Book: За гранью добра и зла. Книга 2. Шут в поисках



За гранью добра и зла. Книга 2. Шут в поисках

Глава 1. «Вставай, проклятьем заклеймённый»

Давненько мне не приходилось просыпаться с похмелья на полу в незнакомом помещении и не помня, что происходило прошлым вечером. Но ностальгии по этому поводу почему-то не возникло.

Поспешно распахнув окно, я по пояс высунулся наружу. К счастью, чтобы всего лишь подышать свежим воздухом, а не извергнуть на улицу содержимое желудка. Сколько же я вчера выпил, что до сих пор так плохо? При моей-то ускоренной регенерации.

– Ну и нажрался я вчера…

– Не припомню, чтобы ты вообще что-то ел, – немедленно возразила Эмма.

Ох уж мне эта разница менталитетов. Как же трудно со спутниками из другого мира, которые в половине случаев не понимают смысла твоих высказываний. Я, конечно, стараюсь пореже использовать идиомы родного языка, чтобы избегать таких трудностей перевода, но всё же это усложняет ситуацию.

– А там была еда?

– Взгляни на свои сапоги, – фыркнула титанша. – Ты истоптал половину деликатесов, пока прыгал по столу с балалайкой.

– Это была лютня! – возразил я.

– Балалайка. Ты сам так вчера говорил.

– Мало ли, что я вчера говорил. Считай, что это был никакой не я. А если всё же я, то совершенно никакой.

– Если ты имеешь в виду, что был пьян как артель сапожников на праздник, то с этим не поспоришь, – вступил в разговор Экхард.

Эх, вот только чтения морали в исполнении его бывшего величества мне и не хватает. Хотя, пусть продолжает, может, всё же проблююсь.

– Почему мы в каком-то паршивом трактире, а не во дворце? – перевёл я разговор на более животрепещущую тему.

– А ты не помнишь, что вчера орал? – осведомилась Эмма. – «Вставай, проклятьем заклеймённый» и что-то там ещё.

– Я пел «Интернационал»? Интересно, почему?

– Понятно, – угрюмо кивнул Экхард. – Я до последнего надеялся, что это было частью какого-то твоего плана.

Плана? У меня? Да он, наверное, шутит. Будь у меня привычка планировать, я бы взял себе прозвание Стратег, а не Шут.

– Насчёт пения, это ты, конечно, себе польстил, Джестер, – заметила Эмма. – Ты орал, как страдающая душа грешника в преисподней, ревел, как кабан, раненый в причинное место или…

– Ладно, ладно, я уловил мысль. Каждый мнит себя музыкальным критиком. А что поделать, если у меня ни слуха, ни голоса, но петь люблю?

– Молчать, – отрезал бывший король.

– Ты же, вроде, называл себя менестрелем? – усмехнулась женщина.

– Но я же не утверждал при этом, будто из меня хороший менестрель. – Вот придралась-то, кем только себя ни называл. – Ближе к делу. Как моё пение связано с нашим местопребыванием?

– А ты не помнишь королевских гостей? Такие высокие, широкоплечие, брутальные… – под моим скептическим взглядом Эмма стушевалась и запнулась. – В общем, такие бледные, красноглазые и крылатые мужики. Северные князья, называемые Проклятыми. Ты уже догадываешься, да?

– Я понял, почему начал горланить «Интернационал», – кивнул я. – Но ты что, хочешь сказать, они всерьёз приняли его на свой счёт?

– Браво, ты сегодня на редкость сообразителен, – пробурчал Экхард. – Они подняли восстание.

Я не удержался и расхохотался. Такую несуразную глупость даже моё больное воображение не смогло бы представить. Не зря говорят, что реальность, в отличие от вымысла, не обязана вписываться в рамки правдоподобия.

– Похоже, это был самый крупный успех моего выступления в жизни, – сквозь смех выдавил я. – И что, короля убили?

– Нет. Они для этого слишком благородны, – указал Экхард, видимо, намекая, что мне-то благородства явно не хватает. И этот тип ещё будет тут о благородстве рассуждать, будто не он приказал братьям прикончить своего отца-короля, пусть тот и не был ему родным.

– Дилетанты. Кто ж так перевороты устраивает, – вздохнул я. – Ну а мы-то чего свалили?

– Ты спровоцировал переворот, приставал к принцессе, наступил королю в тарелку и вогнал всех, обладающих хоть долей музыкального слуха в состояние эстетического шока, – принялась перечислять титанша.

– Ну и что? – я так и не понял, в чём по её мнению заключалась проблема. – Я же постоянно так делаю. И вообще, это был ваш план, а я предупреждал, что он паршивый.

– Ты обиделся, что тебе выделили должность нашего придворного шута и таким образом отомстил? – хмуро осведомился Экхард.

Нет, я, конечно, был не доволен, что они решили отодвинуть мою персону на задний план. Пусть они лучше подходят на роли короля и королевы далёкой страны, прибывших с дружественным визитом к местному монарху. Но вообще-то в этой компании главный именно я, это было основным условием нашего совместного путешествия. И вполне мог бы изобразить эксцентричного принца. Сами настаивали, чтобы был шутом, вот и получили, что заказывали.

– Вот ещё, я просто вжился в роль! И вообще, не так уж я и виноват. Сами должны понимать, что моя песенка не могла стать причиной восстания. Разве что, поводом, последней каплей, переполнившей чашу. Если б у этих Проклятых не было кучи других причин, они бы просто намылили мне шею за провокацию. Истоки революции всегда находятся в недовольстве верховной властью, ну или в стремлении прибрать эту самую власть к собственным рукам, – я одарил Экхарда многозначительным взглядом. – Если даже я это знаю из школьных уроков истории, то не говорите, что бывший король и древняя полубогиня не в курсе.

– Конечно, восстание началось бы и без тебя, – вынужден был признать Экхард. – Но зачем было его провоцировать именно сейчас?

– Судьба у меня, видать, такая, быть катализатором всяких переворотов во всех мирах, – развёл руками я.

– Пить просто меньше надо, – заметила Эмма.

Я только отмахнулся. А то, как будто, я переворотов на трезвую голову не устраивал. И как тут не пить, при такой-то жизни. Да с такими спутниками. Я с ними вообще алкоголиком стану, ибо выступать в качестве собутыльников эта парочка не желает, и приходится пить в одиночку.

– Когда откроется портал? – спросил Экхард.

Каждый раз, слыша этот вопрос, начинаю чувствовать себя сотрудником справочного бюро в депо пригородных электричек. Неужели им трудно запомнить время и место, определённое один раз? Ладно, я безответственный и пьющий, имею право что-то забыть, но они-то!

– Через пару часов, где-то там, – я неопределённо махнул рукой в сторону виднеющегося на холме королевского дворца. – Так что, придётся топать обратно в гости к Его Величеству.

Каким образом некогда подаренный Пакс пеленгатор, прежде настроенный на Мирэ, в совокупности с застрявшим у меня в башке кусочком Предвечной Тьмы превратился в детектор открытия Врат, я не имел ни малейшего понятия. Впрочем, этого не понимала и Эмма, а уж титанше в таких вопросах положено быть куда осведомлённее, в конце концов, она путешествовала по мирам ещё тогда, когда в моей родной реальности учились добывать огонь. И хотя большую часть сверхчеловеческих возможностей ей отшибло, но память-то не пострадала. Впрочем, я и принципом действия телевизора никогда не озадачивался, так что работает и ладно.

Вывалившись из портала в этом мире и не обнаружив за спиной Врат, я поначалу слегка растерялся. Найти Вайпер – ну и Мирэ вместе с ней – в первой же попавшейся реальности я не особенно надеялся. Но рассчитывал, что смогу отправиться дальше сразу же, как уверюсь в их здесь отсутствии. А тут нате вам, Врат-то нет, остались в точке отправления, а перебросили куда попало. К счастью, оказалось, что в отличие от Дна в остальных мирах Врата для перемещения не обязательны, а порталы время от времени открываются произвольно в разных местах. И я даже могу их засекать. В этом есть и свои плюсы – Вайпер и Мирэ, не обладая такой возможностью, точно останутся в том мире, где оказались и их надо только найти, а не догонять. Впрочем, учитывая существование миллионов или миллиардов реальностей, остаётся надеяться только на моё везение, иначе поиски займут не одну вечность.

– Пошли, – махнул рукой я. – Пора потихоньку двигать в направлении выхода из этого мира. Пока нас таки не решили тут казнить.

Народ на улицах шарахался в стороны. То ли по городу успели распространиться какие-то слухи, то ли просто колоритный видок нашей троицы распугивал мирных граждан. Возможно, виной было похмельное выражение ненависти ко всему живому на моей небритой роже, а может, двуручный меч за спиной здоровяка Экхарда, не снимающего свои золочёные доспехи темплара. Вряд ли ужас наводила фигуристая красотка Эмма, хотя на деле титанша, даже утратившая большую часть сил, оставалась самой опасной из нас.

– Интересно, после вчерашнего нас впустят или придётся прорываться с боем? – риторически вопросил я.

– С боем, – не замедлил с ответом Экхард, взявшись за рукоять двуручника.

Стоило только дать идиоту волшебный меч, принадлежавший раньше его папаше-титану с прозванием Разрушитель, он так и норовит всех вокруг перебить. Хотя его бывшее величество и раньше смирной овечкой не был. Но всё же следовало оставить клинок у себя, мне и собственной кровожадности хватает, разницы бы не заметил.

Эмма, видимо, разделяла мои взгляды, поскольку тут же отвесила племяннику подзатыльник.

– Мне тысячи лет заточения в обществе твоего папаши хватило, если начнёшь ему уподобляться – башку откручу, – предупредила она. – Хоть я и лишилась значительной части могущества, ты всё же в большей степени человек, чем титан.

– Мы тут все не совсем люди, по происхождению или в силу обстоятельств, – напомнил я, почесав щетину когтями. – Так что если будем меряться дурью…

– Дурнее тебя всё равно не сыщем, – хмыкнула женщина.

– Слушай, златовласка, острить и насмехаться над спутниками – это, вообще-то, тоже исключительно моя прерогатива, – возмутился я. – А от тебя ожидаются мудрые советы, проистекающие из многовекового жизненного опыта. И пока я ни одного не слышал.

– А что ожидается от меня? – полюбопытствовал Экхард.

– Тебя, дуболома, я вообще не звал, ты сам увязался. Так что держи морду кирпичом, как привык, и не разевай варежку без причины. И за меч не хватайся, когда понадобится дать кому-то в рыло, я сообщу.

– Так точно, командир, – съязвила Эмма. – Всех построил. А мне казалось, тебе не нравилось руководить. Видать, власть быстро ударяет в голову.

Шутовство моё им не нравится, руководство тоже. Можно подумать, это я упрашивал составить мне компанию. Не устраивает – путь на все четыре стороны свободен.

– До портала минут двадцать, – оборвал намечающуюся дискуссию я. – Для начала попробуем пройти мирно. Если меня начнут бить, присоединяйтесь.

– К тем, кто будет тебя бить? – вполне ожидаемо уточнил Экхард.

– Это смотря с кем собираетесь продолжать путь.

Я направился к воротам, на ходу достав из кармана портсигар. При моём приближении двое солдат скрестили алебарды. Я их вполне понимаю, угрюмый тип в дурацкой широкополой шляпе и с парой мечей за спиной никому не внушает доверия, даже если издалека не заметить когти и шипы на костяшках пальцев.

– Не возражаете, если я закурю? – осведомился я.

Стражники только переглянулись и ничего не ответили. Ну и ладно, не болтать с ними я пришёл, а устроить демонстрацию силы.

Я достал из кармана трофейный приборчик, приобретённый мной когда-то вместе со шляпой и используемый обычно в качестве зажигалки, и установил его на максимальную мощность. Как ни странно, солдаты сохранили на лицах выражение хладнокровия, когда я прикурил от метрового плазменного факела, расплавившего лезвия их алебард.

– Давайте вы тоже дружненько покурите и сделаете вид, что не видели ни меня, ни моих приятелей, – предложил я.

Стражники всё так же молча шагнули в стороны и взяли остатки древков алебард на караул. Очень здравое решение, вряд ли им платят достаточно, чтобы погибать смертью храбрых в настолько неравном бою.

Я махнул рукой своим спутникам.

– Как видите, всё можно решить без насилия, если подойти к делу с умом.

– Спалить их оружие – это мирно, по-твоему? – покачала головой Эмма.

– Никого не убил и даже не избил, значит мирно, – отрезал я. – Оказывается, курение не всегда вредно для здоровья.

Вяло препираясь, мы дошли до места, где через несколько минут ожидалось появление портала. Это оказалась королевская конюшня.

– Стражники идут, – сообщил Экхард, заглянув за угол. – Очевидно, ты был недостаточно убедителен.

Я только головой покачал. Разумеется, как только мы скрылись из виду, те двое побежали докладывать начальству о вторжении на территорию дворца. Иначе и быть не могло, сделать вид, будто ничего не произошло, им не позволит как минимум испорченное оружие.

– Две минуты до портала, – объявил я. – Тянем время.

Я выхватил нож и, подскочив к Эмме, приставил лезвие к её горлу.

– Никому не подходить, или девка умрёт!

Солдаты в нерешительности остановились. Любой нормальный человек растеряется, когда предполагаемые враги вдруг угрожают убить друг друга.

– Э-э… Ну и что? – наконец задал вопрос один из них.

– Королю это не понравится, – предупредил я.

Солдат снова задумался.

– Почему?

– Это очень хороший вопрос, – признал я. – Но ответ на него тебе по званию знать не положено. Сейчас мы медленно войдём в конюшню, а вы окружите здание и позовёте кого-то, кто уполномочен вести переговоры от имени Его Величества.

Брать на себя ответственность в таких непонятных обстоятельствах солдату не хотелось. Так что препятствовать нам не стали. Экхард быстро закрыл ворота и запер их на брус. Конечно, надолго солдат это не остановит, но нам вполне хватит.

– Удивляюсь, что они на это купились, – заметила Эмма. – Как тебе в голову пришла такая нелепость?

– В кино видел, – пожал плечами я.

– Их всего дюжина, мы могли просто перебить всех, – проворчал Экхард.

– Рискуя при этом опоздать на свой рейс из этого мира, – возразил я. – Кстати, вот и он. Три, два, один…

– Здравствуй, новый мир!

Ответом на приветствие мне послужили отразившееся от горных склонов эхо и вонзившаяся в грудь стрела.

Глава 2. За Азерот!

– Мать… мать… мать… – привычно отозвалось эхо на моё второе в этом мире восклицание.

– Вот теперь пришло время убивать! – объявил я, выдёргивая стрелу. – Они испортили мне рубашку! Экхард, фас!

– Спасибо, что поинтересовался, всё ли с нами в порядке, – проворчала Эмма, вертя в руке вторую стрелу.

Не думал, что титанша умеет стрелы на лету ловить, недооценил я её. Что ж, учтём на будущее, в случае чего от драки не отвертится, ссылаясь на свой пол.

– Я тебе не цепной пёс, – огрызнулся бывший король. – Сам и убивай.

Ну ладно, я ему это ещё припомню. Не стоять же теперь, изображая живую мишень. Этак мне и штаны продырявят, а у меня всего два запасных комплекта одежды, включая парадный. Да и больно всё же.

Выхватив мечи, я двинулся на противников. Благо их всего двое, справлюсь и сам. Ещё одна стрела вонзилась мне в плечо, вторая пролетела мимо и, судя по звону за спиной, отскочила от доспехов Экхарда.

Лучники прятались за камнями, и рассмотреть их как следует мне пока не удалось. Наверняка эльфы, кто ещё будет встречать незваных гостей стрелами. С другой стороны, что делать эльфам в горах.

– А ну выходите на неравный бой! Вас двое, я один!

Неравным-то он будет, конечно, для них, учитывая мою способность к быстрому заживлению ран. Но не стоит заранее оповещать врагов о своём преимуществе. Впрочем, если они не совсем идиоты, то уже должны были догадаться, всё же дважды меня подстрелили.

Я запрыгнул на служивший им укрытием камень и пнул одного в морду. Второй попытался полоснуть мечом мне по ногам, но я успел подпрыгнуть. Теперь вблизи наконец удалось рассмотреть их хари. Зеленый цвет кожи, приплюснутые носы, выпирающие из-под нижней губы клыки – однозначно, орки.

В некогда прочитанных мной книгах фигурировало два вида орков. Одни среднего роста, темнокожие, слабеют на солнце и происходят от эльфов, испорченных тёмной магией. Другие – мускулистые громилы, покрупнее Экхарда, зелёнокожие кровожадные дикари, имеющие родство с гоблинами. Эти вполне соответствовали второму типу, за исключением габаритов. Может, эта парочка просто болела в детстве, кто их знает.

Второй орк отбил мой выпад своим клинком, на котором осталась глубокая зазубрина. Но у него-то один меч, а у меня два. Удар с левой бедолага отбить уже не успел. Клинок рассёк орка от плеча до грудины, прорубив кожаный доспех, будто это тонкая ткань, и также легко вышел из тела. Хорошее всё же у меня оружие.

В отличие от спутников, я не люблю волшебные мечи, предпочитая честную сталь. Но в мирах, полных магии, постоянно приходится сталкиваться с зачарованным оружием, которое чаще всего наделено свойствами рассекать простое железо как сухую ветку. В том мире, откуда пришли прежние владельцы моих мечей, развивали технологию, а не магию. И даже научились делать сплавы достаточно лёгкие и при этом прочные, способные противостоять волшебным металлам. Жаль, межмировую торговлю оружием наладить не додумались, пришлось добывать оружие мародёрством, благо все оставшиеся в живых свидетели относились к числу моих тогдашних товарищей и приятелей. Впрочем, снимать полезные вещички с трупов людей и других существ – убитых мною или кем-то другим – мне не привыкать. Да, собственно, я именно так обзавёлся почти всем, что имею при себе. Интересно, есть ли у этих орков чего-нибудь стоящее.



– За Азерот! – заорал я, обернувшись к оставшемуся противнику, пытавшемуся отползти от меня на спине.

– Дубина, – вздохнув, укорила меня Эмма. – А ещё наше величество, – она махнула рукой в сторону Экхарда, – в кровожадности обвинял. Не мог второго в живых оставить и допросить?

– Они мне рубаху испортили! – напомнил я. – И чего с ними разговаривать, они ж орки.

– У тебя большой опыт общения с орками? – вскинула бровь титанша.

Я удивлённо посмотрел на неё. Подумал. Посмотрел ещё раз. Судя по её усмешке, на моём лице явственно читалось снизошедшее озарение.

Ведь действительно, орков я раньше в реальности не встречал. Только в книгах, фильмах, играх. А с чего настоящие орки должны соответствовать образам, придуманным в моём мире? Даже пребывание в мире, где магия – обыденная реальность, не помогло вытряхнуть из головы прочно засевшие штампы.

Эта пара орков, конечно, не проявила признаков высокого интеллекта, но у них и шанса такого не было, это не делает их примитивными дикарями. В конце концов, не в звериные шкуры одеты, а какие-никакие доспехи. К тому же, солдатня умом не блистает никогда, вряд ли на это сильно повлияет расовая принадлежность.

– Ладно, дубина, признаю, – развёл руками я. – Зато красивый.

Женщина покачала головой. Ладно, тут она тоже права.

– И про чувство юмора даже не заикайся.

Пришлось вновь задуматься на тему имеющихся у меня достоинств, способных перекрыть досадную оплошность.

– У меня стильная шляпа. – Ничего лучшего почему-то не придумалось.

– Шляпа ужасная, – возразила Эмма. – Но так и быть – ты практичный.

– Как любой мародёр, – указал Экхард. – Не думаю, что склонность к обиранию трупов красит человека.

Эх, не будь он двухметровым амбалом вдвое шире меня в плечах, я б ему рожу разукрасил. А так, с его титанической силой и моей регенерацией, драка наверняка перерастёт в смертоубийство. Я, в общем-то, не обидчив, но если его бывшее величество продолжит в том же духе, то рано или поздно напросится. Но не сейчас, в конце концов, лишний боец рядом не помешает, кто знает, что нам преподнесёт этот мир.

– Кстати, о мародёрстве, – вспомнил я, – надо бы обыскать трупы, раз уж допросить их не сообразили.

– Ты не сообразил, – напомнил Экхард.

– Кто ж вам мешал мне вовремя подсказать-то?

Они переглянулись и смолчали. Вот, то-то же, нечего всё на меня валить.

Обыск не дал ничего, но навёл на определённые размышления. Если у орков не имеется при себе ни денег, ни продовольствия, значит, они не могли забрести сюда издалека, не путешественники. А что пара орков может делать в безлюдном местечке в горах, вдали от поселений? Этот вопрос я не замедлил озвучить вслух.

– Вполне очевидно, что они стражники или дозорные, оставленные охранять портал, – заявила Эмма.

Я кивнул, сам пришёл к тому же выводу. Смущало то, что охранников всего двое. Кого эта парочка могла остановить? С нами вот не справились, даже со мной одним. Что ж, проходи тут раньше Вайпер и Мирэ – результат наверняка был бы тот же, а значит, охрану должны были усилить на случай повторных инцидентов. Так что, скорее всего, из портала никто не выходил очень давно, и дежурство возле него стало чистой формальностью. Впрочем, кто сказал, что порталы должны открываться в одном и том же месте? А раз тут стоит стража – следовательно, в этом мире о порталах знают.

– Надо найти лагерь этих орков, может там мародёрство окажется более удачным. Давайте разделимся и осмотримся, тогда…

Экхард хмыкнул.

– Глаза раскрой, о великий предводитель.

Я поглядел в указанном им направлении и тут же огрызнулся:

– На затылке у меня глаз нет, не знаю уж как у тебя, и каким именно глазом ты за своим тылом наблюдаешь.

Он нахмурился, заподозрив в моих словах какую-то грубую шутку, но смысла, конечно, не понял.

Ну да, слона-то я и не приметил, но в отличие от его бывшего величества, который глядя по сторонам ворон считал, я тут с врагами бился. А за спиной у нас находилась пара строений, которые орки-дозорные наверняка и использовали в качестве крыши над головой. Если, конечно, в этих жалких подобиях башен высотой метра три каждая имеются двери.

Двери в округлых домиках «башенного типа» нашлись. Одно строение внутри пустовало и, судя по запаху, использовалось орками в качестве отхожего места. А вот второе носило все признаки жилого помещения. Грубо сколоченный стол с парой стульев, слегка кривобокий шкаф с полками, две груды шкур, использовавшиеся в качестве постелей, старый сундук без крышки, набитый поношенной одеждой, не вся из которой налезла бы на последних здешних обитателей.

– Новую рубаху выбираешь? – усмехнулся Экхард, наблюдая, как я роюсь в этом тряпье.

– Хватит стоять без дела, – огрызнулся в ответ я. – Тут тебе не дворец, приноси пользу или станешь инструментом для замерения местной гравитационной постоянной. – Он нахмурился, не понимая, и я пояснил: – Сброшу тебя с обрыва и посмотрю, с каким ускорением полетишь вниз.

Бывший король только сплюнул на пол, благо тот был земляной, и вышел. Зато через минуту зашла Эмма. То ли титаншу не слишком обрадовало общество племянничка, то ли она закончила осмотр заинтересовавших её золочёных узоров на стенах снаружи. Впрочем, примерно такие же узоры имелись и внутри, я даже заподозрил, что они пронизывают стены насквозь. Но меня они не особенно заинтересовали, по уверениям Эммы это было не золото, а значит, для нас бесполезно. Ну, подумаешь, сплошные стены без следов кладки, пронизанные какими-то жилами, какое мне дело до местных архитектурных изысков и строительных материалов. Вот если бы эти домики и впрямь оказались башнями с подземными этажами… впрочем, тогда они были бы уже не башнями, а колодцами.

– Чего ржёшь? – удивилась Эмма.

– Анекдот вспомнил, – отозвался я. – Про маяк, построенный по перевёрнутому чертежу.

– С шутками про строительство – к Эгону, – отмахнулась она.

Я только плечами пожал. Всё равно анекдот не особенно смешной. Впрочем, её второй брат-титан, может, и оценил бы, не зря, наверное, он носит прозвище Строитель. И кстати, зеленокожий и слегка смахивает на орка…

– К проектированию этих домиков не он лапу приложил?

– Я тоже об этом подумала, – кивнула Эмма, одобряя мою сообразительность. – Вполне возможно, они достаточно древние. Хотя, нам это ничего не даёт.

Действительно, куда Врата занесли Эгона неведомо, да и к сотрудничеству со мной он не особенно стремился.

Поскольку солнце уже клонилось к закату, заночевать мы решили здесь же, чтоб не скакать в потёмках по горным склонам, как козлы. Тем более, не зная направления, поскольку карты в оркском жилище не нашлось. Впрочем, лучше всего двигаться в сторону ближайшего портала, авось и город по пути найдётся. Оставалось надеяться, что смена караула не явится на рассвете, застав нас дрыхнущими.

Глава 3. А орки здесь тихие

Раскинувшийся внизу город мы заметили довольно скоро, как только тропинка, хоть и узкая, но легко проходимая, свернула на другую сторону склона. С трёх сторон обнесённый стеной, местами, впрочем, обрушившейся, с четвёртой он примыкал к подножию горы. Замок в центре, с высоты весьма внушительного вида, ровно проложенные улицы – город явно строился по единому плану.

Что ж, тут нам точно удастся выяснить, не появлялись ли из портала две женщины, похожие как близнецы, а если ответ будет положительным – в каком направлении искать оставленную ими за собой дорожку из трупов. Один минус – пеленгатор указывал не на город, а куда-то значительно дальше, так что если ноги наших дам не ступали по этому миру, то придётся немало времени потратить впустую, чтобы отправиться на дальнейшие поиски.

Несмотря на то, что почти всё время город оставался в зоне видимости, топать до него пришлось большую часть дня. К сожалению, захватить с собой припасы мы не успели – или не сообразили, но кто ж виноват, ситуация к тому не располагала. Впрочем, по мнению моих спутников вполне очевидно, что виноват я, а как по мне – то они. Так что проще свалить вину на обстоятельства, чем понапрасну грызться.

Конечно, можно было прихватить запас провизии убитых орков, но заплесневелый сыр и мясо неизвестного происхождения как-то не внушили никому из нас доверия и не возбудили аппетит. Про бурые лепёшки, которыми можно было забивать гвозди, я вовсе молчу, скорее всего, их держали на случай нападения дракона или какого ещё крупного чудовища, чтоб зубы поломал и подавился. А алкоголя дозорным на посту вовсе не положено. Так что к воротам я подошёл мало того что голодный, так ещё и трезвый, а оттого вдвойне раздражительный, хотя и обычно-то не шибко добродушен.

– Прочь с дороги! – заорал я на орков, скрестивших копья.

– Люди, – презрительно процедил один из них. – Ношение оружия в городе для людей под запретом. А за вход с каждого по золотому.

Экхард тоже был не в духе, хотя причиной тому стало не отсутствие провизии и пива, а моё по этому поводу непрерывное ворчание. Так что, пока я придумывал остроумную и одновременно угрожающую реплику, его величество без лишних разговоров попросту двинул пудовым кулачищем в латной перчатке ближайшему привратнику в рыло. Второй попытался продырявить агрессора, но его перехватила Эмма. Титанша подсечкой опрокинула зелёнокожего увальня и вырубила ударом пяты его же копья.

– Вот, наконец-то командная работа! – одобрил я. – Если б их было трое, я бы тоже помог.

Ответить моим спутникам помешал рёв горна. По крайней мере, тешу себя такой надеждой, поскольку, судя по брошенным ими взглядам, моего энтузиазма они почему-то не разделили.

Охрана ворот вовсе не ограничивалась парой дуболомов с копьями. Правда, остававшиеся внутри стражники не спешили вступать в открытый бой с противниками, так легко и непринуждённо вырубившими их товарищей. Вместо этого орки поступили подозрительно умно, чего я от них не ждал – протрубили тревогу, вызывая подмогу, и попытались преградить нам путь. Что ж, кажется, придётся всё же вытрясать из башки устойчивое представление о непроходимой оркской тупости.

Захлопнуть створки ворот они уже не успевали, так что попытались сбросить перед нашими носами, – а то и на головы, если мы поторопимся – опускную решётку. Учитывая, что с горы мы видели немало проломов в стенах, такой поворот меня не сильно обеспокоил. Услышав скрип цепей лебёдки, я просто пожал плечами и собирался пойти в обход, как все нормальные герои. Но, похоже, Экхарда я успел достать порядком, и продолжение пути вдоль стены в поисках пролома представлялось ему адской мукой. Так что его величество рванул вперёд и ухватил решётку, не давая ей опуститься.

– Чего застыл, давай быстрее, – подтолкнула меня Эмма.

А я вовсе не торопился, с удовольствием наблюдая, как Экхард кряхтит и кривит физиономию от натуги. Интересно, насколько у него дури хватит, такую тяжесть держать? Правду говорят, сила есть – ума не надо. Ну протопали бы мы ещё полчаса-час в обход, зато в город проникли тихо, без шума и пыли. А так что? Ну, войдём мы, этот амбал отпустит решётку – и здравствуй, вся городская стража, а отступать нам некуда. Потом подтянется вся королевская конница и вся королевская рать… А в итоге что? Тотальный геноцид оркского народа – или наши головы на пиках у ворот.

– Если человек идиот – то это надолго, – сообщил я, сочувственно похлопав его величество по плечу.

Эмма толкнула меня сильнее, заставляя всё же войти в город. Ладно, Экхард дурак, ему простительно, избалованный наследник трона, всю жизнь между пирами и турнирами. Ну, плохонький заговор с переворотом провернул, так то они со сводными братьями чёртовой дюжиной голов не один год обдумывали, и то наполовину провалить умудрились.

Но древняя титанша, возраст которой не укладывается у меня в голове, даже если такие цифры всё же знаю! Неужели многотысячелетний жизненный опыт женской логике не помеха?

– Ну, молодцы, стоило похвалить – мигом исправились, – процедил я. – Опять не спросясь полезли с инициативой. А ведь договаривались… И что дальше? Всех убьём, одни останемся?

– Ты же обычно такие планы и строишь, – удивилась Эмма.

Экхард только фырчал, пытаясь отдышаться. От натуги не лопнул, но того и гляди его от злости разорвёт. Ну и ладно, надоел он мне, хуже горькой редьки.

– Правда, что ли? – скептически взглянул я на титаншу. – Это где и когда было? В кабацких драках, где участвует человек двадцать-тридцать и все бьют друг друга, а стоит выскочить за дверь – и свободен путь на все четыре стороны? Так-то да, конечно, это отличный план при моей живучести. Но не припомню, чтобы применял его против армий в замкнутом пространстве без путей к отступлению.

– Экхард, ты болван! – Эмма, мигом осознав мою правоту и переменив точку зрения, отвесила племяннику смачный подзатыльник. – Ты загнал нас в ловушку!

– Ты не увиливай, кто меня в спину подталкивал? – напомнил я. – Так что оба вы виноваты. Думать надо, а не проецировать моё бесшабашное поведение в совершенно иных ситуациях на любой случай.

– Тоже мне, стратег нашёлся, – всё же выдавил Экхард.

Я не сдержал злобного рычания и замахнулся для удара, но всё же опустил руку. Сейчас и без того придётся много драться, если уцелеем, набью ему морду потом.

– Получше вас. Тебя, дурня, я всего несколько дней назад переиграл, хотя ты строил планы годами, а я сымпровизировал за сутки. А ты, – обернулся я к Эмме, – после тысяч лет заточения вместе с братьями, вообще не заикайся о стратегии и тактике… Даже все ваши планы спасения сводились к тому, чтобы уговорить меня помочь. Но по чьим картам в итоге была сыграна та партия, а?

– Если б ты не вёл себя как шут… – начала титанша.

– То проиграл бы этому олуху, – перебил я, кивнув на Экхарда. – Потому что он действительно долго всё обдумывал и наверняка имел много вариантов на случай большинства манёвров противника. Но только не на случай эксцентрично-безумного поведения и шутовства, перед которым спасовал, растерялся и пошёл по проложенной мной дорожке как осёл за морковкой.

Я, конечно, изрядно привирал. В конце концов, во многом своей победе я обязан пресловутому Пророчеству. А если уж говорить совсем прямо – скучающему всемогущему божеству, это самое Пророчество придумавшему и использовавшему нас всех как фигурки на игровой доске. И скорее шутовство, чем таланты тактика и стратега, наличие которых у меня всё же сомнительно, привлекло Абсолюта на мою сторону. Хотя план Экхарда всё же был чертовски плох, так что тут я ему даже польстил.

Как бы то ни было, со стороны окружающих было ошибкой меня недооценивать. Да, я часто веду себя эксцентрично, безумно и на их взгляд глупо. Но я могу себе это позволить, почему не подурачиться, когда тебе ничего не угрожает и в любой момент, как только запахнет керосином, можно попросту свалить в сторону заката. Но вот если керосин уже разлит кругом и подожжён – тут приходится начинать думать и включать логику и здравый смысл. А лучше – чуть раньше, чтоб не поджарить пятки, оказавшись запертым в кругу пламени.

– Если ты такой умный и великий тактик, то почему мы сейчас стоим тут вместе? – всё же подловил меня Экхард. – Ты победил? Тогда почему не наслаждаешься победой, а таскаешься вместе с проигравшим и ноешь?

– Потому что бабы – дуры, – мне не пришлось долго раздумывать над ответом. – А конкретно наши две – ещё и чертовски самоуверенные, своевольные и склонные переоценивать свои возможности, притом стремясь продемонстрировать и доказать свою значимость всем окружающим. Но ещё раз напомню, что тебя с собой не звал и как показывает опыт – правильно делал.

– Что сейчас-то делать будем? – прервала зарождавшуюся свару Эмма.

– Бить всех, кто попытается побить нас, – пожал плечами я. – Попутно пытаясь прорваться к выходу, а в случае неминуемого поражения – сдаваться. Надеюсь, понеся при этом приемлемые потери в лице его меднолобого величества. В случае чего я-то найду ещё пару козырей в рукавах, но желания думать и о вашем благополучии становится всё меньше с каждой минутой.

Пожав плечами, мои спутники обнажили мечи и приготовились к бою. Я пока хвататься за оружие не спешил. Благо, арсенал у меня довольно обширный, так что буду выбирать по обстоятельствам. А может, вовсе дам дёру по переулкам.

– На нас никто не нападает! И, похоже, не собирается! – через пару минут ожидания заорал Экхард. – Ты паникёр несчастный!

– Чем позже нападут – тем лучше подготовятся к атаке, – буркнул я. – Нашёл чему радоваться.

Но и впрямь, что-то орки здесь тихие. Ни слуху, ни духу. Голодом нас заморить решили, что ли? Скорее всего, конечно, готовят большую пакость. Например, кипятят масло, чтоб лить со стены нам на головы. Или тащат баллисты.

Экхард моё бурчание проигнорировал и зашагал вперёд. Конечно, сам-то он при вторжении в его дворец наверняка мигом ломанулся бы на врагов с мечом в руках. И то, что здешние орки умнее, моё отношение к его бывшему величеству ни капли не улучшает. Ему только на турнирах перед придворными дамами красоваться. Солнце блестит на золочёных доспехах и золотистых же кудрях, развевающихся по ветру, пока он с копьём наперевес гарцует вокруг поддавшегося противника… Орки вряд ли будут смотреть на его родословную. Как говорится, бить будут по роже, а не по генеалогическому древу.



Эмма за племянником не последовала, предпочтя держаться меня. И долго сомневаться в верности этого решения ей не пришлось. Не прошёл Экхард и дюжины шагов, как из переулка вылетела фигура в доспехах, массивностью не уступающая бывшему королю. Зато скоростью значительно превосходящая. А судя по тому, как его величество пролетел через всю улицу и впечатался в стену дома – силы орку тоже было не занимать.

– Могло быть хуже, – оптимистично заметил я. – Их могло быть двое или трое.

– А если больше? – не поняла Эмма.

– Сотня таких, – я кивнул на тела всё ещё валяющихся в отключке за решёткой стражников, – была бы намного лучше. А этот явно не рядовой боец. И знаешь, что мне не нравится больше всего?

– Что он, вероятно, сильнее тебя?

Я только вздохнул, не в силах продолжать объяснения без нецензурной брани, что из-за трудностей в её переводе было бы всё равно бессмысленно, и молча указал пальцем под ноги противнику. Которые на пару сантиметров не касались земли. Интересно, это левитация или антигравитация? В данном случае от магической или технологической причины его летучести зависит очень многое.

– Ты пожалеешь, что вернулся! – прорычал орк, почему-то указывая на меня.

Сказать, что я сильно удивился, значило бы сильно преуменьшить. Ну, с кем опять меня перепутали? Может, для орков все люди почти что на одно лицо? Очень на это надеюсь, но сомневаюсь, что надежда оправдается. И вряд ли он сейчас в настроении для внятных объяснений. Так что я не придумал ничего лучше, чем всплеснуть руками и изречь:

– Ну, здравствуйте, я ваша тётя!

Глава 4. Цельнометаллический орк

От летящей в атаку бронированной туши я ушёл в сторону перекатом, тут же выхватив меч и нанеся удар. Безрезультатно, клинок разве что царапину оставил, и то не факт. Доспехи у орка вовсе не новенькие и блестящие, а изрядно побитые и поцарапанные, так что и не разберёшь. По крайней мере, их точно можно повредить… Как минимум поверхностно, много пользы.

Орк быстро развернулся и опять рванул на меня. Пришлось попросту распластаться на земле. Меня не затоптали, значит, его система полёта учитывает рельеф местности, наподобие воздушной подушки. И что нам это даёт? Вопреки поговорке – Шут этого не знает.

Главный вопрос – магия или технология? Чем его бить-то? У техники не должно быть защиты от магии, а вот если броня зачарована – не факт, что различие между плазменным излучателем и файерболом будет иметь значение. Так, что там ещё в моём арсенале завалялось?

Стреломёт, генерирующий заряды из силовых полей. Плата за единственный случай, когда мне довелось поработать наёмным убийцей. Или подарок за услугу, это как посмотреть, учитывая, что наниматель потом стал мне лучшим другом и отменным собутыльником. Но не о том думаю. Убойная сила у стрелок не плохая, кролика превращает в фарш, а хомяка, наверное, разорвёт на куски – если не промажу, не пробовал. По орку точно попаду, габаритами сойдёт за лошадь.

Перекатившись, я встал на колено и вытянул правую руку. Стрелки полетели очередью. Несколько застряли в броне орка, но, похоже, вошли не глубоко. Впрочем, это уже что-то.

– Эмма, магия! – заорал я.

С клинка титанши сорвался какой-то голубоватый луч. Воздух вокруг орка замерцал. Ага, что-то вроде силового поля. Но опять же природа его непонятна.

Что там у меня ещё? Полдюжины нанотехнологичных яиц. «Просто добавь воды», а точнее – строительного материала, и через пару дней из каждого вырастет целая крепость, напичканная технологиями космической эры и снабжённая искусственным интеллектом, перенявшим изрядную долю моего чувства юмора. Это уже не козырь, а целая колода, но толку-то с неё в такой момент. Нету у нас пары дней, даже пара часов вряд ли найдётся, не продержимся столько, если не найдём уязвимое место в орочьей броне. Надо было обзавестись летающим замком сразу, ещё в горах, а потом уж штурмовать город. Но задним умом все крепки, чего теперь об этом думать.

Остаётся плазменный резак.

– Прикурить не желаешь?! – заорал я, врубая «зажигалку» на максимальную мощность.

Увидеть результат я не успел, отлетев от мощного удара. Последняя рубашка в клочья, на груди три глубоких пореза. Тоже мне, Росомаха нашёлся. Впрочем, у орка лезвия выдвинулись откуда-то из наруча, два сверху и одно снизу.

Кажется, на этом мои запасы секретного оружия исчерпываются. А ведь казалось, столько всего припасено, чувствовал себя непобедимым. Конечно, против врагов в кожаной броне и клинками из простой стали я велик и могуч. А вот соответствующий по вооружению противник – совсем другое дело. Впрочем, у меня ещё остаётся кусочек Тьмы Предвечной где-то в башке, но я ведь не хочу уничтожить мир, а то и всё мироздание, а в способности её контролировать, совершенно не уверен. К тому же, без неё не смогу определять местонахождение порталов и застряну тут навсегда. Остаётся всего один вариант.

– Мочи козла! – заорал я, бросаясь на орка с двумя мечами.

Эмма последовала призыву, присоединившись к моей атаке.

Краем глаза я заметил, что и Экхард поднимается. Живучий, ничем его не пришибёшь. Но в данный момент я этому только рад. Его меч Разрушителя явно не будет лишним.

Я опять отправился в полёт – на сей раз от пинка. Через пару мгновений Эмму постигла такая же участь. Орка мама явно в детстве не учила, что женщин бить нельзя. Впрочем, когда женщина пытается тебя зарубить мечом – уже можно в любом случае. Благо его величество достаточно оклемался и взялся за двуручник. Орк тоже выхватил клинок. Ага, мы, значит, показались ему недостойными обнажения оружия. Ну-ну, я это ещё припомню… Если выживу.

Два бронированных громилы сцепились посреди улицы, как пара лосей в брачный период. Впрочем, какие уж тут лоси, скорее носороги, при их-то габаритах. Будь ситуация менее напряжённой, я бы непременно выступил в качестве комментатора этого поединка. Увы, в кои-то веки не до шуток.

Драпануть, что ли? Так ведь догонит и переедет этот летающий танк. Направить бы его как-то на решётку ворот, чтоб пробил нам дорогу к выходу, а там уж рвать в разные стороны, авось кто-то и сбежит. Если повезёт – это буду я.

Экхард пока стоит неплохо, но вполне очевидно, на чьей стороне перевес. Даже зачарованные доспехи темплара не выдерживали ударов орка, один наплечник уже отвалился. А ведь всего несколько дней и два мира назад мы не могли пробить броню короля и его побратимов своими волшебными мечами, выкованными драконами. Кто же у этого орка в оружейниках ходит?

– Ты в порядке? – спросил я, помогая Эмме подняться.

Титанша кивнула и, сурово поджав губы, двинулась на помощь Экхарду. Не идти же мне в бой позади женщины. Пришлось рвануть вперёд бегом. Правда, удар закованным в сталь локтем в челюсть, отбросивший меня на пару метров, малость остудил мой боевой пыл.

– Ты в норме? – на сей раз уже Эмма поднимала меня.

Я кивнул и сплюнул в пыль выбитый зуб. Надеюсь, моей регенерации хватит, чтобы отрастить новый, вряд ли в этом мире удастся найти приличного дантиста.

Один меч отправился в ножны, что-то пользы от честной стали нынче немного. Попробуем ещё раз поджарить орку пятки.

– Подержите его!

На сей раз спутники выполнили мой приказ. Похоже, кое-что вдолбить в их блондинистые головы мне удалось. Эта парочка повисла на руках врага всем весом, стараясь не дать ему уклониться. Я врубил плазменный факел на полную. Воздух вокруг орка замерцал, постепенно мерцание стало приобретать красноватый оттенок. Ага, значит, перегрев всё же пошёл. Только вот титанической силы моих товарищей оказалось всё же недостаточно. Или орк подключил резервные мощности доспехов. Так или иначе, он раскидал удерживающих его противников и попёр на меня.

– Меня нельзя убивать, я слишком много знаю, – предпринял последнюю попытку я, медленно отступая назад.

«Зажигалка» в руке уже раскалилась и жгла ладонь. Скоро перегреется и перегорит, на полной мощности долго не протянет, а предохранители я вырубил. Щёлкнув выключателем, я попытался снова перекатиться в сторону, но получил могучего пинка под зад стальным сапогом. В итоге вместо переката вышел полёт с приземлением мордой об стену.

Когда я снова открыл глаза, Эмма валялась рядом в отключке. Экхард ещё продолжал сопротивляться, но держался из последних сил, а измятые и изломанные части его доспехов валялись разбросанные по всей улице.

Пошатываясь, я поднялся и отстегнул ножны с мечами, бросив их на землю. Туда же полетела котомка с остальным барахлом.

– Мы сдаёмся! – объявил я, подняв руки.

От удивления Экхард пропустил удар и рухнул на землю.

– Сдаёмся мы! – повторил я. – Слышишь, ты, рыло клыкастое?

То ли понятие капитуляции оркам не знакомо, то ли он обиделся на последний эпитет, но эта туша снова полетела на меня. Я успел повернуть голову, и кулак врезался не в лицо, а в висок. На сей раз сознание гасло медленно. Лишь бы не навсегда…

Глава 5. Кто виноват и что делать?

– Свободу попугаям! – заорал я, тряся решётку.

Жаль, жестяной кружки не выдали, чтоб по прутьям лупить со звоном. Ну да ладно, обойдёмся подручными средствами. Тем более зрители на шум всё равно не торопятся.

– Тебе обязательно так орать? – проворчала Эмма.

Интересно, почему нас заперли в одной камере вдвоём и куда дели Экхарда? Впрочем, даже если его бывшее величество изволило окочуриться, рыдать я не стану. Просто не люблю неопределённости, да и меч Разрушителя прибрать к рукам стоит в случае скоропостижной гибели этого дуболома.

– Не обязательно, но ведь скучно просто так сидеть, – пожал плечами я. – И вообще, я так выражаю радость, что всё ещё жив и дела не так уж плохи.

– Мы заперты в подземной тюрьме, – указала титанша.

– Но по-прежнему вооружены и очень опасны, – усмехнулся я, продемонстрировав наруч, под которым скрывался стреломёт.

Отсоединить одно от другого было невозможно, а снять наруч удалось бы, только отрубив мне руку. Орк то ли не понял, из чего я в него стрелял, то ли посчитал, что стрелки у меня закончились, не обнаружив боезапаса. Значит, технологиями трансформации энергии в материю они тут не владеют.

– Магия тоже при мне, – кивнула титанша. – Но против того орка нам это не помогло.

– Можно попытаться выбраться, не сталкиваясь с ним, но раз нас не убили на месте, то лучше попробуем поторговаться и как-то договориться. Не хочется лишаться остальных вещей и оружия.

– И ходить в рванье, – добавила Эмма.

Эх, женщины, все одинаковые, хоть люди, хоть полубогини. Только о шмотках и думают. Я, конечно, тоже не откажусь переодеться, а то и рубаха в клочья и на штанах дыр больше, чем ткани, изрядно меня по земле повозило. Но я готов и голым драпануть, если удастся прихватить контейнеры с наноботами. Отгрохав новую лабораторию-крепость там и всем остальным без проблем обзаведусь.

– Хватит на меня пялиться! – возмутилась титанша, прикрываясь обрывками платья.

Я только фыркнул и отвернулся. Вовсе я не пялился, просто задумался и смотрел в одну точку, а она оказалась на траектории взгляда. Ишь ты, скромность проснулась, будто дыры в платье открыли намного больше, чем декольте раньше.

– На вот, – я стянул рубашку и отдал ей. – Раз такой стеснительной стала, надень задом наперёд, со спины она целая.

– Зато грязная, – продолжила привередничать моя сокамерница и вместо того, чтоб рубашку надеть, использовала её как подстилку.

Я же уселся прямо на пол, прислонившись спиной к решётке, и подобрал осколок зеркала. Да уж, о том, чтобы арестованные не покончили с собой, тут явно не беспокоятся.

Оттянув губу, осмотрел зубы. Вроде все на месте, значит, новый вырос. Вот она, великая сила регенерации. Остаётся проверить способность отращивать конечности, хотя лучше бы повода к тому не представилось. Дальнейший осмотр показал, что переносица, вроде, стала ещё кривее, чем прежде. Но может, просто давно на неё не глядел и забыл, как было. А чего разглядывать, морда как морда, вот получив по ней хорошенько – можно и полюбопытствовать, каковы последствия, а любоваться особо нечем, да и привычки такой нет. Хотя основная мысль, обычно возникающая при взгляде в зеркало: «Я тебя не знаю, но я тебя побрею».

– Дай-ка мне, – протянула руку Эмма.

Я передал ей зеркало. Титанша своей внешности уделила куда больше внимания, всё время недовольно хмурясь.

– Расслабься, а то морщины появятся, – подколол я. – Для нескольких тысяч лет ты неплохо сохранилась. А уж в конкурсе красоты среди арестованных за драку с орками первое место тебе точно гарантировано.

– Джестер, тебя, похоже, основательно по голове ударили, – усмехнулась она. – Аж комплименты расточать начал. Смотри, поддамся твоему обаянию, потом не отвертишься.

– Ещё вопрос, кого сильнее ударили, что ты меня обаятельным считать начала.

– Действительно, на тебе ведь даже шляпы нет. – Титанша поднялась и подошла к решётке, встав рядом со мной и глядя в пустой коридор, освещённый редкими факелами. – Так что делать будем, гений стратегии?

– Ждать, – пожал плечами я. – Кто-то рано или поздно придёт нас допрашивать. Выясним, что им надо и, возможно, с кем меня перепутал тот орк.

– Очередной двойник?

– Надеюсь, в этот раз без прилагающихся пророчеств. Хотя…

– Понравилось быть Избранным? – Эмма не скрывала своего сарказма.

– Не нравится проигрывать.

Я вскочил на ноги и встал рядом, стиснув прутья решётки. Тюремщика было не видать, камеры в поле видимости тоже пустовали.

– Не стоит из-за этого так расстраиваться, – мягко произнесла Эмма, положив ладонь на мою руку. – Непобедимых не бывает.

Я глубоко вздохнул и заставил себя разжать побелевшие от напряжения пальцы. Когти глубоко проткнули ладони, но ничего, заживёт.

– Дело не в обиде или чём-то таком, – покачал головой я. – А в достижении цели. Когда меня вело Пророчество, как я от него ни уворачивался, куда бы ни шёл и что бы ни делал – в итоге всё равно оказался там, где следует. И сделал то, что требовалось, хотя и по-своему. А теперь я сам по себе. И любой неверный поворот может отправить неведомо куда. А дорога лежит даже не в пределах одного мира. И как при этом найти Вайпер? Больше не будет случайностей, способствующих исполнению предначертаний.

– Все так живут, – напомнила титанша.

– И многие достигают желаемого? – я скептически поднял бровь. – А довольствоваться тем, что имею – не моё кредо.

– Разве этого так уж мало? Ну, потерял подружку, свет клином на ней не сошёлся.

Я удивлённо уставился на титаншу. Это мне мерещится или она на что-то намекает?

– Знаешь, может, когда-нибудь, через сколько-то лет, если мне всё же не повезет, и я так и не найду Вайпер… Но пока я определённо не готов и…

Она рассмеялась.

– Джестер, я, конечно, хотела придать тебе уверенности, но всё же не льсти себе настолько. Я не пытаюсь к тебе приставать. Во всяком случае, не сейчас и не здесь.

– Ну, спасибо и на этом, – я развёл руками. – А то когда-то слышал выражение, что будь женщины сильнее мужчин – изнасилований было бы больше. А честно говоря, думаю, ты со своей мощью титанов сильнее меня.

– Надо же, редко мужчина может честно сказать подобное, – хмыкнула она.

– Грубую силу переоценивают, – отмахнулся я. – Она полезна только для перемещения тяжестей. А если мне понадобится перетащить шкаф, я найду, кого нанять или заставить это сделать. И вообще, пока тяжеловесы тягали грузы на своём горбу, умные люди придумали рычаги, блоки и колёса.

– Ладно, признаю, что до сегодняшнего дня я тебя недооценивала, – кивнула Эмма. – Но всё равно, даже это переосмысление не вдохновляет на кувыркания с тобой на куче гнилой соломы. Впрочем, как и с кем-то другим.

– Убедительный довод, – согласился я, оценив предложенное нам тюремщиками ложе.

Надеюсь, ночевать в камере всё же не придётся, ибо соломенную подстилку и впрямь не перестилали, возможно, с самой постройки темницы. В крайнем случае, придётся напомнить о своём присутствии здесь.

– Решётку выломать сможешь?

– Ты переоцениваешь мою силу, – усмехнулась титанша. – Раньше смогла бы. А теперь разве что магией.

– Я магию и имел в виду, – развёл руками я. – Впрочем, не сомневаюсь, что Экхард разогнул бы прутья ручищами. Может, потому его и заперли где-то в другом месте, понадёжнее. А будь ты как раньше трёх метров ростом и в полной полубожественной мощи – мы бы тут вовсе не сидели. Да и вряд ли путешествовали бы вместе.

– Это верно, ты был бы мне не нужен, жалкий смертный человечишка, – она улыбнулась, давая понять, что шутит. Но я-то знаю, что в каждой шутке только доля шутки, а всё остальное – правда. И в данном случае эта доля очень мала. – Так что давай, спасай нас, предводитель.

– Подождём ещё немного, а потом снесём решётку и пойдём убивать тех, кто виноват и будем решать, что делать, – пожал плечами я, снова усаживаясь на пол.

Ждать пришлось недолго. Тюремщики объявились в количестве пары штук. Разумеется, орки, мало чем отличающиеся от виденных ранее – не считая того, который нас отделал.

– Эй, вы, без глупостей. Сейчас мы откроем дверь и выпустим вас. Но если дёрнетесь… – орк выразительно погрозил топориком.

Я переглянулся с Эммой и кивнул ей. По взмаху руки титанши решётка вырвалась из креплений и впечаталась в противоположную стену.

– Это вы без глупостей, – предупредил я наших провожатых. – У вас два варианта – без шума и пыли проводить нас куда собирались, если, конечно, это должна быть не пыточная, или остаться размазанными по этому коридору. Считайте себя почётным эскортом или покойниками, как больше нравится.

– Следуйте за нами, – вытянувшись по стойке «смирно» отрапортовал более сообразительный тюремщик. Впрочем, товарищ быстро последовал его примеру. – Его Величество ожидает вас для аудиенции.

Да, всё же орки в этом мире и впрямь совсем не тупые.

Глава 6. Королевская аудиенция

Коридоры дворца меня не впечатлили. Очевидно, что он переживал не лучшие времена. Позолота облупилась, гобелены выцвели, даже краска на стенах во многих местах облезла. Былые блеск и величие уступили место обветшанию и упадку. Хотя, чего ждать от орков, наверняка захватили эльфийский город, а поддерживать уклад на том же уровне не смогли. Хорошо хоть черепа убитых врагов и шкуры животных вокруг не развесили.

Тронный зал находился в том же состоянии. И даже золотая корона правителя покрылась патиной. Хотя ведь, кажется, на золоте её не бывает? Выходит, корона-то поддельная.

Помимо короля присутствовал давешний орк, навалявший нам по шеям. Всё в тех же доспехах, хотя и без шлема. Второй трон, поменьше размером, по левую руку от королевского, занимала молодая орчиха – или как там правильно зовутся орки женского пола? Присутствовали в зале и десяток стражников, составляющие разительный контраст с этой троицей.

Если ранее встречавшиеся орки вполне соответствовали моим о них представлениям, то правящее сословие явно относилось к другому подвиду. На вид они были гораздо ближе к людям, хоть и зеленокожие, но с гораздо более утончёнными чертами лиц – даже рылами назвать не тянет. Особенно дамочка, вполне так ничего, а что зелёная – пикантно же.

И Экхард нашёлся. Ему почему-то аудиенцию предоставили раньше. Ну или привели на допрос, если он не догадался запугать конвоиров. Он после боя остался без доспехов, покорёженные остатки которых валялись тут же на полу. И рубаху тоже где-то потерял, так что я пожалел, что бросил свою в камере. В отличие от полутитана я на конкурсе бодибилдеров даже утешительный приз бы не получил. Так что внезапному контрасту в демонстрации рельефности мускулатуры совсем не обрадовался. Правда зрителей немного, да и какое мне, собственно, дело до их оценки… Хотя когда оркская дамочка, одарив меня мимолётным взглядом, вновь уставилась на Экхарда, я не удержался от досадливого плевка. Ну и что, что тронный зал, всё равно полы тут явно давненько не мыли. Одно слово – орки.

– Ты всё же посмел вернуться, Капитан! – возмущённо воскликнул король, аж приподнявшись на троне. – Мне казалось, мы поняли друг друга!

– Это всё досадное недоразумение, – поднял руку я, утихомиривая разбушевавшегося монарха. – Я вас таки первый раз вижу. Как и вы меня. Даже если вы считаете, что меня уже видели, то это был никакой не я.

– А если ты – то совсем никакой, – тихо пробурчала Эмма, повторив мою вчерашнюю шуточку.

– Не в этом случае, – вполголоса отозвался я. – Не повторяй шуток, смысла которых не понимаешь. Я в полной завязке, с обеда не пью.

– Хочешь сказать, я слепой?! – возмутился король. – Я тебя предупреждал, что будет, если ещё раз тебя увижу!

– С лестницы спустите? – оптимистично предположил я. – Давайте, даже не обижусь.

– Казню!

– Вы только не волнуйтесь, успокойтесь, я вам всё сейчас объясню! – замахал руками я. – Понимаете, у нас такая традиция… – Да уж, путать меня с двойником из другого мира и впрямь уже становится традицией. Но стоило произнести эти слова, как вспомнилась совсем другая история. И промолчать я уже попросту не смог: – Каждый год тридцать первого декабря мы с друзьями ходим в баню! Моемся там, понимаете?

– Раз в году моетесь? – грозно нахмурившись, уточнил король.

– Ну, у всех свои недостатки, – я опять развёл руками. – Вы вот зелёный, например.

Ещё сильнее нахмурившись, король спросил:

– И что же случилось в бане?

Про самолёт я рассказывать не стал. Не поймёт ведь. Вместо этого я почти пропел:

– Меня засосала опасная трясина, и жизнь – моя вечная игра.

– Это и есть твои дипломатические переговоры? – раздражённо прошипела Эмма. – Нас так повесят.

– Похоже, это и впрямь не Капитан, – обронила орчиха.

Видимо, мой двойник, кем бы он ни был, вёл себя более здраво и изъяснялся понятнее. Ну а что я могу поделать, если у меня чувство юмора доминирует над инстинктом самосохранения.

– А этот капитан улыбался? – поинтересовался я.

– Зачем? – не понял король.

– Ну, как же, ведь улыбка – это флаг корабля, – глубокомысленно пояснил я.

– Он был довольно суровым и мрачным типом, – на полном серьёзе сообщила орчиха.

Эх, вечно мне не везёт на двойников с чувством юмора.

– Ну, раз мы разобрались, то я того, пойду? – предложил я.

– Ты того, это уж точно, – вздохнула Эмма.

– Тихо ты, а то вас я попрошу остаться, – прошипел я.

– Вы в любом случае напали на стражу, ворвались в город и сопротивлялись аресту! – громыхнул орк в доспехах.

– А вы, собственно, кто такой будете? Какие ваши полномочия? А предъявите-ка документики! – перешёл в наступление я. – Вы не соблюли процедуру ареста, не зачитали наши права! И вообще, я требую адвоката. И авокадо – жрать охота. Хотя лучше мяса и пива, да пошустрее. Бифштекс хорошо прожаренный, пиво тёмное. Одна нога здесь, другая там, как говорят сапёры.

– Молчать! – рявкнул король, стукнув кулаком по подлокотнику трона.

– Если он заткнёт свой словесный понос, то лопнет, – предупредила Эмма.

– Как вы объясните своё сходство с Капитаном? – потребовал ответа король.

– Лицо у меня такое, типичное, – пожал плечами я. – Вечно с кем-то путают. Вот был как-то случай, подходит ко мне мужик на улице и говорит, что видел, как я вылезал из окна его жены. А врёт ведь! Да как бы он меня узнал, когда только со спины видал? Ой, то есть, в смысле, не было меня там, да… Так о чём это я?

– Чтоб я знал, – простонал король, положив руку на лоб. Бедняга, быстро ж ему поплохело.

– Ваше Величество, уверяю, я не с ними, – вступил в разговор Экхард. – Мы встретились только возле ворот.

– Истинная правда! – подтвердил я. – Стал бы я путешествовать с этаким дуболомом? Да вы посмотрите на него! Одни мышцы! А мозги? А мозги – это не мышцы, вот и не накачал.

– Да, мышцы, – томно протянула орчиха.

– В общем, я пошёл, – махнул рукой я. – А если кто-то хочет заявить, что я выйду отсюда только через его труп, то это можно устроить.

Попытавшийся заступить мне дорогу орк получил заряд из стреломёта в морду.

Тут же подлетевший королевский телохранитель ухватил меня за руку. Прозвучал отчётливый хруст. Хорошо хоть к боли я почти нечувствителен. При высоких регенеративных возможностях боль бесполезна. Ведь это только сигнал мозгу о повреждениях и необходимости их устранения. А какой смысл отчаянно сигналить по столь малозначимому поводу, раз любая рана быстренько исцелится.

Я ещё успел дёрнуть запястьем, выпустив заряд, но орк увернулся. Одна из стрелок только оторвала ему мочку уха. Я добавил ударом с левой. Шипы на костяшках пальцев рассекли ему лоб. От ответного удара в грудь у меня треснуло ребро.

– Пауза, брейк! – заорал я.

Король махнул рукой, и орк отступил. Я протянул обвисшую руку Эмме. Пробормотав что-то, чего я не расслышал, но вряд ли лестное для меня, титанша принялась вправлять сломанную кость.

– Как вы поняли, я вовсе не безоружен и вполне мог бы пристрелить Его Величество, – сообщил я. – Да не тебя, – отмахнулся я от напрягшегося Экхарда.

– Значит, вы всё же знакомы? – подловила нас орчиха.

– Дорогуша, а ты думаешь, такая странная троица могла припереться сюда по раздельности? – хмыкнул я. – В общем, мы тут проездом, даже без гастролей, так что ни к чему ссориться. Верните наши вещи и распрощаемся. Даже если мы не можем победить вашего громилу, проблем всё равно принесём массу. Так зачем связываться? Нас не так-то просто прикончить.

В доказательство я погрозил кулаком уже зажившей руки.

– Браслет! – наконец-то обратил внимание король. – Точно такой же, как у Капитана.

– Мда? А на флаге у этого капитана часом не скорпион? – заподозрил я.

– Стальной скорпион, – уточнила орчиха, снова томно вздохнув.

Я опять сплюнул на пол. Это просто замкнутый круг какой-то. Мало того, что опять двойник, так ещё тот же самый. Либра повысил себя в звании с лейтенанта до капитана. Впрочем, поскольку он успел побывать лордом, то скорее снова понизил.

– Вы его выгнали из города и ещё живы? – не поверил я. – Чего это он так подобрел?

– Его спутница была у нас в плену, – пояснил орк. – Вижу, вы знакомы.

– О, определённо, – не стал отрицать я. – Мы дня три назад вместе свергли верховную власть в другом мире. В лице вот этого типа, кстати, – я кивнул на Экхарда. – А ещё исполнили древнее пророчество, освободили из заточения троицу полубогов, открыли Врата в другие миры и загнали в узду Предвечную Тьму.

Лица слушателей всё больше вытягивались с каждым словом. А ведь я даже не преувеличиваю.

– В общем, не злите нас, верните барахлишко и разбежимся.

– Нет, – отрезал король. – И вы никогда не сможете найти свои вещи самостоятельно. Но мы могли бы договориться… Для начала расскажите, что это за чёрные яйца?

Ага, конечно, прямо так я ему и рассказал, что с помощью каждого из этих «яиц» он может вырастить новый дворец, в сто раз круче нынешнего, и полететь на нём завоёвывать мир.

– Яйца редкого вида птиц, окаменевшие, хочу продать в музей в качестве экспонатов, – нагло наврал я.

– Да отдайте вы ему эти шесть яиц, – поморщилась Эмма. – Что по-вашему он с ними сделает? Закидает вас или засунет куда?

– Шесть? – нахмурился орк.

Ну кто титаншу за язык тянул, а?

– Понимаете, она привыкла на пальцах считать, – начал импровизировать я. – А пальцев у неё раньше было шесть, врождённое уродство. Потом лишний удалили, но она ещё по привычке путается.

Король кивнул, поверив моей околесице, а Эмму я одарил такой гримасой, что она принялась задумчиво разглядывать собственную руку в поисках лишнего пальца.

Шестое яйцо я успел запрятать, пока орк швырял нас вдоль улицы. Так что, по сути, нам и надо-то всего лишь выбраться из дворца, добраться до ворот, забрать заначку – и вернуться через пару дней в летающей крепости, снабжённой мощнейшим оружием и искусственным интеллектом.

– Раз это такая безделица, то мы, пожалуй, оставим их себе, на память, – заявила орчиха. Интересно, кем она королю приходится? Судя по возрасту – если, конечно, я правильно определяю на вид возраст орков – дочерью, но кто их знает. – Остальные вещи доставят в ваши покои. Стражники вас проводят. А после, когда вы отдохнёте и переоденетесь, мы снова встретимся и поговорим о делах.

– У нас разве есть какие-то дела? – удивился я.

– Будут, – отрезал бронированный орк, погрозив мне кулаком. – Если жить хотите…

– Мне не во что переодеться! – заявила Эмма.

Ну да, конечно, это ж важнейший вопрос бытия на сегодняшний день! Женщины…

– Я дам тебе одно из своих старых платьев, – как-то странно улыбнувшись, объявила оркская принцесса. – Думаю, должно подойти, я с тех пор сильно похудела…

– Надеюсь, тогда вы носили платья более скромного покроя, – не осталась в долгу титанша. – Одеваться как дешёвая потаскушка не мой стиль.

– В простыне дырки сделаешь и как пончо наденешь! – не сдержался я. – Потом моду обсудите! Лично я без мечей себя голым чувствую.

Экхард принялся раскланиваться и витиевато прощаться, я же просто развернулся и пошёл к двери. Почётный эскорт поплёлся следом. Похоже, орков не очень вдохновляла перспектива оставаться в моём обществе без своего военачальника. Ну, я бы на их месте тоже не радовался компании типа, без зазрения совести и маломальского повода убивающего твоих товарищей.

Глава 7. Стрижка только начата

Запасные штаны у меня ещё оставались, а вот рубашка – только продырявленная стрелой и окровавленная. Так что пришлось развернуть заныканный на дне котомки свёрток с парадным одеянием. Чёрный шёлк с серебряной окантовкой. Осталось только серебряную розу в петлицу засунуть. Этот костюмчик угробить будет жаль.

– Что ты там про модничество говорил? – не удержалась от подколки Эмма.

– Это не мода, это стиль! – назидательно воздев палец, возразил я.

Моя шляпа тоже не потерялась. Правда, к костюму не подходила, но я всё равно её напялил.

– Да уж, стиль, – поморщилась титанша.

С тяжёлым вздохом я всё же снял шляпу и отправил её в котомку. Она и так вся мятая, хуже не будет.

Вещички нам вернули почти все – кроме тех самых пресловутых яиц. Даже зажигалку отдали – правда, теперь только в таком качестве она и годилась, что-то в ней всё же перегрелось и перегорело, так что метровый плазменный факел больше не зажигался.

Я задумчиво почесал щетину, помаленьку превращающуюся в куцую бородёнку. Раз уж принарядился, то надо и побриться. Вот только зеркала в отведённых нам покоях нет. Ну да ладно, всё равно порезы мигом заживут.

На дне котомки валялся кинжал, бывший прежде одним из ключей к исполнению Пророчества, с разбитым сердцем на рукояти. Функцию свою он уже исполнил, но хорошим оружием не разбрасываются, как-никак выкован он по официальной версии драконами, с применением магии. А по неофициальной – к его созданию приложил руку сам Абсолют, всемогущее божество. Лезвие, способное разрезать что угодно, сойдёт и для бритья. Главное полчелюсти случайно не откромсать.

– Дай-ка сюда, – Эмма внезапно отобрала у меня клинок. – И раздевайся.

– Думаешь, сейчас самое время? – хмыкнул я. – Ну да, ложе нам, конечно, предоставили получше гнилой соломы, но мы всё ещё в стане врага. К тому же, уж прости, я пока не готов попытаться забыть о Вайпер в твоих объятьях. Может через несколько лет… Но надеюсь, не придётся.

– Ты о чём-то ещё можешь думать? – вскинула бровь титанша. – Ты же всё вокруг кровью зальёшь, если сам начнёшь бриться, не видя, что делаешь. В том числе и свой стильный костюмчик. Так что чем слушать твои возмущения по поводу каждого пореза, лучше побуду твоим цирюльником. Но камзол с рубахой всё равно сними, а то в волосах будут. Да и совсем избежать порезов не обещаю, знаю я тебя, не усидишь спокойно.

Что это на неё нашло, с чего такая заботливость? Впрочем, без зеркала я действительно чисто и аккуратно не побреюсь, так что от помощи не откажусь. К счастью, нож в чужих руках у моего горла для меня не такая уж страшная угроза. Да и если я не доверю ей такое простое дело, лучше сразу забыть о дальнейшем совместном путешествии.

– Так ты нашёл ответы на свои вопросы? – осведомилась Эмма, встав у меня за спиной.

– Кто виноват и что делать? – уточнил я. – Конечно. Ответ на оба вопроса – Либра. Его и будем искать.

– Собираешься опять сцепиться со своим двойником?

Лезвие ножа прошлось по моему подбородку, заставив задержаться с ответом. Издевается она что ли, заставляя болтать во время бритья?

– Нет, мы с ним давно выяснили все разногласия. Но судя по пеленгатору, портал отсюда далековато. А у Либры имеется звездолёт, для которого расстояния планетарного масштаба сущий пустяк. Да и сровнять с землёй этот дворец или весь город не проблема. Странно, что мой двойник ещё этого не сделал, склонности к прощению врагов за ним не наблюдалось. Впрочем, если удастся подобрать шестое «яйцо», то разберёмся и сами. Но повидаться с Либрой всё равно не повредит. Вряд ли он далеко ушёл. Хотя, опять же учитывая звездолёт…

– Ты думаешь, он тут был вчера? – с сомнением протянула титанша. – Что-то мне так не показалось…

– Ну, может, позавчера, – я пожал плечами. – А как иначе? Мы же прошли во Врата друг за другом.

Дверь с грохотом распахнулась. На пороге возник орк с ворохом платьев в руках. От неожиданности рука Эммы дрогнула, и я не сдержал ругательства, получив глубокий порез.

– Тебя не учили не выражаться в присутствии дам? – возмутилась титанша, отвесив мне подзатыльник.

Это что же, получается, она понимает непереводимые выражения моего родного языка? Впрочем, стоило догадаться, что полубожественные силы не ограничиваются исключительно боевыми возможностями.

Забрав у орка ношу и выпроводив его за дверь, Эмма снова вернулась к приведению моей рожи в цивилизованный вид.

– Раздвинь ноги, мне неудобно, – распорядилась она, подходя на сей раз спереди.

– Это должна быть моя реплика, – не удержался я.

– Может ещё будет, в другой раз, какие твои годы, – хмыкнула она.

Нет, надо всё же завязывать с этими пошлыми намёками, как-то чересчур охотно титанша их поддерживает. Тем более, с моралью титаны, как я понял, не очень-то дружны. А я вообще-то практически женат. Хотя я всего лишь человек и падок на искушения… Так что тем более с намёками надо заканчивать.

– И хватит лыбиться, а то сейчас улыбку до ушей прорежу… случайно, – пригрозила Эмма.

– Тогда придётся мне сменить прозвище на Джокер и загримировать физиономию. Главное, чтоб поблизости не объявился тип в костюме летучей мыши.

– Я всё равно не понимаю твою околесицу, так что заткнись и не мешай. Поверни голову.

Не дожидаясь ответа, она сама принялась вертеть моей головой, заодно прикрыв ладонью глаза. И к лучшему, поскольку переодеться титанша ещё не соизволила, а в таком положении, наклоняясь в мою сторону… В общем, обзор мне открывался весьма интересный. Хотя с закрытыми глазами как назло мигом обострились другие чувства. Чтобы отвлечься от ощущения мягкой ладони на лице, горячего дыхания и шелеста платья рядом, я сосредоточился на скребущем по щеке ноже. Интересно, зачарованным лезвием, прорезающим что угодно, можно обезглавить одним движением?

– Эврика! – заорал я, подскочив со стула.

Разумеется, я тут же получил порез на физиономии. Да и вскочить нормально не получилось из-за удерживающей меня руки. Зато из-за рывка Эмма не удержалась на ногах и плюхнулась мне на колено.

– И что это было?! – возмутилась она.

– Я идиот!

– Это не новость, – титанша и не думала спорить. Как не спешила и вставать. – Так что заткнись и дай мне закончить.

– Да нет, я про доспехи орка, – пояснил я. – Этим ножом их можно вскрыть как консервную банку. Я в этом почти уверен. И чего сразу про него не вспомнил.

– Так он тебе и позволит расковыривать броню этакой зубочисткой, – усомнилась Эмма. Она вполне комфортно расселась у меня на колене, продолжая бритьё. – Ткнёшь пару раз, и он тебе опять руку сломает.

Я развёл руками. С такой логикой не поспоришь, я снова продумал наполовину. Зато возражение резко снижает степень моего идиотизма, так что всё к лучшему.

– Да сиди ты спокойно!

От моей жестикуляции Эмма пошатнулась и чуть не свалилась на пол. Пришлось придержать её рукой за талию. Да что ж такое-то…

– Чем это вы тут занимаетесь? – ошалел от увиденного ввалившийся без стука Экхард.

Судя по тому, что его бывшее величество успел переодеться, ему отвели другую комнату. А я-то думал, что он просто затянул с витиеватым прощанием с правящим семейством. Впрочем, честно говоря, я о нём вовсе думать забыл.

– Спокойно, стрижка только начата! – объявил я.

– Что?! – возмутилась титанша. – Тебя ещё и стричь прикажешь? Перебьёшься!

– Мне зайти попозже? – тактично осведомился Экхард, так и не получивший внятного ответа.

Судя по выражению лица, картина того, как я тут сижу в обнимку с его полубожественной тётушкой надолго травмировала неустойчивую психику бывшего короля.

– Вот давай только без сцен ревности, а? – пробурчал я, стараясь не двигать челюстью, по которой вновь заскользило острое лезвие. – Помнишь, что случилось с твоим братцем, когда он к ней руки протянул? Либра тоже где-то в этом мире и наверняка по-прежнему не одобряет таких замашек.

Вообще, в тот раз мой двойник едва не запорол всё, решив первый раз в жизни побыть джентльменом и вступиться за даму. Обрубать протянутые куда не следует руки, конечно, показательно, но лучше сразу бить по голове. А уж моралистические мотивы я ему приписал по собственному произволу, у него-то в тот момент, скорее всего, попросту рефлекс сработал. У солдафонов вечно рука быстрее мысли.

– Вообще-то, фактически, мы не родня, – огорошила нас Эмма. – Вернее, очень-очень дальняя. Мы с Эрихом и Эгоном последние представители своего вида, вот и побратались. А так отцы, матери и ближайшие предки в десятке поколений у нас разные. Хотя где-то, наверное, сводятся к общему корню.

– Тебе спокойно не живётся, да? – я укоризненно взглянул на титаншу. – Теперь этот обалдуй наверняка к тебе приставать начнёт. Или ты этого и добивалась?

– Вот давай только без сцен ревности, – усмехнулась Эмма, ответив моей же фразой. – Всё, готово.

Я ощупал физиономию рукой. Вроде гладко. В любом случае лучше, чем сделал бы сам.

– С меня пиво, – поблагодарил я, на что титанша только презрительно фыркнула.

Она наконец-то слезла с моих колен и отправилась перебирать платья. Большинство нарядов по очереди полетело на пол, пока, наконец, Эмма не выбрала то, что её устроило. Правда, я усомнился, что оно прикроет больше, чем ныне оставшиеся на женщине обрывки.

Хоть титанша и скромничала недавно, сейчас даже не попросила нас отвернуться, только сама развернулась к нам спиной. Впрочем, Экхард, как воспитанный и благородный, крутанулся покрасневшим лицом к двери без дополнительных на то указаний. Но я-то другое дело. Хочет покрасоваться? Прекрасно. Со своей любовью к демонстративности, ни за что не стану оставлять кого-то другого без зрителей, это некультурно. Что я, голых женщин не видел, что ли? Обнажение – не повод влюбляться. Ну а от соблазна, основанного только на похоти, отказаться не так уж сложно. И нет, я не пытаюсь убеждать самого себя…

– Закрой рот, утри слюну и оденься сам, – велела Эмма, заметив, что я наблюдал за ней всё это время.

– Не льсти себе, – хмыкнул я, подбирая рубаху. – Ты, конечно, хороша, но видал и получше.

– Это ты плохо рассмотрел.

– Что между вами происходит? – встрял Экхард. – Я что-то пропустил?

– Ты был слишком занят, играя мускулами перед пускающей слюни орчихой, – напомнил я, заставив его снова покраснеть. Ишь ты, ещё один скромник выискался. – Рассказывай давай, что полезного узнал об орке в скафандре, бороздящем просторы этого городка, который тесен для нас двоих.

– Джестер! – прикрикнула на меня Эмма. – Ты не можешь выражаться попроще? Не видишь, он начинает после таких фраз тупить. Не заставляй мальчика перегревать мозги в попытках осмыслить твой трёп.

– Ты снова в роли заботливой тётушки? – вскинул бровь я. – Этот «мальчик» старше меня. Хотя, с другой стороны, если кто-то скажет, что это девочка, пусть первым бросит в меня камень. И быстро убегает, ибо отдача за мной не заржавеет.

– Ничего я не узнал об этом орке, – пожал плечами Экхард, всё же успев обмозговать мою фразу. – Я пытался их убедить, что мы не вместе. Чтоб получить свободу и потом освободить вас, конечно.

– Ну да, конечно, – протянул я. – Как видишь, мне пришлось всего лишь доказать, что я – не я и лошадь не моя, чтоб нас приняли как почётных гостей, а не пленников. Так что учись, сынок, пока я жив.

– Я тебе не сын, – огрызнулся он. – Да и тебе не племянник, сама сказала, – это уже Эмме, конечно. – Так что не указывайте мне. Я был королём!

– Что-то около недели, – уточнил я. – Так что ты более известен, как принц.

– Да какая разница! Я воин, рыцарь, дворянин, победитель турниров, полководец, наследник престола, сын полубога! А вы обращаетесь со мной как с глупым мальчишкой!

– На колу мочало – песню начинай сначала, – вздохнул я. – Вроде, мы сегодня уже выясняли, у кого тут лучше с соображением, тактикой и изворотливостью в неординарных ситуациях. Она, – я кивнул на титаншу, – обладает многотысячелетним опытом, хоть и не всегда положительным. Я просто чертовски экстраординарен и сообразителен. И скромен, конечно, но это к делу не относится. А ты в нашем трио выполняешь функцию дубины. И даже с ней не всегда справляешься. Так что лучше заткнись. Ты меня раздражать начал ещё заочно, с того момента, как женился на девушке, к которой я прежде был неравнодушен. А потом ещё и объявил нам войну. Потому, если для тебя два глаза не роскошь – заткнись и не провоцируй. Иначе и один глаз окажется излишеством.

– Костюм в драке помнёшь, – напомнила Эмма, разрядив обстановку.

Я опустил сжатый кулак. Ну, накипело, что поделать. Сдержанностью я никогда не отличался. И зря титанша нас остановила. Подрались бы, подумаешь. Завершись всё смертоубийством – проблема исчезнет. А уцелели бы оба – пар выпустили, могли потом и помириться. Хотя, этот олух даже мировую выпить не предложит, а на моё предложение не согласится. Так что толку могло и не выйти.

– Расслабьтесь, мальчики, я вас обоих люблю одинаково, – заверила титанша. Как будто мы из-за неё ссорились. – Ну, или не люблю, но всё равно одинаково.

Нет, мой юморизм явно заразен. Вечно все вокруг меня начинают пытаться шутить. Причём обычно неумело и неудачно. И вся компания превращается в толпу клоунов. Будто одного Шута им мало.

– Не смешно, – по слогам отчеканил я.

В ответ Эмма притянула меня к себе и поцеловала. Совсем сдурела, что ли? Меру-то надо знать. Я, конечно, вырываться не стал. Но не успел отдышаться и высказать всё, что думаю по поводу таких выходок, как она шагнула к Экхарду и впилась уже в его губы.

Ну ладно, признаю, со стороны это действительно смотрится забавно. Принц поднял было руки, порываясь оттолкнуть женщину, но поняв, что будет выглядеть при этом глупо, опустил. А уж выражение его лица после просто неописуемо, такой ошарашенности я в жизни не видал. Хотя, подозреваю, сам я выглядел не лучше.

С улыбкой осмотрев наши физиономии, титанша открыла дверь.

– Не деритесь тут без меня, – напутствовала она напоследок.

– Я тоже не понял, что это было, – отмахнулся я от вопросительного взгляда Экхарда, едва за женщиной захлопнулась дверь. – И куда она попёрлась тоже не в курсе. И я знаю, что ничего не знаю, но другие не знают и этого.

Мою демагогию прервал хлопок закрывшейся за спиной принца двери. Я пожал плечами и завалился на кровать – подумать или подремать, как получится. Хотя лучше не засыпать, а то подозреваю, проснусь с прижимающейся Эммой под боком. И ничем хорошим это не закончится. Да и дальнейшие планы обдумать надо. Впрочем, как истинный представитель своего народа, не имея плана действий, я страшен импровизацией.

Глава 8. Тень на лице

Вздремнуть так и не удалось. Бурчание голодного брюха заставило встать и отправиться на поиски жратвы – и заодно выпивки, конечно. Да и выяснить, куда умотали мои спутники, не повредит.

За дверью дежурила пара орков, при виде меня взявшие копья на караул.

– Направо! На кухню шагом марш! – рявкнул я. Они было засуетились, но сделав пару шагов, остановились. – Ну и в чём дело?

– Кухня в той стороне, – орк указал налево.

– Значит, кругом и шагом марш! – махнул рукой я. – Пиво само себя не выпьет!

При виде меня оркский поварёнок, крутящий над очагом вертел, испуганно пискнул и куда-то умчался. Ну дожил, уже орочьих детёнышей своей рожей пугаю. Вроде и побрит…

Вертел с мясом перекочевал на стол. О происхождении этого мяса я спрашивать не стал, ну его от греха подальше.

– Найдёте эль – вам тоже налью, – сделал я предложение своему эскорту, от которого они не смогли отказаться.

– А ну пошли вон! – зарычал на обыскивающую шкафы парочку ввалившийся в кухню орк.

Стражники шарахнулись в сторону.

– Эй, кого вы боитесь больше? – возмутился я.

Орки занервничали и завертели головами. С одной стороны непредсказуемый и раздражительный тип, стреляющий во все непонравившиеся ему рожи, с другой – здоровенный орк шире каждого из них раза в полтора и толще минимум вдвое, да ещё и с громадным мясницким ножом в лапе. Трудный выбор. Пристрелить, что ли, одного из них, чтоб второй не мучился в раздумьях? Но повар помешал.

– Капитан?! – радостно воскликнул он, увидев меня, и шагнул навстречу, расставив лапы в стороны. Ну нет, обниматься с ним меня что-то не тянет.

– Нет, я не Либра, я другой, – отмахнулся я. – Пиво есть?

– Мне Капитан пять золотых должен, – сообщил орк, всё же ставя на стол пузатый кувшин.

– Твои проблемы, – пожал плечами я. – Хотя, если скажешь, когда ты его видел, я, может, и найду деньги.

Повар задумался. Выставив перед собой пятерню, он принялся загибать пальцы.

– Дык, пять и ещё пять седмиц прошло. И ещё пять… – он потёр лоб. – Может ещё пара.

Если седмица – это неделя, то не может такого быть. Всего четвёртые сутки заканчиваются с того момента, как мы вошли во Врата. Правда, прошлый мир мы покидали утром, а в этом появились к вечеру. Но даже в пределах одной планеты всегда в одной её части утро, а в другой вечер. Так что смена часового пояса ничего не значит. Не мог Либра быть тут четыре с лишним месяца назад! Хотя орку врать вроде ни к чему, но нужно будет уточнить у короля.

Я порылся в кармане и отдал орку деньги. Хотя золота у меня с собой было немного, но пять золотых не спасут. Надо будет грабануть сокровищницу, метод проверенный и беспроигрышный.

Обратно в отведённые покои я возвращался уже сытый, в относительно благодушном расположении духа и со вторым кувшином в руках.

– А где комната того белобрысого громилы, который был со мной? – вспомнив про спутников, обратился я к провожатым.

Один из орков указал на соседнюю дверь.

Я задумчиво остановился на пороге, раздумывая, то ли открыть дверь с ноги, то ли пойти к себе. Собственно, о чём мне сейчас с ними беседовать? Выпивать со мной они всё равно не желают.

Вопрос решили донёсшиеся изнутри звуки. Подобные вскрики и стоны трудно с чем-то перепутать. Похоже, от намёков Эммы я в дальнейшем буду избавлен. Только придётся регулярно напоминать себе, что они с Экхардом на самом деле не родня, а то я хоть и аморальный тип, но не до такой степени.

– Вольно и пошли вон, – приказал я оркам. – Ночью проверю, увижу у дверей – пристрелю.

Конечно, проверять я ничего не собирался. После пары кувшинов пива бессонницы не предвидится. Да и как тюремщиков их не воспринимал – легко смогу пройти, перешагнув через пару трупов. Но это я знаю, а им напомнить не повредит.

***

С раннего утра у меня редко бывает хорошее настроение. Разве что когда вовсе не ложился спать. Поэтому предпочитаю по возможности дрыхнуть до обеда, или до вечера, если лёг только на рассвете. Но раз уж тут мы пока что в плену, вряд ли кто-то станет спрашивать о моих предпочтениях в режиме дня.

Правда, будить меня никто не пришёл, проснулся сам. Давно кошмары не мучили. Три мира назад, если не считать пророческих видений. А тут как нарочно накатило.

Всю ночь я куда-то бежал в пустоте, пытаясь догнать удаляющуюся фигуру Вайпер, протягивающей в мою сторону руки. А ещё часы вокруг. Самые разные – песочные, механические, электронные. И на всех разное время. На одних стрелки еле ползут, на других крутятся как пропеллер, песок сыплется то вниз, то вверх, а электронные циферблаты вовсе показывают непонятно что, вплоть до нецензурных слов. Вот и попробуй тут выспаться и назвать после такого утро добрым.

Так что на скрип открывающейся двери я ответил броском сапога. Благо не прицельным и промахнулся.

– Совсем ополоумел?! – возмутилась Эмма.

– Что, король приглашает на очередную аудиенцию? – поинтересовался я, проигнорировав её негодование.

– Да пока нет, – пожала плечами титанша. – Монаршие особы обычно изволят до обеда почивать.

– И я с ними в этом солидарен, – зевнул я. – Твой принц тоже ещё сопит в две дырочки, что ли?

– Да откуда я знаю, – изобразила удивление она. – Чего ты такой недовольный? Не рад меня видеть?

– Сейчас я был бы рад видеть только кувшин пива, – честно ответил я. – С утра выпил – и весь день свободен.

– А королю будешь пересказывать свои пьяные галлюцинации? Хотя, ты и трезвый такую ахинею несёшь…

– А если нет разницы – зачем пить меньше? И галлюцинаций у меня не бывает. Можешь спросить вон тех зелёных чертенят, которые там в уголке сидят, – я даже пальцем указал направление.

Эмма на это не купилась и не повернула головы.

– Ладно, пошли будить твоего спящего принца, а потом и нашего гостеприимного хозяина-короля. Авось спросонья он прикажет нам проваливать, – махнул рукой я.

Экхард и впрямь ещё дрых без задних ног. А на тумбочке возле кровати стоял недопитый кувшин вина и пара кубков. Конечно, негоже разбрасываться алкоголем, но я предпочитаю пиво. Так что вино полилось на белобрысую голову его высочества – я решил, что раз он и впрямь пробыл принцем гораздо дольше, чем королём, так его и звать впредь, чтоб не путать с местным монархом.

– Ты совсем ополоумел! – заорал Экхард, подскакивая на кровати.

– Я ему это уже сегодня говорила, – подтвердила Эмма.

– Вы всё-таки точно не близкие родственники? – с подозрением уточнил я. – Уж слишком одинаково себя иногда ведёте.

– Это всего лишь адекватная реакция на твоё поведение, – хмыкнула титанша. – Но ты вряд ли поймёшь.

– На очереди король, – объявил я. – Если я проснулся – все должны проснуться.

– Выйдите, я хоть оденусь! – потребовал Экхард.

– Поверь, мне не интересно тебя рассматривать, а она и так всё видела, – заверил я. – Так что пошевеливайся, а то уйдём без тебя.

Принц скривился, но смолчал. Когда он сел на кровати, я увидел у него на спине очень характерные царапины, красноречиво подтверждающие, что прошедшую ночь он провёл куда лучше, чем я.

– Кому-то не помешает подстричь ногти, – протянул я, многозначительно покосившись на Эмму.

– Чего ты о моих ногтях волнуешься? – вскинула бровь она. – На тебе же всё быстро заживает.

Не дожидаясь, пока я подберу слова для ответа, она вышла в коридор. Я, понаблюдав ещё минуту за мучениями Экхарда, пытающегося натянуть штаны одновременно прикрываясь простынёй, последовал за ней. Пора прекратить эти намёки, тем более поведение титанши им полностью противоречит.

– Пока мы ждём этого обалдуя, давай уже окончательно проясним ситуацию! – начал я.

– Какую? – изобразила непонимание Эмма, проведя ладонью мне по щеке. Я оттолкнул её руку и отстранился. – Да что с тобой? У тебя грязь на физиономии, где перепачкаться успел? – Она внимательно всмотрелась в моё лицо. – Или это просто тень?

– Не валяй дурака, это моя прерогатива, – огрызнулся я.

– Да нет, я серьёзно, – титанша нахмурилась ещё сильнее и принялась осматриваться вокруг. – У тебя что-то тёмное на лице было. А сейчас пропало. Если это тень – то что её отбрасывало?

У меня возникли нехорошие подозрения.

– Ты не шутишь? Если это такая отговорка, то лучше скажи. И даже забудем про выяснение отношений.

– У тебя вправду было что-то тёмное на лице, – уверенно повторила Эмма.

Я прислонился спиной к стене, закрыл глаза и закурил, стараясь успокоиться. Только этого мне и не хватало.

– У меня ведь в башке кусочек Предвечной Тьмы, – напомнил я. – И похоже, ему надоело сидеть в том уголке подсознания, куда я его загнал. А может, я же его и вытащил, используя для нахождения порталов.

– Обострилось желание уничтожить мир? – с подозрением покосилась на меня титанша.

Я покачал головой.

– Я не уверен, на что этот клочок Тьмы способен. Ему даже не удалось испортить мой и без того дурной характер. По крайней мере, ни я сам, ни кто-то другой этого не заметил.

– Раньше я думала, что выражение «потемнел лицом» просто метафора, – усмехнулась Эмма. – Но ты доказал обратное. Хотя, если этим всё ограничится, то волноваться не о чем. Что ты при этом чувствовал?

– Неважно, – я отмахнулся. – Не нервируй меня своими намёками, и всё будет в порядке.

– Ясно, значит негативные эмоции, – кивнула она. – Раздражение, злость… ревность?

– Вот, ты опять за своё! – я всплеснул руками. – Да, раздражение. Ревность? Нет. Мне без разницы, в чьей постели ты проводишь ночи. Но то, что после этого продолжаешь флиртовать со мной – бесит своей нелепостью.

– Ты решил, что я была с Экхардом, и взбесился, – сделала свой вывод Эмма.

– Да не поэтому! – заорал я.

– Тогда чего опять тени по лицу побежали? – возразила она. – Я вообще-то подумывала заглянуть к нему в спальню, но меня опередили.

– Кто?

– Да откуда же я знаю? – удивилась титанша. – Я по-твоему должна была открыть дверь и полюбопытствовать? А сам чего этого не сделал?

– Был уверен, что и так знаю, – пожал плечами я.

Неужели я вправду взревновал? И с какой же это радости? Нет, не от большой любви точно. Может, чувство собственничества взыграло? Вроде как улыбается мне, заигрывает, а спит с другим – непорядок. А мне не всё равно? В принципе – всё равно. Это если рассуждать логически и здраво. А вот инстинкты, доставшиеся от предков из каменного века, кричат другое и требуют показать, кто тут вожак стаи.

Я выругался и с размаху треснулся головой об стену. Может, хоть так дурь выбью.

– Да здесь я уже, успокойся! – объявил Экхард, наконец выйдя из комнаты.

– Тогда пошли трепать нервы королю, – махнул рукой я.

Глава 9. Пойди туда, известно куда

– Вы не Капитан Стальной Скорпион и не знаете, где его найти, – в очередной раз повторил король, задумчиво постукивая пальцами по столешнице.

Он восседал во главе длинного стола. По бокам от него устроились телохранитель и принцесса. Нас усадили на некотором отдалении, ближе к середине. Видимо, в целях безопасности, чтоб не вцепились Его Величеству в глотку. Про мой стреломёт то ли опять забыли, то ли просто осторожничали по привычке, даже понимая её бесполезность. Экхард устроился напротив меня, а Эмма рядом.

– Эврика, – вяло буркнул я.

Придумывать новые ответы на повторения уже давно всем известных фактов я устал.

Говорил в основном король, стараясь одновременно окончательно убедиться, что я действительно не Либра, и уговорить найти моего двойника и притащить во дворец, с целью предать мучительной казни. Его племянник-телохранитель и прежде особым красноречием не отличался, в основном порыкивая на меня, когда я начинал в очередной раз хамить. Принцессе же было не до болтовни, она сидела с мечтательным видом, увлечённо разглядывая Экхарда, хотя узоров на принце не появилось, и цветы не выросли. У меня уже не осталось сомнений в том, чьи именно коготки прошлись по его спине.

– Мы хоть и на одно лицо, он мне не брат, не сват и в общем-то даже не друг, – вздохнул я. – Тем не менее, гоняться за ним, чтоб вы могли ему страшно или очень страшно отомстить не собираюсь. У него есть волшебный меч, игольник, бластер и звездолёт с орбитальной лучевой пушкой. А я, может, и шут, но не дурак. Тем более – не самоубийца. И предпочту враждовать с вами, чем снова ссориться с ним. И также не собираюсь выполнять любые другие ваши поручения.

Эмма ткнула меня локтем в бок и прошипела:

– А соврать тебе совесть не позволяет?

– Но это важно для всего мира! – возмутился король.

Я скривился.

– Да мне до лампочки, понимаете? Спасать миры меня вообще калачом не заманишь. К тому же, мы не местные и собираемся максимально быстро свалить в другой мир. Так что ваш может гореть синим пламенем. Впрочем, оттенок выбирайте по вкусу.

– Нам нужна ваша помощь! – взмолилась орчиха, при этом умоляюще глядя на Экхарда.

Вот он пусть и помогает. Хотя спасение мира – великоватая плата за ночь любви. Надеюсь, даже такой олух это понимает.

– Я же сказал – нет! – объявил я и запрыгнул на стол, выхватив мечи.

Орк, уже было изготовившийся к бою, на шаг отступил и уставился на мою физиономию. Что ж, если раньше, когда Предвечная Тьма была заперта, но не обуздана и при этом связана со мной, при её упоминании темнели небеса и грохотал гром, то теперь тень накрывает только мою рожу. Но хватит и этого.

– Что у вас с лицом? – ахнула принцесса.

– Я повелитель Предвечной Тьмы и её посланник! – грозно объявил я, нагло соврав. – Тьма поглотит ваш мир по одному мановению моей руки!

– Он может, – подтвердила Эмма, впрочем, без особого энтузиазма и убедительности.

– Если ты уничтожишь мир, то погибнешь и сам, – попытался уличить меня в обмане король.

– А вас это сильно утешит, что ли?

– Он псих, – на этот раз в словах титанши было куда больше уверенности.

– Как насчёт вознаграждения? – предложил король. – Искатели приключений ведь интересуются сокровищами?

– Добрый клинок дороже злата, – отмахнулся я. – Мы можем взять всё, что захотим. Но у нас есть цель поважнее золота. И нам некогда искать клады и выполнять чьи-то поручения. Так что просто не мешайте, и мы не станем вредить вам.

Я выстрелил в стол, чуть в стороне от короля. Стрелки пробили столешницу и вонзились в пол.

– Даже если я не могу победить вашего головореза, прикончить остальных мне это не помешает, – снова напомнил я. – Да и на него найдётся управа. Кто он без своих доспехов?

– Он мой двоюродный племянник, – сообщил Его Величество.

– Может, всё же выслушаем их? – предложил Экхард.

– Я так понимаю, на Мирэ ты уже наплевал? – уточнил я. – Нашёл новую пассию, зелёную и свежую? Оставайся, спасай их королевство, мир, принцессу. Дело твоё. Никто не держит, обойдёмся без тебя.

– Моим мнением не интересуешься? – осведомилась Эмма.

– Нет, – отрезал я. – В случае чего – можешь тоже оставаться.

– Ты всё равно хотел встретиться с Либрой, – напомнила титанша. – Может он заинтересуется сокровищами и приключениями. Перескажешь ему, что к чему.

– Капитан в курсе дел, – сообщил король. – Мы пытались договориться, но он отказался взять ключ. Очень резко отказался, за что и был изгнан без права вернуться.

Опять какой-то ключ. Вечно одно и то же.

– И что за ключ? Меч, нож? Может, топор? Было бы пооригинальней.

– Медальон, – полным удивления голосом ответил орк.

Ну да, так ещё банальней, конечно.

– И что он открывает? Наверняка нечто древнее, где скрыто что-то таинственное и могущественное.

– Древние катакомбы, оставшиеся от наших предков, – подтвердила принцесса.

– Скука, – отмахнулся я. – Заброшенные подземелья мне неинтересны.

– Заброшенные нам тоже неинтересны, – рыкнул королевский племянничек. – Брошенные входы замурованы.

– Пара построек на горе? – во мне проснулось любопытство. Хотя ни в какие подземелья лезть я по-прежнему не собирался.

Король кивнул.

– Да, там дежурят наши стражники.

– Дежурили, – поправил я. – Вам надо выслать смену караула и похоронную команду.

Интуиция меня не подвела, хоть я и не сообразил, на что она мне намекала. Не зря я мысленно назвал те постройки башнями. Да и про подземные этажи предположение мелькало. Только вход в них замурован. А точнее – засыпан. Землёй. Стоило подумать, что земляной пол в построенном из неизвестного материала без единого стыка или шва здании – это очень странно и нелепо.

– Ладно, бухтите о том, как древние орки бороздили подземные просторы, – махнул рукой я, слезая со стола и усаживаясь. – И прикажите пива притащить, на сухое горло байки слушать не люблю.

Рассказчиками последние представители орочьей правящей династии оказались более чем паршивыми. Косноязычие, неумение чётко формулировать мысль и дополнение недостающих сведений абсурдными домыслами едва не заставили меня биться мордой об стол. С горем пополам мне всё же удалось уяснить суть.

Давным-давно, в далёкой-далёкой галактике… Хотя нет, это не та история. В этой все события происходили на одной планете, ибо, хотя древние орки и развили технологии, в космос не выбрались. Почему-то они предпочли смотреть вглубь – туда и рыли. И понастроили подземные города и тоннели едва ли не под поверхностью всей планеты.

Чего им наверху не сиделось, чем солнечный свет оказался не мил, далёкие потомки не имели ни малейшего понятия. Лично мне наиболее адекватным вариантом показалось перенаселение. С другой стороны, при наличии на поверхности иных рас, никто не мешал отобрать территории у них. Миролюбием древние орки вряд ли отличались, учитывая доспехи, один экземпляр которых позволил их нынешнему носителю накостылять нам по первое число.

Умели ребята строить и мастерить на века. Сколько сменилось поколений с тех пор, как большинство орков ушли под землю, замуровав за собой почти все входы, королевское семейство не помнило. Значит – много. А доспехи до сих пор работают, всего-то полировка облезла.

Правда, как именно они работают, мне не объяснили. Списали на конспирацию. Но судя по тому, как замялись – и сами не знают. Для них это магия. Впрочем, судя по всему, доля магии таки присутствует. Хотя, как известно, достаточно развитая технология на вид неотличима от магии.

Возможно, сработали мои стереотипы. Но всё же речь шла об орках. И эльфы в этом мире тоже водятся. Правда, обитают не в лесах, почему-то ударившись в мореходство. Но тем не менее, уверен, что магия здесь должна быть. Потому цивилизацию древних орков определил как техномагическую.

И нам предлагалось взять последний ключ и полезть в древние катакомбы, поискать возможно уцелевшие остатки цивилизации или хотя бы их наследие. Ибо в распоряжении королевской династии, судя по всему, остались только эти доспехи. Да и самих их осталось всего трое. А при этом затруднительно обеспечить продолжение рода. Во всяком случае больше, чем на одно поколение. Вся остальная техника за прошедшие века износилась или была поломана криворукими неумехами, полезшими разбирать то, что превосходит их разумение. Во всяком случае, показать мне хоть какие-то артефакты и их действие, хоть издали, король резко отказался, даже когда я поставил демонстрацию условием своего сотрудничества. Значит, нечего им показывать.

Про внешние отличия правящего семейства от остальных орков мне ничего толкового выяснить не удалось. То ли людские гены в их роду где-то затесались, то ли остальные деградировали. Это выяснится разве что при встрече с обитателями подземных городов. А такие встречи в мои планы не входили. Некогда мне по туннелям лазать, надо искать портал и валить в следующий мир.

Хотя любопытно, даже очень. И зачем строили катакомбы, и почему в них ушли и замуровались, и что потом случилось, из-за чего оставшиеся на поверхности деградировали. Раскол в правящей династии? Кастовое расслоение – учёные ушли, а дураки остались?

Впрочем, не такие уж и дураки. Сами лезть в подземелья, где неизвестно на что наткнутся, не хотят. Ищут, кого назначить добровольцем. И вполне логично не доверили последний ключ рядовым болванам, которые если не сдохнут по дороге, то либо заблудятся уже внизу, либо просто не сообразят, чего тащить. А может, и посылали экспедиции раньше, пока ключи не кончились. Но я быть инструментом в чужих руках не намерен. Даже если мне любопытно.

– Уж поверьте, если я – ваш последний шанс на возрождение рода и цивилизации, то вам крышка, – усмехнулся я. – Подумайте вы головами, если у вас черепа не слишком толстые и мозги внутри побольше ореха. Ну, допустим, я согласился и пошёл. И нашёл что-то ценное и важное. Доспехи, ещё какое-то оружие. Серьёзно думаете, я принесу их вам и сложу у трона? Или использую сам, чтобы всё тут разнести?

– Мы знаем, что эти твои «яйца» непросты, – довольно потирая руки, объявил король. – И надёжно их спрятали. Оставшиеся пять.

Значит, оговорку Эммы не забыли. И в мою отговорку про шесть пальцев не поверили. Слишком умные орки.

– Когда я буду по кусочкам вас резать – расскажете где, – равнодушно отмахнулся я.

Ещё шантажировать меня вздумали, как же. Не на того напали. Если придётся – и впрямь порежу на кусочки. Но думаю, обойдётся запугиванием и парой ранений. Потом просто прибью, конечно, не отпускать же, но без пыток.

– Ты не сможешь воспользоваться находками, – рыкнул телохранитель. – Наше оружие только для орков.

Либо генетический анализ, либо магическое распознавание. В принципе, при желании, любой детектор можно обмануть. Но мне их железяки не особенно и нужны, а доказывать вопрос из принципа будет слишком сложно.

– Я попробую убедить этого упрямца, – встрял Экхард.

Я в ответ продемонстрировал ему вытянутый средний палец. Словесных ругательств на моём родном языке он не понимает, но жест – универсален.

– Если откажетесь – мы вас изгоним! – пригрозил король.

Да уж, как страшно. Будто мы хотим чего-то другого, а не свалить отсюда. Видимо, жизни вне своего королевства Его Величество не мыслит. И в любом случае, я ещё вернусь. Вместе с Либрой, на его корабле, разнесём тут всё быстренько, заберу «яйца», и двойник подбросит нас к порталу. Хотя странно, что он сам не стёр этот город в прах. Может, Эстер попросила – пленной спутницей наверняка была она, больше некому.

– Время на раздумья до завтрашнего утра, – махнул рукой король. – Отправляйтесь в свои покои. И выгляньте там в окно.

И что я там, по его мнению, увидеть должен? Несчастный захолустный городишко, опустившийся на уровень средневековья? И тут же воспылать желанием вернуть оркам утраченные технологии, а вместе с ними уровень быта? Сколько поколений так живут, пора бы уж привыкнуть. Последнюю кофеварку, что ли, сломали, теперь страдают нестерпимо? И любят же правители личные проблемы возвысить до уровня мировых. Подданным-то точно до свечки отсутствие лампочек.

Но так уж и быть, потерплю ещё сутки, посмотрю в окошко, пока Экхард будет с зелёной принцессой пытаться продолжить династию. Лучше всё же выйти из города без летящей по пятам бронированной туши.

Глава 10. Титаническая психотерапия

А за окном цветёт весна. И вдалеке, возле городских ворот, колосится первый шпиль нового замка. Я конечно, понимаю, что семя, брошенное в плодородную почву, непременно даст всходы. Но, похоже, это относится даже к семенам размером с куриное яйцо, напичканным нанотехнологиями и засунутым в осыпавшуюся кирпичную кладку.

Видать, если с самого начала не повезло, то и дальше пойдёт сплошная непруха. Не стоило ждать удачи от мира, в первую секунду пребывания в котором получил стрелу в грудь. А без удачи никуда, без удачи мне беда.

Кстати, «почва» в виде стены барака городских стражников оказалась не шибко-то плодородной. И расти замок будет долго, разбирая окрестные здания и грунт на атомы и перестраивая в нужные материалы. Потому как каменные стены мне даром не нужны, а электронную начинку из глины не слепишь. А поскольку прорастание началось бесконтрольно, без команды, то, очевидно, произошёл какой-то сбой. И если системы замка мне всё же подчинятся, то только после полного завершения конструкции и формирования личности Искусственного Интеллекта, которого я прозвал Арлекином.

– Ванна свободна, – сообщила Эмма, войдя в комнату. – У них тут даже водопровод есть. Правда, примитивный, переделанный.

– У тебя вроде своя комната была? – поинтересовался я, оборачиваясь.

Как я и ожидал, титанша стояла, завернувшись в полотенце. Коротковатое для её габаритов. Впрочем, скорее всего, так и задумано.

– Нету, – пожала плечами Эмма. – Нас почему-то поселили вместе. Ты с самого начала не заметил?

– Я заметил, что ночевала ты не здесь.

– Так я не спала, – усмехнулась она. – Гуляла по замку. В отличие от вас, смертных, мне не нужно треть жизни проводить в бессознательном состоянии.

– Значит, кровать и сегодня останется в моём распоряжении? – уточнил я.

– Если не собираешься в ванную – определённо, – кивнула титанша.

– Эй, я что, плохо пахну?!

– Да как сказать… Ночёвка в стойбище орков на звериных шкурах, потом королевский телохранитель изрядно повалял тебя по мостовой. Ну и пробуждение в подземном каземате на куче гнилой соломы тоже добавило изысканный оттенок к твоему аромату…

Вот нельзя было найти тут душ до того, как я переоделся в лучший наряд? Так нет, тазик с водой принесли, а про ванную с водопроводом – молчок. Я, конечно, в том тазике ополоснулся… Ну как, кровь смыл и пятна грязи.

– Мне переодеться не во что, – напомнил я. – Продырявленную стрелами рубашку надо постирать и заштопать…

– Это тонкий намёк? – вскинула бровь титанша. – У твоей наглости вообще границы есть?

– Есть, конечно, – пожал плечами я. – Но они недостижимы.

– Так и думала, – вздохнула Эмма. – Потому уже постирана и висит сохнет. А вот если иголки с ниткой у тебя не найдётся, то, как ты говоришь, на нет – и суда нет.

– А вот и да, – возразил я, доставая требуемое из-за отворота голенища сапога. – Держи свой набор начинающей швеи-мотористки.

– Наглый и запасливый – ужасное сочетание, – покачала головой Эмма. – Как порядочный человек ты обязан будешь после этого на мне жениться.

– Так я непорядочный. К тому же, у нас слишком большая разница в возрасте.

– В большинстве миров неприлично напоминать женщине о её возрасте! – притворно возмутилась титанша. – Ты не только непорядочный, но ещё и дурно воспитанный.

– Ты знала, с кем связывалась, когда решила идти со мной, – пожал плечами я. – Кстати, так и не понял, зачем.

– Растерялась, после того, как внезапно стала почти человеком, – внезапно огрызнулась она.

Что ещё за перепады настроения?

– Чего нервная такая? Критические дни? – ну не могу я придержать язык за зубами и не съязвить, если есть возможность, даже когда случай неподходящий.

– Определённо! – всплеснула руками Эмма. – После встречи с тобой вообще сплошной кризис!

Я мысленно смахнул метафорический пот со лба. Не поняла о чём я. Видимо, титанши устроены иначе, чем человеческие женщины.

Значит, не нравится ей утрата могущества. Это, конечно, понятно, я и не сомневался. Но не думал, что она это воспринимает так остро.

– У тебя и сейчас магических сил немало, – заметил я. – На древнюю броню орка, правда, не хватило, но решётки вышибаешь за милую душу.

– Что ты понимаешь, – отмахнулась Эмма. – По твоим полуграмотным человеческим меркам я, конечно, великая волшебница. Но ты даже не можешь вообразить мои прежние возможности! Это всё равно как если отрубить тебе руки и ноги – ничего страшного, ещё нос остался, жить можно!

– Спокойствие, только спокойствие, – замахал руками я. – С проведением параллелей у тебя, конечно, полный провал, но смысл я уловил. Если всё так плохо…

Я задумался. Насколько же на самом деле паршиво она себя ощущает? А виду особо не подавала. Впрочем, кто я такой, чтобы судить, какое поведение считается нормальным для существа древнего и прежде полубожественного. А что бы я стал делать в случае, допустим, частичного паралича? Ибо при отрубании конечностей, как в её примере, уж точно ничего бы сделать не мог, и всё было бы понятно.

– Недогадливая ты у нас, значит, – скептически улыбаясь, я задумчиво закивал. – На шаг вперёд не просчитываешь, о последствиях вторжения в город после сигнала тревоги не подумала. Обманулась моей обычной тактикой, которую толком и не видала. Помнится, ты говорила, что я дубина? Что ж, теперь признаю. Тупее принца, тому простительно.

– Ты о чём? – Эмма удивлённо нахмурилась.

Я резко шагнул вперёд и приставил нож к её горлу.

– Помереть захотелось? Так попросила бы пособить. Или со скалы головой вниз. Нет? Не уверена, не определилась? Вроде и помирать не вариант, после тысяч лет-то, да ещё только недавно из заточения выйдя. И жить в качестве ущербного человека не хочется.

– Не понимаю, что ты несёшь.

Я убрал клинок и просто ударил наотмашь. Но в последний момент остановил руку у самого её лица. Не парировала. Всё хуже, чем я думал.

– Это у тебя такой способ флирта? – осведомилась Эмма, чуть склонив голову набок, при этом прижавшись щекой к моей ладони.

Я покачал головой и рассмеялся. Ох уж мне эти бессмертные!

– Полубоги, великие маги, короли, принцы… Ничего вы все в жизни не понимаете! В простой человеческой жизни. Ох, ужас какой, ты теперь всего на два порядка превосходишь обычных людей, а не на десять! Катастрофа. Странно, что у Экхарда ещё психологический срыв не случился. Хотя он, наверное, пока не осознал перемен.

– Тебе не понять, – отмахнулась она.

– Напротив, очень хорошо понимаю, – возразил я. – Конечно, у меня никогда не было такого могущества. Да, честно говоря, сейчас я как раз на пике своих возможностей. Но знаешь ли, у каждого человека в жизни бывают моменты потерь и неудач. С твоей-то точки зрения это всё сущие мелочи, не заслуживающие внимания вовсе. Но для нас, жалких смертных, личная катастрофа равносильна концу света. И хочется выть на луну, лезть на стены и бить в них кулаками и головой. Из-за мелких таких трагедий, непонятных вам, сильным мира сего. Ну или не сего, а любого другого.

– И как вы с этим справляетесь?

– Разбиваем кулаки об стену, воем на луну, пьём, – пожал плечами я. – Рано или поздно оказывается, что трагедия была не так уж велика. Ну или не оказывается. И тогда человек шагает из окна или с моста. Ты от меня панацеи ждала? Ха-ха три раза. Лекарства от тоски и депрессии нет. Говорят, время лечит, но это врут. Надо это просто пережить, смириться и жить дальше. Найти новый смысл жизни, изменить жизнь к лучшему. Короче, стиснуть зубы и терпеть, иногда разрывая полночную тишину заунывным воем.

Да, психолога из меня что-то не получается. Слишком широкая тема в целом, при том очень слабо соотносящаяся с конкретной ситуацией. И конкретные примеры приводить – заведомый провал, для титанши все людские беды ничего не значат.

– Ты выбрала в целом верную тактику, – продолжил я. – Ничто так не помогает вернуть вкус к жизни, как возможность её лишиться. Даже если пять минут назад подумывал шагнуть с моста, когда начинают угрожать тебя с него скинуть – отбиваешься.

– Проверял? – хмыкнула Эмма.

– Ну, не конкретно с мостом, – пожал плечами я. – Но в целом да. Драка – лучшее средство от депрессии. К тому же, бить в стену больнее, чем в чью-то морду.

– А что случалось с тобой? – полюбопытствовала титанша. – Какая трагедия?

– Ничего особенного, – я снова пожал плечами. – Никаких вселенских катастроф. И даже трудного детства с деревянными игрушками, прибитыми к полу, и скользким подоконником не было. Просто мелочи жизни, дерьмо случается, как говорится. Увы, ни одной пафосной истории в запасе.

– Ладно, не рассказывай, если не хочешь, – не поверила Эмма. – Но тогда тебе придётся признать, что у меня случай посерьёзней. Хотя в целом ты всё же прав. И драка с орком действительно помогла, немного. А раз уж он нас не убил, так тому и быть. Тем более мы, кажется, наткнулись на что-то интересное.

Я поморщился. Лезть в древние оркские катакомбы в целях психотерапии для титанши в мои планы точно не входит. Может, Либра заинтересуется, тогда с ним Эмму и оставлю.

– Со мной не соскучишься, прорвёмся, – заверил я. – А ограниченность возможностей добавляет остроты. Подумай о новых ощущениях.

– Думаю постоянно, – кивнула Эмма, как-то загадочно улыбнувшись. – Вали в ванную уже.

Я прикусил язык, но предложение потереть мне спинку проглотил. А ну как согласится…

Глава 11. Хьюстон, у нас проблемы

В посредственном кинематографе моего родного мира существует несколько ужасных клише. Одно из них – утреннее пробуждение мужчины и женщины в одной постели. При этом всегда как минимум один из них не помнит, как такое произошло – зачастую оба. И начинаются долгие выяснения, было между ними что-то или не было. Иногда на этом вообще основан весь фильм.

К счастью, жизнь не подчиняется воле плохого сценариста. И склерозом я не страдаю. Случаи, когда доводилось напиться до потери памяти, не в счёт – всё равно после этого я просыпался исключительно на полу и один. Так что пробуждение в одной постели с Эммой не стало для меня сюрпризом. Оставалось надеяться, что у неё тоже не случилось внезапной амнезии, а также не разыгралось дурное чувство юмора. Впрочем, скорее всего, титанша об этом клише не знает.

В противном случае, если она начнёт разыгрывать эту дурацкую мизансцену, мне не останется ничего другого, кроме выскакивания в окно, как есть в одних трусах, и бегства в сторону заката. Или в любую другую сторону. Лишь бы куда подальше от неправдоподобной банальности, моя тонкая натура этого не выдержит. Я хоть и склонен частенько устраивать цирковое шоу, но исключительно в качестве конферансье, а не льва, прыгающего через огненное кольцо.

В целом, настроение моё этим утром было гораздо лучше, чем предыдущим. На сей раз обошлось без кошмаров и удалось нормально выспаться. Возможно, женское тело под боком этому тоже способствовало. К счастью, Эмма во сне не храпит, не лягается и одеяло не перетягивает, так что ночь определённо удалась.

Вылезая из постели, я едва не споткнулся о сапоги Эммы. А ведь как раз с них всё прошлым днём и началось. Эх, в нормальных историях в начале было Слово, а у нас – сапоги. А потом скажут, что виноват во всём я. Но вообще-то на сей раз в виде исключения вся чехарда началась не с меня…

Выйдя из ванной, я слегка удивился тому, что Эмма соизволила одеться. Впрочем, учитывая её наряд, одетость оставалась довольно условной. Платье с чужого плеча сменил иной прикид. И где титанша только успела его раздобыть? Корсет на шнуровке, короткая обтягивающая юбка, перчатки до локтя и сапоги до колен – всё кожаное.

Что удивило меня гораздо больше – присутствие в комнате Экхарда и то, чем он занимался. Возможно, сам принц считал себя куртуазным рыцарем и джентльменом, помогающим прекрасной даме. Но с моей точки зрения происходящее выглядело крайне непристойно.

Казалось бы, что такого – принц всего лишь помогал титанше завязать шнуровку на сапоге. Вот только при этом он стоял, преклонив колено возле кровати, а Эмма сидела, водрузив ногу ему на плечо. Только плётки в руке и не хватает для полноты картины!

– Что это за разврат на моей постели?! – возмутился я.

– Да ещё и без тебя, да? – усмехнулась титанша.

– Утихомирь своё больное воображение, – буркнул Экхард.

Он, наконец, затянул последний узел и собирался встать, но на его плечо опустился второй сапог – теперь на правой ноге.

– Откуда обновка? – поинтересовался я. – Неужели орки носят подобное?

Впрочем, откуда мне знать, может и носят. В конце концов, из орчих я пока видал только одну принцессу. А в чём щеголяют остальные – кто их разберёт.

– Видимо, орки, как и ты, не брезгуют трофеями, – пожала плечами Эмма. – Даже если эти вещи им совершенно не нужны. И мы не первые пришельцы из другого мира здесь. Во время прогулки по замку я наткнулась на целый склад конфискованного барахла. В основном хлам, но, как видишь, кое-что мне приглянулось.

– Может, и мои наноконтейнеры там?

Титанша покачала головой. Что ж, если она не нашла яйца, вряд ли мне это удастся. Впрочем, взглянуть всё же не помешает. В худшем случае, может, тоже отыщу что-то на свой вкус.

– Веди нас туда!

Пришлось идти в дырявой и ещё не совсем просохшей рубахе, но терять время из-за таких мелочей не хотелось. Эмма провела нас по узкой тёмной лестнице вниз, в подвал. Судя по пыли и следам в ней, до титанши тут давненько никто не ходил.

Насчёт склада Эмма несколько преувеличила. Скорее походило на свалку, да именно там и было место основной части этого хлама. Большая часть одежды истлела, исключая кожаную, разумеется.

– Не хочешь примерить? – я протянул Экхарду широченные кожаные штаны с дырами сзади. Боюсь даже представить того, кто их раньше носил.

Куча железок непонятного предназначения вполне могла раньше быть разнообразным оружием или технологическими приборами. Но ныне они были или искорёжены, или разобраны так, что привести в первоначальный вид уже не представлялось возможным. Множество мечей, ножей, топоров покрылись ржавчиной. Хотя оставались и блестящие, выглядевшие совсем новыми клинки, но вряд ли они окажутся лучше наших. Нашлось несколько пистолетов, но незаряженных. Хотя на полу среди прочего барахла и валялись патроны, я не слишком разбираюсь в огнестрельном оружии, так что даже затруднился сопоставить калибр. Да к тому же наверняка за годы без смазки стволы пришли в негодность. Пытаться привести их в рабочее состояние не имело смысла – даже знай я как. Мой стреломёт всё равно лучше. Вот более футуристическое оружие я опробовал – ни одно не выстрелило. А уж как починить лучевик я точно не представлял.

Моим трофеем стала только пара перчаток с отрезанными пальцами. Ещё приглянулся кожаный жилет с многочисленными карманами, но он явно был рассчитан на кого-то, превосходящего меня вширь минимум вдвое, так что пришлось отдать обновку принцу, на его плечищах будет сидеть нормально.

– Значит, раньше орки не изгоняли незваных гостей, а обирали до нитки и закапывали останки, – резюмировал я. – Интересно, с чего они подобрели?

– Может, и изгоняли, просто без вещей и нагишом, – предположила Эмма. – С Либрой, видимо, не вышло. А ты его двойник, решили не связываться.

– Или нас просто не предупредили, что изгнание включает в себя конфискацию имущества. – Я задумался. – Пожалуй, лучше не дожидаться извещения. В каждом приличном замке должен быть тайный ход. И где ему начинаться, как не в подвале.

– Например, в тронном зале или королевской спальне, – тут же возразил Экхард.

– Заткнись и ищи, – буркнул я, подавая пример.

Принц прав, конечно, но это не значит, что я ошибаюсь. Потайных ходов может быть и несколько. К тому же, пока мы можем обыскать только подвал, а лучше синица в руках, чем гадящая над головой.

За соседними дверями обнаружилось ещё несколько складов хлама. На сей раз, судя по всему, не иномирного, а местного происхождения. Остатки разных вышедших из строя древнеоркских механизмов подтверждали рассказанную королевским семейством историю. Видимо, они продолжали надеяться, что найдётся кто-то, способный собрать из обломков работоспособные аппараты. Впору было присваивать правящему роду фамилию Плюшкины.

Следующая дверь оказалась заперта и не поддалась попыткам её вышибить дюжим плечом Экхарда. На моё предложение использовать голову в качестве тарана принц почему-то не согласился. Пришлось временно оставить неподдающуюся преграду в покое и продолжить поиски.

– Там ничего интересного, – объявила Эмма, заглянув в очередное помещение и как-то очень поспешно закрыв дверь.

– Дай-ка взглянуть.

Я шагнул вперёд, пытаясь пройти, но титанша буквально встала на защиту комнаты грудью.

– Больше тебе ничего не дать?

– Не провоцируй, – предупредил я, погрозив ей пальцем. – Что там? Я всё равно не отстану, пока не узнаю.

– Если ты туда зайдёшь, на этом поиски закончатся, – проворчала она. Я продолжал стоять, скрестив руки на груди, и сверлить её требовательным взглядом. – Ладно! – сдалась Эмма, поняв, что меня не переспорить. – Это винный погреб.

– Тогда идём дальше, – пожал плечами я. – Запомни, наконец, я предпочитаю пиво, а к вину равнодушен.

– Внутри вполне может быть потайной ход, – заметил Экхард.

– А вот он неравнодушен, – усмехнулся я. – Хочется попробовать прокисшего виноградного сока столетней выдержки?

– Простолюдины вроде тебя никогда не смогут оценить всю прелесть букета хорошего вина, – презрительно махнул рукой принц. – Выдержанным вином не напиваются, им наслаждаются. И не суди меня по себе. Если я и прихвачу бутылочку, то разопью её в подходящей обстановке и компании, а не из горла, сидя на грязном полу подвала.

– Сноб, ты на самом деле даже не королевских кровей, – напомнил я. – Твоя матушка гульнула налево.

– Я сын титана! – тут же возразил он. – Практически полубог.

– Ну нет, это чистокровных титанов можно считать полубогами, значит, ты максимум на четверть. Верно? – я обернулся к Эмме.

– Никогда не встречала богов и не сравнивала силы, так что не знаю, – всплеснула руками она. – Вам точно надо именно сейчас мериться родословными?

– Чем тут мериться, он простолюдин, – фыркнул Экхард.

– А ты бастард, – не остался в долгу я.

– А меня ваша мелочная свара на ровном месте злит, – ввернула титанша, раздражённо притопывая.

– Ничего страшного, ты прекрасна в гневе, – заверил я.

Эмма тяжело вздохнула.

– Джестер, вот как ты умудряешься вести себя так, что в один момент тебя хочется хорошенько стукнуть, а в следующий обнять и расцеловать?

– Это у тебя просто гормональные перепады, – пожал плечами я.

– И через секунду – снова стукнуть. Ты просто…

– Запиши эту мысль, потом обсудим, – перебил я. – Тут кое-что интересное.

Я постучал по стене, привлекшей моё внимание. Звук получился металлический и пустой. Значит, я оказался прав и тонкая полоска не узор, а плотный стык двери с косяком.

– Отойди, – велел Экхард, снова приноравливаясь для удара плечом.

– Дайте мне точку опоры, и я переверну ваши представления о применении силы, – предложил я.

– Я знаю, что такое принцип рычага, – заверила Эмма.

Принц промолчал. Судя по всему, не желая демонстрировать необразованности. А может, раздумывал, как с помощью точки опоры перевернуть чьи-то представления.

Я попытался просунуть лезвие меча в щель, но ничего не вышло, слишком плотно была пригнана дверная створка. Экхард отодвинул меня в сторону и сам взялся за дело. То ли меч Разрушителя повлиял, то ли у этого дуболома и впрямь дури слишком много, но Его Высочество добился успеха там, где я потерпел фиаско. Я колоссальным усилием воли сдержал желание дать ему пинка, отправив в полёт, поскольку уже догадался, что окажется за дверью.

Створки оказались раздвижными и разъехались в стороны, скрывшись в стене. Пришлось ухватить дурня за шиворот, не позволив по инерции свалиться в шахту лифта.

– Всё, что не делается – к лучшему, – объявил я. – Судьба всё же хранит меня от нелепой смерти, не позволяя влезть туда, где можно убиться.

– Ты просто каши мало ел, не оправдывайся теперь, – буркнул Экхард.

Ни капли благодарности, а я ведь ему жизнь спас! Лежал бы сейчас на дне, которого отсюда даже не видать. Хотя, он живучий, может только несколько костей бы переломал и потом долго и мучительно умирал от жажды.

– В фильмах на стене шахты лифта всегда была лестница, – вздохнул я.

Тут не было не только лестницы, не видно было и каких-либо механизмов для подъёма кабины, шахта заканчивалась на этом уровне гладким потолком. Впрочем, если у орков доспехи парили над землёй, что им стоило оснастить чем-то подобным и лифт.

– Орки тех фильмов не смотрели, – заметила Эмма. – Можно спуститься по верёвке.

– Или всё же найти лестницу, которая в любом случае должна быть. Кто знает, какая тут глубина. Может несколько километров.

– Чего? – переспросил Экхард.

Похоже, что такое километры он тоже не знает, а магический перевод меры длины не адаптирует.

– Миль, лиг, вёрст, в чём ты там расстояние меряешь? Короче, глубоко тут. Надо было позволить тебе упасть и засечь время.

– За твоей болтовнёй всё равно бы звук падения не услышали, – покачала головой Эмма.

– Вот сейчас обижусь и спрыгну, – предупредил я. – При моей регенерации, скорее всего, выживу.

– Подтолкнуть? – предложил принц.

Надо было всё же позволить ему упасть.

– Кстати! – меня внезапно осенило. – Король сказал, что все известные им входы в подземный город замурованы. А это тогда что?

– Может, они тоже не смогли спуститься? – неуверенно предположила титанша.

– В летающем скафандре? – я скептически вскинул бровь. – Да и вряд ли в городе дефицит верёвок. Одну на несколько километров, конечно, не свяжешь, но вполне можно вбивать в стену скобы и вязать к ним новые верёвки.

– Думаешь? – титанша постучала по стене, сделанной из того же неизвестного материала, что и башни на горе.

Я пожал плечами. Чего гадать-то, когда можно проверить. Скоб или крючьев у меня, конечно, не было, зато за плечами всегда пара мечей. Я размахнулся и со всей силы попытался вонзить лезвие в стену. Уже запоздало мелькнула мысль, как потом вытаскивать, если глубоко воткнётся. Но этого не произошло, хотя везением такой результат назвать я тоже не могу. Клинок, выдерживавший многократные столкновения с волшебным оружием и легко рассекающий плоть, кости и дублёную кожу разом, от удара со звоном разлетелся вдребезги, будто стеклянный.

Мало мне было проблем, теперь ещё и меча лишился. Надо быть оптимистом и видеть во всём плюсы. У меня остался второй меч, а теперь я знаю его предел прочности. И тот факт, что стены строений древних орков ничем не пробить. Но не утешает. Такой отличный был меч, где теперь искать ему замену. Что-то я уже очень много всего поломал и испортил в этом мире.

– Мда, вряд ли местные эльфы признают меня утерянным королевским наследником и перекуют меч, даже если я им Агрономом представлюсь, – вздохнул я, бросая эфес в шахту.

– Кем? – опять не понял Экхард.

– Тихо, – зашипел я. – Слушаем!

Наконец снизу донёсся далёкий звук удара.

– Очень глубоко, – определил я. – Кто-то может сказать точнее?

Мои спутники синхронно пожали плечами. Да уж, настолько неточная и бесполезная информация не стоила поломки меча. Впрочем, я его не для того ломал.

– Возвращаемся на свалку, искать мне новый меч. Потом спросим орков, почему молчали про шахту.

– А как же лестница? – нахмурился Экхард.

– Ищи, – предложил я. – А я уже что-то начал сомневаться в существовании тайного хода. Зачем он древним оркам был бы нужен, когда есть спуск в подземный город. А лестницу туда они наверняка замуровали, если она вообще была.

Снизу снова раздался какой-то шум. Может эфес упал не на дно, а зацепился за какой-то выступ и теперь свалился ниже? Но шум снова повторился. Либо железка там по ступенчатому уступу прыгает, либо шумит что-то другое. Неужели механизм лифта запустился?

Я едва успел отскочить, так что плазменный заряд не попал мне в морду, а расплескался по потолку шахты.

– Ты что творишь?! – заорал я на появившегося в поле зрения орка в доспехах. – Не мог просто сказать, что сюда доступ запрещён и чтоб валили? А ещё помощи просили! Про шахту не сказали, в чём ещё наврали?!

В следующий миг я полетел на пол, отброшенный рукой Эммы, а на месте, где я только что стоял, пронёсся очередной заряд. Орк висел в воздухе внутри шахты, переводя ствол закреплённой на предплечье пушки с одной цели на другую. А целями были мы трое. А раньше пушки не было. И доспехи…

– Это не тот орк! – озвучила титанша то, о чём я уже и сам догадался.

Доспехи новенькие и не того цвета. К тому же прибамбасы, отсутствующие раньше. И рожа под шлемом какая-то сероватая, а не ярко-зелёная.

– Напомни мне больше ничего никогда не бросать в неизвестно куда ведущие шахты, – попросил я.

– Как будто ты послушаешься.

– Люди, как вы посмели вторгнуться сюда, – хрипло произнёс орк. – Совсем обнаглели, ничтожества.

– Мы не люди, – счёл нужным возразить Экхард, на секунду высунувшись из-за стеллажа с бутылками, где успел спрятаться.

Орк не был настроен воспринимать разумные аргументы, ответив выстрелом.

Эмма тоже успела найти укрытие, один я как дурак всё ещё сидел на полу.

– Мы точно не люди, – подтвердил я, подняв руки, чтобы продемонстрировать когти и шипы. – И мы пришли с миром.

На всякий случай я огляделся вокруг, но мои слова про мир не заставили внезапно появиться в помещении Пакс. А жаль, миротворица из сорок второго века с её лучемётами и нанотехнологическими штучками нам бы тут пригодилась.

– Вы не орки! – прохрипел он.

Такой веский аргумент мне крыть было нечем. Увы, позеленеть, даже от злости, я в буквальном смысле не могу.

– Нас послал король орков, – попытался всё же возразить я.

– Нами правит королева!

Либо та троица в тронном зале нас крупно дурила, либо у этой серой морды крыша поехала. Но у кого пушка больше – тот и прав. Королева, так королева, жалко мне, что ли.

– Это всё одно большое недоразумение, я всё объясню, – я выставил руки в знак мирных намерений, но орк не позволил начать ездить ему по ушам.

Поскольку я единственный оставался открытой целью, он поступил здраво и логично – пристрелил меня. Плазменный заряд ударил мне в грудь, вновь отбросив на пол, а я только встать успел.

– Джестер! – испуганно воскликнула Эмма.

Я закрыл глаза, не желая смотреть. Результат выстрела я примерно представлял. Плазма должна была спалить мне половину грудной клетки, возможно, насквозь. Слева, в области сердца. По идее, я должен быть уже мёртв. Но пока просто больно, даже терпимо.

Я приоткрыл один глаз и взглянул на орка. Он тряс правой рукой, а левой стучал по стволу пушки. Заклинило, что ли? А чем тогда меня шибануло?

Я всё же рискнул и скосил глаза вниз. Зря, в результате едва не стошнило. Подпалило меня основательно, хотя и поверхностно, даже рёбер в ране не видать. Впрочем, я не присматривался. Благо болевой порог повышен, регенерация работает, до обеда заживёт. При мысли об обеде, после зрелища собственного хорошо прожаренного тела, опять едва не стошнило.

Я перевернулся и на четвереньках сиганул в ближайшее укрытие. Едва успел, прежде чем следующий заряд расплескался по полу. На мой неквалифицированный взгляд, всё ещё не на полной мощности.

– Батарейки сели? – не удержался я. – За рубаху ответишь!

– Конец орку, – хмыкнула Эмма.

– Да-да, – подтвердил я. – Ему вынесен модный смертный приговор.

– Твоя рубашка не была модной, – заметила титанша, естественно, не уловив юмора.

Я не стал отвечать. Не до препирательств в такой момент. Укокошить орка у меня желание, конечно, было, а вот с возможностями обстояло хуже. Если с королевским племянником в потрёпанной броне не сладил, этого-то как одолеть?

– Хьюстон, у нас проблемы, – пробормотал я. Никто не отозвался. – У кого есть идеи? Не молчите.

– Бежать, – зло буркнул Экхард.

– Значит, стратегическое отступление, – поправил я. – Эмма?

– Поддерживаю предложение, – откликнулась титанша.

Глава 12. Солдат забытой войны

– На счёт три, – объявил я, схватив с полки бутылку и запустив врагу в морду. – Три!

Краем глаза набегу я заметил, что импровизированный снаряд достиг цели. Хотя особого вреда орку не причинил, бутылка разбилась о шлем, и вино залило глаза. Он судорожно тряс головой и пытался протереть лицо пальцами в перчатках, что сквозь узкие прорези не удавалось.

– Пора валить с суверенных оркских земель, – внёс предложение я.

Спутники поддержали синхронными кивками. Надо же, какое единогласие.

Эмма оттащила меня от двери, которую я пытался подпереть спиной.

– Хочешь ещё и тыл поджарить? – строго осведомилась титанша.

Я осмотрел и даже ощупал единственную преграду, отделявшую нас от вооружённого, опасного и злого орка. Обычная деревянная дверь. Не везёт, так не везёт. Будь она непробиваемой и с запором снаружи, можно было спокойно оставить этого типа внутри, тихонько спиваться.

– Что вы здесь делаете?!

А вот и кавалерия прибыла. Как всегда с опозданием. Королевский племянник-телохранитель явился в сопровождении отряда стражников. Вот он пусть и разбирается, а я понаблюдаю с галёрки за боем двух клыкастых остолопов в скафандрах.

– Мы нашли твоего родственника, как заказывали, – радостно поведал я. – Только внушить ему братские чувства не сумели.

– Что?! – орк побледнел, несмотря на зелёный цвет лица. – Вы разбудили стража?! Он не станет с нами разговаривать!

– Это мы уже поняли. Но надо было точнее выражать свои пожелания, так что теперь разбирайтесь сами. Подвинься, – я попытался пройти мимо орка, – я устал, я ухожу.

Он мигом приставил меч к моему горлу. Похоже, смыться не удастся. Значит, нас всех тут перебьют. Обидно, у меня были планы на ближайшую сотню лет.

Дверь разлетелась в щепки.

– Захватчики! Мерзкие гоблины!

– Они орки, – тут же поправил я.

– Молчать, человек! – страж не был расположен прислушиваться к моему мнению. – Дикарь, ты не способен отличить чистокровного орка от гоблинских выродков!

Я пожал плечами. Если это гоблины, то пусть бросит в меня камень. Впрочем, мои представления уже не раз не совпадали с реальностью. Но ведь они и сами себя орками называют, это не я придумал.

– Король сказал орки – значит орки. Такова его королевская воля!

– Нашим народом правит королева! – продолжил настаивать на своём страж.

Может, разобщение оркского народа произошло по причине восстания против матриархата? Хотя, если этот вылезший из-под земли солдафон вообще зелёных орков за сородичей не считает, вряд ли всё дело в укладе жизни.

– А их – король. Предлагаю вам сесть за стол переговоров и помериться генеалогическими древами.

Орк понял мои слова как-то превратно, поскольку ответил на них выстрелом. Впрочем, уже не из плазменной пушки, а из лучевой. Он успел сменить оружие, забарахливший ствол теперь висел прикреплённый к бедру. От мысли его сорвать я быстро отказался, зажимы на вид казались крепкими, вряд ли выломать их окажется проще, чем пробить доспехи.

– Выродки, я уничтожу вас за вторжение!

Кто-то ухватил меня за плечи и втолкнул в ближайшую комнату, выдернув из-под очередного выстрела.

– В расчёте, – сухо кивнул Экхард в ответ на мой вопрошающий взгляд.

Что ж, может, и не зря я не дал ему свалиться в шахту. Но признавать это вслух я не собирался.

– Всё равно он нас сейчас прикончит.

Кроме нашей троицы в комнату успел проскочить и королевский племянник, бросив свой отряд на растерзание врагу. Впрочем, орки – или гоблины, или кто они там на самом деле – судя по звукам из коридора, не собирались стоять как овцы на закланье, а кинулись наутёк, хотя и не все успели.

– Предупредить не могли?! – накинулся я на орка. – Почему про лифт ничего не сказали, а тем более про стража?!

– А кто вам позволял сюда лезть?! – заорал в ответ он. – Теперь страж не успокоится, пока не уничтожит всех нарушителей границы!

– Что значит успокоится? И где проходит эта граница? И зачем вам искать подземных жителей, если они так недружелюбно настроены?

– Остались записи предков, три поколения назад эту шахту обнаружили, и разбуженный страж убил всех, кто был в подвале, – сообщил орк. – Больше ничего не знаю.

– А кто оставил записи, если всех убили? – нахмурился Экхард.

– Видимо, те, кто был не в подвале, – предположила Эмма.

– У нас есть пара минут, пока он перебьёт солдат, нам нужно сосредоточиться на важной информации, – заметил я. – Что мы знаем?

Знали мы не много. Есть глубокая шахта, ведущая, вероятно, в подземный город. Есть охранник, убивающий всех, кто попытается туда войти и окажется на прилегающей территории. Один он там или их много, дежурящих посменно? Второе логичнее и звучит более здраво. Но если внизу целое поселение, обитатели которого считают наземных жителей врагами, то почему не нападают? Возможность у них есть, судя по вооружению стража. Доспехи новенькие и блестящие, значит, сделаны недавно, следовательно, технологии не утрачены. Но при этом пушка вышла из строя после пары выстрелов. Нелогично, не сходится. На лентяя, не следящего за своим оружием, орк не похож.

– Доспехи новые, пушка старая, про короля не в курсе, считает постоянных жителей дворца оккупантами, голос хриплый, – перечислил я факты.

– Не вижу связи, – буркнул Экхард.

– Почему ты сказал, что стража разбудили? – обратился я к орку.

– Так говорилось в записях предков…

Спящий режим, режим ожидания… Криогенная заморозка? Это могло бы объяснить серый цвет кожи и хриплый голос от простуды. Но в доспехах? Вряд ли, заморозка повредила бы механизмы. Какое-то стазис-поле? Что-то, останавливающее или замедляющее время. Поэтому он не в курсе положения дел на поверхности, а на пушку повлияла энергия поля. Орки за прошедшее время могли слегка мутировать, изменить цвет кожи.

– У меня есть безумная теория, – объявил я. – Он из прошлого, древний солдат забытой войны, спящий, пока не сработает сигнал тревоги.

– И как ты до этого додумался? – полюбопытствовала Эмма.

– В кино такое видел, – развёл руками я.

– Мы обречены, – вздохнул Экхард.

– Само собой, – не стал спорить я. – Даже если я прав, нам это абсолютно ничем не поможет.

– Тогда что проку в твоей теории? – не понял орк.

– Так любопытно же. Вот если ты знаешь, как испортить доспехи, это нам бы пригодилось. Может, к ним набор инструментов для ремонта прилагается? Например, звуковая отвёртка?

Он покачал головой. Иного ответа я и не ждал. Чтоб знать, как сломать скафандр, надо знать и как его починить. Не считая применения кувалды, конечно, которая, как ни странно, не работает.

– Что делать будем? – осведомилась Эмма.

– То, что хотели сделать до смерти, но ещё не успели, – пожал плечами я.

– Например?

В ответ я притянул её к себе и поцеловал.

– А теперь ты поклянёшься быть вместе, пока смерть не разлучит нас?

– Вот ещё, – хмыкнул я, отстранившись, и начал стягивать рубашку. – Клятва на пять минут? Грош ей цена.

– Думаешь, успеем раньше, чем орк сюда ворвётся? – усомнилась титанша.

– Это не то, о чём ты подумала, не обольщайся. И вообще, я передумал.

– Что?! – возмутилась Эмма. – Тебе не понравилось?

– Умирать я передумал, – глядя на её ошарашенное лицо, я не удержался от смеха. – А поцелуй был отличный. – Я обернулся к орку. – Дверь запереть можешь?

Он кивнул. Что ж, хоть одна хорошая новость.

– Предлагаешь нам отсиживаться тут? – уточнила Эмма.

– С голоду помрём в лучшем случае, – возразил я. – К тому же, подозреваю, он-то может дверь и снести. Недаром в винном погребе стояла деревянная. Заменили после прошлого его выхода, скорее всего.

– Может, там просто раньше двери не было, – не согласился Экхард.

– Тогда как её туда прикрепили, если стену не продырявить?

– Тогда что толку запираться? – не отстал принц. – Разве что вы получите чуть больше времени на развлечения. Но в этом случае я, пожалуй, рискну остаться снаружи.

– Да не будем мы запираться. Его запрём. И свалим раньше, чем он вырвется.

– У тебя появился очередной гениальный план, – вздохнула титанша. – И что нам делать?

– На счёт три открываете дверь и валите отсюда. Потом страж вваливается за моей головой, я выхожу, дверь запирается. Не дайте ему, – я кивнул на орка, – закрыть дверь до того, как я выйду.

– А если страж нападёт на нас, а не на тебя? – усомнился Экхард.

– Неужели ты ещё не понял, что у меня талант вызывать в людях и других разумных существах неодолимое желание прибить меня на месте?

– Это точно, – согласился орк.

– Ну, тогда – три!

Принц распахнул дверь, первым вывалившись в коридор. За ним рванул второй отпрыск королевского рода. Эмма задержалась, оглянувшись на меня. Я махнул рукой, приказывая ей убираться. А сам встал в дверном проёме.

Долго высматривать противника не пришлось, он уже мчался в нашу сторону из дальнего конца коридора.

– Эй ты, харя клыкастая, червяк подземный, банка консервная, королевский подкаблучник! – заорал я. – Попробуй меня пристрелить, если сможешь! Хотя ты и в стену в упор не попадёшь! Поэтому тебя и оставили заброшенный лифт охранять? Как самого бесполезного и ненужного. Война давно закончилась, а за тобой никто не вернулся. Правильно, зачем время тратить на такого никчёмного типа! Я с тобой одной левой справлюсь. Если ты мимо двери не пролетишь. Убить себя об стену – будет достойная тебя смерть!

Я успел захлопнуть дверь прежде, чем он выстрелил, и отскочил назад и в сторону. Через мгновение орк ворвался в комнату. Я бросил в него рубахой, накрыв голову, и быстро пригнулся, так что удар кулака в стальной перчатке прошёл мимо. Поднырнув под рукой, я метнулся к противоположной стене и рванул стеллаж. Можно было сразу кидаться к двери, но я уже успел передумать и подкорректировать план. Он мне последнюю рубаху спалил, не прощать же такое.

У меня было несколько секунд, пока орк высвобождался из-под груды металлического барахла и остатков стеллажа. Этого вполне хватило, чтобы выхватить кинжал и всадить ему в затылок. Зачарованное лезвие не подвело и пробило шлем. На всякий случай я не стал задерживаться. Вдруг системы жизнеобеспечения скафандра не дадут ему умереть даже с дырой в башке.

Едва я выскочил, королевский племянник захлопнул и запер дверь. В качестве ключа он использовал лезвие, выдвинувшееся из наруча. Видимо, доспехи не все идентичны. Либо моя теория о поломке двери винного погреба и весь план с запиранием орка гроша ломаного не стоят.

– Не суетись, он мёртв, – махнул рукой я. – Я его одной левой уделал.

И я даже не соврал. Как обещал орку, так и сделал. Удар кинжалом нанёс именно левой рукой.

За дверью прогремел взрыв. Система самоуничтожения сработала? Или что-то другое? Надо бы посмотреть и забрать оружие.

– Отпирай обратно.

Орк покосился на меня с недоверием, но выполнил распоряжение.

– Бедняга, – покачал головой Экхард. – У него от твоей болтовни голова лопнула.

– Теперь я знаю, как на самом деле выглядит взрыв мозга, – подтвердил я.

В действительности взорвался наверняка шлем, повреждённый кинжалом, но это слишком прозаичная версия. А в нашем распоряжении теперь оказались новенькие техно-магические доспехи, хоть и без шлема. Да к тому же освободился доступ в подземный город через шахту.

– Сектор приз на барабане, – объявил я.

– На каком? – не понял принц.

– Да по барабану, – отмахнулся я.

– Вот ты и стал героем, Джестер, – улыбнулась Эмма, тут же наградив меня поцелуем.

– Предсмертный был лучше, – задумчиво заметил я, и спрятался за спиной Экхарда, чтобы не получить по роже.

– Дошутишься ты когда-нибудь, – покачала головой титанша.

Быть героем мне не понравилось. Не из-за поцелуя, конечно, а из-за риска для жизни. И утраты кинжала – взрывом его искорёжило так, что остатки годились только на выброс. Разбитое сердце на оголовке эфеса вовсе откололось и валялось двумя отдельными половинками. Татуировка в виде того же символа на груди тоже исчезла после ожога – кожа регенерировала уже без следа чернил, хоть они и создавались с помощью магии и нанотехнологии, но плазма выжгла всё подчистую. Не зваться мне больше эрлом Брокенхат, придётся подыскать новое родовое имя, хотя я и этим не особенно часто пользовался. Оптимист где-то глубоко в тёмных лабиринтах моего подсознания тоненьким голоском пропищал, что теперь надо мной, возможно, перестанет довлеть рок символики Разбитого Сердца. Впрочем, я считал, что уже преодолел его с Вайпер. Но учитывая, чем всё закончилось…

Хотя стоп, почему закончилось? Я же по-прежнему намерен её найти. Но… Эх, всегда есть какое-то большое «но». Либра был в этом дворце четыре месяца назад. А я шагнул во Врата только четыре дня назад. Если мой двойник не нашёл где-то машину времени, значит… О том, что это значит, я не хотел и думать. Тем более, зная Либру, оставался неплохой шанс, что он таки нашёл способ путешествовать во времени. Может, звездолёт свой разогнал до сверхсветовой без выхода в гиперпространство или ещё что. Пока он не даст мне точный ответ, откуда в его жизни взялись лишние месяцы, не буду убиваться о проблему, которую, возможно, сам выдумал.

– Вот теперь я точно устал и ухожу, – объявил я. – И пусть в мою комнату притащат побольше пива.

Глава 13. Всё относительно

– И что дальше? – вопросила Эмма, едва за нами закрылась дверь комнаты.

– Ничего не изменилось, – пожал плечами я. – Пусть король сам в шахту лезет, если ему надо. А мы пойдём искать Либру и портал.

– Я не об этом, а про нас.

– А я про кого сказал?

– Про нас с тобой, Джестер, – нахмурилась титанша. – Не прикидывайся тупее, чем есть.

– Только не говори, что ты в меня по уши влюбилась, – всплеснул руками я. – Всё равно не поверю.

– Ты мне интересен.

– Аналогично, – кивнул я. – Но у нас ничего общего, мы совершенно друг другу не подходим.

– Говорят, противоположности притягиваются, – возразила Эмма.

– Бред, – отмахнулся я. – Это только к магнитам относится, а не к людям. Мы едва уживаемся в совместном путешествии, что уж говорить о совместной жизни.

– А кто о ней говорил? – усмехнулась титанша.

– Я о том же, – кивнул я. – Вместе в горе и в радости мы точно не протянем долго, скорее поубиваем друг дружку. А вот интрижка без обязательств и совместный досуг на почве взаимного интереса – почему бы и нет. И раз про любовь речь не идёт, значит, никто из нас не будет сильно возражать, когда другой решит прекратить отношения.

– Думаешь, сможешь просто повернуться и пойти своей дорогой, махнув на меня рукой? – вскинула бровь Эмма.

– Уверен, – пожал плечами я. – Не льсти себе сверх меры. Я весьма непостоянен в своих симпатиях, а вечная и не проходящая привязанность у меня только к пиву.

– И называется она алкоголизм, – поддела титанша. – Значит, Вайпер ты уже забыл?

Я скривился. Что-то не так либо с психологией долгоживущих – или конкретно Эммы, – либо с моим пониманием оной. За тысячи лет можно было бы научиться действовать куда более тонко. Чёрт, да я за свои четверть века с небольшим и то научился. Правда, не всегда стараюсь. Возможно, она тоже попросту прёт в лоб. Но какой-то не очень удачный ход, напоминать мне про возлюбленную, пытаясь меня соблазнить. Если только она вовсе не хочет переходить от флирта на следующий уровень. Или не устраивают нынешние условия. Но не влюбилась же она в меня всерьёз.

– Нет, не забыл. Но Вайпер здесь нет и неизвестно, когда мы встретимся. К тому же, у неё своеобразный взгляд на отношения. Не думаю, что она станет мне пенять за ни к чему не обязывающую связь.

– И сама, вероятно, таких связей избегать не будет? – предположила Эмма. – И ты не хочешь отставать.

– Причём тут вообще Вайпер и наши с ней отношения?! – я уже начал слегка злиться.

То, чем и с кем Вайпер занимается в моё отсутствие, не та тема, о которой мне хотелось размышлять. Пусть такой подход пахнет двойными стандартами, я никогда не объявлял себя безупречным.

– Вы расстались всего пять дней назад, – напомнила титанша.

– Это были очень насыщенные дни, – развёл руками я. – По моему субъективному восприятию, они вполне сойдут за несколько месяцев. Мне что, надо сидеть и страдать от невозможности быть рядом с любимой? Страдания и терзания ни на шаг меня к ней не приблизят. Я делаю всё, что могу. К тому же…

– Что?

– Всё относительно, – буркнул я.

Разговор свернул куда-то совсем не туда. Зачем она приплела Вайпер? Чего добивается? Хотя, ведь права, во всём права. Пять дней… Неужели, с глаз долой – из сердца вон? Но не так быстро же. И я не собираюсь отказываться от поисков. Неужели подсознательно я уже уверился, что не смогу найти Вайпер? Или просто мне надо отвлечься. В том числе от мыслей о времени.

– Да уж, романтического героя из тебя не выйдет, – покачала головой Эмма.

– Не пойму, чего ты добиваешься, но в любом случае, мне это не нравится. И я не собираюсь играть в твою игру по неизвестным мне правилам.

Я распахнул дверь, собираясь уйти, но за ней обнаружился орк с подносом, уставленным кувшинами. Моё пиво принесли. «Официант» ошарашенно вылупился на меня – постучать он не успел. Я молча забрал поднос и захлопнул дверь у него перед носом, ничего не объясняя и не дав чаевых. Пускай распространяет слухи, что я телепат, сквозь стены вижу или слышу… или чую пиво издалека, но до такой версии орки вряд ли додумаются.

– Что больнее, разбитое сердце или ущемлённая гордость? – поинтересовалась Эмма.

– Удар ножом в почки, – буркнул я, залпом осушив полкувшина.

– Какой же ты всё-таки прагматик, – упрекнула титанша.

– А также эгоист, наглец, грубиян и много кто ещё, – пожал плечами я. – Это всё не новости. Я своих недостатков не скрываю и не стыжусь. И даже не все из них считаю недостатками. Уж какой есть. Не нравлюсь – никого не держу, никому не навязываюсь.

– В том-то и дело, – протянула она. – Плевать ты на всех хотел. На меня, Экхарда и даже Вайпер. И к ней тебя сейчас тянет скорее азарт погони и стремление получать желаемое, охотничий инстинкт.

Я рассмеялся.

– Давненько такой чепухи не слышал. Психолог из тебя паршивый. И ты совершенно меня не понимаешь. Впрочем, я сложный человек.

– Ты как открытая книга, – развела руками Эмма.

– Написанная на неизвестном языке, – хмыкнул я. – Впрочем, ты отчасти права. На Экхарда и даже на тебя мне действительно плевать. Я не гуманист и не филантроп. Да, мне плевать на большинство людей, а также орков, эльфов и прочих. Большинство людей хорошо относятся ко всем, кто не сделал им ничего плохого. У меня взгляды почти противоположные. Я безразлично отношусь ко всем, кто не сделал мне ничего хорошего. Пока они не встают у меня на пути, тогда я через них перешагиваю. Хотя и при этом редко начинаю ненавидеть, разве что совсем достанут, они для меня просто чужие, потому не жалко. Как видишь, и с Экхардом были по разные стороны баррикад, а сейчас на одной. Но ни он, ни ты до сих пор не пожелали стать для меня своими. Почему мне не должно быть плевать на вас? С чего мне дорожить фактически посторонними людьми, даже если мы путешествуем вместе? Не надо лезть мне в душу и пытаться судить или поучать, нет у тебя на это никаких прав.

– Понятно, – сухо кивнула титанша. – Мы не враги, но и не друзья, просто попутчики. Плясать вокруг тебя на задних лапках в попытках заслужить кусочек сахара в виде твоей приязни никто не собирается. Вопреки твоему мнению, самовлюблённый тип по прозвищу Джестер не является центром мироздания.

– Это спорно, – усмехнулся я.

Если припомнить интерес к моей персоне со стороны Абсолюта, то, вероятно, в мироздании я занимаю всё же не последнее место. Хотя для всемогущего божества я не более чем фигурка на доске, но и в шахматах одни фигуры важнее других. К тому же, он обещал убить меня последним. Так что, видимо, книга Бытия закончится словами: «Земля была безвидна и пуста, и только похмельный шут бродил по окрестностям в поисках пива». Впрочем, эгоцентриком я был задолго до мимолётной встречи с Абсолютом. И, в конце концов, разве для каждого человека не он сам является центром вселенной? За исключением если только конченых альтруистов, ставящих общественное благо превыше собственного. Но в реальности я таковых встречал единицы, да и те сохраняли свой альтруизм исключительно до тех пор, пока не припечёт.

– Не поможешь снять сапоги? – неожиданно попросила Эмма, усаживаясь на постель и протягивая ко мне ногу.

Я покачал головой, взял кувшин и отошёл в сторону, до кучи ещё и отвернулся. То я сволочь распоследняя, то сапоги с неё сними. Нет уж, не прокатит подобное. Известное дело, чем, скорее всего, закончится это снятие сапог. А я уже не в том настроении.

Титанша обиженно фыркнула и занялась шнуровкой самостоятельно. Справилась довольно быстро, чем только убедила, что просьба о помощи была не более чем предлогом. Через несколько минут возня затихла, я как раз опустошил кувшин, так что воспользовался необходимостью взять второй как предлогом, чтобы поглядеть, что там устроила Эмма.

А титанша нагло улеглась в мою постель, укрывшись одеялом. Одежда её валялась на полу рядом, а сапоги с другой стороны кровати. Явно назло, чтоб, если я вздумаю лечь рядом, споткнулся.

– И как это понимать?

– Спокойной ночи, – буркнула в ответ Эмма, укрывшись с головой.

Она и впрямь паршиво разбирается в психологии и совсем не понимает меня, если думает, будто такая провокация что-то даст. У меня ещё три кувшина пива, к тому времени, как они опустеют, мне будет уже плевать, кто лежит в постели, и с какой целью туда забрался. Я просто завалюсь рядом и задрыхну, а на попытки мешать мне спать буду реагировать неадекватно. Впрочем, вряд ли она начнёт активно проявлять инициативу. Ну и пускай изображает обиженную, если так хочется, мне, в общем-то, плевать, тут она и впрямь не ошиблась.

Как и в том, что мне плевать на большинство людей, их мнение и проблемы. Как и им на мои. А если мы с кем-то становимся проблемой друг для друга – тут у меня есть отличный аргумент, весом в несколько кило, из отменной стали и остро заточенный. Правда, у оппонентов обычно тоже имеется нечто подобное. Только вот пока что я жив, а они в основном уже нет. Может, я и не центр вселенной, но для некоторых определённо успел стать концом света. Так что все, кому я не нравлюсь, могут пройти в направлении, указываемом моим вытянутым средним пальцем, а особо настойчивые – на тот свет. И с утра первым делом донесу эту истину до королевского семейства орков. А если титанша с принцем будут артачиться – то и до них тоже. Пускай остаются или катятся куда хотят, я и один найду Либру, а после портал. И Вайпер найду. Где-нибудь, когда-нибудь…

Глава 14. Красавица и два чудовища

Назло Эмме я снова нацепил шляпу. И плевать, что она не сочетается с моим парадным костюмом и вообще носить головные уборы в помещении некультурно.

Дежуривших за дверью стражников я отправил к королю, известить, что буду ждать его в тронном зале. От такой наглости они слегка посерели, став больше похожими на своих подземных сородичей, но всё же спорить не рискнули. Казнит ли за дерзость Его Величество – это ещё вопрос, а вот я за возражения прибью наверняка.

Король явился в сопровождении телохранителя и почему-то Экхарда. Интересно, он принца уже числит в будущих зятьях или наоборот, пока не в курсе, что дочурка путается с человеком? Хотя, какой из Экхарда человек…

Впрочем, ничто человеческое и титанам не чуждо: жажда власти, самоуверенность, ненависть, нетерпеливость и нетерпимость, лживость, предательство… Ну и так далее. Ах да, ещё любовь. Хотя нет, какая любовь, если, отправившись на поиски возлюбленной, он не преминул воспользоваться случаем согреть постель зеленокожей принцессе. Так что всё правильно я сказал. Люди, титаны, орки – все полны одних и тех же отрицательных качеств, это у меня просто привычка именовать их человеческими, поскольку в моём мире других разумных рас не водилось. Впрочем, я сам не лучше, да и не претендую.

На сей раз Его Величество избрал иную тактику, нежели прежде. От запугивания и угроз он перешёл к лести и посулам, обещая золотые горы. Я только ухмылялся, качал головой и непререкаемо отказывался. Интересно, дойдёт он в своих обещаниях до руки принцессы и полцарства в придачу? Или их он уже Экхарду посулил?

– Возможно, вы не желаете спуститься под землю из-за суеверий? – предположил король. – Как я слышал, люди полагают, будто там обитают тёмные силы и чудовища. Но уверяю, это заблуждения.

– То есть, по-вашему, меня пугают чудовища? – деланно нахмурился я.

Он что, решил меня на «слабо» взять? Или впрямь считает примитивным дикарём, верящим в реальный ад? Нет, я вполне допускаю, что где-то существует мир, смахивающий на огненную преисподнюю с обитающими там демонами. И вероятно, они даже любят пытать случайно попавших туда людей. Ну а почему бы и нет? Теоретически мироздание должно быть почти бесконечным, а значит, существуют любые миры, какие только можно представить. Но это будет отдельная реальность, а не подземное царство.

– Нет-нет, что вы, – замахал руками Его Величество. – Я неверно выразился. Ни в коей мере не сомневаюсь в вашей храбрости. Вы ведь рассказывали о своих подвигах. Вы бесстрашный герой!

– Я – герой? – король явно не рассчитывал услышать в ответ на такое заявление хохот. – Серьёзно?

– Герой – это точно не про него, – согласилась Эмма.

– Всё равно я уверен, что вам по плечу справиться с любым монстром, – продолжил подхалимничать орк.

– Конечно. Но чтобы победить чудовище, нужен не герой, – покачал головой я. – Нужно другое чудовище. Желательно – пострашнее. А самое страшное чудовище здесь – это я.

Двери тронного зала распахнулись. Похоже, от удара с ноги. Эх, надо было запатентовать эту мою манеру, подражателей развелось! Кого это принесла нелёгкая? И такой момент выбрал, специально, что ли подслушивал и поджидал?

– Уже нет, Джестер, – пробормотала дрогнувшим голосом Эмма. – Уже не ты.

Я удивлённо взглянул на титаншу. Её бледный вид и судорожно мечущийся взгляд вряд ли могли считаться признаками радости от встречи с заявившимся типом.

– И что это за хмырь? – поинтересовался я, оглядывая новоприбывшего.

Он будто прямиком из вестерна вывалился. Ибо на реальном Диком Западе парня в таком наряде засмеяли бы. Чего стоит только бахрома на кожаной куртке, а уж длиннющие золочёные шпоры на остроносых сапогах – чистая показуха. Вот ковбойская шляпа, пожалуй, ничего. Отобрать, что ли? Хотя моя мне больше нравится, пусть она и мятая. Интересно всё же, откуда он явился. Явно не местный, да и вообще не из средневекового мира – до изобретения джинсов там додуматься не могли. Только вот на поясе помимо револьвера в кобуре справа, слева висит меч. Что уже совсем не по-ковбойски. Ковбой с мечом, где это видано. И меч очень странный, с серповидным лезвием, запамятовал, как такие называются. То ли египетский, то ли греческий, а может вовсе шумерский. Потом народ поумнел, и начали ковать клинки более удобной формы. Из-под ворота рубашки выглядывает часть татуировки чёрного цвета, похожей на колесо с изогнутыми спицами, если, конечно, скрытая часть симметрична видимой.

– Это Ксандр, – сообщила титанша.

Ну да, отлично, будто мне его имя о чём-то сказало. Если это вообще имя.

– Вижу, ты меня не забыла, милашка, – усмехнулся ковбой, не вынимая изо рта сигару.

– Слышь, ты дверью ошибся, тут тебе не салун, – вмешался я. Не люблю, когда меня игнорируют. – Седлай лошадь и скачи отсюда галопом по прерии в сторону заката.

– Не представишь мне своих новых друзей, крошка? – ковбой продолжал упорно игнорировать меня, обращаясь только к Эмме. Хотя эпитеты, на мой взгляд, подбирал совсем неподходящие, учитывая, что титанша повыше него ростом, всего сантиметров на пять ниже меня.

Я шагнул вперёд и загородил собой Эмму.

– Меня зовут Джестер, но тебе встреча со мной не сулит веселья…

– Да уж не сомневаюсь, с таким-то чувством юмора, – перебил Ксандр. – Ты в курсе, что твой лингвистический каламбур в большинстве миров никто не поймёт?

Он меня ещё шутить будет учить? Всякому терпению есть предел, а я им вовсе не наделён.

– Так ты прямиком с конкурса юмористов заявился? – поинтересовался я. – И как, многих насмешил своим нарядом?

– Впервые мой стиль критикует тип в такой убогой шляпе, – покачал головой мой новоявленный враг. – Но ладно, как скажешь.

Он щёлкнул пальцами и мигом оказался одет в строгий костюм-тройку, даже при галстуке. А вот сапоги и шляпа остались прежними, что только добавило прикиду нелепости. Впрочем, дурацкие шпоры всё же пропали. Меч тоже никуда не делся.

– Серьёзно? – вскинул брови я. – Ты что, техасский нефтяной магнат?

Ковбой озадаченно хмыкнул и уставился на меня пристальным изучающим взглядом жёлтых глаз. Похоже, про Техас он слышал, но удивлён, что я тоже.

И кто же он такой? Оборотень, демон? У кого ещё могут быть жёлтые глаза?

– Где ты нашла этого мальчонку, детка? – вновь обратился он к Эмме.

– Вообще-то, это я её нашёл, – не дал я титанше вставить слово. – Вытащил из превращённого в тюрьму квантового кармана. Это такое искусственно созданное измерение ограниченных масштабов…

– Не нужно лекций, я в курсе, – поднял руку Ксандр. – Посиди тихонько в уголке, пока взрослые поговорят, может, даже жив останешься. Хотя ничего не обещаю. – Я не успел придумать, что ответить, как он продолжил, обращаясь к Эмме: – Подожди минутку, милашка, мне надо кое-что проверить, а потом у нас будет масса времени друг для друга.

Он направился прямиком к трону. Король приосанился, ожидая, что сейчас последует официальное представление и заверения в мирных намереньях. Зря Его Величество расслабился, принцип «враг моего врага – мой друг» работает далеко не всегда и уж точно не с подобными типами. По себе знаю.

Ксандр не остановился перед возвышением, а в наглую поднялся по ступеням к трону и сдёрнул с головы орка корону. Телохранитель мигом рванулся на защиту правителя, но тут же отлетел и рухнул на пол.

Я нервно сглотнул и покосился на Эмму. Но титанша, замершая с застывшим выражением паники на белом как мел лице, была не в состоянии давать объяснения, что это за тип, откуда она его знает и что от него ждать. Впрочем, явно ничего хорошего, если он одним ударом уложил бронированную тушу, отпинавшую нас троих.

Орк валялся в сознании, но не мог подняться, искрящие доспехи превратились в консервную банку, слишком тяжёлые и массивные, чтобы управляться с ними без помощи встроенных механизмов. А система управления, очевидно, накрылась. Виной тому оказалась королевская корона, зубья которой на всю длину вонзились в нагрудник. А ведь панцирь не удавалось пробить даже зачарованными мечами.

– Что вы себе позволяете?! – запоздало возмутился король.

– Всё, что считаю нужным, – равнодушно отмахнулся Ксандр. Хм, что-то мне эти слова напоминают. – Не переживайте, добровольцы для решения ваших проблем больше не потребуются. Я проходил мимо… и решил не проходить, а задержаться. Так что вы сможете попасть в подземные чертоги предков по моим следам и взять всё, что захотите. То, что останется после того, как я заберу желаемое. И уверяю, после моего визита вам там никто не станет мешать.

– И что тебе нужно? – прохрипел с пола телохранитель.

– Уж точно не тот хлам, в который ты облачился, лягушонок, – ухмыльнулся ковбой. – Странные создания твои предки, переводить орихалк на регалии, но экономить на доспехи. Впрочем, спрошу об этом лучше их самих.

Орихалк, вот оно что. Значит псевдо-золотая корона не медная подделка, покрывшаяся патиной. Она орихалковая! Потому и сохранилась столько лет. Это же один из прочнейших металлов. Вымышленных, правда. По крайней мере, в моём мире. Как оказалось – в этом мире орихалк реален.

– Ты под дверью подслушивал и в замочную скважину подглядывал, что ли? – хмыкнул я. – Хочешь переться в здешнее метро – вперёд, мешать не будем. Но тогда вали прямо сейчас, а то могу и передумать, я такой непостоянный.

– Ты ещё здесь? – смерив меня надменным взглядом, молвил Ксандр. Да, именно молвил, иначе его высокомерный тон и не назвать. – Я же велел проваливать, целее был бы.

– Ну-ну, правда что ли? Напугал, прямо весь дрожу. Ты не знаешь, с кем связался.

– Это верно, – со вздохом негромко пробормотал Экхард.

Ну наконец-то признал, что зря меня недооценивал.

– Я знаю больше, чем вы думаете, – заверил Ксандр. – Неужто, вы всё ещё верите в случайности? Впрочем, молодёжь, что с вас взять. Но ты-то, лапочка, что же не просветила спутников?

Эмма смолчала, только нервно закусив губу.

Интересно, что это он там знает, и причём тут случайности вообще? Этим вопросом задался не только я, а озвучить его успел первым Экхард.

– Что я знаю? – задумчиво протянул Ксандр, подняв взгляд к потолку, будто выискивая там напоминания. – Например, ты, Эрхард, кажется?

– Экхард, – поправил принц. – Я не представлялся…

– Верно, – подтвердил ковбой. – Мне о тебе рассказывали. И обо всей той истории с освобождением моей дорогой Эммы и её братцев. Кстати, о братьях, – он снова обернулся к принцу, – твои просили передать привет. Вернее, не просили, конечно, но наверняка бы это сделали, будь такая возможность.

– И где они сейчас? – насторожился Экхард.

Я бы на его месте поставил вопрос иначе – о каких именно братьях идёт речь? Если учесть, что уцелевшие полутитаны отправились по мирам двумя компаниями, одна из которых осталась настроена к нам не совсем дружественно. К тому же, они собирались искать своего папашу, а Эрих вовсе на меня должен быть сильно обижен за то, как я его провёл и заставил рвануть во Врата, лишь бы выбраться из вечного заточения.

– Ну, скажем так, тебе теперь потребуется рассылать меньше приглашений на семейные торжества, – неопределённо помахал рукой Ксандр.

Экхарда аж перекосило от гнева. Зарычав, он шагнул вперёд, потянувшись к мечу. Ксандр плавным движением шагнул навстречу и коротко без замаха ударил. Принц рухнул без сознания. Впрочем, у него голова крепкая, скоро очухается, уже не раз проверяли. Но всё же показательно, вырубить такого здоровяка одним ударом…

– Джестер, уйди, – шепнула Эмма.

– Не переживай за меня… лапочка, – хмыкнул я. – Он не пройдёт. Даже через мой труп, потому что меня убить ох как непросто.

– Он сможет, – едва слышно выдохнула титанша.

Всё интересней и интересней. Надо же, как Эмма уверена в его силах и способностях. Впрочем, он прикончил троих полутитанов. Но ведь и мы в недавней битве даже больше перебили. Пусть не лично я, но всё же. И кто же таков этот Ксандр, что его боится древняя полубогиня? Что ещё этакого он творил?

– Раз о нас ты слыхал, может, и о себе поведаешь? – предложил я. – Иначе мы тебя в наш клуб не примем. Впрочем, за безвкусность наряда ты этого и так не заслуживаешь.

– Далась тебе моя одежда, – покачал головой ковбой и снова щёлкнул пальцами. Теперь он оказался одет почти в точности как я, только камзол был фиолетовым с золотой вышивкой, а не чёрным с серебром, да сапоги и шляпа остались без изменений, видимо, их он считает своим фирменным стилем. – Так лучше?

– Подражание – высочайшая форма лести, – заметил я. – Так чего ты сюда припёрся?

– Сначала ты указываешь, как мне одеваться, теперь – куда идти, – протянул Ксандр.

– Ошибаешься, куда идти я тебе ещё не говорил, – возразил я. – Но непременно пошлю, если не начнёшь объясняться.

– Я ни перед кем не отчитываюсь, – отрезал он. – Тем более перед каким-то шутом с плохим чувством юмора. Я пришёл не к тебе и не за тобой. Прочь с дороги, пока я добрый. Или решил отомстить за приятеля? – он кивнул на Экхарда.

– Он мне не приятель, да и сам не маленький. Как очнётся, сам за себя отомстит, если к тому времени от тебя что-то останется.

С этими словами я выхватил меч.

– Что ж, это твоё решение. И твоя последняя ошибка.

– Прекрасно, – кивнул я. – Значит после этого я стану безупречен, и не буду совершать ошибок.

– Станешь, – пообещал Ксандр. – Ведь о мёртвых или хорошо или ничего.

– Не надо! – воскликнула Эмма.

– Не волнуйся, детка, я не пострадаю, ты же знаешь, – уверил Ксандр, будто это к нему она обращалась.

Я молча атаковал, рассчитывая на внезапность. Мечом я сделал ложный выпад, одновременно ударив с ноги. Но Ксандр не обманулся. Он шагнул в сторону, уклоняясь, и, быстро сорвав клинок с пояса, подцепил серповидным лезвием мою ногу. Я грохнулся на пол – с перерезанными подколенными сухожилиями стоять трудновато. Перекатился, уходя от возможного нового выпада, и попытался проткнуть ему лодыжку. Острие ткнулось в штанину и отскочило, будто от брони.

Ксандр только ухмыльнулся, глядя на меня сверху вниз. Что у него за костюм такой? Голограмма, скрывающая доспехи? Это объясняет, как он менял вид одежды. Кстати об одежде, порчу штанов я ему не прощу.

– Не порекомендуешь своего портного? – осведомился я.

– Это метаморфирующий полимерный метаматериал с саморегулируемой степенью жёсткости, – глядя на меня как на идиота поведал Ксандр. – Портной? Серьёзно?

Вот позёр, мог просто сказать, что костюм способен менять форму и прочность. Я всё ж не из каменного века, громкими словами не впечатлит.

К счастью, на мне раны очень быстро заживают. Так что валяться на полу, истекая кровью, не пришлось. Вскочив, я предпринял новую попытку атаковать. Ладно, допустим, одежду не пробить, но забрала-то на роже явно нет. Так что я ударил с левой ему в морду. Благодаря шипам на костяшках, удар вполне мог бы стать смертельным. Если бы попал в цель. Но Ксандр небрежно блокировал мой кулак мечом, плашмя. Быстрым движением срезав шипы, он успел перехватить и выпад клинком. Резкий финт – и я оказался обезоружен.

Никогда не считал себя мастером меча, но с клинками, рассекающими сталь, этого вовсе и не требовалось. А вот когда у противника тоже оказывается зачарованное или просто сверхпрочное оружие – начинаются сложности. И как назло козыри в рукавах почти закончились. Впрочем, ещё не совсем.

Я отскочил назад и выстрелил из стреломёта. Видимо, недостаточно быстро, или у этого типа молниеносная реакция. Ксандр успел пригнуться, – а целил я в незащищённое лицо – и тут же проделал контратаку. Но на сей раз лезвие его хопеша – о, вспомнил, как такой меч называется! – отскочило от моего наруча. Воспользовавшись мигом озадаченности, я снова ударил. Но правый кулак постигла участь левого. Шипов я тоже лишился. Впрочем, должны отрасти снова.

Следующий его выпад я попытался снова парировать наручем. Но Ксандр этого ожидал. Извернув меч, он вонзил серповидное лезвие под наруч, прямиком в стреломёт. А он сверхпрочностью не отличался. Повезло, хоть не взорвался, а то чёрт знает, какой там источник питания. Я его для того под наруч и запихивал, чтоб уберечь от повреждений. Да вот не срослось.

Серп лезвия оказался зацеплен за наруч как крюк и прежде, чем Ксандр успел его вытянуть, я этим воспользовался. Наконец-то удалось застать противника врасплох, рукоять он не удержал. Хопеш оказался в моей руке.

Не растерявшись, Ксандр метнулся в сторону и подобрал мой меч.

– Неплохо, – одобрил он, отсалютовав мне клинком. – Меняемся обратно?

Я покачал головой. Хотя кривым мечом сражаться я не очень умею, но может и он навыки владения прямым подрастерял.

– Я с Эммой поменяюсь.

– Что? – растерянно отозвалась титанша.

– Дай мне свой меч!

Она безропотно повиновалась, взамен взяв хопеш.

– Отдай мне! – тут же велел Ксандр.

Эмма, как загипнотизированная, покорно протянула ему меч. Но я встал между ними.

– Совсем сдурела?!

– Прости, я… – титанша встряхнула головой, пытаясь сбросить растерянность.

– Это всё от радости встречи, она ведь уже не ожидала меня живым увидеть, – развёл руками Ксандр. – Правда же, детка? Думала, я упокоюсь на дне? А я вот выплыл. Несмотря на цепи, которые ты на меня навесила, – его тон резко посуровел. – В другой раз бери оковы из нержавеющего металла.

– Спасибо, что предупредил о своей живучести, – хмыкнул я. – Непременно залью твои останки бетоном.

– Руки коротки, – огрызнулся Ксандр.

– Бетон мешать? – я сделал вид, что не понял, о чём он говорит. – Вон, Экхарда запрягу. Хоть и не королевское это дело, но должна же от него быть какая-нибудь польза.

Принц отозвался неразборчивым бормотанием. Ага, начал приходить в себя. Как раз вовремя, вдвоём у нас шансов против этого непотопляемого ковбоя побольше будет. От Эммы проку никакого, она нынче строит из себя кисейную барышню, впору диплом архитектора выдавать.

– Дорогуша, ты отзовёшь свою шавку или мне его всё же придушить, чтоб не гавкал? – Ксандр вновь обратил всё внимание на Эмму.

И с чего он вообще задаётся вопросом убить меня или не убить? Братцы-полутитаны, что ли, чего интересного обо мне порассказали? А то пацифизмом желтоглазый ковбой вряд ли страдает. Может у него обет не убивать шутов по вторникам… или какой там нынче день недели?

– Джестер…

– Вот теперь я разозлился! – сообщил я, перебив титаншу. – Покусаю. Не загрызу, так прививки от бешенства делать замучаешься.

– Да уж, судя по цвету лица, ты точно не здоров. Но вот в диагнозе не уверен, на бешенство не похоже, – задумчиво протянул Ксандр.

– Волчанка, – буркнул я.

Глубоко вздохнув, я постарался взять эмоции под контроль и загнать опять забегавшие по физиономии тени обратно туда, откуда они выползли. Впрочем, возможно, пришла пора разменять и этот козырь.

– Джестер! – настойчиво повторила Эмма, потянув меня за плечо.

– Ну что?! – я резко обернулся, так что женщина на мгновение отшатнулась.

– У тебя глаза чёрные, – пробормотала она.

Что ж, глаза это уже лучше, чем кожа. Правда, я разницы никакой не замечаю и как такой эффект использовать не знаю. Дырки взглядом прожигать попробовать, что ли?

– А раньше какого цвета были? – огорошил я Эмму вопросом.

– Не знаю…

– И куда ж ты всё время смотрела, что цвет моих глаз не запомнила? – наигранно возмутился я.

– На шляпу! – не растерялась титанша.

– Поворкуйте, поворкуйте, не обращайте на меня внимания, я тут постою, подожду, – развёл руками Ксандр. – Вы как закончите, сообщите, что уже можно вас убивать.

– Да, ты не спеши нас хоронить. Мы может ещё потанцуем и песню споём, – кивнул я.

– Только не песню! – уже вполне членораздельно простонал Экхард. – Джестер, это не гуманно.

– Ишь, какие ты слова знаешь, – я присвистнул от удивления. – А говорил, в академиях, мол, не обучался.

– Когда я такое говорил? – озадачился принц. – У меня были лучшие учителя по всем наукам. Я же наследник престола!

– А крестиком вышивать умеешь? А на машинке?

– Это не рыцарское дело! – не задумываясь отрапортовал принц, хотя про машинку наверняка же не понял.

– Тогда заканчивай груши околачивать, берись за меч и начинай колотить этого придурка, – для наглядности я даже пальцем показал. – Только не забывай, он не груша и не кирпич, может и сдачи дать.

Причём тут кирпич никто спросить не успел, хотя, судя по выражениям лиц, вопрос возник у всех. Я воспользовался эффектом неожиданности и атаковал.

Не помогло. Ксандр вновь успел среагировать. Парировал мой выпад, отступил, пропуская Экхарда, и добавил принцу ускорения пинком.

– Чего так мечом машешь, не дрова рубишь! – прикрикнул я на соратника.

– Ты меня ещё сражаться поучи, – раздражённо проворчал Экхард, потирая ушиб пониже спины.

– Снова пауза на переговоры? А не многовато? – теперь уже всерьёз возмутился Ксандр.

– Не любо – не слушай, а нашу песню не задушишь, не убьёшь, – парировал я, вновь бросаясь в атаку.

И вновь отлетел, на сей раз от классического удара ногой с разворота. Теперь понятно, почему герои боевиков так туго соображали – после таких ударов, странно, что они вообще могли членораздельно разговаривать и самостоятельно принимать пищу.

Вообще-то, в иной ситуации в подобных обстоятельствах я бы решил, что пора бежать. И так бы и поступил, не будь у этого типа личных счётов с Эммой. Хоть я недавно и говорил о наплевательстве на спутников, одно дело разойтись в разные стороны, оставив их на произвол судьбы, а совсем другое бросить перед лицом явного врага. Впрочем, Экхарда я бы бросил – он мужик, может сам разобраться со своими проблемами и врагами, а я ему ничего не должен. Но Эмма другое дело. К тому же, Ксандр критиковал моё чувство юмора, это тоже немаловажный аргумент, чтобы остаться и намылить ему шею.

Эх, сюда бы Либру с его навыками… Но вряд ли Ксандр согласится подождать, пока я сгоняю найду своего двойника. Так что придётся справляться текущим составом. А Эмма могла бы и помочь, раз уж сражаемся вроде как за неё.

– Что застыл? – поторопил Ксандр, нетерпеливо помахивая мечом. – Опять задумался, а не спеть ли песню?

– Именно так, – подтвердил я. – Только моё пение тут некоторые критикуют. А точнее – все. Так что… Эмма, спой-ка ты.

– Что? – изумилась титанша.

– Чего-нибудь бодрое и оптимистичное, – развёл руками я. – Как говорится, помирать – так с музыкой. Так что проводим этого типа на тот свет при всём параде.

– Будем считать это твоим предсмертным желанием, – ухмыльнулся Ксандр.

– Ты серьёзно? – ещё раз переспросила Эмма.

– Вполне. Прошлый раз, когда просила тебя спасти, ты мне пела, – напомнил я.

Она покачала головой, явно не одобряя мою причуду, но всё же запела:

– Не лёгок путь в легенду для героя,

И розами не устлана тропа,

Он вынесет судьбы удары стоя –

Уж такова геройская судьба. И враг перед героем содрогнётся –

Злодею никогда не победить.

Звезда на небосводе вновь зажжётся,

Чтоб путь героя ярко осветить.

Что-то не в тему она песню затянула, сама же соглашалась, что я не герой. Да и пафоса сколько. Впрочем, главное не слова, а подходящий ритм. Вернее как раз совсем не подходящий для боя. Большинству людей свойственно подстраивать свои движения под заданный ритм.

Я закружил вокруг Ксандра, выжидая и выбирая момент.

Так говорят легенды и баллады,

А жизнь гарантий вовсе не даёт,

Когда перед тобой врагов отряды,

Ещё неясно, кто кого убьёт.

А вот это уже совсем не оптимистично. Хоть передо мной всего один враг, но такой, что стоит отряда. Я же просил чего-нибудь ободряющего.

Но тот лишь обречён на пораженье,

Кого объял необоримый страх,

Преодолей в душе своей сомненья,

Иди вперёд с улыбкой на устах.

Сожми клинок покрепче – и в атаку,

Ведь это для тебя не первый бой,

Не привыкать давно ввязаться в драку,

Пускай ты даже вовсе не герой.

О, а вот это уже точно про меня. Я непроизвольно усмехнулся и перехватил рукоять двумя руками. Ксандр напрягся, но я не спешил нападать.

Пусть тьма в душе и нет звезды удачи,

И не алеет роза на гербе,

Противникам привык давать ты сдачи,

И не склоняешь голову в мольбе.

Не рыцарь ты в сверкающих доспехах

И не борец за светлый идеал,

На брань врагов ты отвечаешь смехом

И превращаешь битву в карнавал.

Мы с Экхардом ударили одновременно с разных сторон. Ксандр скользнул в сторону и взмахнул мечом в попытке меня обезглавить. Я успел пригнуться и контратаковал снизу вверх, но он парировал и пнул меня в лицо.

Соратников всегда ободришь песней,

И рухнет враг, сражённый наповал.

Хоть гений и злодейство несовместны,

Ты сам себя чудовищем назвал.

Проморгавшись от звёзд перед глазами, я увидел, что Эмма стоит надо мной, перехватив мечом удар, который должен был меня прикончить. Хм, и впрямь приободрилась от песни, сбросила ступор, в который впала при виде Ксандра.

– Зря ты вмешалась, крошка, – процедил он, отступая на шаг.

Я поднялся и встал рядом с титаншей. Экхард занял позицию с другого бока.

– Ну что, врежем ему все вместе? – предложил я. – Запевай!

Мы не герои, но и не злодеи,

Переступили грань добра и зла,

Плевать на все высокие идеи,

Добро и зло – лишь дым и зеркала.

Пение не помешало Эмме швырнуть в противника энергетическим шаром, расплескавшимся по его одежде. Экхард рубанул мечом, но Ксандр, конечно, парировал. А вот отразить мой удар уже не успел. Я поднырнул под рукой принца и со всего маха врезал ковбою яблоком эфеса в нос. Он отшатнулся, но я шагнул вперёд и добавил с левой. Очередной удар мечом он снова отразил, но на сей раз его клинок разлетелся, оставив в руках только эфес с небольшим обломком. Проклятье, это вообще-то был мой меч! И раньше он выдерживал столкновения с волшебным оружием.

Я с удивлением уставился на лезвие меча, который отобрал у Эммы. Теперь его покрыл неведомо откуда взявшийся узор из переплетающихся чёрных линий. Предвечная Тьма?

Воспользовавшись тем, что я на мгновение отвлёкся, Ксандр скользнул в сторону и сделал мне подсечку, опрокинув на пол. Быстро пригнулся, уклоняясь от второго энергетического шара и тут же высоко подпрыгнул, сделав в воздухе сальто и перелетев через подбежавшего Экхарда. Я не успел подняться, а он уже был возле Эммы.

– Ещё встретимся, детка.

С этими словами вырвав свой хопеш у неё из рук, Ксандр бросился прочь из тронного зала. Я собирался погнаться за ним, но увидел, как титанша оседает на пол. У неё из живота торчала рукоять меча.

Я подбежал и опустился перед ней на колени.

– Не вздумай помереть!

– Я же говорила, не связывайся с ним, – едва слышно прошептала Эмма.

Ну конечно, даже на смертном одре непременно надо заявить: «Я же говорила». Можно подумать, отойди я в сторонку, результат был бы лучше.

Мысли лихорадочно метались. Что делать, что делать? Обломок меча, конечно, не целый меч, но рана всё же должна быть глубокая, так просто не зашить. Замок ещё не вырос, медотсека там наверняка нет. И никаких исцеляющих артефактов в запасе. Если только у орков что-то сохранилось от предков, но за столько лет… Хотя, доспехи. Там должна быть портативная полевая аптечка. Если не в старых, то в новых, с убитого стража.

– Тащи дохлого орка из подвала! – велел я Экхарду. – Быстрее, бегом!

– И зачем он вам понадобился? – я обернулся на голос заявившейся принцессы. Она была облачена в броню стража. – Я только что оттуда. Что за тип пробежал мимо меня и прыгнул в шахту?

– Снимай доспехи! – рявкнул я. – Там должна быть аптечка или что-то подобное! Эмма ранена!

– Они надеваются на голое тело, – смутилась орчиха.

– И настроены на орков, – напомнил королевский телохранитель. Его броня перестала искрить, видимо, окончательно перегорев, но подвижности ему этим не прибавила.

– Джестер, успокойся, – слабо простонала Эмма. – Просто вынь клинок и перевяжи рану, само заживёт. Я всё же не человек. Забыл?

– Ткань для перевязки, бегом! – рявкнул я, обернувшись к оркской принцессе.

Она кивнула и умчалась, бесшумно скользя над полом. Вернулась быстро, с целой простынёй.

Стоило выдернуть обломок меча, кровь начала хлестать, моментально пропитав ткань.

– Может зашить всё же? – предложил я.

Титанша замотала головой.

– Просто перевязывай и успокойся. Будто на себе не видел, как это бывает. У меня чуть медленней.

– А сама когда последний раз проверяла? С тех пор, как лишилась сил, не припомню, чтоб тебя ранили.

Впрочем, Эмма оказалась права. Верхний слой повязки уже остался чистым, кровотечение остановилось.

– Надо её перенести, – заметил Экхард.

Я кивнул и поднял титаншу на руки. Она тут же руками обхватила мою шею и положила голову на плечо.

– Мой герой.

– Раз сарказм прорезался, значит, точно выживешь, – буркнул я.

– Не хочешь зваться героем – не лезь спасать прекрасных дам! – тут же возразила Эмма.

– Ладно, ладно, – согласился я, опуская её на кровать. – Если спасение считается, несмотря на попытку прижизненного вскрытия, значит спас. С тебя причитается.

– О, я тебя отблагодарю, не сомневайся, – заверила титанша, не собираясь отпускать мою шею и пытаясь притянуть к себе.

– Рассказом об этом твоём приятеле, – назвал цену я, расцепляя хватку.

– Не будь занудой, – проворчала Эмма, закрыла глаза и то ли уснула, то ли потеряла сознание.

Оставаться при ней сиделкой я не стал. Всё равно проку никакого. Да и, похоже, жизнь титанши в безопасности. По крайней мере, пока. Почему-то я не сомневался, что эта встреча с желтоглазым ковбоем окажется не последней. Подобный тип не сгинет бесследно, даже сиганув в бездонную шахту, что он, собственно, и сделал. И судя по тому, как красиво Ксандр ушёл, в бою мне с ним не тягаться. Странно, что он меня не прибил.

Что ж, ещё одна причина побыстрее найти Либру. Но для начала надо окончательно расплеваться с королевским семейством орков и пополнить арсенал.

Глава 15. Как глубока кроличья нора?

Эмма заворочалась и приподнялась на постели, придерживая рукой одеяло. Эх, слишком долго я провозился с вещами, да и слишком шумно.

– Хотел молча свалить? – укоризненно спросила она.

Я одновременно кивнул и пожал плечами. С одной стороны, именно так я и собирался поступить. С другой – если б действительно хотел смыться, то ноги моей бы тут не было к моменту её пробуждения.

– Ты же сама не захочешь со мной идти. Следом за Ксандром…

– Это утверждение или вопрос? – насмешливо поинтересовалась Эмма. – Какой-то неуверенный тон у тебя, не понять. И почему ты сам вдруг передумал? Позавчера тебя палкой в подземелье было не загнать. Что заставило изменить решение? Ксандр? Моё ранение? Прошлая ночь? Левая пятка зачесалась?

– А прошлая ночь-то тут вообще каким боком? – удивился я.

– Ну, может, ты не знаешь, как вести себя с женщиной наутро и готов сбежать куда угодно, лишь бы избежать неловкой ситуации, – развела руками титанша. При этом она отпустила одеяло, которое немедленно сползло с груди.

Я отвернулся и принялся плотнее утрамбовывать содержимое котомки, хотя оно и без того неплохо помещалось.

– Портал под землёй, – наконец сообщил я.

Я продемонстрировал возникшую над браслетом голографическую проекцию карты с рельефом местности и обозначениями местоположения нас и портала. Возможности техномагического пеленгатора оказались выше, чем я думал. После того, как я выковырял из-под браслета остатки уничтоженного Ксандром стреломёта, грех было не проверить работоспособность. То ли у меня контакт с пеленгатором улучшился, когда исчезло препятствие между ним и моей рукой, то ли из-за активности Тьмы Предвечной, а может ещё по каким причинам, новые функции всё же появились.

– Всё равно это нелогично, – возразила Эмма. – Ты сам говорил, что портал далеко. И карта подтверждает, насколько я вижу. Может он вообще где-то под водой. В любом случае, спускаться сейчас нет никакого резона. Можно пройти по поверхности.

– Отлично, ты иди поверху, а мы вниз, встретимся на месте, – я тут же ухватился за предоставленную возможность.

– Так хочется от меня избавиться? – вскинула бровь Эмма. – Если считаешь произошедшее между нами ошибкой, можем об этом забыть.

– Не мели эту пафосную чушь, – скривился я. – Весь этот бред на тему «Давай останемся просто друзьями» никогда не работает. И вообще дело не в этом.

– Тогда, не хочешь вернуться в постель? – Эмма демонстративно откинула одеяло. – А дела обсудим позже.

– Таким способом ты не заставишь меня передумать, – покачал головой я.

– А мне кажется, что попробовать стоит, – титанша подошла и прижалась ко мне, обвив руками шею. – И не забывай, что я сильнее тебя.

Ну, что тут поделать, люблю я напористых женщин.

Переубедить меня Эмме всё равно не удалось – поскольку с самого начала какая-то часть меня собиралась взять её с собой, потому и не дала свалить. Так что к шахте лифта мы подошли вчетвером – за нами притащилась оркская принцесса, не сводящая с Экхарда томного взгляда.

– А она здесь зачем?! – возмутился я.

– Ты, конечно, живучий, – пробасил Экхард, заглядывая в шахту, отчего его голос разнёсся эхом. – Можешь спрыгнуть, потом встанешь и пойдёшь. А нам как спускаться?

Об этой стороне ситуации я как-то не подумал. Рассчитывал, что всё само как-нибудь утрясётся и проблему решат за меня. Ну, вот и решили, так что нечего теперь жаловаться.

– Ладно, пусть снимает тапки, – объявил я.

– Броня действует только на орках, – напомнила Эмма.

Похоже, сегодня не мой день. Ну или хорошее уже исчерпалось за утро в постели с Эммой, а дальше пойдут одни косяки. Может, отложить всё на завтра и пойти поспать?

– Нечего тут топтаться, отправляемся, – проворчал Экхард, обнимая зеленокожую принцессу.

– После вас, – предложил я.

Пусть сперва проверят, насколько глубока эта кроличья нора. Может, там вообще дна нет. Это, конечно, маловероятно, да и вообще откуда-то там орк выполз.

– Не уверена, что смогу взлететь обратно, – промямлила принцесса.

Надо хоть выяснить, как её звать-величать. Судя по всему, путь нам придётся продолжить вчетвером, хочу я того или нет. Даже если она сможет взлететь, то ведь соврёт, будто бы не может. Впрочем, антигравы в сапогах, похоже, способны поднять совсем не высоко. Иначе, совершенно не умея ими управлять, принцесса поначалу непременно пару раз вмазалась бы в потолок. Ну или здешние орки всё-таки умнее меня, а признавать такую возможность я категорически отказываюсь!

Пришлось нам всем втроём облепить орчиху со всех сторон. Ну, точнее всего с двух сторон. А поскольку спереди с ней уже обнялся Экхард, я оказался притиснут к спине пышной грудью титанши. Видимо, чтоб не надумал сбежать, хотя куда б я делся из почти свободного падения в шахте лифта? Не то, чтоб я жаловался, но объятий с Эммой на сегодня было уже достаточно, а броня оказалась жёсткой, что ничуть неудивительно, броне так и положено.

– Один маленький шажок для человека-а-а… – проорал я, когда мы ухнули в пропасть.

Падение показалось мне довольно долгим, хотя и отнюдь не плавным. Антигравы, рассчитанные на одну бронированную орочью тушку, плоховато тянули груз ещё трёх тел. И ладно я, несмотря на почти двухметровый рост, довольно щуплый, когда последний раз взвешивался, а было это три мира назад, и девяноста кило не набиралось. А в Экхарде, поди, все полторы сотни будет. Его спрашивать бесполезно, он, небось, всё в фунтах меряет или вовсе неведомых мне единицах. Эмма тоже отнюдь не пушинка, хотя её вес сосредоточен строго в нужных местах. Но у меня возникало подозрение, что при уменьшении с титанического трёхметрового роста до человеческого, её масса вовсе не изменилась. Когда раненую её тащил, чуть не надорвался. На адреналине-то нормально было, а вот потом спина побаливала, несмотря на регенерацию. Так что хватит, избалуется ещё. Ну и вообще, стоит взять женщину на руки – не заметишь, как она уже удобно устроится у тебя на шее.

Приземление получилось жестковатым. Несмотря на то, что сапоги орчихи так и не коснулись пола, на амортизацию удара это не повлияло. Экхарда она в своих объятьях удержала, а вот мы с Эммой покатились по полу. Благо, было куда, поскольку двери лифта внизу тоже оказались открыты.

Не вставая, я огляделся по сторонам. Охраны не видать. Значит, можно не торопиться и ещё поваляться.

– Что разлёгся? Не на пляже, – пресекла мой порыв титанша.

Женщины… Вечно чем-то недовольны. Возможно, стоило сохранять с ней чисто деловые отношения. А то вон уже права качать начинает. Пришлось подниматься.

– Эй, вы, двое, зелёная и квадратный! А ну хорош тискаться! – прикрикнул я на парочку.

Ничего такого они на самом деле не делали, но сколько ж можно стоять в обнимку. Пора бы уже и копытами шевелить в направлении портала. К счастью, коридор ведёт в нужном направлении. Вот было бы здорово, если б это оказался прямой путь к здешним Вратам! Но готов спорить, что такого не случится. Прям готов поставить месяц трезвости на кон.

– Ну-ка, проверь, можешь ли взлететь, – продолжил я раздавать распоряжения орчихе.

Пусть привыкает, что я тут главный, особенно если собирается идти с нами. И, разумеется, она немедленно заявила, что взлететь никак не может, так что просто вынуждена присоединиться к походу. Ну да, ну да, свежо предание…

– Ать-два, шагай, песню запевай! – проорал я.

Эмма тут же прикрыла мне рот ладонью, зажав заодно и нос. Ну да, давайте меня вообще задушим! Интересно, усиленная регенерация позволит мне обходиться без кислорода какое-то время?

– Только не пой, Предвечной Тьмой заклинаю.

Как ни странно, никакой реакции на упоминание Тьмы не последовало. Хотя если даже мои глаза снова заволокло мраком, никто этого просто не заметил. Так что будем считать, что пронесло.

В путь мы выдвинулись молча, даже крадучись. Всё-таки где-то поблизости может ошиваться Ксандр, встречаться с которым никто из нас не рвался. Это нежелание усилилось ещё больше после того, как мы обнаружили орков, которые с ним всё-таки встретились. Точнее то, что от них осталось. Брони эти ребята не носили, а вооружены были какими-то странными винтовками. Принцип работы оружия, разрубленного на две и более частей, устанавливать никто из нас не пытался. Сами орки находились в том же состоянии – разрубленном. Судя по запашку – ещё вчера.

Принцесса при виде такого зрелища позеленела ещё больше. Ну, если в обморок хлопнется – мы ж её бронированную тушу не сдвинем!

– Эй, а ну сюда смотри! – рявкнул я. – Как тебя звать-то?

– Лили… – промямлила она. – Лилиана.

Мда, странное имя для орчихи, но не парню, взявшему себе прозвище Джестер, судить других. Вообще, я имена здешних орков вовсе не спрашивал, может, для них это нормально. Кто сказал, что орки непременно должны зваться Азог, Горбак Углук и тому подобными непроизносимыми сочетаниями звуков отрыжки с пердежом?

– Ладно, Лили, – кивнул я, таки сократив её имя. – Хорош тут изображать нежную фиалку, расцветать и пахнуть. Топай, давай. Шире шаг!

– Да что ты разорался, – попытался заступиться за неё Экхард, но тут же словил подзатыльник от Эммы.

Вот титанша всё-таки понимает, что я делаю, зачем и почему. Ну, по крайней мере, иногда. Когда не склонна бросаться очертя голову в засаду за закрывающимися воротами. Но, похоже, её суицидальные замашки отступили. И хотя самомнение кричит, что это целиком и полностью моя заслуга, тоненький голосок подсказывает, что драка с Ксандром сыграла тут большую роль, чем интрижка со мной. Таки вкус к жизни просыпается лучше всего тогда, когда тебя пытаются убить, о чём я ей и говорил.

– Идём дальше, – распорядилась Эмма, пресекая возможность нашей с принцем перепалки.

Коридоры, кругом пустые коридоры и запертые двери. Возможно, стоило обыскать убитых охранников, вдруг у них ключи есть, но копаться в тухнущих орочьих трупах мне не улыбалось. А остальные точно не полезут, хоть ори я, хоть пляши. Ну и ладно, куда-то эти тоннели должны рано или поздно вывести.

Стены пронизаны теми же золотистыми прожилками, что башни на горе и стенки лифтовой шахты. Значит, не пробить. Придётся топать вперёд. И надеяться, что не догоним Ксандра.

– Лучше б мы белого кролика догоняли, – буркнул я.

– Мы не догоняем Ксандра, – тут же возразила Эмма. Вряд ли она поняла сделанную мной отсылку, но суть мысли уловила. – Правда ведь?

– Определённо, – совершенно серьёзно кивнул я. – Без поддержки Либры я встречаться с твоим бывшим больше не собираюсь.

– Он не мой… – начала было Эмма, но запнулась. – Дело вообще не в этом.

Ну, ясное дело, не за то он на титаншу обозлился, что рога ему наставила. Однако я её всё же подловил и выяснил, что интрижка с Ксандром у них была. Хотя толку-то от этой информации. У бессмертной титанши нескольких тысяч лет от роду вполне мог быть миллион любовников. И я точно не стану последним. Даже не потому, что когда-нибудь помру. От планов отыскать Вайпер я всё ещё не отказался. Если б не эта относительность времени в разных мирах… Там, куда попала она, вполне могло пройти сто лет или сто тысяч.

Немного успокаивало, что в мире орков время явно идёт быстрее, чем в некоторых других. Ничем иным не объяснить тот факт, что Либра тут уже давно отирается. Так что сейчас можно не сильно спешить. Конечно, в другом мире время может идти ещё в десять раз быстрее, но может, опять же, и в сто, и в сто тысяч. Так что считать каждую секунду точно нет смысла. С тем же успехом это может оказаться мир с самым быстрым ходом времени, относительно других. Сравнить проблематично, разве что перемещаться группами и проверять, сколько прошло для тех, кто отправился первыми, а сколько для вторых. Но мы тут не исследованиями межмировой хронологии занимаемся, так что чёрт с ней.

– Слышь, ромашка зелёная, побухти, что ли, ещё про древнеоркскую цивилизацию, – окликнул я принцессу. – Хоть знать будем, куда…

Я запнулся, поскольку коридоры кончились. Как и время для исторических экскурсов. Ибо древнеоркская цивилизация предстала перед нами сама, во всей красе.

Мы оказались стоящими на небольшой площадке на склоне горы, как мне сперва подумалось. Но откуда гора под землёй? Осмотревшись, я решил, что это всё-таки огромная пещера шарообразной формы. Мы находились где-то посередине, а спускающийся вниз склон образовывал глубокий кратер. В центре расположился город, самые высокие здания которого почти упирались в потолок. Никакой иллюзии неба над головой, только золотые прожилки сияли, освещая местность.

Размеры пещеры были колоссальны. До города не то, что не доплюнуть и не докинуть, туда и топать-то придётся полдня, не меньше. Если по пути со склона не навернёмся, хоть в нём и прорезана лестница, но довольно крутая. Деревья с сероватыми листьями росли даже на склонах, а вокруг города вовсе образовывали целый лес. И как они тут без солнечного света обходятся? Раз листья не зелёные – значит, в них не хлорофилл, а что-то другое, это я ещё из школьного курса биологии помню. И подземные орки тоже посерели, в отличие от своих зелёных собратьев с поверхности.

Пещера не могла быть природного происхождения. Слишком большая, слишком правильной формы. И не все скалы же тут с этими прожилками! Значит, укрепили потолок своим сверхпрочным материалом. Колоссальная работа. Да и сам город, не уступающий, а то и превосходящий мегаполисы моего мира. О его размере судить с такого расстояния сложно, но сам принцип постройки уже говорил о многом. Хотя чего я удивляюсь, броню с антигравами и бластерами уже видел. Древние орки точно не дикари. Ну или не были ими на момент переселения под землю. А вот как теперь… И как они встретят первых незваных гостей за многие годы?

Или, что хуже – не первых. Вторых после Ксандра. Который уже вполне мог попортить репутацию человекообразных, сократив орочью популяцию своим хопешем.

– Я даже не представляла… – поражённо протянула Лили.

– Представление только начинается, – усмехнулся я. – Разойдитесь, дамы и господа, на сцену выходит Джестер со своим бенефисом!

– Ох, не нравится мне это, – покачала головой Эмма.

– Могло быть хуже. Здесь даже не водится курящей гусеницы и безумного шляпника, – развёл руками я.

– Да я о твоих угрозах устроить представление, – пояснила титанша, покосившись на мою шляпу.

Ну, допустим, у меня не цилиндр и чай я не люблю, но откуда ей знать такие нюансы. Так что намёк понятен. «Сам ты безумец в шляпе, и одного тебя нам более чем достаточно» – так ясно я ещё никогда прежде не читал целые предложения в чужих взглядах. Все меня вечно критикуют. Подумаешь, немного экспрессивен. Можно подумать, это никогда не играло в мою пользу. Наоборот ведь – постоянно.

– Расслабься, красотка, – успокоил я, приобняв Эмму за талию. – Старина Джестер знает, когда творить бардак.

Чуть было не назвал её «деткой», но вспомнил, что так к титанше обращался Ксандр. В кои-то веки мысль оказалась быстрее языка, и я успел вовремя его прикусить.

– Как раз это меня и беспокоит, – вздохнула Эмма.

Убеждать, что беспокоится она напрасно, я не стал. Не могу дать таких гарантий. Кто знает, как у этих орков с чувством юмора. Судя по встреченному представителю – плоховато. Ну а за себя я вообще не ручаюсь. Когда меня заносит – хоть стреляйте. Часто действительно стреляют, но и это меня не останавливает. А потому – уж что получится, то и получится.

– Мы идём с миром! – объявил я и добавил: – Но мечи на всякий случай держите под рукой.

Глава 16. Недостаточно мёртвый город

Вблизи город производил совсем иное впечатление, куда менее величественное. Проще говоря, он явно был давно заброшен и необитаем. Что совсем не вязалось с присутствием орков-охранников в пещере. Разве что они вправду вышли из стазиса при появлении Ксандра. А вот город вполне себе жил в обычном временном потоке. Жил, жил, а потом умер. И уже начал загнивать.

– Вот вам и развитая орочья цивилизация, – протянул я. – Тут будто чума с войной прошли.

– Ты их знаешь? – удивилась Эмма.

Я не сразу сообразил, о чём она говорит. А когда понял, то предпочёл ни о чём не спрашивать. Если Всадники Апокалипсиса реально существуют и титанша с ними встречалась, я не хочу об этом знать. В принципе, в бесконечной мультивселенной могут существовать вообще кто угодно, а о созданиях, достаточно могущественных, непременно возникнут мифы. Но мне хватает забот и проблем здесь и сейчас, чтобы забивать себе голову персонажами древних легенд.

– Отвратительное местечко, – пробормотал Экхард.

В кои-то веки я был вынужден согласиться с его тупоголовым высочеством. Сами по себе заброшенные дома, зияющие пустыми окнами, а кое-где и проломами в стенах, не вызывали у меня неприятных чувств. Реликт вымершей цивилизации серокожих орков? Ну и что с того. А вот покрывающая стены и местами даже землю фиолетовая то ли плесень, то ли слизь, тут и там вспухающая пузырями, в которых будто что-то шевелилось, мне однозначно не нравилась. Я бы предпочёл обойтись без таких признаков жизни, пускай даже примитивной.

– Орки даже помереть нормально не могли, – буркнул я. – Трудно было разложиться на плесень и липовый мёд, а не вот это всё?

– А это разве не плесень? – поинтересовалась Эмма.

– Неправильная плесень. И вообще, почему ты меня спрашиваешь? Нашла специалиста.

– Чем бы эта гадость ни была, она всё равно безопаснее вооружённых бронированных орков, – привёл аргумент Экхард.

Будто ему назло, один из пузырей лопнул, и из него наружу вывалился орк. Правда, не вооружённый и не бронированный. Зато покрытый коркой фиолетовых наростов, закрывающих даже половину лица. Оставшаяся открытой часть тела выглядела нездоровой, бледно-серой и будто иссохшей. Я бы подумал, что орк вообще давно мёртв и мумифицирован, если бы он не шевелился. Мда, всё-таки город оказался недостаточно мёртвым.

– Давайте разделимся, – предложил я.

– Зачем?! – единым хором спросили сразу три голоса.

– Кажется, мы угодили прямиком в дешёвый ужастик про зомби, а в них героям по канону полагается разделяться, – пояснил я.

– Этот орк не мёртв, – покачала головой титанша. – Сердце бьётся, я чувствую.

Что, зомби тоже реально существуют, раз она поняла, о чём я говорю? Всё страньше и страньше. Каких ещё новостей ждать сегодня? Вот о том, что Эмма способна чувствовать сердцебиение живых существ на расстоянии нескольких метров, я тоже впервые слышу. Хотя обычно сомнений в том, что встречные – вполне живые существа из плоти и крови, у меня не было. Вот после встреч со мной они иногда переставали быть такими уж живыми, но это тоже оставалось вполне однозначным.

– Ничего, мы это исправим, – пообещал я. – Есть добровольцы или назначить?

– Я с ним разберусь, – заявила орчиха, поднимая руку с закреплённой на запястье лучевой пушкой.

Пожалуй, зря я не хотел её с собой брать, дополнительная огневая мощь нам не помешает. Мы-то огнестрельным оружием так и не обзавелись. И даже с холодным возникли сложности, провалиться этому Ксандру.

Себе я оставил меч Эммы, на лезвии которого так и застыл узор чёрных линий. А вот достойного клинка ему в пару так и не нашёл. Подумывал забрать оружие у королевского племянника-телохранителя, но титанша в этом опередила. Отбирать у неё ещё один меч я счёл перебором, к тому же, кажется, он всё-таки не орихалковый. Думал, что-то приличное отыщется у подземных серых орков, но раз тут обозначилась такая ситуация, лучше в этом заплесневелом городе не задерживаться.

Энергетический луч прошил тело орка насквозь, заставив остановиться в нескольких шагах от нас. Несмотря на заверения Эммы, этот вроде как живой орк что-то не спешил становиться мёртвым, несмотря на сквозную дырку в груди. К тому же, его тело начало как-то подозрительно раздуваться. Будто вот-вот лопнет…

– Ложись! – заорал я, первым последовав собственному приказу.

Ещё и голову руками прикрыл. Но всё же краем глаза увидел, как рядом ничком плюхнулись два тела. Титанша и принц всё же научились хотя бы немного прислушиваться ко мне. Да и ложных тревог я до сих пор не поднимал. Хотя из этого могла бы выйти неплохая шутка, но если постоянно кричать «Волки!» – потом никто не поверит, когда волки на самом деле придут.

А вот оркская принцесса на приказ не среагировала. То ли боевой подготовки не хватило, то ли посчитала, что доспехи будут достаточной защитой, а может, считала ниже своего королевского достоинства падать в грязь. Мне в принципе наплевать. Зато она предоставила возможность посмотреть, что плохого случится от взрыва живого орка недо-зомби.

Орк действительно лопнул, в этом я не ошибся. А вот какого-то видимого эффекта от этого не случилось. Даже осколками костей никого не посекло, взорвалась только плоть, скелет же рухнул на месте. Нас слегка забрызгало липкой фиолетовой дрянью, только и всего.

– Гадость, – скривилась Эмма, стряхивая с себя ошмётки.

Орчиха выражала то же самое мнение менее членораздельно, банальным визгом, пытаясь содрать липкую мерзость со своего лица. А вот надо было слушаться, когда говорили ложиться. Хотя в принципе достаточно было отвернуться, я немного перестраховался.

Пузырей, подобных тому, из которого вылез орк, впереди наблюдалось ещё множество. Если они лопнут все сразу, армия орков нас просто затопчет. Но даже если по одному, то пробираться через город нам придётся очень и очень долго. А как же тут прошёл Ксандр? Или он выбрал другой путь?

– Умный в город не пойдёт, умный город обойдёт, – многозначительно изрёк я.

– То есть, ты всё-таки пойдёшь в город? – уточнил Экхард.

Ну сколько раз повторять, что шутить и насмехаться над спутниками – это моя прерогатива? К тому же, у него не получается.

– Там могли остаться какие-то работоспособные приборы, оружие, – заметила орчиха.

– Так иди за ними, тебя никто не держит, – пожал плечами я. – При таком раскладе, мы даже тут подождём и пойдём следом, когда ты расчистишь путь.

Она фыркнула, надменно задрала нос и действительно шагнула вперёд. Что, серьёзно? Даже принц так не тупит, по большей части. Вот чего я не люблю, так это когда мои насмешки принимают на полном серьёзе, как инструкции к действию. И так-то моего юмора все эти иномирцы частенько не понимают. Но вообще не улавливать, что это была шутка, уже перебор.

Экхард посмотрел на меня, кивнул каким-то своим мыслям, и кинулся к своей зелёной пассии, ухватив её за плечи.

– Не надо туда ходить, сейчас Джестер придумает что-то другое.

Ну да, теперь, значит, я всё-таки стал мозговым центром группы. И переть напролом принц передумал и резко отучился. Всего-то одно попадание в плен, а как отлично мозги вправляет. Или это удары кулаками по голове помогли? Интересно, кого за это благодарить, бронированного орка или Ксандра?

– Эй, вы, люди, быстрее сюда! – раздался чей-то голос.

Когда в потолке открывается люк, то, как известно, можно не бояться, это просто глюк и ничего он тебя не сделает. Вот в полу – другое дело. Такой большой город никак не мог обходиться без канализации. Увы, высунувшаяся из-под земли голова ничем не напоминала черепашку-ниндзя, обыкновенный орк с серой кожей. На этот раз – вполне здорового вида, без фиолетовых наростов на морде.

Объяснять, что мы вообще не совсем люди, а некоторые даже совсем не, я не стал. Это ещё успеется. А вот прямо сейчас начавшие лопаться пузыри, выпускающие наружу не-зомби, медленно бредущих в нашу сторону, прозрачно намекали – есть время болтать, а есть время шевелить ногами. И сейчас как раз второе.

– Идём за ним, – приказал я.

– А если это ловушка? – засомневался Экхард.

Уверен, это он мне назло, лишь бы поспорить. Решил припомнить упрёки, которые я высказывал при вторжении в наземный город орков. Или действительно туповат и не понимает, что ситуация совсем другая.

– Что здесь орки, что там, какая разница-то? – прошипел я. – Те, что внизу, хотя бы говорящие.

– Джестеру как всегда, лишь бы собеседника найти, – протянула Эмма, но первой последовала за орком в канализационный люк.

– На ловушку не похоже, – вынужден был признать принц, когда мы все оказались внизу.

Там нас уже поджидала ещё пара орков, но на засаду это определённо не тянуло. Орки были какие-то щуплые, будто недокормленные. Впрочем, почему «будто»? Действительно, что жрать в опустевшем подземном городе? Учитывая растущий рядом лес, я бы на их месте перебрался туда, хотя никакой живности мы по пути не заметили, как и следов её присутствия.

– Вы не будете нас убивать? – с опаской спросил один из орков.

– Почему мы должны… – начал было Экхард.

– Полагаю, здесь недавно проходил Ксандр, – перебил я. – Тип с дурацким изогнутым мечом, да?

Серые орки согласно закивали.

– Мы не с ним, – махнул рукой я. – Даже наоборот, против него. А теперь ведите нас к королеве.

– Королеве? – фыркнул один из орков. – Последняя королева погибла лет сто назад, когда случился прорыв. Но мы отведём вас к старшему.

Прорыв? Учитывая, что мы в канализации… Но нет, вокруг не наблюдалось никакой грязи и следов отходов жизнедеятельности. Не чистота, конечно, местами даже фиолетовая плесень на стенах растёт, но совсем чуть-чуть. Видимо, канализация перестала функционировать примерно тогда же, когда погибла королева. Хотя эти события вряд ли связаны напрямую.

– Что за прорыв? – спросила «наша» орчиха, Лилиана, с трудом вспомнил её имя я.

– Прорыв из нижних миров, – пояснил один из серокожих, снисходительно глядя на зелёную родственницу. – Старший лучше объяснит.

Он махнул рукой, призывая следовать за ним. Щуплый, нескладный… Да он же ещё подросток! И двое других тоже. Интересно, почему встречать возможных гостей послали молодняк? Может, они быстрее бегают? Или не жалко, если убьют? После Ксандра я бы на их месте не стал ждать визитов с миром. Но ведь не побоялись позвать нас, хотя мы тоже особого миролюбия не демонстрировали. Однако лучше и впрямь спрашивать обо всём старшего.

– Что ты собираешься делать, Джестер? – вполголоса поинтересовалась Эмма.

– Как обычно, – пожал плечами я. – Импровизировать, реагировать на ситуацию, плыть по течению в нужном мне направлении и стараться не нахлебаться.

– То есть…

Да что она хочет услышать? Что мы не будем догонять Ксандра? Это я уже говорил, сто раз повторяться не люблю. Можно подумать у меня когда-нибудь был конкретный план на длительный срок. Да и про импровизацию я тоже сказал.

– Для начала – пройдём через город. Выйдем наверх, найдём Либру. Потом портал.

– Да нет же, – вздохнула Эмма, с явной досадой на мою непонятливость. – С этим городом и прорывом, откуда бы он ни был.

– А что с ними? – не сразу понял я. – Нам какое вообще до этого дело?

– Надеюсь, что никакого, – пробормотала титанша, почёсывая запястье.

Это что у неё прыщ вскочил? Присмотревшись, я понял, что «прыщ» почему-то фиолетовый. Вроде счищали с себя останки лопнувшего орка. Разве что…

Я тряхнул головой, отгоняя мелькнувшую мысль. Эмма уже содрала то ли прилипшую, то ли проросшую плесень, а ранка успела затянуться. Даже если это какая-то зараза, нашего нечеловеческого здоровья должно хватить. Я покосился на орчиху, на неё фиолетовой дряни попало больше всего. Но пока что её лицо сохраняло здоровый салатовый оттенок.

То, как взорвался орк, очень уж напоминало способ, которым некоторые растения распространяют семена. Надеюсь, сходство мне только показалось. В конце концов, орки ведь не растения, даже те, которые зелёные. Очень не хочется, чтобы на мне вырос фиолетовый грибок-паразит из другого мира. На всякий случай надо бы побыстрее валить из этого города. Вопрос только, где тут выход на поверхность, и согласятся ли местные обитатели нам его показать.

Глава 17. Иллюзорная реальность

От звона я подпрыгнул так, что едва не свалился с дивана. Что за чёрт, я же вроде не ставил будильник. Наверное, кто-то звонит. Я попытался нашарить телефон, не открывая глаз, но безуспешно.

Стоп, погодите-ка! Какой ещё телефон, какой будильник? Орки…

Я окончательно проснулся и сел на диване. Осмотрелся. Кажется, я всё-таки у себя дома. Да и телефон в наличии, вон на полу рядом лежит. Старый кнопочный, очень похожий на тот, что был у меня где-то в начале века. Только я точно знаю, что он давно сломался, а звонить разучился ещё раньше.

А как же другой мир, Мирэ, Вайпер, волшебные мечи, пророчество, порталы, да орки, в конце концов? Мне всё приснилось? Не похоже…

Очередной звонок снова заставил дёрнуться. Да это же в дверь трезвонят. И кого там принесло? Напялив попавшиеся на глаза штаны, я поплёлся открывать. За порогом стояла роскошная фигуристая блондинка почти с меня ростом, то есть под два метра. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить её имя.

– Эмма?

– Отлично, кажется, память тебе не отшибло, – кивнула титанша, сдвигая меня с пути и заходя в квартиру.

Титанша? Так, погодите. Что-то в голове каша, хуже, чем после недельного запоя. Либо я сейчас у себя дома и мне всё приснилось, тогда никаких титанов обоих полов тут существовать просто не может. Либо… Ох, какой богатый выбор альтернатив, я прямо теряюсь. И все такая гадость, что непонятно, какую предпочесть.

– Среди орков был телепат? – предположил я.

Как-то мне уже довелось столкнуться с существом, способным читать чужие мысли и проникать в память. Только вот ей в моей голове совсем не понравилось. Но тогда я успел подготовиться и свалил на неё самые неприятные образы. Ничего такого, не на уровне мировых трагедий, но простые человеческие переживания, когда они концентрированные, могут вызвать изрядное несварение мозга. Жизнь у меня была не то, чтобы плохая, но далеко не тепличная, всякое случалось.

– И орков помнишь, – кивнула Эмма. – Но, видимо, кое-что забыл. Фиолетовая плесень.

Да, было что-то такое. Нас ещё этой гадостью забрызгало, когда орк лопнул. Видимо, мои худшие предположения оправдались. Хотя это не объясняет, где мы сейчас.

– Это общие глюки или ты мне тоже мерещишься? – поинтересовался я. – А где Экхард?

– Пока не знаю. Поисковая магия здесь работает не очень хорошо. Я пошла на ближайший сигнал, тут оказался ты. Думаю, племянничка тоже смогу засечь. Одевайся и пойдём.

– Да погоди, куда торопиться, – отмахнулся я. – И надо ли вообще куда-то идти? Это же глюк, верно? Общий. Так какая разница, в каком месте из него выбираться.

– Разницы нет, – согласилась титанша. – Но Экхарда надо бы прихватить с собой. А один он вряд ли выберется. Всё же ментальная устойчивость – не самая сильная его сторона.

– При такой-то крепкой черепушке? – не согласился я. – Может, его вообще не пробрало. Но всё же, где мы?

– Что последнее ты помнишь? – спросила Эмма. – Возможно, это будет долгая история.

– Тогда посмотри, нет ли в холодильнике пива, – хмыкнул я. – Если нет, то метнись в магазин по-быстрому.

Бумажник валялся на столе. Нашлось в нём и несколько привычных мне банкнот, в том числе не слишком мелкого номинала. А ещё несколько совершенно незнакомых с нечитабельными иероглифами. Вот эти уже наверняка не из моей памяти взяты. Значит, мы всё же не в моих воспоминаниях. Скорее некий обобщённый образ на основе коллективной памяти. Любопытно, что привнесли сюда остальные.

Прихватив пачку сигарет, я вышел на балкон. С него открывался знакомый вид во двор, хотя и с некоторыми отличиями. Что это за шпиль там слева блестит? И небоскрёба высотой этажей в пятьдесят, который сейчас стоит справа, в нашей провинции точно отстроить не могли. Ещё и горы на горизонте откуда-то взялись. Да уж, даже если бы я не помнил почти всё сразу, такие нестыковки точно заставили бы усомниться в реальности происходящего.

Я выбросил окурок в окно и пошёл на кухню. Что-то Эмма там застряла, бутылка пива же не иголка в стоге сена. Оказалось, титанша застыла перед открытым холодильником. Но она вовсе не заинтересовалась чудом техники, создающим холод без всякой магии. Скорее её шокировало содержимое. Эх, женщины… Хотя холодильник, снизу доверху заполненный пластиковыми полторашками пива без этикеток и меня удивил. Отродясь такого изобилия в нём не было, пиво у меня дома надолго не задерживалось. Видимо, этот образ был взят не из воспоминаний, а скорее откуда-то из области фантазий.

– Что застыла? Нормальное разливное пиво. Надеюсь. Если нет, по запаху станет понятно, что там налито.

Всё-таки это навеянная фиолетовой плесенью галлюцинация, а не воплощённая мечта. Вполне можно и какой-нибудь подлянки дождаться. Но всё равно окружающее нереально, так что в любом случае переживу. Или нет?

– Кстати, а если мы вдруг тут умрём… Ну, под машину попадём или ещё чего. В реальности тоже кирдык будет? – уточнил я.

– Почти наверняка, – согласилась женщина. – Разум погибнет, тело останется и попадёт под контроль. Как с теми орками.

Я кивнул, взял две кружки и ополоснул под краном. Вот, пожалуй, центрального водоснабжения мне в магических мирах немного не хватало. Эх, ванну принять, что ли, пока здесь. Можно и вместе с Эммой. Пусть даже это иллюзия, но ощущения-то вполне реалистичные.

Взяв со стола нож, я для проверки слегка полоснул себе предплечье. И скривился от боли. Мда, болевой порог вернулся к норме. Заживать ранка тоже не торопилась, да к тому же я слегка переборщил. Привык к быстрой регенерации и нечувствительности, избаловался. Пришлось срочно искать бинт. Поскольку у меня дома аптечки отродясь не было, а бинты хоть иногда водились, но слишком нерегулярно, то в созданный из воспоминаний образ не попали. Благо полотенец хватало.

Я уже предположил раньше, а Эмма в беседе за парой кружек пива подтвердила, что иллюзия создана на основе наших воспоминаний. Вот взять в пример телефон. Хотя у меня их было с десяток, но, конечно, самый первый запомнился лучше всего. Потому именно он и появился тут. Правда, местами иллюзия сбоила. Не только с небоскрёбом, взятым, возможно, из головы титанши, видевшей сотни разнообразных миров. Но банально даже пыли за диваном не обнаружилась! А любовью к уборке я никогда не отличался. И раз в год, таки добираясь до ужасного «задиванья», обнаруживал там такую грязищу…

А вот стоящие на полках в шкафу многие сотни книг, в основном жанров фэнтези и фантастики, оказались вполне нормальными. То есть, с буквами, складывающимися в осмысленное содержание. Судя по воспоминаниям, содержание вполне соответствовало обложкам. Конечно, все эти книги я читал, но наизусть не помнил. Некоторые вообще забыл подчистую. Однако это не помешало тексту появиться в иллюзии. Видимо, где-то в глубинах памяти всё прочитанное сохранилось. А вот нескольких книг, купленных незадолго до моего провала в нестабильный портал, которые я прочитать ещё не успел, я на полке просто не нашёл.

– Может, задержимся тут немного? – предложил я, перелистывая страницы толстенного фолианта. Пять романов в одном томе – это вам не шутки. – Почитаем, пиво попьём. Можно в компьютерные игры поиграть.

– Чем дольше мы останемся в мире иллюзий, тем сложнее будет потом выбраться, – возразила Эмма. – Не факт, что, проснувшись завтра, ты всё ещё будешь считать окружающее глюком.

Я почесал в затылке. Совершенно нормальными человеческими пальцами без когтей. Эх, я бы не отказался от небольшого отпуска, пусть даже в иллюзорном мире. Хотя в мирах меча и магии весело, но там вечно то убить кто-нибудь пытается, то бежать кого-то спасать надо. Не то, чтоб я прямо так уж сильно напрягался всё время. Но и постапокалиптический подземный город орков с обитающей там агрессивной плесенью не очень манил срочно возвращаться.

– А ещё у тебя дома жрать нечего, кроме пива, – указала титанша.

– У нас, в цивилизованных мирах, есть такая замечательная вещь, как круглосуточные гипермаркеты – ухмыльнулся я. – Там можно и готовые продукты купить, а можно и сырые. Кстати, борщ варить умеешь? Если нет, то пиццу закажем.

– Решил остаться здесь? – нахмурилась женщина. – Думаешь, будешь жить в безопасности и беспечности? Учти, иллюзия в любой момент может превратиться в кошмар. И деньги вряд ли будут материализовываться в твоём кармане сами по себе.

Вообще, я даже и не думал оставаться, разве что на несколько дней. Но, пожалуй, она права, лучше не задерживаться. А то правда деньги кончатся, придётся работать… Нет уж, лучше за орками с мечом бегать. Или от них, и на такой вариант согласен. Даже безумный лич, ведущий за собой армию мертвецов и стремящийся к наступлению Предвечной Тьмы, гораздо лучше, чем постоянная работа со стабильным графиком в дружественном коллективе. С личем гораздо проще найти общий язык и договориться, уже проверял на практике.

– Ладно, ещё по паре литров пива и пойдём искать нашего принца, – вздохнул я.

– Я тебя на себе не потащу, – заявила титанша. – Не забывай, что регенерации у тебя здесь нет.

Я хмыкнул. Как сильно она меня недооценивает. Будто до попадания в другой мир я не мог выпить несколько литров пива и потом идти куда-то, не особо шатаясь. Всё же организм ещё достаточно молодой и крепкий. Но об этом я промолчу, а то опять вспомнится, что ей-то несколько тысяч лет, а женщины вечно обижаются на напоминания о возрасте.

– Ладно, рассказывай пока, что там случилось после спуска в канализацию, – предложил я, наполняя кружку.

Эмма вздохнула и начала рассказ. А по мере повествования я и сам вспоминал случившееся.

Глава 18. Локальный постапокалипсис

Провожатые доставили нас в помещение, похожее на комнату видеонаблюдения. Во всяком случае, всю стену занимали многочисленные экраны, из которых включена была только парочка, да и те показывали помехи, а под ними располагался пульт управления с многочисленными кнопками. Место оператора тоже было занято. На привинченном к полу вращающемся стуле расположился орк, габаритами покрупнее тех, которые нас вели, но такой же серокожий. А к тому же – однорукий. Вторая лапища заканчивалась культёй чуть выше локтя.

– Люди, – совсем недружелюбно рыкнул он, оглядев нас. – Зачем вы притащили людей?

Я немедленно шагнул ближе и пощёлкал у него перед носом пальцами, заканчивающимися когтями, не уступающими орочьими.

– Ты кого человеком назвал, а? – осведомился я.

Орк от такой наглости выпучил глаза и щёлкнул челюстями. Совершенно нормальная реакция для тех, кто сталкивается со мной впервые. А они тут, похоже, вообще обитают в довольно замкнутом и не слишком многочисленном сообществе. Так что культурный шок этот однорукий получит по полной программе.

– Санинспекция! – рявкнул я. – Почему нарушаем? Плесень развели, понимаешь ли. Да ещё агрессивную, на людей и нелюдей кидающуюся. Штраф хотите?

– Джестер, – простонала Эмма. – Может, не надо?

– Ну, а чего они? – развёл руками я.

Ответом стал тяжёлый вздох и качание головой. Видимо, убедить меня не паясничать титанша окончательно отчаялась. Умная женщина, всё же.

– Мы развели? – возмутился орк. – Да она сама!

– Врёшь, – фыркнул я. – Сами даже тараканы не заводятся. Вот у меня дома, например, они быстро вывелись, хотя сперва были. Но им быстро жрать стало нечего. То, что я готовил, не было для них съедобно.

Вот теперь собеседник определённо окончательно поверил, что я точно никакого отношения к роду людскому не имею. Ни один человек не способен жрать что-то, несъедобное для тараканов. Если только он не студент, который совершенно не умеет готовить и вообще предпочитает питаться пивом, к тому же не дома. Впрочем, студентом на момент попадания в другой мир я уже не был, но привычки и образ жизни в целом ещё по большей части сохранились.

– Кстати, почему нас привели к тебе? – нахмурился я. – Как я слышал, подземными орками правит королева.

– Правила, – вздохнул однорукий. – Три поколения назад. А потом… Потом пришла эта самая плесень, как ты её назвал.

– Ага, прям сама пришла, аж прибежала, – хмыкнул я.

– Волшебники во главе с королевой что-то намудрили, – всё же признал мой собеседник. – Вот и притащили эту пакость в наш мир.

Всё-таки волшебники. Прав я был насчёт техномагии, не подвело чутьё. А что королевы нет – это, пожалуй, хорошо. Правда, получить локальный постапокалипсис вместо прогрессивного орочьего феминизма – так себе замена. К счастью, я тут вообще ненадолго, мимо прохожу. Из точки «А» в точку «Б» на максимальной скорости, как поезд из школьной задачки. Ещё бы рельсы для полного счастья не помешали, чтоб не заблудиться по дороге.

– Ну, примите мои соболезнования, – пожал плечами я. – Где тут у вас выход?

– А вы как сюда вошли?

Вот не надо мне вопросом на вопрос отвечать! Я тоже так умею. И точно переиграю какого-то подземного орка в этом деле. Но толку не будет.

– Тот выход, который вход, нас не устраивает, – покачал головой я.

– Да плевать мне на вас! – взревел орк. – Мы, мы сможем выбраться тем путём!

– И совершенно незачем орать. Я не глухой, – проворчал я. – А тот путь вам не подойдёт, если летать не умеете. Вон разве что эта зелёная принцесска всё же вспомнит или сообразит, как включить в доспехах вертикальный взлёт. Пока что она утверждает, что так не умеет. Но, может, у вас тут свои специалисты есть?

Однорукий орк невесело рассмеялся.

– Мы всё позабыли. Даже вот это, – он махнул единственной рукой на рябящие помехами экраны, – наладить не можем. Всего-то четыре поколения, а все знания утеряны.

Так, четыре поколения это примерно сотня лет. Ну, по человеческим меркам, уж не знаю, соответствуют ли им орочьи. Впрочем, наши провожатые тоже что-то говорили про сто лет. Значит, всё правильно, я угадал и вообще молодец.

– Значит, не судьба, – пожал плечами я. – И другого выхода у вас нет?

– Если бы был, стали бы мы сидеть в канализации, прячась от иномирной плесени, порабощающей разум?

И опять ответ вопросом на вопрос. В роду у этого типа точно не было евреев? То есть, по фэнтезийным стандартам – гномов. Хотя это я опять возвращаюсь к штампам литературы родного мира. Которым местные орки не соответствуют.

– Давай начистоту, – предложил я. – Выхода совсем нет? Или, если мы уничтожим эту плесень, спасём вас город и всех выживших – то и выход неожиданно появится?

Орк задумался. Кажется, всерьёз, а не демонстративно. Он не собирался просить нас их спасать? Ох, какое облегчение. А заодно и неожиданный поворот. Хоть кто-то не вообразил, будто встретил в моём лице героя – на своё счастье. В смысле, на счастье не вообразил, встречи со мной уж точно никому ничего хорошего не принесли.

– В подвалах храма был центр управления, – наконец, изрёк однорукий. – Плесень появилась в том же здании. Ну и заполнило его, само собой. Если её уничтожить, то можно попытаться запустить системы. Но четыре поколения…

– А чем поможет запуск систем?

– Ну, тогда заработает и…

Следующее сказанное им слово я не понял. Услышал только какой-то набор рычащих звуков. Видимо, на чистейшем орочьем. Похоже, такого понятия просто нет в моём языке. И магия, отвечающая за перевод, не смогла подобрать аналог. Хм, первый раз с таким сталкиваюсь.

– Объясни на пальцах, что это такое, – велел я.

После нескольких минут сумбурных объяснений, в буквальном смысле включающих жестикуляцию, мы всё-таки разобрались.

– Метро! – воскликнул я. – Это же грёбаное метро!

Конечно, вряд ли это было именно метро, в привычном мне понимании. Но нечто подобное. Подземный транспорт с вагонами. И без разницы, как именно они движутся.

– Я так и сказал, – кивнул орк.

На этот раз вместе с набором звуком на орочьем я услышал будто недублированный перевод, озвучивший знакомое мне слово «метро». Ага, магическая система перевода пополнила свой словарь.

– Так. Значит, если мы уничтожим плесень в храме, то сможем запустить метро и на нём доехать… Куда? До другого города? До поверхности? Кстати, входы во все другие города запечатаны, если ты не в курсе.

– Можно и на поверхность, – кивнул орк. – Если сумеем запустить.

– Если эти одичалые не справятся, я разберусь, – неожиданно заявила Эмма.

До сих пор мои спутники помалкивали, предоставив мне вести переговоры. Ну, как минимум до тех пор, пока я не начал бы насмехаться над собеседником, провоцировать его и нарываться на то, чтобы всех нас попытались убить. Но сегодня я что-то не в настроении юморить, хочется побыстрее выбраться из этой дыры. Так что всё строго по делу. Быстро решить, быстро уйти. Одна нога тут, другая там, как говорят сапёры.

– Может, ты тогда заодно и плесень поджаришь? – обратился я к титанше. – В смысле, боевой магией, а не на ужин.

– Да уж я поняла, о чём ты, – усмехнулась она. – Пожалуй, можно попробовать. Конечно, силы у меня уже не те. Но на какой-то мох должно хватить.

– Этой гадости там много, – пискнул один из орков-подростков, провожавших нас по тоннелям.

– Ничего, полуфеноменальных внекосмических сил должно хватить, – отмахнулся я. – Моя подруга прибедняется. Она посильнее десятка ваших архимагов будет. Если у вас вообще архимаги водились, и вы представляете, о чём речь.

– Десятка – вряд ли, – возразила Эмма. – Может, троих. Или пятерых.

О, всё-таки признала своё могущество. Уже прогресс. Только вот, если она нынешние свои силы не считает значительными, то какими же они были раньше? И почему мне на голову всё ещё не свалился её братец, титан Эрих, которого я обдурил и заставил прыгнуть во Врата? Уж с такими возможностями, создать портал для него не должно быть проблемой. Возможно, он просто наплевал на какого-то жалкого человека, который что-то там когда-то ему сказал. В конце концов, из ловушки, где был заперт несколько тысяч лет, он при этом выбрался. А чего ещё надо? Или он просто не торопится. Что для бессмертного несколько дней? Или лет. Вообще, неизвестно, с какой скоростью течёт время в том мире, куда его выкинули. Может, он ещё только выдыхает первый вдох свежего воздуха свободы.

– Кстати, – снова обернулся я к орку, – а тут не пробегал такой придурок в шляпе и с изогнутым мечом?

Однорукий покосился на мою шляпу, но удержался от комментариев. Какая выдержка, прям завидую. Хотя я бы так жить не смог, скучно же, если не пользоваться случаем кого-то подколоть.

– Пробегал, – кивнул он. – Оставил за собой несколько трупов. Потому мы и послали наблюдать за поверхностью молодняк.

Значит, всё-таки отправили тех, кого не жалко. Странный подход. А как же «дети – наше будущее» и всё такое? Хотя принцип «бабы ещё нарожают» тоже в истории практиковался частенько.

– И пошёл он к храму, – скорее утвердительно, чем вопросительно сказал я.

Эмма заметно вздрогнула. Пожалуй, у неё действительно есть причины беспокоиться. Её магические атаки с силой, равной мощи минимум трёх архимагов, Ксандр отразил, не вспотев и не поранившись. Наверное, мне тоже стоило бы начать его бояться. Но это не в моём стиле. Пожалуй, кто-то сказал бы, что я для этого слишком туп. Но, кажется, всех таких критиков я уже поубивал.

– Значит, он расчистил дорогу, и нам будет проще, – кивнул я. – А может, вообще он всё сделает сам. Ну, или его плесень сожрёт.

Хотя последний вариант нежелателен. Как бы мне ни хотелось, чтобы этот наглый тип склеил ласты, там, где не пройдёт он, нам точно ничего не светит. Впрочем, не всегда всё решает грубая сила, неважно даже, физическая или магическая. Иногда кое-чего можно добиться даже с помощью раздолбайства и такой-то матери – сам лично проверял, работало. Правда, в итоге я стою в канализации заплесневелого подземного города орков, успехом это не назовёшь. С другой стороны, всяко лучше, чем на работу ходить.

– С достопримечательностями у вас тут, полагаю, беда? – поинтересовался я. – Ну, тогда нет смысла тянуть кота за жабры. Идём сразу прямиком в храм. С остальным разберёмся по дороге.

Ответом мне стали два тяжёлых вздоха – от Эммы и Экзарда. Оркская принцесса восприняла моё решение стоически. Ну, она ещё плохо понимает, во что ввязалась. Ничего, разберётся, если выживет.

Однорукий с нами не пошёл, вновь отправив орчат в качестве провожатых. Но и они смылись, когда плесени на стенах тоннеля стало появляться всё больше, оставив только указания направления.

– Третий поворот налево сначала или раньше второй направо? – уточнил я.

– Знаешь, думаю, плохая память у тебя из-за злоупотребления алкоголем, – заметила Эмма.

– С памятью у меня всё отлично, – уверил я. – Я просто не слушал.

Так, уже начала меня за пьянство попрекать, плохой признак. Всегда считал, что отношения должны строиться на взаимных интересах, пусть даже к алкоголю. Конечно, это шутка, но, как известно, в каждой шутке – только доля шутки, а остальное правда. Ладно бы я вправду алкоголиком был, а она пыталась мне реально помочь. Но вот такие ленивые попрёки и попытки пилить, будто нелюбимого надоевшего мужа – мне такого совсем не надо. Ещё даже толком определиться вместе мы или как не успели, а уже началось. Видимо, для более-менее постоянных отношений я вообще не создан.

– Второй налево, – ответил Экхард, сворачивая в как раз подвернувшийся проход.

Я последовал за ним, и едва не уткнулся в спину остановившегося принца.

– Что, конечная, поезд дальше не идёт?

– Тут тупик, – отозвался он.

Я отодвинул перегородившего проход громилу в сторону, чтобы посмотреть самому. Вот лучше бы я этого не делал. Снова проклятая плесень, раздувшаяся пузырём на весь коридор и пульсирующая. Интересно, оттуда очередной покрытый мхом орк вылезет?

Но нет, когда пузырь лопнул, нас всех только окатило с ног до головы фиолетовыми спорами. Которые мгновенно прилипли к коже и, кажется, даже попытались пролезть под неё, хотя никакой были я при этом не ощутил. Но все поражённые места моментально онемели.

– Кажется, нам…

Договорить я не успел, язык тоже онемел. Следом отказали ноги, перестав удерживать вертикально. Я успел только упасть так, чтобы Экхард не рухнул сверху, придавив своей тушей. А потом наступила тьма.

Глава 19. Против ветра и напролом

– И что, ты не могла сжечь споры раньше, чем они нас заразили?! – возмутился я.

– А почему ты ничего не сделал? – парировала Эмма. – И вообще, в тесном тоннеле я бы спалила всех. Ну, если бы на это хватило сил.

– А как же мощь пяти архимагов? – напомнил я.

– Что? – титанша искренне удивилась. – Я думала, мы просто набиваем себе цену перед тем орком. Если ты забыл, я даже броню королевского телохранителя пробить не смогла.

Да уж, действительно, это успело вылететь у меня из головы. Хотя и произошло совсем недавно, но с того момента успела случиться целая куча новых событий. А вот Ксандр с тем же бронированным орком справился играючи.

– То есть, у нас серьёзная проблема. Возможно, даже две, – подытожил я.

Из иллюзорной реальности мы, конечно, выберемся. У меня даже есть пара идей, как именно это провернуть. Не одна, так другая должна сработать. Если нет – придумаю третью, долго, что ли. Но потом-то что?

Наши тела заражены спорами. Чем это грозит? Без понятия. Возможно, ничего страшного. С моей регенерацией, да и у Эммы не хуже… Если Экхард всё же загнётся – я плакать не стану, но тоже вряд ли. Это если повезёт, а в этом мире удача что-то не торопится мне улыбаться. При плохом же раскладе может быть вообще что угодно.

– Если эта плесень не сожрёт наши тела в реальном мире, тогда проблем вообще нет, – добавил я.– Покойникам беспокоиться не о чем.

– Ты уж определись, плесень это или мох, – фыркнула титанша.

– Да какая разница, – небрежно отмахнулся я. – Хоть грибок. Классифицировать всякую гадость не наше дело. Даже если мы поймём, что оно такое, это никак не поможет с ним бороться. Лично я знаю только школьный курс биологии, да и то поверхностно, давно забыл две трети, если не все три четверти. И толку с оставшихся знаний ровно ноль.

– Можно применить отравляющие вещества, – предложила Эмма.

– Ага, которые примерно одинаково подействуют на плесень, мох и грибок, – кивнул я. – И которых у нас нет! А для меча и магии вообще без разницы, к какому царству, виду и классу относится то, что надо уничтожить.

Эмма пожала плечами. По лицу было видно, что ей хочется возразить и продолжить спор, но аргументы закончились. Потому что я всегда прав! И моя уверенность в этом передавит даже тысячелетний опыт.

– Ладно, пойдём искать нашего принца, – махнул рукой я.

– И орчиху, – напомнила титанша.

Я промолчал. Если зелёная принцесса не найдётся, я не расстроюсь. С другой стороны, как можно вообще потерять орчиху в городе людей?

– Мда, – многозначительно протянул я, оглядываясь по сторонам.

Эмма ответила не менее многозначительным хмыканьем.

Окружающий нас город отличался от моих воспоминаний о родине примерно как дракон от обезьяны. Ну ладно, может, как от черепахи, всё-таки что-то общее местами было. Вид с балкона отнюдь не отображал полной картины. Собственно, знакомый мне пейзаж только зоной обзора из моей квартиры и ограничивался. В остальной части города, что называется, смешались кони, люди и залпы башенных орудий. Кстати, судя по виду некоторых зданий, крупнокалиберные орудия к ним явно применялись. Но разрушенные руины запросто соседствовали с белокаменной колоннадой дворца, а напротив громоздился стальной куб без окон, с единственной дверью, больше напоминающей ангарные ворота.

– Даже если бы мы ничего не помнили, каким тупоголовым идиотом надо быть, чтобы принять всё это за реальность? – риторически вопросил я.

Ответом мне стал трубный рёв. Я повернулся в направлении звука и очень удивился. Выразил я это удивление в нецензурной форме, за что немедленно получил упрёк.

– Как ты выражаешься при даме? – вздохнула Эмма.

Тот нюанс, что эта дама вообще-то не должна понимать мою брань на родном языке, я отложил на потом. Ещё разберёмся с этим при случае.

– По улицам слона водили, – пробормотал я, в точности описывая увиденную картину.

Вот в буквальном смысле по улице шёл слон. Я-то их не раз видел, хотя исключительно в цирке и зоопарке, но на Эмму зрелище ушастой громадины, размахивающей бивнями, тоже впечатления не произвело. Мне становилось всё более любопытно – если ли в бесконечном многообразии миров то, чего титанша ещё не видела, не слышала и не знает? До сих пор её поражало разве что моё обаяние и непревзойдённое чувство юмора. И то сама Эмма это отрицает, но я-то лучше знаю.

А вот фигура на спине слона, размахивающая громадным пылающим мечом, была хорошо знакома нам обоим.

– Ну да, точно, вот таким идиотом, – кивнул я, глядя на Экхарда.

– Перестань, ты слишком суров к мальчику, – возразила Эмма. – Он кроме своего родного мира ничего и не видел. Да и там не так уж много путешествовал.

– Этот мальчик старше меня, – в который уже раз напомнил я. – Просто у него в голове кость.

Куда его бывшее величество вообще собрался на этом ушастом скакуне ехать? По городу, слепленному из обрывков наших воспоминаний. Судя по разнообразию архитектуры – ключевыми всё-таки стали воспоминания Эммы. Например, конструкцию здания, у которого углов было явно больше, чем возможно в трёхмерном пространстве, я бы не смог вообразить даже в пьяном угаре. Что не мешало ему соседствовать с магазинчиком, над дверью которого висела вывеска «3000 мелочей».

В руках Эммы неизвестно откуда появилось лассо, будто сотканное из света. Умело закрутив его, титанша дождалась, пока слон приблизится на нужную дистанцию. Взмах руки – и Экхард валится с седла, неуклюже размахивая пламенеющим клинком. Перед самой землёй, а точнее асфальтом, его падение неожиданно замедлилось.

– Всё-таки с магией у тебя полный порядок, – повернулся я к Эмме.

– Абсолютно никакой магии, – усмехнулась она. – Зачем настоящая магия в мире иллюзий? Ты сам так можешь. Просто представь что-то, поверь, что оно так и есть.

Интересный поворот. Пожалуй, я бы и сам до такого додумался, просто на это потребовалось бы больше времени. Эх, всё-таки титанша прибедняется и делает вид, будто знает и умеет меньше, чем на самом деле. Зачем? Чтобы у меня комплексы на её фоне не возникли? Так это она зря, не на того напала.

– Ну, вы чего творите, – проворчал Экхард, пытаясь выпутаться из светящейся верёвки.

– То есть, ты нас помнишь? – поинтересовался я.

– Да тебя попробуй забыть, – буркнул он. – Я б и рад, не выходит.

Ну, я всегда говорил, что незабываем. Наконец-то наши с принцем мнения хоть в чём-то совпали.

– Тогда это мы тебя должны спрашивать, что ты творишь, – возмутился я. – С какой радости решил директором цирка заделаться?

– Вас искал, – не моргнув глазом, заявил Экхард.

Вот врёт же, собака королевских кровей! И не краснеет. Если б не врал, то начал бы задавать глупые вопросы, что такое цирк. А раз с каменной рожей игнорирует мою болтовню – точно брешет.

Хотя, что бы я делал на его месте, не явись Эмма прямиком ко мне домой? Ну ладно, ладно – что бы я делал после того, как в холодильнике закончилось пиво? Угнать слона – даже не самый худший вариант развития событий, учитывая, сколько пива там было.

– Раз мы все в сборе, то можем валить отсюда, – подытожил я. – Есть у меня один план. Кто-нибудь видел поблизости торговый центр? Или лучше школу.

– А как же Лилиана? – напомнил Экхард.

Я не сразу сообразил, о ком он говорит. Ну да, орчиха. Не сочетается у меня такое имечко с расовой принадлежностью, вот и вылетает из головы постоянно.

Я огляделся по сторонам. Слон, не заметив потери наездника, успел ушагать до поворота, где благополучно исчез. Скорее всего, просто растаял в воздухе, скрывшись с глаз. Мы с Эммой видели нескольких местных жителей или иллюзии таковых, но не успевали приблизиться, как те бесследно испарялись. Например, зайдя в крохотный магазинчик, из которого нет другого выхода. В общем, иллюзорность этого мира мог не заметить только полный дуболом. Хотя даже Экхард заметил, если не врёт.

– Не уверена, что смогу её найти, – протянула Эмма. – Слишком плохо её знаю, чтобы настроиться на энергетический след.

– И не надо, – пожал плечами я. – Давайте просто все дружно представим, что она здесь. Выходит вон из той двери.

Мои спутники переглянулись и синхронно пожали плечами, как никогда став похожими на родственников. Но послушались без возражений. Экхард зажмурился и так сильно тужился изобразить мыслительный процесс, что у него вздулись вены на лбу и висках. Не знаю, чем в его представлении такое напряжение должно было помочь воображению, неисповедимы пути королевских особ полубожественного происхождения.

Я подобных усилий прилагать не стал, да и Эмма тоже. Она и вовсе отвернулась, только искоса поглядывая на указанную мной дверь. Я последовал её примеру. Боковое зрение обмануть гораздо легче, а вот если пялиться прямо, сложно заставить себя видеть то, чего нет. Я уж точно пока что недостаточно выпил, чтобы начать ловить глюки.

Во всяком случае, так мне казалось, пока мир вокруг не задрожал и пошёл рябью, будто старый телевизор с барахлящим кинескопом.

– Всё, прекращаем! – моментально отреагировала Эмма. – Если эта иллюзия развалиться, мы с равным успехом можем как очнуться, так и застрять в пустоте.

Экхард открыл глаза и недоумевающе огляделся. Но рябить реальность от этого не перестала. Похоже, мы уже успели сломать систему.

– Какой там у тебя был план? – обернулась ко мне титанша. – Куда идти и что делать?

– Ну, этот мир ведь строится на основе наших воспоминаний, – начал я. – Вот я и подумал, что стоит пойти в такое место, которое никто из нас не мог видеть. Хотя теперь я уже начал сомневаться, что ты, Эмма, чего-нибудь не видела в одном из миров.

– А куда ты хотел пойти? – спросила она. – Если здесь всё построено из наших воспоминаний, то такого места, где никто из нас не был, не найдётся.

– В женский туалет школы, – признался я. – Ты ведь не ходила в школу, правда? Я ходил, так что сама школа тут наверняка должна где-нибудь быть. А вот создавать что-то в той части здания, куда мы вряд ли пойдём и которую никто из нас не видел, просто нет смысла.

– Это одна из самых нелепых твоих идей, – нахмурилась Эмма. – Как ты вообще до такого додумался?

– В кино видел, – пожал плечами я.

– Этот ответ начал звучать что-то слишком часто, – покачала головой титанша. – Ты же понимаешь, что киношные ходы далеко не всегда работают в жизни?

– Ну, до сих пор действовало, – пожал плечами я.

Ага, значит, про кинематограф она тоже знает. Может, вообще бывала в моём родном мире? Конечно, наверняка он не единственный, где изобрели возможность записывать изображение на плёнку. Но в сочетании со знанием мата, есть некоторая вероятность, что титанша бывала на Земле.

Никуда пойти мы не успели. Мир в очередной раз мигнул, и окружение изменилось. Теперь мы стояли на склоне горы, уже вчетвером. Орчиха тоже внезапно появилась рядом. А внизу, у подножия, изрыгающий пламя дракон отбивался от отряда воинов. Хотя маги там тоже имелись, классические такие, в балахонах, с остроконечными шляпами и посохами. А также разбойники с луками. Насколько я мог рассмотреть, в атакующем дракона воинстве собрались не только люди, но также эльфы, орки и гномы. И у каждого, включая дракона, над головой висел фрейм с именем, цифрой уровня и полосками здоровья и выносливости или маны.

– Так, – протянул я. – Похоже, теперь нас закинуло в какую-то компьютерную игру. Как говорится, всё страньше и страньше.

– Это всё тот же иллюзорный мир, – заметила Эмма, будто я сам этого не понимал. – Просто кто-то переключил канал.

– Ну да, тут уж точно не удастся найти места, которого никто из нас не видел, – вздохнул я. – Наверняка всё скроено строго по шаблонам.

– Убьём чудовище! – взревел Экхард. – Мы победим!

– Стой, дубина, – я ухватил принца, уже готового броситься в атаку, за плечо. – Ничего глупее не придумал? Ну, победим, перейдём на следующий уровень, получим новый квест. И чё?

Этот незамысловатый вопрос поставил его высочество в тупик. Инстинкт бежать и сражаться с врагом на благо королевства боролся с капелькой разума и здравого смысла, неведомо как всё же просочившейся в его чугунную башку.

В принципе, жизнь здесь не так уж сильно отличалась бы от нашей обычной. За одним важным исключением – она будет понарошку. Ну, ещё враги тут должны воскресать, но это мелочи, всегда можно прикончить их повторно.

– Можем сразиться на стороне дракона, – предложила Эмма. – Или просто постоять тут.

– Можем даже полежать, – заявил я, подмигнув женщине. – Но вряд ли это что-то изменит.

Над головами моих спутников фреймов с информацией не было. Над моей, скорее всего, тоже. Мы ещё не вступили в игру, и система не распределила нам роли. Возможно, наше попадание сюда действительно стало сбоем. Но я сильно подозревал, что кто-то подслушал мой гениальный план и решил его пресечь. А заодно подкинуть нам более знакомое и привычное окружение, которое понравится, и мы не захотим уходить. Но нет, извините, это заманчиво, но у меня ещё дела в других местах. Найти Вайпер надо, да и Ксандру надавать по ушам было бы неплохо. Проблемами орков, что подземных, что тех, которые на поверхности, я, так и быть, мог бы и пренебречь. Но вот своими интересами и желаниями – ни за что.

– Так что будем делать? Куда пойдём? – подала голос орчиха.

Судя по растерянности, она единственная совсем не понимала, что происходит.

– Против ветра и напролом, – ухмыльнулся я. – Если это игра, у неё должен быть код. Который можно сломать. Или можно представить, что он есть. Так, как бы вызвать консоль…

– Ты полон скрытых талантов, – задумчиво протянула Эмма. – Программирование знаешь?

– Вообще без понятия, – отмахнулся я. – Но чтобы что-то сломать, не надо разбираться, как оно работает.

Прямо передо мной, повинуясь воле моего бурного воображения, возник чёрный экран. Так, а где белые буковки на нём? Я ткнул в экран пальцем, и чернота будто прилипла. А потом медленно поползла по моей руке вверх, захватывая кулак и подбираясь к локтю.

– Джестер, – в голосе Эммы звучало явное беспокойство. – Что ты делаешь? Может, не надо?

Я повернулся к ней. Титанша отшатнулась. Хоть я не мог видеть своих глаз, но не сомневался, что сейчас они наполнены непроглядной чернотой.

– Я повелитель Предвечной Тьмы! – заорал я, потрясая покрытым тьмой кулаком. – Никакая паршивая плесень не победит и не остановит меня! Я не стану никогда рабом иллюзий!

Чернота сорвалась с моей руки и полетела к дракону. Врезавшись в чешуйчатую тушу, будто расколола её, разбрызгавшись каплями и кляксами вокруг. Предвечная Тьма хотела поглотить мир, подбивала меня к этому? Что ж, отлично. На, подавись, кушай, не обляпайся! Ненастоящий мир? Ну, извините. Коронное блюдо дня: «Жричёдали».

Фигуры игроков, на которые попадали капли тьмы, разлетались осколками или испарялись. Трава жухла, бурела и исчезала, оставляя коричневую землю, которая продолжала темнеть, пока не превращалась в бездонные колодцы тьмы. Даже воздух пронизали тончайшие чёрные линии, похожие на трещины экрана. Не дали переписать код? Что ж, есть много способов сломать игру. Например, расколошматить компьютер вдребезги. А нечего было подсовывать мне знакомые образы.

Будь прошлая иллюзия сильнее похожа на мой мир, мой родной город – и я мог бы в ней вправду застрять. Пытаться применять там магию мне бы и в голову не пришло. Тем более иллюзорную. Если бы Эмма не подсказала, да и вообще не припёрлась ко мне сразу же, я мог бы постепенно поверить. Таки при условии отсутствия в городе странной архитектуры, что уже делает все эти рассуждения бессмысленными. Если бы да кабы… Но нет, сплошную халтуру подкинули. А теперь и вовсе вздумали поиграть на моём поле. Ха, весь этот игровой образ целиком явно был выдернут из моей и только моей башки. А что я делал, когда не хотел больше играть? Выключал компьютер. Ну, при проигрышах иногда хотелось влупить кулаком в монитор. Что ж, мечта сбылась.

– Остановите это! Прекратите! – прозвучал голос с небес.

Женский голос, между прочим. И вряд ли с нами решила заговорить плесень. Что ж, посмотрим, кто тут вздумал изображать из себя богоподобного админа.

– Джестер, – похлопала меня по плечу Эмма.

Повинуясь её жесту, я обернулся. Позади нас, на фоне неба, ещё не затронутого Предвечной Тьмой, высилась полупрозрачная фигура. С серой кожей и торчащими из-под губы клыками. А ещё с короной на голове.

– Здрасьте, ваше величество, – я отвесил насмешливый поклон, даже сняв шляпу и взмахнув ей. Когда это она, кстати, успела снова оказаться у меня на голове? В иллюзии её не было. – Вижу, слухи о вашей смерти четыре поколения назад были сильно преувеличены. Что ж, готов выслушать предложения, пока не разнёс весь ваш мир по пикселям. Чем откупаться будете в качестве извинений?

– А может, просто потребуем нас освободить? – вполголоса пробормотал Экхард.

– Нет уж, – покачал головой я. – Мне обязательно нужен какой-нибудь ценный сувенир, желательно очень заметный.

– Зачем? – не понял принц.

– Чтоб когда все будут спрашивать, откуда это, отвечать: «Мне королева орков дала», – пояснил я. – А потом добавлять, что сувенир я нашёл.

– Ты и так можешь это говорить, – возразила Эмма.

– Могу, – не стал спорить я. – Но не с таким честным выражением лица.

На самом деле, я наверняка начну ржать ещё в начале фразы. И не потому, что шутка такая смешная, хотя в других мирах все бородатые приколы в новинку. Но вот когда старая шутка превращается в реальность – это действительно смешно.

– А ты вообще можешь остановить Тьму? – уточнила титанша.

– Это хороший вопрос, – одобрил я. – Когда у меня появится такой же хороший ответ, я непременно тебе сообщу.

Мир снова мигнул. Теперь мы оказались в небольшой комнате с округлыми стенами. Что называется, для дорогих гостей всегда найдётся уголок. Ни окон, ни дверей. Только пять кресел вокруг круглого стола. И пять человек, включая меня. Ну, не человек, а разумных существ, учитывая двух орчих, зелёную и серую.

Королева орков больше не изображала богоподобную фигуру, опустившись с нами на равных. Она первая плюхнулась в кресло и сделала приглашающий жест.

– Думаю, так нам будет удобнее беседовать, – произнесла она. – Рассказывайте.

Нам рассказывать? Вот это поворот. Вообще-то, я бы как раз предпочёл послушать. Но раз уж приглашают – сама напросилась.

– Слушайте, слушайте и не говорите, что не слышали! – провозгласил я. – Я расскажу вам всё, как было…

– И не остановишься, даже если у слушателей уши завянут, – тихо прокомментировала мои слова Эмма.

Но это меня, разумеется, не остановило.

Глава 20. Возвращение в реальность

Насчёт увядания ушей – это оказался вовсе не образ, а самый что ни на есть истинный факт. Я и понятия не имел, что орки способны прижимать поникшие уши к голове! Проделай такой трюк только серая хозяйка этого сонного царства, я бы решил, что просто она в местной Матрице главный Нео. Но наша зелёная спутница легко повторила трюк, так что пришлось принять данную функциональную расовую особенность орков. Впрочем, заткнуться меня это не заставило, а орчихам не помешало слушать. Правильно, не настолько у них уши длинные, не могут сложиться так, чтоб заглушить дозволенные речи.

– И вот, когда я проснулся у себя дома, а там оказалось подозрительно чисто прибрано, то сразу обо всём и догадался! – подошёл к завершению истории я. – Замуровали, демоны! В иллюзорном глюке, вызванном спорами растущих на удобрении из орков грибов, не иначе. Дальше, как я понимаю, вы и сами в курсе, куда мы пошли и чего поломали.

– Если б я только проникла в ваши разумы раньше, – прошептала королева орков.

– Э, вот это не советую, – погрозил пальцем я. – Что, разве я не упомянул про единую в трёх лицах правительницу заштатного городка, инопланетную похитительницу тех? Ну ту, которая обещала мне полцарства за пророчество и пару коньков в придачу?

– Упомянул! – хором воскликнули две орчихи и Эмма.

Экхард только болезненно застонал.

Ну да, я начал рассказ с самого начала. И пусть возрадуются и возблагодарят, что не от сотворения, а всего лишь от своего появления в мире Дна. Для Экхарда в этой истории тоже было много нового, а ещё больше отличалось от версии, рассказанной когда-то Мирэ. Хотя уж не знаю, рассказывала она ему вообще хоть что-то, или они всё делали молча. Возможно, я местами расставил акценты в свою пользу, например, называя себя великолепным мечником, то… Никто же, включая злобную беспощадную реальность, этого так и не опроверг! С волшебным мечом каждый велик, а в условно честном бою на равных мне пришлось поучаствовать всего-то пару раз, в остальных случаях удавалось вывернуться и отболтаться или расстрелять врагов издалека.

– Ладно, тогда ваша очередь величественно и по-королевски вешать нам лапшу на ушные раковины, – махнул рукой я. – Благо, у нас они не сворачиваются, не отвертимся.

Мне показалось, что серокожая королева орков покраснела, хотя цветовая гамма щёк была далека от красной, но как ещё называть-то.

– Хорошо, – кивнула она. – Если кратко, то мы хотели открыть портал в другой мир. И открыли. Только не в тот.

– Ага, и оттуда полезла грибковая плесень, заражающая не только ногти на ногах, – покивал я. – Знаю, это мы уже слыхали. Перематывай историю к самому интересному. Как вы угодили в иллюзорную реальность-то?

– Не угодили, а намеренно погрузились, – возразила королева. – Это был единственный шанс не только на выживание, но и на продолжение нормальной жизни. Более того, такой жизни, какой любой мог бы только пожелать. В буквальном смысле.

– Ну да, райская жизнь во сне, пока в реале твоё тело жрёт паразит, – закатил глаза я. – Прям мечта каждого. Только почему-то там ещё некоторые ваши остались по канализации бегать. С чего бы это, а?

– Некоторые боятся перемен, – фыркнула королева. – И что, хорошо они живут?

– Плохо, – не стал спорить я. – Вон даже революцию устроить не смогли за сотню лет. Ладно, мне всё понятно с этим бюджетным вариантом «Матрицы» в фэнтезийно-орочьем антураже.

– Даже не спрашивай, – предупредила Эмма орчиху, которая уже раскрыла рот, собираясь уточнить, о чём я говорю.

– В общем, у нас два варианта, – продолжил я, ибо объяснять не очень-то хотелось, уже устал языком молоть битый час. – И они даже не хороший и плохой. Первый – ты выпускаешь нас троих, то есть четверых, открыв дорогу к выходу. Второй – вытаскиваешь в реальность всех своих людей, то бишь орков, и вы сваливаете наверх, в королевство вот её папаши, – я указал на нашу зеленокожую спутницу. – Это уж вы между собой договоритесь, разберитесь с цветовой дифференциацией штанов, кожи и матриархально-патриархальными заморочками. Мне лично без разницы.

– Есть небольшая проблема, – нахмурилась орочья королева. – И с выходом, и с возвращением наверх. Центр управления заблокирован этой иномирной плесенью, как вы её называете. И уничтожить ей, чтобы открыть доступ, будет не так-то просто.

– На ручном управлении не уедем? – вскинул бровь я.

Рассказывать, что путь наверх вполне открыт и доступен, проблема разве что во взлёте по вертикальной шахте, я не стал. А то сами орки свалят, а нас оставят решать их проблемы с иномирными паразитами.

– Не проблема, есть ещё один вариант. Ты сперва выпускаешь Ксандра. Знаешь, такой псих с гнутым мечом. Он же тоже влип, правда? А уж он эту плесень в центре управления порубит и потопчет. Потому что тоже свалить хочет, а может, ещё и отомстить поработившему его разум грибку захочет.

– Мы не сможем уйти, – вздохнула орчиха. – Наши тела… Вы ведь видели моих слуг. Я смогла сохранить их разумы, отделив от бренных оболочек. Но если выжечь всю плесень…

– Милочка, – я взгромоздил локти на стол, сцепил пальцы в замок, водрузил на них подбородок и проникновенно уставился на орчиху. – Тогда мы перейдём к альтернативе номер два. Но тут из двух вариантов уже есть плохой. А ещё – очень плохой. Первый – ты выпускаешь нас, мы пробиваемся в центр управления и сваливаем. Сколько плесени при этом сожжём, тут уж как повезёт. Второй – ты нас не выпускаешь, а я с помощью Предвечной Тьмы уничтожаю весь твой уютный воображаемый мирок так, что ни одной курящей гусеницы на гигантском грибе не останется. Усекаешь?

– Не всё, – призналась она. – Но суть поняла. Вы не сможете самостоятельно разобраться с центром управления. Наши технологические достижения явно превышают уровень, доступный… людям. А я не смогу отсюда выйти, в реальность, чтобы проводить вас. Так что…

– Останавливаемся на варианте тотального уничтожения всего и вся Предвечной Тьмой? – я скорчил совершенно маниакальное выражение лица и изобразил на нём бурную радость.

– Не-нет, – замахала руками орчиха. – Есть вариант. Я могла бы перенести своё сознание в любое тело, которое недавно заражено, но ещё не успело пострадать. Но…

– Забирай Ксандра! – уже с искренней радостью предложил я.

– Женское тело, – уточнила королева, развеяв мои надежды расстрелять всех зайцев одним залпом картечи.

– И где мы тебе найдём!..

– Я согласна, – в самом начале прервала мою возмущённую тираду наша зеленокожая принцесса.

Лилиана, её зовут Лилиана. Раз уж дурочка готова пожертвовать собой ради общего блага, придётся запомнить её имя. Хотя бы на пару дней.

– Ты… – начал было Экхард, но Эмма ткнула его локтем в бок с такой силой, что принц едва с кресла не свалился. – Ты очень храбрая и совершаешь достойный поступок! – мигом поправился он.

Как и Эмма, я не сомневался, что сперва его высочество хотел брякнуть что-то совсем другое, начать отговаривать свою принцесску.

– Что ж, тогда проблема решена, – кивнула королева.

Её глаза горели каким-то подозрительным энтузиазмом. Ну да, я бы на её месте тоже захотел выбраться в реальность, понимаю. Хотя и сказки о прекрасной райской жизни в иллюзии рассказывал бы, куда без этого. Скорее всего, она оказалась в числе первых заражённых и не имела богатого выбора.

– Ну, раз ты выходишь, то можешь выпускать Ксандра пробивать нам путь, – напомнил я. – Хотя… Нет, я передумал, лучше оставь его в этих глюках блуждать.

– Не могу, – скривилась орчиха. – Он уже освободился сам.

Мда, я бы сказал, что это внезапный поворот, но нет, ни капли. Моя надежда так легко разобраться с неожиданным опасным врагом была крайне призрачной и даже более воображаемой, чем кресло, на котором сидит мой иллюзорный зад.

Я многозначительно покивал. Если раскрою рот, точно наговорю лишнего. Похоже, сейчас Ксандр вовсю крушит центральную кучу скопления плесени. Уж не знаю, есть у неё какие мозги или другие жизненно важные органы, но местная королева иллюзий явно надумала свалить в реальность до того, как её сонное царство испарится. И я это понимаю. А она понимает, что я это понимаю. И лучше продолжать молча понимать друг друга. Потому что если озвучить всё это дело вслух, она начнёт из приличия отпираться. А Лилиана вообще заартачится и не захочет собой жертвовать. Ну и дуболом Экхард начнёт вступаться за свою зелёную пассию. И просидим мы тут до конца света. При чём в буквальном смысле, пусть это и касается мира глюков. А уж освободимся мы при его исчезновении или канем во Тьму Предвечную, а может во что менее тёмное, скорее коричневое и дурно пахнущее, я лично выяснять на своём опыте не хочу.

– Так что, тогда на выход? – осведомился я.

– Сейчас, только обучу новую королеву управлять этим миром, – кивнула серокожая орчиха. – Это не займёт много времени. Ну, для вас и в реальности.

Она положила руку на плечо Лилиане, обе исчезли. Я приготовился подождать пару минут, но перед глазами почти сразу же начало темнеть. Кина не будет, проектор вырубают.

Я очнулся последним, если не считать орчихи. Экхард суетился над ней, будто не понимая, что это будет уже не его подружка. С другой стороны, выдрать ростки пытающейся укорениться плесени в любом случае надо. В том числе из меня. И придётся заняться этим самому, раз никто другой не удосужился.

Покончив с этим неприятным, но, благодаря моим особенностям, не шибко болезненным делом, я вновь осмотрел нашу диспозицию. Орчиха очнулась, но на ногах пока стояла нетвёрдо, опираясь на плечо Экхарда. Хм, а может, ему вообще плевать, чья там личность в этом зелёном теле? Принцесса, королева – какая разница, под доспехом у неё ничего не изменилось.

– Тук-тук, кто здесь? – поинтересовался я. – И какие у нас планы?

– Это я, – чуть хрипло после долгого молчания сообщила орчиха. – Всё получилось. Надо добраться в центр управления. Это туда.

Она не стала выпендриваться и показала пальцем, лишив меня возможности ещё раз малость поострить. Впрочем, на это время ещё будет и случай подвернётся, а прямо сейчас отсюда надо выбираться. Поскольку плесень вокруг нас никуда не делась, и уже начала снова набухать, явно собираясь выпустить споры.

А вот буквально со следующего коридора картина переменилась. Стены оказались чисты от паразитов, зато закопчены и местами малость подплавлены. Я даже не стал спрашивать, чья это работа. Вопрос только в том, из чего Ксандр тут палил и сколько у него ещё залпов в заначке.

Раздавшийся скрежет и металлический визг резанули по ушам, а потолок слегка дрогнул.

– Нас тут не придавит всем весом исторических построек древних орков? – малость обеспокоился я.

Несмотря на невероятную регенерацию, делающую меня едва ли не бессмертным, некоторые опасности всё же остаются весьма актуальны. Например, быть похороненным заживо на пару-тройку веков или тысячелетий. Тут как раз быстро перестанешь радоваться своей живучести.

– Не должно, – заявила орчиха, на мой вкус, недостаточно уверенно. – Ваш друг, недруг или кто он там, добрался до центра и запустил транспортные капсулы.

– Быстро он, – цокнул языком я. – Или не быстро? Сколько мы там провалялись?

Часов ни у кого при себе не было, а оценить ход времени по солнцу из глубокого подземелья оказалось не под силу даже древней титанше. Так что мой вопрос остался риторическим. Ну, вряд ли прошло больше суток, иначе я бы хотел жрать гораздо сильнее. Но несколько часов форы у Ксандра вполне могло быть.

– Вам туда, – указала орчиха на очередной поворот. – А мне туда. Я запущу капсулу, как только вы в неё сядете.

Хотелось бы ещё знать, по какому маршруту она собралась нас запускать. Но всё же, местное метро вряд ли прорыто к ядру планеты или, тем более, способно катапультироваться к солнцу. А из остальных мест мы уж как-нибудь выберемся. Тогда как пробитая Ксандром к центру управления народная тропа вполне может быстро зарасти обратно. Да и в точке «Бэ», куда мы приедем следом за ним, лучше оказаться без большой задержки, не давая ему времени устроить ловушку. Хотя, с другой стороны, он нас не ждёт, может, лучше позволить ему уйти подальше…

Размышления пришлось прервать, поскольку орчиха не стала ждать ответа, а свалила в тоннель. И вряд ли она собирается дежурить у пульта до завтрашнего утра.

– Вперёд, – махнул рукой я. – Лучше плохо ехать, чем хорошо лежать в иномирной грибнице.

– Ты ей доверяешь? – на ходу поинтересовалась Эмма.

– Я и себе доверяю только до первой кружки, – отмахнулся я. – Потом я становлюсь совсем другим человеком. И этот человек ни на ломаный грош во мне доверия не вызывает. Сама знаешь, сколько всего он уже натворил.

Мы как раз преодолели довольно крутую и узкую лестницу, выскочив прямиком на платформу местного метро. Так что ответа я не дождался, поскольку все мы оказались слегка ошарашены видом будущего транспортного средства. На типичный привычный мне вагон оно ничуть не походило. Пожалуй, точнее всего было бы назвать это капсулой. Овальной формы, как лежащее на боку яйцо, с открытой вверх дверью-люком. Внутри помещение было круглым, с четырьмя мягкими, с виду комфортными креслами. Видимо, в носу и с обратной стороны капсулы располагались двигатель и что-то там ещё. Стояла капсула на более-менее привычных рельсах, разве что футуристического вида.

– Хм, по виду города, я ожидала немного меньшего уровня технологий, – протянула Эмма.

Я согласно кивнул. Город вполне тянул на привычный мне двадцатый-двадцать первый век на Земле. Возможно, его построили раньше, чем изобрели это метро.

– Карета подана, грузите свои задницы и прочие части тела, – махнул рукой я, первым последовав своему же указанию.

Окон не имелось, так что все кресла были в принципе одинаковыми, но я сел подальше от двери. Если вдруг на ходу откроется, не выпаду.

– А как же Лилиана, – промямлил Экхард.

– Твоя Лилиана осталась в грибном царстве, – резко отрезал я. – А у той, кто сейчас в её теле, мы даже имени не спросили. Так что нам за дело, чего она будет творить дальше?

– Могу предположить, что активирует лифт и выведет уцелевших орков из канализации на поверхность, – заметила Эмма. – А уж с миром или с завоевательным походом…

– Ты видела у местных бластеры? – скептически вскинул бровь я. – Если её величество не откопает здесь ещё и оружейную, в чём Ксандр ей уже не поможет, то придётся по выходу наверх быстро объявлять, что пришла таки с миром. Потому что тамошние орки, за исключением королевского рода, малость покрупнее здешних. И острыми железяками махать более привычны. Ферштейн?

Эмма кивнула и уселась в соседнее кресло, не спросив даже насчёт последнего слова. Точно полиглотка, знающая все земные языки. Или ей просто надоело реагировать на всё, что я соизволю ляпнуть. Экхард, в последний раз оглянувшись, присоединился к нам. Люк через пару секунд захлопнулся и, кажется, герметично задраился, судя по звукам.

– Поехали! – всё же успел выкрикнуть я, прежде чем ускорение вдавило нас в кресла.

Эх, а вот какие-нибудь компенсаторы изобрести орки не догадались. Как и ремни безопасности или хоть подлокотники. Так что пришлось сидеть смирно и не вертеться, чтобы не выпасть с сидения и не оказаться размазанным по потолку.

Ну что ж, если бы мы всё ещё оставались внутри иллюзорного мира, поездочка наверняка вышла бы более комфортной. Хотя бы об этом можно не волноваться. А то ведь якобы очнуться из иллюзорного мира, всё ещё оставаясь в другой иллюзии – это старый приёмчик. Я его во многих фильмах видел. Но королева орков точно тех фильмов не смотрела. Или ей самой было выгодно вернуться в реальность. Как бы то ни было, прощай прекрасный сон, здравствуй пустой желудок, желание выпить пива и движение в неизвестном направлении, где вряд ли ждёт что-то хорошее.

Интерлюдия 1. Шут за бортом!

– Человек за бортом! – раздался крик вперёдсмотрящего с верхушки мачты.

– Точно человек?! – переспросил кто-то с палубы.

Принадлежность самих моряков к человеческому роду вызывала большие сомнения. Стоило только взглянуть на их длиннющие уши, торчащие выше макушек.

– Их там трое! – дополнил информацию устроившийся в «вороньем гнезде» наблюдатель. – Плывут на чём-то. На… На кресле!

– Скажи ещё на троне, – недоверчиво хмыкнули с палубы.

Вперёдсмотрящий замотал головой, хотя собеседник его и не видел, достал подзорную трубу, разложил и приник глазом к окуляру. Хотя эльфы и отличались остротой зрения, но не настолько, чтобы рассмотреть лица людей или форму их ушей с такого расстояния.

– Да это наш капитан! – изумился вперёдсмотрящий, от удивления едва не выронив драгоценную трубу из рук.

– Что?!

Один из моряков немедленно принялся лупить кулаком в дверь единственной на корабле каюты. Он же своими глазами видел, как капитан заходил туда не более часа назад! Как же он мог теперь оказаться в море, плывущим на кресле?

– Капитан! Капитан! – вопил матрос, не переставая барабанить в дверь.

Выглянувший на шум мужчина, в отличие от остальной команды, имел вполне человеческие круглые уши. Несмотря на этот недостаток, глухотой он не страдал.

– Слышу! – рявкнул капитан на слишком ретивого подчинённого, торопливо зашнуровывая штаны. – Я здесь!

Протиснувшись в дверь мимо мужчины, на палубу выскользнула стройная девичья фигурка. Уши девушки, прикрытые слегка растрёпанными волосами, имели остроконечную форму, хоть и не отличались избыточной длиной, как у остальных членов команды. С быстротой и ловкостью цирковой обезьянки она вскарабкалась по вантам, менее чем через минуту оказавшись в «вороньем гнезде» и отобрав подзорную трубу у наблюдателя.

– Это он! – звонко провозгласила девушка.

Капитан заковыристо выругался. Хотя команда не поняла ни слова, но тон не оставлял ни малейших сомнений в смысле сказанного. А за умение ругаться на неведомых языках матросы уважали своего капитана ещё больше.

– Ты уверена? – всё же решил уточнить он. – Мало ли, вдруг в этом мире у меня тоже есть двойник.

– С ним титанша и король! – сообщила эльфийка.

Капитан выругался ещё более витиевато. Сразу три двойника известных ему личностей, путешествующие вместе – слишком много для совпадения. Да и вообще, могут ли быть двойники у этой титанши?

– Что будем делать, капитан? – поинтересовался матрос.

Неписаные правила велели помогать потерпевшим кораблекрушение. Если уж увидели человека за бортом – надо его вытащить. Потом уже можно с чистой совестью ограбить или даже убить, смотря как ситуация сложится. Но вытащить из воды – надо непременно. Хотя команда этого корабля не соблюдала никакие писаные законы, но традиции – другое дело.

– Человек за бортом! – крикнул наблюдатель с кормы, наконец тоже разглядев плывущих.

– Шут за бортом, – скрипнув зубами, поправил капитан. – Ладно, вытаскивайте их.

Эльфийка успела спуститься с мачты и оказаться рядом.

– Ты уверен? – спросила она. – Если это он… Может, пусть себе плывёт дальше?

– Он же всё равно доплывёт, – вздохнул капитан. – И заберётся на палубу, даже если придётся цепляться когтями за борт. И тогда помимо нескончаемого потока глупых шуток на нас выльется ещё цистерна брюзжания.

– То есть, драки не будет? – усомнилась девушка.

– Вот уж что, а драка меня не беспокоит, – отмахнулся мужчина.

Матросы, подчиняясь приказу подобрать людей, уже тянули стропы, меняя галс. Парус раздулся, во всей красе демонстрируя нарисованного на нём серой краской скорпиона, поднявшего клешни для атаки. Плывущие на кресле уже тоже заметили корабль. А при виде рисунка на парусе, один из них встал на своём странном плав средстве во весь рост и принялся махать мятой широкополой шляпой. Он ещё что-то кричал, но ветер относил слова в сторону. Капитан покачал головой, понимая, что радость не слышать этого человека продлится ещё не долго.

Теперь капитан уже мог своим обычным человеческим зрением рассмотреть плывущую троицу. И не оставалось сомнений, что эльфийка не ошиблась – это были именно они. Хотя прошло больше десятка лет, они ни капли не изменились. Впрочем, сам капитан и его спутница тоже. Да и человеком в полной мере из всех пятерых был только он, и то если забыть об экспериментах с драконьей кровью.

– А ведь как всё было мирно и спокойно, – разочарованно вздохнул капитан.

Услышавшие это члены команды посмотрели на него с недоумением, а потом принялись хохотать. Мирно? Спокойно? Это на корабле, при виде паруса которого все купцы впадали в панику и пытались сменить курс на противоположный – впрочем, всегда безуспешно? Под командованием человека, которого эльфы с пиратского архипелага признали не просто равным себе, но и позволили собой командовать? Это говорит человек, который носил прозвище Стальной Скорпион не только из-за рисунка на парусе или потому, что сам так назвался, но делами подтвердил железную хватку и остроту «клешней»? Да уж, что может быть более мирной и спокойной жизнью…

А сам капитан только качал головой и негромко ругался на никому здесь неведомом языке, глядя в лицо, почти не отличимое от его собственного. По его меркам морское пиратство в почти средневековом мирке вполне считалось тихой и мирной жизнью. Да и пошедшие на дно трупы количеством не шли в сравнение с экипажем всего-то одного дредноута Федерации, крейсера Империи или даже какого-нибудь переоборудованного грузовоза, набитого очередными повстанцами. А сколько их довелось взорвать… И стоило захотеть отдохнуть в «волшебном мире» – нате, приплыли.

– Надо было оставаться в космосе, – проворчал он. – Туда-то они бы не полезли.

– Эй, на корабле! – ветер всё же донёс крик человека, размахивающего шляпой. – Йо-хо-хо, готовьте бутылку рома! А лучше бочонок! А то мы тут вымокли и замёрзли!

Вопреки сказанному, сам он, устроившись в кресле, оставался почти сухим. В отличие от его спутников, вынужденных плыть рядом. Они и сами не остались довольны таким обобщением, синхронно одарив болтуна раздражёнными взглядами.

– И как не поубивали друг друга до сих пор? – пробормотал капитан. – Всем было бы проще.

Он ничуть не опасался этой троицы. Неприятности могла бы доставить разве что титанша, но вряд ли захочет. Но болтливый двойник не только замучает своим странным юмором, а ещё и непременно притащит за собой на хвосте проблемы. Причём обязательно как минимум мирового масштаба. А вполне возможно, что и вселенского. В прошлый раз из-за его вмешательства пришлось покинуть вполне уютный трон одного из Великих лордов. Хотя… Капитан покосился на свою спутницу-эльфийку. Нельзя не признать, что размен вышел неплохой. Ну и про корабль не стоит забывать. Но лучше уж ещё три межпланетных войны, чем очередная разборка с магами, полубогами, титанами и неведомо кем ещё.

Глава 21. Спасение утопающих

– Либра! – воскликнул я, едва ступив на палубу, и раскинул руки, будто для объятья. – Ты ли это?

Конечно, двойник вовсе не спешил со мной обниматься, да и я ни шага навстречу не сделал. Не настолько мы друганы, хоть и не враги. Ну, не были ими при расставании с недельку назад.

– Ага, – буркнул мой визави. – Я – это я. А ты, к сожалению, ты.

– Да брось, – я всё же подошёл и хлопнул его по плечу. – Чего это ты не рад меня видеть?

Впрочем, наверное, всё же достаточно рад. Иначе я бы уже лежал мордой в палубу, с вывернутой в болевом захвате рукой. А так – ничего, стерпел похлопывание по плечу, только слегка поморщился.

– С кем воюешь на этот раз? – поинтересовался Либра. – Кого ждать в гости следом? Королей, магов, демонов, богов?

– Ну, – я задумчиво почесал в затылке. – Король орков вроде не должен за нами гнаться, у него сейчас без того дел хватает. А одного придурка с кривым мечом, похожим на серп, ты тут не видал? Не проплывал?

Либра молча покачал головой.

– Эй, капитан, – вклинился кто-то в нашу беседу. – Что прикажете с ними делать?

Я повернулся к говорившему. Кажется, это местный эльф. Хотя уши не каноничные, длинноваты. Их, пожалуй, можно бантиком на макушке завязать. Уязвимое место в драке. Авось не пригодится, но запомнить стоит.

– Как насчёт дать нам сухую одежду и чего-нибудь горячего? – потребовала Эмма

Экхард молча растянулся на палубе и в буквальном смысле обтекал. Если титаншу я иногда пускал на кресло рядом с собой или к себе на колени, то принцу пришлось всю дорогу плыть. Увы, вес двоих кресло долго не выдерживало, а я плавать научиться в жизни не удосужился.

– Дайте им всё, что попросят, – махнул рукой Либра. Спохватился и добавил: – В разумных пределах.

Ну вот, а я уже губу раскатал. Но нет, этот тип меня неплохо понимает. Всё же не зря мы с ним двойники. Хоть и чертовски разные, но всё же версии одного человека. Никаким воспитанием, образом жизни и культурным контекстом не вытравить основу личности.

Возможно, потому он и не очень рад меня видеть. Я, признаться, тоже не в большом восторге. Смотреть на себя со стороны, как в очень кривом зеркале – удовольствия мало. Нет-нет, а всё же замечаются черты, которые в себе принимаешь, как должное, а вот в другом – хочется за это начистить рожу. А рожа-то моя!

– Смотрю, Эстер тоже с тобой, – заметил я, приветственно кивая эльфийке. – Не выкинул её в шлюз, значит. Хотя за недельку, поди, не успела надоесть.

Либра, уже собиравшийся было уйти, остановился на полушаге и развернулся ко мне.

– За недельку? – переспросил он, чеканя слова.

Я нарочно поднял эту тему. Хотелось сразу выяснить, прав ли я в своих подозрениях и опасениях насчёт хода времени.

– Ага, – кивнул я. – Для нас всего неделька прошла. Или даже чуть меньше. Хотя не уверен, сколько мы валялись в отключке… Ну, это долгая история. Для вас, я так понимаю, больше?

– В сотни раз! – воскликнула Эстер. – Ты даже не представляешь, что мы видели и делали за эти годы!

– Например? – без особого интереса, чисто машинально спросил я.

Годы, значит. Худшие ожидания сбываются. Сколько же времени прошло для Вайпер в том мире, куда она угодила?

– О, я видела, как флотилии сгорают и распадаются на атомы во взрыве сверхновой! – выпалила эльфийка таким тоном, будто это было самое прекрасное зрелище в её жизни.

Я смерил девчонку оценивающим взглядом. Хм, вроде особо не изменилась, маниакального блеска в глазах не видать. Шутит так, что ли? Уж не от меня ли подхватила… Хотя у нас вроде близких контактов не было.

– Ну, не флотилии, всего-то кораблей пять там было, – методично поправил Либра. – И ты чуть не ослепла. А я предупреждал! Взрыв сверхновой – это же… Ну, сверхновая!

О, а вот в его тоне я точно слышу этакую ворчливую заботу. Интересно, в каких они отношения-то? Хотя за несколько лет совместных путешествий и приключений – ясное дело, в каких. Я вон с Эммой меньше чем за неделю уже успел. Но я – это я. А Либра – всё-таки не совсем я. Хотя в какой-то мере всё-таки я. Ой, ну и замороченная же эта тема с двойниками, без бутылки не разобраться

– Кстати, где мой ром?! – вспомнил я.

– Нету в этом мире рома, успокойся, – проворчал мой двойник. – И вообще, они же эльфы! Принесите ему вина.

Фе, вино… Хотя я и рома не большой фанат. Да и эльфийское вино – явно не бормотуха какая-нибудь. Можно и попробовать. В любом случае, до ближайшего трактира отсюда много миль. Причём – морских миль, а они длиннее сухопутных, если мне не изменяет память. И даже сухопутные мили длиннее километров. Хотя эльфы наверняка меряют расстояния не милями и даже не километрами. Ну и чёрт с ними, пусть хоть вершками или корешками меряют. Пива от этого не прибавится.

– Ну и как вы оказались посреди моря… на кресле?! – задал мой двойник долгожданный вопрос.

Я в предвкушении потёр руки. Эх, дружище, зря ты это спросил. Ну, сам виноват.

– Ты мне не поверишь! – воскликнул я. – Ехали мы, значит, в метро…

Я сделал паузу, оценивая реакцию. Либра сохранил каменное выражение морды, разве что в глазах загорелось что-то этакое.

– И тут потолок обваливается, капсула слетает с рельсов, – продолжил я. – И вода начинает заливать! Ну, мы люк вырвали. Кресло тоже вырвали. И поплыли. И вот мы здесь!

– Метро, капсула, авария, – протянул Либра. – Понятно. Как обычно.

Я развёл руками. Понятно ему, ага, как же. И ведь поподробнее рассказать не попросил, гад такой. Ничего, я всё равно расскажу, не отвертятся! Вот только горло промочу сперва. А то больше суток плыли на этом дурацком кресле. Хорошо, что мы все не совсем люди и достаточно живучие.

– Наверняка это Ксандр устроил обвал, – заметила Эмма.

Я пожал плечами. Может она и права. А может, ей теперь тень старого приятеля за каждым углом мерещится. Ну как Ксандр мог взорвать это пресловутое орочье «метро», в самом деле? Тормознуть капсулу на полдороге, вылезти и заминировать потолок? Не, ну, в принципе мог, чего бы и нет. Это я в капсуле тормозов не нашёл. Но это совершенно точно не означает, что их там не было. При том, что я ведь даже и не искал.

– Ксандр – это тип с серпом, – совершенно верно предположил Либра.

– С мечом серповидной формы, – назидательно воздев палец, поправил я. – Попрошу не путать. Вообще, этот тип меча называется хопеш.

В лицо мне уставилось дуло футуристичного вида оружия.

– А это называется игольник, – сообщил Либра. – Но если я выстрелю, разница с бластером для тебя будет несущественна.

– Ещё как существенна! – не дрогнув, возразил я. – Бластер просто дырку прожжёт, а иглы мне придётся выковыривать.

– Ты бессмертным заделался? – скептически вскинул бровь мой двойник.

Вот за то, что ворует мои коронные жесты, я его тоже не люблю.

– Да уже давненько, – пожал плечами я. – Если и не бессмертным, то ну очень живучим. Хотя мозг мне ещё не повреждали…

Никто не отпустил шуточку насчёт отсутствия у меня мозгов. Эх, дилетанты. Учишь их, учишь…

Игольник вернулся в кобуру также быстро, как появился. Уверен, Либра и не собирался в меня стрелять. Иначе сделал бы это, ещё пока я на кресле прыгал и шляпой махал. В тот момент я представлял собой отличную мишень. Хорошо, что я увидел скорпиона на парусе, понял, что это свои, и ничего не опасался. Впрочем, кого я обманываю? Я бы прыгал и орал в любом случае. Потому что плыть на кресле под ворчание своих водоплавающих спутников и без капли спиртного мне осточертело! Уж лучше пусть пристрелят, даже если из баллисты – это я переживу куда проще и менее болезненно, чем нытьё.

– Значит, вы эти годы в космооперу игрались? – поинтересовался я. – И как там Оплот поживает?

– Никак, – поморщился Либра. – Потеряли мы Оплот. На нём-то мы бы смогли сюда сесть. В отличие от той лоханки, – он ткнул пальцем в небо, видимо, указывая на орбиту. – Но много чего случилось.

– Но ты по-прежнему капитан, – ухмыльнулся я.

Эх, жаль, конечно, что они Оплот профукали. Ради того, чтобы заполучить этот корабль, нам всем пришлось изрядно повозиться. Но я же отдал его Либре, без особых сожалений. Так и нечего теперь жалеть. Явно не на парковке он корабль забыл. Хотя у кораблей, наверное, не парковка… Но не причал же, корабль-то космический! Или всё-таки причал? Вроде немало космоопер я в жизни читал, а вот не помню. Эх, фэнтези мне всё-таки всегда было ближе.

– Был и адмиралом, – пожал плечами Либра. – Остался не в восторге. А до попадания в мир Дна я, вообще-то, был лейтенантом. Так что повышение всё равно есть.

Ну да, из лейтенантов в лорды, из лордов в адмиралы, теперь вот капитан. Причём водоплавающей лоханки, а не межзвёздного крейсера. Так себе карьерный рост-то, честно говоря.

– Ну, ничего, зато так, – я обвёл рукой окружающее пространство, – для здоровья полезнее. Свежий солёный воздух в лицо. Солёная вода… Солёная еда… Вино-то, надеюсь, не солёное?

Мне наконец вручили бутылку, дав возможность попробовать самому. Я сделал большой глоток. Потом ещё один. И третий, чтоб распробовать. Ну, ничего так компотик. Вино – это всё же не моё. Интересно, сколько ж его надо выпить, чтоб начать отплясывать на столе с балалайкой? Чую, в меня столько жидкости физически не влезет. Но и не факт, что на корабле найдётся подходящий стол. Да и зрители…

Я окинул взглядом стоящих вокруг эльфов. Уши у них смешные, конечно. А вот рожи – не особенно. Мрачные какие все, сосредоточенные. И за мечи хоть и не хватаются, но руки держат рядом. Вот прикажет сейчас Либра – так кинутся нас обратно за борт выпроваживать. Не факт, что у них это получится, особенно если Экхард всё же соизволит поднять своё бренное тело с досок палубы. Но если мы их всех порубим, кто кораблём-то управлять будет? Я грот-мачту от фок-мачты не отличу. Или какие там ещё мачты есть? Вот тут их две – это таки грот и фок или нет? Ещё где-то был брамс, кажется, хотя я без понятия, что это… Хотя нет, Брамс – это композитор такой. А на корабле – брамсель. Но всё равно не знаю, что этим словом называется.

– Так куда вы ехали на метро? – осведомился Либра.

– Как куда? – притворно изумился я. – До следующей станции, конечно!

– За борт выкину, – предупредил мой двойник.

Ему тут же пришлось махнуть своей команде, уже сделавшей шаг вперёд. Мол, отмена, ребята, это шутка, не надо пока умирать в попытках выполнить дурацкий приказ.

– Да без понятия, – признался я, разведя руками. – Карту нам никто не давал. И вообще, нам куда-то… – я сверился с компасом, проверяя местонахождение портала, и махнул рукой в нужном направлении: – туда. Но сперва надо бы вернуться в замок орков. Я там «яйца» забыл. Ну те, нанотехнологичные из которых новые замки с ИскИнами вырастают. А не те, про которые вы не подумали и не пошутили, эти при мне.

Ответом мне стали четыре тяжёлых вздоха, даже Экхард, всё ещё оставаясь в лежачем положении, присоединился.

– Не забыл, – подал голос он. – Они были у Лили. Она их мне отдала.

– Да что ж ты молчал, собака породистая?! – не сдержался я. – Да мы бы… Да я бы…

Что я бы мог сделать, отдай он мне яйца раньше, придумать не удалось. Как-то не до того было всё время. Но надо же сообщать о таком! Мда, а принц молодец, не зря грел койку зеленокожей девахи. А она дурочка. Хотя о покойных плохо не говорят, но она вроде не совсем упокоилась. Наверное. Как они там со старой королевой орков поменялись, я точно не знаю. Но, теоретически, как я понимаю, Лилиана застряла в том типа-виртуальном мире.

– Значит, к оркам не надо, – спокойно кивнул Либра. – А куда надо-то?

– Слушай, ну ты ж не такси, – махнул рукой я. – Плывём туда, куда ты и собирался. Потом разберёмся.

– Вот уж нет! – всё-таки повысил голос мой двойник. – Я тебя доставлю туда, куда собирались вы. И высажу! Чем быстрее, тем лучше! Или давайте обратно за борт.

– Вот ты не знал, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, – заметил я. – А если б общался со мной подольше…

– Я и так не оставил тебя в воде только потому, что не сомневался – это не избавит от нашей встречи! – заявил Либра. – Потому говори, чего надо. Короче.

– Вообще, насчёт того типа с хопешем, Ксандра, – начал я. – Твоя помощь бы не помешала. Для меня он слишком крут. А вот ты, с игольником…

– Не поможет, – зачем-то встряла Эмма.

Эх, когда-нибудь я научу её не говорить правду в тот момент, когда от этого один сплошной вред и совершенно никакой пользы. И не портить мне тем самым развешивание лапши по ушам.

– И почему тебя вечно пытаются убить какие-то психи с волшебными мечами? – вздохнул Либра.

Ну да, чья бы корова мычала. Он вообще-то и сам, в некотором роде, был в числе этих самых психов. Да и волшебный меч, как я погляжу, до сих пор при нём. Несмотря на все звёздные войны.

– Идёмте в каюту, – махнул рукой мой двойник. – Расскажете всё толком.

– Годы плохо на тебя повлияли, – попенял я. – Раньше бы был более бесшабашным.

Либра только бросил короткий взгляд на Эстер и зашагал к каюте. Я пожал плечами, отхлебнул ещё вина и потопал следом. Рассказать обо всём, в любом случае, будет не лишним. Да и их историю послушать будет интересно. Тем более заняться в ближайшее время всё равно больше нечем – вокруг только море, а я уже накупался до пенсии.

Глава 22. Задушевная беседа

– И как ты вообще стал капитаном этого фрегата? – полюбопытствовал я, не поворачиваясь к своему двойнику.

У меня было зрелище поинтересней. Я наблюдал, как Эмма вместе с Эстер лазают по вантам. Обе девушки не обременяли себя избытком одежды, ограничившись подобием туник, так что мне снизу открывался отличный вид. Либра, похоже, разделял мою точку зрения и к тому же ничуть не возражал, что я таращусь на его подружку. Он компенсировал это тем, что в свою очередь пялился на Эмму, которая, в отличие от Эстер, нижним бельём пренебрегла.

– Это бриг, – после паузы сообщил он.

– А? – я уже успел забыть, о чём спрашивал.

– Это не фрегат, а бриг, – со вздохом дополнил свой ответ Либра. – А как я стал его капитаном, долгая история. В отличие от тебя, у меня язык устаёт болтать часами без перерыва.

Я только фыркнул. Вообще-то сегодня он мне ничего ещё не рассказывал. Да и вчера, если вспомнить, говорила в основном Эстер. С момента нашего спасения шёл уже третий день, но этого времени было категорически недостаточно, чтобы пересказать всё о десятилетии космических приключений моего двойника и эльфийки. Им бы книгу об этом написать, я бы почитал на досуге. А то в пересказе Эстер, кажется, многое перевирала, иногда противореча сказанному чуть раньше. К тому же, один день ушёл на рассказ моей истории. И Либра-то теперь знал о моих похождениях всё, тогда как сам не торопился делиться информацией, особенно о том, что было уже в этом мире.

– Чего ты мне так не рад, а? – я решил не ходить вокруг да около. – Ну, большими друзьями мы не были, но ведь поладили. И где твоя жажда приключений?

– Приключений мне хватило, – проворчал он. – Считай, что я постарел.

Я всё-таки покосился на него, проследил направление взгляда и высказал предположение:

– Беспокоишься за Эстер? Что, за эти годы она так и не научилась за себя постоять?

– О, она многому научилась, – многозначительно протянул Либра. – Она уже давно не та наивная дурочка-ролевичка, которую ты нашёл в лесу в картонных доспехах. Она даже десантировалась на корпус вражеского корабля для абордажа… Только вот здесь у неё нет брони с сервоприводами.

– Или бластера, – дополнил я.

– Почему? – удивился мой двойник. – Бластер у нас есть. И спасательная капсула в трюме, на всякий случай. Правда, её бы не мешало перенастроить. А то по умолчанию она уйдёт в гипер по координатам звёздной системы, которой вообще нет в этой вселенной.

Я уже знал, что корабль, на котором они прилетели, болтается на орбите. И вернуться на него в принципе не проблема, только вот это изрядно побитый дредноут, для управления которым по-хорошему нужна команда минимум в пару дюжин человек, тогда как вдвоём Либра с Эстер едва сумели дотянуть да этой планетки. Только вот приземлиться не смогли. Хотя дредноуты вообще и не предназначены для приземлений на планеты, но даже использовать посадочный модуль не удалось.

Кто бы мой подумать, что на орбите планеты, населённой орками и эльфами, болтается сеть боевых спутников, сбивающих всё, что больше определённого размера и пытается приземлиться. Вот спасательные капсулы системой защиты игнорировались: Либра сбросил несколько штук пустыми, чтобы убедиться в безопасности, до того, как приземляться самому. Похоже, одну из них потом и подобрал.

– Так в чём проблема-то? – всё ещё не понимал я.

– Ну… помнишь, как ты трясся над Вайпер перед финальной битвой?

Я хмыкнул. Я-то помнил, для меня совсем немного времени прошло. А вот он как вспомнил вообще?

– Да уж… И помню, как быстро был послан далеко и надолго со своей чрезмерной заботливостью. Вайпер… Погоди-ка! – тут я вспомнил и причину того, что не хотел пускать Вайпер в бой. – Ты хочешь сказать? Эстер? Ты?..

– Ну, конечно я, – двойник ответил точь-в-точь моим же хмыканьем. – А то кто же. Да, пока по ней не заметно… хотя уже год прошёл.

На это я смог ответить только многозначительным мычанием. Может, я не так понял? Он же имел в виду, что Эстер беременна? Или нет? Какой год, как такое может быть?

– Она же эльфийка, – прекрасно понял причину моего недоумения двойник. – Причём неправильная, не как местные. У неё физиология вообще непонятная.

– Тогда как ты можешь быть уверен…

– Потому что мы это выяснили ещё там, – он махнул рукой в небо, подразумевая мир космической империи. – Нормальная развитая техника не ошибается. Потому и решили свалить в какой-нибудь тихий аграрный мирок. А тут ты…

Мда, ну и повороты… Я снова посмотрел на Эстер. Вон, скачет по вантам спокойно, стройненькая, как тростинка. Не то что пуза нет, а вообще никаких признаков, даже утренней тошноты.

– И сколько же она будет вынашивать ребёнка? Десять лет? Девяносто? Девятьсот?

– Да кто ж знает, – пожал плечами Либра. – Разве что твой приятель Абсолют. Её ведь в подобие эльфийки превратило при переходе через портал.

Он покосился на мои когти и остатки костяных шипов, которые так и не отросли после «стрижки» мечом Ксандра. Ну да, меня тоже изменил портал, помимо костяных наростов, дав ещё и бешеную регенерацию. Но экспертом на тему влияния стихийных порталов на человеческие тела я от этого не стал. И даже не знаю, сколько же в итоге продлилась беременность Вайпер от меня. Вполне возможно, там сроки тоже оказались нечеловеческими. Хотя мы с Эстер изменились явно по-разному, так что нет смысла сравнивать.

– Ладно, понял, – кивнул я. – Доставишь нас на берег и высадишь. С Ксандром сам разберусь.

– Очень интересно, как именно, – скептическим тоном полюбопытствовал Либра.

– Хороший вопрос, – вздохнул я. – Как только узнаю такой же хороший ответ, непременно сообщу.

Да уж, эта фразочка уже начала превращаться в клише, слишком часто приходится её повторять. Ну а чего они все спрашивают такое, на что я не могу ответить? Кстати, предыдущий вопрос может стать ответом на этот – тогда Эмма интересовалась, смогу ли я остановить Предвечную Тьму после использования. И хотя ответа я так и не узнал, но Тьма – тот самый козырь, которым я наверняка смогу побить Ксандра. И даже если при этом уничтожу мир… Так ведь всего один! Надо просто стоять рядом с порталом, чтобы успеть смыться самим. Нет, я, конечно, постараюсь не устроить тут геноцид всем оркам, эльфам, гномам, ну и здешним людям заодно. Но если встанет выбор – мы или они… Что ж, пусть их даже миллиарды, а нас всего-то пятеро, но я уже не раз говорил, что трое своих мне дороже, чем тысячи или миллионы чужаков. Ну да, трое – Эмма, Либра и Эстер. Экхард не считается, если спасётся с нами, то пусть, а если нет, я не буду плакать.

– Мы свалим из этого мира, – внёс предложение я. – Ксандр ещё не скоро нас найдёт, особенно если портал закроется. Авось повезёт, попадём в мир, где время течёт очень медленно, а потом ты с Эстер и вашим подросшим потомством нас нагоните.

– Оно мне надо, бегать искать тебя? – удивился Либра. – Хотя уверен, что так просто от тебя отделаться не получится. План не удастся.

– Успокойся, – отмахнулся я. – В прошлый раз меня вело пророчество. Сейчас ничего такого нет. Мы сами рулим своей судьбой. Не хочешь, не помогай.

Я откинулся в кресле, том самом, вырванном из капсулы орочьего «метро». Хорошо, что я настоял, чтобы его подняли на палубу. А то шезлонги местные эльфы ещё не изобрели, присесть с комфортом на этой лоханке некуда.

– Не хочу, – согласился Либра. – Но пророчество там или нет… А тебе не кажется, что раз портал под землёй, то, скорее всего, это так называемое метро ведёт именно к нему?

Я задумался. Информации на этот счёт у нас ноль. Да и логика не сильно поможет – строили-то «метро» орки, что им человеческая логика. Я вообще не в курсе, знали ли они про порталы.

– Возможно, – пожал плечами я. – Думаешь, мы встретим Ксандра у портала?

– По закону подлости должно выйти именно так, – кивнул Либра. – Даже если он не доехал туда в капсуле, то придёт своим ходом, чтобы встретиться с тобой.

– Не уверен. Ведь в городе орков он нас дожидаться не стал. Может, решил всё-таки не связываться.

– Ох уж эта твоя самоуверенность, – поморщился Либра. – Ты грозный боец только в собственном воображении. А на деле выезжал только за счёт волшебных мечей.

Я и не подумал спорить. По сути, он прав. Но вот логику Ксандра понять не сможет. Либра для этого слишком рационален. А Ксандр – шизанутый псих. Так что мне его понять гораздо проще. Впрочем, закон подлости действительно никто не отменял.

– Поживём – увидим, – легкомысленно отмахнулся я.

Что толку гадать, когда даже кофейной гущи под рукой нет. Кстати, от кофейка я бы сейчас не отказался, пусть даже растворимого. Хотя лучше бы пива. Но пиво-то найдётся, как только окажемся на берегу. Ну или по ту сторону портала, в следующем мире. А вот с кофе как-то во всех мирах, где я побывал, проблемы. То ли дикари и не додумались заваривать кофейные зёрна, то ли у них тут вообще нет похожих растений. А может, вообще нет суши в нужных широтах, вот и не растёт.

– А в этих твоих космических мирах было кофе? – поинтересовался я.

Либра посмотрел на меня, как на идиота. Впрочем, он большую часть времени на меня так смотрит.

– Да уж, Джестер, – протянул он. – Ход твоих мыслей извилист и непредсказуем.

– Потому я всегда побеждаю, – назидательно воздел палец я. – Можешь Экхарда спросить. Хотя и на своём опыте знаешь. Помнишь того биота с отрубленной головой?

– Да, твои планы всегда дурацкие и сумасшедшие, – кивнул Либра.

Я снова не стал с ним спорить. Когда мой двойник прав – то он прав.

Глава 23. Видишь, там, на горе…

– Земля! – раздался крик вперёдсмотрящего.

Больше всего этому обрадовался Экхард. Даже цвет его лица из тёмно-зелёного стал салатовым. Правда, он тут же снова согнулся над бортом. Даже не знаю, чем его там выворачивало, поскольку за всё плаванье он ел едва ли раз в день, зато отправлял содержимое желудка на корм рыбам всё остальное время. И даже ничуть не похудел и не осунулся при этом. Кто этих полутитанов разберёт, может, они фотосинтезом до кучи питаются.

Меня приближение к суше тоже порадовало. Хоть морской болезнью я не страдал, зато маялся от скуки. Даже издеваться над Экхардом не удавалось, он попросту игнорировал все подколки, слишком занятый тошнотой.

Впрочем, приятные моменты в плавании тоже были. Оказалось, что в гамаке можно вполне комфортно разместиться вдвоём. И совсем не для того, чтобы спать. Что мы с Эммой неоднократно опробовали. Я даже вспомнил было старый анекдот и хотел предложить попробовать стоя, но в последний момент прикусил язык, – а вдруг титанша согласится? От экспериментов она не отказывалась, даже сама предложила уединиться в «вороньем гнезде». Что ж, это был интересный опыт, но повторять его у меня желания не возникло…

– Надеюсь, это не окажется какой-нибудь волшебный исчезающий остров, – проворчал я.

– Вряд ли, – пожал плечами Либра. – По моим прикидкам, мы как раз должны подойти к берегу.

Мы немного задержались из-за того, что пару дней назад пришлось менять курс при встрече с незнакомым кораблём. Когда вперёдсмотрящий закричал «Парус!» – все немного напряглись. Учитывая, что корабль у Либры всё-таки пиратский, большинство встреченных посудин могли оказаться враждебно настроены. Но всё вышло немного сложнее.

Наблюдателю корабль показался странным, но он не мог понять, в чём дело. Пришлось лезть в «воронье гнездо» Эмме и Эстер – у нашей «неправильной» эльфийки зрение оказалось даже острее, чем у местных, а может, они там, во вселенной космических кораблей, бороздящих просторы Большого Театра, её как-то модифицировали. В любом случае, дамы сумели разобраться, в чём дело и даже опознать корабль.

– Это драккар, – сообщила Эмма. – И непростой. Его борта сделаны или как минимум покрыты ногтями мертвецов.

Эстер кивнула, передёрнувшись при этом от отвращения.

– Нагльфар? – удивился я. – Что, Рагнарёк близок? Только не говорите, что в этом тоже я виноват! А что, в этом мире разве есть викинги? И вообще, кто на борту?

Девушки как-то странно переглянулись и заверили, будто смогли рассмотреть только рубин вместо глаза у капитана корабля. Я им ни на грош не поверил, но допытываться не стал. Либра же приказал изменить курс, чтобы разойтись со странным кораблём. Но мы всё же сумели рассмотреть, как на ровной глади моря внезапно возник водоворот, в котором Нагльфар и исчез. Воды тут же сомкнулись и выровнялись, будто ничего и не было, но мы на всякий случай всё равно не стали возвращаться на прежний курс и обошли это место далеко стороной.

– Я вообще не засёк открытия портала! – пожаловался я. – Это была какая-то неправильная магия!

Моё возмущение никто не разделил. Но из присутствующих если кто-то и смыслил хоть чуточку в порталах, так только Эмма. Я и сам далеко не эксперт, но вот засекать открытие порталов с некоторых пор могу. И тот, на который указывал компас, был уже недалеко.

– Пожалуй, нам не придётся забираться вглубь материка, – сообщил я Либре. – Скорее всего, портал где-то в этом городке. Точнее, под ним.

Когда мы подошли ближе к берегу, у меня исчезли последние сомнения. Теперь я точно знал, где искать: почти в центре городка, на холме, возвышалась башня с золотистыми узорами на стенах. Почти такая же, как те две, что мы видели на горе, только попав в этот мир. Только эта была чуть повыше, и оставалось надеяться, что внутри она не засыпана землёй, иначе докопаться до портала будет проблематично. Видимо, эти постройки древних орков, или чьи они там на самом деле, всё-таки как-то связаны с порталами.

– Видишь, там, на горе… – попытался пропеть я.

– Вижу, – оборвал меня Либра. – Графский замок там. Ты как всегда в своём репертуаре.

Я пожал плечами. Подумаешь, граф. Будто самому Либре в диковинку вламываться в жилища всяких аристократов. Да и мы прошлый раз вообще с территории королевского дворца перемещались, и ничего.

– Прорвёмся, – отмахнулся я. – А если они там умные, то без боя пропустят.

– О да, ведь каждый умный граф разрешает всяким вооружённым оборванцам свободно разгуливать по его владениям, – с сарказмом протянул мой двойник. – Сам-то в это веришь?

– Я жив покуда, я верю в чудо, – снова попытался запеть я.

Но мой слушатель поспешил убраться подальше, якобы занявшись своими капитанскими обязанностями. Хотя минуту назад матросы прекрасно справлялись и без его ценных указаний. Тьфу, каждый мнит себя музыкальным критиком. Уж мой двойник-то мог бы отнестись с пониманием, у него самого наверняка тоже ни голоса, ни слуха. А раз нет музыкального слуха, то не так уж сильно он бы и страдал от моего пения.

– Ну что, какой у нас план? – поинтересовалась Эмма, подойдя ко мне. – В смысле, может придумаем план?

– А мои импровизации тебя чем-то перестали устраивать? – усмехнулся я. – План нужен… Он, как всегда, прост. Проходим в башню, находим портал, переносимся в другой мир. Либра нас проводит, на случай встречи с Ксандром.

– То есть, на этот раз прикидываться иноземными аристократами и пытаться попасть в замок мирно не будем? – уточнила титанша. – Просто вломимся и всё?

– Всё равно всегда этим заканчивается, – пожал плечами я. – Лицо у меня такое.

– Такое, что никто не может сдержаться и не попытаться это лицо набить, – покивала Эмма. – Хотя у Либры такое же…

– Он просто сначала стреляет, потом спрашивает, – возразил я. – А я сперва разговариваю…

– Чем выбешиваешь даже тех, кто поначалу был настроен мирно.

– Из достойных противников получаются наилучшие соратники, – указал я, кивнув на Либру, и, немного подумав, на Экхарда тоже. – Ну, если они выживают… А если не выживают, значит, были недостойны.

Я вздохнул, вспомнив собравшуюся вокруг меня странную компанию. Не то, чтобы я успел сильно соскучиться, прошло ещё мало времени. Но помощь приятелей и товарищей могла бы пригодиться. Особенно Пакс, уж миротворица из далёкого будущего запросто пристрелила бы Ксандра из своих лучемётов. Хотя Либра ведь говорил, что у него тоже бластер есть. Но всё равно, толпой мы бы любого противника мигом запинали. И ведь вполне можно было позвать некоторых с собой, они бы не отказались, пошли. Но это мой поиск, не их. Если уж человек нашёл своё место, то не стоит его дёргать и тащить за собой. Да и брать на себя ответственность и руководство большим отрядом мне совсем не хотелось. Поруководил уже разок, хватит, мне не понравилось.

– Мы с тобой не были противниками, – напомнила Эмма.

Ага, она всего лишь хотела меня использовать, чтобы выбраться из заключения. Хотя наградить натурой обещала, и в итоге так и случилось. Но только потому, что она растеряла часть титанических сил, а вместе с тем убавила на метр в росте. Иначе мне при всём желании с её стороны ничего бы не перепало. Впрочем, я не воспринимал наши нынешние отношения как расплату за помощь. А как воспринимал?

Вот это трудный вопрос, который я пока старался себе не задавать – не то ведь отвечать придётся! Многое зависит от того, когда я найду Вайпер. Причём «когда» – во многих смыслах, учитывая разный ход времени в разных мирах. Но даже и такое откладывание решения – нечестно, причём по отношению к ним обеим. Вот если мы прямо из этого портала попадём в мир, куда угодили Вайпер и Мирэ? Допустим, для них там тоже прошла пара недель… А я тут, значит, за это время успел замутить с другой, но тут же её брошу и вернусь к прежней девушке. Нет, Вайпер не особо ревнива, скорее всего, пожмёт плечами и не будет заморачиваться. Но…

Тьфу ты, устроил сам себе ситуацию, как в дурацком дешёвом любовном романе. Вот вообще не буду никого выбирать, обзаведусь гаремом. И даже ни одной тёщи при этом у меня не будет, так что вообще никаких проблем. Почему бы и нет? Принимать мусульманство и делать обрезание меня при этом тоже никто не заставляет. Другой мир – другие правила. Да и девушки вполне подходящие, могут согласиться.

– О чём задумался? – оторвала меня от размышлений Эмма.

Я не стал скрывать и ответил честно:

– О бабах.

– А я думала, о пиве, – протянула она.

Чёрт, точно! С этими любовными думами чуть о самом главном не забыл! Пиво! Этот эльфийский виноградный компот мне уже изрядно надоел. А в городе точно будет кабак. И до открытия портала ещё полно времени. Что ж, в ближайшие несколько дней жизнь будет прекрасна и удивительна. Можно расслабиться и ни о чём не беспокоиться. Пусть беспокоятся те, кто вздумает помешать мне наслаждаться жизнью. А такие идиоты наверняка найдутся, всегда находятся.

– Судя по твоему выражению лица, этот город запомнит наш визит надолго, – усмехнулась Эмма. – Ну, это если уцелеет.

Вот она меня нарочно провоцирует, что ли? Я пока ни один город не разрушил. А значит, что? Значит, есть куда стремиться, и всё бывает в первый раз.

Глава 24. Всего хорошего, и спасибо за рыбу

Воняло рыбой. У меня уже начало складываться впечатление, что так пах весь город. Возможно, кроме замка графа, но тоже сомнительно. Даже высокая каменная стена не станет преградой для запахов. Впрочем, за стеной наверняка в каждом углу не валяются гнилые рыбьи потроха… Хотя кто знает, какие манеры у здешней аристократии.

– Портовый город, – пожал плечами Либра, будто это всё объясняло.

Ладно, это действительно многое объясняло. Рыба у местных жителей – главное блюдо дня, на завтрак, обед и ужин. Хотя вряд ли простые горожане могут себе позволить жрать три раза в день, этак работать некогда будет. А судя по пустынности улиц, праздность тут не особо приветствуется. Наверняка большинство жителей в море, ловят ту самую рыбу. Видели мы их лодки, когда подплывали.

Впрочем, пристань не пустовала. Плечистые грузчики с мордами, не раз напросившиеся на удар кирпичом, таскали мешки и ящики с борта единственного крупного корабля. Наш бриг стал вторым морским судном в гавани, остальные места занимали совсем уж утлые лодчонки – все, способные держаться на плаву, сейчас были на промысле.

– Средневековье, – вздохнул я. – Даже на Дне было получше.

– Это из-за иномирцев, – пояснил Либра. – Они там хоть чуть-чуть, но двигали прогресс, привносили что-то для развития. А тут…

– Ага, много мы прогресса надвигали. Аж задвинули, – хмыкнул я.

– Я, когда был лордом Драконом, в приказном порядке приучил своих бойцов мыться минимум дважды в неделю, – поведал Либра. – А ещё не кидать объедки под столы, не мочиться в окна… ну и всякое другое, по мелочи.

Я посмотрел на него слегка округлившимися глазами. Мда, о такой стороне прогресса я как-то вообще не думал. Впрочем, мой двойник почему-то забыл упомянуть, что вооружил свою армию примитивными аркебузами. Видимо, это он достижением не считал, учитывая, что из этих железяк с трудом можно было попасть в слона в упор, зато грохота и дыма было как от паровоза.

– А тебе не надо корабль разгружать? – сменил я тему, махнув рукой в сторону грузчиков.

– Боцман разберётся, – покачал головой он.

– Ты ведь вроде бы рвался в кабак, – напомнила Эмма.

Я глубоко вздохнул и поморщился от вездесущего запаха.

– Уже начинаю сомневаться. Наверняка там главное блюдо дня – рыба. И я боюсь представить, что они тут пьют.

– Тогда, может, сразу в замок? – пробасил Экхард. – Уж у графа наверняка найдётся, что выпить и пожрать.

Стоило его высочеству ступить на сушу, как цвет лица мигом начал возвращаться к человеческому, а теперь вот и аппетит, видать, проснулся. Нет уж, ради того, чтобы посмотреть, как Экхард давится солёной рыбой, заедая её сушёной рыбой – я потерплю вонь и неудобство.

– До открытия портала три дня, – сообщил я. – С половиной. За это время мы точно разругаемся с графом, даже если он нас всё-таки примет. Хотя, что ему наплести, мы ведь ещё не придумали.

– Всегда хотела побывать в настоящем портовом кабаке, – оживилась Эстер. – Пойдёмте скорее! А то обычно мы в портах на берег не сходили…

Ха, похоже, у моего двойника лучше получается оберегать свою беременную подружку. Впрочем, Эстер – не Вайпер. Пусть даже эльфийка уже не та наивная дурочка, но и до самоуверенности и независимости космической адмиральши пока не доросла. Но ей и не требовалось, раз всегда рядом был тот, на кого можно опереться.

– Пошли, – махнул рукой я.

Раз Либра на берег не сходил, значит, местных заведений не знает. Ничего, найдём, вряд ли трактир будут сильно прятать. Жаль, по запаху не учуять. Впрочем, там, где едят, вонять должно сильнее. Не самый радостный вывод, но логичный – вряд ли тут кто-то удосужился далеко увозить объедки.

– Эй, милостивые господа, – донёсся голос, тон которого совсем не соответствовал обращению. Без уважения он говорил.

Я повернулся. Рожа мерзкая, воняет рыбой – обычный местный житель. В руке нож. Наверняка для потрошения и разделки рыбы. Но и на человека сгодится, конечно, чего бы нет.

– Ты совсем идиот? – поинтересовался я.

Вежливо поинтересовался… Ну, насколько смог.

– Ты это, твоё лордство, кошелёк отдай, – ничуть не обидевшись на оценку его умственных способностей предложил грабитель. – И девок ваших. На часок другой. Потом вернём.

– Ещё двое справа, трое сзади, двое впереди, – тихо сообщил Либра, быстро и профессионально оглядевшись.

Похоже, навыки спецназовца он не растерял. Ну, ладно, допустим, грабителей восемь. Восемь оборванцев с ножами. Против нас пятерых. Они точно идиоты. Пусть даже девушек они в расчёт не приняли. Но у меня меч за спиной, у Либры на поясе, у Экхарда вообще здоровенный двуручник. К тому же, мы все на голову выше этих недоделанных рыболовов, предпочитающих искать улов в тёмных переулках.

– В общем, так, – начал я, пристально глядя в рябую рожу грабителя.

Краем глаза я уловил движение. Ну вот, не дали мне поболтать… Мой несостоявшийся собеседник рухнул на колени, пытаясь обеими руками закрыть дыру в брюхе, размером с футбольный мяч. Двоим, кинувшимся из переулка справа, повезло больше – им Либра сразу отстрелил головы.

Мда, ничего себе игольник у него. Я-то думал, он просто утыкает противника иголками, превратив в ёжика. А тут получается сразу разорванный на куски дикобраз. Зря я лыбился под прицелом, совсем не уверен, что у меня новая голова может отрасти.

– Всё веселье испортил, – проворчал я.

Пятерым уцелевшим бандитам хватило ума не высовываться, а сразу развернуться и свалить. Хотя зарядов в пушке Либры наверняка хватило бы и на них, как и скорости реакции, так что это ничего для нас не изменило.

– Точно, – неожиданно поддержал меня Экхард. – Это нечестно. И грязно.

– Ну да, от удара мечом-то кишки выпадают аккуратной кучкой, а тут вон на три метра разбрызгало, – хмыкнул я.

Тьфу ты, поборник рыцарственности нашёлся, а я уж было думал, что чему-то его научил.

– Вроде бы ты торопился пить и жрать, – пожал плечами Либра. – Вот я и сэкономил время. Или аппетит пропал?

– Да нет, – почесав в затылке, отозвался я.

Ещё раз оглядел трупы. Ну да, зрелище не эстетичное. Но вон та дохлая крыса у стены, которую кто-то успел наполовину обглодать, как бы тоже. И запах хуже не стал, собственно, даже не особо изменился. Даже не знаю, в какой момент труп человека с дырой в брюхе стал для меня обыденным и неинтересным зрелищем, не вызывающим вообще никаких чувств. Может вообще сразу при попадании в мир Дна. Всё же я тогда быстренько прикончил двоих и глазом не моргнул, но ведь и грязи не особо много развёл при этом. Подумаешь, лужи крови, ничего такого прямо отвратительного и шокирующего. Тут сейчас – другое дело. Но слишком много покойников я уже оставил на своём пути, перешагнул и пошёл дальше. По большей части нелюдей, конечно, но всякое бывало.

Я оглядел своих спутников, особо пристальное внимание уделив девушкам. Ну, с Эммой всё понятно, она всякое повидала ещё во времена, когда первая обезьяна в моём мире слезла с дерева, взяла в руки палку и начала заставлять других обезьян работать, направив на путь превращения в человека. Но Эстер тоже глазом не моргнула. А ведь в космических войнах такое редко увидишь, там обычно враги начисто сгорают в плазменных взрывах. Хотя ведь игольник Либра притащил оттуда, так что, наверное, всякое бывает.

– А спорим, что эти пятеро вернутся с подмогой, мстить, – заметила Эмма.

– Спорим! – согласился я. – На что? Себя можешь не предлагать, как бы, уже и так…

Я покосился на Либру, которому мы о наших отношениях ничего не говорили. Но он только ухмыльнулся.

– Да мы заметили. Все на корабле заметили. Глухих в команде нет. Не буду спрашивать, что насчёт Вайпер. Это твоё дело.

Я вздохнул с облегчением. Потому что ответа на вопрос по поводу Вайпер у меня так и не появилось, а думать на эту тему совсем не хотелось. Вернее, я, конечно, уже давно знал ответ. Но не хотел признаваться себе и принимать его. Если только…

Сперва мне требовалось кое-что проверить. После того, как я выпустил Предвечную Тьму в «виртуальном» мире, у меня, вроде бы, улучшился контроль над ней. Но это пока оставалось скорее смутным ощущением, чем фактом. Экспериментировать я не рискнул. Если выпущу её, а потом не смогу сдержать, то ведь всему этому миру кирдык настанет. А вот если применить её во время перехода через портал… Тьма явно как-то связана с тем не-пространством, через которое происходит переход. Возможно, это даже одно и то же. В любом случае, надо проверять.

– Вот и отлично, – проворчал я. – Идёмте искать кабак.

Подходящее заведение нашлось достаточно быстро, на ближайшей более-менее широкой улице. Разумеется, никакого названия на таверне не было, вряд ли в этом городе умеет читать больше пяти человек, да и то это по самому оптимистичному прогнозу. Так что вывеской служила… рыба! Вот ведь удивительно, не правда ли? Не правда.

Ну, не совсем рыба – рыбий скелет. К счастью, не натуральный, а вырезанный из дерева. Хотя, кажется, вонял, совсем как настоящий.

– Ну, если у них не будет мяса… – процедил сквозь зубы я.

– Уж какую-нибудь собачатину найдут, – «утешил» меня Либра.

Вот спасибо ему. Теперь бифштекс или отбивную я тут жрать не буду, пускай тащат тушу целиком, чтоб было видно, чья она.

Я распахнул дверь ударом ноги, в своей лучшей манере. Дверь укоризненно скрипнула и повисла на одной петле. Вот даже не знаю, радоваться тому, что открылся приток свежего воздуха в помещение, или всё же огорчаться, учитывая уровень свежести этого самого воздуха?

В нашу сторону повернулось восемь хмурых рож. Тоже грабители, или чего они не на рыбалке? Впрочем, в городе должны быть и представители других профессий – кузнецы там всякие, плотники, портные и прочие.

– Трактирщик, неси еду! – проревел Экхард. – Много еды! И выпивку! Тоже много!

Что-то сегодня все подряд перехватывают у меня инициативу. А вообще-то это именно я хотел повеселиться и устроить в городе дебош.

– Пива! – дополнил заказ я. – Причём хорошего, не кислятины. Иначе я возьму кружку и забью её тебе в… глотку…

Я сопроводил слова самым устрашающим взглядом, направленным на стоящего за стойкой хозяина заведения. Но, кажется, на этого свинорылого уродца с обвисшими щеками моё сверкание глазами впечатления не произвело. Видать, привычный к угрозам, учитывая местный контингент.

– И он на самом деле имел в виду не глотку, – звонким голоском уточнила Эстер. – Это просто он джентльмен и нас постеснялся. Но вы же поняли, да?

– Ты всё-таки научил девчонку плохому, – хмыкнул я, ткнув своего двойника локтем в бок.

– Это она ещё трезвая, – с какой-то ноткой обречённости вздохнул Либра.

Так-так, а вот с этого места поподробнее! Впрочем, сам всё увижу. Но мне уже безумно интересно, что же такого будет творить Эстер в пьяном угаре. Вообще, в её положении напиваться бы не стоило. С другой стороны, может это самое положение таки ещё сто лет продлится. И вообще, физиология её псевдо-эльфийского организма никому неведома.

Свободных столов хватало, но в основном в центре зала. Все посетители расселись вдоль стен. Хотя их не так уж много, но сидят по одному-двое. Я уже начал прикидывать, кого бы вежливо так взять за шкирку и пересадить на другое место, когда Либра спокойно плюхнулся на лавку за центральным столом, ещё и спиной к двери. Совершенно не думает о безопасности… Но вряд ли с его стороны это безответственность, скорее уверенно в способности отреагировать даже из такого положения. Ну да, навыки космического спецназовца не пропьёшь… Хотя это он ещё со мной не пил как следует!

– Что, норму убийств на сегодня выполнил? – вскинув бровь, спросил я, усаживаясь напротив.

– Ты про этих? – он мотнул головой в сторону посетителей. – Просто тут лавки самые чистые, на них реже всего сидят.

Что ж, вот это отличный аргумент. А любую угрозу уж кто-нибудь заметит, всё-таки нас пятеро. Так что незаметно враги не подкрадутся. А как минимум трое из нас могут в одиночку разгромить если не весь этот городишко, то половину уж точно. И не посчитал я, между прочим, себя. Ну и Эстер. Хотя минимум на квартал любого из нас наверняка хватит, чего уж скромничать.

Трактирщик плюхнул на стол перед нами кувшин и тарелку. С рыбой. Жареной.

– Да ты издеваешься, – простонал я. – Мяса неси! Поросёнка. Или гуся. Хотя, чего мелочиться – неси и то, и другое. И хлеба! А ещё овощей каких-нибудь, салатик там. Дамы следят за фигурами.

– Дамы будут жрать поросёнка! – возразила Эстер, воткнув в столешницу кинжал.

Этак до середины лезвия воткнув и точно пробив доску насквозь. Для хрупкой эльфийки недурно, накачанных мускулов я у неё не заметил. Хотя прежние её силы я мог оценить только по тому, что она с трудом махала двуручником Экхарда. Но ведь всё-таки поднимала и махала, так что в этом плане могло ничего особо и не измениться. А вот манеры точно испортились. Конечно, жеманной леди она не была, как-никак, девчонка из моего мира, к тому же из ролевиков. Но наглости прибавилось, раньше она в основном помалкивала и не выделывалась.

Я хотел распорядиться унести заранее осточертевшую мне рыбу, но обнаружил, что Экхард уже схомячил как минимум треть блюда, да и Эмма от него не сильно отстала. Мда, совсем оголодали на корабельном пайке. Хотя там рыбы тоже хватало.

– Ну, что встал? – зыркнул я на трактирщика. – Тащи гуся, порося… или какого-нибудь лося! Да, пожалуй, лось тоже подойдёт.

Мои спутники одобрительно закивали, не прерывая опустошения блюда с рыбой. Я прихватил одну рыбёшку, откусил. А ничего так, неплохо.

– Слыхали, мужики?! – внезапно заверещал кабатчик, вовсе не торопясь бежать исполнять заказ. – Господа поросёнка хочут! Поди, в яблоках ещё, а?

– Хоть в яблоках, хоть гнедого или вороного, мне вообще без разницы, – пожал плечами я. – Кстати, если уж поросёнка точно нет, лошадь тоже сгодится. Я не фанат конины, но на безрыбье…

Я хмыкнул. Да уж, про безрыбье загнул. И никому не смешно ведь, сволочи.

– Лошадь ему, – протянул трактирщик. – А седло не подать?

Эх, вот если я его сейчас прибью, кто нам готовить будет? А если просто изобью – ведь в пиво плевать будет, гад. Но чего это он борзеет? Денег не надо, что ли? Я вытащил из кармана золотой и прокатил по столу. За время плавания я слегка поправил своё финансовое положение, банально выиграв у эльфов-матросов немного монет в карты. Похоже, Либра не скупился на оплату, а может пираты делили долю добычи между собой.

– Думаю, на эту монету можно купить всю твою забегаловку, – заметил я.

– Да хоть весь город покупай, – огрызнулся мужик, развернулся и ушёл на кухню.

Он не вернулся ни через минуту, ни через пять, ни через десять. Рыба кончилась. Про жалкий единственный кувшин пива на пятерых я вообще молчу. Семеро посетителей поглядывали на нас, но не проявляли агрессии. Двое за это время вообще доели-допили и ушли.

– Не понял, – озадаченно протянул я, оглядывая лица своих спутников.

На них было написано такое же непонимание.

– Кажется, нам тут не рады и кормить не собираются, – озвучил очевидное Либра. – Будем громить?

Я покачал головой. Что-то странное тут происходит. Не обращаются так кабатчики с посетителями, которые сверкают золотыми монетами. Он должен был угождать, ну или бояться, поскольку угроза от нас тоже исходила. Вероятнее, и то, и другое. Ну, как вариант – напасть, если дурак. Но такой игнор – это какой-то бред.

Я встал из за стола, спрятал золотой в карман, взамен бросил серебряную монету. И этого с избытком хватит.

– Пойдёмте в другое место, – громко, чтобы было слышно на кухне, предложил я. – В центре города должны быть места поприличнее. Если только хозяин уже не зарезал поросёнка! – Я ещё повысил голос, но в ответ тишина. Ну и ладно. – Всего хорошего, и спасибо за рыбу!

Никакой реакции. Я пожал плечами, махнул рукой и направился к выходу. Остальные последовали за мной. Некоторое время шли в молчании, видимо, каждый обдумывал случившееся. Или не хотели спровоцировать меня вернуться и всё-таки устроить дебош. Хотя кто тут особо сердобольный и будет переживать о судьбе тупого грубияна-трактирщика?

Свернув и пройдя очередной проулок, я замер на месте. Из дверей какого-то здания, похожего на сарай, с трудом выбралась трёхметровая фигура. На одном плече существо тащило здоровенную свинью, на другом сеть, видимо, рыбацкую, но сейчас используемую не по назначению. Сеть была забита тушками кур и гусей, со свёрнутыми шеями. Существо, не глядя по сторонам, двинулось вдоль по улице, а из сарая следом вышла старушка, утирая слёзы и заламывая руки вслед уходящему грабителю.

– Так, – мрачно обронил я. – Кажется, я знаю, кто спёр наш обед.

Глава 25. Это похоже на план!

– Тролль, – констатировал очевидный факт Либра. – Пристрелить его?

Игольник он не доставал, но я знал, что мой двойник – точно самый быстрый стрелок отсюда и до королевства орков. Просто потому, что других нет.

– Пока нет, – покачал головой я.

Хотя соблазн отобрать у чудища свинью и домашнюю птицу был велик. Но это слишком простое и очевидное решение, к тому же, с непонятными последствиями. Да, иногда я всё же мыслю стратегически, на пару шагов вперёд, для разнообразия.

Вряд ли один тролль, какой бы здоровенный он ни был, может держать в страхе весь город. Даже мужичьё из трактира могло бы толпой его запинать, пусть и не без потерь со своей стороны. А кроме того, в городе должна быть стража. Уж нашпиговать эту туше стрелами из луков или арбалетов – вообще плёвое дело. А вместо этого народ истерит, паникует и печалится. Что-то здесь не так…

– Вряд ли этот тролль тут один, – решил я.

– Проследим за ним? – предложил Экхард.

Я смерил двухметровую фигуру его высочества, плечами с трудом протискивающуюся в некоторых переулках. Мастера незаметного наблюдения из него не получится. Либра наверняка смог бы проследить, подготовка спецназовца же. Но отсылать двойника мне не хотелось: по закону подлости, наверняка немедленно объявится Ксандр. Да и сам Либра не захочет оставлять Эстер без присмотра. Можно было бы отправить следом за троллем какого-нибудь местного пацана, но как нарочно за всю дорогу нам не попалось ни единого уличного оборванца, будто попрятались все.

– Смысл? – пожал плечами я. – Думаешь, тролли прячутся и местные жители не в курсе, где их найти? Нет уж, идём искать другой трактир. Там и расспросим народ, теперь мы знаем, о чём спрашивать.

Возражений не последовало, ведь нормально пожрать нам так и не удалось, а драться на пустой желудок – удовольствие сомнительное. С набитым брюхом, впрочем, тоже. Но мы сперва плотно пообедаем, потом передохнём и выпьем, а вот уже после пойдём мочить козлов. Звучит как отличный план, не правда ли?

Трактир нашёлся быстро. На этом вместо вывески висела пивная кружка – вполне настоящая, обычного размера. И почему-то выщербленная ржавая секира. Видимо, просто завалялась у хозяина, а выкинуть было жалко.

Во всяком случае, среди посетителей никаких викингов с секирами не обнаружилось. Обычное мужичье, на этот раз – всего трое. Хозяин тоже на бывшего воина не походил, хотя внешность у него оказалась колоритная – он был горбуном.

– Эй, Квазимодо! – поприветствовал трактирщика я. – Жратва есть?

– Рыба… – отозвался тот, неуверенный, что обращались к нему.

– А всё мясо тролли унесли? – не стал ходить вокруг да около я.

– Мы сами им отнесли, – сморщился горбун. – Не ваше это дело…

– Очень даже наше! – не согласился Экхард. – Мы сами жареного поросёнка слопать хотели! А троллей мы можем убить.

Хорошо, что это не прозвучало как обещание. Вообще, я не против немного подраться с троллями, но вдруг их тут целое племя? Что ж теперь, геноцид устраивать? Да и времени на полноценную войну нет.

– Даже не вздумайте! – вскочил один из посетителей. – Они забрали наших детей! Убьют и съедят! Если… Если мы не будем их кормить или нападём!

– Так нападёте не вы, а мы, – заявил Экхард.

Будто бы для троллей это составит принципиальную разницу. Да уж, его высочество как всегда в своём репертуаре. Всё же голова ему дана, чтоб шлем носить, ну и есть в неё.

– А чего же граф не разберётся с этими… – я проглотил слово «шантажисты», не то пришлось бы долго объяснять, – …монстрами?

– Так его поди уж того, съели, – странно дёрнул плечом горбун. Кажется, это он так пожимал плечами. – В замке они обосновались.

Отлично, мирное проникновение в замок под видом приезжих аристократов отменяется. Будем врываться, стреляя мечами и рубя бластерами. Лучше бы, конечно, наоборот, но ведь как всегда всё наперекосяк получится.

– Много там троллей-то? – задал практичный вопрос Либра.

Всё же военная выучка сказывается – сразу подумал о численности противника.

– Да десятка полтора…

Тю, это для нас семечки, даже маловато будет, едва разогреться успеем. И на геноцид не потянет.

– Легко перебьём их, – вслух согласилась со мной Эстер. – И детей ваших спасём. Только сперва перекусим. У вас же наверняка что-нибудь осталось? Ведь не последний раз собирались троллей кормить.

– Найдётся, – с опаской подтвердил трактирщик. – Но откуда нам знать, что вы не обманете?

– Ниоткуда, – согласился я. – Вам придётся надеяться и верить. А ещё можете начать нас бояться. Хотя мы посимпатичней троллей и вас не съедим, но поубивать и разгромить тут всё вполне можем.

– Джестер! – возмутилась Эстер, ткнув меня локтем в бок. – Мы же хотим им помочь.

– Не, не хотим, – хмыкнул я. – Просто наши интересы совпадают. Нам тоже надо в замок, а тролли будут против.

Конечно, не позволить троллям сожрать местных детишек, тоже дело нужное. Всё-таки мимо мы бы в любом случае не прошли. Но разве это чем-то мешает разгрому трактира, если нас сейчас пошлют? Да абсолютно ничем! Как ничего не помешает и другой банде троллей припереться в этот город через недельку. И даже если местные будут упрашивать отправиться в горы и извести всё троллье племя, чтоб подобного не повторилось – не дождутся. Даже ради детишек. Всё-таки спасение утопающих – забота самих утопающих. А нечего в воду падать, если плавать не умеешь. В спасители человечества я не нанимался.

– Сломать пару столов? – предложил Экхард, занося свой пудовый кулачище.

– Не надо! – суетливо замахал руками горбун. – Будет вам мясо, будет! Но… А, ладно…

Наверное, он хотел сказать что-то вроде: «Но если вы нас обманете…», только не сумел придумать, что же в таком случае будет.

Мы расселись за одним из столов, который только что едва не пострадал от энтузиазма Экхарда. Жратву долго ждать не пришлось, всё же впечатление мы произвели. Правда, для начала горбун притащил всего лишь связку вяленых колбас, но пообещал немедленно начать готовить поросёнка. К счастью, не забыл он и про пиво, так что ожидание мы стерпели.

– И что будем делать? – поинтересовалась Эмма, когда от поросёнка, оказавшегося довольно мелким и, видимо, поэтому до сих пор не доставшимся троллям, остались только приятные воспоминания.

– Как что? – удивился я. – Пойдём в замок, перебьём всех, кто выше двух метров ростом. Детишек освободим. Поищем в графских подвалах приличной выпивки…

– Прямо сейчас? – уточнила титанша. – Портал ведь откроется через три дня.

– Как только мы расправимся с троллями и спасём детей, у местных окажутся развязаны руки, – дополнил мысль Либра. – А мы – просто люди. Ну, на их взгляд.

– Люди, которые впятером прикончили пятнадцать троллей, – напомнил я, считая это уже делом решённым. – Думаешь, рискнут напасть?

– Да, – уверенно кивнул мой двойник. – У графа наверняка в казне водится золото, да и других ценностей в замке можно награбить. Местные не поверят, что нам ничего не надо и мы скоро уйдём.

А чего это нам ничего не надо? Я бы не отказался пополнить бюджет, тем более не прикладывая к этому особых усилий, попутно. Золото во всех мирах, как минимум околосредневековых, в цене. А в космос я не собираюсь.

– Если не пойдём сейчас, тролли могут начать жрать пленных, – заметила Эстер.

– Да что вы беспокоитесь? – всплеснул руками Экхард, едва не перевернув при этом стол. – Мы же не собираемся сносить ворота, правда? Так как местные вломятся? Мы можем даже не сообщать, кто победил. Детей выпустим попозже.

Хм, наш дубоголовый принц в кои-то веки предложил что-то путное. Ну, почти, поскольку пару дней возиться с местной детворой, как минимум, заботясь об их пропитании, мне совсем не хочется.

Либра был со мной солидарен, и даже успел высказать эту мысль первым. Всё же в чём-то мы с двойником похожи, помимо рожи.

– Планы не наша сильная сторона, – нарушила возникшее молчание Эмма. – Предлагаю делать так, как Джестер поступает обычно. То есть, вломиться и импровизировать.

– Вломиться, вломить троллям и что-нибудь сломать, – провозгласил я, поднимая кувшин с пивом. – Не знаю, похоже это больше на план или на тост, но я выпью.

Я немедленно подтвердил слова делом. И даже остальные поддержали меня. Значит, всё-таки тост, а не план.

– А как мы попадём в замок? – поинтересовался Либра.

И вот на этот хороший вопрос у меня уже был ответ! В кои-то веки, для разнообразия.

– Эй, хозяин! – гаркнул я. – Тащи пива, несколько бочонков. И свинью или чего ты там для троллей готовил. Мы отнесём дань за тебя.

– Троянская свинья, – задумчиво протянул Либра, довольно усмехаясь.

– Ну ты прям эрудит, – покачал головой я. – Вроде твой мир от моего ушёл на несколько веков вперёд. И откуда такие вещи знаешь?

– Много читал, – скромно отозвался мой двойник.

– О чём это вы? – нахмурился Экхард.

В его-то мире никакой Трои никогда не существовало. А вот девушки прекрасно поняли, о чём речь, даже Эмма. Ну, если такая же история была в мире Либры, то, может, и в сотнях других тоже. Но я всё ещё продолжал подозревать, что Эмма бывала в моём родном мире. Впрочем, похоже, это мог быть один из параллельных миров, пошедший по иному пути значительно позднее падения Трои.

– И у нас даже есть своя Елена Прекрасная, – указал я на Эстер, вспомнив её настоящее имя.

К моему удивлению, от такого сравнения девушка слегка покраснела. Надо же, как требовать жрать и ножи в столешницу втыкать, так она «свой парень», а лёгкий комплимент – и сразу румянец.

– Да о чём речь?! – громче повторил Экхард.

Слышали мы, не глухие. Просто всем лень объяснять такие общеизвестные вещи дикому аборигену из средневекового мира.

– Да просто проникновение во вражеский город с помощью обмана, – всё же пояснил Либра. – И вся война была из-за бабы.

Прямо краткий курс древней истории для школьников из учебных заведений для одарённых среди умственно отсталых. В самый раз для Экхарда, я бы сам лучше не сказал. Его высочество даже покивал, вроде как понял. Конечно, в таком пересказе вся соль истории теряется, но не настолько хорошо я сам помню, что и как там было, чтобы рассказывать полную версию. Вот если подождать, пока вырастет новый замок, в базе данных Арлекина вполне может оказаться вся нужная информация. Но ждать некогда, да и неважно всё это.

– Кстати, я же говорил, что там возле города орков замок растёт? Его ИскИн, наверное, должен и тебе подчиниться, – напомнил я своему двойнику. – Пригодится, пользуйся. Ты же тут останешься, с нами не пойдёшь?

– Останусь, – подтвердил Либра. – И про замок я помню.

Ну и молодец, склерозом не страдает. Вот хочешь человеку что-то хорошее сделать, полезное, а в ответ никакой благодарности, принимает, как должное. Хотя, что с него взять, я и сам такой, а он – моя альтернативная версия. Только более скучная, само собой.

Глава 26. Троянская свинья

– Доставка шашлыка! – заорал я, барабаня в ворота.

Удары выходили почти таранные, правда, вместо бревна я использовал мешок с луком. Ну а что поделать, у горбуна то ли не нашлось достаточно нормальной еды, то ли он пожадничал, не с пустыми руками же было идти. Уж не знаю, будут ли тролли жрать лук, но вот прибить кого-нибудь этим мешком вполне можно.

Внутри что-то заскрежетало, видимо, механизм лебёдки. Ворота начали раскрываться наружу, так что мне пришлось отступить. За ними обнаружилась ещё и подъёмная решётка. Неплохая у графа была оборона, как же тролли сумели захватить замок? Ещё и так, что укрепления ничуть не пострадали.

– Чего? – пробасила мерзкая зелёная рожа, возвышающаяся надо мной на метр. – Мы сегодня уже забрали жратву.

– Так, а завтракать вы не собираетесь? – удивился я. – Или прям с утречка в город побежите? Завтрак – самый важный приём пищи за день! Тебе что, мама об этом не рассказывала?

Правда, сам я завтраком частенько пренебрегаю. Да и вообще иногда утро начинается с пива. Но никто ведь не говорил, будто я хороший пример для подражания.

– Хотя, если не хотите, мы сами сожрём, – продолжил я, не дождавшись ответа.

Такая угроза возымела эффект. Тролль махнул кому-то лапой, решётка начала подниматься. Скрежета было ещё больше, чем при открытии ворот, а на середине решётка и вовсе застряла. Похоже, я перехвалил графа и его оборону. Впрочем, нам не составило труда пригнуться, чтобы пройти внутрь, не дожидаясь ремонтных работ.

Тролль протянул лапищи к жареной свинье с яблоком в пасти, блюдо с которой держал обеими руками Экхард. И тут же рухнул с дырой в груди, слева, где предположительно располагается сердце, если физиология троллей сходна с человеческой. Либра быстро развернулся и сделал ещё два выстрела из игольника, прикончив троллей, крутивших лебёдки. Решётка тут же рухнула вниз, отрезая нам путь к отступлению. Хм, знакомая картина выходит. Надеюсь, на этот раз нам не попадётся тролль в техномагической броне, как это вышло с орками.

Мда, если троллей тут всего пятнадцать, как говорили горожане, то свою долю врагов Либра уже перебил. Если так пойдёт дальше, то закончим мы быстро. И это будет очень скучно.

– Так, жратву не бросаем, ставим аккуратно, ещё самим пригодится, – предупредил я, нарушая собственную рекомендацию и отшвыривая мешок с луком куда подальше. Впрочем, ему-то что сделается, да и кто его лопать будет. – И идём искать остальных троллей.

– Не надо искать, – возразила Эмма. – Вон они бегут.

– Либра…

Я не успел договорить. Он воспринял мои слова как команду «Огонь!» и начал стрельбу. Тьфу ты, я-то как раз наоборот хотел, чтоб он дал и остальным поразмяться, а не устраивал тут тир!

– Раз… два… три… четыре… пять… – считал я, грустнея с каждой цифрой.

Да уж, вышел Либра пострелять… Вот, уже больше половины врагов перебито. И что нам останется? Нет, я сам планировал, конечно, спрятаться за широкой спиной моего двойника, наблюдая, как он расправляется с моими же врагами. Но имел в виду таких врагов, как Ксандр, с которыми сам сладить не могу. А не кучку банальных троллей, этих мне отпинать было бы только в радость.

Ну вот, стоило только вспомнить, как оказалось – накаркал. Из дверей замка во двор вышел Ксандр. Значит, «метро» довезло его до башни древних орков, такой вариант я тоже предполагал. Только вот ничего на такой случай не придумал, а зря. Впрочем, для того я и взял с собой Либру!

Мой двойник, не раздумывая, открыл стрельбу по новому противнику, тем более тролли в зоне видимости кончились. Только вот на сей раз игольник оказался неэффективен. От одежды Ксандра иглы, насквозь прошивавшие толстые тролльи шкуры, просто отскакивали. Ну да, метаморфирующий полимерный метаматериал с саморегулируемой степенью жёсткости, – я даже потрудился запомнить. И Либру предупреждал… Впрочем, в голову Ксандру он тоже целился, но от таких выстрелов тот небрежно уворачивался, отклоняясь буквально на сантиметры в сторону.

– Надо отступать к кораблю! – выкрикнул Либра. – Там у нас бластеры! И капсула! Надо не подпустить его к капсуле?

Чего? С чего это вдруг моему двойнику вообще пришла в голову такая мысль? Сдалась Ксандру эта капсула, что в ней важного и ценного-то. Тем более Либра сам говорил, что её ещё надо перенастроить. Хотя Ксандр, наверное, и сам справится, но…

Тут меня озарило, и я усердно закивал.

– Да, ни в коем случае не подпустить к капсуле!

Ха, а мой двойник кое-чему у меня научился. Например, блефовать, стараясь отправить куда подальше противника, который тебе не по зубам. Такой же трюк я провернул с Эрихом, заставив его прыгнуть во Врата.

Либра, подавая пример, первый бросился к воротам, таща за собой Эстер, до которой задумка ещё не дошла. Ксандр поглядывал на происходящее с интересом, но приближаться к нам не торопился. Поведётся или нет? Либра уже скрылся из виду, если его блеф не удастся, мы опять останемся против Ксандра без поддержки.

– Капсула, значит, – насмешливым тоном протянул он. – Ну, посмотрим, что там у вас за капсула.

С невероятной скоростью он пронёсся мимо нас, обогнув по дуге, и скрылся за воротами. Купился! Только как бы не обогнал Либру. Впрочем, если он улетит с этой планеты, то без разницы. Но, возможно, нам тоже стоит вернуться в порт, вдруг там всё же будет драка.

– Надо добить троллей, пока они не начали убивать пленных детей, – напомнила Эмма.

Ну да, отличный повод, чтобы не идти за Ксандром. Впрочем, она всё-таки права. Даже если тролли тут не случайно, а такие совпадения всё же маловероятны, это ничего не меняет.

– Добьём, – кивнул я. – Их всего-то штук семь осталось. Экхарду трое, нам по двое.

Его высочество кивнул, выхватывая из-за спины меч Разрушителя. Эмма хмыкнула, кажется, не согласная с таким распределением противников. И тут же подтвердила это делом.

Первый тролль, опасливо высунувшийся из дверей, чтобы убедиться, что самый быстрый стрелок этого дикого города умчался в сторону заката, схлопотал молнией в рожу. Впрочем, его обгорелая туша тут же полетела в нашу сторону, а следом, под прикрытием этого импровизированного метательного снаряда, во двор вывалились его собратья. Пять штук. Либо где-то должен прятаться ещё один, либо горожане всё же обсчитались. Впрочем, они ведь и говорили примерно.

Нам пришлось разбежаться в разные стороны, чтобы жареный тролль не сшиб нас, как кегли. Экхард вообще покатился по земле кувырками, перекатами подбираясь к противникам. Я думал, его высочество только по-рыцарски учили сражаться, а выходит, нет.

Тролли тоже удивились. Один удивлялся недолго – огромный двуручник располосовал его почти пополам. Ну, вообще, скорее отделил одну треть, включающую голову, правую руку и часть корпуса… Но мы тут не на уроке математики, к чёрту подробности!

Следующий столкнулся с очередной молнией, пущенной титаншей. Этак мои сотоварищи всех перебьют, мне никого не оставят! Экхард уже сцепился с очередным противником. Тот пока что успешно защищался, отмахиваясь от принца здоровенным тесаком.

Хм, может, мне и не лезть? А то таким ударом тролль может и напополам разрубить. Регенерация – это, конечно, хорошо, но как бы в результате из каждой половинки не получилось по целому Джестеру. Это уже будет перебором, хватает двойников из альтернативных реальностей, чтоб ещё делиться тут, будто одноклеточное.

Но всё же стремление творить бардак победило. Я рванул вперёд, поднырнул под удар тесака и рубанул противника под коленями, рассекая сухожилия. Немного сравняемся в росте, да и лишняя подвижность этой туше ни к чему.

Тролль взревел от боли и ярости и грохнулся на колени. Мне даже показалось, что земля слегка вздрогнула. Впрочем, от падений предыдущих такого эффекта не было, так что – всё-таки показалось. Креститься я не стал, а вместо этого крест-накрест рубанул его по спине.

– Хватит издеваться над бедным монстром, – укорила меня Эмма, одним ударом меча снося троллю голову.

Ну вот, всё-таки не дали мне толком поразмяться. С оставшимся троллем она уже успела разделаться, да и Экхард со своим управился.

– Это было слишком просто, – почесав в затылке, изрёк я. – Уж не знаю, зачем Ксандр их сюда притащил и на что рассчитывал.

– Думаешь, это было частью его плана? – усомнилась Эмма.

– Ну, в случайности я не верю, – пожал плечами я. – И вряд ли тролли захватывают этот замок каждый год в честь праздника полнолуния или ещё какого.

– Полнолуние каждый месяц бывает, а не раз в год, – сообщил Экхард.

Ага, как будто я не в курсе. Интересно, он так и будет всегда воспринимать всю мою болтовню буквально, или всё-таки чему-нибудь научится?

– Пятнадцатого не хватает, – пересчитала тела троллей Эмма. – Вдруг он с детьми?

Ну конечно, тролли же опытные террористы и знают, что заложников обязательно надо охранять… Но высказывать свои саркастичные мысли вслух я для разнообразия не стал. Всё равно надо выставить детишек из замка, а внутри может ждать ещё хоть полсотни троллей, которые просто не показывались горожанам. Потому что пока я вообще не видел смысла в их присутствии тут. Разве что у Ксандра был очень глупый план, который не сработал. Но вроде специалист по дурацким планам тут я. Правда, мои обычно работают. Ну, так или иначе, больше за счёт импровизации.

– Пошли, – махнул рукой я. – Проверим захваченную территорию.

Эх, вот если бы мы подождали с атакой до дня открытия портала, сейчас могли бы успеть свалить раньше, чем Ксандр вернётся. Так-так, а спровоцировали нас нападать сейчас именно тролли, которые опустошали все трактиры в городе, мешая мне нормально пожрать. Ну и захватили детей, да. Что ж, в таком ракурсе их присутствие уже не выглядит нелепым. Но…

Далеко мы не ушли, только до главного холла графского замка. Стоило войти в двери, как открылась огромная зала, с двумя широкими лестницами по бокам, по которым вполне могли пройти по три тролля в шеренгу. А потолок вообще возносился далеко вверх.

– Всё-таки пятнадцать, – пробормотала Эмма.

Ну да, недостающий тролль нашёлся. Вернее – троллиха. Выглядела она не так чудовищно, как представители мужского пола. Физиономия была гораздо более человекоподобной. Возможно, даже симпатичной. Я несколько затруднился оценить привлекательность самки тролля из-за её размеров. Хотя фигура в наличии, со всеми выпуклостями. Но из-за габаритов мне трудно было даже представить, как её ощупать. А возвышалась она надо мной раза в два. Странно, почти у всех видов самцы обычно крупнее.

Недолго думая, Эмма швырнула молнией. Та врезалась в зелёную шкуру, и… рассыпалась безвредными искорками.

– Не может быть, – прошептала Эмма, глядя на свою руку.

Уж не знаю, что она там хотела рассмотреть.

– Может! – громыхнул голос титанической троллихи. – Твои жалкие остатки сил ничто против меня. Ведь основная их часть теперь моя!

Я сказал «титанической»? Кажется, пора записываться в прорицатели.

– В смысле… – всё же решил удостовериться я.

– Да, – едва слышно подтвердила Эмма. – Моя сила титана, отобранная Вратами.

Ну, просто класс, приехали. И кто кому в итоге подложил свинью?

Интерлюдия 2. Отвлекающий манёвр

– Куда мы бежим? – выдохнула Эстер, почти повиснув на своём спутнике. – В смысле, зачем?

Либра одобрительно кивнул поправке. Ведь куда – он и так ясно озвучил. Покрепче обхватив спутницу за талию, едва не поднимая её в воздух, он ещё прибавил скорости.

– Надо, – коротко бросил он. – Верь мне.

Эстер кивнула, уткнувшись ему в плечо.

Что-то пронеслось мимо, в тот же момент Либра ощутил боль в бедре. Коснулся штанины, быстро пропитывающейся кровью. Бросив взгляд вперёд, увидел обогнавшего их Ксандра. Тот стоял, помахивая окровавленным серповидным мечом.

Не останавливаясь, Либра оттолкнул Эстер и выхватил свой меч.

– Беги! – крикнул он, ринувшись в атаку.

План разваливался. Хотя какой там план? Импровизация! Либра пожалел, что не взял с корабля бластер. Впрочем, вряд ли от него было бы больше толку, чем от игольника. Не того уровня противник попался. Впрочем, задержать его на некоторое время можно. Главное, чтобы Эстер сообразила сама сесть в капсулу. Другого пути к спасению нет.

Но противник не принял бой. С той же невероятной нечеловеческой скоростью метнулся в сторону. Причём даже не в направлении порта, оставляя путь свободным. Либра скрипнул зубами. Враг издевается, играет с ними. Что ж, сам виноват, не стоит недооценивать бывшего лейтенанта спецотряда «Стальные Скорпионы». Конечно, сражаться с магией и магическими существами их не учили. Зато учили думать и находить слабые места врага.

– Ты что стоишь? – рявкнул он на Эстер.

– Я тебя не брошу! – заявила девушка, топнув ножкой.

Либра вздохнул. Сколько времени вбивал в неё дисциплину, даже помогало – там, в космосе. Но стоило вернуться в мир «меча и магии» – лейтенант космофлота стала снова превращаться во взбалмошную девчонку. Или это беременность на неё так влияет?

– Сейчас главное – защитить тебя. Так что обо мне не думай. Выкручусь.

В последнем он совсем не был уверен. Но точно знал, что на верную смерть возлюбленная его не оставит. Погибнуть вместе – ужасная глупость, но это ей втолковать никогда не удавалось.

– К кораблю, – махнул рукой он. – Надо защитить капсулу.

Встретив недоумевающий и вопрошающий взгляд, он вздохнул. Всё же придётся пояснить план. Только не напрямую и без дурацких подмигиваний, враг может и подслушивать, кто знает, какие у него возможности.

– Помнишь Эриха? Джестер рассказывал.

Эстер кивнула, на секунду задумалась. Наконец, её лицо озарилось пониманием. Она открыла было рот, но тут же захлопнула, изобразив на лице полнейшую сосредоточенность.

– Да, капитан! – звонко воскликнула она. – Надо не допустить врага к капсуле любой ценой!

Либра облегчённо вздохнул. Всё же кое-чему она научилась. Правда, избыток восторженности так никуда и не делся. Как же, такие невероятные приключения…

Увы, в тренировках и обучении оказались свои недостатки. Пока ничего не умела, Эстер боялась и была осторожна. Но такая обуза была ему совсем не нужна. Пришлось воспитать из глупой девчонки достойную напарницу. И так сложилось, что она стала партнёршей не только в бою. И при том больше, чем просто боевой подругой. Но как только поняла, что теперь может постоять за себя и один на один превосходит большинство противников – снова вернулось отношение к происходящему, как к игре. Несмотря на то, что игрушечный меч сменился на настоящий бластер, а убитые противники не отправлялись в «мертвятник», а превращались в груду мёртвой плоти, зачастую дурно пахнущей. Но такой натурализм девушку быстро перестал смущать.

– Нам с ним не справиться, – заметил Либра. – Как только попадём на корабль, сразу отплываем.

Он и сам не был уверен, являлось ли это частью блефа. Если Ксандр попадётся на уловку – прекрасно. Но если нет… Видимо, придётся всерьёз рассмотреть вариант с побегом. А если Эстер будет возражать, что они бросают своих… А она точно будет, уж он её знает! Ничего, лучше поссориться, зато спасти ей жизнь. Потом помирятся. А Джестер пускай выкручивается сам.

На причале всё было спокойно. Грузчики таскали на корабль ящики, пара матросов присматривала за процессом.

– Отдать швартовы! – на бегу рявкнул Либра.

Матросы мигом подскочили и метнулись к причальным столбикам, отвязывать канаты. Грузчики застыли в недоумении, но хотя бы сообразили посторониться с дороги. Либра подтолкнул Эстер впереди себя, оглядываясь по сторонам. Он всё ещё продолжал прихрамывать, хотя рана давно успела регенерировать – лучше чтобы враг недооценивал твои возможности. Но Ксандр не показывался и не пытался снова напасть.

– Поднять трап! – скомандовал Либра, едва ступив на палубу.

Матросы выполняли приказы, не задавая вопросов. Если уж капитан примчался внезапно, весь в крови, и велит отплывать – надо слушаться. Выяснить, в чём дело, можно и потом.

Эстер скрылась в каюте, но через минуту вернулась на палубу. Хрупкая эльфийка без видимых усилий тащила штурмовой бластер, размером едва ли не вполовину её самой. Убойной силы орудия вполне хватало, чтобы прожечь дыру в обшивке звездолёта – если минут пять стрелять непрерывным лучом. Человеку же хватит одного импульсного разряда. Только вот в него надо сперва попасть…

Заметив мелькнувший в переулке силуэт, Либра встал к кормовой баллисте. Пусть это оружие гораздо более примитивное, но целое бревно, используемое в качестве стрелы, снесёт любого, несмотря на его броню. Пожалуй, даже космический десантник в скафандре с сервомеханизмами не устоял бы на ногах.

– Думаешь, он придёт? – шёпотом спросила Эстер, встав рядом.

– Если нет, уплываем, – также негромко отозвался Либра. – Если да… Или он сядет в капсулу, или мы.

– Но…

– Вы уже нас покидаете? – прозвучал насмешливый голос.

Ксандр стоял на причале. Как он там оказался, никто заметить не успел. Либра едва заметно скривился. Учитывая такую скорость, противник может просто уклониться от снаряда. Тем более стоит он не на линии выстрела, придётся чуть довернуть лафет…

– А ты против? – громко спросил капитан. – Хочешь всё же попытаться забрать у нас капсулу?

– Да зачем бы она мне сдалась? – передёрнул плечами Ксандр. – Ты что, всерьёз думал, что хоть кто-то может попасться на такую нелепую уловку?

– Только не бросай меня в терновый куст, – пробормотала Эстер.

Либра не понял, о чём она, но переспрашивать было не время.

– Ну, у Джестера срабатывало, – проворчал он. – Между прочим, целый титан повёлся.

– У древних очень инертное мышление, – со вздохом покачал головой Ксандр, прекрасно всё расслышав. – А уж тот, кто носит прозвище Разрушитель, по определению не может блистать умом.

Либра хмыкнул, соглашаясь. Он и сам считал уловку довольно глупой. И удивлялся, как она могла сработать. Повторить же решил только потому, что варианта получше в голову не пришло. Но надежда оказалась напрасной.

– Думаю, дело не в древнем титане, – возразила Эстер. – Скорее уж в Джестере.

Матросы уже успели закрепить на мачтах снятые и свёрнутые на время стоянки паруса, оставалось только натянуть шкоты, чтобы полотнища с серебристым скорпионом наполнились ветром и унесли бриг прочь от берега и странного типа на причале. Минута-две, но за это время многое могло произойти…

– Ты не убил Джестера, потому что Абсолют обещал, что он умрёт последним, – предположил Либра.

Ксандр передёрнул плечами, не соглашаясь, но и не опровергая, и ухмыльнулся. Эстер удивлённо вытаращила глаза.

– Я думала, это Джестер так шутил.

– С ним никогда не поймёшь, шутит он или всерьёз, – отозвался Либра, цокнув языком и тем самым подавая условный сигнал.

Эстер мгновенно вскинула громадный бластер наизготовку и вдавила кнопку стрельбы. Ксандр успел отпрыгнуть в сторону. Но одновременно с выстрелом эльфийки, Либра дёрнул рычаг баллисты. Уклоняясь от залпа бластера, Ксандр, как и задумывали его противники, оказался точно на траектории полёта огромной стрелы. Окованное металлом бревно врезалось ему в грудь и продолжило полёт, унося тело на два десятка метров, до ближайшей стены.

– Если он после такого выживет… – пробормотал Либра.

Какая бы ни была броня, не может же она поглотить всю силу удара. Даже если сама одежда из метаматериала не пострадает, тело под ней должно превратиться в отбивную.

– Отплываем, капитан?! – выкрикнул боцман.

– Если он мёртв… – начала Эстер.

– Тогда Джестеру наша помощь больше не нужна, – перебил её Либра. – А если жив, то лучше нам свалить отсюда побыстрее и подальше. Курс на город орков! – громко приказал он. И добавил тише: – Как только этот замок с ИскИном вырастет и сформируется, я слетаю на нём сюда и проверю, что к чему.

Эстер окинула взглядом берег, лежащее у стены склада тело, придавленное стрелой баллисты. Поймав себя на том, что инстинктивно прижимает ладони к животу, она кивнула. Всё же причина позаботиться в первую очередь о собственной безопасности у неё есть. А здесь и сейчас они и так сделали всё, что могли. На большее просто не хватит орудийной мощи. Сходиться же в рукопашной с существом, способным развивать такую скорость, как продемонстрировал Ксандр, просто бессмысленно.

***

Когда парус брига превратился в пятно на горизонте, Ксандр легко отбросил снаряд баллисты, поднялся на ноги и принялся отряхиваться. Делал он это больше демонстративно, поскольку к костюму из метаморфирующего полимерного метаматериала грязь не прилипала. От выстрела и удара о стену Ксандр с виду ничуть не пострадал. Поправив сбившуюся на затылок ковбойскую шляпу, он развернулся в сторону графского замка и немного постоял, засунув большие пальцы за ремень.

– Ну, думаю, я дал им достаточно форы, – пробормотал он.

Грузчики, прятавшиеся за штабелем ящиков, забились ещё глубже, когда мимо них с невероятной скоростью промчалась размытая человеческая фигура, обдав их волной разрезаемого воздуха.

Глава 27. Титанический троллинг

Недаром говорят: если дело идёт слишком легко, значит, ты делаешь что-то не так. Например, идёшь прямиком в ловушку.

Уж не знаю, где Ксандр отыскал эту троллиху, как она получила силы – благодаря ему или как-то иначе. Но факт в том, что этот тип, кажется, перестал быть самой большой угрозой для нас. Появилась побольше – этак четырёхметровая.

Как можно победить титана или кого-то, обладающего силой титана? А вот без понятия! Разумеется, Эмму с её братцами однажды уже побеждали и смогли заточить на долгие века. Но сделано это было с непосредственной помощью Абсолюта. Чего нам прямо сейчас не светит.

Будь моя жизнь сериалом, сейчас следовало бы появиться надписи на экране «Продолжение следует». А дальше – пустить титры, и ждите следующего сезона. Этак через год. А за это время сценаристы уж придумают, откуда бы я мог выкатить рояль, достаточно большой, чтобы переехать на нём троллиху-титаншу.

Эх, где ж моя команда сценаристов с кучей ценных советов? Придётся крутиться самому, как обычно. В принципе, в качестве огромного рояля сгодился бы летающий замок, в котором помимо ИскИна найдутся и крупнокалиберные орудия на стенах. Ага, если бы тот замок успел вырасти из «яйца». Но это ж надо было ждать, а я как всегда тороплюсь… Хотя уже совсем непонятно, куда.

– А ты с нами драться собираешься? – на всякий случай поинтересовался я. – Мы вроде с тобой не ссорились…

– Вы только что поубивали полтора десятка моих соплеменников! – нахмурилась троллиха.

– Вообще-то только четырнадцать, – зачем-то уточнил Экхард.

Попытки Его Высочества умничать сегодня как-то на редкость неудачны. Или это я более критично настроен?

– Но драться с вами я не собираюсь, – неожиданно продолжила троллиха, проигнорировав замечание принца. Только я выдохнул с облегчением… – Я собираюсь вас просто раздавить!

А счастье было так близко! И так мимолётно. Но пока она не начала нас давить и болтает, надо постараться, чтобы так и продолжалось как можно дольше.

– Знаешь, а ты явно поумнее своих сородичей, – заметил я. – Это у вас такая половая сегрегация или из-за титанических сил?

– Ты думаешь, магия может добавить кому-то ума? – склонив голову набок, поинтересовалась троллиха.

– Ну-у… – я слегка задумался. – Я думаю, что если бы все тролльские женщины были такими умными и красивыми, при таких-то самцах, то у вас бы давно победил радикальный феминизм и прекратилось размножение.

– Феми… чего? – озадаченно переспросила она.

Ну вот, кажется, троллихи просто до такого не додумались. Объяснить, что ли? Следующие поколения троллей меня будут проклинать. Моё имя никогда не забудут в веках – ну, хотя бы до вымирания троллей. Интересная перспектива…

– Ну, всякое там равноправие, – пожал плечами я. – Вот почему ты одна женщина среди четырнадцати мужиков? Это даже вдвое больше, чем гномов у Белоснежки. То есть, явный перебор. И то наверняка ты тут только из-за своих сил. А подруги по родным пещерам сидят, тролльчат нянчат?

– Вообще-то среди убитых вами были и мои соплеменницы, – огорошила меня троллиха. – Ты был прав, я такая из-за магии.

Я хлопнул себя ладонью по лбу и застонал. Да она ж меня троллит! Троллиха меня троллит! Докатились.

– Значит, магия может добавлять ума, – кивнул я. – И я ответил на твой первый вопрос. Ещё два правильных ответа – и ты должна будешь нас отпустить.

Пришёл черёд троллихи недоумевать.

– С чего бы это вдруг? Не было такого уговора.

– Ну, как это? – продолжил напирать я. – Правила такие! Канон, знаешь ли. Когда магическое существо огромной силы встречает людей, отправившихся на поиски приключений, то задаёт им три вопроса. Ну или загадки загадывает. Если они отгадывают, то свободны. А если нет… Тогда их обычно съедают.

– И кто установил такие правила? – усомнилась троллиха.

– Жизнь, – развёл руками я. – Таков закон, канон, порядок вечный. Как в технике безопасности – правила написаны кровью тех, кто их не соблюдал.

– Джестер, что ты опять несёшь? – прошептала Эмма.

– Ты предпочтёшь с ней драться, что ли? – в той же тональности отозвался я.

Наверняка титанические силы позволяли троллихе в том числе и подслушивать наш шёпот, но перешёптываться в полный голос было бы совсем уж дичью, даже для меня.

– По три вопроса каждому? – уточнила троллиха.

– Не-не-не, – рьяно замотал головой я. – На всех. И не по одному каждому, а просто три на всех.

– А такое правило точно есть? – продолжила сомневаться моя собеседница.

– Да разрази меня гром, если вру!

О каре небесной я ничуть не волновался. Во-первых, правило-то на самом деле есть – ну, мало ли, что не в реальной жизни. Во-вторых, гром – это просто звук, вреда он не причинит. Ну и в-третьих, если бы какая-то высшая сила следила за моей трепотнёй, чтоб карать за нарушения клятв, у небесной канцелярии не осталось бы сотрудников для другой работы.

– Хорошо… – троллиха задумалась, почёсывая подбородок.

Неужели повелась? Ай да я, ай да молодец. Впрочем, думаю, дело не только и не столько во мне. Как бы её там титанические силы ни изменили, а по сути, она осталась диким примитивным существом, только из пещеры.

– Хорошо, – повторила троллиха, и её лицо озарилось такой коварной ухмылкой, что я понял: всё совсем не хорошо. – Как меня зовут?

Я едва не выпалил «Румпельштильцхен»! Но ведь засчитает за ответ всерьёз, не поняв отсылки, а вряд ли её могут звать так.

Я покосился на Эмму, но она только пожала плечами и покачала головой. На Экхарда я даже смотреть не стал – если бывшая титанша и могла знать что-то, связанное с украденной у неё силой, то от принца точно никакого толку. Но, увы, сила с именем никак не связана. Или… Хм, все титаны носили имена на букву «Э». Впрочем, даже если вдруг правило действует на троллиху, то это сужает круг вариантов, только он всё равно остаётся чересчур широк.

Экхард откашлялся, сделал шаг вперёд и отвесил куртуазный поклон чудовищной великанше.

– Благородная леди, – не моргнув глазом, обратился он к троллихе, – позвольте представиться. Меня зовут Экхард Эрихсон. Я сын титана Эриха Разрушителя, так что мы теперь, в некотором роде, родственники. Позволите узнать, как мне обращаться к дорогой тётушке?

Да уж, падок наш принц на зеленокожих барышень. Даже если они вдвое крупнее его самого. Боюсь и воображать, как он собирается познавать её внутренний мир. Впрочем, раз уж она намерена нас сожрать, то, видимо, со стороны желудка. И это даже вполне естественно и потому не безобразно, в отличие от картин, подкинутых мне богатым воображением.

– Эллария, – простодушно назвалась троллиха. – Но можешь звать меня просто Элла.

Я не знал, покатываться мне со смеху или таращить глаза от удивления. Принц-то оказался не такой дурак, как я всегда считал. Ишь ты, чего придумал. Правда, это было очень примитивно, но я же сам только что думал о дикости этой Эллочки-людоедки. И, признаться, мой развод с вопросами – не намного сложнее того, что провернул Его Высочество.

А насчёт имени на букву «Э» я всё-таки оказался прав. Видимо, это такое реально действующее правило для имён титанов.

– Тебя зовут Эллария, – сообщил я. – Давай третий вопрос.

– А…

Троллиха открыла рот от удивления и так и застыла, в попытках осмыслить случившееся. Эх, вот бы она сейчас окаменела совсем. Но нет, её сородичам на улице солнечный свет вреда не причинял. Так что тут у нас не каноничные мифологические тролли, скорее классически-фэнтезийные.

– «А» – первая буква алфавита, – быстро протараторил я. – Я дал ответы на все три вопроса.

– Это нечестно! – взревела Эллочка.

– Ну, что поделать, – развёл руками я. – Жизнь вообще нечестная штука. Но правила есть правила.

Остаётся надеяться, что она никогда не слыхала выражения «Правила для того и созданы, чтобы их нарушать».

– Вы убили моих сородичей!

Троллиха начала поднимать кулак, засветившийся зеленоватым ореолом. Готовит некромантский файерболл, наподобие тех, какими швырялась Мирэ?

– Правила! – рявкнул я, ничуть не уступив её тролльему рыку.

Вот мой кулак явно проигрывал по габаритам. Зато по нему разбегались чёрные линии вен, наполнившихся Предвечной Тьмой. Наверняка глаза у меня сейчас тоже почернели.

– Не дури мне голову, человечишка! Я просто играла с вами! А теперь уничтожу!

О да, отличная отмазка. Облажалась по полной, повела себя как набитая дура, лопухнулась подчистую? Да нет, всё не так было: «Я с вами просто играла». Угу, а то я не видел туповатых выражений на морде лица в процессе её размышлений.

– Кого ты называешь человеком?! – проорал я, вытягиваясь на цыпочках, чтобы казаться чуть крупнее.

До четырёхметровой противницы всё равно не дотянул, само собой. Да и толку ноль. Но это что-то такое инстинктивно-звериное, вроде вздыбливания шерсти. Блеф, само собой, но единственным реальным аргументом против трёхметровой противницы, обладающей невероятной магической силой, у меня была Предвечная Тьма. А если я её выпущу… Как её потом останавливать, я всё ещё не имел понятия, хотя после случая в «виртуальном» мире начал контролировать Тьму чуть лучше.

Зелёный энергетический шар всё же сорвался с руки Эллы и полетел прямо в меня. Я приготовился поглотить его с помощью Тьмы. Ну или немного поорать и поматериться, не от боли, так от досады, если не получится. Но передо мной появилась широкая спина Экхарда, который уже сжимал в руках свой огромный двуручник. Им-то он и отбил шар, будто завзятый бейсболист.

Мелькнула мысль, что сейчас было бы уместно Эмме попрыгать, размахивая розовыми помпонами и ногами из-под мини-юбки с криками: «Экхард, Экхард, наш чемпион!» Впрочем, можно кричать что угодно, главное таки в мини-юбке, а точнее даже в том, что под ней. Жаль, что костюмом чирлидерши для бывшей титанши мы так и не обзавелись.

Впрочем, мысль была быстро отброшена как неактуальная. В конце концов, чего я там, у Эммы под юбкой, не видел? И ещё увижу, если мы сейчас выживем. Только вот в этом-то и состоит главная закавыка на данный момент…

Глава 28. Последний бой, последний козырь

В следующий миг Экхард отлетел в сторону от удара огромной зелёной ручищи. Его высочество даже успел взмахнуть мечом, оставив на шкуре троллихи крохотную царапинку. То ли он мазила, то ли…

Додумать мысль я не успел, поскольку полетел спиной вперёд, пока не столкнулся со стеной.

– Джестер, ты в порядке? – взволнованно спросила Эмма, присев рядом со мной.

– Чувствую себя так, будто меня четырёхметровый тролль лягнул, – с трудом выдавил я. Было не очень больно за счёт сниженной чувствительности, но рёбра явно сломаны, возможно, проткнули лёгкое, так что даже вдыхать трудно. – Ах да, точно…

– Раз шутишь, значит, в порядке, – решила Эмма. – Что делать будем?

Я попытался подняться, не сумел и протянул руку. Эмма подхватила меня и помогла выпрямиться. В груди что-то щёлкнуло, видимо, ребро встало на место. Мда, если бы я чувствовал боль на обычном человеческом уровне, отправился бы в обморок минимум до полной регенерации.

– Откуда я знаю, что делать? Кто у нас знаток титанов?

– Ну, я ведь никогда не была по другую сторону, – замялась Эмма. – И… Нас никто не мог остановить. Пока не вмешался Абсолют.

Замечательные новости. Ладно, кому я вру, это ни разу не новости, я и так знал. Но легче от этого не становится.

– А может, просто отберёшь у неё свои титанические силы? – проворчал я.

В ответ получил такой кислый взгляд, что решил не развивать тему. Ну да, если бы она могла, то сразу это сделала бы. Эмма и без моих указаний хочет вернуть себе силы. Только вот теперь они у другой. И как их забрать? Выкинуть троллиху во Врата? Так нету у нас Врат. Разве что через обычный портал тащить её в мир Дна, где те самые Врата стоят. Но даже если точно повторить процесс, при котором Эмма лишилась сил, результат вовсе не гарантирован. Я не сомневался, что виноваты-то были не сами Врата, а прямое вмешательство Абсолюта. Но сейчас на него рассчитывать не стоило.

– Ладно, попробуем по старинке, – пробормотал я. – Лобовой атакой.

Я выхватил меч и направил в него Предвечную Тьму. Тёмных полос на лезвии прибавилось и они засияли – если темнота может сиять. Я прыгнул вперёд и взмахнул клинком. Эллочка парировала удар голой ладонью, на которой и царапины не осталось. Ладно, признаю, Экхард не мазила.

Я тут же пригнулся, да так резко, что шляпа слетела с головы. В неё тут же врезался огромный зелёный кулак, сминая и отбрасывая. Ну, хорошо, что моей головы там уже не было, а шляпа и так мятая, хуже не будет.

Так, мне срочно нужен новый план! С этой мыслью я распластался по полу, уклоняясь от очередного удара. Потом быстро перекатился в сторону, чтобы меня банально не затоптали ножищами этак семьдесят второго размера. Я, конечно, регенерирую, но превращаться в лепёшку всё равно не хочется. К тому же, из боя такая травма меня точно надолго выведет.

Я перекатился ещё несколько раз, чтобы укатиться подальше. Вскочил на ноги, вскинул руку вверх и прокричал:

– Козырной рояль, я вызываю тебя!

Огляделся. Всё, что я получил, это два осуждающих взгляда – от Эммы и Экхарда. Ну и недоумевающий от Эллочки.

– Ну а что, – развёл руками я. – Надо было попробовать. Вдруг сработало бы?

Ладно, простым путём не вышло. Но в конце концов, повелитель Предвечной Тьмы я или погулять вышел? И никакая расчихранная страховидла не остановит меня на пути к цели! Даже если придётся с ней биться три дня и три ночи, до самого открытия портала. Не хочется, но если надо – сделаем.

– Я ей сейчас в глаз дам, – предупредил я. – Только не допрыгну. Так что… Экхард, урони её!

Видимо, было в моём голосе нечто такое, что принц без споров подчинился приказу. Удар двуручником под колени любое нормальное существо оставил бы на всю жизнь безногим инвалидом и отправил побираться на паперть. Но титаническая троллиха только с грохотом шмякнулась об пол – и на том спасибо.

Вопреки собственным словам, бить её по лицу я не стал. Вместо этого вытянул руку, растопырив пальцы, и выпуская из них нити Тьмы, немедленно начавшие опутывать Эллочку. Если не получается её ранить, то можно просто обездвижить. А потом уж подумаем, решим, разберёмся.

Троллиха зарычала, напрягла мышцы, и нити Тьмы лопнули. Да как так вообще?! Это ж не резинка от трусов, а чистая магия! Эх, не выходит из меня тёмного колдуна, хоть ты лопни, хоть ты тресни.

Эмма шарахнула молнией, но троллиха будто вовсе этого не заметила. Похоже, мы прём на этот танк даже не с ножами, а максимум с зубочистками. Неужели придётся выпускать Тьму целиком, во всю мощь?

– Сделай это, – будто в ответ прозвучал шёпот у меня в голове.

Ага, сейчас, только шнурки на сапогах поглажу.

– Стоп, пауза, перекур! – воскликнул я, действительно достав портсигар.

Огонёк зажигалки вспыхнул на полпальца. Надежда на то, что приборчик мог снова заработать в полную силу, не оправдалась. Значит, плазменным факелом аки джедайским мечом мне тоже не помахать. Ну же, думай, голова, что ещё из козырей у меня в рукавах осталось? Думай, зря, что ли, шляпу на тебе ношу!

Понятие перекура троллихе, видимо, было знакомо, поскольку она не нападала и терпеливо ждала, пока я сокращу свою жизнь ещё на пять минут. Учитывая бесконечный возобновляемый запас сигарет в волшебном портсигаре и мою регенерацию, я мог бы курить тут весь день. Но это всё равно ничего не даст и идей мне не прибавит.

Так, мой меч, даже усиленный Тьмой, троллиху не пробивает. А вот двуручник Разрушителя всё же царапает. А что если совместить воздействие, наполнить Тьмой клинок Экхарда? Если не сработает, то… пожалуй, я сбегу. Уж в городе найдётся, где спрятаться от гигантской троллихи. Даже если она начнёт всё вокруг по камню разносить – не мои проблемы.

– Перекур окончен, – объявил я, бросив окурок на пол и затоптав сапогом. – Шоу должно продолжаться.

– Ну давай, смертный, – насмешливо рыкнула троллиха. – Попробуй снова поразить меня.

– Я ж попробую, так что не обрадуешься, – посулил я. Но всерьёз мою угрозу не приняли, как обычно. – Экхард, брось свой меч. Да не на пол, мне брось!

На лету я меч не поймал, не хватило сноровки, пришлось подбирать с пола. Но никто не смеялся, разве что троллиха продолжала скалиться. Но у неё вообще клыки в пасти не помещаются, так что варежку захлопнуть как следует не может, так что ухмылка, наверное, только кажется. Ну да, это я так себя успокаиваю, раз уж больше никто мне ничего хорошего сказать не хочет.

– Убей, уничтожь.

Так, а вот это, кажись, уже не Тьма шепчет, а меч Разрушителя. Собственно, дорогая железяка, чего ты меня агитируешь? Я для чего, по-твоему, за тебя, оглоблю этакую, взялся? Салатик настругать, что ли? Хоть троллиха и зелёная, но отнюдь не овощ. А потому, уважаемые тёмные силы и зачарованные предметы, заткнулись и начали дружно делать то, к чему так стремитесь. Но только под моим строгим контролем и чутким руководством! Шаг влево-вправо – отправлю в топку, на переплавку. Всем всё ясно? Молчание – знак согласия.

Вот до чего я докатился, уже разговариваю с голосами в голове. А они мне не отвечают! Значит, согласны, всё правильно. Ещё б они спорили. Знают уже, что с моими тараканами им не тягаться.

– Давай, бей! – подначила меня троллиха. – А потом я ударю!

Она серьёзно считает, что если я всё же не смогу её ранить, то потом от ответного удара уворачиваться не буду? Да сейчас, как бы ни так. У нас тут не рыцарский поединок, да и дуэльный кодекс я где-то посеял, так и не прочитав. А он, в отличие от нанотехнологичных яиц, ещё и не пророс после посева. В общем, не судьба, как ни крути.

Я направил Тьму на меч, лезвие покрылось чёрными прожилками. Последний шанс. Эх, размахнись рука, раззудись плечо…

– Как? – прохрипела троллиха, глядя на рукоять меча, торчащую у неё из живота. – Что…

– Повелитель Предвечной Тьмы с мечом Разрушителя – это тебе не хухры-мухры, – пояснил я. – Если минус на минус даёт плюс, то если всё это ещё между собой перемножить…

Я замолчал, поскольку сам запутался в импровизированной метафоре. Но троллиха меня уже и не слушала. Она только нечленораздельно хрипела, понемногу уменьшаясь в размерах. Черты лица начали плавиться, из человекоподобных превращаясь в уродливую морду. Ну, как у остальных троллей. Фигура тоже изменилась, утратив женственные очертания. Похоже, тролли вообще не млекопитающие, потому и не отличили мы самок от самцов. А внешность конкретно этой особи изменилась из-за титанических сил.

– Тут и сказочке конец, – подытожил я, вырывая клинок из ссохшихся останков, которые от этого движения вовсе рассыпались в прах.

– Джестер… – каким-то странным дрожащим голосом произнесла Эмма.

Я обернулся, проследил за её пальцем, указывающим на меч Разрушителя в моей руке. Ну да, он теперь усеял прожилками Тьмы и светится. Видимо, поглотил силу титана. Хм, стоит ли его теперь Экхарду возвращать? Как бы не прибавил росту да не ополоумел – сильнее обычного.

– Вот спасибо, хорошо, – прозвучал мужской голос.

– Положите на комод, – машинально закончил фразу я.

От удара по руке меч выпал. Но до пола не долетел, тут же оказавшись подхвачен. Рукой Ксандра. Этот-то откуда тут взялся?!

– Не зря я надеялся на твою находчивость, – заговорил Ксандр. – Всё же нашёл способ забрать силу у этого чудища.

– Ага, и у троллихи силу забрал, и у тебя заберу, – кивнул я. – Положи меч. Раз уж комода поблизости всё-таки нет, прямо на пол клади.

– А то что? – полюбопытствовал он. – Ты не мог меня победить и раньше. А уж теперь…

Тут он прав, конечно. Я уж думал, хуже некуда, но вот, пожалуйста, доказательство обратного. Лучше б я сразу меч Экхарду вернул. Даже если бы он всё-таки спятил от чрезмерного могущества, это предпочтительней, чем то же самое могущество в руках давно спятившего психованного маньяка.

Получается, он нас надурил. И это не Либра его отвлекал и уводил, а как раз Ксандр провёл отвлекающий манёвр. Оставив нас разбираться с троллихой. Надеюсь, он всё же не прикончил там моего двойника, просто чтоб скоротать время. Впрочем, Либра может сам о себе позаботиться. А у нас хватает собственных проблем.

– Вообще-то, у меня есть ещё один ультимативный убойный аргумент, – протянул я. – Хотя и не хотелось бы его применять.

– Это ты про летающий замок, который ещё не дорос? – поинтересовался Ксандр.

А про замок-то он откуда знает? Когда успел подслушать?

– Нет, – покачал головой я. – Про Предвечную Тьму. Минус в том, что вместе с тобой она поглотит весь этот мир. И всех в нём, кроме, возможно, меня. Хотя я и в этом не уверен. Но если вынудишь меня рискнуть…

– Ты блефуешь ещё хуже своего двойника, – скривился Ксандр.

– Ну, вообще-то, это он у меня учился.

Блефую ли я? Хороший вопрос. Точно не из лёгких, возможно, даже из печени.

– Что ты собираешься делать? – спросил я. – Убьёшь нас? Или уйдёшь, забрав меч Разрушителя и силу титана?

– Уйду, – кивнул Ксандр. – Вот только заберу с собой одну милашку.

Он подмигнул Эмме, от чего та побледнела и едва не свалилась в обморок. Ну вот чего бы, спрашивается, Ксандру было просто не уйти одному? Мало ему баб в этом бесконечном мироздании? Конечно, я могу их таки отпустить, а потом броситься догонять, уже на летающем замке и вооружившись чем-нибудь ещё помощнее. Но как-то хватит с меня поисков по мирам одной женщины – и их ещё не закончил.

Только что же я могу ещё сделать? Помимо освобождения Тьмы. Ну, у меня есть ещё пять «яиц». В принципе, поглощая графский замок, оно вырастет относительно быстро. Но недостаточно быстро. Надо было заранее озаботиться, капсулу Либры заодно скормить, чтоб из её материалов сформировался ИскИн.

Хотя постойте… Скормить… «Яйцо» ведь может разложить на атомы и переработать в принципе что угодно. А если ещё немного стимулировать процесс капелькой Предвечной Тьмы?

– Давай лучше я тебе летающий замок подарю? – предложил я, доставая из кармана «яйцо» и закладывая в него каплю Тьмы. – А ты взамен оставишь Эмму в покое.

– Не знаю, в чём именно тут подвох, но уверен, что он есть, – хмыкнул Ксандр. – Нет уж, я от тебя ничего не приму.

– Бойся данайцев дары приносящих, – покивал я.

И бросил в него яйцо.

Ксандр проявил здоровые опасения, так что хвататься за мой подарочек руками не стал. Вместо этого он поймал яйцо на кончик меча Разрушителя. Что абсолютно ничего не изменило, разве что ускорило процесс.

Лезвие двуручника испарилось буквально за три секунды, разложенное на атомы. А размножившиеся наниты тончайшими нитями уже обвили самого Ксандра, пожирая его супер-мега-крутой костюм из метаморфического полиматериала, или как он там правильно называется. Я и видел-то эти «нити» только за счёт вложенной в них Тьмы.

– Что происходит?! – изумился Ксандр, внезапно оставшись с пустыми руками и буквально практически без штанов.

Впрочем, плотью наниты тоже не брезговали. Всё сгодится и пойдёт в дело.

– Насчёт самого последнего аргумента я приврал, – пожал плечами я. – Мои рукава по локти набиты козырными джокерами.

Да, это враньё, всё-таки я использовал уже последний козырь. Но пусть Ксандр перед смертью утешится тем, что у него не было шансов. Хотя кому я вру, плевать на его безутешное горе. Мне просто хотелось сказать пафосное последнее слово.

– Ты… – Ксандр посмотрел на меня и внезапно улыбнулся. – Так и знал, что ты справишься.

О чём это он вообще? Решил испортить мне последнее слово или всерьёз? И уже не спросишь: Ксандр исчез, вместе со своим крутым облачением и волшебным серповидным мечом. Увы, для мародёрства ничего не осталось. Только яйцо, теперь размером со страусиное, стояло в ямке на полу. А ямка – потому что оно уже начало «жрать» камень замка.

– Ты убил его, – прошептала Эмма. – Он был бессмертен, но ты всё же нашёл способ.

– Ага, – согласился я. – Такой вот я находчивый. Ну и весёлый, само собой.

– Ты не понимаешь, – покачала головой она. – Он не мог умереть. Но, кажется, всё-таки хотел.

– То есть, он приходил сюда, чтоб об меня убиться? – вскинул бровь я. – Ну, мог бы так сразу и сказать, давно бы чего-нибудь сообразили. А он вместо этого до тебя домогался.

– Провоцировал тебя, – пояснила Эмма. – Скажи он прямо, не стал бы ты его убивать.

Я пожал плечами. Плохо она меня знает. Или наоборот, слишком хорошо. Не прояви себя Ксандр полной сволочью, наверное, я и впрямь не стал бы способствовать его самоубийству моими руками. Ох и странные эти бессмертные, жить им надоедает, видите ли. Хотя кто знает, может, через тысячу-другую лет я пойму такие взгляды. Если сам столько протяну, что пока кажется совершенно нереальным.

– Мой меч! – возмутился Экхард, нарушив пафосность момента. – Меч моего отца!

– Ну, извини, сломал я твоё наследство, – развёл руками я. – Могу пока этот подарить. А потом что-нибудь получше найдём.

Я протянул ему свой меч, усиленный прожилками Предвечной Тьмы. Надеюсь, подвоха в виде псевдо-разума, призывающего к уничтожению, в нём не завелось. Впрочем, с двуручником же Экхард справлялся.

– Всё, кино кончилось, можно расходиться по домам, – объявил я. – Только найдите всё-таки сперва детей, выведите их на улицу.

– А ты куда? – спросила Эмма, всё ещё с опаской поглядывая на место, где сгинул Ксандр.

– Скоро вернусь, – пообещал я. – Если не вернусь скоро – подождите ещё.

Не буду же я ей объяснять, что собираюсь отправится через портал в мир, куда угодила Вайпер. Не отпустит одного. Вдруг я там останусь? Я и сам пока ни в чём не уверен. Или просто всё ещё не готов сам себе признаться в принятом решении. Убеждаю себя, что всё зависит от пока неизвестных обстоятельств. Хотя уже уверен, какие это будут обстоятельства.

И пофигу, что портал должен открыться только через пару дней. Наверняка я смогу запустить его прямо сейчас, с помощью Предвечной Тьмы. И не только запустить, но и настроить на нужный мир. А если вдруг нет – что ж, значит, задержаться придётся несколько подольше.

Глава 29. Конец поисков?

Я шагнул в портал, сразу же высвобождая Тьму. Я бы сказал «в ту же секунду», но не уверен, что здесь вообще существует время. Обычно переход кажется мгновенным, но вот как обстоит на самом деле…

Впрочем, на этот раз мне удалось задержаться. Или это в моём субъективном восприятии доли секунды растянулись настолько, сколько мне понадобится. Да какая разница?

Возможно, через это не-пространство и безвременье можно было бы перенестись даже в прошлое или будущее любого мира, но… Нет, этак можно и всё мироздание в трубочку свернуть, кто знает, как именно Предвечная Тьма выполнит моё желание. Лучше не наглеть и не ставить чересчур рискованных экспериментов.

Хватит и того, чтобы перенестись в тот мир, куда угодили Вайпер и Мирэ. Если там прошли годы… Что ж, так тому и быть. А если всего несколько дней…

Я постарался отбросить лишние мысли, чтобы из-за своих подсознательных желаний не перенестись в то время, в какое хочу. Тем более желания-то противоречивые. Нет, просто в тот мир, никаких загогулин во времени и парадоксов!

Тьма откликнулась легко. К счастью, на этот раз обошлось только подсознательными ощущениями ответа, без слов. А то эти призывы уничтожить мир мне давно поднадоели. В следующее мгновение я уже стоял на тропинке в лесу. Ни портала, никаких строений вокруг не видно. Как бы потом снова отыскать это место, чтобы вернуться обратно…

А хотя, зачем искать? Теперь я не сомневался, что смогу открыть портал где угодно. Причём одноразовый, не создавая лишних дырок в ткани мироздания. Как и почему – без понятия, просто знал. Ясное дело, что благодаря Предвечной Тьме, остальные детали неважны.

Наверное, надо было формулировать своё желание поточнее. Мог бы сразу оказаться рядом с Вайпер. Впрочем, надо ли мне это? Если они с Мирэ здесь давно, то наверняка успели навести шороху. Так что местные должны знать, где их искать, хотя бы приблизительно. А если нет… Ну, всё равно найти их в пределах одного мира не будет большой проблемой. Как вариант, сам наведу шороха, привлеку внимание, чтобы они меня нашли.

Раз есть тропинка, то куда-то она меня непременно приведёт. Причём в любом направлении. Так что можно идти, куда глаза глядят. Хорошо бы там оказался трактир, тогда можно совместить приятное с полезным – узнать слухи и новости, а заодно выпить.

Не прошло и получаса, как я вышел к человеческому жилью. Увы, это оказался не кабак. Полуразрушенное каменное строение могло бы показаться заброшенным, если бы не свежие ветки елового лапника на крыше. Оглядевшись вокруг, я заметил протекающую неподалёку речушку, почти ручей, но всё же достаточно глубокий, чтобы в нём помыться. Чем какой-то тип сейчас и занимался. Я направился к нему.

– Эй, уважаемый! – окликнул я.

Это оказался невзрачный мужичок, лет тридцати с виду, хотя кто этих средневековых жителей разберёт, может ему пятнадцать, просто жизнь тяжёлая. Хотя судя по залысинам на макушке, первое предположение было всё же точнее. Он ничуть не испугался встречи с незнакомцем в лесу. Впрочем, на сей раз я был почти безоружен.

– Здравствуй, добрый путник, – приветствовал меня он и выбрался из ручья.

Я хмыкнул, обнаружив, что он мылся, не снимая подштанников. А что, практично, заодно и постирался. Правда остальную одежду он всё же оставлял на берегу и теперь начал одеваться.

– У меня странный вопрос, – немного помявшись, всё же заговорил я. – Не слыхал ли ты о двух женщинах, похожих друг на друга как близнецы? Обе беременные или с детьми. Одна колдунья, другая воительница. У воительницы шрам на щеке.

– Уж не о Тёмных Королевах ли ты говоришь, друг мой?

Оп-па, похоже, я попал, куда следует. Вот что значит перемещаться не наугад, а с помощью полуфеноменальных внекосмических сил. И мир вроде дружелюбный, вон, любого незнакомца сразу в друзья зачисляют. А если ещё и пивом поить на халяву будут, то и вообще красота.

– Очень может быть, – кивнул я. – А давно ли они объявились в этих краях?

– Да уж с четверть века тому будет, – почесал в затылке мужичок. – Я-то тогда ещё под стол пешком ходил. Да и сам их никогда не видывал. Но кто ж про них не слышал. Ежели послушать хочешь, то добро пожаловать в моё скромное жилище.

Он махнул рукой в сторону полуразваленного домишки. Надо же, какая приветливость. Я тут глупые вопросы задаю о том, что все местные и так знают. А он даже не интересуется, с какой Луны я такой дикий свалился. Подозрительно, но посмотрим, послушаем.

Внутри дом выглядел не намного лучше, чем снаружи. Самодельная крыша из лапника явно протекала, судя по плесени на полу. Впрочем, большую часть пола покрывала затёртая и засаленная шкура непонятно какого зверя – ни головы, ни лап не было, так что не понять, а цвет шерсти уже не разобрать из-за износа. На этой самой шкуре мы и уселись – ничего, я не брезгливый – перед пустым холодным камином. Из прочей обстановки в комнатке присутствовал только стол, на удивление не затёртый, наоборот, столешница будто только на днях сделана.

– Выпивки у тебя, я так понимаю, нет, – вздохнул я. – Ну, языком молоть тебе, а послушать я и на сухое горло могу. Так что давай, вещай про Тёмных Королев.

– Пришли они неведомо откуда… – начал он.

Вещун он оказался тот ещё. Таких не берут в космонавты, а из сказителей вообще гонят мокрыми тряпками. Но всё же с помощью наводящих вопросов и уточнений мне удалось добраться до смысла.

Сам мужичок оказался вроде как жрецом местного божка, ныне считающегося забытым. Ну а сидели мы, соответственно, в заброшенном храме или скорее часовне, исходя из масштабов. Вот повелели забыть этого божка Тёмные Королевы или само так вышло, задолго до них, я так и не понял. Да и наплевать мне на это.

– Дуэт стали и магии, две как одна, дополняющие друг друга. Непобедимые и смертоносные, – продолжал вещать жрец.

Несколько избыточные поэтические преувеличения, на мой вкус. Да и где этот лесной житель их набрался? Разве что от бродячих сказителей.

– А дети? – поинтересовался я. – Мальчики, девочки, и то, и другое? У кого кто?

– Мальчик и девочка, – сбился с велеречивого тона мой собеседник. – Точнее уже мужчина и юная женщина, конечно. А вот с рождением их целая история. Поскольку разродились обе королевы одновременно, а повитуха была приглашена всего одна, то она с ног сбилась. А королевы ведь на одно лицо, тем паче в родовой горячке. Ну и в итоге, не ведает никто, какой ребёнок у которой из женщин родился. Потому воспитали их как брата и сестру при двух матерях.

Я хмыкнул. Прямо бразильская мелодрама выходит. Что ж, так ли важно мне знать, сын у меня или дочь, если я с ним или с ней в любом случае не встречусь?

– А какие-нибудь там принцы-консорты у королев есть? – полюбопытствовал я.

– О том много разных слухов ходит, – протянул отшельник. – Мол, много любовников побывало в покоях каждой из королев, да никто оттуда живым не выходил. Но доподлинно ничего неизвестно, официально они мужчин к себе не приближают.

Даже не знаю, зачем я вообще об этом спрашивал, и что бы изменил ответ, будь он таким или иным.

– Интересно, сколько во всём этом правды, – пробормотал я.

– В слухах о полюбовниках королевских, или…

– Вообще, твоим словам у меня нет абсолютно никакой веры, – усмехнулся я, специально выделив слово «абсолютно».

– Ну и чем я себя выдал? – мрачно поинтересовался мой собеседник, меняя облик.

Одежда стала наполовину чёрной, наполовину белой, как и волосы. На сей раз цветокоррекция затронула и глаза, один стал будто дырой в бездну, второй затянулся белым бельмом. Абсолют, якобы верховное всемогущее божество, предстающий воплощением Хаоса и Порядка, Тьмы и Света разом. Можно сказать, мой старый знакомый.

– Да вообще всем, – обвёл я рукой помещение. – Для всемогущего существа ты как-то очень топорно всё обставил. Вот новенький стол, а где табуретки, а? Или посуда хоть какая. Дров нет, даже золы в камине не видать. И ещё, для справки, люди не моются, не снимая трусов.

– Я так и не определился с размером гениталий, – пожал плечами он. – Не хотел вызывать у тебя лишние эмоции. В смысле, зависть или насмешку.

– Ага, а ничего усреднённого ты не признаёшь, – хмыкнул я. – Только крайности. Я вообще в нужном мире оказался, или Вайпер с Мирэ здесь вовсе не было?

– Всё, что я сказал, абсолютная правда, – пафосно изрёк мой собеседник, тоже сделав акцент на абсолютности. – Хотя со стилем изложения пришлось помучиться.

– И у тебя не получилось, – заверил я. – Как и убедить меня в своей честности. Эх, придётся всё же топать в ближайший город и расспрашивать народ там.

– Ты просто хочешь сходить в ближайший трактир, – уличил мои скрытые мотивы Абсолют. – И почему же ты так любишь портить всю игру? А я для тебя такие отличные квесты приготовил! С поисками мечей забытого бога, раз уж своё оружие ты растерял.

– Пофиг вообще, – передёрнул плечами я.

Не буду я играть в его божественные игры. Сознательно – уж точно. Пусть даже всё, что я делаю, для него как интересный сериал. Смотреть – смотри, а править сюжет лезть не надо.

Абсолют вздохнул и всплеснул руками. Тут же перед ним материализовались два свёртка, обёрнутые дерюгой. Он развернул первый.

– Дарю просто так, без квестов. Вот этот клинок выкован из звёздного металла. На самом деле, это не какое-то там метеоритное железо, а сердцевина погибшего мира. Такое оружие уж точно не сломается, что бы ты с ним не делал. Главное, не потеряй.

Я снова безразлично пожал плечами, но подарок принял. Хороший меч мне вправду не повредит. А этот выглядел красиво и стильно, без лишней вычурности.

– А этот меч, – продолжил Абсолют, разворачивая второй свёрток, – сделан из костей титана. Не Эриха, не радуйся. Он жив, возможно, вы ещё встретитесь. Тоже невероятно прочный, а ещё отличный проводник для магии. Тогда как враждебную магию может поглощать.

Я взял и этот меч. Ну подумаешь, из костей. Костяные рукояти у мечей вообще довольно распространены, хотя обычно для них берутся кости не человекоподобных существ.

– Всё? – уточнил я.

– Тебе мало? – возмутился он. – Неблагодарный смертный.

– Не такой уж смертный, – покачал головой я. – Ты обещал, что убьёшь меня последним. Значит, никто другой меня не убьёт. А ты, если убьёшь меня, не сможешь никого больше убивать после этого. Так что торопиться не станешь.

– Твоя болтливость оказалась заразна, вот я тогда и ляпнул, – посетовал Абсолют. – Но ты прав, теперь ничего не поделать, сказанного не вернуть. А я всегда выполняю обещанное. Живи. И постарайся делать это интересно.

– Ты от меня так и не отвяжешься, да? – поинтересовался я.

– Я просто наблюдаю и не вмешиваюсь, – заверил он. Подумал и добавил: – Почти.

Ага, сделаю вид, будто поверил. Изменить всё равно ничего не могу, так что нет смысла по этому поводу волноваться. А вот проверить его рассказ вправду надо. Ну и в трактир заскочить будет не лишним.

– Тогда до встречи, – хмыкнул я, поднимаясь.

Абсолют степенно кивнул, вставать и провожать не стал, просто взял и исчез, не сходя с места. Ладно, выход сам найду. Эх, знать бы ещё, в какой стороне ближайший город…

Впрочем, зачем мне топать пешком? Наглеть так наглеть. Я махнул рукой, вызывая портал. Перемещаться таким образом в пределах одного мира – это будет что-то новенькое. Но должно сработать, теперь я был уверен в своих силах ещё больше.

Только вот с таким могуществом мне скоро жить станет скучно. Но, кажется, я уже придумал, что делать с Предвечной Тьмой. Сперва выясню, действительно ли у Вайпер, Мирэ и их детей здесь всё хорошо. А потом употреблю своё новоявленное могущество на общую пользу.

Глава 30. Искусство вовремя промолчать

– Пиво – жуткая дрянь, – сообщил мой сосед по трактирной стойке, сделав большой глоток. – Кабатчик, налей ещё кружечку.

Я кивнул, вполне солидарный с такой оценкой здешней выпивки. Допил содержимое своей кружки и тоже протянул её на долив. Ну а что поделать, другого пива у трактирщика нету. Я это доподлинно выяснил, не помогли ни посулы золота, ни царапанье стойки когтями и угрозы проделать то же самое с рожей кабатчика. А раз так, значит, нормального пива у него действительно нет. Но что ж теперь, совсем не пить, что ли?

Тем более повод выпить у меня имелся. Даже не один.

Абсолют всё-таки рассказал правду. В этом я был теперь уверен процентов на девяносто. Ну, не могло же быть такого совпадения, чтобы в этот мир попали другие две беременные близняшки, одна воительница со шрамом, другая некромантка? Да и про броню, возникающую из перчаток, тоже совпало. Так что это наверняка они, Вайпер и Мирэ. Разве что Абсолют сотворил весь этот фальшивый мир специально для меня. Но зачем бы ему делать это? Слишком заморочно.

Нет, его подстава заключалась в другом. А именно – сидящий на соседнем табурете парень. Широкоплечий, с мечом на поясе, явно воин, возможно, рыцарь. Помимо меча у него на поясе висел кинжал. С причудливой рукоятью в форме розы. Интересно, если бы не этот ножичек, догадался бы я, кто передо мной?

Мда, такое вот «совпадение». Ага, как же, совершенная случайность. Поскольку перенёсся я вовсе не в столицу, а в какой-то захудалый городишко далеко не самых крупных размеров, то какова вероятность встретить тут сына одной из Тёмных Королев, разгуливающего инкогнито?

Наверное, он всё же сын Мирэ и Экхарда. Вон какой громила вырос… Хотя если б я всю жизнь мечом махал, может, тоже плечи раскачал бы. Волосы тёмные, но, может, это он в мать пошёл…

Интересно, ему про меня что-нибудь рассказывали? Ну, что-то наверняка, не факт, что только хорошее. Но вряд ли опознает по шляпе. Ну, ещё парные мечи за спиной, хоть и новые, но я ж тоже не единственный, кто так ходит. А с момента его появления не закуривал, чтобы не светить волшебный портсигар и зажигалку. А шляпы в этом мире всё же носят самые разные.

Был, конечно, соблазн заговорить с ним, рассказать, кто я… Но смысл? Да этот парень практически мне ровесник! Если не старше, точное время попадания сюда девушек я не знал, все говорили про «около четверти века», а там уж плюс-минус год-другой…

Нет, я точно опоздал. И я тут не нужен. Впрочем, свидетельства своего визита я всё же оставлю – по пути к городу я посадил в землю два «яйца», так что когда замки вырастут, Вайпер и Мирэ их точно заметят и поймут, что я был тут. Ну и пусть, не вижу смысла это скрывать. Как не вижу смысла являться в королевский дворец, открывать ворота с ноги и орать: «А вот и я!» Это надо было делать лет двадцать назад, а лучше все двадцать пять. Ну, пятнадцать ещё куда ни шло. А сейчас…

Я хлебнул пива и скривился. Но на сей раз не от кислятины. Просто в этот момент местный менестрель вздумал снова помучить струны лютни. Ладно, пару баллад о Тёмных Королевах я стерпел, чисто ради информации, хотя в них наверняка девяносто девять процентов выдумки. Но теперь-то хватит, нельзя так издеваться над инструментом. А его завываниями только оборотней распугивать. И это я говорю, при том, что музыкального слуха у меня отродясь не было. Но я и то лучше могу сыграть и спеть!

Кстати, это уже не мысль, а вполне себе идея. И даже подходящая вполне уместная песенка в загашнике имеется. Сам сочинял сто лет назад, кто ж знал, что она окажется почти пророческой. Ну, этак наполовину, но кому надо, те поймут скрытый смысл. Пожалуй, это заодно и удовлетворит моё подавляемое желание всё же поболтать с обладателем кинжала с розой, чьим бы сыном он ни был.

Я допил пиво, поднялся и направился к музыканту.

– Лютню отдай, – велел я.

Он посмотрел на меня и дрожащими руками протянул инструмент. Мда, видимо, выражение лица у меня то ещё. А может, опять Тьма затопила глаза. Я подстроил колки, тренькнул по струнам и предупредил:

– Щас спою!

Предупреждению никто не внял. Впрочем, возражения я бы всё равно не принял. Ну, если уж терпели вой местного менестреля, то и мой потерпят. И рифмы у меня лучше, хотя не то, чтоб прямо фонтан.

Я откашлялся и запел:

– Вот я стою на стене, а в небесах – гроза,

Враг уже у ворот, скрипит их сапог кирза.

Бьёт в ворота таран, пылают вдали костры,

Слышится тихий плач испуганной детворы.

Сжимает клинок солдат, очи воздев в мольбе,

Полощется ветром стяг с грифонами на гербе.

Помощь прося богов, рыдает в молельне княжна,

Но вся надежда её на тёмного колдуна.

Я мог бы спасти их всех, обрушить огонь с небес,

Надо лишь только изречь пару волшебных словес.

Спазмом сжимает гортань, из горла – лишь тихий стон.

С немым укором глядит с флага врагов дракон.

Под флагом тем на холме их полководец застыл.

Я вижу в его лице, то лицо, что давно позабыл.

И вспоминаю день, когда распрощался с тобой,

Отправился в дальний путь, влекомый своей судьбой.

С тех пор прошло тридцать лет и тридцать одна зима,

Когда я ушёл во мрак, а ты – ждала у окна.

На ферме тихой твоей был короток мой привал,

Ты обещала покой, я – славы и силы искал.

И много прошёл дорог, десять сапог истоптал,

Сто артефактов нашёл, тысячу книг прочитал,

В могуществе равных мне нет, стоит махнуть рукой,

Я сотворить смогу всё – только лишь не покой.

Слышится треск ворот, уже во дворе враги.

Мой наступает час, пора отдавать долги.

Я не взмахну рукой, не содрогнётся твердь.

Тихо спускаясь с холма, к воротам идёт моя смерть.

Тихо идёт моя смерть, у смерти – твои глаза.

В них зелень вольных лугов, ясных небес бирюза.

Ну а усмешка – моя, глумливый надменный оскал,

Я тысячу раз видал её в отраженьях зеркал.

Молча по трупам пройдёт, застынет передо мной,

Мальчик с далёкой фермы, воспитанный лишь войной.

Сомнений у воина нет, ножны покинет клинок.

И промолчит злой колдун, не скажет: "Здравствуй, сынок".

В шляпу, оставленную на полу ещё предыдущим певцом, поверх медяков упала золотая монета. Кажется, мой главный слушатель всё же понял весь заложенный смысл. Но он ничего не сказал, только кивнул. Что ж, с мечом не бросился – и на том спасибо.

– Это о чём было-то? – спросил чей-то нетрезвый голос. – Не помню такой битвы. У кого флаг с грифонами?

Я проигнорировал местного знатока гербов. В кои-то веки упускаю возможность устроить трактирную драку. Взрослею, что ли?

Я отдал лютню владельцу, вернулся к стойке и взял свеженаполненную кружку. Вот допью и свалю.

– Хорошая песня, – заметил парень. – Меня зовут…

– Не надо, – перебил я. – Останемся друг для друга незнакомцами. Так всем будет проще.

Иначе я всё-таки отсюда не уйду. А сейчас мне тут не место. Возможно, если я найду мир, в котором пройдёт двадцать пять лет, пока здесь закончится неделя… Хотя и тогда – какой смысл? Мы станем только ещё дальше друг от друга. Впрочем, поживём – увидим.

Я снял с плеча перевязь с мечом из звёздного металла.

– Вижу, ты великий воин. Такому воину нужно достойное оружие. А у меня как раз недавно появилось подходящее. Дарю.

Он не стал задавать глупых вопросов, просто кивнул и принял подарок. Вытащил до половины лезвие из ножен, оценил синеватый блеск и довольно улыбнулся.

Да, замок с ИскИном это хорошо, но всё же захотелось мне оставить что-то более личное.

Я снял перевязь со вторым мечом.

– А этот отдашь сестре.

Он снова ничего не спросил, не удивился, откуда я знаю про его сестру. Впрочем, возможно, он просто решил, что его инкогнито раскрыто. Наверняка сына правительницы многие знают в лицо. Не говоря уж про приметный кинжал.

– Маме привет передавай, – всё же не удержался я.

Снова получил в ответ кивок. Я одним глотком допил пиво, надвинул шляпу поглубже на лицо, поднялся и ушёл.

Свернув с ближайший переулок, я сразу же открыл портал. Нечего тянуть, а то ещё передумаю. Возможно, я сделал неверный выбор, но… Теперь уж как получилось.

В междумирье я снова задержался. На этот раз я призвал всю имеющуюся во мне Предвечную Тьму. И представил мир, который только что покинул. Перед моими глазами он возник в виде крохотного изображения планеты, хотя это, наверное, неправильно. Всё-таки в каждом мире ведь есть целая вселенная, Либра же вон летал с планеты на планету в межзвёздной империи. Но, думаю, тут важнее просто символ.

Собрав всю Тьму, я скрутил её в непроницаемый чёрный шар вокруг модели планеты. Тем самым огораживая этот мир от всех остальных. Нечего всяким странникам между мирами там шляться. Ничего хорошего от них ждать не приходится, я сам тому отличный пример. А уж если объявится кто-то вроде Ксандра? Да и братья Экхарда где-то бродят, а далеко не все из них дружественно или хотя бы нейтрально настроены ко мне и тем, кто со мной связан. Нет, пусть Вайпер, Мирэ и их дети живут спокойно. Хотя бы не волнуясь о вторжениях иномирцев, уж с переворотами местных рабочих и крестьян авось сами разберутся.

В следующее мгновение я вывалился из портала прямо перед Эммой и Экхардом.

– Заждались? – поинтересовался я.

– Да нет, – пожала плечами Эмма. – И часа не прошло. Мы только выпроводили детей и сюда подошли. Кстати, жареную свинью, на которую ты строил большие планы, они утащили с собой. Похоже, тролли их плохо кормили. Да, мешок с луком тоже забрали.

Свинью? Я уже успел и забыть про неё. Забрали и ладно. Всё равно я не собирался задерживаться тут на ужин. Пожрать можно и в новом мире.

– Портал же должен был открыться только через два дня. Ты научился открывать их в любое время? – спросил Экхард. – И где был?

– Пиво пил, – отозвался я, даже не соврав.

Ещё не хватало перед ним отчитываться. Ведь начнёт ныть, почему его с собой не взял, про Мирэ расспрашивать. Или не начнёт, может, уже забыл про неё, ещё в объятьях зеленокожей принцессы орков. Ну, всё равно теперь он в тот мир, где находится, Мирэ, не попадёт. Хм, может, и я сам теперь не попаду.

Заглянув внутрь себя, я обнаружил, что всё же не сумел избавиться от всей Предвечной Тьмы. На управление порталами хватит. Может, и ещё на что по мелочи.

– Ещё я могу открывать порталы целенаправленно. Кто куда хочет попасть, есть пожелания?

– Я, пожалуй, тут останусь, – помявшись, заявил Экхард. – Вернусь к оркам, посмотрю, как там Лилиана.

– Там не она, а королева древних орков, – машинально поправил я. Потом подумал и махнул рукой. – Да, делай, что хочешь. Если что, портал тут будет открываться каждый месяц.

Я в любом случае не собирался брать Экхарда с собой. Просто отправить в любой мир на его выбор. Кроме того, где находится Мирэ. Ну или Дна. Нечего ему там делать. Так что его решение всё упрощает. Если королева орков его таки пошлёт, то случайный портал ему в помощь. А если нет – тут уж ничем не помочь.

– Ну что, пошли? – повернулся я к Эмме.

– Куда?

Я пожал плечами. Вот что за глупые вопросы? Могу ответить: «В портал!»

– В бесконечность и дальше! Ну я же не люблю планировать, будто ты не знаешь. Поиски я завершил. Так что теперь – куда угодно.

Эмма кивнула, подошла и взяла меня под руку. Наверняка она и так догадывалась, где я был, а сейчас я только подтвердил. Что ж, выбор сделан. Карты розданы, кости брошены. А если выпавший расклад меня не устроит, то всегда могу поискать в широких рукавах ещё один завалявшийся там козырь.

Глава 31. Прекрасный новый мир

– Надеюсь, хоть в этом мире из меня не попытаются делать героя, – вздохнул я, поудобнее усаживаясь на траве.

Мы с Эммой устроились на вершине невысокого холма. Портал вынес нас в безлюдной местности, но город виднелся в некотором отдалении. Пожалуй, мы могли бы дойти до него к ночи, но куда торопиться. Погода тёплая, заночуем под одним плащом, как нормальные приключенцы.

На сей раз у портала нас никто не встретил и не атаковал. Приятное разнообразие. И вообще местные нам пока не попадались. Правда, мы видели пролетавший в небе дирижабль, изрисованный какими-то светящимися синим цветом узорами. Что ж, посмотрим, до чего ещё в этом мире техника дошла. Если он окажется слишком развитым на мой вкус, всегда можно снова открыть портал и шагнуть в другой.

– Ты не жалеешь? – спросила Эмма, прижимаясь к моему плечу.

Я понял, что это не было ответом на мою реплику. Подумал и покачал головой.

– Нет. Я вообще никогда не жалею о своих решениях. Даже если знаю, что они были неправильными. Но всё равно не жалею. Потому что от этого сделанное не исчезнет. Надо или смириться или исправлять последствия. А ты, не жалеешь?

– О твоём решении? – лукаво осведомилась девушка.

– О титанической силе, – уточнил я.

Наверняка она сразу поняла, о чём речь, просто отвечать не хочет.

– А я её вернула, – заявила Эмма.

Я повернулся к ней и медленно вскинул брови.

– Что? – удивилась в свою очередь она. – Думаешь, твоё нано-яйцо могла впитать магию титанов? Я просто подошла и поглотила силу.

– Тогда почему ты ещё здесь? И почему в тебе не три метра роста?

– Джестер, ты иногда такой наивный, – покачала головой Эмма. – Как по-твоему Эрих наделал целую пачку сыновей со смертными женщинами? Разумеется, мы можем менять свой рост.

Ну, вообще, этим вопросом насчёт Эриха я неоднократно задавался. И полагал, что он не зря двуручный меч носил – для компенсации.

– А что насчёт первого вопроса? – не отстал я. – Я думал, что, вернув силу, ты свалишь… Ну, куда там собиралась.

– Что, девушка уже не может передумать? У меня впереди вечность, спешить некуда.

– То есть, ты здесь просто от скуки…

– Ой, не валяй дурака, – возмутилась она, слегка стукнув меня в плечо. – Хотя кому я это говорю… Ты и сам всё понимаешь. Не зря же вернулся. А признаваться тебе в любви я не буду. Первая.

– Ага, – задумчиво протянул я. – Намёк понял. Продолжим разговор, когда я буду менее трезв. Чтоб сгладить градус пафоса градусом алкоголя.

– Да можешь ничего не говорить, – ничуть не обиделась Эмма. – Достаточно действий.

Вот и хорошо. Действительно, нечего розовые сопли разводить. Хотя, может, и вправду, когда напьюсь… Но это поглядим, сперва напиться надо. А уж загадывать, что будет потом, вообще дохлый номер. Пьяный я совершенно непредсказуемый.

– Смотри, – дёрнула меня за рукав Эмма, – к нам гости.

Я посмотрел в указанном направлении. Действительно, по дороге к городу кто-то бежал. И этого кого-то преследовали всадники. Вообще, наш холм располагался немного в стороне от дороги, так что мы могли бы просто посидеть и посмотреть со стороны. Но мы ж не доживать старость на пенсии сюда прибыли!

– Отберём у них лошадей, так до города быстрее доберёмся, – предложил я.

– Ну да, сделаем вид, что героическое спасение тут совершенно не причём, – хмыкнула Эмма.

Я пожал плечами и не стал спорить. Хотя героизм и правда не причём. Вот размяться и набить кому-нибудь морды – это всегда пожалуйста. Спасение же – дело второстепенное.

Преследуемая девушка с растрёпанными волосами, одетая только в короткую тунику, уже выбилась из сил. Добежав до нас, она просто упала на траву возле дороги. Эх, хоть бы помочь попросила для приличия. Впрочем, мы ведь тут не геройствуем.

– Вы ещё кто такие? – совсем недружелюбно спросил один из всадников, осаживая коня всего в шаге передо мной.

– Знаешь, говорят, что за спрос денег не берут, – весело отозвался я. – Но это люди нагло врут. С тебя золотой за дурацкий вопрос. А не то получишь сапогом в нос.

– Ну всё, тебя понесло, – весёлым шёпотом заметила Эмма. – Хана рыцарям.

Я промолчал. Чего отвечать, когда и так всё понятно. Она совершенно права. И перед нами наверняка действительно рыцари. В доспехах, поверх которых надеты белые накидки. Кажется, они называются котты, если я не путаю. На белой ткани у каждого нарисован золотой круг. Опять какие-то почитатели солнца, что ли? Ничто не ново под лунами любого из миров.

– Как ты смеешь, – злобно процедил рыцарь. – Жалкий безоружный смерд… – Внезапно он усмехнулся и обернулся к своему отряду: – Эй, ребята, похоже, вместо одной беглой рабыни мы нашли сразу троих.

– Рабство, значит, – протянул я. – А ты слыхал, приятель, что оно зажимает в тиски и травит ядом мозги? Нет? Ну, куда уж тебе…

Я действительно был безоружным. А всадников пятеро. Плохой расклад? Но со мной ведь Эмма. И даже если бы она не вернула полную мощь титанических сил, хватило бы и остатка. Я кивнул ей.

Один из рыцарей, не предводитель, его Эмма совершенно правильно оставила мне, взмыл в воздух, перевернулся и шмякнулся на землю головой вниз. От раздавшегося хруста даже я чуть скривился. Жёстко. Впрочем, с остальными я тоже не пиво пить собрался.

Пока четвёрка рыцарей ошалело таращилась то на нас, то на своего покойного приятеля, я подошёл к мертвецу и выдернул меч у него из ножен.

– Ну, теперь я уже не такой безоружный.

Предводитель отряда спешился и выхватил свой клинок из ножен. Молодец, без лишних объяснений догадался. Иначе Эмма их всех жёстко приземлила бы, а мне вовсе веселья не осталось.

– Потанцуем, – осклабился я, делая первый выпад.

Ладно, признаюсь, что фехтовальщик из меня так себе. Хоть я не раз утверждал обратное, но мало ли, что я говорю. Надо не слушать мою болтовню, а смотреть, что и как я делаю. Во всех поединках я или выезжал за счёт волшебных мечей, или же с треском проигрывал. Но ведь и бился в основном не с простыми смертными!

Рыцарь оказался хорошим бойцом, что и неудивительно. Всё же в рыцарских орденах командирами отрядов за красивые глаза не становятся. За взятку – могут, а вот за красоту глаз – очень вряд ли. Но хотя ему удалось трижды пробить мою защиту и проткнуть меня насквозь, помогло это мало. Вот что значит высокая скорость регенерации! Только парадную рубашку мне испортил.

– Я… я сдаюсь, – выдохнул он, в четвёртый раз продырявив меня и поняв, что толку не будет, и опустил меч.

– Извини, – пожал плечами я. – Капитуляцию не принимаю, контрибуция не нужна.

Он не успел ответить, поскольку острие моего меча вспороло ему горло. А вот не надо было хамить, обзываться и угрожать нас в рабство отправить!

Остальные трое рыцарей поворотили конец и ломанулись галопом обратно в город.

– Остановить их? – спросила Эмма.

– Не, – отмахнулся я. – Иначе их собратья будут долго искать, кто же порешил отряд, а в детективные способности рыцарей я верю с трудом.

– Тебе так сильно хочется побыстрее нажить новых врагов?

– Наживать врагов – вообще мой природный дар. Но и любимое хобби тоже, не поспорить.

Почему бы не начать жизнь в новом мире с небольшой войны с местным рыцарским орденом? Ещё можно поднять восстание за освобождение рабов. Ну, это если совсем скучно станет.

Я подошёл к убитому командиру рыцарей. Мда, одежонка только на выброс, всё в кровище. А вот меч я заберу, всё же привык к парным. А это у нас тут что?

На запястье рыцаря обнаружился цветной узор татуировки, сине-зелёно-красный. Хм, абстракция какая-то, лучше б голую бабу изобразил, которая качает задницей при напряжении мышц.

Меч оказался получше, чем у рядового рыцаря. Но взглянув на ножны, я в голос заржал.

– Что случилось? – удивилась Эмма.

Казалось бы, что смешного может быть в ножнах меча? Я протянул свой трофей Эмме, пальцем показав на приклёпанную к ножнам металлическую пластинку. На ней красовалась выгравированная надпись «made in». Часть с указанием страны производителя не сохранилась, судя по клёпкам на железке – кузнец сделал так намеренно.

– Кажется, это не средневековый мир, – заметил я. – Возможно, какой-нибудь постапокалипсис.

А если так подумать, то мне ещё ни один нормальный средневековый мир не попадался. Ну, разве что тот, где обосновались Вайпер и Мирэ, но не уверен, может, просто я не успел выяснить подробности.

– Вы спасли меня, – прозвучал голос наконец очухавшейся беглой рабыни.

– Случайно получилось, – пожав плечами, заверил я. – Честно-честно, вот те крест.

– Крест? – слегка нахмурилась она. – А… что это должно значить?

– Неважно, – отмахнулся я. – Ты свободна, мы тебя не задерживаем.

– Но… мне некуда идти, – опустив голову, почти прошептала девушка.

– А она ничего, – заметила Эмма. – Может, возьмём её себе?

Я подавился приготовленной фразой о том, что чужие проблемы – не наши проблемы, мы себе своих найдём и уже начали этим заниматься.

– Ты дошутишься, – погрозил пальцем я. – Могу ведь и согласиться.

– Ага, как же, – хмыкнула титанша. – Ты же недобитый романтик. Где-то в глубине души.

Теперь я уже основательно так закашлялся. Вот что это ещё за оскорбления такие на ровном месте? Возьму и обижусь. И уйду. В запой. Но я решил отложить пререкания на потом, а то что-то Эмма в чересчур шутливом настроении. Вместо этого я повернулся к спасённой.

– Ты же беглая рабыня, да? Ошейника не видно. Клеймо какое-нибудь есть? А то моя подруга может убрать. Золото у вас ценится? Дам монетку, дальше как-нибудь проживёшь.

– Клеймо? – заморгала девушка. – Вы про Печать? Не успели поставить. Иначе как бы я сбежала.

Она посмотрела на меня, как на идиота. Ладно, ничего, я привык.

– Печать? – переспросил я. – Типа таких?

Демонстрация руки мёртвого рыцаря девушку не шокировала. Вот за что люблю средневековье, даже если оно фальшивое, один антураж, так за спокойное отношение местных жителей к чужим смертям. Частенько даже стражники не имеют претензий, если убитый первым начал драку.

Получив кивок, я в ответ хмыкнул и пальцем намалевал у себя на запястье похожий узор. Правда, у меня он получился чёрным, всё же пользовался я для этих художеств остатками Предвечной Тьмы.

– Я бы сказал, что за пару минут такой же намалюю, не отличишь от настоящего… Но по цвету отличишь.

Девчонка таращилась на меня глаза, настолько вытаращенными, что она стала похожа на рисованного персонажа из аниме.

– Вы великий маг, – прошептала она.

– Великий, – кивнул я. – Но я худею. Ладно, наверное, в город нам идти уже смысла нет. Так что прогуляемся немного вместе, проводим тебя. По пути расскажешь, что тут к чему. А то сами мы не местные, знаешь ли.

– Из Великой Пустыни?

Скорее уж из великой пустоты, если вспомнить о пространстве между мирами. Но шокировать девчонку такими откровениями я не стал.

– С другого континента. За морем. Большая земля за большой водой. Твоя моя понимать? У вас же, поди, не было ещё эпохи географических открытий? Ни бельмеса не знаете, чего там за морем-океаном, да за островом Буяном? Ну вот, мы как раз оттуда. Видала, дирижабль пролетал? Вот мы с него упали, головами ударились. Тут помню, тут не помню. Обычная история, в общем.

Девушка замерла с раскрытым ртом, пытаясь переварить обрушенный на неё поток чуши. А я предлагал сразу уйти, надо было соглашаться. Теперь же придётся малость потерпеть.

– Джестер, так какой у нас теперь план? – поинтересовалась Эмма.

– Садимся на лошадей и уезжаем в сторону заката, – махнул рукой я.

В данном случае это даже не совсем шуткой получилось, солнце действительно садилось в стороне, противоположной городу.

– Но ведь так поступают герои в самом конце истории, – заметила Эмма, снова продемонстрировав знания кинематографа моего мира.

– Ага, – согласился я. – Но это же нормальные герои и в нормальных историях. А у нас всё шиворот-навыворот.

– Ты просто решил уехать подальше от кабака, чтоб не выполнять обещание, – притворно укорила меня Эмма.

Я посмотрел на неё с такой же фальшивой укоризной во взгляде.

– Дорогая, неужели ты думаешь, что я – и вдруг не найду по пути кабак, в какую бы сторону ни ехал? Я, как напьюсь, даже серенаду тебе спою!

– А вот этого не надо! – уже взаправду обеспокоилась она.

Поздно! Если я что-то обещал, то непременно это сделаю. Может, не так, как предполагалось или слишком поздно, по пути наломав кучу дров, успев два раза передумать, но всё равно сделаю. А уж спеть по пьяной лавочке – это вообще запросто. Так что всё будет, осталось дело за малым.

Держись, прекрасный новый мир! Джестер идёт искать кабак!


home | my bookshelf | | За гранью добра и зла. Книга 2. Шут в поисках |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 1.5 из 5



Оцените эту книгу