Book: Лига выдающихся декадентов



Лига выдающихся декадентов

Владимир Калашников

Лига выдающихся декадентов

Часть 1. Начало

Мы в дикую стужу

в разгромленной мгле

Стоим

на летящей куда-то земле —

Философ, солдат и калека.

В. Луговской «Кухня времени»

Своя крепость с двумя парами бойниц — кабинет в четыре окна. На фундаментах красного дерева сложены из бумажных кирпичиков вавилонские стены, в углах — зиккураты мюнц-кабинетов, хранящие внутри себя клады денариев и тетрадрахм. В центре крепости высится цитадель — несокрушимый письменный стол: на зелёном сукне перемешаны книги, рукописи, записные книжки, картонные карточки, одним словом, — листва, опавшая с мыслящего дерева под названием человек. Единственный комендант здесь, он может выдерживать осаду многие недели, как в тот раз, когда тираж книги арестовали и собратья-журналисты — хотя по какой такой бумажной матери собратья? — бесновались во враждебных редакциях, тщась спровоцировать — на звук, на слово, на дело. Каждое утро из бюро газетных вырезок приходит подборка ругани за день вчерашний. Травля? Всё равно… Успокоительный способ времяпрепровождения — взвешивание коллекционных монет крохотным аптекарским инструментом, занесение значений в каталожную книжицу. Бронзовый римский дуплет Септимия Севера — с него, подаренного, началась коллекция. Ах! Монета укатилась!.. Шмыгнула между средним и безымянным, проворно нырнула под тумбочку стола, но не слышно, чтоб закружилась на месте, звеня, — значит, не выбрала между орлом и решкой, замерла на «гуртике» — ободке, зацепившись верхним краем за пыльный низ ящика. Как убедиться, имела ли место быть необыкновенная случайность или годы сделали хозяина кабинета маловосприимчивым к звону монет? Он становится на колени, чтобы подставить к щели зеркальце. И вправду — римская деньга стоит на ребре. Скрипнула дверь.

— Вася, тут — к тебе! Какая-то девушка. На курсистку не похожа, но и не из простых — интеллигентка.

— Пусть проходит, — откликнулся Василий Васильевич и поспешно взобрался в кресло.

Девушка — чернявенькая, хроменькая, боязливо, даже не прошла, — проникла в кабинет, будто перебежчик из раскинувшегося за крепостными стенами враждебного мира, и замерла, смутившись благообразного старичка, сложившего руки за письменным столом.

— Варенька, душа моя, оставь нас, будь так добра.

Хозяйка исчезла, затворив дверь — не плотно: целомудренный просвет вёл в гостиную.

— Как звать-величать вас? — шутливым голосом задребезжал Василий Васильевич.

— Мариэтта.

— А по батюшке? — умиляется хозяин кабинета.

— Сергеевна.

— Ну, сказывайте, Мариэтта Сергеевна: что за беда? — приподнято продолжил Василий Васильевич.

— Я пришла просить ваших совета и помощи, — выговорила девушка и заложила в складку платочка великоватый для её лица нос: только чёрные полукружья бровей торчали над застиранным ситцем.

— Накрутили себя, навертели! — запричитал Василий Васильевич, семеня вокруг гостьи. — Сюда, поди, покойно шли, перебирали слова заготовленные? Всё вылетело, да? Не убивайтесь вы так!.. Варенька! Будь добра — травяного чаю, китайского!.. Выкладывайте, душенька, что там у вас? Или — кто? — хитро прищурившись, наставил он на девушку лукавый зрачок дьячка, изыскивающего у прижимистого лавочника средства на подновление росписи хилой деревенской церквушки.

— Боря Бугаев, — всхлипнула посетительница.

— Гм-гм. Весьма даровитый молодой человек. Жаль, совсем перестал в нашем кружке бывать. Почитываю его фельетоны в «Весах». А вы-то, конечно, «Симфонии» обожаете?

— Да-да, и стихи Боринькины наизусть знаю.

— Стихи, гм-гм.

Набрав воздуха, Василий Васильевич как бы между прочим поинтересовался:

— А как у Бори нынче обстоят дела с полом?

— Полагаю, обыкновенно, — с небольшой заминкой ответила девушка. — Он по нему ходит. Иногда кувыркается, когда гимнастические этюды представляет.

— Какой вы ещё скромный ребёнок! — сказал ласково Василий Васильевич, кончиком носа однако разочарованно дёрнул. Более не отвлекаясь, вопросил:

— Ну, с чем пожаловали?

— Борю хотят уничтожить!.. — выдохнула девушка.

— Вот так поворот! Кто же — злодей?

— Женщина.

Василий Васильевич важно отвечал:

— Вниманье вашей половины человечества к поэту ожидаемо.

— Минцлова, — пискнула девушка.

— Известная персона. Откуда у вас подозрения по её поводу?

— Обступила Бориньку, в одиночку хороводы вокруг него водит. Чрез неё не пробиться.

— С её габитусом дело немудрёное, — проронил со смешинкой Василий Васильевич.

— Каждую тихую минуту своим визгом конопатит, — с отвращением вспоминала Мариэтта. — До Бориньки теперь не достучаться — забьёт речами.

— И что же он?..

— Беседует с… этой.

Василий Васильевич прищурился:

— А раньше?

— К нам ходил — на ёлку. Письма писал…

— И только-то?

— Ну да.

В немоте и параличе лицевых мышц хозяин вернулся к рабочему столу. Хмыкнул. Сел боком на краешек зеленосуконного поля, одной ногой упираясь в пол, другой — покачивая. Снял пенсне.

— А чего же вы, голубушка, ко мне пришли?

— Знаю ваши книжки — сердечные, уютные. Подумала, человек вроде вас не осмеёт моих чувств и предчувствий, моих страхов, не отмахнётся. Вашу гостиную посещал Боря. Кому как не вам довериться? Все кругом очарованы Минцловой.

— Позвольте, голубушка, а кем вы приходитесь Борису Николаичу? — сказал Василий Васильевич с таким выражением, будто это не вопрос был, а скучная даже ему самому, но необходимая нотация.

Барышня потупила взор:

— Никем, — вымолвила едва слышно.

— А что у вас было? — с деланной наивностью допрашивал хозяин.

— Было — ничего…

— Зачем же в заблуждение меня…

Издав смешок совсем иного рода, чем звучали до сих пор, Василий Васильевич словно уснул на полуслове. Мариэтта минуту напряжённо ожидала продолжения, но, догадавшись, что аудиенция окончена, запаниковала:

— Умоляю вас поверить мне! Это гнусная дама!..

— Конечно, милейшая, — холодно отвечал Василий Васильевич. — Совершенно с вами согласен.

— Минцлова уговаривает Борю бросить писать стихи!

Хозяин кабинета впал, должно быть, в крайнюю рассеянность, потому что отозвался с опозданием:

— Охотно верю, но… прошу простить: занят чрезвычайно. Ворох статей в работе: «Новому времени» — восемь передовиц ежемесячно представь, «Русское слово» заказали статеюшку, и «Земщина» взыскует моего участия. Увильнуть отеческий долг не позволяет: четырёх дочерей и сынишку надо кормить. Ничем не могу!..

— Вокруг неё целая шайка!.. — отчаянно крикнула девушка.

— Да-да. «Верные личарды», — не удержался от сарказма хозяин. — Варенька!.. Не нужно чаю! Гостья уже прощается!

— Они спиритическую доску крутят, духи Нерона и Мазепы призывают!

— Кто ж в наши-то времена этим не балуется?

— У Минцловой и её личард — знак: крест с петелькой на маковке!

Василий Васильевич насторожился, мгновенно пенсне нацепил и, воззрившись на гостью, подбодрил её, вздрогнувшую от резкого движения, вопросом:

— Металлический кругляш? С гравировкой?

— Нет! Подвеска за петельку.

Тут хозяйка заглянула в кабинет:

— Васенька, звал ты?..

— Нет, ничего, — и тут же, с загоревшимися глазами, плеснул звенящим по-мальчишески голосом: — А впрочем, мой друг: организуй-ка нам чёрного чаю, с вареньем, с малиновым!

* * *

В квартире по адресу Таврическая улица, дом 25 обитало множество постояльцев, зажившихся и даже укоренившихся в чужом доме. Пробуждались они поздно, иные — в те часы, когда добропорядочные обыватели делают приготовления ко сну. Но эта парочка даже среди здешних чудаков выделялась, хотя бы тем, что почтила присутствием полдник. Впрочем, только присутствием, не вниманием: яйца всмятку, не будь зажаты выемками подставочек, с обиды укатились бы, неуклюже вихляясь, обратно в кухню. Смирный молодой человек пожирал вместо завтрака — глазами — бумажный листок с черкнутыми во тьме ночи строчками, и сам был пожираем, опять же — глазами толстой женщины, которая, казалось, была призвана в этот свет, чтобы таких смирных мальчиков распекать:

— Что за жанр? Мешанина, а не жанр! «Недобуколика»? Вы — читающей публике: гляньте сектантов, соприсутствуйте на оргии! А ваши герои? Интеллигент, забравшийся в глухую деревушку. Студент-мистик. Провокатор тайной полиции. Вы задумали галерею портретов современности? Невыносимо избитый приём. Гоголь в «Мёртвых душах» целый вернисаж сотворил.

Молодой человек согласно качал головой, благодаря чутью — всегда в нужные моменты, хотя был погружён в космическую туманность мыслей и от своего листка не отрывался.

— Начинается буколикой, а заканчивается — бунтом. Как у Достоевского в том неудачном романе, — увлечённо рассуждала Минцлова, дирижируя себе лорнеткой. — И ещё: у вас — порнография. Кого, Боря, хотите своею откровенностию облагодетельствовать? Гимназистов? Студентиков, какие ходили к папе вашему, профессору математики? — Лорнетка отмахивала такты подобно метроному: — Подполье. Убийства. Оргии. Чёрный лубок для взрослых мещан. Вы множите хаос, Боря! Ваш «Голубь серебряный» — сплошное косноязычие! Признайте, Боря: проза — не для вашего пера! Простите за резкость, но зуд, толкающий к этаким сказочкам, нужно лечить, и чем скорее, тем лучше. Через десять лет слезами ведь омоетесь над кипою неприкаянных рукописей! Решение одно: в печку, без промедления! Боря, да вы смотрите ли… слушаете?

Лорнетка вздрагивала в воздухе, словно маленькая птичка, быстро-быстро взмахивающая тоненькими, на солнце просвечивающими крылышками.

Борис Николаевич Бугаев поднял на неё мутные глаза:

— Отчётливо вас слышу, Анна Рудольфовна.

Минцлова с ненавистью воззрилась на листок:

— Это вас отвлекает от жизненной беседы. Вы совершенно лишены концентрации. Исцеляйтесь медитациями! Что у вас там?.. Дайте сюда! Ах, отпустите!.. Стихи? Всё «золото» да «лазурь»? Как далёко от настоящей жизни! Миражи на рифму низаете! «Молитва»? «Зоря»? «Грусть»? Борис Николаевич, зачем растрачиваете таланты на ерунду? Кому сдались стихи? Век пройдёт, и нет ваших стихов, как вовсе не бывало; зачем усилия в пустоту загоняете? Да вы, может быть, избранный, а себя попусту растрачиваете. Экий вы глупый ребёнок! Посвятите себя идее, которая с большой буквы! Работайте на неё! Служите ей! Составьте программу: счастье — всему человечеству!

Боря Бугаев не проявил энтузиазма, на который рассчитывала Минцлова. Он констатировал невпопад:

— Анна Рудольфовна, с вас на паркет какая-то пудра сыпется.

— Ах, Боринька, у каждой женщины есть маленькие тайны, — жеманно сказала Минцлова, и сразу одёрнула: — Не уводите в сторону!

Намереваясь доказать свою правоту на примере, упёрлась крохотной лорнеткой в строчки и, сощурив и без того узкие глазки, медленно прочитала:

— «Мир рвался в опытах Кюри атомной лопнувшею бомбой на электронные струи невоплощённой гекатомбой», — минуту или около того теософка безмолвствовала, прожёвывая новое. Наконец нашла в себе силы выговорить: — Признаться, не ожидала. Вот это… очень неплохо. «Атомная бомба» — великолепно! — вскричала Минцлова. Даже лорнетка была забыта. — Советую усилить. Поставьте: сверхвоплощённой гекатомбой или что-то вроде. Запишите, потом не вспомните!

— Ах, не утруждайте себя, — забормотал Боря. — Мне приятна ваша похвала, тем паче я так редко её удостаиваюсь, но… Вздор, мелюзга, дребедень, — не более. Если отсюда и выйдет что-то пристойное, то в нескором будущем… Анна Рудольфовна, оцените законченное. Первая строфа: «Довольно: не жди, не надейся — рассейся, мой бедный народ! В пространство пади и разбейся за годом мучительный год!»

— Великолепно! — с чувством отчеканила Минцлова. — «Рассейся-разбейся»! Но почему же только год? Усильте! «Декадой мучительной год». Декада ведь — десять лет? Когда буду жечь ваши рифмы… то есть, когда будете жечь свои рифмы, — запуталась Минцлова, — эти вещички оставьте. Пригодятся. И всё же не отступаюсь от своего мнения: вам нужно учиться. Частыми медитациями расширять духовные горизонты. Я сведу вас с людьми — они знают всё и всем правят. Это — друзья: мои, ваши, каждого человека в мире. Они избегают привлекать к себе внимание, не требуют награды за добрые дела. Они — будущие пастыри заблудшего человечества. Визионеры, мудрецы, эзотерики. Свободная организация людей. Розенкрейцеры! Новые Рыцари с большой буквы! Под их руководством вы включитесь в работу над новой религией, которую должно привести взамен устаревших…

Минцлова ворковала, сваливая из бесспорных аргументов курган. Под звуки её грудного голоса прикорнула в своём узилище обычно беспокойная синица. Поэт упрямился.

— Изволите послать на вокзал за билетами? — настаивала Минцлова. — Италия ждёт нас! Не бойтесь, я буду сопровождать вас. Вы не пропадёте на чужбине. Я, сама опытная теософка, поведу вас тропой знаний. Наконец, я отведу вас к «ним». У меня есть пароли! У меня есть ключи! Вас — пустят.

— У меня незаконченные дела. Я ещё не готов бросаться сломя голову в путешествие.

Минцлова потянулась к нему хищными губами, надвинулась огромным лбом, ядром живота и парой арбузных грудей.

В голове у Бори вспыхнуло воспоминание о большой и горькой страсти — Любови Дмитриевне. Всё начиналось прекрасно: исступлённые вздохи, молниеносный обмен взглядами, немое томление в разных концах комнаты, уступающее место декламации неуёмного количества стихов, а кончилось… антиэстетически. С тех пор Боря не терпел назойливости.

— Мне пора. Меня ждут, — пискнул Бугаев и стал пробираться к выходу.

Минцлова, проявив удивительную для своей комплекции резвость, подкатилась к двери и до хруста крутанула ключ в замке. Светясь от гордости за свою проделку, уронила ключ в декольте. Лицо Бори Бугаева перекосилось новым приступом отвращения.

— Выйти хочешь? Ныряй! — растянула Минцлова жирные губы в улыбке, которая будто явилась результатом искусства компрачикосов.

Бугаев справился с рвотным рефлексом, который неизменно давал о себе знать в таких пошлых сценах.

— Никуда ты не уйдёшь! — проскрежетала Минцлова, будто рванула металлическим обрезком по стиральной доске.

Боря передёрнулся — показалось, что это им самим, сотворённым по образу и подобию Божьему телом его, захваченным в великанский кулак, сдуру махнули по зубристой поверхности. Такого тембра из уст Анны Рудольфовны никто из обхаживаемых ею поэтов и писателей доселе не слыхивал. Неудивительно, что Бугаев погрузился глубоко в себя. Сомнамбулой он бродил по комнате, принося под люстру стулья из углов и от стен. Минцлова призывала:

— Боря! Боринька! Немедленно прекратите свои метания! Они вам не к лицу.

В мгновение ока он составил из стульев башню. Минцлова до поры не понимала, чем занят Бугаев, не успела она и рассмотреть, каким образом Боря вознёс своё массивное тело на верхушку сооружения из восьми или девяти стульев, где и скорчился под самым потолком.

— Моя башня из слоновьей кости! — взвизгнул Боря из-под лепнины.

— Боря, поглядите на меня! — завопила Минцлова. Лорнетка в её руках запорхала, рассеивая по обоям солнечные зайчики.

Бугаев сел по-турецки, достал из внутреннего кармана фрака чернобархатную маскарадную маску, нацепил на себя и, закатив глаза, принялся медитировать.

Минцлова бегала внизу, не смея прикоснуться к такой с виду ненадёжной башне.

— Боринька! Будьте умницей! — взывала теософка. Она сказала ещё много глупых в силу их неуместности похвал, прежде чем разразилась проклятиями. Срывая с рычагов телефонного аппарата трубку, она злобно возвестила: — Будет тебе келья под елью!

* * *

— Господин Розанов!..

— О, здравствуйте, голубчик! Воздержусь приветствовать иначе, ибо не знаю, как правильно к вам нынче обращаться. Господин Валентинов? Или господин Вольский?

Высказанными опасениями Василий Васильевич смутил чуть раньше «красную шапку» — уличного гонца, когда наказывал:

— Сгоняй-ка, дружок, на Сретенку, пройдись по дешёвым меблированным комнатам. Разыщи Вольского, Николая Владиславовича. Воль-ско-го! А может он нынче — Валентинов! Да запомнишь ли? Давай на бумажке черкану. Читать обучен? Передай поклон мой и проси ко мне: срочно!

— Выглядит-то барин как? — пробасил посланник.

— Усищи — во! — что у прусака! Лбом гвоздь вобьёт. В плечах косая сажень. Человечище.

Упования Розанова на сметку «красной шапки» и худосочность бумажника двухфамильного господина оказались не напрасными. Спустя несколько часов Вольский стоял перед Василием Васильевичем. С порога он счёл обязательным поставить хозяина в известность:

— Я оставил подполье. Легализовался как Вольский. Так и зовите, — крепкий господин пощёлкал костяшками пальцев и веско произнёс: — Мы с Володькой Ульяновым разошлись во мнениях. Я утверждаю, что продолжать борьбу вредно, ибо полученных от государя свобод нам более чем достаточно. Ума б найти, чтоб ими распорядиться. Оттого сейчас я не «большевик», а — «меньшевик».



Розанов поинтересовался:

— Вас правой рукой Ленина величали. Как же теперь Николай Ленин без руки?

— Как? Ампутант! — хохотнул Вольский, во всём виде которого в этот момент выразилось довольство. — С какой целью вы меня позвали?

— Поговорить о нашем общем знакомом — Борисе Николаевиче Бугаеве.

Вольский скривился, словно от зубной боли, заслышав имя поэта.

— Разве вы не дружны?

Гость остервенело рыкнул сквозь усы:

— Да чёрт бы побрал этого Бугаева!

— А если это самое произойдёт, жалеть не будете? — просюсюкал Розанов.

Вольский рявкнул:

— Что вы хотите сказать?

Дав гостю время успокоиться, Розанов изъял из ровненькой шкапной подборки том, от прочих неотличимый. Полистал и протянул раскрытый на литографической вклейке: в овальной рамочке — изящная женская головка с натёртыми розовой пудрой щёчками, украшенная колечками тёмных волос.

— Что за прелестное создание? Судя по старинному наряду, наперсница моей бабушки, — натужно пошутил Вольский.

— Сие прелестное создание, — менторски начал Розанов, — устроило дуэль, которая закончилась смертельным ранением Пушкина. Того самого Пушкина, поэта. Будьте знакомы: Идалия Григорьевна Палетика.

— А теперь вы начнёте декламировать малоизвестные пушкинские стихи? — иронизировал Вольский.

— Возьмите лупу оценить её украшение.

— И без того разберу: крестик с колечком. Египетский значок?

— Он и есть. Впрочем, не торопите фактов. Аполлинария Суслова — знакомо ли вам это имя?

— Нет. Кто сия особа?

Розанов втиснул бумажный кирпич обратно в стену своей крепости и обернулся на гостя:

— Старая подруга Фёдора Михайловича Достоевского. И — моя жена.

Вольский вгляделся в лицо Розанова и едва заметно качнул головой в сторону жилых комнат. В этом сдержанном движении сквозил невысказанный вопрос.

— Варенька — тоже моя жена, тайно мы повенчаны, — объяснил Розанов. — Аполлинария в разводе отказывает вот уже четверть века, и детишки наши с Варенькой из-за того считаемы незаконнорожденными.

— Н-да, — крякнул Вольский.

— Много кровушки она попортила, — продолжал Василий Васильевич. — Фёдору Михайловичу. И мне тоже.

— А Борька здесь причём? — разозлился Вольский, дабы скрыть неловкость.

— Обождите, сейчас до Бориса Николаича дойдём.

— Я слушаю вас, — буркнул меньшевик.

— Суслова изводила Фёдора Михайловича инквизиторски. Труд его в грош не ставила.

— Литературоведенье, бесспорно, предмет интересный…

— Книги эти на языки переведены, в университетах изучены. Понимаете, чего мы — все мы — из-за бабских прихотей лишиться могли?

Вольский слушал мрачно, более не пробуя встрять.

— Позже, с Достоевским развязавшись, меня заприметила, поманила, а я и рад — как же: роскошная дама, близкая знакомая великого писателя… Сам в петлю полез. Повенчались. Откуда мне было знать коллизии, которые у неё с Фёдором Михайловичем были? Спустя немного времени сунула мою первую брошюру дружкам, подучила их. Прихожу я на зов в чужую гостиную, а там… вымолвить гадко… Книжечку мою высмеивают и… струями жёлтыми заливают!

— Негодяи! — с чувством припечатал Вольский.

— И вот, этим утром я узнаю, что вашего товарища Борю Бугаева одна дама уламывает: брось писать стихи!

— Неужто — Суслова?

— Нет. Минцлова.

— А-а-а, «колода»…

Машинально нахмурившись грубому прозвищу, Василий Васильевич продолжал:

— Только вот амулетик — что у Палетики, что у Сусловой, что у Минцловой: един.

— Секта? — нахмурился Вольский.

Розанов скорбно улыбнулся, что означало: да.

— Чего оне добиваются?

— Очевидно их цель: изводить и уничтожать соль земли русской — писателей.

— Я сам в некотором роде… гм-гм, веду кое-какие записи, — признался Вольский. — Не полагаясь на одну лишь память, сохраняю кое-какие факты для себя самого и потомков. Очевидно, не имею чести принадлежать к «соли», — он обиженно оттопырил нижнюю губу, — коль скоро не отыскала меня роковая женщина. Но я помогу вам, то есть Боре — ради былой с ним дружбы.

Розанов поведал Вольскому, как продемонстрировал утренней гостье планшет с античными монетами, вопросив:

— Узнаёте что-нибудь?

— Да вот же он, этот знак! — воскликнула Мариэтта и торопливо уточнила: — Только у Минцловой — кругляш, то есть края закруглены.

— Ещё древнее, — вымолвил тогда непонятное Василий Васильевич, а сейчас объяснил Вольскому: — В седую древность монеты по-простому: вручную расплющивали металлический кругляш между двух штемпелей и на этом заканчивали. Гурт оставался необработанным — отсюда и происходит закруглённость краёв.

— Что же, секта из фараоновского Египта себя ведёт? — уточнил Вольский. — В существование пятитысячелетних заговоров я ни за что не поверю.

— Нет, конечно же. Нам важно знать: оне понимают в истории и считают необходимым носить именно такую примету. Николай Владиславович, вы, наверное, знаете греческое слово «муза»?

— Кто ж не знает!

— Как и старинную приставку «анти». А сведите-ка их воедино.

— «Антимуза»? — произнёс Вольский с опаской, будто пробуя новоизобретённое слово на вкус.

— Именно. Об «антимузах» никто и никогда не задумывался. Это музы у всех на слуху. Лезбия вдохновляла Катулла. Элоиза благодетельствовала своей красотой Абеляра. Беатриче потрясла Данта. Лаура де Нов осияла своей красотой Петрарку. Ульрика фон Леветцов запустила беса в ребро престарелому Гёте. Каэтана Альба обласкала Гойю. Вирджиния Клемм скрасила зрелые годы Поэ. А вот имена антимуз установить трудно: они заклеймены. Антимузы втираются в доверие, поначалу выглядя как музы. Когда же являют свою истинную сущность, уязвлённые литераторы желают их забыть, стараются вытеснить из памяти и вымарывают их имена отовсюду.

— Три имени известно: Палетика, Суслова, Минцлова. Впрочем, есть слабое место в вашей теории: Минцлова не годится на роль роковой женщины. Она слишком… тяжела на подъём.

Василий Васильевич с укоризной посмотрел на Вольского. Тот продолжал, не замечая:

— Знаком я с этой десятипудовой антимузой. Вокруг неё вьются оккультисты, спириты и прочий мистически настроенный сброд. Она многих писателей задурила. Боготворят её, в рот заглядывают — что изречёт? Я как реалист не приемлю бредней Минцловой. Сам наблюдал все её подлые ужимки, поэтому допускаю правоту ваших теорий. К слову, я в одной гостиной краем уха слыхал, вашу книгу давеча заарестовали? Дело рук секты?

— Ах, нет, — отмахнулся Василий Васильевич. — Не их стиль. Тут — банальное. В моей книге — порнография.

У Вольского брови поползли вверх.

— Таков вердикт цензора, — оправдался Розанов. — Я тут ни при чём. Так вот, из всего видно, что эти роковые дамы стремятся, скажем так, предотвратить создание произведения, оборвать работу над ним, а ещё лучше — отбить охоту писать и печататься. — Розанов встряхнул головой, должно быть, вспомнив горькую участь своей первой брошюрки. — Антимузы уничтожают произведение, чтобы и рукописи не осталось. У меня и рукопись цела, и авторский экземплярчик убережён от сожжения тиража. Могу ссудить на время, почитаете в уединении.

Вольский, как будто не расслышав предложения Розанова, размышлял вслух:

— Любопытно узнать, почему к Володьке Ульянову антимузку не приставили? Совсем негодные вещи строчит?

— Очевидно, вся его «философия» есть большое художество, — съязвил Василий Васильевич.

— Что ж, повторю: я готов.

— Отлично! Только вот… Личарды Минцловой могут быть вооружены, — проронил Розанов. — Надобно оружием запастись.

— У меня — кулаки.

Василий Васильевич воззрился на гостя испытующе:

— И всё?

— Свинчатка.

— Боюсь, этого окажется недостаточно.

Вольский замялся:

— У меня в кармане пиджака «бульдог».

— И шести пуль вряд ли хватит.

— Не понимаю ваших намёков. Хотите узнать, имею ли я бомбу? — раздражился Вольский. — Скрывать не стану: имею, но скорее по привычке. А у вас, Василий Василич, есть оружие?

Розанов открыл дверцу шкапа. В напоминающей подставку для каминных принадлежностей конструкции помещались разнокалиберные трости. Василий Василич поводил рукою над ними в нерешительности, выбрал экземпляр с массивным набалдашником, на который ушло не менее фунта кости и металла.

— Знаете, не раз сегодня помянутого Достоевского, Фёдор Михалыча, как-то на Николаевской улице пьянчуга ударил по голове. Ну, наш гений — кремень, а я бы такого сотрясения не пережил. Потому в целях профилактики преступлений против себя, — хихикнул Розанов, — владею скромным арсенальцем.

— И только-то! — фыркнул меньшевик. — А у меня чего допытались! Какой у вас план?

— Мы входим в гостиную. Вы впереди — расталкиваете мистов, буде таковые окажутся на пути, и вызываете Бугаева на дуэль со шпагами.

Вольский поднял бровь.

Розанов потрепал спутника по руке.

— Ваша размолвка окажется чрезвычайно к месту. Мне удалось добыть шпаги и даже не бутафорские. Возьмите футляр — он тяжёлый. Я приму на себя роль секунданта. Идём будто бы условиться о времени и месте барьера, выводим под белы рученьки Бориса Николаича, а там… сажаем в пролётку и мчимся в уединённое место, чтобы убедительно объяснить, кто в действительности ему друг, а кто — враг.

— Вам бы, Василь Василич, приключенческие романы строчить. Знаете: Сабатини, Жуль Верн, граф Салиас…

— К беллетристике я не пригоден, — отрапортовал Розанов. — А вот эссеи, очерки, газетчина, заметочки всякие, — это моё. Ну, с Богом!..

* * *

— Где Бугаев? Дайте мне его! — с порога зарычал Вольский, безо всякого труда изображая ярость.

— Бориньку четверть часа как увезли в лечебницу! Нервический срыв. Анна Рудольфовна вызвалась проводить и проверить, как он устроится, — застрочила курсистка. — А врач — такой странный: темнейший брюнет, в очках без…

Не слушая лепет курсистки, Вольский повернулся к Розанову:

— Опоздали!

— Работа у них опасная, у бедных докториков, — вставила курсистка. — Нервические больные — они не все как Боренька, некоторые бывают…

— Что будем делать?

— …буйные. Такой, наверное…

— Есть у меня кое-какие мысли.

— …выдавил ему стёкла.

— Здесь слишком шумно, — посетовал Розанов. — Уединимся и обдумаем создавшееся положение. Здесь, к примеру…

Розанов отворил дверь в боковую комнату — дохнуло слитным шумом: шорохом, дыханием, шушуканьем множества людей. Смущённые обитатели творческой коммуны, казалось, водили хоровод вокруг подпиравшей потолок тонкой колонны, сплетённой из палочек и прутьев.

— Вон оттуда и сняли, — произнесла девица и добавила с гордостью: — Наш Боря — акробат!

— А как сняли? — поинтересовался Вольский.

Девица пожала плечами:

— Нас не пустили в залу: вдруг Боря взбесится.

— А это ещё что такое? — Розанов наклонился за стопкой разнокалиберных личточков, стиснутых ажурной металлической прищепкой.

— Анна Рудольфовна выронила, — пискнула вездесущая курсистка.

— Борин почерк, — вставил Вольский, заглянув через плечо спутника на зажим для визиток.

Василий Васильевич пробежал строки глазами:

— «Мир рвался… атомной… бомбой». Любопытно. «Сверх… гекатомбой».

— А эта поправка руки Анны Рудольфовны, — подсказала услужливая курсистка.

— Минцлова — стихи правит?!.. Ничего не понимаю.

— Дайте мне!.. — пропищала девушка, протягивая руку.

Вольский загородил своей широкой спиной Розанова и найденный трофей от неуёмной курсистки.

Со стены выпучился огромной оранжевой радужкой спасательный круг из пробки. Вольский хулигански подмигнул то ли ему, то ли девушке и хмыкнул:

— И зачем ты здесь, морской бублик?

— На случай наводнения, — строго ответила курсистка. — Наверное, из провинции недавно? Знаете, какие в Петербурге наводнения? Ветер надует с залива воду…

— Но пятый этаж!..

— Анна Рудольфовна в некоторых вопросах очень мнительна.

Курсистка поджала губы.

В просвет, образовавшийся после манёвра подпольщика, ввернулся обёрнутый в бухарский халат хозяин квартиры.

— Гляньте, люди добрые, — шутливо просюсюкал он, — Боря, сидючи на верхотуре, лепнину исчертил. И ладно бы — стихи: можно хвастаться граффити перед публикой. Ни то ни сё. Декоратор из Бори никудышный. Чай, не Бакст.

Гости задрали головы: на белоснежном потолке очернялся контуром гриб, судя по худосочным бокам — боровик, а то и мухомор, если принять во внимание вуаль под шляпкой.

— Небоскрёб-с! — гаркнул некий господин с чёрными кругами вокруг глаз. Он эксцентрично тряс эспаньолкой, что походило на суетливый coup de grâce поверженному рыцарю. — Не знаем, как разобрать сию этажерку.

— Проще простого! — вырвалось у Вольского.

Начался галдёж:

— Покажите нам! Пособите!

Вольский решительно двинулся к башне, легонько толкнул ножку второго в пирамиде стула. Башня завалилась, распадаясь на этажи. Просеялась хрустальными градинами подбитая люстра. Будто далёкий ледоход грохнуло зеркало, льдинами величиною с ладонь ссыпалось к основанию всё, кроме одного треугольного кусочка, застрявшего в уголке рамы.

Люди онемели и застыли.

Розанов взял под локоть Вольского и направил к дверям.

— Насчёт наводнения не знаю, а вот землетрясение я им устроил!

* * *

Боря вспомнил ужас, испытанный в ту минуту, когда его спускали с «башни» из стульев, и от перенапряжения чувств вновь забегал по камере.

— Что вы носитесь? — брезгливо сказал тюремщик. — Лягте, всхрапните. Да и я подремлю-с.

— Не могу спать при чужих людях! — воскликнул Бугаев, задрав лик к низкому потолку и потрясая кистями рук в отчаянии, выглядящем картинно. В действительности он был вполне искренен.

— Как же я вам чужой-с? — удивился тюремщик. — Я вам теперь прихожусь не менее чем роднёй-с.

Боря странно взглянул на него, искоса, недоверчиво, как будто разглядев что-то, чего раньше не замечал.

— Правда?

— Да-с, — откликнулся тюремщик и прыснул в кулак.

Бугаев присел на краешек лежанки, сложив руки на коленях, как гимназистка, и сказал:

— А знаете, не ожидал. Верите ли: слеза протачивает русло в усохшем слёзном канальце. Будь у вас в кармане лупа, сами имели бы удовольствие рассмотреть… Знавал я московского чудака, носившего в жилетном карманце лупу: он рассматривал встречавшиеся орнаменты, исчисляя в них закономерность. Впрочем, я не о том… Повстречать в этаком остроге человека с душою нараспашку! Не так много в жизни было у меня доброхотов. Я, верите ли, частенько отворял сердце и неизменно бывал наказан. Вы, однако, мне отчего-то импонируете. Совсем, как в своё время Саша Блок. Дружба с ним закончилась, мы теперь — враги… А его жена, Любовь Дмитриевна… Ангелическое создание! В тот день, когда я впервые увидал её…

Тюремщик махнул рукою и умостился на табурет, приставил плечо к стене и свесил голову, намереваясь подремать под монотонное бормотанье поэта. Сон не шёл. Пленник говорил с переливами, то и дело меняя тональность, с пришепётывания взбираясь до баса, играя со словами, как жонглёр с расписными деревянными ложками. Хорошо спится под мерный стук колёс, но не в поезде, который с лязгом трогается, тормозит, снова трогается, никак не решается отправиться в путь, сдаёт назад и таким макаром дёргается вдоль перрона. Да ещё этот назойливый топоток, будто копытцами, а не подмётками — не сидится рассказчику на месте, пританцовывает. Сон будто отбило. Тюремщик задумался о своём, перед глазами замелькали: холодная кура, припасённая к ужину, и слоёный пирожок с перетёртой с сахаром малиной для десерта, кисет «криворотовского» табаку, платок, приглянувшийся Глаше, фаршированный желудок, который обязательно поставит на стол её мамаша, шевелюра поэта Блока и ланиты Любови Дмитриевны… Тьфу! Чужие мысли просачивались внутрь головы и требовали равноправия. История текла и обрастала символами, развивалась фабула, выявлялась архитектоника. Тюремщик прислушался, а в какой-то момент и заслушался: вдруг поймал себя на мысли, что знает подробности: Бугаев повторялся, в иных местах — слово в слово, ценя удачные каламбуры и обороты. Когда Бугаев пошёл на третий круг, тюремщик на минуту поверил в наличие родственной связи с пленным. На пятом круге тюремщик почувствовал, что голова его начинена порохом, а фитиль тлеет уже над самым ухом.

— Замолчите-с! — тонко закричал он, шагнул к решётке, чтобы прицельно бросить чем-нибудь тяжёлым в Бугаева, но пошёл юзом, как четырёхколёсный мотор на льду, чуть не врезался в стену, манёвром пьяного гусара избегнув столкновения, сник, извергнул из себя на грубый цементный пол обед и даже часть завтрака, в получившуюся лужу и плюхнулся.

Бугаев ухватил тюремщика за шиворот и подтянул к решётке. Тело поплыло как плоскодонная баржа по обмелевшей реке: мнимо податливо, то и дело задевая что-то. Бурлак в мгновение ока обернулся пиратом, мародёрство на бесчувственном теле вскоре дало ему повод к торжеству: ключ.



* * *

— Эк вы, голубчик, вавилонское столпотворение повторили! С испугу они речь человеческую позабыли, — торопился выговорить между приступами хихиканья Василий Васильевич.

— Да уж, презабавно вышло. Почти как в старые добрые времена. Грохот, пыль!.. Дыма и огня не хватает для… Мой приятель Савинков точно одобрил бы.

— Погодите, устроится случай и для настоящей бомбочки! — прыскал Розанов. — «Антимузу» отправить в атмосферу на кринолинах барражировать вместо парашюта!

— Тут она, машинка, в кармане! — весело отвечал Вольский.

Философ и бывший террорист шли по улочке, обдумывая дальнейшие действия.

— Надо же!.. Подумать не мог, что вызовусь за писателей стоять! — посмеивался Вольский.

Василий Васильевич тихонько напевал, отстукивая такт по головке трости костяшками пальцев:

— «Фонарики-сударики горят себе, горят; что видели, что слышали — о том не говорят».

— Каков у вас план?

— …о том не говорят.

— Бросьте свои шутки, Василий Васильевич!

— Фонарики-сударики… Так-с.

— Заинтриговали какой-то новой тайной, а остального говорить — не нужно?

Розанов резко остановился и обернулся к спутнику.

— У меня новая теория. Вернее будет сказать, уточнение и развитие прежней.

— Расскажите.

— Не всякое литературное произведение антимузы хотят уничтожить.

— Вот как?

— Эти негодяйки не против великой русской литературы сражаются. У них — цель, а литература — лишь средство.

— С чего вы взяли?

— А вот из поправочки Минцловой и взял. Зачем бы ей, ранее убеждавшей Борю бросить стихосложение, править его стихи? А вот зачем: углядела полезное для своих замыслов зерно.

Вольский замялся:

— Ваше построение очень… шатко.

— Знаю, мой друг, — Василий Васильевич вздохнул и устремил взоры вдаль. — Как вы думаете, чем занимается теология?

— Как истовый марксист не могу и не желаю того знать.

— Она пытается изучить что-то удивительно сложное, высшее нас, неизвестное нам. Я к этой науке питаю интерес. Представляете, занятия ею придают мысли своеобразную смелость. Прибавьте к этому тот факт, что сектанты — всякие: иезуиты, мартинисты, палладисты, — просты, как потёртый римский сестерций.

— Может быть, в полицию обратиться?

— Если мы сами поутру себе вчерашним не поверим, поверят ли нам в полиции? Да и кто мы, каков наш удельный вес в обществе? Вы — недавний подпольщик, с бомбою в кармане и шпагами наперевес, под надзором; я — скандальный анархический журналист преклонных лет, у которого намедни тираж за «порнографию» арестовали. Кому из нас двоих веры больше? То-то и оно.

Вольский растянул пасть в долгом зевке, усы его стали торчком.

— В таком случае давайте продолжим разыскания завтра, — сказал, борясь с зевотой. — Пора бы нам и перекусить… А там и ко сну готовиться.

Розанов промолвил:

— Нельзя, дорогой мой. Никак нельзя.

— Почему? — озабоченно спросил меньшевик. — Думаете, за ночь с Борисом Николаевичем беда приключится?

— Может, приключится, а может — нет. Но я точно знаю: вам по утречку всё, чему сейчас поверили, покажется бредом. Отмахнётесь от меня, старика, и по своим делам упорхнёте. У вас — партия, рутина.

Вольский снова встопорщил тараканьи усы, теперь уже в гримасе возмущения:

— Да как вы можете ожидать такого от меня?..

— В подробностях изучил человеческую природу, — меланхолично ответил Розанов. — Я не в упрёк вам… Просто давайте разыщем следующую улику до того, как свалимся без задних ног.

— Как нам это провернуть?

— Узнаем, что в визитнице Минцловой, — решил Василий Васильевич.

— Думаете, «колода» хранит там карточку с адресом своей конспиративной квартиры? — усмехаясь, произнёс Вольский.

— Вы же недавний террорист, нелегал, — сощурился Розанов. — Уход от шпиков, маскировка, переодеванья, явки, пароли, две герани в окне или три, вот это вот всё — ваш быт. Коля, куда испарилась ваша сметка? Верхняя в пачке визитная карточка — последнее посещённое место или последний собеседник!

— Шанс есть, — согласился Вольский. И тут же прибавил: — Крошечный.

Карточка была новенькой, незатёртой, хрупкие уголки не успели замяться от пребывания в женской сумочке. Чёткими буквами по верху протягивалась надпись: «Никола Водник и сыновья». На полноцветной миньятюре бледный господин, выпадая из прогулочного ялика, вяло цеплялся за болтающийся на леере спасательный круг. Усы бледного господина создавали впечатление цельной твёрдости, и, казалось, надобность в чудесной пробке отпадёт, если терпящий бедствие вопьётся их лекальным изгибом в планшир. Невозмутимая дама, привстав со скамеечки, протягивала пропадающему другу зонтик. Сюрреализму картинке добавляло наличие у дамы второго зонтика, такого же невесомого и кружевного, которым она защищалась от налетевшего шквала.

— Украшает Минцлова комнаты на свой вкус. — Вольский поймал удивлённый взор Василия Васильевича и добавил: — Не обратили внимания? В той квартирке спасательный круг на обоях висел.

— Это становится интригующим, — промолвил Розанов.

Не теряя времени, они взяли пролётку и помчались туда, куда приглашала покупателей строчка на оборотной стороне карточки. В лавочной витрине их взорам предстало изображение инцидента на водах в натуральном размере.

В просторном помещении разливался сладковатый травяной дух.

Навстречу из-за прилавка встал человек, чуть более самоуверенный, чем наёмный приказчик, — очевидно, сам Водник.

— Чем могу-с?..

— Уважаемый, будьте так добры… — Василий Васильевич закашлялся. — Для Анны Рудольфовны… Минцловой!.. — шепнул он. — То же самое и по тому же адресу. Срочно!

Не двигаясь с места и прикусывая пенковую трубочку на каждом слове, хозяин уточнил:

— Опять на размер больше? Так скоро?

Василий Васильевич не понял, шутка прозвучала или отзвук суровой жизненной правды, и на всякий случай улыбнулся, но с нажимом повторил:

— Всё точно как в прошлом заказе.

— Как назло подготовил очередной номер.

— Впрочем, давайте.

— Нужно проверить ход питающего клапана, уплотнители обжать, резьбу потуже затянуть. Может быть, назавтра за заказом придёте-с?

— А если ночью — наводнение? — вырвалось у Вольского. — А у Анны Рудольфовны нет запасного комплекта!

Водник перевёл на него ленивый взгляд:

— Во-первых, как это нет? Я же собственноручно… Во-вторых, вы нездешний?

— Какое это имеет значение? — рассердился меньшевик.

Хозяин пожал плечами.

— Идите к своим клапанам, мы подождём, — бросил со злостью Вольский.

— Секундочку.

Карманные часы Василия Васильевича насчитали их шестьсот или около того, прежде чем лавочник вынес из подсобки объёмную кардонку. На локте у Водника болтался увесистый баллончик в сетчатой оплётке, к которой была приспособлена портупея великанского обхвата. Тонкая трубочка извивалась от патрубка на маковке баллона в недра кардонки.

— Вся система наполняется сжатым воздухом за десять секунд, — с гордостью поведал Никола Водник. — Великолепное изделие. Первосортный каучук-с. Бразильянский, из самого Манауса. Баллон — кованый алюминий. Извольте-с: сорок пять рублей двадцать две копейки-с.

Розанов крякнул, но — делать нечего — заплатил.

— Со своим носильщиком? — спросил Водник, нагло вылупившись на потёртый пиджак Вольского, на шпажный футляр в больших руках.

Меньшевик издал неясный угрожающий звук, и лавочник тявкнул кротко что-то извинительное и, рассыпав обворожающие улыбки, скрылся за занавеской.

Носильщик — по всей видимости, один из «сыновей», — рысью доставил груз к одному в шеренге доходных домов на набережной. Остановился перед неприметной дверкой.

Василий Васильевич вложил двугривенный в ладонь младшего Водника:

— На!.. Дуй отсюда.

Уверенно застучал.

— Коля, предоставляю действовать вам, — прошептал на ухо.

Бывший подпольщик зверски осклабился и утяжелил руку свинчаткой. Скрючился у стены.

Из-за двери донёсся хриплый голос:

— Чего надо?

— Поплавки на замену, — визгливо крикнул Розанов. — У давешнего комплекта — клапана сифонят. Водник новый прислал.

Внутри загремели ключами.

Рельефный кулак бывшего подпольщика ухнул в воздухе. Привратник завалился в комнату.

— Коля! — вырвалось у Розанова. — Убивать-то зачем!

— Я костяшками, мягонько, — ухмыльнулся Вольский. — Очухается.

Плечом вперёд меньшевик нырнул в дверной проём, застыл за порогом в боксёрской стойке, оглядывая помещение. Ящеркой Розанов проскользнул следом, сгрузил вынужденную покупку на пол и притворил дверь. Углядел на подоконнике кипу старых газет и прикрыл бесчувственное тело номером «Торгово-промышленной».

— Надо же, и тут — клеймят! — пробормотал, мельком взглянув на бумажный разворот.

Между шкафом и стеной обнаружился зазор, а в нём — дверь, за которой ступеньки уводили вниз.

* * *

На лежанке по другую сторону решётки сидел по-турецки человек. Лицо его было скрыто забралом из чёрного бархата. Руки покоились на коленях ладонями вверх и на каждой большой палец смыкался в кольцо с указательным.

— Нашли! Спасли! — причитал растроганный Василий Васильевич.

Узник не реагировал, и Вольский трубно заревел:

— Боря!

— Я не Боря Бугаев! — вздрогнув, промолвил человек в маске. В приглушённом кирпичными сводами голосе сквозила такая уверенность, такая непреклонность, что неоднократно видавший молодого поэта Розанов засомневался.

— Боря! Брось свои глупости! — рявкнул Вольский.

— Коля, ты мне надоел смертельно! — простонал поэт, сорвав маску и спрыгнув на пол. — Испортил такую медитацию!

Вольский рванулся, желая схватить Бугаева через решётку. Поэт сделал, будто в менуэте, шаг к дальней стенке, и пятерня разминулась с лацканом на долю секунды.

Затрясшись от ярости, меньшевик отвернулся и — что угодно, лишь бы не видеть бывшего друга, — склонился над тюремщиком.

Василий Васильевич поинтересовался:

— Личарда — жив?

— Что ему будет, — махнул рукой Вольский.

— Не говорите так! — с мнимой строгостью одёрнул Розанов. — Боря порой бывает убийственен! В чувство бы привести, заодно допросить.

Вольский быстро придумал, как отделаться от неприятной возни:

— Нашатыря нет под рукой.

Розанов повернулся к Бугаеву, изрёк утвердительно:

— На вас покушалась Минцлова.

— Здесь я в абсолютной безопасности. Ключ от решётки — у меня!

Бугаев, казалось, дразнился.

— А если Минцлова владеет запасным?

Боря приобрёл вид озадаченный. Колебался с минуту, потом махнул:

— Я рискну.

— Чем вы будете питаться?

— Давно хотел провести опыт: сколько сумею выдержать без пищи.

— А пить что?

Боря оглянулся на покрытую пятнами сырости стену и беззаботно махнул рукой:

— Придумаю!

— Боря, что вы с нами творите! — взмолился Розанов.

Поэт промолчал.

Василий Васильевич увещевал:

— Послушайте, Боря!.. Мы с Николаем Владиславовичем обнаружили заговор. Враждебные силы убивают русскую литературу! Минцлова заперла вас, чтобы…

— Мне лучше вас известно, зачем Анна Рудольфовна поймала меня сюда, но об этом в обществе говорить не принято.

— Я ему про Варфоломея, а он мне про Варсонофия!.. Антимузы отбивают охоту творить стихи и прозу, подло, исподтишка, из-за пазухи шипливо обругивая написанное. Внемлите гласу разума, Боря!

Бугаев фыркнул.

Розанов топнул маленькой ногой и прикрикнул:

— Не вынуждайте меня прибегать к мерам!.. Я стану щекотать вас сквозь решётку кончиком шпаги!

— Заговор «антимуз»? Я верю единственно в заговор восточных оккультистов!.. — с пафосом сказал Бугаев. — Чушь полная эти ваши «антимузы». Минцлова — эротоманка, и опасаться её стоит только в этом качестве!

— Ага. Всё понятно, — Розанов покачал головой. — Вы правы, Борис Николаевич. Счастливо вам оставаться. Пойдёмте, Коля… — он задумался на секунду и вскинул лицо с простодушной улыбкой: — Одного не пойму… Растолкуйте, Боря, как Минцлова и её личарды сняли вас с вершины башни?

Выражение превосходства стаяло с лица поэта. Бугаев схватился за голову.

— Зачем вы напомнили? Я погружал себя в транс для изгнания из памяти того ужаса!..

Боря отрывисто застонал, однако тотчас же приободрился и, как ни в чём не бывало, сказал:

— Убедили!

Он поднялся с кушетки и, отворив дверь, покинул узилище.

— Боря, вы находились в открытой камере? — поразился Розанов. — Вы… обманывали нас?

— Раздобыв ключ, отпер, поддавшись внезапному порыву, — сказал Бугаев. — Но вам же не пришло на ум проверить калитку? Пока все считали меня запертым, я был всё равно, что заперт.

Вольский скрежетнул зубами и, развернувшись, бросился к лестнице.

Розанов пропустил Борю и, оглянувшись в последний раз, мимоходом отметил выведенный на стене камеры кирпичным осколком контур гриба.

Хлопок двери вывел из обморока личарду. Поверженный и лишённый символа своей местечковой власти — ключа, он промычал что-то и попытался сесть, разгоняя по цементу зловонные волны.

* * *

За уголок Анна Рудольфовна выдернула из кармашка платочек и пустила трепыхаться по ветру: надувало в море. Вслед за платочком был извлечён карманный барометр, сработанный сумрачным германским гением. Как и час назад ненавистное хлябкое «Regen» оставалось без внимания стрелки. Металлический волос указывал на число «787» из безоблачной секции «Schön». Число хорошее, как ни посмотри, в том числе и с позиции нумерологии: так читай, а хочешь этак, всё едино. Погоды обещали быть хорошими.

На всякий пожарный теософка заглянула, боязливо и с отвращением, остерегаясь касаться даже перил, в Неву: на гранитном ребре футшточной колонны, врезанной в облицовку набережной, показались из воды несколько рисочек ниже ординара. Воды протекали флегматичные, незамутнённые примесями, а значит, верховья реки не взбаламучены дождём.

Эфирным маслом из заветного пузырёчка Минцлова окропила многофункциональный платок и втянула обеими ноздрями. Подняв портфель, распухший от изъятых сегодня рукописей, направилась к конспиративной квартире.

Как странно! Дверь не заперта. Внутри — никого. На видном месте коробка со спасательной амуницией. Дурак Водник прислал ещё один комплект? Отпустил в кредит? На него не похоже. Или это на примерку?

Вдруг из-за шкафа появились трое, и между двух смутно знакомых лиц — Бугаев.

Минцлова застыла, но скоро опомнилась и драматически воскликнула:

— Боря, как вы могли!

— Ну вот, я же говорил!.. «Эротоманка», — раздражённо воскликнул Боря, оборачиваясь на спутников.

— Это поза, не более чем поза, — зашептал Розанов. — Будьте покойны, сейчас выкинет фортель. — Он сказал громко: — Анна Рудольфовна, потрудитесь объяснить свои поступки!

— Вы прервали… Хоть знаете, чему помешали? Из-за вас Боринька провалил духовное упражнение: тринадцать дней одиночества и молчания. Ну, скажите, Боря, скажите им!

Лорнетка мерцала, вращаемая в пухлой руке.

— Полноте, Анна Рудольфовна, — замямлил Бугаев, — вы спутали: то упражнение я выполнял на даче и справился блестяще, смею надеяться. Может, кто-то иной из ваших духовных протеже…

— Боря, не позволяйте себя втягивать в спор, — шёпотом предостерёг Розанов.

— Боринька, вы же провалились, — выдохнула Минцлова, — к вам приехал приятель и… Загуляли на брудершафт. Тайное знание — побоку! Теософия — побоку! На лошади скакали по буеракам, в седле записывая «симфонии». Потом каялись и сами упрашивали помочь вам справиться с мирскими искусами. Дали мне карт-бланш. Для вас я обустроила тайный подвальный монастырь. Боря, да имейте же мужество признаться!.. — сорвалась она на визгливый крик.

Лорнетка перепархивала, отдыхала то на локотке, то на запястье, скакала оттуда на нос и зависала в пространстве, где шустрила крылышками. Мнилось, траектории лорнетки затвердевают невидимым веществом. В воздухе разливались электрические токи.

— Попрошу вас, господа, уйти и более не вмешиваться в наши с Борей занятия, — строго присовокупила Минцлова и ещё раз нервно оглянулась на новенькую кардонку с надписью «Никола Водник и сыновья».

— Сие невозможно, так как я несу ответственность за Борю, — кротко произнёс Розанов.

Минцлова подкрепила себя вдохом эфира из глубин платка, и снова белый платочек затрепыхался на излёте руки.

— Какой вы школы? — высокомерно спросила.

Василий Васильевич затруднился с ответом.

— Нижегородской, — вымолвил с деланным простодушием, вспомнив об оконченной тридцать с лишним лет назад гимназии.

— Я прошла дорнахскую, нюрнбергскую и лондонскую. О вашей не слыхала. Всё равно, — продолжала Анна Рудольфовна. — Я наблюдаю на вашем лице отсвет оккультного мироощущения. Вы — наш, мы — ваши… Практикуете?..

— Разве что молитвы да исихазм, — промолвил лукавый Василий Васильевич.

Минцлова смахнула бородавки пота, высыпавшие на выпуклом лбу.

— Я готова побеседовать с вами тет-а-тет, — вещала она. И хотя обращалась к Розанову, косила глаза на кардонку. — Готова даже к диспуту о методах духовных исканий. Но это — в обозримом будущем. Сейчас мне требуется остаться наедине с подопечным.

— Боря достаточно взрослый, чтобы управиться со своей жизнью без вашей опёки, — мягко возразил Розанов, пристально наблюдая за тем, как теософка очередной раз промокает кожу.

Неустанно дирижируя лорнеткой, Минцлова зацокотала о чём-то своём, теософском, но умолкла на полуслове и с ненавистью и подозрением уставилась на сжимавшего футляр Розанова.

— Что это у вас?

— Так, ничего. Шпаги, — скромно ответил Василий Васильевич и сделал движение, будто хотел спрятать футляр за спину.

Минцлова взбеленилась:

— Бросьте проклятые острия!.. Ну!

— Зачем же. Я их из футлярчика выну, — с улыбочкой, тряся бородкой от рвущегося наружу хихиканья, отвечал Розанов. — Николай Владиславович, возьмите, примерьте к руке. А чего это вы, Анна Рудольфовна, так переволновались?

Теософка набычилась на троицу ядром лба. Жилы у ней на висках набухли кровью. По лицу и шее струился водопад. Сбившийся с затылка на сторону, разболтавшийся клубок волос казался готовым ударить носорожьим рогом. Минцлова ворочала в орбитах глазными шарами, страшно и смешно.

За спинами троицы скрипнула дверь с лестницы, показался тюремщик.

— Я уйду и более не вмешаюсь… — бормотал он.

Сомнамбулой миновал личарда комнату и вышел за дверь. Мужчины проводили его удивлёнными взорами. Минцлова — запаниковала.

Зашуршали на полу газеты. Издав хриплый и оттого представлявшийся неестественным взвизг, теософка отпрыгнула от неуклюже встающего сторожа. Болтая головой и роняя ниточку слюны, тот безмолвно проследовал за первым личардой.

Брызгая слюной, Минцлова возопила:

— Я вашу мушиную троицу на одну ладонь посажу, а другой прихлопну!

Розанов брезгливо поморщил носик.

— Анна Рудольфовна, — серьёзно произнёс Бугаев, — эта антиэстетическая угроза вынуждает меня забыть о всяком к вам почтении.

Поэт сделал шаг к теософке, сам ещё не осознавая своих намерений.

У Минцловой задрожали губы — подступала истерика. Она крикнула хотя и слезливо, но всё равно угрожающе:

— Те, кто за мной, вас сотрут!.. — и, подхватив портфель, выбежала на улицу.

С лязгом и грохотом подлетело ландо: стоя на облучке, потрясал вожжами малый в котелке.

— Это он! — закричал, сморщив лицо, Бугаев. — Оправа без стёкол.

Вольский невольно схватился за карман, где «бульдог» ждал именно такого отчаянного призыва к действию.

Минцлова протопала с тротуара и рухнула поперёк кузова, между сиденьями, заставив его закачаться на рессорах. Возница гикнул. Ландо умчалось.

* * *

— Минцлову нельзя отпускать! Покуда она не обезврежена, русская словесность в опасности! Куда она могла отправиться? Боря, — теребил рукав поэта Розанов, — подайте нам идею!

— В Москву.

— Почему?

— Она всегда отдыхала там от столичной суеты, — слабым голосом ответил Бугаев.

— Значит, и нам — на вокзал, — устало обронил Розанов.

— После давешнего столкновения «колоде» отдых понадобится, — вставил Вольский.

— Круги… Надо взять круги! — вспомнил Василий Васильевич.

— Зачем же?

— Разумеется вернуть Воднику и потребовать назад деньги! — сказал Розанов.

Вольский осклабился:

— Что-то мне подсказывает… Водник живёт за счёт заказов Минцловой. Разорить хотите?

Впрочем, расходовать на это время не было никакой возможности. Собрались на вокзал. Бугаева усадили в пролётку посередине.

Ехали по Лиговке, когда философ нарушил молчание:

— Я внутри сознания постоянно слушаю райские напевы.

— И что, не мешает? — с живостью спросил Вольский.

— Напротив! Мысли как кристаллические иголочки. Умственная свежесть, хоть бы и полночь. Голова почти никогда не бывает больной. Да я же писал где-то в «Листве» про себя! А как вам наблюдение: когда Минцлова витийствовала, моя музыка сфер усилилась, заглушая пагубные речи.

— Потрясающе!

Василий Васильевич поспешил умалить себя, не расслышав скепсиса в реплике меньшевика и приняв её за подлинный римский сестерций:

— Есть таланты много более удивительные. К примеру, «слёзный дар», описанный Достоевским.

— Это когда без слёз не взглянешь? — невозмутимо поинтересовался Бугаев.

— По сути точно, а по тону — издевательство.

Розанов поджал губы.

Прервав затягивающееся молчание, Вольский спросил:

— Откуда оно у вас?

— От Бога, Коленька, — смиренно ответил Розанов.

Вольский начал:

— Я как материалист…

Не дожидаясь атеистического извода, Розанов поспешил сказать:

— У меня — ангельские хоралы, Николай Владиславович — материалист и потому для атак Минцловой непробиваем, а вы, Боринька, как выстояли?

— Я тоже в некотором роде обладаю даром убеждения, — гыгыкнул Боря.

— Заговаривания, — поправил Вольский. — Своеобразный гипноз.

— Господа, это совсем не сложно. Я лишь повествую о своей жизни, а слушателям становится плохо. Видали тюремщика, сникшего от моих рассказов? — напомнил Бугаев.

— Эк нам повезло, что встретились такие, не обделённые талантами, — подвёл итог Розанов.

Мелькали экипажи, вокзал ждал впереди.

— Вам не кажется, что с окружающим нас миром что-то недоброе происходит? — прищурился Василий Васильевич. Вольский помотал головой. — Посмотрите внимательно по сторонам.

Вдоль стен крались какие-то захожие косматые чухонцы с несообразными узлами. Чудилось: из домовых приямков вытаращили глазки-бусинки страшные подвальные водоплавающие крысы, целят зубами в жилку на шее. В пространство изливался отталкивающего оттенка воздух, будто по забитому пылью воздуховоду из комнаты, в которой взбесилась спиритическая доска.

— Мир как будто обезумливается, — горячо зашептал Розанов. — Культисты, бродяги, попрошаи — всякая ракла повылазила на свет Божий.

— А по мне так всё как всегда, — сказал Боря, чистя ногти.

— Минцлова чинит препятствия.

— Эвон как забегали, тараканы! — кивнул Вольский на городового. — В молодости бывало: на тройке подлетишь к городовому, сгрузишь ему на плечи упакованный в бумагу огромный шар — тыкву приволжскую. Лошадей хлестнёшь и с криком истошным: «Бомба!» улепетываешь. Смеху-то!

Где-то за торцами домов прогремел взрыв и сразу же — ещё один.

Бугаев, ни к кому не обращаясь, прокомментировал:

— Бомба — лавинное деление тяжёлых ядер. Хм, надобно записать в книжечку…

Ход замедлился, коляска стала, как и вся улица. Пролётки замерли впритык, кое-где восхотевшим выбраться пассажирам пришлось бы перебираться с коляски на коляску.

Служивые безуспешно пытались навести порядок.

— Коля, помянули в дурной час, — Василий Васильевич мелко перекрестился. — Ваши шалят?

Вольский нервно засмеялся:

— Шутите!

— Конечно, шучу! Личарды Минцловой прикрывают её отступление.

— А вы не чересчур ли демонизируете теософскую тётку?

Уличный мальчишка принёс весть:

— Взрывчатую коробочку на мостовую кинули!

— Без жертв?

— Обошлось!..

— Слава Богу!

Ветер выдул со стороны вокзала облако тетрадных обрывков. Оно надвигалось неумолимо, как альбиносная стая огромной, перезревшей саранчи. И вот листики, как живые, тревожно затрепетали кругом. Целое мгновение лебединая песня растворяющихся в городе клочков исписанной бумаги затмевала все иные звуки.

Розанов взял прилетевший ему на колени обрывок.

— Рукописи! Целый короб с шедеврами развеяла. Эх, никогда не узнаем… — Василий Васильевич ловил листики и жадно вчитывался. — «Такой горб, будто постоянно таскал на спине детский гроб». Страсти какие! «С мукой неутолимого голода запустил обе руки в шёлковый кошель, в самый пар, сжал пышные караваи». Неуёмный импрессионизм порой рождает двусмысленности. «Хоть молочным поросёй ему по мордасям стегай. Как с гуся вода». Крестьянская проза, верно. А вот ещё, декаданс: «Это — я… Я гублю без возврата…»

— Эге! Последняя фраза — из моего черновика к «Лакированной карете»! — беззаботно сказал Боря. — Всё равно хотел начать сызнова. Оставьте, пусть летит.

Розанов нерешительно отпустил листок.

Мужичок в рубище трусил через лабиринт остановившихся пролёток. Испытывая терпение возниц, нырял под лошадиными животами там, где нельзя было протиснуться. Оглашал окрестности криком:

— Кайся, честной народ! Последние дни близятся! Но есть спасение! Тщанием великого самовидца грибным соком по бересте писано: «Лютик кожевый»! Цветник поучений, праздник сердца и зерцало души. Для детей Божьих средство быть счастливым, щит веры и меч духовный. Возымеет сын церковный книжицу — спасётся. Будет одна книжица на семью — спасётся вся сота общества. Ежели окажется в дому книжица — целиком дом спасётся.

Приманив кликушу пальцем, купец басовито спросил с высоты дрожек:

— Что же, и доходный домища на тысячу душ жильцов спасётся?

Сектант застыл, отдавшись неведомым подсчётам. Наконец, выдал:

— На сбережение доходного места надобно минимально три книжицы. Купите — всего тридцать копеек!

Купец, откинувшись на подушки, захохотал.

Ни до кого более сектант не докричался. Из пролётки в пролётку перебрасывались:

— Если учесть, что весною проходила комета…

— Звучат в углах комнаты стуки спиритические…

— Английские учёные объявили, что ядовитые газы из хвоста могли просочиться в земные атмосферы…

— Мне давеча приятель сказывал, будто подглядел в пустынном проулке, как обычный на вид господинчик лужу перелетел, ручками маша наподобие крыльев…

— Благоверную на Невском второго дня плечом задел престранный субъект: в оправе без стёкол…

— Так и живём…

Вдалеке замаячила мощная фигура — это был околоточный надзиратель.

— Вавич, Вавич пришёл! — пронёсся говорок среди дворников.

Надзиратель раздал приказы и услал дворников в разные концы улицы, чтоб открыли для проезда ворота в сквозные дворы, а кроме того, перегородили сливающиеся с Лиговкой улицы, с которых притекали экипажи, всё уплотняя «пробку». Энергично замахал рукою, разгоняя пролётки в пустынные переулочки. Осердившись на бестолкового кучера, сам схватил запряжённую пару за дышло и потянул в нужную сторону. Какого-то беспокойного господинчика, соскочившего с пролётки и чуть не затёртого кузовами, водворил обратно, строго внушив:

— Оставайтесь на своих местах и надейтесь на власть, вас оберегающую!

Будто невидимый груз упал с плеч. Солнце казалось ярче. Дышалось легче. Эфир преисполнился ощущением безопасности. Мир проницали имперские ароматы: умащенный воском хром, ружейное масло, о-де-колон марки «Шипр». Кликуша удрал, рассыпав свои брошюры, замешкавшуюся раклу окружили дворники, повели в участок, подталкивая непонятливых в спины черенками мётел. Гуляющая и проезжающая публика заметно повеселела. Боря Бугаев вновь не заметил разницы.

Вавич промерял широкими уверенными шагами освобождающуюся улицу. Огромный, в версту длиной затор рассасывался.

Вольский вжался в сиденье, ссутулился нерадивым гимназистом и руку прислонил к бровям, будто защищаясь от нестерпимо ярких лучей.

— Что это с вами, Николай Владиславович? — недоумённо спросил Розанов.

— Неудобно перед служивым, — хрипло ответил меньшевик. — Это тот самый…

— Вы благонамеренный человек, — пристыдил Василий Васильевич. — Вы же оставили подполье, чего вам бояться? Все грехи вам отпущены российским правительством.

— Сколько же минуло… Лет семь или восемь. Эх! Будь что будет!

Вольский поднял лицо навстречу приближающемуся Вавичу.

Произошло невероятное: вопреки воле прошедших лет надзиратель узнал Вольского. Впрочем, стружковое топорщенье верхней губы, точильным бруском огромный нос и смотровые ямы глазниц — негодная внешность для подпольщика.

Вдруг лицо Вавича раздвинулось широчайшей ухмылкой:

— А-а-а… Благодарствую за овощ, барин. С жёнкой и пекли, и кашу варили: объеденье! Только в следующий раз, как шутить вздумаешь, белорыбицу клади в пакет. Оченно белорыбицу уважаю. Да и не по чину мне теперь растительный подарок принимать. Проезжа-ай!..

Вольский как известняковый фараон уложил парализованные руки на оцепеневших коленях. А потом каменная маска растворилась улыбкой.

— Вот, Коля, человек за семь лет выслужился, а вы потеряли всё, что имели, — беззлобно и даже по-детски наивно сообщил Бугаев.

Вольский помрачнел, отвернулся. Спустя минуту буркнул через Бугаева Розанову:

— Вот, Василий Васильевич, из-за подобных реплик мы с Борей и рассорились.

— Здесь и сейчас это «устами младенца», — пробормотал себе под нос философ.

В пролётке на дне, под ногами, лежали шпаги.

— Мешает! — капризно сказал Боря, толкнув футляр каблуком. — И откуда они взялись?

— Знакомая ссудила. Так совпало, что давеча перчатку бросала одному поэту. Решительная девушка!

На вокзале Розанов черкнул на запавшем в карман фантике каракульку и сунул извощику:

— Завези-ка острия по адреску!..

— Э-э, барин, мне в другую сторонку, — сказал тот, ловко уклоняя руку.

Розанов возмутился:

— Плачу дополнительно!

— Трехрублёвочку? — равнодушно проронил извощик, высматривая в привокзальной толпе клиента посолиднее.

— Три целковых? Отчего так дорого? Сюда за шестьдесят копеек доставили!

— Ведь от вокзала ехать, барин, — будто дитю неразумному сказал извощик.

— Негодяй, фаэтонщик проклятый! — пыхтел Василий Васильевич, подымаясь на дебаркадер.

— Мы обрастаем багажом, — заметил нагруженный кардонкой меньшевик.

Они успевали на последний вечерний поезд.

Розанов вложил в ладонь меньшевику зелёненькую банкноту:

— Коля, возьмите билеты в первый класс.

Бугаев слонялся вокруг установленной на перрон кардонки, ковыряя носками туфель остывающий асфальт, а Василий Васильевич высматривал мужичка в красной шапке.

Вольский вернулся с тремя билетами и наблюдением:

— Оцените! — указал на полосу между железными путями. На порыжевшем от солнца газоне оранжево пучился комок жалко обмякшей резины.

Розанов прищурился, просеменил туда, где платформа обрывалась к двум устремляющимся в восточную бесконечность России стальным полосам. Невдалеке носильщик, оседлав пестрящий наклейками баул, толковал другому:

— Да это вдова знаменитого путешественника Эмиля Голуба!.. Разглядел вблизи — теперь верю, что Африку насквозь прошла. Ух, могучая баба! По Азии двинется, через Монголию, Тибет, до самой Индии. Тут проездом, да и сбросила балласт. Морей у нас в России нет, потопы редкость. Сухопутные мы, и она теперь вместе с нами.

Розанов прислушивался. Некая мысль дразнила, и никак не получалось её выцепить из броуновской круговерти фразочек, забот, впечатлений. Сердито тряхнув головой, он обернулся к спутникам:

— Коленька, прошу вас, спуститесь с платформы, приберите имущество! Поторопитесь! Ради Бога, под локомотив не угодите! До отбытия всего ничего осталось.

Опёршийся ладонями об асфальт Вольский, неуклюже свешивал ногу с высоты, когда Боря, с презрением на него покосившись, изящно соскочил на рельсы и столь же изящно взмыл обратно, чтобы свалить на подставленные руки вещицы, принадлежавшие Минцловой.

Уже в купе Вольский спохватился:

— Да у нас же новые круги есть! Зачем ещё и это барахло? Тут примешалась какая-то банка с тальком…

— Чтобы сдать в лавку и получить обратно деньги, — подняв от мелкой работы лицо, ответил с хитрецой Розанов. На откидном столике перед ним раскрыл нутро портсигар. Из специального отделения торчали припрятанные днём окурочки. Василий Васильевич булавкой выковыривал из них уцелевшие табачные крошки и ссыпал в свежий табак.

Вольский достал свой портсигар:

— Не желаете? Отличные пахитоски, испанские, контрабандные. Знакомый социалист привёз. Табак завёрнут в кукурузный лист.

— Благодарю. Через время предложите. Сейчас не в настроении.

Свистнул паровоз, вагон дёрнуло, и Москва приблизилась на один метр, потом ещё на один, а там мерить расстояние стало невозможно — с такой скоростью замелькали на обочине люди, столбы, деревья.

Бугаев забился в угол купе, головой прободав в войлочной обивке удобную выемку.

Василий Васильевич действительно был не в духе — сказывалась усталость и треволнения истёкшего дня. Предложение сигары «от социалиста» раздражило его ещё больше.

— Ох уж эти социалисты, — ворчал он. — По заграницам катаются как сыр в маслице. Уж ясно: им пятерых по лавкам не кормить; для себя живут. Горький в Капри врос, укоренился, всякого мазурика привечает. А оных всё больше — разновсякие оккультисты, сектанты, эсеры, социалисты. Сосцы, в которых не молоко — деньги, им во рты из-за рубежа суют. А наше III отделение с ними цацкается, когда надо бы по головам колотить палкой. Возглавит их какая-нибудь бледная вошь, хоть бы этот ваш, — кивнул Розанов Вольскому, — Ленин! Силишки поднакопят. Ну, известно что будет: смута — гражданская война. Русского самодержца со всем семейством убьют изуверски, хоть к лику святых причисляй. Только некому будет канонизацию провести. Духовенство, кого не убьют, в Сибирь. Храмы взорвут. Лучших, умнейших людей вырежут, в лучшем случае — выкинут из страны. Крестьян разорят; корова есть — значит, «кулак», и — в Сибирь! Детям мещан запретят учиться, в университеты зачислят мазуриков да стрюцких, которым «Отче наша» и «Азбуки в картинках» Бенуа — уже много. Разыщут дворян по родословным и адресным книгам и выселят в провинцию! А когда верховный злодей от какой-нибудь паскудной, его достойной болезни, вроде сифилиса, в могилу сойдёт, прозелиты ученья столицу в Ленинград переименуют. На Сенатской площади вавилонянскую пирамиду возведут и, мощи своего вождя туда уложив, людей на поклон погонят. Сами язычники и весь народ подчинят своему культу. Выведут запросто породу покорных людей: убьют всех смелых, решительных, бесчисленными казнями заставят прочих по норкам прижукнуться… а потом достаточно «бить по рукам» — за всё, за каждое вольное движение, чтоб мы никогда не очухались.

— Что это вы такое навыдумывали? В голове не укладываается. И что же: никакой надежды? — спросил Вольский. — Тупик?

— Почему же, — усмехнулся Василий Васильевич. — Лет через пятьдесят какой-нибудь вьюнош бледный, бедный, одинокий, словом — Одиноков, мою «листву» встретит и с карандашиком проштудирует. Вдохновлённый, напишет роман-титан: «Бесконечный тупик» или «Тупиковую бесконечность», из иронии раскрасив книжный переплёт имперскими цветами, к тому времени забытыми. Вот и будет он: единственный зрячий на сто миллионов, которым глазки выкололи. С поводырём-то у калек всяко больше надежды выбраться из лабиринта.

Вольский заговорил скороговоркой, лишь бы отделаться от неприятного впечатления:

— Василий Васильевич, вы эту фантазию запишите. Тому, что становится романом, сбыться не суждено. Спасите нас, ради Бога, от этакого ужаса!

— Погодите, как вы сказали?

— Спасите…

— Чуть ранее!

— То, что напечатано, уже не случится.

— А ведь это… В этом есть… Откуда вы взяли?.. Само придумалось? Минутку дайте подумать, — по лику Розанова было заметно, что он перетрясает невероятные склады информации, пролистывает литературу многих столетий, — казалось, вот-вот побегут чёрные строчки текста по бело-розовому лицу. Не в силах выдержать отсвет умственных судорог на лице спутника, Вольский отвернулся к окну и ждал, провожая взглядом виды, в сгущающейся ночи неправдоподобные как декорации. — Так-так. Фонарики-сударики… Над чем Боря давеча работал?

— Я в его литературные штудии не вникал, — оглянувшись на притихшего Бугаева, глухо ответил меньшевик. — Распинался он о сектантах-хлыстах, про их изуверства и бунты в какой-то глуши.

— Вот мы и поняли, зачем «им» нужно давить наших писателей, — торжественно сказал Розанов.

Вид у него был потрясённый.

— Вы поняли, — вкрадчиво сказал Вольский, подталкивая Розанова к необходимым разъяснениям.

— «Тому что записано, быть не суждено». Так, да не так, иначе всё было бы слишком просто и одномерно. Написанное — лишь отчасти защищено от сбывания, но какая-то доля сбывается, хотя в коверканном виде…

Василий Васильевич умолк, только беззвучно шевелил губами, пережёвывая какие-то мысли. Прошла минута.

— Вот! — вскричал Розанов, воздев палец. — Закончил Боря свою повесть — не пойдут хлысты в «революцию». То есть может и пойдут, но не всей массой, а так — поодиночке, скромненько, бочком. Фабула — не сбудется. Напечатанная книга послужит как бы заглушкой от реального воплощения изложенного под обложкой. А брось Боря текст на половине — жди огненных радений в российских городах и весях.

— К этому идёт дело, — подхватил Вольский. — Давно сдружились «люди древлего благочестия» с социалистами. Из своих капиталов подкармливают. Собственноручно брал у них деньги.

— Видите! Видите! — вскричал Розанов. — Касательно людей работает не-сбывание. Достоевский своими «Бесами» отсрочил, ослабил бунт… А вот с неодушевлённой материей — наоборот: помните, Минцлова сохранила листок, куда Боря записал про бомбу чудовищной силы? Это, конечно, всё очень упрощённо. И коли писать книгу, то в полном сознании законов, по которым происходят сбывание и не-сбывание. Мы не можем подтвердить догадки по поводу пресловутых законов путём эксперимента; таковой эксперимент продлится десятилетия и способен привести к плачевным для цивилизации последствиям. У нас в арсенале — одна лишь логика, — ни много ни мало.

— А может — пусть их?!.. — сощурился Вольский. — «Весь мир до основанья, а потом…» Дети ваши перестанут быть незаконными. И развод с Сусловой вам засчитают по факту многолетнего отдельного проживания. А к худому — человек, скотина этакая, попривыкнет. Палку-то наверное перегибаете. Не дойдёт до казней египетских.

— Вы сомневаетесь в жестокосердии своих бывших коллег?

— Нисколько. И всё же: не могут же они…

— Могут!.. — с внезапной яростью оборвал его Розанов. — Могут, да ещё как! А разводы… Исчезнут бастарды, но исчезнет и нерушимость венчания. Этого не будет, и многого не будет, да и вообще ничего не будет, ни славного попика, ни уютной церквушечки, ни могилок отчих. Доброты, жалости и милосердия не будет. Ни-че-го. Торжество Хама!.. Сами же потом и сбежите от язычников за границу!

Боря подал голос:

— Я, будучи декадентом, к которым и вас причисляют, склонен к дерзким теориям. Но ваши построения есть неуклюжие фантазии!

— А мы думали, вы дремлете, — сказал Розанов.

Бугаев обиженно отчеканил:

— Не могу спать при чужих людях.

— Ну, какие же мы вам чужие? — удивился Василий Васильевич. — Из узилища освободили, заботимся о вас. И не мы одни: есть ещё девушка, в вас души не чает.

Бугаев скорчил презрительную мину.

Вольский собрался выдать что-то едкое, но Розанов приказал:

— Всё, спать! Завтра ожидается долгий день. Боря, вы тоже поспите. Да-да, вы не можете спать в присутствии… Но если мы все будем спать… Вы понимаете?

Поэт задумался и коротко кивнул.

Фонарь потушили. Спутники быстро уснули. Когда Боря понял, что остался один, уснул тоже.

* * *

Проснувшись, Розанов вспомнил, что римская монета так и осталась под столом в странном и маловероятном положении.

— А всё «колода»!.. — вырвалось у Розанова.

Вольский с удивлением посмотрел на Василия Васильевича, обычно корректного и сдержанного. Меньшевик вращал в пальцах банку младенческой присыпки, найденную среди вещей Минцловой на железнодорожных путях. Пощёлкал языком, видно, примериваясь к разговору, и закинул удочку:

— Ну и мания у Минцловой. «Водобоязнь». Не бешеная ли?

— Как свинья, бегущая от Геннисарета, — задумчиво сказал Розанов. — Возможно, её поведение имеет под собой больше основания, чем абстрактная мания. Сектанты часто находятся в плену страннейших суеверий.

— Ну, вы, Василий Васильевич, и характеристику дали: была «колода», стала «свинья».

Философ перевёл взгляд на Борю:

— А что за «медитации» вам задавала Минцлова?

Бугаев скрестил указательный и средний пальцы, растопырил локти и задышал натужно.

Розанов всполошился:

— Прекратите, Боря, так можно себя до чахотки или потери рассудка довести! Эти упражнения опасны!

— Шутите, Василий Василич, какая чахотка! Здоров, как бык, — Бугаев постучал себя в грудь кулаком. — А о здравости моего мышления судите сами.

Философ нахмурился.

Николай Владиславович потянулся, и правый борт его пиджака явственно облёк некий округлый предмет, довольно крупный.

— Вижу: проступает «она», — промолвил Василий Васильевич, благоговейно простирая руку к выпуклости.

— Бомбочка, — подтвердил меньшевик между делом.

Он отмерил на ладонь хорошую порцию талька и, проникнув сквозь промежуток между рубашечными пуговицами к самому телу, яростно шлёпал рукою подмышку. Грибовидное облачко белой пыли, в конце концов, взметнувшееся из-под ослабленного воротничка, побудило Вольского оставить гигиенические процедуры и герметизировать свою одежду. Розанов, чистый и розовощёкий после умывания, с интересом наблюдал за его действиями.

— Как же мы найдём Минцлову?

— Сама нас найдёт, — успокоил меньшевика Василий Васильевич. — Не случайно же слежку приставила. Перенесла игру на своё поле, вырвала из рук инициативу и готовится гнать нас в угол доски.

Вольский всплеснул руками:

— Какая разница — Петербург, Москва?..

— Существует важное для Минцловой отличие, но мы его не понимаем.

Поезд прибыл в Москву. Хотя вокзал являлся точной копией своего петербургского собрата, на его убранстве лежал неуловимый налёт провинциальности.

Василий Васильевич сощурился, увидав что-то в углу, где сидел Бугаев. Запенснеил глаза: поролоновая обивка зияла невеликим, с ладонь грибным контуром, очевидно, выдавленным ногтями. Розанов щёлкнул языком, покачал головой и выскользнул из купе вслед за спутниками.

* * *

И в провинции извощик брал за поездку от вокзала вчетверо против обычного.

Впрочем, нашёлся добряк, согласившийся скинуть полтину.

Тем не менее, расплатившись, Василий Василий не удержал причитаний:

— Опять — траты. Ну, Минцлова! Удружила! Дёрнула в Москву! — сердясь, он потряс бородкой, вспомнил утренний ругательный оборот и сказал смачно: — Будто свинья, которая бежит вопреки высшей воле от Геннисаретских вод.

— Что же, бес в ней сидит? — почему-то огорчился Бугаев. — Я-то думал: эротоманка…

Бугаев припомнил:

— Это же в Евангелии от Матфея было: «нечистый дух ходит по безводным местам».

Вольский опять подал голос:

— Я в гимназии на Законе Божьем только и сражался в «камень-ножницы-бумага». Что за Геннисарет такой?

— Библейский человек был одержим бесами, — пояснил Розанов, удобно устраиваясь на сиденье. — Иисус Христос переселил бесов в свиней, которых заставил нырнуть в озеро.

Меньшевик обернулся на извощика:

— Любезный, забрось-ка наш скарб в кузов.

— Никак не могу-с, давеча в пояснице стрельнуло-с.

Вольский с недовольной миной забросил осточертевшие круги в экипаж.

— Вы полюбуйтесь на голубчиков, — промолвил меньшевик, углядев в привокзальной толпе филеров. — Шпики! В провинции меня на грифельном острие вместе с сонмом ангелов держат.

— Это не вы предмет слежки, — вздохнул Василий Васильевич, пропустив мимо ушей атеистическую шпильку, — а вся наша троица. Карандашик-то — теософский. Ладно, поедемте в гостиницу.

— А может, ко мне, на Арбат? — предложил Бугаев. — Любезный, на угол Арбата и Денежного переулка, к «профессорскому» дому!.. Мама нас чаем с бисквитами угостит.

Розанов поморщился:

— Не нужно. Вводить новых персонажей…

— Не понимаю вас.

— Представьте, о нас книгу пишут. Вот мы в середине истории, а мы, надеюсь, в серёдке, ибо не хочется возиться с Минцловой ещё месяц. И вдруг — появляется новый персонаж. Ни к селу ни к городу. Зачем нам такие осложнения?

— Почему это мама — новый персонаж? Я знаком с ней тридцать лет без малого!

— Ах, Боря, как вы порой утомительны! Любезный, в «Эдельвейс палас»!

Экипаж тронулся.

Улицы становились уже, безлюднее, а лошади ступали всё медленней. Поводья провисли, а кучер уронил голову к груди. Розанов заметил:

— Наши пререкания запутали извощика. Эй, любезный!.. Не слышит.

Меньшевик, подняв брови, в упор посмотрел на философа:

— Василий Василич, помните, давеча попрекали меня, дескать, я хватку подпольщика потерял? Так вот, она при мне.

Розанов метнул быстрый взгляд в спину извощика, перехватил трость посередине.

— Вы так полагаете?

— Я уверен!

Вольский медленно завёл руку под борт пиджака, а когда вынул, четыре пальца были закованы металлической дугой с четырёхгранными шишечками.

Прислушивавшийся к разговору Боря перевёл взгляд с одного своего спутника на другого, с кастета на трость, и, наконец, уставился в спину кучера. Вскочил и затрясся, как тоненькая берёза под вихрями, всплёскивая руками и визжа:

— Надо было взять мотор!..

Тут уже сдали нервы у Василия Васильевича — он принялся охаживать тростью спину предателя:

— Готтентот! Негодяй! Ах ты, тётка! Варнак! Кому говорят, доставь в «Эдельвейс палас»!

Мужик дёрнул поводья, хотел было соскочить с облучка, но Вольский усадил его на место тычком кастета в печень. Кучер кинулся в другую сторону и повис на трости Розанова.

Из подворотни возникла Анна Рудольфовна собственной персоной. Это была не та нервная петербургская Минцлова, которую соратники повидали в логове сектантов. Новая Минцлова излучала уверенность.

Убедившись, что сбежать не получится, извощик сделал то, что от него и требовалось — стегнул лошадей поводьями. Однако экипаж не тронулся с места. Минцлова сжимала заднюю ось обеими ладонями и пыталась то ли приподнять, то ли опрокинуть экипаж. Отвращаясь смотреть на неё, Боря поднял «верх» и тут же боязливо заглянул в целлулоидный иллюминатор, врезанный в заднюю стенку. Теософка, взревев, смахнула складчатую крышу на мостовую и снова вцепилась в ось.

Розанов неистовствовал:

— Поясница стреляет? Вот тебе припарочка!

На пару с Вольским они гвоздили спину извощика, тот хлестал лошадей, всё зря — не сдвинулись и на полкорпуса.

— Голем, глиняная чушка! — истерически вскрикнул Розанов, впечатлённый колоссальным видом Минцловой.

— Я знавал её папу — адвоката, Рудольфа Рудольфовича! — криком ответил Боря. — Она — из мяса.

— Коля, умоляю вас, используйте огнестрельное оружие!

Долго просить Вольского не было нужды: бывший подпольщик сел вполоборота и с локтя выстрелил в чудовище, крошащее кузов. Пуля срикошетила будто от чугунной статуи.

— Только чрез океан возможно изгнать меня из мира живых! — проскрежетала теософка.

Она ударила глыбой головы в заднюю фанерную стенку экипажа — только щепки полетели. Из-за неловкого движения ось едва не вырвалась из рук Минцловой.

— Скользят, — прохрипела, словно жалуясь, бывшему ученику.

— Анна Рудольфовна, а вы — тальком!.. — ядовито промолвил Боря и высыпал ей в лицо содержимое попавшейся под руку банки.

Теософка сморщилась и чихнула, выпростав не менее чашки слизи на Бугаева. Раскрыла рот для второго раза и выпустила экипаж, чтобы зажать рот.

Кони рванули, и Боря повалился на сиденье. Тщетно пытался он крошечным платочком из нагрудного кармана счистить вещество, залепившее лицо и галстук.

Розанов с Вольским, пребывая в аффекте, потчевали извощика, а тот вопил что есть мочи:

— Звиняйте, баре! Искусили, ироды, червонцем! Попутал грех!

Не прошло и пяти минут, как коляска встала у гостиницы.

Спутники поспешили к стойке регистрации.

— Коллежский советник Василий Васильевич Розанов, пишущий сочинения. С друзьями.

— Вольский, бездельник, — буркнул меньшевик.

Бугаев пискнул:

— А я вам визитную карточку оставлю.

Портье, не глядя, сунул картонный прямоугольничек в книгу для записей.

— Что за тварь дьяволова? — разразился философ, едва они вошли в номер и уселись в кресла перевести дух после незадавшейся поездки.

— Гипноз! — убеждённо сказал Вольский. — Быть не может, чтобы свинец от человека рикошетил.

— Так это от человека, — поправил Василий Васильевич.

— Я как поборник материализма… Гипноз. Либо панцирь под платьем, — твердил Вольский.

— Надо бы нам как-нибудь поименовать наш союз, — медленно вымолвил Розанов.

— Зачем? Главное дело хорошо обделать. Да и долго ли нам в союзниках быть? — озадачился Вольский.

— Напрасно вы так думаете, Николай Владиславович. Как пароход назовёшь…

— …так он и будет называться, — гыгыкнул Боря.

— …так он и поплывёт, — не обращая внимания на поэта, продолжал Розанов. — К примеру, ваши меньшевики будущего лишены, суждено им умаляться до полного исчезновения. А вот большевики, ясно уж из названия, нацелились на господство. Так и нам потребно крепкое название, чтобы пребывать в дружбе и согласии.

Бугаев задумался над чем-то.

— Что, Боря, у вас появилась идея? — с улыбкой спросил Василий Васильевич.

Поэт ответил неразборчивым бормотанием.

— Нужен роман, который ударит по замыслам антимуз, — Розанов махнул сжатым кулачком. — Сведёт на нет их усилия. Предотвратит грядущий хаос.

— Василий Васильевич, так напишите эту штучку, — посоветовал Бугаев.

— Я уже объяснял Коле, почему не могу. Вот мой аргумент, тогда не раскрытый: почти всё, мною писанное, мгновенно устаревает. Видать, от природы я — газетчик. Обсуждаемый нами роман должен жить века.

Бугаев пожал плечами.

— Боря, вы должны взяться за такой роман, — продолжал Розанов.

— Да, Борис Николаевич, прислушайтесь к словам старшего своего коллеги, — поддержал Вольский.

— Коллеги, умоляю… Я только-только принялся за «Лакированную карету»! Надо восстановить украденные записи. В этой вещи герой не менее чем сама имперская столица — Петербург…

— Борис Николаевич, да как же вы не понимаете, — перебил его Розанов, — я бы заказал этот труд старику Боборыкину, если б всё дело заключалось только лишь в «написать»! Нужно выявить законы!.. Кто, как не вы, разглядевший законы поэзии, соорудивший остов целого жанра: символизма, кто, как не вы, пригоден к этому? Вы, расшифровавший в «Глоссалолии» каждый звук русской речи!.. Я не хочу вас приволить, единственно взываю к рассудку. Вы можете спасти Россию! Коль на себя возьмёте крест, я поделюсь своими наблюдениями и соображениями, помогу, чем смогу, потребуется — целиком уйду к вам в подчинение.

— Пожалуй… Нет! Я не согласен.

Меньшевик проговорил ласково и угрожающе:

— Боря, я не буду вас убеждать или гипнотизировать. Я вам лицо кулаком усахарю, только и всего, — и Вольский двинулся на Бугаева.

Тот, однако, взбрыкнул с такой силой, что перевернул меньшевика.

Розанов, заломив тонкие руки, взывал:

— Господа, вспомните светский тон! Вы же в галстуках!

— Галстух!.. Это хорошо! — прохрипел Вольский, ухватив за длинный лоскут, свисающий с шеи противника. Свой он заранее завернул на спину.

Раскатившись по разным углам, борцы тяжело дышали, более не порываясь в бой, поскольку осознали равенство сил.

— Патовая ситуация, — прокомментировал момент Розанов. — Вернёмся к беседе? Боринька, подумайте о Тех, кого носит… Тех, кто носит… Тьфу, запамятовал!.. Тех, кто за Минцловой! С учётом габитуса «колоды» за ней может стоять множество опаснейших людей.

Бугаев упорствовал:

— Анна Рудольфовна, несчастная блаженная, мистифицировала вас.

Розанов схватился за голову:

— Все погибнем!..

— Я ему всё-таки пропишу в физию… — начал было Вольский.

— Оставьте, Николай Владиславович, — устало вздохнул Розанов. — Угрозы тут бездейственны. Дайте я снова попробую. Боря, послушайте, вы же хотели работать — во благо мира. Грандиозную стройку или перестройку, «разрушим до основанья, а затем», молотки, мастерки, фартуки, вот это всё. Злодейка Минцлова на этот именно крючок вас удила, пытаясь вытащить в заграницу. Если в замыслах у ней не стояло прямого убийства… Может, хотела вас занять чем-то, например, тяжёлым физическим трудом на свежем воздухе: храм новой религии строили бы, не в переносном, а в прямом смысле, — купол там, архитравы, порталы из дерева вырезывать. Что угодно, лишь бы стихи и прозу не писали. И вот я показываю верный способ строительства нового — вашего! — мира, и вы можете запретить — буквально так! — существование таких персонажей, как Минцлова и её личарда в оправе без стёкол, и говорю вам: пишите! — а вы артачитесь. Как так? Сами же хотели!..

— Я подумаю, — брезгливо проворчал поэт. — Как, говорите, будет называться спасительный роман?

Розанов вскинул голову и с надеждой в голосе отозвался:

— Боринька! Это решать только вам.

Бугаев не соизволил прореагировать на выражение высокого доверия.

Вольский сказал веско:

— Нам с вами, Боря, вместе котят в ведре не крестить, однако давайте попытаемся хотя бы в эти несколько дней соблюсти уважение друг к другу.

— Я готов, — сию же минуту покорился Бугаев, но только вызвал у Вольского скрежет зубовный: меньшевик был вправе ожидать новой проделки. Поэт не преминул невинным голосом пожаловаться: — Василий Васильевич, Коля отказывается верить моему чистосердечию.

Бугаев ладошками зажал уши, когда Вольский заговорил:

— Это невозможно вынести! Видите, видите, Василий Васильевич, он всегда так делает! Боря целенаправленно нервирует меня! Из-за этого я разорвал с ним отношения.

Розанов ходил по ковру, щёлкая костяшками пальцев, и размышлял вслух:

— Как же изъять из её затылка записочку с магическими письменами, что витальность голему придаёт… Так-так. Кабаллистическую глину размоет океаническая вода. Но Минцлова — в Москве. Ситуация патовая.

Вольский досадливо воскликнул:

— Что же, никак не обороть чудище?

— Не обо… что?

— Обороть!

Розанов пробормотал:

— Показалось.

— У нас ведь имеется неподалёку океан! — возликовал Боря.

Спутники посмотрели на него как на сумасшедшего.

— В какой-нибудь версте! — твердил поэт.

— Совсем Боринька… того-с, — скорбно подытожил Вольский.

— Да я про подземный океан, на котором Москва стоит!

— Неужели? — скептически произнёс Розанов.

— Я геологией занимался. Диплом по оврагам готовил.

Розанов вскричал:

— Боря, вы — гений!

— А при чём тут овраги?!.. — вставил Вольский.

— Что же, в самом деле — вода в глубочайшем гроте? — всё-таки усомнился Розанов. — Плавать можно? А батисферы спускать?

— Это порода, насыщенная водой. Бездонные ямины зыбучего песку.

— Гм-гм. И вправду: чем не океан?

— Минцловой хватит! — злорадно произнёс Вольский.

— Боря, а как спуститься к этому морю? Знаете ли?..

— Профессор однажды вёл практическое занятие над самым берегом. Спуск начинается в подвалах доходного дома на Солянке.

Меньшевик спросил:

— Но каким образом заманить теософскую тётку под землю?

— Говорил же, сама явится! — проворчал Розанов. — Колебаний не испытает, ибо не осведомлена об океане: университетов не кончала, наукам ежели и обучалась, то исключительно «оккультным».

Стук в дверь предшествовал появлению коридорного, возвестившего:

— Господину Розанову — записка! И счёт за вчерашний ужин в номер-с.

— Розанову, Розанову! — прикрикнул адресат, хватая бумажные полоски и пробегая их глазами. — Этакая шантрапа приобретёт власть — всё развалит, исковеркает, даже фамилии. Расхожий Иванов каким-нибудь Ивановым станет. Ни минутой дольше здесь не останемся! Скорее собирайте пожитки. В фойе нас ждёт один человечек.

Бугаев мстительно сказал:

— Зачем нам новый персонаж?

— С чего вы взяли, Боринька, будто он новый? — улыбнулся Розанов. — С этого персонажа вся история и началась.

— Василий Васильевич хочет съехать, потому что он жадина, — смешливо задудел Боря в ухо Вольскому, как всегда нагруженному кардонкой. Тот брезгливо сморщился и ускорил шаг.

Худенькая дама замерла перед окном. Обернулась, когда Розанов ласково окликнул. Бугаев вздрогнул, узнав Мариэтту.

— Василий Васильевич, спасибо за телеграмму! — сказала она, будто не замечая Борю. — Первым же утренним поездом ринулась вдогонку.

Бугаев мялся и как будто не знал, как поступить. Наконец Мариэтта повернулась к поэту и с укором произнесла:

— Здравствуйте, Боринька! Отчего так долго не писали мне?

Бугаев дёрнул плечом:

— Времени катастрофически не хватает. Знаете, всё медитации, медитации… Вот справимся с Анной Рудольфовной, может и черкну пару строк.

Девушка слегка наклонила голову.

— Вы присоединились к нашему обществу в опасное время, — сказал Розанов, разрядив своим вмешательством обстановку. — Следует ожидать новых покушений на наши жизни. Боря, отведите нас к тому дому, из подвалов которого лежит путь к морской стихии.

* * *

На стук выглянул швейцар. Розанов набрал воздуха, собираясь завести дипломатическую беседу, но заговорил Боря, и заговорил разумно, почти как среднестатистический обыватель.

— Здравствуй, Геннадьич. Помнишь меня?

— Помню-с, — настороженно отвечал мужик.

— Мы тебя ещё Генычем звали, и Генуичем, и Гангренычем.

— А-а-а, — разулыбался швейцар. — Помню студентиков.

— Хочу друзьям экскурсию устроить в подземную каверну. Уж отблагодарю тебя. Что там океан?..

— А что ему будет-с? Поплёскивает океан-с. Струйки песочные пускает. Третьего дня спускался крыс топить. Наловил в подвалах полную клетку и… А что с ними прикажете? Коту отдать — сожрут кота. Значит, когда хотите отправиться? Мне фонари залить надобно-с.

— А как скоро зальёшь? Ты сообщи мне, как готово будет, а я покамест провизию и цветы для пикника закажу, компанию соберу. Вот тебе визитная карточка и целковый впридачу. Пошлёшь мальчишку по адресу.

Оставив позади ворота дома, Розанов проговорил:

— Если раньше меня тревожило, как это мы утопим женщину, то теперь, после рассказа Гангреныча о крысах… Сам народ в лице этого мужичка дал нам разрешение… Кстати, какой адрес на вашей карточке написан?

— Мы у нового персонажа пока засядем. У маменьки моей, — ответил Бугаев.

Василий Васильевич подозрительно взглянул на поэта. Достав зажим Минцловой, обеспокоенно стал перелистывать бумажные прямоугольнички.

— Скажите, Боря, это не ваше?

На матовой бумаге из коллекции теософки значилось: «Виндалай Левулович Леворог», пониже в скобочках, как обычно указывают род деятельности, приписка: «единорог».

— Моя карточка!

— Боря!.. Здесь нет адреса!

— Как нет адреса?

— Смотрите, на обороте напечатано: «такая-то улица, такой-то дом, такая-то квартира». Вы не заполнили форму! Ещё, наверное, с наборщиком разговаривать не захотели: «Печатайте так!»

— А я-то гадаю, почему новые знакомцы никогда не проведывают!

Мариэтта прыснула в кулачок. Бугаев выглядел слишком искренним, чтобы это проявление чувства было всамделишным. Скорее всего, опять издевался.

Решили возвращаться к доходному дому, чтобы в этот раз оставить нормальный адрес.

Соратников ожидало удивительное зрелище: личарды в количестве не большем, чем пальцев на руке, деловито вскрывали дверь, желая, видимо, допросить швейцара. Тот заперся на все замки и сидел тише воды ниже травы.

— Может, уйдём? — шепнул Бугаев.

Было поздно — личарды заметили героев и, вытаскивая из карманов короткие дубинки, двинулись к ним.

Боря совершал странные пассы в направлении врагов, потом сделал долгий шумный выдох через кружочек рта, дико взвизгнул, низведя звук до угрожающего свиста.

— Колдует! — оторопел личарда.

— Джиу-Джица! — объявил Бугаев. — Приём! Ещё приём!

Личарды раскатывались в стороны. Мариэтта восхищённо вздыхала.

Вольский отклонял голову и туловище назад, оказываясь вне досягаемости кулаков личард, и короткими быстрыми ударами кастета валил их, как фигурки в «городках».

Личарды обратились в бегство. Герои приблизились к пострадавшей двери. Достаточно было коснуться, как она сорвалась с петель. Швейцара внутри не оказалось — утёк от греха подальше через другой выход. Фонари, между прочим, стояли уже заправленные.

— Надо ждать, — изрёк Розанов. — Скоро сюда явится орда, и Минцлова — во главе. Больше возможности заманить теософку под землю не представится. Сектанты начнут доискиваться, зачем мы сюда приходили, изловят швейцара, узнают от него про море. Тогда Минцлова на версту сюда не приблизится.

Бугаев между тем наносил угольком на стену контур гриба.

— Боря, я давно хотел узнать у вас, что за гриб вы рисуете на поверхностях?

— Белый, — лаконично отвечал Бугаев.

— Что?

— Гриб, — объяснил Боря. — С той поры как старший товарищ придумал мне литературный псевдоним, не могу отвязаться от ассоциации. Белый… гриб. Отчего бы не использовать контур в качестве личной подписи? Хочу такой вензель на свои книги помещать.

— Ах, вот как… Мне уж мерещилось Бог весть что.

Розанов совершенно успокоился.

Ждать пришлось недолго.

Вот и Минцлова. Сейчас была возможность рассмотреть её. Исчезли мощные жировые пузыри, что распирали платье с изнанки. Бока Минцловой прямотой линии соперничали с отвесом.

— Анна Рудольфовна, вы как будто похудели? — спросил Бугаев.

Теософка смерила его ненавидящим взглядом. Она была как скифская «баба» того разряда, что воткнуты в степях от Крыма до Китая. Огромная, в два обхвата скала — туловище, сверху — грубо высеченная глыба головы, и на темечке — плотный волосяной клубок, размером с кулак. Высеченная из одного куска, слепленная из целого глиняного холма. Отведя пудовую руку в сторону, она растопырила сосиски пальцев и, выдержав пару ударов сердца, согнула мизинец. По этому жесту личарды бросились всей толпой, обтекая тушу Минцловой.

Бугаев бросился навстречу, взревев:

— Я оскорблю вас действием!

— За Достоевского! За меня!.. — выкрикивал Розанов, нанося удары тростью. Трещали кости, выскакивали суставы, соприкасаясь со свинцовым набалдашником.

Личарды выбывали из строя один за другим, но не снижали напор.

Соратники отступили по узенькой лестнице на уровень ниже, сумев запереть дверь, чтобы получить передышку, пока враги будут её ломать.

Розанов закровогубил в ухо меньшевику:

— Где ваша адская машинка? Самое время… Подорвите Минцлову к чертям!

Вольский запустил руку по локоть во внутренний карман — тайник был очень глубок, но извлёк пустую пятерню и с мукой приложил её к лицу.

— Забыл! В другом пиджаке забыл!

— Ну-ну!.. Не печальтесь. Это самой судьбы знак: эра бомб прошла. Обойдёмся. У нас же ещё есть ваш револьвер. Кстати, а что у вас там?

— Где?

— Вместо бомбы.

Вольский застыдился:

— Бутерброд на английский манер.

— Как это?

— Два плоских хлеба, между которыми зажаты: шматок жареного мяса, пласт сыра, тонкий до прозрачности кусочек сальца, капустный лист и всяческая овощная строганина.

— Увесистый, должно быть.

— Могу поделиться.

— Я с удовольствием.

Запах еды привлёк внимание Бори, до сих пор державшегося особняком. Он вмешался:

— Вы упустили вот ещё какой момент: великий роман вызывает дискуссии «по поводу». И вот эти-то дискуссии могут в большей степени изменять действительность, нежели сам роман.

— Очень глубоко, — произнёс с чувством Розанов. — Мне это и в голову не пришло. Боря, вам это часто говорили, но я повторю: вы, мальчик мой, гений.

Бросая жадные взоры на еду, поэт сказал:

— Мне кажется, ваш сыр покрыт плесенью. Боюсь за вас: отравитесь. Давайте дегустирую?

— Боря, разделите пополам со мной эту скромную трапезу.

— Василь Василич опасается плесневого контагия, — профефекал Боря на ухо Вольскому, отчего тот едва не подавился куском.

С едой было покончено меньше чем в минуту. Наступило время для удовлетворения иных потребностей.

— Всмятку! — проворчал Вольский, разглядывая исковерканный в драке портсигар. Ему удалось кое-что извлечь оттуда. Половина переломленной пахитоски висела на ниточке — жилке кукурузного листа. — Хотите половинку? Как раз посерёдке. Как говорится, преломи хлеб и папиросу с ближним своим.

— Спасибо, но вам нужнее. Позвольте заплаточку наложу! — сказал Розанов. — У меня навык.

Василий Васильевич вырвал из карманного бланк-нота клочок бумаги — уголок страницы, дунул, плюнул, ловко заклеил рану на папиросе.

— Благодарю! Ну вот, спичек всё равно нет… От фонаря не хочу — некрасиво.

— Раздайте клинки! — предложил Бугаев, обратив внимание на футляр в руках Розанова.

Девушка обратилась к мужчинам:

— Я взяла урок фехтования, перед тем как…

— Что же, один только урок? — уточнил у неё Вольский.

— А зачем больше? — делая большие паузы, отвечала запыхавшаяся Мариэтта. — Фехтмистр говорил, я схватываю приёмы на лету.

— Василий Васильевич, ссудите средство защиты и нападения! — торопил поэт.

— Нет, Боря, вам я не доверю холодного оружия. Мариэтта, душечка, возьмите клинок. Второй — Коле.

Поэт вложил в губы тоненькую сигаретку, зажёг, влажно заплюмкал ртом, раскуривая.

— Боря, у вас есть спички?!.. Чего же раньше молчали?

Поэт дёрнул плечом.

Вольский процедил в усы что-то неразборчивое. Розанов сочувственно коснулся его плеча:

— Сдерживайтесь, Николай Владиславович. Боринька не злой. У Бориньки — «характер».

Помолчали. Вдруг меньшевик взмолился:

— Василий Васильевич, давайте бросим эти круги! Груз мешает в драке.

— Ни в коем случае! — вскинулся Розанов. — Товар денег стоит!

Минцлова проломила очередную дверь и, не полагаясь более на личард, двинулась на героев, угрожающе помахивая лорнеткой.

Мариэтта в далёком выпаде выбила кончиком шпаги зрительный прибор из фокуснических пальцев Минцловой. Вещица сверкнула вырвавшейся на свободу птичкой и разбилась о стену.

Тут Анна Рудольфовна сунула руку в горловину своего балахона, рванула с цепочки египетский амулет. Вдела сосиску указательного пальца в венчающее крест кольцо и обломила столбик с перекладинкой.

Не сводя с противницы глаз, меньшевик сообщил:

— Берегитесь, теперь у неё крохотный кастетишко — отравленный, вероятней всего.

— Тут — другое, — ответил Розанов уголком рта. — Ритуал. Кощунство свершилось.

— Проглочу… как кит Иону… — прогудела Минцлова, раздуваясь как жаба.

— А вот мы гарпуном!.. — продребезжал смехом Розанов. — Или в сеть! Боря, отступите нам за спины.

— Никогда не прятался в тылу, — нервно крикнул Бугаев.

— Задавлю… — стонала теософка, и своды пещеры отвечали ей эхом. — Паровым катком проедусь.

Мариэтта пролепетала, от страха прикрыв глаза:

— Не приведи Бог в старости настолько раздаться в боках!..

Из группы личард выпрыгнул человек в оправе без стёкол, замахнулся… Бугаев судорожно вздохнул в рухнул как подкошенный.

— Испищался, цыплёночек! — загрохотала теософка.

Соратники утащили контуженного Борю в нижележащий подвал, закрыв за собой мощный люк.

Наверху крушила и топтала деревянные перегородки Минцлова — кракен, выбросивший своё бронированное тело на берег. Бугаев лежал пластом. Мариэтта в отчаянии всплёскивала над ним руками.

Розанов сел на выступ стены, тяжело вздохнул. Прикрыл глаза, тёр переносицу. В голову лезло сплошное уныние. Свет померкнет. Мир кончится. Раб на аверсе закатившегося под стол дублета будет вести в пыльную темноту лошадь, на которой восседает император. Ну уж нет, мы ещё поживём, потрясём животишками, сварим малиновое вареньице, выхлебаем мильон самоваров чая!

— Зори! — лепетал Боря. — Во всех четырёх сторонах света! Атомные зори, лучевые хвори!

— Бредит? — спросил Розанов.

Вольский ухмыльнулся:

— Боря в своём обычном состоянии.

— Да-да. Он всегда таков, — подтвердила Мариэтта, смахивая набежавшую слезинку.

— Каков? — подхватил Боря. — Остров Каков!

— Это волшебный остров, который Боринька придумал ещё прежде, — прошептала девушка, прижав кулачки к груди. — Для меня придумал…

— А теперь пользуется пляжем в одиночку, — подытожил Вольский.

Розанов пытался привести поэта в чувство.

— Вас, Мариэтта, не смущает, что Боря то и дело со вздохами поминает жену поэта Блока? — шепнул Вольский.

— Ну и что же… Кто-то лешего поминает, Боринька — эту стерву.

Внезапно Боря сел и поглядел на соратников осмысленно, во всяком случае — не менее осмысленно, чем обычно. Знаком предложил соратникам приблизиться. Четыре головы заговорщицки склонились: смоляная шевелюра, воздушный белый пушок, утянутые в косы чернолаковые нити и окружённая венчиком седеньких волос лысинка едва ли не соприкоснулись.

Розанов отстранился и фальцетно воскликнул:

— Чистой воды безумие!..

— Нет. Это — Боря Бугаев в своём репертуаре, — улыбнулся Вольский.

— План, гм… авантюрный.

* * *

Минцлова пробила стену и надвигалась вылитой «командоршей» — огромная, отяжелевшая. Грохали каменные ножищи. Подол инеющего блёстками чёрного балахона листовел металлом. Меньшевик стрелял, всё без толку — пули отскакивали от чугунных телес. Одна из пуль срикошетила дважды — от чугунной плоти и каменной стены, чтобы случайно поразить укрывшегося за Минцловой личарду. Вольский перехватил «бульдог» за ствол — барабан опустел, но оружие могло сойти за дубинку, не против теософки, так хотя бы против её личард, показавшихся из-за своей живой баррикады, едва поняли, что боеприпасы у меньшевика иссякли.

Минцлова торжествующе проревела:

— Только чрез океан возможно изгнать меня из мира живых!

— Ага-ага, — с готовностью согласился Розанов. — А ты попробуй из Геннисарета выберись.

По договорённости Вольский замком из пальцев обеспечил опору. Бугаев с каучуковым грузом на вытянутых руках вскочил на подножку, — але гоп! — кувыркнулся в воздухе, уронив Минцловой на плечи круги, сложенные блинной стопкой. Меньшевик поймал мелькнувшие в воздухе газовые баллоны и сбросил большими пальцами проволочные защёлки, удерживающие питающие клапаны. Шланги заизвивались змеями. Каучуковые блины пухли. Башенка из массивных оранжевых бубликов обстала Минцлову, в мгновение ока сделав своей узницей.

Анна Рудольфовна задавленно вскрикнула, потеряла равновесие и мягко упала, со своеобразной упругой грацией.

Налёгши втроём, мужчины покатили валик. Мариэтта следом несла фонари.

Личарды взвыли и бросились вслед похитителям своей атаманши.

Минцлова ещё раздалась в боках, но первосортный бразильянский каучук выдержал. Она честила недругов на все лады:

— Эфиопы! Рожи!.. Попляшете!.. Орангутанги! Сотру!..

Каток подпрыгнул на камнях, изнутри донеслось потрясённое уханье. Поток ругательств на минуту прекратился.

Личарда восстал на дороге, растопырив руки наподобие шлахтбаума на переезде через «чугунку». Как умудрился их обойти? Наверное, по какому-то параллельному коридору. Мужчины согласно умножили усилия и с разгону сбили, переехали катком. Оглушённый пропылившейся резиной личарда извивался на земле, как раздавленный дождевой червь.

Действительно, ряд кругов, нанизанных вместо оси на Минцлову, был схож с составленным из резиновых шин цилиндром пневмоколёсного парового катка — такими выжимают влагу из заболоченной почвы, трамбуют её перед прокладкой дороги или закладыванием фундамента.

Катакомбы сменялись каменоломнями, те уступали карстовым пещерам, ведущим в разломы геологических напластований.

Как всегда вовремя Боря захотел вытереть пот, и резиново-минцловский валик вырвался из рук, укатился вперёд, подпрыгнул на камушке и ухнул под горку. Спохватившись, соратники ринулись вдогонку.

Одно колесо звучно хлопнуло, обмякло за считанные секунды и зашлёпало по земле.

— Минцлова исхитрилась воздух спустить!.. У неё же кольцо с шипом. Что делать?

— Толкать сильнее! — ответил поэту Вольский.

— А ежели ещё до какого круга дотянется?

— Ну-ка, постой!

Схватившись за испустивший дух круг, Вольский натянул его до предела возможного, для чего упёрся в спину теософки ногой. Завязал каучук великанским бантом.

— На сколько-то времени узел её сдержит! Гоним дальше!

— Извивается! — прокомментировал Розанов. — Чтоб ей ни дна, ни покрышки!..

— Василий Васильевич, будет Минцловой дно. Океаническое!

Из валика донёсся фуриозный визг.

Василий Васильевич болезненным голосом предупредил:

— Сужается проход. Не пройдёт!

— А мы крайние круги — шпагой! — разудало крикнул Вольский.

— А как выберется?..

— Не успеет!

Мариэтта пискнула:

— Вдруг Анна Рудольфовна пятками упрётся в стенку, застопорит каток?

— Не подавайте идей теософке! — обеспокоился Розанов.

— Заставим коленки подогнуть! — уверенно ответил девушке Бугаев.

Через слои резины и воздушную прослойку пробился рёв:

— Заставят они, как же!

Бублики пошли вразнобой — из них пыталась вывернуться живая ось. Высунувшиеся стопы щупали в пространстве упор. Мариэтта сделала мужчинам знак притормозить. Лягнула минцловские ножищи, сбивая башмаки. Хлестнула шпагой как розгой облеченные чулками подошвы, с протяжкой, — раз, другой. Теософка басовито ойкнула и засучила ногами, пытаясь укрыть их в валике.

— Вы учительствуете? — спросил Вольский, разгоняя валик.

— Ни в коем случае. Я хочу писать, как Боря, — ответила Мариэтта. — Не отвлекайтесь, пожалуйста.

В минуту передышки Боря витийствовал:

— Анна Рудольфовна, помните, катком паровым грозили? Ай-ай, боюсь-боюсь. Ну, покатились.

Впереди зиял большой объём пустоты.

— Это оно! — предупредил Боря.

Мужчины остановились, каток умчался вперёд и… пропал. Зато откуда-то снизу донеслось чавканье. Меньшевик взял у Мариэтты фонарь и выглянул с обрыва. В полутора саженях под ним валик торчал из песка неразорвавшейся бомбой. Минцлова высунула голову, ожесточённо вращала плечами, выползая больше и больше. Освободив руки, замерла, точь-в-точь выглядывающая из ступы баба-яга, разглядев в окрестном полумраке одну лишь колеблющуюся поверхность.

Топот и боевые выклики приближались. В глубине туннеля заплясал огонёк керосиновой лампы. Мужчины приготовились к бою. Вольский сжал кулаки и откинулся туловищем назад в боксёрской стойке. Розанов воздел для удара трость. Мариэтта прямила спину в позиции испанского бретёра. Вот личарды выбежали на площадку… На Бугаева летел приснопамятный брюнет в котелке и оправе без стёкол: снова, как давеча в Петербурге в квартире на пятом этаже, он станет… Боря зажмурился, сам не понял, как свернулся на земле в комочек… Сердце отсчитывало мгновения до… Ничего не происходило. Бугаев открыл один глаз, как раз вовремя, чтобы узреть: личарды, не удостоив героев своего внимания, один за одним ласточкой кинулись с обрыва — к Минцловой. Бездна пожрала их в мгновение ока, да ещё облизнулась песчаным языком, прося добавки. Что это было? И было ли? Личарды мелькнули и исчезли как мираж. Только отчаянный вой Минцловой свидетельствовал о каком-то происшествии.

Поэт быстро поднялся и скосил глаза на Мариэтту: не осмеивает ли его за секундную слабость в ногах? Отнюдь нет. Фехтовальщица, проникшись горячкой боя, игнорировала всё, касающееся мирной жизни.

Розанов стёр испарину. Соратники приблизились к обрыву.

— Не тонет, — заключил Вольский. — Вот стерва.

— Подлец Водник подкачал, — добавил Розанов. — Крепко подкачал.

Минцлова блажила:

— Извлеките меня. Я открою тайны розы и креста! Посвящу в мистерии! Дам градус!

Не имею возможности связно говорить по пути сюда, она торопилась выговориться.

— Не нужен нам градус масонский, — выдал амфибрахический экспромт Розанов.

— И Минцлова нам не нужна, — внезапно подпел Боря на смутно знакомый мотивчик.

— Те, кто за мной, отыщут вас! — грозила теософка.

Вольский посетовал:

— Жаль, патроны к «бульдогу» кончились. Продырявил бы резину, и в песок с концами…

Минцлова выдернула — почудилось: из декольте, — чудом сохранившийся в бешеной гонке газовый баллон и, размахнувшись от плеча, запулила в меньшевика. Слишком много силы было приложено: алюминиевая колба звонко ударилась в потолок и пропала в песках.

Мариэтта схватила Розанова за рукав:

— Василий Васильевич, позвольте я нанесу coup de grâce.

— Не сдерживайте себя, моя дорогая! — отечески улыбнулся тот.

Не расходуя зря времени, девушка протянула руку Боре, а тот, крепко сжав узкую ладонь, обернулся на меньшевика:

— Коля, умиленно прошу, сыграйте роль дуба, за ветвь которого я захлестну канат.

— Придержать вас двоих, что ли? Охотно.

Вольский ухватил поэта за свободную руку.

Упёршись башмачками в край обрыва, Мариэтта далеко свесилась, желая достать кончиком шпаги надутую резину. Обманным финтом отвела неуклюжую лапу Минцловой и кольнула бубличный бок круга. Получилось! Крохотная дырочка тоненько запела осанну ловкости Мариэтты. Ободрённая успехом, фехтовальщица изловчилась и пронзила два круга за раз, ещё и клинком сумела протянуть вбок, увеличивая прореху. Теософка изменила тактику: защищала руками круги, но клинок чиркнул резину между её растопыренных пальцев. И вот уже хор крохотных ротиков насвистывал на разные лады мотив, звучавший для одних ушей бравурно и фанфаристо, для других — погребальным маршем.

Розанов захлопал в ладошки:

— Ещё, ещё!

Теперь уже Бугаеву пришлось балансировать на ребре обрыва. Девушка нашла на отвесе крохотную выпуклость, установила туда ногу и согнула в колене, выгадав тем самым ещё пару пядей. Василий Васильевич, заглядывая за край обрыва, заламывал в ужасе руки. Вывернув локтевые и плечевые суставы в отчаянной цирковой растяжке, Мариэтта зацепила четвёртый и пятый круги.

— Не могу, — всхлипнула. — Тяните меня.

Меньшевик отбуксировал Бугаева подальше от края, а тот рывком извлёк девушку.

По мере истощения воздушных камер альты проколов грубели и хрипли. В панике Минцлова ладонями шлёпала по обмякающей резине, пытаясь зажать прорехи, но только выдавливала остатки газа. Погрузилась более прежнего, но и только — остающиеся целыми круги могли поддерживать очень долго. Нужно было что-то предпринять.

— Придумала!..

Посмотревши с восхищением на девушку, Боря патетически сказал:

— Мариэтта, вы поступаете правильно. Вы самая лёгкая, и вы, может быть, не утонете. Распластайтесь, ползите к Анне Рудольфовне с острием и жальте, жальте резину. Но прежде чем собою жертвовать, узнайте, что всеми фибрами души я вас…

Мариэтта фыркнула. Став на одно колено, она перехватила шпагу как дротик, примеривалась, зажмуря левый глаз и качая рукой. Бросок оказался удачным. Фехтовальная игла пронизала два нижних спасательных круга.

Совокупное давление минцловского веса и окружающего песка заставляло газ вырываться со свистом. Песчаная бездна засасывала Минцлову, обмякший каучук выгнулся воронкой, низ которой затыкала глыба её головы, увенчанная клубочком волос, уже находящаяся ниже уровня поверхности «моря». Наконец напор мокрого песка промял эластичную плотину и хлынул в воронку.

— Те, кто за мной… — булькнула Анна Рудольфовна и ушла с головой во хлябь.

— Сейчас тоже мистифицирует? На пороге?.. — быстро спросил поэта Василий Васильевич.

Ещё какое-то время на поверхности виднелся кончик соединявшего круги с баллоном шланга, потом извернулся змеиным хвостиком и исчез в тотчас сомкнувшейся норке.

Всё кончилось: драки, погоня, проклятия и ругань. Было ли вообще? Ни следа не осталось, ни намёка. Какая-то опечатка в хронике бытия.

— Носители теософской скверны согласно библейской притче нырнули в Геннисаретское озеро, — подытожил Розанов. — Теперь с Водника не взыскать денег, — посетовал он, впрочем, без особого сожаления, ибо тут же пошутил: — Если проводы в загробье всякой антимузы будут обходиться мне в неполных пять червонцев, я разорюсь. Ну-с, друзья, успеем наверх к ужину? Чур, каждый платит за себя сам!

* * *

Ранним утром, покамест Мариэтта ещё доглядывала последний сон, Борис Николаевич Бугаев, умытый и завернутый в мариэттину кацавейку, локтем сбросил со стола бумажные полосы с цветными графиками собственной «линии жизни». Отставить забавы! Пора!.. Дар всему миру, в том числе — надоедливому Василию Васильевичу. Но прежде…

Он торопливо занёс в дневник: «Анна Рудольфовна, которая Минцлова, часто твердила нам: примет её лишь — бездна: океаническая. Двинулась Минцлова в западный край: берег Атлантики в мании зрела. Мы проводили её толпой на вокзале… Верно, утопла».

На губах ещё блекла усмешка от проделанной литературной мистификации, когда поэт вбирал взором план-проспект первой главы, пришпиленный французской булавкой к обоям над письменным столом. Боря бахнул печатную машинку на стол — жалобно звякнула серебряная ложечка в любимой мариэттиной чашке, уже испуганно жавшейся в углу, предчувствуя неминуемое щербатое состояние, замялась под бубочками ножек любимая мариэттина скатерть. Для ритмической прозы лучше всего подходит «Ундервуд». К тому же, величайший роман двадцатого века должен быть написан с применением современнейшего технического средства. С наслаждением Боря ударил по тугим клавишам, под гром, треск и испуганные крики проснувшейся Мариэтты, — выбивая наверху чистого листа:

«Андрей Белый. Лига выдающихся декадентов».

Часть 2. Против артели чертежников

При создании рассказа ни один чертёжник не пострадал.

Люди, задумавшие сделать себе имя, возвели миниатюрный зиккурат, а господин сих пространств сообразно ветхозаветной традиции совершал акт разрушения. Господина звали Василий Васильевич Розанов, был он тщедушен и невысок, впрочем, помещавшийся на столе зиккурат соответствовал его габитусу. Писатель вынимал из него по кирпичику, наскоро пролистывал и спускал в мусорную корзину.

— Не пойму, зачем несут? В почтовую щель суют, в корзину с покупками подбрасывают, — брюзжал Василий Васильевич. — Что я им? Кто я им? Я же ревматический старик. Сил, времени разбираться во всей этой букинистике нет. Ишь, фантазёры! — оборвал он себя. — Не на обоях книжицу отпечатают, так на обёрточной бумаге… Всё едино: в дворницкую, Потапу на розжиг.

Вольскому было хорошо в гостях, тощие сиденья меблированных комнат не могли соревноваться с приявшим его розановским глубоким креслом. Вдобавок меньшевик твёрдо решил дождаться ужина, так что требовалось поддерживать разговор. Николай Владиславович лениво поддакнул:

— Пипифакс взяли бы. А ляссе — из обувного шнурка.

— В их рядах вы снискали бы уважение, — проговорил Василий Васильевич, сверкнув на него стёклами пенсне. — К слову сказать, видали коллекцию?..

Писатель перебросил Вольскому круглую шкатулочку — внутри угнездились змейки, тканые и вязаные, из шёлка и бархата, с кисточками на хвостах и без, разномастные книжные закладочки. Меньшевик поднял кустистую бровь. Не такой реакции ожидал Василий Васильевич, поэтому поспешил оправдаться:

— Младшенькая сплетёт что-нибудь куколкам. Не пропадать же добру.

Вольский дотянулся до этажерки и, избавившись от шкатулки, расслабился в объятьях шерсти и войлока. Хозяин кабинета вернулся к зиккурату и негодовал пуще прежнего:

— Лесенкой вирши набирают! Уж не у Бори ли Бугаева свистнули приёмчик? «Маяковский» — тьфу, какой нарочитый псевдоним! Кокетка, не поэт. А вот ещё попалось, стих как бы с «перспективой»: от строки к строке уменьшается кегль. Мол, «полёт на аэроплане». Сколько раз взмывал…

— А вам, Василий Васильевич, на аэромашинах случалось вояжировать? — поднял голову меньшевик.

Розанов не расслышал вопрос — ахая, с остервенением шелестел страничками.

— Та самая, из корзины, рыбой пахнет! Давеча Агафья вернулась из лавки, а на дне корзины лежит книжица.

— Рыба на ужин будет? — оживился Вольский.

— Да, стерлядь под соусом из маслин и каперсов.

Николай Владиславович решил: надобно срочно оправдывать статус гостя. Натужился и сострил:

— А вот была бы поэма — чистый лист: хоть на черновики пустить.

Розанов, перетрясавший очередную брошюру, воскликнул:

— Пожалуйста! — и повернул разворотом к меньшевику.

Наверху чистой страницы стоял заголовок: «Шиш».

Вольский сочувственно вздохнул и закурил сигаретку, несколько ранее незаметно позаимствованную из запасов писателя.

Василий Васильевич аккуратно изъял пустой лист и, отчикнув заголовок, сунул под бронзовое пресс-папье, в стопку писчей бумаги. Срезанная полоса с сакраментальным словом отправилась в карман.

— Поглядите, Коля, утром пришла почтой — в дерюжку переплетена! — возликовал Розанов и тотчас принялся отдирать обложку.

— Да зачем вам?..

— Может, пыль с обуви смахнуть… А ляссе — обувной шнурок, как вы советовали!

— Это не шнурок, а Бикфордов фитиль, — лениво проговорил Коля. — Кто бы ни был издатель, он понаходчивей меня.

— Может, запалить? Интересно понаблюдать, как огонёк к бумаге станет подбираться, — злорадно сказал Розанов.

Он ухватился было за закладку, собираясь вырвать резким движением, но уставился на заложенную страницу.

— Это что ещё за?.. — выбормотал он. Машинально затолкал дерюжку в карман пиджака.

Василий Васильевич как будто онемел. Следовало проявить минимальный интерес. Вольский неторопливо поднялся — молчание всё длилось, — приблизился и заглянул через плечо писателя в книжку. Колонку дат подпирало число, будто составленное из пик, ошейника и топора: «1917».

Ослабевшим голосом Розанов предупредил вопрос:

— Это, Коля, годы разрушения великих царств прошлого. Карфаген, королевство Вестготов, Иерусалим… А резюмирует их — указание на наше будущее.

Вольский поморщился:

— Забудьте, Василий Василич. Всякое пишут… За Россию нечего опасаться. Боря катастрофу своим романом отменил.

«Лига выдающихся декадентов» увеличила славу Бугаева, но никто из читателей, кроме трёх друзей автора, и не догадывался об истинной цели создания романа.

— Одну — отменил. А коли новую готовят? — выразительно произнёс писатель. — Те, кто за Минцловой — помните? — он понизил голос.

Порядочно времени прошло с того дня, как друзья отправили раздутое чудовище на дно зыбучего океана, расположенного глубоко под Москвой.

— Подписано неким Хлебниковым, — заметил меньшевик. — Как этот Хлебников высчитал дату? Полагаете, изощрённая нумерология?

— Думаю, суть не в науке чисел, а лишь в тех, кто снабдил автора сведениями касательно этой даты. Нам бы добыть адрес Хлебникова. А телеграфирую-ка я в Москву, Бугаеву! Пускай на журфиксах поспрошает у знакомых литераторов.

Вольский занервничал. Перспектива железнодорожного путешествия его не устраивала. В смятении мыслей он не придумал ничего лучше вопроса:

— Почему вы так уверены в опасности этой даты, Василий Васильевич?

— Да потому что число 1917 это сумма «бунташного» 1905 года, в котором и вы тоже пошалили, — раздельно произнёс писатель, — и двенадцатилетнего цикла планирования, любимого деятелями мировой закулисы. Выезжаем немедленно!

— А как же ужин?

— В вокзальном буфете перекусим, — неожиданно твёрдо сказал Розанов.

* * *

Друзья прошли под аркой в затхлый двор, откуда сбитые лестничные ступени уводили посетителей на второй этаж. Коридор, где с трудом могли разминуться двое, гипнотизировал тёмной глубиной.

Боря Бугаев, встретив друзей на Николаевском вокзале, уверенно повёл их по раздобытому адресу, — сюда. Даже отважился сам покрутить ручку звонка.

— У вас проживает некий Хлебников? — спросил Розанов в приотворившуюся дверь.

Рослая, мосластая, властная на вид старуха справилась:

— А вы кто такие, откуда?

— Откуда надо, — хмуро сказал Вольский.

Этого хватило. Телосложение меньшевика и рубленые черты лица внушали людям уважение.

— Вселился три месяца тому. Десятирублёвая комната, от обедов отказался. Дверь в конце коридора… А имя-то назвал несусветное! Скрывается от кого-то!.. — с удовольствием повествовала хозяйка. — Намедни вечерком шёл от своих омонимных эфироманов…

— Анонимных, верно? — с сахариновой улыбочкой сказал Розанов.

— Стукнули добрые люди его в затылочек, — частила хозяйка, — у него ум за ум зашёл. Он и раньше, бывало, заговаривался, а теперь вовсе человеческую речь забыл, бормочет на чудном языке. Наволочку кровью перепачкал — одни неприятности из-за него!.. Теперь идя в ватер, котелок надевает — голову бережёт. Поздно спохватился, — страшным шёпотом закончила она.

— Вот что: послушаем эту самую заумь, — решил Василий Васильевич.

Комнатёнка была самая дрянная, да и присутствие жильца её не красило. Хлебников лежал на койке, заложив руки за голову, в ветхоньком чёрном сюртуке, а обутые длинные ноги закинул на металлическую дужку. Единственное окно завешивала дырявая рогожа, поэтому царили сумерки. На половицах случился целлюлозный апокалипсис: мятые, комканные листки писчей, а то и серой обёрточной, салфетки, афиши, вперемешку с отдельными квадратами бумаги верже, свидетельствовавшими, что обитатель комнаты знавал лучшие времена. Бумаги были всплошную покрыты каракулями. Нельзя было наступить, чтобы не зашелестело в подошвах.

Казалось, Хлебников нисколько не удивился приходу гостей. Привстав с кровати, выпалил:

— Здра!

— Не так уж и запущенно, — удовлетворённо сказал Розанов. — Если дальше пойдёт в том же духе, мы легко найдём общий язык.

Хлебников тут же выдал умопомрачительную тираду на непонятном языке. Если бы присутствующие сумели её расслышать и записать, получилось бы:

— Солов зов, воз волос. Зол гол лог лоз. Горд дох ход дрог. И лежу, ужели? Зовёл!

— Честнейше господаре, рекёшь ли на сим наречии? — глазом не моргнув парировал Василий Васильевич.

Хозяин комнатёнки что-то пролепетал, тихо, будто внезапно застеснявшись.

— Признаюсь, не разобрал, каким языком воспользовался наш гостеприимный хозяин. Заумь какая-то, иначе не назвать. — Василий Васильевич потребовал: — Громче!

Хлебников дал очередную тираду, а Боря Бугаев со скучающим видом прошагал к окну.

— Пускай от удара русский язык у него из головы вылетел, — рассудил Розанов. — Но другие-то языки должны остаться? Коля, скажите ему что-нибудь по-французски.

— Может лучше сами, Василий Васильевич? — с тоской в голосе проговорил Вольский.

— Я совершенный профан в иностранных языках.

Вольский обернулся на Бугаева — тот одним глазком выглядывал за рогожу. Вздохнул:

— Ну хорошо… Хлебников, послушайте… Мария лён тре, сам пан теля пасэ.

— У вас отменный французский, — простодушно сказал Василий Васильевич. — Очевидно, Хлебников лишился и французского. Если вообще знал.

Вольский покраснел и сказал раздражённо:

— А вдруг наш клиент с мазуриками тёрся? Видок у него тот ещё… Маракуешь по музыке?

Последняя реплика прозвучала неожиданно грубо. Меньшевик впился глазами в Хлебникова, но тот оставался безразличен.

— Сейчас наречие коробейников услышите, — предупредил Вольский. Как будто извиняясь, добавил: — За годы в подполье довелось изучить. Для конспирации эти жаргоны самое то, — и повернувшись к Хлебникову, произнёс: — Збраныга, по офене ботаешь?

Тот никак не реагировал, зато Розанов был восхищён:

— Сегодня вы то и дело блещете талантами!

Вольский, сквозь всё существо которого вдруг засквозила неловкость, нашёлся:

— Боря легко с ним снесётся ввиду сходства натур. Боринька, дерзните побывать толмачём!

— Не желаю! — сквозь зубы сказал Бугаев, даже не обернувшись.

— Чем вы там заняты? — обеспокоился Розанов.

— Изучаю крепление. Мы с Мариэттой купили новые гардины, в цветочек, осталось к окнам приладить…

Розанов приложился глазницей к дырке в рогоже. На высокой поленнице, почти на уровне подоконника, сидел некий субъект и наблюдал за комнатой.

— Так-так. Ясно. Кинуть бы в него чем, да, чего доброго, полено в ответ метнёт.

— Василий Васильевич, надобно кидать так, чтобы после он на поленницу взобраться не смог, — объяснил меньшевик, и предложил с надеждой: — Хотите я табуретом?..

— Нет-нет, Коля, обойдёмся без этого.

— Вы за здоровье шпика радеете? Увяжется следом, всё равно придётся отделываться, но тогда и пострадает он сильнее. Лучше уж сейчас, метким броском…

— Коля, я не хочу, чтобы вы портили чужое имущество, — терпеливо сказал Василий Васильевич. — Вдобавок начнётся суета, шум…

Розанов вернулся к Хлебникову и протянул раскрытую на нужной странице брошюру.

— Виктор Владимирович, постарайтесь ответить всего на один вопрос. Кто подсказал вам это гнусное число?

Глаза Хлебникова округлились, он приложил руки к щекам и взвизгнул:

— Бабр!

Жилец тёр затылок, испуганно озирался, заметался по комнате, бросился мимо Бугаева и выглянул, чуть отодвинув рогожу, в окно.

Розанов сказал:

— Нам во что бы то ни стало необходимо узнать, кто такой этот «бабр», — он выбил ногтями дробь по набалдашнику трости. — Вот что. Обратимся к Флоренскому. Он — дока в языках, мой друг по переписке, любимейший респондент. Человек замечательный во всех отношениях! Правда, мы ещё более удалимся от Петербурга. Павел Александрович жительствует при Троице-Сергиевой Лавре, — Писатель обернулся к друзьям: — Вот и повод его проведать. Согласны вы, Виктор Владимирович, отправиться в небольшое путешествие, чтобы показаться специалисту?

Хлебников часто-часто закивал головой и вымолвил:

— Нра! — но сразу же будто вспомнил что-то и лицо его исказилось. Он замер перед отрывным календарём и в отчаянии тыкал в верхний листок: — Бякачисло!.. Бедань!

Между бровями Розанова пролегала тоненькая складочка, когда он сказал подчёркнуто безразлично:

— Никак не пойму намёков этого марсианина. Наверное, какая-то примета или подобная ерунда.

— Кажется, он хочет сообщить нам, — робко промолвил меньшевик, — что сегодня день уплаты причитающегося квартирной хозяйке.

Выступил Боря:

— Давайте устроим среди нашей троицы благотворительную подписку в пользу… как его… Караваева.

Розанов вскинул свои детские ручки:

— Друзья, беспокоиться ни к чему, я всё улажу.

— Невиданная щедрость! — закудахтал Боря в ухо Вольскому, едва писатель скрылся за дверью.

Розанов быстро вернулся и, потирая ладошки, сообщил:

— Ну что ж, дело сделано. Не будем откладывать сборы! Виктор Владимирович… Позволите? Витя…

Хлебников заёрзал, сунул худую конечность в карман и копался ворошил там, наконец, протянул замызганную визитную карточку, которую Василий Васильевич в руки брать не стал, только покачал головой:

— Простите, не понимаю почерка.

— Ве-ли… — начал Вольский, но Розанов сердито оборвал:

— Пустое! Там всё размазано. Некогда!

Хлебников забегал по комнате с наволочкой, складывая туда разбросанные повсюду бумаги. Целлюлозный покров оказался не отходом литературной деятельности, а способом хранения рукописей.

— Тяп-да-ляп, — приговаривал он.

Повинуясь внезапному побуждению, Вольский достал из портмоне бумажную полоску, пойманную однажды в ветреный день на Лиговской улице: «Сборы на бал: парики, обильно мукой посыпаемые…»

Мгновение разглядывав, Хлебников издал звук радости, выхватил обрывок и бросил в наволочку сверху рукописей.

— Признал своё, — обрадовался Вольский. — Значит, Минцлова и этого успела обобрать. Кончено дело: от мистической «колоды» Хлебников узнал про пресловутый семнадцатый год. Что ж, дата уже обезврежена Борей. Наша миссия окончена.

— Положим, так, — подхватил Розанов. — Но покушение на здоровье и сикофант под окном… К тому же, — подытожил Василий Васильевич, — «бабр» определённо «он», а не «она».

Комнатка выглядела будто здесь побывали несколько рьяных дворников. Единственный оставшийся на полу квадратик желтоватой бумаги мозолил глаза.

— Виктор, вы забыли…

— Ерянь, — махнул он рукой, будто имея в виду: и так понятно.

Подняв, Вольский раскрыл сложенный вдвое листок.

Сперва эти значки показались ему отпечатками типографских литер, так контрастировали с каракулями Хлебникова: чья-то твёрдая их вывела рука, буквально вычертила. Месиво знаков арифметических операций и пиктограмм: молоточки, грифельки, конвертики, стилизованные сердечки, двутавры и арки. Глаз подмечал однозначную «i» и колючую «t», другие буквы латинского алфавита если и наличествовали, то затерялись среди письмён. Овердоты — точки сверху — венчали большинство символов. Там и сям впивался хищным клювом в бумагу радикал, принимавший под своё крыло всех без разбору. Арабские цифры, вознесённые в степень либо низверженные в подстрочный индекс казалось, утратили возможность обыкновенного, не-диакритического бытия. У Вольского закололо в глазах, словно бы попала символьная мелюзга, просыпавшаяся со страницы.

— Гляньте, Василий Васильевич…

— Александрийская бумага? — обернулся на мгновение стоявший перед дверью Розанов. — Писать на такой дорогое удовольствие, — пробормотал, приставляя глаз к замочной скважине. — Не-ког-да, Коленька!

— Это посторонняя бумага, не хлебниковская, вот и не берёт с собой.

— Так вы приберите. Слышите, Боря? У Николая Владиславовича чутьё на улики… Думаю, можно идти! В квартире шпиков не видать. Хлебников собран?

Компания проскользнула по коридору.

Вдруг из залы, где несомненно ждала в засаде, показалась хозяйка.

— Куда!.. А плата за месяц житья?

Увидав за спиной Хлебникова узел знакомой расцветки, завизжала:

— Отдай наволочку, ирод!

— О чём она? — ускорив шаг, спросил писателя Вольский. Вся четвёрка уже вывалилась на лестницу. — Вы же расквитались по счёту.

— Верно бес её попутал — не смогла деньги сосчитать, — пропыхтел Розанов. — Отсюда и недоразумение. — Я задержу, — выдохнул он. Ноги его отчаянно мельтешили по ступенькам. Обернувшись на бегу, выкрикнул, помахивая в воздухе белым флажком извлечённой из жилетного кармана бумажонки: — Сударыня, примите чек!..

Белая полоска порхнула на пол. Домовладелица кинулась к ней коршуном и завертела, ища глазами пресловутую сумму, однако обнаружила нечто иное:

— «Шиш»!.. Вот как! Ты мне шиш!.. Ах ты…

Внизу хлопнула дверь.

* * *

— Зачем вы, Коля, своротили ту поленницу?

— Василь Василич, так ведь иначе шпик не отстал бы от нас…

— Всё равно брать извощика. Ушли бы от погони.

— …и квартирная хозяйка имела шанс настичь. А то оползень дверь поприжал.

Возразить было нечего, и Розанов попытался успокоить сбившееся во время бега дыхание. Но теперь уже меньшевик не отставал:

— Как же это мы наволочку старушечью унесли?

— Ещё разобраться надо, чья наволочка, — проворчал Василий Васильевич. — Судя по фактуре, она давно служит бессменно и уже на девять десятых состоит из сала постояльцев.

Они вышли на один из московских бульваров, как вдруг Боря Бугаев остановился и заявил:

— Вот что. Этот ваш Флоровский… Не имею чести его знать. Да и не могу сопутствовать вам, друзья. Мариэтта просила помочь повесить гардины. Вернётесь с новостями в Москву — милости прошу в дом.

— Борю теперь из гнезда не вытащишь, — с благодушием констатировал Вольский.

Втроём они слезли с пролётки на площади Ярославского вокзала.

— Боря не поехал — билетом меньше! — радостно заметил писатель, направляясь в кассу.

Провожая взглядом прохожую даму с чрезвычайно пышным турнюром, меньшевик на мгновения потерял из виду Хлебникова. Завертел головой, услышал, как поблизости прозвучал голос:

— Мил-человек, в Лавру путь держишь? На, возьми на счастье!

Пассажир вложил денежку в руку Хлебникову, по-совиному клонившему голову набок, и поспешил по своим делам. Неприбранный, с грязным мешком на плече, он был точь-в-точь блаженный странник. Вдобавок, быстро привыкший с подачи писателя к громогласию, Хлебников во всеуслышанье издавал заумные «лепеты». Розанов то и дело морщился, отпугивал строгим взглядом тех, кто глазел слишком уж откровенно. Шипел марсианину:

— Тише!

Тот, увидав ливретку в руках идущего с гувернанткой мальчика, с нежностью заорал:

— Гавгавчик!

Чтобы не привлекать излишнего внимания, укрылись в буфете. Хлебников тотчас разложил бумаги и принялся делать загадочные вычисления огромным неуклюжим карандашом. Не отрывая глаз от перемножаемых цифр, шарил по столешнице и тащил в рот еду. Пока писатель закуривал, Хлебников надкусил оставленный возле блюда спичечный коробок. Тогда Василий Васильевич вызвался кормить его — заботливо протягивал оголодавшему марсианину крохотные пирожки с вареньем, а тот, не отрывая графитовое острие от бумаги, механически жевал.

— Балдарю, Васдруг! — попискивал Хлебников в те редкие моменты, когда отвлекался от расчётов.

Василий Васильевич сказал с жалостью:

— Несчастный… Классический образец дебилизма. Вся деятельность Хлебникова поглощена ведущими в никуда расчётами. Один участок мозга разрастается и душит соседние. Страдают банальнейшие функции: еда, опрятность.

Половой принёс чайник подогретого вина. Угнездившийся на высоком табурете Хлебников как ребёнок качал ногами. Розанов нацедил чашку, уже протягивал Хлебникову, но отвёл руку, чтобы с сомнением в голосе спросить:

— Вам можно?..

— Сладо? Мо-она!

Оглушительно прихлёбывая, марсианин опустошил чашку и требовательно затряс ею перед своим благодетелем.

Погрузились в вагон.

До конца дня Василий Васильевич не оставлял попыток навести мосты с Хлебниковым. Разъяснил меньшевику, что задумал составить тезаурус марсианина.

— По всему выходит, что словарный запас зауми этой ограничен. Я рассчитываю постепенно, от простых к сложным, выяснить значения слов.

Однако «простых» слов не звучало.

— Это несчастье какое-то! — раздражённо бросил Розанов, выслушав очередной монолог на зауми. — Языческие заговоры! Бормотанье волхва!

— Вот и неправда, Василий Васильевич. Слышал на перроне мнение пассажиров, что на ангельском лепечет.

— Хлебников непростительно доверчив к датам, — раздражился спустя несколько времени писатель. — В любом академическом справочнике присутствует пять процентов ошибок, не считая опечаток. Прибавим сюда ошибки и сознательную дезинформацию в летописных и мемуарных источниках, погрешность человеческой памяти, наконец, изменение летоисчисления. Проходит несколько десятков лет, и — всё размыто, как чернила на визитной карточке нашего подопечного. Чего там, будет кто-нибудь про нас через сто лет повествовать, наделает ошибок! Наше путешествие по железной дороге дурно опишет. Они ж в будущем исключительно в небе передвигаться будут…

Розанов отдыхал, то закрывая глаза, то затягиваясь сигареткой. Потом жалобно вопросил:

— Коленька, не видали, куда я окурочек задевал?

— Вроде подопечный наш курил какой-то огрызок, держа на острие булавки.

И вправду, марсианин выглядел ублаготворённым. С ногами устроившись на диване, вёл неведомые вычисления, отыскивая в своём узле листки, на которых оставалось чистое пятнышко. Подчас в раздумьях закусывал карандаш.

— Оригинальный у Хлебникова письменный прибор, — заметил Розанов.

— Уверен, стоит держать его подальше от огня, — со странной усмешкой произнёс Вольский.

Лёг Хлебников не раздеваясь, узел с рукописями сунул под голову вместо подушки. Уже задрёмывая, свернулся калачиком и прихватил костяшку большого пальца губами.

Проснулся Хлебников прежде всех и в первых лучах солнца начал свои вычисления, за неимением бумаги — на стенке купе. Розанов посадил туда меньшевика, чтобы широкими плечами заслонял, если кто войдёт, а себе поставил в планы купить в мелочной лавке Хлебникову тетрадку, а лучше гроссбух. Попасть под взыскание в следующем конфузе с каракулями на непредназначенных для них поверхностях было бы если не слишком болезненно для кошелька, то уж во всяком случае оскорбительно для взлелеянного писателем чувства бережливости.

* * *

— Здравствуйте, милый Флоренский!

Выдержав изрядную паузу, хозяин подал голос:

— Ну что растопырились в сенях аки звезда морская? Входите в келью!

Василий Васильевич Розанов влетел в комнату и взял Павла Александровича за руку.

— Что же вы не пишете мне? — ласково пожурил он.

Тут гость случайно заметил на конторке пачку своих писем. Флоренский перехватил его взгляд, но уверенно отвечал:

— Некогда было.

— Здесь трёхмесячной давности!.. — обернулся Розанов на друга, тасуя неразрезанные конверты.

Флоренский возмутился:

— Да, но их восемь штук!

Нахмурился и Розанов.

— Моя недоработка.

— Скорее, переработка, — буркнул Флоренский.

Помолчали с минуту. Павел Александрович не проявлял энтузиазма к дальнейшему разговору.

Флоренский был в белой рясе, запястья перехватывали поручи, на груди — большой серебряный крест. Василий Васильевич обозрел друга с головы до пят и спросил:

— Что же вы не сообщили, что приняли сан?

— Я фелонь надеваю, когда пишу, для вдохновения, — неприветливо сказал Флоренский. — Слыхал, Боринька модернистским сочинением «Союз воинствующих джентльменов» прогремел на всю Россию? Дрянцо книжонка. А вы, почтенный литератор, в каком свете выставлены!

— «Лига выдающихся декадентов», — машинально поправил Василий Васильевич. — Вы разве знакомы с Бугаевым?

— В университете водились, был грех… Что Боринька нынче поделывает?

— Знаю точно: натягивает с супругой гардины, — отчеканил Розанов.

— Ох, Борька, ох, шутник! — тоненько задребезжал Флоренский. — Он с начала века был склонен к чему-то… Я погляжу, Василий Василич всё так же интересуется сокровенным?

— Собственно, Павел Александрович, мы по делу, только на вас полагаемся: этот господин ушибся и онемел, совершенно забыл русскую речь, умеет изъясняться только на языке собственного изобретения. Будьте толмачом!

— Что ж… Я попробую архетипический язык — частушечный, — сказал Павел Александрович. Он пробубнил щеками уличный мотивчик и замер, выжидательно глядя на пациента.

— Кукси кум мук и скук, — прощёлкал Хлебников и замер точно аист, уставив взгляд куда-то в угол, за плечо толмача.

Флоренский повернулся к гостям с удовлетворённым видом и огласил свой вердикт:

— Заумный язык расшифровке не поддаётся. Наладить контакт не удалось, сами видали. У вас когда поезд? Билеты запасены? Этого господина доставьте в какой-нибудь дом призрения.

— Ещё попытайтесь!

— Ничем не могу…

— Не может тот, кто не хочет…

— А если и так, что такого? — вспылил Флоренский. — Неужели не догадываетесь, что есть такое искусственные языки? Вспомните второй закон термодинамики: в изолированной системе энтропия не уменьшается! То бишь, для установления, поддержания и укрепления порядка нужен приток энергии извне. Любой натуральный язык — боговдохновенный, живой, служит как бы энергетическим каналом. Чудовищное порождение Вилькинса, наречие дона Синибальдо де Мас, Воляпюк пастора Шлейера, Pasilingva профессора Штейнера, «Космос» Лаудье, наконец, эсперанто Заменгофа, «идо» де Бофрона и Lengua Catolica Липтэя — мертворождённые языки, на которых злоумышленники принуждают сноситься человечество. — Павел Александрович вконец ожесточился: — Из-за искусственных языков оскудевает пневматосфера — область вещества, проработанная Духом. А русский язык посредством поэзии и прозы обогащает пневматосферу. Тем самым натуральный язык уменьшает энтропию.

Василий Васильевич сказал в сторону:

— Зубы ломит, когда слышу как законы физики прилагают к свойствам человеческих обществ.

Вольский в отчаянии всплеснул руками, едва не разбив лампу:

— Я совершенно не понимаю, о чём вы говорите!

— Энтропия — мера хаоса… — ещё более раздражённо начал Флоренский.

— Мера мира, — неожиданно вступил Хлебников.

— Ишь, соображает чего-то! — умилился Розанов.

— По счастью, обыватели не проявили интереса к изобретению Линцбаха, — продолжал Флоренский.

Хлебников уже давно заинтересовался угловым шкафом. Одинаковые коричневые корешки притягивали его как магнитом. Бочком марсианин придвинулся к шкафу, нетерпеливо поелозил пальцем стекло напротив тома с пометой «Лопари — Малолетние преступники». Потеребил ручку дверцы, та не поддавалась, зато башенка из книг наверху шкафа шатнулась и потеряла один свой этажик. Хлебников застыл на мгновение, взвизгнув:

— Бабр! — и брякнулся на пол.

— Пристукнуло!.. И чем — книжкой! — сокрушался Розанов. — Темечко со времени покушения не окрепло.

Меньшевик возразил:

— Рядом пролетела, не задев. Я отсюда хорошо разглядел.

— Это всё нервы, — сказал с усмешечкой Флоренский, и не подумавший прийти на помощь. — Сектанты всегда впечатлительные натуры.

— Нашатырных капель!.. Нету? Водой спрысните! Витя, зачем так волноваться? — суетился Розанов.

Вольский, присев рядом с обморочным на корточки, вторил басом:

— Буде, буде…

— Будетляне! — размыкая веки, томно проворковал Хлебников.

Тут меньшевик обратил внимание на открывшийся книжный разворот.

— Такие же значки, как в письме! — воскликнул радостно. — Мы нашли «бабра»!

Флоренский оживился:

— В каком письме?

— А вот, гляньте.

Вольский достал из портмоне листок. Флоренский тотчас уткнулся носом. Нежелание тратить время на поиски очков привело к тому, что лицо Павла Александровича казалось выпуклой маской из жёлтой бумаги, обрамлённой длинными чёрными кудрями.

— Бесьмо, бесьмо, — залопотал Хлебников.

Павел Александрович закончил изучение.

— Послание тривиальное. Удивлён, отчего вы не прочитали сразу же. «М. Г.! Готовьтесь к смерти!» и далее угрозы в том же примитивном духе. Видите этот гиероглиф молоточка? Он ударяет в череп, который задан сочетанием латинских букв «embr» и цифири.

— Вот и ударили… — обронил Розанов, бросив полный жалости взгляд на Хлебникова.

С опаской Василий Васильевич изучал книгу. На обложке значилось двустрочное: «Принципы философскаго языка. Опытъ точнаго языкознанiя». Автором был некий Якоб Линцбах.

— Откуда у вас эта книга?

— Взял на рецензию. Едва новую тарабарщинку соорудят — громлю! В этом я последователен как никто иной, — лицо Флоренского потемнело, глаза недобро засветились. — И знаете что? Книга Линцбаха перенасыщена противоестественными идеями. Перенасыщена! Угадайте, что автор готовит urbi et orbi! Логотомию! Языков хочет лишить, из тех языков себе колбасу сварить. Сам будет скоромное жрать, остальных на хлеб и воду посадит. Из всех лингвистов-новаторов — самый одиозный! Он, вообразите только, половину человеческих звуков отвергает! Звук, стоящий за буквой «како» чем-то ему не угодил, звук, который за «мыслете» — в отвал, за «ук» — проклят и забыт, за «хер» — заклеймён… Там приведена в учебных целях быличка о двух охотниках. Содержание не заинтригует и младенца, однако и на эту быличку возможностей философического языка едва достаёт. Подлинная стихия языка Линцбаха — циркуляры, ордера, приговоры.

Подавив нараставшую ярость, Флоренский сложил руки на груди перед окном.

— Что-нибудь известно об этом Линцбахе? — деловито спросил Вольский.

— От своего московского книгопродавца я получил всё, что было издано от его имени, то есть, всего две книги, — отвечал, не оборачиваясь, Павел Александрович. — Одна у вас в руках. Вторую тотчас сунул в печку: это был справочник по идеальному устройству московских водопроводов и канализации.

Розанов пошевелил пальцами и медленно произнёс:

— Либо он мошенник, либо два этих труда связаны.

— Канализация и философический язык? Связаны? — недоверчиво вымолвил Вольский.

— Именно, — с видом превосходства отвечал Розанов. — Мошенник строчит исходя из конъюнктуры, по случаю, и потому темы затрагиваются им самые оригинальные. Но Линцбах точно не мошенник, раз готов преследовать и убивать.

— А если он универсальный человек? — вставил меньшевик, щегольнув словосочетаньем, когда-то перенятым у самого Розанова.

— Тогда его чернила расплескались бы множеством разнородных трактатов. Описание минералов, инструкция получения агар-агара из водорослей, пасквиль против эйнштейновской теории… Слышите? Множество! А у Линцбаха — всего два.

— Ну и логика, Василий Васильевич! — озадаченно произнёс меньшевик.

Писатель заключил торжественно:

— Нам надо наведаться к Якобу Линцбаху!

— Я отправлюсь с вами, — оповестил гостей Флоренский, настороженно переводя глаза с одного лица на другое, словно ожидая протестов.

Вольский смерил его скептическим взглядом, а вот Василия Васильевича желание друга по переписке не смутило:

— Авантюра обещает множество опасностей. У Линцбаха имеются сикофанты и наёмные убийцы. Вам, Павлуша, потребуется оружие. Даже в случае мирного развитии событий… Сами рассудите, в мировоззренческом споре с создателем философического языка всякий аргумент окажется впрок.

Флоренский взял с этажерки колокольчик и негромко тилинькнул им. Слуга не замедлил показаться и гаркнуть:

— Чего изволите-с?..

— Слушай меня, Вашура… — рассеянно начал Флоренский. Собираясь с мыслями, повторил имя слуги несколько раз на разные лады. Тот, из отставных солдат, спокойно ожидал. Розанов отчего-то преувеличенно весело заулыбался, но по его скулам гуляли желваки. — Раздобудь, знаешь что… Оружие какое-нибудь.

Очень скоро тот принёс арапник, прокомментировав:

— Ежели с умением, можно волка подбить-с.

— Бич это хорошо. У отрока Варфоломея кнутик был… Оставь на трюмо. Стой, я вот ещё что подумал, Васька… — Розанов опять передёрнулся. — Найди что-нибудь, поверх рясы надеть. Свободное то есть, широкое. Фартук какой, что ли… И непромокаемое чтоб было. Брызги чтоб стекали.

Слуга вернулся с чёрным, блестящим, скользким на вид передником.

— Для мясника куплено-с, — пробубнил он. — И обновить не успел-с.

Флоренский тотчас же облачился.

— Не запаритесь? — отрывисто произнёс Розанов.

— Пар костей не ломит, — философски откликнулся Флоренский, затягивая пропущенный в петли на талии шнурок. — А кастет — да.

Тут всеобщее внимание привлёк Хлебников, с идиотической улыбкой зачем-то демонстрировавший свой странный карандаш.

— Должно быть, — прокомментировал Розанов, — хочет показать, что его оружие идейное, «перо».

Однако спустя мгновение Хлебников достал массивный револьвер. Удивление скоро сменилось улыбками: машинка лязгала расхлябанными частями во вздрагивающей руке, казалось, сейчас опадёт дождём железок на ковёр.

— А ведь у Вити оружье поболе вашего «бульдога» будет, — заметил невзначай Розанов.

— Ну, вы загнули, — насупился Вольский. — «Побольше»… Позвольте осмотреть, — он протянул Хлебникову руку открытой ладонью. — «Веблей» времён бурской войны, 38-го калибра. Вы им гвозди заколачивали? А барабан-то не снаряжен. Чего-то вроде я ожидал… Виктор Владимирович, у вас при себе патроны имеются? Так и знал.

Получив обратно оружие, Хлебников радостно сунул его в задний карман. Шагнул к изразцовой печке, открыл заслонку…

* * *

— Не хочу сидеть рядом с марсианином.

— Коля, откуда эта внезапная антипатия? — вкрадчиво спросил Розанов.

— С него сажа сыпется, — угрюмо сказал меньшевик, — а у меня — единственная пара манжет. И те — бумажные.

Вольский отвернулся в окно, чтобы не видеть исполосованное чёрным вкось и поперёк лицо Хлебникова. Розанов назвал этот грим футуристическим. Со злобинкой меньшевик подумал, что и вправду в изменившимся облике Хлебникова смутно ощущается неизбежное будущее: мыло, мочалка, шайка с горячей водой.

Розанов, пролистывая «Опыт точнаго языкознанiя», думал вслух:

— Интересно, отчего Линцбах предаёт забвению букву «р»?

Флоренский проговорил резким голосом:

— Вы читали Фабра?

— Да, у дочки, Верочки, брал «Жизнь насекомых»…

— Ах, нет, Антуана Фабра д’Оливе, — раздражённо сказал Павел Александрович.

— Он тоже про насекомых писал? — елейным голоском вопросил Розанов. — Родственник?

— Нет, они не являются родственниками, ни по крови, ни по духу! — провозгласил распалившийся Флоренский. — Фабр д’Оливе выводил мировые языки от… — с трудом Павел Александрович сдержался. — Впрочем, ладно. Дело это фантастическое, страшное.

Между тем взгляд Хлебникова, бродивший по стенкам купе, привлекла белизна манжет меньшевика. В глазах марсианина загорелся алчный огонёк. Однако Хлебников справился с искушением и продолжил чёркать свои исписанные листы. Выманил у Розанова сигарету и, закуривая, утратил в бумагах свой необычный карандаш. Пока искал, обронил сигарету — затлела бумага. Вольский припечатал ладонью проклюнувшийся пламенный язычок.

— Ради Бога, Виктор Владимирович, будьте осторожнее с огнём! Либо дайте сюда свой карандаш!

Он потянулся было к черневшей между бумаг палочке, как вдруг Хлебников издал громовой ряв и схватил револьвер. Это движение заставило Вольского зайтись в хохоте, потом он отвернулся и надолго забыл про марсианина. Флоренский стал объяснять заскучавшему Василию Васильевичу причины неуравновешенности сектантов.

— Вы только поглядите, семь ступеней уничтожения русского языка! — проговорил Василий Васильевич, отрываясь от книги. — Сокращение — отказ от слов и целых языковых конструкций; упрощение — ну, с этим понятно; непрерывность — значит, что нельзя останавливать обучение философическому языку; прерывность — это про то, что нужно прекратить использование русского; упорядочивание — своих познаний искусственного языка; приспособление — обыватели, кто философический язык игнорировал, вынуждены учить, так как друзья и родичи пользуются только им; наконец, достижение. И ведь прямым текстом пишет, не стесняется!

— Интеллигенция в большинстве читать разучилась, — флегматично заметил Флоренский. — Всё между строк пытаются, а что прямо сказано, не замечают. Социалисты, другие прожектёры заявляют: смешаем народы, всех переведём на языковой суррогат, границы нарежем по параллелям и меридианам, дадим избирательное право женщинам, отменим право наследования и вообще частную собственность, разломаем семью, заберём детей в интернаты. Их слушают, им кивают, полагая, то — дело отдалённейшего будущего. А у прожектёров — выверенный план, в котором завтра — одно, послезавтра — другое, и всё — неизбежно.

— А надо на опережение — выдёргивать планы из рук противников, самим их осваивать, себе на пользу переиначивая! Вот представьте… Если супостаты Империю расточат, через сто лет обездоленный народишко будет фантазировать: что требовалось совершить, чтоб избежать краха. Бульварщины настрочат в духе сытинских копеечных книжонок для подмастерьев, про то, как благонамеренные современники попадают к нам, в прошлое. И эти самые, прости Господи, попаданцы, будут то непотребный террор устраивать, то какой-нибудь особый патрон мастерить либо военные чудо-машины строить. И ни одной бестолочи не придёт на ум, что возможно тихонько, бескровно, хитро: всего-то допустить порнографию во всех видах — пусть беспокойный обыватель идёт в лавку за новыми фотокарточками, а не в революцию.

— У вас, Василий Васильевич, всё одно на уме, — поджал губы друг по переписке.

Розанов снова углубился в чтение, потом не удержался и стал делиться возмущением уже с Вольским. Флоренский склонился головой, дышал глубоко и мерно.

Указав на Павла Александровича, Розанов прошептал:

— Помолчим. Пускай подремлет.

Флоренский с трудом разлепил веки и еле-еле выбормотал:

— Коли прекратите беседовать, пожалуй, проснусь. Очень вас прошу, продолжайте.

Вольский поделился со старшим другом догадкой:

— Что если Линцбах задумал лишить Москву питьевой воды? Катастрофа! Разведал под видом исследований подземную диспозицию. К 17-му году в водозаборных желобах возведёт запруды, чтобы шантажировать город.

Флоренский поднял голову, захохотал:

— Кой-что иное перекроет, чтоб всех утопить в… — и оставив гадать насчёт окончания, моментально уснул.

— Понимаете, Коля, — зашептал Розанов, — Линцбах всю воду не выпьет — узка глотка у остзейца. Москвичи со старых времён имеют колодцы по дворам… И каким боком к вашей идее философический язык?

Ступив на московскую землю и размяв затёкшие члены, Вольский раздосадованно произнёс:

— Что за чёрт!.. На правой манжете — умножение «столбиком». Когда Хлебников успел?.. И ведь какая у него рука лёгкая! Удивительно, как это он музыки не знает. Даже сердиться на него не хочется.

* * *

Всей компанией нагрянуть в гнездо Бугаевых казалось неприличным, посему на Арбат поехал Розанов.

— Ну как, встретились с этим Флоровским? — небрежно спросил Боря.

— Павел Александрович прибыл в Москву с нами. Кстати, велел вам кланяться низко. Очень интересовался вашим житьём-бытьём.

— Ах, Павлуша… — процедил Бугаев.

— К несчастью, Флоренский не смог способствовать нашему делу. Марсианин до сих пор остаётся немцом. Зато мы нащупали ниточку, которая ведёт дальше. Вы с нами? Надо помочь Хлебникову. Редкий человек! Дервиш, иог!.. Терпит бедствие!

— Кто там иог? — вскипел Боря. — Это ваш протеже? А медитировать он умеет? С производством выхода души из бренной оболочки? То-то же! А у меня — дом, гардины, Мариэтта!..

— По сю пору не повесили гардины? Отчего дворника не зазвали? — удивился Василий Васильевич.

Бугаев недовольно отвечал:

— У него — ручищи, к тонкой работе не годен.

— Петельки разорвёт! — со страстью поддакнула Мариэтта. — В комнатах натопчет!

— Что ж, тогда я их прицеплю, — просто сказал писатель.

— Василий Василич, — решительно начал поэт, — из уважения к вашему ревматизму я не могу позволить…

— Что вы, Боринька, — благодушно произнёс Розанов, наступая на хозяев, — какой ревматизм? Мне косточки размять в удовольствие.

Оттеснив чету за порог комнаты, он закрыл дверь. Боря и Мариэтта услышали, как ключ поворачивается в замке. Спустя десять минут дверь отворилась. С порога Розанов возвестил:

— Ваши гардины — в надлежащем положении. Уютная расцветка, очень по нраву эти золотистые пчёлки. Верно, вы, Мариэтта, присматривали?

Бугаев быстрым шагом вошёл в комнату. В самом деле, шторы на положенном месте, стулья не сдвинуты, да и не достанет невысокий Розанов до карниза, закреплённого вблизи потолка, даже с подставки.

— Боря, я жду вас снаружи, — проронил Василий Васильевич.

* * *

— Как же мог Якоб Линцбах, почётный горожанин… — неубедительно возмущался Бугаев. — Создатель сотни рабочих мест, радетель общественного блага… Опять же, важную для Империи работу выполняет. Кто поверит нашим догадкам и шатким построениям? Я, пожалуй, вернусь на Арбат.

— Неужели обнаружился-таки человек, устойчивый к яду Бори и, пуще того, сам способный вывести Борю из равновесия? — дивился тихонько Вольский.

Едва поздоровавшись с Борей, Флоренский сказал ему нравоучительно:

— Ваши медитации очень вредны! Надеюсь, вы перестали практиковать?

— Вредны, — согласился Боря, — в том числе для ближних, если они во время сеанса оказываются чересчур ко мне близко. Тем не менее, я практикую и достиг, смею считать, высот.

— Ближним-то какая с того беда? — сварливо спросил Флоренский.

— Свидетель выхода души из тела сразу на себе какой-либо эффект ощутит: по-собачьи залает или чихать будет сутки без продыха. Мариэтта третьего дня в кабинет не вовремя заглянула и потом чесоткой мучилась.

Друг Василия Васильевича брезгливо поморщился:

— Экий фантазёр вы, Боринька! А вот как осеню вас крестным знамением, чтоб впредь не могли в транс уйти.

В адресной книге впритык с именем Линцбаха находилось объявление Трудовой Артели Чертёжников.

— Так он ещё и чертёжник? — изумился меньшевик. — Василий Василич, не боитесь, что слишком поспешно отвергли теорию о «человеке эпохи Возрождения»?

— Чертёжное дело вплотную сходится с инженерным, к которому относится устроение канализации, — объяснил писатель. — Всякий инженер обязан уметь чертить. Всякий чертёжник невольно овладевает инженерией. А вот предмет лингвистики в страшном удалении. Связь пока не очевидна, но мы её отыщем. Вот что… Нужно провести рекогносцировку в лагере противника. Отправимся вдвоём с Павлушей — он в этой истории человек новый, поэтому не успел запомниться шпикам, если за нами всё-таки была слежка. Вам дело — охранять марсианина. Сводите в кондитерскую что ли… И будьте начеку.

* * *

Клерк в вязаных нарукавниках поднял глаза от гроссбуха.

— Имеем желание заказать чертёжный труд, — сообщил ему Василий Васильевич.

— Сколько вам квадратных саженей чертежей-с? — уточнил клерк, нетерпеливо отстукивая карандашом по столу.

Друзья по переписке переглянулись.

— Думаю, трёх дюжин будет довольно, — брякнул наугад Розанов.

— Проходите внутрь, Якоб Иоганнович встретит-с.

Клерк вернулся к изучению своей тетради. О кнопке электрического звонка, находившейся поблизости от левой руки, он как будто забыл, но Василий Васильевич не сомневался, что нажимать её принято только когда посетители отвернутся.

Миновали тёмный коридор, едва не запутавшись в череде портьер.

— Пирамида египетская! — ахнул писатель, застыв в проёме.

Ему открылось помещение размеров, каких никак нельзя было ожидать в этом приземистом здании. Так пещерный путешественник в романах Жуля Верна или Бэрроуза выбирается из узкого лаза и обнаруживает перед собой бескрайний подземный мир. В середине чертёжной, как и полагается, находилось солнце всякого чертёжника: станок для доски… с пятиэтажный дом. К верхней кромке будто к мачтовой рее тяжёлыми складками была подвёрнута занавесь, в часы простоя работы должная защищать чертёж от пыли. Там же болталась люлька вроде строительной, внутри которой копошились чёрные фигурки. На бумажном листе размером с парус закруглялся концентрический узор, трудно разборчивая отсюда вязь выплёскивалась узкими полосами далеко в стороны. План виделся октопусом, распластанным в сухости анатомического стола, но упрямо топырящим щупальца к его краям.

— Василий Васильевич, с каких пор вы заимели манеру выражаться? — спросил ткнувшийся ему в спину Флоренский.

Розанов отступил в сторону, рассыпая восторги:

— Так взаправду — зиккурат! Мигдаль Бавель! Этеменанка! Впору экскурсии водить!

— Всего лишь одна грань зиккурата, — улыбнулся как из-под земли возникший привратник. Его высокий цилиндр голубого шёлка украшало белое перо. Пурпурный сюртук застёгивался на белые кожаные запоны. Из петлички вместо цветка торчала головка крошечного золотого циркулька. Другие чертёжные инструменты в миниатюре были прицеплены к цепочке часов. Лицо его было мягкое, как будто распаренное, и тщательно выбритое. Губы умели изгибаться в улыбке любого оттенка. Такой физией обладают филантропы со стажем. Какой-нибудь председатель общества помощи беспризорным животным отдал бы за такое лицо всё содержимое своего сейфа. Судя по выговору, этот человек происходил из остзейских немцев. — Мы и водим. Хотите прослушать? Забыл отрекомендоваться: Якоб Линцбах, начальник сих палестин.

— Собственно, у нас дело, — быстро сказал Василий Васильевич и заозирался, опасаясь, что поблизости таится билетная касса.

— Нашим клиентам — обзорный экскурс бесплатно, — поспешил успокоить Линцбах, мягко поведя рукой. — Вы совершенно правы: артельный кульман — восьмое чудо света. Уникум вроде аэроплана «Илья Муромец» или Царь-танка — слыхали о таких?

— Не слыхал, — в тон отвечал Розанов, — но понимаю, о чём вы: что-то вроде судна под названием «Титаник», которое на стапелях…

— Наш кульман предназначен для решения особенных задач, — продолжил Линцбах. — Порой возникает надобность в чертеже объекта планетарного масштаба — города или расположенной под ним туннельной сети. В случае, если объект отражён на цельном листе, а не сотне мелких, заказчик получает возможность оценить его целокупно. В общих чертах наше устройство повторяет систему заводских кульманов инженера Рихтера, но масштабы… В десять раз больше! Доска составлена тремя слоями. Средний из цельных сосновых стволов, сплошным палисадом внизу и решёткой в верхних этажах. Стороны оббиты лиственничными досками, а четыре кромки оклеены фанерами красного дерева. Вдоль правой кромки, как можете заметить, привёрнута чугунная рельса для поверки прямолинейности рейсшины и рёбер доски. Восемь месяцев затрачено на сборку и высушивание, фуговку, расклёпку и повторную подгонку конструктивных элементов.

На палисандровой раме доски Розанов разглядел отпечаток жирных губ. Запенснеил: оказалось, отпечатков сотни, налагающихся один на другой. Изо дня в день толпа прикладывалась, будто к иконе. Василий Васильевич глубоко задумался и спросил, только чтобы иметь вид участвующего в беседе:

— Вы своими силами, без наёмных плотников?

— Только чертёжник способен вообразить и воплотить идеальный кульман, — со значением сказал Якоб Иоганнович. — Обратите внимание на ползунковые противовесы: доску легко наклонять на любой угол. Доска заправлена цельным листом, вчетверо толще обычного, Ватманской бумаги, с полотняной подклейкой для прочности. Два года тому Артель удостоилась заказа Главного имперского управления землеустройства! И вот план московского водоснабжения и водоотведения почти завершён. Самый масштабный наш проект! Идёмте!..

Линцбах успел забежать вперёд, и Розанов воспользовался моментом, чтобы просвистеть в ухо другу:

— Каков ковёр!.. Это не артель, а ложа!

Василий Васильевич бросился вслед за проводником. Обернулся на замешкавшегося друга:

— Павел Александрович, поспешите!

Флоренский с трудом оторвался от созерцания грандиозного чертежа.

— У вас во всей конторе аспидные полы?

— На них не видна пролитая тушь, — улыбнулся Линцбах.

— Будто ступаешь по грифельной доске, — посетовал Розанов. — Или по поверхности омута. Рефлекс самосохранения толкает в воздух. Хочется взлететь, чтоб не провалиться на дно.

— Это фантазия, — с прежней улыбкой отозвался Якоб Иоганнович. — Истина в том, что пол у нас под ногами выложен превосходным тюрингским сланцем.

Влекомые Линцбахом, они вступили в коридор, где стены были увешаны стеклянными линейками, лекалами, угольниками и транспортирами.

— Ваш арсенал? — шутливо поинтересовался Розанов.

Остзеец небрежно отвечал:

— Это не более чем украшения интерьера. Инструменты из стекла не пригодны для черчения. Сложность шлифовки ухудшает строгость рабочих кромок, про хрупкость и склизкость даже упоминать не буду.

В следующем зале остзеец указал рукою в белоснежной перчатке на теснившиеся вдоль стен шкафы, набитые чертежами.

— Наша Артель неотвратимо становится монополистом. Сотни тысяч рублей годового оборота! Общая площадь изготовленных чертежей — пять тысяч квадратных саженей! — с упоением повествовал Линцбах. — Тьма человеко-часов! Самые отчётливые чертежи за чертой оседлости! Непревзойдённые изящество и свежесть линий и, как следствие, общая ясность.

Глазея на встречающихся на пути чертёжников в широких прорезиненных робах, подвязанных шнурками в местах сгибания конечностей, Розанов спросил невпопад:

— Зачем ваши служащие так одеты?

— Труд чертёжника принадлежит к самым негигиеничным, гласит первая страница руководства по черчению за авторством Нетыксы. Я ввёл униформу, чтобы придать нашей профессии благопристойность. Вы, уважаемый, вижу, тоже не чужды графита и чернил? — обратился он к Флоренскому, будто лаская его одеяние дружелюбным взглядом.

Тот промямлил что-то невразумительное, всё ещё задумчивый.

На пути им то и дело попадались чертёжники, то переносящие кипы готовых чертежей, то идущие по служебным делам. К паровой машинке, очиняющей карандаши, выстроилась небольшая очередь. Поначалу Розанов принял всех встреченных за немых. Мало ли, Якоб Линцбах с целью сохранения тайны привлекает к работам безъязыких инвалидов! Затем Василий Васильевич понял, что его ухо отказывается воспринимать чуждую речь. Так для человека, долго обретающегося в чужеземном краю, речь аборигенов превращается в малозначащий фоновый шум. Усилием воли писатель заставил себя услышать: чпоканье, дзыньканье, фырчанье и тому подобные звуки, выстраивающиеся в некую трудно прослеживаемую систему.

— Ваши работники изъясняются на неведомом наречии…

Линцбах с гордостью ответил:

— Моё изобретение — философский язык, насквозь алгебраический и оттого однозначный. Сформулированное на оном техническое задание не допускает разночтений. Почему, думаете, у нашей артели высочайшая продуктивность? Мы не тратим время на правку ошибок, потому что делаем их минимально! Какое, говорите, у вас дело?

— Надобно обмерить лавру, — неожиданно вступил Флоренский. — Для нужд реставрационной комиссии. Целиком, от самой глубокой клети до креста на колокольне.

— Павел Александрович — поверенный наместника, архимандрита Товии, — вдохновенно подхватил Розанов.

— Для Артели это не составит особого труда, — заверил Линцбах.

— А лавру станете вычерчивать на своём исполине? — спросил Розанов.

— Многие клиенты прельщаются нашей доской и настаивают, чтобы заказы отрисовывались на ней. Но чаще всего работа умещается на обычной доске. Впрочем, — он хитро зажмурил правый глаз, — мы сможем выделить уголок, три на три сажени. Ясное дело, это потребует доплаты…

— Благодарю вас, — с сердцем в голосе сказал Розанов и пожал руку чертёжнику, глядя ему в глаза.

Из соседней залы послышался перезвон, будто состязалась сотня колокольчиков, и Флоренский сурово, с обвинительными нотками в голосе выговорил:

— Не по канону!.. Какофония!

Линцбах извинительно улыбнулся и толкнул дверь в учебный класс.

Сидевшие за партами чертёжники вдобавок к чёрным робам имели во рту кляп — деревянный шарик. Щёки перетягивала удерживающая шарик резинка. Округлявшиеся вокруг кляпа губы выглядели так, будто готовы были в любой миг плюнуть красным деревянным шариком — Розанов невольно прищурился. На груди у чертёжников висела миниатюрная звонница — деревянная рамка, в которой помещались разномастные колокольцы. Из-за пояса у каждого торчала двурогая вилочка — камертон.

— Это — новобранцы, — прокомментировал Якоб Иоганнович. — При помощи кляпа и звонницы — карильона, мы отучаем их от привычного языка.

— Русского, что ли? — с неподдельным простодушием вопросил Розанов.

— Русского, немецкого, греческого, — со всегдашней улыбкой перечислял Линцбах. — От любого языка, который препятствует качественной работе.

Линцбах рассказывал, ведя экскурсантов через классы с рядами кульманов:

— Для каждого вида деятельности предусмотрен специальный язык. Причём в случае труда бок о бок два разговора не перебиваются. Под землёй, так же как и во взаимном удалении, что бывает в ходе обмерных работ, удобен карильонный перезвон. Заметили звонницу в холле? Мы с её помощью доносим объявления и распоряжения в самые дальние уголки артельного дома. В шумном месте мы используем язык ритмических телодвижений и поз.

— Всё ясно: и тут без оргий не обошлось! — обрадованно шепнул Василий Васильевич другу по переписке.

В следующем зале столпившиеся новобранцы в нарастающем темпе били ладонями по рамам своих карильончиков. Розанов увидал, что на полу в причудливых позах распластались двое чертёжников. Другая двоица обводила на скорость их тела циркулями не менее локтя величиной, в каждый заправлен кусок мела с кулак. На аспидно-чёрном полу там и сям виднелись нитевые контуры тел, оставшиеся от прошлых соревнований.

— Ребята отдыхают, — пояснил Линцбах, распахивая дверь в следующий зал.

Совсем юные подмастерья в шутку «пуляли» из деревянных угольников друг в друга, прячась и выглядывая из-за кульманов.

— Немедленно уберите инструменты в свои готовальни, — выкрикнул Линцбах. — Это не игрушки! Три наряда вне очереди каждому! Загоню в подстолие!.. Будете рассохшиеся транспортиры заново выверять!

Новобранцы повесили головы.

Василий Васильевич поинтересовался:

— Не слишком вы с ними строги? Проступок незначительнейший.

— Они позабыли о технике безопасности, — отчеканил Линцбах, — и заслуживают наказания.

Ведомые Якобом Иоганновичем, друзья по переписке осмотрели столярные мастерские, где из дерева и кости вытачивали инструменты и правили пришедшие в негодность, химическую лабораторию, где разводили чернила, краски, составы для копирования, наконец, местную пекарню. Хлеб приготовляли в товарных количествах, и так как он годен не только для пропитания — мякишем и крошками чистят и полируют чертежи, Василий Васильевич заключил, что пассаж Линцбаха насчёт ничтожно малого количества ошибок был хвастовством.

Договорившись о следующей встрече для заключения договора на работы по обмеру лавры, Розанов и Флоренский покинули контору Трудовой Артели Чертёжников. Уже перейдя дорогу, Василий Васильевич оглянулся: на приступке сидел чертёжник в резиновой робе, нагло выпучившись на них, крутил на пальце лекало, и оно, рассекавшее воздух, казалось смертельно опасным оружием.

* * *

— Попались в простейшую ловушку! — жаловался Боря. — Хлебников приметил деревянную будочку с двумя дверками: на одной «М», на другой «Ж». Зачем-то захотел он войти в обозначенную буквой «М». Удержать его не было никакой возможности! Я и Коля остались ждать снаружи. Всё нет и нет его. Василий Васильевич, вы не знаете, что за будочка?

Розанов с горечью ответствовал:

— «М» это, понятное дело, масоны…

Бугаев с нарочитой наивностью поинтересовался:

— А буква «Ж» кого значит?

— Лучше вам, Боря, не касаться этого. Дело фантастическое, страшное. Боря, вы, я гляжу, не особенно расстроены провалом своей охранительной миссии? Так как на самом деле произошла беда?

— Мой недогляд, — признался меньшевик. — Пока Боря считал птичек, я смывал в фонтане попытку марсианина вычислять у меня на коже.

Василий Васильевич схватился за голову. Запамятовал приобрести для подопечного тетрадку…

— Тут Хлебникова в пролётку втянули и были таковы, — закончил Вольский.

— Не помог марсианину маскировочный раскрас индейцев… Что ж вы в кондитерскую не пошли? — в отчаянии бросил Розанов.

— Так вы денег оставить забыли…

Скорбное молчание нарушил единственный не испытывавший сожаления по Хлебникову — Флоренский:

— Хочу повиниться перед вами, Василий Васильевич. Вы были правы, заявляя о существовании связи между книгой «Принцип философскаго языка» и трудом по устройству водопроводов и канализации.

— Павлуша, — Розанов со слезами на глазах раскрыл объятия. — Что это вы курите? — изменившимся голосом спросил он. — Не моя ли сигаретка?

— С чего вы взяли?

Щурясь, писатель проговорил:

— Точно, и номерок, который я давеча булавкой процарапал, вы ещё не успели испепелить.

Флоренский судорожно затянулся, сигарета укоротилась на ноготь, а вместе с этой длиной исчезла и помета.

— Какой такой номер? — вопросил с искренним удивлением в голосе.

— На здоровье, — сардонически ответил Василий Васильевич.

Вольский решил, что отныне будет отсыпать у писателя из кисета табачок и самолично завёртывать в бумагу.

Бугаев подумал, что, к счастью, не всё поддаётся учёту и нумерации.

Добив сигаретку, Павел Александрович продолжил:

— План московской канализации пестрит фразами на философическом языке. Точки, отмеченные значками, как бы образуют «пунктир» пентаграммы. Очевидно, чертёжники хотят нанести эти заклинания на стены канализационных протоков, чтобы превратить московскую канализацию в великанскую пентаграмму. Я сумел разглядеть лишь часть надписей. Не понимаю, чему они служат целокупно, но очевидно: Линцбах намерен подчинить Москву!

— А зачем Москва?.. — спросил Бугаев. — Она — ещё не вся Россия.

— Москва да Петербург — и есть вся Россия! — с жаром воскликнул Василий Васильевич. — Возьмёт чертёжник Москву… С Третьим Римом можно и Северную Пальмиру одолеть. Губернии сами в кузовок свалятся.

Вольский встрепенулся:

— Сказки всё это! Не заработает у них пентаграмма!

— Сказки или нет, — рассудительно начал Василий Васильевич, — а надо пресечь. Не задастся у чертёжников оккультная работа, так они от злости бомбами в губернаторов и прочее начальство начнут швыряться. Лучше уж мы пентаграмму сотрём — пускай оккультисты, от нетерпения дрожа, новую рисуют. А в драку постараемся не ввязываться: придём по-посольски, уйдём по-английски.

— Это правильно, что вы не расположены спасать сектанта, — удовлетворённо заметил Флоренский.

— Да ведь это же самая главная цель предстоящей вылазки! — вскричал Розанов, топнув ногой. — Как вы не понимаете… Une bonne action n’est jamais sans récompense! Добрый поступок не останется без вознаграждения!

Вольский отчего-то стал пунцовым.

— По мере постижения всякого искусственного языка и отвыкания от естественного, боговдохновенного, человек приоткрывает свой разум бесам, — невозмутимо рёк Флоренский. — Вследствие этого Хлебников безнадёжен и опасен. La caque sent toujours le hareng — горбатого могила исправит.

— Хлебников не более чем corbeau blanc, белая ворона, — возражал Василий Васильевич.

Меньшевик, нервно сжимая кулаки, выпалил:

— Прекратите уже!..

На мгновение всеобщие взоры обратились на него, а потом Флоренский возобновил дискуссию:

— Но куда страшнее Линцбах, этот чертёжный травматург…

— Травма… Что? — переспросил Вольский.

Флоренский начал презрительно кривиться, но тут вклинился Боря, чем спас присутствующих от выслушивания многословных объяснений:

— Паша, вам зрительная труба понадобится, чтобы прочитать философические письмена.

Клятвенно заверив друзей, что вернётся, Боря понёсся на Арбат, и спустя тридцать минут вручил Флоренскому театральный бинокль, представ перед друзьями в макинтоше и калошах.

Розанов ему подмигнул:

— А-а-а, вы тоже услыхали, что погода обещает испортиться?

— Непременно испортится, — согласился Бугаев. — Нашими объединёнными усилиями. В полдень будет дождь: чертёжная братия прольёт слёзы.

— Мне кажется только, что ботики лишние.

Боря отвечал невозмутимо:

— Для законченности образа.

Остановившись в виду чертёжного дома, Розанов тревожно сказал:

— Друзья, бойтесь чертёжных треугольников и лекал! Судя по всему, это опасное оружие.

Вольский только хмыкнул.

* * *

Запястья и щиколотки Хлебникова находились в струбцинках, установленных на длинные перекрещивающиеся коленца чертёжного устройства.

— Удобно вам в зажимчиках? — заботливо спросил Якоб Иоганнович. — Заводской пантограф много лучше всякой дыбы. Хорошо закреплённого человека можно вытянуть как душеньке угодно, — Линцбах подправил винт, от чего Хлебников зашипел.

— А знаете, я ведь по вам скучал. Ваша идея называть человеческие органы по номеру недели, в которую появляется соответствующая складка на зародыше, — гениальна! А музыкальный язык!.. Куда там «сольресоли» француза Сюдра! Удивительная скорость отвыкания новичков от русской речи есть только ваша заслуга! Вы нам необходимы! Некоторые из возникающих задач требуют работы вашего ума. До 1917 года ещё остаётся время произвести определённые усовершенствования. Я предлагаю возобновить сотрудничество.

Линцбах достал из кармана футляр, высвободил из фетрового плена серебрянную готовальню и раскрыл в ладонях, выбирая более подходящий для пытки инструмент.

— Что вы молчите? Хотите я вам зубы по очереди продырявлю циркульной иглой? Впрочем, это фантазия. Не буду я тупить о вашу зубную эмаль иглы из карманного набора. В Артели найдётся много добровольцев на вас потренироваться — сие умение будет скоро в почёте. В каждом средней величины городе имеется хотя бы одна чертёжная мастерская, а в ней — пантограф для копирования чертежей. В каждом городе нам готов штаб. А ещё в каждой мастерской — душевая, ведь профессия чертёжника — не самая гигиеническая, помните? А после того, как сработает пентаграмма, окажется самой негигиенической. Существование многих господ станет неуместным… Кровь будем спускать в душевых. Верите ли, Те, кто за мной полагают упаковывать тела в Ватманскую бумагу. А я так скажу — не хватит нам запасов ни Ватманской, ни рольной, ни любой иной бумаги, — Якоб Иоганнович задумался на мгновение: — Вот у меня рубаночек для очинки покоробившихся линеек. Пройтись им, острастки ради, по вашей шкуре, срезать плесневелую хлебниковскую корочку? Или не стоит? Ну, скажите: «Не надо».

Вместо того Хлебников запузырил на губах длинную череду заумных словечек.

Линцбах вздохнул и спрятал готовальню. Нашёл в шкафу какой-то альбом и прилёг на раму пантографа рядом с пленником, обнял отечески за шею.

— Знаете, пока вы отсутствовали, мы в подробностях вычертили прожект новой жизни. Пожалуйста, концентрационный лагерь вроде тех, что англичане устроили для буров, только вместительнее и моровее. Всё предусмотрено, от «холодной» до колючей проволоки на рубежах. — Линцбах зашуршал другим листом. — Типовой городской улей, не хотите ли? Давяще-низкие потолки, проходные комнатёнки, чтобы ни у кого своего угла не было, и худые стены, чтоб боялись лишнее слово сказать да из-за граммофона ссорились. Крохотные лестничные площадки, а сами лестницы — едва разминёшься вдвоём, чтоб соседи остановиться поболтать не смели. Философический язык, конечно, общения не предполагает, ну да мало ли, ещё перемигиваться начнут. И главное — цвета окружающего мира, — тут я опять скажу вам, Хлебников, за ваши труды о влиянии красок на настроение, «спасибо»! — мы всё обратим в тлетворную серость. Места, где люди задерживаются поговорить — парадные, вестибюли и прочая, примут коричневый колер. Урны редко где воткнём, всё в дальних местах, и чтоб мусор бросать не с руки было. А вот моя гордость: бордюры составлять неплотно — вроде и не заметно, а каков результат: всякий дождишко смоет землю с клумбы на тротуар, грязищу разведёт! У меня таких ухудшающих жизнь штучек сотни, сотни! А то, ишь, живут наживно, радуются, беды не знают! Падут, падут в глубочайшую меланхолию: мол, до чего мы Россию довели. А это не они довели, а я, я!..

Хлебников лежал, не меняя выражения лица. Легонько подёргивал затёкшей ногой.

— А знаете, знаете, гениальное, — захлёбываясь, продолжал Якоб Иоганнович, — мы названия лавчонок намертво вмуруем в стены возводимых зданий! Надо людишкам внушить, что если несчастная «бакалея» — навсегда, то уж Те, кто за мной властвовать будут до скончания мира. Ох, сколько ж здесь у меня заготовок… Орлов с башен долой, на шпили насадить мистические звёзды. От храмов избавимся, да поглумливей: в котором конюшню устроим, в котором — склад, а на месте иного вовсе яма с грязной водой появится. Да и старинную Москву подчистим — рубанём вдоль и поперёк проспектами, пусть бредёт человек, а его ветерком-то ледяным, разогнавшимся, щекочет. Красные ворота — в щебень! Пускай распылится память о былой доблести. Брюсову башню — на воздух! Что снести невозможно — испохабим. Это архипросто: заколотить парадные, мозаики штукатуркой замазать. Есть одно панно в Петербурге, на доме Управления церковно-приходских школ, там Христос всякого проходящего благословляет… Когда мимо иду, сатанею. Забыл! Мы запретим домишки черепицей крыть! Вы не представляете, какой облагораживающий эффект придаёт обычная красная черепица. Впрочем, остзейским губерниям черепицу я оставлю — в память о своём детстве. Издадим строжайшие строительные предписания для дачников: откажем в мансарде, втором этаже и погребе, поставим пределы высоты и площади. Этак у них разве сарай получится. Да вы, Хлебников, не думайте, что мы с вами в эти загоны и казармы поселимся! У нас всё будет: особняки, дачи. Главное — вовремя склониться перед Теми, кто за мной.

— Да вы же меня не разумеете, — спохватился Линцбах. — Точно, не разумеете. Значит, всё-таки травма. Я же помню вас таким сострадательным… Вы гляньте чертёжики.

Остзеец поднёс к глазам пленника альбом и стал, полминуты задерживаясь на каждой странице, пролистывать. Из собачьих глаз Хлебникова покатились крупные слёзы. Линцбах выглядел довольным.

Зазвенел электрический звонок, и Линцбах сокрушённо развёл руками:

— Дела призывают!..

* * *

Дюжина рослых чертёжников выстроилась каре. Линцбах издевательски поклонился, не без изящества взмахнув перед гостями цилиндром.

— Договор пришли заключать, верно? — спросил улыбчивый хозяин, однако имея в голосе особую нотку. Левой рукой он нетерпеливо поигрывал брелоками с часовой цепочки.

— А вы уже, верно, заключили? — невинно поинтересовался Розанов. — Кровью расписывались? Или как там у них полагается?

— Фу, варварство какое! Зачем же кровью, — вздохнул остзеец. — Те, кто за мной, любят кровь, но на улицах, а не на бумаге.

— Масоном быть нехорошо, — укоризненно сказал Боря. — Ужасно даже!..

— Профаны! — бросил с презрением остзеец. — Вы не умеете работать!..

— Для чего вам всё это нужно? — полюбопытствовал Василий Васильевич. — Жили покойно у себя в Риге…

— Я из Ревеля!.. — огрызнулся Линцбах. — Я создал философический язык. Когда на него переучится Россия, а за ней — весь мир, на планете установится единое царство, без границ и войн. Я спрашиваю: что лучше — всемирный язык или всемирная бойня? — трибунно возгласил Якоб Иоганнович.

— Заговорили лозунгами? Так ведь вы ради своего всемирного языка и устроите бойню, — сказал, презрительно улыбаясь, Розанов. — И почему-то всякий раз начинаете с России. Уж не отговорка ли ваша «всемирность»? Те, кто за вами, Россию хотят заглотить. Ах, оставьте при себе сказочки про общественную пользу. Вы не пользы ради философический язык насаждаете.

— Польза — понятие относительно, — поучительно произнёс Линцбах. — Кое-кому от моего изобретения выйдет польза. Те, кто за мной…

— Якоб Иоганнович, освободите Хлебникова, — твёрдо сказал писатель. — И сдайтесь властям.

— Позабыл, в каком углу дурак валяется, — издевательски произнёс главный чертёжник. — Вы походите, вдруг найдёте. А я тем временем составлю повинную в Охранное отделение, на имя начальника, Мартынова.

Василий Васильевич махнул спутникам рукой. Вместе они направились к двери, ведущей из холла в недра огромного здания Артели.

Линцбах достал серебряный колокольчик. На прерывистый звон примчались десятка три чертёжников с кляпами и зашли с фланга, остервенело размахивая руками и лягаясь. Флоренский вынул плётку и что есть мочи хлестал противников. Те мычали, заслонялись руками и медленно отступали. Их рвение поумерилось.

Линцбах возбуждённо крикнул ему через головы подручных:

— А вы, кажется, смыслите в работе!

Вольский не зевал: сорвал раму колоколенки с шеи подвернувшегося чертёжника и со всей силы надел тому на плечи. Боря Бугаев отрабатывал на наскакивающих врагах приёмы Джиу-Джицы.

— Давай «сам на сам»! — прорычал Флоренский, заметив во вражеских рядах дюжего детину, который выстоял бы не то что против плётки — против дубины.

Подмастерье раздвинул собратьев и сделал шаг вперёд.

— Сейчас покажу малиновый звон! — зловеще сказал Флоренский и напружился в стойке кулачного бойца.

Детина тоже приготовил кулаки. Бойцы яростно столкнулись.

— Вот тебе благовест!.. — тяжко выдохнул Флоренский, завершив серию кулачных ударов.

Чертёжник не услышал его, последние несколько секунд стоял на ногах лишь благодаря получаемым от кулаков импульсам.

Началась всеобщая свалка. Компании удалось-таки выбраться и проникнуть в дверь.

— Дикирий и трикирий им в печень! — проревел Флоренский.

Лицо его пересекал багровый рубец от землемерной рулетки, которую один из чертёжников держал при себе наподобие зарукавного кистеня.

В узких помещениях сражаться было легче: враги подходили по одному-двое.

Навстречу мчался, наклонив голову и визжа, вооружённый циркулями чертёжник. За мгновение до столкновения Василий Васильевич сделал шаг в сторону, но совсем позабыл убрать трость. Споткнувшись, безумец полетел кубарем и, кажется, наткнулся на свои же иглы — завозился на полу, так и не смог встать.

Из-за поворота выпрыгнули с истошным кличем — должно быть, на философическом языке, — чертёжники, в каждой руке по делительному циркулю, раскрывая и закрывая их как огромные веера. Вольский отшатнулся — частокол острий безнадёжно продрал пиджак, не старый ещё. Чертёжник раскрыл веер, укрываясь за реечными решётками и следя за Вольским сквозь ромбические окошечки. Ухнул кулак с зажатой свинчаткой, треснули хрупкие реечки. Меньшевик стряхнул на бесчувственное тело надевшийся по локоть веер.

Боря отстал от друзей и его окружила дюжина противников — они бешено махали руками и ногами, и Бугаев размахивал конечностями с той же энергией, но более умело, поэтому буянов становилось всё меньше.

Чертёжники, с которыми далее столкнулись друзья, яростно размахивали перспектографными линейками — соединённые шарниром палки вращались и громко хлопали. Они перехватывали своё странное оружие из руки в руку, закидывали за спину и ловили другой рукой свободную палку, проделывая это с удивительной скоростью. А вслед за ними уже наступали подмастерья с винкельгаками наперевес. Эти линейки, имеющие чугунные перекладины на конце, придавали их обладателям вид молотобойцев.

Боря успел пригнуться, как в дверной косяк над его головой врубилось подобно боевому топору заточенное лекало, только щепки посыпались. Ещё одно лекало просвистело рядом и по параболической траектории вернулось к чертёжнику-метателю. Бугаев ринулся к противнику, последние разделявшие их аршины скользил на коленях по аспидному полу — ветерок от метательного снаряда тронул волосы, — и подсёк ноги чертёжника.

Чертёжники орудовали деревянными, и не из мягкого грушевого дерева, а из твёрдых пород лекалами, с заточенной наружной кромкой. Бросали их как бумеранги, а циркули метали как дротики. Метровые металлические линейки были заточены как мечи.

Флоренский выдернул пучок застрявших в фартуке циркулей и несколько раз быстро ткнул противника. Тот взвыл и удрал, зажимая брызжущую кровью шею.

Карман мясницкого фартука хранил — Флоренский обнаружил ещё в поезде, — кольчужную рукавицу для левой руки. Теперь она здорово пригождалась: без опаски получить ранение заточенными гранями, Павел Александрович перехватывал или отводил линейки и лекала.

Едва они вошли в следующий коридор, какой-то стеклянный предмет мелькнул в воздухе и взорвался о притолоку.

— Хотят ослепить нас осколками!

Вольский закрыл лицо большой ладонью, Розанов — шляпой, Флоренский натянул чёрный монашеский куколь, а Боря Бугаев — капюшон макинтоша. Перебежками, укрываясь в дверных проёмах, миновали коридор.

— Уф, тяжело, — простонал Розанов.

К нему подскочил обеспокоенный меньшевик:

— Что такое? Ранены?

— Из дому взял самую тяжёлую трость, залитую свинцом. Такую с утра до ночи таскать…

Он отмахнулся палкой от выставившегося из-за угла чертёжника. Вытер набалдашник о портьеру.

В следующем зале чертёжники подвергли их обстрелу готовальнями. Тяжёлые деревянные коробки раскрывались при ударе о препятствие и выбрасывали шрапнель циркулей и прочей заострённой дребедени.

— Что за планида, — громко сетовал Вольский, — в гимназии покоя не было из-за проклятой геометрии, двадцать лет утекло — снова эти циркуля!

Розанов зашептал на ухо другу по переписке:

— Весь враг — впереди. Позади никого. Воспользуемся случаем, вернёмся и осмотрим исполина в холле!

Флоренский кивнул, и вдвоём они заспешили обратно.

Кто-то из чертёжников громко рассуждал, отчего-то на русском:

— Насколько же мы умнее какого-нибудь мещанина! Каждый из нас знает музыкальный язык, язык пассов, звёздный язык, наконец, философический. А обыватель — разумеет русский, может ещё немецкий. Вот и выходит, что мы в среднем в два-четыре раза умнее. Эти вот четверо, явились прямо в наш лагерь, ну не дурачки ли?

Розанов, усмехаясь, пробормотал:

— Конечно, у вас, голубчиков, ума палата. Паша, обойдёмте их.

Нырнули в тёмные подсобки и скоро вышли в холл.

Флоренский достал бинокль, но тут возникший как будто из ниоткуда чертёжник выбил и растоптал хрупкий приборчик. Розанов огрел его тростью по лбу и потрогал носком туфли бесчувственное тело.

— Зря Боря домой ездил, — пробормотал Флоренский, склоняясь над погнутыми кусочками меди.

— Поверьте, не зря! — поднял вверх указательный палец Василий Васильевич. — Не беда, Павлуша. Сейчас предложу замену. Где-то наверняка должен быть…

Бросившись к рядам верстаков, писатель запустил руки по локоть в одну укладку, вторую. Повернулся, торжествуя, к Павлу Александровичу, чтобы протянуть инструмент — складной треножник с пюпитром, на котором винтами удерживалась зрительная трубочка не больше мизинца.

Флоренский недоверчиво поднёс окуляр к глазу. Задрав голову и сморщив лицо, стал изучать поверхность чертежа. Минутой позже сообщил:

— Люди, оказавшиеся в границах пентаграммы, позабудут русскую речь и обретут умение говорить на философическом языке!

В этот момент из-за кульмана выдвинулся на марше отряд новобранцев. Бодро перезваниваясь карильончиками, они охватывали двух друзей кольцом.

— Сюда!..

Флоренский увёл Василия Васильевича за опору кульмана, где притулился помост со звонницей в форме буквы «покой». Оказавшись наверху, друзья втащили лесенку. Новобранцы пошли на приступ, однако Павел Александрович не спешил обнажать плётку. Расставив ноги и глядя на колокола, Флоренский сосредоточенно дёргал за верёвки. Чертёжники более не могли скоординировать атаку — стройный благовест заглушал какофонические переговоры. Минуту они мешкали, потом попёрли бесхитростно, надеясь одолеть кучей. Розанов семенил вдоль перилец и колотил новобранцев своей палкой по чему придётся.

В это время Вольский и Бугаев как раз нашли и освободили Хлебникова. Тот скулил что-то радостное и хватал спасителей за руки.

Боря прислушался:

— Никак благовест! Наверняка наши, призывают на помощь.

Расшвыривая чертёжников, они бежали на звук. Миновали просторный зал, пол которого был покрыт меловыми абрисами и усеян бездыханными телами чертёжников, и коридор, засыпанный стеклянным крошевом. Наконец, оказались в холле, пинками и ударами разогнали по углам осаждавших звонницу новобранцев.

Хлебников и один из чертёжников замерли друг против друга точно ковбои на дуэли в «американских» романах Буссэнара — ноги колесом, руки подрагивают у оружия. Чертёжник первым выхватил свой деревянный угольник, раздался выстрел, и пуля расщепила стенную панель! К одной стороне пластины крепился маленький пистолетик — велодог, да так, что спусковой крючок приходился аккурат рядом с круглым отверстием, куда чертёжник продел указательный палец.

Мгновение спустя Хлебников нежданно для всех сменял роль с ковбоя на индейца: кинул своим револьвером в противника будто томагавком. Смена роли была в некоторой мере логична, ведь на лице Хлебникова оставались следы боевой раскраски, любимой американскими автохтонами. Чертёжник рухнул как подкошенный и больше не вставал. Марсианин подобрал оружие и попытался повертеть его вокруг указательного пальца, но уронил, добавив ушиб поверженному врагу.

Стирая пот с лица, Розанов просипел:

— Витя, не могу не отдать дань уважения вашей меткости… Однако для победы вам потребен колчан, наполненный револьверами, не менее. Может быть, приищете иное оружие?

Вместо ответа Хлебников в который уже раз протянул писателю истрёпанную визитную карточку.

В поле зрения иногда показывались чертёжники с огнестрельными треугольниками, но Вольский поражал их из «бульдога» прежде, чем те успели прицелиться и нажать спусковой крючок.

Боря куда-то запропал.

Вольский тронул рукав Василий Васильевича и глазами стрельнул вверх. Бугаев шёл по гребню кульмана, дурацкий, как Бугаев. Будучи в положении канатоходца, беспечно фланировал туда-сюда в своих калошах и макинтоше, словно по промоченному ливнем бульвару.

— Наш «человек в футляре» времени не терял, — протянул Розанов.

Писатель снял с себя шляпу и помахал над головой.

Увидав сигнал, Боря Бугаев присел на край рамы, оттолкнулся, покатился с кульмана, оставляя стёртую полосу шириной со своё тело. Вулканизированный каучук его макинтоша подметал с Ватманской бумаги сор значков философического языка, сматывал растянутые по бумаге графитовые нити в безобразные серые веретёнца. Трение было велико и спуск был медленным. Боря никуда не торопился и радовался, как ребёнок, знойным июлем повстречавший ледяную горку.

Хором чертёжники пронзительно застонали, сбившись на русский:

— Парус!.. Порвали парус!

Ступив на землю, Боря в ответ изрёк кроткое:

— Каюсь!

Поэт сбросил с плеч макинтош, стряхнул калоши, не упустив случая попасть ими в столбенеющих чертёжников.

Остзеец защёлкал, засвистел приказания, его приспешники воспрянули, перестроились. Одни окружили героев и завели хоровод, выставив огромные иглистые циркули. Другие с мелом шныряли вокруг, нанося на аспидную поверхность линии и выписывая в сегментах будущей пентаграммы заклинания на философическом языке.

— Нельзя допустить… — крикнул с перекошенным лицом Розанов. Вздрогнул — что-то ткнулось ему в бок. Это Хлебников зачем-то предлагал свой карандаш.

— Оставьте, Витя, — жалобно сказал писатель.

— Обернуть бы Линцбаха этого Ватманской бумагой да выпороть как следует! — ожесточённо сказал Вольский.

Розанов затряс бородкой и выкрикнул, явно желая оскорбить вражеского предводителя:

— Злой прибалт! Зверь в обличьи человечьем! Зверь, притом являющийся вша!

Линцбах только расхохотался.

Хлебников в очередной раз бросил револьвер, но на место выбывшего чертёжника втиснулись двое других, а оружие кануло под ногами толпы. Вольский ухитрился дать пинка неосторожному чертёжнику, и всё.

Боря прикинул, сколько вокруг народу. В такой толпе медитационный эффект продлится от силы пару минут. Он попытался отключиться от мира, но вопреки обыкновению, не получалось. Вспомнив кое-что, обратился к Флоренскому:

— Паша, добрый, перекрести ещё раз, чтоб я снова смог погружаться в транс. Сам посуди, враги одолевают. А я могу всем нам передышку устроить.

Флоренский пристально посмотрел в глаза поэту и перекрестил размашисто.

Боря опустился на пол в самом центре приготовляемой врагами пентаграммы и скрестил ноги по-турецки. Руки Бугаев расслабил на коленях, голову откинул. Усилием воли отключил свой слух, улыбнувшись напоследок шуму, не способному помешать истинному иогу. Всё шло как по писаному! Всего лишь одно напряжение души… Раздался звук лопнувшей грелки, но услышал его только Боря, и не ушами — они, пятки и прочие части тела остались там, далеко внизу. Начался астральный анабасис. Бугаев легко достиг скорости света и превысил её, ведь физические законы сковывают лишь материальные объекты. Осталась позади красная планета с двумя спутниками, пояс астероидов и газовый гигант.

Из-за орбиты Сатурна наблюдал он за беготнёй в чертёжном зале. А потом ослабил волю… Астральное тело ужималось всё быстрей и быстрей, пока не оказалось заключено в объёме бренной оболочки. Боря встал на ноги, с лёгким удивлением обозревая окрест себя.

Пентаграмма была забыта. Чертёжников будто поразило проклятие насмешливого колдуна. Самые неожиданные эффекты обуяли их — у одного походка обернулась дурачеством: левой он производил маршевый шаг с рвением какого-нибудь африканского «аскари», а правой выделывал в пространстве фортель и тогда только опускал сильно в стороне и с задержкой на две-три секунды. Другой чертёжник с обезьяньей сноровкой полез по стене, находя кончиками пальцев стыки в деревянной обшивке. Ещё один спрятался целиком в мешковатую робу и, кажется, завязал изнутри рукава и горловину. Лишь немногие остались способны сражаться, среди них — Якоб Линцбах.

Вольского тоже обуял эффект. Он опрокинулся навзничь, чувствуя себя оглушённым, хоть удара в физическом смысле и не было. Розанов тряс его:

— Очнитесь, Коля!

Меньшевик приподнялся на локоть и обвёл вокруг себя ещё не прояснившимся взглядом. Злыдари катились волной. Надо отчингисханить их, подумал Вольский чужими мыслями и достал из кармана шестиплявый громогон.

Хлебников же моргал, неприязненно обозревая мир, обедневший оттенками и значениями. По всей видимости, стал тем, кем его хотело бы видеть общество — абсолютно нормальным человеком.

Патроны давно вышли. Вольский вложил своего «бульдога» в руку Хлебникову. Тот ответил благодарным взглядом и сразу же искусным броском срубил двух противников, чертёжника-верзилу с тяжёлым винкельгаком наперевес и, рикошетом от черепа, новобранца с железной метровой линейкой.

Действие медитационного эффекта оборвалось. С воплем рухнул из-под потолка утративший обезьяньи ухватки чертёжник. Вольский облегчённо передохнул, ощутив под черепной коробкой течение мыслей старообразного вида.

Оставшиеся в строю чертёжники перегруппировались и стали наступать. Из дальних дверей явилось подкрепление — ещё две дюжины подмастерьев. Линцбах помахивал киянкой как маршальским жезлом, направляя своих солдат.

Друзья отступили к одной из опор кульмана, где находился шестерёнчатый механизм и многопудовые противовесы, служащие для наклона чертёжной доски.

— La garde meurt mais ne se rend pas — гвардия умирает, но не сдается! — провозгласил Василий Васильевич.

— Хватит уже, — простонал Вольский.

Тут Розанова настигло озарение.

— Витя, где ваш карандаш? — крикнул он.

Во внутреннем кармане писателя лежала брошюра, с которой всё и началось. Со времени посещения хлебниковской комнатёнки список проклятых дат не видел дневного и лампионного света.

Меньшевик в горячке боя отчего-то вообразил, будто Василий Васильевич сейчас, в окружении противника, собрался править сакраментальное число «1917».

Изрядно потрепавшаяся брошюра с треском выпустила шнурок ляссе. Василий Васильевич покатал между пальцев растрёпанный кончик. Сцепил зубы на графитовом стерженьке странного карандаша и, выдернув как досадную занозу, лихорадочно стал вдевать Бикфордов фитиль в узкий каналец.

— Закурим!.. — предложил Розанов и протянул марсианину распахнутый портсигар. Затем поднёс огонёк к сигареткам и фитильку.

— Не тяните, Василий Василич! — нервничал Вольский.

Он поспешно отодрал край фанерки, а писатель кинул шипящую пламенем палочку в щель.

Без слов их понимавший Флоренский дёрнул рычаг. Противовесы поползли вверх. Нижний край доски двинулся вперёд и вверх, заставив отшатнуться передние ряды чертёжников. Где-то внутри каркаса перекатывалась хлебниковская динамитная палочка.

Розанов с ехидством произнёс:

— Полагаю, «кульман» и «кульминация» — однокоренные слова.

Он подмигнул Вольскому, завернул ёрнически губу и прикрыл уши.

Грянул взрыв. Серёдка кульмана вздулась и лопнула, извергнув тучу деревянных обломков. Брёвна каркаса разлетались как спички. Подвесная люлька удержалась на цепях и моталась маятником. Многострадальный магический чертёж сдёрнуло с креплений и распылило на множество клочков. Под стропилами реяли куски Ватманской бумаги размером с рогожу. Сыпал дождь Ватманского конфетти. Пахло палёным.

Холл являл собой картины разрушения. Чугунный нивелир сорвался с креплений и утонул нижней оконечностью в аспидном полу, верхняя же часть проломила стену и выглядывала на улицу, обращая внимание прохожих. В титанической чертёжной доске зияла дыра, легко впустившая бы пролётку. Без чертежа доска казалась бесстыдно обнажившейся.

За какие-то секунды со взрыва чертёжники в совершенстве освоили новый язык — язык крючников, извощиков и торговцев скобяным товаром: мат. То ли шок от разрушения святыни, то ли ударная волна и контузия подействовали, но они разбегались, громко и отчаянно ругаясь, кто куда.

Спустя несколько времени друзья нашли Линцбаха.

Запыхавшийся меньшевик отрапортовал:

— Она очень жива, хотя не, уже близка к мертве.

Розанов сказал мягко:

— Вы, Коля, переходите на речь марсианина?

— Простите, Василий Васильевич, залепертовался.

— Налицо дурное влияние Хлебникова! Ваша речь разлагается! — строго сказал Флоренский. — Сколько ещё нужно подтверждений того, что…

Главному чертёжнику крепко досталось. Он сидел на полу, широко раскидав ноги, и держался за кровоточащую голову. Цилиндр с прорванной тульей валялся рядом.

— Якоб Иоганнович, всё кончено! — сказал писатель. — Вас постигло фиаско.

Остзеец поднял лицо и пролопотал что-то несуразное. Увидев в лицах победителей непонимание, залопотал пуще прежнего. Резко умолк. Черты его лица, в которые, как обычно казалось, въелась смешливость, наливались ужасом.

— Жаль, на этот раз не услышим сбивчивых угроз! — усмехнулся Боря.

* * *

— Чистейший, незамутнённый кретин, — с чувством глубокого удовлетворения констатировал Розанов, прикалывая булавкой билет до Ревеля к ленте на цилиндре чертёжника.

Друзья посовещались и решили отправить Линцбаха туда, откуда он заявился в Москву. Блаженно улыбавшийся остзеец крепко прижимал к груди каравай — из собственной пекарни безвременно почившей Трудовой Артели Чертёжников! — и жестяную сардинницу, выданные ему для пропитания в дороге сердобольным Василием Васильевичем.

Розанов подтолкнул его в вагон и закрыл дверку, а когда поезд тронулся, сделал ручкой. Остзеец не изменился в лице, стоял у окошка, улыбался.

— Я к Мариэтте, — сердито уведомил Боря. — Извощик!!!

Проводив глазами удаляющуюся спину поэта, Вольский признался:

— Я две минуты ощущал себя и окружающий мир как Хлебников. Необычайный опыт. Вероятно, он в это время являлся мною. Василий Васильевич, а вас астральное упражнение Бори затронуло?

— У меня же иммунитет, помните? Мне в уши ангельский сонм напевает, сквозь эту музыку ничто дурное не пробьётся.

— Я непрестанно творю Иисусову молитву, — проворчал Флоренский, — наверное поэтому не заметил фокусов Бугаева. — Вдруг он заговорил возбуждённо: — Страшно доволен, что оба косноязычника лишены русского словесства: вот она, справедливость! — он дребезгливо рассмеялся. — Что хотели, то и получили: до гроба им тарахтеть на тарабарском. Осталось теперь заумника сдать в богадельню, но это сами… Ну, прощайте! Я — в свою обитель, к трудам. Вбивать столп истины в грунт невежества.

Павел Александрович круто повернул и скрылся в толпе у касс.

Василий Васильевич приблизился к Вольскому и с хитринкой заговорил:

— Теперь вам можно узнать кое-что. Конечно, пустяк… Хлебников и Линцбах оба лишились дара речи из-за удара по голове. Удивительное совпадение! Одна такая контузия в редкость, а две!.. Вас не смутило?.. Это ведь нужно очень ловко попасть, чтоб единственная крохотная пружинка лопнула… Так не бывает. Невозможно! Это чудо! Парадоксальное, фантастическое допущение! Не могут случиться в короткий временной промежуток нашей истории два чуда, два фантастических допущения!

— А первое-то какое? — устало спросил Вольский.

— Разве не чудо, что я повесил Бугаеву шторы? — лукаво прищурился Розанов и торопливым шепотком продолжил: — Так вот, в вас ещё не тлеют подозрения насчёт Хлебникова?

Вольский оглянулся на марсианина. Тот как раз спешил, вскидывая по-телячьи ноги, на другой стороне дебаркадера, заприметив торговца выпечкой. Воззрился на яства, разложенные на широком деревянном подносе, пару секунд жадно втягивал носом воздух, верно, насыщенный свежестью хлеба и теплотой корицы воздух, и вдруг зачастил:

— Сайка с изюмом? Тогда будьте любезны ватрушку, из которой варенье выползло. Сдоба послаще будет? Тогда и её.

Вольскому показалось, что он ослышался, но Хлебников возвращался, весело напевая, к покровителям с кулёчком снеди в руке.

— Вы что же это, только с нами эдак разговаривали? — поразился меньшевик.

— Конечно. Ведь вы меня слушали, почти научились понимать.

Вольский стал пятиться:

— Из-за таких авантюр возникает непреодолимая потребность отдохнуть…

— Погодите. Угоститесь сигареткой! Я хотел вас посвятить в ещё одну тайну! — крикнул Розанов.

— …пару часов, или дней. Со времён подполья знаю трактирчик на Хитровке. Отдохнуть! Ото всего. Ото всех. На оттоманке!..

Исчерпав слова, меньшевик встряхнул кулаками и завернул в ближайший проулок.

Розанов расстроенно поцокал языком и обернулся к Хлебникову:

— Закончим с вами. Дома у Павла Александровича первым делом вы устремились к Брокгаузу. Вам потребны были исторические даты для ваших сомнительных расчётов. Ранее вы схватили клочок своей рукописи, хотя знание кириллицы как будто утратили. Да ещё дюжина примеров, когда вы подслушивали наши разговоры: я записывал ваши словечки, а вы усложнили речь, вероятно, выдумывая слова на ходу, вы обратили внимание на манжеты уважаемого Николая Владиславовича после того, как он выразил за них опасения, затем Вольский, получив на пару минут ваше миропонимание, не забыл русского, всего лишь путал привычные слова с заумью, и так далее. Для чего молчали всё это время?

— Вокруг линцбаховские злыдари шныряли. Заговори я, Линцбах перестал бы миндальничать, подослал бы душегубов. И потом, отец Павел очень уж крут, боязно при нём было к русской речи возвратиться: ещё прибьёт.

— Я-то, подозревая обман, всё время вас провоцировал, в том числе обращаясь к вам по имени, а не по излюбленному вами псевдониму: вдруг проговоритесь, меня поправляя. Признайтесь, Велимир, — начал Василий Васильевич ещё лукавей чем обычно, — это ведь вашими стараниями ко мне попала брошюрка с «предсказанием»?

Звук имени с затёртой визитной карточки привёл марсианина в блаженство. Расплывшись в улыбке, он признался:

— Угадали! Дюжину экземпляров отправил по разным адресам. Один вы разобрались… За то спаси вас Господь. Ну, пойду искать себе новый угол… Пока был распят на чертёжном агрегате, множество новых слов пришли на ум. Таких, что, думаю, прочно войдут в наш обиход. Надобно записать до ночи, иначе слова решат, что попали к неблагодарной личности и вернутся, откуда явились. Свидимся!..

Глядя вслед удаляющейся фигуре, чья нескладность усугублялась мешком рукописей на плече, Василий Васильевич пробормотал:

— Павлуша думает, увёл у меня сигаретку за номером двадцать три. Но мой выигрыш гораздо крупнее: я увёл от всех опасностей полезнейшего человека.

Розанов похлопал карманы в поисках портсигара, нащупал комок, про который уже успел позабыть. Хмыкнув, вынул дерюжку, распрямил, сложил вчетверо. Обувь Василия Васильевича пребывала в ужасном виде — мыски покрывала смесь аспидной пыли и мела. Писатель тщательно протёр туфли и выкинул дерюжку в урну. А потом направился к перрону, куда должны были подать поезд на Санкт-Петербург.

Часть 3. Карты на стол!

Главное было попасть туда пальцем с первого раза.

Вольский убедил себя: если получится — дело в шляпе. В трудные жизненные минуты он бывал склонен к суевериям.

Однако не успел он коснуться звонка, как дверь приоткрылась и мимо скользнула Аля — падчерица Василия Васильевича. Старая дева отличалась прытью — к сожалению Вольского, не в вопросе, котором в её-то годах следовало быть озабоченной более всего, а в прямом смысле слова. Проигнорировав приветствие меньшевика, Аля застучала каблуками вниз по лестнице.

Вольский придержал дверь и прошёл в переднюю. Экономка, начищавшая туфли, насупилась:

— Вы? Велено сразу проводить. Не спит. Вас ждёт.

Розанов сидел, положив руки на стол.

— Картишками спозаранку балуетесь? — бодро сказал Вольский. — Хотите, стакнемся с вами. Ставка — красненькая. Берегитесь, обчищу вас, — пригрозил он шутливым голосом.

— Здравствуйте, Коля, — продребезжал Василий Васильевич. — Я с вечера не ложился. Эти карты не игральные, а Таро. При всём желании вам угодить, «стакнуться» не выйдет.

— В самом деле, Таро. Живописная штучка, — заметил меньшевик, приблизившись к писательскому столу. — Пасьянс решили разложить?

Розанов промолчал.

Бумажные прямоугольники аккуратными рядами лежали перед хозяином кабинета. На углу стола — потрёпанный учебник логики. Повсюду разбросаны таблицы со многими колонками цифр, отчего-то всё нулями либо единицами.

— А как здоровье супруги?

— Благодарю, Варваре Дмитриевне лучше. Леченье Карпинского помогает. Левая рука пока не действует, но, даст Бог…

Вольский уселся в своё любимое кресло и, помолчав с минуту, поинтересовался:

— Василий Васильевич, вы по-прежнему в час пополудни завтракаете? И обедаете в шесть?..

— Совершенно верно.

— А я по совету немецкого доктора особенного расписания придерживаюсь: ем часто, но понемногу, — с энтузиазмом излагал меньшевик. — Именно сейчас время принимать пищу. Живот крутит — это желудочный сок органы жизнедеятельности окисляет. В буфете чего-нибудь съедобного не залежалось? Корка чёрствая, рыбий хвост в масле с донышка консервной жестянки? Чаю не нужно, запью стаканом кипятку.

Писатель поднялся из-за стола, выглянул в гостиную:

— Варенька, распорядись подать полдник для Николая Владиславовича. Да и мне чайку…

Через пару минут появилась экономка Домна Васильевна с подносом, на котором лежали хлеб и холодная говядина. Чайник под ватным колпаком и чашки тоже там были.

Меньшевик присмотрелся к Василию Васильевичу, сосредоточенно заправлявшему пустую чашку сахаром. Пожалуй, лучшего момента могло и не случиться.

— Хотите, последним анекдотом из политической жизни поделюсь? — начал с азартом Вольский. — Надо же от трудов праведных отвлекаться.

— Пожалуйста, — равнодушно сказал Розанов, наливая кипятка.

— В думском ватере некий субъект выкорчевал белое фаянсовое чудо и унёс с собой. Следствие установило личность субъекта. Оказался наш партиец. Присудили штраф, в связи с чем касса партии пуста и останется в том же состоянии ещё два-три месяца: до следующего сбора членских взносов. И тут — ох уж роковое совпадение! — приспело время уплаты за комнату! — Вольский деланно засмеялся.

— Хорош анекдотец, — проворчал Василий Васильевич. — Над каретным сараем есть каморка, поживёте денёк-другой. Заодно приберётесь там.

Вольский сердечно поблагодарил друга.

Выдержав паузу, Розанов подал голос:

— Вы имеете общее представление о Таро? Этот набор карт разделяется на две группы, именуемые Арканами. Младшие Арканы в сущности обычные игральные карты. Старшие Арканы… козыри, если хотите.

— Спасибо за науку, Василий Васильевич.

— Четыреста с лишком лет тому назад Флоренцией правил Козьма Медичи. Как и всякий правитель, он размышлял над укреплением своей власти. По поручению Козьмы философ Марсель Фичина создал политическое руководство, замаскированное под карточную забаву. Сначала это был набор разрисованных карточек, якобы для изучения философских понятий, — так называемое таро Мантенья. Потом Фичина создал Марсельское Таро. Мировая закулиса получила уникальный инструмент.

Вольский нарезал говядину ломтями. Подцепил из чашечки кончиком ножа перетёртого хрена и перенёс на серый съедобный ломтик, размазал.

— Колода Таро устроена таким образом, что позволяет воссоздавать на столе жизненные ситуации, и указывает наилучший выход из них. Это «учебник» для правителя, свод правил на все случаи жизни. Надобно только соорудить точный расклад. Никакой мистики в Таро нет, лишь баланс и правила. В механику Таро вложены любые возможные варианты отношений между странами, обществами, людьми, любые симпатии и антипатии, союзы и распри, всякое чувство, какое только может испытывать один человек к другому. Таро всё равно что цифрарь…

— Будто наш марсианин слово сочинил, Хлебников, — пробубнил меньшевик, не отвлекаясь от поглощения говядины.

— …цифрарь — механическое устройство для счёта, или феноменограф — наглядный выразитель явлений, советчик в трудные минуты. Искусственный думатель, но не из шестерёнок, грузиков, штифтов и шарниров, как «логическое пианино» Вильяма Джевонса или «мыслительная машина» профессора Щукарева — слыхали о таких? — а воплощённая в изображения и символы система взаимоотношений и взаимовлияний карт различных сил и весов. Это ещё и актуальная программа закулисы: «делай вот так». Такой «шифрованный приказ» попадёт в руки даже самых далёких эмиссаров закулисы посредством обычных коробейников. Причём, в непостижимом для посторонних виде.

Розанов умолк, переводя дух.

— Удивили меня, Василий Васильевич! — сказал Вольский, неторопливо прожевав и проглотив пищу. — Я полагал, Таро предназначено для гадания.

— Обывателю не известны истинные правила расклада Таро. «Игры» и «гадания» есть не более чем… — запнулся Розанов, отыскивая уместное сравнение. — Однажды увидав, как русские солдаты, перейдя вброд Зеравшан, готовились к атаке, вытрясая воду из сапог, бухарцы взяли за правило перед сражением ложиться на землю и болтать в воздухе ногами. Вот и наши гадатели точно так же…

— Обычно говорят «слышал звон, да не знаю, где он», — поддакнул Вольский.

— Однако из-за происходящих в обществе изменений, а также из-за уточнения своей программы действий, закулиса выпускает с регулярностью в столетие новый набор Таро — с усовершенствованной логикой картинки и иным балансом. Со времён Козьмы и Марселя вышло пять или шесть плановых колод. Так, в 17 веке ввели швейцарскую, иначе — юнонскую колоду. Спустя столетье имело хождение Таро Эттейлы, а прошлый век принёс Египетское Таро. Мне попала в руки очередная плановая колода Таро — вероятно, опытный образец, ещё не введённый в широкий оборот.

— Как вы её раздобыли?

Розанов поведал, как на журфиксе подобно заправскому зоологу наблюдал за очередным явившимся в столицу на прокорм зверем. Дорогой друг, которому Василий Васильевич не мог отказать, попросил оценить личность модного в этом сезоне «старца». Впрочем, Розанов взялся за работу с удовольствием. Объект наблюдения звался Щетининым. Оный «старец» был зрел и крепок. Наряжался он в расшитую золотой канителью рубаху и кафтан на крючках. Ходил в сапогах бутылками, приводя дам петербургского бомонда в трепет диковатым видом и натренированным перед зеркалом пристальным взглядом из-под бровей. На «старца» многие жаловались, но вменить ему вроде было нечего: публика сама одаряла его деньгами.

В этот раз «старец» вёл приступ некой простодушной дамы. Вдруг почуяв, что за ним присматривают, вообразил невесть что и пустился наутёк, благодаря своей крупной комплекции проложив в толпе просеку. Прежде чем толпа сомкнулась подобно водам Красного моря, Василий Васильевич увидал на паркете чёрную коробочку и машинально подобрал. Должно быть, Щетинин выбил её из чьих-то рук или из неглубокого кармана. Никто не заявил своих прав на предмет, и писатель унёс его домой.

— Всё же почему вы убеждены, что колода — плановая?

— У меня есть решающий аргумент, — лукаво прищурился Розанов. — Старший Аркан всякой продающейся в лавках колоды имеет 22 карты. Ходят слухи о неких секретных картах, называют разное их число. И вот в этой колоде имеются дополнительные три карты: «Воскрешённый», «Скрижаль» и пустая карта — «Nihil»!

— Мало ли, художник услыхал сплетню о секретных картах и нафантазировал их.

— Ах, оставьте, Коля. Эти три карты заканчивают смысловой ряд Старшего Аркана и на своих позициях как влитые. Они предусмотрены изначально, ещё Марселем Фичиной. Случайно эдак не придумаешь! Тут — целая «философия»! Если выложить Старший Аркан согласно нумерации, получится история в картинках, рассказ о некоем духовном «путешествии», восхождении по лестнице о двадцати двух ступенях. Это история о возвышении уличного дурачка, который давешнего не помнит и не понимает мироустройства, до совершенного человека, обоеполого Адама Кадмона.

— Не хотел бы я стать «совершенным» Адамом Кадмоном, — произнёс Вольский, прежде чем, задержав дыхание, отъесть сдобренной хреном говядины.

— Это же метафора! — брюзгливо сказал Розанов. — Так вот, на пути героя появились три новых вехи. Вдобавок, три скрытых карты чудно дополняют общий баланс колоды. А на одной из них, «Скрижали», выведен небольшой ключик, который, признаюсь, в известной степени помог в расшифровке колоды. Собственно, без трёх скрытых карт колода — дребедень. Механизм Марселя Фичины отказывается служить без этих деталек. Думаю, мировая закулиса дала поручение местному отделению создать новую колоду. Это является повышением градуса для российских лож, но для Российской Империи в целом ничего хорошего не обещает. Местным фармазонам нужно выслужиться — такую колоду Таро соорудить, чтобы в их рвении никто не усомнился. Уже из рисунков карт ясно, что закулиса намерена усилить гнёт тех, кого они называют «профанами», то есть обывательского народа. При воссоздании любой ситуации эта колода Таро предложит своему владельцу куда более суровые меры чем прошлые колоды. Взгляните. Это самый важный, одновременно самый бесправный Аркан — «Дурак».

На карте был изображён человек с землистым лицом, как будто страдающий селезёнкой. Тусклые глаза, преувеличенно широкие скулы, кончик носа кажется вздёрнутым из-за провалившейся переносицы. Наряжен он был в полосатую робу, в руке держал ложку. Правая нога его по колено исчезла в пасти твари, будто явившейся из древнегреческих мифов.

— Это наружность колоды Таро, — тихо сказал Розанов. — Одним словом, эстетика. А есть подводная часть айсберга: её механика, баланс, логика. Вся эстетика изображений зиждется на строжайших правилах расклада Таро. И они устрашают ещё более.

— Откуда вы их взяли?

— Я их понял, — просто ответил Розанов.

— То есть вы их придумали?

— Я до этого додумался, — с достоинством парировал Василий Васильевич. — Это разные вещи. Прозрением называйте, если хотите. Передо мной лежал миллион зубчатых огрызков, и я выложил из них единственно возможную картину. Применил науку, раздел алгебры логики! Повозиться пришлось… От простого к сложному я восстанавливал правила. Делаю расклад на обыденную ситуацию, для которой, исходя из своего опыта, могу предложить благополучный исход. Нахожу Аркан, символизирующий этот исход. Затем раскладываю следующую ситуацию… В какой-то момент из тумана проступает механика. Тогда применяю алгебру логики. В результате имею полный свод правил.

— Получается, вы разделались с Таро, как вор вскрывает сейф с помощью слесарных инструментов?

— Не самое лестное сравнение, но в сущности верное.

Розанов позволил себе самодовольно улыбнуться.

— Так что карта с дураком означает? — Вольский ткнул в первую в ряду карту.

— Ясное дело: нашего брата дурака бить, деньги брать. Так они смотрят на нас, — проговорил Розанов.

— А эта — за ногу подвешивать?

Вольский стукнул костяшкой пальца по карте, на которой тот же человек с землистой кожей и гротескными чертами был изображён в не самом удобном положении. Свободная его нога, согнутая в колене, скрещивалась с вытянутой.

— Тут символика: то, что за правую конечность прицеплен, означает: по собственному желанию. Этот Аркан предрекает, что мы, глупыши, будем жертвовать собою за весь мир, живота не жалея, и за то плевки и щелчки от благодарного человечества получать. И так, покамест жилы не порвём. Повсеместно нас обрабатывают, чтоб добровольно шли на заклание.

Вольский задвигал усами:

— А портрет дурака, случаем, не из газеты? Как будто штришки знакомые. Шаржик какой-то, или карикатурка…

— Они все нас так видят, — сказал с грустной улыбкой писатель. — Все эти щедрые на подлости щедрины… Поэтому карикатуры в газетёнках, какую ни возьми, одинаковые, хотя разные художники на стерженёк карандашный поплёвывали.

— Если эти, что за кулисами, такой акцент делают на своём восприятии нашей внешности… Как же, положим, антиподы в Австралии либо Новой Зеландии поймут колоду?

— Смысл картинки: «профанов — бить», всюду считают. Баланс колоды подскажет, как бить: с размаху, что станет силы! А вот местные струкотурки прочтут нюансы. Поэтому нам, в Российской Империи, туже всех придётся. Если в остальном мире на нулевом Аркане гипотетического профана увидают, то у нас — конкретных людей, нас с вами. Это российской масонерии отмашка: нас — «можно». И различая на картах знакомых из повседневности профанов, масонерия будет драконничать.

— «Струкотурки», — осторожно попробовал слово на вкус Вольский. — Каково звучание… Будто насекомые члениками своими, жвалами, клешнями стучат, скребутся.

— Это чтобы не произносить слово…

Тут в кабинет заглянула что-то узнать по хозяйству экономка, и писатель не договорил. С болезнью жены, Варвары Дмитриевны, писателю всё больше приходилось уделять время быту.

— К «профанам» отношение закулисы менялось, — рассеянно сказал Розанов. — Но никогда ещё не было таким…

Василий Васильевич раскрыл альбом, куда прошлым вечером вклеивал согласно хронологии создания изображения старинных карт, разысканные по журналам и книгам. На одной из них дети побивали дурака камнями, на другой стягивали с него портки, кое-где дурак заголялся сам. Рысь то драла когтями его ляжку, то вцеплялась зубами. Дурак бывал весел, блажен, печален, подчас зол, а то безразличен к неудобствам и обидам.

— Приглядитесь к новому Аркану: дно сумы Дурака прорезано, ложка дырявая, нога, что не в пасти неведомой твари, в расклеившийся башмак обута. Куда тут идти… Ни единого шанса двинуться в путь «профану» не оставлено. Нам готовят горчайшую участь. Коля, вы, кажется, чересчур увлеклись едой? Сами же сообщили свой новый гастрономический принцип: «есть мало, но часто».

— Я уже второй раз ем. Всё согласно расписанию. Долго очень лекторствуете, Василий Васильевич.

Василий Васильевич вынул из мозаики карту, чтобы показать другу.

Дородная баба, почему-то в пиджачной паре, сидела за столом, поверхности которого было не разглядеть из-за множества телефонных аппаратов. На мясистом лице застыло выражение, какого Вольский не видал ни у одной женщины. Это было злое высокомерие, жирные губы растянулись в людоедской улыбке, глазки-щёлочки смотрели угрожающе.

— Существует легенда о самозванке на Папском престоле. Раньше папесса изображалась бесспорной самозванкой: худой, тихой и понурой. Здесь мы видим вылитую суфражистку, Эммелин Панкхёрст, в абсолютном осознании своего права на занимаемое место. Очевидно, у закулисы программа: возвысить женщин, усадить судьями, столоначальниками, в Думу пустить. Нрав у суфражисток известно какой, до того дойдёт, что мужчины, все пребывающие в ничтожном ранге, в их кабинеты на цыпочках и дыханье затаив будут входить.

— Суфражистки ведь только равноправия добиваются, — заметил меньшевик.

— Сразу видно, не читывали их манифесты, — усмехнулся Розанов. — Получат равноправие, будут требовать уже привилегий. И их получат — ещё чего-нибудь придумают. Остановиться не смогут, да и не захотят.

Писатель вернул карту на место и взял другую.

— Этот Аркан символизирует нашу Империю.

Вольский сказал пренебрежительно:

— Подумаешь, какая-то баба льёт воду.

— Именно: «льёт»! — Розанов воздел указательный палец. — Отечество наше существует под созвездием Водолея, уж не спрашивайте, почему; мне сие не ведомо. Исстари семнадцатым Арканом в раскладах обозначают Россию.

— Из одного кувшина красная жидкость, очевидно, кровь, а из другого — чёрная с блеском, масло какое-то, что ли… — Он задумался, потом махнул рукой: — Наверное, метафора.

— Россиею весь мир будет насыщаться, — объяснил Розанов. — Все станут за наш счёт жирковать и нас же люто возненавидят и упрёками забомбардируют: мол, ленимся, оттого такие нищие.

— Как вы всё разгадываете, из одной-то картинки?

— Знаю просто, какая благодарность бывает за незаслуженное благодеяние… Взгляните на карты «Император» и «Императрица»! С монархиями на всей планете будут кончать. Монархии придают прочности государствам. Закулиса уничтожила французский правящий дом, несколько лет назад расправилась с португальским и сербским. Германия, Австро-Венгрия и Россия — ей как кость в горле. Вы понимаете, сдвиги грядут колоссальные! Коля, сколько можно жевать?..

— Господь с вами, Василий Васильевич! Я просто представил, что пережёвываю этих ваших злодеев. Вот бы вытащить их из-за кулис да показательный суд устроить.

— Ах, где-нибудь в Нюрнберге или Гааге, — мечтательно сказал Розанов. — Словом, в каком-нибудь городишке с богатой масонской традицией. Хотя где в Европе эта традиция бедная? Тайные общества в десять слоёв… Разгромив ячею Минцловой и Артель чертёжников, мы едва-едва кожуру сняли. Тут чистить столетиями надобно.

— Вы утверждаете, что при помощи этой колоды можно любую житейскую задачу решить. А как вам такая задачка? В Бутырке четверо нас было в одной камере: я, Костлявый, Судрабс и Радек. И один десерт, из булки и сахара. И вот ночью кто-то его съел. Мы судили, рядили, да так и не нашли виноватого. И вот что на разборке говорилось. Я спал и никого не видал. Костлявый спросонья абрис чей-то заметил, то ли Судрабс, то ли Радека. Судрабс твердил, что это Костлявый сожрал, в одну пасть. А Радек убеждал, что это не Судрабс, поскольку Судрабс валялся рядом с ним, Радеком, коленка к коленке, на полатях, а Костлявый со мною в сговоре.

— Это можно и без Таро решить, при помощи такой вот таблички с единицами и нулями. Однако в качестве наглядного, так сказать, опыта…

Василий Васильевич положил несколько Старших Арканов и окружил картами Младшего Аркана с изображениями монет. Передвинул несколько карт, добавил четыре новые, вновь изменил композицию. Изрёк вердикт:

— Вы, Коля, и съели.

Вольский едва не подавился куском.

— Ну, Василий Васильевич, что же мне было ещё делать? Положение было самое суровое.

Тут вошла Варвара Дмитриевна, увидала разложенные карты и здоровой рукой принялась неловко сгребать их в стопочку.

— Варя, что ты делаешь?!.. — замахал на неё ладошками Василий Васильевич.

— Совсем девочки распустились! Что придумали: разложить свои рисунки на отцовском столе! Ужо я им устрою взбучку.

— Причём здесь дети? Я эти картонки давеча с улицы принёс.

— Вася, я же своими глазами видела вот этот рисунок!..

— Говорю тебе, Варя: оставь.

— Важную мысль на детской каляке-маляке наскрипсил, что ли, и бережёшь? Сколько тебе твердила: заведи гроссбух! Горюшко моё!.. — затянула жена. — В прошлом месяце ассигнацию почёркал, куда её теперь денешь?

— Отправь Домну Васильевну обменять в банк, — нетерпеливо сказал Розанов.

— Ты такое написал, что с этим даже в банк стыдно идти!

Варвара Дмитриевна вышла прочь.

— Не обиделась ли? — разпереживался Василий Васильевич. Засуетился, поспешил следом.

Из гостиной слышались: поцелуи, шорохи, розановское сюсюканье.

— Всё-таки я именно этот рисунок у девочек видала, — пробивался в кабинет бас Варвары Дмитриевны. — Найду альбом и покажу.

— Поищи, если душа просит.

Вернувшись, Розанов извинительным тоном произнёс:

— Моя Ксантиппа в юности была отнята от живительных струй образования, вот и не смыслит ничего в художестве. Всякая не маслом писаная картина для неё детский рисунок. Ну-с, на чём мы остановились?..

Вдруг в просвете между дверью и косяком возникла детская рожица.

— Эх, конфекту хочется! — скосив туда глаза, протянул Вольский мечтательно.

Прозвучал удаляющийся топот маленьких ножек. Минуту спустя конфета ударила в плечо и упала на ковёр. Вольский подобрал и завертел головой по сторонам, высматривая метателя. Наконец, вытаращился в потолок, будто сладость была пожалована оттуда. За дверью кто-то, судя по звукам, сдерживал смех ладонями, получалось не очень хорошо — то и дело прорывалось фырканье.

Розанов неодобрительно покачал головой.

— Варвару Дмитриевну забывчивость поразила: непременно оставит приоткрытой, — прокомментировал он.

Вольскому захотелось непременно поблагодарить девочку за угощение. Он сложил конфетную обёртку, воссоздав видимость наполненности. Положил на краешек полки. Назавтра девочка придёт в папин кабинет, заметит муляж конфеты, удивится: почему дядя Коля не съел подарок? Сожмёт ручонкой…

— Какие у нас имеются зацепки? — спросил меньшевик промежду прочим.

Почмокав губами, Розанов решился открыть:

— Эту колоду рисовала женщина.

— Почему вы так считаете?

— Со сменой зодиакальной эпохи ушли времена, когда Таро могли рисовать мужчины. Теперь считается, что только созданная женщиной колода исполнена силы.

— Откуда вы всё это взяли?

— Восприял из надёжнейшего источника.

Василий Васильевич выбил ногтями дробь по журналу, на обложке которого значилось: «Спиритуалистъ».

— Шутите?

— Лишь отчасти. Отсюда я самые банальности заимствую. А «тайны» сам постигаю.

Вольский склонился над колодой Таро.

— Домна Васильевна, подайте чай на трёх персон, — распорядился писатель.

— Вы ожидаете кого-то? — уточнил меньшевик.

— Я накануне телеграфировал Бориньке. Если он не пренебрёг моей просьбой, то будет с минуты на минуту.

Дверь распахнулась и влетел Боря Бугаев.

— Здравствуйте, Боринька! Я вызвал вас для…

Поэт с шумом отхлебнул полкружки. Заприметив Таро, склонился над столом.

— Какая у Василия Васильевича интересная зоря на карте! — выдал прерывисто из-за одышки.

Писатель нахмурился:

— Что-что? Боря, выражайтесь яснее!

— Что же непонятного?!.. Я умею на глазок определить год рисования зори.

Розанов и Вольский переглянулись. Меньшевик пробормотал:

— Кажется, Боря над нами издевается.

— После того как в 1902 году извергся Мон-Пеле, развеянный в земной атмосфере пепел окрашивает рассветы и закаты, — продолжал Бугаев. — Всякий поэт обязан наблюдать зори. Я без пропуска наблюдаю уже полжизни. Ещё бы какой вулкан взорвался, а то небесные колеры выцвели донельзя. Вы желаете раскрыть инкогнито художника? Нет ничего проще. Возьмём каталоги за 1906 и несколько последующих лет и пролистаем, что-нибудь в этакой технике рисунка и попадётся. Не мог же автор избегать выставок и аукционов все прошедшие с момента запечатления этой зори годы!

Розанов задрожал:

— Это… след! Мы взяли след!

* * *

Медная табличка поясняла: «Рёрихъ».

Несколько дней друзья не покидали розановский кабинет, листая художественные альбомы, журналы и буклеты выставок. У Бори из-за бумаги пересохла и потрескалась кожа на руках. Меньшевик, вдруг ознакомившийся с живописными тенденциями, сетовал:

— Всяческая абстракция в цену вошла. Ляпнут краской, размажут, линию поверх прочертят, — готово: ценник с ноликами рублей.

Писатель отвечал ему задумчиво:

— Это всё потому, что они порой видят в какой-нибудь мазне образ того, кому поклоняются. Тут же и покупают, и чем более сходства, тем дороже.

Тогда Вольский уставился на друга:

— Шутите, Василий Васильевич?

— Ясное дело. Не обращайте внимания.

Наконец, им улыбнулась удача: в дешёвом каталоге заштатной выставки Боря отыскал похожий рассвет, а под ним — фамилию.

Служанка провела посетителей в гостиную, где на диване полулежала дама в белом платье.

Розанов откашлялся:

— Простите, можем ли мы повидаться с…

— Муж в экспедиции, — отрезала дама. — Я заменяю его по всем вопросам. Зовите меня Еленой Ивановной.

— Наш вопрос касается художественных работ вашего мужа, — деликатно заметил Розанов.

— Я и сама неплохо рисую, — отвечала Елена Рёрих.

— Вы!.. — разгорячился Боря. — Вы! Нарисовали. Это! — он ударил ладонью по столу, оставив на скатерти карту Таро.

Дама подбежала с лёгкостью балерины и склонилась над картонным прямоугольником.

— Что за прелестная миниатюра?

— В каталоге нашлась картина, оттенки рассветного неба с которой совпадают с таковыми на данном Аркане!

— Экие глупости! — хозяйка рассмеялась. — Покажите ваш каталог! Да ведь тут типографы напортачили — вероятно, краску загустили. Погодите, — Елена Рёрих сняла с полки сшивку темпер и раскрыла на столе: — Смотрите: оригинал. Ну, в каком году сделан, по-вашему?

Это была именно картина из каталога, только небесные колеры на ней лазурно бледнились. Было очевидно, что к году её создания вулканические выбросы осели на земную поверхность. В этакой цветовой гамме всякое сходство с мрачным влажно-купоросным закатом на карте Таро испарялось.

Бугаев сконфузился.

— Так что у вас там за карта? — насмешливо произнесла Елена.

Грустный Боря продемонстрировал колоду Таро и, чтобы не посвящать постороннего человека в детали следствия, наплёл какой-то ерунды, смешав зори и влияние оных на здоровье с гаданием и околоэзотерическими глупостями. Хозяйка внимала с интересом, порой изгибая бровь. Усмехнувшись, пожелала удачи в дальнейших изысканиях и выпроводила гостей.

— Не нравится мне эта дама, — промолвил Розанов, вновь оказавшись на лестничной площадке. — Уж очень экзальтирована. Может пойти в трибады или в спиритки. Ох, зря мы с ней об этом всём поговорили.

* * *

Василий Васильевич то и дело морщился: донимал шум. За стеной слышалась возня, барахты, шебуршанье, — это четвёрка полотёров драила полы. За другой стеной приходящая раз в месяц прачка то трещала колотушкой по стиральной доске, то хлюпала в корыте постельным бельём. В день большой уборки писатель обычно уходил из дому, но с болезнью Варвары Дмитриевны пришлось взять на себя часть распоряжений по дому.

Розанов объявил:

— Констатирую: мы бессильны что-либо предпринять. Более нет ни единой зацепки!

— Зря только в Петербург ехал, — пискнул Боря Бугаев.

— Ну, всё, кончено! — с облегчением сказал Вольский, вспоминая свою новую комнатку. — Зацепок более нет, дело останется нераскрытым.

Поэт высказался:

— Поместите улику в коробку, как у Шерлока Холмса было заведено, и в дальний угол запихайте. До лучших времён.

— Вот и коробка из-под сигар, как раз опустошённая, — приговаривал Василий Васильевич. — Кто бы мог всё выкурить?.. Впрочем, будет. Кладём…

От двери донёсся протяжный стон, и троица, обставшая письменный стол, обернулась. В кабинет, шатаясь, вбрели полотёры — румяные, расхристанные, в глазах поволока. Баба оступилась, удержалась за дверной косяк. Лямка сарафана соскользнула, оголив белое плечо. Боря благочинно зажмурился.

— Мы наблюдаем последствия переусердствовавших трудящихся, — назидательно проговорил Розанов. — Анархия движений растрясла отолиты, что в полукружном канальце уха. От анархии сплошные неудобства, — подвёл он итог.

— Кончили работу, хозяин. Мебелю подвинули, где стояла, — выдохнул с присвистом вожак полотёров. — Паркеты звездой Вифлеемской блистают.

Розанов изогнул бровь.

— Тебя как звать?

— Капитоном.

— Сколько пожаловать за труды, Капитон?

— Полтину.

— А что так дорого? — вымолвил Василий Васильевич с таким наивным удивлением, что даже досконально изучивший повадки писателя за несколько лет дружбы Вольский почти ему поверил.

— По какому такому толку дорого? В сем граде дешевле не сыщешь. Мы коммерцию-то изучили. Хочем монополью учредить, во еже не было полотёрщиков, окромя нашего дружества, — пояснил мужичонка. — Работаем ватажно, полы трём скоро да споро, оттого за день тьму домов обходим, плату требуем малую. Тем и побиваем конкурентов.

— Чтоб наверняка разгромить конкурентов, плату нужно просить скромную, — назидательно произнёс Розанов. — Сбавлять надобно цены. Чтоб вашу дружину зазывали, а иных полотёров — гнали. А потом, когда никого кроме вас в полотёрском деле не останется, можно и задрать цены. Вот что, бери двугривенник и ступай с миром.

— Не так уж быстро управились, тюти, даром, что четверо, — проворчал Розанов, едва полотёры вышли вон. — Не выйдет у тють монополия.

— А одежда у них свежая, — вдруг заметил Боря. — Разоблачаются, что ли, во время работы?

Тут в кабинет сунулась прачка, и Василий Васильевич пришёл в исступление:

— Что ж Варя не расплатится!..

— Маменька в наших комнатах прибирается, — щебетнула из-под стола дочка.

— Наденька, ну хоть ты не мельтеши, на улицу беги играть, — умоляюще сказал Василий Васильевич и обернулся к прачке: — Ну, сколько вам?..

— Пятиалтынный за труды, за руки стёртые, — шамшила старуха, до тех пор, пока монета не перекочевала из кошелька хозяина кабинета ей в руку.

Только девочка выбежала, как в кабинет вошла её мать.

— Ничего не понимаю, Вася, — пожаловалась Варвара Дмитриевна. — Может, ты объяснишь?.. Вот здесь должны быть рисунки, о которых я говорила, помнишь, Вася? А странички-то вырваны. Кто бы это мог сделать? Именно нужные странички. Зачем бы это, а?

Василий Васильевич ощупал чутким перстом неровные рубчики, выглядывающие из линии сгиба.

— Варенька, ты, верно, запамятовала. Из-за того, что странички отсутствуют, тебе и кажется, что здесь были рисунки. А что страниц нет — экое диво! Рисунок чернилами залили, — вжик! — страницу долой!

— Девочки говорят, что не драли страниц!

— Значит, гимназической подруге рисунок понравился. Взяла на память, не спросивши. Вспомни хоть Машку Тартаковер — прожжённая бестия!

— Покажем дочерям картонку и спросим: они рисовали, или не они? Вот увидишь, я права!

Василий Васильевич открыл коробку из-под сигар, там было пусто!

— Признайтесь, Василий Васильевич, как этакий фокус провернули, — зафыкал в усы, сдерживая смех, меньшевик.

— В погоню! Скорее! Не теряя ни минуты!

— Куда? За кем? — ошалело повторял Боря.

— Из-под носа увели, — дивился меньшевик. — Ловкачи — высший класс!

— Колоду мог взять и кто-то из нас троих. Давайте обыщем друг друга по очереди, — предложил Боря.

— Протестую! — прорычал Вольский в крайней степени остервенения, в какую обычно приходил, если кто-то намекал на истощение его рубашки до воротничка и манжет.

Бугаев пожал плечами:

— Готов первым подвергнуться испытанию.

— Вот ещё: очень мне надо вас обыскивать, — буркнул Вольский.

— Тут уйма народу прошла, — примирительно сказал Розанов.

— Вот хоть полотёры.

— Точно, они! — воскликнул писатель. — Подозрительные типчики. Разговором отвлекли, и колоду — цап!..

* * *

— Ну, что увидели? Отвечайте!

Боря молчал. Как в рот воды набрал.

Друзья стояли у стены дома, куда пришли выполнять очередной заказ полотёры. Вольский подсадил Бугаева, чтобы тот заглянул в окошко.

— Поднимите меня!

Меньшевик сцепил пальцы замком и подставил под маленькую ножку Василия Васильевича.

Розанов заглянул в окно одним глазком и зашатался, стал шарить руками по кирпичной стене. Меньшевик сразу же поставил его на землю. Писатель выдохнул:

— Хлысты!.. Маскируют свои радения под работу и ещё деньги получают! Дайте-ка ещё разок взгляну… Для научного интереса.

Вольский подсадил друга, но долго не продержал — скучно. Вернул Василия Васильевича на землю. Тот пребывал в радостном возбуждении: глаза блестели озорно, бородка тряслась.

— У них — «корабль», то бишь община, — зашептал Розанов. — И собственная «богородица» — богиня, коей они поклоняются, как умеют. Боря, проникните в их ряды! Вам — только вам — это легко удастся.

Бугаев выпросил у дворника простую рубаху и армяк. Переодевшись, отправился на разведку, уверенный в успехе.

Он легко затесался в ряды полотёров, сползавшихся со всего города, сдать дневную выручку. Маскировка была превосходная — никто ухом не повёл в сторону поэта. Боря вошёл в «корабль» — дощатый амбар. Принялся ходить кругами, незаметно подбираясь к вожаку. Но оказался вдруг в середине пустого пятачка, окружённый со всех сторон полотёрами.

— Зачем пожаловал, фискал? — ласково спросил Капитон.

— Те картинки, что у тебя в армяке, в тайном карманце, лежат, отдай, — стал убеждать Бугаев. — Лежат ведь без толку. Ну какой от них тебе толк?

— Какой толк? Чемряковцы мы! — гордо изрёк Капитон. — От чего не отречёмся. Отдать картинку можно, — заулыбался сладко полотёр, — да только какой мене во том антирес? Аще человек расторопный, за благочестие радеющий, тады другое дело. А ты рафлёный какой-то… Порадей чин-чинарём: до красного пота, мокрых мозолей, одёжной рвани и всего такого протчаго, абне обретоше вещицу.

— Как же мне порадеть? — растерянно сказал Боря.

Капитон подмигнул бабе. Та залыбилась, вихляво прошлась туда-сюда, словно разминая суставы. Повернулась спиной ко всем присутствующим, чуть присела, уперев руки в колени, и часто-часто затрясла гузном. Сметанно-молочные её телеса будто зажили сами по себе, тесно им стало в одежде, хотели прорваться наружу.

Боря обомлел. Не отрывая взгляда от ходящей ходуном плоти, промямлил:

— Это что за танец, откуда?

— Из Твери я, а пляска, значица, тверская, — весело крикнула через плечо баба, не останавливаясь. — Тверск этоть!.. Отойди, зашибу!

— Радети бушь? Елико ждати? — с ехидством поинтересовался Капитон.

— Погодите, — одними губами произнёс Боря. Задышал по методике кашмирских йогов и, быстро справившись с потрясением, объявил: — Явлю усовершенствованный «шимми».

Боря сделал шаг, но запутался в собственных ногах, покачнулся и завалился ничком. Полотёры не успели разухмыляться — в последний момент гость выставил руки в пол. Упираясь ими поочерёдно, стал раскручивать вокруг них тело, сначала медленно, а потом быстрее, только разлетающиеся ноги мелькали.

— Кто ж трепака не знает? — издевательски хмыкнул Капитон. — Ты ещё «барыню» изобрази.

Бугаев промолчал. Суставы разогрелись и стали подвижными. Он мог показать большее.

Поэт ударился оземь и завертелся на лопатках, ежесекундно по-новому сплетая руки и ноги, вдруг взлетел в воздух и приземлился на локоть, завертелся на самой косточке, падал снова и снова, чтобы провернуться иным способом и подскочить мячиком. Пробежал на руках сажень, как юла закружился на вытянутой руке — тело моталось в воздухе. Наконец, запрыгал — с основания ладони на носок, с плеча на пятку.

Капитон занервничал. Полотёры побледнели, давно забыли перешёптываться.

— Ну, кто резче раскрутится? — залихватски крикнул Боря.

Сорвав меховой малахай с ближайшего полотёра, Боря натянул на себя по уши, смяв пушок белых волос. Перевернулся и завертелся на голове, более не опираясь о половицы руками и не отталкиваясь. То растопыривал, то складывал конечности, отчего вращение замедлялось и ускорялось. Баба-полотёрка охнула и села на гузно. Остальным полотёрам тоже стало дурно: держались за стены те, кому не хватило места на лавках, в уголке кого-то тошнило. Один Капитон стоял прямо и без дополнительной опоры, но в глазах его просвечивал внутренний ужас.

Боря всё ещё крутился, хотя и плавно замедлялся. Наконец, сделал курбет и подскочил к вожаку.

— Через сто лет все будут танцевать, как я сейчас! — сказал с триумфом. — Ну, подавай сюда картинки!

Трясущийся Капитон угрюмо эхнул, хлопнул ладошами, дёрнул себя за рукав. Шов на плече кафтана лопнул, открыв путь к потайному карману. Полотёр извлёк оттуда что-то, завёрнутое в ситец, протянул победителю. Обёртка поддалась пальцам Бори. Под ней — фотография: некрасивая женщина, дородная, в богатых платье и шляпке, сидела на стуле, в окружении женщин, одетых попроще, таких же угрюмых.

— А больше ничего? — с надеждой спросил Боря.

— Экий ты!.. — выдавил через силу вожак. — Сие ценность великая есть, чего тебе ещё надобно?

Боря Бугаев побрёл к дверям, обернулся с порога:

— Капитон, Капитон, улыбнитесь, ведь улыбка это флаг «корабля», — продекламировал он на прощание, и добавил: — Сам не знаю, для чего сказал.

* * *

Едва увидав Розанова, прачка зашлась благим матом:

— Негодяй, над старой женщиной поглумиться пришёл! Конфекты пустышечные кладёт, скоро будет капканы в залах расставлять.

— О чём она? — вопросил недоумённо писатель.

— Не обращайте внимания, Василий Васильевич, — сказал меньшевик. — Что-то мне подсказывает, мы настигли похитителя.

Старуха продолжала громко негодовать, и писатель, прищурившись на неё, понимающе протянул:

— А-а-а, звонкая медь, бренчащие цимбалы…

— Что? Не улавливаю сути, Василий Васильевич.

— Какая же помеха иногда этот ваш атеизм! — брезгливо сказал писатель. — Намёков совершенно не понимаете. Это из…

— …из апостола Павла, — вставила старуха.

— Именно! Имеются в виду неодушевлённые предметы, издающие звуки. Стыдитесь, Коля.

Толкнув дверь, он вошёл в комнату. Прачка ахнула:

— Хам!

— Ага, а ещё Сим и Яфет, — пробормотал Василий Васильевич, осматриваясь.

Вазочки, расставленные на полках, горшочки с растениями, безделушки, — всё казалось смутно знакомым. Писатель покрутил в руках один предмет, другой, припоминая, когда и где их покупал.

— Люди добрые!.. Что творится! — отчего-то шёпотом запричитала прачка. — Средь бела дня грабят!

Василий Васильевич обернулся к друзьям:

— Мы наблюдаем яркий пример клептомании…

— Какая ишшо кляпомантия? — вставила старуха. — Попрошу грубостями не раскидываться!

Тут Розанов увидал на комоде старинную монету.

— Надо же! У меня точно такая. Дома лежит, в целости и сохранности. Просеялась месячишко тому между половицами, руки не дошли поднять доски. Погодите, это та самая, узнаю сколы на ободке! Как монета оказалась у вас?..

— Примагнитила, — сварливо ответила прачка.

— Магнитом послужили ваши руки? — едко осведомился Боря.

— Зачем же, настоящий магнит. На бечёвке.

— Так ведь он только с железом работает, ну, со сплавом. А тут золото!..

— Если мёдом вымазать, очень даже работает магнит, — с достоинством сказала прачка. — Всё магнитит.

— Это итальянская шаль Варвары Дмитриевны? — поразился Василий Васильевич.

— Живёте в богато гарнированной квартире, а ветоши жалеете! — с обидой в голосе отозвалась прачка.

— Вы социалистка? — осведомился Розанов, сматывая шаль и запихивая в карман.

— Сами урод уродом, а обзываетесь, — буркнула прачка.

— «Отнять», да? А делить между своей правой и своей левой рукою будете? — вставил Боря.

— Верните колоду, — процедил меньшевик.

— Не брала я вашей колоды, — отрезала старуха. — Да и как унести в одиночку, она поди тяжела. Вам капусту квасить приспичило? Утюг в нагнёт поставьте, у вас же в дому второй утюг оставался.

Вольский в сердцах плюнул.

— Вы карты взяли?

— Отродясь не брала. На что мне?.. Разве вместо скатёрки постелить, если карта широка и подклеена полотном. Да зачем мне скатёрка, когда вашей скатертью, из голубой комнаты, стол убран!

— Игральные карты!.. — напирал Вольский. — Сегодня в кабинете брали?

— Не брала ни-че-го! — торжественно объявила прачка.

Между тем после слов прачки Боря обратил внимание на утюг, приткнутый к стене, поднял, поплевал на подошву — совсем остывший. Отжал несколько раз тяжесть от плеча, но раскрылась сама собой заслонка и остывшие угли с золой просыпались на пол. Старуха завопила, и Бугаев от неожиданности выронил утюг. Тот пробил острым углом трухлявую половицу и застрял. Боря встал так, чтобы заслонить случившуюся катастрофу, но старуха почему-то не успокаивалась.

— Погодите, я вот этой досточкой прикрою, — засуетился поэт.

— Боря, оставьте чертёжную доску, — воскликнул Василий Васильевич. — Это трофей из конторы Артели Чертёжников!

— На кой она вам взялась!..

— Как же, экономка, Домна Васильевна, на ней бельё гладит.

— Вы гляньте, Боря, может у старухи клад в подполе, — посоветовал Вольский.

— Ничего там нет, — крикнула прачка, но сама проверила: а вдруг?

— Где-то у ней залежи табаку должны быть, — вспомнил Розанов. — Поищите, Коля.

Меньшевик покраснел.

— Табаку нигде нет.

— Странно.

Тут старуха жеманно прислонила ладонь к впалой груди:

— Сердечную мышцу прихватило… На полочке «строфант», накапайте…

Боря метнулся за пузырьком, однако писатель предупредил его:

— На ярлычке пометка аптекаря: «Варвара Розанова», — и добавил, обернувшись к прачке: — Вам, пожалуй, вредно будет.

Пузырёк обрёл приют в кармане Василия Васильевича.

— Как вы не замечали воровства? — в который раз поразился Бугаев.

— Считали, разрушилась вещь, — сокрушённо ответил писатель, — или запропастилась, расточилась в прах, распылилась, погребена под грудами прочего скарба, да мало ли. Куда нам пропажу имущества заметить, если полотёров не разглядели на протяжении лет.

Розанов встряхнул головой. Коснулся плеча Вольского, переменяя тему:

— Обратите внимание, насколько буквально она понимает наши расспросы. Это иллюстрация формы существования примитивных существ, иначе зовущейся генида…

— Гнида? — встрепенулась старуха. — Ах ты!.. Мраморная муха, вот ты кто! У тебя известь в голове! Чтоб твоя щипоноска тебе клюв отсушила!

— Есть хорошая книжка, написана немецким студентом Отто Вейнингером, — невозмутимо продолжал Василий Васильевич. — Обязательно ссужу вам, Коля, прочитать… Ладно. Битый номер, — вздохнул Розанов. — Нет у ней колоды Таро. Всё есть, что в доме пропало за последние пять лет. Но не карты. — Он смерил прачку взглядом: — Я пришлю за вещами воз. Ежели не хотите, чтоб квартальному жалоба легла, будьте любезны заплатить возчику.

Неугомонная старуха вопила в спины:

— Мне что прикажете, в голой комнате кантоваться?

* * *

— Случился бум Таро, — сообщил вошедший Боря. — Дюжины новых колод в продаже. Даже «пикантная» колода появилась. Купил из-под полы на углу. Пошлятина…

— Дайте взглянуть!

Розанов, хмыкая, перетасовал карты. Вдруг поднял голову, насторожился.

— Слышали? Пол скрипнул. Варя сейчас войдёт. А то дети невзначай забегут. Ну-ка, от греха подальше!

Василий Васильевич выдвинул ящик стола, бросил туда «пикантную» колоду и, задвинув коленом, повернул торчащий в замочной скважине ключик.

— Потом исследую с увеличительным стеклом, — шепнул писатель.

Он обернулся к двери, дожидаясь жены, но та всё не показывалась. Розанов продолжил:

— Ничуть не удивлён внезапной моде. Закулиса создаёт «дымовую завесу»: плановая колода не привлечёт внимания «профанов».

— Кстати, Василий Василич, дайте мне испорченную красненькую, я разменяю. Немного возьму в пользу наших расходов по дознанию, остальное верну.

Розанов с сожалением похрустел ассигнацией и протянул меньшевику, словно преодолевая себя.

— Что с вами? — притворно удивился Вольский.

Василий Васильевич начал отрешённо:

— Понимаете, трудно расстаться… — тут он спохватился: — С записанной мыслью.

Вольский прочитал сделанную Розановым надпись и крякнул. Эту ёмкую, лапидарную скабрезность нельзя было произнести вслух — заплетался язык. Однако, с неудовольствием признал Вольский, оспорить содержавшееся там утверждение не представлялось возможным.

Опомнившись только через несколько минут, Вольский поменял тему:

— Вы, верно, захотите после таких полотёров комнаты перемыть?

— Зачем же? С другим совсем ощущением по этим комнатам стану прохаживаться, зная, что давеча тут… жили… полной жизнью. Вы попробуйте.

— Я попробую! — воскликнул Боря и выбежал из кабинета.

Прислушавшись, как поэт топает туда и обратно по натёртым полам, Вольский проговорил:

— Василий Васильевич, у вас не возникало подозрений по отношению к Боре?

— Что вы имеете в виду?

— У нашего Бориньки пальчишки-то тонкие. Хороший щипач из него бы вышел. А как он с полотёрами столковался? Но вместо колоды какую-то ерунду принёс.

— Вы прямо скажите, Коля, без околичностей.

— Не удалось нас по ложному следу отправить, к Рёриху-то, так он Таро и… хвать!

Розанов поставил локти на стол и закрыл ладонями голову. Меньшевик, не понимая, в чём дело, напряжённо следил за ним. Наконец, Василий Васильевич тяжело вздохнул и кликнул младшую дочку. Когда та прибежала, спросил:

— Наденька, скажи, куда ты задевала хрустальный шарик?

— Какой шарик, папочка?

— Тот, что в шкатулке рядом с картами лежал.

— Там не было шарика.

Василий Васильевич опять схватился за голову и зашагал от окна к столу. Совладав с собой, продолжил:

— Значит, сам укатился в щель…

— Наверное, папочка.

— А карты ты отдала…

— Алечке отдала.

— Вот как! Она, небось, фокусы карточные обещала показать?

— Да. И не показала! Вспомнила, что надо идти к Вальманихе.

— Ну, всё, беги играть.

Василий Васильевич рухнул на стул и утратившей ловкость рукой принялся расстёгивать воротник.

— Алька, противная морда, — бормотал он. — Научила младших вынести колоду. Пригрел змеищу за пазухой…

— Может быть, микстурки накапать? — осторожно спросил Вольский.

— Обойдусь, — просипел Розанов.

— Василий Васильевич, что представляет собой упомянутая Вальманиха?

— Алькина подружка, они вдвоём квартиру на Песочной снимают.

Меньшевик помолчал, спустя пять минут спросил:

— Василий Васильевич, когда мы пойдём к вашей приёмной дщери?

— Благодарю, Коля, за участие, но туда я один наведаюсь. Ни к чему вам…

* * *

В проёме распахнутой двери мелькнули две тоненькие фигурки. Розанов углядел, крикнул вслед:

— Вы куда? И почему в таком виде?

Барышни в чёрных вуалях замерли у порога.

— Гулять.

— Верочка, покажи личико! — заискивающе сказал Василий Васильевич.

— Зачем, папочка? — с искренним недоумением прозвенела голосочком гимназистка.

— Дай отцу полюбоваться на себя, — твёрже сказал писатель.

— Ах, папá!..

— Запечатлеть отеческий поцелуй на челе, — раскатисто, по-командирски продолжал Розанов.

— Фи!.. Маруся, милочка, не находишь ли, что телячьи нежности устарели? — как ни в чём не бывало проворковала гимназистка.

— А ну покажите морды, обе! — рявкнул Розанов, стукнув сухоньким кулачком по столу.

Девушки вздрогнули и откинули вуали.

На щеках той и другой аляповатились картинки: у Веры — птичка об одной ноге, у Маруси — деревце, каждая веточка коего разделялась двумя поменьше веточками, так до полного измельчания.

— Ага! — только и сказал Василий Васильевич.

— Мы пойдём? — робко спросила Вера.

— А куда, позволь узнать, вы собрались?

— В Таврическом саду обещали прогулку с художниками и поэтами.

— Вот оно как… Кто эту загогулину нарисовал? Сама, Верочка? Где твоя палитра, муштабель? Изобрази в том же духе на лице Николая Владиславовича. Хочу за процессом понаблюдать.

Вера извлекла из ридикюля плоскую коробочку с красками. Смазав кончики пальцев охрой, спросила:

— Николай Владиславович, вы что предпочтёте: птичку или рыбку?

— Рыбку, — машинально ответил Вольский, имевший слабость к разварной корюшке и фаршированному судаку. Спохватился: — Погодите, не нужно. Сделайте что-нибудь… серьёзное.

Гимназистка подвела меньшевику правый глаз, угольком вычертила ресницы, лучиками далеко расходившиеся от века.

— Ловко, — похвалил Василий Васильевич. Приподнято добавил: — Что ж, идите, куда собрались. — Он повернулся к меньшевику, разглядывавшему себя в стекло книжного шкапа: — Николай Владиславович, сопроводите барышень, а то получится, Верочка зря трудилась.

— Господину Вольскому с нами нельзя, — потупившись, вымолвила Маруся Тартаковер.

— Почему? — с подозрением спросил Розанов.

Маруся устремила на Василий Васильевича взгляд пуговичных глаз.

— Господин Вольский одет неподобающим образом.

— Что же, во фраке к футуристам должно заявляться? — раздражённо бросил Розанов.

— Иногда, но не в этот раз. Сегодня требуются яркие вещи. Ну, вот как на вашей экономке надето было что-то канареечное.

Розанов позвонил в колокольчик и, когда дверь отворилась, попросил:

— Домна Васильевна, одолжите свою кофту.

* * *

Когда Вольский с барышнями ушли, Василий Васильевич сказал:

— А вас, Боря, я попрошу разведать, что на женских курсах происходит.

— Зачем?

— Рисунки на щёчках барышень обратили на себя моё внимание. Графика схожа с некоторыми символами Арканов. Уж не причастна ли к нашему делу учительница рисования?

— Как же я, лицо мужского пола, туда попаду?

— Придумайте какой-нибудь финт в своём духе, — меланхолически ответил Розанов.

Боря Бугаев призадумался и побрёл из кабинета.

В передней вдруг вспыхнул, всколыхнулся, заскрёб дверь в комнатку экономки:

— Домна Васильевна, выгляните на секундочку!

* * *

Как пастуший пёс нарезал круги вокруг толпы художников заводила. Его окликали: «Маяк!» Высоченный, он действительно был — «маяк». Лицо серое, грубое, кое-как вытесанное. Рядом с его правой бакенбардой помещался силуэт неведомой твари о пяти ногах. Массивное туловище задрапировано канареечного цвета кашне. Цилиндр его возвышался из толпы художников тут и там: Маяк проверял настрой и пересчитывал собравшихся, самое же главное, распределял из подносимых корзин печенье и бутылки шампанского — будучи специалистом по последнему, Вольский издалека узнал красноленточный «Мумм» и золотистый «Луи Рёдерер».

Вольский разглядел среди гуляющих знакомое лицо, правда, сегодня украшенное картинкой белочки. Это был тот, кто более походил на марсианина, нежели на человека.

— Хлебников? Что вы тут делаете?

— Здесь очень весело, — поведал марсианин с самым несчастным видом.

Вольский подумал, что если гуляния с разрисованными лицами обернутся волнениями и появятся казаки с нагайками, доверенных ему барышень он сумеет уберечь, уведя в переулок, а вот старый знакомый ещё попадёт под горячую…

— Виктор, будьте так добры: сходите за конфектами.

Маруся, обнимая обеими руками предплечье меньшевика, промурлыкала:

— Это вы хорошо придумали, Николай Владиславович. Будет закуска для шампанского. А вы любите пить на брудершафт?

— Я не могу отлучиться, — сказал марсианин. — Я председательствую сегодняшним сборищем.

— Ну и что? Меня тоже, бывает, назначат председателем в какую-нибудь думскую комиссию. Что же, из-за этого не ходить за птифурами к чаю?

— Так я не комиссией председательствую, а целым земным шаром.

Личико Тартаковер вдруг приняло сосредоточенное выражение. Оценивающий взгляд упёрся в занятого спором Вольского.

— Бросьте упрямиться, Виктор!

— Не могу.

— Так для барышень!..

— Тогда ладно, — вдруг согласился Хлебников. — Но мне это очень сложно.

— Да что в вашей миссии сложного? Купите конфект и принесёте.

— Сия миссия почти невыполнима, — серьёзно отвечал марсианин. — Впрочем, я попытаюсь. Только у меня ни копейки.

Вольский протянул розановскую ассигнацию:

— Купите фунтик… Лучше — два.

— Почему так мало?

— Барышень-то аккурат две.

Меньшевик подумал, что Хлебников ещё и быстро управится, и решил как-нибудь осложнить его задание.

— Конфекты выберите следующие. Во-первых, чтоб в сердцевине был орех, цельное ядро. Куда вы? Это ещё не всё. Во-вторых, орех должен быть заключён в вафельную скорлупу, а промежуток заполнен… сливками. Да постойте же!.. Вафля облита шоколадом. Запомните?

Хлебников махнул рукою и повернулся, чтобы бежать.

— Погодите! Маруся вот ещё говорит, конфекта сверху посыпана карамельной крошкой!

— Какой вы смешной, Николай Владиславович, — пропищала Маруся Тартаковер. — Можно вас звать Николя? Вы ведь думский депутат? Знакомы с товарищем министра народного просвещения? У меня низкий балл за латынь, попросите за меня?.. А где сами проживаете?

— Орех какой? — выпалил вернувшийся Хлебников.

— Что-о? Любой, брат, любой. О чём вы, Марусенька, говорили?

Между тем, заводила в жёлтой кофте пытался привлечь общественное внимание, бросаясь к прохожим.

— Послушай, любезный, поверишь ли: времени нет ни минуты, — сердечно ответил господин, крепкой рукой снимая хват заводилы. — Давай как-нибудь в другой раз поболтаем? Вот и чудно.

Маяк подкараулил другого прохожего, заступил дорогу и спросил зло:

— Не видишь, что у меня на лице?

— Чего-о? Мордва и есть мордва. Обычная, хамская. Иначе не скажешь: хариус.

Минутой позже заводила ухитрился схватить акцизного чиновника за полу твидового пальто. Тот сердито обернулся:

— Сейчас городового кликну!

— Ага!.. — восторжествовал Маяк. — Всё из-за лица моего!.. Притесняете, мещане!

— Из-за того только, что ты, любезный, за бумажник меня схватил, — процедил чиновник и, выдернув пальто из цепкой лапы, пошёл своей дорогой.

Скука сгущалась в воздухе, а толпа футуристов и сочувствующих, напротив, таяла. Массовка, не снискав внимания столичной публики, а также понимая, что шампанского на всех не хватит, снимала с лица грим и расходилась.

Сквозь редеющую толпу заводила увидал желтизну кофты, которая была на меньшевике. Раздвигая плечами художников, он подошёл, набычился и прогудел, тыча пальцем в плечо Вольскому:

— Ты зачем это надел?

— А вам, сударь, какая до того печаль? — надменно спросил меньшевик.

— Ну-ка сымай! — распалился Маяк. — Только я имею право жёлтую вязанку носить!

Ах, Маруся, чертовка, подумал Вольский, устроила западню. А вслух выдал развязно:

— Может ещё и пиджачок снять, и пластрон с манжетами, и ботинки, и всё тебе отдать, господину хорошему?

— Ты из глуповских футуристов, что ли? — произнёс, скривившись, заводила. Медленно полез в карман. Вольский прикинул, что будет извлечено: кастет или финка.

Пожалуй, до холодного оружия детина не дорос. Супротив него дубинка будет в самую плепорцию.

— Из уфимских ссылочных, — процедил Вольский, сжимая под одеждой короткую, свинцом залитую колотушку.

— Вово, чего ты взъерепенился, — начал уговаривать толстячок с добрым лицом. — Угомонись, Вово!

— Лады, лады! — заводила вытащил из кармана пустую руку и отвернулся.

Вольский облегчённо вздохнул. Подхватил девушек под локотки:

— Пойдёмте отс…

Маяк с разворота впечатал кулак в скулу меньшевику.

Верочка и Маруся поддержали заваливающегося на спину спутника, начали подталкивать в спину:

— Бей его, бей! — покрикивала урождённая Тартаковер, и Розанова ей вторила.

Вольский потряс головой и сделал нетвёрдый шаг к оскалившемуся противнику. Неуклюже двинул кулак к челюсти Маяка. Тот с усмешкой уклонился. И тут же согнулся от боли — другой кулак меньшевика впечатался под ложечку. Короткой серией ударов меньшевик опрокинул заводилу. Два тучных господина в бордовых жилетках, судя по сходству лиц — братья, через толпу устремились к победителю, на ходу нанизывая на сосисочные пальцы перстни-печатки, пригоршни которых были припасены в карманах, очевидно, для таких случаев. С их свирепыми физиономиями странно контрастировали кошечка на щеке одного, и цветочек у другого. Тут какой-то господин в побелевшем по швам камзоле с утробным хрюканьем врезался плечом в старшего из братьев, второго достал навершием трости. Тучные господа повалились как столбики в игре «городки». По дуге прилетела бутылка игристого вина поставщика императорского двора «Луи Редерёра» и взорвалась о голову драчуна, тот лишь стёр липкую жидкость с глаз и бросился в бой. Драка приобретала всеобщий характер, втягивала прохожих.

Тартаковер завизжала и вцепилась в подвернувшуюся шевелюру. Выдрала две полных горсти волос, залепила ими чьё-то возникшее впереди лицо и принялась колотить зонтиком, а когда от оружия осталась одна рукоять, царапалась и кусалась. Верочка, как только началась серьёзная потасовка, утеряла весь свой пыл и скорчилась у ног подруги. Вольский прикрывал её, отбрасывая пинками опасно приближавшихся драчунов. Расчистив несколькими хуками путь, он вытащил из толпы Розанову и вернулся за Тартаковер. Та упиралась, впивалась ногтями в противников, но меньшевику удалось-таки вывести и её. Издали нарастали звонки пожарных команд — верно, дерущихся будут поливать из труб, подумал Вольский, увлекая барышень в переулок. Дворами, всё дворами он увёл девушек за пару кварталов от места гуляния.

Остановились возле придорожной тумбы. Усадив барышень, Вольский рассматривал выпачканные чёрным костяшки пальцев. Если сложить кулак, пятна совмещались в оттиск той пятиногой твари, что украшала щёку Маяка.

Верочка прерывисто рыдала. Тело её не пострадало в давешнем вавилонском столпотворении, но душа была глубоко уязвлена впервые увиденной жестокостью.

Тартаковер отыскала в смятом ридикюле пудреницу и деловито затирала синяки на лице.

— Фи, что за безобразная русская драка!.. — пролепетала, не отрываясь от зеркальца.

Вольский устало сказал:

— Маруся, я действительно знаком с вашим гимназическим инспектором. Вы, ежели нуждаетесь во вспомоществовании, подойдите к нему и шепните в ухо мой пароль.

— Каков пароль? — деловито осведомилась гимназистка.

— Скажите вот что… — Вольский склонился к уху Маруси и зашептал, касаясь губами завитков волос.

* * *

Воистину, всё это были подлинные грезарни.

Прежде всего, Хлебников забежал в «Эйнемъ», сделал там несколько вальсовых па под звуки звенящего из граммофонной трубы «Шоколадного вальса» и увяз ногой в ящике, наполненном конфетой «Мишка косолапый». Оставляя шоколадный след, поспешил к Яни: на прилавках братьев-греков высились груды восточных сладостей в обёртках с надписями «Возвращение проливов» и «Русский Константинополь».

Тогда Хлебников завернул в магазин товарищества Абрикосова и Сыновей — попалось отделение, куда определяли служить исключительно брюнеток. Нужных конфет не было, продавщица уговаривала купить вместо них «Утиные носы», для чего потрясала полной горстью перед самым носом марсианина. Ассигнация распирала кулак отчаянно, будто пружина. Виктор облизнулся и поспешил выйти на улицу. Остановился было в раздумии, но почувствовал на себе взгляд. Грозно смотрел с афиши карапуз с шоколадкой в одной руке и битой для игры в лапту в другой. Насмерть перепугавшись маленького погромщика, Хлебников припустил по Невскому.

Кварталом дальше марсианин ворвался к «Жоржу Бормону», раскрутив вращающиеся двери. Приказчик убеждал, что барышням придётся по вкусу конфект «Белочка» и ничего более искать не надо, но Виктор не поверил и устремился в соседний магазин. Среди конфект «Раковыя шейки», «Петушок — золотой гребешок» и сотни других сортов ассортимента «Адольфа Сиу и К» не нашлось ничего похожего на искомый шоколадно-вафельный кругляш. Хлебников описал строение и состав заказанных конфект молоденькой продавщице, та с видом сожаления покачала головой.

— Телефончиком не снабдите? — сорвалось вдруг с языка обычно стеснительного марсианина.

Барышня вынула из-под прилавка крошечный телефонный аппарат, отлитый из шоколада, и поставила перед Хлебниковым. Никогда ещё Виктору не давали с такой готовностью телефона, он готов был провалиться под землю, но вместо этого сунул телефон в рот — как есть, в фольге — пронёсся на улицу мимо швейцара. В будущем обязательно вернусь и оплачу, решил про себя.

«Блигкен и Робинсон» могли похвастаться свежей ананасовой пастилой, но не тем, в чём нуждался взмыленный посетитель. У Конради марсианин насилу отбился от фартучного молодца, который усаживал всякого посетителя за столик и поил горячим шоколадом, взыскивая за то пятьдесят копеек. Из магазина при фабрике Ленова его вывели под руки, заметив страстный взгляд, с каким Хлебников поглядывал на конфеты.

В паровой фабрике кондитерских изделий Иоганна Леопольда Динга марсианин старался не приближаться к полкам, куда выставили пасхальные страусовы яйца с фарфоровыми статуэтками внутри, и, несмотря на это, расколотил несколько штук. В самом крупном яйце оказалась фигурка министра Столыпина. Чудесным образом она приземлилась на пьедестальчик и теперь возвышалась среди шоколадных обломков.

У Георгия Ландрина как всегда имелась тысяча видов монпансье. Хлебников обвёл взглядом знакомые, но всякий раз поражающие чудеса. На стене была огромная мозаика Российской Империи из леденцов всех сортов. Хлебников выждал, пока приказчики отвернутся и пододвинулся к карте, будто рассматривал близоруко какую-то частность. Как всегда искушение было слишком велико: он быстро слизал языком какую-то крохотную южную губернию. Было сладко.

В дальнем углу в наполненной монпасье песочнице копошились дети. Хлебников забрался бы туда, но ожидавшие питомцев гувернантки смерили его такими взглядами, что пришлось ретироваться. Нигде не встретилось бесплатной дегустации, а съеденный телефон только разжигал аппетит. Марсианин заплутал между столиков и когда среди шкафчиков и прилавков замаячил проход к дверям, рванул туда, не глядя под ноги, и тут же оказался среди шоколадного городка. Служители поспешили следом, но замерли в предместьях, не желая усугублять уже нанесённый урон. Хлебников поскользнулся на пожарной машине, ухватился за каланчу. Заревел от притока чувств и как зверь, ринулся к спасительному выходу, опрокидывая вафельные башни, устраивая ливни черепицы из печенья и расплющивая шоколадные коттеджи вместе с их пряничными обитателями.

У Мецапелли, Салватора, Резанова и Федюшина тоже не оказалось нужной конфеты. Которая по счёту неудача заставила Хлебникова избрать новую стратегию. Сплюнув комок пережёванной фольги в урну, Виктор начал рейд по небольшим кондитерским.

Всё впустую!.. Солнце клонилось к западу, когда марсианин вошёл в очередную кондитерскую. Показалось, будто нет никого, но мгновение спустя из-за прилавка навстречу выпрыгнул маленький, в крохотной шапчонке хозяин, точь-в-точь сказочный желудёвый человечек.

— А у вас есть?.. — вяло начал Хлебников, и оборвал себя. — Эх, вероятно, нет. Ни у кого нет.

Хозяин лавки вкрадчиво спросил:

— Вы любитель лакомств особого рода?

Хлебников перечислил ингредиенты и их взаимное расположение.

Кондитер слушал внимательно, в какой-то момент достал книжечку, послюнил химический карандаш и стал записывать.

— Занимательно… Где вы вкушали такие конфеты?

— Нигде.

— А откуда узнали о них?

— От барышень.

— Так это пожелание барышень? — отчего-то обрадовался человечек. — Каприз?

— Именно.

— А орех какой?

— Самый обычный.

— Верно, миндаль.

Желудёвый человечек прищурил один глаз.

— Пожалуй, у меня в лавке завалялись эти конфеты. Вы посидите здесь, в этой комнатке. Я поищу недолго.

Потирая ручками, он выскользнул из комнаты и притворил дверь. Хлебников услышал скрежет ключа в замке. Хозяин медлил возвращаться — должно быть, ящик с конфетами был заставлен множеством других ящиков. Тем более, откуда-то из лавки доносился топот, громыхание, звяканье посуды. Делать было нечего, и он сначала присел на сундук, а потом и прилёг, сам не заметил, как задремал.

Разбудил его стук распахнувшейся двери.

Виктор поднялся, протирая глаза. То и дело зевая, протянул:

— Зачем вы меня заперли?

— Я? Запер? — удивился желудёвый человечек. — Быть не может! Зачем мне это? Разве что по рассеянности. Так вы же сами захотели подождать… А вам что, неуютно здесь? Держите кулёк.

Взамен Хлебников протянул кондитеру измятую ассигнацию. Тот бережно распрямил, увидал афоризм, вчитался в меленький почерк Василия Васильевича и почему-то побелел лицом.

Хлебников вышел на улицу. Темнело, а может быть, светало. Хлебникову почудилось, что несомые им конфеты совсем недавно ещё были тёплыми. Марсианин оглянулся: снаружи лавку было не узнать — витрины и даже дверь в сплошную покрывали афиши: «Новейшій грандъ-конфектъ! Рецептъ полученъ вчера телеграфомъ изъ Европы! Требуйте только здѣсь! Грандъ-конфектъ даётъ эффектъ: и дѣвица, и ребёнокъ будутъ ласковъ, какъ телёнокъ!»

Вот ведь душевный человек кондитер, подумал Виктор, у него гранд-конфета из Европы пришла, дел невпроворот, а он нужный мне товар в клетях раскапывал! В благодарность, что ли, пару строк ему зарифмовать, для афиш?

Он вернулся к лавке. Дверь была закрыта и на стук никто не отозвался. Хлебников застучал в окошко сильнее, стекло выпало из дрянного крепления и взорвалось, встретившись с полом. Изнутри донёсся тоненький подвзвизг ужаса. Хлебников пожал плечами и удалился на поиски заказчика конфет.

* * *

Бугаев миновал швейцара, не вызвав подозрений. Отыскал класс рисования и замер у окна в ожидании начала урока, когда вдруг заметил, что некая барышня, отчего-то смутно знакомая, следит за ним взглядом.

Боря отвернулся, а через минуту обнаружил, что барышня подобралась почти вплотную и теперь разглядывает его в упор. Истончив голос, поэт сказал:

— Милочка, у вас какие-то пятнышки на лице. Вам надобно хорошенько умыться.

— А я вас узнала, — прощебетала Маруся. — Не пугайтесь, я вас не выдам. Но вы, конечно же, выполните моё условие…

— Какое же, милочка? — наигранным девичьим альтом произнёс Боря.

— Вон Фёдор Кузьмич, наш инспектор. Подойдите к нему и скажите тихонько… — Тартаковер приникла к уху Бугаева и прошептала пароль.

— Бессмыслица какая-то, — прокомментировал Боря.

— Вам что — жалко? — тотчас рассердилась Тартаковер. — Своей гимназической сестре?.. Пойдёмте к сёстрам, они вам растолкуют, что к чему.

Боря стушевался:

— Отчего же, совсем не жалко.

— Молодчина! Тем и заслужите уважение сестёр. Когда Фёдор Кузьмич выкажет вам своё расположение, попросите его исправить мои отметки за латынь. Идите, бегите!

Бугаев догнал инспектора и выдохнул тому в ухо казавшуюся бессмысленной фразу.

Фёдор Кузьмич на каблуках повернулся к мнимой гимназистке и размеренным гулким голосом произнёс:

— Вас надо за это выпороть! И я непременно подвергну вас порке!

— Да я сам вас выпорю! — возмутился Боря, позабыв о маскировке.

— Вы?!.. Эт-то представляет интерес. Н-да, интерес… Ну-с, пройдёмте, милая барышня. Вот сюда, в процедурное помещение-с. Что ж, попробуйте меня выпороть, чрезвычайно любопытно-с, как вы владеете розгами-с.

Инспектор Тетерников притворил дверь. Неторопливо снял сюртук и развесил его на спинке стула. Сбросил подтяжки. С достоинством освободился от сорочки, спустил брюки. И вот уже Фёдор Кузьмич лежит ничком на скамье.

— Действуйте! — говорит он милостиво, и снова утыкается подбородком в деревянную доску.

* * *

Следовало продегустировать конфеты — вдруг не те, что требуются? Лихорадочно Хлебников развернул сласть и закинул в рот. Колючая из-за кусочков карамели шоколадная оболочка растаяла, вафля треснула под зубами и язык Хлебникова утонул в потоке сливок. Пятнадцать карат освобождённого из заточения миндаля Хлебников огранил резцами, а потом, неудовлетворённый результатом, безжалостно растёр молярами. Конфета была хороша! Хлебников поймал себя на том, что разворачивает вторую. Обёртка была надорвана, идти на попятный невозможно. Пришлось съесть.

* * *

Боря насилу удрал от жаждущего порки инспектора. Он давно потерял накладные волосы и шляпку. Поверить в то, что он — женщина, теперь нельзя было даже издали. Боря то и дело оглядывался: не преследуют ли?.. Городовые, дворники, доброхоты из прохожих не раз и не два пытались скрутить поэта. Ум его воспалился и рождал удивительные картины.

Позади будто бы двигалась огромная толпа поддельных женщин. Нимало не стесняясь, шествовали урнинги в одеждах восточных одалисок с павлиньими перьями, растущими из неназываемого места. Бородачи в пышных бальных платьях с турнюром несли транспаранты со словами странными, непонятными. Ведомые в поводу, скакали на четвереньках почти нагие эфебы, в застрахованных от падения подтяжками набедренных повязках и в смазных сапогах, неистово бия о мостовую деревянными булавами.

Городовые оцепили тротуары вдоль всей улицы, а дворники и золотари перегородили переулки своими кузовами и бочками на колёсах, отчего-то выкрашенными в ярко-оранжевый цвет.

Неспешно шагали исторические «портреты» — одевшиеся знаменитыми женщинами усатые господа. Были там обладающая пушистыми бакенбардами Аспасия и Клеопатра с гусарскими усищами, но особенно выделялась чёрной бородой Мария-Антуанетта. Следом вприпрыжку бежали пажи-катамиты в пошитых из телячьей кожи портках до колена. Не пуговками держались на пажах рубашонки, почему-то их концы завязаны узелком повыше пупа.

К бориному удивлению замыкали процессию мужчины — фраки, цилиндры, монокли, трости. Они казались чужеродными здесь, пока Бугаева не озарило: это переодетые дамы.

И все они идут за ним. А он, получается, во главе.

Боря застонал от отчаяния и припустил ещё быстрее.

* * *

Таврический сад был пуст, в окрестностях Вольского тоже не оказалось. Где теперь искать его и барышень? Было холодно и одиноко. Виктор посмотрел на кулёк. Зачем-то заглянул внутрь. Взвесил на ладони. В самом деле два фунта? Он не знал, сколько весу в конфете, но всё же присел на каменную тумбу и для чего-то пересчитал конфеты. Наверняка вкралась ошибка. Пересчитал ещё раз. На одну меньше! Когда же он сбился?.. Нужно снова проверить!

Каждый пересчёт уменьшал количество на одну конфету, а то и на две. Это был морок, колдовство! Хлебников запаниковал. В горле застрял сладкий ком. Пальцы слиплись. Под ногами хрустели обёртки. Раздавливая конфету языком о нёбо, Виктор принялся за последний, решительный счёт.

* * *

Василий Васильевич явился на Песочную улицу в разгар семейной сцены.

— Почему мне опять нельзя с тобой? — надтреснуто говорила Аля в спину застывшей у трюмо подруги.

Вальман, накладывавшая густые тени на веки, фыркнула:

— Всамделишный ребёнок… Сама же скоро заскучаешь, устанешь, запросишься домой. Потом, ты ни к селу ни к городу там. Ты никому там неинтересна.

Розанов несмело кашлянул. Обернувшись к писателю, Вальман брезгливо сморщила носик:

— А вам чего?..

— Пришёл проведать дочку, — скромно сказал Василий Васильевич и сел в уголок.

Вальман припудривалась, напевая дивертисмент модной оперетки и не обращая внимания на маячившее в зеркале отражение подруги. Аля силилась изобразить на лице улыбку, однако отражение как будто преисполнялось всё большей скорби.

Аля вроде бы хотела что-то спросить, но не решалась. Наконец, у неё вырвалось:

— Во сколько тебя ждать, Наточка?

— Это что, допрос? — равнодушно вопросила Вальман. — Чувствую себя так, будто снова в полицейском участке. Когда приду, тогда и приду.

Накинув манто, она направилась к дверям.

— До вечера, Натуся! — с надеждой крикнула вослед Аля.

Вальман ничего не ответила.

Розанов молвил из своего угла:

— Что-то Вальманиха твоя вежеству разучилась.

— Современная молодёжь отвергает устаревшие условности, — угрюмо произнесла Аля.

— Ты, конечно, права. Здороваться, прощаться или стучаться в чужую комнату молодым кажется глупостью. Глупость и есть. Да только какая же ты «молодёжь»? Тебе ж за тридцать уже. Попрыгуньи годы истекли. Душа, наверное, уюта домашнего просит, семьи.

— Ах, папаша!.. Вот только не надо меня замуж уговаривать.

— Зачем же замуж? Ты хоть кого-нибудь найди.

Падчерица с металлом в голосе ответила:

— У меня уже есть лучшая подруга — Наташенька Вальман.

Розанов сказал с участием:

— Я понимаю, что вас связывает, понимаю… На эту тему книжечки писал.

Падчерица всплеснула руками:

— Да что вы можете понять! Вы — мужчина, вам это абсолютно недоступно!

— Какой же я мужчина? — удивился Василий Васильевич. — Я уже старенький. Ослаб, одряхлел, забываю всё. Давеча кто-то рассуждал, будто во мне мужского — только брюки. Не ты ли?

— Типичная мужская демагогия!

— Как же, как же… Я вот, например, гляжу на вас и вижу: тебя, Алечка, скоро бросят.

— Да откуда вам знать, папаша, — сквозь зубы сказала Аля.

— Со стороны-то оно виднее. Да ты и сама знаешь, просто хочешь саму себя обманывать. Вальманиха-то тебя скоро бросит, — настаивал Василий Васильевич, — уже налицо охлаждение между вами. Бро-осит! Я так думаю, — сказал он по наитию, — не просто так, кто-то ей советует. Есть какая-то дама.

Падчерица, сжав кулаки, истерически выкрикнула:

— Гедройц! Гедройц! Это она!..

Сбегая по лестнице, Розанов бормотал под нос:

— Это было необходимо, это было…

В извозчичьей коляске Розанов задумался. Гедройц. Гедройц… Он же знает её. Вера Игнатьевна Гедройц, женщина-хирург. Одна из тех, кого приглашали к Варваре Дмитриевне. И — вот ведь совпадение! — его, Розанова, бывшая гимназическая ученица. Тогда, десятилетия назад, девочка ничем не выделялась на фоне соучениц, Василий Васильевич даже не запомнил её ребёнком. Дамочка чрезвычайно странная, думал Розанов. Так-так-так. Раз она странная, то, возможно, в странной истории и замешана. Надобно нанести Гедройц визит…

* * *

Поэт ворвался в кабинет и промелькнув мимо Василия Васильевича, нырнул за портьеру.

— Боря, выходите! — увещевал писатель.

— Укройте меня, Василий Василич! За мною гонятся!

— Бросьте вы свои шуточки!

В передней раздался звонок.

— Я говорил!.. — пискнул Боря.

Без стука в кабинет вошёл господин, не снимая многое повидавшее на своём веку канотье, бесцеремонно прошагал по ковру, опустился в кресло.

— Будем знакомы: репортёр Влас Дорошевич. Вы ведь крупный специалист по теме «людей третьего пола»? По столице разгуливает маниак в женском платье, верно уже слыхали? Утром негодяй пробрался на курсы к девицам, обидел инспектора.

— Почему это я обязан давать вам интервью? — возмутился Розанов. — Я, может статься, сам собирался написать статью об этом происшествии в «Новое время». Избавьте меня от…

Тут в кабинете появилась Варвара Дмитриевна и опасливо спросила:

— Вася, к тебе какая-то барышня проскользнула? Судя по лёгкости шага, молоденькая.

Розанов отвечал беззаботно:

— Что ты, Варенька, показалось тебе. Тут только господин Дорошевич.

— А я всё-таки видела кого-то, — сказала жена, заглядывая за высокие журнальные полки.

— Ну. кого ты могла видеть? — увещевал Василий Васильевич. — В сумерках чего только не привидится. Чертенята шалят. Перекрестись и забудь.

Открыв дверцу платяного шкафа, Варвара Дмитриевна пошарила в тёмной глубине. Не встретив ничего подозрительного, двинулась к портьерам.

— Варя, я думаю, надо что-то делать с твоей мнительностью, — вздохнул Розанов.

Жена отдёрнула портьеру. Боря застыл, заслонив лицо руками.

Узнав поэта по пуховой шевелюре, Варвара Дмитриевна с отвращением бросила:

— Новые «опыты»? Даже знать не хочу, что задумали!

Она быстро вышла из кабинета.

Газетчик вжался в кресло и боялся пошелохнуться.

Боря с криком выбежал прочь, сорвав плечом дверь с цепочки. Слышно было, как он скатывается по лестнице, с пятого этажа на первый, сталкиваясь со стенами и задевая каблуками столбики перил.

Пока Василий Васильевич ходил притворять дверь, газетчик телефонировал в полицию.

Явился высокий чин.

— Я знаю, кто такой этот маниак, — уверенно сказал писатель, выкладывая на стол перед дознавателем раздобытую Бугаевым фотографию.

Чин процедил:

— Ин-те-рес-но.

— Их целая шайка, — сюсюкал Розанов на ухо чину. — В центре портрета — Щетинин, главарь. Избрал роль «старца». Вокруг — «пролетарии»: полотёры, мастеровые. Все до одного — в дамских нарядах. Я ведь давно к ним приглядывался. Видно, и они меня заметили. Подослали злодея… с известной целью.

Дознаватель спрятал улику в папку и неторопливо закрутил шнурок на пуговицу с двуглавым орлом.

— Этот снимок будет приобщён к делу. Благодарю за содействие.

Чин откланялся.

Спустя несколько часов Боря робко заглянул в кабинет. Поэт сумел где-то избавиться от платья и кутался в драный лапсердак. Вечно пушащуюся шевелюру примотал к голове грязной тряпкой.

Розанов сказал укоризненно:

— Вы ведь Пушкина обожаете? Хотели «Домик в Коломне» устроить, а вышел финал «Медного всадника»? Полноте, вас не будут разыскивать: я вас отстоял.

* * *

— Ничего я не узнал, — жаловался Боря, — кроме тайной страсти инспектора Тетерникова.

— Ну, это в Петербурге всякий знает, — отозвался Василий Васильевич и погрузился в раздумия. Ненадолго — отвлекли звуки речи поэта.

— Хотел написать одно стихотворение, — повествовал Бугаев, — но выходило оно настолько заумным, что я постеснялся. Вот Хлебников наверное его написал бы. А мне как-то неприлично. Одна строфа только сквозь мой обет молчания и вырвалась: «Планшет устроив на коленях, перстами сотворяю фляк, и вырезаю в фотошопе кровавый знак…»

Розанов поморщился:

— Вы знаете, Андрей… Борис… ах, эти ваши псевдонимы… Ну правда, это не лучшее ваше стихотворение. Вы его, пожалуйста, не публикуйте. Не к лицу вам заумь. Помилуйте, вот это вот слово «фотошоп» — ну можно ли представить что-либо более отвратительное?

— Можно, — мрачно ответил Боря. — Меня, к примеру, мучает слово «мемасик».

— Тьфу, — сказал Розанов. — Это у вас всё от знакомства с Хлебниковым, вы это лучше прекратите! Напишите что-нибудь как всегда: о Прекрасной Даме, о золоте в лазури, о зорях. Я даже готов послушать.

Боря Бугаев посмотрел на Василия Васильевича уважительно и сказал:

— Ну да, наверное. Ах, зори… — лицо его приняло мечтательное выражение, но почти сразу болезненно исказилось. Поэт взволнованно заговорил: — Знаете, сейчас произношу «зори», а мне мерещится: «обои в фотошопе», и какие-то цифры, какое-то, прости Господи, «экранное разрешение»…

— Не разрешаю! — твёрдо сказал Розанов.

Вернулся меньшевик.

— Что вы узнали, Коля?

— Обычные хулиганы эти гуляющие художники, — махнул Вольский.

— А вы не запомнили расцветку одежды господ, бросившихся на помощь Маяку? Верно, были в красном?

— Откуда вы знаете?

— Всё прозрачнейше. Это цветовая дифференциация. Главарь в жёлтом, а рассредоточенные в толпе подручные, так называемые «звеньевые» — в красном. Так им проще замечать друг друга в толчее. А картинки на лицах… Тоже классика. Вспомните восстание жёлтых повязок, боевую раскраску шотландских горцев. Человек, случайно нарядившийся в цвет главаря, очевидным образом вызывает неудовольствие. Маяк напал на вас по той лишь причине, что вы были облечены в его командирские цвета. Судя по всему, вам повезло сорвать крупную провокацию против государственной власти. Ладно, Маяком мы ещё займёмся…

— А сейчас что?.. — не вытерпел меньшевик.

— Ни вы, ни Боря не встретили и не могли встретить создателя Таро. Колода — разнородного происхождения, — с довольным видом изрёк Розанов. — Неспроста вам, Коля, казалось сходство фигуры дурака с газетными карикатурами. Неспроста и Варваре Дмитриевне мерещились рисунки дочерей. Я заметил сходство некоторых карточных символов с нащёчными рисунками футуристов… И вы, Боринька, были правы: рассвет на Таро действительно взят из каталога, с перетемнённой нерадивыми типографами репродукции Рёрих. Колода в большей степени сколлажирована, нежели нарисована. И вот кто её сколлажировал. В гостях у Вальманихи я услыхал имя: Гедройц.

Бугаев иронически улыбнулся:

— Гедройц? Та, которая плохие стихи пишет? Гумми их режет вдвое, правит и печатает в «Гиперборее». И берёт за то с авторши деньги.

Розанов выслушал поэта с интересом.

— Очень интересно.

— Гумми журнал содержит на её взносы, — захлёбывался от смеха Бугаев.

— Ну да, это она. Но мне она известна больше как врач. В сущности, какая ей разница, что резать и сшивать: человеческую плоть или картон? Женщина-хирург сколлажировала множество картинок, ну, может быть, подвергла ретуши для достижения единообразия. Все использованные в работе рисунки выполнены женщинами, девушками, девочками, — сотнею различных персон, принадлежащих к различным сословиям. По понятиям мистиков, такая колода Таро стократ сильней, чем созданная одной художницей. Кстати, я раздобыл научный труд этой самой Гедройц. Лежит на столике. Не успел изучить.

Боря взял рассматривать докторскую диссертацию Гедройц, примерно на двадцатой странице ему стало нехорошо, до тридцатой он уже не добрался, но едва добрался до дивана.

— Умоляю, не троньте книгу! Она опасна! — стонал Боря. — Бросьте в печку!

Меньшевик проронил с притворной заботой:

— Боря такой впечатлительный.

— Кое-какой навык рисования у Гедройц имеется, — заметил писатель, листая страницы.

Бугаев забился на диване в припадке. Он держался за живот, в рассекании которого, если судить по научному труду, особенно хороша была женщина-хирург.

— Положительно, её рисунки наделены своеобразным очарованием. Эк Борю скрутило! — Писатель ещё полистал брошюру и разочарованно сказал: — Не она рисовала. Указан некий художник.

— Видите, видите! — вскричал с дивана Боря. — Незачем к ней ехать. Даже рисовать не умеет. Очередной «ложный след». Василь Василич, вы по сути действуете супротив логики, — горячился поэт. — Споткнулись о какую-то Гедройц — тотчас мы едем к ней. Да ну её куда подальше! Всё равно как искать обронённые очки под фонарём только потому, что там светло.

— Помилуйте, Боринька, где же ещё искать? В темноте всё равно не найдёшь. А если как раз под фонарём выронил?

Поэт задумался.

— Ну что ж… Поедем в Царское Село!..

* * *

Последняя конфета сулила неземные блаженства. Миссия донести конфеты целыми и ненадкусанными была воистину невыполнимой. Хлебников держался из последних сил.

Не решаясь стучаться в чужое парадное, он ожидал, когда Вольский выйдет на улицу. И вот показалась вся троица его друзей, прошла мимо, не заметив притулившегося у цоколя марсианина.

Немного стесняясь, он догнал меньшевика, приподняв чутким перстом клапан пиджачного кармана и затолкнул уцелевшую конфету. Вольский обернулся:

— Вы чего-то хотели, Виктор?

Хлебников помотал головой, улыбаясь. Не заметив, как побледнел при его виде Бугаев, побрёл прочь, слегка покачиваясь от сахарного отравления, гордый собой за то, что выполнил возложенную миссию.

* * *

Приехали затемно. В сторожке у больницы никого не было, как не было никого и в швейцарской. Здание пребывало в тишине и темноте. Недолгие блуждания вывели друзей в едва освещённую комнату.

У камина сидел вполоборота круглоголовый господин. Пухлое его лицо, без следов какой-либо растительности, неярко освещалось сполохами.

— Вера Игнатьевна!..

— Да-да, — донёсся басовитый отклик.

— Мы хотели бы поговорить с вами об одном деликатном вопросе…

— О Таро? Да, это я создал колоду Таро. И что далее?

Вольского поразило, что женщина-хирург говорит о себе в мужском роде. Мгновением спустя он уяснил сходство: Гедройц — вылитая «папесса» из Старшего Аркана.

Борю Бугаева потрясло её моментальное признание.

Василий Васильевич как раз ожидал от Гедройц чего-то в этаком духе.

Между тем женщина-хирург поднялась с места и, заложив одну руку за спину, а другую — меж пуговицами застёгнутого пиджака, двинулась в темноту.

Переглянувшись, друзья последовали за ней.

— Так что делать намерены? — усмехнулась из темноты женщина-хирург.

— Отберём силой, — пригрозил поэт.

— Завтра моё Таро отправится в типографию. Кастати, куда вы подевали шестнадцатый Аркан? Не важно, с утра вырежу заново.

Розанов вдруг понял, что Гедройц не бежит от них, а только следует своему ежевечернему пути — обходит больных.

— Кто там норовит лекаря обидеть? — раздалось грозное из невидимых уст.

— Наверное, я, — пискнул Боря.

Что-то по-медвежьи огромное зашевелилось там. Дюжий пациент вставал с койки.

— Знаете, что при Ляояне делали со вражинами, которые в полевых врачей стреляли!..

— У вас меланхолия, — замямлил Бугаев. — Депрессивно-ступоррозный психоз солдата.

Пациент нависал над поэтом. Из-под пижамного ворота у него выглядывал бордовый рубец. Боря, ничтоже сумняшеся, легонько щёлкнул по нему. Военный сложился втрое.

— Прямо по шовчику, изверг, — застонал он, прослезившись от боли. — Кетгут, кажется, лопнул.

— Я не думал!.. — тоже со слезами на глазах залепетал Боря. — Простите, ради Бога!

— Проводите к койке!

— Вас простынкой укрыть?

— Будьте добры.

— Сиделку позвать?

— Не надо. Они тут все злые. Подушку повыше…

— Так хорошо?

— Кажется, да.

— Вот и славно. Отдыхайте. Может, ещё чего-нибудь нужно?

— Подайте книжку. На тумбочке лежит. История от боли отвлечёт.

Там обнаружилось первое издание «Лиги выдающихся декадентов». Боря машинально вынул перьевую ручку и надписал форзац.

— Ещё и книгу испортили, — вздохнул пациент. — Сумасшедший. Лампу подвиньте.

Боря Бугаев догнал ушедших вслед за Гедройц друзей.

Женщина-хирург привела их в смотровую, где деловито натянула перчатки. Открыла металлический бачок — сильно запахло эфиром. Бросила пропитанный усыпляющим веществом ком ваты в лицо Бугаеву — тот сполз по стеночке. Удовлетворённо покачав головой, стала надвигаться на Вольского.

Меньшевик с мукой воскликнул:

— Ну не могу я ударить женщину!

Розанов закрыл рукою лицо, чтобы не видеть, как Гедройц хватает меньшевика за горло.

Вольский ещё выдохнул:

— Вы точно женщина?

— А что, не похож?

— Нет.

— Притесняют! — рыкнула Гедройц.

Меньшевик просипел:

— Вы мне горло дыхательное сдавили!

— В Манчжурии, в Мукденском сраженьи, когда эфир закончился, я жилку на шее солдатика давил, вот здесь, он и засыпал, — приговаривала хирург.

— Кха-кха…

— И я тогда ему тихонько сверлил черепок, а то пульку из ручки али ножки вынимал.

— Хр-р-р…

— Вот и чудно.

Гедройц отпустила меньшевика и шагнула к Розанову.

— Наконец мы с вами имеем возможность поговорить без лишних ушей, — сказал Василий Васильевич, удобно устраиваясь в кресле.

— Что-о?

— Баловство это ваше Таро. Да-да, баловство! Отправьте безделицу в огонь. Вы полагаете, Таро очень ценно, поскольку много труда в создание Арканов вложено. Так нет же! Вы по сути дела что сделали? Взяли работу, вам не свойственную. Вы ведь не художник. Вы же, собственно, и рисовали — как? Вырезывая скальпелем. Настоящее ваше перо это скальпель. Детище ваше — вот оно, — Розанов широко повёл рукой, — кругом нас, оно воистину уйму труда стоило! Не дни. Не месяцы. Целые годы! Задумайтесь, что станется с больницей после вашего ареста? Служащих, которых вы с таким трудом подбирали, примут за сообщников и начнут дознание… Начальствовать поставят другого человека, он отлаженную вами систему под себя перекроит. В сущности, ваша больница прекратит существование. Стены только останутся…

— Вы лжёте! С чего бы охранке меня арестовывать! У них ни единой ниточки ко мне быть не может!

Василий Васильевич флегматично продолжал:

— Вы называете своих противников «охранкой». Ну, пускай будет «охранка». Хотя эта служба находится глубже, много глубже охранки… Ежели поутру им в штаб не телефонирую, «летучий отряд» явится. Не слыхали о таком? Жандармы гренадёрного роста, в кованых панцирях и касках, на лицах — защитные маски профессора Зелинского. Баграми, крючьями высаживают двери и окна, забрасывают внутрь дома тлеющие серные шашки, в огне и дыме лезут со всех сторон сразу! Словом, берут приступом. Тут ведь и больные ваши ни за что ни про что пострадают: жандармы из «летучего» сначала вяжут, а потом уже разбираются… А у вас пациенты лежачие, у них от малейшего беспокойства шовчики разойдутся. Беда! — искренне резюмировал Василий Васильевич. Он покрутил головой по сторонам и сказал: — Хорошее здание под ваши нужды выделили. Потолки высокие, коридоры — две подводы разминутся… «Летучие» прямо на лошадях сюда ворвутся, с пиками. Кстати, рысаки обтянуты кольчугой и на мордах тоже маски… Вы же загубите дело вашей жизни. А дело вашей жизни это больница. Не нужны вам эти распроклятые картонки, Вера Игнатьевна, не нужны.

— Да вы не знаете, что мне пообещали! — вскинулась Гедройц.

— Зна-аем, чего они там всем обещают. Они может даже это и выполнят, только больницы у вас не будет. И, наверное, уже никогда. Личная жизнь тоже надломится. Подруг ваших увлекут в арестантскую…

— Они чисты!.. Ничего против них не сыщут!

— Сие не важно. Тут речь о государственном благополучии. Церемонничать не станут. Надобно будет — оформят.

— Что же, и дочку свою вам не жаль? — ядовито сказала Гедройц. — Как арестуют её, Варвару Дмитриевну удар хватит, — сделала она ещё один выпад.

— Падчерицу жаль, конечно, — не моргнув, отвечал Розанов. — Но ведь сама виновата! Ничего, в ссылке ума прибавится. Опять же, сельский покой, чистый воздух, природа… Шурке будет полезно. А Варвара Дмитриевна, знаете ли, окрепла. К полному выздоровлению движется. С правильным лечением-то, даже несмотря на упущенное время… Вы же в диагнозе промахнулись. Ну, какой ещё «рассеянный склероз»? Корень недуга заключался в ином. Разновеликость зрачков больной вы и проглядели. Да не берите в голову, диагностика есть преисполненное погрешностей ремесло… Никто от вас чутья или талантов провидческих и не ожидал. Хирургия — вот ваше. Руки золотые у вас.

Гедройц багровела, а Василий Васильевич спокойно продолжал:

— Кстати, о руках… А вот интересно поставить себя на место ваших донаторов. У них ведь не один интерес, а два. Первый интерес — чтоб вы колоду Таро сделали. А второй — чтобы вы не сделали другой колоды. Вы можете что-то поменять в балансе, и это отрицательно скажется на планах масонерии. Я бы на вашем месте руки берёг. Потому что, знаете, ну вот вы же хирург, вы же понимаете, всё дело… в руке… Вот представьте, случайный разрыв сухожилия. Или просто неприятная ранка. Вы же не сможете работать. А так, всё остальное, что вам пообещали, вам, наверное, дадут. Но вот вы знаете, есть такое условие… Попробую на исторических парадигмах растолковать. Архитекторам Тадж-Махала руки отрубили по приказу падишаха. Зодчему Арсакидзе, когда он собор Светицховели в Грузии соорудил, царь Георгий отрубил руку. Кстати, она самая, сжимающая угольник, высечена над входом в собор. Южные народы такие прямолинейные, чистосердечные… А то был ещё зодчий Овнан, построил храм Звартноц в Армении. Византийский император Константин восхитился обводами купола и мастера к себе на службу позвал. Тут Овнана прежние донаторы и сбросили с крыши им же возведённого храма. Н-да… Чего только не творили. Живьём муровали, дефенестрации подвергали, руки рубили и глаза выкалывали… — Василий Васильевич сделал паузу, будто в уме что-то прикидывал, наконец, выдал: — Времени с той поры много прошло. Вы знаете, глазки вам, наверное, не тронут. Это сейчас не принято. А вот руки берегите, берегите… У вас же всё дело в руках. Не сможете держать скальпель, и всё — finita comoedia est. Что ж, останетесь администратором — при наилучшем исходе.

Василий Васильевич привалился боком к столешнице и нацарапал карандашиком пару слов на каком-то бумажном обрывке.

— Держите! Вам это скоро пригодится.

— Адрес какой-то… Зачем он мне? — презрительно сказала Гедройц.

Писатель только лучезарно улыбнулся и принялся далее развивать мысль:

— Но вообще-то администратор вы плохой, вы же о себе сами всё знаете. Ваш подчинённый Шрейдер завалил полицию запросами о вашей благонадёжности: «Не состоит ли?.. Не замечена ли?.. Проверьте…» Как думаете, почему этим запросам ходу нет? Вы же и «состоите», и «замечены», причём многократно: кадеты, подпольщики, масонерия. Одно ваше понимание женской дружбы чего стоит… Запросы у полиции изъяты для подшития в ваше «дело». Н-да… А прочие ваши служащие… Эх, чего о них говорить!.. Вы держитесь единственно за счёт того, что вы хирург хороший и личность колоритная. Но вы знаете… Этого всё-таки мало. Да, а всё остальное у вас будет. Что вам там пообещали? Деньги, власть, славу, — всё организуют. Но руки — берегите.

Наступила долгая пауза.

— Чайку не предложите? В горле совсем пересохло.

— В коридоре есть «титан», — машинально ответила Гедройц.

— Да что мне этот ваш «титан», когда простого тульского самовара хочется, — вздохнул Василий Васильевич. — А варенья у вас и вовсе не сыщешь. Разве что, прости Господи, «джем» какой-нибудь жиденько-склизкий, или «конфитюр», точь-в-точь как короста. Тьфу! Настоящее русское варенье должно быть сварено в тазу посреди фруктового сада, а не в плесневелой чахоточной фабрике, где сахару жалеют.

— Что мне делать? — дрогнувшим голосом спросила женщина-хирург.

— Прежде всего, выдать Таро и исходные материалы. Перед «охранкой» я за вас поручусь. Я же ваш гимназический учитель, а вы — моя любимая ученица. Какое, всё-таки, совпадение!.. О том, что я вас в детстве не помню, говорить не обязательно. Так вот, вы по моему поручению внедрились в российский филиал закулисы, вызвались разработать новую колоду и… Вы делали Таро и временами отчитывались перед донатором, но готовый экземпляр вручили мне. Местная масонерия опростоволосилась перед своим иностранным начальством. Мы с вами порушили все планы закулисы.

— А когда они придут с вопросами?

— Они не придут. Вы ведь будете уже не «их», а «наша». Вам опасаться нечего. Мстить будут мне. — Василий Васильевич усмехнулся и продолжил шутливо: — Но коридорного на всякий случай предупредите, чтоб останавливал масонов и прочий сброд. Ежели какой прохвост ужом проскользнёт, вы его за воротник — и взашей, — подмигнул Розанов. — А до того возьмите отпуск. Совершите паломничество, в Сергиевскую лавру, например. Тем самым дадите закулисе понять, что уходите из-под их руки. Кроме того, вам душеполезно будет. У меня там хороший друг, отец Павел Флоренский. Адресок его я вам записал. Побеседуете, Паша — мудрый. Погуляете промеж берёзок, на купола полюбуетесь. Всенощную отстоите. А ну как понравится? В церкви-то давно были? — Василий Васильевич головой покачал, зацокал. — Вот Паша вам свою литургию покажет. Службу в собственной церквушечке проведёт. Услышите шестопсалмие в его исполнении. Каждение увидаете, Паша умеет кадить ух как!.. Аж дым коромыслом!

Гедройц сунула писателю колоду Таро, вышла и скоро вернулась с двумя тяжёлыми папками. Розанов разобрал их на столе. Вот газетная карикатура и минималистичные фигуры, наносимые футуристами себе на лица. А вот — два вырванных из альбома листа с неуклюжими рисунками дочек, Наденьки и Варечки.

Василий Васильевич сложил вчетверо альбомные листы и спрятал в карман. Остальное стал мелко рвать и бросать в печку. Не забыл поворошить золу кочергой.

* * *

Тряска, а может утренняя прохладца привели Вольского в чувство. Во всяком случае, их меньшевик ощутил раньше тяжести — а на плече у него мирно подрёмывал Боря. Меньшевик узнал покачивавшуюся впереди спину — это Василий Васильевич правил рыдваном, и слабо заговорил:

— Что произошло в наше отсутствие?

С облучка донеслось знакомое дребезжание:

— Немного ласковых слов, доброты и блефа. Вера Игнатьевна усовестилась. Отдала нам колоду Таро.

Зашевелился Бугаев. Обвёл окружающий мир мутным взглядом. Нахохлился. Слабо окликнул:

— Куда вы правите? Нам же на станцию.

Розанов ответил, не оборачиваясь:

— К почте, нужно срочно телефонировать.

— В такую рань?

— Мочи нет: хочу Варваре Дмитриевне сказать, что была права насчёт детских рисунков. Что разыскал их и везу домой.

— Так разбудите!..

— Она которую ночь не спит из-за этого. Женщины!.. — вздохнул Василий Васильевич.

* * *

За прошедшие несколько дней гостиная Рёрих кардинально изменилась. Алые полотнища теперь ниспадали с потолка, повсюду были расставлены высокие светильники. Расхаживая промеж них, Елена возжигала огни, гасила другие, которые ей почему-то не нравились.

К возникшим на пороге трём друзьям Елена Рёрих протянула руки:

— Я — вы! Вы — я! Мы — частицы божественного «Я»! Уповайте!.. Лилеи взрастут на камени! Птички воспоют славу труду! О, слава труду! Тьма, тьма, тьма. Свет, свет, свет.

— Я предупреждал! — шепнул спутникам Розанов.

— Ваша карта… Я рассматривала её часы напролёт, и потом пошла горним путём. Возьмите её, щедрые люди! Огнь, о, огнь!.. Мир, труд, май…

— Без Флоренского тут не обойтись, — проворчал Василий Васильевич, пряча шестнадцатый Аркан в портмоне.

— Летите, родные мои! — распростёрла женщина руки в небо. — Звёздами да будет украшен ваш путь.

Розанов возмущённо блеснул на Рёрих стёклами пенсне и поспешил увести друзей.

* * *

Несколькими днями спустя Розанов и Вольский чинно сидели на стульчиках в чужой гостиной. Медленно собирались другие гости, и меньшевик водил по сторонам скучающим взором. Дальняя стена от пола до потолка была оклеена серебристой фольгой, по которой тянулись гирлянды куколок: чертенята, домовые, всякая лесная и водяная нечисть. Хозяин вечера — человевек, похожий на изъятую Шампольоном из гробницы фараона мумию обезьянки, сидел на высоком табурете, напялив на голову высокий конусовидный колпак. Перед ним на столике лежали донельзя странные предметы. Надкушенный бублик, чья «дырка» познала окружающую пустоту и не найдя её прекрасной, отгородилась пробкой причудливой плесени, а затем, должно быть, от обиды, окаменела. Поддельный золотой рубль, в позеленевшем надкусе коего застрял обломок зуба. И среди прочего — колода Таро работы Гедройц.

Гостиная заполнилась людьми, отзвучали взаимные приветствия. Вспомнив о своих обязанностях канцеляриуса, хозяин восстал на фоне серебристой стены и, уперев взгляд глаз навыкате в меньшевика, возгласил:

— Я вижу постороннего. Это младенец, нуждающийся в усыновлении?..

— Нет, — быстро ответил Розанов. — Это всего лишь гость.

— Вам прекрасно известно, — отчеканил канцеляриус, — что надобно, если приводите гостей.

— Что надобно?.. — оторопел меньшевик.

— Хабар! — вскричал канцеляриус, алчно блеснув стёклами очков.

— Коля, поищите что-нибудь в карманах, — зашептал Розанов. — Нужна взятка.

Вольский послушно опустил руку в карман.

— Неважно что, — торопил Василий Васильевич. — У меня карманы пусты, — он быстро прикрыл ладонью оттопыривавшуюся полу пиджака, — а то бы я…

Во втором кармане Вольский обнаружил конфету. Откуда взялась?..

— Сойдёт?..

— Скорей предложите Алексей Михалычу!

Канцеляриус затолкал взятку в рот и захрустел, зачмокал так, что Вольский передёрнулся.

— Вку-усно!..

Дожевав и тщательно облизав губы, Ремизов громогласно задал вопрос:

— Брат старейший кавалер и великий фаллофор, который час?

К удивлению Вольского, отозвался не кто иной, как Василий Васильевич:

— Самое время с вареньем пить чай.

— Приступим, — согласился канцеляриус. — У нас появилась новая святынька!.. Слышите? Святынька!

Вольский никогда ещё не слыхал такой глумливости.

Ремизов подхватил со столика колоду Таро и принялся суетливо тасовать.

— Ах, какой непорядок! — вдруг зацокал он. — Художник не кончил работы. Ну, мы сейчас…

Канцеляриус положил «Nihil» — скрытую карту, перед собой, в руке его появилось перо. Нарисовал кукиш и, помахав Арканом для скорейшего высыхания чернил, вернул в колоду.

— Вы, Коля, напрасно смеётесь, — произнёс Розанов, хотя меньшевик и не думал смеяться. — Этих господ и через сто лет будут помнить, читать.

— А если вдруг не будут?

— Разве что катаклизм какой-то произойдёт. Это же крупные поэты: господа Комаровский, Фофанов, Чурилин, Чролли…

Между тем с шутками-прибаутками Ремизов выстроил карточный домик и обрушил. Пришёл черёд карточных фокусов. Канцеляриус раздал присутствующим пронумерованные карты Младшего Аркана и заставил соревноваться в «дурака».

Во время совместной трапезы с метанием хлебных шариков и скабрезными историями, Розанов прошепелявил:

— Вы уловили, что здесь происходит?

— Отчасти, — самым уголком рта вымолвил Вольский, хотя голова у него шла кругом.

— Это шутовство. Издёвка над масонской обрядностью. Был другой путь: инсценировать обыкновения их заседаний в театре. Пусть зритель смеётся масонской пошлости! Но тогда нужны деньги, актёры… Поэтому решили домашнюю кумедь устроить. А сегодня мы ещё дальше пошли: подвергли десакрализации плановую колоду Таро. И всякий пиетет к этой колоде устранён.

Вольский опять заёрзал на стуле.

— А как же за кулисами узнают об этом?

— Здесь стрюцкие имеются, — прошептал Василий Васильевич. — Да, вон тот господин за нашими безобразиями приставлен наблюдать одной из столичных лож.

Вольский решился:

— Отцеплю хвост — мешает сидеть. И вообще… Чувствую себя персонажем нулевого Аркана!

— Что значит — «мешает»? — нахмурился писатель. — Вы аккуратненько хвост пропустите в шлицу пиджака и со стула свесьте. Знаете, что будет, коли отцепите? Штраф! Алексей Михайлович только и смотрит, как бы оштрафовать кого-нибудь. Вам штрафа за похищение фаянсового чуда мало?

— Эх, Василь Василич, всё-то вы…

Розанов шикнул.

Под занавес заседания Вольскому передали колоду, чтобы положил в ларец к «диковинам». Меньшевик пробрался, спотыкаясь о ножки стульев, к «алтарю», заглянул в ларец и обнаружил там… нечто несказанное. Обескураженный, он возвратился на место.

— Ну что, видели… драгоценность? — меленько засмеялся Розанов. — Восковой слепок с… уникума. В таком-то соседстве плановой колоде самое место.

* * *

Рождественским утром Василий Васильевич обнаружил среди ожидавшей разбора корреспонденции неожиданный подарок. В бандерольке, доставленной, судя по штемпелям, из Англии, находилась бордовая коробочка никогда не виданной колоды Таро. На ярлычке чернела надпись: «The Rider Wait Tarot Deck».

Розанов отделил Старший Аркан и первым делом проверил «скрытые» карты. Все три наличествовали. Писатель выложил картоночки в пять рядов и приступил к анализу.

Человек на Аркане был вдохновен и благостен. Золотистые волосы охватывал лавровый венок, дорогое одеяние покрывали цветочные узоры, широкие рукава раздувал ветер. Он застыл на краю обрыва. Вместо атакующей ногу твари здесь была левретка, пытавшаяся удержать профана от рокового шага. Обувка тоже находилась в порядке, разве что чулки были спущены. Папесса на втором Аркане оказалась скромна, особы голубых кровей на третьем и четвёртом — величественны. На восьмом Аркане льва ласково касались, а не раздирали ему пасть. Очевидно, это была мягкая сила. Да и лев не выглядел грозным, он смиренно поджал хвост. Василий Васильевич сделал один расклад, другой — исходы неизменно выходили благоприятные.

Следовало бы ещё проверить кое-какие геральдические мелочи, но куда-то задевалась лупа. Что же там у левретки с лапками и мордочкой? Василий Васильевич сощурился. Из большого зала, где была установлена ель, донеслись нетерпеливые детские возгласы. Кажется, голос Али тоже отзывается. Блудная падчерица вернулась? Розанов бросил колоду в нижний ящик стола. Надобно развернуть с детьми подарки.

Часть 4. Чемодан немецкой выделки

…А сзади, в зареве легенд,

Дурак, герой, интеллигент…

Б. Пастернак «Высокая болезнь».

Разбирая семейные бумаги, Вольский нашёл заместительный билет своей бабушки. Из гневного росчерка полицеймейстера можно было узнать, что Фанни Абрамовну со службы на Нижегородской ярмарке отставили за непотребство.

Утро оказалось безнадёжно испорчено.

Забросив документ куда подальше, Вольский спустился на улицу. Променад не принёс облегчения. Меньшевику пришёл на ум другой способ исправить настроение, который, правда, как почти все радости жизни, стоил денег. Уже давно число одалживающих Вольскому сократилось до одного человека.

У дома, где жил Василий Васильевич Розанов, на проезжей части столпились мещане, указывая вверх, на окно, за стёклами коего маячил пергаментного оттенка предмет. Нахмурившись, меньшевик вошёл в парадное.

В передней ожидала молоденькая просительница. Вольский прошёл мимо в кабинет.

Василий Васильевич сидел на подоконнике в чём мать родила и чистил монеты. На расстоянии вытянутой руки истекала пеной шайка мыльной воды.

— А-а-а, Коля! Оцените этот чудесный экземпляр.

Подойдя, Вольский чертыхнулся в луже и схватил, чтоб устоять на ногах, крестовину оконной рамы. Стараясь не глядеть на тщедушное розовое тельце писателя, прищурился на монету.

— А что за предмет изображён, с крылышками? Неужели?..

— Вы всё верно угадали, Коля, — улыбнулся Розанов.

— Ну и пошляки же были эти ваши древние греки, — процедил Вольский. Выглянул в окно: внизу толпа ещё приросла.

Не отрывая любовного взгляда от монеты, Василий Васильевич поинтересовался:

— Там, в передней… Ещё ждут?

— Барышня в калошах, — подтвердил меньшевик.

— Второй час, — вздохнул писатель, укладывая драгоценный кругляш в шкатулку. — Обратили внимание, какая у ней книга увесистая? Предисловие выпрашивать будет, — голос у него дрогнул. — На днях старушка заявилась. С брошюрой собственного сочинения. И кто, вы думаете, такая? Молоховец!

Вольский наморщил лоб:

— Повариха? Второй том «Подарка молодым хозяйкам» настрочила?

— Если бы. Толкования пророчеств, озаглавленные «Якорь спасения».

Влетела с подносиком экономка и сварливо объявила:

— Полугар для полубарина!.. Ох, чего ляпнула, типун глупой бабе на язык.

«Приживальщиком назвала», подумал Вольский. Опрокинув стопку в рот, выдохнул:

— Отменно, Домна Васильевна. А закусить отчего не предусмотрели? Только не как в прошлый раз, с усатым существом…

— Ах, какое, право слово, существо, — так, побегушечка! — с напускной весёлостью тараторила экономка.

Розанов подмигнул ей:

— Принесите пряничек.

Та мигом обернулась и поставила блюдечко с расколотым пряником.

— Вы кушайте, кушайте! Как вам?

— Вкусно, — пробубнил Вольский с полным ртом. — Только мышами пахнет.

— Фантазёр, — упрекнул благодушно Розанов и снова заработал щёточкой.

Вольский заметил:

— Тут на глазури будто письмена, — и начал увлечённо восстанавливать мозаику пряника. — «Чьи-че-рин». Вместо буквы «и» отчего-то знак восклицания.

— Вам попался автограф пиита, который пряник прислал. Собственно, «поэзу» вы уже поглотили. Отчего вы перестали кушать?

Вольский прокашлялся и приступил к рутине.

— Василий Васильевич, одолжите денег.

— А на что вам? — опасливо спросил Розанов. — Верно, на кокоток?

— Ну что вы, Василий Васильевич! Хочу вызвать горничную, чтоб в комнате убралась.

— Какая удача! — Василий Васильевич взмахнул щёткой так, что разлетелись мыльные брызги. — Вы, когда кончите, конечно, сразу отошлёте её в мой кабинет? От чистки монет сами видите, какая развелась слякоть. Надобно промокну́ть.

— Сомневаюсь, что сие возможно, — сказал после небольшой заминки меньшевик.

Розанов задумался, побарабанил пальцами по подоконнику.

— Вы ведь женаты, Коля?

— Да вам же известно. Супруга лечится на водах. Третий год. Оттого порой приходится брать прислугу в помощь по дому. А почему вы вдруг?..

— Так, просто.

Василий Васильевич задержал руку над выложенными на тряпицу щетками, выбирая между инструментом с козлиным волосом и свиной щетиной.

— Поверхности запылились. Поймите, Коля, мебельный гарнитур требует полировки с воском.

— У вас мебель трухлявая! — бросил Вольский. — Того и гляди, рассыплется. Лучше её вовсе не трогать.

Розанов сказал убеждённо:

— Именно поэтому, Коля, за ней нужна забота особенного рода.

— Знаете, Василий Васильевич, — решительно сказал меньшевик, — на две уборки подряд не всякая горничная согласится.

— Мы ей чаю дадим, — беззаботно предложил Розанов. — И к нему утешеньице: грушёвое варенье.

Вольский отчего-то заупрямился.

В наступившей тишине стали хорошо различимы доносящиеся с улицы свистки и выклики.

Розанов вдруг отложил щётку и, пристально взглянув на меньшевика, вымолвил:

— Погубят вас грехи, Коля.

— А вас, Василий Васильевич, добродетели, — насупившись, отозвался меньшевик.

Розанов извлёк из полотняного мешочка купленный по бросовой цене римский асс, заросший зеленью окислов до неузнаваемости, и сердито тёр, пока медь не засияла. Определив монету в шкатулку, спросил:

— Позволите хотя бы в замочную скважину оценить, насколько ловка ваша горничная в уборке?

— Нет, не позволю, — отрезал Вольский. — Придётся вам собственноручно свои поверхности протирать. Да и Варвара Дмитриевна рассердится, коли посторонняя женщина на них посягнёт.

— Отчего Вареньке сердиться? — удивился Розанов. — Радоваться станет.

— А вы спросите её, рассердится или как.

— Зачем Варю беспокоить, пусть отдыхает, — махнул рукой писатель.

Василий Васильевич усердно склонялся над стойкой окисью и, как будто забыв обо всём, начал напевать:

— «Я еду пьяная и очень бледная…» Тьфу, экая пакость прилипла. Денег я вам не дам, — он вдруг поднял глаза на Вольского. — Пора вам уже отвыкнуть от социалистического легкомыслия в обращении с чужими капиталами.

* * *

Боря Бугаев спешил по своим поэтическим делам, когда идущий навстречу субъект в опорках и рединготе столкнул его с тротуара.

— Что вы всё время ходите? — завопил Боря вслед. — Который раз толкаете!

Субъект остановился и со злостью ответил:

— Хожу не чаще других! Витать во облацех должен? Вас, такого хилого, все задевают, а отвечай — я один? — Казалось, сейчас он начнёт метать искры, но, смерив яростным взглядом Борю, он вдруг сунул ему руку: — Тиняков. Проследуем в рюмочную?

Бугаев решил, что в этот раз наблюдение закатов может подождать.

— Хотите, расскажу, как я таким стал? — протянул Тиняков, развалившись на стуле. — Эй, человек, пару чая, калач и штофчик. Болезный уплатит. Я ведь из купеческого сословия, в юные лета слыл послушным и благодарным чадом, уже имел маленькие счётцы в левом кармане и в правом — безмен со специальным, облегчённым на дюжину золотников фунтом, пока однажды…

Следующие пятнадцать минут новый знакомец повествовал. Боря слушал напряжённо, с широко раскрытыми глазами, а когда Тиняков кончил, вскричал:

— Какой ужас! Зачем вы надели сразу галстух и бант?

— Если в своём углу оставлю, жильцы сопрут, — раздражённо пояснил Тиняков. — Да что вы, в самом деле, невпопад!.. О чём только думаете? Я вам драму жизни повествую!..

Боря исправился, воскликнув с той же экзальтацией:

— Как же злодеи уместили убитого в чемодан?

— Измельчили, — оскалился Тиняков. — Представьте, каково мне было. Воспылать любовью, просить руки и сердца, наконец, снабдить паспортами, деньгами её и её мнимого брата. А она — убийца законного мужа, сбежавшая с любовником! Известно, превратился я в циника, переселился в Петербург и начал писать стихи.

— И что же, стихи помогли вам? Вы нашли друзей, заслужили любовь прекрасной дамы, излечились от одиночества?

— Нет, но благодаря стихам я привык к своему положению, — отмахнулся Тиняков. — Бывает, у человека нос тонет в лице от звуков свирели пастуха Сифила. А у меня вследствие той историйки душа провалилась. В желудок и ниже. Чего я не скрываю: «Только б водились деньжонки, да не слабел аппетит».

Бугаев задумался на минуту.

— Александр Иванович, заглянем сейчас в гости к моему знакомому. Ваша история будет ему интересна.

— Как же можно: мне — в приличный дом! — смакуя, сказал Тиняков. — Я же всем противен. Да я завсегда честно признаюсь, — Тиняков набрал воздуха и торжественно прочитал: — «Я до конца презираю истину, совесть и честь». В том моё credo. Для вас достаточно гадко? Нет? Сюда ещё гляньте.

Толстяк подставил Боре под нос головку трости со стёклышком, защищавшим пикантную миниатюру a la triple alliance. Замер, надеясь уловить в собеседнике хотя бы тень отвращения. Однако Бугаев, не меняясь в лице, промолвил:

— Чувствую, вы показываете мне что-то нетипичное, но не пойму что. Однако знаю того, кому сии комбинации покажутся небезынтересными.

Тиняков недоверчиво забормотал:

— Ладно, самому любопытно, что за люди такие, кому не противно.

* * *

Вольский сидел на диване, сложа на груди руки, когда влетели Боря Бугаев и неизвестный господин алкоголической внешности. Наготу Василия Васильевича он отметил вскидыванием брови.

— Барышню, что в передней ожидает, ни в коем случае не впускайте, — предупредил Розанова поэт. — К нам с маменькой в Москве приходила. Замучила!

— Я ещё рыцарь, хоть и без панталон, — выспренно произнёс хозяин кабинета, за неимением меча взмахнув щёточкой. — Как же могу отказать!.. Переговорим с вами, выслушаю и её. Вижу, вам не терпится?..

— Я вам интереснейший характер привёл, изучите! — воскликнул Боря.

— Тиняков! — хрипло представился гость.

— Наслышан. Кажется, банкир? — писатель поднял лицо от монеты и, смерив гостя с головы до ног, задержался взглядом на опорках. — Хотя вряд ли.

— Чин проклятого поэта обязывает иметь карточку, — глухо сказал Тиняков, протягивая прямоугольник толстого картона. Оттиск создавал иллюзию частого гребня с вшами и гнидами, а посаженная на клей белая присыпь усугубляла сходство. Василий Васильевич лишь хмыкнул. Заложил карточку между страниц толстой книги, раскрытой на письменном столе.

— Выслушайте историю Александра Ивановича, — сказал Боря и забился в угол комнаты.

— Что ж, попотчую анекдотом. Вы, верно, собиратель? — развязно произнёс Тиняков. — Ежели понравится, копейку киньте. А то я ещё станцевать умею, только скажите. Так вот… Однажды я увидал на вокзале девушку. Она куда-то ехала с братом, — приступил Тиняков.

Снова он рассказывал про то, как встретил у касс провинциального вокзала брата и сестру Карамышевых, как полюбил девушку с первого взгляда, как хитростью вызнал, куда они взяли билет, и выкупил тот вагон целиком, как бы со скуки познакомился с попутчиками. Как своевольно пригласил их в одно из папашиных имений, три месяца устраивал досуг и развлекал. За четверть часа Тиняков достиг финала:

— За невольное соучастие меня приговорили к церковному покаянию. Папаша мирволить перестал, завещал добро монастырю и скоро помер. Вот и всё. Сплясать ещё?

— Лучше не переступайте лишний раз с ноги на ногу. Ваши опорки из сапог «со скрыпом» сделаны, — продребезжал Розанов. — А ловко вас провели. Сколько лет прошло с той истории? — уточнил он.

— Три года как.

Розанов нахмурился:

— Я почему-то вообразил себе, что история давняя. Вы твердили, как были юны. Вы за эти три года так растолстели?

— Кажусь старше, чем я есть. А чего вы хотели? — криво улыбаясь, развёл руками Тиняков. — Скверное питание, алкоголь и прочие излишества. Вот я пятого дня уединился с бутылочкой пива… Постойте, их, кажется, было две, — Тиняков сунул руку в карман редингота. — Точно, две пробки. А заел, знаете чем?

— Удивите нас.

— Сальной свечкой, — ухмыльнулся Тиняков. — Вот и огарок тут же.

— Ноуменально! — с наивным восхищением произнёс Розанов.

— Сальная свечка как швейцарский нож — ко всему приспособлена, — сардонически продолжал Тиняков. — Клопов застращать, насморк вылечить, верёвку натереть, ну и на поминках закусить…

— Ещё можно при её свете радоваться жизни, отдавать дань науками и искусствами, — назидательно сказал Василий Васильевич.

— Это лучше делать при свете электрического лампиона, — с издёвкой сказал Тиняков. — Особенно — жизни радоваться. Засиделся я у вас. Денег не даёте. Пойду.

Розанов замахал руками:

— Погодите. Остались ещё неясные детали. Карамышевых схватили?

— Куда там.

— Если бы убийцы поехали в Европу, их там непременно арестовали бы, — засюсюкал Розанов. — Вся затея с паломничеством за благословением маменьки на брак — ложный след для полиции! Вас живым только для того оставили, чтоб назвали сыщикам имена, на которые вы достали паспорта. Конечно же, преступники уничтожили документы и залегли на дно в одном из губернских городов. А то и в столице: лучше Петербурга для беглецов места нет. Так, а скажите, кем был убитый? Какого рода и чина?

— Его не опознали.

— Как такое могло статься, ежели в Империи каждый человек посчитан и одокуменчен? Стало быть, жандармы от вас сокрыли. Непростой, надо полагать, человечек был. Что-то вроде агента III Отделения. Ясно, что убитый — не муж Зине Карамышевой, а она — не жена ему, и что никакого любовного треугольника не было. Эти ваши Карамышевы — революционеры, динамитчики. Радикальным образом избавились от присматривавшего за ними сыщика. А ваше дело приобретает характер государственной важности. Или… Постойте. Нет, всё не так! Какой у злодеев чемодан, ещё помните?

— Чемодан как чемодан, — буркнул Тиняков. — Немецкое изделие.

— Вот! — поднял палец Василий Васильевич. — Немцы лучше нас чемоданы делают, зато крыжовенного варенья, как мы, нипочём не сварят.

— Знаете, я, наверное, пойду, — неприязненно повторил Тиняков.

— Куда вы всё порываетесь? Сейчас сами увидите и распробуете! Домна Васильевна!.. Устройте нам самоварчик, и варенье, крыжовенное. А вы, Коля, притащите свой рундук.

Вольский удалился, а экономка ещё задержалась:

— Вам «лянсин» заварить или «юнфачу»?

Василий Васильевич с укоризной на неё посмотрел:

— Вы, Домна Васильевна, запамятовали: запасы «лянсина» и «юнфачу» иссякли, а обновить мы не успели. Да и зачем гостям эта жёлтая водичка? Четверть плитки «кирпичного» залейте!

— Василий Васильевич, вам соринка в глаз попала? — простодушно спросил Боря. — У вас левый глаз моргает.

— Бессонная ночь одарила живчиком, — быстро ответил Розанов и крикнул вдогонку экономке: — Непременно «кирпичного».

Дверь кабинета вновь распахнулась, но не перед экономкой. На пороге восстала возмущённая посетительница и возопила:

— Никогда со мной так не обращались!.. На «рцы» — впервые! От ворот поворот бывало давали, но напрасно держать под дверью… Никогда! Трое вперёд меня прошли, это ладно, это ничего, но вы чаёвничать собрались! — она притопнула ножкой, но из-за титанической калоши движение вышло замедленным.

— Ну, давайте, что у вас там, — нетерпеливо промолвил Розанов. Взял из рук барышни том. — Ничего не понимаю. «Весь Петербург»? Адресная книга? Зачем адреса вымараны?

— Вы крепостник! Обскурант! Старосветский помещик! Вам радостно причинять другим боль!

— Чем, собственно, могу? — спросил Розанов, морщась от высочайших тесситур гостьи.

— Меня зовут Мария Папер, — выпискнула девушка. — Я прочту вам свои стихи. Затем — удалюсь.

— Ах, так вы тоже поэт? — многообещающим тоном спросил Розанов.

— Уж точно я не поэт! — возмутилась гостья. Водрузила адресную книгу на этажерку и достала из кармана тетрадку.

Начавший забивать ухо ватой Розанов остановился присмотреться к ней.

— Поэтка? Поэтесса? Поэтесица? Ну, всё едино, — загыгыкал Боря. — Главное, что не поэт.

— Так вы не просить пришли?.. — приятно удивился Розанов. — Читайте!..

— Я хожу по адресной книге, — нетерпеливо пропищала Папер.

— И вы не знаете, кто я такой? — поднося ватный комок к свободному уху, спросил писатель.

— Коллежский советник Василий Васильевич Розанов. Набран на странице 559 между ротмистром Василием Александровичем Розановым и председателем комитета попечения о народной трезвости Василием Ивановичем Розановым.

— А приписку — «литератор» — вы не увидали?

— Второпях не обратила внимания. Да мне это не важно. Я только читаю стихи и иду дальше.

— Всё же снимите калоши!

Папер повела из стороны в сторону острым носиком:

— У вас в комнате слякотнее, чем на улице.

— Это всё ваша вина, Коля, — засопел Василий Васильевич, но спохватился: — Читайте же! Моим юным друзьям не терпится услышать вас!

Розанов заткнул второе ухо и приготовился наблюдать.

Папер открыла тетрадку. Тонкие бледные губы пришли в движение. Боря весь затрясся, точь-в-точь паровой котёл в последнюю до взрыва минуту. Тиняков как будто подавил порыв засмеяться.

Василий Васильевич осторожно вынул пробку из уха.

— А вот ещё выслушайте двустишие: я знаю, что в сумраке трепетном ночи меня ожидают внемирные очи. Конец.

— Отменно! — изрёк Бугаев и застучал одной ладонью о другую.

— Всё хорошо, но есть длинноты, — заметил Василий Васильевич.

— А вы что скажете, Александр Иванович? — стал подначивать Боря.

— Стыдно хвалить то, чего не имеешь права ругать, — осторожно выговорил Тиняков.

— Почему не имеете? Только потому, что я — женщина? — возмутилась Папер. — Обругайте меня сейчас же!

— Нет, не поэтому, — потупился Тиняков и замолчал надолго.

Розанов лукаво прищурился:

— А вы Мережковских проведайте.

— Они стихи любят, — с готовностью поддержал Боря. — Как-то при мне Гумми им читал своё. Слушали да нахваливали, — поэт захихикал в кулачок.

— Мне похвалы не нужны. К тому же я была там. Как бы я их на «мыслете» обошла!

— И что у них нынче? — с острым интересом спросил писатель.

— Полы не метены.

— Так и думал! — обронил Василий Васильевич.

— У вас грязнее, — напомнила Папер.

Розанов принял отсутствующий вид.

— M-me Мережковская к вам, помнится, направила, — добавила поэтка.

— Ах, чёртова Гиппиусиха, — пробормотал Розанов и грозно воззрился на гостью: — Вот откуда вы взялись!

— Я же объяснила: следую по алфавиту. В порядке очереди явилась к вам. Вот ещё: у меня и гражданская лирика имеется, — пискнула поэтка, но тут в передней загремел чемоданом Вольский.

Чёрный деревянный короб распался посреди кабинета на две половинки.

— …в трёх шикарных чемоданах выслал трупы в Ватикан, — вдруг забубнил Боря.

— Да-да, Боринька без царя в голове, — брезгливо сказал Розанов. — Триста раз говорил вам: бросьте вы это виршеплётство! Александр Иваныч, продолжим…

Тиняков нагнулся, чтобы достать со дна чемодана заместительный билет. Лицо его приобрело глумливое выражение, он хотел что-то сказать, но запнулся, оглянувшись на девушку. Выдавил, почти обыкновенным голосом и как будто не совсем то, что собирался:

— Просто уточки-голубки, ничего для вас не жаль…

— Какие уточки? — озадаченно произнесла Папер. — Я не пойму ваших стихов. Бедный! Вы плохо выглядите и заговариваетесь!

— Хватит! — процедил Вольский, отбирая и пряча билет. — Не при даме!

Тиняков неожиданно легко согласился.

— Как заполним чемодан?

— Давайте Колю уложим, — прыснул в кулак Бугаев.

— Кто у нас гимнастического склада? Пусть тот и лезет, — буркнул Вольский.

— А я не против, — пропел Боря. — Мне в чемоданах очень даже нравится. Уютно. Будто сильные крылья тебя обнимают.

С самой тоненькой книжечкой, какая только нашлась на полке, Василий Васильевич просеменил к чемодану и, держась за поясницу, опустил в деревянное нутро. Мужчины бросились помогать ему. Стопки «Людей лунного света», «Религии и культуры», «Сумерек просвещения» и «Тёмного лика», припасённых для раздаривания, а вероятнее — продажи автографированных экземпляров поклонникам, усыщали голодный зев чемодана.

— Стало быть, Коля, вы приводили в квартиру горничных, — улучив минуту, яростно заплевал в ухо меньшевику, тем не менее, сохраняя улыбку на лице, Розанов. — Очень рассеянных горничных.

— Не было ничего подобного, — смутился меньшевик. — Я позже вам всё объясню.

— Уж вы постарайтесь, — сладенько улыбнулся Василий Васильевич.

— Я пойду, пожалуй, — пискнула Мария Папер, когда ей надоела суета вокруг чемодана.

Розанов воззрился на неё:

— Вы нам ещё очень нужны.

Писатель накрыл адресным фолиантом уже загруженные в чемодан издания. Подумав, взял с рабочего стола огромную книгу в изукрашенном переплёте и водрузил сверху. Вольский прочитал: «Талмудъ. Мишна и Тосефта».

Щёлкнули замки.

— Александр Иванович, попытайтесь поднять чемодан, — приказал Розанов.

— Тяжё-ёл, собака! — застонал от натуги Тиняков.

— А теперь давайте взвесим его. Коля, доставьте сюда лабазника с измерительным прибором из лавки ниже по улице.

Помедлив пару секунд, меньшевик вышел.

— Как вы представляете себе тело в чемодане? — говорил Василий Васильевич в предвкушении весов. — Во что ни заверни, а… простите, запах наружу просочится. Карамышевы со своими пожитками у вас месяц ведь гостили?

— Исправник говорил: чемодан заправили селитрой, — защищался Тиняков.

— Чепуха, — фыркнул Розанов. — Вы слыхали, как пахнет тухлая кровь? А мне доводилось посещать бойню и альбуминный завод.

— Помилуйте, Василий Васильевич! Что вы там забыли?

— Исследовал обонятельное и осязательное отношение к крови.

В наступившем молчании Боря Бугаев насторожился:

— Слышите?.. Будто в тишине пульсирует слово: «мемасик».

— Опять вы, Боря, со своими гадостями! — разъярился Розанов. — Замолчите!..

Лабазник вкатил весы, морща складками ковёр. Чемодан взгромоздили на платформу совместными усилиями. Лабазник поколдовал с гирями и прогудел:

— Три пуда без шестнадцати фунтов!

Тиняков подправил мелкие золотниковые гирьки не утратившей купеческой сноровки рукой:

— Обвесить норовишь!

— Это я по привычке! — буркнул лабазник.

— Я лучше собственной гирькой, — сказал проклятый поэт. — Гирьку до сих пор ношу с собой. Почему? Удобно ею неприятных господ по хребтине перетягивать.

— Мнится мне парочка пройдох, распиливающих гирю, — протянул Боря. — Надо занести в тетрадь, может и сгодится на что-то.

Когда лабазник укатил свои весы, Василий Васильевич отдал распоряжение экономке:

— Домна Васильевна, больше, пожалуйста, не покупайте у Фрола муку.

Помолчав с полминуты, писатель продолжил рассуждения:

— Не может ведь взрослый мужчина весить сорок кило? А вы и этот вес едва оторвали от земли. Не было в чемодане трупа.

— Они могли облегчить груз, спустив убитому кровь, — глухо сказал Тиняков.

— Вот об этом впредь прошу даже не заикаться! — строго сказал писатель. — Исключено: Карамышевы, чай не Винаверы какие-то или, прости Господи, Слиозберги…

— Да как же так, — совсем растерялся Тиняков. — Это… Наверное, ослаб! Мне сам полицеймейстер сказал… В кабинете усадил рядом, очень сочувствовал. Чаем отпаивал.

— Вареньица не предложил? — захихикал Розанов. — А как, по-вашему, полицейское начальство должно было с вами обращаться? Отвадили от Зинаиды Карамышевой, приписав ей жестокое убийство. Иначе вы разыскивали бы возлюбленную, под ногами у полиции путаясь. А то, чего доброго, нашли бы беглецов…

— А что же тогда лежало в чемодане, коли не труп?

— На сокровище тоже не похоже. Сокровища — они тяжёлые…

Розанов задумался на мгновение. Живые его глазки метнулись к нагруженному чемодану.

— А вот то же, чем мы рундук Николая Владиславовича загрузили, — сказал он с улыбкой.

— Бумага?

— Вряд ли прокламации, грош им цена. Да и зачем бы за Карамышевыми стали так гоняться? Полицейские прокламаций, что ли, не видали? Не-е-ет, там были документы, и какие-то фатально опасные.

— Чиста!.. — воскликнул, сверкнув глазами, проклятый поэт. Лицо его приняло победительное выражение. — Я верил, упорствовал: Зина не способна на душегубство!

— Э-э-э, нет, тут дело фантастическое, страшное. Чую покушение на основы российской государственности! А вы-то ещё чаете воссоединения с возлюбленной? Сразу согласились со мной насчёт чемодана. Ха-ха.

— Я в вашем кабинете полчаса, а вы уже сдвинули дело с мёртвой точки!.. — восхищённо, будто не слыша писателя, сказал Тиняков. Но сейчас же покосился на Папер и сник.

— Я пойду, — пискнула поэтка, вытягивая из чемодана свой путеводитель.

— Да погодите же вы! Что с вами, Александр Иванович?

Тиняков отвечал отрывисто:

— Так, глупости. Показалось. И говорить не стоит.

— Нет уж, поведайте. Да не стесняйтесь! Мы в уголок отойдём, и вы мне на ушко…

— Право слово, не нужно. Мне ли, проклятому поэту, признаваться в слабости. — Всё же Тиняков наклонился к Василию Васильевичу: — В облике поэтки разглядел милые черты Зины Карамышевой.

— Так может это… Может, надобно… — Розанов метнул через плечо взгляд на гостью и стал сжимать и разжимать перед собой кулачки.

— Что вы! — замахал руками Тиняков. — Поэтка не Зина Карамышева. Тут не более чем отдалённое и случайное сходство. Забудьте! Забудьте!

— Нет-нет, обождите, — писатель обернулся к гостье: — У вас, Мария Яковлевна, имеются сёстры?

— Я одна в целом свете, — пискнула Папер и стиснула ручками свой бланк-нот. — «Я много томилась, я долгие лета…»

— Может быть, двоюродные, троюродные? — перебил Василий Васильевич.

— Никого. «…не знала простора для вольной души».

— Так. Так, — Розанов задумался. — А дядья либо тётки у вас есть?

— Действительно, у папеньки была сестра, Мария, — смутилась Папер.

Розанов насторожился:

— Что сталось с вашей омонимичной тёткой?

— Ушла из семьи ещё до моего рождения. Я никогда её не видела.

— Вам известно, что она такое?

— У нас в семье не скрывали, что она — революционерка. Пробыла недолго на каторге, а освободившись, порвала с политикой, уехала в провинцию и затерялась там.

— Омонимичная тётка могла родить дочь, — медленно сказал Василий Васильевич. — Вот что, мы отыщем вашу, Мария Яковлевна, кузину!

* * *

По адресу Подольская, 17 Мария Папер идти категорически отказывалась.

— То есть вы хотите сказать, что до сих пор не навестили собственного батюшку, не прочли ему стихов?

Девушка отвернулась.

— Наверное, оставил вас с матерью, — участливо предположил Розанов.

— Мой отец — крайне безнравственный человек! — вспыхнула поэтка. — Он ушёл с цыганами и промотал всё своё состояние. Он настолько испорчен, что сумел промотать даже казну табора! Цыгане откочевали на заре, оставив его, спящего, посреди лужайки и даже не вытащили из-под него коврик. Опасайтесь его!

— Вам, Боря, не впервой менять личину, — сказал писатель. — Отправляйтесь с Александром Иванычем к батюшке поэтки. Разузнайте у Якова Львовича насчёт сестры-революционерки и племянницы.

— А вы чем займётесь, Василий Васильевич? — уважительно поинтересовался Тиняков.

— Обдумаю философские вопросы, задаваемые ктеическими глубинами.

Пожав плечами, Тиняков покинул кабинет, уведя под локоток Борю. Толстяку не терпелось найти след Зинаиды Карамышевой.

— У меня припасены сценические наряды для вечера стихов, — залопотал Бугаев. — Ни разу надеть не успел.

Пакет обнаружил в себе короткую куртку для игры в гарпастум, сшитые из мешковины широченные штаны и странную скуфейку с длинным картонным козырьком, украшенным тяжёлой бахромой, ради обладания которой Боря, очевидно, обездолил портьеру. Шею по замыслу Бугаева полагалась отягчить собачьей цепью, опылённой золотой краской. Опорки Боря милостиво разрешил Тинякову оставить на ногах.

Второй комплект костюма Боря нацепил на себя.

— Намеревались с Сашей Блоком дуэтом выступить, но жизнь нас развела, — сказал он.

Посмотрев на себя в зеркало, Тиняков оглянулся на Борю:

— Вы с ума сошли? Впрочем, странно задавать такой вопрос…

— Мы нагрянем к батюшке Марии Папер и огорошим, запутаем, собьём с толку! — воодушевлённо излагал Бугаев. — Выступив в роли подпольщиков, взыскующих защиты от полиции, затребуем адрес будто бы обещавшей помощь племянницы. Согласно легенде, для нас нет лучшей маскировки, чем эта. Мы привлекаем всеобщее внимание и поэтому вне подозрений. Мы будто бы приняли вид дальтоников, спешащих на конгресс глазных врачей. Заболевание легко объяснит пестроту нашей одежды. А знаете что?!.. Срочно дайте сюда пробки, что у вас в кармане.

Тиняков подчинился.

Боря нашёл спичечный коробок. Рассыпая, ломая и портя спички, стал опалять пробку.

— Изобразим мавров, — объяснил он, натирая лицо жжёной частью.

— Говорящих на чистейшем русском?..

— Я посещал страну пирамид, могу излить мелодию магрибской речи.

— Но я-то не посещал!..

— Экий вы эгоист! Всё о себе да о себе, — возмутился Бугаев. — В наказание будете немым.

— Мне станет стыдно, ежели в этом наряде меня заметит кто-нибудь из знакомых, поэтому красьте меня!

— Теперь и вы — эбеновый! — довольно произнёс Бугаев, закончив работу.

— А не лучше ли будет сказать, что мы прияли маски спешащих на вечер поэтов?

— Это мне не пришло в голову, — сознался Боря.

— Я для сцены новейшую манеру декламации придумал. Можно на отце поэтки опробовать. Вот послушайте… — Тиняков гугниво, как бы с ленцой стал читать рифмы, в такт выбрасывая перед собой руки с затейливо отставленными перстами.

— А зачем жестикуляция? — спросил Бугаев. — Это масонские знаки?

— Это для страдающих глухотой, буде таковые найдутся в зале. У меня ещё не совсем точно получается передать смысл… Ну да ладно. Беспокоит иное. Не могу измыслить название изобретению. Речесловие… Речекряк…

— Кажется, я знаю, как назвать вашу сценическую манеру. У вас опорки «со скрыпом», и читаете стихи вы будто рыпите. Значит, ваша манера — «рып».

— Что ж, «рып» так «рып».

— А мы, стало быть, «рыпперы», — не унимался Боря Бугаев.

— Как красиво вы грассируете это слово, — подивился Александр Иваныч. — Урождённый парижанин!

— Вам нужен «мотор», — сказал Розанов. — Тут неподалёку есть гараж. Удивительное везение! Замечательный дубль-фаэтон отдают внаймы за копейки, — сообщил он, выходя из ворот.

Трое механиков выкатили массивный автомобиль и ретировались так быстро, что поэты не успели спросить, для чего на заднем сиденье установлена зелёная кадка с искуственной пальмой.

— Я буду править, — быстро сказал Тиняков, заметив, что Боря с интересом рассматривает место шофёра. — Папаша владел самодвижущимся ландо, но экономил на кучере. Так я научился обращению со штурвалом. А вы, Боря, можете взять на себя гудок.

Тотчас Бугаев схватил свисавшую от ревуна резиновую грушу, приготовившись распугивать прохожих. Тиняков пустил в ход движитель, с усилием прокрутив несколько раз рукоять между передними колёсами.

Едва отъехали на несколько сот метров, как под днищем «мотора» что-то лопнуло и кузов подбросило, и ещё раз, ещё, каждые несколько оборотов колёс. Пассажиры взлетали на вершок от сидений.

— Этак скоро нас морская болезнь одолеет, — выдохнул Тиняков, вцепляясь в руль. — Слыхали, звякнуло? Это из нас деталь выпала?

Улица пошла под уклон и задок рамы высек из булыжной мостовой сноп искр. Прохожие порскали в переулки.

— Мы напоминаем банду, — вынес вердикт Тиняков, снова посмотрев на своё отражение в зеркальце заднего зрения.

— Двоих для банды маловато, — констатировал Боря, клацая зубами на каждом слове. — Гумми вдесятером с друзьями изображал прошлым летом бродячий цирк. Пейзане верили.

— В банду верят проще. Кстати, каково вам было в Египте?

— На александрийской таможне я хотел задекларировать свою гениальность, но феллахи меня не пожелали понимать. Сущие дикари, — с презрением вымолвил Боря.

С облегчением выключив двигатель, приятели пошатываясь выбрались на твёрдую землю.

Вдруг Тиняков схватился за ляжки.

— Что с вами?

— Пояс лопнул: брюки спадают, исподнее видно, — с надрывом сказал Тиняков.

— Вы подтягивайте время от времени, — посоветовал Бугаев. — На косточку бедренную цепляйте. С меня этот предмет одежды постоянно сползает, даже не знаю почему.

— Скажите, вы сами одежду себе покупаете? Или с maman…

— Конечно сам, в конфексионе Мандля, — как будто сфальшивил Боря. Во всяком случае, он густо покраснел. — Вот, кстати, о декламации стихов, — поспешил перевести он тему. — Предчувствую, через век начальство заставит гимназистиков наизусть шлёпать наши стихи, стоя по струночке, размеренным голосом «с выражением». Когда их надобно выкрикивать, отплясывая «камаринского», петь по-хлыстовски, повторяя до тех пор, пока стихи сами собой не зазвенят в вашем мозгу, частушничать либо эвритмически изображать телом.

Кабина лифта вознесла поэтов на нужный этаж.

— Говорите, надобно сбить его с толку? — спросил Тиняков Борю, перед тем как загрохотать кулаками в нужную дверь.

— Кто вы такие? — дрожащим голосом спросил открывший старичок.

— Гримированные соратники вашей племянницы, — громким шёпотом сказал Тиняков.

— У меня, к сожалению, нет племянницы, — старичок попытался закрыть дверь.

Яростно подмигивая и растопыривая пальцы, Тиняков зарыпел:

— Партийная кличка — Зина Карамышева, всё подполье о ней наслышано.

Яков Львович всматривался в язык жестов, прилагая видимые усилия расшифровать их.

— Молодой человек, — наконец сказал он, — вы — самозванец, и даже не старайтесь!..

— Вы просто не знаете современного алфавита жестов, — заспорил Тиняков. — А вот Зина поняла бы всё.

Старичок хотел закрыть дверь, но передумал:

— Вы ведь на моторе? Я услыхал хлопы и пыхи незадолго до вашего появленья. Я как верный сын матери-природы испытываю ностальгию по диким пейзажам, — признался Яков Львович. — А выбраться из города трудно, в мои-то годы. Прокатимся!..

— Вы нам зададите направление к обиталищу Зинаиды Карамышевой? — обрадовался Боря.

— Что?.. Да, да. Экий у вас «мотор» расхлябанный, — заметил старикашка несколько позже. — Жандармы рессору прострелили?

— Сами испортили, чтоб ежели городовые привяжутся, говорить, будто едем на ремонт. Главное — не проезжать мимо одного стражника дважды. Суть нашей маскировки: бросаться в глаза, не вызывая тем самым подозрений.

— Милейший старец, — тихо заметил Боря. — Непостижимо, отчего Папер приписала своему отцу лабильность в вопросах морали.

— Теперь для банды в самый раз, — мрачно изрёк Тиняков.

«Мотор» мчался за город. Тиняков то и дело дёргал рычаг, закачивая в карбюратор увеличенную порцию бензина, — после стольких лет не терпелось увидать Зинаиду Карамышеву.

Тряска оживила Якова Львовича.

— Знакомые движения вверх-вниз, — радостно прошамкал он, нежно обнимая пальму. — Не могу однако вспомнить, чем таким они являются. Что-то чрезвычайно важное… Здесь поверните! Да-да, в ту аллейку.

За деревьями открылась поляна, по которой между фургонами и палатками бесцельно бродили пёстро одетые люди. Тиняков ударил по педали тормоза и «мотор» подбросил пассажиров в последний раз.

— Эй, ромалы! — завизжал старичок, на нетвёрдых ногах выбираясь из кузова.

* * *

«Сенсация: два мавра отпустили на волю учёного медведя».

Василий Васильевич отложил газету и обвёл представших пред его очами героев заметки. Пришла и Мария Папер, очевидно интересуясь делами отца.

— Конечно, вы ничего не достигли. Яков Львович ни за что не познакомит вас со своей преступной племянницей. Так и было мною задумано. Безумствами вы привлекли внимание Карамышевых. Теперь они проявят себя.

Вольский наклонился к писателю:

— Василий Васильевич, вы не находите, что ваше умозаключение насчёт преступной кузины слишком натянуто?

— Я бы согласился с вами, Коля, но посмотрите на лицо Александра Ивановича. Он взаправду узнал родственницу своей возлюбленной. По сю пору восторженно глядит на поэтку.

Меньшевик с сомнением покачал головой, а барышня густо покраснела.

— Худо не то, что ваша миссия не дала результата, — продолжал Розанов. — Зачем было бражничать в злачной компании?

— Василий Васильевич, — вскричал Бугаев, — мы с вами знакомы четыре, кажется, года, и всё это время вы меня ругаете!

— Но ведь это же правда, Боринька, что про вас нельзя сказать ничего хорошего! А вы, Александр Иваныч!..

— Не смешите мои опорки! — захохотал проклятый поэт. — Разве мы бражничали? Вот я как-то в беспамятстве забрался на спину коня, что на Триумфальной арке, с бутылкой, читал стихи, конечно же. Э-э-х! Последний пятак на прилавок! Гуляй, не кручинься душа!.. — проскрежетал Тиняков.

— Нежный поэт упоительно пиан! — пискнула Папер.

— Сие справедливо! — гаркнул Тиняков, манерным жестом откидывая длинные сальные волосы со лба.

Розанов фыркнул:

— Вам в общество трезвости нужно записаться.

— Простите, туго соображаю. Что это ещё такое?

— Это когда люди собираются, чтобы не пить, — объяснил писатель.

— А зачем собираться, чтобы не пить? Если уж собрались, надо выпить, — развёл руками поэт.

— Не обижайте Тинякова, его надо жалеть, — кротко сказала поэтка.

— Надо, но не хочется, — энергично ответил Розанов и продолжил увещевать проклятого поэта: — Смотрите, на паперти закончите, нищим. Будете копейки выклянчивать. Картонку на грудь повесите. «Подайте бывшему стихотворцу». Стыдно!

Тиняков угрюмо отозвался:

— Вы сами смотрите, как бы на склоне лет не пришлось на бульварах окурки собирать.

— Ну, дай Бог, ничего дурного с нами не случится, — улыбнулся Василий Васильевич. — А вы — злюка. Давайте мириться!

— Ладно. Признаю: выпил не вовремя. Хорошо, без потерь обошлось.

Розанов посоветовал:

— Вы лучше портмоне проверьте.

— Во-первых, мой лопатник прицеплен к куртке, и, во-вторых, пуст, — вяло отвечал проклятый поэт. — А в третьих, внутри него предусмотрена ловушка.

— Какая ловушка?

— Узнать это можно единственным способом. Не советую.

— Ну, бросьте!.. Покажите! — пристал Вольский.

— Всё дело в силе пружины.

Тиняков вынул из портмоне крохотную мышебойку. Механизм был спущен. Боёк прижимал к эшафотику чей-то широкий заскорузлый ноготь с чёрной каймой.

— Ну, надо же!.. — ахнул проклятый поэт. — Когда и кто успел?

Дверь в кабинет приоткрылась:

— Вам опять съедобную поэзу прислали, — доложила экономка. — Прикажете иждивенцу отдать? Ах, вы здесь, Николай Владиславович?

— Зачем вы с ней лимонничаете? — злым шёпотом сказал Вольский. — Думаете, раз клистир вам ставит, то непременно влюблена в вас?

— Домна Васильевна ещё массажирует больной живот. Кроме того, подаёт салфетки. И вообще, не понимаю, зачем вы это говорите, Коля. Давайте помолчим.

— Вы же сами, Василий Васильевич, вечно желали интимничать, — отозвался меньшевик, но Розанов уже разглядывал пряник.

— Два гостинца за неделю? — хмыкнул он. Стихи были наибанальнейшие, как будто из «Нивы», без чьичеринских перевёрнутых восклицательных знаков, запятых вразброс и порубленных на слоги слов. Содержание не вязалось с формой. — Знаете что, Домна Васильевна, вы этот пряник покрошите в пользу пролетариев царства животных и по углам рассыпьте.

Воспользовавшись затишьем, писатель затеял разговор с Марией Папер.

— Вы туфельки примерили бы или там ботики какие-нибудь, — стараясь быть деликатным, говорил Розанов. — Поверьте, люди злы, однажды прицепятся к вашим любимым калошам, высмеивать станут.

— Мне всё равно. Если только и запомнюсь миру калошами — пусть так.

Розанов хмыкнул и вернулся в своё кресло.

Тиняков устало потёр лоб и, всё ещё недовольный выговором, с вызовом произнёс:

— Василий Васильевич, всплывший в памяти эпизод заставил опять усомниться в вашей теории. Провожаю Карамышевых в Европу и говорю Зине: ежели долго не будете возвращаться, с горя поседею и отращу седую бороду лопатой. А она за лицо схватилась и — хлоп без чувств. Полицеймейстер потом сказал, что у трупа, который в чемодане, борода. То бишь, я нечаянно напомнил Зине про убитого мужа. Если в чемодане бумага, с чего бы обморок приключился?

Розанов пожевал губами.

— Очевидно, что у барышни типа Зинаиды Карамышевой в мужьях был бы образованный мещанин средних лет. Откуда у него борода лопатой? Эспаньолка, разве что. Да вы седую бороду упомянули? Откуда седой взяться?.. А полицеймейстер ваш хитроумен, аки Улисс. Мимоходом применил этот случай на пользу своей версии.

— Тогда чего Зина испугалась?

— Этот вопрос стоит обдумать. И прошу вас впредь сразу рассказывать подобные детали.

— Куда вы?

— Надо проверить эту ниточку. И по всей видимости, — тут Василий Васильевич обвёл взглядом выбритые лица друзей, — из нас только я могу это сделать.

* * *

— Обошёл десяток брадобреев, — выдохнул Розанов, опускаясь в кресло. — У одного контур подправил, у другого навощил, там — баками отделался; чего только выдумать не пришлось. Чуть без бородки не остался. Между прочим, это встало мне в кругленькую сумму: два пятьдесят, не считая трат на трамвай. Почему вы, Коля, не отпустили заранее бороду? Проделали бы эту механическую работу.

— И что же вы узнали? — нетерпеливо спросил Тиняков.

— Четыре года тому у брадобрея на Фонарной бывал некий Разорёнов — видный бородач, держатель овощной лавочки. Тем ещё мастеру запомнился, что всё время Пушкина по памяти читал. Потом слух прошёл, будто топорами его зарубили, прямо у себя в дому. Подождите-подождите…

Наклонившись под стол, Розанов что-то рассматривал, а потом вздёрнул за хвост крысиную тушку.

— Василий Васильевич, вы же обещали!.. — со слезами в голосе вскричал поэт.

— Неудобно получилось, — кашлянул писатель. — Прикормить хотел, выдрессировать. Знаю ведь, как вы, Боря, любите животных. А пряник оказался отравленным. Вероятно, Зинаида Карамышева постаралась…

Боря зарыдал над бездыханным зверьком.

— Она умела танцевать!..

— Эта крыса не из того племени, что гремели посудой в моей прежней гостинице, — успокаивал его меньшевик.

— Василий Васильевич мог бы её выдрессировать!

— Это ленивая крыса, попутчик мещанства, — сказал Вольский. — А Василий Васильевич больше по людям специализируется.

— Очевидно, Карамышевы следят за нами, — размышлял вслух писатель. — Вызнали у слуг про чьичеринский пряник, но не имели представления о том, какие стихи следует помещать на глазурь. Тем не менее, стали действовать. Смело, н-да. Или нервно.

— Оперативно действуют Карамышевы, — заметил Василий Васильевич и задумался.

— «Зинаида Карамышева» — долго произносить, — заметил Вольский. — Может, сократим до «зэ-ка»?

— Не нужно, — подумав, ответил Розанов. — Как-то нехорошо звучит. Будем уважительны к врагам. Хотя бы в вопросе имён.

Тиняков опять не отводил глаз от Марии Папер.

— Знаете, я всю минувшую ночь о вас думал, — ласкательно сообщил Розанов. — И вот нынче хочу призвать вас…

Тиняков опустил глаза:

— Должен повиниться перед вами.

— За что же? — спросил Василий Васильевич, с некоторым беспокойством оглянувшись на лежащую на столе табакерку.

— Вчера в своём клоповнике забрался на лежанку и заснуть не могу — в ухе звенит, да так пронзительно! Значит, вспоминает кто-то, сволочь такая. И уж как стал я костерить его на все лады! Так цельную ночь: он — вспоминает, терзая мне ухо, а его на чём свет стоит… Должно быть, все печёнки ему съел. А это вы, оказывается, обо мне думу думали, заботой окружая. Кабы знать!.. Поверьте, если б знал, я никогда… Ни единым дурным словом!..

Душеспасительной беседы не вышло, и писатель откинулся в кресле, избрав иное развлечение — сигаретку.

Помолчав немного, он спросил:

— Мария Яковлевна, когда закончите «Весь Петербург», что станете делать?

— Вернусь в Москву и куплю тамошнюю адресную книгу. А может, целиком отдамся журналу.

— Журналу?..

— Я выпускаю журнал. Прогрессивного направления. За право женщины на любовь и свободное развитие собственной личности. Называется — «Женское дело».

— И с кем же вы сейчас воюете?

— С орфографической комиссией академиков Фортунатова и Шахматова.

Розанов опешил.

— Как же эти почтенные господа лингвисты вторглись в права женщин?

— Они вынашивают планы отмены «ера»!

— Порочная цель, ничего не скажешь. Но я всё ещё не улавливаю связи.

— Женские фамилии в словарях, справочниках, на табличках в парадных идут прежде мужских. Я поняла это, просматривая адресную книгу. Ежели букву «ер» удалят из алфавита, мужские фамилии окажутся первыми!

— Остроумно! — сказал Василий Васильевич, прокашлявшись. — А всё-таки, зачем вы ходите?..

— Поэт Брюсов подсчитал, что у него тысяча читателей во всей Империи, — прописклявила Папер. — Обойду всю адресную книгу — сколько человек услышат мои стихи!

— К Тетерникову не ходите — пощёчин надаёт и выставит, — зашепелявил Розанов ей в ухо. — И к этому… Хотсевичу… или Ходасевичу. В любом случае, фамилия у него отталкивающая. Мало ли… Лучше не надо.

Между делом Тиняков поинтересовался:

— Как же так, Василий Васильевич, вы и я одинаково даём статьи под псевдонимами во враждебные газеты, изображая разнообразные политические воззрения, но в итоге остракизму предали только меня!

— Я веду эту игру по уговору с хозяевами газет и для собственного интереса, а вы — самочинно и ради наживы. А низкие помыслы наказуемы, — с удовлетворением закончил Розанов.

Замыслив нечто, писатель прошёлся по кабинету. Обернувшись на поэтку, потёр ладошки в нерешительности, как перед неприятным, но необходимым делом.

— Мария Яковлевна, даже не знаю, как вас об этом просить… Сделайте милость. Доставьте удовольствие старому, иссякающему человеку. Сбросьте калоши!

— Василий Васильевич, как вы смеете!.. — вскинулся Тиняков.

— Да ещё при всех, — добавил Вольский.

— Тем не менее, я буду настаивать, — грозно сказал писатель. — Милая барышня! Разуйтесь! Чрезвычайно хочется увидать ваши пятки.

Поэтка сказала примирительно:

— Друзья мои, я давно мечтала показать кому-нибудь свои пятки.

Пятки были первостатейными: розовые, без натоптышей.

Василий Васильевич схватил пару калош и принялся трепать их, но не обнаружил внутри ничего кроме забитой в носы пакли. Бросив оземь, негодующе воскликнул:

— Почему вы всегда в этих безразмерных калошах?

— Однажды, ещё в Москве, я прочла стихи в какой-то квартире. У двух сестёр-хозяек гостил молодой человек, настоящий великан, с пышной рыжей шевелюрой. Он был несчастен, но, услыхав мои стихи из «Рдяных трепетов», приобрёл хорошее расположение духа. Спросил, какой у меня амулет, и объяснил, что каждому поэту пристал магический предмет. Давеча от них сам Брюсов второпях ушёл без калош. Хозяева любезно уступили мне эти калоши.

Боря сказал медленно:

— Кажется, я знаю этого подлеца.

— Кажется, я тоже, — мрачно сказал Тиняков. — Жаль, Гумми не подстрелил его на дуэли.

— Что вы, великан — не подлец, он был очень обходителен и приятен, — возразила Мария Папер.

— Скажите, это великан подсказал вам ходить по адресам из справочника? — спросил Василий Васильевич.

— Это сёстры, у кого он гостил. Добрейшие создания.

Розанов понимающе переглянулся с Борей.

— Беру за смелость утверждать, что над вами зло пошутили.

— Это мне без разницы, если этим путём я угожу в вечность, — равнодушно ответила поэтка.

* * *

— Наведаемся в околоток поблизости от места житья Разорёнова, — решил Василий Васильевич.

— Кликнем извощика? — угодливо спросил Вольский.

— Помчимся на трамвае! — провозгласил писатель. — Тут неподалёку новую линию проложили. Всё время катаюсь. Бесподобное удобство!

Подошёл обер-кондуктор и попросил оплатить билет.

— Ах, какая незадача, — кудахтал Розанов, шурша ассигнацией. — Мельче нет, все копейки ссыпал в кружку юродивого с паперти. Отсчитаете сдачу со ста рублей?

— Василий Васильевич, давайте я вам займу, — шепнул меньшевик.

— Не надо, Коля, — уверенно произнёс писатель. — Это же мне отдавать вам придётся.

Молодой человек в мундире багровел от злости.

— Вот бы вас, зайцев, выгнать в Таврический сад и расстрелять!.. — сказал он сквозь зубы.

— Эх, батенька, запутались вы в жизни, — назидательно пропел Розанов. — Трамвай не ради заработка городской управы сделан, а для удобства членов общества.

Сошли на нужной остановке и продолжили путь пешком.

Вольский на ходу выводил басом:

— О, где же ты, мой маленькый кр-р-реольчик…

— Какая гадость! — оттопырил губу Розанов.

— А мне нравится! — обиженно ответил меньшевик.

Несколькими минутами спустя, Василий Васильевич, забывшись, сам начал тихонько напевать:

— Ты едешь пьяная и очень бледная…

Прохожий гимназист с сачком для бабочек выговорил, неумеренно шепелявя:

— Пош-шлость.

Вольский вытаращился ему вслед:

— Это кто ещё такой?

— Очевидно, будущий арбитр изящества.

Исправник старательно отвечал на расспросы Василия Васильевича:

— Разорёнов? Его грабители взяли в два топора. Что украли? Бог его знает. Кто теперь знает, что у него было. Остались только ящики с письмами. Да, я могу узнать… Они на складе в участке, потому как вещественные доказательства.

— Как это вы ловко всё вызнаёте? — с завистью спросил Вольский.

— Всё моя манера вести диалог, — объяснил писатель. — Запомните, Коля: интимничанье.

Вернувшийся исправник доложил:

— Самый большой ящик был помечен фамилией Герасимова. Конечно, адрес на конвертах.

— Это же бывший товарищ министра народного просвещения, — сказал Розанов чуть позже. — Признанный лермонтовед. Надо к нему наведаться.

Сказано — сделано.

— Как же не помнить Ивана Ермиловича? Часто о нём думаю, — говорил Герасимов. — Светлая была голова! Всего Пушкина знать наизусть!.. Баловался стилизациями. Трагически погиб, невольник чести. Изрублен в куски… К чему теперь рыданья?.. Чувствую себя осиротевшим. Последнее письмо? Как раз накануне. На руки не дам, не обессудьте: частная переписка. Детали я сообщил полиции. Сыщики как будто некоторое время преследовали убийц, но никого не настигли. Прошу простить. Научные штудии не ждут.

Герасимов поклонился и ушёл в задние комнаты.

— Впустую, — разочарованно пробасил Вольский.

Розанов просиял:

— Да вот оно, это письмо, на стене в рамочке.

Среди старинных гравюр, офортов и автографов, терялся мелко исписанный листок:

«Дорогой Осип Петрович! Сегодня со мной произошёл возмутительнейший случай. Некие молодые люди приличной наружности принесли якобы вновь найденную пушкинскую рукопись! И не что-нибудь, а десятую главу “Евгения Онегина”! Итак: дюжина бледно-синих листков бумаги горизонтальной вержировки с обыкновенным обрезом, в четвёртку каждый, с филигранью геральдического льва на сгибе, исписанных характерным пушкинским почерком, стальным пером, по две строфы на странице.

Сначала я даже подумал: может, взаправду?.. У Пушкина ведь тоже бывали неудачи. Литературный уровень, конечно, несравним, и всё же… Хорошо подделан почерк, соответствующая времени бумага. Я даже проверил по каталогу: в 1830 году Пушкин пользовался именно бумагой фабрики Хлюстиных! Однако все сомнения развеялись, когда на глаза мне попалось одно место, полностью изобличающее поддельщиков.

Осип Петрович, милый, знайте, я это так не оставлю! Я не позволю пятнать имя великорусского гения! Подумайте только, эти люди могут продолжить свою вредоносную деятельность. На голубом глазу притащат вам, Осип Петрович, окончание “Горбача Вадима” или “Штосса”… Вот явятся они ко мне завтра, я швырну подделку им в лицо и выложу, что думаю об их деятельности. Конечно, они всегда могут отговориться незнанием. Дескать, нашли где-то на чердаке. Меня-то не проведёшь, но других околпачить могут. Непременно напишу вам, милый Осип Петрович, завтра, а сейчас не имею времени продолжать. Ваш И. А.»

— Вот она, бумага! — с триумфом в голосе произнёс Розанов. — Бумага, которая заполняла чемодан.

— Помилуйте, Василий Васильевич, рукопись представляет собой не более стопочки листов.

— Хе-хе! А как же дубликаты, из которых мошенники выбирали лучший? А поддельные черновики? Гроссбухи для каллиграфических экзерсисов? А как же запасы старинной бумаги? Наконец, печатные издания для распространения? Мыслите в масштабе.

— Василий Васильевич!..

— Я, батенька, носом чую! — не терпящим возражений тоном сказал писатель.

Забрались в трамвай.

— Молодой человек, имею только сто рублей одним билетом…

— Получите, гражданин: девяносто девять рублей девяносто семь копеек! — торжествующе сказал обер-кондуктор. — Запасся разменом в конторе!

Не дрогнув ни единым мускулом лица, Розанов принял сдачу и, что удивило Вольского, не считая, ссыпал в карман. Остаток пути писатель фальшиво насвистывал. С подножки уже обернулся и отечески напутствовал обер-кондуктора:

— Вы поосторожнее, чтоб у вас ассигнацию не вытащили. Редкая для карманных воров возможность: когда ещё сто рублей в сумке кондуктора бывали? И скрыться как нечего делать: ступил на мостовую, а трамвай дальше уехал. Мало ли кто видел, как вы её прячете. Вот вы — видели? — нарочито громко спросил он у небритого типа, притулившегося на скамье. — А вы? — обратился он к господину, весь облик которого выдавал прогоревшего пастыря уличных Магдалин.

Оставив побледневшего обер-кондуктора, писатель спрыгнул на мостовую.

* * *

На следующий день все заинтересованные лица снова собрались в кабинете у Розанова. Боря Бугаев носил траур по безвременно погибшей крысе.

— Что вы так яростно листаете газеты? — сердито спросил проклятый поэт.

— Ищу сообщение об ограблении трамвайного кондуктора, — отвечал Василий Васильевич.

— Как вы можете? А загадка?!.. Поддельная рукопись Пушкина!.. — Тиняков схватился за голову. — Да зачем?.. На что она? Кому она?.. Как, к примеру, такая стопочка листков… — он взял со стола исписанные бумаги. — Постойте, постойте… Присная десятая глава! Здесь, у вас!..

— Домна Васильевна! — позвал Розанов. — Когда на рецензию в последний раз приносили?

— Пока вас не было.

— Значит, сутки пролежало незамеченным, — отметил писатель.

— Барышня передали, вот на Марию Яковлевну чем-то похожи, — добавила экономка, — только без калош.

Тиняков схватился за сердце:

— Зина!

— На что вы всё ещё надеетесь? — проговорил Вольский. — Ведь Зинаида Карамышева — убийца.

— Вдруг её принудили! Вдруг нет на ней крови! — горячился Александр Иваныч.

— Опомнитесь! Вы же цинический человек! Проклятый поэт!.. У вас наивность приступами?.. Надеюсь, это не заразно?

— Погодите, тут записка приколота, — сказал Боря. — «Приходите под покровом тьмы… Петербургская сторона… Улица… Дом…»

— Послание без даты, — рассуждал писатель. — Значит, нас ждут в любую ночь. А мы можем притвориться, что до сих пор не нашли послания. Взять отсрочку. Очевидно, рукопись приложена в знак добрых намерений, — сказал Розанов. — Что ж, давайте почитаем.

— Только не вслух! — предупредил Боря. — Кощунственные строфы не должны оскорблять мировое пространство. Прочтём каждый по очереди.

— Я не буду читать, — проговорил меньшевик. — Неохота.

— Пушкина ещё не раз будут дописывать, — пророчил Боря. — Какой-нибудь кокетничающий толстяк-либерал, этакая жовиальная жируэтка. Наяву вижу: масленые кудри, тройной подбородок с щетинкой, телесатый бездонным чревом, руки и ноги рафаэлевских мадонн. Прямо оторопь берёт! Штемпелёванная культура, — резюмировал Боря Бугаев.

— А я с ним пропустил бы полуштоф полугара, — встрял Тиняков.

— Такой в своих писаниях вас антигероем сделает, — хмыкнул Боря.

— А всё равно! — залихватски сказал проклятый поэт.

Розанов перевернул последнюю страницу и отдал рукопись Боре. Устало покачал головой:

— Слыхали о замаскированном под словарь иностранных слов трактате Петрашевского или о брошюре «Очистка человечества» Мишеньки Энгельгардта? Это цветочки в сравнении с тем, что Карамышевы везли. Пушкину приписать призывы к свержению монархии, убийству августейшего семейства!.. Непонятно единственно, почему до сих пор фальшивка этих пропагаторов к читателю не попала.

— Слушайте, ну видно же: это не Пушкин! — скривил губы Боря, отбросив рукопись.

— Знаете, Пушкин так велик, что ему простят и плохие стихи, — заметил Розанов.

— Я поэт! Я вижу, — настаивал Бугаев.

— Вы, Боринька, единственный видите, — сказал Вольский. — Вот вы бы не поверили публикации десятой главы, а остальные поверят.

— Очевидно же, что подделка!

— Я тоже уверен в этом, но нам нужны доказательства, — сказал Василий Васильевич.

Бугаев задумался.

Вдруг подала голос Мария Папер:

— Обратите внимание на «яти» в этих строфах. Они молчат! В сущности это не «яти», а обычные «е» под их видом. Стряпавший подделку человек не знает, как произносятся «яти». Для него они — условность, печатный знак. Если читать, проговаривая «яти», как и читал бы Александр Сергеевич, стихи не звучат. Гармония разлезается по швам! То есть написаны они без учёта звучания «ятей».

— В самом деле! — оживился Боря. — Я-то гадаю: что не так с текстом?!.. Чисто слепондас какой-то!

Тут встрял Вольский:

— О чём вы говорите? Как могут «яти» звучать?

Розанов и Боря уставились на него:

— Как, вы не знаете, что «ять» звучит иначе, чем «е»?

Меньшевик только руки развёл.

— Видите, Боря, народ не приемлет доказательств от фонетики, — сказал Василий Васильевич. — Нам всё ещё нужно что-то более весомое.

— А давайте спросим совета у Александра Сергеевича, — предложил Бугаев.

— Не собираетесь ли вы, Боря, спиритический сеанс устроить?.. — нахмурился Розанов.

— Что вы! Я только помедитирую.

Боря скрестил ноги по-турецки, обратил внутренний взор на мерно пульсирующий в сознании светящийся шарик и спустя несколько секунд перенёсся в тёмную комнату. Посреди находился стол, над которым склонялся человек с узнаваемой кудрявой шевелюрой. Тихонько приблизившись, Боря заглянул через плечо. Перед Александром Сергеевичем лежали веером страницы рукописи Карамышевых, поэт механически вымарывал слово на одном из листков. Чернильная штриховка легла густо, и уже было не разобрать, что скрывала. Впившись взглядом в страницу, Боря поместил в память её «кодак».

— Протяните рукопись! Четвёртую страницу! — сбивчиво заговорил Боря, очнувшись. — Мой внутренний Пушкин указал на слово «окоём». В нём — ключ.

Склоняли слово на разные лады, буквально: Вольский — по падежам.

— Ничего не понять. Слово как слово! — раздосадовано бросил Розанов. — Надо спросить Павлушу, — решил писатель. — Если кто и способен найти ответ, так только он. Отправим телеграмму. Боря, сбегайте на телеграф!

— Медитация отнимает уйму сил, — пожаловался поэт.

— Другими просьбами я вас не отягощу, — настоял Василий Васильевич.

Бугаев засуетился, метнулся в переднюю, но тотчас возвратился и застыл перед хозяином кабинета.

— Василий Васильевич!.. — поэт многозначительно откашлялся.

— Что? Ах да, — писатель извлёк бумажник. — Заплатите только за это самое слово. К чему лишние траты?

— Поймёт ли? — с сомнением в голосе спросил меньшевик.

— Павлуша? Поймё-ёт, — беззаботно промолвил Розанов.

— Предвижу, что столетие со смерти Пушкина будет праздноваться как огромное событие, — вещал Боря.

— Какую чепуху вы опять твердите! — рассердился Розанов. — Возможно ли праздновать годовщину смерти? Что за некрофилия? Это какой год будет, 1937-й?

Спустя несколько часов рассыльный принёс ответную телеграмму. Она тоже отличалась предельной лаконичностью.

— Какая ирония! Здесь одно слово: «Волошин». Что бы это могло означать?

— Павел Александрович не уразумел вашего запроса, — язвительно произнёс Бугаев.

— Чтоб Павлуша чего-то не понял?!.. — усмехнулся Василий Васильевич. — Давайте вместе штурмовать его шараду.

Розанов шаркал по кабинету, повторяя и повторяя фамилию. Вольский постарался изобразить участие в штурме.

— Это, кажется, поэт такой? — наморщил лоб Вольский.

Тинякова озарило:

— Волошин придумал это слово!

— Как это может быть? Он ведь наш современник. А слово — в пушкинской рукописи.

— В том-то и дело!

* * *

— Я с вами! — пискнула Мария Папер. — Мне как поэтке полезно наблюдать чувственность Александра Ивановича.

Обернувшись на поэтку, Розанов всплеснул кистями рук:

— Мария Яковлевна, как вы подобную тяжесть с собой таскаете? Переплёт ведь заключает тысячу с лишком страниц. Александр Иваныч, помогите барышне.

— Я сама справлюсь, — предупредила Папер.

— У вас пальчики побелели. Как вы их только не повредили. Покажу, как правильно, — вкрадчиво начал Тиняков. — В переплёт не вцепляйтесь — суставчики сорвёте. И снизу не подхватывайте — так только ноготочки свои отдавите. Вы ладошками сжимайте бока книги и таким способом перемещайте. Обложка шершавая — не выскользнет…

— Откуда вы умеете?

— Доводилось с крючниками зарабатывать копейку, — тоном всё изведавшего человека ответил проклятый поэт.

— Боря, что у вас в руках? — спросил Василий Васильевич.

— Это гробик с мёртвой крысой. Намерен предъявить и обвинить.

Скользнув взглядом по Тинякову, Розанов нахмурился:

— А где ваша трость?

— Оставил, чтоб стёклышко не разбить. Вы не спешите ругаться, у меня вот что для Николая Карамышева есть, — он зашарил в кармане брюк и вытянул подвешенную внутри штанины перехваченную железными кольцами палку. — Я хоть уже не купец, но безмен у меня всегда с собой, — хищно улыбнулся проклятый поэт.

Первая же трактирная вывеска возбудила неподдельный интерес изрядно проголодавшейся компании.

— Мы ведь вышли из дому, забыв поужинать, — страдальчески изрёк Боря.

Розанов не менее брезгливо сморщился:

— Как это вам не противно есть в зале, полной неизвестного вам люда? Бог знает, что это за персоны. Быть может, одержимые французским пороком или французской же болезнью господа. Обонять фимиам различных кушаний, уже не говоря о портящем атмосферу табачном чаде. Вы кушаете бланманже, а из соседнего прибора слышится запах рыбы! Половой отравить способен, наконец!

Тиняков ответил скептическим взглядом, Боря Бугаев убежал в трактир ещё на середине сентенции, и даже Вольский слушал в вполуха.

— Я буду вас на тумбе ожидать, — пообещал Розанов.

Спустя полчаса, приятели вышли из трактира, повеселевшие и зарозовевшие.

— Где Василий Васильевич? — дико заозирался Боря Бугаев. — Неужто похитили?

Розанов засеменил к друзьям через улицу, с крыльца дорогого ресторана, вытирая платочком жирно поблёскивающие губы:

— Зашёл попросить стакан воды.

* * *

Петербургская сторона, безфонарная, неприютная, даже более сырая, чем прочие городские кварталы… Дом с нужным номером встретил их незапертой входной дверью. Декаденты тихо, вприглядку, прошли по заброшенным комнатам, пробуя двери.

Посреди очередной комнатёнки на салфетке лежали рукописные листы. Розанов кинулся к ним, а следом — и остальные.

Позади захлопнулась дверь.

— На приманку!.. Заперли! — с досадой бросил Василий Васильевич.

Комната не была сквозной, иного пути наружу не имелось.

Спустя несколько времени в дымоходе послышался грохот и в камин, подняв облако золы, рухнул шипящий и брызжущий искрами предмет. Тиняков тотчас заслонил собой поэтку. Боря приготовился уйти в медитацию, и только одним глазком подглядывал, что будет? Меньшевик быстро подошёл к бомбе, склонился и выдернул фитиль.

— Что за merde?.. Кто это сконструировал? Дилетант!.. В технике ничего не понимает. За такое руки отрывают. — Вольский отодрал крышку бомбы и стал копаться в корпусе: — Женщина, что ли, машинку снаряжала?.. Тут дымовая шашка вместо динамита!

Попытки освободиться не увенчались успехом. Выламывая дверь, Тиняков ушиб ключицу и поручил себя рукам поэтки, которая сказалась умеющей вправлять кости. Вольский перепачкался извёсткой, пытаясь добраться до высоко прорезанного в стене оконца. Только Борю ничего как будто не трогало. Оставалось ждать спасения извне.

День клонился к вечеру, высоко прорезанное в стене окошко уже не давало достаточно света.

— У меня как раз огарок недоеденный, — сказал проклятый поэт. — Ссудите спичками?

Бугаев протянул коробок:

— Последняя. Вы как хотите досуг занимайте, а я — устал! Утро вечера мудренее, — он расстелил пальто и лёг лицом к стене, подложив под голову ящичек.

— Три поэта собрались…

— Я не поэт, — напомнила Папер.

— …под одной крышей, — проворчал Василий Васильевич. — Это невыносимо! Того и гляди: затеют стихи читать, а у меня ваты под рукою не окажется.

— Раз нет у вас ваты, воспользуюсь моментом, — вступил Тиняков. — «Я до конца презираю истину, совесть и честь», — начал он надменным голосом.

— Зря вы это написали. Я-то понимаю, что вы о парадных ценностях… Но ведь найдутся такие, что за чистую монету примут. Будут декламировать и хлопать. Ещё и назовутся… Дайте подумать. Вот вы сегодня в картузе… Манерничающие картузники!

— И я, и я прочту, — запищала Папер. — «Я — растоптанная лилия, осквернённый Божий храм…»

— Кто же вас растоптал? — шутливо поинтересовался Розанов.

— Вы, крепостник, проповедник «Домостроя», — напустилась на него Папер. — Прямо сейчас топчете.

— Василий Васильевич, не топчите Марию Яковлевну, — пробормотал сквозь сон Боря Бугаев и заложил перстом ушную раковину.

Василию Васильевичу хотелось резвиться.

Заметив, что проклятый поэт лениво тасует колоду, Розанов предложил:

— Давайте играть в карты: на раздевание!

— В нашем обществе дама! — возмутились одновременно Тиняков и Вольский.

Папер робко вымолвила:

— Я, может быть, давно о таком мечтаю.

На неё воззрились.

Игроки образовали прямо на полу азартный треугольник.

— Карта потянулась — так пересдать, а то несчастье будет, — торопливо бормотал Тиняков. — Туз! Бубны люди умны! Вы биты! Козырька не портить. Снова биты! В пух!.. Скидывайте пиджак.

— Ни одной физиономии в раздаче, — пенял Розанов. — Ни козырей, ни мастей…

— По третьей козыряют. Деда под монастырь!.. Кто не вистует? Вся Москва вистует!

Поэтка играла молчаливо и расчётливо, в считанные минуты отняв у Розанова носки и сорочку.

Спустя полчаса Василий Васильевич был в костюме Адама. Тиняков оставался в рединготе, а Папер не пришлось пожертвовать даже шейным платком.

— Я поддавался, — пожал плечами писатель. — Не мог же своей игрой лишить покровов даму? Всё-таки, я ещё рыцарь, хоть и без панталон.

Получив ком своего платья, Розанов неспешно оделся. Он как будто не проявил ни малейшего признака досады.

— Представьте, сейчас дома вечернее чаепитие, — протянул спустя какое-то время. — «Лянсин» с абрикосовым вареньем. Эх, сладкого хочется… Александр Иваныч, пройдитесь ещё раз.

Тиняков с удивлением поглядел на писателя и пересёк комнату, страшно скрипя опорками, из угла в угол.

— Только вообразите: на кончик языка щепотку сахарного песку положить, — вдохновенно сказал Розанов. — Язык недвижим, время течёт, кристаллы тают, свершается фазовый переход: сладость облекает слизистую оболочку, проникает в сосочки, тешит вкусовые луковицы.

— Василий Васильевич аппетит распалили, — посетовал Вольский.

— Кажется, жизнь отдала бы за грамм сахара, — вздохнула Папер. — Или руку и сердце.

— Александр Иваныч, — окликнул Розанов.

— Да?

— А ведь в опорках у вас — сахар хрустит.

— Опилки, — рассеяно поправил Тиняков.

— Не знаю, где там у вас опилки, но готов об заклад побиться, что подмётки у вас сахарные.

Тиняков не захотел спорить.

Через несколько минут Василий Васильевич проговорил в пространство:

— Удивительно, как можно пребывать в спокойствии, когда барышня умирает без сахарозы.

Нахмурившись, Тиняков достал ножик, чтобы вскрыть опорку. Потряс обувкой и протянул Розанову полную пригоршню опилок.

— Что если в правый сапог сахар вложили? — поразмыслив, сказал Василий Васильевич.

— Как же такое может быть, если в левом — опилки? — оторопел Тиняков.

Розанов развёл руками:

— Нельзя исключать. Вдруг в сапожной мастерской вышла путаница?

— Вы положительно невозможны, — бросил Тиняков, срезая вторую подмётку. — Видите, и здесь опилки. Простите, Мария Яковлевна, что оставил вас без сладкого. Надеюсь, вы не умрёте до утра без сахарозы.

— А на бульварах сейчас музыка звучит, — мечтательно сказал Розанов. — Бельфамы гуляют.

— Зачем вам?.. Вы на бульвары не ходили никогда.

— Но возможность совершить променад красила мои дни! А сейчас таковой нет.

— Чего грустить? Давайте философствовать! — азартно бросил Тиняков. — Вот откуда свет берётся, скажите?

Василий Васильевич задул огарок.

— Скажите, куда он исчез, тогда отвечу вам, откуда он взялся, — донёсся из теми его голос.

Спичек больше не оказалось. Поневоле пришлось лечь спать.

Едва первые лучи рассвета проникли сквозь окошко, Боря вскочил, потянулся по методике индийских факиров и, как ни в чём не бывало, спросил:

— Ну-с, пойдём?

— Как?.. — едва вымолвил сонный Тиняков.

— Позвольте игральную карту!

Брезгливо, самыми ногтями приняв от Тинякова засаленный квадратик, Боря вставил его в щель между дверью и косяком и провёл снизу вверх. Снаружи легонько звякнуло. Дверь открылась.

— Что же вы раньше?.. — набросился на него Тиняков.

— Устал, голова не соображала, — блаженно улыбаясь, ответил Боря. — А за ночь прочистилась, я вызвал в памяти «кодак» входной двери и разглядел, что нас удерживает только крючок.

Упрекнуть Борю не было повода.

— Что вы зеваете? — нашёл к чему придраться Тиняков.

— Я не зеваю, а набираю воздух для утренней прочистки лёгких, — ответствовал Боря. — Так действуют эфиопские анахореты.

— Это нам всем урок, — подытожил Василий Васильевич. — Будем отныне заботиться друг о дружке.

Вдруг где-то поблизости раздался звон будильника.

— Что такое?

— Ах, уйдёмте отсюда скорее! — протянул Бугаев.

— Нет, сначала надобно разузнать! — настоял Розанов.

Перехватив поудобнее трости, скорым шагом мужчины прошли, растворяя двери, через несколько комнат, и Папер не отставала от них, готовая в случае чего применить справочник для защиты и нападения.

Звон оборвался, герои бросились вперёд, последняя дверь распахнулась, грохнув о стену. Девичья светёлка открылась взорам. Из кружев и кисей, затоплявших кровать, ещё протягивалась к столику, ещё шарила по будильнику изящная рука. Нежданные гости заставили барышню приподняться.

— Ах, я ужасная засоня! — пролепетала она и рухнула обратно в постель.

— Зина?!.. — оторопел Тиняков.

— Хватайте её! — вырвалось у Вольского.

— Как это вы будете меня хватать! Я же не одета! — возмутилась Зинаида. — Отвернитесь, дайте прикрыться!

— Отвернитесь, господа! — прозвенел голос Марии Папер. — Уж я прослежу, чтобы эта… особа не выкинула очередного фокуса! Одевайтесь же! И слушайте: я давно искала вас. Я обошла ради вас пол-Петербурга.

— Вы знаете её? — удивился Василий Васильевич, едва сдержав непроизвольный порыв повернуться.

— Только в лицо, раз видела и запомнила навсегда, — ответила Папер. — Она — та дама, которая оторвала батюшку на старости лет от семьи!

— Что вы такое говорите!.. Это всё фантазии, — донёсся голос Зинаиды, заглушаемый шуршанием тканей. — Зачем мне дядюшка? К тому же он так безнадёжно стар. Раз в месяц я проведываю его. А вы, глупенькая, преследовали меня, приняв за?.. Это уморительно. Да, а как вы?.. Я же вас заперла! — торопливо произнесла Карамышева.

— Всего-то дел: откинуть тонким предметом крючок! — фыркнул Боря.

— У вас криминальные наклонности! — сказала Зинаида с осуждением.

— Отнюдь нет, — запротестовал Бугаев. — Просто я поэт.

Карамышева вздохнула:

— Это всё объясняет. У поэтов большая фантазия. Можете оборачиваться! Как вы вообще вышли на мой след? — бросила она.

— Александр Иваныч заметил сходство Марии Папер с вами, и Василий Васильевич предположили родственную связь, — непринуждённо объяснил Боря.

— Какая чушь! — фыркнула Зинаида. — Нет и не может быть никакого сходства. Мы с братцем Колей были сиротами.

— Братец?.. Не любовник? Так вы были действительно брат и сестра? — спросил её Тиняков, испепеляя взглядом Василия Васильевича.

— Ну, конечно же! Mamá взяла нас на воспитание. Сама не могла стать матерью, кажется из-за разлития жёлчи в организме.

— Вот вы и стали походить на восприемницу. Оно же перетекает всё — в касаниях, в интимностях, — затряс бородкой Розанов. — У вас был антиправительственный семейный подряд?

— Mamá учила: революция совершается прежде всего путём завоевания культурного доминирования, — отчеканила Зинаида Карамышева. — Для того чтобы этого достичь, необходимо чтобы вся целиком интеллигенция заразилась революционными настроениями. Наша интеллигенция ближе не к рациональной английской, а к мандаринной китайской. Значит нужно что?.. Мнение авторитета! Литература — наркотик для народа, вроде опиума. Соединяем авторитета и литературу. Вот отсюда и росли корни нашего замысла. Сам Пушкин, величайший поэт, призывает к цареубийству!..

— И вы рассчитывали, что вам позволят?..

— Я пессимист из-за ума, но оптимист из-за своей воли! — гордо сказала Зинаида.

— Пессимист-ка! Оптимист-ка! — жалобно воззвала Мария Папер. — Почему вы не выговариваете суффиксов?!..

— Не крутите с пушкинисткой, ни с опти- ни с пессимисткой, — напел Боря.

— Александр Иванович, пожалейте… Меня увезли! — всхлипнула Зинаида. Глаза её предательски оставались сухи.

— Ах ты, мисюсь!.. — едко сказал Тиняков. — Увезли её, понимаешь…

— Я хотела принять ваше, Александр Иванович, предложение руки и сердца. Это всё брат!.. Он принудил меня к участию в убийстве бедного Разорёнова.

— Вот как?

— Но я лишь сторожила вход, — прибавила Карамышева. — Тогда я была совсем ещё юной.

— Околоточный сообщил, что Разорёнова в два топора рубили, — приподнял бровь Розанов.

— Это всё братец, он… — Зинаида запнулась.

— Обоерукий? — подсказал Вольский.

— Именно! Вам трудно вообразить, сколь чудовищное зрелище мне пришлось вынести… Кровь, кровь повсюду, моё платье оказалось безвозвратно испорчено! Я ползала на четвереньках, вылавливая из кровавых луж клочки разорванной стариком рукописи. Знаете вы, каково вычищать булавкой запёкшуюся кровь из колец и браслетов? Я возненавидела брата! Я мечтала о его смерти!

— A propos, где ваш брат? — вмешался Розанов.

— Умер, — потупилась Карамышева. — Пару лет назад.

— А отчего?

— Внезапный приступ почечной колики.

— Ушёл, хитрец, от правосудия! — всплеснул руками Василий Васильевич.

— Я даже не распубликовала рукопись десятой главы! — встрепенулась Зинаида. — Я и хранила-то содержимое чемодана только в качестве памяти о маменьке, о наших совместных занятиях! Мы были так счастливы в те времена. Я изучала химию и настаивала чернила на сульфате железа и чернильных орешках. Искала у барахольщиков на Сухаревке старинную верже с нужными водяными знаками и ставила эксперименты по состариванию письмён на печном шестке. Ах, эта русская печь!.. Мы нарочно отправлялись на всё лето в деревню томить в печке пробные образцы рукописи. Братец Коленька готовил перья и упражнялся в пушкинском почерке и рисунках. И мы все вместе с маменькой сочиняли десятую главу, осваивали печатный станок и готовили первый тираж. Я была наборщицей, mon cher Коля служил корректором, а mamá была метранпаж.

— А где сейчас первый тираж? — осторожно спросил Розанов.

Карамышева подскочила в угол сдёрнуть шаль, драпирующую чемодан немецкой выделки. Щёлкнули запоры, и отвалившаяся крышка явила: печатный станочек, крохотную наборную кассу, брошюровочную машинку и шрифты, а также сотню или около того аккуратных книжных кирпичиков.

— Мы всё это заберём, — кивнул Розанов на чемодан. — Александр Иваныч, вы уже когда-то имели дело с этим грузом, так захватите… Кстати, Зинаида Петровна, кто именно из вашей семьи сочинил восьмую строфу?

— Это же был коллективный процесс. Я уже и не помню.

— На самом деле уже не важно. Из простого интереса, постарайтесь. Ну, вспоминайте! Восьмая строфа, третья строчка.

— Эта строфа целиком маменькина, — нетвёрдо вымолвила Зинаида.

Писатель усмехнулся:

— Знаете, какой тогда курьёз допустили? Ну, поразмыслите на досуге.

— Что ожидает меня? — спросила Карамышева.

— Сначала вы расскажете, как намеревались поступить с нами!

— Ах, я до сих пор не знаю… Выгадала до утра время подумать и радовалась.

— Вы же нас убить думали! — процедил Тиняков. — Пятерых разом! Знаете, что за такое душегубство полагается по закону?

— Вовсе не хотела я вас убивать! — возразила Зинаида, стрельнув глазками. — Может, испугать немножко. Бомба из старых маменькиных запасов, просроченная давным-давно.

— А тела куда? — неожиданно спросил Розанов.

— Неподалёку решётка закрывает сток в Карповку, — наивно ответила Зинаида.

Василий Васильевич лукаво прищурился:

— Неужто сами дотащили бы?..

Карамышева захлопала глазами.

— Вот ещё! Флигель во дворе Лавр Баклага занимает, бывший каторжник, за «красненькую» и уважение — помог бы.

— Ведь разболтает!..

— Да он спитой, больной, то и дело — почечные колики, сколько там ему жить, — махнула рукой Карамышева. — Не успел бы.

— Всё ясно. Тип женщины Ломброзо, — поджал губы Розанов.

— Простите меня! Сжальтесь же!.. Вступитесь за меня, Александр Иванович! Ну, скажите мне что-нибудь! — взмолилась Зинаида, вдруг осознав, чего только что наговорила.

— Знаете, что я вам хочу сказать? Знаете?.. — захлёбывался проклятый поэт. — Ничего я вам не буду говорить!

Папер горячо захлопала в ладоши:

— Правильно, Александр Иванович! Какой вы молодец!

Широкими шагами Тиняков вышел наружу.

Хлопая калошами, поэтка поспешила следом.

— Что вы со мною сделаете? — спросила надтреснутым голосом Карамышева, заглядывая в глаза Василию Васильевичу. — Поймите, я уже довольно наказана, ответственность перед законом мне не только не страшна, но, наоборот, кара примирит меня с моею совестью. Гораздо поучительнее оставить меня мучиться в собственном соку.

— Судя по вашему лицу, вы уже себя наказали, — вкрадчиво сказал Розанов. — Живите как-нибудь. Постарайтесь больше гадостями не заниматься.

— Я постригусь в монахини! Уеду в русскую миссию в Урге!

— Вы, пожалуйста, не торопитесь. И без того уже наворотили дел. Поймите, что вы каждый раз принимаете неправильные решения. Поэтому и данное ваше решение, скорее всего, тоже неправильное. Приищите себе какое-нибудь иное занятие. Кстати, вы своего единоутробного братца случайно не?..

Зинаида замялась.

— Ну, и слава Богу! — с облегчением сказал Розанов. — Убивать родственников очень нехорошее дело. Всё-таки родная кровь…

Бугаев обидчиво заговорил:

— Я могу понять убийство, но подделка текстов Пушкина — грех неискупимый! Это не пояс Каина, это уже Юдекка, ведь кто Александр Сергеевич, коли не наш благодетель? А крыса, которую вы отравили…

— Я? Убить крысу?.. Это невозможно! Ладно — человека, его не жалко, люди бывают дурны, но крысу…

Боря открыл ящичек и поставил на туалетный столик. Наряженная в кукольное платьице, крыса покоилась среди цветов.

— Всё ваш отравленный пряник! Несчастный зверёк имел блестящую будущность в цирке, а вы… — у Бори задрожал подбородок, но он справился и выкрикнул: — Грех! Неискупимый! — Перед тем как выйти, поэт сказал: — Устройте ей достойные похороны.

Карамышева заплакала, уткнувшись лицом в ладони.

Розанов обернулся с порога:

— Вы не забывайте могилки… Молитесь могилкам. Проведывайте: в Мясопуст, Фомин день, в родительские субботы, Троицкую. И на Дмитровскую, обязательно на Дмитровскую!

* * *

Корпус бомбы Розанов водрузил на камин.

— Вы знаете, через полвека подобные предметы в вернисажах станут выставлять!.. Кто бы бомбу не сделал, форма интересная.

— Да что тут интересного, — хмыкнул Вольский. — Взяли утятницу, спилили ножки. Пробуравили очко для фитиля.

— Это сардинница, — запротестовал Боря Бугаев.

— В любом случае, теперь в ней будет поистине ужасное содержание, — заключил Розанов, отряхивая над ёмкостью сигаретку.

Вольский предложил:

— Давайте подделку Ремизову в Палату отдадим — будет хранителем всех наших трофеев.

— Хорошая мысль! Вот вы, Коля, и отнесёте Алексею Михайловичу. Чуть позже записочку черкну.

Писатель повернулся к проклятому поэту:

— Надо подвести итоги. Вы, Александр Иваныч, меня мистифицировали — не нарочно, — когда узнали в Марии Яковлевне черты Карамышевой. Конечно, я сам виноват — не заметил вашей фрустрации. Вы буквально в каждой встречной барышне внушали себе сходство с Зинаидой! Однако нам повезло: ложный посыл привёл к верному результату.

— Как же это вы распутали-разгадали? — поразился Тиняков. — Право, русский Шерлок Холмс! Дюпен! Пинкертон! У вас дедукция?..

— У меня метод варенья, — деловито отвечал Розанов.

— Как это?

— Представьте банку с клубничным… Нет, пусть будет малиновое варенье. Ложку на длинном черенке я ввожу в узкое баночное горло и шарю в самой гуще, выискивая наикрупнейшую ягоду… А вот всех этих иностранных сыщиков, кои так популярны в нашем Отечестве, я почитываю, но в конечном счёте осуждаю. Понимаете, не по-человечески они мыслят. Вот эта вся ихняя… — Розанов покрутил указательным пальцем: — Механическая сущность. К людям надобно всё-таки с душою подходить. Я вот всегда стараюсь с душой. Вижу человечка; человечек-то — он мягонький, с ручками, с ножками.

— А всё-таки нужно было сдать Зинаиду властям.

— Да.

Мария Папер, соединив ладони, тоненько сказала:

— Я буду часто навещать вас Боря, и вас, Василий Васильевич и Николай Владиславович.

— Завтра в Москву, так что не ищите, — буркнул Бугаев.

У Розанова дрогнули колени.

— Вам плохо, Василий Васильевич? — переполошился меньшевик.

— Счастье-то какое! — выдохнул писатель. — Но морально ли других поэзии лишить? Нет, надобно вновь обратиться к телефонной книге, и — с самого начала!..

— Мои опыты с адресной книгой завершены — я нашла, что искала, — напомнила поэтка.

— Ах, точно. Вот незадача… Мария Яковлевна, вам нужен тот, кто понимает стихи. Тот, кто внимает не барабанной перепонкой, а — сердцем. Поблизости от вас — идеальный кандидат: Александр Иваныч. — Писатель взял за локоть Тинякова: — Барышня будет хорошо на вас влиять, вот увидите. Да зачем вам, Мария Яковлевна, туда-сюда ходить, вы прямо переселяйтесь к Александру Ивановичу.

— Живу в заплёванных углах, — брюзгливо предупредил Тиняков. — У меня рвань, дрянь, клопы, пакость, стыд и пагуба.

— Тогда сами перебирайтесь к Маше.

— Василий Васильевич, ну вы-то как можете советовать такое! — начал для вида спорить явно обрадовавшийся Тиняков. — Неприлично ведь.

— Я не против, — быстро сказала Папер. — Я этого давно хочу.

— Ну вот, Мария Яковлевна сами хотят! Но вы, конечно, правы насчёт двусмысленности ситуации. По закону надобно устроить. У меня батюшка знакомый есть. Обожает венчать. Решено! Вызову из Сергиева Посада Павлушу. Извольте двугривенный на телеграмму.

— Знаете, ведь три года назад я полюбил вовсе не Зину, — распространялся Тиняков, — а вас, Мария, ваши черты, вот Василий Васильевич хорошо объяснил, как они передались Зине «в касаниях» через тётку.

— Как хорошо вы устроили им счастье! — прошептал Вольский.

— До конца года хватит, — искушённо сказал Розанов. — Бьётесь об заклад, кто из них сбежит первым?

Меньшевик оторопел:

— В таком случае,’ зачем венчание?

— Вы хотите лишить удовольствия отца Павла? Он в своём уезде всех перевенчал, даже по нескольку раз, и теперь хандрит. Не существует более верного способа вызвать его в столицу. Ох, чую, скоро Павлуша нам понадобится.

Уже собираясь к себе, Вольский спохватился:

— Василий Васильевич, как же так, злодейку мы оставили без наказания.

Розанов похлопал его по руке:

— А вы, Коля, не переживайте. Я сообщил куда надо. Там — разберутся. Хотя, конечно, вопрос, переживёт ли она муки совести из-за отравленной крысы. Видно же, что у ней сердечная мышца и без того издёрганная. Может и лопнуть. Ах-ах, жалость-то какая.

* * *

В спутанности мыслей Вольский постучался в дверь собственной комнатки. Усмехнувшись нелепости ситуации, меньшевик сам себе сказал «Entrez», вошёл и сел на койку. Перевёл дух. Глаза бесцельно обшаривали знакомую тесноту пространства.

Распахивал бегемотий зев чемодан, являя как приманку позабытый заместительный билет. Тумбочка увенчивалась блюдечком с остатками пряника-поэзы стихотворца Чьичерина. А под блюдцем, точно козырёк картуза, конверт!

Выпутав взгляд из гипнотического многоколесья штампов, меньшевик вспорол конвертное ребро ножиком для бумаг. Обнажившийся уголок явил слова, выведенные не захромавшим с гимназических лет почерком: «Милый Коля!»

Вольский вынул сложенный листок…


home | my bookshelf | | Лига выдающихся декадентов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу