Book: Трансформатор 2. Как развить скорость в бизнесе и не сгореть



Трансформатор 2. Как развить скорость в бизнесе и не сгореть

Дмитрий Портнягин

Трансформатор 2. Как развить скорость в бизнесе и не сгореть

© Текст. Портнягин Д., 2019

© ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *

Дмитрий – предприимчивый бизнесмен, который не боится заходить в новые для него ниши. Открытый для всего нового, он ставит для себя цели и добивается их. Начав с логистической компании, которой удалось стать первой в России по транзиту из Азии, он не остановился, создал клуб путешественников, бизнес-блог на YouTube и сообщество предпринимателей. Своими действиями Портнягин доказывает, что нет ничего невозможного для человека, у которого есть желание и цели. «Предпринимать» значит «действовать». О том, как это делать, и написана эта книга.

Аркадий Новиков, известный российский ресторатор, бизнесмен

Самый сложный барьер для молодых предпринимателей – это страх. Страх начать свое дело; страх, что не получится; страх, что подведешь поверивших в тебя людей: команду, семью. Дмитрий своей деятельностью помогает бороться с этим барьером. На собственном примере и кейсах состоявшихся предпринимателей он честно показывает удачи и промахи, взлеты и падения – в своих блогах, интервью, книгах. Нет ни одного успешного человека, который не совершал бы ошибок. Не попробуешь, – не узнаешь!

Андрей Романенко, предприниматель и инвестор, СЕО и основатель «Эвотор»

Бравадный, поэтичный и в целом логичный – с таким Портнягиным я познакомился несколько месяцев назад. Всегда приветствую тягу к самопознанию и развитию. Книга Димы находит самые понятные слова и рассказывает тебе о том, что все возможно. Неважно, чем ты занимаешься, – важно, что это неизбежно связано с людьми. А люди на протяжении всей нашей истории чувствуют потребность быть понятыми и полезными. Наверное, поэтому лучшими предпринимателями и блогерами становятся способные найти с ними общий язык. В книге многое об этом в том числе.

Сергей Солонин, Генеральный директор Группы QIWI, инвестор

Наши семьи дружили еще когда Дима даже не родился. Знаю его с детства. Когда я приходил в гости, он всегда показывал мне свои «проекты»: пытался что-то купить, продать, обменять. Когда ему было 17 лет, он привез мне свою презентацию для спортивного магазина в Тынде. Я реально увидел искру в его глазах и понимал, что, кроме меня, никто не даст ему денег на этот бизнес. У Димы предпринимательская хватка отца. Бизнес не пошел, и потом мы дали объявление по ТВ, чтобы нуждающиеся забрали непроданные вещи. До сих пор в Тынде есть люди, которые носят эти спортивные костюмы. Когда он переехал в Москву, я дал ему совет не показывать всем людям вокруг свою открытость. Здесь жесткие правила бизнеса и в отношениях между людьми, а у Димы слишком уж душа нараспашку. Но, возможно, благодаря вот этой своей искренности он и получил такое признание и большую аудиторию. Может быть, когда-нибудь он расскажет своим читателям, как однажды я отдал ему продавать свой Hammer. Забавная история.

Александр Звеняцкий, предприниматель, друг семьи Портнягиных

Предисловие

Первая космическая скорость

Когда я писал книгу «Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать», то думал, что книги как источник информации умирают. Я искренне считал, что сейчас люди получают ее в основном из новостных лент и видео в интернете, ездят на конференции или просто консультируются со знающими людьми. Мне казалось, что у людей, во-первых, нет времени на чтение, во-вторых, другие формы получения информации им интереснее.

Почему тогда я все же решил написать первую книгу? Я просто хотел попробовать. У меня давно была такая мечта. Для меня это был вызов, цель – взять и стать писателем. Мне хотелось разобраться, как пишутся книги. Я часто заходил в книжные магазины, видел тысячи книг и задавался вопросом: какие люди пишут эти книги? Как они вообще умудряются сесть и вытащить из себя информации на 300 страниц? Они точно гении! Они точно не такие, как я! Или нет? И поскольку меня действительно заинтересовал этот вопрос, я просто попробовал написать собственную книгу. Она получилась, – совсем не похожая ни на американскую профессиональную бизнес-литературу, которой в переводе сейчас пруд пруди, ни на книги по экономике или психологии. Мне просто задавали важные вопросы, а я рассказывал. Вот так получилась книга.

А потом она побила все рекорды по темпам продаж…

Как предприниматель я всегда спрашиваю себя: а что дальше? Я не могу просто взять и остановиться, когда больше двухсот тысяч человек прочитали мою книгу, когда день за днем люди пишут мне: «Спасибо!» В такие моменты приходит понимание, что надо продолжать. Но какой продукт может последовать за книгой «Трансформатор»?

Я думал о нескольких вариантах. Во-первых, узкоспециализированная литература. Я мог бы, например, выпустить одну книгу по контент-маркетингу, другую – про персональный бренд, третью – про брендинг и упаковку бизнеса. Опыта очень много, хочется его как-то структурировать и преподнести. Однако узкоспециализированные книги всегда казались мне очень скучными. Не чувствуется в них огонька внутри, пути к вдохновению. Я сам не прочитываю такие книги до конца: получаю какой-то инструментарий – и все. Ведь то, что не дает энергии, – оно и не мотивирует. Если что-то не придает мне сил, я просто не буду это делать.

Тогда я подумал: почему бы не написать «Трансформатор-2»? Но про что будет вторая часть, если в первой я уже рассказывал обо всем своем пути в предпринимательство? Скорость моей жизни увеличивается с каждым днем: события, встречи, путешествия, решения, новые проекты. Что помогает мне выживать на такой скорости, оставаться на пике эффективности и продолжать ускорение? Тут же скрыта целая интересная тема для книги.

Поэтому я решил, что новая книга будет о том, чем я живу сегодня и что мне помогает расти. Я много рассуждаю о том, что для меня продуктивность, а что откатывает назад. Особая тема – моя публичность, она и драйвер роста, и источник рисков. В этой книге я буду много говорить о бонусах, которые она дает и о ее темной оборотной стороне. Я без прикрас расскажу тебе, что значит быть человеком, которого узнают, о том, как справляться с такой ответственностью и как совмещать предпринимательство и медийность.

Я не родился писателем и не претендую на то, чтобы мои книги считались написанными высоким литературным языком. Однако каждая из них заключает в себе мой уникальный опыт. Я верю, что ты тоже можешь написать книгу. Ты можешь собрать опыт со всего мира, если тебе недостаточно собственного. Можно написать о том, в чем ты хорошо разбираешься. Сейчас с полок «улетают» книги по узким трендовым темам: копирайтингу, SMM, созданию каналов на YouTube, целеполаганию, автоворонкам, маркетингу будущего, бесплатным инструментам привлечения клиентов и так далее. Кроме того сегодня человек, который пишет книгу, не всегда ставит перед собой цель заработать деньги. Возможно, он даже сам инвестирует в ее издание. Для того чтобы написать эту книгу, я потратил большое количество времени и усилий, но я понимаю зачем: это дает мне возможность рассказать свои личные истории всем, кто хочет их услышать.

Перед тобой книга не только об успехе, но и о поражениях, они тоже часть моего опыта. После выхода книги «Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать» я принял решение, что каждый год в декабре будет выходить моя новая книга, в которой я буду рассказывать о своих переживаниях, достижениях, наблюдениях и, конечно же, о своей трансформации. А ты сможешь исследовать мой опыт, в который постоянно вкладывается много энергии, решительности и денег. И если он сэкономит несколько миллионов твоих нервных клеток или рублей – что ж, я буду очень рад.

Мы все хотим развиваться. Если сейчас ты читаешь эту книгу, значит, тоже этого хочешь. Большую часть данной книги я написал «на минусах», разруливая тонны жизненных, и не только, проблем. И в этом ее особая ценность. Человек, который никогда не падал, не может расти и быть по-настоящему эффективным. Но если в итоге ты преодолеваешь все барьеры, то становишься по-настоящему сильным. Трудности закаляют. Я хочу, чтобы мой опыт помог тебе справиться с любым внешним сопротивлением, выйти из штопора и продолжить движение к своим целям.

Если раньше я просто летел к своим целям сломя голову, то теперь я сел в ракету. Несмотря на турбулентность, несмотря на страх и риск, я прохожу свои испытания, которые укрепляют меня как мужчину, как предпринимателя, как друга, мужа, сына и как человека. И когда я уверенно преодолею последние сложности, то я переключу тумблер и включу вторую космическую скорость.

Я обещаю, что книга «Трансформатор» будет выходить каждый год в декабре перед новогодними праздниками. Это время, когда люди подводят итоги уходящего года и хотят получить заряд энергии на следующий год. Идеальное время для принятия важных решений, постановки целей и определения вектора дальнейшего движения.

Трансформатор-книга – это мой дневник. Такой же, как канал на YouTube. Отличие лишь в том, что в книге я могу рассказать то, что никак не вписывается в формат выпусков. Книга – очень личный продукт. Она предназначена для всех, кто стремится добиться большего в жизни. Если ты все время пытаешься быть нормальным, таким, как другие, ты никогда не узнаешь, каким крутым ты можешь стать и как высоко способен взлететь! Добро пожаловать в книгу «Трансформатор 2»! Добро пожаловать в мою жизнь! Добро пожаловать в ракету!

Глава 1

Дорога вверх

Первая высота

В сентябре 2016 года в Гуанчжоу мы ужинали с друзьями, и каждый рассказывал о своих мечтах. Один говорил, что мечтает стать лучшим фотографом и выпустить серию фотографий в National Geographic. Другой хотел построить большой бизнес. Кто-то мечтал о семье, доме и собаке. И я понимал, что у каждого из нас в голове своя картинка, свои представления о жизни. Этот разговор пробудил внутри меня детские воспоминания, которые повлияли на мою дальнейшую жизнь совершенно необратимым образом.

Когда мне было семь лет, в одну из поездок с родителями к моей тете в Улан-Удэ мы наблюдали, как тяжело живет ее семья. Тетя никогда не работала, из-за своего сложного характера развелась с мужем и совсем не занималась воспитанием своих детей. Старший сын был очень сложным подростком, и мой отец принял решение забрать Сашу в Тынду, чтобы он мог получить нормальное воспитание и образование. Я был на седьмом небе от счастья, потому что у меня наконец-то появился брат. Наши отношения с ним стали очень близкими, как если бы мы были родными. Правда, он вечно подшучивал надо мной: например, зная, что я боюсь темноты, он иногда пугал меня до чертиков. Я всегда завороженно слушал его, старался ни в чем не отставать. Мы вместе смотрели боевики и потом разыгрывали их в «реале». Впрочем, он был старше, отчего имел свои преференции: мог приходить вечером позже на несколько часов, а еще его отпускали в разные поездки.

Старшие ребята постоянно ходили в походы. Они брали с собой еду, рюкзаки, ведра и, конечно же, сигареты. Я тянулся к брату, как к старшему, и это обернулось в конечном счете моей зависимостью от него. «Попал под дурное влияние», – так говорили обо мне мама и учителя. Курить для нас считалось нормой. Я попробовал табак, когда мне было всего пять лет. Находясь под этим «плохим влиянием», я одновременно жил какими-то странными мечтами о походах и далеких путешествиях. Но я был маленький, и меня не отпускали далеко от дома. До сих пор помню, какое щемящее чувство несправедливости я тогда испытывал.

Тында находится как бы в низине, в котловане, вокруг которого – тайга. Если взлететь на вертолете и посмотреть сверху на наш город, то можно увидеть, какой он маленький. Он словно в дыре, а вокруг – непролазная чаща. Со временем я понял, что всегда именно так и воспринимал его, свой город: совершенно отрезанным от возможностей.

У нас в детстве было хобби – ходить за грибами и ягодами. Я просил маму отпустить меня с ребятами, объяснял, что тоже хочу в поход, что у меня есть рюкзак, а она отвечала, что я еще маленький и не справлюсь. Помню, тогда пообещал ей, что пойду в поход за дом, в лесок. У нас за домом стояла маленькая березовая роща с лавочками. Мама собрала мне маленький рюкзак, положила туда вареное яйцо, огурец, помидор, соль и спички. Когда я сидел под деревом за своим домом и ел это яйцо, оно было соленым и мокрым от моих слез. Страшная горечь разъедала изнутри, когда я представлял, как ребятам сейчас интересно. И тогда я дал себе обещание, что, когда вырасту, буду искать приключения. Этой мечтой я жил очень долго. Уже позже, живя в Благовещенске и затем в Китае, мы выбирались в какие-то поездки: Таиланд, Вьетнам, Египет. Но они не давали мне ощущения, что моя мечта сбылась. И вот, после разговора с друзьями в том китайском кафе, когда я вдруг вновь вспомнил свою детскую мечту, все очень круто поменялось.

Мой друг Саша Форик неожиданно отозвался.

– Давай пойдем в горы, что нам стоит? Но только если идти, то в самую гущу событий, в самую красоту!

Мы решили, что поедем в Гималаи, в Непал.

– Мне понадобится твоя помощь, – сказал я. – Нам нужно собрать целую команду, это должна быть настоящая экспедиция. Готовь съемочное оборудование, будем делать кадры для National Geographic. Снимем поездку в деталях, и у нас получится классный фильм! А еще я сделаю баннер про нашу идею, закину его в соцсети и найду человека, который сможет организовать экспедицию.

– Хорошо, – засмеялся он, – тогда завтра вечером встретимся и поговорим об этом!

– Встретимся утром. Это самое главное, что есть сейчас! – поправил его я.

Было десять часов вечера, когда я бежал домой со всех ног. Немного запыхавшись, крикнул с порога Кате, чтобы она срочно включала компьютер и делала баннер с надписью «Мы отправляемся в Непал!». В тот же момент я подумал, что мы – я и моя команда горных покорителей – должны как-то по-особенному называться. Вспомнил, что у меня есть доменное имя tourister.com, купленное впрок за двадцать тысяч евро как раз для будущих медийных проектов о путешествиях. И вот мы пишем: «Первая экспедиция туристеров в Непал». Эту запись и сейчас можно найти в моем Instagram. Я зашел в «Яндекс» и, набрав «гид в Непале», написал сообщения сразу нескольким проводникам. Буквально через полчаса мне ответил первый: «Дмитрий, здравствуйте, меня зовут Роман, мне 55 лет, давно живу в Непале, профессиональный гид и эксперт по выживанию». Я подумал: «Вау, эксперт по выживанию! Как раз то, что нам нужно! Мы едем выживать!»

Представьте себе достаточно взрослого чувака с собственным логистическим бизнесом, чьи глаза загорелись только от того, что он едет выживать в горы! Роман пишет: «Дмитрий, давайте созвонимся завтра». А я отвечаю: «Давайте созвонимся сейчас». И сижу в нетерпении, жду его звонка. Катя делает баннер.

Вот он звонит, его первый вопрос:

– Дмитрий, вы когда-нибудь ходили в горы?

Я отвечаю, мол, только в детстве за грибами-ягодами ходил, а в горах не был.

– Понятно, а чего вы хотите? – спрашивает меня Роман.

– Мы хотим жести. Хотим реально выживать, чтобы было трудно, никакого комфорта, всё по-настоящему. Мы хотим в дикие места.

– Вы не понимаете, что такое горы. Это физически сложно. Морально сложно. Там то холодно, то жарко, никакого комфорта. Это такая история, которую нужно начинать с чего-то малого.

– Я сказал, чего хочу, давайте будем делать! – настаивал я.

– Ну, хозяин – барин. Сколько дней планируете на поход?

– А сколько обычно требуется?

– Пятнадцать – двадцать… – подумав, ответил Роман.

– Пятнадцать – двадцать не готовы, готовы на десять дней, – прикинул я.

– Те маршруты, которые вы выбрали, они дикие, это очень сложно, нужно же еще назад вернуться.

– Надо сделать, – продолжаю настаивать.

– Хорошо, есть у меня один маршрут, по которому я ходил один-два раза. По нему туристы вообще не ходят, это дикие деревни, просто джунгли. По пути будут места, где лежат непроходимые снега. Вы увидите кузницы, каменоломни, у всех там свое сельское хозяйство. Там люди не знают, что такое современные технологии. Вы увидите диких животных, будете пить воду из ручья, готовить еду на костре и спать в палатках. Обратно вас заберет вертолет, тогда можно уложиться в десять дней.

Я представил все это и понял: вот оно – то, чего я хотел всю жизнь. Я спросил о стоимости, он пообещал ответить на следующий день. Не согласившись, я сказал, что мне нужно сейчас. Тогда он перезвонил через полчаса и назвал сумму. Я уже не помню, сколько там было, совсем недорого, примерно семьсот долларов на человека без перелета. Но у нас в Китае правило: кто не торгуется, тот не уважает. Я предложил: «Пятьсот». Он сказал: «Шестьсот». И мы договорились. Потом он перезвонил, рассказал примерный маршрут, который может быть скорректирован в течение двух недель. Вместо прощания мой проводник произнес: «Собирайтесь, я вам пришлю список, что нужно взять из экипировки». В соцсетях я тут же выложил пост: «Стартует первая экспедиция туристеров в Непал», где описал все в таких ярких красках, как я себе и представил. Однако ожидания и реальность – не всегда одно и то же.



Через пятнадцать минут появился первый отклик на мой пост – друг детства Паша Смирнов написал, что он тоже в теме. (Сейчас Паша – мой партнер в «ТранзитПлюс». Именно в Гималаях отношения с моими друзьями были проверены на прочность, после чего мы стали настоящими соратниками: там я узнал каждого из них.) Через час написал другой человек, он тоже хотел к нам присоединиться, потом еще один, живший в Китае, – на самом деле он был русский, из Благовещенска, и работал финансовым директором в моей компании. Сказал, что как раз планировал отпуск и готов лететь с нами. Скоро подтянулись еще два моих друга, тоже благовещенских. В результате банда из семи человек. Саша Форик тоже был с нами. Мы собирались в Непал.

Ключ 1

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Когда кажется, что ты запутался в своих целях и не знаешь, куда идти, – вспомни, о чем ты мечтал в прошлом. Не надо предавать себя. Когда люди не знают, как мотивировать себя что-то делать, как запустить бизнес, или просто, когда опускаются руки, я говорю: нужно вспомнить свои искренние мечты из прошлого, потому что именно там находятся твои истинные цели, они очень твердые и имеют прочные корни. Именно мечты помогают нам в достижении целей. Они движущая сила любого начинания. Ведь в детских мечтах мы рисуем свое успешное будущее и уверены, что можем свернуть горы.

Снаряжение я заказал в Москве. Роман составил список необходимых вещей из десяти пунктов. От себя я добавил еще двадцать, так что в моем арсенале были и питьевая система, и компас, и нож, и много чего еще. Как оказалось позже, в экспедиции половина моего багажа была ни к чему, но я вооружился до зубов и был готов ко всему. Я шел на приключение. Я считал дни до того, когда я пойду в горы, чтобы выживать. Двадцать лет моя детская мечта томилась где-то внутри, а я был полнейшим предателем, который не мог ее реализовать.


С такими мыслями я летел в Непал.

Нас встретил Рома, очень загорелый жилистый мужчина, выглядевший как раз на свои пятьдесят пять. Видно было, что он живет в горах. Гид заселил нас в дешевую гостиницу. Мы прогулялись по ресторанам и магазинам, докупили кое-какое снаряжение. Затем мы пили виски, сидя на крыше своей маленькой гостиницы, закусывая колбасой, которую захватил с собой кто-то из ребят. На столе горели свечи, потому что в определенный час администрация отеля ради экономии отключает электричество. Позже мы разошлись спать по своим маленьким комнатушкам без отопления. Ложась спать, мы с нетерпением ждали завтрашнего дня.

Утром выдвинулись в поход. И я сразу же понял, что не рассчитал силы: было очень тяжело. Это восхождение проклинали все. Десять-одиннадцать часов в день мы шли с огромными рюкзаками, по сути, больше половины пути мы просто шагали вверх. Никто не ожидал такого: у всех болели ноги, болело все, что только могло болеть. Нам было то жарко, то холодно. Временами нас поливал дождь. Постоянно менялись климатические зоны, после подъема на тысячу метров резко начал меняться и ландшафт: сначала джунгли сменил и кустарники, затем колючки, потом камень. А дальше уже холод и облака. Половина группы сдалась. Мой друг Антон, очень спортивный, подтянутый парень, который всю дорогу стремился доказать, что он всегда первый и быстрее всех добежит. Поначалу он летел вперед сломя голову, но вскоре у него вылезли мениски и колени опухли так, что он не мог идти, не мог даже встать. Ни о каких машинах речи быть не могло. Оставалось либо идти пешком, либо вызвать вертолет.

Наши друзья-непальцы, которые помогали нести провизию, нашли связь и вызвали спасателей. Мы с Антоном дошли до площадки, куда приземлился вертолет, и увидели, как в него садятся еще двое-трое наших со словами: «Мы тоже пас, не можем дальше идти, это не наша тема». Я уговаривал их остаться, мне нужно было закончить экспедицию во что бы то ни стало. Я видел перед собой цель: дойти с командой до конца и поставить флаг туристеров. Антон полетел в цивилизацию, а я сидел в пропахшей по́том одежде на склоне горы и думал о том, что горы – не место для игры в героев.

Второй вывод, который я тогда сделал: нужно уметь работать в команде. Команда – это все. А половина моей команды возвращалась на вертолете назад, в комфортную жизнь.

Со мной остался мой финансовый директор, лишь потому, что мы работали в одной компании, и он просто не мог позволить себе улететь. Остался Паша – он проявил твердость духа. Оператор Саша остался тоже по личному желанию. Он, как и я, горел нашей общей целью. Я не собирался даже рассматривать вариант отступления. Да, он таился где-то в глубине души, но я обязан был сделать все возможное и невозможное, чтобы дойти и поставить флаг. Дома меня ждали Катя и мама: они верили в меня, и я не мог их подвести. Ответственность и целеустремленность всегда больше влияли на мои действия и результаты, чем страхи и мои физические возможности. Вот и в этот раз на собственные страдания вновь пришлось закрыть глаза.

А страдал я по-настоящему! У меня ужасно болели ноги, встать утром было просто невозможно. Нога распухла, я ударился косточкой о камень, облезла кожа. Мазал ногу гелем и заматывал, понимая, что нужно идти дальше. Я делал вид, что все хорошо, на самом же деле с ужасом представлял, что завтра будет новый день и еще семь–десять часов невыносимой ходьбы. В конце пути мы шли по снегу, утопая в нем почти по пояс. Верхний слой снежника – тонкий наст, мы постоянно проваливались, а провалившись вниз, нужно было быстро выбраться, чтобы продолжать путь. Мы должны были дойти до самого конца.

Было уже достаточно высоко, воздуха становилось все меньше. Но мы упорно пробирались к цели, к точке, откуда нас заберет вертолет. До финиша еще было далеко, между тем уже зрело решение организовать вторую экспедицию. Именно тогда, в начале 2014 года, родилась идея сделать проект tourister.com большим сообществом путешественников по самым недоступным местам планеты. Тогда-то мне не придется искать единомышленников для совместных походов и расстраиваться, если у друзей или знакомых не получается вырваться. Мы воткнули белый флаг tourister.com прямо в снежник. Флаг крепко держался в снегу, а мы обнимались и поздравляли друг друга с успешным завершением экспедиции. Этот проект существует до сих пор. Сегодня он называется Transformator Travel и приносит мне хорошую ежемесячную прибыль.

Ключ 2

ПРОДАВЕЦ МЕЧТЫ

Ты всегда можешь монетизировать свою мечту.

Если ты о чем-то мечтаешь, то ты наверняка не одинок. Всегда найдутся такие же безумцы, которые хотят того же самого. Мечта – это нечто такое, ради чего ты можешь совершать невероятные поступки. Это когда ты хочешь чего-то вполне конкретного, ради чего готов вырваться из зоны комфорта и начать действовать. Мечта придает тебе огромные силы, интерес к жизни и служит нескончаемым источником мотивации. Мечта наполняет твою жизнь смыслом. Из этого может получиться хороший бизнес. Поделись с людьми своей мечтой и заложенными в нее смыслами, заставь их в это поверить, дай им эмоции – и они заплатят тебе деньги. Продать свою мечту ты сможешь, конечно, не всем, а только таким же, как ты сам.

Это была наша первая экспедиция. После нее я почувствовал себя победителем. Ощущение достижения важной цели, чувство настоящего командного духа не покидали нас. А я будто перешагнул через самого себя. Ведь каждый день экспедиции в моей голове вертелись назойливые мысли: «Парень, надо возвращаться, не стоит страдать, когда можно этого не делать. Никто не будет тебя осуждать. Никто не скажет про тебя плохо. Вернись обратно, и все будет хорошо».

На самом деле я просто привык к своему уровню комфорта: жил в центре Гуанчжоу в роскошных апартаментах через дорогу от офиса, у меня была крутая машина, я ел в дорогих ресторанах, носил только брендовую одежду. Мы с Катей летали на Мальдивы, в Таиланд, на Фиджи, где кайфовали в пятизвездочных отелях. Мой спортзал располагался в здании, в котором я жил. Я приходил туда, делал селфи и уходил.

Мой обычный день выглядел примерно так: в одиннадцать я просыпался, до половины первого завтракал, сидел в соцсетях, гулял с собакой, иногда посещал спортзал. К часу я вразвалочку доходил да офиса, садился за компьютер и снова просматривал социальные сети. Приходили какие-то сотрудники, я проводил с ними совещание. При этом я не получал никакого удовольствия от процесса. Да, я хорошо зарабатывал и мог больше не беспокоиться ни о чем. Но такая комфортная жизнь опасна для человека, который нацелен развиваться. Я допускал большую ошибку, позволяя себе так жить: офис поближе, машина поудобнее, еда повкуснее, обслуживание побыстрее. Зона комфорта и зона развития находятся далеко друг от друга. И чем шире первая, тем больше переживаний вызывает любой шаг в неизвестность – выход из комфортной зоны. Так что все эти назойливые мысли, убеждавшие меня прекратить экспедицию, были следствием привычки к комфортной жизни, от которой я на самом деле страдал, потому что мне хотелось чего-то настоящего, такого, чтоб пробрало бы до костей, до глубины души. И Непал дал мне все это.

Я предвкушал эту поездку, пятки жгла мысль, что я стартану быстрее всех, только дайте возможность. По факту же обнаружились хроническая усталость, страх, что не дойду, и сильное беспокойство. Хотелось поторопиться, чтобы точно дойти, но силы были на исходе. Я смотрел на команду, в которой с каждым днем умирала уверенность в том, что мы финишируем.

Суровое место – горы. Чем выше мы поднимались, тем менее гостеприимными они становились. Однако именно поэтому горы – отличное место для преодоления себя, для внутреннего роста. А еще здесь рождается настоящее уважение к природе.

Последние два дня экспедиции мы с ребятами мечтали о бокале холодного пива, представляли, как съедим по огромному стейку, спорили, кто первым пойдет в горячий душ. Такие предвкушения были чем-то невероятным. И стоя наконец под горячими струями воды в своей ванной, я понимал, насколько это круто. А потом, когда я лег в кровать и накрылся пуховым одеялом, мне казалось, что я провалился в облако. Стейк, который я вскоре съел, показался мне лучшим в жизни. Еще долгое время после экспедиции мои ощущения и эмоции были на максимуме.

Первый месяц после возвращения из экспедиции я был абсолютно счастливым человеком, словно ребенок, давно мечтавший о собаке, когда ему подарили щенка. Это было чувство полной свободы. Я самоутвердился как лидер и получил заряд энергии, мотивацию для дальнейших побед. Меня переполняли такие эмоции, о существовании которых я давно забыл.

Через два или три года мы снова вернулись в Непал, на этот раз к базовому лагерю Эвереста. Это была уже четвертая горная экспедиция. Чтобы как-то подбодрить команду, я рассказывал о первом походе в горы и о Роме, нашем пятидесятипятилетнем проводнике. Как он издевался над нами, как бегал по горам и орал: «Вы сопляки! Вам только на моря ездить и жить по пятизвездочным отелям!» А потом, как раз во время одного из таких рассказов, мы неожиданно встретили его снова. Он вышел к нам навстречу из-за какого-то холма. Помню: кто-то засмеялся, кто-то заплакал. Это был внезапный поворот событий, но в горах по-другому не бывает.

Следующими пунктами наших восхождений стали Килиманджаро (5895 метров), вершина Кала-Патхар (5645 метров), Монблан (4810 метров), Орисаба (5675 метров) и Эльбрус (5642 метра).

Гора с характером

Еще долго после возвращения я вспоминал путешествие по Непалу. Через неделю мне начали сниться горы, в голове звучал единственный вопрос «Что будет дальше?». Он-то и вывел меня на новый путь.

Мы занялись проектом «Семь вулканов». Семь высочайших мировых вулканов за всю историю покорили всего 1200 человек. Мы загорелись целью тоже войти в этот список, побывав на всех семи отметках. Вулкан Сидлей – высочайшая точка Антарктиды (4181 метр) – очень интересное место, должен был стать вишенкой на торте нашей экспедиции, его мы оставили напоследок. Вулкан Охос дель Саладо в Чили поставили предпоследним в списке, потому что это самый высокий вулкан в мире (6893 метра), и мы решили, что новичкам делать там нечего. Для восхождения на вулкан Демавент в Иране (5671 метр) не подходил сезон. Другие точки тоже как-то отсеялись в процессе обсуждения. Остался Эльбрус – самая высокая отметка Европы (5642 метра).

За две недели мы собрали большую группу, человек тридцать пять. Конечно же, я был не один во всей России человек, желавший покорить Эльбрус, поэтому найти единомышленников было несложно. Даже многие из тех, кто никогда и не думал о горах, но следил за нашими достижениями в интернете, загорелись. Я купил новое снаряжение, потому что постоянно все теряю, а такие вещи особенно. Каждая моя экспедиция – очень затратное мероприятие, ведь я всегда покупаю все самое дорогое, только лучшее. Тщательно выбираю цвета, чтобы все элементы экипировки и одежды хорошо сочетались друг с другом. Предпочитаю яркое, хотя бы потому, что все мои фото попадают в Instagram и должны вдохновлять моих подписчиков. Примеряю различную экипировку и смотрюсь в зеркало до тех пор, пока не решу: «Классно выглядишь, мужик! Ты достоин этой горы!» Мой подход к любому делу всесторонний, в том числе и с эстетической позиции.

Наша группа собралась в Пятигорске. Люди прилетели отовсюду: из России, с Украины, из США, Германии и Китая. Как всегда, команда собралась большая и очень шумная. Мы поужинали и начали потихоньку собирать снаряжение.

Во мне не было абсолютно никакого волнения. Когда ты уже что-то делал, понимаешь, что да, тебе будет тяжело. Настолько тяжело, что ты будешь умирать и воскресать по несколько раз. Я осознавал, что это неизбежно. И просто принял это, поскольку нет смысла переживать. Я настроился получать максимум удовольствия от экспедиции. В горах или в бизнесе, чем больше ты будешь на позитиве воспринимать то, что происходит, тем тебе будет легче. И все – я с улыбкой на лице. Видел определенное волнение в группе, но старался его развеять, подбадривал: «Ребят, все будет хорошо, все будет четко, не переживайте! Самое главное – идем шаг за шагом, друг за другом, большой командой. Настройтесь. Будет нелегко, но мы это сделаем».

Итак, мы отправились на Эльбрус. Свое восхождение мы начали с северной стороны. Несли за спинами большие рюкзаки, жили в палатках, каждый день собирались вечером у костра, общались, готовили еду. Стоя с мисками в ожидании ужина, ребята ближе знакомились друг с другом. Нам было весело и легко. Погода радовала. Ничего не предвещало сложностей или беды.

В такой атмосфере я расслабился. Я был на Килиманджаро, базе Эвереста, поднимался на Монблан. Пересчитывая высоты из своей копилки, Эльбрус я воспринимал уже практически покоренным. Я еще много где не был, но размышлял примерно так: «О, осталось всего четыре точки Семи вулканов, сейчас мы уже в середине экспедиции, классно!» Находясь на высоте три тысячи метров, я заскучал и начал мысленно планировать следующие походы. И это стало моей главной ошибкой. Я слишком переоценил себя и недооценил Эльбрус.

Для большинства ребят поход на Эльбрус был первым восхождением в жизни. Им было тяжело – то жарко, то холодно. Часто они просто не понимали, какую одежду надевать, как идти, как дышать, как относиться ко всему этому. Жара, обгоревшая кожа, чудовищный запах человека, идущего к цели. Мы просыпались в шесть утра, с восходом солнца. Триста шестьдесят градусов вокруг – заснеженные вершины гор. Невероятные виды компенсировали тяжесть испытаний.

Потихонечку высота начала действовать на всех. Коварство влияния высоты в том, что человек дезориентируется, он перестает понимать, что происходит: пропадает аппетит, болит голова, начинает пошатывать из стороны в сторону, наступает легкое помутнение сознания, появляются сонливость, тошнота, у кого-то рвота, у кого-то понос, температура, словно все внутренние датчики организма сбиваются. Некоторые люди впадают в панику, не могут справиться со своим страхом. Поэтому моя задача – объяснить им, что такое высота и как к ней нужно относиться. Действие высоты – абсолютно нормальное явление. Нет ни одного человека, который бы не чувствовал дискомфорт. Даже сами гиды периодически испытывают головную боль или упадок сил.

Дойдя до базового лагеря (3500–3800 м), мы разбили палатки. Вокруг было много камней вулканической породы, выложенных рядами в виде крепости. Я задался вопросом: «Что это за странные баррикады, зачем люди их делают? Погода прекрасная, все хорошо, нет ни ветерка, ну прям супер». Камни упорно не вписывались в идиллическую картину окружающей природы.

Наши вечера в горах проходили под девизом «Всем хорошо, всем весело». Только представьте: горит костер, на нем каша, чай, мы пьем его с печеньем. Иногда мы, останавливаясь на ночлег, видели вокруг зеленую траву, а утром на ней тонким слоем лежал снег – так за ночь замерзала роса. Все это время я думал, что мы очень хорошо живем.



Если кто-то что-то забывал внизу, приходилось отправлять гидов, чтобы принесли. Каждый день занимались саморефлексией, рассказывали друг другу о том, что ощущаем, какие изменения происходят внутри, о чем думаем, задавали друг другу важные вопросы. В такие моменты у многих мурашки по телу бежали. Мы сравнивали горы с жизнью, с бизнесом. Этими кусочками счастья наполнялся наш быт, ими были украшены практически все дни похода.

Мы подошли к снегам. Впереди виднелась ровная стена 4800 метров, нам предстояло идти по ней. Это был акклиматизационный выход. За перевалом находилась восточная вершина Эльбруса.

Акклиматизационный выход стал настоящей лакмусовой бумажкой. Тут-то группа раскрылась: стало понятно, кто готов идти до конца, а кто – нет; кому тяжело, кому – нормально; кто медленно ходит, а кто – быстро. Акклиматизационный выход – главная проверка перед штурмом высоты. Перед штурмом высоты, как перед соревнованием, этот период – главная проверка. Тогда я шел первым, я был в отличной форме: подготовка к Ironman,[1] правильное питание, много «физухи» – все это предшествовало походу. Я ездил на велосипеде, плавал, много бегал, ходил на мощные функциональные тренировки. Кстати, на Эльбрус я даже взял с собой тренера Викторию, которая прошла Ironman много раз. В общем, я физически ощущал, на каком подъеме нахожусь, поэтому просто брал палки и шел, как локомотив, осознавая, что меня вряд ли что-то может остановить.

До акклиматизационной точки я дошел первым. Ребята были еще далеко внизу. Я старался взбодрить их: «Давайте, ребята! Вы можете!» Некоторые сдались и начали спускаться вниз, они уже понимали: до вершины точно не дойдут. С теми, кто дошел, мы обнимались. Для всех отметка 4800 метров была своеобразной победой. «Мы готовы идти дальше, давайте хоть сейчас возьмем этот Эльбрус!» – говорили ребята.

Но надо было вернуться в лагерь, мы должны были привыкнуть к высоте. Проведя пятнадцать минут наверху, мы спустились обратно. Высота постепенно отпускала, и вот уже на 3500 метрах мы чувствовали себя хорошо. В этом – суть акклиматизации. Чтобы находиться на высоте как можно дольше, нужно подниматься наверх максимально плавно.

В горах есть несколько правил, которые важно соблюдать: хорошо есть, даже если у тебя нет аппетита, много пить, даже если тебя не мучит жажда, двигаться, даже если ты очень устал, и спать, даже если ты не хочешь этого делать. И пятое, мое личное правило – позитивное мышление. Не надо думать о том, как сложно восхождение, надо во что бы то ни стало отвлечься, повеселиться, в карты поиграть, да что угодно, лишь бы не накручивать себя. Иначе станет так невыносимо, что жить не захочешь.

Ключ 3

ТУМБЛЕР

Как только я включаю режим игры, концентрируюсь на позитиве, я и моя команда начинаем быстрее двигаться к цели. Некоторые критикуют меня за то, что я стараюсь быть всегда на позитиве, что в реальной жизни все совсем по-другому. Из своего опыта могу сказать, что все депрессивные моменты в моей жизни были связаны с тем, что я фокусировался на проблеме или исходящем от нее негативе. Как только ты это делаешь – сразу начинаешь тормозить и плавно опускаешься на дно. Несчастные люди целиком погружаются в проблему и становятся еще более несчастными, а счастливые концентрируются на цели и становятся только счастливее. Это проверено!

Когда мы вернулись назад из акклиматизационного выхода, погода испортилась – начался сильный ветер. В горах каждые пятнадцать минут после обеда стремительно меняется погода. Может светить солнце, и тут же из ниоткуда прилетает грозовое облако, и тебя буквально сносит ветром куда-нибудь в расщелину.

Вот и сейчас смотрю: летает вокруг одежда, какие-то рюкзаки, еда, шоколад, и ветер едва не сносит палатки. Я слышу клич гида: «Укрепляем палатки, укрепляем палатки!» Нам нужно было навалить как можно больше камней по лагерю так, чтобы они держали тросики палаток. Мы обкладывали их со всех сторон, как раз теми камнями, которыми туристы до нас выложили крепость. Чтобы палатка стала тяжелее, мы быстро закинули внутрь все вещи.

В тот момент операторы привели меня в бешенство. Все летает, вещи срывает ветром, а они стоят с маленькими камушками и ждут своей очереди укреплять палатку. Я командую: «Какого хрена вы здесь стоите с этими камнями? Быстро за камерами, это нужно снимать!» К сожалению, мне приходится быть еще и продюсером в проекте, потому что люди не всегда понимают, что такое контент. Его просто так не получить. Если вокруг ужасающие условия, значит, это нужно передать. Я не раз говорил операторам о том, что даже если меня будет утаскивать в кусты дикий лев, они должны сначала это снять, а уж потом спасать меня. В общем, я так сильно разнервничался, что буквально на них орал. Меня вывела из себя мысль о том, что я должен в такой ответственный момент еще и за съемку отвечать. Я взял с верха крепости камень, опустил его вниз. Другой камень наверху пошатнулся и упал прямо на камень, который я опустил. А мой палец оказался между двух камней. Резко отдернув руку, я увидел, что палец плоский. Я еще не понимал, что произошло, это было так быстро, поэтому я просто стоял и смотрел на окровавленную руку.

Я видел, как текла кровь. Она не просто сочилась, она текла ручьем. Я видел, что на месте травмы торчит большой кусок мяса и еще видел в хлам раздробленный ноготь. И боль была настолько ужасной, что я смотрел на этот палец и думал: «Какой ужас, что случилось?!» Присмотревшись, понял, что это открытый перелом. А перелом – ну, это всё! Можно было сказать, что на этом месте моя экспедиция закончилась, потому что штурм вершины – это не меньше шестнадцати-восемнадцати часов ходьбы ночью.

Ко мне подбежал Рома Чалый. Он такой шалопай – самый настоящий американский подросток. Но на самом деле Рома – это самый ответственный человек в моем окружении. Он спасал меня много раз. Лечил все болезни, знал все лекарства и основы первой медицинской помощи. Вот и сейчас: не успел я получить травму, а он уже чем-то поливал мой палец. Сбежалось огромное количество людей со всех сторон, вся команда смотрела на мою руку, а я в это время смотрел на вершину и ревел. Я по-настоящему плакал, не от боли, а потому, что у меня больше не было возможности идти туда. Это был настоящий проигрыш.

В этот момент подошел другой мой друг, Женя Осколков, и, пытаясь подбодрить, сказал:

– Все хорошо, братан.

– Женя, это – не хорошо. Я не могу идти на вершину. Я не могу не пойти на вершину! – возразил я.

– Да, блин, миллион лет гора стояла и еще столько же простоит. Ничего страшного. Тебе надо срочно в больницу.

Кто-то позвонил по телефону в попытке вызвать вертолет. Но погода была нелетная, выл страшный ветер. Оставался только вариант добираться до машины. Рома отозвался сразу:

– Я еду с тобой.

– Мы не можем пойти. До ближайшей точки, куда может подъехать машина, восемь часов, – засомневался я.

А он мне:

– У нас с тобой другого выхода нет. Нам по-любому нужно спускаться, пока светло.

Во время акклиматизационного выхода мы так жестко устали, и теперь до меня дошло, что другого выхода действительно не было.

Рома все решил за меня. Пока я с трудом соображал, что будет дальше, Рома быстро закидывал какие-то вещи в рюкзак. Мы попрощались с группой. С нами в походе был мой друг Эдик, ему сорок пять. Я писал о нем в прошлой книге. Это тот самый Эдик, который сбросил семнадцать килограммов перед тем, как пойти на Эльбрус. Он меня крепко обнял, и я прошептал ему на ухо: «Ты обязательно должен дойти до вершины!» Не знаю, зачем я это сказал и почему это было адресовано именно ему. Может, потому, что мне казалось, если он будет рядом со мной, то он точно дойдет, а если без меня, то ему будет очень тяжело. Теперь я четко понимал, что восхождение будет тяжелым. А ещё я понял, что Эльбрус не шутит. Эдик ответил мне: «Я дойду». В его глазах стояли слезы.

Ко мне подбежал Артем Бойцов с камерой, он, как обычно, плохо снимал. Тут я не выдержал:

– Когда у меня шла кровь из пальца, когда у меня висело мясо, где ты был?

Он попытался оправдаться:

– Да я там пытался снимать…

– Какого хрена ты нормально это не снял?! – продолжил я.

Скорее всего, камень упал именно потому, что я тогда накричал на него; когда я кричу, у меня все валится из рук. Вообще я понял, что, когда начинаю сильно нервничать, мир вокруг меня начинает рушиться. В таком состоянии я впускаю в свою жизнь негатив, и это всегда плохо заканчивается. Однажды я даже попросил своих родных, друзей, партнеров по бизнесу и всех-всех, кого я знаю, пропускать негативные новости мимо меня.

По пути вниз я постоянно задавал себе вопрос: «Почему? Почему это произошло именно со мной? Что я не так сделал?» В итоге я пришел к выводу, что очень легкомысленно отнесся к этой поездке и недооценил Эльбрус. Уже позже, когда я полетел туда второй раз, я был куда более осмотрительным. Моя вторая экспедиция на Эльбрус отличалась большей взвешенностью действий. Я двигался очень спокойно, следил за группой: чтобы все хорошо ели, достаточно отдыхали, следил за настроением каждого участника. В этом плане я взял на себя роль лидера, у гида были все остальные задачи. Я сделал работу над ошибками и наконец взошел на гору, которая «миллион лет стояла и еще столько же простоит».

Пока мы с Ромой спускались вниз, попутно добинтовывали мою руку, поэтому к финишу на пальце образовался массивный моток бинта, и все равно кровь просачивалась через марлю. Каждые сорок минут – час я закидывал в рот обезболивающую таблетку; пульсирующая боль не оставляла ни на минуту, распространяясь до самого плеча. Мне казалось, что вся рука изломана. Так сильно была повреждена кость.

Мы спускались вниз часов семь. Стемнело. Включили фонарики. Начался сильный дождь. Мы шли под дождем, все мокрые. Я смотрел назад: на Эльбрусе сидело грозовое облако, и у оставшихся там ребят бушевала самая настоящая гроза. Мне трудно было представить, что у них происходит, я очень переживал. А у них была такая ночь, что палатки от порывов ветра скорее лежали, чем стояли. То дождь, то град, то снег. Невозможно было выйти наружу – сносило. Ребята думали, что это их последний день, и мысленно прощались с жизнью.

Мы держали связь с машиной МЧС. Иногда связь пропадала. В темноте под проливным дождем мы бежали до места, где нас ждал врач. Когда я наконец сел в машину, она сказала: «Давай быстрей разматывай палец, посмотрим, что у тебя там. И оголяй свою задницу». Поставила укол обезболивающего и, осмотрев мой палец, сказала, что нужно зашивать. Мы отправились в больницу. Ехали долго, часа три. Я попросил сигарету у водителя, хотя курю очень редко, – слишком стрессовая была ситуация. Я курил в маленькую форточку и плохо понимал, что происходит. Ливень не прекращался. Дорога-серпантин была усыпана камнями.

От больницы Пятигорска, куда меня привезли, я был в ужасе. Обшарпанные стены, аварийный интерьер – мне казалось странным, что тут вообще кого-то лечат. В очереди сидели люди с разбитыми лицами, явно после заварушки. Рома меня попросил: «Сиди здесь, никуда не уходи, я пойду все узнаю: паспорт – не паспорт, полис – не полис».

Меня привели в операционную. Подошел хирург или травматолог – точно не знаю, кто это был. Лет, наверное, семидесяти пяти, такой дедушка, два метра ростом, большой очень. Я сразу обратил внимание на его огромные руки. Он схватил меня за палец и начал крутить: «Что у тебя там?» Я кричу: «Ай-ай-ай, больно!» Искры из глаз в тот момент летели. Он говорит: «Да ладно, что ты мне здесь сочиняешь. Все нормально, сейчас посмотрим». Быстро размотал бинт, спокойно оторвав его от подсохшей раны, и отправил меня делать снимок.

В комнате для рентгена стоял очень старый аппарат. Когда мне передали снимок в руки, я увидел полностью раздробленную кость. Ломать руку мне случалось много раз, поэтому я примерно знаю, как выглядит перелом. Тут же вместо кости была просто елочка из мелких-мелких осколков. Приплыли. Я боялся, что мне начнут собирать эту кость, предварительно разобрав все эти осколки.

Мы вернулись к доктору, он посмотрел.

– Понятно, ну что – жить будешь.

– Скажите хоть что-то, – попросил его я.

– Что сказать… сейчас тебя заштопаем, повесим на тебя гипс и можешь быть свободен.

Отлично. Он взял большой шприц, вставил его в мой палец, прямо в самую кость, и закачал обезболивающее в эту распоротую часть тела.

Я в это время лежал и снимал все на камеру. Врач посмотрел на меня так пристально и говорит:

– Что это такое?

– Это камера, – объясняю я.

– Ты что, больной? – ошарашенно спросил он.

– Почему больной? – переспрашиваю.

– Ты что, дурак? – стоит на своем врач.

– Почему дурак-то сразу?

– Ты зачем снимаешь мясо? Тебе это нравится?

– Просто я блогер.

– Что?

Я понял, что не надо вдаваться в подробности, и сказал ему: «Можно я просто буду снимать? Это для меня. Я хочу, чтобы это осталось на память». Он заштопал мне палец. Я спросил, всегда ли мой палец будет таким страшным. Доктор ответил: «Не факт. Но он будет другим». То есть врач дал понять, что мой правый палец будет отличаться от левого. Он надел мне гипс, дал еще таблеток и сразу попрощался: «Можешь быть свободен. Придешь через два дня на перевязку».

Мы вышли с Ромой на улицу, предварительно попросив диспетчера вызвать нам такси. Приехала машина, старенькая «Лада», девяносто девятая. Водитель спросил: «Вам куда, пацаны?» Я предложил Роме заехать что-нибудь поесть. Он адресовал вопрос водителю: «Есть шаверма какая-нибудь по пути?» Водитель, подумав, ответил: «Мужики, все закрыто, есть один магазин круглосуточный. Там что-то из еды найдете». Мы подъехали и увидели маленький ларек, купили там какие-то пирожки, беляши – целый пакет всякой всячины. Я подумал: как хорошо, что меня сейчас никто здесь не видит. И в этот момент ко мне подходит парень с вопросом: «Можно селфи с тобой сделать?» В два часа ночи! Конечно, можно!

Мы поехали в отель. Я еще долго не мог уснуть после пережитого. На улице шел сильный дождь. Я лежал и думал: «Наверное, там наверху у ребят большие проблемы. Возможно, они не пойдут на штурм». Потому что штурм – это всегда окно хорошей погоды. Только проясняется – все выходят. В этом походе был один дополнительный день, который мы оставили специально для того, чтобы взойти, даже если какой-то из дней будет испорчен. И вот погода наладилась. Ясное небо, все хорошо. Группа отправилась наверх. Я сильно переживал за то, что происходило там, потому что привык держать все под контролем, быть рядом со всеми, и если что – помогать. Утром, где-то часов в шесть утра, зазвонил телефон. Я взял трубку и услышал одно: «Дима, у нас Миша упал!»

Миша может умереть

– Дима, Дима, у нас парень сорвался, и если ему не сделать трепанацию черепа, то он умрет, – услышал я на том конце провода.

– Как упал?

– Ну, вот так. Мы подробностей не знаем. Я спустился раньше. Не дошел до вершины. Вынужден был вернуться. В общем, срочно вызывайте вертолет. Я не знаю, что делать.

– А кто это вообще? – задал я резонный вопрос.

– Это Михаил.

С одной стороны, меня отпустило, что это не кто-то из моих друзей, а с другой – все равно, кто это был, ведь это человек из нашей команды. Я с ним практически не общался, он все это время был где-то в стороне. И за три дня похода я не успел даже парой слов с ним обменяться, хотя мы были знакомы.

Положив трубку, я рассказал обо всем Роме. Он сел на кровати и говорит: «Найди телефон его родителей, попробуй связаться с ними и еще с гидами, узнать, какая там ситуация. А я позвоню в МЧС. Еще надо выяснить, была ли у него страховка, найти его документы…» Я тут же вспомнил, как совсем недавно в МЧС мне сказали, что вертолеты не летают. Получалось, что путь, который мы прошли быстрым шагом за семь часов, должны были пройти люди с человеком на носилках. Значит, это примерно десять часов, не меньше.

Сорвавшись, Миша долго летел вниз, около четырехсот метров, ударяясь головой и другими частями тела о склон. Хорошо, что не было камней и скал на пути. Конечно, мне в первую очередь хотелось знать причину, почему так произошло. Горы – это маленькая жизнь. Ошибаться тут нельзя. И я начал расспрашивать разных людей из группы о случившемся. Все говорили, что он отстегнулся от связки, в которой должен был идти, снял снаряжение и пошел сам. Миша решил, что так ему будет легче, что он якобы тормозит группу. Но он хотел добраться до вершины. И когда он пошел по гребню, просто споткнулся и упал. Я спросил: «Почему вы его не остановили?» Они ответили, что всем было плохо. Погода портилась, у всех закончилась вода и еда. Было плохо настолько, что каждый уже просто выживал, не думая ни о чем другом.

Мы сообщили Мишиным родителям. Они тут же взяли билеты, вылетели на Эльбрус. Пока мы ждали его родных, я нашел подписчиков, которые помогали мне с докторами, с самолетами и прочими делами. Мы выдернули одного человека, врача-патологоанатома из какой-то больницы, где был частный самолет, на нем можно было перевозить тяжелобольных. Этот врач прилетел из Москвы за день до приезда родных. Доктор оказался на месте трагедии раньше них, он сделал все, чтобы приехать. Мишу к приезду врача уже доставили в больницу. Его везли около пятнадцати часов, может быть, дольше.

Из видимых травм была большая гематома на лице с правой стороны, все лицо было просто синее. Голова была разбита, он тяжело дышал. Время от времени приходил в сознание, что-то говорил. Я смотрел на него и думал о том, как все это ужасно.

Прилетели его мама и супруга. Мы встретили их. Они были в шоке, спрашивали, что случилось. Мы им объяснили, рассказали предварительную версию. Мишу спасали не только мы, но и гиды из других компаний. Мы привезли его в больницу общими силами. Мама спросила, почему не вызвали вертолет, почему не привезли быстрее. Мы ответили, что не было такой возможности, что мы долго думали, как правильно его везти. Думали над тем, есть ли смысл везти его в другую больницу или, может, лучше оставить Мишу в этой. Сами врачи нам сказали, что уровень медицины здесь невысокий. Поэтому надо отвезти его в Москву и положить в нормальную клинику. Трепанация не потребовалась, ему сделали снимок и сказали, что нужно просто восстанавливаться. На вопросы, что будет дальше и какие последствия, конечно же, никто не отвечал. Говорили, что все зависит от организма. Он может умереть, а может и выжить. Вообще врачи не могут что-то кому-то обещать. У них свои правила.

Мы дежурили возле Миши все это время. Каждые полчаса спрашивали, как у него дела, что происходит. Врачи говорили, что он лежит без сознания. Мы снимали разговор с супругой и мамой, когда родственники сделали замечание: «Прекращай там со своими камерами, не нужно ничего снимать, не нужно ничего показывать. Мы тебе запрещаем это делать». На самом деле я и не хотел хайпа. Ничего хорошего в этом нет. Хотя можно было продолжать снимать и показать реальные события экспедиции. Родные Михаила отказались от услуг нашего доктора, нашли какой-то другой самолет. Сказали, что сами будут все решать, и улетели раньше нас на один день.

Мы встретили остатки группы, которая спустилась вниз: наверху сильно испортилась погода. Поговорили, пообщались со всеми. Люди были вымотаны. Группа не дошла двести метров до финишной точки. Все были в шоке. Все очень сильно переживали.

Вернувшись в Москву, первым делом отправились к Мише. Сначала нас не пускали к нему. Однако его родные были на связи. А потом гиды из другой компании, которые сопровождали параллельную группу, разместили в СМИ информацию, что мы оставили человека умирать. Когда я увидел это сообщение в новостях, я был просто взбешен тем, как вообще люди могут так искажать факты? Хотя на тех фотографиях, которые они выложили, половина людей, несущих носилки, были нашими ребятами, участниками экспедиции. Те самые, которые не поднялись, остались в лагере и в момент трагедии пришли на помощь. А нас обвиняли в том, что мы бросили Михаила умирать в горах.

Для меня это был серьезный урок. Люди раскрылись для меня с неожиданной стороны. Я понял, что они могут говорить все что угодно. Версии были разные, одна из них просто чудовищная: якобы началась драка, я ударил Мишу, и он упал вниз. Я читал комментарии о том, что меня надо убить, расчленить, просто сжечь, собакам отдать на растерзание. Было ощущение, что каждый хотел лично расправиться со мной.

А на самом деле всё было по-другому, я знал это, но не был готов вступать в конфронтацию один против огромной толпы разъяренных людей. При этом я все оплачивал: самолет, лекарства, больницу, платил всем людям, которые хоть как-то проявляли участие, оплатил перелет московского врача, чтобы он посмотрел на снимки и дал экспертную оценку.

После лживых обвинений в СМИ родители и родственники Миши закрылись окончательно. Они тоже решили, что я тварь и виноват в случившемся. Мне было тяжело что-то объяснить им. Они просто не хотели меня слушать и нашли в моем лице виновного. Но я все равно продолжал звонить, продолжал общаться со всеми родственниками Миши, с его братьями, сестрами и многими другими. И все-таки я добился встречи с главным врачом, чтобы понять ситуацию. Мне никто ничего не рассказывал, я просто не знал, в каком состоянии находится парень.

После визита в больницу я встретился с женой Михаила. Я посмотрел ей в глаза и сказал: «Ты знаешь, что мы участвовали в спасении Миши. Ты знаешь, что он нарушил технику безопасности, об этом говорит вся группа. А группа на восемьдесят процентов состоит из людей, которых я вижу впервые в жизни, им нет смысла врать и выгораживать меня – они не мои друзья. Есть проблема, которую нужно решать совместно. И у вас нет сейчас возможности оплачивать московское лечение. Я это сделаю». Она ответила: «Вот тебе счета, иди плати».

Я взял бумаги и вышел. Сумма была около пятисот тысяч. Я тут же оплатил счет банковской картой. Оплатил и решил, что буду оплачивать все лечение. У семьи Михаила на тот момент не было денег, они начали собирать их у родственников и знакомых. Я остановил все это и объяснил, что группа поможет. Если потребуется, мы все подтянемся.

С женой Михаила мы пожали друг другу руки, и я уехал. Я попросил ее писать мне, как только появятся новости. Она мне все время сообщала, что он в коме, а врачи, с которыми мы тоже общались, говорили, что он идет на поправку. Я не знаю, с какой стороны доносилась правда, да это было и неважно.

Через какое-то время у меня зазвонил телефон, я взял трубку, и услышал с той стороны: «Дима, привет, это Миша». Не передать, как я был счастлив в тот момент. Я поприветствовал его, спросил, как самочувствие.

– Да я нормально, меня вот несколько недель назад выписали, только сейчас смог тебе позвонить.

– Можно к тебе приехать?

– Конечно, приезжай, – обрадовался он.

– Окей, я завтра буду, ты мне скажи адрес.

– Хорошо. Я хотел сказать тебе спасибо за помощь.

– Да зачем? Давай приеду, все обсудим, – предложил ему я.

Я приехал к ним домой. Одна комната в квартире Миши была полностью оборудована под спортзал. Чтобы восстановить мозговые и все опорно-двигательные рефлексы, ему приходилось каждый день заниматься, делать упражнения. Он долго лежал без движения. Мы сидели, пили чай, обсуждали случившееся. Миша рассказал в подробностях, что произошло в тот день. Я был удивлен, что он все это помнит.

Я спросил, что он собирается делать.

– Я пока не могу работать. В общем, мне надо восстанавливаться.

– Давай, я помогу тебе, – предложил ему я. – Сколько времени тебе нужно?

– Полгода мне хватит.

Каждый месяц я давал ему по двести тысяч рублей, чтобы он спокойно восстанавливался. Ребята ездили к нему, общались, Миша до сих пор в чате нашей группы.

В тот момент на меня все навалилось разом: перелом пальца, падение Миши, проваленная цель сделать половину Ironman. Я вернулся домой и не мог ничего делать. Просто сидел на диване, тупо переключая каналы телевизора, и смотрел в одну точку. В этот момент мне позвонил Владимир Волошин, пятикратный Ironman.

– Дима, привет! Я слышал о твоей ситуации с пальцем, мне очень жаль, что так получилось. Но я хочу сказать тебе, что ты очень много на себя берешь.

– Что вы имеете в виду? – не совсем понял я.

– Ты знаешь, я уже взрослый дядечка. В жизни много разных целей ставил. Какие-то достигал, какие-то – нет. И сейчас я твердо уверен, что в году должна быть одна глобальная цель, которую ты стремишься достичь, а не сразу несколько, тем более таких больших: миллион подписчиков на канале, прохождение Ironman, покорение вершин и многое другое, что ты делаешь, – подытожил он.

Горы – это опасность, большой риск. В горах всегда присутствует элемент неожиданности и неопределенности. Здесь нужно быть внимательным каждую секунду, оперативно реагировать на любые изменения. Здесь каждый должен быть способен преодолеть преграду, с одной стороны, с другой – проявить максимум внимания к ближнему.

Горы невозможно победить, их невозможно изменить. Победить и изменить в горах можно только себя. Всегда и во всем начинать следует только с себя. Не надо прогибать изменчивый мир, надо меняться самому, меняя таким образом реальность.

Ключ 4

ТЕХНИКА «БРЮС ЛИ»

«Я не боюсь того, кто изучает десять тысяч разных ударов. Я боюсь того, кто изучает один удар десять тысяч раз», – говорил Брюс Ли. Когда мы ставим одновременно много разноплановых целей и фокусируемся на них сами, не делегируя их другим людям и партнерам, в один момент может произойти срыв. В первой книге я писал о том, что у тебя должна быть одна большая цель, и все свои действия ты должен сверять с ней: ведут они к этой цели или нет. Сейчас мой взгляд на этот вопрос изменился. Я считаю, что целей должно быть много. Мы должны развиваться одновременно во многих направлениях. Но цель, которую ты выполняешь лично сам, все же должна быть одна. Остальные более мелкие цели делегируй родным, партнерам или сотрудникам.

Глава 2

Мой медиапродукт

Идея на миллион

Самые интересные и большие проекты я начинал спонтанно. Когда ты в чем-то мало понимаешь, то идешь нестандартным путем, что дает преимущество в будущем. Я понял такую штуку: мне не стоит ходить по моему рынку горизонтально и создавать проекты в рамках того, что я уже умею и знаю.

Конечно, играть на знакомом поле куда безопаснее: ты делаешь меньше ошибок, знаешь, как работать с командой, понимаешь своего клиента, чувствуешь рынок и знаком с конкурентами. Поэтому тебе не так сложно масштабироваться, создавая что-то подобное. Например, работая на рынке логистики с Китаем, я расширил свою деятельность, добавив услуги по организации закупок товаров там: поиск производителей, заключение контрактов, согласование образцов, доставку пробных партий. Мы проделываем качественно бо́льшую работу, с расчетом, что клиент в дальнейшем будет каждый раз закупать товар через нас, и берем за это абсолютно адекватную комиссию в размере 15 процентов. Но я смотрю шире и думаю: «Надо заняться сопровождением деловых поездок наших клиентов в Китай».

Мы открываем это новое направление и начинаем его развивать. Благодаря основной деятельности, база клиентов уже сформирована. Осталось предложить этим же клиентам новую услугу или продукт: переводчиков, которые будут помогать на месте, организацию участия в выставках или их посещения, сопровождение на деловых встречах с целью обеспечить лучшие условия. Я купил автобус бизнес-класса «Мерседес» за 150 тысяч долларов: на нем мы встречали клиентов, возили их по фабрикам, в город электроники. Бизнес-туристы также охотно арендовали у нас автомобили с почасовой оплатой. Деньги потекли, направление задалось.

Потом я стал помогать клиентам закупать товар на китайских аукционах типа Taobao. До появления AliExpress российским потребителям подобное было почти недоступно. Судите сами, для подобных сделок нужно было иметь карту китайского банка и номер телефона в Китае, привязанный к специальной платежной системе. Также необходимо было знать китайский язык, потому что далеко не каждый поставщик разговаривал на английском. Поэтому многим для заключения сделок требовался посредник, владеющий китайским на хорошем уровне. Я создал компанию, которая стала таким посредником, и в итоге получился очень востребованный сервис: мы оптом скупали товар на аукционных площадках по заявкам от своих клиентов. Наш заработок состоял не только из комиссии 15 процентов, мы требовали от поставщиков скидки за большие заказы в размере 20 процентов от суммы закупки, и эта маржа также оставалась нам. Случалось, что только на подобных аукционных закупках мы зарабатывали до ста тысяч долларов в месяц. Достаточно большие деньги: «курил бамбук» и понимал, что новое направление классно работает.

Позже мы с партнерами запустили бизнес по продаже медицинского оборудования и электроники, а также я создал подкаст «Правда в чае». Но не все удавалось одинаково хорошо. На старте этих проектов я попал в кризис – все начало разваливаться. А появление AliExpress еще и полностью задушило посредничество. Китайские магазины переезжали на эту новую платформу, нанимали на работу русскоязычных менеджеров, те летали в Россию, налаживали продажи. AliExpress стал принимать оплату изо всех стран и разобрался с логистикой, выдавив нас с рынка полностью. Теперь китайские производители напрямую контактировали с российскими клиентами, и мы, как компания, контролирующая закупки, стали не нужны. Все еще недавно перспективные направления начали валиться одно за другим.


В тот момент я понял: иметь на одном рынке пусть даже самые разнообразные бизнесы – это большой риск. Всегда нужно помнить про диверсификацию и разделять прибыль, инвестируя в новые направления. Когда мы получаем деньги, то думаем, что так будет всегда. Но последний кризис 2014 года научил меня многому. Это был уже второй кризис, который я пережил. Первый – в 2008 году – случился, когда я только стартовал. На тот момент у меня было мало сотрудников, поэтому все прошло терпимо. В 2014 году экономический кризис гораздо болезненнее ударил по мне, так как я имел большой штат сотрудников в Китае и соответствующий фонд оплаты труда в долларах. Моим русскоязычным специалистам в Китае, помимо зарплаты, нужно было оплачивать еще визы и жилье. В итоге один рядовой русскоговорящий сотрудник обходился в 2500 долларов в месяц. Это было очень жестко.

Ключ 5

ТАК БУДЕТ НЕ ВСЕГДА

Большинство предпринимателей попадают в ловушку, считая, что их бизнес будет работать всегда. Они думают: зачем нужно что-то менять, внедрять новые технологии и чему-то учиться, когда у нас все и так работает? Однако развитие интернета, изменение законодательства и ряд других причин приводят к тому, что любой рынок рано или поздно трансформируется. Появятся новые законы и сильные платформенные решения, которые могут снести твой бизнес с рынка. Поэтому нужно либо самому быть высокотехнологичным, либо диверсифицироваться – строить бизнесы на разных рынках.

Тогда я понял, что нужно работать на разных рынках. Мой туристический проект, будущий Transformator Travel, дал мне понять, что это правильное решение. Когда начали обваливаться другие направления, включая логистику, то турагентство продолжало зарабатывать – даже когда доллар вырос в цене.

Один из самых опасных бизнесов в России – тот, на который влияет курс доллара или политическая ситуация. Мой рабочий день начинался с изучения валютных котировок в интернете. И если я видел, что доллар идет вверх, то понимал, что в ближайшие две недели работы практически не будет: клиенты будут ждать, когда он упадет.

Потребовалось достаточно много времени, чтобы рынок восстановился и мы начали зарабатывать деньги в прежнем режиме. Но я не хотел больше так рисковать. Менялась политическая обстановка, менялись рынки. Многие бренды переходили на российское производство. Из-за роста цен на китайские товары кто-то переключился на европейское направление. Это было плохо для нас. Я понял, что моя мечта о мировой компании рушится. Потому что, несмотря на большие обороты, мы получали не так уж много прибыли.

К счастью, за несколько лет в Китае мне лично удалось заработать круглую сумму. Поэтому в Москву я приехал с кэшем и мог бы лет десять вообще не работать и вести комфортный образ жизни. К тому же бизнес продолжал приносить постоянный доход, пусть и меньше, чем было ранее. Я купил квартиру в центре Москвы, две машины и оплатил себе дорогостоящее обучение в разных бизнес-школах, в том числе в Сколково. Потом сел и задумался: что я еще могу сделать, в каком направлении мне двигаться?

В прошлой книге я рассказывал, как перевозил в Россию свою логистическую компанию: были сложности с топ-менеджментом, на новом месте все пришлось пересобрать. Из крупного дела было вычленено узкое направление логистического сервиса, и этот продукт до сих пор востребован на рынке.

И вот я снова в Китае, в очередной командировке. После деловой встречи вернулся в отель и пишу пост в Instagram: «Друзья, а что вы думаете, если я заведу свой блог на YouTube? Буду рассказывать вам о бизнесе, показывать предпринимателей, ходить на экскурсии в крупные компании?» Тогда у меня было около трех тысяч подписчиков, и после вопроса я получил рекордное количество (около сотни) поддерживающих комментариев: «Дима, давай, круто, мы за тобой следим!»

Я всегда жил так, как показываю на YouTube: путешествовал, кайфовал, постоянно переезжал, запускал новые проекты, знакомился с интересными людьми, обдумывал креативные идеи, – много всего одновременно происходило в моей жизни. А тогда в отеле мне стало скучно и даже грустно. В тех бизнесах, что у меня были, я все уже понимал и не хотел ничего развивать. Я мечтал выйти из операционного управления и начать заниматься чем-то другим – тем, что вообще никак не связано с Китаем.

Ключ 6

ПОБЕГ

Если ты не можешь сейчас масштабировать свой бизнес по одной из следующих причин: маленькая емкость рынка, высокая конкуренция или ты уже являешься лидером, – пора принимать кардинальное решение.

Есть три пути. Первый – выгодно продать бизнес, это лучший способ выхода из него. Второй – передать свое дело в операционное управление партнеру, получать дивиденды и инвестировать их в другие проекты. И третий: если уровень «геморроя» выше, чем количество заработанных денег, – закрыть бизнес и начать двигаться в новом направлении.

В 2012 году я запустил свой подкаст «Правда в чае». Он быстро стал самой популярной передачей о ведении бизнеса с Китаем. Мы тогда даже входили в топ-20 подкастов в разделе «Бизнес» в iTunes. Я создал собственную звукозаписывающую студию прямо в своем китайском офисе, куда приглашал авторитетных русскоязычных предпринимателей, и мы обсуждали различные аспекты ведения бизнеса с Китаем. Тогда за один год я познакомился с несоизмеримо бо́льшим количеством людей, чем за все годы проживания в Китае. Это был мощнейший нетворкинг. Я постоянно получал новые знания, становясь экспертом уже не только в логистике и закупках. И самое интересное, что этот продукт приносил нам большое количество лояльных клиентов.

Я всегда был поклонником популярной массовой культуры. Все новое, что в тренде, – это мое, я весь в этом. Есть люди «за прошлое», есть – «за будущее», а я – «за сейчас». Я видел, что блогинг становится трендом, благодаря ему появляется все больше популярных людей. Не потому, что они умеют красиво петь или танцевать, как звезды эстрады, а просто потому, что они харизматичные. Я смотрел на этих вайнеров – ребят и девчонок, которые снимали и выкладывали короткие видосы, – у них были сотни тысяч подписчиков. Кто-то просто готовил еду в кадре, а на него смотрели миллионы. Я наблюдал и думал: как они это делают?! Я тоже хотел стать популярным, почувствовать признание. Смотрел на людей с миллионами подписчиков в Instagram и думал: «Блин, я тоже так хочу!»

Честно скажу: я не рассчитывал, что у меня когда-нибудь тоже будет миллионная аудитория. Хотя я часто фанатично во что-то верю. Но не в этот раз. Мне казалось: такое не про меня. Во-первых, я плохо говорил на камеру. Во-вторых, я был очень ленивым. Поэтому должно было произойти нечто невероятное, чтобы каждую неделю в один и тот же день я стал выкладывать в сеть новый материал. Если бы моей маме или жене сказали, что когда-нибудь ваш Дима изо дня в день будет заниматься одним и тем же, они бы рассмеялись в ответ: «Это вы не про моего сына/мужа говорите!» Представляете, как мне все это должно было понравиться, как засосать, чтобы я делал одно и то же на протяжении двух лет?! Да еще и получал удовольствие от процесса! Я даже не представлял, что такое может со мной произойти.

Люди поддержали меня.

Я лежал в кровати в номере китайской гостиницы. Не спалось: перелеты, разница во времени, всякие мысли… И тут, в три часа ночи, звонок от Кати.

– Ты что опять придумал? – спросила она, явно прочитав мой пост.

– Да вот, может, мне завести блог на YouTube? Снимать видосы? Мы же умеем делать качественный контент.

– А про что снимать-то? – недоумевала Катя.

– Ну что-то вроде business lifestyle и еще что-нибудь, – я постарался моментально придумать ответ.

– Хочешь – делай! – сказала Катя. А для меня одобрение жены очень важно. Я всегда поступаю так, как считаю нужным, но ее «добро» – будто согласие всей моей команды. Потому что Катя для меня не просто хорошая супруга, но и полноценный бизнес-партнер, мой соратник, моя самая главная команда – Катя. Она выполняет очень важные функции: организует порядок в делах, всякие согласования, сводит все цифры (финансы) и закрывает юридические вопросы. И еще она отчасти решает вопросы с теми, кто наглеет. Время от времени рядом появляются люди, которые забывают о субординации. И если я им иногда что-то позволяю, то Катя, напротив, может очень жестко сделать замечание. Для наших партнеров Катя – незыблемый авторитет. От ее решения может зависеть очень многое. Но Катя – не про стратегию и создание продуктов, не про тренды и маркетинг и не про масштабирование. Она про систему и порядок. Катя – очень важное звено в моем бизнесе в целом, она усиливает меня именно там, где я слабее.

Катя сказала: «Да, давай, запускай».

Инвестиции в блог

Сразу скажу, что в мой бизнес-блог на YouTube не верил вообще никто, потому что на тот момент не было подобных успешных кейсов. Олег Тиньков со своими «Бизнес-секретами» имел довольно мало просмотров, и прирост подписчиков на его канале шел крайне медленно. Канал «Жизнь Би» был поживее, но только потому, что в нем преобладал lifestyle, да и материал был, откровенно говоря, на грани: девушки, мат, проститутки в бане и прочие «трушные» истории, эдакая жизнь настоящего бизнесмена. С одной стороны, это правда, многие действительно так живут: ведь каждый тратит деньги на то, что ему нравится. Но с другой, это как-то однобоко. Я был уверен, что такой контент не способен сильно влиять на большие массы людей.

Когда я начал инвестировать деньги в канал, никто не понимал, будет ли он работать, взлетит ли? У меня была камера Canon, которую друзья подарили на день рождения, а все остальное мы взяли в аренду: вторую камеру, петличные микрофоны и прочую аппаратуру. Аренда была хороша тем, что, во-первых, мы до конца не верили, что затея сработает, а во-вторых, хотели понять, какая техника лучше. Укомплектовавшись всем необходимым, мы сняли разом первые три выпуска.

Открывались мы так: запустили трейлер нулевого и первого выпуска, и я написал в соцсетях: «Как только будет 1000 подписчиков, то сразу увидите первый выпуск». Нужное количество набралось за неделю. Каждые полчаса на протяжении всех этих семи дней я заходил на страницу канала и проверял, сколько там прибавилось подписчиков. Я просил знакомых и друзей рассказывать всем: «У Димы скоро канал запускается». Но кто такой Дима? Полнейший no name. Меня знали только по Китаю. Ниша этого бизнеса настолько мала, совсем крошечная, что можно сказать: меня не знал никто. Пусть я даже выступал на выставках и участвовал в предпринимательских конкурсах, меня печатали газеты и журналы – все равно. Для большинства я был некий Дима Портнягин – «Трансформатор», который хочет покорить YouTube.

Передо мной не стояло вопросов вроде: выстрелит мой контент или нет, буду ли я на нем зарабатывать? О деньгах вообще не было речи: я никогда не продавал рекламу и вообще не знал, как работает этот рынок. Главное было в другом: понравится мне это или нет? Делаю первые два-три выпуска – и понимаю, какой же кайф! Как же прекрасно! Такой суперинтересный творческий процесс. Когда мы все это придумывали, писали сценарий и снимали, я не знал, кому позвонить и пригласить поучаствовать в выпусках. Ни о каких звездах или миллиардерах мы и не мечтали. Мы думали лишь о том, согласятся ли мои знакомые сняться для блога «Трансформатор». Многие просто отказывались, видя, что на канале всего две тысячи подписчиков. Я им объяснял: «Ребята, не парьтесь, в будущем все будет классно, появятся подписчики». Но им этого было мало, и они не хотели просто так тратить свое время. Поэтому в первых десяти выпусках учавствовали те мои друзья и знакомые, которые согласились пойти мне навстречу.

Я освещал самые простые темы: где взять деньги, как запустить бизнес, настроить продажи, получить клиентов, нанимать и увольнять людей. Такие темы я миксовал с lifestyle. Изучая американский контент-маркетинг, я понял одну штуку: для того чтобы меня смотрели, контент должен быть на 80 процентов развлекательным и на 20 состоять процентов из твердой сути, важных знаний. Я осознал, что хочу видеть именно такой «Трансформатор» – драйвовый, вдохновляющий, мотивирующий и позитивный. И вместе с тем давать людям полезные знания, чтобы они могли учиться на показанных примерах и добиваться хороших результатов.

Я принял решение, что канал будет построен исключительно на кейсах. Есть блогеры, у которых все крутится только вокруг их собственной личности: они тщательно готовятся к выпускам, учатся, много рассказывают о себе и являются единственными спикерами в своих передачах. А я хотел показывать других людей большому количеству зрителей, был уверен, что такой формат станет просто открытием. Успешных предпринимателей на самом деле очень много. И чаще всего они вовсе не из богатых семей, где априори есть куча возможностей. Таким деньги на голову не сваливались просто так, они не шли противозаконным путем, у них не было друзей в прокуратуре или администрации. Это самые простые люди, которые однажды сделали свой выбор, как и я. Они приняли решение создать свой бизнес: что-то покупать, продавать, производить, создавать.

Таких людей оказалось в тысячу раз больше, чем я думал. Просто они были словно в тени, закрыты от всех, потому что в России было немодно рассказывать во всеуслышание о своем бизнесе и успехах. У нас было даже страшно это делать, на тебя могли косо смотреть, осуждать, люди не хотели афишировать, что у них есть деньги. Тем не менее предпринимателей от этого меньше не становилось! Сейчас их много в социальных сетях, и они уже не стесняются писать о себе. Но они были всегда! Просто мы стали первыми, кто представил публике их жизнь открыто, во всех подробностях. Ведь доходило до такого маразма, что собственники бизнеса боялись показать в Instagram, как они живут, чтобы их сотрудники не стали говорить о них плохо. Они не выставляли на всеобщее обозрение фотографии с отдыха, свою красивую квартиру, крутую машину и дорогие покупки. Срабатывали стереотипы, боязнь самого себя или чужого сглаза и другие ограничители, которые уходят корнями еще в суеверия бабушек и дедушек, установка «Деньги любят тишину». Да, они любят, конечно, когда ты не платишь налоги, обманываешь людей и кидаешь их на бабки – вот тогда деньги действительно должны «быть в тишине», иначе у тебя их вообще не будет. А во всех остальных случаях – это не так.

Ключ 7

БРОНЕЖИЛЕТ

Сейчас модно быть открытым, вести экологичный бизнес и показывать свое лицо. Это не только дает большую лояльность со стороны клиентов, сотрудников, партнеров, но и дарит определенную безопасность. Будучи публичным, твой бизнес защищен от рейдерских захватов или любого другого произвола. Иначе это мгновенно вызовет огромный резонанс в медиа и станет достоянием общественности. В то же время, став объектом информационной атаки, я смог воспользоваться своим каналом, чтобы донести до людей правду. Если бы я был просто успешным бизнесменом, но не имел собственной аудитории, я остался бы безоружным в этой войне.

Я постарался открыть этих людей и сделать так, чтобы они публично рассказали о своем бизнесе. Раскрывали ли они какие-то секреты? Да, конечно, хотя и не все. Каждый говорил в силу своей откровенности. Но чем мощнее становился «Трансформатор», тем больше предприниматели рассказывали и показывали: «Вот люди, товар, производство. Начинаем с того, заканчиваем так». Все по болтикам, гаечкам и гвоздикам.

Как человек, который очень большое внимание уделяет маркетингу, я понял вот что. Если я делаю контент без мата, ругани, разоблачений, голых женщин и котов, то мне необходима реклама, иначе обо мне никто не узнает. Весь российский и американский YouTube построен на скандалах. Пока их транслируешь – ты в рейтингах, заканчиваешь – становишься никому не нужен, неинтересен. Нам пришлось идти к успеху сложным путем. Я понимал, что могу проиграть, но не хотел идти против своих принципов. Я знал, что меня смотрит моя мама, которая однажды сказала: «Если бы ты делал такое содержание, какое у топов на YouTube, я бы со стыда сгорела». И я хотел делать годный контент для молодого подрастающего поколения, стать для них хорошим примером. Я начал инвестировать деньги в продвижение. Мы шли на коллаборации с другими блогерами. Это были Женя Гаврилин («Жизнь Би»), Амиран, Афоня, Макс +100 500, Юрий Дудь, автоблогеры и даже создатели некоторых совершенно безликих каналов. В общем, я старался привлечь интересную мне мужскую аудиторию.

После того как мы протестировали и убедились, что это работает, я купил дорогую технику и начал повсюду запускать рекламу. Катя только успевала передавать мне деньги: «Здесь инвестируй, здесь, здесь, здесь!» Я понял, что хочу стать первым и лучшим. Я верил, что могу привлечь миллион подписчиков. Но для достижения такой цели нужны не только деньги. Можно спустить кучу денег и не получить ничего: ни просмотров, ни публичности, ни популярности. Необходимо создавать лучший контент и постоянно повышать планку. Нужна очень большая работа. В процессе приходилось учиться говорить на камеру, нанимать людей, готовиться к съемкам и вдобавок постоянно ездить, путешествовать, потому что по одной Москве интересный контент не соберешь. И раз уж мы хотим быть лучшими, то должны выходить каждую неделю в определенный день и время. Я решил, что это будет среда.

Все шло по плану, но однажды Катя заметила:

– Ты тратишь слишком много денег. YouTube – это несерьезно. Это же не бизнес, зачем ты инвестируешь в него такие суммы? Ты не получишь желаемую отдачу.

– Катя, я верю в этот проект и хочу стать лучшим. Понимаешь, я уже заявился. И мне надо во что бы то ни стало достигнуть своей цели, а дальше – посмотрим, – отвечал я.

Но время шло, деньги тратились, и мы даже начали ругаться.

– Это последний миллион, который ты туда инвестируешь! Давай лучше посмотрим, что мы еще можем сделать! – почти ультимативно говорила жена.

– Катя, давай все-таки сделаем крутой канал, а потом будем смотреть, что еще можно придумать. Пойми, это мощный медийный продукт. Меня уже узнают люди повсюду! Я вижу, что мы собрали предпринимательскую аудиторию, – в который раз уговаривал я ее.

Я думал о том, как привлечь больше успешных предпринимателей. YouTube только-только начали воспринимать серьезно. Прежде он был лишь площадкой для развлечений. Причем самыми популярными блогерами были те, кто делал видео для детей. Это и сейчас очень востребовано: посадил ребенка перед компом, он смотрит, развивается, а ты делаешь свои дела. Для взрослых же на YouTube было представлено откровенное «мясо»: машины разбиваются, люди друг в друга стреляют и тому подобное. Я задумался о том, как все это изменить.

По мере роста популярности канала у меня стали просить интервью различные СМИ. Соглашался на все. Журналисты стояли в очереди, потому что у меня был интересный кейс. Что мы еще могли сделать? Надо было выступать на сцене. Но я очень плохо это делал. У меня был небольшой опыт: несколько выступлений, да и те я не мог назвать удачными. Но мы с командой решили, что надо. И я стал упражняться. Есть форумы, на которых в небольших залах рассматриваются разные узкие, факультативные темы. И я начал с маленьких сцен. Приходил и рассказывал о своем кейсе и опыте. Про маркетинг, упаковку и бизнес с Китаем.

Залы и сцены становились больше. Тысяча человек, потом три тысячи, пять и наконец двадцать пять тысяч в «Олимпийском», причем трижды. Затем выступления на Украине, в Белоруссии и Казахстане. Я объехал почти все города-миллионники России. Мы практически не спали. Бесконечные перелеты и переезды, гостиницы и люди, которые начинали казаться одинаковыми. Сколько я видел предпринимателей, с каким количеством людей общался!

Ключ 8

ПИТЧИНГ

Каждый предприниматель должен уметь говорить со сцены. Питчинг – это искусство, благодаря которому ты научишься вдохновлять команду, убеждать инвесторов и клиентов. Ты должен подстраиваться под аудиторию на лету, чтобы максимально привлекательно описывать ей свои идеи. Сцена – самый эффективный и, главное, бесплатный инструмент для продвижения твоего бизнеса. Прокачай в себе хотя бы одну компетенцию, чтобы тебя приглашали в качестве эксперта на конференции и форумы.

И в этом бешеном ритме еще нужно было каждую среду выкладывать на канал новый выпуск, причем самого высокого качества. В любом негативном состоянии (болеешь, не выспался, голодный, некрасивый) ты должен взять камеру в руки и идти снимать.

Параллельно я начал писать книгу, потому что понимал: мне нужен еще один продукт, желательно вирусный, который будет продвигать себя сам. Любая твоя статья через два-три дня станет никому не интересна. Причем не важно, напечатана она в журнале или висит в интернете. С книгой все иначе: ее жизнь длится долгие годы.

Потом я понял, что локомотивом канала должны стать социальные сети. Все делалось ради блога! И я начал развивать свои страницы, изучать алгоритмы работы соцсетей, разбираться в том, как люди реагируют на контент: какой заходит, какой нет, как его правильно продвигать, как делать крутые коллаборации и настраивать таргетинг. Чтобы получить ответы на все эти вопросы, я встречался с людьми даже по ночам. Если мне нужен был кто-то конкретный, я давал задание команде: «Найдите мне его!» Его искали и договаривались о встрече, несмотря на время суток. Я качал информацию отовсюду.

Возврат инвестиций

Вначале наша команда состояла всего из двух человек: я и Артем Бойцов, оператор, с которым я познакомился в одной из бизнес-школ. Мы вдвоем тогда практически не спали и все процессы создавали с нуля. Поначалу Артем занимался и съемкой, и монтажом. Потом появилось больше людей, и мы эти вещи разделили. Затем организовали съемочную группу, выросло качество монтажа. Ты даешь людям карты в руки: одни разбирают материал, другие нарезают, третьи склеивают, четвертые делают звук, пятые красят, шестые занимаются анимацией. Большой производственный процесс, который работает 24/7. Бывало такое, что люди работали сменами, одни за другими, а я едва успевал снимать: процесс шел без остановки.

В семье появилось напряжение: было ощущение, что я вообще пропал. Но нельзя сделать что-то большое, не отдав себя этому без остатка. И если меня когда-нибудь спросят, в какой проект я погружался полностью, я отвечу не задумываясь. Логистическая компания – это раз. Но она не требовала слишком больших затрат времени и энергии. Блог «Трансформатор» – это два, но по степени погружения в процесс – точно номер один, требующий затрат энергии и времени в десять раз больше, чем компания «Транзит Плюс».

Тема блогинга была для меня абсолютно новой. Мое имя и лицо были везде, так как я соглашался абсолютно на все. Когда мы набрали 300 тысяч подписчиков, стали поступать предложения о рекламе. Вот этого я не ожидал!

– Можно у вас рекламу купить? – спрашивали меня.

– А зачем? – искренне недоумевал я.

– Нам нужно клиентов привлечь. А мы видим, что у вас предпринимательская аудитория, хороший контент.

– Ну, давайте! – соглашался я.

– А за сколько вы продаете рекламу? – спросили они, и я опешил, потому что мы ее никогда не продавали и даже не задумывались об этом. Я взял паузу, посмотрел, сколько берут другие блогеры, и просто умножил их цифру на два.

– Стоимость триста тысяч рублей, – уверенно заявил я.

– По рукам! – мгновенно ответил потенциальный рекламодатель.

– А что за продукт рекламируем?

– У меня соляные пещеры.

– А это что? – засмеялся я, будучи в полной неосведомленности по данной теме.

– Такая комната со специальным оборудованием. Оно качает воздух с солью, и человек дышит им, – раскладывает мне по полочкам владелец соляных пещер.

– И что? Это кому-то нужно? – засомневался я.

– Ну да. Приходят люди с кожными и дыхательными заболеваниями, астматики… Им очень помогает. Некоторые хотят просто у нас расслабиться, потому что соль очень полезна для организма.

– И сколько вы таких пещер уже открыли?

– С десяток.

– А мы что будем продавать?

– Франшизу.

– Прикольно, готовая модель! Только давай сделаем так: я приеду, ты мне расскажешь все подробно о своем бизнесе, и потом мы сделаем предложение для подписчиков со скидкой.

Рекламодатель, конечно, очень обрадовался и согласился.

И вот тогда я понял, что мы можем делать тот же самый контент, что и раньше, но вдобавок получать за него деньги. Идеально! Ведь в блоге мы говорим о том же самом: показываем реальных предпринимателей, настоящий бизнес. А если нам еще и платят за это, то, конечно, появляется больше мотивации сделать контент максимально круто. Когда мы показали выпуск с пещерами, у парня-рекламодателя просто рухнул сервер: такое большое количество людей обратились к нему. За одни сутки он получил 1700 заявок на франшизу, хотя рассчитывал продать хотя бы три-пять, чтобы отбить вложенные в рекламу деньги и выйти немного в плюс. В итоге он продал франшиз на тридцать миллионов рублей, из которых на рекламу ушло всего триста тысяч.

Через две недели «пещерный хозяин» сказал: «Я очень тебе благодарен за то, что ты сделал». Я спросил, что я такого совершил. Отвечает: «Мы заработали очень много денег, и наша компания занимает теперь первое место по соляным пещерам в России. Теперь мы хотим выходить за рубеж. Можно у тебя еще раз купить рекламу?» Я мотивированно отказал: «Извини, но это невозможно. Тут уже навязчивая реклама, а не интересный и свежий контент».

Он рассказал обо мне и о том, как ему помогла реклама в блоге, своим друзьям. И они пришли с вопросом: «Можно рекламу?» – «Можно, пятьсот тысяч рублей!» – «Без проблем». Потом другие люди уже по их рекомендации: «Сколько стоит реклама?» – «Восемьсот». Дальше – миллион, полтора, три. На пике популярности мы делали двадцать миллионов рублей выручки в месяц только на рекламе в YouTube. И проблема была уже в том, что рекламодателей стало в десять раз больше, чем мы могли себе позволить. Тут я понял, что круто недооценивал блогинг. Это классный бизнес!

Я попал в струю и создал продукт, который многие компании очень долго ждали. Потому что найти предпринимательскую аудиторию для своих маркетинговых целей очень сложно. Представляешь: канал смотрят сами собственники бизнесов! Прямая аудитория! Где их еще искать? Они в Google не рыщут, директ на них не направишь. У таких или все уже есть, или они делегируют поиск необходимого помощникам. А тут вот они, предприниматели, готовые во что-то инвестировать.

Так получилось, что «Трансформатор» стал большой платформой, на которой люди бизнеса находят друг друга. Инвесторы проектов также в выигрыше: здесь они обретают хороших партнеров. Участники выпусков несут большую ответственность за свою деятельность, ведь о них узнает колоссальное количество людей. А лояльность к тем персонам, которых показывает «Трансформатор», очень высокая.

За всю историю блога нас сильно подвели всего два рекламодателя. У каждого из них был очень низкий порог входа в бизнес: чтобы стать их партнерами, требовалась довольно маленькая сумма. А людей, которые готовы платить маленькие суммы за право входа в бизнес, очень много. И когда мои рекламодатели получили тысячи заявок, у них снесло башню от того, какое количество денег на них упало. Они просто не справились с тем, чтобы дать качественный продукт, и не смогли выполнить свои обязательства. Я хочу, чтобы об этом обязательно было рассказано в книге.

Ситуация первая. К нам обратился парень, создавший франшизу по продаже игрушек для детей. Его фирма тестировала в этой сфере разные направления, они знали, что и как работает, заказывали товар в Китае, привозили сюда, отдавали дистрибьюторам и помогали им с реализацией. Ребята собрали с клиентов, пришедших от нас, двадцать миллионов рублей. Это было для них так неожиданно и много, что они умудрились даже забыть имена тех, кому продали товар и франшизу.

Я не думаю, что они были мошенниками. Я их даже понимаю: когда видишь столько заказов и кучу денег, надо быть совсем идиотом, чтобы отказаться. Если человек готов перечислить тебе деньги хоть завтра, сложно сказать ему: «Встань в очередь и приходи через полгода». Но в итоге многие, кто обратился к ним с предложением, остались недовольны. Я собрал их и парня-рекламодателя у себя в офисе. Мы разговаривали и думали вместе, как выйти из ситуации. Юридически решить вопрос было нельзя: согласно одному из пунктов договора заказчик был не вправе требовать от исполнителя, чтобы бизнес был прибыльным. Ты берешь договор и описание рабочей модели, а дальше делай, что хочешь.

Вторая ситуация. Мы поехали в Тулу снимать бизнес по игровым автоматам для детей, которые устанавливают в торговых центрах. Засовываешь в такой денежку, и ребенок играет. Четыре квадратных метра, доступ к электрической розетке, интернет – и больше ничего не надо, вот тебе готовый бизнес. Двадцать-тридцать тысяч рублей в месяц можно на нем зарабатывать. Поставщики автоматов собрали после информации на моем канале тридцать миллионов рублей – у них никогда в жизни не было столько заказов. Это вызвало споры между партнерами внутри компании, результатом которых стала частичная заморозка счетов, а с доступных счетов кто-то просто снял все деньги и затем исчез. Поэтому, конечно, эффективность рекламы в «Трансформаторе» вопросов не вызывает. Вот только рекламодателям нужно быть готовыми к большому объему привлеченного трафика, чтобы им крышу не снесло.

Я хочу, чтобы через книгу ты узнал об этих ситуациях от меня лично. Потому что, возможно, ты когда-нибудь о них еще услышишь. Не я расскажу, так кто-нибудь другой. Мне хочется давать возможность развиваться с помощью «Трансформатора» не только крупным компаниям, но и молодым, только начинающим свой деловой путь. К сожалению, сейчас мы временно закрыли для таких ребят возможность показывать свои бизнесы, потому что они пока не умеют обращаться с деньгами.

Меня никогда не устраивала расслабленная позиция в бизнесе. Я не мог успокоиться только на том, что дело приносит деньги. Казалось бы, все нормально, функционирует достойный бизнес, каждый месяц получил, посчитал, положил в карман. Но это не для меня. Я всегда сразу начинаю думать о масштабировании. И однажды это привело к серьезной ошибке.

Собрав огромное количество предпринимателей на YouTube, я подумал, что из этого можно построить большой бизнес – гигантскую медийную площадку, – сделать из канала полноценное интернет-телевидение. Я проинвестировал в студийное оборудование порядка пятнадцати миллионов рублей и заработал ноль. Я был уверен, что мы создадим еще несколько шоу, которые станут не только новыми форматами вещания по бизнес-тематике, но и площадками для размещения рекламы. Финансовая модель позволила бы с каждого канала зарабатывать один миллион долларов в месяц. Притом что рекламодатели стояли бы в очереди. Представляете, как тяжело, когда твой бизнес не может дать людям то, что они готовы купить прямо сейчас? А мы вынуждены были за полгода отказать рекламодателям в рекламе на сумму 275 миллионов рублей.

Как предпринимателю, мне тяжело осознавать, что такая куча денег пролетела мимо моих счетов. По факту это означало, что я ее потерял, хотя у меня была возможность ее заработать. Представьте: 275 миллионов рублей! Это сумма рекламных контрактов для моего канала на YouTube. Конечно, 30 процентов из этих денег предлагали различные финансовые организации, букмекерские конторы, казино, криптовалютчики и прочая нечисть, которую не принято рекламировать. Все они находятся в нашем стоп-листе и не могут появиться на канале «Трансформатор» ни как рекламодатели, ни как герои выпусков. Возможно, я когда-нибудь покажу их отдельно, как кейс. Это же тоже бизнес, кто-то на нем зарабатывает. Сетевые компании, букмекерские конторы для меня – просто бизнес. Онлайн-казино – огромный рынок для всего мира, который функционирует и приносит деньги. Но мы не могли соглашаться на сотрудничество с подобными рекламодателями, потому что дорожили своей репутацией.

Одно время в «Трансформаторе» было так много рекламных материалов, что это вызывало определенные трудности. С одной стороны, подобное начало нервировать аудиторию, особенно непредпринимательскую, которая видила в рекламируемых бизнесах не успешные кейсы, а лишь мое обогащение. С другой стороны, согласившись на рекламу, ты обязан как-то успеть все это снять и затем еще куда-то вставить. А выпусков, как обычно, запланировано меньше, чем продано и снято рекламы.

Но все же это было классное время: свои инвестиции в блог я вернул очень быстро, да еще и заработал. Да, я не смог сделать из этого большой бизнес. Студия, в которую я инвестировал пятнадцать миллионов, принесла мне ноль.

Я понял, что весь канал держится только на мне. Публика очень консервативная, и если ей что-то не нравится, она желает сжечь тебя на костре. Зрители не готовы были воспринимать других ведущих! Как обычно происходит у меня в бизнесе? Я делегирую все другим, появляются люди, которые меня заменяют. Оказалось, что тут это невозможно. Немасштабируемая, неделегируемая, неповоротливая машина.

Я подумал: ладно, не получилось превратить канал в серьезный бизнес – я оставлю его как любимый проект. Творческий проект с минимумом рекламы. Да, мы не сможем получать большую прибыль, но эта площадка поможет привлекать клиентов в другие наши бизнесы. Полностью отказаться от рекламы я не могу, потому что канал – это большой штат сотрудников и два моих партнера, которые, естественно, хотят постоянно зарабатывать больше. К тому же прибыль от рекламы – хорошая мотивация.

Канал «Трансформатор» стал феноменом, который пытались разгадать все: блогеры, маркетологи, журналисты. Кто-то меня признал. Другие наотрез отказывались воспринимать, будучи уверены, что такого вообще не может быть. Некоторые говорили: «Это всего лишь блог, и этот парень – обычный блогер». Но когда смотришь на объем выполненной работы и вспоминаешь гигантское количество потраченных сил, можно твердо сказать, что 99 процентов людей просто не выдержали бы такого накала и слились. Я видел, как это происходит, потому что мы до сих пор создаем и продюсируем новые каналы. Проходит два месяца, и человек говорит: «Все, я не могу, YouTube – это не мое».

Да, я монетизировал канал. Предприниматель тем и отличается от других людей, что повсюду видит возможности заработать и использует их. Только где-то щелкнет и появится маленькая искра – ты сразу ее ловишь и начинаешь разжигать костер. Таких огней могут быть десятки. Многие блогеры приходили ко мне и задавали вопрос, как начать зарабатывать на своем канале. Я выступал на эту тему в «Олимпийском»: открыто рассказывал, как все происходит и что нужно делать.

Но у людей не хватает самого главного – упорства. Люди сливаются. Терпение, упорство, агрессия и риск! Когда ты вкладываешь деньги – ты рискуешь. Ведь я не ограбил банк, не получил средства от инвестора – я их заработал. Я взял свои деньги и решил инвестировать их в публичность.

Глава 3

Темная сторона публичности

Человек из стратосферы

Публичность – это очень непросто. Когда тебя окружают исключительно поклонники – это отнюдь не бесконечный фан, как считают многие. У публичности есть и оборотная сторона. Когда становишься знаменитым – ты просто обязан рассказывать обо всем, что происходит в твоей жизни, даже о неприятном. Ты обязан говорить о том, что не получается, обо всем плохом, будь то автомобильная авария, травма или стычка с кем-то. Если ты о чем-то не рассказал, за тебя это сделают другие – исковеркав твою историю, добавив грязь, сплетни и дешевый драматизм.

У ненависти и травли (хейта) двоякая суть. Во-первых, это хайп. Некоторые блогеры только и питаются эдакими горячими темами. Они снимают «разоблачительные» обзоры с целью собрать больше просмотров, что на YouTube считается нормой. Если набрать в поисковике имя любого известного блогера и слово «разоблачение», станет очевидным, что у каждого есть толпы недоброжелателей. Во-вторых – это грязь, вранье, провокация, самоценные для некоторых людей явления.

С настоящим хейтом я познакомился после пятого сезона «Трансформатора». На тот момент в моей копилке было уже пятьдесят выпусков. Где я только не был, что я только не снимал. Буквально жил этим проектом, отдавался ему полностью. Ничего другого для меня просто не существовало. У меня была важная цель: миллион подписчиков и статус самого популярного бизнес-блогера. Каждое утро я просыпался с этой мыслью и каждую ночь засыпал с ней. Двигаясь к цели, я заряжался от всего происходящего. Энергия била ключом. Мы жили в самолетах, поездах, гостиницах больше, чем дома. Я спал по четыре часа в сутки и высыпался. Вставал и продолжал съемки. Они были нескончаемыми, а я находился в состоянии потока. Был абсолютно счастлив. Я нашел то дело, которым по-настоящему хотел заниматься.

Есть понятие «американская мечта». А про мою жизнь говорили – «русская мечта». Суть этого выражения заключалась в том, что у молодого парня есть буквально все: классные друзья, готовые отправиться с ним в любую точку мира, семья, которая его поддерживает, любимое дело, куча денег. Этот счастливец может позволить себе все, что захочет, и все вокруг его уважают.

Вместе с восторгами публики ко мне прилетели первые ролики с критикой того, что я слишком позитивен. Оппоненты уверяли, что на самом деле бизнес – это не так лучезарно и классно. А если серьезно, просматривая подобные ролики, я просто смеялся в голос, потому что все подобные идеи мне пытались навязать люди с негативным мышлением. Каждый из них слышался мне примерно так: «Парень, почему ты видишь хорошее, когда все вокруг плохо? Почему ты не видишь то плохое, что вижу я?» Просто я так устроен, что не хочу видеть плохое. Плохого для меня не существует.

Поначалу я не придавал большого значения тому, что есть люди, которые меня осуждают. Я не мог нравиться всем без исключения. Но когда начали появляться «разоблачительные» ролики – меня удивило такое откровенно агрессивное поведение их авторов. Я недоумевал: зачем люди такое делают? Даже считал, что это банальная зависть, что люди делают такие вещи, потому что у них самих мало что получается, и еще ради хайпа. В какой-то момент я даже попробовал представить самого себя в хейтерской шкуре, чтобы понять, что же ими движет. Может быть, банальное одиночество и недостаток внимания? Но мне так и не удалось понять наверняка.

«Смотрите, он так много времени уделяет проекту, постоянно путешествует – так не бывает! Настоящий бизнесмен целыми днями сидит в офисе», – говорили про меня. Задавались вопросом, есть ли у меня бизнес вообще. Я же жил абсолютно на других скоростях, думал настолько по-другому, что просто пропускал негатив мимо ушей, было не до него. Мое мышление словно разворачивалось на триста шестьдесят градусов: когда ты чувствуешь, что понимаешь практически всё, как будто весь мир принадлежит только тебе, а ты сам пребываешь в потоке. В такие моменты мне хочется слышать лишь тех людей, которые достигли больших результатов и могут стать моими менторами, дать мне что-то ценное.

Услышав где-то критику, думал: «Почему я должен что-то им отвечать, отчитываться перед кем-то?!» В определенной степени это мой принцип. Когда ты идешь своим путем, люди вокруг пытаются указать тебе на ошибки, раскритиковать твои действия. Ты можешь краем уха это слушать, делать для себя какие-то выводы. Но мне в голову даже не приходило садиться и записывать для них видеоответы. «Не ведите переговоры с террористами», – говорит мой друг Максим Батырев. И я с ним абсолютно согласен.

После поездки на Украину хейт усилился. Всплыли разные непопулярные блогеры – ребята, которые вообще не имеют никакого отношения к бизнесу, но именно они критиковали меня за то, что я не знаю своей маржи. Подробнее об этом я расскажу в следующей главе. Я продолжал стоять на своем: не буду никому ни на что отвечать. Но в то же время все это выбивало меня из колеи, я не чувствовал себя на пике формы, как раньше. Хейт разрастался, словно снежный ком, грозя превратиться в настоящую лавину. «Как может предприниматель не знать маржу?» – гудели все вокруг. Конечно, большая часть предпринимателей тут же пошли считать свою маржу, потому что они тоже ее не знали.

Лавинообразный прессинг стал такой, словно я убил человека, расчленил и сжег его на костре. Люди, казалось, хотели меня просто уничтожить. И их было очень много. Тогда я действительно начал переживать. Я не понимал, почему люди так себя ведут и чего им недостает в том контенте, который я делаю.

Теперь любая реклама моего бизнеса на канале «Трансформатор» вызывала негатив, потому что люди вдруг стали думать, что я веду свой канал только для того, чтобы рекламировать свои бизнесы. Хотя для меня «Трансформатор» всегда существовал как абсолютно отдельный проект. Частично, конечно, мы интегрировали и яркие путешествия с нашим турагентством, и клуб предпринимателей – те продукты, которые дарят эмоции, и их приятно смотреть на канале, отличный lifestyle-контент. Остальное даже не нужно было рекламировать – клиентов и так приходило достаточно.

Я не буду перечислять, что конкретно мне вменяли в вину, потому что уверен, что все частные моменты, пока я пишу книгу, уже устареют и появятся новые темы. «Моих разоблачителей» на YouTube собралось целое сообщество. Однажды я понял, что они разлагают все, что мы создаем. Самую большую обиду во мне вызывал тот факт, что я делаю сложную, тяжелую работу, с философией, со смыслом, с социальной ответственностью, и внезапно приходит человек – в одном лице и оператор, и монтажер, и сценарист, – который где-нибудь у себя в комнате в провинции просто снимает видео и пытается разрушить то, что я делаю. Я вообще не понимал, как такое возможно. Но факт оставался фактом.

Никогда прежде я не сталкивался с тем, что люди стремятся оскорбить меня просто так. Если против меня и выступал кто-то, то это был конкретный человек, с которым я мог созвониться, встретиться, поговорить. Но когда вокруг так много людей, несущих негатив, то какая-либо ответная реакция, попытки разобраться или наказать лжецов теряют всякий смысл.

Ключ 9

ГЕНЕРАЛ

Кризис дает понять, насколько крепок твой бизнес.

Первое, о чем стоит позаботиться в этот момент, – психологический климат в коллективе. Команда может поддержать или слиться, и все здесь зависит только от тебя. Собственным настроем и решимостью ты можешь убедить людей в том, что вы идете верным путем, и ситуация вскоре станет лучше. Также кризис дает возможность понять, где ты ошибался и кто те люди, которые неэффективны или не согласны с твоей политикой. Это позволяет очистить бизнес от лишних элементов, которые будут его тормозить в дальнейшем. Только предприниматель может вытащить свою компанию из кризиса, приняв кардинальные решения. Антикризисное управление похоже на управление в военное время.

Это был переломный момент. Обстановка накалялась все сильнее. Подписчики начали обсуждать меня. Я долго думал, как выйти из ситуации, но ничего не шло в голову. Тогда я решился на выпуск с Сирией: мне казалось, он поможет людям посмотреть на жизнь с совсем другой стороны. Действительно, выпуск заставил многих задуматься о том, что есть вещи важнее бизнеса и маржи: жизнь, свобода, безопасность, война и мир. Меня они тоже волновали.

Но я ожидал и того, что этот выпуск вызовет огромную волну критики. В Сирии мы провели всего сутки, и многое там нам не разрешали снимать. В результате у многих зрителей осталось впечатление, будто я приехал в разрушенную войной страну просто поглазеть. Мне же хотелось сделать глубокий материал, журналистский, показать, что жизнь может быть совсем другой. Получившийся репортаж серьезно отличался от моего замысла, но я не ожидал такого количества негатива, который на меня обрушился. Я даже подумал о том, что нужно сделать паузу и какое-то время вообще не выходить в эфир. Подписчики рекомендовали мне поступить так, но это был плохой совет.

Сегодня я знаю, что паузу брать нельзя ни при каких обстоятельствах – это воспринимается как проявление слабости. К тому же, выключаясь из потока, ты теряешь чутье и начинаешь делать еще бо́льшие ошибки. А в такие моменты самое главное – не допускать ошибок, иначе тебя будут вбивать и вбивать в стену, как гвоздь, пока не забьют до конца. Рейтинги начнут стремительно падать. Ты можешь потом снова объявиться и обнаружить, что уже никому не интересен.

Но тогда я еще не был в этом убежден так, как сейчас. Я стал готовиться к передышке и отправил всю команду в отпуск. «Ребята, месяц отдыхаем, я подумаю, куда нам дальше двигаться и что делать». Какая, ты думаешь, была реакция со стороны команды? Ожидаешь, что в тяжелый, кризисный момент люди придут к тебе с поддержкой и предложениями и скажут: «Давай! Погнали! Будем работать!» Нет, команда тихо сидит и смотрит на тебя: как ты себя ведешь, что говоришь, какие решения принимаешь.

У команды решений на тот момент не было.

Тогда я понял: пауза мне не нужна, надо продолжить борьбу, делать свое дело и не останавливаться. Это было решением номер один. В глубине души мне казалось, что оно вобьет последний гвоздь в гроб под названием «Моя репутация». Но без риска не бывает победы. Затем я принял второе решение: расстался с генеральным продюсером и еще несколькими людьми. Они пришли в проект, когда он был на пике популярности и все было хорошо. Но стоило появиться сложностям, люди начали сливаться: шептаться за моей спиной, недоговаривать, даже настраивать команду против меня и намекать, что могут уйти.

Подобное поведение недопустимо для людей, занимающих в компании лидирующие позиции. Топы должны смотреть в одном направлении с основателем и поддерживать командный дух, несмотря ни на что. Это и отличает их от тех, кто стоит ниже по рангу. Недопустима ситуация, когда топ-менеджер подрывает командный дух коллектива своим неверием в будущее компании. Если он быстро меняет свое мнение о тебе и твоем бизнесе, на него невозможно полагаться. Если ты заметил, что твой топ-менеджер начинает распространять в коллективе негативные прогнозы о будущем компании, это тревожный звоночек, даже звон колокола. Поэтому мне оставалось только без сожаления взять и удалить от себя людей, которые не верили, что возникшие проблемы мы можем решить. Тогда я сам занял позиции этих людей и взял управление в свои руки, став антикризисным менеджером. Это ценный навык, которым должен обладать каждый предприниматель. Мне предстояло вывести наш проект из состояния турбулентности.

В своей жизни я принимал много кардинальных решений, часто ошибался, но, так или иначе, эти решения всегда рождались в моей голове сами по себе. А в этой ситуации я не знал, как поступить. Я просто сидел, смотрел на все и понимал, что бессилен.

Когда тебе человек пишет какую-то дичь, задает нелепые вопросы и ты в принципе не хочешь на такое отвечать и не отвечаешь, тебе говорят: «Молчишь – значит, так и есть». А если начинаешь отвечать – говорят, что ты оправдываешься. Слабая позиция. Слабая позиция – молчать, и слабая позиция – что-то говорить. Чем больше времени проходит, тем больше ты понимаешь, что люди все сильнее накаляют обстановку вокруг тебя, подкидывая в печь больше дров, и не оставляют тебе шанса как-то поправить ситуацию, повлиять на нее.

С каждым днем я все больше ощущал, что хейт работает и оказывает влияние на людей. Я пытался взбодрить публику в блогах и соцсетях, старался оставаться самим собой – позитивным, открытым, веселым человеком. Ведь без доверия ко мне ничего не имеет смысла – ни мои блоги, ни моя философия, ни мои выступления. Появилась крепкая стена между мной и людьми, через которую я никак не мог пробиться.

Я делал вид, будто ничего не происходит, продолжал жить и вести бизнес, но уже как-то без огонька. Внутри же я воспринимал все очень серьезно. Больше всего в жизни меня бесит делать что-то, что не имеет никакого смысла. Мне хотелось бросить все. В определенный момент я и сам поверил, что не смогу выполнить те социальные обязательства, которые взял на себя когда-то.

Более того, я начал считать, что я вовсе не предприниматель. Начал сомневаться в себе. А все потому, что у меня никогда не было подобного опыта. В тот момент некоторые даже хорошие знакомые начали за моей спиной говорить обо мне плохо, что было очень неприятно. С кем-то из них я потом объяснился, с иными дело дошло до серьезных конфликтов. Посторонних же я просто игнорировал. Негатива в таком масштабе я не получал никогда ранее. Ты приходишь на базу, где на тебя работает больше ста человек, и все они смотрят в ожидании, что́ ты предпримешь. «Все понятно, посмотрели очередной ролик на выходных», – проносится в голове. Их друзья наверняка подливали масла в огонь словами типа: «Посмотри, на кого ты работаешь». И вот они смотрят на тебя с немым вопросом: что дальше, каким будет твой ход? Искусство лидера заключается в том, чтобы самому верить в то, что делаешь, и сделать так, чтобы поверили другие.

Я задавал себе один и тот же вопрос: «Неужели сто пятьдесят выпусков моего блога, вся проделанная работа, все, что было написано в первой книге, и мои успешные действующие бизнесы – не достаточное основание для того, чтобы поверить мне?» Неужели стоит увидеть один ролик какого-то восемнадцатилетнего парня, который меня совсем не знает, чтобы сказать: «Точно! На самом деле Портнягин не тот, за кого себя выдает!»

Ты понимаешь, что хейт работает еще и тогда, когда к тебе приходит один из твоих самых крупных рекламодателей и заявляет: «Ребята, у вас сейчас плохие времена, а мы не хотим поднимать вокруг себя шум». Тогда ты осознаешь, что провокация теперь бьет и по твоему кошельку.

Ключ 10

ПОЛОНСКИЙ

Репутация всегда важнее денег.

Твое дело – развивать личный бренд или нет. Но если ты принимаешь решение, что твое лицо будет находиться в центре твоего бизнеса, помни простое правило: ты растешь – растет и твой бизнес, твоя репутация пострадала – и бизнес начинает рушиться. Это прямая закономерность. Один из основных инсайтов, которые я получил за время истории с хейтом, – то, что не все бизнесы должны зависеть от личного бренда. Параллельно нужно строить компании, успех которых не будет зависеть от твоего имени, как некую подушку безопасности, которая в сложные времена поможет тебе выжить.

Самое ужасное, что происходит, когда начинаются вбросы порочащей твою честь информации, – это разочарование молодежи. Негатив стирает из памяти ребят все хорошее, они снова возвращаются к мысли: «Наверное, я все-таки буду сидеть там, где я сижу, это и есть моя жизнь». Хейтеры подорвали веру десятков тысяч человек, которые смотрели «Трансформатор» и начинали предпринимать какие-то шаги в направлении собственного дела. А ведь многие из них только научились читать бизнес-книги, менять свое окружение, заниматься саморазвитием и пробовать зарабатывать деньги. Мир тех поклонников «Трансформатора», которые поверили, что все возможно, раз паренек из маленького города смог достичь такого результата, и, значит, все реально, – в одночасье оказался разрушен.

Я был настолько раздавлен, что начал допускать ошибки, принимать неверные решения, совершать глупые поступки, забывать про свои цели и про то, что нужно сделать. Я начал отменять встречи, тормозить новые проекты – все подряд. Тогда в одночасье я понял нечто очень важное: я не хочу голословных заявлений, я не хочу оправданий с экрана, не хочу выкладывать скриншоты документов на все мои машины, квартиры и дома, чтобы мне поверили. Мне нужно просто показать ту жизнь, которой я жил. Мне нужен билет в Тынду. Я подумал: «Хорошо, если вы ждете ответа, я дам его вам!»

Билет в Тынду

Мы купили билеты для всей съемочной группы и уже приготовились к долгому пути. Сначала десять часов самолетом до Благовещенска, потом еще двенадцать – поездом до Тынды. Сидели до глубокого вечера и обсуждали, что́ мы там будем снимать. На листе бумаги, который лежал передо мной, я выписывал значимые для меня адреса и имена людей.

Тында – это город-капкан, своего рода район № 13.[2] Если ты не заставишь себя как можно раньше уехать оттуда, ты останешься здесь навсегда и вряд ли чего-то добьешься. У меня очень неоднозначное отношение к Тынде: с одной стороны, это город, где я родился, с другой – я знаю, что это место, в котором человеку практически невозможно расти и развиваться. Место, где люди пропадают. «Википедия» рассказала мне, сколько там жителей сейчас и сколько человек каждый год уезжает оттуда. Только за последние десять лет город покинули почти пять тысяч человек, что для Тынды является достаточно большой цифрой. Население города уменьшается и по другой причине – преждевременные смерти. Некоторые мои друзья детства отсидели в тюрьме, кто-то спился, кто-то умер: один утонул в ванне, другой скончался от передозировки. И все они друзья моего детства. Я до сих пор отлично помню каждого из них. И вот он я, живой пример другой судьбы – человек, который когда-то сделал выбор и уехал из этого города. Хоть мне там было хорошо и комфортно, как и всем остальным, – потому что я, как и они, просто не знал другой жизни.

А выбор у меня тогда был небольшой: пойти учиться в железнодорожный техникум, куда поступили все мои друзья, и стать помощником машиниста, получать тридцать тысяч рублей в месяц, что считалось очень высокой зарплатой (моя мама зарабатывала гораздо меньше), или уехать в неизвестность. Остаться с друзьями в родном городе при высокой по здешним меркам зарплате или ехать в никуда, в другой город, пытаться поступить в университет, и неизвестно, что и как там дальше сложится? Я хотел донести до своей аудитории, что моя жизнь провинциального парнишки тогда казалась мне вполне классной, за исключением того, что она была напрочь лишена возможностей. По крайней мере, их было явно меньше, чем у многих других, кто родился в лучших местах.

Я начал думать, что можно было бы показать из тех мест детства, которые еще не были закрыты, как, например, моя школа, и не разрушено, как первый контейнер, в котором когда-то начинался «Транзит Плюс».

Может быть, нашу квартирку в пятиэтажном панельном доме на окраине города рядом с лесом? Обычный двор, рядом детский сад и школа, магазин. Такая маленькая самодостаточная экосистема, из которой можно было вообще не выходить. Позже мы эту квартиру продали соседям. Я до сих пор помню их по именам. В моем детстве соседи были почти членами семьи. К ним можно было зайти что-то перехватить: яйца, соль, муку. Все друг у друга занимали деньги. Мы, подростки, регулярно тусовались в подъезде: курили, пили пиво, щелкали семечки. Обычно мы брали три баллона пива и пачку «Кириешек» на шесть-восемь человек. Рисовали на стенах подъезда ключами что попало, писали матерные слова, прожигали спичками черные пятна на потолке. Вот я и решил, что можно постучать в дверь своей когда-то родной квартиры. Представил, как бывшие соседи, а теперь ее хозяева, удивятся и обрадуются. Хотя это не точно.

После Тынды я жил в Благовещенске, поначалу он казался мне городом, полным возможностей, просто каким-то Лас-Вегасом. Я осматривался, сравнивал, находил, что здесь есть, а в Тынде – нет. Глупое оказалось занятие. Уезжая в большой город, никогда не возвращайся потом в маленький для того, чтобы построить там бизнес, который ты приметил в большом.

В Благовещенске у моего друга детства Алексея Сараева был отдел спортивной одежды в магазине, и у него все неплохо шло. Я решил запустить такой же бизнес – заняться продажей спортивной одежды. Я очень любил спортивные костюмы и почти всегда ходил в них сам. Поэтому я позвонил нашему другу семьи Александру Звеняцкому, о котором писал в своей предыдущей книге, с предложением открыть совместный магазин таких брендов, как Adidas и Nike, в Тынде. Там ничего подобного не было. Я сказал ему: «Саша, давай я приеду в Тынду? У меня есть суперпредложение!» Он согласился, я купил билеты в плацкартный вагон и поехал. По дороге накидал презентацию на листочке бумаги. Мы с ним встретились на автостанции. Он немного опоздал, а я сидел и жутко переживал, что ему не понравится моя идея. Не думаю, что Саша поверил в план, но он видел, как горели мои глаза. Ставя сейчас себя на его место, я бы думал: «Если я не дам шанса этому пареньку, он, возможно, разочаруется в себе и больше никогда ни за что не возьмется». Саша действительно дал мне шанс. Мне было семнадцать лет.

Саша был той ролевой моделью, которая меня вдохновляла: красивая жизнь, машины, загородный дом и много бизнесов, которые он постоянно запускал. Я тогда сказал: «Ты же знаешь, что я сейчас живу в Благовещенске, у нас Китай через реку. Представь, как классно было бы в одном из твоих свободных помещений открыть магазин спортивной одежды. В Тынде же все ходят в спортивных штанах! Я сам закуплю товар и все организую». Саша выделил мне около 350 тысяч рублей, и я самым дешевым поездом в плацкарте отправился в Пекин закупать одежду.

Я ехал в полнейшую неизвестность на третьей полке в азиатском поезде. Внизу китайцы пили пиво, щелкали семечки и ели куриные лапки, бросая шелуху и ошметки прямо на пол. Многие из них курили. Помню, как я лежал на своей полке в клубах от их сигаретного дыма и чувствовал себя абсолютно счастливым.

Я очень благодарен Саше, искренне восхищаюсь им до сих пор и буду помогать во всем. Он человек, который не просто когда-то дал мне денег, – он стал для меня живым примером того, что можно вписываться вообще во все, он поверил семнадцатилетнему пацану. Не смеялся надо мной и даже не улыбался, а сказал: «Классно! Сколько надо денег?» Я отправился в Пекин, где никогда раньше не был, ничего не проверив, не прочитав, ни с кем не посоветовавшись. Я боялся, что мою идею украдут! И это был мой опыт.

Я думал, что одежда Adidas производится на заводе, куда можно приехать и купить любую партию. Таким мне представлялся бизнес в Китае. И только на месте мне сказали, что Adidas – это абсолютно закрытое предприятие, которое производит товары только для дилеров. Магазины официальных дилеров должны за полгода разместить заказ на получение новой коллекции. Это был просто провал. Я жил в самых дешевых отелях вместе с китайцем-переводчиком. Он предложил поехать на известный рынок Ябаолу – посмотреть подделку, но она оказалась ужасного качества. В итоге мы пошли другим путем: поехали в большой магазин Adidas и выторговали скидку 40 процентов. Начали закупаться там. Чуть позже я понял, что это тоже было неверное решение.

Товар мы отправили в пограничный город Хэйхэ, откуда потом мои друзья привезли партию в Благовещенск. Потом продукция добралась и до Тынды. С учетом доставки она стала стоить космических денег. У Саши на рынке были вагончики: в каком-то – кафешка, в каком-то – игровые автоматы и так далее. Один свободный вагончик он отдал мне: «Забирай, делай, что хочешь». Я заказал в Благовещенске торговое оборудование: все эти перекладины, манекены и вешалки. Вывески в рекламных агентствах стоили дорого, поэтому мы обклеили черным материалом обычный деревянный короб и написали на нем золотыми буквами: Positive. Не знаю, откуда взялось это слово, оно было новым для меня и показалось модным. Тогда я был простым деревенщиной. Но очень верил в свой бизнес.

Когда я начал разбирать товар, оказалось, что я заказал чуть ли не детскую одежду: все жутко маломерило. Я выбрал самые неходовые размеры, и при этом костюмы стоили очень дорого: за два месяца было всего две продажи. Я звонил в свой магазин из Благовещенска, узнавал, как дела, а мне отвечали, что люди заходят и сразу уходят. Это был провал. Саша, поняв, что ничего продаваться не будет, сделал скидку в 50 процентов на все, но даже так товар не пошел. Вагончик ему нужен был для бизнеса, поэтому он позвал своих знакомых, и они забрали одежду себе. Я просил его дать возможность магазину еще поработать, но он ответил мне: «Дима, это не будет работать».

Саше пришлось простить мне эту сумму, другого выбора у него не было. Я чувствовал себя таким виноватым перед ним, говорил: «Саша, извини, пожалуйста, что так получилось». А он отвечал: «Да ладно, не парься, бывает. В следующий раз будешь знать». Это был хороший опыт. Урок, который я запомнил на всю жизнь.

Ключ 11

БАРБЕРШОП ДЛЯ БОБРОВ

Открывать бизнес следует только на большом и растущем рынке.

Рынок должен существовать и быть как можно больше. Не надо выходить на маленькие рынки, где никто ничего не покупает. Если ты продаешь узкоспециализированные товары в маленьком городе, то не нужно открывать сразу несколько магазинов. Помни: если что-то нравится лично тебе, то не обязательно понравится другим. Лучше продавать товары через интернет и сразу на всю Россию. Если что-то работает в больших городах, не факт, что это будет работать в провинции. И наоборот.

Опыт с магазином Pozitive, который был вовсе не позитивным, я пронесу через всю жизнь. До сих пор об этом бизнесе я никому не рассказывал, так мне было стыдно.

Сейчас Саша в Грузии: строит клиники, открывает рестораны. Как-то он приехал ко мне, попросил совета, куда инвестировать деньги, и я помог ему правильно вложить средства, чтобы получать хорошую прибыль. Он до сих пор зарабатывает на этом вложении. И я наконец почувствовал, что меня отпустило, потому что те злополучные 350 тысяч рублей он заработал за два-три месяца на нашей инвестиции. Я будто вернул ему эти деньги.

Также в Тынде я хотел встретиться с Андреем Зеленым, другом детства, соседом. Мы знакомы с детского сада, ходили в одну группу. А когда наша семья переехала в новую квартиру в Тынде вдруг оказалось, что Андрюха живет рядом, на той же лестничной клетке. Мы с ним были не разлей вода. Однажды мы протянули кабель через стену и так играли по сети в Counter-Strike. Каждый сидел при этом в своей квартире, и это было для нас сверхновой технологией. Андрюхин отец работал бурильщиком на вахте, крепко выпивал. Месяц работает, месяц дома – пьет. Он разрешил тринадцатилетнему сыну курить дома. Все завидовали Андрюхе, что у него такой отец. Ребята приходили в гости и курили там при его родителях. Такой вот наивный способ почувствовать, что ты уже взрослый, что тебя принимают.

Выпить пива для нас было как чай попить. У Андрюхи стали проявляться алкоголические наклонности. Сколько я потом ни приезжал в Тынду, Андрюха всегда был с пивом. Последний раз, когда я общался с его племянником, узнал, что Андрюха продолжает жить в том же режиме. Я хотел позвонить другу, но мне дали только номер его жены. Я написал ей, но она так и не ответила. Мне очень хотелось встретиться с Андреем, возможно, изменить его жизнь. Я даже думал перевезти его в Москву, но не знал, насколько он сам этого захочет.

На мою идею приехать в Тынду встретиться с людьми из прошлого мама сказала: «Ты чист, честен, и тебе не надо ничего доказывать. Никаких компроматов на тебя у людей нет, все вилами на воде писано: чьи-то мнения, чьи-то слова».

Мне и самому было сложно понять, для кого я все это делаю, потому что внутри меня эта поездка вообще никак не отзывалась. Когда ты не знаешь точно, как тебе поступить, ты начинаешь хвататься за все вокруг, пробовать абсолютно разные варианты. В такие моменты самое тяжелое – это необходимость переступить через свои принципы, чего я так и не смог сделать.

Я отказался от полета в Тынду, оделся и поехал на встречу клуба «Трансформатор». Все думали, что я не появлюсь: их предупредили, что меня не будет. Я был бодр, шел с высоко поднятой головой, прямым уверенным взглядом. Я смотрел только вперед и дал всем понять, что я не собираюсь скрываться, не готов прятаться. Именно прятаться. Потому что, когда про тебя говорят даже откровенную ложь, ты все-таки начинаешь забывать обо всем, что сделал до этого. Ты здесь и сейчас, смотришь в зеркало и задаешь себе вопрос: кто ты такой? предприниматель ты или нет? В такие моменты становится очень тяжело.

Я вышел на сцену, взял микрофон и сказал: «Знаете, сегодня достаточно сложный день в моей жизни… я должен был лететь в город Тында». Я начал рассказывать о своем городе. «Я хотел туда полететь для того, чтобы записать свой ответ. Но потом я понял, что ответ давать некому. Ответить – значит пойти на поводу у тех людей, которые от меня его требуют. А мой принцип заключается в том, что я всегда иду своим путем, своей дорогой. Я принимаю решения, исходя только из того, как быстрее добиться больших целей».

Ключ 12

АВАТАР

Нарисуй портреты самых типичных твоих клиентов. Кто они? Замужние бухгалтерши с двумя детьми и хобби в виде скрапбукинга или одинокие пожилые учительницы, посещающие художественные галереи? Современный потребитель – это индивидуальность, ты должен нарисовать портрет того человека, который точно будет покупать твой продукт. Важно максимально четко представлять себе типажи своих клиентов: составлять их аватары в мельчайших подробностях в виде перечислений физических характеристик, качеств характера, привычек и уровней развития. Тогда ты сможешь сделать лучший оффер каждому клиенту – предложение, от которого он не сможет отказаться.

Тында навсегда останется для меня хорошей школой, но это место, в которое я не хочу возвращаться. Слишком большая трансформация произошла с тем, кем я был. Уехать оттуда было одним из самых правильных решений в моей жизни. Вернуться в Тынду значило бы признать поражение, признать, что я на дне. И я чуть было это не сделал.

На дне

Недавно смотрел фильм «Дэдпул 2». Там есть такая сцена, когда главный герой летит со своим противником вниз с горы, а голос за кадром говорит, что в жизни каждого героя случается момент, когда он достигает своего дна. Главный герой потерял жену, квартиру, отсидел в тюрьме, его тело обезображено. Я смотрел фильм в самолете и понимал, что сейчас тоже достиг своего дна. Думаю, такое случается с каждым человеком в разных сферах жизни, будь то отношения, работа или бизнес. Здесь важно решить, каким путем ты пойдешь дальше. Стать жертвой обстоятельств было бы легче всего: я мог просто закрыть канал, согласившись с клеветой, лишь бы отстали. Однако это не мой вариант. Я признал, что все уже произошло, и мне сейчас не нужно пороть горячку, а следует хорошенько во всем разобраться, стать профессионалом в данной теме и выиграть эту войну стратегически, вдолгую.

Когда я оттолкнулся от дна и поплыл вверх, я начал разбираться, как все работает. Я собирал этот пазл из возможных заказчиков, их мотивов и дальнейших действий. Я встречался с людьми, в жизни которых случались подобные истории, и мы разбирали их кейсы. В моей переговорной побывали известные пиарщики, специалисты по кибербезопасности, кризис-менеджеры, политтехнологи и многие другие, о чьих профессиях я никогда ранее не слышал. В то же время я должен был вести бизнес, канал, новые проекты. Никто не отменял и многочисленные поездки, планируемые за полгода. Сложность заключалась также в том, что, пока ты не нашел все ответы, лучше вообще не действовать. Ты будто стоишь на ринге со связанными руками, и все на это смотрят. Обидно знать, что люди смотрят и читают откровенную чушь о тебе и верят ей. Мне страшно было наблюдать за тем, какое влияние на людей могут оказывать подобные ролики. За тем, как легко манипулировать их мнением. Я сидел, держась за голову, и временами снова опускался на дно. Впрочем, там совсем нет воздуха, так что мне приходилось быстро выныривать и вдыхать полной грудью.

Я много раз оказывался на дне: финансовом, психологическом, в бизнесе. Но до сих пор я ни разу не бывал на дне репутационном. Репутация для меня важнее денег. Я понял, что не могу позволить себе слабость, я не могу проиграть. Я – мотиватор для своей команды и людей, которые смотрят «Трансформатор». Я не имею права сдаться. Как бы громко это ни звучало, но от меня зависит слишком многое.

Ключ 13

ДНО

Хронические проблемы будут опускать тебя на дно, пока ты не решишь их.

Во время сложной ситуации я чувствую себя связанным по рукам и ногам. Но это иллюзия. Тебе кажется, что ты не понимаешь, как действовать, у тебя нет опыта в таких делах. Это просто состояние, когда старое мышление уже не работает, а новое еще не сформировалось. Если ты не пытаешься разобраться в сути проблемы и решить ее, ты опускаешься на дно и сильно откатываешься назад. Тогда у тебя есть выбор: либо стать профессионалом в том, что на тебя навалилось, либо просто уйти. Слиться – это самое простое. Стань профессионалом в решении подобных проблем до такой степени, чтобы обучать других справляться с ними. У человека, который поднялся со дна, гораздо больше возможностей, чем у человека, который никогда там не был. У него уже есть опыт, закалка и стержень.

Я мог бы слиться. Мог бы сосредоточиться на своих бизнесах, на деньгах, запускать новые продукты, проекты. Или вообще уехать из страны. Просто улететь куда-нибудь, и мне хватило бы денег для того, чтобы десятилетия жить и ни в чем себе не отказывать. Но я не смог так поступить, хотя мысли об этом, признаюсь, возникали. Я принял решение стать профессионалом. Не просто решить этот вопрос (закрыть его деньгами или другими способами), а именно разобраться, понять, как все это работает. Я был уверен, что, став в этой истории профессионалом, решив столь сложный вопрос, я таким образом обрету очень сильную точку роста, от которой не просто на ракете, а сразу на трех ракетах буду лететь. Для меня это было очень важно.

Информационная война – современный способ уничтожения репутации человека или целой компании. Процесс, в котором важно иметь холодную голову и четкую стратегию. Конечно, хочется все прояснить сразу и быстро наказать всех обидчиков, но так поступать нельзя. От сценария, от того, как ты будешь действовать, зависит твой успех. Нужно изучить все негативные материалы, которые о тебе появились, найти источник, понять мотив, постараться разгадать стратегию этого источника, предотвратить его дальнейшие действия, сделать прививку и остановить распространение болезни или сделать его бессмысленным. Только потом уже можно нападать самому и вводить свои правила игры.

У нас была создана рабочая группа, которая занималась этой проблемой. Мы были уверены, что это кем-то оплаченный заказ, возможно, с Украины. Но к раздуваемой за деньги провокации присоединились и другие блогеры, которые занимались разоблачениями и с кайфом подхватывали столь благодатную для их рейтингов тему, начинали ее мусолить, только уже совершенно бесплатно. Глобально я ничего с этим поделать не мог. Мы постарались донести до аудитории, что нужно фильтровать информацию, потому что она сфабрикована.

Блогеры наспех, кто быстрей, лепили далекий от жизни материал, основанный ни на чем, зато очень сенсационный и полный всякой грязи, просто стараясь говорить то, что вызовет к ним интерес публики, при этом не заморачиваясь по поводу правильности употребляемых терминов или собственной подкованности в освещаемом вопросе. Видимо, рассчитывали на то, что зрители будут совсем необразованные в финансовом плане. Например, они старательно искали мои компании, которые когда-то были ликвидированы (о них я писал в первой книге). Действительно, в жизни каждого бизнесмена не раз случается так, что одни его компании закрываются, другие создаются, какие-то он регистрирует на себя, другие – на партнера. У него могут быть счета за рубежом, а также компании, которые открываются чисто формально, чтобы зарегистрировать торговую марку, получить визу и для других целей. Люди не из сферы бизнеса в подобном плохо разбираются, и эти найденные или ненайденные компании были главным козырем нападавших.

Когда «война» потив меня в сети только началась, мы думали, что ее инициировали просто мальчики no name, и не придали этому значения. Хотя уже тогда я должен был обратиться за помощью к специалистам и выяснить, кто за всем этим стоит. Но я молчал и бездействовал, и это была ошибка. Хейт окружил меня и бил со всех сторон. Из сильного льва я превратился в раненого. А когда ты ранен, тебя может бить уже кто угодно. Появились недовольные бывшие «клиенты», «друзья со двора», которые начали что-то про меня рассказывать в негативном ключе. Активизировались все люди, которым я чем-то не нравился, но раньше сделать мне они ничего не могли. Я увидел их всех.

Один мой ментор, достаточно богатый и влиятельный человек, сказал: «Дима, а что ты хотел? Ты думал, что начнешь играть в большую игру, придешь туда, где большие дядьки с большими деньгами, и не получишь оплеуху? Здесь абсолютно другие правила. Если ты хочешь играть по-крупному, значит, должен проходить жесткие испытания!»

Суть в том, что в большой игре и в больших целях вероятны большие провалы. Эту мысль и донес до меня Рубен Варданян: «Если у тебя не получится преодолеть большой провал в большой игре, то ничего хорошего не жди». Как показывает практика, большинство успешных бизнесменов-миллиардеров проходили через очень серьезные испытания: уголовные дела и давление административного ресурса, который просто в один щелчок может определить, что тебя и твоего бизнеса здесь не будет, через давление на семью. На кого-то даже покушения были, один потерял очень большие деньги, у другого заморозили счета в зарубежных банках, третий попал под санкции. Уровень проблем, которые мне даже не снились!

Я уверен, что перед каждым из этих людей, когда они столкнулись со своей большой проблемой, стоял выбор: либо слиться, либо стать профессионалом. На дне оказаться очень даже полезно.

После того как я едва оттолкнулся от дна, я постарался одномоментно переключить себя и порефлексировать. Понять, какие выводы я могу сделать из этой ситуации.

Первый вывод – то, что такие моменты формируют тебя как предпринимателя, как личность, как мужчину. Ты становишься сильнее. Твой иммунитет укрепляется, и если в будущем ты столкнешься с чем-то подобным, то сможешь принять правильное решение с холодной головой и сделать это очень быстро.

Второе: я понял, что некоторые друзья на поверку могут оказаться далеко не друзьями. В отношениях с людьми многое встает на свои места именно в тяжелый период. Последние два года мне казалось, что все вокруг – мои друзья. Когда меня спрашивали, есть ли у меня враги, я отвечал: «Нет, не знаю таких. Не планирую и не ожидаю наступательных действий, нет военного режима». Сам никому не был врагом и никого не считал своим врагом. Всё на позитиве, всё всегда win-win. И я начал по-настоящему верить в то, что сила в партнерстве, в открытости, в усилении друг друга и так далее. Но в такие моменты ты понимаешь, что расслабляться по поводу тыла никогда не нужно.

Было несколько ситуаций, когда те, кого я считал друзьями, воспользовавшись моментом, сделали мое положение еще хуже. Они улыбались мне в глаза, в их числе были и стратегические партнеры, с которыми мы шли вместе, рука об руку, но в сложный момент просто не хотели, чтобы я выжил. Они прямо говорили об этом. Случалось, что люди хотели помочь нам решить какие-то вопросы, а наши стратегические партнеры запрещали им это делать.

Третье, что я понял: в кризисных ситуациях очень хорошо проявляется команда. Ты сначала этого не замечаешь, ты оглушен, принимаешь какие-то решения и стараешься не смотреть по сторонам. Но через некоторое время надо обращать внимание на то, как ведут себя партнеры, как ведет себя команда. Мои слабые партнеры начали «собирать чемоданы». Было очевидно, что как только еще что-то произойдет – тот сольется, а за ним и этот. Я мог услышать, например, как мой партнер, разговаривая с моим знакомым, жаловался ему: «Дела идут не очень хорошо, Дима не помогает, не подключается, поэтому я думаю уходить». То есть я, человек, занятый решением глобальной проблемы, должен был подключиться и помогать ему в каких-то операционных делах, которые он не мог решить самостоятельно!

В то же время множество людей высказало желание прийти на помощь, поддержать.

Это тоже было показательно: помощь от тех людей, от которых я ее даже не ожидал. Есть люди, которые просто присутствуют в нашей жизни, они не крутятся в твоей френдзоне, даже могут не поздравлять тебя с днем рождения. Но когда нужно, эти люди вдруг просто оказываются рядом и пытаются помочь тебе. Ты даже, может быть, не ценил отношения со многими из них. А они просто берут и приходят. Вот это поворот!

Следующий вывод, который сделал: я очень сильно тороплюсь во всем, и в этом моя проблема. Я бегу настолько быстро, что часто не успеваю доводить дела до конца. Я что-то начинаю, передаю это партнеру, которому очень доверяю, и бегу дальше. А человек, которому я доверился, взял и не оправдал мои надежды. Или где-то я сам что-то забыл. Или где-то с кем-то о чем-то договорился и не сделал. Это все начинает копиться и в определенный момент выливается в большое количество ошибок одновременно. С одной стороны, ты понимаешь, что неплохо бы остановиться и довести дела до конца, стать более приземленным, более плавным. Но этому мне, видимо, придется еще поучиться. Это, правда, то, над чем я должен работать.

Есть люди, которые не могут побороть лень или страх. Они очень медленные, и в этом их проблема. Моя же проблема в торопливости: быстро принимаю решения, быстро что-то запускаю, быстро рискую и быстро переключаюсь, перехожу на другое дело, не доводя начатое до конца, и, таким образом, совершаю ошибки.

Следующее, что я понял: есть вопросы безопасности, которые нужно решать в приоритетном порядке. В первую очередь – вопросы юридической и информационной безопасности. Через три месяца после того, как я запустил блог «Трансформатор», один мой знакомый зарегистрировал одноименную торговую марку. Я знал об этом, но не придавал значения, не видел ничего страшного в том, что он будет развивать свой продукт под этим брендом. Ведь я тогда даже не думал о том, что из блога что-то получится. Все было настолько «по фану», что я не заморачивался юридической стороной вопроса.

И когда я оказался в тяжелой ситуации, мне пришло сообщение от него: «Я даю тебе ровно сутки, чтобы принять решение – выкупить у меня торговую марку «Трансформатор». Я готов продать ее за 100 млн рублей».

Я даже не представлял, что это может стать для меня проблемой. Думал обо всем, но только не об этом. Человек поставил меня перед фактом. Я сижу, решаю кучу других проблем, которых у меня немерено, а мне приходит от него такая СМС. Я улыбаюсь, глядя в телефон, и думаю: «Что вообще такое происходит?» Представляю, как завтра этот человек запустит судебный процесс, через неделю закрывают канал на YouTube, через месяц закрывают клуб, через какое-то время отзывают все книги из книжных магазинов, всё, что связано с «Трансформатором», – все это больше не моя собственность. Либо я должен очень быстро переименовать все продукты и проекты, а сделать это достаточно сложно. «Трансформатор» – это бренд, в который мы уже инвестировали много времени, денег и энергии.

Наверняка ты, читая эту книгу, воскликнешь: «Как? Почему ты этого не сделал? Почему не зарегистрировал товарный знак в самом начале?!» Потому что, когда твой фокус на цели и ты быстро к ней бежишь, ты многое упускаешь. Когда ежедневных задач, которые ты сам себе и своей команде нарезаешь, становится все больше и больше, вопросы безопасности просто выпадают из поля зрения. Даже выполнение обязательств начинает уходить на задний план.

Можно сказать, что именно в это время появились недовольные клиенты, которые давно хотели рассказать о своем недовольстве, но заявили о чем именно в тот момент, когда пошла волна хейта. Я уверен, что мы действительно были во многом неправы: где-то недосмотрели, где-то сервис недотянули, где-то еще что-то. Наша проблема была в том, что мы очень торопились.

Вопрос был даже не в деньгах, потому что деньги были, мы хорошо зарабатывали и перед нами не стояла цель разбогатеть еще больше. Просто клиентов было настолько много, что мы просто не справлялись. Блог стал очень крутым, он так много нам дал, что мы не смогли все это утащить. Наломали столько дров, что те диванные критики, которые что-то пишут в сети, явно даже представления не имеют, как все было на самом деле, иначе свалились бы со своих диванов.

А происходила полнейшая вакханалия! Когда мы запускали свои проекты один за другим и они были в стадии стартапов, мы не могли и не хотели отказывать рекламодателям. Вот тогда они от наших факапов по-настоящему наплакались. Но потом пришлось сменить тактику. Я рассказывал в прошлой главе, что мы отказали клиентам примерно на 275 миллионов рублей за полгода – и это только в рекламе! А сколько было людей, которые хотели попасть в клуб! А сколько было тех, кто хотел лететь с нами в путешествия! Огромный плюс персонального бренда в том, что он дает тебе столько возможностей, что ты еще будешь переживать, что с ними делать.

Но есть и оборотная сторона. Ты отвечаешь за каждое свое действие, за каждое слово. Даже в мелочах, которые в жизни обычного человека решаются очень быстро или вовсе не замечаются, тебе придется держать ответ, если спросят. Например, в обычной жизни предприниматель может сесть и поговорить с недовольным клиентом – и все, вопросов к нему ни у кого не будет. При наличии персонального бренда все происходит по-другому. Вместо обращения к тебе клиенты отправляются в медийное пространство и излагают там свою версию произошедшего, согласно которой они являются пострадавшими, а мы, как компания, и я, как ее владелец, – злодеями. Такие истории копятся в сети и скатываются в один большой ком, который однажды может тебя раздавить.

Глава 4

Принципы

Идти своим путем

Я всегда был против принципов. Считал, что они ограничивают человека, загоняют его в рамки. Однако время показало, что так или иначе я придерживаюсь определенных убеждений (принципов). Идти своим путем – первый из них.

Здесь нужно четко понимать, что цели, которые ты ставишь, должны идти изнутри, из того, во что ты сам веришь, о чем мечтаешь, чего ты по-настоящему хочешь. Если ты ставишь перед собой цели только потому, что их поставил один из твоих знакомых или просто успешных людей, то это огромная ошибка.

Бывает, конечно, кто-то сделал классную штуку, и ты думаешь: «Я тоже так сделаю!» Я имею в виду совсем другое: прежде чем найдешь свою дорогу, придется набраться жизненной мудрости, много раз пройдя не своим путем, чтобы в итоге понять, какой же истинно твой. Это как работа над ошибками – взгляд на них сверху: насколько часто ты их совершал и насколько осознанно ты относился к ним? Сделал ли выводы?

Я могу признаться в том, что много раз шел не своим путем, например когда выстраивал корпоративную культуру своей компании. Парень я достаточно дружелюбный, компанейский, поэтому хотел создать в своем «хозяйстве» почти семейные, доброжелательные отношения. Этот путь можно назвать – комфорт. Но при построении большого бизнеса нельзя идти этой дорогой. Эффективность – это командная работа, дисциплина, выполнение обязательств и планов, достижение целей, цифровых показателей и так далее. Здесь не избежать давления на людей, и потому нужно создать и соблюдать определенную дистанцию в отношениях с ними.

Когда я создавал блог «Трансформатор» и пришел советоваться к Амирану Сардарову (блог «Дневник хача», 3 миллиона подписчиков на октябрь 2018 года), он сказал, что моя идея с «Трансформатором» не зайдет. «Во-первых, нужно поменять название. Во-вторых, следует добавить мат и резонанс». Он убеждал меня, что канал «Жизнь Би» имеет больше шансов на YouTube, нежели мой «Трансформатор». И предупредил о высокой вероятности хейта.

«Тебя на YouTube просто сотрут в порошок, – сказал Амиран, – потому что успешных людей не любят». Действительно, для большей части населения России показывать успех и красивую жизнь означает хвастаться, это и считается некорректным поведением с давних пор. Нельзя показывать успех, демонстрировать изобилие в своей жизни предметов роскоши, раскрывать себя с точки зрения стремления к материальным целям и постоянного их достижения. «Ваше позиционирование, сама идея блога – это ненормально», – говорили мне. Хотя Амиран и раскритиковал мою идею, но все же дал мне много дельных советов по съемке, обложкам, названиям выпусков, оптимизации, развитию, раскрутке, пиару и так далее. По некоторым вопросам он до сих пор остается для меня ментором, я часто обращаюсь к нему за советами.

Внеся определенные коррективы в первоначальный проект, я все-таки остался убежден в том, что блог получит название «Трансформатор». В нем не будет мата и голых задниц, и он будет об успешных кейсах. Я понял, что именно этого сейчас не хватает в России: хороших, твердых, положительных, позитивных примеров, которые могут стать для подрастающего поколения картинкой вполне реального будущего. От себя я добавил в «Трансформатор» больше свободы. Ведь наша жизнь состоит не только из бизнеса. Наша жизнь – это все вокруг: увлечения, путешествия, уважение к семье, помощь близким. Это команда, творчество, новые эмоции, дружба и многие другие важные атрибуты, в том числе, конечно, и личное развитие. Время от времени меня пытаются сманить с этого пути: «Давай это! Давай вот то!» Но я стойкий.

Есть люди, которые слушаются слишком многих: советуются с одним, вторым, пятым, десятым… Так можно поступать бесконечно. И в определенный момент запутаться окончательно: это твое собственное или то, что тебе говорят другие люди? Каждый человек советует, исходя из своего опыта. И прежде, чем кого-то слушать, надо понять, живет ли он так, как ты хочешь? Если нет, то и советы его тебе не помогут. Они как дорожные указатели на города, в которые ты не собираешься вовсе.

Например, во время встреч в клубе «Трансформатор» мы устраиваем форумы. Участники садятся за столы по десять человек, и когда один из десяти сидящих за столом предпринимателей рассказывает о своей проблеме, то по вопросу ее решения могут высказываться только те люди, которые в своей жизни это уже проходили. Но они не навязывают свое мнение, не дают советы, а повествуют свою историю об этой проблеме и как вышли из нее. Остальные молчат: не имеющие опыта в обсуждаемом вопросе права говорить не имеют.

Таким образом, найти свой путь можно только в том случае, если ты знаешь, чего хочешь, и при этом запускаешь реализацию желаемого, действуешь, а не пребываешь в мечтах и одних только планах изо дня в день. Твоя главная цель произрастает из твоих ценностей. Советы людей, имеющих схожий опыт, только отточат ее очертания. Благодаря ментору, ты можешь лучше и быстрее понять, каким способом достигнуть желаемого. Если что-то сработало у другого, то, вполне вероятно, сработает и у тебя.

Ключ 14

МЕНТОР

Важно понимать, что ментор – это не человек из списка Forbes, до которого сложно дотянуться, и не просто очень умный человек, эрудит. Ментор – любой, кто уже достиг той цели, которую ты себе поставил. Даже если эта цель промежуточная, а не главная. Так даже лучше: делить главную цель на более мелкие и находить менторов для каждой. Таких людей достаточно много, и получить их совет очень просто. Например, если ты хочешь открыть небольшую кофейню в торговом центре, то тебе нужно найти человека, у которого уже есть такой бизнес, и поговорить с ним. Это гораздо проще и быстрее, чем ждать ответов от тех людей, которые никогда не смогут тебе помочь в силу своей занятости или отсутствия желания.

В какой-то степени обнаружить свой путь, сделать его более видимым мне помогли трансформационные тренинги. Они влияют на психологию, убеждения и интересы человека, плюс дают инструменты, которые помогают разобраться в том, как вообще делать те или иные вещи в бизнесе. Крайне важно постоянно повышать свой уровень образования.

Я считаю, что есть три сценария, в рамках которых человек может кардинально поменять свою жизнь. Первый – когда в жизни случается нечто переломное: болезнь или смерть близких, серьезная проблема с собственным здоровьем, вынужденный переезд в другую страну или другой город, расставание с близкими. Это то, что делит твою жизнь на «до» и «после». Вот в такие моменты человек очень многое переосмысливает и по-новому расставляет приоритеты. Он начинает ценить время и окружающий мир. Он настраивает свой жизненный фокус уже на какие-то по-настоящему важные вещи. Я считаю, что такие переломные моменты для многих людей могут стать мощным трамплином для взлета на новый уровень.

Второй сценарий – это люди. Ты можешь встретить человека, который очень сильно на тебя повлияет, и тогда ты начнешь мыслить иначе. Он может стать для тебя новой ролевой моделью, которой ты захочешь соответствовать. Подобная встреча может изменить жизнь в лучшую сторону. У меня таких людей несколько.

Сюда можно отнести и новое окружение. Как только ты добавляешь в свою среду людей более успешных, с позитивным мышлением, целеустремленных, то в жизни начинают происходить глобальные перемены. Ты замечаешь, что думаешь по-другому и становишься немного таким, как эти люди, в хорошем смысле. Соответственно, ты приходишь к лучшему результату в сравнении с тем, что был до знакомства с ними. Новое окружение может стать важным источником положительных перемен в жизни человека. Все эти три описанных выше сценария являются главными факторами, которые меняют нашу жизнь.

Ключ 15

ТРИ СЦЕНАРИЯ

Когда ты чувствуешь, что уперся в потолок и испытываешь искреннее несогласие с тем, что происходит в твоей жизни, это знак, что пора прорываться на новый уровень.

Попробуй запускать описанные мной сценарии один за другим искусственно. Не жди, что это сделает за тебя жизнь. Перебирайся в другой город, возобнови отношения с важным для тебя человеком, начни встречаться и слушать очень внимательно людей, на которых тебе хочется быть похожим. И без остановки занимайся формированием сильного окружения.

Многие осознают, что хотят что-то изменить. Но их способ мышления настолько обыденный и узкий, что они не могут самостоятельно, без профессиональной помощи, это сделать. Трансформационные тренинги – очень ответственная штука, и к ним надо подходить серьезно. Я проходил такие пару раз. Работа ведется с твоими страхами, убеждениями, проблемами из детства, сложностями в отношениях с другими и с самим собой, с разными ограничениями, которые не дают тебе полностью раскрыться и использовать весь внутренний потенциал. Для многих людей прохождение такого тренинга может стать сильным рывком в развитии.

Например, недавно мы были на трансформационном тренинге Тони Роббинса. По степени жесткости его можно определить на три балла из десяти, то есть он достаточно лайтовый, понятный, приземленный, без давления. Тони очень аккуратно работает с аудиторией. Если у тебя есть возможность послушать такого человека и поработать с ним на тренинге, это будет большим плюсом для развития. Но конечный результат и польза будут напрямую зависеть от твоей открытости, веры в ведущего и желания его слушать. Важно суметь расслабиться, встать, поднять руки вверх, попрыгать, потому что Тони убежден, что настоящая трансформация происходит только тогда, когда твой умственный потенциал и тело воссоединяются вместе. И если ты выработаешь энергию в своем теле и соединишь ее с духом, тогда и произойдут большие изменения.

Однажды мы проходили тренинг по работе с внутренними ограничениями. Например, у человека есть страх осуждения. Тогда коуч ему предлагает одеться как отпетому фрику и поехать в электричке. Поначалу человек внутренне борется с возникшими негативными эмоциями, но потом понимает, что, по большому счету, всем на него и его вид просто наплевать. Или человек переживает по поводу отношений с девушкой. Тогда ему предлагают примерить образ вонючего и грязного бомжа и начать общаться с девушкой, которая его отвергает.

Это очень жесткие методы. К себе я их применять не стал. Проходил только теоретическую часть и смотрел, какие в подобных случаях используются техники. Для меня тот тренинг носил скорее ознакомительный характер. У меня не было подобных проблем, кроме страха высоты, – вот единственное, что меня всегда тянуло назад. Но с этим я уже разобрался, о чем рассказал в первой книге.

Хочешь перемен? Значит, тебе нужны инструменты, чтобы работать со своей головой и внутренними ограничителями. Самое главное, что я понял за предыдущие полтора года, – это огромное значение уровня энергии для каждого человека. С ней должен уметь работать каждый предприниматель.

Как работать с энергией так, чтобы она давала мощный толчок для достижения желаемого? Это вопрос фокуса. Тебе не надо зацикливаться на том, что не нравится. Ты должен фокусироваться на том, чего хочешь. Вот самое главное правило. Когда ты концентрируешься только на том, что тебе не нравится, – ты уходишь в депрессивное состояние, оно является абсолютным дном на энергетическом уровне. Все иное – это поток. Можно разделить личную фокусировку на состояния «дно» и «поток». Ты должен научиться балансировать между этими состояниями. Я, кстати, еще никогда не повышал уровень энергии через работу с телом. Даже когда очень хотел это сделать, у меня не получалось. Занятия спортом, правильное питание, ранний подъем и хороший режим никак на меня в данном контексте не влияли. То есть через тело я вообще с энергией не дружу.

А вот через голову – да. Через мотивацию, образование, окружающих людей, путешествия, раскрытие внутреннего потенциала – через это все могу получить необходимый мне заряд. Когда ты находишься в энергетическом потоке, ты всегда принимаешь правильные решения. Они быстрые, точные и убедительные для других. Все становится легко.

Одним решением предприниматель способен все полностью поменять в своем бизнесе. Он может задать такое направление, о котором никто даже не задумывался. А компания вырастет в десять, в сто, в тысячу раз. Но правильные стратегические решения принимаются только на высоком энергетическом уровне, когда окружающие люди с удовольствием работают с тобой, верят в тебя и твой продукт. Нам всем нужно учиться всегда добиваться таких условий в своем бизнесе.

Раньше я мог уходить в дебри и долго по ним гулять. Только через какое-то время, порой длительный промежуток времени, я осознавал, что иду не своим путем. Но все приходит с опытом. Сможешь ли ты проверить, идешь своим путем или нет, зависит от твоей осознанности. Я стараюсь проверять это каждый день. Задаю себе вопрос: то, что я делаю, ведет меня к моей глобальной цели или нет? Аналогично проверяют программное обеспечение. Работает – не работает. Да или нет.

Вот и сейчас я спрашиваю себя, связано ли написание этой книги с моей глобальной целью? Отвечаю: «Да». Я приумножаю свой социальный ресурс и структурирую свои знания. К тому же я верю, что из этого может получиться классный продукт: книги будут выходить каждый год в декабре. Это отличный способ подвести итоги, поделиться инсайтами и настроиться на дальнейшую работу.

Может происходить все что угодно. Я могу залететь просто в адскую зону сопротивления или в зону страха, потому что я начну что-то абсолютно новое. Любой новый виток – это заход в некомфортную среду, когда не понимаешь поначалу, что вообще нужно делать.

Когда тебя хотят раздавить – это зона сопротивления. Я понял: если пойду по чужому пути и встану в позицию «не я играю, а кто-то мной играет», – будет абсолютный провал. Тогда я потеряю понимание, куда надо двигаться, кто я такой и что вообще нужно делать. Также сопротивление возникает и во время черного пиара, когда тебя хотят информационно уничтожить.

Почему? Потому, что ты бренд. Ни твоя компания, ни кто-то еще. Именно ты, Дмитрий Портнягин, взял когда-то на себя ответственность стать брендом и обязан отвечать за свои слова и поступки. Я никогда раньше не был брендом. Я всегда старался продвигать свою компанию, чтобы ее знало большее количество людей, чтобы ее логотип везде светился: на выставках, рекламных площадках, в буклетах, ресторанах, аэропортах – где угодно. Так и было: раньше видели компанию. Теперь видят мое лицо – и это огромная ответственность.

Поэтому первое мое правило: никогда не сходи со своего пути. Если есть четкая и понятная цель – иди. И что бы ни происходило – новые проекты или переломные моменты, которые могут оттолкнуть тебя от истинного пути, – ты всегда должен помнить о своей глобальной цели. Все остальное не имеет никакого значения.

Быть свободным

Второе правило: оставаться свободным и независимым. Свобода – это сила и безопасность. Я думаю, что гораздо безопаснее быть свободным, самостоятельным и автономным, нежели быть с кем-то. Зависимость рано или поздно сыграет против тебя. А я уверен в том, что все решать нужно самому, в противном случае тобой будут играть другие люди. Где угодно и как угодно.

Ко мне, как к известному блогеру, стали поступать различные политические предложения. Хотя «блогер» – название не очень точное. Когда я был в США, то узнал, что таких, как я, там называют «инфлюэнсеры». «Инфлюэнсер» в переводе с английского значит «влияющий». Так вот, я – инфлюэнсер. У меня есть определенный ресурс воздействия на людей. Я чувствую и понимаю, что кому-то сейчас очень нужно мое влияние, и люди хотят им воспользоваться. В том числе и политики. Но мой принцип – не сходить со своего пути. И поэтому сейчас я хочу идти к своей большой цели один, а не под руку с административным ресурсом.

Партнеры, ассистенты, супруга и семья знают важное правило: надо стараться не сообщать мне плохие новости. Кажется, все просто. Но это с какой стороны посмотреть. А если у них что-то происходит и им нужен мой совет? Что делать? Ведь в основе их рассказа так или иначе будет негативная информация. Поэтому я дистанцируюсь от топ-менеджеров и не даю никаких советов. Такова моя позиция. Один раз в месяц собирается синдикат (сообщество партнеров), и там мы обсуждаем различные рабочие вопросы. В этот день можно рассказывать о тех вещах, которые нас тормозят.

Важно понять, что в определенный момент уровень твоей энергии, вовлеченности в процесс, в какие-то проекты и успешность этих проектов сильно зависят от того, в каком ты находишься настроении. Это правда так. Когда ты в потоке, когда у тебя высокий уровень энергии – все получается. Даже если что-то не клеится, в таком состоянии ты просто не обращаешь на это внимания. Ты четко видишь свою цель, понятную и правильную. Ты понимаешь, что конкретно нужно делать, и просто летишь к ней.

Честно признаюсь, бо́льшую часть этой книги я написал на «минусах». В моей жизни происходили негативные события, и переживания до сих пор не отпускают меня полностью. Но я вынужден работать и в таком состоянии.

Моя работоспособность по сравнению с прежними временами упала на 90 процентов. Год назад это было просто мясо. Я проводил по семь встреч за день, делал три съемки, потом аэропорт, самолет и уже на следующие сутки выступление перед большим количеством людей. Я спал по пять-шесть часов. Теперь я и за девять не могу выспаться.

Почему так происходит? Потому что вокруг меня поднялся весь этот информационный шум с негативной окраской. Плохие новости, которые я не хочу слышать, лезут отовсюду. Если даже мои партнеры и ассистенты молчат, то об этом мне сообщают другие люди, извне.

А вот если ты свободен от негатива, тогда все иначе. Если ты независим от политиков и повестки, которую они пытаются тебе навязать, – ты жив по-настоящему. Если нет влияния негатива, способного лишить тебя всей энергии, – все дороги перед тобой открыты. Но я не могу полностью абстрагироваться от родных и близких, от мнений миллиона подписчиков и просто сказать им всем: «Не пишите мне и не грузите меня». Я все равно мониторю соцсети, читаю послания и отвечаю на сообщения.

В личных сообщениях друзья сами заостряют внимание на плохом: «А ты видел вот это? А это? Посмотри, что тут за фигня!» Понимаешь? Когда ты знакомишься с человеком, а он уже знает про тебя что-то. Ну что я там… что мама мне помогла подняться. Вот этот бред слушают люди, и я понимаю, что они хотят в него верить. То есть им проще верить в это, чем в то, что я в тридцать лет могу быть таким успешным парнем.

Я точно знаю, почему, несмотря на все случившееся, я продолжаю работать и строю грандиозные планы на будущее. Потому, что это мое испытание. Я его принимаю. Никогда ранее мне не приходилось участвовать в информационной войне, но я осознал, что мне просто необходимо стать настоящим гуру в этом в ближайшее время. Это сделает меня сильнее и успешнее. Я уверен, что данная история закончится очень скоро и я выйду из нее в сто раз сильнее, чем был. Я буду в сто раз умнее и хитрее. Я очень хорошо это понимаю. Сейчас я набираю бесценный опыт, как губка, впитываю все, что происходит вокруг. Это испытание я хочу пройти достойно. Пора окончательно принять тот факт, что в какой-то момент я сломался. Я хочу понять, что́ мне нужно сделать, чтобы больше такого не повторилось. Мое желание – утроить свою эффективность по сравнению с той, что была до этого.

В первой книге я уже писал про свои принципы: заходить в разные реки, смотреть на жизнь с разных позиций. А моя поездка в Сирию, наверное, была олицетворением понятия «быть свободным». Это видео вызвало большой резонанс среди моих знакомых и подписчиков. Меня часто потом спрашивали, почему я туда полетел.

То, что происходило в Сирии, звучало отовсюду: в телевизионных новостях, на страницах газет и журналов, в соцсетях. Ни одно СМИ не обходилось без новостей оттуда. Было непонятно, что конкретно там происходит, но все знали, что Сирия – самая горячая точка планеты. Я, кстати, давно планировал слетать в Пакистан, собрать туда экспедицию. Но на это оказались готовы только два человека – я и Рома Чалый, мой партнер по сувенирному бизнесу и близкий друг. Мне хотелось съездить на военные базы, посмотреть, что там творится на самом деле, как живут местные жители. Я подумал, что достойной альтернативой Пакистану может быть Сирия – место, закрытое для праздных посещений.

Все происходит достаточно просто. Если ты блогер, журналист или военный эксперт, направляешь заявку в Минобороны РФ. Любой человек имеет право ее подать. Мы с командой сделали это. Параллельно я послал туда запрос через своего знакомого – Сергея Бадюка, который много раз бывал в Сирии, а также обратился к другим людям, которые не связаны с политикой, но могли помочь договориться. Через некоторое время меня пригласили на встречу в Министерство обороны.

– Какова цель вашего визита в Сирию? – спросила милая девушка из пресс-службы.

– Понимаете, мне хочется стать первым блогером в России, который туда полетит и увидит все своими глазами. А потом я это всем покажу. Поймите правильно, я не хочу делать какие-то выводы о том, что там хорошо, а что плохо. Просто буду показывать то, что вижу, и пытаться это как-то комментировать, – честно ответил я.

– Вы осознаете, что это опасно? – предупредила она.

– Да, конечно, – уверил я.

– Хорошо. Но важное условие – мы должны все тщательно проверить: вашу личность и все ваши носители. Там нужно будет четко соблюдать правила: не включать мобильный телефон, не пользоваться wi-fi. Потом вам надо будет показать нам весь отснятый материал.

– Согласен!

– Сколько вам нужно на подготовку к поездке?

– Ну… дня три-четыре, – прикинул я.

– Я поняла. Я все уточню и сообщу вам в ближайшее время о результате. Честно вам признаюсь, мы уже давно хотели, чтобы кто-нибудь из блогеров побывал в Сирии и посмотрел там на все изнутри. Но понимаете… Здесь очень важно доверять человеку. К сожалению, журналисты говорят что угодно и часто искажают информацию или подают ее под своим углом зрения.

– Но вы же не будете мне диктовать, как и что снимать? – с опаской поинтересовался я.

– Нет, конечно! Снимайте все, что сочтете нужным и интересным. Правда, есть несколько ограничений. Мы вам дадим список, что нельзя снимать в целях обеспечения безопасности военнослужащих. Например, номера машин и военных самолетов, все виды вооружения. Запрещается разглашать настоящие имена военнослужащих, военных летчиков, – перечисляла она.

Через некоторое время нам назначили дату вылета, но затем неожиданно отменили. Ситуация в Сирии обострилась, и мы не смогли тогда поехать. Минобороны надолго замолчало. И вдруг во время моей командировки в Екатеринбург они позвонили и сообщили, что вылет послезавтра. Время пребывания – всего одни сутки, больше нельзя. Случилось вот что: в Сирию направлялся военный борт, к которому присоединили журналистов и мою команду. Я тут же связался со своим партнером по Transformator Travel Борисом Пустовойтовым. С ним всегда надежно и спокойно, у него все четко: билеты, время, напоминания. А я настолько непунктуальный раздолбай, что мне просто необходим человек, который делает все строго по плану и держит всех участников поездки в тонусе.

Со мной полетел оператор Джони, фотограф Максим и мой друг Игорь Мгеладзе. Когда я рассказал Игорю, что лечу в Сирию, он воскликнул: «Попробуй только не взять меня с собой!» Однако сделать глубокий репортаж о Сирии нам, к сожалению, не удалось. Одних суток для полного погружения в среду мало. Я хотел подробно снять Алеппо – то самое место, где шла война. В планах было три больших интервью с местными жителями, а получилось пообщаться буквально три минуты всего с одним торговцем. Мне сказали: «Все, у нас самолет, пора ехать назад, иначе потом будет сложно». Из-за этого я очень расстроился. Моей задачей было снимать обычных сирийцев, их жизнь после войны. Хотел, чтобы они рассказали, что здесь случилось на самом деле.

Мне не было страшно там, в этой стране. Зато я очень боялся, когда мы летели над Сирией на военном грузопассажирском самолете. У меня не было доверия ни к экипажу, ни к происходящему вообще. Ситуации, в которых я ни на что не могу повлиять, всегда на меня так действуют.

На борту мы обсуждали обстановку: кто с кем воюет и за что. Конечно, это были досужие разговоры, не более того. Чтобы по-настоящему разобраться в таком конфликте, надо прожить там месяца три или даже полгода. Эти мысли я адресую всем «военным экспертам» и «политическим аналитикам» (именно так, в кавычках!), которые говорят о войне, не прожив ее изнутри мало-мальски ощутимое время. А война – очень сложная штука. Воюют в Сирии все. На поле битвы разные государства, бандформирования, частные компании, религиозные фанатики, беженцы…

Бывает, что муж состоит в ИГИЛ, а жена работает в правительстве. Они встречаются дома, спят и едят вместе, воспитывают детей, а потом ходят «на войну», как на работу. Непонятно, кто чьи интересы представляет. Местные жители рассказали нам о том, что сирийские военные грабят своих же граждан и частенько избивают их. Что происходит с беженцами – вообще ужас. В этой страшной истории надо как следует разбираться, поверхностно пройтись здесь не получится. Поэтому я не даю никаких комментариев. Что лежит внутри конфликта – не мне судить. Как я и сказал в начале сирийского выпуска, «к политике мы не имеем никакого отношения, я просто показываю жизнь, как она есть».

Тогда в Сирии я понял, что люди могут привыкнуть ко всему. Я видел превращенный в руины город, в котором живет три с половиной миллиона человек. Я смотрел на людей, которые уже привыкли к такой обстановке. Меня поразили дети: они бегали, смеялись и играли среди развалин. И принимали это как само собой разумеющееся, как норму. Я чувствовал висевшее в воздухе ожидание, что скоро все это закончится и наступят хорошие времена. Но когда? Этого никто не понимал.

Каждый занимался своим делом: взрослые ходили на работу, дети продолжали учиться, на улице процветал малый бизнес. Мне было очень грустно смотреть на условия, в которых протекает эта почти нормальная жизнь. Из-за интересов и решений отдельных индивидуумов (политиков, олигархов) страдают обычные люди. Они лишились жилья, близких и перенесли много боли. Это жестоко. На улицах мне встречались дети с опаленными лицами, многочисленные инвалиды, а рядом с ними по дорогам двигались зловещие колонны военных машин.

Война стала для Сирии образом жизни. Я смотрел по сторонам и думал: когда я иногда жалуюсь на свою жизнь, то просто не имею на это право. Все познается в сравнении. От увиденного там у меня сжималось сердце. Мне было больно и обидно. Но в то же время я был счастлив за свою семью, которая не видит всего этого и может жить по-другому. После поездки в Сирию я еще раз убедился, как здорово быть свободным: свободным от негатива в любой его форме, будь то война или банальный хейт.

Быть лучшим

То, что я делаю, сильно влияет на развитие предпринимательства среди молодежи. Я мощно раскачиваю этот процесс сам, без чьей-либо помощи. Так же я отношусь и к конкуренции. Я раскачиваю рынки, играя только на победу, и должен выиграть у всех, кто на них присутствует. Если я что-то создаю, то это обязано стать лучшим.

Я буду менять рынки, создавать что-то абсолютно новое и устанавливать там свои правила. Это, пожалуй, мой третий принцип – быть лучшим всегда и во всем, чем бы ни занимался. Либо я стану лидером, либо вообще не буду на этом рынке присутствовать. Я не пойду туда, где не уверен, что смогу победить. При этом я стараюсь всегда оценивать ситуацию всесторонне, внимательно изучая других игроков.

Если говорить о блогинге, я не чувствовал конкуренции вообще и был уверен, что смогу стать первым в бизнес-тематике. Когда вышла моя первая книга, я заявил, что побью все рекорды. О том, что это абсолютный бестселлер, в книге было написано еще до ее выхода в свет.

Я осознанно выхожу из операционного управления бизнесами, потому что некоторые мои компании и без того лучшие. Конечно, я понимаю, что могу что-то потерять: деньги, эффективность, возможность быстро решить какую-то проблему. Но я готов заплатить эту цену за свою свободу.

Если бы я лично участвовал в работе своих компаний, то они, конечно, были бы еще успешнее. Но я выбрал другой путь ради одной большой цели. Для ее достижения я могу пожертвовать всем, что у меня есть в настоящий момент. В этой связи мне важно мнение авторитетных для меня людей о том, как быть лучшим, как полностью реализовать свой потенциал, фокусироваться только на главном.

Однажды я даже пошел к астрологу, не ради любопытства, а с верой в результат. Этот человек раскрыл во мне дополнительный потенциал и стал ментором, которому я доверяю. Хотя раньше я ни во что подобное не верил. Но друг посоветовал мне обратиться к нему и убедил, что от этого будет польза. Правда, сначала я взбрыкнул: «Да ну, астрология – полная фигня. Кто может что-то рассказать о тебе, о том, что было где-то в прошлой жизни, и предсказать, что будет? Что это за бред! Математика или космос?» Я всегда был жутким скептиком в отношении эзотерики. Но когда я познакомился с Пашей Андреевым, то изменил свое мнение.

Я пришел к нему, сел, скрестив ноги и руки, и подумал: «Ну давай, чародей, маг, Ванга, рассказывай, что ты знаешь обо мне». До этого визита у меня был один опыт с хиромантом, но тогда я все пропустил мимо ушей. Посмотрел, послушал – прикольно. И Катя в дальнейшем оказалась моей супругой, как он и сказал, то есть что-то в этом гадании дельное, возможно, было. А может, мы создали с ним вместе определенную программу, которую я просто выполнил. Павел смог очень четко дать мне понять, кто я вообще такой; что во мне работает против меня, а что мне на руку; что мне стоит делать для максимальной эффективности, а что нельзя.

Все мы уникальны. Но зачастую не очень понимаем, кто мы, собственно, такие. Мы пытаемся быть лучшими, стать кем-то другим, но у нас это часто не получается. А все потому, что эти попытки не соответствуют нашей генетике, мышлению и внутреннему состоянию. Для того чтобы дальше двигаться по жизни и расти, ты должен понимать, кто ты такой.

Паша рассказал мне, что внутри я – революционер, и в то же время – творческий человек. Получается, во мне борются две сущности. Революционер, который хочет все сломать вокруг и построить заново. И творец – очень ранимый и глубоко чувствующий человек, который вдохновляется и создает. Это действительно так. Я никогда не думал, что я творческий. Даже возражал против этого внутри себя. Я был уверен, что я жесткий предприниматель. А оказалось, иначе.

Паша сказал, что на всем моем жизненном пути остановки просто запрещены. Потому что во мне много энергии, и если я не буду ее выплескивать и применять, то сгорю изнутри. В тот момент в моей семье как раз возникли разногласия по этому поводу: мама и жена постоянно говорили, что мне нужно остановиться, пожалеть себя и успокоиться. От их слов в моей душе возникало сопротивление, чувство, будто меня привязывают каким-то канатом. Или, точнее, резинкой, которая тянется, и ты можешь бежать, но в то же время она затрудняет твой ход. Они это делали из лучших побуждений, от большой любви, желая меня предостеречь и уберечь. А на самом деле они делали мне только хуже, не желая того.

Когда я записал слова астролога на диктофон и дал послушать Кате и маме, то они обе сказали: «Мы не хотим твоего инфаркта или инсульта». Больше никаких тормозов не было. Меня отпустили, и я воспарил, вновь став свободным. Это дало мне мощный заряд энергии.

Паша также увидел во мне колоссальный потенциал и то, что я действительно могу объединять вокруг себя огромное количество людей. Тот миллион, который я собрал на канале, – это просто крупица по сравнению с тем, что я еще могу сделать. Я могу объединять людей, могу менять очень многое, делать что-то революционное, и люди, видя это, будут идти за мной.

В астрологии существует понятие компенсаторных действий. Они совершаются для того, чтобы выплеснуть свою негативную энергию, почувствовать облегчение и сфокусироваться на хорошем. Например, мне нужно носить красное, коллекционировать оружие, стрелять, смотреть фильмы, где много крови. Мне нужно мясо. Необходимыми для меня являются выступления перед публикой как эмоциональная разгрузка. Я слушал Павла и чувствовал правду в его словах: потому что именно в те моменты, когда я все это делал, я чувствовал себя абсолютно счастливым человеком. Как будто из меня уходило то, что внутри вызывает негатив. Такие действия-компенсаторы я время от времени произвожу. Паша говорил также, что Вселенная проверяет меня на прочность. Я называл это раньше испытанием, которое нужно пройти, чтобы выйти на новый уровень. Теперь же я начал относиться ко всем проблемам как к космической проверке.

Я хотел бы обратиться ко всем и сказать, что все вы – лучшие! А любые проблемы в вашей жизни – это испытания. Насколько хорошо вы их пройдете, настолько изменится ваше будущее. А пока не пройдете, будете неизбежно проживать «день сурка», снова и снова возвращаясь к непройденному уровню. Так жизнь может превратиться в ад. Поэтому либо преодолевайте себя и обстоятельства, либо сдавайте этот вселенский экзамен каждые полгода.

Вот такие мысли. На самом деле у нас с Пашей было всего три или четыре встречи, но даже их мне хватило сполна. Хотя он уникальный человек, с которым можно часами разговаривать на разные темы, и сложное становится простым и понятным.

Я решил снять Павла в «Трансформаторе». Он сразу предостерег меня: «Ты уверен, что хочешь это сделать? Будет негатив». Но я был абсолютно уверен в своем желании и объяснил, что хочу, чтобы люди о нем узнали. «Если ты мне помог, значит, можешь помочь другим. А я хочу, чтобы другие люди тоже разобрались в себе, поняли, кто они на самом деле и что на них влияет», – объяснил ему я.

Я являюсь наглядным примером того, что построить собственный бизнес может каждый. Я олицетворение нового образа современного предпринимателя, который очень сильно отличается от того, к которому привыкли люди. В их представлении бизнесмен – это человек, который копит деньги и постоянно копается с «операционкой». Они не знали другого формата – когда предприниматели строят бизнес для того, чтобы стать свободными и счастливыми. При этом бизнес для них только инструмент.

Я хочу сделать предпринимательство модным, а информационное пространство вокруг этого явления – более позитивным. Мне постоянно приходится работать с закоренелыми убеждениями в том, что бизнес строить опасно, что для этого нужно обязательно иметь какие-то связи. Я пример того, что все это совершенно не так.

Именно поэтому я стал бизнес-блогером № 1 в русскоязычном YouTube и написал самую продаваемую бизнес-книгу на русском языке. Ты можешь быть лучшим в том, что тебе интересно.

Глава 5

Проблемы с Украиной

Самое главное в бизнесе

Я очень быстро стал знаменитым, чего совсем не ожидал и не был к этому готов. Вдруг что-то где-то щелкнуло, и жизнь превратилась в рок-н-ролл. И мне было в кайф. Очень нравился закрутившийся вокруг процесс: новые люди, наш маркетинг, придумывание сильных продуктов, бесконечное творчество. Я смотрел на все это и думал: «О Боже! Я занимаюсь любимым делом». Каждое утро в зеркале я видел в отражении свои горящие глаза. Это было прекрасное время.

Анализируя успехи некоторых предпринимателей, я с уверенностью могу сказать, что в большинстве случаев им просто повезло: они взялись за то, что нужно. И в правильное время с ними рядом оказались необходимые люди. Это как волна, в которую ты попадаешь и понимаешь, что все у тебя получается.

Часто я задавал себе вопрос: «Могу ли я создать еще что-то успешное и стоящее, помимо того, что уже есть?» И чувствовал, что могу. Это был очень важный для меня вывод. С одной стороны, мне казалось, что я просто тешу свое эго. С другой, возможно, я увидел свою глобальную цель: создать нечто иное и попробовать себя в чем-то совершенно новом.

Собственный канал на YouTube давал много бонусов. Я постоянно получал слова благодарности. Моя аудитория оказалась очень разнообразной: от состоявшихся бизнесменов до молодых ребят, только мечтающих о своем деле. Есть и те, кто не имеет вообще никакого отношения к предпринимательству. Меня смотрят и подростки, и те, кто сидит на зоне (мне рассказывали, что там вообще не любят пропускать мои выпуски). Среди зрителей есть плохо понимающие русский язык: они просят других посмотреть, а потом перевести им или рассказать все подробности. Смотрят целыми семьями, командами, в компании друзей. Мне писали из одной такой компании, что каждую среду у них традиция: они садятся перед экраном, смотрят выпуск «Трансформатора», а потом обсуждают увиденное.

Тогда я понял, что затронул жизни многих людей. Вместе с этим начали поступать разные бизнес-предложения: о совместном бизнесе, об инвестициях в другие проекты. Кто-то сам готов был выступить инвестором и хотел, чтобы я стал лицом нового проекта. Предлагали даже криминал: сделать нечто нелегальное и заработать огромные деньги.

Многие люди хотели увидеть меня вживую. Таких было тысячи. Поначалу я был этим ошарашен, особенно когда ко мне на улице подходили незнакомцы, жали руку и говорили что-то типа: «Наконец-то я свою цель выполнил». То есть для кого-то это действительно была цель: пожать руку Дмитрию Портнягину.

Но у меня масштаб целей был иным. С помощью канала мне хотелось собрать вокруг себя большое сообщество предпринимателей. К сожалению, притащить их на YouTube два года назад было очень тяжело; в то время он являлся в основном развлекательной площадкой. Потом понемногу люди начали потреблять там и обучающий контент. А в течение 2018 года YouTube уже активно перетягивал на себя взрослую аудиторию из других медиа: тех, кто раньше смотрел телевизор и читал газеты. Они стали смотреть видео. Россияне начали поглощать столько контента на YouTube, что я, как влогер, не мог не почувствовать отдачу. Но предпринимательской аудитории поначалу все же было не много.

Тогда я решил, что буду лично приглашать людей на свой канал. Это был самый затратный по времени и энергии способ привлечения подписчиков. Мне нужно было летать то туда, то сюда. Я приезжал во все места, куда меня приглашали выступать. Когда я прилетал в какой-то город, мы старались устроить пресс-конференцию и встретиться с максимальным количеством людей. Мы организовывали все по лучшим правилам шоу-бизнеса: я был хедлайнером мероприятий, то есть выходил самым последним, когда меня все уже с нетерпением ждали. Когда я выбегал на сцену, люди вставали, а потом продолжали стоя аплодировать, снимать на камеры и телефоны. Было ясно, насколько это событие для них важно. Примечательно, что часть людей в зале до этого момента не видела меня и моих роликов. Они смотрели на других и понимали, что в чем-то, видимо, отстали и тут же начинали меня внимательно изучать.

Таким образом, я выступил, наверное, перед более чем ста тысячами человек в разных странах и городах. Это было очень тяжело. Три дня на один город, когда ты вообще не спишь, не ешь и постоянно решаешь вопросы с организаторами мероприятий. На встречи со мной приезжали серьезные люди, и им тоже нужно было уделять много внимания. В этих бесконечных поездках проделывалась очень большая работа.

Бывало, подходит какая-нибудь девушка и говорит: «Вы знаете, вам надо кое с кем встретиться сегодня». И так говорит, что понимаешь: это не просто предложение, а что-то посерьезнее. Я был уверен: влиятельным людям отказывать нельзя. Выходишь на улицу, смотришь: стоят машины с охраной. Из одной тачки выходит молодой человек лет тридцати пяти и говорит: «Поехали, поужинаем». Отвечаю: «Поехали!» Мы едем в хороший ресторан, где богатый и влиятельный человек рассказывает о том, что, глядя на меня на YouTube, он вспомнил свое детство и свою семью, вспомнил все, что хотел делать в жизни, почувствовал, что мы очень похожи, и просто захотел со мной познакомиться. В такие истории я попадал регулярно.

Некоторые люди прилетали за мной на частном самолете, чтобы организовать долгожданную встречу. А были такие, которые подходили и говорили, что у них есть пятьсот миллионов рублей и нужно их освоить. «Ну, то есть нужно сделать какие-то проекты», – поясняли они в ответ на мое удивление.

Количество подписчиков и зрителей моего канала стремительно увеличивалось. Мы использовали разные маркетинговые инструменты. Главной фишкой всегда было просто мое появление. Я стал настолько популярен, что СМИ даже предлагали мне деньги за интервью. Однако у меня и моей команды было катастрофически мало времени, чтобы удовлетворить всех желающих. Мы, конечно, соглашались на какие-то предложения, но от большинства просто отказывались. В итоге за очень короткий промежуток времени я стал самым дорогим спикером в России. Люди годами выступали для того, чтобы достичь таких результатов. И я до своего личного опыта даже не слышал о таких гонорарах за выступление.

В какой-то момент цена моего выступления сравнялась с гонораром Тимати, раскачивающим целые стадионы. Если где-то звучало мое имя, то реклама была не нужна. Достаточно было того, чтобы люди узнали, что скоро в город приедет Дмитрий Портнягин. И собирались тысячные залы.

Я рассказывал людям о своем кейсе: как я создал YouTube-канал, о самых новых технологиях в маркетинге и пиаре. Я утверждал, что очень важно смотреть сегодня на молодых, которые только начинают дорогу в бизнес, потому что это поколение через несколько лет займет 40 процентов рынка.

Я рассказывал о том, насколько важна упаковка в бизнесе; о необходимости иметь собственные маркетинговые платформы; о преимуществах автоматизации компании перед большим штатом работников. Я всегда видел массу людей в зале, которые придерживались тех же убеждений.

Я много говорил о том, что бизнес не панацея. Мы не должны жить бизнесом, это не самое главное. Бизнес нужно как можно быстрее развить, поставить на рельсы, чтобы выйти из операционного управления, поручив эту деятельность партнерам, а самим продолжать расти, жить, создавать новые проекты, инвестировать в новые идеи. Но ни в коем случае не заниматься «операционкой». Креативные бизнесмены – идеологи своего дела – совсем не умеют заниматься операционным управлением, зато у них отлично получается создавать продукты, что приносит гораздо больше прибыли. Вот этим пусть и занимаются.

Мы, предприниматели, все в большей степени лодыри и лентяи, мы плохо считаем, частенько не вдаемся в детали, любим все делать крупными мазками, быстрыми шагами, скорым темпом, с агрессией и давлением, чтобы пробить свои цели как можно скорее. Но мы делаем это не потому, что правильно управляем и выстраиваем систему. Мы самые несистемные люди.

Я уверен в том, что любой человек может стать предпринимателем. Каждый может даже в одиночку получать доход от ста тысяч рублей в месяц, просто имея какие-то компетенции, знания и навыки. Но люди пока не готовы это принять или не понимают, что это действительно возможно.

Моей задачей является донести до как можно большего количества людей, что бизнес – это для всех. Причем я абсолютно не согласен с традиционным утверждением о том, что для бизнеса нужно иметь талант, большой ум или подходящую генетику. Люди, которые это говорят, считают себя какими-то уникальными и хотят показать, что они талантливее, чем другие.

Бизнес – это про все: технологии, медицину, еду, коммуникации, – про то, что ты любишь и умеешь. Просто тебе нужно упаковать все это в какой-то продукт, который решит определенную боль на рынке. Люди его купят и будут получать от него удовольствие. Это абсолютно простая теория. Она была выбрана мной не потому, что я хотел как-то выделиться среди всех, а потому, что я действительно так считаю. Я не знаю пока ни одного человека в нашей стране, который, как я, встретился бы с таким огромным количеством предпринимателей за короткий промежуток времени. И я не просто их видел – я выходил из зала после выступления и общался с ними. Слышал их вопросы, проблемы и переживания. Узнал тысячи историй абсолютно разных людей.

Кто-то плохо умеет выстраивать коммуникации или не особо дружелюбен. Другой, наоборот, очень харизматичен и классно говорит. Третий не любит рисковать. Есть парни, которые в пятнадцать лет получают денег больше, чем их родители. Я смотрю на это все и понимаю, что в них есть нечто общее: они когда-то приняли решение, что будут действовать и зарабатывать сами. Они думали и двигались в одном направлении с установкой: «Я буду пробовать, действовать, учиться, как делать это правильно, я буду очень внимательно слушать людей, смотреть на успешных бизнесменов и подражать им». Это единственное отличие предпринимателей от всех остальных.

С такими идеями я выступал на форумах и рассказывал все, что знаю, на кейсах своих бизнесов, которые в это время были на подъеме. Чем быстрее росла моя популярность, тем больше клиентов становилось у всех моих компаний. Я понимал, что здесь находится точка роста. Для своих компаний в этот момент я был очень полезен. Невозможно быть еще более эффективным, чем в те моменты, когда я снимал выпуски в «Феррари», ехал на завод в Самару, колесил по Беларуси на БелАЗе, летел в истребителе над Подмосковьем, поднимался с друзьями на Монблан, стрелял из ружья в Лас-Вегасе. Все это время я был результативен для своего бизнеса.

В то же время я начал летать на Украину. То, как принимали меня там, казалось верхом гостеприимства. Я видел, как у людей горели глаза, они звали меня на все мероприятия и даже не торговались. Мне казалось, что это было состояние абсолютного счастья. Потому что я занимаюсь тем, что мне нравится, а в это время все мои бизнесы быстро растут. Я вижу, как увеличивается мой доход: десять, двадцать, тридцать миллионов. Когда ты просыпаешься утром и понимаешь, что сегодня можешь заняться личными делами (например, погулять с мамой, уделить ей внимание), а в конце дня узнаешь, что заработал миллион, – вот это и есть эффективность!

Я хочу объяснить всем предпринимателям, что мы должны снабжать ресурсами свои бизнесы: связями, деньгами, знаниями, лояльностью к бренду – через свое имя. Я прочувствовал на себе силу персонального бренда и своего имени и начал везде об этом рассказывать.

Все, что я изучал и делал, я в режиме реального времени рассказывал и показывал людям. Тот, кто побывал хотя бы на одном моем выступлении, знает, что оно самое долгое по сравнению с подобными выступлениями других спикеров. Сначала в течение полутора часов я рассказываю свой материал, потом столько же времени отвечаю на вопросы из зала. И еще час на фотографии с людьми и параллельные разговоры с ними в процессе. Это были самые длинные выступления, мне только успевали подносить кофе, воду и время от времени салфетку, чтобы вытереть пот. В эти моменты я был суперэффективен. Я сам тогда, можно сказать, учился и одновременно зарабатывал деньги, отдавая людям то, от чего мне становилось очень, очень хорошо.

После таких выступлений я приезжал в гостиницу, и у меня так сильно билось сердце и было столько адреналина в крови, что я не мог уснуть до самого утра. А когда наступало время действовать, я был на полном подъеме и говорил: «Ну что, ребят, погнали сниматься».

Ты спросишь, разве это предпринимательство? Конечно! Но это абсолютно новый взгляд на бизнес. Мне всегда было без разницы, какая маржа у меня в бизнесе, ее за меня считали другие люди.

Я рассказывал всем, как разделил управление в своих бизнесах условно на «маму», «папу» и «дедушку». «Мама» – это системный младший партнер, который занимается управлением изнутри: он работает с людьми, контролирует все бизнес-процессы, докручивает продукты и делает их лучше. «Папа» – моя роль. Он (то есть я) работает «в полях», вдохновляет команду, приносит нужные ресурсы: знания, связи, деньги. Также через меня возникает лояльность клиентов к нашим брендам, так как я много трачу на маркетинг и свой имидж. Одиннадцать мам и один папа составляют группу компаний, которые являются успешными. Такой своеобразный «бизнес-гарем». Третий уровень – «дедушка». Он управляет капиталами, не принимая никаких решений. Его «роль» исполняет опытный частный инвестор, который уже прошел позиции мамы и папы и готов инвестировать в разные проекты, чувствуя их изнутри и получая максимальный доход.

Для меня в бизнесе есть три основных показателя: время на возврат инвестиций, выручка и чистая прибыль. Для оценки успешности проекта мне этого достаточно. Данную концепцию внутреннего устройства своих бизнесов и их оценки я рассказывал всем и всегда, потому что в моем случае она работала на все сто.

Ключ 16

КТО ТЫ?

Следуй этой схеме для того, чтобы развиваться в бизнесе.

Важно понять, что три позиции («мама», «папа» и «дедушка») являются этапами развития. Без опыта управления бизнесом (уровень «мама») ты не можешь создать компанию и сразу передать ее в управление другим людям. Без умения создавать автономные, постоянно растущие системы (уровень «папа») ты не сможешь заниматься движением капитала. Проще говоря, переходи от уровня к уровню постепенно и в то же время не задерживайся. Наша конечная цель – стать профессиональными инвесторами (уровень «дедушка»), как это сделали самые состоятельные люди мира.

Какая маржа?

Во время моего второго приезда на Украину людей на выступление пришло больше, чем в первый раз. Во время третьего – еще больше, чем во все предыдущие. Встречали жарче, и я понял, что Украина открылась для меня самой горячей, самой благодарной публикой. Я видел уважение, доверие и огонь в глазах присутствующих. Были и те, кто задавался вопросом: что это за русский, послушать которого приходит так много людей? Кто он? Что такого говорит и что особенного делает?

На каждом мероприятии, куда меня приглашали украинские организаторы, я был хедлайнером, потому что люди приходили именно на меня. Мне было очень неловко перед другими спикерами, но это было действительно так: они разогревали аудиторию, а потом выходил я и давал мощный разряд в зал, после чего люди уходили с массой эмоций.

Я не торговался по цене за выступления. Но со временем, когда становился все более популярным, начал поднимать стоимость. Я понимал, что мы уже делаем проекты с организаторами мероприятий практически на партнерских условиях, потому что шесть тысяч посетителей со средним чеком в двести долларов за билет – это очень хорошая прибыль.

Для меня Украина была стратегически очень интересна, потому что после каждого выступления я получал большой приток новой аудитории. Безусловно, в зал приходили в основном люди, которые уже были моими подписчиками. После встречи они транслировали выступление в своих социальных сетях, рассказывали обо мне, о том, что я говорил, о моем канале, и тем самым охватывали сотни тысяч других людей, которые обо мне узнавали. Для меня это было очень эффективно. К тому же украинский рынок я рассматривал как площадку, где в будущем я также смогу построить свой бизнес. Потому что как только у нас в России что-то получается, мы можем сразу идти покорять СНГ, а потом и весь мир, то есть идем тремя шагами. Так мы сделали в нашем клубе предпринимателей «Трансформатор».

В четвертый приезд на Украину состоялась самая большая конференция, в которой я принимал участие. Я точно не помню, но собралось, по-моему, около пяти тысяч человек. Здесь я должен рассказать вам, что во время визитов на Украину встретился вживую с Артемом Майданом. Именно он был организатором тех форумов на Украине, где я периодически выступал. За три недели до моего четвертого приезда я получил от него предложение: «Дима, давай сделаем классный интерактивчик. У нас есть такой миллиардер и блогер Евгений Черняк, предприниматель, классный мужик. Выйдешь на сцену вместе с ним, и он возьмет у тебя интервью». Я подумал и согласился. Мне приходилось давать достаточно интервью, в которых я отвечал на абсолютно разные вопросы. Но тут все-таки пять тысяч человек в зале, а это огромная ответственность. Поэтому я попросил Артема прислать мне заранее хотя бы план того, о чем мы будем говорить, чтобы я вообще понимал, о чем пойдет речь. Артем ответил: «Да, конечно, пришлю».

И вот остается неделя до выступления. Я напоминаю: «План пришлешь?» – «Да, пришлю». Три дня остается, и снова: «Да-да, пришлю». День выступления – плана нет. Я приезжаю, и Артем говорит: «Да ладно, что ты, все нормально, без плана тоже можно сделать». Я, конечно, мог бы тогда отказаться и сказать, что не готов выходить на сцену перед большой аудиторией при таком раскладе, потому что интервьюер может повести себя по-разному. И как я буду чувствовать себя в этот момент, что буду отвечать? Я почему-то сразу подумал, что будет конфликт. Я понял, зачем данному человеку это может быть нужно: он сейчас начинающий блогер и пытается получить какую-то аудиторию на YouTube в бизнес-формате.

Я мог сказать: «Ребят, плана нет, ничего не понятно. Договаривались на одно, сделали другое. Я не пойду». Одно дело, когда ты снимаешься в пустой комнате с камерами, а другое – когда стоишь на сцене. Но бывают моменты, когда у тебя нет времени на то, чтобы все взвесить, понять, что происходит, правильно оценить ситуацию, когда тебе нужно отвечать здесь и сейчас. К тому же, если не выйдешь, то тоже рискуешь своей репутацией.

Евгений Черняк должен был выступать до меня, я – после него. Тут ко мне подошел Артем.

– Слушай, Черняк сказал, что хочет выступать последним, – нерешительно произнес он.

– Но почему? Мы же договаривались. У нас все должно идти по плану. Я хедлайнер, потом вопросы из зала, интервью, если нужно, и так далее, – недоумевал я.

– Он передал, что опаздывает, не может, не успеет, – пояснил Артем.

– Хорошо. Я выйду, – недолго думая, ответил я.

Перед выходом на сцену, в гримерке, ко мне подошел мой друг, украинский бизнесмен Андрей Федорив и посоветовал: «На твоем месте я бы не выходил. Черняк – эпатажная личность, он, возможно, приготовил что-то против тебя». Я ему ответил: «Значит, так надо».

Таким образом, мне нужно было выйти на час раньше, чем планировалось. Обычно я не уделяю много времени тому, чтобы поработать с презентацией и подготовиться. Здесь я не успел прогнать ничего, но все же вышел на сцену. Выступил. Меня очень классно встретили. Тема презентации звучала так: «Выстрел в ногу. Десять основных ошибок в работе с командой».

Когда я выступал, заметил в зале Евгения Черняка. Оказалось, он уже пришел и внимательно слушал меня. Я говорил о том, что операционный менеджмент – это вообще не мое, о том, что не дружу с цифрами. Я много раз хотел в своем бизнесе внедрить CRM-систему, но у меня не получалось, пока не нашел системного партнера, который пришел и сделал это всего за месяц. Черняк тогда понял мои слабые стороны и то, чему я не уделяю внимание. Я закончил, спустился вниз и ждал, пока он выступит. Он был очень взволнован и напряжен. Начал со слов «ужасная организация», и что якобы по вине устроителей мероприятия он вынужден выступать последним. Хотя он сам об этом просил! Я вежливо напомнил ему о данном факте потом прямо на сцене, когда мы оказались на ней вдвоем. Потому что это было откровенное вранье.

Когда после своего выступления он вызвал меня на сцену, я ясно понимал, что конфликта не избежать. Но я не мог не подняться. Для меня это был вызов, шаг в неизвестность, и я хотел его сделать. Потому что понимал: здесь моя точка роста.

Правило «не сливайся» в тот момент было у меня прямо перед глазами. Я, как обычно, выбежал на сцену и поздоровался с ним. Он даже не посмотрел мне в глаза, сел, был сильно напряжен. От такого антидружеского приветствия было ощущение, будто мы с ним выходим на баттл. Самое ужасное, что в такие моменты взрослые предприниматели, имея большой опыт и серьезные результаты, совершенно не понимают, что с одним этим багажом за плечами они уже доминируют, они и так сильны. И с нами, молодыми и начинающими, им конкурировать нет никакого смысла. Его ошибка заключалась в том, что он вступил в борьбу. А моя ошибка была в том, что я вышел «на бой» с человеком из списка Forbes, который настроен негативно. Мне вообще не нужно было этого делать. Ведь что бы он ни сказал, все будет считаться единственно верным, потому что за ним результат. Таковы правила в бизнесе: кто с бо́льшим результатом, тот и прав.

Когда Черняк спросил меня о марже в моем бизнесе, я искренне ответил, что не в курсе. Я сказал абсолютно честно, я и до сих пор ее не знаю. И не хочу знать. Потому что считаю, что это не важно, это уже не моя забота. Считать маржу – работа менеджеров, управленцев, но не предпринимателя. Он сильно удивился, произнес: «Предприниматель Портнягин не знает маржу своего бизнеса!» и вызывающе посмотрел в зал, торжествуя и ожидая одобрения публики. Это было ключевым моментом, после которого все внимание людей оказалось прикованным к нему.

Вся моя философия, которую я несу через свою жизнь: путь к свободе, независимости, кайф от жизни, – все это рухнуло после одного лишь заявления, что я не знаю каких-то цифр в своем бизнесе. Позже Черняк сказал, что якобы лишь в тот момент он понял, что на сцену я вышел не только с багажом из моих очень преданных подписчиков, людей, мыслящих, как я, но и со шлейфом из недоброжелателей, ненавистников, которые только и ждали такого момента, когда я оступлюсь и сделаю ошибку. Он признался мне в этом, когда мы вновь встретились спустя несколько месяцев после выступления.

Ключ 17

ДУМАЙ НЕ ОДИН

Когда ты становишься публичной персоной, ты должен застраховать себя от спонтанных и необдуманных действий.

Провокации со стороны неизбежны. Тебе потребуется человек с холодной головой, который не будет находиться внутри переживаемых тобой ситуаций. Назови его как угодно: личный помощник, пресс-секретарь, PR-менеджер… Человек, который смотрит со стороны и выдает взвешенные решения там, где ты сам не можешь абстрагироваться и отпустить эмоции.

Через некоторое время Евгений опубликовал видео на своем канале, написал очень хороший отзыв обо мне, сказал, что на той сцене встретились две эпохи. Одна – цифровая, про технологии, про новое мышление в бизнесе – то есть я. Вторая – он – человек, который конкурирует с маленькой маржой на большом рынке и занимается операционным управлением своего бизнеса до сих пор. Но людям это было уже не важно. Они готовы были стереть меня в порошок. Порядка шестисот тысяч просмотров и тысячи комментариев о том, что я просто ничтожество, которое выдает себя не за того, кто он есть. А я просто тот человек, который несет в мир абсолютно новое ви́дение бизнеса.

Спустя несколько месяцев после этого инцидента я вышел погулять с собакой возле своего дома – башни «Око» в Москва-Сити. Вдруг я увидел Евгения Черняка. Он стоял и разговаривал по телефону. Я без доли сомнения подошел к нему, протянул руку.

– Евгений, привет! – сказал я.

– Привет! Я видел в твоем влоге, что ты купил здесь квартиру, – сказал он, не удивляясь нашей встрече.

– Да, вот неделю назад переехал.

– Поздравляю тебя! Я тоже хочу жить в Москве.

– Москва – прекрасный город. Отличные возможности! – поддержал его я.

– Меня достал Нью-Йорк, я не хочу жить на Украине, хочу жить в России, в Москве, – с некоторой грустью сказал он.

– Добро пожаловать! – только и оставалось мне ответить.

– Я вчера снимал интервью с Сергеем Косенко. И представляешь, Сережа задал мне вопрос, имеет ли право предприниматель не знать маржу в своем бизнесе.

– Ну и что вы ответили? – с любопытством спросил я.

– Я считаю, – сказал Черняк, – что имеет право. Я проанализировал и понял, что это не та информация, которую должен знать предприниматель.

– А почему же вы тогда, когда мы были на сцене… почему вы так яро уверяли всех, что предприниматель обязан это знать?

– Ну, понимаешь… с учетом того, что у меня очень маленькая маржа в бизнесе, я очень сильно за нее переживаю. А в вашем случае, видимо, с той маржой, с которой вы работаете, все иначе.

– Хотите, Евгений, я дам вам совет? – осторожно спросил я.

– Конечно! – с радостью ответил Черняк.

– Пожалуйста, никогда не обесценивайте того, что делают сейчас молодые ребята. Мы все делаем одно большое дело – тащим за собой массы, стараемся сделать так, чтобы предпринимателей стало больше. Нас слушает и смотрит молодежь и огромное количество взрослых людей. Они верят нам, что бизнес сейчас строить возможно и настало самое время это делать. Я бы на вашем месте еще раз задумался о том, что вы со своим авторитетом все-таки должны наделить нас правом продолжать подобное движение. Ни в коем случае не надо говорить о том, что МВА – полная ерунда. Помните, вы сказали тогда со сцены: «Я не хочу, чтобы люди шли и учились на МВА»? И я спросил вас, учились ли вы в МВА. Вы ответили, что нет. Почему же вы говорите о том, что МВА не нужно? Ни в коем случае не надо плохо говорить про тренинги и другие способы обучения бизнесу, потому что это единственная возможность людей получить хотя бы какое-то представление о том, как стать предпринимателем.

– Я этих правил не знал. Вы бы мне сказали о них, я бы понимал… – как бы извиняясь, ответил Евгений.

– Ну сейчас, конечно, немного поздно, и я, возможно, вам не советчик, но, имея какой-то небольшой опыт, я хотел бы вас еще раз попросить только об одном: пожалуйста, не обесценивайте того, что делают молодые.

Закрытие клуба

Артем Майдан был первым человеком, на предложение которого приехать с выступлением на Украину мы откликнулись. До этого я ни разу не был ни в этой стране, ни в Крыму и совершенно не понимал, какая там ситуация. Мое представление о происходящем основывалось на том, что я видел по телевизору: спорят друг с другом, что-то делят, кто-то вводит санкции против России в связи с этим. То есть нечто негативное, раздражительное и волнительное. Я сомневался, стоит ли вообще туда ехать. К нам поступали многочисленные предложения, но мы их всерьез не рассматривали.

Когда я задал вопрос о политической обстановке в его стране, Артем ответил: «Нормально. То, что показывают по телеку, не всегда является правдой». Я спросил, как люди будут реагировать: все спикеры-украинцы, и тут выходит парень из Москвы и начинает что-то им рассказывать. Он ответил: «Мы провели предварительный опрос, люди тебя очень ждут». Подтвердил, что с точки зрения безопасности все нормально. И под его напором и уверенностью я согласился приехать на Украину первый раз. Все последующие мои визиты также организовывал он.

Есть публичные люди, которые летают из города в город и не хотят общаться со зрителями: вышел, выступил и уехал. Отдохнул вдали от публики и опять на сцену. У меня же, напротив, на первом месте – глубокое погружение в среду, знакомство с людьми. Цель была не в том, чтобы заработать денег или отдохнуть, а в том, чтобы любой ценой собрать миллион подписчиков для своего канала. И в то же время понять, что людям по-настоящему интересно, что у них происходит, как мыслят здешние предприниматели.

Не помню точно, был ли у Артема предпринимательский опыт, но к созданию своей компании он подошел очень ответственно. Почему я согласился работать именно с ним? Возможно, просто поверил в него, потому что у него горели глаза и он точно понимал, чего хотел. Отчасти я видел в нем себя. Он не боялся рисковать и брать на себя ответственность. Его целью было организовывать самые большие предпринимательские конференции на Украине. Мы отбомбили четыре конференции, и все было классно. После выпуска с Черняком на канал пришло большое количество людей, которые меня поддержали, но также были и другие, которые нарекли меня не-предпринимателем.

У многих понимание бизнеса крутится вокруг одних только цифр. У меня совершенно другое отношение к данному вопросу. В «Трансформаторе» я всегда старался доносить до людей идею, что «операционка» – не самое главное, микроменеджментом мы, предприниматели, не должны заниматься. Если только в самом начале, когда ты сидишь и считаешь, сколько сможешь на том или ином продукте заработать.

Главная задача заключается в том, чтобы научить систему работать автономно. А также – научиться самому создавать продукты и заходить с ними на разные рынки, чувствовать клиента и выстраивать маркетинг таким образом, чтобы стать первым, стать лучшим, чтобы люди выстраивались к тебе в очередь. Вот над этими вопросами я сам работал очень долго. И точно не считал свою прибыль. К сожалению, это имело большой негативный резонанс, что Портнягин много говорит о предпринимательстве и при этом не знает маржу в своем бизнесе. К слову сказать, на момент того выступления у меня было уже семь успешных бизнесов.

После второй конференции на Украине я запустил в Москве клуб «Трансформатор». Это был стартап. Я чувствовал, что есть некая боль в обществе, она заключается в том, что предприниматели не могут свободно и регулярно общаться друг с другом. Проблема сильного окружения и доверия в России разрастается еще с тех пор, когда все друг друга буквально рвали на ремни, дрались за свои рынки, защищали свой бизнес и никому не доверяли. Я подумал, что настало другое время, в котором ценятся партнерство, открытость, взаимопомощь и экологичность в бизнесе. И я решил создать продукт, который будет отвечать этим ценностям, – некое сообщество, клуб.

Первоначально мы хотели достичь планки в сто участников за год, но по факту мы этот показатель утроили: уже через одиннадцать месяцев после запуска клуба в нем состояло триста десять человек. Мы собрали первых участников и провели с ними несколько мероприятий на самом высоком уровне, которые буквально информационно взорвали нашу страну: многие нас увидели и узнали о нашем продукте. Тогда же Артем пришел ко мне с предложением открыть наш клуб на Украине.

Передо мной на тот момент вовсе не стояла задача открывать свой клуб в разных странах. Наоборот, я хотел сделать один большой московский клуб, в который будут приезжать люди со всего мира. Это дало бы возможность московским предпринимателям учиться у тех, кто работает за рубежом, а ребятам из регионов учиться у тех, кто строит бизнес в Москве. Естественно, это было бы ценностью для всех участников клуба.

Когда Артем предложил открыть клуб на Украине, я спросил, почему, по его мнению, он будет там успешен. Артем пояснил: «Во-первых, у нас большая база потенциальных клиентов, потому что мы делаем самые большие конференции на Украине. Во-вторых, у нас есть опыт в event-сфере. В-третьих, у нас есть доступ к хорошим спикерам. И, в-четвертых, мы полностью разделяем философию “Трансформатора” и хотим делать бизнес вместе с тобой». Я подумал: почему бы и нет? Если мы создадим клуб в Москве и в Киеве и потом соединим их, то получится очень круто. Люди смогут ездить друг к другу, обмениваться опытом. То есть мы создадим площадку, которая в перспективе будет работать по всем странам СНГ.

«Если клуб «Трансформатор» на Украине «выстрелит», то следующим шагом мы запустимся по всему СНГ», – подумал я и ответил Артему, что готов поработать. Артем прилетел ко мне. От него требовалось тридцать тысяч долларов за лицензию, дающую право пользоваться брендом «Трансформатор» на Украине: идеей и бизнес-моделью. Мы передавали все внутренние правила, описания бизнес-процессов, рекомендации по формированию команды, маркетинговые материалы и стратегии, все необходимые сведения по продукту. Я выставил условие о том, что 25 процентов выручки от деятельности клуба ежемесячно должны перечисляться на счет московского «Трансформатора». По моему мнению, стоимость членства в украинском клубе должна была быть в два раза ниже, чем в Москве, то есть примерно пять тысяч долларов, так как экономическая ситуация на Украине была значительно хуже нашей. Артема все устроило, и мы ударили по рукам. Я прилетел в Киев на открытие клуба и увидел довольно большое количество людей: подписчики моего канала, участники конференций, просто знакомые. Я понял, что клуб полетел в самом хорошем смысле.

Артем проникся философией «Трансформатора». Это рок-н-ролл, когда все делаешь в стиле фанк. Это большие цели – везде быть лидерами. Это независимость, свой путь. И это качественный, крутой продукт, в основе которого мощная медийная составляющая и коалиция успешных людей. Клуб развивался. После Украины мы открылись в Казахстане и Беларуси, как и планировали.

Разлад начался после той истории с Черняком. Тогда, выходя на сцену, я сказал Артему: «Все, что будет происходить на сцене, – это твоя ответственность». Без агрессии, без злости. Я просто его предупредил, потому что как партнер он меня подвел. Но в то же время я не считаю его виноватым, так как никто не знал, что там будет происходить. Скорее всего, он был уверен во мне, видел, что я много знаю о бизнесе и по разным, даже очень узким вопросам могу легко дать ответ или совет.

Когда я вернулся в Москву, Артем сообщил мне, что они готовят новую конференцию, уже на десять тысяч человек. Но я отказался от участия. Это был мой первый отказ ему. Я ответил, что, к сожалению, в этом году не смогу прилететь на конференции, и объяснил: «Артем, дело даже не в наших отношениях. А в том, что, к сожалению, пострадала моя репутация. И мне нужно время, чтобы понять, как дальше действовать». Потому что я ни при каких условиях не готов был уходить с YouTube, из медийного пространства. Я не хотел сдаваться и опускать руки. Но в тот момент я столкнулся с ситуацией, когда все, что бы я ни говорил, люди не хотели принимать. Я решил взять паузу до конца года.

Артем почти тут же прилетел в Москву и предложил еще раз поговорить. Я ему спокойно объяснил, что произошло тогда, что моя философия – абсолютно новая и современная. Мой взгляд на бизнес и то, что я несу в массы, подходит только для предпринимателей нового поколения. Мои идеи нельзя внедрить в общество за пять минут. Ими нужно делиться долгое время, показывать, как они работают, на примерах разных успешных людей. А вопрос «Ты что, не знаешь свою маржу в бизнесе?» просто разделил людей на два лагеря. И тех, кто не поддержал мою точку зрения, было достаточно много. Поэтому я не хотел ехать на конференцию и выступать перед этими людьми, оправдываться и доказывать им что-то. Мне требовалось время, чтобы вернуться туда. Но что конкретно нужно для этого сделать, что должно произойти, я не понимал, потому что не имел подобного опыта. Надо мной никто не стоит, у меня нет старших, которые могли бы дать мне правильный совет в нужный момент. Нет в моем окружении пока людей, которые знают, как решать подобные проблемы. Работать с мнением большой массы людей – очень сложный процесс.

После мы еще несколько раз встречались с Артемом, и он все пытался убедить меня приехать на Украину. Потом уже сам Евгений Черняк предлагал мне выступить на его конференции. Сначала я подумал, что если мы выступим совместно, то из этого может получиться хороший продукт: мы будем на одной сцене вместе продуктивно работать, и таким образом получится выправить сложившуюся ситуацию. Но потом я все-таки ему отказал. Больше на Украину я не приезжал. Однако отношения с Артемом на этом не закончились.

После выпуска с Сирией и нескольких моих отказов приехать на украинские конференции мне позвонил Артем и сказал, что ему угрожают. Поэтому он не может продолжать взаимодействовать со мной и работать под брендом «Трансформатор». Он говорил, что ему страшно, что «люди у них там не договариваются». Я попытался ему объяснить, почему поехал в Сирию. Артем ответил, что знал о моей поездке, и прежде у него не было вопросов. Но теперь ему угрожают, и потому нам следует разойтись. Я ответил, что «Трансформатор» вне политики и, что бы ни происходило вокруг, мы движемся своим курсом.

Канал «Трансформатор» существует для того, чтобы менять жизнь людей в лучшую сторону. Благодаря ему они получают положительные эмоции и мотивационный толчок. Мы стараемся будить людей везде, где только можно, поднимать их с дивана, учим ценить свою жизнь. Если ты ведешь свой блог, то старайся быть ценным для людей. Если ты не несешь ценности, то никогда не станешь по-настоящему полезным, однажды все заглохнет. Поэтому каждый серьезный блогер думает прежде всего о том, какую ценность он привнесет в общество.

В процессе того телефонного разговора я сказал Артему, что показываю многое. Я летал к Далай-ламе, несмотря на то, что ему запрещен въезд в Россию. Но меня это не касалось: я снимал интересного, мудрого человека и просто жизнь вокруг. Я несколько раз летал на Украину, хотя это вызывало вопросы. «Зачем ты туда летишь? Что ты там делаешь? Это не братский нам народ!» – кричали мне со всех сторон. Но я брал ответственность на себя и, выходя на сцену, говорил, что буду развивать предпринимательство не только в России, но и на Украине. И это было абсолютно искренне.

Я сказал Артему, что нельзя в один день взять и закрыть это все. Если кто-то говорит, что он против меня, против «Трансформатора», то я хочу лично встретиться с ним.

«Назначь мне встречу, я куплю билет и прилечу, потому что это не твоя проблема и она не должна быть твоей», – предложил я. Артем ответил, что подумает и с кем-то посоветуется. Позже он написал: «Извини, я принял решение, что клуба “Трансформатор” на Украине больше не будет». Затем вышел его ролик о том, что Дмитрий Портнягин съездил в Сирию и они считают, что это неправильно. Сначала он появился на YouTube, потом в Facebook, Instagram и на всех медийных площадках.

Я до сих пор не знаю, что стало причиной такого поведения моего партнера. Страх? Артем испугался, что ему могут навредить? Или, возможно, не видел перспектив сотрудничества, и ситуация вокруг сирийского ролика стала для него просто предлогом для завершения совместной работы. Возможно, он не хотел больше нам платить. Может, обиделся, что я отказался приехать на конференцию. Но для себя я понял, что моя доля вины здесь тоже есть, и препятствовать этому я не могу.

Ключ 18

ДРУГОЕ ПАРТНЕРСТВО

Партнерские отношения можно выстраивать двумя способами.

Первый способ – когда мы строим взаимоотношения в рамках одной компании и разделяем зоны ответственности и доли. Второй способ – когда мы работаем в одной системе координат, но в то же время каждый строит свой бизнес. Исходя из сложившейся ситуации, я могу сказать, что в таком виде партнерства особенно важно учитывать интересы друг друга, культурные особенности и политическую обстановку.

Я подготовил речь для членов украинского клуба «Трансформатор» и отправил им. Кто-то принял мою позицию после просмотра, кто-то нет. Но бо́льшая часть участников клуба, конечно, хотела развиваться дальше с «Трансформатором». Ведь наша цель – охватить весь мир, объединить предпринимателей из разных стран, и люди хотели быть причастными к такому большому проекту. Они чувствовали, что в «Трансформаторе» есть важная философия, и она настоящая, не выдуманная, не на бумаге, она отзывается у нас внутри, в сердце. Я проносил эту философию повсюду, где только был. Многие украинские друзья, оставшись в информационном вакууме, звонили мне, писали и спрашивали: «Все же вернется назад? Скажи, что ты вернешься!» Но я не могу сейчас ничего сказать, все решит время.

Мне писали друзья с Украины, серьезные предприниматели. Мы всегда друг друга усиливали. Все они говорили разное. Один объяснял: «Дима, ты был неким мостиком между Россией и Украиной, который дарил веру в то, что отношения между нашими странами могут наконец-то улучшиться и все встанет на свои места. Ты нас объединял, ты искренне в это верил, и мы шли за тобой. Но ты совершил ошибку, полетев в Сирию». Другой успокаивал: «Не принимай близко к сердцу, это украинский режим, и, вот увидишь, в ближайшее время произойдут большие изменения».

Некоторые говорили о том, что, к сожалению, такова политика, и ничего с этим не поделаешь, пока наши страны не разберутся во всем, – так и будет. Бизнесы закрываются, и отношения у людей портятся из-за сложностей в политическом укладе.

Есть ситуации, в которых нельзя принять решение. Я не мог решить во что бы то ни стало вернуться на Украину. Потому что это был выбор моих партнеров, с которыми мы вместе долгое время строили бизнес. А у меня по-прежнему есть «Трансформатор» – проект, в который я вкладываю душу и сердце и буду продолжать это делать. Это мой выбор.

Глава 6

Драйвер добрых дел

Желание помогать

Несколько лет назад у меня появилась новая потребность – помогать людям. Внутри себя я почувствовал, что мне это просто жизненно необходимо, так же, как есть, зарабатывать деньги, чувствовать безопасность, принимать решения, общаться с друзьями, – что-то такое, без чего невозможно нормально жить.

В первой книге я рассказывал, как загадал желание стать богатым. Взамен я дал обещание помогать людям. Со временем помощь людям переросла в настоящую потребность. С одной стороны, я удивлялся этому странному для меня чувству. С другой стороны, уже давно замечал, что, когда помогаю людям – словом или делом, чувствую невероятную легкость в душе и настроение неизменно поднимается. Тогда я понял, что помощь людям – мощный источник энергии. Это – мой драйвер.

Время от времени, когда мы собирались с командой или с друзьями, я мог задать подобный вопрос: «Ну что? Кому помогать будем? Давайте быстрее найдем кого-нибудь. Дедушке, например, крышу починим. Может, деньги кому-нибудь срочно нужны? Или кто-то очень сильно хочет со мной встретиться?»

Под дверями базы «Трансформатора» постоянно дежурят ребята – наши подписчики, которые хотят со мной поговорить и терпеливо ждут удачного момента. Иногда я иду за ними, завожу на базу и предлагаю поделиться со мной всем, что их волнует. Часто они начинают рассказывать о своих идеях, чтобы я мог дать дельные советы. Я помогаю не только этим: даю, как правило, еще несколько нужных контактов, с которыми будет проще и быстрее достичь озвученной цели. Все это делать мне по-настоящему приятно, когда есть время.

После просмотра выпусков «Трансформатора» люди иногда писали в комментариях: «Ну возьми ты какого-нибудь парня и помоги ему на глазах у всей публики. Вот тогда ты будешь настоящий предприниматель». Я задумался. Дело в том, что я часто помогаю людям, но делаю это не напоказ. Что будет, если я действительно выберу какого-то конкретного человека и помогу ему вырасти, стать предпринимателем? На глазах у всей страны. На его примере миллионы других ребят начнут действовать, они увидят, что все возможно и для них.

Но осуществить такую задумку оказалось непросто. Проблема заключалась в том, что я видел уже много горящих своими идеями людей, которые на каком-то этапе сливались, не добегали до конца. Смотришь, человек молодец, сделал предостаточно, все запустил, но потом просто опустил руки и говорит: «Я так больше не могу». Все потому, что в бизнесе есть так называемая «зона смерти», и ты в нее попадаешь примерно через год после старта.

Когда ты пашешь и выкладываешься даже не на сто, а на тысячу процентов, весь в своем деле, но в тебя перестают верить, – вот тогда может прийти депрессия, начаться паранойя. Ты сам уже начинаешь думать, что ничего не получится, что это полный крах, и психологически сдаешься, хотя этот страшный период нужно просто перетерпеть. И тогда возможен рост. Такое происходило в нескольких моих бизнесах и усложняло общение с некоторыми партнерами. Мы запускаем проект, а через месяц они приходят ко мне со словами «Слушай, денег нет, ну как-то так». Я-то ожидал такой поворот событий и объясняю: «Это нормально. Денег нет, но будут позже. Просто нужно сделать определенные вещи. Необходимо кое-что внедрить, наработать клиентскую базу, найти основные каналы привлечения клиентов, пересобрать продукт, привлечь новых партнеров и подрядчиков, укомплектовать команду». Все эти вопросы фундаментальные, и их надо решать постепенно.

Какие у нас люди в России? Все хотят получить здесь и сейчас. Став партнером Дмитрия Портнягина, ты уже думаешь, что под тобой суперплодородная земля: в нее воткнешь лопату, и она будет цвести. С одной стороны, это так. В акселераторе внутри нашей базы бизнесы действительно развиваются гораздо быстрее, чем где-то еще. Для этого я создал все необходимые условия. Но все равно нужно иметь терпение, совершать важные действия, смотреть на результат, анализировать, постоянно что-то докручивать.

Я понимал, что если возьму любого парня, которого выберу абсолютно рандомно, и начну его показывать всем, запускать с ним бизнес, то он с большой вероятностью может слиться. Я потрачу много энергии и ресурсов, а результат может быть нулевым или даже отрицательным, и его увидят миллионы зрителей – для них это будет не мотивация, а демотивация. Хотя я лично в этом не буду виноват. Просто избранный мной «будущий предприниматель» вдруг в процессе движения скажет: «Дима, я не могу. Я не сплю, не ем, у меня нервные срывы, я похудел на десять килограммов, от меня девушка уходит, потому что меня не видит, и мама мне говорит с тобой не связываться, потому что мой отец когда-то попробовал, и наша семья осталась в долгах. Ну, в общем, и друзья сказали, что это не тема, то есть не прибыльный бизнес. Короче, я пошел».

Вот этого я и боялся больше всего. Потому что хороший ментор – это только 20–25 процентов успеха. Он может сопроводить, подсказать, облегчить путь, но он – не все, что нужно для стопроцентного результата. Остальные 75–80 процентов успеха зависят от самого человека, его внутреннего стержня.

Представим себе, что «мой герой» – тот человек, которого я веду, – вдруг остановился и сказал: «Все, я сливаюсь, я ухожу». И никакие мои уговоры не помогают. Что тогда? Конечно, это сильно ударило бы по моей репутации. Как объяснить потом аудитории, что просто такой человек попался? Ведь, действительно, есть много тех, кто не добегает до конца, не доделывает начатое. Например, приходил ко мне один парень, говорил: «Я хочу стать блогером». Отвечаю: «Хорошо, я могу тебе помочь». Помогаю, запускаем канал, человек вроде хорошо бежит, а через два месяца резко бросает снимать выпуски. Спрашиваю: «Что происходит?» – «Ну, ты знаешь, что-то просмотров мало, а деньги уходят и времени ни на что не хватает. Наверное, это не работает или не мое». Но так никогда ничего не получится! За что бы ты ни брался, нужно это дожимать и пробивать все стены на пути.

Пока я размышлял на данную тему, по соцсетям распространялась уже целая эпидемия всевозможных комментариев: «Ну покажи вот этого человека», «Вон того возьми», «Конечно, ты такой молодец, миллионер, а ты попробуй сейчас кого-то поднять с нуля» или «Раз ты смог, покажи теперь нам, как это делается».

Мы много раз обсуждали этот вопрос, и команда говорила: «Слушай, Дим, надо все-таки выбрать кого-то». Я отвечал, что я не буду брать на себя подобную ответственность. Потому что я, как никто другой, понимаю, что такое запуск бизнеса. Я знаю, что люди часто сливаются. А в бизнесе это, наверное, самое главное – не сливаться, идти до конца! Даже если твоя тема не работает – пробуй другие. Но ни в коем случае не включай заднюю скорость и не становись снова наемным сотрудником. И вот, как раз во время очередного такого натиска по вопросу публичной помощи кому-то, мне подвернулся его величество случай.

Один из специальных выпусков «Трансформатора» был посвящен интернет-магазину Ozon.ru. Помню, я читал книгу о нем, когда летел на выставку из Китая в Москву. Тогда я был генеральным директором компании и сам управлял всеми процессами внутри нее. Я часто заказывал книги с Ozon в Благовещенск, а потом мои ребята закидывали их мне в Китай. Так вот, я читал книгу про то, как озоновцы начинали свой бизнес – с обычного книжного магазина. Когда они пошли в интернет, все сказали: «Это вообще бред: у вас никто ничего через интернет заказывать не будет. Существуют проекты, где выписывают журналы, подписки всякие и так далее. Но за книгами люди ходят в книжный магазин и через интернет их покупать не будут точно». А они все-таки зацепились за этот рынок и сильно выросли. Теперь на Ozon.ru не только продают, но и предлагают огромный ассортимент других товаров. Компания пережила очень много кризисов; были и такие времена, когда ее руководители собственными силами развозили заказы.

Я загорелся идеей показать эту компанию в своем влоге. Когда продюсеры сообщили, что Ozon принял наше предложение и можно снимать выпуск, я почувствовал драйв.

– Классно, давайте! Если вы нас еще и на склад пустите, то это будет бомба, – звоню я в Ozon и обсуждаю детали. – Я в книге читал, что там все автоматизировано, оборудовано по последнему слову техники и просто какие-то огромные площади.

– Согласны! – ответили в «Озоне» и спросили: – Что-то еще, кроме склада?

– Обязательно покажем руководство, офис, склад, все процессы изнутри, даже как доставляются посылки… А давайте мы у вас курьерами поработаем? – осенило меня.

– И как это будет?

– Ну, дайте мне форму и машину. Я развезу пару посылочек. А Джони будет меня снимать!

На том и договорились. Прежде всего я познакомился с бывшим президентом Ozon.ru Дэнни Перекальски. Он до сих пор мой близкий друг и ментор. Это человек, которым я восхищаюсь, мы время от времени встречаемся и разговариваем на разные интересные темы.

На съемках того выпуска Дэнни дал нам мощное интервью. Он плохо говорил по-русски, но произнес очень важные вещи, которые меня прошибли насквозь. Посещение склада мы сдвинули на вечер следующего дня. Настало время поработать курьером! Но тут начались проблемы.

– Дима, к сожалению, сесть за руль не получится… – говорят мне девочки из PR-отдела Ozon.

– А в чем проблема? – недоумеваю я.

– Понимаешь, у нас все серьезно. Ты должен быть официально оформлен в компании. Иначе это будет грубым нарушением наших правил. Мы не можем взять на себя такую ответственность.

– А в чем ответственность?

– Вдруг ты собьешь кого-нибудь, например. Мы же не знаем, как ты будешь ездить. Такой инцидент может стать сильным ударом по репутации компании. Поэтому мы боимся.

– Не вопрос! Давайте оформляться! – решительно произнес я.

– Но это займет несколько дней, – как бы с сожалением сказали они.

– Девчонки, это подстава… У меня камера, контент, надо везти посылки. Я не могу ждать, у меня почти все в режиме онлайн. Что предлагаете?

– Давай так. Мы дадим тебе курьера, который хорошо говорит на камеру, и ты вместе с ним поедешь на пассажирском сиденье.

Я загрустил, ведь представлял все совсем иначе: я сажусь за руль, заезжаю в Макдоналдс, набираю кучу еды (потому что голодный) и мотаюсь целый день по городу. Одной рукой ем бургер, другой – набираю номер клиента, плюс смотрю в навигатор и в то же время рулю. У меня, конечно, все валится из рук, и Джони это снимает. Мы с ним даже поржали над столь прикольной идеей. Надо сказать, что все самое креативное для канала придумываем именно мы вдвоем и всегда прямо на месте. Приходим такие, ну давай здесь это сделаем, здесь то, и погнали на энтузиазме. А тут разом вышел облом со всеми нашими задумками. Я расстроился, потому что подумал, что все обернется скучной поездкой с курьером и не будет в этом ничего необычного. Но другого выхода не было, пришлось согласиться на предложение.

В назначенное время к нам приходит такой шустрый парень и говорит: «Привет, меня зовут Рома, я буду сегодня тебя обучать». Я опешил, но идея мне понравилась!

– Ром, только давай так: я зеленый стажер, а ты прям гроза-начальник. Говоришь мне: «Давай вот так!» Прям по жести. Объясняй, рассказывай, торопи, раздражайся, все что угодно. Давай хотя бы такие роли сделаем. Лишь бы движухи было побольше. Я должен почувствовать себя в шкуре стажера по-настоящему. Таким образом, мы с тобой в кадре покажем историю маленькой команды из двух человек, которая выполняет очень важное задание.

Рома согласился и начал объяснять мне суть работы. Парень он оказался, и правда, способный, умеющий неплохо говорить на камеру, такой активный, живчик. Ну, думаю, нормально, все сделаем. Спустились на склад, я поторапливаю его: «Так, Рома, давай быстрее, забираем посылки!» И вот открывается дверь нашей машины, мы закидываем внутрь коробки, камеру… А уже темнеет, и мысли у меня не радужные: сейчас ничего не поснимаем нормально. Джони установил в машине камеру и уехал, мы с курьером остались вдвоем.

Ключ 19

СОБЫТИЙНЫЙ РЕСУРС

Всегда прислушивайся к своим ощущениям.

В жизни с нами случаются разные события, иногда происходит что-то по-настоящему необычное. Ты должен присмотреться – нет ли тут возможности? Случайных встреч не существует. Вселенная дает каждому равное количество шансов на успех. Будь внимательным и не пропусти их.

Кнопка SOS

У нас с Ромой было всего два заказа для доставки. Начинаем движение. Я думаю: «Ну и что делать теперь? Наверное, надо с ним о чем-то поговорить».

– Ну что, Ром, как дела? – банально начинаю я.

– Да все отлично! – коротко ответил Рома и замолчал.

– Расскажи, как давно работаешь курьером в «Озоне», – продолжаю я пробивать.

– Пятнадцать лет, – лаконично произнес он.

– Сколько?! – с нескрываемым удивлением переспросил я.

– Пятнадцать, а что? – спокойно повторил Роман.

– Да не знаю, как слова подобрать… И тебе нормально пятнадцать лет курьером пахать? Обычно люди в компаниях как-то поднимаются по карьерной лестнице. Поработал пять лет – молодец! Давай теперь будешь заместителем руководителя какого-нибудь. Потом, может, начальником склада или руководителем курьерской службы.

– Да нет, мне и так нормально, классно все.

– А как супруга реагирует на то, что ты работаешь в одной и той же должности целых пятнадцать лет? – не унимаюсь я.

– Да ничего вроде, нормально. Она тоже в «Озоне» работает.

– Понятно. Ну а вообще у тебя цели какие-то в жизни есть? Например, ты о чем-нибудь мечтаешь?

– Да нет, не мечтаю я, нет у меня никаких целей.

– Что? Совсем?

– Ну как-то вот так…

– А когда и куда вы с женой ездили последний раз отдыхать?

– Да в Крым с друзьями ездили.

– И все?!

Тут меня прорвало, и я сказал:

– Вот что, Рома, слушай, я не знаю, как ты к этому отнесешься, но, в общем, я предлагаю тебе круто изменить свою жизнь в лучшую сторону.

Не знаю, что меня подтолкнуло в тот момент, но я решил предложить ему помощь. Притом что человек явно не интересовался ею сам. Но я чувствовал, что мы говорим с ним на очень важную для нас обоих тему. Вот сидим мы в машине – я и человек, похожий на некоторых моих подписчиков, – он работает по найму уже очень давно, да так привязался к своему образу жизни, что ничего за ним не видит и ни о чем не мечтает. И я делаю ему свое предложение. Недоумение, шок. Решаю не давить, оставить все как есть.

На прощание говорю: «Рома, давай так: если ты вдруг надумаешь поменять свою жизнь, то вот мой номер телефона. Но позвонить ты можешь только один раз. И назад пути уже не будет. Назовем это кнопкой». Рома сказал: «Кнопка SOS». – «Хорошо, – согласился я, – кнопка SOS. Пусть она у тебя будет».

Еще утром Рома даже не знал, кто я такой. Когда с доставкой заказов было покончено, мы заехали на заправку. Туда же подскочил Джони, дал мне ключи от моей машины. Я снял озоновскую униформу, сел в свой «Бентли» за восемнадцать миллионов рублей и просто уехал. А Рома остался смотреть мне вслед.

Вышел выпуск с Ozon.ru. Наш разговор с Ромой, весь его драматизм оказался в центре сюжета. Рейтинги выпуска били все рекорды, мы получили тысячи комментариев. Я был в шоке от осознания того, что сама Вселенная взяла и сделала это – привела меня к нужному человеку. Я чувствовал, будто кто-то сверху толкал меня: именно сейчас, когда вопрос с подопечным висел надо мной, словно туча, и состоялся такой разговор. Здесь ничего не планировалось специально. Но сложилось множество обстоятельств и даже препятствий в одном необычном дне, что я познакомился и поговорил с курьером. Фрагменты нашего с Ромой диалога вызвали резонанс, отозвались в сердцах большого числа людей. Среди моих подписчиков начались споры: позвонит Рома или нет. А я отправился в экспедицию – в далекую восточноафриканскую Эфиопию. И только вернулся – мне звонок: «Привет, это Рома».

Я был удивлен. Положа руку на сердце, признаюсь, я не верил, что Рома позвонит. Я все больше склонялся к мнению, что есть определенные люди, которым развитие и стремление добиться успеха чужды вообще. Если, конечно, в их жизни не произойдут какие-то важные события, которые изменят мировоззрение: встреча с ментором, попадание в предпринимательское окружение, кто-то из друзей начнет заниматься бизнесом и станет успешным или собственная жена начнет больше зарабатывать… Но в случае с Ромой, когда человек пятнадцать лет сидит на одной позиции в одной компании, его это полностью устраивает, и он говорит, что «это же стабильность, это круто», – я вообще ничего подобного не ожидал. Я думал, что ему действительно так нравится жить. Поэтому, ответив на звонок, я не верил своим ушам.

И понеслось. Прежде всего нужно было проделать подготовительную работу. Я не мог допустить, чтобы Рома слился. То, что я делал, может стать для тебя пошаговой инструкцией в подобной ситуации.

Первое. Я должен был познакомиться с его семьей. Потому что семья будет оказывать сильное влияние на эмоциональное состояние и боевой настрой Романа. Мама недовольно за ужином скажет: «Все это ерунда, возьмись за ум, занимайся делом по себе! Брось это!» Или жена устроит скандал: «Ты что, с катушек слетел? У нас двое детей, куда, в какой бизнес ты собрался?» Перед встречей с его близкими я проиграл у себя в голове разные возможные сценарии развития событий. Ставки были высоки. Важнейшим фактором успеха всей затеи с бизнесом будет то, что родные думают по этому поводу. Насколько они верят в успех и насколько готовы отпустить Рому его строить.

Я приехал к Роме домой. Старая обшарпанная квартирка, сервант, хрусталь, селедка под шубой, добрая мама, прекрасные детки-двойняшки. И супруга Маша, которая сначала наотрез отказалась сниматься, но потом я все-таки ее уговорил. Просто поговорил с ней один на один на кухне и попросил: «Нам надо показать все как есть – картину в целом. Пожалуйста, помоги мне. Это нужно в первую очередь ему».

Поговорив с мамой и супругой Романа, я понял, что нам повезло. Они точно будут его поддерживать. Оказалось, Маша уже давно была против «курьерства» и старалась придумать для мужа что-нибудь посерьезнее. Мама тоже оказалась в теме. У ее супруга, Роминого отца, когда-то был бизнес, маленький магазинчик (или до сих пор есть – я уже не помню). Что такое свое дело – здесь представляли. А дети были просто счастливы и говорили: «Папа, мы тебя поддержим». Я смотрел вокруг и радовался. Это здорово! Первое и главное сделано – Рому будет поддерживать семья.

Второе. Было очень важно, чтобы Роман сжег мосты. В его случае нельзя было делать настоящий бизнес, продолжая работать курьером в Ozon. В любой момент, имея страховку в виде этой пусть даже совсем незавидной работы, он мог бы сказать: «Слушай, мне что-то не нравится; я сниматься больше не хочу», или «Эта ниша не по мне», «Я трачу слишком много времени на работу», «Я ничего не успеваю, извини, в таком темпе у меня не получается». Поэтому я сказал, что первый его шаг к успеху – заявление об увольнении. Честно говоря, делать это вовсе не обязательно. Можно начать свой бизнес, параллельно работая по найму. Но в моем конкретном случае это было обязательным условием. С Ромой по-другому бы не получилось. К тому же я лично был его ментором и неким гарантом, что ничего слишком плохого с ним не произойдет.

И третье. Чтобы Рома не слился, он должен был взять кредит или даже несколько кредитов, – тут как раз тот случай, когда обязательства делают нас обязательнее. Поначалу возникло сильное сопротивление с его стороны.

– Это невозможно! Это же огромные деньги! Я не могу так поступить! – возражал он.

– Рома, бизнес – это риск, – сообщал я ему прописные истины. – И если ты так же, как я, сильно в него веришь, то сделаешь! Потому что деньгами я тебе помочь не могу. Во-первых, так было бы неправильно, ведь мы показываем историю о том, как построить бизнес с нуля. Во-вторых, мои деньги не будут гарантией того, что ты добежишь до конца. В-третьих, это твой бизнес, и ты должен строить его своими усилиями.

– Я понимаю… Но не могу! – упирался он.

– Ну и пошел вон отсюда! – резко прервал я разговор.

– В смысле? – ошарашенно проговорил Рома.

– В прямом! Пошел вон отсюда. Ты что думал, я буду все за тебя делать? Ты думал, что я сам буду менять твою жизнь? Что это я сделаю тебя завтра успешным, и ты станешь предпринимателем, сразу начнешь зарабатывать большие деньги? Я могу прямо сейчас позвонить в Ozon, и тебя возьмут обратно. И все, мы на этом заканчиваем.

Эта встреча происходила на заднем сиденье моего «Майбаха», который стоял напротив базы «Трансформатора». Мой водитель понял, что это горячий разговор, и вышел из машины. Я тогда был абсолютно готов к тому, о чем говорил. Это не было манипуляцией. Надо было или решить вопрос, или закрыть его навсегда. Либо он сейчас дает заднюю, либо идет вперед. Другого выбора у нас не было.

– Подожди, пожалуйста! Давай не будем делать сейчас таких поспешных выводов. Я только доберусь до дома, пообщаюсь с Машей, обсужу с ней этот вопрос и наберу тебя, – попросил Рома.

– Огонь! Свободен! – выдохнул я.

Я зашел на базу, рассказал все команде и озвучил свой вывод: «Рома может слиться. Если так, то мы честно расскажем об этом в выпуске. Я не хочу работать с человеком, которому не доверяю». Наступает вечер, и в моей «трубе» звучат слова: «Я согласен».

«Красавчик!» – радостно хвалю его я.

Началась работа. Мы обсуждали, где возьмем деньги. Рома оформил кредиты на себя и жену. Для него это было сильным стрессом. Он прекрасно понимал, что в данный момент не просто вышел из зоны комфорта, а попал в ад. Потому что ему нужно кормить и содержать двоих детей, он только что уволился с работы, взял в долг под проценты три с половиной миллиона, а бизнеса еще нет.

Все это не является универсальным руководством к действию для тех, кто хочет начать свое дело, но все же хороший пример того, что иногда делают люди, чтобы изменить свою жизнь. Порой им приходится принимать кардинальные решения. Еще раз повторюсь, не всем обязательно так поступать. Но если тебе не хватает внешних раздражающих факторов и необходим толчок, чтобы покинуть свой кокон, мотай на ус. Если веришь в себя и свою идею – действуй! Чувствуешь, что пора увольняться с работы, – увольняйся. Понимаешь, что можешь делать бизнес параллельно с основной занятостью, – поступай так. Веришь в свою идею, протестировал ее и считаешь, что если возьмешь сейчас кредит/займешь деньги у друзей или родных, то дело полетит – значит, надо брать.

В масштабах всей жизни большинство наших рисков просто микроскопично, и самое опасное заключается как раз в том, чтобы ничего не менять. Чем дольше ты будешь работать по найму, тем плотнее слипнешься с этой обманчивой зоной комфорта (потому что настоящий комфорт многие даже ни разу не пробовали). Каждый месяц на твою зарплатную карту капает определенная сумма, и в своих желаниях ты отталкиваешься от нее: что ты можешь себе позволить и что – нет. Так мыслят все наемные работники. Но при этом у тебя все меньше и меньше шансов стать предпринимателем, потому что тебе будет настолько страшно и лень, что ты просто никогда не прыгнешь в неизвестность.

Ключ 20

СДЕЛКА С ДЬЯВОЛОМ

Иногда для того, чтобы кардинально поменять свою жизнь и шагнуть в зону неизвестности, нам требуется взять на себя ответственность. Это может быть все что угодно: уволиться с работы, заявить свои намерения перед аудиторией в социальных сетях или взять долговые обязательства перед инвестором. Все это сможет тебя поставить в ситуацию, когда дороги назад уже нет. Ты начнешь мыслить совсем по-другому и действовать так, как никогда ранее.

Рома был как раз из такого мира. Когда мы стартанули, не все у него пошло успешно и гладко. Мы частенько ругались за кадром. Я постоянно старался ставить его в ситуации, в которых он не знает, что делать. А после этого мог три дня не отвечать на его звонки. Я хотел, чтобы он почувствовал себя один на один со своим бизнесом. Не с нашим общим, не с моим, а со своим! Это как мужчину впервые оставить один на один с грудным ребенком и не рассказать ему, как менять подгузник и что делать, если он плачет. Однажды и меня оставили с маленьким племянником. Уже через пятнадцать минут я ударился в панику. Стал звонить своим и слезно просил их побыстрее приехать, потому что не знал, что делать. С Ромой случилось примерно то же самое. Я повторял: «Ты мне очень часто задаешь вопросы, то звонишь, то пишешь, это неправильно. У тебя есть четкие задачи, и ты должен с ними работать».

– Прежде всего тебе нужно встретиться с десятью людьми, доход которых не меньше пятисот тысяч рублей в месяц, – наставлял его я.

– Хорошо, я понял. А где мне их взять? Как я найду их контакты и уговорю встретиться? – спросил Рома.

– Я не знаю. Это твоя задача! – прозвучал мой лаконичный ответ.

– Но у меня нет таких людей в окружении. Среди моих друзей даже нет ни одного предпринимателя!

– Рома, у тебя есть ровно неделя, чтобы выполнить это задание. Вперед!

И Рома пошел выполнять. А потом рассказал, как у него получилось. Оказалось, что все возможно. После нашего разговора он пришел домой, стал листать свою записную книжку и все-таки нашел несколько знакомых, которые занимались бизнесом. А эти знакомые свели его с другими товарищами, у которых тоже было свое дело.

Нетворкинг заработал на полную катушку. Что мешает и тебе сделать так же? Почему нельзя пойти и встретиться с настоящим предпринимателем? Почему ты думаешь, что он не будет тебя слушать? Вот со мной, например, еще до моей известности, когда я был просто успешным бизнесменом, хотели встретиться многие. Я практически никому не отказывал: понимал, что в свою очередь сам получаю удовлетворение, когда делаю добро людям. К тому же, обучая других, я сам лучше понимал свой опыт и знания: человек задает вопросы, я включаю мозг, отвечаю, раскладываю все по полочкам, жонглирую аргументами, и при этом становится ясно, в чем я хорошо разбираюсь, а в чем – не очень; на что мне нужно сделать упор в ближайшее время.

Нельзя сказать, что это напрямую влияло на мои доходы. Но помощь другим заряжает энергией. Люди, зарабатывающие большие деньги и строящие огромные корпорации, невероятно наполнены энергией: они живут в состоянии потока. Только находясь в таком космосе, они могут принимать правильные важные решения, тектонически двигать процесс.

Неверно суждение о том, что помощь людям – некий бонус-пакет, который мы забрасываем во вселенную, а потом оттуда получаем что-то для себя. Это все равно что думать, будто люди строят церкви для того, чтобы не попасть в ад.

Зона развития

Рома был не единственным человеком, которому я помог. Но впервые случилось так, что я взял человека и с нуля довел до результата. Я был для него настоящим ментором, все время, до самого конца. Обычно я беру на себя какой-то отдельный кусок в процессе становления бизнеса или определенное количество вопросов. Нужно закрыть какую-то проблему – помогаю. Но дальше человек идет самостоятельно. А тут было для меня нечто совсем новое и необычное.

Я думаю, что когда мы искренне помогаем людям, то получаем самую мощную энергию. Она дает нам возможность сделать какие-то очень весомые действия, которые приведут нас к хорошему результату. Энергия – это проводник, который сильно влияет на то, что мы делаем, но не напрямую. Ты все равно должен совершать необходимые действия. То есть ты не станешь успешным только потому, что будешь помогать всем людям вокруг. Счастливым – возможно, но и то – вопрос.

Рано или поздно тебя начнет смущать твоя нереализованность, и ты задумаешься: «А зачем тогда я это делаю?» Ответ: для того, чтобы получать… Получать – что? Твоя жизнь в любом случае становится лучше. Ты более энергичен, заряжен. А в таком состоянии можно «двигать» себя, события, людей, мир.

Подписчики сначала воодушевляли: «Возьми парня и сделай из него бизнесмена. Он будет твоей Золушкой, а ты крестной феей, которая даст ей дорогу в будущее». Потом те же самые люди начали писать, что «все это лажа, фуфло, постановки». Было обидно. Но я просчитывал такой сценарий и в самом начале пути сказал об этом Роме.

– Ты должен понимать вот что: сейчас люди тебя поддерживают, но через некоторое время они начнут тебя уничтожать. Будь готов к этому.

– А что они могут мне сделать? – наивно спросил Рома.

– Сделать? Они будут много писать, говорить, что ты ненастоящий, что все это неправда. Потом будут осуждать тебя, что ты делаешь что-то неправильно, что ты вообще тупой, косой, кривой, некрасивый. В общем, они будут доставать из тебя все твои недостатки и утверждать, что у тебя ни хрена не получится.

– И что же мне делать? – испуганно произнес он.

– Рома, послушай меня очень-очень внимательно. Все, что будут говорить люди, к тебе не относится. Это их проблемы. Если они не доверяют тебе, значит, они вообще не верят ни во что, в том числе и в себя. Это та аудитория, которая будет очень сильно бомбить, и тебе не нужно обращать на это внимание. Договорились?

– Ну я не знаю… Как же быть, если будут говорить плохо… Обидно же.

– Повторяю. Мы должны прямо сейчас договориться, что ты на это не будешь обращать внимания. Это нормальная ситуация в предпринимательстве, – предупредил его я.

Рома согласился и оказался удивительно подготовленным к тому, о чем я его предупреждал. Другой человек послушал бы все это и забыл, а как случился бы подобный инцидент – наверняка был бы раздавлен, потому что тысячи людей кричали: «Что ты делаешь!», «Там пропасть», «Ты не должен туда идти», «Никого не слушай, никому не верь», «Рома, возвращайся в Ozon, «Рома, это кабала», «Рома, а как же твоя супруга, семья? Они же умрут с голода», «Рома, тебя посадят». Я все это предвидел, понимал и потому предупреждал, работал с ним почти как психолог: настраивал так, чтобы он этот негативный поток вообще не воспринимал.

В любом бизнесе мы проходим три стадии. Первая – это зона страха и неизвестности, когда делаешь первый шаг, не зная, как его делать, и абсолютно не понимая, куда двигаешься и что будет дальше.

Если проходишь первую зону, начинается зона сопротивления. Это когда у тебя более или менее начинает получаться, но при этом все, что только можно, начинает работать против тебя. Твое окружение и семья перестают в тебя верить; люди, особенно влиятельные, начинают на тебя давить и делать так, чтобы ты остановился, потому что твой успех им угрожает. Тогда им самим придется выйти из зоны комфорта и тоже идти рисковать. И у них, кстати, другого выбора не будет. Поэтому им необходимо, пока ты еще только начинаешь плыть, выдавить свою желчь на тебя, чтобы помешать максимально сильно. Им от этого полегчает. Это как раз то, что сейчас происходит на YouTube. Прижать «Трансформатора», уничтожить его и мокрого места не оставить. Для чего? Чтобы убедить себя в том, что они находятся на своем месте.

Зона сопротивления – это еще и про неправильные действия и решения, из которых вытекает не тот результат. Такие моменты люди привыкли называть черной полосой. Если она наступает, значит ты не туда идешь или делаешь что-то неправильно. Главное – не застрять в этой стадии надолго.

Пройдя вторую зону, ты прорываешься наверх, в зону развития. Здесь есть свои плюсы и минусы. Плюсы – ты уже осознанно подходишь к бизнесу, понимаешь, что здесь к чему, как сделать новый результат, как пробиваться далее, строить разные процессы, решать вопросы. Одновременно с этим ты быстро приобретаешь новые знания и навыки, которые очень хорошо тебе заходят в этот период.

В зонах страха и сопротивления максимум, что тебе нужно, – это мотивация. Психологически ты должен быть очень сильно подготовлен к тому, чтобы пройти все это. Для дальнейшего развития нужны дополнительные знания и соответствующее окружение. Тут обучение становится твоей основной потребностью.

Сейчас Рома находится в зоне развития. Он прошел все самые страшные этапы. Время от времени он звонит мне и спрашивает, где поучиться, с кем пообщаться, познакомиться. То есть он в бизнесе, деньги зарабатываются, все работает, а он начинает закисать: чувствует, что такого драйва, какой был вначале, уже нет. Потому что в прошлом все было на острие ножа: или сдохнуть, или пробиться.

Так всегда и происходит. Часто можно встретить предпринимателя, который открыл свой бизнес (по франшизе или сам) и ходит с пустыми глазами. Он не понимает, что происходит, что нужно делать. У него двести задач, которые ему надо выполнить, и двести проблем, которые нужно разрешить. Вот в такой ситуации оказался Рома. Абсолютно блуждающий взгляд и непонимание того, за что браться дальше. И вопрос: «Я что? Правда, предприниматель?» Мозг еще до конца не воспринимал это.

Сейчас приходишь к Роме в «Курочку» и видишь умного и деятельного хозяина. «Так, здесь нужно передвинуть, сюда поставить то, там закинуть это; нужно больше этих продуктов; ребята, поправьте фартуки; так, у нас горят заказы», – слышатся от него конструктивные фразы. Он говорит с гостями, задает им вопросы, спрашивает, «что нравится, что не нравится», потом тут же идет и внедряет необходимые изменения. Рома постоянно читает книги, ходит на разные семинары, лекции, форумы, в общем – учится.

Прихожу я к нему и вижу уже осмысленный, уверенный взгляд. Спрашиваю, как дела. Отвечает: «Слушай, нормально. Ну, есть пара сложностей, которые надо решить в ближайшее время». То есть он больше не задает мне никаких вопросов, он уже понял, как все работает. Это сродни управлению автомобилем. Сначала ты не понимаешь, как он едет, и не чувствуешь его. Будто машина и ты существуете по отдельности. Ты хочешь изобразить одно, а она воплощает что-то другое. На тебя ругаются, сигналят, говорят, что ты тупой и тому подобное.

Но как только ты приобретаешь навык – все становится на свои места. И Рома стал предпринимателем. Кто бы мог подумать, что человек, проработавший пятнадцать лет курьером, сможет создать собственный бизнес и управлять им? Кто мне после этого может сказать, что не все способны стать предпринимателями? Ни один человек мне не докажет обратное. Предпринимателя от не-предпринимателя отличает умение взять на себя риски, грамотно общаться и договариваться, и третье – это мечта, которая мотивирует проходить через все это зло, через весь этот ад.

В вопросе с кредитами Рома оказался просто красавчиком. Около восьмидесяти тысяч он выплачивает ежемесячно и не торопится закрыть все разом, потому что он теперь настоящий бизнесмен и должен инвестировать часть прибыли в свой бизнес. То есть сейчас ему предстоит минимум год, он будет сидеть, что называется, на зарплате у своего бизнеса. Он понимает, что вся его выручка – это не его собственные деньги, они в деле. Он хочет развиваться, улучшать качество своей продукции и тратит доступные средства на новое оборудование.

Как-то я спросил его: «Ром, между датой получения кредита и днем, когда ты отдашь последнюю копейку по нему, сколько пройдет времени?» Он ответил, что по плану лет пять, но постарается отдать быстрее. А пока есть потребность в улучшении бизнеса, поэтому кредит будет отдавать по графику.

Во всем этом процессе Рома был еще и блогером. Ему надо было постоянно снимать все, что он делает для бизнеса. Он ходил повсюду с камерой, привозил нам отснятые материалы, общался с продюсерами. Часто они требовали от него срочно принимать важные решения, потому что у них какая-то тема в выпуске была не закрыта.

Честно скажу: я не знаю, как он со всем этим справился. Просто Рома – это глыба, настоящий тигр. На него со стороны посмотреть – вроде обычный пацан. Однако 95 процентов людей, оказавшихся на его месте, просто слились бы еще на первых этапах. Но у Ромы была очень сильная потребность пробиться. У него горели глаза, он искренне хотел этого. А я так же искренне ему помогал. Правда, только там, где считал нужным. Моей задачей было не шоу из этого сделать, а сделать Рому настоящим предпринимателем.

Человек, который берет кредиты сам, априори чувствует большую ответственность. Мотивация возникает дичайшая. Рома приходил домой в два часа ночи, просыпался в шесть утра, и был бодрячком. Он практически не мог спать, потому что думал о том, как гасить свои кредиты. Если бы я дал ему денег, он превратился бы в наемного сотрудника в моем бизнесе. Тогда он действовал бы не на свой результат, а для того, чтобы я не волновался, чтобы угодить мне, ни в коем случае меня не расстроить, не потерять мои деньги. То есть это была бы чисто менеджерская работа, и Рома никогда не стал бы предпринимателем. Предпринимательство – это про риски. Если готов – вперед!

Глава 7

Правила партнерства

Больше, чем бизнес

«В Золотой век войдут люди, которые научатся объединяться. Объединение тоже имеет свой закон: две ауры усиливают друг друга в семь раз, если люди единомышленники, волна одинаковая и направлена в одну цель. Три человека – в семь раз в квадрате, то есть в сорок девять раз». Эту мысль К. Э. Циолковского развивали на бизнес-форуме «Атланты», но я и сам всегда знал, что в успешном партнерстве заложена огромная сила.

Умение строить партнерские отношения зависит от множества факторов. В первую очередь от воспитания – фундаментальной составляющей личности каждого человека. Я рассматриваю партнерство как брак. Различий между ними для меня нет. Только в браке мы занимаемся сексом, а в партнерстве мы с таким же удовольствием вместе разделяем прибыль.

Не все люди умеют строить долговременные отношения. Природа, семья, окружение, воспитание определяют, насколько ты умеешь дружить, насколько готов прийти кому-то на помощь и постараться понять; насколько ты смелый, умеешь ли слушать или ждать, перешагивать через себя, говорить на неприятные темы и обсуждать острые вопросы. Готов ли ты идти до конца? Ведь партнерство – это надолго. Я договариваюсь с человеком сразу и на всю жизнь.

Очень важный фактор в партнерстве – опыт. Чтобы найти женщину, на которой ты женишься, с которой у тебя будет много детей и с которой ты будешь очень счастлив, надо изучить представительниц прекрасного пола, повстречаться хотя бы с несколькими из них. Мы ходим на дискотеки, учимся ухаживать, решать конфликтные ситуации, подстраиваться друг под друга, определять людей, с которыми нам комфортнее. Потому что брак – это те отношения, которые тебе нужно построить один раз и навсегда. Да, ты можешь заключать союз несколько раз, но главное – чтобы у тебя в итоге получились отношения на всю жизнь.

Кому-то везет, и он сразу находит человека, с которым строит бизнес всю жизнь, – первое же партнерство оказывается успешным. Но такое встречается редко. Много ли ты знаешь людей, которые в седьмом классе полюбили друг друга и до сих пор живут вместе, нарожали детей, у них все гладко? Я знаю очень мало подобных примеров.

В партнерстве так же: если нет опыта в отношениях, возникают проблемы. Когда молодые ребята задают мне вопрос, стоит ли им выстраивать партнерские отношения с друзьями и открывать вместе бизнес, я всегда отвечаю: «Да, стоит, но будь готов потерять этих друзей!» Никто не застрахован от расставаний. На мой взгляд, мнение, что с друзьями не надо строить бизнес, в корне неверно. А кому еще доверять? Кто еще, кроме друзей, сможет строить с тобой партнерские отношения без денег? На начальном этапе, кроме друзей, ты больше никому не сможешь довериться. С другом можно сесть, обсудить вопрос, создать вместе проект, не боясь за деньги, за то, что человек тебя предаст. Дружба – это большая уверенность. Но, к сожалению, из дружбы построить партнерские отношения куда сложнее, чем построить дружбу из партнерства.

Через всю свою жизнь я пронес опыт отношений с разными людьми. Это и опыт отношений с девушками, понимание того, что я хочу получить от союза и какой человек должен быть рядом. И опыт выстраивания отношений с партнерами. Мне пришлось потерять много партнеров, прежде чем я разобрался в специфике крепкого делового союза. Теперь я могу и хочу рассказать тебе о тех фундаментальных правилах, которыми руководствуюсь, выбирая союзника, и о том, как сделать сотрудничество сильным.

Дело в том, что я смотрю на бизнес нестандартно. Я вижу людей, ситуации, рынок, продукты иначе, не так, как их видят многие. Наверное, не только опыт в бизнесе дает мне это нестандартное ви́дение, но еще и определенный талант. Последнее слово в том или ином вопросе я всегда оставляю за собой и всю ответственность за принятое решение беру на себя.

Чем отличается обычная дружба от дружбы в партнерстве? Первая – про регулярное общение: разговоры о хороших новостях и переживаниях, вторая – про постоянное общение с решением реальных проблем. То есть партнерская дружба более ответственная.

В партнеры я выбираю только тех людей, у которых бизнес стоит на первом месте, иначе – никак. Я должен быть на сто процентов уверен, что передо мной стоит именно такой человек. Раньше для того, чтобы понять, так это или нет, я тратил много времени. Сейчас мне достаточно пару вечеров провести с человеком, чтобы узнать, о чем он думает, о чем мечтает, чего хочет от себя и от жизни, как относится к работе, что было у него в прошлом. Так девушки расспрашивают своего парня о предыдущих отношениях, пытаясь понять, есть ли у него опыт. Для меня тоже важно знать, есть ли у человека опыт в партнерстве, в бизнесе, чтобы понимать, от чего с ним отталкиваться.

Еще один важный для меня вопрос: горят ли глаза у этого человека? У моего партнера должны быть схожие с моими ценности. Наш результат может быть только лучшим, и для этого придется серьезно впахивать и очень много времени уделять бизнесу. Гораздо больше времени, чем может показаться на первый взгляд. А человек, для которого бизнес не на первом месте, у которого не горят глаза, который не фанатик своего дела, – он, скорее всего, сольется, и это будет ужасно. Такой человек просто однажды скажет: «Я не готов дальше тащить все это, я пошел». Он уйдет, даже не попытавшись решить проблему, взвалив все на плечи других.

Ключ 21

ФАНАТИК

Многие из тех, кто говорит, что хочет делать бизнес, – просто болтуны. Они не фанаты бизнеса, готовые думать о своем деле 24/7. Они не готовы долго идти без результата, брать на себя ответственность и разбираться в чем-то новом. Я считаю, что все успешные предприниматели – это фанатики. Они должны в партнерах искать себе подобных, чтобы не гореть своими идеями в одиночестве и в сложные моменты вытягивать друг друга. Если ты фанатик, то бери в партнеры похожего на тебя человека, – это фундаментальное правило.

Я долгое время развивал партнерские отношения с разными людьми, пока не пришел к одному важному выводу. Надо в каждом таком союзе право окончательного решения закреплять за собой. Объясняется просто: я старший партнер, поэтому принимаю окончательные решения. Вот, например, недавно мой партнер начал спорить из-за принятого мной решения. Тогда я выслушал его и сказал: «Тебе надо вспомнить правила, о которых мы говорили вначале и которые зафиксировали. Я принимаю решение, и ты с ним соглашаешься, даже если оно кажется нелогичным. Просто я думаю по-другому. И беру на себя полную ответственность за последствия». После этого все вопросы отпали. Я не пользуюсь этим правом слишком часто, иначе партнеры будут думать, что от их собственных решений ничего не зависит и все решаю только я. Тогда они превратятся в исполнителей и перестанут брать на себя какую-либо ответственность в принципе, перестанут думать сами.

Как правило, инвестор в проекте тоже я. Никогда не привлекаю инвестиции со стороны, не обращаюсь к профессиональным инвесторам, практически никто из моих партнеров не заходил в бизнес с деньгами. Бо́льшая доля в бизнесе всегда у меня, поскольку я владелец стартового капитала проекта, а мой партнер занимается только операционным управлением. Его задачи следующие: находиться в бизнесе, выстраивать систему, нанимать команду, влиять на продажи, докручивать продукт, обеспечивать юридическую защиту. В тех бизнесах, где есть большая творческая составляющая, нужно еще генерировать идеи и запускать креатив в производство.

Поэтому человек мне нужен системный и усидчивый, спокойно относящийся к сидячему образу жизни. Сам я ни при каких условиях не смогу усидеть на одном месте. Даже если буду получать за это миллиарды, я не буду делать операционную работу. А мои партнеры просто обязаны прилежно и с энтузиазмом относиться к ежедневным однообразным делам.

В то же время я беру на себя контроль за их эмоциональным состоянием. Мои партнеры не всегда могут самостоятельно вылезти из эмоциональных ям, они подвержены упадку морального духа, поскольку работают с «операционкой». Сложные заказы, жесткие дедлайны, много ответственности, потери и предательства, скандалящие клиенты… У каждого из них наступал момент, когда казалось, что все вокруг превращается в ад. При эмоциональном выгорании моих партнеров я обычно подключаюсь и помогаю, вытаскиваю их из депрессии.

Мы встречаемся, общаемся, организуем планерки, стратегические сессии. Стратегическая сессия – день или несколько дней, когда мы, закрывшись в переговорке, вместе сидим и размышляем о том, куда мы идем, где окажемся через год, через три года, через пять лет. Подобные мероприятия хорошо выравнивают эмоциональный фон, поднимают настроение. Организовывать и проводить такие встречи – моя задача.

Ключ 22

СИНХРОНИЗАЦИЯ

Важное правило в партнерстве – четко разделять обязанности и время от времени «синхронизироваться». Это значит, что мы должны думать в одном направлении. Иметь общие цели и понимание того, куда идет наш бизнес и что мы хотим получить в результате. Проводи стратегическую сессию не реже одного раза в месяц и не заканчивай ее, пока вы с партнером не поймете, что смотрите в одном направлении. Рассинхронизация – большая проблема, которая разрушила множество удачных партнерств и успешных бизнесов.

Как я уже писал ранее, в системе моего бизнеса есть несколько главных ролей, где младший партнер – это мама, которая ведет хозяйство. В бизнесе под «хозяйством» подразумеваются люди, система, финансы, юридические вопросы, выполнение планов, обязательств и так далее. Моя роль в нашем союзе – роль папы, который работает в «полях». Совершенно не обязательно видеть папу дома, но он должен быть настолько эффективным, чтобы «дом» получал все необходимое. Поэтому я занимаюсь накоплением ресурсов: контактов, связей, денег, необходимых для инвестирования в наши проекты, и знаний. Я накапливаю опыт и передаю его своим партнерам на базу, и это я делаю очень эффективно.

Здесь мне здорово помогает персональный бренд: он словно закись азота – мощнейший ускоритель бизнеса. Мой раскрученный персональный бренд творит великое благо для наших проектов: все очень хотят работать с нами, работать у нас, пользоваться нашими услугами, покупать наши продукты, – да, безусловно, большая часть клиентов приходит именно через меня. Помимо этого, персональный бренд укрепляет отношения с партнерами, они постоянно чувствуют мою ценность.

Мне кажется, бизнес не получится, если партнеры будут обладать одинаковыми навыками – сильными сторонами. Тогда все это перерастет в обычную конкуренцию: кто лучше сделает то, что умеет. Партнеры должны дополнять друг друга. Достигается это через понимание того, кто из нас двоих безумец с горящим сердцем, а кто – системник с холодной головой. Поэтому все встает на свои места, когда каждый в союзе определяет и занимает свою позицию. Тогда партнеры усиливают друг друга.

Сегодня я понимаю, что ни в один бизнес я больше не зайду без партнера. Раньше я так не думал, пытался запускать проекты и руководить ими один, тащил все на себе. Но риски нужно диверсифицировать, вкладывать деньги в разные ниши, и потому количество проектов растет, внимание рассеивается, и тут ты понимаешь, что просто «заканчиваешься». Ты однозначно упустишь многое и наделаешь массу ошибок, если рядом с тобой не будет людей, которые следят за происходящим изнутри, выстраивают систему работы: управление, контроль, финансирование и прочее. Ни в один проект я не зайду, пока не найду вторую половинку, таков мой принцип.

Меня спросили недавно: может ли мой партнер по бизнесу бросить все и уйти? Теоретически да, но на практике, я думаю, вряд ли такое случится, потому что, действуя самостоятельно, он достигнет меньшего, и каждый из моих партнеров это знает. Я даю союзнику большую ценность, которую он не сможет получить в одиночку. Поэтому все мои партнерские отношения длительные и крепкие. Мне не жалко времени и сил на встречи, так мы учимся выстраивать отношения, слушать друг друга и подстраиваться. Только так можно понять, когда нужно перестать качать права и просто постараться войти в ситуацию другого человека. Каждый раз надо держать в голове фразу: партнерство – это на всю жизнь.

Четыре истории

Наш проект путешествий Transformator Travel я считаю одним из лучших инструментов нетворкинга. Поездки в экспедиции – отличный способ проверить себя и своих попутчиков на прочность в разных, порой экстремальных ситуациях. Именно благодаря путешествиям я находил новых партнеров и верных друзей. Помню, как мы полетели в Африку, чтобы совершить подъем на Килиманджаро – один из вулканов в моем списке. Это было примерно через месяц после экспедиции в Гималаи, моего первого восхождения, о котором я рассказывал в начале книги. Я нашел людей в Танзании, которые подготовили для нас программу, и вот мы уже летим покорять Килиманджаро. Группа была небольшая, человек десять, наверное. Со мной летели друзья и знакомые из Китая. Одним из них был Рома Чалый – мой нынешний партнер по Universal Gifts.

Рома на тот момент был нашим клиентом. Мы привозили сувенирную продукцию его компании из Китая, помогали с экспортными документами, с импортом, доставляли все очень быстро. Мы настолько хорошо работали, что ассистент Романа предложила ему присмотреться ко мне и встретиться, чтобы познакомиться. Она написала и мне: «Когда будешь в Москве, не хочешь с нашим генеральным встретиться?»

Мои поездки в Москву тогда были подобны каруселям: я не останавливался вообще. Бесконечные встречи, обеды, ужины, мероприятия и порой полное отсутствие сна. Но я не отказался. «Давай!» – ответил я ей.

Помощница Ромы организовала нам встречу в Starbucks. Я пришел к назначенному времени, как и Рома, такой рыжий парень с курчавыми волосами, высокий – метр девяносто пять ростом, с портфелем, важный такой – типичный московский предприниматель. Для меня его внешний вид был плюсом. «Классный парень, наверное, серьезный», – подумал я в тот момент.

Мы обсудили с ним все деловые вопросы: о возможностях моей компании, о том, что мы предлагаем дополнительно. Я ответил на все его вопросы, потому что на тот момент был глубоко вовлечен в операционное управление и по Китаю мог разложить все по полочкам. Я в той или иной степени занимался финансовыми, юридическими, производственными и всеми остальными делами. Мы с ним ударили по рукам.

– Какие у тебя сейчас глобальные планы? – спросил он.

– Планирую в Москву перебраться, – честно ответил я.

– Очень клево, одобряю! А ты здесь долго еще пробудешь? – поинтересовался Рома.

– Ну, примерно неделю.

– Ладно, понял. Давай тогда работать. У нас сейчас две большие отгрузки будут, и мы отдаем их вам, – говорит Рома.

– Супер, – обрадовался я.

На рынке логистики такая история. Очень много компаний нуждаются в доставке грузов из Китая, и в 95 процентов случаев они отдают вопросы доставки на аутсорсинг. То есть какая-то фирма вполне может сама найти и закупить товар, проверить его качество. Но решить вопрос с перевозкой груза ей, как правило, не под силу. И мы берем транзит на себя, делая все суперпрофессионально.

Наша задача сделать так, чтобы крупные компании, которые возят много товаров из Китая в Россию, выбрали в партнеры одну логистическую компанию, нашу, для долгосрочного сотрудничества. Большинство компаний работают с тремя-пятью логистическими фирмами. Последние делают свои предложения, а клиент выбирает, какое ему выгоднее. Бывает такое, что груз по частям везут три разные компании. На подобный шаг клиенты идут, чтобы избежать возможных рисков: ведь где-то груз может застрять. И чтобы вся партия не задержалась, пользуются услугами сразу нескольких перевозчиков. А Рома отдал мне весь объем. «Бинго!» – подумал я. Мне нужно было сделать так, чтобы между нами появилось стопроцентное доверие.

Прошло два дня. Рома написал мне лично: «Пойдем пообедаем?» Я согласился. Мы нашли «Чайхону» на Арбате, сидим, общаемся: бизнес, жизнь и все такое. И тут Рома тихонечко так спрашивает:

– А ты вообще выпиваешь?

Я сразу же понял, что здесь больше, чем бизнес. Здесь уже намек на дружбу.

– Бывает, – ответил я.

Я люблю сходить в караоке, люблю шумные бары, тусовки. Для меня это всегда было классной разгрузкой – отжечь с друзьями как следует. Я могу не выпивать долгое время, а потом как дать жару, начать в десять вечера и закончить в десять утра. Для меня это отдых. Потом я снова долго не пью, так что по чуть-чуть – не мой вариант.

– Слушай, я могу хорошо погулять, – признался я Роме.

– Ну, давай как-нибудь вместе оторвемся! – предложил он мне.

– Конечно, давай!

Рома оказался очень компанейским парнем, веселым и отвязным тусовщиком. Он долго жил в Америке, и все тусовочные привычки оттуда он привез в Россию. Поэтому он – тот человек, с которым можно очень крепко отжечь. Особенность моего друга в том, что он не пьянеет. Рома может выпить галлон виски и чувствовать себя абсолютно нормально, разговаривать и двигаться как обычно. Поэтому на всех крупных пьянках с партнерами я спокоен: если Рома со мной, он всегда в адеквате и все контролирует.

Когда я закинул информацию об очередной экспедиции в соцсеть, Рома отозвался:

– О, ничего себе! Вы что, на Килиманджаро собрались?

– Да, крутая поездка будет!

– А можно с вами?

– Конечно, полетели!

Эта экспедиция в горы оказалась для нашей дружбы решающей: Килиманджаро подарил мне друга по жизни и партнера по бизнесу. Мы с Ромой жили в одном доме, это было просто безудержное веселье: мы каждый день попадали в смешные ситуации. Мы потеряли ключ от дома, и пришлось разбивать окно, чтобы попасть внутрь. Я смотрел на него и ощущал себя просто маленьким мальчиком. Настолько настоящий, искренний, неподдельный он человек – это очень импонировало мне. Я ценю искренних людей, которые не пытаются действовать исподтишка, чтобы что-то получить от тебя. Наша дружба стала для меня каким-то космосом.

Экспедиция была совершенно невероятной. Мы жили в двухэтажных домиках: на первом этаже столовая, на втором – двухъярусные кровати. Минимум света, ни обогрева, ни кондиционеров, вместо постели – спальники. Каждый вечер мы вытаскивали матрасы из домиков, ложились на них, включали музыку и смотрели на звезды. А звезды в горах величиной с кулак, потому что ты находишься выше облаков, и чистейшее небо, все видно как на ладони. Мы смотрели на звезды, молчали и слушали очень спокойную приятную музыку. У девчонок от счастья текли слезы. Красота, свобода, ничего вокруг больше не существует, ничто тебя не беспокоит и не волнует, все проблемы остались внизу. Ты находишься в пространстве абсолютного счастья. Эти эмоции испытывал каждый человек в нашей команде. Нас было десять – мальчиков и девчонок поровну. Все мы на тот момент стали очень близкими друзьями.

Подъем на Килиманджаро был труднее, чем остальные, – 5895 метров, намного выше предыдущей взятой высоты. Вот там я ощутил «горняшку»,[3] свирепый холод, впервые прочувствовал настоящий штурм. Все предыдущие подъемы можно назвать легкими, мы шли с перевалами. А в этот раз было действительно жестко, все были в шоке, многие поднимались в горы впервые. Наш африканский гид поддерживал: «Поли, поли», типа «Тихонько, тихонько. Идем. Все будет хорошо. Акуна матата».

Поднявшись на Килиманджаро, мы плакали, обнимались и поздравляли друг друга. Кто-то еле стоял на ногах, некоторых пришлось под руки спускать вниз. Но абсолютно счастливы были все. Для участников похода жизнь разделилась на «до» и «после» Килиманджаро. Каждый обрел настоящую дружбу, взял сверхзадачу и увидел Африку, прекрасную Африку – лучшее место, что я когда-либо посещал. Скоро у меня состоится уже четвертая экспедиция на этот континент, хочу пройти все его страны. Поеду в Кению, Намибию, Уганду. Кто знает, каких друзей или партнеров по бизнесу я повстречаю там?

По возвращении мы устроили обед в джунглях на берегу озера. Это был небольшой водоем с настолько прозрачной водой, что сквозь глубину в десять метров было видно дно. Представьте себе абсолютно непроходимые джунгли, чистейшее прекрасное озеро, на костре готовится еда. Нам привезли холодное пиво, а также мясо и рыбу для приготовления на огне. Немного выпили, начали веселиться, прыгать с привязанных к деревьям тарзанок прямо в это озеро. К нам на стареньком мотоцикле подъехал африканец поглазеть. Я дал ему десять долларов за то, чтобы прокатиться. Ну и все, через двадцать метров я уже валялся на дороге. Упал круто, разодрал себе колени, локти, руки. Кто-то даже снял на видео мою фееричную поездку. Но мы праздновали покорение Килиманджаро, и мне было смешно и больно одновременно.

Рома помогал обрабатывать раны. Он так переживал за меня, что стало понятно – это человек, которому я могу доверять. Он один из тех людей, кто появился в моей жизни до того, как я стал популярен, когда даже речи не было о блоге. Да и о деньгах мы с ним говорили нечасто: наши компании работали и были партнерами, а мы с Ромой – близкими друзьями.

Другой мой партнер по «ТранзитПлюс» – Алексей Николаев. Выстраивание наших с ним отношений – предмет особой гордости. Именно с ним мы побывали в таких ситуациях, когда все вокруг рушилось, ничего не получалось, становилось настолько тяжело, что невозможно было смотреть друг другу в глаза. Тогда каждый из нас молчал в ожидании, что кто-то первым заговорит о проблеме, чтобы самому не заводить беседу. Бывало, мы работали, не думая о том, что будет дальше, а в тот момент глобальных целей не было, все крутилось вокруг выживания. Нужно было сделать так, чтобы просто не оказаться в чудовищных долгах.

Алексей не был в числе основателей компании, я создал ее с абсолютно другими людьми, но он всегда относился к этому бизнесу, как к своему. Я чувствовал, что он переживает за дело так же сильно, как и я. Его отношение подкрепляло мою уверенность в будущем, было поддержкой, которую я возвращал ему в двойном объеме. Такой вот у нас с ним тандем.

Ключ 23

ПРИЕМНЫЙ РЕБЕНОК

Не будь эгоистом, не будь собственником в отношении своего бизнеса. Всегда говори «мы», всегда говори «наш» и старайся не обесценивать инициативы своего партнера. Не важно, начинал ты бизнес вместе с ним или он присоединился к тебе в процессе.

У моего партнера был минус: он сильно переживал из-за проблем в отношениях с девушками, плохо переносил конфликты, сильно нервничал, уходил в себя и совершал необдуманные поступки. Я всегда напрягался из-за этого, боялся, что у него начнутся сложности и, как следствие, проблемы в бизнесе. Когда в его личной жизни все было спокойно – мы работали слаженно, каждый день вместе принимали важные решения, находились на связи 24/7. Это сейчас Дмитрий Портнягин – свободный парень в глазах окружающих. А на самом деле круглосуточная занятость – пройденный этап, в прошлом остались сотни задач и незнание того, как их решать. Тогда мы просто на глаз делили все задачи на двоих и делали все быстро-быстро, правильно или неправильно – не важно.

А когда у Алексея возникали проблемы в личной жизни, сразу же все начинало валиться, сроки срывались, машины не разгружались, склады не освобождались, что-то путали, ломали, кому-то недоплачивали. И, естественно, все это отражалось на сервисе. А сервис в «ТранзитПлюс» всегда был самым важным пунктом в списке наших преимуществ – тем, ради чего клиенты с нами работали. Если в логистической компании не будет хорошего сервиса, организация долго не просуществует. Вся логистика стоит на принципе: люди платят за отсутствие «геморроя».

Однажды Алексей расстался со своей девушкой, и у него наступил тяжелый период в жизни. Я пытался поговорить с ним, поддержать, как это обычно делают партнеры, понять. Как люди поступают в отношениях? Так и я многое прощал ему и пытался долгими разговорами разгрести все его и наши проблемы, пока поведение Леши не стало выходить за рамки разумного. Как собственник бизнеса, как предприниматель и старший партнер, я должен был действовать в интересах компании. А я видел, что мой союзник уходит в штопор из-за негативных переживаний. Так мы с ним подошли к ультиматуму. Я был в Китае и сказал Алексею по телефону: «Леша, я не могу больше так работать, мне очень тяжело. Я нахожусь в Китае, ты на границе, между нами пропадает связь, и на этой стадии все рушится. Нам с тобой надо срочно поговорить. Я ищу другого партнера».

Про другого партнера я не преувеличивал. Я всегда присматриваюсь к людям из разных сфер, настоящим профессионалам, эта особенность сопровождает меня с того дня, когда я только начал заниматься бизнесом. Заметив талантливого человека с горящими глазами, я его сразу фиксирую. В моей голове есть команда All Stars на случай, если получится создать мировую компанию. Тогда я соберу всех людей, которых приметил, и объединю в суперкоманду. Делаю я это не потому, что мне просто так нравится, а потому, что я предприниматель. У меня должна быть сильная команда – это ключевой фактор всего бизнеса.

В тот момент у меня на примете был один очень трудолюбивый и системный человек. Я написал ему, что ищу партнера, и спросил, готов ли он меня усилить. Он ответил: «Я готов начать хоть завтра. Сделаю все, чтобы было четко». Этот бизнес уже был прибыльным, фактически надо было просто поддерживать все процессы и делать свою работу хорошо.

Поэтому в Благовещенск я летел, чтобы расстаться с Лешей. Мы сели в его машину, и пришлось говорить жестко: «Леша, при всей любви и уважении к тебе я не могу продолжить работать с тобой, потому что бизнес рушится. И это происходит не впервые. Я больше не могу входить в твое положение, я теряю к тебе доверие. Когда у тебя в отношениях возникают проблемы, у меня начинается паранойя. В итоге проблемы в твоих отношениях ведут к проблемам в отношениях всех окружающих тебя людей. Я несу весь этот негатив домой, и в моем доме тоже начинается разлад».

Он попросил дать ему возможность в последний раз попробовать выстроить отношения со мной. Все это было просто до слез, причем у обоих, настолько жалко было терять нашу дружбу, мы вместе прошли огонь и воду, большие долги, преодолели все на свете. И тут расстаемся из-за такой ерунды, которая привела к реальным сложностям. Я согласился дать шанс. С тех пор прошло шесть лет, к этому вопросу мы больше никогда не возвращались.

Алексей научился воспринимать многое по-другому. Как и я, на первое место он поставил бизнес. Все годы – а это девять лет партнерства – мы держались крепко. Хотя к нему приходили люди, предлагали доли в других компаниях, деньги, в тот самый момент, когда наши прибыли были небольшими. Алексей рассказывал мне про эти предложения, но никогда не работал на два фронта.

Алексей всегда предлагает свою помощь: «Если что-то требуется, обращайся, не важно, по какому вопросу!» Так, например, недавно мне нужен был человек, который проконтролирует ремонт на втором этаже нашей базы, а это примерно семьсот квадратных метров. Алексей вызвался: «Я все возьму на себя, так будет проще». Он мог бы не делать этого, любой из одиннадцати партнеров мог бы на время стать прорабом, но он просто пришел ко мне и сказал: «Давай, я?»

В других проектах, если есть завал, он все решает самостоятельно, потому что знает: я занят другими делами. У нас получается очень комфортное сотрудничество. Я работаю в полях: продвигаю продукты, привожу клиентов, а он на базе обрабатывает заказы и превращает мою работу в живые деньги. Каждый из нас выполняет свои задачи на отлично и не лезет в сферу деятельности другого. Конечно, мы советуемся друг с другом, но каждый – по своей теме. Мы оба обладаем минусами, однако чего не отнять – это наши отношения. Именно через обсуждение, беседу, взаимосвязь мы решаем любые, даже самые болезненные вопросы.

Я очень благодарен Алексею. В то время, когда я создал свой канал на YouTube, наш офис переехал из Китая в Москву, и мы перенастраивали работу в компании. Я пришел к нему и сказал: «Леш, дай мне год, пожалуйста, возьми на себя бизнес». Он спросил, что случилось. Я ответил, что хочу открыть для нас новые направления. «Я переживаю за то, что бизнесы очень нестабильны. Нам нужно двигаться дальше. Я тебе сейчас здесь не сильно нужен. Ты уже знаешь, как работает компания в целом. Мы с тобой настроили все процессы, пересобрали команду и продукт. Дай мне, пожалуйста, один год, чтобы я вообще не касался никаких вопросов в этом бизнесе». И он дал мне это время.

Лучшая проверка для партнера – работа без финансового результата. Так я смотрю, умеет ли человек ждать. Я сразу предупреждаю всех своих партнеров, что какое-то время мы можем работать без прибыли. К тому же именно так я переключаю партнера с режима мышления наемного сотрудника, который просто получает заработок за выполненную работу, на мышление предпринимателя, которое заключается во фразе «фиг его знает, когда будут деньги». Именно так, в тяжелой ситуации, когда стартап только запускается, когда денег нет и неизвестно, когда они появятся, партнер доказывает мне свой интерес к делу.

Подобную проверку хорошо прошел Артем Бойцов, мой партнер по «Трансформатору». Я приметил его в одной бизнес-школе, где он работал оператором, просто бегал и снимал происходящее. Одна девушка из продакшн тогда заявила: «Сейчас рынок сломали молодые ребята без опыта, которые бегают с камерами, снимают, но не могут сделать нормальный продукт». Артем стоял рядом, когда она это говорила. Я заступился за него: «Это точно не про него, потому что парень делает крутые продукты!» Я видел работу Артема и, когда решил снимать видео для блога «Трансформатор», первым делом дернул именно его – человека, которого приметил.

Он снимал и монтировал круглые сутки, получая за каждый ролик по двадцать тысяч рублей. Тогда даже не было речи о том, что канал может приносить деньги. Но когда появились первые рекламные заказы и стало понятно, что на этом можно построить бизнес, я предложил Артему партнерство. Условия были такие: 100 тысяч рублей в месяц или 10 процентов от доли в проекте без оклада. Выбрать нужно было один раз. Если мы работали в ноль, то и доход его был нулевым, если в минус – он ничего не терял, потому что финансовую нагрузку я взял на себя. При таких условиях 100 тысяч рублей были вполне реальными деньгами, Артем мог зарабатывать их каждый месяц без рисков.

Но он выбрал 10 процентов от прибыли проекта. Своим решением он показал мне веру в наше общее дело. Я был в минусе, пока инвестировал в проект, а Артем несколько месяцев работал в ноль. У него не было возможности платить за квартиру, сводить девушку в кино, в его жизни возникли реальные трудности. Все это я видел, но ничем не мог ему помочь, потому что между нами был договор. А также я понимал, что у него есть огромный стимул и рвение развивать проект, чтобы быстрее выйти в плюс.

И вот настал тот день, когда мы сели, посчитали, и оказалось, что Артем заработал миллион рублей. В свои двадцать два года! Он воскликнул: «Это первый миллион в моей жизни!» Получилось, что через три-четыре месяца ожидания он получил годовую зарплату. Мне стало ясно, что в окружении появился стойкий напарник, который не сольется, когда будут сложности.

Подобный случай сопровождал рост другого моего партнера Александра Пака. Он работал моим личным ассистентом, организовывал встречи, съемки, небольшие мероприятия. С ним мы познакомились, когда я уже вел блог, он пригласил меня через Facebook на встречу с Дмитрием Потапенко. Тот готовил рассказ о реалиях российского бизнеса в условиях экономического кризиса. Я подумал: «Схожу!», потому что на тот момент вписывался во все мероприятия, где можно послушать интересных людей, познакомиться. Написал Саше, что приду, а он мне отвечает: «Отлично, 30 тысяч рублей». Ну, такое предложение было не ко мне, потому что у меня к тому моменту была собственная большая аудитория, и платить кому-то за подобное было бы просто преступлением. Я предложил ему: «Давайте я вам помогу, но платить не буду, хотя деньги у меня есть».

Мы договорились, что я сделаю пост в Instagram и приду на мероприятие, а он предоставит мне VIP-место за 50 тысяч руб-лей. За две недели до события я публикую пост и собираю половину зала, моя аудитория пошла за мной. А у Саши тогда были сложности со сбором людей, поэтому он искренне удивился: «Столько клиентов пришло от тебя, столько людей купили билет! Чем ты занимаешься?» Я ответил ему и сделал встречное предложение: «Снимаю блог. Договорись для меня об интервью с Потапенко. Он мне интересен как гость для канала». Саша согласился, мы с Потапенко действительно договорились об интервью и сняли его. Но потом произошла история, вследствие которой я не выложил интервью на YouTube и решил это не комментировать.

В личном разговоре Саша рассказал мне, что занимается проведением конференций, умеет настраивать рекламу в интернете и упаковывать разные проекты, что у него есть опыт, клиентская и партнерская база, и он эксперт в сфере event. Я предложил ему пообедать, поскольку был в поиске новых ниш для инвестиций, и задал ему тогда вопрос:

– Имея деньги и много подписчиков, в какую тему ты бы пошел?

– Я бы проводил бизнес-мероприятия или сделал что-нибудь про обучение, например, – предположил он.

– Но это же слишком просто. Сейчас многие этим занимаются. Чем ты будешь отличаться? – пробивал его я.

– Я пока не думал об этом, пока что я просто помогаю спикерам собирать залы и получаю свою комиссию, – сдержанно ответил Саша.

На тот момент он зарабатывал в среднем 70–80 тысяч рублей, но получал деньги нестабильно, уходил то в минус, то в плюс.

– Давай продавать разборы бизнеса для клиентов, – предложил ему я. – Я хочу понять эту нишу, понять, что нужно людям в данном направлении.

Поначалу мы брали 100 тысяч рублей за сорок минут консультации, в которые вмещался полный разбор любого бизнеса с нашей стороны. Клиент рассказывал про боли и проблемы, а мы давали ему решение. Через меня прошло множество проектов, ведь я отлично понимаю, где точки роста в том или ином бизнесе, и могу дать очень дельные советы. Сначала к нам обратились за разбором порядка десяти человек, потом пятнадцать, затем мы подняли цену до 200 тысяч рублей, и на этом стало возможно неплохо зарабатывать. Мой доход с направления приблизился к двум миллионам рублей в день, а желающих только прибавлялось, потому что мы действительно помогали людям. Многие до сих пор благодарны за этот проект. Очень часто мы работали не с винтиками и гайками в системе бизнеса клиента, а с его мышлением: предприниматели обращались с такими очевидными проблемами, пути решения которых были совершенно ясны, но по каким-то причинам им не удавалось совершить необходимые действия.

Так я протестировал данную нишу и однажды сказал Саше:

– Надо делать что-то большее. Это определенно не то, чем я хочу заниматься. Больше я не буду проводить разборы.

– Дима, это же такая крутая тема, столько денег! – удивился он.

– Я не готов. На разборы уходит слишком много моих сил и энергии, и при этом у меня не отзывается внутри цель – стать номером один в данной теме, – решительно произнес я.

Саша предложил другие проекты. Так мы запустили небольшие конференции, где сочетались разборы проектов с выступлениями спикеров, но все было не то. Я перебирал и пробовал различные продукты в поисках чего-то новенького на рынке, что мной еще не познано. Саше я предложил работать моим ассистентом в течение полугода за оклад 50 тысяч рублей в месяц и обещание, что, если все будет четко с его стороны, я запущу с ним совместный бизнес. Он согласился.

В моей голове зрел план создания чего-то родственного разборам и конференциям, что идеально впишется в философию «Трансформатора» и вместе с тем не будет классическим инфобизнесом. Сам по себе инфобизнес – хорошее дело, на нем зарабатывают многие компании и отдельные люди. Я сказал Саше: «Хочу создать клуб. Сообщество».

Я чувствовал, что есть такая проблема на рынке – с поиском нужных контактов, знакомств, партнеров. После переезда в Москву я сам долгое время не мог собрать окружение, не знал, где искать нужных людей, как с ними знакомиться. Не мог разобраться, кому доверять, с кем можно делиться опытом и как узнать, есть ли у них, моих новых знакомых, финансовый результат. Поэтому идея создать сообщество виделась мне перспективной.

– Мы создадим с тобой лучший элитный закрытый клуб, в который войдут предприниматели с доходом от миллиона рублей в месяц. И входной билет в это сообщество будет самым дорогим на рынке, – воодушевленно заявил я.

Саше я предложил долю в бизнесе с официальным оформлением его партнерского статуса через полгода после запуска, в случае, если всё пойдет хорошо. И он активизировался, поняв простую вещь, – такого шанса, возможно, ему больше не выпадет. Он должен был проявить себя как управленец, как человек, который создает большой проект. И хоть у него был огромный опыт в event, масштабы этого бизнеса были больше в сотню раз. А для Саши бизнес стоит на первом месте. Я почувствовал, что он готов с головой окунуться в то, в чем мы с ним были пока что даже не совсем уверены.

Размер инвестиций мы определили в два-три миллиона рублей, чтобы собрать продукт, набрать команду и запустить маркетинг. Поставили цель: сто членов клуба за год. А в итоге за год привлекли более трехсот человек, выручив 226 миллионов рублей за десять месяцев.

Вот такое получилось у нас удачное партнерство. Хотя Саша мог не соглашаться на работу личным ассистентом за 50 тысяч рублей в месяц, а продолжать делать event и зарабатывать больше. Он мог не идти в незнакомый и непонятный проект, мог не поверить в наше дело и дальше заниматься тем, что ему привычно: собирать конференции, проводить обучение. А ведь он несколько месяцев совсем не зарабатывал, я отменил его оклад. Поэтому Саша проявил себя как мощный партнер, который разобрался во всех деталях и в итоге сделал крутой продукт.

Ключ 24

ВЫИГРЫШ ВДОЛГУЮ

Научись думать как стратег. На короткой дистанции ты можешь проиграть. Но увидев возможности, при определенных правильно выстроенных действиях вдолгую ты обязательно выиграешь. Если ты идешь в партнерство, то твоя цель выиграть на дистанции длиной в год. Именно такое мышление я называю предпринимательским.

От меня лишь требовалось выделять три часа своего времени в неделю на то, чтобы рассказывать о продукте: все, что накопилось в голове, как я вижу проект и что нового о нем понимаю. А Саша воплощал в жизнь наши идеи и задумки.

Базовая часть любого клуба как бизнеса – это его организация. В некоторых странах это очень крупный бизнес, там есть клубы по 80 тысяч человек, например YPO. Организация завязана на команде, мероприятиях, партнерах, маркетинге, IT, клиентском сервисе, программе лояльности. Это очень непростой бизнес, поскольку надо постоянно удивлять людей, даже тех, которые сами всех вокруг удивляют.

Зрители канала «Трансформатор» видят лишь вершину айсберга, внутри которого глобальный производственный процесс с перелетами, множеством договоренностей и решениями проблем.

Мы с Сашей притираемся друг к другу, время от времени общаемся на разные темы, честно говорим, что не нравится. Наши отношения не всегда безоблачны, но в то же время мы ценим друг друга, умеем слушать и выстраивать отношения. Если надо, мы разговариваем сколь угодно долго, до тех пор, пока вопрос не решится. Только тогда мы выходим из переговорной комнаты. Именно благодаря нашему общению общий бизнес растет и развивается.

Синдикат

«Пятерки» или «десятки» – так мы называем проекты. «Пятерка» – это дело, приносящее пять миллионов рублей в месяц, а «десятка» – десять. Создание таких проектов – это то, что я умею делать очень хорошо и чего могу «наштамповать» очень много. Так я шел бы по пути Ричарда Брэнсона, запуская множество разноплановых бизнесов, но сейчас я перестал этим заниматься, потому что хочу построить одну компанию мирового масштаба. Списки Forbes и капитализация не менее 500 миллионов долларов – вот что указывает на мегабизнес. Пока я не до конца понимаю, как достигну своей цели, но у меня есть команда, с которой я это сделаю.

К этому решению я тоже пришел не сразу. Вопрос, получится ли сделать что-то в абсолютно новой для меня сфере, в другой нише, встал после успешного проекта в логистике. Может быть, мне просто повезло? Этот вопрос не давал покоя. Действительно, в 80 процентах случаев предприниматели, которые построили большой бизнес, зашли в тему в нужное время и в нужных обстоятельствах. Как правило, такие темы находятся где-то на стыке, когда один рынок трансформируется в другой, и умные предприниматели подключаются в этой точке, и их подхватывает течение. Так рождаются действительно большие компании. Второй вопрос, над которым я много размышлял: могу ли я создать несколько дополнительных бизнесов и не участвовать в операционном управлении? И третья, не дававшая мне покоя мысль была такой: могу ли я не только создать несколько бизнесов и не участвовать в операционном управлении, но еще и сделать так, чтобы созданные бизнесы жили и развивались?

Ответить на первый вопрос получилось, когда я просто взял и создал бизнесы в других сферах. Так я выяснил, что могу запустить проект, ничего не смысля в нем. Для этого надо найти время, провести десять-двадцать встреч с разными людьми и отыскать партнера. Дальше в ход идет стандартная схема: изучение рынка, конкурентов, создание проекта, его упаковка, обеспечение сильнейшим маркетингом и выполнение обязательств на максимально высоком уровне. Это этапы, которые проходит каждый создаваемый мной проект. Запустив несколько разнонаправленных проектов, я нашел партнера в каждом деле, чтобы снять с себя операционное управление.

Надо было сделать так, чтобы бизнесы существовали без меня. Лучшим вариантом для этой цели был подбор мощных партнеров, с которыми можно договориться на взаимовыгодных условиях на самом старте. Оказалось, что такая схема намного эффективнее, чем привлечение человека в готовый, уже развитый бизнес. Когда зовешь партнера в готовый проект, он мало что понимает в нем. Но если вы вместе начинаете дело, вы словно рожаете ребенка: он мама, а ты папа. Вы вместе выхаживаете его первое время, а потом ребенком занимается мама, а папа – все реже, потому что он должен обеспечивать благополучие семьи в целом.

В завершение всего нужно сделать так, чтобы бизнес был жизнеспособным. Я не могу уделять партнеру много времени и внимания, а ему нужна постоянная эмоциональная поддержка, психологическая разгрузка, иначе он перестает видеть смысл в том, что делает. Так я пришел к идее создания некоего сообщества партнеров и назвал его Синдикатом.

Сейчас в Синдикате одиннадцать партнеров, которые встречаются раз в неделю. Каждый из союзников отчитывается по своей работе, рассказывает, что было хорошо, о положительных кейсах и о том, что не получается, что он не может решить, что его волнует. Таким образом, все участники пытаются найти решение, каждый из союзников получает поддержку другого, а также одно или несколько готовых решений его проблемы.

Идея отличная потому, что одиннадцать предпринимателей имеют возможность сесть и обсудить вопросы, которые их тормозят. Все это происходит без моего участия, без затрат моих сил и энергии. Раньше мне приходилось с каждым из них регулярно встречаться, давать советы, поддерживать, вытаскивать из эмоциональных ям. А теперь это не нужно. Секретарь фиксирует все сказанное на встрече, после чего направляет мне основные тезисы.

У Синдиката есть собственное приложение, которое отображает ключевые характеристики по каждому из одиннадцати бизнесов: сколько выручки сделано, какой план, насколько он выполнен. Так я контролирую данные. Помимо этого, сейчас разрабатывается удобный способ внесения отчетов в приложение, раньше они направлялись в общие чаты в мессенджерах. Каждый партнер до полуночи отписывается, что сделано, а что – нет. Деятельность союзников у меня как на ладони, для них в этом тоже есть неоспоримый плюс – все вопросы решаются очень оперативно.

Я включаюсь в работу Синдиката один раз в месяц и уделяю ему целый день. На встрече с партнерами мы обсуждаем наболевшие вопросы и стратегию, я рассказываю о своих событиях за минувший месяц, о том, что получилось хорошо. Делюсь с товарищами своими мыслями о том, в чем вижу смысл, какие наблюдаю тренды, предлагаю им попробовать что-то новое. Попутно отвечаю на их вопросы, задаю рабочий вектор, расставляю акценты.

Основное правило Синдиката, а их в объединении много, – это создание из наших компаний лидеров рынка. Каждый вступивший принимает данное условие. Встречи пропускать нельзя, явка обязательна для каждого партнера. Сдача отчетов – тоже дело обязательное, опоздание в отправке отчета хоть на минуту карается штрафом 30 тысяч рублей. Отказывать в поддержке другому партнеру нельзя, если он просит о помощи. Взаимопомощь и другие положительные человеческие качества максимально приветствуются.

Главная проблема, которую решил Синдикат, – это эмоциональная поддержка всех его членов. Поэтому как бы ни отзывались о Тони Роббинсе, о том, что он советует странные и непонятные вещи, смысл его слов поймут лишь предприниматели. Управление тонусом команды, направление бизнеса в нужное русло – все это в уже существующем бизнесе стратегически важно. Твое внутреннее состояние должно быть в хорошем энергетическом тонусе, потому что только так, в состоянии подъема, у человека все получается, он все делает правильно.

Поддержка партнеров, обмен знаниями, специфическим опытом – вот что происходит внутри Синдиката. Каждый из членов союза обладает сверхважными навыками. Если я, например, в совершенстве владею маркетингом, умею выстраивать партнерство и создавать продукты, то кто-то из ребят отлично строит отделы продаж, у другого развиты аналитические способности, третий как рыба в воде в вопросах найма сотрудников и так далее. Каждый разбирается в чем-то конкретном и может поделиться знаниями с другими.

Работа Синдиката подвела меня к мысли о том, что мы можем не только включать в него уже наши готовые проекты, но и создавать внутри объединения мощные продукты, в которых каждый его участник сможет иметь долю. В итоге получится большой котел для накопления денег и распределения их в определенных долях. В этом плане, на мой взгляд, эффективен опыт преступных группировок: якудза, сицилийская мафия. Он основан на принципах клана, внутри которого есть жесткие правила и четкое разделение обязанностей. У каждого члена объединения своя зона ответственности. Все четко, понятно и очень эффективно. Поэтому я перекладываю эти правила на все, что создаю.

Сейчас мне тридцать лет. Мне пока далеко до тех дядечек-миллиардеров, с которыми приходится встречаться на канале и не только, – недотягиваю и по личному финансовому состоянию, и по солидности, и по капитализации моих компаний, по числу моих офисов и по количеству сотрудников в них. Но я уверен, что в том направлении, в котором я двигаюсь, с теми партнерами, с которыми я это делаю, мы можем построить нечто очень большое. Моя задача – объяснить людям, что я делаю, как я это делаю, почему я поступаю так, а не иначе, чтобы стать для них примером. Для кого-то я уже пример. Эти люди берут что-то ценное у меня и идут за мной.

Глава 8

Развитие

Инвестиции в образование

Сегодня я очень много времени уделяю образованию. В какой-то момент я понял, что человек, который не читает книги, не посещает семинары и никак иначе не прокачивает свои навыки, заведомо обречен на провал. Образование – главный тренд настоящего времени.

В моем детстве учиться было совершенно не модно. Если ты это делал, значит, считался ботаником, которого ровесники всячески прессовали. Я и сам был таким, заставлял отличников писать за меня контрольные. Почему-то не было никакого уважения к ним. И они постоянно ощущали этот прессинг. Учителей слушать тоже было не модно. Иное дело, если тебя выгоняли из класса. Тогда ты крутой! А если попал на педсовет, то это вообще как на «подиум Дольче Габбана». В тогдашнем моем окружении проблемы с учебой были в тренде, и ты становился особенно популярным, когда тебя переводили в другую школу со скандалом. У нас в городе была вечерняя школа, где учились одни отморозки, которых повыгоняли из всех нормальных школ. Слава богу, то ли у меня хватило ума, то ли вселенная помогла, но я доучился в нормальной школе.

Когда я отправился на учебу в Англию – эту историю я рассказывал в первой книге – и познакомился с ребятами из России, которые в пятнадцать лет в совершенстве владеют английским, мне стало очень плохо. Я понял, что русские за рубежом упорно учатся, и это вовсе не позорно, а наоборот. Там не принято слыть шалопаем, а модно быть начитанным, постоянно учиться и получать хорошие баллы. Вот это действительно круто.

В моей юности культура обучения напрочь отсутствовала. Специфика региона, уклад жизни малых городов и люди из моего окружения – все это никак не настраивало грызть гранит науки. Единственное, что меня радовало в учебном процессе в той школьной жизни, – это уроки труда. Нам, мальчишкам, нравилось пилить дерево, выжигать, что-то мастерить из металла. Поэтому уроки труда у ребят были в тренде. Трудовики приходили всегда пьяные и ругались на нас матом. Мы им так же отвечали, могли даже курить прямо в классе. Не урок, а тусовка какая-то. По вечерам нам очень нравилось играть в баскетбол. Мы собирались целыми толпами у площадки и играли двор на двор.

Филиал Московской академии предпринимательства в Благовещенске – мой первый вуз. Невзрачное маленькое здание в три или четыре этажа на Ленина, главной улице города. В академии было два направления: юридическое и экономическое. Я выбрал последнее, конкретно – менеджмент организации. Катя училась там же, только на факультете маркетинга. Обедать мы ходили в фабричную столовую, расположенную напротив академии. На основе деятельности этой фабрики нас учили менеджменту.

Первый год я отучился нормально: ходил на все лекции и семинары. Летом стал работать, заниматься бизнесом. Поэтому на втором курсе уже не посещал академию и почти не учился. Больших проблем поначалу не чувствовал и думал, что так пойдет и дальше, что я смогу со всеми договариваться, что-то придумывать. Но мне не дали перейти на третий курс.

Да и смысла в таком обучении я для себя просто не видел. Эти знания некуда было применить. Нас учили по старым учебникам. Менеджмент преподавала женщина, которой было почти семьдесят лет. Общий язык с ней найти не получалось. Да и какие современные знания она могла нам дать, если в ее опыте сквозило сплошное государственное планирование, что никак не могло научить нас строить бизнес в эпоху рыночной экономики. Поэтому каждый день, шагая в академию, я задавал себе вопрос, зачем мне все это нужно.

Инвестиции в хорошее образование – пожалуй, лучшие из возможных. Сегодня я давно уже не тот шалопай, который просто так будет прессовать ботаников, заставляя их что-то делать за себя. Окончив три ведущие бизнес-школы России (о них расскажу далее), я решил, что хочу поучиться в Америке. В 2018 году я впервые направился с такой целью в США. Эта поездка перевернула все мои представления о процессе получения знаний. Америка и ее система образования просто взорвали мой мозг!

Во-первых, я понял, что их спикеры – самые настоящие звезды. Они выходят на сцену с полной уверенностью в себе и успехе будущего выступления, и их встречают так же восторженно, как наших звезд шоу-бизнеса. У каждого спикера мощнейший бэкграунд: они постоянно демонстрируют свои компании и команды. Рассказывают о том, что за их спиной сотни людей, которые обрабатывают терабайты необходимых знаний и делают крутые вещи. Они обладают мощным персональным брендом, у всех стоит галочка о верификации в Instagram, большое число подписчиков, куча передач на телевидении и радио с их участием. Миллионы людей со всего мира смотрят на них.

Такой спикер выходит и в доступной форме, в сжатом виде минут за сорок выдает уникальный материал, который ты можешь взять и сразу применить в бизнесе. Больше всего мне понравилось, как они зорко следят за тенденциями рынка и постоянно подмечают, что уже не работает, а чему сейчас самое время. Об этом мало кто знает, для всех в зале – информация просто суперактуальная.

За столь уникальный контент люди готовы платить большие деньги. Четыре двухдневные встречи за год обошлись мне в двадцать пять тысяч долларов. И тысячи людей со всего мира заплатили столько же, чтобы получить столь эксклюзивную и полезную информацию.

У нас в России люди пока не готовы платить такие деньги за подобные знания. Но это только пока. В ближайшее время ситуация непременно изменится. Многие поймут, что за уникальные знания и опыт можно и нужно платить – ведь это инвестиции в самого себя и в бизнес. А вот американцы это прекрасно понимают, и поэтому охотно вкладываются в обучение. Они точно знают, что эти двадцать пять тысяч долларов за год удвоят их бизнес-результат за тот же период. А если сейчас их компания приносит несколько миллионов, то соответственно, на несколько миллионов долларов в год они станут богаче. Все это понимают.

Свое выступление спикер начинает с сообщения основных тезисов предстоящей сорокаминутной встречи. Потом рассказывает о самой технологии и показывает наглядные примеры компаний, которые внедрили ее в свою работу и получили результат. Например, как какая-то компания за неделю выросла на двести процентов по продажам.

Там все преподается исключительно на кейсах конкретных американских фирм. Никаких домыслов и словоблудия. Выбирают компанию с результатом или конкретных успешных людей и показывают. Не только ради примера, но и для того, чтобы о них узнало на несколько миллионов человек больше. Или чтобы в этот бизнес привлекли клиентов в десять раз дешевле, увеличили продажи еще в пять раз, к примеру. Там принято показывать новый софт, который появляется на американском рынке. Особо в почете такие, которые стоят около десяти долларов в месяц, но способны увеличить продажи своих пользователей во много раз. Я понял, что в Штатах активно развивают условия для выращивания бизнесов. Ведь любой бизнес готов платить за свое развитие.

Предпринимательством в Штатах занимаются достаточно зрелые ребята. В отличие от нас. Потому что там долго учатся, до 25–28 лет. Затем они некоторое время работают в корпорациях, получают опыт и только после этого выходят на свой бизнес. Поэтому весь взросляк сидит и разговаривает на современном бизнес-языке. И ты просто шокирован этим.

Потом я отправился в Гарвард. Во-первых, чтобы лично посмотреть на один из самых крутых университетов мира, про который много раз слышал. Во-вторых, я хотел показать эту поездку в своем блоге. Часть моей аудитории – совсем молодые ребята, и я хочу, чтобы у них было желание получить такое образование и учиться у самых лучших.

Приезжаю в Гарвард и вижу абсолютно другой уровень образования: небо и земля по сравнению с каким-то убогим Благовещенским филиалом пафосно названной академии предпринимательства. Гарвард – это история. Это целый город, в котором в пиковый сезон живут более сорока тысяч человек. Они учатся по большим и малым программам. В Гарварде трудятся две тысячи преподавателей – лучшие умы со всего мира. Работать в Гарварде престижно и почетно. Студенты Гарварда со всех концов света горды тем, что учатся там же, где и Джон Кеннеди, Теодор Рузвельт, Марк Цукерберг, Билл Гейтс и многие другие великие личности.

В Гарварде могут получить образование дети из бедных стран или государств с очень низким уровнем образования. Я был в восторге от этого. Видел много студентов африканцев, индусов, китайцев, корейцев. Родители этих ребят приняли очень правильное решение, отправив их учиться за рубеж в самые лучшие школы. Потому что там они смогут по максимуму раскрыть свой потенциал.

Сейчас эту книгу читают многие будущие родители или те, у кого уже подрастают дети, и я вас призываю: обязательно дайте возможность своим детям поучиться в подобных школах, хотя бы на коротких курсах. Потому что это сформирует у них современное мышление и даст множество полезных знакомств.

Я хотел проникнуться атмосферой Гарварда, понять, что это, для кого и зачем. И я проникся. Но я не жалею, что у меня не было возможности учиться в таком университете. Наверное, если бы я там учился, то быстрее бы достиг результата. А может быть, наоборот. Не исключено, что я продолжил бы учиться дальше. Я видел многих людей, которые по окончании Гарварда продолжают учебную деятельность внутри университета: получают ученые степени, становятся лаборантами, преподавателями и так далее.

Как-то в разговоре с местными ребятами я сказал:

– Жаль, что мне не удалось поучиться в таком университете.

– Тебе это не нужно, – ответили они.

– Почему? – удивился я.

– Понимаешь, здесь круто учиться тем, кто работает в корпорациях и хочет развиваться дальше. А тебе это действительно уже не нужно. Ты и так сможешь построить миллиардную компанию.

– Аминь, братья! – воскликнул я.

Мои бизнес-школы

Я проходил «Бизнес-Молодость», «Синергию», «Сколково». Это три, наверное, самые большие образовательные бизнес-глыбы в России, о которых все знают. Сказать, что лучше, а что хуже, невозможно, потому что они очень разные.

«Бизнес-Молодость» – очень успешный проект. Эти ребята заморочились по поводу собственной методологии и идеи. Они сами все придумали, создали и прожили; донесли свои мысли до людей и сделали так, чтобы им поверили.

«Бизнес-Молодость» – про достижение результата на коротких дистанциях. Ты приходишь на курс, и у тебя есть ровно два месяца, чтобы добежать из точки А в точку Б, используя все необходимые инструменты, которые вообще только могут быть в твоей нише. Ты получаешь инструментарий со сцены от спикеров и опыт из зала. А потом на тебя накладывают ответственность перед всем потоком, и ты начинаешь очень быстро соображать и действовать. Как правило, под таким давлением пробиваются все воображаемые стеклянные потолки над головой предпринимателя.

Чем я отличаюсь от других, менее успешных предпринимателей? Наверное, тем, что, несмотря на свой молодой возраст, я оказываю давление на рынок и продавливаю его. Своей энергией и упорством я пробью любую стену. Мне для этого тренинги не нужны. А другим – они жизненно необходимы. Есть люди, которые могут ходить по пять, по десять раз на один и тот же тренинг каждые полгода, чтобы вернуться в то сильное состояние и снова пробить стеклянный потолок. И «Бизнес-Молодость» не против этого. Я думаю, что к ним возвращаются 30–40 процентов. Люди приходят снова и снова, чтобы достичь новых результатов или повторить предыдущие.

Мне было достаточно один раз пройти программу и понять все, что происходит. Я всегда схватываю очень быстро. Могу, читая книгу, сразу вытащить оттуда что-то хорошее и воплотить «в реале». Для меня характерен небольшой отрезок времени между получением информации и ее применением. Я могу параллельно записывать тезисы с тренинга в телефоне и давать задания своему партнеру или кому-то из моих помощников, чтобы они быстро начали это делать и сразу анализировали результат.

«Бизнес-Молодость» – это про деньги и результат здесь и сейчас. Мне такая концепция очень нравится, потому что любой предприниматель должен уметь делать прорывы. Но – после обучения. Чтобы было ясно, из чего строится результат, как правильно ставится цель, как лучше распределить свои ресурсы и найти точные действия, которые приведут тебя к результату.

Мне не хватило в «Бизнес-Молодости» раскрытия темы предпринимательского мышления. Программа заточена на менеджеров и управленцев, то есть тех, кто работает с «операционкой» внутри. Здесь у меня с ними возникла несостыковка. Я не хотел заниматься операционным управлением. Я понимал, что могу сейчас сделать прорыв: выстроить другую структуру в компании, создать новый отдел продаж, перестроить маркетинг, переупаковать все свои продукты, но сидеть и складывать цифры я не хочу.

К сожалению, в «Бизнес-Молодости» не доносят до большего количества людей, что основная цель каждого предпринимателя – это создание автономной, постоянно растущей системы. Ты ее строишь, ставишь на рельсы, и она пошла. Дальше давай ей только необходимые ресурсы, а сам продолжай двигаться вперед. Ни Фридман («Альфа-Групп»), ни Михельсон («Сибур»), ни Солонин (QIWI) не участвуют в операционном управлении своих бизнесов. Я считаю, что их успех именно в этом: они выходят из системы и наблюдают за ней извне. То был минус «Бизнес-Молодости», она оказалась не для таких, как я. Но для ребят, которые находятся на старте или только пробивают стеклянные потолки в своем бизнесе, «Бизнес-Молодость» сегодня – лучший продукт на рынке.

Михаил Дашкиев и Петр Осипов, основатели «Бизнес-Молодости», – абсолютные фанатики своего дела. Вот уже шесть или семь лет существования своей компании они до сих пор лично выходят на сцену и доносят информацию до аудитории. Они видели кейсы тысяч компаний и знают, где, что и как работает. Потому что бизнес – это система. Если в каком-то бизнесе это сработало, значит, и в другом подобном должно получиться. Такие знания ребята собирают до сих пор. Плюс они единственные получают американский опыт и простыми словами адаптируют его в России, что очень здорово.

Ключ 25

СПРИНТ

Каждый предприниматель должен уметь делать спринты. Это двухмесячный интенсивный забег в бизнесе, когда ты и твоя команда работаете на пределе возможностей. Основная цель спринта – это удвоение финансовых результатов. В спринте каждый предприниматель обязан находить те действия, которые по-настоящему ведут к результату, уметь фокусироваться только на них и внедрять что-то новое. Такие забеги лучше делать не чаще одного раза в год, потому что команда может перегореть или от большого количества недостаточно обдуманных поступков провалится сервис.

«Синергия» – большая школа со множеством разных образовательных программ. Громадная структура с бесконечным количеством продуктов: менеджмент, управление персоналом, налоговая оптимизация, финансовое планирование, подбор персонала и так далее. Можно выбрать отдельную узкую тему и хорошо ее изучить.

Классно, что здесь есть много коротких программ. К тому же ты можешь сам выбрать не только курс, но и его преподавателя. Минус заключается в том, что в «Синергии» отсутствует своя методология. Они полностью доверяют приходящим тренерам, у каждого из которых свое видение бизнеса и свой путь.

В предыдущей книге я говорил, что надо учиться у лучших и у разных. И это, может быть, даже про «Синергию». Там, кстати, нет какой-то конкретной канвы, как в «Бизнес-Молодости», по которой тебя тащат, а ты это все хорошо понимаешь и чувствуешь. «Бизнес-Молодость» – это прорыв здесь и сейчас, на коротких дистанциях, достижение максимума. «Синергия» – это инструментарий, возможность спокойного выбора, у кого учиться и в каком темпе. Методично загружаешь себе в мозг знания и начинаешь аккуратно внедрять новшества в свое дело.

Ключ 26

ГОЛОД

В управлении бизнесом часто нам не хватает инструментария, чтобы развиваться. Если ты находишься на позиции генерального директора, то ты просто обязан разбираться во всем. Конечно, ты можешь построить бизнес только при помощи навыка найма качественного персонала или выстраивания отдела продаж. Но ты станешь гораздо эффективнее, если будешь понимать основы маркетинга, оптимизации, мотивации сотрудников и много другого. Пойми, каких знаний тебе не хватает для того, чтобы сделать очередной шаг, и прокачивай их не реже одного раза в месяц.

А вот «Сколково» – совсем другая история. История про растяжку твоего мышления. Когда приходишь сюда, осознаешь, насколько убогим и туннельным оно является: ты смотришь только в одну сторону и считаешь, что будешь развиваться только так и никак иначе. Из своего убежища ты уже не видишь мир, технологии, тренды и рынки – ты вообще ничего не понимаешь вокруг.

В «Сколково» ты сразу замечаешь, что ничего не знаешь о своем бизнесе, о своем рынке и клиенте. Там ты погружаешься во все это очень глубоко и после окончания программы начинаешь мыслить абсолютно по-другому. «Сколково» – про создание автономной, постоянно растущей системы. На обучении тебе говорят: «Мы будем бить вам прямо по рукам, если вы начнете лезть в «операционку». Ни в коем случае не делайте этого». Там я получил свои самые главные инсайты.

«Сколково» – это ответ на вопрос «А что может убить твой бизнес?» или «Каким ты видишь свой бизнес через десять лет?» Хотя сами себе мы их никогда не задаем. Мы думаем, что наш бизнес вечный. Но именно тогда, когда ты задумываешься над этим вопросом, ты можешь не допустить в будущем многих плохих событий.

В «Сколково» ты должен определиться и понять, кто ты в бизнесе, какова твоя настоящая роль. Тебе дают возможность побывать в каждой роли, поверить в себя и определить свою наилучшую позицию. Для этого придумана игра: каждый смотрит на проблему в компании с разных сторон – финансового или коммерческого директора, менеджера или собственника бизнеса. Я был, наверное, единственным в группе, кто не смог смотреть ни с какой другой позиции, кроме как с предпринимательской.

Тогда я понял, что являюсь стопроцентным, чистокровным предпринимателем и должен двигаться в этом направлении. Я выдохнул. При появлении любых позывов к операционной деятельности я теперь просто делаю, как мне говорили, – бью себя по рукам. В «Сколково» на меня сильно в этом смысле повлияли и поправили мое мышление.

Здесь говорили очень сложным для многих языком. Я даже как-то поднял руку и попросил: «Не можете ли вы попроще изъясняться, потому что многие здесь – недостаточно образованные ребята». На что преподаватель ответила вежливо: «Либо вы научитесь общаться на языке “Сколково”, либо вы идете на хрен отсюда. Потому что моя задача – выпустить новых Стивов Джобсов из этой комнаты». Я принял удар. Что ж, будем разбираться. А многие термины действительно были непонятны.

Например, слово «конструкция». «Посмотрите с одной конструкции, посмотрите с другой конструкции…» А я не понимал, что это такое и как мне эти конструкции отличить друг от друга. Очень много сленга из МВА и полуиностранных слов, которые, по-хорошему, требовали пояснения.

Ключ 27

БИЗНЕС НА МИР

По американской системе запуска стартапов мы сразу должны писать план на развитие по всему миру. В каких странах еще может быть востребован наш продукт? Какие страны мы откроем сейчас, а какие позже? В какой стране нам лучше зарегистрировать свою компанию и в каких фондах мы сможем получить инвестиции? Растяжка мышления заключается именно в том, что ты изначально не боишься мыслить глобально и готов построить бизнес на мир.

Что я вижу на современном рынке образования? Сегодня есть огромная потребность объединить навыки по быстрым прорывам с добротным инструментарием. Чтобы люди могли за пятнадцать минут получить ответ практически на любой вопрос. Они готовы платить за знания, эта ценность уже сформировалась во многих. Однако идти учиться в университеты могут далеко не все. Ежедневное посещение отнимает слишком много времени, в то время как многие привыкли быстро получать большую часть информации из интернета. Образование за партой кажется уже каким-то тяжеловесным. Ты сидишь в аудитории, погружаешься в работу, перед тобой блокнот, разные люди, которые взаимодействуют со спикером. А в интернете ты один на один с контентом. Никто тебя не видит. Ты никому ничем не обязан.

Люди хотят быстро получать информацию. Сейчас все сводится к очень коротким форматам. Даже книги уже начинают выпускать в кратком изложении (summary). То есть кто-то когда-то написал книгу в двести пятьдесят страниц, и мы сейчас до сих пор считаем, что если начнем писать книгу, то она должна быть не меньше 250 страниц, потому что у всех они такие. Да кто установил эти правила? Почему нельзя написать книгу в тридцать страниц, оставив в ней только самое важное? Или в десять страниц. Люди больше не хотят скучных учебников, они хотят, чтобы им было интересно. И даже при таком условии они не готовы тратить много времени на процесс освоения предлагаемого материала.

Тренды

Для меня тренд – это то, куда движется рынок и куда обращено внимание людей. Поэтому здесь я хотел бы написать о том, что происходит на рынке в целом, что вижу я. Только самое основное. О молодом поколении – нашем новом клиенте. О продуктах по подписке. О стримингах. О персональном бренде. О маркетинге нового поколения и диджитализации рынка в целом.

Если задать сотне предпринимателей вопрос, стало ли хуже или лучше на рынках, в бизнесе, в экономике, – ответы будут противоположные. Кто-то будет утверждать, что все стало только хуже: «Мы два года назад такие деньги зарабатывали, у нас огромные возможности были, а теперь их уже нет. Вот бы мне попасть в прошлое, я бы стал миллиардером!» Другие говорят о том, что сейчас лучшее время, чтобы строить бизнес, что сейчас есть все возможности и появилась куча технологий, которые помогают расти, и что все точно становится только лучше. Что отличает этих предпринимателей?

Те, кто говорит, что становится хуже, в определенный момент остановились и перестали понимать, что происходит на рынке. То есть они остановились на своем уровне, на своем продукте, уже устаревшем, и думают, что все становится хуже. А на самом деле рынок просто меняется. Меняются правила игры, приходят новые технологии, новые компании, меняется экономика. Даже не будем трогать экономику, я говорю в целом о рынках, о продуктах, о технологиях. Приходит более молодое поколение и просто меняет спрос: так на рынке появляется новый тренд. Продукт, созданный под этот спрос, действительно будет удобнее, интереснее и, возможно, даже дешевле, чем что-то подобное ранее.

У таких «остановившихся» предпринимателей действительно все становится только хуже. Единственное, что они могут сделать, это начать учиться у молодого поколения, учиться разбираться в трендах и подражать компаниям на западном, на американском рынке. Потому что, когда ты сидишь в офисе и занимаешься тушением «пожаров», ты не развиваешься, не понимаешь, что глобального происходит за стенами твоей бетонной коробки, ты проигрываешь.

Согласно статистике, в ближайшие пять лет 96 процентов бизнесов закроется. Потому что большинство предпринимателей даже не пытаются приспособиться к глобальным изменениям. Они не готовы меняться, становиться гибкими и не готовы верить в то, что технологии могут изменить их бизнес.

Я из числа людей, которые говорят, что мир становится лучше; я нахожусь на волне. Чувствовать и понимать, что сейчас происходит, – интересное занятие для меня, я весь в этом. Я постоянно учусь. С любопытством смотрю на новые IT-проекты, отмечаю, в какую сторону идут инвесторы, потому что инвесторы – они как перелетные птицы: чтобы понять, где юг, надо посмотреть, куда летят птицы осенью, а чтобы понять, где деньги, – куда направляются инвесторы. Инвесторы подсказывают нам направление: где скоро будет новый тренд и куда пора вкладываться. Я стараюсь много общаться с такими людьми, потому что они с холодным разумом смотрят на то, как меняются рынки, управляют движением больших капиталов, и у них есть чему поучиться.

Я не так часто, но читаю современные бизнес-книги, они также многое рассказывают о происходящем на рынке и об эволюции крупных компаний. Я понял, что мы должны на пять, на десять лет вперед строить стратегию своих компаний на основании гипотез о том, что с каким клиентом будем работать в будущем. Кто эти люди, как они принимают решения, какие продукты они захотят видеть, для них будет важным при выборе.

Я изучал так называемое поколение Z – ребят, которые родились после 1990 года. Уже посчитано, что сегодняшние восемнадцатилетние к 2022 году будут составлять 40 процентов рынка. То есть по факту – это наши будущие клиенты. Все продукты, которые мы сейчас разрабатываем, мы должны проектировать уже под них. Потому что те клиенты, которые у нас есть сейчас, со временем уйдут: они станут старше, у них поменяются ценности или финансовые возможности.

Что мы знаем о поколении Z? Что они живут на хайпе, на коротких трендах. Те компании, которые научатся запускать короткие тренды чаще остальных, – те и будут лидерами на своем рынке. Короткие тренды – это быстрая мода. Сиюминутный мейнстрим. Ярким примером тут может стать книга «Трансформатор». Вдруг просто стало модным развиваться, читать книги, заниматься бизнесом и быть свободным. И мы на этом хайпе сделали большой результат в виде рекордных продаж книги по данной теме.

Молодое поколение очень круто фильтрует контент. У каждого из них мощный фильтр в голове, через который они пропускают все, что происходит вокруг. Они настолько быстрые, они настолько диджитализированы! Они живут в интернете. Будущее уже наступило, и пора перестать переживать за детей, которые сидят в айпадах или телефонах дни напролет – мы уже не можем на это никак повлиять. Они почти с рождения в интернете. Но когда они там, они очень жестко фильтруют всю информацию и отсекают все ненужное.

Отсюда появилось новое важное правило маркетинга: для позиционирования и продажи продукта у нас есть ровно шесть секунд – всего шесть секунд для того, чтобы привлечь внимание. Мы должны делать контент настолько интересным, настолько ярким, настолько модным, чтобы потенциальные клиенты его заметили. То есть реклама с большими текстами, скучными картинками или некачественным видео, которые не могут с самого начала зацепить, создать интригу, – это проигрыш.

Новое поколение хочет меньше работать, быть более свободным и независимым. Родители имеют на них гораздо меньше влияния, чем это было с нами. Для Z не существует никаких авторитетов. Они очень самостоятельные, и навязать им что-то достаточно тяжело. Раньше у молодого поколения преобладало шаблонное мышление. Ты что-то делаешь, и они это просто берут и покупают. Сейчас ты должен выделяться, должен соответствовать их трендам, восприниматься быстро и легко, и только тогда твой продукт будут покупать.

Сейчас в тренде формат «люди покупают у людей», face-to-face. Тут снова возвращаемся к теме персонального бренда, к тому, как важно его развивать. В США уже давно люди это поняли и постоянно вкладываются в свою узнаваемость и репутацию на рынке, а в Россию тренд только приходит. Я сразу почувствовал его, едва он коснулся нашей страны. И просто решил сделать так, что я нахожусь в центре всех своих бизнесов, а не бизнесы возвышаются надо мной. Узнают прежде всего меня, а не мои компании. Я понял, что такая система очень хорошо работает.

Раньше люди думали, что так делать небезопасно, «светиться» лишний раз не нужно, а теперь задаются только вопросом: «Идти мне этим путем или нет?» Либо ты, как владелец своей компании, должен стать ее лицом, быть открытым и интересным, либо кто-то другой должен представлять таким образом твою компанию. Если люди постоянно видят твое лицо, то они тебе доверяют. Что касается представителей молодого поколения Z, они будут выбирать себе продукт, в основном исходя из того, чей он.

Почему бренд Off-White так быстро выстрелил? Потому что его главный дизайнер показал свое лицо и сказал, что вот это будет модным. Начал делать классные вещи, распространять их по всему миру. Он стал по-настоящему знаменитым. Люди начали покупать Off-White потому что это он, тот человек, потому что это его идеология. Он создал новый тренд – street fashion: большие кроссовки, безразмерные куртки оверсайз. Ты можешь надеть спортивные штаны и тут же кожаную куртку, и это будет супермодно. Он начал такое движение, за ним пошла масса людей, которые верили в продукт и покупали его. И молодые люди, даже не имея денег, копили их (потому что одежда Off-White совсем недешевая, рубашка или блузка стоят от 60 тысяч рублей), просили у родителей и покупали эту одежду, потому что это стало модным. Потом дизайнера Off-White сманил к себе Louis Vuitton, и теперь он работает там и вносит street fashion уже в консервативное, гламурное направление модного дома с историей.

Также, когда я был в США, я узнал, насколько сильно развивается рынок подписки. Через два-три года в России мы тоже будем подписываться на все. Вы будете заказывать питание, лекарства, нижнее белье, еду своим животным, еду себе, фильмы, книги, одежду – по подписке. Потому что сейчас набирает обороты тренд на экономию времени. Весь рынок подстраивается под то, чтобы человек принимал решение очень быстро, чтобы ему не нужно было долго думать. Например, доставка еды или такси в два клика – это лучшие сервисы, которыми мы сегодня пользуемся. Сейчас люди не набивают наличными карманы, они носят с собой банковские карты. А скоро будет еще проще: все в телефоне – и ты им пользуешься.

Подписка – это когда ты один раз принимаешь решение, что тебе нужно, а потом в течение месяца, года, пяти лет просто получаешь это, и тебя никто каждый раз не спрашивает, нужно тебе это еще или нет. Будут привозить, например, каждую неделю пакет основных продуктов, и тебе больше не нужно ходить за ними в магазин. Просто каждый месяц у тебя с карты списывается определенная сумма. В США, например, на сегодняшний момент каждый американец около трехсот-пятисот долларов в месяц тратит только на всякие подписки. То есть в Штатах давно уже люди пришли к тому, что они один раз принимают решение и больше не теряют время на удовлетворение какой-то своей потребности.

У нас в России пока все не так. Мы согласны позволить ежемесячно списывать со счета только автоплатежи за интернет, телевидение, мобильную связь и коммунальные услуги. Больше мы пока не готовы ни на что подписываться. Здесь нам еще только предстоит трансформация мышления. Но когда она произойдет, мы получим десятки тысяч людей, которые будут каждый месяц просто отчислять со своей карты деньги нашим компаниям. Это отличная модель для бизнеса, когда тебе не нужно по несколько раз предлагать одному и тому же человеку свой продукт. Не надо ему звонить, доставать его и навязывать свой товар – все происходит один раз, на пике лояльности клиента к тебе, очень мягко.

Сейчас в Штатах на Amazon.com ты можешь заказать любые продукты, и тебе их привезут в течение двух-трех часов. У подъездов домов стоят специальные ящики, в которых курьеры могут оставлять доставленные заказы, чтобы ты не тратил время на встречу с ними, а просто забирал заказ, когда удобно, и возвращался домой. Все создается для того, чтобы облегчить людям жизнь.

Тренд на подписку хорош для бизнесов с длинным LTV (жизненный цикл клиента). Если клиенты регулярно нуждаются в твоем продукте, значит, можно сделать так, чтобы они один раз приняли решение оформить подписку, и в дальнейшем тебе бы просто поступали деньги на счет, а ты бы максимально качественно выполнял свои обязательства, не тратя время и энергию на продажи.

Еще один тренд – бесплатный продукт. То есть первое касание с клиентом должно быть бесплатным для него. Сейчас компании готовы сделать все, чтобы клиент выбрал их. Просто чтобы он попробовал продукт или посмотрел, как он выглядит. Например, за скачивание приложения на доставку пиццы ты получаешь пиццу в подарок. С одной стороны, это абсолютный провал в экономическом смысле: дорого, непонятно, вернется или не вернется человек к тебе в качестве клиента, вдруг он будет заказывать эту пиццу с разных девайсов каждый день и вгонит твой бизнес в долги? На самом деле, все проще: скачивая приложение по доставке пиццы один раз, ты подсознательно делаешь выбор в пользу конкретной компании. В следующий раз, когда человек захочет съесть пиццу, с вероятностью 85 процентов он закажет ее через это приложение. Важно, что любая крупная компания борется за каждого клиента. Чтобы он выбрал именно ее среди конкурентов: «А если ему понравится, то мы сможем…»

Дальше, конечно, выходят на сцену качество продукта, быстрая доставка, какие-то «плюшки», жвачки, купоны на бесплатную колу и так далее – все это удерживает клиентов внутри бизнеса. Таково влияние тренда на бесплатный продукт – он в Америке очень силен. В России тоже вовсю прорываются его ростки. И если ты не готов предоставить клиенту какой-то бесплатный продукт, то проиграешь вдолгую. Потому что придет конкурент, запустит тренд, и его выберут, как делают это по всему миру. Бесплатный продукт – настолько широкий жест со стороны компании, что клиенты в большинстве своем не могут отплатить за него как-то иначе, кроме как благодарностью в виде дальнейших заказов. Так устроены люди.

Таким образом, клиент становится для каждого бизнеса все дороже и дороже.

Стоимость клиента – это цена его привлечения: сколько мы тратим денег на рекламу, звонки, на менеджеров и операторов и так далее, чтобы клиент обратил на нас внимание. И эта стоимость начинает расти. В некоторых бизнесах такое явление существенно сокращает маржинальность. Поэтому мы должны все время искать новые каналы привлечения клиентов. Маркетинговые технологии будущего будут завязаны на бесплатном продукте, ты должен находить своего клиента в социальных сетях, а также развивать свои собственные медиапродукты, полностью автоматизировать поиск своих клиентов и работу с ними. Сейчас есть куча разных ресурсов, которые дают возможность размещать рекламу на многочисленных площадках и отправлять потенциальных клиентов после клика на баннер сразу в мессенджер, где бот разговаривает с ним и продает ему продукт.

Сейчас в интернете, в соцсетях постоянно натыкаешься на предложения принять участие в бесплатных вебинарах и обучающих курсах – что-то подобное может делать любой бизнес. Например, если бы мне задали вопрос, как продавать нижнее белье оптом, я бы ответил следующим образом. Сначала стоит продавать в розницу, понять, как это делается, увидеть, кто твои клиенты. Далее нужно собрать все самые лучшие кейсы с рынка и запустить обучение на тему «Как заработать на нижнем белье?» В рамках бесплатного обучения показывать аудитории успешные кейсы, вовлекать даже тех, кто сам не собирался покупать нижнее белье оптом, а просто задумывался об интересном бизнесе. Когда аудитория увидит, что бизнес работает и приносит серьезный доход, надо сразу ставить короткий срок на принятие решения о сотрудничестве с тобой. Например, в течение 24 часов принять решение о покупке оптом нижнего белья.

Технология маркетинга будущего заключается в том, что ты не только ищешь клиента, которому нужен твой продукт, а ты еще в процессе этого поиска создаешь спрос на свой продукт. Вот это уже другое дело. Я бы продавал нижнего белья больше, чем конкуренты, потому что я дал бы возможность зарабатывать на моем продукте другим.

Когда Джеффу Безосу, основателю Amazon и самому богатому человеку в мире, задали вопрос, как ему удалось построить свою империю, он так и ответил: «Я сделал самое главное – дал возможность зарабатывать другим». Он построил площадку, которая давала определенные гарантии, что у тебя будет много клиентов и ты будешь зарабатывать деньги. Так же, как это сделал владелец Alibaba, один из богатейших людей в мире Джек Ма. Он же создал TaoBao, большую площадку, которая дала возможность внутри китайского рынка продавать огромное количество товаров. И миллионы людей начали торговать, не выходя из дома, тем самым сделав TaoBao самой посещаемой площадкой. Они бьют мировые рекорды по оборотам в «черную пятницу» каждый год. Итак, тренд говорит нам, что нужно придумать, как свою модель в бизнесе сделать такой, чтобы другие люди или компании с помощью нашего продукта начали зарабатывать деньги.

Когда люди приходят к нам и заказывают YouTube-каналы под ключ, они хорошо понимают: инвестируя в это деньги, заработают больше. Потому что они соберут свою целевую аудиторию, начнут продавать продукт большему количеству клиентов. С появлением собственной медийной площадки им не придется зависеть от поисковых систем, в которые они каждый день вкладывают деньги и рубятся с конкурентами в аукционах, постоянно повышая стоимость клика. Когда компания покупает рекламу только в Яндексе и в Google, она попадает в ловушку. Пока ты платишь поисковым системам, у тебя будут клиенты, но как только ты перестанешь платить или придет конкурент, который заплатит больше тебя за клик, – ты сразу вылетишь с рынка.

Соответственно, следующий тренд – создание собственных медийных продуктов. Если раньше подобное было необязательно, то сейчас каждый бизнес должен понимать, что если у него нет собственного медийного продукта, то вдолгую он окажется в проигрыше.

«Трансформатор» постоянно показывает, куда движется мир, какие тренды существуют на рынке. Кто-то иногда говорит, что мы просто делаем бизнес. Конечно, это бизнес! Очень хороший, прибыльный бизнес. И наша медийная платформа, которая дает большое количество клиентов.

Эта книга – тоже маркетинговый инструмент, если смотреть с точки зрения бизнеса. Мы же с тобой разговариваем как предприниматели. «Ты должен видеть во всем смысл. Во всем, что я делаю, во всем, что я запускаю. Ты обязан видеть в этом смысл и делать точно так же», – хочется написать мне.

В персональном бренде есть и минусы, и плюсы, но основное его преимущество в том, что ты на волне, ты соответствуешь тренду «люди доверяют людям», ты бесплатно даешь аудитории определенную ценность и взамен получаешь лояльных клиентов, лучших сотрудников рынка, мощный нетворкинг – ты можешь дотянуться до большого количества людей, до кого угодно, даже если тебя интересует очень узкая тема.

Следующий тренд – это создание сообществ. Почему я основал клуб «Трансформатор»? Изначально я и не думал, что из этого может получиться большой бизнес. Просто понимал, что в объединении людей непременно есть какая-то ценность: в виде большого количества важных и полезных контактов; во взаимоподдержке; в совместных проектах и продуктах; в популяризации бренда «Трансформатор». То есть у меня было достаточно причин, чтобы создать сообщество, помимо материального дохода.

У нас было свое представление о том, как должны выглядеть сообщества. Мы придумали и реализовали клуб с определенным настроением внутри, своими ценностями, новым уровнем организации. Ничего подобного в России раньше не было. Мы просто показали этот продукт рынку и сказали, что он лучший. Объяснили: если ты его покупаешь, ты обретаешь огромное количество преимуществ. И мы свое обещание полностью выполнили. Невозможно создать некачественный продукт и сделать так, чтобы его покупали долгое время. Наш клуб пользуется популярностью все больше и больше. Будь что-то не так с его философией или организацией – он уже давно бы закрылся.

Однажды во время обучения в США (когда я уже создал клуб «Трансформатор») на сцену вышел спикер и сказал: «Я вам хочу сообщить, дорогие друзья, что большим трендом на сегодня является создание сообществ». Я сижу и думаю: «Ого! А я уже его создал!» Узнал много полезного от спикера и только тогда начал рассматривать данную тему еще и с точки зрения продвижения своих продуктов.

Ты можешь создать клуб не только для того, чтобы зарабатывать деньги с него напрямую, как с бизнеса. Создай узкоспециализированное сообщество, чтобы получать от его членов и спикеров самые новые знания и лояльных клиентов. То есть, если у меня магазин в маленьком городе, например в Череповце, который занимается продажей снегоходов и квадроциклов, то я обязательно должен создать сообщество, в котором люди будут собираться со снегоходами, квадроциклами, устраивать большие event’ы, много разных соревнований, обучение. Я должен выстроить инфраструктуру, в которую зайдут все мои потенциальные клиенты.

Как ты считаешь, будет ли у меня конкурентное преимущество на рынке в маленьком городе? Да я порву их всех к чертовой бабушке. У конкурентов не будет ни малейшего шанса даже выжить на моем рынке. Потому что все клиенты и вся клиентская база будут у меня. Я буду знать их лично и буду уверен, что они придут именно ко мне для того, чтобы купить эти снегоходы или квадроциклы при необходимости. И они придут ко мне на обслуживание. Они придут ко мне и за запчастями, и за комплектующими. Они станут заказывать у меня новые модели – самые крутые и дорогие модели со всего мира! Я буду им их привозить и продавать. Потому что у меня есть авторитет, сообщество, отношения и потому что «люди покупают у людей».

Почему люди не используют эти инструменты? Ответ только один: потому что они о них не знают. А кто виноват в том, что ты не знаешь, что происходит на рынке и какие сейчас тренды? Виноват только ты! Кто виноват в том, что твоя компания совсем небольшая? Только ты. Кто виноват в том, что у тебя наступили плохие времена в бизнесе? Всегда только ты. Потому что, если это так, – значит, ты не развиваешься и не изучаешь ситуацию на рынке.

Время от времени я бываю настолько возмущен тем, как некоторые предприниматели слепы, что прямо говорю им в глаза, что они не видят ничего, происходящего вокруг, не понимают, что происходит на рынке сейчас. Возможностей – огромное количество, нужно просто начать в этом разбираться.

Если раньше собственник бизнеса должен был быть прежде всего хорошим управленцем, то сейчас я могу с гарантией сто процентов сказать, и я несу ответственность за каждое слово, что прежде всего он должен быть профессиональным маркетологом.

Как минимум, надо начать активно читать современную литературу по маркетингу. Причем узкоспециализированную, не «Маркетинг по Котлеру», не «Основы маркетинга». Нужно отдельно изучать SMM по книгам и материалам лучших современных спецов в данном вопросе, изучать продвижение в Instagram, Facebook, YouTube, учиться создавать и настраивать автоворонки. Нужно постоянно мониторить, какие появляются сервисы, увеличивающие продажи. Думать с разных сторон о том, как увеличить трафик на свои ресурсы. Существует множество бесплатных материалов на эти темы на русском и английском языках; если не знаешь английского – учись переводить. Есть и платные подписки на стоящий контент. Есть бюджетное обучение, есть очень дорогое. Можно посещать воркшопы лично или участвовать в вебинарах. А если есть возможность полететь в Стэнфорд и поучиться по короткой программе Digital marketing, то это вообще супер.

Однако все-таки бо́льшую часть своих знаний я приобрел через общение с людьми и благодаря собственному любопытству. Я обожаю разбираться во всем новом. Этим я живу.

Ключ 28

ТЕХНОЛОГИЧНЫЙ ИЛИ МЕРТВЫЙ

Когда я говорю слово «технология», я не имею в виду блокчейн или искусственный интеллект. Я говорю о банальных технологиях в маркетинге по созданию и продвижению продуктов. Следи за эволюцией рынка, за тем, что происходит на таких же рынках за рубежом, внедряй самые новые инструменты. И тогда именно твоя компания попадет в число этих четырех процентов компаний, которые смогут не только выжить, но и, возможно, стать лидерами своего рынка.

Глава 9

Стартапы

Новое поле для экспериментов

Все то, о чем я говорил с тобой до этой главы, была начальная школа бизнеса. Она об определенных рисках, но в целом мы пришли к мнению, что традиционный бизнес – это несложно. Нужно понять модель запуска, способы создания продуктов, обратить внимание на тренды, дополнить это все технологиями маркетинга, собрать хорошую команду, найти достойного партнера и, взявшись за руки, быстренько запуститься и начать получать первые деньги. Это достаточно исследованная многими территория. Примерно как планета Земля.

В этой главе я хочу поговорить с тобой на тему IT-стартапов. Эту область можно сравнить с далекой планетой, которой едва касалась нога человека, что-то вроде Марса. Мы не знаем, как нужно там дышать, там ничего не растет и действуют совершенно другие законы. То есть IT-стартап – это вообще другая специфика бизнеса, которую я решил освоить за последний год и хочу поделиться своими наблюдениями.

В 2019 году я запускаю большой IT-стартап, в котором я являюсь единственным инвестором и главным сооснователем. У меня есть еще два партнера, и пока я не буду называть их имена. Пока не буду говорить о том, что это за бизнес и в какой он сфере. В своей следующей книге я обязательно разберу этот кейс на мелкие части и покажу тебе, как это работает. Сейчас я могу сказать лишь одно: я в него очень сильно верю, и это мой первый шаг в том, чтобы создать большую, мировую компанию.

В этой главе я объясню, почему традиционный бизнес – это гораздо проще, чем то, что я сейчас создаю. Также хочется повторить мысль, что главная задача любого предпринимателя – выйти на третий уровень, который называется «дедушка». Это частный инвестор, который занимается движением капитала, и этот капитал нужно вкладывать в IT-продукты – за ними будущее, большие капитализации, наши большие цели. И если мы уже сейчас начнем разбираться в том, как создаются, продвигаются, продаются IT-продукты, то мы с тобой сможем получить в обозримом будущем большой результат.

Как и писал в прошлой главе, я постоянно пытаюсь выяснить, что будет в тренде не только в ближайшей, но и в очень далекой перспективе. Сегодня ставки делаются на высокотехнологичные продукты и стартапы на их основе. Под словом «стартап» я имею в виду digital-продукт с очень гибкой, масштабируемой бизнес-моделью. Для запуска обычно выбирается большой рынок, так как digital-платформы доступны в каждом городе и любой стране 24/7 и задача органично развивающегося стартапа на ранней стадии – агрессивно его захватывать, быстро увеличивая количество пользователей в разы.

Хочу предупредить, что бизнес – это всегда “черный ящик”. В случае стартапа – черный ящик, который размещен внутри темной комнаты, в городе без освещения.

Я понял, что есть несколько путей для реализации стартапа.

Первый путь – когда основатель уже имеет минимальный опыт в бизнесе. У него есть немного денег. Возможно, он привлекает инвестиции, возможно, нет. Это называется bootstrap. Бутстрапить – делать стартап минимальными усилиями, очень маленькими шажками, уговаривая людей и формируя команду, которая работает бесплатно или за опцион (доля в компании). Это такой длительный, тяжелый путь с нуля, без серьезных ресурсов.

Второй вариант – то, как действую сегодня я. У меня и таких, как я, уже есть ресурсы. Есть понимание, что мы не хотим 24 часа в сутки работать самостоятельно. Есть команда. Мы планируем свои инвестиции и время, поэтому подключаемся только к принятию стратегически важных решений. Очень здравый и осознанный подход, когда ты уже чего-то достиг в бизнесе и имеешь представление о том, как он работает.

И третий вариант – когда я захожу в стартап как инвестор. Не как профессиональный венчурный инвестор, потому что таких людей единицы, а как человек, который аккумулировал достаточно ресурсов и теперь ищет возможности их приумножить. Например, владелец крупного или среднего бизнеса, который, в принципе, не хочет участвовать в операционном управлении, а хочет инвестировать средства в проект с хорошей командой. Но опыта у него опять же нет.

Когда я запускал свой первый стартап, понял, в чем его отличие от традиционного бизнеса. Отличий на самом деле много. Они не сильно заметны на первый взгляд, потому что как ни крути это все равно бизнес. Но сейчас я бы сказал, что IT-стартап – это такой продукт, который имеет сильно больший рынок, чем любой из локальных бизнесов. IT-стартап имеет смысл создавать, если твой потенциальный рынок сбыта больше, чем аудитория твоего района или города. Как правило, здесь рынок измеряется масштабами региона, страны или мира.

IT-стартап не обязательно должен приносить деньги сразу: он может быть неприбыльным даже в течение нескольких лет. И подобный расклад учитывается еще на этапе планирования и проектирования продукта. То есть стартап в данном случае – настоящий марафон. Именно поэтому его создатели находятся в постоянном поиске инвестиций, чтобы продукт имел возможность развиваться до того момента, пока рынок не оценит его капитализацию в круглую сумму. Это нормальная история для IT-стартапа, когда ты очень долго его делаешь, не позволяешь себе вынимать из него деньги, получаешь относительно небольшую, как основатель, зарплату, работаешь на перспективу, и вдруг спустя три-четыре года оказывается, что твое личное состояние – сотни миллионов долларов. И это очень хороший путь, довольно распространенный успешный кейс.

Обычный, традиционный бизнес гораздо прагматичнее. Он делается быстрее. Люди же, запустившие не один стартап, авторитетно заявляют, что сроки создания продукта могут варьироваться от четырех месяцев до нескольких лет. Но лично я понял, что, например, за год вполне реально сделать достойный продукт, так что не торопись расстраиваться. В то же время классический бизнес в большинстве случаев может быть запущен за пару месяцев. Два-три месяца – и ты уже имеешь что-то, с чем можешь работать. И, скорее всего, ты уже зарабатываешь какие-то деньги, выходишь на плановую окупаемость. В то время как IT-стартап – это всегда значительно большая, чем даже в классическом бизнесе, неопределенность.

Ключ 29

СПИДТЕСТИНГ

Когда я говорю об IT-стартапах как о чем-то, что требует больше времени на запуск, чем традиционный бизнес, я имею в виду, что нам просто нужно потратить его на техническую разработку. Но не стоит тормозить на этапе просчетов, тестирования и «вылизывания» продукта до идеального состояния. Последнее категорически запрещено, так как обычно отнимает очень много времени, вызывает у предпринимателя сомнения в «окончательной идеальности», которая все равно недостижима, и в итоге он перегорает. Перфекционизм – зло для любого стартапа. Создай минимально жизнеспособный продукт для того, чтобы удовлетворить этими функциями первых потребителей, запускайся и в процессе занимайся доработкой.

Если ты планируешь запускать какое-то IT-решение, платформу, приложение, что угодно – тебе нужно ориентироваться сразу на весь рынок СНГ или даже на мир. Не на свой город, не на свой регион, а именно на максимально большой рынок. С этой мыслью ты должен формировать свою идею, от нее отталкиваться.

Есть еще одно очень серьезное отличие любой IT-платформы от классического бизнеса. Я его называю нулевой логистикой. Давай в качестве примера среди российских продуктов выберем, например, онлайн-кинотеатр Ivi – достаточно известный бренд. Если человек в любой точке мира захочет посмотреть фильм на ivi.ru и сделает это, то сервису не нужно платить за доставку такого фильма. То есть владелец ivi.ru платит за логистику ровно 0 рублей. Конечно, накладные расходы есть, но они несущественные. И еще одна ключевая мысль здесь в том, что потребитель получает услугу практически моментально. Соответственно, проводя параллель, можно сказать, что практически любая облачная услуга, digital-услуга, может быть доставлена моментально, прямо сейчас и бесплатно человеку в любой уголок России, СНГ и мира. И, исходя из этой истины, нужно стараться воспитывать в себе глобальное мышление, чтобы создавать такие проекты.

Сейчас ко мне приходят очень многие люди и, смотря на свой город, говорят: «У меня есть идея: я буду делать IT-платформу для Волгограда», например. Как правило, в таком случае игра не стоит свеч, потому что объем рынка Волгограда недостаточен для развития. Это не поможет бизнесу масштабироваться в дальнейшем. Человек должен сразу планировать то, что его аудитория – это вся Россия, СНГ и, возможно, даже Запад, а потом и весь мировой рынок, что уже более сложная задумка.

В то время как большинство классических бизнесов могут спокойно развиваться в пределах своего города, потому что выйти в другой город для них – определенные операционные затраты, на которые они становятся готовы только со временем или не готовы никогда.

Наверное, еще одно отличие – высокий порог входа. Почему каждый не делает IT-стартап? Чтобы сделать абсолютно любой стартап в IT, вне зависимости от того, на какой позиции ты находишься, тебе необходимо понимать весь процесс разработки, иметь достаточно высокий уровень компетенций в IT, в креативе, где-то даже немного в философии. Данная работа очень многоплановая. Причем варианта ее автоматизировать, делегировать кому-либо, запустить чужими силами практически нет.

Будь ты инвестором, или действующим предпринимателем с ресурсами, или тем, кто собирается бутстрапить, – ты обязан разбираться и получать компетенцию конкретно в IT. В то время как практически любой классический бизнес достаточно понятен интуитивно, и если у тебя есть ресурс, то ты можешь в нем сильно не разбираться или разобраться по-быстрому, потому что многие тематики его довольно простые, например цветочный ларек, магазинчик на рынке или франшиза.

Почему многие IT-стартапы не доживают до запуска? Тому есть несколько причин. Давай пройдемся по ним.

Основная причина – человеческий фактор. Большинство людей привыкли получать результаты быстро. Многие предприниматели, которые приходят в IT-сферу после классических бизнесов, привыкли, что за два-три месяца, проявив активность, они могут создать что-то и через несколько недель начать получать прибыль, привыкли, что первый клиент, как правило, приходит быстро, может быть, уже на следующий день. Тогда как практически любой IT-проект – бег на длинную дистанцию. То есть ты будешь пребывать несколько месяцев, до года, в полной неизвестности, будет тяжело, будет давить ответственность перед командой, перед инвесторами – и к этому нужно просто привыкнуть. Это абсолютно нормально. Нормально инвестировать время для получения намного большего результата. Потому что IT, как правило, дает намного большие перспективы, чем классический бизнес регионального или городского уровня. То есть первое, из-за чего не доживают до старта: из-за отсутствия привычки входить в проекты долгосрочно.

Второе – процесс разработки. Есть отдельная часть в digital-стартапах, она так и называется – разработка. В ней заняты самые разные специалисты: инженеры, аналитики, программисты, дизайнеры, верстальщики. Тут целый новый мир для любого классического предпринимателя. В большинстве своем это достаточно сложные люди, с которыми нужно находить общий язык. И очень часто (к этому я подводил, когда говорил, что нужно иметь компетенции), если ты не можешь говорить с ними на одном языке, тебе нужно либо искать партнера, который может, и параллельно разбираться все-таки и самому, либо ты этот стартап, скорее всего, не сделаешь.

Каковы основные правила создания IT-стартапа?

Первое: нужно родить идею. Стартап не берется из ниоткуда. Как и в классическом бизнесе, тебе нужно определить свою идею, понять, куда ты хочешь двигаться. Я не буду рассказывать, как придумывать идеи, – здесь каждому свое. Лучше расскажу, как отсеивать плохие идеи, сквозь какую призму на них смотреть.

Первый совет тривиален: лучше, чтобы идея была в том поле, в котором ты хорошо разбираешься. Здесь продукт будет создан максимально гладко. Это, правда, лучший совет. Например, если ты занимаешься логистикой, как я, найти идею в логистике и попробуй раскрутить ее в IT-платформу – вот это максимально правильный вариант. Нужно учитывать, что придумывая гениальную идею новой социальной сети, которой нигде нет (как правило, люди говорят, что этого нигде нет и поэтому это нужно срочно сделать), ты должен еще перед разработкой, перед набором команды посвятить большое количество времени исследованию данной тематики в принципе.

Я не говорю, что ты легко сможешь просчитать все параметры будущего бизнеса, но основную их часть ты (в том числе примерив на себя роль собственного клиента) можешь предвидеть и прикинуть. И такой подход я бы советовал всем. Так проще. Со временем, когда ты будешь запускать третий, четвертый, пятый продукт, ты можешь делать это уже быстрее, без слишком детальной проработки. С позиции силы. Но люди, которые впрыгивают в свое дело впервые, как правило, растерянны, и слишком много факторов может их отвлечь, сбить с пути. И будет намного проще, если ты хорошо разберешься в теме, прежде чем начнешь вкладывать в нее деньги.

Большинство бизнес-книг советует перед запуском провести интервью с потенциальными покупателями для того, чтобы узнать, интересна им будет твоя тема или нет. Здесь хочу дать совет: не принимай критику за чистую монету и не руби сплеча свои идеи после первого же негативного комментария. Пока человек не видит твоего продукта, он часто будет давать совет с позиции критикана, что обычно сбивает предпринимателя.

Если ты сам относишься к ЦА своего продукта и уверен в том, что он выстрелит, – запускай его. Можно пообщаться и с потенциальными клиентами, такими же, как ты, чью проблему решает данный продукт. Но не стоит принимать их, быть может негативную, оценку близко к сердцу. Потому что не все люди видят в момент общения с тобой именно ту «картину», которую ты собираешься создать. По факту ты можешь создать продукт, показать его тому же человеку, который тебя критиковал, и он, к твоему удивлению, скажет: «Так это же совсем другое дело, я буду этим пользоваться, я буду платить деньги за этот сервис». А ты ему скажешь: «Но ты же говорил мне, что это не сработает». А он просто не видел всей картины. Подобное со мной случалось неоднократно.

Такой вот вредный совет содержится во многих книгах: проведи интервью с представителями ЦА. И люди проводят десятки интервью, никому ничего не нравится, и в итоге они принимают решение не делать данный продукт.

Лично мне очень помогает один прием: когда я ищу боли на рынке, которые нужно закрыть, то, нащупав их, вживаюсь в роль покупателя своего продукта. Я сам оцениваю его с позиции потребителя, ведь только я знаю доподлинно, каким будет то, что я хочу создать, и очень часто понимаю, что это будет востребовано, и я покажу это рынку, я это сделаю. И, как правило, я не трачу долгое время на тщательный просчет и анализ своей идеи, потому что выступаю с позиции силы, и продукт выстрелит с большой вероятностью, когда я в такой позиции.

Как показывает практика, часто запускают стартапы и достигают успеха не самые умные люди, а люди с пуленепробиваемой уверенностью в своем успехе. Уверенность в себе максимально важна. Потому что, как бы ты ни был умен, как бы сильны ни были твои аналитические способности, мыслить – это одно, а делать бизнес – совсем другое.

Я узнал, что в стартапах есть такой термин – «пивот» (pivot – с англ. разворот). Он характеризует следующую ситуацию. Продукт выходит на определенный рынок, с рекламной и PR-поддержкой, естественно, а пользователи берут и используют только две его функции из десяти. То есть все остальное им просто не нужно или кажется неинтересным. Или они используют продукт вообще как-то по-другому, не так, как основатели рассчитывали. Например, Facebook трансформировался в социальную сеть из сайта знакомств просто потому, что Цукерберг увидел, что люди используют сервис как-то по-другому, не так, как он планировал. И у тебя тоже будет способ адаптировать свой продукт под то, что на самом деле нужно рынку. Не прогляди свой пивот – точку, где необходимо сверить маршрут и при необходимости его скорректировать, а то и совершить крутой разворот.

Как показывает практика IT-рынка, когда кто-то запускает свой первый или даже второй бизнес, и это стартап, – существует высокая вероятность, что он ошибется. Очень высокая. Но нужно относиться к этому спокойно. Знать, что максимально важно довести продукт до запуска, запустить его, обязательно обеспечить ему трафик, чтобы он столкнулся с покупателем, своим клиентом, и, возможно, потом придется вообще поменять идею, но главное – у тебя уже будет, с чем работать! И психологически дальше будет намного проще. Многие так и поступали: они меняли идею продукта прямо в процессе его распространения благодаря тому, что у них уже была аналитика с рынка. Наблюдая, как люди пользуются продуктом, они получали максимально реальный фидбек, в отличие от тех, кто, скажем, задавал такие вопросы прохожим на улице: «Если бы был такой продукт, что бы вы о нем думали?..» Нет, у них уже есть продукт, у продукта уже есть клиенты, и клиенты говорят своими действиями: «Переделывай вот это. А вон то – нам нужно вот таким». И ты переделываешь, это просто.

Ключ 30

IT-ГИБКОСТЬ

Мы уже поняли, что продукт нужно запускать быстро, чтобы не перегореть. И следующее очень важное правило: гибкость перед потребностями своих клиентов. Когда после запуска ты дорабатываешь свой продукт или изменяешь его в корне, потому что этого хочет потребитель. Стань гибким настолько, насколько возможно, и не бойся все поменять. Именно так делали многие мировые IT-компании. Тебе нужно хотя бы просто прочитать истории Instagram или Airbnb: они сильно улучшили свой продукт и расширили рынок после запуска.

Самое сложное в стартапах – начальный период: от сбора команды и поиска партнеров до запуска первой минимально жизнеспособной версии продукта. Здесь проваливаются 98 процентов стартаперов – по разным причинам.

Профессионалы данного рынка рассказывали мне, что они испытывали большие трудности и после запуска. Но эти проблемы в основном длились месяц, максимум три. В то время как делать продукт, изначально не зная, насколько может затянуться процесс разработки, – очень тяжело. Ты действуешь в условиях неизвестности, у тебя дефицит финансов, вся твоя команда ждет, чтобы ты ее мотивировал, отовсюду сыплются сомнения в твоей идее, вообще все сложно. Но потом будет проще. Твоя цель – дотянуть до старта. И тогда ты войдешь в те самые 2 %, которые все-таки сделали это!

Команда

Мне часто задают вопросы по поводу того, как искать партнеров, какими навыками они должны обладать, как формировать команду. В принципе, во многих книгах написано, что любому предпринимателю, если у него самого нет экспертности в разработке, для работы с креативщиками, инженерами и прочими необходим компетентный партнер. Как правило, если такого партнера нет, а он сам не разбирается и не готов инвестировать в это много времени, его шансы на успех равны нулю.

Что касается партнера, я думаю, первый критерий такой: человек уже должен сделать хотя бы пять проектов небольшого масштаба. Это могут быть сайты, интернет-магазины, какие-либо платформы. Чем масштабнее его работы, тем лучше, но он должен хотя бы понимать, о чем идет речь, когда мы говорим о бизнесе.

Западные авторы советуют брать в партнеры программиста. Но здесь я не совсем согласен. По моему опыту, партнер-программист, оказывается, не готов к запуску проекта превратиться в менеджера, он остается тем же разработчиком, который уже не нужен. Ведь молодые предприниматели будут искать партнера-программиста такого же возраста, то есть 20–25 лет. А программисты, как правило, приходят к тому, чтобы осваивать навыки менеджмента, годам к тридцати (или не приходят вообще). Более взрослый человек скорее найдет 30-35-летнего программиста, который уже руководил разработкой в разных компаниях – вот тут, наверное, идеальный случай. Но это больше про взрослую аудиторию предпринимателей. Потому что взрослый разработчик работать с «пацаном» вряд ли захочет. Он будет работать с партнером примерно своего возраста, равным ему по опыту, знаниям и результатам.

Где искать партнера? Это хороший вопрос. Я посещаю профильные мероприятия. Езжу на крупные отраслевые форумы по стартапам в городах-миллионниках. Слушаю, о чем говорят со сцены, смотрю на людей. Там многие взращивают у себя в голове идею какого-то продукта и ищут партнеров.

А как вдохновить других, когда до запуска еще далеко? Данный навык нужно в себе тренировать вне зависимости от того, какую роль ты исполняешь. Мне сложно сейчас вспомнить, как я к этому пришел, как открыл в себе способность к вдохновению, тема больше про азы управления, про психологию работы с командой. Даже если ты не уверен в проекте, даже если у тебя есть сомнения (а они у тебя постоянно будут), твои люди не должны их видеть. Ты должен решать свои проблемы самостоятельно внутри себя и рисовать команде красивую, яркую картину, а всё остальное – твои личные проблемы.

Люди должны постоянно от тебя подпитываться – энергией, мотивацией, уверенностью, вот что важно. Тут твой главный ресурс для компании! Особенно когда команда маленькая и ты не можешь спрятаться в своем кабинете, вы все время проводите вместе, команда тогда постоянно наблюдает за тобой. Значит, твоей энергии постоянно должно быть много. Ты должен заряжать людей, даже если ты не привык говорить, что все хорошо, когда тебе плохо. Это одно из самых главных правил.

Когда люди видят, что ты сомневаешься, когда ты честно с ними обсуждаешь все проблемы своего продукта, скорее всего, ты этих людей не привлечешь. Потому что есть люди ведущие, а есть ведомые, это старая истина, и она правдива. И люди приходят к тебе работать, потому что они видят в тебе силу, что у тебя есть свой путь, что ты их приведешь к какому-то результату, и поэтому они возлагают на тебя надежды. И очень важно, чтобы ты выглядел и действовал как человек, надежды на которого оправдаются. Как это в себе тренировать? Я не знаю, честно. Путь каждого индивидуален. И многое зависит от харизмы.

Если ты относишься к числу моих читателей, которые работают по найму и пока только мечтаешь о собственном бизнесе, у тебя есть руководитель. И, как правило, если твой руководитель приходит в плохом расположении духа, рассказывает тебе о проблемах в компании, это вызывает огромный стресс. Потому что, если к тебе приходит человек, который взял на себя ответственность за бизнес, который платит тебе зарплату и обеспечивает стабильность твоей жизни, и говорит: «Знаешь, у нас все плохо», ты думаешь: «Чувак, это же твоя работа. Ты должен все исправить!»

Роль лидера – быть всегда в приподнятом настроении и делиться им с членами своей команды, поднимать их мотивацию. И это не пустые слова. В книжках часто об этом пишут, но на практике так себя ведут лишь единицы.

В классическом бизнесе в партнерство часто вступают похожие люди, и им хорошо. Например, два финансиста. И таких примеров много. В IT-стартапе обязательно, чтобы были закрыты все важные компетенции.

В западной методологии есть классическая модель, как искать партнеров для стартапа, – hipster, hustler, hacker. Это те роли, которые должны быть распределены. Человек, который занимается маркетингом, продвижением, аналитикой и управлением проектом, – хипстер – один мой партнер. Другой партнер – человек, который знает, как делается «внутрянка» проекта, его техническая часть, разработка, – это хакер. И, наконец, я – хастлер – то самое лицо, которое подарит продукту жизнь, сделает на этом хайп и займется креативной частью. Люди должны видеть, что продукт имеет лицо. Я понял, что на старте очень важно иметь не более трех партнеров. Больше не нужно.

План-минимум по команде: у тебя должен быть один разработчик, один дизайнер и ты со своим партнером (не важно, кто вы). С одним разработчиком без дизайнера будет сложно и неправильно. С одним дизайнером без разработчика вообще невозможно ничего сделать.

Где их искать? Нужно сформировать идею и обязательно каким-либо образом ее презентовать. Если ты презентуешь обычно плохо, тебе нужно срочно научиться это делать. Как founder (основатель), вне зависимости от того, какую роль ты себе взял, ты должен продавать этот продукт всем, в том числе продавать его своей команде.

Ключ 31

МАСТЕР ПРЕЗЕНТАЦИЙ

В своих бизнес-поездках по США я часто встречал основателей различных стартапов и каждый раз учился у них мастерству презентаций. Их рассказ о продукте был настолько отточен, что у меня уже через пять минут после встречи возникало ярое желание проинвестировать в него прямо сейчас. Они «продают» таким образом свой продукт не только инвесторам или стратегическим партнерам, но и своей команде. Каждый новый человек, который становится членом команды, получает личную презентацию от фаундера. Обычно она начинается историей основания компании и заканчивается «планом по захвату мира». Ты обязательно должен уметь подать свой продукт таким образом, чтобы ни у кого не было сомнений в том, что он лучший!

Соответственно, когда идея сформирована, когда ты горишь ею, когда ты можешь описать ее другим людям во всех красках и со всей страстью, тебе нужно идти на поиск команды – разработчика и дизайнера. Посещай тематические форумы, похожие мероприятия, пробивай по знакомым, нет ли у них кого на примете. Описывая свою идею потенциальным сотрудникам, говори, что «вы становитесь частью моей ранней команды, и для вас я сделаю так, что, когда мы запустимся, ваши зарплаты будут значительно выше рыночных, ваш статус в компании – высоким, поверьте мне, эта идея завоюет рынок, и мы ее с вами воплотим в жизнь!»

Нужно продавать людям идею, чтобы они работали над твоим продуктом полный день, но это сложно сделать бесплатно. Задаром с тобой будут работать лишь те, кто очень верит в твою идею или у кого есть основная работа. Поэтому днем они зарабатывают деньги, а вечерами трудятся над твоим стартапом. Такая модель имеет место быть. Но она не самая жизнеспособная, прямо скажем. Я настоятельно советую тебе, если ты решишься на IT-стартап, договориться со своим дизайнером и разработчиком, чтобы они работали на постоянной основе. За это им, конечно, придется платить.

Хорошая модель в данном плане работает в Штатах, откуда и пошли стартапы. Можно предлагать разработчикам и дизайнерам опционы – право на выкуп доли в компании. И ранняя команда, как правило, получает достаточно большой опцион. И в случае, если компания будет капитализирована, к примеру в 1 млрд, в 5 млрд, в 10 млрд, то эти люди уже априори миллионеры. То есть ребята из ранней команды Amazon, получавшие небольшую зарплату и опцион на старте, сейчас миллионеры – такова открытая статистика.

В России и СНГ в целом эта модель встречается редко. По крайней мере, мне неизвестны практические примеры, когда ранняя команда российского стартапа существенно разбогатела после успеха компании.

Соответственно, нужно просто обещать своей команде высокие зарплаты после выхода на определенные положительные показатели или после получения финансирования и то, что ты точно возьмешь на себя ответственность за их успешное будущее. Любой достаточно опытный разработчик или дизайнер оценивает, когда ты продаешь ему свою идею, можно ли с тобой пойти по твоему пути, действительно ли все будет хорошо. То есть им нужна вера в тебя. И чем лучше у человека навык продаж идеи, чем круче сама идея, чем больше эта идея заходит твоему первому инженеру или дизайнеру, тем меньше они будут требовать оплату и тем больше будут тебе верить.

У каждой известной компании есть своя история. Проблема в том, что многие российские кейсы успеха созданы корпорациями. Большие компании растят продукты внутри и выводят их на рынок благодаря своему ресурсу. Такие примеры не подойдут людям без денег и прочих ресурсов.

На российском рынке были истории большого успеха. Яндекс, Mail.ru Group и другие. Давайте рассмотрим пример «ВКонтакте». Мало кому известно, что брат Павла Дурова – талантливый инженер-разработчик. Именно благодаря ему «ВКонтакте» собрал первый штат, еще не располагая большими ресурсами. В команде Стива Джобса данная роль досталась Стиву Возняку, инженеру по призванию и сооснователю Apple. Это очень важная позиция в IT-стартапе. Инженеры сейчас особая каста. На многие их умения сегодня высокий спрос. Отличить хорошего инженера от пустышки непросто. Попытайся привлечь технически подкованного сооснователя, разработчика в прошлом, а сейчас лидера команды. Либо найди менеджера, продюсера с сильным техническим опытом. Именно такие люди и ролевые модели помогли собрать, и мотивировать амбициозные, жадные до результатов команды профессионалов.

Почему я обращаюсь к «затертым» фигурам? Это общеизвестные примеры, биографии их компаний раскрыты достаточно, чтобы сделать выводы о том, как все происходило. Обрати внимание, что твой сооснователь инженер должен иметь лидерские или хотя бы менеджерские навыки. Тебе будет сложно с партнером-программистом, которых их не имеет, в тяжелые времена. Ему и самому будет очень тяжело справиться.

Подстрахуй себя. Ищи инженера, который хочет большего. Привлечь такого человека для тебя будет вызовом. Вокруг него каждый день крутятся предприниматели вроде тебя, которые хотят сэкономить, предлагая ему разрабатывать свои бредовые идеи бесплатно. Если ты предложил идею правильному, как ты считаешь, партнеру, и он сразу согласился – скорее всего, это не тот человек. По-настоящему сильному техническому сооснователю потребуется продавать свою идею куда активнее, чем среднему клиенту. Но, в конце концов, он того стоит.

Предположим, ты все же не нашел такого человека или находишься в фазе его убеждения. Между тем твоя идея требует реализации сейчас.

Есть разные способы договориться с первой командой. Если идея очень приземленная, с понятной бизнес-моделью, найди в ней что-то бодрящее, необычное (в крайнем случае просто высоси это из пальца!). Объясни, как она будет приносить доход, почему может выстрелить и во что в итоге может превратиться.

А если идея не приземленная? К примеру: «Я запланировал сделать сервис по подписке, который будет анализировать твою пищу по фотографии и давать точные советы, сколько еще осталось калорий на сегодня, чтобы не потолстеть, а также сервис будет предлагать варианты пищи на остаток дня. Нас два партнера, я профессиональный диетолог с большой базой клиентов, а мой брат – эксперт в распознавании изображений, и у него уже есть алгоритм, который нам поможет, если ты его доработаешь». Так, твое «космическое» и очень интересное, но малопривлекательное в плане вероятности успеха предприятие будет выглядеть более понятным в глазах представителей ранней команды.

Мне сейчас проще: меня все знают, со мной хотят работать и мне требуется всего 30 минут на встречу, чтобы человек согласился работать в команде. Это отличное преимущество персонального бренда. В твоем случае так тоже возможно, но только за несколько встреч и с хорошо подготовленной презентацией.

У представителей многих классических профессий в карьерных ценностях часто даже нет такого понятия, как интерес. Менеджеры, административный персонал, экономисты, юристы… Чтобы привлечь бухгалтера, нужны лишь офис, небольшая зарплата и уверенность, что ты можешь ее вовремя платить. Все, бинго! Человек может остаться с тобой на десятки лет.

С теми, что будет работать в твоем стартапе, все по-другому. Им нужны приключения, драйв, перспектива. Так, при продаже идеи инженеру, дизайнеру, креативному менеджеру нужно хорошенько постараться, чтобы они вписались в твою авантюру.

Ключ 32

БАЗА

В классическом понимании офис – просто рабочее пространство с компьютером для каждого сотрудника, доступом в интернет и туалетом на этаже. Сейчас многое меняется. И я создал ультрасовременное рабочее пространство в центре Москвы. Три этажа, 1500 кв. м, своя кухня, кофейня, барбершоп, зона для презентаций и просмотра фильмов, студии видео- и звукозаписи, просторные переговорные, опенспейсы в стиле лофт, душевые и даже спальные места. Все это было сделано для того, чтобы создать идеальные условия именно для представителей неклассических профессий. На моей базе трудятся более ста человек, из которых половина – это дизайнеры, продюсеры, специалисты по 3D-моделированию, программисты, видеомонтажеры, сценаристы и другие представители творческих профессий. Мог бы я их привлечь в другой офис? Возможно, да. Мог бы я удержать их внимание и вовлеченность? Думаю, что нет. Думай о команде и о ее внутреннем эмоциональном состоянии, ведь именно от нее зависит эффективность твоего проекта. Иметь большую базу со множеством возможностей – не обязательное условие для начала бизнеса, а идеальное условие, к которому должен стремиться каждый стартап.

Ищи людей в моменте. Тех, кого интересует программирование и дизайн прямо сейчас. У кого еще горят глаза. Кого цепляет твоя идея. На этом пути ты можешь перебрать не один десяток людей, но своих найдешь точно.

Сегодня рынок такой, что в инженеры ушли многие, знакомые нам менеджеры, бухгалтеры, дизайнеры. Также хорошие условия труда и достаточно высокие зарплаты на первой работе дают двадцатилетним ощущение легкого куража, многие из них становятся снобами, бесконечно транжирящими деньги, едва выпустившись из университетов. Ищи в стартап пассионариев. Тех, кто на своем месте. Кого еще действительно привлекают ноли и единицы. Сегодня инженерами становятся все подряд, двадцать лет назад там были только увлеченные.

Вера – основополагающее понятие. Веру команды нужно подпитывать результатами. Если долгое время проект стагнирует и света в конце тоннеля так и не видно, тебе отказывают инвесторы, в идее обнаружились критические несоответствия, горят сроки – ты всегда должен быть человеком, который внушает уверенность в том, что справится со всем этим. Покажи себя человеком, на которого может положиться вся твоя команда!

Особенно хорошо, если команда однородная, вы примерно одинаково одеты, имеете схожие интересы и доходы. Молодые СЕО не сразу понимают, что с тех пор, как они продали свою идею другим, те другие выбрали их путь как тот, по которому стоит идти. И команда должна быть постоянно уверена в лидере, в том, что он сможет дотащить свое начинание до победного момента, до выхода под софиты на сцене и котировок с семью нулями на бирже.

Запуск стартапа

Про запуск стартапа написаны тонны материала. Я же склонен делать многие вещи от сердца, на кураже. Если тебе нужны академические знания, методологии, подходы – загляни в «Википедию», обратись к бесконечным информационным ресурсам в интернете. Как предприниматель и практик, лично я уделю внимание прежде всего наблюдениям за запусками своих бизнесов и расскажу, что я из них вынес.

Тех, у кого есть идеи для стартапа, – миллионы, в то время как дальше своей идеи заходят лишь тысячи. Почему так? Если у тебя сейчас в руках твой первый стартап или, тем более бизнес, эта глава будет особенно ценной. Мне каждый день пишут люди с просьбой проинвестировать идею. Большинство из них хорошие, энергичные ребята, но этого недостаточно. Я часто не отвечаю, так как развернутое «нет» каждому может занять у меня целый день. И этой главой я решу и свою проблему. Теперь всегда смогу рекомендовать прочитать книгу и тем самым помогу большому количеству людей советами, которые возвращают на землю в хорошем смысле слова.

Возьми идею из области своего опыта. Например, ты долго работал на определенной позиции в компании и твои клиенты из раза в раз указывали на проблему, которую твоя компания (и никто на рынке) не решала. Клиенты могут быть не обязательно внешними. Если ты просто бухгалтер, то твои клиенты находятся внутри компании, – это сотрудники, для которых ты готовишь документы и отчетность.

Так возьми и запусти стартап, который избавит твоих бывших клиентов от данной навязчивой проблемы. Таким образом, ты точно будешь знать, что данный продукт нужен рынку и совсем не провалится. К тому же разработка продукта пройдет быстрее и более гладко, если ты как рыба в воде в той отрасли, в которой строишь свой стартап. Ты будешь точнее. У тебя будет больше времени на обучение другим важным задачам.

Отдельно хочу выделить тренды. В любой период времени есть тематики, набирающие популярность. В стартапах сейчас это машинное обучение, блокчейн, дополненная реальность и многие другие. Отлично, если ты из этой сферы. Например, работал аналитиком в корпорации и мир огромных цифр для тебя прозрачен настолько, что ты способен придумать здравую идею, реализуемую через данные технологии.

Но если нет – не инвестируй время и ресурсы в столь труднодоступные человеку без специального образования и опыта проекты. Тренды, это просто тренды, они не сделают твой стартап успешнее.

Все книги о стартапах говорят: «Продайте это!» Здесь я объясню, чем продажа идеи отличается от дружеского согласия. Для оценки идеи ты на крыльях полетишь к своему ближнему кругу! Это нормально для человека. Идти к тем, до кого легче дотянуться.

И все же, чтобы понять, будет ли идея кому-то интересной, уже на раннем этапе нужно пробовать ее продать. Чем чаще – тем лучше. Вопрос – кому? Твоя мама, друзья, жена, муж – их мнение бесценно, только когда они твои потенциальные клиенты или пользователи. Бизнес любит холодный ум и горячее сердце. Продай свою идею тем, кто станет потенциальным клиентом после запуска.

Близкие желают тебе лучшего, но подумай, ты же можешь так и не начать действовать из-за того, что твою идею зарубили те, для кого она не представляет ценности. Или, наоборот, перехвалили твою идею, но не стали пользоваться твоим продуктом после старта.

Вот так предательство, да? На самом деле нет. Во-первых, люди покупают иррационально. Кто готов ответить, почему купил эти шикарные олдскульные кроссовки по завышенной цене? Или заплатил $300 за подписку на онлайн-игру на несколько месяцев? Большинство компаний, потребителями которых мы являемся сегодня, не прошли бы этап валидации идеи потенциальными покупателями.

Человек мало что знает о причинах своих поступков, это задача предпринимателя действовать в темноте и верить, что он на правильном пути. Во время твоих опросов никто не видит полной картины, как именно ты собираешься воплотить свою идею. Как этот продукт будет выглядеть? Что будет происходить с ним на уровне ощущений?

Бывало, знакомые «рубили» мои идеи в зачатке, но после нескольких месяцев работы я показывал результат и они говорили: «Вау, я даже не думал, что это может выглядеть так! Это же совсем другое дело!» Нет, ребята, дело то же самое, я так и планировал. Просто вы не видели его моими глазами. С другой стороны, иногда мой дар убеждения настолько велик, что выходит мне боком: я рассказывал о своем продукте так, что все вокруг говорили: «Гениально!», «Дима, как ты до этого додумался?!», «Это сто процентов выстрелит!». Но по факту выходило совсем не так.

Независимо от твоей роли в стартапе тебе нужно научиться его продавать на всех этапах – от идеи до запуска и развития.

Как подойти к продаже? Пока у тебя на руках только идея, потренируйся с устной презентацией, собери «ядро» стартапа у себя в голове, назначь сам себе встречи и задавай правильные вопросы. Помни, что обратная связь потенциальных клиентов на этапе, когда ты только планируешь приступить, – это не самая релевантная обратная связь. Чем более зрелым будет становиться продукт, тем точнее она будет.

Существует множество бизнес-моделей для стартапов. Например, подписка (я писал о ней в главе «Развитие»), когда люди ежемесячно платят фиксированную сумму за использование продукта. Сейчас это одна из самых успешных и «понятных» моделей. Твой бизнес получает предсказуемую ежемесячную сумму, с которой можно работать.

Транзакционная модель – старая добрая классика. Клиенты платят за предоставление услуг или товаров по требованию. Есть транзакция – есть кэш.

Транзакционная агентская: когда ты берешь комиссию за связь бизнеса и потребителя или любой другой аудитории, которая готова платить за привлечение клиентов/партнеров/etc.

Условно бесплатная (внутренние покупки). Продукт может быть бесплатным для массовой аудитории, но при этом часть пользователей будет платить за нужные им услуги. Ярким примером является Avito: пока мы покупаем, сервис для нас бесплатен, но как только мы переходим в категорию продавца, он фактически принуждает нас оплачивать спецразмещение, если мы хотим продать товар или услугу быстрее.

И еще десятки бизнес-моделей! Многие компании совмещают сразу несколько, но каждый известный стартап начинал с одной простой и понятной модели.

Первым делом нужно взять идею и попытаться улучшить ее. «Идея – пушка, и этого еще нигде нет!» – самая повторяемая фраза в московских кофейнях. Кажется, что для успеха нужно придумать «что-то, чего еще нет». Это только отчасти верно. Питер Тиль в своей крутейшей книге «От нуля к единице» пишет, что стартапы «замкнулись сами на себе» в попытке копировать модели и идеи друг друга вместо того, чтобы создавать принципиально новые вещи. Я с ним согласен. Хотя если взять какую-нибудь американскую модель и применить к русскому рынку… Но я тебе этого не говорил.

Если хочешь взлететь до небес, тебе нужно стать инновационным и немного безбашенным. Но должен присутствовать и рациональный подход. Вместо изобретения принципиально нового продукта я предлагаю тебе искать инновации на уже существующих, растущих или стабильных рынках. Или пусть хотя бы кто-то уже изобретет на новом рынке что-то до тебя. Будь немного хитрее.

Стив Джобс, икона предпринимательства и стартап-тусовки, засранец и король мистификаций, был хорош именно в улучшении, докрутке существующего. Таких примеров сотни. Когда он начал работать над первым компьютером, сам компьютер уже был изобретен. Джобс улучшал и популяризировал свой продукт. В его карьере были успешные технологические революции. Но позже. Примерно тогда, когда он уже мог позволить себе дома за десятки миллионов долларов на западном побережье США, будучи опытным предпринимателем.

Ключ 33

ПЕРВЫЙ – НЕ ЗНАЧИТ ЛУЧШИЙ

Истории успеха – это просто истории. К сожалению, тех первых, кто вкладывает весь свой ресурс в изобретение и создание первичного спроса, чаще всего оставляют далеко позади вторые, которые со свежими силами работают над улучшением и новой упаковкой существующего. Или они идут еще более простым путем: выкупают первооткрывателей практически за бесценок. Почему? Да просто перед изобретателем ставят вопрос: продашь, чтобы мы улучшили данный продукт и твое изобретение все же жило, либо мы сами сделаем то же самое, но со своими большими ресурсами, и это полностью похоронит твою компанию?..

Возьмем, к примеру, социальную сеть. Помните, десять лет назад только ленивый не говорил о том, что надо запускать собственную? Успехи Цукерберга и Дурова волновали тысячи людей, и тогда сотни миллионов долларов были инвестированы в соцсети, которые так и остались непопулярными.

Я искал примеры стартапов того времени, но они ничего тебе уже не скажут. Дуров выиграл войну «свидетелей успеха соцсетей». Он адаптировал и улучшил инновацию, спрос на которую уже рос в России с приходом Facebook и других. Не всегда законно, вспомни, как рос наш интерес к «Вконтакте» с появлением в нем пиратской музыки, но Дуров выиграл. Так же он поступил и со своей второй компанией.

Смотри, какая идея может трансформировать уже существующий человеческий опыт на большом рынке. Пусть сейчас это будет твоим взглядом на инновации. После первой компании у каждого появится собственный взгляд на стартапы.

На этапе оценки идеи можешь задать себе вопросы: насколько я разбираюсь в этой теме? Достаточно ли велика эта проблема для разработки целого отдельного приложения под ее решение? Кто мои пользователи? Кто будет за это платить? Пользователь или провайдер услуг? Кто уже создавал нечто подобное? Чему я могу у них научиться?

На этом этапе у тебя уже должно быть готовое «ядро» продукта для короткой презентации и несколько интервью с потенциальными потребителями. Соедини свою идею и модель. Выглядит неплохо? Тогда идем дальше.

Большинству людей фраза «оцените свой рынок» не очень понятна. Тем не менее это чуть ли не первое, что ты услышишь, когда начнешь искать информацию о запуске стартапов. Кстати, в большом бизнесе опытные предприниматели начинают с этого пункта чуть ли не сразу, когда планируют свои новые проекты! Ниже несколько личных советов, как делать оценку рынка, даже если ты новичок в предпринимательстве.

Здесь я повторюсь, но эта мысль того стоит. Целься на мир или хотя бы на страну. Если идея твоего стартапа работоспособна только в рамках одного города или региона – подумай дважды. Посмотри, с кем ты будешь конкурировать. Посмотри, кто уже «играет по-крупному» на этом рынке. Если такие игроки есть, это хорошо. Большие компании, как правило, очень неповоротливы из-за огромного штата, инертности и еще потому, что давно перешли из режима «бурного роста» в режим «сохранения ресурсов». Найди, какие потребности своих клиентов они не могут или не хотят удовлетворять. Часто большие компании выжидают, пока небольшой, но очень смелый коллектив проверит какую-либо из их идей, так как для них риск стоит очень дорого.

Смело делай свой стартап. В будущем, при успешной проверке гипотезы, в твой офис придут представители корпораций с предложением о покупке, и ты сможешь продать бизнес, если тебе будет это интересно.

Начинай думать о цифрах. На старте ты, скорее всего, не почувствуешь огромной разницы между 10 и 100 миллиардами рублей, в которые в перспективе могут оценить твой бизнес. Эти цифры кажутся недостижимо далекими, пока ты не заставишь себя их осознать и проанализировать как реальную перспективу. Для твоего продукта они важны. Попробуй мыслить как успешный, опытный предприниматель. Воспользуйся открытыми источниками. В каждой отрасли есть хотя бы одна компания, которая предоставляет открытую актуальную аналитику рынка. Посмотри на ее обороты, эта информация на 100 % будет тебе полезна.

Начни действовать, привлекая ресурсы. Сейчас мы говорим о бутстрэппинге, модели запуска стартапа, в которой твой собственный ресурс ограничен. Вообще ресурс всегда ограничен, но сейчас – особенно. Что делать? Еще несколько лет назад я бы со стопроцентной уверенностью сказал, что стоит посмотреть на акселерационные программы, разобраться с тем, как работает венчурный капитал. Но время вносит свои поправки в мое мировоззрение.

Для начала, венчурные инвесторы стали намного более разборчивыми в вопросе, кому давать инвестиции, и если раньше все начинающие стартап-предприниматели верили в модель, согласно которой ты не стартуешь, пока не получишь финансирование, то сейчас нужно сильно постараться, чтобы в тебя инвестировали. Инвесторам есть из чего выбирать. И более того, чем дальше ты продвинулся в разработке продукта, тем меньше доля инвестора. Давай рассмотрим, как это работает, на примере абстрактного продукта.

Конечно, инвесторы будут оценивать сотни факторов, принимая решение, сколько денег тебе выделить и на каких условиях, но грубо это работает так. Чем дальше заходит команда в разработке продукта и чем яснее он становится, тем лучших условий ты можешь добиться. Если ранее ты зарабатывал $500, а теперь целишься в сотни тысяч долларов со своим стартапом, то перспектива отдать раннему инвестору 25 % выглядит абсолютно нормально. Много же останется!

Я всегда старался зайти как можно дальше своими силами, параллельно назначая встречи с возможными источниками финансирования. В большинстве случаев тебе понадобится сумма от $7000 до $30000 для создания первого прототипа продукта. Иногда она может быть еще меньше. Основной статьей расходов будут зарплаты.

Возможно, эти деньги у тебя уже есть или ты можешь постепенно занимать их у близких или друзей. Возможно, ты готов рискнуть и продать что-либо (пожалуйста, только не квартиру). В любом случае, заяви о себе потенциальным инвесторам и покажи результат, созданный своими силами. Если справишься – получишь лучшие условия и закалишь свой характер. Человек, который просто тратит чужие деньги, – не всегда предприниматель.

В конечном итоге твой продукт должен получиться таким, чтобы его полюбили потребители. Поэтому основное внимание должно быть направлено на то, как удовлетворить потребности клиентов, а не на то, как обскакать своих конкурентов. У бизнеса всегда должен быть вектор дальнейшего роста. В нем помогает неподдельная страсть к изобретательству и желание постоянно улучшать уровень обслуживания. Конечно, он при этом должен давать хороший финансовый результат. И еще, всегда думай про будущее. Чем дальше ты научишься планировать, а главное – претворять свои задумки в жизнь, тем более крутым окажется твой стартап.

Для бизнеса в России сейчас спокойная, комфортная обстановка. Тяжелые времена позади. Особенно если ты строишь бизнес в интернете. Ты сам выбираешь для себя направление и риски, связанные с ним. Большие риски – это про государственные заказы, строительство, оборонку, автомобилестроение. Там, где нужно конкурировать с ребятами, которые пока не научились сотрудничать. С теми, кто не понимает, в чем сила партнерства, а скорее готов забить тебя насмерть. Меньше всего проблем происходит в интернете. Поэтому могу сказать смело: иди и строй IT-компанию. «Отжать» такой бизнес очень сложно, а управлять им можно из любой точки мира.

Глава 10

Три женщины

Мама

Моя мама – самый настоящий дипломат, и она всегда за дружбу между людьми. Когда я учился в школе, мама постоянно работала с моими проблемами. Она учила меня быть честным. Говорила, что нужно слушать людей и уметь устанавливать с ними добрые отношения.

Я помню, как мама переехала в Благовещенск сразу после того, как я запустил бизнес. Она застала меня всего за полгода до отлета в Китай и очень сильно расстроилась, что у нас осталось так мало времени для близкого общения. Тогда она старалась все свободное время проводить со мной: гулять, говорить, обсуждать мои планы. В Благовещенске мама устроилась в учреждение по соцзащите граждан – специалистом по работе с неблагополучными семьями. Соцзащита помогает многодетным семьям, а также пострадавшим от пожаров, потерявшим кормильца и многим другим попавшим в тяжелое положение людям. Мама работала там за 40 тысяч рублей в месяц.

Уверен, она не просто так выбрала эту работу: у нее самой имелся тяжелый опыт преодоления трудного периода после смерти мужа, моего отца. Тогда ей пришлось разруливать многочисленные сложности, которые остались после его ухода: долги и плохо оформленные документы по бизнесу, которые были составлены, будто на коленке. Мама пыталась действовать в двух направлениях: защитить и сохранить имущество. Но единственное, что получилось сохранить, – квартиру в Благовещенске. Когда-то родители вложились в долевое строительство, и эта недвижимость была всем, что у нас тогда осталось.

До переезда мама долго работала в школе, которую однажды взяли и переформировали в детский садик. А маме предложили другое место: «Мы можем вам дать должность в комитете по делам молодежи». И она согласилась. Надо отметить, что моя мама никогда не чуралась никакой работы. У нее просто не было выбора. Сначала надо было выучить сестру Олесю, потом меня. А только моя учеба стоила 54 тысячи рублей в год. Плюс нужны были деньги на еду, транспорт и прочие житейские расходы. Мама старалась всегда во всем помогать нам. И теперь я хочу, чтобы у нее наконец появился выбор, чтобы она могла делать только то, что хочет.

Пять лет назад мама вышла на пенсию. Наверное, я повлиял на нее в этом вопросе. Как только начал зарабатывать хорошие деньги, стал платить маме «зарплату». И сказал, что буду делать это дальше только в том случае, если она уволится с работы. Потому что обычно она уходила из дома в 8:30 утра и возвращалась в шесть часов вечера уставшая, без ног и без рук, и меня это сильно огорчало.

Я знал, с какими проблемами, каким горем сталкивается она на работе. Видел, как к ней каждый день выстраиваются в очередь люди со своими жалобами. Я понимаю, что она делала доброе дело и приносила людям пользу, но это трудно для пятидесятилетнего человека с большим сердцем. И мне хотелось поберечь маму. Правда, я тогда до конца не понимал одну важную вещь. Для мамы работа – это прежде всего общение с людьми, оно для нее очень важно. Так было всегда. Она очень коммуникабельна, получает удовольствие от общения, поэтому для нее работа – не только про деньги. Мы время от времени садимся и разговариваем с ней об этом.

Раньше она не хотела и думать о бизнесе. Хотя можно было продолжить дела отца после его смерти, но она даже помыслить о таком боялась. Я думаю, причиной страха была неуверенность в себе: она в этом не разбиралась и ничего не понимала. Она видела, как было тяжело отцу: постоянные предательства, неприятные разговоры за спиной и вечные проблемы. То магазин сожгли, то состав с топливом перевернулся, – он вез первый заказ для его маленькой автозаправки. Это был ужас. Видя все это, мама, вероятно, проецировала ситуации на себя и понимала, что совершенно не готова к предпринимательству. Она просто панически боялась бизнеса.

Сейчас, когда она видит, что у нас с Олесей что-то получается, когда она слушает наши разговоры о бизнесе (а мы часто говорим о нем при ней), она начинает размышлять вслух: «Я, может быть, и открою какой-нибудь бизнес». Тогда я серьезно обсуждаю с ней данный вопрос и пытаюсь понять, действительно ли она этого хочет и не будет ли это обузой для нее? Поскольку даже маленький бизнес нельзя просто запустить и сразу оставить без контроля и управления, чтобы он сам по себе дальше работал. Маленький бизнес – он как ребенок, его надо растить, с ним надо жить. Ему надо постоянно уделять внимание и обучать новым навыкам. Нужна хорошая команда, надо считать деньги до последней копейки, работать с поставщиками, арендодателем, отчитываться перед налоговой. Здесь куча мелких задач, которые на начальном этапе необходимо полностью взять в свои руки. Ты должен быть многоруким и многоногим.

В общем, я решил, что даже маленький бизнес для мамы может стать потрясением. А я очень хочу, чтобы она не стрессовала. Ведь если у нее не будет получаться, то она, конечно же, почувствует вину передо мной. Придется тогда мне самому подключаться к данному вопросу, улаживать дела, помогать ей. Наверное, ей захочется пожаловаться, а жаловаться она не любит. Поэтому будет страшно переживать – ведь она сама взяла на себя ответственность и должна сама все делать. В моем окружении есть ребята, которые запускали своим мамам бизнес, и потом он быстро закрывался или продавался. Потому что в бизнесе необходима твердость духа и умение проявить ее в работе с командой. Людям иногда надо жестко объяснить, что они должны выполнять свою работу четко, что хорошо – это только когда они приходят вовремя, что продавать нужно больше и больше. И все это приходится требовать от людей постоянно, иначе конец твоему бизнесу.

Сейчас мама зарабатывает 100 тысяч рублей в месяц. Эта зарплата за то, что она мама Трансформатора. Она может путешествовать куда угодно и не ограничивать себя ни в чем – все эти расходы полностью на мне. Время от времени я также закидываю ей на карточку денег, чтобы она, например, пошла по магазинам и совсем ни в чем себе не отказывала. Я оплачиваю маме посещение фитнес-клуба и занятия с тренером, оставляю большие депозиты в спа. Ее приложение для вызова такси привязано к моей карте, и она ездит бесплатно, куда угодно и сколько ей нужно. Я стараюсь сделать так, чтобы у нее всегда были деньги и чтобы она почти ничего нигде не платила, чтобы у нее, с одной стороны, всегда были деньги на свои интересы, а с другой, чтобы она сама ничего крупного не оплачивала, да и вообще не знала, сколько что стоит.

Например, сейчас мы купили ей квартиру и начинаем делать там ремонт. Я сразу сказал прорабам, что мама вам ни копейки платить не будет и все подобные вопросы решаются только со мной. Когда мама пошла к стоматологу, я позвонил врачу и сказал: «Ни в коем случае не разговаривайте с ней о деньгах». Поэтому мама была даже не в курсе, сколько стоят оказанные ей в клинике услуги. А врач был дорогой, ей поставили виниры, привели все зубы в порядок, кое-что заменили. Мне аккуратненько СМС-ками присылают счета за услуги, и я все быстро оплачиваю через своего помощника.

В свое время мне очень помогла мамина житейская мудрость. Она часто описывала свой жизненный опыт и опыт других людей, делилась интересными выводами и наблюдениями. Она прививала нам семейные ценности – доверие друг к другу, взаимопомощь – и закладывала в нас очень осторожное отношение ко всему, что происходит вокруг. До сих пор я мыслю ее предостережениями: «Будь аккуратен, будь осторожен, посмотри вот здесь, посмотри вон там. В таких случаях обычно поступают вот так-то…».

Мама настолько аккуратно дает советы, что совершенно не ощущаешь на себе какого-либо давления. Она не говорит, что я что-то делаю не так или неправильно. У нее ко мне есть свой, особый подход: «Димочка, ты у меня самый лучший, самый умный – я горжусь тобой больше, чем все мамы на свете; но я бы посмотрела еще вот с этой стороны, а вдруг можно сделать по-другому». Меня такие советы не напрягают, они никак не нарушают уже сложившуюся иерархию в нашей семье, где я – глава. Мама – мой очень важный советник. С ней можно просто сесть на кухне и поговорить на любую тему. Рассказать о своих переживаниях, сомнениях, целях и вместе подумать о том, как лучше поступить. И даже если она не знает, как быть в определенной ситуации, мама задает очень важные вопросы, которые приводят меня к правильному решению.

Мама еще и резонер: разрядит любую напряженную обстановку. И когда я прихожу к ней порой загруженный, уставший, весь на нервах, она может просто сказать: «Пойдем попьем чаю?» И негатив мгновенно исчезает.

В нашей семье всегда была традиция ездить на дачу. Когда мы жили в Улан-Удэ, то отдыхали на дедушкиной даче в Петуховке. Туда мы добирались на машине или на электричке. В Тынде у нас была своя небольшая дача в поселке Восточный, где мы тусили чуть ли не постоянно по выходным в сносную погоду. А когда отца не стало, то дачу пришлось продать. Но мы продолжали ездить на дачу к друзьям, где собирались все наши близкие.

Дача стала культурной ценностью нашей семьи. Мысли о собственном загородном доме не покидали меня до самого переезда в Москву. На выходные так хотелось поехать за город и оказаться в каком-нибудь подмосковном домике. Но я понимал, что строить дом только для себя и Кати нет смысла, так как вдвоем мы будем ездить туда очень редко. Но когда подтвердилось, что мама, сестра и племянник переезжают в Москву, я решился на строительство нашего общего дома, где мы сможем собираться все вместе.

Мама неоднократно говорила: «Представьте, как это здорово – собираться большой семьей в доме за столом, полным вкусной еды…» Все ее мечты я время от времени прокручивал в голове и упорно не видел такой душевной и живописной картины в арендованном или в уже построенном кем-то готовом доме. Я бы мог купить такой дом, но он был бы не наш, ненастоящий… Дедушкин дом и баню мы строили сами: носили шлакоблоки, полешки какие-то. Мы делали дело и чувствовали, что оно – свое, семейное.

Мотивацией для начала строительства собственного дома стал для меня разговор с мамой об отце. Когда она впервые приехала в Москву, я решил показать ей готовый коттедж и сказал: «Хочу, чтобы ты посмотрела, где мы будем проводить время». А потом вдруг спросил: «Мам, а о чем мечтал папа?» И она ответила: «Ты знаешь, мы все время были на чемоданах, на коробках, потому что папа хотел переехать в Москву. Он постоянно повторял: “Я перееду в Москву, буду заниматься бизнесом, и мы построим загородный дом”».

Рассказываю сейчас об этом, и у меня мурашки бегут по телу, потому что я интуитивно начал выполнять папину цель, даже не догадываясь о его планах. Правда, сделал я это двадцать лет спустя. Если бы папа не ушел из жизни, когда мне было 10 лет, и я еще тогда вместе с ним переехал в Москву, то все сложилось бы по-другому. Возможно, к нынешней жизни я пришел бы гораздо раньше. Но громадине Москве пришлось подождать нашу семью двадцать лет, пока я сам смог добраться сюда через Китай, чтобы купить маме квартиру, перевезти сюда всю семью, построить большой дом, выполнить папину мечту и реализовать себя.

Олеся

Когда я перевез в столицу маму, родную сестру Олесю и ее сына, моего племянника, я полностью взял на себя ответственность за их жизнь здесь. Я сразу же помог Олесе запустить филиал ее компании в Москве, пересобрать и организовать здесь то дело, которым она уже занималась в Благовещенске. Купил маме жилье рядом с Москва-Сити, хотя мама и подумать не могла, что такое возможно. Она планировала взять ипотеку и вложить в покупку деньги, вырученые с продажи квартиры в Благовещенске. Оказывается, они с Олесей собирались приобрести квартиру на двоих. Тогда я сказал маме, что сам куплю ей жилье, попросил не переживать на эту тему и уверил, что все будет хорошо.

Сколько себя помню, Олеся всегда была чуть ли не единственным человеком, который так же, как и я, искренне и серьезно верил в то, что я делаю. Даже когда я нес какую-то ахинею, рассказывая о своих безумных идеях, она всегда говорила: «Ты молодец» или «Разве было что-то в твоей жизни, что у тебя не получалось?!». Именно она когда-то устроила меня работать гидом для туристических групп в Китае. И так, трудясь в ее компании, я открыл для себя возможности работы с этой страной. Она старалась мне помочь по многим вопросам, проконсультировать, дать нужный контакт. Когда я только начинал в Благовещенске свой бизнес, Олеся уже давно жила там, работала в турфирме, тогда еще по найму, и у нее было очень много VIP-клиентов, с которыми она легко общалась и даже дружила. В ее справочнике были номера их телефонов, и мне приходилось обращаться к ней пару раз за помощью, чтобы она позвонила кое-кому и узнала нужную мне информацию.

Сестра была тем уникальным человеком, к которому я мог обратиться, когда уже была совсем труба. Например, когда мне очень нужны были деньги и все свои возможности для их поиска я уже использовал. У меня тогда была записная книжка с номерами людей, которые давали мне в долг. Я всегда старался возвращать деньги вовремя, поэтому имел определенный кредит доверия у них. Время от времени я звонил этим людям. А когда записная книжка заканчивалась и мне все же не хватало денег, то последнее, что я мог сделать, – это прийти к Олесе и взять у нее в долг.

Мы тогда работали с сестрой в одном здании: я – в 203-м, а она в 210-м кабинете. Я специально снял офис поближе к ней. Олеся поговорила с кем-то, чтобы мне нашли такое помещение. Так мне было спокойнее, что ли. Ну и легче. Так вот, в трудные моменты я стучался к ней, открывал дверь и говорил: «Олесь, можно тебя на секундочку?» Она через всю комнату шла ко мне, выходила в коридор старого здания, где горел тусклый свет, и слушала мои просьбы.

– Послушай, мне нужны деньги.

– Сколько? – непринужденно спрашивала она.

– Блин, не знаю, тысяч тридцать.

– Когда сможешь отдать?

– Да мне буквально до понедельника.

– Ну, хорошо, пошли.

Она шла в бухгалтерию и говорила кассиру: «Дай ему тридцать тысяч, пожалуйста, под мою ответственность». А зарплата у Олеси была всего 15 тысяч рублей. Получается, что я занимал у нее две месячные зарплаты. Если бы я не смог их вернуть, она бы попала в очень неприятную ситуацию. Но сестра все равно давала мне эти тридцать тысяч. Я брал деньги и мчался на таможню: оплачивал пошлины, транспортные расходы, всякие документы, чтобы как можно быстрее выпустить машины с грузом. Потом груз сдавался клиентам, и те его оплачивали.

Я не знаю, что ею двигало, когда она настолько доверялась мне. Олеся брала на себя всю ответственность за деньги и почти никогда мне не отказывала. Она работала руководителем туристического направления в компании, где ее постоянно контролировали основатели бизнеса. Олеся же могла отказать мне только тогда, когда в кассе совсем не было денег. Турфирма продавала очень дешевые путевки за «все включено» в пределах десяти тысяч рублей с человека. Поэтому больших запасов в кассе не водилось, а всё, что там было, я забирал, стараясь вернуть до ближайшей инкассации.

Олеся часто подходила ко мне с вопросами о том, как увеличить продажи, как сделать так, чтобы ее компания развивалась. Я давал ей советы, но каждый раз подводил к мысли, что самое главное в бизнесе – найти большой рынок сбыта. Нужно идти туда, где много клиентов и много денег.

– Что ты имеешь в виду? – спрашивала она меня.

– Ну, например, я сейчас живу в Китае. У меня есть компания, с помощью которой я вожу товары в любую точку России, частично на Украину и в Казахстан. Сейчас открываю Европу, чтобы начать возить товары и оттуда. Понимаешь, о чем я говорю? Я работаю в интернете, собираю заявки на перевозки от огромного количества людей из разных городов. Сколько компаний в России, которые работают с Китаем? Очень много. Какой товарооборот с Китаем? Да больше сотни миллиардов долларов. Я бы мог сидеть в Благовещенске и продолжать возить грузы для местных кафешек, ресторанчиков, магазинчиков, как делал это на старте. Но только когда я принял решение, что буду работать на всю страну, я тем самым смог пробить потолок.

Я говорил Олесе: самый большой рынок – это Москва, город-миллионер, – вот куда нам надо идти. Я склонял сестру к мысли о переезде. «Хорошо, я подумаю», – отвечала она.

После того как я переехал в Москву, мы часто летали отдыхать вместе с сестрой. Вечером на курорте могли присесть, выпить по бокальчику виски и просто пообщаться. Наш разговор всегда заканчивался тем, что все упирается в переезд. Она говорила: «Мне так все надоело. Я столько пашу, а результат очень маленький». Я знаю, что она равняла себя на меня, и мой успех был для нее хорошим стимулом, важной целью. Она тянулась к моему предпринимательскому уровню. Но в Благовещенске большого роста ей ожидать не приходилось. Я смотрел на нее: она каждый день делала одно и то же. В одно и то же время ездила на работу, и больше половины клиентов закрывала сама, правда, уже в собственной компании. В итоге получалось, что зарабатывала всегда примерно одни и те же деньги – сколько лично сама клиентов могла через себя пропустить. На последней нашей встрече, когда мы отмечали в Таиланде мамин день рождения, я собрал семью на серьезный разговор. Мы часто собираем семейный совет, где каждый член семьи может высказаться, рассказать о своих планах, о каких-то переживаниях, о том, что, возможно, тормозит каждого из нас. Так вот, мы сели и поговорили.

– Ребят, тянуть больше нельзя. Я не хочу на вас давить. Но я за то, чтобы семья жила вместе, чтобы мы все были рядом. Нет ничего хорошего в том, что мы живем в разных городах и по три раза в неделю созваниваемся. Переезжайте в Москву. Сейчас у меня возможности, чтобы создать вам комфортные условия для жизни, – торжественно произнес я, обращаясь ко всем собравшимся.

Затем я отвел в сторону для отдельного мужского разговора мужа моей сестры. «Слушай, девчонки очень тяжело принимают решение, я на них давить не могу», – сказал я ему. А они действительно тянули: «Вот сейчас лето начнется и точно переедем; вот сейчас до Нового года доработаем и точно переедем». И так уже несколько лет. Я попросил его: «Тебе нужно взять ответственность на себя. Если ты сам этого хочешь, то надо переезжать».

– Я хочу, – ответил свояк.

Тогда я подошел к Олесе и объявил о переезде. В тот момент все наконец сдвинулось с мертвой точки.

Начались продажи квартир. Сестра занималась переформированием своей компании в Благовещенске: обучала команду, искала руководителя и новое помещение под офис. В Москве же я помог ей арендовать помещение на Арме на очень хороших условиях. Мы с ней потихоньку думали, как правильно переупаковать ее бизнес и сделать такой продукт, чтобы он стал интересным для Москвы в условиях жесткой конкуренции.

И потом они переехали.

Я бы не сказал, что туристический бизнес сильно растет и может приносить какие-то невероятные деньги. Это сфера маленьких чеков и множества однотипных компаний – не лучший вариант для получения достойного дохода. Во-первых, в Москве много крупных туристических операторов, которые теперь для Олеси – главные конкуренты. А во-вторых, сейчас появились площадки, где можно самостоятельно забронировать билеты, гостиницы, квартиры и все, что угодно. Люди поняли, что можно организовать все самим, не выходя из дома, и для отдыха и путешествий вовсе не обязательно покупать пакетные туры. Поэтому мы решили жестко сегментировать свой бизнес и заявить, что мы работаем только с Азией. Но по принципу «от и до»: Азия – визы, Азия – квартиры, Азия – горящие путевки и так далее. Мы постарались закрыть этот сегмент абсолютно по всем вопросам и доказать, что мы здесь лучшие.

Олеся проработала каждую деталь сотрудничества со своими партнерами и сделала выдающее предложение на рынке. Сейчас у нее три офиса. Московский бизнес так же прибылен, как и те, которые находятся в Благовещенске и в Тынде. А в планах – создание сети филиалов по всей стране. Чем больше будет отделений, тем больше она будет зарабатывать. В общем, развитие идет полным ходом. Я оцениваю этот бизнес как нормальный, который может приносить один-два миллиона в месяц спокойно.

У нас с Олесей много общего. Это однозначно упорство и целеустремленность: мы четко понимаем свои цели и движемся к ним. Мы с Олесей всегда в движении. Наше общее – это честность. То, чему мама научила и что никогда у нас не забрать. Мы порядочные. И лучше мы на этой порядочности будем обжигаться сами, но не отступим от заложенной с детства программы. Мы оба крутые коммуникаторы. Мы невероятно быстро вступаем в общение с любыми людьми, и способны договориться о чем угодно и с кем угодно. Мы с Олесей умеем дружить и ценить дружбу. Есть ребята, с которыми я дружу с детства, и мы до сих пор общаемся. Я стараюсь сделать так, чтобы они не терялись, были рядом, и я мог им чем-то помочь. Дружбу я не забываю, как и людей, которые пошли мне однажды навстречу или в чем-то меня поддержали.

Катя

Повзрослел я очень рано, лет в восемнадцать. Именно тогда я начал присматриваться к девушкам и оценивать их в качестве потенциальных невест. Не знаю, откуда во мне это, но я уже тогда задумывался именно о выборе супруги. И первоначально мне надо было понять, какую женщину я хочу видеть рядом с собой на столь долгосрочный период.

Однажды в Благовещенске приключилось такое дело. Сестра прибежала домой с круглыми глазами и в эйфории выпалила: «Я ходила к хироманту! Он такой красавчик! Рассказал мне про нас вообще все, хотя впервые меня встретил». Я загорелся и попросил: «Слушай, запиши и меня, тоже интересно сходить посмотреть, послушать». И вот тоже прихожу по указанному сестрой адресу. Навстречу выходит парень лет, наверное, двадцати-двадцати пяти, в растянутом свитере, неразговорчивый, странный. Причем происходило все это действо в магазине, где продаются ароматизированные палочки, свечи и прочая подобная ерунда.

Парень сказал: «Привет, присаживайся». Он взял мою руку, стал внимательно рассматривать лабиринты черточек на моей ладони и вдруг выдал такое резюме:

– Твоя жизнь будет полна дорогами, ты будешь очень мобильным, много ездить по всему миру, я такого ни у кого пока еще не видел, – загадочно произнес он.

«Странно, я вообще никуда не выезжаю из Благовещенска. Может, потому что я на машине часто езжу?» – размышлял я.

– Ты не будешь сказочно богат, но у тебя будет денег ровно столько, сколько тебе нужно. Если тебе что-то понадобится или захочется, то оно у тебя будет обязательно, – продолжил он.

Я внимательно слушал, а про себя подумал: «Понятно». Уже тогда я был уверен на 1000 процентов, что когда-нибудь стану сказочно богатым.

Вдобавок он сказал, что видит мою супругу и что я с ней уже знаком. Он даже описал ее мне:

– Она небольшого роста, худенькая и светленькая.

Я прикинул: «Ходова, что ли?» Почему-то именно она пришла мне в голову в первую очередь. Мы с ним еще о чем-то перекинулись парой слов, потом я вышел и думаю: «Ничего себе!» По сравнению с Катей я был обычным гопником. Она же была девочкой из достаточно успешного круга, вроде ребенка богатых родителей, но все же не совсем.

Поначалу отношения с Катей развивались довольно медленно: мы здоровались в клубе, целовали друг друга в щечку, дежурно спрашивали «как дела?». Я всегда был душой компании и старался сделать так, чтобы ее подруги полюбили меня; и они действительно меня любили. Тогда между мной и Катей были лишь теплые дружеские отношения, хотя я и проявлял явные знаки внимания и даже испытывал к ней определенные чувства. Не сказал бы, что мне тогда сорвало башню, что я ни на кого, кроме нее, не мог смотреть, что мое состояние было близко к паранойе – нет, все было очень легко и непринужденно.

В конце сентября или даже 1 октября, в день ее рождения, я получил сообщение: «Димасик (так она называла меня), привет! У меня сегодня день рождения, отмечаю в ночном клубе «50 на 50», приходи!» Я читаю это СМС и думаю: «С удовольствием бы пришел, но у меня нет ни копейки денег». Все, что только было можно (от отца мне осталась золотая цепочка и перстень, которые я носил по тогдашней моде), я заложил в ломбард. И уже должен был за это денег. У меня не было даже тысячи рублей на цветы. У меня не было других вариантов, кроме как написать в ответ: «Катюш, поздравляю тебя с днем рождения!», пожелал ей всего и добавил: «К сожалению, не смогу прийти, у меня сегодня очень важная встреча». Хотя никакой встречи, естественно, у меня тогда не было: мы с другом просто гуляли по городу и обсуждали эту тему.

Катя тогда на меня очень обиделась. На следующий день я что-то написал ей, но она не ответила. Она не думала, что у меня могут быть какие-то сложности или что-то еще. Восприняла все очень негативно (вернее, по-своему, что я просто не хочу прийти или предпочитаю какую-то встречу ее вечеринке) и на какое-то время замолчала. Мне было плохо: ведь на этом дне рождения у меня была реальная возможность начать развивать наши отношения или просто как-то себя хорошо проявить. А еще плохо было от того, что не было денег и я чувствовал себя связанным по рукам и ногам. «Наверно, в большей степени деньги нужны для того, чтобы хотя бы с девчонками ходить в кино и рестораны – и тем самым чувствовать себя мужчиной», – думал я в тот момент. Но я не имел возможности тогда всего этого делать и поэтому очень злился на себя.

Усугубляло ситуацию то, что я, как мне казалось, не мог ничего изменить. Я смотрел вокруг и понимал, что не знаю, где заработать денег. Это был очень сложный период: каждый день в ломбарде капали высокие проценты за долг. И чем дольше ты тянешь, тем больше становится сумма задолженности. Ты начинаешь искать деньги и всячески пытаться где-то перезанять, сделать так, чтобы эти деньги можно было хоть как-то вернуть.

В итоге я так и не смог обратно выкупить цепочку отца. Я оставил ее в ломбарде из-за одного знакомого, который тогда крутился около нашей компании. Он даже не был моим другом. У знакомого был, по-моему, день рождения, и он сказал: «Слушай, давай заложим твою цепочку, возьмем пять тысяч (или десять – я уже не помню), погуляем от души, а я тебе потом их верну». И я заложил при нем эту цепочку. Через некоторое время «знакомый» просто потерялся. А когда проходит тридцатидневный срок на возврат долга в ломбарде (по крайней мере, у нас там были такие правила), залог уходит в продажу. И я не смог догнать свое сокровище. У меня не было денег вообще, и тем более 5–10 тысяч. Тогда это было очень много.

Неприятная ситуация: цепочка была единственной «материальной памятью» о папе. Ее можно было носить и чувствовать его невидимую поддержку. Этот период в жизни мне очень дорог: всегда, что бы я ни делал, я вспоминаю о том времени и очень не хочу, чтобы подобное повторилось – жуткое осознание того, что у тебя нет вообще никаких возможностей.

В то же время история с цепочкой стала стимулом для того, чтобы начать свой бизнес и больше не иметь материальных проблем. А Катя – супермотивацией и в самом начале моего делового пути, и сейчас. На начальном этапе развития «ТранзитПлюс» я хотел видеть рядом с собой только тех людей, которым доверял на сто процентов. Людей, которые будут верить в идею бизнеса, как я, и первое время смогут работать без прибыли, без денег. Так и получилось: со мной работал Алексей Николаев, он занимался логистикой, так как имел опыт курьером работы в СПСР-экспресс, а на позицию маркетолога я пригласил Катю, которая тогда уже была моей девушкой.

Она закончила с красным дипломом Московскую академию предпринимательства по специальности «маркетинг», работала маркетологом в торговом центре «Мега» и помогала мне с разными акциями. В то время я уже понял, что моей компании дико не хватает клиентов. Время от времени я консультировался с Катей, иногда забегал к Олесе, просил у нее совета, как мне продвинуть свой продукт. И как-то с Катей мы посидели-подумали, и я просто сказал: «Приходи работать ко мне в “ТранзитПлюс”. Я буду платить тебе такую же зарплату, что и “Мега”, чтобы ты не чувствовала, что ушла в никуда. И ты мне поможешь с маркетингом». Так я переманил ее к себе. Она не начинала разговоров из серии «Плати мне больше денег», но беспокоилась о моральной стороне вопроса: «Это же мое первое место работы, там коллектив, люди, они надеются на меня». Я ответил: «Мне тяжело, я не могу продолжать заниматься еще и привлечением клиентов». Катя подумала пару дней и сказала: «Хорошо, я напишу заявление на увольнение».

Она перевезла свои вещи ко мне в офис, мы поставили в мой кабинет второй стол с компьютером. Его фото есть в первой книге. Я был тем человеком, который постоянно выезжал куда-либо: на встречи или отгрузки, регулярно мотался в Китай. А Катя использовала классические методы привлечения клиентов, то, чему учили в университете, и еще то, чему она научилась в торговом центре. Мы с ней написали план того, что нам нужно сделать.

На тот момент у компании не было фирменного стиля, не было сайта, визиток, буклетов, печатной продукции – не было ничего. Был просто Дмитрий Портнягин и компания «ТранзитПлюс» с соответствующей подписью в электронных письмах и скайпом. Мы заказали создание логотипа у знакомого моего друга в Ярославле за 5000 рублей. Он нарисовал визитку с компасом, она до сих пор у меня хранится. С тех пор фирменный стиль компании менялся четыре раза, но тот опыт был самый первый. Причем, когда дизайнер прислал мне его, я был в восторге и сказал: «Супер, оставляем!»

С одной стороны, то были тяжелые времена безденежья, с другой стороны, я с большой ностальгией вспоминаю многие моменты. Например, как мы с Катей вдвоем без малейшего опыта в дизайне сами рисовали всю нашу рекламную продукцию: прикидывали, какая она будет, где что будет расположено. У нас было очень приблизительное понимание, как все должно выглядеть. Катя связалась с типографией. У нее уже были полезные контакты, и нам сделали большую скидку. Мы заказали визитки, буклеты, листовки и начали во всех письмах ставить логотип компании. Хотели показать всем, что у нас есть лицо!

Мы пользовались тогда любыми инструментами для привлечения клиентов. Катя размещала на бесплатных досках объявлений информацию о нашей компании, покупала небольшие рекламные места в журналах, собирала базу оптовых компаний из «Желтых страниц», которые, вероятно, занимались продажей товаров из Китая. И мы тогда разослали с ней тысячу писем, не электронных, а настоящих. Каждое письмо было с моей настоящей подписью и запаковано в конверт с указанием фамилии, имени, отчества потенциального клиента. Алексей предложил услуги «СПСР-экспресс» с большой скидкой, но я сказал: «Леша, мы сделаем это обычной почтой». Мы отправили 1000 писем, и ни от одной компании не получили ответа. Этот канал привлечения клиентов не работал. Доски объявлений – тоже. Мы делали листовки и ходили по торговым центрам, раздавали продавцам во всех павильонах: с одеждой, обувью, сумками. С данного канала привлечения мы получили несколько клиентов. Это был хоть какой-то прогресс, и мы продолжили делать то же самое в других торговых центрах.

Катя действительно очень много работала. Рано утром я увозил ее на работу и возвращался только поздним вечером. Я приезжал за ней после погрузочно-разгрузочных работ. В моем микроавтобусе почти всегда были сложены задние сиденья. Я забирал ее, и мы ехали домой, ужинали и обсуждали, как прошел день. Дима Портнягин, молодой начинающий предприниматель с горящими глазами, и Катя Ходова, специалист по маркетингу. Такая вот команда!

Потом мы начали участвовать в выставках, и Амурская ярмарка стала одной из первых. У нас до сих пор есть грамота 2009 года, что мы участники выставки «АмурЭкспоФорум». Катя заказывала баннеры, которые мы сами натягивали на стенде. На специалистов денег не было. Именно поэтому наши баннеры всегда были ужасно мятые и выглядели не очень привлекательно. Да что там, у меня не было денег даже на стрижку, и на эту выставку я приехал заросший, как медведь. Но это не помешало мне с утра и до позднего вечера носиться и предлагать всем услуги по закупкам и доставке грузов из Китая.

Там была проведена очень большая работа, и Катя – тот человек, который меня усилил. Именно она. Она взяла на себя часть дел, которые я не смог бы сделать физически, у меня не хватило бы времени. И она относилась к этой работе очень ответственно. Отличница, гуманитарий, человек, который может сидеть и сосредоточенно выполнять монотонную работу в течение нескольких часов, – чего я не умею абсолютно и чему никогда не научусь!

Она до сих пор отвечает на множество электронных писем каждый день, проводит совещания и проверяет состояние наших дел буквально по часам. А тогда, в Благовещенске, в любых сложных ситуациях она просто смотрела на меня, и я чувствовал в ее взгляде веру – в меня и успех компании. Все, о чем я ее просил, она просто брала и делала.

Сейчас, по прошествии многих лет, я могу сказать, что Катя очень сильно мне тогда помогла, потому что верила в то дело, которым мы вместе занимались. В то же время она была моей девушкой, которую я очень любил. Но так же сильно я любил и свой бизнес. Уже тогда я понимал, что Катя идеальный сотрудник, который никогда меня не демотивирует, не сомневается во мне, не ноет, а просто берет и делает свою работу. И берет себе работы столько, сколько вообще способна выполнить, – по максимуму. И не только по маркетингу! Все, что нужно, – оформление документов, заключение договоров, текущая работа с контрагентами и многое другое. Разгрузить меня – вот что было и, наверное, до сих пор остается ее основной функцией в нашем общем деле.

Ключ 34

ЖЕНЩИНА-ПАРТНЕР

Роль женщины-партнера в том, чтобы оградить мужчину по максимуму от вала малозначительных текущих вопросов и сделать так, чтобы он мог раскрыть свой потенциал в бизнесе на 100 %. Усилить его слабые стороны, проявлять гибкость и не «включать девушку» или «жену» на работе, а использовать деловое мышление. Быть профессионалом и человеком, который может взяться за любую работу. И ни в коем случае не смешивать семью, отношения и бизнес. Этому можно научиться. Когда люди говорят, что так сделать невозможно, я отвечаю, что вы просто не пробовали отнестись к этому серьезно.

Долгое время мы работали в условиях кризиса, когда, помимо вопроса, где взять клиентов, всегда стоял вопрос, где взять деньги. И на эти вопросы мы каждый день старались отвечать. Катя приходила на работу вместе со мной. В восемь утра мы были уже в офисе, включали компьютеры и начинали составлять план на день. Я быстро отвечал на сообщения в скайпе, на имейлы. Катя делала рассылки, искала новых клиентов. К обеду я должен был закончить офисные дела и ехать в Китай, чтобы загружать машину: проверить качество товаров, все взвесить, написать спецификации, принять документы от китайцев и успеть до вечера вернуться домой.

Иногда не успевал сделать всю эту работу вовремя. Тогда я покупал китайскую лапшу и ел прямо на складе, сидя на коробках. Потом часто ехал не в гостиницу, а в банный комплекс. Он стоил дешевле – 20 юаней, и, помимо банных процедур, там можно было поспать в большом общем зале и поесть. Я оставался там, звонил Кате, говорил, что сегодня не приеду, потому что не успеваю. Она отвечала: «Хорошо, я буду тебя ждать».

Конечно, мы долго притирались друг к другу. Когда у тебя что-то не клеится в бизнесе, ты начинаешь срываться на всех вокруг, тебе кажется, что они виноваты в чем-то. Мы с Катей, бывало, очень сильно ругались, когда кто-то что-то не сделал, или сделал некачественно или не в срок. Катя была тем человеком, на которого я мог сорваться в любую секунду. Она убегала из кабинета в слезах, и мы могли несколько дней не разговаривать. И в эти периоды работа была заморожена, ни у кого не было настроения что-то делать.

В первый год совместной работы мы с ней расставались раз двадцать. В том смысле, что она говорила: «Все, ищи себе нового сотрудника, я не буду эту работу дальше делать». Потому что я был очень жестким и вспыльчивым. Я был фанатиком, думающим только о работе. Больше вокруг вообще ничего не существовало! Если что-то не получалось, я просто начинал рвать и метать, и тогда искры и щепки летели во все стороны: сотрудники частенько попадали под горячую руку.

Прошел, наверное, год, а результата не было. Я продолжал платить всем зарплату, хотя очень часто ее задерживал, так как денег не было. В такие моменты я собирал общее совещание с сотрудниками и говорил: «Ребята, дайте мне еще неделю. Я все вам выплачу, но сейчас нам очень важно отправить грузы, потому что если мы этого не сделаем, мы не увидим деньги от клиентов и не сможем растаможить следующие грузы». Каждая копейка была на счету. И все входили в положение. Но напряжение сохранялось, люди думали, что раз они не получают зарплату, значит, компания нестабильная.

В один из таких тяжелых моментов у нас с Катей произошла очень серьезная ссора, во время которой она сказала: «Что это за бизнес такой, который не приносит денег?!» Для меня это был удар в самое сердце – то, что она все-таки сказала такое. В воздухе давно витало ощущение, что компания не выживет, что мы ничего не сможем, но все молчали, а Катя на эмоциях взяла и высказала все вслух. Я был не то что обижен, я был просто уничтожен этой ее одной фразой и сказал, что мы расстаемся, расстаемся окончательно. На этом моменте я оборвал историю о Кате в первой книге.

Через две недели Катя пришла в офис. Это был важный шаг с ее стороны к восстановлению отношений. Она сказала: «Я люблю эту работу и хочу продолжать ее делать». У меня в кабинете были люди, поэтому я вышел с ней на улицу. Мы стояли на крыльце нашего офисного здания на Чайковского, 7. Я осознавал, как все эти ссоры нас психологически напрягали и тормозили. Мне и так было тяжело, а если бы я забросил бизнес и занимался урегулированием наших отношений, то точно не смог бы вытянуть компанию наверх. И я сказал: «Тебе надо найти другую работу, я не смогу так больше. Мне очень тяжело сейчас, у меня критическая ситуация, и если ты в меня не веришь, не веришь в это дело, или даже если ты веришь, но не готова мириться с тем, что сейчас такая ситуация, то вопрос закрыт. Раз и навсегда».

Катя устроилась в девелоперскую компанию маркетологом. Я знал практически о каждом ее шаге, и узнавать об этом мне было не очень приятно. На начальном этапе в бизнесе ты всегда воспринимаешь все близко к сердцу, любые отношения с людьми. За каждым сотрудником долгое время потом наблюдаешь, куда он ушел, что у него происходит в жизни. Вырастая в средний бизнес, уже спокойно относишься к тому, что люди приходят и уходят, и формируешь команду, исходя из текущих задач. А вот в самом начале – команда подбирается в зависимости от того, какие и с кем ты построишь отношения. Мы с Катей просто не смогли найти общий язык.

Я был несдержанным, очень горячим, фанатично любил свою работу, которой уделял гораздо больше внимания, чем нашим отношениям, и Катя это чувствовала. А она, в свою очередь, не поняла меня как предпринимателя, не чувствовала, что я просто обязан был довести дело до конца и выйти на положительный результат, что ей нужно было дать мне время.

Ключ 35

ЖЕНЩИНА-ЖЕНЩИНА

Я получил много критики после первой книги за то, что якобы ставлю интересы своей женщины на второе место после своих. Я вовсе не считаю, что женщина должна сидеть дома или обязана помогать своему мужчине в его бизнесе. Каждая выбирает свой путь и имеет право на то, чтобы развиваться самостоятельно, запускать свой бизнес и делать все, что она захочет. Не надо делить людей по гендерному признаку. Я просто считаю, что идеально для успеха семьи, когда женщина дает мужчине чувствовать себя лидером, оставляет за ним право принимать решения.

Катя приняла для себя решение, что она никогда не будет сидеть дома. И моя ошибка заключалась в том, что поначалу я хотел вернуть ее домой. Говорил, что бизнес – мужское дело, а ты занимайся чем-то другим. Она не соглашалась. У нас произошла по этому поводу ссора, а потом я сел и подумал: и почему я вообще ей указываю? Почему я требую, чтобы она сидела дома? Какое я право на это имею? Если она любит наше дело так же, как и я, и мы вместе с самого начала его развивали, то почему она не должна им заниматься? И Катя действительно всегда любила свою работу.

Когда мы расстались с Катей, я понял, что мне тяжело, но в то же время я мог выдохнуть и заниматься, наконец, только работой. Мы с партнерами иногда оставались ночевать прямо в офисе, спали на диване по очереди, а так заняты были в основном тем, что писали тексты и технические задания для нашего сайта.

Кризис закончился, когда я нашел форум Sinocom.ru. Тогда был тренд тематических форумов, где встречались профессионалы и люди, которые вообще ничего не понимают в теме, но хотят разобраться, как делать бизнес с Китаем.

И в тот момент начался бурный рост китайской экономики, и предприниматели со всего мира, в том числе из России, хлынули в Китай. Через форум Sinocom.ru я нашел первых своих крупных клиентов – настоящих московских бизнесменов, которые были готовы реально много платить за наши услуги. До этого момента я был лишь четвертым посредником в цепочке – выполнял всю основную работу, а зарабатывали на заказе по большей части другие.

Но вот все резко изменилось, и я понял, что мы начинаем зарабатывать деньги. Мы переехали в новый офис на центральной улице Ленина, с отдельным входом, сделали хороший ремонт. Набрали новых сотрудников, и теперь в общей сложности в компании работало 15 человек: продавцы, закупщики, бухгалтеры, логисты, маркетологи. В общем, началась работа, я выдохнул и понял, что жизнь налаживается.

Тогда ко мне на помощь приехал друг из Ярославля Егор Сизов. Он стал моим партнером и полностью вел направление закупок. И мы также с ним вместе отдыхали, тусовались. И жили вместе, кстати. Он привнес в мой бизнес мышление топов из крупных компаний (сказывался его опыт работы в банке ВТБ). Егор сказал мне: «Слушай, тебе надо развиваться, активнее выходить в интернет. Перестань сидеть на форуме, потому что это не глобальное мышление, это не про крупные компании. Тебе нужно ехать в Китай и открывать там представительство». В то время я все еще постоянно мотался в Китай, а Егор меня прикрывал в России, ведя работу с партнерами, контрагентами и всеми остальными.

Однажды, когда я после очередной командировки приехал домой, ко мне подошел Егор и сказал: «Слушай, я не могу молчать. В общем, Катя начала встречаться с парнем». Меня будто по голове огрели бревном. Все время нашего расставания у меня внутри, где-то в подсознании, оставалось такое чувство, как будто мы с ней просто взяли паузу. Мне нужна была эта пауза, потому что я был уверен, что когда-нибудь мы восстановим наши отношения, ведь я считал Катю идеальной женщиной для себя.

Поначалу я хотел забить на эту ситуацию, но у меня не получилось. Жжение внутри становилось все сильнее и сильнее, я чувствовал, что скоро просто начну дымиться. Бизнес развивался, проблем с деньгами больше не было. Мы ходили по ресторанам, снимали клубы на закрытые вечеринки, я купил себе новую машину Mercedes GL 450. На таких автомобилях в нашем Благовещенске ездили большие боссы и я – двадцатилетний пацан. Я хотел забыть Катю, даже начинал отношения с разными девочками, но у меня ничего не получилось. Этих девочек было настолько много, что в одно время я начал путаться. Мне казалось, что они все какие-то безликие, одинаковые.

Катя все равно оставалась в сердце как моя единственная любовь. Я вспомнил, как она доверяла мне, как готова была идти со мной вообще куда угодно. И мне стало невыносимо тяжело. Парень, с которым она начала встречаться, был очень достойным: успешный, красивый, порядочный. Мы не дружили, но знали друг друга. И я почувствовал серьезную конкуренцию. Не знаю, какого чувства тогда было больше – конкуренции или любви к ней, не буду врать.

Через какое-то время я увидел ее вместе с ним, и меня прошибло еще сильнее. Я понял, что если потеряю ее, то в моей жизни не будет смысла. В один момент я поймал себя на такой мысли. Я живо представил, как она вышла замуж за своего нового кавалера, родила ему детей или он увез ее в большой и прогрессивный город далеко-далеко от меня. Я понял, что не хочу жить без нее и что могу сейчас потерять ее навсегда. Быстро отогнав дурные мысли, я приступил к активным действиям. И тут мой характер, моя целеустремленность и агрессивный подход пошли в дело полностью.

Я решил разработать четкую стратегию по ее возвращению.

Первым моим стратегически важным шагом было взять на работу ее лучшую подругу Катю Тараненко менеджером по продажам. Я выстроил с ней просто суперские отношения. У нас было большое количество заявок от клиентов, многие хотели работать с нами. Она каждый день обрабатывала кучу заявок, брала компьютер с собой домой и работала ночью. Я мог платить ей хорошую зарплату – 25 000 рублей в месяц.

Моя Катя тогда вообще ничего не поняла: как так оказалось, что ее лучшая подруга теперь работает у бывшего парня? Время от времени они болтали о том, что происходит внутри моей компании. Про тусовки в том числе. Но Катя Тараненко меня никогда не сдавала. Наоборот, она неоднократно нас мирила с самого начала наших отношений. В доме моей Кати в тот период сгорел подвал, она жила на первом этаже, и ее квартиру сильно закоптило. Она переехала жить к подруге. Мне это было на руку, ведь теперь я знал практически все о том, что она делает и о чем думает.

Я воспользовался ситуацией и стал регулярно приезжать к ним на ужины. Параллельно, как бы невзначай, дарил Кате Ходовой цветы, плюшевых медведей, магнитики на холодильник – любые мелочи, которые могли ей напоминать обо мне. Но у нее по-прежнему был парень. А у меня была цель повлиять на нее, чтобы она сделала другой выбор. Это был небыстрый процесс. Полгода я аккуратно за ней ходил, не навязываясь, без звонков, без лишних СМС. Небольшие подарки, короткие встречи, все просто, без обнимашек. Когда напивался, очень хотелось написать какую-нибудь любвеобильную СМС-ку, и бывало такое, что писал. Она держала оборону и не отвечала, что меня цепляло еще больше. Я смотрел на следующий день, что нет ответа, и понимал: «Вот я дебил, что я наделал!» Так обычно делают девчонки, пишут о своих чувствах под алкоголем, но, будем честными, и мужики срываются время от времени.

Как-то после такой пьяной СМС-ки Катя мне написала в ответ: «Дима, я очень уважаю тебя, у меня нет к тебе никаких вопросов, но я не хочу возобновлять наши отношения. Вопрос закрыт. Больше мы это обсуждать не будем. Я приняла окончательное решение». Я тогда спал, проснулся от сигнала, взял в руки телефон, прочел СМС, и меня просто прошибло, в третий раз, но уже очень-очень сильно.

Я ей написал: «Хорошо, я тебя понял». И подумал: может быть, мне действительно не стоит продолжать ломать ей жизнь, ломать себе жизнь, может быть, отойти? Но меня хватило буквально на один день. В этом весь я: не могу отступить от намеченной цели. На следующий день я встал и сказал себе: «Да какого черта я буду принимать то, что говорит девушка? Почему она считает, что может взять и не дать мне возможности?»

Я собрался, оделся, приехал на работу, выдернул Тараненко в свой кабинет и сказал: «Слушай, я больше ухаживать за ней не буду, я просто ее верну и все. Я это сделаю, по-любому». Она говорит: «Но ты же видишь, уже много всего сделано, но ничего не получилось». Я говорю: «Мне все равно. Я чувствую, что мы любим друг друга, я это видел, когда дарил ей цветы, когда мы разговаривали на кухне один на один, встречались где-нибудь в курилке – я чувствовал, что она любит меня».

И дальше было то, о чем я уже рассказывал в первой части книги. Я въехал в ее двор с баянистом, с большим количеством аппаратуры, с огромным букетом цветов, с салютом. Через несколько дней я должен был лететь в длительную командировку в Китай и хотел вернуть Катю поскорее. Я пел песню «Я люблю тебя до слез» Серова на весь двор. Зима была, холодина, часов десять вечера. За мной, переминаясь с ноги на ногу, приплясывал Леша Николаев с огромным букетом цветов. Егор тоже был рядом и многие ребята, которые потом тусили у меня на мальчишнике и на свадьбе. Все кричали: «Запускай салют!» Бам! Салют был, как на день города, огромный!

И я пел эту песню. А потом взял букет и пошел к ней, наверх. И мы обнялись, и я спросил: «Ты меня прощаешь?» И она сказала: «Да». И все. В такие моменты ты понимаешь ценность отношений, любви и того самого человека. И хоть у нас с ней были ссоры и недопонимание, я осознавал, что у нас просто не было опыта построения отношений, причина была только в этом. А еще у нас обоих неполные семьи, и я думал, что нам нужно хорошо постараться, чтобы друг друга понять и выстроить прочные отношения с нуля. Уже по-взрослому, по-настоящему.

Ключ 36

КРЕПОСТЬ

Время от времени наступает кризис – как в бизнесе, так и в личной жизни. Но на моем опыте такие периоды по факту делали отношения и бизнес только крепче. Обнажались все проблемы, опасные участки и слабые стороны – становилось понятно, где требуются серьезные изменения. И самое главное, мы понимали, что для нас ценно, а за что не стоит сражаться. Именно поэтому мы с Катей до сих пор вместе, и я до сих пор в бизнесе.

Мы тогда всю ночь разговаривали и пили в моем офисе. Приехали друзья, все за нас очень радовались, была настоящая вечеринка. Словно расставание было не просто нашим с Катей личным делом, а реальной драмой для половины жителей города – всей нашей большой компании. Многие переживали сложный период наших отношений с нами. Похожая ситуация была в этом, 2018, году с моим каналом и хейтом, когда преданные подписчики переживали все вместе со мной.

На следующий день мы с Егором улетели в Китай. Я открывал компанию в Гонконге. По дороге обратно я позвонил Кате и сказал: «Приезжай в Хэйхэ. Давай пару дней просто отдохнем! Без телефонов, без работы. Бери всех подруг, будем развлекаться». Два дня мы просто гудели: рестораны, бани, дискотеки. Я привез ей подарки. И два этих дня мы просто были вместе, обнимались, целовались, и я понимал, что я самый счастливый человек на Земле. Потому что у меня было мое любимое дело, которое росло в геометрической прогрессии, и я вернул свою любимую девушку, с которой хотел быть вместе. Тогда я решил сделать следующий шаг.

После того как мы вернулись в Благовещенск, я приехал к ней на работу – в небольшой офис, довольно темное помещение на несколько человек с отдельным входом. Просто, без пафоса, прошел к ней, встал на одно колено, открыл коробочку с кольцом и спросил: «Будешь моей женой?» Она заплакала и сказала «Да». Я надел ей кольцо на палец, обнял и прошептал и на ухо: «Мы улетаем из этой страны!»

Накануне я был в командировке в Гонконге и понял, что мы должны жить в таком городе: большом, перспективном. В городе, в котором у нас будет будущее. Благовещенск – совсем не то место, где можно быстро развиваться. Сразу три предложения: свадьба, переезд и увольнение с работы. Катя снова вернулась к жизни со мной, а это жизнь на пороховой бочке!

Мы переехали в Гуанчжоу. Историю о нашем переезде я рассказал в первой книге, кто ее не читал, обязательно прочтите. Катя долго шла к тому, чтобы дать мне определенный уровень свободы. Она долго не принимала тот факт, что бизнес для меня всегда будет стоять на первом месте. С одной стороны, она старалась меня защитить от недобросовестных людей, а с другой – вела себя как собственница.

Прожив несколько лет в Китае, я понял, что снова уперся в потолок, что нам нужны новые горизонты. Мы оба стали взрослее. Я всегда давал Кате максимальный уровень свободы: свободы выбора, свободы действий, свободы в общении. Для меня это никогда не было проблемой, потому что я всегда и во всем ей доверял.

Недавно мы подошли с ней к огромному окну на пятидесятом этаже нашей новой квартиры в Москва-Сити и вспоминали о том, как ходили в кино, а она платила за билеты, потому что у меня не было такой возможности. Или как ее мама недоумевала, почему я хожу на встречи с клиентами в резиновых тапочках. А сейчас я полностью взял на себя ответственность за всю свою семью и осознаю то, что я единственный мужчина, который должен ее нести.

Катя – мой тыл, очень серьезный. Я в ней по-настоящему уверен. Она видит, что я всегда иду вперед и не останавливаюсь. Все, что остается позади меня: незаконченные дела, неподсчитанные деньги, ошибки (а я часто совершаю ошибки, каждый день, я чемпион мира по ошибкам), юридические дыры и неверные решения, Катя может решить, посчитать, сгладить.

И еще Катя – живой бизнес-органайзер. Она контролирует все: доходы, расходы по всем бизнесам, возвраты инвестиций и даже личные долги. Например, придет ко мне друг и попросит взаймы. Я могу отказать, только когда вижу, что человек что-то делает неправильно, когда он глупо теряет свои деньги, а значит, есть большая вероятность, что потеряет и мои. В большинстве же случаев, особенно ближнему окружению, я одалживаю деньги регулярно. Друзья могут мне быть должны тридцать миллионов без всяких документов. А Катя следит и контролирует. Она знает и записывает, когда, кто и сколько занял у меня и какого числа должен вернуть долг. И если эти деньги не возвращаются в нужное время (а я, как обычно, забываю об этом), то Катя может, например, через моих партнеров или друзей аккуратно напомнить, что пора возвращать занятое.

Как-то раз я сказал Кате: «Давай все-таки будем строить дом!»

– Дима, это такой процесс, надо постоянно следить за всем… – предупредила Катя.

– Давай просто сделаем так, как мы хотим. Просто построим дом нашей мечты. Посмотрим фотки, подумаем, каким он примерно должен быть, и построим, – предложил я.

Мы вошли в «Яндекс-картинки» и стали просматривать огромное множество фотографий. Сошлись на том, что это должно быть шале. То есть не кирпичный и не деревянный дом. Но теплый, где много дерева и какой-то камень; где-то – кожа, где-то – мех. В общем, все такое настоящее, в швейцарском стиле, а-ля домик в Альпах. Так и решили сделать.

Начали выбирать землю. Нам предложили порядка десяти различных вариантов, но первый вариант, который мы приехали смотреть, оказался нашей землей! Обычно люди такие серьезные вещи очень долго выбирают. А мы привыкли быстро принимать решения. Правда, мы все же совершили еще две поездки, чтобы сравнить варианты. Но ничто другое нам не понравилось, и мы купили землю в Мартемьяново. Это совсем близко от Москвы, всего 24 километра от МКАД по скоростному Киевскому шоссе. Тридцать четыре сотки, прямо у леса, в полностью достроенном поселке. Идеальное место для того, чтобы построить свой дом. Абсолютно классная точка: рядом магазинчики, город Апрелевка, но в то же время она находится среди леса. Очень спокойная атмосфера со свежим и чистым воздухом.

Я купил землю, и мы начали строительство. Сразу возникло много проблем – все пошло, как в бизнесе. Ты идешь в неизвестность и вынужден принимать быстрые решения. И, как правило, первые твои шаги неправильные. Оказалось, что под нашим участком протекает самая настоящая подземная река, о чем продавцы не знали, потому что специальных мероприятий по геоподоснове не проводили. Стало ясно, что построить там дом практически невозможно. Вернуть деньги тоже. А земля стоила около 12–13 миллионов. Тогда я решил: «Все равно будем строить, только надо что-то придумать и найти людей, которые смогут решить такую проблему».

Было тяжело. Строители сказали, что зимой строить нельзя: надо купить водоотсасывающее оборудование, создавать дренажные системы и колодцы. И я попал еще на двенадцать миллионов. Заплатил еще столько же, сколько стоила наша земля. Только ради того, чтобы подготовить землю к стройке.

Строительство шло медленно. Я думал, что будет гораздо быстрее, а на деле все обернулось сложностями с кучей нюансов. Как в жизни.

Но мы преодолели трудности и прошли этот процесс достойно. И теперь коробка нашего дома стоит, обрастает коммуникациями и ждет отделочных работ. Мы уже сделали дизайн-проект и потихоньку закупаем мебель. Параллельно начали строительство большой бани. Мы хотим всей семьей и с друзьями париться в нашей собственной бане. Чтобы это был большой банный комплекс. Он займет чуть меньше половины дома (площадь дома 850 кв. м). Целых 350 «квадратов» зоны спа. Это будет очень здо́рово!

Честно говоря, у нас была возможность купить жилье сразу же после переезда в Москву. Но я был не готов покупать свою квартиру. Я хотел жить в съемном жилье сколько угодно, потому что считал, что это классно. Ты можешь обитать там, где захочешь, а когда надоест, то спокойно съезжаешь в любую другую квартиру, которая понравится. И не надо заморачиваться ни по стройке, ни по ремонту. Но я был не прав. Катя меня спрашивала: «А как дети появятся?» На что я отвечал ей: «Вот дети появятся, тогда и будем думать об этом».

Ключ 37

ПРАВИЛА ПЕРЕЕЗДА

Первое: когда ты переезжаешь, ты должен обязательно тем самым повысить свой уровень жизни. Не переезжай в жилье того же ряда, что у тебя было. В дальнейшем это позволит тебе «мягче заходить» на новые уровни в бизнесе и в других областях жизни. Второе: ты должен сразу же сколотить себе окружение, компанию для регулярного общения. Это те люди, с которыми ты можешь быть на одной волне и быстрее адаптироваться. Я поставил себе цель: сто встреч за два месяца. Я встречался с абсолютно разными людьми, задавал им вопросы, рассказывал свою историю, люди делились в ответ своими – так мы знакомились. Они помогали мне понимать, что происходит вокруг. Третье – это развитие и образование. Вписывайся во все программы, чтобы совершенствовать свои навыки каждый день.

Однажды мы зашли пообедать в ресторан на высоком этаже башни «Око» (Москва-Сити), смотрели в окно, и я сказал: «Прикинь, каждый день просыпаться и видеть все это из окна. Представляешь, как классно! Засыпать вечером и наблюдать такую картину или просто подойти с бокалом вина и смотреть на этот красивый, полный возможностей город!

– Ну да, было бы классно.

– Давай посмотрим квартиры здесь?

– Ну, это, наверное, дорого…

– Давай все равно посмотрим, никто же нас за это не отругает! – настаивал я.

Мы нашли компанию, которая подобрала нам несколько подходящих апартаментов. Мы их посмотрели, ничего не решили, и Катя улетела в командировку. Мне еще нужно было поговорить об их стоимости в управляющей компании «Капитал Групп». Я пришел на переговоры и начал с того, что сделал несколько комплиментов директору по продажам. Потому что ею оказалась очень модная женщина с несколькими телефонами в руках, престижными Rolex и роскошной сумкой. Сразу было видно, что именно она здесь принимает важные решения.

Первый вопрос, который она мне задала, звучал как предложение. «Мы будем торговаться, тратить время друг друга или сразу примем решение, что будем делать?» – улыбнулась она.

– Ну, знаете, я долгое время прожил в Китае, поэтому мне торг только в радость. Я готов торговаться, готов привести вам кучу аргументов, почему мы должны получить самую низкую цену в этом жилом комплексе.

– Знаете, Дмитрий, я вас знаю. Я смотрела ваши выпуски, мне нравится то, что вы делаете. Просто говорите условия, которые хотите, но не факт, что я смогу их удовлетворить. Просто не хочу тратить ни свое, ни ваше время.

Моим пожеланием была скидка и небольшая рассрочка платежа без процентов.

– Невозможно получить скидку и рассрочку платежа сразу, – пояснила она.

– Ну, я думаю, что можно. Мы сделаем это, и я готов подписать договор.

– И что, прямо сегодня подпишем договор?

– Прямо сейчас.

– Хорошо, я уточню.

Она ушла, через некоторое время вернулась и сообщила мне:

– Если мы подпишем договор, я согласую ваши условия.

Не скажу, что это были самые эксклюзивные условия, которые можно было получить. Апартаменты стоимостью 94 миллиона рублей. Это достаточно большая сумма. Даже несмотря на ту скидку, которую мне дали. Я подписал договор, точнее, соглашение. Позвонил Кате и сказал, что теперь мы переезжаем в новый лофт на большой высоте. Катя ответила: «Ты, как всегда, принимаешь решения очень быстро».

Ключ 38

КУПИ СЛОНА

У меня есть тактика «купить слона» – это значит купить то, что тебе сейчас не сильно нужно, но хочется, купить за очень-очень дорого. Когда у тебя на счету лежит круглая сумма, ты задаешь себе вопросы: «Зачем ты идешь на работу? Зачем ты сейчас подписываешь этот контракт? Зачем ты создаешь какое-то новое направление или запускаешь новый бизнес? К чему тебе это?» И если ты не находишь ответов на такие вопросы, мотивация пропадает совсем, пропадает желание что-либо делать дальше. Потому что сами по себе деньги никогда не стимулируют. Дорогие покупки для меня всегда были драйвером продолжать заниматься бизнесом.

Сегодня Катя уже не директор по маркетингу, она перешла на позицию финансового директора. В связи с переездом офиса из Китая в Москву мы остались без топовых сотрудников, в том числе финдиректора, и потому теряли деньги, принимая временами неправильные решения. И тогда я сказал Кате: «Сейчас нужно взять финансы на себя. Было бы неплохо, если бы ты стала финансовым директором». У нее не было подобного опыта, но она ответила: «Хорошо, я стану финансовым директором, я разберусь в этом».

Кате потребовалось примерно полгода для того, чтобы разобраться, как сводятся балансы, осуществляется финансовое планирование, выплачиваются налоги, формируется фонд оплаты труда, как происходит регистрация компаний и многое другое. Все это она изучила, взяв на себя роль финансового директора, моей правой руки. После того, как запустился канал и я вышел из операционного управления, компания продолжила работать самостоятельно, а Катя стала финансовым директором уже всей группы компаний.

Мы с Катей прошли огонь, воду и медные трубы. В какой-то момент мы поняли, что стали уже почти как одно целое: мы и друзья, и партнеры, и семья. Миновав большое количество сложностей, трансформаций друг друга, притирки, мы пришли к тому, что пора вывести отношения на новый уровень.

Отношения можно сравнить с бизнесом. Здесь я повторюсь. В определенный момент наступает кризисная ситуация, когда тебе нужно сделать важный шаг, который что-то поменяет внутри и выведет компанию на новый уровень.

Если пара встречается долгое время, то рано или поздно настанут кризисные времена, которые не прекратятся, пока мужчина и женщина не примут решение пожениться или переехать от мамы в собственную или съемную квартиру, в общем, начнут двигаться самостоятельно. Потом придут другие кризисы, нарушающие спокойствие, пока они не родят детей, не построят собственный дом, не закончат ремонт, не пройдут переезды, сложные ситуации в делах, на работе. Казалось бы, о каком новом уровне может идти речь дальше?

Для нас это было венчание. Мы приняли решение обвенчаться и улетели в Грузию с самыми близкими нам людьми, чтобы познать это таинство. Я долгое время не носил обручальное кольцо, но тогда мы все-таки поехали и купили мне его.

В бизнесе мы с Катей научились быть гибкими и занимать любую позицию, которая требуется компании, и не важно, являешься ты профессионалом в нужной теме или нет. Научиться можно прямо в процессе. Я так начал когда-то говорить на камеру, выступать на сцене. Катя взяла на себя финансы, юридические вопросы, а маркетинг передала другим.

И уже не возникает никаких вопросов, почему я должен это делать или почему она должна делать то, как мы будем разделять обязанности, – настолько уже нам все это интуитивно понятно, что мы практически о работе не разговариваем, каждый делает свою работу. В потоке. Без лишних обсуждений мы понимаем, кому в каком направлении двигаться. Я привожу клиентов, ребята-партнеры обрабатывают заказы, превращая их в деньги, Катя их сохраняет и приумножает.

Ключ 39

ЖЕНЩИНА-ДРУГ

С другом хорошо, потому что он тебя понимает, потому что он умеет слушать, ты можешь перед ним показаться слабым, можешь поделиться своими переживаниями, а он даст тебе дельные советы и просто будет рядом. Катя для меня как раз такой человек. Мы умеем поддерживать друг друга и решать сложные жизненные ситуации без поправки на пол, просто по-человечески. И это настоящая дружба.

Когда отношения мужчины и женщины однобокие, когда только секс, семья, дети или тусовки, то в определенный момент в других областях наступает пустота, и ты начинаешь ее заполнять чем-то другим. Кто-то ищет любовницу, кто-то ищет женщину-друга. Кто-то ищет отношений на работе, чтобы можно было вместе обсуждать текущие дела.

Катя дает мне возможность чувствовать себя лидером, мужчиной, человеком, который принимает решения. Я знаю, что окончательное решение всегда будет за мной. Она не сразу научилась так жить, но научилась. Она умеет проявлять слабость, умеет проявлять нежность, любовь, и я чувствую это всегда.

Я не скажу, что мужчина лучше в бизнесе, чем женщина, или наоборот. Я сейчас напишу банальность, но все, что я понял за эти годы про мужчин и женщин, – это то, что мы очень разные. Женщины в своем большинстве более системные, более ответственные, а мужчины более твердые и сильные в эмоциональном плане. И история, которую я рассказываю, она о том, что, когда люди вместе, – они усиливают друг друга. Так случилось, что мы перестали решать, кто главнее, лучше, сильнее. Просто мы встали вместе, взялись за руки, разделили обязанности и поняли, что мы идем в одном направлении, не мешая друг другу.

Несмотря на то, что у меня есть такая женщина в трех ипостасях и хороший бизнес, я все равно понимаю, что нам есть куда развиваться. Каждый день в моей жизни происходят события, которые мне надо достойно проживать, переживать и делать какие-то шаги. Нельзя что-то иметь и тупо наслаждаться этим, не думая о завтрашнем дне. Все это надо каждый день поддерживать, тогда есть вероятность того, что завтра будет лучше, чем сегодня. Потому что завтра всегда должно быть лучше, чем сегодня.

Я чувствую, что сильно повзрослел за прошедший год. В Москве я набрал скорость, но мне всегда хочется двигаться еще быстрее, еще дальше – прямиком в космос. У меня горят глаза, есть невероятное количество энергии, и я готов зажечь своим внутренним напалмом все вокруг. Сегодня я хочу направить этот заряд в личное развитие, чтобы быть эффективнее в будущем и быть эффективным в настоящий момент.

Ключ 40

ОСТАНОВКА – СМЕРТЬ

Каждый день ты должен продвигаться вперед во всех сферах: в отношениях, духовно, в собственном развитии. Любая остановка – это несколько шагов назад, которые потом сложно наверстать. Если ты чувствуешь, что в отношениях или в бизнесе кризис, значит, ты должен принять какое-то кардинальное решение, которое поменяет все и выведет на новый уровень. И наша задача – постоянно, каждый день искать эти точки роста: точки роста в бизнесе и точки роста в отношениях. И потом двигаться по ним, в процессе развиваясь и готовясь к забегу на более длительные дистанции.

Заключение

Вторая космическая скорость

Сегодня я стараюсь не отвлекаться от своей главной цели – к 35 годам войти в топ-200 богатейших людей России. Это непростая задача. Потому что все те, кто сейчас находится в этом списке, не стоят на месте. Они делают все, чтобы удержать свои позиции. Именно поэтому мне приходится не просто бежать, чтобы успеть на уходящий от меня поезд, мне приходится лететь сломя голову, чтобы догнать и перегнать его.

Но человек не может жить одной лишь целью, маячащей где-то в будущем. Для того чтобы чувствовать себя счастливым, мне нужно путешествовать, проводить время с родными и друзьями, учиться и развиваться. Во всем этом скрыт ресурс, дающий энергию, чтобы каждое утро вставать с постели и бежать дальше.

Мне, как человеку, который хочет быть со своими компаниями на пике всех трендов, нужно постоянно следить за тем, что происходит в мире, и быстро реагировать на любые большие изменения. И даже если в моей жизни происходит что-то плохое, я не могу позволить себе унывать и тратить время на глубокую рефлексию. Я должен делать выводы и продолжать свое движение. Только так я смогу однажды переключиться на вторую космическую скорость и долететь до своей глобальной цели. Только так я могу быть эффективным.

Признаюсь честно: эту книгу я написал не только для тебя, но и для себя тоже. Как напоминание о том, что в жизни бывают не только взлеты, но и падения, о том, что наши горизонты шире, чем нам порой кажется. Написал, чтобы сказать тебе и самому себе, что можно быть успешным и в то же время экологичным и верным своим внутренним убеждениям. Я хочу помнить об этом всегда и хочу, чтобы ты помнил тоже.

В этой книге я выложился на сто процентов и хочу попросить тебя только об одной услуге: пройди прямо сейчас в мой аккаунт Instagram – @portnyagin и напиши под моим последним постом отзыв о прочитанном здесь. А также размести свой отзыв у себя на странице вместе с фотографией книги «Трансформатор-2» и поставь хештег #трансформаторкнига. И, возможно, в 2019 году мы встретимся, выпьем кофе, и я смогу чему-то у тебя научиться.

Благодарности

Эта книга стала результатом многомесячной работы. Я хочу выразить благодарность всем людям, которые поддерживали меня все это время.

В первую очередь хочу поблагодарить свою супругу Екатерину Портнягину. Она была рядом со мной каждый день этого сложного года. Катя несла на своих хрупких плечах все то, что мы создавали с ней долгое время, пока я занимался тушением пожаров и принятием важных стратегических решений. Я постоянно задаю себе вопрос: как эта маленькая и хрупкая девочка берет на себя столько ответственности и взваливает столько дел? Она коммуницирует с разными людьми и решает сложные и конфликтные ситуации, оставаясь с холодной головой и в боевом настрое. Наше партнерство – это когда 1+1 =11. Это любовь, максимальное доверие, поддержка и еще много всего, что дает силы каждый день садиться в свою ракету и лететь дальше. Для меня Катя – самая великая женщина на свете, и я не устаю ее благодарить.

Огромное спасибо моей маме Светлане Портнягиной и сестре Олесе. Они всегда следят за моим эмоциональным состоянием и при необходимости готовы выровнять его и стабилизировать мой курс. Несмотря на то, что мне сейчас 30, мама до сих пор старается следить за тем, чтобы я вовремя кушал и тепло одевался, и всегда стремится минимизировать мои переживания, вселяя в меня огромную уверенность в своих силах. Она самый мудрый человек в моей жизни и всегда дает мне уникальные советы, которые не способны дать менторы или партнеры. Поддержка Олеси для меня тоже невероятно важна, ведь она, как никто другой, верила во все мои проекты с самого начала, когда ничего не предвещало успеха. Возможно, я взлетел именно благодаря ей.

Мама и сестра знают, что я настоящий мужчина, который каждый день несет ответственность за всю нашу семью и обязан принимать решения в сложных ситуациях. Большое спасибо им за это доверие. Оно дает мне огромный прилив жизненной энергии.

Спасибо Андрею Романенко. Он появился в моей жизни в этом году и стал для меня ментором. За несколько встреч он смог рассказать мне многое о запуске стартапов, инвестициях, IT-проектах и digital-рынке. И одну из глав в этой книге я посвятил данной теме, потому что все мои читатели должны понимать, что будущее бизнеса находится именно там. Возможно, в 2019 году мир увидит мой собственный IT-стартап. Я верю, что возможности, которые даст этот бизнес, способны унести меня в «открытый космос». Спасибо Андрею за то, что он вот так открыто делится со мной своим жизненным и профессиональным опытом.

Искренние слова благодарности друзьям нашей семьи Ольге и Игорю Мгеладзе за всю ту поддержку, которую они нам подарили в этом году, за их знания, опыт и просто отдельные слова, которые всегда оказывались очень вовремя и помогали. Это показатель дружбы, когда люди приходят к тебе не только, когда ты «на коне», а когда у тебя реальные проблемы. Я очень это ценю.

Спасибо Григорию Аветову, который поделился со мной огромным багажом своего опыта. Это человек, от которого всегда можно получить дельный совет. Человек, которого не надо просить, он сам чувствует и подключается, держит слово и выполняет свои обязательства. Настоящий горец и настоящий мужчина!

Я благодарен Роме Куценко за смелость. За то, что на своем примере он доказал сотням тысяч людей, что абсолютно любой человек может стать предпринимателем. Любой человек может стать тем, кем он хочет быть, и круто изменить свою жизнь в любой момент. Спасибо за ту ответственность, которую он на себя взял. За то, что стойко выдержал испытания, и теперь всегда может этим гордиться. Рома, мы это сделали!

Спасибо Владимиру Турману. Это пример, когда абсолютно незнакомый человек просто появился в моей жизни и бескорыстно поделился своим опытом в решении очень важных вопросов. Он из категории людей, которым можно доверять и с которыми можно делать большой бизнес. Я обязательно расскажу о нем в следующей книге.


Спасибо всей команде канала «Трансформатор», в особенности Артему Бойцову, Евгению Степаненко и Семену Ерохину. Вообще я горжусь всеми ребятами и считаю, что собрал профессионалов, которые делают лучший продукт на YouTube в нашей стране. В самые сложные и пиковые моменты они всегда оставались командой. Тут же большая благодарность нашим оппонентам, действия которых проверили нас на прочность и сплотили еще сильнее. Уверен, что 2019 год станет для нас прорывным и мы будем делать еще более крутые вещи! Спасибо, ребята, я никогда вас не подведу!

Огромное спасибо всем зрителям канала «Трансформатор». С кем-то я уже познакомился, с остальными, надеюсь, познакомиться в ближайшее время. Спасибо вам за то, что поддерживаете то дело, которое я решил развивать, и верите в благоприятный исход. Без веры и активных действий ничего не случается. Респект всем, кто продолжает «тащить» на позитиве. Ребята, мы прорвемся!

Хочу выразить слова благодарности вообще всем людям, которые были со мной в этом году. Не так важно, личные это были встречи или поддержка на расстоянии. Знакомы мы или пока еще не встречались. Спасибо всем, кто писал слова, вдохновляющие меня на дальнейшие активные действия. Спасибо всем, кто подставил свое плечо, когда я уже готов был уйти и сдаться. Именно благодаря всем вам я живее всех живых и буду по-прежнему стараться быть для вас максимально полезным.

Благодарю моего редактора Анну Рузанову за этот проект. Мне не хватало такого человека, который бы умел так круто систематизировать информацию. Благодаря ей я уверен, что писать каждый год книгу – более чем реально. Любой проект становится реальным, когда рядом с тобой находятся профессионалы. Аня задавала мне вопросы и буквально доставала из меня все эти истории, жизненные принципы и инсайты. «За кадром» этой книги более 30 часов живых интервью, когда времени не было вообще, но я умудрялся его находить, потому что это была очень интересная работа. Уже не терпится продолжить!

* * *

Трансформатор 2. Как развить скорость в бизнесе и не сгореть

Примечания

1

Ironman – серия соревнований по триатлону на длинную дистанцию, проводимая Всемирной корпорацией триатлона (WTC). Каждая отдельная гонка серии состоит из трех этапов, проводимых в следующем порядке без перерывов: заплыва на 2,4 мили (3,86 км), заезда на велосипеде по шоссе на 112 миль (180,25 км) и марафонского забега на 26,2 мили (42,195 км). Триатлон Ironman считается одним из наиболее сложных однодневных соревнований в мире.

2

Отсылка к криминальному фильму Люка Бессона «Тринадцатый район».

3

Горная болезнь («горняшка», «акклимуха» – сленг) – болезненное состояние организма человека, поднявшегося на значительную высоту над уровнем моря, которое наступает вследствие гипоксии (недостаточного снабжения тканей кислородом).


home | my bookshelf | | Трансформатор 2. Как развить скорость в бизнесе и не сгореть |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу