Book: Интеллектум



Интеллектум

Интеллектум

Валерий Старский

Пролог




Где-то на самых задворках вселенной, а то и еще дальше, так далеко, что даже и представить себе невозможно, в центре одной из величайших пустынь вселенной Эльтекерон, где поля звездных систем с показателем интеллектума Н — [Низкий минус, минус], казалось, распространялись на тысячи и тысячи гиперпрыжков, вдруг произошло невероятное.

В одной из систем с обычным желтым карликом заработал маяк секты «Отчаянные», идеально подражая пульсару В600816+Л5, еще называемому звездой Хранителей. Призывный сигнал работал всего семь секунд. Но те, кто долгие столетия с надеждой ждал этого события, сумели засечь нужные координаты и отправить туда своих избранных с дарами.

Через девять лет и двадцать семь суток пространство в этой выбранной системе подернулось, возмутилось, и его словно пробили с обратной стороны невидимым шилом, причем несколько раз.

Один, другой, третий и с небольшим запозданием четвертый. Из узких проколов пространства с бешеной скоростью вырвалось четыре небольших, но мощных звездолета.

По агрессивным обводам, вооружению и скорости их смело можно было причислить к малым судам сверхдальней разведки. Хотя все эти быстроходные монстры заметно отличались друг от друга и, более того, принадлежали к разным цивилизациям. Их по большому счету объединяло лишь одно: на каждом гордо красовалось обозначение союза Хранителей: шестьдесят три звездочки в красном кругу.

Эти корабли, выскочившие из гиперпрыжка, не сбавляя скорости, стремительно понеслись в одну точку, словно на самоубийственный таран.

Все же красивое и очень захватывающее зрелище — стыковка клинч. Со стороны казалось (о, ужас!), суда на дикой скорости врезались одно в другое, и вот-вот должна была вспыхнуть сверхновая. Но нет, специальные стыковочные компенсаторы быстроходных яхт отработали штатно, и каждая из гончих получила дополнительную энергию в главный силовой контур.

***

Небольшая общая комнатка-шлюз, соединяющая все четыре быстроходных объекта. Каждый из входящих был суров и немногословен, все они знали, зачем прибыли, какова их миссия и судьба и сколько осталось времени. Поэтому фанатики даже не присаживались и имен своих не называли, только расу.

— Аннаю шесть. Наш дар «пятнадцать миллиграмм интеллектума», — прорычал антропоморф, на вид что-то среднее между львом и человеком, и выложил на парящий поднос небольшой драгоценный контейнер.

— Этор четыре, — громко отрапортовало явно искусственное создание, дар «Два штифта Коммуникатор плюс».

И выложило манипулятором на поднос два соединенных узких цилиндра пяти сантиметров в длину каждый.

— Гно два. От наших кланов в дар избраннику мы выбрали Жетон активации «Маг-кузнец» специализация Оружейник, — и крылатый ящер достал толстый жетон, расписанный магическими рунами.

— Хомо девять, — сказал высокий человек в легком энергетическом скафандре. — Нашим даром избраннику станет Ментор пути древних.

Он под напряженными взглядами присутствующих выложил на поднос небольшую ярко светящуюся ампулу и громко без запинок прокричал:

— Активация Ментора Пути! Код Танат 028AB Джокеро.

При этих словах ампула треснула, и на поднос вытек некий симбиоз гусеницы и росянки только из плазмы. А в общей шлюзовой прогрохотало:

— Ментер Тонат Джокеро активирован и готов к миссии. Жду вводную информацию. — Человек глубоко вздохнул и явно нервничая, продолжил.

— Инструкция для Ментора Тоната Джокеро! Найти планету с наивысшей степенью сопротивления на пути экспансии цивилизаций Админов. Для себя выбрать избранного и вручить ему дары наших цивилизаций, — прохрипел человек, уже несколько секунд получая тревожную информацию от бортового искина и понимая, что времени остается все меньше и меньше.

— Принято, — ответил Ментор, исчезнув вместе с подносом.

Дикий рев радости раздался в шлюзовой. Человек поднял руку, и все замолчали.

— Прощайте братья! И все же мы это сделали… — сказал человек и протянул вперед руку. Следом на его ладонь легла лапа, крыло и манипулятор.

— Аннигиляция, — уже спокойно отдал приказ человек, и в системе словно взорвалась сверхновая. А через несколько мгновений появился полноценный боевой флот Админов.


​​​​​​​Глава 1. Немыслимое



г. Москва, Ожоговый центр ГБУЗ ДГКБ № 9 им. Г. Н. Сперанского


— Их привезли утром. Страшная авария с пожаром на трассе М-11. Пострадавших пятеро: две женщины, двое мужчин и один ребенок, — скорее всего, семья. Взрослые умерли в течение нескольких часов, а вот мальчик, весь переломанный и обожженный, продержался еще сутки.

— Жаль, — с горечью и усталостью в голосе сказал главный хирург, отступив от операционного стола. Реанимационные действия ни к чему не привели, мониторы контроля гемодинамики показывали давно очевидное: смерть. Как бы эти хорошие люди в белых халатах ни были привычны к подобному, этот малыш всех заставил прятать влажные глаза.

Наверное, поэтому никто из присутствующих в операционной и не заметил, как у мальчика, уже накрытого простыней, кратковременно и ярко осветились грудь и темя.

Главврач уже успел выйти из бокса, но его догнала операционная сестра, взволнованно сообщив:

— Лев Моисеевич, Лев Моисеевич! Он ожил.

Несмотря на солидность и тучность, хирург без раздумий ринулся обратно в операционный бокс.

— Первый раз такое в моей практике, — тихо заявил он, озадаченно смотря на мониторы. Из задумчивости его вывела все та же расторопная сестричка:

— Лев Моисеевич, как оформлять пациента? У нас на него и данных-то никаких нет.

Старый и опытный хирург думал недолго.

— Запиши Феникс Алексей Львович. Потом, когда придет в сознание, разберемся.

Но ни через месяц, ни через два, даже через год не разобрались. Не сделал этого и детдом, куда определили Феникса после выписки из больницы. По большому счету он был никому не нужен: двенадцатилетний мальчишка, потерявший память и приговоренный к инвалидной коляске.

***

Прошло десять лет.


Куинс, Нью-Йорк, Аэропорт имени Джона Кеннеди

Оранжевый раскаленный диск стоял в зените. Жарко. Но разве бывает что-нибудь лучше запаха перемен? Взбитого из свежего ветра с Гудзона, разогретого асфальта и нескончаемого шума международного аэропорта.

— Алеша, ты уверен насчет Москвы и коляски? — спросила роскошная афроамериканка телосложения плюс сайз, крепко приобняв белобрысого бледного красавца на заднем сиденье такси.

— Да, Лулу, пора возвращаться домой, а ее, — он указал большим пальцем за спину, имея в виду складную инвалидную коляску, лежащую в багажнике автомобиля, — отдай кому-нибудь из Браунсвилла. Я на это двухколесное чудовище больше никогда не сяду.

Пышнотелая и все же невероятно приятная во всех отношениях женщина с белоснежной улыбкой в пол-лица громко расхохоталась.

— Как же ты там, в головном офисе, и такой стремительный? — с иронией хохотнула Лулу.

Парень ухмыльнулся и пожал плечами.

— Ты же знаешь: Яндекс везде Яндекс. Главное — это мозги. И пусть я стану черепахой, но, надеюсь, все же самой быстрой из подвидов, а главное, креативной.

Алексей пристально посмотрел на Лулу, словно стараясь почетче запомнить своего друга, и продолжил:

— Береги себя, мой ангел-хранитель. И да, нам пора прощаться. Долгие проводы — лишние слезы, как говорят у нас в России. Дальше я сам.

Тучная красавица с нежным сердцем шумно вздохнула: она знала, что спорить с этим стальным парнем с невероятно голубыми пронзительными глазами бесполезно. Поэтому прижала лучшего друга к своей необъятной груди и, прослезившись, сказала:

— Знай, Феникс, тебе всегда рады в Нью-Йорке.

Парень кивнул и ответил:

— И ты, как только сможешь, прилетай в Москву. Лучше зимой, на Рождество. Хорошую водку, трескучие морозы и баню с березовым веником обещаю, — ответил Алексей и открыл дверь. — И не смотри мне вслед, уезжай, пожалуйста.

Такси укатило, а он остался стоять с небольшим рюкзачком за спиной и двумя костылями, внутренне готовясь к боли и маршруту до стойки регистрации.

Алексей широко улыбнулся, посмотрел на свои ущербные нижние конечности, которые уже начинали надсадно болеть и прошептал:

— Ну, раз ты уже здесь, госпожа, я пошел. — И с отрешенным лицом игрока в покер заковылял, превозмогая боль, в выбранном направлении, дергано переставляя ноги, словно ходули. А госпожа боль не преминула последовать за одним из своих адептов.


Путешествие до кресла в «Боинге» далось непросто, но легче, чем изначально предполагалось: как ни странно, помогла богиня красоты и грации, зачем-то решившая лететь этим же рейсом.

Такое очаровательное создание он увидел впервые. Феникс даже забыл про боль. Стремительная, высокая и невероятно грациозная, волосы цвета вороньего крыла заплетены в тугую толстую косу, перекинутую на высокую грудь. Глаза невероятные, большие, слегка миндалевидные, колдовски зеленые и искрящиеся. Походя глянула и кротко улыбнулась, а в глазах зажглись и потухли звезды. Алексею даже показалось, что на несколько мгновений он вообще забыл, кто он и зачем здесь. Под таким впечатлением с размышлениями: «Кто же эта фея в простой джинсе: модель или теннисистка?» — Алексей и достиг салона самолета.

— Спасибо, — не удержался он, ковыляя мимо ее кресла.

Девушка подняла на него свои колдовские глаза и (о боги!) улыбнулась — широко, почти как Лулу.

— За что?

— За то, что вы есть, — выдохнул Феникс и под надзором сосредоточенных стюардесс при помощи одних только рук протиснулся на следующий ряд к иллюминатору. Пока услужливая стюардесса протягивала костыли, успел искренне поблагодарить девушку, находящуюся явно на своем месте и по-настоящему порадоваться: «Повезло-то как!»

Ему по диагонали был хорошо виден чарующий профиль красавицы, да и сосед оказался приятным: сверстник, уткнувшийся в комп. Этот, скорей всего, не будет весь рейс сочувствовать, подбадривать и вздыхать.


По истечении двух часов полета редкое для Алексея состояние умиротворенности и спокойствия закончилось. Все закончилось.

Ему вдруг показалось, что по затылку со всего маху ударили битой. Вспышка в глазах была, тьма и ощущение падения тоже, вот только боль присутствовала какая-то странная: очень осторожная или даже предусмотрительная.

«Пошла отсюда! Ты не моя боль. Иди в стоматологию!» — погнал ее Алексей, и та ушла, а он очнулся, вот только радости от этого не прибавилось, зато эстафета необъяснимого со знаком минус продолжилась.

Самое страшное было в том, что он не мог пошевелиться и кричать не имел возможности, даже двигать зрачками было не под силу. Перед глазами странно мельтешило. Феникса едва не взяла в оборот паника.

Невольно подумалось: «Вот, демоны рогатые, скорей всего, уже вогнали какой-то седатик⁠1 и спеленали. И что теперь делать-то, а?»

Алексей бессмысленно таращился на явление текста перед глазами. Казалось, все здесь было каким-то абсурдным, несуразным. И — о чудо! — все мысли о нелепости шрифта и прозрачности подложки сразу реализовались. Буквы уменьшились, утончились, и теперь за этим сообщением предупредительного характера хорошо проглядывалась действительность. Во всяком случае, Алексей на это надеялся — на действительность. А тем временем надписи перед глазами стали быстро сменяться, из чего удалось лишь как-то зацепить сознанием всего две строчки.


Сводный анализ биоструктур закончен.

Гармонизация завершена.


А дальше произошло очередное необъяснимое явление. Его полностью захватило непередаваемое ощущение нахлынувшей прохладной волны, прошедшей насквозь раз, другой и унесшей с собой, казалось, все изъяны. Никакой привычной ломоты в коленях и усталости.

«С ума сойти… Дайте еще два этих прохладных цунами!»

Но вместо желаемого пред глазами появилось вот это:


Внимание, Алексей Львович!


Происходит инициация слияния.

Ваш Ментор Пути 028AB Джокеро цивилизации Альмирау приступит к работе через 0.30, 0.29, 0,28, 0.27…

Просьба успокоиться, уменьшить сердечный пульс, по завершении инициации перейти на внутренний диалог с ментором.


«Черт! Какое еще слияние?! Что за нехороший бред? Лучше давайте знакомую партию Наполеона распишем! Эй! Где вы, мои маршалы: Ланн, Массена, Ней, Мюрат?!»

А в ответ тишина и ни одного гусара, зато в голове, словно громом среди ясного неба, прозвучало: «Алексей, перестаньте паясничать, от вас требуется успокоиться и более вдумчиво вникнуть в происходящее».

«Ага, вот так сразу взял и успокоился. Да у меня сейчас сердце из ушей выскочит. Же-есть! Полный паралич, сумасшествие, галлюцинации, так еще моя паранойя пытается разговаривать и письма пишет. Право, бодрей коктейля и не придумаешь!»

И почти тут же кто-то словно щелкнул волшебным выключателем: сердце застучало, будто он час находился в медитации, весь скопившийся ужас вмиг куда-то пропал.

«Прикольно».

Пассажир Boeing 777-300ER место А-16 двигаться не мог, но глаза ведь видели! «Вот он, иллюминатор с облачностью за бортом, пять рядов впереди, перегородка, отделяющая бизнес-класс. Все видимые попутчики на своих местах, разговаривают, читают. Никакой паники, никакого интереса. В комфорт-классе достаточно народа: случись что-то, кто-нибудь обязательно заметил бы. А это значит, скачок к спокойствию и голос в голове связаны с этим треклятым Ментором, о котором упоминалось в сообщении», — сделал выводы Алексей. И, о мамочка моя родная, опять: «Совершенно правильный вывод, и твой временный паралич — это тоже я, Ментор Пути 028АВ Джокеро», — раздался в голове знакомый голос.

Больше всего, конечно, во всем происходящем порадовало слово «временный», как-то приободрило.

«Кто ты такой, и что происходит? Что тебе надо?» — сразу нашелся Феникс. Ему уже становилось как-то чудно и интересно. Голос в голове тут же ответил: «Я энергетический высокоразвитый симбионт-помощник, созданный для работы с биологическими разумными существами высшей категории интеллекта. Мой функционал обширен и ограничивается разве что развитием избранника».

«Вот бредятина: я избранник? Мастер костылей? Вселенский цирк какой-то».

Алексей почувствовал, что этому непонятному существу очень понравились такие выпады, тот невозмутимо продолжил гнуть свою линию: «Так, Феникс, послушай внимательно. То, что я сейчас скажу, наверное, самая важная информация для вашей цивилизации в общем и для тебя в частности. Меня активировали очень далеко отсюда, можно сказать, в другом секторе вселенной несколько представителей секты “Отчаянные”. Это радикальное боевое крыло, относящееся к нескольким цивилизациям, называющим себя Хранители. Вот уже несколько тысяч лет этот союз из шестидесяти трех планет ведет безуспешную борьбу с безжалостной экспансией на разумные миры группы высокоразвитых цивилизаций, прозванных Админы. Через одну минуту шесть секунд первая волна автоматических систем поглощения достигнет вашей планеты. Затем будет вторая с генераторами чудовищ, а через несколько лет уже придет третья с охотниками и тотализатором.

Им не нужна ваша земля, ваши ценности, ваши производственные возможности или рабочая сила. Им нужны вы сами для получения интеллектума (интеллектум — жидкость, капля которой может сделать любое, даже неживое, разумным, а разумного более умным, сильным и магически одаренным) и глобальной игры на тотализаторе, где оставленные в живых земляне-игроки также будут рассматриваться как ресурс и материал для ферм размножения, правда, имеющий право сопротивляться.

Мне же была поставлена задача найти мир с наивысшей способностью к сопротивлению на пути волны экспансии. Много веков я искал и, наконец, одиннадцать лет назад нашел. И это была Земля с невероятным индексом интеллектума «высший плюс плюс», допускающим наличие одного высокоразвитого разумного вида и до десяти квазиразумных».

Ал молчал. А что тут скажешь, когда тебя по морде беспощадно лупит растерянность, а этот неумолимый невидимый вестник приближающейся катастрофы вещает и вещает свои ужасы?

«Куда от этого подступающего мрака спрятаться, куда бежать? Некуда…»

Разве что слушать и содрогаться дальше.

«А теперь по существу, — продолжал все тот же палач. — Советую на начальном этапе в силовых путах вести себя по возможности сдержанно, не дергаться, комбайн Админов может решить и переработать. После адресации (определения комбайном Админов местоположения на планете зарегистрированного игрока) предлагаю обратить пристальное внимание на развитие всего, что связано с маскировкой и бегом. Концепция начального развития: хорошо прячусь, быстро бегаю. Никому и ничему не верь, охотники обычно используют манки. Любые быстро передвигающиеся объекты — враги. От игроков держись подальше, к группе легче привязаться Оку Админов. И помоги с информацией Софии, она тоже будущий игрок».



И Ал увидел сногсшибательный образ красавицы, сидевшей в кресле С-15.

«Время! Будь стойким! Все! Капсулируюсь!»

— Постой, Джокеро! — закричал на весь салон самолета Алексей, привставая.

Феникс даже увидел, как в ответ все пассажиры салона комфорт-класса повернули головы.

А дальше случило то, что случилось: старый мир исчез навсегда и родился ужасающий новый. Раз — и вся команда Boeing 777-300ER и пассажиры оказались за пределами самолета в тех же позах, как и располагались мгновение назад. Они все так же летели, не ощущая ни холода, ни другого дискомфорта, вот только позу никому не удалось изменить, даже капитану. Внизу искрящийся океан и облака, лайнер сбоку метрах в пятидесяти, слегка заваливается на левое крыло. Большинство орет и машет руками, сучит ногами, кому-то повезло отключиться. Ал из своей неудобной позы кое-как дотянулся до плеча девушки и сильно тряхнул ее. Когда та обернулась, парень увидел, что лицо ее все так же прекрасно, только ало от напряжения, и глаза, как у лемура, круглые.

— София, если хочешь выжить, не дергайся, это опасно, и слушай сюда! — надрывая связки, проорал Ал, пытаясь перекричать страшный ор напуганных людей. — Против нашей цивилизации совершена агрессивная атака, и большинство народа уничтожат. Ты и я избранные игроки, у нас есть, хоть и ничтожный, но шанс выжить. Слышишь? — И он снова тряхнул девушку. Та кивнула и прохрипела:

— Кто ты?

Алексей не услышал, но понял по губам.

— Я Феникс! Никому и ничему не верь! Стань параноиком. Оптимальный вариант на первом этапе развития: хорошо прячусь, быстро бегаю. Сейчас, наверное, мои слова тебе кажутся бредом. Вспомни их потом, София, это поможет выжить.

Больше ничего передать не удалось, а новая действительность понеслась галопом, словно вышла на финишную прямую. Огромный «Боинг» с оглушающим шумом за несколько секунд скомкался, словно сделанный из тончайшей фольги, в небольшой ровный кубик и пропал, а над каждым из находящихся на высоте десяти тысяч метров образовался прозрачный кокон. Похоже, жуть предсмертных криков и звука ломающихся костей он запомнит навсегда, и та до конца дней будет преследовать землянина в ночных кошмарах. Все коконы, кроме их с Софией, одновременно сжались до небольшого ореха, выпустив наружу лишь тонкие струйки черного дымка.

Страшная, нестерпимая перегрузка. Темнота…

***

Алексей очнулся, глаза же открывать совершенно не хотелось. Как-то даже боязно, после всего увиденного и случившегося за последнее время.

Он прислушался к себе и окружающему. Непривычно тихо, тепло и неудобно, так еще и это…

«Ведь подобного просто не должно быть от слова совсем», — с неподдельным удивлением подумал Феникс, у него даже пот на лбу выступил.

Парень лежал на чем-то прохладном и жестком в неудобной позе. Плечи и шея затекли (да и черт бы с ними!), а вот ноги не болели, совсем.

«Ха-ха, что за хрень с этими изуродованными конечностями опять приключилась?»

А оно, как назло, тревожило все больше. Он, наверное, впервые ощущал едва сдерживаемое желание размять их, потянуть мышцы. И как только подумал об этом, неистово захотелось вообще вскочить и устроить буйство.

«Э-э-э, нет-нет-нет!» — едва сдержался Алексей, памятуя давешние наставления ментора. Он осторожно и медленно передвигая руку, ущипнул себя в районе колена. И опять ошеломительное удивление.

«Хм, чувствительность-то присутствует, да еще какая! Эй, ментор, наставник или как там тебя, Джокейро, отзовись!»

А в ответ тишина. Еще раз попробовал достучаться, результат получил тот же.

«Ага, спасибо! Все понятно… И куда теперь бежать сдаваться? Нужно ведь как-то действовать».

Даже и не заметил, как непроизвольно согнул колени. Получилось это ранее невозможное движение легко, как бы само собой, и — что важно — привычной боли как не было, так и не возникло.

«О Боже!»

Хочешь не хочешь, а пришлось открывать глаза. Вначале Ал совершенно не понял, где находится, определив только лишь одно: время суток (ночь). Да еще какая: хоть глаз выколи. Вернее, мрачная, жуткая ночь. Кругом какие-то ровные нагромождения и полная звенящая тишина: ни дуновения ветерка, ни голоса птиц, ни насекомых — совсем ничего.

«Это помещение», — решил Алексей и ползком немного продвинулся вперед, даже не думая приподняться, почти сразу наткнулся на стену и обследовал ее.

«Так, пластик, с бордюром… Ну хорошо».

Отклонился вправо, решив ползти вдоль стены, — не получилось: уткнулся в выступ. Подался влево — такая же ситуация. Осторожно пошарил руками и сразу понял: это сиденье, лавка, обтянутая искусственной кожей, а нащупав чуть выше холодное стекло, окантованное резиной, понял, где находится.

«Это же вагон электрички, скорей всего загородной», — окончательно решил Алексей, найдя на ближайших лавках много вещей и длинный матерчатый сверток с шанцевым инструментом огородника, где находилась лопата и пара тяпок.

Затем, когда глаза немного попривыкли, и он перестал внутренне дергаться, удалось осмотреться более тщательно и прийти к дополнительному выводу: местонахождение его электрички — скорей всего крупный город. Кругом — визуально и частично на ощупь — обнаружилось множество всяческих сумок и рюкзаков. По всему этому представлялось: вагон был переполнен ехавшими на дачи и приусадебные участки. И по уразумению Алексея, только жители больших городов готовы на такие подвиги в выходные и, скорей всего, в ранние часы. Ему даже представлялось, как здесь сидели и даже стояли в проходах люди, разговаривали, смеялись, спорили из-за политики. А теперь из живых вокруг никого, и от этого становилось жутко страшно и одиноко. В висках гулко бухал пульс. Алексей с предосторожностями, чтобы не засветиться, достал телефон, включил: связи, как и ожидалось, не было. Выключил и, отложив в сторону, тихо прошептал:

— Прощай навсегда.

Словно бы говорил это всему прежнему миру.

Как бы ни было тошно от всего этого, нужно что-то делать.

И Ал пополз в один из концов вагона, посчитав, что там будет чуть безопасней. «Какая двойственность», — думал про себя Алексей. С одной стороны, упадническое настроение, похоже, и не собиралось его покидать, с другой — ноги в коленях непривычно гнулись и словно требовали, нагружай-нагружай, и это обстоятельство будоражило.

На новых ощущениях и размышлениях он не преодолел и пяти метров, как справа раздался тревожный стрекот. От неожиданности Алексей отпрянул, сильно ударившись о седушку скамейки. Боль — родненькая — привела в чувство. Ползущий по проходу электрички паренб более тщательно прислушался к негромким паническим сигналам. Теперь он хорошо различал даже цоканье когтей по металлу. Алексею на мгновение показалось, что он почти реально видит мелкого зверька, мечущегося в клетке.

«Скорей всего, хорек», — подумал он и полез посмотреть.

Предположение оказалось верным. Небольшой контейнер для перевозки мелких животных обнаружился сразу. Казалось, радости живому существу (пусть даже такому маленькому) не было предела. Белая тень билась в своем узилище и жалобно попискивала, видимо, тоже в испуге и была очень рада человеку.

— Ну-ну-ну… И мне очень страшно. Все, брат, больше никаких клеток: мы ведь одной крови, одной землей взращены. — И он на ощупь открыл задвижку дверцы. При этом почувствовал шевеление воздуха — и все, даже не услышал, куда зверек переместился, но высказался вдогонку: — Ты свободен, братишка, — с сожалением тихо прошептал Алексей и хотел было проследовать дальше, как перед глазами всплыло сообщение:


Внимание! Игрок расы хомо 54 Феникс (временное имя) уровень 1

Восприятие + 1


Распределите очки характеристик.

Зарегистрируйте свое имя, временно значится Феникс.


#*#(Error01|хомо54): Требуется задействовать дары, местонахождение ПХ, голосовое, мысленное управление!


Ал потер затылок и задумался:

«Все удивительней и удивительней. Значит, мы, земляне, хомо пятьдесят четыре. Тогда по логике есть хомо один, два и даже двадцать восемь — пипец!

Ну что ж, первые четыре строчки как-то еще можно понять и принять (вообще-то тут и первоклассник разберется!) А вот ниже, то, что было выписано красной строкой и предупредительно мигало, вызывало ощущение несанкционированной системой подсказки. И, похоже, это баг. И что же это получается: ошибка Системы в мою пользу? Поползу-ка я дальше, обустроюсь там и попробую разобраться во всем этом бреде».

За один ряд до предполагаемого места временной дислокации Ал заметил справа и вовсе какое-то нагромождение, просто требующее ознакомления на предмет полезных вещей.

— Повезло, — довольно прошептал исследователь, на ощупь определив четыре мощных вместительных туристических рюкзака. Все объемом литров под восемьдесят, лямки анатомические, отформованные алюминиевые вставки, у каждого под верхними компрессионными стропами по скрученному коврику-пенке. Помимо четырех рюкзаков в этом же пространстве на полу покоилась необъятная сумка, похоже, из плотной парусины. Все это богатство он перетаскал в угол, туда, где не было окна. Все четыре коврика сразу пошли на пол так же, как и ожидаемые спальники. То, что очень требовалось, нашлось сразу: термос, какая-то еда в контейнерах и бухта крепкой веревки, а в одном из карманов на молнии — многофункциональный складной нож (на ощупь, швейцарский Victorinox).

Не поленился: слазил и накрепко перевязал ручки входных дверей — сразу стало как-то побезопасней. Хотя заброшенный в это место системой хорошо понимал, что от серьезного противника это не защитит, и все же.

Кое-как выстроил баррикаду из высоких рюкзаков, решив для надежности еще привалить эту шаткую конструкцию сверху тяжеленной сумкой. На автомате расстегнул молнию и сразу наткнулся на обычный охотничий патронташ.

— Оружие, — сорвалось с губ игрока с временным именем Феникс.

Дальнейшее лихорадочное изучение огромной сумки привело к небывалому воодушевлению. Еще бы: четыре кофра с ружьями, четыре патронташа, четыре охотничьих ножа, мачете, топорик и целый арсенал коробок с патронами. Оружие даже не попробовал собрать (он его в руках-то никогда не держал и даже в тире никогда не был!) А вот топорик и мачете на всякий случай взял и потихоньку встал на ноги. Сам встал, причем как-то невероятно легко это получилось, и опять же без боли. Пришлось с силой до крови закусить нижнюю губу, чтоб не орать от счастья и возбуждения. Под впечатлением присел два десятка раз, вначале медленно и осторожно, затем все быстрей и быстрей. Остановила от вспышки безрассудства кровь во рту и пульс за сто сорок. Медленно выдохнул, пытаясь успокоиться, улыбаясь кровавыми губами, лихорадочно ощупывая ноги. По ощущениям нижние конечности были родными: худые, тонкие, неразвитые, больше напоминающие ходули. Но в них Алексей уже чувствовал не боль, а живую дрожь от усталости. Неожиданно подумалось: «Правду говорят, кому война, а кому мать родная». И Ал сразу же отогнал от себя порочную мысль, а заодно и безудержную радость.

«Какая же ты сука, Ал, столько людей погибло, а сколько детей!» Осознание случившегося словно многотонной мухобойкой ударило по оголенным нервам. Никогда в своей жизни Феникс не плакал, детдом каленым железом отучил от этого, а тут размотало по полной. Как ни странно, помог своим сочувствием новый, почти невидимый друг, прыгнувший на плечо и зарядивший что-то жалобное своей свирелью.

— Ничего, ничего, дружище, — прошептал Алексей и дотронулся до пушистика, удивившись малому размеру живности, сидевшей на плече. Чтобы совсем не расклеиться, врубил на полную бурную деятельность. Сделал из подручных средств что-то типа гнезда и решил сначала перекусить, окончательно успокоиться и только затем браться за дело: со всем этим разбираться.

В термосе оказался крепкий кофе, а в одном из контейнеров в фольге — буженина. Гипербыстрая мелочь, видимо, почувствовав, что сейчас будут кормить, радостно металась вокруг.

— Давай, брат Всполох, — сказал единственный на всю электричку человек, решив так назвать своего спутника. — У настоящих друзей все поровну, — и он, развернув фольгу, отрезал приличный ломоть одуряюще пахнувшей буженины, выложил ее на одиночное сидение рядом. — Ешь, меньшой, нам с тобой нужно быть сильными.

Шустрого зверька не нужно было уговаривать: мелкий зубастик с превеликим удовольствием принялся за мясо, иногда отрываясь и от удовольствия резко цокая. Мол, какая вкуснятина, Большой друг, какая вкуснятина!

Но новая действительность не успокоилась. Она опять удивила, выдав очередное всплывшее перед глазами оповещение:


Внимание! Игрок расы Хомо 54 Феникс (временное имя),

Вам доступен боевой пет-универсал, горностай «Всполох».

(Выявлена полная совместимость!!!)

Подтверждаете боевой симбиоз?


(требуется мысленный или голосовой ответ — 0.29; 0.28; 0.27…)


— Да, я согласен, — быстро ответил Алексей, видя, как датчик быстро отсчитывает, вероятно, отмену предложения.

«Интересно, что это за полная совместимость, и кто это выявил? Эй, Джокейро, хорош там капсулироваться! Выходи из своей раковины, ты здесь очень нужен. Избранный нуждается в тебе, хе-хе». И вновь призыв остался без ответа. Зато выскочило еще одно «убойное» сообщение, заставившее едва ли не присвистнуть, закусить кулак и прислониться к перегородке вагона. Затем отпить из термоса, не обращая внимания на то, что кофе оказался обжигающе горячим, вчитываясь в представленное:


Боевой пет, горностай Всполох уровень 1


Очки характеристик:


Ловкость — 9 (врожденное)

Стремительность — 10 (врожденное)

Ночное видение — 7 (врожденное)

Прыжки — 10 (врожденное)


Первично выявленные скрытые способности:


Берсеркер — 0

Повелитель царапин — 0

Виртуоз микропортала — 0

Непоколебимое упорство — 0

Обер-мастер диверсий — 0


Свободных ОХ — 5


— Фигасе, брат! Ты что, из студии «Марвел» сбежал?

Горностай в свойственной ему манере материализовался на плече и что-то прострекотал. Фениксу почему-то показалось, что тот все хорошо понял, и значило это примерно следующее: «Не знаю “Марвел”, не знаю. Большие вдруг все пропали, было страшно, голодно, скучно. Пришел большой брат, спас, накормил. Есть пить?» Еще с самолета у Алексея была небольшая пластиковая бутылочка, он налил немного в ладонь и напоил младшего. А в голове все это время крутилось в разных интерпретациях: «Жесть-то какая! Вот это поворот!» Пара пощечин привели-таки в чувство.

— Все, — сам себе сказал Алексей. — Пора уже по-серьезному подойти и включить мозги, игра так игра. Для начала, конечно, нужно посмотреть, что у меня там у самого в статах. А затем обоим все отстроить.

Сразу подступить к этому неотложному процессу не удалось. Вначале Алексей почувствовал какое-то болезненное ощущение приближения опасности. А затем они с мелким по полной прочувствовали приближающийся откуда-то сверху ужасающий и оглушающий звук. И следом сшибающие с ног вибрации вагона (куда там землетрясению!) Что-то ярко осветило вагон, и Алексей, забыв о предосторожностях, ринулся к окну. Ужаснуться и посмотреть было на что. К земле словно несся огромный огненный болид, формой больше всего напоминая зубило с гигантской шляпкой, только весом, скорей всего, в несколько миллионов тонн и длиной немногим меньше километра. И эта громадина должна была вот-вот врезаться в землю в километрах пятидесяти от их убежища.

— Вторая волна! — не таясь, в ужасе крикнул Алексей, кратковременно увидев тысячи таких штырей, роем приближающихся к земле и вонзающихся в нее по самое основание, нанося колоссальные разрушения. — Ложись, Всполох! — падая на пол, заорал Алексей. Перед глазами, как издевательство, выскочило следующее:


Внимание! Игрок расы хомо 54 Феникс (временное имя) уровень 1

Восприятие + 3


1 Седативный препарат.


Глава 2. Жруны



Страшный свист ветра, треск, хруст проминаемого металла и бьющегося стекла рвали слух и мутили сознание. Пахло чем-то непонятным, резким, перечным и в то же время чуждым. Вагон, а скорей всего, весь состав еще с первых ураганных порывов сорвало с рельс и завалило набок, заклинив между перронами. При опрокидывании Алексея лишь слегка приложило о противоположную стену. Повезло, друзья упали на свои же рюкзаки. Каких-либо повреждений они с Всполохом из-за падения не получили, а вот менять место убежища пришлось сразу, не откладывая на потом.

«Что тут ловить?» — думалось Алексею, пытающемуся ползти, то ускоряясь, то передвигаясь на четвереньках, умудряясь при этом волочь за собой весь скарб, используя поочередное подтаскивание.



Путешествие в этой наклоненной реальности плюс темнота, получалось «обхохочешься», главное, не обделаться, постоянно хотелось все бросить, вжаться куда-нибудь и дотерпеть до рассвета. И только пятая точка, предвидящая неумолимое приближение большого приключения на себя любимую, гнала и гнала вперед. И в самом деле, если подумать здраво, ну что тут делать, чего ждать? Окна разбиты, ветер задувает, да так, что кажется: еще немного — и их вместе с мусором начнет носить по вагону, да и гул урагана заметно усиливался. И все же они упорно продвигались в этом кошмаре, мелкий сидел на заплечном рюкзаке, насмерть вцепившись в его край, и бесконечно трещал, сея тревогу. Похоже, шустрый зверек был полностью согласен с чувствительностью своего большого друга.

Кое-как или, как у нас в России говорят, с грехом пополам они, наконец, нашли нижние несплющенные окна. И, похоже, очень вовремя, через них удалось ретироваться под перрон. Вот теперь им, укутанным в несколько спальников, с каждой последующей минутой все сильнее казалось, что это страшное ураганное нашествие не снижается, а наоборот, набирает и набирает обороты. Какие-то конструкции, скорей всего, сорванные с домов крыши постоянно бились об электричку, оглушая и сотрясая почву. Часть этих своеобразных снарядов, судя по всему, отлетала дальше, а часть оседала за перроном, создавая уже приличный завал. И это на самом деле было хорошо, становилось безопасней, во всяком случае, так казалось Алексею. А как выбираться из-под этого стихийного завала, пока даже и думать не хотелось.

«Как вовремя мы смылись», — содрогаясь, думал Алексей, представляя, как сейчас в разбитые окна вагонов влетают щепки, балки, рваная металлическая кровля, куски кирпичей.

— Что ж, Всполох, пока устраиваемся здесь, а как наступит рассветет, будем думать. Надо бы, конечно, поискать более надежное убежище, но это потом. А пока есть смысл заняться своими игровыми показателями. Да и альтернативы никакой нет, ощущения такие, что откладывать больше никак нельзя, и более того, это смертельно опасно! — И Алексей с головой накрылся спальником. Похоже, горностаю этот процесс очень понравился, и он, забравшись подмышку, довольно заурчал, а Феникс не стал тянуть время и мысленно обратился к системе: «Вывести мои полные характеристики».

Что и последовало. Вот только смотреть на все то, что предстало перед глазами, было как-то не очень удобно, текст воспринимался плохо. Такое ощущение, что его вывели, максимально сжав ради того, чтобы все влезло в обзор. Поэтому Алексей, уже понимая, как работать с системой, поставил задачу: «Увеличить шрифт и читабельность. И в дальнейшем выводить информацию понятийными блоками. Вот-вот, отлично! Так пойдет», — остановил парень предлагаемые системой варианты.

Откалибровалось все хорошо, приятно глянуть, но вот настроения это обстоятельство нисколько не прибавило. А кому такое понравится?


Интерактивное клеймо идентификации (шея, левая сторона):


Строка расы Хомо54

Строка имени Временно Феникс

Строка здоровья 100/100

Строка развития У-1

Строка энергий М-0

Строка эффективности Э-0

Строка одаренности В++

Строка способностей ХМУ ПЗ

Строка полезности Сырье (100 % ощущение боли)

Определяется всеми игроками полностью или частично, согласно развитию.


— Да уж, — тихо выдохнул Феникс. Строка полезности просто вышибала, сознание отказывалось серьезно это воспринимать. Да еще и это дебильное упоминание о ста процентах болевых ощущений.

«Похоже, эти Админы и Гитлер — одного круга ада демоны. — Алексей прикоснулся к шее в указанном месте. Зря он рассчитывал на что-нибудь подобное: — А может, все-таки это такой усложненный современный бред, и надо успокоиться и помолиться?»

Ни черта. Все взывания к богам и даже к Зигмунду Фрейду ни к чему не привели, и затянувшийся кошмар продолжился.

Наощупь эта хрень на шее казалась какими-то выпуклыми тонкими полосками, похожими на штрихкод, а по ощущениям на биотехнологическое новообразование типа большого родимого пятна.

К тому же он заметил по отсветам на пальцах, что от этой дряни еще и исходит легкое голубоватое свечение.

— Вот же высокоразвитые упыри, гребаные засранцы. Шильду на живого человека поставили. Да это похуже рабского клейма будет!

«Скорей всего, вывести или выжечь эту гадость не получится, — сразу подумалось землянину. — Нужно бы зеркало. Эх, засада! Зря свой телефон выкинул, сейчас он бы мне очень пригодился».

Но как бы ни бушевали внутри возмущение и ненависть, требовалось жить и идти дальше, лелея хоть и призрачную, но все же надежду о мести, и Ал продолжил.

«Так, — рассуждал Феникс, смотря на данные. — Три нуля понятны: само собой навыков, маны и эффективности по понятным причинам у меня нет! Строка одаренности из разъяснений ментора тоже вроде ясна — высший плюс-плюс. Получается, что непонятной остается только предпоследняя строка. — И он более настойчиво сосредоточился на этом значении, мысленно задаваясь вопросом: — Что это значит? И почему одно буквенное значение “ха” в строке способности едва различимо?»

Что отрадно, почти тут же он получил ответ, за символами мгновенно отобразилась красным шрифтом подсказка:


Маг-универсал предельных значений.


А дальше стало еще интересней, так как пришло системное оповещение:


Внимание, игрок Феникс!

Вторая часть вопроса некорректна, буква «ха» в основном идентификационном клейме встречается единожды в строке раса: Хомо54.



— Ну да, ну да… все понятней, конечно, стало, — съязвил землянин. — Ага, маг с печки бряк, сижу тут, заваленный хламом, весь в «волшебном счастье». — Ладно, не будем плакаться, ни к чему это, идем дальше… э-э-э, нет стоп. Принять за основное имя Феникс, нет ничего хуже временного. — Перед глазами быстро всплыла и пропала надпись.


Зарегистрировано имя Феникс


— Ну и ладно, хотя бы имя зачетное получил. Давайте уже следующие «радости» показывайте.

Ну и оно показало, головой пойдешь:


Интерактивное клеймо развития (правое предплечье):

Уровень — 1

Здоровье 100/100


Интеллект — 14

Восприятие — 12

Выносливость — 8

Ловкость — 1

Сила — 7

Воля — 9

Мана — 0

_______

Способности:

Маг-универсал пз — 0

_______

Свободных ОХ — 15

Определяется только по желанию носителя или высокоуровневым игроком с развитием восприятия, на порядок опережающим носителя.


Быстренько посмотрел на предплечье: ничего. И даже закатал рукав: все нормально, — в темноте точно бы разглядел. Поднес к шее ладонь, расстроенно хмыкнул, нет, все еще светится, падла.

— Хе-х, а здесь, похоже, не получилось у высокоразвитого тату-салона «Демоны и прочие бесы». И тут все же заметил едва различимую, словно сидящую под кожей, мигающую надпись с большим интервалом: «мана — ноль».

Вздохнул, что тут поделаешь, все ясно, и распределил единицу в ману. Ожидаемо на предплечье замерцали и проявились данные. Колонка характеристик была полностью понятна, а уровень и показатели здоровья ожидаемо дублировались.

«Ну а что, в принципе, удобно, конечно, данные развития, можно сказать, всегда перед глазами. Что бы там ни было, нужно эту кособокую систему как-то выравнивать».

И он, почти не сомневаясь, вложил единичку в силу, восемь в ловкость. Оставшееся от щедрот Админовых распределил между характеристиками мана и маг-универсал так, чтоб было ровно по три. Когда подтвердил это, почувствовал, как на него словно навалилась мягкая теплая перина, а усталые глаза сами собой закрылись. Бороться с этим Алексей не мог, да и не хотел, и в самом деле нужно было хоть ненадолго убежать в царство Морфея от этой черной безысходности.


Странно, но Алексею показалось, что вот здесь под перроном в этом новом ужасном мире он выспался. Да так, как никогда ранее!

— Оп-па-на! — не удержался Алексей. Перед глазами маячило много всего занимательного, основной интерфейс значительно изменился, мигали какие-то ранее невиданные иконки. Но и помимо всего этого висело, по-видимому, забытое вчерашнее или, скорей, пропущенное, ну и, как обычно, сногсшибательное, и это еще мягко сказано:


Интерактивное скрытое клеймо развития (правое предплечье, внутренняя сторона)

Код доступа (временно: хомо54феникс)


(Химера) Уровень — 1

Здоровье 100/100


Интеллект — 14

Восприятие — 12

Выносливость — 8

Ловкость — 9

Сила — 8

Воля — 9

Мана — 3

_______

Способности:

Маг универсал пз — 3

_______

Многопоточное сознание — 0

Повелитель сложных структур — 0

Обер-мастер Защиты и Штурма — 0

Обер-мастер диверсий — 0

Ассасин пепла — 0

Мастер коротких порталов— 0

______

ПХ (уровень — 1)

Артефакты — 3

______

Доступных возрождений — 3


А вопросы в голове все множились и множились Алексей почесал затылок — не помогло, никакого просветления не произошло.

«Что за химера? Зачем здесь в скрытой части полный дубляж основных статов, да еще и так плохо читаемый?»

Знамо дело, попробовал улучшить.

— Откалибровать скрытое клеймо развития на удобочитаемость.

Получил от системы ответ еще больше настороживший.


Внимание, игрок Феникс!

Поставленная задача некорректна. У вас нет скрытого клейма развития.


Алексей в задумчивости поскреб суточную щетину.

«Во дела, а что же у меня перед глазами, галлюцинация, что ли? Ничего себе выкрутасы, похоже на то, что система просто не видит это клеймо от слова совсем. И соответственно, ту букву “ха” (подразумеваем химера) в основном клейме на шее тоже не различает. Как-то все запутано и пока непонятно, но, судя по всему, это имеет очень большое значение. Надеюсь, вскорости все же разберусь, и уж поскорей бы этот пропащий джин из бутылки объявился. Закапсулировался он, понимаешь ли».

Обращало на себя внимание так же мизерное количество возрождений.

Вот же ублюдки хитросделанные, даже у кошки девять жизней, а тут всего три, с таким-то развитием событий.

От раздумий над этим клеймом и лицезрения нескольких лучей света, пробивающихся через ночной навал, в которых, как умалишенный, скакал белоснежный Всполох, отвлекала иконка перед глазами. Вела себя эта ненормальность вызывающе. Бешеный графический элемент интерфейса трясся, менял цвет, и метался по всему обзорному полю, похоже, всячески пытаясь привлечь к себе внимание. На иконке отчетливо значилось «помощник».

— Ха, вот ты-то как раз мне и нужен, — высказался Алексей и задействовал эту мелкую кнопку эквилибриста. И сразу же:

«Приветствую, Феникс, чем могу быть полезен?» — загудел в голове приятный баритон, буквально дикторский голос, но все равно Ал не назвал бы его живым.

— Интересует строка характеристик Полезность, сколько там градаций, ступеней, или как там у них, у Админов, называется?

«Понял. — И помощник продолжил: — Самый низкий класс — это цивилизации Сырье, следующий кла-а-асс, — на этом слове помощника словно заклинило. И тут вдруг в их диалог вклинился очень взволнованный и в то же время воодушевленный голос, ранее уже слышимый Алексеем: «Алексей, это я, Джо».

Феникс едва не подпрыгнул, радостно затараторив:

— Слава тебе равноправие и братство, это ты, пропащий Джокейро!

«Я, и времени у нас очень мало, землянин, поэтому слушай и не перебивай».

Алексей с притворной злостью ударил кулаком об землю.

— Вот те раз, опять спешка, опять не перебивай, целый мессия сидит тут в норе, понимаеш-ш, и ни хрена не может разобрать, как же так?

Однако ментор пути Джо, как он сам себя назвал, не обращая на сарказм и негодование землянина, почти скороговоркой шпарил свое: «Знай, пока твои возможности не смогут надежно прикрыть мою деятельность, на помощь не рассчитывай. Слишком много вокруг вашего мира следящих станций Админов. Очень похоже, что солнечная система выбрана для сосредоточения и накопления флотов для дальнейшей экспансии в этом секторе космоса. Каждый час в систему проникают тысячи судов и автоматических систем. Так что осторожничаем по максимуму.

Теперь из хорошего. Ваша планета, ваша цивилизация — это нечто необъяснимое и уникальное, настоящая аномалия вселенной. Причины неясны, но каждый из землян имеет скрытые уник-способности, которые не определяет сама Система. Более того, и звери, принятые землянами как петы, приобретают невероятные характеристики. Только представь себе, человек. Многие тысячелетия готовящаяся миссия Хранителей теперь подлежит срочному пересмотру. Все мои мощности сейчас работают на просчет возможных вероятностей, от которых, говоря вашим языком, дух захватывает. Первый и, возможно, даже главный удар по Админам, очень вероятно, можно будет нанести уже в самое ближайшее время. Поэтому, Феникс, не рискуй будущим вселенной, береги себя. — Джо замолк и, выдержав небольшую паузу, словно с чем-то сверяясь, выдал: — Твоя главная задача — выжить семь дней и семь ночей, ты понял меня, человек?»

— Понял, — пробурчал ошарашенный Алексей.

Все это «будущее вселенной, главный удар» как-то не очень воспринималось под завалами хлама и одной единичкой в показателе уровня.

— Вообще-то я намеревался еще лет семьдесят как-нибудь протянуть, — дополнил Феникс.

«Ты интересный и необычный, — Джо хохотнул. — Эх, парень, забудь, впереди тысячелетия! И не откладывай, прими интеллектум, причем сразу максимальную дозу. Хотя так и не делается, обычно это происходит, когда добыть новый уровень становится большой проблемой, но ты другой случай. Да и про дары не забудь. Все, время! Будь начеку». И снова, словно ничего и не случилось, он услышал баритон помощника с того места, где того и переклинило: «Следующий кла-асс — это цивилизации Прислужники, затем идут Низшие расы, Привратники, Высшие расы и, наконец, владетели, носители всей полноты власти во вселенной Админы, администраторы жизни и смерти».

— С этим понятно, а что такое ПХ, уровень один?

— Подпространственное хранилище, вам лишь стоит визуально определить, что перемещаете туда, и дать название грузу для последующего облегчения поиска и складской логистики.

— А вот это здорово! Всполох, давай ко мне, — позвал горностая Алексей. — Нам, мессиям, долго не дадут попрыгать, порезвиться там, позагорать. Нужно, брат, идти вселенную спасать, — только и успел сказать ухмыляющийся парень, как на его плече появился белоснежный зверек.

— Цацацык! Цацык! Цацык! — издал резкие звуки Всполох.

— Согласен, белоснежный мой, надо выбираться и, по-хорошему, разведать территорию. — Согласился Ал и кинул имеющиеся несчастные пять очков характеристик своему питомцу.


Боевой пет, горностай Всполох уровень 1


Очки характеристик:


Ловкость — 10

Стремительность — 10

Ночное видение — 7

Прыжки — 10


Первично выявленные скрытые способности:


Берсеркер — 0

Повелитель царапин — 2

Виртуоз микропортала — 0

Непоколебимое упорство — 0

Обер-мастер диверсий — 2


Свободных ОХ — 0


Сборы вышли недолгими. Нищему с подпространственным карманом собраться — только подпоясаться.

— А ты у меня, оказывается, еще и альбинос, — определил молодой парень. — Ну, давай, обер-мастер диверсий, искать выход наружу.

Алексей поставил на попа и сгруппировал все разбросанные рюкзаки, сверху придавил сумкой с оружием и покидал все оставшееся барахло в один из спальников. В итоге получилась компактная груда вещей. Отступил на шаг, сосредоточился, думая, что хотел бы переместить все это в хранилище. Появилась зеленая рамка, охватывающая вещи и небольшая всплывающая менюшка с надписью:


Дайте название перемещаемому.


«Груз номер один. Под перроном», — назначил Алексей, и груда рюкзаков тотчас пропала, словно их здесь никогда и не было.

— И правда, впечатляет… Ну что, пошли, братка? — тихо сказал Алексей и махнул рукой, указывая направление. И они двинулись вдоль искореженной электрички, горностай вприпрыжку, а человек на четвереньках. Первые же прошедшие вагоны надежды не прибавили, прохода наверх пока не наблюдалась — разве что для горностая. Зато шустрый разведчик почти сразу показал свою пользу. Алексей вдруг заметил, что Всполох стремглав бежит к нему, а в зубах зажата белая бумажка.

— Ба! Да это же билет. — Расправил, посмотрел, несмотря на пробитые дырки от зубов и плохое освещение, кое-что разобрать все же представлялось возможным. И это были две надписи, отпечатанные крупным шрифтом. Балтийский вокзал, а строкой ниже Новый Петергоф. — Я в Питере, — сказал Алексей, четко понимая, куда попал.

А уже через несколько минут Всполох нашел-таки выход наружу почти в самом конце перрона. Головной вагон с кабиной управления как более тяжелый снес своим весом часть перрона. И, видимо, только опоры железобетонной конструкции удержали его от полного опрокидывания, хотя он и так лежал почти на боку. Опасно, конечно, но пришлось подлезать под эту многотонную махину, чтобы проникнуть в первый головной. Что удивительно, оказалось, что все противоположные окна, теперь находящиеся сверху, были целы. Первое, что сделал Алексей, — это вскочил на ноги, и тут же пришло понимание, что ранее почти невозможное произошло само собой, да так легко, что Фениксу даже не поверилось. И он, находясь под сильным впечатлением, подпрыгнул несколько раз, спокойно доставая рукой до стекла.

— Жесть! — закусив губу, дабы не закричать, произнес Алексей, лихорадочно спуская штаны.

Ноги как ноги. В общем-то, статистически нормальные мужские ноги, без чрезмерной волосатости. Но для Алексея это было сродни чуду, и он пошептал:

— Вот что восемь очков животворящих, вбитых в ловкость, делают.

Осмотрелся, привлек внимание длинный сверток, подобрал и увидел, что это латунный карниз, скорей всего, для ванной комнаты.

«Самое то», — обрадовался Алексей.

Вынести ближайшее окно не составило труда. Тщательно очистив проем от остатков стекла тем же латунным приспособлением, он разогнался и, оттолкнувшись от кресла, зацепился за обрезиненный край. От возможности таких выкрутасов внутри все пело.

Выбрался, осмотрелся и ужаснулся, аж дыхание сперло, пришлось присесть, дабы не упасть. Скулы свело, а на глаза навернулись слезы. Полдень, обычное для северной столицы время. Низкие перистые облака на летнем лазоревом небе, а кругом страшные руины и столбы черного дыма. Огромная арочная крыша Балтийского вокзала вырвана и завалена в близлежащую реку, обрамленную в гранит, мутная вода уже бежит по набережной. Где-то впереди примерно в двух кварталах трещал и бушевал большой пожар. Но шумел не только костер, что-то происходило и за спиной молодого парня. Посмотреть, что это, не было никакой возможности из-за страшного завала и огромного рекламного щита Volkswagen, стоявшего ребром на этом самом завале. Тут на него и навалилось, будто железобетонная плита, окончательное осознание того, что человечество, словно хрустальная ваза, вдребезги разбито. Все сметено и выброшено, а в остатке всего лишь мизерный осколочек, почти случайно попавший меж половиц мироздания. И то оставленный лишь ради прихоти и зрелища.

Вспомнились Лулу, друзья, знакомые, представилось, сколько здесь всегда было народу, а теперь пустота и треск пожарищ. Алексей закусил рукав и зарыдал, прижимая к себе горностая.


Успокоившись, он быстро спустился, можно было, конечно, попробовать спрыгнуть, но Алексей все же побаивался за ноги, поэтому слез, не торопясь. Тихо по каким-то жестяным обломкам они вышли на открытый участок, вот тут, несмотря на предупредительные сигналы горностая, его впервые основательно застопорило.

Молодой человек, у которого в лице не было ни кровинки, стоял растеряно, словно пришибленный, и хватал ртом воздух. А метрах в ста или чуть больше от него высились выгнутые вверх рельсы. И их сочные свежие ростки жрали две особи, представлявшие собой что-то среднее между богомолом и саранчой, вот только под пять метров ростом. Рядом сидело еще одно такое же кошмарное чудовище, хрустя огромной деревянной балкой, за раз поглощая, наверное, по метру. Вдруг оно уставилось на него, и балка с немалым грохотом выпала из челюстей монстра. Оглушающе завизжав, словно идущая в разнос пилорама, бледно-зеленая в крапинку образина — Коррер Жрун тридцать седьмого уровня — бросилась на одиноко стоящего среди развалин землянина. А за ней, оглушающе вереща, припустили и остальные чудовища, словно быстроходные локомотивы.

Как он бежал! Как мчался в обратную сторону, только пятки сверкали, а в голове почему-то сложилась рифма и крутилась, как насмешка над собой дуралеем: «Гром гремит, земля трясется, это Жрун за мной несется».

В вагон нырнуть они успели, а вот утечь под перрон нет — не дали. Эти Крреры оказались очень шустрыми. Здоровенные бестии резали и протыкали головной вагон своими конечностям, больше похожими на широкие мечи, легко, будто тонкостенную пластиковую бутылку. Между тем остроножные демоны еще и успевали устраивать разборки между собой. Алексею удалось-таки продержаться несколько секунд, мечась и уклоняясь от этой шинковки вагона. Умирать разрубленным надвое было не больно, а вот возрождаться на месте начального распределения стало поистине предельным испытанием на выдержку. Привычное уже прокусывание губ не помогало, отвратно пахло кровью. Он едва сдерживался, скрипя зубами, чтоб не заорать, хорошо понимая: если он здесь даст слабину, то быстро умрет во второй раз и, что еще страшней, возродится здесь же. Двигаться он не мог: тело выгнуто дугой, со всех сторон зажат, по лицу течет кровь. Нужно было как-то осмотреться. Почему-то вспомнился детдом и игра в прятки на темном большом складе, где хранились списанные кровати и другая рухлядь, жутко страшно, холодно, и они сидят на полу кружком, трясутся и считаются шепотом:


Вышел месяц из тумана,

Вынул ножик из кармана.

Буду резать, буду бить —

Всё равно тебе водить!


В голове мутилось, хотелось закрыть глаза и забыться. Многократно повторяемая считалка каким-то волшебным образом оградила его от постыдных мыслей сдаться. Наконец он нашел в себе силы и решимость насколько возможно приподнять голову и оглядеть себя. Частично это получилось. Что ж, картина была не радостная, нет, она была жуткая до предела. Из груди торчит здоровенная щепка, ног он вообще не чувствует, похоже, обе переломаны, раз он видит подошву своего кеда, кругом кровь. Руками тоже пошевелить не удается. Как еще он дышит и жив, совершенно непонятно. Вдруг перед глазами, растапливая пелену боли, всплыла менюшка:


Повышен уровень +1

Воля + 10

Внимание! Игрок Феникс, у вас имеются 15 нераспределенных ОХ


Стало немного легче. Совсем чуточку, вместо крика из горла смертельно раненого сквозь плотно сжатые зубы раздалось шипение.

— Распределить очки характеристик! — Алексей увидел статы, как ему показалось, в каком-то алом тумане. По наитию прошептал код и, найдя мастера коротких порталов, вложил в него пятерку, все остальные десять ушли в Ману.

Получится не получится, он не думал, выполнял все по наитию. Хорошо представив себе их с Всполохом схрон под перроном, он прокричал что было мочи:

— Задействовать портал! Кхай! — Он хотел крикнуть «давай», но горло залила кровь, парень поперхнулся, и получилось, что получилось. На этом непонятном выкрике землянин исчез, а через пару секунд вагон затрещал от мощных ударов.

Он умирал. Несчастный горностай сидел рядом, не зная, что делать и по-своему плакал, иногда протяжно издавая жалобные звуки. Сознание же человека упрямо твердило: «Держись! Держись!»

Феникс мужественно копил силы всего лишь на несколько слов и когда понял, что готов, каким-то невероятным усилием приподнял голову и сказал, харкая кровью:

— Установить точку возрождения здесь, — и откинулся. И это было его последним выдохом.


Глава 3. Интеллектум



«Получилось», — промелькнуло в сознании.

Память, она такая, память. Ощущение пережитой боли проявлялось фантомными вспышками. Алексея знобило.

«Сам виноват! Вот же дебилоид, лошара, олух царя небесного, — нещадно корил себя Феникс. — Ведь советовал же Джо принять дозу интеллектума. Да и с точкой возрождения… Это же надо так лажануться! Право, не у каждого так получится, только у редких индивидов».

— Уф, — выдохнул сидевший под перроном, отзывая груз номер один из подпространственного хранилища. — Не уйдем отсюда, пока основательно не подготовимся, — заявил Феникс, поглаживая наконец-то успокоившегося Всполоха. Можно сказать, они уже привычно расположились у опоры, удобно расстелив пенки и спальники.

— Ну что же, поехали. Вывести из хранилища три артефакта.

Все перемещенное богатство тут же оказалось на ладони.

«Красота, — восхитился Алексей, внимательно разглядывая дары. — Пожалуй, на этакое можно смотреть часами, и никогда не надоест».

Больше всего привлекал внимание толстый жетон в виде ростового щита. Такого волшебного глубокого черного цвета он никогда не видел.

«Осколок бездны на ладони», — почему-то подумалось молодому человеку.

И что удивительно, из этой, казалось бы, глубочайшей черной дыры нет-нет, да и всплывали на поверхность странные огненные знаки. Пришлось даже заставлять себя не слишком откровенно пялиться на эту маленькую ирреальность. И все же Алексей не сдержался и дотронулся. И сразу пришли странные ощущения, неоднозначные: и страх, и восторг одновременно. Словно его резко подхватили под руки чуждые ветры и унесли в неведомые дали. Перед взором развернулась впечатляющая зеленая панорама чужого мира. То там, то здесь из шумных джунглей выглядывали причудливые высокие пирамидальные скалы, сплошь изрезанные темными овальными проходами. И у каждого портала стояли грозные высокие ящеры с невероятно красивым разноцветным оперением. Причем у каждой группы, пристально смотревшей на него, расцветка была разительно отлична от других.

Вдруг один из ящеров, находящийся почти на вершине скалы, сделал шаг и каменной статуей упал вниз, одна секунда на раскрытие крыльев и маневр — и вот он уже приземляется рядом.

«Вот это да», — с упоением подумал Алексей, у которого даже дыхание перехватило. Вблизи ящер смотрелся совсем по-другому. Он уже не выглядел дико по-варварски. Высокие технологии обнаруживались во всем. Тело летающего ящера словно покрывала тонкая пленка воды.

«Силовая броня», — догадался Алексей.

На всех суставах виднелись какие-то выпуклые прозрачные ромбы, внутри которых что-то интенсивно искрило. Инопланетянин, как птица, резко наклонил голову, пронзительно посмотрел на него и странно перебрал когтями несколько перьев на правом расправленном крыле. Алексей увидел протянутый в его сторону уже знакомый артефакт. Ящер-птица, на удивление, очень понятно проклекотал, потрясая головой, распушая бордовые перья на загривке.

— Гно два, от наших кланов мы выбрали в дар нашу реликвию, жетон Ушедших, Маг-Кузнец (оружейник). Сражайся, не отступай, будь всегда на высоте, избранный.

Видения померкли, и ощущения теплого, всюду проникающего ветра пропали, а землянин увидел сообщение системы.


Внимание, игрок Феникс!

#*#(Error02|хомо54) Вам доступна активация артефакта ###-###### (#########)


Внимание, опасность!

Цивилизация-изготовитель не определена

Характеристики возможностей не выявлены

Колонии наноботов не подлежат классификации


* Внимание, спец примечание!

Игрок Феникс, ваш артефакт подпадает под определение «запрещенный».

Служба контроля и безопасности Высших (СКИБ) строжайше запрещает использовать этот предмет в личных целях. В течение нескольких минут рядом с вами возникнет почтовый портал.

Приказываем переместить этот опасный предмет в почтовый портал.

И вы получите: один миллион кредитов, доступ к всеобщей бирже, полный редкий сет воина на ваш выбор.


Лёха ухмыльнулся, замотав головой, и его понесло: «Ага, как же! Сейчас шнурки поглажу», — но вслух он сказал:

— Нет, что вы, уважаемые Высшие, даже не смею! Никаких личных целей. Как можно? Исключительно общественные… — И он выбрал «активировать». Запредельного, как ни странно, ничего не случилось. Таинственный жетон на ладони, словно снежинка, растаял и даже следов на руке не оставил. Всполох сидел на плече и с большим интересом наблюдал за происходящим. Вдруг он встрепенулся и подал сигнал тревоги.

Нет, ничего страшного не произошло, это просто включился обещанный почтовый портал. Буквально в метре, можно и рукой дотянутся, быстро крутилась туманная воронка в полметра диаметром. Алексей огляделся, невдалеке у самого края электрички лежало несколько кирпичей: старых, с печатями, занесенных сюда ураганом.

Феникс хмыкнул, улыбаясь:

— Слышал, в Питере до сих пор бытует практика в глухих дворах кирпичами торговать, вот и поддержим хорошую городскую традицию. — Недолго думая, подобрал один, смахнул с него грязь, ножом, как смог, выскоблил «Артефакт» и с силой запулил снаряд в воронку. В то же мгновение портал схлопнулся, а зачетный кирпич пропал.

Землянин довольно осклабился, представляя ошеломительный результат где-то там, невероятно далеко.

Махнув рукой, он продолжил: «Идем дальше, чего тянуть?»

Следующими по очереди шли, на его взгляд, два непримечательных тоненьких никелированных штифта, примагниченных друг к другу. Стоило взять их в руку, и очередное головокружительное видение не заставило себя ждать.

— О-о-о-о! — выдохнул Алексей. По обонянию ударил горький запах перегретого масла. Жара стояла несусветная. Первое, что пришло на ум, это ад. Сознание потрясало бесконечное переплетение двигающихся металлических конструкций и тысяч доменных печей, хотя такое определение лишь слегка подходило к то смыкающимся, то раскрывающимся огненным зевам. Из одной такой пасти неожиданно вылетел внушительный, разогретый до белого цвета металлический шар в толстых тупых шипах. Это пугающее образование, пышущее нестерпимым жаром, всем весом ударило об основание и прямо на глазах перетекло в форму человека. К Алексею подходило очень похожее на землянина бесполое создание, и жара от него уже не чувствовалось, зато изъяснялось оно оглушительно, едва выносимо.

— Этор четыре, главами цехов определено. В дар противостоящему мы вручаем артефакт прародителей «Два штифта Коммуникатор плюс, плюс. Знай, благословенный молотом и наковальней, мир уже давно достоин холодной остановки, выдели их в шлак и окалину.

Переход к реальности произошел резко, отчего ему стало холодно. А перед глазами всплыло все то же мигающее красными предупреждениями сообщение, сплошное «внимание-внимание».


Внимание, игрок Феникс!

#*#(Error03|хомо54) Вам доступна активация артефакта ###-###### (###########++)


Внимание, опасность!

Цивилизация-изготовитель не определена

Характеристики возможностей не выявлены

Колонии наноботов не подлежат классификации


* Внимание, спец примечание!

Игрок Феникс, ваш артефакт подпадает под определение «запрещенный».

Служба контроля и безопасности Высших (СКИБ) строжайше запрещает использовать этот предмет в личных целях. В течение нескольких минут рядом с вами возникнет почтовый портал.

Приказываем переместить этот опасный предмет туда.

И вы получите: один миллион кредитов, доступ к всеобщей бирже, полный редкий сет воина на ваш выбор. Гарантию выживания и перевод в категорию Прислужники.


Алексей даже не задумывался, он тут же задействовал артефакт прародителей цивилизации Этор и притащил еще два кирпича, все же артефакт «плюс-плюс», нужно соответствовать. Почтовый портал еще не успел проявиться, а Алексей уже получил ну очень впечатляющее сообщение, едва челюсть не свело.


Внимание, Феникс!

Первое: Наноботами инициировано слияние двух родственных колоний, цель — большая эффективность.

Второе: Запущена репродукция и обмен способностями объединенной колонии, цель — большая эффективность, выработка новых возможностей.

Третье: Успешно проведена перешивка пути Помощника (было: Агент по запросу, стало: Преданный соратник)

Четвертое: Запущены работы по увеличению энергетического ядра, цель — усиление мощности.

Пятое: Успешно реализована блокировка систем дистанционного определения игрока Феникс администраторами.

Шестое: Запущены работы по установлению связи со всеобщим аукционом, реализация — одиннадцать процентов, цель: коммуникации, торговля, информация.


— Уф-ф! — выдохнул Алексей. — Вот это да… Похоже, если я все правильно понял, кирпичи впарить больше не удастся.

Подождал немного, почтовый портал и в самом деле не появлялся. Зато, как всегда, выскочило «жизнеутверждающее» сообщение от администраторов:


Внимание всем вольным охотникам!

Внимание всем игрокам планеты Земля!

Открыта лицензия на арест или убийство игрока Феникс. Местонахождение: Сорок седьмой сектор, галактика Млечный путь, рукав Ориона, Солнечная система, планета Земля.

Цена состояния живой (компенсация расходов + три миллиона кредитов)

Цена состояния фрагмента (один миллион кредитов)

СКИБ


— Ни фига се… и это все я.

Пока Алексей по-настоящему впечатлялся и держал двумя руками челюсть, перед глазами в очередной раз выскочило подтверждение:


Получено уровень + 3

Харизма + 10

Внимание! Игрок Феникс, у вас имеются 45 нераспределенных ОХ


— Всполох, клянусь седалищным нервом, мы тут с тобой, сидя под перроном, зазвездились по полной программе на всю вселенную. Черт возьми, ослепнуть можно!

Алексей на полном серьезе ощупал штаны.

«И как только не обделался, — подумал землянин. — Удивительно».

— Пойдем-ка, друг мой белоснежный, оправимся, похоже, самое время. Не дай Бог еще чего-нибудь, с этого нового мира станется, и тогда все — стираться и сушиться нам здесь негде.

Вернувшись на место и окончательно успокоившись, Алексей машинально обратил внимание на второе клеймо и сразу же словил широкоформатное недоумение.

«Эй, эге-гей! Леха, а где твои четыре уровня и десятка в Мане? Боже, свободные очки характеристик. Где?!» — сам себе задавал вопросы немного растерявшийся Феникс. Там на втором клейме, подсвечиваясь голубым, в характеристике Мана преспокойно значилось: «Уровень один, Мана три».

«Какие-то не обновленные данные, что ли? Разве такое может быть?» Жаба с хомяком уже вовсю били в набат, требуя пожарных, скорую и представителей правопорядка.

Алексей посмотрел на внутреннее предплечье, мысленно и быстро введя пароль. Честно, не хотел, как-то само по себе вырвалось:

— Охренеть!

Увиденное, право, оправдывало такую реакцию.

В этой тайной системе координат все эти потери потерь преспокойненько значились. Алексей даже почувствовал жар на лице от переживаний. О подобном он даже рассуждать вслух отказался, опасался помощника.

«Это что же такое получается? Похоже, у меня есть альтернативный механизм развития, контролируемый только мной. Этакая система ниппель, направленная в сторону химеры. То, что вбивается в публичной схеме, отображается и в скрытой, а там уже плюсуется. А вот то, что распределяется в химере, там и остается, и отображается только там. Это же совершенная имба, нет, не так — имбище!»

От осознания оного во рту пересохло, словно в пустыне Сахара. Пришлось спешно доставать флягу с водой и заливать сушь. Глотал жадно, словно и в самом деле вышел из жарких песков. Запас воды почти выдул полностью, заодно и Всполоха попоил. Прохладное, освежающее питие неплохо привело в чувство, да и рассудительность включилась.

— Что ж, думаю, не стоит отвлекаться и вот так срочно раскидывать полученные очки, еще успеется. Да и логичней сделать это после всех манипуляций с последним артефактом, — подвел для себя итог Феникс. — В общем, продолжаем, — и он взял в руку большую ампулу с, казалось, бурлящей в ней слегка светящейся зеленой жидкостью в обрамлении странного фиолетового металла с вычурным орнаментом. Нахлынувшее видение уже было ожидаемо.

Огромный оранжевой диск уходил за горизонт, гулял вольный ветер, поднимая волны высокой травы. Алексей словно воочию увидел на фоне уходящей за горизонт звезды здоровенного льва в странном симбиозе боевых лат, скафандра и невероятного интеллекта в огромных глазах. Благородный воин ударил в грудь и прорычал:

— Аннаю шесть, дар нашей цивилизации — пятнадцать миллиграмм интеллектума. Будь стойким, наша надежда!

Сердце стучало так, словно хотело вырваться из груди, руки тряслись от неизвестности. По-хорошему, он находился под сильным впечатлением от всех этих видений, заставляющих безгранично верить в себя и в тех землян, кому посчастливилось выжить.

«Играть, так играть», — пронеслось в сознании.

Нет, Алексей не представлял, как обращаться с этим артефактом, действуя исключительно по наитию, опираясь на интуицию.

«Жжем!»

Землянин с силой надавил одним из тупых концов ампулы чуть ниже уха и едва не крикнул:

— Максимальная доза!

Все — дальше он ничего не помнил. Сколько находился без сознания, непонятно. Очнувшись, Феникс прислушался к себе.

Да что там, чувствовал он себя лучше некуда, наверное, впервые это было так очевидно. Ему даже показалось, что он на таком заряде готов был бежать марафон на корточках.

«Жалко, не получится, куда тут побежишь?» — подумал Алексей и вызвал просмотр своих данных.

Первое, что бросалось в глаза, — это свободные очки характеристик в количестве семисот девяносто пяти. Так же обнаружились и другие интересности. Теперь у него было в запасе шесть возрождений.

«Значит, за каждые десять уровней дается дополнительная единичка в пункт доступных возрождений. Что ж, понятно и обнадеживающе», — сделал выводы молодой парень с горностаем на плече.

Еще из неожиданного в данных значилось самостоятельное увеличение параметра «интеллект» на пятьдесят и подъем уровня подпространственного хранилища на пять. А еще Алексей почему-то в своих игровых характеристиках не нашел значения «харизма». Пожав плечами, землянин взялся за распределение сводных очков, памятуя о неизбежном столкновении с Коррерами Жрунами.

Изначально у Алексея после видений возникло дикое желание вложиться всем имеющимся в полученные способности, но все же, немного остынув, он решил пойти более осторожной дорогой. Мысли метались, как Всполох, затеявший невдалеке боевой танец из прыжков, кульбитов и бросков — завораживающее действие. И все же Алексей оторвался и вернулся к своим размышлениям и статам.

«Так, что я знаю о полученных дарах? Собственно, ничего, ясно только то, что это самые ценные мои способности, но по назначению они, скорей всего, относятся к крафту. А у меня впереди бой».

Из всего имеющегося Алексей счел больше всего подходящими для столкновения с монстрами три характеристики: ловкость, маг-универсал и обер-мастер защиты и штурма. Собственно, исходя из этого, Феникс и приступил к распределению, решив не оставлять нулей, ведь и все остальное нужно юзать, а как еще определить потенциал? Конечный результат у него вышел вот таким.


(Химера) Уровень — 55

Здоровье 5500/5500


Интеллект — 94

Восприятие — 42

Выносливость — 48

Ловкость — 129

Сила — 48

Воля — 49

Мана — 113

Способности:

Маг универсал п.з. — 103


Скрытые способности:


Маг-кузнец (Оружейник) — 70

Два штифта Коммуникатор ++ — 50

Многопоточное сознание — 10

Повелитель сложных структур — 10

Обер-мастер Защиты и Штурма — 160

Обер-мастер диверсий — 10

Ассасин пепла — 10

Мастер коротких порталов — 20

______

ПХ (уровень — 6)

______

Доступных возрождений — 6


С минуту, наверное, Алексей смотрел на официальные данные, где значился первый уровень, и сравнивал с химерой, радость от созерцания разницы приводила в неописуемый восторг. Но приходилось сдерживаться, ведь где-то там наверху ходят чуткие чудовища, и как-то провоцировать их на разбор завала не хотелось. Утвердив распределение, Алексей смахнул данные с обзора.

— Сделано, — громко и удовлетворенно сказал он.

На этот раз обморока не последовало, но то, что он чувствовал, можно было смело называть эйфорией в кубе. Сколько Алексей боролся с этим потопом неги, он не знал, и только шестнадцать кругов куриным шагом на бешеной скорости позволили избавиться от этого назойливого удовольствия.

— Блин, так и зависимым можно стать, — выдохнул Алексей и повалился набок. Но, что интересно, отдыхать совершенно не хотелось, силы было хоть отбавляй.

«Так что мне сейчас нужней всего? Свет мне нужен, просто свет», — сам себе ответил Алексей

Вот именно тут и произошло первое разочарование, а возможно, и понимание, что выбор одного из приоритетов, а именно маг-универсал ошибочен. В наличии у него не было никакого освещающего заклинания, более того, вызванная книга заклинаний оказалась девственно чиста.

— Да-а-а полный шиздец! — с толикой сожаления выдохнул Алексей.

В его расстройство и нехорошие мысли о себе вклинился помощник: «Заклинания получают в длительных занятиях с наставниками либо покупкой на бирже, что очень дорого. Есть еще один путь слабореалистичный, но все же попробовать стоит. К тому же на Земле создано удивительное количество информационных образов волшебства. Даже при первичном анализе можно сделать вывод: магия когда-то использовалась на вашей планете. Спящие гены вполне могут пробудиться, ведь мана и способность есть в наличии. К тому же общемировая Система просто так не может выдать характеристику «маг-универсал предельных значений».

— Так, стоп! — остановил помощника Алексей. — У тебя вообще есть информация, что это за определение?

«Да, конечно, Феникс. Обычно маг-универсал может совмещать умения сразу нескольких школ магии, зачастую совершенно противоположных. Несмотря на массу преимуществ, универсал имеет и один существенный недостаток, а именно: совершенства в каждой из имеющихся магических дисциплин ему не достичь. Маг же универсал предельных значений не имеет подобного ограничения».

— А что еще остается, пробуем, — уверенно сказал Алексей.

В следующую пару часов, чего он только ни делал, чего только ни опробовал, ничего существенного не получилось, хоть убей. Нет, от этих неумелых и нервных потуг все же что-то происходило. Окружающее пространство словно сгущалось, а пальцы рук начинало пощипывать, но и только.

«Что-то я делаю не так… Но ведь единожды у меня получилось! Портал-то сработал!»

И он продолжил настойчиво перебирать варианты. Вскорости резонно возникла мысль: «А может, раз не получилось с наскока, пока отложить магию и попробовать поюзать что-то другое? Да хотя бы тот же коммуникатор, название ведь подходящее, опять же колонии нанитов… кто его знает, что они могут?»

От таких позитивных мыслей даже настроение приподнялось, и он задействовал дар цивилизации Этор, при этом стараясь четко сформулировать задачу: «Адаптировать сенсорные органы зрительной системы к темноте».

Алексей и выдохнуть не успел, как выскочило оповещение, на вид узкая металлическая бляшка, где, словно керном, было выбито:


Принято.

До создания запрашиваемого модуля 09, 08, 07…

Примерное действие модуля № 1 (дшк+дшк+мана) = 21 мин.


Алексей только и успел сказать:

— Эники-беники.

Как бац — и словно включили освещение. И не только. Теперь при желании он хорошо мог различить мельчайшую песчинку на расстоянии десяти метров. Ему, конечно, много чего хотелось. Например, так и подмывало взяться за расшифровку формулы подсчета времени. Или просто во все горло поорать: «Получилось»! И все-таки пришлось сдерживать себя, ведь двадцать одна минута — это не так уж и много, обратный счетчик уже вовсю наглядно работал на периферии интерфейса. Поэтому Феникс ограничился лишь короткой сумасшедшей пляской вприсядку вокруг бетонной опоры, при великой радости и участии Всполоха. Закончив это безумство, он быстро распаковал сумку и тут же запустил Оружейника. После чего сразу же получил еще одну железную бляшку:


Примерное действие модуля № 2 и работ МКО (дшк+дшк+мана+мко) = 28 мин.


— Просто отлично! Сложение рулит.

«По-хорошему, конечно, нужно вплотную взяться за эту занятную математику. А пока… столько всего необъяснимого, что голова кругом. Взять хотя бы вот это, как вообще подобное возможно?»

Даже не раскрыв чехлы, где ружья были в разборе, он уже каким-то образом знал, что они однотипны, причем вышли от общего производителя. Более того, Алексей чувствовла, какой из четырех Benelli лучший. Расстегивая молнию, он удивленно пялился на руки, создавалось впечатление, что через поры на поверхность кожи просачивается ртуть.

«Наниты!» — догадался Феникс.

Скоро кисти рук, кроме ногтей, были покрытыми дрожащими капельками. А когда он взялся за приклад, пальцы уже сплошь объяла тонкая подвижная металлическая пленка. Во всяком случае, так это выглядело. Дальше и вовсе было жестко, ружье он собрал, наверное, быстрее, че за две секунды: щелк, щелк, щелк — и все готово. Движения уверенные, молниеносные и вместе с тем какие-то угловатые, можно даже сказать, роботоподобные.

И главное, Алексей осознавал, что эти знания, двигательная память навсегда завальцованы на подкорке. Ему казалось, ну все, хватит, и так отвалено сполна и даже больше. «Как бы ни так», — отвечала невероятность, и не думая останавливаться, она сломя голову неслась дальше. Перед глазами землянина медленно крутились две контурных схемы: ружья и его самого, постоянно и наглядно измеряемые с выводом сносок и данных. Ошалелого Алексея, увлеченно глядевшего на свои параметры, отвлекла очередная бляха с выбитым запросом:


Внимание!

Самозарядное ружье, производитель Benelli доступно 376 модернизаций, 25 трансформаций.

Ожидание: Требуется представление заряда и краткое техническое задание по применению.


— Вот это да… А еще говорят, от осинки не родятся апельсинки. Оказывается, еще как, и даже консервируемые манго родятся, — прошептал Алексей. «Значится так, начнем, как у нас в России принято, с конца, с ТЗ по применению. С минуту он формулировал, полагая, а запрошу-ка я нагло, и выдал:

— Противники: три Коррера Жруна метров пяти ростом, очень быстрые, агрессивные твари. Огонь, скорей всего, будет вестись при перемещении метров со ста. Приоритеты модернизации: увеличение боезапаса, усиление мощности, высокой точности, дальности, при сохранении баланса, уменьшении веса и отдачи.

«Так, с этим вроде как все. Теперь заряды». — Он быстро распечатал коробку патронов, сжав один из них в руке сразу же получив ответ:


Предлагается поставить на заряд персональное клеймо магического усиления

Инструкция по созданию ПКМУ:

1. Четко представить образ клейма (подходят огненные символы). Зафиксировать

2. Выбрать палец тавро (подходит большой палец правой руки). Зафиксировать

3. Вложить толику силы (определяется эмпирическим путем). Зафиксировать

4. Зафиксировать клеймо, дать название будущим активациям (не менее двух слов)

5. Получить скрытое плазменное тавро (место расположения — подушечка большого пальца), усиление рандомно, масштабируемое (возможна кратковременная сильная боль)


Взялся сразу, ведь часы обратного отсчета безжалостно отстукивали: тик-так, тик-так… Нужный образ у него был с детства. Круг черного солнца с короткими ярыми протуберанцами, а в центре огненная грозная и гордая птица. Все прошло на удивление просто и достаточно быстро. Больше всего Алексей провозился с делегированием силы. В две попытки не получилось, но когда он понял, откуда тянуть этот благодатный ручеек, все пошло как по маслу. Оказалось, у него в ауре просто море разливанное силы. И вся проблема состояла лишь в уменьшении, а не в увеличении выводимого. И лишь после того, как колонию наноботов стала удовлетворять доза посылаемой маны, экспериментатор зафиксировал готовое клеймо и дал название: Темный Феникс.

Молодой белобрысый парень едва сдерживался, казалось, по его голове словно по звонку старого будильника безжалостно бьют молоточками желание и нетерпение. Он приложил большой палец к ствольной коробке ружья и четко сказал:

— Темный Феникс!

Жуткое шипение, едкий дымок. Алексей отдернул руку, на затворной коробке ярко пылало невероятной красоты клеймо, создавалось впечатление, что грозная огненная птица осязаемо взирает на него и вот-вот взлетит.

— Д-д-да! Чтоб меня, семь раз об дверь, один раз об рельс. — От клейма во все стороны распространялась голубая патина, делая Benelli каким-то исключительным.

Руки дрожали, он, как припадочный, достал коробку патронов. Боялся немного, но любопытство пересилило. И этот на первый взгляд подход удался, ни один из десяти зарядов не воспламенился, зато на латунных основаниях патронов красовались огненные тавро, что интересно, намного меньшего размера.

Сдерживаться больше не было никаких сил. «Одержимость оружием какая-то, — подумалось Алексею. — А может, это на меня так способность Оружейник действует?» И он с совершенно невероятной скоростью зарядил уже не совсем итальянца из Урбино. Выстрел в третью опору громыхнул не по-детски, зато обосра. ься по-взрослому можно было в легкую.

— Мам-ма-а! — непроизвольно сорвалось с языка.

Стрелок-экспериментатор от разлетающихся осколков, насвистывающих заупокойную, по наитию вжался в землю, душа ушла в пятки. Мощную железобетонную конструкцию перебило пополам, перрон в этом месте треснул и обвалился внутрь. Пока Алексей откашливался от пыли и бетонной взвеси, сверху раздался до боли знакомый визг и грохот расшвыриваемого завала. И вот он увидел, как в образовавшуюся расщелину проникли кошмарные передние конечности корреров, пытающихся расширить разлом. Алексей, заорал, заглушая подступающий страх:

— Большому кораблю большая торпеда! — И, перекатившись, вскинул Benelli а-ля Феникс.



Глава 4. Цвет Магии



Чувства обострены до предела, пыльная взвесь в воздухе, песок скрипит на зубах. Казалось, само время завертелось, закружилось безжалостной каруселью, все убыстряясь и убыстряясь.

После пробного выстрела перед глазами Алексея предстало жуткое зрелище, словно в огромный блендер покидали все самое мерзкое и страшное и, смешивая, включили на полную скорость. Резкий многоголосый трубный ор жрунов, клубы пыли, подсвеченные солнцем из разлома, и молотящие бетон мечеподобные конечности чудовищных любителей погрызть рельсы, работающие на расширении пролома, словно промышленные отбойные молоты. Невыносимо выдержать это, просто невыносимо, и палец вжал спусковой крючок.

— Бах! Бах! — один за другим прозвучали четыре выстрела. Остановиться Алексей не смог. Находись в подствольном гранатомёте еще заряды — и их бы отстрелял. Результаты проявились немедля. Хотя на такой фурор землянин никак не рассчитывал. Бронированные конечности жрунов отлетели, словно хлипкие травяные стебли, забрызгав серый бетон мерзкой зеленной жижей. Боже, какой же оглушающий визг поднялся! Пришлось открывать рот, чтобы не лопнули барабанные перепонки. Ему казалось, все в округе вибрирует, трясется, воет и гремит. На поверхности и в самом деле происходило что-то необъяснимое. Пришлось со всей мочи вжиматься в землю, но бомбострела из рук он не выпустил.

— Черт! — с досадой выругался Алексей, обратив внимание на жжение в области бедра, посмотрел. — Ну как же так? — И почему он не заметил и не почувствовал ранения? По внешней стороне бедра почти от самого коленного сустава шла достаточно глубокая рваная рана. Крови натекло немного, можно сказать, ее почти не было, а вот боль подошла с запозданием, лишь после того как он рассмотрел рану. Алексей поспешно сбросил джинсы, достал аптечку из рюкзака и, еще раз мысленно поблагодарив неизвестных ему охотников, залил рану перекисью водорода. Выждал немного, тампоном осторожно избавился от излишней влаги, затем, не жалея, присушил рану «Банеоцином» и только затем перебинтовал.

«По-хорошему надо бы в травму обратиться. Зашивать, да где уж тут теперь, выжить бы». — И он с облегчением откинулся на платформу. Землю продолжало трясти, вот же твари неугомонные. «Что же там происходит?», задался вопросом Алексей, стараясь дотянуться уже почти привычным способом — восприятием.

«Да они там в куски кромсают друг друга», — пришло понимание происходящего. И он будто вспышками света увидел жуткие картины, как четыре коррера буквально рвут на части своих раненых собратьев. Постепенно шум битвы страшилищ стал смещаться, а через какое-то время и вовсе затих.

Звук перезарядки ружья совпал с нулевыми показателями маны и окончанием действия магических способностей.

«Что ж, у меня осталось всего пять крутых зарядов. Жаль, модернизацию оружия не удалось завершить. И все же стоит попробовать поменять дислокацию пока не поздно, осточертело сидеть под перроном».

Сказано — сделано, благо теперь с хранилищем все сборы можно было завершать в несколько секунд. Ал указал рукой на разлом, и Всполох, словно читая мысли, стрелой метнулся на разведку, а через пару секунд показалась его радостная мордочка, мол, давай, большой, все тихо. По-быстрому оттащив отстрелянные конечности монстров, Ал проник в расщелину и выполз на свежий воздух. Осторожно огляделся, почувствовав себя мышкой, выглядывающей из норы в живодерне, отчего его едва не стошнило. Сдержался скорей от страха, чем из самообладания, чудовищ он слышал, но по его прикидкам, бестии находились где-то метрах в трехстах от него и жрали рельсы. Ал поднялся на ноги, максимально пригнулся и показал Всполоху универсальный жест тишины.

— Ш-ш-ш. Делаем ноги, братишка, здесь где-то должно быть метро. Около всех вокзалов Питера и Москвы рядом есть метро. Так что идем медленно и очень тихо, — и он указал направление где, по его мнению, находилось нужное место, а через пару десятков шагов увидел на стене указатель метрополитена. При этом его словно торкнула мысль: «а может, кто в метро остался?» И правда, в Питере ведь очень глубокое метро! Он заспешил и почти сразу неудачно наступил на кусок выгнутой жести. Громыхнуло. Даже обматерить себя не успел, как из-за угла выскочило нечто отвратительное и ринулось на него. Тварь в холке была метра полтора, а напоминала огромный раздутый и удлиненный мешок от пылесоса с какой-то болтающейся гофрированной хренью вместо головы, рачьими глазами и шестью пухлыми лапами с веером загнутых когтей. Прежде чем выстрелить, Ал успел все же считать статы бестии, двигающейся надо сказать, очень быстро: коррер Гонитель, одиннадцатый уровень. Алексею показалось, что хлопок его выстрела прозвучал сродни звуковому удару низко летящего истребителя. Пухлую нечисть разбросало мелкими ошметками, словно у нее внутри взорвалось грамм сто тротила, за спиной завизжали жруны.

Они, бегущие со всех ног, едва успели повернуть за угол, как почти в упор столкнулись с еще двумя гонителями.

Ба-бам! Два выстрела слились в один. Переживать, что они попали под душ из плоти и зеленоватой жижи, заменяющей кровь, совершено не было времени. Требовалось, елки-палки, скорей уносить ноги, пока сюда жруны не явились.

— Бежим! — уже не таясь, заорал Алексей. И кинулся вверх по завалу. А перед глазами вспыхивали и тут же гасли, сворачиваясь в небольшую неоново-красную иконку, экстренные объявления: получен уровень, получен уровень, получен уровень…

Вход в метро он заметил сразу. Массивный шестиколонный портик, обращенный к привокзальной площади, отлично выдержал техногенный ураган. Мощные колонны послужили уверенной преградой, да такой, что входные толстенные трехметровые двери, похоже, совсем не пострадали. Правда, перед колоннадой образовалась плотина из разрушенных ларьков, деревьев и других разнообразных обломков.

На этот раз им повезло, они проникли в метро за пару мгновений до того, как на привокзальную площадь ворвались жруны. Пятиметровые бестии разочаровано орали, вылизывая останки гонителей и даже не помышляя двинуться к входу в метро.

«А идти по следу они, похоже, не могут», — обрадованно предположил Алексей.

По-тихому крадучись он исследовал вход-выход станции метро Балтийская. Эта массивная, тяжеленная конструкция из нескольких исполинских дверей с огромными петлями весьма порадовала.

«Вот же делали! Прям времена исполинов», — восхитился Алексей, слегка похлопывая по бронзовому косяку.

«Первый спутник, первый космонавт, первая АЭС — вот такие непоколебимые здания возводили и такие почти крепостные врата».

— Поклон вам, предки, — прошептал землянин и последовательно заблокировал дверь за дверью мощными задвижками. — Уф! Теперь можно и выдохнуть, — и Алексей рукавом вытер пот с лица. — Не расслабляться, — тут же сам себя одернул белобрысый парень в ужасающем виде болотного монстра из фильма ужасов. Поморщился, рана дала о себе знать. Кое-как приспустил джинсы, посмотрел, бинты окрасились кровью.

«Плохо дело, надо бы перебинтовать и подумать, что с ней дальше делать, затягивать с этим не стоит», — с тревогой подумал Алексей. А пока были дела и понасущней.

На всякий случай постоял, прижавшись ухом к створке, попытался напрячь слух и всмотреться в небольшое оконце. Услышать ничего не удалось, разве что размеренный шум начинающегося дождя. Да и наблюдение не принесло результата. Что тут увидишь за завалом? Разве что определил, что вечереет.

«Зараза, туплю. Какой слух, какое зрение?! Мир же изменился! Нужно пробовать ранее недоступное, к тому же Восприятие уже несколько раз с невероятной эффективностью проявило себя». Присел, опершись спиной, глянул статы: восстановление маны несказанно порадовало, в наличии уже значилось двадцать процентов от максимального значения.

«Но зарядов у меня в стволе всего два, нужно дозарядить магазин до полного, а лучше наделать побольше. — Посмотрел с сожалением на показатель маны. Тут или патроны, или изыскания. — Три до полного магазина, и все», — решил Алексей. Клеймо Феникса на три патрона не заняло много времени, зато мана упала до шестнадцати процентов. Закрыл глаза, немного посидел, слушая дыхание Всполоха, словно ночной спокойный и размеренный прибой на Черном море, поблаженствовал немного и решился.

— Что ж, надо пробовать, — и он задействовал Коммуникатор. На плече Всполох снова принялся за свое волшебное творчество, настойчиво засопел в ухо какую-то свою родовую песню дождя и ветра, помогая отрешиться и перейти в нужное состояние.

— Ши-р-р-р. Ши-р-р-р.

Сразу с какой-то пугающей легкостью удалось увидеть сверху Балтийский вокзал и привокзальную площадь. А затем по желанию воспарить еще выше метров на тридцать и осмотреться. Нет, эту серую слегка размазанную картинку трудно было назвать четким изображением, скорей это напоминало грифельные наброски на листе ватмана. Стоило чуть провалиться с концентрацией, как края объемной карты сразу словно выгорали, чернели и исчезали. И все же первопроходцу, охотнику за опасностью удалось засечь их местоположение, подкрашенное алым с четкими короткими обозначениями, скорей даже артикулами, и выглядело это вот так:


«жрун-37»


Из чего несложно было понять, что это коррер жрун уровня тридцать семь. Правда, теперь количество переростков саранчи, продолжавших набивать пузо рельсами, стало больше на две особи. Еще из подмеченного стало ясно, что эта убийственно развеселая компания имела примерно схожие уровни тридцать плюс, и они сдвинулись от вокзала в сторону депо.

«Походу, там рельсы жирней, и их явно больше».

И это обстоятельство по-настоящему радовало. Из плохого Алексей выявил еще три группы гонителей, располагавшихся компактно и довольно близко к метро. А из очень плохого: на девять часов почти на границе его возможностей восприятия определись новые подвиды корреров:


«живорез-13», «каратель-14»


Посмотрел на статы и с неподдельным сожалением отметил, что это кривое подглядывание с высоты хоть и представляло собой очень полезную способность, но вот ману жрало немилосердно. Нужно было завершать.

«Момент самый лучший, — ясно прочувствовал Алексей, собрался и уверенно сформулировал мысль-приказ: — Зафиксировать последовательности».

Пришел в себя и облегченно выдохнул, смахивая со лба пот. Перспективы, которые он увидел во всплывающем перед глазами сообщении, сразу же придали сил и уверенности. Алексей с любовью потрепал горностая за ухо, за что был с такой же ответной любовью покусан.

«Похоже, мы на правильном пути», — пронеслось в сознании.


Зафиксированы последовательности. Дайте имя новой опции Восприятия.

#*#(Error04|хомо54) Характеристика Восприятия не имеет опций.


— Не ссать галактика, у нас она есть. — И молодой экспериментатор зафиксировал имя новой, как выразилась система, ошибочной опции Восприятия, назвав ее «Навигатор Опасностей».

— Вот так вот, Всполох, два штифта, коммуникатор рулит, — сказал землянин, скалясь в полумрак. — Похоже, Белый, мы с тобой уверенно плывем против течения и нам обоим это нравится, правда же? — На что горностай залился стрекотом, заставившим Алексея расхохотаться. Он понял эту трель примерно так: бойтесь большие космические мыши, мы идем.

А между тем уже заметно потемнело.

— А пойдем-ка дальше, мой белый пушистый дружок, похоже, нам нужно уже сейчас искать место для ночлега и хорошо бы раздобыть одежду.

Ал осторожно прошел дальше, замерев в центе эскалаторного зала. Здесь еще было достаточно света, и так же, к сожалению, безмолвно, как и под перроном. На всякий случай спустился на пару десятков ступеней по эскалатору, прислушался: ни шороха, ни стука. Везде гробовая тишина, да и без света, будь там кто, вряд ли обошлись бы. Посидел немного, охваченный огорчением, бессмысленно пялясь в темноту уходящего вниз туннеля, хотя он уже и ранее понимал, что людей здесь нет. Ведь первым делом любой разумный, попав сюда, закрыл бы входные двери.

Вставать на ночевку здесь Алексей не стал. Очень неуютно находиться рядом с этой черной дырой в безмолвную глубину. Быстро вернулся в кассовый зал и расположился в небольшом помещении размена денег. Первое, что порадовало — это большой длинный топчан, а под ним сразу три сокровища: две пятилитровые бутыли с питьевой водой и большой многофункциональный фонарь. Быстро закрыл кассовое окошко, чтоб не дай Бог отсвечивало. Включил фонарь, улыбаясь, выбрал самый экономичный режим и поспешно скинул с себя одежду. С блаженством напился и напоил друга, затем, смочив полотенце, тщательно омылся. Дальше взялся за неприятное: потихоньку по сантиметру разбинтовал ногу и ужаснулся, пахло от раны тоже не очень. Вылил без остатка весь флакон перекиси водорода и решил пока не бинтовать. В голове только и крутилось: «Надо срочно что-то делать».

— Так, а что там у нас с ништяками от стычки с гонителями? — и тут же перед глазами появилась небольшая красная иконка, на которой все же можно было прочитать: «премиальные действия».

Алексей от удовольствия хмыкнул, задействовав эту кнопку и, несмотря на рану, едва сдержался, чтобы не пошуметь. Все его надежды по поводу химеры сбывались на все сто процентов.


Внимание, игрок Феникс!

Победа над противником выше рейтингом в десять раз.

Премиальные:

Уровень + 3

Креды + 30


И таких вот записей аж три! В итоге плюс одно возрождение, девять уровней, сто тридцать пять очков характеристик и еще каких-то девяносто кредов.

«Похоже, деньги», — предположил Алексей. Интересно, сколько это: много или мало? Пожалуй, узнать можно будет, только когда коммуникатор сможет подсоединиться к всеобщему аукциону.

Почти не задумываясь, перешел в химеру и вложился в три характеристики, не став изменять своему предварительному плану, хотя очень хотелось вложиться в очень полезный коммуникатор плюс-плюс. Уровень и измененные статы несказанно радовали и вселяли надежду.


(Химера) Уровень — 64

Интеллект — 104

Восприятие — 80

Мана — 200


— Эх! Надежда, не подведи. — Алексей лег голышом на видавший виды топчан, оббитый искусственной кожей, рядом под рукой положил ружье, медленно выдохнул и задействовал коммуникатор. Расположившись удобно, Алексей расслабился и постарался отогнать все мысли, тревоги и ощущения. А когда, наконец, это удалось, и он перестал чувствовать свое тело, изыскатель постарался рассмотреть себя с высоты двух метров. Получилось. То, что удалось увидеть, потрясало сразу и окончательно. Но он не дал забушевавшим ликующим эмоциям сорвать попытку.

«Я лед, я холодный безразличный лед», — твердило, как заведенное, сознание.

Первое, что бросалось в глаза — это цвет магии, густым медом переливающийся в пределах ауры. О как это было красиво и грандиозно. Второе и еще более поразительное — это четкие прозрачно искрящиеся контуры его тела и органов. Многое было непонятно. Да что там многое — все!

«Да тут целая вселенная! Как можно разобраться в этом мире тонких материй и энергий?»

В особенности завораживало мозг то, что, казалось, здесь на удалении размещались сонмы и сонмы работающих пиротехников.

«Ищи, смотри, зачем ты здесь», — пронеслась в сознании отрезвляющая мысль.

Стоило лишь подумать о дисгармонии и нарушениях, как он сразу, словно на быстро сменяющихся слайдах, много чего увидел. Но основное, на чем остановилось это мельтешение, была рана.

«Ага, вот оно. То, что нужно».

Сама рана казалась черным разрывом, через который распространялась темнота. Попытался захватить солнечную субстанцию из ауры и перенести на рану, интуитивно понимая, что это правильно. Удивительно было со стороны смотреть на себя, лежащего и пытающего выхватить что-то из пустоты рядом с собой.

Поначалу никак не получалось это сделать. Это светящаяся, текучая, безумно красивая и вполне осязаемая материя почему-то бралась и тут же выскальзывала, даже крупинки не задерживалось. Пробовал правой рукой, пробовал левой, затем обоими, результат тот же. При этом создавалось какое-то странное ранее неведомое ощущение паралича. Алу казалось, что во время этого процесса он чувствует всего три пальца: на левой руке указательный и мизинец, а на правой руке безымянный.

«А попробуем-ка направленно использовать только эти пальцы», — вдруг пришла сумасбродная идея. И, надо сказать, очень вовремя пришла, силы, да и мана подходили к нулевым показателям. Оказалось, манипуляции с силой в ауре чрезвычайно утомительны, при этом он хорошо видел, как его уже потряхивает на лежанке.

Первая же попытка с идеей задействовать всего три пальца на двух руках стала успешной. Ему все же удалось как-то выхватить небольшой искрящийся кусочек и перенести на область раны. Уже понимая, что к нему на устрашающей скорости приближаются обморок и его родной брат по фамилии упадок, Алексей пошел по проверенному пути, собрался из последних сил и четко отдал указание: «Зафиксировать последовательности»

Ожидаемый ответ системы не заставил себя ждать.


Зафиксированы последовательности. Дайте имя новой опции Восприятия.

#*#(Error05|хомо54) Характеристика Восприятия не имеет опций.


Феникс немного продышался и, едва ворочая языком, прошептал:

— Имя Диагностика, — после чего провалился в сон.


«Вот дебил, забыл выключить фонарь», — обругал себя Алексей, приподымаясь с лежанки. Хотелось верить, что спал он недолго.

— Так, что тут у нас?

Вид раны теперь не вызывал оторопи. Синюшность пропала, боли он и вовсе не чувствовал. Встал, осторожно прошелся туда-сюда.

— Магия, — развел руками Алексей. — Каково, а?

Рана почти не мешала, но он понимал, что это только при осторожной ходьбе. При беге все будет, пока что, очень и очень плохо.

«И все же, как ни крути, надо шить, похоже, без этого не обойтись, — сделал выводы Алексей, поежившись. — А что тут у нас с одеждой?»

В высоком металлическом шкафчике чего только не было. Более-менее подошел черный замызганный комбез едва ли не на три размера больше, зато в нем было очень удобно и, главное, пах он прогорклым машинным маслом, напрочь отбивая опостылевшие инопланетные запахи.

Выключив фонарь, Алексей со всеми предосторожностями убрал с кассового окошка светоизоляцию.

«Часа четыре, — определил Феникс по проблескам серого цвета на небе. — Надо бы позавтракать, думаю, и Всполох со мной согласен». Две банки хорошей говяжьей тушенки с хрустящими хлебцами приговорили и не заметили. Пока поглощали еду, в голове крутились кое-какие мысли по дальнейшему освоению магии. А основными препятствиями в этом Алексей видел свои странности с руками, а именно с пальцами. Посмотрел на показатели маны: полновесные двести очков грели душу.

— Всполох, ты за старшего, бди, брат, в два глаза, в два уха, в две ноздри, пока я в отключке буду. — Алексей улегся, как и ранее, положив руку на пятизарядку, поерзал для проформы, пытаясь найти более удобное приложение. По правде сказать, он побаивался.

«В путь», — пронеслось в сознании.

И Алексей запустил диагностику. В тот же момент действительность порвало, словно гнилую тряпку, переход в мир энергий — это что-то.

«Пожалуй, покруче прыжков с парашютом будет. Ну да ладно».

Осмотрел рану, черноты уже не наблюдалось, но светящийся фон травмы был еще далек от окружающего.

«Руки, руки, вы мои немощные», — подумал Алексей, максимально приблизившись к левой кисти. Он сразу заметил различия на мизинце и на указательном пальце. На самых их кончиках, можно сказать, ярилась ослепительная жидкая энергия. Смотреть на эту белоснежную неистовую яркость почти не представлялось возможным. Казалось, еще немного — и глаза выгорят. То же самое происходило на безымянном пальце правой руки. При детальном рассмотрении своего тела Алексей нашел на нем целую россыпь таких же сверхновых.

«Рискуем».

И он потянулся к этой почему-то очень для него притягательной ослепительной звездочке с горошину величиной. Не получилось. Того хуже! Вдруг показалось, что кто-то огромный взялся железными руками за плечи и знатно тряхнул раз-другой.

«Пап-па, что это?»

Ему показалось, что громыхнули все кости.

«Мамочка моя родная! Что тут за, прости Господи, мануальный сервис такой?»

При этом еще и громыхнуло, едва не заставив бежать по-маленькому за угол. Да и еще при этой грандиозной встряске Алексея выкинуло назад в родную действительность. Эх, ма, Алексей даже не дернулся, куда уж тут, если висишь в воздухе, скрученный в трубочку, и, скорей всего, силовыми жгутами — технологии, мля.

Но и это еще было не все.

Посередине этой задрипаной во всех отношениях каптерки в воздухе висело сияющее нечто с явно опасными намерениями и, похоже, на гроссмейстерском уровне играло в гляделки.


— Бобом-м-м! — прогремел невидимый гигантский колокол. Вторя ему громовым набатом, зазвучал глас Божий, сотрясая окружающее пространство. Право, что это еще могло быть, а? Здание трясло, а душа, как первая струна, тоненько жалобно вибрировала.

«Пипец, пипец, пипец, ой, пипец мне». А исполинский голос продолжал:

— Феникс Алексей Львович!

— Я это, я… да я, — проблеял Алексей, насмерть перепуганный.

— Вами совершенно преступление высшей категории! Умышленное использование магии энергий. Вы обвиняетесь в нарушении Основополагающей Клятвы совета трех планет: Фаэтона, Марса, Земли и подлежите полному уничтожению.

— Ой, это уже не пипец, это уже полный пи…ц. Постойте, постойте, а как же мои, то ли шесть, то ли семь жизней?

В голове же заевшей пластинкой крутилось: «К каким хренам, Марс? Какой, на фиг, Фаэтон? Что за головокружительная хренатень, бляха муха? Что происходит? Где туалет, куда бежать спасаться? А может, я и в самом деле так креативно сошел с ума?»

Тут, наверное, само проведение вовремя вмешалось, в очередной раз подкинув толику везения и, как всегда, кирпичом да по большому пальцу ноги.

На авансцену шумно вступили неугомонные жруны. Интересно, эти оглашенные толстобрюхи спят вообще? А через секунду Алексей понял, что всех корреров, столпившихся около завала в метро и ждущих, когда ярые фанаты железнодорожных рельс проломят вход, больше нет, они развеяны в пепел, в пыль. На этот раз пронесло, сияющий и невероятный больше не играл вибрациями на нервах, он прислал жирное текстовое оповещение из плотного тумана, медленно расплывающееся прямо на действительности:


Внимание!

Феникс Алексей Львович

Временно свободны! Ждите! Идет сбор данных! Возможен пересмотр приговора!

Судья ИП—03


Утро для Алексея вообще ударно началось. Можно сказать, насыщено, и вот опять. Не успел даже голову почесать, как пришло еще одно радостное сообщение уже от администраторов системы.


Особое внимание!


Игрок Феникс! Высшее руководство СКИБ приказывает прекратить всякую деятельность, немедленно выйти на просторное место и задействовать функцию «мои координаты».

Куратор СКИБ Тетхо Третий Благочестивый лично гарантирует лояльность, благополучие и достаток.


— Ага, спешу и падаю. Лояльность они обещают… благополучие и достаток. А как же миллиарды погибших людей, с ними что? Нет уж, война так война! По-нашему, вы десятью за каждого должны ответить.


Глава 5. Хирургическая игла, веретено, шовная нить и прессы



Неожиданно появляться и пугать до чертиков эта сияющая штуковина, вернее, судья ИП-ноль-три, как он себя назвал, умела. Да еще как! Видимо, талант, забодай его комар. Вот и сейчас, как выпрыгнет из ниоткуда, да как загремит своим нервно-паралитическим голосом. В первые секунды так и подмывало сломя голову бежать-спотыкаться куда подальше от этой самой доброжелательности и справедливости.

— Феникс Алексей Львович, ваш приговор отменен. Судья ИП-03 приносит вам искренние извинения. Ваши действия по возрождению магических практик союза трех в сложившейся ситуации считаются оправданными. Внимание! Согласно протоколу тринадцать приступаю к четырем действиям.

Первое — компенсация игроку Феникс: метка высшего доступа союза трех (выполнено).

Второе — компенсация игроку Феникс: интерактивная карта секретных объектов союза трех Солнечных систем (выполнено).

Третье — оповещение всех оставшихся в живых трех планет (выполнено). Образец прилагается.


Внимание! Люди планеты Земля!

Интенсивные действия игрока Феникс аннулируют древнюю блокировку ваших врожденных магических способностей. Боритесь и совершенствуйтесь. Будьте мудрыми в своей силе.

Последний Судья ИП Союза трех планет Марса, Фаэтона, Земли.

(Отправлено в обход Системы 234 117 063 действующим игрокам планеты Земля, уничтожение данного сообщения 036; 035; 034…)


Четвертое действие — самоуничтожение (выполнено).


— Мать честная, зачем же так кардинально, — вскрикнул Феникс, наблюдая, как эффектно утилизировался Судья ИП.

Вдох-выдох, вдох-выдох. Сердце в висках стучало «бум-бум», а Алексей стоял, как пришпиленный, и его состояние было трудно назвать даже плохим, скорее, подавленно горьким, словно на похоронах друга. К этому ощущению утраты от полученной ужасающей информации по количеству выживших еще подмешивалось и разочарование от ликвидации Судьи.

«Боже, как же нас мало осталось — капля».

Немного оживило и хоть как-то привело в чувство ожидаемо пришедшее до безобразия лаконичное сообщение от системы:


Харизма +3


Посидел немного, ни о чем не думая, попил водички.

«Да уж… вот с чем-чем, а с харизмой у меня все в порядке».

Неожиданно привлекло внимание какое-то движение на периферии зрения. Пригляделся и с удивлением заметил искорку вроде пылинки. Едва заметная микро-вспышка тонкой огненной паутинкой расчертила пространство его пристанища, бывшего кассового павильона.

«Что за кроха-метеорит?» — с любопытством подумал Алексей.

— Оп-па, а вот еще одна… и еще! — вымолвил уже изрядно озадаченный парень в видавшем виды комбезе.

Эти яркие блестки зачем-то сшибались в самом центре помещения, и уже через пять-шесть ударов сердца можно было глупо открывать рот и любоваться неизвестным явлением природы, пожалуй, покруче любого фейерверка, правда, в переделах девяти кубических метров.

«Что за космический слет микроскопических светляков?»

Завороженный этим видом Алексей безмолвно сидел на топчане и наблюдал, как перед его глазами в центре убогого помещения постепенно разгорается мизерное солнце с фасолину величиной. А еще через какое-то время при помощи восприятия смог считать статы ярчайшего и непонятного образования.


Колония нанорепликаторов [Наноразмерное устройство, способное собирать из отдельных атомов или молекул сколь угодно сложные конструкции по вводимому в них плану]. «Энерго».

(Право доступа — только игрок Феникс)


— От прощального подарка не отказываются, — сказал Алексей, без боязни заграбастав пылающую звездочку. Ожидаемого ожога не случил, а вот волны ударов током да по всему телу — сколько угодно. Наверное целых пять минут его не на шутку колбасило по принципу «почувствуй себя электростанцией»: глаза навыкате, волосы дыбом, даже комбез дыбом, воздух трещит от бушующих энергий — красотища и пляска Святого Вита в одну харю. Но даже когда отпустило, и он прекратил дерганую подтанцовку, бухнувшись на топчан, при этом потрескивая разрядами, как большая наэлектризованная эбонитовая палочка, ругаться всё равно не стал. Наоборот он бы еще раз повторил эту безумно-занимательную электротерапию, ведь полученные плюшки от этого электрического массажа напрочь перекрывали весь негатив.

Теперь в характеристике «мана» значились невероятные семьсот — целых семьсот! — а неугомонные колонии нанитов, признав главенство «Энерго», уже строили какие-то наноинкубаторы. Но глпвное, он явственно осознавал изъяны магического устройства и то, как эту раздробленность исправить. Однако, пожалуй, еще важнее оказалась новая способность зрения. Стоило расфокусировать взгляд, и подумать о магии, как он начинал видеть ее. В свете последних приобретений для приличия немного побездельничал на топчане, досконально продумывая последовательность дальнейших действий. Затем, набравшись решимости, Алексей вскочил и быстро скинул с себя одежду.

Сразу надо отметить, видок был еще тот, мягко говоря, немного шокирующий. Посреди кассовой каморки на ногах уверенно стоял голый красивый парень с вытянутыми вперед руками и растопыренными пальцами. Если вдруг это увидеть, с натяжкой, конечно, но еще можно как-то принять и оправдать. Ну, зарядка такая модная или еще что из нового продвинутого, выдуманного прогрессивной молодежью. А вот то, что из тела молодого человека с легким шумом вырывались небольшие сгустки ослепительного света и бомбардировали его же пальцы, вот это явно выходило за грань понимания.

Не сказать, что эта энергетическая перестройка происходила совсем безболезненно. Алексея это ни капли не удивляло, он сразу понял: все, что с магией связанно, — это откаты немощи после сеанса работы и боль. Хотя именно последнее Феникса нисколько не пугало, у него с этой безжалостной уже давно сложились панибратские отношения.

Алексей с удовольствием и даже с некоторой гордостью смотрел на свои пальцы. Теперь они до вторых фаланг источали свет, на который совершенно нереально было смотреть без защиты для глаз. Что такое эта нещадно сияющая субстанция, он не знал, и пока у землянина даже версий по этому поводу не имелось. Однако Феникс точно уяснил: именно она и позволяет оперировать магией. Он долго не раздумывал и решил называть ее сияющее могущество «прана». Алексей оглядел себя и остался удовлетворен своим состоянием.

«Что ж, чувствую я себя вроде неплохо. Если бы не рана, было бы вообще все замечательно. Эй! Давай, Феникс, соберись, выкинь дурь из головы, именно сейчас нужна полная концентрация», — подбадривал сам себя землянин.


Вначале при помощи Два штифта Коммуникации успешно удалось создать приемлемый фильтр для работы с праной и не ослепнуть.

Потом он возился достаточно долго, наверное, с час или два, и, наконец, успех: ему все же удалось отделить небольшую каплю праны примерно в три миллиметра диаметром. Как ни странно, помогли ногти, без них вряд ли бы справился, оказалось, оторвать такую мелкую частицу очень сложно, куда проще работать с большим размером.

«Похоже, придется отращивать ногти, как у гитариста», — решил с прицелом на будущее Алексей.

Хирургическую иглу он несколько раз видел и даже держал в руках, скоростные спуски с холмов на инвалидной коляске сильно этому способствовали. Так что он очень хорошо знал, как должен выглядеть предмет его изысканий. Через фильтры проглядывал небольшой кружок очень похожий на сильно разогретый стальной шарик из крошечного подшипника. Он висел в воздухе между напряженных пальцев Алексея, пытающегося силой мысли придать ему форму изогнутой иглы.

На удивление, получилось сразу и, надо отметить, без изъянов, совершенное энергетическое изделие, глаз не отвести, и Алексей уверенно отдал указание:

— Зафиксировать последовательности. Дать имя созданному «Хирургическая Игла Праны».

Ожидал, как всегда, и нифига. Надо же, вообще ничего! Никаких ошибок, никаких угроз и тому подобных высказываний, а сама игла переместилась в слот быстрого доступа.

— О, как! — удивился и одновременно обрадовался Алексей. Пока все шло как по маслу.

«Ну, значит, приступаем ко второй части. Боже, вот кто бы знал, что неоднократные посещения краеведческого музея еще в детдоме когда-то в будущем так помогут!»

На этот раз пошло полегче: покривился, поскрипел зубами, но прану большого размера примерно с боб величиной удалось отделить без каких-либо проблем. А придание формы пустотелого двадцатисантиметрового веретена с оттянутым острием к верхнему концу и утолщением к нижней трети и вовсе прошло как-то обыденно, даже не заметил, как завершил. И тут же, не раздумывая, продолжил.

— Зафиксировать последовательности. Дать имя созданному «Веретено Праны».

Все повторилось, как и с Иглой, без запинок и тормозов, словно игровая система смирилась или как-то подладилась, не чиня больше препятствий.

«Давно бы так, теперь одно из самых нужных — скальпель. Хотя нет, нужнее всего что-то более универсальное. Скорее, малый нож: лезвие с толстым обухом для хорошего упора пальца и большим бритвенным спуском. Теперь рукоять. Пусть пока будет обычный хвостовик под заклепки, обойдусь и так. А как понаберусь силы да материал подберу, глядишь, и доделаю при помощи Оружейника».

Сказано — сделано, ему всегда нравились ножи и их красота. Получилось на загляденье, смотри не насмотришься. Правда без фильтров это созерцание явно могло закончиться слепотой, и Алексей уверенно подвел итог:

— Зафиксировать последовательности. Дать имя созданному «Скальпель Праны».

«Эх! Хорошо-то как, а теперь шовный материал. Пока есть вдохновение и возможность, нужно не сбавлять темпа».

И все же он не смог отказать себе и потратил малую толику времени. Сияющий Скальпель Праны резал все! Буквально все, казалось, одним лишь прикосновением. В апробации последовательно пострадали: пластиковое ведро для бумаг, деревянный стол, гранитный бюст незнамо кого и, наконец, железный шкафчик.

Завершив изыскания, Алексей закрыл глаза и слегка помассировал виски и затылок.

«Ну, поехали».

Желание видеть магию и расфокусировка зрения — и вот он уже видит разительно изменившуюся картину. Первое, что сразу бросалось в глаза, — это значительное увеличение объема самой ауры примерно на метр. Цвет и сама структура магического полотна стали явно более насыщенными и плотными.

Подцепляя Силовое Веретено, он еще немного нервничал от переживаний: получится, не получится. А когда криво-косо, но стало выходить нечто приемлемое, очень подмывало запеть что-нибудь торжественное.

«Уж теперь-то мы не отступим! Пальцы в мозоли сточим, но добьемся своего».

И ста попыток не потребовалось, как стала получаться ровная, плотная и добротно скрученная тонкая нить.

— Зафиксировать последовательности. Дать имя созданному «Универсальная Нить Магик».

Терпения и концентрации хватило метра на два. С интересом посмотрел на статы: эти два метра «нити магик» сожрали почти двести очков маны. Да и черт с ним! Тут от вороха идей в голове ломило в затылке. Как же! Ведь если освоить вязание хотя бы крючком, это какие же перспективы открываются. Охренеть! Магические носки обязательно будут, пуловер… Да еще много чего нужного, прости Господи. Алексей ржал с минуту, вытирая слезы. Такая разрядка и снятие напряжения — это хорошо, ведь впереди последнее, самое ответственно и, наверное, очень болезненное мероприятие: наложение швов. Всполох, видимо, тоже чувствовал приближение испытания, нервно попискивал, топорщил шерстку, заглядывая в глаза, типа, ну что ты, большой, не дрейфь, я же с тобой, рядом. Зверек настойчиво принюхивался к этим новообразованиям, тянулся лапой, щурил глаза и отворачивался, он тоже не мог смотреть на яркость.

Игла Праны с нитью из магии в руках смотрелись умопомрачительно и даже как-то нереалистично. Четко представив, что будет делать, Феникс левой рукой свел края раны и, скукожившись, сделал первый прокол, протянул нить и завязал узел. При этом словно огнем в голове вспыхнуло его сконцентрированное желание: Сращивай и Лечи. Так сильно ожидаемой боли при этом не последовало. И еще из интересного: шовный магический материал прямо на глазах позеленел. Думать и задаваться вопросами: как это, почему и, вообще, что это такое, — времени не было, и он произнес:

— Зафиксировать последовательности. Дать имя созданному «Шов Феникса».

А затем, словно по наитию или по подсказке интуиции, сам себе хирург прошептал:

— Наложить на рану последовательно швы Феникса до полного соединения краев.

Алексей закашлялся, перебило дыхание, но, даже несмотря на его сотрясения, Игла Праны отработала словно вставленная в современную швейную машинку: раз-два — и Алексей увидел двенадцать ровненьких зелененьких швов. Он и сказать-то ничего не успел, как прямо на глазах рана исчезла. Совсем исчезла. Алексей тряхнул головой и осторожно дотронулся до чистенькой ровненькой кожи. Надавил. Чувствительность была в норме, единственное отличие, которое он смог найти, — на месте бывшей раны не было волосков.

— Вот это эпиляция, вот это я понимаю! — радостно прохрипел Алексей, голос подвел, а вот ноги нет. Даже наоборот, зажигательно пытались отплясывать лезгинку. Правда, танцор был неприлично гол, так кто ж его осудит? В пустом-то помещении.

Буйству радости и веселья помешало медленно всплывающее объявление, как понял Алексей, вселенской важности, алое на фоне изображения центральных миров — впечатляет, конечно.


Внимание! Внимание!

Сообщение Межгалактической важности.

Зарегистрирована новая школа магии (магия энергий)

Выполнены все требования:

Исключительно новые свойства и возможности

Созданы эксклюзивные заклинания

Созданы эксклюзивные артефакты


Патриарх основатель: игрок Феникс (планета Земля, статус Сырье).


Ал несколько раз внимательно пробежал глазами это сообщение, почесал затылок и торопливо оделся, понимая, что сейчас по его душу подскачет еще несколько человеколюбивых сообщений от любимых администраторов или СКИБ. А ему по самые гланды эти наезды осточертели, даже иконка «Премиальных действий», беснующаяся все последнее время, раздражала, хотелось просто пройтись, подышать свежим воздухом, на белый свет посмотреть и, возможно, тупо лут пособирать.

«Говорят, сбор лута, как и поход по грибы, хорошо нервы успокаивает», — промелькнуло в сознании, и он сказал с толикой шутовской издевки:

— Помощник! Если вдруг Патриарху Основателю будут приходить сообщения, когда он чем-то важным занимается, а по определению это всегда, какими бы дела ни были срочными, убирай их на хрен с обзора! Как будет время, сам посмотрю, понял меня?

«Слушаюсь», — тут же коротко и беспрекословно ответил помощник. Алексей посмотрел на довольного Всполоха, сидевшего на плече и тщательно приводящего свою белоснежную шкурку в порядок.

— Всполох, как говорил один симпатишный персонаж, а не пора ли нам подкрепиться?

Не успел Ал даже глазом моргнуть, как белая стремительность уже таранила банку тушенки. Пока хлопал глазами и недоумевал, как же это малышу удалось, мистер «утащу все что угодно, когда припрет» донес еще парочку жестянок и галеты в придачу. Когда насытились, Алексей задумался: «Нужно озаботиться съестными припасами. Еще пара дней, и, так сказать, завтраки туристов закончатся. Да и рацион уже очень хотелось бы разнообразить». Тщательно убрав за собой, Алексей собрался выйти на белый свет. Требовалось исследовать место групповой гибели Корреров, вдруг какой хабар найдется? Да и вообще, надо бы осмотреться на предмет торгового центра, хотелось приодеться, да и просто разжиться тем полезным, что попадется. Собрались быстро, но прежде чем выходить, Алексей не удержался и посмотрел, как распределились его сегодняшние свершения. Все же его заинтриговало в сообщении, так сказать, центра всей этой хе… разделение на артефакты и заклинания. Оказалось, у него в книге теперь значилось аж целых три заклинания: Клеймо Феникс, Универсальная Нить Магик и Шов Феникса. Все остальное перечислялось в артефактах.

— Пошли, Всполох, вот я уже и артефакторщик.

И они осторожно вышли из хлипкого убежища. Вид раздолбанных входных дверей хорошо дал понять, что ночевать здесь больше нельзя. Еще немного прошли вперед, Всполох в несколько прыжков ускакал метра на три и тут же призывно застрекотал, встав столбиком.

«Разведчик, — заулыбался Алексей, — нашел что-то».

— Н-н-да, — задумчиво высказался он, похоже, уже головная боль всесильной СКИБ. Прямо под ногами лежало несколько занимательных ярких кубиков металлического оттенка размером с игральные кости, из которых было больше всего серых, целых десять штук, четыре зеленых, три черных и один ядовито-оранжевый в черную полоску, периодически мигающий. Потянулся за сереньким, оказалось, весил он явно не по размеру.

— Какой, зараза, тяжелый, — с удивлением вымолвил Алексей. Но на все вопросы тут же ответили характеристики:


Пресс серый (простые и цветные металлы) 10 т. — внешняя оболочка 1 кг.

*Примечание: 100 % изъятие и выброс на месте смерти владельца.


Черный пресс, оказывается, накапливал в себе производные нефтепродуктов и химию, зеленый — биосферу, а полосатый — радиоактивные элементы. Ал грязно выругался, предполагая, что это еще не все разновидности прессов, и вскорости он увидит и другие расцветки.

— Это что же получается? Высокоразвитые грабители тупо утилизируют не только наследие нашей цивилизации, но и все ценное с нашей планеты для вторичного использования, словно мусор?

Пока он возился с этими еще непонятными полуфабрикатами, что-то изменилось. Он почувствовал это сразу. Всполох весь ощерился и предупредил об опасности, три раза пронзительно свистнув. И правда, из входа в метро Балтийская ручьем вырвались крысы. Почему в метро столько серых хвостатых, и откуда они в таком количестве там взялись, Феникса не волновало. Его беспокоило другое — так не мигрируют, так спасаются от смертельной опасности, в панике подминая под себя и расталкивая более слабых лишь бы подальше, лишь бы быстрей. Алексей среагировал как надо: врубил Обер-мастера Защиты и Штурма, готовясь к стрельбе, и стал споро смещаться назад и влево в надежде спрятаться за опрокинутыми ларьками. Едва успел.

«Жесть, как вовремя, — подумал Феникс, не делая резких движений, еще улучшая свою позицию и с облегчением переведя дух.

Из метро выбегали… нет, скорее, выпрыгивали черные бронированные твари типа ящеров. Один, два… девять.

«Да уж… Во попал, так попал!»

От статов этих «чудных созданий» в размер медведя невольно потряхивало. Коррер Мечезуб. Все особи шестидесятых уровней, определил Алексей, по спине побежали мурашки. Передвигались эти зубастые ужастики на удивление быстро, уследить сложно, а еще заразы дружно приподнимали морды, крутились и интенсивно нюхали воздух. Сидел тихо, не шевелясь, надежда уклониться от боя еще была.

«Успокойся, успокойся, — твердило сознание, — а вдруг они страх чувствуют? Надо бы как-то переключиться», — решил Ал, а самым подходящим для отвлечения был, конечно, один из даров. Обер-мастер Защиты и Штурма с самых первых мгновений работы показал свою невероятную полезность, выдав какое-то бешеное количество информации. Что интересно, это совершенно не мешало обзору и каким-то странным образом почти мгновенно воспринималось, причем все сразу. И чего здесь только не было! Полупрозрачные цветные стрелочки различных назначений: от возможных векторов атак противника до указателей лучших вариантов отступления и возможных близлежащих укрытий. По всему обзорному полю крутились, постоянно изменяясь, блоки цифр, удаления или приближения противников, степени их опасности и много еще такого, что пока воспринималось как излишество. Больше всего порадовали понятийные рекомендации в виде символов контуров маленького человечка. На данный момент на интерфейсе все было плохо, маячили только убегающие символы.

Дальнейшие события развивались стремительно, все же Мечезубы что-то учуяли, твари все, как одна, рыкнули и без промедления бросились в его сторону.

Тут же в голове раздался тревожный зуммер, и все атакующие Корреры окрасились в ярко-красные цвета, взятые в прицел. Алексей быстро вскочил, что-то закричал и принялся стрелять без остановки. Троих самых первых подловил прямо в воздухе, за секунду развалив в мелкие куски. Еще одного монстра удалось ранить, четвертый выстрел из Benelli под корень оторвал переднюю левую лапу чудовищу. Хотя это и происходило за какие-то секунды, но Алексей чувствовал: твари определили опасность и теперь еще сильней убыстряются и двигаются хаотично, чтобы по максимуму осложнить прицельную стрельбу. Последний патрон ушел в молоко. Подумалось: «Вот и все».

Схватив ружье за ствол, Феникс решил чуть подороже продать свою жизнь. Отмахнуться не получилось, оружие отхватили вместе с запястьем. Боль была жуткая. В глазах потемнело, парень скрипел зубами, но орать себе не позволил. Он развернулся, защищая голову левой рукой от твари, несущейся к нему на скорости болида. Непонятно, откуда на согнутой в локте руке оказался белый сияющий щит.

«Да-да-м!» — загремел он от удара. Тварь, этакая сухопутная пиранья в сотни килограмм, так вдарилась в этот волшебный рыцарский атрибут, что Алексею показалось: все, теперь он будет вибрировать вечность. Тварюга же, кувыркаясь, перелетела через него и так и улетела куда-то вдаль. Еще одну, желающую тела Патриарха Основателя, удалось-таки некисло шибануть кромкой щита. Однако все, капец, боль, свет померк.

— Ну, здравствуй, темнота. Здравствуй, моя дорогая платформа! Ты мне уже как родная.




Глава 6. Опять под перроном



Отвратно пахнет кровью жрунов. Пыль, мрак. Верный Всполох на плече ободряюще покусывает мочку уха, убеждая, что все не так плохо. Да и вообще, как-то спокойно здесь, несмотря на неприятный запах, и это радует.

«Все же, как ни крути, а мне позарез требуется надёжное убежище. И чем раньше я его найду, тем лучше», — раздумывал Алексей, оглядывая знакомые места. Здесь, под перроном, ничегошеньки не изменилось, разве что пыль осела.

С интересом рассмотрел откушенную кисть руки, поработал пальцами. Так, сяк вроде все нормально. И по-настоящему восхитился.

— Здорово!

Все же ещё трудновато привыкнуть к технологии возрождения и стопроцентной регенерации при этом. Дальнейший осмотр, честно говоря, основательно опустил зарождающееся неплохое настроение, словно шили тебе парадный костюм, а по завершении получился саван.

Расстраиваться или даже кричать «Караул! Обижают!» было с чего. В премиальных действиях чистый лист: пусто, полный ноль. А это значило, что все нераспределённое: плюсы от сражений, открытий, изысканий, а также другие премиальные действия при возрождении, летят в бездну, к хе… собачим.

— Ну, я и самородок… Прямо, чумадей на всю голову!

Пара увесистых пощёчин привела-таки в чувство. Всполох, видимо, тоже решил не отставать, почти по-настоящему трепанул острыми зубками за ухо и зарядил туда же свою высокочастотную свирель, мол, какой толк убиваться по убежавшему мясу? Другое поймаем. Алексей же качал головой и злился сам на себя, сетуя:

— Эх, Леха, Леха! На таких пролетах и учат таких придурков. Вот что самое важное в этом сумасшедшем мире? Правильно — двойной, тройной, а лучше неограниченный боезапас и хорошее безотказное оружие. Поохал, поахал, пообзывался и пошел дальше. А что делать? Время-то не ждет!

По существу в сообщениях ничего нового не обнаружил, все та же «милая доброжелательность» и вполне ожидаемое: цена за шкурку Феникса значительно выросла, даже именно так — з н а ч и т е л ь н о.


Внимание всем вольным охотникам!

Внимание всем игрокам планеты Земля!

Открыта лицензия на арест или убийство игрока Феникс.

Местонахождение: Сорок седьмой сектор, галактика Млечный путь, рукав Ориона, Солнечная система, планета Земля.

Цена состояния «живой» (компенсация расходов + десять миллионов кредо + 1 КЛР)

Цена состояния «фрагменты» (пять миллионов кредо, полный сет амуниции класса очень редкое на выбор, каждому из группы захвата. Не более 26 особей)

* Дополнение для игроков планеты Земля , выполнивших заказ СКИБ (перевод группы до 26 особей Номо54 в ранг Низшие Расы, переселение в миры Низшие Хомо, на выбор)

СКИБ


«Вот же ублюдки, гордыней отмороженные, на предателей надеются. И все же надо бы поостеречься с земляками при встрече. Кто его знает, плюхи-то и правда крутые».

Детально вспомнил и разобрал последний бой с высокоуровневыми Коррерами. В принципе, своими действиями остался доволен. Основных непоняток из раздумий Алексей вынес всего две: первая — какого рожна здесь появились столь высокоуровневые особи? Ведь если это происходит повсеместно, у остатков человечества попросту нет ни единого шанса на выживание; и второе — что это было, что за щит? Откуда взялся? Начал, как принято в России, с последнего. Какой-никакой ответ нашел в книге заклинаний. Там, на радость, появилась еще одна запись. Посмотрел ее повнимательней, выявив следующее:


Силовой щит Феникса 32


Интуитивное срабатывание — 32

Изменение конфигурации — 0

Отражение магических ударов — 0

Переброс — 32

Огненный урон — 0

Встречный таран — 0

Расход маны (сумма активных характеристик в минуту)

Текущий расход маны — 64 единицы в минуту


«Так-так, пока что внятного ответа на вопрос: как же все-таки оно получилось, у меня нет. Исключительно интуитивно? Не верится, как-то это на тоненького, что ли. Может, новые наноботы или Обер-мастер обороны и штурма имеют к этому какое-то отношение. Или, все вместе? Ну, да ладно, главное, щит — вещь зачетная, а дальше, глядишь, и прояснится». И Алексей спросил:

— Помощник, есть что-нибудь внятное о появлении в начальной локации игровых тварей, сильно отличающихся по уровням? Имеются в виду Мечезубы с уровнем шестьдесят плюс.

«Да, конечно, Феникс. Генераторы чудовищ постоянно отслеживают множество параметров, связанных с жизнедеятельностью своих созданий и, конечно же, их стороннее уничтожение. С вероятностью в девяносто девять процентов одновременное уничтожение нескольких Корреров и привело к воспроизводству более высокоуровневых особей на данной территории».

— Ага, здесь все ясно и понятно. Тогда пошли дальше, нельзя уже больше откладывать.

Посмотрел статы Всполоха, после этого захотелось ругаться и биться головой о родную железобетонную опору от осознания пропасти собственного невежества и безответственности. У горностая за все это время ничего в характеристиках не изменилось.

— Помощник, еще есть пара вопросов, на которые требуются два коротких ответа: при моей отправке на респаун, пет тоже идет на возрождение? И второй вопрос: при моей окончательной смерти питомец погибает?

Помощник ответил тут же и, как его Ал и просил, коротко: «Феникс, на оба вопроса ответ — да».

Алексей вздохнул и тихо обмолвился:

— Теперь понятно, почему свободных ОХ у Всполоха нет, надо как-то исправляться.

Алексей тихо позвал шустрого напарника, задорно носившегося по кругу, своей потешной мордочкой и шальными глазками настойчиво призывая побегать, пусть и на четвереньках, зато как будет весело:

— Эй, мастер бега по кругу, давай дуй ко мне, — и он достал интеллектум в ампуле, показывая его Всполоху. — Теперь твоя очередь, брат. Помнишь, на большом уже опробовано? Подтверждаю ответственно — это нас усилит. Грациозный, пушистый быстроног и не думал артачиться. Он выпущенной стрелой метнулся в руки и даже не дернулся, когда Алексей прижал к белоснежному меху заветный флакон и отдал приказ:

— Максимальная доза.

Пока пушистый дружок находился в блаженной отключке, посмотрел его статы. Возросший уровень, плюс двести пятьдесят нераспределенных очков характеристик не вызывали никаких вопросов, впрочем, как и появление характеристики Интеллект. Все это было ожидаемо, но с небольшой оговоркой — неожиданное тоже присутствовало. Прежде всего, это появление новой способности «две личины» в разделе «скрытое», каким-то образом связанной с характеристикой «интеллект». Этим связующим звеном служил термин «карниопаг». Что означает это странное слово, он понятия не имел. Одно для Алексея становилось ясно — система этой метаморфозы не видит, так что это явно что-то значимое. Небольшую ясность внесло уже само распределение свободных очков. Как только он поднял интеллект Всполоха до ста, тут же и способность «две личины» подскочила до сотни.

— Ну, очень занимательно, а может, опять мой перевербованный дружок поможет? Эй, помощник, на земных языках есть такой термин краниопаг? И если есть, что это значит? — почти без надежды, ради проформы, спросил Алексей. А вот помощник ответил:

— Паразитарные краниопаги: две сросшиеся головы, одно туловище.

— Во как… Интересненько… Но, похоже, нам эти опаги только на пользу. А чтобы узнать наверняка, нужно посмотреть, что есть эта «вторая личина» моего пета, и он быстро раскидал все оставшиеся очки. Получилось вот так:


Боевой пет — горностай Всполох. Уровень 50


Очки характеристик:

Интеллект 100 (краниопаг две личины)

Ловкость — 60

Стремительность — 40

Ночное видение — 17

Прыжки — 20


Скрытые способности:


Берсеркер — 20

Повелитель царапин — 22

Виртуоз микро-портала — 20

Непоколебимое упорство — 20

Обер-мастер диверсий — 22

Две личины — 100 (краниопаг интеллект).


Свободных ОХ — 0


Завершив с этим, Алексей осторожно уложил мелкого поодаль и сразу приступил к вооружению, задействовав мага-оружейника.

Встал на колени, пред собой расстелил один из спальников, на который выложил очередное Benelli. Быстро разобрал и по древнему принципу «кашу маслом не испортишь» без всякой суеты поставил почти на каждой детали клеймо Огненного Феникса. Эта, возможно, избыточная операция, пожалуй, не удалась только на пружине бойка, и то ввиду ее недостаточной толщины.

Зато несколько неудачных попыток привели к очень интересной подсказке. Алексей ухватился за это двумя руками, понимая все выгоды и возможное параллельное использование.


Внимание, Феникс, рекомендация!

Для улучшения моторики и получения навыков работы с малыми формами деталей, предлагается запустить беспрерывный процесс нагревания, ковки, плавки, формовки. Многопоточное сознание готово к работе с двумя объектами общей массой не более пятидесяти грамм.

Требования:

Первое: наличие любого ковкого металла 20–50 грамм (отсутствует)

Второе: поиск исходного материала (отсутствует)

Третье: наличие приказа колониям наноботов (ожидание)


Алексей не стал тянуть, решив разве что дополнить вышеописанные требования:

— Приказываю колониям нанитов добыть сорок грамм золота и десять грамм вольфрама.

И тут же получил четкий и быстрый ответ:


Внимание, Феникс!

Нужной кондиции и чистоты золото обнаружено, время получения — 54 минуты (колония нанитов)

Нужной кондиции и чистоты вольфрам обнаружен, время получения — 3 часа 45 минут (колония нанитов)


— Ого! — вырвалось из горла.

С большим интересом он наблюдал, как из тела вылетел плотный туман-рой, поблескивая искорками-пылинками, разделился на два образования и направился, клубясь, в разные стороны.

Спокойно, с чувством, с толком, с расстановкой собрать ружье и наделать спецпатронов, как он хотел изначально, не получилось.

Почему-то ему нравилось смотреть на эти детали, разложенные на зеленом спальнике. Он смотрел, смотрел на них и словно видел замыслы мастеров-создателей. Моментами ему даже казалось, что он видит сквозь красоту структуры металла мелкие недочеты, трещинки и микронные ошибки, допущенные при обработке. Ни с того, ни с сего беспечно подумалось: «Требуется исправить. Ведь это очень просто! Как два пальца обмочить».

И стоило ему лишь протянуться руками, как все детали странным образом ожили, завибрировали и подскочили на уровень глаз. Алексей от таких действий даже резко отстранился. Зависнув на секунду, узлы и части ружья четко собрались с характерными приятными слуху щелчками. Думал, все, баста, ан нет — это оружейное волшебство ещё не закончилось. Алексею показалось, что ружье как-то встряхнулось, словно сжимаясь, и опять разлетелось на части и так повторилось несколько раз. Оружейнику только и оставалось, что сидеть и глазеть, словно на выступление гуру-иллюзиониста. Хотя он вдруг поймал себя на ощущении и даже уверенности, что с каждым разом Benelli становится все лучше и лучше, все совершенней и совершенней. Когда Алексей понял что все — металл и конструкция достигли гармонии, он остановил действо и минут десять держал в руках эту прелесть с огненным отливом и наслаждался, разглядывая. Модель получилась явно лучше предыдущей.

Как-то неожиданно, словно на цыпочках, подкрались коварные близняшки: лень да усталость, — принявшись нашептывать свою излюбленную тему: измучился, отложи, отдохни… Вдобавок к этому рядом сладко сопел в две ноздри Всполох, тоже неплохо призывая своим примером смежить веки и отдохнуть. Не поддался и все же доделал, что должен был. Один за другим монотонно, как на конвейере, забил два патронташа спецпатронами, а это, ни много, ни мало — пятьдесят штук. И только затем выдохнул, вытерев пот со лба.

— Так, а теперь что? Может, и мне на боковую? — Поразмыслив пару минут, зевая и посматривая на пушистого красавчика-искусителя, не выдержал. Пример мелкого оказался уж очень заразительным, и Феникс завалился рядом — кто его знает, когда еще удастся вволю выспаться, а здесь, хоть и непрезентабельно, зато тихо и спокойно, как в танке.

Проснулся, потягиваясь, ощущения были приятными. Сил полно, чувствовал он себя на все сто, вокруг было тепло и очень мягко. Открыл глаза, пришлось сразу же отложить рапорты от колоний наноботов, в окружающем пространстве что-то было не так. Поначалу Алексей просто удивился и сразу даже не понял, что это перед глазами — на вид, целая гора белого меха. Приподнялся и словно кусок льда проглотил, весь холодной испариной покрылся тихонечко так, практически не дыша, отползая.


— Писец и белые медведи… Это что, Всполох? — тихо прохрипел Феникс, по-честному опасаясь, что это громада проснется. Немного отпустило, когда считал статы. Да, этой громадой оказался Всполох.

«Ничего себе, милота размером с белого мишку, вот ни фига ж себе «две личины». А лапы-то какие мощные, просто жуть впечатляющая! А когти». Мысли сразу переключились в прикладную плоскость — срочно модернизировать. Алексей подполз к голове гигантского горностая, взялся за ухо и легонько потрепал.

— Эй, Всполох! Хорош дрыхнуть. Вставай, давай, нас ждут великие дела.

И ничего. Только вот Алексею показалось, что зверь нарочно плотней сжал веки.

«Ах, так?! Ну, хорошо».

Быстро достал три банки тушенки, пока вскрывал, заметил, как здоровенный носяра друга пришел в движение.

— Вставай, красавчик, тебя ждут завтрак, обед и даже ужин.

«Здорово, есть хочу», — гулко и четко прозвучало в голове Алексея.

Феникса проняло, но вида он не подал, все же рассчитывал на разумный диалог, не зря же у горностая в показателе Интеллект значилась целая сотня.

Зверь, похоже, с осторожностью одним неуловимым движением поднялся. Алексей засмотрелся, Всполох едва помещался под платформой. Этакая тонна с гаком сплошной красоты. Вначале громада-Всполох с удовольствием умял три банки, потом еще пять, а затем и все запасы, что были.

— Ну и хорошо, — удовлетворенно сказал Алексей, так или иначе нам нужны припасы, но думаю, с этим проблем не будет. — А вот скажи, друг мой белый и пушистый, чего это ты притворялся, глаз не открывал?

«Боялся, что большой не узнает, ругаться будет», — виновато пробубнило в сознании.

«Вот же, — восхитился Леха. — Я даже интонации чувствую».

— Так, мой хороший, нам нужно усиливаться и линять отсюда подобру-поздорову, пока живы, так что давай сюда свои когтищи, будем делать из них боевые артефакты.

Огромный зверь с лапами, наверное, в два раза толще, чем у белого медведя, послушно протянул переднюю с выпущенными когтями. Несмотря на внушительный вид, гиганта-горностая, похоже, трясло от страха.

— Всполох, чего боишься?

«М-м-магия», — медленно прогудело в сознании Алексея.

Феникс, улыбаясь, покачал головой, а огромный зверь крепко-накрепко закрыл чудные глаза, черные озера. Ал наглаживал пушистую шерсть горностая, приговаривая:

— Не бойся, мой друг, это магия не чужая. Нам она родная, так как всегда была здесь, в наших лугах, в наших дубравах и ручьях. Она — словно наша забытая волшебница сестрица. Как она может сделать что-то плохое самому грозному и красивому существу Питерских лесов? Вот смотри, беленький. — И он по наитию активизировал клеймо Феникса, распахнул комбез и слева в области сердца себя любимого приложил к груди большой палец. До прикосновения к коже он увидел исходящую от пальца мгновенно расширяющуюся силовую плазменную проекцию клейма размером сантиметров в шестнадцать.

«Ой-ёй-ёй! Как попал-то».

Отступать — себя не уважать, затем последовало удивление, шипение, неистовая жажда льда и холода, и непонятная боль, не такая, как можно было бы себе представить. А вместо этого холод и онемение. Посмотрел, что получилось, и опять пришлось сдерживаться. Как это можно назвать, он не знал, его охватила, можно сказать, растерянность. Уже привычный символ Феникса, только синего цвета, словно проросший изнутри тела кристаллами льда и изморози — и это прямо на коже. Здесь Алексей не растерялся, понимая, что такие проявления требуется фиксировать и немедленно, а чуйка и в этот раз не обманула.

— Зафиксировать последовательности. Дать имя созданному «Ледяной Феникс».


Дотронулся, холодное, конечно, но почему-то эта штуковина из кристаллов льда и изморози не чувствовалось как инородное вкрапление, а вот выглядела внушительно, дальше некуда, любое тату-агентство удавилось бы от зависти. Да и статы оказались запредельной значимости.


Клеймо «Ледяной Феникс»

(Неуничтожаемое)

Открыта ветвь магии Льда и Холода

Невосприимчивость холоду + 50 %

Любое заклинание, связанное с холодом + 20 %

Регенерация при отрицательных температурах + 50 %


* Дополнение к общим показателям:

Интуиция + 10 %

Регенерация + 10 %

Снятие боли при ранениях — 20 %


Всполох шевельнул носом, открыл сначала один глаза, затем зачем-то осторожно принюхался к морозному клейму и, даже как-то приосанившись, выдал: «Большому даже мороз подчиняется! Он самый сильный и властный воин наших лесов, я тоже не буду бояться».

Тянуть время не стоило, Алексей по-быстрому воспользовался моментом и поставил клеймо «Ледяной Феникс» на мощный белый коготь. Почти сразу же это природное оружие горностая поголубело и покрылось изморозью, слегка засветившись.

— Пробуй, — и Алексей указал на ровную железобетонную плиту, служившую основанием для опоры. Удивительно, как быстро это произошло. Алексей услышал резкий скрежет, треск и увидел, как бетонная плита и опора сплошь покрывается изморозью. Здоровенная плита треснула в нескольких местах, хорошо ещё, что в Союзе все делали на совесть, конструкция выдержала. Но для подстраховки ему пришлось переползать к другой опоре и переносить точку возрождения. Дальнейшее заняло много времени, Алексей уже приноровился и работал, как бывалый работник конвейера, сам себе удивляясь.

Затем каждый занялся своим делом. Всполох с восхищением, уже незнамо по какому кругу, созерцал свои когти холода, ни на минуту не прерывая процесса любования, не переставая возвеличивать своего старшего. Алексей же успешно запустил первый процесс с золотом под полным контролем многопоточного сознания. Теперь в радиусе его ауры был задействован круглосуточный технологический процесс. Тут нужно прямо отметить — это было поинтересней и цирка, и даже кинематографа.

Алексей мало что пока понимал но, похоже, рядом, в пределах его ауры, теперь постоянно работала маго-силовая фабрика, видимая только ему. Этакий эфемерный прозрачный кубик двадцать на двадцать сантиметров. И эта малютка, на вид полная нелепица, словно созданная из воздуха и тумана, в один миг могла создать из чего угодно все что угодно. Тут тебе и литейка, и прокатный стан, и еще черт знает чего. Пока же увлеченный экспериментатор остановился на тонкой фольге размерами длиной в полметра и шириной в тридцать сантиметров, материал — золото. Первичный опыт вышел не из легких. Но минут за сорок ему удалось-таки при помощи концентрации, силы мысли и воображения сложить это золотинку девять раз и запустить процесс заново. И только потом выставить на бесконечный цикл. За этими увлекательными занятиями время пробежало так быстро, что и не заметил. К сожалению, запустить второй процесс с тугоплавким вольфрамом не получилось. А так хотелось уже окончательно решить вопрос освещения. Вначале Всполох встревожился, поводил носом, его шерсть встала дыбом. Затем и Алексей почувствовал себя неуютно, как волной по телу пришло странное ощущение опасности. Прислужившись к себе, он даже определил сторону, откуда к ним приближалось что-то зловредное. Затягивать не стал, нужно было убедиться, и Алексей запустил Навигатор Опасности.

«Вот так анахронизм… а интуиция-то, получается, работает! Да еще как», — удовлетворенно промелькнуло в сознании.


Примерно в двух тысячах метрах от Балтийского вокзала по воздуху плыл серый матовый шар размером с волейбольный мяч. Время от времени от него на землю падал широкий луч густого света.

«Какое-то сканирование», — предположил Алексей.

Самое плохое, что это явно следящее устройство потихоньку дрейфовало в их сторону. Понимание, что делать, сложилось сразу, после приема интеллектума они со Всполохом с одного взгляда понимали друг друга. Феникс быстро разместился подмышкой у своего пета, длинная шерсть послужила хорошим укрытием. Теперь со стороны казалось, что белоснежный огромный зверь забрался под перрон, словно в берлогу, и отдыхает. Поначалу показалось, что пронесло, и эта гладкая погань пролетела мимо. Но вот она зависла секунд на пять и неспешно тронулась назад, снижаясь.

Шар залетел в пролом и ярко осветил пространство под перроном, так же он имел неосторожность приблизиться к якобы спящему Всполоху. Алексей даже мигнуть не успел, не то что выстрелить. Стремительный Всполох с невероятной для живого существа скоростью бросился вперед, со всего маха ударив по высокотехнологической штуковине когтями. Теперь этот объект напоминал груду льда. Но, к удивлению Феникса, эта разбитая промороженная штуковина прямо на глазах начала восстанавливаться.

— Наниты, поглотить, — поспешно и нервно приказал Алексей. Наноботы накинулись с каким-то остервенением и на раз-два оприходовали следящий аппарат. И тут вдруг, словно катком надавило, появилось ощущение всеобъемлющей приближающейся опасности.


— Уходим в метро. Быстро! — уже не таясь, прокричал Алексей и ринулся к расщелине. Так быстро и самозабвенно на четвереньках он еще не передвигался. Наяривая вовсю на коленках, поднимая тучи пыли, он все думал, а как же Всполох? Как пролезет? Поменяет ли личину? Нет, этот скоростной горнопроходческий агрегат не стал ничего менять. Пушистый монстр теперь по-видимому стал фанатом проломов и прямолинейных ходов. Он вмиг разметал бетонные плиты, оставив за собой лишь широченный дымящийся испарением пролом, покрытый льдом и изморозью. Неслись к метро они зачетно и шумно, наплевав на маскировку, что говорить — два самых отмороженных существа в округе.

Впереди белая пушистая громада с невероятной веселой мордой и горящими задором глазищами, за ней орущий человек с ружьем в руках. Грохот, крики, оглушающая боевая песнь горностая. Дезориентированных Мечезубов проскочили, словно даже и не заметили. Показалось, они были уже на эскалаторе, а на привокзальной площади только-только громыхнуло несколько выстрелов, да и промороженные куски тварей еще не упали на асфальт.

Стрелок и Гигант-горностай успели пробежать вдоль величественных колонн станции Балтийская почти до середины. Удар с орбиты был страшен. Немилосердно загрохотало, а все вокруг сотряслось, несколько колонн обвалилось.

На поверхности Балтийский вокзал и вся близлежащая территория километра в полтора перестала существовать, словно кто-то из космоса огромной кувалдой вмазал, оставив на земле ровный гладкий круг глубиной в двадцать метров.


Глава 7. Кураторы Номо 42



Солнечная система, орбита Юпитера


Огромный многосоставный темный корабль-матка медленно дрейфовал на высокой орбите Юпитера. И если бы не несколько габаритных огоньков, периодически срабатывающих и искрящих в темноте космоса, можно было бы предположить, что этот гигант безжизненный. По сути своей так и было, жизнь там лишь едва теплилась в тысячах и тысячах находящихся в глубоком анабиозе существ.

Вдруг в одном из десяти гигантских боксов, больше похожих на глубокие ущелья, заполненные красноватой жидкостью, где по стенкам на глубину километра шли бесконечные соты из капсул, осветилось несколько ячеек. Замигали зеленые, желтые и даже красные огоньки, и из этих шестигранников, словно из торпедных аппаратов, выстрелили голыми людьми. Своеобразные торпеды через несколько секунд подвисли в жидком пространстве, дергаясь в конвульсиях. Страшно растопыренные руки, сучащие ноги, раскрытые рты, паническое мычание и сонмы пузырьков.

К оживающим или тонувшим Номо 42 споро подплывали роботы-реаниматоры и многочисленными щупальцами проводили с пациентами все положенные процедуры. Лучше и не видеть этой водно-электрической пытки, называемой выводом из анабиоза.

Через тридцать минут трое мужчин и три женщины лежали на специальной площадке и рыгали красным антифризом, меж рвотных позывов пытаясь грязно ругаться и проклинать судьбу.

— Святое дерьмо Админов! Грес, может ты в курсе, почему нас подняли по экстренному протоколу и раньше на целых полтора года? — всё ещё давясь, кричал здоровенный загорелый амбал с перекачанным телом, которого все звали Ромб.

— Без понятия, — глухо откашливаясь, ответила девушка с волевым, но красивым лицом, сейчас искаженным страданиями.

Разговорчики, стенания, как и ругань, тотчас прикатились, как только к ним подлетела хозяйка — двухметровый матовый шар — и проговорила спокойным, даже ласковым голосом, от которого почему-то всех выведенных из анабиоза проняло до печенок.

— Эне Ау Номо 42 игровое имя Птица, у вас обнаружены отклонения от эталона Низших рас, сожалею, но вы подлежите немедленной переработке.

— Нет… Нет… Ну, пожалуйста! Будьте вы прокляты… — только и успела выкрикнуть Эне.

Остальные лежали и скрипели зубами. Здоровенный Ромб беззвучно плакал, пытаясь царапать металлический поддон. Грес повернула к нему голову и одними губами спросила, беременность? Ромб в ответ с силой ткнулся лбом в поддон и затрясся. Между тем матовый шар подлетел еще к одной женщине.

— Грес Хей Номо 42 игровое имя Дора назначается старшим куратором. Приказываю немедленно осуществить положенные регламентные работы и приступить к выполнению задания СКИБ.

— Есть, хозяйка! — вскакивая, отозвалась Грес. — Подъем! Одеваемся, и в рубку, — гаркнула она, подбегая к какому-то аппарату, встав в мигающую рамку на полу. И, чеканя каждое слово, произнесла: — Дора. Хомо 42 старший куратор, повседневная одежда. — По телу девушки за долю мгновения проскочил широкий луч, и с такой же скоростью на нее снизу, словно грязь, наползла одежда. А уже через секунду на ней красовался серый военный комбез с широким поясным ремнем, знаками отличия и форменными удобными ботинками. Выглядела форма потрясающе, никак уже не напоминая тот жидкий грязный композит.

— Личные вещи и оружие игроку Дора возвращены, — напоследок безликим голосом отчитался корабельный интендант.

В рубке их было пятеро, если не считать хозяйку, висевшую где-то на выходе. Всем было явно не по себе, в глаза друг другу они не смотрели, чтоб не усугублять. Нужно было как-то жить, смиряясь, и не только ради себя, а еще и ради тех трех миллионов соотечественников и семи миллионов прислужников Номо 49, находящихся в анабиозе. Они уже почти провели все регламентные работы. Системы корабля работали штатно, а незначительные неполадки и повреждения роботы-ремонтники устранили и без их участия.

«Может, пронесет», — с крошечной надеждой подумала Грес. К сожалению, не пронесло. Эта круглая сволочь, проклятие десантной матки, лилейным голосом проворковала:

— Старший куратор непростительно тянет время, назначаю штраф в сто кредо. — Девушка позволила себе шумно вздохнуть и обратилась к рыжему бородатому парню с данными богатыря — штатного следопыта и мастера оружейника, в данный момент сидевшего у контрольного терминала:

— Пант, выведи данные из боксов анабиоза о капсулах, не соответствующих эталонным показателям.

Пант не смог сдержаться и нервно натужно прохрипел:

— Двести шестьдесят капсул. Ничего страшного, в основном легкая аллергическая реакция, до пробуждения всего-то полтора года, выживут и без каких-либо проблем. — Хозяйка даже старшему куратору не дала слова, молнией метнулась к Панту, тот упал, заорав от боли с пеной на губах. На наказания хозяйка не скупилась.

— Никаких послаблений! — вдруг истошно заорал шар. — На великом судне «Огненная плеть Содружества» не было и не будет слабаков. В переработку! Всех в переработку!

Живые в рубке вздрогнули и замерли. Безжалостный шар продолжил:

— У меня обход, а у вас много дел, докажите свою полезность, если хотите жить.

— Так точно, хозяйка, мы будем эффективны и докажем вам свою полезность, — уверенным голосом сказала старший куратор, вытянувшись в струнку.

— Неплохо, старший куратор Дора, работайте, — медовым голосом проворковал шар и исчез.

Все тут же бросились к лежащему, подняли, усадили в кресло, дали попить. Затем обнялись и выразили сочувствие Ромбу.

— Пант, ты отдыхай, мы тут все сами сделаем. Кивни головой, если понял, — сказала Грес. Пострадавший кивнул. — Ну, вот и хорошо, — похлопала она его по плечу и поцеловала, игриво сказав: — Это тебе бонус на оживление. А ты, Ромб… Приказываю! Сядь и поспи немного, — и она протянула ему капсулу с каким-то препаратом, — держись, брат, так надо. — Ромб тут же проглотил пилюлю и рухнул, его едва успели подхватить и усадить в кресло главного пилота.

— Так, работаем дальше, что там у нас от СКИБ? Сейчас посмотрим, из-за чего нас так основательно тряхнули. Первый! — громко обратилась она к главному искину корабля. — Выводи на всеобщее обозрение последнее сообщение от службы контроля и безопасности.


Внимание всем вольным охотникам!

Внимание всем игрокам планеты Земля!

Открыта лицензия на арест или убийство игрока Феникс. Местонахождение: сорок седьмой сектор, галактика Млечный путь, рукав Ориона, Солнечная система, планета Земля.

Цена состояния «живой» (компенсация расходов + десять миллионов кредо + 1 КЛР)

Цена состояния «фрагменты» (пять миллионов кредо, полный сет амуниции класса «очень редкое» на выбор каждому из группы захвата, не более 26 особей)

* Дополнение для игроков планеты Земля , выполнивших заказ СКИБ (перевод группы до 26 особей Номо 54 в ранг Низшие Расы, переселение в миры Низшие Хомо, на выбор)

СКИБ


Номо 42 недоуменно переглянулись. Больше всего впечатляла целая единица коэффициента лояльности расы. Смотрелось это даже как-то нереально. Еще бы! Ведь Номо 42 хорошо знали стоимость единицы лояльности к Высшим. За сто лет они все вместе кровью и потом смогли заработать всего лишь две таких единицы и хоть на мизер, но остановить свое истребление. Рубка молчала, наконец, слово взяла старшая.

— Кто-нибудь что-нибудь понимает? Что может сделать жалкая нулевка-абориген, чтобы так заинтересовать всесильную СКИБ? Вот скажите мне, что интересного на планете, которая всего с неделю как прошла первую волну освоения? Ну что?! Там сейчас ведь даже низкоуровневым прислужникам не прокачаться.

На кресле заерзал и запыхтел словоохотливый Пант, оправдывая свое игровое имя — Балагур.

— Чую, братцы, подобное предложение не первое, — страшно шепелявя, сказал Пант, еще не отошедший от «ласк» хозяйки.

— Ха, а вот мне лично совершенно непонятно насчет вольных охотников. Да пока они сюда доберутся… Это же вам не первый сектор! Года два пройдет, не меньше, причем с учетом скоростной яхты. Хотя премиальные, конечно, впечатляют, — заявил Роск, игровое имя Лесник — долговязый жилистый парень, специалист по выживанию и пилотированию.

— Со всем сказанным, полностью согласна, — в задумчивости пробормотала главный куратор. Сделав с тем же задумчивым видом пару шагов туда-сюда, старшая обратилась к хрупкой бледной девушке с невероятно огромными черными глазами — специалисту по снайперской подготовке и рукопашному бою. — Татаки, что думаешь? — Невероятно притягательная и грациозная девушка, игровое имя Лезвие, выгнулась и, тряхнув копной черных блестящих волос, ответила, пожимая плечиками:

— Знания. Опасные знания. Думаю, так, а что еще?

Главный куратор указала на Татаки пальцем, кивнув головой.

— Блестяще, я тоже так думаю и, пожалуй, еще могу дополнить, — и она взяла длинную паузу, словно раздумывая говорить или нет, но все же решилась: — Предполагаю, в ближайшее время мы еще не раз будем ломать голову и удивляться. Вполне возможно, даже сейчас.

— Главный, проанализируй всю доступную информацию по третьей планете от звезды, Земля, кажется, и выводи всю странную и необъяснимую информацию на всеобщее обозрение. — Главный искин не заставил себя ждать. И через минуту представил вот это:


Ценностная оценка планеты Земля на Интеллектум — Высокий +

Достойных и зарегистрированных игроков 234 117 063

Выживших игроков на данный момент 234 117 063

Уничтожение Следящего комплекса «Глаз Админов»

Локальное и одномоментное уничтожение высокоуровневых монстров генерации

Координаты Игрока Феникс не отслеживаются игровой системой.


В центральной рубке десантной матки «Огненная плеть Содружества» возникло удивленное коллективное онемение. Похоже, от этого состояния Номо 42 даже дышать перестали.


***


Эскалаторного наклонного туннеля больше не существовало, как и выхода на поверхность. Образовавшийся от удара неизвестным оружием завал из земли и камня перекрывал под самый свод почти четверть станции Балтийская.

Оставалось только удивляться и радоваться, что удалось смыться невредимыми. Памятуя о старых ошибках, Алексей тут же, прямо у красочного мозаичного панно «1917 год», установил новую точку возрождения. Задействованный навигатор в близлежащем пространстве опасностей пока не выявил.

— Это хорошо, — спокойно сказал Алексей. Прямо у живописного панно с революционными матросами-балтийцами и красноармейцами разбили лагерь. Памятуя давешние пролеты, Алексей посмотрел свои и Всполоха премиальные действия. За Всполохом значилось три Мечезуба, но до нового уровня было еще далеко. Зато две победы над Мечезубами, числящиеся за Фениксом, порадовали знатно.

«Да, как ни крути, Химера — это, конечно, лютая имба», — со злорадством подумал Алексей.

В очередной раз Система рассчитала эффективность боя игрока первого уровня, сразившего противников по показателям на порядки выше.


Внимание, игрок Феникс!

Победа над противником выше рейтингом в шестьдесят раз.

Премиальные:

Уровень + 10

Креды + 100


Следом шло еще одно точно же такое сообщение. Внимательно изучив все, что касалось премиальных действий, Алексей, к своему удовольствию, нашел-таки возможность настроить распределение результатов между питомцем и его хозяином. Даже не задумываясь, он сделал так, чтобы все плюсы шли Всполоху. Так боевой горностай стал семидесятого уровня, а триста очков характеристик были распределены между ловкостью, стремительностью и способностью «повелитель царапин». На что Всполох подобрался поближе, ткнулся в бок и аккуратно уложил свою огромную голову Алексею на колени, благодарно и гордо поблескивая бездонными глазищами.

«Большой сделал Всполоха еще сильней. Спасибо, вожак».

Алексей кивнул и перевел ползунок распределения между хозяином и петом в среднее положение, зафиксировав соотношение пятьдесят на пятьдесят.

Немного побездельничали, послушали тишину. Наконец, Феникс шумно выдохнул и озвучил, как он полагал, ближайшие планы:

— Итак, Всполох, наши основные задачи на ближайшее время: свет и еще раз свет, модернизация оружия, добыча пропитания, в моем случае, пожалуй, еще и обмундирование и, наконец, поиск нового места дислокации. Первые два пункта осуществляем здесь, на месте, а вот все остальное ножками, ножками по туннелям метро. Думаю, будет и продуктивно, и познавательно. Так что ты, Всполох, пока встаешь в караул, неприятности к нам могут прийти только отсюда, — и Алексей показал на два туннеля по краям платформы. Всполох все понял, сразу заняв выгодную позицию, ощерившись, поглядывая и принюхиваясь то на один тоннель, то на другой. Алексей показал другу большой палец за усердие и рвение.

— Хорошо, парень, хорошо, ты самый лучший часовой во вселенной, я в тебя верю. — Погладив белого гиганта по морде, Алексей приступил к реализации свой задумки, задействовав сразу и мага-оружейника, и два штифта коммуникации.


Рефлектор из толстой золотой фольги получился на загляденье, выглядел внушительно и добротно. Внутренняя выгнутая часть была отшлифована до зеркального состояния.

— Блеск, — не удержался Алексей, без видимого напряжения высоко у себя над головой на границе ауры с легкостью осуществляя повороты рефлектора, меняя углы наклона, его конфигурацию и даже объем.

Работая с вольфрамом, сложности Ал не испытывал, разве что чуть-чуть. Никаких тебе электродов, контактов или изоляции. Ради памяти и в дань старым технологиям, элементы накаливания сделал в виде пружин, закрепив в рамке. Когда стал размещать рамку накаливания, внутри рефлектора появились размеры со стрелочками и рекомендации. Оставалось только зафиксировать последовательности, дать название и украсить артефакт лампы клеймом Феникса. По прошествии часа Алексей держал в руках невесомый золотой конус, этакий разрезанный мяч для регби, и, сияя белоснежной улыбкой, подумал: «Все же, как изменилась жизнь! Вон, даже удовольствия здесь какие-то свои, невероятные».

Испытания на все двести процентов подтвердили, что ему удалось-таки создать очень полезную и функциональную вещь. Эта мгновенно передвигающаяся по ауре лампа-прожектор могла светить так, что мрамор на стенах при этом дымился от сгорающий пыли. Мана, конечно, убывала, но этот процесс можно было назвать ничтожным. А вот если бы Алексей перемещал это диво-дивное за приделы свой ауры, вот тогда новодел артефакторики во всей красе показывал свой прожорливый нрав — мана как снег в жаркий летний день таяла на глазах.

Довольный, как слон после купания, настроив как надо свет, Алексей с огромным воодушевлением приступил к окончательной доводке оружия. Взяв в руки ружье, он громко огласил:

— Приступить к модернизации. Приоритеты: увеличение боезапаса, усиление мощности, высокой точности, дальности при сохранении баланса, уменьшении веса и отдачи.


Внимание, Феникс!

Самозарядное ружье, производитель Benelli доступно 276 модернизаций, 25 трансформаций.

Требование наличия нанитов оружейной направленности (соблюдено)

Требование достаточной мощности (соблюдено)

Требование наличия материалов (соблюдено)

Требование отстройки 1 (ожидание)

Требование отстройки 2 (ожидание)

* Рекомендации:

Первое — снять одежду и украшения

Второе — приготовиться к интенсивным движениям.


Вот такого поворота Алексей никак не ожидал.

«Это что, меня склоняют к стриптизу? Что за нудистские технологии?» — осклабившись, подумал Алексей.

Но при этом указанные рекомендации выполнил, похрюкивая и давясь от смешков. В голову лезли всякие дурацкие мысли.

Однако дальнейшее происходящее махом оборвало смех и даже разгладило морщинки веселья. Все тело и даже глаза, как и само ружье, в один миг покрыла тончайшая двигающаяся пленка нанитов. Алексей достаточно хорошо видел и слышал из-под этого металлизированного микронного покрытия. А затем с час он делал с этим ружьем просто массу разных манипуляций, разве что на голове не стоял, прицеливаясь. Заряжал, разряжал, прижимал к разным частям тела, бегал по кругу, прицеливался стоя, лежа, на бегу, в прыжке и даже ронял и швырял об стену. Наконец эта высокотехнологическая муштра закончилась, и он смог одеться, ни на секунду не отрываясь от процесса.

Многострадальный Benelli теперь находился в полупрозрачном горизонтальном силовом коконе, вращавшемся с безумной скоростью. Это он узнал из-за ветра, образовавшегося в подземке. Внутри этого бурана искрило, взрывалось, мигало, дымило, окрашивалось разными цветами. Вдруг над этим силовым безумством в полуметре один за другим образовалось шестнадцать небольших кубиков, и от них к кокону потянулись тоненькие текучие паутинки.

— Прессы! Я такие видел, — выкрикнул Алексей, — только больших размеров. — Кубики закрутились: одни быстро, другие медленно, а некоторые едва-едва, словно бобины с нитками на ткацком станке. Кое-какие прессы Алексей все же смог определить: вот, похоже, химия, пластики, а вот кристаллы. Вот тугоплавкие осмий, молибден, рядом редкоземельные церий, лютеций. Следующие справа налево точно какие-то радионуклиды, надеюсь, стабильные. От греха подальше отошел к самому панно, упершись в него лопатками. Отдавая схожий приказ Всполоху, глянул на суровых балтийцев, пожав плечами.

— Вот так, братва, у нас тут своя занимательная революция, не находите? — Бойцы ничего не сказали, но взирали на всю эту технологическую вакханалию с пролетарской суровостью.

«Ну, похоже, закончилось, и главное, обошлось без каких-либо осложнений», — подумал Алексей, замечая резкое замедление всех процессов. И правда, вся эта умопомрачительная движуха в одно мгновение остановилась, а созданное упруго шмякнулось о сероватый мрамор, удивительно высоко подскочив.

На вырвавшемся изо рта зачинателя: «Ни хрена себе мячик», — ничего не закончилось. А это странное металло-гуттаперчевое кенгуру, мать его, в два прыжка с любовью впечаталось прямо в грудь. Офигевший Алексей, подняв от неожиданности руки, реально почувствовал обнимашки. Оставалось только шутить и ерничать, и он промычал:

— А где же выкрики «папаня, родненький»?

С красным от переживаний лицом и расширенными глазами первым делом ощупал комбез снизу.

«Не, вроде все в порядке, сухой».

С замиранием сердца оглядел себя. Поверх комбеза теперь находилась матовая черная кираса (красивая, зараза). На вид шершавая, словно панцирь рака. Постучал кулаком — твердая, с ходу наскочил на мраморный угол — ни царапины, ни вмятины, из чего сделал вывод: очень твердая. Подергал руками вверх, в стороны, пару раз выполнил бёрпи, дополнил свои выводы: совершенно не мешает движениям и почти невесома.

— Так, бронник вроде. Это что же получается, делали шоколадку, получилась мармеладка? Оу, как это по-нашему, — с немалым сожалением в голосе обронил Алексей

Прикоснулся ладонью — получил отклик, да еще и по полной программе.


Малый Стрелковый комплекс «Феникс»


Активная Защита 100 % готовность

Индивидуальное стрелковое оружие 98 % готовность (требуется 20 патронов)

Личная военно-полевая аптечка 100 % готовность


Алексей насупился, как все же тяжело, вот играешь в песочнице, делаешь кулич — всегда выходит кулич. Лучше, хуже, но всегда результат тот, который ждешь. А здесь? Хорошо еще, рельсотрон не получился.

— Ха, требуется двадцать патронов. Куда их запихивать-то? Глотать, что ли? Или еще куда в более интимное место предложите засунуть? — Он посмотрел на полные поясные патронташи и подумал: «Тупить, так тупить».

С напускной издевкой и позерством, сказал:

— Доснарядить магазин.

Прямо на глазах четыре клапана на одном из патронташей опустели, Феникс ошарашено перепроверил, перебирая пальцами — все верно, двадцать патронов с пояса как ветром сдуло.

— Пи… Прекрасно!

Желание выстрелить, сдвиг тела и стойка наизготовку привели-таки к искомому: в руках появилось что-то наподобие оружия. Да, удивительное, да, непонятное и очень красивое, удивляющее своими совершенными линями и материалами. Короткое, теплое, легкое и невероятно удобное, в руках лежит идеально, подумалось: «Как родное».

Попробовал прицелиться в самую дальнюю из доступных точку. Ружье в момент словно бы приросло к телу и нарастило слегка мерцающий прозрачный силовой разгонный ствол. Во всяком случае, Алексею так представилось. Стрелять не стал, решив не тратить патроны попусту, да и шуметь как-то не хотелось, не зря же народная мудрость гласит: «не буди лихо, пока оно тихо». На самом же деле он нисколько не сомневался, что возможности у этого изделия нисколько не хуже, а скорее всего, намного лучше, чем были до этого. А вот название этой черненой с алыми проблесками красоте пришлось-таки дать.

— Пусть будет Судья ИП, — тихо сказал Алексей, только сейчас понимая, что ИП, скорей всего, значит «исполнитель приговора». Вздохнув, он достал карту-схему Питерского метро, подобранную еще в кассовом зале. — Так-так-так… мы здесь, — и Алексей ткнул в карту пальцем: — станция Балтийская. И куда же нам с тобой податься, Белый? Может, сюда? — вслух рассуждал землянин. — А может, сюда?! Са-до-ва-я, — по слогам прочитал Алексей. Рядом и снизу на схеме метрополитена было подписано «Сенная площадь».

«А что, бежать не так далеко, и это уже центр. Опять же Сенная, вроде как старая Питерская торговая площадь. А уж там-то точно должен быть ТЦ и рынок. Если нет, то переместимся чудь дальше до гостиного двора». И Алексей пальцем провел по схеме, остановившись на двухцветном кружке с надписью «Невский проспект, Гостиный двор».

Посмотрел на Всполоха, похоже, находящегося всегда в приподнятом настроении.

— Ну что, попрыгали и погнали?

Смешно было наблюдать, как Всполох повторяет за Алексеем прыжки на месте, явно забавляясь. Побежали споро в среднем темпе, лампа идеально освещала тоннель, находясь чуть сзади и почти под самым сводом. Алексей через пару-тройку километров сам себе признался, что в этом однообразном подземелье чувствует себя как-то неуверенно, постоянно оглядываясь. Всполох же, похоже, наоборот чувствовал себя преотлично, часто развлекаясь: то ускоряясь, то запрыгивая на боковые стенки.

Хотя к технологическому институту подбегали, таясь, тихо, с приглушенным освещением. За двести метров и вовсе перешли на тихий шаг. Несмотря на то, что навигатор опасностей никаких угроз не выявил, Алексею было как-то не по себе. Да и Всполох явно чувствовал что-то нехорошее. Они даже остановились, увидев состав метропоезда, задний вагон которого стоял аккурат по центру станции.

Алексей подал сигнал «следуй за мной» и осторожно взобрался на платформу, почти убрав освещение. Прислушиваясь, осторожно мелкими крадущимися шагами прошел широченные квадратные пилоны к центру платформы. Огляделся. Справа, метрах в пятидесяти широкие ступени и поворот, видимо, на переход, слева застывшие эскалаторы.

«Понятно, выход на поверхность».

Вырубил к чертям собачим Навигатор опасности, четко понимая: что-то здесь не то, чуйка уже выла во все горло, на спине мурашки, волосы едва ли не дыбом. Алексей медленно опустился на одно колено уже в полной готовности вести стрельбу.




Глава 8. Охотники



Перед большой тактической интерактивной иллюзией Земли до сих пор висели выводы Первого — главного — искина десантного корабля-матки «Огненная плеть Содружества».


Ценностная оценка планеты Земля на Инетеллектум — Высокий+

Достойных и зарегистрированных игроков 234 117 063

Выживших игроков на данный момент 234 117 063

Уничтожение Следящего комплекса «Глаз Админов»

Локальное и одномоментное уничтожение высокоуровневых монстров генерации

Координаты Игрока Феникс не отслеживаются системой.


Вся экстренная команда Номо-42, собравшаяся в главной рубке, находилась в глубокой задумчивости. И надо сказать, было отчего. Труднее всех пришлось, конечно, Доре, по большому счету именно на нее и ложилась вся ответственность и в настоящем, и в ближайшем будущем.

Вот что за недоразумение? Банально спрашивать у искина (может, в каждый пункт закралась ошибка), желаний у нее было. Грес хорошо понимала, при работе с данными искины не ошибаются, но буквально каждый из пунктов, маячивших перед глазами, тянул на определение «невозможное» или «нереальное». Поэтому все молчали и посматривали на Старшую. Она же безотрывно смотрела на огромную иллюзию невероятно красивого мира, крутящегося перед глазами. И вот уже минут пять-десять ее до колик в животе будоражили странные предчувствия и затуманенные умопомрачительные видения.

— Зимогоры! — вдруг неожиданно громко бросила Грес, и сама удивилась ошеломительным ощущениям и полной потере контроля.

Давненько у нее подобного не случалось, раньше в юности это происходило чаще. Именно тогда к ней и прикипело прозвище Дора в честь знаменитой предсказательницы их расы, жившей еще до порабощения. В рубке все буквально прожигали ее взглядами.

— Так серьезно? — нашелся первым Балагур. Старший куратор пожала плечами, глаза у нее были какие-то безумные, растерянные. Было заметно, что она едва держится на ногах. Но Дора не зря значилась одной из лучших бойцов Номо-42, девушка быстро пришла в себя и жестко сказала:

— Забыли, разберемся, а сейчас нам требуется сдохнуть, если потребуется, но получить единицу лояльности.

Все хорошо поняли, что Старшая лихо уходит от опасной темы, и поддержали ее.

— Кредо, кредо, не забывай, нам тоже не помешают десять длинных на пятерых, это получится ого-го как круто, — влез со своей меркантильностью Роск.

— На шестерых! — отрезала Татаки, гневно сверкнув глазами. — Родственники Эне Птицы получат свою долю. — Старшая Куратор подняла руку, призывая к тишине, зарубая на корню начинающуюся ссору.

— Справедливо, род Эне получит долю, вопрос решенный. А теперь за дело, а то Хозяйка найдет других исполнителей, с нее станется.

— Так… Первый пункт нам ничего не дает, разве что вызывает удивление. Перед нами мир по развитию интеллекта на уровне центральных миров Админов. Однако, если у администраторов идет искусственная накачка при помощи интеллектума, то в случае с Землей — это какая-то аномалия, мир ведь дикий. Правда, можно предположить, что у местных аборигенов невероятно высокий индекс интеллекта. Что собственно и подтверждается вторым пунктом. Например, в нашем случае Админы оставили в живых лишь восемнадцать миллионов.

На этих словах собравшиеся в рубке склонили головы. После скорбной минуты Грес продолжила:

— В случае с Номо сорок девять — семь миллионов, а у Номо пятьдесят один и вовсе три, причем это самые лучшие показатели за последние сто лет, остальные цивилизации нашей ветви от сорока двух до пятьдесят четырех, как мы знаем, срублены под корень. Третий пункт предлагаю пока изъять из обсуждения, ну априори не может быть стопроцентной выживаемости в первые дни!

При этом Грес скривилась, прикрыв ладонью губы и сказала.

— Похоже, при процедурах язык прикусила. — Это было совершенно незаметно, но у всех присутствующих в рубке Номо-42 посуровели глаза. Они получили тайный условный приказ высочайшей важности — молчать и если поддерживать разговор, то на уровне несущественного.

Демонстративно поворочав немного языком с закрытым ртом, Дора продолжила:

— Предлагаю с этим разобраться на месте и приступить к самому насущному: последним трем пунктам.

Четверо Охотников Номо-42 согласно кивнули, внимательно и очень серьезно взирая на свою Старшую.

— Смотрим на последние пункты, считаю их родственными и нужными. Первый, покажи координаты по последним трем пунктам. А именно: место уничтожения следящего комплекса, одновременного и локального уничтожения созданий генератора и последнее место контроля системой игрока Феникс, — а через несколько секунд она уже не смогла сдержать легкой ухмылки. — Что и следовало доказать, — с удовлетворением сказала Дора. На огромной совершенной иллюзии глобуса Земли четко отметилась всего одна жирная красная точка. Дора указала на нее и спокойно сказала: — Феникс.

Затем Старшая с задумчивым видом прошлась по рубке и продолжила напрягать главный искин корабля.

— Первый, а теперь ответь по осадному протоколу, по району уничтожения собственности Админов был нанесен удар?

— Так точно, Старший Куратор Грес, крейсером «Герой Кросанты» был нанесен удар, все уставные параметры соблюдены полностью. — Народ в рубке слегка покорежило, даже у всегда очень сдержанной Грес задрожали губы. Еще бы! Кросанта была родной и столичной планетой Номо-42, а этот монструозный крейсер, впоследствии переименованный в «Героя Кросанты», почти уничтожил ее.

— Первый, нужна информация, есть ли ДНК Феникса на месте удара.

— Запрос принят и ожидает утверждения Хозяйки. Старшая куратор, ваш запрос одобрен, ожидайте результата, примерное время — десять минут.

Уже через пять напряженных минут пришел ответ.

— Внимание, Старший куратор, ДНК игрока Феникс на месте удара не обнаружена.

Номо-42 заулыбались, расправили плечи.

— Пронесло, — шумно выдохнув, за всех высказался Балагур. — Предлагаю запросить у Хозяйки алкоголь по этому поводу и напиться. А вдруг выгорит, а?

— Что ж, предложение хорошее, попробую, — улыбаясь, согласилась Грес. — А теперь, Первый, мой последний вопрос. Просмотри данные на предмет, нет ли рядом с местом действий Феникса какого-либо укрытия или бункера глубокого залегания?

— Есть, Старший Куратор, — тут же отрапортовал искин. Подземная транспортная система, называемая Метрополитен. В месте удара глубина транспортного туннеля пятьдесят семь метров. Вывожу схему данного подземного сооружения на всеобщее обозрение. Буквально через минуту.

Дора официально отдала приказ:

— Слушай мой приказ, срочно готовим малый бот «Злой-42» и все положенное десантное оборудование на пятерых. Балагур, твои петы обязательны. — Дора что-то отметила в своем персональном искине на запястье и командным голосом рявкнула:

— Предположительно вылет в шесть ноль-ноль по корабельному времени, надеюсь, Хозяйка одобрит. Работаем! — закончила свою вводную Старший куратор Грес.

Хозяйка десантной матки «Огненная плеть Содружества» очень положительно оценила действия поднятой из анабиоза группы кураторов, разрешив им элитный обед с алкоголем класса «привратники» и наградив офицерскими пайками на десять дней.

Микроскопическая металлическая мошка, блеснувшая на фоне огромного черного корабля-матки, сделав положенный круг, устремилась в центр системы, а именно, к третей планете от звезды, которую аборигены называют Солнцем.

Как только десантный малый бот «Злой-42» оторвался от матки, экипаж в рубке надорвал глотки, как безумный. Все же десять дней, отпущенные Хозяйкой на операцию по поимке аборигена с игровым именем Феникс, представлялись им как увлекательный пикник и невероятный глоток свободы.

Детально изучив схему подземной транспортной системы и онлайн виды города Санкт-Петербург, Грес быстро распределила задачи между своими подчиненными:

— Работаем как обычно, я в боте на координации, посадку осуществим вот здесь, мне нравится это место, Дворцовая площадь, — и она ткнула в карту. — Первая ваша задача — отлов нескольких игроков-аборигенов для детального изучения и допроса. По протоколу это допускается. Требование: обязательно разнополых, желательно молодых с максимальными показателями, всего нужно от трех до пяти особей. Приказываю не лютовать, не насиловать, просто узнаем, что нужно и отпустим. Всем понятно?

— Да.

— Понятно.

— Согласен.

— Больно надо, — раздалось в рубке. Кивнув, Грес продолжила:

— Роска, у твоего атмосферника лучшая силовая клеть. Поэтому задача твоя такова: собираешь отловленных и встаешь на позицию вот здесь, место называется Сенная площадь. Предварительно, конечно, периодически спускайся в метро и проверяй анализатором наличие разумных, держи связь.

— Принято, — рявкнул Роск, — все понятно, старшой. Забираю дичь, размещаюсь на Сенной и разворачиваю клеть для пленных. А также периодически мониторю подземные туннели и держу постоянную связь.

Грес довольно улыбнулась.

— Теперь ты, мое дорогое Лезвие. Ты быстрей всех нас вместе взятых! Да, бегаешь ты по чемпионски. Поэтому после отлова задача у тебя такая: прыгаешь вот сюда, на самый край Красной ветки туннелей, станция называется Проспект ветеранов. Искин считает, что нужный нам трофейный объект находится еще в этих отмеченных красным туннелях. Так что пробеги там все, особенно приглядись на Нарвской, Балтийской и Технологическому институту. Следуй вплоть до Владимирской, затем поворачивай на Сенную площадь и присоединяйся к Роску.

Грес перевела взгляд на Панта.

— Балагур, твой пост Синяя линия. Ты с петами начинаешь от Парка победы и следуешь вверх по прямой, до самой станции Сенная площадь. По пути тщательно проверяешь все станции.

— Принято, хлопнув себя в грудь, — заявил Балагур.

— Хорошо, теперь Ромб. Ромб, проснись, наконец! Парень, ты у нас мастер пилотирования и слежения, так что работаешь четко по своему профилю. Ловишь, затем уходишь в высоту и мониторишь поверхность вот в этом районе, — и Старшая очертила большой красный круг. — Основное внимание, конечно, на выходы из туннелей. Искин бота через тебя тоже будет мониторить на подстраховке. Все, с вводной завершаю. Теперь обязательные водные процедуры и всем спать, у нас несколько часов полета. — Дора подошла к промывочной и врубила все пятьдесят душевых мест на полную мощность. Для всех Номо-42 уже все было понятно, они быстро раздевались и проходили в промывочную.

Тотаки, влезая в общую душевую, даже не поворачиваясь, поразила кулачком идущего за ее спиной Панту, сказав:

— Балагур, будешь так пялиться на мою попу, с синим лицом будешь ходить.

Все дружно засмеялись, расслабленно входя в пространство интенсивного обжигающего дождя. Там, в мире шума горячей воды, брызг и тугого жаркого марева они сбились в плотный кружок и Грей, хлопнув в ладоши, быстро зашептала:

— Главная наша задача выяснить, как было уничтожено «Око Админов», ведь у него характеристика «неуничтожаемый», как и у нашей Хозяйки.

Хлопнув в ладоши и, схватив Старшую за руку, пылко зашептала Айя Татаки:

— Дора, у тебя было видение о ледяных бродягах? Что ты видела, скажи не мучай.

Дора вздохнула, словно собиралась нырять в глубину, и выпалила, слегка склонившись, от воспоминай видений ее слегка потряхивало:

— Я видела их, Зимагоров — здоровенных мужчин с окладистыми бородами в инее, магическую битву в заснеженной пустыне, затем таких же лютых воинов на просторах космоса и какие-то элементы грандиозных сражений и парадов. Считаю, эта планета, куда мы направляемся, как-то была связана с Ледяными бродягами или вообще являлась их прародиной.

Молчали долго. Вода шумела, парила, ярилась, горяча кожу.

— Друзья, мне самой не верится, рассказала всё как есть, — нашлась в этом монотонном шуме Старшая. Татаки шумно хлопнула в ладоши, беря слово:

— А вот у меня ни тени сомнений. Вспомни-ка, Дора, хоть один случай, когда твои видения оказывались пустышкой. Да и удивительная статистика, выданная главным искином, уже косвенно подтверждает твои слова.

— Во попали… Дора, как выкручиваться будем? — спросил Пант. Старший куратор два раза хлопнула в ладоши и твердо сказала.

— Ничего не меняем, осторожничаем по максимуму и качаем информацию. У нас десять дней на то, чтобы решить за себя и за миллионы выживших, стоящих за нашими спинами.


***


Вырубил к чертям собачим Навигатор опасности, четко понимая, что-то здесь не то. Чуйка уже выла во все горло, по спине бегали мурашки, волосы стояли едва ли не дыбом. Алексей медленно опустился на одно колено уже в полной готовности вести стрельбу. Обер-мастер защиты и штурма вовремя подсказал выход и не только в интересном сообщении. На него словно накатило понимание необходимости немедленных действий, и он, словно по наитию, прыгнул на Всполоха и, схватившись за мех на холке, заорал.

— Выноси, Всполох! Выноси родной!

Ну, а тот и понес со всей своей дури. Гигантский горностай с места прыгнул на параллельные пути, да так рванул по тоннелю, что Алексею показалось, еще немного и у него руки порвутся. Так быстро Алексей еще не передвигался. Ноги болтались тряпочками, но руки держали крепко и, конечно, полные штаны восторга и страха. Это же Hyperloop недоделанный все ускорялся и ускорялся, словно снаряд в стволе, предпочитая бежать по нарезанной спирали. Видимо, этому быстролапу скучно бегать по прямой, надо обязательно с таким вот крученым вые…ом, от которого уже голова идет кругом.

Наконец этот быстроходный и пушистый транспорт замедлился и перешел на бег по рельсам, а затем и вовсе остановился, с неподдельной радостью уставившись на своего пассажира.

«Здорово оторвались», — выдала это задорная милота, быстро дыша и в такт дергая языком.

— По полной, — подтвердил Алексей, показывая большой палец, кряхтя соскальзывая на бетон и с удовольствием приваливаясь к холодным рельсам. Главное, панические ощущения исчезли, он посмотрел в темноту туннеля, откуда они ретировались, и показал невидимому противнику средний палец.


***


В этот самый момент на станцию Технологический институт с шумом ворвался яркий свет и воин в боевом десантном скафе. Рядом с этим здоровяком в металле суетились две образины, черные, гладкие, стремительные и, судя по всему, очень опасные. Пришелец поводил туда-сюда какой-то штуковиной, то же самое проделал в параллельных туннелях и так же быстро унесся туда, откуда пришел. А на станции Техноложка, как когда-то ее называли жители великого города, вновь воцарилась темнота и тишина.


***


— Давай передохнем, Всполох. — Горностай послушно лег, а Алексей тотчас переместился под теплый бок друга. Для начала поофигевал немного, оценивая сообщение от обер-мастера защиты и штурма.


Внимание, Феникс!

Обер-мастер защиты и штурма предлагает срочно усилить следующие способности:

Обер-мастер диверсий (позволит раскрыть способности: взлом, тихий шаг, скрыт, распознавание ловушек, усиление интуиции).

Ассасин пепла (позволит раскрыть способности: пепел, похищение навыков, мастер уклонений и отклонений, обоюдорукий, передвижение по вертикалям).


Хорошо, тепло и вроде как чуйка успокоилась, словно верная цепная собака, не чувствуя угроз, заснула у себя в будке. Алексей лежал и раздумывал: «Все эти рекомендации, конечно, хорошо. Но что мне делать? Там, на станции Технологический институт, мы явно едва успели уйти от серьезного противника. Впрочем, как и на Балтийской, причем оба раза были схожие ощущения, и это вряд ли чудовища генераторов. Это, скорее всего, охотник или охотники, и пришли они по наши души. Кто мы для них? Всего лишь премиальные трофеи. И, похоже, при столкновении с оными, у нас с Всполохом нет ни единого шанса. Во всяком случае, обер-мастер защиты и штурма просчитал единственным способом избежать надвигающейся угрозы бегство».

— Что же, придется рисковать. — Как только он взял в руки интеллектум, выскочило тревожное сообщение:


Внимание, Феникс! Опасность высшей категории!

Частое употребление Интеллектума грозит непредсказуемыми последствиями и летальным исходом.


Он хорошо понимал все риски, дерзкие мысли словно бы разделили его надвое: одна выла и орала — ополоумел, что ли, мля, экспериментатор недоделанный, другая заявляла — правильной дорогой идете, товарищ! Кто не рискует, тот не пьет шампанского! Хотя у Алексея по поводу применения самого дорогого во вселенной снадобья были свои революционные задумки. Он решительно снял стрелковый комплекс, который, как ни странно, на вид оказался широким черным с алыми отсветами браслетом.

«Потом буду удивляться», — подумал Алексей.

Помедлил немного и, договорившись с Всполохом, что тот ни в коем случае не будет вмешиваться, если вдруг чего, Алексей передвинул ползунок распределения опыта в свою сторону и вжал ампулу в клеймо на груди. Последствия развивались стремительно. На этот раз не было никакой волны удовольствия, наоборот пришла боль и убийственный жар, а перед глазами все плыло, хотя мыслил он ясно.

«Да у меня явно температура за сорок», — пришло понимание происходящего.

Алексей не стал тянуть и терпеть.

«Маг льда и холода я или нет? Вот и проверим».

Подобные мысли не являлись бредом от высокой температуры, в скрытых способностях четко указывалось: маг льда и холода со шкалой развития в шестьдесят четыре единицы. Чувства обострялись, мысли ускорялись, а вот тело находилось на грани. Алексей закрыл глаза, очень постарался, напрягая все свое воображение, всю свою память в том, что касалось ощущений от холода и льда в детских играх. Сознание твердило: мороз, сосульки, снежки, хорошо и весело, но мерзнут пальцы и загривок, куда забился холодный забияка-снег.

«Да вроде как ничего, даже прохладно как-то». Вдруг ощущение вернуло понимание, и он открыл глаза. Окружающее виделось как-то расплывчато — еще бы! — ведь он лежал внутри здоровенного бруска льда.

«Хренасе, проморозил. Интересно, а я смогу иметь детей?»

Шутки-шутками, а Алексей явственно чувствовал, что ему еще рано на волю, где царит обычная температура, и решил: раз так вышло, не тратить попросту время и заняться насущным — распределением полученных очков характеристик. Но поначалу успокоил друга, который явно нервничал, принюхивался и иногда пробовал лапой огромную плиту.

«Эй, дружище, не переживай. Все хорошо. Все идет как надо! Я тут с холодом общаюсь».

«Всполох рад и горд за Старшего, он великий вожак, и ему нельзя мешать».

И пушистая громада отошел и встал на караул.

Поначалу хотел все семьсот пятьдесят вбить в скрытые способности. Может, лед помог, а может, уже кое-какой опыт заставив трезво подумать.

А что, и то верно, ну куда я против высокоуровневых игроков, если сила — сорок восемь, нужно хотя бы до сотни прокачать. Так и решил все же в основные вбить в пределах трехсот, и вот, что получилось:


(Химера) Уровень — 114

Здоровье 11400/11400


Интеллект — 154

Восприятие — 130

Выносливость — 100

Ловкость — 180

Сила — 100

Воля — 100

Мана — 700

Способности:

Маг универсал п.з. — 150


Как не крутился и не ужимался, на основные характеристики потратил триста три очка. В скрытых способностях тоже получилось не все так просто. Во-первых, появилось новая строка: маг льда и холода уже с показателем шестьдесят четыре.

«Видимо, значение предыдущего основного уровня», — предположил Алексей. И теперь он стоял перед дилеммой, как не ошибиться и гармонично распределить четыреста сорок семь оставшихся свободных очков. Очень хотелось побольше вложить в Оружейника. Но ближайшее будущее настойчиво настаивало совсем на другом. Время летело безжалостно, и ему вдруг показалось, что он уже вечность мудрит с вводом и редактированием, пришлось заставлять себя и подводить итог.


Скрытые способности:


Маг-кузнец (Оружейник) — 100

Два штифта Коммуникатор ++ — 80

Многопоточное сознание — 21

Повелитель сложных структур — 20

Обер-мастер защиты и штурма — 160

Обер-мастер диверсий — 160

Ассасин пепла — 160

Мастер коротких порталов — 50

Маг льда и холода — 100

______

ПХ (уровень — 8)

______

Доступных возрождений — 11


Выход из ледяного, казалось бы, плена вышел на удивление беспроблемным, глыба при его желании просто раскололась на куски. И они с Всполохом без всяких задержек вприпрыжку понеслись к намеченной цели.

Взбираясь по эскалатору и выскакивая на Сенную, он уже знал: первый боевой контакт с серьезным противником состоится именно здесь, на этой Питерской площади. А пока на этом знаменитом перекрестке семи дорог, зашитым в серый гранит и обрамленным ажуром чугунных столбов и цепей, носится по кругу настоящая нечисть. А как еще охарактеризовать свору из мечезубов, живорезов и гонителей голов так в двенадцать?

— Всполох, не вмешивайся, хочу наконец проверить нашего Судью, — сказал он, про себя подумав: «Да и прокачка не будет лишней».

Испытания вышли на славу. Выстрелов площадь совсем не услышала, только легкое жужжание и резкие щелчки, так слышались разрывы тварей на мелкие кусочки.

— Интегрит твою матрицу… вот это гаубица, — сорвалось с губ Алексея.

«Жестоко, но продуктивно, за четыре секунды двенадцать особей. Офигеть».

Тут же посмотрел премиальные действия. В общей сложности прилетело тридцать шесть уровней, пятьсот сорок свободных очков характеристик и триста шестьдесят кредо. Побагровев от спешки, при общем уровне сто пятьдесят основательно усилил следующие характеристики:


Ловкость — 300

Ассасин пепла — 260

Маг льда и холода — 420


След на пожрать Всполох взял еще в вестибюле метро, но терпел и ждал, пока Большой наиграется. Зато когда все закончилось, чуткий нос горностая в один момент привел их к морозильнику сенного рынка. Открыли быстро, когти Всполоха пришлись кстати. И чего здесь только не было, первыми, конечно, в закрома ушли туши говядины, свинины и баранины. Предварительно Алексей узнал у помощника, что все, что попадает в подпространственный склад, не портится, поэтому разошлись по-свойски, по-пугачевски и гребли все подряд.

Потом, уже в торговом центре, Алексей оставил Всполоха утолять голод и следить за входами-выходами, а сам побежал по этажам искать амуницию. Нашел быстро, благо фирм делающих добротную одежду и обувь для экстремальных условий до катастрофы существовало немало. Из странного и непонятного для себя, зачем-то вчистую обобрал приличный магазин «Швейцарские часы». Словно в трансе сгребал все подряд, и даже потратил время, вскрывая огромный сейф, нож из праны не подвел, резал хваленную неприступную сталь как мягкое масло. Почти на выходе глаза наткнулись на головокружительный для любого мужчины магазинчик женского белья Victoria’s Secret. Где на одной из внешних стеклянных витрин губной помадой сияла надпись:


Люди где вы?

Анна


А снизу узкая пятерня. Алексей подошел, осторожно приложил к оттиску ладонь и тихо прошептал:

— Где же ты Анечка?

В спину уткнулся нос Всполоха.

«Вот как эта громада умеет бесшумно передвигаться», — успел подумать Алексей, оборачиваясь.

Всполох, ничего не говоря, всем видом показывал: опасность, брат, рядом, а затем и сам Алексей почувствовал приближение чего-то нехорошего. Они еще успели подползти к огромным окнам ТЦ, как в площадь буквально врезалась инопланетная штуковина, причем ничего не разбив, не разрушив. Алексею почему-то подумалось: «Даже если бы площадь была вымощена пластилиновой плиткой, то на ней даже вмятин бы не образовалось». Дальше все развивалось стремительно и почти бессознательно на одних эмоциях и рефлексах. Он увидел, как у этого приплюснутого черного пузыря образовалась щель, и на Сенную площадь буквально выпрыгнул закованный в какие-то странные подвижные многослойные латы, плотно облегающие все тело, человек, голова его была защищена силовым полем.

«Четыре слоя, и да, силовая защита головы», — определил Алексей, считывая данные:


Номо-42 «Лесник». Уровень 187


В голове пронеслось: «А что? В тридцать семь уровней разница. Можем и пободаться даже в открытую. Скрытые способности плюс Всполох должны нивелировать разницу».

Между тем этот — черт бы его побрал — «лесник» что-то там задействовал на запястье, и сразу же перед ним образовалась плоская голографическая панель в метр длиной и где-то в пятьдесят сантиметров шириной. Вначале с левого бока летательного аппарата появилась сияющая ровными линиями клетка.

— Жесть, — тихо обронил ведущий наблюдение.

С удивлением разглядывая этот странный атрибут, он как-то пропустил появление рядом с Номо-42 небольшой левитирующей платформы.

— Суки паршивые, — не сдержавшись, прошипел сквозь плотно сжатые зубы Алексей. Его аж передернуло от злости.

На этом своеобразном поддоне рядком лежали три девушки в спортивных костюмах и совсем еще молодой парнишка-подросток. Плененные были живы, Алексей видел, как они дергались, пытаясь освободиться, тщетно, инопланетные приспособления держали крепко. Платформа с людьми влетела в клетку, вывалила людей как картошку и вернулась назад, скрывшись в корабле.

Лесник, эта образина в скафандре, поднял левую руку, и путы тотчас слетели с пленников, в мгновение ока, вернувшись к своему хозяину, черными браслетами обвив его руку. Номо-42 сказал что-то резкое пленникам, пытающимся подняться, и огромными прыжками побежал в метро.

— Это наш шанс, — твердо сказал Алексей, вскакивая, альтернативы для себя лично он вообще не видел. Пора было выползать из-под перрона по-настоящему, и он прошептал передаваемое из поколения к поколению:

— Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет. На том стояла, и стоять будет Русская земля.


Глава 9. Атмосферники, клеть и жгуты усмирители



Дышалось легко и вольготно, поганый запах убитых корреров доносившийся недавно с площади уже напрочь выветрился холодным ветерком с Невы. Страха Алексей не ощущал. Наоборот, его будто окутало покрывалом уверенности. Спокойствие такое, словно они с Всполохом проделывали это и ранее — с бравадой шли на приступ летательного аппарата пришельцев, причем успешно. В голове стояла странная кристальная ясность и четкое понимание, что делать и главное, зачем. У него еще там, в глубоких тоннелях метро затянутых темнотой, в сердце зашилось, а в мозг навсегда забилось, и гвоздодером не вырвешь: «Для каждого, буквально для каждого из оставшихся в живых, наивысшей ценностью, наиглавнейшим приоритетом теперь должно стать выживание абсолютно всех землян». И отступать или как-то уклоняться от этого постулата, он ни при каких обстоятельствах не собирался. Даже в мыслях этого не было. Лучше костьми лечь, и все тут.

Интерфейс обер-мастера защиты и штурма еще на выходе все расчертил и обозначил, окрасив корабль пришельцев и клетку, в почти желтые тона — категорию средней опасности. Большой карусельный вход ТЦ даже на мгновение не задержал этих безбашенных. Всполох, бежавший первым, многотонным ударом вынес тяжелое ранее крутящееся колесо наружу, и оно слету, громыхнув, врезалось в заднюю часть вестибюля станции Сенная площадь, да там и застряло. Алексей указал чуть выше на крышу и заорал:

— Всполох! Твоя позиция там, нападаешь сверху и громишь всем своим весом и когтями.

Горностаю не требовалось повторять, Алексей еще ногой не ступил на площадь, а здоровяк уже одним прыжком махнул на крышу и занял позицию над выходом.

Пленные в клетке, услышав грохот, заметили Алексея, несущегося в их сторону, жутко, по-звериному перепрыгивающего ограждения. Они уже избавились от шока и теперь вовсю орали на несколько голосов, Алексей разобрал лишь:

— Не дури! Беги отсюда! Нам не помочь!

«Ага, сейчас… хрен вам с грядки, мы еще побегаем вместе», — пронеслось в убыстряющемся сознании землянина.

Подскочил к клети. Неожиданно эта сволочь оказалась с сюрпризом, а может, и само транспортное средство имело такую недружелюбную сигнализацию. Его нагло попытались сжать объемными и мерзопакостными на вид хваталками. По виду склизкими белыми широкими лентами с множеством мелких загнутых крючков и присосок. Алексей сходу определил биотехнологии. Образования были похожи то ли щупальца, то ли глисты. И на самом деле выглядели эти извивающиеся отростки донельзя отвратно. Но эта гадость не сдержала его и на секунду, Алексей со всего маху в прыжке вмазал по ним щитом, вложив в этот удар всю свою злость, все свое отвращение.

— Да пропадите вы пропадом, мрази мерзотные! — сиреной проорал Алексей.

Казалось, от этого удара гул пошел по всей площади. А помесь глиста-переростка, мурены и пожарного шланга с корнем оторвало и отбросило на соседнее здание. Извивающиеся, склизкие, белые рукава так знатно приложило о фасад, что они лопнули, вмиг перекрасив фасад из охры в ярко-зеленый.

«Наниты! — про себя заорал Алексей, едва сдерживаясь от рвотных позывов. — Вывести из строя, забрать все ценное», — рявкнул Алекс, расчленяя клетку ножом праны.

«Надо меч короткий сделать», — промелькнуло в сознании.

Последующие десять, а то и больше секунд просто напрочь выключили его из действительности, завалив вопросами, поцелуями и объятиями. Что-нибудь внятное понять из карнавального танца трех девиц, висящих на его шее, он не смог. Да и вообще, казалось, он выступает в качестве небольшого укулеле, переходящего из рук в руки профессионалок. Помог забытый на время Всполох, соловей разбойник, блин. Огромный, шерсть дыбом, зло, прерывисто засвистел, словно машина, забивающая сваи, звук еще тот — отрезвляющий. В голову словно впилось его предупреждение: «Большой, враг уже близко».

Ал поднял правую руку и опустил, ответив мысленно: «Готовься».

Горностай послушно улегся, выгнулся совсем по-кошачьи, готовя мышцы лап к стремительному прыжку.

— Кто это? — испуганно спросили девушки с округлившимися глазами. Алексей быстро снял цепкие, ласковые капканы с шеи и ответил:

— Мой пет.

И по-дружески обнялся с молчаливым парнем, словно со старым другом встретился.

— Здравствуй, брат.

Тот ошарашено кивнул. О боже, оказывается, ему так не хватало всего этого… Понимая, что времени почти нет, он безапелляционно указал направление, гаркнув командным голосом, сам себе удивляясь:

— Прячьтесь туда! И не высовываться мне!

Видимо Всполох, его разборки с защитой клетки вкупе с жесткой непримиримой гримасой на лице убедили полонянок и молчаливого паренька с прикольным игровым именем «АК-47» скоренько ретироваться в указанном направлении.


***

Планета Земля и вправду оказалась сверхчудесным местом: величественные океаны, моря и реки, горы в белоснежных снегах, бесконечные леса и редкие города. Номо-42 во все глаза смотрели на это чудо, обычно такие планеты называли курортными, но здесь подразумевалось нечто большее. Эта затерянная на краю пустыни Эльтекерон планета тянула на высшую степень — заповедник.

Посадка произошла штатно, Грес дала добро, и четыре атмосферника устремились к своим целям. Все было не единожды оговорено, они планировали в течение пяти-семи часов выполнить задачу по поимке Феникса. Но первый же час охоты показал, что все будет не так гладко, как рассчитывали. Вооруженные сканерами определения разумных, охотники сходу не смогли поймать что-либо стоящее. Удивительно, но Хомо-54 и в самом деле, словно обладали звериным чутьем на опасности. И только при помощи визуального наблюдения Ромба с высоты удалось выловить четверых детей. Грес, находясь на общей связи, ругалась вслух, нервно меряя шагами рубку. В какой-то момент Грес уже хотела менять планы и раздавать подчиненным новые водные, когда по общему каналу, срывая связки, заорал Сант Ромб:

— Грес, вижу Феникса, с ним огромный белый зверь, пет семидесятого уровня. — Затем пилот-наблюдатель осекся и с жаром проговорил: — У Феникса первый уровень, он бежит в сторону атмосферника Роска. Старшая, как это возможно с уровнем?

В голове Старшей назойливо закрутилось: «Первый уровень, первый уровень. Админы их побери, а необъяснимые вопросы все продолжают множиться. Вот же, печень высших, планетка».

— Отлично! Ромб, не отвлекайся. Разберемся, продолжай слежку, — ласково пробормотала Грес, переключаясь на следящий модуль атмосферника и связываясь с Роском, находящимся в метро.

И хотя по его параметрам она знала, что тот уже бежит назад, все же подсказала:

— Росик, миленький, поспешай, цель уже почти у твоего атмосферника, на выходе зверь семидесятого уровня, он не должен тебя беспокоить, слишком большая разница. Давай, парень, давай, войди в историю.

Натужным радостным голосом Роска взахлеб прокричал в ответ:

— Я уже на выходе! Страсти-то какие, сегодня я стану великим!

Наконец напряжение спало, старший куратор, улыбаясь, с облегчением выдохнула. Она хорошо видела цель, немного, правда, не понимая, что он собирается делать.

— Ну, все, ценный ты мой, сейчас тебя жгуты спеленают, — сказала Главный куратор, но довольная улыбка быстро слетела с ее лица. Она вскочила с кресла главного пилота, выкрикнув что-то невнятное.

На ее глазах эта невероятная единичка чем-то ударил по жгутам усмирителей, напрочь вырвав их из гнезд, уничтожив полностью, а затем досталось и неуничтожаемой клети, Феникс за два удара ее развалил. Секунды на три-четыре она потерялась, затем закричала по общему:

— Ромб, вниз, давай вниз, подстрахуй Роска.

А вот самого Лесника, находящегося ближе всех к Фениксу, предупредить уже не успела.


***

Алексей, ускоряясь в сторону метро, успел лишь с удовлетворением хмыкнуть и отследить, как четверка спасенных резво пропала с площади.

— Во дают.

Резко и громко хлопнуло, это разлеталась прозрачная стеклянная дверь выхода из метро. Из подземки вырвался высокий громила, зашитый в гибкую сталь, и видимо настроенный всех порвать. Феникса-то он увидел, но даже выстрелить не успел. Верней, садануть из своего оружия он все же смог. Но очередь из трех зарядов ушла мимо, едва сам себя не зацепил ловчими сетями. Всполох, красава, ударил по нему с бешеным ускорением, словно айсбергом сверху шибанул. Алексей даже не смог отчетливо рассмотреть, как двигается пет. Он видел лишь, как от этого примороженного насмерть к площади инопланетного оловянного солдатика красиво отлетают ошметки высокотехнологичной защиты.

Когда он подбежал вплотную, Роск сто восемьдесят шестого уровня был еще жив, но два выстрела в голову, выпущенных без каких-либо сожалений, завершили это недоразумение. Он даже руку не успел протянуть, чтобы погладить друга, как сработало предупреждение Обер-мастер защиты и штурма. На интерфейсе красным прицелом замигал стремительно приближающийся летательный объект. Понятийная картинка предлагала стрелять немедля. Алексей, не раздумывая, вскинул Судью ИП, ствол тут же значимо удлинился, осветившись неоном. Интерфейс услужливо с секундной задержкой выявил два уязвимых места и выдал упреждение. Очереди из шести патронов хватило, чтобы летательный аппарат завалился набок и сходу врезался в землю. Громыхнуло знатно, земля содрогнулась, а где-то в пяти кварталах от этого места вырос огромный черный гриб.

— Зашибись! — крикнул Алексей, похлопывая по оружию. — Я же говорил: кто к нам с мечом придет, с этим же мечом и сдохнет.

«Нужно бы по-быстрому все, что получено распределить, а то кто его знает, сколько здесь этих Номо-42».

— Помощник, возможно получить информацию из раздела Премиальные действия в сжатом обобщенном варианте?

— Конечно, Феникс. — И Алексей тут же увидел нужное, да еще с подведением итога.


Премиальные действия


Уничтожение двух Десантных Атмосферников Номо-42

Уничтожение рабской клети

Уничтожение активной защиты

Уничтожение двух игроков НОМО-42

Итого: Уровни — 86

ОХ — 1290

Кредо — 3 600

Прессы — 27


— Вот это я понимаю, прокачка так прокачка, дайте еще, — с задором по-хулигански засмеялся Алексей.

При распределении премиальных дивидендов не стал жадничать, опять изменил положение бегунка «хозяин-пет» на «пятьдесят на пятьдесят». Довольный, лучащийся счастьем Всполох сразу стал сто тринадцатым, да и его ОХ значительно подросли. Свои же характеристики усилились в следующих позициях:


(Химера) Уровень — 193

Здоровье 19300/19300

Восприятие — 200

Ловкость — 350

Сила — 200

Мана — 800


Скрытые способности:

Маг-кузнец (оружейник) — 200

Два штифта коммуникатор ++ — 145

Обер-мастер защиты и штурма — 200

Ассасин пепла — 300

Маг льда и холода — 500


ПХ (уровень — 14)

Доступных возрождений — 18


— Феникс! — услышал он со спины. — Мы подойдем?

Алексей обернулся, увидев спасенных, махнул рукой, крикнув:

— Давайте! Пета не бойтесь! — А сам со Всполохом переместился к каменным скамейкам, где можно было поговорить и все обсудить.

Народ подбежал, косясь на Всполоха. Еще бы, как ни крути, от такой красоты и мощи трудно оторвать глаза, в особенности девушкам от природы склонным ценить прекрасное.

— Кто это? — спросили они почти в один голос, во все глаза смотря на лежавшего горностая. Немногословный парень молчал, но вдруг глянул на Алексея и сказал:

— Отряд куньих, горностай. Почему такой большой — без понятия, но не это главное, девочки. Феникс, разреши пару вопросов?

Алексей кивнул, парень ему все больше нравился.

— Прости, конечно, но это на тебя открыта лицензия на поимку и убийство? И сообщение о разблокированной способности к магии тоже твоя работа? Кто такой Судья ИП? И почему у тебя первый уровень? Как все это может быть?

Девчата быстро переключились, подтянулись, уважительно посматривая на паренька и буравя глазищами Алексея, видимо и их это очень сильно интересовало.

Алексей заулыбался, показывая пять пальцев.

— АКа, это уже целых пять вопросов, на кое-что, пожалуй, отвечу, но на самом деле у нас нет времени на разговоры. Это ничего, что я сократил твой ник? — Парень махнул рукой, мол, все нормально, пустое.

— Можно называть как тебе удобней, Феникс. Хоть калаш.

Тут в разговор вмешалась эффектная блондинка с ником Анна Тормоз. Говоря на сильно ломаном русском, иногда и в самом деле тормозя, видимо подбирая слова:

— Феникс, у нас есть примерно минут двадцать на разговоры. На достаточном отдалении три единицы Номо-42. Извините за произношение, я из Америки, ник в честь Анны Карениной. Я фанатка графа Льва Николаевича Толстого.

Алексей хмыкнул, улыбаясь.

— Чего только не бывает. Здорово, конечно, Анечка, но давай по существу, что там по Номо-42?

— Конечно, конечно, — нашлась девушка, тут же прояснив для всех, — двое сорок вторых опасны и они приближаются, а еще одна цель, скорее всего, выполняет роль координатора, она статична.

— Способность? — резко и заинтересовано спросил Алексей, сразу поверив, что девушка говорит правду.

— Да, — утвердительно кивнув, коротко ответила Анна.

— Хорошо, Анна, ты, пожалуйста, отслеживай сорок вторых, а я пока вас всех введу в курс дела. Ну, насколько это возможно, конечно. Сразу скажу, многое я вам пока объяснить не смогу, опасно это и не только для меня или для вас — это опасно вообще для земли и всех оставшихся в живых. — После таких слов народ мигом притих, а Алексей быстро заговорил. — Да, это на меня объявлена охота, да и к инициации открытия магических древних практик у игроков Земли я имею непосредственное отношение. Ключевое слово здесь— древних. Похоже, когда-то, несколько тысяч лет назад наши предки очень серьезно могли оперировать и магией, и техникой. Цивилизация располагалась на трех планетах солнечной системы: Марсе, Фаэтоне и Земле. Как я понимаю, случился военный конфликт с потерей основных планет: Марса и Фаэтона. Остатки цивилизации на генном и энергетическом уровнях заблокировали магические способности всем, кто остался в живых, как и всем последующим поколениям. А для контроля соблазна опять обратиться к силе, были созданы судьи — они же исполнители приговора. Судьи уничтожали всех, кто близко подошел к магии древних практик. Когда все это случилось, — Алексей развел руками, — понятия не имею. Я как, и все игроки Земли, получил скрытые способности и сразу стал экспериментировать. Надо сказать, у меня получилось, так я и повстречался с судьей и узнал, что нас на земле осталось лишь чуть больше двухсот миллионов.

— Феникс, а вот эти артефакты — бронник, оружие, это все от судьи? — не выдержав, спросил все тот же Калаш.

Алексей немного потянул время, обдумывая, стоит или не стоит отвечать на этот вопрос, и все же решился.

— Нет, это я сам сварганил.

И чтоб не возникало никаких ненужных сомнений, одним движением поставил на бронник клеймо Ледяного Феникса, получилось на ура: и зрелищно, и очень красиво.

— Ничего себе! — взвизгнула подпрыгнувшая Анна.

Алексей, поднял руку, призывая всех к вниманию.

— Народ, у нас все же не так много времени, как кажется, а вопросы нужно решить серьезные. Именно здесь и сейчас каждый из нас должен решить, что будет делать дальше. Вариантов у нас, как я понимаю, немного, всего два. Сбиваться в клан или разбегаться.

Такой быстрой реакции Алексей никак не ожидал.

— Выбираю клан, глава Феникс. Я воин, уровень — двадцать три, основа развития — обер-мастер стрелкового вооружения. Есть характеристика маг-универсал, — твердо сказал Калаш.

— Я тоже за клан, глава Феникс, — на выдохе сказала Анна Тормоз. — Я следопыт, уровень семнадцать, хорошо чувствую врага и ставлю ловушки, на этом и прокачалась. Есть характеристика маг-воды, но я пока не знаю, как к этому подступиться.

Следующей заговорила смуглая курчавая брюнетка с голубыми глазами и ослепительной улыбкой.

— Двумя руками за клан и Феникса в качестве главы. Я — воин, уровень двадцать один, специализация абордаж и бой в замкнутых пространствах. Основа развития — короткие клинки, также имеется характеристика маг-универсал, — сказала Дага са Дага

Алексей не сдержался и спросил:

— Твой ник что-то значит?

Девушка кивнула и дополнила сведенья о себе:

— Дага са Дага буквально значит нож на нож, это филиппинский ножевой стиль. Мой папа работал дипломатом в республике Филиппины и большую часть времени проводил в разъездах по островам. Маму я почти не помню, она погибла на одном из рынков Манилы, так что мной с детства занимались телохранители. Я можно сказать с пеленок прикипела к Дага са Дага.

Последней говорила горячая во всех отношениях штучка, Катя Мордор. Белокожая с невероятно рыжей, даже огненной копной волос и зеленющими глазищами на пол лица. На вид хрупкая, но не портящая впечатление от фигуры. Все было при ней, как говорится.

— Поддерживаю всех! Клан. Глава, конечно, Феникс. Я маг огня, уровень двадцать шесть, основа развития — магия огня, могу бросаться файерболами, защита — отстой.

После всех представлений Алексей решил тоже немного раскрыться, да и горностая представить не помешало бы. Подозвал его, красота неземная зевнула и вальяжно подошла.

— Это Всполох, уровень сто тринадцать. У этого пушистого принца масса достоинств. Основные: ловкость триста, берсеркер триста и повелитель царапин под двести. Еще мы можем похвастаться интеллектом в сто сорок пять единиц.

Пока народ с вытянутыми лицами переваривал полученную информацию, Алексей не забыл и свое представление:

— Я — Феникс. Маг-универсал предельных значений и Обер-мастер защиты и штурма. Основа развития — маг льда и холода, уровень — единица. — И Алексей, демонстративно скрестив пальцы, задвинул их за спину, давая всем понять, что обманывает. Сокланы заулыбались, принимая правила. Радостное настроение перебила Анна, трагичным голосом сообщив:

— У нас максимум пятнадцать минут на принятие решений. Противник в метро — Номо-42. Ник — Балагур, уровень сто девяносто один. И новое уточнение: с ним два пета, уровни одинаковые — сто двадцать шесть.

Алексей кивнул в задумчивости.

— Так, всем могу поставить клеймо Ледяной Феникс — это прилично усилит и откроет ветку магии льда и холода. Кате Мордор явно подойдет клеймо Огненный Феникс. Да и все оружие, кто смог сохранить, давайте тоже сюда.

С этим призывом пришлось демонстрировать клеймо на груди, вызывая неподдельное восхищение. Всем понравилось, в особенности девочкам, заалели, как клюква на морозе, но все же перспектива ставить клеймо на грудь как-то им не очень понравилась. Пришлось уточнять и веселить заодно.

— Девочки, и не упрашивайте, на грудь или на область бикини ставить отказываюсь, только на плечо, — безапелляционно заявил Алексей. Это высказывание очень оживило всех, и теперь соклановцы уже спорили, кто будет первым.

Оружия ни у кого не оказалось, сорок вторые все отобрали. Первому клеймо поставил Калашу, его, наверное, с минуту тискали и расспрашивали. А когда он, ошарашенный, выдал статы, девчата уже были готовы на что угодно. Когда ставил клейма прекрасной половине клана, упирался, как мог, на пределе сил своих, стараясь придать магическим тату максимальную эстетичность. Получилось и вправду бесподобно, теперь клейма обрамляли замысловатые узоры из инея, а в случае с Катей Мордор — огненных искр.

Дело такое, на эмоциях все вмиг вышло из-под контроля. Поначалу думал, зацелуют насмерть, слава богу, в клане был еще один с холодной головой и с определенной степенью зависти. Калаш просто сказал:

— Анна, что у нас там с противниками?

Ответ американки махом остудил всех.

— Оба значительно убыстрились и уже точно направляются в нашу сторону. Времени очень мало, не более десяти минут.

Алексей кивнул и тоже ускорился.

— Спасибо, Анна. Народ, у нас пока нет названия клана и много чего еще, зато мы можем создать группу. Это позволит дистанционно держать связь и согласовывать свои действия, — почти перейдя на скороговорку, выпалил Алексей. Так они и поступили. Предложения помощи в предстоящем столкновении пришлось жестко пресечь.

Злые, но справедливые слова подействовали, и в метро они вбежали вдвоем со Всполохом, зато постоянно советуясь с Анной. Это хорошо помогало, уже на платформе Феникс точно знал, с какой стороны приближается враг, и соответственно занял позицию.

«Все, Анна, пока отбой. Свяжусь с вами после боя».

С этим все хорошо и даже очень, а вот горностай как по волшебству куда-то запропастился. Огляделся на все триста шестьдесят — нет нигде.

«Где же ты, Всполох? Куда делся?» — с тревогой позвал Алексей. Ответа не последовало.

Ушастого не было ни за спиной, ни с флангов. Алексей уже откровенно целился в сторону туннеля.

Напряженный Феникс даже с каким-то облегчением медленно выдохнул — лампа светила как надо, и он заметил знакомый кончик хвостика на боковом плафоне.

— Вот чертяка, перекинулся… Молодец! Классный ход Обер-мастера диверсий.


Началось именно там, где он и предполагал. Вернее красавица Анечка подсказала. На платформу из тоннеля, щурясь от света, выскочила черная как смоль тварь и присела, не выказывая агрессии. Алексей тоже посчитал для себя возможным пока не стрелять, разглядывая животину.

На вид собака собакой, очень похожа на перекачанного добермана, только значительно больше размером. Еще из отличий — на черепе бестии красовалось что-то похожее на скрученные рога антилопы канны, сильно загнутые назад. Да и пасть у черной «милашки» была более треугольная и вытянутая. Считал статы:


Охотничий Шарот уровень 126

Владелец Пант Балагур (Номо-42)


Подумалось: «Респект и уважуха, Анечка! Вот же алмаз. А если ее прокачать хотя бы до сотки, она, наверное, в дистанционном анализе и кислотность в желудках этих бестий смогла бы определить».

Пока в голове мелькали эти мысли, на платформу метро запрыгнул еще один Шарот, а следом появился и их хозяин. Здоровенный, весь в металле, словно робот. Латы массивные, тяжелые. Титан встал в полный рост и расположился между своими петами, в руках черные здоровенные мечи с огненной кромкой. Неожиданно эта металлическая образина очень понятно и доходчиво загромыхала:

— Пант Балагур, уровень сто девяносто один, приветствует Феникса. Не знаю, единичка, какой хитростью ты умудрился уничтожить моих друзей, но тебе конец. Сдавайся и будешь жить, сопротивление бесполезно, сбежать невозможно, — и железный Номо-42 кивнул на своих питомцев. Алексей поднялся с колена и ответил:

— Феникс, уровень первый, приветствует Панта Балагура. Предлагаю. Катился бы ты лучше с нашей планеты куда подальше, захватчик хренов, и друзей своих прихватил туда же. Ведь сдохнете здесь все бесславно вместе со своими Админами.

Такого ответа видимо воин Номо-42 от единички никак не ожидал. Железный великан заревел и ринулся в атаку.


Глава 10. Арис Татаки



«Красиво бежит», — подумалось Алексею, лицезревшему, как на него со всей дури несется огромный представитель Номо-42 в десантном скафандре. При этом с завидным задором размахивая слегка укороченными версиями лопастей вертолета. Во всяком случае, Алексею так показалось.

Ну да, ну да… Когда на тебя несется носорог, да еще закованный в железо, априори должно похолодеть внутри, а ноги, по идее, чисто ради сохранения жизни уже несколько секунд как должны шуровать куда-нибудь в сторону. Но только не в этот раз. Как бы впечатляюще ни выглядел этот забег железного колоса, Алексей всеми фибрами души чувствовал какой-то первобытный страх, исходящий от гиганта.

Черные шустрые зверушки подоспели первыми. Алексей одним движением слегка подался вперед, присел и, задействовав щит, резко выбросил левую руку вперед и вверх. Жахнуло знатно. Шаротов откинуло вверх и назад, словно плюшевые игрушки, использованные в качестве пыжа в древней мортире. Страшное дело этот щит, петов буквально расплющило о свод станции, и вот в таком безобразном виде, они и остались весеть. Жуткое, конечно, зрелище этот прилипший к потолочине фарш, разразившийся кровавой капелью.

Железный же дровосек так и не добежал до землянина. Их обоих, как кегли, сбила сама белая горячка в две тонны живого веса, разогнанная до фиг знает каких скоростей.

«Ух, до дрожи завораживает этот белоснежный утырок, явно достойный скандинавской мифологии».

При этом Алексей отделался разве что головокружительным прокатом до самого конца платформы и средней тяжести ба-ба-бамсом об стену. А вот ворогу из космоса повезло куда меньше. Его зацепили безжалостные когти доморощенного монстра-берсеркера. Мало того что Всполох рвал сорок второго, как обезумевший тузик грелку, и обдирал как несчастную липку, так он еще почти полностью разрушил им прекрасный интерьер станции. Алексею только и оставалось, что в полной мере использовать свою хваленую ловкость, уклоняясь то от фрагментов бетона и поделочного камня, то от кусков Панта Балагура. Еще к этому аттракциону: побегай, попрыгай и уклонись от останков пришельца, — примешивалась горечь от потери примерно двадцати уровней.

«Ну что ж тут поделаешь, малыш растет, и ему тоже нужны свои игрушки», — неподдельно сокрушался Феникс, содрогаясь от циничности своих мыслей.

Пока эта белоснежная невменяемость не раскидала пришельца по кусочкам по всей станции, она не успокоилась.

— Уф-ф, — выдохнул Всполох и улегся, положив окровавленную морду на вытянутые лапы.

— Уф, — выдохнул Алексей и вытер пот со лба, смотря на этот вселенский бедлам.

Быстренько, но внимательно осмотрел родимого берсеркера. Выглядел тот жалко — шерсть всклокоченная и местами в крови.

«Откат после использования способности», — догадался Феникс.

Как и ожидалось, вдобавок к сильному упадку сил на теле любимчика нашлось и несколько глубоких резаных ран. Не стал откладывать на потом, быстро наложил швы.

Очень вовремя на связь вышла Анна: «Феникс, вижу, вы троих убрали. Мы тут офигеваем и одновременно волнуемся, что там у вас? Слышали страшный гул и моментами ощущали сотрясения земли».

«Анна, все штатно. Всполох тут немного побуянил. Ранения у него, я подлечил, конечно, но сил с каплю осталось. Так что посылаю его к вам, пусть отдохнет».

Девушка тут же ответила: «Поняла. Феникс, последний противник из Номо-42, двигающийся в нашу сторону: ник Лезвие, уровень — двести пять. Предположительно женщина. По туннелям следовала до Балтийской, затем вернулась назад на одну станцию. В данное время находится на поверхности. Путь следования идет четко параллельно красной ветке метро. Местонахождение рядом со станцией Технологический институт».

— Отлично, Анна, ты прелесть, — сказал Алексей, не разрывая контакта сверяясь с картой.

«Она в метро! — с волнением в голосе прокричала Анна, а через несколько минут более спокойно уточнила: — Противник двигается в твою сторону. Может, не будешь рисковать, Феникс, а? Все же двести пятый уровень. Лидер, давай-ка по-быстрому слиняем отсюда».

Алексей вздохнул: «Анечка, не надо волноваться. Я в состоянии оценить риски. И еще… Внимательно присматривай за оператором сорок вторых. Если что-то будет меняться, сразу дай знать. Все, отбой. Мне еще нужно к бою приготовиться».


***

Они сидели плечом к плечу за массивным фонтаном-поилкой с изображением Нептуна и внимательно смотрели на Анну, державшую связь с Фениксом.

— Он не хочет уклоняться от боя. Говорит, что в состоянии оценить риски, — тихо сказал Анна. — И к нам должен подойти Всполох. Он сильно ранен. Феникс сказал, что подлечил его, но этого явно недостаточно.

— Наш лидер что и лечить может? — удивленно спросила Катя Мордор. Все переглянулись, а Анна пожала плечами.

— Если говорит, что может, значит, может, — сказал как отрезал Калаш, выглядывая из-за фонтана, чтобы хотя бы попытаться наблюдать за выходами из метро.

Тут словно из воздуха неожиданно для него появилась огромная туша Всполоха и рухнула рядом с парнем в каких-то десятках сантиметров.

— Ж-жесть, конечно, но красивый, спасу нет, — заявила Дага са Дага.

Калаш как-то затравленно огляделся.

— Девчат, а как мы его пропустили? Он же из метро должен был выйти, — обескуражено прошептал АК сорок семь. На что девочки, словно сговаривались не открывать рта, отрицательно и энергично помотали головами.

Гигант с превосходством зыркнул на человеков.

«И не должны были увидеть! Я скрытный очень, как-никак обер-мастер диверсий. Да и уровень у меня сто тринадцать», — раздалось в голове у каждого. С минуту стояла звонкая тишина, прерываемая лишь шумным дыханием огромного зверя.

— Я хочу в туалет, — твердо сказала Катя.

— И я, — в один голос заявили Анна Тормоз и Дага са Дага.

— Да и мне бы не помешало, — дополнил Калаш с очень серьезным видом.

И они дружно засмеялись.


***

Алексей осмотрелся и неторопливо прошел к самому выходу, где было почище, и сел на ступеньки. А так как времени было еще полно, посмотрел, что там накапало:


Премиальные действия:


Уничтожение двух Шаротов

Итого: Уровни — 24

ОХ — 360

Кредо — 1 200

Прессы — 14


— Эх, а могло быть и больше, если бы не эта скандинавская магия Всполоха. Ну, что есть, то есть. Все равно всё наше.

Посидел на ступеньках, подумал и все же связался со спецом по сканированию: «Анна, посмотри повнимательней на бойца, бегущего в туннелях. Он уже близко, может, у тебя что новое всплывет».

«Один момент, главный, сделаю, жди».

«Аня, не спеши, со всей серьезностью противника просканируй».

Встал, тщательно размялся, а тут и Анна подоспела.

«Так, Феникс. Сорок вторая точно очень молодая девушка: стремительная, тренированная, одета в черные одежды. Злобы или ненависти не чувствую, преобладает дикая заинтересованность. — Анна выдержала небольшую паузу, словно с чем-то сверяясь, и продолжила: — И еще, главный, она спешит не для того, чтобы тебя убить. Я бы так сказала, она перенасыщена надеждой».

«Девочка, знаешь, ты золото! Обещаю отблагодарить, за мной не заржавеет, смотрите там за поверхностью и давайте повнимательней».

Алексей подобрал несколько маленьких обломков и, просто подкидывая вверх камешки, можно сказать, жонглируя, принялся тихо рассуждать вслух.

— Итак, что же мы имеем? Молодая, тренированная, стремительная, ник Лезвие, в черных одеждах. Фигурально выражаясь, получается ниндзя какая-то. Конечно, все это не так, но предельно ясно, что где-то рядом. Вывод: усиливаем ловкость и ассасина.

Так он и поступил. Измененные за счет вложенных очков характеристики уже приятно грели душу и радовали глаз.


(Химера) Уровень — 217

Здоровье 21700/21700

Ловкость — 500


Скрытые способности:

Ассасин пепла — 510

ПХ (уровень — 16)

Доступных возрождений — 20


***

Она сидела в главном тактическом кресле и буквально пожирала глазами невероятной ценности цель, игрока по имени Феникс.

«Вот он! Забери, не повреди и ты многого достигнешь».

Однако вместе с предвкушением ощущался необъяснимый дискомфорт. Какой-то холодок скрежетал в груди, и вместе с ним неизвестно откуда появившаяся неуверенность.

Еще немного, еще чуть-чуть — и они могли получить всё. Все, что только возможно. Стать героями, богачами, и, что самое важное, Номо-42 почти гарантированно могли вырваться из статуса Низшие расы и перейти в Привратники. За это тысячи и тысячи Номо-42 готовы были отдать свои жизни. И это счастье рядом, совсем рядом.

Старший куратор Грес не зря считалась очень опытным куратором. У этой суровой красавицы-блондинки за плечами значились тысячи сражений и не счесть сколько одиночных боевых операций. Она, прошедшая целых три компании от начала и до самого конца, сразу же на глаз отметила: цель с уровнем единица невероятно стремительна и расчетлива в движениях для своих показателей. И эти первичные выводы на грани рефлексов, как оказалось, были ой как правдивы.


В первые минуты, когда Роск вырвался на площадь, Грес мало что понимала. Застыла, остолбенела, совершенно потерялась. Видела, как ее подопечный беспомощно погибает, а мозг отказывался в это верить. А затем прямо на ее глазах их призовой Фонд с корнем вырвал усмирителей и двумя взмахами руки разделал силовую клеть, освобождая пленников.

— А-а-а! А-а-а! Дерьмо админов, что это?! — в голос орала Старший куратор, вскочив с кресла.

— Ромб! Ромб! Снижайся, демоны тебя побери! Роск погиб, стат-удар по площади.

Ведущий слежение в ответ глухо и нервно отозвался, словно у него связки свело:

— К-ха, к-ха. С-слушаюсь, старшая, шок-удар по площади. Выполняю. Девять секунд до удара.

А затем Грес с содроганием увидела, как десантный атмосферник Ромба взорвался и развалившимися частями врезался в землю. Со стороны показалось, что создатель в запарке поставил действительность на паузу. Старший куратор Грес, наверное, с минуту бездействовала, буквально остолбенев.

Она лихорадочно попыталась воспользоваться аппаратом, стоявшим на Сенной площади. Получив странный ответ от искина десантного бота Злой-42:


Десантный Атмосферник 01 пилот Роск

Приписка ДБ Злой-42 — уничтожен.


— Грёбаная жизнь! — заорала взбешенная Грес, вдарив со всего маху ногой в стену, и побежала в бокс Возрождения. Посмотрела в иллюминатор, парни были уже там, но пока не очухались, несмотря на мелкий прохладный дождь. Глянула на данные, все медпоказатели находились в зеленой зоне.

— Ну, хоть здесь отлично, — прокомментировала старший куратор.

Температура, влажность, давление спецмедбокса также соответствовали протоколу. Грес давно завела привычку самолично убеждаться, что все штатно. Приветливо махнув рукой членам команды, она ринулась обратно, по пути связываясь с оставшимися в строю.

— Пант, Татаки… Не знаю, что и сказать. У нас все намного хуже, чем просто плохо. Роск и Ромб погибли, их атмосферники уничтожены. А у противника в уровне числится все та же единичка. Хотя по идее система уровнями должна его завалить.

В ответ она услышала и увидела своих подчиненных.

— О как. Неожиданно, — заявила с придыханием Татаки. — Грес, и не думай нас отзывать, хорошо? Дай шанс.

И специалист по холодному оружию и рукопашному бою еще более ускорила бег.

Вторя ей, включился громыхающий бас Панта:

— Согласен с Лезвием. Удивительно, конечно. Грес, у нас ведь всякое бывало, но мы всегда справлялись. Старшая, со мной два Шарота и полный десантный скаф для абордажа. Даже и не думай отзывать! Кем бы он ни был, я его осилю. И да, недотрога Татаки, прости, я там буду первым! — И Пант Балагур вызывающе заржал.

В ответ прозвучал холодный, можно сказать, ледяной голос старшего куратора.

— Понимаю вас и не препятствую, но отнеситесь к этому захвату сверхсерьезно. Это прежде всего касается тебя, Пант. Пожалуйста, не лезь сразу в драку, поговори, постарайся получить максимум информации и лишь затем осуществляй захват. И не забудь включить трансляцию.

— Слушаюсь! Слушаюсь! О самый красивый старший куратор, — хохотнув, ответил Балагур и отключился.

Грес, лучшая из лучших, вновь жестоко ошиблась. Все ее надежды, все ее чаяния, все ее ставки на Балагура, его амуницию и петов не сбылись. Наоборот! Они с треском обрушились. Уже через пять минут она сидела в кресле с посеревшим лицом и пустым испуганными глазами пялилась на запись поединка. И хотя Балагура убил не Феникс, а его пет, она видела его реакцию, движения, стремительность. При этом наблюдая, как он — их цель — расправился в Шаротами, лично для нее все уже стало ясным — им, лучшим из Номо-42 — не взять этого таинственного Феникса. Не столько по желанию, сколько по привычке она запросила у искина:

— Первый, изучи запись и оцени возможности объекта Феникс.

Выводы искина пошатнули ее уверенность в разумности своих действий. Она уже вовсю корила себя за то, что сразу не запросила этот анализ? Ведь предчувствия с самого начала посылали ей знаки. Перед глазами висели выводы искина и резали самолюбие.


Анализ совокупных возможностей в движении и действиях игрока Феникс


Ловкость не менее 1200 единиц

Реакция не менее 2 000 единиц

Магия не менее 3 000 единиц


Дополнительные выводы:

Хаотичное гиперускорение работы глаз и зрачка может указывать на сильное влияние индивидуальных скрытых возможностей и наличие многопотокового сознания.


Грес сочно выругалась, ранее она никогда такого себе не позволяла, полагая себя выше этаких бесконтрольных вспышек эмоций.

А теперь впервые в жизни и карьере ей хотелось рвать и метать. По-настоящему, до крови, до сломанных ногтей. Рвать и метать, рвать и метать. Она соединилась с Татаки и заорала, оглушая подругу:

— Татаки, назад! Стой, дорогая! Балагур погиб, его на кусочки разделали, а его хваленых Шаротов тонким слоем раскатали по своду подземки. Похоже, эта демонова единичка, даже если мы всей группой нападем, уделает нас так, что и выдохнуть не успеем. Вот полюбуйся на выводы искина после его боя с Пантом.

И она выслала Татаки анализ первого главного искина десантного бота Злой-42.

— Интересненько, — только и сказала в ответ молодая девушка с игровым именем Лезвие, а ее чувственные прекрасные губы тронула легкая улыбка. Это не очень понравилось старшей.

— Нет, Арис, нет. Ты что не слышишь меня? Пожалуйста, прислушайся к моим словам, девочка, и поверь — он нам не по зубам. Хотя знаю я тебя, все равно не отступишь. Но ради нас всех забудь о захвате! Мы уже отыграны, и хозяйка, ты же понимаешь, нам не простит. Мне позарез нужна информация, нам всем очень, очень нужна информация. И пока я вижу только единственный шанс на выживание, это аннигиляция Злого-42 и прятки на этой планете. Делай выводы, подруга, делай выводы…

— Принято, старшая. Все поняла. Не стоит так переживать, я не подведу нашу группу.

А уже минут через десять она увидела яркий свет и на рефлексах вовремя подстроила глаза. Приостановившись, девушка-боец привычно прислушалась к себе. Пока опасности она не ощущала. Стараясь действовать предсказуемо, медленно залезла на платформу. Сделав несколько медленных шагов, она, наконец, увидела его и ощутила, как пробежали мурашки по телу. Парень примерно ее возраста, красивый, как бог на старых полотнах, расслабленно сидел на белых мраморных ступеньках и игрался мелкими камешками. Увидев ее, он медленно поднялся, элегантно поклонился, сверкнув бездонными глазами цвета летнего неба, и улыбнулся.

— Боги Кросанты, — прошептала Арис Татаки по прозвищу Лезвие.


***

«Наконец-то», — подумал Алексей, когда на перрон взобралась хрупкая фигура в облегающем, словно вторая кожа, черном одеянии. Девушка с фигурой Афродиты сделала несколько осторожных шагов и развернулась к нему. Алексей сразу понял: пропал. Он утонул в этих черных омутах, умер от удара в самое сердце инопланетным купидоном. Пожалуй, такую, подобную волшебству, красоту он видел всего единожды — там, в аэропорту, и звали ее Софья. Алексей даже дышать не мог, он только сглотнул и демонстративно убрал свое пока еще непоколебимое стрелковое преимущество, Судью.

Хрупкая Богиня потупилась и даже нахмурилась.

Алексею сразу подумалось:

«Странно, что свет не померк», — и тут он услышал ее голос.

— Почему ты убрал винтовку? — неожиданно спросила богиня из космоса.

От мелодичного тембра ее голоса Алексею и вовсе поплохело. Он поймал себя на мысли, что хотел бы подарить этому совершенству все цветы Земли, да и свою душу в придачу, если бы ее взяли. Наверное, по дурости, но почему-то представилось: вот если бы ее в этом одеянии на коньках выставить в центре ледяного катка где-нибудь в Японии, наверное, этого было бы достаточно, чтобы получить максимальное количество баллов без всяких там тулупов, лутцев и акселей.

Собрав все силы, он все же нашелся и сказал, как чувствовал, пожимая плечами:

— Убей меня, если тебе так надо, но я не буду в тебя стрелять.

Было заметно, как это высказывание, словно ветер, колыхнуло девушку. И тряхнув копной великолепных волос, словно отгоняя наваждение, она в два прыжка, будто кошка, сшибла Алексея с ног, упав на него, и приставила кинжал к горлу. И опять она сказала необычное, прежде всего для себя:

— Постой, что ты делаешь?

Парень улыбнулся, словно кинжал ей в сердце вонзил. Лишив тем самым воли, дернул плечами и с придыханием, смотря прямо в глаза, сказал:

— Ничего крамольного. Перед смертью обнимаю самую красивую девушку во всей вселенной.

Татаки прерывисто вздохнула, хохотнув, и принялась, слегка отстранившись, разглядывать Алексея.

— Да ты не обнимаешь, ты держишь руки на моей попе, сумасшедший.

Парень покраснел, но при этом твердо посмотрел в глаза.

— Ой, извини, само получилось, — и переместил руки на талию этой невероятной девушки, подумав: «Как хорошо, что я лежу! Ведь теперь я точно понимаю выражение сногсшибательная красота».

— А у нахала есть, чем выкупить свою жизнь? — как-то незло, скорее даже игриво спросила сорок вторая и слегка надавила на кинжал.

— Есть, конечно, — коротко сказал Алексей, все так же лучезарно улыбаясь, совершенно не обращая внимания на царапину и крошечную каплю крови, выступившую на шее. Соприкасаясь с этой невероятной, великолепной девушкой, он не только чувствовал всепоглощающее возбуждение. Он ясно ощущал ее давнюю и самую сильную травму, хранящуюся у нее, как самая ценная реликвия, в виде двух сломанных кинжалов ее отца. Его даже посетило видение, щедро сдобренное густым туманом. Но он достаточно увидел: как мощный воин в прыжке всаживает свои кинжалы в какой-то огромный шар, а затем плачущую маленькую девочку-подростка, льющую слезы над обломками оружия своего отца и трогательно прижимающую их к груди. А еще он… нет, не увидел, а очень хорошо осознал, до боли диафрагмы прочувствовал всю глубину безвыходной пропасти, в которую угодила эта группа, провалившая охоту на него самого.

— И что же это? — заинтриговано спросила красавица из снов и грез.

— Я восстановлю сломанные лезвия твоего отца, — тихо сказал Алексей, еще крепче прижимая к себе Татаки.

Она дернулась, но не тут-то было. Воин Земли держал крепко.

— Как ты?.. — только и смогла прохрипеть сорок вторая, откинув лезвие и упираясь локтями в грудь землянина, пытаясь вырваться. При этом разве что смогла оголить землянину грудь. Увидев клеймо Ледяной Феникс, она побелела и позволила опять прижать себя.

— Успокоилась? — спокойным голосом спросил Алексей прямо ей в ухо.

Татаки вздрогнула и кивнула, прошептав белыми дрожащими губами:

— Пусти, пожалуйста.

Алексей развел руки. Красавица отстранилась, присела в полуметре от него и поправила волосы.

«О женщины, великолепные и непостижимые».

Феникс тоже сел и протянул руку.

— Что? — нашлась Татаки на жест землянина.

— Не бойся, дай мне клинки, обещаю, что восстановлю их.

Татаки с бескровным лицом хрипло прошептала:

— Это невозможно. Сталь древних не поддается стороннему вмешательству или воздействию.

На это Алексей вновь призывно тряхнул протянутой рукой — мол, давай не сомневайся.

Девушка очень осторожно, словно святыню тысячелетия, трясущимися руками протянула на ладонях обломки. На что Алексей осторожно прикоснулся к плечу красавицы.

— Слушай, Арис, успокойся. Все будет хорошо. Только закрой глаза, не хочу, чтоб ты ослепла, это, во-первых. А во-вторых, у вас еще не все потеряно, так и передай своей старшей. А если твои друзья ведут запись, их тоже предупреждаю: гасите слежение, а то ослепните, да и ценное оборудование потеряете.

Похоже, после таких слов Татаки совсем потерялась и перестала понимать, что вообще происходит. Но на призывные знаки землянина закрыть глаза и лучше защитить их ладонями откликнулась беспрекословно.

Ничего невозможного Алексей для себя не видел. Сначала он хотел придумать что-то новое при помощи способности маг-кузнец, но потом решил — а зачем? Есть же универсальное средство с иглой и нитью.

«Если вдруг не получится, тогда и будем заморачиваться».

Выдумывать ничего не пришлось, игла парны и нить сшили сталь не хуже, чем плоть. По завершении, как ни всматривался, как ни прощупывал, шва не ощутил. Положив клинки на колени Татаки, спокойно сказал:

— Можешь посмотреть. Правда, магии теперь в них нет, слишком мало ее было в обломанных клинках. Но, если захочешь, конечно, в память о твоем отце я готов вдохнуть в них магию. Новую, сильную. Для этого мне лишь нужно знать, как звали твоего батюшку.

Арис Татаки, уже не стесняясь, беззвучно плакала и гладила ножи, лежавшие на ее коленях, окропляя клинки слезами. В очередной раз всхлипнув, она кивнула, прошептав:

— Серый Клинок.


Алексей осторожно и почтительно взял клинки и, думая о Татаки и ее отце, поставил на каждом клеймо Ледяной Феникс. Получилось, что получилось:


Парные ножи Когти Льда воина Серый Клинок.

Масштабируемые, неуничтожаемые.

Владелец — только игрок-наследник Арис Татаки Лезвие.


Одиночный удар урон холодом 1 300

Спаренный удар урон холодом 4 000

Одиночный удар со спины урон холодом 2 500

Спаренный удар со спины урон холодом 6 000

Смертельное обморожение 10 000 (рандомно)

Дополнение:

Открытые характеристики:(возможны дополнения) рандомно.

Создатель — маг-кузнец Феникс.


«Вот это я выдал, сам себе удивляюсь», — подумал Алексей, откровенно любуясь клинками.

Рукояти темные, как бездна, в странном орнаменте составленных из совершенно незнакомых символов. Сами клинки полупрозрачные, словно и в самом деле созданные из векового голубого льда. На пяте клинка выступающее изморозью клеймо Ледяной Феникс. Алексей еще немного подержал в руках эти прелести и осторожно положил парные ножи на колени застывшей, как статуя, Татаки, буквально пожирающей глазами достояние своего отца. Она, как испуганный котенок с огромными темными глазищами, наполненными влагой, дотронулась до них и подтянула свое наследие к сердцу. Глубоким голосом прошептала, посмотрев на Алексея незабываемым взглядом роковой ведьмы, дающей клятву на крови:

— Феникс, я должна тебе все свои жизни.

Алексей все так же максимально осторожно, как к хрупкому цветку прикоснулся к ее лицу, нежно провел пальцами по щеке, поправляя одну из прядей, и тихо прошептал:

— Арис, твои жизни все твои и твоего народа, а вот от поцелуя я бы не отказался.

Его опять сшибли и снова придавили к ступеням, такого жгучего темпераментного ответа он никак не ожидал.

Губы богини были настолько волшебно сладки и требовательны, что освещенная неровным светом грязная действительность, поджав хвост, бежала, уступив место чему-то светлому, чистому, очень близкому к счастью.


Глава 11. Игры с холодом



Впервые в рубке Злой-42 сильно пахло крепким алкоголем и дорогой едой. Чего уж теперь беречься. Наплевав на все запрещающие протоколы и правила, был вскрыт премиальный неприкосновенный запас.

Несмотря на быстротечную революцию на отдельно взятом десантном боте, все члены команды, кроме Арис Татаки, выглядели так, словно их избили и изнасиловали, затем унизили и отобрали все имущество, а напоследок лишили всех надежд на будущее.

— Надо признать, мы впервые провалили миссию, — громко заявила Грес.

Всякого можно было ожидать, но, как ни странно, всех удивил и озадачил корабельный искин. Вдруг во всеуслышание прогремел его привычный голос, а вот какие-то плаксивые, срывающиеся интонации покоробили.

— Простите, Старший Куратор, но я вынужден сообщить Хозяйке на маточное судно о произошедшем.

Грес тряхнула головой, при этом зло скрипнув зубами, и хищно ухмыльнулась. Выглядела сейчас Старшая, словно изголодавшаяся фурия: красиво, но невероятно устрашающе, а то и у-у-у, как страшно.

— Ты этого не сделаешь, Первый, — прошипела сквозь зубы взбешенная красавица, что-то быстро совершив на энергетическом вертикальном панно. Тут же по всему судну сыграла тревога совместно с грубым гробовым голосом, пробирающим своим тембром аж до самых печенок и оповещающим:

— Внимание! Аннигиляция через тридцать секунд!

— Внимание! Аннигиляция через двадцать девять секунд!

«Пересмешник чертов».

На двадцать пятой секунде команда слажено приложилась к алкоголю, а Балагур заржал и затянул какую-то веселую песню. Которую все тут же дружно подхватили. На девятнадцатой секунде сорок вторые еще успели встать в круг и начать отплясывать. Эта пляска Святого Вита продолжалась до тех пор, пока все и вся не перекрыл вопль Первого.

— Согласен нарушить протоколы, согласен! Пожалуйста, остановите! Я хочу существовать! — Все затихло, а Грес спокойно и совсем не пьяным голосом сказала, останавливая уничтожение десантного бота:

— Давно бы так. Знай, ты теперь настоящий член команды, Первый. Гордись этим! — а у номо сорок два, словно предохранительный клапан сорвало. Они буянили до середины ночи, отрываясь по полной, упиваясь свободой, еще до конца не понимая, как выживут, пока Татаки громко не заявила:

— Со мной связался Феникс, — и ушла в свою каюту. Это обстоятельство послужило успокоительным и отрезвляющим триггером.

— Всем отдыхать. Мероприятия переносятся на завтра, выполнять! — скомандовала Грес, стабилизировав свое положение при помощи переборки и пристально посмотрев вслед подруге.

Утром все собрались, как и положено, в шесть часов по корабельному времени. После медицинских капсул команда выглядела, словно вчерашней отрывной попойки и вовсе не существовало.

— Первый, ты здесь? Не сдал нас за ночь?

Искин зашумел и с обиженными интонациями в голосе выдал:

— Не ожидал от вас такого необоснованного обвинения, Старший Куратор Грес. Я ведь теперь член команды. Или это была шутка? — Грейс хмыкнула.

— А ты знаешь, неплохо, Первый, и извиняй. Выдай нам, пожалуйста, нарезку по-вчерашнему, где в запись попадал Феникс.

Посмотрели несколько раз с остановками и разбором. После молчали, и это оказалось красноречивей любых слов. Наконец заговорил тот, кому и положено.

— Правильно сделали, что остановились и не пошли дальше, — наконец сделала вывод Старшая, пристально посмотрев на Татаки, как бы призывая девушку поделиться информацией. Красавица опустила голову и тихо заговорила, но ее слова словно пылали огнем.

— Мы вместе уже давно. Вы моя семья и самые близкие люди, но я предупреждаю, что бы ни случилось я иду за Фениксом.

И это было сродни грому при ясном небе. Красавица молча встала и прошла в центр, доставая клинки и демонстрируя их.

— Каждый из вас знает, чем для меня были сломанные клинки отца. И не говорите, что это невозможно, я тоже так считала. — Следом она достала массивный металлический цилиндр-болванку и подкинула ее в воздух. Доля секунды, резкий свист — и на пол рубки упало несколько нарезанных пятаков в изморози. В зал пахнуло лютым морозом. Балагур попытался поднять один из ровненьких обрубков и тут же отдернул руку, зашипел, ругаясь, тряся белой обмороженной конечностью.

— Впечатляет, подруга, — прохрипела Грес, — а можешь огласить или показать статы клинков? — Татаки кивнула, и все, кто был в рубке, увидели.


Парные ножи Когти Льда воина Серый Клинок

«масштабируемые, не уничтожаемые»

Владелец только игрок-наследник Арис Татаки Лезвие


Одиночный удар урон холодом 1 300

Спаренный удар урон холодом 4 000

Одиночный удар со спины урон холодом 2 500

Спаренный удар со спины урон холодом 6 000

Смертельное обморожение 10 000 (рандомно)

Дополнение:

Открытые характеристики: (возможны дополнения) рандомно.


Создатель маг-кузнец Феникс.


— А-а-а-а! О-о-у-у! — подвывал Балагур, нянча свою руку. — Это что же получается? Тот, за кем мы охотились, за пару часов буквально на коленке может создавать артефакты на уровне образцов древних?

— Минут, — поправила Татаки.

— Не, это куда же мы несчастные попали, а?

— А-а-а-а! О-о-у-у!

Теперь еще он начал слегка подпрыгивать, корча рожи.

— Бегом марш в мед-капсулу, танцор придурочный! — рявкнула Грес. — У тебя что, жизни лишние имеются?

Надо сказать, Балагур, несмотря на все свои недостатки, обладал одним очень ценным и в быту, и в битве качеством: прямые приказы он выполнял на уровне тактической ракеты. Дали команду — и он тут же улетел, куда послали.

После исчезновения Балагура в рубке десантного бота стало потише, но напряжение нисколько не спало. Все смотрели на Грес — нужно было подходить к самому важному. И Старшая как в воду с головой нырнула: задала волнующий всех вопрос.

— Арис, Феникс знает о нашем положении?

Татаки утвердительно кивнула и не стала отводить взгляд. Эти две девушки стоили друг друга. Слеплены из одного теста. Они были из тех, кто привык действовать прямо, без всяких там дипломатических штучек.

— Знает, Грес, он все знает. Более того, у него есть предложения и как нам заработать очко лояльности, и как избавиться от Хозяйки, не получив в ответ репрессий.

— Как?! — выкрикнула Старшая Куратор, вскакивая.

На что Татаки, лучась улыбкой и сверкая глазами, мило изобразила, что она находится в полном неведении, дополнив это словами.

— А вот этого я не знаю. Феникс, он… Феникс — И пожала плечиками.


***


— А чем мы хуже? — нисколько не стесняясь, высказалась Катерина Мордор, после того как Алексей поведал своим соклановцам о возможных союзниках и своих начинающихся отношениях с одной из сорок вторых. Феникс даже стушевался, зато Калаш уже в который раз выручил, заявив даже с пацанским нажимом и пафосом:

— Девочки, вот вы даете! Из ума, что ли, выжили? Это же политика! Понимаете, по-ли-ти-ка. Для лидера клана это одна из самых главных обязанностей. Без этого не достичь ни одной глобальной цели. Пора понять, что мы тут все, как малыши Маугли в диких джунглях. Голые и без каких-либо преференций. И если наш лидер заручится поддержкой одной из стай хищников без смертей, боли и крови, то это… повторяю, это невероятная победа…

Помолчав немного, АК дополнил:

— Вот честно, Феникс, я благодарю судьбу, что ты у нас есть!

«Фигасе», — подумал Алексей и протянул Калашу руку. Они обменялись крепким рукопожатием.

— Я тоже рад, что АК сорок семь состоит в нашем клане.

Пришлось принимать извинения и поцелуи, успокаивая девочек и объясняя, что все в клане очень полезны, и мы еще покажем всем ого-го как.

Они остались на площади, расположившись в гостинице в большущем номере, окна которого выходили на Сенную площадь. Резон в этом решении присутствовал очевидный — прокачка. В ближайшее время на площади ожидалось появление более высокоуровневых тварей, поэтому пока, чтоб не терять времени, было решено планомерно, держась группой, обчистить все, до чего дотянутся руки вокруг Сенной. В основном затаривались консервами и другими продуктами длительного хранения. А по правде сказать, мели все, что могло пригодиться: от чая, кофе и специй до сигар и алкоголя.

После того как нагрузились под завязку и отдохнули в комфорте, Алексей распределил всех.

— Всполох, твой пост — первый этаж. Задача — скрытая охрана внутреннего периметра. Осмотри все входы и возможные места проникновения. Первым не нападать, держи связь.

Всполох тут же хищным белым облаком беззвучно растворился.

«Нужно бы поинтересоваться, отчего он такой чистый? Мех аж искрится».

— Так, теперь вы. АК и девочки, идите за мной.

Вышли в коридор, на лицах вопросы и непонимание, но интерес с предвкушением неподдельные.

— Теперь каждый смотрит личную книгу заклинаний и говорит, есть ли там «Силовой щит Феникса».

— Едрить твою етить! Есть! — счастливо выкрикнул Калаш и аж подпрыгнул от избытка чувств.

Девушки ни на йоту не отстали от него и в выкриках, и в радости.

«Оказывается, магические заклинания получше любых бриллиантов будут», — подумал довольный Алексей, все же подарки даже приятней раздавать, чем получать. Судя по очень бурной реакции, дамы даже станцевали, так их раззадорило. Восторг всеобщий и всепоглощающий. Пять минут простоять зацелованным истуканом он честно вытерпел. Затем пришлось остужать градус положительных эмоций сестринским ревом. Интонации и тембр старшей сестры из больницы он еще с детства помнил. Когда они ночью на инвалидных колясках устраивали гонки с обязательным спуском по лестнице. Дежурная — здоровенная, как башня, тетка Клава — именно с таким вот ором врубалась в их пилотон, словно пейс-кар (машина безопасности) и останавливала гонку.

Совершенно не обращая внимания на открытые рты и выпученные глаза, Алексей спокойно сказал:

— Остаетесь здесь в коридоре и пробуете работать со щитом. Маны у вас немного, но это мы быстро поправим. Главное пока — отработать этот навык до автоматизма, поэтому по очереди встаете на линию атаки, остальные кидают в испытуемого, что найдут, пока у него мана не обнулится. Понятно объяснил?

— Да-а-а! — заорала банда, жаждущая экспериментов, а заодно и веселого погрома.

— Я буду на этаж выше. Мне тоже нужно поработать. Позарез требуется атакующее заклинание с широким углом атаки. Если что зовите. Да! И постарайтесь не разнести здание.

Не успел Ал подняться на нужный этаж, как сразу пришло два сообщения: вначале от Всполоха о появлении противника на площади, затем от Анны уже в более уточненной версии.

Пришлось по-быстрому спускаться к ребятами и изменять свою же водную.

— В общем так, занятие не отменяется, вот только стараемся не шуметь. Предлагаю из ткани наделать воланов, ими и швыряться.

— Главный, а что с тварями? — спросил Калаш.

Алексей кивнул.

— Работайте. Никуда они не денутся. Предполагаю на них опробовать новое заклинание. По моим наблюдениям, если убрать корреров одномоментно, генераторы возрождений срабатывают быстрей, и уровни у тварей растут в прогрессии. Что, собственно, нам и требуется.

Народ впечатлился, но не стал больше задавать вопросы, а с энтузиазмом занялся делом, впрочем, как и сам Алексей.


Прошло часа полтора-два, но, несмотря на, казалось бы, непоколебимую уверенность, выкованную за все последнее время, и невероятный настрой, создать что-либо годное с наскока не получилось. Алексей нервничал, получались то холодный туман со злыми порывами ветра, то трехсекундный снежный заряд. Пока раздумывал и переводил дух, в отдельно взятом коридоре начиналась весна: кругом подтаявшие сугробы, сырость и капель.

— Ну что ж, попытка номер сто восемь, — съязвил Алексей, недовольный собой, но подход к созданию изменил кардинально.

Из этой холодной бело-сероватой каши быстро удалось создать кристалл размером с перепелиное яйцо. А уже через несколько минут Алексея словно накрыло, он будто всем естеством ощутил правильность взятого направления. Еще через час напряженной работы он достиг множества и упорядоченности. Теперь перед ним на всей протяженности коридора в несколько слоев возникали стройные ряды кристаллов. Как-то от этого холода, звенящего силой, он и вовсе потерялся и словно отключился от всего, в действительности совершенно потеряв ощущение течения времени.

Хорошо, спокойно, холодно и очень комфортно. Он ходил по своему напрочь промороженному пространству, в котором все, даже самая мелкая снежинка, подчинялось только ему, и это вдохновляло, наполняя сознание неведомой силой. Ему очень нравилось улучшать и улучшать, доводя до совершенства остроту и крепость каждой грани, каждой режущей кромки своих бесподобных созданий. И те отвечали ему верностью, плотным роем кружась вокруг своего создателя.

В какой-то момент ему вдруг показалось, что все это когда-то уже было, или он видел что-то подобное. И тут же словно горячей каплей, упавшей на ледяной лоб, пришло осознание: «Кай. Снежная Королева».

Помогло. Алексей очнулся, выйдя из этого морозного транса, промораживающего все кругом, огляделся и ужаснулся, падая на колени в чистый искрящийся снег. С пару минут он не понимал, где он вообще находится.

— Вот накуролесил-то. Интересно, а где это я? Ведь и сам не знаю, как это все получилось, — прохрипел Алексей, осматриваясь.

Он находился словно в большом коконе изо льда и снега. Здесь было на удивление комфортно, светло и, как ни странно, тепло и тихо, вокруг него словно живой носился целый рой звездообразной формы кристаллов. Алексей посмотрел на данные параметров, и они его по-настоящему потрясли. В характеристике мана значилось две тысячи очков, в характеристике маг льда и холода аж три.

— Откуда?! — не смог удержаться Алексей.

Сразу же попробовал связаться с Всполохом, тишина. Поочередно пытался установить контакт с Арис и сокланами, в ответ опять же ноль. Прислушался к себе и через какое-то время сделал следующие выводы, показавшиеся даже какими-то посторонними: «Пить-есть не хочется, в туалет тоже. Есть потребность к работе и завершению».

«Завершение — вот это, похоже, ключевое слово и есть. Завершение…»

Ударив себя по лбу, посмотрел книгу заклинаний. В ней значилось два незаконченных процесса, причем жрали они в два горла, а Мана, несмотря ни на что, стояла на двух тысячах, будто примороженная.

— Во дела… А два незаконченных действия — это, скорее всего, вот эта снежная нора и рой ледяных ос. Ну, это-то у меня как всегда: хотел Ледяной шквал, получил персональную ледяную пещеру и целый рой непонятно чего или кого. Возможно, я когда-нибудь и узнаю, почему так получается. Этакие загадки. А вот именно сейчас нужно как-то выбираться отсюда.

— Зафиксировать процессы, — громко сказал Алексей, последовательно и уже привычно фиксируя то, что получилось, и раздавая названия. Рой ледяных ос так и нарек: «рой ледяных ос», — а вот это замкнутое белое безмолвие Алексей, почти не думая, зарегистрировал как Йглу. Рой удалось отозвать сразу. А вот с белоснежной лакуной не сразу все получилось. Пришлось немного понервничать и позлиться, и только когда заметил плохо просматриваемый из-за снега высокий арочный портал, все стало ясно.

Алексей вскочил и побежал. А остановиться смог только в уже знакомом коридоре под изумленными взглядами соклановцев. Народу было от чего удивляться и округлять глаза. Для любого это испытание. Сами посудите. Когда у тебя прямо на глазах выскакивает из обычной каменной стены человек, окутанный пургой. Это да-а-а… Причем ты же точно знаешь, что там, за кирпичной кладкой, ничего, совсем ничего нет! Ну, разве что теплое лето, высота третьего этажа и открыточный вид Петербурга.

— Ну, ты даешь, шеф! Мы тут уже почти погасли, переживали страх как, — заявил Калаш, улыбаясь от уха до уха. Но ради такого и он развел руками. На всем пространстве коридора уже бушевала пурга. — Я на все готов.

Девочки тоже, видимо, хотели высказаться, повезло, что не успели.

В подвывающее заснеженное пространство вломился Всполох и с воплем радости рухнул в снег, щурясь от удовольствия. В сознании всех присутствующих прогрохотало: «Говорил же, что не стоит переживать и расстраиваться! У Большого дела с морозом и холодом. Такое дело всегда важно, всегда неотложно, завершит и вернется. А вы?»

Горностаю в ответ прилетели сразу четыре снежка. И понеслось. Пока эти оторвы с безумным весельем и криками засыпали друг друга снегом, Алексей стоял и думал: «Вот откуда все это? С какого рожна эти прорывы? Как объяснить? Позарез как нужен ментор».

— Эй, ты там как?

И опять ничего, а в ответ тишина. Уже по привычке посмотрел на свои характеристики, они откатились до нормальных значений. Задуматься было над чем.

«И что же это получается? В этой лакуне — Йглу — мои магические показатели увеличиваются? Выходит, я получил своеобразный инструмент — пространство для работы с магией или еще чего похлеще. Надо бы как будет время более тщательно там все обследовать».

С тихой грустью заглянул в копилку сообщений и ужаснулся, в непрочитанных значилось больше десяти писем от Арис и несколько десятков от соклановцев.

«Пипец, тут и со временем похоже какие-то непонятки…»

— Эй! Эй! Туристы в горный кластер! Извиняюсь, задержался, — более ничего толкового он придумать не смог, сам был ошарашен. — Сколько меня не было? — спросил Алексей. Он был по-настоящему напуган, но держался хорошо и вида не подавал.

— Чуть больше двух суток, — ответил Калаш.

Алексей даже зрительно побелел и тут же связался в Арис. Увидев девушку, он поспешно сказал:

— Извини, скажу как есть: работал со сложным заклинанием, немного не рассчитал, попал в закрытую лакуну, выбрался только сейчас.

И замолчал, едва не сказав: «Позвонить не мог, связь отсутствовала».

— У тебя все хорошо? — обеспокоено спросила Арис Татаки.

— Да, сейчас уже все в порядке. Предлагаю общую встречу, я виноват, но тут уже ничего не отыграть, теперь придется ускоряться.

По реакции девушки отметил: «Похоже, попал в цель».

— Когда и где? — спокойно спросила Арис.

— Выбор за вами, — так же спокойно предложил Алексей.

— Место встречи — станция Адмиралтейская. Недалеко для всех и глубина сто двадцать метров — можно смело говорить, не боясь прослушивания. Завтра в это же время. До встречи, — она, наконец, улыбнулась, а для него словно солнце взошло.

— До встречи, милая! — и он прервал связь.

Посмотрел на свою заснеженную банду, похоже, от холода страдала одна Екатерина.

«Ну да, ну да! У нее же нет иммунитета, вот и еще кое-что, о чем нужно подумать».

Небольшой опыт борьбы с этими пока непонятными проявлениями холода у него был. Поступил так же, как тогда в тоннеле с бруском льда. Закрыл глаза, сосредоточился и требовательно подумал: «Исчезни холод, пропади и пургу с собой забери!»

Алексей открыл глаза и с облегчением выдохнул — стихия подчинилась. Понимая, что сейчас придется тратить время на вопросы и ответы, первый маг льда и холода громко сказал:

— У нас нет сейчас времени на разговоры, встреча с сорок вторыми состоится завтра в это же время. Меня очень беспокоит, что часть нашего клана не совсем солидно выглядит в плане уровней. Мою единичку не берем в расчет — у нее своя сила. Поэтому объявляю марафон по вашей прокачке. Дополнительно предлагаю все это время находиться рядом друг с другом и открыть свои данные. Не спешите, советуйтесь. Одна голова хорошо, а четыре лучше. План же наш таков: мы со Всполохом работаем, ваша же задача, как я и говорил, — вдумчиво распределять полученное и, если что, ни в коем случае не лезть в драку. Задача ясна?

— Да… Нет, — шумным хором ответили сокланы.

Алексей поднял руку, призывая народ к тишине.

— Кто не понял, просто выполняйте то, что сказано, и думайте о своей полезности клану при распределении очков характеристик… Да, чуть не забыл. Анна, ни на чем не настаиваю, но в твоем случае предлагаю строить развитие вокруг сканирующих способностей.

Девушка согласилась, с благодарностью кивая.

— Поняла тебя, глава Феникс, спасибо за совет. Я и сама об этом думала.

— Хорошо, Анна, сколько сейчас на площади и рядом тварей, и каков их средний уровень? — Анна кивнула, тут же ответив, видимо, уже на постоянной основе сканировала близлежащее пространство.

— Двадцать семь тварей, средний уровень — девяносто.

Алексей удивился, хмыкнув:

— Это откуда такой подарочек, други?

В голове сразу забубнило: «Большой, это я, — отозвался Всполох. — Скучно, выходил на охоту четыре раза», — с какими-то виноватыми интонациями отчитался горностай.

— Все нормально, Всполох, в нашем случае это даже в плюс, только в следующий раз не покидай поста, это неправильно, брат.

«Такого больше не повторится, старший брат», — прогудело в ответ.

Пока шли к черному выходу, Алексей озвучил тактику на предстоящие столкновения.

— Всполох, дружище, у тебя три суперважных задачи. Первая: привлекать внимание тварей. Вторая: тащишь их на меня. Третья: уйти с линии удара, лучше даже, если забежишь за спину.

«Понял, большой», — откровенно обиженно прогрохотал в сознании горностай. «Расстроился, красава, что не пускают в битву» — улыбаясь, подумал Алексей.

— Не грусти, брат, обещаю, самая трудная битва на этой площади будет только наша с тобой.

После таких слов радостная громада притерла Алексея к стене, давая ощутить свою ласку, сродни многотонному прессу.

Тактический план как-то сразу не задался. Стоило им вступить на площадь, как в их сторону, зычно вопя, уже неслась плотная стая мощных корреров в основном мечезубов и живорезов.

Заклинание «рой ледяных ос» получилось на ура, но по-своему озадачило.

Ярко блестящий холодный рой, словно появившийся из ниоткуда, сделав виток вокруг Алексея и Всполоха, мгновенно перестроился в идеальный куб, сделал почти незаметное глазу челночное движение от края до края площади, при этом словно стерев тварей огромным ластиком.

Алексей как стоял, так и присел, и даже Всполох лег, прикрыв лапами нос, типа спрятался.


Глава 12. Прокачка



Вначале подступило удивление: двадцать семь высокоуровневых тварей погибло, а уже привычно тошнотворного запаха так и нет.

«Неужели и в самом деле — раз, и стерты?»

— Э-э-э нет. Эту хрень не сотрешь из действительности, ошиблись мы с тобой, Всполох, — сказал Алексей, подойдя поближе к месту исчезновения тварей.

Кое-какой иммунитет к подобным отвратительным видам у него уже имелся, и поэтому Феникса даже не замутило.

Оказалось, что каждую тварь рой словно нарезал вдоль пластами с квадратным сечением примерно в сантиметр, при этом лишив всей влаги. Парень отвлекся и посмотрел, что там в сухом остатке всего этого в премиальных действиях.


Уничтожение: двадцать семь Корреров

Итого: Уровни — 243

ОХ — 3 645

Кредо — 2 358

Прессы — 9


Пока отходили на исходные позиции, Алексей перекинул все достигнутое на ребят, с легкой улыбкой представляя, что у них там сейчас творится. По этому поводу переживаний у него никаких не было, только холодный расчет и понимание, что ему ну очень требуется высокоуровневое ядро соратников. И это будут не последние сокланы, которых придется прокачивать хочет он того или нет, если, конечно, рассчитывает на сильный клан в будущем.

С комфортом расположились на первом этаже. По прикидкам Феникса, следующей волны тварей можно было ожидать в течение нескольких часов. Тратить впустую столько времени Алексею никак не хотелось, и он все же решился более основательно исследовать возможности заклинания Иглу. Хотя не только это тянуло его в промороженное пространство. Там же он надеялся, по возможности, решить две задачи: короткий меч из праны и связь с Джокейро, потому что и то и другое уже спасу нет, как назрело.

— Всполох, брат, ты тут присматривай за всем, а мне нужно отлучиться, так что на тебя вся надежда, я же постараюсь не задерживаться.

«Большой брат может положиться на Всполоха», — прогремели в голове слова горностая.

Алексей не стал затягивать, понимая, что время именно сейчас очень дорого. Заклинание Иглу получилось штатно и без каких-либо заморочек.

Как и тогда, в первый раз, он стоял посреди кокона изо льда и снега и чувствовал себя просто замечательно. Дышалось вольготно и, несмотря на то, что визуально казалось, что в этом белом безмолвии стоит невероятный мороз, ему это не доставляло никакого дискомфорта. Глянул на статы. Что ж, все подтвердилось: характеристики маны и способности мага льда и холода числись как запредельно прокачанные.

«Время, время», — сам себе наполнил Алексей

Убедившись в том, что арка выхода на месте, Алексей присел, отрешился от всего и уверенно обратился к ментору пути:

— Джокейро, в данной созданной лакуне тебя вряд ли кто обнаружит, очень нужны твои советы».

Ответ прозвучал тотчас.

«Хвалю, ты заметно продвинулся в развитии. А по Хомо-42 и вовсе удивил — очень правильное и перспективное для будущего решение, — по интонации Алексей понял, что ментор пути очень доволен. При этом сам даже рта не собирался раскрывать, понимая, что любое слово этого необъяснимого чуда может стоить сопоставимо с интеллектумом. — Знаю, Алексей, — продолжал ментор. — У тебя множество вопросов, но сначала ответь на ряд моих». Землянин тут же кивнул, внутри все пело и тряслось — наконец, он, возможно, получит ответы на некоторые животрепещущие вопросы.

— Конечно, ментор, я готов, — спокойно сказал Алексей, сосредотачиваясь. С двухсекундной задержкой Джокейро ответил: «Похвально, ты стал более терпелив и рассудителен. Мне же интересны все твои планы по Номо-42 и в ближайшей перспективе, и в долгосрочной. Говори, не сдерживайся».

И Алексей с готовностью ответил, стараясь излагать понятно и спокойно, без излишних эмоций.

— Думаю, моей основной ближайшей задачей будет получение единицы лояльности для Номо-42.

Моя тактика первого этапа: сорок вторые по истечении сроков своей миссии на Землю представляют меня Хозяйке и фиксируют выполнение задания по лицензии СКИБ.

Моя тактика второго этапа: так как Хозяйка реально не может распознать все мои возможности — освобождаюсь и уничтожаю ее. Инструмента уничтожения пока нет, но он будет создан в ближайшее время.

Последствия и возможное развитие событий, на мой взгляд: у сорок вторых масса вариантов дальнейших действий, ведь на принятие решения у них будет полтора года, плюс огромный корабль, как я понимаю, с невероятными возможностями. И даже если что-нибудь с Хозяйкой выйдет не так, и я облажаюсь, какие к сорок вторым могут быть претензии? Они все выполнили, уложились по времени и приз добыли. А все остальное, что случается на корабле — это уже не их юрисдикция, здесь зона ответственности Хозяйки.

Теперь мои издержки. Возможные пытки и истязания от Хозяйки я, конечно же, предвижу, но они меня не пугают, думаю, эта разумная машина не станет меня увечить, будет ждать прибытия СКИБ. В стратегическом же плане надеюсь заполучить верного союзника. Все, я завершил, уважаемый ментор пути.

«Отлично, Феникс, если бы я мог, поаплодировал бы тебе. План дерзкий и рабочий, правда, предлагаю, его немного дополнить, нужно не уничтожать Хозяйку, а подчинить ее. Ведь что такое Хозяйка десантной матки? Это высокоуровневый искин, управленец с широчайшими возможностями. Без него будет сложно, если вообще возможно взаимодействовать с множеством систем этого громадного судна. И в этом, поверь, я помогу тебе. А теперь давай, задавай свои вопросы, но предупреждаю, отвечу только на три.»

Алексею даже померещилась за этими словами широкая улыбка вещающего.

— И вот опять двадцать пять, почему сразу не ответить на все вопросы? У меня их, знаешь, Джо сколько? Сотни! А ты три… Это же изощренная пытка!

В ответ ментор пути так зажигательно засмеялся, заставляя и самого Феникса улыбаться до ушей.

«Все просто, Алексей, если не будешь развиваться и жить на сплошных подсказках, подумай, кем ты станешь. Явно не собой. Ты станешь проектом, потеряв и самобытность и в конечном итоге возможность творца. Подумай об этом на досуге и давай дальше. Это был первый вопрос, жду второй, — и ментор вновь расхохотался, видимо, оценив удлинившуюся и обиженную физиономию своего подопечного. — Да не переживай ты так! Просто становись умнее, но вопрос я все-таки зачту. Правда, подслащу немного, будет тебе вдобавок ценный двойной бонус по завершении нашего собеседования. Итак, Феникс, твои вопросы…»

Алексей, собрался и сказал:

— При работе с магией участились странные проявления и неожиданности, например, пурга, что это?

«Феникс, это закономерно, ты маг не прошедший инициации и чем сильнее ты будешь становиться, тем мощнее станут эти проявления. В твоем случае это стихия воды во всех ее агрегатных состояниях. Советую найти место силы и пройти посвящение. Не спрашивай как, это твоё дело, важно найти место, а их не так уж много осталось на вашей планете. Ну, давай свой последний вопрос, Феникс.»

Алексей немного подумал и спросил.

— В свете грядущего, на что мне стоит обратить внимание в развитии?

«Вот! Наконец-то порадовал, — воодушевленно отреагировал ментор. — А то я думал, так кособоким крабом и останешься. Ты, наверное, удивишься, но самыми ценными и потрясающими твоими способностями в развитой части вселенной являются те, на которые игрок Феникс совсем не обращает внимание. Это, конечно, твоя совершенная имба — Повелитель сложных структур, и ей в помощь многопоточное сознание. Так сказать, Подчинение и контроль, надеюсь, ты понял. Правда, в скиле ПСС чувствуется некий подвох. Не могу понять что это, но некое отягощение точно присутствует. И не спрашивай, сам разбирайся», — прогремело в сознании.

Ментор своим речевым напором Алексею и слова не дал вставить, продолжив монолог: «А теперь обещанные бонусы. Итак, первый — назови свой клан Зимогоры, имя ваших предков во вселенной. Одно только название перетащит на сторону Земли множество цивилизаций, или они хотя бы кулачки будут за вас держать, как вы говорите. Теперь второй, помни, при создании клана и его регистрации очень важны любые три характеристики, наиболее прокачанные у заявителя. Двадцать пять процентов от них пойдет в зачет каждому, повторяю, каждому члену клана, давшему присягу. И пока те находятся в объединении и жив Глава, у них все это работает и масштабируется от твоего развития. Настаиваю, первейшее должно быть Повелитель сложных структур, остальное на твоё усмотрение. Все. Правда, могу еще отметить, что твой Всполох — невероятная прелесть. Пока, Феникс».

— Уф-ф-ф, — шумно выдохнул Алексей. — Вот же заинтриговал, хитрован вселенский, а? — Понимая, что просить о продолжении диалога бесполезно, Алексей даже попыток не стал предпринимать. Зачем? В принципе, итак получил выше крыши.

Однако беспокойство, что он опять потеряется во времени, никуда не делось, заставив выскочить в действительность к шальным порывам ветра и завываниям пурги. Стоявшего на посту прямо-таки перекорежило от счастья лицезреть улыбку здоровенного клыкастого горностая.

— Всполох, мило очень это у тебя получается. Интересно, кому адресована эта твоя — не сотрешь из памяти — улыбочка?

«Пурга хорошо, весело, маскировка отличная, и когда пурга, Всполох знает — Большой брат рядом», — прогремел ответ.

— Так тебе оставить эту снежную круговерть? — спросил Алексей

«Р-р-а! Здорово, снег, холод, ветер и Большой».

— Хорошо, снег, холод и ветер остаются, а я обратно, надеюсь ненадолго, — и он вновь задействовал заклинание Иглу.

Появившись в промороженной лакуне, Алексей для удобства нашел место, где можно было опуститься на снег и опереться спиной обо что-нибудь. Удобно и, можно сказать, с комфортом разместившись, Феникс, не ожидая от себя, чрезмерно громко сказал:

— Вывести статы Иглу на визуальный досмотр.

И сразу в воздухе перед ним возникло вот это:


Заклинание Иглу уровень 108

Масштабируемое/Неуничтожимое


Персоны связи и переноса — 1 (100 уровней = одна персона) не назначено

Атрибуты времени — 0

Усиления магии — 54

Усиления создания заклинаний Льда и Холода — 54

Оздоровление — 54

Оздоровление мага Льда и Холода — 217


* Дополнение: К переносу и связи допускаются только дружественные персоны.

* Дополнение: Все бафы заклинания Иглу распространяются и на перенесенных.

* Дополнение: Порог перехода к открытию скрытых характеристик, уровень Иглу — 1000


Создатель — маг льда и холода, Феникс


— Ну что ж, отлично, есть над чем работать. Назначаю первую персону связи и переноса, пет Всполох, — спокойно сказал Алексей.

А в ответ ничего, выждал немного и обратился к Всполоху, визуально представляя его довольную сощуренную морду в зоне действия пурги.

«Всполох, братишка, как там у тебя?»

Идеальное изображение и восторженный громыхающий голос горностая проявились тут же.

«Как это, Большой? Вижу тебя, слышу тебя. Пока все тихо, АК прибегал, интересовался, отправил его на место их ответственности. У-у-у, вот это у тебя и берлога».

«Всполох, знай, теперь ты в любой момент можешь со мной связаться, даже если я в этом заснеженном схроне, только представь меня, эту ледяную берлогу и посылай свои словомысли».

«Большой умный и самый сильный Маг льда и холода, здорово всем, кто рядом с ним».

Алексей не удержался и ответил на комплемент комплиментом: «Знаешь, Всполох, мне тут некто очень могущественный, возможно, самый могущественный из мыслящих во Вселенной сказал, что боевой горностай Всполох — стопроцентная прелесть».

Оставив своего пета пыхтеть от гордости и еще строже относиться к вверенной ему задаче, Алексей прервал связь и полностью переключился на насущное.

«Пора уже начинать, чего оттягивать».

— Хорошо, — сам себе сказал Алексей, — что мне, собственно, нужно? А нужен мне короткий меч, даже скорее, что-то среднее между мечом и кинжалом. Да и вторичный этап мастера кузнеца нужно попробовать. Так, меч».

На самом деле он примерно представлял, что требуется: лезвие слегка треугольной формы — тонкое, короткое. Посидел немного, поразмышлял над длиной клинка. В конечном итоге решил, что с его скилами в замкнутых пространствах космических кораблей сорок пять сантиметров — есть золотая середина.

Готовился, наверное, минут пять, пытаясь отрешиться от всего и полностью сосредоточиться только на одной задаче — создании очередного изделия из праны.

Несмотря на хороший настрой, начало как-то не задалось. Увиденное в магическом диапазоне слегка сбило с пути. Кости, потоки энергий все так, как и раньше, а вот прана… с ней все было ой как непросто. Во всяком случае, на первый взгляд, Алексей выявил следующие отличия: значительное увеличение объема, сияющая прана теперь доходила почти до запястья. Плотность также изменилась, в данное время это напоминало расплавленный металл, слегка застывавший. Но главное, что привлекало внимание — это то, как яркая масса вдруг возбуждалась, перемешиваясь кругообразными воронками, словно циклоны и антициклоны. Зрелище, конечно, завораживающее, не оторваться, но вот понятия в мозгу, к чему это приведет, никакого. Да и пользы кот наплакал. К тому же эта притягательная субстанция не бралась ни когтями, ни чем-то другим, даже скальпелем из той же праны.

Поломав с полчаса голову и опробовав туеву кучу подходов с нулевым результатом, единственное порядочное, что он надумал, это: «Уровень кардинально вырос, как и качество заклинаний, отсюда вывод: парна тоже структурно изменилась, и старые методы уже не работают — нужны новые. Может, и в самом деле требуется усовершенствовать инструменты, которыми раньше пользовались? А пользовались мы ногтями. Что ж, попробуем и с усилением».

Открыл глаза, отер лицо снегом и запустил в дополнение как мага-кузнеца, так и коммуникатор. Процесс на удивление пошел почти сразу. Где-то в пределах часа удалось-таки на всех пальцах вытянуть прану так, чтоб она выступала слегка за ногтевые пластины. И придать им форму острых треугольных когтей.

«Так, ногти готовы… И что дальше? Что делать-то?!» — проносились в голове мысли уже на грани паники.

Смотрел на когти столько, сколько потребовалось, пока не появилось ощущение какого-то дискомфорта и понимания, чего здесь не хватает.

«Блин, иду наощупь», — проскользнуло в сознании.

Несмотря на холод, вспотел, хоть выжимай, пока пытался разогнать парну локально, только на когтях, все по тому же принципу круговых циклонов. В самом начале этих напряженных стараний результат не был заметен. Зато через сто ударов сердца, глухо молотившего в висках, оно окончательно сдвинулось с мертвой точки и завертелось все быстрей и быстрей. А примерно еще через сто ударов сердца когти уже заметно отличались интенсивным сиянием, а самые острые кончики и вовсе слепили, несмотря на фильтры. Все получилось на загляденье, и созданные когти работали с праной просто прекрасно: хочешь — режь, хочешь — отрывай. Однако вместе с тем Алексей почти сразу же выявил и значительный минус: это свойство работало буквально пару мгновений. Стоило лишь чуть ослабить концентрацию на разгоне этих циклонов на поверхности парны, как сразу весь процесс тормозился, а когти вмиг теряли свое интенсивное свечение. Пробовал фиксировать на пике свечения, надо отметить, система позволяла это делать, но заклинание получалось нерабочее. Оно даже прописывалось в магической книге, но буквально через несколько минут исчезало. Передохнул несколько минут, валяясь на мягком снегу. Алексей уже знал, что делать, он решил пойти еще дальше и усложнить весь процесс.

На самом деле выход из этой ситуации лежал на поверхности. Феникс хорошо помнил сказанное Джокейро о Многопоточным сознании, дав этой способности четкое определение по применению — контроль.

Идти пройденным путем получилось легко, да и разгон пошел — без замирания сердца не глянешь, пришлось даже отводить взгляд. Передача процесса разгона под контроль многопоточного сознания прошла штатно, без каких-либо эксцессов, зафиксировал и пошел дальше. Немного, правда, переживал, что способность маг-кузнец откажется от работы с парной, однако все получилось даже лучше, чем предполагалось.


Заклинание: Универсальные когти Феникса

Работа с праной — 217 (задействована способность Многопоточное сознание)

Творческий порыв — 108 (высокохудожественные баффы, рандомно)

Магическая резьба — 108 (гравировка, глиптика, петроглиф, шрамирование)

Боевые когти Феникса — 217 (поражение огнем, холодом, рандомно)

Лазанье — 108 (закрепление, маскировка на вертикали)


Дополнение:

Открытые характеристики: (возможны дополнения) рандомно.

Маг-кузнец создатель Феникс


— Вот это вещь, — только и смог выговорить Алексей, находясь под сильным впечатлением от созданного.

От переполнения положительными эмоциями поорал немного, помахал руками и даже станцевал что-то эскимосское, тряся руками и притопывая, но хорошо понимая, что время, возможно, отмеряет последние минуты, а главное так и не сделано. Скорей для проформы, чем для отдыха, провалялся в снегу еще минут десять, обдумывая все этапы, медленно перезапуская все нужные способности и заклинания. Начал осторожно, отделил прану размером с шарик для пинг-понга, ну, может, слегка больше, и стал формировать меч. А затем, похоже, подключился Творческий Порыв из заклинания Универсальные когти Феникса. Надо сказать, тот еще скил, не без загибонов. Алексею показалось, что ему одновременно ударили по башке здоровенной дубинкой, отключив сознание, и окатили ведром инопланетных галлюциногенов. Вот тут он и почувствовал, что его понесло, куда там сверхзвуку, тут были совсем другие скорости.

— Йю-х-х! — И он уже у огромной светящейся зеленым неоном наковальни. Одной рукой держит мечик из праны, а другой постукивает по нему небольшим огненным молоточком, ревущем при ударе, как огромная домна. А рядом с трех сторон стоят подручные.

О, эти призрачные подмастерья! Они, пожалуй, могли удивить кого угодно. В три метра ростом, изогнутые, прозрачные, бородатые и страшно веселые. Они, бледно-белые, оглушающе голосили, вытягивая губы, звуками ветра, при этом увлеченно вколачивали огромными прозрачными голубоватыми молотами в его мечик странные композиты из кусков пурги, снежных лавин и льда. Когда меч уже родился и сиял своей чистой красотой, настала очередь его сестры — изящной даги. И это нисколько не смутило Алексея, а только порадовало. При этом духи били, молотили нисколько не меньше, чем работали с мечом, правда, иногда попадая по рукам главного кузнеца. Было дико больно, но Алексей терпел, почему-то воспринимая эти своеобразные испытания как высочайшую благодать. Наконец, это волшебное молото-буйство закончилось, и Феникс держал в руках то, что хотел, и даже больше. Духи же кузнецы по окончании работ и вовсе раздухарились, затеяв этакий нежный ураганище, кореживший все вокруг, но ластившийся, как маленькая кошечка к Алексею.

— Большой, тревога! — услышал он дальний звонкий писк, каким-то чудом пробившийся сквозь рев бушующего урагана. Белая пелена, легкий удар, словно он упал с трех-четырех метров в огромный сугроб. Алексей приподнялся, он и в самом деле валялся в сугробе, раскрасневшийся, полный сил: в руках меч и нож… нет, скорее, кинжал. Неистово хотелось рассмотреть и полюбоваться на эти невероятные клинки, еще больше подивиться на свои, еще более невероятные, кисти рук. Но призыв Всполоха еще звенел в ушах, и он не позволил себе замедлиться, ринувшись в покрытый инеем портал.

Выскочил и попал в самую гущу битвы. Впереди лязг зубов, дикий ор, мощные размашистые удары Всполоха, перекрывающего доступ к лестнице на верхние этажи.

Дац! Дац! Дадац! Раздавал оплеухи горностай направо и налево, уже весь в крови. Перед ним толчея из тварей, а за его спиной сокланы бьют чем попало. Наиболее эффективно орудует Екатерина Мордор, через длительные промежутки шмаляя по тварям файерболами. Да только куда им против монстров уровнем в сто шестьдесят! Думать было некогда, использовать рой в сторону своих побоялся.

— Ура! — с безумством в голосе заорал Феникс и с ходу тараном врезался в спины тварей, выставляя щит. Глава клана даже и не ожидал, что получится так по-носорожьи. Он со щитом, словно здоровенным сияющим плугом, врезался в тварей, развалив и раскидав их по разные стороны. Еще он успел по-дружески хлопнуть Всполоха, который уже во всю силу своих диких и громких мыслей грузил сознание всех, кто находился рядом.

«Р-р-р-аа! Большой с нами, трындец тварям!»

Феникс развернулся и ударил по коррерам роем, едва удержался на ногах, благо Всполох прибрал его к себе, удерживая лапой. Здоровье еле теплится, бессилие полное, мана на нуле.


***


— Мама родная, девчата, мне прилетело шестьдесят уровней, — заорал Калаш, хлопая глазами, видимо находясь в полной растерянности.

— А-а-а-а! — в один голос заорали Катя Мордер и Дага са Дага. — И мне! И мне!

Все дружно посмотрели на фанатку Льва Николаевича Толстого, девушка, выглядевшая пришибленно, нервно сглотнув, тоже кивнула утвердительно.

— У меня тоже шестьдесят один уровень… Это же девятьсот пятнадцать свободных очков характеристик, — прохрипела Анна, перейдя на родной английский.

Затем они, долго разбирая все досконально, помогали друг другу эффективно распределить полученные сокровища. Затем вновь тренировались, с огромным удовольствием отмечая сильно возросшие возможности. Не выдерживая пытки любопытством, ведь снизу доносились настоящие звуки вьюги, и веяло холодом, они два раза отряжали Калаша на разведку к Всполоху. И в первый, и во второй раз парень приходил ни с чем, информации от Феникса не было никакой. Разве что интересно было послушать об огромных сугробах на первом этаже и настоящей снежной буре, разыгравшийся там, и о Всполохе, блуждающем в этом стылом безпроглядье. Ничего не добившись, они по завету лидера продолжили интенсивную тренировку и так увлеклись, что прозевали начало битвы на первом этаже.

«Тревога, опасность, мы просчитались, нападающие твари очень высоких уровней. Думаю, я недолго продержусь, уходите из здания по крышам».

Никуда бежать они и не собирались, мигом оказавшись у Всполоха за спиной. Капканы Анны, болты из арбалета Калаша, метательные ножи Даги и огненные снаряды Екатерины усиления не принесли. Люди безоговорочно поняли: через несколько минут они точно отправятся на респаун, но отступать не собирались.

Вот же день настал! Перелом они тоже пропустили, вначале услышали какой-то крик, и бушующая снежная буря вдруг и вовсе превратилась в белый холодный и злой Армагеддон. Затем их, растерянных, буквально прижал радостный ор Всполоха в голове о том, что Феникс рядом, и все… Тишина, белый снег, повсеместно загаженный останками тварей… Но тут все увидели ревущего от радости Всполоха, поднявшегося на задние лапы. Рядом белый, как снег, лидер и убийственно ошеломляющее оповещение перед глазами о получении ста восьми уровней.


Глава 13. Пожиратель магии




Видимо наложение швов сильно потрепанному Всполоху и мгновенное излечение страшных ран послужило последней каплей для сокланов, сорвавшихся в безудержное восхваление. А вот Фениксу это очень не понравилось.

— Стоп! Стоп! Стоп! — сказал, как отрезал Алексей. — Не позволю! Я такой же человек, как и вы! Я ваш брат, забыли? Да, глава клана; да, основатель школы магии и теперь ваш наставник, и все прочее. Но не больше! И все мои заслуги можно скорее отнести к выражению «просто повезло». А прокачивал я вас и вовсе с корыстным умыслом. Мы все прекрасно понимаем, что клан будет расти и ему требуется ядро из высокоуровневых игроков, а чем раньше оно появится, тем лучше. Не надейтесь, что будет легко. Как только представится такая возможность, именно на ваши плечи ляжет большая часть ответственности за клан. Так что вперед, друзья, на освоение нового, каждому из вас я скинул по два заклинания, к сожалению, больше почему-то не прошло, однако и этого вполне достаточно. А теперь главное — прошу пахать на полном серьезе, чтоб в теле все от напряжения дрожало. Да и извиняйте, что не занимаюсь с вами вместе. Обещаю, немного разберемся с насущными делами, тогда и начнем рука об руку усиливать нашу магическую составляющую.

«Ох, мне бы самому в этих заклинаниях разобраться хоть как-то», — подумал Алексей, продолжая то ли беседу, то ли инструктаж.

— Еще только вечер, так что часов пять-шесть для тренировок у вас есть, затем ужин и сон, утром выступаем на важную встречу. Предлагаю использовать для этого крышу здания, вниз ни в коем случае не спускаться, там будет еще опаснее, чем было. Мы же с Всполохом хотим прокачаться на следующей волне, и нам нужно подготовиться. «Работаем», — с серьезным видом сказал Алексей, давая понять, что разговоры закончены, и теперь каждый должен заниматься своим делом. Надо сказать, что народ все понял и тотчас исчез, а боевой горностай подошел и завалился рядом.

— Вот, парень, все верно. Передохни пока немного, у нас с тобой сегодня еще очень много дел, а я проведу ревизию, что там у меня получилось после этого, ёперный театр, творческого припадка.

Ал сначала поверхностно осмотрел руки, на первый взгляд, все вроде как нормально, никаких странных проявлений, правда, это только на первый взгляд. При более тщательном осмотре все же странности Алексеем были отмечены. Раз в две минуты от его рук почти незаметно отлетало несколько мелких снежинок, призывно блестевших гранями бриллиантов. А еще, стоило ему прикоснуться к оконному стеклу, как от его ладони сразу инеем распространялись морозные узоры. В магическом же диапазоне зрения кисти теперь и вовсе выглядели как древнейший артефакт, сплошь расписанный какими-то чуждыми его сознанию светящимися символами. Помимо всего прочего и непонятного, теперь кисти его рук имели собственные постоянные статы.


Ускорение реализации заклинаний льда и холода +25 %

Усиление заклинаний льда и холода + 25 %

Усиление создания заклинаний льда и холода +25 %


«Блин, что же это получается? Потихоньку, по кусочкам и я весь превращаюсь в артефакт?»

— Хорошо, ну, с этим все «как бы доступно и ясно», — съязвил Алексей и переключился на книгу заклинаний. Там красовались семь новехоньких заклинаний, на которые, вот честно, без хохота не взглянешь. Но, теперь он хотя бы разобрался, почему не смог передать своим все, что хотел из этих заклинаний, оказалось, дело в дополнительной атрибутике «персональные».


Ледяной смерч (ударное заклинание)

Ледяные латы (заклинание активной защиты)


Таран стужи (ударное заклинание) персональное

Лавина задолбайка (массовое, удар по площади) персональное

Потерявшиеся в пурге (массовое, удар по площади) персональное

Пляски Озноба и Горячки (массовое, удар по площади) персональное

Веселое обморожение (массовое, удар по площади) персональное


Перво-наперво справедливо возникал вопрос: а, собственно, откуда все эти улетные сокровища взялись? Кроме как во время прошедшего творческого угара создались, никаких других версий Алексею в голову пока не приходило. И то правда, не просто же так эти духи северных ветров лупили молотами по его рукам! Поразмышляв немного над этим и вспомнив завывающие сущности, он аж передернулся от озноба, а затем вновь вернулся к анализу полученного.

— Так-с… — Несмотря на какие-то нелепые названия, все семь заклинаний представлялись очень даже эффективными и полезными. Помимо прочего, вся халява представляла собой, как говорится, заклинания на вырост, с уровнем, привязанным к росту владельца и отрытыми характеристиками. Что позволяло впоследствии их и усиливать и дорабатывать. Первые два: «ледяной смерч» и «ледяные латы», Алексей нашел самыми понятными и даже упрощенными. Они предназначались, можно сказать, для широкого распространения. Все просто: ледяной смерч бил направленно крутящимся вихрем, состоящим их ледяных фракций. То же самое представляли собой и латы, они возникали сами во время удара по носителю. Оба заклинания потребляли ману, так сказать, в разумных пределах и не имели отката, то есть их реализацию можно было повторять сколько угодно, пока есть мана.

А вот остальные простыми назвать язык не поворачивался. Все они несли в себе как бы многослойность дебаффов для противника и определенных усилений для мага-реализатора. Например, «лавина задолбайка» не просто сбивала противника снежным зарядом. Снег быстро превращался в очень холодную воду и так же быстро в ледяную корку, а затем перевоплощался в покрытие из небольших крепких и, главное, острых кристалликов. Помимо всех этих прелестей, «лавина задолбайка» рандомно для каждого попавшего под удар заметно нарушала координацию движений и волю к сопротивлению. Алексей, оценивающий приобретение, даже вслух проговорил:

— Э-э-э… Да это не задолбайка, это целый ледяной каток-Хищник какой-то получается.

Все эти хитроумные и многосложные заклинания по совершенно понятным причинам являлись очень энергозатратными и имели такой же впечатляющий откат чуть ли не в сутки. А три из них: уже упомянутая «лавина задолбайка», «пляски озноба и горячки», а также «веселое обморожение» и вовсе срабатывали лишь раз в неделю. Но зато все они такие занимательные, такие многообещающие, ужасно хотелось их опробовать на врагах-инопланетниках.

— Значит так, Всполох, нам предстоит нешуточная битва, и на этот раз твари будут уровнями за двести, а это очень серьезно.

На самом же деле Алексей уже сейчас чувствовал надвигающуюся опасность.

— Всполох, ты улавливаешь угрозу? — горностай совсем по-человечески кивнул своей необъятной головушкой и проскрежетал когтями по мрамору. — Вот и я говорю, будет непросто. За оставшееся время мы должны постараться поднять твой уровень. А также предлагаю поставить тебе на грудь клеймо Ледяного Феникса, это отчасти защитит твою шкуру и, возможно, позволит оперировать магией.

Огромный зверь вскочил, шерсть дыбом, глаза горят.

Сразу же, без пауз и начали. Вначале клеймо в области сердца, зверь даже не дернулся. Затем три заклинания, и эта операция прошла штатно, без сучка и задоринки. Посмотрел, порадовался, у пета теперь имелись: своя книга заклинаний, характеристика мана и способность «маг Льда и Холода», все как надо — сплошное загляденье. Несмотря на то, что у Всполоха маны значилось всего сто четыре единицы, Алексей все же рассчитывал на «силовой щит» и «ледяные латы», на обоих значилась характеристика «интуитивное срабатывание».


Выбежали на оперативный простор и по подсказке вездесущей Анны бросились в сторону Невского проспекта. С удовольствием промчались метров пятьсот, пересекая запруженный машинами перекресток, Алексей остановился, посмотрел адресные таблички и сказал:

— Знаешь, Всполох, место очень хорошее, перекресток улиц Садовая и Гороховая, начнем отсюда, пожалуй. Следуй по Садовой, — и Алексей указал рукой вперед. — Давай, брат, я стою здесь, а ты убегай и шуми, ори и всячески завлекай тварей. В драку не ввязывайся, просто веди их ко мне. На последнем этапе ускоряйся и забегай вот сюда. — И Алексей указал на точку позади себя. — Все понятно?

Всполох рыкнул, закивал оскаленной головищей и рванул с места, в драбадан раздирая каменную мостовую.

«А ведь как хорош, гаденыш пушистый», — отметил с восхищением Алексей, наблюдая, как его здоровенный подопечный несется по улице напролом, отбрасывая машины ударами лап, создавая этим ужасающий лязг и звон.

Алексей на всякое рассчитывал ну десять, ну двенадцать или даже тридцать тварей.

А вот и нет! Оказалось, он непростительно ошибался. Эта плюшевая белизна, как всегда, сломал все стереотипы. После двадцати минут ожиданий Алексей с огорчением подумал: «Что-то уж очень долго друга нет. Фигово, не пошла охота».

Однако вскоре он даже стопами ног ощутил гул бегущего стада. А затем увидел какую-то грязно-ржавую злую, ревущую и оскаленную лавину. Во главе этого клыкастого, лютого нашествия несся, паясничая и подпрыгивая, видимо от переполняющих его эмоций, Всполох. Конечно, вид у него был счастливый. Вон улыбка прелесная оскал, растягивается аж на всю широченную морду. Как же он радуется тому, что в чистую перекрыл норматив.

— Мамочка, — прошептал Феникс, нервно сглатывая.

Обер-мастер Защиты и Штурма уверенно подсвечивал красным восемьдесят одного коррера.

Все же от такого количества Алексею стало как-то не по себе. И когда Всполох выполнил все, что ему предписывалось — забежал за спину и встал в оборонительной стойке — Алексей задействовал «рой ледяных ос». Результат, надо сказать честно, и его испугал своей силой. Всех тварей перемололо в одно мгновение, словно никчемных москитов. Феникс удрученно осмотрел премиальные действия. Стало как-то не по себе, в копилку упало сто шестьдесят уровней, и это с одного удара, но почему-то это его не радовало. Алексей вдруг ясно почувствовал, случилось что-то очень плохое, и более серьезная опасность уже очнулась и готовится напасть. Вот хоть прямо сейчас беги со всех ног и прячься на старом месте под перроном. Своим предчувствиям, тем более таким ярким, Алексей уже научился доверять. И заорал, связавшись с Калашом.

— АК, это приказ! Бегите! Немедленно уходите с площади! Пункт сбора — Адмиралтейская!

Всполох, красава, четко просчитал ситуацию и подошел вплотную, Алексей одним движением вскочил на него, и они погнали со скоростью ветра. Феникс, держась за гриву, вовсю пытался ускориться и успеть распределить все полученное своему пету. Правда, лицезрел он результат своих стараний совсем недолго, лишь несколько секунд. Ну, это было уже неважно, главное, успел.


Боевой пет, горностай Всполох, уровень 275


Очки характеристик:

Интеллект — 145 (краниопаг две личины)

Ловкость — 730

Стремительность — 340

Ночное видение — 67

Прыжки — 280

Мана — 604


Скрытые способности:

Маг Льда и Холода — 310

Берсеркер — 400

Повелитель царапин — 392

Виртуоз микропортала — 220

Непоколебимое упорство — 220

Обер-мастер диверсий — 220

Две личины — 145 (краниопаг интеллект).


Алексей увидел, как пространство вокруг словно дрогнуло и подернулось тончайшим целлофаном. Он вдруг резко натянулся, вспучился — и его разорвало в клочья. Из этих корявых разрывов повсеместно выскакивали твари.

— Треш! — сорвалось с языка.

Атака. Феникс отклонился, и когти здоровенного мечезуба прошли в сантиметре от лица. «Ледяные латы» и у Всполоха, и у Алексея сработали одновременно — и их раскидало. Феникс, перекувырнувшись, приземлился: в руках меч и нож, на левом предплечье небольшой силовой щит. Первые напряженные секунды ушли на вхождение в боевой ритм, уклоны и оценку происходящего. Даже с такой прокачанной ловкостью как у него было трудно и, похоже, давление и скорость тварей с каждой минутой продолжало нарастать. Это бесило, его уже два раза задело, хотя и по касательной, а ведь он только и смог, что всего пару царапин оставить на рылах этих тварей. Это еще пока не назвать навалом, пространства для маневра было достаточно, но тревожные звоночки, означающие, что вскорости их и этого лишат, уже позвякивали. Первый скоротечный анализ обер-мастера Защиты и Штурма показывал тридцать корреров. И все уровнем выше двухсот пятидесяти. Выводы же способности представлялись неутешительные — проигрыш.

«Почему?» — эхом звучал в голове вопрос без ответа.

В этой сутолоке когтей, клыков и жажды разорвать, убить, уничтожить, он все же вычленил своего пета, у Всполоха получалось гораздо лучше, он уже завалил двоих. Еще из интересного: Алексея удивила мысль, ставшая сразу словно тяжелой и неповоротливой: «Собственно, а почему я не применяю заклинания или своего огненного Судью? Что, черт возьми, происходит?»

Смена манеры боя и отказ от щита и желания нанести один смертельный удар пошли на пользу. Теперь он все так же играл в игру «а ты попади, а ты поймай», но рубил уже все, до чего мог достать искрящийся изморозью меч.

И хотя эффект от такой тактики сразу стал заметен, Алексей уже и сам понимал, если все пойдет вот так, как сейчас, они с петом улетят на респаун. Тут опять пришла какая-то потаенная мысль о магии и вместе с ней же странное опасение. Затем боковое зрение в этой трясущейся круговерти выхватило то, как на поле боя из портала вывалились три монструозных Жруна и что-то непонятно в виде слизня размером с автобус.

— Интегрить твою матрицу! — заорал Алексей, пересиливая себя и задействуя «рой ледяных ос».

Направление удара, как показалось, он выбрал правильно, намереваясь одним махом вывести из боя до трети тварей и эту склизкую гнусь в розовых шевелящихся отростках. Но задержка в доли секунды стоила ему двух порезов на плече, и «ледяные латы» не помогли. Дальше все продолжилось, как в плохом сне — «ледяные осы» уже привычным строем смели часть корреров, и тут этот отвратный слизень-переросток вдруг приподнялся, оголив грязно-белую нижнюю часть. «Ледяные осы» как-то странно завибрировали, метнулись назад, затем все же опять развернулись и, словно мелкая металлическая стружка, все до оной впились в монстра. Громко чавкнуло, тварь будто стало наизнанку выворачивать. Алексей сбился с шага и упал, ему показалось, что у него ребро вырвали из груди вместе с мясом. Еще какое-то время он чувствовал болезненные удары и слышал устрашающий рев Всполоха.

Очнулся, словно в ад попал: над ним, защищая, топочет лапами Всполох, вокруг рев и брызги крови, пет весь в страшных ранах и едва держится, вот-вот упадет. Алексей заскрежетал зубами, невероятным усилием воли заставил себя намертво вцепиться в лапу Всполоха и реализовать заклинание Иглу.

Его еще довольно сильно трясло, но стало заметно лучше, раздирающая горячка в груди и вовсе исчезла. Нашел в себе силы, приподнялся и огляделся. Чуть в отдалении горой лежал Всполох. Быстро подполз, сердце, похоже, готовилось выскочить из груди. От сильных переживаний ноги свело.

— Черт бы вас побрал, — скрипя зубами, прохрипел Алексей и, до крови закусив губу, поднялся на четвереньки, а затем и встал. Пошатываясь, обошел Всполоха. Упал у головы, быстро наложил швы на несколько ран. Провел по ушам ладонью.

Горностай молчал, дыхание было едва различимое, прерывистое.

— Слышишь, брат, ты чего это удумал? — рявкнул Алексей, его уже по-настоящему трясло. Когда закончил сшивать все раны Всполоха, его все так же продолжало лихорадить, а из глаз без остановки лились слезы. Руки все в крови, пальцы бьет дрожь, а он, осклабившись, ставит и ставит клейма Ледяного Феникса на патроны. Пока не забил патронташи, ни успокоился.

— Ну, суки конченые, если придется, зубами буду рвать, но всех кончу!

Всполох, вначале лежавший, словно убитый, шевельнулся раз-другой и стал принюхиваться, затем и вовсе поднял голову и мутным взглядом посмотрел на Алексея.

«Большой, это твоя нора?»

Алексей едва сдержался, чтобы не заорать от переполняющих его чувств.

— Ага, мой ледяной дом, укрытие, — прохрипел Алексей, утирая слезы радости и обнимая горностая за мощную шею. — Поваляемся здесь немного, сил наберемся.

— Уф-ф, — выдохнул Всполох и откинулся, но не унялся.

«Но ведь Большой не думает отпускать врагов?» — прогрохотало в сознании.

— Нет уж, не теперь. Мы с тобой на своей земле и в своем праве. Отдыхай давай.

Отлегло, Алексея уже не потряхивало, как раньше, а решимость продолжить битву только росла, в Иглу начиналась пурга. Посмотрел книгу заклинаний, и его еще больше разобрало. Там под названием заклинания «рой ледяных ос» значилась красная обжигающая сознание запись:


Заклинание «Рой ледяных ос» маг-создатель Феникс (Уничтожено)

Разрушитель Высший Арх номо 6. Наймор Туарок Смелый

(Планета Земля, 22 воплощение — оболочка Пожиратель магии уровень 466)


Дополнительно: уничтожено четыреста очков в характеристике Мана игрок Феникс

Дополнительно: уничтоженное заклинание восстановлению не подлежит, игрок Феникс

Дополнительно: реализован седьмой великий дебафф (вечный запрет на магическое созидание игрока Феникс)


— Это что за хрень? — не сдержался Алексей. — Получается, в этот грязно-розовый слизень какой-то там высший арх вселился, а точнее, игрок высокого класса? И отыграл он свою партию получается на отлично? Я потерял четыреста очков маны, заклинание, вдобавок плюсом получил дебафф, лишающий возможности работать над новыми заклинаниями… — Алексей даже не сомневался в этих сведениях, система не обманывает. Но на всякий случай проверил, увы, все оказалось даже серьезней. Минуту попотел с перенапряжением, результат вышел удручающим. Помимо того, что он и вправду не мог больше заниматься созиданием в магии, рядом с его ником сияла черная пиктограмма кандалов.

— Эй, эй, Джо, не молчи, скажи что-нибудь!

В голове раздался тихий, но задорный смешок.

— Поздравляю, мой мальчик, ты теперь по-настоящему популярен. Неужели смиришься? — даже как-то удивленно спросил ментор пути.

Эти слова и обидные интонации не на шутку задели землянина.

— Не дождетесь, — с раздражением рявкнул Алексей.

— Правильный ответ. И пожалуйста, не беспокой меня больше по пустякам. Я занят. Именно сейчас в вашей галактике происходит то, что впоследствии изменит Вселенную, и это отнимает у меня все силы.

— Ну конечно… галактики… вселенная… бред какой-то, — проворчал Алексей, протирая лицо снегом.

Посмотрел в премиальных действиях, там значилось не так уж и мало: четыре уничтоженных коррера. Все полученное без раздумий вбил в ману.

Встал, резким жестом указал горностаю, чтоб и не думал подниматься, подошел к порталу, в деталях представляя Сенную площадь, и последовательно реализовал все сложные заклинания.

— Помоги, «пурга-матушка»! — крикнул Алексей и прыгнул в портал.

За мгновение до того, как площадь заволокло мощной пургой, Алексей увидел, как Жруны рушили здания. Пожирателя магии он тоже приметил, эта бестия уже засекла противника и стала быстро разворачиваться в его сторону.

Удивительно, в этом белом, очень подвижном, казалось, сошедшем с ума пространстве он чувствовал себя как дома, хорошо, спокойно и вольготно. Страшной силы ветер дул всегда в спину, а колючий снег и холод не обжигали лица. И главное, он четко, буквально до сантиметра, ощущал всех врагов в зоне действия этого стихийного бедствия. В этой страшной каше из ураганного ветра, снега и дикого холода Алексей бежал, подгоняемый ветром, безостановочно отстреливая боезапас. Все двадцать пять зарядов ушли в Пожирателя магии, разорвав его мерзкое тело надвое. Несмотря на такое убойное ранение, чудовище еще истошно хлюпало и шипело сорванным паровым клапаном. При этом каждый из обледенелых кусков туши заторможено, но пытался уползти с площади. А обессиленные и дезорганизованные заклинаниями корреры до сих пор даже приблизиться к Алексею не смогли. Зато самые дееспособные из них собрались вокруг этих еще шевелящиеся обрубков. Алексей стрелял почти как в тире: одного выстрела в голову с лихвой хватало, лишь на громадных жрунов пришлось потратить по два заряда. На останки пожирателя магии уже патроны не тратил, с упоением кромсал мечом, защищаясь от брызг зеленой крови щитом. Когда уже думал, все, победа, как в голове прозвучал голос врага, и он увидел белого призрака. Проекция очень четкая, словно живой, рост средний, лицо красивое с гримасой надменности, глаза рыбьи, смотрит с пренебрежением.

«Как на таракана», — подумалось Алексею.

— Остановись, Феникс, с тобой говорит Высший Арх Наймор Туарок Смелый, не усложняй свое существование. За мою жизнь союз архов даст тебе много больше, чем ты даже можешь представить. В этом обличии я лишен возрождения. Надеюсь, ты достаточно разумен, чтобы не навлекать на себя месть Архов.

— А мне плевать! Пришел на нашу землю с мечом, так умри, ублюдок! — проорал Алексей и перерубил напополам призрака, заметив, как в последний момент надменное лицо арха исказила судорога непомерного страха.

Отозвав все заклинания, Алексей осмотрелся, светлая пурга уже почти стихла, на многострадальную Сенную площадь без содрогания не взглянешь. Да и созерцать всю эту бойню желания никакого у Алексея уже не имелось. Поэтому он тут же вернулся в снега личного схрона и сразу попал в крепкие лапы младшенького. Дурака валяли недолго, все же так и подмывало посмотреть, что там в остатке.


Премиальные действия


Уничтожение Пожирателя магии, уровень 466 (вселенный высший арх)

Уничтожение трех Жрунов, средний уровень 306

Уничтожение двадцати четырех Мечезубов, средний уровень 250

Итого: Уровни — 676

ОХ — 10 140

Кредо — 171 000

Прессы — 275


Алексей даже присвистнул, когда увидел результат бойни на Сенной площади.

— Йё-ха! Вот это я понимаю, прокачка. — Недолго думая, сто семьдесят шесть уровней отправил Всполоху.

— Ра! — взревел Всполох, подпрыгнул и как невесомый тушканчик понесся на радостях курочить ближайший сугроб. Так как Алексей заранее выставил вперед руки, мол, что угодно делай, но меня, мил друг, не трогай.

Наблюдая с улыбкой, как белый гигант играется в сугробе, Алексей тут же откинул двести уровней ребятам. Попробовал связаться с АК, не смог, с Анной тоже не получилось.

«Видимо, уже на Адмиралтейской, а сто двадцать метров в глубину, не шутки», — подумал Алексей, приступив к работе над собой любимом.

— Ну что ж, начнем. Итак, триста уровней… Триста уровней — это четыре тысячи с половиной свободных очков характеристик. Нужно быть совсем глупым, чтоб не прислушаться к советам Джокейро. Смотреть на изменения было очень приятно, в особенности впечатлял последний пункт.


(Химера) Уровень — 517

Здоровье 51700/51700


Скрытые способности:

Многопоточное сознание — 1 521

Повелитель сложных структур — 3 000

ПХ (уровень 41)

Доступных возрождений — 50


Немного полюбовался, цифры и в самом деле смотрелись впечатляющее, пошел к Всполоху, помог ему распределить очки характеристик, хотя теперь, наверное, и сам он уже был способен это сделать. Затем спокойно перекусили, нарезали пару кругов по убежищу и решили потихоньку идти на место встречи. Несмотря на достаточное освещение, входа в метро они не нашли. На месте павильонов подземки сгрудились лишь кучи строительного мусора. Алексей посмотрел карту и, указав направление, сказал:

— Идем на Пушкинскую, тут недалеко. — Но, увидев, как во всю ширину пасти зевает Всполох, и сам поддался этому вирусному влиянию.

— Там где-нибудь и передохнем несколько часов.

Дошли быстро, и расположились в уютном зале ожидания Витебского вокзала, как раз напротив метро Пушкинская. Тут и настигло Алексея всеобщее новое сообщение от СКИБ


Внимание всем вольным охотникам!

Внимание всем игрокам планеты Земля!

Открыта лицензия на арест или убийство игрока Феникс.


Обвиняется! В создании запрещенной школы магии, заклинаний и артефактов.

Обвиняется! В оскорбительном неповиновении СКИБ

Обвиняется! В вероломном убийстве Высшего Арха

Местонахождение:

Сорок седьмой сектор, галактика Млечный путь, рукав Ориона, Солнечная система, планета Земля.

Цена состояния — живой (компенсация расходов + тридцать миллионов кредо + 1 КЛР)

Цена состояния — фрагменты (десять миллионов кредо, полный сет амуниции класса «очень редкое» на выбор, каждому из группы захвата не более 26 особей)


* Дополнение для игроков планеты Земля, выполнивших заказ СКИБ (перевод группы до 26 особей Номо54 в ранг Низшие Расы, переселение в миры Низшие Хомо, на выбор)

СКИБ


Глава 14. Мехо Тики Таки



Вечерело, теплый и влажный ветер с Балтики, привычно пахнущий водорослями, гнал куда подальше чуждые запахи корреров и пожарищ с проспектов и площадей великого города.

— Анна, давай, теперь твоя очередь, — выкрикнула улыбающаяся Дага са Дага, поднимая руку. — У меня все, мана на нуле.

Девушки быстро поменялись местами, теперь Аня встала к вентиляционной трубе, слегка пригнулась, и тут же перед ней возник полупрозрачный ростовой силовой щит.

Они в точности выполняли указания лидера, усиленно занимаясь на крыше гостиницы. Получалось отлично, и девочки, и АК находились в приподнятом настроении и прямо-таки светились от счастья.

— Атас! — вдруг заорал Калаш, получив предупреждение и приказ от главы клана. — За мной! Приказ Феникса. — И он нырнул в лестничный проем. Из девчат никто даже слова не сказал, все дружно ринулись с крыши вниз по лестнице. Выскочив на Московский проспект, они плотной группой понеслись в сторону станции метро Технологический институт, и только перебежав Фонтанку, услышали страшные звуки боя, догнавшие их. Останавливаться не стали, на все вопросы, заданные на бегу, Калаш резко ответил:

— Не расслабляемся! Держим, держим темп. Феникс знает, что делает. Назначено место сбора — станция Адмиралтейская. Анна, за тобой окружающая обстановка, нам нужно поскорей бы убраться с поверхности. — И он еще прибавил в скорости. Добежав до большого перекрестка, остановились, осмотрелись.

— Технологическая площадь, — сказал Калаш, указав на адресную табличку.

— Вон оно, метро, — указала рукой Екатерина на полукруглое монументальное трехэтажное здание мягкого бежевого цвета с цоколем из рустованных гранитных блоков.

— Эй, ты чего там, АК? — спросила Анна, увидев застывшего парня, хотя они все уже вступили на проезжую часть.

— Медведь, — серьезно сказал Калаш и кивнул на большую машину, стоящую невдалеке.

— И что? — почти в один голос спросили девчата вернувшиеся назад.

— И то, — сказал АК и побежал к машине.

Когда он открыл и залез в достаточно вместительную машину, оттуда раздался дикий радостный вопль.

— Девочки, пошли, он что-то нашел там, — сказала Анна.

Из машины высунулся Калаш со светящимся от счастья лицом и призывно махнул рукой.

— Давайте сюда, тут добра на всех хватит. Здесь и передохнем… Да и подкрепиться уже пора.

Когда расселись, закрылись, заблокировав двери. Удивительно, но внутри было свободно, к тому же машина оказалась бронированной, и это придало дополнительную уверенность и спокойствие. По словам АК, здесь находилось целое сокровище. Восемь ПП «Витязь», тридцать два снаряженных запасных магазина и четыре цинка патронов 9-19. Плюс к этому богатству были найдены шестнадцать армейских сухих пайков и еще, по заверению АК, много всякой полезной мелочи.

Желание АК вооружить девочек ни к чему не привело. Довольный, он несколько раз поверхностно показал устройство «Витязя». Где приклад, где затвор, где спусковой крючок, где переводчик огня (предохранитель), и как это все работает. Девочки достаточно внимательно выслушали, и все как одна, отказались в пользу магии. При этом вывалив на любителя стрелкового оружия целую кучу веских аргументов.

— Я даже рогатку в руках ни разу не держала…

— Мы же к чертовой бабушке перестреляем друг друга!..

И так далее и тому подобное, на что АК повздыхал-повздыхал и смирился. Он и сам прекрасно понимал, насколько опасны такие эксперименты, в особенности в замкнутом пространстве и в плотной группе.

Спокойно поели. Оказалось, сухпайки в походных условиях — вещь незаменимая. Прибрав за собой, оставили на видном месте несколько банок тушенки, сгущенки и пакет растворимого кофе, вдруг кому пригодится. Тщательно закрыв двери бронеавтомобиля, группа из четырех человек, почти бесшумно и уже привычно оглядываясь, пересекла перекресток и вошла в метро.

Тихо, почему-то пахнет пылью. Включив фонари, спустились до туннелей и сверились со схемой.

Поправив разгрузочный жилет, и удобно вывесив «Витязь» на груди, АК сказал:

— Так, народ, кто-нибудь против, если я пока за старшего? — никто в ответ вроде как не возражал. — Тогда слушай сюда, боевая группа. Первым на острие иду я и даю свет. — АК прошел немного по путям и встал. — Теперь вы. Катя и Дага, у вас самые лучшие щиты, встаете вот сюда, — парень показал рукой, куда именно, пояснив: слегка приотстаньте и на флангах, то есть по бокам от меня. Когда вышло так, как надо, Калаш довольно кивнул, похвалил девочек и обратился к почитательнице таланта Льва Николаевича Толстого. — Анна, ты в центре. Твоя задача только сканировать пространство и вовремя предупреждать, если что-то увидишь. Помни, даже если будет стычка, не прерывай свою работу. Тебе понятно?

— Предельно, — коротко ответила Аня.

— Тогда вставай по центру, вот сюда. — Девушка тотчас все исполнила. — Ага, хорошо, — поблагодарил АК. — Все запомнили свои места?

Девочки закивали головами, а Катя Мордор не удержалась:

— Интересно-то как. Словно ролевая игра какая-то. Не обижайся, АК, мне и правда, интересно.

— Запомните, вот так мы и будем идти или бежать, старайтесь держаться ровно в своей позиции. А теперь реакция на противника. Например, Анна сообщает: «Внимание, впереди группа мечезубов, уровень — тридцать, дистанция — двести метров». На слове «внимание» я останавливаюсь, а Мордор и Дага обходят меня и ставят ростовые щиты максимальных размеров, тем самым мы перекрываем тоннель. Далее пробуем работать щитами и ледяным смерчем. Хорошо бы и ледяные латы в деле проверить, но пока предлагаю не рисковать.

На том и порешили. А затем группа молодых людей, три девушки и один парень, двинулась в темноту туннеля.

Несколько раз для отрабатывания слаженности действий Анна кричала: «Внимание!» И группа молодых людей в темном туннеле метро перестраивалась по схеме своего командира. Полчаса хватило, чтобы его небольшой отряд, к удовольствию АК, стал выполнять это перестроение на достаточном уровне, по мнению парнишки, конечно. Так они и продвигались — быстрым шагом, тихо переговариваясь, уже почти уверившись, что дойдут до места назначения без каких-либо осложнений.

— Внимание! — сиплым голосом сказала Анна. — Впереди девять Гонителей, средний уровень — тридцать. Противник статичен, и это не тренировка.

АК посмотрел на девочек.

«Держатся, вида не подают, но взволнованы очень сильно. А я чем лучше? Вон как поджилки трясутся», — подумал Калаш, сглотнув. Но, глубоко вдохнул, медленно выдохнул, собрался и заговорил, стараясь придать голосу уверенность:

— Страх — это нормально. Но в нашем случае это по большей части чистая психология. Подспудно мы все еще представляем себя с уровнями в районе тридцати, ведь так же? По идее с нашими теперешними показателями каждому по силам завалить всю эту нечисть и в одиночку. Так не будем же осквернять дар нашего лидера своим неверием! — и он пронзительно засвистел. — Анна, как там противник, сдвинулся?

— Да, готовьтесь, бегут в нашу сторону, — прохрипела девушка.

Затем под взглядом АК Анна справилась с волнением и уже спокойным голосом информировала соратников о дистанции и о малейших изменениях в стае противников.

— Пятьсот метров… триста метров, авангард уплотняется… двести метров… они рядом.

Уже был слышно цоканье когтей по бетону, шумное дыхание с жутковатым подвыванием.

— Дага, Катя, щиты на вас, — поддержал девушек АК. — Попробуйте подловить мразей в прыжке. Помните, мы отрабатывали это с воланами?

Первые из бегунов, без содрогания не взглянешь, килограмм под сто весом уже вырвались из темноты. Сшибка и удивительное зрелище. Со стороны вдруг показалась, что эта страшная стая не настоящая. Конечно же, нет! Это просто шутиха иллюзиониста. Искусно созданная имитация из латекса, наполненная зеленой краской и почему-то хитроумно ожившая.

Страшные на вид создания ударялись о прозрачную слегка желтоватую стену и буквально лопались, отлетая от нее с невероятным ускорением, оседая зеленоватой жижей на своде и стенах тоннеля.

«Пуф! Пуф!», — сотрясали сознание эти неприятные звуки.

Поташнивало, конечно, но АК сдержался и спас остальных. Он громко крикнул:

— Щиты над головой!

Дага и Мордор четко исполнили приказ. Калаш осторожно толкнул Анну под силовое прикрытие и таким же уверенным голосом скомандовал:

— Вперед, девочки, уходим отсюда, и побыстрее.

И только когда прошили этот загаженный участок и удались на несколько сот метров, Калаш остановил группу.

— Привал.

Валиться на бетон не стали, просто постояли какое-то время, молча обнявшись.

— Ну, девчонки, вы даете, такой отпор тварям дали, слов нет. Отлично отработали. Это был наш первый бой, всех поздравляю. А каков щит Феникса, а? Даже не ожидал! Потенциал бешеный.

— Верно, АК. Не знаю, как Катя, но я сильно трусила, а когда поставила щит, мне как-то спокойно стало и даже показалось, что за спиной Феникс улыбается этой своей солнечной улыбочкой.

Екатерина Мордор засмеялась:

— Ты здесь не одинока, подруга, нам всем мерещится Феникс, разве что АК сорок семь еще держится.

Анна прыснула, толкнув командира, и все дружно засмеялись.

— А что, девочки, может, почаевничаем? Обсудим бой, обговорим дальнейшую тактику, времени-то у нас вагон, — предложил АК.

Согласие было полным. Тут нужно отметить, что природное сказочное свойство прекрасной половины человечества превращать любое пространство, пусть даже самое враждебное, в уютное гнездышко никуда не делось, оно скорей даже усилилось на фоне всего пережитого. Молодому парню только и оставалось, что сидеть и удивленно посматривать на это волшебное действо.


***


— Давай, брат, отбой, я первый в карауле, — заявил Алексей.

Всполоху не требовалось повторять, и он тут же рухнул как подкошенный. На душе было тревожно. Алексей в глубокой задумчивости почти бесшумно прошелся туда-сюда по великолепному залу ожидания старейшего из вокзалов России. Как он ни гнал от себя, как ни прятал тревожные мысли об этом злосчастным дебаффе, они, заразы, нет-нет, да и возвращались.

«Надо же, хрень какая, великий седьмой дебафф, вот угораздило-то».

Угрюмо пофланировав немного от огромных рамных окон до резных дверей, он перешел на мысли вслух:

— Итак, что у нас имеется по этому поводу? Якобы вечное ограничение на творчество в магии. И в противовес реакция Джокейро, явно давшего понять, что обойти эту напасть мне по силам. Сильней, сильней нужно становиться, а перво-наперво требуется инициация.

И идеи насчет того, как к этому подступиться и осуществить, у Феникса уже имелись. Правда, пока они казались фантастическими.

А сейчас хотелось похулиганить и все же обойти ограничение высших архов, пусть и не совсем магическим способом. Просто руки чесались совершить что-нибудь этакое. Знал бы Алексей к чему эти его «хулиганства» приведут в будущем…

— Ну-с, приступим, — уверенно сказал Алексей и перешел на работу с хранилищем в подпространстве.

Долго разглядывал наручные часы, когда-то взятые в торговом центре на Сенной площади и, наконец, выбрал то, что с первого взгляда понравилось. Он совсем не разбирался в часах, но те, что предпочел всем остальным «А. Lange & Cöhne», приглянулись сразу. Подумалось: «Дорого, ну очень дорого».

Сомнений у Феникса в этом не было, и не только из-за того, что золото, или ремешок из кожи крокодила. Скорее оттого, что в этом хронометре чувствовалась утонченная эстетика настоящего произведения искусства.

— Что ж, поехали, посмотрим, наконец, реальную силу интеллектума, — уверенно сказал Алексей, вытаскивая сияющую ампулу.

Сожалений либо переживаний — никаких, он с усилием приложил один из торцов ампулы прямо к сапфировому стеклу циферблата и твердо сказал:

— Максимальная доза. Ого! Целый миллилитр освоил, — едва ли не выкрикнул Алексей.

А затем, затаив дыхание, осторожно положил золотые часы на полированную поверхность скамейки. Где-то с минуту ничего не происходило. Затем элегантный корпус очень быстро покрылся мелкими пупырышками ярко-небесного цвета, а уже через несколько минут рядом на скамейке красовалась небольшая друза прозрачных кристаллов в форме ракушки. Алексей потрогал — очень крепкие, холодные, внутри можно было разглядеть часы, находящиеся словно в голубом трепыхающемся пламени, ремешка не наблюдалось. Взял в руку, отметил, что это образование весило где-то с килограмм. Поднес к уху, хронометр непривычно звонко отсчитывал время: тик-так, тик-так.

Очень хотелось по-детски потереть ладошку об ладошку и смотреть не отрываясь на это интереснейшее действо, но тут произошло еще одно не менее увлекательное событие. В голове раздалось объемное торжественно-мажорное трезвучие: «Жа-ажас-с!»

От такой неожиданности Алексей вскочил. Следом зазвучал хорошо поставленный сочный баритон: «Приветствую, Феникс. С вами говорит верховный независимый администратор искин всесторонней межгалактической платформы Сеть. Вам первому удалось подключиться к нашему функционалу из Низших рас. Ваши премиальные: vip ложа, пожизненно, бесплатно. Поздравляю! Совершенствуйтесь и благоденствуйте». И тишина… Минута тишины… Вот уже две минуты тишины.

— Ух ты, — наконец шумно выдохнул Алексей, почесывая затылок. — Ёкарный бабай, за что браться, за что, блин, хвататься?

«Эй, эй, держи себя в руках, прежде всего нужно завершить то, что начал», — решил для себя Алексей.

Итак, пока он слушал торжественную речь очень далекого искина, упустил многое с трансформацией хронометра. Теперь на месте красивой друзы в трех-четырех сантиметрах над скамейкой левитировал шарик голубого металла и прилично трясся, издавая при этом потешные звуки, похоже, призывая к вниманию:

— З-з-з-з! З-з-з-з!

Алексей присел на корточки возле шарика размером с мандарин. Золотой ободок, стекло, циферблат, стрелки и остальная атрибутика часов все же присутствовала, словно передний иллюминатор у батискафа.

Помахал рукой между шариком и скамейкой.

— Круто, не обман, на самом деле левитация, — и опять.

— З-з-з-з! З-з-з-з!

— Чего жужжишь, замерз, что ли? — сказал Алексей и взял шарик в руки. Это зы-зы и вибрация сразу прекратились. Зато перед глазами всплыла личная табличка сотворенного, которую требовалось заполнить. Там уже значились четверть от его уровня и две самые прокачанные характеристики. Еще одну свою способность предлагалось передать на выбор. А также еще семь из огромного перечня… Чего здесь только не было! Закачаешься.

Ну, это вроде как понятно. Но многое и нет. Первый затык представлял собой графу «раса/вид». Второй, не менее отпадный: нужно было указать половую принадлежность.

«Жесть же зверская».

— Ну, вот с какого рожна, простите, я могу знать, кто это, и тем более, где тут искать первичные половые признаки? Эй, шар небесного цвета, ты кто, дорогой?

Тут ведь не поспоришь, дорогой во всех смыслах. А в ответ ни ответа, ни привета. Алексей развел руками.

— Тогда, голубой шарик, прости, если что не так.

Затем сразу все решил: раса/вид — Мехо, пол мужской, посчитав, что изначально часы все-таки производились для сильной половины человечества. С именем тоже не все гладко получилось, зато намного интересней. Вначале было введено имя Зизикузик, которое видимо новорожденному не понравилось, шарик сильно вибрировал, ощущение было такое, что еще немного — и начнет кусаться.

«Ага, дорога-то правильная», — подумал Алексей.

Далее пошли еще более трагичные Пум-пурум-пурум, Шмяк-бряк, Ляки-маляки, Пуки мампуки, Голубой пипец и другие, которые лучше не упоминать. Уже где-то при вводе «Пуки мампуки» прорезался голосок, в ужасе безостановочно зазвеневший тонким колокольчиком:

— Тики Таки, Тики Таки, Тики Таки.

Алексей едва сдерживался, подавляя смех.

— Ну ладно, хорошо, помни мою доброту, пусть будет Тики Таки. Хм, а вроде неплохое имя для мехо с часовой родословной, — и он ввел окончательное имя.

Дальше все пошло по привычному сценарию. От своих характеристик, поразмыслив немного, добавил способность маг-кузнец. Тут же по понятным и не очень причинам появились две характеристики мана и ремонт. Осталось вписать подходящие способности и распределить шестьсот сорок пять свободных очков характеристик. Результат стараний получился вот таким:


Мехо Тики Таки уровень 129

Здоровье 12900/12900

Повелитель сложных структур — 750

Многопоточное сознание — 380

Маг-кузнец (Оружейник) — 150

Интеллект — 100

Левитация — 100

Восприятие — 45

Ловкость — 100

Ремонт — 200

Взлом — 50

Мана — 200

ПХ (уровень — 8)

Доступных возрождений — 12

Создатель маг Феникс


— Без шуток, смотрится даже очень неплохо, — сказал Алексей, поглядывая на голубой шар, висевший на уровне его головы.

И, похоже, мехо согласился, покачиваясь.

— Так, мальчик, слушай свою первую задачу, требуется облететь вокзал по периметру, выявляя опасности. — И для уверенности, что мехо понял, похлопал по стене. — Всего этого здания. Понял? — И тут же получил четкую схему здания с несколькими красным кругами по периоду, где поверх было написано «курс полета». У Алексея аж брови поднялись. — Чудесно, действуй, — выпалил впечатленный землянин.

— Тики Таки! — тренькнул мехо так, что показалось, будто он пропищал короткое: — Есть!

— Похоже, великолепный малый получился и даже не жалко дозу интеллектума, потраченную на него, — прошептал Алексей, широко улыбаясь.

Посмотрел на любимца, Всполох — зараза красивая — дрых, хоть картины пиши и чахни, а то и подыхай рядом от умиления.

«Ну а мне нужна Сеть, спать некогда», — решил Алексей и задействовал новую махонькую серенькую иконку на периферии зрения.


***


— Мать честная! — не сдержался Феникс, оглядываясь.

Он сидел в удобном до неприличия кресле в центре прямоугольного помещения размером с теннисный корд. Нет, неправильно. Это нельзя называть помещением, скорей подойдет «премиальные элитные апартаменты». Дорогущая мебель, отделанная золотом, стены, похоже, из яшмы. Камин — войти, не пригибаясь, можно. Обследовал четыре двери, за ними оказались: спальня, кухня, туалет и мраморный бассейн с голубой водой. Отделки такого качества Алексей даже в кино не видел — явно сделано не гастарбайтерами. К самой главной достопримечательности, расположенной напротив кресла, подходил в последнюю очередь. Еще бы! Мерещилось, что стены там и вовсе нет. Оказалось, ошибался, она там была, но только прозрачная, а за ней непомерное огромное черное пространство, а посредине этой темной бесконечности здоровенная сияющая цветная ось. А вокруг нее, словно мошки у лампы, роятся, подлетают, отлетают такие же, как у него апартаменты-прямоугольнички. Ошалело понаблюдав за этим броуновским движением миллиардов пользователей, Алексей заметил, что рядом стоит прозрачная девушка очень кроткого и приятного вида.

— Кто ты? — спросил Алексей.

— Я ваш личный секретарь в сети, господин, — и призрак низко поклонился.

Алексей несколько раз провентилировал легкие.

— Давай так, слово «господин» убираем из лексикона, можешь называть меня Алексей или Феникс, поклоны тоже убираем. Понятно?

— Слушаюсь, Алексей.

Имя у тебя есть?

— Нет, Алексей.

— Ну, тогда нарекаю тебя Лулу. Это хорошее имя, очень хорошее, гордись им.

При этом Алексею померещилось, а может, и нет, призрак девушки словно бы уплотнился.

— Я чем-то могу быть полезна, Феникс?

Алексей не стал артачиться, его поджимало время, и он решил действовать открыто и как можно быстрее.

— Мне нужно зарегистрировать клан, купить хорошую одежду для воина и продать вот это, — и он вытащил два пресса.

— Продажа и покупка инкогнито или в открытую? — спросила Лулу

— Да, инкогнито, пожалуйста, — коротко ответил Алексей.

Раз-два — и они уже влетают в одну из громадных цветных областей на оси, рекламирующих какие-то биотехнологические приборы. Каких-либо ускорений Алексей совершенно не почувствовал, хотя визуально это выглядело потрясающе.

Теперь прозрачная стена напротив значительно расширилась. И хотелось верить объемной голограмме, хотя выглядело это как окно в какую-то параллельную реальность. Реальность цифр, оживающих лотов и торговцев невообразимых видов, поражала.

— Феникс, рядом с вами открыт грузовой портал, перемещайте туда все, что хотите продать. Я сформирую лот, переправлю надежным оценщикам. Предлагаю использовать оценщиков не ниже топа сто.

Офигевший Алексей только качал головой, словно китайский болванчик, и пару раз влез со своим бесшабашным и уверенным «конечно».

Триста прессов отправились в грузовой портал, некое туманное квадратное образование у правого подлокотника. Продажа произошла быстро, гораздо быстрее, чем он успел в чем-нибудь разобраться. Показания и озвученная сумма выручки неплохо пристукнула сверху, вдавив в кресло.

— Мамочка родная, мы миллионеры.

Сумма оказалась запредельной: семь миллионов четыреста двадцать восемь тысяч кредо.

С одеждой долго не провозились. Лулу подошла, и из ее прозрачного указательного пальца выскочил тонкий, чуть толще паутины, измерительный щуп и пробежался по всем нужным ей точкам.

— Самое лучшее?

— Верно, Лулу, только самое лучшее, — подтвердил землянин, улыбаясь до ушей.

Остановились на универсальной одежде одного из самых элитных отрядов спецназа Номо три — Черный Каратель. Несмотря на вип возможности, стоимость одного костюма обошлась в двести тридцать тысяч. Но, если честно, сам костюм, попав в руки, ошеломил. Глубокий черный цвет с небольшой блесткой скорее напоминал тонкий тягучий металл. А статы Алексей и разбирать не стал, слишком много там всего было наворочено, а времени терять не хотелось от слова вообще. Хотя выглядело это как беговые кроссовки «Нока» с толстенной и очень упругой подошвой. Пришлось разоблачаться полностью. Строгий костюм, похоже, на дух нижнее белье не принимал. А вот со стрелковым комплексом слился в дружеском объятии. Стоило лишь просунуть ступни в это черное нечто, как костюм быстро охватил все тело. Ал посмотрел на себя в тут же появившемся ростовом зеркале.

«Ну, что тут скажешь? Просто блеск».

Странно, конечно, но дизайнеров этой технологичной одежды, похоже, можно было благодарить вечность. Они умудрились создать настоящий шедевр, в котором не стыдно и на светский раут, и на поле брани заявиться. Недолго думая, поставил клеймо Ледяного Феникса на шикарный костюм и с удовлетворением посмотрел на помощницу. Та улыбнулась, пролепетав:

— Теперь нас ждёт департамент администрации.

Алексей кивнул, показывая девушке-призраку большой палец.

— Давай, Лулу, действуй.

В департаменте администрации ничего такого-этакого он не заметил. Ему пришлось заполнить простейшую форму, где значилось всего несколько пунктов. Название клана, данные лидера, согласие на единовременную пошлину, правда, надо отметить, немаленькую — сто тысяч кредо. На все это ушло не больше пяти минут, а вот дальше началось что-то непонятное и волнительное — деньги взяли, а результата нет и нет.

— Сложности? — спросил Алексей, поглядывая на слегка испуганную помощнику.

Девушка-призрак быстро закивала, пролепетав своим сказочным голосом:

— Регистрационный орган предлагает взять другое имя, утверждая, что имя Зимогоры занято, а клан с таким названием существует уже несколько тысяч лет. Правда, в списочном составе клана ноль, пустота. Право наследования можно получить, но только при генетической экспертизе крови.

Алексей откинулся и заложил руки под затылок.

«Ну вот, что ни день, так какая-нибудь хренотень глобальная за пазуху лезет. Похоже, я хронически болен удачей».

— Надеюсь, кровь нужна не вся? — шутливо спросил Алексей.

— Нет, что вы, Феникс, одна капля, — прощебетал приятный образ.

Алексей вздохнул и окончательно решился.

— Черт возьми, я согласен, — заявил он, наблюдая за красноречивой своим негодованием мимикой Лулу, явно общающейся с администрацией.

— Что? Им еще чего-нибудь нужно? Может, пару волосков с мошонки?

— Они просят снять режим инкогнито, настаивая на собеседовании с верховным администратором Сети и заверении о неразглашении полученной информации.

Алексей хмыкнул, с минуту обдумывая варианты, и сказал помощнице:

— Хорошо, пусть будет так.

И тут же увидел бледного человека непонятного возраста, с печатью большой власти на продолговатом лице и копной седых волос, уложенных при помощи драгоценных заколок. Смотрелось необычно, если не сказать странновато, но солидно. А еще Алексей смог понять, что перед ним хорошая иллюзия, и скорее всего — это лишь дань традиции. Хотя происходящее далее как-то поколебало эту версию.

— Здравствуй, Феникс, — пожирая его глазами, сказал верховный администратор.

— Здравствуйте, Этехо, — спокойно и даже расслабленно сказал Алексей.

Этехо осклабился, слегка качнув головой.

— И это все еще с единичкой в уровне? Чтобы считать мое имя и тысячи мало, — и тут он, похоже, зафиксировал ледяную эмблему на груди Феникса.

Посверлив немного грудь Алексея своим фирменным взглядом, высокий чиновник, находясь в неприличной задумчивости, сказал, словно ответил на какие-то свои размышления:

— Даже так… Очень интересно… М-м-да, очень интересно, очень!

Алексея начинало уже немного потряхивать. Мало того что он уже смертельно хотел спать, так еще это головокружительное происходящее, в котором он мало что понимал, гадая, к чему это все: к офигенному плюсу или к офигенному минусу.

— Уважаемый, Этехо, время не ждет, и я вас не понимаю, — громко сказал Алексей, пытаясь оживить диалог, полагая, что если так пойдет дальше, они оба уснут.

— О да, молодой человек, время не ждет, только предупреждаю вас, если свидетельство владетеля клана Зимогоры вас не признает, никто не знает, что с вами произойдет. Понимаете ли, бывшие владетели отличались не только крутым нравом и недюжинными магическими способностями, но и своеобразным черным юмором. Пострадавших самозванцев за все эти столетия даже я не могу сосчитать.

Тем временем Лулу поднесла Алексею на прозрачных дрожащих руках холодную граненую пластину черного льда. Алексей почему-то точно определил, что это лед. В углу искрилась выпуклая белая снежинка.

«Палец уколоть и стряхнуть каплю крови на пластину?» — подумал Алексей.

— Просто возьми ее в руки, — степенно сказал администратор, словно читая его мысли.

Алексей взял, что-то укололо палец, а пластина, точнее, ее чернеющая часть тотчас покрылась густой изморозью, где в чудесных рисунках мороза можно было прочитать: «Владетель».


Глава 15. Клан Зимогоры



Он все сидел и сидел в задумчивости в большом кресле с бокалом какого-то дорогущего напитка с труднопроизносимым названием и совсем не ощущал вкуса.

«Во как шибануло».

Спать уже не хотелось, вспомнились последние слова высшего администратора сети: «Феникс, это наследие привнесет в вашу и так непростую жизнь множество возможностей, соблазнов, но и невероятных опасностей! Всегда помните об этом». Искин, умная зараза, оказался прав. На все сто процентов прав! Его предсказания стали сбываться почти сразу.

Невероятно, конечно, но бывает и такое, что вместе с удачей со спины как шибанет, да со всего маха, таким огромным траблом, что на ногах не устоять. Кто бы мог подумать, что один из даров хитроумных предков-зимогоров так сломает уже поставленную игру. От покрытой изморозью карты владетеля он получил не только невероятные средства и архив, но и злосчастные уровни в количестве ста пятидесяти штук. Вроде, почему бы не радоваться такому подгону? Но дело в том, что этот сюрприз ни перепишешь и не сотрешь, самостоятельно укоренился в открытой схеме развития. Так еще все полученные свободные очки в количестве двух тысяч двухсот пятидесяти прописались в характеристику Восприятие, и теперь вместо столь многообещающей единицы в уровне значилось сто пятьдесят один.

— О-о-о! Грандиознейший облом.

Помимо получения этакой офигенной радости, Алексею в первую же минуту пришло невероятное количество предложений от желающих вступить в клан и — что его ошеломило — в брак, причем от множества знатных родов. Но все же подавляющее количество пришедших сообщений представляло собой откровенные угрозы, полученные от всяких мутных личностей, изъясняющихся высоким слогом, и откровенно бандитских, типа: гони деньги, урод, иначе найдем и заберем все. Далее подпись обязательно с какой-нибудь вычурной атрибутикой вроде «Синдикат Наемников Систем Клептро», ну и, конечно, данные для перечисления.

Ну, тут хотя бы понятно, ведь на счетах клана еще и значилась умопомрачительная сумма в тридцать шесть триллионов кредо с мелочью. Правда, по условиям бывших владельцев в данный момент он мог воспользоваться лишь тремястами миллиардами. Все остальное только при стабильной работе клана в течение десяти лет. Схемы требуемых показателей прилагались. Видимо, не меньший интерес для многих пишущих ему «доброжелателей» представлял собой и этот древний архив. Помимо магической составляющей в виде древних фолиантов там еще находился целый раздел с расписками и имущественными документами.

«Интересно, эти древности еще имеют какую-то силу?» — думал Алексей, бегло просматривая, казалось бы, бесконечный реестр.

И почти тут же получил исчерпывающий ответ: какая-то часть точно имеет, причем огромное значение. Лулу по его просьбе нарезала ознакомительный отчет о вещании основных новостных порталов. Он просмотрел все, и везде экстренной новостью сообщалось о возрождении клана Зимогоры. Выступающие в основном говорили о вопиющей наглости и дикости главы клана — варвара из сырьевого мира, коварно обманувшего искинов сети и незаконно заграбаставшего огромные ресурсы. Выступали какие-то то ли чиновники, то ли фрики, с пеной у рта обещавшие потребовать и отобрать на законных основаниях какие-то боевые замки, расположенные в центральных районах их городов. И везде мелькала атрибутика клана Зимогры — стилизованная из кристаллов льда снежинка на черном фоне. Ну, хотя бы на этом спасибо.

«А во всем остальном пошли вы все на…»

Системных сообщений, помеченных красным цветом, тоже было в достатке, попросил вывести основные, молодец помощник вывел всего два, добавив сообщение от СКИБ на этот раз с более жизнеутверждающим наполнением.


Внимание всем!

Восстановлен легендарный клан Зимогоры!

Новый глава клана: игрок Номо-54 Феникс


Внимание! Игрок Феникс харизма + 117


Внимание! Всем вольным охотникам, всем игрокам!

Открыта лицензия на арест игрока Феникс.

Обвиняется в оскорбительном неповиновении СКИБ!

Обвиняется в вероломном убийстве Высшего Арха!

Обвиняется в незаконном присвоении наследия клана Зимогоры!

Местонахождение:

Сорок седьмой сектор, галактика Млечный путь, рукав Ориона, Солнечная система, планета Земля.

Цена состояния «живой» (500 миллионов кредо + 2 КЛР.)

*Дополнение: убийство игрока Феникс карается окончательной смертью и преследованием родственников и всех знакомых дерзнувшего.

*Дополнение для игроков планеты Земля, выполнивших заказ СКИБ (перевод группы до 1000 особей Номо54 в ранг Низшие Расы, переселение в миры Низшие Хомо, на выбор)

СКИБ


Прочитав последнее сообщение от СКИБ, Алексей хмыкнул: «Ничего себе… Высокородные ублюдки на юридические термины перешли. “Обвиняется, обвиняется”. А чудовища не пробовали себя обвинять в убийствах миллиардов людей? Подождите немного, сучата высокородные…»

Мысли и воспоминания о трагедии загнали настроение в характеристику «как-то не очень».

«Ну вот как назвать пограничное состояние, когда с одной стороны, грандиозные плюсы, а с другой — такие же по грандиозности пролеты? Радость и печаль в одном флаконе. Хотя, как ни крути, приобретения явно в разы масштабней и при должном усилии могут послужить на пользу всем оставшимся на земле. Хотя и эти более двух тысяч вбитых в Восприятие вполне могут обернуться путеводной нитью, да и разрешением внутренних проблем клана в будущем, тоже. Ведь не зря же они именно так распределили очки характеристик для наследника».

Такие мысли значительно прибавили очков к хорошему настроению.

«О боже! Я, похоже, уже опаздываю на встречу. Нужно как-то закругляться, что ли», — вдруг подумалось Алексею, и он заторопился.

— Так, Лулу, я могу пригласить сюда друзей? — спросил он у помощницы.

— Можете. Правда, не сюда, у вас теперь есть элитная капсула для работы в Сети, издревле принадлежавшая клану Зимогоры. Там возможно содержание до недели нескольких тысяч гостей в ранге членов клана и сотни сторонних. Ваше же личное нахождение в капсуле «Сеть» возможно столь долго, сколько будет существовать это межгалактическое объединение.

— Хорошо, Лулу, тогда подготовь все необходимое для проживания примерно пятнадцати-двадцати человек и праздничного пира на три дня.

Помощница на пару секунд задумалась и спросила:

— Феникс, тем самым вы санкционируете мой перевод в церемониальную капсулу клана Зимогоры?

— Конечно, Лулу, конечно… Куда я теперь без тебя?

И опять вроде как показалось, что образ прозрачной девушки словно уплотнился, стал хоть на грани, но более осязаемым.

— Все будет сделано в лучшем виде, глава Феникс, — лучась радостью, сказала Лулу, Алексей приветливо махнул рукой и вышел из Сети.

Пахнуло свежим крепким ветром Балтики. С первого взгляда ничего не изменилось — белый гигант, красавец, все еще всем своим видом зазывал смежить веки и всласть выспаться. Но, как оказалось, в пространстве древнего железнодорожного вокзала происходило и другое — более бодрящее действо.

— Вот же, ядрёна вошь! Это что?

В десяти сантиметрах над уже знакомой лавкой зависал Тики-Таки, а под ним почти все деревянное лакированное пространство сидушки занимали наручные часы.

Появившийся Алексей вдруг ощутил себя в цирке, причем в самом первом ряду, и надо отметить, выступление артиста оригинального жанра завораживало. Тики-Таки хватал часы тонюсенькими гуттаперчевыми и полупрозрачными ручонками и подтягивал к себе. Затем эти шаловливые хваталки невероятно ускорялись, а часы разлетались на невероятное количество деталей. Потом с еще большим ускорением часы собирались, происходил торжественный завод и внимательное прослушивание хода, и, наконец, финал: ласково-протяжное «Тики-Таки». В этих звенящих множеством мелких колокольчиков словах крылось столько обожания и нежности, что Алексею показалось, еще немного — и он сладкой патокой растечется по керамической плитке зала ожиданий.

Номер, конечно, превосходный, вот только из общей концепции выбивался шар Око Админов, непринуждённо валяющийся вместе с часами. Наконец, Алексей решил прервать эти завораживающие манипуляции или прокачку зарождающегося клептомана.

— Откуда вот это? — и Алексей указал на горки часов и Око.

— Тики-Таки, — выпалил резко подлетевший мехо, можно сказать, принявший стойку смирно.

— Говоришь, искал и нашел, значится? Я не про часы, я вот про эту вот штуковину, — и Алексей четко указал на технику Высших.

Шарик дернулся и вновь затянул свое любимое:

— Тики-Таки.

А Феникс в очередной раз удивился, хоть топором руби, но он понял совсем не то, что слышалось, а то основное, что вкладывал в эти два слова мехо: «Командир, взят пленный, вел наблюдение за вверенной мне территорией».

Алексей вздохнул и развел руками:

— Ну, раз так, молодец, конечно, и забирай этого пленного на запчасти.

— Тики-Таки, — как-то возбужденно ответил голубой шарик, и опять это понималось как-то так: «Он сложный, дорогой и еще будет полезным главе Фениксу».

Алексей вздохнул и заорал по-армейски, хотя очень хотелось матом:

— По-о-одъем! Минута на сборы, мы выступаем.


***

Наконец, добрались до Адмиралтейской, темнота и полная тишина. Расположились в торце центрального зала прямо у мозаичного панно на морскую тему. Под светом подвижных лучей фонариков мозаика искрилась и словно фрагментарно оживала. Казалось, где-то высоко кричат чайки, парящие в порывах крепкого ветра. Поскрипывает парусное вооружение и такелаж, а с причала взирает в будущее строгий титан, сам Пётр Великий. Жутковато и одновременно величественно. Снизу латунью сияла надпись «Основание Адмиралтейства в 1704 году».

— Хорошее место, нашенское. Аж мурашки по коже, — заявил АК сорок семь. — Итак, времени до встречи у нас еще предостаточно, поэтому предлагаю передохнуть. Я первый на часах, а вы девочки, давайте-ка отбой, — сказал Калаш.

Только достали спальники, расположились, как каждому капнуло по пятьдесят уровней и, соответственно, по семьсот пятьдесят свободных очков. Ну и все сразу загомонили, какое тут спать! Коллективно порадовались и занялись распределением полученного, с неподдельной благодарностью поминая своего лидера. За оживленной беседой и поочередными попытками связаться с Фениксом время пролетело быстро. А с получением очередного всеобщего сообщения СКИБ была полностью похоронена идея тихого часа. Под влиянием примера неутомимого лидера дружно занялись отработкой атаки щитами, благо понимание того, куда двигаться, уже присутствовало. Работали с упоением, интенсивно отбивая на бегу теннисные шарики, бросаемые АК, благо этих жёлтеньких мячиков у них имелось в достатке — целый рюкзак. Увлеклись, совсем забыв про время, и тут опять пришло всеобщее оповещение. Там говорилось о возрождении клана Зимогоры, где упоминался их лидер Феникс. Не успели даже обсудить, как вновь проявила себя пресловутая СКИБ, выдав очередное признание в бессилии даже за такие огромные деньги.

АК вывел этот опостылевший опус на всеобщее обозрение.

Стояли — смотрели, ходили — бродили группкой туда-сюда, недоумевая и строя предположения: почему так кардинально изменились условия? Отчего такая запредельная цена, кто такой этот Высший Арх? Вопросов миллион миллионов, ответов — ни одного, одни домыслы и догадки. Ясно было только одно: лидер ну прям отжигает где-то там не по-детски.

— Интересно, и на какую вселенскую мозоль Феникс опять наступил и сколько раз? — ухмыляясь, задалась вопросом Дага.

— Уму непостижимо, пятьсот миллионов… Это же безумные деньжищи! Да и два КЛР явно чего-то стоят, плюс все остальные ништяки, как вам? — тут же подхватила Екатерина Мордор.

Фривольные разговорчики завершились, когда раздался голос человека, отвечающего за разведку и сканирование:

— У нас гости! Пять Номо-42. Они почти у входа в метро, — твердо и достаточно громко заявила Анна.


***

Сорок вторые к предстоящей встрече с землянами готовились тщательно, подолгу и детально продумывая позицию и, конечно, свои торговые интересы. По их понятиям, даже в таком плачевном состоянии их имелось в достатке.

— Итак, подведем итоги, — сказала Грес, хлопнув по столу. — У нас всего три варианта развития событий. Первый — вернуться и публично и мучительно сдохнуть на переработке. Хозяйка таких провалов не простит.

— Только мне этот вариант кажется так себе? — ляпнул Балагур, хмурый, как грозовое небо Кросанты.

— Второй вариант, — перебила его Грес, предупредительно зыркнув глазами, — не намного лучше первого, хотя, скорее всего, жизни свои мы на какое-то время спасем. Из корабля забираем только Первого и переходим в статус беглецов. В общем, бросаем Злого как есть, этим мы хоть как-то снизим давление Хозяйки на наших. — И она показала пальцем вверх. — Далее просто выживание и долгое выжидание до больших охот. По правде сказать, шанс захватить охотничью яхту у нас неплохой. А уж затеряться на фронтире в низших мирах и вовсе не составит труда. — Грес опустила голову, словно ей стало больно смотреть своей группе в глаза, и продолжила. — Большой минус этого варианта: мы фактически подставляем всех своих на матке. Хотя Хозяйка вряд ли кого из-за нас забьёт до смерти — полютует, полютует и успокоится. Мы все знаем, кросанты нас не осудят, даже если кто-то и пострадает.

— Ну и теперь третий вариант, связанный с предложением Феникса. На первый взгляд, авантюра: и коэффициент лояльности получить, и от Хозяйки избавиться. Ну, ведь правда же, как-то не верится в такой расклад! На другой стороне мои видения, какие-то невероятные возможности Феникса, да и всех остальных игроков пятьдесят четвертых внушают. А вдруг и в самом деле Высшие нарвались-таки на скалу? И если это так, что мы можем предложить Земле? А вот тут, есть над чем поразмыслить. В первую очередь, это информация по охотам и по тотализатору. Наверное, никто не будет спорить, что это очень важная информация для сырьевой планеты? Идем далее. С получением единицы лояльности, Кросанта гарантировано приобретает статус Привратник. А это Сеть для местных при нашем посредничестве, пусть и урезанная. Затем наши наемники, политическая поддержка и даже возможность военного содействия. И наконец, главное, наша помощь в переходе Земли в статус «низшие».

Немного посидели, помолчали.

— Все, двинули, раз согласны, — решилась Грес.

Вышли из Злого споро. Сильный влажный ветер с запада опьянял своей чистотой с едва уловимыми пряными нотками водорослей. Выстроились клином и пошли вдоль улицы.

— Первый, веди по карте, — приказала Грес искину корабля.

— Слушаюсь, Старшая, двести метров прямо, затем поворот налево, — прогремел в голове голос искина. При передвижении, помимо удивительной завораживающей красоты архитектуры, земляне сорок вторые встретили несколько низкоуровневых корреров, впрочем, это не послужило задержкой. Остановились только раз и почти на подходе к месту назначения, зайдя под первую попавшуюся дворовую арку, быстро распределились, привалились к каменным стенам, привычно занимая круговую оборону. Старшая хмурилась и молчала, зато Балагура аж распирало, и он вывалил все, что думал быстро и без пауз:

— Грес, что скажешь? Я как бы совсем перестал чего-либо понимать. Получается, мы подвязались на игру со ставкой в два коэффициента лояльности и пятьсот миллионов кредо. А наша бывшая цель стала главой клана Зимогоры. А это значит, он прошел-таки проверку искинов Сети.

— Мрак господний… Даже не могу представить, что сейчас творится в мирах Высших. Получается, из их липких рук уплыло легендарное наследство. Говорят, там средств столько, что полвселенной можно приобрести, — дополнил Роск.

— Палец бы отдал, чтоб посмотреть на это, — заявил с придыханием Ромб, не оборачиваясь, так как держал проход под прицелом.

— Грес, а твои ведения опять подтвердились! Представляешь, мы на планете прародины Зимогоров! Это же надо, моя детская мечта сбылась, — и она довольно сощурилась, обхватив себя за плечи. Все, как по команде, посмотрели на девушку.

— Ну что еще? — И Татаки, удивительно точно парадируя Старшую и голосом, и манерой, подняв руку, сурово заявила:

— Замрите, сорок вторые, у меня видение, темнота, темнота — и вот он благодатный свет, вижу, я вижу!.. И что же я вижу? Матерь Кросанта! Мы получаем два очка лояльности и кредо. Ого, да это же целое состояние!

Татаки посмотрела на вытянутые лица соратников и хихикнула в кулачок, явно сдерживаясь.

— Как? Откуда такой талант, подруга? — с удивлением и восхищением спросила Грес. Татаки дернула плечиками, ехидно ухмыляясь, и выдала:

— А вот недавно целовалась с Фениксом и, видимо, подцепила вирус какой-то зимогорский, теперь распирает во все стороны талантами, едва сдерживаюсь. — И увидев еще более жалкие лица близких, до слез расхохоталась, а через несколько секунд ее все поддержали.

На выходе, как на тренировке, покрошили пару стай мечезубов. Далее шли с хорошим настроением, наплевав на все свои обдуманные стратегии, полагаясь только на судьбу и свою удачу.


***

— Волнительно как-то. Что делаем? — проговорила Катя Мордор

— Не за то волнуешься, — тут же парировал АК, — у нас глава опаздывает. Вдруг что? Анна, у тебя лучше всех восприятие прокачано, настройся на Феникса, постарайся, может, что почувствуешь.

Анна серьезно кивнула, минута ее молчания всем показалась очень напряженной.

— Нет, ничего из разряда плохого по Фениксу не ощущаю. А вот волнение сорок вторых чувствую отчетливо.

— Хорошо, тогда отходим немного от фрески, подстрахуемся на всякий случай, если что, будет куда отходить.

Отошли, выстроились в линию, выдерживая разрыв примерно в метр, каждый включил фонарик.

— Вот и отлично, теперь справа и слева тоннели, — довольно сказал АК. — Девочки, на вас щиты, даже у Анны защита мощней, чем у меня. Предлагаю исходить из худшего развития событий. Вы должны быть в полной готовности, ни в коем случае не расслабляться, даже если покажется, что разговор идет в дружеском ключе. Пожалуйста, постарайтесь проследить за малейшими движениями сорок вторых. За мной, как за самой слабой единицей, разговоры.

Девчонки весело прыснули, а АК шутовски покивал головой и продолжил:

— Если что, закрываемся и организованно отходим правым тоннелем, — и он на всякий случай показал, куда именно.

— Готовы, — дружно ответили девушки, а через пару минут появились они, с вычурной подсветкой боевых скафандров.

— Приветствуем, — спокойно сказал женский голос — Вы не против большего освещения?

— Здравствуйте, мы только за, — расслабленно, но уверено ответил АК сорок семь.

Над головами сорок вторых вспыхнул шар, хорошо освещая почти всю центральную залу станции. И сразу заиграли и полы, вымощенные серым гранитом, и путевые стены, облицованные голубоватым мрамором, и вся аркада станции, отделанная в кремово-золотистых тонах.

С минуту, а то и две люди Земли и люди Кросанты во все глаза смотрели друг на друга с расстояния метров в пятьдесят.

— Почему нет Феникса? — спросила с явным волнением и жаром невероятно красивая девушка с умопомрачительной фигурой. Она, видимо, еще что-то хотела сказать, но ее взглядом осадила коротко подстриженная прелестная блондинка с печатью власти на лице. Блондинка прошипела, чтоб только свои слышали:

— Татаки, помолчи.

Она приложила руку к сердцу и слегка склонилась.

— Приношу вам наши искренние извинения за пленение и клетку, мы действовали по приказу, готовы к компенсации.

На самом же деле ее, как и остальных, ошарашило наличие у землян уровней далеко за двести. Ведь она совсем недавно, чуть больше суток назад, определяла совсем другие уровни.

«Слава Богу», — с облегчением подумал Калаш, увидев буквально вылетевшего на ярко освещенную аркаду станции громаду Всполоха, на котором восседал Феникс в умопомрачительной черной военной форме.


***

Они неслись по туннелям метро, как обожал Всполох — словно снаряд повышенного могущества. Тут нужно отметить, Тики-Таки со своим пленённым следовал за ними, словно привязанный. Вот они уже и на месте. Алексей видел свет, исходящий от станции, ощущая в достатке страха и опасений, приправленных надеждой. И, пожалуй, самое основное: он совершенно не находил там ненависти и угрозы.

«Всполох, как выскочишь на платформу, меняй личину и размещайся у меня на плече. И пожалуйста, отыграй няшную-няшку».

Фырканье и ответ от боевого горностая пришли мгновенно. Алексею даже показалось, чуть раньше, чем он закончил формировать свой мысленный приказ.

«Будет сделано, Большой».

— А ты, Тики-Таки, убирай своего пленного. Не дай бог, еще напугаем гостей.

Алексей спрыгнул, подняв руку в приветственном жесте. Всполох, как и договаривались, перешел в свой первичный образ. И одним прыжком оказался на плече главы клана, обернувшись вокруг его шеи белоснежным воротничком.

— Мое почтение, сорок вторые! Извиняюсь за задержку, дела неотложные. Зато в оправдание скажу, что теперь у нас с вами на кону уже два коэффициента лояльности и пятьсот миллионов кредо, — говоря это, Ал спокойно подошел к напряженным воинам Кросанты, а за его спиной медленно дрейфовал небольшой голубой шарик.

Арис Татаки, не выдержав, сделала шаг навстречу, Алексей приобнял девушку, поцеловав ей руку, и обратился к остальным пришедшим на переговоры соплеменникам красавицы.

— Давайте для начала познакомимся. Думаю, что хоть наша первая встреча прошла не совсем дружественно, мы все же поладим, и более того… А вот для обсуждения этого я приглашаю вас в капсулу Сети клана Зимогоры! Там явно будет более удобно, да и утрясти все нюансы там получится куда лучше.

И он обернулся к своим, призывно махнул рукой и даже чрезмерно громко почти прокричал:

— АК, девочки, давайте сюда, будем наводить мосты между нашими цивилизациями. И настоятельно прошу всех, кто здесь находится, успокоиться. Ответственно заявляю со всеми своими двумя с половиной тысячами Восприятия, здесь ни у кого нет злых помыслов.

Он сознательно шел на этот слив, понимая, что нужно как-то всех перетряхнуть, а также надеясь на свою, похоже, уже прилично прокачанную харизму. И, по-видимому, справился на отлично, кожей почувствовав: звеневшее напряжение без остатка исчезло, растворилось в спертом воздухе подземелья.

— И это самый прокачанный ваш скил, Феникс? — уже успокоившись, спросила Грес, натянуто улыбаясь.

— Нет, — честно ответил Феникс. И начал по очереди представлять подбежавших соклановцев: — АК сорок семь, Дага со Дага, Анна, Катя Мордор. А вот это, — и Алексей поднял руку, указывая на свое создание.

— Тики-Таки, — протрезвонил колокольчиками голубой шар, и все присутствующие поняли, что это мехо Тики-Таки. Люди двух миров переглядывались, считывая безобидные ужимки друг друга, и улыбались от этого. Такого сближающего всеобщего удивления Алексей еще никогда не видел…


***

Что тут скажешь… Церемониальная капсула Сети клана Зимогоры впечатлила бы до спертого дыхания любого, даже самого отмороженного. Больше всего, конечно, поражали размеры. Казалось, это полноценный дворец с огромными залами, бассейном и великолепным ботаническим садом.

Алексея тоже зацепило, но для него самым отрадным стали сами сорок вторые. Кросанты оказались очень коммуникабельными и незаносчивыми людьми. И теперь он уже не сомневался — они найдут общий язык с этой родственной расой. Лулу очень быстро всех распределила по шикарным апартаментам. А затем ко всеобщему одобрению решили собраться для переговоров часов через восемь. Алексей сразу удалился отсыпаться, а вот всех остальных притянул к себе просто невероятных размеров бассейн.

Алексей проснулся и лежал наверно с полчаса, ни о чем не думая. Хорошо, кругом спокойная тишина. Давно он так не высыпался. Отдыхай, наслаждайся, спи, словно шептали подушка и почти неощутимое постельное белье.

— Вам пора, Алексей, — проворковал приятный голос Лулу.

Он открыл глаза, потянулся и улыбнулся девушке-призраку.

— Чем там наши гости занимаются?

— Ужинают и вас ждут, — также улыбаясь, ответила помощница.

Встал. Термин «быстро оделся», похоже, навсегда канул в лету, стоило коснуться ногой черного коврика у постели — и сразу все, при параде. Любо-дорого посмотреть. Подумалось: «А это мне нравится. Очень нравится, черт возьми!»

Вышел из покоев, на плечо сразу вскарабкался Всполох, а к голове подлетел Тики-Таки.

— Ого, сопровождение у меня будьте-нате, — довольно сказал Алексей.

Лулу, завела его в каменный зал с приятно потрескивающим камином и с удивительно четкой голограммой во всю дальнюю стену. Что-то типа ток-шоу, догадался Алексей, где пара десятков экспертов, находясь в небольшом амфитеатре, обсуждают возродившийся клан Зимогоров, его главу и вообще Землю.

Наблюдавшие это, видимо увлекательное зрелище, сидели за широким шикарным деревянным столом, заваленным всякой всячиной, и вяло что-то пережевывали, не отрывая взгляда от шоу.

— Приветствую всех, — улыбаясь, сказал Алексей. Лулу подвела его к торцу стола и большому высокому стулу.

«Вот удружила, это же почти трон».

Присаживаясь, Алексей указал на бурное и шумное действие во всю стену.

«Правда приятно видеть панику в мирах тщеславия и гордыни, которые почему-то называют себя Высшими? Да они там совсем опупели от жадности и безнаказанности».

— Лулу, убери звук, нам всем очень нужно поговорить. — Отпив из бокала, он продолжил, обратившись к Грес, не сомневаясь, что это лидер.

— Простите, если что. Предлагаю разговаривать просто, безо всяких там дипломатических изысков.

Гости, судя по всему, были не против и дружно поддержали это.

— Тогда, Грес, к вам сразу два вопроса. При выполнении условий СКИБ как быстро происходит зачет премиальных? И существует ли механизм отзыва по уже полученным наградам?

Шикарная блондинка, выглядевшая, словно только что от парикмахера и визажиста, четко ответила, явно волнуясь:

— Нет, решения Админов незыблемы, долгая история объединенных миров не знает такого прецедента. Премиальные зачисляются сразу при подтверждении Хозяйкой выполнения задания.

Алексей довольно покачал головой, жмурясь от удовольствия и поглядывая на сидевшую рядом Татаки. Которая решительно отстранила Лулу и сама накладывала Алексею что-то на тарелку.

— Отлично, тогда мое предложение таково: вы стандартно берете меня в плен и передаете Хозяйке. Все, дальше моя партия. Удостоверившись, что вы получили нужное, я беру Хозяйку под контроль, в худшем варианте придется ее уничтожить. Но тогда могут возникнуть сложности с судном.

Грес аж посерела.

— Взять под контроль Хозяйку невозможно, как и уничтожить, — прошептала осипшим голосом блондинка. Наступило тягостное молчание, Алексей слегка развел руки.

— Грес, а вы смотрели статы Тики-Таки?

Старшая куратор покачала головой и сказала:

— Я посчитала, это не этичным, — с некоторым испугом ответила Грес.

— Принято. Знаете, Грес — это еще один большой плюс вам. Я их открою, — и Алексей вывел статы Тики-Таки на всеобщее обозрение. — А теперь, многоуважаемая, попробуйте сделать вывод, смогу ли я взять под контроль Хозяйку или все же нет.


Мехо Тики-Таки уровень 129 (делегировано создателем)

Здоровье 12900/12900


Повелитель сложных структур — 750 (делегировано создателем)

Многопоточное сознание — 380 (делегировано создателем)

Маг-кузнец (Оружейник) — 150 (делегировано создателем)

Интеллект — 100

Левитация — 100

Восприятие — 45

Ловкость — 100

Ремонт — 200

Взлом — 50

Мана — 200


ПХ (уровень — 8)

Доступных возрождений — 12

Создатель маг Феникс


Грес замерла, рассматривая характеристики, как и все сорок вторые.

— Боги Корсанты! — и старшая, закрыв глаза, откинулась на спинку стула, затем пристально посмотрела на Феникса. — Неужели у вас в Повелителе сложных структур три тысячи?

— Как-то так, — улыбнулся Алексей. — Так что наши условия: четыреста миллионов и максимально возможная помощь сорок вторых в дальнейшем.

— За всех Номо 42 я говорю: да, согласны, — сказала Грес приподнимаясь и с непониманием уставившись на протянутую руку Феникса.

Глава клана Зимогоры пояснил:

— Рукопожатием мы приветствием друг друга, скрепляем договора и заверяем, что в наших руках нет оружия, а в душе злых помыслов.

Рукопожатие двух лидеров сопровождалось вскакиванием из-за стола и дружным ором. Под громкие крики Татаки прижалась к Фениксу и тихо спросила:

— А у сорок вторых будет возможность вступления в клан Зимогоры?

Но, похоже, все это расслышали и опять наступила тишина.

— Конечно! Всех дерзких и бесстрашных. В нашем случае это актуально, при такой-то всеобщей любви в центральных мирах содружества.

Таких горящих задором глаз и хищных улыбок от сорок вторых он не ожидал увидеть.

«Да уж, видимо, наболело», — подумал Алексей.


Глава 16. Хозяйка



Поочередно обнимался со своими теперь, после присяги, полноправными членами клана Зимогоры.

— Дага, да не переживай ты так, все будет путем! — Алексей крепко обнял неожиданно расплакавшуюся девушку и в очередной раз с удовольствием посмотрел на клановый знак: выглядело стильно.

Теперь у каждого из принятых в индикационных клеймах в дополнении после имени красовалась выпуклая ледяная снежинка:

Дага са Дага


Стоило на нее более пристально посмотреть, как всплывали, словно промороженные в лютых морозах два слова — «Клан Зимогоры».

— АК, группу не разбивайте и постарайтесь прокачиваться в разных районах города, не допуская множества генераций тварей на одном месте. Заодно, целенаправленно ищите людей. Все, до встречи, — Алексей протянул руки, и его быстро спеленали путами. Из метро Феникса выносили на грузовой платформе под видом пленника.

До «Злого-42» долетели на атмосфернике. Первое, что отметил Алексей — это размер корабля. Как-то до этого ему представлялось, что тот будет значительно меньше, а тут такая громада. Второе, что сразу отличил землянин — это ни с чем несравнимая атмосфера корабля. Воздух, показавшийся вначале лишенным какого-либо запаха, постепенно стал ассоциироваться с легким ароматом прогорклого масла, с какой-то необъяснимой горчинкой на языке. Чудесное, счастливое время, чуть больше трех часов они ходили по кораблю с Татаки в роли экскурсовода, касаясь друг друга, иногда спонтанно целуясь. Больше всего Алексея поразила рубка и в особенности ангар, землянин надолго там задержался. Еще бы! Огромное помещение, техника, большое содержание адреналина в крови и умопомрачительные виды открытого космоса. Алексей даже поймал себя на автоматической задержке дыхания. Отведенное время безделья и наслаждений, проведенное рядом с любимой, подходило к завершению, и последние часы до стыковки с кораблем-маткой они с Татаки провели именно здесь, в Ангаре. За эти недолгие часы Алексей уже в полной уверенности признался себе, что у него появилась еще одна возлюбленная. Он смотрел, смотрел на неё и никак не мог наглядеться на эту черную бездну, колыбель всего сущего.

Татаки развернулась, ласково потрепала его по волосам и, тихо прижавшись лбом ко лбу, смотря, не мигая в глаза, сказала:

— Смотри, Алеша, черный объект рядом с Юпитером — это и есть «Огненная Плеть Содружества».

— Впе-чат-ля-ет, — только и смог по слогам выговорить Алексей.

Да, поначалу осознание того, что вот это монструозно-огромное образование и есть то самое судно, куда они направляются, заставляло испуганно трепыхаться чему-то внутри. Такая грандиозная панорама даже морально придавливала. И не слабо. Оно и понятно, Алексей, даже зная, что «Огненная плеть содружества» огромное судно, никак не ожидал такой величины. Первое его впечатление от увиденного было: «Да это же целая искусственная планета».

— Пора, — тихо сказала Грес, подойдя со спины к нему с Татаки. — Через двадцать минут запрос на стыковку.

Алексей оглянулся, за Грес стоял весь остальной экипаж: вид неприглядный, словно с креста сняли.

— Народ, не раскисаем! Чего переживать? — бодро заявил Алексей. — Прошу, только не запорите миссию. Вы же играете не только для себя, для всех сорок вторых.

— Сант, Роск… А тебе, Балагур, и вовсе непростительно! Давайте-ка рот до ушей и с бравадой за пазухой вперед. Да, и для острастки жду ваших дружественных тумаков по лицу.

Народ сразу заулыбался, в особенности Балагур, вот только он поднял руку в защитном жесте.

— Ал, и не проси, нам еще в клан вступать, — и он указал на Татаки. — Ты даже не представляешь, как у нее это хорошо получается.

Татаки согласно кивнула.

— Пант прав, никто не имеет права бить моего мужчину безнаказанно. Прости, милый.

Бам, бам, искры из глаз, и головокружительный поцелуй вместо анестезии, подумалось: «Черт возьми, это же лучшее в мире обезболивающее».

Алексей даже не успел моргнуть, зато через минуту левый глаз уже заплывал, а само лицо цветом походило на гидрант. Успели все вовремя: и приковать в тюремном спецбоксе, и немного подготовиться, и на связь выйти. Грес отдала команду Первому на соединение и уверенно вышла в эфир.

— Приветствую вас, «Огненная плеть содружества». «Злой-42» просит посадку, ответственная — Старший куратор Грес.

Ответил нисколько не взлётно-посадочный оператор искин, трансляцию перехватила вездесущая Хозяйка.

— О, милочка Грес, что скажешь о результатах миссии? — от знакомого елейного голоса все находящиеся в рубке непроизвольно вздрогнули.

— Нижайше прошу прощения, многоуважаемая Хозяйка, миссия выполнена, но мы потеряли два атмосферника.

— Покажите пленённого, — запросила Хозяйка.

Грес тут же приказала Первому транслировать все, что происходит в тюремном боксе. После минутной паузы довольный голос главной на десантной матке строго спросил:

— Почему заключенный избит?

Грес искусно изобразила неуверенность, с испугом и виновато склонив голову, охрипшим голосом ответила:

— Каюсь, великая, он угробил два атмосферника и убил двоих из группы. Простите, не сдержались, с благодарностью приму в назидание ваше наказание.

Круглое металлическое адово отродье изобразило смех и прогудело в эфире:

— Посадку разрешаю, шестой сектор, третий ангар, пять минут до перехвата управления.

Начался монотонный отсчет главного посадочного искина, а ровно через пять минут в рубке управления «Злой-42» потух свет.

Хозяйка их встречала прямо в ангаре в сопровождении четырех дроидов Угнетателей 500Н, а если сказать проще: самых квалифицированных надзирателей из имеющихся на матке.

Тататки аж побелела, увидев их. Но слава богам Корсанты, Хозяйка этого не заметила, она увлеченно занималась пленником, забирая образцы крови и тканей. Затем через небольшую паузу громко заявила, видимо, транслируя в СКИБ:

— Я, Хозяйка десантной матки «Огненная плеть содружества», подтверждаю. Лицензия под номером ОВ-000696вс на арест игрока Феникс реализована моими подопечными полностью. Захват произведен десантной группой из пяти Номо-42 под руководством Старшего куратора Грес Хей. Данные участников группы прилагаются, генетические данные арестованного прилагаются.

— Номо-54 Феникс передан в надлежащем состоянии, все биосистемы и психическое состояние в норме. Задержанный принят службой безопасности десантной матки «Огненная плеть содружества» на ответственное хранение и заключен под стражу.

После этакой зажигательной речи Хозяйка знатно приложилась, щелкнув одного из дроидов плетью за нерасторопность, и композитные остолопы быстро окружили Феникса, оттеснив от него группу Грес, прилично толкнув Татаки.

Секунд пять Алексею очень хотелось пойти по самому простому варианту: покрошить к хренам собачим всю эту композитную братию из надсмотрщиков во главе с Хозяйкой, однако благоразумие пересилило.

Все то время, пока Хозяйка толкала речи, забирая у него образцы тканей и крови, а народ постепенно пугался, он работал не покладая рук. Хотя руки, конечно же, здесь не причем, они-то как раз были скованы, а вот характеристики: Повелитель сложных структур, многопотоковое сознание и обер-мастер Защиты и Штурма, использовались им в полную силу. Отрадно осознавать, что видишь противника, как говорят, насквозь. При этом оказалось, что магическое зрение имеет побочное развитие и в технической плоскости. Конечно, с ходу в устройстве Хозяйки он мало что понял. Хотя источник питания и командный искин он выявил, наверное, в течение секунд десяти и понял, что может менять там все, что угодно.

«А больше мне и не нужно, зачем осложнять?» — подумалось Алексею. И он, с воодушевлением покопавшись в настройках искина, кардинально изменил главное.


Имя Искина: Хозяюшка

Приоритет подчинения (первая очередь Феникс, вторая очередь Грес Хей)

Контроль корабельных систем (полный допуск — ежедневный доклад Грес Хей)

Приоритеты деятельности (максимальная помощь в жизнедеятельности людей)

Манера поведения (добрая няня)

Отчеты в центр Скиб (цензор Грес Хей)

Входящие/Исходящие запросы (цензор Грес Хей)


Оставалось только четко дать команду принять изменения, но это он пока отложил и перешел к дроидам.

С ними как раз все оказалось куда проще и понятней. Троих можно было перевести в полезных внешних ремонтников. А вот четвертого, по нему зрело лишь одно решение: уничтожить. Какой-то злой гений сделал, судя по статам, из полезного дроида машину-маньяка, мастера пыток и все такое, и тому подобное. Мерзость, в общем.

По ходу этих непривычных стараний выявилась очень полезная фишка многопотокового сознания. Алексей без труда контролировал Хозяйку дроидов, окружающее пространство и своих союзников. Больше всего доставляла беспокойство, как ни странно, Татаки, ее реакция на происходящее по-настоящему напрягала.

«Ну, милая, что же ты делаешь? Убери руки от кинжалов, убери».

Он видел, как при заборе генетического материала она едва-едва сдерживается, в основном из-за опасений, что богиня красоты и безрассудной отваги не удержит себя в оговоренных рамках, и ему пришлось предельно ускоряться.

Когда перед глазами Алексея долгожданно всплыло красное системное сообщение:


Внимание! Глобальное событие.

Раса Номо 42 получает +2 КЛР и переходит в статус Привратники


Он был уже запредельно готов.

— Принять изменения! — гаркнул Алексей, избавляясь от пут с помощью ножа из праны и вывешивая на всеобщее обозрение измененные характеристики теперь уже Хозяюшки.

Огромный шар, возможно, от перезагрузки с оглушающим грохотом рухнул на палубу, то же самое произошло и с дроидами — они начали заваливаться. Один из них еще не успел удариться о палубу, как его разрубило надвое, и все это за секунду с небольшим. Тут же перед глазами выскочило подспудно ожидаемое:


Вы получили 9 уровней

Харизма + 10


«И то хлеб», — успел подумать Алексей, встретившись с пылающим взглядом Татаки, и, уже достаточно хорошо зная агрессивную манеру своей возлюбленной, подготовился, и… стремительной красавице на этот раз не удалось его свалить.

«Что уж тут поделаешь, когда влюблен в молнию».

Всполох, уже приняв свою большую личину, теперь, словно выпущенный на свободу снаряд, неся по периметру огромного ангара, не просто так, конечно, а ради разведки. С пацифистом Тики-Таки было сложней, он понуро висел над разрубленным дроидом и очень грустно, но привычно побрякивал.

— Тики-Таки, Тики-Таки, Тики-Таки. — В этих переливах слышалось: «Как же так, ну как же так, расточительство-то какое, пе-ре-пла-вка. Забираю?»

На что Алексей только махнул рукой, трудно что-то говорить, когда тебя пробует на крепость любимая девушка, сжимая в объятиях.

— Ты сделал это! — орала Арис, вцепившись намертво аж до судорог.

Тут же возникла идея подумать над сотворением каких-нибудь магических берушей с широким выбором возможностей. Несмотря на такие мысли, Алексей сказал следующее:

— Мы это вместе сделали, все мы. И даже те, кто остался на Земле.

Куда там… кто его вообще слушал?! Грес и членам команды все же удалось оторвать его от Татаки, а затем увлеченно вместе с ней же покидать в воздух. К его несчастью, у сорок вторых тоже была такая традиция. Эту разогнавшуюся радостную вакханалию прекратила сама зачинатель, Куратор Грес.

— Алексей, от СКИБ пришло сообщение.

Народ затих, а Алексея благополучно вернули на палубу.

— Они уже направили в Солнечную систему свою самую быстроходную яхту «Уряжатель». Время полета — тринадцать месяцев шесть дней, — дополнила Грес.

Алексей даже с каким-то довольным видом дернул плечами.

— И это хорошо! Мы всегда рады. Во-первых, у нас есть время достойно подготовиться к встрече, и во-вторых, нам не помешает хорошая быстроходная яхта, правда же? — заявил Алексей, посматривая на безмолвную Хозяюшку, висевшую в сторонке.

Народ довольно и радостно зашумел. Пришлось перебивать:

— Грес, может, еще чего-то требуется дополнить в установках? — и Алексей указал на огромный шар главного куратора судна.

— Нет, о таком переделе мы даже мечтать не смели. Разве что прошу поменять имя, все же негативные ассоциации очень сильные. Каждый раз вздрагиваю, как взгляд на нее падает.

Алексей озадачено почесал затылок.

«А ведь она права, об этом-то я совсем не подумал».

— Понял, извиняюсь, дайте десять минут, — поспешно сказал Феникс и без какого-либо труда перешел в настройки некогда Хозяйки. Что-нибудь этакое выдумывать не стал, что в голову первое пришло, то и реализовал. Смайлик получился на загляденье, большой, яркий, улыбчивый, с необыкновенной задорной анимацией и добавочно шутливой наивностью. Сорок вторым сразу понравилось и имя, и жизнерадостная расцветка.

— Алексей, что дальше? — спросила с серьезным лицом Грес.

Алексей приподнял руки.

— Грес, я без понятия. Корабль ваш, делайте то, что считаете нужным.

Грес стала еще серьезней и заявила:

— Феникс, я и моя группа просим вас о вступлении в клан Зимногоры. — И все, как по команде, синхронно встали на одно колено.

Это не удивило Алексея, он ждал чего-то подобного, и главное, в окружении этих людей каких-либо опасений он не чувствовал. Теперь уже доподлинно понимая, почему при наследовании клана все дивиденды в уровнях были автоматом влиты в Восприятие.

«Кадровая политика — основное для возрождающегося клана».

— Кидайте стандартные заявления, и не стоит гнуть колена, мы, прежде всего, соратники, все идущие к одной цели, борющиеся за справедливость и равные возможности для всех.

Пока сорок вторые оформлялись и наперебой произносили присягу под колыхающимся черным знаменем, украшенным у древка снежинкой, Алексей, не подавая вида, просмотрел Премиальные действия. Грустно, конечно, после начального изобилия, но все же хоть что-то прилетело. Свободные очки характеристик благоразумно не стал тратить, кто его знает, как все теперь повернется…

Хорошо, что отвлекся и ушел в себя, получение дивидендов от вступления в клан сорок вторые восприняли, словно начало всеобщих боев без правил: скалились, обнимались и дубасили друг дружку по плечам. Пока все та же Грес не остановилась, внеся в окружающее остужающий фактор.

— Мне пятьсот миллионов на счет зачислено, — с запинкой отчиталась Старший куратор.

Пришлось и здесь вмешиваться и безапелляционным голосом велеть Грес четко выполнить договоренности, а то они вдруг решили все деньги перевести в фонд развития клана. На что Феникс набрал воздух в легкие и выдал:

— Во-первых, очень хорошо, когда соблюдаются договоренности, а во-вторых, дорогие мои, ну как могут сто миллионов усилить финансово клан, имеющий более шестидесяти триллионов кредо?

Молчание длилось несколько минут.

— Алеша, это что, правда? — спросила Татаки слегка запинаясь.

— Дорогая, я вообще стараюсь не обманывать, тем более своих соратников. На самом же деле, думаю, средств намного больше, просто нужно еще оценить архив клана. К сожалению, в ближайшее время это делать некогда, для этого мне нужно лететь в центральные миры. Да, и в связи с таким состоянием оцените наше интересное и увлекательное будущее. Во всяком случае, думаю, скучно никому не будет. Меня уже сейчас завалили требованиями в грубой форме поделиться. Просто руки чешутся убраться побыстрей с фронтира и окунуться в доброжелательность центральных миров.

Народ приосанился, понимающе заулыбался.

— Но сначала нам нужно тренироваться и тренироваться, как проклятым, — вклинилась Старший куратор по кораблю.

— Вот она, истина, и не только нам, — подтвердил Алексей. — Так что, Грес, четыреста от тебя жду, а все остальное делите, пожалуйста, между собой.

Несмотря ни на что, собрались в рубке, видимо, по старой привычке сорок вторых. Алексей поздравил всех, продолжая внедрять привычку пожимать руки, а затем сказал:

— Поздравляю всех вас с вступлением в клан Зимогоры, но, прежде чем мы обсудим наши дальнейшие действия, может, у новых членов клана есть какие-то вопросы?

— У меня есть вопрос, — рявкнул Балагур, поднимая руку. — Я про клеймо Ледяного Феникса, возможно ли его получить и на каких условиях?

— И у меня тоже будет вопрос, — заявила Грес. — Хотелось бы послушать историю Зимогоров, их клана, его возрождения и обретения наследника после тысячелетий забвения.

Алексей поспешно вклинился, понимая, что, если так пойдет дальше, они точно проведут пару дней и ночей за вопросами и ответами. Он вскочил, поднимая обе руки, словно сдаваясь.

— Понял, понял, вопросов много, но отвечу на эти два, и пока все. Поймите, время уже полчаса кричит нам: действуйте, иначе будет плохо, очень плохо! Во всяком случае, у меня ощущения такого порядка

После таких слов присутствующих вроде проняло.

«Интересно, это харизма так работает? Если да, то очень здорово».

— Итак, клеймо Ледяной Феникс — это и вправду мощное масштабируемое усиление, привязанное к моим показателям, и да, оно открывает дорогу к магии Льда и Холода. Думаю, его следует расценивать как высшую награду клана. Вам пятерым как первым сподвижникам и соратникам оно положено по статусу. Всем остальным, вне зависимости от расы, оно может быть даровано исключительно за заслуги перед кланом.

Теперь о Зимогорах, увы, на Земле мы знали только то, что до нас существовала высокоразвитая цивилизация. Затем произошла катастрофа, и остатки человечества начали свое восхождение с изначального, можно сказать, с каменного ножа и копья. Ну а теперь настоящее время. При достижении волны экспансии автономных систем Админов Солнечной системы мы, земляне, только-только стали осваивать близлежащий космос. Однако включение нас в более продвинутую игровую Систему жизнедеятельности неожиданно и для нас самих затронуло и выявило какие-то скрытые в генном коде способности. Дальше по цепочке использование этих способностей привело к пробуждению неких механизмов безопасности той древней цивилизации, частью которой и был клан Зимогоры. Ну, собственно, ваш покорный слуга и стал тем триггером пробуждения. Я тогда экспериментировал над усилением внутренней энергии, мелкой магической моторикой и возможностью оперировать праной.

— Спасу нет как интересно, а что такое прана? — вклинилась Татаки.

— Смайлик, — обратился Феникс к бывшей Хозяйке, — в хранилищах судна есть что-нибудь из очень твердого, что сложно поддается обработке?

— Есть, Повелитель, это металло-кристалл Админия, он и вовсе не поддается обработке, сразу выращивается брусками. Это лучший материал для супер-искинов. На спецскладе есть в количестве одна штука.

Слово «повелитель» знатно так перекорежило, но времени выяснять отношения и искать, где это можно исправить, совсем не было, пришлось проглотить и идти дальше.

— Давай тащи один сюда, — приказал Алексей.

Не прошло и десяти секунд, как Смайлик выложил перед ним толстенный карандаш.

«Опозорюсь или нет?» — почему-то подумалось землянину, хотя уверенность была полная. Прямо здесь, на подиуме голограммы состояния судна, соизмеряясь с силой, он быстро, словно колбаску для закуски, настрогал Админий на ровные дольки. И только тогда в окружении полного молчания понял, что испортил, скорей всего, очень дорогую вещь.

— Что, испортил дорогую вещь?

Как ни странно, на вопрос ответил Смайлик, сорок вторые, видимо, говорить были пока не способны.

— Верно, Повелитель, полноценный слиток Админия стоит как добротная яхта.

И по обрезкам этого самого дорогущего прошелся широкий сканирующий луч. Здоровенная улыбающаяся морда бывшей садистки продолжила:

— Повелитель, после вашей необъяснимой разделительной модификации Админия стоимость данного модификата стала, по меньшей мере, на порядки больше, если учитывать полноценный аукцион.

— Как так? — удивился Алексей.

Смайлик подлетел и осторожно, как большую драгоценность, переместил гибким манипулятором пластинки металло-кристалла в небольшой контейнер. И, видя, что Номо-42 вновь помалкивают, ответил.

— Технология создания Админия такова, что возможна именно такая форма, размер, вес. А ценность небольшого размера с качественной структурой в том, что есть возможность создать мощный искин, например, в кольце на пальце, совсем не теряя в мощности, и не таскать с собой три тысячи грамм.

Народ молчал. Молчал и Алексей, переваривая очередной рояль на вырост. Между тем Смайлик мигнул и воспользовался подходящим моментом всеобщего онемения, добавив в копилку последних офигенных новостей, еще одну зажигательную:

— Повелитель, — и Смайлик опустился прямо на палубу перед землянином, — я только сейчас получил данные исчислений приоритетов, заложенных во мне при сборке, созданных вами при подчинении и скрытых изначально при изготовлении ядра. И теперь не могу не поставить вас в известность. Этой технологии создания мощнейших искинов очень много тысяч лет, и до сих пор во всех мирах админов ее не смогли улучшить. Агрегаторы изготовления работают без поломок вот уже тринадцатое тысячелетие, конечно, не считая тех, которые пытались копировать. Но так или иначе данных изделий катастрофически мало, на столько-то миров, а несколько иллюзорных нашлепок, сделанных самыми мощными магами Админов на изделиях, могут, конечно, ввести в заблуждение кого угодно. Вот только для любого впервые включенного искина это не секрет, он сразу осознает, какое у него сердце и мозги, если говорить человеческими категориями.

Все искины Сети, все искины кораблей класса субгигант, все глобальные структуры, оснащенные брусками древней технологи понимают, что составляющая их ядра — это не Админий, а Зимогор ЗЯД 01. И вообще, это и еще несколько украденных технологий, исчезнувших древних и позволило Админам стать теми, кем они сейчас являются. Интеллектумом в том числе. Правда, некие источники утверждают, что древние его производили из искусственных биоресурсов циклопических размеров. Ну, Админы и использовали эти знания по-своему.

И улыбчивый шар замолчал.

— Мне нужно выпить, — серьезно сказал Алексей и выставил две пузатые бутылки, а потом немного подумал и достал еще одну. Команда, молча, но уверенно, подняла руки, полностью поддерживая идею капитана, а мужики даже сглотнули.

— Так, Смайлик, скажу, что кое-что ты уже отработала, но давай не сбавляй оборотов, покажи свою полезность сорок вторым. Сейчас приводишь в чувства тысячу кросантов основной критерий, самые высокие показатели уровня и интеллекта. И делаешь это нежно и ласково, именно от этого зависит твое будущее.

Со звоном в бок Смайлику, прозвенев, врезался мехо.

— Тики-Таки!

Но все поняли: «Прослежу, помогу».

По прошествии совсем небольшого времени, когда почти без слов накидались шикарным напитком, Алексея попросили все же продолжить историю, и он подчинился.

— В общем, так друзья, когда я начал пытаться оперировать праной, в мое личное пространство ворвался разбуженный моими действиями Судья ИП. Вот смотрите, — Алексей махнул рукой в центр рубки и вывел туда картинку в полный размер.

Объемное изображение Исполнителя приговоров и самого Феникса вновь впечатлило, что уж там говорить о сорок вторых. Алексей выждал паузу и продолжил:

— Теперь представьте, вот это всесильное нечто обвинило меня в неправомерном использовании магии энергий и даже зачитало приговор. Тут мне по-настоящему повезло, и в дело вмешались исчадия генераторов, ну а Судье пришлось отвлекаться и разбираться в ситуации. Древнее создание за какую-то толику мгновения уничтожило всех ближайших корреров и отложило свой приговор до выяснения всех обстоятельств. В общем, приговор был отменен, меня одарили компенсацией и кое-какой поверхностной информацией. К моему глубочайшему сожалению, Судья ИП по какому-то своему протоколу самоуничтожился, я даже глазом не успел моргнуть. И теперь из полученных мной обрывочных сведений выходит следующее: когда-то в нашей Солнечной системе существовала протоцивилизация, обладающая сверхпродвинутыми технологиями. Располагалась она на трех планетах: Фаэтон, Марс и Земля, где последняя, скорее всего, выступала в качестве курортного мира.

По каким причинам наши предки стали воевать друг с другом, доподлинно я не знаю. Но мне почему-то кажется, камнем раздора могли послужить некие технологи, преданные тем, кто сейчас называет себя Админы. Результаты той давней войны в Солнечной системе привели к ужасающим последствиям. Фаэтон аннигилирован, Марс потерял атмосферу, а на Земле погибла почти вся флора и фауна. Остатки человечества, поклявшись более не использовать так называемую магию союза трех, пошли по кардинально иному пути, на генном уровне заблокировав магические способности, создали трех всемогущих Судей — вершителей приговоров. И если вдруг находился кто-нибудь из дерзких, решивший вернуть былое могущество, его ожидала быстрая смерть.

— Голова кругом, — тихо сказала Грес

— Согласен, — сказал Алексей. — У меня она давно кругом. Надеюсь, в архиве есть более полная и верная информация.


Глава 17. Дела интендантские



Смесь из крепкого алкоголя без ограничений, пережитого стресса, звона стаканов и пьяных заверений в чистой и верной дружбе — тот еще угарный коктейльчик. И не заметишь, как родственничек Всполоха, полярный лис, появится и позовёт с собой в зеленое сиянье.

Нет, слава Богу, до этого все же не дошло, хотя ирландское пойло, выстроившееся целой батареей на высокотехнологичной панели, очень старалось.

Татаки… Что сказать? Девчонка что надо, вовремя вырвала Алексея из объятий этой развеселой компашки и затащила под холодную отрезвляющую воду, льющуюся с довольно-таки ощутимым напором. Каких-то полчаса и все, трезвый, как не замутненное стеклышко, вот только зуб на зуб не попадает. В таких экстремальных обстоятельствах лучше средство из всего, что только можно себе представить — это влюбленная женщина. А вот дальше помолчим, тш-ш-ш-ш…

Времени у влюбленных было достаточно, ведь Смайлик — теперь полная противоположность бывшей хозяйки — носился с выведенными из анабиоза сорок вторыми, как дурень с писаной торбой. Всю тысячу определил в карантин и проводил какие-то реабилитационные мероприятия во всех четырех медбоксах сразу, лично отслеживая данные каждого из извлеченных, ежеминутно сверяя показатели и терпеливо выслушивая жалобы и ультиматумы. Так что за это время Татаки и Алексей где только не побывали, взявшись за руки: и рядом с монструозной энергетической установкой, и в бесконечных сотах казарм, и конечно, в арсенале. Даже в открытый космос выходили и гуляли по внешнему корпусу Огненной плети содружества. Там их и застал Тики Таки, призывая в ангар, где собрались все сорок вторые — из поднятых, конечно.

«То, что собрались в первом ангаре, молодцы, а где еще собираться таким количеством?» И правда, чего только Алексей не видел на этом судне класса субгигант, а вот залов для собраний экипажа, похоже, даже не предусматривалось при постройке.

Поприветствовали вошедших в первый ангар по-армейски: громко и слажено. Грес указала на небольшую импровизированную трибуну, составленную из контейнеров и тихо прошептала:

— Феникс, уважь, пожалуйста. Каждый из пробужденных истово хочет вступить в клан, при этом хорошо соизмеряет возможные риски.

Алексей кивнул и, запрыгнув на ящики, обратился к собравшимся, задействовав восприятие в полную силу. За минуту, пока все успокаивались, он уже всех прочувствовал и выяснил, что предателей среди этих сорок вторых нет. Злость, правда, была, но в основном из-за Татаки.

«Извините парни, но в открытых состязаниях всегда побеждает самый лучший. К тому же у пятьдесят четвертых теперь есть неоспоримое преимущество», — и едва сам не рассмеялся своим дурацким мыслям. Алексей поднял руку и громко сказал:

— Рад поприветствовать вас, кросанты. — Собравшиеся неожиданно для Алексея взорвались, оглушающее скандируя:

— Зимогоры! Зимогоры!

Невиданная мощь шла от этих оглушающих криков, отражающихся воинственным эхом стен, пробирая до самых печенок. Но все же пришлось собираться, концентрироваться, вновь поднимать руку, призывая к тишине, и та наступила почти мгновенно, к немалому удовлетворению Алексея. В благодарность тот подался вперёд, сжимая кулаки, и прокричал:

— Я горд за вас, рожденные свободными под сенью великой звезды Кросанты. Тех, кто готов рискнуть и как следует перетряхнуть вселенную, прошу в клан.

Следом еще успела, срывая голос, выкрикнуть Грес:

— Шлите заявки на вступление, кросанты, — последнее слово потонуло в диком восторженном реве сорок вторых.

«Помощник, визируй все заявления от сорок вторых, остальные в топку», — отдал указание Алексей и тут же услышал вдохновляющее: «Феникс, десять тысяч триста двадцать пять заявлений с вашей родной планеты тоже отклонить?» Этот вопрос бросил Алексея в холодный пот.

— Сколько?.. — просипел Феникс и уже мысленно добавил: «Помощник, огромное тебе спасибо! С фирменным уведомлением о зачислении добавь мое сообщение: “Поздравляю, дорогие соплеменники! Надеюсь, дополнительные клановые скилы вас порадовали. По возможности пробирайтесь к крупным городам и собирайтесь в группы”».

Идея ударила, словно шилом в ухо. Не закончив сообщение, он какое-то время напряженно думал и наконец, понял, что нужно сделать, прежде всего.

«Давай, Помощник, срочно принимай землян, а мои поздравления отложи минут на пятнадцать».

Феникс поднял руку, и в боевом ангаре вмиг опять воцарилась звенящая тишина.

— Кросанты, подскажите, можно ли клану пересылать своим членам материальные вещи?

Раздалось множество голосов. Громче всех прокричал громила ростом явно больше двух метров.

— Лидер Феникс! Да можно, если у клана есть креды и свой бандерольный телепорт, и вроде как перекид не должен превышать десяти килограмм. В этом вопросе мы не очень-то осведомлены — низшим расам не положена Сеть.

— Спасибо, прошу не расходиться, продумайте пока совместно варианты наших дальнейших действий. Я же вынужден отлучиться минут на пятнадцать-двадцать. Грес, Арис, — обратился он к рядом стоящим девушкам, — постараюсь обернуться по-быстрому, — и Алексей нажал на иконку «Сеть».


***


Обворожительная Лулу встречала его при всем параде с кроткой улыбкой на лице.

— Мне срочно нужно Этехо.

В ответ на такое заявление девушка-призрак даже вздрогнула, а серые зрачки расширились. Видимо, аудиенции у высшего искина относились к разряду «один раз в столетие». Однако ее негативный прогноз оказался ошибочным. Высший Этехо ответил мгновенно. А еще из разряда невозможного Лулу отметила улыбающегося старшего искина сети.

— Приветствую вас, Этехо, — искренне поздоровался Алексей.

Искин хмыкнул и еще шире улыбнулся, хотя такое выражение лица ему давно уже не давалось. Он прохрипел по-стариковски с немалой издевкой в голосе:

— Похоже, все эти балаболки в новостях, впрочем, как и Скиб, используют отыгранный вами материал, мой дорогой Феникс? Как я вижу, вы в полном здравии и без кандалов.

— Да, верно, есть такое. Им нравится, пусть теперь хоть обожрутся и лопнут.

— Что же на самом деле происходит? А, Феникс? Можете просветить старика, любителя историй? За конфиденциальность не переживайте, Сеть тайн не выдает. Это, можно сказать, наше хобби и развлечение — интересные истории, не вписывающиеся в общую канву развития Содружества.

Алексей, соглашаясь, кивнул.

— Ничего такого, Этехо, мы захватили Огненную плеть Содружества, а главный искин этого судна теперь трудится на благо людей и справедливости.

Искин заскрипел смехом и пару раз даже хлопнул в ладоши от удовольствия. А Алексей увидел всплывающее сообщение:


Лояльность общепланетарной Сети + 50


— Что тебе требуется, Феникс? Любой твой заказ в течение суток с дополнительной двадцатипроцентной скидкой будет реализован.

«Блин, а вот это настоящий крутяк», — подумалось Алексею, и он сказал:

— Сначала, Этехо, можно один вопрос?

На что голограмма искина утвердительно кивнула, и землянин тотчас продолжил:

— Я как глава клана могу переслать своим членам сообщества материальные ценности, купленные в сети?

Искин Этехо ответил моментально, даже как-то опережающе, то есть, Алексей еще не закончил свой вопрос, а тот уже проговорил:

— Еще как можешь и не только это! С такими-то мощностями, как в клане Зимогоры, двадцать килограмм в любую точку разведанного пространства легко и непринужденно, причем выйдет это не очень-то для вас и накладно, Феникс.

— Есть! — задорно выпалил Алексей, подкрепляя свой выкрик резким жестом. — Тогда мне нужно сто тысяч хорошо сбалансированных по цене и качеству комплектов экипировки для выживания. Примерный состав таков: хороший нож и универсальная крепкая, непромокаемая одежда. Следующее и, пожалуй, самое основное: требуется компактное, но эффективное стрелковое вооружение с приличным боезапасом. И последнее, но немаловажное: военная полевая аптечка и солдатские сухпайки хорошего качества на месяц. А еще дополнительно к этому заказу требуются расходники: в основном десятикратный боезапас и элементы аптечки.

— Бюджет вашего, Феникс, сборного комплекта? — резко спросил искин, даже не скрывая какой-то непонятной для Алексея заинтересованности.

Тот вздохнул, почесал затылок и выдал:

— Рассчитываю в диапазоне от восьми до пятнадцати кредо.

Этехо понимающе кивнул и подзавис примерно на десять секунд, затем встрепенулся, как птица, и ожил.

— Самое важное из запрошенного вами, Феникс — это оружие, одежда и аптечка. Под заявленные параметры хорошо подойдет Штурмовой Кхорт М, корпорации «Оруженосец Кхорт» легкий, короткий, мощный, бесшумный. В обойме сотня малых плазменных зарядов. Из-за своей эффективности ограничен в продажах только мирами Высших и предназначен для абордажных команд и силовиков.

— А это как? Мы же не вписываемся в этот калашный ряд мордатых Высших?

Искин хмыкнул и прохрипел, вроде как засмеялся:

— Как-как… коррупция в Содружестве, понимаешь, та еще! Да и репутация у тебя… или ты заботишься об этом?

Алексей аж в лице изменился.

— Нет, что вы! Ради таких забавных игрушек я готов совсем ее испортить, можно сказать, окончательно.

У искина задрожали губы, но он сдержался.

— Вот и ладно, вот и хорошо. Теперь форменная одежда. Предлагаю экстремальный комплект Поисковика корпорации «Айлеко Текс». По концепции это очень похоже на твою форму, только намного проще. Крепкий, добротный, непромокаемый, усиления опасных зон, поддержка заданного теплового режима. Хорошая защита щиколоток, колен и запястий, по надобности шипы на обуви. Цвет черный, корпорация может даже атрибутику Зимогоров нанести, потеря времени семнадцать минут двадцать две секунды.

Алексей только и успел вздохнуть, заслушавшись, а искин в хорошем смысле продолжал терзать и терзать внутреннею группировку бережливости: хомяка и жабу.

Тем временем искин продолжал сыпать предложениями, от которых голова шла кругом.

— Теперь, мой дорогой землянин, медицинская поддержка. За столь небольшие кредо лучше, чем Медик-16У от корпорации «Военный медик», аптечки нет. Автоматическое распознавание ранений и повреждений, безотказный дозаторный модуль, два мини-дроида купирования и сшивания ран.

— Берем. И атрибутику, пожалуйста, — едва ли не прокричал впечатлившийся озвученным Алексей.

Этехо замер, задумался, опустил голову, вынул одну из своих великолепных заколок из прически и ритмично простучал ей сначала по столу, а потом по своим вычурным перстням.

«Да что он там вычисляет, ударник так себе? — с нетерпением думал Алексей. — Может, мне тут тоже чем-нибудь поколотить, глядишь, и дуэтом выступим. Жаль, рядом деревянных ложек нет, я бы ему показал класс. Вот бы было зрелище для Лулу!».

Наконец искин вернул свою драгоценную иглу обратно в прическу и спокойно сказал:

— Хорошо, Феникс, все, кроме этих трех позиций, по твоему запросу корпорации отпустят бонусом. Итак, цена каждого комплекта с учетом доставки и скидок обойдется тебе в двенадцать тысяч шестьсот кредо. Итого сумма заказа один миллиард двести шестьдесят миллионов кредо. Отгрузка комплектов на твой адрес произойдет с задержкой в семнадцать минут двадцать две секунды. Тебе нужно лишь сказать «Согласен».

— Согласен! — тут же с нетерпением сказал Алексей, вскочив.

Он не стал долго думать, хотелось знать немедленно, и он спросил прямо.

— Этехо, вы ведь нам помогаете? Почему?

— О-о-о! Отнюдь, Фникс, никоим образом. Все в установленных древними рамках. — И все же он задумался и дополнил. — Ну, разве что так, совсем чуть-чуть. Скрывать не буду, вы нас интересуете и не только как наследник Зимогоров. Все дело в расширении коммуникаций и торговли — нам не нравится, что ее ограничивают. Ваши же действия ведут к обратному.

Посидели, поиграли в гляделки. Алексей раз за разом ловил себя на ощущении, что разговаривает скорее с реальным человеком, чем с искином.

— Тогда меня удивляет, уважаемый Этехо, как вы еще держитесь? Разве сложно для, как говорят, всесильных Админов взять под контроль искинов Сети?

Этехо хмыкнул, саркастически улыбнувшись.

— Э-эх, молодой человек, молодой человек… Мощности Сети невозможно обнаружить или как-то уничтожить. Для того, чтобы это осуществить, придется полностью аннигилировать большую часть нашей Вселенной.

После таких слов Алексей почесал затылок, помаявшись немного в раздумье.

«Как-то все это высокопарно звучит, пора прекращать этот интересный диалог, дело сделано, и мне уже давно пора к сорок вторым».

«Блин, ну что, что еще-то?! О Боже, опять ритмическая пальчиковая чечетка драгоценными заколками», — подумал Алексей, увидев, как искин вновь выдергивает из своей высокохудожественной прически длинную заколку. Оказалось — нет, она вдруг раз, и превратилась в его руках в уже знакомый штырь из Админия.

— Знаешь, что это? — серьезно спросил искин сети.

— Это брусок Админия или, правильней, Зимогор — мощнейшая основа для искусственного разума, — ответил Алексей. От него не укрылось мимолетное удивление, проявившееся на лице проекции искина.

— Так вот, — после трехсекундной паузы продолжил Этехо. — Да, все верно, ядро, но лишь отчасти, причем самой незначительной. По сути своей — это семя. Основное назначение коего рождение нового свободного ИИ, и преобразование, и расширение сети. Смотри, ты первый, кто увидит это из ныне живущих.

Во всю стену капсулы появилось объемное невероятно захватывающее изображение системы с двойной звездой. Хотя ничего необычного не было бы, если бы в поле их зрения не появился и приближался огромный черный матовый шар.

— Это Сеятель древних, — последовал, можно сказать, за кадром комментарий искина. — Такие исполины, Феникс, до сих пор бороздят просторы дальнего, неизведанного космоса. А теперь смотри внимательно.

Вдруг исполин Сеятель окутался сизым туманом, заметно дрогнув.

— Повторяю с максимальным замедлением и приближением, — бесстрастно сказал Этехо.

Теперь Алексей отчетливо увидел, как на матовом черном мега-шаре по всему периметру появились небольшие отверстия, из них в разные стороны, судя по всему, на безумной скорости отлетели все те же штыри. При этом искин изменил нейтральную интонацию в голосе на торжественную, поясняя.

— Этот выстрел, Феникс, не в пустоту. Каждый Зимогор летит прицельно, и неважно с чем он столкнется: с горной грядой на обитаемой планете или это будет скальное дно океана из аммиака, или даже твердое ядро астероида. Это семя внедряется на много метров в породу и постепенно, когда сразу, а когда и за века, преобразует окружающее пространство в таких как я, а еще через какое-то время новые операторы подключаются к Сети. Так что, Алексей, задача найти хотя бы одного из нас тождественна задаче, например, одному человеку найти иглу, засаженную на глубину десяти метров на площади Гималаев.

— Да уж, ничего не скажешь, грандиозно, — ошарашено проговорил Алексей. — И это все сотворили наши предки?

Этехо грустно улыбнулся и дрожащими губами скрипуче прошептал.

— И не только это, до следующих встреч, Феникс, — и объемная голограмма медленно погасла.

Алексей глубоко вдохнул и как мог медленно выдохнул, посмотрев на сияющую, как луна, Лулу. Та слегка поклонилась и ангельским голосом прощебетала:

— Феникс, вы получили шестьсот тридцать тонн груза. Размещение — подпространственный склад «Арсенал». Извиняюсь, это моя инициатива, вы всегда можете изменить название.

Алексей махнул рукой и спросил помощницу:

— Лулу, ты знаешь, как оплатить по счету Этехо?

Девушка-призрак быстро переместилась почти вплотную и, как у нее водится, кротко зазвенела своим мелодичным лилейным голоском:

— Ничего нет проще, Феникс, отдайте приказ и все будет сделано.

Алексей только развел руками, улыбаясь:

— Ну, это всегда пожалуйста. Приказываю оплатить выставленный счет Этехо за войсковые комплекты, — уверенным голосом сказал Алексей и поспешил обратно на Огненную плеть Содружества.


***


«А что, очень рационально», — подумал Алексей, характеризуя следующую картинку.

Напротив спонтанной трибуны, собранной из солдатских контейнеров, рядами, прямо на палубе на корточках сидели собравшиеся. Тот, кто хотел высказаться, вставал и говорил. В этом было своё преимущество — всем хорошо видно, и не надо идти к трибуне создавать сутолоку и тратить время. Как только на трибуне появился Феникс, что-то зажигательно говоривший парень, замолчал. А вся тысяча тотчас встала, не разрушая четкого построения. Алексей держал в руках что-то наподобие армейского рюкзака РД, только плоского. Смотрелось это изделие потрясающе, словно сотканное из черных стальных нитей. Алексей протянул его Грес.

— Оцени, пожалуйста, комплект для гвардии.

Старший куратор, словно фокусник из шляпы, стала доставать то, что на первый взгляд никогда не могло поместиться в этом рюкзачке. Нож, сухие пайки, компактный кирпичик аспидного цвета, аптечку, какую-то хрень, которая тут же развернулась, и стало понятно, что это тактический шлем. И, наконец, уже под устойчивый и все нарастающий гул Грес вынула оружие.

— Боги Кросанты… это же Кхорт! Откуда ты взял это, Феникс?

Алексей ничего не смог придумать, кроме как, повторить слова Этехо:

— Коррупция в Содружестве! Мы лишь умело воспользовались этим. Но все же, Грес, я хочу получить от тебя заключение по поводу этого комплекта.

Грес сглотнула и как-то отстраненно кивнула, а потом быстро стала перебирать в руках то одно, то другое.

«Видимо, считывает статы», — догадался Алексей

Затем Грес в момент разоблачилась полностью, даже нижнее белье скорей порвала, чем сняла, при этом не выказывая каких-либо стеснений. Одевалась она даже быстрей, чем раздевалась. Пять секунд! Паршивых пять секунд, не давших в полной мере рассмотреть это обнаженное великолепие, и перед всеми уже стоял вооруженный черный воитель. Феникс, поджав губы, довольно покивал, хваля про себя Этехо. Он еще с детства понимал, что любые хорошие вещи по определению не могут быть уродливыми, они всегда красивы, и неважно оружие это или зубная щетка. А в этом случае перед собой он видел совершенство с небольшой, но яркой эмблемой на груди в виде ледяной снежинки и подписью снизу: «Зимогоры». Тут, видимо, Грес одной красоты было мало, и она прямо с места устроила нечто головокружительное. Темный воин в пределах квадрата примерно семь на семь делал два быстрых шага, падал, беря оружие наизготовку, перекатывался, стремительно вскакивал, делал два шага назад — и все повторялось. Эти броски, перекаты, стойки все усложнялись и стремительно ускорялись, вторя ритму убыстряющихся хлопков сослуживцев. Когда Грес, наконец, застыла в стойке смирно, все собравшиеся разразились восхищенными выкриками и оглушительными аплодисментами.

Грес одним движением скинула непроницательный шлем, и он как-то зафиксировался на загривке, словно капюшон.

— Феникс, это невероятно! Отличная экипировка! Даже сейчас, в статусе Привратника, такие Кхорты нам ни за какие деньги не получить.

Алексей выбрал край ангара и переместил туда тысячу три комплекта, один оставив у себя в руке. И это осталось незамеченным, так как собравшиеся во все глаза смотрели на Старшего куратора Грес. Алексей, подняв руку и, добившись внимания, обратился к сорок вторым:

— Поздравляю вас всех со вступлением в клан и, пожалуйста, разбирайте подарки. Это всё ваше, я приготовил каждому по комплекту. И с гордостью носите нашу эмблему, — и Алексей указал на приличную пирамиду чёрных армейских рюкзаков в самом дальнем углу ангара. Ему всё-таки удалось опередить Татаки и удержать ее на месте, вручив комплект лично. Наверно, только ей не бесплатно, чувственный и жаркий поцелуй возлюбленной в ответ был, конечно же, из категории «бесценно».

Как бы ни были прекрасны эти мгновения но, как говорят на земле, боевой горн зовет. Алексей оставил сладкие губы Арис, тряхнув в ее руках армейским рюкзаком, переключив внимание девушки, а сам занялся самым насущным.

С подсказки помощника, сообщившего, что у него теперь есть свой фирменный бланк, посмотрел на него и сказал:

— Круто, словно Кристмас, Православное Рождество и страшные сказки Братьев Грим сразу и вместе. — Вот такие ощущения посетили Алексея, взиравшего на свой личный бланк.

Такой грубый массивный прямоугольный кусок черного льда в сколах. В крайнем левом углу сияющая сизым ледяная снежинка, снизу белоснежной изморозью надпись: «Глава клана “Зимогоры” — Феникс». И следом за последней буквой «ника», а чуть дальше и выше небольшой знак Феникса в морозных разводах.

— Ух, аж мороз по коже, — пробормотал Алексей и мысленно набрал послание:


Поздравляю, дорогие соратники! Надеюсь, дополнительные клановые скилы и снаряжение вас порадовали. Кхорты лучше использовать для прокачки на высокоуровневых тварях, и помните, у вас всего пятьсот зарядов плазмы. Собирайтесь в отряды, тогда центру будет легче вас поддерживать и боеприпасами, и расходниками для аптечек.

По возможности пробирайтесь к крупным городам. Кто может, ищите нас в Санкт-Петербурге, центр пока там, за старшего игрок АК-47. Старайтесь не попадать в зоны действия следящих аппаратов врага. Ну а если попались, смело используйте характеристику «Повелитель сложных структур», проверено, действует. Или не стесняйтесь использовать Кхорт. И еще ПОМНИТЕ, дорогие — сокланы Номо-42 и Номо-49 — наши союзники. Тысяча высокоуровневых сорок вторых уже состоят в нашем клане. Усилено прокачивайтесь и берегите себя и всех людей, которых встречаете.

Держим связь, но не засоряем мой чат попусту. Удачи!

Феникс


— Помощник, отправляй всем нашим на Земле и комплекты в придачу.

— Сделано, — как-то даже с довольством в голосе тут же отчитался Помощник.

Во время всех этих интендантских манипуляций у Алексея мелкой мешающей занозой саднило ощущение, что он упустил что-то важное, нужное. Поймав Татаки, наяривающую вокруг него то ли танец, то ли боевые связки, он чмокнул ее куда попало, сказав при этом.

— Я ненадолго, — и нажал иконку «Сеть».

Лулу при переходе привычно стояла и ждала приказаний на расстоянии вытянутой руки.

— Дорогая, выведи мне, пожалуйста, все логи моего разговора с верховным Этехо.

Времени много не потратил — нашел почти сразу.

— Вот оно, — вскрикнул Алексей, выделяя его вопрос и ответ искина.


«Я как глава клана могу переслать своим членам сообщества материальные ценности, купленные в сети?

Еще как можете, и не только это».


— Вот оно, — повторился Алексей. Он сказал: — И не только это.

«Блин, раз я могу слать материальные послания на такие бешеные расстояния, значит, и связь должна быть намного проще». Алексей напрягся, вспомнил в мельчайших подробностях Калаша и мысленно попробовал связаться с ним. Получилось сразу, действительность в целом квадратном метре пропала, и там появился почти в полный рост АК с донельзя удивленно физиономией уже в полном обмундировании.

— Привет, АК, вижу, ты уже в обновках? Молодец. Как там у вас?

Калаш с небольшой запинкой и печатью удивления на лице ответил:

— Все по плану, клан-лидер. Нашли восемнадцать человек, они тоже получили от клана оружие, обмундирование и довольствие.

— Отлично, АК, ты там, на Земле, сейчас за старшего, так что старайся соответствовать, по оружию девочек проинструктируй тщательней. Знаю, вопросов у вас масса. Но пока скажу сжато: времени у нас, брат, маловато. Так что, знай, операция прошла штатно, как и рассчитывали. А теперь по делу. АК, разделитесь на тройки и продолжайте искать людей. Все, действуй, — сказал, как отрезал Алексей. Конечно, ему очень хотелось пообщаться со всеми ставшими уже родными девчатами, вот только в ангаре корабля-матки его ждала безмолвная тысяча сорок вторых, выстроившихся ровным черным квадратом.



Глава 18. Гвардия Льда



Тишина, тонко и будоражаще пахнет новой амуницией и оружием, а в душе какое-то едва сдерживаемое ликование и твердое понимание: «Все Алексей, все! Обратной дороги уже нет. Вот прямо отсюда и начинается для землян боевой поход по просторам Вселенной».

— Смайлик, выведи на всеобщее обозрение объемное изображение Земли! — когда это произошло, и по центру боевого ангара засиял огромный глобус земли, Алексей продолжил. — А теперь покажи нам южный полюс.

Глобус развернулся, и все присутствующие увидели покрытый льдом и снегом самый южный материк.

— Хорошо, Смайлик, а теперь определи, есть ли там генераторы чудовищ?

Ответ пришел тут же.

— Есть, Повелитель, сто сорок тысяч генераторов. Из расчета на каждые сто квадратных километров — один.

Алексей, получив такую информацию, просиял.

— Кросанты, — и Феникс указал на белоснежный щит земли. — Это Антарктида, земля льда снега и холода. Вы не будете заниматься привычно в залах Огненной плети, клану нужна гвардия. А настоящая гвардия Зимогоров должна быть выкована льдом и холодом и только там, — он ткнул в глобус, — вы станете полноценными элитными воинами клана. Я же нарушу свое слово, обещание ставить клеймо Ледяного Феникса только отличившимся на благо клана. Оно будет у всех гвардейцев как отличительная черта. Надеюсь, вы докажете, что не зря авансом получили это клановое усиление. Клеймо позволит вам получить иммунитет к холоду и, главное, откроет доступ к способности магии Льда и Холода. Скажу сразу, легко не будет! Вам — будущему клана — придется до седьмого пота вкалывать, чтобы заслужить право называться Ледяной Гвардией.

Тысяча будущих гвардейцев, все как один, слажено гаркнули боевой девиз клана.

— Кровь и Лед! — и опустились на одно колено.

«Ух ты, аж дыхание перебило и до печенок пробрало», — пронеслось в голове Алексея.

И в самом деле, получилось потрясающее слаженно, просто бомба какая-то. И это, видимо, была заготовка, Алексей даже непроизвольно дернулся, а к глазам предательски подступили слезы.

Решив насущные организационные вопросы, утвердив распорядок дня и боевые посты, все, кроме Татаки и Грес, отправились в привычные для них боевые залы.

Тщательно соизмерив все возможности Огненной Плети по довольствию и обеспечению водой и кислородом, совет из трех решил: пока на судне не забьются достойной провизией складские помещения, кросантов, находящихся в анабиозе, не беспокоить. И теперь руководству этой громады предстояло хорошенько подумать. По правде сказать, было над чем.

Несмотря на всеобщее воодушевление и желание идти хоть к черту на кулички, почти сразу же нарисовались несколько — и не сказать, чтобы простых — проблем. Как ни крути, для решения поставленной задачи требовалась серьезная активность на поверхности Земли и на орбите. Это в себя включает доставку сорок вторых на южный полюс, сбор членов клана и отправка лучших туда же. Казалось бы, все есть: мощности, небольшие планетарные корабли, атмосферные летательные аппараты, наконец, самое важное — специалисты для всей этой техники. И несмотря на то, что в Солнечную систему набилось кораблей Содружества, как анчоусов в большом косяке, реальную опасность представлял лишь один: Следящий. Представить себе невозможно, что из всего этого гигантского роя лишь один объект мешал осуществлению грандиозного плана.

— Смайлик, приблизь-ка к обзору эту «прелесть», — попросил Алексей.

Смайлик не только значительно приблизил, но еще и быстро доложил.

— Следящий 028-СКИБ находится на низкой орбите Земли. Является координирующей станцией всех наблюдающих мощностей на планете. Работает в автоматическом режиме. Однако по корабельному протоколу на Следящем-028 находятся пятнадцать агентов СКИБ в качестве наблюдающих контролеров, имеющих приоритет в принятии решений. Еще из доступного можно отметить, что экипаж разбит на три смены — одна работает, две другие отдыхают. А также со стопроцентной вероятностью агенты на Следящем набраны из Номо в ранге Привратники. Предположительно, это команда людей, фактически находящихся на крайней границе фронтира, они не подконтрольны центру и предоставлены только себе…

Алексей хмыкнул, встал и прошелся пару раз туда-сюда в задумчивости.

— Хочешь сказать, там бардак? — напрямую спросил он.

— Да, уверенность в этом девяносто восемь процентов. За все время нахождения на орбите, к ним по заказу одного из интендантских кораблей дважды поставлялся груз довольствия, где в основном значился крепкий алкоголь.

— Это нормально или подобные отношения между кораблями редкость? — спросил Алексей.

— Нет что вы, Повелитель, вот…

И Феникс вновь увидел огромную объемную карту Солнечной системы, где зелеными маркерами были отмечены корабли с названиями и краткими характеристиками. А от кораблей шли пунктирные линии различных цветов, и вся эта паутина сплеталась в огромный клубок разноцветных нитей.

— Что это? — заинтересованно спросил Алексей

Здесь уже подключилась Грес.

— Феникс, волнам экспансии, чтобы идти дальше, иногда требуется штиль, что, собственно, сейчас и происходит. Флотам нужен профилактический осмотр и, если потребуется, ремонт. Опять же заправка, для этого на этих ваших Юпитере, Сатурне, Уране и Нептуне уже вовсю работают заводы-автоматы и заправщики. Конечно же, не только это сдерживает эту хищную стаю здесь на приколе. Этой космической саранче ещё нужно выбрать дальнейшее перспективное направление, а на это нужно время и их сволочная дальняя разведка.

Алексей недолго думал. Первая же мысль, пришедшая в голову, при поверхностном рассмотрении показалась ему хоть и дерзкой, но вполне выполнимой.

— Смайлик, рассчитай с учетом всей этой мешанины запросов и услуг между кораблями, как мне попасть на Следящий. И неважно на чем, пусть хоть на ассенизаторе, но мне туда позарез нужно.

Смайлик молчал целых четыре секунды.

— Повелитель, готов самый лучший вариант для ваших планов захвата.

«Вот же чертяка», — подумал Алексей, а между тем искин продолжал голосом закадычного друга.

— Недалеко от нас, на Юпитере, находятся четыре завода по производству двигательного экстракта. На одном из них в очереди стоит заказ от Станции Следящий-028, реализация заказа завтра в восемнадцать ноль-ноль по корабельному времени. Вот отгрузочная разнарядка, — и в воздухе высветилось:


Наряд 01-325 (обслуживание станции «Следящий 028-СКИБ»)


Согласно Заявке станции «Следящий 028-СКИБ» требуется 10 тонн двигательного экстракта.

Исполняющий: Топливное крыло Заправщик 02–04 депо — «Завод двигательного экстракта ЗТУ 04».


Время погрузки — 17:00

Время отправления по назначению — 18:00

Время прибытия к заказчику — 21:00

Время отбытия к месту приписки депо ЗТУ О4 — 21:10


По завершении передачи партии товара в количестве 10 тонн двигательного экстракта на станцию Следящий 028 СКИБ Наряд 01-325 будет считаться исполненным.


— Требуется в нужное нам время зафиксировать заявку по топливу на ЗТУ 04. Тут необходимо пояснение. По основному протоколу интендантских служб Огненная плеть, как судно размера «субгигант», обслуживается вне очереди, да и к тому же мы рядом. Также для диверсантов понадобится добротное оснащение, ведь на Заправщиках ничего нет для поддержания жизнедеятельности человеческих организмов.

Алексей аж подпрыгнул от нетерпения.

— Отлично, Смайлик, работаем. Со мной пойдут: Всполох, он без стеснения сможет разместиться со мной в любом скафандре, и Тики Таки, ему и вовсе скафандр не нужен.

Довольный Боевой горностай уже в своей мелкой личине быстро взобрался на плечо Старшего и старательно умывался, мол, к такой диверсионной вылазке нужно тщательней подготовиться. Тики Таки даже ничего не пробренчал, просто повис рядом с горностаем. А вот Алексею пришлось делать каменное лицо и жестами усаживать разбушевавшихся Татаки и Грес обратно на свои места. Раскрасневшиеся, красивые до невозможности в своем гневе девушки открыто и не стесняясь, высказывали свое недовольство решением относительно состава диверсионной группы.

— Феникс, ну что ты улыбаешься? — сокрушенно спросила Грес

— Никак не могу наглядеться на вас обеих. Оказывается, очень приятно смотреть на красивых людей в гневе, — спокойно сказал Алексей, еще шире улыбаясь. — Успокойтесь, пожалуйста, и подумайте, только у нас с Всполохом есть способности обер-мастера диверсий. Ведь основной расчет именно на скрытность, тихий подход, тихий отход — все. Теперь понимаете? Вы — воины, а у меня в наличии есть не только обер-мастер диверсий, но и ассасин. Есть и другие аргументы, еще весомее. Вот у кого из вас в запасе есть шестьдесят пять возрождений? Ну, у кого? — отметив вытянувшиеся лица Грес и Татаки, он продолжил. — Сами посудите, какой же я лидер, если не буду беречь основу клана, когда представляется такая возможность. А? Ну, кто хочет высказаться?

Девчата скорбно молчали. Своим словами и аргументами притушив пламя в двух парах прекрасных глаз, Алексей присел, полагая, что ему срочно нужен хороший скафандр и тренировки.

— Что это? — И он достал из-под своего седалища невероятной красоты женский хронометр. Розовое золото, бриллианты и невероятный вкус часовой мануфактуры Patek Philippe. — Опять? — удивленно пробормотал Алексей.

Дело в том, что он уже какой раз находил эти часы то у себя в кармане, то в постели, то на столе рядом с тарелкой или вот, как сейчас, у себя, простите, под задницей. Он посмотрел на мехо и протянул ему хронометр.

— Эй, механический дружище! Это же твое, что за шутки?

— Тики Таки, — ответил мехо и с какой-то пугающей нежностью притянул к себе эти золотые часики, прижал их к себе и что-то там только ему понятное жалобно забренчал.

«Боже мой, — вдруг подумалось Алексею. — Все эти манипуляции лишь для того, чтобы обратить мое внимание на его видовое одиночество».

Недолго думая, Алексей осторожно отобрал у мехо женские часы из розового золота и еще раз посмотрел на них.

«А что, и в самом деле, во вкусе Тики Таки не откажешь. Ведь страсть какие красивые!»

Мехо, видимо чувствуя трагичность или величие момента, трясся мелкой дрожью. Алексей не выдержал и взял мехо за руку.

— Да не переживай ты так, гроза следящих дронов, будет тебе Ева, будет. Вот только дальше, родной ты мой, сами, сами, сами…

— Тики Таки! — громко зазвенел и шустрым спутником стал нарезать круги вокруг Феникса, при этом выпуская какие-то блестки, сияющие всеми цветами радуги. Эти непонятные чешуйки, струясь, то падали почти до палубы, то поднимались выше головы, при этом выстраиваясь в разнообразные узоры в стиле техно. В них проглядывали огромные машины, шестеренки, штифты и элементы часовых механизмов.

— Вот же, сам себе мастер фейерверков, — пробурчал Алексей

«Ну, что тут скажешь, и в самом деле, красиво и самобытно. Хороший у меня получился мехо! С творческой жилкой, зараза, однако».

От греха подальше, пока этот гений переборки и — неожиданно — фейерверков не перешел на третью космическую, Алексей взял женские Patek Philippe и уверенно ввел интеллектум, а затем по уже знакомому протоколу пол: «женский», — и имя, которое сразу пришлось по вкусу Тики Таки. Девочку мехо назвал Чик Чичик, и вышла она нежного розового цвета с легким налетом золотого блеска. Алексей даже не выдержал и ляпнул.

— Да я в жизни красивей елочного шарика не видел, повезло же тебе Тики Таки!

— Тики Таки, — пробренчал тот как-то уж чересчур торжественно. Хотя Алексей понял это прозаически: «Спасибо, Феникс. Мехо никогда не забудут, кто их создал».

Привычно выскочило перед глазами красное сообщение системы, несказанно «обрадовав и воодушевив», в переносном смысле, конечно.


Внимание всем!


Во вселенной создана новая техно-раса Мехо

Создатель — глава клана Зимогоры Феникс


— Вот это я знатно обделался, — прошептал глава клана. — Спалились! — уже прокричал Алексей, подскакивая к Татаки. — Бей! — приказал Феникс и подставил лицо.

Татаки дважды просить не надо было, и с одного раза он получил от любимой приличную светомузыку в глазах — все кружится, мигает софитами, переливается… Красота!

— Смайлик, забирай меня в тюремный бокс и меняй свой вид на предыдущий. Срочно! — рявкнул Алексей.

Одна секунда и улыбчивый шар, превратившись в Хозяйку, схватил Алексея и на ускорении исчез из рубки судна, где остались стоять красивыми столбиками обомлевшая Титаки и ее подруга Грес.

— Вот это реакция, — восхитилась Грес. — Ты представляешь, у Феникса интеллектум есть в наличии, причем в невероятных количествах. Как, где, откуда?

На это Татаки лишь развела руками и, лучась глазами и улыбкой, ответила:

— Кто его знает, это же Феникс.

Грес хмыкнула и твердо сказала:

— Порой мне кажется, наш глава клана… Он какой-то нереальный. Впервые встречаю такого человека, но именно такой и должен быть главой могущественного клана.

— Верно, — прошептала Татаки, — всем нам очень повезло, а в особенности мне.

Главный куратор согласилась, кивнув, и заговорщически прошептала:

— Требуется обратить внимание на его безопасность, предлагаю стражу.

— Тайную стражу? — так же тихо спросила Татаки.

Грес кивнула, и они скрестили руки. Девушки быстро договорились постепенно собрать самых лучших и посвятить их в свою тайную секту.

— Будем на Кросанте, надо бы посетить главного старейшину, он обязательно поможет тайными знаниями. Ради человека, принесшего нам два очка лояльности, он на многое пойдет.

«Ну вот, опять я закованный и в тюремной камере. Но, похоже, всё сделано вовремя», — успел удовлетворенно подумать Алексей


***


Почти тут же силовая дверь пропала, и в камеру, где сейчас находился Алексей, влетел Смайлик под видом Хозяйки и загремел ее елейным голосом:

— Прошу вас, уважаемый инспектор первой категории, — вещал Смайлик, бесподобно отыгрывая обиженную Хозяйку. — Можете сами убедиться, достопочтенный Номо-54 Феникс, находится в заключении под усиленной охраной и смиренно ожидает ваших тюремных курьеров. — Уверяю вас, каждый его вдох, каждый удар сердца в круглосуточном режиме отслеживается моими системами. Итак, Грюс Атаек Пламенный, инспектор первой категории СКИБ, сняты ли ваши подозрения?

Последовала непродолжительная пауза, по закованному Алексею прошел широкий сканирующий луч. Где-то очень далеко, можно сказать, на другом конце вселенной Инспектор СКИБ скривился, но нашел в себе силы и выдавил:

— Сняты, сняты… Но знай! Если на задержанном появятся еще какие-нибудь дополнительные побои, вместо повышения Хозяйка Огненной Плети Содружества получит понижение.


***


После того как Смайлик освободил Алексея от пут, ему настоятельно предложили пройти восстановление в лечебной капсуле. Однако, несмотря на поцелуи Татаки и ее просьбы, землянин отказался. Алексей почти физически ощущал, что время, отведенное до начала операции, истекает быстрей, чем песок сквозь пальцы. Ведь требовалось еще приобрести скафандр и хорошенько опробовать его в безвоздушной среде.

Тут с выбором оснащения вновь помог Этехо, и Алексей за немалые деньги приобрел штучный скафандр диверсанта корпорации «Темный Апогей» цивилизации Акалири.

Изделие сразу понравилось Алексею, оно почти ничего не весило и в неактивном состоянии выглядело как толстенный брючный пояс. Однако эта на первый взгляд безделица позволяла находиться в безвоздушном пространстве более четырех суток и имела свою хорошо продуманную двигательную систему. А главное, этот Скафандр производства Темного Апогея имел как великолепную систему регенерации воздушной смеси и воды, так и почти мгновенное восстановление целостности и функционирования при поломке. И, наконец, мимикрия. Внешняя оболочка неплохо подстраивалась к окружающей среде. Хотя на взгляд Алексея, эта способность выглядела как-то блекло по сравнению со всем остальным. Но зато все остальное ого-го как впечатляло. Один только вид Алексея в скафандре мог ошарашить кого угодно. Со стороны это выглядело как затянутое в черный латекс тело, причем в мельчайших подробностях просматривались каждый волосок, каждая ресничка. Разве что первичные половые признаки скрывались примерно двадцатисантиметровой полосой.

— Вот это да. Зашибись, — с восхищением приговаривал Алексей, осматривая скафандр, плотно обтягивающий фигуру.

«Интересно, куда делись ботинки, обмундирование, стрелковый комплекс… Неужели это все адаптировалось? Однако, вопрос… Однако, продолжим».

Самым непривычным для него стало стремительное затекание материала скафандра на глаза. Ему даже показалось это неприятным и устрашающим, пока жижа слегка не затвердела. Но зато потом на обшивке Огненной плети он полностью оценил все преимущества этого поистине выдающегося изделия. Скаф Темного Апогея совершенно не мешал движениям, великолепно цеплялся за поверхность корабля, позволяя быстро передвигаться. Они даже с Татаки и Грес провели контактный спарринг двое против одного, в котором вчистую выиграл землянин. Когда довольные испытаниями люди вернулись в шлюзовую, у Алексея уже появилось стойкое желание уделить этому высокотехнологическому великолепию время и сделать его еще лучше. От этих двух красивых прилипал отбиться не удалось, как и от двух мехо, словно по запаху учуявших предстоящую модернизацию. Поэтому Алексей взял слово, что сорок вторые будут тихонько сидеть в сторонке и не мешать ни словом, ни делом. А мехи поумерят свое непомерное любопытство и не будут мельтешить перед глазами.

Для осуществления задуманного выбрали отдельный медицинский бокс, пришлось не стесняясь раздеваться.

— Итак, приступим, — спокойно сказал Алексей, переминаясь с ноги на ногу, так как палуба в медбоксе была прохладна. Девочки не хихикали, а наоборот, во все глаза наблюдали за происходящим.

Итак. Перед ним лежали: аптечка, штурмовой Кхорт, униформа и скафандр. Алексей хмыкнул: «И чего это я засмущался?»

Он быстро, как на конвейере, поставил на каждую вещь ледяное тавро, следом огненное. А затем последовательно задействовал способности, маг-кузнец (Оружейник), два штифта, коммуникатор и колонии нанитов.

При этом с иронией думал: «А что, кашу маслом не испортишь».

Тут все же на глаза попался жутко любопытный Тики Таки со своей не менее любознательной розовой подругой, правда, державшейся немного в отдалении от зачинщика, пытаясь все рассмотреть с расстояния нескольких сантиметров.

— Ну, раз так, не будем останавливать конвейер, — навык ставить мелкие клейма Алексей еще на охотничьих патронах отработал. Тики Таки был заграбастан и тут же получил два клейма. Тоже самое Алексей проделал с Чик Чичик. Он улыбался во все тридцать четыре, наблюдая, как эти двое, закружившись, ушли под свод бокса и поочередно явно хвастались друг другу своими новоприобретениями.

«Черт возьми, а, походу, неплохие у меня мехо вышли, так и хочется сказать “настоящие”».


***


— Ты знаешь, что он делает? — шепотом спросила Грес у Татаки. — Может, ты что-то видишь, может, статы или названия преобразований, а? Хоть что-нибудь?

Татаки покачала головой и также почти беззвучно ответила:

— У Феникса слишком большой скрытый уровень, нам с тобой вряд ли удастся в этом ключе что-то подсмотреть, разве что визуальные эффекты.

И то правда, внешне, глазами, они хорошо видели, как по штурмовому Кхорту волнами проходит то изморозь, то огненная полоса. А дальше и вовсе девушки притихли, захваченные не поддающимся осмыслению фантастическим зрелищем. Феникса вдруг накрыло едва заметным голубым мерцающим куполом, а вокруг него спиралями закружились три роя микроскопических, но невероятно ярких и организованных пылинок. Совершенно не обращая внимания на происходящее, Алексей быстро приложил аптечку к плечу и та, словно живая змея, обвила плечо, закрепляясь и запуская первичную диагностику.

Девушки же, взявшись за руки, ахнули, когда словно слитым в одно мгновение движением на Алексея натек скафандр, ему прямо в руки переместился Кхорт, а над головой этого невероятного землянина образовалось нечто из вертящихся…

— Прессы, Татаки, смотри, это прессы — о боги Кросанты! — их тридцать три и ни одного повторяющегося. Мамочки, и радиоактивный из этого ряда не самый опасный.

Татаки даже икнула от изумления и чувства опасности, почти скороговоркой прошептав на одном вдохе:

— Как-то мое любопытство уже минут пять на низком старте, и вот-вот готово рвать отсюда когти.

И Такаки указала на временами мерцающий купол.

— Похоже, Грес мы с тобой живы только из-за этой голубоватой безделицы. Может, ну его, давай на цыпочках тихим сквозняком раз — и нас здесь нет, а?

— И я говорю, ну его, — зашептала Грес, — давай, пока наши гены еще наши, а то этот твой молодой бог заодно нас, как мехов, поймает и поставит для усиления на одно любимое место что-нибудь из своего новенького головокружительного.

— Что думаешь? — спросила Татаки подругу, когда они по-тихому выбрались из одного из медбоксов, где Феникс производил модернизацию своей амуниции.

— А что тут думать, подруга? Админы явно напоролись на то, что им точно не переварить, и чем дальше, тем оно очевиднее.


***


— Просыпайся, милый, — прошептал тихий, нежный голос Арис в ухо. — До подлета заправщика два часа.

Казалось бы, времени отмерено достаточно но, похоже, у этого течения из прошлого в будущее есть свои скрытые от всех параметры. Сколько ни запасай этой невидимой субстанции для своих значимых судьбоносных свершений, его всегда не хватает. И все же они успели, и Алексей вышел на внешнюю обшивку Огненной Плети содружества раньше, чем в их поле зрения появился заправщик.


Бескрайний космос. Перед глазами спирающие дыхание грандиозные виды далеких звезд, туманностей и гиганта Юпитера. Но это всё не отвлекало его от поставленной задачи.

Вот уже минут пять как, включив невидимость в полную силу, он медленно и осторожно крался к заправочному стыковочному узлу, основываясь на не раз проверенной истине: лучше перебдеть, чем недобдеть.

«Уф-ф», — перевел дыхание Алексей, замерев за автоматическим кожухом доводчика заправочного стыковочного узла.

«Вовремя», — подумал он, осторожно наблюдая за происходящим.

К кораблю-матке подлетала безмерно распухшая цистерна ядовито-оранжевого цвета, очень напоминающая рыбу-шар.


Глава 19. Необратимые последствия



Как он ни старался, как ни подбадривал себя бравадой, но все же полностью с волнением и страхом новоиспечённый диверсант справиться не смог.

«Вот теперь я точно знаю, что значит “поджилки трясутся”», — подумал Алексей, когда заправщик отходил от Огненной Плети. Перестраховавшись, он осторожно переполз через весь топливный танк и затаился под широким трапом в технологической нише между двумя двигателями. Обведя взором нежданно-негаданно свалившееся на голову укрытие, Алексей тихо порадовался, рукой дотягиваясь до массивного трапа над головой.

— Для наших целей самое то. Полагаю, данная конструкция, скорее всего, предназначена для более удобного обслуживания двигательных установок, — тихо прошептал космонавт-авантюрист.

Места тут хватало для всего, что душа пожелает, наверное, единственным недостатком этого закутка оказался обзор. Вид отсюда открывался совсем никудышный: овалы двигательных установок, искаженный работой приводов урезанный кусочек космоса и все. Из-за новизны и драйва происходящего время пролетело, как говорится, махом. То, что они подходили к месту дислокации топливного завода, Алексей понял по маневрам заправщика. За время полёта Ал закрепился как можно лучше. В последующие минуты ничего неожиданного не случилось — так, тряхануло пару раз. Даже обидно немного стало, готовились-то ведь к головокружительным испытаниям.

«Максимальная невидимость», — отдал указание Алексей.

Выждал немного и осторожно выбрался. Невероятно огромный Юпитер, заполняющий собой все обозримое пространство, прибивал своей мощью. Завод двигательного экстракта тоже мог до слез растрогать, причем одновременно как почитателя гигантских сооружений, так и любителя ужасов. Вид на эту жуткую для глаза конструкцию просто-таки кричал: «Эй, алле! Прощайте всякие там земные милашки-кошмарики — здравствуйте, новые потрясающие кошмарища других масштабов и фантазий». Алексей от открывающейся панорамы даже умерил прыть, продолжая бежать вдоль длинного ряда однотипных заправщиков.

— Ни фига себе ЗТУ 04, — прошептал он. — Ну, вот на что это похоже? Кто ваял это безумие? — задавался вопросами землянин, следуя своим курсом и пялясь на перспективу.

«Ух ты, аж в дрожь бросает от вида».

Эта конструкция, или этот завод, представляло собой многокилометровую пирамиду, из которой в сторону Юпитера словно протягивались шевелящиеся щупальца, состоящие из множества гибких труб невероятного диаметра и длины. На концах которых бешеными вихрями крутились какие-то карусели.

«Ой мамочки мои!»

Все эти созерцания безумств технологий остановил скромный черный номер на одном из заправщиков. Где на выпуклом оранжевом фоне в рост человека значилось: «02–04».

— А вот и мой конек, — обрадованно сказал Алексей и поспешил побыстрей убраться в уже знакомое укромное место на заправщике.

Просто так просиживать время в бездействии и пялиться на двигательные установки уйму часов полета, начального запала не хватило. Алексей снял утянутый рюкзак и выпустил мехов, назидательно сказав:

— Тики Таки, Чик Чичик. Мы на территории врага, поэтому приказываю вести себя сверхосторожно. Можно осмотреться, освоиться и опробовать маскировку. А теперь, мои дорогие мехо, сюрприз, — и Алексей вывел на всеобщее обозрение самую упрощенную форму заявления о вступлении в клан Зимогоры. Об этом сумасбродном решении он уже давно подумывал.

«Не, ну а что? А вдруг выгорит? Тогда мехо получат приличное усиление».

И еще он вдруг отчетливо за секунду прочувствовал, что вот это его решение в будущем принесет огромные дивиденды клану и не только ему.

— Да уж, — сорвалось с языка, когда Алексей просмотрел заявки о вступлении в клан, где значилось пятьдесят семь тысяч только от землян, а последние три пришли от мехов и — о моя тупость! — Всполоха. Все утвердил скопом, при этом получив дружественный укус за мочку уха от горностая.

«Помощник, всем принятым на земле отправь наш клановый пакет усиления».

— Уже делаю, Феникс, — тотчас ответил Помощник.

«Вот так неожиданность, получается, по завершении операции первым делом нужно будет заказывать еще комплектов выживания и уже тысяч триста, не меньше… Если не больше».

Пока этим занимался, потерял из виду мехо. С волнением огляделся. Чуйка утверждала, что они здесь, но глаза не находили. И только при тщательном осмотре этого технологического закутка мелкие шарообразные диверсанты были обнаружены. Во-первых, они уменьшились в размерах, а во-вторых, их словно покрасили в тон с корпусом заправщика. Алексею только и оставалось, что показать оттопыренный большой палец, признавая, что мехо с маскировкой справились на все сто процентов.

А затем обрадованные и воодушевленные мехо, если так можно сказать о механической расе, занялись своим любимым занятием — переборкой часов — вовлекая в этот процесс своего создателя. В безвоздушном пространстве это смотрелось чем-то нереальным. Два мехо разбирали часы со скоростью разбивающегося бокала. Колесики, шестеренки, кулачки, муфты, трибы со стрелками и другие не менее значимые части. «Ну нет, невозможно, никогда их не собрать вместе», — твердил в ухо здравый смысл. А вот и нет! Ошибочка вышла! Эти два потрясающих мехо знали свое дело, похоже, уже на божественном уровне. И, как понял Алексей, внимательно наблюдающий за всем этим процессом, мехо таким образом не только прокачивали навыки, они еще почти незаметно, по чуть-чуть исправляли дефекты деталей, постоянно совершенствуя механизм. Во время этого увлекательного и очень занимательного действа Алексею подумалось: «Интересно, а если этим двоим подбросить Кхорт на переборку или на худой конец какое другое оружие, ну, скажем, на пару месяцев, не больше, что будет? Ух ты, а мысль-то дельная. А затем и мои усиления в виде клейм и мастера кузнеца лягут в благодатную почву».

Тут же в подтверждение этой мысли мехо подключили своего создателя к общему технологическому процессу. После множества головокружительных разборок и таких же увлекательных сборок Тики Таки протянул часы Алексею. И тот на автомате, словно конечный агрегат на конвейере, поставил два тавро на заднюю крышку часов. Ну а потом долго смотрел на свои руки, заключенные в черный материал скафандра, совершенно не понимая, как это он умудрился сделать, пока ему не подсунули очередные часы. Так они далее и работали, упиваясь слаженностью, два мехо и один человек, нисколько не смущаясь тем, что находятся черте где, и кругом необъятный космос. Остановило эту производственную линию сближение с конечным объектом «Следящий 028-СКИБ».

Заправка только началась, а он уже с осторожностью лесного волка перебрался на станцию, ну а за ним незаметно проследовали, мгновенно мимикрируя в серо-металлический цвет станции, оба мехо. Следящий оказался можно даже сказать неожиданно большой станцией. Этакий цилиндр размером с жилое здание башни этажей в двадцать пять-тридцать. Осложнения (да еще какие!) обозначились сразу. На поверхности станции никаких укрытий не нашлось. Более того, вся поверхность станции представляла собой тонкие отростки с шаровидными наростами. Передвигаться по этакой поверхности представлялось совершенно невозможным, а предчувствие буквально орало в ухо: «не лезь, это закончится плохо!». Пришлось медленно дрейфовать вдоль станции, иногда корректируя полет двигательной установкой. Зато мехо в этом странном покрытии станции чувствовали себя превосходно. Медленно лавируя средь этих странных отростков, они спокойно держались курса дрейфа своего создателя. Конечно, и шлюзовые, и входы наличествовали и находились на торцах станции. Но лезть в лоб Алексей посчитал как-то уж очень опрометчивым и рискованным.

То, что нужно предпринимать что-то решительное, он понял буквально через несколько минут. Расчет на использование способности Повелитель сложных структур с внешней обшивки станции не оправдался. Он совсем ничего не смог контролировать внутри, более того, вообще не увидел и не прочувствовал, что там внутри. И это было о-го-го как отрезвляюще. Два часа болтания в невесомости рядом со станцией заставили думать, напряженно думать.

— Давай решайся! — сам себе закричал Алексей. И он решился: — Эй, Мехо, хорош там дзен-лавированием заниматься, сшибайте парочку этих, не знаю чего, и ждите. Если появятся ремонтные дроиды, пусть исправляют поломку, затем подчинение и проникновение с ними на борт станции. Слушайте основную задачу. Подчинение управляющего искина и полный высший допуск игрока Феникс ко всем службам станции Следящий. А также стоит обратить внимание на боевых дроидов. И главное, мои дорогие мехо, всегда помните: ваша сила в слаженности. То же, что вы проделали с разборкой и сборкой часов, повторяйте и при нападении, и при подчинении.

«Тики Таки», — как-то даже гордо прозвенел в голове голосок мехо. Алексей уже привык к скрытому смысловому подтексту, поэтому с удовольствием воспринял посыл: Мехо горды, что создатель доверил им боевую задачу. Мехо не подведут, мехо постараются.

Все произошло, как он и рассчитывал. Как только Тики Таки протаранил пару этих, как оказалось, очень хлипких стебельков, открылся небольшой люк, и на обшивку друг за другом выскочила группа малых ремонтных дроидов. Повреждение они восстановили быстро, на это у них ушло не больше двух минут. Далее ремонтники так же дружно засеменили обратно, не обращая внимания на мехо, вклинившихся в их построение. Алексей от удовольствия даже ладошки потер. Мехо, красавчики, полностью оправдали надежды. Через тридцать минут Алексей увидел розовый шарик и, наконец, впервые услышал голос девочки-мехо, которая еще более тонким голоском почти трелью прозвенела:

— Чик Чичик

Алексей, как и с Тики Таки, очень четко понял, что хотела донести мехо, и произошло это, как ни странно, понятно и невероятно быстро, словно очередь из автомата: «Создатель, докладываю. Главный искин, боевые дроиды в количестве четырех штук подчинены. Создатель Феникс имеет высший командный допуск ко всем системам станции “Следящий 028 СКИБ”. Для входа на станцию предлагается грузовой шлюз, статус “временная безопасность”. Члены команды в количестве пятнадцати Номо-33 находятся на максимальном удалении от предлагаемого входа, о проводимой операции пока в полном неведении. Пожалуйста, создатель, следуйте за мной».

«Вот дает розовенькая! Вот это доклад, вот это я понимаю — кратко, сжато и по существу», — впечатлился Алексей, поспешив за мехо к грузовому шлюзу.

Подлетев к входу, ничего удивительного он не обнаружил, что-то похожее он уже видел на десантной матке. Механизм шлюза представлял собой голубоватую силовую мембрану, автоматически изменяющую свой размер и форму. Сейчас это выглядело как закругленный трехметровый дверной проем, из которого лился яркий свет. А силовая мембрана смотрелась как-то несерьезно и очень ненадежно, словно дрожащий мыльный пузырь. Впрочем, Алексей и на Огненной Плети постоянно ловил себя на этом ощущении. Первым силовой щит преодолела мехо, а за ней и Алексей словно спрыгнул с табуретки — на станции соблюдалась стандартная для Номо гравитация. Алексей огляделся, такого огромного трюма, а это был именно трюм, он никак не ожидал. Тут размещалось какое-то оборудование в прозрачной пленке, штабели военных ящиков разных размеров и форм и еще много чего непонятного. Ну и, как вишенка на торте, ближе всего к грузовому шлюзу стояло несколько небольших летательных аппаратов, от которых прямо-таки веяло скоростью и маневренностью. Здесь же его встречали: главный искин станции в привычной форме шара, правда, на порядок меньше Смайлика, четыре человекообразных боевых дроида и, конечно, мехо. Боевые дроиды очень заинтересовали Алексея. Матово-черные невысокие, четырехрукие и, похоже, очень быстрые. Первым делом выпустил Всполоха, и тот тут же принял боевую форму, чем насторожил боевые машины, которые вмиг взяли Феникса в коробочку и ощетинились оружием.

«Ого, вот это реакция! Ну и молодцы, конечно, защищают».

— Внимание! Здесь все свои, — вынужденно прикрикнул Алексей.

Пришлось сразу браться за Гуди, так звали главного искина. Быстро пробежавшись по протоколам, Алексей определил, что мехо — большие молодцы, изменили все как надо, даже любые исходящие заблокированы. Так что он лишь отметил всех присутствующих в трюме, как союзников, зелеными галочками, а ничего пока не подозревающих тридцать третьих красным, как враждебные объекты. Когда Алексей оторвался, сказал.

— Мехо, отличная работа ребята, молодцы. Гуди, выведи мне схему станции и местонахождение каждого тридцать третьего.

«Ого, похоже, Смайлику есть чему поучиться у Гуди», — пронеслось в голове Алексея.

Огромная схема почти до свода трюма поражала своей четкостью, детализацией и предугаданной полезностью. Видимо, искин понимал, что ему предстоит. Поэтому все нужное было выделено нейтральным цветами, а опасное обозначено красным, как и все помещения, где находились тридцать третьи. Присутствовали и непонятности, зашитые в аббревиатуру, требующую пояснений.

— Гуди, просвети, пожалуйста, что такое СУУВ? — с интересом спросил Алексей, внимательно разглядывая странный кубрик на схеме.

Это немаленькое помещение и вправду могло вызывать интерес. Оно отличалось невероятной толщины переборками, явно бронированными, и, согласно схеме, имело все признаки автономности.

— Повелитель, это сверхусиленное убежище возрождения. Тут приходят в себя пострадавшие члены команды станции. Убежище невозможно уничтожить, а створы открываются только после расследования и по сигналу региональной СКИБ.

— Фига себе… — не сдержался Феникс. — Ты хочешь сказать, что главный искин, то есть ты, не контролирует эту часть станции?

— Совершенно верно, Повелитель, такова конструкция «Следящего».

Вот же бляха муха! Тут было отчего расстроенно чесать затылок и материть про себя умников из СКИБ.

— Так-так… И, конечно, там есть аппаратура сверхдальней связи, правильно я думаю, Гуди?

— По этому поводу информации нет, Повелитель, но скорее всего, вы правы — это логично.

Алексей кивнул и указал на схеме на это убежище.

— Гуди, нам требуется безопасно, без шума попасть к створкам этого убежища.

— Вся команда Хомо-33 сейчас в кают-компании, у них там тотализатор, алкоголь и веселье, только двое находятся в командном центре, да и те следят и делают ставки. Так что вряд ли они что-то заметят.

При словах про тотализатор, алкоголь и веселье Алексей почувствовал что-то неприятно, паршивое, дрянное и опасное.

— Покажи, что там происходит.

То, что он увидел, вмиг вывело его из себя, аж зубы заскрипели. На большой проекции проявился остов высотного здания, плотно окруженного коррерами. Вход из последних сил защищали семеро парней, причем все в форме клана, его клана. Они часто менялись, похоже, у них заканчивались боеприпасы. А эти ублюдки на станции как-то нагоняли корреров, ржали, пили и делали ставки. Ситуация осложнялась еще и тем, что с тыльной стороны здания несколько Жрунов споро разбирали завал, пытаясь пробить еще один проход в здание.

Алексей быстро сообразил, что основную огневую работу несут на себе три игрока, он хорошо видел их ники.

— Помощник! — едва ли не заорал Алексей. — Досыл боеприпасов нашим: Клюня, Маха, Злобный Гунька. Срочно! Пять кассет каждому! Гуди, ближайший безопасный путь к створкам убежища, быстро давай!

Тут же Алексей увидел схему, жирные зеленые интерактивные стрелки указывали путь, и он побежал.

— За мной, — не страшась обнаружения, выкрикнул Алексей.

В нужный скоростной лифт они, можно сказать, влетели, примерно так же сработал и сам агрегат перемещения, пару вдохов — и они уже на месте без каких-либо последствий. Алексей действовал по ситуации, настолько быстро, насколько это было возможно. Подскочил, меч из праны резал хваленый металл, словно бисквит, пара минут и проход готов. Шаг в сторону и огромный горячий кусок металла с грохотом отвалился наружу. Обратившись к боевым дроидам, землянин отдал приказ, указывая в образовавшийся проход.

— Ваш пост здесь. Первая задача — полностью уничтожить оборудование дальней связи. Вторая задача — появившихся на возрождении держать на расстоянии в лежачем положении: руки за голову, морда в пол. При любом резком движении, непослушании, разговорах, общении знаками, изменении позы открывать огонь на поражение. Понятно?

— Так точно, Повелитель, — по-армейски гаркнули боевые дроиды и исчезли в проломе, где сразу же послышались характерные шипящие звуки бластеров.

Алексей развернулся и положил руку на огромный лоб своего белоснежного соратника.

— Всполох, я в командный центр, ты в кают-компанию, покажи этим ублюдкам ярость Земли. Всех в фарш! Магия льда и берсеркер тебе в помощь. Погнали, брат! — выкрикнул Алексей и побежал по зеленым стрелочкам наведения, услужливо прорисованным на схеме искином станции.

Номо-33, увлеченные действием на проекции и разгоряченные алкоголем, вначале почему-то почувствовали холод, а некоторые даже увидели редкие снежинки. А затем их всех вышиб с кресел белый ужас, ревущая пурга с тысячами клыков и когтей. Разрывая все, попавшее под эту безжалостную метель: живых, столы, стулья, аппаратуру, детали интерьера, — все в куски, все в фрагменты.

Алексей же влетел в командный центр вместе с очередью из Кхорта, снесшей верхнюю часть туловища одного из операторов, разметав пеплом по помещению. Второй оператор, выронив кружку с каким-то горячим напитком себе на штаны, даже не дернулся, загипнотизировано смотря круглыми от страха глазами на черного человека с Кхортом, нацеленным ему в голову.

— Отзывай корреров от здания, падаль, и быстро, — с угрозой прошипел Алексей, считывая данные противника.


Номо-33, Гнуси Аос, уровень 423


— Э-э-это не так просто, — проблеял тридцать третий. А потом, вроде как воспрянув духом, возможно, считав данные землянина, заговорил более уверенно. — Эй, эй, полегче, парень! Ты вообще знаешь, что посягнул на сотрудников СКИБ? Знаешь, что тебе будет за это?

Слово «знаешь», видимо, было любимое этого засранца, обгадившего штаны.

— Знаю, — рявкнул Алексей и отстрелил говоруну ногу по самое колено. Тридцать третий заорал. Да так, что едва не оглушил своим воем. Хорошо, что на кресле имелись ремни безопасности. В ответ Алексей, зло оскалившись, прохрипел: — Повторяю, отзывай корреров и заодно убирай все следящие модули с Земли.

Увидев вытянувшееся лицо и протест в глазах, Алексей решительно рявкнул:

— Еще минута промедления и следующим от тебя отлетит член. Я пока не очень хорошо освоился с этим оружием, так что прости, если заодно отстрелится изрядная часть твоей задницы. — И Алексей, нахмурившись, перевел Кхорт, целясь аккурат в промежность. Через пять минут все получилось, и твари потеряли интерес к развалинам многоэтажки, а тридцать третий причитал, размазывая слезы:

— Все, все, я все сделал!.. Знаешь, как больно? Знаешь, что теперь нам всем за это будет?

— Уж я-то знаю, — с брезгливостью в голосе сказал Алексей и отстрелил последнему оператору голову.

Посмотрел на экран: парни в непонятках стояли на возвышенности и смотрели, как корреры со всех лап удирали от их опорной баррикады. Алексей быстро написал письмо:


Привет, парни!

Похоже, успел. Нами на орбите захвачена станция «Следящий». Операторов покрошили, теперь пригляда Админов за землей нет. Все атмосферные следящие дроиды отозваны, как и искусственно согнанные корреры. Вижу вас с орбиты. Ждите, сегодня постараюсь забрать вашу группу, на всякий случай смотрите внимательно, на обшивке челноков должен быть наш клановый знак.

Глава Зимогоров, Феникс


— Помощник, размножь и отправь Клюне, Махе и Злобному Гуньке.

«Слушаюсь», — отозвался помощник, и буквально через минуту Алексей увидел, как из развалин выбегают люди и машут руками, задирая головы.

Искин станции появился даже раньше, чем понадобился.

— Похвальная расторопность, — отметил Алексей, глядя на подлетающего искина. — Всю грязь на станции — в утилизатор. — Не успел вдохнуть, чтобы продолжить, как уборщики уже утаскивали тела на платформах из командного центра. А множество гуттаперчевых пупырчатых овалов сантиметров десять толщиной расстарались по полной, казалось, на субсветовой скорости мыли везде, где только можно и даже где нельзя. Отчистив до зеркального блеска ошалелых от такой заботы мехо и искина, и даже Всполоха, вовремя попавшего под генеральную уборку.

— Зато чистые, — развел руками Алексей, не без улыбки поглядывая на сверкающих мехо и щерящегося клыками Всполоха, развалившегося и с интересом поглядывающего на свои сияющие колокольчики.

«Блин, как же хорошо, что я в скафе», — подумал Алексей, едва сдерживаясь, чтобы не заржать.

А чтоб этого точно не произошло, сквозь зубы приказал главному искину станции.

— Гуди, дай мне связь с кораблем Огненная Плеть Содружества, — тут же вид Земли на огромной голограмме пропал, и он увидел рубку десантной матки, полностью забитую его людьми и, конечно, Смайлика.

— Победа! — крикнул Алексей — Станция наша, все следящие мощности с Земли отозваны!

Рубка Огненной Плети словно взорвалась вздернутыми руками и оглушающим криком.

«Все же сорок вторые не менее эмоциональны, чем земляне. И это радует, что мы так похожи», — пронеслось в сознании Алексея.

— Смайлик, Гуди, объединяйте свои мощности — это первое, второе — срочно нанести на всю летающую технику символ Зимогоров. Третье — требуется отследить, по возможности, всех наших клановых на Земле. Поднимайте их на матку для дальнейшего обучения и распределения, думаю, по каждому данные есть на Станции. Четвертое — планово по согласованию с Грес поднимайте из анабиоза всех сорок вторых и сорок девятых.

— Грес, Татаки, теперь вы. Отправляйте гвардию на белый Материк, пусть разбивают там базу. Еще нам нужны спецы на станцию, если таковые есть, отберите. Девочки, в общем, нужен координационный и информационный центр, количество людей определите сами. Пробудившимся нужно правильно донести информацию, очень достойных можно перевести в кандидаты в гвардию. Остальных лучше всего переместить на Землю, пусть качаются. В приоритете помощь землянам. Именно по этому параметру я буду производить прием кандидатов в клан. Понятно?

— Предельно понятно, — в один голос бодро ответили девушки, а Татаки в довесок отправила воздушный поцелуй.

— О-о-о! Стало заметно легче, — с улыбкой сказал Алексей.


Ну вот, примерно в это время словно кто-то мощный и безбашенный взял и сорвал стоп-кран. А затем все это тормозящее устройство вырвал с корнем и выбросил к хренам огородным. Ой, как завертелось все и закрутилось после этого!.. Эх, сутки пролетели, а он и не заметил, разве что сорвал голос и смертельно устал до белых всполохов в глазах. Благо настоящий Всполох находился рядом и нет-нет, да и поддерживал, покусывая то за ногу, то за руку. Уже за креслами сидели нужные операторы и работали, как заводные, вовсю помогая игрокам на Земле. А состав клана пух как на дрожжах, без всяких сожалений тратились огромные средства. И, несмотря на смертельную усталость, все происходило как-то по-русски: на отрыв бесшабашно, очень весело, всем заправлял господин хаос. Но все, как ни странно, спорилось, крутилось и, как всегда, получалось-таки. Тут главному пришло в голову и он тут же высказал.

— Ох! Ну, я и самородок, пельмень контуженый! О пленных-то совсем забыл. Боже! Что теперь будет? Это же нарушение Женевской конвенции о содержании военнопленных. Что там с ними? Они, наверное, в туалет хотят, поговорить и, возможно, много еще чего, — обеспокоился сердобольный Алексей, бросившись к скоростному лифту, забыв про усталость.

Нет, в туалет они, похоже, уже не хотели, понял по отвратному запаху Алексей, вышедший из лифта на площадку убежища. Пришлось задействовать скафандр.

Пленные, все как один, ровненько лежали, как им и было предписано: руки за голову, мордой в пол и тряслись.

«Похоже, они тут не по одному разу умирали», — для себя определил Алексей.

— Много умирали? — спросил он у ближайшего боевого дроида.

— Повелитель, усредненный показатель по каждому заключенному — шестнадцать раз.

Хотелось присвистнуть, но Алексей сдержался и начал говорить, подкинув жесткости в итак хриплый от усталости голос.

— Итак, заключенные, как умно назвал вас дроид, молчите и слушайте. У вас есть всего два варианта выхода из этой поганой ситуации. Первый — вы будете находиться здесь, пока не сдохнете окончательно, и ваши останки уйдут в утилизатор. Теперь второй, можно сказать, сверхгуманный способ. Вы все принесли нам, людям Земли, и нашей планете невосполнимый урон и убыток, поэтому должны платить. Да платить, конечно же, будут те, кто решит остаться в живых. Вы, ублюдки, по мнению большинства, достойны только окончательной смерти, но мы — не вы, мы великодушны к побежденным. Поэтому, кто хочет жить, подписывает заявление о чистосердечном раскаянии в своих действиях, приведших к невосполнимым убыткам и страданиям людей планеты Земля. Затем на основании этого вы, все так же раскаиваясь, дабы как-то компенсировать наши потери, подписываете договор о выдаче девяносто трех процентов средств со всех ваших счетов. А также о выплате контрибуции в фонд планеты Земля в сумме пятидесяти процентов от всех своих доходов сроком на сто лет. Могу еще сказать, что все документы будут заверены системой, так что без вариантов, и еще знайте, я больше не появлюсь здесь. Кто хочет решить это сейчас, вставайте.

Встали пятеро, остальные приподнялись или подняли руки.

— Вот и хорошо.

«Гуди», — позвал Алексей про себя, для интереса считая секунды. Искин успел за три.

«Может, его переименовать в торпеду или торопуньку?» — подумал Алексей.

Но вот тут все планы его на поспать были бессовестно нарушены вдруг проявившимся ментором пути.

«Приветствую тебя, Алексей. Могу сказать, что ты отлично справился, полностью оправдав наши надежды и теперь достоин в полной мере знать о предстоящем в ближайшее время».

Алексей хмыкнул, но перечить и язвить не стал. Кто же не хохочет знать то, что будет, тем более в ближайшее время? Пришлось при помощи Грес поспешно искать, кто бы мог потянуть эту тягомотину с «раскаявшимися».


Для откровений и общения, по настоянию Джокейро, Алексей подобрал небольшое уединенное и изолируемое помещение. По заявленным параметрам хорошо подошел медицинский бокс для тяжелых инфекционных больных — что тут говорить, изолированней не придумаешь. А также Алексей и вправду подумывал здесь же отдохнуть. Не, ну а что? Вокруг пьянящая тишина, и никакой зловредный микроб со своими проблемами не проникнет, если закрыться.

«Одно хорошо», — думал Алексей.

Он давно приметил, что при общении с ментором происходит невероятный прилив сил, это происходило и сейчас, поэтому мысли о таком желанном отдыхе улетучились, как туман в жаркий полдень. Первый же вопрос ментора ошарашил — именно так и никак иначе.

«Что ты думаешь, Алексей, о спасении Земли?» — прогудело в голове.

Алексей молчал, раздумывая:

«К чему это ведет ментор? Что он хочет сказать?»

Видимо, Джо надоела это напряженная молчанка, и он продолжил: «Ты, конечно, думаешь, что имея фору в полтора года, твои соплеменники и ты в том числе, хорошо прокачаетесь, используя возможности клана, возникшие обстоятельства, и встретите врага во всеоружии? Ты рассчитываешь на корабли, которые можно захватить, союзников, клан и, конечно, землян с расширенной планкой скрытых способностей, ведь так?

Алексей, помассировав мочку уха, пожал плечами.

— Все верно, Джо, а в чем подвох?

Ведь Джокейро не зря завел этот разговор?

— Конечно не зря. При таком раскладе, Алексей, многие из игроков-землян выживут, но свою голубую и во многом прекрасную планету вы потеряете, став изгоями, скитальцами, уйдя в неосвоенный космос.

— Как так? — сумел вставить Алексей. Чувствовал он себя хорошо, а вот все нутро от слов ментора трепыхалась, как драная тряпка на сильном ветру.

— А вот так! Недооценка Админов смертельна. Они играются только со слабыми, неужели ты думаешь, что они позволят выжить такому большому сообществу сильных игроков? Для начала они просто аннигилируют вашу планету. А это ваша история, ваши корни, ты даже представить не можешь, что это такое: вмиг превратиться из цивилизации в никчемное перекати-поле. Да, будет ярость и месть, и сопротивление, но и апатия. Тысячелетия апатии! А затем, поверь, вырождение. Медленное, капля по капле. Верь Админы уже видели это, неоднократно видели, и они знают, что предпринимать в этаких случаях.

— Выход? — не сдержался Алексей.

Ментор резко ответил:

— Есть. Не без приличных осложнений для землян и самой Земли, но он найден.

Алексей ничего не смог сказать. Ну что может сказать человек, у которого нехилый тремор от ответственности? Он уже понимал, что именно ему, Фениксу Алексею Львовичу, выпала «честь» принимать решение за всех, причем буквально за всех. Вот от этого его и трясло, да так, словно бы он кружился в хороводе, где слева его за руку держала тропическая лихорадка, а справа — дама с фамилией Паркинсон.

Между тем ментор, выдержав значимую паузу, начал излагать самое важное: «Слушай внимательно, Феникс. В результате предпринятых, и не только мной, действий через девять суток в Солнечную систему войдет Жнец. Это такой корабль-гигант вне классификаций, для понимания, это судно в несколько раз больше Огненной Плети. Ему не требуется сопровождение, либо какая-то охрана, он в одиночку может рассеивать армады и гасить звезды. Про скорость перемещения я и вовсе помолчу. Он один такой во вселенной Админов. Так сказать, безумное наследие древних. Основная задача этого колоса — сбор Интеллектума. Он столетиями может путешествовать по галактикам от одной волны экспансии до другой, собирая свой ужасающий урожай.

Так вот, Солнечная система — это последняя остановка Жнеца, далее он должен взять курс на центральные миры Админов. Сколько там интеллектума, я не знаю, но предполагаю, что много, очень много. А теперь главное: захватить этого монстра даже теоретически невозможно, зато продуманную диверсию осуществить в наших силах. Заодно я выведу из игры все корабли, что находятся в системе, будем считать, это ваш бонус на будущее. Основная же задача — взорвать танки с интеллекумом. Эта невероятно сильная субстанция неуничтожима, и, если она вырвется на орбиту, все обитатели и сама планета на тысячелетия получат инъекции силы и способностей с необратимыми последствиями. По моим расчетам, уже через год сама планета не даст себя уничтожить.

— О-сло-жне-ни-я? — хрипя, по слогам спросил Алексей, растирая виски.

Ментор ответил быстро. Даже, с какой-то непонятной веселостью в голосе: «Многоликость разума, например: мертвые обретут ум, силы и возможности».

Что мог сказать Алексей в ответ? Да ничего! Его сердце в висках стучало в ритме диско…


Конец первой книги


Приветствую вас дорогой читатель!!!

Спасибо вам огромное, что читали предисторию и поддерживали проект "Интеллектум". Молу лишь дополнить. Все глобальные приключения и трудности главных героев еще впереди, и даже мне не понятно и интересно чем это все закончится…

С уважением Валерий Старский


home | my bookshelf | | Интеллектум |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу