Book: По разные стороны зеркала



По разные стороны зеркала

Глава 1. С одной стороны

Гарри осторожно прикрыл за собой дверь и прислушался к тишине, царившей в комнатах. Казалось, здесь никого нет или все спят, но мальчик был уверен, что Снейп, во–первых, дома, а во–вторых, еще не ложился. Откуда в нем была эта уверенность, он едва ли мог сказать. Вероятнее всего, это утверждал его опыт: обычно по вечерам пятницы его приемный отец всегда был у себя и не ложился допоздна, тайно надеясь, что Гарри заглянет к нему. Он, конечно, никогда не говорил этого вслух и, наоборот, всячески пытался показать, что Гарри абсолютно необязательно заходить к нему так часто, но за время, проведенное с зельеваром, Гарри научился распознавать, когда тот говорит искренне, а когда пытается скрыть за показной холодностью свои истинные чувства. Сегодня была среда, но это была не обычная среда, а канун Рождества. Наверняка Снейп ждал его.

Не желая гадать дальше, прав он или нет, Гарри тихонько прошел в гостиную. Его внимание привлекла елка, стоявшая в углу комнаты. Увешанная разнообразными украшениями и закутанная в мишуру, она сияла бегущими по ее веткам разноцветными огоньками. Это, наверное, была первая рождественская елка, появившаяся в хогвартских комнатах профессора Снейпа за все время его пребывания в школе. Гарри улыбнулся. Он был рад, что Снейп все же послушал его.

Его приемный отец был в кресле у камина. В неизменно черных брюках, ослепительно белой рубашке, расстегнутой на груди, с закатанными до локтя рукавами, он сидел с закрытыми глазами, откинув голову на спинку кресла. На его коленях лежала раскрытая книга. Судя по глубокому размеренному дыханию и расслабленному лицу, он спал. Очевидно, дожидаясь Гарри, Северус решил почитать, но его сморило. Эта картина умилила Гарри. Он почувствовал ставшее уже привычным тепло, разлившееся в груди. Неслышно ступая по ковру, он приблизился к креслу и опустился рядом с ним на колени. Мягко коснувшись руки профессора, Гарри тихонько позвал:

— Северус…

Мужчина тут же встрепенулся, мгновенно напрягаясь всем телом. Однако увидев сына, он тут же снова расслабился. На несколько мгновений его лицо просветлело, и он выдохнул, выдавая свою радость:

— Гарри!

В следующую секунду его лицо снова стало суровым, и он прохладно поинтересовался:

— Что ты здесь делаешь?

— Зашел в гости, – невозмутимо ответил Гарри, продолжая улыбаться. – Все‑таки Рождество завтра. Думаю, я поживу здесь во время каникул.

— Зачем это? – фыркнул Снейп, поднимаясь из кресла и потягиваясь, разминая затекшее тело. – Чтобы иметь возможность каждый день агитировать меня жениться? – Он недовольно поморщился и направился в кухню.

Гарри закатил глаза и отправился вслед за ним. На кухне он уселся за стол, подпер голову рукой, положив другую перед собой, и принялся наблюдать за тем, как Северус проворно готовит чай. Какое‑то время он молчал, но потом не выдержал:

— Я не агитирую тебя жениться. Мне просто кажется, что тебе стоит рассмотреть этот вариант.

Снейп опять недовольно фыркнул, даже не удостоив его взглядом.

— Не понимаю, почему ты так против, – тут же насупился Гарри. – По идее, это я должен быть против. Ревность там и все такое…

— Я уже говорил тебе, – устало сказал Северус. Этот бесконечный спор начинал его утомлять. – Я не являюсь принципиальным противником брака. И я бы женился, будь у меня такое желание и будь рядом со мной подходящая женщина. Но жениться только ради твоего удовольствия, тратить силы на поиски женщины, которая подошла бы не только мне, но и тебе, выставлять себя на посмешище – нет уж, уволь. Мне вполне неплохо одному.

Снейп поставил на стол чайник и две чашки. Потом еще немного порылся по ящикам и шкафчикам, нашел там печенье и конфеты и выставил все это так же на стол. С тех пор, как Гарри прочно вошел в его жизнь, Северус старался всегда держать на кухне запас сладостей, которые приемный сын так любил.

Сев напротив Гарри, Снейп наконец встретил его обиженный взгляд.

— Что?

— Я не хочу, чтобы ты женился ради моего удовольствия, – сообщил Гарри. – Я хочу, чтобы ты был счастлив. Тебе ведь не может по–настоящему нравиться такая жизнь! У тебя ведь никого нет…

— У меня есть ты, – неожиданно мягко возразил Северус, улыбнувшись. – Это гораздо больше, чем я мог ожидать от этой жизни. И этого вполне достаточно для того, чтобы я был счастлив. Поэтому давай оставим это…

— А что будет, когда я уеду? – резко спросил Гарри, нахмурившись. – Да, сейчас все прекрасно, мы семья, мы рядом, но через полгода я окончу обучение. Я не смогу остаться в Хогвартсе навсегда, мне нужно будет учиться дальше, где‑то работать.

— Я ведь никогда не требовал, чтобы ты оставался со мной, – Северус удивленно приподнял брови. – Конечно, ты уедешь учиться дальше, а потом работать. И ты женишься на своей Уизли, вы заживете своим домом, наплодите кучу детей. В этом нет ничего страшного.

— Но ты ведь останешься один! – Гарри поражался нежеланию Северуса понимать, что именно он хочет сказать.

— Ты же будешь навещать меня в свободное время, – Снейп пожал плечами, демонстрируя свое безразличие. – Пойми, Гарри, мне этого достаточно.

— Но я ведь не смогу навещать тебя каждый день, – расстроено сказал Гарри. – Я не хочу, чтобы ты продолжал сидеть в одиночестве в своих подземельях, злясь на весь мир за то, что твоя жизнь сложилась не так, как тебе хотелось!

Гарри выпалил это так быстро, что даже не заметил, как изменился в лице Северус. Только по окончании тирады он понял, что сказал лишнее. Недовольство Снейпа перестало быть напускным, глаза раздраженно сверкнули, брови сдвинулись к переносице.

— Вот это было жестоко, – холодно произнес зельевар, отставляя в сторону чашку, после чего встал и вышел из кухни.

Гарри мысленно обругал себя всеми нехорошими словами, какие только знал, и поспешил за отцом. Северус вернулся в гостиную. Когда Гарри вошел туда, тот стоял у камина, засунув руки в карманы брюк, и смотрел на огонь.

— Ладно, прости, я не хотел тебя обидеть, – тихо сказал Гарри. – Я просто хочу, чтобы ты был счастлив.

— Я счастлив, – Снейп обернулся к нему. – Меня трогает твоя забота, но я действительно счастлив. Я свободен, у меня есть ты… Я жив, в конце концов. И почти здоров. Так что не переживай за меня.

— Хорошо, – Гарри решил отступить. Он продолжит этот разговор позже, в более подходящий момент. – Забыли. Это твоя жизнь, твое решение, я больше не буду тебе ничего навязывать.

— Отлично, – Снейп облегченно выдохнул. Еще несколько таких баталий его нервы не перенесли бы. Он, конечно, сильно сомневался, что Гарри действительно решил оставить этот разговор, но теперь у него появилась надежда, что сын просто забудет о своих намерениях непременно женить его. Пусть лучше женится сам… лет через десять.

Гарри тем временем прошел через комнату, застряв на несколько мгновений напротив елки и любуясь мигающими огоньками, плюхнулся в кресло, которое перед этим занимал сам Снейп и с невинным выражением лица поинтересовался:

— Так какие у тебя планы на Рождество?

— А что, есть какие‑то варианты? – Северус повернулся к нему, сложил руки на груди и вопросительно приподнял бровь. – Я полагал, что это будет обычный рождественский ужин в компании директора и других учителей в Большом зале.

— Может, устроим маленький семейный праздник? – предложил Гарри. – Это ведь наше первое совместное Рождество.

Северус отвел взгляд, на губах его появилась легкая улыбка, и выражение лица сменилось в который раз за вечер. Теперь он выглядел так, словно вспомнил нечто очень приятное. Гарри даже заподозрил, что именно. Он тоже не мог забыть то Рождество.

— Ты о них подумал, да? – безошибочно определил Снейп, бросив на него взгляд из‑под полуопущенных ресниц.

— Я часто о них думаю, – признался Гарри. – Мне интересно, как там дела. Надеюсь, мой двойник одумался и понял, что вел себя неправильно. Было бы жаль, если их отношения так и не наладились.

— Думаю, наладились, – уверил его Снейп, подходя к креслу и усаживаясь на его ручку. – Тот Гарри очень тосковал здесь без своего… отца.

— Интересно, Северус нашел себе кого‑то? – задумчиво протянул Гарри.

— Ты и его жаждешь женить? – насмешливо поинтересовался Снейп.

— В отличие от некоторых он уже был женат, – вредным голосом заметил Гарри. – Но меня это интересует потому, что когда я был там, у твоего двойника складывались довольно интересные отношения с Гермионой.

— С кем?! – в ужасе переспросил Северус, чуть не свалившись с ручки кресла.

— С Гермионой, – безжалостно повторил Гарри, довольно ухмыляясь. – Я сначала не придал значения этим их взглядам, прикосновениям, а потом меня осенило. И ты бы слышал, как он ее имя произносит.

— О, Мерлин, – простонал Снейп. – Она ведь совсем девчонка, ребенок. Вот уж не думал, что есть реальность, в которой меня потянет на малолетку.

— Она не малолетка, – запротестовал Гарри. – Она, между прочим, на год меня старше.

— А, ну если на год старше тебя, то это в корне меняет дело, – едко отозвался Северус. – Нет, если честно, не ожидал от себя такого… Зачем ты мне это сказал? Как я на нее буду теперь в классе смотреть?

Гарри мерзко захихикал, очевидно, представляя себе Снейпа, который не смеет взглянуть во время урока на гриффиндорскую отличницу. Северус фыркнул и отвесил сыну подзатыльник, но потом не выдержал и сам рассмеялся.

— Значит, тихий семейный праздник? – переспросил Северус, возвращаясь к прежней теме. – И как ты его себе представляешь?

Гарри задумался на несколько секунд, а потом выдал скороговоркой:

— Можно устроить пикник здесь, перед камином. Ты сваришь мне мой любимый шоколад, себе нальешь мятный ликер… Не смотри на меня так, я знаю, что ты его любишь и пьешь, когда думаешь, что тебя никто не видит. Можно позвать Мию, она печет потрясающее печенье, которое подойдет и под шоколад, и под ликер…

— Стоп–стоп, – перебил его зельевар, предупреждающе вскинув руку. – Во–первых, не Мия, а профессор Гарибальди. А во–вторых, она не член семьи, так что она делает в твоей рождественской семейной фантазии? – Он строго посмотрел на сына.

— Ну, – Гарри захлопал ресницами, изображая святую невинность, – я просто подумал, что ей будет грустно одной в Рождество, она же не в ладах со своей семьей, так почему бы нам не позвать ее к себе?

— Не верю. Ни единому. Слову, – отчеканил Снейп, вскакивая с места. – Ты опять продолжаешь свои интриги, – он укоризненно посмотрел на Гарри. – Ты же обещал!

— Но она действительно одинока, – возразил Гарри. – И действительно печет божественное печенье.

— Интересно, откуда ты это знаешь? – Снейп прищурился, глядя на Гарри с подозрением. – И почему ты зовешь ее по имени?

Гарри смущенно опустил глаза и заерзал на кресле. Да, объяснить Северусу природу его отношений с Амилией Гарибальди будет непросто. Но что он мог поделать, если в параллельном мире, где он побывал год назад, эта женщина была женой Снейпа и приемной матерью Гарри? Судя по рассказам двойника Северуса, Амилия была хорошей матерью. Да и в этом мире она ему очень нравилась. С ней было легко и весело, она была так непохожа на Снейпа, но при этом очень им интересовалась. Гарри нравилось говорить с ней о Северусе. Он был уверен, что женщина рано или поздно влюбится в его приемного отца, а уж на того Гарри найдет способ повлиять. И будет у них настоящая семья. Северус сам по себе значил для Гарри очень много и очень многое для него делал, но его одного было мальчику мало. Он хотел всю сказку. Целиком. Без оговорок и исключений.

Но как это объяснить Северусу и не вызвать снова его гнев и раздражение? И главное – не обидеть?

— Она мне разрешила звать себя по имени, – сообщил Гарри, стараясь выглядеть равнодушным. – И печеньем один раз угощала. Она как‑то назначила мне взыскание, а после того, как я его отработал, угостила чаем. Вот и все.

— Ну и методы, – раздраженно процедил Снейп, начав нервно мерить комнату шагами. – После взыскания – чай с печеньем! Какой тогда смысл в наказании?

— Ну, не у всех же такой инквизиторский склад характера, – нервно пошутил Гарри, с опаской посматривая на то, как Снейп мечется из стороны в сторону.

— Готов поспорить, она еще и баллы не снимает за неправильные ответы или плохую подготовку, – проворчал профессор, скривившись.

— Ага, а еще она не шипит, не задает непомерное домашнее задание, объясняет, как готовить зелье и какие нюансы при этом следует учесть. И еще ни разу не задала вопрос по теме, которую до этого не давала для изучения, – доверительно сообщил Гарри. – Это просто ужасно, я с тобой согласен, – с убийственно серьезным выражением добавил он.

Снейп недобро покосился на него, нахмурившись, но ничего не сказал. Он еще немного походил из угла в угол, а потом, неожиданно затормозив, изрек:

— Я должен с ней поговорить. Ее поведение неприемлемо.

Сказав это, он стремительно развернулся и направился к двери, в прихожей на ходу сорвал с крючка мантию и распахнул дверь.

— Не надо, пап! – умоляюще воскликнул Гарри. – Ну что в этом такого? Это было‑то всего раз!

Тут он, конечно, сильно покривил душой, но Северус выглядел таким взбешенным, что Гарри всерьез испугался за судьбу профессора Гарибальди. Он вскочил с кресла и бросился вслед за Северусом, но тот уже успел захлопнуть за собой дверь, и когда Гарри попытался ее открыть, она не поддалась: видимо, Снейп успел наложить на нее какое‑то заклятие.

Гарри тяжело вздохнул и покачал головой. Ему оставалось только ждать.

***

Профессор Снейп еще несколько раз постучал в дверь, вновь не получил ответа и, тихонько выругавшись сквозь зубы, повернулся, чтобы уйти, но замер на месте, дабы не пройти сквозь Почти Безголового Ника, который оказался прямо за его спиной. Амилия Гарибальди хоть и была зельеваром, но не разделяла любви Снейпа к подземельям и не являлась деканом Слизерина, поэтому ее комнаты находились ближе к Гриффиндорской башне.

— Добрый вечер, профессор, – весело поприветствовал призрак. – Счастливого Рождества!

— Счастливого Рождества, сэр Николас, – сдержанно ответил Снейп. – Скажите, вы не видели профессора Гарибальди? У меня к ней срочное дело.

Призрак окинул насмешливым взглядом мантию Северуса, поспешно накинутую поверх небрежно застегнутой рубашки, понимающе покачал головой и сказал:

— Профессор Гарибальди всего несколько минут назад была в восточном крыле, на четвертом этаже.

Снейп недоуменно моргнул. Насколько он помнил, четвертый этаж восточного крыла не использовался, там было несколько опасных комнат, заклятия с который так и не смогли снять, поэтому весь этаж закрыли, дабы не вводить студентов в искушение и не подвергать их жизни опасности. Учителям, конечно, не запрещалось находиться там, но он не мог себе представить, что интересного мог найти там взрослый человек. Северус подозревал, что ничего, кроме слоев грязи, там нет.

— Интересно, что она там делает? – тихо пробормотал он, но призрак услышал.

— О, профессор часто гуляет по замку, – охотно пояснил сэр Николас. – Все обитаемые и используемые помещения она уже осмотрела, вот несколько недель назад и принялась за неиспользуемые.

Снейп рассеяно кивнул, быстро поблагодарил призрака и отправился в указанном направлении, размышляя про себя над странной причудой нового профессора зельеварения. Как‑то некстати вспомнились слова Гарри о том, что Амилия Гарибальди очень одинока. Действительно, она мало с кем общалась. Она ведь была на три года младше Северуса, а тот был самым молодым преподавателем, следовательно, был единственным, кто подходил ей по возрасту. Однако он предпочитал избегать ее и общался только по необходимости, сохраняя дистанцию изо всех сил. Пару месяцев Амилия предпринимала попытки сдружиться с ним, но потом отступила. Видимо, с остальными она даже не пыталась установить более близкие отношения. Возможно, потому что они не разделяли ее страсти к зельеварению.

Северус почувствовал укол совести. Неужели так трудно было быть более дружелюбным? То есть, трудно, конечно, дружелюбие никогда не было его сильной стороной, но ведь можно было сделать над собой усилие. Тем более что Амилия ему нравилась.

Да, собственно, в этом‑то и была вся проблема. Она ему нравилась. Это была очень красивая, умная женщина, действительно талантливый зельевар, интересный собеседник. Очаровательный акцент, королевская осанка и хорошие манеры делали ее еще более привлекательной в его глазах и еще более… недоступной. Северус был реалистом. Он адекватно оценивал свою внешность, собственные манеры, происхождение и положение в обществе. Каждый из этих пунктов был далеко не в его пользу. И мечтать о женщине вроде Амилии Гарибальди мужчине вроде него было глупо и бесполезно. Вот он и старался держать дистанцию, потому что банально боялся влюбиться в нее. Отношения с Гарри показали ему, что он так же уязвим для этого чувства, как и любой другой человек. Рисковать ему не хотелось.



Эти мысли были прерваны тем, что он после продолжительного сражения с хогвартскими лестницами наконец оказался в начале коридора четвертого этажа восточного крыла. Как он и предполагал, здесь было грязи по колено: видимо, эльфы считали необязательным убирать помещения, где никто не бывал. Снейп поморщился и вытащил из рукава палочку.

— Люмос!

Зато в плотном слое пыли, покрывавшем пол, были отчетливо видны следы женских ног. Причем следы вели только в одну сторону, значит, Гарибальди все еще здесь. Северус вздохнул и шагнул вперед, стараясь не касаться паутины, свисающей по углам. Пройдя несколько метров, он увидел еще один коридор, уходящий в сторону, более узкий, и следы вели именно туда. Завернув за угол, он почти сразу различил впереди мерцающий огонек еще одного люмоса.

— Профессор Гарибальди! – позвал Снейп, ускоряя шаг.

Женщина обернулась на его зов и тут же улыбнулась, увидев, кто нарушил ее уединение.

— Профессор Снейп, добрый вечер, – произнесла она, как всегда смягчая не те согласные и, наоборот, делая твердыми те, что должны быть мягкими. – Счастливого Рождества! А что вы здесь делаете?

— Добрый вечер, – Снейп приблизился к ней и замер, на мгновение забыв, а что же он здесь делает. – Счастливого Рождества, – в некотором замешательстве пробормотал он, сбитый с толку ее неофициальным видом. Она была в широких домашних брюках и майке, без мантии, длинные кудрявые волосы были небрежно собраны на затылке и неаккуратно сколоты.

Заметив его удивление, женщина смущенно пояснила:

— Я знала, что здесь не очень‑то чисто, поэтому не стала одевать мантию.

— Да… это правильно… конечно, – сбивчиво произнес Снейп, пытаясь взять себя в руки.

— Вы меня искали? – спросила Амилия, чуть нахмурившись. – Что‑то случилось?

— Да, я вас искал, – обрадованно подтвердил Северус, вспоминая, зачем сюда пришел. – Но нет, ничего не случилось. Я просто хотел поговорить с вами, – его тон стал суровым, – о ваших отношениях с моим сыном. С Гарри, – зачем‑то пояснил он, как будто у него было два сына.

— О моих отношениях с вашим сыном? – недоуменно переспросила Гарибальди, а потом рассмеялась. – Клянусь, профессор, тот глинтвейн с пирогом был просто глинтвейном с пирогом, никаких грязных подтекстов…

— Был еще и глинтвейн с пирогом? – удивился Снейп. – Я знал только о печенье с чаем.

— Ой, кажется, я сама себя заложила, как говорят ученики, – она снова улыбнулась. – Но и печенье было только печеньем, а не предложением чего‑то… неподобающего.

— Мерлин, я не имел в виду, что вы пытаетесь соблазнить Гарри, – разозлился Северус. – Я не тот человек, который будет кидаться подобными обвинениями, уж поверьте мне.

— Верю, – охотно согласилась Амилия. – Тогда к чему этот разговор?

— Я считаю, что вы должны держать большую дистанцию со своими учениками, – безапелляционно заявил Снейп. – Не стоит делать вид, что вы их подружка или что‑то в этом роде. И не стоит разрешать им называть себя по имени. Тем более, сокращенному.

Выслушав эту тираду, Мия скрестила руки на груди и, чуть склонив голову на бок, поинтересовалась:

— Вы собираетесь учить меня, как общаться с учениками? Вы – тот, кого ненавидят и боятся все факультеты с первого по седьмой курс?

— Я не настаиваю на том, чтобы вы переняли мою манеру общения с учениками, – холодно заметил Снейп.

— И на том спасибо, – пробормотала Гарибальди.

— Но я прошу вас вести себя так, как того требуют школьные правила. По крайней мере, в отношении Гарри.

— Ах, вот как, – рассердилась Амилия. – На каком основании?

— На основании того, что я его отец, черт побери, – раздраженно прошипел Снейп.

— Хочу напомнить вам, что вы его приемный отец, – парировала собеседница. – И я подозреваю, что в свое время вы как раз пренебрегли правилами, выделив Гарри из остальных учеников и став ему больше, чем просто учителем.

— Я был нужен ему, – отрезал Снейп. – Он сам хотел этого.

— Я не сомневаюсь в этом, – не стала спорить Амилия. – Но сейчас ему точно так же нужна я, как были нужны вы.

— Зачем интересно? – с угрозой в голосе спросил Северус.

— Затем, что у него никогда не было матери, – раздраженно пояснила Амилия. – Я уверена, что вы делаете для Гарри все, что можете, но ему нужны ласка и тепло, которые вы дать не в состоянии в силу своего пола и – извините за откровенность – своей эмоциональной ущербности. Есть вопросы, которые можно обсуждать только с матерью, есть то, что может дать только мать.

— Но вы ему не мать! – разозлился Снейп.

— Как и вы не отец!

Крикнув это, Амилия развернулась и зашагала дальше по коридору, скрывшись через несколько шагов за дверью какой‑то комнаты. Северус несколько секунд переваривал услышанное, но потом опомнился и последовал за нахальной ведьмой.

— Я, может, и не отец ему, – зашипел он с порога, – но я знаю его с одиннадцати лет, а не четыре месяца. Мы через многое прошли вместе. Я свое право называться его отцом заслужил, – закончил он, подходя к ней вплотную.

— О, конечно! – раздраженно воскликнула Амилия. – Можно подумать, вы все эти годы были его опорой и поддержкой. Нет уж, профессор. Я наслышана о том, как вы третировали ребенка все это время!

— Это он вам говорил? – неожиданно спокойно уточнил Северус, скрывая свое беспокойство.

— Нет, – призналась Гарибальди. – Гарри говорит о вас только хорошее. А если что‑то и всплывает в разговоре, то он старается это замять или как‑то оправдать вас. Из этого я делаю вывод, что вы все же хороший отец, раз он так вас любит. Но не будьте эгоистом. Если ему нужно больше тепла, чем вы можете дать, не мешайте ему искать его на стороне…

— Я могу дать ему все, что нужно, – отрезал Снейп. – Когда‑то я сомневался в этом, но теперь абсолютно уверен. И если ему нужно, то я согрею его. Без вашей помощи!

— А кто согреет тебя, Северус? – неожиданно мягко спросила Мия, глядя на Снейпа со смесью тепла и сострадания.

Такие взгляды он ненавидел. Не найдя, что ответить, Северус предпочел спастись бегством, решив, что на сегодня с него хватит Амилии Гарибальди.

Однако судьба считала иначе. Дверь, которую он с грохотом захлопнул за собой, не желала открываться. Ни Алохомора, ни пяток более сложных заклинаний не сработали.

— В чем дело? – с тревогой спросила Гарибальди, наблюдая за его попытками выйти.

— Дверь, – сообщил Снейп. – Кажется, мы заперты.

Глава 2. С другой стороны

В комнате весело горел камин, потрескивая сухими поленьями, пахло морозом и хвоей, магическое радио тихо напевало рождественские песенки. На улице глухо завывал ветер, но здесь, в подземельях, было тихо. Слышались лишь звуки увлеченной возни двоих, находящихся сейчас в комнате. Их тени скользили по стене, иногда сливаясь воедино, а иногда расходясь в стороны.

— Нет, профессор, не так. Не сюда! Вот так, – возбужденно советовал девичий голос.

— Так лучше? – в голосе профессора Снейпа можно было уловить тщательно скрываемое смущение.

— Значительно, только вот если еще немного вправо… да! Вот так!

— Я уже и забыл, как это сложно. Извини, у меня давно не было практики.

— Ничего, – девушка улыбнулась. – Это как езда на велосипеде: если один раз научился, то уже никогда не забудешь.

— Честно говоря, я не уверен, что вообще когда‑то занимался этим, – с сомнением протянул Снейп.

— Неужели вы никогда не наряжали елку без магии? – Гермиона посмотрела на него с искренним удивлением.

— Скажи, а зачем мне это делать? – словно защищаясь, спросил Северус, вешая большой золотистый шар на ближайшую к нему ветку. – В детстве ее наряжала моя мать одним взмахом волшебной палочки, в школе все елки украшают учителя тем же взмахом палочки. – Он пожал плечами и отошел обратно к креслу, на котором они разложили украшения.

— Неужели вы никогда не наряжали елку вместе с Гарри? – спросила Гермиона, поспешно перевешивая шар на другую ветку, чтобы предотвратить скопление одинаковых шаров в одном месте.

— Нет, – признался профессор, выбирая игрушку в виде рыбки с огромным хвостом. Повертев украшение в руках, он повернулся к Гермионе и спросил: – Как ты думаешь, зачем на Рождество на елку вешают рыб? Это что‑то значит или это просто плод чьей‑то больной фантазии?

— Не знаю, – она снова улыбнулась и повесила на елку украшение в виде присыпанной снегом шишки. После этого Гермиона отошла в сторону, придирчиво рассматривая творение их рук: где еще не хватало игрушек и каких? – А мы вот всегда наряжаем елку без магии.

— Вероятно потому, что твои родители – магглы, а тебе до недавнего времени нельзя было использовать магию вне Хогвартса, – поддел Северус.

— Да, именно поэтому, – Гермиона состроила ему забавную рожицу. – Но есть и еще одна причина.

— Какая?

— А вы подумайте. Если не сообразите к тому времени, как мы закончим, я вам подскажу, – она хитро подмигнула ему.

— Договорились, – он показал ей рыбу, взглядом спрашивая, стоит ли ее вешать. Гермиона отрицательно покачала головой.

— А Гарри сегодня не с вами? – спросила она.

— Нет, – быстро ответил Снейп и отвернулся, чтобы выбрать другое украшение.

— У вас опять проблемы? – осторожно спросила Гермиона. – Мне казалось, что после прошлогодней истории ваши отношения наладились.

— Нет, никаких проблем, – поспешно заверил ее Северус, извлекая из кучи шар сиреневого цвета. – После того, как он вернулся, он стал прежним Гарри. Чему я очень рад, – мужчина улыбнулся, подходя к елке. – Как ты думаешь, куда это лучше повесить?

Гермиона взяла шар из его рук, обошла вокруг дерева, потом остановилась, найдя подходящее, на ее взгляд, место и потянулась к нему. Однако присмотренная ею ветка оказалась слишком высоко, до нее все не удавалось дотянуться. Неожиданно она почувствовала движение у себя за спиной. Снейп встал почти вплотную к ней, взял шар из ее руки и легко повесил на нужную ветку. Гермиона не сразу осознала, что задерживает дыхание. Не так часто ее профессор оказывался столь близко. Его подбородок почти касался ее макушки. Казалось, нужно всего лишь немного отклониться назад – и она окажется в его объятиях. Но прежде чем она смогла пошевелиться, он уже отошел в сторону.

— Так в чем же тогда дело? – спросила Гермиона, скрывая разочарование.

— Гарри встречает Рождество с Уизли, – спокойно пояснил Снейп. – Он ведь уже не ребенок. Он хочет праздновать со своей девушкой… Надеюсь только, что они не наделают глупостей.

— Ох, полагаю, Молли будет строго за этим следить, – заверила она его со знанием дела. – А почему же вы не поехали с ним? Мне кажется, Уизли всегда рады вас видеть.

— Ну, рады – это громко сказано, но они не были бы против, конечно. Во всяком случае, вслух бы они этого не сказали, – он усмехнулся.

— И что же вам мешает?

— Помилуй, Гермиона, я и семейство Уизли – две абсолютно несовместимые вещи, – он изобразил на лице ужас. – Уж лучше провести праздники в гордом одиночестве. – Немного подумав, он добавил: – Пожалуй, останься они последними людьми на земле, я предпочел бы обречь себя на полное одиночество до конца дней своих.

— Зачем вы так! – укорила его девушка. – Они очень милые люди. – Потом она грустно улыбнулась и тихо заметила: – Не забывайте, я и сама могла стать Уизли.

Снейп смутился и серьезно сказал:

— Прости. Мне следовало подумать об этом, прежде чем упражняться в сарказме.

— Ничего, – заверила его Гермиона. – Все в порядке. Это было давно и уже… почти не болит.

Она почувствовала, как он положил руку ей на плечо, сжав его в знак поддержки. От такого проявления симпатии ее сердце совершило в груди немыслимый кульбит, а дыхание мгновенно сбилось. Она поспешно коснулась его руки, показывая, что принимает и извинения, и сочувствие, послала ему быструю улыбку, после чего отстранилась.

— Значит, вы будете встречать Рождество один? – вернулась она к прежней теме.

— Да, вспомню молодость, – он невесело усмехнулся. – А ты отправишься к родителям?

— Как только закончим с елкой, – Гермиона внимательно посмотрела на него. – Вы можете пойти со мной. Родители будут вам рады.

Он покачал головой.

— Я буду там лишним. Рождество – семейный праздник. Мимо проходившим там не место.

— Как хотите, конечно, но имейте в виду: вы не чужой в моем доме. Никогда не были и никогда не будете.

— Спасибо, – чуть смутившись, сказал Снейп. – Может, в другой раз.

Следующие несколько минут они наряжали елку в молчании, которое Гермиона нарушила нарочито–бодрым замечанием:

— Вам нужно снова жениться. Тогда вы не будете оставаться один.

— Мерлин, – простонал Северус. – Вы с Гарри сговорились, что ли? Он тоже все норовит снова меня женить.

— И он прав, – она ободряюще улыбнулась. – Вы еще молоды. Вам рано ставить крест на своей жизни. Теперь, когда никому из нас больше ничего не угрожает, можно начинать все заново. Вы могли бы жениться, завести ребенка. Правда, профессор, – горячо заверила его она, когда он театрально закатил глаза. – Ваш траур слишком затянулся, – тихо добавила она.

— Это не траур, – возразил Снейп, доставая из коробки мишуру. – Я встречался с другими женщинами после смерти Мии, но…

— Но?

— Но другой такой, как она, уже не будет. И я сомневаюсь, что кто‑то сможет занять ее место. Каждый раз, закрывая глаза, я вижу только ее, – тихо признался он. – Это нормально, пока речь идет просто о сексе, но брак совсем другое дело. Это было бы нечестно по отношению к той женщине, которая согласилась бы выйти за меня.

— Но так ведь нельзя, профессор, – запротестовала Гермиона. – Это неправильно. Нужно сделать над собой усилие и не цепляться за прошлое. Мне тоже было непросто это сделать, но я смогла. И вы сможете!

— Я знаю, – он улыбнулся. – Я работаю над этим, честное слово.

— Хотите сказать, что подбираете себе жену? – девушка повеселела. – И как продвигаются поиски?

Северус ответил не сразу. Он скользнул по ней взглядом, а два его внутренних голоса тут же вновь заспорили. Один из них вещал о непростительно юном возрасте девушки, о том, что она одноклассница его сына и, ко всему прочему, его студентка. Другой утверждал, что хотя Гермиона и очень молода, война и пережитые потери сделали ее взрослой не по годам, к тому же она всегда была умной и серьезной, что также делало ее старше своих лет. Первый упрямо напоминал, что Северус старше ее почти вдвое, а второй настаивал, что это не имеет никакого значения, если девушка его полюбит, но тут в спор вмешался сам Северус. Даже если ему удастся завоевать ее симпатию, сможет ли он сам любить ее? Или будет по–прежнему видеть Мию, закрывая глаза, будет шептать ее имя в порыве страсти, чем сделает несчастной девушку, которой в жизни и так уже выпало достаточно боли.

«Шесть месяцев, – подумал он. – У меня есть еще шесть месяцев, чтобы прийти к какому‑то решению. А пока она моя студентка. Закрыли тему».

— Профессор? – позвала Гермиона, заметив, что он замер и не отвечает.

— С твоего позволения, мы вернемся к этому разговору позже, – предложил Снейп с легкой улыбкой.

Девушка удивленно приподняла брови.

— Когда же?

— Скажем, – он сделал вид, что раздумывает, – во время Выпускного бала, например. Не думаю, что мне стоит обсуждать свою личную жизнь с ученицей.

Она покраснела и шутливо швырнула в него клубок мишуры.

— Ах, вот как! – она сделала вид, что сердится. – Значит, я просто ученица. Ладно, профессор, тогда сами наряжайте свою елку, а я пойду к родителям, как и все остальные ученики.

Гермиона сделала шаг по направлению к камину, но он перехватил ее, сжав пальцами тонкое запястье.

— Нет уж, сначала закончим с елкой, – он улыбнулся ей. – Ты же обещала раскрыть мне еще одну причину наряжать елку вручную.

Она недовольно дернула плечом, сдерживая улыбку, и осталась, чтобы закончить начатое. Они вместе закутали дерево в несколько разноцветных гирлянд, а потом Снейп все же применил магию, запустив по веткам бегущие огоньки. Несколько секунд они молча любовались результатом своих трудов, а потом Гермиона констатировала:

— Красиво получилось.

— Да, – подтвердил Снейп. – Так что за причина?

Гермиона повернулась к нему и, глядя прямо в глаза, сказала:

— Это отличный способ провести вместе пару часов.

Взгляд, которым одарил ее профессор, заставил смутиться и опустить глаза. Меньше всего ей хотелось, чтобы сейчас он проник в ее мысли. Потому что когда она смотрела на него, облаченного только в рубашку и брюки, с распущенными волосами, которые то и дело падали ему на лицо, и он убирал их резким движением головы, в голову ей лезли только непристойные мысли. Думать так о преподавателе не следовало, но ей было трудно удержаться. Она не могла воспринимать его только как своего профессора или как отца своего друга. Она видела его в моменты слабости, когда он был разбит и раздавлен обстоятельствами, когда его сердце истекало кровью, и он был не в силах это скрыть. Она знала его таким, каким знали очень немногие, только очень близкие люди. И в те моменты жизни, когда ей самой казалось, что свет угас и жить больше незачем, он тоже был рядом с ней. Нет, пусть он ее учитель, но это временно. Через полгода это закончится, а все остальное останется. Надолго.



— Ты отправишься к родителям через камин или аппарируешь? – спросил Северус, прерывая неловкое молчание.

— Через камин, – сказала Гермиона. – Не зря же мы его сделали у себя и подключили к сети.

— Что ж, тогда я не смею тебя больше задерживать, – скрывая разочарование, протянул он. Если бы она предпочла аппарацию, он мог бы проводить ее до края антиаппарационного барьера, оттягивая расставание.

Она помедлила, словно решая что‑то про себя, а потом внезапно спросила:

— Профессор, может, угостите меня чаем? В благодарность за елку?

— Конечно, – он широко улыбнулся. – С печеньем?

— Естественно. Елка‑то большая была!

***

Впоследствии они сами не могли вспомнить, кто первым предложил это и почему они все‑таки пошли на этот треклятый четвертый этаж восточного крыла. Началось все с того, что разговор зашел о рождественских гаданиях, принятых у магглов, с чего плавно перешел на предсказания и провидение (Снейп как всегда помянул недобрым словом профессора Трелони с ее пророчествами), а потом завертелся вокруг артефактов, которые могли показывать будущее или предсказывать судьбу.

— Но я читала об этом! – с жаром заверяла Гермиона. – Зеркала раньше использовались для того, чтобы заглядывать в будущее.

— Это было еще в домерлиновую эпоху, – также горячо возражал Снейп. – Это были не простые зеркала. И даже не наши волшебные. Они изготавливались специальным образом. С тех пор волшебники утратили это умение. Насколько мне известно, ни одного такого зеркала не сохранилось до наших дней.

— Возможно, что и не сохранилось, – сдержанно согласилась Гермиона. – Но в «Истории Хогвартса» я читала, что у Основателей было зеркало, которое могло помочь человеку определиться с его будущим. Один раз в жизни. Оно показывало кому будущее, кому важное событие из прошлого, помогая принять решение в ключевой момент.

— Это миф, – авторитетно заявил Северус. – Или искаженное предание о зеркале Еиналеж, которое показывает человеку то…

— Что он хочет видеть, – перебила Гермиона. – Я знаю, но это не про него.

— Даже если так, – предположил Снейп, – оно, скорее всего, давно разбито, иначе Дамблдор знал бы о нем.

— А он и знает. Даже в «Истории Хогвартса» написано, где оно стояло.

— Раз так, то оно там больше не стоит, – фыркнул профессор.

— Может, проверим? – с вызовом предложила Гермиона.

Приблизительно так они оказались в начале этого коридора. Весьма запущенного, заросшего паутиной и грязью коридора, который вел в несколько давно неиспользуемых комнат. Их посещение было запрещено из‑за опасных заклятий, наложенных на некоторые из них. Не то чтобы Северусу так интересно было, есть ли на этом этаже то самое зеркало, о котором столь увлеченно вещала мисс Грейнджер. И уж тем более он не искал приключений на свою голову в этот предпраздничный вечер. Просто ему очень не хотелось оставаться одному, а компания Гермионы, с возбужденно горящими в предвкушении чего‑то интересного глазами, раскрасневшимися щеками и участившимся дыханием, была как нельзя более кстати.

— Здесь не убирали, наверное, целую вечность, – проворчал Снейп, пробираясь за девушкой по коридору и стараясь при этом не задевать свисавшую отовсюду паутину ни полами мантии, ни головой.

— А значит, примерно столько здесь никого не было, – весело отозвалась его спутница, освещая себе путь огоньком на конце палочки. – То есть наши шансы найти зеркало очень высоки!

— Здесь никого не было потому, что здесь ничего нет, – проворчал профессор, делая вид, что все это его очень раздражает. – И наши шансы найти что‑либо равны нулю.

— Не будьте занудой, профессор Снейп!

— Если бы сейчас не были каникулы, я бы снял с тебя баллы, – грозно заверил зельевар, но, обернувшись, Гермиона успела заметить улыбку, скользнувшую по его губам.

— Ну, и куда дальше? – спросил Северус, когда они оказались на развилке: основной коридор уходил вперед, а в сторону – более узкое ответвление.

— Сейчас я вспомню, – Гермиона закусила губу и чуть наморщила лоб, пытаясь вспомнить, что было сказано в книге. – Мне кажется, нам надо свернуть.

— Так давай свернем, – легко согласился профессор. – Какая разница.

Гермиона состроила ему гримасу и решительно шагнула в узкий коридор. Снейп, усмехнувшись, последовал за ней. Девушка пыталась открыть каждую дверь, мимо которой проходила, но некоторые не поддавались и не реагировали на заклинания, за другими были комнаты, загроможденные разным хламом, но никаких зеркал в них не было. И только в восьмой по счету комнате не было абсолютно ничего, кроме большого, в полный человеческий рост, предмета, стоявшего справа от двери, в углу. Он был зачехлен ветхой на вид тканью, посеревшей за годы от пыли.

— Это наверняка оно! – воскликнула Гермиона, подбежав к предмету и резво стащив с него покров. Перед ней действительно оказалось зеркало в тяжелой оправе, украшенной золотым литьем.

— Это просто зеркало, – не желая сдаваться, возразил Снейп, прикрыв за ними дверь и подходя ближе.

— И почему оно стоит здесь, в пустой заброшенной комнате, спрятанное от всех? – понизив голос и стараясь придать ему таинственности, спросила Гермиона. Она провела рукой по грязной поверхности, стирая вековую пыль. Зеркало ничего интересного не показывало, только отражало темную комнату и двух людей, стоящих почти вплотную.

— Возможно, здесь была чья‑то спальня, потом этот человек отсюда съехал, а зеркало забыли перевезти. Или оно не подошло под новый интерьер, – скучающим тоном предположил Снейп, рассматривая раму.

— Здесь действительно была спальня Ровены Рейвенкло, зеркало по преданию принадлежало именно ей, – подтвердила Гермиона, до боли в глазах всматриваясь в их отражение. – И жила она здесь до конца своих дней, а после ее смерти здесь никто не жил.

— И это все написано в «Истории Хогвартса»? – с сомнением в голосе уточнил профессор.

— Конечно, – подтвердила девушка. – Неужели вы тоже не читали?

— Полагаю, ты единственный человек за всю историю Хогвартса, который прочел эту книгу, – с улыбкой заметил Снейп, искоса взглянув на нее. – Гермиона, это просто старое зеркало. Пойдем отсюда.

— Подождите, профессор, нельзя же так сразу сдаваться! Просто так мы, что ли, лезли через всю эту паутину?

— Ты же сама говорила, что зеркало показывает что‑то только в ключевой момент жизни, – заметил Снейп, оглядываясь по сторонам, хотя ничего особо интересного вокруг не было. – Сомневаюсь, что у кого‑то из нас сейчас именно такой момент.

— А может, нужно как‑то его активировать, что‑то сказать? – предположила Гермиона, продолжая вглядываться в зеркало.

— Попробуй позвать суженого или еще что‑нибудь, – усмехнулся Снейп, не поворачиваясь.

— Что‑нибудь типа: «Свет мой зеркальце скажи, да всю правду доложи?», – Гермиона рассмеялась.

— «Кто на свете всех прекрасней, поскорей нам покажи», – закончил Северус. – Получилось?

— Здесь по–прежнему я и…

— Значит, работает, – пробормотал Снейп, но Гермиона услышала и, покраснев, смущенно опустила глаза.

— Пусть тогда зеркальце и суженого заодно покажет, – скороговоркой выпалила она.

— Пусть, – согласился Снейп и снова повернулся к зеркалу, закончив осмотр обшарпанных стен.

— Оно вас показывает, – девушка хитро улыбнулась, глядя на него исподлобья.

На мгновение их взгляды встретились в отражении, но Снейп тут же отвернулся и направился к двери, бросая на ходу:

— Пора возвращаться. Твои родители тебя уже заждались… Хм, странно…

— Что странно? – спросила Гермиона, тоже подходя к двери.

— Не помню, чтобы я ее закрывал, только прикрыл немного.

— Сквозняк захлопнул?

— А ты слышала хлопок? – он взглянул на нее, изящно изогнув бровь. Она покачала головой. Снейп дернул ручку двери, но та не поддалась. – А это еще более странно, – пробормотал он. – Алохомора!

— Не получилось? – сдавленно поинтересовалась Гермиона, прекрасно видя, что не получилось.

Снейп попробовал еще несколько известных ему заклинаний, но дверь не поддалась.

— Мы заперты? – спросила Гермиона, нахмурившись. – Но как такое могло произойти?

— А тебе не приходило в голову, что этаж этот закрыт для посещений не просто так? – он строго взглянул на нее, но увидев, что она напугана, смягчился. – Не паникуй. Выберемся как‑нибудь. Может быть, здесь есть другая дверь?

Они обошли комнату, тщательно осветив палочками каждый сантиметр стен. Дважды. Потом снова попытались открыть дверь. На этот раз Снейп применил несколько заклинаний для того, чтобы дверь просто выбить, но та даже не поцарапалась.

— Интересно, – пробормотал он, увидев, что все его усилия не приносят результата.

Гермиона покачала головой и отправилась в третий раз осматривать стены.

— Простите, профессор, это из‑за меня мы влипли, – повинилась она.

— Ты не тащила меня сюда насильно, я сам пришел, – возразил Северус, обводя комнату взглядом. – Я должен был подумать о том, что это может быть опасно, а не ты. – Он посмотрел на зеркало. – Возможно, в нем действительно что‑то есть, – пробормотал Снейп, подходя ближе. Он снова пробежал взглядом по раме, ища какие‑нибудь надписи, но ничего не нашел.

На башне часы пробили полночь, отвлекая его внимание на мгновение, а когда он снова посмотрел на свое отражение, то непроизвольно вздрогнул.

— Гермиона, – напряженно позвал он. – С этим зеркалом действительно что‑то не так.

— Что именно? – заинтересованно отозвалась девушка, подходя к нему.

— Оно не отражает мою седину… И ничего не повторяет за мной.

— А меня не отражает вовсе, – почти шепотом заметила Гермиона.

— И мантия на мне совсем другая…

— Зато ваш зеркальный двойник удивлен не меньше нас, – констатировала Гермиона.

Глава 3. В отражении

Когда Снейп перепробовал все заклятия, открывающие запертые двери, которые знал, к делу подключилась Амилия. Она применила несколько специфических заклинаний, которым ее научили дома, включая парочку специально созданных родом Гарибальди контрзаклятий, которые, вообще‑то, имели смысл только в конкретных случаях, однако ни одно из них не помогло. После этого они тщательно обследовали комнату на предмет других выходов, но ничего не обнаружили, кроме большого старого зеркала, накрытого ветхой грязной тканью.

— Интересно, что делает здесь это зеркало? – задумчиво спросила Амилия, пока Снейп в очередной раз (третий с момента их заточения) осматривал стены.

— Очевидно, оно не пригодилось на новом месте, – проворчал Северус. Ему не нравилось происходящие, его чутье подсказывало ему, что если они не выберутся отсюда в ближайшее время, то произойдет что‑то очень нехорошее. Он беспокоился за Гарри, запертого у него в комнатах. Тот, наверное, сходит с ума от волнения. И, конечно, он чувствовал себя очень неловко, оставшись наедине с профессором Гарибальди в канун Рождества.

— А вы знаете, кто жил в этой комнате? – поинтересовалась она, внимательно осматривая раму.

— За тысячу лет существования замка здесь, полагаю, кто только не жил, – вздохнул Снейп, понимая, что никакого другого выхода, кроме несговорчивой двери, в этой комнате нет.

— Смотрите, здесь какие‑то буквы на внутренней стороне рамы! – воскликнула женщина. – Северус, идите сюда! Вы можете прочесть?

Профессор Снейп страдальчески закатил глаза, но послушно приблизился, стараясь, впрочем, не касаться своей чересчур возбужденной сокамерницы. Ему и так пришлось полностью отключить воображение, чтобы оно не начало сейчас терзать его мозг ненужными фантазиями. Не время. Не место. Не та компания. Поэтому он заглянул за зеркало с другой стороны и добавил свет своей волшебной палочки, пытаясь разглядеть, что за буквы нашла любопытная коллега.

— Если это не латынь и не греческий, то я едва ли смогу прочесть, – пробормотал он, щурясь. – Хм, это даже не руны. Совершенно неизвестный мне язык.

— Я тоже вижу такой алфавит впервые, – призналась Амилия.

— Неужели в фамильной библиотеке Гарибальди книги не на всех языках мира, существующих и канувших в Лету? – насмешливо протянул Северус. – Или вы были не слишком прилежной ученицей?

— Просто я покинула отчий дом раньше, чем успела перечитать все книги, – резко ответила Мия, моментально исчезнув из его поля зрения.

Снейп вылез из‑за зеркала и вернулся к двери. Амилия ушла в другой конец комнаты, не желая с ним разговаривать. Это его вполне устраивало. Подумав несколько секунд, Северус направил палочку на дверь и четко произнес:

— Диффиндо!

Разрушающее заклинание не имело никакого эффекта: поверхность двери даже не поцарапалась.

— Редукто!

Он продолжал в том же духе пару минут, перейдя от простых разрушающих заклинаний к более опасным. Когда его фантазия иссякла, Северус на всякий случай попробовал:

— Инсендио!

— Хватит! – не выдержала Мия. – Вы еще Авадой в нее киньте. Неужели вы не понимаете, что нам изнутри ее не открыть?

— Остается надеяться, что кто‑то сможет открыть ее снаружи, – заметил Снейп, устало упираясь в дверь спиной. – И что кто‑то нас здесь найдет, – добавил он и медленно сполз вниз.

Амилия неуверенно приблизилась к нему и осторожно присела рядом. Какое‑то время они молча созерцали голые обшарпанные стены, думая каждый о своем, а потом Гарибальди тихо спросила:

— Нас смогут найти?

— Конечно, просто вопрос времени, – Северус прикрыл глаза и откинул голову назад. – Гарри знает, что я пошел искать вас, а Почти Безголовый Ник знает, куда я пошел вас искать. Кроме того, у моего сына где‑то по–прежнему лежит Карта Мародеров, так что в помощи привидений может даже не быть надобности.

— Что такое Карта Мародеров? – заинтересованно спросила Мия.

— Гарри вам этого не успел рассказать? – едко поинтересовался Снейп.

— Почему вас так раздражает наша дружба с Гарри? – она посмотрела на него, тревожно нахмурившись, но Северус так и не открыл глаза, поэтому не увидел этого.

— Она меня не раздражает, – нагло солгал Снейп. – Я всего лишь считаю, что это неправильно.

— А мне кажется, что вы просто боитесь. Вы мужчина средних лет, без жены и родных детей, родители умерли, родственников нет. Вы были одиноки большую часть жизни, а теперь у вас есть Гарри, и вы ни с кем не желаете его делить. Я верю, что вы искренне любите мальчика, но любовь ваша эгоистична, она нужна вам для того, чтобы быть счастливым самому, поэтому вы зорко следите за тем, чтобы рядом с ним не появился кто‑то еще.

— В вашей теории есть изъян. Я не пытаюсь ограничить его общение с друзьями или его девушкой, а также родителями девушки, школьным другом его родного отца, женой этого друга… и прочими, сейчас не вспомню.

— Значит, вы испытываете чувство вины за свой эгоизм и таким образом пытаетесь его компенсировать, – предположила Мия, но прозвучало это неуверенно.

— Не слишком ли широкая гамма чувств для эмоционально ущербного человека? – насмешливо протянул Снейп.

— Мне не стоило так о вас говорить, – запоздало спохватилась его собеседница. – Извините…

— Почему же, вы правы, в некотором роде, – возразил Северус и посмотрел на нее. – Все описанные вами чувства слишком сложны для меня.

— Тогда мне остается предположить, – зачарованно глядя в его темные глаза, медленно произнесла Амилия, – что вам не нравлюсь лично я?

— В яблочко, – едва слышно процедил он, снова откидывая голову назад.

— Ясно, – пробормотала Мия. – Странно, мне говорили, что я милая. И красивая.

— Так почему же тогда вы так и не вышли замуж? – издевательски поинтересовался Северус.

— Обижать окружающих – это ваше любимое хобби, профессор? – она оскорбленно дернула плечом и быстро поднялась с пола.

— Нет, это третий мой основной вид деятельности. После зельеварения и ЗОТИ.

— Мне жаль думать, что я ошибалась в вас, – едва слышно прошептала Мия, подходя к зеркалу. Задумчиво проведя кончиками пальцев по холодной запыленной поверхности в том месте, где отражался Снейп, она грустно улыбнулась. – Вам так легче живется? Когда окружающие вас ненавидят?

— Тогда они, по крайней мере, не достают меня идиотскими вопросами, – огрызнулся он, тоже поднимаясь с пола и начиная мерить комнату широкими шагами. Зачем только он запер Гарри? Если бы тот мог выйти из комнаты, их бы уже нашли. И ему не пришлось бы теперь поддерживать этот бессмысленный разговор. Зачем она к нему пристает? Не привыкла, что мужчины не истекают слюной, глядя на нее?

— Объясните мне кое‑что.

Северус вздрогнул. Как она умудрилась вдруг оказаться у него за спиной? Зачем она подошла так близко? Чего, черт побери, она от него хочет? Зачем смотрит столь вызывающе? И зачем его глупое сердце начинает колотиться с такой скоростью?

— В тот день, когда мы познакомились, в августе, Гарри очень заволновался, когда услышал, как меня зовут. Сказал вам, что узнал меня, что видел меня там. Где там?

— Гарри подросток, – отрезал Снейп, делая маневр и обходя женщину. Теперь у зеркала оказался он. – Подростки постоянно говорят ерунду.

— И часто ваш сын говорит о незнакомых женщинах, что вы были женаты на них там?

Снейп видел в отражении, как она скрестила руки на груди и чуть склонила голову на бок, глядя на него с насмешливой кривой ухмылкой. Он не нашелся, что ответить. Почему‑то некстати в голову пришла мысль, что с таким выражением на лице она ему очень нравится. Прежде чем эта мысль успела развиться во что‑то еще более неуместное, часы на башне отсчитали полночь. Северус пришел в себя и уже открыл рот для какого‑нибудь едкого ответа, но в этот момент поверхность зеркала пошла странной рябью, и в следующее мгновение отражение изменилось. Северус так и замер с приоткрытым ртом, удивленно разглядывая себя, только в другой одежде и… с проседью?

— Гермиона, – услышал он чуть искаженный голос своего двойника. – С этим зеркалом действительно что‑то не так.

— Что именно? – Теперь в зеркале появилась мисс Грейнджер, только выглядела она почему‑то немного старше, чем когда он видел ее в последний раз.

— Оно не отражает мою седину… И ничего не повторяет за мной, – продолжал двойник.

— А меня не отражает вовсе…

У Северуса закружилась голова, когда он понял, что именно он видит.

— И мантия на мне совсем другая…

— Зато ваш зеркальный двойник удивлен не меньше нас, – констатировала Грейнджер.

— О, Мерлин, – простонал Снейп. – Пять баллов Гриффиндору за проницательность.

***

Гермиона испуганно ойкнула и инстинктивно прижалась ближе к Снейпу.

— Он еще и разговаривает, – невпопад заметила она.

— Минус пять баллов с Гриффиндора за глупые восклицания, мисс Грейнджер, – двойник профессора Снейпа в зеркале поморщился, как будто разжевал лимон.

— Надеюсь, ты осознаешь, что баллы добавляются и снимаются только в твоем мире? – обратился к нему Северус.

— Вполне. Потому я дал и снял одинаковое количество баллов, – проворчал двойник.

— Что ж, ты уже пришел в себя, из чего я делаю вывод, что вижу тот самый мир, в котором год назад побывал мой сын, – сохраняя ледяное спокойствие, продолжил Северус.

— То же самое мне подсказывает твоя весьма специфическая седина, – заметил двойник, сложив руки на груди и нахмурившись. – Вопрос в том, почему мы видим друг друга?

— А ты не мог бы позвать Гарри, раз уж все равно случилось такое чудо? Мне хотелось бы знать, как он.

— Я бы позвал, – серьезно сказал двойник, – но не могу. Мы заперты в одной из комнат, где стоит это проклятое зеркало.

— Восточное крыло? Четвертый этаж? – изумленно уточнил Снейп.

— Верно, – медленно подтвердил двойник. – Неужели?..

— Да, мы точно там же. Заперты, – на всякий случай уточнил Северус.

Двойник задумался и замолчал, что дало Северусу время внимательнее взглянуть на женщину, стоявшую за плечом его зеркального отражения. В ту же секунду он непроизвольно охнул. Годы изменили ее, но не сделали неузнаваемой.

— Мия, – прошептал он, инстинктивно подаваясь вперед, как будто мог пройти сквозь зеркало и очутиться на другой стороне, заключить ее в объятия. Естественно, этого не произошло. Его рука уперлась в холодную гладкую поверхность.

Амилия, которая ровным счетом ничего не понимала, шагнула чуть ближе, желая получше разглядеть человека в отражении. Он выглядел как Снейп. Почти как он, поскольку детали одежды, прически и выражения лица несколько отличались. К тому же он выглядел несколько моложе или просто здоровее, трудно было сказать точно в полутьме, что их окружала. Он разговаривал как Снейп. Или, опять же, почти как он. Голос был похож, но интонации отличались. Снейп из зеркала говорил мягче. И уж совсем иначе в его устах звучало ее имя. Даже глаза их были похожи, но не одинаковы. У двойника они были такими же черными, столь же притягательными, но не излучали угрозы. Не для нее, во всяком случае.

— Кто вы? – прошептала Гарибальди, заворожено глядя на знакомого, но все же незнакомца.

— Неправильный вопрос, – напомнил о себе Снейп, что стоял рядом с ней. – Скорее вас должно интересовать, где он. Думаю, вполне очевидно, что это я, – едко заметил он.

— Как такое возможно? – не поняла Амилия.

— Мы в параллельных мирах, Мия, – сообщил ей из зеркала седовласый двойник Снейпа.

— Это то самое там, которое так не давало вам покоя пару минут назад, – добавил сам Снейп. – Год назад Гарри в результате стечения обстоятельств, которое трудно себе представить, попал в тот мир, а Гарри из того мира, попал сюда.

— Они поменялись местами? – уточнила ошарашенная ведьма.

— Именно, – хором подтвердили двойники.

— Что‑то мне нехорошо, – пробормотала Амилия, отходя в сторону. У нее кружилась голова, происходящее все меньше походило на реальность, и она начала подозревать, что либо все это ей снится, либо она смешала сегодня в лаборатории какие‑то не те ингредиенты, и теперь у нее галлюцинации.

Снейпы выжидающе уставились друг на друга. Трудно было понять, какие мысли сейчас крутятся в их головах, на лицах не отражалось ни тени эмоций. Они просто сверлили друг друга взглядами, как будто играли в игру «кто первый моргнет».

— Есть идеи? – спросил тот, рядом с которым пыталась прийти в себя Амилия Гарибальди.

— А ты о чем? О том, как это произошло? О том, к чему это ведет? О том, как нам выбраться из запертых комнат?

Снейп задумался. Задавая вопрос, он не имел в виду ничего конкретного, просто тишина сводила его с ума.

— А относительно чего из перечисленного у тебя есть идеи? – осторожно уточнил он.

— У меня их вообще нет, я просто тянул время, – признался двойник.

— Это зеркало должно помогать с выбором, – подала голос Гермиона. – Подумайте, кто из вас пришел сюда с вопросом. Что это был за вопрос. И к какому выводу вас подталкивает то, что вы видите.

— У меня не было вопросов, – заявил Снейп, разглядывая ее с интересом. Интерес этот был продиктован, конечно, исключительно любопытством, а не тем, что обычно заставляет мужчин среднего возраста разглядывать молоденьких девушек. Он искал в ее позе, ее движениях, взгляде, интонациях признаки того, о чем ему не более часа назад рассказывал Гарри. К его удивлению признаков этих было хоть отбавляй. То, как она доверчиво прижималась к его двойнику, то, как тревожно посматривала на него, следя за тем, как тот, в свою очередь, смотрит на Гарибальди. Даже в том, как она вцепилась в край мантии того Снейпа, выдавало ее страх и ревность: она словно пыталась не дать ему уйти в зазеркалье. Так странно было осознавать это. В его мире их отношения с мисс Грейнджер только недавно перешли в нейтральную стадию. Он перестал злиться на нее за ее подозрения, но не испытывал ни тени симпатии. Сама Грейнджер по–прежнему боялась его как огня. Видеть сейчас влюбленность в ее взгляде было очень… необычно.

— У меня был, – признался двойник, снова переводя взгляд на Амилию. Этот взгляд заставил самого Снейпа содрогнуться. Неужели он тоже смотрит на эту женщину с такой жаждой и такой тоской? Если да, то выглядит это жалко.

«Бедная мисс Грейнджер, – неожиданно подумал Северус, – у нее нет шансов».

— Ну что, получил ответ? – спросил он у своего отражения.

— Возможно…

— Нет, профессор, не получили, – упрямо возразила Грейнджер. Упертая девица, нечего сказать. – Если бы вы его получили, то мы бы уже не видели друг друга.

«Ну–ну, девочка, не надо так открыто демонстрировать свое отчаяние, – подумал Снейп. – Надо уметь проигрывать достойно. Этот идиот всегда будет любить свою мертвую жену? Так что с того? Не нужен тебе такой старик с покалеченной психикой, поверь мне, не нужен…»

— Может быть, это как‑то должно помочь открыть нам запертые двери? – предположил тем временем его двойник.

— Неужели ты думаешь, что зеркало и двери как‑то связаны? – саркастически уточнил Северус. – Как именно это должно нам помочь?

— Не знаю. Гермиона, попробуй, пожалуйста, открыть дверь сейчас, – попросил двойник, не оборачиваясь к девочке.

— Профессор Гарибальди, будьте так добры, сделайте то же самое, – неожиданно для самого себя сказал Снейп. – Вдруг их действительно просто нужно открыть одновременно?

Амилия, не говоря ни слова, шагнула к двери и взялась за ее ручку в тот же самый момент, что и Гермиона в отражении.

Северус не следил за этим. Он с подозрением следил за своим двойником. Что‑то переменилось во взгляде того, он как будто что‑то понял. Что‑то, о чем сам Снейп пока не догадывался. Это было несколько неприятно и настораживало.

— Что? – тихо спросил он.

— Это зеркало, – медленно произнес двойник. – Его поверхность такая странная на ощупь. Чувствуешь? – Он приложил ладонь, плотно прижав ее к стеклу.

Позже Северус сам недоумевал, как его могли так просто провести. Наверное, он слишком давно не чувствовал опасности, вот и расслабился. Он тоже коснулся зеркала. В тот же момент мир опрокинулся, реальность съежилась, в глазах потемнело и закружилась голова. А когда он пришел в себя, на него смотрел уже не двойник с проседью, а он сам. Только вот он точно знал, что на его губах сейчас не играет эта торжествующая ухмылка. Прежде чем Северус успел что‑то сказать, поверхность зеркала снова пошла рябью, и мир за ним пропал.

— Нет! – крикнул Снейп, его пальцы непроизвольно сжались, как будто пытались схватить исчезающую реальность. Мгновение спустя зеркало снова было просто зеркалом.

Только теперь он был по другую его сторону.

Глава 4. Поменяв стороны

— Северус, вы в порядке? – Амилия не решалась отпустить ручку двери. Ей совершенно не хотелось снова оказаться в заточении.

Ее опасения оказались напрасны: профессор ЗОТИ медленно повернулся к ней, окинул немного ошалевшим взглядом и… улыбнулся. За все время пребывания в Хогвартсе Гарибальди еще ни разу не видела его улыбки, только кривые ухмылки. Она была вынуждена признаться себе, что улыбка ему очень идет. Он перестает выглядеть так отталкивающе как обычно.

— Я еще никогда не был настолько в порядке, как сейчас, – тихо сказал Снейп, приблизившись к ней.

— Это встреча со своим двойником на вас так повлияла? – шутливо поддела она. И очень удивилась, когда он совершенно серьезно ответил:

— Да. Полагаю, да… Не проводите меня до моей комнаты? У меня голова немного кружится… от всего этого.

Брови Амилии удивленно взметнулись вверх. Профессора словно подменили: он не только улыбался, но еще и был вполне мил с ней, чего также не случалось ни разу за все время ее пребывания здесь. И она никогда не слышала, чтобы Снейп хоть раз вслух признавался в своем недомогании, хотя его часто терзали мигрени, она это замечала.

— Конечно, – Гарибальди нервно улыбнулась, смущенная переменой его поведения. – Нам ведь еще нужно вызволить Гарри.

— Гарри? – он нахмурился.

— Да, Гарри, – Амилия подозрительно прищурилась, – ваш сын. Вы сказали, что заперли его в своих комнатах.

— А, – он облегченно выдохнул, – вы об этом. Конечно, вызволим. Идемте.

Он вышел в коридор. Гарибальди проводила его непонимающим взглядом. Снейп вел себя странно. Очень странно, но она пока не могла понять, чем это могло быть вызвано. Может, это стресс? Может, он умом тронулся, пока смотрел на своего двойника? Нет, вряд ли, он довольно быстро пришел в себя, когда понял, что именно показывает зеркало. Это у нее паника началась. Тогда в чем дело?

— Вы идете? – донесся до нее слегка раздраженный голос. – Или хотите провести здесь остаток ночи?

Вот теперь это был уже знакомый Северус Снейп.

— Да, конечно, иду.

Она еще раз обернулась, бросив последний взгляд на зеркало, которое теперь снова всего лишь отражало ее, а потом решительно захлопнула за собой дверь и поспешила к недовольно хмурившемуся Снейпу.

До слизеринских подземелий они добрались в полном молчании. Ей казалось, что чем ближе они подходили к комнатам профессора, тем больше тот напрягался, нервничал. Интересно, они с Гарри поссорились, и теперь Снейп переживает? Амилия с первых дней знакомства с этим человеком подозревала, что он гораздо более чувствителен, чем пытается показать. Взять хотя бы его отношения с приемным сыном: то, что было доступно взорам посторонних, очень отличалось от того, о чем Гарри доверительно рассказывал ей за чашкой чая. Из того, что она слышала от мальчика, выходило, что профессор любил его сильнее, чем некоторые родители любят родных детей, но на людях Снейп всегда был сдержан и строг, чаще ругал, чем хвалил его, никогда не позволял себе большего проявления нежности, чем спокойный тон в разговоре, без шипения и ядовитых ноток. Хотела бы она хоть раз увидеть настоящего Северуса. Такого, каким знал его Гарри. Что‑то подсказывало ей, что она прониклась бы тогда к мужчине еще большей симпатией.

Оказавшись у своей двери, Снейп нерешительно направил на нее палочку и пробормотал несколько заклинаний. Несколько разных заклинаний, ни одно из которых не открыло дверь. Заметив удивление на ее лице, профессор сказал:

— Хорошая болезнь – склероз, да? Всегда что‑то новое…

Он попробовал еще пару заклинаний, и дверь все‑таки поддалась. Они вошли в комнату, где метался из угла в угол встревоженный Гарри. Увидев Снейпа, он бросился к нему.

— Слава Мерлину, пап! Я боялся, что что‑то случилось. Где ты… – он осекся, заметив наконец Амилию.

— Прости, мне не стоило так уходить и закрывать тебя, – повинился Северус. – Я не думал, что мы застрянем.

Гарри замер. Он с подозрением посмотрел на Снейпа, потом на Амилию. На его лице крупными буквами был написан вопрос: что, черт побери, происходит?

— Застряли мы в одной из пустых комнат в восточном крыле, – пояснила Гарибальди. – Не могли выбраться, дверь не открывалась. А потом…

— Там было зеркало, Гарри, – перебил Снейп. – И в том зеркале мы видели мир, в котором ты был год назад. Я видел своего двойника.

— Ой, – Гарри плюхнулся в кресло, чтобы не упасть. – Надо же, только сегодня их вспоминали, – пробормотал он. – Как там Сев… твой двойник?

Амилию удивило виноватое выражение, которое появилось на лице Гарри, когда он задавал вопрос. Как будто он стеснялся своей заинтересованности в судьбе двойника Снейпа. Интересно, что же все‑таки произошло год назад?

— Мы не успели нормально поговорить, – спокойно сообщил Снейп. – Мы видели друг друга всего несколько минут.

— Он был один или мой двойник там тоже был? – с жадностью поинтересовался Гарри, даже подавшись вперед от любопытства.

— Нет, твоего двойника не было. Была Герм… мисс Грейнджер.

На лице Гарри появилось плутоватое выражение, он посмотрел на отца, улыбаясь, как будто пытался разделить с ним какую‑то общую шутку, но тот никак не прореагировал. Тогда Гарри перевел взгляд на Амилию, и его лицо посерьезнело.

— А как он… Впрочем, не важно… – он осекся.

— Ладно, поздно уже, – заметила Мия, чувствуя себя при этом разговоре лишней. – Мне пора. Спокойной ночи и счастливого Рождества!

Она направилась к двери, Снейп последовал за ней.

— Может быть, зайдете к нам завтра? Поужинаем вместе.

Мия растерялась. Ощущение нереальности происходящего обрушилось на нее, заставляя усомниться в том, что она все‑таки не спит. Она посмотрела на Снейпа, заглянула в его глаза. В них была сдержанная нежность, смешанная с плохо скрываемым желанием. Он никогда раньше так не смотрел на нее.

— Северус, с вами точно все в порядке? – тихо спросила она, стараясь, чтобы Гарри ее не услышал.

— Абсолютно, – твердо ответил тот. – Если у вас другие планы…

— Нет, планов у меня нет. – Она нерешительно улыбнулась ему. – Я с удовольствием присоединюсь к вам за ужином. До завтра. Пока, Гарри!

— До завтра, профессор Гарибальди.

Когда за их гостьей закрылась дверь, Гарри попытался заговорить с Северусом, но тот остановил его.

— Я очень устал, перенервничал, давай поговорим завтра.

Он ласково потрепал его по волосам, улыбнулся, пожелал спокойной ночи и поспешно скрылся за дверью своей спальни.

Гарри недоуменно смотрел ему вслед. Этим вечером его приемный отец вел себя странно, не был похож сам на себя.

Словно его подменили.

***

— Профессор! – взволнованно позвала Гермиона, но не получила ответа. Снейп стоял у зеркала, уставившись на свое отражение невидящим взглядом, протянув к нему руку, но уже не касаясь ею зеркала. Гермиона с сожалением посмотрела на открывшуюся дверь и отпустила ручку. Шагнув к учителю, она осторожно тронула его плечо. – Профессор Снейп, – снова позвала она, на этот раз очень тихо.

Однако Снейп вздрогнул, как будто она прокричала эти слова ему на ухо. Повернувшись, он окинул ее несколько ошарашенным взглядом, после чего прикрыл глаза и глухо застонал.

— Что случилось? – сердце Гермионы сжалось от нехорошего предчувствия. – Профессор, пожалуйста, ответьте мне, поговорите со мной.

— Мне нужен Гарри, – хрипло пробормотал зельевар и ринулся к выходу чуть не бегом. – Где он?

— Он… он в Норе, – испуганно ответила Грейнджер, устремляясь за Снейпом. – Вы не помните этого?

— Я этого не знаю, Грейнджер, – резко ответил Северус. Резче, чем собирался. Услышав, что шаги позади мгновенно стихли, он выругался, остановился и обернулся. Девушка смотрела на него со смесью страха и неверия. – Я не хотел грубить, – примирительно сообщил Снейп. – Я вам все объясню, но чуть позже. Сейчас мне очень нужен Гарри. Вы поможете мне его найти?

Дождавшись кивка, он поманил ученицу за собой и продолжил стремительное шествие к своим комнатам. По крайней мере, он надеялся, что идет в правильном направлении. Грейнджер молча следовала за ним. Лишь один раз она заговорила, когда Снейп не смог открыть дверь.

— Сейчас пароль «папоротник», – сообщила она. Ее голос звучал ровно и бесцветно. Бросив на девушку быстрый взгляд, Северус подумал, что она, по всей видимости, начинает понимать, что произошло.

Оказавшись в своей гостиной, которая разительно отличалась от той, к которой он привык, Снейп бросил в камин щепотку дымолетного порошка и позвал:

— Молли Уизли! – ожидая ответа, он нервно ходил из стороны в сторону. Едва голова Молли появилась в камине, он тут же выпалил: – Где Гарри?

— И тебе счастливого Рождества, Северус, – недовольно проворчала женщина. – Гарри где‑то здесь.

— Он мне срочно нужен. Найди его и скажи, чтобы он немедленно возвращался домой.

— Что‑то случилось? – встревожено спросила Молли, глядя на Снейпа с опаской.

— Нет, я просто так ужасно соскучился, – огрызнулся Северус и прервал связь.

— Не думаю, что профессор будет очень благодарен вам за то, что вы нагрубили миссис Уизли, – тихо заметила Гермиона. Пока Снейп разговаривал с Норой, она устроилась в одном из кресел, забравшись в него с ногами.

Северус посмотрел на нее с любопытством.

— Значит, вы уже все поняли, да?

— Это не так уж сложно, – она пожала плечами. – Вы не похожи на профессора Снейпа, которого я знаю, значит, вы тот, другой.

— Вы умнее, чем ваш двойник из моего мира, – заметил Снейп, нервно оглядывая комнату. Потом он направился к полкам с книгами, на ходу добавляя: – Значит, вы знаете о том, что произошло год назад?

— Конечно, – ответила Гермиона, обхватив себя руками, как будто ей было холодно. – Профессор мне все рассказал.

— Тогда начинайте думать, как это можно исправить, – посоветовал Северус, по очереди вытаскивая книги без какой‑либо системы и ставя их потом на место. – Не думаю, что мое общество вам понравится.

Мисс Грейнджер не успела что‑либо ответить на это. Камин полыхнул зеленым пламенем и из него вышел недовольный Гарри. Сначала он заметил ее и одарил вопросительным взглядом. Девушка безразлично дернула плечом и кивнула в сторону Снейпа, который оставил свою странную деятельность с книгами и теперь просто стоял и смотрел на Гарри с непонятным выражением на лице.

— Ну и что такого срочного произошло? – буркнул Гарри, недовольно скрестив руки на груди. – Зачем я вдруг вам понадобился?

— Здравствуй, Гарри, – поприветствовал его Снейп, не зная, с чего начать.

В первый момент юноша недовольно скривился и открыл рот, чтобы сказать что‑то очень едкое, но в следующее мгновение он замер, так и не проронив ни звука. На его лице отразилось сначала подозрение, потом понимание, на смену которому пришло удивление, плавно перерастающее в шок.

— Северус? – хрипло спросил он, глядя мужчине в глаза. – Но как? Что случилось? Как ты здесь оказался?

— Какие все сообразительные в этом мире, – пробормотал Снейп, в тайне радуясь этому факту. Тратить полночи на объяснения было бы слишком утомительно. – Долгая история, – предупредил он.

— Тогда, наверное, нам лучше сесть, – предположил Гарри, с удовольствием плюхаясь на диван, потому как ноги отказывались его держать.

— Да, конечно, как только я выясню, где твой отец прячет огневиски.

— Он его не прячет, – с улыбкой сообщил Гарри. – Он держит его в баре, как все нормальные люди.

Северус злобно глянул на него и направился к бару. Налив себе чуть больше, чем обычно, он занял второе кресло, сделал глоток, после чего начал говорить:

— Все из‑за этого проклятого зеркала. Не знаю, откуда оно там взялось и как так получилось, что мы одновременно оказались рядом с ним. – Он кратко поведал Гарри, не вдаваясь в подробности своей ссоры с профессором Гарибальди, как они оказались в той комнате и почему не могли уйти. Потом он бросил вопросительный взгляд на Грейнджер.

— Мы искали именно это зеркало, – сообщила она. – И мы тоже оказались заперты в той комнате.

— Что это за зеркало? – поинтересовался Снейп. – Расскажите мне подробнее. Я никогда не слышал о таком.

— Я читала о нем в «Истории Хогвартса», – монотонно заговорила девушка, словно пересказывала эту историю уже десятый раз. – Там говорилось, что у Ровены Рейвенкло было зеркало, которое можно было использовать для гадания. Якобы оно показывало человеку то, что поможет ему определиться с выбором, если он застрял на распутье.

— И кто же из вас определялся с выбором? – спросил Гарри, глядя на Снейпа. Он был уверен, что дело в поменявшихся двойниках, а не в его подруге.

— Подозреваю, что твой отец, – едко заметил Северус. – У меня в кои‑то веки не было ни вопросов, ни сомнений, ни опасений. Жизнь была простой и приятной, хотя я уже на это и не надеялся.

— Вы победили? – с улыбкой спросил Гарри.

— Да, мы победили, – подтвердил Снейп. – Гарри победил.

— С ним все в порядке?

— Было, когда я последний раз его видел, – на лице Снейпа появилась озабоченность. – Я, конечно, уверен, что мой двойник не причинит ему вреда… – его голос затих, как будто он вдруг что‑то вспомнил.

— Неужели?.. – радостно начал Гарри, но нерешительно осекся. – Он нашел мое письмо?

— Вообще‑то его нашел я… – Снейп покосился на Грейнджер. – Я тебе потом все расскажу.

— Думаю, мне пора. Мои родители, я уверена, уже сходят с ума от волнения, – Гермиона поднялась и направилась к камину, чувствуя себя абсолютно лишней. – Если я вдруг вам понадоблюсь, вы знаете, где меня найти.

Северус и Гарри из вежливости тоже встали. Гарри обнял подругу на прощание и пожелал ей счастливого Рождества. Та через силу улыбнулась, попрощалась со Снейпом, не глядя в его сторону, и исчезла в языках зеленого пламени.

— Так что все‑таки произошло и при чем здесь зеркало? – спросил Гарри, когда они остались одни.

Снейп вздохнул и продолжил рассказ.

***

С тех пор, как несколько месяцев назад Снейп усыновил Гарри, у них бывали разногласия и ссоры. Иногда Гарри бывал слишком резок и груб, но чаще Северус по привычке начинал язвить, а Гарри обижался. Они не разговаривали, демонстративно не замечали друг друга в Общем зале, орали, оставшись один на один, но довольно быстро мирились. Оба не могли долго злиться, оба скучали, оба переживали.

Однако в этот раз не было ссоры. Была шуточная перебранка, в которой Гарри умудрился неосторожно обидеть отца, но они замяли это дело. Почему же Снейп вел себя настолько странно? Отказался разговаривать с ним вечером, долго не выходил из своей комнаты утром. Потом появился, рассеяно поздоровался с Гарри, схватил утреннюю газету (чего никогда не делал) и заперся у себя в лаборатории, сославшись на какие‑то неотложные дела.

Гарри не был уверен, есть ли у Северуса срочные проекты, но был уверен, что такая отвлеченная холодность ему не свойственна. Вернее свойственна, но лишь на людях или в период ссоры.

К тому же он пригласил на ужин Мию. И хотя Гарри сам убеждал его в этом, он почему‑то не обрадовался самому факту. В тот момент, когда между взрослыми происходил судьбоносный разговор, он почему‑то почувствовал тревогу. Все было не так. Неправильно. Снейп вел себя неправильно. И, казалось, он абсолютно забыл про то, что они собирались устроить не ужин, а «пикник». Когда же Гарри напомнил ему, тот отнесся к этой идее более чем прохладно.

Все это беспокоило Поттера. Он провел весь день в неудачных попытках поговорить с Северусом и размышлениях о том, что же могло произойти. Когда настало время ужина, Снейп еще не вернулся из лаборатории, поэтому у Гарри было несколько минут наедине с Мией. Он воспользовался этим временем, чтобы расспросить о вчерашнем происшествии.

Где было то зеркало? Как вы оказались заперты? О чем говорил Снейп со своим двойником? Гермиона? А она что говорила? А дверь как открылась? А когда прервалась связь? Как вел себя Снейп после этого?

— Гарри, что‑то случилось? – в конце концов встревожено спросила Мия.

Ответить он не успел, потому что хлопнула входная дверь и в комнату вошел Снейп. Он внимательно посмотрел на сына, потом на свою коллегу и предложил сесть к столу.

По тому, как вел себя Северус во время ужина, как он говорил с Амилией, как он смотрел на нее, Гарри начал подозревать, что могло произойти. Ему не хотелось в это верить. Он предпочитал думать, что Снейп сам сказал бы ему, если бы это случилось, но тот только вел себя иначе и не пытался поговорить с ним.

С трудом дождавшись окончания ужина, когда отец и их гостья переместились в гостиную к камину, Гарри, сославшись на усталость и необходимость утром рано вставать, скрылся в своей комнате. Достав из дальнего угла шкафа мантию–невидимку, которую давно не использовал, Гарри надел ее, тихо выскользнул из комнаты, не дыша, прошел мимо гостиной, где Северус и Амилия увлеченно разговаривали, и вышел в коридор. Дальше он, забыв об осторожности, помчался в восточное крыло, на четвертый этаж. Близилась полночь, а инстинкт подсказывал Гарри, что он должен оказаться перед зеркалом в полночь.

Найти нужную комнату оказалось не сложно: в пыли все еще были видны вчерашние следы отца и профессора Гарибальди. Дверь была открыта, поэтому Гарри без труда проник внутрь.

Зеркало стояло на месте. Старое, пыльное, со следом от прикосновения чьей‑то руки. Хотя почему чьей‑то, подумал Гарри, это была рука Снейпа.

Часы на башне начали отсчитывать полночь. Мальчик замер и даже задержал дыхание. По зеркалу пошла рябь и всего пару мгновений спустя перед ним был его двойник и профессор Снейп, чью голову украшала седина. Гермиона, скрестив руки на груди и как‑то ссутулившись, стояла чуть позади.

— Гермиона, ты была права, – сказало отражение Гарри. – Смотри, Северус, он здесь.

— Да, – подтвердил такой знакомый голос. Сейчас он был полон гордости за сына, что вызвало у Гарри странное чувство. Его переполнил триумф, сравнимый только с тем, который он испытал на первом курсе, поймав снитч. Ему захотелось закрепить результат, поэтому он, переведя дыхание, спросил:

— И как тебя угораздило, пап?..

Глава 5. Немного теории

Снейп закончил свой рассказ, включавший в себя не только описание событий этого вечера, но и всего, что произошло в его мире с тех пор, как Гарри вернулся в свой, глубокой ночью. Самым разумным в данной ситуации и Северус, и Гарри сочли немного поспать, а теории выдвигать уже утром на свежую голову.

— Зеркало. Уверен, все дело в нем, – заметил Гарри утром. – Помнишь, как все было в прошлый раз? Мы с моим двойником поменялись при помощи зелья, так же и вернулись на свои места. Вы поменялись через зеркало, значит, логично предположить…

— Я об этом думал, – согласился Северус, делая осторожный глоток чая. Вчера он несколько переусердствовал с огневиски, поэтому сегодня чувствовал себя не лучшим образом. Судя по всему, его двойник имел меньше опыта в общении с бутылкой, а оттого и меньший иммунитет к похмелью. – В этой теории только один изъян: что бы вчера ни происходило с зеркалом, это прекратилось, едва мы поменялись местами. Боюсь, сегодня это просто зеркало, ничего более.

— Лучший способ убедиться в этом – сходить и проверить, – Гарри подмигнул ему. Он не чувствовал ни тревоги, ни опасности. Тот мир сейчас столь же благополучен, как и этот, путешествие через зеркальный портал явно менее болезненное и более простое, чем через астрал. Чего беспокоиться? Если им удалось активировать зеркало один раз, удастся и второй.

Снейпа же терзало больше сомнений. В своем рассказе он зачем‑то обошел стороной тот факт, что двойник намеренно спровоцировал его прикоснуться к стеклянной поверхности и, судя по всему, знал, к чему это может привести. Северус помнил его торжествующую улыбку. Даже если портал будет открыт вновь, захочет ли тот Снейп вернуться в свой мир? И если не захочет, то кто сможет его заставить? И станет ли кто‑нибудь его заставлять?..

— Ну что, пойдем искать, где вы там вчера лазили? – бодро спросил Гарри. Снейп только кивнул.

Найти комнату не составило труда: очень уж хорошо сохраняла следы многовековая пыль. Проснувшиеся инстинкты шпиона заставили Северуса быть в этот раз более осторожным, он даже попытался настоять на том, чтобы Гарри не заходил внутрь, а остался в дверях следить за тем, чтобы они тоже не оказались заперты.

— Так не пойдет, – возразил тот. – Если зеркало активируется только при определенных условиях, то нужно воспроизвести эти условия.

— Откуда ты знаешь, что двери и зеркало взаимосвязаны? – строго спросил Снейп. – Это могло быть совпадением или счастливой случайностью. Может, мы так никогда и не смогли бы выбраться, если бы не зеркало? А может, это вообще никак не связано. Если нас снова закроет здесь, мы можем никогда не выбраться. Это слишком рискованно.

— Ты параноик, ты это знаешь? – насмешливо спросил Гарри, выслушав эту тираду.

— Был бы параноиком, не стоял бы сейчас здесь, а спокойно праздновал дома Рождество, – огрызнулся Северус.

Гарри пожал плечами, дескать, тебе решать. Он остался стоять в дверном проеме, пока Снейп ходил вокруг абсолютно спокойного и на вид ничуть не волшебного предмета.

— Надпись здесь тоже есть, надо будет ее исследовать, – сообщил Северус, вылезая из‑за зеркала. – Не похоже, что мы сможем снова открыть портал.

— А что точно ты делал в прошлый раз? – спросил Гарри, и Снейп непроизвольно вздрогнул, потому что не ожидал услышать его голос так близко.

— Я, кажется, просил тебя стеречь дверь, – нахмурился Северус.

— С дверью все в порядке, – заявил Гарри. – Я оставил ее… – он осекся, повернувшись к входу.

— Открытой? – ехидно уточнил Снейп, выразительно глядя на закрытую дверь.

— Так и в прошлый раз было? – уточнил Гарри.

— Да.

Они, не сговариваясь, повернулись к зеркалу, но с тем ничего не происходило. После нескольких тягостных минут ожидания Гарри задался вопросом:

— А это вообще можно как‑то спровоцировать? Может, как и в случае с зельем, нужно чтобы в это же время на той стороне тоже кто‑то был?

— Причем, возможно, нужно, чтобы был именно двойник, – задумчиво предположил Северус. – Надо больше узнать об этом зеркале.

— Думаю, помощь Гермионы придется кстати. И, возможно, стоит проводить исследования прямо здесь? Если на той стороне кто‑то появится, у нас будет больше шансов не пропустить этот момент.

— Возможно, мы и так теперь здесь останемся, благодаря тебе, – проворчал Снейп, направляясь к двери. Однако та открылась без проблем.

***

Сегодня мисс Грейнджер выглядела спокойнее и доброжелательнее. Она не ежилась и не дичилась двойника Снейпа, но в то же время не позволяла себе той вольности, которая была допустима в ее отношениях с профессором Снейпом в этом мире. Она вела себя вежливо, немного отстраненно, как и полагается студентке. Северус в тайне был восхищен ее выдержкой и самоконтролем, но, конечно, ни за что не признал бы этого вслух.

— Думаю, лучший способ найти информацию о том зеркале, это посмотреть записи Ровены Рейвенкло. Если уж она держала его в своей спальне, то наверняка прежде изучила, – предположила Гермиона, когда они с Гарри изложили ей свой план.

— Журналы Основателей хранятся в библиотеке Хогвартса, – сообщил Снейп. – Надеюсь, Рейвенкло вела их аккуратнее своего коллеги, – задумчиво добавил он.

— Которого? – заинтересовался Гарри.

— Слизерина. Я одно время пытался изучать его записи. – Снейп изобразил на лице священный ужас. – Полное отсутствие какой‑либо системы. Не знаю, мог ли он сам что‑то разобрать в собственных записях.

— Женщины часто бывают аккуратнее мужчин, – ободрила их Гермиона, направляясь в библиотеку.

— Нужно будет взять журналы и устроиться в той комнате, – напомнил Гарри, следуя за ней.

— Если ваша мадам Пинс похожа на нашу, то она не позволит выносить из библиотеки журналы Основателей, – с презрительной усмешкой заметил Северус.

— Да, эту проблему я не учел, – Гарри нахмурился. – Тогда, может быть, нам следует разделиться: кто‑то один будет караулить зеркало, а двое других займутся журналами.

— Не думаю, что в этом есть необходимость, – заявила Грейнджер. – Вы слышали вчера, как часы пробили полночь? – обратилась она к Снейпу.

— Да, я отвлекся на этот звук, а потом уже увидел в зеркале этот мир.

— Но вы уже некоторое время были заперты в комнате, так?

— Совершенно верно, – подтвердил Северус, понимая, о чем идет речь. – Вы тоже к тому времени пробыли в комнате достаточно долго, правильно? Значит, портал открывается независимо от того, есть ли в один и тот же момент в комнате двойники из альтернативных миров.

— Он открывается в полночь, – согласно кивнула Гермиона.

— Всегда? – с сомнением уточнил Северус, когда они уже подходили к библиотеке. – Я сомневаюсь, что этот портал открывается каждую ночь. И почему именно наши миры? Это слишком невероятно для совпадения.

— Если нам повезет, – отозвался Гарри, – то портал откроется и сегодня.

— А если нет? – зачем‑то спросил Снейп.

— Если нет, то вы застряли здесь минимум до следующего Рождества, – бесцветным голосом предположила Гермиона. – Максимум…

— Навсегда, – со вздохом перебил Северус. Выглядел он при этом весьма удрученным.

— Не волнуйся раньше времени, – посоветовал Гарри. – Я ведь смог вернуться, хоть это и казалось тогда невероятным.

Снейп кивнул, и все трое вошли в библиотеку, где и провели несколько следующих часов. Мадам Пинс была удивлена, услышав, что именно их интересует. Два гриффиндорца и один слизеринец вдруг заинтересовались журналами Рейвенкло? Однако трио, которое вело себя более чем странно, не захотело давать каких‑либо объяснений, и библиотекарше пришлось выдать требуемые материалы, так и не утолив свое любопытство.

Первые часа два ушли на то, чтобы разобраться в журналах, поскольку тех было весьма много. К сожалению, госпожа Рейвенкло, как и ее коллега, не потрудилась составить для потомков указателя, в котором бы четко значилось, в каком из томов какую информацию нужно искать. Зато записи ее были более логичны и четки, нежели у Слизерина. Тот, по словам Снейпа, вел журналы на манер дневника, в котором научные изыскания перемежались личными записями, при этом информация записывалась по мере ее поступления, а не по темам.

— Я рецепт одного зелья собирал у него в журналах, которые охватили пять лет жизни, – страдальчески закатив глаза, сообщил Снейп. – Одна запись тут, другая там…

— И он не записал потом окончательный вариант? – засомневался Гарри.

— Может, и написал бы, да только зелье то он не закончил.

Ровена же вела несколько журналов одновременно: личный дневник, дневник Хогвартса, где записывала только рабочие моменты, журнал для придуманных ею или найденных в древних текстах заклинаний, несколько журналов были посвящены ее исследованиям (для каждого исследования – отдельная тетрадь) и еще были журналы, в которых она описывала различные артефакты, которые попадали к ней в руки, их историю, свойства, свои предположения по их использованию.

— Думаю, это то, что нам надо, – заметила Гермиона.

Найти в них интересующее зеркало было несколько сложнее, поскольку почерк у одной из основательниц Хогвартса был весьма неразборчивым, а чернила за столетия успели выцвести, местами и вовсе стереться. Не одно поколение волшебников интересовалось этими записями.

Еще через несколько часов они были вознаграждены: Гарри наткнулся на упоминание зеркала, которое было очень похоже на то, которое все они видели.

— Она его даже зарисовала, вот, видите? – он возбужденно ткнул пальцем в изображение в углу страницы.

— Осторожнее, – Снейп поморщился. – Магическая консервация может уберечь бумагу от времени, но не от вандализма, – он ловко забрал у Гарри тетрадь, после чего несколько минут сосредоточено читал, а Гарри и Гермиона смотрели на него, затаив дыхание.

— Ну что там написано? – первой не выдержала гриффиндорская всезнайка.

— Здесь написано, – медленно заговорил Снейп, стараясь одновременно пересказывать уже прочитанное и читать дальше, – что это зеркало было создано эльфами еще в домерлинову эпоху. Оно действительно должно помогать с выбором, – он бросил быстрый взгляд на Гермиону, – но при этом человек, испрашивающий совета, должен быть по–настоящему сбит с толку, постоянно спорить с собой, думать о своей проблеме чуть ли не круглые сутки…

— И как зеркало помогает ему? – нетерпеливо спросил Гарри.

— Это самое странное, – озадаченно пробормотал Северус, сосредоточенно вчитываясь в текст. – Если верить записям Рейвенкло, то зеркало должно показывать человеку результат его выбора. Несколько сцен из будущего…

— Сцены из альтернативных вариантов будущего, – уточнила Гермиона. – Разные последствия разных решений.

— Но этого не произошло, – задумчиво заметил Снейп. – Почему? И что, собственно, произошло?

— Произошло то, что профессор смог увидеть мир, где жива его жена, – печально заметила Гермиона, – которую он так и не смог забыть, о которой, я уверена, он думал все это время, не переставая.

— То есть ты считаешь, что зеркало сработало неправильно? – уточнил Гарри. – Вместо того чтобы показать разные варианты будущего, открыло дверь в тот мир?

Гермиона только пожала плечами.

— Почему это произошло именно в полночь? Что случилось с дверями? И почему мы все вообще там оказались так удачно? – Ни на один из озвученных Северусом вопросов у Гермионы не нашлось ответа.

— Профессор, это всего лишь теория, – виновато напомнила она. – Мы ведь даже не знаем точно, зависит ли этот… м–м–м… феномен от времени. Это тоже могло быть совпадением.

— Слишком много совпадений на мой вкус. Не люблю я этого, – проворчал Северус, невольно вспомнив человека, который подобные необъяснимые случайные совпадения как раз любил и частенько сам их провоцировал. – Ровена здесь ссылается на несколько книг, из которых она брала информацию. Нужно постараться найти их, чтобы узнать больше.

— И нужно в полночь быть у зеркала, – напомнила Гермиона. – Исследования исследованиями, а про эксперименты и проверку теорий тоже забывать не следует. Главное, чтобы с той стороны кто‑то пришел.

— Придет, – пробормотал Северус, продолжая изучать записи. – Гарри придет, я уверен…

***

Последние минуты перед полуночью для всех троих были особенно нервными. Снейп мерил шагами комнату, скрестив руки на груди, низко склонив голову, так что завеса волос скрывала выражение лица. Гарри крутил в руках волшебную палочку и бросал на двойника своего приемного отца подозрительные взгляды. Он начал думать, что Северус что‑то от него скрывает. Слишком уж кисло тот выглядел каждый раз, когда речь заходила о возвращении обратно. Гермиона, судя по всему, тоже не верила, что все будет так просто, хотя сейчас из всех троих внешне выглядела наиболее спокойно. Цену этого спокойствия никто не мог бы себе даже вообразить.

И вот на башне раздался бой часов. Все как по команде повернулись к зеркалу, невольно затаив дыхание. Поверхность пошла рябью, и отражение изменилось, демонстрируя им испуганное и взволнованное лицо Гарри Поттера из альтернативной вселенной.

— Гермиона, ты была права, – брякнул Гарри, чтобы как‑то справиться с собственным волнением. – Смотри, Северус, он здесь.

— Да, – подтвердил Снейп, с гордостью глядя на приемного сына. Еще никогда он не был так рад его видеть. Значит, или его двойник признался, или Гарри заметил разницу. Учитывая, что Гарри в комнате один, то более вероятен второй вариант.

— И как тебя угораздило, пап?.. – спросил Гарри из отражения, отчего‑то неожиданно покраснев.

— А где мой Северус? – двойник Гарри не дал Снейпу ответить. Он тревожно вглядывался в зеркало, надеясь увидеть отца где‑нибудь в стороне.

— Его здесь нет, – ответили из зеркала.

— Где он сейчас? – спросила Гермиона.

— Разговаривает с профессором Гарибальди, – смущенно сообщил Гарри, бросив косой взгляд на Снейпа.

— Почему он не пришел с тобой? – непонимающе спросил его двойник.

— Он почему‑то предпочитает делать вид, что ничего не произошло.

— То есть как? – не поверил Гарри.

Его двойник кратко пересказал все то, что говорил и делал Снейп в его мире в последние сутки. С каждым словом лицо того из них, который слушал, становилось все более угрюмым. Он бросил на Северуса недовольный взгляд, но тот сделал вид, что ничего не заметил.

— Тогда что здесь делаешь ты? – дослушав до конца, поинтересовался Гарри у своего отражения.

— Я заподозрил, что что‑то не так. Я не был уверен, но… Значит, вы все‑таки действительно поменялись местами? – пораженно выдохнул тот, переведя взгляд на Снейпа. – Невероятно!

— С научной точки зрения, я с тобой согласен, – едко отозвался Северус. – Но лично я бы классифицировал произошедшее как «ужасно».

— Да, конечно, – мальчик смутился. – Как нам вернуть вас обратно?

— Самый простой вариант: привести моего двойника к зеркалу, чтобы мы снова коснулись руками поверхности. В идеале, этого будет достаточно.

— Я могу сбегать… – Гарри уже направился к двери, когда слова Гермионы заставили его замереть на месте:

— Ты не успеешь, портал может закрыться в любой момент.

— Тогда как?..

— Завтра, – твердо сказал ему Снейп. – Если портал открылся сегодня, то завтра он произойдет то же самое. Ты, главное, приведи его.

— Если надо будет, я его сюда притащу против воли, – пообещал Гарри, верно истолковав тон отца. – Ты не волнуйся, – он снова подошел к зеркалу и посмотрел на отца. Тот выглядел подавлено, хотя и пытался сохранять невозмутимый вид. – Я все сделаю. Мы вернем тебя обратно. Обещаю.

Он коснулся рукой зеркала, как будто пытался положить Снейпу руку на плечо. Северус благодарно кивнул, подтверждая, что хотел услышать что‑то в этом роде. Он слишком хорошо помнил, что Гарри сначала полюбил его двойника, а потом уже привязался к нему. Ему нужно было знать, что приемный сын хочет его возвращения. Снейп тоже прикоснулся к зеркалу, соединив их руки через тонкое стекло. В следующее мгновение поверхность вновь пошла рябью и связь между мирами прервалась. Профессор опустил голову, чтобы не видеть собственное отражение.

— Одиннадцать минут, – между делом заметила Грейнджер.

***

Когда другой мир исчез, Гарри тяжело вздохнул, отнял руку от холодного стекла и шагнул к выходу. Он не знал, что портал продержался открытым ровно столько же, сколько и в предыдущую ночь: одиннадцать минут. Он по–прежнему не знал, что это за зеркало и как оно работает. По большому счету, ему это было абсолютно все равно. Ему поставили цель, значит, теперь нужно придумать план, как ее достичь. Стоит ли поговорить со Снейпом напрямую или попытаться заманить его в комнату хитростью?

— Хитростью? – сам себе удивился Гарри, открывая дверь. – Не думаю, что у меня получится обвести слизеринца вокруг пальца.

— Согласен с тобой…

Гарри вздрогнул от этого тихого, вкрадчивого голоса, полного скрытой угрозы. Мальчик замер, глядя на двойника своего отца, который, оказывается, поджидал его в коридоре. Северус Снейп стоял в темноте, завернувшись в черную мантию, глядя на него исподлобья. Темные глаза поблескивали от слабого света огонька на кончике волшебной палочки Гарри…

Глава 6. Человеческий фактор

Гарри инстинктивно сделал шаг назад. На несколько секунд ему показалось, что он переместился во времени где‑то на год с небольшим назад, в те дни, когда он бродил по Хогвартсу после отбоя под мантией–невидимкой, стараясь избежать встречи со злым профессором зельеварения. Во всяком случае, именно так тогда смотрел на него Снейп, когда он попадался ему в руки.

— Мне кажется или отбой был уже давно? – тихо поинтересовался профессор, делая иллюзию еще более правдоподобной.

Гарри пришлось прикрыть глаза и покачать головой, чтобы отогнать наваждение. Он с трудом сглотнул, напомнив себе, что ни один из известных ему Северусов Снейпов в настоящее время не опасен для него, после чего заставил себя посмотреть зельевару в глаза и уверенно парировал:

— Тебя это вчера не остановило.

— Но я‑то учитель, – напомнил ему Снейп, сделав маленький шаг вперед. Гарри не двинулся с места, хотя и ему и хотелось отступить назад. – На меня это правило не распространяется.

— А вот Гермиона – ученица, на нее распространяются те же правила, что и на меня, – он посмотрел на Северуса с вызовом. – А ты пошел с ней на ночь глядя бродить по замку.

На лице Снейпа появилась кривая ухмылка.

— Я знал, что ты быстро догадаешься.

— Тогда почему сам мне все не рассказал? – обида все равно проскользнула в голосе, хотя Гарри и пытался ее скрыть.

Лицо Северуса неожиданно перестало быть угрожающим, стало каким‑то уставшим и грустным, глаза перестали блестеть. Он отвел взгляд в сторону и безразлично пожал плечами.

— Наверное, чтобы выиграть время. По крайней мере сутки я уже выиграл, – по его губам скользнула печальная, чуть извиняющаяся улыбка.

— Двое, – со вздохом поправил Гарри. – Если я правильно понял, то этот… портал откроется теперь только завтра в полночь.

— Ты считаешь, что все будет так просто? – надменно поинтересовался Снейп, в мгновение ока снова превращаясь в злого профессора. – Портал откроется, и я по доброй воле вернусь в свой мир?

— А ты разве собираешься остаться в этом? – Гарри нахмурился. – Я не позволю тебе.

— Неужели? – легкий наклон головы в сторону, чуть приподнятая бровь… Гарри снова зажмурился, отгоняя видение. Разговор шел как‑то неправильно. Снейп был каким‑то неправильным… – Позволь узнать, что ты собираешься сделать, чтобы помешать мне?

— Я… я…

— Применишь силу?

— Если придется, – буркнул Гарри, автоматически нащупывая в рукаве палочку.

— Будешь воевать со мной? – появившаяся на лице улыбка не очень подходила той издевке, что прозвучала в голосе. – Ради чего, Гарри? Неужели мой двойник стал тебе так дорог? Когда мы последний раз виделись, ты ненавидел его. Разве не так? Ты предпочитал остаться со мной…

— Это было давно, – отрезал Гарри. – Все осталось в прошлом. Ты сам сказал, что я могу найти общий язык с ним. И я его нашел. Мне дорого это далось. Я не собираюсь его терять.

— Надо же, – тихо произнес Снейп. – Кто бы мог подумать, что этот мир так быстро станет похож на мой… Оставь ты в покое палочку, я не собираюсь с тобой драться.

На этот раз улыбка у него на лице была искренней. Северус развел руки в стороны, ладонями вверх, демонстрируя, что не защищается и не нападает. Его взгляд потеплел, и когда он заговорил, в голосе больше не было угрозы:

— Я скучал по тебе. Рад видеть, что ты больше не одинок и счастлив.

Гарри расслабился и шагнул к мужчине, обняв его, как когда‑то, уткнувшись лицом в плечо. Почувствовав, что Северус обнял его в ответ, он облегченно прошептал:

— Ты напугал меня.

— Извини, я не хотел. Просто не сдержался, – пробормотал Снейп куда‑то в непослушные волосы Гарри. – Я слышал обрывок вашего разговора, и мне стало интересно, насколько решителен ты будешь в своих действиях.

— Ты ведь был готов на все, чтобы вернуть своего сына, не так ли? – ответил Гарри, даже не пытаясь высвободиться из объятий. Этот Северус в корне изменил его жизнь, поэтому он питал к нему особую привязанность. – Вот и я сделал бы все, чтобы вернуть своего… отца.

— Я рад, что он смог стать хорошим отцом тебе, – заметил Снейп, чуть отстраняясь.

— Но я все равно скучал по тебе, – признался Гарри, не глядя на него.

Северус улыбнулся и взъерошил ему волосы, после чего обнял за плечи и потащил к выходу из коридора, на ходу говоря:

— Ты извини, что так получилось. Я не собирался вламываться в твой мир и занимать его место. Не то чтобы я сделал это случайно, но это все же была минутная слабость.

— Амилия, да? – догадался Гарри. – Ты увидел ее в зеркале и…

— И безумно захотел оказаться по другую его сторону, – кивнул Снейп. – Рад, что ты понимаешь.

— Послушай, – Гарри моментально снова насторожился. – Я все понимаю, конечно, я знаю, что ты ее любил и что ты очень по ней скучаешь, но это ничего не меняет…

— Да, конечно, – Северус негромко рассмеялся. – Я все понял еще в тот раз, когда ты сказал, что пойдешь на все, лишь бы вернуть своего отца. Я не претендую, Гарри. Я знаю, что не принадлежу этому миру, что эта Амилия не принадлежит мне. Я хотел бы остаться, конечно, но завтра в полночь я уйду, обещаю тебе. Уйду по своей воле. Два дня с ней… – он вздохнул. – Это и так больше, чем я мог рассчитывать.

— Я рад, что мне не придется применять силу, – Гарри улыбнулся.

Снейп только хмыкнул в ответ.

***

— Профессор, у вас есть минута? – спросила Гермиона от двери, неуверенно улыбаясь. В руках она держала толстый потертый том, заложив пальцем страницу.

Снейп, сидевший на диване и уже с четверть часа бессмысленно смотревший в камин, только кивнул, даже не повернувшись в ее сторону. У него на коленях тоже лежала внушительных размеров книга, открытая примерно на середине, но он ее не читал. В конце концов, ничего более полезного, чем записи Рейвенкло, книга не содержала. Основательница хорошо поработала, выбрав из нескольких источников самую важную и проверенную информацию.

— Нашли что‑нибудь? – чуть нервно спросила девушка, осторожно приблизившись к дивану.

— Ничего интересного, – буркнул Снейп. – Все то же самое. Никаких новых теорий или ответов.

— Если сегодня ночью все получится, это не так важно, – заметила Грейнджер, нерешительно присаживаясь на краешек дивана.

— Вот именно, что «если»… – проворчал Северус, захлопнув свою книгу, после чего вопросительно уставился на студентку. – Вы что‑то хотели сказать или, – он перевел взгляд на ее нелегкую ношу, – показать?

— Хотела рассказать вам еще одну теорию, если вы не против.

Северус снова испытал это странное чувство. Легкое ощущение нереальности происходящего, когда ты видишь перед собой девушку, которую знаешь уже седьмой год, но она совершенно не такая, какой ты привык ее видеть. В этой Гермионе Грейнджер не было той самоуверенности, зазнайства, которые были присущи ее двойнику. В ней не было панического страха перед ним, который демонстрировала Грейнджер в его мире последние полгода. В ее глазах он видел некую «взрослость», девушка казалась ему старше своих лет. Намного старше.

— Я не против, – вздохнув, ответил Снейп. Почему‑то этой Гермионе Грейнджер грубить не хотелось. Быть может, так он проявлял уважение к ее безответной любви, если только она действительно была влюблена в его двойника. – До полуночи я совершенно свободен.

— Это касается вашего вопроса о том, почему именно наши миры снова соприкоснулись, – без промедления заговорила Грейнджер. – В этой книге говорится о параллельных пространствах, альтернативных реальностях. Автор много рассказывает о том, как существуют эти миры… Конечно, это все его домыслы, но они весьма интересны. Так вот, он считает, что раз уж два параллельных мира когда‑то были единым целым, а разделились только из‑за разного выбора, сделанного в некий момент времени, то впоследствии эти миры могут снова слиться воедино, вновь образовав цельную Вселенную…

— И что нам это дает? – не понял Снейп.

— Я еще не закончила, – строго сообщила девушка, заставив Снейпа хмыкнуть. – Автор здесь также высказывает предположение, что два близлежащих мира, то есть мало отличающихся друг от друга, могут влиять друг на друга и даже, – она сделала паузу, – пересекаться.

— Что и произошло год назад и повторилось позавчера.

— Я думаю, что прошлогоднее пересечение спровоцировало произошедшее в этот раз, – тихо сообщила Гермиона. – Ведь после того, как Гарри вернулись в свои миры, различия между мирами постепенно стерлись. Победа над Волдемортом, усыновление Гарри… Даже мисс Гарибальди, пришедшая в вашем мире в Хогвартс…

— Миры оказались слишком… близко? – Снейп посмотрел на девушку с интересом. – Имеет смысл. А если учесть, что мы снова сошлись в одной точке, на этот раз у зеркала, которое показывает параллельные миры, то…

— Открытие портала было неизбежно, – она чуть склонила голову на бок, как бы спрашивая, согласен ли он с ней.

— Я думаю, это объясняет то, почему портал открылся именно между нашими мирами, а не то, почему он вообще открылся, – поправил Снейп.

— Да, конечно, – согласилась Гермиона. – Что касается самого факта открытия портала… Думаю, не стоит сбрасывать со счетов человеческий фактор.

— Человеческий фактор?

— Профессор Снейп из моего мира – очень сильный волшебник. Наверное, один из самых сильных среди тех, кого я знаю лично. Пожалуй, я могу сравнить с ним разве что профессора МакГонагалл. Предполагаю, что вы ему ничем не уступаете. Так вот, у нас есть магический артефакт и два могущественных мага…

— Хотите сказать, что это мой двойник заставил зеркало превратиться в портал? – удивленно уточнил Северус.

— Я предполагаю, что это сделал один из вас, – девушка улыбнулась. – Но судя по вашей реакции, это действительно был он. В общем‑то, это объяснимо, – она чуть отвернулась в сторону, не желая, чтобы он видел сейчас выражение ее лица. Ее пальцы нервно теребили переплет книги, а взгляд не знал, на чем остановиться. С одной стороны, разговор был закончен, с другой, ей не хотелось уходить. Может быть, это и не ее профессор, но разговаривать с ним было почти так же приятно. – Странное чувство… – пробормотала она, не заметив, что произнесла это вслух.

— Какое именно?

Девушка вздрогнула и смущенно посмотрела на Северуса.

— Говорить с незнакомым человеком, который выглядит как твой друг, – пояснила она. – Очень странное ощущение.

— Согласен, – хмуро подтвердил Снейп. – Очень странно слышать, как вы называете меня другом.

— Просто мы с вашим двойником, – она смутилась и замолчала. – Он очень поддержал меня, когда Рон погиб. А я была рядом с ним, когда с Гарри случилось это несчастье… Вы знаете, да? Его похищали, пытали… Он прошел через ад и едва выжил. Профессор тоже прошел через ад, хотя и другой… Знаете, – она доверительно наклонилась к нему, – я раньше как‑то не воспринимала выражение «постареть на глазах». До того дня, как мы узнали о похищении.

— Могу себе представить, – хрипло сказал Северус, с трудом сглотнув. Слишком свежи в памяти были эти страшные воспоминания.

— Вот так как‑то и получилось, что мы стали друзьями, – она чуть пожала плечами, словно извинялась за такую неподобающую дружбу.

— Повезло ему, – тихо пробормотал Снейп, но так, чтобы она услышала. – Меня ваш двойник из моего мира обвинила в том, что я пытаюсь совратить Гарри.

Гермиона непроизвольно прыснула и зажала себе рот рукой в ответ на осуждающий взгляд Северуса.

— Простите, я знаю, что это не смешно, но… это так глупо…

— Я тоже так считаю, – Снейп невольно улыбнулся и внимательно посмотрел на нее. – Он все равно вернется, мисс Грейнджер. Я не собираюсь оставаться в этом мире.

Гермиона торопливо поднялась.

— Пойду еще почитаю, может, что‑то найду. – Она направилась к выходу, но уже у самого порога оглянулась и скороговоркой произнесла: – Достаточно ли будет вашего желания вернуться в тот мир, если он не захочет возвращаться?

— В том мире вся моя жизнь, – ответил Северус, полуобернувшись к ней. – Поверьте, я настроен весьма решительно.

— Вы тоже в нее влюблены, да? В Амилию Гарибальди? – с оттенком горечи спросила Грейнджер.

— Это вас не касается, – жестко ответил Снейп, снова отвернувшись к камину.

— Да. Конечно. Я так и думала, – печально заметила она, собираясь все же выйти из комнаты.

— Мисс Грейнджер, – остановил ее Северус, – если он так и не сможет забыть свою жену, то вы от этого только выиграете. Поверьте, ни в одном из миров Северус Снейп вам не пара.

— А вот это уже не ваше дело.

С этими словами она убежала прочь.

— Да, – прошептал Снейп. – Конечно. Я так и думал…

***

Поверхность зеркала пошла рябью как по расписанию: едва часы пробили полночь. Двойники из альтернативных миров оказались друг перед другом, каждый выглядел напряженно и смотрел на других с подозрением. На лицах Снейпов была написана взаимная неприязнь, а на лицах Гарри легко читалась неуверенность. Неловкое молчание длилось с полминуты, после чего его прервал Гарри:

— Полагаю, можно начинать, пока портал снова не закрылся. Если Гермиона права, у нас всего одиннадцать минут.

— Думаю, вам нужно просто снова соприкоснуться руками через зеркало, – поддержало его зеркальное отражение.

Встретившись хмурыми взглядами, Снейпы приблизились к таинственному порталу, почти одновременно подняли руки и протянули их вперед. Двигались они при этом так синхронно, как будто действительно были отражениями.

Несколько томительных мгновений прошли в молчании. Один Северус сверлил другого взглядом, позади два мальчика затаили дыхание, но ничего не происходило. Портал не закрылся, как в прошлый раз, ни один из участников этого действа не почувствовал головокружения и, что хуже всего, никто никуда не переместился.

— Это не работает, – в конце концов сказал один из Снейпов, отдергивая руку.

— Может, ты просто не хочешь, чтобы оно сработало? – раздраженно поинтересовался второй, вспомнив предположение Грейнджер.

— Действительно, зачем мне хотеть вернуться домой? – парировал первый.

— А зачем тебе вообще было занимать мое место? – зло прошипел его двойник.

— Ты считаешь, я сделал это? – негодование в его голосе было таким искренним, что если кто и подозревал этого Северуса в намеренном перемещении, сейчас уверенность эта была поколеблена.

— Постойте, давайте не будем ссориться, времени мало, – одернул их Гарри. – У нас еще есть план Б.

— Какой план Б? – удивился второй Гарри, который уже успел приуныть.

— Зелье. Помнишь, как было с нами? При наличии такого способа общения согласовать взрыв не проблема, даже сниться друг другу не надо.

— Это мысль, – поддержал двойник и вопросительно посмотрел на приемного отца в отражении. – Как ты считаешь?

— Болезненно, как я понимаю, но за неимением другого варианта…

— Нет, – резко отрезал другой Снейп. – Это не поможет. Опасно и нет гарантий. Зелье не изучено как следует. Я не хочу застрять в астрале до конца вечности.

— Но я изучал его, – возразил Гарри в другом мире. – Я практически уверен, что оно неопасно. Во всяком случае, в астрале точно не застрянете. И я сделал так, что перемещение не столь болезненно.

Отец медленно повернулся к нему и, подозрительно прищурившись, спросил:

— Ты пытался улучшить зелье? Зачем? И почему ты делал это в тайне от меня?

— Я… – растерялся Гарри. – Я не в тайне, я просто… не хотел тебя волновать. Думал, что ты сочтешь затею глупой…

— Какую затею? – строго допытывался Северус. – Чего ты хотел добиться?

— Я хотел сделать процесс управляемым, – Гарри с вызовом посмотрел на него. – Хотел добиться того, чтобы можно было перейти в другой мир и вернуться оттуда по своему желанию!

— Мерлин, Гарри, зачем? Параллельные миры не зря так названы, они не должны пересекаться! Достаточно того, что мы увязли год назад в этой ситуации. То была прихоть Судьбы, она этот клубок запутала, она же его и распутала. Не нам лезть в подобные материи! Я думал, что вырастил тебя достаточно разумным, чтобы ты понимал это!

— Я только хотел, – пробормотал Гарри, низко повесив голову после этой тирады, – увидеть мир, где живы мои родители…

Их двойники, наблюдавшие эту сцену, переглянулись, услышав подобное оправдание. В глазах обоих читалась одна и та же мысль: зря он это сказал. Это же подтверждало лицо Снейпа, моментально помрачневшее.

— Вот как, – тихо заметил он. – Значит, все эти годы я был недостаточно хорошим отцом, раз ты решил сбежать…

— Не сбежать, просто посмотреть, – горячо запротестовал Гарри, но окрик Северуса оборвал его:

— Не лги мне! Я чувствовал это последние полтора года… Ты так и не простил меня, верно?

— А чего ты хотел? – разозлился Гарри. – Я из‑за тебя стал сиротой! – гневно выпалил он и осекся, увидев взгляд отца. – Пап… – уже другим тоном начал он, но Снейп остановил его взмахом руки.

— Не надо, – холодно отрезал он. – При таком раскладе я полагаю, мое отсутствие в нашем мире тебя не расстроит. Можешь бежать куда пожелаешь, мне все равно. Мне надоело каяться…

Он резко развернулся, взмахнув полами мантии, и скрылся за дверью. Гарри, мимо которого он пролетел, молча стоял и переводил недоуменный взгляд с зеркала на дверь и обратно. Гарри в отражении бросился вперед, словно хотел пройти сквозь стекло, но Снейп в том мире удержал его за локти. Зеркальная поверхность вновь пошло рябью, но оставшийся один Гарри успел, глядя на Снейпа, отчетливо произнести:

— Я найду способ, обещаю!

После чего портал закрылся.

Глава 7. Пусть будет так

— Что все это значит? – Гарри ворвался в гостиную и возмущенно уставился на Снейпа. – Мы ведь обо всем договорились!

— Гарри, хоть ты оставь меня в покое до утра, – раздраженно прошипел Северус и сделал попытку уйти, однако Гарри преградил ему дорогу.

— Ты обещал, что вернешься в свой мир, – настойчиво напомнил мальчик, глядя на него с вызовом.

— Возможно, ты не заметил, но портал не сработал в обратную сторону, – с издевкой в голосе сказал Снейп, пытаясь отодвинуть Гарри с прохода.

— Но ведь остается еще зелье, – Гарри стоял намертво. – А ты заявил там, – он кивнул головой, как будто указывал направление, – что вообще не собираешься возвращаться.

— Неужели ты так и не понял? – устало уточнил Снейп, смиряясь с необходимостью разговора здесь и сейчас. – Я не могу вернуться. Портал не пускает меня обратно, зелье не поможет.

— С чего ты взял, мы ведь еще не пробовали? – Гарри растерялся от уверенного тона Снейпа.

— Я знаю это, потому что изучал то зелье, – признался Северус, садясь на диван. – Мне ведь тоже было интересно, – словно защищаясь, заявил он. – За три месяца исследований я пришел к выводу, что зелье работает только для вас. Судьбе было угодно, чтобы вы поменялись местами, а потом вернулись обратно, но никто не должен был повторить это путешествие по своему желанию. Поэтому компоненты и пропорции позволяют лишь тебе и моему Гарри таким образом попадать в астрал. Наверное, путем проб и ошибок можно как‑то вычислить пропорции и состав для меня и моего двойника, но на это могут уйти годы.

Гарри недоверчиво смотрел на Снейпа. Ему казалось, что тот просто ищет отговорки, пытается обмануть его и остаться. Откуда он может так много знать про зелье? Как можно понять, что оно не подходит ни для кого, кроме него самого и его двойника? Почему он не хочет хотя бы попробовать?

— Я не верю тебе, – тихо произнес Гарри.

Северус поднял на него взгляд и посмотрел, как показалось мальчику, с обидой. Потом в его глазах промелькнуло понимание, и он, покивав каким‑то своим мыслям, сказал:

— Мы попробуем зелье, чтобы ты мог убедиться, раз ты не доверяешь моим познаниям в зельеварении.

Произнесено это было с такой тоской в голосе, что Гарри смутился. Он подошел к дивану и сел рядом со Снейпом.

— Я просто должен что‑то делать, – словно извиняясь, сказал он. – Я должен попытаться его вернуть. Он нужен мне…

— Это хорошо, – еле слышно пробормотал Северус. Он сидел сгорбившись, низко опустив голову. Гарри вдруг стало его очень жалко. – Хорошо, когда ты нужен…

— Я уверен, что ты ему тоже нужен. Просто… просто он этого не понимает, – попытался убедить Снейпа Гарри. Тот лишь покачал головой.

— Все уже давно не так, но я все не мог признать этого. Я думал, что пройдет. Думал, что рано или поздно он меня простит. А когда я узнал, что он экспериментирует с зельем, пытаясь найти способ контролировать процесс…

— Так ты знал об этом?

Снейп кивнул.

— Он забыл свои записи в лаборатории. А я нашел их где‑то за неделю до Рождества. Сначала я подумал, что им руководит тот же научный интерес, который испытывал я. Но когда я почитал эти записи, то понял, что он не просто исследует зелье. Он пытается найти способ переместиться в какой‑то определенный мир. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться в какой именно.

— Значит, ты все это уже знал, – повторил Гарри. – Поэтому ты?..

— Да, отчасти, – перебил Северус. – В том мире я больше не нужен, Гарри. Может быть, этот портал потому и открылся? – Он посмотрел на мальчика вопросительно. – Может, судьба вновь пытается расставить все по местам? Может, я больше нужен здесь?

Гарри слышал надежду в его голосе. Он вспомнил, как впервые увидел этого Северуса. Вспомнил, как тот заботился о нем. Он ведь тогда до смерти завидовал своему двойнику, искренне хотел остаться в том мире. Разве не думал он потом, уже вернувшись к себе, что никогда в его мире Снейп не будет таким, как там? Разве не мечтал по ночам вернуться?

И ведь Северус наверняка тоже вспоминал того Гарри все это время – сильного, умного, образованного, столько всего умеющего. Быть может, он тосковал по тому мальчику, а его – Гарри – приютил только потому, что он сам всеми правдами и неправдами пытался завоевать его сердце? Потому что он был единственной доступной заменой…

Отражения. Снейп как‑то спросил его, кого Гарри на самом деле любит: его самого или его отражение. А кого любил все это время сам Снейп?

В любом случае человек, который сидел сейчас перед ним, всю жизнь посвятил своему сыну, по–доброму отнесся к его двойнику, когда тот возник в его мире, а вот теперь он отвергнут тем, чье благополучие всегда ставил превыше всего. Разве мог Гарри поступить с ним так же?

— Ты нужен, – тихо сказал мальчик. Снейп благодарно улыбнулся ему.

Может, пусть будет так?

***

— Что ты творишь, хотел бы я знать? – зло бросил Снейп Гарри, притихшему у камина в гостиной.

— А что я такого сделал? – холодно поинтересовался тот. – Он спросил, я ответил. Наверное, нам давно с ним следовало все это обсудить, а не держать в себе…

— Вам стоило это обсудить, когда вы будете как минимум в одном мире! – с нажимом сказал Снейп, нервно расхаживая по комнате. – А не когда до закрытия портала остается всего несколько минут. Такие вещи нужно обсуждать медленно и вдумчиво…

— Он просто лицемер, – перебил Гарри. – Я ведь знаю, что он тоже изучал это зелье. Возможно, тоже хотел сбежать в какой‑нибудь мир, где жива его дражайшая Амилия, – зло выплюнул мальчик и внезапно закрыл лицо руками. – Вот только он так и сделал, – прошептал Гарри чуть подрагивающим голосом.

Снейп так удивился, что даже перестал метаться.

— Он обижен на тебя, – неуверенно предположил Северус.

— Он пытается оправдать свой побег, пытается спихнуть ответственность за это на меня! – Гарри отнял от лица руки и уставился на огонь. Глаза его блестели от так и не пролитых слез. – Будь я ему родным сыном, он бы никогда не променял меня на женщину. Но нет, Амилия ему дороже… Я всегда это подозревал, – едва слышно добавил он. – Еще когда они поженились, я боялся, что она родит ему ребенка и они станут для него важнее, чем я. В конце концов я всего лишь сын его школьного недруга. Ребенок, насильно навязанный ему Дамблдором.

— Ты ошибаешься, – уверенно сказал Северус.

— Ты думаешь? – Гарри повернулся к нему. – После смерти Мии он уже никогда не был прежним. Всегда грустный, какой‑то одинокий. Меня ему уже было недостаточно.

— И все же он оставался с тобой, – жестко произнес Снейп. – Хоть ты вел себя с ним и не лучшим образом.

— Я не виноват в этом, – заупрямился Гарри. – Это все Огонь, я же объяснил в письме!

— Знаешь, – медленно заговорил Снейп, внимательно глядя на него, – я всегда считал Гарри испорченным мальчишкой, эгоистом, своенравным и надменным неучем. Когда ты появился в моей жизни, я проникся к тебе сочувствием и симпатией. Я видел, как много тебе довелось пережить, видел, как ты страдал. Мне тогда искренне захотелось помочь тебе. Впоследствии Гарри смог показать мне, что он ничем тебя не хуже, просто ему в жизни с опекунами повезло намного меньше. А вот теперь я вижу, что он тебя лучше. Это ты испорченный эгоист.

Слова больно ранили Гарри, но он никак не прореагировал на них, предпочтя снова отвернуться к камину. Северус какое‑то время сверлил взглядом его спину, но потом понял, что разговор окончен. Мальчик, очевидно, пока был не готов осознать и как‑то прокомментировать его слова.

— Где твои записи по исследованию зелья? – отстраненно поинтересовался Снейп. – И записи твоего отца тоже пригодились бы.

— Все дома. Мои в моей комнате, в столе, третий ящик. Насчет его записей не уверен. Скорее всего, в кабинете, – голос Гарри был лишен каких‑либо эмоций.

— Спасибо. Сделай одолжение, не ходи сегодня к зеркалу, я схожу один.

Дождавшись кивка, Снейп подошел к камину, взял горсть пороха и бросил в огонь.

— Дом Северуса и Гарри Снейпов, – скомандовал он, после чего шагнул вперед. Его привычно закружило, и уже несколько мгновений спустя он вывалился из камина в темной смутно знакомой комнате.

Пару минут он просто стоял, привыкая к темноте и к этому странному чувству. Оно было похоже на déjà vu, но при этом несколько сложнее. Он не мог представить себе всего дома, но откуда‑то знал, что и где находится в комнате. В то же время его сознание тревожили какие‑то смутные образы, похожие на стертые воспоминания.

Решительно тряхнув головой, Снейп отогнал от себя наваждение и отправился осматривать дом. Коридор, столовая, кухня, снова столовая, библиотека, коридор, а вот это, по всей видимости, и есть его кабинет. На втором этаже было даже проще: всего несколько спален. Комнату Гарри он опознал без проблем. Не составило труда и найти там нужные записи.

Вернувшись со стопкой пергаментов в кабинет, Снейп применил Призывающие чары, чтобы найти записи своего двойника. Рассудив, что здесь ему точно никто не помешает, он устроился за рабочим столом, разложил перед собой пергаменты и погрузился в чтение.

Он начал с исследований Гарри. Они были весьма неплохо оформлены, Северус поразился тому, какую огромную работу провел двойник его сына. Тому Гарри, которого он знал, до такого было далеко, конечно. Ингредиенты и пропорции были расписаны и проанализированы. Выводы делались четко и почти всегда правильно, хотя далеко не везде они были исчерпывающими. Записи свидетельствовали, что Гарри смог определить, от чего путешествие через астрал оказывается столь болезненным и устранить этот недостаток. Так же он сделал вывод, что для того, чтобы контролировать свое нахождение в астрале, необходим какой‑то дополнительный компонент, найти который он, судя по всему, пока не успел.

Дочитав, Снейп перешел к исследованиям своего двойника. Здесь все было несколько иначе. Компоненты тоже расписывались и анализировались, равно как и пропорции, но при этом использовались сложные алхимические формулы более высокого порядка. Некоторые из них оказались незнакомы даже самому Северусу. Судя по тому, что в этих формулах было больше всего исправлений, а на полях указаны ссылки на книги–источники, его двойник познакомился с ними тоже совсем недавно.

Чем больше Снейп читал, тем больше мрачнело его лицо. Теперь он лучше понимал слова другого Снейпа о том, что зелье не поможет. Если выводы двойника были верны, то зелье мог использовать только сам Гарри. Они оба, если быть точным, но никто другой.

Медленно встав из‑за стола, Северус прошелся по кабинету, замер у холодного камина. Рука сама собой извлекла палочку и сделала взмах. С огнем стало светлее и теплее, но это едва ли могло его утешить.

Он застрял здесь. Если зеркало не работает, а зелье не помогает, то вариантов не остается. В прошлый раз они с Гарри перерыли все доступные книги, но не нашли другого способа путешествия между мирами. Значит, выхода нет.

Какая злая ирония. Насмешка судьбы, не иначе. Ему пришлось пройти через многое, столько препятствий было преодолено. Он дожил до своей свободы, обрел сына, встретил женщину, которая была почти что воплощенным идеалом. Сейчас Снейпу казалось, что прояви он инициативу, Амилия была бы с ним. Ведь женился же на ней его двойник…

И тут откуда‑то из потаенного уголка его души вылез тот маленький мерзкий страх, который не давал ему покоя полгода назад. Его двойник лучше него. Его любила Амилия, его сразу и безоговорочно полюбил маленький Гарри, всего за пару дней его смог полюбить даже Гарри Поттер, который так же привык ненавидеть Северуса Снейпа, как и тот его. Его двойник был достаточно сильным и смелым, чтобы противостоять Дамблдору. Он смог уйти от Волдеморта так, что ему не пришлось к нему возвращаться. Он был лучше.

Так не в этом ли дело? Не потому ли портал открылся в одну сторону? Чтобы пропустить того Снейпа в мир, который он заслуживал: с живой женой, любящим сыном, без войны и без проблем. Ну а он сам был не таким хорошим мальчиком, поэтому отправился на замену в этот мир. Впрочем, могло быть хуже. Здесь мог быть все еще жив Волдеморт. Черт, да здесь ведь даже Дамблдора нет!

Снейп глухо рассмеялся. Во всем можно найти положительные стороны, если очень постараться. Итак, нет войны, нет директора… Что еще? Нет Амилии Гарибальди, а значит, больше не надо чувствовать себя идиотом в ее присутствии. Тоже плюс в некотором роде. И еще здесь в него влюблена эта девочка – Грейнджер. Едва ли это ему пригодится, но все равно приятно.

А то, что здесь он не нужен Гарри, это ничего, переживет. В конце концов, сколько у него был сын? Без году неделю. Мальчик может продолжать свои исследования и отправляться в любой из миров, где будет по–настоящему счастлив. Это ведь хорошо, он это заслужил. А то, что с его перепуганным двойником придется разбираться ему, Снейпу, так это тоже нормально. У него уже было полгода спокойной жизни, пора снова сворачивать горы.

Если подумать, то так даже лучше. Все будут счастливы. Амилия будет счастлива с тем Северусом, а он с ней. Гарри его тоже любит, значит, и он будет счастлив (а разве не это главное?). Гарри в этом мире найдет свой компонент (и он сам ему в этом поможет) и отправится в мир, где живы его родители. И тоже будет счастлив. Что уж мелочиться? Северус может немного поработать над собой и сделать счастливой Грейнджер в этом мире, если вдруг окажется, что он так сильно ей нужен. И она тоже будет счастлива. Все будут счастливы.

— Да, – сказал вслух Северус, глядя на огонь. Пламя отражалось в его темных глазах и освещало горькую усмешку. – Все, кроме меня.

Ладно, пусть будет так.

***

— Сегодня будет без сцен? – на всякий случай уточнил Гарри. Они с Северусом ждали открытия портала, и мальчик заметно нервничал. Конечно, Снейп пообещал ему, что зелье они все же испробуют, чтобы закрыть раз и навсегда этот вопрос, но Гарри боялся, что новая стычка с приемным сыном может заставить зельевара передумать. Хоть бы этот идиот догадался извиниться перед отцом. Ведь нельзя же так…

— Конечно, никаких сцен, все как задумали, – в который раз подтвердил Северус, подавляя вздох. Он был благодарен Гарри за добрые слова, которые тот сказал ему, чтобы поддержать, но сейчас он прекрасно видел, что этому ребенку нужен не он. Что ж, так тому и быть. – Волнуешься за него?

— Да, – признался Гарри. – Я помню, как это, когда мир вокруг тебя меняется до неузнаваемости. Но для меня, по крайней мере, он изменился в лучшую сторону, а для него…

— Не так уж там и плохо, – проворчал Снейп. – Войны нет, Дамблдор не плетет свои интриги, Гарри, конечно, ведет себя безобразно, но зато Гер… мисс Грейнджер всегда готова составить компанию.

— Ах, мисс Грейнджер, – передразнил Гарри, против воли расплываясь в улыбке. – Интересно, как на эту готовность реагирует отец.

— Не понимаю твоего веселья, – Северус недовольно фыркнул, чем вызвал у Гарри еще более широкую улыбку.

Таким его и увидел отец, когда зеркало вновь превратилось в окно между двумя мирами: безмятежно улыбающимся. Это еще раз убедило его в том, что все происходит правильно.

— Вижу, у вас все в порядке, – сдержанно сказал он, привлекая внимание тех, кто был по другую сторону.

— О! – воскликнул Гарри, мгновенно оказываясь перед зеркалом. – Привет, – он улыбнулся. – А где?..

— Он сегодня не придет, я его попросил, – Снейп метнул взгляд на своего двойника. – Чтобы не усугублять.

— Вот как, – с непонятной интонацией произнес двойник, отворачиваясь в сторону.

— Ну что, ты готов попробовать прогуляться в астрал? – нарочито бодро поинтересовался Гарри, глядя на отца со все нарастающей тревогой. Что‑то было не так с ним, он это чувствовал. Это выражение лица… Что оно могло означать?

— Не будет никакого астрала, Гарри, – тихо произнес Северус, подтверждая тем самым опасения мальчика. – Мы не будем пробовать зелье.

— Но почему? – разозлился Поттер. Если это его двойник намутил воду, он его достанет. Снова приснится ему и достанет!

— Потому что зелье бесполезно, – отрешенно ответил отец. – Оно подходит для вас, но не для нас.

— А ты мне не верил! – оживился его двойник.

— Так что же мы тогда?.. – Гарри даже не обернулся, он не отрываясь смотрел через зеркало.

— Ничего, – холодно оборвал его Снейп. – Пусть все остается, как есть. Наверное, так оно и должно было быть…

— Так не должно было быть! – у Гарри перехватило горло и к глазам подступили злые слезы. Что ж они оба заладили: так должно, не так должно, судьба такая? Что за глупости? – Ты должен быть здесь! Потому что ты нужен мне, нужен этому миру. Этому! А не тому!

За его спиной двойник Снейпа тяжело вздохнул и возвел глаза к потолку. Он терзался сомнениями и не знал, что делать. Все слишком запуталось. Он хотел сбежать от своей боли, но здесь и сейчас боль этого Гарри почему‑то отражалась эхом в его душе. Он чувствовал себя ненужным в своем мире, но и здесь был нужен не он.

— Гарри, успокойся, пожалуйста, – тон Северуса смягчился, он улыбнулся приемному сыну. – Все хорошо. Я здесь в безопасности. Ты тоже в безопасности. Он, – короткий взгляд в сторону двойника, – позаботится о тебе. Ты ведь хотел настоящую семью, правда? Вот он тебе ее обеспечит.

— Я не хочу настоящую семью, – насупился Гарри. – Я хочу быть с тобой.

— Полгода назад ты хотел быть с ним, – Северус криво усмехнулся. – В любом случае у нас теперь уже нет выбора. Мы ничего не можем сделать. Только смириться.

Гарри шмыгнул носом, помолчал какое‑то время, переваривая услышанное, пытаясь свыкнуться с этой мыслью. Потом он снова посмотрел на отца.

— И что же? Я больше никогда тебя не увижу?

— Думаю, нет.

— Но ведь это зеркало… – попытался возразить Гарри, но Снейп мягко его перебил:

— Мы не знаем, сколько еще это будет продолжаться, но нам обоим будет лучше, если мы простимся сейчас.

Он улыбнулся и коснулся зеркала рукой, как будто хотел дотянуться и обнять сына. Гарри приложил руку к зеркалу в том же месте и тоже натянуто улыбнулся. В горле стоял ком, мешая словам вырваться наружу. Да и нужны ли были слова?

Дверь тихонько хлопнула: это двойник Снейпа оставил их наедине.

— Я хочу сказать тебе «спасибо», – начал Северус негромко. – Ты очень много для меня сделал. Изменил не только мою жизнь, но и меня самого. Я никогда этого не забуду.

Гарри кивнул, пряча глаза. Говорить он по–прежнему не мог. Он до сих пор не верил в происходящее. Неужели все может закончиться так? Ведь все уже было хорошо.

— Я буду скучать, – сказал Снейп. Изображение чуть заметно заколебалось. – Я люблю тебя.

— Я тебя тоже, – прохрипел Гарри, но он не был уверен, что отец успел его услышать: портал уже закрылся.

Гарри смотрел на свое отражение, слезы катились по его щекам. Ему не хотелось идти к себе, не хотелось видеть Снейпа. Никого видеть не хотелось. Зато здесь было темно, тихо и пусто. Гарри опустился на пол, не отрывая взгляд от зеркала, подтянул колени к груди и положил на них подбородок. Отражение послушно повторило за ним.

Глава 8. Ключ

— Об этом не может быть и речи, Минерва, – в который раз раздраженно ответил Снейп, нервно расхаживающий по комнате. – Где моя мантия, Мерлин ее побери?!

— Но, Северус, это традиция! – возразила пожилая ведьма, с трудом сдерживая смех. – Так положено.

— Не собираюсь следовать этим дурацким традициям, – отрезал Снейп. – Гарри, хватит хихикать как маленький! Лучше принеси мне мантию. Она, наверное, осталась у меня в комнате.

Гарри, которому всего неделю назад исполнилось двенадцать лет, послушно перестал смеяться, спрыгнул с кресла, на ручке которого сидел, и побежал в другую комнату.

— Это не дурацкая традиция, – тем временем возразила МакГонагалл. – Это очень красивая традиция. Жених всегда прикалывает к своей мантии цветы.

— Я не хочу быть похожим на цветочный горшок!

— Ты не будешь похожим на цветочный горшок! Что за глупые фантазии? Это всего лишь немного разнообразит твой внешний вид. Чтобы всем было понятно, что сегодня ты женишься, а не просто случайно выполз из своих подземелий.

— Я и так надеваю парадную мантию, – сквозь зубы процедил Снейп. – Гарри, ты нашел ее?!

— Которая такая же черная, как и все остальные, – фыркнула МакГонагалл. – Надеюсь, Мии удастся как‑то изменить твой вкус.

— У Мии нет таких намерений в отношении меня, я надеюсь, – сдержанно прокомментировал это Снейп. – Спасибо, Гарри, – добавил он, забирая из рук сына мантию.

— Мы все меняемся, когда пускаем в свою жизнь кого‑то, – заметила МакГонагалл и многозначительно посмотрела на вдруг притихшего Гарри. – Однажды это с тобой уже было. Человек не может оставаться прежним, когда так сильно меняется его жизнь.

Снейп ничего на это не ответил, сделав вид, что полностью поглощен разглаживанием складок. МакГонагалл вздохнула, признавая свое поражение, и положила на низкий столик букетик мелких белых цветов с булавкой.

— Будь по–твоему, – сказала она. – Я оставлю их здесь, на случай если ты передумаешь. Не задерживайся. Мы ждем тебя через пятнадцать минут.

С этими словами она вышла, оставив Северуса и Гарри одних. Снейп видел в зеркале, перед которым стоял, как мальчик, который вдруг стал очень тихим и печальным, подошел к столу, взял букетик в руки и принялся задумчиво его рассматривать.

— В чем дело? – спросил он, скрывая беспокойство. Поведение Гарри никогда не менялось так резко.

— Ни в чем, – ответил тот, все еще крутя в руках цветы. – Думаю, с приколотыми к мантии цветочками ты выглядел бы более празднично….

Снейп повернулся к нему, сложил руки на груди и строго произнес:

— Гарольд Джеймс Поттер, не морочь мне голову. Ты еще не дорос до того, чтобы успешно врать мне. Что случилось? Тебя что‑то расстраивает?

Гарри посопел немного, а потом неохотно выдавил:

— Профессор МакГонагалл сказала, что ты теперь изменишься. Что все меняются, когда меняется их жизнь. И ты уже один раз это сделал. Ты действительно теперь станешь другим?

— Возможно, – осторожно признал Снейп. – Я действительно однажды уже изменился. Я хочу сказать, восемь лет назад мне и в голову не пришло бы усыновить тебя или кого‑то еще. Я уже не говорю о том, чтобы жениться. А теперь вот сам видишь, – она развел руками и одновременно несколько растерянно пожал плечами. – А что, тебя это пугает? – спросил Снейп, сделав шаг в сторону Гарри. – Я думал, Амилия тебе нравится. Ты же был не против, чтобы я женился на ней. Даже хотел этого.

— Хотел, – признал Гарри, все еще не отрывая глаз от цветов. – А потом Стивен рассказал мне, что когда его отец женился во второй раз, его перестали забирать на рождественские каникулы. И летом его отец теперь уезжает со своей новой женой куда‑нибудь, а Стивен остается один. Он говорит, что так всегда происходит. Ты тоже теперь будешь так делать?

— Стивен… Стивен… – пробормотал Снейп, вспоминая. – А, Стивен МакДермот, пятый курс, Гриффиндор. Надо будет повнимательнее почитать его летнее домашнее задание, – с наигранной угрозой в голосе заметил он. – Чтоб не болтал всякую чепуху, – он присел на корточки рядом с сыном и заставил того посмотреть ему в глаза. – Во–первых, я не женюсь второй раз. Во–вторых, и ты, и я, и Мия живем в одном и том же месте почти круглый год, так что мы не будем видеться реже. В–третьих, сколько бы раз я ни женился, ни одна женщина не будет для меня важнее, чем ты. Может быть, я стану носить кроме черных еще и коричневые мантии, но на наши с тобой отношения это никак не повлияет.

— Обещаешь? – спросил Гарри, неуверенно улыбнувшись.

— Обещаю, – кивнул Снейп, забрал у него из рук букетик и приколол его к мантии. – Ты правда считаешь, что так лучше?

— Ты так выглядишь гораздо забавней, – не удержавшись, Гарри рассмеялся, увидев выражение лица Снейпа. Тот поспешно отколол цветы и игриво шлепнул ими мальчика по носу, заставив того засмеяться еще громче.

— Пойдем, а то опоздаем, – сказал Северус, поднимаясь на ноги и направляясь к двери. Гарри поспешил за ним.

***

Северус тряхнул головой, чтобы прогнать наваждение. Этот эпизод вспомнился ему очень не вовремя: он ждал полуночи у зеркала. В этот раз он был один. Гарри предпочел закрыться в своей комнате с кучей книг, которые, как он надеялся, смогут помочь ему найти способ вернуть все на свои места. Северус знал, что ни одна из тех книг Гарри не поможет, но спорить не стал, понимая, что для мальчика сейчас невозможно бездействовать. На предложение отправиться ночью к порталу тот лишь печально покачал головой.

— Он не придет, – сказал Гарри. – И мне тогда тоже там делать нечего, — после чего углубился в чтение.

Снейп признал его правоту. К тому же он и сам предпочел бы оказаться у портала один. Он ожидал, что его Гарри все‑таки придет, чтобы тоже попрощаться. Он все еще надеялся, что сын не ненавидит его, что они оба просто погорячились в прошлый раз.

«А по всему выходит, что он должен меня ненавидеть, – неожиданно подумал Северус. – Получается, что я обманул его, нарушил свое обещание».

Пусть это было обещание, данное давным–давно, когда Гарри еще искренне любил и нуждался в нем, но новая ситуация его не отменяла.

— Профессор?

Снейп так задумался, что и не заметил, как портал вновь открылся. Только по другую сторону зеркала оказался не Гарри, а совсем другой человек, которого он никак не ожидал увидеть.

— Гермиона? Что ты тут делаешь?

— Пришла попрощаться, – девушка нервно улыбнулась и пожала плечами. – Больше все равно никто не выразил желания идти сюда сегодня. А вы кого‑то ждали?

— Да… Своего двойника, – зачем‑то ляпнул Северус, пытаясь скрыть разочарование. Похоже, его сын даже прощаться не пожелал. – Я хотел с ним кое о чем поговорить… Ладно, неважно…

— Я попрошу его, чтобы он пришел завтра. Сегодня он все равно не смог бы прийти. Он со вчерашнего дня в прострации. И, кажется, очень пьян.

Снейп кивнул, как бы говоря, что это вполне понятная реакция. У него самого несколько секунд назад возникло почти непреодолимое желание как следует напиться.

— Он сказал мне, что больше надежды нет. Что теперь все так и останется. Вы не вернетесь, – торопливо продолжила Гермиона, словно боясь, что не успеет сказать все, что хочет. – И поэтому я пришла попрощаться с вами… Северус.

Снейп, который уже почти не слушал ее, погрузившись в собственные переживания, вздрогнул, услышав свое имя, и внимательно посмотрел на девушку.

— Я уже года полтора или все два предлагал тебе называть меня по имени, но ты решилась только сейчас?

— Просто мне всегда казалось это несколько неподобающим: обращаться по имени к учителю. Я всегда думала, что у меня достаточно времени, я могу подождать, пока окончу школу, а потом смогу называть вас Северусом, сколько захочу, – ее голос звенел от напряжения, а глаза неожиданно заблестели. – У вас ведь такое красивое имя, оно так приятно для произношения… Северус – хорошо ведь звучит, правда? – На этих словах из ее горла вырвался всхлип.

— Гермиона, не надо, – тихо пробормотал Снейп, но она, похоже, не услышала его.

— Мне очень хотелось вас так называть, но я думала, пусть все идет своим чередом. Я думала, все успеется в свое время, но оказалось, что я ошибалась. Времени не было, – она замолчала и низко опустила голову, стараясь взять себя в руки. Снейп тоже молчал. Он совсем не знал, что на это можно сказать. – Но я пришла не за этим, – уже спокойнее продолжила Гермиона. Она снова посмотрела на него и улыбнулась. – Я пришла пожелать вам счастья. Пусть все у вас в том мире сложится хорошо. Мне… жаль расставаться с вами, я не буду этого скрывать, – она нервно рассмеялась. – Да у меня и не получится. Вы были моим другом, Северус. Моим лучшим другом. Вы так помогли мне. И, надеюсь, я тоже смогла чем‑то помочь вам. Мне жаль терять вас, но если там… с ней вам будет лучше, то я только рада за вас. Правда, – настойчиво сказала она, хотя в этот момент из ее глаз брызнули слезы, а губы задрожали. – Мне будет вас не хватать, я буду очень скучать, но это неважно…

— Гермиона, – Северус шагнул к зеркалу, словно хотел обнять плачущую девушку, утешить ее, но зеркальная стена все равно не позволила бы ему. Он не мог подобрать слов, чтобы успокоить ее, у него самого в горле застрял ком. Некстати вспомнилось, как всего несколько дней назад они вместе наряжали елку, как она смотрела на него потом, когда они пили чай. Неужели все это время она была неравнодушна к нему? А он ничего этого не видел, похоронив себя в собственном горе, раздираемый сомнениями. Она, оказывается, всего лишь ждала, когда «придет время», в то время как он думал о разнице в возрасте и о своей погибшей любимой. Каким же надо было быть идиотом, чтобы не понять этого. Он был нужен. Он был желанен. А он сбежал от этого, погнавшись за призраком из прошлого, разрушив жизни как минимум четырех человек.

Гермиона тем временем немного успокоилась сама, снова посмотрела на него с нежной улыбкой на губах и любовью во взгляде и неожиданно послала ему воздушный поцелуй.

— Прощайте, Северус. Я вас никогда не забуду.

— Прощай, – хрипло выдавил Снейп. – И прости…

Ее ответа он уже не услышал: поверхность в который раз пошла рябью и связь между мирами пропала. Он не увидел, как, оставшись одна, Гермиона разрыдалась от души. Он видел только собственное растерянное отражение. Глядя на него, он вслух произнес:

— Мерлин, что же я наделал?

Сбежав в этот мир, он пытался склеить свое разбитое сердце, но, похоже, сердце его как раз осталось в другом.

***

Несмотря на поздний час, Снейп нашел Амилию в ее рабочем кабинете. Она сидела за своим столом, обложившись со всех сторон книгами и пергаментными свитками. Гарибальди что‑то активно писала, потом сверялась с каким‑то справочником или свитком, зачеркивала написанное и продолжала писать дальше.

— Работаете допоздна? – тихо осведомился Северус, заставив женщину вздрогнуть.

— Профессор Снейп, – удивленно произнесла она, – не слышала, как вы вошли.

— Да, мне говорили, что иногда я передвигаюсь слишком тихо, – он улыбнулся. – Я вам помешал?

— Ничуть, – Амилия положила перо, откинулась на спинку кресла и устало потерла глаза. – Мне давно следовало передохнуть, но это так увлекательно, что я никак не могла оторваться.

— Над чем вы работаете?

— Пытаюсь перевести ту надпись, что мы нашли на зеркале, – сказала она, пристально глядя ему в глаза. – Помните?

Северус замешкался не дольше, чем на секунду, но этого хватило, чтобы Гарибальди продолжила, не дожидаясь его ответа:

— Конечно, вы этого не помните. Вас ведь не было там тогда. Я права?

Снейп сделал несколько шагов к ней и остановился у ее стола. Он внимательно разглядывал ее лицо, пытаясь понять, блефует ли Амилия или действительно догадалась. Или это таинственная надпись, о которой он действительно ничего не знал, натолкнула ее на эту мысль. Если так, то стоит ли отпираться, теряя тем самым доверие женщины, из‑за которой он заварил всю эту кашу? Да и вообще, стоит ли отпираться?

— Как вы догадались? – наконец спросил он.

— Прежде всего, перемена в вашем поведении заставила меня заподозрить, что что‑то не так. Я взялась за перевод этой надписи и поняла, что именно могло произойти, – она склонила голову на бок и слегка прищурила глаза. – Зачем вы это сделали, Северус?

— Почему все так уверены, что это сделал я? – возмутился Снейп.

— Я точно помню, что это вы заговорили о том, что поверхность зеркала странная на ощупь. Вы спровоцировали своего двойника прикоснуться к ней. Откуда вы знали, что это позволит вам поменяться местами?

— Я не знал, – вздохнул Северус. – Не был уверен. Но я предполагал это.

— И это возвращает нас к моему первому вопросу, – она поднялась со своего места и шагнула к нему, вглядываясь в его лицо. – Зачем?

— Из‑за тебя, конечно, – честно признался Снейп, не отводя глаз. – Я был так рад увидеть тебя снова.

— Ты не знаешь меня, – покачала головой Амилия, – и никогда не знал.

— Я знал твоего двойника.

— Это не одно и то же. Та женщина, которую знал ты, была другой.

— Возможно, но это все равно была ты.

Она снова отрицательно покачала головой.

— Если я правильно поняла, то год назад такое перемещение уже пережил Гарри. Он был в твоем мире какое‑то время. И за это время ты мог понять, что двойники из двух разных реальностей – это не один и тот же человек. Уж если я поняла это всего за несколько встреч с тобой, а ведь я очень плохо знаю твоего двойника…

Северус поднял руку и кончиками пальцев коснулся щеки Амилии. Она была чуть старше его жены, но эта разница почти не чувствовалась. Лишь черты ее лица были чуть резче, свидетельствуя о том, что жизнь ее не была легкой.

— У тебя ее лицо, – тихим, чуть охрипшим голосом произнес Северус, – ее голос, ее манеры… – Он наклонился к ней и осторожно коснулся губами губ. Не встретив сопротивления, он углубил поцелуй. Женщина ответила, подавшись вперед, скользнув руками по его груди, обвила ими шею, прижавшись к нему крепче. Поцелуй длился недолго, Северус сам прервал его. – Да, – выдохнул он, все еще обнимая ее. – Ты не она, как бы мне этого ни хотелось. Но ни одна другая женщина не будет похожа на нее больше, чем ты.

— Ты обманываешь себя, – с грустной улыбкой на губах произнесла Амилия. Она нежно погладила его по щеке. – Ты бы смог заменить для меня своего двойника: я знаю его слишком плохо. И хотя меня влечет к нему, меня так же влечет и к тебе. Но ты знал ту Амилию слишком долго. Я разочарую тебя.

— Наверное, – признал Северус, отпуская и отстраняясь от нее. – Но я хотел попробовать. Думаю, – неуверенно добавил он, – все дело в том, как мы расстались. Мы о чем‑то спорили в то утро. Даже уже не помню сейчас о чем, но спор этот перерастал в ссору, когда ее неожиданно вызвали по делам Ордена. Она сказала, что мы обо всем поговорим вечером и ушла. Больше я ее не видел живой, – Снейп замолчал, на несколько минут погрузившись в воспоминания. – Мы даже не попрощались толком, – добавил он еле слышно. – Оба становились слишком упрямыми, когда злились.

— Я уверена, она не злилась на тебя, – сказала Гарибальди.

— Она покончила с собой. Приняла яд, чтобы избежать мучений. И я все думаю, – он посмотрела на Амилию с тоской во взгляде, – если бы я не обидел ее тогда, может, она хотя бы попыталась бороться?

Гарибальди отрицательно мотнула головой.

— Нет, не попыталась бы. Боли она боялась больше всего на свете.

Они замолчали и какое‑то время просто смотрели друг на друга.

— Тебе нужно вернуться домой, – сказала Амилия.

— Я не могу. Мы не знаем как.

Она нахмурилась и повернулась к своему столу, порылась в пергаментах и, найдя искомый, взяла его и снова повернулась к Снейпу.

— Я еще не все перевела, но я так поняла, что прикосновение к зеркалу двух двойников должно менять их местами. Неважно, находятся ли они в своих мирах или в чужих.

— Дай‑ка я взгляну, – Северус забрал у нее пергамент и всмотрелся в причудливые закорючки символов с подписанными над ними наиболее вероятными значениями. Переведена была от силы половина текста, но при этом он был вполне осмысленным. Похоже, надпись представляла собой предостережение для тех, кто решился воспользоваться зеркалом.

— О каком цикле здесь идет речь? – он повернул пергамент к Амилии и ткнул пальцем в интересующий его кусок текста.

— Я как раз работала над этим местом, когда ты пришел, – она взяла со стола еще один пергамент и показала ему. – Мне пока не все здесь понятно, но, судя по всему, портал не может нормально закрыться, пока двойники не вернутся на свои места. Это порождает цикл: портал открывается снова и снова в одно и то же время и пытается закрыться в нужный момент, но поскольку миры перемешаны, он не может это сделать.

Северус смотрел на пергаменты, его взгляд блуждал по строчкам, пока в конце концов в голове что‑то не щелкнуло и все не стало на свои места. В первое мгновение он поразился тому, как все на самом деле просто, а потом, стараясь сохранить на лице невозмутимое выражение, аккуратно сложил пергаменты, вернул их на стол и посмотрел на озадаченную Амилию.

— Почему бы нам не поужинать вместе? – спросил он, чем окончательно сбил ее с толку. – Например, послезавтра. Ты все еще любишь тот маленький ресторанчик в Милане?

— Что? Ну, вообще‑то да, но…

Он остановил ее жестом.

— Тогда послезавтра в восемь. Я зайду за тобой без четверти, аппарируем вместе.

Он наклонился к ней и поцеловал в лоб, после чего прошептал на ухо:

— Спасибо тебе за все. Береги себя.

И не дожидаясь какой‑либо реакции, стремительно вышел из кабинета.

Глава 9. Возвращение

Он от всей души ненавидел эту комнату. Пустое помещение с зеркалом, которое так неожиданно изменило его жизнь. Была бы возможность, он больше никогда не пришел бы сюда. Разве что для того, чтобы уничтожить проклятый артефакт. Но он вновь стоял здесь, с ненавистью глядя на свое отражение, такое чужое и неправильное, ждал полуночи. Почему? Гермиона сказала, что его двойник хотел встретиться с ним. Пусть ему совершенно не хочется видеть его, но в том мире был как минимум один человек, о котором он не мог не думать, не беспокоиться. Гарри. Вдруг с ним что‑то случилось и нужна его, Северуса, помощь? Только поэтому он вновь пришел сюда и теперь с нетерпением ждет открытия портала, стараясь даже подсознательно больше не искать выхода из сложившейся ситуации. Ведь он все решил.

Отражение исказилось и преобразилось в человека, которого он привык видеть в зеркале. Портал вновь открылся, время пошло. Его двойник был один, Гарри рядом с ним не было, и это заставило Снейпа заволноваться.

— Что случилось? – напряженно спросил он. – Где Гарри?

— Гарри? – недоуменно переспросил двойник. – Он у себя, с ним все хорошо, но он не хочет сюда приходить.

— Так ты не о нем хотел поговорить? – Северус почувствовал облегчение. Проклятье, когда этот мальчишка стал значить для него так много?

— Нет, конечно, нет. Хотя… – двойник приблизился к зеркалу и печально улыбнулся. – Должен сказать, что тебе с ним очень повезло. Не думаю, что он когда‑нибудь перестанет нуждаться в тебе.

— Небольшая поправка, теперь это тебе с ним повезло, – холодно отозвался Снейп. – Не думаю, что нам есть, о чем говорить, – он повернулся, чтобы уйти, но двойник окликнул его:

— Нет, постой, еще как есть о чем. И это очень важно.

Снейп снова повернулся к зеркалу и шагнул к нему, глядя на двойника с плохо скрываемой неприязнью.

— Что еще тебе от меня нужно? – зло спросил он. – Что еще ты хотел бы у меня забрать?

— Я пригласил Амилию на ужин, – двойник улыбнулся одними уголками губ. – Заказал столик в ее любимом ресторане.

— Ты что, решил держать меня в курсе своих отношений с ней? – Снейп едва сдержался, чтобы не ударить двойника. Какой в этом толк? Он не может добраться до него через это зеркало.

— Я всего лишь сделал первый шаг за тебя и хотел посоветовать тебе не тянуть с этим долго. Ты любишь ее, я уверен в этом. Ты не можешь ее не любить, ведь ты это я. Может быть, тебе сложно поверить в это, как когда‑то было сложно поверить мне, но она тоже тебя любит. Уж не знаю за что. Возможно, вся эта чушь про людей, предназначенных друг для друга, – не такая уж и чушь. Ведь свела вас судьба вместе, как когда‑то меня с ней. Постарайся не испортить все. Позаботься о ней.

— Что ты там такое говоришь? – Снейп нахмурился, прилагая все усилия к тому, чтобы задавить зарождающуюся надежду в корне.

— Я говорю: береги свою семью, Северус, – двойник приложил руку к поверхности зеркала. – Тебе пора вернуться.

— Ты издеваешься надо мной? – почти прорычал Снейп, задаваясь вопросом, сколько у него шансов проклясть ублюдка, укравшего его жизнь, через портал.

— Отнюдь, – двойник покачал головой. – Поторопись, портал скоро начнет закрываться и придется снова ждать целые сутки, а столик уже заказан и ужинать придется мне, а не тебе.

— Мы уже пробовали это, помнишь? У нас ничего не вышло.

— Мы не учли кое‑что. Скажи спасибо Амилии, она нашла зацепку в тексте, который написан на зеркале.

— Что именно мы не учли? – недоверчиво спросил Северус, все же прикладывая руку к стеклу.

— В первый раз мы поменялись местами перед самым закрытием портала, создав цикл, который можно разорвать только… – изображение подернулось и поплыло, в глазах у Снейпа потемнело, и конец фразы он услышал, находясь уже по другую сторону зеркала, – …в самом его начале.

Снейп смотрел на свое отражение, у которого в волосах белели седые пряди. Оно махнуло ему на прощание рукой. Портал закрылся. На этот раз навсегда.

***

Дом был погружен в темноту и тишину. На первый взгляд казалось, что здесь никого нет, однако Снейп уже имел возможность осмотреть свои хогвартские комнаты и убедиться, что там абсолютно пусто. Это означало, что Гарри мог быть только здесь. Вряд ли он сейчас в настроении отправиться к кому‑то в гости.

В гостиной горела маленькая настольная лампа, она работала на самой маленькой мощности, но этого было достаточно, чтобы Снейп заметил Гермиону, дремавшую на диване. Она лежала, поджав ноги и подложив под голову согнутую в локте руку. Северус призвал плед и наколдовал небольшую подушку. Пока он пытался устроить Гермиону удобнее, та открыла глаза.

— Профессор? – удивленно пробормотала она, еще не до конца проснувшись.

— Шшшш, спи, – шепотом ответил он и, не удержавшись, провел рукой по ее волосам.

— Северус? Это вы? – надежда и неуверенная радость, прозвучавшие в ее голосе, наполнили его сердце теплом. Как бы ни сложились в дальнейшем его отношения с Гарри, сейчас он был уверен, что не останется один. – Это вы, – теперь это не было вопросом и неуверенности тоже не было слышно. Она улыбнулась, и глаза ее предательски блеснули в полутьме, рассеиваемой только тусклым светом лампы.

Вместо ответа, которого теперь уже и не требовалось, он молча наклонился к ней, осторожно коснулся губами губ. Пока еще даже не поцелуй. Это было скорее обещание. Обещание того, что все у них еще будет. Однажды. Позже. В свое время.

Она коснулась его щеки, погладив ее кончиками пальцев, и чуть заметно кивнула, принимая это безмолвное обещание и его условия. Она подождет. Не так много осталось. Теперь будет легче, когда она точно знает, что есть, чего ждать.

Повинуясь его совету «спи», Гермиона положила голову на подушку и подтянула плед к подбородку.

— Он у себя в комнате, – тихо сказала она, не открывая глаз.

Снейп снова провел рукой по ее волосам, на этот раз это была молчаливая благодарность. Гермиона улыбнулась сквозь сон. Как много можно сказать друг другу, не говоря при этом практически ничего.

Северус медленно поднялся на второй этаж. Он не знал, что скажет Гарри. Не знал, что тот ему ответит. Он даже не был уверен, что сын захочет с ним говорить. Тем не менее попробовать стоило.

Стук в дверь был скорее данью вежливости, поскольку ответа он ждать не стал. Гарри не обернулся в его сторону. Он сидел у камина, на полу, положив перед собой стопку пергамента, откуда брал листы, один за другим рвал их и кидал в огонь. Снейп закрыл за собой дверь и прошел в комнату. Гарри ни на секунду не оторвался от своего занятия. Не обернулся он и тогда, когда Снейп сел на край кровати и тихо спросил:

— Не помешаю?

— Если не собираешься вновь отчитывать меня за мой эгоизм, то нет, – бесцветным голосом ответил Гарри, продолжая свое занятие.

— Не мне упрекать тебя в этом, – все так же тихо ответил Снейп, сверля взглядом затылок Гарри.

То ли этот взгляд, то ли что‑то в его тоне заставило Гарри замереть на секунду и чуть повернуть голову в его сторону.

— Папа? – неуверенно спросил он, но так и не посмотрел на него.

— Надеюсь, что все еще да, – горечь в голосе Северуса была слишком заметной, чтобы ее можно было продолжать игнорировать. Гарри кинул оставшиеся листы в огонь все вместе и поднялся с пола, после чего наконец повернулся к Снейпу.

— Не думаю, что после стольких лет тебе дадут меня разусыновить.

— Нет такого слова, – по губам Северуса скользнула призрачная улыбка. – Могу я поинтересоваться, что ты так методично жег?

— Исследования зелья для перемещения между мирами. Свои, – на всякий случай уточнил Гарри. – Твои записи я не трогал.

Снейп только удивленно приподнял брови. Гарри смущенно пожал плечами, засунул руки в карманы брюк и неуверенно приблизился к кровати. Северус чуть подвинулся в сторону, освобождая ему место, и Гарри сел рядом с ним, занявшись сосредоточенным изучением своих ног.

— Заварили мы кашу, да? – нервно усмехнувшись, спросил он минуту спустя.

— Прости меня. Пусть не за смерть своих родителей, но хотя бы за то, что не смог… сдержать своего слова. Я не хотел оставлять тебя, это был необдуманный поступок. Я просто не смог устоять перед соблазном.

Гарри покачал головой.

— Это я должен просить у тебя прощения. Ты столько сделал для меня, а я… Я причинил тебе боль и даже не заметил этого. Я не хотел. Не думал, что ты так это воспримешь.

— Думаю, я прореагировал слишком… остро.

— Я хочу, чтобы ты знал: я никогда не жалел о том, что живу с тобой. Сколько я себя помню, я всегда боялся потерять тебя. Может быть, последние годы я редко говорил тебе это. Может быть, последние пару лет я сам забыл об этом. Но ты мой отец. Единственный отец, которого я знал. И я люблю тебя. Я ни о чем не жалею. Ни в чем тебя не виню. Если иногда я веду себя как полный кретин и эгоист, это не твоя вина, а моя.

— Если ребенок вырастает эгоистом, то это определенно недостаток воспитания и ошибка родителей, – возразил Снейп, усмехнувшись.

— Но я не совсем обычный ребенок, согласись, – Гарри грустно улыбнулся. – Слишком много внимания всегда уделялось моей персоне, слишком большая ответственность.

— Ты справился с этим, прекрасно справился.

— Благодаря тебе. Не думай, что я не понимаю этого.

— Может быть, я не зря прошел через это зеркало, – чуть неуверенно сказал Северус, искоса глядя на Гарри. – Не думаю, что у меня был шанс услышать это, не сбеги я ненадолго.

— Наверное, ты прав, – признал Гарри. – Только, пожалуйста, не делай так больше, ладно?

— Договорились, – Снейп потрепал сына по волосам. – Ты тоже не сердись на меня. Я, как и ты, понял кое‑что за время этого… путешествия.

— Что именно? – заинтересовался Гарри.

— Я понял, что не стоит жить прошлым, когда у тебя есть настоящее, – изрек Северус.

— Глубокомысленно, – поддел его сын.

— А не пора ли тебе спать, а? – шутливо возмутился Снейп. – Вместо того чтобы над отцом издеваться.

Он поднялся с кровати и посмотрел на Гарри сверху вниз. Тот выглядел совсем как раньше. Не так, как перед Рождеством, а так, как он выглядел до плена у Волдеморта: взрослее своих лет, но при этом сохранившим легкость и оптимизм. Видеть его таким вновь было отрадно. Снейп снова улыбнулся.

— Спокойной ночи, Гарри, – сказал он.

— Спокойной ночи, папа, – с готовностью отозвался тот. Он тоже улыбался.

Снейп развернулся и направился к двери, но вопрос Гарри заставил его замереть и резко обернуться.

— А ты не хочешь исследовать то зеркало? Это же может быть ключом от двери между мирами? Столько возможностей открывается… – Увидев выражение лица Снейпа, Гарри вскинул руки, как бы сдаваясь. – Я просто спросил.

Снейп страдальчески закатил глаза, покачал головой и вышел из комнаты, не ответив. Мальчишка, какой же он еще мальчишка!

Хотя если задуматься, зеркало действительно очень интересное…

***

Первые несколько секунд, когда головокружение уже прошло, Северус не мог поверить, что все‑таки вернулся, хотя он точно видел, как его двойник из зеркала махнул ему на прощание рукой, после чего портал закрылся. Теперь это снова было просто зеркало, в котором он наконец видел свое привычное отражение. Не доверяя этому свидетельству, он поторопился спуститься в свои подземелья, которые в его родном мире все же несколько отличались.

И только войдя в собственную гостиную и осмотревшись по сторонам, он облегченно выдохнул. Он дома.

Это было так восхитительно, что ему хотелось закричать от радости или сделать еще что‑нибудь такое, ему совершенно не свойственное. Однако он удержался. Вместо этого он скинул мантию, покосился на книжные полки, где по привычке прятал виски, но потом передумал и отправился в комнату сына.

Гарри спал. Он сидел за письменным столом, обложившись со всех сторон старинными книгами, уронив голову на скрещенные руки, и спал. Даже во сне его лицо оставалось сосредоточенным, и он слегка хмурился. Возможно, даже во сне он продолжал искать ключ к разрешению ситуации.

Северус против воли улыбнулся. Он осторожно закрыл все книги, собрал их в стопку, а потом присел рядом со столом и провел рукой по волосам Гарри. Тот моментально вскинул голову и открыл глаза, тревожно озираясь вокруг.

— Зачем ты это сделал? – разгневанно спросил он, увидев закрытые книги. – Мне ведь теперь придется начинать все сначала.

— Нет, не придется, в этом больше нет необходимости, – мягко сказал Снейп.

— Я не собираюсь сдаваться, – упрямо заявил Гарри, – что бы он там ни решил, что бы ты мне ни говорил.

— Это похвально и не может не радовать меня, – сказал Снейп, поднимаясь. – Но в этом действительно больше нет необходимости.

Он снова улыбнулся, когда увидел, как меняется выражение лица Гарри, как исчезает складка между бровями и раздражение превращается в удивление, а потом глаза вдруг загораются изнутри огнем, улыбка расползается до ушей и все лицо словно светится от счастья.

Гарри вскочил с места и порывисто обнял Снейпа. Движение было настолько резким, неожиданным и сильным, что Северус покачнулся, а потом рассмеялся. Он обнял приемного сына в ответ и снова погладил его по растрепанным волосам.

— Ты вернулся!

— Да, я вернулся.

— Я так рад!

— Я заметил, – Снейп мягко отстранился и серьезно посмотрел на Гарри. – Прости меня за то, что я сдался. И спасибо тебе за то, что не сдался ты.

— Но я ведь ничего не сделал… Кстати, а как же ты вернулся?

— Я все расскажу тебе завтра, мне самому еще нужно кое‑что уточнить у профессора Гарибальди.

— А она здесь при чем? – не понял Гарри.

— Вот это я и хочу узнать, – задумчиво произнес Северус.

— Так пойди и спроси, – Гарри хитро улыбнулся. – Чего проще‑то?

— Уже поздно, – возразил Северус.

— Ну и что? Мне кажется, она еще не спит.

Снейп наконец заметил его плутоватый взгляд и демонстративно застонал, после чего нарочито строго произнес:

— Иди‑ка ты спать, великий сводник. Завтра поговорим.

— Как скажешь, – Гарри устало улыбнулся и вздохнул. – Честно говоря, я безумно хочу спать. Совсем не отдохнул за эти каникулы. Так что с удовольствием лягу.

— Вот и ложись, отсыпайся, – Снейп направился к выходу. Уже у самой двери он услышал слова сына:

— Думаю, теперь у вас точно все сложится. У нас ведь сложилось после того, как я вернулся оттуда.

Северус не знал, что ответить, поэтому сделал вид, что ничего не услышал.

***

Он ни за что не решился бы в столь поздний час идти в личные комнаты профессора Гарибальди, но проверить ее рабочий кабинет он вполне мог. К лучшему это было или к худшему, но она оказалась там. Амилия сидела за столом, сосредоточенно что‑то выписывая из толстой старинной книги.

— Не помешаю? – тихо спросил Снейп, но профессор вздрогнула от неожиданности.

— Это вы… Нет, вы мне не помешали. Просто немного испугали.

— Мне говорили, что иногда я двигаюсь чересчур тихо, – заметил Снейп.

Гарибальди нахмурилась.

— У меня такое чувство, что этот разговор у нас уже был, – она неуверенно улыбнулась. – Вчера.

Снейп отрицательно покачал головой.

— Нет, у нас вчера этого разговора не было, – он подошел к ее столу и окинул взглядом бумаги. – Что это?

— Так он сделал это, да? – Амилия чуть прищурилась и откинулась на спинку кресла. – Он вернулся обратно, а вы вернулись сюда.

— Значит, вы все‑таки были в курсе, – констатировал Снейп. Он бросил на нее изучающий взгляд. – Он сказал, что я должен сказать спасибо вам за то, что вы нашли зацепку. Я хотел бы знать, что за зацепка?

— Ну… это текст, который мы тогда нашли на зеркале, помните? – Амилия протянула ему пергамент. – Там, как оказалось, все написано. И о том, что зеркало на самом деле показывает альтернативный мир, в котором обстоятельства сложились иначе. В этом и есть его функция. Всего лишь показать, как могло бы быть. Обычно для этого требуется огромное желание со стороны человека, находящегося у зеркала. Тогда оно показывает ему нужный мир в нужный момент времени, чтобы дать ответ на мучающий вопрос. Но в нашем случае все произошло несколько иначе. Вы и ваш двойник одновременно оказались у зеркала, каждый в своем мире. И каждый из вас искал ответ на какой‑то вопрос. Ваше обоюдное желание превратило зеркало в некое окно между двумя мирами. На этот случай на зеркале даже есть предупреждение: не касаться его поверхности.

— Мы проторчали там некоторое время, если помните, прежде чем он открылся. Почему именно в полночь?

— Полночь всегда считалась особым временем. Излом суток, конец и начало одновременно. Энергетически самое активное время, – она пожала плечами и встала из‑за стола, держа в руках пергамент, на котором как раз писала, когда вошел Северус. Она приблизилась к нему и показала написанное. – Я долго не могла понять вот это место, а ваш двойник, видимо, понял. Или догадался. Поменявшись местами, вы нарушили равновесие. Портал не мог никак закрыться, цикл повторялся снова и снова и должен был быть разорван ровно в тот же момент, в который был создан.

— Очень интересно, – Снейп прочитал перевод и снова посмотрел на Гарибальди. – Спасибо.

— Не за что, – она улыбнулась. – Я сама толком не знала, что я делаю. Просто ваше поведение вдруг стало таким странным. Мне хотелось понять почему, а единственной зацепкой была эта надпись.

— Мое поведение было странным? Надеюсь, я не позволил себе ничего лишнего? – с невозмутимым видом уточнил Северус. Если она скажет про ужин, значит, действительно хочет пойти. Если не скажет, то и говорить не о чем…

— Да нет, – Гарибальди заметно смутилась и отвела взгляд в сторону. – Ничего такого.

— Хорошо, – никто не смог бы заметить в его голосе разочарование, и тем не менее такой ответ очень его расстроил. – Теперь, когда мы со всем разобрались, можно наконец отправиться спать, – он изобразил полупоклон. – Спокойной ночи, профессор.

— Вы знаете, я так и не поняла кое‑что, – вдруг сказала Амилия. – В тексте ровным счетом ничего не сказано про запертые двери. Почему ни мы, ни ваш двойник с мисс Грейнджер не могли выбраться?

— Возможно, в этом зеркало не виновато, но что именно могло стать причиной, я не знаю, – он легонько пожал плечами. – Кто‑то или что‑то держало нас взаперти. И я бы подумал на директора, он любитель подстраивать такого рода случайности, но насколько мне известно, в том мире его нет в живых. А кто‑то должен был держать двери с обеих сторон. Возможно, мы еще выясним, в чем дело. Или это так и останется для нас тайной. В любом случае сегодня нам всем лучше лечь спать.

Он снова чуть поклонился ей и повернулся, чтобы уйти, но Гарибальди неожиданно коснулась его плеча.

— Я понимаю, что вы не в ответе за поведение своего двойника и не обязаны разделять его симпатии, но он пригласил меня поужинать завтра. И если вам не покажется это неподобающим или чрезмерно утомительным, я хотела бы предложить вам все‑таки поужинать со мной. Хотя бы в качестве благодарности за помощь.

Он смотрел на нее и поражался тому, с какой нерешительностью она это предлагала. Быть может, не так уж она и привыкла сражать всех своей неземной красотой?

— Так вы не против? – заметно нервничая, спросила Мия. – Мне заказать столик где‑нибудь?

— Насколько я знаю, – он улыбнулся, – столик уже заказан. Думаю, вам понравится в том ресторане. Мой двойник наверняка выбирал его со знанием дела.

— Так вы знали об ужине! – притворно возмутилась Амилия. – Почему же ничего не сказали?

— Потому что теперь, – тихо ответил он, – я точно знаю, что вы хотите поужинать со мной.

Он все‑таки развернулся и пошел к выходу, но где‑то на полпути неожиданно замер и снова повернулся к ней.

— Скажите, а почему вы вообще в тот вечер туда пошли? Там ведь ничего нет, кроме грязи, пыли и пары опасных артефактов, о существовании которых никто не знает.

— В обед я неожиданно встретила свою давнюю знакомую. У нее были какие‑то дела с Дамблдором и она была в Хогвартсе с коротким визитом. Она‑то и надоумила меня заняться исследованиями в том крыле. Планов на вечер у меня не было, и я пошла.

— Я могу знать вашу подругу?

— Не уверена, честно говоря, разве что Дамблдор вас с ней знакомил. У нее какие‑то проблемы с британским Министерством Магии, поэтому она здесь редкий гость.

— Как ее имя? – подозрительно прищурившись, спросил Снейп, уже предполагая, какое имя он может услышать.

— Ее зовут Диана. Диана Новак… Что с вами?

— Чертова ясновидящая, – выдохнул Снейп, коротко рассмеялся и, так ничего не объяснив, вышел из кабинета.

Эпилог

Дверь тихонько скрипнула. Диана выругалась: скрип этой двери успел ей порядком надоесть. Ведьма плотно прикрыла ее за собой и подошла к безжизненному зеркалу. Оттуда на нее смотрело спокойное лицо, на котором не отображалось ни единой эмоции. Как всегда. Вот только в этот раз она ожидала увидеть другого человека.

— Ну давай, я же знаю, что ты там, – проворчала Новак. – Покажись мне. Скорее. У меня нет времени ждать.

— Куда ты всегда так торопишься? – спросило отражение, которое за пару секунд успело кардинальным образом измениться. Вместо угрюмой женщины воинственного вида из зеркала смотрела просто симпатичная брюнетка, губы которой улыбались, а глаза светились радостью. Эти глаза никогда не рождали Огонь. В остальном отражение было вполне похоже на Диану.

— Мне нужно покинуть замок и страну, пока меня не засекли авроры. Ты забыла, что в этом мире я немножечко вне закона?

— Ты можешь уйти в любую секунду. Наше дело закончено, – двойник пожала плечами и улыбнулась. – У них все хорошо. У всех шестерых. Разве не здорово?

— Нет, не здорово, – Диана нахмурилась. – И наше дело пока не закончено. В этот раз мы зашли слишком далеко. Они не должны были поменяться местами. Два мира чуть не рухнули из‑за того, что ты решила поиграть в Бога.

— Откуда такой пессимизм? – на этот раз хмуриться пришлось двойнику. – Ничего ведь не рухнуло, люди счастливы, так почему бы не порадоваться за них?

— Им самим следовало разобраться в своих чувствах и отношениях. Мы не должны использовать свой дар, чтобы подстраивать подобные «случайности». Не имеем права.

— Вот только не надо читать мне нотаций, – разозлилось отражение. – Ты сама не меньше меня хотела, чтобы у них все закончилось хорошо. Иначе не стала бы помогать мне заманивать их сюда и держать двери.

— Пусть так. Но теперь мы должны оставить их. Пусть сами разбираются со своими жизнями.

— Я разве против? – отражение раздраженно фыркнуло. – У меня даже в мыслях не было делать для них что‑то еще.

— Было, – неожиданно улыбнулась Диана. – Знаю, что было.

— Откуда?

— Дар такой, – на удивленный взгляд двойника она уточнила: – Мы с тобой один и тот же человек, не забыла?

— Хорошо, – сдалось отражение, – в мыслях было. Но ничего я делать больше не собираюсь. Утомили они меня.

— Вот и славно. Значит, и зеркало нам больше не понадобится, – Диана многозначительно посмотрела на своего двойника.

— Хочешь разбить его?

— Мы обе должны сделать это. Каждая со своей стороны.

— Да без проблем, – по поверхности зеркала пошла рябь. – Ведь если я передумаю, всегда можно будет придумать что‑то еще, – успел сообщить двойник, прежде чем портал закрылся.

Диана пару мгновений рассматривала свое отражение, а потом криво усмехнулась. Придумать всегда можно. На то дар и дается.

Она выставила перед собой руку, едва касаясь зеркальной поверхности. Послышался хруст, паутина трещин разбежалась по всей поверхности. Новак сделала шаг назад, и груда осколков упала к ее ногам.

Однажды ей снова захочется придумать что‑то. Но эта история закончена.


home | my bookshelf | | По разные стороны зеркала |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу