Book: Роберт и Мэг из замка внезапных чудес



Роберт и Мэг из замка внезапных чудес

Полина Матыцына

Роберт и Мэг из замка внезапных чудес

1. Купить привидение

Когда его величество, король Сириус Четвёртый, наградил своего доверенного советника из торгового сословия титулом графа, перед последним встала нелёгкая задача: приобрести полагающийся титулу замок. Фактически, замок должен был прилагаться к титулу, но вот практически это требовало от короля отнять его у владельцев, а Сириус Четвёртый делать этого не собирался. Ведь советник – Роберт Аластор Бинкис – был достаточно богат, чтобы купить десяток замков и не заметить особых трат. Так зачем ссориться с кем-то из аристократов, лишая его законного владения, если новый граф вполне способен мирно и легально приобрести себе новый дом? Тем более, что пошатнувшееся финансовое положение заставляло немало знатных семейств выставлять на продажу фамильные особняки, поместья и замки.

Перед новоиспечённым лордом и его леди – одной из первых красавиц двора, статной золотоволосой Кларой, – легла толстая стопка объявлений и газет. Несколько дней ушли на её изучение, а затем, отбросив самые негодные варианты, Бинкисы доверили решение вопроса своей домоправительнице, Клавдии.

Оказалось, что почти все представленные замки немаленького королевства полуразрушены. Из тех, что находились в приличном состоянии, Клавдии приглянулись два: «Роза ветров» и «Рассветный лотос». Леди Клара из них выбрала второй, «Лотос», розоватого мрамора, трёхэтажный, с симпатичной башенкой в восточном углу. На её решение во многом повлияло наличие в замке большой библиотеки – леди обожала книги.

Замок был выбран, и купчая подписана. Теперь семье Бинкисов следовало покинуть привычный кров и перебраться в новое жильё, подлежащее ремонту и освоению.

Первыми из небольшого особняка в пригороде столицы – этот домик члены семьи любили больше своего роскошного дома в самом центре – перебрались домоправительница Клавдия и слуги, а уж затем – сами Бинкисы.

За первым ужином все члены семьи с удовольствием обсуждали замок. Лорд был доволен тем, что здание оказалось довольно современным: в нём имелись канализация, отопление и новомодное электричество. Оставалось только подключить Сеть – сложную систему магических кристаллов, содержащую в себе различную информацию и соединённую магией с другими кристаллами, расположенными на значительном расстоянии друг от друга. Леди Клара восхищалась библиотекой – её собственное собрание книг просто потерялось в этом изобилии. Дети же восторгались самим замком, возраст которого насчитывал больше четырёхсот лет, и окружающей его большой территорией, на которой раскинулся густой лес, и манило поплавать кристально чистое озеро.

Дети были главной гордостью Роберта Аластора Бинкиса. Сам он, лысоватый невысокий крепыш почти сорока лет, не отличался красотой. Сын же, светловолосый кареглазый Роберт Эдвин, сочетал красоту и обаяние матери с трудолюбием и умом отца, и, несмотря на свои юные тринадцать лет, считался вполне здравомыслящим и ответственным молодым человеком. А дочь, очаровательная Мэгара Присцилла, и вовсе умела верёвки вить из неподкупного сурового мужчины, из-за чего в свои восемь лет была несколько избалована и капризна. Эта неугомонная белокурая синеглазка с ангельским личиком ухитрялась найти неприятности даже там, где их не могло быть по определению. Гувернантки и няни сменялись едва ли не каждые месяц-полтора, неспособные выдержать проказы малолетней егозы, но отец дозволял ей любые шалости, а мать была слишком увлечена книгами.

Единственным, кто мог хоть как-то приструнить её, был старший брат. Но и он предпочитал читать книги о приключениях и путешествиях, кататься верхом, заниматься фехтованием или дрессировать двух охотничьих собак, а не решать проблемы младшей сестрицы. Больше всего на свете он мечтал о приключениях и планировал отправиться в кругосветное путешествие, когда в девятнадцать лет достигнет совершеннолетия. А ещё – надеялся побывать в одном из соседних миров, благо, волшебники умели поддерживать в стабильном рабочем состоянии то и дело открывающиеся то тут, то там порталы туда.

Роберт и Мэгара, то и дело сбегающая из-под присмотра своей новой гувернантки, Линды, частенько оказывались предоставлены сами себе: отец много работал, да и у матери не всегда было на них время. Но ужин и час после него Бинкисы старались проводить вместе. Вот и сейчас они с удовольствием делились впечатлениями от нового жилья. Старый дом решено было продать: содержать и его, и особняк в центре сочли нецелесообразным. Оба Роберта, старший и младший обсуждали с Клавдией вопросы обустройства и ремонта замка, леди Клара и Мэг читали что-то по истории. Вечер прошёл спокойно и уютно. Зато на следующий день возобновился ремонт.

Естественно, практически всё легло на плечи верной Клавдии: лорд, почти все дни проводил в королевском дворце. Если же он был в замке, то почти не выходил из кабинета, где трудился над королевскими заданиями. Леди полностью посвятила себя перевозу книг и обустройству библиотеки. Роберт-младший либо помогал отцу – лорд уже с год привлекал сына к решению несложных задачек, – либо помогал матери с книгами. Мэг же слонялась по замку, путаясь у всех под ногами. Она мечтала изучить здесь все уголки и, главное, найти тайный ход (должен же здесь быть тайный ход!), а заодно пряталась от Линды. Именно домоправительница ворвалась в кабинет лорда Бинкиса, сжимая в полных руках кипу бумаг.

Роберт-младший поднял голову от документов и заметил просочившуюся следом за женщиной Мэг. Но сказать что-либо не успел: слишком удивила мальчика смесь гнева и паники на лице Клавдии. Домоправительница всегда была довольно нервной, но так странно она ещё никогда не реагировала.

– Что случилось? – лорд Бинкис даже не поднял головы над очередной «гениальной» разработкой пятого министерства.

– Милорд! Милорд! Вы только взгляните на это! – и Клавдия обрушила бумаги на стол перед лордом. Затем отложила большую их часть в сторону. – Вы сюда гляньте!

И ткнула пальцем в нужную ей строчку.

– Пункт 39, – прочитал вслух мужчина. – Согласно уложению 186 от 15 июля 1648 года, замку по штату требуется при… Что?

– Привидение! – горестно подтвердила домоправительница. – Привидение!

И в доказательство вытащила из принесённой стопки толстенный том «Справочника законов и правил по содержанию замков и прилегающих строений», открыв его на странице, заложенной закладкой.

– И в чём сложности? – спросил лорд. – Клавдия, это же ваша задача, набирать штат прислуги.

Роберт-младший не выдержал: встал, подошёл к столу отца и взял справочник, став листать его.

– Включить в штат некоторых заведений, как-то: замки, особенно более ста лет возраста, гостиницы и трактиры от трёхзвёзд и выше, дома ниже шести этажей и др., привидений для обеспечения нормального функционирования зданий, – процитировал мальчик.

– Наверное, техническое оборудование замка без привидения не функционирует, как положено, – в голосе лорда звучала некоторая растерянность.

– Это без домового оно не функционирует! И без банника! И без гоблинов рабочих! Сколько уж лет я ваш дом содержала без всякого привидения, и всё отлично работало! Как часики! А привидения… Что это за штатная единица такая, от которой никакой пользы в доме?

– Так то был дом, мистресс Клавдия, – Роберт-младший перелистнул страницу. – Дому и мыши летучие на чердаке не положены. А ещё и мыши обыкновенные говорящие, и крысы – не меньше десятка.

Домоправительница схватилась за сердце. Грызунов она ненавидела всей душой.

– Роберт, не шути так, – сурово сказал Роберт-старший.

– Я не шучу, отец. Так действительно написано, – и мальчик протянул отцу «Справочник».

– Может быть, дать объявление в газеты? – спросил лорд, даже не глядя на книгу. Сыну он доверял.

– Газеты? – мистресс Клавдия была шокирована его словами ещё больше, чем требованием закона включить в штат прислуги привидение. – Мы никого не нанимаем через газеты! Только через самые уважаемые агентства! И по рекомендациям уважаемых членов общества!

– Но разве агентства предоставляют услуги привидений? – нахмурился лорд Бинкис.

– А зачем нам потрёпанное второсортное привидение? – внезапно влезла в беседу молчавшая у стены Мэг. – Пусть у нас будет новенькое, породистое, только из питомника.

– Мэг, это не собаки! – поразился её фантазии брат.

– Тем не менее, она права, – внезапно сказал лорд Бинкис. – У некоторых наших знакомых из знати есть привидения. И большинство семейств покупали их в питомниках. Я ещё удивлялся, зачем… Клавдия, Сеть ведь уже подключена? Найдите в ней адреса питомников и озаботьтесь подбором подходящего экземпляра.

– Но…

– Клавдия, я не собираюсь нарушать закон, пусть ему более трёхсот лет. Да и общество, которое нас теперь станет окружать, не поймёт, если в замке не будет привидения, особенно положенного по штату. Займитесь делом.

И лорд Бинкис убрал со стола бумаги домоправительницы, вернувшись к изучению рабочих документов.

Выйдя из кабинета, Клавдия разрыдалась. Роберт-младший, шедший за нею, растерялся: он не знал, что делать, когда плачет взрослая женщина. Но следом шла Мэг.

– Мистресс Клавдия, – прозвенел её голосок, – а давайте я этим займусь? Я ведь когда-нибудь стану хозяйкой большого дома, а то и замка, мне практиковаться надо! Давайте я всё-всё сделаю? И питомник выберу, и съезжу, и привиденьице подберу?

– Мэг! – возопил Роберт. – Ты же опять во что-нибудь влипнешь!

– А ты мне поможешь, – и сестра умильно хлопнула ресницами. – Ты же не доверишь мне одной такую сложную работу делать?

Роберт вздохнул. Выдохнул. Отправился к матери, чтобы рассказать ей последние новости и попросить отговорить Мэг от её идеи.

– Дорогой, ей действительно пора практиковаться в ведении хозяйства, – рассеянно отозвалась леди Клара, листая новую книгу. – Не нанимать же привидение через агентство! Или давать объявление в газеты… Ещё попадётся что-нибудь… второсортное. А в питомнике подберут что-то подходящее, породистое… Да и ты за ней присмотришь…

Роберт выскочил за дверь библиотеки. Нет, Мэг – просто копия матери! И как отец мирится с этим ужасом? Вот он, Роберт, ни за что не женится!

Зашёл в кабинет Клавдии, чтобы сказать о разрешении леди Клары доверить вопрос с наймом привидения Мэг и Роберту. На лице домоправительницы была удивительная смесь отчаяния и надежды, сменившаяся невыразимым счастьем, когда Роберт сообщил ей о словах хозяйки.

– Благодарю вас, господин Роберт! – прижала руки к груди Клавдия. – Боюсь я некромантов, если по правде говорить. Как представлю, что к ним обращаться надо, аж душа в пятки уходит. Вы ведь за госпожой Мэг присмотрите? Да и Линда вроде девушка толковая.

Мэг нашлась в комнате, отведённой для занятий. Сеть уже работала, пусть и с перебоями, и девочка выписывала информацию в тетрадь. Роберту оставалось только проверить результаты её находок.

Питомников привидений в стране было два. Один – в столице, в двух днях пути на поезде от замка, второй – почти на другом конце королевства. Роберт надеялся, что даже в столицу Мэг не пустят, но лорду Бинкису как раз требовалось вернуться по делам во дворец, и он без особых сложностей прихватил с собой детей и Линду. Она же должна была сопровождать Роберта и Мэг по городу.

Мальчик не слишком хотел идти в питомник привидений, он и сам немного побаивался слуг Смерти, чья деятельность не слишком поощрялась Церковью, но Мэгару не удалось задержать ни на день.

Уже утром после приезда все трое отправились в питомник. Снаружи он выглядел простым двухэтажным домиком приятного жёлтого цвета, с узкими окошками и плоской деревянной крышей. Единственным, что выделяло его на улице, был знак «Осторожно, привидения!», стоящий около входной двери.

Первое помещение тоже не удивляло: зальчик со стойкой выдачи шуб, из которого вели две лестницы: вверх и вниз. А вот спустившись на этаж, дети, Линда и сотрудник с бейджиком на груди «Никлас», оказались словно в другом мире. Здесь заведение было именно таким, каким Роберт его себе представлял: мрачное, тёмное, холодное, в общем, жуткое место. Зеленоватые фонари не столько освещали, сколько заставляли людей и предметы отбрасывать пугающие тени. Промозглый холод пробирался даже под шубу до пят – сами-то сотрудники разгуливали легко одетые, словно находились на каком-нибудь пляже. Таинственные глухие звуки заставляли то и дело вздрагивать даже Роберта, не говоря уж о тихонько повизгивавшей от ужаса Мэг. Бесконечные ряды дверей, часть которых опечатана с предупреждениями не заходить и «Только для сотрудников!». А на клочьях тумана, как ни странно, то и дело поскальзываешься, и только Линда, крепко держащая Мэг за руку, позволяла ей удержаться на ногах.

Несколько извилистых коридоров. Наконец заведя гостей в один из кабинетов, сотрудник предложил Роберту, как представителю семьи, заполнить анкету с требованиями к привидению. Оказывается, те сильно различались в зависимости от того, для его они предназначались: для охраны или для ремонтных работ, для заброшенных деревень или для гостиниц. Линда растерянно посмотрела на детей: хозяевами-то были они!

Мэг с Робертом переглянулись, не зная, что делать. Как-то не подумали они о том, что привидение потребуется выбирать из нескольких сотен, и не просто поглазев на них, а вполне серьёзно подойдя к отбору. В конце концов, они и людей-то никогда на работу не брали! Вот теперь Роберт впервые посочувствовал домоправительнице.

– Наверное, оно не должно распугивать окружающих воплями или звяканьем цепей, – неуверенно сказал мальчик. – Не должно хулиганить. Оно, конечно, должно быть дружелюбным, общительным…

Посмотрев на несчастные лица детей и их сопровождающей, Никлас, щуплый шатен лет тридцати, достал стопку уже заполненных анкет привидений.

– Вот, посмотрите, пожалуйста, – предложил он. – Может, кто-то глянется.

И Роберт с Линдой погрузились в бумаги, совсем забыв о быстро заскучавшей Мэг. Гувернантка далеко не сразу обнаружила, что девочки нет в комнате.

– Господин Роберт, – испуганно обратилась она к мальчику, вставая, – госпожа Мэг пропала!

Роберт, вскочив, уронил на пол несколько разлетевшихся анкет, но не обратил на это внимания.

– Куда она могла пойти? – спросил он сотрудника, листавшего газету, пока посетители изучали анкеты.

– Не волнуйтесь, – тот отложил газету, – дамская комната недалеко, вторая дверь направо, девочка не заблудится, тут везде указатели. Вернётся с минуты на минуту.

– Это же Мэг, – простонала Линда, за две недели хорошо изучившая характер подопечной, и бросилась к выходу, сказав:

– Проверю дамскую комнату…

Роберт кивнул ей вслед, тоже не особо надеясь обнаружить там сестру.

– Зря вы так паникуете, – равнодушно заявил сотрудник питомника.

– Это вы зря так спокойны, – вздохнул Роберт.

Вернувшаяся Линда подтвердила: Мэг не нашлась.

– Она не могла никуда уйти, все двери заперты, – Никлас протянул руку к краю стола, где должны были лежать ключи. Но связки не было. Тут уже занервничал и Никлас. Куда он мог её положить? Неужели её взяла девочка? Нет, конечно, он забыл её где-то…

Начались поиски. Искали Мэг пока втроём: Роберт, Линда и Никлас, не желавший пока информировать начальство о своём недосмотре. Он надеялся, что девочка вот-вот найдётся, и никто ничего о его проступке не узнает. Как оказалось, его лишь недавно перевели в администраторы, на работу с посетителями, и он не хотел потерять статус.

Никлас вёл гостей по питомнику, заглядывая во все незапертые двери и старательно избегая подробных объяснений при встречах с другими сотрудниками. Но искатели прошли весь этаж, а юная проныра так и не нашлась.

– На этаже её нет, а у вас пропали ключи, – напомнил Роберт.

– Но открытых дверей мы не видели, – сказал Никлас. – И потом, на минус втором этаже уже охрана! Вашу сестру бы заметили.

– Надо проверить и те двери, которые должны быть закрыты, – настаивал Роберт. – Ключи могли оказаться у Мэг. А охрана, – тут он развёл руками. – Не знаю.

Стали проверять и опечатанные двери. Одна из них, ведущая на лестницу вниз, открылась.

Охрана на минус втором никого не видела. На минус третьем тоже. И на минус четвёртом. А вот на минус пятом охранника не оказалось на месте. Нервничая, Роберт, Линда и Никлас зашагали по коридорам.

Вдруг Никлас замер, не веря своим ушам. Роберт и Линда, идущие следом, застыли с недоумением – и надеждой. Сами они ничего не слышали и не видели, но сотруднику доверяли: он-то всё здесь знал.

Никлас бросился к одной из дверей, ведущей в помещение, куда дозволялось входить только немногим сотрудникам. Она оказалась открыта, и мужчина замер на пороге в ужасе. В центре хоровода из привидений кружилась светловолосая девочка в клетчатом коричнево-зелёном платье. Шуба валялась у двери.



Роберт и Линда за его плечом тоже увидели Мэг и попытались отодвинуть Никласа, чтобы подойти к ней и увести, высказывая всё, что они успели пережить за эти минуты. Но неожиданно мужчина захлопнул дверь, прислонившись к ней.

– Туда нельзя, – он был бледнее привидения. – Если ещё и вы пострадаете…

– Я не позволю пострадать Мэг! – возмутился Роберт. Линда попыталась отодвинуть Никласа от двери.

– Ничего страшного, проведёт в больнице недельку-другую… – умоляющим голосом сказал Никлас. – Сейчас я вызову охрану, у них защитные амулеты, они заберут девочку… Туда нельзя без защиты! Это же привидения-охранники руин, они кого угодно заморочат и выпьют…

– Какая нужна защита? – внешне спокойно спросил Роберт. На самом деле, его мысли метались перепуганными птицами, только вот на испугавшегося и растерявшегося Никласа никакой надежды не было. В голове постепенно рождалось решение, рискованное, но самое быстрое.

– Не знаю, – признался Никлас. – Я только с домашними привидениями работал! Поэтому и администратором стал именно по ним…

Но мальчик уже вытягивал длинный пояс выданной ранее шубы.

– Ваш пояс, Линда, – попросил он.

Линда послушно принялась выдёргивать пояс из петелек. А Роберт уже привязывал свой к ремню брюк.

– Линда, свяжете пояса вместе, – сказал он. – И вытащите оттуда меня и Мэг. Пара десятков секунд у меня будет, успею её схватить. Ваша задача – выдернуть нас прежде, чем вырвутся привидения.

– Не вырвутся, здесь защита на дверях, – сказал Никлас. – Но это же опасно, дождитесь охраны, я сейчас…

Он зашагал к посту охраны, но Роберт, не дожидаясь, пока дрожащие руки Линды крепче свяжут пояса, уже распахнул дверь и решительно шагнул в холодную комнату. Никлас с воплем вернулся.

Призрачный хоровод не обратил на Роберта внимания, пока ещё полностью увлечённый Мэг. Мальчик прорвался через скопище привидений довольно свободно, хотя ощущения были прегадостные: холодно, мокро, тошнотворный запах плесени. Схватил сестру за руку и бросился обратно к двери.

Голова закружилась. Силы уходили. Зрение слабело, мир вокруг расплывался. Но Роберт шёл, не отпуская руку Мэг. А когда он совсем ослаб, Линда и Никлас рывком выдернули брата и сестру в коридор. Недовольные тем, что упустили добычу, привидения столпились у двери, не в силах преодолеть защиту, но всё же воздействуя на сознание людей. Никлас торопливо захлопнул дверь и, оттащив потерявших сознание детей подальше, рухнул на пол. Линда обессиленно опустилась рядом.

Первым пришёл в себя Роберт. Гувернантка, обретя второе дыхание, вскочила и обняла мальчика.

– Вы сумасшедший! – выпалила она. – Роберт, если бы что-то случилось ещё и с вами!

Она не договорила. Роберт слабо улыбнулся, пытаясь продемонстрировать, что он в порядке. Рядом тихонько застонала Мэг.

Никлас с облегчением вздохнул. А затем принялся высказывать всё, что думает о безмозглых мальчишках и ещё более безмозглых, невоспитанных и избалованных девчонках, которые вечно лезут, куда нельзя, куда не просят и вообще!

Здесь их и нашли. Охрана, взбудораженная поисками Мэг, стала просматривать все помещения, обнаружили отсутствие на рабочем месте охранника с минус пятого, сообщили директору, тот велел искать уже Никласа с его спутниками, потому что при любой ситуации Никлас не должен был проводить Роберта и Линду на нижние этажи. Детям оказали первую помощь, Линду отпоили успокаивающей настойкой, Никласу объявили выговор. Ушедшего с рабочего места охранника уволили. И приступили к разбирательству.

Директор питомника не был заинтересован в проблемах, особенно учитывая, кто был отцом детей. Конечно, Мэг тоже была виновата, но это не снимало вины с охраны, допустившей, чтобы ребёнок попал на нижние этажи. Явно назревало разбирательство о халатности. В результате директор предложил в качестве извинения «самое-самое лучшее», воспитанное и дорогое привидение в качестве компенсации. Роберт и Линда готовы были согласиться, но тут Мэг сказала:

– Хочу Филли.

– Какого ещё Филли? – Роберт очень разозлился на сестру. Едва не погибла, а уже снова капризничает.

– Филли. Я с ним в том зале разговаривала, – и девочка показала куда-то в сторону.

В одном из помещений питомника действительно обитало маленькое привидение Филли. Посетителей отвели туда, и Роберт смог оценить его. Чем оно глянулось Мэг, никто сказать не мог: все привиденята этого возраста – пушистые белые комочки с черными пуговками глаз – выглядели одинаково, были здоровыми, ухоженными и «породистыми». Нашли его анкету, проверили. Оказалось, что Филли мало того, что не идеален по каким-то ведомым лишь некромантам параметрам, но и принадлежит к неудачной, подлежащей закрытию, линии.

– Боюсь, что именно Филли вы получить не можете, – извиняющимся тоном сказал директор питомника. – Вы можете выбрать из лучших образцов…

Мэг уже сбегала за привидением и теперь стояла перед братом, а над её руками парил комочек тумана с блестящими глазками.

– Я. Хочу. Филли.

Сотрудники питомника не знали, что делать.

– Мэг, отцу не понравится…

– А мы ему не скажем.

– Но документы…

– А документы нам дадут самые отличные. Правильно? – Мэг посмотрела на начальника с наивнейшим видом, за которым явно читалась угроза пожаловаться отцу, если она не получит желаемого.

– Мэг, это будет обманом. Ты украла ключи, теперь хочешь обмануть отца. В кого ты превращаешься? Ты хоть понимаешь, что становишься чудовищем?

– Я не чудовище! Просто мне жаль Филли. Хорошо, пусть нам дадут средние документы. Но, Роберт, его же иначе развеют! А он этого не заслужил.

– Я соглашусь на Филли при одном условии, – жёстко сказал Роберт. – Ты сама расскажешь отцу. Обо всём: и о ключах, и о том, что чуть не погибла, и о попытке обмана.

– Но, Роберт!

– Только при этом условии.

– Хорошо, – поникла девочка.

– Мы берём Филли, если это возможно, – вежливо сказал мальчик. – И документы… Давайте настоящие.

– Хорошо, – обрадовался разрешению проблемы тот. – И вы всегда сможете его вернуть или обменять. Слово некроманта.

– Благодарим, – обрадовалась Линда.

Посетителей со всем возможным уважением проводили к выходу. Осчастливленная Мэг ускакала к экипажу. Роберт вежливо простился со всеми, сделав вид, что не услышал вырвавшееся у Никласа: «только не возвращайтесь, пожалуйста!» – сам частенько хотел, чтобы сестра исчезла куда-нибудь – и сел в коляску, где принялся выговаривать сестре. Та, как обычно, пропускала слова брата мимо ушей.

– Отец будет недоволен, – для Роберта это было важно. Он не любил огорчать лорда Бинкиса-старшего.

Мэг лишь хлопнула глазами.

– Почему? – искренне недоумевала она. – Я же в порядке.

И Роберт не знал, как ей объяснить её неправоту.

Когда они приехали в дом, оказалось, что лорд уже вернулся из дворца. Мэг попыталась улизнуть в свою комнату, но Линда и Роберт вместе подвели её к отцу и заставили рассказать всю историю.

Впервые в жизни лорд Бинкис рассердился на дочь. Пока её шалости не выходили за пределы дома и казались невинными, он считал это милым, но сейчас поступок Мэг угрожал не только её жизни, но и судьбам других людей. Начальство питомника тоже было виновато: следовало бы лучше следить за своими сотрудниками, особенно охраной, – но кто мог подумать, что найдётся человек, способный украсть ключи! Ещё лорда очень разгневал сам факт воровства.

Мэг серьёзно наказали. Неделю она провела взаперти в комнате городского дома, что для непоседливой и неугомонной девочки стало настоящими испытанием. И только потом лорд разрешил ей вернуться в замок.

Роберт за это время посетил несколько исторических и этнографических выставок. Но и ему надоело сидеть почти без дела. Так что он обрадовался, когда отец сказал, что они едут в «Рассветный лотос».

Увидев Филли, Клавдия поворчала немного, но быстро успокоилась. Главное, привидение в замке есть, документы у него в порядке, а остальное её не касается, кроме, разве, закупки корма.

Филли поселили в единственной башне, на чердаке, но он там почти не бывал, предпочитая проводить время в более людных местах. Он очень любил слушать разговоры, пристроившись где-нибудь в уголочке и радовался, когда кто-то пытался его гладить. Характер у Филли оказался общительный, дружелюбный и спокойный. Даже слишком дружелюбный и спокойный, как заметил сыну лорд Бинкис – видимо, поэтому привидение и считалось «неправильным». Но с обитателями замка Филли быстро поладил, и через несколько дней никто уже и не представлял себе замка без этого милого существа.

Именно поэтому сидевший в кабинете отца Роберт очень удивился, когда услышал в коридоре ужасные завывания. Лорд только что уехал: его срочно вызвали во дворец, и мальчик немного испугался, когда сквозь морёный дуб двери просочилось привидение. Точнее, это было не привидение. Перед Робертом парил призрак!

2…ещё и призрак!

Если привидение – это призываемое из иного мира нематериальное создание, получающее форму и возможность существования в мире живых, то призрак – это оставшиеся после насильственной гибели эманации смерти и предсмертных желаний. Чаще всего они желают одного: захватить новое тело, чтобы обрести подобие жизни. И потому с ними обычно боролись – задачами некромантов в том числе являлось и упокоение призраков.

Увидев незваного гостя, Роберт испугался. Откуда взялся этот бородатый старик с цепями? Но, преодолевая страх – да и что мальчик мог сделать? Вызвать некроманта из воздуха? На такое он не был способен, к тому же, пока призрак не проявлял агрессии, а изучал Роберта. Поэтому юный Бинкис вежливо сказал:

– Доброй ночи, господин призрак. Что привело вас в наш замок?

– Э-э-э… – протянул старик. – Доброй ночи… – Но тут же спохватился: – Ты мне зубы не заговаривай, малец. Это мой замок! И мне не ты нужен, а папаня твой!

– Прошу прощения, но призраки не могут владеть землёй и недвижимостью, – сказал образованный Роберт. – Вы лишены имущественных прав, так что с вашей смертью и переходом в призрачное состояние замок достался наследникам. А они продали его нам. Всё законно, могу показать документы, они у отца.

– Да я не про это, знаю я, что призраки прав не имеют. Я про другое: что этого сопляка притащили! Я тут уже двести с лишним лет живу! А вы… Да что с тобой разговаривать! Где взрослые?

– Отец уехал к его величеству, – Роберт старался сохранять спокойствие. – Он вернётся послезавтра и сможет принять вас.

– А до тех пор я должен терпеть это недоразумение в моём замке?

– Неужели вы говорите про Филли? – сообразил Роберт. – Но, согласно закону, в замке обязано быть привидение. Мы не можем это изменить. Да, раньше привидение здесь отсутствовало…

– Конечно, оно отсутствовало! – вспыльчиво заявил старик. – Потому что я не позволю, чтобы в моём доме водилось всякое такое! Здесь я хозяин!

– Но чем вам мешают привидения? – удивился мальчик. – И почему вы не показывались прежним владельцам замка?

– Конечно, я им не показывался! – сердито воскликнул призрак. – Это же Розьеры! Родня супруги моей, чтоб ей пусто было. Думаешь, я стал бы облегчать жизнь родственникам заразы, что отравила мне полжизни? Но соображать-то надо! Раз нет в замке привидения, значит и не должно быть! А вы даже не задумались, сразу помчались за новым, и притащили этого сопляка. Верните его обратно! Здесь я хозяин и не потерплю…

– Так, минутку, господин… вы не представились, могу я узнать ваше имя?

– Родриго, – буркнул старик. – Родриго де Виантес.

– Рад знакомству, я Роберт Бинкис. Младший, – уточнил он. – Так вот, повторяю, хозяин здесь – мой отец. И поскольку он не знал о вашем присутствии, мы были вынуждены купить привидение. Вам придётся смириться с этим фактом. Филли – милое создание, и думаю, вы легко с ним поладите. А теперь – доброй ночи. Попрошу вас более не шуметь, иначе нам придётся вызвать некроманта, чтобы вас упокоить. Пока же предлагаю примириться.

Выговорив эту речь, Роберт сжал руки в кулаки и посмотрел в глаза призраку Родриго де Виантеса.

– Не согласен, – заявил он. – Либо я, либо он!

И завыл, загремев цепями. На стенах выступили капли крови, резко похолодало.

– Я требую, – повторил призрак, – чтобы это мелкое недоразумение убрали из моего дома.

– Это больше не ваш дом, – жёстко напомнил Роберт. – Мне очень жаль, что так получилось, но теперь вы можем предложить вам лишь покой. Наш священнослужитель, Матиас, будет рад провести нужные обряды, и мы вызовем лучшего некроманта, чтобы помочь вам уйти в Царство Небесное.

– Что бы я снова там с Аннабель встретился, и она меня пилила, как при жизни было? – разозлился лорд Родриго. – Она меня ещё при жизни своей лживой праведностью доконала!

– Если вы хотите остаться в замке, вам придётся смириться с новыми условиями, – повторил Роберт.

– Вы у меня ещё попляшете, – прорычал лорд Родриго и просочился сквозь дверь.

Роберт побежал за ним.

Призрак какое-то время парил в коридоре, а затем поднялся на следующий этаж, пройдя через потолок. Мальчик занервничал: там располагались личные комнаты. Что, если Родриго де Виантес напугает мать или сестру?

Роберт помчался по лестнице, надеясь, что ничего непоправимого не произойдёт. Когда он уже был на этаже, до него донёсся визг: звук шёл из комнаты Мэг. Мальчик бросился туда.

Открыл дверь. Призрак парил над кроватью девочки, и Мэг, визжа, кидала в него всё, что подворачивалось под руку. А запас мягких игрушек у неё на кровати был большой. В комнате уже стоял холод, и Роберт пожалел, что легко одет.

Войти в комнату он не успел: призраку не понравилось, что в него швыряют игрушками. Взвыв, Родриго де Виантес промчался через дверь, задев Роберта. Левую руку мальчика пронзило холодом, но ощущение быстро прошло. Проследив взглядом за тем, как призрак исчезает под потолком, Роберт обеспокоенно поинтересовался:

– Мэг? Ты в порядке?

– Ага, – радостно отозвалась сестра. – Это ты его на меня напустил?

– За кого ты меня принимаешь? – возмутился Роберт, подходя к окну и открывая его, чтобы душная летняя ночь немного прогрела комнату. – Нет, конечно.

– Я так и думала, – важно сообщила Мэг. – Но должна же была проверить? А откуда он взялся, этот призрачный старикашка?

Роберт сел в кресло и сказал закутанной по уши в одеяло Мэг:

– Это один из первых владельцев замка. Явился ко отцу ругаться, как мы посмели привести в «его замок» Филли. А отца, сама, знаешь, нет, в кабинете был я.

– Это не его замок! – возмутилась Мэг. – Папа его честно купил! И теперь это дом Филли! Не можем же мы выгнать малыша только потому, что он не нравится какому-то противному типу?

– И что будем делать? Этот тип, как ты говоришь, может доставить немало проблем…

– Расскажем всё папе! Он ведь не прикажет вернуть Филли в питомник?

– Нет, не прикажет. Скорее, вызовет некроманта, чтобы он избавил нас от призрака. Впрочем, вызвать его может и Клавдия. Вопрос, как продержаться до приезда специалиста.

– Что же нам делать? Роберт, ты же придумаешь что-нибудь?

Вера в его способности старшего брата была приятна, но что делать, он не знал. Но не признаваться же в этом сестре?

– Давай придумаем утром? – предложил он. – Сейчас очень уж спать хочется.

– Ладно, – вздохнула Мэг. – Доброй ночи, Роберт.

– Доброй ночи, Мэг.

Постояв в коридоре недолго – не появится ли снова незваный призрак? – Роберт ушёл к себе. Забрался под одеяло и провалился в сон.

Утром, едва умывшись и одевшись, мальчик помчался искать Клавдию. Домоправительница казалась ему более внимательной к делам семейства, чем вечно занятая книгами мать.

Клавдия была в своём кабинете. Постучавшись, Роберт вошёл, поздоровался, и рассказал о случившемся ночью.

– И теперь я не знаю, что делать, – подвёл итог мальчик. – Может быть, действительно вернуть Филли? Хотя бы на время, пока не появится специалист?

– Нет, – Клавдия не сомневалась ни секунды. – Не стоит поддаваться на угрозы. Я немедленно вызову некроманта. Но их мало и далеко не все способны одолеть сильного призрака. Кроме того, нам понадобится время.

– Священнослужитель Матиас может помочь, – напомнил Роберт.

– Да, верно. Сейчас же пошлю за ним кого-то из слуг. Я не намерена терпеть на своём попечении непонятного типа только потому, что он – призрак!

И потому, как гневно сверкнули глаза домоправительницы, Роберт понял: он обратился к нужному человеку.

Слугу нашли и отправили немедленно. Он отсутствовал всего полдня, но к моменту приезда священнослужителя замок стал похож на обитель ужаса. Стены и пол были покрыты кровью, которую едва успевали оттирать. Стоял жуткий холод, и людям приходилось кутаться во всю возможную одежду. Отовсюду доносились ужасающие звуки, заставляющие нервно вздрагивать и пугаться. Обитатели замка боялись и злились одновременно, и прибытие посланца с Матиасом встретили с радостью.

С этого момента в замке развернулись настоящие боевые действия. Клавдия присматривала за Филли, чтобы он нечаянно не пострадал вместо лорда Родриго. На пороги насыпали соли. На зеркала и окна наклеили бумажные обереги с молитвами. Все слуги были обеспечены карманными молитвенниками, серебряным порошком и пульверизаторами со святой водой. Роберт нашёл в Сети пару схем пентаграмм-ловушек и несмотря на то, что Матиас не одобрил эту идею, разместил их на каждом этаже.



Температура немного повысилась, омытые освящённой водой стены, полы и потолки стали источать кровь гораздо слабее, звуки поутихли. А к моменту приезда лорда Бинкиса лорд Родриго и вовсе попал в одну из ловушек Роберта. Она задержала его как раз до появления Матиаса, чьи молитвы сильно ослабили призрака.

Перед лордом предстал уже не озлобленный сильный враг, а измученный, пусть и вредный, старик. Теперь он хотел лишь одного: чтобы его, лорда Родриго де Виантеса, оставили в покое. И не отправили при этом на покой вечный.

Лорд Бинкис одобрил действия сына и заключил с лордом Родриго договор. Тот остаётся в замке и пользуется всеми доступными ему правами живого, а взамен – не пакостит и не мешает людям жить мирно. И, конечно, признаёт право Филли жить в «Рассветном лотосе». Так же призрак клялся не причинять вреда никому из обитателей замка.

Договор был заверен не слишком довольным священнослужителем: Матиас считал, что не дело мёртвым быть среди живых. Но клятвы прозвучали, Матиас стал их свидетелем, и лорд уточнил, всё ли теперь устраивает лорда Родриго – нового члена семьи Бинкисов.

– Куда же мне деваться-то, устраивает, – проворчал лорд Родриго. – Только зря вы с этим замком связались.

– Почему? – удивился присутствовавший при заключении договора и произнесении клятв Роберт-младший.

– Что-то с ним не так, – махнуло рукой привидение. – За все эти годы я так и не разобрался с его… скажем так, неполадками.

– Что же это за неполадки? – заинтересовался мальчик.

– Происходит тут иногда всякое… разное. И я тут не причём! В общем, сами увидите.

На дальнейшие расспросы вредный старик отвечать не пожелал. Лорд Бинкис пожал плечами, решив, что лорд Родриго заблуждается, официально представил его супруге, детям и слугам и вернулся к своим делам.

Поначалу призрака побаивались. Да и он по обыкновению мог завыть и погреметь цепями или напустить холода. Но постепенно к нему привыкали, и он тоже начинал находить удовольствие в том, чтобы быть частью живых обитателей замка.

Жизнь стала налаживаться. Но тут случилась новая неприятность: пропала Мэг.

3. В поисках сестры

В дверь комнаты Роберта постучались.

– Да-да, войдите, – мальчик отложил новый выпуск альманаха «Неизведанное рядом».

В комнату вошла Линда.

– Прошу прощения за беспокойство, господин Роберт, но не видели ли вы Мэг? Я с обеда не могу её найти. И никто из слуг её не видел. Я проверила все её излюбленные места, обыскала весь замок, подняла на уши всех, кроме лорда и леди, но девочки нигде нет.

– Может, она сама явится к ужину? – предположил Роберт.

– А если нет? Вдруг что-то случилось?

– Что могло случиться в замке с таким количеством охраны? – удивился мальчик. – Выйти из него Мэг не могла: сторожевой ящер не позволил бы. Кроме ворот и пары охраняемых калиток других выходов нет, а стены надёжно увешаны заклинаниями. Посторонних здесь тоже нет. Уверен, Мэг где-то играется. Не волнуйтесь, Линда, к ужину появится.

Роберт был абсолютно уверен: сестра нашла укромное местечко или просто бегает по замку, скрываясь ото всех. Может, и правда нашла потайной ход…

Вот эта мысль заставила его заволноваться. Если такой тайный ход ведёт за стены замка, это может стать проблемой.

– Линда, вы уверены, что её совсем нигде нет? – безнадёжно уточнил он.

Линда в отчаянии покачала головой.

– Обыскали всё! – сказала она. – Филли заглянул в самые дальние углы замка, но Мэг нет и там. За ворота она выйти не могла, мы уже допросили ящера. Перелезть через стены – тоже…

За спиной девушки появился Родриго.

– Я догадываюсь, где может быть молодая хозяйка, – сказал он.

– Что же вы раньше молчали! – разъярённо повернулась к нему Линда.

– Надеялся, что молодая хозяйка всё же здесь.

– Лорд Родриго. Где, по-вашему, Мэг? – спросил Роберт.

– А я не обязан говорить – сверкнул алыми глазами призрак.

– Лорд Родриго, сейчас не время для ваших… – Роберт хотел сказать «капризов», но спохватился, что это будет крайне невежливо. Не тринадцатилетнему ребёнку поучать старого человека, пусть тот уже давно не принадлежит к живым. – Прошу вас, лорд Родриго, Мэг может быть в беде! Она нашла какой-нибудь тайный ход, верно? Что, если тот обвалился или ещё что-то случилось…

– А что я получу, если расскажу? – продолжал вредничать старик.

– Согласно договору, вы обязаны не причинять нам вреда, – напомнил Роберт. – Вдруг жизнь Мэг или её здоровье в опасности? Я ведь могу счесть ваше умолчание причинением вреда, то есть, нарушением клятвы.

– Подловил, – с неудовольствием сказал лорд Родриго. – Так уж и быть. Я ведь говорил твоему отцу про неполадки? Так вот, одна из них: здесь есть пара мест, где люди, нелюди и вещи иногда пропадают. И я в этом не виноват.

– Тогда почему вы старательно держите это в секрете? – возмутился Роберт. – Вы должны были рассказать об этом при первой же возможности.

– Розьеры знали, – равнодушно сказало привидение. – Они и должны были предупредить.

– Но они промолчали – боялись, что не смогут продать замок?

Родриго кивнул.

– А вы-то почему молчали? Впрочем, догадываюсь: надеялись извлечь из своих знаний выгоду, – зло сказал мальчик.

– Я не рассчитывал, что первой пропадёт девочка, – привидение даже не попыталось оспорить догадки Роберта. – Надеялся… впрочем, неважно. Могу показать одно такое место. Там ли молодая хозяйка – мне неизвестно, но это единственное моё предположение.

– Что это за место? Как оттуда вернуться?

– Место как место. Как вернуться – понятия не имею. Иногда возвращаются, иногда нет. Как повезёт. И по какому принципу это срабатывает, мне неведомо. Но вернулась в замок едва ли пятая часть. Так что отпустить тебя туда я не могу – теперь, когда ты знаешь, что это опасно, на меня действует клятва о непричинении вреда.

– Отпустить не можешь, а показать место можешь? – уточнил Роберт. – Линда, передайте отцу, что я отправился в… лорд Родриго, какая это комната?

– Второй этаж, северный коридор, напротив висит портрет седого рыцаря в синем, – описал нужное место Родриго.

– Я буду ждать около этого места, – сказал мальчик.

Линда кивнула и заспешила в кабинет лорда.

Роберт следом за призраком направился по коридору к нужному портрету. Мальчик так вглядывался в картины, боясь пропустить нужную, что не заметил, как мир вокруг изменился. Роберт по-прежнему стоял в коридоре замка, между окном и зеркалом напротив, но стены здесь были темнее, солнца не было совсем, а вместо новомодных электрических ламп в люстрах горели свечи. Окна были гораздо меньше, но зато витражные, и отражающиеся огоньки свечей, казалось, заставляли их оживать. В отражениях плясали неистребимые солнечные пылинки. У мальчика появилось странное ощущение: это место гораздо древнее уже привычного ему дома.

Роберт поёжился: здесь было прохладно. Пометил зеркало, у которого стоял, оторванным от рукава манжетом, и отправился на поиски сестры.

Вскоре он понял, что заблудился. Замок оказался построен более хаотично, чем представлял себе мальчик, и потому юный лорд запутался в хитросплетениях незнакомой постройки. Коридоры сменялись лестницами, те – галереями, анфилады залов – коридорами и бессчётными комнатами.

Стемнело, но свечи продолжали гореть. Роберт продолжал изучать здание.

По прикидкам мальчика в новом замке насчитывалось самое меньшее, четыре этажа и пять тонких башенок, каждая из которых была этажей семь. Кроме того, замок был не четырёхугольным, как привычный «Рассветный лотос», а круглым, и, наверное, сверху напоминал цветок и лепестками башенок, и сердцевиной основного здания.

Внутри имелись несколько библиотек и лабораторий, тронный зал, прачечная и десяток ванных комнат, кабинеты и спальни, гостиные и парадные, комнаты, предназначения которых он не знал… В большой пустой кухне с кладовками мальчик позаимствовал немного хлеба и сыра, а так же напился тёплой воды из крана.

Роберт устал. Этот новый замок был огромен!

Поднимаясь на чердак последней, пятой, башни, мальчик готов был проклясть всё на свете. И тут он услышал звонкое хихиканье. Оно доносилось снаружи.

Выглянув в окошко винтовой лестницы, Роберт увидел сбоку широкий карниз, на котором и сидела, болтая ногами, его пропавшая сестра. А рядом с нею расположилась… горгулья? Но горгульи – всего лишь детали замковой архитектуры, они не могут быть живыми!

Впрочем, диковинную «деталь» это не интересовало. Она деловито басила что-то, изрядно веселя Мэг.

Следовало вмешаться и увести сестру от странного и, возможно, опасного существа.

– Добрый вечер. Прошу прощения, что прерываю вашу, безусловно, увлекательную беседу, – высунулся в окно Роберт, – но Мэг пора домой.

– Ой, Роберт! – обрадовалась та. – А мы тут с Грэгом играем!

Роберт посмотрел на загадочного Грэга и осторожно вылез из окна на карниз, стараясь не смотреть вниз. Грэг – каменный, с уродливым лицом-мордой, короткими крылышками, острым чешуйчатым хребтом, огромными размашистыми ушами, в общем, горгулья горгульей! – с интересом разглядывал мальчика.

– Мэг, тебя повсюду ищут. Линда с ума сходит. Ты хоть понимаешь, что её выгонят без рекомендаций, стоит ей за тобой не уследить?

Линду Мэг было жаль. Это была самая достойная из всех её гувернанток, и девочка даже привязалась к ней.

– Но я же никуда не уходила, – растерянно сказала она. – Я в замке, меня и искать-то не надо… Правда, я за весь день никого не видела…

По её лицу Роберт понял: Мэг наконец-то стала осознавать, что происходит нечто странное.

– Вот и тебя никто не видел. Мэг, похоже, замок двухпластовый. Помнишь, мы были на экскурсии в одном таком, его гномы строили? Он находится в двух местах одновременно, и поэтому ты сейчас вовсе не дома, а в каком-то ином пространстве. Да и я тоже…

– Грэг? – повернулась к горгулье девочка.

– Ну не хотел тебя пугать, – пробасил тот. – Тебя же нашли, правда?

– А если бы Роберт меня не нашёл? Ты бы отвёл меня домой?

– Нет, – признался горгулья. – Мне одному тут скучно и плохо. Я тут почти четыреста лет сижу. И за эти годы я устал от одиночества.

– Вы же горгулья. Существо каменное и неживое, – напомнил Роберт. – Вы не можете чувствовать.

– Увы, волшебник, когда-то живший в этом замке, слишком любил эксперименты.

– И он оживил вас, да?

– Совершенно верно. И, что обидно, абсолютно случайно. Побочным, так сказать, эффектом.

– И что вы предлагаете? Мы с Мэг не можем здесь остаться.

Мэг кивнула и подобралась поближе к брату.

– Тогда возьмите меня с собой. Пожалуйста! А я за это помогу вам выбраться в ваш пласт пространства. Я буду хорошим слугой и охранником, только бы не остаться здесь ещё на четыреста лет в обществе одних только воронов. Я готов во всём вам подчиняться, только заберите меня отсюда, я уже не могу сидеть здесь в одиночестве, перекидываясь словом разве что с теми же воронами!

– Они же не разговаривают… – Роберт уже не был в этом уверен. Горгульи, в общем-то, тоже особой разговорчивостью не отличаются. – Или над ними тоже… поработали?

– Он их вместо голубей приспособить пытался. Чтобы сведения передавать. И, в общем и целом, у него получилось. Только вот передают вороны что угодно, кроме того, что слушателю нужно.

– Роберт… – жалобно позвала Мэг. – Я, кажется… Я есть хочу!

– Тогда предлагаю продолжить беседу не здесь, – Роберт обвёл рукой карниз. И проследил за тем, как сестра ловко карабкается в окно. Сам вылез за ней и велел Мэг спуститься и зайти в любую комнату. Грэг последовал за детьми.

Роберт тоже успел проголодаться, так что на бутерброды, сооружённые из добытого в кладовой, они с сестрой накинулись вместе. Поймав несчастный взгляд Грэга – ну просто голодный котёнок – они поделились с ним едой.

Поев, мальчик задумался. Ему не хотелось доверять горгулье. Кто знает, на что способно это загадочное существо? Но и бросить его, обрекая на ещё невесть сколько лет одиночества, Роберт не мог. Да и более беззаботная и добросердечная Мэг уже явно привязалась к Грэгу и ни за что не позволит оставить его здесь, сколько бы брат ни убеждал её, что горгулья может быть опасна.

– Грэг, – позвал он, – Ты можешь принести клятву о непричинении вреда? Знаешь стандартный текст?

– Знаю, но я бы лучше в ваши охранники пошёл. Не люблю нахлебником быть, – отозвался тот. – Так что для вашей семьи клятву дам, а если кто на вас покусится – покусаю!

И обнажил зубы. Длинные, острые и многочисленные.

– Ладно, – решил Роберт. – Но кусаться только в случае прямой опасности для нашей семьи или наших слуг!

– Понял, не дурак, – сказал Грэг.

Пока мальчик и горгулья бились над формулировкой клятвы – Роберт очень старался предусмотреть разные случаи, непредусмотренные стандартным текстом – забытая ими Мэг заскучала. Она принялась осматривать комнату, трогая то одну, то другую старинные вещицы.

Внимание девочки привлёк большой стеклянный шар. В нём был макет замка Бинкисов, того замка, в котором на другом пласте жила теперь их семья. Мэг схватила шар, желая поближе рассмотреть здание, выглядевшее точь-в-точь, как настоящее, только маленькое.

– Смотрите! – крикнула она, – наш дом!

– Нет! Положи немедленно! – Грэг вскочил и так рявкнул, что Мэг вместо того, чтобы поставить шар на подставку, выронила его. Шар упал и разбился.

Всё вокруг поплыло. Мир перед глазами Роберта и Мэг слился в разноцветные пятна и закружился. А когда всё вернулось в нормальное положение и мир принял привычные очертания, дети вместе с Грэгом очутились себя на обычном, хорошо изученном чердаке единственной башни замка.

Только вот теперь она не была единственной. В окна виднелось ещё несколько башен.

4. Замок оживает

– Упс, – только и сказал Грэг.

– Грэг? – уставились на него и Роберт, и Мэг. – Что произошло?

– Я не очень знаю, как это работает, но пласты были отделены друг от друга защитной плёнкой. А когда шар разбился, плёнка тоже пострадала… – Грэг виновато посмотрел на детей. – В общем, теперь пространство объединилось. Теперь у вас нет двух пластов, замок един, но я не представляю, к каким последствиям это может привести.

Роберт сказал пару нехороших слов, услышанных когда-то от конюха. Мальчика не сдержало даже присутствие рядом Мэг, которая, судя по наморщенному лбу, старательно осознавала произошедшее.

На подоконник сел ворон – или ворониха? Внимательно осмотрел людей и горгулью. Сказал:

– Молодцы!

И улетел. Дети растерянно посмотрели ему вслед.

– Пойдём, – устало сказал Роберт. – Следует поговорить с отцом.

– Э-э-э… А можно, я не пойду? – жалобно сказал Грэг. – И я, собственно, клятву ведь не принёс…

– Нельзя! – крикнул, сорвавшись, мальчик, но тут же взял себя в руки. – Только ты знаешь о том пласте и о том, что нас теперь может поджидать. Вот сейчас поклянёшься и пойдём. Мэг?

– Я лучше тут посижу, – девочка нервно теребила оборку синего платья.

– Ну уж нет, – рассердился Роберт. – Научись, наконец, отвечать за свои поступки! Мэг, тебе восемь, а ты словно трёхлетка! Так что давай, иди. Надеюсь, мы найдём кабинет отца… Грэг, я жду клятву.

Горгулья торопливо проговорил текст, и они спустились на первый этаж.

Стало ясно, что замок изменился. Он приобрёл иные размеры, добавив этажей, комнат и башен. Мало этого, часть людей с портретов на стенах перемещались по картинам и деловито обсуждали детей и горгулью. Доспехи отдавали честь, когда мимо них проходили. А за окнами сиял месяц, на котором (Роберт даже глаза протёр, не веря им) восседал толстый чёрный кот, сверкая белозубой улыбкой, способной по яркости поспорить с месяцем.

– Роберт, – робко позвала Мэг, – ты тоже это видишь?

Мальчик кивнул.

Они шли довольно долго, пока не натолкнулись на перепуганную служанку.

– Господин Роберт! – воскликнула она, завидев детей, – как хорошо… ОЙ!!!

Это она увидела робко улыбающегося из-за спины мальчика Грэга.

– Всё в порядке, – устало сказал Роберт, – это друг. Вы можете проводить меня к отцу, Стелла?

– Я не знаю, – неуверенно сказала служанка. – Всё так переменилось…

– Пойдёмте искать кабинет вместе, – решил Роберт.

Неуверенно косясь на горгулью, Стелла присоединилась к детям.

Вчетвером они стали искать кабинет лорда Бинкиса. Поднялись на второй этаж, где раньше он находился раньше, и начали петлять по извилистым коридорам. Мэг уже беззаботно осматривалась и болтала со Стеллой. Только Роберт и Грэг нервничали. Пару раз встретились перепуганные слуги, не понимающие, что произошло.

Комната за комнатой, часть из них открыта, часть заперта, но вот Роберт и остальные увидели справа знакомую дверь кабинета лорда Бинкиса. Но когда они подошли к ней, дверь не открылась, как ни пытался мальчик её отворить.

– Попроси, – буркнул ворон – тот, которого они видели раньше или другой? – прохаживаясь по подоконнику.

– Попросить?

– Точно! – сообразил Грэг. – У нас такое бывало, с некоторыми дверями приходилось договариваться…

– Договариваться. С дверями, – повторил Роберт.

– Ну… – смутился Грэг.

– Волшебник что, и с ними поэкспериментировал? – в голосе мальчика прозвучало несвойственное ему ехидство.

– Нет, конечно, – возмутился ворон вместо горгульи. – Двери, они вообще, такие… могут вести в несколько мест одновременно. Поэтому с ним стоит говорить по-хорошему.

– Спасибо, господин ворон, – сказала Мэг и обратилась к двери: – уважаемая дверь, вы не могли бы открыться в кабинет папы?

Дверь скрипнула и прежде, чем Роберт успел что-то сказать или сделать, открылась. Но в кабинете никого не было.

– Ой, – сказала Мэг. – Интересно, где папа?

Тут Роберту в голову пришла идея. Он закрыл дверь и попросил её, чувствуя себя при этом очень глупо:

– Уважаемая дверь, не могли бы вы провести нас к нашему отцу?

И снова толкнул дверь.

На этот раз она, скрипнув, отворилась в одну из гостиных. По светлой комнате в зеленоватых тонах нервно расхаживал лорд Бинкис, выговаривающий что-то лорду Родриго. В кресле у окна тихонько плакала леди Клара.

На скрип двери все трое повернулись, и Роберт явно услышал вздохи облегчения. Леди Клара, забыв о привычной сдержанности, подбежала к вошедшим детям и крепко обняла их. Мэг только пискнула. Стелла осторожно просочилась в комнату.

– Мама, отец… – Роберт осторожно высвободился.

– Где вы были? – В голосе лорда прозвучала тревога. – Вы целы? Ваша пропажа как-то связана с тем, что замок изменился?

– Мы в порядке, отец. Что до замка… – Роберт вытолкнул вперёд пытавшуюся спрятаться за ним горгулью. – Вот. Рассказывай. С самого начала.

– Кто это? – в руках лорда оказался атакующий артефакт, направленный на Грэга.

Леди Клара даже не взвизгнула, только вздрогнула и со смесью интереса и страха посмотрела на неведомое создание.

– Это Грэг, – сказал Роберт. – И он принёс нам клятву охранника. Поэтому он не несёт опасности. И может многое рассказать.

Тут в открытой двери показалась Клавдия.

– Нашла! – радостно воскликнула она. – Лорд, наконец-то я вас нашла! В замке творится нечто невообразимое!

– Спокойствие, прошу соблюдать спокойствие, – медленно проговорил лорд. – Всех попрошу сесть и успокоиться.

Леди Клара послушно вернулась в кресло, крепко прижимая к себе Мэг. Клавдия расположилась на диване, за которым стояла Стелла. Оба Роберта, отец и сын, устроились на диване напротив.

– Итак, я слушаю, – обратился лорд Бинкис к горгулье, когда все расположились в кабинете.

Грэг, чувствуя себя неуютно – атакующий артефакт лорд так и не убрал – принялся рассказывать.

Сбиваясь, он начал говорить о волшебнике, когда-то построившем замок и спрятавшем его в складке пространства. На этой складке позже построили другой замок, тот самый «Рассветный лотос» – ведь место выглядело пустырём, и никто не догадывался о скрывающемся в нём здании. Об экспериментах, которые добавили замку странностей, из-за них в другом пласте пространства тоже случались необычные происшествия. Некоторые предметы, например, могли оживать, кто-то из жильцов и слуг мог пропадать, иногда время шло странным образом. Всё это прежние владельцы, Розьеры, считали «неполадками» и старались не придавать ничему значения. Но всё же подобное стало случаться всё чаще, и потому их терпение однажды закончилось. Тогда замок выставили на продажу.

То и дело в рассказ вмешивался ворон, в какой-то момент влетевший в окно и устроившийся на столе лорда Бинкиса. Грэг порыкивал на него, прося не перебивать, но тот упорно игнорировал горгулью.

Люди и привидение слушали. Тем временем Грэг перешёл к тому, как в его пласт пространства провалилась Мэг. Он немного воздействовал на неё, чтобы девочка не замечала странностей: «ну соскучился я по общению! Я бы всё равно помог ей выбраться обратно», – заверил он. Позже принялся показывать ей свои владения, наслаждаясь беседой. А тут появился Роберт, потребовал вернуть Мэг обратно, Грэг от отчаяния принялся просить, чтобы дети забрали его с собой, а потом Мэг нашла колдовской шар, разделяющий пространства. Грэг испугался сам, напугал девочку, ну и вот… Шар разбился, и что теперь происходит с замком – никто во вселенной не скажет.

– Ну почему же, я скажу! – заявил ворон. – Тут теперь образовались пространственные складки, много-много складок, так что придётся вам попотеть, вот что я скажу!

– Уж лучше бы ты молчал! – взвыл Грэг. – Ты, птица необразованная, что вообще знаешь о пространстве и волшебстве?

– Уж побольше тебя, каменюка безмозглая, – возмутилась птица.

Люди терпеливо наблюдали за ними.

– Что же теперь нам делать? – спросила у лорда Клавдия.

– Привыкать, – опередила отца Мэг. – Замок теперь, конечно, аномалия – правильное слово, да? – но разве это не интересно?

– Не интересно! Жить в аномалии невозможно! – домоправительница была изрядно напугана.

– А что, если попробовать? – предложил Роберт. – Ну… любопытно же… И снова переезжать… Обживёмся как-нибудь.

– Роберт! – воскликнула леди Клара. – Я ожидала такой безответственности от Мэг, но никак не от тебя! Мы немедленно съезжаем!

– Нет, – веско сказал лорд Бинкис. – Дом уже выставлен на продажу. Городской особняк ремонтируется. Снимать? Я не желаю ютиться по съёмным домам. Кроме того, замок не только изменился в размерах, но и немного ожил. Это делает его уникальным.

– Но, милый…

– Нет, Клара. Если окажется, что в замке опасно, мы немедленно переедем: я сейчас же прикажу ускорить ремонт особняка. Клавдия, вызовите из жилищного хозяйства волшебника, пусть разберётся, безопасно ли здесь и насколько серьёзны эти образования «складок». Послушаем, что скажет специалист.

Эту ночь в «Рассветном лотосе» не спали. Нашли и собрали всех слуг в зале на первом этаже. Объяснили, что случилось. Представили Грэга (три ворона отрекомендовались сами). Переночевали в ближайших комнатах. А с утра принялись обживать новый, диковинный замок с упрямыми дверьми, болтливыми портретами и меняющимися комнатами.

В восторге были только Роберт и Мэг. Роберт – потому что это было приключение, а он мечтал о приключениях. Мэг – потому что теперь ей стало ещё интереснее жить в замке. Ну и Грэг: его всё же взяли охранником детей. И когда выяснилось, что горгулья обожает ветчину, его не выгнали, а обеспечили запасами.

Осталось только дождаться волшебника.

5. Требуется волшебник

Волшебников в жилищном хозяйстве работало много, и, подавая заявку, Клавдия была уверена, что вопрос решится очень быстро. Однако специалисты приходили… и очень быстро уходили. Некоторые даже убежали.

Одного нечаянно напугал Грэг: он усердно притворялся неживой горгульей, но чихнул, унюхав резкий одеколон волшебника. Другой поспорил с дверью и несколько часов просидел в тёмном подвале в обществе болтающих крыс и мышей – те деловито обсуждали, какое блюдо лучше из него приготовить, что не добавило мужчине спокойствия. Потом-то выяснилось, что они шутили. Третий, узнав о проблеме, заявил, что такое «безобразие» стоит немедленно уничтожить, и замок необходимо снести с лица земли, за что был выгнан Клавдией: лорд предупредил её, что любой ценой намерен сохранить уникальный объект. Четвёртый честно пытался отработать заявку, но через несколько часов работы у него сдали нервы – педантичного старика вывел из себя хаос, творившийся в замке.

Клавдия стала терять надежду. Прошла уже неделя, а толку никакого! Хорошо ещё, все давали клятву о неразглашении сути замка, а то от дурных слухов не убережёшься. Между тем обитатели замка стали потихоньку привыкать к его чудесам. Но всё же домоправительница день за днём надеялась, что найдётся волшебник, способный выполнить нужную работу.

А Роберт и Мэг развлекались. Им нравилась непредсказуемость замка. Даже леди Клара стала находить в этом некое своеобразие. Тем более, что в появившихся библиотеках обнаружилось множество редких старинных книг.

Возвращаясь с верховой прогулки, Роберт как раз проходил мимо ворот, когда увидел у них какого-то вихрастого незнакомца. Заинтересовавшись, мальчик подошёл ближе.

– Добрый день! – весело сказал молодой белокурый парень в дорожном сером костюме привратнику замка. – Волшебника вызывали?

– Добрый. А вы точно волшебник? – привратник, старый гоблин, внимательно изучил парня и его скромный саквояж. – Что-то не похожи.

– Ты его к домоправительнице проводи, – проворчал сторожевой ящер. – Пусть она разбирается. Не твоя это компетенция. Добрый день, господин Роберт.

– Добрый день, – кивнул ему мальчик, а затем повернулся к парню: – Здравствуйте. Если хотите, могу проводить вас к домоправительнице.

– Да я могу и сам дорогу найти, – волшебник чувствовал себя неловко. Всё-таки, для привратника мальчик явно был важной персоной, так что использовать его как слугу парень не хотел.

– Только не у нас, – улыбнулся Роберт. – Я проведу гостя, – сказал он привратнику. И снова обратился к парню. – Прошу вас, следуйте за мною.

– А зачем вам волшебник? – спросил тот, стоило им с Робертом отойти от ворот и зашагать по небольшому зелёному дворику к центральной двери.

– Мистресс Клавдия вам всё объяснит, – предпочёл уйти от ответа мальчик. – Прошу, нам сюда. А что было написано в нашей заявке? Я её не читал, а мне самому интересно.

– Ничего конкретного, – поморщился парень. – Кстати, я Владислав. Владислав Дольский. Там было написано: «Требуется волшебник. Срочно. Оплата по тройному тарифу». А вы, собственно, кто?

– Роберт, – сказал мальчик. И потянул на себя входную дверь. Та не стала капризничать, открывшись в коридор первого этажа. – Вы не отставайте, хорошо?

Ему очень хотелось увидеть первую реакцию Владислава на вредные двери и болтливые портреты с движущимися доспехами. А ещё было очень интересно, что скажет волшебник, когда узнает, что комнаты и коридоры в замке каждый день меняют расположение.

– И кто вы в замке, Роберт? – не сдавался Владислав. Но тут он услышал пронзительный голос:

– Какой хорошенький! – это заявила, узрев Владислава, полная дама в зелёном платье по моде трёхвековой давности. – Роберт, мальчик мой, кто это? Скажи, что он останется с нами.

Владислав замер, отыскивая взглядом говорящего. И не сразу понял, что машут ему из толстой золочёной рамы. После чего нервно сглотнул, отшагнул назад, едва не врезавшись в доспех, который осторожно подхватил парня, не давая ему упасть.

Волшебник отскочил, испуганно озираясь.

– Не пугайтесь так, – посоветовал Роберт. – Они безобидные. Мы уже почти привыкли.

– Но это невозможно! Я не представляю, каким должен быть запас магической энергии, чтобы подобное… – Владислав замолчал, не в силах подобрать слов.

– Поэтому нам и нужен волшебник, – сказал мальчик. – Прошу вас.

Они поднялись по лестнице, и Роберт повёл Владислава по очередному коридору с движущимися и говорящими картинами. Мимо пролетел, поздоровавшись, Филли. На него волшебник отреагировал довольно спокойно.

– Филли, не подскажешь, где сегодня кабинет мистресс Клавдии? – спросил его Роберт.

Филли тут же вызвался показать путь, и наконец привёл их к нужной двери. Привидение попрощалось и улетело.

Роберт постучался и открыл дверь. К счастью, та не стала капризничать.

– Добрый день, мистресс Клавдия. Я вам волшебника привёл.

– Добрый день, – в голосе женщины звучали усталость и недоверие. – Хм… Не слишком ли вы молоды для волшебника? Надеюсь, у вас уже есть диплом университета? Или хотя бы направление на практику?

– Пока закончил только колледж, – честно сказал Владислав, доставая из саквояжа документы и протягивая их домоправительнице. – В университет поступаю в этом году. Я понимаю, вам нужен состоявшийся волшебник, а не выпускник колледжа практической и прикладной магии, но, посмотрите, я один из лучших. Да и денег возьму меньше, чем какой-нибудь профессор с тысячей наград.

– Где гарантия, что вы справитесь с нужной работой? – Клавдия медленно просматривала документы, не торопясь отсылать парня. Она бы предпочла кого-то постарше и поопытнее, но волшебники не толпились под её дверями с просьбами оделить вниманием и работой, несмотря на тройной тариф. Хотя с прошлых работников и брали клятву молчания, о замке всё же поползли пугающие слухи.

– Зависит от работы, – ответил парень. – Я специализировался на изучении пространственных складок, даже защитил диплом, но мои выкладки большинством наших профессоров признаны недоказательными. Вот, надеюсь, в университете найду единомышленников.

– Что ж, – Клавдия закончила изучение документов, – пожалуй, выбора у меня всё равно нет. Прошу подписать договор. Уточняю: в нём указано, что в случае, если вы не справитесь с работой, рассказывать о ней за пределами замка запрещено.

– Почему такая секретность? – удивился Владислав. – Это же не государственная тайна.

– Нам не нужны нелепые слухи, – холодно объяснила Клавдия. – Это плохо влияет на репутацию. Ваше решение?

– Согласен, – кивнул парень.

Роберт видел по его сияющим глазам: замок произвёл на волшебника впечатление. Потому он подписал договор, даже не прочитав. Клавдия призвала слугу и попросила проводить волшебника в заранее приготовленную для него комнату.

Слуга и Владислав вышли в коридор и зашагали в нужном направлении. Роберт пошёл за ними следом.

– Как вы здесь ориентируетесь? – с любопытством спросил Владислав. Слуга не ответил: он как раз стучал в дверь.

– Кто там? – ворчливо поинтересовалась та. – Куда надо?

– Это я, Кевин, – с привычной уже усталостью сказал слуга. – Нам бы на второй этаж, северный коридор, покои гостей, комната с жёлтыми попугаями на обоях.

– Не хочу, – заявила дверь. – Не переношу такой безвкусицы. У меня от неё мигрень.

– Тогда в соседнюю комнату, пожалуйста, – выручил Кевина, ещё не привыкшего к характеру большинства дверей, Роберт. – Ту, что в зелёном папоротнике.

– Хм, – призадумалась дверь. – Что же, туда я согласна.

И открылась. В комнату, оклеенную обоями с папоротником.

Кевин указал внутрь. Роберт сначала подтолкнул замершего Владислава, а затем впихнул его в комнату, пока дверь не вздумала закрыться. Слуга же остался снаружи: его ждали дела.

– Вот такая аномалия, – сказал мальчик севшему на кровать волшебнику. – Двери ведут туда, куда им захочется в пределах замка. И это ещё не все… неполадки. Филли!

– Да? – радостно материализовалось рядом с ним привидение.

– Присмотри за нашим гостем, – попросил Роберт. – Покажи ему замок и помоги составить карту. Следи, чтобы Владислав не заблудился, ладно?

– Зачем вам карта? – спросил растерявшийся от всего увиденного и услышанного парень.

– Так ведь комнаты меняют своё расположение по известному одним им расписанию, – объяснил Роберт. – Вот нам и нужен волшебник, чтобы разобраться в этом хаосе. Мало нам дверей с их характерами!

– Ясно… что ничего не ясно, – пробормотал Владислав.

– Потому и оплата такая, – напомнил Роберт.

– Да, но я не думал, что… А, ладно! – Владислав махнул рукой. – За мной присмотрят?

– Да, Филли везде вас проводит. И поможет разобраться с дверями: какие притворяются обычными, а с какими придётся пообщаться.

– Замечательно. Неужели здесь складка пространства? Ведь это же уникальный шанс для меня – я соберу достаточно материала для курсовых и даже университетского диплома!

Роберт порадовался проснувшемуся энтузиазму волшебника. Мальчик подозревал, что эта энергия быстро угаснет, столкнувшись с непредсказуемой действительностью замка, но заранее огорчать Владислава не стал. Он простился и попросил дверь открыться в покои, отведённые детям.

Волшебник немедленно приступил к работе.

В этот день и последующие его можно было встретить повсюду. Казалось, в замке не один Владислав, а, самое меньшее, десяток. То и дело рядом с ним оказывался Роберт: ему и самому было интересно узнать о новом доме как можно больше. Зато к концу недели волшебник предоставил лорду Бинкису и всем его домочадцам живую карту. Она менялась вместе с замком, и теперь заблудиться в нём стало практически невозможно. Было сделано и роздано множество копий: их получили все, кто жил и работал в замке. Официальная работа Владислава была закончена.

– Лорд Бинкис, – обратился волшебник за ужином к хозяину дома, – прошу вас, позвольте мне остаться! Ваш замок – это нечто невероятное. Второго такого нет во всём мире, и я очень хочу изучить его до конца… хотя, подозреваю, это займёт почти всю мою жизнь.

– Вы же собирались учиться, – заметил лорд.

– Так одно другому не мешает.

– Видите ли, собственный волшебник есть только у королевской семьи. Наличие того же у меня поставит меня в неловкое положение, – объяснил лорд. – Поэтому, боюсь, подобное решение невозможно.

– А жить в живом замке с собственным характером без волшебника – возможно? – неожиданно вступила в беседу леди Клара. – Роберт, уверена, если ты объяснишь, его величество поймёт ситуацию.

Лорд был с нею согласен, но очень боялся недовольства короля Сириуса Четвёртого. Тот был умён, но немного вспыльчив, и часто действовал на эмоциях, о чём потом сам жалел. Тогда леди Клара отправилась в столицу и навестила её величество Анну. Королева мягко обсудила саму возможность такой ситуации с мужем и, в нужный момент, лорд Бинкис смог спокойно поговорить с королём. Тот только пригрозил, чтобы Бинкисы не забывали, что волшебник – ещё не символ королевской власти. Лорд заверил его величество в своей верности, и всё завершилось благополучно.

Таким образом, у Бинкисов появился собственный волшебник. «Завёлся тут!» – шутила иногда леди Клара. Но она была довольна: всё-таки, в наполненном магией месте волшебник нужен всегда. А Владислав, к тому же, понравился замку. И быстро подружился с Робертом. Пользуясь тем, что стояли каникулы, мальчик почти всё время стал проводить в отведённой Владиславу лаборатории. Поэтому он первым заметил неладное, когда там стали пропадать реактивы, ингредиенты и зелья. Он немедленно сказал об этом Владиславу, и они оба решили провести расследование.

6. Крокозябра

Первым делом волшебник отправил Роберта в подвалы, чтобы тот расспросил тамошних обитателей: крысиного короля, повелительницу мышей и двух скелетов. Мыши и крысы в один голос утверждали: в лабораторию не входил никто посторонний. Даже они туда не ходят – слишком опасно для их драгоценных серых шкурок. Скелеты, хоть и не покидавшие подвалы, их слова подтвердили. И Мэг, которую не раз ловили у дверей, внутрь никогда не проникала.

Линда и Грэг были уверены: девочка (главная подозреваемая для Роберта) лабораторией интересовалась, но защита, установленная Владиславом, не пропускала никого, в том числе и её.

– Роберт, – втолковывали мальчику Линда и Владислав, – ну не могла она проникнуть внутрь. Не могла. Весь замок это подтверждает.

– Но кто крадёт и переставляет реактивы?

– Вот это мы и должны выяснить, – ответил волшебник.

Этой же ночью они с Робертом устроили засаду.

Шло время. Тикали часы. Пробило полночь, затем час… Никого и ничего. Сколько мальчик не всматривался в слабо освещённое луной помещение, оно оставалось безлюдным. Предметы не перемещались сами по себе, не было посторонних движений… Роберта стала одолевать дремота, и он достал фляжку. К запахам лаборатории добавился аромат кофе с корицей. Роберт отпил немного и застыл. На ручке кресла, за которым он прятался, восседало… нечто. Самым подходящим словом для этого было: крокозябра.

Обозвать это существо по-другому было невозможно. Странной формы туловище с кривыми короткими лапками было причудливо изогнуто. Длинный тонкий хвост свернулся сердечком. На конце хвоста красовалась очаровательная кисточка. Острые вытянутые ушки украшались густым мехом. И все это существо было зелёного цвета! Зелёными, по мнению Роберта, могли быть иногда хамелеоны и некоторые ящеры… но они не были мохнатыми. А это существо обладало длинной шёрсткой. Кроме того, оно стояло на задних лапках.

Существо осматривало комнату внимательным взглядом печальных тёмных глаз размером с грецкий орех, не меньше. При этом само существо вполне могло уместиться на ладони Роберта, и глаза занимали почти все лицо, вернее, мордочку, украшенную черным носиком-кнопкой и длинными золотистыми усиками.

Да, это была именно крокозябра, и никто иной.

Мальчик не успел отреагировать: Владислав тоже заметил существо. На крокозябру опустилась тоненькая паутинка ловчего заклинания. И впиталась в шёрстку, словно вода в губку.

Крокозябра завертелась, её взгляд упал на Роберта и флягу в его руках.

– Тя! – сказало существо. Прыгнуло, вырвав фляжку из пальцев Роберта, село на кресло и стало жадно глотать напиток.

Владислав снова накинул ловчее заклинание, и снова оно впиталось в существо, не причинив ему ни малейшего беспокойства.

Роберт выбрался из-за кресла и растерянно посмотрел на волшебника. Тот ответил мальчику таким же растерянным взглядом: магия не действовала, а как ещё поймать крокозябру, Владислав не представлял – слишком привык полагаться на волшебство.

Мальчик осмотрелся, заметил висящую на спинке кресла мантию Владислава и набросил её на крокозябру. Та возмущённо затрепыхалась в его руках.

– Осторожнее! – воскликнул Владислав, подбегая и отбирая у Роберта получившийся свёрток. – Оно может быть опасно! Давай клетку.

Роберт быстро вытащил из одного из шкафов клетку, и общими усилиями волшебник и мальчик запихнули крокозябру внутрь, освободив её от мантии. Фляга осталась трофеем крокозябры. Но напиток в ней закончился, и существо, недовольно потрясло ею. А потом швырнуло флягу в сторону и переместилось в шкаф с ингредиентами.

– Эй! – возмутился Владислав и попытался вырвать из лап крокозябры какую-то алхимическую ценность, Роберт пока не знал, что это. Но крокозябра вцепилась в неё всеми четырьмя лапками, при этом забавно плюхнувшись на основание хвоста.

Тогда разгневанный Владислав схватил существо за шкирку, как котёнка, и оно забавно обмякло в его руках. Подняло глазки и жалобнейшим голосом пискнуло:

– Тя!

– Значит, это ты таскало реактивы? – спросил Роберт пространство без надежды на ответ.

К удивлению волшебника и мальчика, существо согласно кивнуло.

– Зачем? – удивился Владислав.

Крокозябра разинула рот и несчастно похлопала глазками.

– Ты их ело???

Снова кивок.

– Это же часто ядовито! – ахнул волшебник и осторожно опустил крокозябру на полку шкафа. Что, если все эти ингредиенты и реактивы от тряски взорвутся в бездонном желудке?

Роберт же лишь вздохнул. И что вот с этим делать? Не втолкуешь же непонятно кому инструкцию по безопасности… Да она, похоже, крокозябре и не нужна, раз она до сих пор жива и даже – Роберт повнимательнее осмотрел её – вполне здорова на вид.

– Что же нам с тобой делать? – устало спросил мальчик.

Крокозябра снова открыла рот и показала в него лапкой.

– Кормить? – уточнил Роберт. – А ты наглая!

Крокозябра отчаянно замотала головой, доказывая, что нет-нет, она не наглая, она милая, несчастная… и очень голодная! Её чёрные глаза наполнились крупными прозрачными слезами.

– Тя, – жалобно добавила она.

– Тя, – согласился Роберт. – И чем тебя прикажешь кормить? Реактивы я тебе таскать запрещаю. Это опасно.

– Думаешь, оно послушает? – хмыкнул волшебник.

– Она нас понимает. Значит, с ней можно договориться.

– С ней?

– С крокозяброй.

– А ведь действительно, – Владислав оценивающе окинул ту взглядом, – крокозябра. Иначе и не скажешь. Ну что, зябра-крокозябра, договоримся?

Та быстро-быстро закивала.

– Ты разумная? – не поверил Владислав.

Крокозябра развела лапками. Скорее всего, это означало «не знаю». И снова показала лапкой на открытый рот.

– Отвести её на кухню? – спросил Роберт.

– Не стоит, – отозвался Владислав. – Есть у меня одно подозрение…

И крокозябру окутало свечение, тут же впитавшееся в неё. Она хлопнула глазами и закрыла рот.

– Тя! – в голосе звучало удивление.

– Тя, – согласился волшебник. – Роберт, она питается магией. Подозреваю, обычная еда не даёт ей чувства насыщения, потому она и таскала ингредиенты и реактивы – в них есть толика магии.

– Проверим? – Роберта одолело любопытство. Молодому волшебнику тоже было интересно. Заговорщицки переглянувшись, они попросили крокозябру, торжественно поименованную мальчиком в «Зябу» забраться в клетку. Зяба согласилась, и скоро все трое уже шли на кухню.

По пути им встретился Филли.

– Почему не спите? – обеспокоенно спросило маленькое привидение. Оно очень серьёзно относилось к режиму.

– Ловили тут кое-кого, – Роберт показал ему Зябу. – Ты пока помалкивай, хорошо? Это наш секрет.

– Хорошо, – важно кивнул Филли. Он любил секреты. – Но Роберту пора спать! И Владиславу тоже.

– Иду-иду, – ответил мальчик. – Только сначала мы покормим это недоразумение, хорошо?

Посмотрев на голодные глазки, Филли кивнул и проводил напарников до кухни. Двери, правда, поворчали, что в такое время порядочные люди спят давно, а не болтаются по дому, беспокоя приличные двери, а портреты попытались прочитать пару лекций на тему, что ночные блуждания не приводят людей ни к чему хорошему – вот так потом и появляются разбойники! – но Роберт привычно проигнорировал все эти заявления. А Владислав заявил, что имеет полное право проголодаться ночью, так как уже взрослый.

Выбрали немного еды в морозильной камере и буфете и выставили перед выпущенной из клетки крокозяброй, надеясь, что та выберет что-то себе по вкусу. Но Зяба съела всё! И попросила добавки.

– Нет! – твёрдо сказал Владислав, проигнорировав голодный взгляд. – Лопнешь.

Крокозябра помотала головой: мол, нет, не лопну. Но волшебник был непреклонен.

– Ты же хочешь жить здесь спокойно?

– Тя, – кивнула Зяба.

– Вот. Сейчас попробуем так…

Волшебник сформировал тонкую струйку сырой магии и направил её на Зябу.

– Тя! – радостно сказала та. И скоро сыто похрапывала, уснув прямо на столе.

– Чувствую, будут у нас проблемы, – вздохнул волшебник. – Роберт, после завтрака придёшь в лабораторию? Поможешь мне с исследованиями. А пока иди спать. Действительно ведь уже поздно.

– Хорошо, – сказал Роберт и ушёл в свою спальню.

Спал он плохо: его одолевали любопытство и разные мысли. Утром, встав, быстро поел, и умчался в лабораторию, где и провёл весь день, к великому огорчению желавшей играть с ним Мэг.

Вскоре удалось точно установить: Зяба действительно питается магией. То есть, крокозябра способна съесть всё, даже несъедобное, но ничто, как и предполагал волшебник, кроме магии не могло дать ей сытости. Теперь вопрос с питанием решался просто: Владислав должен был раз в день подпитывать Зябу магией, а остальное, например, плюшки с корицей, она употребляла исключительно для удовольствия.

Выяснилось наконец, откуда взялась крокозябра. Владислав некоторое время назад принёс корзинку яиц для опытов, и одно из них, поддавшись аномальной магии, пропитывающей замок, трансформировалось в нечто непонятное. По крайней мере, в этом убеждали найденные осколки пятнистой зелёно-синей скорлупы. Волшебник решил было добыть ещё яиц и посмотреть, не вылупится ли из них ещё что-нибудь необычное, но Роберт отговорил его. Мальчику не хотелось плодить невероятных существ. Зяба оказалась безобидной, но что, если непредсказуемая магия замка создаст кого-нибудь чудовищного? Владислав, несмотря на одолевавшую его жажду экспериментов и изучения неведомого, согласился с аргументами Роберта, и Зяба так и осталась единственной и уникальной.

Впрочем, в замке и без неё хватало странных и диковинных созданий. Например, на одной ярмарке Мэг ухитрилась заполучить в свои цепкие ручки настоящего цербера. Было это так…

7. Ярмарка редких животных

Вокруг замка была большая территория, покрытая лесом. В зелёной чаще жили олени, лисицы, зайцы, ежи, белки, барсуки, еноты и бурундуки. Строили запруду у речки бобры. Птиц повсюду гнездилось просто неисчислимое количество – и это не учитывая стайку говорящих воронов. Ворота замка охранял крупный ящер. В озере неподалёку водилось множество рыб. В конюшне вперемешку с лошадьми и пони стояли единороги, и даже имелся один пегас – редкая диковинка, выпрошенная Мэг у отца пару лет назад. Так же в замке обитали пять кошек, крысы, мыши, включая летучих на чердаке, охотничьи собаки. Словом, живности было предостаточно, во всяком случае, так считали все обитатели замка… кроме Мэг.

Она откуда-то узнала, что неподалёку от замка расположился городок, где каждый месяц проводились ярмарки. А услышав, что на этот раз на ярмарке будут продавать животных, Мэг не смогла удержаться от требования отпустить её «посмотреть зверушек».

– Мэгара! – лорд леди Клара сердито стукнула вилкой по столу. – Ты же обязательно кого-нибудь притащишь! У нас и так всего полно. Почему Роберт ничего не просит?

– А что ему просить? Хомячка? У него есть жеребец и две охотничьих собаки! А ещё – дрессированная белка!

Роберт вздрогнул. Он и не подозревал, что Мэг знает о белке.

– Ещё у Роберта есть Зяба, с которой мне не позволяют играть, – добавила девочка. – И я тоже ничего не прошу! Я только посмотрю.

– Не верю, – сказала леди Клара.

Роберт согласно кивнул. Но лорд Бинкис привычно уступил дочери:

– Мэг любит животных, в этом нет ничего плохого, – сказал он. – Она пообещает, что только посмотрит. И потом, мы можем не давать ей денег. Тогда она просто не сможет никого купить.

– Но, милый, ты же всё равно дашь ей деньги! Ты так её балуешь…

– Мэгара провинилась не так давно, – лорд сурово посмотрел на дочь. – Поэтому денег она не получит. И покупок у неё ещё долго не будет. Но просто посмотреть животных… Не думаю, что в этом будет что-то плохое. К тому же, кроме Линды я попрошу поехать с нею Роберта.

– Согласна, – леди Клара посмотрела на сына. – Они с Мэг хорошо ладят. К тому же, он умный и ответственный мальчик, рядом с ним Мэг будет в полной безопасности.

– Но у меня были свои планы! – возмутился Роберт.

– Перенесёшь их на следующий день, – твёрдо сказал отец. – Мэг – твоя сестра. Планы не убегут.

Роберт сердито фыркнул и уткнулся в тарелку. Он любил животных и именно поэтому не любил заповедники и ярмарки, где редкие звери были всего лишь экспонатами или товаром. Он послал Мэг сердитый взгляд. Девочка пожала плечами и продолжила есть.

После завтрака он, недовольный, покинул столовую и хотел уйти в псарню, но по пути его догнала Мэг. За нею спешила Линда.

– Ты можешь и не ехать со мной, – сказала девочка капризно. – А я очень-очень хочу посмотреть эту ярмарку.

– Я не хочу ослушаться отца. К тому же я и сам не хотел бы отпускать тебя только с Линдой: ты уже устроила ей сюрприз в питомнике привидений. Что ты можешь выкинуть на ярмарке, я боюсь представить.

– Роберт, прости меня, за тот случай, – сказала девочка серьёзно. – Пожалуйста!

– Да куда ж я денусь, – вздохнул Роберт. – Встретимся завтра в девять у ворот?

– Не поздно будет? Ярмарки, вроде, рано открываются.

– Хочешь приехать к открытию?

– Да!

– А поднимешься в шесть? Ехать-то часа три, не меньше.

– Поднимусь! Это ты – соня!

– Я не соня.

– А мы поедем верхом, да?

– Никаких верхом! – вмешалась в разговор Линда. – Только в коляске. Джон нас отвезёт и привезёт.

Мэг надулась, но уже через мгновение к ней вернулось хорошее настроение, и она убежала, заставив Линду с возмущённым возгласом броситься следом. Роберт же вернулся к собственным делам. Ему ещё предстояло пообщаться с псами, подрессировать белку и поучить Зябу.

Вопреки его надеждам утром Мэг не задержалась ни на секунду. Наоборот, она уже ждала брата у ворот, приплясывая от нетерпения. Линда сонно зевала рядом. Роберт поздоровался, и они поехали на ярмарку.

Ярмарки бывают часто, но далеко не на каждой можно купить практически всё существующее на свете. Эта ярмарка была именно из таких. На ней продавались все звери, существовавшие в этом мире. Животных здесь было представлено очень, очень много, и значительная их часть – редкие и необычные.

Роберту-младшему и Мэг, окружённым зверями и толпой, показалось, будто здесь им могут продать даже сказочную птицу Феникс. Линда занервничала, а Мэг приступила к осмотру.

Роберт лишь радовался, что у сестры нет денег, но его охватывал ужас каждый раз, когда девочка приближалась к кому-то, по мнению мальчика, опасному. Он боялся за Мэг: конечно, продавцы старались обеспечить безопасность покупателей, но всё ли можно предусмотреть?

Только постепенно и он увлёкся.

Медвежата, многочисленные представители кошачьих, разнообразные мелкие и крупные ящеры, ядовитые змеи, волчата, лисы – всего, казалось, не перечислить. Не так уж часто встретишь эклитанского гигантского попугая, серебряного ливенского волчонка или королевскую кобру! Увидев ослепительного золотисто-зелёного тигра – Роберт даже не знал, где такие водятся, – мальчик пришёл в восторг. Правда, Линда сочла, что настолько опасное чудо следовало миновать поскорее и торопливо потащила Мэг в противоположную сторону.

Направление оказалось выбрано неверно. Они очутились в ряду, где на продажу были выставлены карликовые ящеры. Тут уже Мэг задержалась надолго. Она подбегала к каждому, пыталась их потискать, расспрашивала продавцов…

Роберт устал. Ему понравилась ярмарка – о многих увиденных здесь созданиях он только читал в Сети или книгах – но день перевалил далеко за полдень, увлечённая Мэг даже не дала брату поесть (пара случайных пирожков с компотом не в счёт), и мальчику хотелось одного: домой. Поэтому он попросил у Линды дозволения задержаться у одной из палаток с едой, пообещав, что никуда от неё не уйдёт и Линда легко сможет его найти.

Он мирно отдыхал, медленно потягивая травяной напиток, и ждал прихода Линды и сестры. Но Линда появилась пред ним одна. В какой-то момент Мэг пропала в толпе, и девушка не сумела её найти.

Мальчик глубоко вздохнул, сдерживая прорывающийся гнев. Ну почему, почему ему ТАК не повезло с сестрой? Среди девчонок иногда попадаются вполне приличные особи, но почему же именно ему досталась самая невыносимая сестра на свете? Куда, куда она могла деться на этот раз? Что взбрело в её бестолковую головку?

– Вы видели стражей? – спросил он у Линды.

Та замотала головой: ей уже давно не встречался никто из ярмарочной стражи.

Стали искать палатку стражей правопорядка, заодно опрашивая всех, не видел ли кто светловолосую девочку в жёлто-зелёном платье. Палатка нашлась, пусть и не сразу, стражам описали Мэг, и они принялись за поиски. Роберт удивился немного, почему так быстро отреагировали на пропажу, но услышал, что на ярмарке видели цыган. Именно поэтому стражи забеспокоились: этот народ, при всех своих достоинствах, не гнушался похищения детей.

Линда едва сдерживала слёзы. Она очень беспокоилась о подопечной, к которой по-настоящему привязалась. Роберт старательно пытался успокоить девушку, уверяя, что стражи вот-вот найдут Мэгару.

И они её нашли. Не прошло и часа, как в палатку ввели Мэг, прижимающую к груди большую корзинку, укрытую грязным сине-коричневым платком.

– Мэг! Слава Изначальному! – бросились к ней брат и гувернантка.

Девочку осмотрели, не найдя повреждений, обняли, отругали. И только потом заинтересовались её добычей:

– Что это? – спросил Роберт, указывая на корзину. – И где ты это взяла?

– Это не «что», а «кто», – вздёрнула нос сестра.

Роберт торопливо отбросил платок и едва не вскрикнул. Линда ахнула. В корзине лежало нечто золотисто-коричневое и трёхголовое. Вроде, собака… но с тремя головами?

– Но тебе ведь не дали денег… – Мальчик старался убедить себя, что спит. Спит, и чудовище в корзине у сестры ему снится.

– А мне его подарили!

– Подарили. Неизвестного монстра. – Роберта охватило странное безразличие. Ему было уже всё равно, что происходит. – Давай вернём его хозяину, а?

– Подарки не возвращают, – гневно сказала Мэг. – И потом, они хотели его утопить. А я его спасла. Только вот их не запомнила…

– Мэг, пожалуйста…

– Нет, Роберт. Его мне подарили. Это судьба. С Изначальным не спорят, – Мэг гордо вскинула голову. Сейчас она была как две капли воды похожа на брата. – Напоминаю: её же утопят. Дженни этого не заслуживает.

– Дженни?

– Дженни, – подтвердила девочка.

– Полагаю, – стражи порядка тоже обратили внимание на трёхголовую собаку, и один из них сейчас заговорил с Линдой, – вам стоит оставить это… существо у нас. Оно может быть опасно.

– Дженни безобидная! – выпалила Мэг.

Дженни чихнула, и из одной из мордочек вырвался язычок пламени.

– О, да, – согласился страж, – совершенно безобидная. Госпожа Бинкис, мы не причиним вреда этому созданию. Скорее всего, это обитатель одного из соседних миров, и попал он сюда из-за браконьеров. Его – хорошо, её! – следует вернуть на родину.

Мэг хлопнула глазами и разрыдалась. Но на стража, как и на Роберта, это не произвело впечатления. Вызвали ветеринара и служащего в службе правопорядка волшебника. Пока те изучали Дженни, оказавшуюся таки самкой, один из стражей с головой погрузился в информацию в Сети. Остальные свободные от охраны ярмарки стражи разыскивали кое-как описанных Мэг людей – в них подозревали браконьеров.

Через пару часов выяснилось, что Дженни действительно обитатель другого мира. Цербер, сторожевое создание. Не слишком разумное, вроде обычной собаки, только трёхголовое и способное выдыхать огонь, словно дракон из сказки.

Сообщили в Общество защиты редких магических существ, Королевское Лесничество, Центр порталов и перемещений. Ветеринар и волшебник пришли к выводу, что животное здорово и безопасно для людей – при соответствующем воспитании. Пока же это щенок, которого следует дрессировать.

Мэг попытались уговорить оставить цербера, но девочка заявила, что раз уж судьба свела её с Дженни, то теперь именно Мэг станет отвечать за малышку. Пообещала найти средства и способы дрессировки – впрочем, она готова была пообещать что угодно, лишь бы Дженни оставили у неё.

В результате решили, что окончательное решение примет лорд Бинкис.

Уставшая троица в компании жизнерадостного цербера отправилась домой, в замок.

Лорд Роберт-старший сказал, что предвидел подобную ситуацию. Кажется, он был недостаточно строг и слишком избаловал Мэг – теперь она не способна не создавать проблем. Но отказать дочери снова не смог, и цербер остался в замке.

Леди Клара лишь вздохнула и, не отрывая взгляда от книги, сказала, что надеется на благоразумие Мэг и потому пока выкидывать ЭТО из дома не станет, но стоит Дженни натворить хоть что-то – и существо мигом вылетит на улицу.

Мэг клятвенно пообещала присматривать за цербером. Но хватило её ненадолго: Дженни попортила нескольких кукол, кроме того, её следовало выгуливать, кормить, воспитывать и дрессировать.

Роберт какое-то время интересовался, не нашли ли браконьеров, способных путешествовать порталами, избавившихся на рынке от маленького цербера, но расследование доверили не лорду Бинкису, поэтому мальчик так ничего и не узнал. Он полностью сосредоточился на дрессировке цербера Дженни. Впрочем, он не сердился на сестру: немногие могли похвастаться тем, что самостоятельно разрабатывают методику дрессуры настоящего огнедышащего цербера!

Дженни оказалась понятливой и умной, только что не говорила. Роберт привязался к ней, хотя иногда вздыхал, что замок становится больше похожим на зоосад, чем на жильё приличной благопристойной семьи. Потому на возмущение леди Клары отреагировал вполне спокойно: его вины в случившемся не было. Но леди была в гневе: она не могла смириться с тем, что кто-то из волшебных созданий испортил несколько редких книг в её библиотеке.

Роберт заметил, что это не мог сделать никто из его подопечных и решил сам проверить библиотеку. Неприятностей он не ждал.

А вот они его ждали.

8. Книги надо спасать!

В большой двухэтажной ярко освещённой библиотеке стояло множество рядов шкафов, между которыми уже крутилась Мэг. Она переходила от шкафа к шкафу, от полки к полке с несвойственной ей методичностью.

– Привет, – окликнул сестру Роберт. – Что делаешь?

– Помогаю маме искать повреждённые книги, – серьёзно ответила девочка и указала на один из столиков, где уже лежала стопка книг. Взяла с полки томик в бордовой обложке, раскрыла его – и, взвизгнув, выронила книгу, отпрыгивая.

– Мэг! – испугался Роберт, бросаясь к сестре.

– Всё хорошо. Мне показалось, – неуверенно сказала она и наклонилась, желая подобрать книгу. – Извини, что напугала… ОЙ!!!

Она отскочила за спину Роберта. Теперь и он увидел причину её испуга: из распахнутой книги высунулась уродливая безглазая голова существа, похожего на кольчатого червя, только почему-то пятнистого. Она принюхалась – казалось, эта голова состоит только из пасти, раскрывшийся в какой-то момент подобно чудовищному цветку – и скрылась в книге.

– Роберт… Что это?!

– Не знаю. Зови Владислава.

Мэг кивнула и побежала к двери. Быстро уговорила её открыться и исчезла.

Роберт постоял, всматриваясь в книгу. На его глазах она рассыпалась трухой. Мальчик осторожно подошёл к остаткам, ещё сохраняющим форму книги. Затем отошёл к столику со сложенными на него испорченными книгами.

Пришедшие Владислав и Мэг застали Роберта задумчиво изучающим рассыпающиеся книги.

– Привет, – сказал волшебник. – Что тут у вас опять случилось? Мэг рассказывает какие-то страшилки…

– Извини, что потревожили, – вздохнул Роберт. – Я не думал, что оно так быстро исчезнет.

– Что именно? – волшебник тоже заинтересовался уничтоженными книгами. – Это кто же так поработал?

– Если бы знать. Потому тебя и побеспокоили, думали, может, опознаешь, что это такое, что разрушает книги и выглядит как пятнистый червяк с гигантской пастью.

– Впервые слышу, – Владислав почесал подбородок. – Нечто, питающееся книгами… Когда я смотрел на закрытых страницах информацию про церберов, чтобы помочь тебе с дрессировкой, натыкался на много необычного, но о таком слышу впервые.

– Но если мы это не отловим, оно уничтожит всю мамину библиотеку! – воскликнула Мэг. – Этого нельзя допустить. Придумайте что-нибудь, пожалуйста!

– Сначала это надо найти, – сказал Владислав. – Но учтите: оно может быть опасно, раз оно так легко разрушает органику. Поэтому сначала мы возьмём защитные амулеты для себя и замораживающий контейнер для тех, кого сумеем отловить.

– Но за это время пострадают ещё книги! – рассердилась Мэг.

– Думаешь, мама обрадуется больше, если пострадаем мы? – парировал Роберт. – Шагом марш за амулетами.

Мэг фыркнула и ушла следом за Владиславом. Роберта оставили в коридоре охранять вход в библиотеку: опасались, что леди Клара захочет войти в неё. Но вот Мэг и Владислав вернулись. Надели защитные амулеты в виде браслетов, зачарованные перчатки, и отправились ловить непонятных существ.

Они принялись просматривать книги. А книг было много: библиотека леди Клары начитывала почти двадцать пять тысяч томов. Первым делом принялись проверять старые издания: многие из них были редкими и уникальными, и утрата любого из них огорчила бы леди куда сильнее, чем потеря целой подборки современной литературы.

Книга за книгой. И вот в томик в руках Роберта летит замораживающее заклинание. Тварь не успела увернуться, и подошедший Владислав стал внимательно изучать уродливое существо, выдернув его из книги. Упаковали тварь в контейнер и продолжили поиски. Неизвестно, один ли здесь «пятнистый червь», а их следовало поймать всех. Заодно и для изучения будет побольше материала, сказал волшебник.

В течение следующих десяти минут было обнаружено ещё два существа. Одно успело скрыться в книге, второе успели заморозить. Отлов продолжался.

К вечеру измотанные охотники поймали почти два десятка тварей, которых отправили в контейнер, где они и ждали изучения. Сам контейнер надёжно заперли в лаборатории.

За ужином Роберт сообщил матери, что вместе с Мэг и Владиславом они, как могли, обезопасили её драгоценные книги, но за результат пока не ручаются. И может, стоит провести магическую дезинфекцию – так, на всякий случай? Это не так вредно для книг, как питающиеся ими непонятные создания. Леди горестно повздыхала, но согласилась.

Владислав даже о своей подготовке к экзамену забыл: почти всё время он изучал тварей и искал информацию о них. Он разослал письма всем ведущим экспертам, и теперь с нетерпением ждал ответов. Но вступительные испытания он, к собственному удивлению, сдал на отлично: предыдущая подготовка не прошла даром. А практика в замке и вовсе позволила поразить экзаменаторов глубиной знаний.

Роберт не уступал волшебнику: он тоже всё время копался в Сети. Только вот доступа к специализированным закрытым страницам и беседам у мальчика не было, поэтому ему приходилось довольствоваться общедоступными источниками. Часть из них была и вовсе ерундой – слухи, сказки, сплетни, выдумки… Как же Роберт удивился, когда на одной из страниц наткнулся на страшилку о книжных червях! И ещё больше он удивился, когда по описанию узнал тех самых тварей, что лежали сейчас в контейнере под защитой чар лаборатории.

Книжные черви. Порождения магии. Заводятся в местах, где хранятся книги, если этим местам больше нескольких сотен лет – предположительно, более трёхсот. Причины появления червей и способы борьбы с ними неизвестны, но, если эти создания возникают, извести их уже нельзя, пока в доме остаётся хоть одна книга. Им способны противостоять только книжные феи, но они исчезли из библиотек ещё до Тёмной Эпохи.

– Болтовня, – писали в комментариях одни.

– Если есть сказки про книжных фей, почему бы не быть сказкам про книжных червей? – делали вывод другие. – Но они остаются сказками.

– Выдумка, и скучная, – резюмировали третьи.

– Не может такого быть, – сомневались четвёртые. – Книжных фей никогда не существовало, а книжных червей никто не видел, значит, их нет, не было и не будет.

– Раз информация существует, значит, доля правды в ней есть, – колебались пятые.

– Конечно, черви есть, – уверяли шестые. – Просто это скрывают от простого населения.

Словом, кто-то верил, кто-то не верил, кто-то смеялся, кто-то был абсолютно серьёзен. Некоторые задавали вопрос, где же найти книжных фей. Находились и те, кто спрашивал: есть ли другие средства? Может, какие-то заклинания, или химические реактивы с зельями?

Роберт читал много сказок про фей. Попадалась ему и пара историй про фей книжных. Но это же были сказки! Правда, теперь, когда вживую увидел книжных червей, он уже не был так в этом уверен. Впрочем, в замке были черви и не было фей. Как же им справиться с первыми?

Пролистывая поток пустой болтовни, он вдруг увидел сообщение, написанное кому-то в ответ:

«Против червей могут помочь только феи. Обратись к ним. Библиотека номер 12, город Сларец».

Ответом на эту фразу были насмешки. В частности – в городе Сларец всего лишь одиннадцать библиотек. Кто-то, правда, защищал автора: мол, библиотека может быть тайной, только для фей. Но факт оставался фактом – если двенадцатая библиотека и существовала, никому из людей или иных жителей мира в неё доступа не было.

Роберт и сам проверил информацию, но она не изменилась: в Сларце всего одиннадцать библиотек. Пять частных, четыре городских и две детских.

– Привет, – некстати ворвалась в комнату Мэг. – Пойдём, погуляем? На лошадках покатаемся?

Погода стояла отличная, и в другое время Роберт с удовольствием бы покатался на лошади вместе с сестрой, но сейчас он был настолько растерян, что выложил ей всё, что узнал.

– Говоришь, одиннадцать библиотек? Так это вполне понятно! – Мэг даже запрыгала от возбуждения. – Если там работают феи, значит она тайная! Тайная-претайная! И мы обязаны её найти. Едем в Сларец и приступаем к поискам!

– Мэг…

– Сегодня мама пожаловалась, что испортилась ещё одна книга, – сказала девочка уже серьёзно. – Значит, мы отловили не всех. И потом, мама говорит, что туристические поездки полезны для самообразования. Собирайся. Мы едем в Сларец.

– Мэг, как мы объясним это маме?

Девочка призадумалась. Сослаться на достопримечательности? Город, конечно, крупный, но не особенно интересный.

– Скажем правду? – предложила она. – Мама уже готова во что угодно поверить, лишь бы книги спасти. Скажем, что узнали про секретную библиотеку, сотрудники которой знают способ борьбы с червями.

– Мэг! Ты действительно думаешь, что мама поверит?

Роберт немножко рассердился. Больше на то, что не сам это придумал.

Но сестра лишь умильно улыбнулась.

Действительно, леди Клара решила, что у любой сплетни есть первопричина и решила съездить в Сларец. Дети напросились с нею.

9. Библиотека фей

Уже через четыре дня они сели на поезд, везущий их в Сларец. Лорд Бинкис должен был как раз уехать по делам в столицу, поэтому легко отпустил семью в поездку.

Стоя на перроне у небольшого аккуратного здания вокзала, Роберт мрачно изучал приближающийся поезд.

– Шансов у нас никаких, – мальчик старался смотреть на мир реалистично.

– Предлагаешь сдаться? – вздёрнула нос девочка.

– Нет. Просто предлагаю не слишком разочаровываться, если ничего не получится. Но попытаться, конечно, стоит. В конце концов, отец говорит, что не ошибается тот, кто ничего не делает…

– Не будь занудой, пожалуйста. Ты и так слишком похож на папу.

Поезд просвистел три раза и остановился. Путешествие началось. Всю дорогу обсуждали, кому может принадлежать двенадцатая библиотека и где она может находиться.

К полуночи следующих суток они прибыли в Сларец. Добрались до гостиницы и рухнули спать в отведённом им двухкомнатном номере.

Утро началось с радостных возгласов Мэг.

– Доброе утро! – крикнула она через дверь, разделяющую комнаты леди Клары с Мэг и мальчика. – Вставай, Роберт!

Когда он сонно проворчал что-то, девочка ворвалась в комнату и побила брата отобранной у него подушкой. В результате сон пропал, и пришлось вставать, умываться, одеваться и идти завтракать.

– Значит, мы ищем двенадцатую библиотеку, – сказала леди Клара, намазывая гренок маслом. – Я должна поговорить с местными дамами: кто-то из них обязательно знает, кто в городе владеет достаточно большими собраниями книг, которые при этом не считаются общедоступными. Вопрос, чем в это время станете заниматься вы?

– Если бы вы доверили мне посетить архив… – сказал Роберт. – Уверен, библиотеку могли когда-то закрыть, но здание от неё должно было остаться.

– Хорошая идея, – согласилась леди Клара. – Я доведу тебя до архива и оставлю там под присмотром архивариуса. Мэг, ты пойдёшь со мной наносить визиты.

– Ну… – надулась девочка.

– Мэг, – строго сказала леди.

Мэгара фыркнула и демонстративно отвернулась.

– Тебя всё равно не пустят в архив, – объяснил ей Роберт. – Меня-то могут не пустить.

– Будущего графа Бинкиса? – удивилась леди Клара. – С моей личной просьбой? Милая, дело не в этом, а в том, что ты быстро заскучаешь и станешь всем мешать. Так что со мной, очаровывать местное светское общество, – леди вздохнула. Светскую жизнь она не очень любила.

Нашли архив и оставили в нём Роберта. Архивариус не слишком обрадовался: он считал мальчишек непоседливыми чудовищами, – но отказать графине Бинкис не смог. Леди Клара с Мэг отправились наносить визиты, а Роберт зарылся в подшивки газет и документов. И, пусть и нескоро, наткнулся на несколько интересных бумаг.

Около архива располагалась небольшая ресторация, так что мальчик смог перекусить и спокойно дождаться мать и сестру. Их совместные изыскания принесли следующие плоды: в городе кроме общественных некогда было ещё несколько частных библиотек. Но их давно расформировали, отдав здания под иные нужды города, а собрания книг передав в коллективные книгохранилища. И одна из таких закрытых библиотек располагалась в доме под номером двенадцать. Находился он на улице Возрождения.

– Может ли это быть тем, что нам нужно? – спросила саму себя леди Клара, когда все трое собрались вечером у камина в общем зале гостиницы и обменялись добытыми сведениями. – Ведь там теперь антикварная лавка, а не библиотека.

– А вот и не лавка, – отозвался Роберт, тоже обративший внимание на этот факт. – Здание уже полгода как закрыто и предназначено под снос.

– Так что можно туда залезть, – обрадовалась Мэг.

– Мэгара! – рассердилась леди Клара. – Никто никуда лезть не станет. Завтра днём мы чинно посетим здание под предлогом, что хотим его купить. И спокойно осмотрим.

– Хорошо, – вздохнула девочка. – Но это так скучно!

– Зато безопасно, – напомнила леди Клара.

Поговорили ещё немного и отправились спать. Однако Роберт долго вертелся, не в силах уснуть. Он так измучился, что решил попросить у матери снотворные капли, и негромко постучался в её комнату.

Ему не ответили. Но Роберт так устал от бессонницы, что решил сам взять у леди Клары капли – она всегда ставила их на тумбочку у кровати.

Мальчик вошёл в комнату и застыл. Леди Клара крепко спала, а вот кровать Мэг была пуста!

Разбудить леди было невозможно, точнее, это заняло бы слишком много драгоценного времени. Как далеко уже ушла девочка? Оставалось одно: самому пойти на поиски и надеяться, что Мэг найдётся быстро.

Мгновенно одевшись, Роберт вышел из гостиницы и огляделся. Девочки не было видно, поэтому он развернул карту города, которую ещё днём им выдал портье и нашёл на ней улицу Возрождения. Она была довольно далеко, и мальчик надеялся нагнать сестру.

Он никогда не ладил с картами, и потому пару раз свернул не туда. Но вот он всё же нашёл нужную улицу. Вот и дом номер двенадцать: двухэтажный, с разбитыми окнами, и красивым флюгером в виде читающего книгу пса в очках, оставшимся, видимо, с прежних времён. А у входа в дом стояла Мэг.

– Мэг! – Роберт был в ярости. Одна, в неизвестном городе, ночью…

Но девочка, словно не слыша его, скрылась в доме.

Роберт ринулся следом, толкнул дверь. Посветил фонариком: пол выглядел крепким. В окна глядела полная луна, освещая пыльное помещение со следами полного разрушения. Мэг бродила по комнате, заглядывая в каждый уголок, в каждый шкаф.

– Мэг! Немедленно идём в гостиницу!

– Нет, – отозвалась она, открывая очередной шкаф. Оттуда вырвался столп света, и Мэг исчезла. Роберт бросился за ней и тоже провалился куда-то. А когда ощутил себя стоящим на земле, ему открылась большая светлая библиотека, по которой между шкафами порхали небольшие – с ладонь – крылатые существа. Сомнений не было: феи!

Их заметили. Феи стали подлетать и изучать незваных гостей.

– Ой, посетители! – обрадовалась одна, очень маленькая, в красном платье, с чёрными волосами. – Как замечательно! У нас столько лет не было читателей… Только мы закрываемся…

– Как вы сюда попали? – удивлённо воскликнула, подлетев, полненькая фея со стянутыми в пучок седыми волосами. Она была в чёрном платье, украшенном ярко сверкающей жёлтой брошью.

– Здравствуйте, – поклонился феям Роберт. – Я прошу прощения за вторжение. Я сам не понял, как мы сюда попали. Мы просто, – тут он развёл руками, – зашли в дом, а потом свет…И мы здесь.

– Портал сработал, – покивала ещё одна фея, в зелёном. – Но он не работал уже много, много лет. Что же, интересно, произошло?

– Может быть, виновато то, что у нас появились книжные черви, и людям снова необходима ваша помощь? – несмело предположил Роберт.

Мэг тем временем осторожно отошла от брата и принялась с восторгом осматриваться.

– Не думаю, – сурово заявила фея в чёрном. – Мы всё равно не можем ничем вам помочь. Библиотеки закрываются, наши силы тают, и главное – их величества запретили помогать людям. Вы изгнали нас из привычного нам мира на эту грань между настоящей и книжной реальностями, так зачем нам помогать вам?

– И вы позволите червям уничтожить все книги нашего мира? – жалобно подала голос Мэг.

– Именно так нам и придётся поступить, – кивнула фея. – Мне жаль, девочка, но таковы законы и не мне их нарушать.

– Но, госпожа Луиза, – возмутилась русая фея в оранжевом брючном костюме, – мы же хранители книг! Мы не можем так поступить! Мы обязаны помочь!

– Прежде всего, вы обязаны вывезти остатки библиотеки до рассвета, – напомнила фея Луиза. – Иначе и эти книги навсегда исчезнут из реальности. Так что прошу всех вернуться к работе.

– Можем ли мы что-то сделать для вас в качестве услуги? – предложил Роберт. – Я готов сделать, что прикажете в обмен на возможность поговорить с их величествами. Должен быть способ убедить их передумать.

– Нет, не можете, – отрезала фея Луиза. – И такого способа нет.

– Могут! – твёрдо возразила ей фея в оранжевом. – Меня Кларисса зовут, – подлетела она к Роберту. – Есть способ заставить их величеств передумать. Сейчас в книжной реальности происходит нечто непонятное: один из персонажей уничтожает её. Если вы остановите этого персонажа, то спасёте книжный мир, и их величества в благодарность обязаны будут…

– Кларисса! В конце концов, для детей это просто опасно.

– Госпожа Луиза, мы хранители книжной реальности. Спасти её наш долг, – стояла на своём Кларисса.

– Наш, а не этих детей.

– Мы не воины.

– Дети – тем более!

– Мы не дети! – возразила Мэг, не отрываясь от взятой с полки книги.

– Ну хорошо, хорошо, я сообщу их величествам, что снова появились черви. В конце концов, это тоже наша обязанность. Дальнейшее решать им. Не нам. И втягивать детей в проблемы книжной реальности я запрещаю.

– Но, если я могу помочь… – неуверенно сказал Роберт.

– Это слишком рискованно для вас, – жёстко ответила фея Луиза. – Подождите здесь, я поговорю с их величествами.

Она улетела.

Время шло. Мальчик размышлял, почему никто не знал о феях: не могли же они с Мэг быть первыми за много лет, кто попал к ним. Шкафом явно пользовались, давно и часто, так почему он сработал как портал только для Роберта с сестрой? Мэг листала книги.

Внезапно к нему подлетела Кларисса.

– Мальчик, прошу тебя, – жалобно сказала она, – только ты можешь спасти книжную реальность. Неужели ты оставишь мир книг погибать?

Роберт растерялся. Ему действительно хотелось помочь, но фея Луиза вряд ли шутила, когда говорила об угрожающей там опасности. Кто знает, что именно поджидает его там?

– Но госпожа Луиза, – начал он.

– Луиза сейчас далеко. Ты можешь отправиться в путь до её возвращения, и она будет вынуждена смириться, когда ты вернёшься с победой.

Роберт всё ещё сомневался.

– Прошу тебя! – настаивала Кларисса.

А когда он уже почти готов был согласиться, она вдруг потеряла терпение и уже жёстко сказала:

– Не согласишься – я зачарую твою сестру! И она останется здесь. Навсегда. А на рассвете портал в ваше пространство закроется. Тоже навсегда. Говорят, есть ещё несколько порталов, но все они ведут через книжную реальность.

– А если я пожалуюсь госпоже Луизе на ваш шантаж? – прищурился Роберт.

Кларисса взмахнула волшебной палочкой. Фиолетовая вспышка.

– Она не найдёт твою сестру там, где я её спрятала. Только я могу вернуть тебе девочку.

Роберт в отчаянии бросил взгляд в сторону, где секундой раньше была Мэг, и не нашёл её. Она исчезла.

– Подпиши, – протянула ему бумагу с текстом мелким шрифтом Кларисса. – И в ту же секунду я верну тебе сестру.

– А что мне мешает подписать и забрав её, уйти?

– Контракт магический, – снисходительно объяснила фея. – Подпишешь – не сможешь увильнуть. Итак? Время здесь движется медленнее, чем у вас, но рассвет всё же скоро наступит.

Роберт заколебался.

– Луиза не вернёт тебе сестру, – напомнила Кларисса. – Это могу сделать только я.

Роберт подписал бумагу. В ту же секунду в руке Клариссы появилась статуэтка, которую фея бросила на пол. Стоило фигурке коснуться пола, как она превратилась в растерянную Мэг.

– Роберт! – жалобно всхлипнула девочка, бросаясь к брату. Тот обнял её.

– Нет времени на нежности, – прервала её Кларисса. – Иди за мной, мальчик.

Роберт послушно зашагал за нею к нарисованной на стене маленькой дверце. Мэг шла следом, боясь отойти от брата.

– Твоя задача найти чудо-юдо, победить его и добыть в его сокровищах маленький чёрный шарик с алой короной внутри. Принесёшь шарик мне – и контракт будет исполнен.

– Кларисса! – раздался голос Луизы. – Куда вы собрались?

– Он подписал контракт! – торжествующе сказала Кларисса.

– Что? – возмущённо воскликнула Луиза.

– Она угрожала моей сестре, – с некоторым злым удовольствием сказал Роберт.

– Ты угрожала…

Луиза не договорила. В её руке появилась палочка. Кларисса схватилась за свою, но Луиза оказалась быстрее, и русую фею опутало толстым слоем паутины.

– Как мило, Кларисса. Не знаю, что ты задумала, но вряд ли это понравится их величествам. Увести её! – приказала Луиза двум феям в форме, подлетевшим к ним.

Ругающуюся Клариссу куда-то увели. Начальница повернулась к Роберту.

– Прости, мальчик. Я не думала, что она решится на подобный поступок. Но контракт подписан, и разорвать его нельзя. Тебе всё же придётся пойти в книжную реальность.

– Хорошо, – вздохнул Роберт. – Только позаботьтесь о Мэг, пожалуйста.

Та тихонько всхлипнула.

– Обещаю, с этого момента девочка будет под моим присмотром. Я никому не позволю навредить ей. А пока несколько важных замечаний. Во-первых, погружение в книжную реальность без специального снаряжения и информации о нём запрещено. Поэтому прошу немного подождать: тебе выдадут спецоборудование и проведут инструктаж. Это не займёт много времени.

В качестве спецоборудования выдали небольшой рюкзак. В нём лежали: кольцо экстренного возвращения, неиссякаемая фляга с водой, коврига вечного хлеба, десяток яблок, щётка, гребень, синяя лента и клубок жёлтых ниток.

– Времени немного, – сказала Луиза, – а тебе не стоит здесь задерживаться, как и девочке. Поэтому поторопись. Ты ведь читал сказки? Эти вещи, – она указала на щётку, ленту и гребень, – стоит бросить их за правое плечо, задержат преследование, если оно будет. Что же потребовала от тебя Кларисса… Убить чудовище. Но для начала найди меч-кладенец: только он способен поразить чудо-юдо, что угрожает книжной реальности. Как найти меч, я не знаю, но клубок приведёт тебя к тому, кто укажет путь.

– Ещё один момент, который проигнорировала Кларисса, – продолжала фея, – для того, чтобы сразиться с персонажем, то есть, героем, нужна специальная лицензия. Её можно получить в Городе Радуг. Поэтому, когда обретёшь меч-кладенец, не отправляйся сразу на бой: сначала зайди в Город, в министерство книжного права. Там тебе выдадут лицензию, и только после этого ты сможешь сразиться с чудо-юдом. Насчёт времени: сутки там – минута здесь, поэтому не паникуй, что не успеешь. Будь осторожен и доброжелателен. Ничего не ешь и не пей, кроме того, что взял с собой, иначе останешься там навсегда! Если это произойдёт, даже кольцо не перенесёт тебя сюда в случае смертельной угрозы. В случае победы оно откроет тебе дверь. Так, подпиши документ, что с техникой безопасности ознакомлен, оборудование получено, инструктаж проведён… Ох, не нравится мне всё это…

– Госпожа Луиза, я, кажется, читал про Город Радуг! Это же из книжки…

– Верно. Почти всё, с чем ты столкнёшься, будет тебе знакомо: ведь ты читал об этом. Но это не уменьшает опасности.

– Я понял, госпожа Луиза, – кивнул Роберт. – Я буду осторожен.

– А я сделаю всё, чтобы ты рисковал ненапрасно, и их величества помогли тебе.

Несколько фей проводили его к нарисованной двери. Роберт обнял расплакавшуюся Мэг, пригнулся, чтобы не удариться о невысокий косяк, и шагнул вперёд.

10. Путешествие в сказку

За дверью был лес. И мальчик смело зашагал по тропинке. Бросил перед собой клубочек, и тот бодро покатился вперёд, ведя Роберта в неведомый мир книжной реальности.

Он выглядел очень обыкновенным, этот мир. Синее небо с облаками и солнцем, зелёные деревья и кустарники, высокая трава вдоль тропинки. Разве что здесь никого не было. Даже птиц не слышно. Царила мёртвая тишина. Она угнетала. Мальчик принялся негромко напевать себе под нос. Внезапно он замолчал, замерев от удивления. Обычные живые растения сменились на застывшие в металле медными!

Роберт коснулся ветки незнакомого кустарника с мелкими цветочками: она была как настоящая, только металлическая. И дальнейший путь мальчика пролегал по этому медному лесу.

Кажется, в одной из сказок было что-то подобное. Значит, дальше его ждут леса из серебра и золота.

В какой-то момент Роберт увидел медного волка и на миг испугался, прежде чем сообразил, что тот не шевелится. Затем попался выводок медных зайцев. Две лисы, олень, медведь… Все животные, которых юный путник стал встречать по пути, застыли, словно вечные памятники. В этом окружении Роберт не сразу поверил своим глазам, когда увидел трёх огромных, по пояс ему, пёстрых – и вполне живых! – птиц, разоряющих муравейник и старательно склёвывающих больших, с мизинец Роберта, муравьёв, пытающихся обороняться.

Роберт точно помнил, что подобное должно было принадлежать другой сказке, но, видимо, здесь истории как-то перемешивались.

Несмотря на превосходство в количестве и вооружении, муравьи гибли сотнями под клювами птиц, тогда как сами птицы даже не замечали их атак. Роберту это не понравилось. Птицам нужно пропитание, но они могут и ягоды поклевать, и семена, и разных насекомых – а муравьи действовали осмысленно, точно люди.

Мальчик, не раздумывая, встал на сторону муравьёв. Попробовал отломить от дерева медную ветку – та издала негромкий лязг и отделилась от ствола, словно была вполне обыкновенной, живой, – а затем ударил ею ближайшую птицу.

Та повернулась к неожиданному противнику, и Роберт отшатнулся, увидев горящие яростной злобой алые глаза. Крепче сжал ветку и бросился в бой.

Фехтование не было сильной стороной Роберта, слывшего больше книжным ребёнком, но всё же основными навыками он владел: преподаватель физической подготовки, в том числе фехтования, в школе не зря ел свой хлеб. Поэтому Роберт отважно сражался с чудовищными птицами. А затем к нему присоединились обрадованные внезапной подмогой муравьи. Вмешательство мальчика позволило им воспользоваться небольшой передышкой, и вот уже из недр гигантского муравейника появились маленькие пушки.

Одну птицу сумел уничтожить Роберт. Двух других уложили ядра пушек. Обессиленный мальчик прислонился к дереву, стараясь отдышаться и обещая себе, что больше ни одно занятие по физической подготовке он не пропустит. Тем временем из муравейника показалась торжественная процессия. Трон на колёсиках занимала муравьиная королева в нежно-голубом одеянии и с маленькой короной на голове.

Роберт опустился на колено, приветствуя королеву. Та уважительно склонила голову, отвечая мальчику.

– Благородный чужак, – произнесла она человеческим голосом, – я благодарна тебе за помощь. Если бы не ты, наш муравейник пал бы. И посему я дарую тебе право призвать меня в час беды. Назови лишь своё имя.

– Благодарю, ваше величество, – склонил голову мальчик. – Я, Роберт, польщён оказанной мне честью и даю слово не использовать ваш дар во зло.

– Прощай, благородный чужак. И да пребудет с тобой благословение муравьиного народа.

Роберт снова поклонился, прощаясь, и процессия удалилась в муравейник, а оставшиеся муравьи приступили к починке разрушений. Мальчик, чтобы не мешать им, отошёл в сторону и вспомнил о клубке.

Тот смирно лежал на тропинке. Но стоило Роберту шагнуть к нему, клубок покатился вперёд, и мальчик продолжил путь, на ходу достав яблоко – он проголодался после битвы – и помахивая медной веткой.

А лес тем временем снова изменился. Теперь деревья и травы, кусты и цветы, сияли чистейшим серебром. Роберт не удержался, подёргал несколько веточек, даже попытался отломить один из цветков в траве, но тот не поддался.

Тропинка привела мальчика к блестящему озеру, наполненному переливчатой радужной жидкостью. Роберт помнил, что пить местную воду, как и есть местную еду, ему нельзя, да и не вызывала эта жидкость доверия, но всё же он подошёл к самому берегу. Он увидел выброшенную на песок большую рыбину. Та отчаянно билась, пытаясь вернуться в странную воду. Кажется, его ждало очередное сказочное испытание.

Роберт развёл руками и приблизился к рыбе. Скорее всего, это была щука, но он мог и ошибаться. Все Бинкисы не слишком разбирались в рыбах. У них даже аквариума не было. Мальчик попробовал дотронуться медной веткой до щуки, но неведомая сила отшвырнула его в сторону, и он упал на песок. Попытался поднять рыбу, чтобы вернуть её в водную стихию, и снова его отбросило, стоило пальцам коснуться холодной чешуи.

Он не сдавался. Отшвырнув палку, снова и снова, преодолевая силу неведомой преграды, Роберт пытался взять щуку в руки. В глазах темнело от боли, но постепенно удары становились всё слабее и слабее. Наконец он ощутил под пальцами прохладную шероховатость и, подхватив щуку, швырнул её в воду, чтобы измученно опуститься на песок, приходя в себя.

Чувствовал он себя неважно, поэтому появление из воды рыбины с алой чешуёй и золотой короной на голове, поначалу показалось ему бредом измученного разума. Вокруг неё кишело множество рыб поменьше. Но коронованная рыба подплыла ближе, и Роберт понял: ему не чудится. Кое-как он встал на колено и поклонился королю подводных жителей. Говорить сил не было, но этого и не понадобилось. Король рыб заговорил сам:

– Приветствую тебя, благородный чужак. Ты не оставил в беде моего единственного сына, и потому я дарую тебе право призвать меня в час беды. Назови лишь своё имя.

– Благодарю, ваше величество, – склонил голову мальчик. – Я, Роберт, польщён оказанной мне честью и даю слово не использовать ваш дар во зло.

– Прощай, благородный чужак. И да пребудет с тобой благословение народа рыб.

Король рыб скрылся вместе со своей свитой в глубинах озера. А Роберт отошёл от воды, сел на траву под дерево, где было уютнее, прислонился к стволу и уснул.

Проснулся он через пару часов вполне бодрым. Выпил воды из фляжки, сгрыз яблоко, подобрал свою ветку, нашёл взглядом клубок, и тот, словно поняв, что мальчик способен продолжать путь, покатился дальше. Роберт пошёл за ним.

Лес из золота уже не удивил мальчика. Он лишь внимательно осматривался по сторонам, надеясь не пропустить третью встречу. В сказках ведь всегда три испытания, помнил он.

Она оказалась для него неожиданной. Сначала тишину металлического пустынного леса нарушили птичьи крики, а затем Роберт не сразу понял, что диковинного вида зверь на самом деле карабкается по золотому стволу, а не застыл на нём драгоценной статуей.

Зверь был похож на куницу, но значительно крупнее и со змеиной вытянутой мордой, из которой высовывался длинный раздвоенный язык. И стремился этот зверь к гнезду, в котором орали от страха чёрные птенцы.

Не раздумывая, Роберт швырнул в фальшивую куницу веткой из медного леса и попал. Зверь замер, повернувшись к нему. Оскалившись, он стремительно прыгнул на мальчика, и тот едва успел прикрыться левой рукой. Иначе зверь вцепился бы зубами в его горло.

Роберт вскрикнул от боли и попытался оторвать от себя зверя, но тот цепко держался и зубами, и лапами, пытаясь сильнее прокусить руку и заставить противника открыть горло.

Послышался гулкий шум, словно хлопали огромные крылья. Откуда-то сверху обрушилась гигантская птица. Острые длинные когти вонзились в зверя, и он разжал зубы. А огромный ворон почти с мальчика размером, несколько раз ударил по «кунице» клювом и отбросил её, уже мёртвую, в сторону.

– Спасибо, благородный чужак, – сказал ворон. – Ты дал моим птенцам время до моего возвращения. Если бы не твоё вмешательство, я бы уже не увидел их живыми. Посему я, король воронов, дарую тебе право призвать меня в час беды. Назови лишь своё имя.

– Благодарю, ваше величество, – склонил голову мальчик. – Я, Роберт, польщён оказанной мне честью и даю слово не использовать ваш дар во зло.

– Прощай, благородный чужак. И да пребудет с тобой благословение народа птиц.

Роберт ждал, что птица улетит, однако та оставалась перед ним.

– Твоя рана серьёзна, – сказал ворон. – Но в роднике, что течёт у трёх дубов, живая вода, способная исцелить любые раны.

– Спасибо, ваше величество, – сказал Роберт и, баюкая больную руку, из которой текла кровь, отыскал взглядом три дуба, о которых говорила птица.

– Прощай, – величественно кивнул ворон.

– Прощайте, – у Роберта не было сил на поклоны, поэтому он ограничился благодарным кивком, после чего поплёлся к дубам.

Под деревьями действительно бил родник с удивительно чистой прозрачной водой. Роберт, к счастью, одетый в рубашку с короткими рукавами, порадовался этому и опустил руку в воду. Рука моментально занемела от холода, а рана на глазах затянулась.

Роберт подумал, что было бы неплохо взять с собой запас этой воды. Но во что её налить? У него только одна фляга, и та полная воды, необходимой для питья. Кто знает, можно ли пить эту волшебную воду? Пожалев, что не может запастись такой полезной вещью, он вспомнил о том, что ему пора идти дальше.

Клубочек верно ждал рядом. Путешествие по металлическому лесу продолжилось. Роберт вышел из него только к закату и споткнулся обо что-то, врытое в землю. Это оказалась землянка.

11. Дорожные неприятности

С трудом отыскав у землянки вход, и положив клубочек в сумку, Роберт постучал в дверь. Раз, другой, третий…

– Хто там? – донёсся до него скрипучий голос.

– Путник, нуждающийся в ночлеге, госпожа, – ответил Роберт. – Позволите ли вы мне переночевать у вас?

Дверь, противно скрипя, отворилась.

– Переночевать, говоришь, – показалась в проёме уродливая скособоченная старуха. – Переночевать-то можно, только вот еды у меня никакой нет. Не боишься, что я тебя съем?

– Я могу поделиться с вами хлебом и яблоками, – предложил Роберт.

– И не шутишь? – прищурилась старуха.

– Нет, госпожа.

– Какая я тебе госпожа? Старая Берта я… проходи.

Роберт пригнулся и прошёл в тёмное маленькое помещение. Свет сюда не проникал, комнатка освещалась только мерцанием тлеющих углей очага, и мальчику стало немного страшно. Но он постарался не показывать испуга, а подошёл к покосившемуся столику и выложил на него хлеб и яблоки.

– Простите за скудность еды, – сказал Роберт, – но это всё, что есть. Угощайтесь, госпожа, прошу вас.

Старуха недоверчиво посмотрела на мальчика, перевела взгляд на еду на столе. Закрыла дверь и подошла к столику. Отломила хлеба, погрызла яблоко…

– Поздно уже, – сказала она, поев. – Спать пора. Ложись на лежанку.

– А куда ляжете вы, госпожа Берта?

– Найду, куда лечь, – пробурчала она. – Спи давай.

Роберт улёгся на жёсткую лежанку, укрылся тонким лоскутным одеялом и уснул, чтобы проснуться на мягкой кровати в светлой комнате. Сначала он долго не мог сообразить, где находится, а затем резко вскочил, вспомнив события прошлых суток. Подхватил лежавший на стуле рюкзак. Умылся из старинного умывальника и вышел на кухню, главной достопримечательностью которой была старинная белёная печь. У печи хлопотала молодая статная женщина в клетчатом коричнево-зелёном платье.

– Доброе утро, – сказал ей Роберт. – Вы не подскажете, где госпожа Берта?

– Доброе утро и тебе, – отозвалась женщина. – Но что тебе за дело до ненужной старухи? – удивилась она.

– Госпожа Берта оказала мне гостеприимство. Я не хочу оказаться в её глазах неблагодарным.

– У неё не было для тебя ни еды, ни кровати, ни даже умывальника!

– Но были доброта и ночлег, – вскинул голову Роберт.

– Но разве не лучше моё гостеприимство?

– Я благодарен за честь, госпожа, но я бы хотел убедиться, что с госпожой Бертой всё хорошо.

Он правда забеспокоился о старухе. Дом легко мог измениться за ночь – ему к такому не привыкать, – но куда пропала хозяйка? Не может же это быть…

Женщина звонко рассмеялась. На мгновение её окутала дымка… и вот перед мальчиком стоит старая Берта. Дом вокруг снова стал уродливой землянкой. А уже в следующую секунду всё приняло прежний вид.

– Простите, госпожа, – поклонился Роберт. – Я и помыслить не мог…

– Зато прошёл моё испытание. Еды не предлагаю, если не хочешь остаться здесь навсегда, но вот советом помогу. Что привело тебя сюда, мальчик из иного мира?

И Роберт принялся рассказывать о том, как, угрожая его сестре, фея заставила его подписать контракт и отправиться на поиски меча-кладенца, способного победить чудо-юдо. Берта внимательно выслушала его.

– Нелегко тебе придётся, – сказала она. – Путь к тому, что завладел мечом, я тебе укажу, но этот великан не отличается добротой, и не отдаст тебе меч просто так. Да и победить чудо-юдо… не знаю, возможно ли такое, даже с волшебным мечом.

– У меня нет выбора, госпожа. Как мне попасть к великану?

– Его дворец стоит на хрустальной горе. До неё день пути. Как раз сможешь попроситься на ночлег. Я бы могла переправить тебя, но правила таковы, что до цели ты должен добраться сам.

– Тогда мне пора, – поднялся Роберт.

– Не спеши. У тебя есть я, – она весело подмигнула. – Уж помочь-то могу. Пойдём во двор. Собери вещи и поешь.

– Благодарю вас, госпожа Берта, – поклонился Роберт. Та по-доброму улыбнулась и вышла во двор. Мальчик быстро перекусил хлебом и последним яблоком, напился воды, глубоко вздохнул, пригладил волосы и покинул дом.

Во дворе было настоящее столпотворение. Здесь было бессчётное количество птиц! И они всё прибывали и прибывали. Стоял ужасный шум. Кажется, госпожа Берта – та самая Хранительница грани миров, что повелевает животными и птицами. И почему он сразу не сообразил?

Роберт сделал шаг назад, надеясь спрятаться в доме, но женщина уже заметила его и окликнула. Пришлось подойти.

Небо потемнело. Птицы с шумом разлетелись. Перед Бертой опустился гигантский орёл.

– Здравствуй, хозяйка, – пророкотал он. – Что прикажешь?

– Я попрошу, – с нажимом на слово «попрошу» сказала госпожа Берта, – отвести мальчика на вершину хрустальной горы. – Не хозяйка я вам, сколько повторять!

– Хорошо, – кивнул орёл и внимательно осмотрел Роберта блестящим глазом. – Не боишься, малыш?

– Боюсь, – не стал отрицать Роберт. – Но полечу, с вашего позволения.

– Что же, забирайся, – и орёл подставил ему крыло. Простившись с госпожой Бертой и поблагодарив её за помощь, мальчик взобрался на спину огромной птицы и вцепился в перья.

– Эх, полетели! – выкрикнул орёл. Взмах крыльев, и двор с машущей госпожой Бертой остался далеко внизу. Полёт начался.

Роберт боялся замёрзнуть, но было на удивление тепло, и встречный ветер совсем не ощущался. Поначалу мальчик увлёкся разглядыванием мелькающих внизу пейзажей, но скоро это занятие надоело ему.

Несколько раз делали привал, чтобы орёл отдохнул. Да и Роберт радовался возможности размяться.

Полёт продолжался, и наконец впереди что-то засверкало. Это отражала лучи заходящего солнца хрустальная гора.

Отблеск становился всё ярче и ослепительней. Мальчик зажмурился. Орёл опустился на землю.

– Слезай, малыш, – сказал он. – Или полетели обратно?

– Нет, спасибо, – отозвался мальчик, спускаясь. – Благодарю вас, господин орёл. Могу ли я что-то сделать для вас?

– Уцелей, – сказала птица. – А то Берта расстроится, а в расстроенных чувствах она… ух! Ну, мне пора.

– Спасибо, – ещё раз сказал Роберт. – До свидания.

– До свидания, – и орёл улетел.

Мальчик посмотрел ему вслед, а затем направился к возвышающемуся неподалёку красивому дворцу из белого мрамора. Постучал в резную деревянную дверь дверным молотком.

Дверь немедленно распахнулась, но за ней никого не было. В помещении стояла абсолютная темнота. Роберт замер и негромко позвал:

– Здравствуйте! Есть кто-то дома? Могу ли я попроситься на ночлег?

– Просто так сюда никто не приходит, – гулко раздалось со всех сторон. – Ты действительно ищешь только ночлег или тебя привело нечто иное?

– Сейчас я ищу ночлег, – ответил Роберт, – но мой путь лежит за мечом-кладенцом.

Голос расхохотался.

– Ответ правильный. Проходи.

Вспыхнули факелы. Роберт шагнул через порог, дверь затворилась за ним. Свет загорающихся по пути факелов привёл мальчика в столовую, где за столом восседал гигант в три человеческих роста, одетый в алую старинную одежду.

– Значит, это ты ищешь меч, – сказал он, стоило Роберту поздороваться и поклониться. – Ты же понимаешь, что просто так я его не отдам? Я дам тебе три задания, мальчик. Выполнишь – меч твой. Не выполнишь – твоя голова с плеч.

– Я принимаю условия, – ответил Роберт, не раздумывая.

– Вот и хорошо, – хохотнул великан. – Присоединишься к моей трапезе?

– Благодарю вас, но я не голоден. Предпочту отдохнуть, – вежливо сказал мальчик.

– Ясно. Жду тебя на рассвете. Получишь первое задание.

– Доброй ночи.

Факелы привели Роберта в роскошную спальню. Но мягкая кровать не показалась ему удобной: почти всю ночь он вертелся на ней, просыпаясь, едва удавалось задремать. Поэтому встал до рассвета и оказался в столовой ещё до прихода хозяина дома.

– Доброе утро, – приветствовал мальчик великана, когда тот появился, сонно зевая. – Я готов.

– Хорошо, – кивнул гигант. – Следуй за мной.

Он привёл Роберта в прекрасный сад с песчаными дорожками, засыпанными чем-то, похожим на зёрна.

– Бестолковые слуги рассыпали пшеницу, – пояснил великан, увидев, как Роберт рассматривает поверхность дорожек. – К закату ты должен собрать её всю до последнего зёрнышка. И чтобы ни песчинки. Не справишься – голова с плеч.

Он ушёл, Роберт проводил его взглядом, а обратил внимание на стоящие вдоль дорожек мешки. Выполнить подобное задание было нереально. Ни один человек во вселенной…

Мальчик задумался. Но ведь он в сказке, а в сказках герои никогда не выполняли подобные задания сами! И у него тоже есть волшебные помощники.

– Королева муравьёв, – крикнул он, – я нуждаюсь в вашей помощи. Не откажите мне в ней.

Не прошло и минуты – перед ним появилась муравьиная королева. Бросила взгляд на дорожки и хлопнула лапками. В тот же миг сад наполнился муравьями, которые тут же принялись за дело.

Роберт очень хотел помочь им. Но быстро сообразил, что не сможет так хорошо отделить зёрна от песка. И последовал примеру сказочных героев: уснул.

Когда он проснулся, приближался закат. Мешки были наполнены доверху, дорожки были чисты… Но королева выглядела обеспокоенной, и Роберт спросил её:

– Что-то не так, ваше величество?

– Посмотри, – королева указала на мешки, – они полны, но в последнем мешке ещё есть место для нескольких горстей пшеницы. И я не думаю, что это правильно.

Роберт призадумался. Мелочь, но от этой мелочи может зависеть его жизнь.

– Могли ли несколько зёрен упасть с дороги в траву? – спросил он через пару минут.

– По условиям – нет, но кто знает, как именно великан выполняет эти условия, – сказала королева и отправила подданных осмотреть траву, растущую вдоль дорожек.

И верно: именно там набрались несколько недостающих горстей. Когда великан уже показался в дверях, муравьи исчезли, а Роберт ссыпал последние несколько зёрнышек в мешок и поприветствовал гиганта.

Тот прошёлся вдоль заполненных мешков, опуская в них ладонь и просеивая между пальцами зёрна.

– Ты выполнил задание, – наконец сказал он недовольно. – Что же, на этот раз ты справился. Посмотрим, как ты справишься завтра.

И ушёл. Роберт пожал плечами и повинуясь волшебным факелам отправился в отведённую ему спальню.

Эта ночь прошла спокойнее. На рассвете Роберт уже не чувствовал себя разбитым и даже поел хлеба. Снова подождал хозяина в столовой и прошёл следом за ним к озеру с удивительно чистой водой.

– Моя жена уронила сюда кольцо, – сказал великан. – Ты должен его достать. Но помни: нельзя осушать озеро. Времени тебе до заката!

Гигант ушёл, оставив мальчика на берегу. В кристально чистой воде можно было, казалось, пересчитать все песчинки. Роберт коснулся ледяной воды пальцами, и пальцы немедленно занемели. Лезть туда как-то не хотелось. К тому же мальчик подозревал: озеро куда глубже, чем кажется из-за чистоты воды. Вряд ли с этим заданием он справится самостоятельно.

– Король рыб, – позвал он, – я нуждаюсь в вашей помощи. Не откажите мне в ней!

Вот вода озера забурлила, взметнувшись вверх, и перед Робертом предстал король рыб. Выслушал мальчика, и скрылся в глубине озера. Через миг водоём заполнился рыбами. Роберт ждал.

К закату ему принесли десятка два разных колец: с огромными драгоценными камнями, с изысканными узорами, и все великой ценности. Вдали уже показался великан, когда какой-то карасик протянул мальчику ещё одно кольцо – простенький серебряный ободок с крохотной жемчужной капелькой. Рыбы поспешно исчезли, а Роберт поднялся с песка и приветствовал великана, протягивая ему все добытые кольца.

Как и подозревал мальчик, гигант проигнорировал все драгоценности, кроме последней. Его лицо исказилось гримасой недовольства, но он всё же взял кольцо с жемчугом из рук Роберта и сказал:

– Остальное можешь оставить себе. Ты выполнил задание. Жду на рассвете.

Глядя вслед уходящему великану, Роберт лишь пожал плечами. Сложил кольца на песке – в сказках ни один из героев не забирал подобную награду. Он не помнил, почему, но решил не спорить с законами сказки. Потом направился в отведённую ему спальню, где и дождался рассвета.

Наутро великан опередил его – Роберт пришёл в столовую, когда тот уже ходил по ней из угла в угол.

– Иди за мной, – приказал великан, не ответив на приветствие. И провёл мальчика в тёмную душную комнату, где на кровати под балдахином лежала великанша.

– Моя жена умирает, – сказал великан. – Исцели её до заката.

– Вы могли об этом сразу попросить? – вырвалось у Роберта. – Она же могла умереть вчера.

– Я не был уверен, что ты справишься. Но те задания убедили меня: если у кого и есть способ помочь ей, то только у тебя.

И вышел прежде, чем ошеломлённый мальчик успел хоть что-то сказать. Роберт не был целителем! Да и какое волшебство может спасти жизнь? Тут и король птиц не поможет, не лекарь же он.

Хотя… секунду… живая вода, исцелившая Роберта. Может ли она подействовать не на рану? В любом случае попробовать стоило.

Мальчик распахнул окно, сразившись с тяжёлыми бархатными шторами.

– Король птиц, – позвал Роберт, – я нуждаюсь в вашей помощи. Не откажите мне в ней!

Вот в небе появился силуэт птицы. Её сопровождали фигурки поменьше. Роберт вылез из окна, воспользовавшись росшим под ним плющом, и поклонился приземлившемуся ворону и его сопровождению. Рассказал о своём испытании, невольно пожаловавшись на великана: не думал тот, как же. Наверное, пытается так от жены избавиться…

– Живая вода способна исцелить всё, – кивнул ворон. – Я немедленно пошлю за ней своих птиц. Но придётся подождать.

– Хорошо, ваше величество, – согласился Роберт.

Птицы отправились в путь.

– Меч-кладенец не терпит лишних украшений, – сказал король птиц. – Поэтому, когда великан станет предлагать тебе богатое оружие, отказывайся от него. Возьми самый скромный меч в простых кожаных ножнах.

– Хорошо.

– Великан вряд ли сдержит слово, – продолжал всеведущий ворон. – Он лжив, да и не намерен отдавать своё главное сокровище. Поэтому требуй меч, как только великан увидит здоровую жену. И не оставайся до утра, а сразу покидай замок. Чем дальше успеешь уйти, тем легче тебе будет избегнуть погони.

– Я понял, – кивнул мальчик. И забрался обратно в окно.

Весь день он провёл с больной женщиной. Он подавал ей пить, обтирал лоб мокрым полотенцем, держал её за руку… За этот день он устал больше, чем за полжизни.

К вечеру птицы принесли склянки с живой водой и, поблагодарив за помощь, Роберт простился с их королём. Напоил волшебным средством женщину. Та немедленно порозовела, прерывистое дыхание стало ровным, а к приходу мужа она и вовсе открыла глаза.

Великан явно не мог поверить в случившееся. Он переводил взгляд с жены на Роберта, не зная, что сказать. И потому Роберт заговорил первым:

– Я выполнил все ваши задания, господин великан. Могу ли я получить меч-кладенец?

– Утром, – буркнул великан.

– Утром я бы хотел уже отправиться в путь, – настойчиво сказал мальчик. – Прошу вас выполнить обещание.

– Ладно, идём, – нехотя согласился великан и отвёл Роберта в оружейную, где снял со стены самый роскошно отделанный меч в богато украшенных ножнах.

– Господин, – сказал Роберт с вежливым недоумением, вспомнив предупреждение ворона, – я прошу у вас не блескушку для парадов! Мне бы что-то попроще…

Он огляделся, и взгляд его упал на скромно лежащий в стороне от остальных простенький одноручный меч.

– Думаю, этот мне вполне подойдёт, – Роберт подошёл к нему.

Великан принялся отговаривать мальчика, но чем больше он старался, тем яснее Роберт понимал: именно этот невзрачный меч ему и нужен. И гигант с неудовольствием протянул ему выбранный меч.

– Надеюсь, ты хотя бы переночуешь? – настойчиво попросил великан. – Я не хочу, чтобы говорили, будто я выгоняю гостей в ночь!

– Конечно, – солгал Роберт, и хозяин проводил мальчика в его спальню. Дождавшись, когда шаги гиганта утихнут вдали, Роберт попробовал открыть дверь. Та оказалась заперта. Но когда это останавливало подростков, если они к тому же заперты на первом этаже! Прикрепив ножны на пояс и выложив нужные вещи из рюкзака в карман рубашки, Роберт выпрыгнул в окно, на всякий случай сказав плющу: «спасибо». И, хотя ветра не было, плющ зашелестел, словно отвечая на благодарность.

Роберт отошёл от замка и задумался, как ему спуститься с горы. Но стоило ему подойти к самому краю, как обрыв преобразился в лестницу. Не раздумывая больше, мальчик заспешил по ней вниз.

Скоро он услышал тяжёлые шаги. Погоня! Шаги приближались, и Роберт сунул руку в карман. Первой под руку попалась щётка. Он бросил её через правое плечо, обернулся…

Раздался грохот, гора затряслась. И Роберт оказался на равнине, а позади него раскинулся густой лес. Мальчик не очень понял, как это сработало, но поспешил вперёд.

Но вот снова раздались позади тяжёлые шаги…

На этот раз под руку подвернулся гребешок. Брошенный через правое плечо, он с треском превратился в высокие горы. Роберта, тряхнув, снова перенесло куда-то – главное, горы остались позади.

Они надолго задержали великана, но опять вдалеке раздаются его шаги, а у Роберта уже почти не осталось сил. В кармане только лента. Роберта опять перекидывает в пространстве, и за ним раскидывается широченная река. Долго он ею не любовался: на противоположном берегу появилось крохотное пятно, в котором мальчик угадал преследователя. Не дожидаясь, пока тот как-то переберётся через реку, Роберт заторопился вперёд… и почти рухнул к дверям дома Берты. Третье испытание погони было пройдено, и теперь женщина, поджидавшая мальчика, могла помочь ему.

Первый этап своего путешествия Роберт прошёл удачно. Теперь надо получить лицензию, о которой говорила Луиза, а затем найти и победить чудо-юдо.

12. Город Радуг

Первым делом Роберта загнали в баню. Из неё он вышел словно другим человеком. Поблагодарив госпожу Берту и сжевав немного уже надоевшего хлеба, Роберт ушёл в гостевую комнату и уснул. Наутро его ждала чистая одежда. Мальчик оделся и вышел к госпоже Берте.

– Доброе утро, – сказала она.

– Доброе утро, – ответил Роберт. – Вы не подскажете мне, как добраться до Города Радуг?

– Лицензию получить, да? – сообразила госпожа Берта. – Я знаю лишь, что в него ведёт дорога из красного кирпича. Это единственная дорога, что проходит между книгами.

– А ведь я о ней читал. Только там это была обычная дорога.

– Забыл, где находишься? Ты обо всём читал. И о городе, подозреваю, тоже.

– Да, – кивнул Роберт.

– Ладно, сейчас главное то, что город обрёл собственную реальность. И теперь это место, где герои разных историй могут пересекаться. А главное, там могут бывать люди их твоего пространства.

– В Город Радуг очень трудно добраться?

– Не знаю. Я никогда не была там. Да и между книгами не ходила – я не способна покидать свою сказку. Даже не представляю, что может тебя ожидать… Могу только доставить тебя к месту, где Красная дорога пересекает нашу книгу. Дальше по дороге тебе придётся идти одному.

– Буду благодарен вам за помощь, госпожа Берта, – церемонно сказал Роберт. – Когда мы окажемся на месте?

– Поел? – лишь спросила женщина.

Мальчик кивнул. Дом тряхнуло, и пейзаж за окнами изменился.

– Вот и всё. Будь осторожен и, главное, не сходи с дороги, иначе потеряешься в какой-нибудь книге.

Роберт ещё раз поблагодарил госпожу Берту, проверил рюкзак, поправил перевязь меча, простился с хозяйкой и вышел на дорогу из красного кирпича. Она начиналась прямо от двери. Постоял пару секунд и, не оглядываясь, зашагал вперёд.

Было жарко, безветренно и душно. Резко пахло сухой травой. Дорога вела через поля, деревьев почти не попадалось, и Роберт изнывал от невозможности скрыться в тени. Оставалось лишь радоваться неиссякаемой фляге с водой, без неё пришлось бы совсем туго.

Путешествие казалось невыносимым, но в какой-то момент всё резко переменилось. Роберт всего лишь сделал очередной шаг, а поле справа от него превратилось в обрыв над морем, слева воздвиглась гора, и в следующий миг хлынул проливной дождь, задул сильный ветер… Мальчик немедленно промок насквозь и задрожал от холода. Теперь он даже жалел о жаре предыдущих часов. Однако выбора не было, и он продолжил путь, чтобы внезапно очутиться в осеннем саду, пропитанном ароматами яблок. Здесь дождь прекратился, хотя воздух оставался холодным и промозглым.

Стемнело. Так быстро? Роберт испугался, что придётся ночевать под открытым небом.

Впереди показалась деревянная постройка. Она стояла прямо посередине, и дорога словно проходила через неё. Свет в окнах не горел.

Обессиленный и продрогший мальчик постучал, но никто не ответил. Он вошёл в единственную пустую комнату. На всякий случай Роберт вслух попросил дозволения переночевать и подождал немного. Возражений не последовало, и мальчик забрался на пристроенную к одной из стен печь, в которой сразу же уютно запыхтел огонь. Отогревшись, Роберт уснул.

Ночь прошла спокойно. Утром он с удивлением осознал: он совсем не чувствует усталости и даже не простудился, хотя вечером подозревал, что может заболеть. Одежда его была суха, чиста и свежа, словно побывала в стирке. Поблагодарив дом за заботу, мальчик с новыми силами отправился дальше.

Путешествие продолжало преподносить сюрпризы. Дорога оставалась безлюдной, но всё время менялась. Роберт едва не замёрз в зимнем лесу, чуть не заблудился в горах, где дорога часто превращалась в узкую тропку с один кирпичик шириной, едва не утонул в лодке, что переправляла его через бурную реку… Дождь сменялся жарой, жара – снегом, снег – грозой. Когда Роберт добрался до очередной хижины, он пообещал себе – и не раз! – что больше никогда, никогда не станет мечтать о приключениях. С него их вполне достаточно.

Однако утром он снова проснулся свежий и бодрый. Одежда снова была чистой и сухой. Словно некая магия оберегала путника от болезней и усталости. Потому мальчик прямо шёл по выщербленному красному кирпичу.

Наконец его усилия увенчались успехом: песок пустыни, по которой он шёл последний час, сменился тенистой аллеей, а впереди показался город со множеством разноцветных домов и башен, над которыми переливались бессчётные радуги.

Стены не было. Ворота стояли «в чистом поле», завершая возникшую посреди поля аллею. Они были открыты, и стражники рядом не стояли. Роберт осмотрелся, никого не увидел, и шагнул внутрь, на переливающееся блестящее покрытие мостовой. Казалось, будто она выложена крупной переливчатой чешуёй.

Никто его не остановил.

Роберт пошёл вперёд, надеясь, что улица приведёт его в центр города. Та не подвела. Дома, всё более красивой и богатой отделки, становились всё выше, народу появлялось всё больше, невиданные экипажи всё чаще стучали по дороге. Роберт, выросший в столице волшебного королевства, ощущал себя неотёсанным провинциалом. Хотелось остановиться, открыв рот, и долго-долго наблюдать за примечательностями города и его обитателями. Роберт даже механического человека видел! Нет, о многом мальчик читал – но в том-то и дело, что это были выдумки! А теперь эти «выдумки» представали перед ним во всём своём великолепии.

Вот мальчик вышел на просторную площадь, на которой стоял изумительный храм, и задумался. Следовало найти отдел министерства книжного права, но как? К кому обратиться за подсказкой? Да и почему он решил, что этот отдел расположен в центре, может, тот прячется где-то на менее людных улицах?

Народу вокруг было много, но Роберт не знал, к кому подойти. В обычном городе он бы направился в любую гостиницу: портье обычно охотно отвечали на вопросы, особенно за монетку-другую. Только вот у Роберта не имелось местных денег, да и гостиницы ему пока что-то не встречались.

Мальчик ушёл от площади. Сел на скамейку в маленьком зелёном парке через пару улиц. Вспомнил про клубочек, но тот оставался недвижим – наверное, это была не его история, и потому здесь он выглядел обычным клубком жёлтых ниток.

Рассеянно перекатывая его в ладонях, Роберт отвлёкся от окружающего мира. Но вот на мальчика упала тень. Он поднял взгляд. Перед ним стоял мужчина в зелёной с серебром, явно форменной, одежде и с крупным значком в виде радуги на груди.

– Что вы здесь делаете? – сурово спросил мальчика мужчина.

– Я ищу министерство книжного права, но не знаю, куда идти, – честно ответил Роберт.

– Значит, вы из этих, «охотников», – взгляд и голос мужчины словно подёрнулись льдом. – Что же, я проведу вас. Следуйте за мной.

Мужчина развернулся, и ушёл, даже не подумав проверить, выполнил ли Роберт приказ. Мальчик вскочил, едва не выронив клубок, и бросился за неожиданным проводником.

– Почему вы назвали меня «охотником»? – спросил Роберт, приноровившись к широкому шагу мужчины.

– Так называют всех, кто ради развлечения губит жителей книжной реальности.

– Я не ради развлечения, – возмутился и обиделся Роберт. – Мне сказали, что чудо-юдо уничтожает книжную реальность.

– И вы героически бросились нас спасать? – в голосе мужчины на этот раз звучала насмешка. – Не слишком ли вы юны для такого героизма?

– Понимаете, мне сказали, что, если я не справлюсь с чудо-юдом, пострадает моя сестра. Так что на самом деле меня отправили сражаться против моей воли. Но это неважно: значит, чудо-юдо на самом деле никому не угрожает?

– Тут вам не солгали, – вынужденно признал проводник. – Никто не знает, как это произошло, но это – не то чудо-юдо, которое обычно действовало в книжном пространстве. Это нечто… очень опасное для всех нас. Но чем вы, ребёнок, сможете помочь нам?

– Не знаю, – сказал Роберт. – Мне, правда, удалось добыть меч-кладенец… Скажите, раз чудовище – не сказочное чудо-юдо, нужна ли мне лицензия на победу над ним?

– Нужна. Иначе даже спаси вы тысячи книжных реальностей, вам придётся понести суровое наказание.

– Если вы так не любите охотников, то почему решили помочь мне? – решил уточнить Роберт.

– Как страж города, я обязан помогать любому, кто вступает в его пределы. Даже охотникам на нас. Мы пришли.

Страж остановился у двухэтажного деревянного домика, выкрашенного в бледно-голубой цвет, с окнами, украшенными изящными резными ставнями. Страж постучал в дверь и прошёл внутрь, не дожидаясь ответа.

Роберт шёл за ним.

Они попали в большую комнату, из которой вело множество дверей. В центре стояли несколько столов, за которыми сидели разные сказочные существа.

Страж подвёл мальчика к столику у одного из окон с тюлевыми занавесками и горшками герани на подоконнике. За столом сидел худой и лысоватый мужчина лет сорока с бледным лицом.

– Лицензия на отстрел литературного героя, – бросил страж. – На имя… Как твоё имя? – обернулся он к мальчику. – Полностью.

– Роберт Эдвин Бинкис.

– Возраст?

– Тринадцать с половиной.

– Клаус, – вмешался чиновник, – несовершеннолетним лицензия так просто не выдаётся. Нужен поручитель.

– Ясно, – страж повернулся к Роберту. – Прости, мы не можем помочь. Без того, кто возьмёт на себя ответственность на случай, если ты пострадаешь, лицензию не выдадут.

– Но где мне найти поручителя?

– Кто отправил тебя сюда? – спросил страж. – Может быть, он сможет им стать.

– Тогда я оставлю у вас меч-кладенец? – Роберт не знал, можно ли выносить предметы из реальности. Кольцо экстренного возвращения должно было переместить его к Луизе, но не исчезнет ли при этом меч? Добывать его снова у мальчика не имелось не малейшего желания.

– Мы присмотрим за ним, – кивнул страж.

Мальчик положил меч на стол чиновника и, порывшись в рюкзаке, достал кольцо. Надел его и перенёсся в библиотеку фей.

– Ты вернулся! – подлетела к нему Луиза. Следом за ней подбежала и на миг обняла брата Мэг. – Ты справился!

– Нет, – покачал головой Роберт. – Меч я добыл, но мне не выдают лицензию: говорят, что нужен поручитель, так как я несовершеннолетний.

– Ох, совсем об этом забыла! – всплеснула руками фея. – Что же, придётся отправиться с тобой в Город Радуг. Не волнуйся, – она заметила проскользнувшую на лице мальчика тень от мысли, что придётся снова идти по бесконечной дороге, – я перенесу тебя с собой. У фей свои пути. Да, есть закон, по которому ты должен в первый раз прийтив Город Радуг по дороге красного кирпича, но на последующие посещения это правило уже не распространяется.

Мир вокруг Роберта закружился в разноцветном тумане. Сколько он парил в этом мареве? Мальчик не знал. Но вот мир обрёл нормальные очертания, и Роберт оказался перед знакомым голубым домиком.

– Идём, – Луиза реяла над правым плечом мальчика.

Чиновник и страж Клаус о чём-то беседовали. Возвращению Роберта они не обрадовались.

– Луиза, – узнал фею чиновник, – вы с ума сошли? Отправлять ребёнка на столь опасное дело?

– Это не я! – возмутилась фея. – Как вы вообще могли такое подумать, Энтони? Мальчика заставила подписать контракт Кларисса. А если он подписан…

– Да, тогда обратного хода нет. Ладно. Заполните бумаги, пожалуйста. Мальчик, повтори имя?

Роберт повторил. Луиза и чиновник заполнили какие-то бланки, расписались.

– Я подожду тебя в библиотеке, – сказала фея мальчику. – Присмотрю за Мэг. Да пребудет с тобой Изначальный!

– Спасибо.

Луиза исчезла.

– Вы не подскажете, как добраться до чудо-юда? – обратился Роберт к чиновнику и стражу, беря ножны с мечом и вешая на пояс. – Кстати… кто-нибудь знает, как работает этот меч? Даёт силу, ловкость, или как-то ещё?

– Чудо-юдо недалеко от города. За рекой, – сказал Клаус. – Я провожу. А как работает меч… Энтони?

– Кажется, он разрубает всё, до чего дотронется, – пожал плечами тот. – Но я не уверен.

Роберт простился с ним, и страж провёл мальчика через весь город за стены к берегу реки, через которую был построен широкий каменный мост. Его пролёты которого украшали статуи героев.

– Перейдёте реку – и сразу увидите, – напутствовал страж мальчика. – Удачи вам, Роберт.

– Спасибо, – ответил Роберт. И ступил на мост.

Другой берег реки был едва виден. Роберт шёл, шёл и шёл. Но вот мост закончился. Роберт вытянул меч из ножен и ступил на другой берег.

Мальчик не сразу понял, что небольшая голая гора перед ним – и есть чудо-юдо. А когда оно повернулось, видимо, унюхав незваного гостя, выяснилось, что у него вдобавок, двенадцать голов на длинных гибких шеях. А ещё – длинный шипастый хвост.

Роберту стало страшно. Если бы он мог отступить! Но жалеть о несбыточном не было времени. Мальчик бросился в бой.

Несмотря на свои размеры чудовище оказалось юрким и быстрым. Заметив противника, оно ловко развернулось, подставив под удар не шею, а бронированный бок. А удар хвоста отшвырнул Роберта в сторону.

Мальчик сильно ударился, и потому не сразу понял, почему чудо-юдо его не добивает: чудовище ревело, отчаянно топчась на месте и пытаясь кого-то… раздавить?

То оказались муравьи. Бессчётные полчища крупных вооружённых муравьёв, чьи тонкие копья проникали в щели между чешуйками брони чудо-юда.

Сверху на чудовище спикировали птицы. Огромное количество птиц, целящихся в глаза на двенадцати мордах.

Роберт понял, что он должен будет поблагодарить тех, кто снова, уже без зова, пришёл на помощь. А пока ему нужно встать и добраться до ближайшей головы чудовища.

Он встал, вцепился в меч обеими руками, и, пользуясь тем, что чудо-юдо не видело его, отвлёкшись на других противников, подпрыгнул рядом с длинной шеей, пытаясь хотя бы попасть по ней. Меч не подвёл: одним ударом он разрубил шею, и голова откатилась в сторону.

Волшебство меча действительно заключалось в том, что он перерубал всё, до чего дотронется, даже если не наносит полноценный удар.

Уже с большей уверенностью Роберт бросился ко второй шее.

Он увлёкся, и едва не попал под новую атаку хвоста. Успел заметить несущиеся на него шипы и отпрыгнуть. Дальше пришлось действовать внимательнее.

Вторая голова. Третья… Десятая… Благодаря помощи птиц и муравьёв мальчик приближался к цели. И наконец нанёс двенадцатый удар.

Тело чудовища вспыхнуло ядовито-зелёным светом и рассыпалось пеплом. Роберт с облегчением оперся на меч, постоял, убрал его в ножны и поплёлся к мосту. Птицы и муравьи исчезли, и он думал, что всё закончилось, когда из воды его окликнули.

– Роберт!

– Да, ваше величество? – сказал мальчик королю рыб.

– Не только птицам, но и рыбам ведомы многие тайны. Среди пепла ты найдёшь артефакт. Если ты заберёшь его из нашей реальности, обитателям вашего мира станет намного сложнее попадать к нам. Нужно, чтобы ты нашёл способ уничтожить артефакт. Тогда исчезнет опасность, что он снова попадёт не в те руки.

– Хорошо, – кивнул Роберт. – Спасибо. Я всё сделаю.

Он поплёлся обратно. Долго рыться в пепле не пришлось: мальчик заметил эту вещь почти сразу. То, о чём говорила Кларисса: чёрный шар из странного материала, с кулак размером, с горящей алой короной внутри. Подняв его, Роберт сунул шар в карман рубашки и хотел вернуться к мосту, но мир вокруг внезапно подёрнулся дымкой. Когда дымка исчезла, мальчик стоял в библиотеке, рядом с нарисованной дверцей, а вокруг суетились феи.

Первой его заметила Мэг. Она тут же прижалась к брату, словно боялась, что он опять исчезнет.

– Вернулся! – обрадовалась Луиза. – И у меня хорошая весть: с тобой хотят поговорить их величества.

Феи разлетелись и перед детьми предстали крохотные мужчина и женщина в богатых одеждах, с коронами на головах.

Роберт немедленно поклонился, а Мэг сделала книксен.

– Мы просим прощения за преступление одной из нашего народа, – заговорил король. – Она понесёт наказание, но это не изгладит нашей вины перед вами. Поэтому мы готовы выполнить просьбу, с которой вы пришли к нам.

– Когда окажешься в своей библиотеке, прочти это заклинание призыва, – королева протянула мальчику тонкий кусочек пергамента с золотыми буквами. – Наш народ немедленно появится перед тобой и поможет одолеть червей.

– Спасибо, – кивнул Роберт, отдавая Луизе рюкзак «спецснаряжения» и убирая пергамент в кармашек рубашки. Про загадочный шар с короной он решил промолчать: настолько феям он всё же не доверял.

Взяв сестру за руку, мальчик простился с феями и подошёл к двери, из которой они с Мэг появились. Снова столп света… и вот они уже стоят в заброшенном помещении магазина, а за окном светает.

Роберт не стал ругать сестру. Просто привёл её в гостиницу и ушёл в свою комнату. Через пару минут Мэг виновато поскреблась в дверь. Пришлось открыть и выслушать кающуюся девочку.

– Я больше не буду, Роберт, честное слово! – сказала она наконец. – Ты… не очень из-за меня пострадал, пока был… там?

– Не очень, – сказал Роберт. Ведь все последствия сражения, даже усталость, – всё осталось в книжной реальности.

– А расскажешь, как там было? – спросила неугомонная Мэг.

– Может быть. Но не сейчас, – сейчас Роберту не хотелось переживать всё заново. – Иди спать, хорошо?

– Хорошо, – слабо улыбнулась Мэг и закрыла дверь с другой стороны. Роберт рухнул на кровать прямо в одежде. Только вбитое воспитанием убеждение, что в уличной одежде в доме не находятся, заставило его переодеться. Да и шар следовало спрятать…

Леди Клара долго не могла добудиться детей.

– Что же вы делали ночью? – наполовину в шутку, наполовину с возмущением спросила она, когда сын и дочь всё же выползли на завтрак. – Нам сегодня ещё договариваться об осмотре дома.

– Видишь ли, мама, – Роберт кинул сердитый взгляд на Мэг и произнёс подготовленную полуправду, – Мэг наделала дел. Залезла ночью в то здание, я её чудом нашёл, но зато она наткнулась там на фей. И они согласились нам помочь.

– Мэг! Это же было опасно! – леди Клара даже вскочила. – Роберт, почему ты… ах, да, меня же не разбудить… Мэг. Ты на неделю заперта в комнате под надзором Линды.

– Я больше не буду, – в голосе девочки прозвучало нечто такое, что мать ей поверила. – Я правда больше не буду.

– Тем не менее – надо было додуматься! Одной! Ночью! В незнакомом городе! – леди Клара редко гневалась, но сейчас был именно такой случай.

– Я поняла, мама, – девочка и не пыталась возражать.

– Что там произошло? – мать перевела взгляд на Роберта. – Мэг настолько пришиблена виной, что даже не спорит.

– Феи попросили меня выполнить одно задание. Ты же читала сказки, мам. Найти волшебных помощников и с их помощью одурачить великана оказалось не так уж сложно. Но повторять этот опыт я бы не стал.

– Роберт! Забрав Мэг, ты должен был немедленно вернуться в гостиницу!

– Мама, нам сказали, что этой ночью библиотека будет уже навсегда закрыта. Поэтому я не мог упустить шанс. Прости.

– Не ожидала от тебя, Роберт, – леди Клара покачала головой. – Ты всегда был таким разумным мальчиком… Поверь, вы с Мэг для меня всё же важнее книг.

– Я готов понести наказание, – согласился мальчик.

– И поверь, я что-нибудь придумаю, – сурово пообещала леди Клара. – А теперь чем займёмся? Я не рассчитывала, что мы так быстро справимся.

– Попробуем всё же купить билеты на сегодняшний вечерний поезд, – предложил Роберт. – Вдруг повезёт?

Повезло: в кассу как раз вернули билеты в одно купе второго класса. Бинкисы, конечно, привыкли к комфорту первого класса, но задерживаться в Сларце им не хотелось, и они предпочли потерпеть небольшие неудобства.

Вернувшись в замок, немедленно позвали Владислава и направились в библиотеку. Только Мэг, не споря, ушла в свою комнату – нести наказание, чем несколько удивила и мать, и гувернантку, не привыкших к подобной покорности.

– Что-то ты умалчиваешь, Роберт, – сказал сыну леди Клара. – Мэг никогда не была такой послушной. Что же всё-таки произошло у фей?

– Может быть, феи с ней поговорили? – предположил мальчик. – Объяснили что-то или даже напугали. Я сам не знаю, что так изменило Мэг.

– Надеюсь, она извлекла из этого случая хороший урок, – решила леди Клара.

Под присмотром Владислава и защитой чар Роберт зачитал заклинание призыва.

Оно сработало немедленно: в воздухе появился небольшой синий овал, из которого вылетело десятка два фей. Они тут же взялись за работу.

Феи сновали между книгами с невероятной быстротой, и томики словно обновлялись под воздействием их палочек. Даже десятки превращённых в труху изданий были восстановлены в первоначальном виде.

С червями разыгрались настоящие битвы. Из палочек летели разноцветные искры, черви же плевались какой-то кислотой… Но всего за четыре дня всё было кончено. Червей не осталось, книги были полностью отреставрированы, феи вернулись в своё пространство, и леди Клара получила доступ в библиотеку.

Обрадованная, она решила порадовать детей новостью, о которой пока не знал даже лорд Бинкис. Через несколько месяцев в их семействе ожидалось прибавление.

Роберт растерялся, Мэг обрадовалась. Она уже предвкушала, как будет возиться с маленьким братом или сестричкой. Не сразу удалось напомнить ей, что это произойдёт лишь через несколько месяцев. Пока же Роберта и Мэг ждали обычные будни их волшебного замка. И они принялись строить планы, которые нарушил приезд тёти Беатрис.

13. Тётя против крокозябры

Вдовая сестра лорда Бинкиса была личностью… сложной. Она не любила и не одобряла никого, даже свою дочь. Только сын был её единственной радостью. Леди Беатрис не нравились жена брата, его дети, даже его деятельность: по её мнению, лорд Бинкис мог бы приносить больше пользы семье, причём семье исключительно в лице самой Беатрис Луазон и её отпрысков, Элизы и Герберта. Лорд довольно долго скрывал от сестры переезд из их дома в замок, но слухи ему остановить не удалось. И леди Беатрис поспешила в гости.

Предупредить о своём приезде она не удосужилась. Но её появление, как обычно, было эффектным. Карета, запряжённая шестью вороными жеребцами, была отделана элементами из бархата и позолоты даже снаружи. Следом за каретой ехали две повозки с «самым необходимым».

Впрочем, эффект оказался несколько смазан тем, что замок отказался впускать незваную гостью. Привратник и сторожевой ящер были готовы её пропустить, но двери замка, наделённые разумом и характером, не пожелали открываться, как их ни упрашивали. Только личное вмешательство леди Клары – лорд, по обыкновению, отсутствовал, но собирался вернуться к ужину, – позволило изрядно недовольной леди Беатрис попасть в замок. Её детей при ней не было: они пока ещё гостили у бабушки со стороны отца и, по словам леди, должны были прибыть через неделю, чтобы остаться до конца каникул.

Естественно, что необходимость каждый раз при желании выйти связываться через слуг с леди Кларой совершенно не понравилась леди Беатрис. Об этом она поспешила сообщить вернувшемуся брату.

– Роберт, – сказала леди Беатрис, едва переступив порог столовой и даже не поздоровавшись, – ты должен что-то сделать! Я твоя сестра, а не служанка или жалкая приживалка, и не обязана ни перед кем отчитываться в своих поступках и передвижениях.

– Беатрис, добрый вечер, – ответил ей лорд Бинкис.

– Роберт! Ты меня не слушаешь! – обвиняюще воскликнула леди Беатрис.

– Нет, это ты меня не слушаешь. Никогда, – лорд положил на тарелку кусок мяса и принялся рассматривать гарниры. – Я не звал тебя в гости, Беатрис. Именно потому, что замок живой и мы сами его ещё не до конца изучили. Поэтому советую утром покинуть нас.

– Ты прогоняешь единственную сестру?

– Тебя никто не прогоняет. Я забочусь о твоей безопасности, только и всего. Присядь уже, ужин остывает.

Недовольная леди Беатрис села на подвинутый племянником стул. Осмотрела стол и принялась читать лекцию о правильной и неправильной пище. Бинкисы её проигнорировали, продолжая с аппетитом ужинать, и леди пришлось тоже приступить к еде.

– Итак, что тебя привело сюда, Беатрис? – спросил лорд Бинкис, когда со стола убрали и все перешли из столовой в гостиную.

– Я сдала дом в аренду. У нас… не очень хорошо с деньгами, Роберт.

– А поместье твоего мужа? Ты можешь жить там, в конце концов, это твой дом.

– Мне нужно часто бывать в столице. А ваш замок ближе к ней, чем поместье.

– Тогда можешь остановиться в нашем доме в столице, – предложил лорд Роберт. – Беатрис, я не против твоего приезда, но ты же видишь, что замок – место странное!

– Вы никак не закончите ремонт, – скривилась леди Беатрис. – Кроме того, Герберту нужен свежий воздух! И Элизе тоже, – вспомнила она и про дочь.

– Точнее, ты не сможешь оплатить для них пансион в городе, – подвёл итог лорд Бинкис. – Здесь пансионы дешевле, и ты рассчитываешь заодно пожить на моём обеспечении.

– Роберт, как ты можешь быть столь меркантильным! В конце концов, Герберт и Элиза – твои племянники!

– И твои дети. Беатрис, повторяю: советую перебраться в столичный дом. Здесь ни у кого нет времени на твои капризы.

– Клара всё равно ничего не делает, – бросила испепеляющий взгляд на невестку леди Беатрис.

– И потому обязана обслуживать тебя? – приподнял бровь лорд Бинкис. Для него это было признаком проявляющегося гнева. – Кроме того, на ней всё наше хозяйство и несколько благотворительных обществ. Ты же не работаешь, Беатрис. Найдёшь работу – сможешь попрекать Клару. А пока вы в неравном положении, и я не позволю тебе оскорблять мою жену. Ты здесь гостья, Беатрис, а не хозяйка. Советую не забывать этого. И ещё: я согласен потерпеть вашу семью до конца каникул, но как только начнётся учёба, вы съедете.

– Роберт!

– Беатрис, – холодно ответил лорд Бинкис. – Я согласен помогать тебе, но не намерен тащить на своей шее. И я неоднократно это повторял.

– Я твоя сестра!

– К сожалению, – только и сказал лорд и удалился в кабинет. Вместе с ним ушла и леди Клара, желавшая обсудить некоторые хозяйственные вопросы. Роберт и Мэг переглянулись и тоже попытались улизнуть, но их планы нарушил внезапный визг.

Леди Беатрис увидела маленькую крокозябру.

Та, привыкшая ко всеобщему вниманию и заботе, свободно разгуливала по замкуи потому неожиданная звуковая атака напугала её. Зяба бросилась к Роберту, ища защиты. Поэтому подхваченная и запущенная леди Беатрис небольшая ваза едва не попала в мальчика.

– Тётя! Что вы творите?! – возмутился он, передавая Зябу в руки Мэг. – Вы же могли попасть в меня или Зябу!

Не переставая визжать, леди Беатрис нашаривала рукой предметы для дальнейшего обстрела. Прежде, чем она успела метнуть что-то ещё, дверь отворилась и вбежал напуганный Владислав.

– Что случилось? – волшебник был готов к бою.

– Кажется, тётя испугалась крокозябры, – вразнобой отозвались Роберт и Мэг.

– Тя! – подтвердила Зяба.

Леди Беатрис не успокаивалась, и Владислав не придумал ничего лучше, чем наколдовать небольшую тучку с холодной водой над её головой. Намокшая леди умолкла и едва не испепелила парня взглядом. Тучка исчезла.

– Это существо следует уничтожить! – закричала леди Беатрис.

– Она же абсолютно безобидна! – возмутилась Мэг.

– И не нужно было в неё швыряться и визжать, – добавил Роберт. – Вы её напугали.

– Я напугала её? – отшатнулась леди Беатрис. – Это… эта тварь может быть опасна!

– Зяба зарекомендовала себя как совершенно безопасное и милое существо, – немного сердито сказал Владислав. – Вам стоит быть аккуратнее, леди. Замок полон диковинных созданий, и…

– Кто вы такой, чтобы мне указывать? – вспылила леди Беатрис. – Роберт, немедленно проводи меня к отцу!

– Нет, – твёрдо сказал мальчик. – Отец занят, и он не любит, когда его отвлекают по пустякам. Я бы посоветовал вам пройти в свою комнату и переодеться. И раз уж вам даже Зяба кажется опасной, не покидайте ночью своей комнаты. Мэг, – он забрал крокозябру из её рук, – проводи тётю.

– Хорошо, – Мэг была не слишком довольна просьбой, но выполнила её, выпроводив слабо сопротивляющуюся женщину. Когда обе дамы исчезли, Владислав посмотрел на Роберта, на осколки вазы, магией склеил последнюю и поставил на стол.

– Чувствую, скоро в замке станет весело, – сказал волшебник.

– Не то слово. Ты ещё моих кузена с кузиной не видал, – вздохнул Роберт, почёсывая крокозябру за ухом. – С такой роднёй злейшие враги даром небесным покажутся.

Владислав, обожавший свою большую семью, немного удивился. Ему всегда казалось неправильным, когда родственники недолюбливали друг друга.

– Тётя, как рассказывал дедушка, никогда папу не любила, – признался Роберт. – Уж не знаю, почему. Мне кажется, она вообще любить не умеет. Я тоже мелкую не обожаю, но, если кто-то на Мэг хоть посмотрит косо, я же его на ленточки порву. Она же моя сестра. А тётя с отцом всегда не ладили. Из-за того, что она старшая, что ли?

– Ты же сам сказал: наверное, она из тех несчастных, что не умеют любить, – положил руку ему на плечо Владислав. – Поэтому просто пожалей её и относись к ней, как… ну как к ущербному в чём-то человеку: с пониманием. Она любить не умеет, но ты-то – умеешь, вот и оставайся собой, а не подражай ей. Лично её ты любить не обязан, так что прими её такой, какая она есть и просто старайся помогать ей, если это нужно.

– Постараюсь, – вздохнул Роберт. – Но придётся нелегко…

– Это точно, – кивнул волшебник. – Доброй ночи, Роберт.

– Доброй ночи, Владислав.

Ночь прошла спокойно, но вот утро началось со скандала. Леди Беатрис уверяла, что Зяба напала на неё, что она опасна… и что порядочному замку не нужны подобные недоразумения!

– Недоразумения? – повторил лорд Бинкис. – Беатрис, это уникальное магическое создание. И потом, оно не недоразумение, а полноценная личность.

Лорд успел в этом убедиться: Зяба не раз помогала ему найти нужную документацию.

– Личность? Полноценная? – взвизгнула тётя. И прозвучала Речь с большой буквы. О том, что далеко не все люди могут называться «личностью», что уж тут говорить о нелюдях.

– Я, пожалуй, передам твои слова его величеству, – меланхолично заметил лорд Бинкис.

Леди Беатрис занервничала. Король покровительствовал всем нелюдям и магическим созданиям, это знали все подданные королевства. И её слова вполне могли сойти за недовольство властью.

– Я… Я вовсе не… не стоит, Роберт. Просто ты сам должен признать, люди – единственные, кто…

– Беатрис. Твои слова тянут уже не на оскорбление короны, а на полноценный призыв к войне, – всё также спокойно проговорил лорд Бинкис. – Ты, конечно, моя сестра, но я – второй советник его величества. Мне следовало бы сообщить о твоих речах службе безопасности, но я надеюсь, они были проявлением глупости, а не сознательного решения.

– Да, конечно… Я наговорила глупостей, прости…

Мэг, как заметил Роберт, с неудовольствием покачала головой. Тётка пала в её глазах. Мэг считала, что стоит придерживаться того, что делаешь или говоришь. А не врать или болтать попусту. Наговорила или натворила – умей отвечать. Уж это-то она в последнее время стала понимать.

Дети ушли к себе детскую, стоило взрослым заговорить о чём-то скучном, хотя обычно предпочитали провести ещё какое-то время в обществе родителей.

Зяба исчезла из рук Мэг: наверное, отправилась на кухню, вознаградить себя вкусным после пережитого страха. Но когда она вернулась, в её лапках были не плюшки, а стопка блокнотов, которые она уронила на колени Роберта.

Мальчик отвлёкся от книги, а Мэг с радостью оторвалась от заданного Линдой урока. Даже гувернантка заинтересовалась добычей крокозябры. Просмотрев блокноты, все трое призадумались.

Глупости тёти Беатрис были не просто глупостями. Она серьёзно собиралась присоединиться к запрещённой политической группе, которая планировала заговор. Особого положения у леди пока там не было, она всего лишь писала речи для этой группы: одну из них она пыталась продекламировать перед завтраком. Тем не менее, пытаясь упрочить своё положение в рядах заговорщиков, тётя Беатрис тщательно собирала и записывала любую информацию.

– Папа должен знать, – подвела итог Мэг. – Иначе у него будут большие неприятности.

– Зяба, ты умница, – добавил Роберт и почесал крокозябру за ухом. – Линда, закажите для неё плюшек с корицей.

Линда кивнула и связалась через домашний кристалл Сети с кухней. Через некоторое время Зябу накормили плюшками, а Роберт, с сестрой в качестве поддержки, направился в кабинет отца.

Постучал, дождавшись разрешения войти.

– Роберт? – удивился лорд Бинкис. – Что-то случилось?

– Да, отец. Зяба обиделась на тётю Беатрис и своровала у неё несколько документов. Вы должны их увидеть.

Роберт протянул отцу блокноты. Лорд Бинкис долго молча изучал их, а затем, изменившись в лице, поднял на сына грустный взгляд:

– И что ей неймётся? Приличная семья, дети, достаток…

Мужчина словно постарел.

– Как раз достатка давно нет, – указала на один из блокнотов Мэг. – Ты же видел, пап. Она играет. И ради денег готова душу продать, не то, что присоединиться к кому-то вроде этих… умственно неполноценных!

Лорд с некоторой гордостью взглянул на детей. Они-то понимают, что люди – лишь часть этого мира, при этом – не самая большая… и что заговор, а с ним и гражданская война, принесут лишь разруху и горе.

– Я разберусь с Беатрис, – сказал он. – Думаю, монастырь святой Аннабель займётся её воспитанием. Но это значит, что мне придётся взять на попечение Элизу и Герберта. Согласны?

– Бери, – переглянулись дети.

– Поможете сделать из них людей? А то ещё непонятно, что из них ваша тётя вырастила, – спросил лорд, пытаясь улыбаться.

– Поможем, – согласились Роберт и Мэг.

На том и порешили.

Уже через два дня за леди Беатрис приехали служительницы монастыря святой Аннабель, и леди исчезла для мира. Она так и не поняла, что виновником этих перемен в её жизни стала не столько маленькая личность крокозябры, сколько она сама, ставшая душевно незрячей и самоуверенной.

14. Карманный мир

Элиза и Герберт пока оставались у родни отца, что радовало Роберта и Мэг. Они чувствовали себя виноватыми перед кузенами и потому надеялись увидеть их как можно позже. Лето тем временем подходило к концу. Приближался учебный год, и если Роберт учился в школе неподалёку, то Мэг должна была поступить в довольно дальний пансион святой Юлианны. Из-за этого брат и сестра частенько играли вместе и то и дело отправлялись в экспедиции по замку и за его пределы: оказалось, что некоторые двери ведут в целые миры.

Жалели дети лишь об одном: Линда должна была уехать. Теперь, когда Мэг поступила в пансион, гувернантка становилась ей не нужна. Девушке уже подобрали хорошую семью из знакомых леди Клары, но Роберт и Мэг чувствовали, что будут скучать по ней. Переживали они и за Владислава: тот не набрался отваги признаться Линде, что она ему нравится. Потому дети строили планы и то и дело подстраивали ситуации, чтобы это признание прозвучало – они-то видели, что девушка тоже была неравнодушна к волшебнику.

А ещё приближался день рождения Роберта. И мальчик уже задумывался о том, что же попросить в подарок. Выбрать было сложно: у него имелось практически всё, что можно пожелать. И тут его неожиданно выручила Мэг.

– Доброе утро! – ворвалась она в столовую, размахивая бумагами. – Посмотрите, что я нашла! Хочу-хочу-хочу!

– Мэгара! – укоризненно сказала леди Клара. – Ты же леди.

– Будущая, – парировала Мэг. – Пап, я хочу Дверь!

– Дверь? Что за дверь? – удивились родители и брат. – Тебе мало тех, что в замке?

– Ну, это не совсем Дверь, это то, что пока не знают, как назвать… Это, скорее, карманный мир. Вот, прочитайте, я распечатала!

И Мэг протянула каждому по листку бумаги с рекламой.

Остров Виндлас был открыт не так давно, и особого интереса ни у кого, кроме горстки исследователей не вызвал. Остров как остров, с такими же людьми, что и на трёх известных материках. Не сразу выяснилось, что некоторые из островитян обладают особенным даром: создавать небольшие миры, в которые ведёт Дверь в виде картины. Поначалу это так же было любопытно лишь учёным, но потом нашлись те, кто придумал практическое применение этому дару. Ведь среди аристократов, да и просто обеспеченных людей, нашлось бы немало тех, кто готов был бы заплатить за обладание собственным, пусть и крохотным, миром. И вот в Сети появилась реклама, которую и обнаружила Мэг.

– Можно? – тараторила девочка, мешая вчитываться в рекламу. – Можно-можно-можно?

– Мэг, но зачем тебе этот мирок? – удивилась леди Клара. – В нашем замке столько всего удивительного, что это уже просто лишнее!

– Ну мааааам, – жалобно протянула Мэг. – Замок – это замок, а собственный мир – это… Ну это же… Пап, пожалуйста! Для вас это всего лишь ещё одна картина на стену, а для меня – целое сокровище! Можно даже всем такое купить – и вам, и Роберту, и у нас у каждого будет по собственному тайному местечку!

– Знаешь, здесь столько тайных местечек, что ещё четыре – это как-то совсем лишнее, – усмехнулся лорд Бинкис. – Роберт, у тебя скоро день рождения. Что думаешь о карманном мире в подарок?

– Я был бы рад, отец, – подумав, решил Роберт. Да, за дверями скрывалось немало миров, но они могли быть опасными, да и не принадлежали лично мальчику.

– А я? – обиделась Мэг.

– И ты. Линда, вызовите агента. Или проводите детей в агентство, если там ещё нет выездных сотрудников. Роберт, Мэг, надеюсь, вы похвастаетесь своими покупками.

– Конечно! – закивали оба.

– Ох, дорогой, ты их слишком балуешь, – укоризненно покачала головой леди Клара. И этим ограничилась.

Сразу после завтрака Линда связалась с агентством, и узнала, что придётся приехать в столицу. Собрала Мэг, подождала Роберта и выехала вместе с ними за покупкой.

Когда приехали в столицу, нужное здание нашли не сразу. Извозчик изрядно поплутал по улицам прежде, чем обнаружил дом с небольшой вывеской «Мир для вас». Попросив его подождать – район был не из лучших, и другого извозчика потом можно было не найти, – Линда и дети прошли в дом.

«Мир для вас» расположился в двух комнатках обшарпанного офисного здания. Большую часть помещения занимали каталоги картин, которые и предоставили Роберту и Мэг. Пока Линда уточняла цену и варианты, дети увлечённо изучали миры. Отвлеклись они только тогда, когда Линде показали, как работает перемещение.

На стенах тоже висели картины – уже работающие пробные образцы. Линда первой дотронулась до холста, изображающего горное озеро, и исчезла, чтобы появиться снова через пару минут. Роберт и Мэг тут же захотели попробовать и принялись сами испытывать картины.

Это действительно оказались миры. Самый большой из них, по словам продавца, был примерно с просторный зал, самый маленький – около десяти метров, но обычно они занимали около пятидесяти квадратных метров. Эти кусочки реальности были удивительно красивы, и попасть в них могли только владелец и те, кому он это дозволял, проведя внутрь собственной рукой.

Миры поражали. Это были самые фантастические… фантазии, которые только способен – и даже не способен, как казалось раньше Роберту, – вообразить человек. Красочность, яркость и разнообразие пейзажей стали утомлять мальчика. Да и Мэг притихла и выглядела немного уставшей.

Роберт перелистнул очередную страницу и замер. Строгая чёткость линий чёрно-белого мира в первый момент заворожила его, показавшись перенапряжённым глазам благословением.

– Какая красота, – выдохнул он.

– Вам что-то приглянулось? – тут же заинтересовался продавец и посмотрел на пейзаж. – Постойте… Но откуда это здесь? Лисса! Как этот брак попал в каталог?

– Брак? – повторил Роберт. Мэг уже стояла рядом, рассматривая чёрно-белую картину.

– Почему брак? – удивилась девочка. – Очень красиво. Мрачновато, но что-то в этом есть.

– Лисса!

Из соседней комнатки выбежала рыжеватая девушка. Продавец ткнул пальцем в каталог.

– Что этот брак здесь делает? Мистер Лаусон запретил его предлагать!

– Я не знаю, – растерялась девушка. – Я немедленно проверю!

– Проверь всё! Чтобы больше подобного не повторилось! Мистер, – обратился продавец уже к Роберту, – не тратьте время на это безобразие. Взгляните лучше…

Он перелистнул страницу. Пёстрый яркий мир с золотисто-алым водопадом под серебряным небом был прекрасен, но Роберта мало кому удавалось переупрямить. И он вернул страницу назад.

– Почему вы назвали этот мир «браком»? – спросил он, любуясь.

Чёрное небо. Чёрный песок. Две белых луны, побольше и поменьше, и серебряные пирамиды под ними. И бессчётные оттенки черноты, белизны и серебра. Роберт даже не подозревал, что у этих трёх цветов столько оттенков! Пейзаж притягивал, словно в строгое сочетание красок добавили магию.

– Он красивый, – подтвердила мнение брата Мэг. – Совсем не «брак».

– Но… Он чёрно-белый! Однообразный, бесцветный, скучный, маленький… Всего лишь две пирамиды под лунами. Я могу предложить вам…

– Я хочу этот, – твёрдо сказал Роберт. – И я его покупаю.

– Простите, но это невозможно, – извиняющимся тоном сказала Лисса. – Все миры Амелии признаны браком и подлежат уничтожению. К продаже они не допускаются.

– Как – к уничтожению? – возмутилась Мэг. – Нельзя так!

– Простите, но мнение господина Лаусона не оспаривается, – заметил продавец.

– Тогда можем ли мы с ним встретиться? – спросил Роберт. – Думаю, он сам поймёт, что продать нам миры Амелии выгоднее, чем уничтожить их.

Лисса и продавец нервно переглянулись. Терять перспективных клиентов им не хотелось.

– Я… свяжусь с господином Лаусоном, – сказал наконец парень. – Прошу вас, подождите немного.

Он вышел в соседнюю комнату и скоро оттуда донёсся его едва различимый голос. Мэг не теряла времени и листала каталоги. Роберт и Линда ждали. Наконец парень снова появился.

– Господин Лаусон будет ждать вас сегодня по адресу… – он назвал адрес, немедленно записанный Линдой. – Он согласен обсудить с вами возможную продажу картин-миров Амелии. Но, боюсь, он потребует у вас выкупить все её неудачные творения.

– Посмотрим, – сказал Роберт. – Мэг, выбрала что-нибудь?

– Да, – кивнула девочка. – Мне по душе вот этот.

Роберт только тяжело вздохнул. Мэг остановила свой выбор на опасном месте: мост из дощечек, переброшенный между красноватыми скалами под красным небом. Красно-жёлтый жаркий мир… только в небе сияло синее солнце.

– Не сорвёшься? – спросил он. Картина была красива, но веяло от неё чем-то… опасным. Наверное, это чувство вызывала пропасть, над которой висел мостик.

– Не волнуйтесь, – спохватился продавец, – пропасть в картину не входит, девочка не сможет упасть с мостика. Все наши миры абсолютно безопасны – мы не желаем травм клиентам!

– Вот видишь? – сказала брату Мэг. – Я беру этот мир. Сколько с нас?

Линда выписала чек, договорилась, что уже на этой неделе приедет творец, мир будет создан, и Дверь в него появится в замке в комнате Мэг. Все трое покинули агентство и поехали на встречу с мистером Лаусоном.

Тот ждал их. Гостей провели в гостиную, где уже был накрыт чайный стол. Обменялись приветствиями. Приступили к чаепитию и светской беседе. Наконец Линда объяснила суть проблемы и уже Роберт смог перейти от погоды к цели приезда.

– Мистер Лаусон, – сказал он, – мне очень понравился мир некой Амелии. Он прекрасен, хотя и чёрно-белый. Почему вы запретили его продажу?

– Потому что девочка даже не сможет стать Мастером Фантазий, мистер Бинкис. А согласно моему договору с Виндласом, я могу продавать только миры Мастеров. Амелия не пройдёт экзамен, мистер Бинкис. Её фантазия ограничена, и девочка может создавать только чёрно-белые миры.

– Но…

– Осмотритесь вокруг, мистер Бинкис. Миры – цветные. Они наполнены цветами и красками. Согласно правилам Мастеров, чёрно-белые миры неполноценны и подлежат уничтожению.

– Но ведь это неправильно! – выпалила Мэг. – Это же не настоящие миры, их только Изначальный может создавать, а кусочки, и эти кусочки могут быть любыми, если в них вложены труд и любовь!

– Мисс Бинкис, боюсь, Мастера Фантазий не разделяют вашу точку зрения. Я бы с удовольствием продал вам все работы Амелии, но не пойду на открытый конфликт с Мастерами.

– А можем мы с ними поговорить? – спросил Роберт. – Или для этого нужно отправляться на Виндлас?

– Нет, конечно. Мастера, чьи работы представлены в каталогах, живут неподалёку. Как же иначе они смогли бы приезжать к клиентам?

– Действительно, – сообразил Роберт. – На следующей неделе один как раз будет делать Дверь для Мэг… Я попробую расспросить его. Спасибо, господин Лаусон.

– До встречи, мистер Бинкис. Буду рад вашим новым покупкам.

Распрощались. Бинкисы и Линда вернулись в поместье и стали ждать приезда Мастера.

Он вскоре приехал. Это оказался высокий, почти двухметровый мужчина с очень смуглой кожей и курчавыми чёрными волосами. Он назвался Антуаном и приступил к работе.

Замок изучал гостя, притворяясь обычным зданием. Но Роберт и Мэг ощущали насторожённость, излучаемую всеми стенами: живая сущность, обладающая собственными характером и зачатками разума, чувствовала в странном маге опасность. Дети не понимали поведения замка, ведь маг совершенно не выглядел опасным, да и не собирался делать ничего плохого. Роберт осознал проблему только тогда, когда Мастер Антуан уже приступил к работе с пространством, создавая для Мэг её собственный карманный мир, а замок угрожающе затрещал. Место, где переплетались несколько пространств, и без того было малоустойчивым, а они собирались ещё больше нарушить хрупкое равновесие!

Предпринять что-либо Роберт не успел: Мастер отступил от стены и растерянно сказал:

– Господа, я прошу прощения за свою беспомощность. Но не я не уверен, что смогу выполнить свою работу. У меня есть некоторые опасения, что здесь и без того перекрещиваются, самое меньшее, два мира! И равновесие между ними балансирует на такой тонкой грани, что моё вмешательство может просто разрушить её. Последствия я боюсь, да и не могу представить. Никогда не сталкивался с подобным! Если бы вы позволили мне изучить этот феномен… Это может открыть для нас совершенно новые возможности!

– Замок действительно расположен в уникальном месте, – медленно сказал Роберт. – И это главная тайна нашей семьи. Боюсь, мы не можем позволить вам работать здесь… хотя… мы могли бы совершить некоторый обмен.

– И что же вы хотели бы в обмен? – тёмные глаза Мастера засияли. – Ещё один мир для девочки? Или десяток миров?

– Я бы хотел всего лишь один мир. Но особенный.

– В чём же его уникальность?

– Он чёрно-белый, – вскинул голову Роберт.

– Это невозможно, – Мастер Антуан даже ссутулился. – Это брак, чёрно-белые миры запрещены.

– Но ведь тот человек способен создавать только их, верно? Значит, в них есть что-то…

– Вы не понимаете, господин! Этот дар – частица божественной искры. И мы должны стремиться к её максимальному воплощению. Чёрно-белые миры – неполноценны. Это оскорбление дара.

– Неправда, – резко вступила в разговор Мэг, до того делавшая вид, что её нет. – Я уверена, что есть миры вечной ночи! И такие миры, конечно, будут чёрно-белыми.

– Таких миров нет, госпожа.

– А если я вас в подобный мир проведу?

– Мэг! – воскликнул Роберт. – Я такой мир не знаю.

– Я туда без тебя ходила. С Грэгом, не одна! – покаянно опустила голову Мэг. – У тебя в тот день голова болела. Но я только за одну дверь ходила! Только за одну! Честно!

Роберт сердито вздохнул. Он обиделся. Не ожидал он, что сестра настолько не доверяет ему. Она ведь даже не рассказала ему об этом походе.

– Где бы вы ни были, госпожа, – вмешался Антуан, – ночь там не вечна. Однажды наступит рассвет, и мир окрасится в иные цвета.

– Не окрасится, – подняла голову девочка. – Но это неважно. А важно вот что: вы решаете, какие миры, пусть и маленькие, «карманные» могут или не могут существовать. Не спорите ли вы с волей Изначального? Если он дал той девочке способность делать только такие миры – значит, на то его воля. А вы его волю объявляете браком. Преступлением!

– Мы вовсе не… – отшатнулся Мастер.

– Гордыня, вообще-то, грех, – Роберт, поняв, куда клонит сестра, демонстративно рассматривал потолок. Он тоже помнил посвящённую теме творчества проповедь священнослужителя Матиаса. – Один из главнейших. Но, боюсь, всем вашим Мастерам этого не понять. Поэтому я предлагаю обмен: вы изучаете пространства нашего замка, а в обмен позволяете девочке… Амелии, верно? – создавать её миры. Я даже готов позволить вам позвать ещё пару Мастеров.

– Я… должен поговорить с Советом.

– Конечно, – Роберт взглядом остановил желавшую сказать что-то Мэг. – Дать вам пару экземпляров Книги? Просто, чтобы напомнить Совету, что не людям судить дары Изначального.

– У нас достаточно Книг, благодарю. Другое дело, согласятся ли наши священнослужители и Мастера с вашим толкованием их текстов. А теперь прошу меня простить.

И Мастер быстро вышел. Он даже вещи оставил, так торопился покинуть замок.

Роберт и Мэг переглянулись.

– Ох, ты уверен? – спросила девочка. – Папа не обрадуется, что столько народу узнает о странностях замка…

– Совсем не уверен, – вздохнул Роберт. – Но чувствую, что это правильно. Как тебе в голову пришла твоя речь?

– Проповеди я тоже слушаю, – фыркнула Мэг. – А потом… Меня просто осенило. Когда он заговорил про дар, я вдруг поняла, что меня беспокоило всё это время.

– Но ведь начала ты с того, что призналась: ты одна ходила за дверь! Ты хотела его отвлечь или?

– Я не уходила далеко. Там действительно ночь, когда бы я ни заглянула. И Грэг дальше сотни шагов от двери не пускал… И там всё чёрно-серебряное, почти как на той картине Амелии. Только лун пять, и они очень маленькие… А звёзды большие-большие…

– Хоть Грэг сохранил немного мозгов, – проворчал, успокоившись, Роберт.

– И я хотела ему сказать – ну, мастеру Антуану, – что миры могут быть абсолютно любыми! Почему он ограничивает Изначального в его праве творить любое чудо, хоть чёрно-белое, хоть лилово-зелёное в крапинку? У Амелии только этот кусочек дара – а у нас его нет совсем! В общем, вот… – Мэг смутилась. – А потом ту проповедь вспомнила… И всё как-то сложилось… Роберт, пойдём вместе посмотрим на мир ночи? Я так хочу им с тобой поделиться!

Конечно, Роберт не устоял.

На ужин они опоздали, и ничуть об этом не жалели, настолько красива оказалась пустыня под пятью лунами.

Мастер Антуан и ещё два Верховных Мастера приехали через неделю. Вместе с ними прибыла и смуглая черноволосая девочка лет двенадцати, Амелия. Лорд Бинкис позволил им приступить к изучению замка, в чём гостям немало помогал опыт Владислава. В свободное же время мастера спорили о чём-то со священнослужителем Матиасом.

Антуан честно сказал Роберту и Мэг, что Совет не одобрил их мысли, но Антуан убедил Мастеров, что без Амелии Бинкисы просто не пустят их на порог. Роберт фыркнул и сообщил, что Антуан угадал мысли юных Бинкисов, и без девочки их действительно не допустили бы в замок. На это Мастер ответил загадочной улыбкой и вернулся к изучению загадок и чудес пространства и работе над созданием мира для Мэг.

За последнюю неделю лета гости успели изучить дозволенные им места замка и немалому научиться. Совместными усилиями они сумели сделать мир и Дверь в него для Мэг, не разрушив баланс пространств замка. Частые разговоры с лордом Бинкисом и, главное, с Матиасом, заставили их немного засомневаться в привычных убеждениях. Не последнюю роль в этом сыграло и приглашение посетить мир ночной пустыни.

Амелия, побывав там, словно обрела крылья: она перестала стыдиться своей «неполноценности». Теперь она верила, что она рисует пути в те миры, которые всё же существуют, а значит – не оскорбляет высшие силы. И на стене комнаты Роберта появились пирамиды под двумя лунами. А Мастера, пусть и не все с этим были согласны, решили допустить девочку к экзамену название Мастера Фантазий.

Как сообщало полученное Робертом письмо, она достойно его прошла.

15. Ожившая мантия

Потекли тоскливые дни учёбы. Роберт даже начал скучать по неугомонной сестре и ждать встречи с нею. Но девочка должна была появиться лишь на каникулы по случаю Рождения – это был один из главных церковных праздников, обозначавший приход нового года, – и сейчас Роберту приходилось привыкать к мальчишкам из своего нового класса.

Из-за того, что будущий лорд уезжал из школы сразу после окончания занятий, он проводил мало времени с одноклассниками. Ему было немного одиноко. Даже день его четырнадцатилетия не доставил ему особенной радости. Владислав пропадал в университете, Линда работала в другой семье, Мэг находилась в пансионе…

Более-менее Роберт поладил только с замкнутым близоруким Дереком Андисом. Тот сидел за партой слева, вечно уткнувшись в какую-нибудь книгу. С Дереком оказалось неожиданно интересно: он много знал, и, когда переставал стесняться, мог очень увлекательно рассказывать. К тому же его отец оказался давним соратником лорда Бинкиса, и потому, узнав, что мальчики теперь учатся вместе, на очередные выходные пригласил Роберта погостить.

Роберт, хотя и сомневался немного, но приглашение принял. Только каким обыкновенным показался ему замок Андисов по сравнению с его собственным! Как назло, отец запретил приглашать к ним Дерека: он не хотел, чтобы сведения о волшебном месте распространялись больше необходимого. Лорд Бинкис и так был не слишком доволен излишней осведомлённостью Мастеров Фантазий и дозволил им изучать замок лишь потому, что они поделились знаниями о пространстве и его складках. Лорду хватало и Владислава с замковой челядью.

Несмотря на обыкновенность замка Андисов, время мальчики провели не так уж плохо. И, засидевшись за партиями в настольные игры, забыли вовремя собраться в школу. В ужасной спешке они покидали в сумки вещи. Дома, разбирая сумку, Роберт с удивлением обнаружил у себя в вещах мантию.

Дядя Дерека был волшебником, и в какой-то момент мальчишки утащили одну из его мантий, притворяясь, будто они сами – великие маги. Теперь мантия лежала среди вещей Роберта. Множество пятен от краски, которой Дерек и Роберт обстреливали друг друга вместо заклинаний, свидетельствовали, что отдавать её в таком состоянии не стоит.

Роберт поразмыслил и отдал мантию прачке. Он решил вернуть её чистой и поглаженной. Решение было вполне правильным, только это была мантия волшебника, которой он пользовался в лаборатории при проведении различных экспериментов. Ингредиенты, зачастую попадавшие на ткань, оказавшись в переполненном магической энергией пространстве замка Бинкисов, дали совершенно непредсказуемый результат, о чём Роберт узнал следующим же вечером.

Вернулся из школы он поздно – оставался на дополнительные занятия. Забежал в комнату, чтобы бросить портфель и быстро переодеться, и умчался на ужин. А после ужина принялся за уроки.

Он сделал уже половину задания, когда услышал:

– А что это за закорючки ты рисуешь?

Роберт заозирался. В комнате никого не было. Даже привидения или призрака: их присутствие выдавало возникающее ощущение холодка.

Странно. Кто ещё мог появиться в замке?

Роберт подождал. Тишина. Решив, что ему послышалось, мальчик вернулся к урокам. Но вдруг невидимка заговорил снова:

– А почему ты не отвечаешь?

– Со слуховыми галлюцинациями не разговариваю, – отозвался Роберт механически, размышляя над сложным заданием.

– А что такое «галлюцинация»? – заинтересованно спросил голос.

– То, чего нет, – с лёгким раздражением ответил мальчик. Ситуация стала казаться ужасно глупой. С кем же он, всё-таки, разговаривает?

– Но я есть! – возмутился невидимка.

– Я тебя не вижу, значит, тебя нет, – сказал Роберт, надеясь, что тот появится.

Стало тихо.

– Я тоже себя не вижу… – наконец сказал голос с заметным испугом. – Значит, меня нет? Совсем нет? Но ты сказал, что не говоришь с галлюцинациями, а со мной ты разговариваешь, значит, я не галлюцинация, и я есть.

– Если ты есть, то ты кто? – спросил Роберт.

– Не знаю, – растерялся невидимка. – Может, ты знаешь? – на этот раз в голосе прозвучала надежда.

– Понятия не имею, – отрезал Роберт. – А теперь помолчи, пожалуйста, мне нужно доделать уроки.

– Ты про закорючки? А что они значат?

– Это не закорючки. Это буквы и цифры.

– А что такое буквы и цифры? – заинтересовался голос. – Это не просто закорючки?

– Нет. В них содержится информация.

– Они тоже живые? Как я?

– Почему ты так решил? – удивился Роберт.

– Я – информация. Я – живое. Всё, несущее информацию – живое. Значит и эти… незакорючки тоже.

– Нет, буквы и цифры не живые, – покачал головой Роберт. – Это всего лишь символы.

– Что такое – «символы»?

– Послушай, давай поговорим утром? – взмолился мальчик. – Если я не сделаю работу вовремя, у меня будут проблемы.

Вопроса, что такое «проблемы» не последовало. Ответом Роберту стала тишина. В ней он доделал уроки и стал, как обычно, собирать вещи, чтобы не делать этого утром.

Мантия, чистая и отглаженная, висела на напольной вешалке недалеко от стола. Роберт взял её в руки, чтобы сложить, и тут невидимка объявился снова:

– Что ты делаешь? Мне странно.

Голос шёл от мантии! Роберт едва не выронил её. Для того, чтобы убедиться, что это она ожила, он сильно встряхнул её.

– Ой-ей! – заверещала мантия.

– Это невозможно, – сказал Роберт. – Мантии не разговаривают! Они не живые и, тем более, не разумные!

– Я – мантия? – заинтересовался говорящий предмет одежды. – Секунду, мантия – это одежда. Но одежда не содержит информацию. А я содержу. Значит, я не одежда. Твоё заключение ошибочно.

– Логика, – пробормотал Роберт. – Но твой голос идёт именно от этой тряпки!

Он снова встряхнул её, надеясь найти кого-нибудь. Или хотя бы какой-нибудь предмет, который и мог поддерживать беседу. Но в складках мантии никого и ничего не оказалось. Зато сама она, по её словам, убедилась, что находится именно в руках мальчика. А так, как у него в руках не было ничего кроме мантии…

– Не понимаю, – сказала мантия. – Согласно моим информационным данным, я не могу быть разумным существом.

– Согласно моим – тоже, – кивнул Роберт. – Но случилось невероятное: ты обрела разум. И как я теперь верну тебя владельцу?

– А разве не ты мой владелец? – удивилась разумная мантия.

– Нет, – замотал головой Роберт. – Ты принадлежишь другому человеку. Волшебнику.

– Постой, – вдруг сообразила мантия. – Если я – то разумное, что не может быть разумным, значит, я – нечто невозможное. И меня пустят на опыты?

Роберт растерялся. Сам он, конечно, ничего подобного не сделал бы, и Владислава бы убедил ограничиться разговорами, но кто знает, что за человек дядя Дерека?

– Не знаю, – сказал мальчик. – Не хотелось бы. Но я ничего не знаю о твоём владельце.

– Оставь меня себе! – попросила мантия.

– Я не вор! – возмутился Роберт.

– Я содержу информацию о процедуре «покупка», – не сдавалась мантия. – Ты можешь меня выкупить? Ты ведь не пустишь меня на опыты, правда?

– Не пущу, – согласно вздохнул Роберт. – Не знаю, что именно оживило тебя и сделало разумной, но пускать живое и разумное на опыты – бесчеловечно. Ладно, позову-ка я Владислава.

– А Владислав – кто?

– Наш волшебник.

– Волшебник – изучение – опыты. Не хочу!

Роберт мог бы поклясться: мантия испугалась.

– Я ему скажу, чтобы никаких опытов, – пообещал мальчик. – Он тебе понравится. Он знает намного больше меня.

– Правда? – задумалась мантия.

– Честно-честно. Он хороший. И не любит опыты.

Тут Роберт, конечно, приврал. Но он был уверен, что волшебник не захочет навредить разумному, пусть и невероятному, созданию.

Набравшись терпения, Роберт уговорил мантию перебраться к Владиславу. Поспорил немного с дверью, считавшей, что мальчику пора уже спать, и добился того, чтобы она перебросила его к комнате волшебника. Постучал в его дверь.

– Кто там? – донёсся голос Владислава.

– Владислав, это Роберт. У меня тут одна проблема…

– Я – не проблема! – возмутилась мантия. – Проблема – это…

– Помолчи, пожалуйста, – попросил Роберт.

Дверь распахнулась.

– Что случилось, Роберт? – спросил одетый в халат волшебник, приглашая пройти.

– Вот, – протянул ему Роберт мантию, войдя в комнату.

– Это не моя, – сообщил Владислав.

– Знаю, – вздохнул мальчик. – Тут такое дело… Она говорящая.

– В первую очередь, я разумная! – обиделась мантия.

– Вот-вот, – подтвердил Роберт. – Оно разумное, живое, говорящее…

– И кто же создал такое? – заинтересовался волшебник. – И как ты заполучил это себе?

Роберт рассказал всю историю. Владислав внимательно выслушал, взял мантию, повесил на спинку стула и принялся её расспрашивать. На середине беседы мальчик стал клевать носом, и Владислав выпроводил его спать.

Зато наутро носом клевал уже волшебник. Оказалось, он всю ночь проболтал с мантией.

– Думаю, не стоит никому о ней говорить, – сказал Владислав, прощаясь с Робертом у ворот замка. – Подозреваю, что на неё подействовали своеобразные чары замка. Мало нам было говорящих дверей!

– Но остальная одежда… – испугался Роберт.

– Думаю, дело в том, что на неё воздействовали магией ещё прежде. Кто знает, какие чары испытывал Андис? Не бойся, Роберт, все вещи в замке разумными не станут. Но вот мне следует стать поосторожнее. Я ведь тоже магией пользуюсь… не хотелось бы, чтобы и мои предметы стали указывать мне, как лучше действовать или расспрашивать, что именно я делаю!

Роберт фыркнул и уехал в школу. Владислав отправился в университет. Мантия осталась в лаборатории молодого волшебника.

Всю дорогу до школы мальчик размышлял, как бы поудачнее побеседовать с Дереком насчёт злосчастной мантии. Но, увидев товарища, позабыл все неловкие заготовки.

– Доброе утро! – помахал ему Дерек.

– Доброе утро, – Роберт подошёл к нему. – Слушай, Дерек, тут такое дело…

– Что-то случилось? – заинтересовался Дерек.

– Не совсем… – Роберт непривычно для себя помялся. А потом выпалил:

– Дерек, помнишь, мы в волшебников играли?

– Разумеется, помню!

– Понимаешь, я когда вещи упаковывал, мантию ту к себе засунул. Я не нарочно. А потом решил её в стирку отдать… В общем…

– Что, и она расползлась? – не удивился Дерек. – Так не волнуйся, Роберт! У дяди от его экспериментальных зелий и порошков уже сколько мантий в тряпки превратились.

– Уф, – с облегчением выдохнул Роберт. – Я заплачу её стоимость!

– Это же не ты её испортил, – отмахнулся Дерек. – Говорю же, у дяди в месяц две-три мантии улетает. Так что забудь.

– Точно?

– Абсолютно точно. Ты лучше скажи…

И они принялись обсуждать домашнее задание. Тема мантии была закрыта.

Вернувшись домой, Роберт надеялся, что чары, заставившие злосчастный предмет одежды говорить и мыслить, уже выветрились. Но надежды не оправдались. Мантия ждала Роберта в лаборатории и жаждала общения. Например, её по-прежнему интересовало, что же такое – проблемы? И почему она живая, а незакорючки, то есть, символы – нет. И почему…

– Слушай, – не выдержал Роберт, – я же тебе не Сеть. С Владиславом говори.

Мантия обиделась. Но оказалась отходчивой и впоследствии частенько просила Владислава пригласить мальчика на беседу. Благодаря общению она всё больше развивалась и скоро стала настоящим интеллектуалом.

А ещё она подружилась с Филли. Любопытное маленькое привидение частенько залетало в лабораторию, и потому познакомилось с мантией. Они быстро поладили и даже, можно сказать, сработались: Филли стал накидывать мантию на себя и в таком виде летал по всему замку. Поначалу привидение в зелёном одеянии немного пугало остальных обитателей, но довольно быстро к нему привыкли. Так мантия познавала мир за пределами лаборатории, не выдавая своей волшебной сущности. Роберт и Владислав только руками разводили, поражаясь её активности и любознательности.

Шло время. Приближался праздник Рождения. На каникулы должны были приехать не только Мэг, но и кузены Элиза и Герберт. Роберт волновался: он предчувствовал неприятности. Но отменить приезд кузенов было невозможно, а встречать Рождение в столице лорд Бинкис наотрез отказался. Леди Кларе, находящейся на последних месяцах беременности, не стоило покидать спокойный замок ради шума и толп большого города. Так что оставалось только надеяться, что первое празднование волшебной ночи Рождения пройдёт в переполненном магией замке относительно спокойно.

16. Волшебная лавка

Роберт так беспокоился о предстоящем приезде гостей, что совсем позабыл о главном: о подарках. Вспомнил он об этом только за две недели до праздника. Времени оставалось в обрез. И если слугам можно было подарить деньги с чем-то простеньким, вроде красивого календаря или цветов, то родных подобный подарок никак не мог порадовать. Родители и Мэг просто обиделись бы и надолго. Да и Владислав с Дереком стали для Роберта если не друзьями, то хорошими товарищами.

Найти что-то толковое за две недели до одного из главных праздников года? Можно было забыть про дни рождения, но забыть про Рождение и Возрождение? И Роберт немного запаниковал. Что же ему делать? Срочно нужно в столицу, но одного его не отпустят, отец вернётся только через четыре дня, Владислав в университете – у него экзамены…

Пришлось обратиться к леди Кларе. Она нашлась в одной из гостевых комнат: присматривала за подготовкой покоев для Элизы и Герберта.

– Мама, – сказал ей Роберт, – я совсем забыл про подарки. Можно ли отправить кого-то со мною в столицу?

– Роберт, мне бы не хотелось отпускать тебя одного…

– Так я же говорю – с кем-то из слуг.

– Все заняты по дому. – покачала головой леди Клара. – Слишком много работы. Хотя, постой. Послезавтра ведь Найджел поедет забирать Элизу и Герберта. Если хочешь, ты можешь поехать ним. Остановитесь в особняке. В поездке по городу за тобой присмотрит кучер.

– Спасибо, – Роберт обнял мать.

– Что ж ты до последнего дня-то дотянул? – леди всё же немного сомневалась в своём решении.

– В школе было много дел, – честно сказал Роберт. – Вот и забыл. Обещаю, я буду осторожен.

– Хорошо. Я закажу билеты и на тебя.

Слуга, крепкий седовласый старик, не слишком обрадовался тому, что ему на шею дополнительно повесили подростка, но приказы он не оспаривал никогда.

Спустя три дня рано утром Роберт и Найджел вышли на перрон столичного вокзала. Он размещался в двухэтажном круглом здании из стекла и металла. Этажи были высокими, и подняться с одного на другой нужно было не по обычной лестнице, а по новомодным самодвижущимся ступенькам. Роберту нестерпимо хотелось прокатиться на одной такой, но Найджел с недовольным лицом направился к выходу, неподалёку от которого на небольшой площадке стояли кэбы извозчиков.

Один из них и доставил Роберта и Найджела в столичный особняк Бинкисов. Найджел отправился по делам, а мальчик попросил кучера, брауни Лавра, сопроводить его в поездке по городу.

В первую очередь Роберт отправился в крупнейшую книжную лавку: подобрать подарок леди Кларе было проще всего, так казалось мальчику. После двух часов в лавке, когда в глазах у него уже рябило от книг, он понял, что у матери либо есть всё из продаваемых здесь книг, либо всё действительно редкое уже раскуплено.

– Что же делать? – растерянно произнёс он вслух, возвращая на полку очередное издание.

– Вы что-то ищете? – это был, наверное, уже четвёртый или пятый консультант.

– У нас всё есть! – с отчаянием сказал Роберт. – Или это совсем не интересно матушке. Я не могу ничего подобрать.

– А я вас знаю, – вдруг сказал консультант. Он посмотрел по сторонам и понизил голос: – вы ведь тот, кто спас книжную реальность. Так что вам я могу сказать: если нужно что-то действительно интересное и редкое, то лучше обратиться по другому адресу.

– Но разве это не крупнейшая книжная лавка? – тоже понизил голос Роберт, решив не интересоваться, откуда консультант знает о его приключениях в книжной реальности. И главное – как он вообще его узнал.

– Крупнейшая, – подтвердил консультант. – И обыкновеннейшая. А вам, как я понимаю, нужно нечто особенное.

– Да, – кивнул Роберт. – И куда бы вы посоветовали обратиться?

– Видите ли, это магазин, здесь вещи продаются и покупаются, даже если это информация…

Мальчик понял намёк и несколько крупных монет перекочевали в руки консультанта.

Тот назвал адрес. Роберт удивился: это была окраина, вполне благополучная, но всё же не торговая часть города. Поблагодарил и, купив для видимости пару новинок из приключенческих романов, покинул лавку.

Кучер Лавр искал «Лавку Дубника» довольно долго, но так и не нашёл. На нужной улице было всего двадцать домов, а Роберту назвали двадцать первый. В конце концов, Роберт попросил его высадить в начале улицы, отправив кучера греться в забегаловке, и стал проходить дом за домом. Это были простые жилые дома, ни один из них не походил на лавку, так что Роберт стал сомневаться, не обманули ли его.

Вдруг он увидел, как на небольшом пустыре между семнадцатым и девятнадцатым домом воздух подёрнулся радужной рябью. Оттуда вышел кот, идущий на задних лапах. Он был обут в сапоги, на шее у него красовалась бабочка, а на носу – очки. В передних лапах он держал газету.

Роберт не стал уверять себя, будто у него галлюцинации. Лишь осмотрелся: на улице никого больше не было. Поэтому мальчик решился вступить с котом в разговор и окликнул:

– Господин Кот! Вы не подскажете, как попасть в «Лавку Дубника»?

Кот остановился. Внимательно уставился на мальчика круглыми зелёными глазами.

– Вы меня видите, – уверенно сказал он.

– Да, – кивнул Роберт.

– Что же, тогда, думаю, мне не стоит вам препятствовать. Хотя позвольте поинтересоваться, откуда вы узнали об этой лавке?

– Мне сказал консультант в «Книгомире». Такой невысокий, худенький, светловолосый…

– А, Этельред. Болтун он, смею заметить. Видите пустырь?

– Да.

– Идите по нему. Если вы действительно достойны, дверь сама откроется. Если же нет, то не обессудьте, – и кот развёл лапами.

– Благодарю вас, – поклонился Роберт. – До свидания.

– До свидания, молодой человек.

Кот вернулся к чтению газеты и продолжил путь.

Роберт подошёл к пустырю. Воздух задрожал, сгустился – мальчик словно продирался через толстую плёнку. Но вот она треснула, разорвалась, и перед Робертом возник старинный двухэтажный деревянный дом. Весь в резьбе, он был очень красив.

Мальчик потянул за ручку.

– Кто это ещё? – вопросила дверь.

– Здравствуйте, госпожа дверь, – Роберту было не привыкать. У него целый замок таких, тоже с характером. – Я – Роберт. Мне бы «Лавку Дубника». Про неё рассказал некто Этельред.

– Этельред – болтун, – сообщила дверь и стала медленно открываться. – Голову бы ему оторвать, чтобы не говорил лишнего. Ну, проходи, раз уж пришёл… и дом увидел.

Дверь отворилась полностью, и Роберт шагнул в полумрак. Постепенно свет стал заполнять помещение, и мальчик увидел, что оно заставлено столиками и стеллажами. Те были завалены разнообразнейшими вещами.

– Здравствуйте, – позвал Роберт. – Я бы хотел купить подарки для родных. Мне сказали, что здесь я смогу это сделать.

– Обманули, – твёрдо сообщил гулкий бас. – Я ничего не продаю. Я обмениваю. На поступки или редкости. И тебе здоровья.

– Что же я должен сделать или добыть?

– А ты, собственно, кто?

– Роберт Бинкис. Школьник. – Представился тот.

И из-за прилавка появился…

Народов в этом мире было немало. Люди, эльфы, гномы, тролли, гоблины, русалки и другие, так называемые малые народцы. Но цверги считались давно исчезнувшими, а то и вовсе несуществовавшими созданиями, как и феи, и фэйри. Собственно, к подземным фэйри цверги и относились – наземные же назывались альвами и считались дальней роднёй эльфам, как цверги – гномам. Так вот, сейчас перед Робертом стоял именно цверг!

Маленький, ростом он едва достигал колен мальчика, но был невероятно широким в плечах. У него росла длинная борода, а на оставшейся части лица сверкали огромные удивительные синие глаза. Из-за них Роберт даже не сразу оценил большой мясистый нос.

Одет цверг был в ярко-красный камзол, полосатые жёлто-зелёные штаны и синие сапоги. На голове его красовалась большая широкополая синяя же шляпа с десятком разноцветных перьев.

– Роберт, говоришь. Бинкис, – прогудел цверг. – Меня можешь господин Дубник звать. А кем ты уважаемому советнику приходишься?

– Если вы про Роберта Аластера Бинкиса, то это мой отец. Я – Роберт Эдвин.

– Понятненько. Значит, это ты живёшь в замке «Рассветный лотос»?

– Верно, – кивнул Роберт, припомнив, что так официально называется его новый дом.

– А правду говорят, что ты с феями встречался?

– «Встречался» – не совсем верное слово, – ответил мальчик. – Случайно столкнулся при чрезвычайных обстоятельствах – нужно было спасти библиотеку от червей. Книжных, не обычных червяков.

– И побывал в книжной реальности, верно? Мои приятели оттуда немало про тебя рассказывали. Герой, спасший их от чудо-юда и даже не попросивший награды.

– Мне нужно было спешить, – Роберт немного смутился.

– Ладно. Что за вещи тебе нужны? Подарки, говоришь?

– Да. Книга для мамы, какое-нибудь украшение для сестры, необычный механизм для отца, что-то, необходимое для волшебника и головоломка похитрее – для друга. И кузенам попроще что-нибудь: я просто не знаю, что им нравится.

– Так, – господин Дубник погладил роскошную бороду. – Начнём с книг. Иди-ка сюда, Роберт Эдвин.

Он подошёл к небольшой дверке. Мальчику пришлось согнутся вдвое, чтобы пройти в неё. Зато внутри на столах лежали раскрытые книги. И что это были за книги! Необычайно красочные картинки в них двигались, словно живые.

– Невероятно! – выдохнул Роберт, переходя от столика к столику, рассматривая одно издание за другим и перелистывая очень тонкие, но при этом крепкие белые листы с чётким, явно рукописным текстом. – Какой волшебник способен создать такое чудо? Я никогда не видел ничего подобного!

– Ты сам сказал, что это вещи волшебные, – довольно погладил бороду господин Дубник. – Только ваши волшебники, сам понимаешь, создать подобного не могут. Это из другого мира книги, там магия посильнее будет.

– И что я должен сделать, чтобы получить две таких книги? Одну, со сказками, для мамы, другую – для друга, – пояснил Роберт. – Он обожает атласы и карты, а вот этот волшебный атлас лучше любой головоломки.

– Сначала с остальными подарками разберёмся. Отцу, говоришь, механизм подиковиннее? Книги выбрал? Покажи, какие.

Роберт указал на роскошное издание сказок и атлас с увеличивающимися картинами чужих земель.

– Айрис! Айрис, негодная девчонка! – рявкнул господин Дубник.

– Иду, иду! – донеслось откуда-то сверху. С лестницы у стены – и как Роберт её раньше не заметил? – буквально скатилась худенькая светловолосая девочка. Впрочем, девочку в ней выдавала только длинная, почти до колен, коса: в остальном Айрис была одета как мальчишка, в голубую рубашку и чёрные брюки. – Что прикажете, господин Дубник?

– Роберт берёт эти две книги, – махнул на выбранные мальчиком книги цверг. – Отнеси их в главный зал, на кассу.

Айрис кивнула.

Роберт последовал за хозяином лавки в ещё один зал, на этот раз за дверью, в которую мог бы пройти даже настоящий великан.

Этот зал поражал не меньше, чем книги. Здесь были самые невероятные механизмы и механические предметы, в том числе и животные и птицы. Внимание Роберта привлёк ярко-зелёный попугай, раскачивающийся на жёрдочке и жизнерадостно вопящий:

– Дублоны! Экю! Фунты! Пиастры!

– Какой-то балбес вложил в него перечень всех монет из всех миров, – заметив взгляд гостя, с неудовольствием произнёс цверг. – Безмозглая птица никогда не останавливается, и пока ещё не разу не повторилась. Как насчёт этой обезьяны? Приветствует гостей и забирает у них шляпы и зонты. Удобная и вполне полезная штука.

Роберт посмотрел на механическую обезьяну. В этот момент она деловито искала отсутствующих блох.

– Нет, благодарю, – ответил мальчик. «Уж лучше попугай», – подумал он.

– Тогда осмотритесь тут, – предложил хозяин лавки, опускаясь в кресло у двери.

Роберт медленно пошёл по залу, внимательно рассматривая механические диковинки. К середине осмотра мальчик уже был готов взять первую же попавшуюся вещь – да хоть туже обезьяну! – когда одна из птиц внезапно взлетела и опустилась ему на плечо. Тяжёлая металлическая сова с глазами из янтаря удобно устроилась на плече Роберта и улетать явно не собиралась.

– Она согласна пойти с тобой, – услышал Роберт голос цверга. – Учти, Хельга – искусственный интеллект, новейшая разработка. Способна работать с любыми числами в пределах секстиллиона, разбирается в делопроизводстве, владеет четырьмя языками и может быть переводчиком. Идеальный секретарь. Только механический. Хотя, может, поэтому и идеальный.

Лорд Бинкис не раз жаловался, что не может найти хорошего секретаря… Поэтому Роберт неуверенно сказал:

– Госпожа Хельга, вы правда согласны работать на моего отца?

– Да, – голос у совы оказался приятным, хотя и немного неестественным.

– А… чем вас кормить?

– Заводить раз в месяц, – это сказал уже господин Дубник. – Она же неживая. У неё под правым крылом скважина для ключа. Кому ключ принадлежит, тот и хозяин. Значит, Хельгу берёшь? Где же этот ключ?

Он встал, подошёл к высокому комоду со множеством ящиков, заставленному часами, и стал рыться в ящиках. Хельга недовольно переступала с лапы на лапу. Но вот на поверхность была извлечена связка ключей, и два из них – основной и запасной – вручены Роберту.

– Для кого ещё подарки смотреть будешь? – господин Дубник проследил, как Роберт покидает зал, и сова летит на кассу, держа ключи в клюве.

– Сестра, её гувернантка, и наш волшебник.

– Волшебнику предлагаю новейший набор для создания чар и заклинаний. Вещь простенькая, но незаменимая. В обычных лавках подобного днём с огнём не найдёшь. Сделано лучшими магами моего народа!

– Благодарю, – кивнул Роберт. – А что бы вы посоветовали для гувернантки?

– Айрис! – снова крикнул господин Дубник. – Что девочки сейчас выбирают?

– Самый популярный товар сейчас – кукла-помощница, – отрапортовала Айрис.

– Боюсь, Линда немного взрослая для кукол, – смущаясь, сказал Роберт. – Да и не любила она их никогда.

– Это кукла-помощница! – обиделась на непонимание девочка. – Зачарованная куколка! Покормишь, поделишься проблемой, и она даст совет или сама выполнит несложное задание. Для работающей девушки – самое то! Даже если ваша Линда привыкла справляться сама, подруга-советчица лишней не будет.

– Давайте куклу-помощницу, – согласился Роберт. – Даже двух давайте: одну кузине подарю. Значит, остались Мэг и ещё Герберт, чуть не забыл про него. Что подарить кузену… можно ещё раз взглянуть на механизмы?

На этот раз внимание Роберт привлёк диковинный летательный аппарат. Он управлялся специальной палочкой с кнопками, повинуясь её приказам летал по залу.

– Радиовертолёт с пультом, – кивнул цверг. – Хорошая вещь для любого парня. Да и для некоторых девчонок тоже, бывают такие, вроде Айрис… На кассу? На кассу. Значит, осталась сестра?

– Мэг любит блестяшки. Есть у вас какие-то украшения?

– Как раз украшений у нас нет, – покачал головой господин Дубник. – Это надо идти к драконам.

Роберт едва удержал рвущиеся с языка слова, что драконов не бывает. Разумные сторожевые ящеры – дело обыкновенное, но драконы? Впрочем, он сумел промолчать.

– Это и будет твоим заданием, – сказал тем временем господин Дубник. – Но во вторую очередь. А в первую… Роберт Эдвин, на ночь Перелома года – вы зовёте её ночью Рождения – нам нужны ели. А мой поставщик не нашёл ничего лучшего, чем уйти в мир иной прямо перед праздником! Так вот, добудь нам двенадцать елей и доставь их в столицу цвергов.

Роберт растерянно зажмурился и помотал головой. Как он это сделает?

В дверь постучали. Пришёл новый покупатель. Воспользовавшись тем, что господин Дубник отвлёкся на него, Айрис подошла к Роберту и прошептала:

– Требуй портал в лес и обратно. С лешим придётся самому договариваться, но портал Дубник обязан предоставить. Так хоть добираться легче будет.

– Спасибо, – с искренней признательностью прошептал Роберт. Значит, всего лишь отправиться в лес, найти лешего и купить у него двенадцать елей. Вот интересно, что тот потребует от Роберта в качестве платы? Мальчик надеялся, сможет выполнить любое задание, главное, не из серии «пойди неизвестно куда и неизвестно зачем».

– Ты ещё здесь? – ненатурально удивился господин Дубник, словно впервые заметив Роберта.

– Конечно! – храбро ответил тот. – Вы ведь не дали мне портал, способный переместить меня в нужный лес и обратно.

– Не обязан я на порталы раскошеливаться, – пробормотал господин Дубник, но как-то неуверенно.

– Почему? – услышал их разговор новый покупатель: чинный старый гном. – Как раз ключи и порталы ты должен предоставлять даже без требования. Иначе как покупатель получит то, что ему нужно? Друг мой, твоя жадность прогрессирует. Может быть, стоит обратиться к целителю?

– Не хочу идти к альвам! – рявкнул во весь голос хозяин лавки. – И я вовсе не жадный! Я – экономный! Иначе разорюсь и пойду по миру!

– Друг мой…

– Дам я порталы, дам! Но исключительно от щедрости душевной!

И господин Дубник зашарил в карманах камзола. Выудил оттуда два переливающихся шарика и протянул их Роберту:

– Вот. Сожмёшь, раздавишь, и он тебя перенесёт, куда надо.

– А куда мне надо? – уточнил Роберт. – Это ведь конкретное место?

– Чадамский лес. А обратно – ко мне.

– Хорошо, – Роберт принял у него из рук шарики. Отошёл, попрощался и сжал один из шариков, прося отнести себя в Чадамский лес, к лешему.

Но перенесло его на совершенно пустую поляну, заваленную снегом, в который мальчик провалился по пояс.

– Упс, – только и сказал Роберт, пытаясь представить, как отсюда выбираться. Он не мог сделать ни шага. Утрамбовав снежную массу вокруг себя, мальчик вылез на эту твёрдую поверхность и позвал:

– Господин леший! Господин леший, меня господин Дубник прислал! Просит двенадцать елей для столицы цвергов!

Нет ответа. Роберт лёг на снег, стараясь равномерно распределить свой вес, и пополз. Теперь он проваливался меньше. Как он мечтал сейчас о лыжах!

Вот и конец поляны, но ни дорожки, ни даже тропинки: только нетронутый переливающийся на солнце снег. Лес манил таинственностью и очарованием, но Роберту не было дела до его красоты: ему всё сильнее хотелось использовать шарик портала.

Застрекотала белка, швырнула в мальчика шишкой. Попала. Роберт обрадовался этому признаку жизни леса, а то он решил, что лес необитаем, ведь не было видно даже звериных следов.

– Белка! – крикнул он. – Позови лешего! Пожалуйста! С меня мешочек орехов!

Белка швырнула в него жёлудем и исчезла среди ветвей. Роберту оставалось надеяться, что она поняла его и не забудет про его просьбу. Эти зверьки такие легкомысленные!

Роберт пополз, надеясь выбраться на дорогу или тропу. Теперь попадались звериные следы. Только бы не встретиться с хищниками! Ещё он надеялся, что не успеет замёрзнуть. Куртка, брюки и обувь были тёплыми, но рассчитанными на город, а не на лес с обилием снега.

Становилось всё холоднее. Роберт уже был готов сдаться и достать из кармана шарик портала, когда услышал чей-то распевающий голос.

– Эй! – крикнул он. – Пожалуйста, помогите!

Голос умолк. А затем спросил:

– Это кто здесь?

– Меня господин Дубник послал! За ёлками! – из последних сил крикнул Роберт.

Деревья зашелестели, вроде бы даже сердито. Из-за ближайших сосен появился высокий крупный мужчина в синей с белым шубе и высокой шапке.

– Ох, ты ж… – только и сказал он, увидев измученного замерзающего мальчика. – А ну-ка, пойдём.

И легко подхватил Роберта подмышки. Лес вокруг завертелся, сначала медленно, затем всё быстрее. Когда эта круговерть остановилась, Роберт с удивлением увидел себя в добротном деревянном доме. Мальчика поставили на пол и крикнули:

– Душа моя, гость у нас!

В дверях появилась кикимора. Обыкновенная болотная кикимора, высокая, зеленокожая, с рыжими волосами, одетая в жёлто-коричневое полосатое платье. Всплеснув руками, она бросилась к Роберту, и принялась хлопотать.

Мальчик понять не успел, как уже был переодет в сухую тёплую одежду, упакован в толстый шерстяной плед и напоен замечательно горячим чаем с восхитительным мёдом.

Всё это время леший – а хозяином дома был именно он – ругал господина Дубника. Роберт пытался объяснить, что, наверное, неправильно задал координаты портала, но леший попросил не спорить со старшими. Если он говорит, что Роберту дали полуразряженный портал, значит, так оно и есть, потому что Дубник – цверг неплохой, но, как и большинство из его народа, жадный и эгоистичный: даже не пожелал подумать, что в такой одежонке мальчик замёрзнет прежде, чем до цели доберётся!

– Сам-то, небось, побоялся за елями прийти, – ворчал леший, отпивая чай. – Помнит кошка, чьё мяско съела. И не подумал, что коли ты сгинешь, ничего-то у него не купишь.

– Значит, вы не дадите для него елей? – расстроился Роберт.

– Ему – не дам. Доставишь их цвергам сам. Лишать целый народец праздника из-за одного негожего чудака не дело. Сиди здесь, отберу-ка я для тебя деревца получше да пониже: потолки у цвергов невысокие, им ёлки попушистее нужны да покороче. Душа моя, присмотри-ка за гостем.

И леший ушёл, оставив Роберта развлекать его супругу. Та с удовольствием расспрашивала мальчика про столичные моды, про новые книги, про театральные постановки. Она редко выбиралась в город, но очень любила многие человеческие придумки. Если бы не постоянно подливаемый чай, у Роберта пересохло бы в горле. Но вот леший вернулся и показал на окно: за стеклом виднелись сани с пушистыми зелёными ёлочками.

Роберт переоделся в свою одежду и от души поблагодарил гостеприимных хозяев. Простился с ними и вышел во двор. Взялся за сани, сжал шарик портала, твердя «столица цвергов, столица цвергов». И перенёсся в подземное царство.

17. Под землёй

Он очутился в небольшом переулке, среди невысоких домиков из разноцветного камня. К его удивлению, здесь было не так уж темно: на домах висели тусклые фонарики.

Роберт забеспокоился: сани с ёлками по ширине могли не пройти переулок. Как ему вывезти их отсюда, не задев стены и углы домов? Но одними раздумьями дело не сдвинешь.

Мальчик попытался пустить сани ближе к выходу из переулка, подозревая, что по камню они двигаться не станут. Но камень под ногами оказался настолько гладким, что сани заскользили, словно по снегу. И хорошо, что наклон был в другую сторону, иначе они могли бы наехать на Роберта.

Стоило ему выйти из переулка, как он увидел большой отряд стражников. И их оружие – топоры и алебарды – было нацелено на Роберта.

– Стоять, чужак! – приказал один из стражников, наверное, командир. – Кто ты и как попал сюда?

– Я – Роберт Бинкис. Меня прислал леший с подарком, – мальчик указал на сани с ёлками. – Это от него, к Рождению.

– С чего это он сменил гнев на милость? – удивился другой стражник. – После выходки Дубника он пообещал, что не видать нам больше ёлок…

– Видимо, поэтому господин Дубник послал за елями меня, а не пошёл сам, – пожал плечами Роберт.

– Так, рассказывай всё с самого начала, – рассердился первый стражник. – Леший или Дубник тебя послал?

Роберт рассказал, как цверг отправил его к лешему, и тот, смилостивившись, решил выдать подземному народу заветные праздничные ели. Стражи внимательно выслушали гостя, посматривая на ёлки. Покачали головой, поняв, что неисправный портал перебросил мальчика не на центральную площадь, как должен был, а вглубь города, переполошив сигнальную сторожевую сеть. Привели двух осликов, которых запрягли в сани, и деревья уехали к королевскому дворцу. Роберта поблагодарили, накормили, выделили ему сопровождающего, который должен был доказать Дубнику, что ёлки для празднества уже на месте. У этого цверга с порталами всё было в порядке, так что Роберт и его спутник очутились сразу в нужной лавке.

– Роберт Эдвин! – приятно удивился господин Дубник. – Ты уже вернулся? О, мастер Ольховник! Что вас привело в мою скромную обитель?

– Безответственность твоя привела! – рявкнул тот. – Ты чего клиентов угробить пытаешься?

И над обоими цвергами засиял полупрозрачный желтоватый купол.

– Полог безмолвия, – знающим тоном сказала Айрис, подойдя к Роберту. – Ругаться будут, а сор из избы выносить не следует. Но ты не волнуйся, сейчас хозяина отчитают, и он ненадолго идеальным станет. Так-то он хороший – меня вот на работу взял, хотя отлично сам справлялся, – но иногда его переклинивает.

Роберт понимающе кивнул. Полог исчез, и мастер Ольховник удалился – на этот раз через дверь, а не с помощью портала. Господин Дубник, недовольно пыхтя походил по лавке, а затем вспомнил про Роберта.

– Всё, почитай, куплено. Только вот, напоминаю, украшений у меня нет. Так что пойдёшь к драконам и добудешь у них немного блестяшек. Для сестры, для моей лавки. И не пугайся ты так, это не воровство! Драконы обычно требуют сделать для них что-то несложное в обмен на награду. Но я уже стар для их штучек. Для и не любят они наш народец. А Айрис посылать боюсь.

Девочка только задрала нос и презрительно фыркнула. Роберт был уверен: она вполне бы справилась с любым заданием любого дракона, но господин Дубник явно принадлежал к тем, кто считал, будто девочки – существа необычайно хрупкие. Доказывать ему, что это не всегда так, ни Роберт, ни Айрис не собирались: только время тратить.

– Сколько времени это займёт? – спросил Роберт, глянув на карманные часы. Он провёл в лавке уже более четырёх часов! Не отправился бы Лавр его разыскивать…

– У меня есть часы из лавки времени, – сказал господин Дубник. – Они сделают так, что ты вернёшься вовремя, в ту же минуту, в которую уйдёшь из моей лавки. Айрис!

– Бегу уже, – отозвалась девочка, исчезая среди стеллажей. Она появилась через некоторое время, держа в руках обычные песочные часы со странным зеленовато-синим песком. Песок не двигался.

– Вот, – Айрис вручила их Роберту. – Знаешь, как пользоваться?

– Нет.

– Выйдешь за дверь, переверни часы и тряхни посильнее, – объяснила Айрис. – Время потечёт назад. Когда песок станет заканчиваться, ты услышишь звон. Громкий такой. Это значит, что пришла пора перевернуть часы, чтобы они пошли правильно. Время станет возвращаться в норму, и к тому моменту, как песок снова закончится, ты должен быть здесь.

– Хорошо, понял, – Роберт принял из рук девочки часы и положил в карман куртки. – Ещё инструкции? Как мне стоит себя вести и всё такое… Я всё-таки с драконами каждый день не общаюсь!

– Смотри по ситуации, – «успокоил» его господин Дубник. – Ты справишься, Роберт Эдвин. Иначе ты бы просто не нашёл мою лавку.

– Ясно, – сказал Роберт и подумал, не обойтись ли ему подарками попроще? Необязательно ведь дарить волшебные вещи из волшебной лавки! Но тут же ему стало стыдно: неужели он отступит перед трудностями? Он – Бинкис! А они никогда не сдавались. – Куда мне идти?

Господин Дубник провёл его к очередной двери, на этот раз в обычный человеческий рост, зато в форме арки, увитой цветами. Отодвинул одну из двух створок, открыв проход в светлый, залитый лунным светом, коридор.

– Луна? – удивился Роберт.

– У них там почти всегда ночь, – пожал плечами цверг. – И почти всегда полнолуние. Ну, доброго пути тебе, Роберт Эдвин. И не забывай про часы.

Роберт достал часы, перевернул их и сильно тряхнул. Тонкая струйка песка потекла вниз.

– Два часа туда и два обратно, – сказал господин Дубник. – У тебя всего четыре часа. Удачи.

– До свидания, – отозвался Роберт и шагнул в коридор.

Поначалу стены были кирпичные. Но постепенно начали попадаться участки из камней. А затем кирпич окончательно превратился в сплошной камень. Окна встречались всё реже, а затем и вовсе исчезли, их заменили круглые шары, в которых плясало синеватое пламя.

Роберт шёл и шёл. Он устал: день выдался не из лёгких, и потому шаги его замедлились.

Наконец коридор стал расширяться и превратился в пещеру. Эта пустая пещера привела мальчика в следующую, побольше, затем – в пещеру ещё просторнее… В пятой по счёту пещере Роберт уже не увидел стен, настолько она была огромна. Она сияла, заполненная золотыми монетами и самоцветами едва ли не до потолка.

– Здравствуйте! – позвал Роберт. – Здравствуйте. Меня прислали из «Лавки Дубника». Есть здесь кто-нибудь?

Ответом была тишина. Мальчик продолжил путь по тоненькой тропиночке среди гор золота и самоцветов. Наконец он дошёл до конца этого зала и вышел в настоящий пещерный город.

Роберт замер, поражённый открывшейся красотой. Не сразу он заметил, что на уступе рядом кто-то сидит.

Незнакомец был примерно с локоть размером, с яркой блестящей красноватой чешуёй, длинным хвостом, золотистым гребнем, большими крыльями и жёлтыми глазами с вертикальными зрачками. Мальчик заметил его, только когда он дыхнул на него струйкой дыма.

Роберт невольно отшатнулся.

– Здравствуйте, – взял себя в руки мальчик. – Я ищу драконов. Меня послали из «Лавки Дубника»…

– И тебе здравствовать, – ответило существо. – Ты нашёл меня. И что на этот раз нужно этому прощелыге из лавки?

– Он просил немного украшений для продажи.

– А почему сам не пришёл?

– Сказал, что не хочет сердить вас лишним лицезрением его особы, – сформулировал Роберт.

– А не сказал, почему?

– Нет.

– Потому что он пытался совершить кражу! И мы поклялись больше не иметь с ним дела!

– Простите. Я не знал, – растерялся Роберт.

– Конечно, не знал, – фыркнуло существо. – Вряд ли он стал бы делиться столь недостойной и порочащей его информацией. И почему ты на него работаешь? Решил что-то у него купить?

– Подарки на Рождение.

– Любовь к семье – это хорошо, – благосклонно кивнуло существо. – Ты для родных подарки ищешь?

– Маме, отцу, сестре и друзьям.

– Друзья – это тоже хорошо, – решило существо. – Что же, условия вроде соблюдены. Ты нашёл наш город, пусть и с помощью Дубника, ты ищешь богатств не для себя… Но проблема в том, что у нас нет проблем! Нет испытаний, понимаешь? А без испытаний мы не можем тебя наградить.

– Что же делать? – растерялся Роберт. – Господин Дубник сказал, что только у вас я смогу найти украшения для сестры.

– А тебе обязательно дарить сестре именно украшения? – прищурилось существо.

– Нет, что вы! Я просто не знаю, что ещё придумать.

– А как она относится к сказочным существам?

– Замечательно безалаберно, – признался Роберт. – Она их любит, но как-то… безответственно. У неё есть цербер, так Мэг его дрессировку на меня сбросила. С горгульей она, правда, неплохо ладит… А нашу крокозябру сестра вечно подкармливает и тискает.

– Крокозябру? Цербера? Горгулью? – Существо даже приподнялось на маленьких кривоватых лапках. – Похоже, у вас ещё интереснее, чем я думал! Так что ты можешь подарить ей… меня!

– Вас? – опешил Роберт.

– Верно! Твоя сестра наверняка обрадуется уникальному в вашем мире живому дракону!

– Но живых существ не дарят! То есть разумных!

– Я разрешаю, – благосклонно кивнул дракон. – Дарите же вы котов, собак и канареек. С моего соизволения это возможно. Послушай, мальчик…

– Роберт.

– А я Гаррет. Так вот, Роберт, я очень хочу побывать в вашем мире. И единственный способ это устроить – стать подарком для твоей сестры! Я уверен, мы с ней подружимся! Обещаю, я стану замечательным питомцем! Ну, просто фамильяром!

– Но она же захочет рассказать подружкам!

– Придумай что-нибудь, – отмахнулся лапкой Гаррет. – Например, что ты вывел меня с помощью магии, случайно, а повторить эксперимент не можешь.

– Хорошо, – сдался Роберт, припомнив цербера и крокозябру с горгульей. – Вам нужно что-то с собой взять?

– Нет, – помотал головой дракон.

– А вы не вырастете… огромным? – мальчик вспомнил, что в сказках драконы обычно были гигантских размеров.

– Я – нет. Мы, пещерные драконы, существа маленькие. А теперь идём!

Гаррет взлетел, сверкая в свете шаров, и стал парить рядом с Робертом.

Раздался звон.

– Что это? – забеспокоился дракон.

Роберт растерялся. Не сразу он вспомнил про часы. Достал их из кармана: песок почти просыпался. Он перевернул часы.

– Пора, – сказал он. И направился обратно. Рядом с ним летел дракон.

И уже они передвигаются по коридорам, стены которых меняют облик от камня до кирпича. Вот впереди дверь в виде арки, увитой цветами. Роберт толкнул её и очутился в лавке господина Дубника.

– Роберт Эдвин! – тот вскочил со стула, стоящего напротив двери. – Вот и ты! Ты добыл, что… О, господин Гаррет! Я не ожидал вашего визита…

– Надеялся, что прошлая кража сойдёт тебе с рук? – фыркнул дракон. – Так вот, нет, не сошла. Ничего ты не получишь. Не в этот раз.

– Эх, – вздохнул печально цверг. Айрис, неодобрительно глядя на хозяина, покачала головой.

– Роберт может забрать покупки? – осведомился подчёркнуто холодным голосом Гаррет.

– Да, да, конечно, – торопливо сказал господин Дубник. – Айрис!

Девочка подвела Роберта к кассе. Уложила его покупки в пакеты и вручила мальчику.

– Передашь привет Этельреду? – шёпотом спросила она.

– Обязательно, – так же шёпотом ответил он. – Только после праздников, ладно?

– Спасибо. И… заглядывай иногда. Просто так, без покупок. А то покупателей мало, все одни и те же… Скучно.

– Постараюсь, – пообещал Роберт.

Гаррет ухватил его зубами за рукав куртки и потянул к выходу.

– Постойте! – спохватился Роберт. – Часы! Я же не отдал вам часы!

– Оставь себе, – взглянув на дракона, сказал цверг. – Всё равно они одноразовые и заряд уже почти закончился.

– Спасибо. До свидания.

У самой двери дракон юркнул в пакет и до самого приезда в особняк из него не высовывался.

Кучер Лавр с огромным облегчением увидел хозяйского сына в дверях забегаловки.

Роберт попросил у него прощения и объяснил, что покупки заняли несколько больше времени, чем он планировал. Ещё раз извинился за то, что Лавру пришлось изрядно понервничать из-за отсутствия хозяйского сына – кучер уже подумывал обратиться в службу правопорядка. Затем мальчик попросил отвезти его домой.

На следующий день, в обычном магазине купив подарки для слуг и мистресс Клавдии, Роберт стал ждать вечернего приезда Найджела с Элизой и Гербертом. Все это время мальчик общался с любопытным драконом, которому по человеческим меркам оказалось всего лишь двенадцать лет.

Элиза оказалась красавицей, но её портило высокомерно-надменное выражение лица. Герберт же явно удался в своего отца: он был и пониже ростом, чем сестра, и немного пухлым. К тому же он уродился зеленоглазым шатеном, тогда как Элиза, как и Роберт, была кареглазой блондинкой.

Поздоровавшись с кузенами, Роберт хотел поговорить с ними, но те сослались на усталость и разошлись по комнатам. А наутро их уже ждал поезд.

Когда они прибыли на вокзал, где их встречали леди Клара и Мэг, девочка немедленно повисла на шее брата, вопя, что ужасно соскучилась. Роберт и сам был рад видеть сестру. Элиза сделала недовольное лицо: мол, что за невоспитанность! Герберт чувствовал себя неловко, и старался держать чуть в стороне.

Всю дорогу от вокзала до замка Роберт думал, как продержаться оставшуюся неделю до праздника, чтобы не вручить «подарок» сестры раньше времени.

Впрочем, Гаррет милостиво согласился провести это время в покоях Роберта, не показываясь никому на глаза. Так что мальчик зря волновался.

Все стали ждать праздника.

18. Праздник на носу… ой!

И Роберт, и Мэг искренне желали помочь кузенам освоиться как в непривычном месте, так и в новой для них семье – раньше все они встречались редко, только на обязательных семейных торжествах. Однако все их старания наталкивались на стену холода и неприязни, выстроенную Элизой. Герберт, судя по всему, был не против поладить с младшими Бинкисами, но, привыкший раньше подчиняться матери, теперь во всём слушал властную старшую сестру, впервые вышедшую из тени госпожи Беатрис. Стоило Роберту или Мэг попытаться начать общение, как Элиза демонстративно прерывала разговор, неважно, вёлся он с нею или с её братом.

– Элиза, – не выдержал на второй день Роберт, воспользовавшись тем, что они с кузиной на минуту остались вдвоём, – что с тобой? Ты не можешь вечно нас избегать! И не можешь запрещать брату общаться с нами. Если уж мы так тебе противны, уезжай обратно в пансион, но брату жить не мешай.

– У тебя нет права мною командовать, – возмутилась девушка. – Ты всего лишь мой кузен, к тому же на год младше. Своей жизнью и жизнью брата я распоряжусь сама. Моей матери вы уже помогли! – в её голосе впервые прозвучала злоба.

– Ты бы предпочла, чтобы её казнили по обвинению в заговоре против короля? – удивился Роберт. – А всё шло к этому. И тогда бы даже отец не смог бы вас двоих спасти. Это был результат действий тёти Беатрис, а не моих или отца. Хочешь ты признать это или нет, но вы трое обязаны моему отцу жизнью, и твоё поведение – проявление абсолютного неуважения к нему и его доброте.

– Тебе не кажется, что ты ещё слишком мал, чтобы меня поучать? – смерила его гневным взглядом Элиза.

– Знаешь, если тебя что-то не устраивает – тебе уже пятнадцать, можешь уйти из пансиона и начать работать, чтобы быть ничем нам не обязанной, – пожал плечами Роберт. – Но пока ты живёшь в нашей семье – пожалуйста, уважай нас и наши правила.

– Это не твоё дело, Роберт Бинкис!

– Моё, Элиза Луазон. Вы пока моя семья. Повторюсь: пока ты живёшь под нашим кровом, будь добра проявлять уважение к моим отцу, маме и сестре. Пока же ты ведёшь себя так, словно ты королева в изгнании, окружённая ничтожествами.

– Да как ты смеешь…

– Надеюсь, мы поняли друг друга, – жёстко сказал Роберт и вышел из комнаты. Столкнулся с подслушивавшей Мэг, но ничего ей не сказал. Поэтому девочка, засеменившая рядом с братом, заговорила первой:

– Я тоже такой стану когда вырасту? Гордой и глупой?

– Не думаю, – Роберт потрепал сестру по голове. – Ты же не хочешь такой быть?

– Не хочу, – замотала головой Мэг. – Это некрасиво… и к тому же опозорит родителей. Что они, воспитать меня не сумели? Да и меня не в лучшем свете покажет. Роберт, а можно я возьму Герберта в зверинец? Он так на Дженни засматривался… по-моему, ему нравятся животные, но он боится об этом сказать.

– Его Элиза не пустит, – ответил Роберт.

– А если мы тайком?

– Так он же пойдёт ей докладывать и разрешения спрашивать!

– А если прямо на рассвете? Ты придёшь, разбудишь Герберта и быстро-быстро, пока он ничего не понял, запихнёшь в дверь. Я с нею заранее договорюсь. Покажу ему наш зверинец. И с Зябой познакомлю.

– Думаешь, стоит? – засомневался Роберт.

– Попробовать нужно, – кивнула Мэг. – Не можем же мы оставить его таким тюфяком! Ещё бы разузнать, что любит Элиза… Не может же она ко всему на свете относиться как ледышка!

– Ладно, – решил мальчик, – берём Герберта в зверинец. Значит, завтра на рассвете?

– Завтра на рассвете, – подтвердила сестра.

Стоило горизонту чуть посветлеть, как Роберт тихонько вошёл в комнату кузена, растолкал его и негромко позвал:

– Герберт? Ты зверей любишь?

– Люблю, – сонно ответил тот. – Но спать я тоже люблю.

– Хочешь с нашим цербером пообщаться? С горгульей живой? Ещё у нас есть два единорога и один пегас…

– Серьёзно? – Герберт даже приподнялся в кровати.

– Серьёзно, – кивнул Роберт. – Одевайся, пойдём их покормим.

– Но Элиза…

– Так ты идёшь или нет? Второго шанса не дам.

Роберт зашагал к двери.

– Дай хоть одеться! – взмолился Герберт, выбираясь из кровати. – Не пойду же я в пижаме.

Он быстро оделся, пытаясь при этом убедить Роберта поговорить с Элизой.

– Она же не любит животных, – напомнил юный Бинкис. – И вечно запрещает тебе даже наших кошек гладить, хотя Клавдия за ними следит так, что блоха не проскочит.

– Это верно, – вздохнул Герберт.

– Так что решай, хочешь ты посмотреть наших обитателей или хочешь послушаться Элизу и остаться в комнате.

– Просто она разозлится, если узнает, что я ушёл из комнаты без разрешения… – попытался объяснить младший Луазон.

– Тебе тринадцать! – не выдержал Роберт. – Ты лишь на полгода младше меня. А ведёшь себя… да даже младенцы самостоятельнее. Мы же не уходим из замка в неизвестном направлении, не предупредив никого из взрослых. Вот такое действительно недопустимо, но мы этого и не делаем.

Герберт помялся полминутки, затем решительно сунул ноги в ботинки и сказал:

– Идём.

Дверь открылась на задний двор, где уже кормила пегаса яблоками раскрасневшаяся от морозца довольная Мэг.

– А вот и вы! – обрадовалась она. – Доброе утро, Роберт, доброе утро, Герберт. Покатаемся?

– Ты верхом умеешь ездить? – спросил Роберт у кузена. Тот замотал головой:

– Это опасно. Мама запретила. В школе меня освободили от физического воспитания.

К ребятам подбежала Дженни. Три головы радостно завертелись, надеясь на вкусненькое, и Герберт не выдержал:

– Можно её погладить?

– Конечно, – фыркнул вышедший из двери Грэг. – И даже нужно. Мэг, а мне ветчинки?

Герберт даже не вскрикнул: его просто парализовало от ужаса. Но постепенно он вышел из столбняка, и, наблюдая, как Мэг носится наперегонки с цербером и горгульей, спросил:

– А это… как?

– Завёлся тут, – ушёл от прямого ответа Роберт. – Доброе утро, Карра, Каралл.

– Доброе утро, – Карра и Каралл, пара говорящих воронов, опустились на перекладину, к которой привязывали лошадей.

Скоро Герберта закружило в потоке волшебных созданий. Роберт и брауни Джон уговорили одного из единорогов, и тот позволил им покатать на своей спине едва не расплакавшегося от восторга Герберта.

Герберт впервые в жизни был счастлив, и Роберт чувствовал это. Лицо кузена никогда ещё не было таким сияющим и радостным. В окружении многообразия животных – как обычных, так и волшебных, Герберт быстро перестал видеть между ними различие, – мальчик ощутил себя полноценным ребёнком и даже признался Мэг, что мечтал стать ветеринаром. Но разве это работа для лорда, пусть и небогатого и малознатного?

– Да, – в один голос сказали Роберт и Мэг, считавшие, что не бывает недостойной работы, бывают недостойные люди. – Это хорошая работа, честная и благородная.

В замок они не вернулись до вечера. Гуляли по лесу, ели пищу из приготовленных Мэг корзин, жгли костёр на отведённой для этого поляне и пекли на нём клубни. Герберт даже забыл про сестру. И только когда все трое возвращались к зданию, он спохватился:

– Ох… Элиза будет в ярости!

– Можно вопрос? – Мэг была такой милой, только когда очень злилась, Роберт знал это. – Почему твою сестру должно злить то, что ты счастлив? Роберт в такие моменты за меня только радуется!

– Ну… Это неправильное счастье, – сформулировал Герберт.

Роберт и Мэг переглянусь. Им очень хотелось сказать что-то нехорошее. Кажется, ситуация была ещё запущенней, чем они думали.

Элизу весь день отвлекала леди Клара, предупреждённая о планах детей. Но за ужином все встретились.

– Герберт, где ты был? – бросилась к брату Элиза. – Я весь день не могла тебя найти!

– Я гулял, – честно ответил тот.

– Гулял? Где?

– В лесу за замком.

– Этот опасно! Ты мог пострадать! И потом, если ты простудишься? Что, если бронхит? Ангина?

– Элиза! – не выдержала леди Клара. – Прогулки только полезны. Кроме того, Герберт здоров, как ломовая лошадь. Я верю нашему целителю. Или ты обвиняешь господина Вертена во лжи?

– Нет, тётя Клара, что вы… – Элиза сообразила, что перегнула палку. – Я просто волнуюсь за Герберта!

– Оставь, наконец, брата в покое – он вправе сам решать за себя! – резко сказала леди. – Ему уже тринадцать и ему пора научиться нести ответственность за свои поступки самостоятельно! Вы с матушкой не можете всю жизнь держать его под своим крылом. Роберт в его возрасте уже помогал отцу.

– Но…

– Я не заболею, – решительно перебил её Герберт. – Я отлично провёл время, Элиза. И был бы рад…

– Герберт!!!

Тот сник. Запала его храбрости хватило ненадолго.

Весь ужин за столом царило неловкое молчание. Элиза испепеляла брата взглядом, Роберт и Мэг готовились выступить на его защиту. Но когда уже подали десерт, Герберт внезапно поднял голову и сказал:

– Элиза, я думаю, что ты неправа. Вот.

И ушёл из столовой. Дверь, осознавая момент, послушно отворилась, выпустив его без обычных разговоров.

Элиза застыла, шокированная замечанием обычно покорного и никогда не возражающего брата, а потом обрушилась на Роберта:

– Это ты! Ты во всём виноват!

– Прости, Элиза, – теперь голос леди Клары, казалось, мог заморозить воду. – В чём ты обвиняешь Роберта? В том, что он проявляет долг гостеприимства по отношению к родственнику?

– Нет, что вы… Просто…

– Просто вы с матерью привыкли лепить из Герберта, словно из пластилина, – леди Клара встала, немного нависнув над столом. – Так вот, он не пластилин, он – личность. И имеет право на собственные решение. И хочу тебе сказать, Элиза: ты красивая молодая девушка. Займись уже собственной жизнью! Через год тебе оканчивать пансион. Ты уж решила, что станешь делать? Будешь ли работать, какое дело себе найдёшь? Мы, конечно, вывезем тебя в свет, но нельзя всю жизнь пробыть дебютанткой. Как нельзя и всю жизнь быть «старшей сестрой». Пойми это, наконец. И насчёт Герберта… Если он захочет уйти с тобою – доброй дороги, но захочет остаться – это будет его и только его решение.

Женщина вышла из столовой. Дети последовали за ней, оставляя Элизу в одиночестве.

– Вот мама выдала! – с восторгом сказала брату Мэг, стоило им оказаться в коридоре.

– Да, похоже, ситуация по-настоящему её рассердила, – кивнул Роберт. – Ох, ждёт Элизу серьёзный разговор про её будущее… И мама, и отец явно всё так не оставят.

– Жалко, Герберт маму не слышал, – решила Мэг.

– Слышал, – сообщил худой старик с портрета. – В столовой тоже есть портреты, а дверь его не сразу в его комнату привела.

– Нет, этот замок меня поражает! – рассмеялась Мэг. – Интересно, на чьей он стороне?

– Ну, явно не Элизы, – фыркнул Роберт. И был абсолютно прав.

19. Приглашение для призрака

С того дня Герберт стал всё время проводить с кузенами. По просьбе Роберта брауни учили Герберта обращаться с лошадьми, единорогами и пегасом, тролль, отвечавший за охрану замка и семьи, следил за выполнением Гербертом всех назначенных ему упражнений, эльфийка Анорибелла, что присматривала за всеми животными в замке, учила мальчика ладить «с друзьями меньшими». Герберт расцветал на глазах.

А Элиза целый день плакала в своей комнате. После этого к ней пришла леди Клара и велела слугам вынести два портрета, что висели в комнате девочки. На следующий день портреты вернули, но разговор леди Клары и Элизы так и остался для всех тайной. В результате Элиза извинилась перед Робертом, Мэг, и даже Гербертом. И всё время стала проводить рядом с леди Кларой. Чаще всего они разговаривали о чём-то в библиотеке.

Лорд Бинкис, как раз вернувшийся в замок на праздничные дни, только понимающе хмыкал на все попытки Мэг разузнать, о чём же постоянно беседуют леди Клара и Элиза. Девочка даже немного ревновала мать к кузине, и, если бы не необходимость постоянно присматривать за только начавшим привыкать к новому образу жизни Гербертом, могла бы и поссориться с обеими. Но Роберт, улавливая дурное настроение сестры, вовремя отвлекал её, напоминая о новых обязанностях.

А в предпоследний вечер перед празднеством, когда замок украсился (как с помощью обитателей, так и самостоятельно) мишурой, шарами, колокольчиками, гирляндами и рисунками, и все радовались предстоящему торжеству, в гостиной неожиданно объявился пропадавший где-то последние дни лорд Родриго. Старик заявил, что в замке достаточно и одного Филли, так что он просит – нет, настоятельно требует! – отпустить его, Родриго де Виантеса, на тайное, лично призраков, празднование Рождения. И всё бы ничего, его бы с радостью отпустили, но Родриго был частью замка. Следовательно, кто-то должен был отвезти его – а именно, какой-нибудь камушек от замка – на место встречи привидений.

– Вы могли сказать об этом раньше? – рассердился лорд Бинкис. – Рождение уже послезавтра! У всех свои планы. Я, конечно, спрошу, кто может поехать и даже доплачу, но такие вопросы не решаются в последний момент. Как далеко нужно ехать?

Услышав ответ, лорд разгневался ещё больше. Дело в том, что нужное место располагалось на другом конце королевства, в полупустынных северных землях. Добираться туда нужно было неделю.

– Как вы себе это представляете? – спросил он. – Никакая магия не перенесёт вас так далеко за оставшийся срок. Мне жаль, лорд Родриго, но вы требуете невозможного. Даю слово, на следующий год вас доставят на празднество. Но в этом году вам придётся о нём забыть.

И лорд ушёл из гостиной. Следом за ним ушла леди Клара. С призраком остались только дети.

– Что же вы так долго тянули? – спросил призрака Роберт.

– Я сам только сегодня получил приглашение, – ворчливо сказал лорд Родриго. – Поэтому раньше ничего сказать не мог. А почему я должен там быть… Приглашение на Бал Рождения для призраков – величайшая честь. Далеко не все из нас её удостаиваются. Я приглашён впервые. И подозреваю, что обязан этим не собственным заслугам, а нынешней необычности моего обиталища.

– А что, если попросить воронов? – сказал мальчик. – Они, конечно, летают не очень… Но вдруг успеют?

– В этой идее есть здравое зерно, но вы хоть понимаете, что позорнее появиться только в почтовой посылке?

– Неужели? – не поверила Мэг.

– Есть и такой способ перемещения, – мрачно кивнул призрак. – И им пользуются чаще всего, но это считается проявлением дурновкусия и позором. Так что постарайтесь придумать что-нибудь другое. Тем более, разума у ваших воронов от болтовни не прибавилось.

– Наглая клевета! – по подоконнику зашагала Карасса, нередко подкармливаемая Мэг. – Уж поумнее тебя будем!

– Так, не ссорьтесь, – примиряюще поднял руки Роберт. – Я понимаю, что это почётно – быть привезённым на место сбора своим, скажем так, владельцем, но у нас просто нет такой возможности.

– Лорд Родриго, – Мэг внезапно заёрзала в кресле, – ведь Бал привидений, конечно, проводится не в нашем пространстве? А в каком-нибудь пространственно-временном кармане?

– Верно, – кивнул старик.

– А нельзя ли туда попасть из какой-нибудь складки нашего замка? Тогда нам не пришлось бы никуда ехать.

– Мэг, складки в разных местах разные. Если это место в неделе пути отсюда, то и складки пространства… Хотя… Карасса, позови Владислава!

Недовольно каркнув, ворониха улетела искать молодого волшебника. И вот он появился в гостиной. Выслушал детей и привидение.

– Теоретически наш замок – скомканный лист бумаги, – сказал Владислав, садясь в кресло и перебирая длинными пальцами по подлокотнику. – Как этот лист соотносится с остальным пространством нашего мира – я ещё не изучал. Но, конечно, какие-то части листа ближе к одним местам, какие-то – к другим. Так что можно пройти сквозь пространство, тем более что в пределах замка двери выведут, куда нужно. Но идти через подпространство слишком опасно. Там иначе идёт время и определяется расстояние. Так что нет, не советую.

Пообсуждав тему ещё немного, разошлись по комнатам.

Но для Роберта вечер ещё не закончился: в его комнате мальчика поджидал скучающий дракон Гаррет.

– Какие новости? – с живым любопытством спросил он.

Роберт сел на кровать и стал рассказывать о событиях вечера.

Дракон внимательно выслушал его и сказал:

– В подпространстве между складками действительно опасно. Без проводника. Но у вас-то проводник есть. Это я!

– Нет, – жёстко сказал Роберт.

– Роберт, нельзя быть таким скучным. Где твой дух приключений?

– Скончался в муках после пережитых мною испытаний.

В этот момент дверь беззвучно отворилась, пропуская в комнату Мэг.

– Роберт, – начала девочка и увидела дракона.

20. Внезапное путешествие

– Привет, – помахал ей лапкой Гаррет.

– Кто это? – глаза девочки зажглись восторгом. Она подбежала к столику, на котором возлежал Гаррет и стала внимательно рассматривать незнакомца, старательно держа руки за спиной: вдруг существу не нравится, когда его хватают?

– Можешь погладить, – благосклонно разрешил Гаррет. – Я, вообще-то, твой будущий подарок. Можно сказать, фамильяр.

– С ума сойти! – выдохнула Мэг и стала гладить спинку дракона. – Роберт, это кто? Неужели настоящий?..

– Дракон Гаррет. Будь знакома. Гаррет, это Мэг, твой будущий товарищ, – Роберт устало потёр рукой лоб. – Мэг, что ты хотела?

– Может, всё-таки попробуем пойти через пространство? Если с нами пойдёт Владислав…

– Отец всё равно не позволит, – мотнул головой Роберт. – А уйти без разрешения мы не можем, это всех напугает.

– Если вы вовремя вернётесь, никто и не заметит, что вы отсутствовали, – коварно заметил Гаррет. – У вас ведь есть часы.

– Часы? Какие часы? – заинтересовалась Мэг.

– Волшебные. Они дадут нам четыре часа местного времени. Я проведу вас так, что больше путешествие не займёт, – дракон поймал взгляд девочки и подмигнул. – Дело лишь за проводником. То есть, за мной!

– Нет, Гаррет, – возразил Роберт.

– А ты не мой хозяин. Моя хозяйка – Мэг. Ей и решать.

– Ты… вы можете стать нашим проводником? – уточнила Мэг.

– Зови на «ты», – сказал Гаррет. – Я ещё маленький.

– Вот именно, – сказал Роберт. – Для драконов ты ещё ребёнок. Я уже жалею, что согласился увезти тебя – вдруг твои родители волнуются?

– Я же сто раз сказал, что нет, – отмахнулся дракон. – Мы существа с рождения самостоятельные. Так что поверь, наконец, всё в полном порядке. Я достаточно взрослый, чтобы путешествовать по складкам. И вполне могу провести вас.

– Нет! – повторил Роберт.

– Да, – сказала Мэг. И «добила» брата: – Если не пойдёшь со мной, я пойду одна.

– Мэгара!

– Роберт! – передразнила его сестра. Но тут же добавила примирительным тоном:

– Я уверена, это безопасно. Со мной будут Гаррет и лорд Родриго. Хочешь, я ещё и Дженни возьму? Ну что сможет случиться?

– Всё, что угодно, – буркнул Роберт. Он был убеждён: к добру эта задумка не приведёт. Но Мэг не переубедить. Запереть её, учитывая своеволие замка, тоже невозможно. Остаётся одно – пойти вместе с нею. – Мы должны успеть вернуться к службе. Я не понимаю, как рассчитать время.

– Вернуться – не получится, – помотал головой Гаррет. – А вот выйти в промежуток между службой и семейным празднеством – вполне. Как раз, когда зайдёте переодеться после службы, быстро активируете часы, и вперёд. А затем вернётесь в ту же минуту, и уже с семьёй отпразднуете.

– Видишь, Роберт? – обрадовалась Мэг. – Никаких сложностей.

Роберт вздохнул. Пожелал сестре доброй ночи и выпроводил её из комнаты, а затем забрался под одеяло. Он размышлял, стоит ли спрятать волшебные часы или всё же их использовать. Инстинкт самосохранения боролся в мальчике с любовью к приключениям, и сейчас он никак не мог решить, на что решиться.

Может быть, пойти одному, тайком от Мэг? Она, конечно, разозлится, но зато будет в безопасности, а лорду Родриго удастся попасть на Бал.

Да, так он и сделает. Он просто пойдёт один, оставив сестру под присмотром матери и кузины. Мэг когда-нибудь простит, сейчас главное – вовремя ускользнуть от её бдительного ока.

Наутро он проверил часы. В ящике стола их не оказалось.

Проведённое расследование показало: часы заполучила Мэг. Она поступила просто: попросила Зябу утащить их из комнаты брата. Подкупленная парой плюшек, крокозябра легко согласилась на очередную шалость.

Недолго думая, Роберт использовал ту же стратегию, которую применила Мэгара, то есть, попросил Зябу найти и достать часы. Крокозябра не отказалась, и часы вернулись в руки Роберта.

Весь день мальчик ловко избегал сестру. Приготовил небольшой рюкзак с припасами и самым необходимым для путешествия. Договорился с лордом Родриго о том, где и как они встретятся. Поссорился с Гарретом, который считал, что Роберт нечестно поступает по отношению к сестре, и помирился с ним, пригрозив, что и вовсе никуда не пойдёт, если дракон продолжит вредничать.

Пришло время праздничной службы, и вся семья отправилась в замковую часовню. А когда служба закончилась, никто и не заметил, что Роберт вместе со всеми не вышел. Во всяком случае, так он думал, пока не услышал, что в тайном коридоре раздаются не только его шаги.

– Мэгара! – он резко обернулся. И действительно, в нескольких шагах от него пыталась стать невидимой, прижимаясь к стене в попытке слиться с нею, его младшая сестра.

– Как ты здесь… – он перевёл взгляд на Гаррета, держащего в пасти рюкзак. – Это ведь ты виноват! Ты её предупредил!

– Ничего подобного! – фальшиво возмутился дракон.

– Я сама догадалась, что ты задумал, когда у меня часы пропали! – заступилась за него Мэг. – А уж когда ты весь день от меня прятался, и вовсе убедилась, что ты решил пойти один.

– Мэг, вернись, пожалуйста, – попросил Роберт.

– Нет, – уверенно заявила девочка. – Я хочу пойти с тобой. Это была моя идея! А если ты собираешься спорить, напомню, что время уходит. И наше отсутствие могут заметить.

Роберт промолчал. Он был зол. Отобрал у Гаррета рюкзак, надел его, развернулся и зашагал дальше, игнорируя дракона и сестру, доказывавших ему, что он неправ, путешествие будет безопасным и пройдёт замечательно.

Вот и нужная комната. Лорд Родриго с приготовленным заранее камушком уже ждал мальчика. Неодобрительно покачал головой, увидев девочку, но ничего не сказал. Все четверо ухватились друг за друга, и Роберт тряхнул часы. Песок посыпался, а время пошло в обратную сторону.

– Веди, – сказал мальчик дракону.

Тот нырнул прямо в стену напротив окна. Призрак, вручив Роберту камушек, последовал за Гарретом.

– Вперёд, – Роберт положил камушек в нагрудный карман, застегнул карман на пуговицу и сделал приглашающий жест для Мэг. – Я хочу, чтобы ты всё время была у меня на глазах, договорились?

– Хорошо, – и Мэг коснулась стены. Рука девочки ощутила не камень, а что-то вроде бумаги, которая легко прорвалась при нажатии. Стараясь не зажмуриться, Мэг шагнула вперёд, разрывая эту «бумагу». Последним прошёл Роберт. Комната опустела.

За стеной оказался берег моря. Над ним поднимался рассвет зелёного солнца.

Мэг восторженно ахнула. Роберт тоже ощутил восторг, но тут же вернулся к делу:

– Куда нам идти, Гаррет?

– Вперёд, – указал на тихо плещущиеся волны дракон.

– Но я не вижу поблизости даже лодок, не говоря уже о кораблях, – Роберт ещё раз осмотрелся. Пусто. Безлюдный берег, и никаких признаков парусов.

– Конечно, их здесь нет! – Гаррет даже немного удивился такой наивности Роберта. – Нам нужно в море. На дно, я имею в виду. Второй нужный нам переход по дну.

– Гаррет, мы не умеем дышать под водой, – напомнила ему Мэг.

– Через стены вы тоже ходить не умеете, – заявил дракон. – Так что вперёд, за мною! Навстречу приключениям!

И полетел к морю, чтобы взмыть ввысь и свечкой уйти под воду.

– Что станем делать? – спросил Роберт у сестры, с опаской посматривавшей на волны. Плавала девочка неплохо, но большой воды всё равно побаивалась.

Мэг криво улыбнулась.

– Отступать всё равно некуда, да?

И отчаянно шагнула к воде, идя по вязкому песку. Ещё шаг, другой, третий… Вот вода плещется вокруг щиколоток, вокруг коленей, доходит до пояса…

Роберт шёл следом, почти шаг в шаг за сестрой. Поэтому легко поймал её в объятия, когда Мэг развернулась и, насколько позволяла толща воды, бросилась обратно.

– Мне страшно, – всхлипнула она.

Мэг и плавать-то научилась после того, как едва не утонула. Она сумела преодолеть свой страх и теперь уверенно держалась на воде, так что могла её не опасаться, но бескрайнее глубокое море пробудило в девочке давно исчезнувший, казалось, ужас. – Мне страшно, Роберт!

Роберт погладил её по голове.

– Мэг, драконы тоже не должны дышать под водой. Но Гаррет пока не выныривал. Может быть, и мы сможем здесь дышать? Я попробую первым.

– Нет, Роберт! Он мог утонуть. Если и ты…

– Я лишь попробую вдохнуть. И сразу вынырну. Обещаю. И если я хлебну воды, то мы никуда дальше не пойдём. Вернёмся домой.

– Хорошо, – неуверенно кивнула Мэг, успокаиваясь и переставая дрожать. – Но я буду держать тебя за руку!

– Согласен.

Дальше они шли, держась за руки. Мэг снова стала дрожать, на её лице появилась паника, но она не отпускала руку брата и шла вперёд.

Вот вода достигла её плеч. Роберт сделал глубокий вдох и присел так, чтобы с головой оказаться под водой. При этом он невольно зажмурился, но тут же заставил себя открыть глаза, а затем и вовсе выдохнул.

Сделал вдох. В первый момент голова немного закружилась, а затем он понял, что может дышать. Воздух был более густой, чем наземный и неприятно пах засохшими водорослями, но дышать было можно.

Роберт зашагал вперёд и потянул Мэг под воду. Девочка, немного успокоенная поведением брата, тоже отважилась опустить голову.

– Как странно, – сказала она, осознав, что может дышать и говорить.

Впереди выписывал пируэты Гаррет.

– Что вы так долго? – подлетел он к детям. – Ваши часы не станут работать вечно.

– Гаррет, – рассердился на излишне беззаботного проводника Роберт, – мы не настолько привыкли к магии, чтобы сразу осознать, что можем дышать под водой. И к тому же, мы не умеем летать. Мы движемся медленнее, поэтому прошу подстраиваться под наш шаг. Куда теперь?

– Мы у самого берега, – надулся дракон. – Нам надо глубже.

– Значит, идём глубже, – сказала Мэг и ещё сильнее стиснула руку брата. – Идём?

– Идём, – кивнул тот. И они снова последовали за Гарретом.

Становилось всё глубже и темнее. Вокруг сгущались подводные растения, всё чаще сновали стайки разноцветных рыбок. Пару раз Роберт задел свободной рукой проплывавших мимо крупных неспешных медуз.

Скоро освещённая взошедшим солнцем поверхность осталась далеко наверху. Рыбки стали сменяться большими, одинокими и редкими рыбами. Незваных гостей они игнорировали. Роберт забеспокоился об атмосферном давлении, ведь они с сестрой погружались без какой-либо защиты, но всё обошлось тем, что в какой-то момент несильно заложило уши. Затем и это ощущение прошло, а дно перестало углубляться.

Дракон неспешно продвигался вперёд. Дети шли за ним.

Показалась подводная гора, острой верхушкой возвышавшаяся над водой.

– Нам туда, – впервые обернулся к детям Гаррет. – У подножия есть пещера, в неё нам и нужно. Главное, не разбудить осьминога.

– Ну, осьминог не кракен, – неловко пошутила Мэг.

– Этот осьминог опаснее десяти кракенов, – не поддержал шутку Гаррет. – Так что будьте настороже!

– Хорошо, – кивнул Роберт, – мы постараемся.

Они продолжили путь к горе. Постепенно растения стали встречаться всё реже и реже, совсем исчезли рыбы. Зато стало появляться множество камней и валунов. А затем впереди, у подножия, показался ОН: огромное существо с двухэтажный дом размером и огромным количеством щупалец. Сначала дети приняли его за очередной валун, но он пошевелился, пара щупалец дёрнулась, и стало понятно, что это создание – живое.

– Ты уверен, что это действительно осьминог, а не кракен? – пискнула перепуганная Мэг, когда осознала, кого она видит.

– Его всегда так называли, – отозвался Гаррет. – А кто это на самом деле – никто понятия не имеет. К тому же, какая разница, если известно главное: оно опасно. Нам нужно прокрасться мимо него, ясно? Тихо и незаметно.

– Ясно, – нервно пискнула Мэг. – Тихо и незаметно. Очень тихо и очень незаметно.

Девочка вдохнула поглубже, чтобы успокоиться и замолчать. Роберт поддерживающе сжал её руку. Мэг кивнула в знак благодарности.

Первым среди валунов двигался Гаррет, внимательно изучающий обстановку вокруг. Следом кралась Мэг. Завершал маленькую группу Роберт. Только вот чем ближе к горе, тем меньше становились камни и валуны. Осьминог раскинулся на практически пустом пространстве из песка и мелкой гальки, куда и привела путников тропинка.

– Нужно перебежать? – спросил Роберт у Гаррета, прикидывая, насколько быстро получится это сделать.

– Если бы, – замотал головой дракон. – Это вода, не воздух. Любое колебание привлечёт к его источнику, то есть к нам, ненужное внимание. Наоборот, нужно двигаться как можно медленнее.

– Ну не ползком же! – возмутился Роберт.

– А это хорошая идея! – обрадовался дракон. – Медленно проползём, и нас не заметят. Движемся в том же порядке?

– Хорошо, – не стал спорить мальчик. Первым опустился на дно, подавая пример сестре. Лёг на песок с илом Гаррет. Поползли.

Они двигались медленно, очень медленно. Роберту казалось, будто время остановилось, а они не переместились ни на шаг. Но он ошибался: осьминог, как и пещера, становились всё ближе и ближе.

И тут Гаррет, непривычный к ползанию по земле, чихнул. Его нос забился песком, и, как дракон ни сдерживался, из него всё же вырвалась струйка воздуха с огнём и шумом.

Осьминог немедленно отреагировал. Его щупальца устремились к источнику потревоженной воды. Скрываться больше не было смысла, и Гаррет взлетел, пытаясь отвлечь врага на себя. Роберт успел удержать решившую вскочить Мэг: дети остались лежать на песке, с ужасом наблюдая, как над ними проносятся длинные розоватые щупальца со множеством присосок.

Гаррет увлёкся. Щупалец было много, и ему, проворно снующему между ними, удалось переплести несколько из них в сложный запутанный узел. И всё же одно достигло юркого дракона, и он приклеился к присоске. Гаррет растерялся и забился.

– Мэг, ты ползёшь дальше, к пещере, – шёпотом приказал Роберт.

– Но у тебя нет оружия! – испугалась сестра.

– Здесь достаточно камней, – ответил брат. – Мэг, главное, чтобы ты добралась до пещеры. Хорошо?

– Хорошо, – Мэг была толковой и понимала, когда есть время поупрямиться и покапризничать, а когда его нет. И поползла к пещере, замирая каждый раз, когда над головой проносилось очередное щупальце.

А Роберт вскочил, подобрал камушек покрупнее и метнул в осьминога. Затем ещё и ещё.

Осьминог не сразу понял, что случилось и попытался их поймать. Первые несколько камней не долетели – вода была более вязкой, чем привычный воздух, но постепенно мальчик приноровился. Только мелкие камни не причиняли осьминогу особого урона, к тому же он понял, что они несъедобны. Поэтому щупальца устремились к главному источнику колебания воды – Роберту.

Дракон тем временем, сообразив, что сразу вырваться не сможет, вспомнил про свои способности. В присоску полетела струя огня, тут же превратившаяся в струю кипятка. Обваренный участок утратил клейкость, и Гаррет смог освободиться, чтобы броситься на помощь снова рухнувшему в песок Роберту. Дракон отвлекал внимание на себя, обжигая врага точечными струями превращающейся в кипяток воды. На этот раз Гаррет был осторожнее, и не позволял себя поймать, а затем и вовсе отлетел к валунам и принялся мелькать между ними.

Впрочем, щупальца, мечущиеся в воде, взбаламутили её настолько, что осьминог утратил способность распознавать, где же источник колебаний.

Роберт и Гаррет, прильнув к песку, заспешили к пещере. Их противник, осознав неладное, замер, но взбаламученная вода успокаивалась долго, и это дало Роберту и дракону шанс добраться до Мэг и оказаться в безопасности. Они, наконец, смогли подняться.

– Уф, – только и сказал Гаррет, опускаясь на плечо Роберта, быстро затолкавшего Мэг поглубже в пещеру, к сияющей золотом арке. – Приключеньице!

Роберт сердито покачал головой. «Приключеньице» могло стоить им с сестрой, да и дракону, жизни. Но разгорячённому Гаррету втолковать это было невозможно. И потому мальчик лишь кивнул на арку:

– Нам туда?

– Верно, – ответил Гаррет.

– А что нас будет поджидать на той стороне? – Мэг вполне хватило осьминога.

– Вроде, ничего опасного, – наморщил мордочку дракон. – В любом случае, путь назад лежит снова через осьминога. Вперёд идти спокойнее.

– Гаррет. Нам ведь в любом случае предстоит возвращаться, – напомнил Роберт, спускаясь вглубь, к арке.

– Обратный путь мы пройдём по-другому, не волнуйся, – отмахнулся лапкой дракон. И первый пролетел в сияющую гладь арки. Мэг, на миг обернувшись к брату, прошла второй. Последним в золотом свете исчез Роберт.

21. Рискованный маршрут

Их встретил лес, освещённый полной луной. Они вышли под большим раскидистым дубом, на миг озарившемся яркой зеленью, но тут же снова ставшим обычным деревом среди множества других деревьев. Одежда, к их удивлению, стала сухой.

Гаррет пролетел немного вперёд и обнаружил дорогу, неширокую, но хорошо утоптанную. По ней и зашагали Роберт и Мэг, следуя за своим проводником.

Внезапно тот остановился. Полетал на одном месте пару секунд и с тихим возгласом нырнул за ближайшее дерево. Не раздумывая, дети последовали его примеру.

Через несколько минут ожидания, когда Мэг уже хотела с возмущением вернуться на тропу, слева от детей что-то засветилось и на дорогу выплыли огоньки. Они летели сначала вереницей, затем – парами, позже – тройками, а затем на дорогу вышли удивительно красивые существа. Люди? Эльфы? Сказочные альвы? Роберт не знал, кто это. Невысокие, тонкие, с длинными волосами, в разноцветных струящихся одеждах, с фонариками в хрупких до прозрачности руках, они шли парами. Вокруг них клубилась лёгкая дымка, и эта дымка в сочетании с огоньками и фонариками добавляла процессии сказочности и таинственности.

Мэг, заворожённая зрелищем, высунулась из-за дерева, за которым пряталась. Роберт и сам увлечённый красотой процессии, сделать ничего не успел. Он едва осознал, что ещё немного, и сестра вовсе выйдет к этим существам, а то и захочет уйти вместе с ними, как Гаррет укусил девочку за палец, заставив очнуться от забвения. А вскрик заглушила сама Мэг, сунув пострадавший палец в рот, чтобы зализать ранку. Осознав, что её могут заметить, она тут же вернулась за дерево. И Роберт понадеялся, что ему лишь показалось, будто один из участников процессии, золотоволосый и божественно прекрасный, застыл на миг, обернувшись в сторону девочки. Затем он продолжил свой путь, и Роберт забыл о своём предположении: слишком хотелось любоваться увиденным.

Существ сменили огоньки. Тройки, пары, вереница одиночек… Наконец последний из огоньков исчез среди деревьев. Мэг опустилась на траву, тяжело дыша. Роберт бросился к ней.

– Кто это был? – спросил он у подлетевшего Гаррета, подставившего шею для поглаживания. Дракон, конечно, не был котом, но привычные движения стали успокаивать Мэг.

– Альвы, – ответил дракон. – Они неплохие, да и не злые в целом, но могли увести вас за собой. Они любят симпатичных людей, а вы с сестрой симпатичные. Тогда вы бы никогда не смогли вернуться домой. Они что-то такое делают, что всё забываешь…

– Какие же они красивые, – выпалила уже успокоившаяся Мэг. Роберт согласно кивнул. – Никогда не видела такой красоты!

– И надеюсь, не увидишь, – Гаррет вывернулся из-под её руки. – Отдохнули? Пойдём, а то во второй раз нам может и не повезти. К счастью, нам в противоположную сторону.

Роберт проверил, на месте ли камушек лорда Родриго, а то он совсем забыл про призрака. Камушек по-прежнему лежал в кармане, и брат с сестрой последовали за драконом.

Ночной лес пугал. В нём стояла неестественная тишина, и редкие звуки заставляли вздрагивать и нервно искать их источник. Тени, отбрасываемые растительностью под полной луной, шевелились, подчиняясь то ли слабому ветру, то ли законам собственной жизни.

Мэг снова вцепилась в руку брата: девочка не жалела о своём решении пойти на Бал призраков, но уже сомневалась в своих силах. Роберт же поклялся самому себе, что это – последнее его путешествие за пределами нормального мира. Мальчик ощущал себя не подготовленным и потому слабым. Да ещё нужно беспокоиться о сестре – за неё он переживал гораздо больше, чем за себя, ведь она была младше и слабее. Но оба не признавались в своих сомнениях, и отважно шли за драконом, стараясь не обращать внимания на живущий собственной жизнью лес.

Наконец Гаррет свернул с дороги и вылетел на небольшую полянку с очередным раскидистым дубом.

– Пришли, – сообщил дракон. Он влетел прямо в дерево, исчезнув в неяркой вспышке синего цвета. Мэг посмотрела на брата, кивнула и, зажмурившись, тоже прошла в ствол.

Роберт уже стоял у дуба, когда услышал шаги. Обернувшись, он увидел двоих черноволосых альвов с луками в руках. Стрелы были нацелены на мальчика.

– Ни шагу, чужак, – голос заговорившего казался ожившей музыкой. Этим звукам хотелось подчиняться. Роберт на миг поддался их магии, но привязанность к сестре, оказавшейся в неизвестности вдвоём с маленьким драконом, ослабила чары. Мальчик, не дожидаясь очередного приказа, бросился к дереву. Стрела в портал не попала, застряв в коре, а Роберт почти выпал в освещённую зеленоватой плесенью маленькую пещеру.

– Что ты так долго? – взволнованно бросилась к нему Мэг.

– Всё в порядке. То есть, не совсем. Гаррет, меня пытались остановить альвы. Они ведь не пойдут за нами?

– Не знаю, – голос дракона звучал неуверенно. – Надеюсь, что нет. Этот мир они не любят, а дальше наш след потеряют.

– Куда нам теперь, Гаррет? – решили не беспокоиться заранее Мэг.

– Здесь недалеко, – сообщил дракон. – Пара пещерок, и переход перед нами. Только в тех пещерах нет плесени. У тебя ведь есть фонарь, Роберт?

Мальчик кивнул, достал из рюкзака фонарик и включил его. Тёплое жёлтое пятнышко света придало ему уверенности. Ведомые этим пятнышком и драконом, дети зашагали среди колонн из слившихся сталактитов и сталагмитов.

Пару раз Роберту показалось, что за ними с сестрой кто-то следит. Но никто не появлялся из темноты. Он сказал об этом Гаррету, и тот проверил окрестности, но никого не встретил. Надеясь, что Роберту показалось, они продолжили путь. Оба рассчитывали, что возможные преследователи не помешают им воспользоваться очередным переходом.

Новый переход выглядел как деревянная рассохшаяся дверь. Мэг открыла её, и перед детьми раскинулся цветущий луг под ярким солнцем. Роберт выключил фонарик, и все трое с радостью покинули тёмные неуютные пещеры.

– Почти пришли, – обрадовал детей Гаррет. – Замок на той стороне луга.

– Но я не вижу никакого замка на горизонте, – возразила Мэг, осматриваясь. – Только трава, уходящая куда-то в бесконечность.

– Это скорее развалины, – объяснил Гаррет. – Они станут замком, когда взойдёт луна. Это произойдёт совсем скоро, так что советую не задерживаться.

– Солнце ещё высоко, – возразила уставшая Мэг.

– Поверь, это только кажется, – дракон покивал сам себе. – Ты и опомниться не успеешь, как стемнеет. Так что лучше поторопиться.

Роберт уже увидел тропинку среди высокой травы и теперь терпеливо поджидал сестру. В прежнем порядке – Гаррет, Мэг, Роберт, – они пошли по дальше.

В холодном, почти морозном, воздухе сильно пахло чем-то приторным. Мэг зябко ёжилась и обнимала себя за плечи, надеясь согреться. Роберт старался шагать как можно быстрее и размахивать руками, чтобы не замёрзнуть. Гаррет свернулся калачом на плече девочки.

– Как трава растёт в таком холоде? – громко удивлялась она, пытаясь отвлечься разговорами. – Да ещё и цветёт. Хочу быть такой же морозоустойчивой.

Роберт и Гаррет не слушали её болтовню, поглощённые своими мыслями. Солнце стало быстро опускаться за горизонт, а напротив него показался краешек луны.

Дети ускорили шаг. Наконец впереди показались развалины. К моменту, когда солнце окончательно скрылось, уступив место луне, остатки строения охватило серебристое сияние. Перед путниками предстал мраморно-хрустальный замок.

22. Бал призраков

Остановившись в паре шагов перед дверью, Роберт достал камешек и позвал лорда Родриго. Призрак немедленно воспарил перед ним. Поблагодарил за доставку, расправил складки одеяния, достал из кармана на поясе приглашение и приложил его к двери. Та немедленно отворилась.

– Я пошёл, – сказал лорд Родриго. И неуверенно замер перед дверью: то ли волнуясь за отставляемых детей, то ли чувствуя себя неуверенно перед первым за много лет балом.

– А нам с вами никак нельзя? – спросила Мэг.

– Приглашение только на лорда Родриго, – напомнил Роберт. – Ты сама себе придумала, что нас тоже пригласят.

– Но, Роберт…

– Мне пора, – повторил лорд Родриго. – Я пришлю кого-нибудь позаботиться о вас.

Он скрылся за дверью, мягко закрывшейся за ним, чтобы тут же отвориться вновь. Стоящий за нею незнакомый призрак поклонился и сказал:

– Добро пожаловать, господин и дама. Живым не слишком рады на нашем мероприятии, но те, кто преодолел столь сложный путь, достойны нашего гостеприимства. Проходите и ничего не бойтесь. Только наши еда и напитки не предназначены для живых, прошу не забывать этого.

Роберт ещё медлил, а Мэг с радостным писком, сняв дракона с плеча и сунув в руки брату, устремилась за дверь.

– Постой, – задержал мальчика Гаррет. – Часы. Их нужно перевернуть.

Роберт послушно достал часы. Действительно, песка в них оставалось уже совсем немного, и Роберт торопливо перевернул их, чтобы песок посыпался в другую сторону. Затем мальчик поспешил за сестрой.

Большой холл. Никакого освещения, кроме серебристого лунного света в огромных, до потолка, окнах. В центре – лестница, по которой поднимается бессчётное количество возникающих прямо в холле привидений. А наверху – распахнутые двери, ведущие в бальный зал.

Родриго, увидев детей, заметно обрадовался. Он дождался их и чинно поплыл вперёд. Позади, отставая на два шага, шли Роберт и Мэг. Мальчик подхватил сестру под руку, Гаррет устроился у него на плече.

Все трое стали подниматься по лестнице. К огромному удивлению детей, от привидений не исходил привычный холод, и в помещении было тепло.

Вот и бальный зал. Только свет луны и бессчётные зеркала, делающие и без того немаленький ало-серебряный зал огромным.

– Мы должны поприветствовать хозяев Бала? – негромко уточнил у лорда Родриго Роберт.

– У нас нет хозяев, – отозвалась миловидная дама, одетая по моде пятисотлетней давности. – Мы просто встречаемся, общаемся и танцуем. Будьте как дома, милые дети!

– У вас так красиво! – сказала Мэг, с восхищением разглядывая собравшихся и их наряды.

– Совершенно верно, – подтвердила дама и обратилась к их призрачному спутнику: – Я могу рассчитывать на танец?

– Всегда к вашим услугам, прекраснейшая, – поклонился лорд Родриго. – Прошу лишь пару минут.

Дама кивнула, и старик отвёл своих спутников к стоящим у стены диванчикам, после чего оставил детей и дракона, вернувшись к даме.

Зазвучала музыка. Под высоким потолком загорелись разноцветные мигающие лампы. Привидения стали танцевать.

– Ох, Роберт, – выдохнула Мэг, – я так хочу потанцевать!

– Гаррет? – посмотрел на дракона мальчик. Тот кивнул, слетел на диван, и Роберт встал, приглашая сестру на танец. Мэг засияла.

А на следующий танец её пригласил уже симпатичный молодой призрак. Роберт тоже не остался в одиночестве: дамы, поняв, что он хорошо танцует, стали всячески намекать, что тоже не против потанцевать с живым человеком. Роберт намёки понимал, так что к очередному танцу ощутил, что не против немного отдохнуть и всё же посидеть на ставшем таким манящем диванчике.

Ему удалось добрался до дивана, и мальчик почти рухнул на него. Мэг же продолжала кружиться в танце с очередным кавалером.

Но долго быть в одиночестве Роберту не дали. Старый-старый, совсем седого цвета, призрак завёл с ним беседу о замке Бинкисов и его странностях. Через некоторое время Роберт был даже рад сбежать в круг танцующих.

Но вот луна стала заходить, а привидения – покидать замок. Родриго нашёл сначала Роберта, затем Мэг, к ним присоединился дракон, и все четверо заспешили вниз по лестнице. Прошли дверь, оказавшись на лугу. Замок принялся таять в лучах восходящего солнца.

Родриго снова скрылся в камешке. А в центре появившихся развалин возникло большое зеркало.

– Скорее, – позвал Гаррет. – Пока солнце восходит, это зеркало способно перенести в любое место и время. Так что представьте свой дом и вперёд. Только руки не отпускайте, а то разбросает нас…

Мэг кивнула. Роберт взял её за руку и подошёл к зеркалу. Представил детскую в замке Бинкисов и шагнул в зазвеневшее зеркало, увлекая за собой сестру и дракона.

Они оказались в знакомой комнате. А волшебные песочные часы дзынькнули и рассыпались пылью. Их ресурс оказался исчерпан.

– Вот и всё, – довольно сказал Гаррет. – Теперь можете встретить Рождение с семьёй.

Оставив дракона в детской, Роберт, бросивший рюкзак в кресло, и Мэг, поправившаяся растрепавшиеся волосы, переоделись, собрали приготовленные подарки и заспешили в столовую, где их уже ждали родители и кузены.

Роберт и Мэг успели как раз к началу ужина. А после все стали обмениваться подарками. И если обычные вещи, которые все вручали друг другу, вызывали просто радость и признательность, то подарки Роберта привели семейство в несколько шоковое состояние.

Первым мальчик поздравил отца, чинно вручив ему ключи от механической совы. И Хельга выпорхнула из пакета, поприветствовав нового владельца на четырёх языках.

Не успели все надивиться чудесному полуразумному механизму, как Роберт вручил матери книгу.

– Она из другого мира, – пояснил он, когда леди Клара восторженно ахнула, увидев движущиеся картины. – Я ещё Дереку такую подарю.

– Мэг, – и из корзины выпорхнул Гаррет, – Это тебе.

– Здравствуй, Мэг, – сказал дракончик. – Можно я стану твоим фамильяром?

Мэг радостно завизжала. Она боялась, что Роберт передумает вручать дракона под её ответственность. Поэтому с облегчением подставила Гаррету руку.

– Роберт? – в голосе лорда Бинкиса прозвучали нотки гнева.

– Я встретил Гаррета в одном из залов замка, – легенду они с драконом разрабатывали вместе. – Он тут давно жил, и ему, как Грэгу, было плохо одному. Вот мы и поладили. Он станет хорошим другом и охранником для Мэг.

– Ты ему настолько доверяешь? – прищурился лорд Бинкис.

– Я готов немедленно доказать свою полезность! – вмешался Гаррет. – Дам любую клятву. Хочу быть фамильяром Мэгары!

После того, как дракон принёс ряд клятв, лорд всё же смирился с новым обитателем замка.

Следующими Роберт одарил кузенов. Элиза с некоторой насторожённостью приняла куклу, но поблагодарила. А вот перед Гербертом пришлось извиниться: радиовертолёт произвёл на него куда меньшее впечатление, чем дракон. Но ведь Роберт раньше не знал, что кузен любит живое куда больше механического, так что Герберт убедил его не переживать и они вместе запустили вертолёт, за которым немедленно принялся гоняться Гаррет.

Мэг немного заревновала своего нового питомца к двоюродному брату, с которым дракон быстро нашёл общий язык. Оказывается, Гаррет очень любил, когда им восхищались.

Владислав высоко оценил набор для волшебников и пообещал передать Линде её куклу-помощницу.

Мистресс Клавдия немного испугалась, что тоже получит что-нибудь эдакое, но успокоилась, когда ей вручили совершенно обычный отрез красивой дорогой ткани.

Сам Роберт получил несколько книг и билетов на разные выставки. Хотя рядом с его подарками это казалось излишне простым, мальчик был от души благодарен родным.

Потом были танцы. Лишь под утро все разошлись по комнатам. Праздник прошёл чудесно. Наступил новый год.

Засыпая, Роберт задумался, какие новые чудеса преподнесёт он мальчику и понадеялся, что запас чудес исчерпался за ночь Рождения.

Наутро стало ясно, что Мэг серьёзно заболела – путешествие не прошло для неё бесследно. О её возвращении в пансион не могло быть и речи. Но девочка не огорчалась: когда она почти выздоровела, на свет появился их маленький брат, Стивен Клиффорд Бинкис. И тут в замке произошло очередное необыкновенное событие: из зеркала появилась странная девушка.

23. Необыкновенная няня и фабрика судеб

Роберт и Мэг с Гарретом на плече – девочка пока только выздоравливала – как раз проходили мимо, когда на их глазах одно из больших напольных зеркал внезапно треснуло, пропуская сначала небольшой синий чемодан, а затем – невысокую девушку лет двадцати, рыжую, изящную, словно куколка, одетую в строгое синее платье. На голове у неё красовалась необычная высокая шляпка, вместо перьев украшенная шестерёнками, а воротник девушке заменяла чёрно-бурая лиса, внимательно изучившая неестественными зелёными глазами оторопевших в первый момент Бинкисов.

Зеркало сомкнулось, приобретя прежний вид. Девушка с чемоданом и лисой замерла перед детьми.

– Марианна, – сказала лиса, – я же предупреждала быть аккуратнее! Теперь тебе придётся стирать им память.

– Только попробуй! – возмутился Гаррет, взлетая с плеча Мэг, готовый защищать детей от незнакомки из зеркала.

– О, – удивлённо сказала она, – ты ведь из рода Огненного Граната? Не ожидала увидеть здесь кого-то из вас. Прости Диану, она всегда старается перестраховаться, даже когда это ненужно. Здравствуйте, – обратилась она уже к Роберту и Мэг. – Мне стало известно, что вам нужна няня для малыша. Могу ли я поговорить с вашими родителями?

– Здравствуйте, – вразнобой ответили дети, и Роберт добавил:

– Можно ли узнать, почему вы не прибыли более… обычным способом?

– А я ей говорила, – лиса сердито посмотрела на хозяйку, – говорила, что зеркальные пути привлекают у обывателей слишком много ненужного внимания!

– Диана, угомонись, – устало отмахнулась девушка. – Ничего опасного в этом внимании нет, просто мне следовало быть наблюдательнее. С другой стороны, здесь явно привыкли к необычному. Ведь представитель рода Огненного Граната мне не чудится?

– Не-а, не чудится, – проворчал дракон. – Так что учти, эта семья под моей охраной!

– Я не собираюсь причинять вреда! – девушка подняла руки в жесте примирения. – Наоборот, я хочу стать хорошей няней.

– Те, кто собираются стать хорошими нянями, не приходят в дом незваными, – сказал Гаррет.

– Хотите сказать, вы не давали объявления «требуется няня»? – демонстративно удивилась девушка.

– Давали, – согласился Роберт. – Просто ожидалось, что вы, как и остальные, прибудете не столь… удивительным образом.

– Я из другого мира, – призналась девушка. – И единственный способ для меня попасть к вам – это пройти зеркальными путями. Дело в том, что мне очень нужна эта работа! Я могу поклясться, что не замышляю ничего дурного против вашей семьи!

– Я был бы не против этой клятвы, – ответил Роберт. – Учитывая, что вы, судя по словам вашей лисы, способны стирать память… – он недоговорил, но все поняли недосказанное: девушка могла представлять угрозу.

– Если ваши родители наймут меня, я с лёгкостью принесу эту клятву, – кивнула девушка.

– Пойдёмте, – Роберт вежливо указал на ближайшую дверь. – Мэг, позови маму. Мы будем в кабинете отца.

– Хорошо, – кивнула Мэг. Схватила в охапку Гаррета и умчалась.

Роберт провёл гостью к отцу. Тот желал лично ознакомиться со всеми претендентками на должность няни для новорождённого сына, как и леди Клара.

Всего девушек прибыло шестеро. Та, что пришла через зеркало, стала седьмой. Каждой из них лорд и леди Бинкис устроили настоящий допрос.

Прошла его и незнакомка из зеркала.

Её звали Марианна Перкинс. Она была чародейкой. Не волшебницей, какие во множестве обитали в этом мире, а чародейкой из иного мира – созданием, не использующим внешнее волшебство, разлитое в пространстве, а самим воплощением волшебства. Марианна старалась не афишировать этого, но скрыть информацию от лорда Бинкиса и его начальника охраны, проверявших малейшие детали, ей не удалось, и она предпочла рассказать правду.

– Дело в том, – честно сказала Марианна, – что мне очень нужна эта работа. А вам, то есть, вашей семье, нужна хорошая няня. Да, я чародейка, но клятва не позволит мне причинить вам хоть какой-то вред, даже если я захочу этого. А я не хочу. Не желаю вам зла.

Лорд и леди Бинкис немного посовещались в свете новой информации, но решили дать девушке испытательный срок.

Так должность няни маленького Стивена получила девушка из зеркала. Она немедленно принесла клятву, которая обеспечивала безопасность всех обитателей замка и приступила к работе.

Выйдя из кабинета, Марианна столкнулась с поджидавшими результата детьми. Она произнесла:

– Теперь можно и познакомиться. Я – Марианна. Это, – она указала на лису, – Диана.

– Роберт, – сказал мальчик.

– Мэгара, – представилась девочка.

– Гаррет, – вторил дракон.

– Рада знакомству, – подвела итог Марианна и поздоровалась с подошедшей Клавдией.

– Значит, это вы няня для Стивена? – домоправительница внимательно изучила девушку. – Пойдёмте, я покажу вашу комнату. Вы сможете приступить к обязанностям немедленно?

– Конечно, – кивнула Марианна, цепляясь за ручку чемодана. – До встречи, Роберт, Мэгара.

Девушка ушла следом за Клавдией. А юные Бинкисы, переглянувшись, отправились в детские покои.

Леди Клара уже была там. Она укладывала Стивена спать. Тот капризничал.

– Мама, – негромко позвал Роберт, подходя к ней, – почему вы решили нанять госпожу Перкинс? Вы отказали шести няням с превосходными рекомендациями, ради столь молодой и явно неопытной девушки? Тем более, она странная…

– Она идеальный вариант, Роберт, – рассеянно отозвалась леди Клара. – Видишь ли, в нашем замке лучше иметь кого-то, способного легко принять его фокусы. Чародейка? Она поклялась, так что мы можем быть спокойны. Мэг, милая, как ты? Температура не поднималась?

– Нет, – помотала головой Мэг. – Но я ещё плохо себя чувствую.

– Милая, ты можешь сильно отстать по учебной программе, – обеспокоенно сказала леди Клара. – Может быть, пора вернуться в пансион?

– Мама, я же занимаюсь сама! – жалобно воскликнула Мэг. – Я не отстану, обещаю! Только не отправляйте меня пока!

– Мэг, ты ещё нездорова, я знаю, – леди Клара погладила дочь по голове. – Я просто волнуюсь за твои успехи в учёбе. Роберт каждый вечер возвращается домой и рассказывает, как дела, а тебя я вижу только на каникулах… или когда ты болеешь и потому отстаёшь.

Дверь скрипнула, предупреждая о появлении постороннего. Это была уже переодевшаяся в зелёный домашний костюм Марианна. Лиса по-прежнему изображала воротник.

Какое-то время леди Клара давала девушке инструкции, и детям это быстро наскучило, как и лисе. Они втроём вышли из комнатки Стивена в игровую. Роберт уткнулся в книгу, Мэг стала перебирать стоящих на полках кукол. Гаррет, лиса и цербер Дженни недолго возились на полу, а затем дракон забрался в свою корзину и уснул. Лиса последовала его примеру.

Внезапно цербер подняла голову и тихо зарычала. Подошла к стене, отделяющей игровую от комнаты малыша, и заскреблась в неё.

Роберт и Мэг переглянулись. Попросили дверь вести себя тихо, та прониклась просьбой и открылась без звука. Дети увидели, как Марианна с коляской исчезает в треснувшем зеркале.

Не раздумывая ни секунды, они бросились следом за ней. Быстро пересекли комнату и успели в последний момент рухнуть в уже закрывающийся проём зеркала, где оказались в коридоре из текучего серебра, по которому удалялась Марианна с коляской.

Роберт и Мэг осмотрелись, и, стараясь слиться с переливчатыми стенами, тихонько зашагали за не оборачивающейся девушкой. Их одолевало любопытство: клятва не могла позволить похитить Стивена, значит, дело было в чём-то другом. Так почему Марианна решила погулять с малышом в зазеркалье?

В стенах появлялись окна более тёмного цвета, иногда почти чёрные. Марианна остановилась у одного из них, и оно стало светлеть. Когда же оно побелело до неестественно снежного цвета, девушка направила в него коляску, а затем и ступила сама. Роберт и Мэг ускорили шаг. Мальчик первой вытолкнул в уже темнеющее окно сестру и уже за нею выскочил в пространство… фабрики?

Как и любой школьник из хорошей государственной школы, Роберт бывал на экскурсиях на фабриках и заводах: считалось, что для того, чтобы уметь хорошо управлять, следует досконально знать, как именно работают те или иные заведения. И сейчас он не сомневался: Мэг и он находились на настоящей фабрике со множеством гудящих машин, прядущих нити и ткущих разноцветные ткани. Туда-сюда сновали существа, далеко не все из которых были похожи на людей. Марианна как раз разговаривала с одним из них.

Мэг кивнула на странный механизм, за которым пряталась, и Роберт последовал её примеру, тоже скрывшись за ним. Оба не отводили взгляда от няни, общавшейся с подобным гигантской лягушке зеленокожим созданием в коричневой форме. Жаль, из-за царящего вокруг гула не было слышно, о чём они говорят.

Роберту очень хотелось подойти к Марианне и, забрав у неё малыша, высказать похитительнице всё, что он о ней думает. Но любопытство и уверенность в безопасности брата оказались сильнее.

Няня и коляска продолжили путь среди механизмов предположительно ткацкой фабрики. Мэг устремилась следом, ловко снуя между движущимися машинами, нитями, тканями. Роберт, замешкавшись, едва не потерял её в этом хаосе и чуть не врезался в неожиданно выскользнувшего откуда-то высокого красного прямоходящего ящера.

– Аккуратнее, – пробасил тот, удерживая чуть не упавшего Роберта. И стал распутывать тугой узел разноцветных нитей.

– Спасибо, – Роберт торопливо поклонился и бросился догонять сестру, чьё голубое платье мелькнуло из-за угла самого большого ткацкого станка.

За этим станком обнаружилась открытая дверь, куда, похоже, и ушли Марианна со Стивеном и Мэгара. Роберту ничего не оставалось, кроме последовать за ними, чтобы оказаться… в лавке? Среди странно одетых в драпировки из тканей манекенов, среди прилавков, заваленных рулонами других тканей стояли Марианна с коляской и высокая женщина с необычной причёской, одетая в красный брючный костюм со множеством оборок. Две толстые светлые косы были сложены вдвое и закреплены чёрными лентами, так, что казались очень короткими. Только толщина всей конструкции подсказывала, что на самом деле эти косы очень длинные.

Роберт, прячась за косяком открытой двери, так засмотрелся на женщину, что не сразу вспомнил про Мэг. Но сестра про него не забыла, и осторожно махала брату из-за рыбоподобного манекена. Мальчик кивнул в знак, что заметил её.

Здесь было гораздо тише, чем в предыдущем помещении, но Марианна и женщина по-прежнему говорили на повышенных тонах. Роберт прислушался, стараясь оставаться незамеченным.

– Марианна, ты не можешь взять на себя такую ответственность! – гневно говорила блондинка. – Решать подобное могут лишь сам ребёнок, либо его родители. Ты же всего лишь няня!

– Но я же идеальная няня, верно? – вскинула голову Марианна. – Значит, могу позаботиться о малыше.

– Идеальная няня – твоя тётка, – резко возразила блондинка. – И то она даже не задумывалась о подобном вмешательстве! А ведь у неё несколько раз ситуация была столь же серьёзна…

– Леди Памела, – прервала женщину Марианна, ещё больше повысив голос: девушка почти кричала. – Я считаю, что Стивен не заслужил такой ужасной участи, не говоря уж о последствиях для других! И я намерена купить для него иную судьбу. Это не обсуждается!

– А я повторюсь, что разрешение на подобную деятельность выдаётся лишь самому объекту, либо его ближайшим родственникам, – тоже повысила голос леди Памела.

– Вы же знаете, что он не захочет ничего изменить! Точнее, когда он это захочет, будет уже поздно! А его родители не могут ничего изменить, потому что мне нельзя ничего им рассказать!

– Послушай, Марианна, – блондинка немного смягчилась, – я понимаю, что с твоей добротой ты не можешь пройти мимо этого ребёнка и последствий его грядущих поступков. Но и ты пойми: правила существуют не для того, чтобы их нарушать. Поэтому ты сейчас вернёшься вместе с малышом и сделаешь вид, что никуда не уходила. И либо забудешь о своём глупом желании, либо уволишься. Мне безразлично, что ты выберешь.

– Леди Памела, – взмолилась Марианна, – позвольте мне купить для него другую судьбу! У вас их здесь столько, что никто и не заметит!

– Ты заблуждаешься, – жёстко возразила та. Её красивое лицо стало суровым. – Все судьбы стоят на учёте, и я не могу купить или продать что-либо в обход правил. Поэтому советую…

Тут манекен, за которым пряталась Мэг, пошатнулся и рухнул на пол, а на него повалилась девочка. Она тут же вскочила, с деланно невинным видом поправляя платье и старательно притворяясь, что она тут случайно и вообще не причём. Обычно ей это хорошо удавалось, но сейчас на неё смотрели так, словно Мэгара совершила, по меньшей мере, жестокое убийство.

– Ты! – леди Памела снова повернулась к Марианне. – Как ты это объяснишь, Марианна Перкинс?! Это из-за тебя на фабрике судеб оказались посторонние!

– Почему сразу из-за меня? – слабо попыталась возразить девушка. – Эта девочка могла появиться откуда угодно…

– Это Мэгара Бинкис! Сестра Стивена, – леди Памела ткнула наманикюренным пальцем в коляску. – И значит, ты не просто принесла сюда ребёнка, но и привела человека! Смертного, которому не дано знать о фабрике!

– На самом деле, она невиновата… – Мэг была честной девочкой и не любила, когда из-за неё страдали другие. – Я сама сюда пришла. Просто я заметила, как она уносит Стивена и испугалась, что его хотят похить, вот и решила проследить… Госпожа Марианна, правда, невиновата, – и Мэг горестно вздохнула.

– Позволь мне самой решать, кто и в чём виноват, Мэгара Присцилла Бинкис! – жёстко, со сталью в голосе, сказала леди Памела. – Если уж Марианна, в нарушение всех правил, решила принести сюда человеческого ребёнка, она обязана была проследить, чтобы это осталось незамеченным.

– Леди Памела, – Мэг решила не спорить, но и сдаваться не собиралась, – вы тут говорили, что поменять судьбу может либо её владелец, либо его ближайший родственник. Я не знаю, что ждёт Стивена, и от чего госпожа Марианна хочет его уберечь, но, если этот того стоит, хочу купить для него другую, благополучную, судьбу. Я всё-таки его старшая сестра!

– Тебе нет четырнадцати, Мэгара, – опередила блондинку Марианна. – По нашим законам ты сама ещё ребёнок.

– Но мне-то уже есть четырнадцать! – Роберт решительно шагнул вперёд. – И я могу помочь своему брату.

– Роберт Бинкис? Марианна, ты привела сюда всю семейку?

– Нет, нет, – отчаянно замотала головой Марианна. – Но, леди Памела, они же правы! Если я не могу изменить судьбу Стивена, то это может сделать Роберт! Раз уж он всё равно здесь. Моё наказание тогда хотя бы не окажется бессмысленным.

Леди Памела устало приложила руку ко лбу. Женщина выглядела бледной и измученной.

Какое-то время было тихо. Лишь гудели машины за дверью. Наконец леди Памела отняла руку ото лба и сказала:

– Помешать или даже возразить Роберту я действительно не могу. У него есть право купить иную судьбу для брата. Но я могу объяснить ситуацию. Пройдёмте в мой кабинет. Ты тоже, Мэгара, не пытайся слиться с манекеном!

Мэг шагнула в сторону от манекена, за которым собиралась спрятаться, и сделала вид, будто просто осматривается.

Леди Памела повела детей и Марианну с коляской по фабрике. Поднявшись по лестнице на второй этаж, они оказались в обыкновенном коридоре с большим количеством дверей. Пятая, справа от лестницы, дверь привела их в крохотную комнатку, где сидела красивая девушка-кошка.

– Леди Памела, – вскочила она с кресла на колёсиках, – с вами хотели встретиться…

– Не сейчас, Цинти. В ближайшее время я для всех занята. Если, конечно, не случится чего-то сверхненормального, – леди Памела вздохнула. – И принеси нам, пожалуйста, чаю и лимонаду.

Сбоку от стола девушки-кошки были ещё две двери. В одну из них и прошла леди Памела, пригласив за собой гостей в свой просторный зелёно-лиловый кабинет. Усадила всех на удобные диваны, сама расположилась за столом, дождалась, пока Цинти принесёт напитки, немного помолчала.

Роберт, Мэг и Марианна безмолвствовали, боясь разгневать женщину, от которой сейчас зависела судьба брата и подопечного. Наконец леди Памела заговорила:

– Мне следует начать издалека. Как вам, наверное, известно, когда-то за судьбы живых людей и иных существ отвечали Пряхи. Но шло время, людей и иных существ становилось всё больше, Пряхи перестали справляться с объёмом работы. Пришлось механизировать процесс. Тогда была построена первая фабрика судеб. Позже возвели ещё несколько. Судьбы теперь определяет и распределяет Центральная Судьбоносная Система. Это нечто вроде центрального кристалла вашей магической кристальной Сети, но гораздо сложнее по принципам устройства и работы. И, в отличие от механизмов действия вашей Сети, Центральная Судьбоносная Система не управляется никем. Это искусственный разум, абсолютно свободный и независимый, который случайным образом формирует судьбы, воплощаемые на фабриках, и так же случайно распределяет их среди живущих.

От Прях Центральная Судьбоносная Система не сохранила ничего… на первый взгляд. На самом деле кое-что пришлось сохранить, правда, несколько подкорректировав. И это – особое свойство Прях. При соблюдении некоторых условий они могли изменить, а то и полностью заменить судьбу. Естественно, эта информация и раньше не была широко распространенной, а сейчас и вовсе практически никому недоступна.

Тут леди Памела бросила грозный взгляд на Марианну, а затем продолжила:

– Но Центральная Судьбоносная Система – не Пряха. Не живое, пусть и полубожественное, создание. Это всего лишь машина. Наделённая разумом, но машина. Поэтому теперь изменить судьбу для простого смертного практически невозможно. Те, в ком течёт магия вместо крови, могут сами выбирать и даже формировать свою судьбу – Марианна, как и я, из таких существ. Но вы, люди, должны доказывать, что имеете право покупать судьбу по собственному выбору. И подобное доказательство может стоить тебе, Роберт, собственного разума, если не жизни. Готов ли ты к нашим испытаниям? Стоит ли беспокойство Марианны такого риска, ведь ты не знаешь, что предстоит пережить твоему брату? Послушай доброго совета, Роберт Эдвин Бинкис: оставь всё как есть. Я сделаю вид, что ни тебя, ни твоей сестры здесь не было, и жизнь пойдёт своим чередом.

– Марианна, – повернулся к девушке Роберт, – сейчас моё решение зависит от вас. Судьба, предначертанная Стивену, действительно настолько ужасна? Мне стоит рисковать собственной, чтобы изменить будущее брата?

– Я не могу сказать! Слишком многое от него зависит! – синие глаза девушки налились слезами. – Мне кажется, что…

– Вот именно! – леди Памела осуждающе покачала головой. – Тебе – «кажется». Ты даже не задумываешься о последствиях.

– Роберт, если бы вы знали, к чему это приведёт, вы бы тоже не пожелали никому предначертанной Стивену участи! – воскликнула Марианна.

– Но он не знает. И не узнает, пока не примет испытание, – жёстко сказала леди Памела.

– А можно мне как-то узнать? – подала голос Мэг. – А я уже посоветую Роберту, что делать.

– Подобные уловки не допускаются, – леди Памела, казалось, была готова испепелить девочку. – Это невозможно, Мэгара Присцилла! Одно из обязательных условий испытания – ничего не знать до момента его прохождения. Из-за Марианны вы и так знаете больше допустимого.

Мэг скисла и с отчаянием посмотрела на старшего брата. Тот не отводил взгляда от Марианны, надеясь хоть на какую-то подсказку. Но девушка опустила голову и изучала паркетный пол под ногами.

– Тогда у меня единственный вопрос, – решил Роберт. – Как мне убедиться, что новая судьба не станет хуже предыдущей?

– Ты сможешь сам её создать, – опередила Марианна леди Памелу. – Сам придумаешь, насколько хорошей или не очень она будет.

– И я точно не сделаю хуже? – настойчиво уточнил мальчик.

– Точно! – воскликнула девушка. – Честно-честно, Роберт!

– Что же, рискну. Я прошу дозволения изменить судьбу моего брата, Стивена Клиффорда Бинкиса. Что я должен для этого сделать?

– Похоже, мне тебя не отговорить, – сердито сказала леди Памела и перевела взгляд на няню:

– Если что-то пойдёт не так, Марианна, я переложу ответственность на тебя, понятно? Я не собираюсь нести наказание за твои проступки. Мэгара, ты идёшь с нами. Пока ты здесь, веди себя прилично – иначе я могу и передумать. Марианна, ты отвечаешь за Мэгару. Роберт, возьми Стивена на руки и идём со мною.

Она встала из-за стола. Подождала, пока Роберт осторожно вытащит посапывающий кулёчек из коляски и поудобнее устроит его на руках. Жестом позвала мальчика за собой, и Роберт послушно пошёл следом. За ними шли Марианна и Мэг.

Он думал, что они снова вернутся на первый этаж, но вместо этого они поднялись на третий – в просторный и на первый взгляд пустой зал, в центре которого из пола рос огромный угловатый переливчатый кристалл, похожий на друзу драгоценного камня. От кристалла тянулась целая паутина тонких нитей, ведущих к многочисленным клавиатурам и маленьким шарам, размещённым вдоль стен.

– Наша часть Центральной Судьбоносной Системы, – объяснила леди Памела, указывая на кристалл. – Подожди секунду.

Подошла к ближайшей клавиатуре, выполнила с её помощью какие-то команды.

Один из «лепестков» кристалла раскрылся, сформировав нечто, похожее на каменную колыбель.

– Положи Стивена в колыбель, – приказала леди Памела. – Система считает его судьбу и на время отключит от общемировой, перебросив её на тебя.

– На меня? – повторил Роберт, аккуратно укладывая малыша.

– Верно, – кивнула женщина. – Ты проживёшь его жизнь вместо Стивена. Это твоё испытание.

Подчиняясь её новой команде, лепесток» кристалла закрылся, поглотив ребёнка. Роберт едва сдержался, чтобы не броситься спасать брата, но приходилось довериться леди Памеле.

А затем из кристалла вырвались новые нити, которые обвили Роберта. Ещё мгновение – и мальчик внутри переливающегося бесцветного кокона, нити которого ласково касаются кожи.

– Готов? – услышал он голос леди Памелы.

Он не был готов. Но сказал:

– Да. Начинайте.

И провалился в белёсую пелену.

24. Обойдёмся без магии!

Это было очень странное чувство. Роберт одновременно и наблюдал со стороны, и проживал происходящее, ощущая каждую деталь всеми клеточками тела. Секунды, минуты, часы, дни, недели, месяцы, годы – одновременно мчались, сменяя друг друга, и тянулись медленно до бесконечности. И при этом они все существовали в одной точке времени и пространства, отчего мальчик в первый момент едва не сошёл с ума.

Но вот Роберт окончательно исчез. Остался Стивен Бинкис. И он рос, обучался, взрослел. В четыре года у него обнаружился огромный дар волшебника. И с каждым годом этот дар становился сильнее. За право обучать юное дарование стали бороться могущественнейшие волшебники.

Пока всё шло тихо и спокойно. Любящая семья, блистательное будущее – у Стивена было всё, о чём иные могли только мечтать. Пробудившаяся где-то в глубинах подсознания маленькая часть Роберта недоумевала: идеальная судьба! Почему он должен что-то в ней изменить?

А Стивен, не замечая сознания брата, продолжал жить своей жизнью. В пятнадцать он стал учеником одного из волшебников, а ещё через некоторое время влюбился в его дочь, добрую и милую девушку. Та ответила ему взаимностью. Юноша представил её семье и заговорил о свадьбе, но внезапно девушка тяжело заболела.

Стивен пытался сделать всё возможное, чтобы вылечить возлюбленную, но не смог. Она умерла, а он словно сошёл с ума. Отныне все его мысли были о том, как вернуть к жизни Анестею.

Он рассорился с огорчённым утратой волшебником. Возненавидел семью, считая, что всё произошло из-за нежелания отца и брата спешить с его свадьбой. И принял предложение обучаться от человека, которого раньше презирал и даже ненавидел, считая позором волшебного рода.

Дертос, так звали этого волшебника, был безумцем – притом гениальным. Он часто делал невозможное… но цена, которую он обычно платил за это, была слишком велика. После его экспериментов земля не могла прорастить ни травинки, а всё живое умирало без возможности возродиться. Другие волшебники пару раз пытались остановить его, но он был невероятно силён, и они, потеряв немало собратьев, отступили, позволив ему колдовать где-то на границе между живыми и мёртвыми землями. Маги только присматривали, чтобы эксперименты не слишком выходили за границы разумного, и сдерживали процесс умирания земли. На большее они не были способны.

Стивен, желая любой ценой возродить Анестею, стал верным последователем Дертоса. Объединив усилия, они легко преодолели слабое сопротивление волшебников-хранителей, и, экспериментируя с живым и мёртвым, прорвали грань между миром живым и миром душ, ждущих возрождения. Между тем, не все из этих душ были доброжелательно настроены к живым.

Анестея не вернулась. Стивен сам едва выжил после первых прорывов, а Дертос и вовсе погиб. Но и это не образумило его верного ученика.

Он не успел увидеть, как гибнет мир лишь потому, что умер раньше. Несколько человек всё же сумели попасть в его башню и выполнить свой долг, как они это понимали. Они наивно верили, что смерть волшебника остановит гибель мира и его обитателей. Но этого не произошло: смерть Стивена никого и ничего не спасла.

Сам он, одержимый лишь одной мыслью, даже не понял, что случилось. Просто в какой-то момент ему стало больно, а затем легко…

И Роберт очнулся зале Центральной Судьбоносной Системы. Нити отпустили его, и он рухнул на колени, одновременно переживая боль от убившего его удара и осознание, что его брат станет причиной гибели мира.

Понадобилось какое-то время, чтобы он пришёл в себя и осознал, что он не двадцатитрехлетний полубезумный волшебник, а обыкновенный четырнадцатилетний мальчик.

– Леди Памела! – выдохнул он, когда в голове окончательно прояснилось. – Как вы можете допустить такую судьбу? Она ведь повлияет не только на Стивена, но на всех в нашем мире! Он один станет причиной столь многих смертей… Вы же должны стремиться изменить её любой ценой!

– Я всего лишь сотрудница фабрики, пусть и директриса, – с холодком в голосе сказала леди Памела. – За решения людей я не отвечаю. К тому же Марианна выбрала для перемены не ту судьбу.

– Вы про Анестею? – понял Роберт. – Если бы она выжила, брат бы…

– Все равно его увлечение наукой привело бы его в ученики к Дертосу и всё бы повторилось, только не так быстро, – выпалила Марианна. – Я спрашивала! Ситуация, выживет или нет Анестея, почти не воздействует на мир. Если Стивен становится волшебником…

– Марианна! – леди Памела не кричала. Но что-то в её ледяном голосе было страшнее любого крика, и Марианна замолчала.

– По-моему, менять надо судьбу Дертоса, – подала голос Мэг. – Но мы не его родные, так что ничего не получится.

– К тому же, он уже стар и его жизнь и судьба слишком тесно вплетены в ткань вашего мира, – почти благосклонно посмотрела на девочку директриса. – Но ты права. Гибель вашего мира можно отложить, но не остановить.

– Тем не менее, я хочу поменять судьбу Стивена, – Роберт, пошатываясь, поднялся. В голове то и дело всплывали картины чужой памяти. Они постепенно тускнели, но это происходило слишком медленно, и пока ещё мальчик с трудом отделял себя от Стивена. – Если есть хоть малейший шанс замедлить работу Дертоса, я сделаю всё, что нужно. И уж точно не дам брату стать чудовищем. Леди Памела, я прожил его жизнь. Что мне нужно сделать, чтобы изменить её?

– Тебе придётся проживать её снова и снова, пытаясь изменить ключевые моменты, – медленно сказала женщина. – До тех пор, пока ты не изменишь всё. Или не сойдёшь с ума, потому что до сих пор подобное удалось лишь дважды, и могущественным чародеям, а не обычным людям.

– Но он может и сделать абсолютно новую жизнь… – сказала Марианна. – С нуля.

– Марианна, ты слишком много болтаешь!

– Я всего лишь не хочу гибели хорошего мира! – вскинула голову девушка. – И потому прошу допустить Роберта к станку! Я готова заплатить!

– Поменьше пафоса, девочка, – устало сказала леди Памела. – Платить должен Роберт. Но у него ничего нет.

– Совсем ничего? – растерялась Мэг. – У нас ведь куча всего! И деньги, и вещи, и магия… Хотите магию? Наш замок переполнен ею, как… как не знаю что!

– Хм, – призадумалась леди Памела. – Действительно, «Рассветный лотос Роза ветров» – необычное место, и его магия имеет высокую стоимость. Но неужели вы готовы смириться с тем, что замок, а значит, и ваша жизнь, станут обыкновенными?

– Жили же мы раньше… обыкновенно! – Мэг посмотрела на брата.

Тот ободряюще кивнул. Действительно, по сравнению с гибелью брата и мира возможность жить в волшебном замке не казалась особенно ценной. Отец, конечно, рассердится и расстроится, он так гордился, что его замок уникален и потому не похож ни на один из других, но когда Роберт объяснит ему ситуацию, лорд Бинкис поймёт и одобрит. Берт объяснит, лорд Бинкис обязательно поймёт%: вызода н


– Что же, – леди Памела вздохнула. Достала из кармана пиджака странную плоскую штучку, нажала что-то на ней и попросила Цинти принести нечто с непроизносимым на взгляд Роберта и Мэг названием.

Дожидаясь секретаря, женщина и неудачливая няня о чём-то говорили так тихо, что дети не слышали ни слова. Мэг рассеянно бродила по залу, рассматривая его наполнение и то и дело трогая что-нибудь. Роберт подошёл к «колыбели», где спал Стивен, и смотрел на довольное личико спящего малыша, размышляя, почему именно этому замечательному младенцу выпала судьба стать причиной уничтожения мира.

Наконец Цинти появилась, держа в руках небольшой расписной деревянный ящичек, и отдала его директрисе. Велев секретарю уйти, леди Памела передала ящичек Мэг и вместе с Марианной отправила девочку забирать магию из замка. А Роберта директриса вывела из комнаты, где оставался спать Стивен, чтобы привести в одну из комнаток, где обнаружился ткацкий станок.

– Сейчас я подключу его, – сказала женщина и действительно ловко зашуршала толстыми пластиковыми нитями, соединяя ими станок и кристаллы, которые, в свою очередь, загораясь, подключались к Центральной Судьбоносной Системе. Роберт ждал.

– Тебе не придётся работать руками, – угадала его мысли леди Памела. – Твоё задание – управлять станком мысленно, представляя основные вехи судьбы брата. И запомни, у тебя не должно образовываться узелков! А они будут появляться, если ты неаккуратно представишь что-либо из формирующих вех. Любая попытка исправить непорядок приведёт к возникновению узлов.

– С чего мне начать? – спросил Роберт.

– С нитей, – сказала леди Памела. И, подойдя к стене, нажала на что-то. Из стены выползла гигантская панель с образцами нитей. – Тебе нужно выбрать от пяти до двадцати.

Роберт подошёл к панели, внимательно изучая разноцветные нити. Стал наугад выбирать, но быстро ощутил, что какие-то из нитей словно сами ложатся в руку, а какие-то словно сопротивляются его прикосновению.

Леди Памела и тут словно прочитала его мысли:

– Те нити, что суждены твоему брату изначально, дадутся тебе легче, чем те, которые не были заложены в его судьбу раньше.

– Спасибо, – сказал мальчик. И повесил самые тёплые и гладкие нити обратно. Снова стал перебирать образцы на панели.

«Изначальный, – подумал он, – помоги. Это ведь твой мир! Если ты отдал наши судьбы машинам, не доверяя их нашим рукам, то хотя бы позволь не погубить твоё творение!»

И, зажмурившись, стал молиться.

– Роберт, время! – донёсся окрик леди Памелы.

Вдруг Роберт понял.

– Леди Памела. Какая из этих нитей магия? – спросил он.

– Я не могу…

– Леди Памела. Прошу вас.

Женщина коснулась самой красивой, прохладно-шёлковой золотой нити, и Роберт с изумлением обнаружил её зажатой у себя в руке. Он же точно её выложил?

Мальчик попытался повесить нить на полоску на панели, но та, словно живая, обвивалась вокруг его руки и оторвать её казалось невозможным. Она манила и притягивала, заставляя Роберта то и дело терять контроль над собой, чтобы снова присоединить её к другим случайным нитям. Мальчик сопротивлялся, отрывая эту клейкую заразу снова и снова. Догадался обернуть её в платок, чтобы она не касалась кожи, и только тогда смог отбросить нить магии на пол. А затем достал из кармана зажигалку и просто поджёг её. Секунда – и та обратилась в пепел.

Остальные нити его особенно не интересовали. Именно магия была тем, что погубило бы его брата, понимал Роберт. Другим людям она способна принести радость и утешение, но для Стивена – это путь к смерти и разрушению. Если в его жизни не будет магического дара, он вырастет обычным человеком. Плохим ли, хорошим – решать не Роберту, потому он выбирал нити наугад, доверившись молитве. Главное, новый Стивен не сможет помочь Дертосу в его планах.

Потом Роберт приступил к работе на станке, погрузившись в переплетение отобранных нитей и не заметив, в какой момент вернулись хихикающая Мэг и ошарашенная Марианна.

– Что случилось? – донёсся до поглощённого творчеством Роберта удивлённый голос леди Памелы.

– Вы не поверите! – выпалила Марианна. – Этой магии в замке столько, что мы заполнили всю шкатулку доверху, но забрали едва ли десятую часть!

– Как? – не поверила директриса. – Это же превышает нормальную концентрацию волшебства раз в…

– Не знаю, во сколько, – перебила её Марианна, – но замок словно генерирует волшебство. Поэтому что мы забрали, замок со временем восстановит. Всё странное, что в нём происходит – способ сброса излишков магии.

– С ума сойти можно, – только и сказала леди Памела, забирая шкатулку.

А Роберт творил. И перед его глазами сменялись картинки, на этот раз просто картинки, без полного погружения, как было перед этим. В них текла жизнь, простая, без особых даров и чудес – не считая, конечно, выкрутасов замка! – но удивительно уютная и радостная. Место магии в душе Стивена заняла музыка, он должен был стать хорошим композитором, и Роберт, подумав, не стал это заменять. Были в этой жизни и неудачи с потерями, но и тут он не стал ничего менять. Может быть, новая судьба мальчика и лишила его каких-то великих деяний или страстей, но она обещала ему покой.

Наконец Роберт оторвался от станка: нити закончились, и последняя оборвалась вместе с жизнью Стивена.

– Что же, – сказала леди Памела, изучив ткань, – ты создал на удивление хорошую судьбу, Роберт Эдвин Бинкис. Я и не ожидала от тебя такого. Что же, сейчас я загружу её в Систему и подключу к малышу.

Мэг ободряюще заулыбалась уставшему брату.

Все вернулись в зал с кристаллом, где спал младший Бинкис. Леди Памела поработала с нитями и кристаллами, и вот ребёнка в колыбели охватило золотистое сияние. Когда оно исчезло, малыш капризно захныкал.

– Он проголодался, – сказала директриса. – И вам пора поспешить. Время здесь идёт иначе, но ещё немного и ваше отсутствие обнаружат. Прощайте. Надеюсь больше не встретиться. Марианна! Жду тебя послезавтра в три в Эстане.

– Хорошо, – няня подхватила Стивена, уложила в коляску и, жестом позвав за собой Роберта и Мэг, поспешила прочь. Через фабрику, через зеркальные коридоры… Все трое едва успели вывалиться из зеркала, когда дверь открылась перед недовольной леди Кларой: эта дверь уже несколько минут героически не пускала хозяйку в комнату.

Пока леди Клара хлопотала вокруг младшего сына, старшего крепко схватила за руку и утащила в свою комнату Мэг.

– Роберт! – сказала она. – Мы должны что-то придумать.

– Ты о чём? – они сделали для брата всё, что могли.

– Я про этого… Декстера.

– Дертоса, – поправил брат.

– Неважно. То, что Стивен не станет его учеником, конечно, отложит конец света, но не предотвратит! А я не хочу, чтобы мои будущие дети исчезли, даже не появившись! Роберт, пожалуйста! Мы должны как-то остановить этого типа! А ведь мы даже не можем рассказать о том, что знаем, взрослым – нам просто не поверят…

– Должны поверить. Нужно что-то придумать. Мэг, пока время есть. Я обязательно найду какой-то способ.

– Мы справимся! – просияла Мэг. – Обязательно! И помни – я тебе всегда помогу!

25. Чудеса на продажу

Жизнь потекла своим чередом. Марианну, правда, в наказание, лишили её способностей, сделав почти обычным человеком. И отобрали у неё фамильяра – лису. На первый взгляд девушка об этом не жалела.

Так думали Роберт и Мэг до того момента, пока в выходной няня не позвала их на ярмарку. Особую ярмарку: она проходила в одном из закоулков между мирами. Продавались на ней необычные вещи.

Роберт бы отказался – ему и посещения фабрики судеб хватило! – но у услышавшей приглашение Мэг загорелись глаза. И мальчик понял: проще проводить сестру, чем беспокоиться, как она там одна под присмотром Марианны – девушки хорошей, но слишком увлекающейся. Поэтому, предупредив родителей, что они ненадолго покинут замок, дети оставили Гаррета спать, а сами следом за няней брата отправились в путешествие по лунной дорожке.

Надо отметить, что в закоулок, где проводилась ярмарка, обычно вела лунная дорожка. И неважно, что её не всегда видно, например, зимой или днём. Если есть луна, есть и лунная дорожка. Только нужно знать определённое заклинание, чтобы она проявилась и обрела плотность. А дальше – нужно просто идти.

Но стоило троим путникам ступить на дорожку, как они услышали возмущённый голос:

– Куда вы? Вы же утонете! Это опасно.

Их увидел Герберт. Он тут же заволновался: про клятву он не знал и забеспокоился, не зачаровала ли Марианна кузенов, чтобы избавиться от них. Потому он отважно бросился на помощь.

– Ничего мы не утонем, – возразила Мэг, когда Герберт, запыхавшись, добежал до озера. – Хочешь, пойдём с нами, убедишься?

– А куда вы собрались? – заинтересовался Герберт. – Дядя Роберт знает?

– Я предупредила его, что хочу взять Роберта и Мэг на необычную ярмарку, – кивнула Марианна. – И дала слово, что они вернутся целые и невредимые.

– Я правда могу пойти с вами? – Герберту стало интересно. Что необычного может быть в повседневной ярмарке? Раньше он бы ни за что бы не отважился покинуть замок, но все Бинкисы старательно развивали в нём храбрость и любопытство, а Элиза давно этому не препятствовала.

– Хорошо, – пожала плечами Марианна. – Не отставай.

Герберт тоже ступил на прогнувшуюся полоску лунного света. Восторженно ахнул, и зашагал следом за Робертом. Тот, в свою очередь, шёл за Мэг, а та – за Марианной.

Дорожка поднималась всё выше и выше, пока не привелана площадь, висящую в небе, накрытую защитным куполом и заполненную народом. Они добрались до цели.

Здесь можно было купить что угодно. Отойдя к углу одной из палаток, Марианна обменяла детям привычные монеты королевства на странные лиловые квадратики:

– Это нариды, местные монетки. Все продаётся и покупается за них. Здесь сотня, на мелочёвку вам должно хватить. Если что, найдёте меня, я добавлю. Встречаемся у Часов ровно в шесть. Ярмарка безопасна: здесь действует закон перемирия. Даже злейшие враги должны ему подчиняться, иначе им очень не поздоровится, а у вас врагов нет. Еда невкусная, зато подходит для любых живых организмов, можете не беспокоиться, что съедите что-то не то. Так, что ещё нужно сказать? Вроде, всё. Расходимся?

Дети кивнули, и Марианна исчезла в толпе. Какое-то время Роберт, Мэг и Герберт держались вместе, но потом разошлись: каждому было интересно что-то своё.

Роберт помнил, что нужно присматривать за Мэг, иначе она купит нечто из ряда вон выходящее даже для их замка, но и его увлёк мир вокруг. Ведь это была поистине диковинная ярмарка!

Кого здесь только не было! И что здесь только не продавалось! Роберт даже не знал, на что и куда смотреть, на многообразие снующих вокруг существ или на прилавки.

Толпа кружила мальчика, перенося его с места на место, не давая толком разглядеть что-либо. У Роберта начинала кружиться голова. Он не заметил, как оказался вместе с толпой у большого полосатого шатра ядовитой фиолетово-оранжевой расцветки.

– Проходите! Проходите! – кричало у входа в него диковинное создание: получеловек-полулошадь. Роберт невольно поёжился: чья фантазия могла создать такое? Впрочем, когда мимо проскакало нечто вроде одетого в красный жилет гигантского зайца, из живота которого выглядывало такое же существо поменьше, но в жёлтом, Роберт решил, что полулошадь ещё принять можно. К цилиндру на голове «зайца» мальчик отнёсся куда спокойнее.

– Господин Танке! Господин Танке! – мальчика нечаянно толкнул кто-то… да это же фавн из сказок, черноволосый, рогатый, с копытами вместо ступней… – Мальчик, вы не видели господина Танке? Он кенгуру, вы же видели крупного кенгуру? Он в красном жилете и цилиндре! Кто-нибудь видел господина Танке?!

Роберт не был уверен, кого он видел, поэтому, избегая навязчивого фавна, хватающего за руки то его, то окружающих, нырнул в шатёр, забитый представителями неведомых рас.

– Спокойствие, спокойствие! – услышал он. – Хватит на всех!

– Этот ещё как сказать! – выкрикнула вполне человеческого вида женщина с жуткой шляпкой, больше похожей на блюдо с фруктами. – Чудес никогда на всех не хватает!

– Особенно на распродажах, – поддержала её другая, в чёрном одеянии и ведьмовской шляпе, увешанной чучелками летучих мышей.

– Дамы, дамы! – успокаивающе прокричал продавец, зеленокожий, маленький и тощий – теперь Роберт смог его рассмотреть. – На этой распродаже чудес запасено столько, что хватит на три-четыре дня! Так что успокоились и выстроились в очередь! Не толпитесь!

Роберта толкнули, сказав, чтобы не стоял столбом. Мальчик решил выбраться из шатра, душного, жаркого, с жутким запахом чего-то горелого, но народ всё прибывал, продавливая Роберта к прилавку. Мальчик оказался перед столом, заставленном флакончиками разнообразнейших и причудливейших форм.

– Какое чудо желаете? – обратилось к нему ещё одно зелёное тощее существо, только, судя по чёрным косам, женского пола.

– Чудо? – повторил Роберт. – Разве можно купить чудо?

– Конечно! Сегодня у нас распродажа чудес, правда, – существо понизило голос, – немного залежавшихся и потому часто с заканчивающимся сроком годности. Но они ещё вполне рабочие! – поспешно добавила продавщица.

– Роберт! – с удивлением сказала протиснувшаяся через толпу Марианна. – Решил купить чудо? Хороший выбор! Мне, пожалуйста, это, это и это, – указала она продавщице на несколько флаконов, – а ещё вот это. И остались ли у вас чудеса под артикулом семьсот семьдесят семь?

– Осталось два, госпожа, но одно совсем несвежее.

– Всё равно давайте, – решила няня. – Роберт, советую тоже что-то взять. Обычно чудо так просто не купить!

– Тогда, мне вот это, пожалуйста, – мальчик указал на самый простенький флакон голубоватого стекла. – И два вот таких – одно для Мэг, – пояснил он Марианне, показывая на два флакона, похожих на распустившиеся розы. Сколько с меня?

Продавщица назвала сумму. Роберт расплатился. Затем сделала покупку Марианна. Ещё она попросила для мальчика пакет, в который он и сложил флаконы.

Кое-как они протиснулись сквозь толпу и вышли из шатра.

– Уф, – сказала Марианна, очутившись на свежем воздухе. – Можно дышать… Главная покупка сделана.

– Вы хотели купить чудо? Но для чего?

– Хотела, – кивнула девушка. – Теперь, когда мои способности несколько урезаны, запасное чудо всегда будет кстати. Оно мне пока ненужно, но, знаешь, всегда лучше иметь нечто особенное – про запас. Ну, я пошла! Мне ещё нужно купить сны.

И скрылась в толпе, снова оставив Роберта одного. Он медленно побрёл по рядам, прижимая к себе пакет с чудесами, пока не увидел Лавку снов. Ему стало интересно, что же можно там купить, и он зашёл внутрь.

Лавка не выглядела чем-то примечательным. Много-много стеклянных пузырёчков, в которых были запечатаны сны, и таких предметов, которые Марианна, увидев Роберта и услышав его вопрос, назвала «ловцами снов». За прилавком скучала прекрасная эльфийка.

– Добрый день, – позвала её Марианна. – Мне два пакета снов на три года, пожалуйста. Я хотела бы выбрать из серий 18-23. Роберт, хочешь сны? Тебе цветные, чёрно-белые, сюжетные, комплексные, осознанные…

Однако вниманием Роберта завладели «ловцы снов». Расспросив об их предназначении, он решил, что готовые сны покупать не будет. Обойдётся теми, что сами придут в голову. А вот ловец ему бы пригодился, чтобы не снились кошмары.

Купив несколько ловцов – себе, Мэг, малышу Стивену и родителям с кузенами, – Роберт оставил Марианну выбирать фабричные серии снов, и вышел гулять дальше.

Проходя мимо Лавки диковинных зверей, он замедлил шаг и решил проверить, не там ли Герберт. Роберт и себе бы не признался, что его напугало случайно замеченное объявление на двери: «отдам феникса в хорошие руки». Ещё не хватало, чтобы Герберт приволок в замок феникса!

Толкнув дверь, Роберт оказался в светлом прохладном помещении с непривычно резким запахом. Герберта не было. Продавца тоже. Просто пустой зал.

– Эй! – позвал Роберт. – Здравствуйте! Есть тут кто-нибудь?

Тихо. Но вот продавец наконец появился – он вышел из стены и поприветствовал юношу.

– Чем могу служить? – поинтересовался он. Роберт заметил, что похожее на халат парчовое одеяние продавца богато расписано усатыми крылатыми змеями.

– Я ищу своего родственника, он должен был зайти к вам…

– Вы про темноволосого молодого человека в клетчатом пиджаке? Он выбирает питомца.

– И кого же хочет приобрести Герберт? – нервно спросил Роберт. – Надеюсь, не феникса?

– Нет, кракена, – отозвался продавец и, увидев ужас в глазах мальчика, торопливо добавил: – не волнуйтесь, домашнего, не дикого.

– Кракена? Домашнего? Ему мало цербера и прочих наших тварюшек? – взорвался Роберт. – Нет, нам только кракена не хватало. Пусть и домашнего.

– Не стоит сердиться, – успокаивающе сказал продавец, – домашние кракены невелики по размерам и очень дружелюбны. Питаются водорослями.

Роберта это почему-то не успокоило.

– Герберт! – позвал он. – Герберт Луазон!

– Боюсь, он вас не слышит, – виновато сказал продавец. – Он сейчас в другом пласте пространства.

– Тогда проводите меня к нему, пожалуйста.

– Э-э-э… Видите ли, это невозможно… Но вы можете подождать его здесь! Все складки ведут в этот холл. А пока предлагаю посмотреть наши предложения.

– Благодарю, у нас и так достаточно живности, – немного резко отказался Роберт, но тут же извинился: – Простите, просто наш замок не предназначен для содержания кракенов, и я боюсь сложностей.

– Никаких сложностей! – просиял продавец. – Большая ванна и регулярные поставки водорослей!

Роберт фыркнул, и тут из стены показался счастливый Герберт, прижимающий к груди бочонок, из которого выглядывали пара круглых глаз и коротенькое щупальце.

– Герберт, – простонал Роберт, – это же кракен.

– Он домашний! – возразил Герберт.

Глядя на безудержно счастливое лицо кузена, Роберт не смог запретить ему сделать покупку. К тому же, было ли у него такое право? Сам ведь не лучше, купил непонятно что: ловцы снов и флаконы с чудесами, которые неизвестно как использовать. Только вздохнул и сказал: «На твоё усмотрение. А с моим отцом объясняться будешь сам.».

Вышел из лавки и отправился искать Мэг, по дороге читая объявления. Большинство из них выглядели обыкновенно, но пара заставила Роберта ненадолго замереть, осмысливая их содержание.

«Продаётся мечта. Новая, не б/у, в упаковке. Недорого».

«Продаются герои. Сегодня скидка 12 %!»

«Продаётся галактика. Можно в рассрочку».

Последнее объявление и вовсе заставило Роберта толкнуть дверь лавочки. И верно: Мэг уже подписывала договор купли-продажи.

– Мэг!

– А, Роберт! А я тут целую галактику купила. Она, правда, карманная, но у меня теперь будет собственная галактика. Представляешь?

– Мэг, зачем тебе…

– Ты не поймёшь, – Мэг вздохнула и размашисто расписалась, заверяя договор. – А хочешь, тебе тоже купим?

– Нет, спасибо, – Роберт даже отшатнулся. – Мэг, это же гигантская ответственность.

– У меня там нет обитаемых планет, так что не переживай, – отозвалась девочка. – Я же понимаю, что у меня даже кактусы долго не живут. Спасибо, – обернулась она к продавщице.

И та вручила ей маленькую, с ладонь, овальную плашку. Подойдя, Роберт взглянул на неё, и его едва не затянуло в космос, к звёздам, туманностям, планетам. Мэг вовремя ущипнула брата.

– Осторожнее, – сказала она ему. – Это, всё-таки, галактика!

– Мэг, а у тебя денег-то хватило? – спохватился Роберт.

– Я в рассрочку купила, – пожала плечами девочка. – На год остаюсь без карманных денег – буду переводить их в лавку по обменному курсу. Но знаешь, за такую покупку – невелика цена!

И она прижала плашку с галактикой к груди.

– А Герберт кракена купил. Домашнего, – зачем-то сообщил Роберт.

– Здорово! – обрадовалась Мэг. – Как думаешь, он даст с ним поиграть?

Роберту захотелось домой. Там отец, он умеет с этим разбираться. Но вместо этого он отвёл голодную Мэг к ближайшей палатке с едой. Поев, они снова разошлись.

Герберт встретился Роберту у фонтана. Кузен сидел на скамейке и то и дело заглядывал в бочонок. На лице Герберта сияла беспредельно счастливая улыбка, и Роберт немного позавидовал ему.

Юный Бинкис побрёл по ярмарке, рассматривая прилавки. Он шёл долго и оказался на окраине. Здесь уже не было шатров и прилавков, а нехитрые товары раскладывались прямо на земле, в крайнем случае – на подстилках.

Внимание Роберта привлекла опрятная старушка, стоявшая в самом отдалении. От неё веяло чем-то очень уютным, а подойдя ближе, мальчик почувствовал нежный запах свежего хлеба. На платочке перед женщиной лежали маленькие прозрачные пакетики.

– Здравствуйте, – обратился к ней Роберт. – Можно узнать, что вы продаёте?

– Здравствуй, мальчик. Я продаю семена. Редкие необычные семена.

– Можно мне купить что-нибудь? Моя сестра любит растения, – выдумал на ходу Роберт. На самом деле ему просто хотелось поддержать старую женщину.

– Конечно, можно, – улыбнулась старушка. – Выбирай любой пакетик. Уверена, тебе и твоей сестре понравится то, что взойдёт. Ухода они особого не потребуют, просто посади где-нибудь в светлом месте и не забывай хотя бы раз в три-четыре дня поливать. С тебя десять наридов.

– Спасибо, – сказал Роберт, отсчитал и отдал монетки, наугад выбрав пакетик с семенами. – Хорошего вам дня!

– И тебе хорошего дня, мальчик, – улыбнулась старушка, пряча монетки.

Роберт ещё раз поблагодарил её, положил семена в пакет с флаконами, на миг опустив взгляд, а когда поднял глаза, старушки и платка с растениями уже не было. Он стоял на пустом месте, заросшем короткой лиловой травкой.

– Странно, – сказал сам себе мальчик. – Очень странно.

Донёсся гулкий бой: это били часы. Прозвучало пять ударов – пять часов. В шесть Роберту нужно было явиться на месте встречи. Он заторопился в центр ярмарочной площади.

Мальчик едва успел найти двухмерную башню с часами, как пробило шесть. Герберт уже его ждал. Мэг и Марианна подошли к ним через пару минут, девочка несла четыре огромных пакета.

– Мэг! – простонал Роберт.

– Я дома покупки покажу, тебе понравятся! – радостно сообщила девочка. – Я и тебе подарок купила!

Роберт содрогнулся. Что могла купить Мэг для него? Но подумать он не успел: Марианна уже вела их через редеющую толпу и закрывающиеся прилавки. Дойдя до края площади, все трое шагнули на проявившуюся лунную дорожку и поспешили по ней вниз. По пути Роберт отдал Марианне оставшиеся монеты.

Вот они и дома.

Герберт наконец запаниковал, сообразив, что дядя может и не одобрить нового жильца. Роберт буквально потащил сопротивляющегося кузена с его покупкой к лорду Бинкису.

Лорд внимательно выслушал сына и сбивчивые объяснения Герберта, и даже не рассердился. Только вызвал Клавдию, велел ей обустроить нового обитателя замка и лишь после ухода мальчиков тяжело опустился в кресло. Он уже опасался каждого нового дня. Хотя… могли ведь и дикого кракена притащить. И химеру какую-нибудь. Или гигантского дракона вместо маленького Гаррета.

Лорд Бинкис-старший боялся признаться самому себе, что в какой-то степени всё эти сюрпризы ожидались им с затаённым детским предвкушением. Рано повзрослевший, поселившись в живом замке, он ощутил себя ребёнком в ночь Рождения. И новой неожиданности от своих детей он ждал не столько со страхом, сколько с любопытством. Иначе он давно запретил бы детям любые вылазки… или просто продал бы замок.

Поужинав с родителями, дети скрылись в своей игровой комнате: Мэг собиралась похвастаться брату покупками. Но сначала она потребовала, чтобы он показал ей свои приобретения.

– Это тебе, – достал ей один из флаконов-роз Роберт. – Сказали, что в нём спрятано чудо. Какое – понятия не имею, но надеюсь, доброе и чудесное.

– Спасибо, Роберт, – с признательностью сказала Мэг, принимая флакон. – А это – тебе!

И достала из одного из своих пакетов серебряные гравированные карманные часы на цепочке. Выбитый на крышке рисунок постоянно менялся, но на часовой механизм, по словам Мэг, это не влияло.

– Это самые точные часы! – с уверенностью покивала девочка. – Носи и пользуйся!

– Спасибо, Мэг, – и Роберт проверил часы. Они действительно шли точно: мальчик знал, что большие часы в детской спешат на четыре минуты.

Девочка похвасталась ещё двумя покупками: прелестной старинной куклой и изящным зеркалом на костяной ручке. Поинтересовалась, что купил Роберт и услышав, что он хочет выбросить семена, потащила брата в оранжерею. Заставила под присмотром недовольного садовника высадить семена на одну из приготовленных для других посадок грядку. Лично полила лунки. И только после этого отправилась спать.

Усталый Роберт последовал её примеру.

Через два дня выздоровевшая Мэг уехала в пансион. А ещё через три дня в замке разбились все зеркала.

26. Нападение

Леди Клара – лорд Бинкис уехал в королевский дворец – очень испугалась. Она немедленно послала мужу сообщение по Сети, но он не мог сразу же вернуться – это было физически невозможно. Поэтому она, отправив сообщение, сразу позвала в его кабинет Владислава и Марианну. Роберт, Грэг и Клавдия тоже пришли в кабинет. Слуги собрались в одном из залов рядом – леди Клара попросила их держаться вместе. Кто знает, чем грозит происшествие с зеркалами?

– Владислав, Марианна, – нервно заговорила леди, – как вы думаете, что происходит? Это случайность или дурное предзнаменование?

– Боюсь, это попытка вторжения, – Марианна не стала молчать. – Зеркала разбились потому, что замок помешал чужакам проникнуть через них в «Рассветный лотос». Но кто стоит за нападением, я не знаю.

В кабинет срочно позвали и начальника охраны, Винсента. Марианна повторила своё предположение, и он нахмурился: мужчина умел оберегать Бинкисов от обычных неприятностей, но не от возможных пришельцев из других миров.

– Как вы предлагаете защищаться? – спросил он у девушки.

– Не знаю, – ответила Марианна. – Через зеркала они не пройдут, но могут найти другие пути. В замке слишком много дверей.

– Чужаков двери не пустят, – возмутился один из портретов.

Грэг согласно рыкнул.

– Магия замка не беспредельна, – сообщила ворониха Карасса, опустившись на подоконник. – Пока, как вижу, щиты держатся, но атака слишком сильна.

– Могу ли я подпитать щиты? – спросил Владислав.

– Капля в море, – возразила Карасса. – Не продержишься и секунды.

– Тогда предлагаю следующее, – проговорил Винсент. – Мы попросим замок отключит щит в одном определённом месте. Я и мои люди встретим там врага. Владислав, вот тут мне понадобится ваша магическая поддержка.

– Хорошо, – кивнул волшебник.

– Я с вами, – сказал Грэг.

– Нет, – возразил Винсент. – Остаёшься охранять леди Клару и детей.

– А я всё же пойду с вами, – вызвалась Марианна. – Мои чары пусть и невелики, но могут пригодиться.

Они ушли. Роберту очень хотелось пойти с ними, но Винсент заранее приказал, чтобы освободившуюся магию набросили на кабинет – безопасность Бинкисов была для него приоритетом, и заодно попросил Роберта приглядывать за леди Кларой. С ними остался тролль-охранник.

Стены кабинета окутало золотое сияние: замок защищал хозяев и, пропустив врагов в один из залов – или в одну из башен, Роберт не знал, что выбрал начальник охраны, – действительно сбросил свободную магию на защиту кабинета.

Леди Клара крепко обняла старшего сына. Она очень сильно испугалась. Хорошо ещё, Стивен мирно спал в коляске.

Они провели в нервном ожидании почти два часа. А затем сияние постепенно исчезло, а небольшое зеркало вдруг стало целым.

– Кажется, отбились, – Клавдия нервно выдохнула.

Она оказалась права.

Винсент, Владислав и Марианна не стали распространяться о сражении. Только сказали, что враги больше не сунутся в «Рассветный лотос».

– Вы уверены? – не поверила леди Клара. – Что помешает им вернуться через день, два, месяц?

– Чудо, – сказала Марианна. – Точнее несколько.

– Вы шутите? – леди разозлилась.

– Нет, леди Клара, – покачала головой Марианна. – Я действительно использовала несколько чудес. Благодаря отваге ваших охранников и магии Владислава, они сработали как нужно, и теперь в замок невозможно попасть волшебным или чародейским способом.

– Вы так в этом уверены, – Винсент не слишком доверял магии и чудесам.

– Я верю Марианне, – вступил в разговор Роберт. – И прошу вас довериться ей. Хотя бы пока не вернётся отец.

– Хорошо, – не стала спорить леди Клара. Она давно подозревала, что сын знает о замке больше, чем говорит. – Тогда, полагаю, все могут вернуться к своим обязанностям?

Обитатели замка разошлись.

Когда Роберт подходил к детской, его нагнала Марианна.

– Роберт, – взволнованно сказала она, – нам нужно найти один артефакт. Они приходили за ним.

– Какой ещё артефакт? – не понял Роберт.

– Где-то в замке спрятан артефакт, с помощью которого можно управлять книжной реальностью, – объяснила девушка. – Понятия не имею, где он может быть и как выглядит. Но приходили за ним. Хорошо ещё, у меня было предчувствие, и я запаслась боевыми артефактами и чудесами на ярмарке! Если бы не это, рано или поздно даже почти бесконечная магия «Рассветного лотоса» истощилась бы. Как жаль, что мои силы сейчас ограничены, – вырвалось у неё.

– Марианна, а что мы станем делать, если найдём этот артефакт? – Роберт вспомнил! Шар с короной внутри, добытый им в книжной реальности, валялся где-то в ящиках его письменного стола.

– Его нужно уничтожить, – твёрдо заявила она.

– Как мы это сделаем?

– Не знаю, – растерялась Марианна. – Наверное, нам нужен хороший артефактор, который знает, что делать…

– И как мы узнаем, что ему можно доверять? – резонно спросил Роберт. – Сначала нужно, чтобы отец нашёл доверенного человека. Потом уже займёмся поисками.

– Хорошо, – согласилась девушка. – Но это нужно сделать как можно быстрее. Пока излучение артефакта идёт из замка, он под угрозой. Нет, пару десятков лет спокойствия я обеспечила, но всё же…

– Марианна, а как вы всё это узнали? – заинтересовался мальчик.

– Я чародейка, – напомнила девушка. – С помощью чар, даже сильно урезанных, можно узнать многое. Например, прочесть мысли. Усилий это требует невероятных, у меня ещё дня три будет болеть голова, но зато информация точная.

Лорд Бинкис вернулся первым же поездом. Выслушал рассказ начальника охраны, Владислава, Марианны, Роберта. И пообещал найти самого надёжного артефактора во всём королевстве.

– Отец, – неуверенно сказал мальчик, когда остальные покинули кабинет, – я должен ещё кое-что вам рассказать. Признаться, я постарался забыть об этом, но, похоже, любые сведения стоит рассказывать сразу. Дело вот в чем: во время одного из путешествий мы с Мэг случайно узнали вот что…

Роберт рассказал отцу о волшебнике Дертосе, что угрожает миру. Добавил, что остальные волшебники не принимают угрозу всерьёз. Пожаловался, что у него нет доказательств, и поклялся, что его слова – правда.

Лорд Бинкис внимательно выслушал сына.

– Спасибо, что рассказал, Роберт, – сказал он. – Я доложу его величеству, мы соберём волшебников и разберёмся, что делать в кратчайшие сроки. Ты ошибся только в одном: стоило рассказать мне раньше. Иногда и неделя может оказаться решающей.

– Простите, отец, – склонил голову мальчик. – Я понял свою ошибку.

– Это хорошо, – кивнул лорд Бинкис. – Я надеюсь, что в дальнейшем ты будешь чуть больше мне доверять, – чуть упрекнул он сына. – А пока меня беспокоит этот разговор об артефакте… Кто знает, где его искать.

– Я знаю, – решительно сказал Роберт. – Мне книжные феи его отдали. Он у меня в столе, во втором ящике справа от окна.

– Роберт! – лорд привстал. – Какие ещё у тебя припасены сюрпризы?

– Больше никаких. Честно!

Но он ошибся. Он совсем забыл про оранжерею, где мирно росли купленные на ярмарке цветы.

27. Что растёт на грядке

Шли дни. Роберт скучал по Мэг. Дерек был хорошим товарищем, но ему нельзя было рассказать всего, как нельзя было и пригласить его в путешествие по замку или даже за одну из загадочных дверей. Дракончик Гаррет, поняв, что Мэг не возьмёт его в пансион, решил погрузиться в спячку. Единственным развлечением Роберта стала школа. Но однажды к нему подошёл садовник.

– Господин Роберт, – сказал он, – там у вас растёт что-то непонятное. Его сорняки забивают, так, может, выкопать всё это и посадить что-то приличное?

Так Роберт вспомнил про оранжерею. Теперь он каждый день стал приходить туда.

Действительно, одной из грядок уже стали появляться первые ростки посаженных им семян. Ему становилось всё интереснее: что же такое из них вырастет? Явно же не репа, лук или морковка, да и не пионы с фиалками и глициниями.

Но садовник был прав: прежде, чем ростки окончательно вытянулись, из земли полезло то, что никак не могло расти в приличной магической оранжерее: сорняки. Лебеде, одуванчикам и крапиве было здесь не время и не место, но они упорно росли. При этом на соседних грядках их не было. Они словно стремились всеми силами не дать прорасти тому, что посадил Роберт. И мальчик принялся за прополку, удивляя садовника проснувшейся любовью к растительности.

У него болело, казалось, всё, а сорняков не становилось меньше. Наоборот, вроде бы, их появлялось всё больше, и нужные росточки чахли под их напором. Садовник даже зауважал упорство молодого хозяина.

Роберт не сдавался, хотя уже и не верил, что у него вырастет что-то толковое. Тем сильнее было его изумление, когда через месяц сорняки исчезли, а на ростках из чашечек цветов показались… звёзды. Четыре из них были синевато-серебряными, а три – ярко-золотистыми.

Звёздочки слабо покачивались на тонких ножках с бледными листочками. Они сияли и пульсировали в траве, обдавая мальчика нежным теплом. Роберт не мог ошибиться – это были самые настоящие звезды!

Но разве звезды растут на грядках? Разве не положено им зарождаться где-то в глубинах космоса, в результате неких, пока неизвестных науке, процессов?

Хотя что Роберт об этом знает? Может, только так и правильно, и звезды на самом деле растут из загадочных звёздных семян, прячущихся под видом обычных растений?

И мальчик с удвоенным усердием принялся ухаживать за своими звёздами. С каждым днём игольчатые шарики звёзд светились все ярче и ярче. И, хотя Роберт точно помнил, что сажал их строго по линеечке, они все дальше отстранялись друг от друга, создавая некую диковинную форму, очень похожую на причудливое созвездие. Впрочем, возможно, это оно и было? Роберт уже не знал, стоит ли ему полагаться на собственное чутьё. Вдруг оно его обманывает? Ведь у него нет ни малейших доказательств, что странная конфигурация на грядке – настоящее созвездие! Так, одни ощущения….

Что принесло в оранжерею Элизу? Хотя понятно, что: приближался главный праздник весны, Возрождение, и девушка захотела украсить платье цветами. Звёзды спасла пунктуальность Роберта: по выходным он всегда заглядывал проверить свою «плантацию». Здесь он и увидел Элизу, уже заинтересованно изучающую «милые цветочки», каких «у моих подруг точно не будет».

Она упорно не желала понимать: звёзды – или то, что Роберт считает звёздами, – не предназначены для украшения платьев взбалмошных блондинок. И брюнеток тоже. И даже рыжих. Не предназначены и все тут!

– Но это же всего лишь цветы! – возмущалась Элиза. – Не веришь же ты, что это и в самом деле звёзды? Я понимаю, ваш замок – место странное, но не настолько же!

– Привет! – воровалась в оранжерею Мэг. Она только-только приехала на каникулы, посвящённые празднику Возрождения, и очень соскучилась по брату. – Роберт, я тебя ищу-ищу, а ты… Ой, они взошли! Это ведь то, что ты купил у той старушки, да? На волшебной ярмарке? Подожди, Роберт, они же похожи на…

– Звёзды, – кивнул Роберт. – Элиза, я купил семена у удивительной женщины, возможно, волшебницы. Поэтому я не хочу жертвовать эти необыкновенные цветы на украшение твоего платья. Я попрошу у мамы разрешения взять для тебя орхидеи.

– Те самые? – у Элизы загорелись глаза. Тайгонские орхидеи были очень редкими, красивыми и безумно дорогими.

– Да, – кивнул Роберт. Элиза посмотрела на звёзды уже более заинтересовано.

– Неужели действительно звёзды можно вырастить на грядке, – в её голосе прозвучало волнение. – Это же… удивительнейшее волшебство!

Роберт и Мэг согласно закивали. Выпросили у леди Клары разрешения для Элизы сорвать тайгонские орхидеи. И стали дальше наблюдать за развитием звёзд.

На праздник Возрождения, когда вся семья возвращалась из церкви и проходила по дорожке мимо, оранжерею охватило золотое пламя. На глазах удивлённых Бинкисов, заговорённое стекло треснуло, и сквозь него прорвались, сохраняя тот же порядок, в котором они росли, игольчатые шарики звёзд, святящиеся, словно небольшие солнышки. Они стали подниматься в небо, всё выше и выше, пока не исчезли.

У Бинкисов состоялся серьёзный разговор с детьми и садовником. А на следующий день во всех газетах и кристаллах Сети появились экстренные сообщения о новом астрономическом явлении. Несколько крупнейших учёных высказались на волновавшую многих тему – как могло возникнуть сразу целое созвездие, а не одинокая звезда, но серьёзных доказательств ни у кого не имелось. Поэтому споры не утихали ещё долго, и только Бинкисы знали правду, но помалкивали. Лишь надеялись, что никто не свяжет это событие с волшебным замком «Рассветный лотос» – им и так хватало забот.

Особенно был занят Роберт-старший: найти артефактора и собрать волшебников оказалось не так-то просто. Роберт-младший изо всех сил помогал отцу, ведь обычные обязанности королевского советника никто не отменял. Оба прилагали все усилия, стараясь достичь как можно большего, потому что всё же опасались нового нападения на замок. Да и сведения шпионов лорда Бинкиса о действиях Дертоса тоже не приносили ему спокойствия. Лорд нервничал. Роберт же мечтал помочь отцу.

28. Без помощи не обойтись

Так шли их будни. Приближались ежегодные экзамены, и Роберт все силы бросил на учёбу. Мэг – тоже, она даже перестала связываться с семьёй письмами или сообщениями по Сети: из-за болезни девочка много пропустила, и теперь у неё совсем не оставалось времени. Зато маленький Стивен росне по дням, а по часам, и родители не могли нарадоваться на него. Сталкиваясь с улыбающимся и агукающим ему братом, Роберт сильно расстраивался, что у него не хватает на малыша времени, но мальчик и так еле всё успевал.

Незаметно прошёл день рождения Мэгары, которую домой из пансиона не отпустили. Подарки пришлось отправлять туда.

Пора экзаменов завершилась, как всегда, неожиданно. Роберт получил хорошие оценки. Счастливая Мэгара вернулась, ворвавшись в замок вихрем, сносящим всё на пути. Владислав защитил курсовую работу по складкам пространства. А лорд Бинкис прислал письмо, что, кажется, дела артефактора и волшебников сдвинулись с мёртвой точки.

Ночью Роберт порадовался, что не стал ложиться спать: Мэг постучалась лишь для виду, влетев в его комнату вместе с очнувшимся от спячки драконом.

– Роберт, – серьёзно сказала она, с ногами устроившись в кресле, – я понимаю, у тебя почти не было времени, но мы должны что-то сделать с тем волшебником.

Гаррет же, увидев на столе у Роберта корзинку яблок, забыл обо всём и принялся поедать фрукты, не слушая, о чём там говорит хозяйка. Хрустел он громко.

– Каким ещё волшебником? – притворился непонимающим Роберт, чтобы подразнить сестру.

– Ну… Ну я не помню, как его зовут! Как-то на «д», кажется… Ну, который чуть Стивена к себе не заманил! То есть, заманит… То есть…

Мэг окончательно запуталась.

– Проблема в том, что у нас нет ничего, кроме пары непонятных чудес во флаконах, – вздохнул Роберт, сжалившись над сестрой.

– Может быть, Марианна что-нибудь посоветует? – предложила Мэг. – Если она знает, где купить чудеса, может, знает где купить какой-нибудь волшебный меч… или чем там с волшебниками сражаются? Волшебными палочками?

– Марианна запретит нам что-либо предпринимать, – печально сказал Роберт. Она говорит, что у них на каких-то там Советах обсуждается, не послать ли к нам отряд героев. Но не могут решить, практикантов или опытных.

– Пока это будет обсуждаться, нам конец придёт! – возмутилась Мэг.

Роберт засмеялся.

– Мэг, я говорил с отцом. Он уже предпринял нужные шаги. Скоро, самое большее, в течение года, всё разрешится.

– То есть, всё разрешится без нас? – расстроилась Мэг.

– Мы дети, сестрёнка. И у нас нет волшебного меча или даже волшебной палочки. Так что прости, но придётся довериться отцу.

– Ты скучный, – надулась девочка.

– Я осторожный, – возразил Роберт. – не переживай, Мэг, и на нашу долю приключений хватит. Через две недели мы едем на море, забыла?

Хруст прекратился – Гаррет доел последнее яблоко.

– О чём печалимся, детишечки? – жизнерадостно спросил дракон.

Дети, вспомнив о его присутствии, посмотрели на Гаррета.

Мэг подозрительно прищурилась.

– Эй, – забеспокоился дракон, хорошо узнавший хозяйку, – ты чего?

– Гаррет, солнышко, – вкрадчиво начала Мэг, – ты ведь волшебное существо? Можешь подсказать нам, как победить безумного волшебника, который грозит гибелью нашему миру?

– Прямо сейчас? – испугался Гаррет.

– Лет через тридцать, – подумав, сказал Роберт. – Мэг, зачем впутывать Гаррета?

– Может, он что-то подскажет, и ты передашь это папе.

– Ну время есть, – успокоился было дракон, чтобы тут же, всполошившись, замахать крыльями: – Как – всего тридцать лет? Я же ещё повзрослеть не успею!

– Вот мы и беспокоимся, – погладила его по гребню Мэг. – Так что помоги нам его остановить.

– Нет, – серьёзно сказал Гаррет. – Остановить – значит «убить». Не хочу, чтобы вы становились убийцами даже ради мира. А уболтать таких обычно не получается.

Помолчали.

– А если как-то лишить его магии? – спросила Мэг, вспомнив, что именно так поступил Роберт со Стивеном. – Он ведь только благодаря волшебному дару всё разрушает, без магии у него просто ничего не получится.

– Хорошая идея, – согласился Роберт. – Гаррет?

– Чтобы лишить волшебника магии, нужно чудо, – покачал головой дракон.

– Но у нас есть два чуда! – одновременно воскликнули дети. И напомнили о походе с Марианной на ярмарку.

– Значит, чудеса у вас есть. Как же добраться до этого типа? Вопрос во времени и расстоянии. Надо поговорить с Марианной. Те волшебные часы ведь разрушились, насколько я помню?

Роберт кивнул.

– Значит, Марианна должна отвести нас в магазин времени. Просто я понятия не имею, в каком он измерении. Там закупимся часами, чтобы не отвечать перед вашими родителями за вашу пропажу. Что ещё нам нужно, кроме чудес и часов? Провизия на дорогу и карта. Да, карта, – дракончик расхаживал туда-сюда по столу, размышляя, а дети молча наблюдали за ним. – Марианна вас зеркальными путями не проведёт, так что это должен буду сделать я, а без карты там можно заблудиться. Карту надо купить у Астероса, туда мы и сами доберёмся.

– Гаррет, а ничего, что эта затея может оказаться опасной? – ехидно спросил Роберт. – Ты так планируешь поход к безумному могущественному волшебнику, словно у нас при себе будет не пара захудалых просроченных чудес, а как минимум арсенал волшебных предметов!

– Но речь ведь о спасении мира! – дракон захлопал глазами. – Неужели вы позволите кому-то другому получить почёт и награду?

– Не будет ни почёта, ни награды, – возмущённо сказала Мэг. – Никто не должен будет узнать о нашем поступке. Просто был злой безумный волшебник, и нет злого безумного волшебника. Тоже мне, мудрый дракон.

– Я пока не очень мудрый, – скис Гаррет. – Я ещё маленький.

– Вот именно, – погладил его Роберт. – Поэтому вопрос решат отец и куча волшебников. Если мы сможем им чем-то помочь – поможем, но сами лезть не станем.

– Жалко, как раз помочь-то мы и не можем, – вздохнула Мэг. – У нас нет никаких связей. Владислав хороший, но он пока студент и о необычной магии знает слишком мало.

– Необычная магия, – повторил Роберт. – Мэг, а ведь есть идея.

– Какая? – девочка даже подалась ближе, заинтересовавшись.

– Нам нужно в центральный книжный магазин. Помнишь подарки на Рождение? Я купил их в особенном месте. Меня туда направил один продавец из книжного. Вдруг он подскажет что-нибудь? Он явно знает о необычной волшебной части мира больше нас с тобой.

– Я поеду с тобою? – спокойно и серьёзно спросила Мэг. Девочка не капризничала, она просто спрашивала и явно была готова к любому ответу, даже отрицательному. Похоже, она понемногу взрослела. Роберт ощутил гордость за сестру и согласно кивнул: в поездке в столицу не было ничего опасного. Осталось поговорить с родителями.

Те не возражали. Лорд Бинкис лишь заказал дополнительные два билета.

Дети быстро собрались, сели с отцом на поезд, приехали в столицу и нашли центральный книжный магазин.

Тут Роберт понял, что он не помнит, как выглядит тот парень… да и как его зовут Альфред? Этельред? Герберт? Так ведь даже расспросы не помогут!

– Что случилось? – Мэг небрежно пролистывала книгу за книгой. – Роберт? Нам ведь нужно найти этого продавца.

– В том-то и дело, что я не уверен, как его зовут, – шёпотом выпалил Роберт. – Вот будет забавно, если он какой-нибудь Эдмон или Альфред!

– Чем могу помочь? – подошёл продавец-консультант.

– Скажите, – опередила брата Мэг, – можно узнать имена всех ваших продавцов? Дело в том, что один человек в вашей форме очень помог моему брату недавно, и мы хотим его поблагодарить. А имя Роберт не запомнил, может, вспомнит, если увидит.

Консультант не удивился: видимо, привык и не к таким причудам покупателей.

– Примерно, как звали-то? – спросил он. – Очень примерно.

– Кажется, Альфред. Или Этельред… – неуверенно ответил Роберт.

– Этельред есть. Этельред Локвуд. Сегодня у него выходной. Но вы походите по магазину, может, увидите того, кто вам нужен, если вдруг это не Локвуд.

– Замечательно! – обрадовалась Мэг и засыпала продавца вопросами про книги. Роберт только диву давался, как ловко она заболтала беднягу, уже позабывшего о первом вопросе и теперь несущем к кассе немалую стопку книг. Оставалось дождаться следующего дня… и надеяться, что Этельред – тот самый парень.

Остаток дня прошёл напряжённо. Роберт и Мэг нервничали, пытались строить планы и даже пару раз поссорились, но быстро помирились. Наутро они снова поспешили в книжный магазин.

– Вчерашний консультант узнал их и показал на светловолосого тонкого юношу. Роберт всмотрелся, и узнал того самого парня, что говорил с ним о волшебной лавке.

– Спасибо, – сказал он продавцу и подошёл к Этельреду.

– Здравствуйте. Это вы меня искали? Я Этельред Локвуд. Чем я могу… Да вы же Роберт Бинкис!

– Вы меня помните? – удивился Роберт.

– Конечно, я помню вас, мистер Бинкис, – кивнул юноша. – Не так уж много обычных людей бывает на изнанке мира. А вы, как понимаю, мисс Бинкис? – он поклонился Мэг. Девочка, порозовев, кивнула. – И чем я могу помочь вам?

– Это долгий разговор, – опередил сестру Роберт. – Не хотелось бы занимать ваше рабочее время. Но нам очень нужна ваша помощь!

– С часу до двух у нас обед, – понимающе кивнул Этельред. – Встретимся в ресторации «Фиалка», она за углом.

– Благодарю, – кивнул Роберт. – До встречи.

И увёл Мэг из магазина. Как раз вовремя: к Этельреду уже направлялась явно недовольная тем, что он занят другими, щуплая покупательница.

– Роберт! – возмутилась негромко девочка, когда они оказались за дверью. – Почему мы ушли?

– Мэг, если он будет болтать с нами вместо того, чтобы работать, у него будут неприятности, – напомнил Роберт.

– Но я так устала ждать!

– А куда нам торопиться? – пожал плечами мальчик. – Посидим в «Фиалке» или погуляем?

– Погуляем, – сердито сказала Мэг. – Я просто не способна сидеть и ждать! И не говори, что это недостойно будущей леди!

– Не буду, – покладисто согласился Роберт. – Пойдём в парк.

К часу они уже были в ресторации. Только заказали еду, как появился Этельред. Поздоровался, сел, тоже заказал обед и приготовился выслушать Бинкисов.

– Понимаете, – начал Роберт, – мы случайно узнали, что нашему миру через пару десятков лет грозит гибель. И хотим это предотвратить, но не знаем как. Отец уже переговорил со всеми сильными волшебниками, но мы желаем как-то помочь ему.

– И у вас есть шансы, – кивнул Этельред. – Вы ведь владельцы «Рассветного лотоса». Нам неизвестно, что в нём произошло, но когда ваша семья его купила, он стал одним из мощнейших центров пересечения пространств и времён нашего мира, его изнанки и даже нескольких других миров.

Мэг смутилась. Именно она стала виновницей произошедшего, разбив защитную преграду между пространствами. Роберт, не скрывая ехидства, посмотрел на сестру – он тоже это помнил.

– Вы живёте в «Рассветном лотосе», – продолжал Этельред, – и замок меняет вас. Взрослых тоже, но меньше. Вы не волшебники и ими уже не станете, но вы уже и не просто люди. Отныне вы – почти такая же часть изнанки, как и её исконные обитатели. И потому отныне необычное будет словно притягиваться к вам. Вы станете замечать то, что недоступно большинству волшебников. Что уж говорить об обычных людях!

– Необычное – как вы, например? – решил уточнить Роберт, пытаясь поймать взгляд неестественно зелёных глаз. – Вы ведь не эльф, верно? Вы… альв?

– Полукровка, – буркнул Этельред. – Итак, в чём заключается угроза?

– Есть один волшебник, полусумасшедший, он проводит эксперименты по прорывам между нашим миром и миром духов…

– Значит, опыты Дертоса всё-таки всё развалят, – отреагировал Этельред. – Среди наших давно уже есть опасения такого исхода. Но эти опасения пока голословны, поэтому никто ничего и не предпринимает.

– У нас тоже только слова, – вздохнула Мэг. – Но мы видели, что будет с миром!

– Спокойствие, – сказал сам себе юноша и одним махом выпил большой стакан лимонада. – Что вы хотели предпринять?

– Найти кого-нибудь, способного лишать магии и попросить его отправиться к Дертосу, чтобы отнять у него волшебные способности, – ответил Роберт.

– Невозможно. Если бы хоть кто-то обладал такой возможностью, Дертоса бы давно уже остановили. Проблема как раз в том, что не существует никого, способного отнимать магию!

Роберт растерялся. Подошёл официант, расставил еду. Всё это время за столиком молчали.

– Что же делать? – спросил сам себя Роберт.

– Вы сказали «никого», – внезапно произнесла Мэг. – А как насчёт «ничего»? Если не существует человека, способного отнимать магию, то, может, существует такой артефакт? Не поверю, что никто никогда не пытался создать подобное, сумасшедших всегда было немало!

Этельред и Роберт с удивлением и восторгом посмотрели на девочку.

– Я должен навести справки, – сказал юноша. – Вы правы, мисс Бинкис, что-то подобное наверняка разрабатывалось! Вопрос в том, что это, конечно, делалось в глубочайшей тайне, и мне её вряд ли откроют сразу… Но у нас же есть время?

– Через неделю мы едем на море, – вздохнула Мэг. – И будем там месяц.

– Мисс Бинкис, я говорю не о ближайших днях или неделях, я говорю о времени в целом! У нас же есть несколько лет, как я понимаю?

– Но чем быстрее…

– Мэг, – вмешался Роберт, – я понимаю твоё стремление спасти всех и сразу, но придётся смириться и ждать. Мистер Локвуд, мы можем как-то помочь вам в сборе информации?

– Пока нет, – покачал головой юноша. – Какое-то время я буду всего лишь наводить справки среди определённых кругов, в которых вам делать ничего – они даже с вашим отцом могут не сразу согласиться работать. Лишь когда понадобится что-то большее, чем мои скромные навыки, я обращусь к вам. Вот мой адрес, – он достал из кармана блокнот, написал в нём несколько слов и, вырвав страницу, протянул её Роберту. – На всякий случай. Возьмите. А вас я, как понимаю, всегда можно будет найти в «Рассветном лотосе».

– Да, – кивнул Роберт. – Спасибо вам.

– Я пока ничего не сделал, – помотал головой Этельред, принимаясь за еду. – А сейчас прошу простить…

– Конечно, – дети тоже приступили к еде. У Роберта имелось немало вопросов, но он счёл, что задавать их сейчас будет бестактно. И потому немного беспокоился о том, как поведёт себя Мэг, но девочка снова проявила себя с наилучшей стороны.

Пообедав и распрощавшись, разошлись в разные стороны: Этельред Локвуд – на работу, Бинкисы – в столичный дом, а затем на поезд, который привёз их в замок. Оставалось ждать сообщения от Этельреда и наслаждаться летом. Впереди ждало море.

29. Пленник подземелья

В гостинице с названием «Кипарис» семейство Бинкисов останавливалось уже второй раз. Это было четырёхэтажное узкое здание всего с двенадцатью номерами – по три на этаж, – зато каждый номер представлял собой полноценные покои из десятка комнат.

Приехали только семьёй, прихватив из слуг лишь Марианну. Не взяли даже дракона, решив, что он привлечёт слишком много внимания.

Роберт и Мэг практически впервые оказались предоставлены сами себе: раньше в таких поездках за ними следила гувернантка девочки. Элиза держалась рядом с леди Кларой, демонстративно игнорируя «малявку» Мэг, а вот Герберт с радостью присоединился к кузенам. Все трое выбежали из гостиницы.

С обратной стороны здания плескалось море, отделённое от него лишь узкой полоской песка. Перед детьми раскинулся целый городок, полный неизвестностей. И жизнерадостная троица отправилась изучать его.

В отель дети вернулись перед самым ужином. С восторгом поделились с родителями впечатлениями отгородка. Посидели с семьёй на пляже, разговаривая о пустяках. Вернулись в отель, собираясь ложиться спать, и даже разошлись по комнатам.

Герберт крепко спал. В окно спальни мальчиков светила почти полная луна. Её серебряный свет не давал спать Роберту. Море под окном заманчиво шелестело, дразня лунной дорожкой на мягких волнах. И мальчик не выдержал. Быстро оделся и вышел из номера. На лестнице услышал позади себя шорох.

– Мэг! – обернулся он. Действительно она. Мэг никогда не умела двигаться бесшумно.

– Я хотела взглянуть на ночное море, – повинилась девочка. – И тебя увидела. А ты куда? Без меня?!

– Я тоже хотел посмотреть на море и лунную дорожку, – признался Роберт.

– Пойдём вместе, – предложила Мэг, спускаясь к брату. – Я буду чувствовать себя смелее.

Роберт сдержал улыбку. Мэг отлично могла прогуляться одна, она не была трусихой, но своим предложением девочка проявила уважение к брату, и это оказалось приятно.

Они спустились на первый этаж. Портье за стойкой дремал, и дети подошли к входной двери. Роберт уже взялся за ручку, когда Мэг, обернувшаяся, чтобы проверить, не проснулся ли портье, тихонько ахнула и схватила брата за руку:

– Роберт! Посмотри!

Он послушно обернулся и даже не удивился, увидев серебряный контур на глухой стене рядом со стойкой регистрации.

– Пойдём, посмотрим? – Мэг едва не подпрыгивала от нетерпения.

– Наверное, не стоит, – но голос Роберта звучал неуверенно. Ему и самому стало любопытно, какое волшебство скрывает обычный ничем не примечательный отель «Кипарис». Уловив это, девочка потянула его к контуру, все больше обретавшему плотность и форму двери.

Подойдя, дети переглянулись, давая друг другу шанс отступить, и Роберт на правах старшего первым толкнул дверь, за которой оказалась лестница, тускло освещённая небольшими светящимися шарами, и ведущая куда-то вниз.

– Идём? – в голосе девочки звучали предвкушение открытий и нетерпение. Роберт помедлил ещё немного, подбежал к стойке портье, написал отцу записку, что они ушли исследовать загадочный подвал, прижал бумагу пресс-папье и вернулся к двери. Сестра терпеливо ждала.

Он шагнул на ступени. Мэг последовала за ним. Дверь тихонько закрылась.

Шли вниз долго. Роберт и не представлял, что здесь могут быть такие глубокие подземелья, уходящие намного ниже уровня моря. Но вот ступеньки закончились перед ещё одной узкой ржавой дверью. Мальчик открыл её и, не глядя, вошёл в помещение, оттирая носовым платком испачканные ржавчиной руки.

– Уй-юй, – тихонечко сказала за спиной Роберта Мэг. – Где это мы?

Только теперь мальчик осмотрелся. В светлом зале со множеством резных колонн почти не было видно стен, настолько просторным он был. Потолок – такой высокий, что на нём трудно рассмотреть роспись, она лишь угадывалась. Откуда лился слабый свет, оставалось неясным: светильников Роберт не обнаружил, как и окон.

Между колонн что-то блеснуло. Мэг, заинтересовавшись, шагнула навстречу. Роберт удержал её и направился к источнику блеска первым. Мэг держалась у него за спиной. Не сразу мальчик понял, что блестит не в одном месте, а сразу во многих, словно стены зала сделаны из чего-то сверкающего…

Это были не стены. Это оказалась чешуя!

Вдоль стен, распростёртый и зажатый в их пространстве, дремал гигантский змей, чья чёрная чешуя матово переливалась в холодном белом свете зала. Его вытянутая морда лежала на небольшом полуразбитом постаменте, а хвоста и вовсе не было видно.

– Здравствуйте! – негромко сказала Мэг прежде, чем Роберт успел увести её обратно к двери. – Мы можем чем-то помочь вам?

Услышав её голос, змей лениво приоткрыл один глаз: неестественно синий, с вертикальным зрачком. Осмотрел с головы до ног девочку несмотря на то, что Роберт попытался прикрыть её собой. В голове брата и сестры зазвучал гулкий голос:

– И тебе здравствовать, человечий детёныш. Чем ты можешь помочь мне? Возвращайся к своей привычной жизни, а меня оставь в моём заточении.

– Но это будет неправильно…

– Мэг! Мы же не знаем, за что его здесь заперли! – прошипел сестре Роберт.

– Слушай брата, детёныш, – посоветовал змей, закрывая глаз.

– Но это же неправильно! – возмутилась Мэг. – А… что вы натворили?

– Ты уверена, что я отвечу тебе правду? – казалось, змей удивился.

– А зачем вам лгать нам? – пожала плечами девочка.

– Чтобы обрести свободу и вернуться к своим преступлениям, конечно, – сообщил змей.

– А вы преступник? – расстроилась Мэг.

– Детёныш, кто ещё может проводить века в заключении?

– Интересно, – заметил Роберт. – Обычно стараются убедить в своей невиновности и любым способом обрести свободу. А вы нас отговариваете от помощи.

– Детёныш, вы просто не способны помочь мне. Зачем же зря утруждаться?

– Вы ведь даже не попробовали! – возмутилась Мэг. – Как вы можете утверждать что-либо, не попытавшись?

– Детёныш. Ни один человек не в силах вернуть мне свободу.

– А нечеловек? – уточнила девочка.

– Мэг, – устало позвал Роберт, – я понимаю твоё стремление помочь, но мы же не знаем последствий! Что произойдёт, если это существо вырвется на волю? Мы ведь даже не представляем, кто это!

– Да уж, я не представился, – усмехнулся голос змея. – Я из морских змеев, а имя моё вам ни к чему. Всё равно вы его не воспроизведёте, а человеческие аналоги меня лишь раздражают. Так что «змей». Просто «змей».

– А вы из нашего мира? – уточнил Роберт. – Мы пока не сталкивались с вашим народом.

– Правильный вопрос. Да, я не из вашего мира. И мечтаю вернуться на родину – в бесконечные просторы нашего океана, наполненного только нами. И никаких людей, эльфов, гномов и иных, претендующих на звание разумных! – в голосе прозвучала злость, но она тут же сменилась усталостью: – но моё возвращение невозможно. Те, кто запечатал меня здесь, знали, что делали.

– Любое действие можно отменить, – Роберту стало жаль пленника. – Может быть, кто-то из волшебников…

– Ни один волшебник не способен найти место моего заточения.

– Но мы же нашли! – напомнила Мэг.

– И это поразительно, – на этот раз змей открыл оба глаза. Синие немигающие колёса уставились на детей. – В вас нет даже волшебства, но вы здесь… И, постойте, постойте… в вас чувствуется нечто… нечто очень древнее и могущественное. Некая сила, превосходящая даже силу тех чародеев, что запечатали меня.

– Чародеев? – ухватилась за знакомое слово Мэг. – Роберт, может, Марианна?

– Не забывай, она наказана, – покачал головой Роберт. – И лишена почти всей силы.

– Но она знает других чародеев…

– Которые обязательно согласятся освободить морского змея? А не захотят его изучить и исследовать? Нет, Мэг, я не верю в их поголовную доброжелательность. Но вот то, что он сказал про нашу силу, которая древнее и могущественнее чародейской… Мы же простые люди.

– Но живём в непростом месте, – напомнила Мэг. – И мистер Локвуд говорил, мы теперь тоже… непростые. Замок изменил нас. Так что мы, вероятно, могли бы что-то сделать.

– Надо подумать, – решительно сказал Роберт. – Для начала мы вернёмся к родителям – иначе они нас потеряют. Мы придём завтра, хорошо, господин змей?

Роберт повёл Мэг к двери.

Выйдя в хорошо знакомый холл гостиницы, Роберт и Мэг обрадовались, но вдруг поняли, что холл неуловимо отличается от привычного. Это была гостиница «Кипарис» – и одновременно совершенно иное место.

– Посетители? – заметило их… привидение? Привыкшие к Филли и призраку лорда Родриго дети хоть и испугались в первый момент, не стали спасаться бегством. Только Мэг на всякий случай спряталась за брата.

– Здравствуйте, – сказал Роберт. – Можно ли нам увидеть хозяина?

– Я и есть хозяин, – приветливо ответило привидение. – Добро пожаловать в «Сирапик».

– Куда? – не поняла Мэг. – Простите, но разве это не «Кипарис»?

– Подобное название мне незнакомо, достопочтенная, – покачало головой привидение.

– Роберт. Роберт! – Мэг подёргала его за рукав, но брат проигнорировал её. Мэг проследила за его заворожённым взглядом: тот не отрывался от зеркала. Обычного зеркала, вроде, ничем не примечательного.

– Роберт! – Мэг уже сердилась. Наконец брат отреагировал на её оклик:

– Мэг, посмотри в зеркало.

– Мы отражаемся. Зал отражается. Всё отражается! Зеркало как зеркало!

– Посмотри название, Мэг. В нём отражается и название отеля.

Не сразу, но девочка прочитала:

– «Кипарис». Постой, но это – в отражении?!

– Не знаю, как мы с хозяином понимаем друг друга, если язык здесь зеркален, – задумчиво сказал Роберт.

– Зеркален? – отреагировало привидение. – Хотите сказать, вы – из отражения?

– Похоже на то, – кивнул Роберт.

– Как интересно! – прокомментировала услышанное спускающаяся по лестнице ярко-рыжая женщина в чёрном. – У нас так редко бывают гости… оттуда. Что же до речи, то всё просто, мой милый: при любом магическом переходе даруется понимание местной речи. Даже если на самом деле она звучит как «зеркальная». Иначе как бы могли общаться обитатели разных миров, слыша лишь тарабарщину?

– Но почему тогда «Сирапик», а не «Кипарис»? – продолжал недоумевать Роберт.

– А вот сие мне неизвестно, мой милый, – и она повернулась к привидению: –Достопочтенный, я уезжаю. Вот ключи от номера.

– Да, достопочтенная, – поклонилось привидение, принимая ключи.

– Жаль, я спешу, – женщина, проходя мимо, потрепала Роберта по голове, от чего он вздрогнул. – Гости из отражения… Но я спешу, увы, очень спешу…

Женщина скрылась за входной дверью. Проследив за тем, как она садится в немедленно взлетевший экипаж, привидение обратилось к Роберту:

– Могу ли я узнать, что привело вас в наш мир, в частности, в «Сирапик»? Надолго ли вы к нам? И какие у вас планы на пребывание здесь?

– Мы здесь случайно, – сказал Роберт, – можно сказать, проездом… нам нужно вернуться обратно.

Девочка тем временем устало села в одно из кресел и закрыла глаза.

– Мэг, – позвал её брат, – нам нужно попробовать вернуться хотя бы в зал со змеем. Неважно уже, сможем ли мы ему помочь, главное, найти путь домой.

– Кому нужно помочь? – спросил… эльф? Да, эльф – тонкий, невысокий, светловолосый, с миндалевидными зелёными глазами. Он был одет в старомодную по меркам детей одежду: синюю тунику поверх коричневых брюк. Ещё он оказался босым, а на поясе у него висел кинжал в красивых ножнах. – Доброго дня, достопочтенный Виндор. Доброго дня и вам, дети. Как же вышло, что вы казались в отражении?

– У нас просто талант находить всякое-разное и попадать в истории, – сонно пробормотала Мэг, пока Роберт растерянно молчал, изучая редкое в их мире создание, и лишь потом открыла глаза. – Ой, простите… Я не хотела быть невежливой! Доброго дня, гос… достопочтенный!

Эльф поклонился ей и перевёл взгляд на Роберта.

– Она права, – вздохнул мальчик. – Из-за одной случайности мы с сестрой получили необычные способности сталкиваться с самым невероятным, что может быть в нашем мире. Вот и сейчас мы здесь, хотя в нашем мире никто не слышал про ваш. Хотя, раз уж мы здесь… Достопочтенный, вы знаете что-нибудь о морских змеях? Они опасны?

– Я могу рассказать о них многое, но опасны они только для тех, кто пытается отнять у них море. Если вам нужен этот рассказ, в качестве платы за услугу я хотел бы услышать вашу историю.

Он указал на столик с диванчиками у окна.

– Присаживайтесь, полагаю, история будет долгой. Достопочтенный Виндор, вероятно, детям нужны напитки?

– Не стоит, – замотал головой Роберт, – если здесь всё зеркальное, в том числе еда и питьё, неизвестно, как они на нас скажутся.

– Я понимаю, – эльф проводил Мэг и Роберта к окну. Подождал, пока дети устроятся поудобнее. Сказал:

– Я – Нариэл. А вы?

– Роберт.

– Мэгара.

– Рад знакомству. Пожалуй, я начну первым. Морские змеи… удивительный народ. Они обитают лишь в одном из знакомых мне миров, и никогда не покидают его. Они больше всего на свете любят свободу, и нет ничего страшнее для морского змея, чем неволя. Даже смерть для них – лишь переход в иное бескрайнее море. А вот неволя…

– За что могут так наказать змея? – торопливо спросила Мэг.

– Среди них нет преступников, Мэг. У них иное мышление, и они – мирный народ. Именно их стремление к миру стало причиной, что их почти истребили, и в результате были вынуждены вмешаться иные народы. Но те, кто ненавидел змеев, могли и запереть кого-то из них в неведомых местах далеко от моря. Апчхи! Прошу прощения…

Он достал какое-то лекарство в красном стеклянном флакончике, вытряхнул из него пилюлю и проглотил её.

– Аллергия, – виновато сказал он. – Эльф с аллергией на большинство растений – забавная шутка природы!

Мэг невольно хихикнула. Дивный народ и аллергия в её голове как-то не укладывались. А Роберт посочувствовал Нариэлу: у его одноклассника и друга, Дерека, тоже была аллергия, и он изрядно мучился.

Нариэл почихал ещё какое-то время, но вот лекарство подействовало.

– Если рассказывать подробнее, то у них шла война. Не между ними, нет, морских змеев всегда было немного – между ними и людьми, решившими захватить морские просторы. И змеи были готовы смириться, но люди стали на них охотиться. Охотиться, как на неразумных тварей! – в голосе эльфа на миг прозвучала ярость, но она тут же утихла. – Они лишь пытались защитить себя… Вот и вся история. Ничего особо интересного. Теперь мне бы хотелось услышать вашу историю.

Роберт с Мэг стали говорить, перебивая друг друга.

– Началось всё с того, что мы купили замок…

Эльф внимательно выслушал их.

– Замечательная история! – сказал он, когда дети закончили рассказ на том, как попали в отражение. – Просто изумительная! Но кого именно вы встретили в том зале перед тем, как попасть к нам? Неужели… морского змея?

Роберт и Мэг промолчали.

– Вы поступаете правильно, не желая доверять мне сразу, – Нариэл нисколько не обиделся. – Не стоит доверять первым встречным, даже если они из моего народа. Эльфы тоже не всегда добры по природе. Но дело в том, что я сказитель. Для меня – апчхи! – главное – хорошая история. И в обмен на историю я клянусь помочь вам, не угрожая ни вам, ни вашему… подопечному. И я прослежу, чтобы никто не причинил вам троим вреда.

– Но как вы можете нам помочь?

– Вам ведь нужно открыть для змея портал? Знакомый моего знакомого – специалист по открытию порталов. Что поделать, к сожалению, сам я подобными умениями не обладаю. Но связи иногда решают многое. Кстати, разве в вашем отражении нет способных на это существ?

– Нет, – ответил мальчик. – У нас порталы в другие миры открываются сами, и наши волшебники способны только поддерживать их в стабильном состоянии, если мир оказывается дружественным. Пробивать порталы самостоятельно жители нашего мира не умеют.

– Ясно, – сказал эльф. – Значит, всё-таки, морской змей? Я немедленно свяжусь с кое-кем. Он знает одного из лучших специалистов по порталам, известных мне. Если же тот не справится, то обязательно подскажет, того, кто точно поможет. Но на это потребуется время. Дня два-три. А теперь, думаю, вам пора, – Нариэл встал. – Я понимаю, что вам не стоит задерживаться в отражениях дольше необходимого. Я буду ждать вас здесь на третий день.

Простившись с ним и привидением, дети нашли в стене нужную дверь, услышав удивлённые возгласы: для Нариэла и хозяина гостиницы Бинкисы просто скрылись в стене. Они спустились в зал.

– Вы уже вернулись? – удивился змей.

– Мы попали не к нам, а в отражение нашего мира, – ответил Роберт. – Вы не знаете, как нам вернуться именно в наш мир?

– Здесь только одна дверь, детёныш.

– Нет, – упрямо сказала Мэг. – Дверей две. И эту я сейчас помечу ленточкой!

Она выдернула из волос ленту и привязала к ручке двери.

– Вот, – довольно сказала девочка.

– Скажите, как, всё-таки, вы попали сюда, так далеко от вашего мира? – спросил Роберт. – Нам рассказали, что шла война с людьми, и змеи проигрывали, пока не вмешались другие расы.

– В одном из сражений меня порталом перебросило сюда. Здесь, в сухом воздухе, среди этих мешающих колонн, я был неуклюж и растерян. Я был ранен… и меня сочли мёртвым. Люди ушли, закрыв портал, а я остался. Мои раны зажили, но свободы мне это не принесло. Вот и вся история, детёныш. Ничего захватывающего, верно?

– Роберт! – Мэг тем временем осматривала зал. – Здесь ещё одна дверь! Без ленточки!

– Что же, – пробормотал змей, – до свидания, детёныши.

Дети рискнули – им очень хотелось вернуться.

Долгий, долгий подъём, и вот они осторожно открывают дверь, ведущую в холл гостиницы. Там горит яркий свет, и никого нет. Но едва они подошли к лестнице, как услышали шум и увидели спускающегося отца.

– Роберт! Мэг! – мужчина порывисто шагнул к детям. – Где вы были? Какой ещё подвал вы исследовали?

– Мы недолго, а потом ходили посмотреть на ночное море, – сказал Роберт. – Мы надеялись вернуться прежде, чем вы заметите, что нас нет, но, наверное, задержались…

– Было очень красиво, – поддакнула Мэг. – Прости, отец.

– В следующий раз предупреждайте! – гневно сказал лорд Бинкис. – Вы хоть представляете, что пережила ваша мать, обнаружив, что вас нет? Несколько человек вас ищут… А они гуляли! Да ещё эта записка… В гостинице нет подвалов, Роберт. Из-за твоей шутки мы подняли всю семью владельца.

– Простите, – Роберт покаянно повесил голову. Отец лишь укоризненно покачал головой.

– Я пока остановлю поиски, – сказал лорд Бинкис. – Живо к матери!

Дети поспешили к леди Кларе. Та сначала обнимала их, затем долго выговаривала, затем снова обнимала… Элиза, первой обнаружившая отсутствие кузенов, нервно шелестела в углу – она очень испугалась, когда поняла, что Мэг нет в номере. Герберт сонно посапывал на диване в углу – вся суматоха так толком его и не разбудила. Вернувшийся лорд Бинкис только хмыкал, но потом, когда леди Клара ушла спать, прочитал длинную нотацию. Понимая, что виноваты, Роберт и Мэг внимательно выслушали отца. А потом попросили позволения на ночные прогулки.

– Как понимаю, отговаривать вас бесполезно, да и город вполне безопасен, – вздохнул лорд. – Да, разрешаю. Но не плавать!

– Обещаю, мы в море не сунемся, – честно сказал Роберт. – Я и сам не полезу и за Мэг пригляжу. Мы и сегодня не купались. Только гуляли.

– Вижу, одежда сухая, – кивнул лорд Бинкис. – Доверюсь твоему благоразумию, Роберт. Но советую не слишком увлекаться ночными прогулками.

– Я понимаю, – ответил мальчик. – Мы будем осторожны. Но можно мы сегодня ещё погуляем?

– Пока – спать! – решил Роберт-старший. – Скоро уже светать начнёт… Всё решим днём.

Все легли спать.

Новый день прошёл обыкновенно, как любой день на море, между пляжем и ресторацией гостиницы, наполненный солнцем, водой, ветром и едковатым запахом йода. Ближе к вечеру леди Клара пару раз порывалась заговорить о том, что ночь детям нужно проводить под присмотром, но лорд Бинкис быстро успокаивал супругу. И лишь когда юные Бинкисы и напросившийся с ними Герберт собрались в «путешествие» и с полными рюкзачками за плечами уже стояли у двери, попросил:

– Роберт, будьте осторожны. Особенно не задерживайтесь. Избегайте опасных мест. И не лезьте в море!

– Не волнуйтесь, отец, – мальчик на миг обнял его. – Обещаю, мы будем осторожны. Это всего лишь ночная прогулка.

Роберт и Мэг сказали: «Скоро будем», и шагнули за дверь. Герберт помялся, махнул Элизе и пустился за ними.

– Ох, Роберт, – нервно сказала леди Клара, – может, стоило им запретить? Мэг, всё-таки, девочка, да и Роберт ещё…

– Роберт уже взрослый. Ему четырнадцать, – напомнил лорд Бинкис, обнимая жену. – Да и наша Мэг – не изнеженная кроха. А запретить… Сбегут ведь, Клара. Сбегут и хорошо, если вместе. Пусть уж действуют сообща. Заодно и присмотрят друг за другом.

Заплакал Стивен, и леди Клара отправилась к малышу. Лорд приступил к прочтению никогда не заканчивающихся, даже в отпуске, документов, Элиза села за вышивку. Никто толком не уснул в ту ночь.

Роберт, Мэг и Герберт гуляли почти до рассвета. Днём они долго отсыпались. Следующие две ночи они провели в номере, как послушные дети. А на третью попросили дозволения погулять ещё раз. Герберт, к их счастью, немного устал, и потому решил остаться и спокойно поспать.

Лорд Бинкис снова дал позволение. Дождавшись, когда портье отвлечётся, дети проскользнули в серебряную дверь и принялись за долгий спуск.

30. Неожиданности старые и новые

Вот и ржавая дверь, за которой ждал морской змей. Услышав шаги, он недоверчиво поднял голову, блеснув глазами:

– Детёныши? Вы всё же вернулись?

– Мы обещали, – сказал Роберт.

– Перестаньте называть нас «детёнышами», – попросила Мэг. – У нас есть имена!

– Они – не ваша суть. Всего лишь названия.

– Но мы к ним привыкли. Так что я – Мэг, а это – Роберт. Что до сути, то истинные имена, как я знаю, открывать не советуют!

– Тоже верно, детё… Мэг, – в голосе змея прозвучала усмешка.

Дети нашли дверь, помеченную ленточкой. Поднялись в «Сирапик». В холле гостиницы уже спорили эльф и седой скрюченный бородатый старик, похожий на злого волшебника из сказки. Роберт удержал сестру, прислушиваясь к спору.

Нариэл доказывал, что старик обязан помочь просто так, в крайнем случае, за золото. Тот, в свою очередь, настаивал, что за такую сложную работу и плата должна быть особенной. И заказчики обязаны расплатиться каким-нибудь редчайшим артефактом.

– Согден! – всплеснул длинными рукавами Нариэл. – Ну откуда дети возьмут вам редкий артефакт? Не хотите же вы отправить их в какое-нибудь путешествие, которое может стоить им жизни? В конце концов, вы же учёный, для вас возможность редкого опыта должна быть ценнее материальных благ!

– Именно потому, что я учёный, я и настаиваю на подобной плате, – уверенно заявил старик. – Я не могу упустить случай узнать что-то, неведомое прежде.

Роберт покачал головой. Он хотел помочь змею, но идти неизвестно куда неизвестно за чем, рискуя жизнью, ему не слишком хотелось. Кажется, помощи от этого человека ждать не стоило. Он имел право потребовать награду, но мальчик рассчитывал обойтись золотом, благо лорд Бинкис выдавал его сыну в достаточном количестве.

– Здравствуйте. Самый-самый наилучший артефакт, который я знаю – наш замок, – громко и неожиданно заявила Мэг. – Продать или подарить его мы не можем, но можем разрешить вам изучать его.

– Что такого особенного в вашем замке? – пренебрежительно спросил старик, повернувшись к детям и не ответив на приветствие.

– Здравствуйте, Роберт, Мэгара, – вежливо сказал Нариэл. – Простите, что сделал вас свидетелями столь неприглядной сцены.

– Не понимаю, что неприглядного в требовании достойной платы за сложную работу, – фыркнул старик. – Но я не получил ответа.

– Наш замок образовался в результате совмещения двух пространств, – объяснил Роберт. – Из-за этого там происходит много… волшебного. У нас есть собственный волшебник, но он пока учится, и сумел только составить карту. У нас живут очень странные обитатели – живая горгулья, например. И, кроме этого, у нас с Мэг из-за того, что мы были в центре совмещения пластов пространства, когда оно произошло, появились необычные способности.

– Действительно, интересно, – призадумался старик. – Только вот незадача, молодые люди: вы, как я понимаю, из нашего отражения. Я не способен построить туда портал. Никто не способен! И обычными зеркальными ходами туда не попасть, да я и не умею ими пользоваться. Так что ваш замок для меня бесполезен.

– Тогда не знаю, – расстроилась Мэг.

– Согден! – сердито сказал Нариэл. – Помогите детям и пленнику их мира. Неужели это так трудно? Что до платы… Я добьюсь вашего приглашения в Лес. Согласны?

– Вот так бы сразу! – довольно заметил старик.

– Достопочтенный Нариэл, не стоит… – заговорил Роберт.

– Стоит, – не согласился эльф. – Думаю, нам пора. Как вы проходите сквозь стену?

– Давайте, попробуйте взять нас за руки, – предложил мальчик. – И мы вас проведём.

Даже держа Роберта и Мэг за руки, Нариэл и старый Согден не увидели волшебной двери. Но сумели пройти через неё, правда, ощутив небольшое сопротивление, словно прорывая плёнку. По лестнице шли спокойно. Зато зал с колоннами произвёл на них едва ли не большее впечатление, чем его обитатель.

– Это Узловой Зал! – пояснил после длительных восторгов Нариэл. – Из него можно пройти во множество миров соседних граней! Вы ведь знаете, что наша вселенная имеет кристаллическую структуру?

– Достопочтенный Нариэл, – это может быть просто зал, – попытался охладить эмоции эльфа Роберт. (Старый Согден тем временем объяснял Мэг что-то, касающееся росписи). – К тому же, здесь всего две двери: к нам и к вам.

– Заблуждаешься, Роберт, здесь множество дверей, только каждому дано видеть лишь свою. Поразительно, что вы с сестрой смогли попасть ещё и к нам, – немного спокойнее произнёс Нариэл.

– Главное, здесь невероятно просто построить портал, – довольно погладил седую бороду Согден. – Надо только знать, куда именно. Вы знаете координаты, достопочтенный?

В головы всех четверых полилась информация. Роберт и Мэг не поняли в ней ни слова, Нариэл досадливо отмахнулся, понимая лишь часть, а вот Согден с интересом закивал и зашагал среди колонн.

Бинкисы и эльф с интересом наблюдали за ним. Наконец у одной из колонн старик остановился.

– Вот эта! – объявил он. И принялся действовать. Он махал руками, чертя в воздухе невероятные символы, часть из которых повисала в пространстве, светясь то ярче, то тусклее, он произносил нечто на неведомом здесь языке, он рассыпал какие-то порошки и травы, доставая их из бездонных карманов.

В колонне стали проявляться изящные увитые плющом ворота. Некоторое время спустя колонна и вовсе превратилась в проход. Распахнувшись, ворота перенесли путешественников на пустынный каменистый морской берег.

Зал исчез. Люди и эльф стояли на небольшом голом островке посреди лениво плещущихся волн.

– Свободен! – прогремело под небом. – Свободен!

Из воды выскользнула голова морского змея. Он тряхнул ею, и на песок упали несколько чешуек.

– Возьмите, – уже не столь громко произнёс змей. – Они вам пригодятся. Прощайте!

И он скрылся в сине-зелёных волнах.

– Но как мы вернёмся? – испуганно спросила Мэг, невольно прижимаясь к брату.

– Очень просто, очень просто! – Согден уже собирал чешуйки. – Врата были открыты совсем недавно, и открыть их обратно опытному мастеру вроде меня не составит труда.

Действительно, несколько минут его взмахов и речей, и в центре островка стали проявляться золотистые ворота. А когда они распахнулись, дети, старик и эльф стояли в зале с колоннами.

– Вот, – Согден раздал всем по чешуйке, остальные бросив в свой карман. – Мне нужнее, – отозвался он на укоризненный взгляд Нариэла. – А теперь можно и по домам. Что-то устал я. Возраст, увы, возраст…

Бинкисы провели старика и эльфа в их двери. Простились – с Согденом радостно, с Нариэлом с сожалением. И покинули мир отражения, вернувшись через Зал домой. Уже на последних ступенях лестницы, подходя к двери, ведущей в «Кипарис», Роберт и Мэг решили, что на лето с них хватит приключений. С этого дня они ведут жизнь обычных отдыхающих!

Им это удалось. До самого возвращения в замок Роберт и Мэг вели себя как совершенно обычные подростки, чем немало порадовали родителей.

А в замке их встретили ужасной новостью: в «Рассветном лотосе» появился новый призрак.

Лорд Родриго, почувствовав чужое присутствие, немедленно доложил об этом Клавдии, чтобы та предупредила слуг.

Владислав раздал всем защитные амулеты и поставил повсюду ловушки. Но прошла неделя, а в ловушки никто не попался, зато, несмотря на предупреждение и амулеты, появились пострадавшие из числа слуг. Благо, амулеты не позволили призраку по-настоящему завладеть их телами.

По словам Владислава, призрак не мог возникнуть сам по себе. Эти опасные создания так просто не появляются и обычно привязаны к какому-то конкретному предмету. Тот же лорд Родриго не мог покинуть замок без соблюдения особых условий. Поэтому следовало исследовать всё новое, что появилось в «Рассветном лотосе» в последние несколько месяцев.

Таких вещей оказалось немало. Всё, после тщательного изучения цербером и горгульей, отправлялось в лабораторию Владислава, где тщательно исследовалось.

Марианна тоже пыталась что-либо предпринять, но её сил хватило лишь на защиту детской. Теперь Стивен, самое уязвимое в доме существо, был в безопасности, но Роберту этого было мало. Он беспокоился обо всех обителях замка. Взял с собой горгулью Грэга, цербера Дженни, и подросшее за прошедшие полтора года привидение Филли, и отправился самостоятельно исследовать замок. Через некоторое время к ним присоединился лорд Родриго – старика очень злило, что в его владениях появилась посторонняя сущность.

Комнату Мэг заливал солнечный свет.

– Я уверен, это здесь! – воскликнул лорд Родриго. – Что-то ощущается неправильное.

С удвоенным вниманием стали изучать игрушки и вещи Мэгары. Внимание Роберта привлекла стоящая в одной из витрин кукла, купленная девочкой на волшебной ярмарке. Фарфоровая красавица выглядела безупречно. Пышное светло-зелёное платье с золотистой отделкой, шляпка на светлых, тщательно завитых, локонах, кружевной зонтик в руках. Роберт подошёл ближе.

Круглые румяные щёчки, чёлка, тонкий носик, пухлые алые губки, большие синие глаза в длинных темных ресницах, изящный овал лица. Кукла была прекрасна. Роберт невольно залюбовался.

Из своеобразного транса его вывел внезапный холод: это налетел Филли. Роберт хотел было возмутиться, но тут увидел нечто, и понял: привидение придётся поблагодарить.

Нечто выглядело туманным облаком, постепенно принявшим облик полупрозрачной девушки в пышном платье и с длинными волосами. Самым примечательным в ней были ярко-красные огни вместо глаз. Сомнений не оставалось: они нашли призрака.

Он стоял напротив Роберта и, казалось, разглядывал юношу. Роберт в свою очередь принялся разглядывать эфемерную девушку, хотя её воздушный облик позволял рассмотреть только силуэт с развевающимися волосами и глаза.

– Уходим! – рыкнул Грэг.

– Я за волшебником, – лорд Родриго исчез.

Роберт стоял, не в силах пошевельнуться. Лаяла Дженни, что-то кричал Грэг… Мальчик ничего не слышал. Заворожённый, он сделал шаг к призраку.

Филли что-то заверещал и снова налетел на юношу. Холод заставил Роберта отвлечься от призрака.

– Уходи! Уходи! – верещал паникующий Филли.

– Зачем?

Призрак шевельнулся – лёгкое колыхание юбок и локонов. А затем его глаза запылали ещё ярче, хотя казалось, что это невозможно, и молниеносно набросился на Роберта.

Юноша едва успел увернуться, не понимая, что происходит.

Филли отчаянно ринулся на призрака.

– Уходи!

Два туманных облака схватились друг с другом. Призрак пытался добраться до Роберта, Филли изо всех сил пытался ему противостоять. Дженни и Грэг не отставали, но что они могли сделать против призрака?

Роберт бросился к двери. Поняв, что добыча уходит, призрак издал леденящий душу вопль, от которого юноша споткнулся и едва не упал. Повезло – под руку попалось кресло, за которое Роберт ухватился. Закружилась голова.

Юноша из последних сил устремился к двери. Выскочил наружу. Захлопнул дверь. Побежал к лаборатории.

Из ближайшей двери выскочил встрёпанный волшебник, с ним – лорд Родриго. Роберт остановился и вместе они поспешили к комнате, где разыгрывалась настоящая битва.

Приказав церберу, горгулье и привидению покинуть комнату, Владислав стал накладывать защитные печати, которые не позволяли призракам покидать определённое помещение. Лорд Родриго, вступив в схватку с призраком девушки, дал волшебнику достаточно времени для этого. В последний момент старик вырвался из комнаты, печати вспыхнули и погасли. Кукла была запечатана.

– Полагаю, – сказал Владислав, – пора вызвать некроманта и упокоить злой дух.

– Упокоить и позволить обрести покой – разные вещи, – вздохнул Роберт.

Волшебник кивнул. Он и сам знал: принудительное упокоение и выполнение условия, держащего дух привязанным к миру живых, – разные вещи.

Роберту не хотелось упокаивать призрака, ведь это означало развеивание души вместо обретения ею вечного покоя. Если бы он мог чем-то помочь! Но чем?

– Филли – хороший? – спросило привидение, заглядывая в глаза Роберту.

– Знаю, – кивнул тот. – Филли, спасибо. Ты меня спас. И вы тоже, – повернулся он к остальным. – Спасибо.

– Варенье? – засверкали пуговки глаз привидения.

– Варенье, – подтвердил Роберт. – Идём, что ли, на кухню…

И поплёлся на кухню – кормить Филли честно заслуженным им вареньем. За компанию накормили тоже защищавших хозяина Дженни и Грэга.

Некромант должен был прибыть через два дня.

Первое время Роберт совсем не испытывал к призраку добрых чувств и вполне соглашался с его развеиванием. Но это настроение прошло уже часа через два. Он не переставал раздумывать, что же привязало дух девушки к миру живых. Если бы найти причину, то девушка смогла бы уйти в мир мёртвых и обрести покой. Но узнать правду им так и не удалось.

По просьбе Роберта некромант приложил немало сил и стараний, чтобы разговорить девушку, но так и не смог ничего узнать. Дух окончательно потерял все связи с миром живых и теперь желал только убивать. Потому некромант развеял призрак несчастной, обрекая её на полное исчезновение.

От кошмаров Роберта какое-то время уберегал только ловец снов. Каждое утро мальчик находил в его сетке запутавшиеся оплавленные частицы, в которые, по словам Марианны, превращались кошмары. Но дни шли, и мальчик стал забывать о призраке.

Даже замок как-то притих, почти успешно притворяясь обыкновенным. И его обитатели стали немного расслабляться, надеясь, что отныне жизнь станет более привычной.

Это спокойствие нарушилось в один миг, когда мистресс Клавдия ворвалась в лабораторию, где болтали Роберт и Владислав. В кресле у окна сидела с учебником Мэг.

– Мистер Владислав! – домоправительница явно паниковала. – Мистер Владислав, нужна ваша помощь! В замке, около кухни опять творится что-то странное! Предметы перемещаются неведомым способом, зависают в воздухе, падают и просто исчезают!

– Где это происходит? – забеспокоился Владислав.

– Показывать надо, – всплеснула руками домоправительница.

– Тогда идёмте, – кивнул волшебник. И следом за Клавдией вышел в кладовую. Роберт и Мэгс любопытством пошли за ними.

На первый взгляд кладовая выглядела вполне привычно. Полки, уставленные продуктами, подвешенные к потолку колбасы и множество сушёных трав. Не сразу Владислав, Роберт и Мэг разглядели небольшое чёрное пятно в углу, на которое с возмущением указывала Клавдия.

– Вот! – провозгласила она.

– Простите, а что это? – не понял Роберт. – Пыль?

– Если бы! Ну вот, опять…

Пятно стало заметно пульсировать. Предметы вокруг стали перемещаться: что-то ближе, что-то дальше, часть из них повисла в воздухе. Вот в пятно затянуло ближайший мешок с крупой. Хотя мешок был раз в десять крупнее пятна, он легко просочился в черноту и исчез.

– Оно же так все продукты переведёт, – жалобно сказала Клавдия.

– Оно живое? – заинтересовался Роберт.

– Не знаю, – чуть не заплакала домоправительница. – Но продукты переводит как что-то очень прожорливое.

– Как давно это здесь появилось? – спросил Владислав, применяя магию.

– На пропажи жалуются уже дня четыре, – припомнила Клавдия. – Но они происходили в разных местах, так что многое списывали на Зябу, и не знаю, связаны ли все пропажи с вот этим, – она ткнула в пятно.

А оно снова запульсировало. Все, что было в кладовой, отбросило в стороны, задело и людей. Затем пятно разрослось немного, чтобы тут же резко сжаться и исчезнуть.

– Проблема разрешилась? – полюбопытствовала Мэг, глядя в совершенно обычный угол.

Раздался визг. Роберт развёл руками, показывая, что, похоже, девочка заблуждается. И попросил дверь перенести их к источнику визга.

Они оказались на кухне. Визжала кухарка. Чёрное пятно возникло посередине плиты, немедленно поглотив часть большой кастрюли. Теперь верхняя треть посуды парила над непроглядной чернотой. Рядом планетами кружились сковородки, тарелки, иная кухонная утварь.

– Да, – подвёл итог Роберт. – Владислав, эту штуку необходимо развеять.

– Да как же так-то, – жалобно сказала одна из помощниц кухарки. – Эта штука, она же безобидная… И мусор так хорошо подъедает…

– Роза! – обернулась к ней пышущая гневом Клавдия. – Это ваша… штука?

– Нет, что вы! – испугалась Роза. – Не моя она, госпожа! Просто она завелась тут недели две назад… Но она никому вреда не причиняла! Она ж безобидная совсем! И в хозяйстве полезная.

– Полезная? – ещё больше разъярилась Клавдия. – Роза, да ты хоть знаешь, сколько убытков эта «штука» принесла? Она же не только мусор подъедает, а всё, до чего дотянется!

– Так её, наверное, не кормили долго, – попыталась надавить на жалость Роза.

– Я не намерена её подкармливать, – твёрдо сказала домоправительница. – Не способны с этим управиться, значит, нужен волшебник. Правильно я говорю, мистер Владислав?

– Вы правы, госпожа Клавдия, – согласился с нею Роберт, пока Владислав продолжал что-то магичить. – Мы не знаем, что это и не поглотит ли оно однажды кого-то из нас вместо мусора. А пока, похоже, мы остались без обеда. Предупрежу маму.

Слуги посматривали на причитающую Розу с неодобрением. Мол, завела непонятно что, а отвечать за это не собирается.

– С ума сойти! – только и сказал волшебник, закончив магическое исследование. – Роберт, это же невозможно! По всем данным – это чёрная дыра. Космическое образование. Но в таком… карманном, что ли, варианте. Ничего волшебного в ней нет, но сам факт её пребывания на земле…

– Чёрная дыра, – повторили Роберт и Мэг.

– Ну, если у нас на грядке выросли звёзды, почему бы на кухне не завестись чёрной дыре, – прагматично добавила девочка. Роберт тоже припомнил историю с созвездием и согласно кивнул.

– Знаешь ли, Мэг, это, всё-таки, явления не одного порядка, – Владислав подёргал себя за пробивающуюся щетину. – Чёрную дыру-то вы из чего вырастили?

– Это не я, – открестилась девочка.

– И не я, – в защитном жесте поднял руки Роберт, когда взгляды устремились на него. – Роза, вы ничего такого не покупали?

Помощница кухарки отчаянно замотала головой.

– Мы вам верим, – успокаивающе сказал Владислав. – Но астрономическому объекту не место на земле даже в самом волшебном из замков. Следует вернуть дыру на место. В космос.

– Вопрос, как это сделать, – вздохнул Роберт. – Звёзды-то улетели сами, когда созрели.

– Боюсь, что прежде, чем эта дыра «созреет», она поглотит большую часть замка, – сказал Владислав. – И моё волшебство ничем здесь не поможет. Разве что чудо.

– Марианна! – переглянулись Роберт и Мэг. Чудеса они тратить не собирались, а вот посоветоваться с няней-чародейкой стоило.

Марианна внимательно выслушала их.

– Подозреваю, в этом виновата одна из тех вестниц, что смотрит за звёздами и прочими астрономическими телами, – сказала она. – Вам придётся связаться с ними и рассказать, что произошла путаница.

– Но как мы свяжемся с небесными вестницами? – спросил Владислав.

– Напишите письмо, а я уж позабочусь о его доставке.

Совместными усилиями письмо было создано, и исчезло в специальной волшебной шкатулке Марианны.

Ответ пришёл через два дня. Некая Элла просила дозволения прибыть в «Рассветный лотос», чтобы уладить недоразумение. Встречали её целой толпой.

Вестница, прехорошенькая девушка лет пятнадцати, с толстыми чёрными косичками и большими белыми крыльями за спиной, была изрядно смущена таким приёмом.

– Здравствуйте, – робко сказала она, комкая в руках небольшую звёздочку. – Это я к вам нечаянно чёрную дыру вместо галактики С47 засунула?

Роберт испугался: это что же, в замке должна была появиться целая галактика? Не сразу он понял, что имелось в виду вовсе не это: Элла перепутала координаты их замка с координатами чёрной дыры в той галактике.

– К нам, к нам, – закивала Мэг, которую, в отличие от остальных, ничуть не смутило пришествие в дом настоящей полубожественной вестницы. – Пойдёмте!

Началась суматоха. Элла носилась по всему замку, снося по пути предметы, мебель и людей, а от сачка в её руках с превеликой скоростью уносилась чёрная дыра. Кажется, ей понравилось в замке: во всяком случае, еды здесь было гораздо больше, чем в пустом космосе.

Мэг, сияя, носилась следом за Эллой, помогая той пробираться в углы и сносить всё, что можно было снести.

Роберт же быстро оставил бессмысленные попытки остановить их и уберечь имущество и лишь с философским спокойствием наблюдал за тем, как две неугомонные девицы разносят замок, пытаясь поймать одну маленькую, но вёрткую чёрную дыру.

В конце концов Владислав приманил уставший астрономический объект на колбасу. И прежде, чем та полностью исчезла в черноте, Элла успела набросить на чёрную дыру свой сачок. После чего долго извинялась за учинённый разгром, а затем вдруг испуганно округлила глаза, сказала: «ой, мне пора!» и исчезла.

Роберт лишь посмеялся, рассматривая результаты сумасшедших гонок, и стал помогать восстанавливать порядок. Мэг же выглядела вполне довольной.

И только Роза ещё долго-долго причитала о том, как полезна была чёрная дыра в замковом хозяйстве. Но остальные слуги с ней в этом не соглашались.

31. Дети против злого волшебника

Роберт очень удивился, когда ему пришло письмо. Отправителем значился Этельред Локвуд. Не сразу мальчик вспомнил, как просил Этельреда найти способ справиться с безумным волшебником. Из письма следовало, что сам способ Локвуд не нашёл, однако его расследование привело к эльфийскому волшебнику Алтаниэлю, собирателю и, главное, разработчику самых невероятных артефактов. Этельред также писал, что уже связался с эльфом, и тот согласился приехать в «Рассветный лотос», чтобы встретиться с лордом Бинкисом.

Оставшиеся до встречи дни Роберт провёл в бесконечных размышления. Как ему доказать свою правоту и убедить отца и эльфа создать опасный артефакт? Ведь подобная вещь, созданная однажды, станет угрожать всем волшебникам мира Роберта, а то и соседних миров.

Лорд Бинкис и леди Клара приняли эльфийского волшебника со всем возможным уважением. Лорд с трудом скрыл удивление: прежде эльфийские волшебники почти не общались с людьми. Сам лорд так и не сумел упросить эльфийского Владыку позволить ему связаться с волшебниками и артефакторами эльфов. И то, что это удалось его сыну, заставило Роберта-старшего по-новому взглянуть на мальчика.

Леди Клара проводила мужчин в отдельную гостиную, позаботилась о напитках и закусках и незаметно ушла, чтобы не мешать разговору.

Лорд Бинкис и эльф долго молчали, изучая друг друга. Тишину нарушил Роберт:

– Господин Алтаниэль, – запинаясь, начал мальчик, – Этельред Локвуд писал вам о проблеме? Мне удалось заглянуть в будущее, и я узнал, что опыты волшебника Дертоса должны привести к гибели нашего мира. Его нужно остановить! Это коснётся и вашего народа.

– Согласен, – кивнул эльф, – но вы же понимаете, что его проще убить? Артефакт, который вы просите, слишком опасен для существования всех других волшебников.

– А можно ли его сделать одноразовым? Таким, чтобы он сразу развалился после использования? Я так не хочу никого убивать…

– Я думал над этим. Но вы же понимаете, что я, как источник информации о способе создания такого артефакта, окажусь в неудобном положении, если от меня потребуют снова создать его?

– Но мы никому не расскажем!

– Информации свойственно утекать разными путями, Роберт Эдвин. И то, что было создано однажды, всегда можно повторить.

– Что же делать?

– Я, признаться, давно интересовался этим вопросом – чисто теоретически. Учёным свойственно проявлять любопытство, даже в тех областях, в которые лучше не заглядывать. И мне кое-что пришло в голову. Но, несмотря на важность этой идеи для всех нас, я бы попросил за неё плату.

– Что вы хотите взамен? – спросил лорд Бинкис.

– У меня украли одну бесценную вещь – артефакт, позволяющий контролировать и изменять книжную реальность. В дурных руках он может принести много бед. Понимаю, это звучит странно, но…

– Постойте! Как он выглядел? – вскочил Роберт.

– Вы что-то знаете? – насторожился эльф.

– Я был в книжной реальности, – признался Роберт. – И получил там эту вещь. Я с радостью верну её вам!

– Буду благодарен, – церемонно кивнул Алтаниэль. – Я создал артефакт в порыве гордыни, и его следует уничтожить.

Роберт немедленно отправился в свою комнату, где быстро отыскал шарик, когда-то добытый им в сказке. Мальчик радовался: наконец-то он избавится от опасной вещи, подвергающей замок опасности!

Он принёс шарик эльфу, и Алтаниэль, прочитав заклинание, бросил шарик в огонь камина, где тот рассыпался золой. Эльф вздохнул с облегчением:

– Никому не стоит вмешиваться в книжную реальность, – сказал он. – Теперь, когда артефакта больше нет, а все мои наработки уничтожены, книги в безопасности. Что же, теперь моя очередь. Волшебство – это дар, который человек или эльф получает не по собственному желанию, а по воле Изначального. И только Изначальный может забрать этот дар обратно. Люди, конечно, могут попросить его об исполнении такой просьбы, но в нашем мире не осталось священнослужителей, способных услышать и исполнить его волю или призвать его силу. Правда, говорят, в других мирах ещё остались те, кто может это сделать. Если бы такой священнослужитель попросил в своей молитве о том, чтобы лишить Дертоса дара волшебства… – эльф замолчал, предоставляя Робертам додумать самому. – Это единственный шанс, который я могу предложить. Однако попасть именно в тот мир, где Изначальный ещё слышит своих служителей, да ещё и сразу встретить нужного человека… Для этого нужно чудо.

– Я понял, – кивнул лорд Бинкис. – Поверьте, я найду способ применить ваши сведения.

Роберт-младший пока не собирался рассказывать о лежащих в одном из ящиков флаконах с чудесами. Просто поблагодарил Алтаниэля за то, что тот нашёл время приехать, и за совет. Эльф церемонно пожелал мальчику добрых снов, и Роберт ушёл в свою комнату.

Алтаниэль и лорд Бинкис проговорили всю ночь. На следующий день волшебник уехал. К вечеру отправился в столицу и Роберт-старший: ему нужно было обсудить предложение эльфа с остальными главными волшебниками.

– Расскажи, о чём вы вчера говорили, – попросили мальчика сестра и дракон. – Господин Алтаниэль предложил что-то? Ведь предложил, правда?

Роберт рассказал им об итогах разговора с эльфом.

– Значит, нужно найти мир определённый мир, – протянул дракон. – Пожалуй, я мог бы это сделать.

– Нет, Гаррет. Это должны сделать взрослые. Если ты хочешь помочь, предложи свои услуги нашему отцу, – сказал Роберт.

– А я не хочу помогать ему! Моя хозяйка – Мэг, а не ваш отец.

– Мэг, ты же будешь благоразумна? – мальчик повернулся к сестре.

– Роберт, мы действительно можем справиться сами, – пожала она плечами. – Гаррет проведёт нас самой безопасной дорогой, верно, Гаррет?

– На прошлой «безопасной» дороге нас едва не убил осьминог и чуть не увели альвы, – напомнил Роберт.

– Я обещаю, что в этот раз такого не будет, – сказал дракон. – Я заранее разведаю дорогу и не позволю вам пострадать.

– А что, если применить наши чудеса? – предложила Мэг. – Мне кажется, в ближайшее время мы их всё равно не используем, а срок годности у них заканчивается. Вдруг чудо откроет проход сразу в нужный нам мир?

– Ты представляешь, что скажет отец, если мы так поступим? – не желал уступать благоразумный Роберт. Но и его захватила эта идея.

– Давай попробуем? – сказала сестра. – Если открывшийся портал приведёт нас куда-то не туда, мы сразу вернёмся в замок.

– Ладно, – решил попробовать Роберт. Звучала идея вполне здраво. К тому же он понимал, что Мэг, в случае его отказа идти с нею, вполне может удрать одна.

Гаррет наугад открыл проход, о рамку которого разбили один из флаконов с чудесами.

Роберт шагнул в него первым, опередив дракона и сестру. Он очутился в храме: большом светлом здании с огромными витражными окнами, сквозь которые ярко светило солнце. Зал был круглым и пустым, лишь в центре, там, где сходились лучи света, падающие от витражей, стояла мраморная статуя, облачённая в золотой и синий шёлка.

Кроме мальчика, Мэг и дракона в храме никого не было.

– Подождёте меня здесь? – спросил Роберт. Мэг кивнула и за хвост притянула к себе Гаррета.

– Ждём здесь, – подтвердила она. – Никуда не уходим, и чрезмерно не любопытствуем. Чуть что – сразу в портал и домой, где поднять панику и позвать на помощь.

Дойдя до резной белой двери – она как будто была сделана из кости – Роберт осторожно толкнул её и выглянул наружу. Мощёная дорожка, ведущая через бесконечный газон, а в отдалении – несколько длинных двухэтажных домиков.

Роберт направился к домикам. Рука его сжимала в кармане второй флакон с чудом – на всякий случай.

Когда он подходил к первому строению, из него вышла девушка в тёмном, явно форменном, платье. Её волосы покрывал белоснежный платок. Подняв опущенную голову, она увидела приближающегося Роберта. Он испугался: как она отреагирует? Но реакция оказалась доброжелательной:

– Доброго дня, – поклонилась ему девушка. – Что привело вас в обитель девы Аннер?

– Я, – Роберт вдохнул поглубже и, раздавив флакон, выпалил: – ищу священнослужителя, на чьи молитвы откликались бы.

– Боюсь, подобного священнослужителя у нас нет, – покачала головой девушка. – Это женская обитель. Я могу предложить помощь сестры Эмили, но…

– Если сестра Эмили способна на такое, я с радостью приму её помощь! – с живостью воскликнул Роберт. – Моё дело очень важное, и я готов просить о подмоге кого угодно.

– Будьте осторожны в таких намерениях, – мягко попеняла ему девушка. – Пойдёмте, я провожу вас к сестре Эмили.

Его провели на второй этаж третьего по счёту домика. Девушка постучала в светло-зелёную дверь и, дождавшись приглашения, провела Роберта внутрь маленькой кельи.

– Чем могу помочь, сестра? – сухонькой женщине, что читала у окна, было лет шестьдесят.

– Этот молодой человек нуждается в вашей помощи, сестра Эмили, – поклонилась девушка.

– Оставь нас, – тихо попросила женщина и, когда та вышла, перевела взгляд на Роберта. – Что же вы хотите попросить?

Роберт поведал ей всю историю. С самого начала до самого конца: как узнал о судьбе младшего брата и попытался изменить её, как решил защитить свой мир от грозящей ему гибели, как искал способы для этого и как им с отцом посоветовали воспользоваться помощью сил больших, чем любое волшебство. Рассказал и о купленных чудесах, которые привели его к сестре Эмили. Та внимательно выслушала его, не перебивая.

– Вы – самая большая наша надежда, – волнуясь, закончил юноша. – Прошу, остановите Дертоса. У нас нет способных на это людей.

Женщина молчала, перелистывая страницы книги. Наконец она заговорила:

– Я не могу отказать в вашей просьбе. Проведите меня к порталу.

Она встала, накинула на седые волосы красный платок, взяла стоящую в углу тросточку и подошла к Роберту.

– Идёмте же. Сколько бы времени не имелось, лучше не тратить его попусту.

Роберт открыл дверь и пропустил сестру Эмили. Помог ей спуститься и дойти до храма, где в ожидании бегала по кругу взволнованная Мэг.

– Роберт! – обрадовалась она брату. – Ты нашёл?.. Ой, здравствуйте! Я – Мэг! А это, – она указала на дракончика, – Гаррет!

– Рада знакомству, Мэг и Гаррет. Куда нам нужно идти?

Мэг протянула брату третий, свой, флакончик чуда. Роберт снова использовал его на портал, который привёл их не просто в их мир, а в дом безумного волшебника. Помещение было заполнено дымом, раздавались жуткие звуки, пахло гнилью.

– Какой ужас, – произнесла сестра Эмили. Мэг сдавленно пискнула и указала Роберту на окно. Выглянув в него, юноша увидел выжженные запёкшиеся земли с редкими остовами погибших деревьев.

– Грань миров здесь практически разрушена, – глаза Гаррета стали больше и круглее обычного. – Времени почти не осталось. Десятка два лет, и… Мы вовремя.

Роберт лишь пожал плечами. А сестра Эмили опустилась на колени прямо на выщербленный грязный пол и принялась молиться. Мэг, подумав минуту, последовала её примеру. Роберт почувствовал себя неловко: он не верил, что его действия чем-то помогут, но стоять просто так тоже казалось неудобным. Поэтому, помявшись немного, он присоединился к молитве, Он не знал слов, но, как и Мэг, от всей души просил защитить их мир.

Было холодно, ноги затекли от непривычной позы. Роберт подумал, что, может быть, затея бессмысленна и пора возвращаться. Вдруг сестру Эмили охватил яркий свет. Этот тёплый свет коконом окружил женщину, а затем стал разрастаться. Он окутал Мэг, Гаррета, Роберта, подарив им невиданное умиротворение, а затем облёк весь дом.

Когда же свет рассеялся, дым и запах гнили исчезли. Гаррет отправился в подвал, и, вернувшись через некоторое время, сообщил, что волшебник – теперь уже бывший волшебник! Отныне он всего лишь вредный старик! – спит себе на диване, а все его записи превратились в груду пыли.

– Земля постепенно возродится, – улыбнулась дракону сестра Эмили, поднимаясь. – Но моя помощь нужна и в других местах. Не могли бы вы вернуть меня в обитель?

Переход в Храм – теперь-то Гаррет знал его координаты, – прощание с женщиной, возвращение домой… Роберт чувствовал себя невероятно счастливым. Пусть никто никогда не узнает о его усилиях, главное – что его мир будет жить ещё долго-долго. И, скорее всего, даже счастливо.

О происшествии с Дертосом написали почти все газеты. Волшебники вовсю обсуждали, что же могло лишить одного из них его сути, но эльф Алтаниэль и лорд Бинкис молчал, оставив свои догадки при себе, а уж младшие Бинкисы и вовсе не подавали вида, что хоть как-то в этом замешаны. Правда, Роберт-старший устроил детям настоящий допрос, и они рассказали ему правду. Их отругали за то, что не попросили пойти с собой хотя бы Владислава, но наказывать не стали. Дети пообещали, что отныне будут настоящими паиньками и не станут рисковать. Да и чудес у них уже не осталось.

На какое-то время жизнь в замке затихла. Но в последний день лета в комнату Роберта ворвались взволнованный Гаррет и перепуганная Элиза. По их словам, девочки спокойно общались в саду, когда внезапно возник портал, и вышедший оттуда человек: – «это был альв, Элиза, я дракон, я знаю, что говорю!» – внезапно преклонил колено перед Мэг, сказав, что с той минуты, как увидел её думал лишь о ней и повсюду её искал. Растерявшаяся девочка стала уверять его, что он с кем-то её спутал, но альв схватил Мэг, и скрылся вместе с нею в сразу же захлопнувшемся портале.

32. Путешествие в мир альвов

Немедленно доложили родителям. Те, казалось, за минуту постарели на десяток лет. Вызвали Владислава. Марианну и устроили совет.

Все сходились в одном: Мэг нужно спасать. А вот в выборе способа спасения возникли разногласия. Владислав собирался идти в одиночку, разве что с драконом в качестве проводника, Роберти Герберт настаивали, что они не бросят сестру и кузину. Элиза нервничала и то и дело принималась привычно заламывать руки, волнуясь за кузину. Только Марианна, укачивая Стивена, казалась непрошибаемо спокойной. Леди Клара тихо плакала, а лорд Бинкис пытался принять решение, не реагируя на суету и шум вокруг.

– Тихо! – сказал он наконец, негромко, но внушительно. – Гаррет, скольких людей ты сможешь провести?

– Лучше всего двух, самое большее, трёх, – ответил дракончик. – Удерживать портал дольше у меня не хватает сил. Я пока маленький…

– Значит, пойдут Винсент и Владислав. Воин и волшебник, стандартное сочетание.

– Нет, – возразила Марианна. – Отнять девочку у альвов может только тот, кто связан с нею. Роберт – её брат, вы – её отец, леди Клара – мать, остальные, даже Герберт с Элизой не справятся. Альвы их просто проигнорируют.

– А как же в романах? – начала Элиза.

– Герои, обычно, тоже связаны. Любовью. Либо это, либо семейные узы. Поэтому советую пойти Роберту и Владиславу. Вы, Владислав, обеспечите безопасность мальчика в пути, а Роберт сможет потребовать вернуть Мэгару.

– Марианна, но как мы пройдём через закрывшийся портал? – спросил Владислав. – Никто не способен открывать порталы…

– Мы действительно этого не можем, – ответила девушка. – Но Гаррет – дракон, он умеет путешествовать между мирами, и легко найдёт мир альвов.

– Найду, – кивнул дракончик. – Я там бывал.

– Отлично, – подытожила Марианна. – Осталось открыть проход. Гаррет?

Дракон подлетел к светлому прямоугольнику обоев напротив окна и просунул в стену лапку. Прислушался к чему-то и сказал:

– Да, здесь близко. Пара миров, не больше.

– Гаррет, ты должен открыть проход к альвам, а не поблизости!

– Здесь нет прямого перехода в их мир! – рявкнул Гаррет, но тут же устыдился: – Простите. Нервы. Чем дольше Мэг там, тем больше она забывает о нашем мире.

– Тогда следует торопиться, – кивнул Роберт. – Только… Мне понадобится оружие?

– Не думаю, – сказала Марианна. – Если и будет Испытание боем, оружие тебе дадут.

– Тогда я пошёл.

Роберт ухватил Гаррета за хвост и скрылся в стене, очутившись в полной темноте. Остановить его не успели.

Несколько шагов он сделал наугад. Но потом стало светлеть. Запахло почему-то корицей, подул ветер, и Роберт вышел на пустынную ночную площадь под большими часами, украшенными множеством движущихся фигурок.

За ним почти вывалился Владислав.

– Ты куда рванул? – возмущённо спросил волшебник. – А если б я не успел? Твой отец снял бы с меня шкуру.

– Прости, – на самом деле, Роберт не испытывал раскаяния. Он был уверен, что в одиночку справится лучше, чем со спутником.

– Не верю я тебе, – буркнул Владислав.

– Идём же, – подлетел Гаррет. – Здесь не следует задерживаться.

Следуя за драконом, волшебник и мальчик зашагали по пустым улицам.

– Гаррет, – позвал мальчик, – почему здесь никого нет?

– Это один из заброшенных городов, – отозвался дракон. – В нём уже очень давно не живут. И нам тоже лучше поскорее покинуть его. В таких местах заводится… всякое.

– Тогда почему мы пошли здесь, а не прежним путём? Тем, где был осьминог?

– Я не знаю, будут ли альвы проходить снова через тот мир, в который мы попали через море и осьминога, – ответил Гаррет. – Эта же дорога точно приведёт нас к ним.

Роберт и Владислав ускорили шаг, стремясь побыстрее найти выход из города.

Высокие богатые каменные дома, украшенные статуями и барельефами, стали уступать место домикам пониже и попроще. Постепенно запах корицы сменился чем-то, похожим на запах гниющих листьев. Донёсся тихий звук, похожий на многоголосый вой.

– Быстрее, – испугался Гаррет. – Бежим!

Люди побежали, не желая спорить. Улицы петляли, и они не сразу увидели преследователей. Те были похожи на огромных псов, но вместо шерсти их тела покрывали крупные блестящие пластины чешуи, а глаза сияли мертвенным синим светом. Чудовища словно плыли в воздухе, лишь изредка касаясь земли, чтобы тут же от неё оттолкнуться.

Владислав быстро произнёс пару слов, и между людьми и псами воздвиглась высокая стена.

– Быстрее! – в голосе дракона звучал настоящий ужас. – Выход уже недалеко!

Роберту хотелось спросить, отстанут ли преследователи, как только они покинут город, но он бежал, тяжело дыша, и возможности болтать не было. Лучше поднапрячься и ещё ускорить бег.

Стая обогнула препятствие Владислава по переулкам и снова показалась позади.

Дракон внезапно сменил курс и вильнул в сторону дома с открытой дверью. Роберт и Владислав послушно свернули за ним и вбежали в дом. Дверь захлопнулась – усилиями Гаррета. Владислав ещё и наколдовал что-то.

Люди задыхались, но продолжали движение вперёд, пытаясь отдышаться. Гаррет вывел их на крышу, и беглецы стали уходить от погони по крышам. Стая продолжала бежать внизу.

И вот последний дом. Только сейчас Гаррет сообразил, что Роберту и Владиславу прыжок со третьего этажа может стоить жизни. Но как спуститься, если внизу беснуются чудовища, а до границы города ещё несколько шагов?

Роберт тоже задумывался о спуске по мере приближения к опасному краю. Задыхаясь, мальчик сказал дракончику:

– Верёвка. Ткань – нужно что-то из чего можно начаровать лестницу.

– Проблема, – признался Гаррет. – Ты спустишься прямо в лапы к этим… До границы вам надо добежать, а они вот-вот все ходы перекроют… уже перекрыли…

Роберт зло сжал кулаки.

– Если бы их было поменьше, я бы их отвлёк, – почти жалобно сказал Гаррет. – Но десяток…

– Хорошо, – кивнул Владислав. – Есть хоть что-то, чего они боятся?

– Свет. Огонь. Проточная вода, – перечислил дракон.

Роберт задумался.

– Бумага, Гаррет, – сказал Владислав. – Для того, чтобы зажечь огонь, мне нужны бумага и дерево.

– Вся бумага давно истлела, – покачал головой дракон. – А вот деревянная мебель должна была сохраниться. Но в домах тоже лучше не задерживаться.

Волшебник уже открывал люк, ведущий на чердак. На ходу он объяснил Гаррету, что он задумал.

Вместе люди собрали несколько стульев и отломили от них ножки. Промаслили прогорклыми остатками масла расползающиеся ткани и обмотали ими импровизированные факелы.

С каждой минутой, проведённой в доме, Роберту становилось всё неуютнее. Казалось, воздух нагревается с каждой секундой. Под конец он обливался потом, кружилась голова, но мальчик упорно доделывал факелы.

Владислав чувствовал себя не лучше. Наконец он смог наложить заклинание на импровизированные факелы.

– Быстрее! – приказал дракон. – Они почти здесь! Чувствуешь, как жарко?

Владислав отреагировал первым. Роберт бросился к выходу из дома следом за ним. Воздух вокруг дрожал и казался густым. Мальчик с облегчением нырнул в прохладу ночи, Владислав глубоко и громко вздохнул.

Стая взвыла и приблизилась к людям. Но совсем близко не подошла – в руках волшебника и мальчика пылали горящие палки.

Владислав, пользуясь выигранным временем, снова произнёс заклинание, и чудовищ разметали выросшие из земли острые каменные скалы, образовавшие стену.

Твари опять взвыли, на этот раз разочарованно.

Роберт и Владислав побежали к ручейку.

Кто-то из тварей сумел преодолеть стену, наколдованную Владиславом, и Роберт увидел шевеление сбоку справа. Роберт едва успел ткнуть огнём в оскаленную морду, а Владислав швырнул в неё потоком воздуха. Чудовище с визгом отлетело.

Ещё пара шагов. Ручеёк, обозначающий границу города – тоненькая, почти незаметная полосочка воды – кажется таким далёким!

Владислав снова обратился к заклинанию земли, выращивая преграду, и люди, наконец, добежали до ручейка. Между ними, драконом и тварями – едва заметная полоска журчащей воды.

Но эта иллюзорная преграда стала непреодолимой для псевдопсов. Они ушли, не попытавшись даже достать добычу, и Роберт тяжело опустился на траву. Рядом буквально плюхнулся Владислав, погасивший факелы.

– Куда дальше? – спросил волшебник дракона.

– По лугу. Здесь безопасно.

Дракона заметно потряхивало. Роберт взял его на руки и стал гладить, успокаивая, хотя ему очень хотелось, чтобы кто-нибудь взял на руки и успокоил его самого. Медленно идя через луг с закрывшим глаза драконом на руках, мальчик не сразу заметил нечто странное. Одурманенное только что пережитым страхом (а если бы он пошёл без Владислава? Его бы съели раз пять!) сознание никак не хотело понять, что же здесь не так, но внутреннее чувство неправильного не отпускало.

Ноги подкосились, и Роберт сел в траву.

– Что с тобой? – обеспокоенно спросил Владислав. – Тебя ведь не ранили?

Взгляд мальчика упал на разнотравье вокруг, и он не сдержал удивлённого возгласа. Сорвал ближайший цветок, поднёс его к глазам…

Цветок не был цветком в привычном понимании! Его алая сердцевина была квадратной, а белые лепестки – треугольными. С острыми-острыми углами.

– Роберт! – занервничал волшебник.

Мальчик осмотрел ещё несколько цветков другой раскраски. Среди них не росло ни одного округлого. Даже стебельки травы были остро-квадратными.

Ещё здесь не пахло ни травой, ни цветами, ни чем-то ещё – воздух был абсолютно безвкусный и как будто пустой.

– Смотри! – мальчик протянул цветок Владиславу.

Волшебник по-детски открыл рот, изучая невиданное явление.

– Гаррет! – он поднёс цветы к приоткрывшему глаза дракону. – Что это?

– Цветы, – рассеянно отозвался тот.

– Ничего странного не видишь?

– Нет, – он закрыл глаза.

Роберт только рукой махнул, слушая их диалог, и поднял взгляд на небо, вполне синее, только с фиолетовым отливом, с привычно жёлтым солнцем в виде пятиугольника.

– Гаррет! Здесь даже солнце не круглое!

– Ты бредишь, – сонно сказал дракон. – Какое же оно тогда по-твоему? Квадратное?

– Оно пятиугольное, Гаррет! Сам посмотри! – Роберт тряхнул приятеля и поднял его повыше. Тот открыл глаза, посмотрел наверх и растерянно заморгал.

– Роберт, мы ничем не надышались? Владислав, тут магии нету?

– Не знаю. Вроде, нет, – сказал Роберт.

– Галлюцинации не бывают одинаковыми, – заметил изучающий солнце Владислав.

– Не бывают, – признал Гаррет и слетел с рук мальчика. – Знаете, мне тут что-то неуютно…Пойдём отсюда?

– Пойдём, – согласился Роберт. Владислав забормотал под нос, прикидывая, какие физические и волшебные законы могут действовать в таком мире.

Озеро в виде идеального равнобедренного треугольника мальчика уже не удивило. Почти не удивило и полное отсутствие насекомых: он боялся представить какую-нибудь треугольную пчелу или квадратного жука. Но угловатые и прямые геометрические фигуры раздражали. Он и не думал, что настолько привык к кругловато-несимметричному миру!

Но вот впереди лес, и, кажется, что он сильно не отличается от леса в родных местах. Здесь царил незнакомый пряный аромат, особенно сильный после отсутствия запахов в прошлом мире, и, судя по золотисто-алым деревьям, стояла ранняя осень.

– Пришли! – сообщил Гаррет. – Лес альвов. Где будем искать Мэг?

33. Что-то не то в зеркалах

День сменялся ночью, ночь – днём.

– Мы вернулись! – услышала леди Клара, рассеянно листавшая книги у шкафа, и обернулась. Перед ней, у двери, стояли Роберт и Мэг. Женщина хотела броситься к ним, но тут у её ног сурово зарычала Дженни. Цербер встала между леди Кларой и детьми, не давая никому подойти друг к другу.

– Дженни? – удивилась леди Клара.

Цербер ответила рычанием. А затем бросилась в сторону детей… и те растаяли в воздухе. Леди Клара опустилась в кресло.

Лорд Бинкис в десятый раз просматривал один и тот же текст, не в силах сосредоточиться. На столе сидел Зяба, но лорд не прогонял крокозябру.

– Отец! – позвал его Роберт.

Лорд встал, не веря своим глазам. Хотел подойти, обнять сына, расспросить его, но тут Зяба отчаянно заверещала и набросилась на мальчика. Тот растаял, стоило лапкам крокозябры коснуться его.

– Что это было? – лорд непонимающе посмотрел на Зябу.

– Тя! – только и ответила та.

Мистресс Клавдия столкнулась с Мэгарой на кухне. Но прежде, чем женщина успела обрадоваться, шедший за нею Грэг принюхался и с рыком набросился на девочку. Та растворилась в воздухе.

– Чужой запах, – пояснил горгулья. – Надо доложить лорду.

К лорду Бинкису и леди Кларе потянулась вереница слуг, докладывающих, как они видели то там, то тут пропавших детей. Но то в зеркалах вместо Роберта и Мэг отражался кто-то чужой, то двери не пропускали этих существ, то доспехи хватали их, удерживая в руках лишь пустоту, то портреты заявляли что-то вроде: «одет не так, движется не так, пластика не та и вообще подделка». Внесли свою лепту и Филли с лордом Родриго, не желавшие признавать «молодых хозяев» и не раз выручавшие запутавшихся слуг. Даже кракен Герберта притопил очередного фальшивого «Роберта».

– Откуда эти создания берутся? – недоумевала леди Клара, прижимая к себе Стивена. – Марианна, вы же всё знаете, объясните!

– Я тоже ничего не понимаю, – вздыхала девушка. – Кто-то очень хочет проникнуть в замок, но кто это? И что ему нужно? Нам ещё повезло, что замок сам старается вывести самозванцев на чистую воду – иначе мы бы давно приняли их за настоящих Роберта и Мэгару.

– Я детей ни с кем не спутаю, – сказала леди Клара, но в её голосе не было уверенности. Если бы не Дженни в самый первый раз не спугнула непонятных существ, то кто знает, что бы тогда случилось?

– Марианна, вы же говорили, что в замок без нашей воли никому не попасть, – напомнил лорд Бинкис. – А тут сначала альвы, а теперь и вовсе непонятно кто спокойно проникают в «Рассветный лотос».

– Магия альвов слишком могущественна, – призналась Марианна. – Видимо, моих сил оказалось недостаточно. Что же до незваных гостей – они и не могут проникнуть в замок, пока мы их не позовём. Всё, на что они способны – это мороки. И пока кто-то не примет морок за Роберта или Мэг, мы в безопасности.

Шло время. Несколько раз под стенами замка появились дети, выдававшие себя за Роберта и Мэгару Бинкис. Но им никто не поверил, а после проверки чарами Марианны в замке и вовсе перестали реагировать на самозванцев.

День сменялся ночью, ночь днём. Лорд Бинкис старел на глазах, леди Клара боялась отойти от Стивена, забыв о книгах. Мороки стали появляться реже. А настоящие дети всё не возвращались…

34. Вернуться домой

Владислав растерялся. Роберт тоже: он понятия не имел, как и где искать похищенную сестру. Поэтому зашагал по первой же подвернувшейся тропинке. Гаррет забрался ему на плечо, волшебник пошёл следом.

Вокруг стояла неестественная тишина, лишь иногда шуршали под ногами камешки, да изредка раздавался треск какой-нибудь ветки. И потому мелодичный звук рогов далеко разнёсся среди деревьев.

– Охота! – испугался Гаррет.

– Главное, чтобы не на Мэг, – только и ответил Роберт. – Мне лезть на дерево или дождаться охотников здесь?

– Не знаю.

– Тогда идём дальше. Не хочу предстать трусом.

Снова прозвучали рога, уже ближе. Роберт решительно шёл по тропинке. Владислав неуверенно шагал за ним: волшебнику очень хотелось вернуться домой. Вот взять и вернуться. Но бросить Роберта он не мог.

Тишину нарушили голоса – звонкие, похожие на птичьи. Глухой лай охотничьих псов. А вот и они сами: высокие, поджарые, коричневой масти, с разумными взглядами. Псы окружили замершего Роберта, и он, любивший собак, с трудом подавил желание погладить их. Владислав стоял чуть в стороне, боясь шевельнуться, но готовый швырнуть заклинание заморозки.

Среди деревьев показался первый всадник, на гнедом коне, за ним – всадница в зелёной амазонке, с длинными летящими за спиной чёрными волосами. Следом остальные наездники… и в одной из всадниц Роберт с удивлением и страхом узнал сестру.

Мэг выглядела немного тоньше и бледнее, чем он её помнил, синие глаза казались больше, изящные черты лица смотрелись резче, и алая амазонка делала её похожей на злую чародейку из одной старой сказки, которую любила Элиза. А ещё – девочка выглядела лет на пятнадцать.

Отведя взгляд от сестры, Роберт торопливо поклонился приблизившимся охотникам. Он молчал, предоставляя хозяевам леса заговорить первыми.

– Как мило! – первой заговорила всадница в зелёном, обращаясь в пространство. – Люди? Здесь? Что привело вас в наши владения?

– Моя владычица, – заговорил самый первый всадник, в коричнево-золотом, с белоснежными волосами. Его голову венчал тонкий золотой обруч с тремя зубцами. – Наши гости, возможно, желают сохранить свою тайну.

– Приветствую вас, – заговорил Роберт, поняв по паузе, что ждут его ответа, – и прошу прощения, что посмел прервать вашу охоту. У меня нет тайн: я пришёл к вам за тем, что принадлежит мне.

– Человек утверждает, что мы похитили его возлюбленную? – насмешливо приподнял тонкую бровь ещё один альв в синем.

– Нет, – Роберт посмотрел в его зелёные глаза, – мою сестру.

– А почему же не пришёл её возлюбленный? – засмеялась одна из дам.

– Она ещё ребёнок и не успела ни полюбить, ни зародить это чувство в ком-то из мужчин, помимо своей семьи.

– В нашей свите есть дети? – удивлённо вопросила, ни к кому не обращаясь, всадница в зелёном. Ответом ей был смех.

– Я могу поклясться душой, – жёстко сказал Роберт, простирая руку в сторону Мэг, – что вот та дама в красном когда-то была моей сестрой.

– Человек сказал верно, «была», – вперёд выехал выделяющийся своей удивительной красотой даже среди присутствующих золотоволосый альв, одетый в чёрное с серебром. – Если моя леди и была когда-то человеком, ныне она одна из нас. И человек не имеет на неё права.

– Пока она сама при мне не отречётся от своей человеческой сущности, я буду утверждать, что она – моя сестра и требовать её возвращения по праву брата.

– Брат, сестра – такие эфемерные узы! – фыркнула черноволосая всадница в зелёном. – Вас не связывает ничего, кроме крови, а этого недостаточно, чтобы требовать у нас отдать то, что принадлежит нам.

– Если бы она ушла по собственной воле, я не стал бы противиться её решению, но её похитили! – вскинул голову Роберт. – Поэтому пока она вам не принадлежит.

– У человека хватает дерзости так говорить с Королевой? – альв в синем угрожающе положил руку на рукоять меча. – Ваши величества, позвольте мне…

– Если дева действительно ушла не по своей воле, – внезапно заговорил альв в обруче, видимо, Король, – у человека есть право попросить её возвращения. Но кто докажет, что дева ушла не сама?

– Я, Ваше величество! – подал голос Гаррет, до того притворявшийся украшением на плече мальчика. – Деву украли на моих глазах, и сделал это он! – дракон лапой указал на красавца-альва в чёрном. – Он не позволил деве сказать ни слова, не оставил выкупа семье, – просто схватил и уволок в портал!

– Это серьёзное обвинение, – нахмурился Король. – Готов ли человек отстоять его в бою?

– Если мне дадут оружие, я готов доказать в поединке, что и я, и мой спутник говорим правду, – Роберт посмотрел в прекрасное лицо Короля.

– Человек так верит в свою победу? – засмеялась Королева. Но этот мелодичный смех не задел Роберта: он верил в Испытание боем, даже если его противником предстоит быть вечноживущему многоопытному воину.

– Дайте ему меч, – приказал Король. Нехотя рыцари достали мечи, предлагая их Роберту. – Дезвиэн, вы примите вызов или признаете, что человек говорит правду?

Вместо ответа альв спешился, тоже вынимая меч. Повинуясь взмаху руки Королевы, деревья расступились, образуя поляну. Ещё взмах – и с поляны исчезает трава, открыв голую землю.

– Площадка готова, мой владыка, – обратилась Королева к Королю.

Роберт взял первый подвернувшийся меч и первым же шагнул на поляну, вспоминая всё, чему его учили в школе на уроках фехтования. Меч был тяжеловат и непривычен, но сдаваться мальчик не собирался.

В руки ему опустилась жёлтая роза.

– Прикрепи её напротив сердца, – велела королева. Альв Дезвиэн уже прижимал к груди тёмно-красную розу. – Тот, чей клинок первым срежет розу противника – выиграл. Поэтому прикрепи цветок понадёжнее, человек, – в её голосе явственно прозвучала насмешка. – Зато можешь не опасаться ран: тот, кто первым прольёт кровь – проиграл.

Гарет сел на ближайшую ветку. Роберт задумался.

– Боюсь, мне нечем прикрепить её, – сказал он.

– Розу удержит магия, – в голове Королевы прозвучал гнев. – Просто приложи её к груди.

– Магия слишком легко может исчезнуть, в любой неподходящий момент, – Роберт не доверял женщине. Королева, поняв это, привстала в стременах, готовая обрушить на дерзновенного свой гнев.

– Моя владычица, – голос Короля был мягок, но женщина, услышав его, словно погасла, послушно опускаясь в седло. – Испытание боем не допустит вмешательства, – с лёгкой укоризной обратился он уже к Роберту. – Роза не упадёт, пока её не коснётся клинок.

– Ваши величества! – внезапно сказал беловолосый альв в зелёном. – Я верю в Испытание, но равны ли противники? Опыт, привычка к оружию – всё на стороне Дэзвиэна.

– Что ты хочешь этим сказать, Раэл? – прищурился Дэзвиэн.

– Я прошу их величеств позволить мне выступить Защитником человеческого ребёнка.

– Мальчишка не просил этого, – вскинула голову Королева. Сейчас она уже не казалась Роберту такой красивой.

– Роберт, – мальчик услышал над ухом голос волшебника, хотя тот по-прежнему стоял в отдалении. – Используй шанс! Воля Изначального – это хорошо, но полагаться только на случайность – глупо.

– Ваши величества, – голос Роберта дрогнул, но больше ничем страха мальчик не показал. – Дозвольте мне попросить Защитника?

– Дозволяю, – опередил свою даму Король.

– Я вызываюсь Защитником, – альв Раэл принял из рук Роберта цветок и приложил его к тунике. Стебель немедленно отрастил острые шипы, вившиеся в ткань и даже, кажется, в кожу. Мальчик вернул меч одному из рыцарей.

Защитник и Дэзвиэн шагнули на площадку. Встали напротив друг друга.

И Роберт порадовался, что у Раэла есть какие-то собственные счёты с Дэзвиэном: мальчик не продержался бы и минуты. Альвы двигались с какой-то невероятной скоростью, и при этом успевали атаковать и защищаться.

Поединок длился несколько минут. Остальные альвы с любопытством наблюдали за зрелищем.

Тёмно-красный цветок упал на землю. Дэзвиэн с ненавистью воткнул меч в землю и покинул круг.

Раэл приветливо кивнул мальчику и тоже вышел из круга, вернувшись в седло.

– Благодарю, – поклонился ему Роберт и повернулся к Королю и Королеве. – Могу ли я теперь забрать сестру?

– Ты можешь попытаться это сделать, – пожал плечами Король. А ведь Роберт поверил, что тот на его стороне! – Пока ты лишь доказал, что деву увели против её воли. А значит, у тебя есть право попросить её возвращения. Но это уже решать не нам и даже не Дэзвиэну, а деве. Мелисса, этот юноша на правах брата хочет вернуть вас в мир смертных.

– Но я не желаю этого, Ваше величество! – голос Мэг не изменился, но сейчас был таким чужим… – Я не помню этого человека. И не помню мир смертных. Даже если я оттуда родом, зачем мне возвращаться?

– Мэг! – вырвалось с болью в голосе у Роберта.

– Мэг? – повторила она. – Мэг… Звучит знакомо… Впрочем, что это я! Ты ошибся, человек – я Мелисса!

– Нет! Ты – Мэг! Мэгара Присцилла Бинкис!

И Роберт, подчиняясь какому-то импульсу, сорвал с шеи и вложил ей в руку крест – символ Изначального.

Девушка заметно побледнела и пошатнулась. Сжимая крест в кулаке, она подняла руки к вискам, словно её мучила головная боль.

– Я – Мелисса!

– Ты – Мэгара! Прошу, вспомни! Я бы не стал просить тебя вернуться, если бы тебя ничто не связывало с домом, но тебя ждёт слишком многое! Твой дом, твои звери, твои друзья и подруги, твои родители – все, кто любят тебя и ждут. И кого любишь ты, Мэг!

– Я люблю только Дэзвиэна… – но в голосе девушки не было уверенности.

– Только? И в нём вся твоя жизнь? В одном-единственном существе? Раньше твоя жизнь была полна радостей и наполнена смыслом, а теперь? Очнись, Мэг! Если Дэзвиэн любит тебя – пусть идёт с тобой. Почему ты должна отрекаться от всего, что любила, ради него одного?

– Дэзвиэн? – девушка подняла несчастные глаза на альва. – Я, кажется, что-то вспоминаю… Отца, маму… Других важных мне людей. Я не альв? Зачем ты забрал меня?

– Когда я увидел тебя, я понял, что ты моя судьба, – пожал плечами Дэзвиэн. – Потому я и забрал тебя оттуда, где тебе не следовало быть. Твоё место здесь, Мелисса.

– Нет, неправда, – возразила Мэг. – Я здесь чужая. Дэзвиэн, если я и вправду твоя судьба, ты же уйдёшь со мной?

– Уходить в мир людей? Ради чего? – искренне не понял тот. – Здесь у нас есть всё, чтобы быть счастливыми.

– У нас? – повторила девушка. – Но я… Я же пришла… То есть, ты меня привёл…

Девушка покачнулась и упала с лошади. Роберт едва успел подхватить сестру.

– Мэг!

– Роберт? – глаза девушки были больными. – Это правда ты? Это не сон? Ты всегда был сном…

– Я не сон, Мэг! Я пришёл, пришёл за тобой! Мама, отец, все ждут! Ты только вернись, – он крепко обнял её.

– Останься, Мелисса! – потребовал Дэзвиэн, подходя к ним.

– Я не Мелисса, – отшатнулась от него Мэг. – Я помню! Не всё, но вспоминаю. Когда он зовёт меня, – она указала на брата, – я начинаю вспоминать. Я не всегда была здесь! И у меня были те, кто меня любил и кого любила я! Ты всегда лгал мне, Дэзвиэн! Говорил, что я твоя судьба – и лгал!

Её голос сорвался на крик. Роберт утешающе погладил её по голове. Мэг расплакалась и прижалась к нему.

– Роберт, давай вернёмся?

– Ваше величество, – Роберт посмотрел на Короля, – мы можем уйти?

– Если найдёте дорогу, – пожал плечами Король.

И тут с ветки сорвался всеми забытый дракон.

– За мной, Роберт, Мэг! Быстро!

Роберт схватил растерявшуюся и не успевшую возразить сестру за руку, и они побежали. Владислав воспользовался уже не раз выручавшим в этот день заклинанием, и между альвами и беглецами воздвиглась высокая стена.

Все трое побежали вглубь леса, надеясь, что Гаррет знает, куда ведёт их. Стена Владислава затрещала и стала осыпаться. Началась погоня.

– Скорее, – подгонял людей Гаррет. – Пересечём мост и будем в безопасности.

Деревья впереди стали смыкаться, видно, подчиняясь воле Королевы, но огонь дракона снова заставил их расступиться. Велев детям бежать вперёд, Гаррет стал поджигать лес позади, надеясь, что это задержит альвов. Пусть они и не любили терять свою «собственность», но пожар мог стать для них угрозой.

Вот и мост над широким обрывом. Вернее, тоненький мостик из верёвок и дощечек. Мэг испуганно замерла перед ним.

– Не бойся! – Роберт схватил её за руку и отважно зашагал по мосту, ведя за собой девочку. Лицо Мэг постепенно приобретало прежний детский вид, и теряло тонкость и бледность.

Все трое старались не смотреть вниз: дно оврага выглядело бесконечно далёким.

Лесной пожар задержал преследователей, и беглецы выиграли время, чтобы уйти. Стоило им пройти мост, как Гаррет пережёг верёвки, удерживающие мосток над оврагом. Альвы оказались отрезаны от Бинкисов и их спутников. И прежде, чем погоня успела пересечь овраг, дети, волшебник и дракон уже шагнули в очередной проход между мирами.

Проход привёл их в замок – но не «Рассветный лотос», а другой. Осторожно прокравшись из погреба на чердак, дети и дракон шагнули сквозь гобелен, который привёл их домой.

Они вышли в гостиную, где сидели в молчании все члены семьи, удручённые потерей детей и неизвестностью. А когда увидели их живыми, поначалу не поверили глазам, решив, что это очередной морок.

Но Мэг, плача, бросилась в объятия матери, не дожидаясь каких-либо слов, и та, прижав к себе дочь, и осыпая поцелуями, разрыдалась. Владислав неловко помахал присутствующим. Лорд Бинкис, встав, недоверчиво спросил:

– Это правда вы?

– Да, отец, – отозвался Роберт. – Мы вернулись.

– Это мы! – возмутился прохладной встречей Гаррет. – Что за сомнения?

Элиза бросилась обнимать и тормошить кузена. Герберт молча сделал жест, обозначавший «восхищён!» и стал гладить севшего ему на колени дракона. Лорд Бинкис устало опустился в кресло.

– Это правда они, – робко подала голос Марианна, находившаяся со Стивеном у камина.

– Вас не было пять недель, – сказал лорд Бинкис.

– Как? – опешил Роберт.

– А для меня прошло пять лет, – тихо сказала Мэг, успокаиваясь. – Я сначала ещё хотела вернуться, но меня не отпускали, а потом я стала всё забывать. Пока Роберт не позвал меня, я ничего не помнила…

– А у нас появлялись мороки и самозванцы, – сказала Элиза. – Хорошо ещё, замок и мисс Марианна помогали вывести их на чистую воду.

– Это были… насыщенные недели, – согласился с племянницей лорд Бинкис. – Роберт, Мэг… Я так рад, что вы вернулись!

Для сдержанного лорда это было настоящее проявление эмоций.

– Простите, что заставили всех волноваться, – сказал Роберт. – Но у меня не было выбора. Мы ведь тратили время на разговоры, а Мэг теряла шанс вернуться. К тому же, со мной ведь пошёл Владислав!

– Только поэтому я, пожалуй, не стану высказывать всё, что думаю, – строго сказал лорд Бинкис.

– Роберт! – не выдержала леди Клара. – Что ты стоишь там, как чужой? Ты вернулся и вернул Мэг, это главное.

И Роберту тоже достались поцелуи и объятия матери.

Послали за ужином для проголодавшихся путешественников. Затем был долгий рассказ. Очень долгий – ведь предстояло ещё объяснить, откуда альвы узнали о существовании Мэг. По словам девочки, Дэзвиэн увидел её, когда они с Робертом шли на Бал призраков, и даже послал стражников её задержать, но те не успели. Поэтому пришлось рассказывать и о путешествии на Бал, и о других приключениях.

Больше всех пострадал лорд Родриго: леди Клара отругала его за то, что он, желая попасть на Бал, подверг её детей серьёзной опасности. Лорд Бинкис тоже высказал призраку своё неудовольствие. Досталось и детям: ведь если бы они не скрывали всё, что только можно, в результате Мэгару не похитили бы. В общем, весь вечер был посвящён разбирательствам, выговорам и рассказам.

– Надеюсь, у вас больше нет секретов? – спросил лорд Бинкис, когда понял, что дети валятся с ног от усталости.

– Есть, наверное, – признался Роберт. – Но вроде бы никаких последствий быть не должно.

На этом все пожелали друг другу доброй ночи и разошлись. Но Роберт половину ночи просыпался от того, что леди Клара подходила к кровати и проверяла, не исчез ли он. Мальчик подозревал, что Мэг тоже не избежала этих проверок. И был прав.

Лорд Бинкис, выслушав истории о приключениях детей, поначалу решил продать замок. А лучше – и вовсе снести столь опасное место. Но постепенно сменил гнев на милость: замок, словно ощущая настроение хозяина, вёл себя на удивление смирно. Затем Роберт-старший понял, что отменить произошедшее невозможно – дети уже изменились. Следовательно, приключения всегда и повсюду их найдут. Так что в «Рассветном лотосе», под усиленной замком защитой, дети теперь были в большей безопасности, чем где-либо ещё. Марианна уверяла, что теперь в замок без разрешения не попадёт ни одно существо во всех мирах.

Потому Бинкисы продолжали жить в своём волшебном замке, привыкнув к его необычности. Роберт и Мэгара учились и взрослели, Стивен подрастал. Лорд Бинкис по-прежнему много работал, леди Клара вела хозяйство и собирала библиотеку, Марианна присматривала за малышом, домоправительница Клавдия следила за домом, Владислав практиковался в своём деле и обещал стать одним из ведущих волшебников королевства. Слуги хлопотали по хозяйству. Элиза и Герберт потихоньку становились полноправными членами этой большой семьи.

Что же до остальных, сказочных, обитателей «Рассветного лотоса», то и они были вполне довольны жизнью. Дивный замок генерировал достаточно волшебства, чтобы его хватало всем. Роберт искренне надеялся, что так, будет всегда. Жизнь в замке вроде бы становилась спокойней.

Но однажды…

– Роберт! – в его комнату ворвалась Мэг. – Роберт, у меня звезда в галактике пропала. Ты слышишь: у меня пропала целая звезда!


home | my bookshelf | | Роберт и Мэг из замка внезапных чудес |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу