Book: Герцог Настоящего Рождества



Герцог Настоящего Рождества

Сара Маклейн

«Герцог Настоящего Рождества»




Название: The Duke of Christmas Present/ Герцог Настоящего Рождества

Автор: Sarah MacLean/Сара Маклейн

Входит в состав сборника: How the Dukes Stole Christmas/

Герцоги - похитители Рождества

Объем романа: 10 глав и эпилог

Дата выхода в оригинале: 15 октября 2018

Переведено специально для группы: vk.com/club50110025

Переводчик: Анна Воронина

Редакторы: Елена Заверюха и Марина Драп

Оформитель: Асемгуль Бузаубакова

При копировании перевода, пожалуйста, указывайте ссылку на группу!


Аннотация


У богатого и безжалостного, Эбена, герцога Олрида, нет времени на празднества. Ведь праздники это всего лишь людская прихоть и причуда, а их за деньги не купишь. Леди Жаклин Мосби совсем не чужды эти понятия, даже сейчас, спустя двенадцать лет после того, как она отправилась посмотреть мир. Когда Жаклин возвращается только на время Рождества, Эбен не может устоять перед женщиной, которую он никогда не переставал любить... или перед тем возможным будущим, до которого было когда-то рукой подать. Необходимо чудо, чтобы убедить её остаться... но если и есть время для чудес, то это Рождество.


Глава 1


Канун Рождества


Герцог Олрид был изрядно пьян, когда услышал, что на его кухне орудует привидение.

Ирония ситуации, конечно, заключалась в том, что в любую другую ночь года он был бы трезв, как стекло. Герцог Олрид являлся печально известным трезвенником.

Одна половина общества считала его чересчур стойким, другая - слишком странным (хотя следует отметить, что такая оценка была сродни извечной головоломке о курице и яйце, под давлением, та же половина говорила, что его стойкий отказ от алкоголя является доказательством странности, которая, в свою очередь, послужила поводом стать трезвенником).

Правда заключалась в том, что у герцога Олрида не было времени на выпивку. У него почти не оставалось времени и на сон. Только на работу. Он находил время на еду и дыхание, потому что мог делать и то, и другое, пока работал. Пока строил и реконструировал свои обширные владения, пока проверял и перепроверял огромные сбережения на счетах, пока созывал и пересозывал многочисленный штат адвокатов и управляющих поместьями.

По крайней мере, так он утверждал.

Правда заключалась не совсем в этом.

А в том, что пьянство бередило воспоминания, которые ему совершенно не хотелось воскрешать.

Или привидений, хотя то, которое сейчас орудовало на кухне, просто жаждало вернуться в мир живых.

Следует отметить, что Эбен Джеймс, герцог Олрид, не верил в призраков. На самом деле, существовала дюжина других причин, почему звуки, которые отвлекли его от распития алкоголя, не должны были считаться сверхъестественными. Прежде всего, привидений не существовало. По крайней мере, Олрид никогда их не встречал.

Кроме того, любые потусторонние духи, лишённые телесного воплощения, не могли интересоваться кулинарией, что, несомненно, пришло бы на его упорядоченный и логический ум, если бы не влияние наполовину выпитой бутылки лучшего шотландского виски.

И в самом деле, в любую другую ночь Олрид мог бы рассмотреть возможность присутствия хулиганов, разбойников с большой дороги, сыщиков с Боу-стрит, уличных беспризорников или (скорее всего) своих же собственных слуг. Но в тот момент, за несколько минут до полуночи в канун Рождества, герцог не мог придумать ни одного объяснения шуму на кухне, кроме одного - там находился призрак.

Поэтому он сделал то, что сделал бы любой уважающий себя хозяин особняка на его месте: отправился бросить вызов незваной сущности.

На полпути вниз по главной лестнице, в кромешной тьме, до Олрида дошло, что ему необходимо вооружиться для стычки, которая может стать битвой века, и когда он очутился в главном фойе, то снял щит и ржавый меч с чрезвычайно вовремя попавшихся на глаза доспехов. Снарядив себя должным образом, он отправился изгонять дух.

О том, что дом был пуст, ему напоминал тёмный, тихий коридор, ведущий на кухню. Лоутон потратил недели, убеждая его, что благопристойные работодатели позволяют своему персоналу брать выходные на Рождество. И, наконец, герцог поддался чувству вины так же, как и камень уступает беспрестанно подтачивающей его воде. На следующие семьдесят два часа в доме воцарилась тишина, пока две дюжины слуг наслаждались пиром и празднествами, что бы это ни означало, оставив Олрида заниматься своими делами.

То есть работать и предаваться греху, которому он был подвержен каждый сочельник в течение последних двенадцати лет. Пьянству до беспамятства.

"Так лучше", – подумал он, направляясь на кухню, вооружённый древним арсеналом, и намереваясь сразиться с призраком, который нарушил его план избежать Рождество любой ценой.

Тёплый, манящий свет мерцал и проливался золотым хаосом в конце коридора. Олрид направился к его источнику, зная, что, прежде чем ретироваться в свои покои, потушил все свечи. Он поднял щит и саблю, как солдат, идущий на штурм крепости.

Из кухни донёсся резкий грохот, а за ним последовало крепкое выражение:

– Чёрт возьми!

Олрид остановился. Призрак сквернословил. И оказался женского пола.

Он подошёл к дверному проёму, и его внимание тут же переключилось на противоположную сторону комнаты, где, стоя на небольшом деревянном табурете, женщина тянула руку к высокой полке. Ему вдруг пришло на ум, что призрак не должен прилагать столько усилий, чтобы держать равновесие.

Так же, как и не должен выглядеть полным жизни. Волосы призрачной женщины не могли сверкать, как языки пламени, ниспадая каскадом вокруг неё, словно волшебные; кожа не могла быть смуглой от пребывания на солнце; полные, желанные бёдра, не могли вырисовываться под бархатными юбками такого насыщенного зелёного цвета, словно ветви сосны в лучах солнечного света.

А ещё, Олрид не должен был мгновенно начать испытывать влечение к привидению.

Следовательно, это не обычный призрак.

Кончик сабли звякнул, ударившись о каменный пол.

Призрачная дама оглянулась через плечо, совсем не удивившись, будто знала, что он всё это время стоял позади. Она вовсе не походила на привидение с этими ясными глазами, кожей, покрытой веснушками, и большими, притягательными губами цвета румянца. Цвета её собственного румянца.

Затем она улыбнулась той самой улыбкой, которая всегда его завоёвывала. Той, которая всегда навлекала на него погибель. Олрид больше не был взрослым. Он снова стал восемнадцатилетним юношей, преследующим единственную цель.

Эту девушку.

Она была не привидением, а намного хуже.

Она была воспоминанием.

И это мерцающее, золотое воспоминание до боли изумило его и накрыло волной желания, от которого слабеют колени. Но, ради всего святого, он теперь мужчина, герцог, и будь проклят, если позволит ей увидеть, как она на него действовала.

– О, хорошо, что ты здесь, – сказала она, будто бы сейчас не стояла кромешная ночь в канун Рождества, и они не находились одни в городском доме в Мейфэре, Олрид не был пьян, а она не вернулась после двенадцати лет отсутствия. – Я не могу дотянуться до горшка с шоколадом. Не поможешь?

Но Олрид, похоже, забыть обо всём об этом не мог. Поэтому он не сходил с места, словно пустив корни в пол, и смог вымолвить только одно единственное имя. То, которое поклялся никогда больше не произносить, потому что оно всегда звучало, как нарушенное обещание.

– Джек.

В уголках её карих глаз собрались едва заметные морщинки, они служили единственным доказательством прошедших лет.

– Никто не называл меня этим именем десять лет.

Конечно, никто. Так звал её только он. Это имя обнаружилось на страницах непонятно откуда взявшегося сборника рассказов о пиратах. А леди Жаклин Мосби, девушка, жившая по соседству, на два года его моложе и совершенно несносная, однозначно, являлась пиратом, прокравшимся в жизнь Олрида и похитившим всё, что душе было угодно.

Конечно, он сам это позволил. Давал ей всё, чего бы она не пожелала, пока не перестал быть тем, кем она хотела его видеть, после чего она ушла на поиски кого-то другого.

– Ты собирался меня проткнуть? – когда её губы изогнулись, он крепче сжал саблю в руке. – Эта штука выглядит так, будто её не точили век-другой. Я сомневаюсь, что она может сильно навредить.

Ничтожно мало в сравнении с тем ущербом, который эта женщина могла причинить в ответ.

– Эбен, – после затянувшегося молчания она обратилась к нему по имени, которым никто не называл его вот уже целую вечность. Прошлое с треском обрушилось на герцога. Его взгляд устремился на неё. – Оно сбежит.

Каким-то образом до него дошёл смысл сказанного, и он быстро глянул на плиту, где пламя лизало дно кастрюли с молоком.

Он положил саблю на стол, прислонил к нему щит и двинулся в сторону ночной гостьи, прежде чем понял, что, как только он дойдёт до неё, ему придётся встать с ней рядом. Олрид замешкался, оступился и на мгновение потерял равновесие, совсем ненадолго, этого можно было и не заметить.

Джек заметила, слегка наклонила голову в поддразнивающем жесте. Движение никто бы не заметил.

Олрид заметил.

Смешно, конечно, что они замечали такие вещи друг за другом. Прошло двенадцать лет, слишком долгий срок. Можно было вообразить, что они уже и не знают друг друга вовсе. А причин замечать такие нюансы не осталось. Поэтому он старался не обращать внимание на Джек, пока двигался ей навстречу, даже когда она оставалась стоять на табурете, положив руки на пояс, в ожидании, когда он до неё дотянется.

Нет, не до неё. До него.

До чего он должен был дотянуться?

До горшка с шоколадом.

Он мог достать чёртов горшок с шоколадом, не обращая внимания на Джек. И у него почти получилось. Но потом он оказался прямо перед ней, пытаясь дотянуться длинной рукой до полки. Если бы ему не пришлось маневрировать вокруг Джек, то не пришлось бы так близко к ней наклоняться.

Тогда он мог бы не заметить тепла, которое она излучала, словно солнечный свет. Или её аромат, солнечного света и лимонов. Или звука её дыхания вблизи его уха, пока он изо всех сил пытался схватить ручку проклятого горшка.

Вот. Наконец-то.

Он снял его с полки, намереваясь отступить назад. Чтобы обеспечить дистанцию между ними и забыть все мелочи, прежде чем они воскресят воспоминания, которым лучше оставаться погребёнными.

Они соприкоснулись.

Возможно, он был неосторожен. Потерял равновесие. Может быть, он не оставил достаточно места между ними. Возможно, по его вине они коснулись друг друга, её бархатный лиф задел его рубашку из лёгкой хлопковой ткани, и более грубая ткань платья зацепилась за тонкую материю. Потянула её. Нагрела, а вместе с ней воспламенила Олрида.

Возможно. Он мог бы поверить, что в этом его вина.

Вот только, она вздохнула. И не просто вобрала воздух в лёгкие. А сделала глубокий вдох. Глубже, чем требовалось. Он не смог удержаться и посмотрел в сторону звука, который наделал этот вздох.

Глаза Джек были закрыты. Губы изогнуты. И она выглядела... довольной. Когда она выдохнула, то звук оказался тихим и практически неуловимым.

Олрид ощутил его. Полностью прочувствовав.

Его глаза расширились, челюсть чуть не отпала. Он не мог обуздать ту часть себя, которая стала твёрдой, как сталь. Когда дело касалось Джек, у него это никогда не получалось.

Однако в остальном он мог обуздать себя и делал это с огромной гордостью, будто сражался с батальоном врагов или спасал королеву от нападения. Оба вышеперечисленных подвига осуществить, казалось, намного проще; он попятился от Джек, словно она находилась в огне, резко поставил высокий серебряный горшок с шоколадом рядом со своим осиротевшим мечом и на мгновение задумался, не вооружиться ли вновь. Складывалось ощущение, что его нетрезвая готовность вступить в бой не была бессмысленной, в конце концов, дом находился в осаде.

Лучше бы она действительно оказалась призраком.

Обойдя стол и тем самым воздвигнув между ними преграду, он повернулся к Джек лицом. Она помешивала содержимое кастрюли деревянной плоской ложкой. Олрид наблюдал за медленными, ровными движениями, представляя, как молоко закручивается в водоворот под её спокойным руководством, и впервые в жизни возмутился поведением жидкости.

Он чувствовал себя крайне неспокойно, особенно когда Джек, словно обсуждая погоду, резюмировала:

– Ты пахнешь также.

Её запах тоже остался прежним.

Он потряс головой.

– Что?

– Я сказала, ты пахнешь также, что, если честно, кажется невозможным. Шалфеем и кедром. Словно ты был за городом. – Она повысила голос, хотя он и так мог с лёгкостью расслышать каждое её слово. Каждый шорох её юбок. Каждый скрежет ложки по дну её кастрюли.

Кастрюля была его.

И кухня тоже.

– Что ты здесь делаешь?

– Ты был за городом?

Что за чёрт?

– Нет.

– Нет, конечно, ты не был.

И вот оно, словно удар, самое суровое из воспоминаний. Её разочарование. Острое осознание того, что он никогда не сможет быть тем, кем она хотела его видеть. Но в некотором роде, сейчас всё казалось ещё хуже. Потому что сегодня в её словах звучало не разочарование. Только честность. Осведомлённость. И принятие.

Когда-то Джек олицетворяла для него будущее. Затем он унаследовал герцогство и огромное поместье, погрязшее в долгах, и ему пришлось сделать выбор, основанный на ответственности и будущем герцогства, а не на безумных желаниях юнца.

На том всё и закончилось. Но не изменяло того факта, что она варила шоколад на его чёртовой кухне. Без приглашения.

Он вновь задал вопрос:

– Что ты здесь делаешь?

– Ты поверишь, если я скажу, что это рождественское чудо?

– Нет.

Она одарила его долгим взглядом.

– Жаль. Было время, когда ты мог бы.

Он потряс головой, в тщетной попытке её прочистить. И избавить Джек от этого мнения.

– Это было очень давно.

Она вернулась к помешиванию молока. Они оба наблюдали за её движениями какое-то время, пока Джек вновь не бросила взгляд на Олрида.

– Ты же скучал по мне?

Как холод скучает по жаре.

– И ещё раз, что ты здесь делаешь?

В повисшей тишине был слышен лишь тихий скрежет деревянной ложки.

– Сама себе поднимаю настроение.

Она всегда умела поднимать настроение и чересчур в этом преуспела. Именно Джек нашла секретный проход между их домами. Даже не настоящий проход. А дверцу, запирающуюся с обеих сторон, и соединяющую дальний угол его музыкальной комнаты с дальним углом библиотеки Мосби. Однажды она сдёрнула обширную коллекцию атласов отца, чтобы изучить южное полушарие, и позади них обнаружила ручку в стене.

Юный Олрид занимался ежедневной игрой на скрипке, когда за ближайшей масляной картиной, изображавшей резвившихся сатиров, раздался стук. Эмоциональный подъём, который он тогда ощутил, был делом рук исключительно леди Жаклин Мосби.

А потом он отворил дверцу, и Джек стала единственной причиной радостных переживаний. Так было всегда. До того дня, когда она уехала.

Когда он вынудил её уехать.

Она подняла кастрюлю с плиты и со сверкающей улыбкой подошла к столу.

– Если хочешь знать, я здесь, потому что у нас на кухне не нашлось шоколада.

– И поэтому следующим логическим шагом стало вторжение в чужой дом.

– Умоляю тебя, – усмехнулась она, – если дверь не заперта, это не вторжение.

– Я не вспоминал об этой двери десять лет.

Ложь.

Её губы дёрнулись.

– И к тому же, ты хорошо вооружён. Любой незваный гость, наверняка, струсит перед твоими ржавым мечом и щитом, которые, несомненно, были лучшими образцами в своём роде в средневековье.

Он посмотрел на щит у своих ног и сказал единственное, что пришло ему в голову:

– Я решил, что ты привидение.

Она склонила голову.

– Ты пьян?

– Не знаю.

Она моргнула.

– Ты пил?

– Да.

– Мне кажется, ты пьян.

– Возможно.

– Почему?

– Потому что сейчас Рождество.

После этих слов, произнесённых под влиянием виски, они оба застыли. Эбен хотел отвести взгляд, но не мог. Вместо этого он наблюдал, как её тёмные брови приподнялись, а полные губы слегка приоткрылись в беззвучном «о», словно она поняла, что означают эти слова.

В комнате вдруг потеплело, и Эбен поспешил скрыть правду.

– А у меня должна быть причина? Это мой дом. Сейчас глухая ночь. Я думал, что нахожусь один. Тебе повезло, что я не застал тебя в музыкальной комнате.

– А иначе? Ты напал бы на меня с гобоем?

– У меня нет гобоя, но вот смычок от скрипки может причинить увечья.

Она долго смотрела на него, и он мог поклясться, что Джек перебирала воспоминания в голове. Но затем на её лице вспыхнула беззаботная улыбка.

– Повторюсь, Эбен, если ты не хотел, чтобы тебя посетили незваные гости, надо было запереть дверь.

– Ты единственная, кто знает о существовании той двери.

– Тогда я посчитаю, что это было приглашение, адресованное лично мне. – Когда он нахмурился, она добавила: – Почему-то, кажется, что пьянствовать в одиночку в своём собственном доме, ещё хуже.



– Хуже, чем что?

– Хуже, чем напиваться с кем-то вместе.

Она опасалась застать его с кем-то ещё? Нет. Он плохо ладил с людьми. Не потому ли Джек его и бросила?

– Предлагаешь свою компанию?

Конечно же, нет. Он был лишён её компании двенадцать лет. Он слишком часто от неё отказывался в прошлом, и Джек оказалась достаточно горда и сильна, чтобы уйти.

Ничего из этого она ему не сказала, лишь слегка улыбнулась и задумчиво проговорила:

– У нас всегда получалось лучше дружить по ночам, согласен?

Эти слова вызвали поток нежелательных воспоминаний, но прежде чем он успел решить закончить разговор, она сменила тему, отчего ему стало ещё хуже.

– Молоко остынет.

– Откуда ты знала, что у меня есть шоколад?

На её губах снова заиграла нежная улыбка.

– У тебя всегда есть шоколад, Эб.

Возможно, из-за уменьшительного имени, которым его никто, кроме неё, никогда не называл. Или, вероятно, потому что она вспомнила, как сильно он любил шоколад. Или из-за улыбки, ради которой Эбен всегда был готов на всё. А может, виной всему оказался алкоголь. Какой бы не была причина, Олрид мгновенно направился к ближайшей полке, чтобы взять маленький фарфоровый горшочек, а вернувшись, толкнул склянку вдоль поверхности стола в сторону Джек.

Она поставила кастрюлю на стол и, открыв горшочек, заглянула внутрь.

– Это... – она принюхалась, потом подняла глаза на Эбена. – Что это?

– Шоколадный порошок. Производят в Амстердаме. Он подслащенный и его легче мешать.

Она улыбнулась, в её глазах появилось нечто такое, что напомнило о былом.

– Ты всегда любил чересчур сладкий шоколад.

При этих словах Олрид нахмурился. Будто они с Джек старые друзья. А разве, нет? Он отбросил эту мысль.

– Нет, не любил.

Джек проигнорировала его замечание, зачерпнув ложкой порошок. Она бросила его в кастрюлю, немного помешав, а вытащив ложечку из смеси, прикоснулась к ней языком. Потом закрыла глаза и выдохнула:

– Восхитительно.

Отчаянно пытаясь не обращать внимание на Джек и избегать воспоминаний и надежд связанных с ней, Олрид резко втянул воздух и пошёл за чашками, а заодно и за жестяной банкой с печеньем, которое он планировал съесть вместо рождественского обеда. Поставив жестянку на стол, Эбен понял, что печенье продлит полуночный визит Джек. Чего ему желать не следовало.

Но он всегда желал её присутствия, и ему всегда было мало. В этом и заключалась проблема.

– Полагаю, нам всё же нет нужды в церемониях, – сказала она, пройдя мимо серебристой баночки, которую он принёс, и поднесла кастрюлю к чашкам.

Олрид кивнул в знак согласия, и Джек разлила шоколад по чашкам. От горячего напитка поднялся пар, обратив внимание Эбена на лиф её платья, на полные груди и золотой медальон, который покоился между ними, словно так и должно быть.

Она не носила этот медальон, когда они были моложе.

Проигнорировав эту мысль, он потянулся за чашкой. Джек отставила кастрюлю в сторону и, усевшись за стол, открыла банку с печеньем.

– Ууу, – сказала она, – я соскучилась по песочному печенью.

Его брови приподнялись.

– Неужели по печенью можно скучать?

– Ну, конечно, можно, – ответила она с полным ртом. – Оно восхитительно.

Заметив её энтузиазм, он поднёс чашку ко рту, пряча улыбку. Олрид чуть не забыл, что она не каждый день здесь находится. И это не их маленький ритуал.

– Всего лишь масло, сахар и мука.

Она выразительно взмахнула рукой.

– Вот именно.

Скорее всего, ей виднее. Он потянулся за печеньем.

– Где ты путешествовала, что там не оказалось песочного печенья?

Она проглотила печенье и сделала глоток шоколада, прежде чем ответить:

– Вообще-то, везде. Ну, везде, куда тётя Джейн хотела отправиться. Мы побывали во всех странах на континенте: во Франции, Испании, Италии, Греции. А затем во всех остальных: в Северной Африке. Турции. Персии. России.

Он знал обо всём об этом. Следил за её путешествиями. Джек покинула Лондон двенадцать лет назад в качестве компаньонки леди Джейн, баронессы Дентон, небезызвестной вдовы, которая когда-то считалась скандальной, а теперь эксцентричной, завсегдатаем светской хроники. Он просматривал колонки со сплетнями в газетах, выискивая новости о них, и когда ему пришлось начать вращаться в высшем обществе, Эбен прислушивался к разговорам только, когда упоминалось имя Джек.

Конечно, в этом он признаваться не собирался, а вместо этого сказал:

– Я никогда не бывал ни в одной из этих стран.

Она встретилась с ним глазами, её карие переполняли воспоминания о прошлом.

– Ты путешествовал по поместьям и учётным книгам.

Возможно, ему привиделось осуждение в её словах, но отвращение и стыд, которые он испытал были вполне настоящими. Олрид почувствовал необходимость защититься.

– Я несу ответственность за сотни людей.

– Я знаю.

– Так и случается, когда наследуешь герцогство. Ты несёшь ответственность. Наследуешь грехи прошлого. Ошибки. И ты должен остаться и разобраться со всеми проблемами. У тебя нет выбора, ты не можешь уехать путешествовать по миру. Не так сразу.

То, что начиналось как стремление оправдаться, закончилось острым желанием вывести Джек из себя. Чтобы напомнить ей о том, как она его бросила. О том, что он всё ещё живёт в том же самом доме, где жил, когда они познакомились, и это именно она уехала. Он хотел, чтобы она попалась на удочку.

Однако она не попалась. Вместо этого слегка улыбнулась и сказала:

– Существует не один способ посмотреть мир.

Он возненавидел эти слова, напоминающие о прошлом. О том, что она уехала, а он остался. Ей оказалось недостаточно Эбена. Разве не так? Джек хотела от него большего. Он работал, чтобы построить домашний очаг, возродить титул и предложить жизнь, достойную её, а этого всегда было недостаточно. И всё же, она вернулась и чувствовала себя весьма комфортно, несмотря на годы и прошлое.

Он ощущал себя безумно неуютно от того, что она проникала во все тайные уголки его души, которые он научился не замечать.

Прежде чем он успел высказать своё недовольство, она заговорила:

– В Египте делают что-то наподобие конфет из отваренных растений мальвы. На это уходит два дня. Они получаются пушистыми и белыми, и очень сладкими, можно подсластить ими шоколад. Думаю, тебе бы понравилось.

Наступило долгое молчание, в течение которого он не знал, что сказать. Он был наполовину пьян, прошло двенадцать лет, а она вернулась и посреди ночи рассуждала о конфетах.

Джек улыбнулась и сказала:

– Тебе бы понравилось многое из того, что мы видели.

И вот он, намёк на будущее, которое у него могло бы быть когда-то. Но оно теперь никогда не случится.

– Ты вернулась насовсем? – спросил он, в нём просыпалось раздражение.

Джек помедлила, и на мгновение он уцепился за эту паузу. Одновременно надеясь, что она вернулась навсегда, но в то же время желая, чтобы уехала вновь.

– Ненадолго.

Он кивнул; слова отдались болью в груди. Почему это имело значение? Он не имел права претендовать на её время. И не мог заявлять никаких прав на неё саму. Он отказался от них много лет назад. Вот только проклятые газеты не давали ему покоя. И всё же Олрид задал вопрос:

– А как надолго? Ты оказалась не готова к Рождеству, раз у тебя нет шоколада.

Она улыбнулась.

– Я уезжаю в воскресенье.

В день дарения подарков. Это имело смысл. Она провела двенадцать лет, путешествуя вокруг света, а Лондон был не слишком-то приятным местом в январе. И всё же два дня казались... мимолётными.

– Куда держишь путь?

– Мы отправляемся в Шотландию.

– Твоя тётя не из тех, кто мечтает провести зиму в Шотландии.

Баронесса редко бывала в Британии, предпочитая путешествовать по миру, благодаря дряхлому мужу, которого она похоронила через три года после бракосочетания.

Джек сделала большой глоток, а когда опустила чашку, на её верхней губе остались шоколадные усы. Она облизнулась с чувством и совсем не как леди, Олрид ощутил этот жест каждым сантиметром кожи. Температура в прохладной кухне внезапно резко подскочила.

Как в преисподней, куда он, несомненно, попадёт после всех тех вещей, которые он мечтал сотворить с её язычком.

И вдруг она сказала:

– Не из тех. На самом деле, она тоже уезжает в воскресенье. В Константинополь.

– Без тебя?

– С новой компаньонкой. Она моложе. И сможет за ней угнаться.

В её словах звучала усталость.

Он приподнял брови.

– Поверить не могу, что ты не можешь за ней угнаться. Я никогда не встречал человека, который был бы готов к приключениям так же, как ты.

– Ты всегда считал это недостатком, – мягко проговорила она.

– Нет, не считал, – возразил он.

Джек бросила на него недоверчивый взгляд.

– Не считал, – настойчиво повторил Олрид. Она всегда смело прыгала в неизвестность, предполагая, что приземлится на мягкое облако возможностей. Так и случалось. Каждый раз.

Кроме одного.

Он прочистил горло.

– Если не с тётей Джейн, тогда с кем ты едешь в Шотландию?

– С моим... – последовала пауза, а потом продолжение: – ... мужем.

Олрид замер, едва сдерживаясь, чтобы не отвести взгляд.

– Ты замужем?

– Скоро буду, – ответила она, но в её голосе послышалась неуверенность, словно Джек не хотела ему этого говорить. Или, возможно, это он был не уверен. Не хотел слышать.

– Я не видел оглашения имён в церкви.

Не то чтобы он ходил в церковь, но дело было не в этом. Джек не могла выйти замуж за другого.

– Мы поженимся в Шотландии, – быстро ответила она, выбирая другое печенье из банки, словно только что не преподнесла новость, которая произвела эффект разорвавшейся бомбы на его кухне.

– Почему?

Она откусила кусочек, прожевала и проглотила.

– Мы вернулись из Греции и направляемся в поместье Фергюса.

Фергюс.

Дурацкое имя. Таким именем называют охотничьих собак. Больших, волосатых, у которых язык свисает из пасти.

Она не может выйти замуж за Фергюса.

Тем не менее, она продолжала говорить так, будто дело уже было решённым.

– Так как мы поженимся там, то в оглашении имён в церкви здесь, нет необходимости.

– Нет, я спрашиваю, не почему не было оглашения имён, а зачем выходить замуж?

– Но это ведь не такая уж и редкость? Или ты намекаешь на мой преклонный возраст?

– Конечно же, нет. – Ей тридцать два, не восемьдесят два. Тридцать два, она прекрасна, её кожа обласкана солнцем в декабре, что казалось невозможным. В высшей степени пригодна к браку. – Я только имел в виду... – он замолчал. Олрид не знал, что имел в виду, но всё же продолжил: – Я думал, ты хочешь чего-то другого вместо брака.

Её брови взлетели вверх.

– Нет. Я хотела чего-то другого, когда предполагаемый жених ценил меня меньше, чем своё поместье.

Слова прозвучали холодно и отрезвляюще. При этой явной отсылке к их прошлому его пронзили гнев, разочарование и что-то, чему он не смел дать название.

– Я не ценил его больше.

Тишина растянулась на долгие минуты, и он больше не мог её вынести.

– Фергюсу бы не понравилось, что ты находишься здесь посреди ночи.

Джек открыла рот, и Олрид заметил, что она колеблется, подбирая слова. Потом последовал ответ:

– Фергюс знает, что мы с тобой старые друзья.

Он встретился с ней глазами.

– Значит, вот мы кто?

Я знаю, какие звуки ты издаёшь во время страстного поцелуя.

Помню звук твоих стонов, когда ты теряешь контроль в моих руках.

Знаю тебя. Каждый дюйм твоего тела.

Ты была моей ещё до того, как Фергюс только начал мечтать о тебе.

Но он не мог произнести вслух ничего из этого. И не мог оставаться с ней в одном помещении. Не тогда, когда Джек была воплощением прошлого, без единого намёка на будущее.

Он встал и направился к двери.

– Убери за собой беспорядок перед уходом. Забери с собой песочное печенье. И шоколад. С наилучшими пожеланиями по случаю твоей помолвки.


Глава 2


Канун Рождества, четырнадцать лет назад


Леди не должны прокрадываться в дома джентльменов глубокой ночью.

А юные леди и подавно.

Что уж говорить о юных незамужних леди.

Неважно, что сейчас был канун Рождества. И, что юная леди прокрадывалась в дом джентльмена уже в течение многих лет.

Хотя, по правде говоря, Жаклин Мосби, младшая дочь графа Дарби, всегда знала, каково её место в мире; лучше, чем большинство взрослых мужчин. И благодаря этому, она никогда не заботилась о том, что должна или не должна делать. Её никогда не интересовали правила приличий. Нет, Джек всегда больше увлекали возможности. Куда могла бы повернуть жизнь. И это, конечно, стало её погибелью.

Потому как Джек всегда входила в число тех девушек, которые залезают на верхушку дерева, чтобы полюбоваться видом, и беспокоятся о последствиях только тогда, когда доберутся до кроны и обнаружат, что не могут спуститься вниз. Конечно, даже тогда она видела ситуацию с лучшей стороны, перекусывала яблоками и охватывала огромный мир с новой точки зрения, пока не придумывала, как слезть вниз.

И именно эта искренность, оптимизм, готовность справиться с любым вызовом сделали потайную дверь, между библиотекой Мосби и музыкальной комнатой Олридов, скорее собственностью Джек, чем Эбена.

Для Джек дверь олицетворяла свободу: спрятаться от гувернантки, сбежать от братьев и сестёр, тайком угостить Эбена, когда на ланч подавали особенно вкусный десерт, свернуться калачиком с книгой на диванчике в музыкальной комнате, пока он играл на скрипке.

Для Эбена, однако, дверь служила убежищем.

По ночам отец напивался до состояния, когда уже не мог держаться на ногах, засыпал в кабинете, и только слёзы служили ему утешением. Но случались ночи, когда герцог либо выпивал недостаточно, либо его печаль переставала быть меланхоличной, и тогда он отправлялся на поиски жертвы, чтобы наказать её за свои страдания. Страдания, в которых он винил Эбена, своего наследника и единственного ребёнка, что остался ему от жены, которую он когда-то любил без памяти.

Эбен не раз пробирался через потайную дверцу, чтобы спрятаться в тёмной библиотеке Мосби, пока новый день, как бледная надежда, цвета лаванды, не прокрадывался на небо.

Или, по крайней мере, он проводил ночи в одиночестве, пока, однажды, рядом с ним не уселась десятилетняя Джек, подтянув к себе колени под ночной рубашкой так, что её пальчики на ногах чуть выглядывали из-под кружевного подола. Казалось, они просидели молча несколько часов, прежде чем она взяла его за руку и склонила голову на плечо Эбена, желая дать ему почувствовать хоть каплю комфорта. Тень стабильности в этом мире, которая, как она знала уже тогда, была необычной привилегией.

Они не разговаривали, и Джек заснула, не пошевелившись, когда Эбен приобнял её и вдохнул её аромат, упиваясь покоем. Наступил рассвет, он разбудил девочку, чтобы она отправилась обратно в постель, прежде чем их поймают.

Но в последующие ночи они стали вести беседы. Играть в шахматы. Изучать карты, она показала ему все места, которые планировала посетить, когда вырастит. Джек читала ему истории о величайших каперах, и они решили, что когда-нибудь наймут корабль и отправятся путешествовать по миру. Она мечтала о будущем, а он хотел оказаться подальше от прошлого.

Так они стали друзьями.

Достаточно хорошими, чтобы она скучала по нему, когда он уехал в школу-интернат. Вот только тоска вскоре сменилась каким-то другим чувством, более сильным. Это самое чувство заставляло её сердце биться сильнее, когда она представляла, как воспользуется дверью, чтобы увидеть Эбена во время каникул и праздников. Оно заставляло Джек с нетерпением ждать того момента, когда он сам её откроет. И оно же сподвигло её прокрасться в тихий дом в поисках друга.

Когда она впервые постучала в дверь его комнаты, ей было четырнадцать, а ему - шестнадцать. Эбен сказал, что Джек не может остаться. В конце концов, он - маркиз, а она - юная леди, они больше не дети. Спальни не подходили для их встреч. В особенности тёмные, в ночное время суток, но, для пущей уверенности, и спален с любым освещением и в любое время дня, лучше тоже избегать.

Потребовалось лишь пару мгновений, чтобы убедить Эбена отбросить эти глупые правила. Они же, в конце концов, друзья, и он так редко возвращался домой из Итона, а вскоре уедет в Оксфорд. Ночные тайные визиты были идеальными, не потому, что считались скандальными, а потому, что принадлежали только им двоим.

После той ночи, между её тихим стуком и тем, как он открывал дверь, проходило буквально пару секунд. Они садились в кресла у камина в его покоях, и Джек подтягивала к себе колени под ночной рубашкой так, что из-под подола выглядывали только длинные розовые пальчики, он наливал ей шоколад, и они шептались в темноте, пересказывая события месяцев, проведённых в разлуке. Эбен развлекал её длинными и подробными историями, отвечая на все вопросы, даже на неприличные, а Джек проживала их наяву, запоминая имена всех мальчиков в его классе и безумные поступки, которые они вытворяли, когда воспитатели, преподаватели и деканы за ними не следили. Эбен тоже запоминал: мельчайшие детали о книгах, которые она прочитала, платья, которые она носила, и нелепые вещи, к которым прибегали её старшие сёстры, чтобы обратить на себя внимание то графа, то маркиза.



Так продолжалось не один год, пока не умер его отец. Восемнадцатилетняя Джек пролетела по тёмным коридорам Олрид-Хауса, отчаянно пытаясь поскорее добраться до Эбена. В ту ночь, когда она постучала в дверь, он не открыл.

Поэтому она отворила дверь сама, но поворачивая ручку, Джек уже знала, что всё изменилось.

Эбен лежал на кровати, уставившись на шикарный бархатный балдахин. Он не посмотрел на дверь, когда Джек проскользнула в комнату и закрыла её за собой. И не обратил на неё внимание, когда она проигнорировала кресла у камина.

Не взглянул на Джек и тогда, когда она взобралась на кровать, без колебаний к нему прижалась и обхватила длинной рукой его талию. Становясь для друга якорем во время шторма.

Он обнял Джек, притянув ближе к себе.

– Тебе не следует здесь находиться.

– Мне всё равно, – прошептала она.

– Не в моей комнате. Однозначно, не в моей постели.

И вновь последовал ответ:

– Мне всё равно.

Повисла тишина. А потом прозвучали едва различимые слова:

– Я не хочу, чтобы ты уходила.

Она никогда его не покинет.

– Майкл не позволил мне прийти на похороны, – проговорила Джек. Конечно же, брат ей не разрешил, ведь похороны неподходящее мероприятие для девушек. – Естественно, я разозлилась, но никто не стал слушать.

– Хорошо, что тебя там не было, – проговорил он, хотя его слова прозвучали неправдоподобно.

Джек однозначно на них не купилась.

– Я хотела пойти. Хотела быть с тобой.

– Ты бы не была со мной, – сказал он. – Я стоял впереди. Тебя... бы не было рядом.

Она крепче стиснула его талию, чтобы вывести из оцепенения, страстно желая почувствовать на себе взгляд его прекрасных зелёных глаз.

– Ты бы знал, что я там. Таким образом я и оказалась бы с тобой. – Она замолчала, не в силах отвести от него взгляд. Желая быть ближе. Желая прикоснуться. Достучаться. – Эбен... мне следовало быть рядом.

Слова отозвались болью в груди. Её собственные родители погибли несколько лет назад. Трагедия разыгралась, когда их карета потеряла управление на ледяной дороге во время зимней бури. Эбен находился в школе, слишком далеко, чтобы успеть вернуться на похороны. Но он написал. У неё всё ещё хранилось то письмо, страницы, заполненные вереницами слов, которые она теперь понимала как никогда.

– Мне следовало быть рядом с тобой, – повторила она с благоговением.

Он ничего не ответил, только крепче обнял, и этого было достаточно. Она прижалась щекой к его груди, различая тяжёлые удары его сердца. Теперь она находилась рядом с ним. Останется на всю ночь, если он позволит, и не важно, что скажут тётя, братья и сёстры. Эбен нуждался в ней.

Джек провела с ним всю эту ночь. Следующую. И ещё одну за ней.

Пока Эбен не нашёл слова, которые, она знала, он должен был сказать.

Они долго лежали молча, пока свеча у его кровати не превратилась в огарок. Пока Эбен не сделал глубокий вдох и не поведал ей свою самую страшную тайну. Ту, которую она и так уже знала.

– Я рад, что он мёртв.

Признание прозвучало пугливым шёпотом, как будто отец мог услышать его и начать преследовать.

Джек не ослабила объятий.

– Как и я.

– Он был пьяницей.

– Он был сломленным, и его уже невозможно было привести в чувства. –

Эбен посмотрел на неё, но она пожала плечами. – И ублюдком.

Его губы дёрнулись от такой прямолинейной оценки.

– Таким он и был. А ещё, плохим отцом. И плохим герцогом.

– Ты будешь лучше.

– Ты так говоришь, будто это предрешено.

Она подняла голову, и повернулась так, чтобы положить подбородок ему на грудь, и сказала правду:

– Так и есть.

Он глубоко вздохнул и снова посмотрел на бархатный полог.

– Всё изменится.

– Ничего существенного.

Только не это. Только пусть они не разлучатся. Пожалуйста. "Пусть только мы не разлучимся".

– Я теперь - герцог.

– Я всегда думала, что ты был недостаточно впечатляющим для роли маркиза.

Он рассмеялся, и от этого звука по её телу разлилась радость. Это не изменилось. Она любила его смех, словно он был их общей тайной.

– Ты ведь знаешь, что по положению герцоги выше маркизов?

Джек улыбнулась в ответ.

– Да, но маркизы носят такие элегантные кольца. Я бы предпочла стать маркизом.

– Ну, теперь оба титула мои.

– Вот ты уже и стал невыносимым хвастуном.

Она прижалась к нему ещё теснее.

Его рука опять крепче её сжала, и он прошептал:

– Как я с этим справлюсь?

Вопрос возвещал о перемене, которую он предсказывал. Возвещал о страхе. Панике. Ответственности. Зрелости. Она положила руку ему на грудь, где билось сердце.

– Я помогу.

– Разве у тебя есть опыт в том, как быть герцогом?

Ей не понравился вопрос. И она постаралась ответить легкомысленно:

– Нет, но разве это может оказаться трудной задачей? Мужчины тебе кланяются, а женщины желают добиться внимания.

– Какая прекрасная оценка общего положения дел.

– Ты вечно будешь мне благодарен за то, что я буду рядом, и не позволю тебе зазнаться. – Он тихонько усмехнулся, и Джек постаралась сохранить в нём это чувство свободы, хотя бы на мгновение. – С чего начнём? Мне ходить за тобой и напоминать, что однажды ты с трудом пытался отыскать Константинополь на карте?

– Вовсе нет. Карта оказалась перевёрнутой.

Она улыбнулась их давнему спору. Твёрдая почва. Они на равных.

– О да, Турция же сдвигается на карте, если смотреть на неё снизу вверх.

– Ты думаешь, что недостаток географических познаний помешает мне ухаживать за женщинами?

Джек замерла, услышав вопрос. Казалось время замедлило ход.

– А ты собираешься за ними ухаживать?

– А разве не все мужчины этим занимаются?

За какими конкретно женщинами? Она не стала спрашивать. Не её это дело. И особенно, не сегодня ночью. В конце концов, Джек и так предполагала, что найдутся девушки, которые привлекут его внимание. Представляла, что окажутся девушки, за которыми ему захочется...

Но ей не хотелось их представлять. Вот и всё.

Она терпеть этого не могла.

Не то, чтобы это что-то значило. Не имело значения. Он мог ухаживать за женщинами, если хотел. Господи, лучше бы она не поднимала вопрос об ухаживаниях. Они были друзьями. А друзей такие вещи не волнуют.

Вот только, похоже, Джек очень сильно беспокоили такие вещи. Она крепко зажмурилась и пожелала, чтобы всё вернулось на круги своя. Вот только, возможно, он был прав. Возможно, всё действительно изменится.

А потом он тихо произнёс её имя:

– Джек?

И тут её уже нельзя было остановить, словно мчавшуюся на всех парах, карету.

– Жаклин, – прошептала она.

– Что?

Она не отводила взгляда от своей руки, покоившейся на его груди.

– Я уже не ребёнок и не играю в пиратов, Эбен.

Он надолго замер, этого времени хватило, чтобы она успела почувствовать себя так, будто может умереть от унижения. Джек посмотрела на Эбена, в его широко распахнутых глазах читалось смущение, удивление и что-то ещё, что-то вроде снизошедшего понимания.

О, боже! Как унизительно.

Она опустила голову ему на грудь.

– Пустяки.

Но дело было сделано, и внезапно они оба уже больше не были детьми. И не только потому, что он назвал её полным именем.

– Жаклин.

Она не взглянула на него, даже когда прошептала в ответ:

– Да?

– Я скучал по тебе сегодня.

Она прикрыла глаза. И сказала правду:

– Я тоже скучала.

Опять повисла тишина, а потом он проговорил:

– Я не хочу ухаживать за женщинами.

Её сердце бешено заколотилось.

– Почему?

– Они мне не нужны.

Она задержала дыхание.

– Почему?

– Потому что у меня есть ты.

Она подняла голову и встретилась с ним взглядом. Джек удивлённо выдохнула и приоткрыла губы, когда он наклонил голову и украл поцелуй, а вместе с ним и её сердце.

Этот поцелуй оказался первым среди десятков, сотен, тысяч других, которыми они наслаждались в течение следующих двух лет. Они сольются в море из воспоминаний о тайных моментах и об отчаянном желании. Но тот первый, не был частью этого моря. Он хранил отдельное воспоминание, единственное, потому что стал первым.

До конца жизни Джек будет помнить каждую неловкую секунду того поцелуя: как Эбен притянул её к себе, дикие мысли, проносившиеся в голове, когда его пальцы запутались в её волосах, удерживая Джек на месте, пока они исследовали друг друга, тепло его длинного тела, прижатого к ней, царапанье небритой щеки, скульптурный торс, как воевала уверенность, что момент был идеальным с сомнением, мог ли Эбен хотеть её так же сильно, как она его?

Эбен провёл языком по её сомкнутым губам, и она открылась ему навстречу, впуская в себя впервые. Он низко зарычал, издав звук, который она никогда не слышала прежде. И в мгновение ока друг, которого она когда-то обожала, исчез. На его месте Джек обнаружила мужчину, которого всегда будет любить.

Мужчину, который сводил её с ума.

Джек с наслаждением отбросила свою неопытность и погрузилась в изучение неизведанного. Она приподнялась, лёжа на его груди, и поцеловала Эбена в ответ, экспериментируя с новыми ощущениями и увеличивая напор, её язык прошёлся по его нижней губе, изучая её полноту и мягкость.

Божественно мягкая. И такая же сладкая.

Когда Джек удовлетворённо выдохнула, Эбен напрягся и начал отодвигаться от неё. Она прервала поцелуй, распахнув глаза, и уверенно встретила ясный взор его зелёных глаз.

– Не смей останавливаться. Это мой первый поцелуй, и я не хочу, чтобы он закончился раньше времени.

Через мгновение Эбен медленно и непринуждённо улыбнулся. Джек никогда не видела у него такой улыбки. В её животе разлилось безумное удовольствие.

– Знаешь, ты такая властная. Это и мой первый поцелуй тоже.

Волна наслаждения чуть не лишила её чувств.

– Правда?

Его щёки окрасил румянец. Он прочистил горло.

– Не то чтобы у меня не было возможности...

Джек усмехнулась.

– О, ну, конечно же, была, – ответила она, желая расцеловать порозовевшие щёки Эбена. – Но ты ею не воспользовался.

Он опять откашлялся.

– Нет. – Он помолчал мгновение, а потом добавил: – Разве у меня нет права голоса в этом деле?

Джек покачала головой, её взгляд скользнул вниз к его губам, она наполовину прикрыла веки, желая получить от него больше.

– Вообще-то, нет.

– Почему это? – спросил он, его раскатистый голос был восхитительно неузнаваем.

Она оторвала взгляд от его губ.

– По двум причинам. Во-первых, потому что в тебе, вероятно, взыграет какое-то неуместное чувство долга, и ты остановишься.

– Я рад, что ты так высоко оцениваешь моё понятие о чести.

Она покачала головой.

– Дело не в этом. Я думаю, что сегодня это чушь собачья.

Он крепче прижал её к себе.

– Понятно. Но существует вторая причина, по которой ты взяла инициативу в свои руки?

Она радостно кивнула.

– Девушки мечтают о первом поцелуе с герцогом, поэтому я должна удостовериться, что наш оправдывает ожидания.

Его губы дрогнули.

– Девушки фантазируют о поцелуях с герцогом?

– О да, – ответила она, сверкнув глазами. Что может быть лучше поцелуев и смеха? – Большинство из них стары и напудрены, как же нам не мечтать?

– Но я не стар и не напудрен.

Она кивнула, делая вид, что разочарована.

– Поскольку герцогов раз, два и обчёлся, то сгодишься и ты.

– У тебя острый язычок.

– Какой ты везучий, что можешь попробовать его на вкус.

В ответ он опрокинул её на спину, прижав к кровати, и склонился над ней, пристально уставившись в её глаза. Пальцы Джек запутались в его волосах.

– Не могу поверить, что это происходит.

Она притянула его голову к себе.

– Возможно, ты поверишь, если мы продолжим практиковаться.

Они практиковались до предрассветных часов, пока на горизонте не разлился знакомый пурпурный свет. Тогда Эбен провёл Джек по тёмным коридорам дома, который теперь стал принадлежать ему по праву. Открыл потайную дверцу и украл ещё один поцелуй. Так наступило первое утро их второй жизни, той самой, что началась с первого поцелуя, который никто из них никогда не забудет.

Эбен уже было закрыл за ней дверь, когда она положила руку на покрашенную дубовую панель и прошептала его имя.

Когда он посмотрел на неё, она улыбнулась.

– Счастливого Рождества. – А потом она торжественно произнесла клятву: – Ничего не изменится. Я всё ещё здесь. Мы оба здесь.

Конечно, она ошибалась. Всё изменилось.


Глава 3


Рождество


Он сжимал в объятиях разгорячённую и обнажённую Джек, словно подарок, о котором всю жизнь мечтал. Эбен притянул любимую к себе и вдохнул её запах, невероятный аромат цветущего сада в разгар зимы. Она с жаром прошептала его имя:

– Олрид...

Тук. Тук.

Он приподнялся над ней, прижимая Джек к мягкой кровати, обжигая поцелуем изгиб её плеча, пробуя приятный солоноватый вкус кожи, слизывая его с круглого плечика, пока она водила руками вдоль его тела.

– Олрид...

Его имя прозвучало снова. Словно молитва. Будто обещание.

Он зарычал и продолжил свои исследования, опускаясь ниже, прошёлся по изгибу груди, отыскал напряжённую коричневую вершинку, обхватил губами и начал лениво втягивать в рот, боготворя её, зная, как сильно Джек нравились эти игры... долгие и медлительные, пока она не начинала корчиться от желания.

Тук. Тук.

Её пальцы зарылись в его волосы, вцепившись в них изо всех сил. Она подталкивала Эбена опуститься ниже, он прошёлся губами по невероятно нежной коже, по тёплому, чудесно округлому животу и оказался возле самого желанного места... Когда её бёдра распахнулись, его рот наполнился слюной.

Тук. Тук. Тук.

Неужели это стук его собственного сердца? Должно быть. Оно бьётся в отчаянии. Боже... Как долго он жаждал этого момента? Жаждал её? Когда наконец его любимая вернётся?

– Олрид...

Стоп. Что-то здесь не так.

Нет. Он крепче сжал её в объятиях.

Она никогда его так не называла.

Джек ускользала от него. Тепло рассеивалось. Он поднял голову, чтобы отыскать её взгляд. Если только он сможет его поймать, возможно, она останется.

Тук-тук-тук.

У него не вышло. Он больше её не чувствовал. Она исчезла.

– Твою мать! – прорычал он, открыв глаза. Он стискивал в руках простыни, член был твёрже стали, голова и сердце пульсировали. Его переполняли ярость, отчаяние и какое-то опасное чувство, сродни безумию.

Никого нет.

– Господи, – прошептал он, яростно потирая лицо руками.

Он перекатился, сел, свесив голые ноги с кровати в прохладной комнате, и замер, наклонившись вперёд и обхватив руками пульсирующую голову. Два дня назад подавали ветчину. Наверняка, в кладовой осталось что-нибудь съестное. Естественно, это означало, что ему придётся выйти из спальни и спуститься вниз.

И рискнуть столкнуться с Джек.

Хотя, какая разница.

Их встреча для него не имела значения.

И даже если он и столкнётся с ней, то уже до этого дал ясно понять, что не заинтересован в будущих встречах. Сей факт он запомнил. Это произошло сразу после того, как выяснилось... что ей это непонятно.

Всё из-за того, что он вернулся к алкоголю.

Боже, как же холодно. Он застонал, поняв, что огонь в камине потух. В комнате стало не просто холодно, а морозно.

Рождество означало отсутствие слуг, а отсутствие слуг означало отсутствие пищи или обогрева, если только он сам не позаботится об этих вещах. Чем он и займётся, сразу же как комната перестанет вращаться.

Возможно, прохладный воздух успокоит головную боль. И пульсацию в члене.

Он поднялся на ноги, проклиная выбор, сделанный накануне ночью, и отчаянно нуждаясь, чтобы у него прояснились мысли, но, как подсказывал его двенадцатилетний рождественский опыт, произойдёт это не раньше чем часов через шесть. Его устраивало такое развитие событий, ведь Эбен планировал провести время наедине с бухгалтерскими книгами. Он добудет холодную еду и горячий напиток и проверит бухгалтерскую отчётность поместий, как поступал каждое двадцать пятое число каждого месяца. Декабрь не должен стать исключением.

Не важно, что сегодня Рождество.

И совершенно не имело значение, что Джек находилась по соседству.

Тук-тук-тук.

При этом звуке Олрид резко обернулся, отголоски сна теперь полностью исчезли. Его внимание переключилось на дверь спальни, в которую, казалось, ломился огромный зверь.

Хлоп-хлоп!

Скорее всего, вряд ли зверь, раз он умудрился взобраться по лестнице и колотить в дверь.

Вдруг это Джек.

Нет, не она. Он совершенно точно дал понять, что её не ждут. К тому же она бы стучать не стала. А просто зашла и залезла к нему в постель, как поступала сотни раз в прошлом.

Желание вернулось вновь, холоду было не под силу развеять мысли о ней в его постели.

Вот только, в этот раз Джек не стала бы забираться к нему в кровать. Теперь у неё есть жених. И у него без сомнения имеется своя собственная постель.

И будь Эбен проклят, если только одна мысль о ней в постели другого мужчины не заставляла его жаждать громить стены, только чтобы этого не допустить.

Хлоп! Хлоп!

– Проклятье! Хватит! – прокричал он, ненавидя звук собственного голоса, и то как он отдавался у него в голове, словно удары топора. Вдруг всё-таки за дверью зверь. И животное избавит его от страданий.

Дверь распахнулась.

– Выглядишь ужасно.

Оказалось, это не зверь. А Лоутон. Высокий, широкоплечий, гладко выбритый, безупречно одетый, всё в духе этого выпендрёжника. Сапоги начищены до блеска, замысловато повязанный галстук сверкал белизной на фоне тёмной кожи, малиновый с золотом жилет, без сомнения, указывал на праздничную дату.

– Что ты здесь делаешь?

– Ты забыл, что мой рабочий стол находится внизу? Прямо рядом с твоим?

– Я думал, ты собираешься отмечать праздник, – прорычал Олрид.

– Я тоже так думал, – ответил незваный гость, небрежно прислонившись к дверному косяку, – но я работаю почти так же усердно, как и ты, так что мне не с кем его отмечать.

Брат Чарльза Лоутона владел таверной в Мэрилебоне, где проводили вечера многие лондонские портовые рабочие. К брату прилагались прекрасная жена и двое сыновей, которые регулярно наводняли дом Олрида и шумно вились вокруг ног своего чересчур весёлого дядюшки.

Олрид сощурил глаза.

– Это ложь.

На лице Лоутона сверкнула улыбка.

– Джоан не хочет, чтобы ты оставался один в Рождество.

– Почему всех так беспокоит моё одиночество во время праздников?

– Всех?

Конечно же, он не собирался рассказывать Лоутону о визите Джек глубокой ночью. Его деловой партнёр превращался в кумушку на церковном чаепитии, когда дело касалось сплетен.

– Тебя.

– Мне плевать, где ты проводишь праздники. И, честно говоря, я думаю, что Джоан не столько беспокоится о тебе, сколько любит рассказывать своим друзьям о герцоге, который заходит на ужин. И ещё мальчикам нравится, когда в гости приходит "странный парень".

Олрид хмыкнул, игнорируя своеобразное удовольствие, которое доставили ему эти слова. Мальчики ещё были ничего. Большую часть времени они ему даже нравились в отличие от их дяди, который продолжал говорить, причиняя боль и без того раскалывающейся голове.

– Их симпатия по отношению к тебе вызывает недоумение, потому что в тебе нет ничего приятного, но они же дети и мало что соображают.

Олрид пропустил мимо ушей выпад в свою сторону.

– Ты зря пришёл. Надо было им сказать, что я занят.

– Сегодня Рождество, Олрид. Никто не занят.

– А я занят. Я работаю.

– Над чем? Как проспать часы напролёт, а потом пытаться не валиться с ног? – спросил Лоутон, заходя в комнату. – Здесь морозно. И воняет перегаром. – Он подошёл к окну и распахнул тяжёлые шторы. – Нужно открыть окно и проветрить тебя.

Олрид закрыл глаза и отвернулся от представшего его взору неба.

– Чёрт возьми, сейчас же декабрь. Почему солнце такое яркое?

Лоутон повернулся к нему.

– Снег идёт.

Он замер. Джек будет в восторге.

Нет. Нет времени думать о Джек. И его не интересовало, как она отреагирует на снегопад. Он прочистил горло.

– Тогда езжай к брату, ты не обрадуешься, если снег заставит тебя остаться здесь. Поскольку ты убедил меня отпустить слуг, мне нечем тебя накормить.

Лоутон бросил на него быстрый взгляд.

– Даже несмотря на тот факт, что я знаю, что кладовая забита едой, уверяю тебя, состояние, в котором ты сейчас находишься; голый, как младенец, и пропахший джином, не слишком-то располагает меня остаться.

Олрид потянулся за халатом.

– Это было виски.

Лоутон замер.

– Моё виски?

– Раз оно находилось в моём доме, то вопрос о его владельце спорный.

Деловой партнёр прищурился.

– Оно стояло на моём столе? – Когда Олрид, не ответив, облачился в халат, Лоутон издал звук отвращения. – Ты ведь даже не пьёшь, как подобает. Не в коня корм.

– Я выпивал вчера вечером, и он сослужил свою службу, – сказал Олрид, завязывая кушак. – Моя голова тому доказательство.

– Ты заслужил провести день с моими чересчур шумными племянниками, – ответил его коварный партнёр, уже направляясь к двери. – Приведи себя в порядок. Моя невестка ждёт нас в два. Встретимся на кухне. Если повезёт, я приготовлю кофе.

Лоутон вышел, хлопнув дверью, отчего пульсирующая боль в голове Олрида усилилась и стала ещё хуже, когда он прокричал вслед проклятие.

Чёрт возьми. Зачем вообще употреблять спиртное, было выше его понимания. Глупая привычка принесла весьма незначительную пользу. Ведь именно в ту самую единственную ночь в году, когда он пил, чтобы забыть, та, которую он пытался стереть из памяти, вдруг материализовалась во плоти на его кухне.

И что за великолепная плоть перед ним предстала.

Джек осталась такой же, какой была, в годы их юности: высокой и фигуристой, с теми же дерзкими глазами, яркой улыбкой и бронзовой кожей, покрытой веснушками от слишком долгого пребывания на солнце.

Нет, не слишком долгого, а в самый раз.

Он годами думал об этих веснушках, лёжа по ночам на грани между сном и реальностью, и пересчитывал их в уме. Он мечтал провести языком по их россыпи на переносице и скулах, поцеловать их созвездие на левом плече, отыскать все оставшиеся, которые жаждали его внимания, но были скрыты под слоями атласных и льняных тканей.

Теперь веснушек стало больше на груди и плечах. Поцелуи солнца, морщинки в уголках глаз и более округлые формы тела, всё говорило о том времени, которое она провела вдали отсюда. Он хотел изучить все эти перемены по отдельности.

При мысли об исследованиях тела леди Жаклин Мосби его плоть снова затвердела, хотя голова и раскалывалась от последствий прошлой ночи. Олрид выругался и отошёл к тазу для умывания в дальнем конце комнаты, чтобы раздеться и освежиться, плеснув холодной водой в лицо и усилием воли избавиться от последствий своего неуместного желания.

Стратегия провалилась. Последние двенадцать лет он изо дня в день старался не вспоминать о ней. Пытался не думать о том, как она повзрослела. Как изменилась. Как, должно быть, превратилась в роскошную, полноценную женщину, усовершенствованную версию той девушки, которую он знал.

И любил.

Девушки, на которой должен был жениться.

Теперь не надо было представлять. Он знал наверняка.

Впрочем, это не имело значения. Она должна была выйти замуж за другого. За Фергюса, сладкоречивого полудурка-шотландца.

Олрид яростно плеснул холодной водой в лицо и начал растирать ладонями кожу, будто бы мог таким образом стереть её из своих мыслей. Наконец, он погрузил всю голову в таз, наслаждаясь резким ощущением прохлады, зачерпывая воду и поливая волосы и затылок.

Он полагал, что шотландец не заслуживает таких эпитетов... не мог себе представить, чтобы Джек связала себя с кем-то, у кого нет мозгов, но так было легче представлять, что мужчина, которому суждено занять его место, в некотором роде, хуже него.

Занять его место.

При этой мысли он вынырнул, вцепившись в стол, на котором стоял таз, не замечая стекающих капель воды.

Ему не место рядом с Джек.

Возможно, когда-то оно было там, но он сделал свой выбор. Олрид предпочёл ответственность за поместье по уши в долгах и дискредитированный титул. Она заслуживала большего. Ведь он ничего не мог ей предложить. Ни денег, ни удобств и ни минуты своего времени.

Джек была права, когда бросила Олрида.

Даже несмотря на то, что украла его сердце и забрала с собой.

А он этого даже не заметил, пока не понял, что любимая больше не вернётся.

Он потряс головой, усилием воли заставляя воспоминания улетучиться вместе с разлетевшимися каплями воды.

Чёртовы праздники и сентиментальная ностальгия. Выбраться из Мейфэра казалось чертовски хорошей идеей.

Он провёл пальцами по волосам, слегка пригладив их, прежде чем почистить зубы и прополоскать рот. Лоутон пообещал кофе и горячую еду. Что ещё более важно, эта трапеза пройдёт вдали от Жаклин Мосби и демонов, которые следовали за ней по пятам.

Вот только, спускаясь на кухню по лестнице для слуг, справедливо гордясь собой, что смог обойтись без помощи камердинера, он вдруг понял, что избежать Джек и её спутников - демонов, ему сегодня не удастся.

Она опять находилась на его кухне.

И на этот раз она была ещё более опасной, потому что смеялась. Эбен не слышал этого смеха двенадцать лет. Даже дольше. В какой-то момент, во времена их далёкой юности, она перестала это делать.

Или он перестал слышать.

Но вот опять раздавался её смех, по которому он так соскучился и даже не заметил, как забыл его звучание. Красивый и безудержный, как чудо. Или проклятие. Да. Проклятие. Джек была проклятьем Рождества.

Он остановился у входа в кухню, где находилась Джек и выглядела так, словно ей здесь самое место. На ней было надето повседневное платье пастельного оттенка, поверх него повязан передник, а на губах засверкала широкая улыбка, когда она плавно пододвинула чашку в сторону Лоутона.

Джек и вправду здесь было самое место.

Эбен попытался выкинуть эту мысль из головы. Его деловой партнёр долго смотрел в чашку, прежде чем поднять голову и обратиться к Джек:

– Я не знал, что здесь можно отыскать шоколад.

Её улыбка стала ещё шире, она вытерла руки об белый передник.

– Теперь вы можете его пить, когда только заблагорассудится.

На протяжении многих лет Лоутон раздражал Эбена, ведь его партнёр был настолько беззаботным, насколько Эбен осмотрительным. Транжирил деньги на нелепые пустяки вроде расшитых золотом жилетов и лакированных фаэтонов. Он постоянно насмехался над бережливостью и скверным характером Эбена. В любой день недели половина актрис из театра "Друри-Лейн" могла заглянуть к Лоутону на ланч, потому что женщины доставались ему так же легко, как и деньги, и он с радостью этим пользовался.

Но, наблюдая за тем, как его напарник и Джек обмениваются ослепительными улыбками, Олриду захотелось причинить ему боль. К чёрту деловое партнёрство и дружбу.

Она не должна улыбаться Лоутону.

Или другим мужчинам.

Только своему жениху.

Игнорируя предательскую мысль, Эбен придал лицу серьёзное выражение и проговорил:

– Не факт, что ему удастся пить шоколад, когда заблагорассудится, ведь он принадлежит мне.

– Считай это платой за моё виски, – самодовольно протянул Лоутон, уткнувшись в свою чашку.

– Это вашим виски он так напился? – весело задала вопрос Джек. – Спиртное прекрасно сделало своё дело.

– Правда? – спросил Лоутон, приподняв брови и с любопытством посмотрел на Эбена, когда понял, что Джек стала свидетелем его пьянства. Эбен послал ему сердитый предостерегающий взгляд, но его друг добавил: – Как голова, герцог?

Он проигнорировал вопрос.

– Поскольку никого из вас не приглашали, не мог бы кто-нибудь объяснить мне, какого чёрта вы делаете в моём доме?

Слова прозвучали холодно и грозно, любой другой человек в Лондоне съёжился бы в углу или поджав хвост сбежал.

Никто из его незваных гостей не двинулся с места.

Вместо этого Джек широко ему улыбнулась, и теперь именно он подумывал о побеге. Её пыл был гораздо более опасным, чем холод внутри него. Её улыбка мгновенно согрела его промёрзший дом, словно в каждом очаге заполыхал огонь.

– Счастливого Рождества, Эбен.

Он не обратил внимания на поздравление и то, как оно на мгновение отозвалось в его сердце.

– Я не ясно выразился?

Она вынула ложку из кастрюльки на плите.

– Я сварила шоколад.

– Потому что в твоём доме его нет?

Она наклонила голову, и этот жест произвёл на него странное впечатление.

– Возможно. – Она сделала паузу. – А если я скажу, что приготовила рождественский ланч, это изменит твоё мнение?

– Нет. – Так вот откуда восхитительный запах. – Иди домой.

Она покачала головой и отвернулась к плите.

– Нет.

Прежде чем Эбен собственноручно попытался выдворить её из дома, Лоутон ухмыльнулся:

– Представь моё удивление, Эбен, когда сегодня утром я обнаружил у тебя на кухне красивую женщину.

Олрид зарычал при упоминании этого имени, которое Лоутон никогда не произносил до сего момента. Никто кроме Джек не употреблял его имя с такой лёгкостью, даже сам Эбен.

Его обуяло раздражение.

– Она не красивая.

Он пожалел о своих словах в тот же миг, как только они сорвались с языка. Ещё до того, как брови Лоутона сошлись на переносице, демонстрируя совершенно заслуженное порицание. Ещё до того, как у Джек перехватило дыхание, так тихо, что он не должен был заметить. Но, конечно, заметил. Теперь, когда она больше ему не принадлежала, он замечал всё.

Эбен возненавидел свои слова ещё до того, как понял, что они причинили ей боль. Потому что они являлись сущей ложью. Возможно, если бы Джек не была столь чертовски красива, ему бы посчастливилось пережить их знакомство.

Ему было невыносимо на неё смотреть. Всё равно что любоваться солнцем.

– Напротив, – ответил Лоутон. – Вполне возможно, что на Рождество я не видел ничего прекраснее, чем леди Жаклин, а ведь когда я был маленьким, отец подарил мне оловянного солдатика, о котором я и мечтать не смел.

Он подмигнул Джек, и она издала тихий смешок в ответ.

– Меня никогда не сравнивали с оловянным солдатиком, но я приму это за комплимент.

– Так и есть, – сказал Лоутон, поднимая чашку с блюдца. – Он был моей любимой игрушкой.

– А теперь? – поддразнила его Джек, и Эбен возненавидел мгновенно установившееся взаимопонимание между ними. Взаимопонимание, которое существовало и между ним и Джек тысячу лет назад.

– У меня появились игрушки получше.

– Например?

Лоутон подмигнул поверх чашки.

– Ну, в это Рождество я неравнодушен к хорошеньким темноволосым ангелочкам.

Она зарделась, и Эбену захотелось перевернуть стол.

– Вы - жуткий дамский угодник, – ответила Джек.

– Неужели? Я всегда считал себя весьма неплохим, – возразил Лоутон.

Они обменялись улыбками. Чёрт возьми, Эбен не мог этого больше выносить.

– Можешь перестать лаять на это дерево, Лоутон. Она помолвлена.

Его деловой партнёр прижал ладонь к груди.

– Праздничные мечты разбиты.

Джек рассмеялась:

– Хотите верьте, хотите нет, но есть один человек, который находит меня не омерзительной.

– Я не говорил, что ты омерзительна, – возразил Эбен. – Ты не омерзительна.

– Успокойте моё сердце, – ответила она и повернулась к плите, где кипело несколько кастрюль. – Какое удивление, что ты всё ещё холост, учитывая твоё красноречие. Поистине.

Чувствуя себя отвратительно, он посмотрел на делового партнёра, чей взгляд метался между Эбеном и Джек. У Лоутона слегка отвисла челюсть, отчего Олриду захотелось его ударить.

– В чём дело?

Лоутон покачал головой.

– Только то, что я никогда не видел человека который не испытывал бы страха перед тобой, как эта женщина. Она могла бы за деньги давать уроки, и мы бы никогда больше не заключили ни одной разумной сделки.

– Герцогу не понравится, если ты испортишь его репутацию, – послышался голос позади, который показался ему знакомым.

Он обернулся, по его телу разлилось чувство сродни счастью.

– Тётя Джейн.

Пожилая женщина бросила на него непреклонный взгляд.

– Для тебя - леди Дантон, мальчик. – У Эбена отвисла челюсть. Он никогда не называл хозяйку соседнего дома леди Дантон. Для него она всегда была тётей Джейн, как и для Джек.

Впрочем, он понимал, что больше не может заявлять прав на Джек, а значит, и на её тётю Джейн тоже.

Возможно, его бы это задело не так сильно, если бы после пожилая леди не обратила внимание на Лоутона, оглядев высокого мужчину, который поднялся на ноги, когда она вошла в комнату.

– Жаклин, – полюбопытствовала она, – кто наш гость?

Стоп. Наш?

Эбен моргнул.

– Кухня всё ещё принадлежит мне, вы не находите?

Лоутон низко поклонился.

– Чарльз Лоутон, миледи. Позвольте заметить, что для меня честь познакомиться с вами. Ваша репутация вас опережает. – Он одарил её одной из своих самых обаятельных улыбок, той, что завоевала бесчисленное количество женщин.

Вдовствующая баронесса долго не сводила глаз с Лоутона, а затем спросила:

– И что же у меня за репутация?

Лоутон склонил голову.

– Женщины с тягой к приключениям.

Эбен закатил глаза. Тётя Джейн была вдвое старше Лоутона.

Баронесса кокетливо рассмеялась.

– Вы, мой дорогой, можете называть меня тётя Джейн.

– Большая честь для меня.

Губы пожилой женщины слегка изогнулись в нежной улыбке.

– Вы напоминаете мне одного юношу, которого я знала давным-давно. Одна его улыбка могла вскружить девушкам юбки.

– Тётя Джейн! – воскликнула Жаклин со своего места у плиты. – Ты перепугаешь беднягу до смерти!

– Чепуха, – последовал ответ баронессы. – Он встречал людей и похуже меня.

Лоутон хмыкнул, оперевшись на стол, его чёрные глаза блеснули, как будто он никогда не получал такого удовольствия, как сейчас, в этой сумасшедшей компании.

– В самом деле, вам придётся сделать что-то поистине гадкое, чтобы меня отпугнуть, миледи.

– Полностью согласна. В конце концов, он же работает с Олридом.

– Прошу прощения, – вмешался Эбен, чувствуя необходимость защититься.

– О, тебя оскорбляет моя оценка твоего общества? – спросила тётя Джейн.

– Весьма, – ответил он.

– Вот и хорошо.

Лоутон захохотал, и давно похороненный инстинкт заставил Эбена повернуться к Джек, возможно, чтобы она его оправдала? Или, быть может, чтобы выяснить, не смеётся ли и она над ним. Но, нет. Джек не отрывала взгляда от кипящей кастрюли на плите, осторожно помешивая её содержимое.

Она не собиралась за него вступаться. И он не мог её за это винить, ведь он не заслужил такой привилегии.

Эбен обратился к Лоутону:

– Разве тебя не ждёт семья на рождественский обед?

Лоутон отмахнулся от его вопроса.

– У меня ещё есть время досмотреть разыгравшуюся передо мной пьесу до конца. Редко встретишь людей, которые не жеманничают в твоём присутствии.

– Я слишком давно знаю Эбена, чтобы перед ним жеманничать, – ответила Джек.

– Ты никогда в жизни не жеманничала, – парировал Эбен.

Она обернулась, встретившись своими карими глазами с его зелёными.

– Справедливо. Может, поэтому я так и не вышла замуж.

Неужели она жеманничает перед этим идиотом-шотландцем, который крадёт её у Эбена?

Мысль о шотландце не давала покоя.

– Разве ты не должна отмечать сейчас праздник? С Фергюсом?

Он не собирался огрызаться, произнося это имя.

Хотя, нет, он сделал это умышленно. Присутствие Джек и остальных на его кухне причиняло боль и, казалось, возмездием. Покаянием за прошлые грехи и обещанием будущего без Джек в качестве наказания.

– Кто такой Фергюс? – спросил Лоутон таким тоном, словно присутствовал на чаепитии у викария, а не вторгался в чужое личное пространство.

– Жених Джек, – ответил Эбен.

Он не успел принять во внимание неодобрительное хмыканье тёти Джейн, потому как Лоутон озадаченно спросил:

– Джек?

– Это я. Жаклин, – уточнила Джек.

Не для Эбена. Эбен никогда не называл её Жаклин. Интересно, как этот пёс, Фергюс, её зовёт?

– Он шотландец, – сказал Эбен. – Завтра они отбывают, чтобы пожениться в его имении, в Шотландии.

Господи. Он не мог заставить себя замолчать. Что с ним творится?

– Мои поздравления, – обратился Лоутон к Джек.

Тётя Джейн снова хмыкнула.

– Ты что-то имеешь против? – спросила Джек у пожилой женщины, а потом кивнула Лоутону: – Спасибо.

Эбену захотелось кого-нибудь убить. Захотелось сбежать. Но он решил остаться, тем самым подвергая себя наказанию и боли. Он расположился за дальним концом стола, делая вид, что не заметил, как Джек поставила перед ним дымящуюся чашку шоколада. Изображая, что ему всё равно, он спросил:

– И что же? Где же этот идеальный шотландец?

– На пути сюда, – после паузы ответила она.

– Почему он всё ещё не здесь? Или, скорее, почему он всё ещё не у тебя дома?

Она пожала плечом.

– Он будет здесь к обеду.

– На его месте я бы поторопился. – Не следовало ему этого говорить. Слова сорвались с языка прежде, чем он успел закрыть рот.

Прежде чем успел предугадать, что они привлекут всё внимание Джек.

– Чтобы успеть понаблюдать, как я помешиваю сливовый соус?

"Чтобы не позволить мне перекинуть тебя через плечо и унести в постель".

Господи! Этого он не мог сказать вслух.

Эбен поднял чашку и отпил обжигающий шоколад в качестве наказания, которое он не желал признавать. Как будто этого было недостаточно, тётя Джейн подбросила дров в огонь:

– Но ты же ведь не он?

Эбен не мог вымолвить ни слова, и обожжённый язык не имел к этому никакого отношения. Обвинение в словах пожилой леди причинило боль похлеще, чем горячий шоколад.

– Тётя Джейн, – прошептала Джек, и ему это безумно не понравилось. Он возненавидел лёгкое осуждение в её словах. Возненавидел её порыв вмешаться и остановить тётю. Возненавидел тихий намёк на прошлое в её голосе.

Пожилая женщина одарила его долгим взглядом, а потом направилась к печи.

– Моё песочное печенье готово.

– Вы сделали печенье?

– Не для тебя, – отрезала тётя Джейн.

– Нет, для него, – ответила Джек. – Вчера вечером мы съели весь его запас.

– Оно должно предназначаться Фергюсу, – ответила пожилая женщина.

Этот идиот-шотландец может и сам раздобыть для себя песочное печенье.

– Но оно для его светлости.

Для его светлости. Господи. Она никогда так не называла Эбена. Ему захотелось перепрыгнуть через стол и заставить Джек взять слова обратно.

– Надеюсь ты уверена в своём желании отдать эту партию ему, – сказала тётя Джейн.

Джек вздохнула, и он узнал этот звук, ведь слышал его тысячу раз. Она была раздражена. Джек повернулась к плите и сняла крышку с другой кастрюли, на этот раз большего размера. От неё исходил великолепный манящий аромат. Эбен встал, подошёл вплотную к Джек, и заглянул внутрь.

– Пюре из пастернака.

– Твой любимый, – тихо сказала она. – Мне показалось, он должен быть на твоём рождественском столе.

Неужели Джек не забыла? Зачем готовить его сейчас, спустя дюжину лет разлуки? Зачем помнить, что он так сильно любит шоколад, что прячет его по всей кухне? Ответ был кристально ясен. Она так же хорошо помнила малейшие факты о нём, что и он о ней. Например, её любовь к патоке и малиновым пирожным.

А ещё он помнил вкус летних ягод на её губах, когда их целовал.

И тут Эбен понял, что уставился на её приоткрытый рот. Он оторвал от него взгляд, усилием воли заставляя себя посмотреть ей в глаза, но обнаружил, что Джек сосредоточила внимание на его губах.

Неужели она тоже помнила эти поцелуи?

– Рождественское проклятье, – прошептал он.

Она посмотрела ему в глаза.

– Что?

– Вот ты кто.

Она нахмурилась.

– Потому что занялась готовкой?

– Потому что вмешалась.

Она приподняла бровь.

– Ты был занят? Мне казалось, что ты проспал весь день...

– Это моё право.

– А я имею право приготовить праздничный обед.

Эта женщина приводила его в бешенство.

– Да, но только на своей чёртовой кухне!

Она пожала плечом, как будто они спорили о том как одеться по погоде, а не о вторжении в дом.

– Твоя лучше укомплектована.

Джек безумно раздражала.

Хотя, конечно, нет. Она была такой же, как и всегда: прыткой, остроумной, чертовски обаятельной и абсолютно невозмутимой.

Боже, как же он по ней соскучился.

Нет. Нет. Нельзя по ней скучать. Он не мог по ней скучать. Если он начнёт, то не сможет остановиться, и это, безусловно, его убьёт.

Достаточно уже того, что он никогда не переставал её любить.

Нужно отделаться от Джек. Поэтому он сделал первое, что пришло на ум. Начал отступление.

– В любом случае, это не имеет значения. – Он кивнул своему деловому партнёру. – Меня ждут на рождественском обеде вместе с Лоутоном.

Если бы его к ней так не тянуло, если бы на ней не было сосредоточено всё его внимание, он бы не заметил. Возможно, не обратил бы внимание на неприметную морщинку, появившуюся у неё на лбу. Почти неуловимое напряжение в уголках её губ. Лёгкое подрагивание подбородка.

Разочарование.

Должно быть, он ошибся. Она выходит замуж за Фергюса, идеального шотландца. Собирается уехать далеко на север, где земля была сурова, а речь неразборчива. Завтра она отбывает в путь. Джек не могла испытывать разочарование.

Вот только выглядело это именно так.

Всего на долю секунды разочарование промелькнуло на её лице, но потом Джек совладала с собой, и оно исчезло. А затем он услышал разочарование в её тихом:

– О. – После чего последовало: – Ну раз так. Не будем вас задерживать.

Другой мужчина и не заметил бы этого глухого огорчённого "О". Идеальный Фергюс не заметил бы. Но Эбен заметил. И он сосредоточился на нём, как маленький ребёнок, уставившийся на кексы.

У него сдавило грудь.

Неужели она хочет, чтобы он остался?

– Вы не уедете.

Внимание присутствующих переключилось на тётю Джейн.

– Прошу прощения? – не поняла Джек.

– Они не уезжают.

– Чертовски точно уезжаю, – сообщил Эбен.

– Боюсь, нам придётся, миледи. Моя невестка ждёт, когда я вернусь вместе с герцогом, – проговорил Лоутон, чуть более уверенно.

– Может и так, – ответила тётя Джейн, – но я советую вам выглянуть на улицу. – Она махнула рукой в сторону окна. – Разыгралась серьёзная буря. Вы не проделаете и пятидесяти ярдов, не говоря уже о... куда вы собрались?

– В Мерилебон, – ответил Лоутон.

– О, нет. Вам точно не следует уезжать.

– С нами всё будет в порядке, – возразил Эбен, отчаянно желая сбежать от этого безумия.

Нет.

Это единственное слово прозвучало резко и непреклонно. Все обратили внимание на Джек. Она пристально смотрела в окно на внешний мир, скрытый стеной кружащегося снега, на мгновение потерявшись в воспоминаниях о прошлом.

Проклятие. Он сказал, не подумав.

– Дороги слишком опасны.

Она посмотрела на Эбена затуманенным взглядом, предназначавшимся только ему одному.

Двенадцати лет как не бывало.

– Нам не следует ехать, – сказал он и был вознаграждён, услышав, как она выдохнула, а её плечи расслабились. У него чесались руки прикоснуться к Джек, он не удержался и тихо повторил: – Не следует.

Пребывая в неведении о том, что происходило между ними, Лоутон переспросил:

– Не следует?

Он покачал головой, не сводя глаз с Джек.

– Нет. Экипаж не безопасное средство передвижения.

После продолжительной паузы Лоутон пожал плечами.

– Вот если бы ты был из тех людей, кто любит сани, Олрид.

Сухое заявление привлекло внимание Джек, вызвав короткий смешок, словно промелькнувший лучик солнца на снегу. Эбен кинул на неё взгляд.

– Что в этом забавного?

– Мысль о тебе, разъезжающего в санях.

Его брови приподнялись.

– И что здесь такого?

– Не могу себе этого представить.

– Почему же?

Она выгнула бровь.

– Ну... мне казалось, ты бы счёл их довольно легкомысленными. А ты никогда не терпел легкомыслия.

– Это неправда. – В комнате повисла тишина, тяжёлая, как валивший снег за окном. Он переводил взгляд с одного лица на другое. – Вовсе нет.

– Назови хоть один легкомысленный поступок, который ты совершил, – попросил Лоутон, скрестив руки на груди.

Лицо Эбена вспыхнуло. Господи, неужели он покраснел?

– Я совершал легкомысленные поступки.

Какого чёрта это имело значение?

– Превосходно. Расскажи нам об одном из них.

Эбен застыл, его мысли посетило одно единственное воспоминание. Полностью захватив его внимание. Он посмотрел на Джек и, заметив румянец на её щеках, мгновенно понял, что она вспоминает о том же.

Но будь он проклят, если поделится им с остальными. Он упрямо молчал.

– Не беспокойтесь, Чарли, – после долгой паузы вмешалась тётя Джейн. – Я могу называть вас Чарли?

Лоутон одарил её глупой улыбкой.

– Ничто не доставит мне большего удовольствия.

– Чтобы восполнить отсутствие семьи в праздник, – продолжила пожилая женщина, – я буду потчевать вас рассказами о герцоге и о том, каким человеком, возможно, он когда-то был. – Слова тяжким грузом легли на плечи Эбена. – Например, вы знаете, что он и моя племянница когда-то были помолвлены? – с неким самодовольством добавила тётя Джейн.

Эбен услышал, как у Джек перехватило дыхание. Услышал и ему сделалось тошно. Потому что и ему от этого вопроса стало трудно дышать. Неужели это подходящее слово для их отношений в прошлом? Помолвлены? Ведь между ними было нечто большее. Нечто, что нельзя просто взять и вычеркнуть из жизни. Но всё оказалось забыто, как прошлогодний снег, растаявший на солнце, в одно мгновение он лежал на земле и вот исчез.

Не всё так просто.

Он встретился взглядом с Джек, которая стояла на другом конце кухни, и прочёл в её глазах воспоминания о прошлом и испытал сожаление, увидев в них правду. С сожалением, Эбен признал и другую правду - он никогда не переставал её любить. И никогда не перестанет. Даже когда она выйдет замуж за другого.

Он ощутил отчаянное желание покинуть эту душную комнату, полную воспоминаний.

– Если снег не позволяет тебе уехать, – сказал он деловому партнёру, – так тому и быть. И если этим сумасшедшим женщинам нечем заняться, кроме как готовить для тебя, ради бога. Но мне нет нужды оставаться и слушать глупые истории о стародавних временах. Мне надо работать.

С этими словами он вышел вон.


Глава 4


Канун Рождества, тринадцать лет назад


Гром сотрясал стены Дарби-Хауса, свирепая буря грозила разрушить дом до основания, и Джек содрогалась вместе с особняком. Её зубы не переставали стучать, пока она мчалась по тёмным коридорам в библиотеку, не нуждаясь в освящении, чтобы отыскать потаённую дверь в дальнем углу. Она могла найти её в темноте, даже с закрытыми глазами.

Дверь распахнулась прежде, чем она успела до неё дотронуться. На пороге стоял он. В одних брюках и рубашке навыпуск, одетый наспех, потому что спешил к ней. Он всегда приходил.

Джек бросилась в его объятия, Эбен поймал её и прижал к себе, опустив подбородок на её голову.

– Я здесь, – прошептал он. И повторил: – Я здесь, любимая. – Он поцеловал её в макушку и крепче обнял.

– Ты... ты п-пришёл, – прощебетала она.

– Как только услышал, что начинается буря, – проговорил он, и она почувствовала, как слова пророкотали у него в груди. – Я всегда буду стремиться к тебе.

Его клятва немного её успокоила.

– Так глупо. Это всего лишь непогода.

– Дело не в погоде. А в прошлом. – В ту ночь, когда страшная гроза застала её родителей посреди пути, гром напугал лошадей, и экипаж, поскользнувшись на булыжниках, скатился в ледяную Темзу.

В то время Джек едва исполнилось четырнадцать, и с тех пор она не выносила грома. Если Эбен был дома, она бежала к нему и притворялась храброй. Но он знал правду.

Она сделала глубокий вдох. Выдохнула. И сосредоточилась на обнимающих её руках. На тепле его тела. На самом Эбене.

– Ты здесь, – прошептала она.

– Слава Богу, – отозвался он, гладя её ладонями и крепко держа в объятиях. – Знаешь, сколько ночей я провёл без сна, наблюдая за вспышками молний? Слушал раскаты грома за городом, и пытался усилием воли заставить бурю держаться подальше от Лондона? И от тебя.

Она спрятала лицо у него на груди, почувствовав душевный подъём от его признания.

– Ты же не можешь влиять на погоду, – прошептала Джек.

– Но не значит, что не могу попытаться, любовь моя, – сказал Эбен, прижимаясь губами к её макушке. – И пока я здесь, в Лондоне, и близко не подпущу к тебе грозу.

Клятва была смехотворной. Невыполнимой. И всё же Джек ей поверила.

Пока он сжимал её в объятиях, гром поутих, будто Эбен и правда мог им управлять силой мысли. Когда буря, наконец, рассеялась, она подняла голову и посмотрела на него, вцепившись в его рубашку.

– Ты здесь. Я не была уверена, что ты приедешь.

Он убрал прядь волос с её лица, его зелёные глаза потемнели и стали сулить исполнение всех желаний.

– Конечно, я приехал. Сейчас же Рождество.

Джек зарделась.

– Тебя не было семьдесят три дня.

Он кивнул, как будто тоже считал дни.

– Жаль, что не смог приехать раньше. Я собирался сделать тебе сюрприз завтра.

Она улыбнулась.

– Прекрасный вышел бы подарок на Рождество, но я рада, что ты объявился раньше. – Она коснулась ладонью его щеки, где вот-вот грозилась пробиться щетина. Хотя, скорее, обещала. – Хочу проводить с тобой как можно больше времени, каждую лишнюю минуту, что смогу украсть.

Он отстранился, взял её за руку и провёл через потайную дверь в музыкальную комнату.

– Если собираешься воровать, – прошептал он, – делай это у меня дома, тогда твоя тётя Джейн не задаст мне взбучку за то, что я сбиваю тебя с пути истинного.

Джек усмехнулась и закрыла за собой дверь, пока Эбен зажигал маленькую лампу на пианино.

– Все и так будут знать, что это я сбиваю тебя с пути.

Он сел на низкую скамью и привлёк её ближе, она встала между его длинных ног. Джек приподняла его лицо, подмечая круги под глазами, новые морщинки вокруг рта, из-за которых Эбен выглядел старше своих двадцати одного года. Проведя большими пальцами по тёмным бровям, она мягко проговорила:

– Ты выглядишь усталым.

Он притянул её ближе, прижался лбом к груди Джек и сделал глубокий вдох, будто её аромат мог вселить в него силы. Затем Эбен отстранился и сказал:

– Поместье в упадке. Арендаторы страдают. Стада поредели. Наступила зима, а с ней пришли холода, денег нет. Фермеры рассержены, сокрушены и полны печали... он за всю жизнь палец о палец не ударил.

Его отец.

Джек крепко обняла Эбена, обвив его всем телом, желая развеять все печали.

– Ты всё исправишь.

Он сделал ещё один глубокий вдох.

– Я не знаю, как, – прошептал он. – Поместье висит на волоске. Список насущных дел длиннее и дороже, чем позволяют время и средства. Каждый час что-то ломается, и всякий раз ремонт нужно проводить быстрее, чем в предыдущий. Мельница в Уэльсе практически развалилась. Скот в поместье в Суррее косит болезнь. Еды для арендаторов в Ньюкасле не хватает.

Беды свалились на Эбена разом. Со всем этим невозможно разобраться мгновенно.

Он усадил её к себе на колени.

– Я не в состоянии исправить ситуацию. Я такой же, как и он.

Она покачала головой.

– Ты в десять раз лучше, чем он. В сто.

Закрыв глаза, он прижался лбом к её лбу.

– Никто тебе не расскажет, как трудно нести ответственность. – Он открыл глаза, и устремив взгляд на какую-то дальнюю точку за её плечом, добавил: – Никто тебе не скажет, что всё, что тебе остаётся - это сдаться.

От этих слов ею завладел страх. Она покачала головой и потянулась к нему, будто могла остановить неминуемое.

– Эбен, – сказала она. – Позволь мне помочь.

Его острый взгляд метнулся к Джек. Он догадался.

– Нет.

Она вздохнула.

– У нас полно денег. Их не хватит, чтобы спасти герцогство, но, чтобы оказать помощь, вполне достаточно. – Она снова обхватила ладонью его щёку. И повторила: – Позволь мне помочь.

Он покачал головой.

– Нет. Я не возьму у тебя денег. Я один должен исправить все ошибки. Искупить все грехи. Ответственность лежит только на мне. У меня есть план. Я не позволю тебе думать, что женился на тебе не из-за тебя самой, а по какой-то другой причине. И не позволю тебе выйти за меня замуж, думая, что я меньшее, чем ты заслуживаешь.

Они спорили на эту тему уже дюжину раз. Сотню. При личных встречах и в письмах. И Джек понимала, что давить на него не стоит. Поэтому она приложила ладони к его лицу и сказала ему правду:

– Лучше тебя никого нет.

Когда она притянула его к себе и поцеловала, Эбен застонал, не в силах сопротивляться искушению. Он обхватил её лицо руками, не позволяя пошевелиться, беря инициативу на себя.

– Господи, как я скучал по тебе, – проговорил он, словно прочитав её собственные мысли.

– Семьдесят три дня тянулись так долго,– ответила она, он провёл языком по её плотно сомкнутым губам, будто задавая вопрос, который едва ли нуждался в ответе.

Она открылась ему навстречу, и они начали долго, томительно и не спеша целоваться. А когда, наконец, оторвались друг от друга, задыхаясь и ловя ртами воздух, он прошептал:

– У меня есть для тебя подарок.

По её телу пробежала дрожь возбуждения.

– Какой?

Красивые губы Эбена изогнулись в ослепительной улыбке.

– Не могу вспомнить.

Она сделала вид, что хмурится.

– Отдавай.

Он одарил её ещё одним быстрым и восхитительным поцелуем.

– Пойдём со мной.

Она последовала за ним без колебаний, хотя и продолжала по пути дразнить:

– Не знаю, стоит ли идти с тобой. Сейчас два часа ночи. Что может хорошего произойти в два часа ночи в компании неженатого джентльмена.

Он рассмеялся.

– Уверяю тебя, в два часа ночи в компании неженатого джентльмена случаются самые прекрасные вещи, любовь моя.

Она бросила на него быстрый взгляд.

– Только с самим джентльменом.

Он понизил голос.

– Вам тоже понравится, леди Жаклин.

– Сказал лев мышке, – ответила она, без колебаний следуя за ним. Она всегда следовала за ним, не задумываясь.

Он вёл её по своему тихому дому, где теперь стало совсем пусто без дорогих его сердцу вещей, которые он продал, чтобы спасти зависящих от него людей.

Эбен был прекрасным человеком.

"Когда-нибудь этот дом больше не будет пустовать", – подумала Джек.

Вместе они заполнят его любовью и светлым будущим по самую крышу. Создадут семью. Не это ли и есть несметные богатства.

– Мне жаль, что в доме так холодно, – прошептал он. – Слуг нет.

Аристократы редко позволяли слугам отмечать праздники. Слишком часто персонал был вынужден работать, жертвуя своим торжеством ради чужого. Но в тот год Эбен сократил им жалованье, вместо того чтобы раздать подарки.

Его чувство вины за то, что ему пришлось сделать, чтобы сохранить слугам работу послужило темой для полудюжины писем между ним и Джек. Он предложил каждому выбор - остаться или уйти, получив прекрасные рекомендации, и все, кроме троих, решили остаться, полагая, что молодой человек сослужит им лучшую службу, чем его отец.

Чтобы выразить свою благодарность, Эбен даровал тем, кто остался, единственное, что мог - выходной, чтобы отпраздновать Рождество. И этим решением ещё больше влюбил в себя Джек. Она сжала его руку.

– Я счастлива провести время только вдвоём.

Они остановились в центре большого фойе, и он оставил её, чтобы зажечь дюжину свечей по периметру зала. Когда золотистый свет омыл Джек своим сиянием, Эбен подошёл к ней, взял её руки в свои и поднёс к губам, поцеловав сначала одну, потом другую, а затем произнёс:

– За все годы, что мы знаем друг друга, на Рождество никогда не шёл снег.

Она неодобрительно приподняла бровь

– Не надо об этом напоминать, Эбен.

Он улыбнулся.

– Я не сомневаюсь, что ты бы напомнила мне об этом завтра. Так же, как делаешь каждый год вот уже целую вечность.

– На Рождество должен идти снег, – заметила она. – В этом весь смысл Рождества.

– Ну, я не уверен, что смысл Рождества кроется именно в этом, но отложим этот разговор до следующего раза.

Снаружи прогремел гром, и Джек придвинулась к Эбену поближе. Он крепко обнял её одной рукой, чтобы развеять своё беспокойство, вызванное грозой, она заявила:

– И мало того, в этом году вообще идёт дождь.

Он улыбнулся.

– Стой здесь.

Её глаза расширились от любопытства, но Джек осталась стоять на месте, наблюдая за тем, как он подошёл к лестнице, взял небольшую коробку и начал подниматься на второй этаж. Он остановился на полпути и сообщил:

– Это глупый подарок.

Джек не представляла, что в коробке, но точно знала, что в ней не находится ничего глупого. Она посмотрела на Эбена и сказала:

– Хочу его.

Но на самом деле имела в виду: – “Хочу тебя”.

Он понял, о чём свидетельствовал огонь, заполыхавший в его глазах. Джек залюбовалась тем, как любимый мужчина грациозно и медлительно поднялся по лестнице, и занял место на верхней площадке, глядя на неё поверх перил, с высоты двадцать футов, одетый только в розовую пижаму и такой же бархатный халат.

– Ты не надела тапочки, Джек, – сказал он. – Мне видны твои босые пальчики.

Она усмехнулась.

– Да, и твой холодный пол служит мне напоминанием. Где всё-таки мой подарок?

– Какая ты требовательная.

Джек кивнула.

– Это одно из моих худших качеств.

Он засмеялся низким восхитительным смехом, который согрел те самые пальчики, о которых шла речь.

– Оно мне очень даже нравится.

Прежде чем она успела ответить, он поднял коробку и крикнул:

– Счастливого Рождества, любовь моя.

А потом устроил снегопад.

Она взвизгнула при виде сотен маленьких, искусно вырезанных, снежинок, которые порхая, опускались вниз, окрашивая всё вокруг в белый цвет. Джек протянула к ним руки и прокричала имя любимого в приступе чистой, необузданной радости. Эбен звучно и беззаботно засмеялся, и ей показалось, что ничего милее этого звука она не услышит за всю оставшуюся жизнь.

Он уже спускался по лестнице, наперегонки со снегом. Эбен подбежал к Джек, схватил в объятия, слегка закружив, в это же время последняя снежинка коснулась пола. Эбен притянул любимую к себе, она рванулась ему навстречу и принялась осыпать поцелуями. Он отстранился и снял маленький бумажный диск с её волос, взмахнув им словно наградой.

Она приняла снежинку. Глаза Джек сверкали в свете свечей, она снова рассмеялась, а потом, задыхаясь, спросила:

– Где ты их взял?

Он выпятил грудь, а его глаза наполнились гордостью.

– Я сам их сделал.

– Не может быть! Ты, должно быть, изрезал сотни листов бумаги!

– Всего лишь около пятидесяти.

И всё же это была самая дорогая покупка, которую он себе позволил за несколько месяцев, не считая вложений в поместье. Джек покачала головой, кружась, и, наблюдая за тем, как маленькие снежинки танцуют и разлетаются вместе с её юбками.

– Когда ты успел?

– По ночам, в экипажах, при любой возможности. – Он отвёл глаза, потирая рукой затылок и краснея под её пристальным страстным взглядом. – Однако я бы никому не посоветовал пользоваться ножом для резки бумаги в карете.

– Я и представить себе не могла, – сказала она с лёгким счастливым вздохом, а потом покачала головой. – Эбен это…

Он терпеливо ждал, пока она подбирала нужное слово.

Джек безудержно рассмеялась.

– Это восхитительно! – Она вынула ещё одну снежинку из своих волос и подбросила её в воздух над ними, наблюдая за тем, как она легко опустилась вниз и приземлилась на его плечо. – Ты сотворил для меня снег!

– Жаль, что я смог позволить себе только его.

Она не отрывала взгляд от пола, где лежали сотни маленьких белых бумажных кружочков, но его слова мгновенно привлекли её внимание.

– Что ты сказал?

– Другой мужчина, богаче меня, подарил бы тебе драгоценности. Или меха. Или...не знаю... вазу.

Она моргнула.

– Ты думаешь, я предпочла бы вазу?

– Ну, возможно, не вазу.

– Определённо не вазу.

Он рассмеялся в ответ.

– Вопрос снят. Никаких ваз. Никогда.

Она нежно улыбнулась, и, шагнув к нему навстречу, взяла его за руки.

– Нет, если ты опять устроишь мне снегопад.

Он наклонился и украл ещё один поцелуй, прежде чем прошептать:

– Обещаю, тебе стоит только попросить, и я сделаю так, что пойдёт снег.

– Ты ещё пожалеешь об этом обещании.

Он покачал головой.

– Но не пожалею об одном. Я обещаю, что заработаю целое состояние, а потом женюсь на тебе и осыплю подарками. Драгоценностями. Подарю всё, что ты только пожелаешь.

У неё перехватило дыхание, от этих слов сердце бешено забилось в груди, желудок сжался, а ноги подкосились. Всё, чего она хотела, - это вечно сжимать любимого мужчину в объятиях, и будь проклята погода.

Она обхватила ладонями его лицо, притянула к себе и поцеловала.

– Если ты женишься на мне, Эбен, мне больше ничего не будет нужно.

Жаль, что он ей не поверил.


Глава 5


Рождество


– Некоторые скажут, что это мне стоит тебя избегать.

Эбен оторвал глаза от бумаг на столе и оглянулся на двери кабинета, где с тарелкой в руке стояла Джек.

– Я не избегаю тебя.

Джек недоверчиво приподняла идеально изогнутую бровь и вошла в комнату.

– Разве?

– Нет, – прорычал он, отворачиваясь и низко склоняясь над бухгалтерской книгой, чтобы скрыться от Джек за огромной стопкой отчётов и лживым ответом: – Мне нужно работать.

– В Рождество?

– Да. В Рождество. И каждый день, – ответил он. – У меня есть обязанности. Разве не поэтому ты меня бросила?

– Нет, – тихо ответила она. – Не поэтому.

Не поэтому?

Тогда почему она его бросила?

Будь он проклят, если спросит. Олрид попытался сосредоточиться на строчке с цифрами перед собой, усилием воли, заставляя свой мозг заняться подсчётами скота в герцогском поместье в Уэльсе. Местную овцеводческую ферму восстановили с нуля, когда-то она едва сводила концы с концами, а теперь производила значительную долю шерсти для самой королевы.

Возможно ли, что эту значительную долю шерсти давали только тринадцать овец?

Чёрт возьми. Джек сводила на нет его математические способности.

Он ещё раз оглянулся через плечо и грозно прорычал:

– Разве тебе не надо готовить?

Она даже бровью не повела.

– Ты сожалеешь, что мистер Лоутон не может вернуться домой?

– Естественно сожалею, но я не понимаю, какое это имеет значение.

Она прислонилась к дверному косяку, словно делала так всегда. И боже, она выглядела так, словно здесь ей было самое место. Этого вполне хватило, чтобы Эбену захотелось взять в привычку пить постоянно.

– Или ты просто жалеешь, что не можешь уехать с ним?

В нём вспыхнуло чувство вины, а вместе с ним и раздражение.

– Я не хочу уехать с ним. Я абсолютно не жажду провести день, изображая из себя очаровательного герцога.

– О, – ненароком бросила она, – я и не знала, что тебе под силу быть очаровательным.

Он сердито глянул на неё.

– Терпеть не могу праздники.

– Когда-то, это было совсем не так.

"Это было до того, как ты уехала".

– С тех пор прошло много лет.

Джек кивнула, и он задумался над тем, не заплатить ли ей денег, чтобы она ушла. Он с радостью отдал бы львиную долю своего состояния лишь бы больше никогда с ней не встречаться.

Ложь.

Мысль о том, что он может больше никогда её не увидеть, была для него губительна. Один день, проведённый с ней, и двенадцати лет разлуки как не бывало.

– Кажется, мистер Лоутон относится к тебе не просто как к титулованной персоне, если приехал пригласить на рождественский ужин.

Он снова уткнулся в свой гроссбух и что-то буркнул в ответ.

– Кажется, он считает тебя другом, – не унималась Джек.

– Он любит деньги, которые мы вместе зарабатываем.

– Возможно. Как вы стали партнёрами? – последовал вопрос, после недолгой паузы.

Эбену нужны были деньги.

– Лоутон управлял самым успешным коммерческим предприятием в доках. Он прекрасно понимал, что нужно морякам, когда они высаживаются на берег после долгих путешествий, и хотел расширить своё поле деятельности.

Тот факт, что партнёрам из аристократических кругов деньги Эбена показались недостойными, стал настоящим подарком судьбы; Лоутон был блестящим бизнесменом, который плевать хотел на прошлое Эбена, и считал, что деньги из состояния обедневшего герцогства можно потратить ровно так же, как и любые другие.

– Мы хорошо сработались вместе. – Это было ещё слабо сказано. Теперь они владели многими предприятиями в порту и одной из крупнейших сухопутных транспортных компаний в Великобритании.

– Должно быть, ты очень этим гордишься.

Он ответил не сразу. Гордость не имела к этому никакого отношения. За годы, прошедшие с тех пор, как они с Лоутоном занялись бизнесом, Эбен испытывал многие чувства: решимость, облегчение, благодарность, но гордость не входила в их число. Гордость он испытывал только по отношению к одной женщине.

А потом он её потерял.

Олрид отогнал эту мысль.

– Я удовлетворён.

Её губы изогнулись в кривой усмешке.

– Так удовлетворён, что работаешь в Рождество.

Он проигнорировал это высказывание, притворившись, что внимательно изучает гроссбух, всем своим видом показывая, что хочет, чтобы Джек ушла.

Тактика не сработала.

– Я рада, что у тебя есть друг, Эбен.

Понятие "друг" ему было чуждо. Он не рассматривал Лоутона в таком качестве, пока Джек не высказала это предположение вслух, потому что прошло уже очень много лет с тех пор, как Эбен мог назвать кого-то другом.

– У меня есть деловой партнёр.

– С которым ты решил провести Рождество.

– По принуждению. Слава богу, началась метель.

– Не торопись благодарить Бога, теперь ты проводишь Рождество со мной.

Он сосредоточился на своих бумагах, ненавидя то удовольствие, которое доставляла ему словесная перепалка.

–У тебя ещё есть время передумать и вернуться домой.

Её нежный и удивлённый едва слышный смех согрел его до глубины души. Но Эбен никогда бы в этом никому не признался.

После продолжительной паузы, она сказала:

– Давай заключим сделку, Эбен. Я оставлю тебя в покое, заберу тётю и мы вернёмся с ней домой, если ты ответишь мне на один вопрос.

– Спрашивай, что угодно. – Всё, что угодно, лишь бы прекратить пытку её присутствием. Прекратить сожаление, которое он испытывал беспрестанно. Прекратить желать Джек. – Всё что угодно, – повторил он, отчаянно желая избавиться от неё и от тех мук, что она ему причиняла.

– Скажи, о чём ты подумал, когда сказал, что совершал легкомысленные поступки.

Ни за что.

Эбен мог пожертвовать чем угодно ради того, чтобы она ушла, но ответ на этот вопрос выдаст его с потрохами. Озвучить пришедшее на ум воспоминание было выше его сил. Только не в её присутствии.

– Ни о чём.

– Мы оба знаем, что это неправда.

Он опять уткнулся носом в бухгалтерскую книгу.

– Тогда оставайся. Мне всё равно.

Она осталась. Хуже того, Джек подошла к нему поближе. Он слышал, как её юбки прошелестели по ковру, обвиваясь вокруг ног. А затем, будто бы Джек кто-то попросил, словно она была здесь хозяйкой, она поставила тарелку прямо по центру его гроссбуха и села напротив.

На одно безумное мгновение Эбену пришло в голову, что, возможно, это проклятое место действительно принадлежало ей. И даже он сам принадлежал ей. До сих пор.

Он указал кончиком пера на прикрытую тарелку.

– Что там?

– Песочное печенье.

Он не хотел, чтобы она для него пекла. Выпечка напомнила ему о её руках. А мысль о её руках заставила его задуматься о том, как она постанывала, когда он целовал внутреннюю поверхность её запястья. Эти образы совсем не помогали ему обрести спокойствие.

– Не хочу.

– Вижу, что с годами ты стал любезнее.

Он встретился с ней взглядом и многозначительно произнёс:

– Я не хочу, спасибо.

Она откинулась на спинку стула, абсолютно не обращая внимания на его неприветливое поведение, и, стряхнув пылинку с юбки, сказала:

– Они приготовлены по специальному рецепту. Помогут твоей голове.

Эбен нахмурился.

– С моей головой всё в порядке.

Она ответила очень тихо, но всё же он расслышал:

– Вопрос спорный.

– Ты уйдёшь, если я его попробую?

Она усмехнулась.

– Всё возможно.

Он сдёрнул салфетку с тарелки и поднёс печенье ко рту, откусив через силу огромный кусок, будто желая доказать, что готов на всё лишь бы заставить Джек уйти.

И тут же пожалел об этом.

– Боже мой, – произнёс он с набитым ртом. – Оно отвратительно. – Он встал и подошёл к буфету, чтобы налить себе стакан воды. Осушив его, Олрид добавил:

– Поистине ужасно.

Глаза Джек расширились.

– Не стоит грубить.

– Я не грублю, это правда.

– Если это правда, то она очень грубая.

Он всё ещё ощущал привкус той жуткой добавки, которая осквернила невинное печенье.

– Фу! Что ты с ним сделала?

Она искоса взглянула на оскорбившую чувства Эбена тарелку.

– Рецепт - семейная тайна.

– Вот и не стоит ни с кем ею делиться.

Её губы дрогнули.

– Не может же оно быть настолько ужасным.

– Уверяю, так оно и есть.

Он вернулся к письменному столу и протянул ей тарелку.

Она закатила глаза и потянулась к печенью с неуместной бравадой в позе. Когда Джек откусила кусочек, её глаза округлились, и она слегка закашлялась.

– Ммм.

Эбен поборол желание улыбнуться.

– Вкусно?

Джек с трудом кивнула, но её слезящиеся глаза говорили об обратном.

– Очень.

– По крайней мере, теперь я знаю, что ты не пыталась меня отравить.

– Ты бы поверил, если бы я сказала, что принесла его в качестве мирного подношения?

– Я обрету мир и покой только в том случае, если ты и твоя тётя вернётесь домой через твой тайный проход.

– Она не знает о тайном проходе.

Эбен замер.

– Не знает?

– Нет. Никто не знает. Она вошла через чёрный вход. – Джек сделала паузу. – Я никогда никому о нём не рассказывала.

Эбен тоже никому не рассказывал. Проход оставался их общей тайной, которой он не желал ни с кем делиться, кроме Джек. Даже сейчас, спустя годы после того, как он пользовался той дверью в последний раз. И всё же он не мог не задать вопрос:

– Почему?

Она отвела глаза.

– Наверное, не хотела, чтобы он перестал существовать.

Его грудь пронзила боль.

– Ты не пользовалась им двенадцать лет.

Она улыбнулась лёгкой, обаятельной улыбкой. Но в то же время грустной и загадочной.

– Но это не означает, что не хотела.

От этих слов у него чуть не остановилось сердце. Действительно хотела? Хотела прийти к нему? Нет. Это невозможно.

– Я должен поверить, что ты думала о тайном проходе, пока бродила по Памплоне? Взбиралась на гору, где стоит Акрополь? Исследовала Помпеи?

Она наклонилась вперёд, перебирая пальцами старинные счёты на его столе.

– Особенно пока исследовала Помпеи.

– Полагаю, это такая шутка. – Всё то время, пока она путешествовала по миру, он оставался здесь, работал. Скучал по ней. Тосковал. Прижимался своим проклятым ухом к проклятой двери и умолял вселенную, чтобы Джек оказалась по другую сторону. Заклинал дверную ручку повернуться. Эбен сделал бы всё, чтобы она открыла эту дверь. А она шутила.

– Нет не шутка, – ответила Джек.

– Тогда, что это значит?

Она заколебалась, и он чуть не потерял рассудок в затянувшейся тишине, но вдруг Джек заговорила:

– Когда извергся Везувий, у жителей Помпей не было времени спастись от гнева вулкана. Тысячи людей знали, что должно произойти, и понимали, что у них нет выбора, кроме как сдаться на его милость. – Она замолчала, передвигая на счётах чёрную костяшку с одной стороны на другую. – Пока находишься там, не можешь не задаваться вопросом, как они решили провести свои последние минуты. Наверняка, узнать не удастся, но, должно быть, матери баюкали детей. Друзья держали друг друга за руки. А любовники, наверное... – она замолкла.

Нет. Она не могла оставить эту мысль незаконченной. Не тогда, когда его сердце заколотилось в груди впервые за двенадцать лет.

– Что же делали они?

Она покачала головой.

– Они знали, что умрут. Поэтому обратились бы за поддержкой друг к другу. Чтобы без страха встретить свою погибель вместе. – Она встретилась с ним взглядом, её карие глаза были полны слёз. – Они бы выбрали друг друга.

Выбери меня.

Воспоминание, восставшее из пепла.

– Поэтому, да. Я думала о тайном проходе в Помпеях.

Она встала и направилась к выходу, её слова произвели на него эффект разорвавшейся бомбы. Уничтожив его. По крайней мере, Эбену так показалось, но всё же не до конца, потому что Джек добила его окончательно, когда повернулась к нему на полпути к двери, встретилась с ним взглядом и сказала:

– Я думала о дверном проёме, так же как ты думал о снежинках.

Последние слова, полные гнева и разочарования, и острого осознания того, что никто никогда не узнает его лучше, чем она, как бы сильно он ни желал, чтобы Джек оставалась в полном неведении о том, каков Эбен на самом деле, заставили его вскочить со стула.

Потому что он действительно думал о проклятых снежинках. Каждое мгновение его жизни, которое стоило запомнить, было связано с этой женщиной. А потом она бросила его, чтобы построить новое будущее, увидеть мир, прожить жизнь и влюбиться в другого. А он остался здесь один, погряз в прошлом, в воспоминаниях о её смехе и поцелуях.

Боже, её поцелуи. Память о них не переставала его терзать.

Эбен ненавидел эти воспоминания. Почти так же сильно, как лелеял.

Но будь он проклят, если позволит им и дальше его мучить.

Эбен бросился к ней, наполовину надеясь, что она убежит. Предвкушая, что она не позволит ему накинуться на неё. Не позволит ему заключить её в объятия. Не позволит ему её поцеловать.

Однако Джек не сбежала. А осталась стоять в центре кабинета, гордая, сильная и храбрая, как и всегда, и наблюдала за тем, как он приближается. А когда Эбен всё-таки очутился возле неё, она лишь вздёрнула подбородок, бросая ему явный вызов.

Который он принял с удовольствием и мукой.

Джек не оказала сопротивления. Наоборот, она поддалась ему, встала на цыпочки, чтобы встретить поцелуй с тем же диким отчаяньем, которое испытывал и Эбен. Он обхватил ладонями её лицо, приподнимая его вверх, завладевая контролем над ситуацией, заявляя права на Джек со всем мучительным желанием, которое не покидало его в течение многих лет. Господи, как же он по ней скучал! Скучал по её улыбке, глазам и поцелуям... её ошеломляющим, вольным, смелым поцелуям. Эти поцелуи всегда раскрывали его душу нараспашку и наполняли надеждой, радостью и свободой.

Она вздохнула от удовольствия, её ладони легли на его бицепсы, пальцы впились в его мышцы. Опираясь на них, Джек привстала, как можно выше, целуя Эбена в ответ.

Он напрягся под её прикосновением, вселяя в Джек свою силу, поощряя любимую продолжать использовать его тело в свою угоду. Желая, чтобы она никогда не переставала этого делать. Она могла пользоваться его кухней, его силой, его телом, его разумом, чем угодно, до тех пор, пока не прервёт этот поцелуй.

Эбен крепко обнял Джек и прошёлся языком по сомкнутым пухлым, мягким губам. То были всего лишь отголоски тех ласк, что они разделяли тысячу раз прежде. Как и во все предыдущие разы, она со вздохом открылась ему, приветствуя его, когда их рты слились в поцелуе и его язык проник внутрь, пробуя её на вкус как пряность, словно вино.

И как вино, вкус её изменился, стал насыщеннее и богаче. Эбен застонал, все мышцы в теле натянулись, словно тетива, кровь в жилах начала пульсировать. Он сделал для себя невероятное открытие: за время, пока он мечтал о ней все последние двенадцать лет, ему и в голову не могло прийти, что она станет для него ещё более соблазнительной.

Но лишь после одного поцелуя, плоть Эбена стала твёрдой как камень, все его мысли сосредоточились на Джек. О том, как сильно он в ней нуждался. Как мечтал прикоснуться к её коже руками, губами, слизнуть языком солоноватый привкус. Приняв решение, он развернул её, не прерывая поцелуя. Подвёл к столу и усадил на край.

На пол свалилась стопка бумаг, и этот звук нарушил чары. Джек отстранилась, её внимание привлекли разлетевшиеся документы на плотном тёмном ковре. Эбен даже не взглянул на них. Его заворожило местечко у самого основания её шеи, где бился пульс, тем самым доказывая, что и она была так же сильно взволнована происходящим, как и он сам.

Эбен склонил голову и медленно провёл языком по углублению. Раз. Другой. После третьего неспешного раза Джек всхлипнула. От этого звука он возбудился ещё сильнее. Эбен провёл зубами по её коже, она зарылась пальцами в его волосы. Крепко вцепившись в них, Джек выдохнула:

– Твоя работа...

Он работал без неё двенадцать лет.

– Не имеет значения, – сказал он, снова поворачивая Джек лицом к себе и завладевая её губами в долгом поцелуе.

Но он слишком быстро прервался.

Она отстранилась, её карие глаза были полны воспоминаний о прошлом.

– Конечно, она имеет значение. Всегда имела.

Между ними всегда стояло прошлое.

– Не сегодня... – начал он, а потом, не зная, как закончить предложение, украл ещё один поцелуй, пытаясь заставить Джек понять то, что сам был не в состоянии осмыслить.

"Не тогда, когда ты рядом. Работа больше не важна".

Она ответила на поцелуй с тем же отчаянием, которое испытывал и он. Как будто также сильно ненавидела эти воспоминания. Как будто желала его так же сильно, как он её.

Всё отступило на задний план: праздник, дом, история. Эбен упивался этой потрясающей, великолепной женщиной, её руками, ртом и телом. Она одна могла покорить его одним лишь поцелуем.

Она вернулась. И снова принадлежала ему. Он мог снова её завоевать. Теперь у него были деньги. Он мог дать ей всё, что она пожелает. Всё. Начиная с того, что доставит ей самое большое удовольствие, которое она испытывала за всю жизнь.

Он уже собирался приступить к выполнению этого обещания, когда она резко отстранилась. Делая вдох и забирая всё тепло с собой, Джек оттолкнула его от себя. Лишь их тяжёлое дыхание нарушало тишину в комнате. А потом прозвучало:

– Остановись.

Этот тихий шёпот раздался словно выстрел. Эбен отпустил Джек, будто она была в огне.

– Джек?

Она покачала головой, не отрывая взгляда от бумаг.

– Нет.

Когда она прошла мимо него и направилась к закрытой двери, слегка задев юбками его икры, их обожгло огнём. В нём вспыхнуло разочарование наряду с недоумением. Эбен пытался заставить себя промолчать, но всё же не сдержался:

– Ты меня бросила.

Эти слова заставили её остановиться. Юбки воинственно обвились вокруг её ног, а плечи резко выпрямились.

– Ты первый бросил меня, – ответила она не поворачиваясь, не желая или не в силах встретиться с ним лицом к лицу.

Неприятные слова повисли между ними

– Всё это время я был здесь. Каждый чёртов день в течение двенадцати лет.

Джек резко повернулась к нему, на её щеках вспыхнул яркий румянец. Возможно она смутилась?

Разозлилась.

– И, тем не менее, ты был потерян для меня, – резко раздались в комнате её слова. – Я так старалась тебя не отпускать. Удержать. Но ты ускользал от меня понемногу каждый день. Растворялся в этой... – Джек обвела рукой кабинет, махнув в сторону стола и бумаг на полу, – жизни.

Она произнесла это слово ровно так, как оно звучало у него в голове. Словно оно являлось лишь бледным отражением своей сути, и всё же это было самым точным описанием его жизни. Эбен ненавидел то, как хорошо Джек это понимала, и применил тактику нападения:

– Мне жаль, что я не оправдал твоих детских фантазий, – сказал он.

– Моих… фантазий? – недоверчиво переспросила она. Недоверчиво и даже яростно. – Моей единственной фантазией был ты.

"Неужели?"

– Ты хотела весь мир. Поэтому ты уехала. Хотела большего, чем я мог тебе дать.

Джек кивнула.

– С этим я согласна.

"Теперь я могу подарить тебе весь мир".

– На меня свалилась ответственность за жизни сотни людей. Поместье разваливалось, и мой отец проиграл его в азартные игры, он плевать хотел на обязанности и думал только о выпивке. Мне пришлось всё восстанавливать с нуля. А ты меня бросила.

Она подняла глаза к потолку, словно ища сил.

– Ты хотел, чтобы я была невидимкой. Присутствовала, но оставалась незаметной. Надолго?

– Пока я не заработал бы достаточно денег!

– Достаточно для чего?

– Для тебя!

После того, как в комнате прогремели его слова, на смену им пришла тишина. Неужели она не понимала? Он всё делал для того, чтобы стать лучше. Чтобы стать достойным.

Джек покачала головой.

– Нет, Эбен. Мне это было не нужно.

Конечно, это ложь. Никакой женщине не нужен обедневший герцог. Ни одна жена не пожелала бы связать себя с долгами и тяготами.

Но когда она тихо добавила:

– Мне нужен был только ты. – Он почти ей поверил. – Я хотела лишь стоять рядом с тобой и смотреть в наше будущее, каким бы оно ни было.

Или, скорее, он поверил в это настолько, что не смог не задать вопрос:

– Тогда почему ты меня бросила?

Грустная, еле заметная улыбка появилась на её лице.

– Без твоей веры, что значила моя любовь?

Комнату окутала тишина и опалила его болью. Каждый мускул в его теле напрягся от желания подойти и снова к ней прикоснуться. Чтобы доказать Джек, что Эбен никуда не делся. Что, застыв во времени, он оставался здесь и тосковал по ней.

– Тогда почему ты вернулась? – спросил он, не зная, что ещё сказать.

Естественно, за исключением тех слов, которые он не мог произнести.

"Почему ты не осталась?"

– Может быть, я хотела узнать... – Она замолчала, и он возненавидел тишину. Возненавидел тот факт, что уже привык к отсутствию Джек в его жизни, а теперь, внезапно, не мог этого выносить.

Когда он нарушил тишину, его голос был хриплым и прерывистым, как будто он заговорил впервые с тех пор, как она ушла:

– Зачем ты здесь, Джек?

Её взгляд метнулся к нему. Эбен так сильно и так долго скучал по этим прекрасным карим глазам. Он жаждал услышать ответ.

– Возможно, я хотела узнать, здесь ли ты ещё.

"Я здесь. И всегда буду". Но он не сказал этого вслух. А, как дурак, ответил:

– Я всегда был здесь.

Она отвернулась к окну, где за стеклом кружился снег.

– А помнишь...

– Я помню всё.

Каждую минуту. Каждую секунду.

Джек тут же повернулась к нему лицом.

– Помнишь, как ты однажды поклялся, что всегда будешь стремиться ко мне?

В её словах могло сквозить предательство. Обида. Печаль. Он бы их принял, потому что тогда смог бы не выдать себя, заняв оборонительную позицию. Но в них ничего из этого не прозвучало. Они всего лишь констатировали факт.

Наихудший вариант, потому что Эбен почувствовал себя уязвимым и полным сожаления.

Одно из тысячи обещаний, которые он так и не выполнил.

– Я пришла сказать, что обед начнётся в два часа, – сказала она.

Эбен не хотел есть. Он хотел снова поцеловать Джек, забыть прошлое и дать им обоим почувствовать себя в настоящем.

Но в том-то и заключалась проблема с поцелуем; он не просто вернул Эбена в настоящее, но и украл у него всякую надежду на будущее.

"Я люблю тебя".

Мысль была простой и правдивой.

И неуместной.

Джек ему больше не принадлежала. Он об этом позаботился.


Глава 6


Рождество, двенадцать лет назад


– В такой жаре не уснуть.

Она отыскала Эбена в его кабинете, где он продолжал работать. Стояла не по сезону тёплая ночь, погода больше подходила для солнечного майского дня, чем для зимних праздников. Город накрыла волна жары, и, поскольку никто не мог предсказать, когда зима вернётся вновь, дома страдали от отсутствия элементарных комфортных условий, которые обычно сопутствовали приходу тёплой погоды. Окна не отпирали и занавешивали тяжёлыми и плотными шторами, из-за чего было невероятно душно.

Джек не стоило удивляться... В этом году всё равно особых торжеств на Рождество не предвиделось. Все её братья и сёстры разъехались в свои загородные имения, и хотя Джек всегда были рады за любым праздничным столом, она предпочла остаться в Лондоне, в доме своего детства, убеждая себя, что хочет провести последнее Рождество со своей непредсказуемой тётей, прежде чем пожилая женщина отправится в путешествие по всему миру, которое графиня окрестила “Грандиозным туром".

Убеждая себя, что осталась в Лондоне из чувства долга, Джек могла не признавать истины: она сомневалась, что сможет выдержать за городом хоть минуту, став свидетелем семейной идиллии, наблюдая за счастливыми супругами и смеющимися младенцами, которых качали на коленях отцы. Не тогда, когда всё больше утверждалась во мнении, что ей самой такой брак судьбой не предназначен.

И убеждая себя, что остаётся в Лондоне ради тёти Джейн, Джек могла не признавать и другой истины: она не покинула Лондон ради Эбена.

Ей не пришлось говорить себе, что это их последнее совместное Рождество.

Последний шанс завоевать любимого мужчину, который, как она боялась, уже стал для неё недосягаем.

Джек остановилась в дверях с маленькой коробочкой в руке, наблюдая за великолепным и серьёзным Эбеном. Его внимание, как и всегда, было сосредоточено на бухгалтерской книге, лежащей перед ним. Он подсчитывал доходы, заставляя их увеличиваться словно по мановению волшебной палочки. В груди Джек защемило, пока она подмечала каждый нюанс: непокорные тёмные пряди, падающие ему на лоб, дёргающийся мускул на подбородке, мощные предплечья под рукавами рубашки, которые он закатал из-за жары или, возможно, благодаря позднему часу, или из-за того и другого.

Исчез тот мальчик, который стал её первой любовью. Два года и бесконечные обязанности превратили его в мужчину, по которому она безмерно тосковала. Тосковала по его душевной теплоте. Тосковала по улыбке, которую она когда-то могла так легко вызывать.

Джек попыталась заставить его улыбнуться и сейчас.

– Подозреваю, что рождественские праздники в моё время прокляты обходиться без снега.

Эбен посмотрел на неё, а потом на календарь, изображённый на верхней панели пресс-папье на столе. Он не выказал удивления по поводу даты, но Джек, тем не менее, его заметила. Эбен забыл, что сегодня Рождество.

Он снова перевёл взгляд на свои цифры.

– Ты явно сильно разозлила какого-то святого.

Она драматично фыркнула.

– Я ведь даже никогда не встречала Святого Николая1.

Эбен провёл пальцем по колонке цифр и рассеянно ответил:

– Тогда, возможно, это кара за твоё явное к нему равнодушие.

Она подошла поближе, приободрившись от его поддразнивания. Возможно, это намёк на то, что Эбен не прочь подурачиться.

– Я к нему весьма неравнодушна! Возможно, наказание предназначается тебе. В конце концов, это же ты работаешь в Рождество. Но ты ведь этого даже не осознавал?

Он что-то нацарапал на лежащем рядом листке.

– Кажется, я давно не видел слуг.

– Только отсутствие слуг показалось тебе странным?

"Посмотри на меня".

Он посмотрел, силясь разглядеть её в потёмках, но потерпел неудачу. Свеча на столе догорела почти до конца, и свет от неё не доставал до Джек. Он едва освещал ворох бумаг, разбросанный по рабочему столу.

– В поместье не празднуют Рождество.

Слова задели её за живое, и она не смогла удержаться от резкого ответа:

– Вообще-то празднуют.

– Празднуют арендаторы и слуги, – спокойно ответил он. – Но кто-то же должен следить за порядком, пока они пьют пунш и танцуют кадриль.

Прошелестев юбками по ковру, Джек подошла ещё ближе.

– А ты и есть этот кто-то?

– Других герцогов не наблюдается.

– Ты - удивительный, – тихо сказала она, обращаясь к его склонённой голове. – Всего за два года ты полностью изменил курс корабля. В этом году люди не голодают, и это только начало. Они верят в тебя. Так же, как и я.

– Этого недостаточно, – ответил он.

"Почему?"

– Эбен... ты ещё не дошёл до конца. Работа ещё не закончена. Но тебя уже есть за что благодарить. Ты стал прекрасным герцогом, о таком твой отец и мечтать не смел.

Он хмыкнул в ответ, но больше ничего не добавил.

Она глубоко вздохнула. И бросилась во все тяжкие.

– А как же всё остальное? Ведь ты же живой человек?

Он поднял голову.

– Уверяю тебя, Жаклин, ничто человеческое мне не чуждо.

Она обошла стол и присела на край. Как делала уже сотни раз.

– Разве человеку не позволено раз в год отдохнуть?

Он откинулся на спинку кресла, но продолжал молчать, не сводя с неё глаз.

– Джек...

В коридоре за дверью пробили часы. Один. Второй. Третий раз.

– Наступило Рождество, – сказала она, протянув руку и запустив пальцы в его волосы, наслаждаясь их мягкостью и тем, как Эбен прильнул к ней в ответ. Ненавидя щемящую боль в груди, она предложила: – Отложи работу до завтра. Она никуда не денется.

"Пожалуйста. Пожалуйста, хоть раз взгляни на меня. Разгляди по-настоящему".

Он покачал головой.

– Не могу.

В Джек вспыхнуло разочарование. Жгучее, яростное и, что ещё хуже - опустошающее.

– Ненавижу то, как работа на тебя повлияла, – прошептала она.

– Ты изменишь мнение, когда станешь такой богатой герцогиней, что тебе и не снилось.

"Нет, я всегда буду ненавидеть её влияние. Потому что из-за неё ты пропадёшь".

"И я вместе с тобой".

Она убрала руку. Встала. Зная, как нужно поступить, Джек почувствовала, как в ней просыпаются силы. Силы и кое-что ещё.

– Мои сны никак не связаны с деньгами.

– Это потому что они всегда у тебя были.

– Нет, – ответила она после долгой паузы. – Это из-за того, что было у меня раньше, и чего нет теперь.

Свет от свечи, падая на лицо Эбена, заострил его черты в полумраке. Глаза казались чёрными. Тени обрисовали линию челюсти, словно высекли лезвием ножа. А его губы... когда он целовал её в последний раз?

– Уже поздно, – проговорил Эбен.

Зная, что к сказанному больше нечего добавить, Джек кивнула и спросила:

– Ты придёшь на обед? Мы с тётей Джейн планируем приготовить твои любимые блюда: самого жирного гуся, которого мы только смогли отыскать, жареный картофель с такой хрустящей корочкой, что об неё можно сломать зубы... – Она отвела взгляд, посмотрев в сторону окна. – И пюре из пастернака, сделаем по высшему разряду, если можно так выразиться.

– Завтра?

– Сегодня, – поправила его Джек. Ведь Рождество уже наступило.

Ему потребовалось пару мгновений, чтобы это понять.

– Да, конечно. Сегодня. Я приду.

С тяжёлым сердцем она поставила на стол тщательно упакованную и перевязанную коробочку с прикреплёнными к ней листиками остролиста, которую принесла с собой. Джек подвинула её ближе к Эбену одним пальчиком. Он посмотрел на предмет перед собой.

– Что это?

– В Рождество принято обмениваться подарками. – Джек через силу улыбнулась. – Ты, наверное, должен это помнить, потому что в прошлом году установил довольно высокую планку, устроив снегопад.

Было трудно поверить, что с того памятного дня прошёл всего лишь год. Казалось, это случилось целую жизнь назад. Она всё ещё помнила, как Эбен притянул её к себе и пообещал сделать счастливой. Сразу после того, как разберётся с делами поместья. Сразу же, как скинет с себя бремя отцовского пренебрежения.

За последние два года он доказал, что отличается от своего отца. Арендаторы в поместье поверили в него. Так же, как и рабочие на заводах. Ему было всего двадцать два года, а он уже обладал силой и умом под стать любому члену Палаты лордов, в число которых входил и сам, но он этого не видел. Вместо этого Эбен с головой погрузился в дела поместья, бросил все силы на восстановление репутации герцогства и обеспечение средств, необходимых для исправления ошибок прошлого... будто это было возможно. Будто нельзя было просто жить настоящим и строить будущее.

И всякий раз, когда она спрашивала его, зачем он это делает, Эбен всегда отвечал:

– Ради тебя.

Но всё это было не ради неё. И никогда не будет.

Она лишний раз убедилась в своих догадках, когда он покачал головой.

– Я... ничего не...

Эбен не приготовил для неё подарка. Джек кивнула.

– Я и не ждала. – Но надеялась. – Возможно, ты сыграешь для меня чуть позже. – Он удивлённо вскинул брови, словно забыл, что когда-то играл для неё на скрипке. – Я скучаю по твоей музыке, – тихо проговорила она, лишь в этом Джек могла рискнуть ему признаться.

Он снова посмотрел на коробочку.

– Не думаю...

Она прервала его, не желая в полной мере испытать боль от его отказа, и вместо этого указала на подарок.

– Открывай.

Эбен повиновался, но его действия были лишены того волнения от предвкушения увидеть подарок. Когда он снял крышку с красиво отделанного кожаного квадратного чехла, чтобы заглянуть внутрь, Джек затаила дыхание.

Не говоря ни слова, он вынул золотые карманные часы, повертел их в руке и провёл большим пальцем по изящной филигранной гравировке.

– Лучшего подарка я в жизни не получал.

– Там есть надпись, – подсказала она, не в силах удержаться. – Внутри.

Он нажал на затвор, и задняя крышка часов распахнулась, обнажив работающие шестерёнки часового механизма. Эбен взял свечу и поднял её вверх. Джек изо всех сил пожелала, чтобы он разглядел тайный смысл в словах: "Пока у нас ещё есть время".

И в крошечной, идеально выгравированной снежинке под ними.

Джек так хотела, чтобы он увидел, как она по нему тоскует. Как сильно любит. И что больше всего на свете мечтает об их совместном будущем.

Но он не увидел.

По крайней мере, он никак этого не показал, когда посмотрел на неё и поблагодарил:

– Спасибо.

Её лицо омрачилось, но он не заметил. Потому что уже отвернулся и снова уставился в гроссбух. Уже забыв о подарке. И о самой Джек.

– Счастливого Рождества, – тихо сказала она. Как только Джек произнесла эти слова, они тут же растворились в тишине. Исчезли в темноте.

"Я люблю тебя". Но она не призналась в этом вслух. Просто не смогла.

– Я приду на обед, – ответил Эбен.

И он пришёл. Ровно в два.

Джек, однако, так и не появилась.


Глава 7


Рождество


Когда Эбен пришёл в столовую, остальные уже приступили к обеду.

Он намеренно опоздал, говоря себе, что хочет заставить их ждать... хочет, чтобы им было не всё равно, придёт он или нет. Неправда. Он хотел, чтобы ей было не всё равно.

Но, в действительности, Эбен боялся, что Джек сама может не прийти.

Он остановился перед дверью, понимая, что не должен этого делать, зная, что прятаться в коридоре и подслушивать разговоры в соседней комнате не лучшая затея. Но он поступил так всё равно, поэтому, когда Эбен подошёл к столовой, он счёл справедливым тот факт, что внутри царило бурное веселье, будто эти трое дружили целую вечность и их объединяло весёлое прошлое, в котором ему не было места.

– Я вам не верю! – настаивал Лоутон.

– Клянусь, это правда, – смеясь, ответила Джек, и это вывело Эбена из себя.

– Я должен поверить, что он играет...

– Не просто играет, – перебила Лоутона Джек. – У него бесспорный талант.

Эбен затаил дыхание.

– Само собой разумеется, – пошутил Лоутон. – Я должен поверить, что у него превосходный талант к игре на скрипке.

– Верно.

– У Эбена, герцога Олрида.

Троица снова разразилась громким раздражающим смехом.

– У того самого, – подтвердила Джек.

– И он не просто играет произведения Моцарта или кого-то в этом духе... а беззаботную, весёлую музыку.

– Я никогда не слышала, чтобы он сфальшивил, – сказала она, голосом, в котором сквозили воспоминания о былом. – Никогда не слышала, чтобы кто-нибудь играл с такой же скоростью, как он, и ни разу не сфальшивил.

Перед глазами промелькнули воспоминания. Джек не раз танцевала в бурном ритме его музыки, пока Эбен играл всё быстрее и быстрее, заставляя струны чуть ли не воспламениться, а она всё кружилась и кружилась. А потом наступал черёд Эбена воспламениться, когда они с Джек падали в ворохе её юбок, тяжело дыша и смеясь от счастья. Он представлял себе, что она будет танцевать для него каждый день до конца их жизни.

Пока всё не испортил.

– Прошу прощения, – проговорил Лоутон, вернув Эбена в настоящее. – Мне трудно представить Олрида расслабленным, а уж тем более весёлым и беззаботным.

Эбен нахмурился. Он мог вести себя расслаблено.

Столовая погрузилась в тишину. А потом, послышался тихий голос Джек:

– Я с трудом припоминаю моменты, когда бы он не веселился.

Его сердце готово было выскочить из груди.

– Потому что не хочешь, глупышка, – последовал короткий и досадный комментарий тёти Джейн. – Но ты должна помнить, что под конец от веселья не осталось и следа.

Эбен возненавидел эти слова и дальнейшее молчание, будто никому в комнате и в голову не пришло оспорить их правдивость.

Хотя, с чего вдруг?

Он не развлекался и не веселился. Всё из-за того, что был слишком сосредоточен на восстановлении поместья, титуле и своей жизни, убеждая себя в первостепенности этих вещей, благодаря которым станет достойным Джек. И его так волновало стать достойным любимой женщины, что о ней самой Эбен позабыл.

Каким же ослом он был. И продолжал им оставаться. Она, без сомнения, обрадуется приезду своего шотландского жениха, который, скорее всего, ослом не был.

А если и был, то Эбен с удовольствием его придушит.

Он хорошо понимал иронию этого утверждения.

Но вдруг Джек сказала:

– Ну, возможно, люди меняются.

Прежде чем он успел обдумать её слова, тётя Джейн и Лоутон рассмеялись, как будто Джек рассказала шутку, смешнее которой они не слышали.

Всё, с него хватит. Он вошёл в столовую, как хищник, готовый к схватке. Жаждущий схватки. Но тут увидел Джек.

На ней было одето красное бархатное платье, пришедшее на смену утреннему рабочему. Он думал, что прошлой ночью она выглядела изумительно в зелёном, но в красивом тёмно-красном, пронизанным золотыми нитями, Джек походила на рождественский подарок. Который хотелось развернуть. И заслужить.

Эбен хотел её заслужить.

Отбросив эту мысль в сторону, он перевёл взгляд на стол, на уже порезанного гуся, разлитое по бокалам вино и поданный картофель. Эбен призвал на помощь герцогский авторитет, выгнул бровь и проговорил:

– Я так понимаю, что в это Рождество мы решили не церемониться.

Лоутон откусил кусочек гуся и ухмыльнулся.

– Мы сочли, что не стоит позволять еде остыть.

– Ты имеешь в виду, не стоит дожидаться хозяина дома?

– Мы не думали, что ты вообще собираешься прийти, – сказала Джек.

Неужели она всерьёз считала, что после того, как Эбен поцеловал её в кабинете, после того, как она ответила, его не станет тянуть к ней, словно магнитом? Конечно, он пришёл на ужин. Эбен не мог не прийти, несмотря даже на то, что не заслуживал сидеть за её столом и наслаждаться её едой. Ему не было места рядом с ней в это Рождество, он не имел права греться в её лучах.

Она ему не принадлежала, и не имело значения, что сам он навеки останется принадлежать только ей.

Она выбрала другую жизнь. Другого мужчину.

Благодаря Эбену.

И всё же в глубине его души таилась слабая, но чрезвычайно опасная надежда, которая манила словно грех, нашёптывая соблазнительные невероятные идеи. Ведь Джек ответила на поцелуй.

– И всё-таки, я здесь, – сказал он, обратив внимание на место во главе стола, где должен сидеть хозяин дома.

Когда его взгляд упал на инструмент, лежащий рядом, Эбен замер. Это была потрёпанная скрипка с обшарпанным смычком.

Его скрипка.

Он посмотрел на Джек, в её ясные глаза, подметил загадочную, едва заметную улыбку на её губах.

– Ты потрудилась её отыскать?

Уголок её рта дёрнулся.

– Поиски не заняли много времени. Она лежала там, где ты её оставил.

В музыкальной комнате, рядом с пюпитром, недалеко от секретного прохода. Там, где он оставил её, когда в последний раз не устоял от искушения зайти в тёмную комнату, полную воспоминаний о былых временах и о Джек.

Эбен приходил туда только в самые поздние часы, в самое тёмное время ночи, когда его начинало переполнять сожаление. Он садился на пол возле той дурацкой картины с мифическими существами и играл для них, мечтая, чтобы они призвали её вернуться домой, чтобы он мог загладить вину и начать всё сначала.

Потом наступал новый день, он возвращался в свой кабинет и вспоминал, что все эти новые начинания сплошной обман. Он вновь принимался за работу и старался забыть Джек. И на какое-то время ему это помогало, пока не переставало. А потом всё повторялось вновь, и Эбен, погружаясь в меланхолию, опять заставлял инструмент стенать.

– Признаюсь честно, – вмешался Лоутон, махнув рукой в сторону скрипки, – я потрясён открытием, что ты оказывается музыкант.

– Я не музыкант.

– Неправда, – не согласилась Джек.

– Я давно не практиковался.

– Возможно, тебе следует опять начать, – сказал Лоутон. – Персонал вполне устроит, если ты станешь работать меньше.

– С того дня, как он стал герцогом, Олрид работает без перерыва. Не ждите, что сейчас что-то изменится, – фыркнула тётя Джейн.

– Отсутствие большого количества работы не сделает его менее трагичной личностью, – последовал весёлый ответ Лоутона. – С его печальным, одиноким существованием.

Эбен моргнул.

– Ты в курсе, что я стою прямо перед тобой?

Лоутон посмотрел на него.

– А вот если бы ты присел, то смог бы отведать эти восхитительные кушанья. – Он помолчал, потом добавил, сверкнув глазами: – Или, может быть, ты захочешь сыграть? Наш пир заслуживает развлекательной программы.

Эбен бросил на собеседника резкий взгляд, разрываясь между желанием насладиться восхитительно пахнущим жареным гусем и возможностью избежать трапезы с этой троицей. Раздумывая над своим неуютным положением, он вдруг услышал тихий вопрос Джек:

– Он одинок?

На мгновение в столовой повисла тишина.

– Нет.

Только когда думает о ней.

– Отчаянно, – одновременно с ним ответил Лоутон.

Эбен прищурившись, посмотрел на делового партнёра.

– Что? – Лоутон бросил на него невинный взгляд. Вот мерзавец! – Я всего лишь ответил на вопрос.

Удивляясь, зачем вообще это делает, Эбен резко отодвинул стул и занял своё место.

– Не понимаю, откуда ты обладаешь сведениями, чтобы дать ответ на этот вопрос.

– Мне и не нужно обладать сведениями, герцог, у меня есть глаза.

Изящная длинная рука, чью кожу будто поцеловало солнце, поставила перед Эбеном тарелку. Он сосредоточился на еде, игнорируя приводящий в смущение гнев, попутно отметив отборные кусочки нарезанного гуся и покрытый корочкой картофель рядом с идеально очищенной морковью и изысканным пюре из пастернака.

Она отдала ему самое лучшее, то, что должна была оставить себе. На какое-то безумное мгновение Эбен представил, как, забирая с собой тарелку, уводит её в тихое место, чтобы исправить эту несправедливость. Кормит её лучшими яствами, которые только может себе позволить купить, а сам лакомится тем единственным, что жаждет отведать...

Джек.

Он явно сошёл с ума, если тарелка жареного гуся навела его на мысли о поцелуях. Хотя, конечно, его всё наводило на мысли о поцелуях. Голос Джек, её смех, прекрасное красное платье с красивым вырезом, который подчёркивал зону декольте, полные груди, восхитительные веснушки... и этот золотой медальон. Откуда он вообще взялся?

Без сомнения, его подарил шотландец.

Эта мысль заставила Эбена нахмуриться, его глаза встретились с полными любопытства глазами Джек. Каким-то образом ему удалось отвести взгляд и проворчать:

– Спасибо.

На другом конце стола тётя Джейн налила себе вина из стоящего возле её локтя графина и нанесла первый удар:

– Расскажите нам, Чарли, почему вы считаете герцога таким одиноким?

Эбен мысленно попытался не дать Лоутону открыть рот. Не тут-то было! Партнёр повернулся и посмотрел на тётю Джейн.

– Ну, конечно, можно предположить что угодно, но он постоянно только и делает, что работает.

– Тебе ведь, несомненно, нравится тратить деньги, которые я зарабатываю.

Лоутон удивлённо подняли брови.

– Деньги, которые мы зарабатываем вместе, дружище.

Эбен нахмурился.

– Кому-то же нужно проверять, настолько ли сильна твоя интуиция в решении деловых вопросов, как ты настаиваешь

Лоутон ухмыльнулся.

– Моя интуиция всегда сильна, но мы оставим обсуждение этой темы на другой раз, сейчас мы говорим о тебе.

Эбен уже сожалел, что вообще когда-то вступил в деловые отношения с Чарльзом Лоутоном.

– О тебе и о том, что ты занимаешься только работой и подсчётом своих денег, будто они греют тебе душу.

– Это не правда.

Хотя, конечно, правда.

– И много у него денег? – спросила тётя Джейн. Прописная истина: люди со средствами всегда интересуются средствами других людей.

Эбен наколол на вилку кусочек гуся и съел его. Он мог бы показаться ему восхитительным, если бы не разворачивающийся разговор.

– В сущности, – сказал Лоутон, – их очень много.

По правде говоря, даже больше. За двенадцать лет он превратил герцогство Олрид в одно из самых богатых в Британии. А Лоутон заработал достаточно, чтобы всю оставшуюся жизнь носить одежду из безупречной золотой парчи.

– Так ли это? – спросила Джек. Мягко, но в тоже время непреклонно.

Он поднял голову и встретил взгляд её карих глаз. Больших. И знающих.

– Так ли что?

– Подсчёты. Подсчёты денег греют тебе душу?

"С тех пор, как ты ушла, мою душу сковал лёд".

Эбен промолчал.

За него ответил Лоутон:

– А прошлой ночью грели с удвоенной силой при поддержке моего лучшего виски.

– Пьяницы никому не нравятся, – сказала тётя Джейн, подливая себе ещё вина.

– Олрид крайне редко напивается. Он никогда не пьёт, кроме как в канун Рождества. – Когда Лоутон посмотрел на него, в его глазах сверкнул хитрый огонёк. – Интересно, почему?

Эбен прищурился.

– Ты переступаешь черту.

– А по-моему, нет. – вмешалась Джек. Спокойная, твёрдая и пугающая, потому что знала то, чего ему бы не хотелось. – Вчера вечером ты был пьян. Почему?

"В надежде, что забуду, как ты бросила меня в канун Рождества".

– Рождество же праздновать не запрещено?

Она смотрела на него глазами, которые преследовали его в течение двенадцати лет и, казалось, видели всё.

"Не обращай на меня внимания, Джек", – хотел сказать Эбен. – "Не смей обратить на меня внимание, а потом бросить и выйти замуж за другого".

– Но я думала, что ты не выносишь праздников, – проговорила Джек, повторяя их предыдущий разговор.

В прошлом её дразнящий тон мог бы его соблазнить.

– Возможно, я праздновал своё одиночество.

Джек долго не сводила с него глаз, тяжёлое молчание присутствующих в столовой только подчёркивало её изучающий взгляд.

– Прошлое не обязательно должно повторяться в будущем, Эбен, – в конце концов, сказала она.

От этих слов у него перехватило дыхание, и он снова уставился в свою тарелку не замечая еды, его внимание было полностью сосредоточено на Джек и на недосказанной правде. К несчастью она произнесла её вслух:

– Тебе необязательно оставаться одному в Рождество.

Забрезжил лучик надежды, но он отозвался невообразимой болью в душе, потому что с её стороны было неправильно обещать такие вещи. А с его стороны неправильно надеяться. Эбен проводил Рождество в одиночестве двенадцать лет. Вся его жизнь проходила в одиночестве, с тех пор как Джек уехала в Рождество.

Одиночество и сейчас его не покидало. Потому что завтра она уедет, чтобы выйти замуж за другого мужчину, прошлое станет будущим. Окончательно и бесповоротно.

Мысль не давала покоя.

Возможно, он и смог бы это вытерпеть, если бы она не решила провести последний день своей незамужней жизни вместе с ним, в плену вьюги, искушая его прикоснуться к ней, поговорить и, даже теперь, усадить к себе на колени и зацеловать до потери сознания.

– Но я не одинок в Рождество. Я в компании моих разношёрстных гостей.

– Как же тебе повезло, что у тебя есть мы.

Она улыбнулась, чересчур пылко. Ослепительно.

– Неужели?

Почему у неё столько ровных белых зубов?

– Не каждый герцог может претендовать на общество столь почётной компании.

– Лоутон предпочёл бы находиться в Мэрилебоне, тётя Джейн предпочла бы плыть в открытом море, а ты... без сомнения, предпочла бы общество своего жениха.

"Отрицай", – мысленно приказал он Джек. – "Отрицай и дай мне надежду, ведь в твоей власти одарить ею в избытке".

Какой же он чёртов мазохист!

Её улыбка смягчилась.

– Возможно, имеет значение то место, где нам суждено быть.

Джек суждено было находиться рядом с Эбеном, чёрт возьми. Она должна была сидеть на другом конце стола, в окружении полудюжины детей и десятком других между ними. Встретиться с ним взглядом, поднять бокал и выпить за их супружескую жизнь, прошлую, настоящую и будущую.

А он должен был играть на этой проклятой скрипке, пока она танцевала. Эбен неосознанно потянулся к инструменту, не успев остановиться, до того, как три пары глаз заметили его порыв. Присутствующие в комнате замерли.

Он застыл.

Первым заговорил Лоутон:

– Не останавливайся, Олрид.

Эбен поднял скрипку не в силах оторвать взгляд от Джек, чьё внимание было приковано к инструменту.

"Возможно, ты сыграешь для меня чуть позже", – сказала она ему много лет назад, в ту последнюю ночь, когда пришла к нему и дала последний шанс всё исправить. Когда он всё испортил. Когда положил начало всему этому кошмару.

Что, если бы он сыграл для неё в ту ночь?

Что если он сыграет для неё сейчас?

Время упущено.

Он покачал головой и опустил скрипку на стол.

– Тебе не следовало приносить её сюда.

Он проигнорировал тишину, наступившую после его слов, то как тётя Джейн едва слышно выдохнула, шорох пиджака, когда Лоутон откинулся на спинку стула.

Только Джек не шелохнулась и не произнесла ни слова.

А потом встала и молча вышла, её шикарные красные юбки прошелестели будто орудийные выстрелы, тихий щелчок замка, когда она закрыла за собой дверь, прозвучал словно пушечный выстрел.

Эбен был повержен.

Благодаря самому себе.

– Что ж... – подал голос Лоутон.

– Заткнись, – огрызнулся Эбен.

Хвала богам, деловой партнёр и правда заткнулся.

– Я бы хотела посмотреть, как ты попытаешься сказать мне то же самое, – вмешалась тётя Джейн, взгляд её ледяных голубых глаз был устремлён на Эбена. Когда он ничего не ответил, она продолжила: – Ах, значит, у тебя всё-таки сохранилось какое-то подобие здравого смысла.

Она встала, внезапно показавшись намного выше, чем была на самом деле, угрожающе внушительной, как те слова, которые она бросила в него, словно боевые орудия.

– Эта девушка двенадцать лет думала о тебе. Большую часть времени испытывала к тебе чувства. А ты за это время, кажется, ни о чём не думал и ничего не чувствовал.

Он знал, что это не правда. Джек не могла испытывать к нему чувства после того, как бросила. Он пообещал ей будущее, которое она по праву заслуживала. И всё, что от неё требовалось, это дождаться Эбена.

"Однажды ты пообещал, что всегда будешь стремиться ко мне".

Он не мог сдержать обещания. Ведь она сама от него ушла. Неужели этого никто не понимал? Почему никто не видел? Это он был поглощён мыслями о ней. Это его сердце ныло от потери любимой женщины, которая покинула его и вернулась только тогда, когда собралась выйти замуж за другого.

Ничего из этого он не сказал вслух. Тётя Джейн подошла к буфету и взяла тарелку, доверху наполненную отвратительным песочным печеньем.

– Не заблуждайтесь, герцог, – с презрением кинула она, – вы её не заслуживаете.

– Это никогда не вызывало сомнений, – сказал он.

– И печенья моего ты тоже не заслуживаешь.

У него складывалось ощущение, что, как раз, печенье он очень даже заслужил. Но решив, что пожилая леди вряд ли оценит, если он выразит несогласие на этот счёт, продолжил молчать, пока она не выплыла из комнаты.

– А я бы попробовал.

Эбен посмотрел на Лоутона.

– Уверяю тебя, не стоит.

Его напарник поднял бокал и откинулся на спинку стула, его тёмные глаза были полны осуждения.

– Ты - самый настоящий осёл.

Так и есть.

– Из-за печенья?

Лоутон не клюнул на уловку.

– Ради чего ты живёшь? – Когда Эбен не ответил, тот продолжил: – Вопрос не риторический. Ради денег? Но ты и так богат сверх всякой меры, у тебя денег больше, чем ты сможешь потратить за всю свою жизнь.

– Мне нужно думать о поместье, – проворчал в ответ Эбен. Прекрасно понимая, как по-идиотски это прозвучало.

– Денег хватит, чтобы все в поместье жили долго и счастливо и после твоей смерти, но это, в принципе не имеет значения, поскольку у тебя нет детей, которые его унаследуют, так что оно станет проблемой какого-нибудь другого Олрида. Поэтому деньги и детей можно вычеркнуть из списка.

Когда-то давно Эбен мечтал о детях, о красивых, рыжеволосых дочках и сыновьях с большими карими глазами. О том, как их мать заражает их мечтами о путешествиях по всему миру, а он планирует сделать всё, чтобы они увидели каждый уголок.

– Хочешь я выскажу своё предположение ради чего всё это?

Эбен с трудом подавил желание встать и перевернуть стол.

– Нет.

Лоутон отодвинулся от стола и снова выпил. Казалось, от него ничто не могло ускользнуть.

– Я всегда думал, что всё это ради женщины.

В комнате вдруг стало невыносимо жарко. Эбен запихнул в рот картофелину, не почувствовав её вкуса, в то время как его друг продолжил:

– Конечно, мысль смехотворная, если учесть, что у тебя напрочь отсутствуют хорошие манеры, и из дома ты выходишь только ради голосования в парламенте.

– Неправда.

– Точно. Ещё ты ходишь в банк.

Эбен проигнорировал правдивость этих слов.

– Так или иначе, я сказал себе, что предположение о том, что здесь замешана женщина - абсурдно. Но тут вдруг она появляется на кухне в рождественское утро. И не просто женщина. А с прекрасной улыбкой и ещё более прекрасным смехом.

– Которые обращены не к тебе, – прорычал Эбен, не подумав.

Лоутон склонил голову набок.

– Значит, к тебе?

– Нет.

– Почему же?

– Потому что она ушла.

– Всё из-за того, что ты вёл себя, как настоящий осёл. Господи. Женщина приготовила для тебя гуся. Добровольно. – Он подцепил кусочек мяса с тарелки, закинул в рот и продолжил: – И чертовски хорошего гуся.

– Не сегодня, – сказал Эбен. – Она бросила меня двенадцать лет назад. Вышла из этого самого дома и на следующий день уехала строить жизнь, в которой мне не было места.

Так же, как поступит и завтра.

– Тебе не предлагалось стать частью той новой жизни? Или ты сам решил не принимать в ней участие?

– А это имеет значение? Она меня бросила.

Почему-то это прозвучало, как самая вопиющая ложь, которую он произносил в жизни?

– Она нашла другого, – тихо добавил он, напомнив себе об этом лишний раз. Он её потерял.

Лоутон кивнул и встал.

– Вот только сегодня Рождество, и она здесь с тобой, а не с ним.

Эбен ещё долго сидел в пустой столовой после того, как гости ушли, снова и снова мысленно воспроизводя последние слова Лоутона, снова и снова повторяя себе, что Джек здесь только из-за снега, пока в голове не осталось лишь одно простое и ясное слово.

Снег.


Глава 8


Эбен нашёл Джек на улице, где в предзакатном свете, она стояла без пальто по колено в снегу, а её потрясающее красное платье с каждой секундой всё больше приходило в негодность. На её лице, обращённом к небу, читалось отчасти ангельское, отчасти опустошённое выражение.

Она не повернулась, когда он закрыл за собой дверь кухни, чтобы отгородиться от пустого дома, в котором одиночество преследовало его с того дня, как Джек ушла. Она продолжала неподвижно стоять под падавшим снегом, и Эбен поймал себя на мысли, что завидует снежинкам, которые ласкали её лицо.

Он долго наблюдал за ней, не шевелясь. Возможно, если он никогда не пошевелится... если никогда не заговорит... возможно, тогда этот момент никогда не закончится, она не уедет, и он больше не останется один.

Но заговорить всё-таки пришлось:

– Прости.

– За что? – спросила она, глядя в небо, и благодаря какому-то безумному порыву он повернулся и посмотрел на облака, как будто они могли ответить за него. Однако они этого не сделали. Возможно, потому что он слишком многое должен был искупить.

"За всё".

– За то, что вёл себя, как осёл.

Её полные, зацелованные снежинками губы изогнулись в едва заметной улыбке, которая исчезла прежде, чем он успел ею насладиться.

Потом Джек спросила:

– Почему ты не женился?

– Я никогда не хотел.

Ложь.

– Я уверена, что твоего внимания добивалось бесчисленное количество женщин, – проговорила она. – Уверена, что они были красивы, забавны, богаты и идеальны.

Нет, они не добивались его внимания. А даже если бы и добивались, трудно было представить себе женщину лучше Джек. Но он не знал как такое сказать. Поэтому повторил:

– Я никогда не хотел.

Она оглянулась на него, её щёки раскраснелись от холода.

– Даже на мне.

"На тебе. Только на тебе".

– Что ты имела в виду, сказав, что люди меняются?

Джек опять отвернулась.

– А я так сказала?

– В столовой. За обедом.

Она слегка улыбнулась, всё поняв.

– А я-то гадала, подслушивал ты или нет.

– Я не подслушивал.

Она скользнула по нему взглядом.

– Разве?

Его щёки зарделись.

– Нет. Невозможно подслушивать, находясь в собственном доме.

– Это совершенно неверное утверждение.

Когда Эбен не ответил, она задумалась над своими следующими словами, что совсем не походило на Джек. Ему это совсем не понравилось. Он хотел услышать сиюминутный ответ, а не осмотрительный. Правду, а не ложь.

– Полагаю, я имела в виду, что нет ничего невозможного в том, чтобы ты снова обрёл счастье.

Ответ ему тоже не понравился. Как будто Эбен был бездомным, о котором нужно позаботиться.

– Так вот оно что? Ты здесь, чтобы приложить руку и попытаться меня исправить?

Она не ответила на вызов, прозвучавший в его словах.

– А тебя можно исправить?

– Не с твоей помощью.

– Почему же?

– Потому что... – начал он, но не договорил.

"Потому что я не хочу исправляться для того, чтобы обрести счастье с другой женщиной".

Такого он чертовски точно не собирался ей говорить.

Её огромные глаза, казалось, всё равно видели его насквозь, видели всё, что он пытался скрыть с тех пор, как Эбен обнаружил их обладательницу на своей кухне глубокой ночью. И даже до того. Наконец, она кивнула и снова отвернулась, переключив внимание на снегопад.

– Уже темнеет. Скоро мы не сможем разглядеть снег.

Его взгляд был прикован к снежинкам, запутавшимся в её волосах, у него чесались руки распустить их и завершить преображение Джек в рождественского ангела.

– Ты всегда мечтала о снеге на Рождество.

Она улыбнулась, разрывая ему душу.

– И я его получила.

– Возможно... – он замолчал прежде, чем слова успели сорваться с языка. Откашлялся и продолжил: – Возможно, это знак.

Она обернулась.

– Какой знак?

– Будущее может принести тебе всё, что ты пожелаешь.

– Начиная с сегодняшнего дня?

Он пожал плечами.

– Думаю, что брак - это лучшая отправная точка.

– Значит, начиная с завтрашнего.

Он кивнул, возненавидев комок, застрявший в горле.

– Один последний день в прошлом, а потом - будущее.

Джек развернулась к нему лицом.

– Ты имеешь в виду одну последнюю ночь.

Она говорила о том, о чём он подумал?

"По ночам мы всегда ладили лучше".

Эбен кивнул.

Что бы он только не отдал, лишь бы провести эту ночь с ней.

Как бы она отреагировала, если бы он попросил её об этом? Как в старые добрые времена. Или, что ещё лучше, протянул руки и схватил в объятья? Он мог бы. Его пальцы жаждали прикоснуться к ней. Им не терпелось снова зарыться в её волосы, вынуть шпильки и притянуть Джек к себе. Сколько раз он это делал? Почему бы не сделать ещё раз?

Ему потребовались все силы, чтобы оставаться неподвижным.

Она переключила внимание на сад, оглядев его таинственным взглядом.

– Перед тем как вернуться домой мы посетили Грецию. В состав Кикладских островов, в самом сердце Эгейского моря, входит остров под названием Наксос. Вода там синяя, как сапфиры, а здания белые, как облака. Главным городом там считается рыбацкая деревушка, где живут старики, которые играют в настольные игры блестящими гладкими камешками, дети, которые визжат и плещутся в воде, молодые мужчины, которые ловят рыбу и молодые женщины, которые её чистят.

– На холме возвышается Хора2 острова Наксос, улочки там настолько запутаны, что в буквальном смысле представляют собой лабиринт. Они могут вывести к твоему дому или вместо него к городской больнице, книжному магазину, ресторану, а могут привести на то же самое место, откуда ты начал свой путь. Местные жители говорят, что город сам выбирает, кому позволено в нём остаться. В центре лабиринта располагается рынок, где продают безделушки, угощения, медовые конфеты и кульки с рыбой. А ещё там живёт, по меньшей мере, сотня кошек, животные только и ждут, когда смогут обвиться вокруг твоих лодыжек, чтобы выпросить обед. И это самое красивое место, которое мне удалось посетить.

Он приревновал к этому месту, о котором она сохранила такие тёплые воспоминания. И рассердился, ведь оно заняло значимое место в её сердце, а Эбен его не видел. Несмотря даже на живописные описания, благодаря которым ему могло показаться, будто они сейчас находились там и зарывались ногами в тёплый песок, а не в холодный снег.

– В полумиле к северу от города находится Портара, массивная мраморная арка высотой тридцать футов, она возвышается над морем и тянется к небу. Это развалины храма, которого больше не существует и о котором больше никто не помнит. Но местные жители называют её "дверью Аполлона". – Она замолчала. – Ты знаешь историю Аполлона и Дафны?

– Нет, – прохрипел он.

– Аполлон был... – она уклончиво махнула рукой, – богом практически всего. Скота, охоты, музыки, поэзии, недуга, здоровья, солнца, знаний. А ещё считался великим воином в придачу.

– Складывается ощущение, что он был мерзавцем.

Она улыбнулась.

– Так и есть, он был мерзавцем. И изрядным хвастуном.

– Неужели Дафна сбила с него спесь?

Она вновь обратила взор к быстро темнеющему небу и заговорила:

– Аполлону не нравилось, что люди так чествуют Эроса...

– Эроса? Это тот пухлый младенец, Купидон?

Она бросила на него хитрый взгляд.

– Пухлый младенец с очень острыми стрелами.

Эбен немного расслабился и улыбнулся, наслаждаясь происходящим. Он всегда любил слушать её истории.

– Продолжай.

– В любом случае... ты многое почерпнёшь из этого мифа, поскольку и Аполлон считал, что Эрос заслуживает меньшего уважения, чем он сам, и сказал ему об этом.

Эбен засунул руки в карманы и принялся раскачиваться с пяток на носки.

– Я полагаю, что наш юный друг не впечатлился.

– По правде говоря, нет. Он тут же натянул тетиву лука и выстрелил одной из своих золотых стрел, угодив Аполлону прямо в сердце, и бог без памяти влюбился в нимфу. В юную, и до боли красивую, Дафну.

Эбен без труда мог представить себе этот момент.

– Повезло Аполлону.

– Вы забываете, что это греческий миф, ваша светлость, – поддразнила она. – В них никому не везёт.

– Только не говори, что малыш выстрелил ещё раз.

Она рассмеялась, и он сжал кулаки, чтобы не схватить её в объятия и не зацеловать, пробуя этот звук на вкус.

– Без преувеличения, – ответила она. – Пока Аполлон стоял, затаив дыхание, сбитый с ног красотой Дафны и своей почти нестерпимой любовью, Эрос взялся за вторую стрелу, на этот раз свинцовую.

Чувствуя себя неловко, Эбен обнаружил, что не может дышать, заворожённый красотой девушки, стоявшей перед ним, и её историей.

– Свинцовая стрела угодила в цель, и Дафна воспылала страстной ненавистью к Апполону.

Эбен негромко выругался, но Джек услышала его и кивнула.

– Именно. С тех пор, Аполлон преследовал женщину, которую любил, Дафна бежала от мужчины, которого ненавидела. А Эрос злорадствовал, ибо он доказал свою силу. – Она умолкла, а потом добавила: – Говорят, что если ты встанешь в арке на Наксосе, тебя ждёт та же участь, что Аполлона и Дафну. Ты рискуешь оказаться поражённым одной из стрел Эроса.

– Золотой или свинцовой?

Она покачала головой.

– Этого предсказать невозможно. Ты должен рискнуть. Сдаться на милость любви или ненависти. Двум самым ярким чувствам рода человеческого.

– А ты? Сдалась на милость чувств?

Она повернулась и взглянула на него своими ясными и прекрасными глазами.

– Да.

– И? Стрела оказалась золотой или свинцовой?

Она снова протянула руку, чтобы коснуться падающих снежинок. Потом тихо проговорила:

– Я надеялась на свинцовую.

Это признание поразило Эбена, словно стрела, про которую она говорила.

– Надежды сбылись?

Она покачала головой. Его дыхание стало отрывистым. Теперь они уже вернулись в Англию. В Лондон. И говорили об Эбене.

– И о чём же ты думала внутри той арки?

Она продолжала сосредоточенно разглядывать крупные снежинки, которые падали ей в руку и тут же таяли. Становясь частью её. Господи. Он завидовал снегу, Греции, кошкам и древней арке, которая стала свидетельницей того, как ветер неистово трепал волосы и юбки Джек.

– Я думала о том же, о чём и всегда, куда бы мы ни отправились. – Она сделала паузу, а потом тихо добавила: – Каждый раз, когда мы видели что-то красивое. Или волшебное. Или первозданное. Или несовершенное.

Он подошёл к ней поближе, Джек подняла на него свой ясный и искренний взор. Он коснулся пальцами её порозовевшей от холода щеки.

– О чём же?

Она прикрыла глаза, и на её ресницы упала снежинка. Его загипнотизировала эта маленькая белая крупинка, чей вес, казалось, не давал Джек открыть глаза.

– Я думала о тебе. Я думала о тебе и вернулась домой, – прошептала она.

Эбен поцеловал её мягкие полные губы, упавшую на них снежинку и сорвавшиеся слова, задержавшись ровно настолько, чтобы ощутить вкус прохладной влаги, опалив её горячим дыханием. Когда он оторвался от её рта и открыл глаза, то обнаружил, что она снова смотрит на него полными слёз глазами.

– Я так скучала по тебе, – повторила она. – Каждую минуту.

Эти слова сломали его самообладание. Он прижался лбом к её лбу и прошептал:

– Но не так, как я скучал по тебе. Как по воздуху. По зною.

Она сделала глубокий вдох и с трудом выдохнула. Он услышал дрожь, увидел, как затрепетал пар от её дыхания на морозном воздухе. А потом потянулся к ней, отчаянно желая снова поцеловать, обнять, согреть. Сделать своей.

Он притянул Джек к себе, как делал сотни раз до сего момента, тысячи, если считать его сны, и она прижалась к нему в ответ, её пальцы зарылись в его волосы, покрытые снегом. Эбен снова завладел её ртом, грубо и горячо целуя. Так, как хотел поцеловать последние двадцать четыре часа. Чтобы оставить на ней свой след. Оставить этот след на них обоих.

Она принадлежала ему.

И принадлежала с самого начала. Поражённая золотой стрелой. Как и он сам. Этой рождественской ночью Эбен заявит на Джек свои права, и, будь он проклят, завтра тоже. Хоть раз в жизни он получит то, что хочет.

А взамен даст ей всё, чего бы она ни пожелала.

– Как по небесам. – Он целовал Джек снова и снова, его руки скользили по её прохладной от снега коже, крепче сжимая в объятиях. Эбен не отрывался от неё, пока они оба не начали задыхаться, тогда он отстранился лишь для того, чтобы сказать: – Ты моя. – Он отыскал в темноте её блестящий и затуманенный взгляд. – Сегодня ночью, Джек, ты снова моя.

Она без колебаний кивнула, притянув его к себе, чтобы поцеловать в ответ.

– Да, – проговорила она, прижимаясь губами к его рту. – Я твоя.

И принялась его целовать. Эбен ощутил всё то, что забыл и, что помнил в течение двенадцати долгих, пустых лет: её великолепный вкус, дикий энтузиазм, то, как она распаляла его прикосновениями языка, тихо вздыхая, и, как заявляла свои права на него, лаская пальцами, зубами и языком, точно так же, как и он.

Эбен позволил ей взять инициативу в свои руки, упиваясь её прикосновениями и поцелуями, служившими доказательствами тому, что её страсть и влечение были под стать его собственным.

Нет. Не под стать.

Ничто не могло сравниться с тем, как он её желал. Как жаждал.

Ничто не могло сравниться с тем, как он сейчас умирал от нетерпения.

Ничто не могло сравниться с тем удовольствием, которое он доставит им обоим.

Потом Эбен подхватил её на руки, и понёс обратно в дом. Захлопнув за собой кухонную дверь, он широкими шагами направился к чёрной лестнице, а после наверх, туда, где каждую ночь Джек не давала ему покоя, преследуя словно призрак.

Но в этой Джек не было ничего призрачного. Когда он опустил её на пол, они принялись раздевать друг друга, возрождая в памяти каждое прикосновение. В одно мгновение его пиджак и рубашка исчезли. Её руки гладили его плечи, пока он нежно целовал местечко, где её шея переходила в ключицу.

Он развернул Джек к себе спиной и переключился на застёжки платья. Освобождая её от одежды, словно распаковывая подарок. Эбен снял красный бархат, затем корсет из китового уса и нижнее белье. Наконец, его взору предстала изящная линия её спины. Во рту у него пересохло, он протянул руку, чтобы прикоснуться к ней пальцами.

Теперь настала очередь Эбена дрожать.

Двенадцать лет он мечтал об этом моменте. Когда, наконец, сможет оказаться возле неё. Получит шанс притронуться к ней. Доставить удовольствие. Любить. Неужели он сможет завтра её отпустить?

Не сможет.

Он никогда её больше не отпустит.

Когда Эбен заколебался, она развернулась, прижимая к себе платье, скрывающее её наготу. Его взгляд упал на золотой медальон у неё на шее, а затем опустился ниже, на то место, где смуглый цвет кожи на груди, усыпанной веснушками, сменялся на белый. Линия была чёткой и пикантной, и напоминала границу между территорией, которая принадлежала солнцу с небом и той, что предназначалась только ему одному.

Он протянул пальцы к этой линии, не в силах устоять от искушения и не дотронуться до неё, и не обжечься.

– Жаль, что меня не было с тобой. И я не стал свидетелем того, как солнце оставило следы на твоей коже.

– Мне тоже жаль.

– Я хочу отвезти тебя обратно на тот остров. Хочу постоять в той арке. – В её глазах что-то промелькнуло, что-то сродни недоверию, Эбен продолжил говорить, стремясь отогнать это чувство подальше. – Хочу лежать на солнце и считать новые веснушки, которыми оно тебя одарило.

Под его пальцами разлился румянец.

– Тебе не должны нравиться веснушки.

– Кто сказал?

– В дамских журналах пишут, что веснушки не желанны.

Эбен не смог сдержать смешка.

– Джек, уверяю тебя, твои веснушки очень даже желанны.

Она рассмеялась, но когда он наклонился и провёл губами по загорелой коже, забирая платье из рук Джек, смех замер на её губах и превратился во вздох. Она выпустила ткань, и снова потянулась к его волосам, зарываясь в них пальцами. Её прикосновение угрожало повалить его с ног.

– Рассказать тебе насколько они желанны? – спросил он хриплым от страсти голосом.

– Безусловно.

Её низкий и полный желания голос невероятно его возбудил.

– Они желанны, потому что рассказывают о тех местах, где ты побывала. Об уголках света, которые ты видела. Они, как те годы, что я упустил. Я могу изучить их и прожить эти годы опять, но на этот раз с тобой.

Он припал губами к её коже и проложил дорожку из поцелуев, боготворя каждую крапинку, затем Эбен переключился на более бледную кожу, и дошёл до напряжённого, ноющего кончика груди.

– Знаешь, как часто я мечтал об этом? – прошептал он около тугого бутона, умоляющего о внимании. – Знаешь, сколько ночей провёл, представляя, как снова отведаю тебя на вкус? Сколько часов потратил, пытаясь в точности припомнить насколько высокий крик могу заставить тебя издать.

– Эбен... – прошептала она, вцепившись пальцами в его волосы. – Пожалуйста.

– Посмотрим, не подводит ли меня память? – проговорил он порочным и дразнящим тоном. Эбен прикоснулся губами к её плоти и с силой втянул вершинку в рот, наслаждаясь тем, как Джек откинула голову назад и ахнула, затем вздохнула, а потом, когда он провёл языком и зубами по чувствительному бутон, вскрикнула.

Всё было ровно так, как он помнил.

И безмерно лучше.

От тех божественных звуков, что она издавала, его естество затвердело словно сталь и угрожало излиться в момент наивысшего блаженства, но Эбену было всё равно. Если при этом, он мог наслаждаться удовольствием, которое получала Джек.

Выпустив изо рта сосок, он снова завладел её губами и, бросив одежду на пол, усадил Джек на край кровати. Сидя так высоко, что не доставала ногами до пола, она потянулась к нему.

– Давай... присоединяйся ко мне…

Ещё не время. Только не после двенадцати лет разлуки. И по правде говоря, несмотря на то, как сильно ему хотелось к ней присоединиться, было кое-что другое, чего он жаждал всё же больше.

Эбен хотел её боготворить.

Он опустился на колени, располагаясь между её бёдер, прижался ртом к нежной коже под грудью, прошёлся губами по идеальной выпуклости живота, и не сбился с пути даже, когда Джек попыталась его отстранить, чтобы скрыть то, что она воспринимала как несовершенство на своём совершенном теле.

Но остановить Эбена было невозможно. Устраиваясь поудобнее между её распахнутых ног, он легонько толкнул её, заставив откинуться на матрас. Она снова вздохнула, запуская пальцы в его волосы, а в его голове вспыхнуло ещё одно воспоминание.

– Я мечтала... – начала она, но замолкла, когда он коснулся языком нежной складки у стыка бёдер.

Он поднял голову.

– О чём, любимая?

Её пальцы сжались, направляя его к заветной цели. Неужели она хотела того же? Мучительная мысль подвела его к самой разрядке. Господи, он так надеялся, что она имела в виду тоже, что и он. Эбен позволит ей брать в этом инициативу до конца их дней. Он станет лакомиться ею, когда бы ей того не захотелось.

Он прижался губами к её плоти.

– Я мечтала об этом, – прошептала она, приподнимая бёдра навстречу его языку. Джек была такой сладкой... такой великолепной. – Жаждала, – добавила она, разводя ноги шире и, признаваясь в своей потребности снова и снова.

Эбен лакомился ею, не позволяя свести ноги. Он водил языком и посасывал её плоть, смакуя процесс, не спеша занимаясь с ней любовью. Её вкус совсем не изменился. Богатый, как вино, порочный, словно наслаждение. Ему не хотелось останавливаться. Медленно и нежно он исследовал шелковистые, блестящие своды, о чём мечтал годами, ласкал языком там, где он помнил, ей нравилось больше всего. Снова и снова, вновь и вновь, пока Джек не начала выдыхать его имя, притягивая ближе к себе, и прижиматься плотью к его рту. Эбен продолжал жадно вкушать её нектар, пока она не обезумела от желания окончательно, взмолившись о разрядке.

И он уступил. Медленный темп сменился быстрым, его язык двигался в такт с губами, а затем, когда она приподняла бёдра и вцепились пальцами в его волосы, ускорился ещё. Джек выкрикнула его имя, он крепко обхватил её и позволил достигнуть кульминации, в то время, как сам упивался мыслью, что смог доставить ей удовольствие.

Он замер, легко и неустанно посасывая её плоть, продлевая момент наивысшего наслаждения, пока она не выдохнула и не расслабилась, без сил откинувшись на кровать. Идеальная.

Его.

Подняв наконец голову, Эбен тут же присоединился к Джек на кровати. Он крепко обнял любимую и принялся покрывать поцелуями её линию челюсти и подбородок. Она повернулась, чтобы поцеловать Эбена в ответ. Дерзкая и красивая. Её пальцы обвели контуры его торса и опустились вниз к тому месту, где он жаждал прикосновения больше всего. Она просунула один палец за пояс его брюк и проговорила:

– Пожалуйста, ещё.

Он закрыл глаза, благодаря Всевышнего за то, что тот послал ему её, и позволил Джек расстегнуть ширинку. Эбен приподнял бёдра, чтобы она смогла стащить с него брюки. Потом Джек взобралась на него и оседлала, как будто делала так раньше тысячу раз, как будто действительно присутствовала в его снах каждую ночь.

– Джек, – прошептал он, положив руки ей на талию, а затем переместил их вверх к полной, красивой груди и снова вниз, проведя ладонями по изгибам роскошной фигуры. Затем он обхватил бёдра Джек, усаживая её поудобнее. Разгорячённая женская плоть, словно огонь, опалила его твёрдый, ноющий член.

– Пожалуйста, Эбен... я хочу...

– Я знаю, любимая, – прошептал он, приподнимаясь навстречу её поцелую. Чтобы обвести языком её полные губы, попробовать их на вкус. Господи, он тоже хотел. Он будет хотеть её вечно. Каждый день. Каждый час. Эбен хотел Джек каждую минуту с тех пор, как она от него ушла. – Я знаю.

Дразнящим движением он прижался членом ко входу в её лоно, едва проникнув в тугие, пылающие ножны, прежде чем остановиться. Она качнула бёдрами, но он удержал их на месте.

– Эбен... – запротестовала она.

– Нет, – с трудом проговорил сквозь стиснутые зубы. – Я хочу видеть. Хочу наблюдать.

– Позже посмотришь.

Когда она пошевелилась, он зарычал и снова её остановил.

– Нет уж, сейчас. Я отчаянно мечтал насладиться видом с тех пор, как ты ушла.

Он замер, упиваясь видом Джек, возвышающейся над ним, искушающей его сверх всякой меры. Его член был таким твёрдым, а её плоть такой нежной и, боже, как давно он к ней не прикасался.

Слишком давно.

Он встретился с ней взглядом.

– Я не хочу причинить тебе боль.

Она упёрлась руками в его грудь.

– Ты не причинишь. Чёрт возьми, Эбен. Пожалуйста.

– Ненасытная.

– Только с тобой, – сказала она. – И только по отношению к тебе.

Этим словам, наполненным желанием, которое по силе соответствовало его собственному, он не мог сопротивляться. Эбен отпустил Джек, позволяя ей вобрать его плоть в свои тугие, горячие и такие восхитительно влажные недра, что он чуть не достиг кульминации от одного единственного, великолепного движения.

Нет. Сначала Джек. Всегда Джек.

Он коснулся чувствительной, напряжённой плоти чуть выше того места, где их тела соединялись, и начал поглаживать и обводить круги так, как нравилось Джек. Она задыхаясь двигала бёдрами, приспосабливаясь к длине его естества, и доставляла ему самое большое удовольствие в жизни, пока он продолжал её ласкать.

Он не собирался завтра её отпускать.

Он вообще не собирался её отпускать.

Внутри него наслаждение боролось с отчаянием. Его руки снова легли на её бедра, удерживая на месте. Он заполнял Джек собой, а она заполняла его.

– Посмотри на меня.

Она без колебаний подчинилась. Когда Джек подняла на Эбена взгляд, у него защемило в груди. Он смотрел на неё впервые за целую вечность. Эбен покачал головой.

– Я не должен был тебя отпускать. – Она закрыла глаза, и он увидел, как сильно её поразили его слова. Увидел тоску. Узнал ее как свою собственную. – Я должен был поставить тебя на первое место. Превыше всего.

Джек замерла.

– Мне это было не нужно. Я всего лишь хотела быть частью твоей жизни.

Господи, каким же он был мерзавцем.

– Я не знал, как это сделать.

Она кивнула.

– Знаю. Всё в прошлом.

Разочарование.

– Нет, не в прошлом. Джек, ты была всем для меня. А когда ты ушла... – Он приподнял её, его твёрдый член выскользнул из мягких глубин, причинив мучительную боль. Возможно, если он доставит ей удовольствие, напомнит, как им было когда-то хорошо вместе... – Ты всё для меня. Без тебя я никто.

Затем он перекатил Джек на спину, а сам устроился сверху, сжимая её в объятиях. Стремясь ощутить всем телом. Обхватив её лицо ладонями, он изо всех сил пожелал, чтобы она его услышала. И поняла.

– Я живу прошлым двенадцать лет.

Её глаза, её прекрасные глаза наполнились слезами, и она прошептала:

– Как и я. Меня переполняли воспоминания о прошлом, новым не было места.

– Прости меня. – Он наклонился, чтобы её поцеловать. Она понимала. И вернулась к нему. – Пожалуйста, любимая. Пожалуйста, прости.

Она приподняла бёдра навстречу его, и он зашипел от удовольствия.

– Давай тогда создадим новые воспоминания?

Чёрт возьми. Да.

Он начал двигаться. Его захватили воспоминания. Да.

– Эбен...

– Скажи, что хочешь.

– Глубже...

Да.

– Любимая.

– Сильнее.

Да.

– Эбен...

Он сделал всё, как она просила. Приблизив рот к её уху, Эбен прошептал правду, которую должен был ей сказать до её ухода:

– Всегда только ты. Всё, что я делал, я делал для тебя. – А потом добавил, словно вознёс молитву: – Я люблю тебя.

При этих словах она вскрикнула, крепко стиснув его плоть, и увлекла за собой. Он застонал и вонзился глубже, продолжая двигаться, чтобы заставить её прочувствовать пик блаженства до конца.

Джек. Прошлая, настоящая и будущая слились воедино.

А потом она прошептала свою собственную правду, будто преподнесла дар:

– Для меня существовал только ты, Эбен. Так было всегда.

Да.

Он прижался лбом к её лбу, вдыхая её аромат, завладевая губами в долгом, неспешном поцелуе, вкладывая в него всего себя. Он хотел стереть прошлое и начать всё заново, прямо сейчас. С этого самого идеального момента.

Стать тем мужчиной, которого она заслуживала.

Она прильнула к нему, как воздух, и недовольно вздохнула, когда он поднялся. Эбен не собирался её покидать. Никогда. Он накрыл их одеялами, ограждая от прохлады в комнате. Джек устроилась в кольце его рук, положив голову ему на грудь. Это место пустовало с тех пор, как она ушла. Он берёг его только для неё.

Эбен провёл пальцами по её невероятно нежной коже. Она подняла голову и запечатлела поцелуй на его груди.

– У тебя так сильно бьётся сердце.

Эбен потёр то место рукой.

– Оно так долго молчало, а сейчас заново учится стучать.

Она долго не сводила с Эбена глаз, а потом взяла его ладонь и прижала к своей груди.

– Им обоим придётся вспомнить, как это делать.

Его взгляд упал на их переплетённые пальцы. Эбена восхитило это соприкосновение... близость Джек, а потом он посмотрел на золотой медальон, с вырезанными на нём витыми виноградными лозами. И потянулся к кулону.

Откуда он взялся? Эбен провёл пальцем по завитку. Может быть это подарок её идеального жениха? Он ощутил укол неприязни при мысли о подарке от другого мужчины, который нашёл приют на её тёплой коже. И этот кулон находился всё время между ней и Эбеном, пока они дарили друг другу наслаждение.

Джек поняла на что он смотрит и взяла медальон, крепко зажав его в кулаке. Эбен встретился с ней взглядом и заметил, что её широко распахнутые глаза преисполнены волнением.

– Я купила его в тот день, когда мы покинули Лондон, – прошептала она. – В качестве подарка.

Его охватило чувство стыда. Ведь он не подумал тогда купить ей подарок. Обнаружить, что она купила его себе сама, оказалось хуже, чем думать что, он от другого мужчины.

– В честь начала новой жизни, – предположил он тихим, хриплым голосом. В честь начала новой жизни без него.

У него тоже могла начаться новая жизнь, если бы он не был таким идиотом.

– Нет, Эбен, – прошептала она, её глаза вновь наполнились слезами. – Нет, чтобы оплакивать прошлое.

Повозившись с замочком, Джек открыла медальон, который носила у самого сердца, чтобы показать Эбену сокровище, хранившееся внутри. Он прищурился, разглядывая маленький пожелтевший кружочек из пергамента.

Снежинка.

Его сердце бешено заколотилось.

– Полагаю, кулон мне больше не нужен, – тихо проговорила она.

Что? Не могла же она хотеть бросить Эбена, после всего случившегося. Не теперь. Как ей могло в голову прийти, что он её отпустит. Не тогда, когда у него появился шанс снова её завоевать.

И, чёрт возьми, он завоюет её снова.

Он взял медальон и закрыл его, чтобы маленький бумажный кружочек оставался в целости и сохранности, и вернул кулон на место. Наклонившись, и поцеловав Джек, он нехотя оторвался от неё, перегнулся через край кровати и подобрал свой отброшенный жилет. Отсоединив длинную золотую цепочку от кармана, он перекатился на бок лицом к Джек и продемонстрировал ей золотые карманные часы, свисающие с пальцев. Когда она узнала качающийся маятник, в её глазах вспыхнуло удивление, за которым последовала радость, такая бурная и желанная, что Эбен ощутил себя королём.

Она посмотрела на Эбена.

– Твои часы.

– Это не часы. А талисман.

Он открыл заднюю панель, в качестве подтверждения своих слов показав то место, где когда-то была надпись, но с годами стёрлась, потому что он слишком часто водил по ней пальцем. И там же внутри, хранилась ещё одна пожелтевшая снежинка. Под стать той, что принадлежала ей. У Джек перехватило дыхание, протянув руку к маленькому диску, она нежно провела пальцами по клочку бумаги, словно он был таким же хрупким, как настоящая снежинка.

– Единственное, что у меня осталось после тебя, – проговорил он хриплым голосом. – После того, как сам же тебя и прогнал.

По её щеке скатилась слеза, Эбен уронил часы и потянулся к ней, его переполняли эмоции. Он мог вынести двенадцать лет одиночества, но не её слёзы.

– Нет, любовь моя. Нет. Не плачь. Не из-за меня. Я этого не стою. Я никогда не стоил твоих слёз.

Её пальцы зарылись в его волосы, удерживая Эбена на месте, пока слёзы продолжали литься из её глаз, а потом она оттолкнула его от себя и встретилась с ним взглядом. Он понял, что чувствовала Джек.

Гнев.

– Ты всегда решал за меня, как мне к тебе относиться. Чего ты стоишь. И мне надоело. – Он снова потянулся к ней, но она отмахнулась от его рук. Стянув одеяло, Джек поднялась с постели, словно решительная и прекрасная Венера, и встала рядом с кроватью. – Ты решил, что нам следует подождать со свадьбой. Ты решил, что сначала должен разбогатеть. Решил, что нужно восстановить поместье. Ты решил, что, пока ты работаешь, мне не место рядом с тобой. Ты решил, что я не могу любить тебя, пока ты беден. Ты решил, что... – она перевела дух, Эбен сел, снова потянувшись к ней, но снова получил отпор. – Нет... – он тут же опустил руку, хотя ему до боли хотелось прикоснуться к ней, чтобы стереть ту боль, которая буквально пронизала её следующие слова: – В твоих глазах я была совершенством. Ты воздвиг меня на пьедестал и решил, что я слишком хрупкая, чтобы находиться рядом с тобой.

Эти слова его уничтожили. Он свесил ноги с кровати

– Что? Нет. Всё было совсем не так. – Эбен всегда хотел, чтобы она была рядом с ним. Просто он... – Я хотел быть тебя достойным. Хотел, чтобы ты получила всё, что заслуживаешь по праву.

– Что за чушь, – в ответ заявила она. – Я могла бы строить будущее вместе с тобой. Мы могли бы идти по жизни вместе. Вместе строить будущее.

Он замер. Как часто Эбен мечтал именно об этом? Ложился спать голодным и усталым, но был уверен, что слышит аромат Джек и чувствует её присутствие.

Но уже было слишком поздно. Из-за неуместного чувства долга и своей одержимости тем, что он мог бы однажды ей дать, он забыл о том, что мог бы делать каждый день. В богатстве и в бедности. В болезни и в здравии.

Пока смерть не разлучит их.

– Почему ты не приехал за мной? После моего отъезда.

Он посмотрел ей в глаза.

– Я хотел.

Сильнее, чем жаждал дышать.

– Ты же обещал.

– Я хотел, – повторил он. – Джек... но ты же отправилась путешествовать. Что я мог тебе предложить? Никчёмную жизнь, отягощённую прошлым.

Она раздражённо вздохнула.

– Ты мог бы дать мне будущее с человеком, которого я любила, болван. Я же всегда мечтала только об этом.

Правдивость этих слов заставила его взбунтоваться, и он решил, что с него хватит. Эбен провёл двенадцать лет, не прикасаясь к ней. И больше так не мог. Он протянул руку и обнял Джек, её обнажённая кожа на ощупь напоминала шёлк. Он притянул любимую к себе, и она подчинилась, положив руки ему на голову, а Эбен уткнулся лицом в её живот, вдыхая аромат Джек.

– Ты мог бы дать мне всё, о чём я мечтала, – прошептала она.

Это до сих пор было в его власти.

– Я всё испортил.

– Вот именно.

– С самого начала.

– Нет. Только с середины.

Казалось, что с тех пор прошло много времени. Целая вечность.

Нет. Казалось, что всё осталось в далёком прошлом.

Он поднял голову и посмотрел на неё.

– Ты не можешь выйти замуж за своего идиотского шотландца.

Джек склонила голову.

– Почему же?

– Потому что он никогда не будет любить тебя так, как я.

Её взгляд смягчился, и в его душе разлилось тепло, как будто в первый весенний день треснул лёд.

– Он никогда не заставлял меня страдать, как ты.

Эбен встал, и обхватил её лицо руками.

– Мне очень жаль. Господи. Позволь мне всё исправить. Скажи мне, как всё исправить.

– Я всего лишь хотела, что бы ты выбрал меня, – сказала она. – Чтобы ты любил меня.

– Так и есть, – ответил он, завладевая её губами в долгом страстном поцелуе, отчаянно желая прикоснуться к ней. Ощутить её тело. – Чёрт, Джек. Всё... всё, что у меня есть ... и я сам... всё принадлежит тебе.

– Мне не нужно всё, – прошептала она. – Мне нужен только ты.

– Я всегда был твоим, – прошептал он. – Даже, когда мы находились на разных концах света, когда нас разделял десяток лет, у тебя был я.

Они снова поцеловались, долго и неспешно, пока Джек не задрожала в его объятиях.

Он мгновенно направился к очагу, и, повернувшись к ней спиной, наклонился, чтобы чиркнуть кремень и развести огонь. Как только пламя разгорелось, Эбен оглянулся, ожидая увидеть Джек где-нибудь вдали от кровати, там, где они смогут поговорить, обсудить прошлое и начать всё заново.

Однако она находилась на своём законном месте, снова в его постели. Натянув одеяло до подбородка, Джек наблюдала за Эбеном, а в её глазах отражались оранжевые блики пламени.

– Возвращайся в постель, – тихо проговорила она самые восхитительные слова на свете.

Он покачал головой, направляясь к столу в дальнем конце комнаты, где оставил свою скрипку. Взяв её, он снова повернулся к Джек.

– Я перед тобой в долгу.

Глаза Джек расширились, она села в постели, прижимая простыни к груди. На её лице заиграла улыбка.

– С той самой ночи я жалею, что не играл для тебя каждый вечер, – тихо проговорил он. – Я лежал в этой самой кровати, вглядывался в темноту и думал, осталась бы ты, если бы...

Эбен не закончил предложение, вместо этого поднёс инструмент к подбородку, опустил смычок на струны и принялся играть для любимой женщины. Он закрыл глаза, как только зазвучала мелодия, вкладывая в неё всё своё сожаление, желание и любовь к Джек, которая каким-то чудом к нему вернулась. Он играл так, словно это был его единственный шанс убедить её остаться, единственная возможность её вернуть... единственная надежда.

Когда последние звуки музыки затихли, он открыл глаза, сразу же отыскав лицо Джек, и увидел слёзы на её щеках.

– Эбен, – прошептала она, его имя прозвучало, словно молитва, согревая его тело изнутри. – Мне так этого не хватало.

Он опустил скрипку.

– Счастливого Рождества, Джек.

По её щеке скатилась огромная слеза.

– Я люблю тебя, – прошептала Джек.

Эбен тут же кинулся к ней, бросив инструмент на ковер. Он забрался на кровать, прижал её к себе и поцеловал.

– Ты холодный! – взвизгнула она.

– А ты моё солнце, – ответил он, притягивая её ближе, наслаждаясь её теплом.

Любя её.

Она улыбнулась, уютно примостившись у него на груди. Упиваясь ощущением её восхитительного тела, прижатого к его собственному, он поцеловал Джек в макушку.

– На это Рождество идёт снег.

Она зевнула, уже закрыв глаза.

– Чудо.

Казалось, он не выпускал любимую из объятий целую вечность, пока её дыхание не стало ровным и глубоким, и она не заснула в кольце его рук, которые согревали и оберегали от всего остального мира.

Он не смел заснуть, часами лёжа в темноте. Боясь, что, когда проснётся, её не окажется рядом.

Боясь, что чудо долго не продлится.


Глава 9


Остров Наксос, два месяца назад


Джек стояла в арке Апполона, глядя на Эгейское море, но не замечала ни сапфировой синевы воды, ни блеска заходящего солнца, когда вдруг за её спиной послышался голос Фергюса Макбрайда:

– Золотая или свинцовая?

Оторвавшись от размышлений, Джек обернулась и обнаружила шотландца, прислонившегося к массивному каменному дверному косяку, его руки были скрещены, а на красивом молодом лице играла пытливая улыбка. Она покачала головой.

– Не знаю о чём...

– Золотая или свинцовая? – повторил он. – Какая из стрел Эроса?

– Ни та, ни другая.

– Обманщица.

Услышав обвинение, она издала удивлённый смешок.

– Прошу прощения, но это не ложь.

– Жаль. Я надеялся, что тебя пронзит золотая, и ты воспылаешь ко мне любовью, милая.

Его широкая, обаятельная улыбка оказалась очень заразительной.

– Тебе двадцать шесть, и ты настолько красив, что вполне можешь заставить девушку решить, будто за ней явился сам шотландский дьявол. Ты мог бы заполучить любую женщину, какую пожелаешь.

Он подмигнул Джек.

– Возможно, я искал женщину постарше, которая возьмёт меня на поруки.

Она махнула рукой в сторону деревушки, где они с тётей Джейн провели последний месяц.

– Моя тётя сейчас читает на веранде.

Его смех потонул в море и растворился тишине. Через какое-то время Фергюс спросил:

– Согласна?

Она встретила тёплый взгляд его карих глаз.

– На что?

– Взять меня на поруки?

Джек оказалась в замешательстве. Фергюс путешествовал с ней и тётей Джейн уже три месяца. Леди Дарби славилась коллекционированием прихлебателей, но их знакомство в Константинополе по прихоти тёти, закончилось тем, что Фергюс и Джек стали друзьями. Никогда, за всё то время, что они провели вместе, ей не приходило в голову, что Фергюс может расценивать их дружбу... как нечто большее.

– Ты... – начала она, но умолкла.

Он робко улыбнулся.

– Ты сказала, что устала от путешествий.

Это было правдой. Тётя Джейн могла бы спокойно провести остаток своих дней на чемоданах, так и не вернувшись в Лондон. Но двенадцать лет оказались слишком долгим сроком для Джек, за это время она поняла, что тоскует по дому.

Тоскует по мужчине, который когда-то олицетворял для неё дом.

Джек встретилась взглядом с Фергюсом.

– Устала, но... – она снова не закончила мысль.

– Ты устала быть компаньонкой, а я не могу путешествовать по миру вечно. Ко мне взывает мой дом в Шотландии, и, в конечном счёте, мне понадобится жена.

– В конечном счёте.

Фергюс беспечно пожал плечом.

– Зачем ждать, когда у меня уже есть такой хороший друг.

– Друг.

Он ухмыльнулся.

– Вы плохо меня слышите, леди Жаклин?

– Нет, – ответила она. – Плохо понимаю.

Он выпрямился во весь свой рост, ему на лоб упали чересчур длинные рыжие пряди волос.

– Позволь объяснить более понятно. Мне нужна жена. И я думаю, что тебе нужен муж. Что скажешь, если мы объединим наши интересы?

А вот и оно. Её первое предложение руки и сердца. Ветер с Эгейского моря закручивал вокруг них вихри, отблески золотого заката создавали ощущение рая на земле. Только это был совсем не рай. Потому что совсем не такое предложение она мечтала получить.

То, о котором мечтала, Джек не получит никогда.

– Очень милое предложение.

Он склонил голову.

– Но ты его не примешь.

Она покачала головой.

– Я не могу выйти за тебя.

– Почему?

– Потому что ты меня не любишь.

Он кивнул в знак согласия, Джек ощутила что-то сродни облегчению.

– Ты мне очень нравишься. А некоторые крепкие браки основывались и на меньшем, знаешь ли.

Брак было хорошим предложением. Фергюс был хорошим другом. Красивый, добрый, с неиссякаемыми средствами к существованию и поместьем в Шотландии в придачу.

– Почему бы не признать правду? – предложил он, отрывая Джек от размышлений.

Она долго не сводила с него взгляда, а потом согласилась:

– Ну, хорошо. Я тебя не люблю.

В словах не было яда. Фергюс и не думал обижаться, а одарил её белозубой улыбкой.

– Но я тебе очень нравлюсь.

Джек улыбнулась в ответ.

– Конечно, но только, когда не ведёшь себя как безумец.

– Скажи мне вот что. Как часто ты думаешь о том, чтобы вернуться к нему?

Вопрос застал её врасплох. Откуда Фергюсу знать, что есть о ком спрашивать? Ведь спрашивать было не о ком. Прошло двенадцать лет, и, конечно же, всё изменилось.

Джек не собиралась продолжать любить Эбена.

Но всё ещё любила. Любила только его и не представляла себе мужчины, который мог бы с ним сравниться. Сравниться с тем мальчиком, который не подпускал к ней бури, подарил снег и заставил поверить в любовь. На глаза навернулись слезы. В памяти вспыхнули воспоминания об объятиях Эбена, о его широкой улыбке, прекрасных глазах и мощных плечах, о его нежных поцелуях. А вместе с воспоминаниями Джек охватила тоска.

И она дала другу правдивый ответ:

– Каждый день, с тех пор, как я у ехала, я думаю о том, чтобы вернуться к нему.

Фергюс не удивился её признанию. В его словах сквозили доброта и понимание, когда он спросил:

– Почему же не вернулась?

Джек кинула взгляд на море.

– Потому что... он за мной так и не приехал.

Её тихие слова унёс ветер.

Но Фергюс всё равно их расслышал.

– Он явно кретин.

Она удивлённо рассмеялась, услышав обидный эпитет.

– Так и есть.

– Но твоя голова забита мечтами о нём, – добавил Фергюс.

Джек повернулась к нему.

– Прошу прощения?

– Ты его любишь?

– Да, – ответила она. – Да. Люблю.

– Всё ещё.

Она глубоко вдохнула солёный морской воздух, наслаждаясь солнцем. Её мысли были далеки от сюда, Джек думала о Лондоне, где уже становилось холодно, в городе пахло осенней прохладой. Она скучала по прохладе, по тому времени, когда ночи становились длиннее, и она могла незамеченной прокрасться по дому. В библиотеку.

К Эбену.

– И всегда буду.

– Тогда зачем было уходить от него?

Она целую вечность не отвечала, наблюдая за тем, как волны набегают и разбиваются о берег.

– Потому что я не могла остаться и позволить ему уйти первому.

– Не могу тебя за это винить. Мы все от чего-то бежим. – Фергюс долго молчал. – Но говорят, что сердцу не прикажешь.

Какие же верные слова!

– Я не хочу его любить, – тихо сказала она.

– Мне кажется, что если бы ты не хотела, то не любила бы его.

– Он так и не приехал за мной.

У Джек сжалось сердце от этого признания. Как же долго она ждала, что он вдруг появится? Отыщет её, падёт ниц и станет умолять выйти за него замуж? А он так и не приехал.

И она так и не вернулась.

– Это потому, что он идиот. – Она снова засмеялась, вытирая мокрые от слёз щёки, и Фергюс продолжил: – Если бы он приехал, ты бы согласилась пойти за ним?

Лгать не было смысла.

– Да. Несомненно.

Последовала пауза. А потом Фергюс сухо подытожил:

– Тогда, возможно, ты тоже идиотка.

Последние лучи заходящего солнца окрасили руины в розовые и оранжевые тона, заливая весь город волшебным светом. От этого вида у Джек захватило дух. И защемило в груди, как и от всего остального огромного мира. Пролетели двенадцать лет исследований, осмотра достопримечательностей, изучения тайн огромного мира и встреч с людьми, но в конце каждого дня Джек мечтала об Эбене.

Её охватил немалый страх, и она выплеснула свою неуверенность на Фергюса:

– Вдруг я вернусь... и обнаружу, что только я одна ничего не забыла?

– А вдруг, нет?

– Что, если он меня не любит?

– А что, если любит?

Вдруг он всё ещё ждёт её? Как и она его?

– Что, если у меня ничего не выйдет? – спросила она друга.

Он улыбнулся и широко развёл руками.

– Если ничего не выйдет, предложение о Шотландии остаётся в силе.

Страх уступил место надежде. Грешной, чудесной надежде.

– Успеем добраться до Лондона к Рождеству?


Глава 10


Второй день Рождества


Герцог Олрид проснулся в холодной комнате, ослеплённый солнечным светом, льющимся из окна, и в полной уверенности, что пропустил самое важное утро в своей жизни. Он сел, сразу потянувшись к женщине, которую обнимал всю прошлую ночь, но нащупал лишь прохладные простыни.

Она ушла.

Наступил день дарения подарков, и она ушла.

Сегодня она должна была отбыть на свадьбу. В новую жизнь в Шотландии. В будущее.

Неужели он упустил это самое будущее?

Эбен вскочил с кровати, едва не забыв накинуть халат. Затягивая на ходу кушак, босой, он выбежал из спальни и помчался вниз по тихой лестнице, на кухню.

Пусто.

Он молниеносно развернулся и бросился обследовать другие комнаты. В библиотеке - пусто. Подбегая к столовой, Эбен почувствовал, как у него сжался живот. Возможно, Джек занималась завтраком? Конечно же, он знал ответ. Там тоже никого не было.

Господи. Неужели она его бросила?

Она не могла. Она просто не могла его бросить.

Может ему всё приснилось? Приснилась она?

Бурная фантазия разыгрывалась всё сильнее. Он вернулся в фойе, направляясь в свой кабинет. Возможно, Джек отыщется там.

Джек в кабинете не оказалось, но зато там был Лоутон, он сидел за своим столом и работал. Когда вошёл Эбен, обводя безумным взглядом все тёмные уголки, друг поднял голову.

– Я и не знал, что сегодня мы решили не церемониться в выборе одежды, – сухо заметил деловой партнёр.

– Который сейчас час?

Лоутон поднял брови, но кинул взгляд на часы на своём столе.

– Полдесятого.

– Ты не видел... – Эбен умолк, на полном серьёзе раздумывая, не приснилась ли ему Джек. Он провёл рукой по волосам. – Джек? Леди Джек? Леди Жаклин Мосби?

Лоутон склонил голову, и его глаза весело сверкнули.

– Нет, не видел. Ты её где-то потерял?

Эбен нахмурился.

– Последний раз, когда я её видел, она была там, где ей самое место.

– У себя дома? Собирала приданое?

– В моей постели. – Боже. Что если она уже уехала. В нём взыграла паника. – Чарльз, – тихо проговорил Эбен, – Я не могу её потерять. Не после того, как снова обрёл.

Через мгновение Лоутон встал, снял очки и положил их на стол, решительно сжав губы.

– Ну тогда, видимо, мы должны отыскать её до того, как она уедет.

Эбен покачал головой.

– Она уехала.

– Она не могла. Улицу замело снегом, она не рискнула бы уехать в такую погоду.

Снег. В Эбене вспыхнула надежда. Он думал, что сказочная метель была подарком для неё. Но, нет. Этот подарок предназначался ему.

К нему подошёл Лоутон и, хлопнув по плечу, добавил:

– Нас завалило снегом. Она где-то в доме, дружище. Должна быть.

И тут Эбена осенило.

Нет. В доме её не было. Но это не означало, что она выходила на улицу. Эбен направился в музыкальную комнату, а за ним по пятам, изнемогая от любопытства, следовал Лоутон. Когда Эбен распахнул дверь и решительно прошествовал внутрь, деловой партнёр спросил:

– Ты собираешься призвать её с помощью музыки?

Эбен проигнорировал его и потянулся к краю картины, с изображением сатиров.

– Олрид, – осторожно проговорил Лоутон, будто обращался к безумцу. – Я не думаю, что стоит так обращаться... – Он умолк, когда картинная рама на петлях сдвинулась с места, а за ней показалась дверь. – Так. Это было неожиданно.

"Пожалуйста. Пожалуйста, будь не заперта".

Если бы Джек её заперла, это стало бы знаком. Доказательством того, что она уехала. Эбен взялся за ручку. И нажал на неё.

Дверь распахнулась, и он едва заметно выдохнул от облегчения, прежде чем шагнуть в библиотеку, где у низкого окна, глядя на серый пейзаж, сидела тётя Джейн.

Она повернулась, оставшись равнодушной к тому факту, что двое мужчин, один из которых был одет только в халат, подпоясанный кушаком, пробирались через тайный дверной проём в утренней тиши. Её проницательный взгляд тут же встретился со взглядом Эбена.

– Самое время воспользоваться этой дверью.

Он не стал терять время на то, чтобы задаться вопросом, откуда тёте Джейн известно о потайной двери между домами, потому что был слишком занят её использованием. Эбен должен был воспользоваться ею двенадцать лет назад, в тот момент, когда Джек покинула его кабинет глубокой ночью. И должен был пользоваться ею каждый день, пока не отыскал бы любимую. И не забрал с собой.

– Я собираюсь на ней жениться.

Пожилая женщина приподняла седую бровь.

– Если только он не женится на ней первый.

Его сердце бешено заколотилось.

– Чушь собачья.

Она кивнула в сторону двери библиотеки.

– Тогда тебе лучше поторопиться.

Так он и поступил. Эбен бросился вон из комнаты, отчаянно желая заявить права свою любовь и своё будущее.

Он нашёл Джек, когда она спускалась по ступенькам парадной лестницы в главном фойе особняка. На ней было надето повседневное платье, красивого тёмно-синего цвета, который выгодно оттенял бронзовую загорелую кожу у шеи, лиф, лаская, облегал роскошные изгибы, а складки юбки волнами ниспадали до пола.

Она выглядела как само совершенство. Как королева.

– Господи, какая же ты красивая.

Это была чистая, неподдельная правда, Джек покраснела. Румянец разлился по её щекам и запятнал кожу над вырезом.

Она окинула Эбена взглядом, когда Джек заметила на нём халат, её глаза расширились, а пухлые, прелестные губки удивлённо приоткрылись от вида его голых лодыжек и ступней. Джек посмотрела поверх плеча Эбена туда, где замешкались тётя Джейн и Лоутон, становясь непрошеными зрителями того, что произойдёт дальше.

Но у Эбена было двенадцать лет, чтобы сделать всё как полагается, отыскать её хоть на краю света и убедить дать второй шанс. Его время неумолимо заканчивалось. В отчаянии он двинулся к ней навстречу. Она не могла выйти замуж за другого. Только не после вчерашней ночи. Когда позволила прикоснуться к себе. Позволила себя любить.

Она не могла оставить его с разбитым сердцем и с пустой душой. Ведь он всего лишь хотел, чтобы в его жизни присутствовала Джек, а в её жизни - счастье.

– Джек.

Эбен почти до неё добрался. Она стояла на предпоследней ступеньке, возвышаясь над ним, словно особа королевских кровей. Его взгляд был прикован к золотому медальону, который покоился на её груди. К медальону, в котором лежала его снежинка. И их общее прошлое.

Его огорошила внезапная мысль; Джек ведь не стала бы хранить память о нём у самого сердца, если бы пообещала его другому?

– Эбен... – тихо проговорила она. Он разрывался между отчаянным желанием услышать то, что она собиралась сказать, и презренным ужасом выяснить, что он опоздал и она выбрала другого.

– Подожди, – прервал её Эбен. – Когда ты появилась на моей кухне два дня назад, я сказал, что не думал о той двери уже много лет. Это ложь. Я думал о ней каждый день. Все эти годы, каждый день, она оставалась открытой для тебя. Каждую ночь. С той самой ночи, когда ты уехала. Я никогда её не запирал. Никогда не хотел. И всегда мечтал, что ты ею воспользуешься.

В её глазах заблестели слёзы.

– Я хотела вернуться и воспользоваться ею. Но... слишком боялась.

Его обуял страх.

– Меня?

– Того, что ты можешь не захотеть, чтобы я ею воспользовалась.

– Я хотел этого, – поклялся он. – Больше всего на свете.

– Того, что ты сам не захочешь больше ею воспользоваться.

Каким же он был дураком!

– Я воспользовался ею сегодня утром. Только скажи мне, что ещё не поздно...

Позади него раздался громкий и настойчивый стук. Её взгляд метнулся куда-то поверх его плеча, Эбен повернулся, чтобы последить за ним, и уставился на огромную дубовую дверь, с вырезанными на ней лозами. На мгновение в фойе повисла тишина, как будто никто из присутствующих не был уверен, как следует поступить в данной ситуации.

– Слуги сегодня отсутствуют, – сообщила тётя Джейн.

– Может быть мы... – начал Лоутон

– Нет, – перебил его Эбен. – Я открою.

Он подошёл к двери, и, предчувствуя ужасное, распахнул её настежь. За ней скрывалось небо, безупречно голубого цвета, порывы холодного ветра и снежная пыль, которые чуть не сбили Эбена с ног, взметнув полы его неуместного одеяния.

На ступеньках, стоял высокий худощавый молодой человек, закутанный в чёрный плащ. Капюшон скрывал его лицо практически полностью, за исключением квадратной, чисто выбритой челюсти. На плече незнакомец держал инструмент с длинной ручкой. Лопату.

Мужчина откинул капюшон, обнажив красивое, дружелюбное лицо и широкую улыбку.

– Утро доброе! – произнёс незнакомец с сильным шотландским акцентом. – Я пришёл вас спасти! – Он взглянул на голые ноги Эбена и добавил: – Лучше впусти меня в дом, парень, пока у тебя не отмёрзла нижняя половина!

Где-то позади раздался потрясённый смех Лоутона.

Эбен отступил назад, наблюдая за тем, как мужчина прошествовал в фойе, снял плащ и потряс головой, как большая собака, разметав повсюду снежинки. Он окинул взором собравшихся и представился:

– Фергюс Макбрайд. – Его взгляд остановился на Джек, и тут же смягчился, в нём промелькнуло, что-то ужасно напоминающее радость. – Миледи, вы прекрасны, как лёгкий ветерок.

Возможно, в другое время и в другом месте, Эбен мог бы стерпеть присутствие весёлого шотландца. Может быть, даже счёл мальчишку занятным и дружелюбным.

Скорее всего нет, но возможно.

Казалось, Джек расслабилась в лучах его внимания, и это положило конец любому возможному сближению между шотландцем и Эбеном, потому что, чёрт возьми, эта женщина принадлежала Эбену.

Она принадлежала ему с детства. С тех самых пор, когда он впервые обнял её, пока она нашёптывала ему свои мечты... мечты, которые он поклялся воплотить в жизнь. Мечты, которые он всё ещё мог успеть воплотить в реальность.

Если только ему удастся убедить Джек, что он её достоин.

"Я всего лишь хотела, что бы ты выбрал меня", – прошептала она прошлой ночью. – "Чтобы ты любил меня".

Эти слова ведь означали, что она его тоже любит?

Не могли же они означать, что она любит Фергюса... Фергюса, который сейчас шёл через всё фойе, к ней навстречу.

Нет. Она любила Эбена. Он был в этом уверен. По большей части.

– Стоп.

На него уставились четыре пары глаз, но его заботили только одни глаза, те что принадлежали любимой женщине. Она олицетворяла его сердце, которое вырвали у него из груди двенадцать лет назад.

– Я люблю тебя, – сказал он, слова прозвучали резко и отчаянно. Эбен двинулся по направлению к Джек, не обращая внимания на других. Сосредоточившись исключительно на ней. – Я всегда тебя любил. Всегда хранил в сердце, ты была единственным лучиком света в моей унылой, мрачной жизни.

– Я сказал, что всё, что я делал, я делал для тебя. Но это не так. Всё это время, я старался для себя. Старался доказать, что смогу стать тем человеком, который должен находиться рядом с тобой. Но вот в чём суть. Я никогда не стану тебя достоин. Но я буду тебя любить, Джек.

– Эбен, – прошептала Джек.

Он протянул руку и провёл большим пальцем по её щеке, покачав головой.

– Если ты выберешь его, я не стану возражать, – проговорил он, одновременно удивляясь и не удивляясь своим словам. – Видит бог, я так и не доказал, чего стою. Но знай... – он склонил голову и прижался лбом к её лбу. Она не отпрянула. – Я никогда не переставал тебя любить. То, кем я являюсь. Всё, что у меня есть. Всё принадлежало тебе. И так будет всегда.

Её руки легли ему на плечи, и крепко их сжали. Он закрыл глаза, наслаждаясь этим прикосновением, хотя оно и причиняло боль.

– Джек, – прошептал он, – я совершил столько ошибок в прошлом. Позволь мне загладить свою вину. Позволь подарить тебе будущее. Останься.

Теперь она всерьёз расплакалась, и каждая слезинка отзывалась болью в его груди. Эбен отстранился, чтобы стереть их с её щёк, и встретился с ней взглядом.

– Останься со мной.

Джек глубоко вздохнула.

– Пожалуйста, останься со мной, – снова прошептал он. – Давай вместе построим будущее, которое должно было принадлежать нам с самого начала. Пожалуйста, позволь мне тебя любить. – Он взял её за руки и опустился перед ней на колени, как рыцарь, присягающий на верность своей королеве. У неё перехватило дыхание, и она крепче сжала его пальцы, когда он поднял на Джек глаза. – Я эгоистичный мерзавец, Джек. Очень жадный. И я хочу, чтобы ты осталась со мной. Навсегда.

Почему она качала головой? Она не может сказать нет. Эбен стиснул её пальцы, как будто мог вот так запросто удержать возле себя. Если она скажет нет... ему придётся её отпустить.

– Эбен, – прошептала она, прижимая ладони к его небритым щекам. – Тебе не нужно убеждать меня тебя полюбить. Я всегда тебя любила. Люблю сейчас. И всегда буду любить.

Она наклонилась вперёд и нежно прижалась губами к его губам. Эбен возликовал. Сначала он обессилел от счастья, а потом почувствовал невероятный прилив сил. У него просто чесались руки вновь стиснуть её в объятиях.

Вот только, вокруг оставалось слишком много свидетелей.

И среди них сильнее всех выделялся жизнерадостный шотландец, который собирался жениться на Джек, но почему-то вовсе не казался расстроенным разворачивающейся перед ним сценой.

– Ещё не спрашивала его?

– Нет, – ответила она, в её голосе скользила нерешительность. – Я должна была удостовериться, что он действительно этого хочет.

– Я хочу, – подтвердил Эбен. – О чём бы ни шла речь. Я хочу. Я должен был прийти за тобой раньше. Но я здесь сейчас. И так будет всегда.

– Звучит многообещающе, – сказал шотландец, подпрыгивая от нетерпения. – Сейчас самое время, Жаклин.

Нахмурив лоб, Эбен посмотрел на Фергюса.

– О чём меня надо спросить? – Он снова перевёл взгляд на Джек, которая улыбалась и взирала на него сияющими глазами. – О чём меня надо спросить?

Фойе погрузилось в тишину, Джек сглотнула. Она нервничала.

– Я не выхожу замуж за Фергюса.

Его охватило облегчение.

– Не выходишь... – И тут он всё понял. – Постой. Не выходишь?

Джек поморщилась.

– Мне не следовало этого говорить... но я боялась... – призналась она так тихо, будто самой себе.

Но он всё равно расслышал. Она солгала насчёт Фергюса. Насчёт свадьбы.

Эбен должен был бы рассердиться. Но просто не мог найти в себе сил. Конечно, она солгала. Ведь Джек не знала, что её здесь ожидает.

Нет, он не рассердился. Он пришёл в восторг.

Но прежде чем Эбен успел ей об этом сообщить, она глубоко вздохнула и заговорила:

– Ты...

Джек замолкла, не в состоянии произнести ни слова.

Он исполнит любое её желание.

Он взял её лицо в свои руки.

– Я согласен. Чтобы ты не пожелала, Джек. Оно твоё.

Она издала тихий смешок. Само совершенство.

– Ещё рано говорить "да". Сначала, я должна задать вопрос.

Эбен кивнул, не понимая, о чём идёт речь, но желая, чтобы все мечты Джек исполнились.

– Тогда продолжай.

– Эбен, ты женишься на мне?

Вопрос застал его врасплох. В ушах застучала кровь. Он будет бегать за ней на задних лапах, как собачка на поводке, если только она пожелает. Конечно, Эбен женится на ней. Но простого "да", казалось, недостаточно. Поэтому вместо ответа он поцеловал Джек. Взяв её на руки, он не отрывался от губ любимой пока она не обвила руками его шею, и он уже был готов удалиться в спальню.

Ему было наплевать на свидетелей. Она станет его женой, а мужья имеют обыкновение уносить своих жён в постель, чёрт возьми.

До него донеслись неясные звуки со стороны собравшихся. Шотландец издал радостный вопль, Лоутон гортанно рассмеялся, а тётя Джейн тихо фыркнула и добавила:

– Я всё равно считаю, что ты её не заслуживаешь, но раз она счастлива...

Эбен поднял голову, с трудом оторвавшись от губ Джек и улыбнулся.

– Я совершенно точно её не заслуживаю, но обещаю, что сделаю бесконечно счастливой.

– Значит, сработало! – самодовольно воскликнула тётя Джейн.

Джек закатила глаза.

Эбен нахмурился.

– Что сработало?

– Песочное печенье! Вот что! – радостно пропела пожилая дама.

Весёлый и безудержный смех Джек наполнил светом все тёмные уголки души Эбена.

– Печенье чуть его не убило, тётя.

– Чушь. Это печенье сводило влюблённых поколениями.

Сводило влюблённых.

Кусочки головоломки сложились. Рождественский сочельник. Воспоминания об их прошлом. Его любимые блюда.

– Ты вернулась ради меня, – благоговейно проговорил он.

Она кивнула.

– Я просто должна была.

– Ты вернулась ко мне.

– Я должна была выяснить, любишь ли ты меня всё ещё.

– Люблю.

– Значит, никакого жениха не было? Как неожиданно, – вмешался сбитый с толку Лоутон.

– Ради справедливости, стоит заметить, что я и правда сделал предложение, – вставил Фергюс.

– Но ты на ней не женишься, – не отрывая взгляда от Джек, ответил Эбен.

Фергюс ухмыльнулся.

– Трудно жениться на девушке, которая без памяти влюблена в другого.

– Ты хороший друг, – обратилась Джек к шотландцу, прежде чем снова переключить внимание на Эбена. – Он был готов взять меня в жёны, если бы у меня не получилось тебя завоевать.

Как будто существовал хоть малейший шанс, что у неё не получится.

– Возможно, это у меня не было шанса тебя завоевать.

– Ну, боюсь, что вам, герцог, я брак предлагать не стану.

Эбен проигнорировал слова шотландца и смех остальных, его интересовала только любимая женщина.

– Позволь мне завоевать тебя, Джек, – прошептал он. – Позвольте показать тебе, как у нас может всё сложится.

– Но я и так знаю, – сказала она. – Я мечтала об этом с того самого дня, как впервые воспользовалась той дверью.

Его сердце переполняло какое-то незнакомое чувство, его захлестнула радость.

– Ты вернулась ради меня.

Джек улыбнулась.

– Ты простишь меня?

Прощать было нечего.

– За что? Я не знаю, как смогу отблагодарить тебя, – ответил он, снова заключая её в объятия. – Придётся ограничиться только моей безмерной любовью.

Она улыбнулась вновь.

– Я не возражаю.

– Я же говорила, что всё дело в печенье! – снова пропела тётя Джейн, но Джек только усмехнулась.

– Мы и так были влюблены, – ответил Эбен, не сводя глаз со своей будущей жены. – В вашем несъедобном печенье не было необходимости.

– Чепуха! – отмахнулась от него баронесса, а потом добавила, обращаясь к Лоутону и Фергюсу: – Никто из вас не покинет этот дом без рецепта.

Будучи вежливыми, джентльмены неохотно последовали за пожилой женщиной на кухню, чтобы, без сомнения, отведать ту жуткую отраву.

– Лучше уж они, чем я, – постановил Эбен, не отрываясь от губ Джек, срывая очередной поцелуй.

– Не знаю, – выдохнула Джек через некоторое время, пока Эбен, проведя ртом по её подбородку, подбирался к мочке уха. – Может, действительно, всё дело в печенье.

– Нет, не в нём, – возразил он, подняв Джек на руки и, начав подниматься по лестнице под звуки её смеха. – Всё дело в тебе. Моё блестящее, прекрасное прошлое. Моё чудесное настоящее.

И он немедленно приступил ковать то будущее, которого она заслуживала.


Эпилог


…И с тех пор каждое Рождество шёл снег.


КОНЕЦ

Текст представлен исключительно для ознакомления, после прочтения вы обязательно должны удалить его.


Заметки

[

←1

]

Святой Николай (Николай Угодник; Николай Чудотворец) - христианский святой, архиепископ Мир Ликийских (Византия). Почитается как чудотворец, считается покровителем моряков, купцов и детей. В европейском фольклоре отображён в виде образа Санта-Клауса.

[

←2

]

Традиционно в Греции все столицы островов называются единым названием – Хора.


home | my bookshelf | | Герцог Настоящего Рождества |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу