.

Господа раскланялись и ушли, но по их тону их взглядам Волков понял, что дело совсем не закончено и ему впредь без охраны в имение графа лучше не ездить. Убить одного из придворных – верный способ обозлить всех остальных. Те господа, что состоят при дворах и не имеют своих уделов, всегда будут недолюбливать тех, у кого удел есть. А тут ещё и повод для нелюбви такой замечательный.

Труп Шоуберга они сняли и, уложив его в телегу, которую, кстати, дал им Волков, уехали. А госпожа Эшбахт, стоя в своих покоях у окна, смотрела на уезжающую телегу и опять рыдала, она по глупости бабьей даже порывалась бежать вниз и прощаться с Шоубергом, да умная Бригитт не пустила её.


На следующее утро Роха взял десяток своих людей и сержанта Вилли, взял денег у кавалера, который чуть не плакал, отдавая ему золото, и ещё затемно отправился в Мален, чтобы купить недостающих в роте аркебуз, а заодно пороха, пуль и болтов для арбалетов.

Может, Волков и сам бы поехал в город, не доверив Рохе столь важно дела, как покупка новых аркебуз, но с утра его стал бить озноб. И, кажется, начался жар. Монах снова осмотрел раны, и взгляд его был весьма выразителен.

- Что? – Спросил у него кавалер.

- Швы в состоянии хорошем. Не воспалены. - Монах внешней стороной ладони прикоснулся к щеке Волкова. - Значит, дело не в них. Сейчас будет вам отвар из шиповника с мёдом, будете пить большую кружку три раза в день. А ещё будете есть его, толчёный шиповник с мёдом ещё полезнее, чем отвар будет, а шиповник тут лучший, что я встречал.

Волков морщился, слушая его, он не любил отчего-то весь этот шиповник, но у монаха с недавних пор появился союзник, то была госпожа Ланге, она поддерживала брата Ипполита:

- Господину болеть нельзя, хворый господин – хворый дом. И коли учёный человек говорит, что надобно для выздоровления, так и слушайте его.


После обеда он решил даже пойти прилечь, но тут вернулся Роха из города.

«Быстро он сходил туда и обратно, а ведь с ним пешие были, видно, люди у него готовы к таким переходам», - отметил про себя Волков.

А Роха сказал ему:

- Слушай, там, в городе, прохлаждались людишки, по виду хорошие людишки, слышу их говор – ламбрийцы. Дай, думаю, спрошу, кто и откуда. Оказалось арбалетчики. Ищут работу на зиму, говорят, что совсем без денег остались. Сказали, что денег нет даже на дорогу домой.

- Сколько их? - Сразу заинтересовался Волков.

- Сказывали, что их пять дюжин. – Отвечал Роха. - По виду очень хорошие людишки.

И он, и Роха знали, что арбалетчики из ламбрии лучшие арбалетчики, что известны в мире, который чтит истинного Бога. Только вот и ценник у этих господ был наивысший, что бывает у арбалетчиков.

Волков поморщился теперь вовсе не от шиповника, что был у него в кружке.

- Они обдерут меня, обглодают, как волки труп лошади. У меня нет денег, чтобы нанимать ламбрийцев.

- Я их ротмистру так и сказал, - скалился Роха, - я сказал ему, что ты прижимист и даже жаден, но он сказал, что всё равно хочет с тобой поговорить.

- Ладно, - кавалер махнул рукой, - не до того мне, всё равно я не поеду сейчас в город, завтра тоже. Мне монах не велит садиться в седло.

- А тебе и не придётся, - улыбался Роха, - ротмистр их сам приехал со мной.

- Он тут? - Удивился кавалер.

- За дверью, - кивал Скарафаджо. - Ждёт дозволения войти.

Но Волков вдруг разозлился, он не собирался нанимать столь дорогих солдат, для него был каждый золотой дорог, мало того, что утром Роха взял кучу денег на аркебузы, так ещё и это:

- Какого дьявола ты его сюда приволок?

- Поговори с ним, поговори, - уговорил кавалера ротмистр, - от тебя же не убудет.

- Ну, зови, - без всякой радости сказал кавалер.

Ему бы сейчас прилечь, а не людей принимать.

Арбалетчик был невысок, не стар, но крепок. Смугл, но сероглаз, как и многие выходцы из Ламбрии. Носил он маленькую бородку. Одежда его ещё сохраняла некоторые черты шика, но была уже весьма потрёпана. Волков сразу взглянул на пальцы.

Нет, сам этот господин из арбалета не стрелял. Арбалетчиков всегда можно узнать по самым загрубелым в мире пальцам. Руки тех, кто всю жизнь натягивает тетиву арбалета, можно использовать как грабли или даже как заступы. Когда-то Волков удивлял девушек тем, что, немного покрутив в пальцах грецкий орех, мог раздавить его скорлупу. У этого господина были пальцы совсем не такие.

- Стефано Джентиле, ротмистр Фарнийской сотни арбалетчиков, рад приветствовать вас, сеньор, - вежливо произнёс вошедший с поклоном человек.

- Кавалер Фолькоф фон Эшбахт, - отвечал Волков, он вставать из кресла не стал, лишь кивнул головой. - Так вы из Фарно?

Он указал на стул возле себя.

- Да, - сказал ламбриец, - я и вся моя рота из Фарно.

- Я был там, - Волков перешёл на ламбрийскй язык, ему нравилось говорить на нём, - я осаждал это город.

- О! Как прекрасно! - Восхитился Джентиле. Но не было понятно, восхищался ли он тем, что слышал родную речь, или тем, что Волков принимал участие в осаде его города. - А в какой из осад вы участвовали?

- А что их было много? - В свою очередь удивлялся кавалер.

- На моей памяти четыре,- отвечал Джентиле.

- Я был в той, которую устроил Базил де Авгута де ла Силва. Роха, ты ведь же тоже там был?

- Да, был, как раз нашу терцию привезли тогда с Острова и высадили у Фарно, - сказал Роха на ламбрийском.

Но его язык был намного хуже, чем у Волкова.

- Ах, так это была вторая осада, я в ней участия ещё не принимал, - сообщил ламбриец, - король тогда ещё не поссорился с папой и не платил нам. Так что мы не были с вами, господа, на разных сторонах поля боя.

Даже если бы и были, это ничего не меняло, люди воинского сословия не испытывали неприязни к своим коллегам, даже если когда-то и воевали за разные флаги. Ну, если не считать поганых безбожников горцев или других еретиков.

- Мария, подай вина, - крикнул Волков и продолжил: - Я слышал, вы ищете контракт, сеньор Джентиле?

- Да, мы оказались в бедственном положении, Его Высочество не смог расплатиться с нами и мы решили уйти, но в дороге поиздержались.

Мария поставила стаканы, разлила по ним вино, и арбалетчик с видимым удовольствием взял свой стакан и отпил из него.

- Мне нечего вам предложить, - сразу сказал кавалер.

- Но я слышал, что вы воюете с соседним кантонам. - Не собирался сдаваться ламбриец. - И война ваша не закончена. Или вы думаете, что до весны они не начнут?

- Думаю, что начнут, - произнёс кавалер, - но какая разница, что я думаю, главное – что я знаю. И знаю я, что у меня нет денег на таких солдат, как ваши. А обманывать своих братьев-солдат я ещё не научился. В общем, кроме хорошего ужина мне нечего вам предложить, ротмистр.

- Ах, какая досада, - произнёс Джентиле. - Мы согласились бы даже за двенадцать флоринов в месяц вам послужить.

- Нет, это невозможно, - твёрдо отвечал Волков, - я трачу только на еду и содержание коней своих людей в день четыре талера, и, если я отдам вам двенадцать флоринов, мне придётся распустить всех остальных моих солдат уже к весне.

- Дьявол, - задумчиво сказал ламбриец, - нам бы только найти денег на дорогу. Сами понимаете, через земли горцев мы пойти не можем, а идти через земли императора – немалый крюк. Идти придётся месяц.

- Да, именно так, - сказал кавалер.

- Тут не пограбишь, вот и ищу я хоть немного денег. – Он замолчал и, посмотрев на Волкова, продолжил. - Если хотите, мы возьмёмся поработать и за шесть флоринов. У нас четыре телеги в обозе, двадцать щитов, две тысячи болтов с разными наконечниками. И всего попросим за месяц шесть флоринов, стол, кров, овса и сена.

Волков только покачал головой:

- Будь у меня эти шесть лишних флоринов, так согласился бы, не задумываясь.

Он опять покачал головой. Нет.

Джентиле поужинал, и Волков предложил ему остаться ночевать в старом доме с господами кавалеристами, не гнать же человека на ночь глядя.

А когда все разошлись, пришла госпожа Ланге и без объяснений поставила перед Волковым на стол странную вещицу из тёмного стекла и положила красивый небольшой кошелёк из красного шёлка. Встала рядом, ожидая, что скажет господин, стояла и молчала. Как по виду её, так была она собою довольна.

Кавалер подумал, что это шахматная фигура, но пригляделся – нет.

Гадать ему не хотелось, раньше он сидел, крепился, а тут болезнь начинала его донимать, во рту всё сохло, он спросил, чтобы не тянуть:

- Что это?

- То людишки ваши у Шоуберга нашли, а я их порасспросила про это. Хоть и запирались они поначалу, но потом сознались, и я у них это забрала, но думается мне, что деньги они не все вернули, а это… - Бригитт взяла в руки вещицу и потрясла её перед носом Волкова. – Не видите разве, это яд. Это флакон Шоуберг мне вёз. - Она помолчала и добавила многозначительно. – Это для вас.

Волков взял кошелёк, на флакон с ядом не взглянул. Кошель был тяжёл.

- Правильно вы подлеца убили, - сказала Бригитт, - подлый он человек был. – И тут её лицо переменилось, она вдруг заметила, что Волкову нехорошо. - Что это, господин? Дурно вам?

Она позволила себе то, что до сих пор не позволяла. Прямо при монахе взяла и приложила руку ко лбу кавалера:

- Бог мой, господин, да у вас жар! – Она уставилась на монаха. - Брат Ипполит, что же это? Отчего так?

- То от раны. - Сказал монах, заметно удивляясь фривольному поведению госпожи Ланге. - Я уже даю господину лекарство.

Волков бросил на стол кошелёк с деньгами, а флакон с ядом у Бригитт забрал. А она вдруг стала ласково гладить Волкова по голове и что-то шептать, совсем при этом не стеснялась монаха.


А как идти ко сну, кавалер расхворался совсем, жар у него стал столь высок, что брат Ипполит остался ночевать при нём в доме, а кавалеру потребовал отдельную кровать, чтобы спал он отдельно от жены. Бригитт отдала ему свою, сказав, что место себе найдёт, но спать она не собиралась, велела принести стул, села рядом с ним. Жар не давал Волкову уснуть, и он просил у Бригитт пить. И всё пил и пил отвар из шиповника, ворочался, откидывая перины из-за жары. Так и не заснул бы, наверное, до утра, не разбуди Бригитт монаха, и накапай ему монах сонных капель.


Глава 43

Утром, как обычно бывает, ему стало легче, жар уменьшился. Госпожа Ланге была довольна ровно до того момента, как монах сказал ей, что ничего ещё не кончено, что болезнь ещё не отступила и только вечером будет ясно, выздоравливает ли господин. Госпожа Ланге, стала невесела и ушла распоряжаться о завтраке.


Видно, Его Высокопреосвященство курфюрст Ланна написал своему капитану фон Финку письмо весьма проникновенное. Настолько проникновенное, что после просьбы Волкова прибыть к нему лично, тот не стал тянуть. Капитан приехал с утра и ждал, пока Волков его примет. Хоть кавалер и был ещё не в полной силе, он решил быть весёлым и радушным, сделал вид, что позабыл все дурные слова, которые говорил ему фон Финк. Сейчас нужно было задавить в себе все обиды, капитан фон Финк был ему очень нужен. Он встал ему навстречу как старинному приятелю и первым протянул ему руку:

- Рад, что откликнулись вы на моё приглашение, искренне рад, - говорил он, сжимая руку капитана, - идёмте к столу.

- Уж я хотел извиниться… - Бубнил капитан. - Приехал… Думаю, извинюсь… Думаю, нехорошо тогда получилось…

- Садитесь, садитесь, - усаживал его за стол Волков.

Фон Финк сел:

- Я уже хотел сказать вам, что те слова мои обидные были глупостью…

- Да бросьте, - Волков махнул рукой, - мы оба не сдержаны на язык были, как будто мы с вами дураки двадцати лет.

- Да-да, - кивал капитан, - как дураки, как дураки…

- Но я отметил, что вы отчаянный храбрец! – Продолжал кавалер. - Не побоялись поединка со мной, не многие молодые люди так же храбры.

- Я храбрец? - Говорил фон Финк. - Ах, да, да… Я слышал, что вы недавно дрались опять, вон, рана у вас ещё не зажила.

- Да, пришлось. Оказалась, что жена мне не верна и водит шашни с одним придворным графа фон Малена, пришлось вызвать его и убить. - Быстро рассказал историю кавалер.

- Каков подлец, поделом ему! - Воскликнул капитан. Кажется, он был обескуражен той легкостью, с которой кавалер рассказывал об этом пикантном, мягко говоря, случае в своей семье. Не каждый вот так будет рассказывать о том, что жена ему не верна.

Тут капитан полез за пояс и достал оттуда кошелёк:

- Вот, я привёз вам то, что послужило поводом нашей распри.

- Пятьдесят талеров? - Догадался Волков.

- Именно, именно, - фон Финк протянул кошелёк кавалеру. - И преподношу вам их с моими глубочайшими извинениями.

Он поклонился Волкову, протягивая ему кошель.

И страшно удивился, когда кавалер отвёл от себя руку с кошельком и сказал:

- Не надобно мне того, оставьте серебро себе.

- Не надобно? - Искренне удивился капитан. - А что же тогда? Зачем же тогда вы меня звали?

- Да уж не из-за этих жалких пятидесяти монет, - усмехался кавалер.

- Так для чего же? - Недоумевал капитан, начиная подозревать, что этим серебром дело не кончится.

Вот теперь только и начинался настоящий разговор. Волков подводил дело к тому, зачем и пригласил фон Финка. Кавалер сделал паузу и начал:

- Деньги эти оставьте себе, дорогой мой капитана, мне надобно от вас другое.

- Что же, говорите уже. - Капитан уже волновался.

Тянуть дальше смысла не было, кавалер сказал:

- Мне нужны ваши солдаты…

- О! - Только и смог ответить капитан. - Опять?

- Да. Я хочу, что бы вы пришли ко мне и привели двести тридцать своих людей, когда то будет мне надобно.

Фон Финк молчал, стал тереть щетину на подбородке. Волков видел, что эта затея и это его пожелание капитану совсем не нравится, но не торопил его, ждал ответа, а капитана после долгой паузы спросил:

- А нужны они вам будут как в прошлый раз, для показа, или для дела?

- Да уж не для показа, капитан, не для показа. - Говорил кавалер, видя, что это ещё больше фон Финку не нравится. Но он продолжал. - Скоро ко мне явятся горцы, я хочу, что бы по первому моему зову вы явились ко мне на помощь.

Фон Финк выпрямился, стал важен:

- Нет, - твёрдо ответил он. - Волею сеньора мне запрещено ввязываться в свары с соседями. Велено мне хранить мир, тем более с кантонами.

- Так и будет, мира вы не нарушите, - тут же произнёс кавалер, зная, что капитан так скажет, - вы же будете воевать не под знамёнами Фринланда, а под моими знамёнами, я вам дам денег. То есть это будет не война Фринланда и кантонов, а просто вы и люди ваши будут у меня на контракте. Фринланд будет не причём.

Нет-нет. Фон Финку всё равно это не нравилось, не хотел он влезать в эту войну. Скорее всего, он попросту боялся, что горцы побьют много его солдат, а за горцами такое водилось, уж воевать они умели.

- К сожалению, все, что я могу сделать для вас, - он снова протянул Волкову кошелёк, - это вот…

- Нет, друг мой, нет, - кавалер и не думал соглашаться, он не собирался принимать отказ, по сути, он только начинал разговор, - это не вы мне дадите денег, это я вам предложу четыреста монет, если вы придёте мне на помощь.

- Это невозможно, - помотал головой фон Финк.

- Возможно, мой друг, возможно, - улыбался ему кавалер, он знал, что капитан будет отказываться, кому охота лезть в свару с горцами, поэтому заранее приготовил слова, что скажет капитану в случае отказа. - Иначе мне придётся опять писать архиепископу. Буду писать, что вы в деле моём мне не помогаете, а противитесь всячески и волю курфюрста не выполняете. Я же помню, что писал он вам в самом первом письме, что я вам привёз, а писано было там, что бы вы помогали мне по мере сил.

Кавалер сказал это и замолчал: «Ну, а теперь что ты скажешь?»

Лицо капитана сразу стало таким же, как в тот день, когда они ссорились. Он поджал губы и скривился.

- Не думаю, что это вам поможет, - с неприязнью произнёс фон Финк.

Он глядел на Волкова неодобрительно. Весьма неодобрительно.

Но кавалера это не остановило, нужно было и дальше давить на этого упрямца:

- А ещё завтра же, слышите, завтра же, я начну грабить ваших купцов, что плавают мимо моих берегов, - с улыбкой продолжал Волков. - И каждому из них я буду говорить, что причина их бед – вы! Что граблю я их для восстановления справедливости и чести. Обещаю вам, что буду забирать у них десятину с каждой баржи и с каждой лодки, что проплывёт мимо меня, и каждый раз вспоминать при этом ваше имя.

Лицо капитана сразу стало серым. Он встал со стула и положил кошелёк с талерами на стол возле руки кавалера.

- Так ли поступают достойные люди? - Произнёс он.

Волков тоже встал и продолжил гнуть своё, не обращая внимания на упрёк:

- Выбирайте, капитан, друга в моём лице, пятьдесят этих талеров и ещё двадцать гульденов золотом, или врага, раздражение архиепископа и озлобленных торговых людей, многие их которых ваши знакомые.

Теперь, кажется, фон Финк стал сомневаться. Конечно, сейчас он стоял и ненавидел кавалера, но тот знал, что золото потом сведёт на нет всю эту ненависть… Если, конечно, ему удастся победить горцев.

- Ну, капитан, решайтесь, - сказал Волков.

- Сначала вы сказали, что дадите четыреста талеров, а теперь говорите, что дадите всего двадцать гульденов. - Произнёс фон Финк.

- Хорошо, двадцать два гульдена, даже двадцать три. – Сказал кавалер. - За двадцать три гульдена вы согласны помочь?

- Солдаты не пойдут за мной, если я скажу что мы идём воевать с горцами, и офицеры не пойдут, - наконец ответил фон Финк, он всё ещё сомневался.

- Пойдут-пойдут, - заварил его кавалер, он достал из-под рубахи маленький кошелёк, из него высыпал на стол злотые монеты, там было меньше двадцати трёх, но даже эти монеты произвели на капитана впечатление, - скажите, что я уже бил горцев и в следующий раз побью. И покажите им это. И они пойдут за вами, капитан. А деньги я заплачу вам вперёд. Забирайте золото, капитан. Сейчас я принесу вам остальные.

По лицу капитана Волков понимал, что он его ненавидит. Губы капитана скривились ещё больше, уж не плюнуть ли он собирался в ответ. Нет, не плюнул. Кто ж сможет плюнуть на золото, гнев архиепископа и на злобу купцов. Капитан, наконец, разлепил свои губы и сказал:

- И когда же будет дело, к какому дню мне готовить людей?

- До рождества они должны начать, так что начинайте готовить уже сейчас. Соберите как можно быстрее их со всех зимних квартир поближе к берегу. Держите наготове.

Фон Финк сгрёб золото в ладонь и забрал серебро со стола и, покачивая головой, произнёс, вздыхая:

- Дал же Бог такого соседа.

- Какого такого? - Интересовался кавалер.

- Такого… - капитан не сразу подобрал слово, видно, на уме у него слова были все бранные. - Такого… Неспокойного.

- Ну, капитан, потому я и не спокоен, что беден, будь я богат, так вы бы обо мне и не услышали. Вот как разбогатею…

Волков улыбался ему как лучшему другу, хотя жар у него, кажется, снова начинался, и фон Финку он не очень-то доверял.

Ведь было видно, что фон Финк не был доволен тем, что против его воли его вовлекают в такое неприятное и опасное дело, но перед тем, как уйти, он всё же сказал:

- Людей начну собирать сегодня же, но фураж и продовольствие, что пойдёт им сверх обычного, вы оплатите.

- Оплачу мой друг, всё оплачу. - Заварил его кавалер.


Он был так учтив, что вышел провожать капитана, хоть физиономия у того была весьма не приветлива. И не уходил, пока фон Финк со своим сопровождающим не уехал со двора.

А на дворе у конюшни как раз оказался Роха, он болтал с Максимилианом и фон Клаузевицем о коне, что достался ему после дуэли Волкова с Шоубергом. Те осматривали подарок кавалера и восхищались конём, советовали Рохе, как такого коня кормить и как поить, как седлать, когда в долгую дорогу едешь.

Кавалер постоял, немного подумал, сейчас он вывалил фон Финку целую кучу золота за не самых лучших солдат. Волков прикинул, что переплатил как минимум вдове. Да, переплатил, да вот деваться ему было некуда. Он аккуратно потрогал рану на голове и ухе. И крикнул:

- Роха!

- Да, кавалер! - Откликнулся тот и повернулся к нему.

- Нравится конь?

- Лучший, что у меня был, - отвечал ротмистр.

- Ну, так садись на него и скачи в город.

- В город? - Спросил Роха.

- Да, найди ламбрийца, скажи, что я нашёл шесть золотых. Пусть идёт ко мне вместе со всеми людьми.

И Клаузевиц, и Максимилиан замерли, стояли и смотрели на него, а Роха спросил:

- Что, кавалер, дело скоро будет?

Волков ничего ему не ответил. Если лопоухий Малёк не соврал и не ошибся, и кантон Брегген выделил деньги и уже начал собирать райслауферов-наёмников, значит, дело будет скоро.

- Господин, мой, - выскочила на крыльцо Бригитт, была она зла, - что же вы встали на улице, в одной рубахе на ледяном ветру стоите, неужто жар у вас спал совсем?

Она подбежала к нему и, взяв его под руку, поволокла в дом как будто ребёнка.

- Роха, - кричал Волков, - скачи немедля.

- Да, господин Эшбахт, уже еду. - Кричал Роха ему вслед.


Глава 44

Можно было всё это и пораньше начать, да, пораньше. Ему же сказал лопоухий Ганс Круле, по прозвищу Ёж, что земельный совет кантона выделил деньги на наёмников, и наёмников уже стали брать на контракт.

Можно было сразу начать приготовления, да не получалось. Фон Финк не спешил с извинениями и ламбрийские арбалетчики ещё тогда не появились. В общем, всё началось неожиданно и завертелось быстро.

Когда госпожа Ланге укладывала его в постель, а брат Ипполит повторял ей, как и когда ему давать снадобья, что стояли на комоде рядом с кроватью, в дверь покоев постучали.

- Уходите все, - крикнула госпожа Ланге. - Болен господин.

- Кто там? - Отозвался Волков.

Пришёл Максимилиан и, явно стесняясь того, что беспокоит больного, произнёс:

- Кавалер, вас там какой-то холоп видеть желает.

- Господин Максимилиан, - строго сказал Бригитт, - у господина третий день жар стоит, ему в постели лежать и снадобья пить, а гости всё едут и едут. Так-то всякие важные гости, а тут вы уже и о холопах докладываете?

Максимилиан сам всё понимал, он поклонился и хотел уйти, но кавалер остановил его:

- Что за холоп?

- Мальчишка, оборванец, не из наших, даже не знаю, откуда он тут, говорит, что к вам у него очень важное дело. – Ответил Максимилиан.

- Пусть подождёт пару дней, - продолжала строго говорить Бригитт под одобрительные кивки брата Ипполита.

- Оборванец, говорите, не из наших? - Насторожился Волков.

- Точно так, кавалер, - сказал Максимилиан, - не из наших.

- Давайте его сюда.

Госпожа Ланге смотрела на него с укоризной, даже сдержанный брат Ипполит, и тот был, очевидно, недоволен. Но дело, кажется, было слишком серьёзным, чтобы ждать. Волков это чувствовал.

Как ему казалось, так и вышло, пред ним был худой мальчишка лет четырнадцати в драной одежде и в деревянных башмаках на толстый вязаный носок. Да ещё и говорил он с заметным акцентом.

- Ты свинопас из Мелликона? - Сразу догадался Волков, увидав его.

- Нет, господин, я свинопас из Бирлинга, - сказал мальчишка, кланяясь.

- Бирлинг?

- Деревня такая - Бирлинг, я как раз оттуда. Это за две версты по дороге к горам от Мелликона, господин.

- Звать как?

- Клаус Швайнштайгер, господин.

- Говори быстро, что хотел сказать, Клаус Швайнштайгер. - Строго сказал госпожа Ланге. - Господин болен, ему надобно отдыхать.

Свинопас понимающе кивал, он и сам всё видел.

Госпожа Ланге, Максимилиан, Волков и брат Ипполит ждали, пока мальчишка начнёт, а тот не сразу смог сказать, что хотел, он волновался оттого, что приходилось говорить ему в присутствии стольких знатных господ.

- Ну! - Прикрикнула Бригитт. - Давай уже, дурень, скажи, зачем пришёл, или язык у тебя отсох?

- Сказать? Нет, госпожа, не отсох, не отсох… Да, да. – Кивал головой и поглядывал на всех свинопас. - Ага. Вот, что я хотел сказать, добрый господин и добрые господа. Человек один, господин Сыч, сказал мне, что если я увижу, что на берегу… Ну или где-то близко от реки будут собираться ратные люди и я об том скажу господину Эшбахта, то он даст мне три талера Ребенрее.

- Три талера! Экий ты болван… - Начал Бригитт.

Но Волков её перебил, остановил её жестом:

- Ратные люди?

- Да, господин, так и сказал, если много будет людей при броне и оружии на берегу, так беги в Эшбахт, к господину. Он даст тебе три талера.

Волков, который уже удобно устроился в перинах сел на кровати, опустил ноги на пол. Бригитт готова была испепелить мальчишку взглядом, а тот продолжал:

- Господин, я долго к вам бежал, целый день, а перед тем ещё реку переплыл, холодно мне было, на коряге плыл. Господин Сыч сказывал, что вы мне три талера дадите… Вы хоть один талер мне дадите?

- Сколько было тех людей? - Спрашивал кавалер, ища у кровати панталоны.

- Господин, я не знаю, у меня больше двух дюжин свиней никогда не бывало. Я дальше и считать не умею. А людей было больше двух дюжин, много больше.

- Как же ты деньги считать будешь, дурень, если господин тебе их мелочью даст? - Усмехалась госпожа Ланге.

Но Волкову было не до шуток, он был абсолютно серьёзно:

- Палатки, шатры были?

- Были, господин. Много.

- Сколько?

- Не считал, господин.

- Телеги видел?

- Видел, господин.

- Тоже не посчитал?

- Не посчитал, - тряс головой мальчишка.

- Коней тоже не считал?

Мальчишка начал понимать, что задание своё выполнил плохо, он стал корчить жалостливое лицо и снова тряс головой:

- Нет!

- Флаги были?

- Были, были. Красные с чёрными медведями, что на задних лапах стоят.

Наёмник. Райслауферы. То были соседи кантона Брегген, флаги кантона были другие.

- Далеко от берега реки те люди?

- В версте, господин. Стоят у дороги.

- На одежде белые кресты были, на ляжках, на куртках нашиты у них?

- Точно, господин, нашиты, нашиты кресты. - Вспомнил мальчишка.

Волков напяливал панталоны:

- Не заработал ты, пока, три талера, будешь, пока, при мне. Тут.

- Господин мой, неужто дело не подождёт? - Произнесла госпожа Ланге, она прикоснулась к щеке кавалера внешней стороной ладони. - Вы горите.

- Это как раз то дело, что не будет ждать, - отвечал Волков, вставая, - шоссы мои найдите и сапоги. И собирайтесь в дорогу, госпожа Ланге.

- В дорогу? - Спросила Бригитт удивлённо.

- Да, возьмете Увальня и отвезёте мои сундуки и жену к епископу в Мален. Сами вернётесь, вы мне тут будете нужны, дам вам двадцать злотых, поменяете на серебро, оно мне может понадобиться.

- Как пожелаете. - Сказал Бригитт с волнением.

- И госпожу Эшбахт не в имение к отцу отвезёте, а именно к епископу. Просите, чтобы следил за ней и не отпускал её.

- Всё исполню, господин мой. - Произнесла красавица.

- Максимилиан, вы седлайте коней, едем к реке смотреть, как там дела, поговорить с сержантом Жанзуаном. Может, он что-то видел. Но перед этим отправьте человека к капитану фон Финку в Эмельратт. Пусть срочно ведёт всех людей ко мне, пора. А к вечеру соберите всех господ офицеров и сержантов, пусть будут к ужину в моём старом доме.

- Монах, снадобье какое-нибудь, чтобы я лучше в седле сидел, сделай мне, кажется, придётся мне поездить.

Бригитт с надеждой посмотрела на брата Ипполита, надеялась она, что скажет тот господину, чтобы дома сидел, в кровати лежал, что нельзя с жаром в седло садиться. Но монах дольше знал кавалера, чем рыжая красавица. И он ответил ему:

- Дам вам снадобье такое, есть у меня отвар, что будет бодрить и сил придавать. Но перед этим я хотел бы вам шов за ухом вскрыть, покраснел он, набух, я хотел посмотреть пару дней, может, отёк спадёт, но если вы в седо надумали сесть, то лучше я сразу вам рану почищу.

- Да, режь, я чувствую, как будто тянет кожу, - сказал кавалер. - Давай, пока Максимилиан коней седлает.

- Господин мой, - Бригитт сложила руки на груди, - так зачем же вы собираетесь куда-то, вам лежать надо, монах, скажи ему. Чего же ты потакаешь такому безрассудству?

Последние слова, что обращены были к брату Ипполиту, Бригитт сказала строго, даже сурово.

Монах замер, теперь он и не знал, что делать. Смотрел то на нее, то на Волкова.

«Ишь ты, как она взяла всё тут под себя, - удивлённо думал кавалер, - неужели теперь ещё и монах слушаться будет её больше, чем меня».

А монах и впрямь стоял в нерешительности.

- Ну, чего ты?- Повысил на него голос кавалер. - Давай, неси свет, инструменты, ты же шов вскрыть хотел?

- Может, вам вправду дома лучше быть? - Произнёс брат Ипполит.

Волков привстал с кровати и прямо на виду у монаха и мальчишки свинопаса поймал красавицу за руку и притянул её к себе. Обнял за талию и, заглядывая ей в глаза, произнёс:

- Госпожа Ланге, время пришло, которое и решит сейчас все наши судьбы. Горцы уже наняли людей, значит, уже скоро начнут. Думал, надеялся, что после Рождества начнут, так нет, уже люди их у реки лагерь поставили. Люди те за деньги воевать пришли, им в радость, когда войны нет, а серебро платится, только вот горцы скупердяи ещё те, они просто так деньгу платить не будут, наёмников всегда нанимают в последний момент, чтобы не переплачивать лишку. Значит, они вот-вот начнут. Нет у меня времени в постели лежать и болеть. Нужно ехать к реке: смотреть, гадать, где они высадятся, когда начнут.

- Так у вас офицеров полдюжины и, кажется, хорошие среди них есть. – Говорила Бригитт, явно понимая его и уже сдаваясь. - Пусть Брюнхвальд едет за вас.

- Некому за меня мою работу делать. Никто лучше меня её не сделает. - Ответил он ей.

Да, можно было послать кого-нибудь, но в этот раз он хотел всё видеть сам. Это дело, наверное, было главным делом в его жизни, сложнейшим делом его жизни. Кому он мог его передоверить? Не было таких людей у него. Брюнхвальд – приспешник дисциплины, но простодушен, иной раз как ребёнок, его любой обманет, Рене хитрее, но слишком уж осторожен, будет сгущать краски, Бертье – храбрец, но человек неосмотрительный, просмотрит что-нибудь обязательно. Роха никогда не был даже сержантом. Пруфф – артиллерист. И никто из них не имел такого опыта, как он. Даже Рене и Брюнхвальд, которые были много старше него, не воевали столько лет, сколько воевал он.

Нет, некого ему было послать. И Бригитт, хоть и говорила послать кого-нибудь, но чутьём женским понимала, что не зря кавалер среди офицеров пользуется таким уважением. Неспроста. Не за красоту кирасы и шлема офицеры так уважали Волкова. Поэтому никого он не пошлёт, а поедет на место сам. Сам будет всё смотреть.

- Дозволите ли вы мне с вами поехать? - Спросила она.

- Что за глупости? - Строго ответил он, отпуская её и отодвигая от себя. – Место ли женщине на войне? Тут останетесь. Если буду я бит, так вы с Ёганом будете добро увозить. Людей, скот уводить. Вам будет, чем заняться и тут.

Она промолчала, а кавалер взглянул на монаха:

- Ну, ты так и будешь стоять как истукан, ты же хотел швы вскрыть, рану чистить. Или передумал? Давай, а то скоро Максимилиан придёт звать меня.

- Нет-нет, - вспомнил монах. - Сейчас всё сделаю.

Видно, Максимилиан кому-то сказал из его выезда, что он едет, так за ним все увязались. И фон Клаузевиц, и братья Фейлинги, и Карл Гренер. Думали развеяться от осенней скуки верховой прогулкой. Волков не стал господ отговаривать. Пусть едут, не всё им его провиант проедать. Монах снова зашил ему рану, она саднила. Донимала. Монах обезболивающее питьё давать не стал. В дорогу такое не дают, не то и заснуть можно в седле. Наоборот, дал бодрящее, чтобы слабость от жара кавалера в пути не донимала.

Волков посмотрел, как вырядились молодые господа, что собрались ехать с ним, так ухмыльнулся. Он-то надел простую, грубую рубаху, длинную стёганку почти по колено. Никаких беретов на голову: стёганый подшлемник. Широченные солдатские штаны вместе шоссов. Свои крепкие кавалерийские сапоги. Кольчугу на всякий случай. Максимилиан оделся почти также, понимал, что сейчас не до красот. А остальные дурни вырядились как на прогулку. Даже, казалось бы, взрослый и умный фон Клаузевиц, и тот напялил шубу и берет с самым дорогим пером.

Но ничего, поехали. И поехали не медленно, кавалер надеялся вернуться засветло, ведь на вечер у него было запланировано совещание с офицерами.

Местность свою он уже приблизительно знал. Не раз уже тут ездил.

Теперь, правда, большинство кустов потеряло листву, земля его от этого выглядела ещё мене привлекательно.

Везде лужи ледяные, мутные, в глине вода стоит долго. Морозов ещё нет даже ночью, лужи не замерзают, но холодно всё равно. Ветер пробирает. Хорошо, что надел стёганку.

Волков смотрел и смотрел вокруг, всё запоминал, пока ехал. Иной раз останавливался на холмах, чтобы оглядеться. И многое ему нравилось. Особенно нравилось, что много воды в низинах между холмами и на дне оврагов. Даже хорошо подкованные кони и те тут скользят и вязнут в лужах. А пешему человеку в тяжком доспехе так и вовсе будет не просто.

Тем более что вода в ложбинах и оврагах может и до колена доходить. Земля его тяжела для всякого путешественника. А уж для пешего…

Да, именно на это он и рассчитывал. Не на людей Рене, Бертье или фон Финка, не на мушкеты Рохи и не на пушки Пруффа, а именно на воду и глину, на холмы и овраги, на бесконечные страшные и корявые кусты. Отъехав от Эшбахта, уже на полпути к реке, он не без труда загнал коня на самый высокий холм, что тут был. За ним осмелился заехать только Максимилиан.

Волков осмотрелся и спросил у оруженосца:

- Знаете, в чём сила горцев?

- Это всем известно, - отвечал тот, - они лучше всех держат строй в баталии. И они самые твёрдые в бою, никогда без приказа не отступают. Поэтому они и лучшие.

Кавалер усмехнулся:

- Будь тут кто-нибудь из ландскнехтов, вы бы получили зуботычину после последних слов, - усмехнулся Волков. - Ладно, вы правы, а где бы вы тут построили баталию в пятьсот человек?

- Баталию в пятьсот человек? - Переспорил Максимилиан и удивлённо посмотрел на него. - Кавалер, баталию построить тут негде. Овраги одни, холмы с кустами.

- Верно. - Продолжал кавалер задумчиво, разглядывая при этом окрестности. – Коли они встанут правильно с пиками, с копьями, с алебардами, арбалетчики и аркебузиры по флангам, так нам и конец сразу будет. Нет у нас солдат, чтобы выстоять против них. И пушек у нас мало, и мушкетов. Они нас за полчаса поломают, сомнут.

- Так вы думаете их сюда привести? - Спросил Максимилиан.

- Сюда, если на высадке не удастся их перехватить, как в прошлый раз. Или не сюда, а к большому оврагу, что отсюда чуть на юг будет.

- Тут драться тяжело и нам будет, - сказал оруженосец. – Эх, хорошо бы их и впрямь на высадке поймать.

- Два раза с ними такого не получится, не дураки они. – Не верил кавалер.

- А как же мы их сюда заманим?

- Сам бы знать это хотел. - Он, несмотря на сильный и холодный ветер, снял подшлемник и стал выбирать лицо рукой.

- Кавалер, вам плохо?- Спросил Максимилиан.

- Ничего, до вечера должен продержаться. - Ответил Волков.

- Тогда нужно спешить, - сказал Максимилиан.

- Да, едем, - согласился кавалер.


Глава 45

Поехали быстрее, остановились только в одном месте, у большого оврага. Это был самый большой овраг на всей его земле. Самый глубокий. Он тянулся от границы его земли и почти до реки на востоке. Глубиной он был в человеческий рост. И единственным местом, где можно было его легко перейти, была ложбина меж двух высоких холмов. Именно тут Бертье и Роха вели солдат, тащили обоз перед сражением на реке.

Но даже тут дорога не была простой. Нужно было спуститься с одного холма в этот самый овраг и подняться по склону другого. Тут и телеги проходили. Но то было летом, когда было сухо. Во всех других местах стены оврага были почти отвесны. По скользкой глине даже пешему человеку в доспехе выбраться из оврага было непросто.

Волков снова заставил коня буквально карабкаться на северный холм, с него он смотрел на запад. Нет, там точно не пройти, сплошной стеной по краю оврага рос барбарис. Вот на востоке другое дело, там есть пологие места, есть выходы из оврага.

Там, на востоке, хоть и не без труда, но овраг можно перейти.

Максимилиан заехал на холм и тоже огляделся, потом, наконец, спросил:

- Драться будем тут?

- Если сильно повезёт. - Ответил кавалер.

- А может повезти?

- Будем надеяться на то, что среди них не будет людей, которые тут уже были, и нам удастся их сюда завести.

После поехали дальше. И чем южнее ехали, тем спокойнее становилась местность. Кусты сменялись кое-где деревьями, поляны появлялись, овраги были не так глубоки. Здесь враг мог легко найти место для боя. Места эти были неровные, но вовсе не такие непроходимые для солдатских колонн, как те, что лежали чуть севернее. Здесь ни в коем случае нельзя было ввязываться с горцами в драку.


Ещё до полудня приехали в Рыбацкую деревню. Сержант Жанзуан вышел их встречать. Вывел свих людей для смотра. Жанзуан был отличный сержант, все его двенадцать солдат и шесть арбалетчиков выглядели хорошо, всё вокруг казалось уже не таким заброшенным, как раньше, всё казалось обжитым.

Особенно кавалера порадовала застава. Видно, что сержант не давал солдатам сидеть, сложа руки. Застава, хоть и совсем не напоминала крепкий форт, но уже было видно, что с налёта её не взять. Частокол, конечно, был дрянной, что говорить, но откуда ему взяться хорошему, если леса-то вокруг хорошего не было совсем, лепили стену из кривых жердин. Но даже они выглядели крепко. Удобные ходы на частоколе, укрытия, места для стрелков, как положено. Но главное – этот частокол был хорошо окопан. Вся застава по периметру окопана рвом в человеческий рост, рогатки повсюду. Нет, непросто будет её брать. Это надо высаживаться, искать лес для лестниц, идти на штурм, терять людей и время. Молодец сержант Жанзуан.

- Деньги с плотов собрал, есть серебришко? - Спросил кавалер у сержанта.

- Да, господин, есть, девать талеров с мелким серебром. - Сержант достал деньги, завёрнутые в тряпицу.

- О, значит, лес плывёт? - Удивился Волков.

- Плывёт, господин, почитай каждый день по плоту тут проплывает.

- А кроме леса? - Спросил Волков, проходя и разминая на ходу ногу.

- Вот! - Вдруг сказал сержант. - Тихо было, вроде, проходила баржа в день да пара лодок, может, три или четыре за день. И всё гружёные плавают туда-сюда. А тут уже третий день к ряду плывут и плывут на юг, к Мелликону. И всё пустые, пустые. И баржи, и лодки. Я бы и не задумался, да обратно-то не плывут они. Ни пустые, ни полные. Странно это.

- К Мелликону плывут пустые? - Спросил кавалер задумчиво.

- Пустые, господин, все пустые. Полную баржу завсегда видать, она в воде по самую кромку сидит. А пустая она вся на виду, вся из воды торчит. Ну, а лодку и так видно, пустая или полная.

- И что ты думаешь?

- А думать ту нечего, господин, может, они каждую зиму так плывут, кто их знает. Но я решил вчера оного человека вниз по реке отправить, посмотреть. Он поехал, в землю соседа вашего заехал, доехал до самого Мелликона. Там они все. На пирсах в Мелликоне стоят и лодки, и баржи. Человек наш посидел, посмотрел, что на них грузят. Грузят на них солонину и горох, овёс в мешках.

- Вот как? И зачем им солонина? - Спросил Волков, хотя и сам знал ответ.

Сержант Жанзуан засмеялся:

- Господин, чего же вы спрашиваете, уж кому, как не вам, знать, зачем нужны солонина и горох. То любому известно, что это еда солдатская. А овёс берут для кавалерии и обозных лошадок.

- Значит, воевать собираются? - Опять задал кавалер вопрос, на который не нужно было отвечать.

Но сержант ответил:

- Да нет, господин. Если они уже провиант грузят, то уже не собираются, уже воюют. И если овёс грузят, если обоз с собой потянут, то это не в набег идут, решились воевать не на шутку.

- Думаешь? - Волков усмехнулся, нравился ему этот умный сержант.

- Думаю, что вы тут неспроста. А если к этому ещё и горцы, поганцы, затеяли провиант грузить, значит, началось.

Кавалер молча покивал головой. Да, верно. Всё верно. Верно, что началось и что готовятся воевать не в шутку. Молодец сержант.

Теперь и у него самого не было сомнений. Он продолжил:

- Человека, что ездил туда, опять туда отправь, пусть на берегу сидит и считает, сколько и чего. Главное, что мне нужно знать, сколько телег и сколько лошадей будет.

- Сейчас же отправлю. - Сказал сержант.

Волков помолчал, оглядывая берег. Потом посмотрел на сержанта:

- Если они с телегами будут, то удобнее, чем тут, места для высадки поблизости нет.

- Истинно, господин. - Отвечал сержант. - Тут вылезут, безбожники чёртовы.

Отвечал он с удивительным спокойствием.

Оба они были старыми солдатами. Они всё понимали без лишних слов. Оба понимали, что те полтора десятка солдат, что есть у сержанта, высадку не остановят. Они даже свою хлипкую заставу не смогут отстоять, если её будет штурмовать больше пяти десятков человек. Заставу их возьмут, это только дело времени. И сержант это понимал, и Волков это понимал. Они оба всё понимали. Прекрасно понимали, что горцы по обычаю поганому своему пленных не берут.

- Я пришлю тебе ещё десяток людей. - Сказал Волков, всё ещё глядя на холодную реку.

- Вот это дело, господин, очень они уместны будут, - ответил Жанзуан.

И тут Волков сделал то, что господа обычно не делают, он протянул сержанту руку:

- Держись тут.

- Простою, сколько смогу, - ответил сержант, по-солдатски крепко пожимая руку Волкова.

- Храни тебя Бог.

- И вас, господин, и вас.


До дома еле доехал, ногу опять крутило, жар опять пришёл. Перед Эшбахтом его уже качало в седле. Хорошо, что темнело, а его спутники устали и не видели, но у дома Максимилиану пришлось его придерживать, чтобы не опозорился господин и из седла не выпал.

Хоть его ждали все офицеры, среди которых теперь был ещё и ротмистр Джентиле, совет решено было перенести на утро.

Бригитт, то причитая, то ругая, укладывала его в кровать. Она и монахи, теперь к нему припёрся ещё и брат Семион, готовили ему лекарства и еду. Лекарства он кое-как выпил, а вот съесть почти ничего не смог, воротило. После этого заснул, а госпожа Ланге в ярости пошла и ругала Максимилиана за то, что он не берёг господина. Она кричала на него, звала его «болваном» и «бездельником».

А тот стоял перед ней, хлопал глазами и лишь повторял дурень:

- Простите меня, госпожа. Простите меня, добрая госпожа.

Она же насладилась его смирением и ушла наверх, в покои к господину, насилу там женщина успокоилась.


Утром он смог едва встать. Нет ничего хуже, чем немощность командира. Кто за тобой пойдёт на смерть, если тебя трясёт в ознобе? Кого ты сможешь увлечь, если ты едва можешь говорить?

- Монах, дай мне вчерашнего пойла, - шептал он, едва усевшись на краю кровати.

- Да, господин, но это средство выпивает силы из человека, - отвечал, волнуясь, брат Ипполит. – Всё время его пить нельзя.

- Господи, отчего же вы не лежите? - Начала плакать Бригитт. - Зачем вы встаёте?

- Молчите, не донимайте меня, - шептал Волков, - ступайте, принесите мне воды, чтобы мыться и одежду.

- Господи, господи… - Плакала Бригитт.

- Не донимаете меня, делайте, что велено!

Она ушла, причитая и молясь Господу.

- Увалень! Офицеры собрались?

- Ждут с самого рассвета. - Отвечал молодой человек.

Это было понятно, но сейчас его волновал главный вопрос:

- Вчера посылали человека к фон Финку, он вернулся?

- Да, кавалер, фон Финк обещал быть в самом скором времени.

Это ровным счётом ничего не значило. Пока он сам, собственными глазами не увидит солдат из Фринланда, он не сможет успокоиться.

- Арбалетчики прибыли?

- Вчера к ночи пришли. Ох, какие красавцы! – Отвечал Александр Гроссшвюлле. – Кавалер, дозволите сказать.

- Да.

- К вам просится фон Клаузевиц с самого утра.

- Что ему? - Волков поморщился, его потрясывало.

Сейчас он не хотел видеть этого чересчур правильного рыцаря.

- Он хочет уехать в Мален.

В этот момент брат Ипполит поднёс Волкову чашу с зельем, так он от удивления, хоть и болен был, пить не смог:

- В Мален? Он хочет уехать?

- Говорит, что… Говорит, что в Малене у него есть дружки, что готовы будут помочь нам. Говорит, что они добрые молодые люди, среди которых есть и рыцари. – Рассказал Увалень.

- Ах, вот как, - сказал кавалер, забирая лекарство у монаха, - зови.


Фон Клаузевиц поклонился, стал у двери. Он глядел на кавалера, кажется, был удивлён его состоянием.

- У вас есть друзья, что готовы помочь нам? - Сразу спросил кавалер.

- Да, - кивнул фон Клаузевиц. - То мои друзья, люди лучших семей города и графства. Они ищут турниров и дуэлей, предложу им войну. Уверен, что кое-кто согласится.

- Отлично, хорошее дело, может, кого и уговорите. А вот на обратной дороге, будьте добры, заскачите в замок Баль, к барону фон Деницу, он хвалился, что готов сражаться, если горцы придут. Скажите, что горцы уже грузятся на баржи.

- Они уже грузятся? - Удивился молодой рыцарь.

Волков кивнул, отпивая противное зелье и продолжил:

- А потом заскочите к барону фон Фезенклеверу. Сам он, конечно, не поедет, но один из его рыцарей, не помню, как его зовут, тоже обещал приехать. Вдруг он не забыл о своём обещании.

- Я всё сделаю, кавалер. - Фон Клаузевиц поклонился и открыл дверь.

- Клаузевиц, - окликнул его кавалер.

- Да.

- Никому о моей болезни ни слова. - Сказа Волков. – Никто об этом знать не должен.

- Разумеется, кавалер, - ответил рыцарь, снова поклонился и вышел.

- Увалень.

- Да, кавалер.

- Никто не должен знать, что я болен.

- Ага, я понял, кавалер. Понял.


Глава 46

От зелья монаха, вроде, становилось легче, кажется, появлялись силы, вот только от заметной дрожи, которая иной раз пробегала по спине волной, зелье не избавляло, а глаза продолжали слезиться. Но это всё ерунда. На совет он пришёл, и никто не замечал, что он болен. Ну, или все делали вид, что не замечают его хвори.

Все собрались в старом доме, в новом для стольких людей удобного места не было, пришли офицеры, старшины, знаменосцы. Офицеры расселись за столом, все остальные стояли у стен.

Совет к его удовольствию не затянулся. Он рассказал собравшимся, в чём дело. Говорил коротко и по делу. Так и так, враг уже поставил лагерь невдалеке от реки, скорее всего, это не люди кантона, а райслауферы. У Мелликона на баржи и лодки грузят солонину и овёс. Овёс! Никому не нужно было объяснять, зачем грузится овёс в мешках. Затем представил ротмистра Джентиле, чем откровенно порадовал офицеров. Господа офицеры и старшины знали, что шесть десятков арбалетчиков, тем более ламбрийских, в бою точно лишними не будут. Всем всё было ясно, и никто,