Book: Опьяненный любовью



Опьяненный любовью

Салли Маккензи

Опьяненный любовью

Sally MacKenzie

WHAT ALES AN EARL


В оформлении обложки использована работа, предоставленная агентством Fort Ross Inc.


Печатается с разрешения Kensington Publishing Corp. и литературного агентства Andrew Nurnberg.


© Sally MacKenzie, 2018

© Перевод. А. Л. Уткин, 2019

© Издание на русском языке AST Publishers, 2019

Глава 1

Пятница, августовский вечер.

Поместье герцога Грейнджера

«Она очень красива».

Гарри Грэм, граф Дэрроу, стоял в музыкальной гостиной герцога Грейнджера и слушал, как леди Сьюзен Палмер, дочь графа Лэнгли, говорила о… О чем? Ах да, о платье, увиденном ею на балу – у леди Нортон? – во время сезона.

Сьюзен Палмер была красива той чисто английской красотой, по которой он истосковался за долгие годы, проведенные в Европе. Фарфоровая кожа. Светлые волосы. Голубые глаза.

«Темно-синие, а не бледно-голубые, как у Пен…»

– …И тогда я спросила леди Сакли, как зовут портниху, сшившую это платье, хотя уже знала ответ. Я просто пыталась завязать разговор. И она сказала…

«Интересно, как там Пен? Наверняка уже вышла замуж и нарожала кучу детишек».

Приехав в Англию, Гарри надеялся с Пен встретиться – встретиться как старые друзья, разумеется, – но узнал, что вскоре после его отъезда на континент она покинула Дэрроу.

Больше вопросов Гарри не задавал. Неприлично новому графу интересоваться дочерью арендатора. Кое-кто мог бы вспомнить, сколько летних деньков они провели вместе накануне его отъезда на войну с Наполеоном.

Ничего скандального в их связи не было. Его братец Уолтер в юности щедро разбрасывал семя местным девицам, и всходы оно дало обильные. Бастардов старший Грэм наплодил столько, что их даже прозвали Уолтеровым отродьем. Выделялись они сразу – у всех была характерная для Грэмов яркая седая прядь в темных кудрях.

Гарри нахмурился. С Уолтером он не любил равняться ни в чем, в особенности по этой части. Он тоже не монах, но к возлюбленным относился куда уважительнее брата. Предохранялся, по крайней мере, чтобы не подарить им ребенка.

Благоволили эти девицы и матроны не к одному Уолтеру. Серьезное соперничество ему составлял сын кузнеца Феликс. И очень часто, если не появлялась проседь Грэма, ни одна живая душа, включая мать ребенка, не знала, кто его отец.

И лучше, если им оказывался Феликс. Если у женщины имелся муж, он был обречен на вечное неведение о своих рогах. Гарри до сих пор помнил, как в поисках старшего брата к ним однажды явился арендатор с вилами наперевес. Обычно проседь Грэма проявлялась у ребенка в возрасте двух-трех лет, но у первенца этого несчастного – в десять.

– …Именно! Я так рада, что вы со мной согласны, лорд Дэрроу.

Гарри вновь вернулся мыслями к леди Сьюзен. Боже, он понятия не имел, о чем она болтала. Полностью утратил связь с реальностью. На службе Грэм никогда не допускал такой невнимательности к окружающей обстановке.

Гарри заставил себя сосредоточиться на происходящем. В конце концов, он пообещал матушке жениться. И сегодня вечером собирался сделать предложение.

Леди Сьюзен засмеялась:

– …По правде говоря, я поразилась мадам Мерчант…

– Маршан, – поправил Гарри, произнеся фамилию по-французски.

Скорее всего, леди Сьюзен все еще щебетала о платье.

«Если я затащу ее в кусты, она, по крайней мере, рот закроет».

Однако Гарри тут же подумал, что спорить об этом не рискнул бы. Поток ее словоизвержения не остановит, пожалуй, даже поцелуй.

– Мадам Маршан, – повторил он. – У нее магазин рядом с Бонд-стрит.

– О да! Думаю, вы правы, – фыркнула леди Сьюзен. – Как я сказала…

Вполуха прислушиваясь к монологу леди Сьюзен, мыслями Гарри вновь унесся прочь, на сей раз к французской портнихе. В Лондоне он пару раз заходил к Бернадин. С ней Гарри любил оттачивать французский и другие… навыки. Но если он женится…

Впрочем, если Гарри женится, в особенности на леди Сьюзен, ему не придется менять привычки. Может, она будет ему еще и благодарна за удовлетворение мужской похоти на стороне.

И он женится на леди Сьюзен, если она позволит ему вставить хоть словечко. Никогда еще ему не попадалась особа, умевшая так бойко болтать ни о чем.

«Неужели я и правда хочу жениться на этой болтушке?»

Нет, Гарри не хотел, но выбор у него был небогат. Леди Сьюзен была лучшей из списка матушки. Мать предельно ясно растолковала сыну все, едва он после почти десятилетнего пребывания за границей переступил порог Дэрроу-Холла: ему следует поскорее жениться и обзавестись наследником.

Гарри был в Париже, когда узнал, что Уолтер сломал себе шею, упав с лошади. Боже, он никогда не забудет, что почувствовал, прочитав то письмо. Ему будто врезали под дых, а потом добавили кирпичом по затылку.

«Я никогда не думал быть графом. И никогда не хотел».

Ему нравилась его жизнь. Последние десять лет Гарри провел в Португалии, Испании, Франции, Австрии, постоянно рискуя, но зато голова не болела ни об урожае, ни о дренажных канавах, ни о протекающих крышах.

Однако теперь он граф и обязан думать о продолжении рода. Да и смерть Уолтера слишком убедительно продемонстрировала, что каждый твой день на этой земле может стать последним.

На что матушка самым красноречивым образом и указала. Гарри, тебе необходим наследник, без обиняков заявила она. Откладывать нельзя. Уолтер погиб, хотя ему было всего тридцать пять. И, как наглядно продемонстрировал тот же Уолтер, Гарри не гарантировано зачать сына с первой же попытки. Да и со второй. Или с третьей. Его невестка, Летиция, рожала ежегодно: Ариадна, Бьянка, Сибил. До мальчика ей с Уолтером могло не хватить букв алфавита, а потом последовали три выкидыша подряд, после чего, по слухам, она отказалась делить с Уолтером супружеское ложе.

Итак, матушка вручила Гарри составленный ею список подходящих благородных девиц непременно с несколькими братьями. От него требовалось лишь выбрать одну, жениться и начать остервенело спариваться.

Впрочем, последнего матушка не предписывала, по крайней мере, прямо. Тем не менее смысл ее слов был предельно ясен: чем скорее он обзаведется наследником, а желательно и парочкой таковых, тем лучше.

Она хотела, чтобы Гарри выбрал сразу же из списка, вслепую, но он сумел настоять на необходимости личной встречи с кандидатками, ведь когда он покинул Англию, те еще в школу ходили. И стороны достигли компромисса. Матушка согласилась не наседать на него и дала на выбор невесты год. А в конце сезона готова была принять его суженую.

Сезон заканчивался в июне. Ни одной особы, заставившей его сердце или хотя бы куда менее благородный орган возжелать близости, Гарри не встретил, но слово держать приходилось. И он выбирал.

Леди Сьюзен подходила не хуже, а возможно, и лучше других. По крайней мере, ей было уже за двадцать и она была старше остальных в списке. Матушка явно предпочитала дебютанток, полагая преимуществом отроковиц их более продолжительный детородный период, но Гарри одна лишь мысль о том, что придется делить ложе с наполовину еще ребенком, внушала отвращение. А так как леди Сьюзен, насколько он мог судить, нежных чувств к нему не питала, то ее не должна была оскорбить и его неспособность испытывать сходные чувства к ней.

Гарри лишь надеялся не оглохнуть от ее постоянной болтовни.

К тому же на нее и взглянуть приятно. Дэрроу-Холл обширен. И разминуться с ней там труда не составит, а в Лондоне Гарри все время проводил бы в клубах. За исключением исполнения неизбежных супружеских обязанностей. Ребенка он, если повезет, сделает ей в первую же брачную ночь, и двое их первенцев точно будут мужского пола.

Рассуждения леди Сьюзен о моде не обнаруживали ни малейших признаков спада, а время неумолимо шло. Гарри физически ощущал буравившие спину взгляды матушки и невестки. Это был последний день загородного приема. От него ожидали приглашения девушки на прогулку на лоно природы, где ему следовало ее поцеловать и узнать, не будет ли она возражать, если он попросит у отца ее руки.

Разумеется, не будет. Иначе леди Сьюзен не было бы на этом чудовищном приеме. Ее батюшка, скорее всего, уже где-то затаился, дожидаясь появления Гарри.

У Гарри свело живот, и, чтобы успокоиться, он глотнул бренди. На войне Гарри попадал в передряги и похуже. Совместная прогулка по саду его не прикончит, если он, конечно, не утонет в неиссякаемом словесном потоке леди Сьюзен.

Чем скорее Гарри женится и обзаведется сыном, тем скорее вернет свою жизнь в привычное русло. К тому же брак по любви никогда не казался ему панацеей. Черт, он бы и любви не знал, не укуси она его за задницу.

«Больше всего на любовь походило то, что было у меня с Пен…»

Ха! Ему было восемнадцать. Что он знал о любви? Ничего. Его чувства были примитивной похотью.

Союз с леди Сьюзен станет типичным браком по расчету. Деловым контрактом: титул, престиж и богатство в обмен на сына или двух сыновей. Сделка в свете весьма заурядная. Насколько его жена – леди Сьюзен – исполнит свою часть договора, настолько будет вольна поступать как ей заблагорассудится, если, конечно, примет разумные меры предосторожности.

Гарри надеялся лишь на то, что обретет наследника проворнее, чем Уолтер. Нет смысла оттягивать неотвратимое.

Он уже раскрыл рот, чтобы произнести слова, которые решат его судьбу, как вдруг комнату осветила вспышка молнии, потом прогремел сильный раскат грома и хлынул проливной дождь.

Господь его миловал. Сегодня вечером прогулки в саду не будет. Но Господь был не в силах остановить болтовню леди Сьюзен.

Ни на миг.

– Надо же, какой сюрприз. Не люблю гроз. Прошлым летом я попала в ужасную грозу…

Не обречен ли он теперь слушать отчет о каждой капле дождя, когда-либо упавшей на прелестную головку леди Сьюзен?

Нет. Вошел герцог Грейнджер и завершил начатое Всевышним.

– Добрый вечер, леди Сьюзен, – произнес герцог в возникшей с его появлением тишине. – Надеюсь, вы не будете возражать, если я похищу Дэрроу? Уже поздно, а у меня есть срочное дело, которое нам необходимо обсудить с глазу на глаз.

Гарри огляделся и с удивлением обнаружил, что почти все, кроме матушки, невестки и тихо потягивавшего херес старого лорда Пемблетона, ушли.

– О? – Леди Сьюзен неуверенно посмотрела на Гарри. – Однако я полагала… то есть я ожидала… – Она нахмурилась. – Лорд Дэрроу, меня предупреждали, что вам с герцогом нужно обсудить нечто очень важное и интересное.

«Тогда зачем ты все уши мне прожужжала о платьях?»

Гарри открыл рот, еще не зная, что сказать, но Грейнджер, похлопав его по спине, заговорил первым:

– Ну, ваше дело молодое. Не так ли? Не сомневаюсь, оно подождет. А мое, к сожалению, нет. Пожалуйста, простите нас. – И с этими словами увел Гарри.

Гарри был не из покорных, но идиотом тоже не был. Он увидел в появлении герцога спасение от нависшей над ним опасности. И безропотно и быстро последовал за своим спасителем, пока они не оказались за закрытой дверью кабинета Грейнджера.

– Черт возьми! – Гарри плюхнулся в одно из кожаных кресел, стоявших у камина.

Грейнджер рассмеялся и поднял хрустальный графин.

– Выпьете еще бренди? – ухмыльнулся он. – Здешний лучше того, что вы пили в той комнате.

Гарри осушил стакан и протянул его Грейнджеру.

– Вы понимаете, мне следовало закончить разговор с леди Сьюзен.

Грейнджер усмехнулся, пододвинул кресло напротив Гарри и поставил графин на столик между ними.

– Мне остается только пожелать вам закончить разговор с этой женщиной. – Он поднял бровь. – Вы ведь понимаете, что я имею в виду?

– Если вы имеете в виду, что я собирался сделать ей предложение, то да, собирался.

Грейнджер пожал плечами с выражением отвращения и сочувствия на лице.

– Предложение этой сороке? Вы оглохните еще до конца свадебной церемонии, – фыркнул он. – Держу пари, чтобы произнести свою клятву, вам придется заткнуть рот этой женщине.

Возможно.

– Она очень красива.

– Тогда закажите ее портрет и повесьте в кабинете. Портреты молчат.

Если бы это решило проблему.

– Я обещал матушке, что к концу сезона найду жену.

Грейнджер брезгливо сморщил нос.

– И вы выбрали леди Сьюзен?

Гарри пожал плечами, сделал еще глоток бренди и уставился на огонь.

– Я не хочу жениться на девчонке, вчера покинувшей школу. Леди Сьюзен подходит.

– Подходит для чего? Чтобы свести вас с ума? Уверяю вас, ей это удастся, вы и оглянуться не успеете. – Грейнджер поморщился. – Я имел несчастье сидеть рядом с ней не за одним обедом. Губы двигаются, слова вылетают. Большая часть даже имеет смысл, но они настолько изнурительно скучны, что вам хочется взять нож и перерезать себе горло, чтобы положить конец собственным страданиям. – Он покачал головой. – Она никого не слушает. Никогда. Я бы не пожелал ее в жены даже своему злейшему врагу. Если женитесь на ней, и я никогда больше вас сюда не приглашу. Я слишком дорожу своим здравым умом. Господи, клянусь, каждое ее слово лишает меня частички рассудка.

Грейнджер несколько преувеличивал.

– В таком случае зачем вы пригласили ее на этот прием?

Ясно, что это не в обычаях деревенского общества. Гости тут постарше, ни одной девчонки. Уместнее было бы пригласить несколько вдов, обремененных малыми детьми, думай Грейнджер о повторном браке. Жена Грейнджера умерла несколько лет назад, сразу после рождения сына.

– Боялся лишить вас попутного ветра. Мне не хотелось бы вставлять вам палки в колеса. Я просто надеялся, что продолжительное общение с этой особой приведет вас в чувство, – с надеждой произнес Грейнджер. – Итак?

Гарри ничуть не смутился.

– Грейнджер, кажется, вы упускаете суть. Мне нужен наследник. Следовательно, мне нужна жена.

– Но зачем брать в жены именно леди Сьюзен? – Грейнджер налил им обоим еще бренди. – Что за спешка? Вам еще и тридцати нет.

– Верно, однако неожиданная смерть брата – Уолтеру было всего тридцать пять – вынудила меня… – Может, сказать все начистоту? – На самом деле насчет будущего пекутся как раз матушка и невестка. При отъезде отсюда моя карета может перевернуться, а я – сломать себе шею.

– И поэтому предпочтительнее жениться на леди Сьюзен?

У Гарри бренди едва не пошло носом.

– Этого я не говорил.

Хотя, если признаться, он во многом соглашался с Грейнджером.

«Я действительно предпочел бы смерть женитьбе на леди Сьюзен?»

Конечно, нет.

Грейнджер скептически поднял бровь, но спорить не стал.

– Разве у вас нет кузена или дальнего родственника, который унаследует имение в случае вашей безвременной кончины? – спросил он.

Гарри кивнул:

– Есть. Очень дальний кузен по линии прадедушки.

– И это будет для вас таким страшным несчастьем? – совершенно спокойно спросил Грейнджер.

Разумеется, герцог не видел проблемы в том, чтобы оставить все как есть… Гарри даже не знал имени родственника, стоявшего за ним в очереди за графским титулом. А Грейнджер обязан своему титулу именно поискам отдаленных листочков фамильного древа. До нынешней весны он был просто Эдвардом Расселом, лондонским адвокатом, но тут четвертый герцог Грейнджер вместе с женой и детьми внезапно и скоропостижно умерли от инфлюэнцы.

Гарри пожал плечами, признавая за Грейнджером правоту.

– Может, и нет, но мама и Летиция не желают, чтобы их налаженной жизни пришел конец.

Вторая бровь Грейнджера устремилась вверх, а потом обе они мрачно сдвинулись к переносице. Он явно прикусил язык.

Ну да, Грейнджера не обременяли – э, не осчастливливали – родственницы.

– Не берите в голову, – сказал Гарри.

Грейнджер усмехнулся.

– Безусловно, это не только из-за них, – продолжил Гарри. – Я ответственен за всех людей в поместье.

Может, он и не думал становиться графом, но годы армейской и государственной службы приучили его заботиться о подчиненных.

Грейнджер, казалось, продолжал сомневаться.

– Понимаю. Ну в таком случае простите, что ставлю вам палки в колеса. Надеюсь… На самом деле не надеюсь, поскольку хуже нет надеяться на что-либо, однако, если вы действительно решились, думаю, вы сможете сделать предложение леди Сьюзен утром.

Гарри хмыкнул и хлебнул бренди. Он никогда не был в восторге от перспективы сделать предложение леди Сьюзен, но теперь вдруг почувствовал себя в западне.

Вспышка Грейнджера взломала двери в его тюрьму. У него возникло сильнейшее желание сбежать. Должно быть, во всем виновато бренди.

Гарри сделал еще глоток.

– Итак, Грейнджер, у вас ведь ко мне срочное дело. Или это был всего лишь предлог увести меня от леди Сьюзен?

Грейнджер налил в бокалы бренди. Будь Гарри по натуре человеком подозрительным, он непременно решил бы, что герцог пытается его напоить, чтобы таким образом он позабыл о том лучшем, что в нем было, – о чувстве долга, ответственности.

– Правда, – сказал Грейнджер. – Впрочем, не такое уж и срочное.

Видимо, Гарри зарычал, потому что Грейнджер улыбнулся:

– Оно требует сохранения тайны, а я знаю, вы выполняли секретные задания короны.

«Я не попадусь на удочку…»

Гарри не сдержался:

– Рассказывайте!

Грейнджер сразу заставил его посерьезнеть, хотя сам герцог при этом не удержался от едва заметной улыбки.



– Я просмотрел бухгалтерские книги поместья. Они в полном беспорядке.

Гарри кивнул. Книги Дэрроу не так плохи, однако загляни в них человек без опыта, ему в них ни за что на свете не разобраться.

– Насколько я знаю, поместье уже более десяти лет оказывает поддержку кому-то или чему-то в деревне под названием Литтл-Падлдон.

Гарри нахмурился:

– Никогда ни о чем подобном не слышал. И что вы имеете в виду, говоря кому-то или чему-то?

Грейнджер пожал плечами.

– Есть лишь запись о получателе «Дж. С. В.». Это может означать все что угодно.

Гарри засопел.

– Возможно, «Дж. С. В.» – бастард старшего герцога.

Герцог нынешний скривился:

– Да, это приходило мне в голову.

– Что об этом говорит управляющий?

Грейнджер провел рукой по волосам.

– В том-то и дело. Парень оказался здесь во время эпидемии, тоже заболел и умер. Кажется, никто ничего об этом не знает.

Гарри нахмурился:

– Странно.

Грейнджер кивнул:

– Очень. Однако сумма мизерная, выплачивалась раз в год. Неудивительно, что на нее не обратили внимания. До сего дня и я не придавал ей значения, – пожал он плечами. – Срок аннуитета, то есть годовой выплаты, был две недели назад, но я велел задержать платеж до выяснения обстоятельств. Я хотел поехать в Падлдон, как только закончится уборочная страда, и все там разузнать.

Теперь пришел черед Гарри удивленно поднять брови.

– Герцог Грейнджер собирается ехать в какую-то захудалую деревушку? Это заставит все ваше окружение молотить языком на предельной скорости.

Грейнджер засмеялся:

– Сомневаюсь, что меня кто-нибудь узнает, я не собирался трубить в фанфары. Я поеду верхом и под своей фамилией вместо титула. Тем не менее… – Он с надеждой взглянул на Гарри. – Признаю, маскироваться я не умею.

– Я умею. – Гарри понял, куда герцог клонит.

– Именно. Если меня раскроют, может быть весьма неловко, в зависимости от того, что я обнаружу. Поэтому я подумал, что как имеющему опыт маскировки и расследования этим делом лучше заняться вам. – Грейнджер усмехнулся. – Кстати, это даст вам возможность отдохнуть от леди Сьюзен и уговоров ваших родственниц.

«Верно».

– Хотя я часто задавался вопросом, как вам удавалось не привлекать к себе внимание в Европе… – Грейнджер указал на висок Гарри. – Эта седая прядь – наклеенное на лоб сообщение об имени.

Седая прядь, ярко контрастирующая с темными волосами, выделяла Гарри в толпе, хотя он удивился бы, знай кто-нибудь фамильную отметину Грэмов в Литтл-Падлдоне.

– Эту проблему решит капля черной краски.

Мысль о бегстве от матушки, Летиции и леди Сьюзен, о возвращении, пусть на короткое время, к подобию прежней жизни была чрезвычайно привлекательной.

«Всего на несколько дней. Так скоро леди Сьюзен ни за кого замуж не выйдет».

С облегчением Гарри подумал о том, что и за него тоже.

«Это будет моя последняя шалость. Потом я стану образцовым графом».

Гарри колебался не больше мгновения.

– Ну что ж. Я буду рад, если смогу что-то найти. – Точнее было бы сказать: «Я буду в восторге». – Поеду утром.

Грейнджер поднял стакан.

– Великолепно. Могу я предложить вам поехать раньше, до того как проснутся женщины? Я скажу им, что вы уехали помочь мне в срочном деле, – широко улыбнулся он, – и обещаю не выдавать им место назначения.

Глава 2

Воскресенье

Литтл-Падлдон

Пенелопа Барнс сидела рядом с дочерью Гарриет и пристально смотрела на викария, поднимавшегося по ступенькам кафедры.

Чуда, к сожалению, не произошло, и пока она спала, преподобный Годфри Райт не превратился в принца. Водянисто-голубые, чуть навыкате глаза, как и прежде, напоминали ей земноводное. А если добавить к этому редеющие каштановые волосы, крючковатый нос, скошенный подбородок и солидное брюшко, скрытое сейчас церковным облачением…

Тьфу.

«Ты знаешь, что на пастбищах Литтл-Падлдона худых холостяков не водится, – строго напомнила Пенелопа себе. – Годфри – лучший, твой единственный шанс вытащить Гарриет из приюта».

Ради Гарриет она пойдет на все, даже замуж за Годфри.

И что тут в самом деле такого? Единственным мужчиной, заставлявшим ее сердце биться чаще, был Гарри Грэм. Теперь Пенелопе надо быть разумной, а викарий – выбор разумный: он уже достаточно зрелый, чтобы отбросить юношеские глупости, но еще не настолько старый, чтобы впасть в маразм.

Внезапно перед ее мысленным взором возникла мерзкая картина обнаженного Годфри, приближающегося к их супружескому ложу. Ей сделалось дурно.

«Хилый старик, возможно, был бы лучше».

Глупость. Пенелопа, или просто Пен, нахмурилась и выпрямилась, силясь побороть тошноту. Ей хотелось подарить Гарриет сестренку. Пен сама была единственным ребенком в семье и всегда мечтала о брате или сестре. Годфри Райт – священник, он больше погружен в мир духовный, а не физический. Потому и желание у него, скорее всего, умеренное. Вполне вероятно, что часто исполнять супружеский долг он не станет – только чтобы зачать ребенка. И если Пен посчастливится, она уже в брачную ночь понесет.

Пен с радостью исполнит и любые другие женские обязанности в обмен на кров для себя и Гарриет. Кров, под которым не будет Верити Льюис.

– Угомонись!

Пен подскочила и посмотрела на дочь, но лишь заметив, как Годфри замер на полуслове и повернул голову к ним.

Черт! Сейчас она не могла допустить, чтобы викарий сердился на Гарриет.

Ее упрямая дочь виду не подала, что заметила обращенные на нее взгляды. Ее всецело занимала Верити, одиннадцатилетняя девочка, сидящая на скамье позади них. Верити уставилась на свои руки, лежащие на коленях. Внешне – сама невинность, если бы не легкая усмешка на губах и хихикающая по соседству главная ее сообщница Марта Холл.

«Господи, что эта девчонка вытворяет на этот раз?»

Уже привычная злость, боль и отчаяние захлестнули Пен, когда, наклонившись к дочери, она прошептала:

– Тише, Гарриет! Ты мешаешь мистеру Райту и другим прихожанам.

Именно из-за Верити Пен нужно как можно скорее вытащить Гарриет из приюта для вдов и сирот.

Пен носилась с мыслью выйти за Годфри едва ли не с весны, когда он приехал в деревню. Ей страшно надоело делить кров со множеством женщин, хотелось, чтобы Гарриет росла в настоящей семье. А когда порог приюта переступили Верити и ее мать Розамунда, ее решимость в отношении Годфри окончательно окрепла.

Она пыталась Верити оправдывать: новым девочкам часто непросто прижиться в приюте. Да, Верити и Розамунде здесь всего месяц, но каждый следующий день был хуже предыдущего. Верити настраивала против Гарриет остальных девочек.

Каждый подавленный смешок, каждый грубый шепот бесили Пен, а обиженное и растерянное выражение лица Гарриет разрывало ей сердце.

Однако до вчерашнего утра Пен держалась изо всех сил, пока не услышала, как Джулиет Уокер, лучшая и единственная подруга дочери, сказала Гарриет, что Верити запретила с ней играть.

От этого воспоминания у Пен до сих пор вскипает кровь, даже в церкви.

И она могла поклясться, что сегодня утром еще что-то произошло. Гарриет была сильно расстроена, когда выходила из приюта, чтобы идти на службу.

Голубые, тот-в-точь как у нее, глаза Гарриет горели.

– Мама, Верити дергала меня за волосы, – гневно прошептала она.

Пен не удержалась и оглянулась на Верити.

Верити самодовольно усмехалась.

«Противная маленькая чертовка! Я тебе…»

Нет.

Пен заставила себя глубоко вдохнуть. Как бы ей ни хотелось надрать Верити уши, Верити лишь девочка – гадкая, коварная, но девочка.

– Может, она не специально? – спросила Пен.

Да. Но ни она, ни Гарриет в это не верили.

Гарриет помрачнела.

– Нет, специально. Она…

Пен дернула Гарриет за руку, поймав осуждающий взгляд Годфри. Всякий раз, когда преподобный сердился – слишком часто, к сожалению, – он раздувал ноздри и морщил нос, словно вдохнул смрад свиней фермера Смита.

– Потом поговорим. А сейчас внимательно слушай мистера Райта.

Гарриет нахмурилась, недовольно вытянув нижнюю губу, но язычок, слава богу, прикусила.

Пен немного расслабилась и снова обратилась к Годфри. Он посопел и загнусавил проповедь.

Нет, говорил он проникновенно, интересно, серьезно…

О, зачем притворяться? Проповеди Годфри позволяли отвлечься и унестись мыслями куда угодно.

Пен сделала серьезное лицо. В двадцать семь лет она прекрасно научилась прятать скуку под нужной маской – и думать о своем. Даже заставь она Годфри сделать ей предложение сегодня, три недели им придется ждать оглашения возражений. Гарриет не может страдать так долго. С Верити необходимо что-то делать.

Пен после случая с Джулиет Уокер пожаловалась Джо. Приют – детище Джо, и она его полная хозяйка. Однако Джо – чертова святая – посоветовала проявить терпение и понимание, подставить вторую щеку.

Ну уж нет! Речь идет о Гарриет. У Джо детей нет, и ей не понять яростное желание Пен защитить Гарриет. Ради дочери она бросится на самого принца-регента.

«Если потребуется, я даже пригрожу уйти с работы».

Пен напряглась. Раньше эта мысль не приходила ей в голову.

«Я и правда смогу уйти?»

Под ложечкой засосало. Приют стал соломинкой, за которую Пен ухватилась, когда река жизнь грозила унести ее и Гарриет в открытое море. Не расскажи ей о приюте на следующий день после смерти тети Маргарет подруга тетушки миссис Симпсон, Пен с восьмимесячной дочуркой спала бы под забором.

Но и для приюта ее появление оказалось благом. Она понимала в сельском хозяйстве – отец пил, и на плечах Пен лежали заботы о ферме. Она управлялась с садом и полем, возрождала заброшенный хмельник. Пен вместе с товаркой по приюту Каролиной Андерсон решила заняться пивоварением, поддерживая Джо, постоянно нуждавшуюся в деньгах на приют, и результат превзошел самые смелые ожидания.

Нет, трудности еще далеко не позади. Два последних лета погода стояла ужасная и урожай был ничтожный, но они выдержали, и в этом году все выглядело намного, намного лучше. Соплодия хмеля висели почти готовые к уборке.

Она и правда все это бросит?

Да. Бросит. Счастье Гарриет важнее всего. И уйдет Пен не для того, чтобы целыми днями сидеть без дела. У нее будут новые обязанности – жены викария. Пен будет заботиться о Годфри и нуждах его прихожан.

У нее свело живот. Чем меньше она будет думать о нуждах Годфри, тем лучше.

– Ох!

Это опять Верити.

Девочки завладели вниманием Пен. Верити закрыла голову руками, шляпка ее съехала набок.

Гарриет же вознесла над головой псалтырь.

– Только тронь меня еще раз – ударю посильнее! – прозвенел во внезапно наступившей тишине голос Гарриет.

Все прихожане замерли в ожидании грандиозного скандала. Годфри откашлялся.

Оставалось только бежать. Пен схватила Гарриет за руку и, сорвав со скамьи, по проходу потащила за собой.

– Извините меня. Простите. Гарриет нужно на воздух.

– Мама, – сказала Гарриет, когда у них за спиной захлопнулась тяжелая деревянная дверь церкви.

– Не сейчас.

Кто-то из паствы Годфри вполне мог при внезапном приступе любопытства последовать за ними.

Пен стащила Гарриет по ступеням церкви, проволокла по зеленой деревенской улице, через мост… Только на холме, на полпути к усадьбе, девочка вырвала руку и остановилась.

Пен посмотрела в лицо дочери и почувствовала, как сжалось сердце. Непреклонным взглядом, упрямством и горячностью Гарриет напомнила ей Гарри. Пен испытала прилив гордости, любви и тревоги. Подобная уверенность в себе и независимость восхищают в мужчине, особенно в мужчине, получившем графский титул. А деревенской девочке без отца они могут навредить.

– Мама, я не раскаиваюсь, что ударила Верити. Она подлая!

– Гарриет… – Как бы Пен ни была согласна с дочерью, насилие поощрять нельзя. – Верити в приюте новенькая. Ты знаешь, как трудно бывает новеньким.

Глаза Гарриет сузились, а челюсть превратилась в гранит.

– Знаю. Я пыталась с ней поладить, но она все время меня задирает.

В груди Пен снова вспыхнул гнев. Она изо всех сил старалась говорить ровно.

– Я поговорю с миссис Джо…

– Мама, Верити назвала меня ублюдком!

Пен замерла, открыв рот. Затем сердце забилось так сильно, что она испугалась, что оно выскочит из груди.

«Успокойся. Верити не может знать. Литтл-Падлдон – глухая деревенька в Кенте. Никто из нее не ездит в Лондон и не приезжает из Лондона или Дэрроу. Мы в безопасности».

Но Верити с матерью приехали из Лондона. Ее сердце забилось сильнее. Она не могла вздохнуть.

– Мама, я сказала ей, что ты вдова. Что папа погиб, сражаясь с Наполеоном. – Гарриет всхлипнула. – Она надо мной посмеялась. А потом показала на мои волосы и заявила, что это доказывает, что я ублюдок.

«О боже! О боже… Дыши глубже. Ты еще можешь все исправить».

– Если ты о пряди, я говорила тебе, что она появилась после той твоей лихорадки.

Десять лет назад, когда Пен поняла, что в положении, она решила уехать из Дэрроу и никогда туда не возвращаться. Даже согласись выйти за мужчину, выбранного для нее отцом и графом, когда у малютки появится эта седая прядь, станет ясно, кто настоящий отец ребенка.

Или того хуже: все решат, что она спала с Уолтером, а Гарриет сочтут его отродьем, коих в округе и без того хоть пруд пруди.

Однако прядь все не появлялась. Год за годом волосы Гарриет оставались темными. Пен даже начала надеяться, что так будет всегда.

Она почувствовала облегчение и одновременно, как ни странно, легкую грусть. Если быть честной, в глубине души ей хотелось этого зримого напоминания о Гарри.

«Я дразнила его: мол, у него в волосах запутался лунный свет».

А Гарри возмущался и протестовал.

В этом году, вскоре после приезда в Литтл-Падлдон викария Годфри Райта, Гарриет заболела. Когда дочь выздоровела, у нее над виском протянулась тонкая седая прядь. Не очень заметная. Когда она в шляпке или аккуратно расчешет волосы, прядка совершенно не видна. До сегодняшнего дня и сама девочка, и все вокруг верили в придумку Пен о лихорадке.

– Верити говорит по-другому. Она вместе с мамой называет это прядью Грэмов и семейной отметиной графов Дэрроу.

У Пен упало сердце. Конечно, можно сказать, что отец Гарриет из материнской линии семьи. Но этим она только добавит новую ложь к той, что уже наплела. Лучше держаться первоначальной версии.

Ее молчание слишком затянулось. От отца Гарриет унаследовала острый ум и отвагу.

– Это правда?

– Ах! – Пен вдруг почувствовала, что не может больше врать. Наконец миг, о котором она мечтала долгие годы, настал. – Э… – Было очень трудно подобрать слова.

Лицо Гарриет сморщилось, но она взяла себя в руки. Выпрямилась, словно от удара по спине кочергой.

– Ты правда была подстилкой графа? Так говорят Верити и ее мать!

– Нет! Неправда…

– И все, что ты рассказывала мне о моем отце, ложь?

Пен словно ударили по лицу.

– Нет!

О черт. Сколько лжи она нагородила, хотя мужа, погибшего на войне, придумала тетя Маргарет.

Придя в дом тети, Пен была слишком смущена, напугана и опечалена, чтобы возражать. Да и история была недалека от правды – правды сердца Пен.

Она чувствовала себя женой. С самого начала знала, что Гарри никогда на ней не женится – графские сынки на фермерских дочках не женятся, – но это не имело значения. Она любила его так, как может любить лишь наивная семнадцатилетняя девушка, – слепо, страстно, безоглядно. Дерзко.

Пен верила, что Гарри ее любит – так любит всякий уходящий на войну восемнадцатилетний Керубино.

Ни одна жена не волновалась за мужа сильнее, чем она за Гарри, пока он был в Европе. Она боялась увидеть его имя среди погибших.

– Гарриет… – Пен подошла. Коснись она дочери, обними, она сможет ей объяснить.

Но Гарриет увернулась.

Пен неловко опустила руки.

– Я… Все было проще… И никогда не имело значения. – Пен судорожно вцепилась в юбку. – Я бы сказала тебе со временем.

Сказала бы? Может, она надеялась всю жизнь прожить в счастливой мечте? А в самом деле, какое это имело значение? Ни здоровье, ни благосостояние Гарриет от наследства не зависели. Ни землю, ни титул отца девочки не наследуют.

Лицо Гарриет вспыхнуло. Она, запинаясь, проговорила:

– Мама, Верити сказала… мой настоящий отец… в прошлом году умер…

Что?! Все газеты писали о похождениях Гарри в этом сезоне. Кажется, он вот-вот сделает предложение дочери графа Лэнгли.

Ну конечно! Розамунда и Верити считали отцом Гарриет Уолтера Грэма. У нее свело живот.

Гарриет засопела, старясь сдержать подступающие слезы.

– Я могла бы с ним встретиться, а теперь не смогу.

– Гарриет… – Было бы проще не разуверять дочь. – Они тебе солгали.

Пен не хотелось, чтобы Гарриет думала, что ее отец – распутник и обманщик Уолтер. Или что Пен спала с женатым мужчиной. Когда она зачала Гарриет, Уолтер только что женился. Одна дочь у него уже была, вторая – была на подходе.

– Гарриет, твой отец – теперешний граф.

На лице Гарриет появилось странное выражение – растерянность и удивление.

Пен вновь к ней потянулась – Гарриет опять отпрянула.

– Значит, ему на меня наплевать? – В голосе Гарриет послышались боль и неуверенность.

Пен стало больно оттого, что ее сильная, бесстрашная дочь выглядела такой хрупкой.



«Я все исправлю. Выйду за Годфри. У Гарриет будет отец и своя комната. Рядом не будет все время крутиться эта противная Верити. Свадьба с Годфри решит все проблемы».

– Твой отец о тебе не знает.

Глаза Гарриет расширились, рот приоткрылся, она как будто почернела от негодования.

– Ты ему не сказала? – произнесла Гарриет раздельно и строго, словно обвинение.

Пен покачала головой. Волна болезненного бессилия нахлынула на нее в ответ на ярость Гарриет, принеся воспоминание о том, насколько она почувствовала себя беспомощной, узнав о беременности.

– Я не могла. Гарри уехал в Европу до того, как я поняла, что у меня будет ребенок. Он был в армии. Я не знала, как ему сообщить.

Гарриет ответ не удовлетворил.

– Но ведь теперь он вернулся? Ты могла ему сообщить о себе и обо мне.

«Ну допустим, могла».

– В этом не было смысла.

– Он мог бы на тебе жениться. Мы были бы семьей!

Гарриет выросла в Литтл-Падлдоне. Она ничего не знает о знати, о высшем обществе. Она не может понять, что это такое.

– Нет, не могли бы. Граф не женится на мне, Гарриет. Я всего лишь дочь фермера. Графы не женятся на простолюдинках.

– Но я его дочь!

От боли в голосе Гарриет сердце Пен оборвалось. Возможно, именно поэтому она Гарри и не написала: старалась как можно дальше сохранять слабую надежду, что он когда-нибудь позаботится об их ребенке.

Глупо, конечно. Скорее всего, Гарри последовал по стопам старшего брата Уолтера, точнее даже, не по стопам… – и обзавелся множеством незаконнорожденных детишек.

– Это не важно, Гарриет. Ты – моя дочь. Все эти годы о тебе заботилась я. И я всегда буду о тебе заботиться…

«Может, Гарриет полегчает, если она узнает о моих планах».

– Когда я выйду замуж за мистера Райта…

– Выйдешь замуж за мистера Райта?! – Гарриет не на шутку испугалась. – За викария?!

– Ну да, за викария. – Пен попыталась, впрочем без особого успеха, скрыть раздражение. – В деревне только один мистер Райт.

– Он просил твоей руки?

Судя по тону Гарриет, викарий с тем же успехом мог бы попросить Пен станцевать нагишом в проходе церкви.

– Пока нет, но я почти не сомневаюсь, что попросит. – Пен попыталась обнадеживающе улыбнуться. – И тогда у нас будет настоящий дом. Мы распрощаемся с Верити и прочими девчонками навсегда.

Гарриет покачала головой, вид у нее был кислый.

– Выйдешь замуж за мистера Райта? – глухо повторила она.

– Да.

– Он… Он ужасный.

Такой реакции Пен явно не ожидала.

– Нет, мистер Райт не ужасный.

Может, Годфри немного напыщенный и лицемерный, ну и скучный, конечно, но не ужасный.

– Он похож на уродливую, трусливую жабу… И когда видит меня, морщит свой длинный нос, как будто от меня воняет. – Глаза Гарриет сузились от гнева – точно, как у Гарри. – Я его ненавижу.

– Гарриет!

Куда подевалась ее спокойная, послушная дочь?

– Викарий не женится на тебе, если узнает, что ты шлюха!

– Гарриет!

– Так тебя Верити называет! – Гарриет кричала, но Пен слышала, как ее голос дрожал. – Ты родила, когда вы с моим отцом не были женаты. – Девочка яростно засопела и смахнула предательски брызнувшие из глаз слезы. – Викарий будет еще презрительнее задирать передо мной свой длинный уродливый нос, потому что я – ублюдок, зачатый во грехе.

– Нет, Гарриет, он не такой. Он служит Богу, и у него есть милосердие.

Но Гарриет не слушала мать. Она развернулась и понеслась через поля, оставив Пен страдать.

«Бежать за ней?»

Нет. Девочка все больше стала походить на отца: ей нужно время, чтобы разобраться со своими чувствами. Гарриет узнала слишком много неприятного сразу. Она придет домой, когда будет готова.

Пен пошла назад по дороге к усадьбе, только теперь ей казалось, что на ногах у нее гири.

«Годфри ведь не разозлится на меня за рождение Гарриет? – Она сердито опустила глаза. – Я ему не позволю».

Только почувствовав или заподозрив нечто подобное, Пен недвусмысленно даст мужчине понять, что не потерпит этого. Ради Гарриет она пойдет на все. Даже на обман.

«Если до Годфри дошли слухи, я буду все отрицать».

Сегодня Пен застали врасплох, но теперь, когда она узнала, что говорят Розамунда и Верити, придумает историю, в которой будет как можно больше правды. Она ведь не законченная обманщица. Ее история будет проста…

Да, она у нее уже есть! Пенелопа скажет, что ее дорогой муж, покойный мистер Барнс, был незаконнорожденным сыном дамы из семейства Грэмов. В это поверят. У Годфри есть веская причина верить всему, что она говорит. Он хочет затащить ее в постель…

Пен справилась с дрожью и ускорила шаг, переключившись на более спокойные мысли – о своем хмельнике. Ей нужно проверить растения и собрать вредных жуков. Времени до уборки хмеля осталось совсем немного. И после сбора урожая о хмеле она тревожиться перестанет.

Если бы так же легко Пен могла вырвать из сердца Гарриет гадкие слова и обидные взгляды…

Глава 3

Выйдя из хмельника, Пен отряхнула юбки и пошла по тропинке домой. Едва ли не три последних часа – она глянула на свои часы – она провела, заботливо ухаживая за хмелем и внимательно следя, не появилось ли малейших признаков плесени или мух. Пока все было хорошо.

«Если бы таким же простым было воспитание детей».

Пен кусала губу, пытаясь отогнать тревогу, отравлявшую мысли хуже любого садового вредителя, однако, несмотря на все старания, не могла успокоиться.

Возможно, рассказать Гарриет правду об ее рождении Пен следовало много лет назад, но она считала, что дочь еще слишком мала, чтобы понять. К чему усложнять дочери жизнь далеким прошлым, которое ни одна из них не в силах изменить?

Нет, ее вина глубже. Пен не следовало пересказывать вдовью историю тети Маргарет, хотя эта история годами спасала ее и Гарриет от осуждения и отверженности.

«На самом деле не следовало пускать Гарри к себе под юбки…»

Ха! Чаще всего юбки слетали еще до того, как Гарри успевал к ней прикоснуться.

Вспомнив об этом, Пен улыбнулась. То лето с Гарри было чудесным, лучшим из всего, что случилось в ее жизни, не считая рождения Гарриет. Никогда прежде да и потом она не чувствовала себя такой живой, такой настоящей. Каждое ощущение, каждый запах, каждое прикосновение были так пронзительны: ярче и слаще, чем когда-либо еще в ее жизни. День не тянулся за днем, она не уповала на будущее, а жила настоящим, упивалась каждым мгновением, запоминала каждое мгновение, чтобы лелеять в памяти, когда уйдет Гарри.

То, что он уйдет, Пен знала всегда.

А потом у нее появилась Гарриет, и как ни трудно быть матерью без мужа, она ни разу об этом не пожалела и не захотела избавиться от дочери. Гарриет была живой частичкой Гарри и сокровищем сама по себе.

Сокровищем, которое порой сводит с ума.

Пен отчаянно хотела броситься на поиски дочери, но знала, что сейчас разговоры с ней ни к чему хорошему не приведут. На самом деле только все осложнят. Надо дать Гарриет возможность все обдумать самой. Она придет к Пен, когда будет готова.

Пен смахнула капельку пота с кончика носа, и ей в голову пришла еще одна тревожная мысль.

«Неужели Гарриет права? Неужели Годфри, дойди до него слухи, решит, что я шлюха, и умоет руки?»

Нечто, подозрительно похожее на панику, сжало грудь.

Нет, конечно нет! Она постарается, чтобы ее настоящая история пока до него не дошла, а если возможно, то и никогда.

Входя во двор приюта, Пен снова посмотрела на часы. Через некоторое время она спустится к пабу «Танцующая Утка» и перехватит Годфри, когда он направится домой после обильной воскресной трапезы. Может, удастся заставить его сделать ей предложение сегодня.

– Пен!

Она оглянулась и увидела Каро, шедшую за ней из пивоварни.

– Тебя хотела видеть Джо.

– Отлично.

У Пен еще было время до разговора с Годфри. Встреча с Джо позволит ей еще раз упомянуть о травле, которую Верити развернула против Гарриет – сцену в церкви вряд ли кто-то не заметил.

– С хмелем все в порядке? – проходя через двор, озабоченно спросила Каро.

– В порядке. Ты ведь сама знаешь. Я видела, как ты выходила из хмельника. Сосчитала каждое соплодие?

Каро засмеялась:

– Пыталась, но их столько, что не сосчитать. Однако слышала, как ты бормотала о жуках и болезнях. Мы еще можем потерять урожай?

– Да. Какой смысл скрывать?

Каро прекрасно знает, что в крестьянском труде гарантий нет. Этому ее научили два последних непредсказуемых холодных лета. Но даже элементарная гроза в неподходящий момент может стоить всего урожая.

– Потому я и проверяю растения так часто, – заключила Пен. – Но я оптимистка, осторожная оптимистка.

– Благодарение Богу за это, – произнесла Каро, отворяя дверь в кабинет Джо.

– Благодарение Богу за что? – спросила Джо.

Она сидела за столом, на котором лежал открытый гроссбух. Фредди, ее коричнево-белый спаниель, подошел поластиться и вновь растянулся у ног хозяйки.

– Пока что хмель созревает хорошо, – сказала Пен, как обычно, садясь на потертый стул с красной обивкой.

– Постучим по дереву. Если нам удастся собрать урожай, как он есть сейчас, я смогу нарастить производство и тем самым увеличить продажи. – Каро присела на краешек стула, стоявшего напротив стола Джо, и, едва не дрожа от возбуждения, подалась вперед. – Не сомневаюсь, я вам уже рассказывала, что «Петушиный Хвост» в Тадлгейте и «Пьяная Овца» в Уэстлинге просили больше «Вдовьего пива». Мне пришлось им отказать, потому что наших запасов едва хватило для «Танцующей Утки», но теперь…

– Нечего делить шкуру неубитого медведя, – предостерегла Пен. Она не любила искушать судьбу, даже стуча по дереву.

– Да-да, безусловно. Но чем скорее мы узнаем наверняка, насколько велик урожай, тем скорее я смогу договориться с этими пабами. – Каро заерзала на стуле. – У хозяина «Пьяной Овцы», мистера Харриса, есть брат, у которого таверна в Лондоне. Если пиво хорошо пойдет в «Овце», не сомневаюсь, он его порекомендует.

Нахмурившись, Каро поднесла к губам указательный палец.

– Скорее всего, мне придется подыскивать еще одного помощника для работы в пивоварне. Альберт уже слишком стар тяжести носить, хотя я ему об этом еще не говорила.

Теперь нахмурилась Джо.

– А как же Вирсавия и Эстер? Ты же говорила, они прекрасно справляются. – Джо указала на гроссбух. – Еще на одного работника у нас нет денег, ты бы лучше взяла в помощники кого-нибудь из живущих тут женщин.

На лице Каро появилась улыбка, с помощью которой она всегда уламывала людей сделать то, чего они делать не хотели.

– Мои помощницы прекрасно справляются, но ты же знаешь, что в пивоварне надо таскать много тяжестей. И Вирсавия, и Эстер работают наравне с Альбертом, но не как юноши. Не сомневаюсь, увеличение производства позволит нам платить молодому и сильному мужчине без малейшего ущерба для приюта.

Каро была честолюбива и часто воспаряла слишком высоко.

– Даже блестящий урожай не позволит нам снабдить «Вдовьим пивом» лондонские таверны, – возразила Пен. – Нам за ними не угнаться. Слышала? За обедом посетители выпивают там не меньше бочки пива.

– Я знаю об этом, – сердито покосилась на нее Каро. – Но все равно, хорошо было бы продавать наше пиво в Лондоне, – усмехнулась она. Воображение вновь рисовало ей радужные картины. – За ограниченное предложение мы и цену запросим повыше.

– Больше денег нам не помешает, – взволнованно сказала Джо.

О Боже!

– От нового герцога до сих пор ни слова? – спросила Пен.

Джо боялась лишиться поддержки, прочтя в газете, что старый герцог Грейнджер и его семья скончались от инфлюэнцы.

– Нет. – Джо потерла переносицу. – В этом году деньги еще не поступили.

Пен почувствовала, как у нее засосало под ложечкой. Если новый граф Грейнджер откажет им в помощи… Однако паниковать пока рано.

– Прошло всего две недели? – спросила она.

– Две недели, – опустив плечи, вздохнула Джо. – Но деньги всегда приходили вовремя.

Каро чуть не взвыла. Вид у нее был такой, будто она готова столкнуть человека в большой котел кипящего сусла.

– Герцог не может нам отказать.

– Может, – сказала Джо. – Ты же знаешь, в доме мы живем незаконно.

К сожалению, это было правдой. Поместьем Падлдон некогда владел муж Джо, Фредди, лорд Хэвенридж. Но, как и все свое имущество, он проиграл его в карты, а потом трусливо пустил себе пулю в лоб. Когда выигравший герцог Грейнджер наутро явился простить Фредди долг, он увидел его вдову Джо и понял, что ничего уже невозможно поправить.

Герцог разрешил Джо остаться в имении и более десяти лет оказывал ей помощь.

– Старый герцог наверняка должен был упомянуть вас, вернее, нас в завещании, – сказала Пен.

– Не знаю. – Джо снова вздохнула и погладила трущегося у ног спаниеля. – У него не было передо мной обязательств. Полагаю, он чувствовал вину за Фредди…

Услышав свою кличку, пес завилял хвостом.

Джо глянула на него.

– Перед моим мужем, глупыш, не перед тобой.

Фредди завилял хвостом еще проворнее, положил лапы на колени Джо и лизнул ее в лицо.

– Не подлизывайтесь, сэр, – смеясь, сказала Джо и обратилась к Пен и Каро: – Полагаю, эти деньги служили не столько помощью мне, сколько успокоением совести старого герцога. Он мог не оставить формальных распоряжений, – вновь, как частенько в последнее время, посетовала она. – Если судить по газетам, новый герцог пользуется уважением. Он бывший адвокат, вдовец с малолетним сыном. Я уповаю на его сострадание. Получаемая нами сумма невелика. По сравнению с доставшимся ему огромным богатством просто мелочь, но для нас жизненно важная мелочь.

– Возможно, в этом и проблема, – сказала Пен. – Порой скупее всех именно те, кто неожиданно разбогател.

– Да, – согласилась Джо и закусила губу. – Новый герцог может потребовать от нас освободить дом… Что нам тогда делать?

– Надо написать ему. – Каро всегда предпочитала действовать напрямую. – Я уже говорила об этом, как только мы узнали о новом герцоге. – К сожалению, и Каро была несколько заносчива.

– Может, это просто упущение или недоразумение, которое он исправит, как только все выяснит, – сказала Пен.

– А если герцог и правда решит прекратить поддержку, – добавила Каро, – письмо даст нам возможность привести аргументы в свою пользу. Ты говорила, он был адвокатом. Он оценит хорошо изложенную суть дела. В любом случае лучше выяснить, как обстоят дела, чем тратить время на догадки и волнения. Чем скорее мы все узнаем, тем увереннее сможем строить планы.

Джо кивнула.

– Ты права. Но было бы хорошо, если бы я могла показать, что мы не просто висим у него на шее. Поместье Падлдон я у герцога купить не могу, но могу предложить план нашей финансовой независимости – уменьшения и, наконец, прекращения его благотворительной помощи, а возможно, даже выплаты ему аренды, если он позволит нам здесь остаться.

– И это еще одна причина, по которой я хочу продавать «Вдовье пиво» в Лондоне. – Каро кивнула и приосанилась, помахав перед носом Джо указательным пальцем. – Я докажу и герцогу, и кому угодно, что у нас прибыльный бизнес, – усмехнулась она. – Кто знает? Кое-кому из его друзей пиво может прийтись по вкусу, тогда они за нас вступятся. И герцог может даже увеличить свою поддержку. – Каро вновь погрузилась в честолюбивые грезы.

Хорошо, конечно, что у Каро великие замыслы. Может, когда-нибудь ей удастся их осуществить. Пока плохой урожай двух последних лет не дал возможности воплотить их в жизнь, однако замыслы Каро служили им ориентиром.

– И этот маленький дом Грейнджеру не нужен, – сказала Пен. – Теперь у него наверняка много больших поместий.

– Да, – уже решительнее произнесла Джо. – Я ему напишу… – Она замялась. – Скоро… – Опустила глаза в гроссбух. – Я просмотрела бухгалтерские книги и нашла, где еще можно сэкономить, но… – Покачала головой. – Если бы нам удалось увеличить производство пива, было бы отлично. – Джо подняла глаза и усмехнулась: – Этого не потребовалось бы, если бы мы смогли заработать на чем-нибудь другом.

Верно. Правда, обитательницы приюта пытались вязать шали, печь пироги, но либо работницы не горели энтузиазмом, либо их выпечке, к примеру, жители деревни предпочитали домашнюю. Лишь когда Каро начала варить пиво в старой пивоварне, дело пошло веселее.

– Пока урожай не убран, мы ничего сказать не можем, – вновь предостерегла Пен. – Да, сейчас все хорошо, но все может измениться.

– Напиши ему без промедления, – сказала Каро. – Лучше заранее уверить его в хорошем урожае. Что бы ни случилось потом, его деньги уже будут у нас в кошельках. – Она пожала плечами. – Не такие это большие деньги. Герцог же не явится в Литтл-Падлдон их отбирать.

Безусловно, Каро была самой смелой и деловой из них троих.

– Это верно. – Джо захлопнула гроссбух и встала, ее примеру последовали Фредди, Пен и Каро. – Не скажу, что полностью разделяю твой подход, Каро, но я согласна: мы не можем ждать, пока хмель будет убран. Сегодня вечером напишу герцогу. – Она глубоко вздохнула: – Надеюсь, мне удастся его убедить.

– Не сомневаюсь, что удастся, – сказала Пен. – Разве джентльмен выбросит на улицу женщин и детей?

– Да. – Джо смахнула со стола невидимую пылинку. – Судя по газетным статьям, человек он добрый, умный и принципиальный.

На лице Каро появилось циничное выражение.

– Будем надеяться. То, что он новичок среди аристократов, внушает мне робкие надежды, тем не менее… – Каро скривилась. – Тем не менее верить дворянину – последнее дело. – Каро смерила Пен сочувственным взглядом. – Ну, Пен это известно не понаслышке.

У Пен сердце подпрыгнуло, а в ушах зазвенело.

– Что ты имеешь в виду?!

Джо нахмурилась и легонько коснулась руки Пен.

– По дороге из церкви Розамунда рассказала всем и каждому, что настоящий отец Гарриет – прежний граф Дэрроу…

Пен уже открыла рот, чтобы возразить, но замерла. Ей сейчас надо, чтобы все узнали правду? Пен посмотрела на часы на каминной полке: пора идти, если она хочет перехватить Годфри. А перехватить его ей необходимо именно сегодня. Время уходит…

Каро покачала головой.

– Не знаю, почему я не сообразила сразу, заметив в волосах Гарриет седую прядь. Это фамильное отличие, – нахмурилась она. – Хотя… прядь появилась неожиданно. И я поверила в твою историю с лихорадкой. Странно, я посчитала, что лихорадка может вызывать такое, а ты всем нам рассказывала о своем муже-фермере… – Каро мрачно покосилась на Пен. – Я всегда считала тебя недотрогой. Мне до сих пор трудно поверить, что ты была любовницей графа.

У Пен перехватило дыхание. Слышать, как Каро говорит прямо ей в глаза… Ее отношения с Гарри можно назвать грязным словом, но грязи в них не было.

– Мы тебя не осуждаем, – быстро сказала Джо. – А наш приют? Он служит прибежищем для тех, кому некуда податься, в особенности для женщин с детьми. – Она сурово посмотрела на Каро. – Мы никого не судим. Слишком часто женщины беззащитны перед преследованиями мужчин. Стыдиться тут нечего.

Пен и не стыдилась. Гарри ее не преследовал, не обманывал. Это было ее решение. Она его любила и родила от него дочь, в которой теперь была вся ее жизнь. Пен ни о чем не жалела.

– Твое прошлое, чье бы то ни было прошлое – не наше дело, – спокойно, ровным голосом проговорила Джо, бросив еще один красноречивый взгляд на Каро.

Каро не обратила на это внимания.

– Пен, я тебе так скажу: ты подумай, может, тебе удастся получить с графа немного денег? Считаю, он перед тобой в долгу, ты ведь мать его племянницы. А нам это помогло бы свести концы с концами, если герцог вдруг окажется несговорчивым.

«Знай Каро правду, она бы меня отсюда не выпустила, пока я не написала бы слезное прошение Гарри».

– Я не собираюсь лезть в карман графа Дэрроу. – Пен в упор посмотрела на Джо. – А тебе, Джо, надо поговорить с Розамундой. Я не потерплю, чтобы она распространяла грязные слухи о моей дочери…

– Да, я поговорю…

Пен не могла остановиться:

– И пусть приструнит Верити. Девчонка настроила всех против Гарриет. Она… – Пен бросила взгляд на каминные часы. Боже правый! Ей надо идти, или она не перехватит Годфри! – Мне пора. У меня… встреча в деревне!

Годфри ей надо перехватить, прежде чем расползется слух, и сейчас, видно, уже слишком поздно.

Пен распахнула дверь и почти бегом вылетела из кабинета Джо. Притормозила она только у большого дуба возле моста. Остановилась и отдышалась. Надо прийти спокойной. Если Годфри заметит…

Нет, Годфри вряд ли заметит, что она зла и расстроена. Он не слишком наблюдателен. Но кто-то другой – может. Не стоит давать сплетникам новую пищу для пересудов. Она одернула юбку.

Преподобный Райт ежедневно наведывался в «Танцующую Утку». Он выходил из харчевни, умяв большую тарелку баранины, сдобрив мясо не одной пинтой «Вдовьего пива».

Сейчас без двух минут два.

Пен глубоко вдохнула, поправила шляпку и минуту спустя решительно направилась через мост к таверне.

Время Пен рассчитала отлично. Едва она подошла, дверь распахнулась – появился викарий.

– Миссис Барнс!

– Мистер Райт!

Интересно, он уловил неискренность в ее голосе?

«Больше воодушевления! Годфри – ответ на все мои молитвы».

Она заставила себя широко улыбнуться.

– Какая приятная встреча.

«Почему он так уставился на мое декольте?»

Пен привыкла, что викарий на нее пялится, но сегодня он даже не пытался этого скрыть.

Оно и к лучшему. Может, ему все труднее сдерживать свое – пусть и слабое – мужское желание, желание, которое подтолкнет его сделать ей предложение, если ей удастся правильно сыграть свою роль.

«О желании Гарри я никогда не думала».

С Гарри она думала только о любви… о своих желаниях. Но поскольку ни о любви, ни, если честно, даже о малейшем желании к Годфри с ее стороны речи не шло, ей оставалось лишь уповать на его инстинкты.

«Сегодня мои желания сугубо материальны. Единственное, нет, единственная, о ком я забочусь, – это Гарриет».

Викарий поклонился.

– Миссис Барнс, я собирался прогуляться по берегу ручья. Знаете, способствует пищеварению. Не хотите составить мне компанию?

По спине пробежал неприятный холодок – Пен засомневалась. Он особо выделил слово «миссис»… Почему?

«Наверное, мне показалось».

Наверняка показалось. Она еще не пришла в себя после разговора с Джо и Каро.

– Да, благодарю вас. Было бы очень приятно.

Пен положила пальцы на рукав Годфри, и он накрыл их ладонью.

Очень похоже на ловушку.

«Стоп. Не забывай, это Годфри, преподобный Райт – чопорный, скучный, робкий и богобоязненный».

Она позволила ему увлечь себя на протоптанную тропинку, идущую вдоль берега ручья к дому священника. У нее было около десяти минут, чтобы его покорить, но их могло не хватить…

Пен замедлила шаг, а Годфри – нет, и поскольку он не отпускал ее руку, ей оставалось либо ускорить шаг, либо ступать по грязи.

Она ускорила шаг и спросила:

– Вас кто-то ждет дома?

Это было бы неприятно, но ничего не поделаешь. Нужно максимально использовать то время, которое было в ее распоряжении.

– О нет.

– Тогда к чему эта спешка? Разве мы не можем наслаждаться этим видом?

Он ухмыльнулся. У другого мужчины Пен сочла бы такую гримасу похотливой, но это был Годфри. Может, баранина сегодня не удалась?

Его брови дрогнули.

– Я хочу насладиться куда более интересным видом.

Странно. Эту тропу она прекрасно знала. Милые окрестности, но, в общем, все то же, что и везде. Можно увидеть уток, черепаху или даже змею, но в основном лишь вода да деревья.

– Что вы имеете в виду?

– Я надеюсь увидеть розовые вершины… – Брови у Годфри снова задергались. – …холмов. Прекрасное, э… поле… – Он нервно облизнул пухлые губы и едва не задохнулся. – А потом дремучую чащу и темный жаркий тоннель. – Годфри до боли сжал ее пальцы.

– Не понимаю, о чем вы? – как можно тактичнее отозвалась Пен.

«Годфри перебрал за обедом “Вдовьего пива”? Спиртным от него не пахнет, но, кажется, он изрядно выпил. Думал бы лучше о помолвке…»

Она-то добивалась именно помолвки и ретироваться в шаге от нее не собиралась.

– Вы хотите! Вы хотите… – Голос у него был странно хриплым.

Пен ощутила неприятный холодок в груди.

«Надо уходить. Не глупи. Это – Годфри, викарий. Он безобиден».

И она пошла с ним дальше. Миновали поворот к дому священника, старый шаткий мосток, сооруженный фермером Смитом, чтобы ходить в церковь, скамейку, поставленную кем-то прямо на берегу…

Затем они оказались на развилке, где главная тропа отходила от ручья. Викарий свернул на едва заметную в густой траве тропку, которую Пен никогда раньше не замечала. Было слишком узко, чтобы идти по тропке рядом, и Годфри потащил ее за собой.

– Куда мы идем? – Пен подняла свободную руку, защищая лицо от веток, которые преподобному не хватило любезности придержать.

– Прямо вдоль ручья.

По крайней мере, вокруг не было холмов с розовыми или любыми другими вершинами.

– Вы увидите. – Он оглянулся на нее с вожделением – точнее выражение его лица она описать не могла. – Туда, где нас никто не побеспокоит.

Пен нервно засмеялась:

– Надеюсь, это не чаща и не туннель.

Годфри хихикнул:

– Пенелопа, не стройте из себя скромницу. Вы хотите этого не меньше, чем я.

– Хочу чего? – Она очень удивилась, что викарий назвал ее полным именем, но решила об этом не спрашивать. Сердце забилось прямо в горле, и ей трудно было говорить спокойно.

«Годфри наверняка перебрал сегодня».

Узкая тропинка вывела на полянку с плакучей ивой. Годфри провел ее под ивовыми ветками и прижал к стволу.

– Вы хотите этого, – сказал он, и его губы, влажные, слюнявые, дряблые, устремились к ее губам.

Но прежде чем их губы встретились, у нее, слава богу, хватило духу закрыть рот. Пен выставила вперед руки, уперлась викарию в грудь, готовая его оттолкнуть.

«Помни о Гарриет!»

Верно, Гарриет. Ради Гарриет она вынесет все, даже это.

Но мысли о Гарриет заставили Пен вспомнить о Гарри, о том, как ей было приятно, когда ее целовал он.

«Я могу вообразить, что Годфри – это Гарри».

Нет. От Гарри никогда не разило луком и чесноком, а главное, он никогда на Пен так не наседал. Сразу видел, если она поцелуя не хотела.

Не хотела Пен редко. Чаще целовала его первой.

По крайней мере, брюхо защищало ее от викария…

«Фу! Годфри пытается засунуть мне в рот язык!»

Пен сжала зубы. Пора возмущенно сопротивляться. Говорить Пен не рискнула: открой она рот – его язык ее задушит. Она толкнула викария в грудь.

Никакого эффекта. Словно он и не почувствовал. Пен толкнула сильнее – снова ничего. Она пнула его в голень.

Наконец-то!

Годфри поднял голову и засмеялся:

– Дорогуша, не надо притворяться.

Сердце подстреленной птицей затрепетало и рухнуло вниз.

– Притворяться?..

Он развязал ленты ее шляпки и сорвал ее.

– Эй! – Пен повернула голову, чтобы проследить за шляпкой, которая повисла, зацепившись за ветки куста.

Липкой ладонью викарий развернул ее лицо к себе.

– Вы хотите этого так же, как и я.

«Этого? Похоже на предложение, но отнюдь не руки и сердца».

– Хочу чего? – Пен обязана прикинуться непонимающей.

Годфри, в конце концов, священник. Тот, для кого плотские удовольствия без Божьего благословения немыслимы. Но с ним она явно ошиблась.

– Ты как сучка в течке.

– Мистер Райт!

Он положил ладонь ей пониже спины.

– И я здесь, чтобы удовлетворить твое и свое желание. – Годфри прижал ее к себе так, что живот уже не мешал и не скрывал его… твердой решимости.

«На ощупь куда меньше, чем у Гарри».

Эту мысль Пен из головы выбросила. Ей необходимо сосредоточиться. С чего вдруг Годфри решил, что она согласится на незаконную связь? Ему надо думать о женитьбе…

Странно Годфри принялся за ней ухаживать. Ведь он же викарий. Что еще у него на уме? Это необходимо выяснить.

Пен не даст ему себя лапать, если он не намерен жениться.

– Годфри, вы меня пугаете. Я не…

Он снова засмеялся:

– Боже, вы отлично сыграли роль безутешной вдовы. Ловко обвели меня вокруг пальца.

Внутри у нее все замерло.

«Боже милостивый! Он знает».

– Я услышал эту историю, когда обедал в «Утке». Можете вообразить мой шок, когда я узнал, что вы были шлюхой прежнего графа Дэрроу.

– Не была. – Во рту у Пен пересохло, но это она произнесла четко и твердо.

Викарий пожал плечами.

– Вам, возможно, больше по нраву слово «любовница». Согласен, оно благозвучнее. Однако сути оно не меняет. Вы раздвигали ноги перед мужчиной. – Он мерзко улыбнулся. – Вы и передо мной ноги раздвинете? Признаюсь, я вас вожделел. Едва не сделал вам предложение. Слава богу, вовремя узнал, что вы продаете свои услуги по весьма сходной цене. – По его лицу пробежала тень. – Какова же ваша цена?

С каждым произнесенным викарием словом у Пен в душе толчками поднимался ледяной ужас. Последний вопрос словно по волшебству обратил лед в пламень. Ярость взорвалась, как огненный шар.

– Мерзавец! – заорала она и врезала ему коленом между ног.

Глава 4

Пока лошадь пила, Гарри стоял в тени и смотрел на воду. Он очень надеялся, что до Литтл-Падлдона осталось совсем немного. От Грейнджера выехал Гарри вчера утром, думая, что доберется за пару часов, но вот уже скоро вечер следующего дня, а он все еще в пути. Ему пришлось преодолевать шаткие мосты, ехать по скверным извилистым дорогам, ориентироваться по двусмысленным дорожным указателям, впрочем, чаще всего указателей и вовсе не было. Не помогали и попытки выведать дорогу у местных. Гарри готов был поклясться, что большинство здешних жителей, даже работники на постоялых дворах, дальше мили от дома в жизни не отходили.

Неудивительно, что в Грейнджере ничего не знали о происходящем в Литтл-Падлдоне. Откровенно говоря, у Гарри начало складываться впечатление, что он имеет дело со сказочной деревушкой, появляющейся и исчезающей с утренним туманом.

Он вытащил платок и вытер разгоряченное от долгой езды лицо.

Когда Гарри остановился в Уэстлинге в придорожной таверне «Пьяная Лошадь», чтобы утолить голод мясным пирогом, а жажду пинтой пива, служанка заверила его, что Литтл-Падлдон находится всего в паре миль прямо по дороге. И Гарри преодолел бы эти мили без труда, умей он летать как птица. Однако на дороге не хватало моста – Гарри пришлось ехать кружным путем. Он едва не заблудился. Спасало его лишь врожденное чутье путешественника, которым он мог гордиться.

Молодой граф бросил взгляд на речной поток. Нет, он пока еще не настолько хотел пить, чтобы присоединиться к своему красавцу Аяксу. Он протянул руку за флягой, наполненной «Вдовьим пивом», купленным в таверне «Пьяная Лошадь». По словам тамошней служанки, напиток производили в Литтл-Падлдоне в Доме призрения и поддержки старых дев, вдов, брошенных женщин и их несчастных детей.

Гарри сделал большой глоток пива и подумал: «Может, здесь и кроется разгадка тайны старого Грейнджера? Этот приют – отличное местечко, чтобы оставить одного или парочку незаконнорожденных».

Он сунул платок в карман. Скоро он узнает, верна ли его догадка. Вот только бы добраться до этой треклятой деревни.

Аякс поднял голову. Наконец-то утолил жажду. Нет, дело не в жажде. Гарри тоже услышал и звуки: звук сломанной ветки, шорох листьев… совсем рядом кто-то прячется и за ним наблюдает.

Кто? Где?

«Будь я столь же невнимателен в Европе, я был бы уже мертв».

Гарри медленно повернул голову, следуя за взглядом Аякса…

О! Следили не за ним, а за его лошадью.

– Хочешь познакомиться с Аяксом? – спросил он у девочки, выглянувшей из-за густого куста. Благодаря зеленому платью и старой соломенной шляпке, она отлично маскировалась.

Девочка внимательно смотрела на Гарри, а он терпеливо ждал, пока она его разглядывала, потом перевела взгляд на Аякса.

– Он кусается?

Гарри не стал лгать.

– Любое животное укусит, если его испугать. Но если ты будешь обходиться с ним правильно… Аякс – добрый малый.

Девочка кивнула и подошла поближе.

– Он такой большой!

Она не осмеливалась приблизиться к Гарри. Между ними стояла лошадь. Умная девочка, знает, что незнакомого мужчины нужно опасаться не меньше, чем незнакомой лошади.

– Этот конь немного крупнее средней лошади своей породы.

Конечно, девочке, не жившей среди арабов, такая лошадь будет казаться громадной. Сама она была ростом около четырех футов, на целый фут ниже холки Аякса, и очень худенькая. В детях Гарри разбирался плохо, но решил, что девочка, видимо, ровесница его средней племяннице, то есть ей лет восемь или девять.

– Аякс любит, когда его гладят по шее и спине.

Девочка протянула руку и осторожно коснулась Аякса. У нее были тонкие бледные пальцы, а рукава платья совсем истрепались. Ткань простая и совсем немодная, не как у его племянниц.

Перед ним явно не дочь помещика или священника, иначе одета была бы лучше, а главное, ей не разрешили бы разгуливать по деревне в одиночестве – сидела бы дома за вышиванием, учила бы арифметику или, скажем, занималась бы музыкой. Тем не менее ее речь и манеры наводили на мысль, что она не простолюдинка.

Девочка рассмеялась, когда Аякс от ее прикосновения дернул шеей. Конь повернул голову, чтобы глянуть на новую знакомую.

– У него такие красивые глаза.

Аякс тронул ее своим носом, и малышка снова рассмеялась, посмотрев на Гарри так, словно предлагала присоединиться к своему веселью.

Что-то в выражении ее глаз показалось ему странно знакомым. Может быть, сами глаза? Поразительной голубизны, светлые и ясные, с темным ободком вокруг радужки.

Осмелев, Аякс носом сбил с девочки шляпку – густые темные волосы рассыпались по плечам.

В волосах была заметна серебристая прядка.

«О господи! У девочки Уолтерова прядь. Вот почему она показалась мне такой знакомой».

Девочка кинулась ловить шляпку, и Гарри успел взять себя в руки. Когда она поймала и надела шляпку, на лице Гарри не отражалось ничего, кроме нейтрального дружелюбия.

Малышка посмотрела на него одновременно высокомерно и растерянно. Значение седой пряди было ей явно известно.

Ну конечно известно. Пусть это и глухая деревня, но в Англии. Яркая отметина их семейства давно уже ни для кого не секрет. Свою он, слава богу, закрасил.

С легким поклоном Гарри произнес:

– Прошу прощения за наглость Аякса. Думаю, он решил, что ты припрятала морковку или яблоко.

Подозрительность во взгляде девочки испарилась – она засмеялась.

– Извини, Аякс, – сказала девочка, снова погладив коня по шее. – Но угощения у меня для тебя нет.

Просила ее мать у Уолтера денег? Проверяя бухгалтерию поместья, Гарри ни на какие необычные расходы не наткнулся, однако по возвращении домой он непременно расспросит управляющего и снова заглянет в счета. Уолтер мог многое скрывать из-за страха перед женой.

Ха! Ну не ирония ли в том, что, приехав в эту деревню по просьбе герцога Грейнджера, он нашел свою незаконнорожденную родственницу. Внебрачных отпрысков аристократов в этих краях явно хоть пруд пруди.

Ему следует продолжить путешествие и выяснить все до конца.

– Ты могла бы мне помочь?

Рука девочки замерла на шее коня, а во взгляде вновь вспыхнула настороженность.

О боже! Он ее напугал.

Гарри поспешил продолжить, пока она не убежала.

– Я пытаюсь отыскать деревню под названием Литтл-Падлдон. По пути я уже многих спрашивал, и все меня уверяли, что деревня совсем рядом, чуть дальше по дороге. Но я все еду и еду, а никак не могу добраться. Мне уже начинает казаться, что ее вообще не существует.

Девочка снова засмеялась.

– Существует, существует. – В глазах малышки вспыхнула шаловливая искорка. – Чуть дальше по дороге.

От удивления и Гарри рассмеялся.

Очень жаль, что Уолтер никогда не видел свою дочку… Впрочем, откуда Гарри знать, видел ее Уолтер или нет. Но девчушка смышленая.

«Мне следует разузнать, не нуждается ли она, ведь теперь я – глава семьи».

Впервые эта обязанность его не тяготила.

– Нет, в самом деле так и есть. – Девочка наморщила лоб, напустив на себя серьезность. – Если вы будете следовать прямо по дороге, вы очень скоро туда приедете.

– Уверена?

Девочка энергично кивнула.

– А есть ли в этой загадочной деревне таверна?

– Есть. «Танцующая Утка». Вы ее заметите. Литтл-Падлдон очень… – Она снова широко улыбнулась, а в глазах сверкнули шаловливые искорки. – …маленькая деревушка.

– А! – Гарри тоже рассмеялся, но ощутил при этом странную неловкость. – Спасибо. Ну что ж, тогда я, пожалуй, поеду.

Девочка застенчиво улыбнулась.

– До свидания, сэр! – Она в последний раз погладила Аякса. – До свидания, Аякс.

Гарри только кивнул и помахал в ответ, повернулся в седле и поскакал.

В лице девочки что-то показалось ему – он все искал верное слово – знакомым. Подумал: она совсем не напоминает ему Уолтера.

В Уолтере никогда не было веселости. Он был старше Гарри семью годами. С детства Гарри помнил его прыщавым неотесанным увальнем…

Неожиданно Аякс ускорил шаг, и Гарри отвлекся от воспоминаний.

– Неужели мы наконец приехали?

Да, они действительно приехали. За очередным поворотом Гарри увидел выстроившиеся вдоль деревенской улицы каменные домишки, а еще мгновение спустя – центр деревни с церковью. И ему, конечно, тотчас же бросилась в глаза «Танцующая Утка». Великолепно.

Гарри въехал во двор таверны, и у местного конюха чуть глаза не вылезли из орбит. В отличие от девочки у реки он в лошадях разбирался прекрасно и вмиг узнал арабского скакуна.

– О милорд! – почтительно произнес конюх. – Конь, милорд. В наших краях мне еще никогда не доводилось видеть такого породистого скакуна.

Гарри, если он не хотел привлекать к себе внимания, не стоило приезжать сюда на Аяксе.

– Да, Аякс – славный конь. Верно, Аякс? – отозвался Гарри, похлопав коня по шее. После чего спешился, взял кофр и с улыбкой посмотрел на конюха.

Тот едва удостоил его взглядом. Конюх взял поводья Аякса, шепча ему комплименты. Аякс прядал ушами и кивал словно в знак согласия.

О Гарри все позабыли.

– Значит, я оставляю его на ваше попечение, мистер?..

– Томас, милорд. Просто Томас. – Конюх на мгновение отвел глаза от Аякса. – Не сомневайтесь, об этом красавце я позабочусь. – Он кивнул в сторону таверны. – А насчет комнаты – спросите у Бэсс. – И повел Аякса в конюшню.

«Танцующая Утка» ничем не отличалась от всех тех мелких постоялых дворов, где останавливался Гарри. Он вошел в таверну, низко пригнувшись, чтобы не удариться о косяк, и огляделся. К счастью, было уже начало третьего и почти все посетители отобедали и ушли, однако несколько человек еще сидели с пивными кружками, и Гарри отлично знал, что сегодня будет главным объектом деревенских пересудов.

Ну что ж, вполне ожидаемо. В такой глуши всякое новое лицо неизбежно вызывает живой интерес.

Он снял шляпу, вновь с облегчением подумав, что вовремя закрасил седую прядь, улыбнулся, кивнул присутствующим и направился к невысокой полной женщине, явно хозяйке.

– Добрый день, мадам. Не подскажете, где мне найти Бэсс? Мне сказали, что она может предложить комнату.

Внезапно ровный гул голосов у него за спиной стих. Гарри представил, как посетители таверны навострили уши. Они старались не пропустить ни единого слова.

– Я и есть Бэсс, – ответила женщина, внимательно разглядывая Гарри.

В отличие от Аякса, по чьей благородной стати конюх наверняка догадался о высоком статусе верхового, за одежду опасаться не приходилось. На Гарри были самого примитивного покроя и к тому же изрядно поношенные брюки, жилет и сюртук. Купил он их у слуги Грейнджера.

«Для Томаса надо срочно придумать убедительную байку, объясняющую, откуда у меня Аякс, иначе об арабском скакуне заговорит вся деревня».

О черт! Бэсс завершила осмотр и, поправив корсаж, одарила Гарри знойным взглядом из-под опущенных ресниц. Она вовсе не дурна, но сейчас его мысли далеки от плотских утех.

– Пройдемте сюда, мистер… – Бэсс остановилась, вопросительно вскинув брови.

Здесь их хотя бы уже не услышат.

– Грэм.

Брови Бэсс взлетели еще выше.

– О! Из рода графов Дэрроу? – Она внимательно посмотрела на виски Гарри. – Хотя у вас в волосах не видно седых прядей.

«Стало быть, девочка у реки знала, что она Уолтерово отродье».

– Да, незаметно. – Он улыбнулся Бэсс своей самой обворожительной улыбкой в надежде отвлечь ее от расспросов на эту тему. Конечно, он мог отрицать всякую связь с семьей Дэрроу, но не хотел врать без крайней нужды.

Улыбка подействовала даже сильнее, чем он рассчитывал. Бэсс игриво улыбнулась в ответ и, когда поднималась по лестнице, соблазнительно завиляла бедрами прямо у него перед носом.

– Мистер Грэм, вы везунчик, – сказала она, когда они поднялись. – Пока все наши лучшие комнаты свободны.

Бэсс открыла дверь в конце маленького коридора и, пропуская Гарри вперед, отошла, но ровно настолько, чтобы он не мог ее не задеть. После чего прошла за ним в комнату.

В очень маленькую комнату. Если она в гостинице лучшая, то о худшей ему даже думать не хотелось. Он бросил кофр на пол и подошел к окну осмотреть окрестности. Внизу протекала речушка, по берегу вилась тропинка.

– Мистер Грэм, разрешите полюбопытствовать, что привело вас в Литтл-Падлдон?

Гарри взглянул на Бэсс. Последним барьером между ним и женщиной оставался кофр, удерживая хозяйку и постояльца на минимальном расстоянии. Гарри опасался, что Бэсс в любой момент может броситься ему на шею.

– Хотя думаю, что сама догадаюсь, – самодовольно улыбнувшись, сказала она. – Гарриет? Мы ведь все давно заметили, какие особенные у нее волосы, но до сегодняшнего дня я и подумать не могла – никто не мог, что она дочь покойного графа. И тут появляетесь вы. Ведь это не случайно? Я не сомневаюсь.

«Гарриет. Значит, девочку зовут Гарриет. Но что сегодня произошло?»

Лучше всего разыграть полное неведение.

– Простите, а кто такая Гарриет?

Его озадаченный тон, видимо, прозвучал вполне убедительно, поскольку Бэсс нахмурилась.

– Вы ничего не знаете о Гарриет?

– Нет, – ответил он. До случайной встречи у реки Гарри даже не догадывался о ее существовании. – Я приехал испробовать пива, которое, по слухам, отменно варят в этих краях.

Ну, хоть какая-то польза от всех его многочисленных остановок и расспросов о дороге.

– А… – Бэсс нахмурилась, не без труда переключаясь на новую тему. – Вы имеете в виду «Вдовье пиво»?

– Именно.

– Понимаю. – Бэсс явно ничего не понимала, но по крайней мере расспросы о дочери Уолтера решила отложить. – В таком случае вы приехали по адресу. Внизу, в таверне, я налью вам самую большую кружку. И если пиво придется вам по вкусу, вы уж наверняка расскажете о нем лондонским друзьям. Я это к тому, что, если вы родственник графа, у вас есть друзья в Лондоне.

Бэсс замолчала в ожидании ответа. Гарри просто кивнул. Все верно. Он действительно возобновил контакты с одноклассниками и однополчанами и занял свое место в свете.

– Отлично. Каро – наш пивовар – мечтает начать поставки пива в парочку лондонских пабов. Ей будет приятно с вами встретиться.

Бэсс отступила к двери, и Гарри едва сдержал вздох облегчения.

– Мне налить вам большую кружку? Посетители уже пообедали и скоро уйдут, и у меня будет время ответить на ваши вопросы… – Она лукаво на него посмотрела. – На любые вопросы.

Хозяйка предлагала ему то, от чего ему трудно было отказаться. Но в данный момент Гарри решил ответить ей отказом. Сложность состояла в том, чтобы, отказывая, не оскорбить Бэсс и не лишиться важного источника информации.

– Большое спасибо, но после нескольких часов, проведенных в седле, мне нужно немного размяться и отдохнуть. – Он улыбнулся, чтобы отказ прозвучал для женщины еще менее обидно. – Возможно, я воспользуюсь вашим любезным предложением немного позже.

«По крайней мере тем, что касается пива».

Бэсс надула губы и пожала плечами.

– Как вам будет угодно. Вы знаете, где меня найти.

– Очень вам благодарен. Кстати, пока вы не ушли… – Гарри сделал жест в сторону окна. – Там у реки есть что-то вроде тропинки. По ней можно прогуляться?

– Если вам нравится смотреть на воду, идите вверх по течению, а возвращайтесь через деревню. – Бэсс широко улыбнулась. – А когда вы вернетесь, держу пари, вам потребуется большая кружка «Вдовьего пива».

– Уверен, так оно и будет.

Гарри дождался, пока Бэсс удалится, после чего поспешил вниз. Он на мгновение заглянул в конюшню, чтобы убедиться, что с Аяксом все в порядке, а затем направился к реке. Ему действительно надо было размяться, но еще больше ему надо было кое над чем поразмыслить.

Нужно будет придумать псевдоним и не пользоваться настоящим именем. О Грэмах здесь знают все, но после встречи с девочкой Гарриет ему не стоит рисковать, вызывая у здешних обитателей слишком очевидные ассоциации. Очень глупо было с его стороны заранее не подумать об этом. Да, он явно теряет чутье. И теперь ему придется…

Перед ним с веток взлетела стая ворон и с громким граем поднялась в небо над рекой. Что их спугнуло? Олень? Кабан? Надо быть осторожнее…

И тут он услышал женский визг, потом – мужской вскрик от боли и злости.

Гарри побежал на шум.

* * *

Для священника Годфри слишком хорошо ругался.

Пен вырвалась из его объятий и побежала к реке, а он схватился за ноги. Боль была настолько сильна, что он даже не рискнул прикоснуться к ушибленному месту.

«Жаль, что не ударила его сильнее».

Викарий слишком крепко ее держал, чтобы она могла хорошенько развернуться и врезать ему как следует.

– Грязная сучка!..

– Потише, потише, Годфри. Что скажут прихожане, если услышат такие слова?

Ей следовало бояться, но овладевшее ею чувство не походило на страх. Скорее, оно напоминало злость.

Ей следовало убежать, пока Годфри не мог пошевелиться. Он крупнее ее – не намного выше ростом, но гораздо тяжелее и сильнее как мужчина.

Теперь Годфри находился между ней и тропинкой. Если даже ей удастся ускользнуть от него, до деревни еще далеко. Не так уж и далеко на самом деле, но достаточно, чтобы он мог настигнуть ее по дороге.

Пен нужно разделаться с ним прямо сейчас, лицом к лицу, а не превращаться в загнанного зверя, которого он неминуемо схватит.

Она постаралась отдышаться, успокоиться. Ей ведь предстоит жить в Литтл-Падлдоне и ходить по воскресеньям в церковь, где служит Годфри. Может, лучше завести с ним разумный разговор, чем орать на него, отнестись к происшедшему как к простому недоразумению и быть благодарной за то, что он дал ей шанс увидеть его истинное лицо до того, как она вышла за него. Гарриет права. Преподобный Райт – чудовище.

– Ты заплатишь за это, гадина! – прошипел он сквозь зубы.

Гадина?! В душе Пен будто прорвало плотину: все, что копилось в течение долгих лет гнева, страха и беспомощности, вырвалось наружу.

К черту спокойствие и здравый смысл!

Она подняла с земли большую крепкую палку.

– Не я, заплатите вы.

Викарий расхохотался. Этот звук был похож на хохот, но в нем совсем не было веселья. В нем звучали злоба и отвращение. Пен понимала: он смотрит на нее, как на кусок дерьма, приставшего к сапогу.

«А ведь действительно его похожий на птичий клюв нос морщится именно так, как говорила Гарриет».

– Я принимал тебя за почтенную вдову. Видит бог, ты одурачила меня. – Он сделал шаг в ее сторону.

Ей было приятно видеть, как Годфри морщится от боли при каждом движении.

– Не приближайтесь. – Пен замахнулась на него палкой. – Я не побоюсь пустить ее в ход. – Она опустила глаза. – И ударю туда, где больнее всего.

Пен показалось или на самом деле Годфри побледнел? Во всяком случае, он остановился.

– Ты всего лишь женщина. – Его губы презрительно кривились. – И я очень легко с тобой справлюсь.

Она еще крепче сжала палку.

– Я женщина, но очень сильная. – Пен погрозила викарию палкой. – И у меня есть очень конкретная цель.

Конечно, она блефовала. Да, она сильная. Но только среди женщин. Как же несправедливо было со стороны природы сделать женщин настолько слабее мужчин! Но у нее не было другого выхода, как только попытаться возместить недостаток физической силы силой здравого рассуждения и… умением точно прицелиться.

К счастью, Годфри решил не рисковать.

– Я же был почти готов раскрыть перед тобой двери своего дома, – сказал он, застегивая жилет и с нарочитой беззаботностью сложив руки перед собой так, чтобы как-то защитить свое мужское достоинство. – Перед тобой… – Его нос снова сморщился. – И твоим ублюдком.

Пен с такой силой сжала палку, что у нее побелели костяшки пальцев. Может, благодаря гневу у нее хватит силы сбить надменное выражение с этой гнусной физиономии.

– Не смейте называть так Гарриет!

– Почему же не сметь? А кто же она, если не ублюдок?

– Неправда.

– Ты, наверное, хочешь, чтобы ее называли «побочный ребенок» или «дитя любви»?

«Гарриет – мое любимое дитя».

Пен вдруг вспомнила, какой сильной чувствовала себя в присутствии Гарри. Любовь пылала в ее сердце так, что никто и ничто – ни ее отец, ни репутация, ни правила поведения, которые ей прививали с ранних лет, – не имело никакого значения. Все это меркло, становилось ненужным и незаметным, словно свеча при полуденном солнце.

Она была тогда юной и наивной, но очень смелой.

Такими смелыми бывают только очень юные, но оставшись одна с ребенком на руках, Пен поняла, что юные часто бывают и очень глупыми.

Годфри покачал головой:

– Слава богу, я вовремя узнал правду.

Она замахнулась палкой, почти утратив всякую осторожность от ярости.

– Нет, это я, слава богу, вовремя узнала правду. Вы ведь – просто гроб повапленный!

Годфри дернулся, но быстро овладел собой.

– На себя лучше посмотри, шлюха. – Он сделал шаг вперед.

– Я ведь не священник. Мое дело хмель, а не святость. – Пен резко выставила палку по направлению к его паху, а сама на шаг отступила.

Она не собиралась объясняться ни перед ним, ни перед кем бы то ни было и уж тем более просить прощения. Она не совершила ничего такого, что в глубине души могла бы назвать грехом.

Хотя, конечно, все окружающие сочли бы это грехом. И смотрели бы на нее так, как смотрит сейчас Годфри. Они видели бы в ней женщину, лишившуюся своей женской чести.

Шлюху.

И что самое страшное, они считали бы Гарриет ребенком, которому лучше бы было не рождаться на свет. Именно поэтому Пен пришлось все эти годы притворяться вдовой.

– Значит, ты хочешь поговорить о сельском хозяйстве? О вспашке и посеве?

Глаза Пен сузились. Она заметила, что Годфри приближается. Замахнулась на него – он остановился.

Но, к сожалению, не замолчал:

– Ты, верно, позволяла всем мужчинам из здешней деревни вспахивать свое поле?

– Что вы имеете в виду? – Пен задала этот вопрос помимо своей воли. Она прекрасно знала, что он имеет в виду.

– Ну, давай, давай! Будет справедливо, если ты отдашь мне то, что давала другим. – Его губы скривились в уродливой ухмылке. – Рассматривай это как десятину.

О боже! Как она могла допустить мысль о браке с таким низким богохульником и негодяем?!

– Вы мне омерзительны.

– Обещаю, тебе понравится. – Годфри указал на свой гульфик. – От моего дружка здесь дамы просто без ума.

К горлу Пен подкатила тошнота, но она справилась.

– Ну, если ваш дружок умоляет вас о помощи, то помогите ему сами.

«О господи, мне не стоило этого говорить».

Его лицо потемнело, как грозовая туча. В одно мгновение Годфри оказался рядом с ней, вырвал палку из рук и прижал к своей груди, обхватил руками, словно железным обручем.

Пен попыталась снова ударить викария коленом, но он держал ее так, что она не могла пошевелиться, прижался губами к ее губам, пытаясь просунуть язык ей в рот. Пен крепко сжала челюсти.

«Не позволяй себе расслабляться. Борись. Не дай ему совершить то, что он задумал».

Годфри Райт отвел голову назад и злобно глянул ей в глаза.

– Перестань сопротивляться.

– И позволить вам изнасиловать меня?

– Это не изнасилование. Ты же сама этого хочешь.

Пен с силой толкнула его в грудь, но не смогла отстраниться ни на дюйм.

– Спросите своего исстрадавшегося дружка, хочу ли я этого.

«Может, мне удастся придушить подонка его же собственным галстуком?»

Пен потянулась к его галстуку, но Годфри успел схватить ее за руку. Второй рукой он сжал Пен еще сильнее.

О боже! Пен оказалась в еще худшем положении. Викарий прижался к ней всем своим грузным телом. Пен почувствовала его напрягшийся член.

– Ты же ведь шлюха, а разве шлюху насилуют?

– Я – не шлюха!

«Я должна оставаться спокойной и найти возможность освободиться. Я не могу позволить преподобному мерзавцу совершить это. А что, если я от него забеременею? Я же…»

– Но даже если бы я ею и была, мое тело принадлежит только мне. Никто, кроме меня, не имеет права решать, кому к нему прикасаться.

Викарий тяжело и учащенно дышал. Он подтащил ее к иве и прижал к стволу. Пен почувствовала, как он теребит свой гульфик.

– Обойдемся без твоего девичьего притворства. Мы ведь с тобой прекрасно знаем, что это всего лишь игра.

– Неправда!

Показалось ей или в самом деле она услышала хруст ломающихся веток и звук шагов на узкой тропинке?

Может, это звук ее бешено бьющегося сердца?

– А ты хочешь, чтобы тебе заплатили? Я заплачу. – Годфри ухмыльнулся. Это была самая страшная гримаса из всех, которые она когда-либо видела. – И заплачу много, если мне понравится. Постарайся удовлетворить меня, Пенелопа.

Должно быть, ему наконец удалось расстегнуть свой гульфик, так как теперь он возился с юбкой Пен, пытаясь задрать ее выше бедер…

– Нет! – закричала она и попыталась ударить его головой в лицо. По-настоящему ей это не удалось, но довольно сильный удар в подбородок Годфри все-таки получил. Пен почувствовала, что он отпрянул.

– Чертова сучка! Ух!..

Пен высвободилась.

Она даже не поняла – как?

О боже! Теперь Годфри оказался занят гораздо более важным для своей безопасности делом – старался справиться с чьей-то рукой, обхватившей его за шею.

– О-о-о! – вырвалось из его глотки. – Га-га-га.

Но кто же ее спаситель? Пен взглянула в его сторону, но человек стоял к ней спиной. Сзади он производил весьма приятное впечатление: крепкий, широкоплечий, на добрых шесть дюймов выше Годфри и в значительно лучшей физической форме.

«О господи, если и этому захочется меня изнасиловать, у меня не будет ни единого шанса. Надо бежать».

Но бежать она не могла – сцепившиеся мужчины преграждали ей путь к тропинке. Может, ей лучше спуститься к реке? Пен стала пробираться к воде, стараясь не привлекать к себе внимания.

Неизвестный убрал руку с шеи викария.

– Черт возьми, сэр, как это понимать? – Преподобный растирал себе шею. – Убирайтесь-ка отсюда. Вы помешали моим спортивным занятиям.

– Спортивным занятиям? Скорее, попытке изнасилования.

Пен замедлила шаг. Голос был ей отдаленно знаком. Кто бы это мог быть? Конечно, ее спаситель не из местных. Иначе викарий обязательно назвал бы его по имени.

Она бросила взгляд на Годфри, пытаясь понять, узнал ли он своего обидчика. Нет, он совершенно очевидно был ему не знаком.

Ее взгляд опустился на гульфик Годфри. Оттуда торчал розоватый конец… Какая гадость!

Викарий издал невнятный звук, что-то среднее между смешком и сопением.

– Вовсе нет, мой добрый друг. Вы неверно истолковали происходящее. Эта женщина – обычная деревенская шлюха, просто…

Кулак незнакомца с глухим стуком врезался в челюсть преподобного. Его голова откинулась назад, за ней последовало и все тело – Годфри рухнул в придорожную грязь.

Рыжая белка в ужасе запрыгала по веткам.

Пен крепко сжала губы, чтобы не издать возглас радости. Ей было еще рано торжествовать, она ведь до сих пор не знала, кто был ее спасителем. Расправившись с викарием, он мог наброситься на нее. Пен заметила палку, которую выронила, когда Годфри набросился на нее, и подобрала ее.

Райт с трудом поднялся на ноги.

– Негодяй! Бандит! Я уж научу тебя хорошим манерам… – Викарий попытался нанести ответный удар.

Одним ловким движением его противник парировал удар, и Годфри снова тяжело грохнулся на землю, из носа пошла кровь и забрызгала его шейный платок.

Викарий выкрикнул что-то вроде «Черт побери!» и добавил, вытащив из кармана платок и пытаясь остановить кровь:

– Ты мне нос сломал.

– Вряд ли. Но если вы еще раз попытаетесь меня ударить, я его на самом деле сломаю. – Незнакомец стряхнул грязь с рукавов. Он все еще стоял спиной к Пен. – А теперь извинитесь перед дамой.

Годфри фыркнул и тут же сморщился от боли. Он оторвал взгляд от быстро меняющего цвет платка и злобно воззрился вначале на незнакомца, затем на Пен. После чего с огромным трудом встал.

– Извините, если я чем-то оскорбил вас, – произнес Годфри, не глядя на Пен.

– Чем-то оскорбил, видите ли!

– Оставь, Пен. Прими его жалкие извинения и не заставляй меня убивать его.

«Боже! Не может быть!»

– Гарри?..

Глава 5

– Так вы знакомы? – Из-за сильнейшего шума в ушах Годфри едва слышал собственный голос.

«Это Гарри. О боже. Это Гарри!»

У Пен закружилась голова, а сердце забилось так сильно, что грудь, казалось, вот-вот разорвется, легким не хватало воздуха. Она оперлась на палку, чтобы не упасть, и внимательно посмотрела на Гарри.

Да, он постарел. В уголках рта и на лбу появились морщинки, которых раньше не было. И он казался более… более…

Единственное, что приходило на ум, было «солидный».

Стройный юноша, которого она любила, стал мужчиной.

«Ему известно о Гарриет?»

Внутри у Пен все похолодело. Она испугалась, что ей станет плохо.

Годфри фыркнул:

– Он что, один из твоих клиент…

Ударом кулака Гарри снова свалил Годфри в придорожную грязь. К счастью, шляпа держалась на голове Гарри крепко.

«Если бы Годфри увидел седую прядь, он сразу бы понял, кем мне приходится Гарри. Приходился…»

Кем приходился ей Гарри когда-то. Очень давно. Их отношения остались в далеком прошлом.

Острая тоска пронзила сердце Пен.

Это так нелепо. Да, конечно, когда-то она любила Гарри. Но любовь соединяла их десять лет назад. Он сильно изменился. И она изменилась. Скорее всего, между ними не осталось ничего общего.

А Гарриет?..

«Может, он приехал за Гарриет?»

К хаосу раздиравших Пен эмоций добавилась паника.

– Грязный ублюдок! – Райту удалось наконец подняться на ноги. – Ты еще узнаешь, кто такой здешний викарий!

– Отлично. А теперь убирайтесь, – отмахнулся от него Гарри, сосредоточив все внимание на Пен.

Она всматривалась в его лицо, как в окно с затворенными ставнями. Нет, раньше он никогда не был таким закрытым.

«А что Гарри сможет прочесть в моих глазах?»

К несчастью, очень многое. И Пен перевела взгляд на Годфри. Цветом лицо священника напоминало забрызгавшую его шейный платок кровь.

– Сэр, не извольте беспокоиться, о происшествии я сообщу своему патрону, герцогу Грейнджеру. Ему очень не понравится, что вы напали на одного из его священнослужителей.

Эти слова заставили Гарри обернуться к Годфри.

– Еще меньше ему понравится новость о том, что один из его священнослужителей – мерзкий насильник.

У викария отвисла нижняя челюсть, а лицо из красного сделалось сперва мертвенно-бледным, а потом опять красным.

– Я не насильник!

– Не насильник только потому, что вовремя появился я и остановил вас.

– Я… Эта женщина…

– Если вы не замолчите, вдобавок к носу я сломаю вам челюсть.

Годфри закрыл рот, но лишь на миг.

– Клянусь, я немедленно напишу герцогу.

Гарри пожал плечами.

– Поступайте как вам будет угодно.

– Не сомневайтесь. – Преподобный откашлялся, переминаясь с ноги на ногу. – Я должен узнать ваше имя, сэр.

«Неужели Гарри скажет Годфри, что он граф Дэрроу?»

Конечно, нет.

– Гарри Грэм.

– Понятно… – Нижняя челюсть викария отвисла, и он, нахмурившись, на несколько мгновений застыл в полном молчании. – Грэм из семьи графов Дэрроу?

«Или сам граф Дэрроу?»

– Но герцогу вы можете представить меня просто его другом Гарри. Я здесь по его поручению. Поэтому он сразу поймет, о ком речь.

Пен даже издалека увидела, как нервно задергался кадык Годфри.

Гарри презрительно улыбнулся:

– Ну, и кому герцог скорее поверит: старому другу или… своему служащему, которого он ни разу не видел?

– Гм.

– Более того, мне почему-то кажется, что в силу сложившихся обстоятельств вы поступите разумно, если подыщете себе другое место. У меня возникли сомнения относительно желания герцога оставить на службе священника, запятнавшего себя насилием.

– Я никого не насиловал. Это она… Она сама!

– Вы и впрямь хотите отведать моего кулака?

Викарий взглянул на Пен.

– Миссис Барнс, приношу вам свои извинения, но вы должны понять, что это была нелепая ошибка.

«Нелепая ошибка?»

Ей захотелось врезать ему по носу или… по другому, расположенному куда ниже органу.

– Вы навязывали мне ухаживания против моего желания.

«Против моего желания» – это еще слишком мягко сказано.

– Я пыталась от вас отбиваться. Никакая это не ошибка, нелепая или иная. Это прямое нападение. Не появись мистер Грэм, вы бы меня изнасиловали. – При одной мысли о том, чего она чудом избежала, Пен вздрогнула.

«Нет, мне надо держать себя в руках».

Она крепче сжала палку и глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.

Губы Райта вытянулись в напряженную струну. Он повернулся к Гарри.

– Мистер Грэм, должен сообщить вам, что эта женщина лжет. Она выдает себя за вдову, но у нее незаконнорожденная дочь. – Годфри искоса глянул на Пен, после чего снова обратился к Гарри: – Если вы, по вашим словам, здесь по поручению герцога, а не по личным делам, вам, возможно, неизвестно, что эта женщина – бывшая любовница графа…

На сей раз удар Гарри пришелся в брюхо священника.

Ловя ртом воздух, Годфри согнулся пополам.

– Вы не слишком умны, как я погляжу. – Голос Гарри звучал жестко и сурово. Раньше Пен никогда не слышала у него подобных интонаций. – Советую вам немедленно убраться и молчать как здесь, так и где бы то ни было еще. Не хочу вас убивать, но предупреждаю: не испытывайте мое терпение. Надеюсь, я ясно выразился.

Викарий кивнул.

– Отлично. И застегните наконец штаны!

Годфри завозился с пуговицами и засеменил прочь. Вид у него был пришибленный, и Пен надеялась, что угрозы Гарри на него подействуют и заставят попридержать язык.

Впрочем, какое это теперь имеет значение? Уже никакого. Репутация, которую она так долго, с такими усилиями создавала, уничтожена, независимо от дальнейших действий Годфри.

– Пен. – Гарри подошел к ней и обнял за плечи. – Не плачь.

– Я… – Она шмыгнула носом. – Я не плачу.

– Конечно, не плачешь.

Он прижал ее к себе, Пен выронила палку, упала лицом ему на грудь и разрыдалась. Так хорошо было чувствовать рядом его широкую грудь и сильные руки.

Но какая же она все-таки глупая! Ведь понятно же, завтра или послезавтра Гарри вернется в свое имение и она снова останется с Гарриет одна.

Останется с Гарриет? Он же не будет пытаться забрать у нее дочь?

Их дочь.

Гарри с ней так не поступит. Пен не сомневалась. Зачем ему Гарриет? Нет, он просто уедет, а они останутся. Она останется со своими трудностями и проблемами.

И не то чтобы они лежали на ее плечах непосильным бременем. Разумеется, нет. Она вполне с ними справляется. Просто сейчас она разнюнилась из-за ерунды.

Пен заставила себя поднять голову, высвободиться из теплых и кажущихся такими надежными объятий Гарри.

«Теперь мой дом Литтл-Падлдон. У меня есть работа. Джо, Каро и весь приют зависят от меня. Мне нужно воспитывать Гарриет. Я сильная. Я все выдержу».

– Пен, Гарриет – моя дочь?

О господи. Когда-то она часто рисовала себе эту сцену: появляется Гарри и задает ей этот вопрос. Но все это в прошлом, ни о чем таком она давно уже не помышляет. Как ей ответить?

Солгать?

Не поможет. Скажи она, что была любовницей Уолтера, он ей никогда не поверит.

– Да, Гарриет – твоя дочь.

Его лицо сделалось неподвижным и непроницаемым. О чем он думает?

– Раньше ты никогда не скрывал своих чувств.

О черт, ей не стоило этого говорить. Пен захотелось вернуть свои слова обратно. Пора их близости и общности, если она ее не вообразила, давно миновала. Сейчас оба они совсем другие. Ей не следует об этом забывать.

Гарри вымученно улыбнулся:

– Я научился осторожности.

Осторожность… Пен тоже не мешало бы ей научиться. Впрочем, она старается быть осторожной. А он показался ей таким знакомым, таким близким, таким похожим на того Гарри, которого она когда-то знала, что ей пришлось немало постараться, чтобы сдержаться и не повести себя с ним, как прежде.

Это приведет к катастрофе. К какой именно катастрофе, Пен не знала, но чувствовала, что скользит по краю пропасти. Ей следует отступить, пока бездна ее не затянула.

– Ты встретил Гарриет? – спросила Пен. Горло от волнения пересохло, и голос прозвучал хрипло и глухо.

Гарри кивнул:

– По дороге в деревню. Я остановился у реки напоить коня. Она заметила Аякса и подошла его приласкать.

– Гарриет любит животных.

Острая боль тоски пронзила сердце Пен. Будь Гарриет законной дочерью Гарри, у нее был бы собственный пони.

«Я рехнусь, если начну об этом думать».

– Ты сказал ей, что ты ее отец?

– Нет, – нахмурился Гарри. – Я не знал, что я ее отец. Эта мысль даже не пришла мне в голову. Ты мне не сказала о дочери. Я и не знал, что ты живешь здесь. Я подумал, что она дочь Уолтера. У него же масса таких незаконных отпрысков.

Внутри у Пен все похолодело. «Незаконных отпрысков». Гарри произнес эти слова с таким пренебрежением, как будто говорил о чем-то неважном, недостойном внимания.

«А сколько незаконных отпрысков у самого Гарри?»

Это ее не касается.

В былые времена, представляя, как расскажет Гарри о том, что у него есть дочь, Пен не думала, что все случится именно так. Что его это так… заденет.

– И этот мерзкий священник, и трактирщица Бэсс – все здесь считают ее дочерью Уолтера. Это ты им рассказала? И Гарриет тоже? – напрягся он. – Ты и Уолтеру о Гарриет рассказала? Пыталась получить с него денег?

Да как он смеет! Пен размахнулась, чтобы залепить ему пощечину, но он перехватил ее руку.

– Будь осторожна. Ты же видела, что я сделал со священником.

– Я не боюсь тебя.

У него в глазах что-то мелькнуло, но настолько быстро, что она не успела понять – гнев, сожаление или что-то еще.

– А стоило бы, – сказал Гарри. – Мы ведь здесь одни. – Он ухмыльнулся. – Ты в моей власти.

Пен испугалась.

«Ради бога, ведь это Гарри».

Она вырвалась из его объятий.

– Прекрати. Это не смешно.

– А я и не шучу.

В его голосе еще слышалась тень угрозы, но взгляд оттаял, и Пен узнала любимого Гарри.

– Гарри Грэм, я знала тебя, когда ты был еще мальчишкой. И мне известно, что ни меня, ни любую другую женщину ты никогда не обидишь.

Он нахмурился и посерьезнел.

– Это было… Сколько лет назад? Почти десять. Пен, я сильно изменился.

Пен снова испугалась, но овладела собой.

– Не настолько. Не сомневаюсь, ты и сам не веришь, что я могла попросить у Уолтера деньги. Я предпочла бы умереть с голоду.

– И позволила бы голодать Гарриет?

О! Он слишком хорошо ее знает.

– Наверное, нет. К счастью, до этого не доходило.

Пен задумалась. Долго размышлять, как бы она поступила, ей не потребовалось.

– Да, конечно, не будь у меня иного выхода, я позабыла бы о гордости и попросила бы денег у Уолтера. Но это не помогло бы. Наверняка твой брат либо самолично захлопнул бы дверь у меня перед носом, либо отдал бы распоряжение об этом своему дворецкому. – Пен задумалась, потом усмехнулась: – А я ведь стала бы колотить в дверь кулаками.

Ради Гарриет Пен пошла бы на все, даже набросилась бы на Уолтера, графа Дэрроу. Она хмуро глянула на нынешнего графа Дэрроу.

Гарри еще секунду пристально на нее смотрел, потом широко улыбнулся, тотчас напомнив ей давно знакомого юношу.

– Как всегда бесстрашна. Господи, Пен, как я по тебе скучал.

Ах, хотелось бы и впрямь быть такой бесстрашной. Она тоже по нему очень скучала, но сдержалась и не сказала об этом. Нельзя полагаться на Гарри всерьез после столь долгой разлуки.

Он, правда, Гарриет заинтересовался.

– Расскажи мне о дочери, Пен. И о том, как ты жила все эти годы.

Ну что ж, все верно. Гарри ведь отец Гарриет. И вправе знать о дочери.

– Прекрасно. Давай присядем тут, под деревом.

Он подал ей руку, но Пен сделала вид, что не заметила этого.

– Садись, я подстелю свою куртку.

Пен рассмеялась.

– Гарри, это деревня. В этом платье я сидела на земле сотни раз.

Пен села под деревом и вспомнила, что у нее к Гарри есть вопрос, на который она непременно должна получить ответ.

– Зачем ты здесь? Ты сказал, что по поручению герцога. По поводу приюта?

Гарри сел слева от нее так, чтобы она могла видеть его лицо. Оно вновь было напряженным и непроницаемым.

– Приюта?

– Да. Приют – это Дом призрения и поддержки старых дев, вдов, брошенных женщин и их несчастных детей.

Гарри недоуменно поднял бровь.

– Его учредила вдова барона Хавенриджа Джо после самоубийства мужа, – начала рассказывать Пен. – Барон пустил себе пулю в лоб, проиграв в карты поместье Падлдон старому герцогу Грейнджеру. Герцог позволил Джо остаться в поместье и даже ежегодно присылал небольшое денежное содержание.

Стоит ли ей сейчас заговорить о том, что им необходима поддержка от нового герцога?

Нет, пока не стоит.

Гарри кивнул:

– Да, если все так и есть, в таком случае я действительно приехал в Литтл-Падлдон по поводу приюта. Но мы обсудим это потом. А сейчас… – Он обвел рукой то место, где они сидели. – Я хочу узнать все о Гарриет. Почему ты не сказала мне о ней раньше, Пен?

– Потому что…

Воспоминания, которые она пыталась оставить в прошлом, разом нахлынули на нее. Пен закрыла глаза, но от этого стало еще хуже.

Она перевела взгляд на воду.

Ни разу за все время с Гарри она не задумалась о риске забеременеть. Какой же дурочкой она была. Менструации начались у нее довольно поздно, когда ей уже стукнуло шестнадцать, за год до лета с Гарри, и были довольно нерегулярными. У нее не было ни матери, ни сестры, ни даже близкой подруги, у кого она могла бы спросить совета на этот счет. А уж о том, чтобы обсуждать эту тему с отцом, и речи быть не могло.

Когда Пен наконец заметила, что задержка месячных явно затягивается, она подумала, что такой перерыв и неотступно преследовавшее ее тягостное чувство связаны с депрессией. Пен страшно тосковала по Гарри после его отъезда. Он был не просто ее любовником. Он был ее другом, постоянным спутником, особенно в те последние месяцы.

И только заметив, какой мягкой стала ее грудь, а некоторые запахи вызывают дурноту, поняла, что беременна.

– Я очень долго ничего не понимала после того, как ты уехал из Англии. А потом не знала, где ты и как тебя найти. – Пен покраснела. – Но если бы даже знала… – Она запнулась. Ей не хотелось об этом говорить. Ее слова лишь подтвердили бы огромную разницу в их социальном положении. – Я не могла написать тебе, Гарри, потому что… – Ну говори, выскажи все! – Я не умела писать.

Гарри попытался скрыть свое удивление, но оно промелькнуло в его глазах.

– Теперь-то я умею и писать, и читать, – торопливо заверила Пен Гарри, будто оправдываясь. – Научилась, поселившись в приюте. И ты можешь быть уверен, я позаботилась, чтобы Гарриет росла грамотной. – Она не стала скрывать свою гордость дочерью. – Наша девочка очень способная.

Гарри кивнул:

– Замечательно.

Замечательно? Нет, это не просто замечательно, это куда важнее, это возможность для Гарриет не знать многих ограничений в жизни.

Кроме тех, что наложены обстоятельствами ее появления на свет.

– Да и какой был смысл в письмах тебе, даже если бы я и могла их написать? – произнесла Пен с явным вызовом в голосе. – Ты же не мог вернуться домой в разгар войны.

Да и без войны незачем было возвращаться. Единственное, для чего следовало бы приехать, так это чтобы жениться на Пен, избавив таким образом Гарриет от позорного пятна незаконнорожденной.

Но подобное не пришло бы ему в голову, да и ей тоже. Пен всегда понимала – и принимала – свое место в мире и в жизни Гарри.

Гарри пытался побороть раздиравшие его путаные эмоции. Первым делом, гнев от встречи с этим святошей.

«У меня есть дочь. У меня есть дочь уже десять лет без малого, а я об этом ничего не знал».

Он злился на Пен, хотя разум подсказывал ему, что она поступила правильно. Если Пен до самого его отъезда в Европу не знала о том, что беременна, позже ей было бы весьма непросто разыскать его, даже если бы кто-то и согласился помочь ей написать ему. Почти все время войны он был среди врагов. Более того, любое послание на английском, когда он выдавал себя то за француза, то за испанца, означало бы для него катастрофу.

«Но я уже год в Англии. И Пен теперь умеет писать, однако не написала ни строчки».

Кроме гнева его сердце и душу терзала неотступная боль, готовая поглотить его без остатка. Девять лет жизни его дочери прошли без него…

– И потом, моя жизнь была… достаточно сложной, – добавила Пен.

О боже! Его словно окатили ледяной водой. В памяти всплыло многое из того, что уже успело забыться.

– Как воспринял все это твой отец?

Как? Заехал ей кулаком в лицо.

Нрав у мистера Барнса был крутой, особенно в подпитии, что случалось с ним очень часто.

Пен бросила на Гарри быстрый взгляд и опять отвернулась к реке.

– Скверно воспринял.

Гарри напрягся. Весь его гнев обратился вовнутрь: это он во всем виноват.

Граф Дэрроу почувствовал себя последним негодяем.

«Мне следовало держать себя и свои желания в узде, когда я понял, что должен буду уехать, а значит, бросить Пен на произвол судьбы».

– Он тебя бил? – Гарри невольно сжал кулаки – захотелось отметелить того, кто уже давным-давно пребывал в ином мире.

Все это бессмысленно. Гарри разжал кулаки.

Пен откинула длинную прядь волос с лица. Видимо, заколки выпали, когда на нее набросился этот подонок-священник.

«Они такие же шелковистые, как и в то лето, когда мы любили друг друга. И пахнут, наверное, все так же – мылом и солнцем. И… самой Пен».

Черт! Теперь к гневу и боли добавилось желание.

– Всего раз ударил.

Проклятье! Окажись отец Пен сейчас здесь, Гарри устроил бы ему такую взбучку, в сравнении с которой стычка со священником показалась бы дружеской потасовкой.

– Он требовал, чтобы я призналась, кто отец ребенка, а я не стала…

Годы, проведенные в тылу врага, переговоры с иностранными дипломатами научили Гарри скрывать эмоции, поэтому он смог удержаться от крика.

– Твой отец должен был знать.

Пен подняла с земли жухлый лист и принялась медленно рвать его на мелкие кусочки.

– Разумеется, он все прекрасно понимал. Просто ему хотелось услышать твое имя от меня, – то ли усмехнулась, то ли всхлипнула Пен.

Отцом мистер Барнс был скверным и безответственным, но уж никак не слепым.

«Почему, черт побери, я не задумался о репутации Пен или, что еще важнее, о том, что она могла забеременеть?»

Потому что был одержимым страстью…

Воспоминание о той поре пробудило в нем внезапный и жгучий приступ желания.

Гарри сменил позу, чтобы скрыть симптомы желания.

Нельзя так распускаться. Он уже не зеленый юнец. Он зрелый, опытный двадцативосьмилетний мужчина, отлично знающий, что такое женщина, давно и мастерски освоивший науку удержания себя в узде.

Но только не с Пен. Волосы снова упали ей на лицо. Ему так хотелось тронуть их, коснуться ее гладких шелковистых прядей. Как он обожал касаться ее волос, позволять им щекотать его грудь, живот…

Гарри снова сменил позу.

– …Он надумал встретиться с твоим отцом, – продолжила Пен. – Дескать, не сможет ли твой дорогой папаша подобрать для меня муженька из своих крестьян?

Именно так и поступал его отец, заминая последствия случек Уолтера.

– Но свободных крестьян под рукой не оказалось. Граф предложил сына кузнеца.

– Феликса?

– У кузнеца был только один сын, – печально улыбнулась Пен. – Я отказалась.

Слава богу. Хотя это могло бы стать разумным решением проблемы. Пен получила бы кров для себя и ребенка, а поскольку свадьбу сыграли бы до родов, никаких сомнений в законнорожденности ребенка не возникло бы. Однако продать себя Пен просто не могла. Она никогда бы не согласилась выйти замуж за известного на всю округу волокиту и постоянно закрывать глаза на его бесчисленных любовниц.

– И отец согласился с твоим решением?

Отец Пен, конечно, никогда не оставил бы за ней право решать самой. Он должен был сделать это за нее. И сделал. Хотя Гарри прекрасно помнил этого человека и не сомневался, что тот мертвой хваткой вцепится в туго набитый кошель, надумай отец Гарри помахать им у него перед носом. Старый граф всегда предлагал деньги родителям забеременевших наложниц Уолтера, чтобы хоть как-то подсластить пилюлю расставания с дочерьми.

«Будь у меня дочь, я бы… О боже!»

Осознание собственного положения отрезвило его. Ведь у него есть дочь Гарриет, и ей уже девять лет. Она могла вырасти в доме Феликса, не сомневаясь, что Феликс – ее настоящий отец.

Отвращение, боль, злость, раскаяние, стыд – все перемешалось в душе Гарри.

– Нет, конечно, не согласился. У нас было очень, как бы это сказать, оживленное обсуждение вопроса.

Все внутри сжалось у Гарри при виде ироничной улыбки Пен.

– У меня был в руках нож для резки мяса, и он не решился снова наброситься на меня.

Гарри инстинктивно сжал кулаки.

«Мне следовало быть там».

И все-таки Пен удалось надежно защитить и себя, и свою дочь.

Их дочь. Гарриет. Разумеется, названную в его честь.

– Отец грозился вышвырнуть меня на улицу. Я напомнила ему, что уже конец августа, и решительно заявила, что не собираюсь ни за кого выходить замуж. Если уж он так хочет от меня избавиться, пусть позволит мне уехать к сестре моей матери, тете Маргарет, в Уэслинг. – Пен подняла глаза на Гарри. – Это деревня по соседству с Литтл-Падлдоном.

– Знаю. Я там останавливался спросить дорогу.

Это ее заинтересовало.

– И видел «Пьяную Овцу»?

– Видел.

Пен улыбнулась:

– И попробовал «Вдовьего пива»?

Гарри улыбнулся в ответ:

– Попробовал. Насколько я понимаю, его варят здесь, в Литтл-Падлдоне.

Она с гордостью сказала:

– Да. Я выращиваю хмель. Вот придешь в имение – увидишь наш хмельник. Что же тебе поручил герцог?

«А свою дочь я там увижу?»

Пока что он не мог задать ей этот вопрос. Да и ответ особого значения не имел. Гарри преисполнился решимости увидеть Гарриет, и непременно сообщить девочке, что он – ее настоящий отец.

Пен вернулась к своему рассказу.

– С большой неохотой отец пожертвовал мне несколько монет на поездку. – Она снова улыбнулась. – А в утро отъезда я еще парочку монет прихватила из кувшина, который, как думал отец, был надежно спрятан под половицей в гостиной.

Пен всегда была сообразительной и не стеснялась взять свое. Иначе ей бы не выжить. Мать у нее умерла, когда она была еще крошкой, а отец нередко прикладывался к бутылке.

– Но между Дэрроу и Уэслингом не ходит дилижанс. Нет хороших дорог. – Гарри потребовался бы не один день, чтобы добраться туда даже на Аяксе.

– Меня подвозили крестьяне, – пожала плечами Пен. – Или я просто шла пешком.

У него похолодело внутри. Она же осталась совсем одна! А если бы ей повстречался разбойник или просто негодяй? Только что она убедилась, что даже священникам не всегда довериться можно.

Гарри всегда преклонялся перед мужеством и решительностью Пен, но иногда ее поведение граничило с непростительным упрямством.

Конечно, она вряд ли сочтет эту его мысль за комплимент.

– Не слишком рискованно было отправляться к тетке без предупреждения?

К тому же невенчанной и беременной.

Пен пожала плечами.

– У меня просто не было выбора. За Феликса я замуж не собиралась. К счастью, тетя Маргарет меня приняла, – улыбнулась Пен. – Хотя, увидев меня на пороге своего дома, была откровенно потрясена.

Откровенно была потрясена. А могла и прийти в ярость. Испытать ужас. Могла просто захлопнуть дверь перед носом Пен.

«А если бы тетка ее выгнала…»

Но какой смысл переживать из-за прошлого?

– Это тетя Маргарет придумала сделать из меня миссис Барнс, – сказала Пен. – Мы сочинили историю о том, что я потеряла мужа на войне. И до сегодняшнего утра все шло хорошо. – Губы Пен вытянулись в струнку. – Пока недавно поселившаяся в приюте Розамунда не заметила отметину в волосах Гарриет и не раззвонила всем, что девочка – незаконный отпрыск Уолтера. Эта байка со скоростью лесного пожара разнеслась по приюту, а потом и по всей деревне. Годфри Райт, священник, услышал об этом за обедом…

Гарри кивнул:

– Мне сразу по приезде все рассказала трактирщица Бэсс, а я по недомыслию назвал ей свою настоящую фамилию. – Он нахмурился. – Но ведь ты прожила здесь много лет. Неужели прядь Грэмов появилась у Гарриет только сейчас?

Пен пожала плечами.

– Действительно, прядь у Гарриет появилась поздно – нынешней весной, после болезни. Мне удалось всех убедить, что седина – последствие лихорадки, – мрачно сказала Пен. – Но тут приехала эта Розамунда…

В ее голосе послышалось неприязнь.

– Но почему Розамунда думает, что отцом девочки был именно Уолтер? – Сняв шляпу, Гарри взъерошил волосы. – Ну конечно, у него столько незаконных детей, что его имя первым приходит на ум, – заключил он.

Пен пожала плечами.

– Или потому, что Розамунда не очень сильна в арифметике и полагает, что тебя… в нужный момент не было в Англии. – Она взглянула на его волосы и нахмурилась. – А куда делась твоя прядь?

– Я ее закрасил. Как во время войны, когда не хотел, чтобы меня узнавали. Но краска смывается…

Пен нахмурилась еще сильнее.

– Возможно, и мне нужно было покрасить волосы Гарриет. Но как-то не пришло в голову.

Его сердце замерло. Покрась Пен волосы Гарриет, он бы не узнал, что она из рода Грэмов. Осталась бы одной из множества девочек, повстречавшихся ему на пути.

Сообщила бы ему Пен, что у них есть дочь, если бы он сам не узнал?

Трудно сказать, с Пен никогда ничего нельзя утверждать наверняка.

«А хватило бы мне ума самому догадаться?»

Пен не скрывала того, что она мать. А у него с арифметикой все было в порядке.

Но тут у Гарри закралась еще одна неприятная мысль.

– А Гарриет случайно не считает себя дочерью Уолтера?

Пен отрицательно покачала головой.

– Нет. Я сказала ей правду… В конце концов, до сегодняшнего утра она полагала, что ее отец был добрым и достойным крестьянином, отправившимся сражаться с Наполеоном. – Пен поморщилась. – Сейчас она на меня злится.

Пен заморгала и шмыгнула носом. Слезинка скатилась по щеке.

– Пен… – Гарри протянул к ней руку.

Она отвела его руку, показывая, что не нуждается в его сочувствии.

– Прости. День выдался ужасный.

Одно из качеств, всегда восхищавших его в Пен – и не только восхищавших, но и возбуждавших, – было ее твердое и бескомпромиссное стремление к независимости. Однако сейчас, решил Гарри, от нее требуется благоразумие. Именно от этого зависит судьба ребенка.

Его дочери.

– Ты позволишь мне поговорить с Гарриет?

«У меня есть ребенок. Дочь».

Ему страшно хотелось увидеть Гарриет снова, уже зная, что она его дочь.

«Я должен для нее что-то сделать, но что? Высылать Пен деньги на ее содержание?..»

Этого мало.

«На территории поместья есть небольшой домик… Гарриет может жить там с Пен. Им не придется мыкаться в приюте, или как он там называется? Я о них позабочусь».

Пен ответила не сразу.

Гарри вправе требовать, чтобы она разрешила ему повидаться с Гарриет.

Пен вздохнула:

– Хорошо. Я ведь все равно не смогу тебе помешать, я знаю. Да и сама Гарриет захочет с тобой встретиться, – улыбнулась она. Невесело, как показалось Гарри. – Гарриет ведь очень на тебя похожа.

Гарри так и не понял, рада Пен его сходству с дочерью или нет.

Глава 6

Пен и Гарри шли по полям фермера Смита к приюту. Коровы, перестав жевать траву, поворачивали головы в их сторону. Гарри стремился посетить приют, чтобы выполнить поручение герцога и, конечно, повидать Гарриет.

Пен, что греха таить, было приятно идти рядом с Гарри. Они шагали почти в ногу, как в пору, когда ей было семнадцать и они вместе бродили по Дэрроу. Она вспомнила их горячие обнаженные тела и…

«О господи! Надеюсь, щеки у меня не вспыхнули».

Но Пен все же покраснела. Она отвернулась в надежде, что Гарри не заметит румянца смущения, а ветерок остудит лицо.

«Не будь дурочкой. Тебе давно не семнадцать».

Все верно. Пен следует осознать, что им нельзя быть вместе. Ведь он уже не тот Гарри. Ха! Теперь он, черт возьми, граф Дэрроу. Даже когда Гарри был просто вторым сыном графа, их разделяла пропасть, теперь же – вселенная.

Хотя… граф Дэрроу казался ей прежним Гарри. Он возмужал, но все еще очень походил на юношу, в которого она когда-то влюбилась. Ни голос не изменился, ни даже запах. И новый титул не придал Гарри надменности и высокомерия. Говорить с ним, как и прежде, было легко. Она вспомнила, как без труда рассказала ему историю о реакции отца на свою беременность.

«Впрочем, отца Гарри знал. И всегда лучше всех все понимал».

Да, верно. Но он – ее прошлое, а не будущее. Будущим он стать не может.

– Мне очень жаль, Пен.

Да, и ей тоже было очень жаль.

«Он что, читает мои мысли?»

– Жаль чего?

«Того, что родилась Гарриет? Лучше ему этого не говорить».

На самом деле Пен предполагала, что он именно это и скажет. И его слова немедленно погасят нелепую искру влечения к нему, пока она не заполыхает пожаром, которому суждено поглотить ее.

– Того, что ты по моей милости оказалась в таком положении. – Гарри взглянул на нее. – Того, что я тебя соблазнил.

«Значит, он и правда ни о чем не догадался?»

– Ты меня не соблазнял.

– Как это не соблазнял? – рассмеялся Гарри. – Хотя согласен, это было несложно. Ты ведь помнишь? – В его улыбке мелькнуло что-то хищное. – Я прекрасно помню. Боже, Пен, ты была так хороша, обнаженная, в том уединенном тенистом уголке у пруда, с распущенными и ниспадавшими до белоснежных бедер волосами, грудями… – Он осекся.

Пен заметила слишком уж явные физические признаки возбуждения Гарри.

«Пенелопа Барнс, ты что-то совсем распустилась!»

– Я Бога благодарил – хотя благодарить за такое надо не Бога, – что в тот полдень решил пойти искупаться. Мне очень повезло.

– Это было совсем не везение.

Значит, Гарри ни о чем не догадался, удивилась Пен. Впрочем, похоть молодым парням ума не прибавляет.

Гарри нахмурился:

– Что ты имеешь в виду?

– Это не было ни везением, ни промыслом Божьим. В ожидании тебя я купалась там каждый день.

Он внимательно на нее посмотрел.

– В ожидании меня? – Его взгляд засветился таким по-детски невинным удивлением.

«Нет! Любые чувства к графу Дэрроу строго запрещены».

– Да. Я люби…

«Нет, это слово мне произносить нельзя».

– Я думала о тебе с тех пор, как стала засматриваться на мальчишек. И знала, что в конце лета ты должен уехать.

После церковной службы или в лавке Пен слышала разговоры подружек, которые с романтическим восторгом шептались о том, что Гарри отправляется сражаться с Наполеоном. Впрочем, им хотелось увидеть Гарри в мундире. Пен удручал его отъезд. На войне мужчины погибали или возвращались домой калеками. Но даже останься Гарри цел и невредим, в Дэрроу он не вернется. Титул и поместье принадлежат его брату. Гарри уедет искать счастья вдали – в тысячах миль от нее.

Скоро Пен уже не увидет его ни в церкви, ни на деревенских улицах. Гарри больше не появится ни на летней ярмарке, ни на вечеринке вручения рождественских подарков.

А Пен пора замуж. Пока Гарри был в Дэрроу, ей хватало сил пропускать мимо ушей разговоры отца о замужестве. Пен уже исполнилось семнадцать. Отрицать, что пора пришла, она не могла. Оставаться в доме отца Пен тоже совсем не хотелось. Но еще меньше хотелось делить кров и постель с каким-нибудь Феликсом или другим деревенским парнягой. Только Гарри заставлял учащенно биться ее сердце.

– Мне хотелось… – Пен почувствовала, как лицо заливает краска стыда. – Пока ты не уехал, быть поближе к тебе. Где и когда ты купаешься, я знала и пришла заранее.

Да, ей стыдно. И было стыдно тогда. Пен чувствовала себя идиоткой и боялась, но ни о чем не жалела. Повторись то лето снова, она поступила бы так же.

– И не ты меня, а я тебя соблазнила.

Пен искоса взглянула на Гарри. Он не мог прийти в себя.

– Но ты была невинна.

– Ну и что? Невинные не слепы, не глухи и не глупы.

Жизнь на лоне природы проста, а деревенские женщины в разговорах при девочках не очень-то церемонятся. Впрочем, Пен и без их помощи все поняла. Мужчины – создания несложные.

Она вскинула бровь.

– Трюк удался?

Гарри рассмеялся:

– Слишком хорошо. Ты и сама прекрасно знаешь. Однако мне все же не следовало так с тобой поступать. Я лишил тебя невинности.

«Лишил» – неподходящее слово. Оно подошло бы, добейся своего Годфри, только лишил бы он Пен, конечно, не невинности, а чего-то куда более ценного – чести. Превратил бы из женщины в сексуальный объект, в самку, служащую исключительно для удовлетворения мужской похоти.

– Ты не лишал меня девственности, – сказала Пен. От воспоминаний о домогательствах Годфри ее голос звучал холодно и жестко. – Ты помог мне от нее избавиться.

Она знала, что произойдет в тот день у пруда: Гарри войдет в нее. Это казалось постыдным и отвратительным и даже наверняка болезненным, но наслушавшись бабьих разговоров, она решила: пусть все случится. К тому же коль скоро ей выходить замуж, что в ту пору казалось ей единственным предназначением женщины, мужу отдаваться все равно придется. И Пен сказала себе: первым ее мужчиной будет Гарри.

А если честно, ей хотелось большего. На Рождество она поцеловалась с Гарри под омелой – так, легкое касание губ, встреченное всеобщим смехом, но ей очень понравилось. И пробудило в ней желание, немного пугавшее, но и приятное.

Поэтому Пен пошла к пруду, надеясь, что он поцелует ее снова, может, несколько раз. Она и представить себе не могла, каким острым, всепоглощающим восторгом обернется их слияние и как ей захочется повторять его снова и снова.

– Ладно. Но все-таки мы ведь… – Гарри отвернулся. Пен заметила, как он покраснел. – Баловались тем летом каждый день, а иногда и по нескольку раз в день. Невероятно, но я не задумывался, что ты можешь зачать.

– Тебе было всего восемнадцать, и ты уходил на войну.

Баловались… Да, их тогдашние занятия можно назвать и так. Это было весело, они наслаждались, но дни летели, и ее сердце все сильнее сжимало отчаяние. Пен чувствовала, что конец ее счастью стремительно приближается.

И вот он настал. Пришла последняя ночь их бешеного, неистового слияния, а наутро Гарри уехал. Уехал из Дэрроу и из ее жизни навсегда.

А сегодня вернулся.

И ее естество затрепетало от возбуждения…

«О!»

Пен казалась себе состарившейся для подобных ощущений. Сама мысль о близости с мужчиной за последние годы пришла ей в голову лишь однажды, да и то в связи с матримониальными планами относительно Годфри Райта, и ничего, кроме отвращения, не вызвала.

«Я осмелюсь соблазнить Гарри еще раз?»

Нет.

«А почему бы и нет? Моя репутация безнадежно загублена, и вокруг все равно примутся судачить о том, как я миловалась с приезжим графом. Неужто еще один разок мне сильно повредит?»

– И все же мне не следовало так поступать, – продолжил Гарри. – Я всю твою жизнь перевернул.

Пен пожала плечами. Какую жизнь? У нее и жизни никакой особенно не было.

– Ты счастлива здесь, Пен?

Она не ожидала такого вопроса. Задумалась. Конечно, Пен знала, что означает слово «счастье», но никогда подобным вопросом не задавалась. Все ее время и мысли были заняты заботами о Гарриет и хмельнике, другими бытовыми хлопотами. В последний раз по-настоящему счастливой она чувствовала себя в то лето с Гарри.

Счастье – это то, что бывает с детьми.

– Я довольна. Я занята. У меня есть работа, ну и, разумеется, Гарриет. – Пен посмотрела на Гарри. – А ты счастлив?

Гарри рассмеялся, подивившись, как ловко она уклонилась от прямого ответа.

– Я – граф Дэрроу. Я не могу не быть счастливым. – Однако его голос не походил на голос счастливого человека.

Ей так захотелось сделать его счастливым.

«Нет! Счастье Гарри меня не касается».

– Естественно, у меня очень много дел, – продолжил Гарри. – У меня масса обязанностей, часть из них мне еще предстоит научиться исполнять. Но я не могу сказать, что я недоволен. – Он пожал плечами. – Хотя я не прочь вновь стать просто Гарри Грэмом.

Они подошли к лесенке через последнюю каменную изгородь, отделявшую поля от дороги к приюту.

– Обопрись на мою руку, – предложил Гарри.

Пен взглянула на протянутую ладонь и засомневалась. Ей не нужна ничья помощь. Она привыкла во всем полагаться только на себя.

Однако протянула ему руку.

Безусловно, это было ошибкой. Его крепкое рукопожатие пробудило в памяти целый рой почти забытых воспоминаний. Теплое, уверенное прикосновение широкой ладони и ласковое касание умелых пальцев, влажный шероховатый язык у нее на…

Сокровенное естество Пен снова сладко сжалось. У нее перехватило дыхание.

«Гарри здесь, – промелькнула соблазнительная мысль. – Это великолепная, и притом уникальная, возможность проверить, есть ли что-то между нами».

– Тебе хорошо, Пен?

Она кивнула, не осмеливаясь произнести ни слова из страха выдать свои чувства. Едва перебравшись через изгородь, она поспешно вырвала руку из его ладони.

Между ними ничего больше нет и быть не может. Да, Гарри здесь, но он приехал сюда не ради нее, а по поручению герцога. Ему не до заигрываний со зрелой двадцатисемилетней женщиной.

Тем не менее Пен прекрасно знала, что заигрывать с женщинами мужчина готов всегда.

Стоп. Не надо обманываться. Теперешний Гарри давно уже не тот юноша, которого она знала. Да и Пен уже не та девушка. Девять лет – почти десять – срок очень большой. Оба они изменились. Сейчас они друг другу совершенно чужие.

Чужие, только дочь у них общая.

У нее внутри что-то сжалось. О боже! Гарриет… Что теперь с ней будет? Пен думала, что брак с викарием – это выход, но вот как все повернулось.

«Зачем мне теперь так тревожиться из-за Годфри, когда вся деревня знает, что Гарриет – незаконнорожденная?»

– Пен, мне очень жаль, что все это свалилось на твои хрупкие плечи, – добавил Гарри, когда они перебрались через изгородь. – Я…

Она перебила его:

– Мы оба совершили ошибку. – Пен посмотрела ему прямо в глаза. – Но Гарриет не ошибка. Я ни на миг не пожалела о том, что ее родила. Ни разу.

Благодаря Гарриет жизнь Пен обрела смысл. Ради дочери она готова на все. Если потребуется, она защитит ее даже от Гарри.

– Если ты считаешь ее ошибкой, тебе лучше с ней не встречаться или, по крайней мере, не говорить ей, что ты ее отец. Сделай вид, что ты один из кузенов Грэмов, как, по-видимому, считает Бэсс.

Гарри покачал головой:

– Это ничего не даст. Этот священник знает, как меня зовут. Сколько может быть Гарри Грэмов и одновременно друзей герцога Грейнджера? Вмиг вычислят. Да та самая Розамунда, что, как ты сказала, углядела прядь Грэмов.

О господи, он, разумеется, прав. И стоит Гарриет узнать, что приезжал ее отец, а Пен это от нее скрыла…

Гарриет никогда ей этого не простит.

– Пен, я не считаю Гарриет ошибкой. И я очень хочу с ней увидеться. Она – мой единственный ребенок.

– Насколько тебе известно, – фыркнула Пен.

Взгляд у Гарри посуровел, но говорить он продолжил спокойно.

– Полагаю, я заслужил подобное отношение. – И отвернулся. – Да, конечно, заслужил.

Когда Гарри вновь повернулся к Пен, его взгляд был снова открытым и прямым, как в пору их прогулок в Дэрроу.

– Пен, но я уже не тот восемнадцатилетний дурачок. И я никогда в жизни не испытывал такого безоглядного счастья, как в то лето с тобой.

Ей хотелось ему верить. Не потому, что ее так интересовало, есть ли у него еще дети – не ее это дело, – а потому, что ей хотелось по-прежнему доверять ему.

– Все женщины, с которыми я спал, надежно предохранялись.

Ну разумеется. Потаскухи. Шлюхи. Именно за такую принял ее викарий. Только она не профессионалка, а Гарри наверняка имел дело именно с профессионалками.

– Пен, клянусь тебе, я не обижу нашу девочку.

Она ему верила, но не стала бы оставлять дочь наедине с Гарри из желания убедиться, что он сдержит слово. А если не сдержит? Что в таком случае Пен могла бы предпринять?

Самой избрать место их встречи.

– Хорошо. Сперва я думала отвести тебя в приют, но потом решила, что лучше, если Гарриет встретится с отцом в более подходящем месте.

Гарри удивленно посмотрел на нее.

– Разве в приюте нет гостиной, где мы могли бы посидеть с Гарриет?

– В приюте нет укромных уголков, – рассмеялась Пен, но отнюдь не радостно. – Пойми, Гарри, в этом доме живут женщины. Кто-то непременно заметит твой приход или подслушает вашу беседу, а слухи там распространяются с молниеносной быстротой да еще обрастают домыслами. Гарриет обо всем узнает и, естественно, не обрадуется.

Встреча с отцом без лишних глаз и ушей не помешает Гарриет самой решить, что она о нем думает.

Гарри кивнул:

– И что ты предлагаешь?

Хороший вопрос. Остановившись посреди дороги, Пен задумалась.

– Здесь неподалеку есть гостевой домик. Он на отшибе, туда редко кто заходит. Я провожу тебя туда, а сама схожу за Гарриет. – Пен вздохнула. – Если найду ее. До появления Верити она хотя бы не пряталась по углам.

Пен провела его через поле к аллее, и Гарри, к своему удивлению, вдруг понял, что душа его успокоилась, – не надо идти в главное здание приюта. На государственной службе он без труда находил общий язык и с крестьянами, и с аристократами. Но почему его так встревожил этот визит в приют для женщин?

Разумеется, не из-за женщин, а из-за встречи с дочерью. И на сей раз оба они узнают, кем друг другу приходятся.

Внезапно Гарри пожалел, что мало времени уделял своим племянницам и теперь не знает, как себя вести с девятилетней девочкой.

– А что это за Верити? – спросил он.

Ответом было молчание.

Гарри бросил взгляд на Пен, но та плотно сжала губы.

– Когда в приют приходит новенькая, всегда возникают проблемы, – сказала она наконец. Ответ взвешенный и дипломатичный. Но в голосе звучала напряженность.

Внезапно Пен остановилась и повернулась к Гарри, сдержанность ее улетучилась, лицо исказилось от гнева и душевной боли.

– Верити изводит Гарриет. Верити уже одиннадцать, и она натравила на Гарриет всех девочек – с ней больше никто не хочет играть.

Боже! Гарри захотелось найти эту Верити и как следует отшлепать.

«Что это со мной? Нельзя так наказывать детей. Сама мысль об этом отвратительна».

Но видит бог, сейчас ему было не до раскаяния.

Гарри взял себя в руки. Пен здесь живет. Ей лучше знать, как справляться с подобными проблемами.

– Скажи, что требуется от меня?

Она с непроницаемым лицом глядела на него. Неужели Пен удивлена его стремлением помочь?

– Пен, я – отец Гарриет. Защищать ее – мой долг.

Пен вздохнула и покачала головой.

– Спасибо. Я так привыкла сама сражаться, что не рассчитывала… – Она пожала плечами и, кажется, даже улыбнулась. – Думаю, со временем разберусь с этим. Джо говорит, надо просто немного обождать, и чаще всего оказывается права.

Пен зашагала вперед, но Гарри не двинулся с места, продолжая смотреть ей вслед. Плечи расправлены, голова гордо откинута. Пен казалась уверенной в себе и решительной.

«Какой же я негодяй, что столько времени заставил ее страдать!»

Он все-таки попробует убедить Пен переехать в домик в Дэрроу. Переезд решит и ее, и его проблемы.

Хотя Пен может не согласиться. Она бывает чудовищно упряма.

Гарри догнал ее, когда та уже подходила к деревьям и вышла на узкую тропинку.

Здесь, в лесу, было прохладнее, а все звуки раздавались громче и отчетливее. Какой-то зверек прошуршал в траве под деревьями, а у них над головой громко щебетали птицы. Гарри послышался плеск воды где-то совсем неподалеку.

Они свернули, и он увидел гостевой домик. Тот оказался больше, чем Гарри ожидал, – каменный, заросший плющом, с соломенной крышей, готическими арками над входной дверью и окнами. Производил впечатление…

– А-а-а!

Кричала не Пен.

Гарри бросился за ней вверх по склону холма. Журчание воды слышалось все отчетливее.

– Что случилось? – почти закричал он, чтобы Пен его услышала.

На миг Пен оглянулась.

– Похоже, это голос Гарриет.

Гарриет? Боже! Гарри прибавил шагу, но Пен схватила его за руку, не дав себя обогнать.

– Нет. Ты ее испугаешь.

«Испугаю?»

Это волновало его меньше всего. Впереди водный поток. Гарриет могла упасть в воду. Но если она не…

Черт! Наверное, Пен права. Гарриет может его узнать, но он взрослый мужчина, и если он внезапно выскочит из-за деревьев…

– Мы уже почти пришли. Видишь?

– Вижу.

Они снова повернули. Заросли заканчивались примерно в двадцати ярдах перед ними. Грохот бурного потока оглушал.

– Останься за деревьями.

– Хорошо.

Гарри ненавидел исполнять приказы, предпочитая их отдавать, и потому на войне, как правило, действовал в одиночку, но сейчас заставил себя подчиниться. Он видел, как Пен подошла к краю широкого пруда. Слева в него устремлялась вода.

– Привет, мама!

Гарри бросил взгляд на самый верх водопада, и у него все внутри похолодело от ужаса. Там сидела Гарриет. На влажном и скользком камне. И махала рукой Пен.

Пен помахала ей в ответ и крикнула:

– Это ты сейчас кричала?

– Да, я поскользнулась, – со смехом ответила Гарриет. – И чуть не упала.

Боже, как Гарриет может быть такой легкомысленной? Даже сейчас, сидя на камне, она была в двух шагах от беды. Одно неверное движение – и упадет, разобьет голову, сломает руку или…

– Слезай оттуда, – крикнула Пен. – Тут со мной кое-кто, с кем я хотела бы тебя познакомить.

Гарри затаил дыхание, Гарриет встала и побежала по скользким камням. Она снова поскользнулась, и его сердце застыло от ужаса. А когда она все же удержалась, Гарри испытал такое облегчение, что едва устоял на ногах.

«Что это со мной? Обычно нервы не подводили меня».

Когда наконец Гарриет спустилась и встала рядом с Пен, Гарри вышел из-за деревьев. Мать и дочь повернулись к нему…

«Боже, у девочки глаза Пен. Вот почему она показалась мне такой знакомой, когда я увидел ее у реки».

– Вы ведь прибыли к нам на Аяксе, сэр?

На ней была все та же шляпка, скрывавшая волосы. Гарри пожалел, что покрасил свои.

Он кивнул:

– Да.

Гарри посмотрел на Пен. Что ему сказать?

– Зайдем в дом, Гарриет, – предложила Пен. – Мне… – Она оборвала себя на полуслове, взглянув на Гарри. – Нам нужно сообщить тебе что-то очень важное.

Гарриет нахмурилась, пожала плечами и пошла по тропинке впереди них.

«Это моя дочь. Моя и Пен».

Следуя за Гарриет и Пен вниз по холму, Гарри переживал изумление, гордость и… тревогу. А еще досаду. Девять лет жизни Гарриет прошли без него.

«У нее стремление к самостоятельности и сила воли. Это от Пен. И глаза Пен. Но что-то же должно быть в ней и от меня. Что-то, кроме серебристой прядки».

По крайней мере, прядка служила явным свидетельством его отцовства. Гарри не пришлось мучиться вопросом, его ли это дочь. Он улыбнулся. Пен убила бы его, посмей он только затронуть эту тему.

Гарри вошел в домик, закрыв за собой дверь, и сразу же куда-то исчезли и яркий свет, и громкое пение птиц.

Он огляделся по сторонам. Они находились в очень скромно обставленной комнате. Справа лестница вела наверх, скорее всего, на чердак. В гостиной был камин, деревянный стол, несколько простых плетеных стульев. Гарриет отошла к камину.

Внезапно в комнате повисла непонятная напряженность. Даже дышать, и то было трудно.

– Что случилось, мама? – Глаза Гарриет скользнули по волосам Гарри – он снял шляпу, войдя в дом, – и вновь застыли на матери.

Какое-то мгновение Пен колебалась, а затем решительно шагнула к своей – к их – дочери.

Однако Гарриет отстранилась и встала за спинкой стула.

Пен замерла на месте, ей было неприятно ощущать незримую границу между собой и дочерью.

– Это – граф Дэрроу, Гарриет. – Пен бросила взгляд в сторону Гарри. – Твой отец.

Гарриет не закричала от радости и не бросилась на шею своему новообретенному отцу. Она внимательно разглядывала волосы Гарри, а затем перевела взгляд на мать.

– Нет, это не мой отец. У него нет серебристой прядки.

– Я покрасил волосы, – сказал Гарри.

Гарриет повернулась к нему и окинула его недоверчивым взглядом.

– Я так иногда делаю, когда не хочу лишний раз бросаться в глаза.

Гарриет насупилась.

– А почему вы не хотите бросаться в глаза?

– Потому что во время войны я собирал важные сведения для короля. И мне часто приходилось выдавать себя за француза или за испанца, чтобы не оказаться схваченным солдатами неприятеля. Серебристая прядка в волосах могла бы меня выдать.

– Вы были шпионом?

– В некотором смысле.

Гарриет кивнула, и в глазах ее промелькнула едва заметная улыбка, блеснула надежда.

– Значит, мама написала вам? – Она взглянула на Пен. – Ты написала ему? Он приехал сюда ради меня?

– Гарриет… – Пен оглянулась на Гарри.

Ему захотелось – очень захотелось – солгать, но он понимал даже без встревоженного взгляда Пен, что его ложь может обернуться роковой ошибкой.

И даже если бы он солгал, Пен, конечно, тут же сказала бы правду.

– Мне бы очень хотелось, Гарриет, чтобы так и было, но правда в том, что я не знал о твоем существовании. Когда я увидел тебя у реки, я подумал, что ты дочь моего брата. И только поговорив с твоей матерью, я понял: ты моя дочь.

Разочарование на лице Гарриет резкой болью пронзило его сердце, и Гарри поспешил добавить:

– Если бы я знал о тебе, я тут же приехал бы.

Улыбка осветила лицо Гарриет. И Гарри почувствовал себя безумно счастливым. Какой же он умница! Он…

О черт! Теперь Гарриет сердито воззрилась на мать. Да, он ляпнул это некстати.

– Вот видишь? Ты должна была ему рассказать обо мне.

Пен тяжело вздохнула. Внезапно она почувствовала жуткую усталость и беспомощность.

– Я ведь тебе все уже объяснила, Гарриет. Я не знала адреса, когда твой отец находился в Европе.

О том, что она не умела писать, Пен умолчала.

Она взглянула на Гарри, надеясь на поддержку.

О, он поддержит Пен, поможет ей, ведь именно из-за него она оказалась в этой неловкой ситуации.

– Твоя мать говорит правду, Гарриет. Письмо, скорее всего, не дошло бы до меня. А если бы оно каким-то чудом все-таки нашло меня, мне захотелось бы как можно скорее вернуться домой, но обстоятельства мне бы не позволили. Мое командование полагалось на меня, а путь до Англии из Европы мог оказаться для меня долгим и сложным.

Гарриет задумалась.

– Но ты вернулся домой несколько месяцев назад. И ты теперь граф. Ты можешь делать все, что захочешь.

На самом деле это было не совсем так, но в целом Гарриет была права. Он мог бы приехать и раньше, если бы Пен потрудилась сообщить ему, что у него растет дочь.

Вновь рассерженный взгляд на мать.

– Тебе следовало бы написать ему, мама.

Пен вздернула подбородок.

– Я не хотела ничего выклянчивать у нового графа, Гарриет. Ты только представь, как это выглядело бы.

Аргумент матери не устроил Гарриет. Она тоже вздернула подбородок.

– Какая разница, как бы это выглядело! Я его дочь. Он должен был знать обо мне.

Это было совершенно справедливо.

О черт! Гарриет расплакалась, закрыв лицо руками.

– И я ничего не знала о нем. Думала, мой отец погиб.

Пен протянула руку к дочери, но Гарриет отвела ее.

– Нам с тобой, Гарриет, не нужен был… нам и сейчас не нужен никакой граф. Мы ведь прекрасно жили вдвоем. – Голос Пен дрожал от волнения.

Гарриет отняла руки от лица, чтобы бросить матери слова, полные обиды и раздражения.

– Это ты прекрасно жила. А я нет. Я тебя ненавижу!

Пен сжалась.

Боже! Пришло время ему взять ситуацию в свои руки.

– Послушай, Гарриет…

Теперь внимание Пен переключилось на него.

– Не смей говорить с ней в таком тоне.

Никто до сих пор с ним так не разговаривал. Гарри открыл было рот, чтобы сказать Пен об этом, но промолчал.

Он не знал, что значит быть отцом. Его собственный отец обращал на него мало внимания. Для отца он был чем-то вроде запасного игрока. А Уолтер… Гарри уехал на континент как раз тогда, когда у него родилась вторая племянница, но его брат явно не собирался стать примерным отцом.

Гарри вдруг вспомнился совет, данный ему одним старым дипломатом как-то вечером в венской пивнушке после нескольких кружек пива: «Старайся ступать помягче, если не хочешь увязнуть в грязи».

И потому Гарри избрал наиболее деликатный из доступных ему тон разговора и приблизился к дочери:

– Гарриет…

Пен бросила на него взгляд, который предупреждал: один неверный шаг с его стороны – и она задушит Гарри его же шейным платком.

– Мне очень жаль, что я не мог приехать сюда раньше, но я же все-таки приехал.

Он ждал ответа, как ему показалось, целую вечность.

Наконец Гарриет отерла слезы и взглянула на него.

– И надолго?

«Стоит ли мне упомянуть о доме в Дэрроу? Нет, сначала нужно обсудить это с Пен».

Неизвестно, захочет ли Пен туда переехать. В таких вещах лучше не торопиться.

– Не знаю. Наверное, на несколько дней, может, на неделю. – Гарри взглянул на Пен. Не хотел расставаться с ней так сразу.

Почему?

Сейчас Гарри был не склонен размышлять над этим вопросом.

– Я бы хотел провести здесь некоторое время, чтобы получше познакомиться с тобой, Гарриет, если ты не против. – Он бросил взгляд на Пен. – И если твоя мама тоже не против, разумеется.

«Почему Пен нахмурилась?»

– Ты, должно быть, очень занят, – сказала Пен.

«Она не хочет, чтобы я остался?»

– Ты же граф. У тебя много обязанностей. – Пен говорила быстрее обычного, упорно глядя ему не в глаза, а на его шейный платок. – Мы прекрасно обходились без тебя.

Эта фраза прозвучала болезненным укором. Но что стало бы с ними, если бы они не смогли обойтись без него?

– Я хочу, чтобы ты остался, – сказала Гарриет.

– Гарриет!

Гарриет пропустила мимо ушей реплику матери и не отрывала глаз от Гарри. В ее голосе было и упрямое желание настоять на своем, и мольба.

– С тех пор как сюда приехала Верити, здесь все стало так гадко. Я хочу, чтобы ты пошел со мной в приют, чтобы я могла показать им, что ты… – Ее голос сорвался, но девочка сумела взять себя в руки и продолжила: – Чтобы я могла доказать им, что ты… принял меня. – Она резко вскинула голову. – Что я не просто побочное дитя Грэмов.

Пен от ужаса затаила дыхание, а Гарри горячей волной захлестнул гнев, сила и глубина которого поразили его самого. Единственный раз он испытал нечто подобное – когда отец Пен избил ее. Она тогда была немного старше Гарриет, а он – всего лишь мальчишкой, не способным ничем ей помочь.

Теперь, конечно, Гарри не был настолько беспомощным. Он был графом и близким другом герцога – сиятельного покровителя здешнего приюта.

«Но стоит ли мне вторгаться в жизнь Пен и других обитательниц приюта?»

Пусть с его стороны это будет не самый разумный поступок, но он решился. Гарри не мог позволить, чтобы кто бы то ни было издевался над его дочерью.

И он должен прояснить еще один вопрос.

– Они именно так и говорят, Гарриет? – спросила Пен. Сказано это было так, будто и она собралась снести несколько голов с плеч.

– Именно так, мама.

– Гарриет, – продолжил Гарри, – у моего брата было много… побочных детей, но не у меня. Насколько мне известно, ты – мой единственный ребенок.

Пен и Гарриет с явным недоверием посмотрели на него.

Гарри был почти уверен в своей правоте, хотя теперь он вынужден был признать, что никогда особенно не задумывался о возможной беременности своей очередной пассии. Гарри быстро вычеркнул из памяти весь список – не очень длинный – своих возлюбленных. Ни одна из них не стала матерью, с тех пор как он «познал» их в библейском смысле слова.

– Я очень хотел бы пойти с тобой в приют. Честно говоря, мне в любом случае придется туда пойти. Герцог Грейнджер попросил меня осмотреть дом и усадьбу. – Гарри улыбнулся Гарриет. – Может быть, вы с мамой будете так любезны и проведете меня по приюту?

Гарриет улыбнулась и едва не подскочила от радости.

– Да, конечно! Пойдем, папа. – Она задержалась, балансируя на одной ноге. – Можно мне называть тебя папой?

Да, нынешний день был богат на новые эмоции. Гарри не мог даже толком понять, какая именно завладела им сейчас.

Он решил не отвечать, опасаясь, что его голос сорвется, и ограничился кивком.

– Может, не сегодня, Гарриет, – вмешалась Пен. – Уже вечереет, а граф устал после долгого путешествия.

И драки… Хотя вряд ли священник оказался для него серьезным противником.

Внезапно Гарри почувствовал, как на него накатила ужасная усталость. Видимо, хватило эмоциональных бурь, обрушившихся на его голову за сегодняшний день. Мысль о том, что вот сейчас его станет разглядывать целый дом женщин…

Будет лучше, если он хорошенько отдохнет и подготовится к такому испытанию. Ведь он здесь по поручению герцога Грейнджера и обязан быть внимателен ко всему, чтобы объективно оценить положение и представить герцогу объективный доклад.

Гарриет повернулась к отцу.

– Но ведь еще совсем не поздно. Правда, папа?

Господи! Как же ему не хочется расстраивать ее. Гарри глянул на Пен, та нахмурилась и отрицательно покачала головой.

Ну что ж, решено. Он не намерен идти наперекор мнению матери Гарриет в этом вопросе. Кроме того, Гарри нужно побыть одному, хорошенько обдумать все, что произошло за сегодняшний день и, возможно, выпить пинту-другую «Вдовьего пива».

– Боюсь, твоя мама права, Гарриет.

Гарриет бросила враждебный взгляд на Пен.

Ему пришел в голову компромисс.

– А что, если я провожу вас до приюта? А завтра утром мы встретимся снова… – Гарри взглянул на Пен. – В любое удобное для вас время.

Гарриет обиженно насупилась, но только на мгновение.

– Обещаешь?

– Даю слово.

К счастью, слово графа Дэрроу убедило девятилетнюю девочку. Она направилась к двери.

– Ты придешь пораньше, правда, папа?

Что греха таить, этот вопрос доставил Гарри удовольствие, и он улыбнулся. Настанет ли когда-нибудь день, когда ему надоест называться папой?

Вряд ли.

«Вероятно, это признак того, что мне пришла пора обзавестись семьей и детьми».

Вернувшись в Лондон, он исполнит свой долг и сделает предложение леди Сьюзен. Какой смысл откладывать?

Как постоянно твердит его матушка, ему нужно поскорее обзавестись наследником, а у леди Сьюзен есть все основания стать образцовой графиней. В конце концов, она ведь тоже графская дочь. И прекрасно справится с хозяйством в поместье. У нее превосходные отношения с его матерью и другими родственниками. Она понравится всем. Жизнь станет легче и гармоничнее, если он решится на этот шаг.

Кроме всего прочего, леди Сьюзен очень красива.

– Назови время – и я буду на месте с точностью до минуты.

– Мама проснется на рассвете, чтобы заняться огородом, – сказала Гарриет.

Пен рассмеялась:

– Ну, это уж точно слишком рано. – Она улыбнулась и Гарри. – Давайте встретимся в девять, лорд Дэрроу.

От того что Пен назвала его титул, обращаясь к нему, ему мгновенно стало не по себе.

Гарри уже привык к тому, что люди называют его графом Дэрроу. В конце концов, он ведь на самом деле граф. Правда, он никогда не мечтал об этом титуле, но ему пришлось принять его. И все же… Пен! Она принадлежала его беззаботному прошлому, тому времени, когда он был просто Гарри, просто вторым сыном, который мог идти куда угодно и делать что угодно, не заботясь о проблемах арендаторов, хозяйстве в имении и своем статусе в палате лордов.

– Отлично. – Гарри постарался, чтобы Пен не заметила изменения в его настроении. – В девять так в девять.

– Мне кажется, что ты должен остановиться в домике для гостей, папа, а не в гостинице, – заметила Гарриет, запрыгав по тропинке впереди них. – А Аякс может остаться со Шмелем.

– Со Шмелем? – Гарри воззрился на Пен в ожидании пояснения, но Гарриет опередила ее.

– Это лошадь миссис Джо. – Она серьезно взглянула на них обоих. – Если ты остановишься в домике для гостей, ты будешь ближе к приюту, и, возможно, я смогу навестить тебя. Мама не позволит мне одной идти в гостиницу. Она говорит, что там слишком много пьяных. – Девочка улыбнулась во весь рот. – Хотя, с другой стороны, нам это выгодно – они напиваются нашим пивом.

Пен растерянно пожала плечами.

– Я просто считаю, что детям нечего делать на постоялых дворах.

– Я не ребенок! – воскликнула Гарриет. – Мне уже девять лет.

– Ну да, ты уже старуха. – Пен почти сурово взглянула на дочь. – И тебе незачем ходить на постоялый двор.

– Есть зачем. Там теперь живет мой папа.

Конечно, Гарри был согласен, что постоялый двор, даже небольшой, вроде «Танцующей Утки», не место для девочки.

– Надеюсь, в домике для гостей есть кровать?

– Есть на чердаке, – ответила Пен. – Хотя не знаю, в каком она сейчас состоянии.

– В нормальном, – вмешалась Гарриет. – Я проверяла, перед тем как пойти к водопаду. – Девочка широко улыбнулась Гарри: – Я собиралась сама туда переселиться, но теперь уступаю место тебе, папа.

– Что?! – вскрикнула от возмущения Пен. – Я никогда бы не позволила тебе остаться одной в домике для гостей, Гарриет. О чем ты только думаешь?

Гарриет остановилась – они дошли до края леса – и сердито взглянула на мать.

– Мне надоела эта Верити, да и насмешки других девчонок. И они к тому же еще и щиплются. С меня этого хватает днем. Но днем я, по крайней мере, могу от них уйти. А ночью, когда гасят свечи… – Гарриет всхлипнула. – Это просто ужасно…

Слова Гарриет напомнили Гарри о времени, проведенном в итонском общежитии: отсутствие любой возможности уединения, постоянное ощущение, что находишься в полной власти старших мальчишек.

Гарриет – его дочь. У нее должна быть отдельная комната. Он обязательно переговорит с Пен относительно переезда в Дэрроу – в тот пустующий дом.

– Я приготовлю постель для тебя в своей комнате, – сказала Пен дочери. – Ты будешь ночевать со мной, пока все не уляжется.

– Ладно, – согласилась Гарриет и с улыбкой взглянула на Гарри. – Значит, ты остановишься в домике для гостей, папа?

Глава 7

Пен стояла вместе с Гарриет на обочине ведущей к приюту дороги и смотрела вслед направлявшемуся к деревне Гарри. Несколько минут спустя он исчез из виду за поворотом.

Пен охватила странная тоска.

«Глупая! Он же завтра вернется».

Да, но надолго ли? После завтрашнего обхода приюта Гарри все узнает и убедит герцога, что у них здесь вполне приличный бизнес.

«Я не вправе поддаваться чувствам».

С Гарриет он обошелся вполне пристойно. Ни следа высокомерной снисходительности, столь характерной при общении взрослых с детьми. И о причине приезда сюда он сказал ей правду, хотя Пен по лицу Гарри видела, чего ему стоило не солгать. И поддержал Пен, пытавшуюся объяснить, почему ей было сложно связаться с ним в Европе, и в том, что касалось переноса посещения приюта на завтра.

Гарри в общении с Гарриет держался дружелюбно, даже ласково, когда Пен его об этом попросила, а не ударился в пререкания с ней в отличие от многих мужчин. Ее, Пен, отец в подобных случаях не действовал бы уговорами, а отпустил бы оплеухи.

Из Гарри вышел бы превосходный отец – отец законных детей, – которые у него скорее всего будут от леди Сьюзен Палмер.

– Мне папа понравился, мам, – сказала Гарриет, подскочив на одной ноге. Так обычно было, когда она радовалась чему-то.

Сердце Пен сжалось. О нет! Нельзя позволять Гарриет привязаться к Гарри.

– Он милый, – продолжила Гарриет, прыгая вокруг матери.

– Да, но не забывай, он ведь скоро уедет. Может, завтра или послезавтра. Не думаю, что осмотр нашего приюта займет много времени. – Пен заставила себя улыбнуться. – Ему нужно будет отчитаться перед герцогом Грейнджером о поездке. И для нас, кстати, очень важно, чтобы он как можно скорее представил этот отчет. Ведь существование приюта зависит от расположения и щедрости герцога.

Но Гарриет, кажется, ее совсем не слушала.

– Папа сказал, что может остаться на неделю или даже больше. Он хочет со мной поближе познакомиться. – Гарриет лукаво улыбнулась матери. – Я думаю, ты ему тоже понравилась.

Разумеется, Гарриет все понимала.

– …Э-э, мы ведь в детстве и в молодости дружили.

Впрочем, одной только дружбой дело не ограничилось, иначе здесь не было бы Гарриет.

– Нет, я не про то. Я думаю, ты ему нравишься. – Улыбка Гарриет стала широкой и радостной. – Я думаю, он хочет на тебе жениться.

– Гарриет! – Пен остановилась. Ей нужно было успокоиться и развеять фантазии дочери. – Лорд Дэрроу не собирается жениться на мне. По-моему, я тебе уже все объяснила. Графы не женятся на крестьянках.

Гарриет пожала плечами, как будто слова Пен не имели абсолютно никакого значения.

– Сейчас ты огородница.

– И на огородницах тоже! – Прозвучало это агрессивнее, чем Пен намеревалась сказать.

Не нужно забывать, что Гарриет выросла в маленькой деревушке и никогда прежде не встречала аристократов.

– Графы женятся на светских дамах, Гарриет. Благородных дамах. В газетах пишут, что лорд Дэрроу намерен сделать предложение леди Сьюзен Палмер, дочери графа Лэнгли. Предполагалось его присутствие вместе с ней на приеме в доме герцога Грейнджера, состоявшемся несколько дней назад.

«И вот теперь Гарри здесь по поручению герцога… Господи, возможно, он уже помолвлен».

При этой мысли у Пен будто что-то оборвалось внутри.

Гарриет улыбнулась и запрыгала по дорожке к дому.

– Значит, папа тебе тоже нравится!

– Что?

С чего это Гарриет взяла?

Гарриет оглянулась на Пен, ее улыбка стала еще шире.

– Ты не стала бы искать его имя в газетах, если бы он тебе не нравился.

Пен догнала ее.

– Ничего я нигде не искала.

– Неужели? А о ком же еще ты там читала?

М-да, Гарриет становилась слишком уж догадливой, это ее до добра не доведет.

– Лорд Дэрроу – твой отец. Кроме того, он единственный из аристократов, кого я знаю. Мне было интересно, как мой старый друг по детским играм… – Воспоминания об их эротических играх вдруг нахлынули на нее. Черт возьми! К счастью, Гарриет была слишком мала, чтобы разбираться в таких вещах, и не заметила, что Пен покраснела. – В общем, как поживает мой старый друг.

Возможно, Гарриет все-таки заметила, как порозовели щеки матери. Она развеселилась.

– Да! Папа тебе нравится. Ты смотришь на него, как мисс Эвис смотрит на Билли из мясной лавки, когда он приходит с продуктами, перед тем как отвести его в погреб. – Гарриет нахмурилась. – Мисс Доркас всегда смеется, когда Билли уходит, и спрашивает у мисс Эвис, как ей понравилась сосиска. Но Билли никаких сосисок не приносит. Интересно, почему мисс Доркас спрашивает про сосиску?

– Понятия не имею. – Всемогущий Господь да простит ей эту маленькую ложь. – И нечего тебе слоняться по кухне, Гарриет. Пусть мисс Эвис и мисс Доркас занимаются своими делами.

Ей в самом деле необходимо каким-то образом изъять Гарриет из приюта. Но как? На свадьбе с Годфри поставлен крест, в деревне больше не осталось подходящих одиноких мужчин.

Пен вновь представила себе лицо Гарри, но тут же отмахнулась от этих воспоминаний. Она ничуть не лгала Гарриет, когда сказала, что графы не женятся на простых женщинах. Более того, весьма вероятно, что Гарри и холостяком в полном смысле слова считаться не может, поскольку помолвлен с леди Сьюзен.

Пора сосредоточиться на более практических вопросах.

– Я сейчас же переговорю с миссис Джо и попрошу ее, чтобы ты переехала жить ко мне, Гарриет.

Приют был переполнен. Большинство женщин вынуждены были с кем-то делить свои комнаты, а девочки обитали в помещении, которое когда-то называлось Длинной галереей. Но у Пен и у Каро тоже были свои комнаты, отчасти потому, что они жили в приюте с незапамятных времен, и еще потому, что в доме не было отдельного помещения с рабочим столом и полками для бумаг.

Если в комнату Пен поставить еще и кровать для Гарриет, там не останется свободного места. Им с Гарриет придется постоянно перелезать друг через друга. Долго так, разумеется, они не продержатся.

– Как бы мне хотелось жить где-нибудь еще! – воскликнула Пен.

Гарриет с брезгливым видом нахмурилась.

– Ты ведь не собираешься выходить замуж за мистера Райта? – В ее голосе звучали возмущение и страх.

Пен обняла дочь за плечи и прижала к себе.

– Нет! Конечно, нет. Ты была совершенно права, когда говорила, что он ужасен. Он волк в овечьей шкуре.

Воспоминание о том, что произошло у реки, вновь пробудило в ней прежнюю ярость.

Пен задумалась над произошедшим еще и потому, что у нее была маленькая дочь. Нет, она, разумеется, не собирается разжевывать Гарриет все подробности, но непременно предупредит девочку, если – не дай господь! – она окажется в подобной ситуации.

– До мистера Райта дошла история твоего появления на свет, и, как ты и говорила, у него сложилось очень дурное мнение обо мне. Более того, мистер Райт почему-то подумал, что в силу этого он может позволить со мной какие угодно вольности. Он попытался силой… – Пен остановилась.

«Не забудь. Гарриет всего девять лет».

Теперь, когда ее дочь становилась старше и временами казалась совсем взрослой, Пен все чаще начинала воспринимать ее как ближайшую подругу, которой многое можно доверить.

– Мистер Райт попытался поцеловать меня. – Этого с Гарриет хватит. – Я воспротивилась. И достаточно энергично воспротивилась.

Ну зачем ходить вокруг да около? Гарриет со временем подобные сведения пойдут на пользу. Она ведь не какая-нибудь неженка, которую нянчит и оберегает целая армия гувернанток, лакеев и другой прислуги.

Пен взглянула дочери прямо в глаза.

– Гарриет, ты должна вести себя с мужчинами осторожнее, даже сейчас, в твоем возрасте, но в особенности когда станешь старше. Никогда и никуда не ходи вдвоем с мужчиной. И если тебе придется… отвадить парня, который не понимает простого слова «нет» или смысла пощечины, то удар коленкой ему между ног вполне допустим. Ахиллесова пята мужчин – между ног.

Глаза Гарриет округлились.

– Мисс Вебстер говорит, что все мужчины – животные. Но она также говорит, что всем нам гореть в адском пламени. Я не верю ее словам.

Мюриел Вебстер, полная розовощекая блондинка, жила в деревне. Она производила впечатление весьма жизнерадостной особы, но только до тех пор, пока с ней не заговоришь.

– У мисс Вебстер очень мрачное представление о мире. Я не думаю, что тебе следует заходить так далеко. Просто будь благоразумной, и все будет хорошо.

Гарриет кивнула и бросила на Пен встревоженный взгляд.

– Но папа совсем не похож на животное.

О господи! У Пен и в мыслях не было своими разговорами напоминать дочери о Гарри.

– Нет, разумеется, нет. Твой отец – очень достойный человек.

– Значит, он не… – Гарриет, внезапно замолчала, опустила голову и носком туфли стала выводить круги на земле.

– Что с тобой, Гарриет?

Дурное предчувствие стальным обручем стиснуло Пен грудь. Ее дочь обычно не стеснялась задавать ей вопросы.

– Папа не насиловал тебя, чтобы получилась я? – наконец сумела выговорить Гарриет дрожащим и срывающимся голосом.

У Пен возникло такое чувство, будто ее ударили в живот.

Как ей могло прийти такое в голову?

– Нет! Конечно, нет! С чего ты взяла?

Гарриет повела плечом, не поднимая головы.

– Ты же сама говорила, что папа не собирается жениться на тебе, и ты так расстроилась, когда я рассказала тебе, что Верити назвала тебя шлюхой. И ты только что предупредила меня, чтобы я никогда не оставалась наедине с мужчиной. – Она подняла глаза на Пен. – Если папа не насиловал тебя и ты не шлюха, но и не замужем, как же могла родиться я?

О господи!

– Гарриет, я… – Пен пожалела, что Гарриет уже не маленькая девочка, которой можно было бы просто сказать: «Я родила тебя», и на этом поставить точку. Как она могла объяснить дочери физическое влечение, которое она испытывала к Гарри?

«И не только физическое».

Пен любила Гарри. С этого стоило бы начать.

– Мы с лордом Дэрроу выросли вместе. Когда мы были детьми, вместе играли, а когда подросли… – Она покачала головой. – Я понимала, что не ровня ему, но любила его, и мне кажется, он тоже был неравнодушен ко мне. Я…

Пен отвернулась. Она так давно не задумывалась ни о чем подобном, возможно, вообще никогда не задумывалась.

– В моей жизни было так мало любви, Гарриет. Моя мама умерла, когда я была совсем маленькой, а отец… – Пен проглотила комок, подступивший к горлу. – Отец был не очень добрым человеком. Не знаю, любил ли он меня. Наверное, любил, но по-своему. И мне очень хотелось любить его, но… – Она печально покачала головой. – Большей частью я его ненавидела.

Пен почувствовала, что рука Гарриет сжалась вокруг ее руки, и улыбнулась.

– Но я любила твоего отца. Очень сильно любила. Я любила его так сильно, что меня ничто другое не заботило. Я понимала, что он на мне никогда не женится. Я знала тогда, что он уезжает из Дэрроу через несколько недель. Я даже не задумывалась о риске… о риске зачать ребенка, но даже если бы я тогда и задумалась, вряд ли это меня бы остановило.

Она привлекла к себе Гарриет и посмотрела ей прямо в глаза.

– Мне очень жаль, что ты родилась не в браке, Гарриет, но я совсем не жалею о том, что ты родилась. Я люблю тебя и буду всегда о тебе заботиться.

Пен крепко обняла Гарриет – девочка обняла ее в ответ. И когда они снова пошли по дороге, у обеих на глазах были слезы.

– Если тебя совершенно не волнует замужество, – сказала Гарриет, – ты же можешь стать папиной любовницей.

Пен опешила.

– Что?!

Нет, она точно ослышалась.

Оказалось, нет.

Гарриет повторила:

– Ты можешь стать папиной любовницей. Тогда у нас будет дом, в котором мы сможем жить, ведь у любовниц есть дома, и я смогу видеться с папой. – Гарриет улыбнулась. – И ты сможешь с ним видеться. Это же будет прекрасно!

Это будет прекрасно и чудовищно одновременно.

– Но граф обязан жениться. Ему необходим наследник. Я сильно сомневаюсь, что леди Сьюзен или какая-нибудь другая женщина, которая станет его женой, будет счастлива, зная, что у графа есть любовница. – И это было отнюдь не единственной проблемой. – И еще, я не могу уехать из Литтл-Падлдона. Миссис Джо нуждается во мне, кто-то должен ухаживать за хмелем.

Гарриет подняла голову и улыбнулась:

– Папа может купить нам дом в деревне. Дом старой миссис Бейкер, например. Он же пустует с тех пор, как она уехала к сыну. Мы могли бы там жить. Ты бы ухаживала за своими растениями, и мы были бы далеко от папиной жены. А он мог бы приезжать к нам, когда захочет.

Гарриет была еще слишком мала, чтобы серьезно осознавать связывающие людей чувства и физические отношения.

– Я очень сомневаюсь, что жена твоего папы согласится делить с кем-то по праву принадлежащее ей его внимание, даже если мы и будем где-то далеко.

– Не знаю… – Гарриет пожала плечами. – Я слышала, как мисс Розамунда говорила, что лондонские леди счастливы, когда их мужья заводят себе любовниц. Тогда им не приходится слишком часто спать с мужьями. – Гарриет нахмурилась. – Лондонские леди, я полагаю, могут спать в отдельных постелях, если пожелают. У них для этого достаточно места, они же живут в очень больших домах, намного больше даже нашего приюта. – Они как раз дошли до ступенек особняка. – Сейчас дом переполнен, но, до того как миссис Джо открыла здесь приют, в особняке были отдельные спальни для хозяина и хозяйки.

– Ну да… – Пен вздохнула. Ей необходимо вывести Гарриет из-под влияния Розамунда и других женщин, проживающих в приюте. – Но все гораздо сложнее, чем говорит мисс Розамунда.

Хотя, если верить тому немногому, что ей было известно о леди Сьюзен, Пен склонялась к мысли, что эта особа куда больше желала сделаться графиней Дэрроу, нежели женой Гарри Грэма.

«Бедный Гарри. Он заслуживает жены, которая любила бы его ради него самого, а не ради его титула».

– А мне кажется, все просто, – улыбнулась Гарриет. – Жена папы получит то, чего ей больше всего хочется, – отдельную кровать, а мы получим свой дом. – И уже куда печальнее добавила: – И я буду с папой.

Сердце Пен сжалось.

«Ради Гарриет я готова пойти на что угодно».

И на такое?

Нет, на такое, нет. Она не станет любовницей Гарри, даже ради Гарриет. Если она таким способом вернет Гарри, то утратит самоуважение, независимость, гордость.

Утратит все.

Жестокая правда заключалась в том, что она сама, а вовсе не леди Сьюзен, не хотела делить Гарри с кем-то еще.

Пен заставила себя улыбнуться.

– Все это пустые фантазии, Гарриет. Лорд Дэрроу не выказал никакого интереса ко мне.

Гарриет открыла было рот, чтобы возразить, но Пен опередила ее:

– И я бы не приняла его внимания, даже если бы он его продемонстрировал. Это было бы в высшей степени недостойно с моей стороны. – Пен решительно поставила точку в их разговоре: – А теперь ступай. Я должна найти миссис Джо и сообщить ей о завтрашнем визите лорда Дэрроу.

Гарриет улыбнулась при мысли о том, что завтра она вновь увидит отца, и убежала.

Пен же еще несколько мгновений стояла на ступеньках особняка, стараясь привести свои мысли в порядок перед встречей с Джо.

* * *

По дороге в деревню Гарри остановился у гостевого домика, чтобы еще раз оценить, будет ли он подходящей альтернативой сельской гостинице. Решил, что домик ему подойдет. Ему хотелось проводить как можно больше времени с Гарриет, пока он здесь.

«И с Пен тоже…»

Гарри остановился, взявшись за ручку двери.

О господи, Пен. Что в ней такого, что до сих пор привлекает его? Конечно, не красота, хотя она, несомненно, красива. И не происхождение, она ведь всего лишь дочь пьянчуги крестьянина. И не ум, она, вне всякого сомнения, знает, как выращивать огородные растения, но представить себе ее говорящей о литературе, искусстве, политике… О нет! Ведь до своего отъезда из Дэрроу она и читать-то не умела. Нет, у них нет ничего общего, кроме прошлого.

«И Гарриет».

Ему все еще было трудно поверить, что у него есть дочь. Гарри открыл дверь и вошел в домик, который показался ему пустым и печальным без Пен и Гарриет, подошел к очагу. Кто-то, наверное Гарриет, оставил на каминной полке трутницу и свечу. И ящик для угля был полон, хотя на дворе стоял август. Ему вряд ли понадобится разводить огонь.

Август был месяцем их с Пен любви.

Годы изменили ее. Лицо похудело, исчез мягкий изгиб щек, скулы выступили сильнее. На лице появились морщинки: на лбу, между бровей, вокруг рта. Пен стала как-то… скованнее. Куда-то делась прежняя беззаботность.

Но разве Пен может теперь позволить себе быть беззаботной? Она же мать. Она одна должна воспитывать Гарриет.

И Гарри тоже стал старше, что порождало новые проблемы. Например, выбор жены на лондонской ярмарке невест. Семнадцатилетние девушки представлялись ему теперь совсем детьми, а более зрелые женщины, те из них, кто еще был свободен, либо страдали косоглазием, либо имели гнилые или кривые зубы, либо были безликими серыми мышками или наглыми, надменными и мужеподобными.

К счастью, леди Сьюзен была исключением. В каком-то смысле она могла считаться идеалом. По крайней мере до тех пор, пока держала язык за зубами. Лучшей претендентки на роль графини Дэрроу трудно было вообразить.

Ему просто хотелось проникнуться чуть большим желанием по поводу этого брака. Точнее сказать, он жаждал желания, которое до сих пор в нем не пробудилось.

Гарри поднялся по узким ступенькам осмотреть спальню. Как он и предполагал, комнатка оказалась тесной, намного меньше гостиной внизу. Ему пришлось пригнуться, чтобы пройти в дверь. Кровать была вполне сносного размера, хотя…

Он представил Пен, обнаженную и распростертую на этой кровати.

«Черт возьми, что со мной творится? Я ведь должен воображать свою будущую невесту».

Гарри сел на матрац. Но, как ни старался, не смог представить леди Сьюзен без ее дорогой, тщательно подобранной одежды.

«Возможно, это потому, что я еще ни разу ее не поцеловал».

Хотя признаться, и особого желания целовать леди Сьюзен у него не было.

Чепуха! Причина в том, что леди Сьюзен – идеально воспитанная девственница. Ей еще предстоит открыть все удовольствия брачного ложа. Гарри сумеет пробудить в ней страсть. У него достаточно опыта, хотя, конечно, он имел дело не со скромными девственницами.

Пен тоже была девственницей, но отнюдь не скромницей. Гарри улыбнулся. Нет, совсем не скромницей. Она была любознательной, бесстрашной и очень чувственной. Сколько счастливых часов они провели вместе.

Гарри лег на кровать, чтобы проверить матрац. Тот оказался достаточно прочным, чтобы выдержать самую неистовую любовную игру.

Он закрыл глаза и вспомнил гибкое сильное тело Пен, ее длинные стройные ноги, узкую талию и очаровательные груди с розовыми сосками. Кожа Пен была удивительно гладкой, а губы всегда готовы к поцелуям.

Гарри почувствовал острое томление и желание вновь проникнуть в нее, но теперь все уже было бы по-другому.

«Может быть, даже лучше…»

Хватит!

Он сел и постарался привести себя в порядок. Сейчас он отправится к пруду у водопада и смоет черную краску с волос и похоть с фаллоса.

Гарри встал – и ударился головой о потолок. Отчаянно бранясь, он вновь опустился на кровать, обхватив руками голову.

Боль от удара заставила утихнуть настойчивые позывы в другой части тела.

Он явно преувеличивает значение своего юношеского романа с Пен. Когда начались их отношения, Гарри был почти мальчишкой. У него не было опыта отношений с женщинами.

Не исключено, окажись Пен с ним в постели сейчас, он не ощутил бы ничего из ряда вон выходящего.

«Но все-таки хочется проверить».

Нет, подобные мысли рождает похоть. Даже если бы Пен была не против, Литтл-Падлдон слишком маленькая деревня. Сразу же пойдут слухи, и репутация Пен рухнет окончательно.

«Она уже рухнула по милости этой сплетницы Розамунды».

Сплетни, конечно, вещь малоприятная, но Пен сможет с честью выйти из этой ситуации, особенно если будет продолжать вести достойную, скромную жизнь. Она ведь уже прожила здесь несколько лет. Жителям деревни мало-помалу опостылет перемывать ей косточки, и со временем они вернутся к прежнему хорошему мнению о ней. Еще одна веская причина не пытаться сейчас соблазнить ее.

Гарри улыбнулся.

«Или не позволить ей соблазнить меня. Неужели в тот первый раз именно Пен проявила инициативу?»

Гарри встал и с большой осторожностью сошел из спальни вниз по лестнице, стараясь не получить новых синяков и шишек. Выйдя на улицу, он взглянул на небо. Солнце садилось, но у него еще оставалось время искупаться, если немного поторопиться.

Он направился по тропинке к пруду. Опустив палец в воду, Гарри убедился, что вода холодная, но не ледяная, поэтому он сбросил одежду и без долгих колебаний вошел в воду.

«Брр!»

У него не возникло желания долго оставаться в холодной воде, поскольку его фаллос скукожился и успокоился.

Гарри погрузил голову в воду и смыл краску с волос. Выбрался на берег, отряхнулся, как пес, и, не имея полотенца – оно осталось в путевом мешке в гостинице, – постарался смахнуть воду с тела руками. Вышел на солнце обнаженный, распростер руки и позволил солнечным лучам убрать остатки воды с тела. Было уже довольно поздно, и все женщины наверняка вернулись в приют – вряд ли он кого-то здесь шокирует своим видом.

Впрочем, а можно ли вообще так легко шокировать тех женщин, что проживают в Доме призрения и поддержки старых дев, вдов, брошенных женщин и их несчастных детей? По крайней мере для тех, кто успел обзавестись детьми, обнаженное мужское тело вряд ли будет в новинку.

Господи! Как же прекрасно одиночество! В Европе он много дней проводил в полном одиночестве, а здесь, в Англии, кто-то всегда был рядом: родственники, управляющий, докучавший расспросами по поводу отводных канав, кто-то из необъятной армии слуг. Гарри было не по себе от мысли, что и впредь он может рассчитывать лишь на редкие минуты уединения.

Однако Гарри ничего не имел против общества Пен, в особенности когда в ее обществе он не только восхищался красотами природы.

Когда Гарри предложил ей руку, чтобы помочь перебраться через изгородь, ему показалось, что Пен не так уж и равнодушно восприняла его жест.

Девушкой Пен отличалась страстностью. Но жизнь в глуши, в постоянном женском окружении, с дочерью вряд ли давала ей возможности для плотских утех. Он, в известном смысле, может оказать ей – и самому себе – услугу, предложив немного повеселиться. А потом Пен продолжит вести жизнь примерной деревенской матроны и матери.

Гарри проворно натянул на себя одежду и поспешил на постоялый двор.

У него еще оставалась надежда незамеченным проскочить через таверну и взбежать по лестнице к себе в комнату, но надежда испарилась, как только он открыл дверь.

– Вот он! Вот тот, кто напал на меня!

«О боже, и священник здесь».

Все взгляды обратились на Гарри, и таверну наполнил угрожающий гул голосов.

Гарри не без удовольствия заметил, как распухла физиономия преподобного. Ему, наверное, было трудно говорить, хотя было заметно, что он уже принял достаточное количество эля, чтобы заглушить боль.

Бэсс, чувствуя, что могут возникнуть проблемы, поспешила к Гарри.

– Мистер Грэм, мне очень жаль, но господин викарий говорит… О!

Она заметила его локон.

Гарри улыбнулся ей особой улыбкой, которую всегда имел в запасе для подобных случаев, когда требовалось выразить снисходительную любезность, но не более того.

– Боюсь, что я был недостаточно с вами откровенен при первом знакомстве. Я назвал вам свое имя, но не титул.

Глаза Бэсс расширились.

– Вы хотите сказать, что вы новый…

– Граф Дэрроу. – Он перевел взгляд на священника. – Я должен с сожалением признаться, что случайно наткнулся на эту… – голос графа наполнился глубочайшим презрением, – …личность, которая имела наглость напасть в лесу на миссис Барнс, подругу моего детства и мать моей дочери.

Возникло ощущение, что из помещения в одно мгновение выкачали весь воздух, поскольку все присутствующие разом перестали дышать. Глаза преподобного Райта вылезли из орбит, лицо побелело, а кровоподтеки проявились во всей красе.

– Я… Не… – забормотал он. – О… Она…

Гарри решительно подошел к нему, схватил за шейный платок и приподнял так, что они едва не соприкоснулись носами. Его голос был ледяным, как вода в пруду у гостевого домика. А тон был таким, от которого многие противники Гарри, даже отнюдь не боязливые, готовы были наделать в штаны.

– Не! Говорите! Этого!

– О!

Гарри отпустил священника, и это жалкое существо засеменило прочь, схватившись за шею и задыхаясь. Гарри, прищурившись, пристально наблюдал за ним.

– Если я услышу из ваших уст хоть одно недостойное слово в адрес миссис Барнс, сэр, клянусь, вам придется очень несладко. Вам все ясно?

– О! – Священник кивнул. – О!

– Помнится, я уже говорил, что вам следует подыскать новое место для применения своих способностей. Вне всякого сомнения, герцог Грейнджер будет весьма недоволен, когда я доложу ему, как вы оскорбили миссис Барнс.

Священник прислонился к барной стойке, едва держась на ногах, но вскоре все же совладал с голосом.

– Но, милорд, вы должны понять, я не хотел… Это была всего лишь… э… шутка.

– Черт тебя побери, викарий! – сказал кто-то из присутствующих. – Ты что, хочешь, чтобы граф прибил тебя?

Священник бросил взгляд на Гарри, словно ожидая от него обещания, что убийство не входит в его намерения.

И Гарри решил оправдать его ожидания.

– Я не стану вас убивать. – Он мрачно улыбнулся. – Но могу сделать так, что вы пожалеете, что я вас не убил.

Тут все краски, включая и багровую, покинули физиономию викария. Гарри показалось, что тот вот-вот грохнется в обморок, но преподобный ухватился за стойку и удержался на ногах.

– Отправляйся-ка ты домой, Годфри, – посоветовал бородач, сидевший в углу. – Не заставляй Бэсс вытирать твою кровь с пола.

– Вот-вот, – заметил крестьянин помоложе. – Поглядись-ка лучше в зеркало. На сегодня с тебя хватит разговоров с графом.

– И поделом тебе, Годфри, если ты дурно вел себя с миссис Барнс, – раздался голос из дальнего угла.

И его сразу же поддержало множество голосов из разных концов зала.

– Верно, верно. Она всегда ведет себя как настоящая леди.

– Очень преданна своей дочери. Мне моя жена говорила.

– Знает больше о своих огородных растениях, чем ты о христианских добродетелях.

– Да-да!

– Точно!

– Если бы не она, у нас не было бы нашего пива!

Мужчины разом подняли свои кружки. Шум становился все громче.

– А от тебя, викарий, у нас одни мозоли на задницах – сидим на этих чертовых жестких скамьях по воскресеньям да слушаем твое пустословие.

Священник, по-видимому, наконец решил, что разумнее для него будет немедленно ретироваться. Он выпрямился, но отойти от стойки еще боялся.

– Очень хорошо, джентльмены. Я вижу, мое присутствие здесь нежелательно.

Со всех сторон раздались крики и улюлюканье, посетители таверны затопали и застучали кружками по столу.

Викарий фыркнул и изо всех оставшихся у него сил попытался сделать так, чтобы его уход не выглядел трусливым бегством. Он высоко поднял голову и, глядя прямо перед собой, проследовал через зал таверны.

– Осторожнее, Годфри, как бы дверь не дала тебе по заднице! – кричали ему вслед.

Наверное, еще долго презрительный смех собравшихся звенел у преподобного в ушах уже после того, как за ним захлопнулась дверь.

Гарри был доволен тем, как сложились обстоятельства. Он широко улыбнулся Бэсс:

– Всем по кружке «Вдовьего пива» за счет графа Дэрроу, – провозгласил он.

По залу пронесся громкий гул одобрения.

Глава 8

Понедельник

Гарри ехал по дорожке к старому кирпичному строению, в котором располагался Дом призрения и поддержки старых дев, вдов, брошенных женщин и их несчастных детей. Здание было неказистым и не очень большим.

Гарри с трудом подавил зевок. Он оставался в таверне допоздна, пока не разошлись последние посетители, пил с ними и оплачивал выпитое ими. Ему не раз приходилось проводить так вечера в пивных заведениях Европы. Это был лучший способ наладить добрые отношения с простыми людьми, и теперь он рассчитывал на то, что, если священник вздумает строить козни против него, люди, с которыми он сидел в пивной, встанут на их с Пен сторону.

К своему удивлению, он обнаружил, что ему не пришлось долго убеждать крестьян, по крайней мере насчет Пен. Здешние мужчины презирали священника, который служил в Литтл-Падлдоне всего несколько месяцев, и с готовностью верили во все дурное, что о нем говорилось. Но что важнее, они с большим уважением относились к Пен. И не из-за ее происхождения и красоты, на то и другое им было наплевать. Их даже не интересовало: в браке или не будучи в браке она родила ребенка. Больше всего они ценили ее здравый смысл и обширные познания в сельском труде и огородничестве.

– Папа!

Сердце Гарри подпрыгнуло в груди, когда он услышал голос Гарриет, – они с Пен только что вышли из приюта.

– Папа! – снова крикнула Гарриет и бросилась к нему по ступенькам лестницы. – Я ждала тебя.

Он с улыбкой повернулся к ней. Определенно для него настало время завести детскую, если восклицание «папа!» наполняет его сердце такой радостью.

– А с Аяксом ты не хочешь поздороваться? – спросил он, когда Гарриет подбежала.

Девочка осторожно погладила лошадь.

– Здравствуй, Аякс.

Аякс повернул голову и глянул на девочку – Гарриет засмеялась.

– Ты можешь доехать на Аяксе до конюшни.

Глаза Гарриет округлились, и она нахмурилась.

– Я… не умею ездить верхом, папа. Я никогда не сидела на лошади. – Она с опаской посмотрела на Аякса. – А он ведь очень большой. Гораздо больше Шмеля.

Пен медленно спустилась по ступенькам и подошла к ним.

– Доброе утро, лорд Дэрроу. Вы очень пунктуальны.

Он рассмеялся:

– У тебя неплохо получается говорить со мной официальным тоном, Пен, но я не позволю тебе этого. Я не какой-нибудь случайно забредший к вам чужак, чтобы почесать языком на аграрные темы. Хотя, должен признаться, местные поселяне в совершенном восторге от твоих сельскохозяйственных талантов.

– О! – Его слова вызвали в Пен не только раздражение, но и удовольствие. – Ну конечно, какой же вы чужак? – Она бросила взгляд на Гарриет и покраснела. – Лорд Дэрроу…

Гарриет не обратила ни малейшего внимания на их попытку вести светскую беседу. Ее мысли были полностью заняты Аяксом.

– Мама, папа разрешил мне проехать на лошади до конюшни. – Девочка явно побаивалась, но и была увлечена идеей прогулки верхом.

Пен нахмурилась.

– Ты же не умеешь ездить на лошади, Гарриет.

– Ну какая это езда верхом? – Гарри понимал, что дочь нуждается хоть и в маленькой, но поддержке, чтобы преодолеть мучившие ее страхи. – Я поведу Аякса за уздечку. А ты, Гарриет, просто будешь сидеть в седле.

– О! – Гарриет подняла глаза на широкую спину Аякса.

– Лорд Дэрроу, вы на самом деле полагаете, что это разумно?

– Пен, ты ведь никогда не была трусихой.

Пен снова покраснела, вспомнив, с чем в первую очередь было связано ее бесстрашие в прошлом.

Воспользовавшись ее минутной растерянностью, Гарри повернулся к дочери.

– Я подниму тебя, и ты сама решишь, нравится тебе это или нет. Обещаю, если не понравится, я тут же ссажу тебя с лошади.

Гарриет снова взглянула на седло Аякса. Гарри понимал, что она все еще не решается, но все-таки желание испытать новое пересилило. Девочка просто нуждалась в поддержке взрослого человека.

– Не бойся. Аякс – смирная лошадка.

– Не знаю, Гарри, – вмешалась наконец Пен. – Ведь лошадь очень большая.

Он улыбнулся, услышав, как Пен назвала его по имени, но в эту минуту все его внимание было сосредоточено на дочери.

– Большая, но хорошо обученная. Аякс был со мной на континенте и сталкивался с ситуациями значительно более тревожными, чем маленькая девочка и спокойный сельский дом.

Вот почему детям нужны два родителя: один – чтобы оберегать, другой – чтобы сталкивать с жизненными ситуациями.

Однако здесь важно не перегнуть палку. Он не станет давить на Гарриет, но постарается убеждать ее до тех пор, пока она не поймет, готова или не готова к такому испытанию.

– Поднять тебя? Я буду поддерживать тебя, пока ты не убедишься, что удержишься сама.

Гарри с волнением ощущал присутствие Пен рядом, и ему было вдвойне приятно сознавать, что, несмотря ни на что, она не отговаривает Гарриет, не призывает ее к осторожности, хотя, конечно, ей приходится себя пересиливать. Он чувствовал это почти физически.

Аякс повернул голову к Гарриет, как будто хотел узнать, с чем связана задержка, и приветливо заржал, приглашая ее поскорее усесться.

Гарриет рассмеялась.

– Хорошо, – наконец согласилась она. – Я попробую. – И бросила на Гарри чуть обеспокоенный взгляд. – Ты ведь будешь меня поддерживать, правда, папа?

– Только до тех пор, пока ты не поймешь, что и сама удержишься в седле. Ну а теперь залезай. – Гарри обнял Гарриет за талию. – Вот так, теперь перебрось правую ногу через седло. Перебросила?

Гарриет кивнула, и он, чтобы не оставить ей времени на сомнения, поднял и усадил дочь на лошадь. Девочка показалась ему легкой как перышко.

– О! – воскликнула она, оказавшись в седле. – О! Как высоко!

– Гарриет, и правда очень высоко над землей, – с сильным беспокойством в голосе сказала Пен.

Гарри рассмеялся.

– Ты на целый фут выше меня, Гарриет. Как тебе вид сверху? Нравится?

Гарриет кивнула. И Гарри почувствовал, что девочка понемногу успокаивается.

– Великолепно. Теперь сядь прямо. Удерживай Аякса ногами. Сохраняй равновесие.

Он подождал немного, видя, что Гарриет сосредоточилась.

– Все нормально?

Она кивнула, и Гарри отпустил ее.

– Ты можешь держаться за седло, если понадобится, но лучше все-таки научиться сохранять равновесие.

– Все хорошо. – Гарриет улыбнулась. – Мне нравится. Папа, ты ведь научишь меня ездить на Аяксе?

Он засмеялся, перекинув поводья через голову Аякса – все-таки безопаснее будет вести его.

– Нет. Аякс слишком сложная лошадь для тебя. Тебе следует начать с пони.

– О! – Гарриет явно упала духом.

«Черт, у нее же нет пони и никого, кто мог бы ее здесь научить ездить верхом».

– Конюшня вон там, – подсказала Пен.

«Но если мне удастся убедить Пен переехать в Дэрроу, я смогу сам учить Гарриет верховой езде».

Ну что ж, у Гарри еще есть время как следует обдумать это. А сейчас надо внимательно смотреть за тем, как Гарриет ведет себя на лошади.

– У тебя все прекрасно получается. – В его голосе звучала искренняя гордость. – У тебя хорошая природная посадка.

И это вполне естественно, ведь она же его дочь, в конце концов.

Они проследовали за Пен на расстоянии нескольких сотен ярдов вокруг дома, чувствуя, что за ними следит множество глаз. Не все были на виду, но несколько женщин и девочек под разными предлогами все же вышли во двор. Однако от Гарри не ускользнули и отдергиваемые занавески, и очертания женских фигур у окон.

Он достаточно много времени провел в таких условиях, когда от умения заметить все мелочи вокруг зависел его успех и даже жизнь. Постепенно в нем развилось особое, шестое чувство.

– Ну вот мы и прибыли, – сказала Пен.

Гарри помогал Гарриет слезть с лошади, когда из невысокого каменного здания, у которого они остановились, вышла крупная широколицая женщина с коротко остриженными седыми волосами.

– Ого! – воскликнула она, с очевидным почтением разглядывая Аякса. – Арабский скакун!

Гарри почувствовал облегчение. Эта женщина разбирается в лошадях. Аяксу здесь будет хорошо.

– Лорд Дэрроу, это мисс Винифред Уильямс, – представила ее Пен. – Винифред, это граф Дэрроу.

– Что ж, красивый парень.

Мисс Уильямс обращалась не к Гарри. Она удостоила его едва заметным реверансом, но не взглядом. Все ее внимание было обращено на Аякса, и конь это заметил, задергал ушами, чтобы лучше ее слышать.

Пен бросила на Гарри смущенный и озадаченный взгляд.

– Я ехала на Аяксе от самого входа, мисс Винифред, – похвасталась Гарриет.

Брови мисс Уильямс поднялись.

– Правда?

– Я сидела на нем, а папа вел его. Аякс будет стоять вместе со Шмелем, пока папа будет жить в гостевом домике.

– Если это, конечно, не доставит вам слишком больших неудобств, – вмешался Гарри. – В противном случае я могу держать его в «Танцующей Утке».

Только теперь мисс Уильямс обратила внимание на графа Дэрроу.

– В этом нет никакой нужды. Томас хороший конюх, но я с таким шикарным парнем управлюсь ничуть не хуже. Пойдемте, я вам покажу. – Она повернулась к Аяксу. – Тебе понравится Шмель. Он очень спокойный.

Как только Гарри убедился, что Аякса здесь ожидает хороший уход, он прошел через двор вместе с Пен и Гарриет, которая крепко схватила его за руку, к другому зданию.

– Джо ждет нас в своем кабинете, – сообщила Пен. – Она хочет сама провести тебя по приюту и ответить на твои вопросы, чтобы ты мог полностью отчитаться перед герцогом. – Лицо Пен посуровело. – Мы ведь очень зависим от его ежегодных пожертвований. Разумеется, мы пытаемся жить своим трудом, и успех пивоварни очень помог нам в этом, но, как тебе, наверное, известно, два последних сезона был неурожай хмеля.

Гарри ничего подобного известно не было, но, к счастью, Пен и не ждала от него ответа, хотя у него имелись оправдания для столь плохой осведомленности. Два года назад он все еще был на континенте, рассчитывая на карьеру в Министерстве внутренних дел. А в прошлом году на Гарри обрушилось такое количество новых обязанностей, что полевые работы он полностью препоручил своему управляющему.

В этом году все будет по-другому. Как только Гарри исполнит свой главный долг – женится на леди Сьюзен, – он сможет сосредоточиться на управлении Дэрроу и другой недвижимостью.

Пен остановилась у дверей и обратилась к дочери:

– Гарриет, ты можешь не ходить с нами.

Гарриет еще крепче сжала руку отца.

– Но я очень хочу, мама.

Пен нахмурилась.

– Тебе быстро наскучит наша беседа.

– Нет, не наскучит. – Гарриет прижалась к Гарри. – Я не буду мешать. Обещаю.

Несколько мгновений Пен колебалась, но затем, по-видимому, заключила, что Гарриет хочет, чтобы все видели ее вместе с отцом, поэтому она кивнула и открыла дверь.

Женщина средних лет в глухом строгом платье и кружевном чепце, закрывавшем почти все ее темно-каштановые волосы, подняла голову от гроссбуха на старом деревянном столе. Коричневый с белыми пятнами спаниель, лежавший у ее ног, взглянул на Гарри и недовольно зарычал.

– Фредди! – прикрикнула на пса женщина. – Так не принято встречать гостей. – Она бросила взгляд на Гарри, в котором чувствовалась некоторая неловкость, встала и подошла к графу, чтобы приветствовать его. – Примите мои извинения за невоспитанность Фредди, милорд… – Она взглянула на Пен. – Насколько я понимаю, вы лорд Дэрроу?

Пен засмеялась:

– Вряд ли я привела бы к тебе в кабинет другого незнакомца, Джо. – Она повернулась к Гарри. – Лорд Дэрроу, это леди Хэвенридж, вдова лорда Хэвенриджа и та, на ком держится Дом призрения и поддержки старых дев, вдов, брошенных женщин и их несчастных детей.

Леди Хэвенридж улыбнулась. И Гарри понял, что на самом деле она ненамного старше его.

– Я рада, что вы приехали, милорд. Пен говорила мне, что вы здесь по поручению герцога Грейнджера.

Леди Хэвенридж, возможно, и была рада его приходу, чего нельзя было сказать о ее собаке. Пес продолжал рычать.

– Прекрати, Фредди, – приказала Гарриет, села рядом с собакой и погладила ее. – Лорд Дэрроу – мой папа. Он хороший.

Фредди с этим явно не согласился. Он с благосклонностью принял ласку Гарриет, но стоило ему перевести взгляд на Гарри, как он тут же начинал рычать и даже оскалился.

– Фредди! – Леди Хэвенридж виновато улыбнулась. – Прошу вас, не принимайте невоспитанность Фредди на свой счет. Он просто очень не любит мужчин.

– Он рычит даже на бедного старого Альберта. Правда, дурачок? – сказала Гарриет, слишком близко, по мнению Гарри, придвинувшись к собачьей морде.

Фредди лизнул Гарриет в лицо.

– Ну что ж, начнем, – предложила леди Хэвенридж. – Я не хотела бы отнимать у вас слишком много времени, лорд Дэрроу.

– А я не тороплюсь, леди Хэвенридж. – Гарри кивнул Гарриет и даже не стал подавлять улыбку. – Уверен, что вам уже известно, что я тут неожиданно для себя обнаружил, что у меня есть дочь.

Леди Хэвенридж улыбнулась в ответ:

– О да! Пен сообщила нам и сказала, что вы остановились в гостевом домике. Надеюсь, вы нашли его вполне удобным. – Она сделала шаг по направлению к двери. – Прошу за мной.

И она повела гостя осматривать приют.

Леди Хэвенридж шла впереди, рядом следовал Гарри, слушавший ее объяснения. Он бы, конечно, предпочел идти с Пен и Гарриет, которые немного отставали. Но их сопровождал Фредди, и Гарри не хотелось лишний раз раздражать пса.

– У меня к вам есть один вопрос, леди Хэвенридж, – обратился к Джо Гарри. – Пожертвования герцога заносятся в расходные книги как поступающие Ж.С.У. Вам случайно неизвестно, кто или что это такое?

Брови леди Хэвенридж удивленно поднялись.

– Ж.С.У.? О! Как странно. Я полагаю, это – мои инициалы. В девичестве я Жозефина Смит-Уотерс.

– А, да, полагаю, у вас есть полное право на него.

Они поднялись по ступенькам к входной двери, и леди Хэвенридж начала демонстрировать графу Дэрроу свой приют.

– В данный момент у нас проживает четырнадцать женщин, включая меня, Пен и Каролину Андерсон, нашего пивовара, а также десять девочек и пятеро маленьких детей.

– Ни одного мальчика? – спросил Гарри.

Они как раз вошли в здание через широкие двери. Подковки сапог Гарри постукивали по мраморному полу, но звук его шагов заглушали женские голоса, доносившиеся из боковых комнат.

– Никому здесь не нужны мальчишки, папа! – вмешалась Гарриет. Гарри огляделся по сторонам: Фредди занялся обнюхиванием растения в горшке. – Они шумные и неаккуратные.

– Твой отец тоже когда-то был мальчишкой, Гарриет, – заметила Пен и покраснела.

Великолепно. Прогулка обещает быть весьма увлекательной, если Пен продолжит вот так краснеть при каждом упоминании проведенных вместе юных лет.

«Я бы тоже не прочь что-нибудь напомнить из той поры».

Нет. Не следует забывать, он приехал сюда по поручению герцога. Необходимо смотреть во все глаза, а не на Пен.

– Двое маленьких детей – мальчики, – ответила на его вопрос леди Хэвенридж. – Но мы уже убедились, что не можем позволить себе размещать в приюте мальчиков старше пяти лет. – Она разочарованно улыбнулась. – И это жаль. Мы живем здесь в крайне стесненных условиях, как вы сами увидите. Мальчикам, как правило, требуется больше места. – Джо покачала головой. – И у нас нет помещения, чтобы организовать для мальчиков отдельную спальню.

– К тому же к нам приходит не так уж много матерей с мальчиками, – добавила Пен.

– Совершенно верно. И я даже не знаю, чем это объяснить. А те, которые все-таки приходят, довольно быстро находят мужей. – Леди Хэвенридж пожала плечами. – Вероятно, считают, что их детям нужен отец. А может быть, мужчины видят в них матерей, способных производить на свет мальчиков.

Чувствовалось, что леди Хэвенридж с легким презрением рассуждает о матерях мальчиков, но Гарри прекрасно понимал тех мужчин, о которых говорила хозяйка приюта. Сыновья – настоящие работники в поле, они лучше справляются с домашними животными. А в его случае только сын вправе наследовать титул.

Леди Хэвенридж провела его по главному этажу, показала длинную галерею, превращенную в спальню для девочек. Гарриет показала отцу свою постель. Они посмотрели и маленькие комнаты, в которых проживали женщины по двое и по трое. Гость увидел классную комнату, где проходили уроки чтения. Ученицы с любопытством уставились на него, но леди Хэвенридж, к счастью, не стала там надолго задерживаться. Они прошли в столовую с двумя длинными деревянными столами, втиснутыми в пространство, предназначенное для одного стола.

Но спальни Пен он так и не увидел.

Зато увидел пивоварню, которая его заинтересовала, хотя мисс Каролина Андерсон, заведовавшая пивоварней, оказалась несколько эксцентричной особой. На мгновение ему даже подумалось, что она не отпустит его, пока он не поклянется лично разнести бутылки с «Вдовьим пивом» по всем лондонским пивнушкам. Гарриет, не выдержав общения с мисс Андерсон, ушла навестить Аякса, прихватив с собой Фредди.

Гарри оставалось только надеяться, что Фредди не испытывает отвращения к лошадям, потому что Аякс вряд ли покорно стерпит рычание пса.

– Как вам удается выжить среди всех этих женщин? – тихо спросил Гарри у Альберта – единственного, кроме Фредди, существа мужского пола, встреченного им в приюте, пока они ждали Пен и леди Хэвенридж, обсуждавших с мисс Андерсон какой-то технический вопрос производства пива. Альберту, наверное, было уже за семьдесят, но он был в превосходной форме и, насколько понял Гарри, вместе с двумя обитательницами приюта, Вирсавией и Эстер, выполнял практически всю тяжелую работу, связанную с пивоварением.

Альберт усмехнулся:

– У меня есть своя комната в пивоварне, и я всегда могу там уединиться. А когда мне хочется пообщаться с приятелями, я иду на постоялый двор. Я же был там вчера вечером, когда вы сцепились с викарием. – Он широко улыбнулся, продемонстрировав свой по-старчески щербатый рот. – Здорово вы его отделали!

Альберт, придвинувшись, заговорщически шепнул Гарри:

– Здесь не любят этого выскочку. Мы вообще не могли понять, почему такая достойная женщина, как миссис Барнс, терпит его.

– Значит, он уже давно не дает ей проходу? – спросил Гарри.

Хотя разыскивать этого подонка, чтобы еще разок отметелить его, было бы явно недостойно графа.

Альберт покачал головой.

– Он приехал сюда перед самой Пасхой. Старый священник был намного лучше, но выяснилось, что он сошелся с женой мясника. Они сбежали вдвоем в Великий пост! Поэтому нам к Пасхе срочно понадобился новый парень в сутане. – Старик махнул рукой. – Наверное, герцогу уже было не из кого выбирать, раз он прислал к нам старину Годфри. Все тут будут только рады, если герцог выпроводит его отсюда.

– Не сомневаюсь, что герцог именно так и поступит.

Женщины приняли последнюю фразу на свой счет.

– …То есть продолжит поддерживать наш приют? – с робкой надеждой, как показалось Гарри, спросила мисс Андерсон.

Он улыбнулся. Лучше не уточнять, что за вопрос они обсуждали с Альбертом. Не хватало еще здесь заводить разговоры о распутном викарии, хотя Гарри не сомневался, что женщинам все прекрасно известно об этом человеке. Слухи в такой маленькой деревне разлетались куда быстрее, чем варилось пиво, и потреблялись едва ли не с большей охотой.

Но ему не составило труда дать мисс Андерсон ответ, который она желала услышать.

– Я, конечно, не могу ручаться за мнение герцога, но обещаю дать ему наилучшие для вас рекомендации. Вы произвели на меня очень благоприятное впечатление.

Гордость и облегчение, которое почувствовали женщины после его слов, возымели едва ли не материальный эффект. Однако мисс Андерсон, которая из всех троих была здесь самой главной, не удовлетворилась таким ответом.

– Прекрасно. – Она кокетливо улыбнулась. – Но знаете, милорд, мы бы не отказались и от новых благодетелей. Если вы пожелаете…

– Каро! – перебила ее Пен, резко и как будто испугавшись негативной реакции Гарри. – Не собираешься же ты забираться в карман к графу?

Мисс Андерсон бросила на Пен недовольный взгляд.

– Я просто предлагаю графу объединить усилия по содержанию приюта с герцогом. – И с сияющим видом повернулась к Гарри: – Вы ведь не откажетесь помочь нуждающимся женщинам и детям, милорд?

«Я бы хотел помочь одной нуждающейся женщине и ее ребенку – Пен и Гарриет».

За этой мыслью последовала другая.

«Как ни странно, меня совершенно не трогает потрясающая красота мисс Андерсон».

Его мужское естество ни в малейшей степени не реагировало на ее прелести. Оно реагировало только на одну женщину – Пен.

– Пен права, – заметила леди Хэвенридж. – Ты ставишь графа в неловкое положение, Каро.

Мисс Андерсон обратилась к Гарри:

– Я вас в самом деле поставила в неловкое положение, милорд?

Он рассмеялся:

– Нисколько. Но я не могу принимать на себя никаких обязательств до тех пор, пока не узнаю мнение герцога. – «И пока не обговорю этот вопрос с Пен». – Насколько мне известно, именно герцог является владельцем имения.

Леди Хэвенридж побледнела.

– Не хотите же вы сказать, что он может изгнать нас отсюда? – В ее голосе слышались страх и беспокойство.

Гарри вовсе не собирался нарушать их до сей поры спокойное существование и потому поспешил успокоить леди Хэвенридж:

– Нет, разумеется.

– Пусть даже не думает нас выгонять, – мрачным тоном проговорила мисс Андерсон. – Если ему что-то подобное придет в голову, я лично встречусь с ним и объясню ему свои… наши планы относительно пивоварни. Уверена, он сразу же поймет: приют – недурное вложение средств, а не только объект благотворительности.

– Вне всякого сомнения, – поторопился успокоить женщин Гарри. – Не думаю, что у вас есть какие-то основания для беспокойства.

Мисс Андерсон явно намеревалась продолжить разговор, но Пен опередила ее:

– Не хотите ли осмотреть наш огород, лорд Дэрроу? Мне нужно взглянуть на грядки.

Каро открыла было рот, но на сей раз в разговор вступила леди Хэвенридж.

– Правильно, Пен. – И Джо направилась к двери, увлекая за собой остальных. – Возможно, графу захочется увидеть и амбар для сушки хмеля.

Они вышли на яркое полуденное солнце.

Пен рассмеялась:

– Подозреваю, что с лорда Дэрроу уже достаточно экскурсий. Не так ли, милорд?

Пен была права, но Гарри не хотел показаться равнодушным к заботам женщин.

– Позвольте решить вопрос о посещении амбара для сушки хмеля после визита в огород.

Леди Хэвенридж усмехнулась:

– Говорите как истинный дипломат. – Она протянула руку. – Если у вас возникнут вопросы, прошу вас, задавайте их нам без всякого стеснения. А если вам что-нибудь понадобится в гостевом домике… – Леди Хэвенридж улыбнулась. – Мы, конечно, будем рады видеть вас у нас за трапезой, но я должна предупредить: вы будете там единственным мужчиной. Альберт обычно обедает у себя или ходит в «Танцующую Утку».

По лицу Гарри нетрудно было прочесть его реакцию.

Мисс Андерсон захохотала:

– Да, поначалу будет и в самом деле трудновато.

– Но мы можем приносить еду в корзине в гостевой домик, если вы предпочтете есть в одиночестве, – предложила Пен.

Естественно, Гарри не испытывал ни малейшего желания разделять трапезу ни с женщинами в приюте, ни с мужчинами на постоялом дворе.

– Спасибо. Корзина с едой представляется наилучшим выходом из положения, если вас это не затруднит.

– Нисколько. Я загляну на кухню на обратном пути и попрошу Доркас собрать корзину. – Леди Хэвенридж улыбнулась. – Думаю, она будет только рада услужить вам. Когда-то она готовила на семью, в которой были пятеро сыновей, и теперь сокрушается, что наши девочки едят так мало.

– Спасибо. Надеюсь, я вашу кухарку не разочарую. – Он взглянул на Пен: – Ну что ж, отправимся в огород?

Пен повела его мимо хозяйственных построек по тропинке через поля.

– Хочу извиниться за поведение Каро. За то, что она грубо клянчила деньги.

– Не стоит извинений. Мисс Андерсон увидела выгодную для себя возможность и, как любая деловая женщина, решила ею воспользоваться. А я и в самом деле заинтересован помочь вашему приюту.

«Даже если вы с Гарриет больше в нем жить не будете».

– Тем не менее необходимо вначале обсудить ситуацию с герцогом, а потом уже принимать какие-то решения со своей стороны. Я это не к тому, что герцог собирается прекратить поддержку приюта, просто я не могу решать за него.

Пен кивнула.

– Я понимаю. И ты прав, у Каро гораздо больше деловых качеств, чем у нас с леди Хэвенридж. Джо говорит, что не один замысел сменила, старясь найти, на чем можно было бы возвести надежный коммерческий фундамент нашего приюта, пока не появилась Каро. Именно Каро убедила ее заняться пивоварением.

– Гениальное решение. – Гарри улыбнулся. – «Вдовье пиво» – один из лучших напитков, которые я когда-либо пробовал.

– Не говори этого Каро, иначе твое имя будет звучать по всему Лондону. – Пен вздохнула. – Мне иногда очень жаль, что я не такая, как она. Каро все сметает на своем пути. И почти всегда получает то, что пожелает. – Пен покачала головой, но в ее голосе слышалось искреннее восхищение. – Она отважная и бесстрашная.

– Пен, то же самое я сказал бы и о тебе.

Пен поначалу с искренним изумлением смотрела на него, а потом рассмеялась:

– О да! Я была отважной и бесстрашной только в том, что касалось тебя. Во всем остальном я самая настоящая трусиха.

Гарри остановил ее, положив руку на плечо.

– Нет, Пен. Это не так. Вспомни, как ты сумела противостоять отцу.

Пен нахмурилась.

– Я никогда ему не противостояла. – Она отвернулась, ее щеки заалели. – За исключением одного раза, когда я отказалась признаться ему, кто отец моего ребенка.

Гарри коснулся ее щеки, она повернулась к нему – и их взгляды встретились.

– Ты противостояла ему ежедневно, Пен, тем единственным способом, которым располагала. Ты не позволяла ему сломить твой дух.

Она покачала головой, но продолжила слушать Гарри, не перебивая.

– Настоящая трусиха не отказалась бы выйти замуж за Феликса. Не отправилась бы одна, беременная, за много миль с единственной надеждой, что у тетушки обретет хоть какую-то безопасность. И потом не пошла бы, забрав дочь, на поиски нового убежища среди совершенно чужих людей.

– Ну ты меня явно расхваливаешь! – воскликнула Пен, еще больше краснея. – У меня просто не было выхода.

– У тебя был выход. Ты могла выйти за Феликса.

Лицо Пен сделалось мрачным.

– Нет, не могла.

– Да, я понимаю, это было бы очень неприятно, мягко говоря, но во многих отношениях это был путь наименьшего сопротивления. Твой отец был бы этому рад, ты бы жила в знакомом тебе с детства окружении, тебе не пришлось бы с головой окунуться в неизвестность. Не говоря уже о том, что Гарриет была бы законнорожденным ребенком.

«И подонок Феликс обладал бы отцовской властью над ней».

От этой мысли у Гарри все внутри перевернулось.

– Но ведь я знала, что у Гарриет появится прядь Грэмов, – возразила Пен. – Думала, прядь появится в два-три года. И как только люди увидят ее, они тут же догадаются, что моя дочь – еще один ублюдок Уолтера. Я бы этого не вынесла.

– Разве люди не могли подумать, что Гарриет – моя дочь? – заметил он. – В то лето мы с тобой не прятались особенно.

И все же…

«А если в Дэрроу тоже неправильно все поймут, как и в этой деревне?»

Эта мысль не понравилась Гарри так же, как и мысль о замужестве Пен за Феликсом.

– Никто бы не поверил, что такая девчонка, как я, могла привлечь твое внимание, – возразила Пен. – Это Уолтер бросался на любую.

– Пен, послушай, ты не какая-нибудь там забитая мышка. Оцени же себя объективно. – Гарри сердито взглянул на нее. – А если сама не хочешь, позволь это сделать мне. – Он игриво повел бровями. – Ходят слухи, что я недурно разбираюсь в женщинах.

«О черт, веду себя, как заправский повеса».

Пен не оскорбилась. Она просто рассмеялась и пошла вперед по тропинке. Через несколько минут она остановилась.

– Вот мы и пришли.

– Куда? – Гарри огляделся.

Со всех сторон их обступали зеленые заросли.

– В хмельник, конечно. – Пен исчезла среди зелени.

Он последовал за ней. Оказалось, растения посажены в определенном порядке, хотя прежде ни о чем таком он и не подозревал.

– Это лоза?

Он вспомнил о виноградниках во Франции, но хмель был куда выше. Лоза обвивала шесты высотой футов в пятнадцать.

Пен осматривала листву.

– Это не лоза, это ползучие растения. Я заставляю их ползти вверх вдоль шестов, а во время сбора урожая мы их срезаем. А сейчас я по нескольку раз в день должна осматривать их, чтобы не допустить появления вредителей и болезней. Стоит хоть раз пропустить, и мы можем потерять весь урожай.

– Понятно, – кивнул Гарри. – Пространство между растениями густо поросло травой. – А ты не боишься испачкать юбку?

Пен воззрилась на него так, словно он сбежал из сумасшедшего дома, и расхохоталась.

– Нет, не боюсь. Я же тебе говорила там, на берегу речки, что я не лондонская леди. У меня нет времени думать о нарядах.

Это уж точно, что она – не лондонская леди. Лондонские леди, как, к примеру, леди Сьюзен, стали бы рассуждать о моде, а не об огороде и хмельнике. И уж конечно, не искать вредных насекомых на растениях.

Гарри и сам расхохотался.

– Что смешного? А вот я и поймала тебя! – Пен сняла какое-то насекомое с листа и пальцами раздавила.

– Просто представил здесь лондонских леди.

– Леди Сьюзен Палмер? – Пен покраснела. – Забудь, – пробормотала она и пошла вдоль посадок.

«Ага, значит, Пен читает колонку светских сплетен. Любопытно».

Гарри посмотрел по сторонам. Они были одни. Высокие растения скрывали их от любопытных глаз. Обстановка была вполне интимная.

Он догнал Пен.

– Вот цветы хмеля, – сказала Пен. – Шишечки.

То, к чему она прикасалась, действительно очень напоминало крошечную сосновую шишку.

– Примерно через неделю, когда они окончательно созреют, мы позовем сюда обитателей приюта и жителей деревни – всех, кто пожелает помочь собирать хмель. У нас не слишком большое хозяйство, чтобы мы нуждались в батраках, хотя Каро настаивает, что нужны работники, и, может быть, со временем она их наймет.

– А как ты узнаешь, что шишечки созрели?

В Пен в этой ее роли было что-то удивительно притягательное. А неуверенность в себе, которую он уловил в ее голосе, когда она сравнивала себя с мисс Андерсон, исчезла. Теперь ее голос звучал уверенно и… убедительно.

– Это можно узнать по твердости шишечки и по аромату. Вот. – Она поднесла пальцы к его носу. – Они пахнут травой. Когда же они созреют, то будут пахнуть… – Пен засмеялась. – Будут пахнуть хмелем.

Гарри взял ее пальцы, сжал их и поднес к губам. Сделал глубокий вдох. Да, это аромат травы, но кроме него еще и сладкий, пряный аромат самой Пен. Он погладил тыльную сторону ее ладони, такую мягкую. Большим пальцем провел по ее ладони. На ощупь она оказалась жестковатой. Рука труженицы. Сильная рука.

Ему захотелось почувствовать ее на своей груди. На животе и ниже. Как ему нравилось, когда Пен прикасалась ладонью к…

– Гарри… – Пен потянула руку, словно хотела высвободиться, однако не слишком настойчиво.

Он прижался губами к ее запястью и между губами ощутил биение пульса.

– Мне так тебя не хватало, Пен.

– Гарри, я…

Он обхватил руками ее лицо.

– Что?

– Я…

– Папа! Мама! Посмотрите! У меня корзинка для пикника.

Ему стало досадно, но они с Пен рассмеялись, когда увидели, как Гарриет бежит по заросшему травой проходу между растениями.

Глава 9

Пен просмотрела содержимое корзины, принесенной Гарриет. В хмельнике негде было устроить пикник, поэтому они решили перейти в сад.

Пен расстелила скатерть, которую нашла в корзине, и расставила на ней тарелки, чашки, еду. По мнению Доркас, Гарри ел за десятерых – в корзине была целая гора еды.

После чего Пен села и стала смотреть, как Гарри показывает Гарриет, как палкой подбрасывать падалицу с яблонь.

«Как хорошо, что Гарриет пришла именно в этот момент. Секундой позже, и…»

Пен закрыла глаза. О боже! Секундой позже она позволила бы Гарри поцеловать себя. Она видела это по его глазам. Он стоял так близко.

Волна мучительного смущения окатила ее. Но кого Пен пытается обмануть? Еще мгновение – и она бы ответила ему поцелуем. Стоило его губам прикоснуться к ее руке, как у нее закружилась голова. Словно искра, упавшая на сухой хворост, его прикосновение разожгло в ней страстное желание, настолько всепоглощающее, что по сравнению с ним померкла даже ее девичья любовь. Все ее здравомыслие, сдержанность, гордость были мгновенно испепелены пламенем страсти. Пен была на волосок от того, чтобы отдаться Гарри.

Она тряхнула головой, пытаясь изгнать из воображения этот искусительный соблазн.

– У меня получилось!

Пен открыла глаза и увидела, что Гарриет улыбается отцу, а Гарри улыбается ей в ответ.

– Превосходно! – воскликнул он.

Гарриет повернулась к Пен.

– Ты видела, мама? Ты видела, как я ударила яблоко и как далеко оно полетело?

На какую-то долю секунды Пен хотела было солгать, но потом вспомнила, что обещала себе никогда не лгать Гарриет, ну, конечно, кроме истории о выдуманном мистере Барнсе.

– Боюсь, я пропустила.

Лицо Гарриет помрачнело.

– Но мама!

– Извини.

Пен всегда старалась не разочаровывать дочь, но сейчас чувствовала себя особенно неловко, даже по-настоящему виноватой, из-за того, что ее невнимание к Гарриет объяснялось порочными мыслями о мужчине, от которого она сейчас старательно прятала глаза.

– Придется попробовать еще разок, Гарриет, – сказал Гарри. И со смехом добавил, обращаясь к Пен: – Будь на сей раз внимательнее.

«О боже, как он хорош, когда смеется!»

– Я постараюсь.

Гарриет бросила на нее осуждающий взгляд.

– Обещаешь?

– Обещаю.

Девочка подобрала яблоко, подняла палку и снова взглянула на Пен.

– Ты смотришь, мама?

– Да, смотрю.

Гарриет подбросила яблоко в воздух, развернулась и… промахнулась. Недовольно топнув ногой, сердито посмотрела на мать, словно та была виновата в ее промахе.

– Надо было как следует смотреть в прошлый раз, мама.

– Давай еще раз, – предложил Гарри. – У тебя непременно получится.

Мальчишкой Гарри часто играл с падалицей и пытался научить этой игре Пен, но она была совершенно безнадежна.

Для Гарриет запасы его терпения, казалось, были неисчерпаемы.

Оно и понятно: он был уже не мальчишкой, а взрослым мужчиной.

Гарри снял шляпу, сюртук, жилет и шейный платок, чтобы одежда не мешала ему, и бросил на скатерть рядом с Пен. Она видела его сильную, красиво очерченную шею, стройную линию спины и плеч, плавно переходившую в изгиб бедер. Пен с восторгом наблюдала за тем, с каким изяществом он подбросил в воздух маленькое яблоко, а затем ударил по нему палкой так, что яблоко, улетев далеко-далеко, неизвестно где приземлилось.

«Ах, если бы он снял еще и рубашку. Как бы хотелось видеть его мышцы, прикоснуться к этим шелковистым волоскам, покрывающим грудь и узкой дорожкой спускающимся к животу и ниже…»

О господи! Лицо Пен горело, но куда сильнее горело там, под платьем. Там она ощущала жгучую пустоту.

Внезапно на нее волной нахлынули воспоминания о полузабытых чувствах, испытанных тогда, в те мгновения, когда Гарри входил в нее снова и снова, до тех пор пока она…

Нет, Пен все же следует сейчас отвлечься и уделить хоть немного внимания дочери. Если она пропустит еще один удачный удар по яблоку, Гарриет ей этого ни за что не простит. А Гарри точно что-то заподозрит.

«Сосредоточиться!»

Пен во все глаза смотрела на них. Гарри объяснял, Гарриет слушала. Отец и дочь были так увлечены, так захвачены общением, что у Пен мелькнула мысль о том, что кто угодно, любой, даже ни сном ни духом не ведающий о серебристой прядке человек тут же понял бы, что перед ним – любящие друг друга отец и дочь.

– Нужно верно рассчитать момент, – пояснял Гарри. – Ты размахиваешься, а яблоко уже пролетело мимо. Попробуй размахнуться чуточку раньше. И не своди глаз с яблока. Попробуй, у тебя получится.

Гарри был абсолютно уверен в себе и увлечен игрой. Пытался преодолеть страхи Гарриет и ее, Пен, так же, как тогда, перед лошадью.

«Какой замечательный отец для Гарриет вышел бы из него! Да, здорово повезло этой леди Сьюзен Палмер. Как бы я хотела…»

Нет. Какой смысл забивать голову пустыми иллюзиями? Ей нужно спланировать, рассчитать, как жить дальше. Пен собиралась выйти замуж за викария, чтобы у дочери был дом, но теперь с каждым часом убеждалась, что Гарриет нужен отец, который научил бы ее быть смелой и решительной.

Но кто подойдет на роль такого отца? Уж, конечно, не Годфри. И не мужчина, каким был ее, Пен, отец. Таким людям вообще нельзя иметь детей, хотя, возможно, ее отец обходился бы с дочерью по-другому, если бы была жива мать. Может, тогда он был бы счастлив и не искал ежевечернего забытья в стакане виски.

Черт возьми! В этой глухомани не было ни одного мало-мальски подходящего кандидата на роль отца Гарриет. Скорее всего, новый викарий – герцог, вне всякого сомнения, последует совету Гарри и отделается от Годфри – окажется добрым и достойным человеком, за которого она сможет выйти замуж и который будет относиться к Гарриет как к родной дочери.

На сей раз попытка Гарриет увенчалась успехом – девочка попала по яблоку. Плод отлетел на несколько ярдов.

– Получилось! Получилось! – Она запрыгала по поляне, потом бросилась обнимать Гарри. – У меня получилось, папа!

– Верно, у тебя получилось. Превосходно, – заключил Гарри с искренней радостью в голосе, приобняв девчушку.

Гарриет перевела взгляд на Пен.

– А на этот раз ты смотрела, мама? Ты видела?

– Да, конечно. Просто великолепно. Мне бы так ударить.

Глаза Гарриет округлились.

– Ты тоже играла в эту игру, мама?

– Пыталась играть. Не забывай, и я когда-то тоже была маленькой девочкой. И твой папа пытался меня научить, но безуспешно. Ты куда более способная ученица.

Гарри рассмеялся:

– Или, может, я стал хорошим учителем.

Гарриет переводила взгляд с Пен на Гарри и снова на Пен. Потом протянула матери палку:

– Мама, попробуй. Папа, покажет тебе – как. Это же очень интересно.

– Да, попробуй, Пен, – поддержал ее Гарри. – Я попытаюсь исправить свои былые неудачи. – Замолчав, он нахмурился и откашлялся.

Пен понимала, что под неудачами он имеет в виду совсем не ее неумение попасть палкой по подброшенному яблоку.

«Нет, Гарри, не было никаких неудач. Напротив, тебе удалось сделать меня по-настоящему счастливой».

– Хороший учитель должен стремиться к тому, чтобы его ученики в совершенстве овладели предметом, – проговорил Гарри наконец.

Пен улыбнулась:

– Возможно, ты прав. Но старшая твоя ученица, увы, отклоняет столь любезно сделанное предложение. – У нее не было ни малейшего желания скакать с палкой в руках перед Гарриет и Гарри. – А теперь давайте-ка усаживайтесь – пора поесть. Вы оба явно изнываете от голода, я же вижу. А у нас здесь еды – на целую армию.

– Доркас специально все приготовила для папы, – сообщила Гарриет, усаживаясь напротив Пен, так что Гарри оставалось сесть только рядом с Пен.

Она бросила вопросительный взгляд на дочь, а Гарри уселся рядом. У девятилетней девочки вряд ли достанет ума и хитрости попытаться всерьез свести мать с Гарри.

Гарриет взглянула на нее с подозрительной хитроватой улыбкой.

«Нет, я все выдумываю».

Впрочем, по Гарри можно было заметить, что в данный момент, если его что-то и волновало, так это еда. Он с любопытством изучал содержимое корзины.

– Что у нас тут? Мясной пирог. Выглядит превосходно. Можно, я отрежу тебе кусочек, Пен?

Гарри потянулся за пирогом и невольно оказался очень близко от нее. Пен даже чуть отпрянула.

Ладно, сейчас он снова усядется, как полагается. И нечего давать ему повод думать, что она реагирует на каждое его движение.

Гарри нагнулся едва ли не вплотную к ней, и Пен могла рассмотреть даже едва отросшую щетину у него на подбородке. Когда-то ей так нравилось водить пальцами по его лицу: сначала по скулам, потом вниз, к губам.

Ох, у него растрепались волосы. Сейчас она…

Ей пришлось изо всех сил сжать кулаки, чтоб не дать рукам прикоснуться к его волосам. Пен хорошо помнила мягкие и шелковистые волосы Гарри и то, как она запускала в них пальцы…

«О боже! Я же чувствую его запах».

Можно было предположить, что после игр с дочерью от него будет исходить резкий запах вспотевшего тела, но от Гарри исходил особый мужской запах, присущий ему одному.

Пен казалось, что она снова семнадцатилетняя, лежит обнаженная на спине, а Гарри склонился над ней, опершись на локти, что его длинные волосы касаются ее лица, а его лицо так близко, что она чувствует разгоряченное дыхание у себя на щеке. Его фаллос движется в ней все быстрее и быстрее, и наслаждение с каждым толчком нарастает, заполняя ее без остатка. Пен полной грудью вдыхает его аромат, Гарри входит в нее и оставляет в ней семя. Дрожь сладострастия пронизывает все ее тело. Глубоко в чреве она ощущает…

– Не слишком ли много?..

Да. Наслаждения было много, даже слишком много. Явно в избытке, но ей всегда было мало.

– Пен? Не слишком ли много пирога?

Ох! Захваченная врасплох, она растерянно мигнула.

Гарри смотрел на нее. В глазах поблескивали искорки радости и…

«Да брось ты! Он прекрасно понимает, о чем ты сейчас думаешь».

– Нет, нет. В самый раз, спасибо.

Пен механически взяла у Гарри тарелку, даже не заметив, что он на нее положил. Она съест все до крошки, пусть хоть из ушей вылезет.

– Сколько тебе было лет, когда ты встретил маму, папа? – спросила Гарриет, собираясь откусить пирог.

– Лет семь или около того, а твоей маме было шесть.

Он налил Гарриет стакан лимонада, а себе и Пен – «Вдовьего пива». Разумеется, чего же еще?

– Ты не против, Пен?

Пен была не против. Обычно в середине дня она пила чай или лимонад, но сегодня пиво позволит ей расслабиться.

– Было начало сентября, и ты с мальчишками играл в прятки. – Пен с улыбкой посмотрела на Гарриет. – Твоему отцу показалось, что он откопал местечко, где его никто не отыщет, и страшно удивился, увидев там меня.

Место это было и на самом деле идеальным для пряток. Пен часто скрывалась там от впадавшего в пьяное буйство отца. Но в тот день, забравшись в зеленый грот из покрытых листвой ветвей деревьев и вьющихся растений, она увидела Гарри.

Пен, конечно, видела его и раньше, но всегда в отдалении: на графской скамье в церкви, на праздниках, которые граф и графиня устраивали для жителей поместья после окончания сбора урожая, на Рождество и в день рождения Уолтера. Но никогда не приближалась к нему, даже если могла. Ее отец на своем особом, исторгавшем злобу языке предостерегал дочь, чтобы та держалась подальше от графского сынка.

Обращаясь мыслями в прошлое, Пен понимала, что отец, как и многие другие в имении, не имел в виду Гарри. Он имел в виду графского наследника Уолтера. В то время за Уолтером уже закрепилась репутация бабника. Но Пен, в ту пору еще почти ребенок, не понимала этого.

Поэтому, оказавшись наедине с Гарри в темном, удаленном от людей месте, она была страшно перепугана.

Гарри улыбнулся ей тогда точно так же, как сейчас. Сказал: «Не трусь, сиди тихо, чтобы нас не нашли».

И тем завоевал ее доверие.

– А потом я уговорил тебя участвовать в игре.

– Да.

Правда, она не хотела. Пен вообще была склонна к уединению и по характеру, и из-за влияния отца дичилась, побаивалась шумных игр с мальчишками, но присутствие Гарри придало ей мужества, того самого мужества, которое она с тех пор испытывала в его присутствии.

– Ты знала все самые надежные для игр в прятки места. – Лицо Гарри, его улыбка говорили о том, что он прекрасно помнит время их детства.

Пен все время приходилось скрываться от своего вечно пьяного и злобного родителя. Это был единственный способ выжить, сохранить здравый рассудок и, возможно, даже жизнь. Рука этого человека была тяжелой.

Гарри знал об этом. Однажды он увидел, как отец наотмашь ударил Пен по лицу – ей было тогда примерно столько же, сколько сейчас Гарриет. Гарри был возмущен, разъярен, а папаша Пен лишь посмеивался над ним.

После этого эпизода Пен отыскивала самые невероятные места уединения, особенно их последним летом. Она страшно стыдилась, опасаясь, что Гарри заметит следы побоев у нее на теле. Стремилась проводимое ими вместе время превратить в волшебство, совершенно не похожее на жизнь, которую проживала с отцом.

Гарри рассказывал Гарриет истории их с Пен детства, и девочка жадно вслушивалась в каждое его слово.

Пен отхлебнула пива.

«Нужен мужчина, за которого я могла бы выйти замуж, чтобы у Гарриет был настоящий отец».

Ей только и оставалось, что надеяться на приход нового викария.

Впрочем, просто сидеть и ждать у моря погоды тоже было нелепо. Пен непременно поговорит об этом с Гарри. Гарри – друг герцога. И наверняка сумеет убедить герцога прислать в деревню молодого, доброжелательного и неженатого викария. Ведь Гарри желает Гарриет только хорошего.

Но когда и где обсудить с ним это? Конечно же не здесь и не сейчас. Пен не хотела, чтобы Гарриет слышала их разговор. Да и вообще, ей уже пора возвращаться. Должно быть… Пен взглянула на часы и ужаснулась.

Гарри это заметил.

– Что случилось, Пен?

– Уже почти три часа. Не думала, что время пролетит так быстро. Мне нужно идти. Я должна еще раз осмотреть растения. Но вас торопить не хочу. – Она бросила взгляд на пустые тарелки Гарри и Гарриет.

Гарри рассмеялся.

– Мы ждем тебя. Ты сама не особо торопилась.

– О! – Пен посмотрела в корзину. – Господи! Да мы умудрились съесть все, что прислала Доркас. И вам на ужин ничего не осталось, лорд Дэрроу.

– Мисс Доркас приготовит для папы еще еды, мама.

– Гарриет считает, что мне стоит лишь одарить мисс Доркас комплиментами по поводу ее кулинарных способностей – что для меня ровным счетом никакого труда не составит, – и корзина вновь наполнится.

Гарри прав: ему будет достаточно улыбнуться Доркас, и та опустошит ради него все погреба.

– Да, Гарриет, ты права.

– Конечно, я права, мама! – Девочка подскочила от радости. – Пойдем, папа.

Они собрали тарелки и чашки. Гарри потянулся за своим жилетом, и в этот момент Пен попыталась встать.

– О! – Она отсидела ногу? Или, может, не стоило притрагиваться к «Вдовьему пиву»? Пошатнувшись, Пен попыталась устоять…

Гарри вовремя подхватил ее и прижал к себе. Лишь тонкая холщовая сорочка отделяла его налитые силой мышцы от щеки Пен. Он снова держал ее в своих объятиях.

И вновь этот одурманивающий запах мужчины. Его запах. О боже! Тело Пен странно и приятно размягчилось. Как же она желала, чтобы он вошел в него!

«Какая глупость».

– Ты как, Пен? – прошептал Гарри ей прямо в ухо.

«Подумай о чем-нибудь другом. О тле! О спорынье!»

– Все хорошо. Со мной все хорошо.

«Отойди от этого человека».

Пен положила руки ему на грудь.

«Оттолкни!»

Ей было невероятно трудно отстраниться от Гарри, но она заставила себя.

– Я просто ногу отсидела. – Приподняв подол юбки, она пошевелила ногой. – Видишь? Теперь все нормально.

– Вот и прекрасно. – В его голосе звучала…

«Он уставился на мою лодыжку».

Пен тут же одернула юбку.

– Да. Но нам пора идти.

– Действительно, уже пора – подтвердила Гарриет.

Гарри, усмехнувшись, поднял свой жилет.

– Точно пора.

«У Гарриет игра в падалицу выходит куда лучше, чем в свое время у Пен».

Гарри наблюдал за дочерью, прыгавшей впереди на дороге. Да и сам он уже не тот, что тогда, – и объяснит, и покажет. Годы развили в нем терпение и умение объяснить, однако, помимо всего прочего, Гарриет – несомненно, способная девочка.

Непонятная, необъяснимая гордость наполнила его сердце. Гарри всегда был отличным спортсменом. Возможно, Гарриет получила от него не только серебристую прядь волос.

«Как бы мне хотелось научить ее верховой езде. И научу, если только смогу убедить Пен переехать в пустующий дом в Дэрроу».

Это будет, разумеется, не простым делом. Большинство женщин без долгих раздумий ухватились бы за возможность зажить беззаботной жизнью в хорошем доме, но Пен к ним не относилась. Она была женщиной независимой. Порой до абсурда независимой.

«Если мне удастся убедить ее, это будет только во благо Гарриет…»

Пен, конечно, пойдет на все ради Гарриет. Достаточно вспомнить о ее готовности выскочить за этого, с позволения сказать, викария.

– Мне бы хотелось кое-что обсудить с вами, лорд Дэрроу.

– И что же? – Гарри взглянул на Пен.

Само собой, она не собиралась принять предложенную им руку и шла в добрых двух футах от него.

Ну и что! Всякий раз стоило ей прикоснуться к нему или ему к ней – у него возникало ощущение, что он вот-вот воспламенится. Ему до боли, до судорог хотелось войти в это пылающее и такое дорогое тело.

Его налитый кровью фаллос обезумел от желания.

– Я, э… – Покраснев, Пен стала смотреть в сторону.

«Интересно. Может, мне и правда удастся убедить ее перебраться в Дэрроу?»

В то лето, которое они провели вместе, Пен испытывала сильнейшее физическое влечение к нему и не стеснялась удовлетворять его. Боже, сколько же страсти было в ней тогда, в те наполненные любовью дни. Никогда – ни раньше, ни потом – Гарри не встречал женщину, которая получала бы такое наслаждение от соития с ним.

– Это довольно деликатный вопрос.

– Вот как?

У нее, должно быть, были любовники. Женщина с таким зовом плоти явно не годится в монахини. И все же…

Но как ей было обзавестись любовниками? На Пен лежала ответственность за воспитание Гарриет – долг, выполнение которого, как он убедился, она воспринимала серьезнее всего в жизни. Пен уже много лет жила в приюте. Гарри – сам мужчина не робкого десятка, не отважился бы с плотскими намерениями переступить порог этой управляемой женщинами обители.

И если уже без малого десять лет миновало с тех пор, как Пен в последний раз была близка с мужчиной, то, вероятно, сейчас она должна просто обезуметь от неудовлетворенного желания. И с его стороны будет актом истинного человеколюбия попытаться удовлетворить это желание.

Гарри чувствовал, что до сих пор привлекает Пен. В чем в чем, но в этом он ни на йоту не сомневался. Как и в том, что она позволила бы ему поцеловать ее в хмельнике, если бы не появилась Гарриет. Гарри понял это по ее глазам. Он хорошо помнил этот ее взгляд тем летом в Дэрроу. А когда Пен, споткнувшись, едва устояла на ногах и Гарри поймал ее, она ведь не оттолкнула его, а на несколько мгновений замерла, щекой прижавшись к его груди.

Но куда красноречивее был момент, когда Гарри попросил у нее мясной пирог. Ее взгляд пылал самой настоящей страстью. Он был рядом и не мог этого не заметить… Гарри услышал ее вдруг участившееся дыхание, как тогда, когда она, семнадцатилетняя, лежала под ним, содрогаясь от приближающегося пика наслаждения.

Если бы не Гарриет, он, конечно же, поцеловал Пен, повалил бы ее на скатерть, вошел в нее так, чтобы тела их слились в единое и неразделимое целое.

От этих воспоминаний детородный орган Гарри окаменел так, что мешал ходьбе.

– Вот. – Пен закусила губу. – Я, э…

Это уже становилось любопытным. Что же она собралась с ним обсудить?

Тут подбежала Гарриет.

– Можно я побуду с тобой до вечера, папа?

Что бы там ни надумала обсудить с ним Пен, сейчас, с появлением дочери, было уже невозможно.

– Да, конечно. – Стоп! Не он один это решает! – Если мама будет не против. Мне бы не хотелось отвлекать тебя от твоих важных дел и уроков.

Гарриет повернулась к Пен.

– Можно, мама? – Девочка нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. – Папа ведь приехал совсем ненадолго. Всего на несколько дней.

Гарри будто кулаком в живот ударили. «Всего на несколько дней» – это и правда ненадолго.

– Ну, пожа-а-луйста! – протянула Гарриет. – Обещаю, мы вернемся к ужину.

«Может быть, как раз сейчас самый подходящий момент упомянуть о доме в Дэрроу?»

Гарри был готов заговорить об этом. В свое время при проведении самых разных переговоров он, стремясь перетянуть людей на свою сторону, нередко вводил их в соблазн. Ему самому Пен вполне может отказать, а вот мольбам дочери – их дочери! – явно уступит.

Разумеется, не бог весть какая проблема, но и не пустая болтовня, когда на кону лишь одно – кто кого переспорит. Вопрос касался ребенка. Его ребенка. Гарриет очень расстроится, если Пен наотрез откажется переехать, а отказа тоже исключать нельзя.

«Я должен напрямую обсудить этот вопрос с Пен».

Напрямую!

Его фаллос и тут был на его стороне.

Пен вздохнула.

– Хорошо. Но после ужина ты должна будешь сесть за уроки – выполнить все задания по чтению и арифметике.

Гарриет тут же подскочила с криком:

– Обещаю тебе, мама! – И повернулась к Гарри. – Что будем делать, папа?

Гарри рассмеялся:

– То, что ты выберешь. Я же твой гость. Можешь, например, показать мне свои самые любимые места в деревне.

– Да! Верно!

Гарриет взяла его за руку – в другой руке Гарри нес корзину – и радостно запрыгала рядом.

– Я покажу тебе амбар и котов, которые там поселились. Самый лучший из них – маленький серый, его зовут Туман. И еще там есть один – рыжий, его я называю Тыквой. А может, лучше звать его Тигром? В общем, я еще не решила. А черненького котика я хотела назвать Ночкой, но потом увидела белую полоску у него между ушей и теперь хочу назвать его Графом… Или Дэрроу? – Она с хитроватой улыбкой взглянула на отца. – В твою честь, папа.

– Ну да.

Было что-то трогательное и одновременно нелепое в том, чтобы заполучить в тезки обитающего в амбаре кота. Но над всеми чувствами Гарри доминировала непонятная – и желанная? – грусть.

Гарри никогда не испытывал подобного чувства раньше.

Годами он вел жизнь, которая его вполне устраивала, поставив разум и способности на службу королю. Гарри манила постоянно менявшаяся обстановка, переезды из одной страны в другую, череда встреч с самыми разными людьми. И вот теперь, когда он оказался связан массой обязанностей, проистекавших из его титула, ему отчаянно не хватало этого разнообразия.

Но как знать? Возможно, и в семейной жизни имеются свои плюсы. В детях, в куске земли, который ты имеешь полное право считать и называть своим. Гарри может быть счастлив, живя и такой жизнью. Еще одно свидетельство в пользу этого – необходимость остепениться и жениться на леди Сьюзен.

Гарриет нахмурилась.

– Но я не знаю, кот это или кошка? Я спросила у мисс Винифред – она все на свете знает, не только о лошадях, – но она сказала, что котята еще слишком маленькие, чтобы можно было определить. – Гарриет с надеждой взглянула на отца. – А ты сможешь?

Гарри представления не имел о кошках. Если уж столь авторитетный эксперт по половым признакам представителей семейства кошачьих, как мисс Винифред, в тупике, то он и подавно.

– Я должен посмотреть котят, Гарриет, но я не беру на себя смелость утверждать, что знаю больше мисс Винифред.

– О! – Гарриет была явно разочарована. – Так не пойдет.

– Но ведь можно же назвать его или ее Дэрроу. Дэрроу – не мужское и не женское имя, Дэрроу – это титул.

Гарриет нахмурилась.

– Но звучит оно как мужское имя.

– А как ты смотришь на такой вариант: как только ты узнаешь, мальчик это или девочка, ты назовешь его Лорд Дэрроу, а ее Леди Дэрроу.

Гарриет задумалась на мгновение над его предложением, и улыбка засияла у нее на лице.

– Да, это хорошо! Мне нравится! Именно так я и сделаю.

Гарри был до смешного доволен собой, куда больше, чем когда ему удавалось добиться требуемого решения в ходе переговоров с представителями иностранных государств.

Он взглянул на Пен. Та изо всех сил старалась удержаться от смеха.

– Как я посмотрю, вам предстоит увлекательное развлечение, лорд Дэрроу, – сказала она.

Да, конечно, выглядит все по-дурацки нелепо. Он сам хохотал бы от души, если бы кто-то раньше сказал ему, что ему предстоит определять пол амбарных котят по просьбе девятилетней девочки.

Гарри улыбнулся.

– Судя по всему, так и есть.

Они дошли до особняка, и Пен остановилась.

– Здесь я должна вас оставить, лорд Дэрроу. К сожалению, время сбора урожая вот-вот наступит, и я не могу позволить себе бездельничать в полдень. – Она нахмурилась. – Хотя я надеялась обсудить с вами э-э… один вопрос.

Гарри улыбнулся. Великолепно.

– И я тоже хотел кое-что обсудить с тобой. Возможно, у тебя будет время зайти в гостевой домик после ужина. Как только управишься со всеми делами, конечно.

Пен улыбнулась в ответ.

– Да. Прекрасно. Зайду. – И тут же нахмурилась. – Но не поздновато ли для визита?

– Любое время подойдет. А я, пока буду ждать тебя, поработаю над отчетом для герцога. – Гарри снова улыбнулся. – Ты, кстати, могла бы мне подсказать, на что я должен обратить его внимание.

Лицо Пен осветилось радостью, она даже на мгновение забыла о вопросе, который собралась с ним обсудить.

– Да, конечно, буду только рада оказаться полезной. – И тут же повернулась к дочери. – Только не слишком надоедай бедному графу, Гарриет, и не опоздай к ужину.

– Да, мама.

Гарри показалось, что Гарриет иронично закатила глаза, но от комментариев он решил воздержаться.

– Давай-ка отнесем корзину мисс Доркас, – предложил Гарри. – И попросим наполнить ее снова, пока мы будем заниматься котятами…

Глава 10

Пен спешила через поле к лесу. Она собиралась попасть в гостевой домик раньше, но из-за дел и забот припозднилась. Вначале был ужин, потом нужно было проследить, чтобы Гарриет уселась за уроки.

Всякий раз, когда Пен думала о Гарриет и ее учебе, она испытывала гордость за дочь. Ее девочка была очень способной. Даже мисс Айрис, учительница, преподававшая в приюте, признавала это. А уж она-то знает, что говорит. До того как мисс Айрис поселилась в Литтл-Падлдоне, она не один год проработала в школе для девочек. Гарриет сумеет выбиться в люди, когда придет время, при наличии соответствующих возможностей, разумеется.

И Пен была полна решимости создать такие возможности для своей дочери. Замужество за священником, естественно не за Годфри, станет одним из шагов в этом направлении. Это гарантирует Гарриет недурной социальный статус и обеспечит возможность жить в полноценной семье. Когда придет пора подумать о ее замужестве и поисках места в жизни, все уже забудут о ее небезупречном родстве с графом Дэрроу. Все будут считать ее дочерью викария.

Ну и граф Дэрроу, вероятно, настоит на своем отцовстве. Поддержка Гарри поможет Гарриет, особенно если эта поддержка не будет слишком уж афишироваться. Он же не станет действовать во вред собственной дочери.

«Однако к тому времени у него уже будут другие дочери и сыновья».

От этой мысли Пен сразу стало как-то не по себе.

Но что с этим поделаешь? Единственная цель его женитьбы на леди Сьюзен или на любой другой светской даме, которую он в конце концов выберет, – иметь детей. Главного наследника и запасных, на всякий случай.

Пен должна быть реалисткой. Он был очень мил с Гарриет сегодня. И создается впечатление, что Гарри действительно любит дочь, но ведь человек в первую очередь склонен проявлять заботу о тех, кто рядом, о тех, кто живет в твоем доме, носит твое имя. Стоит Гарри уехать из Литтл-Падлдона, как к Гарриет станет вполне применима известная поговорка: с глаз долой – из сердца вон.

«Может, мне стоит убедить Гарри назначить для дочери регулярные денежные выплаты? Нет, это будет слишком походить на милостыню. На подачку».

Пен прекрасно обходилась без его финансовой помощи все эти десять лет. И прекрасно обойдется еще десять. А если уж станет совсем невмоготу, тогда она, конечно, может его попросить об этом. Однако, если он поможет ей устроить брак со священником, велика вероятность, что ей вообще не придется приходить к нему с протянутой рукой. Надо будет ему на это намекнуть.

«Намекнуть или заявить напрямую?»

По-видимому, придется заявить напрямую. Намекать у Пен явно не получится.

Она дошла до тропинки, которая вела к гостевому домику, пошла по ней и вдруг споткнулась за корень дерева. Черт! Пен едва не упала в грязь.

Смеркалось. Солнце садилось, и от деревьев падали огромные тени. Ей следовало бы выйти пораньше.

Пен продолжила свой путь, но на сей раз поглядывая под ноги.

Нет, выйти раньше не было никакой возможности. Даже когда Гарриет закончила готовить уроки. Девочка была настолько обрадована, что ей не терпелось поделиться с матерью всеми, даже мельчайшими подробностями нескольких часов, проведенных с отцом.

Пен не видела особой надобности в отце для своей дочери. До сегодняшнего дня. Раньше она сводила роль отца лишь к зачатию ребенка.

Ее собственный отец был страшен: рослый сильный мужчина, чаще всего охваченный злобой и почти всегда пьяный. В Пен все сжималось при воспоминании о том, как она, затаив дыхание, старалась нырнуть куда-нибудь, чтобы ненароком не попасться ему на глаза и не вызвать очередной всплеск ярости.

Каким же облегчением для нее стала возможность вырваться из-под его опеки и зажить самостоятельной жизнью. Пен никогда не хотелось возвращаться к жизни, которую она вела в Дэрроу.

Но увидев, как Гарри учит Гарриет верховой езде, Пен поняла, что в отцовском влиянии есть много положительного.

Ну вот она и добралась. Гостевой домик казался темным и мрачным. Оставалось надеяться, что Гарри еще не улегся спать.

И словно по команде, шокирующий образ обнаженного Гарри, распростертого на постели, внезапно возник в ее воображении.

Пен тут же попыталась отделаться от него. Ничего хорошего, если она позволит воображению подбрасывать ей такие коварные сюрпризы.

Однако ее проснувшееся воображение отступать от этого образа и не думало.

Подняв руку, чтобы постучать в дверь, Пен так и застыла в нелепой позе.

Уходя из приюта, она сказала Гарриет, что идет в гостевой домик и постарается не разбудить ее, когда вернется. Гарриет в ответ на это как-то странно и загадочно улыбнулась. О господи! Пен считала, что ее дочь еще слишком мала, чтобы понимать любовные отношения, но, вероятно, она ошибалась. Стоит хотя бы вспомнить, как Гарриет всячески пыталась свести мать и отца во время обеда.

«Ха! Гарриет не нужно быть чрезмерно наблюдательной, чтобы заподозрить какие-то особые чувства между мной и Гарри. Она же видела нас в хмельнике и в яблоневом саду».

Но там же ничего особенного не было! Гарриет при всем желании не могла бы понять, что за желания в те минуты раздирали Пен.

Гарриет просто радовалась тому, что мама разговаривает с ее отцом. Все остальное Пен просто выдумала.

Она хмуро взглянула на дверь. От волнения заколотилось сердце.

Пен попыталась взять себя в руки и вскоре овладела собой. Она пришла сюда только как мать Гарриет. К Гарри она не испытывает никакого интереса, он интересует ее исключительно только как отец Гарриет… ну и как посланец герцога.

Верно. Но из нее всегда получалась никудышная лгунья.

Пен снова подняла руку, чтобы постучать – в это мгновение дверь распахнулась.

– Ах!

Пен отскочила и, зацепившись каблуком за край юбки, пошатнулась.

«Лучше упасть на задницу, чем на…»

Гарри не медлил. Он бросился вперед, схватил ее за плечи и прижал к себе.

К своей широкой обнаженной груди. На сей раз между ее щекой и его грудью не было холщовой рубашки. Пен ощутила размеренное биение его сердца.

Господи! А ее сердце замерло, а затем мерными ударами стало отмерять мгновения ожидания. Она почувствовала, как наливается тяжестью ее грудь…

– Здравствуй, Пен, – в самое ухо прошептал Гарри.

Стоило ей чуть-чуть повернуть голову, как его губы…

«Прекрати! Тебе же не семнадцать. Ты зрелая женщина, мать! Тебе двадцать семь лет. Ты пришла сюда, чтобы обсудить вопрос о предстоящем браке… с новым викарием».

Пен чуть отстранилась – и Гарри отпустил ее.

Плевать ей, что на нем почти ничего нет, плевать!

И потом, он же не голышом перед ней стоит.

Она окинула взглядом его мускулистую грудь, показавшуюся ей еще прекраснее, чем в воспоминаниях, и даже испытала что-то похожее на разочарование, когда увидела, что на Гарри брюки, хоть и застегнутые далеко не на все пуговицы, будто он натягивал их в страшной спешке.

«И в такой же страшной спешке он возьмет да и снимет их…»

– Ты мне не поможешь одеться? – с оттенком издевки спросил он, и в этом вопросе явно звучало желание овладеть ею. Вопрос следовало понимать: «Ты мне не поможешь раздеться?»

Будь Пен по-прежнему семнадцатилетней, она бы подразнила его в ответ или просто, ни слова не говоря, провела руками по узенькой дорожке мягких волосков на его плоском животе вниз, к гульфику, расстегнула бы пуговицы и высвободила бы его великолепный…

Взгляд Пен выражал ее мысли. Она увидела, что выпуклость спереди растет, наливается силой, пытаясь вырваться из заточения ткани и словно умоляя ее…

– Ты покраснела. – И он прекрасно понимал отчего.

Пальцы не слушались Пен, когда она пыталась развязать ленты чепца.

– Почему ты без рубашки? – Ее слова прозвучали резковато, но все-таки лучше так, чем страстное воркование.

Пен показалось, что на лице Гарри промелькнуло разочарование тем, что она решила не принимать предлагаемую им игру, но он не стал настаивать, лишь пожал плечами в ответ.

«Неужели Гарри тяжело дышит? Да нет, показалось».

– Решил искупаться после обхода амбара и полей. Кроме котят, я познакомился с несколькими собаками, к счастью, без блох, с коровой Бэсси и еще с одной – Вероникой, а также с парочкой любопытных коз. Я только что с пруда и вот… почувствовал, что ты стоишь у двери. – Гарри снова улыбнулся. – Жаль, что ты не пришла несколькими минутами раньше. Увидела бы кое-что любопытное.

Отчасти Пен уже увидела это любопытное и в мельчайших деталях представила себе то, что упустила.

«Но я здесь для того, чтобы обсудить брак с новым викарием, а не чтобы вожделеть Гарри».

Впрочем, сейчас ее совершенно не волновал ни новый священник, ни возможность брака с ним.

Гарри повернулся, чтобы взять рубашку со спинки стула.

«Слава богу!»

Но он вдруг замер.

«А вот это ни к чему!»

– Ты не против, если я некоторое время побуду без рубашки? Надо чуть обсохнуть.

Нет, следует настоять, чтобы он рубашку надел. Так не пойдет. Те дни, когда они вдвоем нежились на солнце полуобнаженными или совсем нагими, давно в прошлом.

К сожалению.

«Гарри здесь всего на несколько дней. Он уедет, и я… Кто знает, увижу ли я его снова. Ну что такого, если я увижу чуть больше… чем нужно».

Пен, не дожидаясь, пока полностью овладеет собой, ответила:

– Мне все равно.

«Идиотка! Ты играешь с огнем».

Чепуха. Она сможет смотреть на него, но не прикасаться.

«К мужчине не обязательно прикасаться, чтобы разгореться страстью».

– Боюсь, что не смогу предложить тебе даже чашку чая, – с виноватой улыбкой сообщил Гарри. – У меня нет ни чая, ни чашки. Зато есть немного бренди. Но стакан один, так что нам придется пить из него по очереди. Не желаешь?

Конечно, ей следовало отказаться и сразу же перейти к делу. Чем скорее она заговорит о том, ради чего пришла, тем скорее сможет уйти и тем меньше вероятность наглупить.

С другой стороны, от бренди Гарри станет сговорчивее и его не придется уговаривать помочь ей устроить брак с новым викарием.

И вновь Пен проигнорировала доводы рассудка.

– Да, спасибо. – Она уселась на не очень удобный деревянный стул в ожидании, пока Гарри достанет бутылку бренди.

Какая красивая у него спина, широкая, налитая силой…

«Не отвлекаться!»

– Ты уже написал письмо герцогу?

– Да, конечно. Еще до купания.

Было бы лучше, если бы он не упоминал на каждом шагу о своем чертовом купании. Пен с поразительной ясностью представила Гарри совершенно обнаженным, мокрым, струйки стекающей с кожи воды…

«Дело. Дом. Письмо».

Гарри налил бренди и протянул ей стакан.

– Прошу. А я пока зажгу свечу. Здесь становится темно.

Пен сделала глоток, глядя на то, как он шлепает по полу босыми ногами к камину и наклоняется, чтобы зажечь щепу. Пусть сейчас его зад обтягивают брюки, но Пен помнила каждую впадинку, каждую мышцу. Помнила и о том, как он становился тверже железа в тот момент, когда вонзал свой…

Она глотнула еще бренди.

Гарри вернулся к столу со свечой и письмом в руках.

– Вот оно. В конце я специально оставил место на тот случай, если ты что-то захочешь добавить.

Он наклонился, подал ей письмо и забрал опустевший стакан.

О господи! Вновь запах его тела.

– Да. – Пен откашлялась. – Я вижу. Благодарю. – Она протянула ему стакан.

Пока Гарри находился рядом, Пен ни о чем не могла думать, кроме как о его волнующем теле.

Он уселся на стул прямо напротив нее. Их разделял стол. Положив на стол руки, Гарри чуть подался вперед.

Пен заставила себя сосредоточиться на письме. Она никогда еще не видела почерк Гарри. Когда ей было семнадцать, она не умела читать. Почерк у Гарри оказался решительным и не везде разборчивым в отличие от почерков Джо и Каро, четких и ровных. Она придвинулась ближе.

– Осторожнее, тут свеча – не дай бог, волосы подпалишь, – предупредил Гарри, отодвигая свечу.

– Да, спасибо. – Ей пришлось несколько раз перечитать первый абзац, прежде чем она вникла в содержание написанного. И дело было не столько в неразборчивости почерка Гарри, сколько в присутствии его самого.

– Ты тоже плохо разбираешь мою жуткую писанину? Неудивительно, мой почерк был мукой для моего учителя… – Он наклонился, чтобы взглянуть на письмо и теперь его лицо было в нескольких дюймах. – Давай помогу расшифровать. Выпьешь еще бренди? – И протянул ей стакан.

Пен сделала глоток. Бренди согрел и успокоил ее. Прежняя напряженность прошла.

– Думаю, в основном все верно изложено, хотя Каро сказала бы, что тебе следовало бы подробнее описать все процессы производства пива. И с бо́льшим энтузиазмом.

Она повернулась, чтобы улыбнуться ему, и едва не коснулась губами его щеки.

Тут же отпрянула.

«Ну чего ты ждешь? Заведи разговор о священнике. В письме нет упоминания о необходимости сменить викария. Именно об этом добавлении ты и пришла попросить его».

Да, но вначале следует убедиться, что он наилучшим образом охарактеризовал их приют.

– И Каро права. Мы стремимся к полной финансовой независимости. Пока что это не так, но уже очень скоро все изменится. Вряд ли мы когда-нибудь сможем выкупить Падлдон-Мэнор. Никто на это и не рассчитывает. Но не сомневаюсь, что со временем герцог уменьшит финансовую поддержку, причем заметно. Не исключено даже, что когда-нибудь мы сможем выплачивать ему ренту и тем самым пополнять его бюджет.

Пен уже собралась наклониться вперед, но вовремя одумалась и отодвинулась от Гарри.

Самое главное, чтобы Гарри уяснил всю серьезность их положения.

– Не представляю, что с нами будет, если герцог выставит нас из поместья. Нам вообще некуда пойти.

Внезапно страхи, давние, полузабытые, которые она не чувствовала со дня смерти тети Маргарет, вернулись.

Пен вдруг ощутила успокаивающее тепло – это Гарри взял ее холодные как лед руки в свои большие и теплые ладони.

– Не тревожься, Пен. Все будет хорошо.

Она вздохнула. Ей так хотелось верить ему.

– Герцог – хороший человек. Он вдовец, живет с сыном. И поддержка несчастных женщин и их детей для него не пустой звук.

Пен посерьезнела.

– Почему же он в таком случае заморозил наши фонды и прислал тебя сюда?

– Ему хочется в точности выяснить, что он финансирует. По расходным книгам понять это невозможно. – Гарри пожал плечами. – У нас возникло подозрение, что старый герцог или, возможно, его сын укрывают здесь незаконнорожденного ребенка.

– О! – Пен залилась краской и убрала руки. – А ты вместо этого обнаружил здесь собственного незаконнорожденного ребенка.

Гарри нахмурился.

– Именно так, Пен. Ты…

Она перебила его:

– У нас с Гарриет все в порядке. И будет в порядке, если ты сможешь убедить герцога сохранить финансовую поддержку нашего приюта.

Гарри взглянул на нее так, словно собрался возразить, но передумал и отхлебнул бренди, а потом протянул стакан ей.

«А почему бы и нет, черт побери?»

– Если и дальше пойдет такими темпами, у тебя бренди не хватит.

Гарри пожал плечами.

– Хватит. У меня его много.

И еще: ему придется нести ее домой на руках. Но до этого далеко. Ей пока что бренди в голову не ударило.

Пен заметила, что Гарри пристально смотрит, как она слизывает капельку бренди с верхней губы. Вдруг Пен стало жарко.

«Самое время затронуть тему замены викария. Пока я не наделала глупостей».

Но первым заговорил Гарри:

– Ты прекрасно воспитала Гарриет, Пен. Я с огромным удовольствием провел с ней эти часы. – Он улыбнулся. – Даже несмотря на всех тех зверюшек, с которыми мне пришлось познакомиться. Она очень хорошая девочка, умная и милая.

О!.. Анонимный священник ушел на дальний план от теплоты и искренности Гарри. Пен просияла. Никто еще так хорошо не отзывался о ее дочери.

Она улыбнулась – Гарри улыбнулся в ответ.

– Да, она такая.

Он сделал еще глоток бренди и протянул к ней руку.

– Мне так жаль, что меня не было, когда она родилась. Пен, хоть она и росла без меня, но я так счастлив, что нашел ее. – Гарри медленно провел пальцем по тыльной стороне ее руки. – И тебя тоже.

О боже! Она напрочь позабыла, что не должна поддаваться его уговорам, его лести. И теперь желание, охватившее ее в хмельнике и в саду, обрушилось на нее с тысячекратной силой. Если тогда это был легкий весенний ветерок, то сейчас – бушующий ураган. Ее самоконтроль разлетелся вдребезги.

Ощущение руки Гарри, его легкое поглаживание пробудило в ней множество воспоминаний.

«Уже почти десять лет, как до меня не дотрагивался ни один мужчина. Десять долгих лет».

Неужели она застонала? Нет, это застонал Гарри.

– Боже, Пен.

Он пристально смотрел на нее. Но что он мог увидеть? Только простое платье с высоким воротником и волосы, заколотые по-стародевичьи. Она же чувствовала…

Ей так хотелось провести руками по его плечам, рукам, груди.

– Мне так тебя не хватало. – Голос его звучал хрипло и напряженно.

Гарри провел пальцем по ее ладони.

Пен на мгновение закрыла глаза и прикусила губу.

– Ты всегда все понимала, на все откликалась. Была такая сосредоточенная. Такая… живая.

Его рука поднялась к ее щеке.

«Я хочу снова быть живой. Быть чем-то бо́льшим, чем мать Гарриет».

Пен повернулась к Гарри лицом и прижалась губами к его ладони, коснувшись кончиком языка его кожи.

Она слышала его учащенное дыхание. Ее тело – грудь, лоно – трепетало от предвкушения.

Черт! Ласки языка Пен тут же отозвались в его чреслах и мужское естество отчаянно требовало высвободить его, позволить ему обрести темное и теплое пристанище…

«Думай головой, парень. Голова не только для того, чтобы нахлобучивать на нее шляпу. Ты почти десять лет не видел Пен. А вчера ее чуть не изнасиловали. Да она и мысли не допустит, чтобы кто-то вот так просто взял ее».

Кончик языка Пен касался его кожи, и все мысли, которыми он пытался отвлечь себя, вдруг куда-то испарились. Неудивительно. Казалось, вся кровь в его теле внезапно устремилась вниз, к его гордецу.

Так у них всегда было с Пен. С другими женщинами секс был просто приятным времяпрепровождением, не более того. А с Пен он был чем-то куда более важным и содержательным, он был необходим как воздух. Порой Гарри казалось, что он умрет, если тотчас же не войдет в нее.

Он убрал руку со стола и положил ее себе на колено.

– Давай займемся любовью, Пен.

Вот и вся его хваленая способность соблазнять. Но ведь и Пен не из тех, кто обожает играть в амурные игры. А Гарри и не собирался соблазнять ее. Соблазнять в смысле обманывать, играть на доверчивости и одиночестве, заглушив голос рассудка. Он хотел, чтобы эта женщина сделала свободный выбор, руководствуясь лишь своим желанием, и ничем больше.

– Я прошу тебя.

Гарри затаил дыхание. Если она скажет «нет»…

А ведь Пен может сказать «нет». Он видел нерешительность в ее глазах.

У Гарри внутри все сжалось. Если Пен скажет «нет», ну что же! Он извинится, а на следующий день они продолжат разговор о… том, ради чего она пришла сегодня к нему. Гарри не станет упоминать о доме в Дэрроу. Он думал – надеялся, – что может предложить Пен его с самым невинным намерением: чтобы избавить Пен от постоянных тревог о будущем, чтобы Гарриет была постоянно рядом с ним, чтобы он стал частью ее жизни. Но Гарри, разумеется, обманывал себя. Его глубинный мотив вряд ли можно было назвать невинным.

Он хотел, чтобы Пен была рядом с ним, он хотел постоянной близости с ней.

Пен закусила губу.

Было бы так легко…

«Нет. Это должен быть ее свободный выбор».

Вода в пруду была очень холодной, когда Гарри купался. Если Пен скажет «нет», он проводит ее до приюта, попрощается и снова окунется в пруд, надеясь, что вода охладит его, приведет в чувства.

«Или можно отправиться на постоялый двор, к этой Бэсс».

Только не это. Мысль о постоялом дворе мгновенно вызвала у него отвращение. И потом, это не сработает. Ему себя не обмануть. Более того, он имеет все шансы угодить в нелицеприятную историю – просто-напросто разочаровать Бэсс. Его теперешнее желание чистой физиологией не назовешь. Оно было чем-то бо́льшим, серьезным.

– Что ж, давай займемся.

Его мысли разом оборвались, а взгляд застыл на Пен. Она улыбалась так, как улыбалась в то далекое лето: уголки губ слегка приподняты, глаза широко раскрыты и полны страстью и желанием.

«Слава богу!»

У него пересохло во рту – Гарри откашлялся.

– Тогда нам лучше подняться наверх. – Его мужское достоинство напряглось до предела. – Там… – Он выдохнул. – Есть кровать.

И тут Гарри вспомнил, что они никогда не занимались любовью не только на кровати, но и в помещении. И теперь, задним числом, Гарри подумал: это чудо, что никто и никогда на них не наткнулся ни в поле, ни в лесу.

«Возможно, кто-то и видел нас, но решил, что развлечения графского сынка с дочуркой арендатора не стоят внимания».

И тут же Гарри отбросил эту унизительную мысль. Сейчас было над чем задуматься.

– Ладно. – Пен как-то нервно хихикнула, начав подниматься по лестнице. – Полагаю, мы уже вышли из того возраста, когда предаются подобным развлечениям на столе или у стены.

Она права. Не раз и не два они совокуплялись быстро и в самых неподходящих местах.

– Не в том дело. Мы отнюдь не старички. Просто хочется удобства, чтобы не опасаться ежеминутно, что свалишься на пол.

Гарри хотелось заниматься любовью с Пен степенно, как двадцативосьмилетний мужчина, обладающий опытом, а не как ослепленный похотью восемнадцатилетний мальчишка.

То лето в Дэрроу было последним летом его детства, хотя ему было уже восемнадцать и он во всех смыслах не походил на ребенка. Но его в ту пору не связывали ни долг, ни ответственность. Он был так свободен, как не будет свободен уже никогда.

Но Гарри не ценил эту свободу. Он стремился как можно скорее зажить собственной жизнью, покинуть Дэрроу и очертя голову броситься на поиски приключений. Но он ценил Пен. И всякий раз, когда Гарри оглядывался назад, она была первой, кого он вспоминал – самым ярким, самым теплым, самым счастливым его воспоминанием.

Пен тем временем жила в одиночестве, изгнанная отцом, и растила дочь.

А ведь ему следовало бы все-таки осознать свою ответственность в то лето.

Зато теперь Гарри постарается все наверстать, теперь он будет по-настоящему ответственным человеком. Он перевезет Пен и Гарриет в Дэрроу. У них больше не будет проблем. Они будут рядом. Он будет видеть, как подрастает Гарриет, он будет любить Пен всегда, когда пожелает.

– Опусти голову, – предупредила его Пен, входя в спальню. – Потолок очень низкий. – Она рассмеялась: – Хотя, думаю, ты уже это заметил.

– Да, – ответил Гарри, наклонив голову. – И доказательство тому – шишка на голове.

Комната была настолько маленькая, а крыша спускалась так круто, что у них почти не оставалось места, и Гарри пришлось подойти почти вплотную к Пен.

Он вдохнул ее аромат: легкую смесь лимона с… чем-то присущим только Пен.

За последние годы Гарри много раз бывал в подобной ситуации с множеством красивых, вожделевших его женщин, но ни разу не чувствовал он такого острого предвкушения. Ведь рядом была Пен.

Воспоминания о юношеской любви и о детской дружбе смешались у него с желанием.

«Ты слишком многого ожидаешь».

Возможно, но он ничего не мог поделать с собой.

Пен пришлось немного наклонить голову, чтобы встретиться с ним взглядом. В ее глазах была некоторая озабоченность. Она попыталась улыбнуться:

– Я его поцелую, и ему станет лучше. Давай?

Он жаждал прикосновения губ Пен. Но надо охладить пыл, иначе их встреча закончится не начавшись. Гарри боялся, что слишком быстро достигнет пика, несмотря на все попытки контролировать себя.

«Я не должен позволять желанию до такой степени овладеть мной. Я уже не мальчик».

– Ты помнишь, когда сказала это в первый раз? – Он извлек заколку из ее волос. Волосы Пен были такие же шелковистые, как и в то лето.

Пен закрыла глаза и застонала от удовольствия.

– Да. В ту ночь, когда… – Она улыбнулась. – Мы бултыхались в банном пруду.

Гарри извлек еще одну заколку.

Они играли обнаженными в воде, а пруд и баня были освещены одним лишь лунным светом. Они не осмелились даже зажечь свечу, боясь, что кто-то в доме заметит свет и выйдет узнать, что происходит.

– Ты бежал за мной, – напомнила Пен. – И ударился бедром о статую водяной нимфы.

Да, бедром. Это была очень чувствительная часть тела.

Пен облизала губы. Боже! Поступи так любая другая женщина, Гарри подумал бы, что этот жест тщательно продуман, чтобы еще больше завести его, но у Пен он был совершенно естественен.

– И я тогда поцеловала тебя в ушибленное место.

На самом деле не только в ушибленное место. Ее губы соскользнули с бедра на фаллос, а пальцами она не переставала ласкать и возбуждать его. Пен обладала удивительным инстинктом, подсказывавшим ей, каким способом даровать истинное наслаждение.

Гарри вытащил последнюю заколку – роскошные каштановые волосы Пен рассыпались по плечам.

– Да, поцеловала. – Гарри перебирал пальцами ее шелковистые пряди. Он наклонился ближе, и теперь одно лишь дыхание разделяло их губы. – Мне тогда стало намного легче.

Их губы соединились.

Ее кожа была такой мягкой и благоуханной. Он ласкал губами уголок ее рта, целовал висок, касался самого чувствительного места на шее под самым ухом и был вознагражден протяжным стоном наслаждения, эхом отозвавшимся у него в паху.

Пен наклонила голову, словно приглашая продолжать, не останавливаться. Руки ее гладили плечи Гарри, спускаясь все ниже, пока не достигли ягодиц.

– Гарри… О боже! Гарри!

На этот раз застонал он:

– Пен!

Он желал ее так, как никогда раньше не желал ни одну женщину.

Гарри, чуть отступив, протянул руку к пуговицам на ее платье, но пальцы Пен оказались проворнее. В одно мгновение платье упало на пол, и она перешагнула через него.

Должно быть, на лице Гарри промелькнуло изумление, и Пен немного смутилась.

– Я не светская леди, Гарри, – едва заметно улыбнулась Пен. – У меня нет горничной, которая одевала бы и раздевала меня, как куклу. – Она столь же проворно расшнуровала корсет. – Ты разве забыл?

Гарри ничего не забыл. Они никогда не превращали раздевание в ритуал. Желание было слишком сильным, непреодолимым, чтобы позволить им тратить время на прелюдии.

Корсет упал на пол рядом с платьем – Пен стояла перед ним только в туфлях и чулках.

Ее тело было до боли знакомым и в то же время не таким, как тогда, – более статным, более нежным, более округлым.

Пен подняла голову.

– Я сейчас могу снова одеться, и мы сделаем вид, что ничего не произошло.

Гарри услышал легкую дрожь в ее голосе.

– Пен. – Он коснулся ее и ласково провел ладонью вниз до покрытого шелковистыми волосами лона, скрывавшего заветный вход внутрь, путь, по которому Гарриет вошла в этот мир. – Все в твоем теле прекрасно.

– Прекрасно? – Пен звучно рассмеялась. – Видел бы ты меня тогда. На сносях я ходила с громадным, как дом, животом.

– Да, я должен был видеть тебя тогда. И сокрушаюсь о том, что не мог своими глазами наблюдать, как наша с тобой дочь росла у тебя во чреве. Я горюю о том, что так и не увидел, как ты впервые взяла ее на руки. – Гарри задумчиво провел пальцем вокруг ее соска. – И мне страшно жаль, что я не видел, как она берет у тебя грудь.

Пен широко раскрыла глаза. В них стояли слезы. И глаза Гарри увлажнились.

Пен с трудом удержалась от слез, но голос ее предательски дрожал.

– Мне тоже жаль, что тебя не было тогда, Гарри.

Как он мог быть рядом с ней? Он даже не знал, что они зачали ребенка. Каким же малодушным и безответственным он был. Как все отвратительно…

Но теперь в самобичевании смысла нет. Потерянное назад не вернешь, нужно думать о том, как жить дальше. Теперь он безответственности себе не может позволить. Он отвезет Пен и Гарриет в дом в Дэрроу, будет заботиться о ней и о дочери, обо всех детях, которые непременно у них появятся. И Пен до конца дней своих позабудет обо всех своих тревогах.

Ему многое хотелось ей сказать, но тело… Его тело жаждало иного языка – языка действий, который куда убедительнее слов. А желание и непонятное глубинное чувство побуждали Гарри к действию. И он докажет ей, физически докажет, как она дорога ему.

– Пен. – Гарри прикоснулся губами к ее губам, лаская кончиками пальцев грудь. – Давай ляжем.

Глава 11

– Давай.

Будто по волшебству меланхолия Пен сменилась желанием, отчаянным, всепоглощающим, непоборимым желанием. Ее тело десять долгих лет ждало прикосновения мужчины, этого мужчины. И теперь даже доли секунды ожидания казались ей столетием.

Пен крепко обняла Гарри, грудью прижавшись к его разгоряченному обнаженному торсу.

Но этого было мало. Руки ее скользнули ниже, к его ягодицам, пока, к сожалению, скрытым тканью. Напрягшийся и все еще плененный одеждой фаллос Гарри прижался к ее животу.

– Ложись, Пен.

Да!

Страсть в его голосе доставляла ей наслаждение.

К счастью, комната была настолько крохотной, что хватило шага, чтобы оказаться в постели. Пен, упав на кровать, протянула к нему руки.

– Скорее.

Но Гарри не торопился. Застыв на месте, он зачарованно смотрел на Пен.

– Какая ты красивая, Пен.

Пен никогда не думала, что желание может так пронзать, но противостоять ему она уже просто не могла.

– Гарри, я сейчас умру. Я хочу тебя. Сейчас же!

Он улыбнулся, хоть и довольно скованно. Он тоже сгорал от желания, но было ли оно сравнимо с тем, что чувствовала Пен?

– Подожди, я сейчас.

Он снял с нее туфли и осторожно освободил ноги от чулок.

Пен выгнулась, не в силах больше сдерживаться и страстно желая, чтобы его пальцы поднялись выше, но Гарри с улыбкой поглаживал ее бедра, колени, икры, лодыжки, ступни.

Дыхание Пен участилось, сейчас она вся без остатка принадлежала ему, моля войти в нее.

– Гарри, ты мучаешь меня.

Он усмехнулся:

– Но разве могут быть муки приятнее. Обещаю тебе, Пен, что награда превзойдет твои ожидания.

– Я к тому времени просто умру.

– Не умрешь.

Гарри присел на край кровати. Он по-прежнему оставался в брюках.

Ладно, она ему поможет. Пен потянулась к его гульфику, но он опередил ее, схватив за руки.

– Гарри! – Пен попыталась вырваться, но он не отпускал ее.

– Терпение, Пен.

О каком терпении он говорит?

Ну да! Ему-то что? Гарри все эти годы вел отнюдь не монашескую жизнь. У него, конечно же, было столько любовниц, сколько он хотел.

– Ты меня не понимаешь. Прошло. Десять. Долгих. Лет.

И дело было не в том, что плотские отношения все эти годы не выходили у Пен из головы. Во время беременности эти вещи ее вообще не волновали. Не волновали, и когда она была молодой матерью, а потом… Потом Пен была слишком занята, погружена в массу забот и страшно уставала физически. Тут уж не до плотских утех.

Впрочем, дело было не только в этом. Все объяснялось предельно просто: ни один мужчина не был способен вызвать в ней ту страсть, которую вызывал Гарри. Покидая Дэрроу, он унес с собой и все ее вожделения.

А теперь, когда Гарри вернулся, страсть снова нахлынула на нее, угрожая затопить.

– Я умоляю тебя, Гарри. Я хочу тебя. Хочу сейчас же. – Пен подалась к нему, но он чуть отпрянул.

Гарри видел ее наполненные страстью глаза. Он собирался… Нет!

– Доверься мне, Пен.

Вот доверяться она как раз и не умела. Довериться – значит отдать в чьи-то руки контроль над собой. Это было слишком рискованно. Лучше уж полагаться только на себя.

Пен никогда не могла ни на кого положиться. Ни на отца, ни на Гарри, хотя в этом не было его вины. С того первого мгновения, когда Пен решила соблазнить его, она знала, что он уедет и не вернется.

Так же как и теперь.

«Стоп! Это ведь всего лишь мимолетная интрижка. И ничего более. Возможно, она даже окажется мне на пользу, и я обрету настоящее счастье с новым викарием».

Боже! Когда Пен была с Гарри, она была не способна думать о ком-то еще.

– Доверься мне, – повторил он и наклонился к ней. Их губы соприкоснулись. – Тебе будет очень хорошо, я обещаю.

И Пен подчинилась. Да, она доверится ему или хотя бы попытается. Иного выхода у нее просто нет.

Желание в глазах Гарри становилось отчетливее, он снова наклонился к Пен. Приоткрыв рот, коснулся ее губ.

Ох, как восхитительно приятно было снова ощутить его поцелуй, страстный, горячий.

Прижав ее к матрацу, Гарри стал медленно ласкать губами ее губы, лицо, шею.

– Ох! Гарри! – Пен стонала, задыхаясь, бедра сотрясали конвульсии. Она пошире раскинула ноги в надежде остудить грозивший испепелить ее жар.

Губы Гарри двигались по изгибу ее грудей. Медленно, чудовищно медленно. Пен попыталась прижать его голову к груди в надежде распалить его страсть и заставить действовать быстрее.

– Не пытайся взять верх надо мной, – прошептал Гарри, касаясь губами ее кожи.

– Не пытайся свести меня с ума. Ох!

Его губы коснулись ее тела так близко от… И она ощутила влажное прикосновение его языка к соску. Казалось, молния ударила Пен между ног.

– Ох! О, о, о!

Его язык и губы распаляли ее, нахально дразнили, ласкали, щекотали, а пальцы играли на другом соске.

– Гарри, пожалуйста!

Ему следовало бы давно снять брюки, но в данный момент ее бы устроило, если бы он просто расстегнул гульфик, чтобы его восставший…

Губы Гарри продвинулись дальше. Он целовал ее ребра, живот.

– Гарри?..

Что он делает? Пен покраснела, изогнулась, но на сей раз от смущения. Гарри не должен смотреть на…

– Доверься мне, – сказал он снова.

Гарри провел языком по одной из отметин, оставшихся от беременности. От его пышущего жаром дыхания у нее мгновенно вздыбились волоски на лобке. Гарри был настолько близко, что ощущал запах изнуряющего ее желания.

Мир перестал существовать для Пен. Ничто уже не имело значения. Вожделение было космическим. Оно стерло, унесло прочь все остатки скованности и смущения, все помыслы о приличиях, все немногие, еще тлевшие в ней крохи рационального мышления.

– Прошу тебя, Гарри! Пожалуйста.

Пен понятия не имела, о чем просит, но не сомневалась: о чем бы она его ни попросила, Гарри дарует ей это.

Пен почувствовала, как его пальцы раздвигают створки лона и кончик языка чуть прикасается к входу.

– Гарри! – Она судорожно вцепилась в простыни. Казалось, вот-вот лопнет от наслаждения.

– Ты прекрасна, Пен.

– Э…

И его язык коснулся ее маленького твердого бугорка, заскользил вокруг него, над ним…

– Гарри!

Неописуемое удовольствие пронзило ее тело. Пен приподнялась, почти села – и снова рухнула на матрац.

Гарри поцеловал внутреннюю сторону бедра и поднялся над ней, улыбаясь, явно довольный собой.

– Было приятно, правда?

– Да! Было приятно, но… мало. Я хочу, страстно хочу, чтобы ты вошел в меня.

Пен потянулась к гульфику.

Его лицо напряглось, в глазах вспыхнуло пламя, стоило ей расстегнуть первую пуговицу. Гарри сел и рывком освободился от оставшейся на нем одежды.

О, как он прекрасен! Гарри был красив и в восемнадцать лет, но годы стерли нежность юноши, превратив его в сильного мужчину. Взгляд Пен не спеша странствовал от плеч Гарри, вдоль груди к его восставшему и окаменевшему естеству.

Ее тело, уподобившись одной-единственной мышце, как пойманная в силки птица, затрепыхалось от предвкушения страсти и блаженства.

Теперь стоило Пен протянуть к нему руки, и Гарри бросился в ее объятия.

Прижавшись лицом к его шее, она упивалась его запахом. Боже, как же изумительно приятно было ощущение этого тела.

– О Гарри…

– Сейчас все будет быстро, – прохрипел он.

Пен провела руками по его спине, дойдя до гладких, налитых силой обнаженных ягодиц.

Все было не так быстро, как он обещал, зато так приятно.

Поначалу Гарри, казалось, поддразнивал ее, не злоупотребляя резкими ритмичными толчками и почти выходя из нее. Пен закрыла глаза, сосредоточивших на охвативших ее ощущениях. Вот он входит в нее, снова выходит, еще раз, еще… Это невыносимо сладостно. Глубже и глубже оказывался он, все сильнее и сильнее подогревая и без того опьянявшее ее сильнейшее желание.

– Гарри! О Гарри!

И вот, кажется, он весь в ней, заполнил ее без остатка, впечатывая в матрац.

Да, именно этого она жаждала. Не просто возбуждения и не только физического удовлетворения, нет. Именно этого ощущения единения, слияния с ним.

Пен долгих десять лет не испытывала подобного блаженства, одиночество иссушило и омертвило ее. Она, вцепившись в его спину, силилась прижать Гарри еще сильнее.

Десять лет она была матерью, огородницей, по горло занятой работницей, но не женщиной, какой благодаря ему ощущала себя сейчас.

«Но это не любовь, – уговаривала себя Пен, – А одна лишь похоть».

Но все-таки все очень уж напоминало любовь.

И вновь неописуемое удовольствие и восторг захлестнули ее.

В это мгновение Пен ощутила внутри себя мягкие, щекочущие толчки его извергающегося семени.

«Я снова зачала?»

Но вместо страха мысль эта доставила Пен глубочайшее удовольствие.

Тело Гарри обмякло на ней. Пен едва дышала, и это было чудесно. Ее руки скользнули по спине Гарри к его ягодицам. Она обхватила их, стараясь хотя бы на мгновение удержать его в себе.

Но вот он приподнялся, освободился от ее пылких и страстных объятий, повернулся набок. Но тут же вновь протянул руку и обнял ее, свободной рукой заботливо натягивая одеяло.

Пен лежала, уткнувшись ему в грудь, слишком утомленная любовью, чтобы ощущать что-либо, кроме сладостной истомы, разлившегося по телу ощущения блаженства и безмятежного счастья.

– Прости мою напористость, Пен, мне следовало быть более деликатным. И осторожным. – Гарри откинул волосы с ее лица. – Я не мог сдержаться, не мог, и все… – Он поцеловал ее в лоб. – Ты просто околдовала меня. Лишила рассудка. Как во времена нашей юности.

– Все хорошо, – успокоила его Пен, понемногу возвращаясь к прозе жизни. – Сейчас у меня безопасный период.

Надеяться приходилось только на это. Ее месячные приходили нерегулярно, с задержками, поэтому она лишь приблизительно могла определять безопасные периоды. Вовсе не обязательно, что она сегодня понесет от него, ведь даже тогда, чтобы зачать ребенка, им потребовались целых три месяца непрерывной близости.

– Обещаю, в следующий раз буду осторожнее, – с улыбкой заявил Гарри. – Ну хотя бы постараюсь.

Единственное, что в эту минуту интересовало Пен, – тот самый упомянутый Гарри следующий раз.

«Нужно будет посоветоваться с Эвис насчет способов предотвращения беременности. Уж она-то должна знать – милуется со своим мясником уже не один месяц».

Гарри погладил ее по ягодицам.

– И что же ты хотела обсудить? – спросил он.

Пен было так приятно, что ей хотелось замурлыкать, подобно амбарным котам Гарриет.

– Да – что?

Он рассмеялся и слегка похлопал ее по заду.

– Соберись с мыслями, Пен. Зачем ты пришла сюда? Ты говорила, что хотела бы обсудить какой-то вопрос, помнишь? Ты же пришла не только для того, чтобы прочесть мое послание к герцогу.

«Ах да, конечно, новый викарий».

Пен повернулась. Не могла же она, лежа в постели с Гарри, начать перечислять все те качества, которыми должен обладать ее будущий муж.

– Нет-нет, ничего особенного. Поговорим об этом как-нибудь в другой раз.

Гарри нахмурился.

– Не сомневаюсь, ты планировала обсудить нечто действительно важное, иначе ты не решилась бы прийти ко мне в домик.

Ложь – нет, на самом деле правда легко пришла ей в голову.

– Не нечто, а некого. – Она приподнялась на локтях, чтобы прижаться к его губам своими губами. – Я очень скучала по тебе, Гарри.

Он ответил ей поцелуем, медленным и глубоким.

– Я тоже очень скучал по тебе. Разве я сейчас не доказал это? И продемонстрирую снова, как только ко мне вернутся силы.

Пен вздохнула. Она пожалела, что не может остаться с ним на всю ночь.

– Знаешь, я должна идти. Оставила Гарриет одну у себя в комнате. – Пен высвободилась из объятий Гарри, встала и начала одеваться. – Не хочу, чтобы она проснулась и начала меня искать.

Более того, Пен не хотела, чтобы Гарриет догадалась… Конечно, Гарриет еще слишком юна, чтобы представить в точности, что здесь происходило, но вполне взрослая, чтобы начать воображать себе разные… вещи.

Гарри натянул брюки и рубашку.

– Я провожу тебя.

– Не нужно. – Она надела туфли. – Дорогу я знаю прекрасно, а на небе полная луна.

– Все так, но я все равно пойду с тобой. Хочу кое-что обсудить. – Он улыбнулся. – Об этом я по какой-то причине забыл упомянуть раньше.

Сердце Пен затрепетало от его улыбки, но она поняла: ей нужно противостоять его обаянию. Она попыталась.

Пен понимала, что куда лучше, разумнее будет, если она убьет, задушит в зародыше страсть к Гарри. Если она и дальше вот так будет проводить время с Гарри, то потеряет голову от любви к нему, станет той, кем ее назвал Годфри, – шлюхой.

«Ха! А разве она уже не потеряла голову?»

Пен спустилась за Гарри по узким ступенькам.

Они вышли на улицу. Полная луна взошла над верхушками деревьев, освещая лесную тропинку настолько ярко, что по ней можно было смело идти, не боясь оступиться.

Гарри предложил ей руку, но она отказалась. Искушение полагаться на него во всем было слишком сильным. Пен все-таки должна ему хоть в чем-то отказывать, сопротивляться ради сохранения независимости.

Вдали заухала сова, ей ответила другая.

– Тебе незачем провожать меня.

Он пропустил ее слова мимо ушей.

– Я собирался поговорить с тобой о будущем Гарриет, ну а потом… – Гарри улыбнулся. – Потом я отвлекся.

«О!» – едва не вырвалось у Пен.

Пен уже раскрыла рот, чтобы заявить, что ему не нужно беспокоиться о Гарриет, что она со всем справится сама, но сдержалась. Ей меньше всего хотелось стать объектом благодеяний Гарри, но дело ведь не только в ней. Она не имеет права забывать о судьбе Гарриет, и интерес Гарри к дочери ей только на пользу.

– Мне хотелось бы чаще с ней видеться, Пен.

Ее глупое сердце вновь затрепетало от радости. Если Гарри будет приезжать в Литтл-Падлдон, чтобы повидаться с Гарриет, он будет встречаться и с ней. И у них будет множество таких приятных свиданий, как сегодняшнее.

Ее лоно вновь окатило теплой волной при этой мысли, но сердце застыло. Всякий раз, впуская его в свое тело, она будет утрачивать частицу себя.

Не слишком ли высока цена за будущее Гарриет?

Лоно решительно возражало. Сердце ничего определенного не подсказывало.

А разум возопил: «Ты что, совсем рехнулась?!»

– Если ты переедешь в Дэрроу, – продолжил Гарри, – я смогу видеть дочь и тебя каждый день.

Пен даже споткнулась. Вернуться в Дэрроу?

– Что ты сказал?

Гарри взял ее под локоть, чтобы Пен ненароком не упала, но она тут же отдернула руку. Ох эти его прикосновения с ума ее сведут! А Пен просто необходимо сохранять здравый рассудок.

– Подумай, Пен. Это же идеальное решение. Дом старой миссис Фишер пустует. Ведь ты же помнишь этот дом? Он стоит чуть в стороне, окружен прекрасным садом. Сейчас сад, правда, немного зарос, но я распоряжусь, чтобы его привели в порядок к твоему приезду.

Она помнила и дом, и старую миссис Фишер, хотя, когда Пен в последний раз ее видела, она была такой, как Пен сейчас. Верно, конечно, дом стоит на отшибе. Но миссис Фишер?.. Неужели Гарри забыл, что эта женщина была деревенской потаскухой?

«Какое совпадение… Нет! Я не потаскуха. Но все будут считать меня потаскухой!»

Вновь жить среди людей, рядом с которыми она росла и была возлюбленной Гарри…

Все внутри у Пен сжалось, но на сей раз не от приятного волнения или предвкушения удовольствий.

«Послушай-ка, не торопись. Подумай о Гарриет».

Она ведь на все пойдет ради дочери.

На все, но не на это.

– Это будет именно то, что нужно. – Гарри улыбался, но в свете луны его лицо казалось каким-то холодным.

– Вот уж не знаю… – Пен не волновало, что непременно выплывет наружу их связь с Гарри в дни их юности. Ей было на это наплевать. Ее волновало другое. В случае переезда она будет полностью зависимой от него – его содержанкой, если уж называть вещи своими именами. Ей придется расстаться со своей независимостью, со своей работой здесь, со своим положением в здешнем обществе.

Не следует забывать, что она, ко всему прочему, мать. Розамунда и Верити показали ей, какими жестокими могут быть люди.

Гарриет, может, и выиграет от этого переезда, но что, если все вокруг начнут сторониться ее?

«Есть и еще одно отличие нынешнего времени от прежнего».

– Я прочла в газете, что ты намерен жениться. – Говоря это, Пен смотрела не на Гарри, а перед собой, и увидела темные очертания особняка. До него оставалось совсем немного, пара шагов – и она дома. – Если верить газетам, ты в самое ближайшее время собираешься сделать предложение дочери графа Лэнгли. – «Если уже не сделал». – Это правда?

– Да, – тяжело вздохнув, ответил Гарри.

Пен перевела взгляд на него. Он тоже хмуро смотрел перед собой.

– С тех самых пор как я вернулся в Англию, мать постоянно демонстрирует мне разных молоденьких аристократок. Мы заключили с ней договор: она перестает изводить меня знакомствами, а я к концу сезона выбираю одну из девиц. Но сезон уже закончился. «У тебя в запасе не вечность», – говорит мать, и она права. Уолтер ушел из жизни молодым и ушел внезапно.

Гарри взглянул на Пен, в тени особняка ее лицо казалось совсем мрачным.

– И я выбрал леди Сьюзен. И почти уже сделал ей предложение в последний вечер перед отъездом сюда, когда был у герцога. Если бы не неожиданная гроза, я был бы уже обручен. – Гарри пожал плечами. – Мне придется вернуться к этому вопросу, когда я окажусь дома.

Он произнес это таким тоном, как будто говорил о ремонте дома или о чем-то подобном.

– Ты не производишь впечатление человека, влюбленного в леди Сьюзен.

В ситуации с Гарри было определенное сходство с тем, как она сама пыталась заставить Годфри сделать ей предложение, но викарий был единственным ее вариантом. У Гарри значительно больший выбор, чем у нее.

Гарри фыркнул:

– Разумеется, ни о какой любви с моей стороны речи нет, Пен. Любовь здесь вообще ни при чем. Это будет брак по расчету. Большинство браков в благородных семействах заключаются по расчету.

– Но создается впечатление, что ты не только не любишь ее, но и терпеть не можешь. – Пен совсем не хотелось, чтобы Гарри связал себя с кем-то, кто сделает его жизнь откровенно невыносимой. – Я понимаю, тебе нужен наследник, но не сомневаюсь, что твоя мать подождет, пока ты не найдешь ту, к которой не будешь равнодушен. Зачем вот так сразу хвататься за леди Сьюзен?

– Я пытался найти лучшую кандидатуру, Пен, – ответил Гарри. – Ты, наверное, полагаешь, что выбор на ярмарке невест огромный, но это не так. Девушки в свой первый сезон просто-напросто очень молоды. Слишком молоды. – Он улыбнулся – его зубы сверкнули в лунном свете. – Общение с семнадцатилетней хорошо, когда тебе самому восемнадцать, но оно быстро начинает утомлять, когда тебе уже двадцать восемь. Хотя моя мать постоянно подчеркивает, что юную девушку всегда можно воспитать так, как тебе нужно. – Гарри покачал головой: – Они все кажутся мне недоразвитыми дурочками.

Пен вовсе не считала себя в семнадцать лет недоразвитой дурочкой, но, с другой стороны, она и не росла в коконе богатства, в окружении слуг, гувернанток и учителей. Конечно, сейчас она куда лучше понимает мир и правила поведения в обществе. Она стала… Нет, не мудрее – это не точное слово, – реалисткой, выкинувшей из головы глупые мечтания.

– Ты права, есть и другие претендентки, – продолжил Гарри. – Те, для кого этот сезон уже не первый. – Он покачал головой. – Скажу только: невооруженным глазом видно, почему они «залежались».

Пен испытывала нечто вроде сочувствия к таким девушкам. Должно быть, ужасно тяжело, мучительно, а может, и страшно оказаться в подобном положении, особенно если все твое воспитание сосредоточено на достижении одной цели – заарканить мужа-аристократа, а ты никак его заарканить не можешь.

– Я уверен, что мы с леди Сьюзен уживемся, – продолжил Гарри. – Она графская дочь. Ее научили следить за прислугой и управлять домом. К тому же она очень красива, и для меня не будет тяжким испытанием смотреть на нее… – Он усмехнулся. – Ну и заниматься с ней кое-чем еще.

Естественно, Пен сразу же вспомнила это его «кое-чем еще» – этим они только что занимались в гостевом домике. Гарри, наверное, тоже об этом подумал, потому что внезапно на его лице проступило желание.

– Она страстная женщина, Гарри?

«Зачем я задаю этот вопрос? Мне же совсем не хочется знать ответ на него».

Но ее глупый язык говорил за нее.

– Я не могу представить, что ты захочешь жениться на ледышке.

– Не знаю, страстная она женщина или нет, но это не имеет значения. Она просто будет лежать на спине и думать о благе Англии. Ну а я со своей стороны сделаю все возможное, чтобы достичь желаемого результата, не слишком унижая ее женскую скромность и не причиняя ей чрезмерных неудобств.

Пен с изумлением посмотрела на него.

– Не все женщины такие страстные, как ты, Пен, особенно светские девственницы. – Гарри поморщился. – Я надеюсь только на то, что она не станет без умолку тараторить в спальне, как тараторит на балах и раутах.

– О!

Гарри, должно быть, почувствовал сомнение в возгласе Пен, так как его слова были явной попыткой оправдаться.

– Это же совсем не значит, что мы с ней будем жить постоянно вместе. Если мы будем в Лондоне, я бо́льшую часть времени буду проводить в своем клубе, а Дэрроу-Холл – такая громадина, что мы днями можем не попадаться на глаза друг другу.

То, о чем он сейчас говорит… звучит ужасно, отдает таким жутким одиночеством, которое гораздо хуже одиночества в буквальном смысле.

Гарри ласково коснулся ее щеки.

– Не беспокойся. Клянусь тебе, леди Сьюзен не нужна моя любовь. Ей нужно надежное, респектабельное положение в обществе, и я могу ей его предложить. Все складывается как нельзя лучше.

Да, Гарри все, конечно, куда глубже понимает. Только что он говорил совершенно непостижимые вещи, но откуда ей было знать о жизни в свете? Весь свет для нее начинался и заканчивался Гарри.

– Надеюсь, ты прав. И все же сомневаюсь, что она придет в восторг видеть твою любовницу у себя под носом.

Гарри ухмыльнулся.

– Напротив, думаю, она будет безумно этому рада. А твое присутствие послужит залогом того, что я сведу до минимума визиты в ее постель, ну разве что для зачатия наследника.

«Значит, Розамунда все-таки права».

– Но если ты почувствуешь себя… неуютно, неудобно, что ли, то всегда сможешь переселиться в любой другой дом в моих поместьях. – Гарри внезапно нахмурился, как будто какая-то неприятная мысль пришла ему в голову. – Возможно, тебе и Гарриет действительно лучше будет разместиться где-нибудь еще, хотя бы на то время, пока моя мать, невестка и племянницы будут наезжать в Дэрроу-Холл.

Ах да! Она же совсем забыла о его семье. Пен вспомнила мать Гарри, элегантную, но очень бледную пожилую даму на семейной скамье в церкви или натянуто улыбающуюся в ходе праздничных поздравлений арендаторов. Летицию Пен не знала совсем. Она вышла замуж за Уолтера несколькими годами раньше, чем Пен покинула Дэрроу, но бо́льшую часть времени проводила в Лондоне.

– Твои племянницы, наверное, ровесницы Гарриет? – Пен судорожно проглотила комок, внезапно подступивший к горлу. – Вряд ли твоей матери или невестке захочется общаться с твоей… незаконной дочерью.

«Именно незаконной и является Гарриет».

Лучше быть до конца честной и с ним, и с собой. Семейство Гарри явно не станет демонстрировать ей свои светские манеры.

Было видно, что Гарри не на шутку рассердился.

– Гарриет – моя дочь и внучка моей матери.

– Незаконная. А я знаю законы этого мира, Гарри.

Он не стал спорить. Просто, стиснув зубы, отвернулся. Он прекрасно понимал, что Пен права.

Наверное, с минуту Гарри молчал, потом заговорил снова, и его голос звучал устало и как-то безнадежно.

– Возможно, мне удастся убедить Летицию с девочками переехать в наш лондонский дом, хотя Лондон – не лучшее место для девочек. Воздух отвратительный, и этот нескончаемый шум от экипажей, лошадей, людей.

Они подошли к приюту. Пен остановилась в тени большого дуба на тот случай, если кто-то в доме еще не спит и глазеет в окно.

Примет ли ее и Гарриет его семейство или отвергнет, не имело большого значения.

– Я не могу уехать из Литтл-Падлдона, Гарри. Я здесь очень нужна, особенно сейчас. Скоро сбор урожая. У меня много работы.

Гарри хмуро взглянул на нее.

– Но ты нужна и мне, Пен. И мне нужна Гарриет. Я ее отец. Я хочу проводить с ней время, хочу узнать ее поближе, но не могу переехать в Литтл-Падлдон.

Он подошел совсем близко, но не стал к ней прикасаться.

– Давай сделаем все проще для тебя, Пен. Я совершенно серьезно говорю о доме в Дэрроу или в каком-нибудь другом моем поместье, если тебе так больше нравится. Приезжай и живи там. Тебе не придется ни о чем беспокоиться. Я оплачу все твои расходы и обучение Гарриет. И я не настаиваю на том, чтобы ты была моей любовницей, если ты этого не захочешь. – Гарри улыбнулся. – Хотя не могу обещать, что не сделаю всего от меня зависящего, чтобы соблазнить тебя.

Пен рассмеялась. У него было такое милое выражение лица, как у проказливого подростка.

Но то, о чем он говорил, мало напоминало подростковые выдумки. Ей так хотелось согласиться на его предложение и в то же время… не хотелось.

– Я не знаю, Гарри. Мне следовало бы, наверное, сказать «нет» и поставить на этом точку, но мне так хочется увидеть тебя снова… Мне нужно время на размышление. И Гарриет тоже нужно время.

– Это разумно. Я останусь еще на несколько дней, если ты не против. И у Гарриет будет время ближе познакомиться со мной. – Гарри улыбнулся. – А у меня будет больше времени… убедить тебя.

– Нет. – Слово вырвалось у нее раньше, чем она сумела остановить себя.

– Нет?

– Никакого убеждения такого рода. Я хочу сама принять разумное решение. – Пен ткнула себе пальцем в лоб. – А не слушаться… – Пен хотела сказать «сердца», но в последний момент ей не хватило мужества, и она просто взмахнула рукой.

«Я не могу позволить себе во всем зависеть от любви к Гарри».

Гарри улыбнулся сладострастной улыбкой:

– А ты уверена, что я не смогу убедить твое… – Он показал пальцем вниз, на ту часть ее тела, которую он так умело убеждал еще совсем недавно.

Пен рассмеялась:

– Даже не старайся.

– Не стараться? Могу обещать, что постараюсь не стараться. – Гарри снова посмотрел на нее взглядом подростка. – Но не могу гарантировать успех.

– Гарри…

– Я обещаю не прикасаться к тебе первым. Как ты на это смотришь?

Пен снова засмеялась. Невозможно было сказать ему «нет».

– Отлично.

Если она все-таки решит – что скорее всего и произойдет – остаться в Литтл-Падлдоне, Гарри уедет через несколько дней. Пен может насладиться – хотя, конечно, не чрезмерно – последними днями с ним.

– А теперь спокойной ночи.

Гарри поднял руку, но решил строго держаться новых правил и не прикоснулся к ней.

– Я увижу тебя утром? Я уверен, что твоему… – Он снова помахал пальцами у нижней части ее тела. – …нужно быть рядом со мной, чтобы принять решение.

– Гарри… – Пен изо всех сил старалась не рассмеяться. Ну разве можно было на него сердиться? Его поведение обезоруживало.

– Мы можем взять с собой Гарриет. В один из дней, когда ты будешь занята заботами о своем хмеле, естественно. В присутствии дочери ни я, ни ты не решимся вести себя… неподобающе.

– Не решимся вести себя неподобающе?

Гарри ухмыльнулся:

– То есть даже присутствие Гарриет не удержит тебя от неподобающего поведения?

– Я не думаю ничего такого. – Пен хотелось, чтобы ее ответ прозвучал даже чуть высокомерно, но это у нее не вышло – она хихикнула, заметив наигранное разочарование на лице Гарри. – Хорошо. Мы придем в гостевой домик утром. Но на сей раз ты уж будь так добр одеться к нашему приходу.

– Обещаю. – Его глаза блеснули, но это был всего-навсего отблеск лунного света. – А как насчет поцелуя на ночь?

Пен следовало бы ответить «нет», но Гарри слишком хорошо ее знал. Она услышала вызов в его голосе.

– Ладно уж.

Он протянул к ней руки, но она отпрянула.

– Ты забыл, что дал обещание не прикасаться ко мне первым?

– Да, верно. – Гарри театральным жестом наклонился вперед и подставил ей щеку.

«Это легко».

Пен прижалась губами к его коже, почувствовала у самых губ его жесткую щетину, а затем его ладонь, поглаживающую волосы.

Она сделала шаг назад.

– Спокойной ночи.

Торопливо, едва не бегом, Пен направилась к входной двери, слыша за спиной смех Гарри.

Глава 12

Пен, переступив порог, обернулась посмотреть, стоит ли Гарри под деревом.

Он стоял там. Его сорочка – ни сюртук, ни жилет он надеть так и не удосужился – белела в темноте. Гарри помахал ей.

Она помахала в ответ и уже почти закрыла дверь, но на секунду задержалась, глядя, как он уходит. Пен смотрела Гарри вслед, пока он не исчез в темноте.

«Я увижусь с ним завтра».

Ощущая нелепую смесь наслаждения и страха, она наконец закрыла дверь, повернулась…

– Ой!

Посреди прихожей стояла Каро.

Пен нахмурилась.

– Шпионишь за мной?

Каро не стала отпираться.

– Я увидела, как кто-то прячется в тени дерева. Ну и решила посмотреть, может, какие злодеи.

Пен фыркнула:

– В Литтл-Падлдоне?

– Да. Думаешь, если мы живем в тихой гавани, здесь их нет? – многозначительно глянула на дверь Каро. – В особенности если сюда заплывают акулы из Лондона.

– Если ты имеешь в виду Гар… – Пен запнулась, увидев удивление Каро. – …лорда Дэрроу, он не тянет на акулу.

Каро подняла брови:

– Ничего, он тоже хорош. – Она закатила глаза. – А ты могла бы и причесаться.

– Ты же видела, что это лорд Дэрроу, и поняла, что в дом ломиться некому. Просто суешь нос не в свои дела.

Каро прищурилась.

– Не в свои? Что же ты делала с графом в тени дерева на ночь глядя?

– Разговаривала, – отрезала Пен. – И еще не ночь.

– Уже почти полночь.

Пен кивнула на напольные часы в прихожей.

– Чуть больше одиннадцати.

– Неправда. – Каро даже не глянула на циферблат. – Ты же знаешь, эти часы отстают. И даже иди они верно, все равно уже поздно – ты всегда в постели около десяти.

Таково жить под одной крышей с женщинами – все замечают.

– А ты что, в матери мне набиваешься?

– Нет, конечно. Но я видела, как ты восторженно пялилась на графа, когда он осматривал пивоварню.

У Пен отвисла челюсть.

– Ничего подобного. Возможно, я улыбнулась ему пару раз – он мой старый друг, но не «восторженно пялилась». Смех да и только – «пялилась»!

Каро снова закатила глаза.

«Я ведь не могла так смотреть на Гарри! Или…»

Сердце у Пен упало. Эта Каро видела людей насквозь. Как любая сметливая торговка.

– И за ужином ты была сама не своя. Тут я поняла, что-то назревает. Потому и не спускала с вас глаз. И… – Тут Каро вспыхнула и отвела глаза.

О боже, это скверно. Пен ждала продолжения.

– И я увидела, как ты вышла. – Каро обратилась к висевшему на стене портрету одного из покойных Хэвенриджей. – Я…

– И что дальше, Каро? – руки Пен невольно сжались в кулаки.

Каро снова с возмущением и тревогой посмотрела на Пен.

– Пошла за тобой в гостевой домик.

– Что?!

«Значит, Каро видела, как полуодетый Гарри меня схватил?»

– До самого гостевого домика я не пошла.

«Благодарю Тебя за это, Господи!»

– И не видела, как он задрал тебе юбки и повалил на лужайке.

– Каро!

– Так у вас ничего не случилось?

Вверху на лестнице в ночной рубашке и халате появилась Джо, а рядом с ней Фредди.

– Ничего, – заверила ее Каро.

– Ничего, – тут же подтвердила Пен.

– Ох ты, боже мой. – Джо принялась спускаться по лестнице, когти семенящего за ней Фредди защелкали по мрамору. – Пойдемте лучше в гостиную, чтобы никого не разбудить.

– Я, собственно, уже хотела ложиться, – сообщила Пен, направляясь к лестнице в надежде проскочить. Но нет, спокойно пройти мимо Джо ей не удалось. – День выдался длинный. Так что уж прости великодушно.

– Вот возьму и не прощу, – улыбнулась Джо. Точнее, улыбались губы, а глаза оставались строгими. – Пен, я ведь тоже о тебе тревожусь. – Джо остановилась на последней ступеньке, опираясь на перила. Рядом с ней вертел хвостом Фредди.

Пен угодила в западню.

Она выдохнула.

– Хорошо. Надеюсь, это ненадолго. Я очень устала…

– Не сомневаюсь. – Выпад Каро был ясен как день, по крайней мере для Пен, имевшей все основания смущаться.

– Каро! – резко оборвала ее Джо. – Этим делу не поможешь.

Каро нахмурилась. Она хотела что-то возразить, но, поджав губы, без единого слова направилась в гостиную.

– После тебя, – любезно произнесла Джо.

Пен поняла, что она не даст ей сбежать.

«Черт возьми, а разве это так важно? Так или иначе, история всплывет. Такие истории всегда всплывают».

Пен пожала плечами и, не жеманясь, вслед за Каро вошла в гостиную. Пен хотелось сесть куда-нибудь подальше, туда, где потемнее, но она знала, что это ничего не изменит. Пен опустилась на один из ближайших к камину стульев, прямо напротив Каро, и уставилась на нее. Каро гордо выдержала ее взгляд.

– Удобно? – с деланой веселостью спросила Джо и поворошила кочергой тлеющие в камине угли. Потом перевела взгляд с Пен на Каро. – Думаю, нам всем не повредит глоточек бренди.

Пен уже пила бренди, но не собиралась об этом рассказывать. А ее… упражнения, казалось, выжгли даже тень опьянения.

– С удовольствием.

Каро лишь усмехнулась.

Джо выудила из кармана халата ключ от винного шкафа. За долгие годы Джо знала наперечет всех своих тайных пьянчужек, поэтому и бренди держала под замком. Сопровождаемая Фредди, она принесла и поставила на стол графин и три стакана.

– Только самую малость, – предупредила Пен, глядя, как Джо наливает ей.

Может, бренди притупит ее эмоции и даст ей пусть и ложное, но чувство удовлетворенности.

– Можно тост? – спросила Джо. – За приют.

– За «Вдовье пиво» в каждой лондонской таверне. – Каро посмотрела на Пен и скорчила рожицу. – Или в некоторых лондонских тавернах!

Пен улыбнулась в ответ. Хоть Каро порой и слишком честолюбива и жутко досаждает, но работать умеет. Львиной долей их финансового успеха, если не всему, они обязаны именно ее одержимости и коммерческим умениям. Вот только бы пореже совала нос в личную жизнь Пен…

Пен подняла стакан.

– За хороший урожай.

Они чокнулись и выпили. Бренди чуть ослабило напряжение.

Откинувшись на спинку стула, Пен обвела взглядом своих товарок.

Если Каро временами и выводила Пен из себя, то Джо проявляла о ней искреннюю заботу. Они были хоть и не такими уж близкими подругами, зато преданными друг другу ради общей цели: процветания приюта. Раньше у Пен ни с кем не было объединяющей цели.

«Если я уйду с Гарри, придется все это бросить».

Хуже того, уйдя с Гарри, она окажется, по сути, никем. Его аристократическое окружение будет взирать на нее свысока – любовница графа, ни больше ни меньше, да еще и из простых. Ниже крестьянской дочери уже никого и быть не может, по их мнению. Даже обыватели, среди которых ей придется жить, будут на нее коситься. Пен навек останется для них падшей женщиной, но слишком близкой к хозяину, чтобы откровенно презирать ее.

И Гарриет теперь считают барским ублюдком…

Нет уж. Как ни соблазнительно присутствие рядом Гарри, согласие уехать с ним – скверная идея.

«А как же любовь? И с любовью тоже распрощаться?»

Пен не могла и вообразить, что полюбит кого-то еще, кроме Гарри.

– Ну, – заговорила Джо. – Что это вы, так… оживленно обсуждали в прихожей?

Боже!

– Так ты все слышала? – спросила потрясенная Пен. Оказывается, она забылась настолько, что ей теперь придется выставить свое грязное белье напоказ всему приюту. Она ни с кем тут не дружила, в особенности с Розамундой.

– Нет, не слышала, – спокойно заявила Джо. – Иначе не стала бы спрашивать. – Она улыбнулась. – И не беспокойся. Поблизости больше никого не было, но заговори вы громче, вас услышали бы.

Ну слава богу, хоть так.

– Джо, Пен почти два часа пробыла в гостевом домике с графом, – внесла ясность Каро, мрачно глянув на Пен.

«Неужели так долго?»

– Ах вот оно что, – посерьезнела Джо, поглаживая Фредди за ушами. – Я видела, как ты ушла, но думала, ты уже вернулась. И не знала, что ты ходила в гостевой домик. – Джо нахмурилась. – Считаешь, это разумно, Пен?

– Она якобы уговаривала графа раскрыть пошире кошелек нам на пользу, – заявила Каро. – Но если и взяла с него денежки, то не для приюта.

– Каро! – в один голос воскликнули Пен и Джо.

Каро покраснела.

– Простите. Я знаю, Пен, ты не из-за денег.

Пен хотела ответить на выпад Каро.

«Нет. Лучше об этом не распространяться».

– Пен. – Джо положила ладонь ей на колено. – Ты взрослая женщина и мать, ответственная и здравомыслящая. Я не собираюсь говорить тебе, что ты должна или не должна делать, но прошу, будь осторожна. В глубине души граф не думает о твоих интересах.

Каро фыркнула.

– Нет, он… – «Они не знают Гарри!» – Пен потупилась. – Вы все не так понимаете.

Джо удивленно вскинула брови, а Каро снова фыркнула, уже громче.

Ну да. Пен пришлось признаться себе, что она оправдывается.

– Гар… то есть граф Дэрроу… – Она не собиралась обсуждать свои чувства к Гарри, в особенности в присутствии Каро.

Им надо дела обсуждать, а не… И нужно сосредоточиться именно на этом.

– Он пригласил меня, чтобы показать письмо, которое написал герцогу в поддержку приюта в случае, если у меня будет что добавить.

Каро выпрямилась.

– Правда? И что же он написал? Убедительное письмо?

Ясно, ей следовало сказать об этом сразу, как только она встретила Каро в прихожей.

– Убедительное, – усмехнулась Пен. – Хотя я заметила ему, что ты хочешь, чтобы он подольше побыл на пивоварне и все как следует осмотрел.

– Разумеется, – насупила брови Каро. – Я хотела бы сама ему показать пивоварню и убедиться, что он все верно понял. Мы не хотим, чтобы герцог лишил нас средств, поэтому одна-две умные идеи – и мы могли бы его убедить.

– Каро, думаю, тебе не о чем беспокоиться. – Пен посмотрела на Джо. – Гар… лорд Дэрроу, похоже, не сомневается, что герцог продолжит поддержку нашего приюта.

– Но почему тогда он не прислал пожертвование в этом году? – спросила Джо. – Я этого не пойму.

– Видимо, потому что и правда не знал, кого именно будет поддерживать. Думал, это связано с незаконнорожденными… – вспыхнула Пен. – Незаконнорожденными детьми покойного герцога.

– Ясно, – в раздумье прикусила верхнюю губу Джо. – Граф говорил мне, что соответствующая запись в книгах герцога загадочно обозначена «Дж. С. В». Как я уже сказала, это мои инициалы.

Каро подозрительно хмыкнула.

– Что до меня, я успокоюсь, только когда придут деньги, – сказала она. – Но думаю, сейчас нам остается только ждать. – Допив бренди, Каро поднялась. – Пойду я. Мне еще бухгалтерские отчеты надо просмотреть. – Она многозначительно глянула на Пен. – Думала, засяду за них пораньше.

«Я не просила тебя за мной шпионить».

Пен удалось сдержаться и не произнести эти слова вслух. Она просто сдержанно улыбнулась Каро:

– Приятных снов, Каро.

Как только Каро направилась к двери, Джо взяла графин.

– Пен, налить еще чуть-чуть?

– Нет, спасибо.

Допив бренди, Пен ощутила приятную отрешенность. У нее появилась возможность сбежать отсюда. Надо ею воспользоваться.

– Устала. Я тоже пойду наверх.

Джо схватила ее за руку.

– Останься ненадолго. Нам надо еще кое-что обсудить.

– Надо? – сердце Пен екнуло, и она с тоской поглядела вслед уходившей Каро.

Дверь за Каро закрылась, и они остались вдвоем с Джо.

– Ну так что? – Джо вновь многозначительно взялась за графин. – Точно не налить?

– Э… – Если она выпьет еще, то захмелеет так, что Джо от нее ничего не добьется. – Ладно, налей.

Джо налила ей немного бренди.

– Поздравляю, ты удачно переключила Каро. Очень умно заговорила о письме графа. Это – как ты, не сомневаюсь, и надеялась – полностью отвлекло ее внимание. – Джо глянула на Пен. – Но не мое.

Пен заерзала на стуле и нервно кашлянула. Бренди ударило в нос.

– Смотри не поперхнись.

Пен кивнула, пытаясь соображать быстро, хотя выпила уже порядочно бренди. Что ей доверить Джо? Ясно, что не все. Как-никак это дело личное. Но главное, признаться, что она побывала в постели с Гарри?

Вот же черт! Пен почувствовала, как кровь бросилась в лицо. Одна надежда, что в полумраке Джо не разглядит.

Джо разглядела.

– Пен, не поверю, что ты битых два часа обсуждала с графом письмо герцогу.

– Нет. Еще и о Гарриет поговорили. Гар… лорд Дэрроу – ее отец.

– О, зови его просто Гарри. Не стану упрекать тебя в фамильярности, – подняла правую бровь Джо. – Ты давно была с ним близка, так что вполне можешь звать его по имени.

– Ладно. Хорошо.

«Не надо признаваться, что близка я с ним была сегодня».

– Он – отец Гарриет, и тут больше нечего добавить.

Язык у нее постепенно развязался. А вот это скверно. Конечно, Джо не столь прямолинейна и напориста, как Каро, но у нее многолетний опыт вытягивания признаний.

«Мне-то в чем ей признаваться? Я не взламывала шкафчик с бренди и монеты не украла из приюта».

Но тут же всплыл вопрос: «А что будет, если я решу уйти?»

– Разумеется, Гарри очень интересуется Гарриет, – сказала Пен, не желая пока обсуждать свой предполагаемый уход. – Он не знал об ее существовании, пока не встретил у ручья и не заметил седую прядь. Сначала он, как и все, подумал, что Гарриет – дочь Уолтера. Потом встретил меня. Мы были… в хороших отношениях прямо перед его уходом на войну.

Джо сидела, словно воды в рот набрала, давая Пен выговориться.

– Пен, что тебя гнетет на самом деле?

– Я… – Внезапно стена отчужденности, возводимая ею все эти годы, дала трещину. – Я… люблю его, Джо. – И Пен, к собственному ужасу, разревелась, зарыдала, отвратительно шмыгая носом.

Джо не произнесла ни слова – просто наклонилась к Пен и обняла ее. Пен с готовностью припала к ее груди, зарылась лицом в плечо и вцепилась в нее так, будто Джо – единственная оставшаяся в мире ее опора.

Они просидели так несколько минут. Джо обнимала Пен, поглаживая ее по спине и бормоча утешительные банальности, а Пен рыдала, пока буря наконец не миновала. Пен вздохнула, откинулась на спинку стула, выудила из кармана носовой платок и громко высморкалась.

– Ну как, полегчало? – спросила Джо.

– Нет! – Слезы грозили брызнуть из глаз снова. Пен надавила на веки, чтобы их остановить. – Что мне делать? – простонала она и почувствовала, как Джо гладит ее по руке.

– Не знаю. Почему бы нам об этом не поговорить? Говорят же: одна голова хорошо, а две лучше?

Это верно. Джо может дать хороший совет. Когда-то она полюбила мужчину и даже связала с ним свою судьбу. Но ее случай все-таки замужество.

Фредди, словно почуяв, что кульминация миновала, подкравшись, прильнул к ноге Пен. Она погладила пса и немного успокоилась.

– Джо, Гарри предложил мне и Гарриет жить в одном из его поместий. Он хочет быть ближе к Гарриет и стать ей настоящим отцом. – Сначала Пен заглянула в умные глаза Фредди и только потом отважилась посмотреть на Джо. – У меня был ужасный отец, так что мое мнение насчет отцов сама понимаешь какое, но думаю – нет, я уверена, – Гарри будет не таким отцом. Гарриет уже к нему очень привязана.

Джо нахмурилась:

– Надеюсь, Гарриет не вбила себе в голову, что граф на тебе женится? Ведь этому не бывать. Терпеть не могу резать правду-матку, но факт остается фактом. За редчайшим исключением пэры не заключают мезальянсов.

– Понимаю. – Пен погладила Фредди. – Я объяснила это Гарриет, но сильно сомневаюсь, что она мне поверила. Гарриет еще девочка, полна фантазий и от души верит, что случится невероятное.

Джо кивнула:

– Живи Гарриет среди аристократов, она бы все понимала, но Литтл-Падлдон далек от высшего света, поэтому откуда ей знать о таких вещах, как сословные различия.

– Верно. Но в том-то и дело, Джо. Еще до приезда Гарри я решила сделать все, чтобы Гарриет жила не так, как я. По-другому. Более достойно. Более стабильно. Помнишь, я говорила тебе, что Верити ее травит.

Джо вздохнула:

– Как не помнить? Помню. И помню, что просила тебя дать девочке время. Это было недавно. А улучшения есть?

– Может, и есть, но это и улучшениями не назовешь. Ты знаешь, я забрала Гарриет к себе, в свою комнату. Весь ужас начинался по ночам, когда за девочками никто не присматривал. Ну я и подумала, если Гарриет будет ночевать у меня… – Пен улыбнулась. – Хотя в результате нам вдвоем у меня тесновато. А то, что Гарри тоже обещал ей помочь, придало ей гордости и смелости.

Джо недоверчиво усмехнулась. В любой другой обстановке Пен бросилась бы спорить, но сейчас ее тревожило другое, и она не обратила внимания на усмешку Джо.

– Это помогает Гарриет забыть о травле, поэтому я и не хочу сбрасывать Гарри со счетов или порвать с ним.

– Конечно, ни к чему это. Он как будто человек порядочный, – улыбнулась Джо. – И я так же, как и Каро, надеюсь, что на самом деле он тоже заинтересован в приюте и прибавит свою монету к пожертвованиям герцога. – Она ободряющее пожала Пен руку. – Но на первом месте – твое и Гарриет благополучие.

Пен знала мнение Джо насчет Каро. Будь Каро здесь, непременно бы возразила. Самым главным для нее было «Вдовье пиво».

– В любом случае я решила, что, выйдя замуж, улучшу жизнь Гарриет. Я подумала, что смогу убедить мистера Райта сделать мне предложение.

– О? – Джо сделала удивленное лицо, хотя не могла об этом не слышать.

– Годфри, наверное, уже растрезвонил об этом.

– И да и нет. Бэсс рассказала Доркас. Доркас передала Эйвис, а та уже всем остальным. Мол, вчера вечером викарий зашел в таверну с расквашенной физиономией и заявил, что на него напал какой-то мужчина. Когда позже в таверне появился граф, Годфри стал его обвинять. Дело приняло скверный оборот, но лорд Дэрроу объяснил, за что ударил викария по лицу. Думаю, без обиняков, прилюдно рассказал, что Годфри напал на тебя, ну а о прочем все догадались и, конечно, встали на твою сторону, а не на сторону Годфри, – сдержанно улыбнулась Джо. – Ты знаешь, Годфри здесь не жалуют.

– Теперь точно знаю. – В свое время Пен следовало быть повнимательнее к пересудам.

Джо подалась вперед и положила ладонь на колено Пен.

– Ты вообще как? От Годфри тебе не сильно досталось?

– Да нет. – Пен была признательна за заботу, но после того злосчастного случая столько всего произошло, что она с удивлением поняла, что воспоминания о нем ее больше не тревожат. – Но Годфри бы меня точно изнасиловал, не подоспей вовремя Гарри, – призналась Пен. – Вот это был бы кошмар. В воскресенье, когда мы вышли из церкви, Гарриет сказала мне, что Годфри – чудовище, но я ее не послушала.

Пен была рада, что за благочинным фасадом ее дочь сумела разглядеть порочное и подлое нутро викария. И пусть в будущем это умение сослужит ей добрую службу.

– Гарри порекомендует герцогу сменить викария, – кивнула Джо. – Я надеюсь!

– Поэтому я и пошла в гостевой домик – поговорить о новом викарии. Я хотела просить Гарри… я думала… – Казалось, Пен больше говорит это Фредди, так старательно она отводила глаза от Джо. – Я собиралась объяснить или, по крайней мере, намекнуть ему, каким должен быть новый викарий.

– То есть?

Пен покраснела.

– Мол, преподобный должен быть холостым. Не слишком старым, но и не слишком молодым.

Джо удивленно подняла брови и, казалось, едва сдерживает смех. Даже голос у нее слегка дрожал, когда она спросила Пен:

– Ну и как прошел разговор?

– До него мы не дошли, потому что…

Разумеется, Пен не собиралась выкладывать Джо всю подноготную. Ей лучше не знать. Впрочем, Джо и так уже обо всем догадалось.

– Джо, я люблю Гарри. Всегда любила. Но он, видимо, скоро женится на леди Сьюзен Палмер. – Пен вздохнула. – Все так и должно быть.

– Да, – кивнула Джо. – Это хорошая партия.

Пен захотелось выплеснуть остатки бренди в лицо Джо, но сделала еще глоточек. Как она могла винить Джо? Та лишь сказала то, что Пен уже сто раз говорила себе. Это хорошая партия.

«О боже, как же порой невыносима жизнь!»

И Пен продолжила свой рассказ:

– Гарри хочет сделать меня любовницей, и – да простит меня Господь! – мне этого тоже хочется. Но тогда мне придется уехать из Литтл-Падлдона и бросить все, что мы вместе здесь создавали. Я буду полностью зависеть от него. И меня просто убивает мысль, что я буду вынуждена делить Гарри с его законной супругой.

Голос у Пен дрожал, казалось, она вот-вот снова разрыдается. Но, глубоко вздохнув, Пен все же успокоилась.

– Клянусь, ради Гарриет я готова на все, но на такое пойти не смогу.

– Пен, ты на самом деле думаешь, что, если ты станешь любовницей графа, это пойдет на пользу Гарриет? – негромко, подбирая слова, спросила Джо. – Ты хорошо подумала? Ей, может, будет очень неловко называться незаконнорожденной дочерью хозяина. Люди могут ее не принять.

– Знаю… Люди шутят об отродьях Уолтера, но у этих детей есть хотя бы видимость законности.

– И как ты будешь себя чувствовать, когда у графа появятся свои, вполне законные дети? С ними ведь будут обращаться иначе, чем с Гарриет.

– Может, и будут… Но только не Гарри!

Хотя могла ли она в этом поклясться себе? Будущее ей неведомо. Даже то, как поведет себя Гарри. Сейчас он, свято в это веря, утверждает, что будет всегда заботиться о Гарриет – не только материально, но и морально поддерживать ее. Но стоит Гарри заиметь законных детей, как он может изменить… Нет, наверняка изменит к ней свое отношение.

– Не всегда, но обычно так и бывает, – пожала плечами Джо. – Его законные дети будут жить в большом богатом доме, разъезжать в графской карете, сидеть на семейной скамье в церкви, а Гарриет…

В Пен закипала злость, стоило ей представить рисуемую Джо картину. Если ее расстроило отношение к Гарриет Верити, то теперь она кипела от ярости из-за того, что еще и не произошло.

Ясно, она отклонит предложение Гарри, однако…

Пен подалась вперед. Может, у Джо есть для нее ответ? Джо куда искушеннее в вопросах любви и семьи.

– Пойми, мне все это ненавистно, но при мысли ответить Гарри отказом и увидеть, как он уходит… – Пен поджала губы, силясь не расплакаться. – Я чувствую, что у меня разрывается сердце.

Джо сочувственно вздохнула:

– Мне очень жаль.

– Джо, ты же любила мужа? Думаешь, можно полюбить еще раз?

Джо отпрянула. Этот вопрос застал ее врасплох.

– Я… – Глотнув бренди, Джо осеклась и замолчала.

Молчание затянулось, и Пен уже не надеялась на ответ. Она привстала…

– Я действительно любила Фредди. Нет, глупый песик, не тебя, – сказала Джо, когда Фредди, тявкнув, завилял хвостом. Джо погладила собаку. – Ну конечно, я тебя люблю, но сейчас говорю о другом Фредди.

Пес гавкнул и положил голову на колени Джо. Она погладила его и посмотрела на Пен.

– Я любила Фр… – Джо вновь осеклась, увидев, как пес завилял хвостом. – Я очень любила мужа, когда выходила замуж. Я была молода – всего семнадцать лет. В этом возрасте ты зачала Гарриет, – улыбнулась Джо. – Ты знаешь, какими страстными бывают молоденькие девушки.

– Да.

Хотя пару часов назад в гостевом домике она убедилась, что страстными бывают не только молоденькие девушки.

– Но шли месяцы… – Джо покачала головой. – Я думала, что цветы, сладкие речи, предупредительность, с которой муж ко мне относился, когда ухаживал, сохранятся, но я ошибалась. Как только его кольцо оказалось у меня на пальце, я стала для него еще одной вещью, имуществом, доставлявшим удовольствие всякий раз, когда ему хотелось. Думаю, о своей лошади он заботился куда больше, чем обо мне.

Может, Джо и не лучшая кандидатура для расспросов. Пен даже не могла представить, чтобы Гарри повел себя так же.

«А может, я себя просто дурачу. Гарри не год отсутствовал и не два. Разве я знаю, какой он и как себя поведет?»

– А вскоре выяснилось, что он игрок. Все или почти все мужчины играют, но Фредди… – Она снова погладила пса. – Фредди себя не контролировал. – Джо улыбнулась. – Вот я здесь и оказалась.

– Прости меня. Я не хотела… – Зачем она вообще об этом заговорила? – Думала, твой брак был счастливее.

Джо пожала плечами:

– Он не был несчастливым, как только я приспособилась. Да и вообще, надо же когда-то выходить замуж. Я дочь викария. Мой отец был третьим сыном баронета. Две мои старшие сестры вышли за викариев. Мой брак с бароном считался достижением. – Она посмотрела на Фредди. – Родители были в восторге, сестры завидовали, а я очень гордилась собой.

Джо подалась вперед и теперь смотрела Пен прямо в глаза.

– Пен, вот тебе мой совет. Будь осторожна. Любовь не дружит с повседневной жизнью. Ты думаешь, что любишь графа. А не его ли положение? Мне кажется, ты любишь его. Но можешь ли ты с уверенностью сказать, что ваша любовь продлится вечно? В особенности с учетом всех трудностей, с которыми придется столкнуться тебе… или ему?

Джо покачала головой и откинулась назад.

– Подумай об этом. Не хочу тебя огорчать, но взвесь все хорошенько. Тебе придется бросить все, что ты имеешь, все, для чего ты так упорно работала. И ради чего? Чтобы стать игрушкой графа? Его забавой?

– Гарри не такой.

Пен сама почувствовала неуверенность в своем голосе.

Джо из тактичности не стала возражать.

– Может, он и не такой, но ты все равно жертвуешь всем, чего добилась, а он ничего не теряет.

Пен нечего было возразить. Джо была права.

– Прежде чем что-то решать, Пен, я бы подождала, пока лорд Дэрроу женится. Если он захочет продолжить ваши отношения, непременно приедет сюда узнать твое решение. Гостевой дом будет в его распоряжении. Здесь твое положение прочно, а с Верити и Розамундой, если они не уймутся, я тебе справиться помогу.

Пен кивнула. Это был не тот совет, на который она рассчитывала, но именно его Пен и нужно было получить.

– Поспешное решение всегда опрометчиво, – мягко сказала Джо.

– Да. Ты права.

Поспешности, если бы она не встретилась только что с Гарри, не чувствовалось бы. Отчасти проблема в этом.

Джо легонько коснулась ее руки.

– Пен, я не хочу видеть, как ты страдаешь, но и не хочу тебя терять. Я не могу быть объективной. Дело в том, что ты нужна мне. Ты нужна приюту. Без твоего хмеля Каро не сварит ни капли пива. Что бы ты ни решила, останься хотя бы на время сбора урожая.

Верно. Она не может всех подвести.

– Это я обещаю, – удрученно вздохнула Пен. – Я же не глупая, безумно влюбленная девчонка, не замечающая ничего вокруг. Сомневаюсь, что я вообще уйду.

– А мне очень не нравится оказаться в роли призывающей тебя к расчетливости в сердечных делах. – Джо встала и одернула ночную сорочку. – Нам с Фредди пора спать. Ты идешь?

– Нет. Еще посижу.

– Оставить графин?

Пен засмеялась, хотя смех вышел странноватым:

– Нет. Горе в вине не утопить.

Джо кивнула. Потом наклонилась и крепко обняла Пен, заперла остаток бренди в шкаф и вышла. За ней побежал Фредди.

Пен еще целый час просидела перед камином, бросая в пламя одну за другой безумные фразы: «Эх, если бы…»

Глава 13

Вторник

Гарри улыбался, надевая рубашку. Он не мог припомнить, когда просыпался в таком хорошем настроении. Черные тучи, нависшие над ним с той поры, как он узнал о смерти Уолтера, наконец рассеялись. У него в голове созрел план. Он исполнит свой долг и сделает предложение леди Сьюзен, как только покинет Литтл-Падлдон. Откладывать нет смысла. Чем раньше они поженятся, тем скорее он сможет получить от нее наследника и тем быстрее они разойдутся.

Но прежде Гарри посвятит весь сегодняшний, завтрашний и послезавтрашний день Пен и убедит ее переехать в Дэрроу или в любое другое его имение.

На миг он закрыл глаза. Боже, как прекрасно вернуть Пен в свою жизнь! Более чем прекрасно. Намного более чем прекрасно. За ночь его несколько раз будил его фаллос, твердый, готовый погрузиться в ее сладкое лоно.

Гарри снова улыбнулся. Скоро это станет возможным наяву.

Кто-то постучал в дверь.

Гарри вскочил с кровати, бегом спустился по лестнице и распахнул дверь. Улыбка сделалась еще шире, когда он увидел Пен и Гарриет.

– Папа, мы принесли тебе завтрак, – заявила Гарриет, указывая на большую корзину в руках Пен.

– Спасибо. Я страшно голоден, – улыбнулся он дочери, а потом Пен и взял у нее корзину.

Пен ему не улыбнулась.

Это плохо.

– Вы сами поели? – спросил Гарри.

– Поели, – ответила Пен.

– Поели, но я могу еще поесть, – прыгая на одной ноге, сказала Гарриет. – Доркас положила много еды, а Эвис положила одеяло и сказала маме, чтобы мы поехали в какое-нибудь укромное местечко, где бы вы смогли…

– Гарриет! – резко оборвала ее Пен. – Не докучай графу глупой болтовней.

Гарри и Гарриет уставились на Пен.

Она вспыхнула:

– Простите. Я плохо спала.

Верно. Посмотрев на нее внимательно, Гарри заметил круги у нее под глазами.

Черт!

Уходя от Пен вчера вечером, он понял, что она не примет его предложения, но в то же время почувствовал ее нерешительность. Пен подарила ему поцелуй, такой сдержанный и целомудренный, и тотчас убежала. Гарри нисколько не сомневался, что Пен боялась уступить, останься она на миг дольше.

Гарри мог поклясться, что дверь для соблазнения Пен оставила открытой. Да разве могло быть иначе? Она была самой страстной женщиной из всех, кого он встречал как в Англии, так и в Европе. Физическая любовь требовалась ей, как вода растению, а Гарри хотел, горел желанием сильным, сильнейшим желанием удовлетворить ее страсть.

Но сегодня утром дверь была плотно закрыта, если не заперта или не замкнута на засов. Что случилось после того, как они попрощались у входа в приют?

Он намеревался узнать.

– Что ж, прекрасное утро, – с наигранной веселостью сказал Гарри. – Давайте устроим пикник. У вас есть на примете подходящее укромное местечко?.. – Он увидел, как Пен открыла рот, но закончил предложение, прежде чем она заговорила: – Гарриет?

Пен бросила на него хмурый взгляд, а он ласково улыбнулся ей в ответ. Гарриет продолжала скакать на месте.

– Да! На другом берегу ручья есть пруд с утками!

Гарри как будто удивился.

– И нам придется переплывать ручей, чтобы туда добраться?

– Нет, папа! Есть мост.

Какое облегчение.

– И место, где можно расстелить одеяло? – Гарри упорно смотрел на Гарриет, а не на хмурую Пен.

Девочка кивнула:

– Да. Я тебе покажу. – И Гарриет сбежала.

– Пойдем? – Он предложил Пен руку, но она на нее не оперлась.

– Гарри, я думаю о твоем предложении.

Он не был готов к серьезному разговору.

– Ты меня пугаешь. Дай мне позавтракать, а потом сообщай плохие новости.

Пен открыла рот, потом снова закрыла и еще больше помрачнела.

– Хорошо.

Они шли за Гарриет по тропе к водопаду, но свернули туда, куда раньше не ходили.

– Сюда, папа! – звала Гарриет, убежав на добрых три десятка метров вперед.

Гарри улыбнулся Пен:

– Мы не поспеваем за нашей дочерью.

Их дочерью. Их творением, навеки связавшим их друг с другом.

Боже, как приятно это сознавать.

Пен улыбнулась в ответ и удивленно покачала головой:

– Сегодня Гарриет с утра так взвинчена, что хотела бежать к тебе еще два часа назад.

Гарри усмехнулся:

– Хорошо, что ты ее не отпустила. Я спал без задних ног. – Гарри вскинул брови. – После наших вчерашних подвигов.

Проклятие! Не то сказал. Пен насупилась. Открыла рот…

– Давай за мной, папа!

Вернувшись к ним, Гарриет схватила отца за руку и потащила за собой. Не давая ему услышать то, что собралась сказать Пен.

Гарри знал, его отступление лишь выигрыш времени.

Они перешли мост – он видел и слышал водопад справа. Потом тропа расширилась, деревья по обе стороны от нее образовали нечто напоминавшее тоннель. Вскоре они вышли на поле, спускавшееся к пруду.

Гарриет тянула его за рукав ближе к воде.

– Видишь, папа? Утки!

– Вижу, вижу.

Утки погружали клювы в воду, выставляя вверх оперенные гузки. Гарриет захихикала.

– Похоже, они завтракают, – сказал Гарри. – Я тоже не прочь позавтракать. Давай посмотрим, что там в корзине.

– Кекс с изюмом! – скакала рядом с ним Гарриет. – Доркас печет лучший в мире кекс с изюмом.

– Неужели? Как здорово! Обожаю кекс с изюмом.

Гарриет улыбнулась ему:

– Я тоже!

Гарри остановился, потом, убедившись, что переваливающиеся с боку на бок утки и их помет достаточно далеко, поставил корзину на землю.

– Здесь? – спросил он Пен.

Она продолжала стоять на тропе, пока Гарри с Гарриет смотрели на уток.

– Да. – Пен попыталась улыбнуться, но улыбка вышла бледной, а взгляд – печальным.

Час от часу не легче.

Расстелив одеяло, они уселись: Гарриет – почти вплотную к Гарри, Пен – на другом конце одеяла. Контраст с пикником в яблоневом саду вряд ли мог быть разительнее.

«Что случилось прошлой ночью после моего ухода?»

Его переполняла решимость это выяснить.

– Мама, дай папе кекс с изюмом!

– А ты тоже будешь? – Пен ласково улыбнулась Гарриет и протянула кусок кекса Гарри, но потом одарила взглядом, в котором и тени ласковости не осталось.

– Да!

Она протянула Гарриет кусок кекса и уставилась вниз, с чрезмерным тщанием перебирая провизию в корзине.

– У нас тут хлеб, масло, варенье… Милорд, похоже, Доркас положила и для вас угощение – кусок холодной говядины, если захотите.

Так. Гарри снова милорд.

– Нет, спасибо. – Внезапно ему расхотелось есть.

Гарриет вела себя непринужденно. Уминая кекс, она весело болтала.

– Папа, похвали же кекс?

– Да-да. Прямо объедение!

Кекс и правда был бесподобен, но сейчас казался ему чуть ли не глиной. Ему надо остаться с Пен наедине, поговорить и выяснить, что стряслось.

– Мама, можно мне еще?

– Можешь доесть мой.

Ага. Значит, аппетит пропал не только у него.

Гарриет или слишком радовалась удачной возможности задавать вопросы, или – ей всего девять – наслаждалась обществом отца и матери.

Гарри нахмурился. Как Пен этого не понимает? Он нужен Гарриет. И если верить вчерашней Пен, то и ей самой тоже.

А ему они нужны, черт возьми!

Он положил кекс. Больше ни крошки в рот не лезло.

Пен вздохнула:

– Гарриет, не поглядеть ли тебе на уток? Мне надо папе кое-что сказать.

Гарриет улыбнулась:

– Как говорила Эвис?

Пен помотала головой:

– Не совсем.

Гарриет бросила на отца тревожный взгляд:

– Папа, ты от нас не уйдешь? Ты с нами не прощаешься?

– Гарриет, я не уйду, – попытался ободряюще улыбнуться он. – Не беспокойся.

Но Гарриет беспокоилась. Она оглянулась на Пен и медленно, уже не вприпрыжку побрела к пруду.

Боже! Гарри посмотрел на Пен. Ему хотелось высказать все начистоту. Почему она так сурова и как она смеет расстраивать их дочь? Но он сдержался. Опыт подсказывал, что не стоит терять самообладания.

– Боже… Пен!

Краем глаза он видел, как Гарриет остановилась и оглянулась, поэтому он сказал почти шепотом:

– Понимаю, ты сердишься на меня, хотя не знаю за что. Но, пожалуйста, не называй меня «милорд».

Гарри видел, как Пен вздрогнула, и пожалел ее, но если она хотела вонзить ему в сердце нож, пусть бьет честно, с открытыми глазами.

Пен кивнула:

– Ты прав, Гарри. Я пыталась упростить себе задачу, но это нечестно. – Она пару раз глубоко вздохнула и отвела глаза. – Я…

Она снова остановилась, и у него сжалось сердце. Ему больно было смотреть, как Пен страдает.

«Из-за чего?»

Верно. Гарри молча ждал.

Пен начала снова:

– Прошлой ночью я говорила с Джо. Она вдова. Я думала, Джо сможет помочь мне кое-что понять.

Боже, звучит скверно и двусмысленно.

– Пен, я не умер.

– А я не твоя жена и не буду ею.

Она сказала это словно невзначай, но… Она думала, что он должен сделать ей предложение?

Нет. Она так не думала.

«А я думаю, что должен сделать ей предложение?»

Гарри замер, оглушенный этой мыслью.

Боже! Не будь он графом Дэрроу, он мог бы просить ее руки. Но он – граф. Графы не женятся на крестьянских дочках, по крайней мере в Англии.

– Гарри, я всю ночь думала и решила, что не поеду с тобой. Сейчас. А может, и никогда.

– Пен…

Она подняла руку.

– Нет. Я знаю – да, я боюсь, – ты можешь уговорить меня изменить мое решение, но это будет ошибкой.

Она опустила глаза и глубоко вздохнула. Когда Пен подняла глаза, на ее лице читалась решимость.

– Позволь мне объясниться, – настаивал Гарри.

– Хорошо. Я выслушаю, но не обещаю, что соглашусь.

«Она не поняла?»

– Пен, речь идет не только о твоей, но и о моей жизни, о жизни Гарриет.

Он посмотрел на свою – на их дочь. Гарриет что-то кидала – дикие яблоки? – в воду. Утки отплыли подальше, смотрели и крякали.

Пен тоже глядела на Гарриет.

– Да, знаю. – Она перевела взгляд на него. – Гарри, я тебя люблю. Всегда любила и всегда буду любить. – Эти слова Пен произнесла медленно и печально. С горечью.

Гнев, страх охватили его, и он вдруг выпалил:

– Пен, я тоже тебя люблю!

Она вздрогнула.

Черт. Только хуже. Гарри захотелось непристойно пошутить, но он сдержался. Сейчас не время для сальностей.

Он попытался говорить мягче:

– Тогда в чем проблема?

Пен посмотрела ему в глаза, спокойно и решительно сказала:

– Любовь – это еще не все. Разве ты этого не понимаешь?

– Нет.

Любовь – это все. Любовь была для них всем. Как она этого не понимает?

Отчаяние породило гнев. Ему необходимо…

«Не терять самообладания. Скандал не поможет».

Пен помрачнела еще сильнее, в ее голосе послышались нотки раздражения.

– Это потому, что ты не хочешь открыть глаза и посмотреть. Гарри, мы живем не в сказочном царстве. Мы в Англии, в Дэрроу или в каком-то из твоих поместий…

– И?

«К чему она это?»

– И я думаю: как люди отнесутся ко мне, к Гарриет, к другим нашим возможным детям?

Гарри снова ощутил прилив негодования.

– Отнесутся, как подобает, или им придется иметь дело со мной.

– Нет. Они будут шептаться у нас за спиной и показывать пальцем, это если нам еще повезет. – Пен снова посмотрела на Гарриет. – Мне все равно… – Пен на миг замолчала и вздохнула: – Нет, неправда. Не все равно. Но меня убьет, если люди будут жестоки к нашим детям. Я помню свою реакцию, когда недавно Верити издевалась над Гарриет. Я не смогу жить в деревне, полной таких Верити.

– Пен, ты ошибаешься.

Конечно, ошибается. Она ничего не знает о высшем обществе. Он объяснит ей – и она поймет.

– У многих аристократов есть незаконнорожденные дети…

Пен прервала его:

– Гарри, ты понимаешь, что ты сейчас сказал? Какое употребил слово? Тебе хотелось бы быть незаконнорожденным?

Он нахмурился, открыл и закрыл рот. Если честно, он не готов был сказать «да».

– Бедная Гарриет уже незаконнорожденная, – сказала Пен. – С этим ничего не поделаешь. Я пыталась. Придумала себе мужа, погибшего на войне, но эта ложь больно по мне ударила. Потому я больше и не хочу детей с таким клеймом.

Ах вот в чем проблема!

– Но это совсем другое дело. На этот раз я буду тебя поддерживать. Ты не останешься одна.

Он подался вперед, словно каким-то волшебством мог против ее воли добиться от нее согласия.

– Пен. У меня есть власть, и власть немалая. В Европе я сколотил состояние, а теперь к нему добавились влияние и титул. Я смогу защитить тебя, окажу тебе поддержку. Ни ты, ни наши дети ни в чем не будут нуждаться. А когда придет время, Гарриет и любая другая из наших будущих дочерей достойно выйдут замуж, каждой я дам приданое.

Но и эти доводы Пен не убедили.

– А если у нас будут сыновья?

Гарри моргнул. О сыновьях он не подумал.

– Тогда я найду им занятие.

– Что если наш первый сын родится раньше, чем в твоем браке с леди Сьюзен, или на ком ты там женишься? Не ранит ли нашего сына, что его сводный младший брат получит то, что принадлежало бы ему, не имей он несчастья родиться от меня?

Возможно, это самая горькая пилюля, которую придется проглотить. Гарри никогда не завидовал графскому титулу Уолтера, однако для подобных притязаний у него никогда и не было оснований.

– Если мой внебрачный сын не сможет претендовать на титул по закону, а его младший брат станет выше старшего… – Он запнулся.

– Именно, – покачала головой Пен. – Я и правда не знаю ответа на этот вопрос. Законный и незаконный сыновья будут расти вместе? Будут друзьями? Или мои дети будут чувствовать – и им дадут это почувствовать! – второсортность?

Гарри откинулся назад.

– Пен, я сказал, у меня есть власть. Я не позволю, чтобы наши дети чувствовали себя хуже кого бы то ни было.

Пен вскинула брови.

– Даже принц-регент не запретит людям судачить. Ты можешь заставить людей притвориться, что они их принимают, но это совсем другое.

Ему хотелось возразить, но возразить было нечего.

– А как быть с твоей женой? Ты собираешься заставить ее принять Гарриет и ее братьев и сестер?

Гарри насупился.

– Не знаю. Я имею в виду, я не буду заставлять леди Сьюзен быть с ними доброй, но смогу и заставлю не быть жестокой.

– По мне, у вас будет просто гармоничный союз.

– Сарказм тебе не к лицу. – Он заерзал на одеяле. – Можешь думать, как хочешь, но подозреваю, что леди Сьюзен собственных, не то что твоих, детей не потрудится заметить.

На это Пен не ответила. Она просто посмотрела на него, и в ее взгляде он со страхом прочел смесь ужаса и жалости.

Гарри снова заерзал.

«Это неважно. Леди Сьюзен нужна мне только ради наследника. И все».

– Ночью Джо дала мне совет, – сказала наконец Пен. – Не спешить и подождать твоей свадьбы, а уж тогда и решать. Но опираясь на факты, а не на желания и мечты.

Она умолкла и поджала губы, а потом покачала головой, словно отбросив какую-то мысль или, того хуже, просыпаясь ото сна.

– Подождать с решением будет лучше и для приюта. Гарри, на носу уборка. Если я уеду сейчас, пока хмель не убран и не высушен, мы можем потерять урожай. Здесь только я знаю, как с ним обойтись.

Нахмурившись, Пен наклонилась к нему.

– А если мы потеряем этот урожай, нам придется сократить, возможно, с фатальными последствиями производство «Вдовьего пива». Это окончательно подорвет наше и без того шаткое финансовое положение, даже несмотря на поддержку герцога.

Ее слова Гарри не нравились, но он не мог не признать, что в них был здравый смысл.

– Отлично. Я могу подождать. Сколько времени? Сентябрь и октябрь мы сможем провести вместе. А я пока сделаю предложение леди Сьюзен, мы поженимся.

«И надеюсь, сделаю ей ребенка – моего наследника».

Пен продолжила, словно не слышала его слов.

– Это был хороший совет, но…

У него скрутило живот.

– Но ты не собираешься его принимать?

Спрашивал он зря. Все было понятно по ее тону. И он мог сказать, что это ему понравилось.

– Сначала я тоже так думала, но чем больше размышляла, тем яснее понимала, что ждать мне нет никакой нужды. Я уже все решила. Гарри, я с тобой не поеду. Я слишком многое теряю. Здесь я на своем месте. Здесь я нужна и меня уважают.

От страха он потерял самообладание.

– Ты нужна мне!

– Неужели? – Пен вздохнула. – Может, и так, а если так, прости. Но ворочаясь в постели и не находя себе места ночью, я поняла, что у меня есть веские причины, по которым я должна ответить отказом. – Она посмотрела на него. – Гарри, я не хочу тебя ни с кем делить. И с моей стороны было бы недостойно и нечестно просить об этом твою жену.

– Уверяю тебя, леди Сьюзен это не волнует. – Он делано улыбнулся. – Как только она подарит мне наследника и еще одного ребенка на всякий случай, она с радостью отдаст меня тебе, чтобы жить в свое удовольствие.

Пен пожала плечами. Нет, он ее не убедил.

– Это правда.

– О, я тебе верю. – Она посмотрела в сторону пруда.

Он проследил за ее взглядом. Гарриет сняла шляпку и собирала в нее дички, как в корзину.

Гарриет помахала им рукой.

Пен помахала ей в ответ.

– Когда я впервые услышала сплетни о том, что Гарриет дочь Уолтера, мне стало дурно.

Ему тоже стало дурно. Ему до сих пор дурно.

– Но дурно не оттого, что ко мне якобы прикасался Уолтер, а оттого, что в глазах людей я могла спать с женатым мужчиной. Тогда я почувствовала себя шлюхой.

– Что?!

– Тише!

Они оба посмотрели на Гарриет. Та, к счастью, их не слышала или удачно притворялась, что не слышит.

Он понизил голос.

– Ты не шлюха.

– Почему? Не беру за услуги денег?

– Не в этом дело, и тебе это известно.

Она кивнула.

– Да, известно. Но я не обвиню женщин, вынужденных работать, лежа на спине. Я сама едва не пошла на панель после смерти тети Маргарет. К счастью, нашла приют. Гарри, у женщин не так много возможностей. А Гарриет и мне надо есть, – словно бы вскользь сказала Пен, но его эти слова одновременно поразили и впечатлили.

И разозлили. Ему следовало быть рядом с ней. Ему следовало подумать, что ребенок мог появиться от его баловства с Пен в то лето. Удивительно было бы, если бы Пен не зачала.

– К утру я пришла к выводу, что для меня все меняет только брак. Вступая в брак, разве не даешь перед Богом обет «забыть всех остальных»?

Гарри снова заерзал на одеяле.

– Думаю, так оно и есть. Но, Пен, никто этот обет не исполняет, особенно в высшем свете.

От Пен он подобных мыслей не ожидал. Да, она из низов, более благочестивых, чем благородное сословие. Боже, он просто не представлял себе реакцию, перескажи он ее слова в своем лондонском клубе. Сначала повиснет тишина, потом разразится хохот, а рассказчика могут даже под конвоем оправить в Бедлам.

Пен сердито на него зыркнула.

– Но, по-видимому, должны. Или, по крайней мере, должны постараться. Обещать то, что не собираешься исполнять, – это ложь.

– Формально – ложь.

Он хотел было объяснить Пен то, что известно в высшем свете каждому. Обет на самом деле означает: мужчина во внебрачных связях будет осторожен, а женщина сначала произведет на свет наследника и еще одного ребенка, а потом получит право на измену.

– Это самая настоящая ложь. – Пен посмотрела ему в глаза. – Гарри, если ты не любишь леди Сьюзен, не женись на ней. Ты, твои дети и жена, заслуживаете, чтобы ваш союз начинался с любви. – Она потупилась. – Ночью я пыталась поставить себя на место леди Сьюзен. Гарри, мне ее жаль.

– Напрасно, Пен. Леди Сьюзен Палмер удивится и разозлится, узнав, что я верю в бессмертную любовь. Она не меньше моего стремится к браку по расчету.

Пен пристально на него посмотрела и нахмурилась.

– Если ты так говоришь, я должна тебе верить. Но стань я твоей любовницей, я бы почувствовала, что не права. Я бы разрушала твой брак и предавала такую же женщину, как и я сама.

Ее ответ разочаровал его.

– Пен, мой брак рухнет, только если не даст наследника. Все остальное – неважно.

Пен недобро глянула на него.

– Нет. Любовь важна. Ты должен это признать, если на самом деле любишь меня. – Она покачала головой. – Гарри, почему ты не надеешься на наследника и любовь? Леди Сьюзен не единственная благородная невеста в Англии. Найди кого-нибудь еще. Не менее родовитую, и к кому ты был бы неравнодушен.

«Боже милосердный!»

– Я уже тебе говорил. Я искал весь сезон и не нашел такого чуда.

Неужели он так разборчив? Он знал, что Пен хотела как лучше, но она просто не понимала.

– Тогда продолжай поиски. – Пен откинулась назад. – Знаю только одно: я никогда не встану между тобой и твоей женой.

Гарри сжал кулаки. Господи, дай терпения. Ему захотелось вразумить ее силой. Или лучше целовать до тех пор, пока она не согласится с ним.

Однако спешить некуда. Он будет приезжать в Литтл-Падлдон, чтобы проведать Гарриет. Месяца два или три воздержания – и Пен заговорит по-другому. Такой страстной женщине для хорошего настроения любовные игры требуются регулярно. Он мог бы… Нет, не мог бы. Без мужчин Пен обходилась годами. Соблазнив, ее не переубедишь. Глупо даже пытаться.

У нее всегда был собственный строгий кодекс чести. Именно это, помимо лица, фигуры и ненасытного сексуального аппетита, его в ней и привлекало.

– Отлично. – Гарри чувствовал на губах привкус пепла, привкус поражения. – Но ты знаешь, я все равно буду видеться с Гарриет. И собираюсь регулярно наезжать в Литтл-Падлдон.

Пен кивнула:

– Только не слишком часто. Не хочу, чтобы Гарриет ожидала от тебя того, что ты не сможешь ей дать, когда у тебя будет семья.

Она пытается его взбесить? Если так, ей это вполне удается.

– Гарриет – часть моей семьи.

– Знаю. Просто, когда ты женишься…

– Ради бога, Пен, можешь прекратить? Пожалуйста, не считай меня идиотом. Я не собираюсь оскорблять чувства дочери.

Пен вспыхнула.

– Да. Конечно. Прости.

– И ты меня прости.

Гарри изо всех сил пытался сохранить самообладание. Что толку срываться на Пен и перекладывать собственную несдержанность на нее? Он прекрасно понимал: свою роль сыграла и сексуальная неудовлетворенность.

– Надеюсь, ты знаешь меня лучше, чем обо мне говоришь.

– Да. – Пен резко выпрямилась, словно ей вогнали в спину штырь. – Гарри, я – мать Гарриет. Защищать ее – мой первейший долг.

– От отца?! Каким же чудовищем ты меня считаешь?

Глаза Пен расширились.

– Знаю, нарочно ты Гарриет не обидишь, но пока ты не женишься, ты не сможешь сказать, каким будет твой брак.

– Пен, это неважно.

Ее сомнения можно понять. Первые девять лет его с Гарриет не было. Пен вполне могла убедить себя, что ему дочь безразлична.

– Не спорю, я не могу знать, как мою жизнь изменит брак, но даю тебе слово, что никогда не брошу Гарриет. – Гарри посмотрел Пен прямо в глаза. – Что бы между нами ни произошло, на ком бы я ни женился, сколько бы у меня ни было детей, Гарриет всегда будет моей дочерью, моим первенцем, а я всегда буду ее отцом.

Пен внимательно на него посмотрела и кивнула.

– Мама, папа! – кричала Гарриет с берега пруда. Она нашла бревно и сидела на нем. – Вы еще не наговорились?

– Почти, – откликнулась Пен. – Еще немножечко.

Она снова повернулась к Гарри:

– У меня остался один вопрос, который я хотела с тобой обсудить.

– Хорошо. Какой?

Любой вопрос лучше, чем то, о чем они говорили. Или нет?

Пен долго молчала, не решаясь начать.

– Пен, Гарриет не будет ждать вечно. Что ты хотела обсудить?

Она вздохнула:

– Тебе не понравится.

У него заныло под ложечкой.

– Ну говори, а то меня изведут дурные предчувствия.

Пен сделала глубокий вдох.

– Я не рассказывала тебе, зачем прошлой ночью пришла к тебе в гостевой домик.

Гарри попытался улыбнуться, чтобы разрядить обстановку.

– Зачем? Соблазнить меня?

Она бросила на него нерадостный взгляд, но тоже не удержалась и улыбнулась.

– На сей раз не я соблазняла тебя. Ты меня соблазнял.

На миг он потерял дар речи.

– Мы соблазняем друг друга. Это ведь хорошо, Пен?

– Да, Гарри, хорошо. С тобой всегда хорошо.

«Тогда почему ты не хочешь быть моей любовницей?»

Он выслушал все ее возражения, но ни одно из них не заглушило его желания. И учащенного биения его сердца.

Если бы только графской дочерью была не леди Сьюзен, а Пен.

– Я хотела поговорить о новом викарии, – сказала Пен.

– Что? О новом викарии?

Она нахмурилась.

– Герцог ведь заменит Годфри? Если нет, будет очень неловко.

Буквально на миг у Гарри возникла мысль, не станет ли преподобный Райс тем, кто поможет ему заставить Пен переехать в Дэрроу, но он тотчас отбросил ее как недостойную. Даже безотносительно к Пен он не мог закрыть глаза на поведение негодяя. Викарий был насильником.

– Думаю, да. Я настоятельно посоветую герцогу заменить священника.

Пен кивнула. Она облизала пересохшие губы и вдруг занервничала.

– А как ты думаешь… это возможно? Ты не мог бы предложить…

– Просто выкладывай свой вопрос, ладно?

Это ее рассердило – и она заговорила.

К сожалению.

– Не мог бы ты попросить герцога прислать вместо Годфри приличного холостяка? Не слишком молодого, но и не слишком старого.

– Тебе-то что до возраста и семейного положения нового викария?

Но ответ Гарри, к несчастью, знал.

– Я… – отвела взгляд Пен, – …надеюсь выйти за него замуж.

Эти слова стрелой вонзились в его сердце. Гарри усмехнулся. Это было все, на что он оказался способен, чтобы скрыть острую боль в душе.

– Гарри, знаю, ты сказал, что Гарриет будет частью твоей жизни…

Это вернуло ему дар речи.

– Я не сказал, я поклялся.

Пен кивнула, но отвела глаза.

– Я верю тебе, правда, но я думаю, что Гарриет нужен отец…

– Я ее отец!

– Знаю, знаю. Я имела в виду мужчину, способного стать ей отцом. Того, кто будет моим мужем и даст нам настоящий дом. – Пен покраснела. – Вот почему я поощряла Годфри – хотела получить дом для Гарриет.

Она посмотрела ему в глаза.

– Знаешь, Гарриет сразу его раскусила. Она видит людей насквозь, – покачала головой Пен. – Мне следовало ее послушаться. – Пен тряхнула головой, будто отгоняя какую-то мысль. – В другой раз буду умнее. Даже не сомневайся, в другой раз я Гарриет послушаюсь. – И она улыбнулась. – Думаешь, тебе удастся убедить герцога прислать нам хорошего викария?

Гарри не собирался играть роль свата Пен.

– Услышав столь странную просьбу, Грейнджер надо мной посмеется или предложит поискать удобную койку в Бедламе. У него нет оснований прислушиваться к моим рекомендациям относительно викариев. Я в этом деле полный профан.

Пен опустила плечи.

– Но ты можешь описать мою ситуацию? Это никого не ранит.

Даже слишком сильно ранит.

– Пен, а как же любовь? Не ты ли говорила, что мне не следует жениться на леди Сьюзен, если я ее не люблю?

– Да, но это совсем другое дело.

– Почему?

Она посмотрела на него как на недоумка.

– Ты – мужчина. Граф! Ты сам говорил, что у тебя есть и власть, и деньги. У нас разные возможности распорядиться своей судьбой.

Пен закусила губу, явно расстроенная.

– Гарри, если бы не Гарриет, я бы мужа не искала. Но я подумала: если я выйду замуж сейчас, то, когда Гарриет достигнет совершеннолетия, люди забудут, что она – ублюдок.

От ее слов у него внутри все закипело от ярости и боли. Но он имел все основания гордиться собой – не кричал, не ругался. Он просто помолчал и сказал:

– Думаю, нам пора уходить.

Глава 14

Пен шла по тропинке вдоль берега ручья, держа Гарриет за руку.

Другую руку девочка подала Гарри и болтала с ним, прыгая и рассказывая ему обо всем, что делали утки, пока он разговаривал с Пен. И Гарри тоже рассказывал ей об утках, о других птицах и животных, которых он видел в Лиссабоне, Париже, Вене.

Гарри был обаятелен и забавен, а Гарриет – очарована.

Пен тоже.

После их ужасного разговора Пен хотелось спрятаться за работу, бежать в хмельник. Гарри бросал на нее кинжальные взгляды. По правде говоря, распластал бы ее на земле и пронзил в стольких местах, чтобы она напоминала подушку для булавок.

Но Пен не спешила из-за Гарриет. Да, сбор урожая на носу. Да, ей надо внимательно следить за вредителями и болезнями растений. Но утром, еще до похода к гостевому домику, она проверила хмель и снова проверит, когда они с Гарриет вернутся в приют.

О Гарриет тоже нужно подумать. Девочка так терпеливо ждала у пруда, пока Пен и Гарри разговаривали. И так рада, что родители вместе. Ради дочери Пен могла себе позволить эти несколько часов.

А если уж совсем честно, она и сама счастлива. Ей хотелось быть с Гарри. Ей хотелось сохранить в памяти теплоту его глаз, когда он смотрел на Гарриет, его улыбку, звук его голоса. Сохранить на долгую зиму, которая наступит, когда Гарри уедет, женится на леди Сьюзен и будет обожать наследника. В конце концов, он приехал всего на день или два.

Потом судьба, возможно, ей улыбнется, и герцог пришлет в деревню викария, который примет ее девятилетнюю дочь, мужчину, ищущего не великую страсть, а удобную, уютную женщину для создания семьи.

Пен посмотрела на Гарри – сердце сжалось. Он улыбался Гарриет, внимательно слушая ее витиеватый рассказ о поросятах фермера Смита и корове Бэсси. Говоря по правде, – в этом ему Пен у пруда не призналась – она очень боялась, что никогда не полюбит другого мужчину, по крайней мере так, как любила и все еще любит Гарри. Другого она сможет уважать, ценить, возможно, даже полюбить и наслаждаться с ним супружеской близостью, но испытать такую любовь, какую она испытывала к Гарри?..

Нет.

А может, это и к лучшему. Может, сильной любви суждено сгореть. Заполучи она Гарри навсегда, она, вероятно, возненавидела бы его так же страстно, как любит сейчас.

Лучше пиво и баранина, чем шампанское и пирожные.

* * *

– Ба, да это же лорд Дэрроу! Смотри, Летиция. Мы наконец его выследили.

Пен как раз смотрел на Гарри, когда он услышал эти слова. Она увидела, как Гарри напрягся, шокированный, как застыло его лицо. Но тут же расслабился и улыбнулся, хотя улыбка вышла формальной и холодной, разительно отличавшейся от той, что он только что дарил Гарриет.

– Леди Сьюзен. Летиция. Как… – Он сделал многозначительную паузу. – Странно видеть вас здесь.

Пен перевела взгляд на женщин – двух изящно одетых дам, неуместных на этой деревенской тропе, как Аякс Гарри в стойле рядом со Шмелем.

– Папа, кто они? – Колокольчиком прозвенел голос Гарриет.

Удивление и, как минимум в случае леди Сьюзен, отвращение исказили лица обеих дам при слове «папа», хотя они не могли не понять, что к чему, увидев Гарри, держащего Гарриет за руку, а скорее, увидев волосы Гарриет. Ее шляпка после сбора дичков отправилась в корзину для пикника.

Пен вспыхнула. Скажи хоть одна из них нелюбезное слово Гарриет – ей придется пожалеть, сильно пожалеть.

«Гарри собирается заявить свои права на Гарриет? Если нет…»

Было бы хорошо. Откажись Гарри от их дочери, Пен полностью излечилась бы от чувств к нему.

Но это убьет Гарриет. Пен этого не допустит.

Пен принужденно улыбнулась и продолжила замерший было разговор.

– Добро пожаловать в Литтл-Падлдон. – Она отпустила руку Гарриет и шагнула вперед, закрывая дочь от женщин. – Я – Пенелопа Барнс, а это – моя дочь Гарриет.

Лицо Летиции сделалось непроницаемым. Ага. Все верно. Безудержная склонность покойного мужа к распутству приучила ее не удивляться седым прядям детей.

Лицо леди Сьюзен, напротив, раздулось от отвращения. Выражение у нее было такое, словно она столкнулась с говорящей навозной кучей.

– И моя дочь тоже, – весело сказал Гарри из-за плеча Пен. – Пен, ты же догадалась, что это – моя невестка, леди Дэрроу. – Гарри указал на женщину справа, ниже ростом и полнее. – Не знаю, встречалась ли ты с леди Дэрроу, живя в поместье.

«Буду бить любезностью».

– Не думаю, но, леди Дэрроу, я помню вашу свадьбу с предыдущим графом. Все веселились несколько дней.

К удивлению, Летиция посмотрела на нее и улыбнулась, а в глазах дамы Пен заметила грусть.

О, как Пен могла позабыть, что Уолтер погиб чуть больше года назад? Летиция совсем недавно сняла траур.

«Может, между нами не так мало общего?»

Обе они внезапно потеряли мужчин, хотя потеря Летиции, разумеется, куда тяжелее. И пусть Летиции никогда не придется, как Пен, выживать в одиночку – Гарри о невестке и племянницах позаботится, – теперь графиня не может не задуматься о шаткости своего положения. Она была графиней Дэрроу, хозяйкой большого имения, но Гарри женится и появится новая графиня. Летиции придется покинуть ставший за долгие годы привычным дом и жить в другом месте.

Хуже того, привычного дома лишатся ее дочери.

Летиция аристократка, но она еще и мать. Как Пен.

– Я очень соболезную вашей утрате, – искренне сказала Пен.

Взгляд Летиции прояснился.

– Спасибо.

– Леди Дэрроу! – возмутилась леди Сьюзен. – Не могу поверить, что вы говорите… с этой особой.

– А это, – едва не срываясь на фальцет, сказал Гарри, – леди Сьюзен Палмер.

Ведьма. И это женщина, на которой Гарри собирался жениться?

«Помни, убивают любезностью».

– Леди Сьюзен, очень рада познакомиться.

Неприкрытая, но вежливая ложь.

Леди Сьюзен даже не посмотрела в сторону Пен. Вместо этого она хмуро глянула на Гарри и сказала:

– Не могу поверить, что вы познакомили меня с…

– Боже, сколько времени! – громко сказала Пен.

Она, слава богу, нечто в этом роде предвидела и продолжила говорить так быстро, что никто, в первую очередь отвратительная леди Сьюзен, не мог ни слова вставить.

– Дамы, лорд Дэрроу, мне очень жаль, но я должна вернуться к работе. Милорд, дайте мне корзину. Поспеши, Гарриет. Простите нас.

С этими словами она взяла у Гарри корзину для пикника, а Гарриет за руку и обошла обеих женщин.

К счастью, Гарриет не упиралась и не спорила.

К несчастью, сговорчивость Гарриет, скорее всего, объяснялась предчувствием, что леди Сьюзен намерена продолжать их оскорблять. В конце концов, Гарриет уже хорошо разбиралась в людях.

Пен быстро зашагала по тропе. Настолько быстро, насколько могла, не переходя, однако, на бег – ей хотелось как можно скорее увести Гарриет. Чтобы не отстать, Гарриет пришлось бежать.

– Это та леди, на которой собирается жениться папа? – тихо спросила Гарриет, когда Пен наконец замедлила шаг.

– Да.

Как Гарри удается провести с этой строптивицей хотя бы минуту? А всю жизнь?..

– Она мне не нравится.

Пен фыркнула:

– Мне тоже.

– Почему тогда папа собирается на ней жениться?

– Она очень красивая.

– Ты тоже!

Пен улыбнулась.

– Гарриет, думаю, ты относишься ко мне предвзято. А леди Сьюзен к тому же дочь графа. Она знает, как управляться с хозяйством. В этом есть смысл.

Гарриет помрачнела.

– Не думаю. Она подлая. Мама, она ведь хотела назвать тебя… – Гарриет сморщилась. – Шлюхой?

– Да.

За последние пару дней Пен слышала это слово слишком часто.

– И на меня она смотрела, как будто я… слизняк, уродливый, противный и грязный, как будто я никто и ниоткуда.

Гнев подступил к горлу Пен. Как смеет эта женщина унижать Гарриет! Ей захотелось вернуться, схватить леди Сьюзен за горло и сжимать до тех пор, пока та не посинеет.

Вместо этого Пен поставила на землю корзину и прижала к себе дочь.

Гарриет засопела, борясь со слезами.

– Мама, ко мне все так будут относиться, потому что я бастард, ублюдок?

– Нет. Не в Литтл-Падлдоне.

«Может, в другом месте?..»

Но сейчас не время об этом беспокоиться. Гарриет никуда не едет. Они никуда не едут.

– Гарриет, ты не то и не другое. Разумеется, нет.

– Но люди будут так говорить. Будут так думать.

«Да, возможно. Кое-кто наверняка будет…».

Ее грозило задушить отчаяние, безнадежность…

«Нет. Я не поддамся. Не отступлю. Я сумею позаботиться о Гарриет».

Много лет назад, защищая Гарриет, Пен придумала себе фиктивного мужа, но эта история защищала и ее. Она привыкла к ложному ощущению респектабельности. Пришла пора озаботиться тем, что думают о ней люди.

«Но я не респектабельна. И никогда такой не была. Я отбросила респектабельность, влюбившись в Гарри».

А в результате? Не она ли вместе с Гарриет заползла в глухую дыру, чтобы не встречаться с респектабельными людьми?

Свидание с Гарри снова напомнило ей, что однажды, на краткий миг, она была бесстрашной. Пришло время снова отринуть всякий страх, чтобы защитить Гарриет.

Пен опустила глаза, потом посмотрела на дочь – сердце сжалось.

Может, лучше научить Гарриет быть сильной, бесстрашной и независимой, чем защищать ее? Если Гарриет усвоит эти уроки, она сама за себя постоит.

Пен отстранила дочь от себя и посмотрела ей в глаза.

– Гарриет, леди Сьюзен может называть нас как хочет. Нас не должно заботить, что кто бы то ни было о нас думает.

Казалось, Гарриет этот довод не убедил.

– Для некоторых – ну, для большинства – я недостойная. Потому что любила твоего отца без благословения церкви, нарушила один из главных законов общества. Я знала об этом и знала, какие могут быть последствия, но именно так поступила, потому что сильно любила твоего отца.

Гарриет нахмурилась.

– Но и папа поступил так же, а шлюхой его никто не называет.

Пен засмеялась.

– Верно. Но правила для женщин и мужчин разные, в особенности для мужчин благородного происхождения.

– Это нечестно!

Хорошо. К Гарриет вернулась сила духа. Пен может быть спокойна. Никто ее дочь в грязь не втопчет.

– Гарриет, в жизни много нечестного.

Хотя тут неравенство стоит на первородной правде: если к рождению ребенка привел грех женщины, только ей и выпадает о ребенке заботиться, как Пен о Гарриет.

«Однако не согреши я с Гарри…»

– Раньше я говорила тебе: жалею, что родила тебя не в браке, но нисколько не жалею, что тебя родила. Не преступи я тогда законы с твоим отцом, у меня не было бы тебя.

Пен обняла Гарриет так крепко, что девочка едва могла вздохнуть, но все же также крепко обняла в ответ мать.

«Боже, не будь у меня Гарриет, кем бы я стала? Скорее всего, женой какого-нибудь крестьянина, влачащей скучную жизнь, зависимой, нелюбимой. Тьфу».

– Гарриет, а ты знаешь? Я снова поступила бы точно так же. Во всем.

И это была правда. Пен ни на что не променяла бы свою здешнюю жизнь со всеми ее… сложностями и проблемами.

– Если леди Сьюзен и весь высший свет хотят осудить меня за то, что я люблю твоего отца, или за то, что ты дочь своего отца, они вольны в этом. Нам плевать! – И она подтвердила свои слова соответствующим действием.

Гарриет засмеялась, и они зашагали вперед, но на сей раз в товарищеском молчании.

Они уже почти подошли к приюту, когда Гарриет снова заговорила:

– Сегодня утром ты и папа казались не слишком счастливыми. Когда ты вернулась так поздно вчера вечером, я подумала, это будет как наш пикник в саду…

«Черт! Мне показалось, что я вернулась тихо и не разбудила Гарриет, но нет».

– Папа просил тебя стать его любовницей?

– Да.

– И ты ему отказала? – скорее разочарованно, нежели сердито спросила Гарриет.

– Да. Прости. Знаю, ты хочешь жить рядом с отцом. И собственный дом иметь было бы неплохо. Но…

Возможно, встреча с леди Сьюзен, сколь бы ни была болезненной, пойдет им на пользу: Гарриет поймет, что такое высшее общество.

Одно дело плевать на то, что невозможно изменить, другое – нарываться на новые оскорбления.

– Ты ведь не хочешь жить рядом с леди Сьюзен?

Гарриет яростно замотала головой, ее глаза вновь наполнились слезами.

– Значит, папа уедет и не вернется? Я больше его никогда не увижу?

Пен положила руки на плечи дочери.

– О Гарриет, нет! Папа вернется. Сегодня утром он ясно мне об этом сказал. Сказал, что, сколько бы у него ни родилось детей в браке, ты всегда будешь его первенцем. Папа тебя никогда не бросит.

Гарриет сморгнула слезы, но вид у нее был далеко не счастливый.

– Я хотела бы, чтобы папа женился на тебе.

Господи! Сердце Пен защемило. От тоски?

Неважно, что подпитывало эту фантазию. Неважно, чью именно – ее или Гарриет.

– Граф на мне жениться не собирается. Я тебе уже говорила.

Гарриет косо на нее посмотрела.

– Ты была бы ему лучшей женой, чем подлая леди Сьюзен.

Пен делано рассмеялась.

– Нет, не была бы. Я понятия не имею, как вести его дом, и уж точно не знаю, как вести себя в высшем обществе. Можешь представить меня на лондонском балу?

– Да.

У Гарриет явно очень живое воображение. Пен этого вообразить не могла.

Ну, могла, но только как кошмар. Кровь стыла в жилах от одной только мысли о посещении великосветского раута. Она не знала, как себя вести, как одеться, что говорить. Даже танцевальных па не знала. И это не считая того, что все благородные дамы и господа примутся над ней насмехаться. Презрение леди Сьюзен всего лишь бледный намек на то, что Пен ждет, попробуй она только соприкоснуться с высшим светом.

Она будет жалкой, а Гарри сгорит от стыда. Пен никогда не поставит себя и его в такое положение.

– Гарриет, я буду сильно напоминать рыбу, выброшенную из воды. Я ведь не была в Лондоне, да и ни в каком другом городе.

– Ты бы оставалась в Дэрроу, когда папа поедет в Лондон. – Гарриет не собиралась просто так отступать.

Разумеется, не собиралась, уж очень ей этого хотелось.

– Гарриет, твой отец – граф. Во время сессии парламента он должен жить в Лондоне неделями. Думаешь, он не захочет взять с собой жену?

Гарриет помрачнела и пожала плечами.

– Оставаться в Дэрроу – тоже не решение. Подозреваю, в роли графини тамошний народ невзлюбит меня сильнее, чем живи я в деревне любовницей твоего отца. – Пен нежно отвела прядь со лба Гарриет. – Прости, Гарриет. Порой то, чего нам больше всего хочется, как раз и невозможно.

– Это не невозможно! – топнув ногой, заявила Гарриет, развернулась и побежала к дому.

Пен не двинулась с места. Понимала, выяснять отношения с Гарриет, в особенности сейчас, бессмысленно, но не это удерживало ее на месте. Нет, дело было намного хуже.

Она знала, что не может выйти за Гарри, но не могла себя убедить в этом в глубине своего сердца.

Теперь, когда она увидела надменное лицо леди Сьюзен и объяснила все Гарриет, до нее наконец – наконец! – дошло.

Самое желанное – быть женой Гарри и составить семью с ним и Гарриет – было совершенно, абсолютно невозможно.

* * *

Гарри, смотревшего, как Пен буквально утаскивает Гарриет, душил чистый, беспримесный гнев. На леди Сьюзен и Летицию он даже взглянуть боялся, чтобы не взорваться. Какого черта им понадобилось в Литтл-Падлдоне?

Объяснение только одно: они решили узнать, где он находится, и выпытали это у кого-то из Грейнджеров, а потом не мешкая бросились сюда.

Его предал сам Грейнджер? Если так, при следующей встрече Гарри с ним поговорит или лучше вызовет на боксерский поединок в клубе. Грейнджер считался отличным бойцом, но Гарри ему не уступал. Пару ударов он пропустит, но и сам в долгу не останется.

Эта мысль его сильно утешила.

А когда леди Сьюзен фыркнула, Гарри невольно на нее посмотрел: губы сжаты, нос задран, будто она чуяла зловоние.

От ярости его бросало то в жар, то в холод. Леди Сьюзен сильно пожалеет, что у нее хватило смелости преследовать его в Литтл-Падлдоне.

– Лорд Дэрроу, не могу поверить, что вы осмелились представить мне свою шлюху и ублюдка, – гневно промолвила она.

Он сжал зубы и сдержал готовую сорваться с губ непристойную брань в адрес испорченного отродья лорда Лэнгли. Если взгляд убивал, она бы бездыханно простерлась в грязи.

«Леди Сьюзен – женщина. Мне надо оставаться культурным человеком».

Летиция знала его плохо, но сразу заметила его холодную ярость.

– Леди Сьюзен, может, вернемся в гостиницу? Матушка лорда Дэрроу и лорд Мадлгейт, должно быть, волнуются.

«Боже милосердный! Мать тоже здесь?»

Гарри обратил взор к Летиции – она, любезно пожав плечами, извинилась.

Леди Сьюзен как ни в чем не бывало вышагивала впереди. Видимо, она приняла его молчание за раскаяние, а не за неспособность даже слово сказать от ярости.

– Поймите, я и не думала осуждать вашу связь как таковую, – надменно заявила леди Сьюзен. – Разумеется нет. Светские нравы мне известны. Вы вольны иметь столько шлюх и ублюдков, сколько захотите. Но, пожалуйста, никогда больше не совершайте подобного промаха и не представляйте их мне. Вы должны понимать, насколько это унизительно.

Гарри обрел дар речи.

– Да. Вы правы. Крайне унизительно. Можете не сомневаться, при следующей встрече я извинюсь перед миссис Барнс.

Леди Сьюзен улыбалась – или ухмылялась, – пока он не упомянул Пен.

– Извинитесь перед миссис Барнс? За что?

– Леди Сьюзен, нам действительно надо идти, – вставила Летиция.

Ни леди Сьюзен, ни Гарри не обратили никакого внимания на жалкую попытку Летиции предотвратить катастрофу.

Катастрофу? Не для него. Гарри воспринял слова Летиции как замаскированное благословение.

Ну, не сильно и замаскированное. В глубине души он понимал, что женитьба на леди Сьюзен – идея скверная. Почему он раз за разом откладывал помолвку? А разговоры с Пен заставили его признать, что леди Сьюзен он не просто не любит, она ему даже не нравится. А увидев, как она относится к Пен и Гарриет…

Гарри не находил такого крепкого словца, чтобы выразить свою ненависть к дочери графа Палмера.

Конечно, он признавал, сетовала она не без оснований. Согласно главнейшему закону света мужчина обязан не допустить встречи жены и любовницы. Но Пен и леди Сьюзен абсолютно случайно встретились. И Пен повела себя великодушно и уравновешенно, а дочь лорда Лэнгли – как неумная гарпия.

Черт возьми, Пен – человек. Она заслуживает уважения независимо от социального статуса. А Гарриет – невинное дитя.

– Попрошу извинить меня за то, что представил ее вам, – ровным голосом произнес Гарри. – Хотя, насколько я помню, она представилась сама.

У какой женщины хватило бы ума поступить, как Пен – взять неловкую ситуацию под контроль и защитить дочь от оскорблений?

На миг леди Сьюзен, казалось, смутил выбор местоимений, но тут она ухватилась за его последнюю фразу.

– Да, думаю, вы правы. Она представилась сама. Какая дерзость! Когда мы поженимся…

– Простите?

Ага! Фурия ему подставилась так, как он и не мечтал.

– Леди Сьюзен, – проговорила Летиция, предвидя и все еще стараясь предовратить грозящий разрядиться скандал, – я убеждена, что нам пора возвратиться в гостиницу и оставить графа одного.

Леди Сьюзен словно оглохла и полностью проигнорировала слова Летиции. Уставилась – вытаращилась? – на Гарри, отмахнувшись от Летиции, как от назойливой мухи.

– Я сказала, когда мы поженимся…

Он перебил:

– И я именно об этом. Откуда у вас взялась безумная мысль, что мы поженимся?

У леди Сьюзен отвисла челюсть.

– Леди Сьюзен, пожалуйста! – Летиция не выдержала и, пренебрегая приличиями, схватила ее за руку. – Нам пора возвращаться. Лорд Дэрроу явно хочет продолжить прогулку. Давайте оставим его одного и позволим обдумать… сложившееся положение. – Она посмотрела на Гарри.

Он ответил ей вымученной улыбкой, в которой читалась вся холодящая ему жилы ярость. Тем не менее он был искренне признателен Летиции за попытку увести леди Сьюзен, прежде чем он скажет то, о чем потом пожалеет.

Летиция моргнула, вымученно улыбнулась ему в ответ и встревоженно поглядела на леди Сьюзен, сердито вырвавшую руку из ее ладони.

Боже! Дочь лорда Лэнгли вела себя как увидавший крысу терьер, причем крысой был граф Дэрроу.

Насупившись, леди Сьюзен произнесла:

– Я для вас – идеальная пара. Я достаточно молода, чтобы родить наследника, я – красива и я – дочь графа. Обещаю закрывать глаза на ваши маленькие… – она указала в том направлении, куда ушла Пен, – …прегрешения.

Ему казалось, что сильнее разозлиться он уже не может, однако, к собственному удивлению, он это смог.

Будь леди Сьюзен мужчиной, свою ярость он выплеснул бы кулаками.

Будь она мужчиной, они бы об этом не говорили.

– Конечно, мы поженимся, – сказала она. – Все этого ждут.

Он в притворном удивлении вскинул брови и с точно рассчитанной долей презрения произнес:

– Все? Как… странно.

– Ничего странного. – Леди Сьюзен топнула обутой в изящную туфельку ногой. – Я этого жду. Зачем я, по-вашему, торчала на дурацкой вечеринке в загородном доме герцога Грейнджера? Вы были там единственным подходящим мужчиной, по крайней мере единственным женихом. Мой отец до ночи прождал, пока вы попросите у него моей руки.

– Но ведь не попросил?

Леди Сьюзен топнула ногой еще раз. Летиция благоразумно отступила, скрестив руки под грудью, явно опасаясь ненароком вцепиться в горло ему или леди Сьюзен.

Если честно, перед леди Сьюзен ему надо извиниться за то, что подал ей надежду. Сетовала она небезосновательно – он за ней ухаживал…

А если совсем честно, она права. Он собирался сделать ей предложение, но передумал.

Слава богу.

Гарри уже набрал в легкие воздух, готовый просить у нее прощения, но леди Сьюзен заговорила первой, воздев руки к небу.

– Не могу в это поверить! – Она разозлилась, и слова вылетали краткими резкими выкриками. – Я потратила на вас весь сезон. Весь сезон! – Каждое слово леди Сьюзен сопровождала размашистым жестом указующего на него перста. – Знаете, я могла бы заполучить кучу лордов – Аррондера, или Уотенли, или Неадорна, шевельни я только пальцем.

Это неудивительно. Все три упомянутых ею лорда нуждались в наследнике, но никто не считался завидной партией. Аррондеру было за пятьдесят. Уотенли немногим моложе и дважды вдовец. Неадорн – ровесник Гарри, но с устойчивой репутацией предпочитающего женщинам мужчин.

– Когда закончился последний бал сезона, а вы все еще не сделали мне предложения, мой отец сказал мне, что я поставила не на ту карту. Но ваша матушка и невестка… – Она уставилась на Летицию. Летиция посмотрела на нее и уже открыла рот, чтобы ответить, однако леди Сьюзен вошла в такой раж, что ответить Летиции не дала. – Советовали мне не оставлять надежду, поскольку вы обещали найти невесту до конца года и слово держите. А ухаживали вы только за мной. И вот меня приглашают на загородную вечеринку герцога. И я, конечно, думаю, что вы наконец-то сделаете мне предложение. Но нет. Вместо этого вы сбежали.

К сожалению, все только что сказанное леди Сьюзен было недалеко от истины.

Но Гарри радовался теперь, что струсил. Не пойди, черт побери, вовремя тот дождь, он приговорил бы себя к несчастной жизни с ужасной женой.

Грейнджер оказал ему огромную услугу.

– Герцог попросил меня заняться одним его делом.

Леди Сьюзен презрительно фыркнула:

– Те же самые слова я вытянула из помощника конюха, но теперь я вижу, что вы задумали на самом деле. – Она пожала плечами. – Я уже сказала, вы можете иметь столько шлюх, сколько захотите. И лучше удовлетворяйте свою животную страсть с этими простолюдинками. Я – дочь графа, и на супружеском ложе предпочитаю скромность и сдержанность.

Это уже не смешно. Слава богу, что он не сделал предложения этой дочери графа. Да, он думал, что она хочет именно этого. И Пен он сказал, что леди Сьюзен хочет именно этого. Но услышать эти слова от нее самой?..

Нет, он не хотел жить с такой ледышкой. И точно не хотел с ней спать. Попытавшись, он впервые в жизни потерпел бы фиаско.

И огнем за этой мыслью всплыло воспоминание о свидании с Пен прошлой ночью.

– Леди Сьюзен, вы неопытны, – спокойно сказала Летиция. – Супружеские обязанности не покажутся столь нежеланными, когда вы узнаете их суть.

О боже! Можно избавить его от этой неловкости? Ему не хочется знать подробности супружеской жизни брата.

Однако леди Сьюзен без зазрения совести лезла в дела, которые ее не касались.

– Я не идиотка. И не дитя малое. Слышала, что вытворяют мужья со своими женами, и это не слишком прилично. – Она строго посмотрела на Летицию. – И не говорите мне, что вам понравилось. Не вы ли отказывали покойному графу от супружеского ложа?

Летиция покраснела и словно скукожилась.

– Да, но только потому, что доктор сказал мне, что я умру, если снова понесу сразу после выкидыша.

Боже! Матушка рассказала ему о ее выкидышах, но этого он не знал.

– Сочувствую, Летиция, – сказал Гарри, протягивая невестке руку.

Та слабо ему улыбнулась.

– Все именно так, как я и говорила. Аристократическая леди слишком хрупка… – Нос у леди Сьюзен сморщился от отвращения. – Для удовлетворения мужской похоти. Лорд Дэрроу, женитесь на мне, получите наследника и развлекайтесь… – она презрительно махнула рукой в сторону ушедшей Пен, – …со своей потаскухой. – Она засмеялась. – Жениться на ней, как я понимаю, вы не можете?

«Почему это я не могу жениться на Пен?»

Бога ради, он – чертов граф. Если он не может делать, что хочет, тогда…

Гарри невольно улыбнулся.

– Леди Сьюзен, благодарю за щедрое предложение, однако вынужден от него отказаться.

Глава 15

Леди Сьюзен, разумеется, возмутилась:

– То есть как это вы вынуждены отказаться? Отказываться вам нельзя. Вам ведь нужен наследник. Вы заверили мать, что в этом сезоне подыщете себе жену. А сезон уже закончился! Я пообещала, выйдя за вас, закрывать глаза на все ваши любовные интрижки…

Злость и отвращение теснились в груди Гарри, но чувство облегчения все же преобладало. Боже, он едва спасся!

Ему все еще удавалось оставаться вежливым.

– Верно, мне нужен наследник. Да, я обещал матушке, что найду себе жену. Но на вас я не женюсь.

Леди Сьюзен уперла руки в боки, как заправская торговка.

– Правда? И на ком же вы тогда женитесь?

Возможно, ему следовало промолчать, но когда Пен даст согласие, леди Сьюзен все равно об этом узнает. Гарри решил говорить прямо, глядя в ее наглые глаза.

– Надеюсь, миссис Барнс согласится за меня выйти.

Реакция леди Сьюзен была предсказуема. От изумления у нее глаза на лоб полезли, а челюсть отвисла. Ее перекосило от гнева и неукротимой злобы.

– Вы, граф, собираетесь жениться на этой шлюхе?! Боже правый! Да эта особа понятия не имеет, как вести графское хозяйство. И я была бы в ужасе, подчинись хотя бы один из ваших слуг по доброй воле этой твари. Думаете, им понравится прислуживать вчерашней ровне? Я уж не говорю о том, что высший свет ни за что не признает эту простолюдинку. Перед ней захлопнутся все двери. Вы станете посмешищем всего Лондона.

«А ты так и будешь дожидаться принца. Все кругом будут судачить, что же за роковой изъян отпугнул от тебя графа Дэрроу?»

Вслух этого Гарри говорить не стал. Он всегда гордился своим самообладанием.

– Вы все сказали?

– Нет, не все!

В последний момент Гарри сумел увернуться от пощечины – реакция не подвела. И ухватить леди Сьюзен за руки, лишив второй попытки.

– На сей раз я готов стерпеть оскорбления, мадам, – предостерег он, наклонившись к леди Сьюзен и глядя ей прямо в глаза. На всякий случай чуть сжав ее запястья. – Но не пытайтесь повторить. И если я хоть краем уха услышу, что вы очерняете миссис Барнс, я уж позабочусь о том, чтобы весь свет узнал, кем я считаю вас на самом деле.

В глазах леди Сьюзен промелькнул страх, и Гарри невольно даже ей посочувствовал. Нелегко в зрелые годы все еще топтаться на ярмарке невест.

«Не будь леди Сьюзен такой докучливой, вечно ноющей, алчной особой, все было бы иначе».

Страх леди Сьюзен быстро сменило раздражение.

– Вы мне угрожаете? – выпалила она.

– Нет. Предупреждаю.

Леди Сьюзен уставилась на него и тут же отпрянула. Он не возражал.

– Вы, Дэрроу, – не джентльмен.

Гарри пожал плечами. Ни к чему было продолжать этот разговор.

Она взглянула на Летицию.

– Не стоило даже слушать вас, когда вы мне предложили этого… – Она бросила на Гарри испепеляющий взгляд. – Этого жениха.

– Да и мне не стоило упоминать о вас. Судя по всему, вы друг другу не подходите, – равнодушно согласилась Летиция.

Леди Сьюзен вопросительно взглянула на нее, словно ожидая, что та еще что-нибудь скажет, но Летиция промолчала.

– Ну что же. Я сейчас же возвращаюсь в эту жуткую гостиницу, – язвительно сообщила леди Сьюзен. – Хотелось бы прямо сегодня вернуться в Лондон, если бы не эти окаянные дороги, да и кучера не заставишь тут же ехать обратно.

Высокомерно вздернув подбородок, она уставилась на Гарри.

– И посему, милорд, вам повезло. У вас есть еще несколько часов, чтобы изменить свое дурацкое решение. Если поостынете до утра, то, возможно, убедите меня выйти за вас замуж.

Годы воспитания не прошли даром. Вместо того чтобы от души расхохотаться, Гарри только откашлялся, проглотил вертящуюся на языке колкость и молча поклонился.

Нахмурившись, леди Сьюзен взглянула сначала на Гарри, потом на Летицию.

– Так вы идете?

Летиция отрицательно покачала головой.

– Ладно! – Леди Сьюзен вновь посмотрела на Гарри. – Ладно! – И тут же, резко развернувшись, отправилась назад по тропинке.

– Знаешь, Гарри, а она права, – едва леди Сьюзен удалилась, заявила Летиция.

– В чем? – Гарри прекрасно понимал в чем. – В том, что свет никогда не примет миссис Барнс?

Нет. Это не так. Он этого не допустит. Он… Ладно, всему свое время.

Гарри вздохнул.

– Надеюсь, ты ошибаешься, но сейчас это неважно.

– А что же важно?

– Уговорить миссис Барнс выйти за меня.

Летиция ошарашенно посмотрела на него.

– Что? Да она спит и видит, как бы стать графиней.

Только не Пен. Впрочем, она действительно спит и видит. Этим она сразу решила бы все проблемы – и свои, и его, и Гарриет. Только вот Пен – сама непредсказуемость. Своевольна и упряма.

Гарри почесал затылок:

– Боюсь, ты все же права. Ее отец был крестьянином и сильно пил.

– О господи, а мать?

– Матери уж давно нет на свете. Думаю, Пен ее не помнит. Но сомневаюсь, что она была лучше.

Летиция совсем растерялась, но все же кивнула, видимо, стараясь его понять.

– Надо подождать следующего сезона, а там уже попытать счастья на новой ярмарке невест. Знаю, ты дал обещание жениться в этом году, но за пару месяцев это вряд ли возможно.

Гарри фыркнул:

– И ты даже не пошлешь меня расстилаться перед леди Сьюзен?

Летиция рассмеялась, а потом сморщила нос:

– Нет, конечно! Прости, что я тебя с ней познакомила. Я и подумать не могла, что она такая стерва.

– Я тоже, честно говоря.

Ни о какой любви к леди Сьюзен речи никогда не шло, но разве великосветский брак по расчету предполагает любовь? Да и леди Сьюзен явно не пылала страстью к Гарри, потому он не разбил бы ей сердце, если бы у нее оно вообще было.

– Если леди Сьюзен рассчитывала получить графский титул, то я – наследника. Надеялся, что мы сойдемся, – почти прошептал Гарри. – Я ведь едва не сделал ей предложение на вечере у герцога Грейнджера. Вот это была бы уже катастрофа.

– Точно! – улыбнулась Летиция. – В другой раз будешь умнее.

«В другой раз…»

Боже, как он не хотел этого другого раза. Ему опостылели балы и приемы, показная веселость, наигранная наивность, кокетство. Лондонские красавицы в грош его не ставили, зато их очень занимало, сколько средств у него за душой.

– С ярмаркой невест покончено.

– Гарри…

– Серьезно. Я хочу взять в жены Пен.

Его невестка нахмурилась, но он не дал ей возразить.

– Я люблю ее, Летиция. Я всегда ее любил.

Летиция закатила глаза.

Подобный жест он замечал у ее дочерей, но никак не у нее самой.

– Любовь? – пренебрежительно бросила Летиция. – Гарри, скорее это похоже на страсть.

Да, он испытывал страсть к Пенелопе. Но разве дело только в страсти?

«Так ли это?»

Несомненно так. Гарри не раз испытывал страсть к женщине. Но это было другое.

– Гарри, подумай. Вы неожиданно встретились. Ты узнал, что у тебя есть дочь. Разумеется, у тебя в голове хаос. Подожди немного. Ты остынешь…

– Ты ошибаешься.

В словах невестки есть правда, даже здравомыслие, но сейчас все это не годится.

Летиция и не подозревает, насколько глубоко Гарри чувствует свое новое положение.

Она покачала головой:

– Любовь, романтическая любовь мимолетна. Тебе кажется, что она продлится вечно, но, поверь мне, она пройдет быстро. Наши чувства уходят с каждым неосторожно брошенным словом, пренебрежительным жестом, с каждым неисполненным обещанием. Не остается ничего – ни злости, ни боли…

– Лишь сожаление, – закончил за нее Гарри.

Настоящий ад быть женой Уолтера, но Летиция не приняла его сострадания:

– Твой брат был далеко не идеальным мужем, – скривилась она. – Он изменял мне. Я это поняла, как только мы с ним познакомились, но решила не замечать. Сама виновата…

Гарри положил ей руку на плечо.

– Не вини себя, виноват был Уолтер.

Летиция покачала головой и достала платочек из кармана.

– Какое-то время в угоду ему я так старалась быть красивее, умнее или по крайней мере раскованнее. Но муж вечно был мной недоволен. – Летиция высморкалась. – Я была дурой.

– Да нет же! Уолтер был очень… обаятельным. Ты была не единственной, кто в него влюблялся.

– Это я понимаю. Я даже не знала, сколько у него было любовниц. Сначала он пытался это скрывать, но когда я больше не смогла… – Летиция поджала губы, чтобы не расплакаться. – Когда я прогнала его из своей постели, он уже ничего не скрывал, – отрешенно договорила она. – Вот если бы я родила ему сына, тогда бы он, возможно…

Гарри сжал ей плечо.

– Не надо. Не думай об этом.

Что ему еще сказать? Бросаться в круговорот чужой семейной жизни смертельно опасно – затянет и не выплывешь.

– Летиция, Уолтер ни одной юбки не пропустил задолго до знакомства с тобой. И тебе это известно. Ты только вообрази, сколько произведенных им на свет деток шастает по графству Дэрроу. Наша матушка надеялась, что брак приведет его в чувство…

– Не привел, – с горечью отметила Летиция. – Может, женись он на ком-то еще…

Гарри не дал ей договорить. Да, возможно, она и права, но что толку рассуждать о том, чего мы никогда не узнаем.

– Но что тебе теперь с этого? Ведь говорят, что люди не меняются?

– Да…

– Ты подарила Уолтеру трех прекрасных дочурок. И мой братец был идиотом, что не дорожил ими и тобой.

Летиция подняла глаза.

– Девочки и впрямь хорошенькие.

– Очаровательные!

«Может, я все же смогу ее переубедить».

– Летиция, я сам отец. Еще и поэтому я хочу жениться на Пен. Хочу, чтобы моя дочь жила в моем доме.

Вопреки ожиданиям Летиция ему не улыбнулась и не согласилась с ним. Она нахмурилась.

– Гарри, конечно, это похвально, но обдумай все как следует. Мне кажется, общество не примет не только миссис Барнс, но и твою дочь.

Гарри вскипел от злости:

– Я никому не позволю навредить Гарриет! Ради этого я пойду на все.

Летиция пристально на него смотрела.

– Дети бывают очень жестокими. Ведь не станешь же ты – да просто не сможешь – не спускать с нее глаз. А даже если бы смог, ничего хорошего из этого бы не вышло.

Она прикоснулась к его руке.

– Не только дети всему виной, но и их родители и слуги тоже. В этом леди Сьюзен права. Кому понравится, если людей без роду и племени вдруг приравняют к знати. А если они будут в курсе насчет родословной миссис Барнс?..

Он нахмурился.

– Я уволю всех, кто посмеет оскорбить мою жену и дочь.

– Тебе никогда не узнать наверняка, кто посмеет. Сплетня там, слушок сям. Если ты кого-то задел выбором супруги, вся идиллия может рухнуть в одночасье.

Летиция заблуждалась – она просто не могла не заблуждаться.

– А в Лондоне и того хуже. Тебе, может быть, удастся переубедить людей у себя в имении. В конце концов, слугам и крестьянам Гарриет и миссис Барнс принять придется. У тебя дома твое слово – закон. Но Лондон и светское общество, – Летиция скептически покачала головой, – другое дело.

Гарри стиснул зубы.

– Светское общество меня не волнует. Оно для меня – пустой звук. И я никогда не поверю, что если перед нами закроются все двери, то для Пен это будет трагедией. Я не гонюсь за приглашениями на благотворительные балы.

«Но каково будет Пен? Быть оторванной от общества? Она будет злиться? Или страдать от боли?»

Он мог оградить ее от всего этого… Ведь мог?

– Гарри, дело не только в этом.

«Я не могу бросить Пен. Я заслуживаю хоть чуточку счастья».

Летиция снова ласково положила ему руку на плечо.

– Ты говоришь, что любишь миссис Барнс. И я верю, что ты намерен взять ее в жены, но прошу тебя, подумай хорошенько, что потребуется от нее взамен. Она станет графиней… – Летиция слегка сжала плечо Гарри. – Ты бросишь ее на растерзание свету. Ее сотрут в порошок. Лучшее, что ты сейчас мог бы сделать, так это оставить ее жить в собственном доме или даже здесь и видеться с ней.

– Я предлагал, но Пен не хочет и слышать.

Вдруг этот план показался ему никчемным.

– А почему она не хочет об этом слышать?

– Из опасений за меня – я, дескать, нарушу брачный обет.

Летиция, изумленно взглянув на него, едва удержалась от смеха.

– Как… странно. – Она пожала плечами. – Не сомневаюсь, ты ее переубедишь.

– А я сомневаюсь.

Чутье подсказывало ему, что переубеждать Пен – напрасный труд.

Взглянув на Гарри как на ненормального, Летиция вздохнула.

– Тогда, Гарри, тебе придется отпустить ее с миром.

«Нет! Ни за что! Пен нужна мне. И Гарриет тоже».

– Летиция, ты ведь видела, как ведет себя миссис Барнс. Она больше леди, чем леди Сьюзен.

В голосе Гарри послышались нотки отчаяния, но Летиция лишь покачала головой:

– Это Англия, Гарри. Происхождение здесь важнее поступков. Намного важнее.

Такого быть не должно. Когда Гарри жил в Европе, многие из тех, кому он доверял свою жизнь, были детьми крестьян и лавочников. Тем не менее они часто были умнее и бесстрашнее многих отпрысков знатных родов, которым все слишком легко досталось.

– Только не для меня. Летиция, графский титул не мне предназначался… Впрочем, ты и без меня это прекрасно знаешь. Я никогда не пользовался привилегиями пэра. Хорошо, я отправлюсь в Лондон, займу свое место в парламенте и буду честно исполнять свои обязанности, но мне нужна Пен.

– Гарри…

– Прошу тебя, обещай мне, что примешь миссис Бернс, если я все-таки женюсь на ней. Если я скажу ей, что моя семья ее примет, дело примет иной оборот. – «А я не слишком ли многого захотел?» – Ну, хотя бы скажи, что не против нашего союза.

Летиция тяжело вздохнула.

– Гарри, дело ведь не только в происхождении миссис Барнс… Дело в том, что она просто не знает, что значит быть графиней. Я не представляю, как она будет вести твое хозяйство.

– А я хорошо себе это представляю. С обязанностями в приюте Пен справляется отлично.

Летиция изумленно захлопала ресницами.

– В приюте?

Ах да! Ни невестка, ни его мать не знают про приют.

– В Доме призрения и поддержки старых дев, вдов, брошенных женщин и их несчастных детей.

Летиция продолжала молча хлопать глазами. Для нее это была сногсшибательная новость.

– Вдова лорда Хэвенриджа учредила приют, а герцог Грейнджер его финансово поддерживает. – Тут Гарри не лукавил. – Знай герцог Грейнджер о приюте раньше, он без колебаний взял бы его на полное содержание. Пен отвечает за сельскохозяйственные работы и, поверь, понимает в этом куда больше меня.

– Что ж, – медленно кивнула Летиция, – думаю, это уже неплохо. И дружба с леди Хэвенридж говорит в пользу миссис Барнс, хотя баронесса уже давно отошла от светской жизни. Мой брат вращался в тех же кругах, что и ее муж. Хотя лорд Хэвенридж и играл по-крупному, он был человеком добродушным, из тех, кого считают душой общества. По поводу его самоубийства, помню, разразился жуткий скандал, но это было в незапамятные времена.

Гарри ничего не знал о светских связях леди Хэвенридж. А что насчет?.. Нет. Не следует упоминать о мисс Андерсон, пока он не разузнает, кто она такая.

– Пен не из глупышек, но ей предстоит еще многому научиться.

Если Гарри женится на Пен, ничего, кроме пользы, от этого не будет, а имению в особенности. При условии, что Летиция возьмет миссис Барнс под свое крыло.

– Не могла бы ты пожить в мамином доме и показать Пен наше хозяйство?

Летиция вспыхнула, явно польщенная его просьбой.

– Поживу, если миссис Барнс…

– Пен, Летиция. Пен. И я от души надеюсь, что ты станешь ее невесткой.

Летиция утвердительно качнула головой:

– Хорошо. Пен. Я помогу, если она захочет.

– Замечательно. И твои девочки составят компанию Гарриет.

– А… – наморщила лоб Летиция.

Господи! Неужели Летиция не хочет подпускать дочерей к Гарриет? Это куда хуже травли Гарриет в приюте. Если тебя отвергает семья…

Гарри должен взять себя в руки. Бесись не бесись – толку не будет.

– Гарриет моя дочь, Летиция. Твоим девочкам двоюродная сестра. Когда я женюсь на Пен, Гарриет станет моей законной дочерью. Думаю, вскоре после этого ее происхождение уже мало кого будет волновать, кроме самых отъявленных снобов.

– Вероятно, ты прав, – со вздохом согласилась Летиция. – Хорошо. Гарриет, по-моему, неплохо воспитана. Ничего не могу обещать, пока ближе не познакомлюсь с ней и ее матерью, но в любом случае постараюсь быть объективной. – Она улыбнулась. – И не позволю обижать своих девочек.

– Естественно. Я и не думаю, что все будет легко и просто.

«Лишь бы вообще мой брак с Пен был возможен!»

Они направились к гостинице.

– Летиция, ты поговоришь с матушкой? Я и сам хочу с ней переговорить, но не сейчас, после встречи с леди Сьюзен. У меня уже нет сил на вежливость. – Он бросил полный возмущения взгляд на невестку. – Чего ты добивалась, помогая ей выследить меня? Леди Сьюзен ни за что бы сюда не добралась без вашей с матушкой и лорда Мадлгейта помощи.

Летиция смутилась.

– Если бы ты только знал, как я себя за это корю. Все же стоило прислушаться к тому, что о ней говорят, но мне казалось, все это просто зависть. Мне и в голову не могло прийти, что леди Сьюзен так себя поведет. Я надеялась, она станет любезной, обходительной невесткой. – Летиция раскраснелась от смущения. – Я едва не поверила в то, что она остается в Лондоне, а я – в Дэрроу.

Гарри, желая успокоить невестку, пожал ей руку.

– Понимаю, что и тебе, и твоим дочуркам придется несладко. Но не расстраивайся. Что бы ни случилось, я буду рядом. Сейчас глава семьи – я. – Тут Гарри не удержался от улыбки. – А что до ваших стараний свести меня с леди Сьюзен, то помоги Пен освоиться в графстве – и я забуду обо всем.

– Пен!

Пен подняла глаза от хмеля и выпрямилась. Каро казалась обеспокоенной и… явно не в своей тарелке.

– Что там? Что-то произошло в пивоварне?

Каро покачала головой.

– Нет, я из поместья. Иду я мимо гостиной, оттуда выходит Джо и просит послать за тобой. С ней какая-то женщина, которая очень хочет тебя видеть.

– Она что, просится в приют?

Может, она уже работала в сельском хозяйстве? Это было бы весьма кстати. Пен давно пора обучить кого-нибудь работать с хмелем на тот случай, если с этим новым викарием все пройдет так, как она задумала. Пен, разумеется, останется в деревне, но тогда ей будет уже не до хмеля, разве что иногда подсобить.

– Нет, не похоже. Я успела ее разглядеть, она хорошо одета, да и держится как леди.

– Понятно…

Когда в поместье наведывались хорошо одетые женщины, слуги облачались в барские обноски, а кое-кто, если не все, демонстративно щеголяли в лохмотьях. Но кто бы это мог быть?..

«Черт! Не леди ли Сьюзен пришла на меня ябедничать?»

А если и так? Эта особа, наверное, ждет, что все перед ней будут расстилаться и вымаливать прощение. Нет, тут она явно заблуждается.

– Сейчас приду.

И Пен как стояла, так и пошла, не вымыв руки, не пригладив волосы. Ничего страшного – она на работе, и всякого рода нежданные посетительницы должны с этим смириться.

Каро остановила ее.

– Все ли готово для сбора урожая?

Пен только усмехнулась. Мир точно был бы лучше, направь Каро свою неуемную энергию в другое русло.

– Да, думаю, через неделю хмель можно убирать.

– Замечательно!

Сейчас Пен меньше всего хотела обсуждать тонкости уборки хмеля. Из боязни в самый решительный момент струсить она без конца твердила про себя заученный монолог, адресованный леди Сьюзен. Но не потому, что так страшилась выказать ей все, что накипело…

Дойдя до середины двора, Пен невольно замерла, с поразительной четкостью вспомнив ненависть и высокомерие, исказившие лицо леди Сьюзен, когда та встретила их с Гарриет на тропинке у ручья.

Пен смелее двинулась дальше. Возможно, она сумеет ясно довести до понимания леди Сьюзен все, что о ней думает.

Она взбежала по ступенькам, миновала прихожую, распахнула дверь в гостиную и… замерла.

– Пен. Я рада снова тебя увидеть.

В обитом желтой парчой кресле у окна сидела леди Дэрроу – мать Гарри.

– Мама!

Сердце Пен было готово выскочить из груди – она ахнула. Все ее внимание было устремлено на леди Дэрроу, и она даже не заметила Гарриет, сидящую в потрепанном красном кресле по другую сторону чайного столика.

«Что наговорила ей мать Гарри?»

– Бабушка приехала! – Гарриет спрыгнула с кресла на ковер. Излучая радость, она носилась по комнате.

«Вроде ничего… пока».

– Вижу, что приехала, – ответила Пен, глянув на леди Дэрроу.

Сердце у нее колотилось, ладони вспотели.

«Как оградить от нее Гарриет?»

Леди Дэрроу добродушно улыбнулась.

– Мне было очень приятно познакомиться с Гарриет. – Во взгляде леди Дэрроу на свою незаконнорожденную внучку светилась неподдельная теплота. – Дорогая, иди побегай и оставь нас с мамочкой наедине.

Гарриет вопросительно посмотрела на мать – Пен с явным облегчением кивнула. Она была благодарна леди Дэрроу за то, что дочь не услышит их разговора.

Пен пока не знала, разреветься ей или разразиться бранью.

Гарриет обернулась к леди Дэрроу:

– Бабушка, ты же не уедешь не попрощавшись?

– Нет, конечно. – Леди Дэрроу с улыбкой кивнула Пен.

– Мама, ты мне разрешишь? – Гарриет продолжала просительно смотреть на мать. – Мама, ты не будешь злиться?

– Думаю, нет, Гарриет, но пока не знаю.

Пен одарила мать Гарри долгим многозначительным взглядом.

– Но мамочка!..

– Гарриет, мама просто заботится о тебе, – вежливо пояснила леди Дэрроу. – Пойди прогуляйся. Все будет хорошо.

Гарриет на мгновение замешкалась, но тут же кивнула, напоследок еще раз взглянула на бабушку и Пен и вышла.

Пен закрыла за ней дверь и повернулась к матери Гарри.

– Присаживайся, Пен. – Леди Дэрроу указала на кресло, которое только что освободила Гарриет.

Пен продолжала стоять. Ей не хотелось показаться невоспитанной, но и не было желания приближаться к матери Гарри, не зная цели ее визита.

– Зачем вы приехали?

Тут раздался стук в дверь.

Пен, подумав, что это вернулась Гарриет, еще не открыв дверь, заговорила:

– Я сказала тебе… Ой!

Это была не Гарриет. Это была Джо с чаем и печеньем.

– Как хорошо, что Каро тебя нашла, – сказала Джо.

Войдя в гостиную, она принялась накрывать чайный столик: налила две чашки, аккуратно нарезала кекс и расставила все напротив кресел.

– Вот, прошу. Так вам будет уютнее беседовать. Не сомневаюсь, вам есть что обсудить.

И с улыбкой направилась к двери.

– Джо!

Страх сдавил горло Пен. Она сжала кулаки, чтобы ненароком не схватить Джо за руку.

– Пен, просто послушай, что тебе скажет леди Дэрроу, – едва слышно сказала Джо. – Ничего с тобой не сделается.

И тут же выскользнула из гостиной, закрыв за собой дверь.

Пен молча уставилась на закрытую дверь, пытаясь оправиться от охватившего ее страха. Что бы леди Дэрроу ни сказала, это могло убить ее.

Вздор! Она же взрослая женщина, мать, а не девчонка, благоговейно взиравшая на элегантную красавицу – мать Гарри, восседавшую на семейной скамье Дэрроу в церкви, и не старая дева, от безысходности положившая глаз на сына графини.

«Гарри. Боже мой».

В конце концов Пен все же повернулась к гостье. Леди Дэрроу снова кивнула на свободное кресло.

Пен по-прежнему стояла у двери.

– Что привело вас сюда? Это не Гарри вас прислал?

Она отчаянно пыталась избавить голос от предательской дрожи. Ей очень не хотелось, чтобы леди Дэрроу почувствовала, что она выбита из колеи этим нежданным визитом.

«Какого черта Гарри вздумалось подсылать ко мне свою матушку?»

Глубоко вдохнув, Пен успокоилась. А знал ли Гарри вообще о приезде леди Дэрроу? Он очень удивился, встретив леди Сьюзен и Летицию у ручья. И тогда ни словом не обмолвился о матери.

– Нет, Гарри меня не присылал. Он вообще не знает, что я здесь. Пен, ты все же сядь, пожалуйста. Я не собираюсь тебя расстраивать. – Леди Дэрроу улыбнулась. – Хочу лишь одного, чтобы мой сын был счастлив.

Стало быть, она знает про их отношения.

– Не беспокойтесь, леди Дэрроу. Я уже сказала Гарри, что не претендую на титул графини.

Пусть это прозвучало прямолинейно, но ни к чему ходить вокруг да около. Леди Дэрроу уже познакомилась с Гарриет. И теперь знала наверняка, что Пен была любовницей Гарри, поэтому вполне резонно полагала, что Гарри не прочь вернуть былое.

Мимолетное, но ясное воспоминание о вечере с Гарри в гостевом домике привело Пен в чувство.

Она намеренно напомнила себе об этом.

Леди Дэрроу улыбнулась.

– Вот и хорошо.

И впрямь хорошо. Теперь, вероятно, леди Дэрроу уйдет, и Пен сможет…

– Однако я была бы очень рада, если бы сумела убедить тебя стать его женой.

Сердце Пен замерло. Она ошарашенно уставилась на леди Дэрроу, а та как ни в чем не бывало спокойно смотрела на нее.

«Ну разве может леди Дэрроу высказывать такое вслух?»

У Пен подкосились ноги – она бессильно рухнула в кресло.

– Простите. Я… – Тут Пен судорожно проглотила комок, подступивший к горлу. – Это… – Она смотрела прямо в глаза леди Дэрроу – Вы… Вы только что сказали, что хотите, чтобы я вышла замуж за Гарри?

Улыбка так и не сошла с лица леди Дэрроу. Она кивнула в знак согласия.

– Да, именно это я и сказала.

Пен беспомощно захлопала ресницами.

– Но ведь… – Она попыталась собраться с мыслями, но ничего путного в голову не приходило. – Зачем?

Леди Дэрроу уселась в кресле поудобнее.

– Может, ты поймешь, если я расскажу тебе, как все было. Понимаешь, я знала о Гарриет еще до ее рождения, но считала, что это ребенок Уолтера.

Если леди Дэрроу думала, что Гарриет – дочь Уолтера, тогда она наверняка считает, что у Пен с Уолтером без интрижки не обошлось.

Новость хуже некуда. И к тому же оскорбительная.

– Почему вы так считали?

Леди Дэрроу чуть наморщила лоб.

– Ну, до конца я не была в этом уверена. Только предполагала. Взбешенные папаши своих дочерей не раз приходили к графу выяснять насчет Уолтеровых… отпрысков. У него было столько незаконнорожденных детей, что они даже клички удостоились.

Пен кивнула.

– Уолтерово отродье.

Леди Дэрроу вздрогнула.

Черт возьми, это явно задело ее.

– Да, Уолтерово отродье. И когда твой отец пришел к графу, я подумала, что и он из той же длинной досадной череды.

– Да, но я и Уолтер?

Леди Дэрроу улыбнулась.

– Ты ведь помнишь, что я тебя и знать не знала, разве что в лицо. И не будь я в Лондоне до самого отъезда Гарри в Европу, я не могла бы не обратить внимания, что вы с Гарри не разлей вода в поместье.

Именно так все и было. Теперь Пен начинала вспоминать. Леди Дэрроу оставалась в лондонском доме, потому что Летиция, тяжело переносившая беременность Бьянкой, постоянно нуждалась в помощи.

А Уолтер был не из тех, кто стряхивает пылинки с жены. Он торчал в деревне, с прежним усердием перескакивая из одной постели в другую.

Впрочем, как представлялось Пен, у леди Дэрроу вполне могли быть и иные домыслы на этот счет.

Мать Гарри прикоснулась к чашке, решив выпить чаю.

– Знаешь, вспоминаю об этом – ведь это слуги мне сказали: мол, твой отец заявлял, что ребенок Уолтера.

Пен молчала. Ее отец именно так и поступил. Решил, видно, к нему будет меньше вопросов, если он заявит, что Пен беременна от известного волокиты – Уолтера. Как и сказала леди Дэрроу, никто бы этому не удивился.

Ясное дело, обвинив будущего графа, отец Пен рассчитывал на солидный куш.

«О черт!»

Ну мог ли отец навредить ей сильнее?

Глава 16

– Признаюсь, я выбросила это из головы, – продолжила леди Дэрроу. – Это звучит бессердечно? – Она вздохнула. – Возможно, так и есть. У меня появилась новая внучка, которую я могла бы любить, но когда одна и та же боль пронзала мое сердце, я вынуждена была научиться защищать его, иначе оно бы разорвалось.

Леди Дэрроу поставила чашку на столик.

– Пен, в поместье бегает по меньшей мере дюжина моих внуков и внучек, на которых я не могу претендовать и о существовании которых я не догадывалась, пока через год, а то и больше не проявлялась отметина Грэмов. Еще при жизни Уолтера я о каждых крестинах в приходской церкви думала: не моего ли малыша крестят?

Она провела рукой по лицу.

– Конечно, они никогда не будут моими внуками. Даже после появления отметины, когда всем становилось ясно, что отец – Уолтер, все делали вид, что это дети арендаторов, поскольку граф откупался от беременных любовниц Уолтера.

Лицо ее опечалилось.

– Летицию особенно угнетает, что восемь из этих детей – мальчики.

Пен кивнула. Она никогда не смотрела на ситуацию с точки зрения леди Дэрроу, но теперь поняла, насколько это больно.

– Ты и сама знаешь… или скоро узнаешь в полной мере: работа матери трудная, неблагодарная, а порой, кому особенно не повезло, в высшей степени удручающая… даже надрывающая сердце. Я не могла удержать Уолтера от прелюбодеяния с этими женщинами. Я лишь молила Господа, чтобы все происходило по их согласию. – Ее лицо застыло. – Так и было, насколько мне известно. Я не поверю, что он кого-то насиловал.

Леди Дэрроу вопросительно посмотрела на Пен.

Пен поспешила успокоить ее.

– Леди Дэрроу, я никогда не слышала, чтобы Уолтер кого-то принуждал. Да ему и не нужно было. Женщины… Не я, разумеется, но многие женщины… страстно желали – как бы это сказать? – провести с ним время. У него была репутация очень… – Наверное, ей не следует расхваливать матери Уолтера любовные победы сына. – Веселого парня.

Лицо леди Дэрроу немного смягчилось:

– Вот и хорошо. Я иной раз удивлялась, думая об Уолтере. – Она покачала головой. – Нет, смотреть на все это было ужасно.

– Я думаю, возьми Уолтер хоть одну силой, – обнадеживающе проговорила Пен, – отец жертвы тотчас вломился бы в дом и рассказал об этом графу.

Леди Дэрроу кивнула:

– Именно так я себе всегда говорила.

– Вы не спрашивали лорда Дэрроу?.. – нахмурилась Пен.

Леди Дэрроу сказала, что слуги ей рассказывали о том, что отец Пен считал Гарриет ребенком Уолтера. Странно. Она думала, что граф сам сообщил своей жене эту новость.

Графиня покачала головой.

– Нет. Подобные темы мы с мужем не обсуждали. Собственно говоря, мы с ним вообще ничего не обсуждали. У нас был типичный брак по расчету. Я родила ему наследника, потом второго мальчика, а дальше жила своей жизнью, а он – своей. Были времена, когда мы неделями друг с другом и словом не перемолвились. Было так… одиноко.

Вдруг Пен подумала, что так восхищавшая ее неземная красота леди Дэрроу на самом деле была достигнута… отстраненностью.

– Гарри сказал мне, что собирается жениться по расчету на леди Сьюзен, – вырвалось у Пен, прежде чем она успела подумать.

«Дура! Это не мое дело. Леди Дэрроу совершенно справедливо поставит меня на место».

И все же ей ненавистна мысль о том, что Гарри обрекает себя на бездушный союз с теперь уже знакомой ей не с лучшей стороны леди Сьюзен.

«Так устроен мир… Его мир».

Пен нахмурилась.

«И мой тоже?»

Разве не она искала… дружеский союз, построенный на уважении и обходительности?

Вероятно, такое случается только в сказках, где мужчина и женщина женятся по любви и живут долго и счастливо.

К ее удивлению, леди Дэрроу не устроила ей взбучку за наглость.

– Да, думаю, так он и собирается поступить. – Она кивнула. – Но по мне, ему лучше жениться на тебе.

Ну вот, вернулись к тому, с чего начали.

– Не понимаю. – Пен наверняка что-то упустила. – Гарри говорил, что именно вы настаивали, чтобы он нашел себе великосветскую невесту за этот сезон в Лондоне. Я вас не понимаю.

– Я очень сожалею, что так говорила. – Леди Дэрроу вздохнула. – Я была не в здравом уме. Понимаешь, когда умер Уолтер…

Внезапно ее глаза наполнились слезами. Она пару раз всхлипнула, достала платок. Когда леди Дэрроу заговорила снова, голос у нее дрожал.

– Уверена, ты можешь себе представить, что хоронить ребенка – самое страшное испытание для матери. Уолтер не ангел, но он мой сын. Ему было всего тридцать пять лет. В самом расцвете сил и здоровья. Его смерть меня подкосила.

Пен утешающе дотронулась до руки леди Дэрроу. Она могла представить это очень даже хорошо. Случись что с Гарриет…

«Господи, я просто умру».

Леди Дэрроу сделала глоток чаю, чтобы успокоиться.

– Летиция с девочками были просто убиты горем. Страшный период. Просто ужасный. Мне казалось, я сойду с ума…

Она покачала головой, словно отгоняя воспоминания.

– Пен, я была одержима мыслью о наследнике. Это все, о чем я могла думать. – Леди Дэрроу нахмурилась. – Это было так глупо. Я не один год думала, еще с последнего выкидыша Летиции, что титул должен унаследовать Гарри, однако не считала нужным писать ему, чтобы он вернулся домой и женился. Но когда умер Уолтер…

Леди Дэрроу сжала губы, стараясь побороть свое волнение.

– Гарри должен был вернуться домой. Он – граф. Он должен взять на себя новые обязанности. Одна из них – жениться и родить наследника. После него нет брата, которой бы заменил его, если он умрет, не родив сына. Тогда все переходит дальнему родственнику, человеку, с которым мы никогда не встречались и даже не переписывались. И если это произойдет, я не представляю, что будет со мной, Летицией и девочками.

Пен очень хорошо понимала отчаянье, с каким говорила леди Дэрроу. Она это пережила, когда покинула поместье Дэрроу, а потом еще раз, когда умерла тетушка Маргарет.

– Да, я заставляла Гарри найти невесту за этот сезон. Считала это абсолютно правильным, особенно когда он после первого бала пожаловался, насколько юны все девушки. Но с каждым разом они будут все моложе, а он все старше.

Пен покачала головой. Гарри много раз об этом говорил.

– Он был почти на всех вечерах в этом сезоне, перетанцевал с уймой девушек… И его выбор пал на леди Сьюзен. Я знаю, он ее не любит, но прекрасно понимаю, что для рождения наследника любовь не обязательна. Достаточно уважения. И немного обходительности.

Как раз то, чего хотелось Пен.

– У меня с его отцом было нечто подобное. Это не было… замечательным, но и отвратительным это не назовешь, просто воспринималось как исполнение долга.

Леди Дэрроу глубоко вздохнула.

– Признаюсь, я на Гарри очень злилась за то, что он не делает предложение леди Сьюзен, но сын обещал мне, что выберет невесту до конца сезона. Когда нас пригласил на званый вечер герцог Грейнджер, я решила, что герцог собирается помочь Гарри в этом деле.

Она засмеялась.

– Он и помог, только не так, как я ожидала. Ах, как же я была недовольна герцогом, когда, встав поутру в субботу, обнаружила, что Гарри исчез. Грейнджер давал подозрительно неопределенные ответы относительно того, куда подевался мой сын, но позже леди Сьюзен смогла выяснить у конюха приблизительное местопребывание Гарри. Так что мы последовали в Литтл-Падлдон – леди Сьюзен, Летиция, я и мой друг лорд Мадлгейт – все вместе в одной карете. Отец леди Сьюзен умыл руки и вернулся в Лэнгли.

Леди Дэрроу поморщилась.

– Теперь-то я знаю: леди Сьюзен очень неприятная спутница. Еще задолго до Литтл-Падлдона меня от нее затошнило. А потом, когда она некоторое время спустя вернулась с той прогулки… – Мать Гарри скривилась.

Пен могла представить себе, насколько уязвлена была леди Сьюзен.

– Леди Дэрроу, мы не могли избежать встречи с леди Сьюзен. Это произошло не на деревенской улице, не в лавке. Мы гуляли вдоль ручья, когда встретили ее и Летицию. – Вспоминая этот ужасный момент, Пен нахмурилась. – Знаю, простолюдинкам вроде меня заговаривать с такими людьми, как леди Сьюзен и Летиция, невежливо, но первое… и единственное, что двигало мной, – защитить Гарриет. Они знали, что она дочь Гарри. Я не могла позволить им ранить ее чувства или смутить ее.

Леди Дэрроу кивнула, соглашаясь.

– Да. Совершенно верно. Ты поступила так, как должно.

Пен не ослышалась?

– Но я не… – Она не договорила. – Мы не в браке с отцом моего ребенка.

– Ты – мать моей внучки.

Верно, но это к делу не относится. Неужели эта женщина не поняла?

– Леди Дэрроу, леди Сьюзен собиралась назвать меня…

«О, просто скажи».

– Она собиралась назвать меня шлюхой. Я увела Гарриет до того, как она произнесла это слово, но Гарриет – очень умная девочка. Она поняла, что хотела сказать леди Сьюзен.

Пен наклонилась вперед и посмотрела леди Дэрроу прямо в глаза. Очень важно, чтобы та поняла.

– Я хочу, чтобы вы знали, что Гарри – единственный мужчина, с которым я спала. Я его любила и вопреки всем законам отдала ему свою любовь, все прекрасно понимая. И не жалею об этом. Не жалею, что родила Гарриет. Я много работаю, чтобы нас обеспечить, и, как видите, у моей дочери есть все необходимое. Она умеет читать и писать, складывать и вычитать. Когда она подрастет, я помогу ей получить профессию или освоить ремесло, способное дать ей независимость. Я смогу о ней позаботиться. И позабочусь.

– Знаю, что сможешь, – сказала леди Дэрроу, одобрительно похлопав Пен по руке. – Но девочке все-таки нужен отец.

– Да, необходим. – Пен сжала кулаки. – Надеюсь, скоро это случится. Когда в деревню направят нового викария, я…

Леди Дэрроу перебила ее:

– Вздор! Не надо высматривать всяких там викариев. У Гарриет есть отец.

– Да, конечно. Но понимаете?..

– Выходи замуж за Гарри.

«Ну опять та же песня!»

Пен некоторое время в изумлении смотрела на леди Дэрроу, пока наконец не обрела дар речи.

– Леди Дэрроу, пожалуйста! Мы обе с вами понимаем, что это невозможно.

– Почему невозможно? – Леди Дэрроу отломила кусочек печенья с тмином. – О, какое вкусное печенье!

Пен обрадовалась, что можно сменить тему разговора.

– Да, наша Эвис изумительно печет – у нее настоящий талант. Сейчас мы в основном продаем пиво, но иногда и вкусные изделия Эвис.

– Знаешь, это печенье с тмином – просто объедение. Даже в Лондоне не пробовала ничего подобного. – Леди Дэрроу откусила еще кусочек, посмаковала и запила чаем. – Вы можете продавать его в Лондоне, если захотите, – улыбнулась она. – Но поговорим о важном. Почему ты не можешь выйти замуж за Гарри?

Пен поняла, что не выйдет из комнаты, пока все в мельчайших подробностях не обсудит с леди Дэрроу. У нее мелькнула мысль: а не встать ли и просто не уйти? Но просто уйти было поздно. Хотя и обсуждать свою жизнь с леди Дэрроу ей не хотелось.

– На это слишком много причин. Все не перечислишь.

Докучливая мать Гарри вскинула брови.

– А ты попытайся.

Ну что, поиграем в эту игру.

– Мое происхождение. Я всего лишь дочь крестьянина… крестьянина пьяницы.

Леди Дэрроу кивнула:

– Верно. Полагаю, все мы начинали или крестьянами, или охотниками, или торговцами, или… солдатами. Многие мужчины заслужили титулы, убивая людей за короля.

– Э… – Пен моргнула, открыв рот. Она допускала, что это недалеко от истины.

– О, я не сторонница североамериканского, а тем паче французского пути, – сказала леди Дэрроу. – Но иногда диву даюсь, насколько большое значение мы придаем знатному происхождению. Я имею в виду леди Сьюзен. Она – графская дочь, но она груба, эгоистична и крайне назойлива.

– Да, да, да, – полностью согласилась Пен.

– И твой отец не пил, пока была жива мать. Я всегда считала, что он топит горе в вине.

– Что? – Пен в упор посмотрела на леди Дэрроу. – Вы знали мою мать?

Леди Дэрроу медленно покачала головой, хмуря лоб.

– Да. Она была моей горничной. Работала у меня, когда я вышла замуж за графа. И поначалу, пока не привыкла к Дэрроу, я очень от нее зависела, – улыбнулась леди Дэрроу. – Возможно, поэтому я пыталась отговорить ее выходить за твоего отца. Но не тут-то было. Она считала его красивым, веселым, интересным… – Леди Дэрроу покачала головой. – Она была по уши влюблена.

Пен хотела, чтобы она рассказала о матери еще. Она хотела расспросить леди Дэрроу…

Нет. Тогда этот весьма щекотливый разговор затянется.

Леди Дэрроу вздохнула:

– Я всегда знала, что не должна упускать тебя из виду, но меня с головой захватили собственные заботы. И потом я считала, что отец твоего ребенка – Уолтер. Думала, что увижу тебя женой какого-нибудь крестьянина, а в деревне появится еще один мой внук или внучка, на кого я не вправе претендовать.

Она отпила чай и поверх чашки глянула на Пен.

– Почему ты не вышла за местного?

– Единственной кандидатурой… тем, кого граф предложил батюшке, был сын кузнеца, – с нескрываемым отвращением заявила Пен.

Леди Дэрроу резко выдохнула:

– Феликс?! Ты была бы несчастна.

Пен была бы несчастна с кем угодно, кроме Гарри, а с Феликсом она была бы… Она не могла подобрать подходящее слово, способное передать весь ее ужас, стань она женой Феликса.

– Да. Я отказалась наотрез. Но отец меня не понял. Мы поругались. И я ушла.

– Жаль. В то время я была целиком занята Летицией и новорожденной. Мне было не до тебя. А когда я наконец спросила у жены викария, где ты, она сказала, что ты уехала к тетке и тебе там лучше. И я успокоилась. – Леди Дэрроу немного… смутилась, опустила глаза, словно заинтересовавшись крошками на коленях, но когда снова подняла глаза, ее взор горел решимостью продолжить разговор.

«О господи».

– Теперь, когда мы выяснили твое происхождение, назови следующую причину, почему ты не можешь выйти замуж за моего сына?

– У меня есть внебрачная дочь.

– Дочь Гарри! – парировала леди Дэрроу.

Пен нахмурилась. Она ведь не совсем деревенщина и прекрасно понимала, что эта женщина в курсе всего.

– Все не так просто.

– Было бы непросто, родись Гарриет мальчиком, тогда наследником ему бы не стать. Но Гарриет – девочка. – Леди Дэрроу потерла ладони, стряхивая крошки. – И все отлично. Ты всего лишь немного опередила события.

– Всего лишь – на десять лет.

Леди Дэрроу пожала плечами.

– А кто считал?

– Все!

Мать Гарри засмеялась.

– Считают месяцы, да и то ради забавы. Людям почему-то нравится высчитывать, зачат родившийся в первый год брака ребенок до или после свадьбы.

Что ж, может быть, леди Дэрроу и права, но проблема куда сложнее.

– Люди проявят нездоровый интерес, когда Гарриет придет время выходить замуж.

Казалось, леди Дэрроу до этого дела нет.

– Допускаю, что некоторые высокородные снобы могут докопаться до обстоятельств ее рождения, но это и к лучшему. Сразу будет ясно, кто есть кто, а такой будущей родни, как леди Сьюзен, нам не нужно.

Поддайся Пен безудержной фантазии леди Дэрроу, с этим пунктом можно было бы согласиться.

– Пен, Гарриет – дочь графа Дэрроу. И этого ничто на свете не изменит. Ее любит и поддерживает Гарри… И я не сомневаюсь, ее полюбит и поддержит ее брат, будущий граф. – Леди расплылась в улыбке. – Надеюсь по меньшей мере на одного, а то и двух мальчиков и нескольких девочек.

«Гарриет хотела бы братика и сестричку. И Гарри, готова поспорить, был бы рад малышам. Стоп! Нельзя позволять себе верить выдумкам леди Дэрроу».

– Я предсказываю, как только Гарриет дебютирует, у нее от женихов отбоя не будет, – улыбнулась леди Дэрроу. – Помимо того что она графская дочь, она красивая, яркая, решительная и независимая.

Теплое чувство гордости растеклось в груди Пен.

– Неужели?

«А еще незаконнорожденная. Пора признать суровые факты».

Пен открыла было рот…

– Разве не лучше быть признанной дочерью графа, чем приемной дочерью викария?

«Может быть, леди Дэрроу права».

Пен всегда считала, что рождение Гарриет – непреодолимый барьер, а выходит, лишь юридическая формальность. Пен никогда не рассматривала Гарриет, Гарри и леди Дэрроу звеньями одной цепи.

А как быть с самой Пен?

– Леди Дэрроу, я ничего не знаю о высшем свете. Я понятия не имею, что значит быть графиней, в чем заключается смысл этого положения.

«Кроме как резвиться в постели с Гарри».

Господи! Она думает об этом, да еще перед проницательной леди Дэрроу.

Пен поспешила добавить:

– Я никогда не была на балу, званом вечере или… – Она попыталась припомнить о других экстравагантных развлечениях, о которых читала в газетах. – …рауте, маскараде или на другом подобном мероприятии. Я не умею ни танцевать, ни ездить верхом.

Так-то вот. Этого вполне достаточно, чтобы убедить леди Дэрроу.

Но нет.

– Я, Летиция или Гарри тебя всему этому научим. Допускаю, что поначалу это будет для всех нас утомительно, но постепенно ты все освоишь.

Как леди Дэрроу может быть такой черствой? То, о чем она сказала… Это все равно, что от едва научившегося ползать младенца ожидать рассуждений о теории севооборота.

Впрочем, о ней-то она как раз много знала.

– Я не знаю, как вести хозяйство, будучи графиней.

– Мы с Летицией тебе в этом поможем, но положа руку на сердце, миссис Марш… Может, ты ее помнишь? Она уже много лет заправляет всеми делами в Дэрроу. Миссис Марш будет счастлива, если ты согласишься следовать всем ее указаниям. – Леди Дэрроу заговорщицки улыбнулась. – Но время от времени ты должна будешь ей возражать хотя бы для того, чтобы держать ее в тонусе.

– О…

Пен почувствовала, что ее сопротивление слабеет, хотя аргументы леди Дэрроу ее не столько убедили, сколько измотали.

– Ты противостояла своему отцу, – продолжила леди Дэрроу. – Нашла прибежище себе и дочери. Каким-то образом развила в себе коммерческие способности. Леди Хэвенридж мне уже говорила, что ты прекрасно справляешься с выращиванием хмеля и другими хозяйственными делами, помогаешь в приюте ей и мисс Андерсон варить пиво. Я бы сказала, ты определенно обладаешь решимостью и навыками, чтобы стать отличной графиней Дэрроу.

Возможно, леди Дэрроу права…

Нет, не права. Она и Пен упустили самое важное.

– Леди Дэрроу, даже если вы и правы, на пути моего замужества с вашим сыном есть еще одно серьезное препятствие.

– Что же это?

– Гарри не делал мне предложения! – Она замолчала. Правда была еще непригляднее. – Он предлагал мне быть… не его женой, а его любовницей.

Леди Дэрроу развеселилась, отчего даже слегка подскочила в кресле.

– Это самая лучшая часть истории! После того как ты оставила Гарри, Летицию и леди Сьюзен на тропинке у ручья, леди Сьюзен накинулась на Гарри. По крайней мере, так она это обрисовала. Не знаю, что скажут Гарри и Летиция, я их еще не видела. Как только я освободилась от этой гарпии, я направилась сюда, чтобы найти тебя.

– А что леди Сьюзен?

– Она вошла в «Танцующую Утку» обиженной до глубины души. Мы с лордом Мадлгейтом были в общем зале, пили чай… Вернее, я пила чай. Мадлгейт взял себе огромную кружку «Вдовьего пива»… И оно, между прочим, ему очень понравилось. Он сказал, что это самое лучшее пиво из того, что он когда-либо пробовал. А уж он в этом разбирается. Он входит в Ассоциацию любителей пива, – засмеялась леди Дэрроу. – Лорды придумали эту ассоциацию пару месяцев назад, чтобы их регулярные попойки выглядели солиднее. Дважды в месяц встречаются в какой-нибудь лондонской пивной, обсуждают пиво и все такое прочее.

Наконец безопасная тема! Пен ухватилась за нее, как утопающий за соломинку.

– Уверена, Каро… мисс Андерсон, наш пивовар, с радостью снабдит вашего друга на обратную дорогу несколькими бутылками «Вдовьего пива». Она давно хотела, чтобы наше пиво продавалось в лондонских пабах. Вы встречались с Каро? Хотите, я вас с ней познакомлю?

Леди Дэрроу покачала головой.

– Спасибо, леди Хэвенридж пообещала мне после нашего разговора показать окрестности, – усмехнулась она. – Думаю, у тебя найдутся дела поважнее, чем проводить для меня экскурсию. Так на чем я остановилась?

Лучше бы на том и закончить.

– Вы сказали, что сидели в «Танцующей Утке».

– Да, верно. Итак, мы с лордом Мадлгейтом пили свои напитки, когда влетела леди Сьюзен. – Леди Дэрроу снова покачала головой и передернула плечами. – Подумать только, и я хотела, чтобы Гарри женился на этой женщине? Вечером встану на колени и поблагодарю Господа за вмешательство герцога Грейнджера. Уезжая из его поместья, я злилась на герцога за то, что расстроил все мои планы, но теперь я поняла: он спас меня от мучений. А главное, спас Гарри, а это, как я теперь понимаю, и было его целью, – засмеялась она. – Ему не нравится леди Сьюзен.

Леди Дэрроу взяла еще кусочек печенья с тмином.

– Подумайте серьезно, чтобы начать торговать этим печеньем. Оно и в самом деле чудесное.

– Я передам это Джо.

Когда-нибудь леди Дэрроу доберется до сути?

– Я тотчас попала в переплет. И неудивительно. Помещение небольшое, мы с лордом Мадлгейтом были там единственными посетителями… на наше счастье или на несчастье. Леди Сьюзен не молчала, – нахмурилась мать Гарри. – Уверена, если спросишь Бэсс, хозяйку, она тебе изложит всю историю до мельчайших подробностей, да и всей деревне, когда сегодня вечером там все соберутся.

О господи. Леди Дэрроу права. Бэсс – прирожденная сплетница. Потому и стала хозяйкой постоялого двора. Она всегда любила быть в центре событий, а лучше гостиницы места для этого не найдешь. В таверне собираются и местные жители, и немногочисленные путешественники.

– Леди Сьюзен долго и подробно рассказывала, какое унижение пережила, познакомившись с тобой и Гарриет. Это было что-то! – нахмурилась леди Дэрроу. – Можешь себе представить, что я почувствовала.

Вообще-то нет, Пен не могла себе этого представить, да и не нужно было.

Леди Дэрроу продолжила рассказ:

– Прямо в таверне… эта мегера обвинила моего Гарри во всех смертных грехах и в выражениях, которые не хочу повторять, заявила, что у меня в этой деревне есть внучка – ребенок Гарри!

Леди Дэрроу улыбнулась Пен, и Пен улыбнулась ей в ответ. Она не могла противиться заразительной жизнерадостности этой женщины.

Пен тоже развеселилась. Может, она и Гарриет обретут семью, о которой они всегда мечтали?

«Спокойно. Подожди, пока не узнаешь все до конца. Пока не узнаешь, что хочет Гарри».

– До того момента я и думать не думала, что Гарри – отец, а ты и его дочь находитесь здесь. И когда до меня дошло, о чем без умолку кричала леди Сьюзен, я оборвала ее и потребовала сказать, где тебя найти. Она заявила, что не знает и знать не желает. Я тогда встала – грубо, конечно, но мне было все равно – и оставила ее с беднягой Мадлгейтом, а сама расспросила обо всем хозяйку заведения. Потом поспешила сюда.

Леди Дэрроу глотнула чая.

– Мне очень жаль брошенного в одиночестве Мадлгейта, но он спокойный, добродушный. Он просто даст леди Сьюзен выкричаться, пропустив мимо ушей ее вопли, словно ветер.

– Знаете, я счастлива, что вы здесь, уверена, Гарриет тоже очень обрадовалась, но все не поняла, что вы думаете о желании Гарри сделать меня любовницей?

Леди Дэрроу пристально посмотрела на нее и рассмеялась:

– О моя дорогая! Я забыла о самом главном.

– О главном? – осторожно спросила Пен.

– Главное: леди Сьюзен самым оскорбительным образом, какой только можно себе представить, выпалила мне и лорду Мадлгейту слова самого Гарри. Мол, он надеется, что ты выйдешь за него замуж!

Пен уставилась на мать Гарри. Вероятно, она ослышалась.

– Гарри хочет на мне жениться?

– Да! – Леди Дэрроу со звоном поставила на блюдце чашку и встала. – Найди моего сына – и он сделает тебе предложение. Я очень хочу, чтобы ты… и моя внучка как можно скорее переехали в Дэрроу.

Глава 17

Гарри вылез из воды и взял полотенце. Прогулявшись с Летицией, он решил сначала искупаться в пруду у водопада, а потом одеться и пойти в приют, попытать счастья с Пен.

Он принялся энергично вытирать волосы.

Бедная Летиция.

Теперь, когда невестка не наседала на него с леди Сьюзен, он почувствовал, как будто между ними рухнула невидимая стена. Перестав опасаться невестку, Гарри услышал и понял, как она переживает за себя и дочерей.

«Мне сразу по возвращении домой следовало быть к ней повнимательнее. Я должен был тотчас заняться ее делами».

Гарри надеялся, что ему удастся все уладить сейчас.

Он вытер полотенцем спину.

Летиция не распространялась, но ему казалось, что истинный смысл ее союзничества с матушкой в деле его женитьбы состоял в том, чтобы покончить с неопределенностью. Наследование ее не волновало. Ей просто хотелось, чтобы все устроилось, ибо она понимала, что сама не в силах позаботиться о девочках.

На него она могла положиться.

Просто об этом не знала. Летиция не знала его. Из Англии он уехал почти мальчишкой. А на Уолтера положиться она не могла ни в чем.

Он обсушил ноги.

Ну что ж, время лечит все раны. Когда-нибудь Летиция поверит в себя.

«Возможно, ей пойдет на пользу, если она заставит себя помочь Пен…»

При условии, что он убедит Пен выйти за него.

«Пен».

Он усмехнулся, глядя на водопад.

От одной лишь мысли о женитьбе на Пен он впервые с той поры, как узнал о смерти Уолтера, почувствовал себя лучше. Спокойнее. Счастливее.

Словно долго блуждал в лесу и отыскал наконец дорогу домой…

Гарри задумался.

«Господи, я все время чувствовал себя заблудшим, с тех пор как мальчишкой покинул Дэрроу. С тех пор как оставил Пен».

Может быть, это те самые раны, что не лечит даже время?

Гарри закрыл глаза и унесся мыслями в прошлое…

Неужели все эти годы Пен была его якорем, его опорой и так прочно и глубоко поселилась в его голове и сердце, что до сегодняшнего дня он этого не осознавал?

«Я должен убедить ее выйти за меня. Если я не…»

Он вытер полотенцем грудь.

Гарри не мог думать об этом. Он просто обязан появиться перед Пен во всей красе, поэтому решил искупаться в пруду, выбрать одежду поприличнее – лучшую, что у него есть. Гарри ведь и не помышлял о предложении руки и сердца, когда собирал вещи в дорогу.

«А если Пен откажет?»

Он не допускал, не мог и помыслить об этом. Пен его любит. Она сама призналась. Она просто хочет, чтобы ее уговаривали.

Уговаривали, но не давили. Ему необходимо завоевать ее рассудок, так же как ее сердце и тело. У него должен быть наготове контраргумент на каждое ее возражение.

«В крайнем случае, я могу ей сказать, что ее поддержит Летиция…»

Правда, Летиция не давала согласия, но Гарри полагал, что невестка непременно встанет на его сторону. А тогда и матушка ему поможет. Из рассказа Летиции он понял, что обе они леди Сьюзен терпеть не могут.

Гарри поднял брюки, отряхнул их…

Ай! Зачем одеваться, а потом переодеваться? Гостевой домик рядом. Он обернул бедра полотенцем. Соек и белок вид его полуобнаженного тела не оскорбит.

Гарри собрал одежду и направился по тропинке к домику.

Летиция намекала – очень робко и осторожно, – что не против снова выйти замуж. Она теперь одинока, хотя он подозревал, что и при Уолторе она была одинока и мечтала найти родственную душу.

Выйдя замуж, она наверняка приведет дела в порядок. И как только Пен освоится со своими обязанностями, работы у Летиции поубавится. В особенности если она поселится вместе с матушкой в доме, полученном в качестве вдовьей доли наследства.

Если только матушка тоже не соберется замуж. Но с недавних пор мысль об этом спотыкалась о Мадлгейта. Это было бы странно, однако, с другой стороны, он не против ее счастья. Со смерти отца прошло уже несколько лет… Впрочем, и при живом муже вниманием она была не избалована.

Гарри фыркнул. Союз родителей являл собой классический пример брака по расчету. Их отношения всегда служили для него ярким отрицательным примером, но сам он готов был совершить ту же ошибку. Если только…

Он успел прикусить язык, прежде чем с него слетело бранное слово, могущее оскорбить соек и белок. Он и без того наверняка их изрядно повеселил, скача на одной ноге.

Гарри поднял желудь, на который случайно наступил, и зашвырнул в лес. Наверное, обуться все-таки следовало. Но что теперь об этом беспокоиться – он почти у цели. Просто надо быть повнимательнее.

Не поднимая взгляда от тропинки, чтобы ненароком ни на что больше не наступить, Гарри облегченно вздохнул, только когда вошел в дом, где желуди на полу не валялись. По лестнице взбежал в спальню.

«Собственно, мне и надеть-то особенно нечего».

Ну да ладно. Он просто пересмотрит всю одежду и выберет то, что поприличнее. Гарри ухмыльнулся. Он надеялся, что одежда ему понадобится ненадолго. Как только… Если… Пен согласится за него выйти, они поднимутся сюда и закончат разговор в постели.

Он наклонился, чтобы аккуратно пройти через дверной проем.

– Ба-а…

Этот тихий, неестественно низкий голос принадлежал не Пен.

Гарри резко дернул головой – и сильно ударился о косяк.

– Ух! – Схватившись за голову, он прижался к дверной раме и стиснул зубы, чтобы не разразиться проклятиями.

Кто в его комнате? Неужели… Его зрение прояснилось.

Черт, черт, черт возьми! На кровати перед ним восседала леди Сьюзен и, что хуже всего, была совершенно нагая.

– Возьми меня! – Распахнула объятия леди Сьюзен и, раздвинув ноги, упала на спину.

Он в ужасе уставился на нее, но вовремя сработал инстинкт самосохранения.

Повернувшись, Гарри бросился вниз по лестнице, понимая, что поднимать оброненную после удара головой о косяк одежду слишком поздно. Благо он удержал полотенце.

Гарри остановился в гостиной, дико озираясь.

Спрятаться тут негде. Оставалось только бежать в лес. Вот досада! Догадайся он прежде хотя бы обуться. Да что теперь об этом. Лучше синяки и израненные в кровь стопы, чем…

– Попался! – Женские руки обхватили его талию.

О боже! При желании леди Сьюзен могла быть проворной. Гарри даже шагов ее на лестнице не слышал – кровь ударила ему в голову и уши заложило. Он высвободился из ее цепких объятий и отскочил подальше.

К несчастью, без полотенца, оставшегося в руках леди Сьюзен.

Она бросила полотенце на пол и уставилась на его мужское естество. Обычно женское внимание пробуждало в нем прилив гордости и страсти, однако сейчас фаллос съежился, точно пытался спрятаться.

– Тут и правда не на что смотреть.

Фаллос съежился еще сильнее. Гарри прикрылся спинкой стула.

– Мадам, я настоятельно прошу вас тотчас покинуть мой дом. Вы не одеты – и ваше пребывание здесь непристойно и крайне нежелательно.

Леди Сьюзен широко раскинула руки и медленно закружилась, выставляя напоказ все свои прелести.

– Нравится?

При других обстоятельствах он попытался бы остаться любезным или, на худой конец, тактичным.

Однако пора учтивости миновала.

– Нет!

И сам удивился, что это было правдой. Тело леди Сьюзен не было для него привлекательным. Казалось бы, все на месте, все красиво. Только принадлежало оно не Пен.

Гарри глянул вниз и убедился, что его тело согласно с оценкой разума.

Его фаллос оставался таким же маленьким и обмякшим, как после купания в ледяной воде.

«Господи, если Пен мне откажет, я уйду в монастырь».

И он напрасно, пусть на мгновение, опасался ранить чувства леди Сьюзен. Никаких чувств у нее, судя по всему, попросту не было.

Расставив локти, она уперлась кулаками в обнаженные бедра.

– Да что с вами? Я думала, при виде обнаженной женщины мужчины звереют.

Он бросил на нее недобрый взгляд, обидевшись на оскорбление всех представителей своего пола.

– Мадам, мужчины вовсе не безмозглые скоты.

Леди Сьюзен скептически глянула на него и пожала плечами.

– Тем лучше. Значит, вы не будете ко мне приставать помимо исполнения супружеских обязанностей. – Ее губы расплылись в неприятной улыбке. – А если вам вдруг приспичит удовлетворить похоть… – Она посмотрела на спинку скрывавшего его фаллос стула. – …вы сможете удовлетворять ее со своей шлюхой.

Гарри ослепила ярость от брошенного в Пен грязного оскорбления, но он сдержался. Ему надо сосредоточиться на главном: эта несносная женщина должна одеться и поскорее покинуть дом.

И еще, как бы исцелить ее от безумной мысли об их женитьбе?

– Леди Сьюзен, ваши поступки явно продиктованы ложной надеждой. Я на вас не женюсь. – Каждое слово он проговорил медленно и четко, чтобы до нее дошел смысл.

– Еще как женитесь!

Она в своем уме? Он считал ее скучной, надоедливой, грубой, но никак не сумасшедшей… до сегодняшнего дня.

– Нет.

– Да.

– Нет. Не женюсь.

Смешно! Гарри почувствовал себя ругающимся с одноклассником-школяром в Итоне.

– А теперь, пожалуйста, одевайтесь и возвращайтесь в гостиницу.

Она вызывающе скрестила руки на груди.

– Вы обязаны на мне жениться. Вы меня скомпрометировали.

– Ничуть.

Леди Сьюзен волновалась и слишком далеко зашла, чтобы отступать.

– Если вы оденетесь и уйдете, никто ни о чем не узнает.

Ему надо сохранять спокойствие.

Она оскалилась – ведьма!

– Вы меня все-таки скомпрометировали… Или все именно так будет выглядеть. На той простыне, где вы лишили меня девственности – красное пятно… свиной крови, которую я купила у деревенского мясника. А еще я написала Летиции. Если через полчаса я не вернусь, она будет здесь.

– Если все так, как вы говорите, до ее прихода, хотя при мне нет часов, осталось меньше десяти минут.

Гарри охватила паника, сердце бешено забилось, дыхание перехватило. Как спастись?

И тут на выручку пришел многолетний опыт работы в тылу врага. Надо отбросить тревожные и пугающие мысли и сосредоточиться на главной проблеме.

Да, положение скверное. Это даже слепой бы увидел. Но он знал, что не виноват. Никто не заставит его на ней жениться. Отказ жениться вызовет грандиозный скандал. Да, грандиозный скандал неизбежен, но лучше скандал, чем пожизненный срок с этой гарпией. Вот что ему надо помнить.

Гарри необходимо разобраться во всей этой неприятной истории, понять, что движет леди Сьюзен.

– Зачем это вам? Почему вы хотите выйти замуж за того, кто вас не хочет?

Она вздрогнула, но ответила ровным и решительным голосом:

– Потому что мне нужен муж. Отец сказал, если я за лето никого не найду, он отправит меня к тете в глушь Нортумберленда. – Ее черты обострились. – Я туда не поеду. Там холодно, а овец больше, чем людей. И мне никогда больше не увидеть Лондон.

– Вот оно что. Сочувствую. – Он и правда ей сочувствовал. Жалко, что женщины – не хозяйки своей судьбы.

Но потом он подумал о Пен. Ее положение десять лет назад было просто ужасно, куда хуже, чем у леди Сьюзен, но она справилась.

Гарри не мог не признать, что отчасти леди Сьюзен довела до отчаяния его нерешительность. Не дай он ей надежду, она могла бы обручиться с Аррондером, или Уотенли, или Нирдорном.

– Может, я все улажу, переговорив с вашим отцом?

– Только испросив моей руки.

Чертовка и не думала сдаваться.

– Леди Сьюзен, в последний раз повторяю, я на вас не женюсь.

– Женитесь. Иначе – грандиозный скандал.

– Переживу. А вам не позавидуешь, если узнают вот об этом. – Он широким жестом указал на ее наготу, потом обвел лестницу и гостиную. – Тогда вам никогда не выйти замуж.

Она ткнула в него пальцем.

– В Нортумберленде мне замужество все равно не грозит. Но и вам не избежать скандала. Негоже графам портить дочерей других графов, – презрительно фыркнула она. – Я не какая-нибудь плебейка.

Он разъярился:

– Поосторожнее! Плебейка скоро станет графиней Дэрроу. Не могу понять, зачем вам нас – ее и меня – ссорить.

«Впрочем, если леди Сьюзен отправят в Нортумберленд, это будет не так важно».

– Если узнают, что вы меня обесчестили, в Лондон вам путь будет заказан, одному или с плебейкой-женой.

– Тогда я останусь в деревне. И я вас не бесчестил. Сколько раз повторять? Вы сами опозорились.

Они молча уставились друг на друга…

Вдруг в наступившей тишине раздался громкий стук в дверь.

Оба подпрыгнули от неожиданности.

Проклятие! Гарри посмотрел на дверь, потом на полотенце, лежавшее у ног леди Сьюзен – слишком далеко, чтобы до него дотянуться.

Леди Сьюзен просияла.

– Войдите! – крикнула она и бросилась к Гарри.

Он мгновенно среагировал – сработали навыки разведчика. Как только дверь открылась, он перемахнул через стол.

– Лети… – начал Гарри.

Это была не Летиция. Это была Пен.

* * *

На пороге, изумленно раскрыв рот, стояла Пен. В гостевой домик она пришла по совету матушки Гарри, чтобы тот сделал ей предложение. Только вот застала голого Гарри, который бегал за голой леди Сьюзен.

Да. Верно. Гарри и леди Сьюзен – голые, но, похоже, убегает Гарри.

– Ты с Гарриет? – спросил Гарри, прикрываясь стулом.

– Нет. – Пен закрыла за собой дверь.

Мизансцену, что бы за ней ни стояло, лучше никому больше не видеть.

– Ты зачем явилась? – спросила леди Сьюзен на удивление властно, как будто нагота мужчины давала ей права хозяйки.

– Э…

Не признаваться же, что она пришла в надежде, что Гарри сделает ей предложение, в ситуации, когда насколько раздета парочка.

Пен застала любовников?

По выражению лица Гарри этого не скажешь. Тогда, что тут происходит?

– Слава богу, ты здесь. – Гарри бросился к ней и, положив ей на плечи руки, буквально прикрывался ею. – Леди Сьюзен силится представить все так, будто я ее обесчестил.

– Он и в самом деле меня обесчестил! В спальне. Можешь убедиться, на его простынях моя кровь!

– Это кровь свиньи, – прошептал ей на ухо Гарри. – По крайней мере, именно так сказала мне она сама. Она купила кровь у мясника.

– А. – Пен старалась смотреть леди Сьюзен в лицо, избегая опускать взгляд ниже. – Вы сказали мистеру Сандерсу, для чего нужна свиная кровь?

– Конечно, нет! Я… – Леди Сьюзен запнулась, поняв, что подтверждает слова Гарри.

Гарри сильнее сжал плечи Пен.

Леди Сьюзен нахмурилась.

– Естественно, я никогда ни с каким мясником не говорила. Это моя кровь. – И она указала пальцем на Гарри. – Лорд Дэрроу лишил меня девственности и должен на мне жениться.

Пен почувствовала, как Гарри напрягся и глубоко вздохнул, готовясь возражать, и потому заговорила первой:

– Тем лучше. Купи вы свиную кровь у мистера Сандерса, новость мигом облетела бы всю деревню. Мистер Сандерс очень словоохотлив. Да и непременно полюбопытствовал бы, зачем лондонской леди свиная кровь. Представьте, как бы вам косточки перемыли.

Пен могла поспорить, что до леди Сьюзен дошло. Судя по тому, как одновременно побелело и позеленело ее лицо.

– Одна дама из приюта собиралась замуж за галантерейщика из соседней деревни, – продолжила Пен, – и столкнулась с той же загвоздкой. Не сказала жениху, что не девственница, а потом было слишком поздно. И потому ей тоже понадобилась кровь. Правда, она поступила умнее и к мистеру Сандерсу не пошла. – Пен улыбнулась и самым невинным тоном закончила: – Она просто уколола палец – и простыни были в крови. Учтите на будущее.

Пен, скажем так, почувствовала довольную усмешку Гарри, потому что он обнял ее и крепко прижался к ее спине.

– Господи, Пен, я тебя люблю, – перебирая ее волосы, прямо в ухо пробормотал Гарри.

Пен расплылась в улыбке. Возможно, его мать была права, Гарри и впрямь сделает ей предложение… как только избавится от докучливой леди Сьюзен.

Та насупилась и только открывала и закрывала рот как рыба.

– Все-таки вам следует одеться, – сказала Пен. – Негоже стоять посреди комнаты в чем мать родила.

– О! – едва не заорала леди Сьюзен. – Ты… Ты!..

Господи! Чего доброго, у нее случится апоплексический припадок прямо на глазах Пен и Гарри.

Злорадство сменилось в душе Пен неподдельной тревогой и… чувством вины.

«Мне не следовало с ней так жестко».

– Ты – шлюха!

«Или все-таки следовало?»

– Ты – подлая шалава! – брызжа слюной, вопила леди Сьюзен. – Ты недостойна за мной ночной горшок выносить.

Пен услышала… Почувствовала, как Гарри зарычал.

Она погладила его голую руку, чтобы его успокоить. К удивлению, оскорбления леди Сьюзен ее не обидели. Может, потому, что она чувствовала, как к ее спине прижималось обнаженное тело Гарри.

Если это соревнование, то Пен его, несомненно, выиграла.

– Никто в Лондоне тебя не примет. Высшее общество от тебя отвернется. Захлопнет перед твоим носом двери. Ты станешь всеобщим посмешищем.

– Пен, – твердым голосом произнес Гарри, – не обращай внимания на оскорбления этой женщины.

– Конечно, – едва слышно проговорила Пен, – но пока она орет, бессмысленно ее прерывать, пусть выкричится.

Пен погладила обнаженное предплечье Гарри.

– Можно было бы уйти, но ты раздет.

Она снова почувствовала, как он усмехнулся.

– Верно.

Леди Сьюзен перешла на визг:

– От тебя отвернутся даже его мать и невестка! Они хотят, чтобы он женился на мне. Ты слышишь? На мне!

– Они тебя слышат, как и все в округе, – раздался голос от двери.

– Летиция? – хором произнесли Пен и Гарри.

Гарри смутился – Пен заслонила его и от невестки, и от леди Сьюзен.

Летиция вошла, аккуратно закрыла за собой дверь и отвернулась, не глядя ни на кого в комнате.

– Простите, – сказала она. – Я стучала, но меня никто не услышал. Гарри, ты не думаешь, что тебе следует одеться? Как и вам, леди Сьюзен?

– Летиция, слава богу, ты здесь! – обрадовалась леди Сьюзен, пропустив мимо ушей ее замечание. – Твой деверь меня изнасиловал…

Пен почувствовала, как Гарри напрягся.

– Неправда!

– …И отказывается на мне жениться.

– Потому что я вас не насиловал! – яростно произнес Гарри. – Я к вам даже не прикасался.

– Тогда почему ты совершенно голый, Гарри? – спросила, уставившись на дверь, Летиция.

Пен тоже интересовал ответ на этот вопрос. Ей хотелось увидеть лицо Гарри, но тот продолжал держать ее как щит перед собой.

– Он голый, потому что согрешил со мной, – драматично заявила леди Сьюзен.

– Я голый, потому что по дороге домой искупался в пруду, а придя, обнаружил на своей кровати леди Сьюзен. Посреди комнаты лежит мое полотенце. Оно было у меня на бедрах, пока его не сдернула эта дама.

Полотенце Пен заметила не сразу.

Пытаясь помешать Пен его увидеть, леди Сьюзен сделала шаг вперед. Будь она в платье, уловка удалась бы. А так Пен лишь лучше разглядела ее волосатые голени и толстые лодыжки.

– Он спустился за… – Леди Сьюзен судорожно оглядела комнату и увидела на каминной полке графин. – За бренди, чтобы меня подпоить.

– Графин пуст, – сказал Гарри.

Леди Сьюзен его слова проигнорировала.

– Его одежда наверху…

– Где я хотел переодеться.

– …Он сбросил ее у кровати.

– Возле двери, о косяк которой я ударился головой, потому что вы устроили мне засаду. Пен знает, какой наверху низкий потолок.

Пен кивнула.

– Да. Это каморка с очень низким потолком.

– Едва переступив порог, я увидел леди Сьюзен, лежащую – ну ладно, сидящую – на моей кровати в ожидании. Я дернулся в испуге и ударился головой о косяк. А когда очнулся, леди Сьюзен уже лежала на спине, раскинув ноги. Я бросился бежать.

Пен почувствовала, как Гарри пошевелился, пожимая плечами.

– В одном полотенце далеко мне было не убежать. И я обрадовался, когда пришла Пен.

Леди Сьюзен подбоченилась. Потом театрально указала в их сторону пальцем. Пен изумилась: эта женщина, совершенно голая, держалась так, будто была наряжена в бальное платье.

«Быть может, она наряжена в отчаяние?»

– Летиция, не верьте ему! На его простынях моя кровь.

– Кровь свиньи, – возразил Гарри. – Вы мне в этом признались.

– Чья кровь, узнать нетрудно, – заявила Пен. – Нужно спросить у мясника.

Наконец Летиция повернулась, но, избегая смотреть на обнаженных, устремила взгляд в потолок.

– Нет нужды. Леди Сьюзен, получив вашу записку, я спросила Бэсс, видела ли она вас? Я подумала, что мы могли разминуться. Хозяйка ответила, что не видела, и спросила, для чего леди понадобился пузырек свиной крови? – Летиция вздохнула. – Бэсс догадалась – для чего. Поскольку тут же поинтересовалась: удастся ли леди женить на себе графа?

Пен невольно рассмеялась. Слова Бэсс попали прямо в яблочко.

– Прежде чем хозяйничать на постоялом дворе, Бэсс жила в приюте. Такие уловки ей знакомы.

Лицо леди Сьюзен – да что там, все ее тело! – вспыхнуло от ярости.

– Одевайтесь, – произнес Гарри. – Вам пора.

– Да, – кивнула Летиция. – Пожалуйста. Вы смущаете нас, и не только тем, что выставляете себя напоказ.

Леди Сьюзен гневно глянула на Летицию, потом на Пен и Гарри, и наконец – наконец! – повернулась и пошла наверх.

Летиция подошла к полотенцу, подняла его с пола и, отведя глаза, подала Гарри.

– Прости, Летиция.

Обертывая бедра полотенцем, Гарри отступил от Пен. И она сразу почувствовала, как ей не хватает тепла его тела.

– Боюсь, до Лондона тебе с матушкой придется ехать с этой ненормальной в одной карете.

– Да, – скривилась Летиция. – Она нас измучила уже по дороге сюда. А теперь… – Она повела плечом. – Надеюсь, она всю дорогу просидит надувшись в углу. В противном случае я ей скажу, как глупо было с ее стороны пытаться женить тебя на себе.

Потом Летиция улыбнулась Пен.

– В таверне у Бэсс был лорд Мадлгейт. Он стал настоящим поклонником «Вдовьего пива».

Пен улыбнулась в ответ.

– Да, мне рассказала об этом леди Дэрроу.

Брови Гарри поползли вверх.

– Ты говорила с моей матерью?

– Да, она приезжала в приют повидаться с Гарриет.

Пен при Летиции о встрече распространяться не хотела.

– Как она узнала, что ты здесь?

– Ей рассказала леди Сьюзен.

Брови Гарри взметнулись совсем высоко.

– Пока мы с вами разговаривали, – обратилась Летиция к Гарри, – леди Сьюзен вернулась в гостиницу. Лорд Мадлгейт сказал мне, что они с леди Дэрроу столкнулись с леди Сьюзен, когда пришли посидеть в таверне. – Летиция повернулась к Пен. – Он также сказал, что леди Дэрроу чрезвычайно рада, что ты здесь, Пен. Она… Она знала, что у тебя ребенок…

– Подождите, – сдавленным голосом произнес Гарри. – Матушка знала о Пен и никогда мне об этом не говорила?

– Она считала, что это ребенок Уолтера, – объяснила Пен.

– С какой это стати? – насупился Гарри.

– А с такой, что Уолтер был известный ловелас, – сухо сказала Летиция.

– Но Пен и Уолтер?.. – спросил Гарри. – Как могла матушка такое подумать? Пен никогда бы… – Он остановился на полуслове, потом прочистил горло. – Я думал, матушка заметила наши с Пен, так сказать…

Пен дотронулась до руки Гарри.

– Помнишь? То лето твоя мать провела в лондонском доме.

– Когда я была беременна Бьянкой, – добавила Летиция, – и сразу после того, как она родилась.

– Верно. Припоминаю.

– В любом случае… – Летиция сменила деликатную тему. – Леди Дэрроу тут же направилась в приют, оставив лорда Мадлгейта в таверне с кружкой пива и повелев, как только я приду, все мне рассказать.

Тут послышался топот леди Сьюзен по лестнице – обувшись, она могла выражать ярость громче. Спустившись, она сурово на всех посмотрела… Ладно, не на всех. Весь ее гнев обрушился на Пен.

– Хорошенько подумай, прежде чем выходить за графа, – хриплым от злости голосом проговорила леди Сьюзен. – Свет никогда не примет графиню Дэрроу простолюдинку.

– Хватит, леди Сьюзен, – сказал Гарри.

Та продолжала сверлить взглядом Пен.

– Это для ее же блага. Она явно не понимает, что будет отвергнута.

Пен и правда никогда не была в Лондоне, но сносить оскорбления леди Сьюзен молча не собиралась.

– Встреча с вами дает мне прекрасное представление о том, каким низким и подлым может быть свет, – сказала Пен.

Эти слова, боясь выдать страх и волнение, она выпалила на одном дыхании. Да, мать Гарри обещала ее поддержать, рассчитывала она и на Летицию, но…

Но она опережала события. Между ней и Гарри еще ничего не решено.

– Если я услышу от вас хоть слово, хоть малейший шепоток против миссис Барнс, – произнес Гарри ледяным тоном, – предупреждаю, я расскажу о вашей сегодняшней выходке во всех подробностях. Не сомневаюсь, джентльменов в моем лондонском клубе ваша голая попытка женить меня на себе сильно позабавит.

Леди Сьюзен оторвала взгляд от Пен.

– Вы не посмеете, – мрачно проговорила она, но лицо ее побледнело, а голос задрожал.

– Еще как посмею. Обещаю. Полслова против миссис Барнс – и вы сильно пожалеете. – Он холодно улыбнулся. – Даже в глуши Нортумберленда.

– Идемте, леди Сьюзен, – сказала, открывая дверь Летиция. – Нам давно пора.

Леди Сьюзен, бросив на прощание испепеляющий взгляд, вслед за Летицией вышла на улицу, оставив Пен и Гарри наедине.

Наконец-то.

Глава 18

Когда дверь закрылась, в гостиной повисла мертвая тишина.

Гарри посмотрел на Пен – она уставилась в пол. Черт. Будет нелегко.

А должно быть легко. С любой другой женщиной он бы не сомневался в немедленном согласии, быстрой сдаче позиций и отступлении в спальню.

Теперь же здесь собирался предложить Пен стать не любовницей, а женой. Это означало богатство и престиж, но ей, очевидно, важнее собственная и Гарриет безопасность.

«И любовь. Она не может не знать, что это будет означать любовь».

Господи, она была готова выйти за викария – теперешнего или которого пришлют – ради блага дочери. Конечно, предложение Гарри во сто крат лучше.

Но это Пен.

Предугадать, как она ответит, невозможно.

– Прошу прощения за леди Сьюзен, – сказал он наконец.

Начинать следовало с вопросов менее важных. Найти взаимопонимание – и на него опереться. Эта стратегия отлично помогала ему на дипломатическом поприще. Гарри надеялся, что Пен поможет ему и здесь – на самых важных переговорах в его жизни.

Она подняла глаза. На губах появилась слабая улыбка.

– Это было очень странно.

Он засмеялся.

– Странно? Это было в высшей степени безобразно.

Тогда его не покидало чувство, что он очутился в кошмарном сне, но сейчас, когда все закончилось, он увидел в случившемся и смешную сторону.

Гарри обхватил голову руками.

– Я думал, что потеряю сознание – так сильно ударился о косяк. У меня шишка.

Пен не хочет предложить шишку поцеловать, чтобы ему полегчало?

Нет.

– Я очень рада, что ты не собираешься жениться на леди Сьюзен.

– Я тоже.

Теперь, когда он свободен, ему необходимо спросить себя, почему он вообще решил связаться с этой гарпией. Потерял рассудок?

«Нет. Зная, что со мной не будет Пен, мне было все равно, на ком жениться».

– Леди Сьюзен испортила бы тебе жизнь.

– Да.

Почему он не понял этого раньше? Теперь все кажется таким очевидным. Дело не в рождении наследника. А в их характерах.

Снова повисло неловкое молчание.

Он должен сказать Пен, что любит ее. Он должен просить – умолять! – ее выйти за него замуж.

Гарри не мог подобрать слов.

Проклятие. Он спокойно справлялся с любым числом мужчин, собиравшихся его убить или покалечить, на равных общался с ярчайшими людьми Британии и Европы, почему же теперь не решается перейти к сути и сказать то, что хотел – должен – сказать?

Это не сомнения. Это страх.

Нет. Это ужас. Перед самым важным пунктом в этих переговорах. А на самом деле никакие это не переговоры. Это поворотный момент. Переломный. Если Пен ему откажет, он потеряет все: любовь, счастье, надежду. Превратится в пустую оболочку и будет бесцветно доживать свой век.

Разум подсказывал Гарри, что он сильно драматизирует ситуацию, сердце, напротив, что преуменьшает.

Пен глубоко вздохнула, как будто приняла решение, и, судя по тому, как она расправила плечи, решение неприятное.

Что за черт. Лучше быть смелым и броситься в атаку, чем трусом и, пластаясь в грязи, прятаться в узкой щели.

– Я люблю тебя, – сказал Гарри, прежде чем Пен успела заговорить.

Она помолчала.

– Гарри, я тоже люблю тебя, но…

Он подошел ближе к ней и приложил палец к ее губам.

– Пен, выходи за меня. Пожалуйста! Обещаю, ты об этом не пожалеешь. Каждый день, каждую минуту я буду стараться, чтобы ты не…

Гарри не собирался унижаться, но едва заговорил, эти слова сами вырвались.

Пен улыбнулась ему взглядом и осторожно отвела его палец от своих губ.

Она подумала, что он врет? Гарри попытался схватить ее ладонь, но почувствовал только, что она ускользает.

К горлу подкатил страх, но он сглотнул его… до времени.

– Гарри, я не знаю…

Ну, это лучше, чем «нет».

– Что мне сказать или сделать, чтобы тебя убедить?

Она засмеялась.

– Гарри, что ты, не надо ничего делать, не надо… – Пен на него посмотрела и отвела глаза. – Оденься.

Пока он не получит ответ, он от нее не отойдет. Он слишком боялся подняться наверх, а потом спуститься и понять, что она ушла от него навсегда.

Мысль абсурдная, но ничего здравого ему в тот миг в голову не приходило.

– Только если ты поднимешься наверх вместе со мной.

Пен помотала головой.

– О нет. Я знаю, лучше мне этого не делать.

Его мужское достоинство ожило. Он может соблазнить Пен выйти за него замуж.

К сожалению, это будет нечестно. Кроме того, он не получит того, чего на самом деле хотел, – воодушевленного, безоговорочного согласия Пен.

– Гарри, я пришла сюда с мыслью, что я выйду за тебя замуж. Твоя мать меня убедила. Она пролила свет на обстоятельства моего рождениея, мою историю. Она все это отринула и заставила меня думать, что я и правда могу стать графиней Дэрроу.

– Можешь!

Пен покачала головой, медленно, сокрушенно.

– Нет, не могу. Леди Сьюзен только что открыла мне правду. Она права: высший свет не примет крестьянское отродье. Знать будет избегать меня… и Гарриет… – Голос Пен сорвался. Она глубоко и судорожно вздохнула. – Мое низкое происхождение не позволит признать законными наших будущих детей. Люди будут смотреть на тебя косо. Я этого не допущу.

Она положила ладонь ему на плечо, но тотчас отдернула, как будто это прикосновение ее обожгло.

– Так будет лучше.

– Нет, не лучше. Я люблю тебя.

– Сейчас. Но подумай, Гарри. Будешь ли ты любить меня после того, как твои друзья станут презрительно смотреть на меня? После того, как ты увидишь, что они смеются или того хуже подвергают гонению наших детей из-за низкого происхождения их матери? Или наша любовь будет постепенно, день за днем, разрушаться с каждым новым оскорблением? – Пен покачала головой и отвернулась. – Любовь – это еще не все, и она существует не в безлюдном пространстве.

«Почти то же самое говорила Летиция».

Но любовь Летиции убил Уолтер. Любовь Летиции умерла в браке, а не под давлением извне. Черт, он сомневается, что Уолтер был способен любить. Главное, он не способен был сохранять верность.

А его любовь настоящая. Гарри будет на стороне Пен. Они пройдут все испытания вместе.

Она пошла к двери.

– У тебя выдался тяжелый год в связи со смертью Уолтера и всеми изменениями, твоими новыми обязанностями. И потом, когда твоя мать и невестка подталкивают тебя к женитьбе, – это слишком. Не сомневаюсь, в следующем сезоне, когда ты успеешь разобраться с делами и родственники перестанут на тебя давить, тебе больше повезет в поиске подходящей невесты…

Гарри потерял самообладание.

– Остановись!

Он подошел и замер в полушаге от Пен. Не мог к ней прикоснуться, не доверял себе.

– Да, прошлый год стал для меня адом. – Гарри не кричал, но говорил отрывисто и резко, словно наносил удары.

Он видел, как Пен вздрогнула, и пожалел ее, но она сама его разозлила. Ему-то казалось, что она поймет.

– Знаешь, почему было так скверно? – Ответа он не ждал и продолжил, не дав ей времени возразить. Просто не мог сдержать поток слов. – Так скверно было потому, что я был один. Меня никто не понимал. Я был уже не Гарри, а граф Дэрроу. Ты можешь это понять? Тот, кем я был всю жизнь, улетучился, словно дым. Все хотят видеть графа, поговорить с графом, выйти замуж за графа. Странным образом я превратился в Уолтера и своего отца.

– Прости меня…

Слова не извиняли.

– Ты не знаешь, как быть графиней? Что ж, а я не знаю, как быть этим чертовым графом. Меня не растили графом, графом растили Уолтера. Мне предстояло искать себя в жизни самому. Я себя нашел. А когда Уолтер умер, мне пришлось взвалить все на свои плечи.

Гарри провел ладонью по волосам, вспоминая, насколько сильное он испытал и продолжает испытывать отчаяние.

– Я скорблю по Уолтеру, но ты знаешь, мы никогда не были близки. Я почувствовал ужас оттого, что мужчина в расцвете сил оставил мою невестку вдовой, а моих племянниц сиротами, и я злился. Уолтер был небрежен, чертовски безответственен, и теперь мне и всем остальным приходится за это расплачиваться.

Он почувствовал, как Пен, успокаивая, гладит его по руке, но не мог остановиться.

– Пен, я не ребенок. Я прожил на этой земле дольше, гораздо дольше тебя. Последние десять лет я не балетом занимался. Не надо относиться ко мне покровительственно, гладить по голове, говорить, что в следующем году все будет хорошо, потому что, черт возьми, хорошо не будет.

– Гарри. – Пен обняла его.

Он прижал ее к себе так, словно она была единственной, кто удерживал его от падения в пропасть или в омут темных чувств.

И это была правда.

– Пен, не говори мне, что любовь не важна. Я знаю: жизнь непроста, люди умирают, иногда случаются несчастья. Я знаю: любовь – это еще не все, но очень многое. Я не собираюсь от нее отказываться. Не хочу жить спокойной, правильной жизнью с хорошей, правильной, светской женой. Я предпочту бросить вызов всему этому чертову высшему свету и быть с тобой, а не танцевать на этих чертовых балах с молоденькими девушками.

Гарри прижимал Пен к себе слишком крепко. Она едва дышала.

Но она тоже крепко его обнимала. И плакала, хотя это не помогало дышать.

Наконец он отпустил ее и отступил, отвернулся. Стоя к ней спиной, даже пару раз всхлипнул.

Пен вытащила носовой платок и протянула ему.

Он неловко взял платок и снова отвернулся, сморкаясь.

– Прости меня. Извини за… – Гарри запнулся, подбирая слова.

«За то, что открыл душу? За то, что отбросил щит?»

– За потерю самообладания.

Он снова был графом Дэрроу. Хотя Пен знала Гарри давным-давно, он никогда не открывал душу так, как сейчас.

Даже в то лето, которое они провели вместе.

Пен подошла и снова обняла его, прижавшись щекой к его горячей спине.

– Прости, Гарри.

Он напрягся и вырвался из ее объятий.

– Да. Понимаю. Мне пора…

Гарри недоговорил. Понял, что должен остаться. Если кому и уходить, так это ей. Но Пен не уходила.

– Прости, я не понял. Чего ты ждешь?

– Я боюсь.

Эта фраза заставила его повернуться.

– Чего?

И он увидел, что она плачет.

– О Пен!

Гарри распахнул объятия. Движение это, скорее всего, было непроизвольным, но она восприняла его как приглашение. Сказать то, что она хотела, ей было легче, прижавшись к его груди, а не глядя ему в глаза.

Пен окутал его успокаивающий запах, который она почувствовала даже заложенным от плача носом, – смесь одеколона, мыла и запаха тела Гарри.

– Гарри, всю жизнь я рассчитывала только на себя. У меня не было матери, а отец…

О ее отце лучше не вспоминать.

Руки Гарри, прежде нежные, обняли ее крепко.

– Знаю, Пен. Ты всегда была отважна.

Она покачала головой.

– Может, внешне. Внутри я была трусиха. А узнав, что беременна…

Боже, Пен так сильно испугалась, что страх парализовал ее.

Может, ей повезло, что у графа не нашлось для нее другого жениха, кроме Феликса. Отыщись у него кто-нибудь еще, она скорее всего была бы уже замужем.

– Прости, что я не был с тобой, – сказал Гарри, прижимая ее к себе еще крепче. – Прости, что все это тебе пришлось пережить одной.

Что изменилось бы, будь он рядом? Пен не представляла, чтобы девятнадцатилетний Гарри на ней женился или, точнее, чтобы его отец ему это позволил.

– У меня была тетя, к которой я могла уехать.

Слава богу, тетушка Маргарет ее приняла. Не случись этого… Нет! Пен отказывалась даже думать о том, насколько все было бы ужасно.

– Но когда тетушка умерла, я снова осталась одна с Гарриет, о которой нужно было заботиться. Мне надо было быть сильной. – Пен снова подняла голову и посмотрела на него. – Гарри, ради Гарриет я готова на все. На все. Я жизнь за нее отдам.

– Знаю.

Прежде она не осознавала, что ради сбережения своей силы окружила себя такой толстой стеной, что не подпускала к себе никого, даже Джо и Каро. Никого, кроме Гарриет.

А Гарри?

Возможно, и Гарри. О, память о надежде и силе, которую он ей подарил, когда она была молода, прочно сидела у нее в сердце. Но…

Не боялась ли она пустить его дальше порога воспоминаний, позволить ему стать частью ее жизни наравне Гарриет?

Нет. Больше, чем Гарриет. Гарриет вырастет и уйдет от нее.

Но с дочерью ее связывают кровные узы, а связь с Гарри добровольная. По любви.

«У меня есть смелость верить любви?»

– Я могла бы выйти за Годфри… Ну нет, сейчас, когда я знаю, какое он чудовище, не вышла бы. Но прежде чем я об этом узнала, я думала, что смогу за него выйти, потому что отдала бы ему только свое тело. Не сердце. Мое сердце он никогда не трогал. А если я выйду замуж за тебя…

Пен проглотила комок в горле, отгоняя страх. Гарри ждал, одной рукой успокаивающе гладя ее по спине.

– Выходя за тебя, я рискую всем.

– Пен, я тебя не обижу. Клянусь.

– Гарри, знаю, что ты этого не хочешь, но подумай… – Она шмыгнула носом, утерла его рукавом и отступила, чтобы видеть его лицо, не вытягивая шею.

– Леди Сьюзен права. Высшее общество меня не примет. И хотя сейчас ты говоришь, что для тебя это не имеет значения, потом все может измениться. И тогда, если ты от меня отвернешься, если ты пойдешь по любовницам, как Уолтер… – Пен резко выдохнула. – Думаю, это меня убьет. – Она попыталась рассмеяться, но с ее губ сорвалось лишь жалкое хихиканье. – Или я тебя убью.

Гарри невольно улыбнулся. Положил ладони ей на плечи.

– Пен, будущее никому из нас не предугадать, но я надеюсь, знаешь ты меня лучше, чем обо мне говоришь. Ты и правда думаешь, что я ветреник? Ловелас?

– Нет!

Она прекрасно знала его молодым, но ей надо быть честной, сказать эти слова, как бы ни было больно.

– Но уезжая из Дэрроу, ты был мальчишкой. Долгие годы тебя не было. Ты изменился. Мы оба изменились. – Пен снова вытерла нос. – Я не могу позволить желаниям меня ослепить, тем более что мне надо думать о Гарриет.

Ответственность за ребенка всегда помогала ей собраться с мыслями.

Гарри нахмурился.

– Но страх тоже не должен тебя ослеплять. Не настолько сильно я изменился, чтобы стать другим человеком.

– Не настолько, Гарри? Еще сегодня утром ты хотел жениться на леди Сьюзен, а меня сделать любовницей. – Ее передернуло от брезгливости. – Или я не замечала, а ты был таким всегда?

Возможно, страх в ней сильнее, чем она думала.

– Нет, – нахмурился Гарри. – Признаю, я был не прав во многом. Однако в свою защиту скажу, что просто не знал лучшего. И родители, и брат женились по расчету. В высшем свете это нормально. Этого и хотела леди Сьюзен. Она только что сама об этом сказала.

Он убрал с лица Пен волосы.

– Пен, мое сердце все знало. Мне просто надо было его слушать.

Гарри покачал головой.

– Я обманывался весь сезон. Откладывал дело в долгий ящик. Я знал, что на ложном пути, что меня несет на скалы, но считал, что у меня нет иного выбора. Надо было снова тебя увидеть и узнать, что у меня есть дочь, чтобы осознать: я могу выбрать другой путь и я хочу идти другим путем.

Ей хотелось ему верить, но…

– Меня и Гарриет ты встретил два дня назад, а этим утром все еще собирался жениться на леди Сьюзен.

Гарри усмехнулся.

– Видимо, порой я не слишком сообразителен. – И тут же посерьезнел. – На самом деле я не об этом хотел говорить с леди Сьюзен. Она была так ворчлива и даже зла с тобой и Гарриет у ручья, что сорвала пелену с моих глаз.

Его пальцы коснулись ее подбородка. Он поднял ее лицо.

– Пен, я не хочу жениться по расчету. Нет никакого расчета в том, чтобы связать свою жизнь с леди Сьюзен или кем-то на нее похожим.

Гарри покачал головой.

– Нет, я хочу вступить в настоящий брак, в котором смогу разделить с избранницей все горести и радости жизни, а также удовлетворить свою «животную страсть». – Он усмехнулся, подняв брови. Пен засмеялась. – Думаю, это намного расчетливее, согласись.

Она почувствовала, как ее сопротивление начало таять. Противиться Гарри, когда он так улыбался и был обернут одним полотенцем, непросто. Его голая грудь сильно путала ее мысли.

Гарри явно почувствовал, что Пен в нерешительности, и принялся ее уговаривать.

– Пен, ты нужна мне. Ты всегда была моим компасом, моей Полярной звездой, даже когда ты была здесь, а я – в Европе. Ты знаешь меня как Гарри и не дашь мне потеряться как графу Дэрроу.

– Ну… Это правда.

– Моя мать и Летиция считают, что мы можем пожениться.

– Да, но…

Вот если бы поддержка их союза матерью и невесткой Гарри помогли Пен противостоять высшему обществу…

«Я же сказала Гарриет, что плевала на высшее общество».

– A о леди Сьюзен не волнуйся. Она на задворках света и, если она мне не соврала, скоро отправится еще дальше – в глушь Нортумберленда. – Гарри пожал плечами. – Прости, что об этом говорю, но от ее отсутствия многие будут в восторге.

Пен без малейших колебаний признала, что она уже в восторге.

– Ты знаешь, в Литтл-Падлдон я поехал еще потому, что хотел избавится от нее, – улыбнулся Гарри. Его пальцы играли с прядью ее волос. – За это мне следует по-настоящему благодарить герцога Грейнджера. Он очень хотел избавить меня от леди Сьюзен. Сказал, что перестанет со мной знаться, если я на ней женюсь.

– Правда? – нахмурилась Пен.

Очень трудно соображать, когда Гарри так ее трогает. Надо от него отойти, но не хотелось.

– Но это не значит, что герцог предпочтет меня в роли твоей жены.

– О, предпочтет! Ты же не болтаешь без умолку невесть о чем.

Пен вздохнула свободнее. Допустим, она может выйти за Гарри.

– Без умолку я могу говорить только о мушках и тле.

– Я его предупрежу, хотя он землевладелец и ему это покажется интересным.

– О сельском хозяйстве я тоже кое-что знаю.

– Ах! – Брови Гарри поползли вверх, а в глазах заплясали смешинки. – Не сомневаюсь, что люди будут отталкивать меня в сторону, чтобы послушать твои речи на эту тему.

Затем его улыбка пропала.

– Итак, Пен, ты станешь моей женой и матерью моих детей? Торжественно обещаю, что буду любить тебя и заботиться о тебе до конца своей жизни, даже когда ты будешь говорить о тле. – Гарри не удержался от доброй иронии. – Впрочем, твои разговоры об этом предмете слушать не обещаю.

Она засмеялась.

– Знаешь, о тле я действительно могу рассказать много интересного.

Гарри принялся вынимать из ее волос шпильки.

– Не сомневаюсь.

Чувствовать прикосновение его пальцев было прекрасно, но вдруг он убрал руки и больше ее не трогал.

– Пен, ты наконец выйдешь за меня? Если нет, я поднимусь по лестнице один и… оденусь.

Она посмотрела на него.

– Гарри, ты уверен? Крестьянские дочки не должны выходить за графов.

– Эта крестьянская дочка просто обязана выйти за этого графа, – усмехнулся он. – В этом я уверен целиком и полностью. – Гарри стал серьезным. – Подумай об еще одном крестьянине, у которого земли побольше.

Пен очень сильно хотелось сказать «да».

– Ты знаешь, к работе мне не привыкать.

– Работы тебе хватит. – Гарри хитро на нее посмотрел, а потом сказал: – А если у тебя останется время, не сомневаюсь, ты заведешь в Дэрроу хмельник.

Об этом Пен не думала.

– У тебя есть пивоварня?

– Думаю, да, но не спрашивай меня о деталях и не говори мисс Андерсон.

Пен засмеялась.

– У нее и тут дел по горло. Скорее она захочет узнать, есть ли деревенская таверна в Дэрроу, чтобы продать наше «Вдовье пиво».

– Эти переговоры я доверю своей жене. – Гарри вскинул брови. – Полагая, что моя жена – это ты. Пен, ты выйдешь за меня?

Ей хотелось сказать «да», но…

– Люди будут говорить.

– Люди будут говорить в любом случае. Люди любят поговорить. Не стоит слишком обращать внимание на разговоры людей. Те, кто нам дорог, нас поддержат – моя мать и невестка, герцог Грейнджер, друзья. А остальные?.. – Гарри щелкнул пальцами. – Можешь подумать о них как о тле в твоем хмельнике. Мы уберем их из нашей жизни, как вредных жучков.

Она не удержалась от смеха.

– Соглашайся, Пен. Пожалуйста. Без тебя моя жизнь будет горькой.

А ее жизнь будет горькой без него. Пен думала, что ей достаточно Гарриет, что всю свою любовь она отдаст дочери, но ошиблась. В ее душе есть и другая любовь – любовь к Гарри.

Пен могла поклясться, что почувствовала, как сердце сделалось больше. Теперь, когда она разрушила воздвигнутые ею стены.

«Но он граф!»

«Верно. Тот же земледелец».

Она посмотрела на красивое, такое знакомое, такое любимое лицо Гарри.

«Не бойся…»

Гарри сделал ее бесстрашной.

Пен хочет выйти за него замуж. Может, это безумие, но она сделает это.

– Я принимаю твое предложение.

Его улыбка была ослепительной.

Ее улыбка должна была быть не менее ослепительной, но она почему-то нахмурилась.

– Но ты знаешь, я не смогу уйти из приюта до сбора урожая хмеля.

Досадно, но это правда.

– Когда это будет?

Его пальцы снова гладили ее волосы.

– Через неделю или две. Может, через три.

Гарри кивнул, вытаскивая из ее волос последнюю шпильку.

– Я поговорю с Грейнджером о замене викария. Если он все уладит быстро, мы будем венчаться без церковного оглашения, прямо здесь.

Он провел ладонью по ее волосам. Это было восхитительно.

А потом склонил голову, чтобы прошептать ей на ухо:

– Надеюсь, ты не собираешься заставлять меня ждать три недели?

Его губы коснулись ее кожи – и она вздрогнула.

«Я не могу ждать. Мы должны сказать Гарриет…»

Гарриет сейчас со своей бабушкой. И Гарриет, и леди Дэрроу, и Летиции они скажут обо всем совсем скоро.

Сначала им нужно заняться кое-чем поважнее.

Пен положила ладони ему на грудь.

– Пойдем наверх.


home | my bookshelf | | Опьяненный любовью |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу