Book: Время Темных охотников



Время Темных охотников

Евгений Гаглоев

Время Темных охотников

В чудесах ужасно то, что их действие имеет границы.

Амели Нотомб

© Евгений Гаглоев, 2019

© ООО «РОСМЭН», 2019

1

Ночная охота

Время Темных охотников

На Клыково опустилась сырая и промозглая ночь. В последнее время дожди и туманы здесь стали самым обыденным явлением. Сухие и теплые дни остались далеко позади. Темнело рано, поток туристов, приезжающих в город, практически иссяк, а со стороны гор все чаще дул холодный пронизывающий ветер. Дождь шел почти весь день и прекратился только к вечеру, когда тучи в темном небе растворились в туманной дымке.

С приходом темноты улицы городка опустели, большинство жителей уже спокойно спали в своих домах и видели десятые сны. Большинство, но далеко не все. Кто-то занимался хозяйственными делами, кто-то смотрел телевизор либо болтал по телефону, обсуждая последние события, потрясшие тихий провинциальный городок.

Поговорить было о чем… Недавние убийства, события в музее, о которых никто ничего толком не знал, но слухи ходили самые жуткие. Дескать, в стене подвала найден мешок с человеческими костями, а призрак, атаковавший работников музея в последние дни, принадлежал не кому-нибудь, а самой Клариссе Зверевой, чье исчезновение семнадцать лет назад до сих пор считалось одной из самых загадочных историй Клыково.

Жители города бурно обсуждали самоубийство мэра Белоброва и безумную выходку старика Андронати, который попытался прикончить местного шерифа, а затем сбежал из города. Его, разумеется, объявили в розыск, но пока о местонахождении спятившего профессора никто ничего не знал. Полиция провела в доме Андронати на окраине города тщательный обыск, но ничего подозрительного не обнаружила, и с тех пор он стоял закрытым и опечатанным. В общем, поводов для сплетен и слухов горожанам хватало в избытке.

Когда часы на городской мэрии пробили двенадцать, обрывки туч окончательно растаяли, и на крыши Клыково лег серебристый свет большой круглой луны. Шли первые сутки полнолуния.

Неподалеку от закрытого и опечатанного дома профессора Андронати из сумрака возникла высокая темная фигура. Оглядевшись, она легко перемахнула через двухметровый забор, затем через дорожное ограждение и устремилась к кромке черного леса.

Молодой мужчина двигался очень быстро. Луна звала его, он все сильнее ощущал ее влияние и торопился покинуть городские улицы, пока не стало слишком поздно.

Двигаясь мощными прыжками, несвойственными обычному человеку, он углубился в лесные заросли и вскоре оказался на широкой поляне, тускло освещенной голубым лунным светом. Капли воды блестели в пожухлой траве, словно россыпи мелких бриллиантов.

Мужчина замер и тщательно принюхался. Затем поспешно начал раздеваться. После недавнего дождя в лесу было очень сыро и довольно прохладно, но его это нисколько не беспокоило. Оборотни не слишком чувствительны к холоду. Сбросив куртку, футболку и старенькие джинсы, мужчина опустился на колени, потом прижался к земле и застыл в ожидании начала трансформации.

Как только лунный свет коснулся обнаженной кожи, все его тело содрогнулось от острой боли. Кости с хрустом начали меняться, двигаясь под кожей, конечности удлинялись. На мускулистых плечах и спине проступила густая иссиня-черная шерсть, которая быстро начала расползаться по всему телу. Острые когти впились в рыхлую влажную землю. Несколько минут спустя уже не человек, а большая черная пантера обессиленно вытянулась на мокрой траве.

Когда дрожь утихла, новоявленный зверь поднялся на мощные лапы. Сначала он двигался немного неуклюже, но с каждым новым шагом становился все увереннее. Его мышцы быстро наливались звериной силой. Вскоре пантера подняла к небу голову и издала ликующий рык, приветствуя ночь охоты. Этот звук разнесся по всему темному лесу, вспугнув диких зверей и спящих птиц, его услышали и жители окраин Клыково. Те, кто еще не спал. Те, кто знал, что в ночь полнолуния лучше не покидать свои жилища. Особенно в этом городке.

Пантера встрепенулась и бросилась сквозь лесные заросли, быстро набирая скорость. Густой лоснящийся мех отлично защищал ее от острых сучков и веток. В пустом желудке громко урчало от голода. Зверь уже предвкушал вкус свежего мяса и запах крови.

Поглощенный чувством голода и азартом, оборотень не догадывался, что не он один вышел сегодня на охоту. А те, кто за ним наблюдали, были очень осторожны и постоянно держались с подветренной стороны.

Встревоженные птицы срывались с деревьев, били крыльями в ночном небе, мелкие грызуны испуганно прыскали во все стороны. Но пантера не обращала внимания на всю эту мелочь. Вскоре она унюхала запах того, кого искала. Где-то совсем рядом скрывался крупный заяц, которому суждено было стать ее ужином.

Ощутив близкое присутствие лопоухого, пантера прервала бег и теперь осторожно кралась между толстых замшелых стволов вековых сосен.

В этот момент ночной ветер принес еще один запах, и оборотень остановился, напряженно принюхиваясь. Он ощутил мускусный запах крысы, скрывающейся где-то поблизости, но эта добыча его не интересовала, и он продолжил путь. Заяц привлекал его куда больше.

Желто-зеленые глаза дикой кошки зорко сканировали окрестности. В ночном лесу все замерло, оборотень больше не слышал ни звука, не ощущал движения в траве и кустах. Перепуганный зверек, дрожа от страха, прятался совсем рядом, еще немного, и он его настигнет.

Но запах крысы вдруг заметно усилился. Когда ветер сменил направление, эта вонь почти перебила запах заячьей шкурки. Странно, но пантера все еще ничего не слышала, а ведь обычно крысы производили немало шума, копошась в своих подземных норах.

Пантера припала к самой земле, когда совсем рядом с ней раздался громкий треск. Сразу три огромных косматых силуэта выступили из темноты, ломая кусты и ветки деревьев.

В последнее мгновение оборотень успел обернуться. Шерсть у него на спине встала дыбом, зверь издал мощный рык, но другой рев, куда более страшный, заглушил его рычание. Огромная мохнатая тень, та, что была повыше своих собратьев, вылетела из зарослей и набросилась на пантеру. В воздухе мелькнул длинный, абсолютно безволосый, толстый хвост.

Голубой свет луны отразился в длинных серебряных клинках, которые держали уродливые когтистые лапы. Громкое рычание и утробный вой, разорвав тишину ночного леса, распугали всех животных в округе.

Заяц, затаившийся на поляне всего в паре метров от происходящего, пулей вылетел из своего укрытия и быстро понесся прочь, подгоняемый гулким ревом и яростным шумом борьбы. Сегодня ему повезло. Охотник сам стал добычей.

2

Откровения Ксении Соловьевой

Время Темных охотников

– Боже, что это за рев?! – испуганно вздрогнула мать Луизы Соловьевой.

Она и так была на грани нервного срыва и потому чуть не подскочила на месте, когда из леса донесся истошный звериный вопль.

– Не увиливай от темы, мама, – с нажимом сказала ей Луиза. – Мы не выпустим тебя отсюда, пока ты не расскажешь нам обо всем!

Ксения с сожалением покосилась на туго набитый чемодан. Наверняка удалось бы смыться без допроса, выйди она из дома хотя бы на пять минут раньше. Но теперь было поздно. Луиза на всякий случай встала между матерью и дверью спальни, опасаясь, что та, улучив подходящий момент, запросто сбежит.

– Расскажу, – смиренно кивнула Ксения, – раз уж обещала…

Женя Степанова почти на автомате незаметно сунула руку в карман и нажала кнопку диктофона, с которым в последнее время не расставалась. Как истинный журналист, она всегда и везде была готова к сбору полезной информации. А уж откровения Соловьевой-старшей, которая столько времени притворялась парализованной, Женя не упустила бы ни при каком раскладе.

– Много лет назад я устроилась работать в старом клыковском роддоме, – тяжело вздохнув, начала Ксения. – Лишняя копейка никогда не помешает, а тогда в городе с работой было совсем неважно… Да и кому я была нужна? Образования у меня нет, с внешностью тоже не сильно повезло, вот и хваталась за любую возможность, чтобы подзаработать. Меня взяли санитаркой, ничего особенного делать не требовалось. Подай, принеси, вымой полы, простерилизуй оборудование… Я и проработала-то всего пару недель. Здание, как сейчас помню, старое, деревянное, скрипучие полы да растрескавшиеся стены. Немудрено, что все так закончилось. Когда-нибудь это все равно случилось бы…

– Что именно случилось? – тихо спросила Луиза.

– К тому и веду. Отработала я, значит, несколько дней. И тут в роддом поступила одна роженица. Кларисса Зверева. Я очень хорошо ее знала. В академии мы одно время даже считались закадычными подругами, но в старших классах нашей дружбе пришел конец, мы практически перестали общаться. Уж слишком Кларисса стала гордой и высокомерной, кичилась своим происхождением. Она, дескать, из приличной и богатой семьи, умная, образованная, из знатной ветви Первородных. Не чета мне… Я к ней со всей душой, а она со мной и знаться не хотела. Ну а когда за Егора Зверева замуж вышла и стала богатой, так и вовсе наплевала на всех подруг. Деньги и карьера киноактрисы – больше ее вообще ничего не интересовало! Понятно, что особо теплых чувств после окончания академии я к ней не испытывала. И вот снова встретились! Причем Кларисса сделала вид, что не узнала меня. Представляете, какая стерва? Даже не здоровалась при встрече в коридорах. Она тогда двойню родила, двух совершенно одинаковых девочек…

– Ирину и Лизу, – взволнованно произнесла Женя, крепче сжимая в руке диктофон.

– Они самые, – мрачно кивнула Ксения. – Но тогда я еще не знала, как их зовут. Лежали себе два пищащих комочка в кувезах для новорожденных, смотреть не на что… И вот тут обращается ко мне одна женщина. Богатая, могущественная, прямо как Кларисса. Подкараулила меня вечером у дверей роддома, поздоровалась, даже дорогими сигаретами угостила. У нее с Клариссой давние счеты были… Хотела ей за что-то отомстить, причем страшно… Перепугалась я тогда не на шутку, но она мне денег за помощь предложила. Да такую сумму, какой я отродясь в руках не держала! Клариссу я, конечно, терпеть не могла, но совершить предстояло нечто жуткое… Я не сразу согласилась, думала долго, но эта женщина умела уговаривать.

– И ты согласилась? – с ужасом спросила Луиза.

– Еще бы! – фыркнула Ксения. – С такими деньгами, которые мне пообещали, я могла начать другую жизнь подальше от этого захолустья. А я всегда мечтала отсюда выбраться…

– И что же она попросила сделать? – спросила Женя Степанова.

– Подменить детей, – нехотя буркнула Ксения. – В то время в роддоме еще одна мамочка лежала, так она тоже двух девочек родила. Всего-то и нужно было младенцев в люльках поменять. Да маленькие все на одно лицо, никто бы и не хватился.

– И ты сделала это?! – потрясенно спросила Луиза.

– А что еще мне оставалось? Если уж согласие дала, обратного пути нет. Таким людям, как та дама, лучше не перечить и на пути у них не вставать. Себе дороже выйдет. Только все пошло не по плану… Той ночью в роддоме дежурило лишь двое, я и еще одна медсестра. И рожениц лежало всего трое или четверо, сейчас уже не вспомню… Я дождалась, пока моя напарница отправится чай пить, и побежала в помещение, где младенцы спали. Вошла тихонько, взяла на руки одну из девчонок Зверевых, да поменяла ее местами с другой… Из другой семьи. Только хотела за второй вернуться, а тут меня сзади кто-то за воротник схватил да как швырнет об стену! Я затылком треснулась, от удара едва сознание не потеряла. Младенцы проснулись, заверещали все сразу. А я в полумраке и не разглядела, кто напал, видела лишь темный силуэт. Человек ко мне снова подскочил и давай меня бить ногами… Я за ноги его схватила и повалила. Только тут и поняла, что это женщина. Невысокая, тощая… Я думала, от страха помру! Если бы она рассказала кому, меня бы мигом в тюрьму упекли!

«С ума сошла, дура?! – кричу. – Я же просто проверить детей хотела!»

А она в ответ: дескать, я все видела, воровка. И за это ответишь! Да как рванет меня за волосы, ну и покатились мы с ней по полу… Младенцы орут, напарница моя уже по коридору топает. А эта, незнакомая, схватила меня за горло, да как треснет затылком об пол, – у меня в глазах померкло. Слышу крики, топот, только как в тумане все. А затем огонь полыхнул, да будто сразу в нескольких местах… Медсестра меня по щекам лупит, чтобы очнулась поскорее, а голова как не моя. Здание деревянное было, быстро занялось. Полиция, пожарники приехали. Мамаши бегают, визжат… В общем, спасли всех, никто тогда не пострадал. А та, которая напала на меня, пропала. Я так и не узнала, кто это. Сейчас ту ночь вспоминаю, и кажется мне, что Устинья это была. Как она в старый роддом прокралась – никому неведомо. Но тогда охраны никакой и не держали. Роддом же сгорел дотла вместе со всеми архивами…

– А перепутанных детей матерям так и не вернули, – пробормотала Женя. – Значит, это все вы…

Луиза, не веря своим ушам, смотрела на мать с нескрываемым осуждением.

– Я всю жизнь проклинаю себя за это! – воскликнула Ксения Соловьева. – К тому же обещанных денег мне тогда так и не дали. Заказчица отказалась платить, поскольку я до конца работу не довела, да еще и роддом сгорел по неизвестной причине. Я хотела в полицию на нее заявить, но что толку? Доказательств ее причастности никаких нет, а детей-то я меняла. Меня бы и арестовали. А дамочка эта… она и в тюрьме меня нашла бы и рот мне заткнула.

– Но кто она? – поинтересовалась Женя.

– Обещайте, что никому не скажете! – Ксения схватила дочь за руку. – А иначе она и до вас доберется…

– Обещаем, – одновременно произнесли подруги.

– Это Ангелина Зверева.

– Что?! – вскинула брови Луиза. – Мать Тимофея?!

– И бывшая жена Егора Зверева. Они с Клариссой друг друга люто ненавидели!

– Но подменить детей… Это же безумие какое-то! – воскликнула Женя.

– Никогда не считала ее нормальной, – ухмыльнулась Ксения.

– Но при чем здесь Устинья? – с недоумением спросила Луиза.

– Старуха пробралась тогда в роддом… А потом еще много лет я часто видела ее за своей спиной, но всегда в многолюдных местах. Может, лишь это и спасало меня столько времени. И все-таки она выбрала момент, попыталась проломить мне голову в том переулке! Уж не знаю, как она была со всем этим связана, но очень рада, что ее больше нет в живых. Думаю, они с Ангелиной были заодно… Сумасшедшей старухи больше нет, но вторая жива и здорова! Она даже приходила ко мне в больницу, чтобы позлорадствовать… Оттого я и решила инвалидом притвориться. Думала, может, она решит, что я не представляю опасности, и оставит меня в покое. А то ведь могут и закончить начатое.

– Но прошло столько лет, – задумчиво произнесла Женя. – Почему она решила убрать вас именно сейчас?

– Не знаю! – выкрикнула Ксения. – Может, из-за того, что вторая дочка Зверева объявилась?! Раньше все было спокойно, о подмене детей никто и не догадывался. Но сейчас дело другое. Если полиция начнет копать, они и ко мне придут! Но легавые мне не страшны, а вот Ангелину мне сейчас нужно бояться. За ней стоят какие-то влиятельные люди, в этом я уверена. Да и сама она, по слухам, член Королевского Зодиака. В общем, девчонки, надо мне бежать из Клыково. И вам меня не удержать. Пообещай мне только одно, Луиза… Что не будешь меня ненавидеть!

Луиза осторожно освободила руку от цепких пальцев матери.

– Я пока не знаю, как к тебе относиться, мама… – пробормотала она.

– Тогда не говори ничего. На этом и расстанемся. Может, когда-нибудь ты сможешь меня простить… Но сейчас для меня главное – спасти свою жизнь. Не поминайте лихом, девчонки.

С этими словами Ксения Соловьева подхватила с пола чемодан и быстро зашагала к двери. Женя и Луиза лишь потрясенно переглянулись. Они не знали, что сказать.



3

Когда неведение – благо

Время Темных охотников

Учебный день в академии «Пандемониум» начался с практических занятий. Всех студентов разбили на группы, затем развели по разным корпусам, чтобы не мешали друг другу. Тимофей состоял в группе воинов, или воителей, как они сами предпочитали себя называть, но сегодня его почему-то попросили остаться с заклинателями. Директриса Елена Федоровна Бородина собрала группу на стадионе, а затем повела в кузницу, где обычно оружейники изготавливали различное оружие.

– А мы им не помешаем? – спросила Милана Поветруля, также состоявшая в заклинателях.

– Нисколько. Сегодня у них занятия в другом корпусе, – ответила директриса. – А мы отправимся в их кузницу, поскольку она как нельзя более кстати подходит для нашего задания.

Больше от нее никто ничего не смог добиться. В группе заклинателей состояло двадцать пять человек. Тимофей знал многих из них в лицо, периодически встречал в коридорах и учебных аудиториях академии. Но лучше всего он был знаком с Поветрулей, о чем иногда сильно жалел. Милана была той еще занозой, – вредная, высокомерная, острая на язык девчонка, многие предпочитали обходить ее стороной. Но Тимофею и Милане пришлось многое пережить вместе, поэтому к Звереву она особо не цеплялась.

Тимофей знал ее и с другой стороны, – с той, которую Милана предпочитала не показывать окружающим. За маской самодовольной и наглой девицы скрывалась одинокая, неуверенная в себе девчонка, мечтающая о том, чтобы ее мать ею гордилась. И она по-прежнему переживала из-за разрыва с Антоном Седачевым, отчего вела себя еще несноснее обычного. Общалась она теперь только с Сергеем Бельцевым да с кучкой девчонок, составляющих ее свиту. А всех остальных считала своими врагами и конкурентами. Особенно доставалось тем девушкам, с которыми она видела Седачева, и нередко все это заканчивалось громкими скандалами. Несколько раз даже срывались репетиции мюзикла, который ставил Олег Дубровский.

– Елена Федоровна, а вы уверены, что мне нужно идти с этой группой? – тихонько спросил Тимофей у директрисы, шагающей рядом с ним. – С воинами мне как-то привычнее…

– Так было до тех пор, пока в тебе не открылись… другие способности, – вполголоса ответила та. – Многие ученики после раскрытия способностей меняют профильную группу. Учитель Канто отлично тебя тренирует, Тимофей, я видела, как ты сражаешься. Но теперь ты научился призывать огонь… А это уже совершенно другая категория.

Они вошли в кузницу. Вдоль стен стояли остывшие горны, заполненные дровами и каменным углем, верстаки, заваленные болванками мечей и пиками самых разных размеров. Дальняя стена зала была сплошь увешана всевозможными инструментами. А возле стены стоял невысокий старичок лет семидесяти в белой рубашке с закатанными до локтя рукавами, черных брюках и темно-бордовом бархатном жилете. Тимофей тут же его узнал, это был владелец антикварной лавки «Манускрипт», куда так любила заглядывать его мать.

– Уважаемые ученики, позвольте представить вам старого друга нашей академии, – объявила Елена Федоровна. – Василий Глебович Чернокнижец. Многие из вас уже знакомы с ним, особенно любители побродить по магазинам.

Кое-кто приветственно помахал старику рукой.

– Да-да, вижу знакомые лица, – улыбнулся Чернокнижец. – Заклинатели… Некоторые из присутствующих покупали у меня артефакты…

– Василий Глебович когда-то тоже преподавал в нашей академии, – пояснила Елена Федоровна. – Я сама училась у него. А теперь он иногда помогает нам по старой дружбе в обучении молодежи. Как сейчас, например. Отнеситесь к нему с глубоким вниманием и уважением.

С этими словами директриса отошла в сторону и скрестила руки на груди. Василий Глебович, напротив, приблизился к притихшим ученикам.

– Заклинатели, – задумчиво повторил он. – В вашей группе собраны ребята с особыми способностями к созданию различных заклятий и заклинаний. Потомки родовых линий колдунов и чернокнижников… Некоторым это удается без особых усилий, другим приходится попотеть, верно?

– О да, – ответил кто-то из группы.

– Задача преподавателей академии – помочь вам выявить все свои скрытые возможности и максимально использовать свой дар. Поэтому Елена Федоровна и пригласила меня сюда. Думаю, мой опыт в некоторых вопросах может вам пригодиться. И сегодня мы поговорим о даре создания огня. Кто из вас умеет воспламенять предметы на расстоянии?

Несколько человек подняли руки. Тимофей мельком взглянул на Елену Федоровну. Оказалось, она не сводит с него глаз. Директриса едва заметно кивнула, и Зверев тоже поднял руку вверх.

– Отлично, – удовлетворенно кивнул Василий Глебович. – Я и представить не мог, что вас так много. Давайте-ка посмотрим, кто на что способен.

Он протянул руку к одному из горнов и сжал пальцы в кулак. Угли в давно погасшем очаге мгновенно раскалились, пару секунд спустя показались язычки пламени.

– Ого! – выдохнул кто-то. – Так быстро?!

Василий Глебович разжал пальцы, и огонь тут же погас.

– Вы и должны призывать огонь мгновенно – для самозащиты или нападения. Встаньте каждый к очагу и попытайтесь повторить, – предложил Чернокнижец ученикам.

Ребята рассредоточились по кузнице, каждый встал напротив холодного горна.

– Попробуйте не только разжечь пламя, но и погасить его.

– А что делать тем, кто не умеет пыхать огнем? – недовольно осведомилась Милана Поветруля.

– Тех, у кого другие таланты, прошу немного потерпеть. Я обязательно займусь вами в индивидуальном порядке. Сейчас время огнеметателей. И рекомендую хранить молчание. Начнете болтать и сбивать с толку остальных, придется попросить вас из кузницы.

Милана скорчила недовольную мину, но промолчала, поскольку ей очень хотелось понаблюдать за огненными экспериментами. Остальные тоже притихли.

– Итак, – хлопнул в ладоши Василий Глебович. – Приготовились! Расслабились. Глубокий вдох и полная сосредоточенность. Многие из вас уже творили огонь в пылу сражения или в момент сильного волнения. В такие моменты мы совершенно не контролируем себя, и пламя вспыхивает само собой… Но в спокойном состоянии мы не можем призвать пламя. Знакомо?

Почти все ученики, стоявшие у горнов, в том числе и Тимофей, закивали, соглашаясь.

– Ваша задача – научиться призывать огонь не напрягаясь, не задумываясь, по первому желанию. Закройте глаза, прислушайтесь к биению своего сердца. Это ваш маленький ядерный реактор, который порождает энергию. Представьте небольшой взрыв внутри себя… Энергия заполняет все тело, устремляется в плечи, руки, к самым кончикам пальцев. Резкий выпад – и вуаля!

Двое мальчишек резко вскинули руки, и в очагах с треском вспыхнуло пламя. Остальные восхищенно заахали, но тут же притихли под строгим взглядом старика. Еще несколько девушек направили свою энергию в холодные горны, но пламя не показалось, – от углей лишь пошел сизый дымок.

– У кого не получилось – не отчаивайтесь. – Василий Глебович прохаживался между горнами, наблюдая за учениками. – Пробуйте еще раз и еще, пока не получится.

Еще в нескольких очагах заплясали язычки огня, из других шел дым.

Тимофей послушно закрыл глаза и попытался сосредоточиться, как учил Чернокнижец, но у него ничего не выходило. Он и к сердцу прислушивался, хотя ударов особо не ощущал, и пытался представить, как из его руки выстреливает огонь, но ничего не помогало.

– Ну а ты чего стесняешься? – приблизился к нему Василий Глебович. – Не получается?

– Нет, – покачал головой Тимофей. – По-вашему…

– Забавно, – протянул старик. – Ну, если не получается по-моему, так сделай по-своему. Главное – результат.

– Хорошо.

Тимофей расправил плечи и встряхнул руками. Затем глубоко вздохнул и просто вытянул правую руку вперед.

С кончиков его пальцем сорвалось сразу пять струй пламени. Они ударили в старый очаг, раздался оглушительный хлопок, и яркое пламя изумрудно-зеленого цвета с ревом взметнулось к потолку. Послышались испуганные крики, Тимофея отбросило назад. Сам Василий Глебович едва удержался на ногах. Все кинулись подальше от огня, кое-кто даже спрятался под верстаки. А изумрудное пламя выплеснулось из очага и принялось жадно лизать стены кузницы, поднимаясь все выше и выше.

– Самое время научиться тушить огонь! – крикнула Елена Федоровна. – Кто-нибудь умеет это делать?!

Ученики замахали руками, но изумрудное пламя продолжало разрастаться. Усилия юных заклинателей ни к чему не привели.

Василий Глебович бросился к пылающему горну, вскинул обе руки, но пламя и не думало уменьшаться. Тогда старик выкрикнул длинное замысловатое заклинание, и языки огня внезапно оторвались от очага и с хлопком растворились в воздухе под самым потолком.

Василий Глебович повернулся к ученикам, вытирая взмокший лоб рукой.

– Все целы? – осведомилась Елена Федоровна.

Ученики сгрудились в центре кузницы, поглядывая друг на друга. Некоторые выглядели очень испуганными, но сильно, к счастью, никто не пострадал.

– С огнем на сегодня закончили, – как ни в чем не бывало сказал Василий Глебович. – К технике тушения вернемся в следующий раз. Как я понял, поджигать вы умеете, а вот с устранением последствий у вас некоторые проблемы.

Милана Поветруля покосилась на притихшего Тимофея. Пока Василий Глебович просил выйти вперед ребят, способных создавать воду из воздуха, она приблизилась к Звереву и вполголоса произнесла:

– Что еще ты скрываешь, Зверев?

– О чем ты? – нахмурился Тимофей.

– Зеленое пламя… Думаешь, я ничего об этом не знаю? Мы, заклинатели, читали о нем на занятиях. «Ведьмин огонь»! Создавать его способны лишь самые сильные чернокнижники, а ты к ним точно не относишься, если только не скрываешь правду о всех своих способностях. Уверена, не только мне пришли в голову такие мысли.

– Я не понимаю, к чему ты клонишь, – ответил парень. – Думай, о чем тебе заблагорассудится.

– Ну-ну, можешь и дальше притворяться простачком, – надменно усмехнулась Милана. – Только рано или поздно тебя выведут на чистую воду.

В этот момент на плечо Тимофея легла чья-то рука. Милана тут же стушевалась и отошла в сторону. Зверев обернулся и увидел перед собой Елену Федоровну.

– Пойдем поговорим, – предложила директриса. – У меня в кабинете.

Тимофей молча кивнул и зашагал к двери, а Елена Федоровна обернулась перед тем, как выйти из кузницы.

– Продолжайте занятия. А я пройдусь с Тимофеем до его группы. Василий Глебович, надеюсь, вы успеете еще позаниматься с пользой для дела.

– О, даже не сомневайтесь, – усмехнулся старик.

Пока они шли к административному корпусу, Елена Федоровна не проронила ни слова, и от этого Тимофею стало совсем неуютно.

Он и сам испугался не на шутку, когда увидел зеленое пламя. Такого с ним еще не бывало. А судя по выражению на лицах заклинателей, они и правда знали, что означает зеленый огонь, хоть никто, кроме Поветрули, не заикнулся об этом.

Директриса тоже знала. А иначе с чего бы она потащила его к себе в кабинет?

Они вошли в административный корпус и, пройдя коридор, стены которого были увешаны портретами прежних директоров и учителей, добрались до кабинета Елены Федоровны. Войдя, Зверев сел на свободный стул, а директриса опустилась в свое кресло и положила руки на письменный стол.

Она хмуро взглянула на Тимофея, и он невольно выпрямился.

– Итак, «Ведьмин огонь», – спокойно произнесла она. Тимофей поперхнулся. – Тим, меня очень тревожат твои растущие способности. Еще совсем недавно ты ничем не отличался от обычного человека. Гораздо слабее любого Первородного, не обладающий никакими способностями, кроме фантастического невезения и криминальных повадок. Но все меняется очень быстро. Ты становишься сильнее и выносливее. Сильнее других. Пришла способность призывать пламя… А теперь еще и это… Как давно ты можешь создавать «Ведьмин огонь»?

– Я узнал об этом только что, как и вы, – честно признался Тимофей. – Для меня это такой же сюрприз, как и для всех остальных.

– Ты знаешь, что это за огонь?

– Не совсем… Но догадываюсь.

– «Ведьмин огонь» – особое пламя, которое применяется при самых черных и опасных ритуалах. Создавать его могут лишь сильнейшие колдуны и ведьмы… Ну и еще Огненные волки, но только самого высокого ранга. Самые чистокровные, близкие к линии самого Дракона. Мы знаем, что твой отец был Огненным волком. И, похоже, не из низших родовых семейств. Мне подумать страшно, чьим сыном ты можешь быть… Скажи, твой истинный отец не пытался выйти с тобой на связь?

Тимофей прекрасно знал, что эту тайну следует хранить как зеницу ока.

– Нет, – ответил он, не моргнув глазом.

– А твои друзья в курсе твоей необычной родословной?

Тимофей покачал головой:

– Но они и не особо интересуются. Для них я сын какого-то колдуна, с которым когда-то встречалась моя мать. Я как-то пытался рассказать Димке правду, но у него голова забита только Кариной. Подозреваю, что половину того, что я говорю, он пропускает мимо ушей.

Елена Федоровна едва заметно улыбнулась и слегка расслабилась.

– Думаю, не стоит им рассказывать, – сказала она. – Многие ребята сейчас и так напуганы грядущим, опасаются нашествия волков… Если кто-то узнает, что ты – сын Огненного волка, у тебя могут возникнуть проблемы. В нашей академии есть ученики, пострадавшие от них. У кого-то волки убили родных, другим навредили какими-то другими способами.

Тимофей тут же вспомнил историю Стаса и Алисы.

– Поэтому им лучше ничего не знать, – решила Елена Федоровна. – Храни этот секрет.

– Хорошо. Постараюсь.

– Но я волнуюсь не только из-за этого. Вы – наша последняя надежда. Молодое поколение Первородных, наделенное особыми силами. Саяна и ее пособники уже похитили нескольких наших ребят либо переманили на свою сторону. С некоторыми ты даже знаком…

– Вы о Вещих Сестрах?

– О них. Теперь еще и Дарья Киселева перешла на сторону огненной ведьмы… Уж не знаю, чем она их там заманивает. Вот почему я прошу тебя и твоих друзей соблюдать осторожность. Будьте бдительны, присматривайте за другими учениками. Если эта ведьма снова объявится в окрестностях «Пандемониума», сразу сообщите нам об этом. Мы не можем допустить, чтобы еще кто-то предал своих друзей и родных, встав на путь зла. Тебе это понятно?

Тимофей молча кивнул.

Первородные постоянно обвиняли Огненных волков во всех смертных грехах. Но и Волки не переставали говорить о злодеяниях Королевского Зодиака. Тимофей изо всех сил старался не принимать ничью сторону, и пока ему это удавалось. Он общался с Альфом, Вернером, Алексеем Корфом, и они ему нравились. Возможно, с обеих сторон были и хорошие, и плохие люди. Нельзя же всех грести под одну гребенку! Родители Стаса и Алисы погибли от рук Огненных волков. Но родителей Альфа и Вернера убили светлые Первородные. Кто из них прав, а кто виноват? От всего этого голова шла кругом.

– Хорошо, что ты меня понимаешь. Кстати, не пропусти обед, – с улыбкой произнесла директриса, постучав пальцем по своим изящным наручным часикам. – Сегодня наши повара превзошли самих себя.

Затем Елена Федоровна подошла к двери кабинета и открыла ее, давая понять, что аудиенция закончилась. Тимофей попрощался и отправился в столовую.

4

Отличный выйдет заголовок!

Время Темных охотников

Следователь Владимир Мезенцев остановил машину у обочины проселочной дороги. С обеих сторон ее обступали старые, замшелые деревья и буйно разросшиеся кустарники. Шериф обязательно проехал бы мимо этого места, если бы не скопление машин у самой кромки леса. Полиция, «скорая помощь», выездная криминалистическая лаборатория. В окрестностях Клыково снова произошло преступление из ряда вон. В этом можно было даже не сомневаться.

Полчаса назад ему позвонил Борис Макарский. Голос старика звучал очень странно, будто он сильно потрясен и напуган. Оказалось, ранним утром кто-то из местных жителей обнаружил в лесу неподалеку от города нечто ужасное.

– Мы с Виктором уже на месте, – сдержанно сообщил Макарский. – Находка страшная… А тот, кто нашел, толком ничего сказать не может. Истерика у него, врачи укол успокоительного сделали. Сейчас сидит в машине «скорой помощи» и наотрез отказывается выходить…

Шериф вылез из машины и углубился в лес, разводя руками влажные лапы елей. Вскоре он увидел сотрудников своего полицейского участка. Место преступления огородили желтыми предупредительными лентами, они яростно трепыхались от ветра. Бригада судмедэкспертов, ежась, несмотря на теплые куртки, делала свою работу, а Макарский и Виктор Шилов, молодой помощник шерифа, молча за ними наблюдали.

– Что тут у вас? – спросил Мезенцев, приближаясь. Ноги утопали во влажной листве, брючины внизу мгновенно промокли.

– Человек, – тихо ответил Макарский, вздрагивая на прохладном ветру. – Без кожи.

– Жесть, шериф! – добавил Виктор. – Я никогда в жизни такого не видел…

– В смысле?! – не понял Мезенцев.



– Его освежевали, словно баранью тушу, – сдержанно пояснил пожилой полицейский. – Медведь постарался, думаю. Или волки снова к городу подошли…

– В Клыково уже подобное случалось?

– Всякое бывало, – пожал плечами Макарский. – Я пока во главе полицейского участка стоял, и охотники по ошибке друг друга стреляли, и хищники озорничали. Но такое вижу впервые. На нем кожи совсем не осталось, ни единого лоскута.

Мезенцев старался не смотреть на тело, лежащее неподалеку под плотным куском брезента.

– Погибший был охотником? – морщась, спросил он.

– Пока не знаем, – пожал плечами Виктор. – При нем же ничего не нашли… А одежду обнаружили на поляне в нескольких метрах отсюда.

– Постойте… – обернулся к коллегам шериф. – Он что, был раздет? Снял с себя одежду, чтобы прогуляться по лесу голышом?

– Может, зверь его сюда притащил? – предположил Виктор. – Или зверей было несколько?

– Слишком далеко, – тут же возразил Макарский. – Да и вещи уж больно аккуратно сложены. Не разорваны, не в крови… Сам он разделся, это точно.

– Ночью шел дождь, – напомнил ему шериф. – Да и слишком прохладно, чтобы голяком разгуливать. Зима не за горами.

– Странно все это, – пробормотал Виктор, наблюдая, как тело укладывают на носилки.

– Ага, – согласился Борис Макарский. – Но дело такое, шериф… Если это и правда медведь виноват, надо облаву устраивать. Любая дикая зверюга, однажды попробовав человеческой крови, обязательно нападет снова. Необходимо застрелить людоеда, пока он еще кого-нибудь не задрал. Придется егерей из областного центра в помощь привлекать, у нас самих просто людей не хватит.

– Сначала попытаемся понять, с чем имеем дело, – задумчиво ответил Мезенцев. – А потом уже и решения будем принимать. Свидетель может еще что-то сообщить?

– Сейчас узнаем.

Виктор отправился к машине «скорой помощи», чтобы узнать о самочувствии свидетеля, в это время Владимир вдруг услышал треск веток у себя за спиной.

На поляну, игнорируя предупредительные ленты, вышли еще двое. Шериф оглянулся и устало вздохнул. Одного из подошедших он хорошо знал, это был журналист Влад Пивоваров. Второй, парень лет двадцати с небольшим, выглядел так, словно его сейчас стошнит. Он пугливо озирался по сторонам, а когда увидел носилки с черным пластиковым мешком, стал одного цвета с пожухлой травой у себя под ногами.

– Доброе утро, шериф, – бодро поздоровался Пивоваров, поплотнее запахивая дорогое пальто. – Что у вас здесь? Новое дело?

– Никакое оно не доброе, – хмуро буркнул Борис Макарский. – И вообще, кто вам разрешил здесь находиться?

– Да ладно, не бухти, старик, – отмахнулся Влад, озираясь по сторонам. Его цепкий взгляд замечал малейшие детали.

– Ты откуда здесь взялся? – недовольно спросил шериф.

Развязное поведение журналиста напрягало всех. Пивоваров любил повторять, что наглость – второе счастье, и всегда действовал по этому принципу.

– Решил позавтракать в «Одноглазом валете», пришел в кафе с утра пораньше, а там уже вовсю трещат о теле, которое нашли в лесу, – пояснил журналист. – Естественно, я не мог пропустить сенсацию.

– А это кто с тобой? – кивнул на позеленевшего парня Борис Макарский.

– Герман Подольский, – представил молодого коллегу Влад. – Наш стажер. Редактор отдал его мне в помощь, а я считаю, что ему полезно узнать все аспекты работы журналиста, – не только светскую хронику, но и криминал.

– Ужас, – сдавленно выдохнул Герман. – Уголовная хроника – ни за что… И вообще, можно, я подальше отойду?

– Можно, – хохотнул Пивоваров, и парень поспешно ретировался за ближайшие кусты.

Судя по звукам, недавний завтрак просился обратно.

– Так что у вас здесь? – уже спокойнее поинтересовался Пивоваров.

– Ты же не думаешь, что я сейчас с тобой откровенничать начну? – возмущенно взглянул на него Мезенцев. – Никаких статей и интервью, пока дело не прояснится!

– Деревня, – вздохнул Пивоваров. – В Санкт-Эринбурге журналисты пишут абсолютно обо всем. Репортеров много, поэтому каждая острая новость становится настоящим объектом охоты! Чем страшнее события, тем лучше для рейтингов изданий. А у вас тут… Рецепт блинов от тети Клуши готовы на первой полосе газеты разместить!

– Зато все тихо и спокойно, – сказал ему Макарский. – Никакой паники среди населения. К чему людей будоражить?

– Да как же, тихо и спокойно, – ехидно усмехнулся Пивоваров. – Такое творится, что волосы дыбом. Теперь вот с кого-то кожу содрали… Как считаешь, шериф, это имеет отношение к тем делам, о которых мы с тобой недавно говорили?

– Пока будем считать, что поработал дикий зверь, – уклончиво ответил Мезенцев, покосившись в сторону Макарского и Шилова. – И ничего больше. Можешь так и написать в своей газете.

– Хорошо, – с готовностью кивнул Влад. – Напишем, чтобы панику не поднимать. Только вот эти отпечатки… Они ведь совсем не медвежьи. – Он ткнул пальцем в кровавые следы на месте происшествия.

– Разбираешься в звериных следах? – недоверчиво спросил Борис Макарский.

– Мой дядя работал в зоопарке, в детстве я часто ходил к нему в гости.

– И чей же этот след? – недовольно буркнул Макарский.

Владимир Мезенцев присмотрелся к примятой траве и островкам влажной земли. Странно, но человеческих следов он здесь не видел вовсе. Только звериные. На рыхлой почве отпечаталось несколько следов больших когтистых лап, напоминающих кошачьи. Были видны и другие, больше похожие на…

– Здесь будто огромная крыса побывала, – сказал вдруг Виктор Шилов. – У меня в сарае иногда такие появляются, но только маленькие. А эта, должно быть, размером с лошадь!

– Огромная крыса освежевала человека? – расхохотался Пивоваров. – Отличный выйдет заголовок для статьи!

– Что-то ты чересчур весел, – гневно сказал ему Борис Макарский. Пожилой полицейский не скрывал своей неприязни к настырному журналисту. – Здесь человека убили, а тебе лишь бы веселиться. Шел бы ты отсюда подальше, папарацци, и стажера своего прихвати, пока он нам всю поляну не заблевал. Не мешайте нам работать!

– Понял, понял, старик, – миролюбиво кивнул Влад. – Уже уходим.

Он окликнул Германа по имени, и тот вышел из-за кустов, вытирая рот ладонью.

Журналисты вместе зашагали к красной спортивной машине Пивоварова. Борис проводил их прищуренным взглядом.

– Раздражает меня этот типчик. – Старик плюнул вдогонку журналисту. – С самого своего первого дня в Клыково… Только и делает, что повсюду сует свой длинный нос!

– Работа у него такая, – вздохнул шериф. – Но иногда он задает правильные вопросы. Полиции с прессой лучше не ссориться, Борис. Его помощь может нам пригодиться.

– Когда это вы с ним успели подружиться? – недовольно спросил Макарский Мезенцева.

– Сам знаешь, – ответил Владимир. – Он мне жизнь спас, и я благодарен ему за это. Но согласен, что он – самый несносный тип из всех, кого я знаю.

– Да об этом все в курсе! – хохотнул Виктор Шилов. – Пивоваров – та еще заноза в…

– Держитесь от него подальше, – злобно произнес Борис Макарский. – Помяните мое слово, этот городской хлыщ еще доставит нам неприятности.

– Не сомневаюсь, что так оно и случится, – согласился шериф. – Но пока он мне полезен, а значит, буду держать его поблизости.

И они вернулись к осмотру места происшествия.

5

Шепот в моей голове

Время Темных охотников

Вечером после занятий в академии Тимофей и Лиза отправились в «Одноглазый валет». Они договорились посидеть здесь с друзьями, но, переступив порог кафе, увидели лишь Луизу с Германом и Карину с Димкой. Устроившись за стойкой бара, они о чем-то беседовали с Тарасом Стахеевым. Бармен отошел на кухню, когда Тимофей и Лиза подошли к ребятам.

– А где остальные? – спросил Тимофей. – Они не придут?

– Кто знает? – пожала плечами Луиза. – Женя с Альфом отправились в кино, а Стас с Алисой торчат в библиотеке. Я звала их, но у них сегодня заседание книжного клуба. Снова обсуждают с девчонками прочитанные за неделю книжки.

– Меньше народа, больше кислорода, – отмахнулся Димка. – Так что, сядем за самый большой стол?

Остальные поддержали его предложение. Ребята отправились к дальнему окну, у которого стояли широкие столы для больших компаний.

– Как ты? – взглянула на Лизу Карина. – Приходишь в себя после встречи с матерью?

– Сложно сказать, – вздохнула Зверева. – Думаю, все это еще долго будет мне сниться в ночных кошмарах. Я столько лет мечтала об этой встрече, но никак не ожидала, что она окажется такой жуткой.

– Забудь, – посоветовал ей Димка. – Ты никогда не знала Клариссу, а теперь ее больше нет. К чему забивать себе голову?

– Легко тебе говорить! – напустилась на парня Луиза. – Был бы ты сам на месте Лизы, что тогда?

– Забил бы! – твердо заявил Димка. – Одна из самых положительных моих черт – я никогда ни о чем долго не думаю!

– Это верно, – подтвердил Тимофей. – Самым долговременным его проектом был Стас. К счастью, Димыч завязал с мелкими и крупными пакостями. И слава богу, потому что обычно жертвой вместо Стаса становился я.

– Я уже извинился за это, – тут же вставил Трофимов. – И не раз! Как можно быть таким злопамятным?

– Скажи это моим многочисленным синякам.

Девушки рассмеялись.

– А как твоя мама? – повернулся к Луизе Герман.

Соловьева на миг застыла, словно собираясь с мыслями, затем как-то странно покосилась в сторону Тимофея.

– Без изменений, – откашлявшись, ответила она. – Бабушка договорилась о ее переводе в больницу Санкт-Эринбурга… Вчера ее и перевезли.

– Надеюсь, с ней все будет в порядке, – искренне сказал Тимофей.

– Я тоже, – кивнула Луиза. – Кстати, что это ты учинил сегодня на практических занятиях? – Казалось, она была рада переменить тему разговора. – Милана Поветруля всей академии разболтала, что ты призвал «Ведьмин огонь»!

– Ого! – вытаращила глаза Карина. – Как это тебе удалось?

– Да если бы я знал, – поморщился Тимофей.

– Ты давай поосторожнее с этими делами, – предупредил Димка. – Если снова устроишь пожар в нашей комнате, спать будешь в ванной!

– Тогда все вышло случайно! Как и сегодня в кузнице. Я сам не знаю, как это получается, – развел руками Зверев.

– Даже страшновато как-то, – поежилась Луиза, и Герман с улыбкой обнял ее за плечи.

Недавно выяснилось, что он тоже из Первородных, и теперь ребята могли обсуждать при нем запретные темы.

– У тебя впечатляющие способности, – улыбнулась Тимофею Лиза. – И очень полезные. Вот недавно напали на нас Вещие Сестры, – вспомнила она, – и Тим подпалил им хвосты. Надеюсь, больше не сунутся. А еще эта история с Дашей Киселевой… Только огонь и сбил с нее спесь.

– Я не понимаю этих девчонок, – призналась Карина. – Что творится у них в головах?! Бросить академию и примкнуть к Огненным волкам! Предать всех нас!

– Они сделали свой выбор, – пожала плечами Луиза. – Если они изначально вели родословную от темных Первородных, рано или поздно это должно было произойти.

– Мы тоже из темных, – напомнила ей Карина. – Но это не значит, что я предам вас и перейду на сторону врага. У меня от друзей даже никаких секретов нет…

Тимофей ощутил нечто вроде угрызений совести. Он-то многое скрывал от друзей, не договаривал. Но он был не готов рассказать всю правду о своем истинном отце.

– Хотя… – спохватилась вдруг Карина. – Есть нечто, о чем я никогда не говорила. Но это потому, что я сама не знаю, что со мной происходит.

– О чем ты? – забеспокоился Димка.

– Мы все из Первородных, так? И наша сила постоянно растет. У вас бывает ощущение, будто кто-то хочет связаться с вами?

У ребят широко распахнулись глаза, все заинтригованно уставились на Карину.

– Иногда мне кажется, будто я слышу кого-то, – проговорила девушка, тщательно подбирая слова. – Какой-то странный шепот, похожий на дуновение ветра. Иногда мне кажется, что он складывается в обрывки фраз, но я не могу разобрать слова. Потом все прекращается… И через какое-то время начинается вновь.

– А с преподавателями ты об этом говорила? – спросила Луиза.

– Нет… Но, думаю, придется. Потому что странный шепот в моей голове становится все громче и яснее. Я думала, может, и у вас нечто подобное…

– Точно нет, – покачал головой Димка.

– И я ничего не слышу, – призналась Луиза.

– У меня вообще особых способностей нет, – признался Герман. – Наша кровная линия одна из самых слабых. А ты, Тимофей?

Зверев молча покачал головой. Все взглянули на Лизу.

– Шепот я не слышу, – задумчиво призналась Зверева. – Но есть нечто другое… Я вижу картины.

– Что?! – вытаращила глаза Карина. – Какие еще картины?

– Не те, что висят в галерее нашего музея, – рассмеялась Лиза. – Я просто не так выразилась. В моей памяти иногда всплывают странные вещи. Информация, видения, обрывки воспоминаний… Только все это не мое. Я никогда не видела тех людей, не бывала в тех местах, не могу знать этих вещей. Иногда мне даже кажется, что я начинаю сходить с ума.

– И когда это началось? – нахмурился Тимофей.

– После случившегося в музее. Буквально на следующий же день.

– Почему ты раньше об этом не говорила?

– Не знаю, – пожала плечами Лиза. – Может, и не сказала бы, если бы Карина не начала этот разговор. Думаете, мне пора сдаваться в психушку?

– Твоей сестрице точно пора, – сказал Димка. – Но на твой счет я не уверен. В жизни не встречал более спокойного и адекватного человека.

– Спасибо, – улыбнулась Лиза.

– Поговори с отцом, – посоветовал Тимофей. – Возможно, он поможет.

– Поговорю, когда останемся с ним наедине, – пообещала девушка. – В последнее время у него столько хлопот… Он практически не бывает дома. Приходит поздно, а уходит рано утром. Я его практически не вижу…

Вскоре Тарас принес заказанные блюда, и все принялись за еду.

– А вы слышали о том, что случилось в лесу? – вспомнила Луиза.

Герман слегка побледнел.

– Это не застольный разговор, – сказал он. – Мы же едим.

– А что стряслось? – полюбопытствовала Карина, не обращая на него внимания.

– Говорят, нашли человека с содранной кожей!

– Ой… – Димка громко сглотнул. – Действительно, за ужином такое лучше не обсуждать.

– Жаль, нам нельзя написать об этом статью, – не унималась Соловьева.

– Пивоваров сам напишет, утром мы с ним ходили на место происшествия, – сообщил Герман.

– И что вы там видели?

– Не стоит вам знать подробности, – улыбнулся Луизе Герман. – Любопытной Варваре на базаре нос оторвали.

– Не хочешь, не говори, – пихнула его в бок Луиза. – Все равно рано или поздно станет известно.

– Полиция считает, что поработали дикие звери, так что расследовать тут нечего, – успокоил остальных Герман. – В вашей школьной газете об этом упоминать точно не нужно.

– Завтра встречаемся с Владом Пивоваровым, вот обо всем и расспросим, – предложила Карина.

– Да он сам ничего не знает! Полиция сегодня попросту выгнала нас вон.

Посидев еще немного, Герман с Луизой попрощались и ушли. Затем засобирались и Димка с Кариной.

– Придешь в общежитие поздно, мне не звони, – напоследок сказал Трофимов Тимофею. – Я не пойду на первый этаж открывать для тебя окно!

– Тогда в комнате не закрывай на защелку, я поднимусь по дереву, – буркнул Тимофей.

Карина и Лиза захихикали, представив эту картину.

После этого Тимофей и Лиза остались наедине. Расплатившись с Тарасом, они отправились в особняк Зверевых. Тимофей решил проводить Лизу, а уж затем вернуться в академию.

– А чем так занят отец, что не бывает дома? – поинтересовался он, когда они вышли из кафе. – Пропадает на киностудии?

– Думаю, не только, – с улыбкой призналась Лиза. – Не знаю, хорошо это или плохо… Но я часто вижу его в нашем музее. Он приходит в гости к Алене Александровне, и они много времени проводят вместе.

– Зачем? – удивился Тимофей.

– Мне кажется, между ними что-то происходит.

– Что?! Он опять за старое?

– Видел бы ты, как бесится Анфиса. Они так скандалят, что слышно на весь особняк.

– И насколько у них с Сухоруковой все серьезно?

– Кто знает? – пожала плечами Лиза. – Это не нашего ума дело. Взрослые сами разберутся.

– Анфиса, конечно, не подарок. Она меня на дух не переносит, как и я ее… Но от отца я такого не ожидал. Он женат уже третий раз, давно пора угомониться.

– Еще неизвестно, как мы сами будем себя вести в их возрасте. Интересно, сколько жен будет у тебя?

Тимофей с улыбкой привлек ее к себе:

– А может, я однолюб?

– Хочется в это верить. – В глазах Лизы заплясали озорные искорки.

Он мягко привлек ее к себе и поцеловал. Лиза обхватила его лицо ладонями и поцеловала в ответ. В этот момент начал моросить дождь, но они не обращали на него внимания. Целовались сначала робко, едва касаясь губами, затем осмелев. Тимофей все крепче прижимал Лизу к себе. И она вдруг ощутила исходящий от него жар. Девушка мягко отстранилась, удивленно глядя на него.

– Что? – не понял Тимофей.

На его коже с шипением начала испаряться влага, показался пар. Парень тут же испуганно отскочил подальше. А Лиза, не сдержавшись, рассмеялась.

– Кажется, мне надо немного остыть, – смущенно произнес Тимофей.

– Твоя одежда теперь не загорается?

– Мне полностью поменяли гардероб. Даже кроссовки из несгораемого материала. Лишь бы тебя не обжечь…

– Приноровимся, – со смехом пообещала ему Лиза.

– Надеюсь, что со временем научусь справляться с этим, – кивнул Тимофей.

Дождь становился сильнее. Они взбежали на крыльцо особняка Зверевых, освещенное уличными фонарями, и, скрывшись от дождевых струй, снова начали целоваться. Тимофей мельком заметил огонек камеры слежения, установленной под самым козырьком крыши. После недавнего нападения на дом Егор понатыкал камер где только можно. Они фиксировали все происходящее во дворе, но Тимофей и Лиза не обращали на них внимания. Они оторвались друг от друга только тогда, когда Тимофей снова стал таким горячим, что Лиза не могла больше терпеть.

Она громко прыснула, и Тимофей снова смутился.

– Хватит потешаться надо мной!

– Ну что ты, это так мило. Зато я знаю, что ты не притворяешься, – рассмеялась Лиза.

– Разве я могу с тобой притворяться? – хмыкнул Зверев.

Он поцеловал ее на прощание, а затем сбежал с крыльца и припустил в сторону академии. Вода с шипением испарялась с его кожи, от парня валил пар, но вскоре все прекратилось.

– Напиши мне, как доберешься до общежития! – крикнула ему вдогонку Лиза.

– Хорошо, – донесся издалека ответ.

Лиза с мечтательной улыбкой вошла в темный особняк.

Тимофей нравился ей все больше. Она даже не представляла, как раньше могла жить без него, без его шуток и знаков внимания. Она даже думать не хотела, что будет, если они вдруг расстанутся. Нет, об этом лучше даже не задумываться!

Она сняла мокрую куртку, встряхнула ее и повесила на крючок в прихожей. В этот момент на лестнице, ведущей на второй этаж, тихо скрипнула ступень. Лиза обернулась и увидела Егора Зверева. Отец стоял в домашнем халате и шлепанцах, с кружкой горячего чая в руке.

– Прости, не хотел тебя пугать. Тимофей уже ушел? – спросил он с легкой улыбкой.

– Ему завтра рано вставать.

– В последнее время мы так мало общаемся, – произнес Егор. – Мне не хватает вас, ребята. Может, как-нибудь поужинаем вместе? С тобой и Тимофеем? Скоро и Оксана вернется. Этому дому недостает простого человеческого тепла. Пора что-то менять.

– Я с удовольствием, – тут же согласилась Лиза. – Да и Тимофей, думаю, не станет возражать.

– Я рад, что у вас с Тимом все хорошо. Вы друг другу подходите.

– Спасибо, – ляпнула Лиза первое, что пришло на ум.

Отец тихо усмехнулся и отправился наверх, в свой рабочий кабинет.

Лиза тоже хотела подняться в свою комнату, но тут поняла, что чашка горячего чая и ей не помешает. Утруждать горничную она не любила, поэтому отправилась в кухню сама.

В темной гостиной кто-то тихо хмыкнул.

– Ну прямо семейная идиллия.

– Ирина?! – вздрогнула Лиза.

Хлопнув по выключателю, она включила большую люстру на потолке, и в гостиной вспыхнул яркий свет. На диване, щурясь, сидела Ирина Зверева. На ней было длинное темное платье, напоминающее змеиную кожу, длинные темные волосы свободно лежали по плечам.

Ирина буравила сестру недобрым взглядом.

– Ты что сидишь в темноте? – спросила Лиза.

– А может, не хочу, чтобы меня кто-то видел? Зато сама я увидела немало интересного. Как вы целовались на террасе, позабыв про всякий стыд. – Она кивнула в сторону большого окна, за которым горели желтые фонари. – Хотя о чем это я? Если даже отец спутался с этой музейной крысой, позабыв о законной жене, что уж говорить о тебе и Тимофее?

– Странно слышать это от тебя. Ты никогда особой нравственностью не отличалась.

– По крайней мере я никого не обманываю и всегда говорю людям правду в лицо. За это меня и не любят. Я не путаюсь с парнями, у которых есть девушки, не путаюсь со своим сводным братом!

– Начинается, – устало вздохнула Лиза. – Зря я с тобой заговорила.

– Конечно. К чему со мной разговаривать? Я ведь в этой семье отщепенка. Меня все ненавидят, вот я и стараюсь поменьше попадаться вам на глаза.

– Согласись, поводов для ненависти хватает, – буркнула Лиза.

– Но с твоим появлением их стало еще больше! Так у вас с Тимофеем все серьезно?

– Почему тебя это так сильно интересует?

– Я думала, что это лишь мимолетное увлечение. Легкий флирт с симпатичным парнем. Но тебя, похоже, понесло. Забыла обо всем на свете?

– Ты ведь встречаешься с Олегом Дубровским. – Лиза с вызовом скрестила руки на груди. – И ни у кого это не вызывает вопросов.

– Олега не арестовывали за кражи и хулиганство. Он не якшается с закоренелыми преступниками. И не является моим однофамильцем. – Ирина нервно усмехнулась. – К тому же мы не встречаемся. Больше нет.

– Вот как? – удивилась Лиза. Это было неожиданно. – Почему же вы расстались?

– Он сказал, что у меня несносный характер. – Ирина снова невесело усмехнулась. – Слишком многие в последнее время мне это говорят. Может, со мной и правда что-то не то… Или со всеми вами? Ладно, спокойной ночи.

Она поднялась с дивана и нетвердой походкой прошествовала мимо Лизы.

Та удивленно наблюдала, как сестра, понурив голову, опустив плечи, поднимается на второй этаж. Сейчас Ирина вызывала жалость, несмотря на все гадости, которые она постоянно делала и говорила домочадцам. Кажется, Ирина в последнее время и правда как-то изменилась. Может, это разрыв с Олегом на нее так подействовал?

Сестра никогда не откровенничала с ней, а тут еще и пожелала спокойной ночи. Определенно, с ней что-то творилось. Неужели Ирина Зверева способна стать нормальным человеком?

6

Список приглашенных

Время Темных охотников

Женя Степанова неоднократно ловила себя на мысли, что с тех пор, как она начала встречаться с Альфом, учеба перестала ее интересовать. Она хорошо понимала, что это неправильно, и всеми силами старалась взять себя в руки, но пока у нее это плохо получалось.

На уроках и практических занятиях, когда другие читали учебники, ее рука сама тянулась к телефону. А вдруг Альф ей что-то написал? Из-за этого она не могла сосредоточиться даже на занятиях «Оракулов», а ведь у нее это была одна из основных дисциплин.

– Женя, я тебя решительно не узнаю! – негодующе сказала ей Кассандра Артуровна на очередном уроке. – Чем забита твоя голова? Явно не предсказаниями и чтением звездного неба!

– Простите, отвлеклась, – опустила голову Женя. – Я обязательно исправлюсь.

– Хорошо бы! – строго кивнула преподавательница. – Кстати, это всех касается! Господа, скоро вас ждет очень интересная встреча! Так что советую не расслабляться, а полностью посвятить себя учебе.

– Что за встреча? – тут же оживился Степан Лешеев, сидевший у окна.

В группе «Оракулов» он считался одним из самых способных мальчиков, и Кассандра Артуровна не скрывала, что любит его больше остальных мальчишек.

– Я познакомлю вас с самыми настоящими предсказателями, нашим старшим поколением, – торжественно пообещала учительница. – Думаю, вы останетесь довольны встречей. Старшие могут многому вас научить, но, конечно, надо сосредоточиться на получении знаний! Это понятно, Женя?

– Понятно, – тут же кивнула Степанова и снова отложила телефон в сторону.

«Оракулов» по-прежнему было одиннадцать, новичков в группе не добавилось. Дар предвидения у Первородных считался очень редким, поэтому преподаватели академии посвящали этим ребятам куда больше времени, чем всем остальным. Историю и мифологию «Оракулам» преподавали по усиленному курсу, ведь, чтобы предвидеть будущее, нужно неплохо знать прошлое и настоящее. От «Заклинателей», «Воинов» и «Зельеварителей» этого не требовали, они проходили общий курс.

Кассандра Артуровна вернулась к доске и принялась выводить мелом замысловатые формулы и обозначения небесных светил, а Женя снова стала думать об Альфе. Вечно небритый, смешливый, с взлохмаченными волосами, он так и стоял у нее перед глазами. Альф относился к тому типу парней – обаятельных хулиганов и оболтусов, – с которыми Женя, как правило, предпочитала не общаться. Но судьба, видимо, решила пошутить, раз они не только встретились, но и понравились друг другу.

Этим вечером Альф снова пригласил ее на прогулку, и она не смогла отказаться. Женя вздохнула и встряхнула головой. Нет, надо сосредоточиться на занятиях!

После звонка она запихнула учебники и справочники в сумку и направилась к выходу из лаборатории. В коридоре ее ждал Клим Поликутин. Парень сидел на подоконнике, скрестив ноги по-турецки, и сосредоточенно искал что-то в своем телефоне. Увидев Женю, он торопливо соскочил на пол и убрал мобильник в карман.

– Привет! – помахал рукой Клим. – Поговорим?

Женя быстро огляделась по сторонам. Остальные «Оракулы» ушли в столовую, в коридоре кроме них никого уже не было.

– Пойдем, – поманила она его за собой. – Ты обедал?

– Еще нет, – признался Клим.

– Тогда поговорим по пути в столовую. Надеюсь, никто не решит, что мы с тобой встречаемся.

– Почему тебя это беспокоит? Из-за Серафимы?

– Именно из-за нее.

– Но она здесь даже не учится.

– Зато учится ее двоюродная сестра, а мне неприятности с Симой не нужны.

Клим лишь закатил глаза. Они с Женей двинулись к выходу из корпуса.

– Кстати, я так и не поняла, из-за чего вы с Серафимой расстались? – спросила Степанова. – Она отличная девчонка, и я помню, как ты за ней бегал. И вдруг все так странно закончилось… Что у вас произошло?

– Я объяснил ей, почему мы расстаемся, – слегка помрачнел Клим. – Не хочу к этому возвращаться. Никого больше это не должно волновать.

– Объяснил ей, но не мне. А ты же знаешь, какая я любопытная!

– Знаю. Потому и обратился за помощью именно к тебе.

– Пока не пойму, что именно между вами произошло, не успокоюсь!

– Я не хочу об этом говорить! – с нажимом произнес парень.

Он толкнул дверь с такой силой, что та с грохотом ударилась о стену. Женя тут же переменила тему.

– Так с чего ты планируешь начать наше расследование? – спросила она.

– Хочу последить за Платоном Долмацким, – вполголоса ответил Поликутин. – Перед смертью отец рассказывал, что Платон вынудил своих молодых подопечных убить какую-то женщину. Платон со своей верной помощницей… Знать бы еще, о ком идет речь. Долмацкий много ездит по городу, встречается с людьми. Если проследить за ним, рано или поздно узнаем что-нибудь интересное. Может, поймем, о какой помощнице говорил отец, ведь Долмацкий должен встречаться с ней чаще, чем с другими. А если постараемся, вполне можем узнать что-то, что поможет его погубить.

– Погубить? – испугалась Женя. – А ты серьезно настроен…

– Платон Долмацкий виновен в смерти моего отца, – жестко сказал Клим. – И в гибели остальных членов Королевского Зодиака. С чего мне с ним церемониться? Я сейчас на все готов, лишь бы вычислить его слабое место… Именно туда и нанесу удар.

– Я никогда не слышала, чтобы моя бабушка говорила о Платоне, – напрягла память Женя. – Она ни разу его не упоминала, как близкого знакомого.

– Но они точно были знакомы. А раз она погибла… Значит, и ей было что скрывать. Как и моему отцу.

– Никогда бы не подумала, что бабушка может иметь отношение к убийству. – Женя нервно поежилась. – Что Змееносец придет за ней…

– Рыбы, Телец… Слышала о недавнем самоубийстве мэра? Я уверен, что никакой это не суицид. В Королевском Зодиаке состоят уважаемые и влиятельные люди. Мэр Белобров – Телец как пить дать!

– Думаешь, его тоже убил Змееносец? – шепотом спросила Женя. – Но почему полиция тогда не расследует это дело?

– Потому что его выдали за суицид, ежу понятно! Возможно, кто-то не хочет поднимать шумиху. Убийство мэра! Это вам не убийство одинокой бабушки на городском вокзале…

– Но если мэр действительно был Тельцом, тогда следующим станет…

– Близнецы. Кто бы это ни был. Именно за ним Змееносец придет в следующий раз.

У Жени по спине побежали мурашки.

– Но ведь все они члены Королевского Зодиака! – не сдержавшись, воскликнула она. – Как и Платон Долмацкий! Неужели никто из них ни о чем не догадывается?

– Тихо! – прошипел Клим, оглядевшись по сторонам. – Отец что-то подозревал, поэтому и погиб. Твоя бабушка хотела сбежать из города, но не успела… Все это взаимосвязано, понимаешь?! Поэтому мы и должны во всем разобраться. Понять, как Платон связан с Змееносцем. И отомстить за смерть наших родных!

– Понимаю, – согласилась Женя, хотя все равно не понимала, какое отношение имеет к этому отец Серафимы. Возможно, Клим ей что-то недоговаривал. – Давай так. Я начну искать информацию о семействе Долмацких, о прошлом Платона. Пошарю в библиотеке, поищу в интернете. Ну а ты начинай свою слежку. Завтра встретимся и обсудим план дальнейших действий.

Клим задумчиво кивнул и распахнул перед ней дверь столовой.

* * *

Очередное собрание молодых журналистов состоялось в редакции «Полуночного экспресса» сразу после окончания дневных занятий в академии. Присутствовали Карина и Димка, Алиса и Стас, Герман и Луиза, Женя и Тимофей Зверев.

Влад Пивоваров начал с разбора статей, которые принесли на флешках Женя и Карина. Тимофей слушал его вполуха. Он пришел сюда исключительно за компанию, чтобы убить время перед вечерней репетицией. Журналистом Зверев себя не считал, но у Карины и Жени было другое мнение на этот счет. Девчонки постоянно пытались заставить всех своих друзей писать статьи. Оно и понятно: нужно же чем-то заполнять страницу молодежных новостей.

– А давайте Тимофей напишет статью о подготовке нашего мюзикла? – предложила Женя, когда Пивоваров закончил разбор материалов.

Зверев едва не свалился со стула.

– Почему я? – живо спросил он.

– Ну надо же чем-то тебя занять, – заявила Луиза. – Даже странно, что мы про мюзикл еще не писали, а ведь премьера уже совсем скоро. Можно взять интервью у режиссера и исполнителей главных ролей.

– Хорошая идея, – оценил Пивоваров. – Зверев, Кащеев, займитесь этим вдвоем. А то девчонки постоянно о чем-то пишут, а вы вечно отлыниваете от работы.

– Хорошо, – кивнул Стас.

Тимофей ошарашенно на него уставился:

– Правда?

– Это не трудно, – успокоил его Кащеев. – Главное – начать.

– А для вас у меня другое задание, – переключился на обрадованных девушек Влад. – Очень скоро состоится торжественный прием в доме покойного мэра Белоброва. Его жена Татьяна устраивает нечто вроде вечера памяти. Я слышал, что туда приглашены ваши преподаватели и даже некоторые ученики. Вот и напишите об этом. Все, кто туда пойдет.

Женя, Карина, Алиса и Луиза переглянулись.

– Прием у Татьяны Белобровой? – удивленно переспросила Алиса. – Впервые об этом слышу.

– Мы тоже, – подтвердила Луиза. – Но это же такое мероприятие… Высший свет! А вы уверены, что нас туда пустят?

– Мне удалось заглянуть в список приглашенных, он сейчас лежит у нашего главного редактора, – сообщил Влад. – Вы включены, вся ваша компания. Странно, что не пригласили меня, все же я собаку съел на освещении светских мероприятий, ну да ладно. Вот вы мне обо всем и расскажете. И чтоб побольше фотографий!

– Отлично, – в предвкушении потерла ладони Карина. – Давно мы не ходили на такие вечеринки! И в доме мэра я никогда не была… Это же настоящий дворец!

– Кассандра Артуровна упоминала, что нас ждет какой-то сюрприз, – сморщила лоб Женя. – Может, она и имела в виду именно это?

– Задания ясны? – Пивоваров нетерпеливо хлопнул в ладоши. – С вас, – он показал на Тимофея и Стаса, – статья о мюзикле. А девушки пишут о вечеринке у вдовы мэра!

– А мне что делать? – поднял руку Димка.

– Поможешь своим приятелям брать интервью у артистов мюзикла, – приказал Пивоваров. – А теперь все свободны, кроме Зверева! У меня к тебе еще один разговор. Не для посторонних ушей.

Тимофей удивленно на него посмотрел. Остальные ребята встали и вышли из редакции, оживленно переговариваясь. Герман проводил Луизу до выхода, а затем вернулся в кабинет главного редактора.

– Зверев, твоя мать вернулась в страну? – без обиняков спросил Пивоваров, когда они остались наедине.

– Не знаю, – честно признался Тимофей. – Она мне пока не звонила.

– Ты не знаешь, чем занимается твоя собственная мать? – удивился Влад.

– Она не информирует меня обо всех своих делах.

– Странно…

– У нас в семье вообще странные отношения, – усмехнулся Тимофей.

– Кстати, об этом… Чем занимается Ангелина, кроме съемок в кинофильмах?

– Ходит по вечеринкам и дает интервью.

– Есть у нее какое-то хобби, увлечения? Может, что-то не совсем обычное?

– Что вы имеете в виду?

– Ну, мало ли… – Влад Пивоваров начал листать свой блокнот, будто искал какие-то записи. – Может, она у тебя астрологией увлекается, гаданиями?

Тимофей застыл на стуле. Он отчетливо услышал у себя в голове тревожный звоночек. Пивоваров неспроста задавал ему такие вопросы. К тому же личность Ангелины Зверевой уже давно не давала журналисту покоя, парень это хорошо понимал.

– Нет, – покачал головой Тимофей, стараясь при этом выглядеть искренним. – С чего ей увлекаться подобной ерундой? Она современная и продвинутая женщина.

Пивоваров подозрительно на него уставился.

– А у меня другая информация, – задумчиво проговорил он. – Ну да ладно… Ступай. И дай мне знать, когда она выйдет с тобой на связь. Я готовлю материал о ней и хочу кое-что уточнить…

– Хорошо, – кивнул Тимофей и, поднявшись, направился к выходу.

На пороге он едва не столкнулся с Доминикой Поветрулей. Тимофей вежливо поздоровался, мать Миланы что-то неразборчиво буркнула в ответ.

– Видела? – ухмыльнулся Пивоваров, когда парень вышел из здания. – Врет и не краснеет. Видать, Ангелина передала сыну частицу своего актерского таланта.

– Что тебе нужно от мальчишки? – хмуро спросила Доминика.

Она была чем-то сильно озабочена, Влад видел это по выражению ее лица.

– Да так, один проект, – уклончиво ответил он. – А с тобой что? На тебе лица нет.

Доминика покосилась на дверь кабинета главного редактора.

– Видел список приглашенных на прием в дом мэрши? Татьяна пригласила и меня, а ведь мы с ней никогда особо не дружили. Не нравится мне это… Она точно что-то задумала.

– Думаешь, она в курсе, что ты встречалась с ее мужем? – понизив голос, спросил Влад.

– Не знаю, – выдохнула Доминика. – Но раньше она никогда не приглашала меня в свой дом. С чего такие перемены? Неужели кто-то донес ей… Но ведь мы с Сергеем соблюдали крайнюю осторожность…

– В таком маленьком городе, где все друг друга знают, сложно что-то утаить. Хотя, да, некоторым это удается. Не хочешь идти, сошлись на важные дела. Или притворись больной, – посоветовал Пивоваров.

– Татьяна Белоброва – не та женщина, чьи приглашения можно игнорировать. Если бы Клыково считался отдельным государством, она была бы его королевой. Ее здесь все уважают, к ее мнению прислушиваются.

– Странно, что мы с ней не встречались раньше.

– Просто ты ей не интересен. В ее ближайшем окружении лишь те люди, которые ей нужны или полезны. Иначе она бы пригласила в свой дом и тебя.

– Что ж, желаю тебе хорошо развлечься, – расхохотался Пивоваров. – А у меня найдутся дела поважнее.

Они не замечали огромного рыжего кота, примостившегося на карнизе по ту сторону широкого окна. Тот, хитро прищурив желто-зеленые, с огненными искорками глаза, уже несколько минут наблюдал за ними сквозь пыльное стекло.

7

Внезапный поцелуй

Время Темных охотников

На репетициях молодежного мюзикла о Петре Первом становилось все жарче. День премьеры был назначен, художники вовсю малевали афишу, а требования к артистам становились все жестче. Режиссер Олег никому не давал возможности отдохнуть, ребята пели, танцевали, до изнеможения репетировали свои сцены. Даже Машу Коневу, главу драматического кружка, всю жизнь грезившую театром, в последнее время шатало на ходу.

– У меня такое ощущение, что мы на Бродвее работаем! – жаловалась своей свите Милана Поветруля. – Не слишком ли для школьного театра?!

– Не слишком! – злобно буркнул услыхавший ее слова Олег. – Во всем нужно стремиться к совершенству! Кто знает, может, кто-то из вас после окончания академии решит связать свою жизнь со сценой. У вас уже будет опыт работы в театре.

– Упаси бог! – замахала руками Поветруля. – Больше я такого не выдержу.

Тимофей, Димка и Стас угрюмо наблюдали за Дубровским, сидя в первом ряду зрительного зала. Всем троим досталось за то, что танцевали не в ногу с остальными артистами. С каждым днем Олег становился все раздражительнее, и это передавалось всем.

– Сегодня интервью у него брать не будем, – сказал Димка. – Злой он какой-то!

– Точно, – кивнул Стас. – Будто кто-то поколотил его мешком со злыми черепашками. Разорется еще… Можем с кем-то из артистов поговорить.

Он покосился в сторону Трофимова.

– Давай я возьму интервью у тебя, а ты у меня. А потом с Лизой поговорим, и хватит.

– Хорошая мысль! – оживился Димка. – И хлопот меньше. А у Тимофея будем интервью брать?

– Да ну его, – отмахнулся Стас. – Вечно двух слов связать не может.

– Ничего, что я сижу рядом и все слышу? – поинтересовался Тимофей.

– Черт, – сказал Стас. – Теперь он до конца жизни нам этого не забудет.

Димка покатился со смеху, а Тимофей дал Кащееву легкий подзатыльник. Стас громко ойкнул, закатил глаза и, сделав вид, что потерял сознание, обрушился на Трофимова. Оба свалились на пол, тут уже захохотали почти все присутствующие в зале.

Олег Дубровский принялся ругаться, пытаясь успокоить юных артистов. В этот момент Тимофей заметил Алексея Корфа, который, стоя в дверях, пытался привлечь его внимание. Сцены, где был занят Тимофей, уже прошли, поэтому он мог ненадолго отлучиться. Поднявшись с кресла, Зверев на цыпочках приблизился к Корфу.

– Поговорим? – Алексей кивнул в сторону своего кабинета.

Они, стараясь не шуметь, притворили за собой тяжелые двери.

Корф каждый день одевался так элегантно, как будто собирался на торжественный прием. Обычно он ходил в черных или темно-коричневых строгих костюмах, белоснежных рубашках и при галстуке. Его подопечные, в отличие от своего предводителя, выглядели отпетыми хулиганами. Молодые Огненные волки предпочитали кроссовки, драные джинсы и кожаные куртки. Но зато никто и никогда не заподозрил бы франтоватого Корфа в связях с этой компанией.

В кабинете Корфа Тимофей увидел Альфа и Вернера. На краю письменного стола сидела, беседуя с кем-то по телефону, Саяна. Огненная Ведьма снова была в ученической форме с нашивкой «Сирин» на рукаве. Свои красно-желтые кудри она стянула в длинный хвост на затылке.

Бритоголовый Вернер сидел на полу, скрестив ноги. Он был в джинсовых шортах, растянутой майке и джинсовой куртке с оторванными рукавами. Парень сунул в рот сигарету и уже собирался прикурить, когда в кабинет вошел Корф. Он только глянул, и Вернер неохотно сунул сигарету за правое ухо.

Альф в черной майке и узких синих джинсах с подвернутыми штанинами лежал на диване, закинув длинные ноги на спинку. При появлении Корфа он поспешно подскочил и сел прямо.

– Привет, Тим! – широко осклабился Альф.

Вернер молча помахал Звереву рукой. Саяна улыбнулась и убрала телефон в карман пиджака. Тимофей поздоровался со всеми, в очередной раз подумав, что парни никак не вяжутся у него с образами кровожадных злодеев.

Саяна – другое дело. Он хорошо помнил, как она пыталась его прирезать в развалинах сгоревшей психиатрической клиники. В последнее время она вела себя вполне прилично, но такие вещи долго не забываются.

– Наслышаны о твоих подвигах, Ликой, – усмехнулась Саяна. – Ведьмин огонь! Уважаю.

– Откуда вам-то известно? – нахмурился Тимофей.

– Вся ваша академия гудит о том, что произошло в кузнице, – развела руками Саяна. – А я хорошо умею слушать. И появляться в нужное время в нужных местах.

– Но это действительно круто, братан! – восхищенно сказал Альф. – Среди наших только сильнейшим такое под силу!

– Верно, – подтвердил Корф, усаживаясь в свое кресло. – Но сын Огненного Змея должен быть способен и не на такое. Думаю, очень скоро ты удивишь нас чем-нибудь еще.

– Что стало с Киселевой и Вещими Сестрами? – взглянул на Саяну Тимофей. – Говорят, они перешли на вашу сторону? Где они сейчас?

– Почему ты этим так интересуешься? – в ответ спросила ведьма.

– Потому что они натворили всяких гадостей. Пытались убить моих друзей, напали на меня…

– Но они ведь не знали, кто ты такой на самом деле, – вкрадчиво произнесла Саяна. – Не держи на них зла… Кто знает, может, вы скоро увидитесь? Когда ты сам встанешь на нашу сторону.

– Не думаю, что я окажусь на одной стороне с убийцами! – выдохнул Тимофей.

Альф и Вернер замерли. Саяна лишь хитро улыбнулась.

– Давайте все успокоимся, – подал голос Корф, – пока вы не начали сыпать обвинениями. Мы собрались не для этого, Тимофей.

– А для чего же?

– Ты призвал Ведьмин огонь. Но мы также слышали, что ты не сумел обуздать его. Поэтому я пригласил Саяну, которая может научить тебя обращаться с такого рода магией.

– Поджечь что-то очень легко, – миролюбиво кивнула юная ведьма, – а вот потушить гораздо сложнее. Но, прежде чем тренироваться с Ведьминым огнем, ты должен научиться обращаться с обычным. У вас тут датчики пожарной сигнализации отключены?

– Разумеется, – ответил Корф. – Я сделал это, как только обосновался в кинотеатре. Если учесть, что некоторые умудряются здесь курить…

Он бросил многозначительный взгляд на Вернера, и бритоголовый раздраженно закатил глаза к потолку. Корф тем временем подошел к стенному шкафу и извлек из него кованый старинный канделябр с пятью длинными восковыми свечами. Затем поставил его на стол и провел над канделябром рукой – тотчас все свечи с треском вспыхнули.

Саяна насмешливо взглянула на Тимофея:

– Сможешь потушить их усилием воли? Не сходя со своего места.

– Я никогда не пробовал, – честно признался Тимофей. – Не было необходимости…

– Но она может возникнуть, – мягко произнесла Саяна. – У тебя есть способности. Просто сосредоточься на пламени, а затем представь, что оно гаснет. Попроси его, и просьба будет исполнена. Огонь наш друг, а не враг. Он служит нам верой и правдой с незапамятных времен.

Тимофей взглянул на горящие свечи. Старинный канделябр очень странно смотрелся в современном офисе, вещица, похоже, была раритетной. Но что-то он не о том задумался. Тимофей встряхнул головой и сосредоточился на огне. Он представил, как пламя замирает, как вокруг него кончается кислород, как создается некий вакуум.

К его изумлению, свечи действительно вскоре погасли.

– Отлично, – усмехнулась Саяна. – Теперь более сложная задача.

Она протянула руку к канделябру и сжала пальцы в кулак. Над свечами взметнулись языки зеленого пламени. Изумрудные искры полетели во все стороны, огонь горел гораздо ярче, чем прежде.

– Суть та же, – сказала юная ведьма. – Но усилий нужно приложить больше. У обычного огня ты словно отбираешь кислород. Но Ведьмин огонь – дело другое. Его нужно оторвать от поверхности, разорвать связь между пламенем и тем, что оно пожирает. И тогда он просто растворится в воздухе. Смотри!

Она протянула к свечам другую руку и прищурилась. Пламя средней свечи взметнулось в воздух яркой зеленой вспышкой и с хлопком исчезло. Оставшиеся четыре продолжали гореть.

Тимофей закрыл глаза и сосредоточился на свечах. Он попытался представить, как огонь отрывается от фитилей, стиснул зубы и кулаки, на лбу у него выступил холодный пот. Зверев вдруг ощутил ужасную слабость, но усилия принесли свои плоды. Четыре огонька взвились к потолку и растаяли в воздухе.

Тимофей глубоко вздохнул и покачнулся, потом оперся рукой на край стола. Корф довольно улыбнулся.

– Отлично справился! Мы в тебе не ошиблись!

– Будто три километра по стадиону пробежал, – тяжело дыша, признался Тимофей.

– Поначалу это отнимает много сил, – подтвердила Саяна. – Но потом привыкаешь. Это похоже на твои ежедневные тренировки. Сначала тяжело, но затем все легче и легче.

– Садись отдохни. – Альф подвинулся на диване, освобождая место. – Кстати, мы скоро планируем небольшую тусовку в нашем доме. Придешь?

– Что?! – возмутился Корф. – Еще одну?! Вы окончательно разнесете мой дом!

– Не мог промолчать, балбес?! – накинулся на брата Вернер. Это были его первые слова за этот вечер. – Мы же договорились держать все в тайне!

– Прости, забыл. – Альф стукнул себя кулаком по лбу.

– И когда планируется ваше сборище?! – не унимался Корф.

– Больше ни слова не скажу, – замотал головой Альф.

Саяна весело усмехнулась, Вернер закрыл лицо ладонями, Корф продолжал возмущаться. Тимофей смотрел на них во все глаза. И это Огненные волки! Отъявленные злодеи, которых опасаются все Первородные от мала до велика. Кто же говорит правду: волки или Королевский Зодиак? Он не знал, кому верить.

* * *

Во время репетиции Лиза поскользнулась на сцене и сильно ударилась коленкой о край деревянной декорации. Сначала она не обратила на боль внимания, вскочила и начала танцевать дальше, но вскоре поняла, что ушиб довольно сильный.

Когда репетиция закончилась, она не пошла с остальными, а присела на кресло в первом ряду.

Тимофей еще не вернулся, она видела, как он ушел наверх с Корфом. Лиза собиралась ему позвонить, но сначала задрала штанину джинсов и увидела на ноге здоровенный синяк.

– Только этого не хватало, – буркнула она. Потрогала ссадину и зашипела от резкой боли.

– Сильно ударилась? – раздалось вдруг над ее головой.

Олег Дубровский, присев рядом, осмотрел ее ногу.

– Могу вызвать врача, – предложил он.

– Вот только не надо никого вызывать! – испугалась Лиза. Врачей она с детства недолюбливала. – Само пройдет!

– Со мной на съемках и не такое случалось, – утешил Дубровский. – Нужно просто наложить тугую повязку и отдохнуть пару дней.

– Покой мне только снится, – рассмеялась Лиза. – Работу в музее никто не отменял. Но повязку наложить действительно стоит.

Олег с готовностью сходил за кулисы и принес длинный эластичный бинт. Лиза не успела возразить, как он уже начал перебинтовывать ей ногу.

– Не стоит лишний раз пугать Егора, – между делом заметил Дубровский. – Он и так глаз с тебя не спускает в последнее время. Увидит синяк, еще подумает невесть что.

– Я ему ничего не скажу, – пообещала Лиза. – Пусть это будет нашим маленьким секретом.

– Договорились! А телохранители за тобой по пятам уже не ходят?

– Я попросила отца убрать их. Мне перед людьми неудобно, ведь они повсюду за мной таскаются. Даже когда я в музее полы мою. К тому же сейчас мы везде ходим с Тимофеем, а он меня в обиду не даст.

– Понятно, – тяжело вздохнул Олег, стягивая концы бинта в тугой узел.

Они еще никогда не находились так близко друг к другу, и Лизе вдруг стало неловко.

– Спасибо, – смущенно проговорила она. – Теперь совсем не больно. Мне пора идти…

– Подожди, – сказал вдруг Олег, не отпуская ее ногу. – Посиди еще немного.

Лизу удивила настойчивость, с которой он это произнес.

– Не думаю, что это хорошая мысль, – сдержанно произнесла она, аккуратно отодвигаясь. – Поздно уже… Тимофей меня ждет. Да и кинотеатр, наверное, сейчас закроют.

– Нам вполне хватит времени, чтобы поговорить.

– О чем?

Вместо ответа он вдруг подался к ней всем телом и поцеловал. Лиза вытаращила глаза. Она хотела отпрянуть назад, но кресло не пускало. Тогда она резко повернула голову вбок.

– Ты что?! – потрясенно выдохнула девушка. – Совсем обалдел?!

– Прости! – Олег виновато опустил глаза. – Я подумал… Мне казалось, между нами что-то есть. Видимо, ошибся. Я тебе нисколько не нравлюсь?

– Нет! – воскликнула она, покраснев до кончиков ушей. – То есть да, нравишься, конечно… Но не так! И вообще… Я же встречаюсь с Тимофеем! А ты… Ты и Ирина…

– Мы с ней недавно расстались.

– Точно! Она же мне говорила… Но все равно это неправильно! Она моя сестра, и потом я люблю другого.

– И зачем он тебе? Обычный пацан, у которого ветер в голове свищет! К тому же он слегка моложе тебя. Я могу дать тебе то, что Тимофей никогда не даст!

– Олег, лучше прекращай! – попросила она. – Не хватало мне еще…

– Ты действительно так сильно его любишь? – прищурился Олег.

– Тимофей мне нравится, и я… – залепетала Лиза.

– Понятно, – с довольным видом кивнул Дубровский. – Значит, о любви речи не идет.

– Ты не так понял!

– Я все понял правильно, – улыбнулся Олег. – Если бы не Тимофей, у нас с тобой все могло сложиться, верно?

– Н-нет! – замотала головой Лиза, но ее голос прозвучал не так уверенно, как бы ей того хотелось.

– Ты очень красивая, – прошептал Олег. – Я понял это, как только тебя увидел. И ты совсем не похожа на сестру, что бы ни говорили. Ирина – стерва, каких поискать. Истеричная, неуравновешенная, она ненавидит людей и во всех видит только врагов. Ты же совсем не такая.

– Но начал-то ты с нее, – возразила Лиза. – И хватит об этом! Лучше тебе прекратить эти разговоры, Олег…

– Почему?

– Потому что это неправильно! И… я не хочу этого слушать!

– У нас с Ириной все кончено, а я хочу быть с тобой.

– Да почему?!

– Потому что ты – это ты. А она… С ней и так все ясно.

Лиза покачала головой, затем поспешно вскочила с кресла, не обращая внимания на боль в ноге.

– Постой! – выдохнул Дубровский. – Мы еще не закончили!

– Прости, но я так не могу, – проговорила она и направилась к выходу из кинозала.

– Ты не знаешь, от чего отказываешься, – с улыбкой бросил Олег ей вдогонку. – И помяни мое слово, когда-нибудь мы еще вернемся к этому разговору!

Лиза вылетела из кинотеатра, как угорелая, совершенно забыв об ушибленной ноге. Олег просто поразил ее своими внезапными признаниями. Такого поворота событий она никак не ожидала. Хорошо, что в зрительном зале кроме них уже никого не было. Если Тим обо всем узнает… Она просто умрет от стыда!

Тимофей ждал ее на тротуаре у выхода из «Антареса». Лиза молча бросилась ему на шею. Зверев, не ожидавший такого, с улыбкой обнял ее за талию.

– Поужинаем? – спросил он.

– С радостью, – выдохнула Лиза ему в шею. – Я так устала, что уже не терпится убраться отсюда подальше.

– Тогда пойдем.

Тимофей взял ее за руку, и они направились к кафе.

8

Трудные времена

Время Темных охотников

Вечером в полицейский участок Клыково заехала Евгения Белявская. Она вошла в кабинет Мезенцева в тот момент, когда он обсуждал с Макарским страшную находку в лесу.

– Привет. – Шериф с улыбкой чмокнул ее в щеку. – Уже за мной? А я думал сегодня немного задержаться.

– Поезжайте, – понимающе кивнул Макарский шерифу. – Я все закрою.

Он не удивился визиту Евгении – не так давно Белявская с Мезенцевым решили жить вместе и не скрывали этого.

– Вообще-то я здесь и по долгу службы, – произнесла Евгения. Она вытащила из сумки толстую картонную папку и положила шерифу на стол. – Результаты осмотра погибшего в лесу, – сообщила она. – Мне пришлось самой проводить экспертизу, у нас сейчас не хватает сотрудников.

– И что же вы выяснили? – спросил Макарский. – Его загрыз дикий зверь, это ведь очевидно.

– Не совсем, – напряженно сказала Евгения. – Раны от когтей и зубов на теле есть, но причиной смерти послужили вовсе не они.

– А что же тогда? – нахмурился Мезенцев.

– Содранная кожа. Именно от этого он и скончался. С него просто срезали кожу, когда он был еще жив.

Мезенцев и Макарский ошарашенно на нее уставились.

– Срезали?! – захлебнулся пожилой полицейский.

– Очень острыми инструментами, – кивнула Белявская. – Кроме того, мы обнаружили сквозные проколы на его запястьях и лодыжках. Словно его пригвоздили к земле перед тем, как… сделать все остальное. Причем раскаленными докрасна гвоздями, ведь места проколов сильно обожжены.

– Кто способен на такие зверства?! – взглянул на Макарского шериф. – Чем дальше, тем страшнее! Это уже не дикий зверь, тут маньяка надо искать!

– Иногда человек страшнее любого дикого зверя, – буркнул Борис. – Что-то еще удалось выяснить, Евгения?

– Кроме причины смерти? Есть еще некоторые странности, на которые я обратила внимание. Судя по всему, ему было слегка за тридцать, но его зубы просто в идеальном состоянии. Ни одной пломбы, ни единого скола. Создается впечатление, что погибший никогда не посещал стоматологический кабинет. Кости, суставы, внутренние органы – никаких аномалий, он был совершенно здоров. А еще глаза… В детской медкарте написано, что глаза у него карие. Но сейчас они зеленые. Этого я не понимаю, возможно, просто возникла какая-то путаница.

В это время в участок вошел Влад Пивоваров снова в сопровождении Германа. Судя по выражению лица парня, он был от этого не в восторге. Шериф неоднократно видел Германа в городе с одной из студенток академии. Ежу было понятно, что Герман предпочел бы проводить время с ней, а не с малосимпатичным наставником.

– Добрый вечер, Евгения! – развязно поздоровался Влад. – Нежно шепчемся об освежеванном трупе? Есть какие-нибудь новости?

Но Евгения лишь улыбнулась и вопросительно посмотрела на шерифа.

– В интересах следствия мы не можем поделиться информацией ни с кем, – мрачно сказал Борис Макарский. – В особенности с журналистами!

– Да ладно вам, – отмахнулся Пивоваров. – Сколько можно все скрывать? Горожане должны знать правду о случившемся!

– Узнают, – невозмутимо ответил Макарский. – Когда время придет.

– Он прав, Влад, – поддержал коллегу шериф. – Пока рано делать выводы и тем более писать об этом в газетах. Мы сами толком ничего не знаем.

– Но хоть что-то удалось выяснить? – не унимался репортер.

– Только имя погибшего. При более тщательном осмотре вещей нашли читательский билет в кармане его куртки. Видимо, он был завсегдатаем местной библиотеки.

– И как же его звали? – тут же спросил Пивоваров.

– Семен Рычков, – заглянул в свои записи шериф.

– Рычков?! – дрогнувшим голосом переспросил Герман.

– Ты его знаешь? – вскинул на него глаза Макарский.

– Я недавно брал у него интервью! – пролепетал парень.

– И по какому поводу? – оживился Пивоваров.

– Да ничего особенного… Мы с ребятами писали статью о юбилее местной библиотеки и расспрашивали людей, которые туда ходят. Вот и этот Семен тогда подвернулся, ответил на пару-тройку вопросов. А теперь он мертв… Это так печально.

– Помню этот материал, – кивнул Пивоваров. – Вот ведь судьба… Недавно еще давал интервью про библиотеку, а теперь сам стал поводом для статьи в криминальную хронику.

– Несколько цинично прозвучало, Влад, вы не находите? – сдержанно произнесла Евгения Белявская.

– Это жизнь, – развел руками Пивоваров. – Чего уж тут рассусоливать?

– Мы как раз собирались съездить к нему домой, – сообщил шериф. – Борис, ты сумел дозвониться до его жены?

– Она только что приехала из Санкт-Эринбурга и ждет нас, – ответил Макарский. – Сказала, что не ляжет спать, пока не поговорит со следователем.

– Хорошо. Может, удастся еще что-то прояснить, – вздохнул шериф.

– А нам с вами можно? – тут же встрепенулся Пивоваров.

– Нет! – жестко отрезал Макарский. – Имейте совесть!

– Ладно, – нехотя буркнул репортер. – Тогда будем ждать от вас информации.

И он, не попрощавшись, направился к выходу. Герман виновато улыбнулся полицейским и засеменил за ним.

– Я домой. – Евгения Белявская поцеловала шерифа в щеку. – Не задерживайся допоздна, а я приготовлю что-нибудь вкусненькое.

– Хорошо, – пообещал шериф.

Они вышли из полицейского участка, сели в машины и разъехались в разные стороны.

* * *

Димка и Карина сидели в полупустом кафе, запивая пирог с вишневой начинкой горячим сладким чаем. На стене приглушенно бормотал телевизор, за стойкой бара скучала официантка Галина. В «Одноглазом валете» сидело еще несколько ребят из академии и местных школ, но Димка с Кариной знали их только в лицо, поэтому сели за самый дальний столик.

– Так ты все еще слышишь эти голоса в своей голове? – тихо поинтересовался Димка.

– Слышу, – подтвердила Карина.

– И на что это похоже?

– Сейчас на неясный гул. Будто несколько человек одновременно говорят шепотом.

– А ты уверена, что это не посетители кафе?

– Уверена, – вздохнула Карина.

– Я просто пытаюсь понять, пора ли уже вызывать санитаров с сачком для психов, или подождать, когда ты начнешь бросаться на людей?

– Если у меня возникнет такое желание, то первым, на кого я брошусь, будешь ты, – пообещала Карина.

Димка изумленно на нее посмотрел, затем призадумался.

Карина рассмеялась и залпом допила чай. Тут в кафе вошли Тимофей с Лизой и сразу направились к их столику. Следом за ними заскочила еще одна парочка – парень и девушка, стройные, высокие, черноволосые. Он был в черных джинсах и укороченной брезентовой куртке. Девушка – в облегающих брюках из черной кожи и такой же курточке.

– Это же оборотни! – выдохнул Димка, ткнув пальцем в их сторону.

Тимофей, услышав это, замер на полпути, обернулся и издал радостный вопль. Парочка бросилась к нему, и они начали обниматься. Карина с любопытством их разглядывала. Она вспомнила, что парня зовут Ильей, а девушку Тессой. Они понравились ей еще в первый визит в академию.

– Вы не против, если мы к вам присоединимся? – спросил Тимофей у Димки.

– Конечно нет! – заявил тот. – Присаживайтесь!

Лиза заказала Галине еще несколько кусков пирога и большой кофейник кофе. Вечер обещал быть долгим.

– Привет, – улыбнулась Карине Тесса, усаживаясь на свободный стул.

– Вы снова в Клыково, – радостно сказала Кикмарина. – Зачем на этот раз? Снова помогаете академии?

– Нет, – замялся Илья. – Сейчас мы по своим делам. Задание Парда… И дело очень серьезное.

Карина отметила их гладкую смуглую кожу и одинаковые зеленые глаза. Все пантеры, которых ей довелось увидеть на испытании в академии «Пандемониум», были черноволосыми и зеленоглазыми, как на подбор. Видимо, особенности их вида.

– Повезло, что мы вас встретили, – сказала Тесса. – Вообще-то мы приехали к Наташе Морозовой, но, оказывается, ее сейчас нет в городе. Уехала куда-то по делам своей компании. Возможно, нам потребуется помощь…

– Только скажите, что делать, – встрепенулся Димка. – Мы обязательно поможем!

– В Клыково убит один из членов Парда, – понизив голос, сообщил Илья. – Мы должны с этим разобраться, за тем и приехали. Пантер и так не слишком много, в Парде каждый член на счету. А тут убийство… Обычная полиция просто не понимает, с чем столкнулась. Наша задача – найти виновного и наказать.

– Убийство?! – вытаращила глаза Карина. – Еще одно?! Я слышала, недавно в лесу нашли человека без кожи…

– Это и есть член нашего Парда, – хмуро сказал Илья. – Семен Рычков…

– Понятия не имел, что в Клыково обитают оборотни-пантеры, – сказал Димка. – И много вас тут?

– Только Рычков и его жена. Сегодня мы приехали с ней, она предложила нам остановиться в своем доме. Но сейчас у нее полиция, поэтому мы не спешим, – сказала Тесса. – Семену нравилось здесь жить, они с женой приезжали в Санкт-Эринбург только на собрания Парда, а затем сразу возвращались обратно. В последнюю ночь полнолуния он отправился поохотиться в лесу и сам стал жертвой неведомого убийцы.

Эринбург только на собрания Парда, а затем сразу возвращались обратно. В последнюю ночь полнолуния он отправился поохотиться в лесу и сам стал жертвой неведомого убийцы.

– Но зачем кому-то понадобилось сдирать с него кожу? – спросила Лиза. – Что за дикость!

– Это мы и должны выяснить, – произнес Илья. – Возможно, в деле замешаны маги либо оборотни других видов. Для начала мы немного осмотримся в городе, выясним, кто еще тут проживает, пообщаемся с Королевским Зодиаком. Надеюсь, они не станут выгораживать убийц.

Тимофей тут же вспомнил об Огненных волках. Их ведь тоже можно причислить к оборотням, только уж совсем фантастической породы… Если кто-то из подопечных Корфа тут замешан, волкам не избежать неприятностей.

– Мы вам поможем, – пообещал он. – Только держите в курсе событий…

– Разумеется, Ликой, – повеселел Илья. – Я знал, что могу на тебя рассчитывать. А вы не поспрашиваете ребят в академии? Только аккуратно. Может, кто-то что-то видел или слышал? Сейчас самые сильные способности именно у студентов «Пандемониума»…

– Конечно, – пообещала Карина. – Но не думаю, что кто-то из наших замешан в таком чудовищном преступлении.

– Про Вещих Сестер тоже никто ничего плохого не думал, – напомнил ей Димка, – пока они не начали насылать на людей мстительного призрака.

– А ведь верно, – не могла не согласиться Карина.

– Ну а вы как поживаете? – сменила тему Тесса. – Что тут было за время нашего отсутствия?

Димка и Карина наперебой принялись рассказывать о последних событиях. За вкусными пирогами, ароматным кофе и разговорами друзья и думать забыли о не слишком приятной цели визита юных оборотней в Клыково.

* * *

Егор Зверев и Владимир Добрынин, Стрелец и Козерог, сидели в машине, припаркованной неподалеку от кафе, наблюдая за Тимофеем и его компанией. Через большие, ярко освещенные окна «Одноглазого валета» зал отлично просматривался, но сами посетители не видели того, что происходит снаружи. Ребята сидели у самого окна и весело смеялись, оживленно что-то обсуждая.

– Для них сейчас все так просто и невинно, – отметил Козерог. – Как бы я хотел вернуть свою юность. Я тогда вообще мало о чем задумывался.

– Их ждут тяжелые времена. Может, оно и к лучшему, что они не слишком задумываются о будущем.

– И часто ты следишь за Тимофеем и Лизой?

– В последнее время приходится присматривать. Ты же в курсе, что недавно случилось.

– Ты о нападении на свой дом? Или о призраке Клариссы?

– Обо всем сразу, – вздохнул Стрелец. – Я понял, что нельзя оставлять их без присмотра. Слишком много зла вокруг, опасно терять бдительность. Я рад, что они вместе. Тимофей отличный парень и ему уже многое пришлось пережить. Он стал сильнее и морально, и физически. Лиза за ним, как за каменной стеной, и он уже не раз доказывал это.

– Кто же вломился к вам в дом? Ты кого-то подозреваешь?

– Да, – кивнул Стрелец. – Но с этим я сам разберусь. У нас с тобой сейчас дела поважнее. Надо разобраться с тем, что творится в мире Первородных.

– Ты о Скорпионе?

– Скорее, о том, что он скрывает. Я не раз ловил его на лжи, хоть и не показывал вида. Не хочу, чтобы он всполошился раньше времени. Кроме того, мы не знаем, кто из членов Королевского Зодиака с ним заодно. И что за тайны они скрывают от остальных.

– Так с чего ты решил начать? – осведомился Козерог.

– Я много думал в последнее время… И пришел к выводу, что ничего не знал о своей бывшей жене Клариссе, за исключением того, что она была алабастром, как и Ирина с Лизой. Я никогда не видел ее родственников и не знаю, к какой кровной линии она принадлежала. Но все, что случилось в музее… Лицо сумасшедшей Устиньи на полу… Это было жутко. Что связывало Клариссу с Устиньей? Как ее тело оказалось в подвале музея в ту ночь семнадцать лет назад?! Не знаю, что там случилось, но я уверен, что это связано с событиями, происходящими сейчас. Никто из Королевского Зодиака не может ответить на мои вопросы. Или не хочет, опасаясь гнева Скорпиона… Придется нам самим выяснять правду.

– Откуда Кларисса родом? – поинтересовался Козерог.

– По ее словам, она родилась в Ягужино. Я хочу наведаться туда и попытаться разыскать ее родственников. Может, тогда что-то прояснится?

– А что написано о ее кровной линии в старых матрикулах?

– Там упомянуто семейство Вяземских, это родня Клариссы, но мельком и без особых подробностей. Сам знаешь, в прежние годы матрикулы не велись так тщательно, как сейчас.

– Не было особой необходимости прослеживать происхождение темных и светлых, – кивнул Козерог. – До тех пор, пока темные не начали вставать на сторону Огненных волков. Когда отправишься в Ягужино, возьми меня с собой. Эта история интересует меня все больше и больше…

– Договорились, – кивнул Егор Зверев. – Значит, выезжаем завтра утром.

9

Тварь у порога

Время Темных охотников

К Рычковым шериф и Борис Макарский подъехали в девять часов вечера. Мезенев хорошо знал эту улицу, через пару дворов отсюда стоял дом профессора Андронати, где безумный старик пытался его прикончить. Вдоль тротуаров темнели оголенные деревья, с которых давно облетела вся листва, ветер разносил по дороге мусор из переполненных контейнеров.

– Окраина, – вздохнул Макарский, выбираясь из машины. – В центре такого не увидишь, там ведь туристы ходят. А здесь экскурсии не водят, значит, можно и не убираться! И куда власти смотрят?!

– До выборов нового мэра еще почти месяц, – напомнил ему Мезенцев.

– Но есть ведь заместитель! – продолжал ворчать старик. – Он-то чем занимается?

– Думаю, готовится стать новым мэром, – хохотнул шериф.

Сверившись с адресом в блокноте, он показал на одноэтажный дом с высокой крышей, огороженный деревянным забором. В окнах был свет, значит, супруга погибшего уже вернулась и ожидала их.

Владимир Мезенцев постучал, и дверь почти сразу открыла невысокая женщина с короткими темными волосами, которая куталась в красный халат.

– Шериф? – произнесла Рычкова, и ее голос дрогнул. Она едва сдерживала слезы. – У вас есть какие-то новости?

– Пока нет, – с сожалением развел руками Мезенцев. – Надеюсь, вы сможете нам помочь.

– Если бы я знала, чем… – Женщина жестом пригласила их следовать за собой.

Они вошли в небольшую уютную гостиную, и Рычкова указала полицейским на диван, предлагая сесть.

– Простите, что так поздно… – пробормотал шериф.

– Ничего страшного, мы привыкли ложиться после полуночи. К тому же завтра у меня много дел. Подготовка к похоронам, нужно обзвонить родственников…

– Примите мои искренние соболезнования.

– Да что толку от ваших соболезнований? – спокойно спросила она. – Семена они не вернут. Остается только смириться и жить дальше.

Шериф, не ожидавший такой реакции, осекся.

– Ваш муж часто гулял по лесу в такое позднее время? – спросил Борис Макарский.

– Иногда Семен любил вечером прогуляться. Особенно в полнолуние. Мог уйти и вернуться уже за полночь.

– И вас это не удивляло?

– Только поначалу, в первые годы семейной жизни. Но затем я привыкла. Ему нравилось гулять в лесу, дышать свежим воздухом. У каждого человека есть привычки, которые не понимают окружающие. Семен не был исключением.

– Что он делал в лесу во время таких вылазок? – спросил шериф. – Он увлекался охотой?

– Нет, что вы! – покачала головой хозяйка. – По крайней мере он никогда мне об этом не рассказывал. Семен фотографировал природу, просто так, на камеру своего телефона, но не печатал эти фотографии. Иногда с прогулки приносил целый пакет грибов… Мы еще шутили, что он, наверное, их нюхом чует… Муж был довольно спокойным человеком, любил читать, часто ходил в городскую библиотеку. У него там раз даже интервью взяли для «Полуночного экспресса». Статья еще не вышла, Семен ее так ждал… И не дождался…

– А когда он уходил в лес… – смущенно начал шериф, – он мог раздеться там догола?

– Что? – вскинула брови Рычкова. – Почему вы задаете такие вопросы?

– Его одежду нашли аккуратно сложенной. Я просто пытаюсь понять, что там происходило, – пояснил Владимир.

– Даже не знаю, что вам на это ответить. Голым по лесу он точно не бегал… – Рычкова мельком взглянула на настенные часы. – Тем более что ночи сейчас такие холодные. Зима уже не за горами… Мы собирались отправиться на горнолыжный курорт.

– У вашего мужа были враги? – спросил Макарский. – Мог кто-то желать ему зла?

– Он в жизни мухи не обидел! Но постойте… – Она запнулась. – Вы ведь говорили, что на него напал дикий зверь. А теперь спрашиваете о врагах?

– Мы должны рассмотреть все варианты.

– Это просто ужасно! – Женщина тихо всхлипнула. – Мы были так счастливы…

– Спасибо за помощь. – Борис Макарский поднялся с дивана, поняв, что пора уходить. – Если вам больше нечего добавить…

– Пока ничего на ум не приходит, – покачала головой женщина.

– Тогда мы пойдем, – сказал шериф. – А вы, если что-то вдруг вспомните, звоните в любое время.

– Обязательно, – кивнула Рычкова.

Полицейские направились к двери. Мезенцев на ходу обернулся, чтобы попрощаться, и в этот момент увидел лицо хозяйки, на котором легко читалось облегчение. Видимо, даме не терпелось выпроводить их из дома.

Когда они вышли на улицу, Борис тихо произнес:

– В жизни не видел такой плохой актрисы. Ты заметил, как часто она поглядывала на часы? Еле дождалась нашего ухода.

– Может, ей должны позвонить? – предположил Мезенцев. – Или ждет гостей.

– В такое-то время? Нормальные люди уже давно дома сидят и по гостям не ходят. Думаю, она лжет нам. Обо всем! И Рычков бродил по лесу не просто так.

– А если это было ритуальное убийство? – спросил шериф. – Раны на запястьях и щиколотках, содранная кожа… После истории с хозяйкой швейного салона меня уже сложно чем-то удивить.

– Жертвоприношение? – Макарский задумался. – Я о подобном не слышал… Но ты можешь спросить Кадишу, раз уж у тебя с этой ведьмой такие доверительные отношения. Она должна знать об этом лучше всех.

– Скажешь тоже… Просто она вылечила меня, когда даже врачи не могли помочь. Есть в ней что-то, чего я не понимаю. Она мила и приветлива, но за ее улыбкой скрывается ледяной холод. Понимаешь, о чем я?

– Кадиша – та еще штучка, – кивнул старик. – Никто не знает, что в действительности творится у нее на душе. Но если она готова поделиться информацией, почему бы и не воспользоваться случаем? Если хочешь, я сам к ней съезжу.

– Потом, – отмахнулся Мезенцев. – Поздно уже, да и Евгения меня заждалась.

– Тебе повезло, шериф, – улыбнулся ему на прощание Макарский. – Отправляйся домой, а я пешком прогуляюсь. Мне тут недалеко. Личная жизнь тоже важна, нельзя все время работе посвящать.

И, махнув рукой, пожилой полицейский двинулся вниз по темной улице.

* * *

Рычкова наблюдала за полицейскими через окно до тех пор, пока шериф не сел в машину. Его пожилой напарник пошел пешком, а машина Мезенцева вскоре скрылась за поворотом. Как только это произошло, женщина задернула штору и вернулась в гостиную. С новым шерифом она общалась впервые, но от друзей и знакомых слышала о нем только хорошее. Дескать, он умный и находчивый, нестандартно мыслит, а его таланту следователя позавидует любой из прежних полицейских этого города.

Но нужны ли в Клыково такие опытные следователи?

А если Мезенцев накопает нечто такое, чего ему знать не следует?

Женщина в очередной раз взглянула на часы. Юные оборотни, приехавшие с ней из Санкт-Эринбурга, уже должны быть где-то неподалеку. Рычкова не хотела, чтобы полицейские их видели. Она отлично знала, что ее мужа убили не дикие животные.

Старейшины Парда обещали выследить убийц и разобраться с ними по-своему, поэтому полицию от этого дела следовало держать как можно дальше. Законы в мире оборотней гораздо строже, чем в мире людей, и убийца Семена должен был заплатить сполна. Жизнь за жизнь! А вовсе не тюремное заключение.

Рычкова отвернулась от окна, и в это мгновение на шторе мелькнула чья-то длинная тень. Кто-то прошел прямо по газону совсем рядом с домом.

Женщина резко обернулась и прислушалась. Затем на цыпочках прошла к входной двери и погасила свет в гостиной.

Илья и Тесса? Но они позвонили бы и предупредили о скором приходе. По крайней мере так они условились. Однако никаких звонков она не слышала.

Приблизившись к окну, женщина слегка отодвинула штору и выглянула на улицу.

Газоны во дворе освещал мертвенно-бледный лунный свет, по садовым тропинкам ветер гонял сухие листья. Больше снаружи ничего не двигалось.

Померещилось, не иначе. Она с облегчением вздохнула и направилась в спальню за постельным бельем для гостей. Но, выйдя в коридор, Рычкова услышала какие-то странные звуки и похолодела – кто-то скребся в входную дверь дома.

Звуки были настойчивые, резкие, словно некий зверь пытался проковырять в дереве дыру. А еще Рычкова ощутила незнакомый запах: мускусный, тяжелый, запах мокрой шерсти и нечистот, словно ее обитатель только что выбрался из выгребной ямы.

Пантеры так точно не пахли. Скорее, крысы…

На цыпочках вернувшись к двери, она настороженно прислушалась. И услышала тяжелое сиплое дыхание.

– Эй! – гневно крикнула Рычкова. – Кто там?! Проваливайте! У меня есть оружие!

Это было ложью. Оружия в их доме не хранилось, но хозяева в нем и не нуждались. К чему оружие парочке оборотней?

Скребущие звуки не прекратились. Напротив, они стали звучать чаще и громче.

– А ну убирайся отсюда! – завопила она. – А иначе…

Дверь содрогнулась от мощного удара, и Рычкова испуганно вздрогнула. Кто бы там ни был, это точно не крыса. Кто-то гораздо более крупный.

Женщина одним движением скинула домашний халат, оставшись совершенно обнаженной. Затем сосредоточилась и резко выгнула спину. Позвоночник с хрустом изогнулся, и по ее гладкой коже быстро начала распространяться густая темная шерсть. Оскалив пробившиеся клыки, она скрючила пальцы, и ее ногти превратились в острые изогнутые когти.

Яростно зашипев, она дикой кошкой бросилась к двери и распахнула ее.

Огромное косматое существо выпрыгнуло из темноты, ударило ее в грудь мощными когтистыми лапами, мгновенно сбив с ног. Вместе они ввалились в коридор, и дверь с грохотом захлопнулась, заглушив яростный рык и испуганные вопли последней владелицы особняка.

10

Покажи себя!

Время Темных охотников

Выйдя из кафе, Тимофей, Димка и Карина отправились провожать Лизу до дома, а юные оборотни поспешили к Рычковой. На подходе к дому Тесса вдруг остановилась и повела носом.

– Я чувствую кровь, – тихо сообщила она.

Илья понюхал воздух и согласился. Переглянувшись, они бросились к калитке. Из темного дома не доносилось ни звука, но запах свежей крови буквально сбивал с ног. Взлетев на крыльцо, Илья ногой вышиб дверь, и та с треском рухнула внутрь дома. Тесса темной тенью скользнула вперед, но, едва переступив порог, поскользнулась и чуть не упала. Илья успел схватить ее за руку и удержать.

– Господи! – в ужасе выдохнула она, оглядываясь по сторонам.

В коридоре весь пол был залит кровью. Повсюду валялись обломки мебели, словно в доме произошло настоящее сражение. Стены покрывали глубокие царапины, оставленные чьими-то острыми когтями.

Углубившись в дом, оборотни увидели на полу сплошь покрытое кровью тело гигантской кошки, лишь кое-где виднелись редкие клочки черной слипшейся шерсти. Она была мертва, но обратное превращение продолжалось, тело оборотня меняло форму, все больше напоминая человеческое. Тело женщины.

– Она умерла только что, – громко прошипел Илья. Его ноздри широко раздувались, запах крови сводил оборотня с ума.

– Он ободрал и ее, – кивнула Тесса. – И возможно, он все еще здесь…

Ее зрачки превратились в узкие вертикальные щелки.

– И где же он? – спросил Илья, сжимая кулаки.

В глубине дома раздался грохот бьющегося стекла. Одно из дальних окон вылетело наружу, ссыпавшись на землю градом осколков. Илья и Тесса мгновенно бросились на звук.

Они в считаные секунды пересекли темный коридор и оказались в небольшой спальне. Смазанные кровавые следы на полу вели к разбитому окну, на ветру трепыхались наполовину сорванные шторы.

Юные оборотни легко выпрыгнули во двор. Илья успел заметить сгорбленный темный силуэт, перемахнувший через забор в дальней части сада. Оборотни кинулись за ним. Сразу за деревянным забором начинался густой лес, и глубокие следы на влажной земле вели в самую чащу.

Оборотни, не раздумывая, устремились в погоню за неведомым чудовищем.

* * *

Они быстро неслись по ночному лесу, не разбирая дороги, проламываясь сквозь кусты и ломая тонкие деревья. Илья и Тесса ориентировались на запах монстра – смесь мускуса и крови. Запах был настолько силен, что им не нужно было видеть убийцу, чтобы преследовать его. Тот передвигался гигантскими скачками, оставляя глубокие следы на влажной земле. Оказавшись на широкой поляне, он резко метнулся в сторону.

Оборотни вылетели на поляну следом за ним и застыли в растерянности. Залитая лунным светом поляна была пуста.

– Он где-то здесь! – прорычал Илья. – Вонь бьет сразу со всех сторон!

Тесса хотела ответить, но тут в кустах на противоположном краю поляны зашевелилось, затрещало сухими сучьями что-то большое. Оно тяжело дышало и жутко взрыкивало.

Юные оборотни в беспокойстве отступили.

– Кто ты?! – крикнула Тесса. – Покажи себя!

Переглянувшись, оба начали меняться. В свете полной луны это давалось легко. Илья выпустил острые когти и оскалил клыки. Тесса последовала его примеру, оставшись в промежуточном состоянии. Еще не пантера, но уже далеко не человек. Кусты перед ними снова затряслись, там кто-то ворочался.

– Выходи! – злобно рявкнул Илья.

И тут же из кустов на него бросилось что-то темное, с длинным голым хвостом. Тесса издала испуганный рык, отскочив в сторону. Илья тоже отшатнулся, но недостаточно быстро. Парня сбило с ног и потащило по толстому ковру из сухих листьев.

Тесса ринулась на монстра, но один удар когтистой лапы отшвырнул ее прочь. Девушка врезалась спиной в толстый ствол дерева и со стоном сползла по нему вниз.

Другая лапа, покрытая густой жесткой шерстью, вцепилась в горло Ильи и с легкостью оторвала его от земли. Юный оборотень не успел даже вскрикнуть.

Зверь встряхнул его так, что челюсти у парня клацнули, а в шее что-то хрустнуло. Ему даже показалось, что голова сейчас оторвется от тела. Илью мотало из стороны в сторону, словно тряпичную куклу, а лапа на горле сжималась все сильнее, перекрывая доступ кислорода.

Тесса, издав громкое яростное шипение, прыгнула на широкую спину монстра. Она мощным ударом вонзила когти в мясистую плоть, и тварь взревела от боли и ярости.

Отбросив Илью в сторону, словно надоевшую игрушку, монстр попытался дотянуться до девушки. Упавший Илья перевернулся на живот, силясь вдохнуть, и ударил когтями по мощным ногам чудовища. Тварь злобно заурчала и ударила в ответ. Острые когти располосовали куртку Ильи и вонзились в тело. Парень вскрикнул от боли, показалась кровь.

А чудовище схватило Тессу за волосы и, рывком сдернув ее со своей спины, кинуло на землю перед собой. Когти оставили глубокие царапины на спине девушки, острые клыки клацнули в сантиметре от ее лица. Тесса попыталась отползти, но тварь проворно схватила ее за ногу и снова поволокла к себе.

– Да что же ты такое?! – рявкнул Илья и из последних сил всадил когти в жирный бок монстра.

Длинный хвост с силой хлестнул парня по лицу. Илья отпрянул назад, но в следующее мгновение острые когти вонзились ему в живот. Он задохнулся от боли.

К счастью, Тесса вдруг нащупала рядом на земле толстый сук с острым обломанным концом. Недолго думая она схватила его и, словно копье, всадила в спину чудища. Издав хриплый вопль, монстр завел лапу за спину и вырвал сук, затем метнулся к кустам, выдрал откуда-то из ветвей окровавленную шкуру пантеры и бросился в лес.

Тесса подползла поближе к Илье и рухнула рядом с ним на колени.

– Как ты? – хрипло спросила она.

– Ничего… – Илья попытался улыбнуться. – Здорово мы его…

В следующее мгновение он потерял сознание и тяжело ткнулся лбом в землю. Листья под ним быстро пропитывались кровью. Тесса перевернула его на бок и распахнула на нем куртку. Футболка Ильи превратилась в клочья, как и кожа на его животе.

Тесса громко охнула от ужаса. Поняв, что дело плохо и без посторонней помощи никак не обойтись, она нашарила в кармане Ильи телефон и быстро набрала номер Тимофея Зверева.

11

Другого выхода нет

Время Темных охотников

Лиза с Тимофеем, Димкой и Кариной подошли к дому Зверевых и остановились на ярко освещенной террасе, чтобы попрощаться. Но тут их ожидал сюрприз – горничная Вика с огромным букетом роскошных цветов.

– Ого, – присвистнул Димка.

– Откуда такая красота? – восхищенно поинтересовалась Карина, разглядывая букет.

– Недавно доставили, – с улыбкой ответила горничная. – Из цветочного магазина по специальному заказу.

– Отец решил порадовать Анфису? – подняла брови Лиза.

– Вообще-то это тебе, – сказала горничная. – В букет карточка вложена.

У Лизы широко распахнулись глаза.

– А ты умеешь удивлять! – улыбнулась она Тимофею.

– Я тут ни при чем, – недоуменно сказал Зверев. – А по какому поводу цветы? У вас что, какой-то праздник? Я снова о чем-то забыл?

Но Карина, не выдержав, выдернула из букета миниатюрный белый конверт и протянула Лизе.

– Ну же, не томи! – воскликнула она. – Страсть как интересно!

Лиза открыла конверт и вытащил маленькую карточку.

– Это от Олега Дубровского, – убитым голосом произнесла она.

– От Олега? – Тимофей опешил.

Димка и Карина замерли, открыв рты.

– Ничего не понимаю, – нахмурилась Лиза. – С какой стати ему дарить мне цветы? Да еще через доставку? Он ведь живет в этом же доме.

– Вот при встрече у него и спросишь, – сказала горничная. – Могу поставить их в красивую вазу у тебя в комнате. Хочешь?

– Д-да, – выдавила Лиза, растерянно разглядывая букет и карточку от Олега. – Пожалуйста…

Горничная унесла букет в дом.

– А почему это он дарит тебе такие огромные букеты? – напряженно поинтересовался Тимофей.

– Сама не знаю. – Лиза перевернула карточку.

Надпись на оборотной стороне гласила: «С любовью и уважением!», и Лиза тут же пожалела о том, что показала ее Тимофею. Дубровский совсем с ума сошел? С чего он вздумал оказывать ей подобные знаки внимания?

Димка и Карина с опаской переглянулись.

– Я слышал, они с Ириной недавно расстались, – спокойно начал Тимофей. – Он что, решил теперь на тебя переключиться?

– Вовсе нет, – запротестовала Лиза.

– Вы живете в одном доме, видитесь вечерами на репетициях, а теперь он еще и цветы тебе дарит! – Тимофей нервно усмехнулся.

Лиза подошла к Тимофею и нежно обняла его.

– Ты ревнуешь, – мягко улыбнулась она. – Мне так приятно…

– А мне не очень, – честно признался парень. Его тело было напряжено, словно натянутая струна. – Попроси его больше не присылать тебе такие букеты.

– Обязательно, – пообещала Лиза. – Завтра выходной. Может, позавтракаешь со мной в кафе музея?

Тимофей глубоко вздохнул, расслабляясь.

– Прости, – тихо произнес он. – Я с удовольствием позавтракаю с тобой.

Лиза облегченно выдохнула. Трофимов и Кикмарина – тоже.

– Это всего лишь букет, – заметила Карина. – Может, Олег таким образом поблагодарил Лизу за хорошую репетицию?

– А мой букет где? – возмутился Димка. – В нашем мюзикле только я достоин цветов!

– Парочки хороших пинков ты достоин! – ответила ему Карина.

– Я не хочу, чтобы мы ссорились из-за подобной ерунды, – прошептала Лиза на ухо Тимофею.

– Я тоже не хочу, – шепнул он в ответ. – Этого больше не повторится.

Но, как оказалось позже, Тимофей здорово ошибался.

* * *

Тимофей, Димка и Карина уже направлялись в сторону академии, когда в кармане у Зверева зазвонил телефон. На дисплее высветился номер Ильи, но в трубке Тимофей услышал совсем другой голос.

– Тим, нам нужна помощь, – взволнованно выдохнула Тесса. – Мы столкнулись с этой тварью… Илья серьезно ранен. Одной мне не справиться. – Где вы? – тут же спросил Тимофей.

Тесса, как могла, объяснила. Тимофей, примерно поняв, где они находятся, тут же засобирался. Димка и Карина решили отправиться с ним.

– Снова опоздаем в общежития, – сказал им Тимофей. – Придется объясняться с комендантами.

– В первый раз, что ли, – отмахнулся Трофимов. – Наш уже привык и даже не сильно ругается. А вот Карине может влететь по первое число.

– Все равно я с вами, – твердо заявила девушка. – Вдруг вам понадобится помощь? К тому же я умру от любопытства, если не увижу все своими глазами!

Они развернулись на полпути и поспешили на другой конец Клыково, за которым начинался лес. Хорошо еще, что Тесса и Илья не успели в него углубиться.

Тьма к тому времени сгустилась настолько, что пришлось освещать себе дорогу экранами мобильников.

Выйдя из города, они несколько минут спустя увидели Тессу, которая ждала их на проселочной дороге. Девушка привела ребят на небольшую поляну, окруженную зарослями боярышника. Илья лежал на земле с закрытыми глазами. Куртка, которую подсунула под него Тесса, уже вся пропиталась кровью.

Карина присела на корточки и положила руку на лоб парня.

– Лоб ледяной! – испугалась она.

– Что с вами произошло? – взволнованно спросил Димка.

– Рычкова мертва, – прошептала Тесса. – Убита, как и ее муж, только прямо в собственном доме. Мы выследили монстра, но он напал на нас. Когти у него побольше наших… Едва сумели отбиться от этой твари.

– Ого! – потрясенно выдохнула Карина.

– Вы его видели? – спросил Тимофей.

– В такой темноте не успели толком разглядеть. Но он гораздо крупнее нас.

Тимофей вздохнул с облегчением. Значит, точно не Огненный волк. Волки в боевой форме так ярко полыхали огнем, что Тесса точно узнала бы их даже в темноте.

Тимофей присел рядом с Кариной и положил руку на грудь Ильи. Тот, хоть и не двигался, но тихонько дышал. Значит, жив. Димка приподнял края разорванной окровавленной футболки и страдальчески поморщился.

– Выглядит не очень, – сообщил он. – Хорошо еще, что внутренности не вывалились! Придется швы накладывать.

– Разве оборотни не способны самоисцеляться? – озадаченно спросил Тимофей.

– Способны, но иногда и нам нужна помощь, – сказала Тесса. – Иногда для исцеления достаточно перекинуться в пантеру, но Илья сейчас не в том состоянии. Лучше наложить швы, чтобы все срослось как надо. В Клыково есть врачи, которым можно доверять? Мы же никого, кроме вас, здесь не знаем.

– Евгения Белявская, – тут же вспомнил Димка. – Она лечила меня. Хорошая женщина… Кстати, она видела того древесного монстра, поэтому немного знакома с миром сверхъестественного и знает о метаморфах, поскольку работала в «Геликоне».

– Кто она? – поинтересовалась Тесса.

– Главный врач местной больницы, – пояснил Тимофей. – Да… Я согласен, что другого выхода у нас нет. Надо доставить его туда.

– Каким образом? – спросила Карина.

– Я могла бы его поднять… – Тесса окинула Илью задумчивым взглядом. – Но лучше нести его в горизонтальном положении, а мне это не удастся.

– Придется соорудить носилки из подручных средств, – решил Тимофей. – Мы проходили в школе, помнишь, Димка?

– Смутно, – признался Трофимов. – Может, я эти уроки прогулял?

Тимофей отыскал поблизости две длинные прямые березки и сломал их. Тесса и Карина помогли ему обломать с них ветки. Затем они разложили на земле три куртки, уложили на них жерди и застегнули куртки на все кнопки и молнии. На импровизированные носилки аккуратно переместили бесчувственного Илью. Тесса приложила к ране парня скомканную футболку и прижала рукой, а Тимофей и Димка подняли его и потащили к проселочной дороге.

– Нужно поторопиться, – взволнованно сказала девушка. – Процесс заживления, возможно, уже начался. Если быстро не наложить швы, рана может не закрыться вовсе. Либо останется кривой шрам…

Они ускорили шаг.

– Я бы перенесся с ним за пару секунд, – проговорил Димка, – но такую тушу мне не удержать. К тому же его и правда сейчас лучше не трясти.

– Верно, – кивнула Карина. – Но больница уже недалеко отсюда… Так что шагаем поживее!

И вскоре они внесли Илью в приемный покой, растревожив сонных санитарок.

В небольшом Клыково очень редко происходили несчастные случаи, поэтому появление пятерых окровавленных подростков, один из которых к тому же был без сознания, всех порядком взбудоражило.

Димка сразу потребовал пригласить Евгению Белявскую. Сначала его никто и слушать не хотел, но он поднял такой крик, что Белявской позвонили прямо домой.

– Евгения, вы еще не спите? – обеспокоенно спросила медсестра из приемного покоя, когда Евгения ответила на звонок. – У нас тут нервные молодые люди, которые утверждают, что им нужны только вы.

– Что за молодежь? – не поняла Евгения.

– Вы меня лечили, – крикнул в трубку Димка, перегнувшись через стойку. – Дело жизни и смерти!

Белявская попросила передать трубку ему. Димка вкратце рассказал о том, что случилось с Ильей, и попросил ее приехать.

– Он – необычный пациент, – вполголоса добавил Трофимов. – Вы должны понимать… Приезжайте, пожалуйста, лично, вы нам сейчас очень нужны!

Евгения мало что поняла, но пообещала приехать. Она велела санитарам промыть рану и быстро готовить парня к операции.

– Буду через пять минут, – завершила она разговор и повесила трубку.

Илью увезли в операционную, а Димка оглянулся на притихших друзей.

– А ты умеешь добиваться своего, – с уважением произнесла Тесса.

– Я об этом не понаслышке знаю, – улыбнулась Карина.

– Думаю, все будет хорошо, – сказал Тимофей.

– Как будем все это объяснять полиции? – спросил Димка.

– Не придется. Все знают, что недавно какой-то зверь ободрал в лесу человека, – сказал Тимофей. – Скажем, что та же тварь напала и на Илью. Лишь бы он сам там чего лишнего не наговорил.

– Не наговорит. – Тесса улыбнулась впервые за этот вечер. – Ему дадут наркоз, после которого он несколько часов проспит. И никто его не разбудит, потому что в такие моменты оборотень находится в некоем подобии комы. Пока он спит, его тело самоисцеляется. Так что поговорить с Ильей смогут лишь на следующий день.

– Значит, сначала придут к нам, – заметил Димка.

Через несколько минут появилась Евгения Белявская, которую шериф собственноручно привез на своей машине. Пока Евгения накладывала Илье швы, Тимофей, Димка, Карина и Тесса прямо в приемном покое отвечали на вопросы Владимира Мезенцева.

– Что с вами случилось? – поинтересовался шериф.

– Нападение зверя, – ответила Тесса. – Мы гуляли по лесу, а тварь набросилась на нас из-за кустов.

– Гуляли все вместе? – внимательно посмотрел на нее Мезенцев.

– Нет, вдвоем. Ребят я позвала позже, чтобы помогли дотащить Илью до больницы.

– Почему не вызвали «скорую» прямо туда?

Тесса застыла, затем медленно произнесла:

– Паника. Я об этом даже не подумала…

– Вы успели разглядеть зверя?

– Нет, было уже довольно темно.

– Вы, ребята, не местные? Кажется, я не видел вас в Клыково.

– Из Санкт-Эринбурга, – сказала Тесса. – Сегодня приехали сюда на автобусе.

– Чтобы погулять ночью по лесу? – недоверчиво усмехнулся шериф.

– Они приехали к нам в гости, – вступил Тимофей. – Это мои друзья, и мы не виделись с тех пор, как я начал учиться в академии.

– Понятно, – вздохнул шериф. – И последнее… Сможете показать место, где все случилось?

– Конечно, – ответила Тесса. – Как Илья? – торопливо спросила она у Белявской, которая вышла из операционной, вытирая руки полотенцем.

– С ним все будет хорошо, – устало ответила та. – Можете не беспокоиться.

– Что ж, прокатимся? – предложил девушке шериф. – Я вызову егерей, чтобы осмотрели окрестности.

– Сейчас? – удивилась Тесса. – Но ведь поздно уже.

– По горячим следам, – пояснил Мезенцев.

– Поезжай, а мы тут посидим, – сказал Тессе Тимофей. – Покажешь там все, а потом вернешься. Мы вас дождемся.

Тесса кивнула, поднимаясь с диванчика, и они с шерифом направились к выходу из больницы.

– Ну а ты как поживаешь, бывший пациент? – обратилась Евгения к Димке.

– Все отлично, – широко улыбнулся Трофимов. – Вы – просто потрясающий врач!

– Теперь, когда шериф уехал, может, объясните, почему вы выдернули меня из дому на ночь глядя? – поинтересовалась Белявская.

– Простите, – напрямую сказала Карина, – но доверять мы можем только вам.

– Вы, когда зашивали Илью… Ничего необычного не заметили? – спросил Димка.

Евгения Белявская как-то странно на него взглянула, затем присела рядом на место Тессы.

– Ты о том, что его кровь очень быстро остановилась, а раны уменьшаются чуть ли не на глазах? – тихо спросила она. – Конечно, я это заметила. Особенно после того, как наложила последние швы.

– И вас это не удивило? – осторожно спросил Тимофей.

– Честно говоря, после вашего звонка я ожидала чего-то подобного, – призналась Белявская. – Когда работала в «Геликоне», я видела много странного. Ваш друг… Кто он? Кто-то из этих? Тех странных людей, что иногда мелькают в новостях?

– Да, – подтвердил Димка. – А можно вас попросить никому об этом не рассказывать? Мы специально притащили его именно сюда… Именно к вам. Именно потому, что вас сложно чем-то удивить.

– Я, конечно, напишу отчет… Но опущу некоторые подробности, – пообещала Евгения. – Не хочу лишней шумихи вокруг нашей больницы. Нам сенсации ни к чему, Клыково славится своей тихой, размеренной жизнью. Но и вы должны пообещать кое-то.

– Все что угодно! – заверил ее Димка.

– Я знаю, что в вашей академии учатся не обычные дети… Это не мое дело, но иногда и до нас доходят некоторые слухи… Я не хочу знать лишнего, но прошу вас помочь следствию. В интересах всего нашего города – остановить монстра. Мы знаем, что убийца – не простой зверь. Шерифу потребуется ваша помощь, и вы должны ее оказать.

– Мы поможем, – тут же пообещала Карина. – Сделаем все, что в наших силах, чтобы остановить гада.

– Спасибо вам, – поблагодарила Белявская Тимофея. – Мы этого не забудем.

12

Утро выходного дня

Время Темных охотников

Ранним утром, еще до рассвета, шерифу пришлось вернуться в дом, куда они с Борисом Макарским заходили накануне вечером. Его привели туда кровавые следы, тянущиеся из леса, где на молодую парочку напал дикий зверь. Осмотр поляны мало что дал – лишь сломанные кусты и деревья да еще следы борьбы на земле и пятна крови. Шериф планировал с утра отправить туда экспертов, но жуткая находка в доме заставила его передумать. В первую очередь следственная бригада требовалась здесь.

Владимир Мезенцев, скрестив руки на груди, стоял посреди разгромленной гостиной и наблюдал за работой своих коллег. Эксперты фотографировали тело на полу, многочисленные следы и исцарапанную дверь, сорванную с петель.

– Глазам своим не верю, – качал головой Борис Макарский. – Когда же это случилось? Сразу после нашего ухода?

– Похоже на то…

– Нам следовало остаться. Выставить наблюдение за домом!

– Сейчас уже поздно, к сожалению.

Шериф присел у двери, валявшейся в центре гостиной, и приложил ладонь к следам когтей. Судя по их длине, кисть монстра была в полтора раза больше человеческой.

– Кого же мы ищем, зверя или человека? – тихо пробормотал он.

– В дом точно вломился зверь, – проговорил Макарский. – Он вышиб дверь и напал на хозяйку…

– Но раны на ее запястьях и щиколотках? – возразил шериф. – Они оставлены кинжалами либо длинными гвоздями… Это уже сделал человек.

– Мы нашли не только звериные следы, – сказал Виктор Шилов, появившийся из кухни. – Кровавые отпечатки кроссовок прямо в доме. Мужские и женские, судя по размеру. Может, у нас тут целая банда орудует?

Мезенцев вдруг вспомнил подростков в больнице. Три парня и две девушки. Все были в кроссовках. Студентов академии он сразу отмел, поскольку хорошо знал всех троих и частенько встречал их на улицах города. А вот двое приезжих… Уж больно странной показалась ему эта Тесса. Когда они отправились в лес, она будто что-то недоговаривала.

– Сколько пар следов вы нашли? – тихо спросил он.

– На первый взгляд будто две, – ответил Виктор.

– Эти люди были в доме в момент нападения?

– Скорее, сразу после него. – Молодой полицейский двинулся по коридору, стараясь не наступать на засохшие темные пятна. – Зверь сначала царапал дверь когтями, затем вломился в дом и набросился на хозяйку. Здесь явно видны следы потасовки… Другие вошли позже, они ступали уже по крови, потому и наследили. Думаю, они спугнули зверя, и он выскочил в окно спальни. Там есть смазанные отпечатки здоровенных лап. А затем наши незваные гости побежали за ним.

– Вот придурки малолетние! – бросил в сердцах шериф. – А вчера мне ничего об этом не сказали!

– Думаешь, это те самые? Из больницы? – с сомнением покосился на него Макарский.

– Уверен в этом! Зверь набросился на них в сотне метров отсюда. Это не может быть простым совпадением. Они его преследовали. Видно, решили в героев поиграть!

– Но кто тогда пригвоздил хозяйку к полу? – с недоумением спросил Виктор. – Если это не зверь, значит, здесь в тот момент был еще кто-то. И когда подростки понеслись за животным, этот кто-то спокойно вышел из дома.

– Снимите мне все отпечатки, какие удастся найти! – приказал шериф своим коллегам, а сам вытащил из кармана сотовый и набрал номер Евгении Белявской.

– Женя, это я, – сказал Владимир, когда она ответила на звонок. – Твой вчерашний пациент с заштопанным брюхом еще в больнице?

– Знаешь, я сама хотела тебе звонить, – взволнованно ответила Евгения. – Парень исчез под утро. Выбрался из окна третьего этажа и был таков. Представляешь? Это после операции-то! Конечно, он ничего не украл и не совершил ничего противозаконного… Но обычно наши пациенты уходят из больницы более привычным способом. Да и не сбегают под покровом ночи.

– Нечто подобное я и предполагал, – нахмурился шериф. – Что ж, придется поговорить с их приятелями из академии. Как их там, Зверев и Трофимов?

– Думаешь, они в чем-то замешаны? – забеспокоилась Евгения.

– У нас тут еще одно убийство. На этот раз жертвой стала жена Рычкова.

– Господи!

– Надеюсь, эти ребята с ним никак не связаны.

Убрав телефон, шериф повернулся и увидел Влада Пивоварова и Германа Подольского. Журналисты вошли в дом, приподняв предупредительные ленты, и застыли на пороге, потрясенные открывшейся картиной. Пивоваров уже поднял фотоаппарат.

– Э, нет! – гневно воскликнул Мезенцев. – Вам здесь точно делать нечего!

Пивоваров начал громко возмущаться, обвиняя полицию в препятствовании прессе, но никто не стал его слушать. Виктор и Борис Макарский не без злорадного удовольствия вытолкали обоих репортеров из дома, не обращая внимания на протесты.

* * *

Утро выходного дня Тимофей начал с пробежки по стадиону академии. Занятий сегодня не планировалось, поэтому большинство студентов еще мирно спали в своих постелях. Когда Тимофей уходил из комнаты, Стас уже умывался, а Димка тихо похрапывал. Вчера они вернулись в общежитие за полночь, так что пришлось снова лезть через окно второго этажа. Благо, комендант общаги Олег Ерофеев знал, что некоторые студенты возвращаются поздно, и не закрывал окно в коридоре на задвижку.

«Можете шляться где хотите и возвращаться в общежитие хоть под утро! Это ваши проблемы, что вы потом засыпаете, сидя на уроках. Но если о ваших вылазках узнает Лариса Аркадьевна или директриса, я лично посажу вас на цепь в подвале!» – заявил он как-то в общей гостиной. Тогда все молча кивнули, принимая правила игры.

Вернувшись со стадиона, Тимофей увидел, что Стас поставил у окна свой мольберт и водит по нему карандашом, сидя прямо на подоконнике. В этом верзиле странным образом сочетались таланты отличного художника и лучшего баскетболиста академии.

– Что рисуешь? – поинтересовался Зверев, стаскивая взмокшую футболку.

– Пока еще сам не знаю, – пожал плечами Стас. – Алена Сухорукова говорила, что планирует в галерее музея выставку работ художников Клыково. Хочу, чтобы и мои картины там вывесили. Пусть хоть люди посмотрят.

– А мне покажешь?

Тимофей попытался сунуть нос за мольберт, но Кащеев с улыбкой отпихнул его назад.

– Пока тут не на что смотреть! – заявил он. – На завтрак в столовую пойдешь?

– Сегодня мы завтракаем с Лизой, – сказал Тимофей. – Так что придется тебе разбудить Трофимова.

– Если сам не встанет через полчаса, окачу его из ведра, – пообещал Стас.

– Вряд ли он этому обрадуется. Вчера мы пришли очень поздно… На Илью с Тессой напал монстр, убивший недавно в лесу человека.

Стас оторвался от рисования и изумленно уставился на Тимофея.

– Огненный волк? – вдруг спросил он.

– Это точно не они, – заверил его Тимофей. – Я тоже в первую очередь подумал о них…

– Не нравится мне все это, – подумав, признался Стас. – Я слышал, что волков видели в окрестностях Клыково. И эти слухи доходят все чаще… Вы теперь знаете нашу с Алисой историю. Поначалу я думал, что Огненные волки появились здесь не просто так. Что, если они ищут нас? Когда мы впервые о них услышали, хотели даже сбежать из академии…

– Не нужно, – испугался Тимофей. – Вы здесь под хорошей защитой! А если сбежите, кто поручится за вашу безопасность? К тому же я бы не хотел терять таких друзей.

Стас грустно улыбнулся ему и вернулся к своему рисованию.

– Раз в убийстве замешаны не Огненные волки, мы еще подождем, – тихо сказал он. – Но кто знает, что там будет дальше? Возможно, нам все же придется удрать… Но обещаю: если до этого дойдет, вас мы обязательно предупредим.

– Надеюсь, что не дойдет, – пробормотал Тимофей. Ему и правда не хотелось терять Стаса и Алису. Они были замечательные ребята.

Приняв душ, он переоделся в обычную одежду, оставив ученическую форму на спинке стула, и отправился к Зверевым.

* * *

Егор Зверев и Владимир Добрынин – Стрелец и Козерог – выехали в Ягужино ранним утром. Егор был даже рад, что Добрынин согласился поехать с ним. Путь предстоял неблизкий, Звереву пришлось бы несколько часов провести за рулем.

Вдвоем они могли при необходимости подменить друг друга.

– Тебе приходилось раньше бывать в Ягужино? – спросил Козерог, когда они выбрались из Клыково на главное шоссе.

– Нет, это моя первая поездка туда, – признался Зверев. – А тебе?

– Был несколько лет назад, – ответил Добрынин. – Довольно милая деревушка в очень живописной местности. Красивые домики, церквушка, озеро неподалеку. Многим нравится… Тем, кто не знает историю тех мест.

– А что там случилось?

– Помнишь хроники старых времен? Легенду о сестрах-графинях Ягужинских и Илларионе Чернорукове? Юным Первородным об этом в академии рассказывают.

– О, – протянул Егор. – Историю помню. Так это произошло в тех краях…

– И отголоски тех событий все еще долетают до наших дней. Это еще один довод в пользу того, что черных магов нужно держать в узде, – кивнул Добрынин. – Особенно тех, кто озабочен поисками бессмертия.

– История Ирмы Морозовой – лишнее тому подтверждение, – согласился Зверев. – Эта стерва едва не прикончила Тимофея.

– Наши дети тогда были слабы и неопытны, – улыбнулся Владимир Добрынин. – Сейчас они уже неплохо подготовлены к любому повороту событий. Занятия с Канто, тренировки в подземном лабиринте – все это приносит свои плоды. К тому же я здорово гоняю их на уроках физкультуры.

– В столкновениях с черными магами хорошая физическая форма не главное, – заметил Егор. – Иногда против магии срабатывает только другая магия.

– А это уже забота других преподавателей. Не переживай. Подготовка юных Первородных идет строго по плану и в соответствии с нашими замыслами. Если бы еще они сами постоянно не влезали в неприятности…

– Вспомни нас в их годы, – усмехнулся Егор. – Мы творили вещи и похуже. И нас тоже мало беспокоило мнение взрослых на этот счет.

– Верно, – кивнул Добрынин. – Если бы мои дети вытворяли то, что делал я в их возрасте, я бы порол их целыми днями без всякой пощады!

Они громко расхохотались.

За разговорами время летело незаметно. Вскоре природа за окнами автомобиля начала меняться. Вдоль шоссе теперь колыхалась высокая сухая трава, лес стал гораздо реже, а вскоре ельники и дубравы сменились красивыми березовыми рощами. Вдали виднелись небольшие одиночные домики и сельскохозяйственные ангары. Владимир Добрынин выглянул в заднее окно. На многие километры позади дорога была пуста, словно кроме них в этом направлении больше никто не ездил.

13

Хватит нервничать, шериф…

Время Темных охотников

Из дома Рычковых Владимир Мезенцев поехал в полицейский участок. Служителям закона пришлось разделиться. Виктор и Борис Макарский еще работали на месте преступления, а шериф с другой бригадой решил более тщательно осмотреть лесную поляну, где этой ночью зверь напал на парочку из Санкт-Эринбурга.

Неподалеку от участка шериф заметил Германа Подольского. Юный журналист сидел на лавочке у сквера и болтал с двумя незнакомыми парнями лет двадцати пяти.

Мезенцев громко чертыхнулся. Раз Герман здесь, значит, и Пивоваров где-то поблизости. И он не ошибся. Влад ждал его в участке с крайне недовольным видом.

– Что же ты, шериф? – возмущенно буркнул он, увидев Мезенцева. – Я думал, мы с тобой теперь заодно и будем действовать сообща, но ты не слишком торопишься посвящать меня в ход своих расследований!

– Убийство Рычковых не имеет никакого отношения к тому, о чем мы с тобой говорили, – устало заметил Мезенцев.

– Откуда такая уверенность? В Клыково снова стряслось нечто жуткое, а ты мне даже ничего не сказал! Приходится все узнавать у других людей!

– Не нужно повышать голос.

– Да мне плевать! Пусть хоть все услышат. Мне, в отличие от тебя, скрывать нечего! – воскликнул Пивоваров.

– В мой кабинет, живо! – жестко приказал Мезенцев.

Влад счел за лучшее умолкнуть и быстро последовал за ним. Мезенцев бросил сумку с документами на диван и включил ноутбук, стоящий на письменном столе.

– Я согласился помогать тебе, но не в открытую! – гневно заявил шериф. – И не думай, что теперь тебе дозволено совать нос в ход полицейского расследования! Есть вещи, которые журналистам вроде тебя лучше не знать!

– Но я думал…

– Меня не интересует, что ты там думал! Хочешь помочь – помогай! Но если будешь путаться под ногами…

– Хватит нервничать, шериф, – произнес Пивоваров снисходительным тоном. – Мы оба погорячились, и будет! Прости, если я сделал что-то не то, но я просто не знал, как реагировать на твое пренебрежение. Особенно после того, как я спас тебе жизнь.

Мезенцев глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться.

Этот репортер бесил его все больше. Но показывать ему свой гнев не стоило. Пивоваров еще мог принести пользу, а это перевешивало все, даже его мерзкий характер.

Владимир молча развернул ноутбук так, чтобы журналист его тоже видел.

– Тебе удалось что-то найти? – заинтересованно спросил Пивоваров, усаживаясь на стул.

– Просто хочу поделиться с тобой кое-какими соображениями, – нехотя признался шериф.

– Внимательно тебя слушаю!

– Давай вернемся на несколько месяцев назад… В день, когда твой сын приехал в Клыково. Я нашел записи камеры слежения, установленной на площади неподалеку от кафе «Одноглазый валет».

Он нажал кнопку воспроизведения, и Влад увидел на экране ноутбука своего сына, выходящего из знакомого кафе. Сердце Пивоварова болезненно сжалось, но он ничего не сказал.

– Взгляни. – Шериф остановил запись. Затем показал в левый нижний угол экрана. – Мы заметили это не сразу, только при более детальном рассмотрении…

Присмотревшись, Влад увидел в стеклянной витрине кафе отражение большого черного внедорожника. И даже пару цифр номера, частично заляпанного грязью.

– Поиски машины ничего не дали, – сказал Владимир. – Но ты и сам прекрасно об этом знаешь… Интересно другое. Эта же камера зафиксировала странные вспышки света в ночь, когда погиб мэр Белобров. Ее объектив установлен слишком низко, и камера не может фиксировать происходящее на крыше мэрии, но тем не менее…

– Вспышки света на крыше? – нахмурился Пивоваров. – Он что там, фотографировал, прежде чем спрыгнуть вниз?

– Кто знает… – пожал плечами Мезенцев. – Поэтому я и вспомнил об этой старой записи. Со смертью мэра тоже не все ясно. Сигнал поступил на наш пульт ранним утром, но, когда мы прибыли на площадь, там уже вовсю работали специалисты из Санкт-Эринбурга.

– Вышестоящая служба? – не понял Пивоваров. – Департамент безопасности, что ли? Откуда они-то взялись?

– Когда я приехал к мэрии, тело уже погрузили в машину. Там уже собралась целая толпа из местных, в том числе и жена мэра. Они сообщили, что мэр сбросился с кровли… Я вообще ничего не понял. Почему тело забирают другие люди? И кто они вообще такие? Но вместо ответа на мои вопросы мне посоветовали заткнуться и отправляться обратно в свой участок. Дескать, сами со всем разберутся.

– И ты послушался? – изумился Влад Пивоваров.

– А что еще мне оставалось? Когда сами градоправители приказывают мне отвалить?! Вот тогда я и вспомнил о твоих словах.

– Заговор! – удовлетворенно кивнул Пивоваров. – Мои догадки подтверждаются! Есть люди, которым выгодно хранить в тайне чертовщину, которая здесь творится! Возможно, мэр и не бросался с крыши. Что, если его тоже прикончили?

– Я подумал о том же, – согласился шериф. – Но дело быстро замяли, а тело уже успели кремировать. Новоиспеченную вдову все устраивает, город потихоньку готовится к выборам нового мэра. Но случившееся не дает мне покоя. Я терпеть не могу людей, уверенных в собственном превосходстве над другими! И хочу вывести их на чистую воду.

– В этом наши желания совпадают, – тихо сказал Пивоваров, глядя на экран. – Это все, что ты хотел мне сказать?

– Нет, это лишь начало! Черный внедорожник. – Шериф постучал по экрану авторучкой. – Не так давно между Клыково и Новым Ингершамом произошла авария. Дочь Егора Зверева Оксана, его приемный сын Тимофей и Лиза, та девушка, о которой в последнее время столько говорят, вылетели с дороги и едва не погибли. С трассы их столкнул неизвестный черный внедорожник…

– Вот как?! – заинтересованно протянул журналист. – Я даже не слышал об этом инциденте…

– Погибших, к счастью, нет, поэтому история не получила широкой огласки. Дорожные службы по моему запросу переслали нам несколько фотографий той машины, сделанных дорожными камерами…

Он нажал несколько клавиш, и картинка на экране ноутбука сменилась. Влад Пивоваров увидел слегка размытую фотографию, сделанную на какой-то стоянке. В черный внедорожник садился человек в черной одежде. Его лицо было невозможно разглядеть, но фигура явно принадлежала женщине. Номер машины был заляпан засохшей грязью, но последние две цифры частично просматривались.

– Это тот же самый номер! – потрясенно воскликнул Влад. – Та же самая машина?!

– И последний кадр, – сказал Мезенцев, проигнорировав его вопрос и продолжая щелкать клавиатурой. – Сделан дорожной камерой уже здесь, в Клыково, причем совсем недавно. Водитель превысил скорость, поэтому и попал в поле зрения…

На экране появился уже знакомый черный внедорожник, несущийся по узкой дороге где-то на окраине Клыково. За его рулем сидела женщина в темных очках, закрывающих верхнюю половину лица.

– Едет со стороны усадьбы Егора Зверева, – пояснил шериф. – Больше в той стороне никто не живет, дом стоит на некотором отдалении от города. Номера снова старательно замазаны грязью. Цифр не видно вовсе, но я почему-то твердо уверен, что это та же машина!

– Дьявол! – возбужденно воскликнул Пивоваров, ерзая на стуле.

– Человек, – возразил шериф. – А точнее, женщина! Одна и та же личность, причастная ко всем перечисленным преступлениям.

– Это Ангелина?! Как считаешь, похожа?

– Зверева? – с сомнением взглянул на фотографию шериф. – Вряд ли. Не думаю, что она стала бы подвергать опасности своего сына. В той аварии сам Тимофей мог серьезно пострадать.

– Она могла и не знать, что он тоже сидит в машине! А пыталась угробить дочек Зверева от первого брака!

– К чему ей это?

– Ну, знаешь ли… Состояние Егора Зверева впечатляет! Деньги, особняк, квартиры, успешная киностудия, наконец! Чем меньше наследников, тем лучше. Может, она решила избавиться от претендентов на будущее наследство? Чтобы ее сыночку досталась большая доля.

– Об этом я как-то не думал, – признался Мезенцев.

– Ангелина Зверева, – задумчиво пробормотал Пивоваров. – Я просто уверен, что она связана не только со всеми погибшими, но и с этим черным внедорожником… Журналистское чутье, интуиция, называй это как хочешь. Но мое чутье еще ни разу меня не подводило! А ты узнавал о владельце этой машины?

– Это сложнее, чем ты думаешь. По двум-то цифрам номера… Но Ангелине внедорожник не принадлежит. Как и Егору Звереву. На них зарегистрированы совершенно другие машины.

– Это ничего не значит! – заявил Пивоваров. – Она или ее сообщники запросто могли его угнать.

– Поэтому сейчас я ищу в базе данных по угнанным за последние годы машинам. Но пока ничего не обнаружил.

* * *

Тимофея впустила в дом горничная Вика. – Привет, – улыбнулся он. – А Лиза уже встала?

– Она в гостиной, – ответила девушка. – Ты будешь завтракать со всеми? – Нет, – покачал головой Зверев. – Мы сейчас уйдем. Тем более что отец уехал, а с остальными обитателями этого дома я не хочу сидеть за одним столом. Отравят еще.

Вика не сдержалась и громко прыснула. Тимофей вошел в гостиную и замер. Рядом с Лизой на диване сидела Оксана Зверева.

– Тим! – радостно взвизгнула Оксана, едва он вошел в комнату. В следующее мгновение она уже висела у него на шее, обнимая и тормоша. – Как же я рада тебя видеть!

– Когда ты вернулась?! – изумленно воскликнул он.

– Да только сегодня утром!

– И мать тоже прилетела?

– Разумеется! Она тебе еще не звонила?

– Нет… Но она вообще не ставит меня в известность о своих перемещениях в пространстве.

Оксана выглядела просто сногсшибательно. Стройная, покрытая шоколадным загаром, с новой модной стрижкой. Она просто излучала веселье и энергию.

– А я уже все про вас знаю, влюбленные голубки! – Оксана снова плюхнулась на диван и усадила Тимофея рядом. – Очень за вас рада! Ну давайте, рассказывайте, что тут еще произошло интересного, пока меня не было!

Тимофей уже открыл рот, но в этот момент в гостиную заглянула Анфиса в длинном халате, помятая и невыспавшаяся, с растрепанными волосами. При виде Оксаны она недовольно фыркнула.

– А я думаю, с чего тут такой шум?!

– Я тоже очень по тебе соскучилась, – и глазом не моргнула Оксана.

Анфиса лишь скорчила презрительную гримасу и ушла наверх.

– Некоторые вещи не меняются, – усмехнулась Оксана. – Чем она опять недовольна?

– Отец рано утром уехал по делам, а с ней даже не попрощался, – пояснила Лиза.

– А чего с ней прощаться, если она спит до обеда?

– У них уже давно разлад. В последнее время они постоянно ругаются.

– Ну это не новость. А как поживает Ирина? – спросила Оксана. – Продолжает отравлять жизнь всем окружающим?

– Продолжает, – ответила Лиза. – Но в последнее время гораздо меньше. Видимо, начинает привыкать к моему обществу.

В животе у Тимофея громко заурчало. Лиза тут же встрепенулась.

– Мы же собирались позавтракать вместе! Я сама уже с ног валюсь от голода.

– Если не возражаете, я с вами, – подняла руку Оксана. – Куда собираетесь?

– В кафе при музее.

– Отлично, я отвезу вас на своей машине! Хоть расскажете мне обо всем, что я пропустила.

И, схватив с журнального столика ключи, Оксана быстро потащила ребят за собой. Тимофей поймал себя на мысли, что ему сильно не хватало сестры. Жизнерадостная Оксана умела заряжать всех окружающих своим позитивом, и в ее присутствии даже самые серьезные проблемы казались пустяками.

Однако мать все еще не дала о себе знать. Интересно почему?

14

Поездка в Ягужино

Время Темных охотников

Через пару часов пути Егор Зверев и Владимир Добрынин заметили у края дороги старый деревянный указатель с надписью «Ягужино». А еще через несколько минут перед ними раскинулась небольшая деревушка, окруженная живописными зелеными холмами и лесом.

За деревней поблескивало большое озеро, в котором отражались белоснежные облака, вяло плывущие по синему небу. Казалось, здесь даже климат другой. В то время, когда над Клыково постоянно кружили темные тучи и стоял сизый туман, над Ягужино ярко светило солнце.

Вскоре они уже ехали по узким улочкам мимо аккуратных домиков, стоящих ровными рядами. Миновали старенький кинотеатр, несколько одноэтажных магазинов и маленькое кафе. Несколько минут спустя машина Егора выехала на круглую площадь перед старинной церковью.

Они остановились и вышли, чтобы размять ноги и затекшие спины.

– Выходной день, – заметил Добрынин, осматривая окрестности. – Нам нужно в паспортный стол? Или в полицию?

На площади никого не было, казалось, во всем Ягужино сейчас нет ни души. Однако из труб окрестных домов вились дымки, вдалеке лаяли собаки и мычали коровы. Из церкви вышла старушка, и Егор, нагнав ее, спросил:

– Простите, вы не подскажете, где тут у вас ближайший полицейский участок?

– А что случилось-то? – тут же переполошилась бабушка.

– Да мы просто хотим проконсультироваться, – успокоил ее Егор.

– Господи! Напугали-то как, – отмахнулась она. – Места у нас спокойные, полиция почти ничем не занимается. А если уж кто туда обращается, значит, все, конец света! А участок там. – Она ткнула пальцем в неприметное серое здание рядом с продовольственным магазином. – И не ближайший, а единственный на всю деревню!

Зверев поблагодарил ее, и старушка засеменила прочь.

– Это тебе не Клыково, – сказал Добрынин, хмуро переглянувшись с Егором. – У нас полиции без дела сидеть не приходится. Особенно с некоторых пор.

Они вошли в полицейский участок и огляделись. Судя по табличкам, закрепленным на стене в вестибюле, в этом же здании располагались и жилищная контора, и паспортный стол, и даже загс.

– Удобно, – хохотнул Добрынин. – Не придется по всей деревне носиться.

У самого входа в участок за стеклянной перегородкой мирно дремал полицейский лет пятидесяти. Слегка заплывший жирком, лысоватый, красноносый.

Когда хлопнула дверь, страж порядка резко проснулся, подскочив на сиденье, и едва не рухнул со стула.

– Добрый день, – вежливо кивнул ему Добрынин. – Мы вас не сильно напугали?

– Я не спал! – почти крикнул полицейский, хлопая спросонья осоловевшими глазами. – А вы кто, собственно?

– Здравствуйте, – сказал Егор Зверев. – Не могли бы вы нам помочь? Я разыскиваю родственников своей покойной жены. Не общались много лет, а теперь вот хочу восстановить семейные связи. Они живут где-то здесь, в Ягужино. Их фамилия Вяземские. Нам бы адрес либо какие-то контакты.

Полицейский вздохнул с явным облегчением, затем почесал в затылке.

– Конечно, минуточку, – буркнул он, придвигаясь к старенькому компьютеру.

Печатал он одним пальцем и так медленно, что Стрелец и Козерог начали потихоньку терять терпение.

– А ваша жена, значит, отсюда родом? – между делом спросил полицейский.

– Да, она родилась в Ягужино.

– В каком году? – последовал вопрос.

Егору пришлось напрячь память, чтобы ответить.

– Сорок лет назад, – подсчитал он.

Полицейский тоже долго считал что-то в уме, затем взглянул на экран монитора и озадаченно нахмурился.

– Как ее звали, говорите?

– Кларисса Вяземская.

– Кхм… – Страж порядка аж взмок от умственного напряжения.

– Что вы там нашли? – Егор уже сгорал от нетерпения.

– Видите ли… В Ягужино никогда не рождалась девочка с таким странным именем, – ответил полицейский. – Скажу больше… Здесь даже никогда не жили люди с такой фамилией.

– Что? – вскинул брови Владимир Добрынин. – Ошибки быть не может?

– Исключено! – с гордостью заявил полицейский. – У нас тут и паспортный стол, и полицейский участок, а база данных одна на всех! Где бы ни родилась ваша жена, но точно не здесь… Если только Кларисса Вяземская ее настоящее имя.

Стрелец и Козерог изумленно переглянулись.

* * *

– Когда состоится премьера вашего мюзикла? – спросила Оксана у Тимофея. – Уже не терпится посмотреть, на что вы способны.

– Чуть меньше месяца осталось, – ответил Зверев. – Вот Олег и сходит с ума. Всех артистов уже достал своими придирками.

– Типичный режиссер, – кивнула Оксана. – Знакомая ситуация. Чем ближе день премьеры, тем больше волнений.

Они сидели в музейном кафе. Часть зала еще была огорожена после недавнего инцидента с призраком, там шел ремонт. Официанты, которые хорошо знали Лизу, не стали брать с компании деньги за кофе и булочки, но за мороженое заплатить пришлось. Однако оно того стоило, Тимофей в жизни ничего вкуснее не пробовал.

– А у Ангелины скоро еще одна громкая премьера, – сообщила Оксана. – Ожидается масштабное мероприятие в одном из крупнейших кинотеатров Санкт-Эринбурга, так что мы очень вовремя приехали.

– Я понятия не имел, – признался Тимофей. – Она ничего мне не говорила.

– А ты в этом фильме тоже снималась? – поинтересовалась Лиза.

– Нет, я была занята в сериале вместе с Олегом Дубровским, – ответила Оксана. – Но если хотите, могу достать вам приглашения на премьеру. Только это будет в Санкт-Эринбурге.

– Я с удовольствием, – оживилась Лиза. – Если только у меня будет в тот день выходной.

– Ты можешь поменяться с Марьяной, – сказал Тимофей.

– Теперь да, – согласилась Лиза. – С тех пор как исчез призрак, Марьяна остается в музее совершенно спокойно. Да и Алена Александровна стала гораздо приветливее и спокойнее.

– Ужасная история, – выдохнула Оксана. – Не знаю, что бы я чувствовала на твоем месте…

– Все позади, – отмахнулась Лиза. – Я не знала Клариссу, поэтому не сильно переживаю по этому поводу. Анфиса, когда узнала, распсиховалась гораздо сильнее меня. Но она в последнее время постоянно на взводе, так что это уже никого не удивляет.

– Их брак с отцом трещит по швам, – задумчиво произнесла Оксана, помешивая ложечкой остатки мороженого в креманке. – Оно и неудивительно. Сколько можно терпеть ее выходки?

– Егор вчера получил приглашение на торжественный прием у Татьяны Белобровой, – припомнила Лиза. – Но Анфису не позвали. Из-за этого она разозлилась еще больше.

– Прием? – оживился Тимофей. – Наши «Оракулы» тоже завтра идут. Женя Степанова говорила, что девчонки как с ума посходили, перерыли все шкафы в поисках самых лучших нарядов.

– Алена Александровна и Марьяна тоже приглашены, а музей остается на моем попечении, – сказала Лиза. – Похоже, приглашение не получила только Анфиса…

– Высший свет Клыково продолжает ее игнорировать, – хмыкнула Оксана. – Татьяна Белоброва устраивает эти приемы каждый год, всегда в одно и то же время. Там собираются самые богатые и влиятельные люди города. Видимо, даже смерть мужа не заставила ее изменить эту традицию. Кстати, Анфису на эти вечера никогда не приглашали… Каждый раз ей дают понять, что не хотят видеть ее в своем доме. Немудрено, что она расстроена. Ведь ей так хочется стать частью местной элиты.

– А тебя туда когда-нибудь приглашали? – спросила Лиза.

– Нет. Но я не расстраиваюсь по этому поводу, – хихикнула Оксана. – Лучше я проведу время с вами, чем с этими напыщенными снобами.

Дверь кафе распахнулась, и в зал вошли Влад Пивоваров и Герман Подольский. Увидев ребят, Герман с улыбкой помахал им рукой.

– А это еще кто? – удивилась Оксана. – Симпатичный.

– Новый стажер «Полуночного экспресса» и парень Луизы Соловьевой, – ответила Лиза.

– Ничего себе! – выдохнула Оксана. – Даже Луиза завела себе парня. Как же долго я отсутствовала!

Лиза рассмеялась. А Пивоваров, заметив Тимофея, нахмурил брови, затем направился к их столику. Герман едва за ним поспевал.

– Зверев? – ехидно ухмыльнулся Пивоваров, приближаясь. – А что, твоя мамаша еще не вернулась?

– Нет, – сдержанно ответил Тимофей.

– Черт, когда же она приедет?! У меня к ней множество вопросов, знаешь ли.

– Дождитесь ее и задайте их лично.

Лиза и Оксана удивленно уставились на Пивоварова.

– У меня такое ощущение, что она специально скрывается! – сказал журналист. – Не читает мои сообщения, не отвечает на звонки. Может, ты мне поможешь?

– Сомневаюсь, – невесело усмехнулся Тимофей. – Она и на мои звонки не всегда отвечает…

– Что ты знаешь о близких друзьях своей матери? Среди них есть те, у кого проблемы с законом?

– Странные вопросы вы задаете, – заметила Оксана.

– Странные дела тут творятся, оттого и вопросы такие! – злобно ответил Пивоваров. – Ладно, спрошу прямо! Среди знакомых твоей матери есть убийцы?

Тимофей едва не поперхнулся кофе. Лиза изумленно уставилась на Пивоварова.

– Вы что, пьяны? – тихо спросила она.

– Не понравился вопрос? Знаешь, милочка, у меня тут сына убили недавно. И мать этого щенка к этому причастна.

– Вы в своем уме?! – вскипел Тимофей.

– Что вы несете?! – подхватила Оксана. – Кто дал вам право сыпать обвинениями?!

– У меня много вопросов к Ангелине Зверевой! – пропел Пивоваров. – И она не может бегать от меня вечно. Скоро у твоей мамаши начнутся серьезные проблемы!

– Отойдите от нашего столика! – жестко приказал Тимофей.

Шум привлек внимание официантов.

– Ребята, к вам пристают? – спросил один из них. – Может, полицию вызвать?

– Пока нет, – ухмыльнулся Пивоваров.

– Влад, прекратите, – нервно произнес Герман, оттаскивая его в сторону. – Что вы здесь устроили?!

– Да ничего особенного, – отмахнулся журналист. – Пусть передаст своей мамаше, что над ее головой сгущаются тучи. Я скоро распутаю этот змеиный клубок!

Отпихнув парня, он отправился в туалет, а Герман с виноватым видом подошел к столику Тимофея, Лизы и Оксаны.

– Вы уж простите, – развел он руками. – Признаться, я впервые вижу его в таком состоянии.

– Я тоже, – настороженно сказал Тимофей. – Он что, совсем рехнулся?

– Видимо, угостился чем-то покрепче, чем обычный кофе. Ничего, скоро остынет, – без особой уверенности произнес Герман. – С другой стороны, хорошо, что мы встретились. Мы только что с места преступления. Шериф расследует новое убийство, совершенное этим зверем… И он знает, что ваш знакомый этой ночью сбежал из больницы.

– Илья удрал?! – вскинул брови Тимофей. – Вот тебе раз!

– Мезенцева это тоже сильно удивило, – кивнул Герман. – И он будет искать тебя и Димку для разговора. Просто хочу предупредить.

– Ого! – воскликнула Оксана. – Об этом вы мне не рассказывали.

– Расскажем, – пообещала Лиза. – Скоро посвятим тебя в курс всех местных событий.

– Спасибо, – сдержанно поблагодарил Тимофей Германа. – Но я понятия не имею, где сейчас Илья и Тесса… Не видел их со вчерашнего дня.

– Вот это и сообщишь шерифу, когда он начнет задавать вопросы, – улыбнулся Подольский. – А за поведение Пивоварова еще раз простите. Иногда мне приходится за него краснеть… Да почти постоянно! Повезло же с наставником. Никогда не видел более наглого и беспринципного человека… Эта стажировка дается мне нелегко.

– Зато ты с Луизой познакомился, – сказала Оксана.

– Это верно, – заулыбался Герман. – А ты кто? Кажется, я тебя раньше не видел.

– Ой, извини, – спохватилась Лиза. – Мы же вас не познакомили… Это Оксана.

– Сестра этих двоих. – Зверева с улыбкой протянула Герману руку.

– Очень приятно. Герман Подольский, – представился парень. – Еще раз извините… А мне придется терпеть. От Пивоварова я сейчас никуда не денусь. Имей в виду, Тимофей, что его сейчас отчего-то сильно интересует Ангелина Зверева.

– Что ему нужно от моей матери?! – нахмурился Тимофей.

– Понятия не имею. Кстати, Тим, может, мне как-нибудь взять интервью у тебя самого? Статьи-то писать надо.

– Это еще зачем? – напрягся Зверев. – Я не привык общаться с репортерами.

– Рассказал бы мне о матери, о ее работе в кино. О том, каково это, быть сыном знаменитой кинозвезды. Никакой грязи мне не нужно, только интересные факты.

– Я пока не готов ответить, – честно признался Тимофей. – Но подумаю над твоим предложением.

– Отлично! – обрадовался Герман и, попрощавшись, направился к свободному столику.

Пивоваров снова вернулся в зал. И тут у Тимофея зазвонил телефон. Это был Димка Трофимов.

– Тим, – непривычно серьезно проговорил он, когда Зверев ответил. – Тут шериф приехал. Хочет пообщаться с нами обоими. В твоих интересах как можно скорее вернуться в академию…

– Сейчас приеду, – пообещал Тимофей.

– Тебе в «Пандемониум»? – тут же спросила Оксана. – Хочешь, отвезу?

– Конечно! – кивнул Тимофей. – Как ты удачно вернулась! Не придется бежать всю дорогу. Кстати, мне же еще у Дубровского интервью брать. Он будет дома этим вечером?

– Должен быть, – подумав, ответила Лиза. – Репетиции же сегодня нет.

– Значит, еще увидимся, – обрадовался Зверев.

Расплатившись за заказ, они двинулись к выходу из кафе. Герман помахал им на прощание, а Влад Пивоваров проводил Зверевых мрачным взглядом.

– Я еще выведу вас на чистую воду, – глухо произнес он.

15

Столкновение

Время Темных охотников

– Это что же получается?! – вслух размышлял Егор Зверев, когда они с Добрыниным возвращались обратно в Клыково. – Моя первая жена всю нашу совместную жизнь без зазрения совести лгала мне?! И я ни разу не поймал ее на лжи. Черт, а она была хороша…

– Даже не сомневаюсь, – кивнул Добрынин.

– Она рассказывала мне такие душещипательные истории из своего детства! Слышал бы ты ее… Я и подумать не мог, что это все плод ее воображения.

– Истории могли быть реальными. Но случились не в том месте и с другими людьми. Вопрос в том, зачем ей все это понадобилось?

– Кларисса всегда была очень скрытной, но я и представить не мог, что до такой степени. Значит, она родилась не в Ягужино… Но где же тогда?

– А ты уверен, что ее девичья фамилия Вяземская?

– По крайней мере, она меня в этом уверяла. Как и во многом другом, что оказалось ложью.

– А ты вообще видел ее паспорт? До того, как она сменила фамилию после замужества?

– Не помню, – честно признался Егор. – Возможно, и не видел.

– Это как-то можно выяснить?

– Понятия не имею… Но попытаюсь.

Зверев внимательно следил за дорогой. В это время Владимир Добрынин извлек из внутреннего кармана куртки свой матрикул – пухлую потрепанную книгу в кожаном переплете, перетянутую матерчатым шнурком, – и открыл его, затем начал листать пожелтевшие страницы.

– Кларисса Вяземская, – наконец прочитал он. – Упоминание о ней есть, но никаких родственников не указано.

– Этот матрикул достался тебе от предыдущего Козерога? – поинтересовался Зверев.

– Не совсем. Прежним ведь был Алексей Бирулин, которого с позором изгнали из членов Королевского Зодиака, лишив магической силы. Его матрикул был по-настоящему древним. Как мы выяснили позже, он кому-то продал его. Саяне или Змееносцу, сейчас сложно сказать. Кстати, мы все еще толком не знаем, что именно он натворил, будучи Козерогом. За что его изгнали… Старики ни в какую не хотят об этом говорить. Этот матрикул – более современная копия книги Скорпиона. Здесь не указаны лишь самые древние роды. Платон сам сделал ее для меня, сказав, что это очень важный артефакт.

– Когда Саяна украла мой матрикул, Скорпион сделал копию и для меня, – нахмурился Егор. – И сейчас у меня тоже далеко не полная версия, о чем я сильно жалею… А старая Устинья в твоей книге упомянута?

– Устинья Сатановская… – Добрынин снова принялся листать свой матрикул, пока не нашел нужную запись. – Есть такая. Происходит из рода Яги! Знаешь, я в этом даже не сомневался. Одинокая безумная старуха, живущая в старой хибаре в чаще леса. Похоже, у нее это было в крови.

– Кто ее ближайшие родственники?

– Вяземских тут точно нет, если ты об этом.

– Я все думаю, как она связана с Клариссой?

– Есть записи о нескольких представителях рода Сатановских, дальняя родня. Седьмая вода на киселе, как говорится.

– А дети?

– Упомянут только Тимур Сатановский. Дата гибели – ночь той резни семнадцать лет назад. Других детей у нее нет, если верить этим записям.

– В том-то и дело, – пробормотал Егор, задумчиво глядя на дорогу. – Если верить… Но мы оба получили матрикулы от Скорпиона. А как раз ему-то я больше не доверяю.

Все произошло очень быстро, Стрелец и Козерог не успели опомниться. Машина, которая ехала позади них от самого Ягужино, вдруг резко увеличила скорость и с силой врезалась в задний бампер автомобиля Зверева.

От удара машину развернуло на дороге и швырнуло к обочине. Она чудом не опрокинулась.

– Дьявол, – выругался Козерог, быстро пряча матрикул обратно в карман. – Это еще кто?!

Их преследователи тоже остановились и не спеша выбрались из своей машины. Стрелец насчитал четверых. Рослые мужчины, затянутые в черную кожу. Стрелец не успел разглядеть толком их лица из-за языков пламени, внезапно охвативших головы преследователей. В огне появились вытянутые морды, остроконечные уши, клыкастые пасти, разинутые в злобных усмешках.

– Огненные волки, – с ненавистью выдохнул Стрелец, выбираясь из-за руля. – Ну теперь держись.

Он быстро извлек из кармана маску и натянул ее на голову. Козерог последовал его примеру, скрыв свое лицо.

– Что вам нужно? – гневно спросил он, вылезая из машины.

Но Огненные волки лишь хрипло расхохотались, не удостоив его ответом. Стрелец и Козерог одновременно двинулись к ним, сжимая кулаки. Огненные волки замерли перед ними четырьмя полыхающими факелами. Затем двое, стоящие впереди, вытащили из-под курток пистолеты, одновременно вскинули руки и прицелились.

– Ай, ай, ай! – покачал головой Козерог. – Времена благородного оружия канули в лету? Волки больше не пользуются мечами и ятаганами?

– Много чести, – фыркнул один из волков. – Наша задача – пришить вас по-быстрому, а не размахивать тут клинками!

Козерог и Стрелец переглянулись, затем резко бросились в разные стороны. Тут же грохнуло два оглушительных выстрела, прозвучавшие, как один.

Козерог подскочил к крайнему волку и ногой выбил оружие из его руки. Стрелец ринулся ко второму и вздернул его руку вверх. Грохнул еще один выстрел. Вывернув волку запястье, Стрелец вырвал у него пистолет и зашвырнул его подальше.

Огненные волки, словно по команде, бросились на членов Королевского Зодиака. Когтистые лапы впились в плечи Стрельца. Тот схватил волка за запястья и опрокинулся назад, упершись ногой в живот противника. Секунду спустя он уже перебросил его через себя, и волк врезался головой в дверцу машины.

Козерог вывернулся из захвата сразу двух волков, уклонился от выпада третьего, затем с разворота ударил его ногой. Тот грузно рухнул на асфальт, и вокруг взлетели россыпи огненных искр.

Один из волков выхватил из-под куртки нечто, напоминающее отрезок трубы, и резко встряхнул. Оружие с громким щелчком разложилось подобно телескопической антенне, превратившись в длинный стальной прут полутораметровой длины. Размахнувшись, Огненный волк обрушил его на Стрельца, но тот успел ухватить конец прута и с силой ткнул его обратно в противника, сбив его с ног. Стрелец тут же раскрутил прут вокруг себя, не подпуская противников ни на шаг.

– Повторяю! Что вам от нас нужно?! – гаркнул Козерог.

– Ваши головы! – фыркнул один из Огненных волков.

И атака возобновилась с новой силой. Козерог ловко уворачивался от ударов, Стрелец крутил вокруг себя стальной шест, отбивая им атаки противников.

В лапах одного из Огненных волков сверкнул другой телескопический шест. Стрельцу едва удалось отбить тяжелый удар, но он тут же ударил в ответ – волку по макушке. Языки пламени взметнулись в воздух, и волк рухнул на дорогу.

Козерог подхватил шест, вылетевший из его рук. Оставалось еще два противника. Стрелец и Козерог бросились на них, но в это время рядом притормозила еще одна машина.

Из нее выскочило еще трое волков. Двоих Стрелец узнал. Их звали Оскар и Миккель, это они недавно приходили к его дому с подачи Ирины. Проклятье! Они знали его в лицо. Наверняка поэтому и явились.

Третий оказался настоящим уродом. Низкорослый и толстый до безобразия, всем своим видом напоминающий жабу. В ушах толстяка блестело сразу несколько сережек. Большего рассмотреть не удалось, их головы тут же объял огонь, и они начали превращаться. Перевес снова был на стороне противника.

Козерога постепенно оттеснили к краю дороги, он едва успевал отбивать удары прутом. На Стрельца налетело сразу двое, Оскар и Миккель. Один из Огненных волков проскочил под прутом и ударил его в живот. У Стрельца перехватило дыхание.

В этот момент кто-то из волков подскочил сзади и обвил его шею широким кожаным ремнем, практически перекрыв доступ кислорода. Козерог, увидев это, попытался призвать свои силы, но для этого необходимо было сосредоточиться, а противники не давали ему этого сделать.

Ремень сдавливал горло Стрельца все сильнее, перед глазами начало все кружиться. Толстый волк злорадно рассмеялся. Стрелец понимал, что еще немного, и он задохнется.

Толстяк, стоявший впереди, попытался вырвать шест из его рук. Но Стрелец рванул шест на себя, затем резко вскинул обе руки вверх и захватил прутом голову волка, стоящего сзади. Сжатые кулаки обожгло огнем от полыхающей гривы оборотня. Повиснув на пруте, Стрелец обхватил ногами шею стоящего спереди и резко рванул вбок. Толстый Огненный волк рухнул на колени, увлекая его за собой. Все трое свалились на дорогу, и Стрелец проворно откатился в сторону. Ремень остался в лапах волка.

Вскочив, Стрелец несколькими сильными ударами шеста отправил в нокаут обоих, затем бросился на помощь Козерогу. Отшвырнув телескопический шест, он сотворил сияющий лук и выстрелил в спину одного из противников. Стрела сверкнула, молнией вошла в спину полыхающего монстра, оторвав его от земли, и унесла в придорожные кусты, которые тут же с треском воспламенились. Еще одна сияющая стрела сбила с ног другого волка. С третьим разобрался сам Козерог.

Расшвыряв противников в разные стороны, Стрелец и Козерог прыгнули в свою машину. Вскоре они уже мчались на полной скорости, удаляясь от места побоища.

– Откуда они взялись? – спросил Козерог, стягивая с головы маску со своим символом.

– Понятия не имею! – тяжело дыша, признался Стрелец. – Но подозреваю, что кто-то следит за нами и держит волков в курсе всех наших передвижений. Не так давно к моему дому пришли двое из этих… Один – рыжий, второй – жгучий брюнет с бандитской физиономией. Мне пришлось дать им отпор, но при этом они точно знали, кто я. Может, то, что случилось сейчас, – продолжение тех событий? Они охотятся на нас, Змееносец и Огненные волки… Нужно предупредить остальных. Всем нам сейчас нужно соблюдать крайнюю осторожность.

– Ты и Скорпиона подозреваешь в страшных вещах. Думаешь, он как-то связан с волками?

– Я ничего не знаю, а без доказательств не стану никого обвинять. Но если Скорпион стоит и за этим нападением, значит, он в курсе нашей поездки…

– Может, мы на верном пути? – предположил Козерог. – Потому они и чинят нам препятствия?

– Но мы же ничего толком не выяснили!

– Возможно, на это стоит взглянуть под другим углом. Кларисса лгала тебе о своих родственниках. Она родилась не в Клыково. Нужно выяснить, почему она скрывала правду и кем были ее истинные родители. Узнаем это, выясним и остальное.

– Но как это сделать? – спросил Стрелец.

– Вот об этом и будем думать, – подытожил Козерог.

16

Шелест листьев

Время Темных охотников

Карина Кикмарина и Алиса Василисина работали в оранжерее академии «Пандемониум».

Карина, используя свои способности, выращивала овощи для столовой. Под ее руками огурцы и помидоры росли и наливались прямо на глазах. Алиса с помощью телекинеза собирала созревшие плоды в большие корзины, а затем выставляла их вдоль стен теплицы. Так они подготовили уже пару корзин томатов, корзину огурцов, по корзине лука и свеклы.

– Завтра в столовой будут давать свежий салат, – улыбнулась Алиса.

Карина слушала ее вполуха, погруженная в собственные мысли. Уже несколько дней она чувствовала себя довольно странно. В ее голове продолжал звучать какой-то постоянный зов, некий призыв, которого она пока не понимала. Раньше она никогда не испытывала подобных ощущений.

Что-то тянуло ее в лес, в самую глухую и дремучую его часть, и она знала, что ей следует поддаться этому призыву. В то же время Карина понимала, что подобная вылазка может быть крайне опасной, особенно если учесть, что творилось в Клыково последнее время. Гулять по лесу в одиночку сейчас было бы крайне неразумно. Но этот призрачный зов… Она точно знала, что лучше никого с собой не брать. Это касалось лишь ее одной и больше никого.

Сегодня зов с самого утра был особенно сильным, она даже не могла толком сосредоточиться на работе. Алиса уже несколько раз окликала ее, когда под руками Кикмариной вместо овощей начинал пробиваться подорожник либо здоровенные листья лопуха.

– Твои мысли явно где-то не здесь, – сказала Алиса, когда Карина снова отвлеклась и едва не вырастила на грядке куст чертополоха.

– Прости. Я сегодня сама не своя…

– Снова слышишь этот шепот у себя в голове? – догадалась Василисина.

– Слышу, – кивнула Карина. – Громче прежнего.

– По-твоему, это опасно?

– Вовсе нет. Наоборот, он такой спокойный, умиротворяющий. Как мамина колыбельная в детстве.

– Тогда почему бы тебе не отозваться на него?

– Шутишь? – изумилась Карина. – Отправиться в лес?

– А что такого? Можно подумать, раньше ты туда не ходила, – рассмеялась Алиса, усилием мысли отправив к стене еще две корзины, полные овощей.

– Но раньше все было по-другому.

– Ты сама сказала, что не ощущаешь опасности. Попробуй. Тебе не обязательно лезть в чащу, просто войди в лес и прислушайся. Что, если этот зов станет отчетливее?

– Вчера ночью я его вообще не слышала, а ведь мы с Димкой и Тимофеем много времени провели на поляне.

– Тебе вчера не до того было. Когда вокруг убийства да оборотни, никакого шепота не услышишь. Иди прямо сейчас и слушай. Кто знает, может, узнаешь что-то интересное?

И Карина решилась. Закончив с овощами, она отправилась за территорию академии.

– Если что, сразу звони! – сказала ей вслед Алиса. – И не забудь потом рассказать мне все в подробностях!

– Обещаю, – кивнула Карина.

Ее неудержимо влекло к старым заросшим болотам. Ученикам академии «Пандемониум» строго-настрого запрещалось ходить в ту сторону, но она ничего не могла с собой поделать. Шепот в голове и впрямь зазвучал громче, но она пока не могла разобрать отдельные слова.

Карина шла по заросшей бурьяном тропе, которая становилась все менее отчетливой, и вскоре углубилась в лесные дебри, где никогда еще не была. Высокие вековые сосны обступали ее со всех сторон, над головой низко висели серые облака.

Одним шепотом дело уже не ограничивалось. Чем дальше заходила Карина, тем сильнее становилось ощущение, что за ней кто-то пристально наблюдает. Озираясь вокруг, она видела лишь толстые шершавые стволы деревьев, покрытые ярко-зеленым мхом и плесенью, потемневшие сухие листья, толстым ковром устилающие землю, огромные трухлявые пни, торчащие из скопления травы и мха, словно гнилые зубы.

Поняв, что углубилась слишком далеко, Карина остановилась. Не совершила ли она очередную глупость, послушавшись странного зова? Однажды она уже поддалась внезапному порыву, связавшись с Саяной, и до сих пор не простила себя за это. И вот опять…

«Вперед, – вдруг отчетливо услышала Кикмарина в своей голове. – Иди прямо, дочь кикимор, и никуда не сворачивай. А я буду направлять тебя…»

Шепот был тихий, но отчетливый. Женский или мужской – непонятно. Просто шепот, и все. Страха девушка почему-то не испытывала, напротив, ее одолело холодное спокойствие.

– Кто ты? – спросила она вслух.

– Увидишь, когда придешь, – последовал тихий вздох. – Главное – не бойся. Обещаю, я не причиню тебе зла…

Лес вокруг становился все темнее и мрачнее, Карина не слышала ничего, кроме своих шагов и неясного шепота. Ни дуновения ветерка, ни треска веток. Никаких следов на влажной земле. Все казалось каким-то нереальным, словно она видела странный сон.

Карина шла еще минут двадцать, пока наконец не оказалась на широкой поляне. Прямо напротив нее стоял громадный дуб.

И Карина тут же поняла, что это самое старое дерево из всех, какие ей доводилось видеть в жизни. Оно было просто огромным, с длинными, изогнутыми, узловатыми ветвями, с которых свешивались хлопья плесени и целые сети старой паутины. Ствол невозможно было обхватить руками, шершавую кору покрывал густой седой мох. В его узорчатых листьях шелестел легкий ветерок – Карина отчетливо слышала шорох. Только ветра не было… Листья шуршали сами по себе.

Их шорох все больше напоминал тот самый шепот, который она слышала в своей голове.

– Наконец мы можем поговорить лицом к лицу, – прошелестели листья дуба. – Не представляешь, как долго я этого ждал.

– Кто ты? – спросила Карина, приближаясь.

– Дух… Дух этого леса, обитающий в старом древе. Я рад видеть перед собой дочь кикимор. И рад, что ты понимаешь мой язык. Долгое время не рождались девочки, способные общаться с лесными духами, но теперь происходят перемены. Мы с тобой родня, хоть и не близкая, и должны поддерживать нашу кровную связь. Давно ли ты ощутила в себе эту силу, дочь кикимор? Силу своих далеких предков…

– Не очень, – призналась Карина, с благоговением разглядывая исполинское дерево. – И я все еще пытаюсь ее освоить.

– Ты слышишь меня, а значит, у тебя отлично получается. Сила древних постепенно пробуждается в этих лесах… Я слышу все больше голосов, которые молчали много столетий.

– Ты говоришь о Спящих? – робко поинтересовалась Карина. – Нам рассказывали о них на уроках мифологии…

– Спящие. – Тяжелый вздох повторился. – Да, нынешние Первородные называют их именно так. Существа, некогда жившие в этом мире, но о которых теперь рассказывают сказки. Я и сам пробудился лишь недавно… Первый из всех… И сразу услышал тебя, ощутил твое присутствие. Тебе нужна помощь, чтобы освоить свои новые умения, дочь кикимор. И я помогу тебе. Пока я еще очень слаб… Тебе нужно иногда приходить сюда, говорить со мной, слушать мои советы, и очень скоро ты станешь такой же сильной, как твои далекие предки…

– Это было бы очень кстати, – смущенно ответила Карина. – Но… Ты говоришь, что слышишь и других? Они правда просыпаются?

– Скоро все изменится. Спящие вернутся… Она разбудит их, как только обретет былое могущество.

– Она? Кто? – не поняла Карина.

– Жрица огня… Пособница Дракона. Она сумела вернуться, продолжает набирать силу и скоро заявит о себе…

– Верховная Мать Змей?! – ахнула Карина. – Но как же так?! Я думала, что мы не дали ей вернуться…

– Вам почти удалось. Но она все же вернулась… – прошелестели листья дуба. – Не сама, всего лишь ее бледная тень… Но старуха очень быстро восстанавливает утраченные силы. Вам предстоит дать ей отпор, поэтому я и хочу научить тебя всему. Я многое вижу и слышу глазами и ушами своих детей, что растут по всему лесу… Если тебе понадобится моя помощь, только попроси, дочь кикимор. Приходи ко мне, но прошу тебя, держи наши встречи в строжайшей тайне.

– Но почему?

– Среди Первородных всегда были те, кому не стоит доверять. И за прошедшие века ничего не изменилось. Сейчас я слишком слаб и не могу противостоять врагам, поэтому лучше, чтобы никто не знал о том, что мы с тобой нашли друг друга…

– Хорошо, – пообещала Карина. – Я никому не скажу… Но как тебя зовут?

– Когда-то меня называли Хозяином Леса, – прошелестели листья в ответ.

– Как-то немного возвышенно, – улыбнулась Карина.

– Другого имени у меня нет. Но тебе пора возвращаться в академию, дочь кикимор. Теперь ты знаешь дорогу, так что навещай меня почаще. Это будет полезно для нас обоих.

– Хорошо, – кивнула Карина. – Я обязательно вернусь.

И она отправилась в обратный путь.

17

Третий способ стать оборотнем

Время Темных охотников

Вернувшись в академию, Карина застала Алису рядом с оранжереей. Мальчишки, дежурившие в столовой, прикатили к теплице несколько тачек. Алиса стояла, вытянув вперед руки, и усилием мысли перемещала на тачки корзины с овощами. Наконец последняя корзина встала на тачку, и парни со смехом зааплодировали. Алиса, широко улыбаясь, раскланялась, после чего дежурные покатили тачки обратно к столовой. Тут Василисина повернулась и заметила подругу.

– Уже вернулась? – спросила она. – Ну что, удалось заглянуть в лицо своим страхам?

Карина ответила не сразу. Она ведь обещала Хозяину Леса хранить все в секрете.

– Можно, я сейчас не буду отвечать? – тихо поинтересовалась она. – Обманывать не люблю, но рассказать всю правду пока не могу. Это не моя тайна.

– Разумеется, – и глазом не моргнула Алиса. – Нужно уважать чужие секреты. Но если захочешь поговорить, ты всегда знаешь, где меня найти.

– Отлично, – с облегчением выдохнула Карина.

– К тому же я отлично умею хранить тайны, – добавила Василисина.

– Это я хорошо помню, – улыбнулась Карина. – Вы со Стасом те еще тихушники!

– Да уж, – слегка помрачнела Алиса. – Но мы оба рады, что вы теперь в курсе. Не представляешь, чего нам стоило столько времени обманывать вас.

– Не переживай по этому поводу. Главное – вы нашли в себе силы во всем признаться.

Последовала неловкая пауза. Затем Карина поинтересовалась:

– А ты Димку не видела?

– Они с Тимофеем у ворот академии, – ответила Алиса. – Пришел местный шериф и задает им вопросы. На территорию его не пустили, но парни и директриса вышли к нему.

– У меня плохие предчувствия, – забеспокоилась Карина. – Наверное, пора их спасать. Пойдешь со мной?

Алиса пожала плечами, но пошла за Кариной. Дойдя до ворот, они сразу увидели Димку и Тимофея, которые переминались с ноги на ногу по другую сторону ограды возле герба с птицей Алконост. Рядом стояли Елена Федоровна и Владимир Мезенцев.

– Мы понятия не имеем, куда они могли подеваться, – говорил Тимофей. – Может, уже уехали обратно в Санкт-Эринбург.

– Тогда назови хотя бы их фамилии, – потребовал шериф.

Тимофей растерянно захлопал глазами.

– Ну что еще? – нахмурился Мезенцев.

– Простите, – пролепетал Зверев. – Но я только сейчас понял, что понятия не имею, какие у них фамилии. Для меня они всегда были просто Илья и Тесса…

– Час от часу не легче, – выдохнул шериф. – Ну а номера их телефонов у тебя есть?

– Номер Ильи есть, – неохотно кивнул Тимофей. – А с Тессой мы как-то не созванивались.

– Давай! – вытащил свой телефон полицейский.

Зверев покосился на директрису.

– Делай, что говорят, Тимофей, – строго сказала Елена Федоровна. – Кто знает, в чем могут быть замешаны эти ребята? А вдруг они не только свидетели, но соучастники этих преступлений?

– Исключено! – воскликнул Тимофей. – Я в этом абсолютно уверен!

– Хотя не знаешь даже их фамилий, – съязвил шериф.

Тимофей хмуро вытащил свой мобильник и принялся диктовать Мезенцеву номер Ильи. Шериф тут же забил его в свой телефон и нажал кнопку вызова.

– Не отвечает, – сказал он через некоторое время. – Но гудки идут…

– Больше мы вам ничем не можем помочь, – проговорил Димка. – Можно мы уже пойдем?

– Можно, – смилостивился Мезенцев. – Но если вдруг снова увидите этих двоих, передайте им, чтобы сами явились ко мне для разговора! Не то им же хуже будет!

Он попрощался с директрисой и направился к своей машине, припаркованной неподалеку. Когда он отошел подальше, Елена Федоровна многозначительно посмотрела на притихших Димку и Тимофея и покачала головой.

– Я слышала, что Пард оборотней решил самостоятельно отыскать убийцу, – тихо сказала она. – И знаю, для чего эти ребята приехали в Клыково. Но вы не должны подвергать опасности себя. Это понятно?

– Понятно, – кивнул Зверев.

– Если они все еще в городе, пусть соблюдают осторожность! И постараются не втягивать учеников академии в дела своей кровной мести, – жестко произнесла директриса.

Она развернулась на каблуках и скрылась в дверях пропускного пункта. А Карина с Алисой, наоборот, вышли к притихшим мальчишкам.

– В чем-то она права, – отметила Василисина. – Это не ваша война, так что лучше нам держаться подальше.

– Они не раз помогали мне, – поднял на нее глаза Тимофей. – И я хочу помочь им.

– А мы хотим помочь тебе, – добавил Димка. – Иначе это не по-товарищески. А шериф пусть говорит все что угодно. Работа у него такая.

Внезапно он громко ойкнул, схватившись за макушку. Тимофей и девушки удивленно на него взглянули. В тот же момент Димку ударила по лбу сосновая шишка, и он ойкнул еще громче и начал озираться по сторонам.

– Кто это шишками швыряется?! – угрожающе выдохнул Трофимов.

Неподалеку росла только одна сосна. Тимофей присмотрелся повнимательнее и вдруг усмехнулся, а затем направился прямо к дереву. Карина и Алиса двинулись за ним и вскоре заметили Илью и Тессу, сидящих на верхних ветвях. Как только их обнаружили, юные оборотни заскользили вниз с ветки на ветку и вскоре уже стояли на земле.

– Прости за шишки, – сказал Илья Димке, – но мы не знали, как еще привлечь ваше внимание.

– В следующий раз кидайтесь в Тимофея, – буркнул Димка, одновременно потирая лоб и затылок.

– Вы все слышали? – спросила у ребят Карина.

– Абсолютно, – подтвердила Тесса.

– Мне пришлось дать ему номер твоего телефона, – сказал Илье Тимофей.

– Знаю, – кивнул тот. – Еле успел отключить звук у телефона, когда он мне позвонил. А то занятная вышла бы ситуация! Не переживай на этот счет, у тебя не было другого выхода. А я просто номер поменяю, вот и все. Это мне следует благодарить вас за то, что притащили меня в больницу. Сам я ничего не помню, Тесса мне рассказала.

– Как твой живот? – спросил Димка.

– Как новенький. – Илья задрал футболку, продемонстрировав гладкий смуглый живот без единой царапины. – Швы мне Тесса сегодня утром поудаляла. Больно, конечно, но не возвращаться же в больницу.

Тимофей только сейчас понял, что Илья основательно сменил гардероб. На нем были новые кроссовки, черные джинсы и красная футболка.

– Откуда вещи? – удивился Зверев.

– Не хочешь, чтобы тебе врали, не задавай глупых вопросов, – ответил Илья.

– Пришлось вломиться в магазин одежды, – пояснила Тесса. Она тоже стояла в новых джинсах и курточке. – Успели за полчаса до открытия. Но мы никак не могли слоняться по городу в окровавленных лохмотьях.

– Вы хотя бы деньги им оставили? – возмущенно спросила Алиса.

– Конечно! – заверила ее Тесса. – Положили на прилавок несколько крупных купюр. Надеюсь, этого хватит.

– Значит, полиция ищет нас, вместо того, чтобы охотиться на настоящего убийцу? – пробормотал Илья.

– Жаль, что вам не удалось схватить эту тварь, – сказала Карина.

– Зато мне удалось кое-что другое! – хитро глянул на нее Илья. – Во время драки в лесу… я коснулся его. Его шкуры… И нащупал шов.

– Что нащупал? – не понял Димка.

– Шов! – повторил Илья. – Его шкура… Она не настоящая! То есть не растет на нем. Она словно сшита из разных лоскутов. Честно сказать, я впервые такое вижу.

– Как? – побледнел Трофимов. – Из лоскутов…

– Ты уверен? – нахмурилась Карина.

– На все сто!

– Зверь… Шкура сшита из лоскутов, – задумчиво повторила Алиса. – Погодите-ка! Я знаю, что это такое. Это же Свежеватель! Их еще называют Темными охотниками.

– Чего-чего? – уставилась на нее Тесса.

– Я читала о них в старинных гримуарах по черной магии! Тех, что не успели стащить Вещие Сестры! Свежеватель – это ведьма либо колдун… – Алиса замялась, подбирая подходящие слова. – Это сложно объяснить…

– А ты попробуй, – осторожно попросил Димка.

– Стать оборотнем можно тремя способами, – начала загибать пальцы Василисина. – Первый способ – родиться таким. Второй – заразиться от укуса оборотня-альфы. Третий способ доступен лишь темным ведьмам или колдунам. В ночь полнолуния нужно изловить оборотня и пригвоздить его к земле. А затем содрать с него шкуру и влезть в нее, совершая при этом определенные магические обряды. После этого колдун сможет обращаться в того зверя, каким был убитый перевертыш. Теперь понятно, почему с обоих жертв содрана шкура…

– Кошмар! – воскликнула Карина.

– Самое ужасное, что для таких целей шкуру надо срезать с еще живого оборотня, а иначе все окажется напрасным… – тихо закончила Алиса.

Все замолчали, переваривая услышанное.

– Так у нас тут завелся колдун-оборотень, – наконец подал голос Димка.

– И не один, похоже, – мрачно произнесла Тесса. – А иначе для чего ему несколько шкур?

– Это многое объясняет, – задумчиво добавил Илья. – Одному колдуну, наверное, не под силу пригвоздить к земле взрослого оборотня. У него точно есть сообщники. Другие Темные охотники.

– И шериф упоминал, что в доме Рычковой был кто-то еще, – вспомнил Тимофей. – Возможно, когда вы погнались за монстром, его сообщник прятался в одной из комнат. Вы там больше никого не учуяли?

– Запах свежей крови все перебивал, – вспомнила Тесса.

– Что еще ты помнишь о Свежевателях? – спросил Илья у Алисы.

Девушка наморщила лоб:

– Свежеватели обычно выходят на охоту строго в определенное время года. Время Темных охотников. Это как-то связано с расположением звезд и знаками зодиака. И если я права, он должен сейчас жить в Клыково.

– Но раньше здесь людей не свежевали, – хмуро произнес Димка. – Иначе полиция знала бы об этом, а они сами не понимают, что делать.

– И как его найти? – спросил Тимофей. – Свежевателем может быть кто угодно! Не станете же вы обыскивать все дома подряд в поисках костюма, сшитого из лоскутов шкур?

– Ты очень кстати упомянула знаки зодиака, – сказал Илья. – Похоже, нам все-таки придется обратиться за помощью к Королевскому Зодиаку.

Димка, Карина, Алиса и Стас испуганно на него уставились.

– Ты уверен? – спросила Тесса.

– А что такого? Они неоднократно заявляли, что хотят дружбы и сотрудничества с оборотнями. Настало время их об этом самом сотрудничестве попросить.

18

Она идет за тобой!

Время Темных охотников

Вернувшись домой, Лиза поднялась к себе в комнату. Сегодня она не работала, репетицию мюзикла перенесли на завтра, так что вечер выдался свободный. Оксана пригласила ее погулять по городу, но пока еще пропадала где-то по своим делам. В ожидании Лиза растянулась на кровати и прикрыла глаза рукой. Она намеревалась немного отдохнуть, но вдруг странная картина яркой вспышкой встала у нее перед глазами.

Она сидела на коленях в большой сумрачной комнате с высокими окнами. Пол перед ней был расчерчен белыми светящимися линиями, складывающимися в замысловатую пентаграмму. В углах пятиконечной звезды горели длинные черные свечи. Лиза видела свои голые колени, выглядывающие из-под просторного балахона из черного шелка. На правой коленке темнела родинка, какой у Лизы отродясь не было. И тогда она поняла, что видит не себя. Это были воспоминания Клариссы, ее матери.

Кларисса водила руками над пентаграммой, бормоча заклинания, и меловые линии на полу становились все ярче. Лиза видела все так, словно это происходило с ней прямо сейчас.

И тут дверь комнаты приоткрылась. Лиза встрепенулась и открыла глаза, моргая от яркого света. Ее сердце гулко колотилось в груди, будто она только что совершила изнурительную пробежку.

На пороге стоял Олег Дубровский.

– Прости, если разбудил, – сказал парень, шагнув в комнату.

– Олег, тебе чего? – удивленно спросила Лиза.

– Горничная сказала, что ты не сильно обрадовалась моему букету? – хмурясь, осведомился Дубровский.

– Он не сильно обрадовал моего парня.

– Так Зверев все видел? – ухмыльнулся Дубровский. – Забавно!

– Ничего смешного. Впредь я бы попросила тебя не дарить мне такие подарки.

– Красивые цветы для красивой девушки, – пожал плечами Олег. – А что конкретно не понравилось Тимофею? То, что у него недостаточно денег, чтобы самому дарить такие букеты?

– Денег у него хватает, – резко ответила Лиза, сев на кровати. – Просто это как-то слишком бесцеремонно с твоей стороны. Особенно с такими подписями на карточке… Тебе бы самому это понравилось?

– Вообще-то я и зашел, чтобы извиниться, – тут же сделав виноватое лицо, произнес Олег. – Я не ожидал такой реакции с твоей стороны. И со стороны Зверева тоже.

– Интересно, чего же ты ожидал? – спокойно спросила Лиза.

Дверь скрипнула, и в комнату вошел Тимофей.

Лиза похолодела. Она не ждала его. Видимо, он заглянул к отцу, а затем решил сделать ей сюрприз. Тот еще сюрприз получился… Дубровский стоит в полуметре от кровати, а она восседает перед ним, словно императрица, принимающая иностранных послов в своем будуаре.

Увидев Олега, Тимофей переменился в лице.

– Ты принес что-то еще, помимо цветов? – холодно осведомился он.

– Вообще-то я живу в этом доме, – осклабился Олег. – Неужели мы с Лизой не можем просто поболтать, желательно без тебя?

– Поболтай лучше с Ириной, – буркнул Тимофей. – У вас много общих тем для разговора!

– Ты для чего сюда явился вообще?

– Хотел договориться с тобой об интервью для сайта, но, как вижу, вам сейчас не до меня.

– Ревнуешь? – насмешливо изогнул бровь Олег.

Тимофей молча смерил его взглядом, затем развернулся и вышел, хлопнув дверью. Лиза соскочила с кровати и бросилась за ним, случайно толкнув плечом ухмыляющегося Олега. Она догнала Тимофея уже на лестнице и схватила за руку.

– Тим! – воскликнула Лиза. – Не глупи. У меня с ним ничего нет, это же просто случайность!

Тимофей взглянул на нее странным взглядом, затем медленно высвободил руку из ее хватки.

– Все в норме, – тихо произнес он. – Я сам сглупил… Но ты же знаешь, как мне не нравится этот тип. Весь из себя такой кинозвезда и любимчик девушек. И то, что он столько времени гулял с Ириной, его тоже не красит. Она – ядовитая змея, и он точно такой же, хоть и пытается казаться нормальным парнем.

Его ледяное спокойствие встревожило Лизу еще больше. Она видела, что парень, того и гляди, взорвется. Что он зол и на нее, и на гада Олега, который будто специально подгадал время, чтобы заявиться к ней в спальню.

– Я больше не пущу его в свою комнату, – пообещала Лиза. – Но и ты не веди себя так… Нет ничего хуже, чем оправдываться, особенно когда ни в чем не виновата.

– Все нормально, Лиз, – натянуто улыбнулся Тимофей. – Просто мне действительно пора идти.

И он быстро сбежал с лестницы, даже не поцеловав Лизу на прощание. С тяжелым сердцем она вернулась к себе. Дубровский уже ушел, она даже не видела его в коридоре. Лиза присела на край кровати и вдруг снова услышала шаги на лестнице. Подумав, что Тимофей решил вернуться, она бросилась ему навстречу. Но это пришла Оксана.

– Привет, – кивнула она Лизе. – Это Тимофей сейчас вылетел из дома? Так мчался, что даже меня не заметил.

– Он ревнует меня к Олегу, – убитым голосом произнесла Лиза.

– Вот те раз! С какой стати ему это делать?

– Была тут парочка досадных случайностей…

– О, сестрица… – Оксана взяла ее за руку и затащила обратно в комнату, затем плотно прикрыла дверь. – Случайность может произойти один раз. Если все повторяется, то это уже не случайность, а закономерность. Или чей-то хитрый план.

– Думаешь, Олег специально это подстроил? – вскинула голову Лиза.

– Кто ж его знает? Но он артист и переиграл сотни ролей любовников и интриганов. Амплуа у него такое. Вы, главное, не поддавайтесь на его провокации. А с Тимофеем я сама поговорю. Ты ведь не любишь Олега?

– С ума сошла? Конечно нет!

– Значит, и беспокоиться не о чем, – заверила ее Оксана. – Так что, куда отправимся сегодня?

– А ты не обидишься, если я откажусь?

– Тебя так расстроила эта история с Дубровским и Тимофеем? – нахмурилась Оксана. – Нашла из-за чего переживать!

– Не только это, – призналась Лиза. – Просто опять увидела что-то… Никак не отойду от этих проклятых видений.

– Каких еще видений?! – ошеломленно спросила Оксана. – Я чего-то не знаю?

– Ой, прости, я же тебе не рассказывала, – всплеснула руками Лиза. – С некоторых пор я стала видеть чужие воспоминания. Людей, улицы, старые дома, в которых никогда не бывала. Знать бы еще, что это может значить! Возможно, я медленно схожу с ума. Меня это беспокоит все сильнее с каждым днем.

– Отец Олега был хорошим психиатром, он лечил Ирину. Настоящий мастер своего дела и друг нашего отца… Ему можно было доверить многие тайны. Но, к сожалению, он недавно погиб при пожаре…

– Я о нем слышала. Но не думаю, что простой психиатр мне сейчас поможет. Да и боязно как-то, – призналась Лиза. – Может, лучше поговорить с Кадишей? Мне кажется, она разберется.

– Психиатров ты боишься, а болотной ведьмы – нет? – улыбнулась Оксана.

– Я уже видела ее раньше. Она помогла изгнать из меня дух Клариссы… Думаю, с ней можно говорить на подобные темы. Довериться…

– Это вряд ли, – покачала головой Оксана. – Пообщаться с ней, конечно, можно, но вот доверять точно не стоит. Кадиша Де Лафуэнте всегда и во всем преследует исключительно свои собственные цели. Но я могу тебя отвезти к ней прямо сейчас! Вместо прогулки по Клыково.

– Это было бы просто чудесно!

– Поехали, – с готовностью сказала Оксана. – Надеюсь, застанем ее дома.

Они быстро собрались, сели в машину и вскоре уже мчались по лесной дороге.

– Удивляюсь себе все больше, – задумчиво произнесла Лиза. – Я ведь не верила в сверхъестественное, но потом познакомилась со всеми вами. Никогда не верила в призраков и столкнулась с ними лицом к лицу. Не доверяла гадалкам, а теперь сама, по доброй воле, еду к одной из них. Жизнь то и дело подкидывает мне невероятные сюрпризы.

– А я верю в судьбу, – призналась Оксана, глядя на дорогу. – Если уж что суждено, то тебе никак от этого не уйти. И если ты решила ехать к гадалке, значит, так тому и быть. Может, это провидение подталкивает тебя, подсказывает правильный путь.

– Тогда доверимся провидению, – улыбнулась Лиза.

Вскоре они остановились у дома Кадиши Де Лафуэнте. Молчаливый помощник гадалки Кемаль – здоровенный широкоплечий детина с угольно-черной кожей – сидел на крыльце, бросая пшено обступившим его курам. Увидев девушек, он поднялся на ноги и вопросительно на них уставился.

– Мы хотим видеть мадам Кадишу, – сказала ему Оксана. – Она сегодня принимает посетителей?

Кемаль кивнул бритой наголо головой и поманил их за собой.

Они прошли во двор и поднялись на крыльцо старого дома. Кемаль несколько раз стукнул по стене кулаком. Вскоре дверь отворилась, и навстречу девушкам вышла хозяйка дома в длинном черном балахоне. На длинной шее Кадиши сверкало массивное золотое ожерелье. Ее вьющиеся волосы пышной гривой ложились на спину.

– Вы хотели меня видеть? – не слишком приветливо осведомилась Кадиша. Но, узнав посетительниц, немного оттаяла. – О, птички из дома Егора Зверева, – усмехнулась она. – Ну проходите. Богатым клиентам я всегда рада.

Она провела их в небольшую комнату, в центре которой стоял круглый стол, покрытый багровой скатертью. Стены помещения закрывали плотные портьеры из темного бархата. На столе лежала толстая колода карт таро, но Кадиша к ней даже не притронулась. Она шепнула что-то Кемалю, который шел за ними следом, и тот, кивнув, скрылся в глубине дома.

– Что привело вас ко мне? – спросила гадалка, усаживаясь на стул.

– У меня какие-то странные видения, – призналась Лиза. – А началось все с той ночи в музее… Ну, вы помните.

– Когда твоя мертвая мать пыталась вернуться, заняв твое тело? – уточнила Кадиша. – Что же ты видишь?

– Прошлое. Не свое, чужое…

– Прошлое твоей матери?

– Думаю, да! Незнакомых людей, но при этом они хорошо меня знают. Здания, города, в которых я никогда не бывала.

– Остаточные воспоминания, – сказала Кадиша, немного подумав. – Ты видишь то, что когда-то видела Кларисса. Похоже, обрывки воспоминаний остались после того, как она побывала в твоем разуме. Это может быть очень опасно, деточка.

– Почему? – спросила Оксана.

– Клариссу убили, – спокойно ответила Кадиша. – В деле замешана какая-то магия, раз она не видела своих убийц. Она говорила, что помнит лишь тьму, опустившуюся на нее… Но кто знает, может, она все же видела чьи-то лица?

– Думаете, и я могу их увидеть? – испугалась Лиза.

– Эти игры разума мне непонятны. Все слишком зыбко… Но ты и правда можешь увидеть что-то, что может помочь в расследовании ее убийства. И тогда станешь очень опасной для тех, кто отправил Клариссу на тот свет. Конечно, если они сами еще живы.

– Мамочки… – взволнованно выдохнула Лиза.

– Кларисса могла специально оставить в тебе частицу себя, – задумчиво произнесла Кадиша, – чтобы подтолкнуть следствие в нужном направлении… Указать на своих убийц. Сами мы этого никогда не узнаем, нужно лишь подождать какое-то время…

– Но как долго ждать? Эти картины у меня в голове становятся все ярче. Иногда мне кажется, что я схожу с ума…

– Ты не сходишь с ума, – снисходительно улыбнулась Кадиша. – Но в твое будущее заглянуть стоит.

В комнату вернулся Кемаль с подносом, на котором стояла чашка ароматного, крепкого черного кофе. Он поставил ее перед Лизой и бесшумно удалился.

– Спасибо, но я не люблю крепкий кофе, – сказала Лиза.

– А вот я бы не отказалась, – потянулась за чашкой Оксана, но гадалка вдруг шлепнула ее по руке.

– Это не для тебя, а для нее! Выпей кофе, – жестко велела Кадиша Лизе.

– Но я же сказа…

– Пей! – громко сказала жрица.

Лиза удивленно посмотрела на нее, затем осторожно взяла горячую чашку двумя руками и сделала небольшой глоток. Кофе оказался жутко горьким, девушка невольно скривилась.

– До дна, – приказала Кадиша, не сводя с нее глаз.

Оксана настороженно наблюдала за происходящим. Лиза, поморщившись, кое-как допила чашку и с облегчением выдохнула.

– Ужасная гадость, – фыркнула она.

– Верно, – согласилась Кадиша, забирая чашку у нее из рук.

На дне осталась темная вязкая гуща. Гадалка аккуратно перевернула чашку, выплеснув ее содержимое на фарфоровое блюдце, а затем принялась внимательно разглядывать.

– Что-то видишь? – с насмешкой спросила Оксана.

Кадиша на миг оторвалась от гущи и так посмотрела на нее, что та осеклась и прикусила язык. Взгляд жрицы вуду не предвещал ничего хорошего.

– Тебе нужно уехать, – внезапно обратилась она к Лизе.

– Отсюда? – уточнила девушка, шумно сглотнув.

– Из Клыково! И чем скорее, тем лучше!

– Но почему? – удивилась Лиза.

– Это неважно, – отрезала гадалка. – Убирайся как можно скорее! Я даже платы с тебя не возьму.

– Что ты там такое увидела? – забеспокоилась Оксана. – Скажи толком.

Кадиша встряхнула густыми темными волосами, затем резко встала из-за стола и накрыла гущу перевернутой чашкой.

– Она идет за тобой по пятам! – твердо заявила она. – И направляется прямо сюда. Если не скроешься, она обязательно настигнет тебя!

– Кто? Кто настигнет?! – испугалась Лиза.

– Смерть, – коротко ответила Кадиша. – Ты не знаешь этого, но она уже очень близко. Ты помечена ее дыханием… А потому послушай моего совета, девочка. Хочешь жить – беги из этого проклятого города!

С этими словами Кадиша развернулась и вышла из комнаты.

Лиза и Оксана сидели, не шевелясь, в ужасе глядя друг на друга. Лиза словно приросла к стулу, сердце бешено колотилось в ее груди, а руки тряслись.

– Не верь ей, – посоветовала Оксана. – Мало ли что болтает эта сумасбродка?! Все будет хорошо.

– Да, – кивнула Лиза. – Ты права… Все должно быть хорошо…

Сбросив с себя оцепенение, она медленно поднялась на ноги и нетвердой походкой двинулась к двери. Оксана схватила со стола свою сумочку и ринулась за ней, вполголоса проклиная себя за то, что согласилась привезти Лизу к этой сумасшедшей.

Кадиша Де Лафуэнте умела нагнать страху на своих клиентов. Иногда Оксане казалось, что та испытывает от этого какое-то особое извращенное удовольствие.

Кемаля во дворе уже не оказалось. Девушки вышли со двора, распугав многочисленных кур, сели в машину и отправились обратно в Клыково.

Всю дорогу Лиза хранила молчание.

19

Хороший парень и верный друг

Время Темных охотников

Выбежав из дома Зверевых, Тимофей краем глаза заметил в кустах неподалеку от ворот спортивный красный автомобиль. В Клыково такой был лишь у Влада Пивоварова. Интересно, что он тут делает? Тимофей видел силуэт за рулем машины, но подходить не стал. На душе у него скребли кошки, а общаться с Пивоваровым не хотелось даже в хорошем настроении, не то что сейчас.

У Тимофея был свой способ справляться с хандрой. Чтобы перестать думать о неприятностях, он либо бегал, либо отправлялся бродить по городу. Пару часов прогулки, и отпускает. Сейчас он сам не понимал, почему ему так плохо. Вроде и Лиза ни в чем не виновата, зря он ее обидел. Дубровскому нравилось издеваться над ним – теперь он использовал для этого его девушку, только и всего. Тимофей тут же передумал брать у Олега интервью. Зачем ему вообще этот сайт новостей? Девчонки и без него прекрасно справятся, а у него сейчас и других проблем хватает.

Мать так и не позвонила. Если бы не приезд Оксаны, он даже не знал бы о ее возвращении. Возможно, у Ангелины было много важных дел, связанных со скорой премьерой, но позвонить-то она могла бы!

Она просто избегала его после их последнего разговора, Тимофей в этом не сомневался. Ну ничего, не будет же она бегать от него вечно. Мать все-таки. Он даже не понимал, на кого сейчас больше злится.

Огненные волки всеми правдами и неправдами стремились перетянуть его на свою сторону. Они обвиняли Королевский Зодиак в жутких вещах, но и Первородные отзывались о волках не лучше. И все же Корф, Альф и Вернер были симпатичны Тимофею, ему нравилось с ними общаться. А вот другие… К ним еще предстояло присмотреться.

Дойдя до центра Клыково, Тимофей увидел Альфа и Женю Степанову, которые сидели на скамейке около одного из фонтанов на набережной. Похоже, у этих двоих все было в порядке. Они энергично целовались, не обращая внимания на снующих мимо прохожих.

Тимофей немного отвернул лицо, чтобы случайно не встретиться взглядами с парочкой, и увидел свое отражение в витрине магазина, а потом, сразу же, спортивный автомобиль красного цвета, который медленно двигался следом за ним. Тимофей прищурился. Снова Пивоваров?

Он обернулся, и в это же время Альф и Женя оторвались друг от друга. Парень заметил Тимофея и помахал ему рукой. Пришлось подойти.

– А ты что здесь делаешь? – весело спросил юный Огненный волк, когда Зверев приблизился.

– Гуляю, – ответил Тимофей. – Просто так, без всякой цели. Как раз думал, куда податься.

– Пошли с нами в кино! – предложила Женя. – Мы как раз ждем начала сеанса.

– Пошли, – тут же согласился Тимофей. Все равно никаких других дел он на сегодня не планировал. – Если не буду для вас третьим лишним.

– Да разве ты можешь нам помешать? – удивился Альф.

И они с Женей тут же снова начали целоваться.

Тимофей покачал головой и отвернулся. И встретил взгляд Влада Пивоварова, который, уже не скрываясь, пялился прямо на него из своей машины. Тут Зверев не вытерпел. Сжав кулаки, он быстро зашагал прямо к машине.

– Это какое-то странное совпадение или что? – гневно спросил он. – Куда бы я сегодня ни шел, везде натыкаюсь на вас. Вы за мной следите, что ли?

– Действительно, странное совпадение, – недовольно буркнул Влад.

Тимофей ощутил сильный запах спиртного, исходящий от Пивоварова. А ведь он сидел за рулем.

– Что вам от меня нужно?

– Да, я слежу за тобой, и что?! – зло процедил журналист. – Твоя мамаша, оказывается, уже вернулась из-за границы! Вот, думаю, должен же ты с ней где-то встретиться!

Тимофей возмущенно уставился на репортера.

– Так вы теперь постоянно будете за мной таскаться?! Говорю вам, моя мать плевать на меня хотела! У нее есть более важные дела, чем встречи со мной!

– Да ладно?! – пьяно расхохотался Пивоваров. – Что, даже не приголубит родного сына после долгой разлуки? И чем же она так занята? Снова скрывает следы своих преступлений?

Тимофей опешил.

– Вы с ума сошли? – спокойно спросил он.

– Отнюдь! Я сейчас тщательно изучаю жизнь Ангелины Зверевой, и, чем больше узнаю, тем больше удивляюсь. А ты не хочешь мне помочь, хоть и работаешь в службе новостей вашей чертовой академии!

– Почему я должен вам помогать?!

– Мне нужно знать все подробности ее жизни!

– Не думаю, что матери это понравится.

– А кто ее спрашивает? Она публичная личность, и народ хочет знать о ней все! Связи, друзья, любовники… Преступления! А ее мнение на этот счет никого не интересует. Я знаю, ты не слишком любишь свою мать… Так, может, подкинешь мне пару жареных фактов из ее биографии?

– Кто сказал, что я ее не люблю? – сжал кулаки Тимофей. Пьяный Пивоваров был ему омерзителен.

– А чего тут говорить? – хмыкнул журналист. – Я немного покопался в твоей собственной биографии. Проблемы с полицией, аресты, кражи. Явно не от хорошей жизни. Пытался что-то доказать матери? Или хотел позлить ее? Ну, не корчи из себя невинного ангелочка, расскажи мне что-нибудь! Если информация стоящая, я даже готов за нее заплатить. Только назови свою цену.

– Ничего я рассказывать не собираюсь, – вспылил Тимофей. – А вы держитесь от меня подальше!

– Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь, Зверев. Со мной тебе лучше не ссориться, – пригрозил журналист.

– Это вам лучше не переходить мне дорогу, – процедил сквозь зубы Тимофей.

Он уже готов был вытащить этого пьяницу из окна машины и зашвырнуть его в ближайший фонтан, но тут его окликнула Женя.

– Тим, пойдем! До сеанса осталось двадцать минут!

Тимофей глубоко вдохнул, успокаиваясь, затем развернулся и направился к своим друзьям. Влад Пивоваров лишь презрительно фыркнул ему в спину.

– Мы еще встретимся! – крикнул он.

* * *

Герман Подольский закончил писать новую статью для молодежной страницы сайта «Полуночного экспресса» и выключил ноутбук. Луиза и ее друзья уже ждали его у кинотеатра «Антарес». Сегодня вечером показывали какой-то новый боевик, и до начала сеанса оставалось всего ничего. Хорошо, что редакция газеты располагалась буквально через улицу от кинотеатра, и ему не придется сильно торопиться.

Герман вышел из редакции, на ходу застегивая куртку, и тут же увидел Марата Закревского. Подняв повыше воротник дорогого кашемирового пальто, он делал вид, что просто прогуливается, разглядывая витрины близлежащих магазинчиков. Но, как только Подольский появился на улице, Закревский сразу поманил его к себе.

Герман повиновался. Этот тип всегда внушал ему страх, хотя он не мог понять почему. Он подозревал, что Закревский – не просто преуспевающий и известный журналист из Санкт-Эринбурга. Этот человек обладал не только мощной харизмой, но и какой-то странной, необъяснимой властью над людьми. В его присутствии все невольно начинали говорить тише. Он и сам редко повышал голос, но тем не менее все сотрудники «Полуночного экспресса» его боялись и уважали.

– Влад еще в редакции? – раздалось вместо приветствия.

– Нет, там сейчас только главный редактор и Доминика Поветруля, – робко ответил парень.

– Так чем сейчас занимается Пивоваров? – глухо осведомился Закревский, незаметно поглядывая по сторонам.

– В последнее время он сильно воодушевился, – тихо сообщил Герман. – Будто нашел какую-то зацепку в своем расследовании…

– Все еще не забыл историю со своим сыном? – хмуро спросил Марат. – Жаль… Я думал, Влад давно образумился. И как продвигаются его поиски?

– Он сейчас очень часто встречается с местным шерифом. Они запираются в его кабинете в полицейском участке и подолгу о чем-то говорят.

– Ты должен повсюду следовать за ним! Присутствовать при всех его разговорах!

– Но на самые важные встречи он никого с собой не берет! Иногда я без разрешения следую за ним, а ему просто некуда деваться. И в участке я пытался подслушать их разговор, но сумел разобрать лишь имя Ангелины Зверевой.

– Ангелина? – вскинул брови Марат. – Актриса?

– Да. Отчего-то она их очень сильно интересует.

– Ну это уже переходит все границы…

– Пивоваров пытается разузнать что-то о прошлом Ангелины Зверевой. Он начал следить за ее сыном Тимофеем, пробовал разговорить парня, даже напрямую спросил у него, не была ли мать замешана в чем-то криминальном.

– И что, ему удалось что-то выяснить? – сдержанно спросил Марат Закревский.

– Пока нет, но он не оставляет надежд.

– Неприятно… – задумчиво бросил Закревский. – А ты молодец, Герман. Продолжай держать меня в курсе событий, и я обеспечу тебе самое благоприятное будущее в нашей газете. И если Владу Пивоварову удастся что-то узнать, сразу сообщи мне.

– Вы не слишком удивлены, – заметил Герман. – Вам что-то известно?

– Никогда больше не задавай мне подобных вопросов, – сухо произнес Марат.

– Понял. – Герман опустил глаза.

– Вот и умница. – Закревский с недоброй улыбкой похлопал его по плечу. – А теперь беги к своей подружке, она тебя уже заждалась.

Герман сдержанно улыбнулся в ответ и быстро зашагал к зданию кинотеатра. Он понятия не имел, откуда Закревскому известно об их свидании с Луизой, но его это не сильно интересовало. И задавать вопросы этому зловещему типу он больше не собирался.

* * *

Как только начался фильм, Тимофей тут же понял, что больше никогда в жизни не пойдет в кино наобум, поддавшись уговорам друзей. В начальных титрах картины он увидел имя Олега Дубровского, и этого хватило, чтобы мгновенно отбить всю охоту смотреть боевик дальше. Хорошо, что они сидели с краю на последнем ряду. Быстренько попрощавшись с Альфом, Женей, Луизой и Германом, он вышел из темного зала и отправился обратно в академию. Ребята остались, заявив, что хотят досмотреть фильм до конца.

После ухода Тимофея Женя и Альф продолжили целоваться, а Луиза Соловьева держала Германа за руку и думала о чем угодно, но только не о происходящем на экране. О матери, которая снова сбежала из города на неопределенный срок. О бабушке, которая отказывалась говорить о случившемся. О маме Тимофея Зверева и о том, стоит ли рассказывать парню то, что поведала им ее мать. А еще о Германе и о том, как приятно просто сидеть в темноте, держась за руки, – в эти минуты все ее невзгоды отступали на второй план.

Она была бы только рада, если бы парень вздумал с ней целоваться, но он вел себя очень деликатно и сдержанно, не то что эта дикая парочка, и вообще внимательно следил за происходящим на экране. Так что Луизе оставалось лишь и дальше обдумывать последние события своей жизни.

А когда они вышли из кинотеатра и Герман спросил, понравился ли ей фильм, Луиза вдруг поняла, что не может вспомнить даже его название, не говоря уж о содержании.

– Очень понравился! – энергично закивала Луиза. – Нужно как-нибудь повторить.

– Ты сегодня непривычно молчалива, – отметил Герман.

– Это такой намек, что обычно я болтаю без умолку? Возможно, ты прав, но только в присутствии Жени Степановой, – заверила парня Луиза. – Приходится перехватывать у нее инициативу, а иначе в ее поток красноречия не вставить ни слова! В общем, ее просто не заткнуть.

Герман ухмыльнулся. Его слегка растрепанные волосы и трехдневная щетина на подбородке придавали ему особое обаяние. Луиза мечтательно вздохнула, завидуя в этот миг самой себе. Она так долго мечтала о парне, что сейчас с трудом верила в происходящее.

– О чем ты думаешь весь вечер? – поинтересовался он, галантно беря ее под руку.

– Это так заметно?

– У меня острый глаз. Так о чем же?

– Обо всем понемногу, – уклончиво ответила она. – Уроки, домашние задания. И статья, которую нужно писать для сайта. А еще о платье, которое завтра надену. Нас ведь тоже пригласили на этот прием в особняк экс-мэрши!

– Здорово, – вздохнул Герман. – Никогда не бывал на таких сборищах. И много учеников пойдет?

– Вся Женина группа плюс еще около десяти человек. Алиса, Стас и Тимофей, ну и Димка с Кариной.

– Кстати, а ты хорошо знаешь Тимофея Зверева?

– Он был в числе тех ребят, с кем я познакомилась в первые же дни в академии, – ответила Луиза. – Хороший парень и верный друг.

– А что еще можешь о нем сказать?

– Некоторые парни, приехав в «Пандемониум», тут же принялись набивать себе цену. Они приставали ко всем симпатичным девчонкам, наезжали друг на друга, словно петухи, провоцировали драки и скандалы. Пытались самоутвердиться в глазах окружающих. Тимофей не такой. С ним всегда комфортно… Он веселый и легкий в общении. А еще спокоен, словно удав. Я не сразу узнала, что он сын кинозвезды, а когда выяснила, была просто в шоке! Любой другой парень на его месте заявил бы об этом во всеуслышание при первой же возможности, но Зверев предпочел не выделяться. Это тоже о многом говорит.

– Он постоянно живет в академии?

– Да, как и все мы. Насколько мне известно, отец предлагал ему ночевать у него дома, но Тим предпочитает студенческую общагу.

– А чем еще он увлекается, кроме театра и спорта? Где бывает?

– Почему ты так много о нем спрашиваешь?! – рассмеялась Луиза. – Он нравится тебе больше, чем я?

– Нет! – хохотнул в ответ Герман. – Но, согласись, он интересная фигура! Влад Пивоваров уже ноги стер в кровь, пытаясь найти какую-нибудь гадость про Ангелину Звереву…

Луиза вдруг почувствовала, как у нее по спине пробежал холодок. Она-то знала про Звереву немало гадостей.

– Но Тимофей отказался ему помогать, – продолжал Герман. – А я хочу написать статью про него самого, но он и на это не соглашается. Как думаешь, ему тоже есть что скрывать?

Луиза задумалась.

– Мы с Тимофеем знакомы несколько месяцев, – произнесла она. – Но я ничего толком не знаю о его жизни до академии… Может, ему просто не о чем рассказывать?

– Но ведь у каждого есть какая-то история в прошлом! – возразил Герман.

«Конечно, – подумала вдруг Соловьева. – Моя мать, к примеру, подменила младенцев в роддоме, а еще притворялась парализованной, чтобы спастись от убийц. Но я тоже не стала бы распространяться об этом перед журналистами».

– Может, тебе удастся уговорить его на интервью? – спросил Герман.

– Так вот зачем ты закрутил со мной роман! – Она легонько ткнула его кулачком в плечо. – Чтобы подобраться поближе к Тимофею! Ах ты, папарацци недоделанный!

– Возможно, – звонко расхохотался Герман и крепко обнял ее. – К Звереву и всем остальным твоим друзьям. Может, и они хранят какие-то секреты? Или знают что-то и о тебе?

– Ну, свои секреты я сама тебе расскажу. Когда-нибудь… – протянула Луиза, с обожанием глядя на него.

Начал накрапывать дождь, и Герман раскрыл зонт.

Они тесно прижались друг к другу и зашагали по темной улице. Позабыв о Тимофее, Герман начал делиться с Луизой своими впечатлениями о только что просмотренном фильме. А Соловьева думала, сильно ли рассердится бабушка, если у нее сейчас хватит наглости ненадолго пригласить Германа к ним домой?

В последнее время у них с бабушкой стали сложные отношения. Луиза обвиняла Нину Андреевну в том, что та знала правду о притворстве матери, но молчала. А бабушка вину не признавала, но при этом уговаривала не сердиться на Ксению.

– Она такая, какая есть! – объясняла она. – Нам остается только смириться.

Смириться с тем, что мать – лгунья и преступница, Луиза не могла, поэтому они с бабушкой почти не разговаривали.

Но вечер оказался таким замечательным, что ей не хотелось расставаться с парнем. Что плохого, если они посидят на кухне, попьют чаю и невинно поболтают в тепле и уюте, вместо того чтобы бродить допоздна по мокрым, тускло освещенным улицам? Решено. Собравшись с духом, Луиза пригласила Германа к себе.

20

Доказательство вины

Время Темных охотников

Все утро следующего дня ученики академии, которым посчастливилось получить приглашение на прием в дом Белобровов, готовились к этому знаменательному событию.

Мальчишкам особо готовиться не пришлось, им было достаточно явиться чистыми и опрятными, в выглаженной ученической форме и начищенных до блеска ботинках. Девушкам позволили прийти не в форме, а в платьях, поэтому в женском общежитии с самого завтрака творилось нечто невообразимое. Девчонки выбирали наряды, делали прически, подбирали обувь и аксессуары. Многим пришлось сильно потрудиться, чтобы выглядеть красиво, но не вызывающе. Все хотели произвести благоприятное впечатление на Татьяну Белоброву, которая считалась самой влиятельной и уважаемой женщиной в Клыково.

Сопровождать учеников должны были Кассандра Артуровна и Лариса Аркадьевна.

В назначенное время у ворот академии остановился микроавтобус, который доставил ребят на мероприятие. Особняк Татьяны Белобровой, вдовы погибшего мэра Клыково, располагался в восточной части города, вдали от других жилых домов. Огромная территория была огорожена высокой чугунной оградой, вдоль которой росли декоративные кусты и деревья. Кроме того, в роскошном саду было много плодовых деревьев. Вся эта растительность отлично скрывала двухэтажное здание с мраморными колоннами от любопытных глаз тех, кто проезжал или проходил по дороге. От кованых ворот до самого крыльца вела длинная широкая аллея.

Сильнейшими оракулами в группе считались Женя Степанова, Настя Ведунина, Андрей Николаев и Степа Лешеев, который славился еще и тем, что мог создавать вокруг себя мощные невидимые барьеры. Кассандра Артуровна поставила этих ребят впереди, а остальных построила за ними. Луиза и Карина приготовили телефоны, чтобы делать фотографии для статьи о мероприятии. Алиса, Стас, Димка и Тимофей наблюдали за ними с легкой усмешкой. Они-то пришли сюда просто хорошо провести время и вкусно поесть, особо не заморачиваясь своим внешним видом и статьями для новостного портала.

– В ваших интересах вести себя культурно, – заранее предупредила учеников Лариса Аркадьевна. – Татьяна Белоброва не терпит развязного поведения и неуважительного отношения к своим гостям.

– Сегодня вам предстоит очень интересный день, ребята! – радостно добавила Кассандра Артуровна. – Вы познакомитесь с людьми, которые могут научить вас удивительным вещам.

В первую очередь это, конечно, относилось к оракулам. Остальных сюда пригласили только за хорошую успеваемость.

Прежде чем нажать кнопку дверного звонка, Лариса Аркадьевна еще раз окинула взглядом всю группу. Ребята выглядели вполне прилично. Женщина удовлетворенно кивнула и позвонила. Тяжелые дубовые двери тут же отворились. На пороге особняка стоял высокий мужчина в строгом темно-коричневом костюме.

– Кассандра Артуровна, Лариса Аркадьевна, – вежливо кивнул он. – Добро пожаловать. Госпожа Белоброва и ее гости ждут вас.

– Спасибо, Николай, – кивнула ему преподавательница.

Дворецкий отошел в сторону и замер. Группа втянулась в особняк и оказалась в огромном вестибюле с блестящим паркетным полом и множеством зеркал в тяжелых деревянных рамах. Закрыв за юными гостями двери, Николай провел их в гостиную, где уже собралось несколько десятков человек. Тимофей увидел множество знакомых лиц, в том числе и отца. Егор Зверев беседовал с Аленой Александровной Сухоруковой, а неподалеку от них стояла Марьяна в элегантном платье темно-синего цвета. В центре зала под приятную музыку танцевали нарядные пары. Платон Долмацкий кружил Доминику Поветрулю, а редактор местной газеты Виктор Щеглов танцевал с Евгенией Белявской. Как ни странно, она пришла без шерифа, хотя все знали, что они уже долгое время встречаются. Среди танцующих было много старичков в строгих костюмах и старушек в нарядных кружевных платьях, которые двигались не хуже молодых танцоров. Мимо прошел Денис Чернокнижец в черном смокинге, но, в отличие от многих, без галстука.

Женя пихнула Луизу в бок.

– Гляди, красавчик из антикварной лавки!

– Увы, этот подарочек нам не светит, – с сожалением вздохнула Соловьева, но на всякий случай сфотографировала его на свой телефон.

Дедушка Дениса тоже был здесь, он танцевал с низенькой старушкой в длинном черном платье. Заметив Тимофея, Василий Глебович Чернокнижец с улыбкой ему кивнул. Зверев кивнул в ответ.

Тут они увидели хозяйку особняка. Тимофей дал бы ей лет тридцать пять, но он не сомневался, что на самом деле она значительно старше. Его мать тоже выглядела не на свой возраст, и Тимофей знал, что она постоянно пользуется дорогостоящими услугами пластических хирургов и косметологов. В элегантном вечернем платье светло-серого цвета, с дорогой укладкой и идеальным макияжем, Татьяна Белоброва была мало похожа на безутешную вдову. О недавней трагедии напоминал лишь большой портрет погибшего мэра на стене. Драгоценности на шее Татьяны, ее запястьях и в мочках ушей выглядели скромно, но наверняка стоили очень приличных денег. Это было то самое богатство, которое не бросается в глаза.

– А вот и они, – с улыбкой произнесла Татьяна Белоброва, приближаясь к группе учеников академии. – Рада приветствовать вас в своем доме.

– Госпожа Белоброва, здравствуйте! – учтиво поздоровалась Кассандра Артуровна. – Да, это наши юные подопечные, все строго по списку.

– Наша молодежь, наша надежда и будущая опора, – с холодной улыбкой произнесла Татьяна. – Надеюсь, мы станем добрыми друзьями. Николай, самое время подавать угощение.

Дворецкий молча кивнул и вышел. Пару секунд спустя в гостиную скользнули несколько горничных с подносами в руках. Они быстро начали сервировать длинный стол, стоящий у длинного, во всю стену, окна. Появились вазы с фруктами и выпечкой, миниатюрные тарелочки с салатами и мясными закусками.

– Общайтесь, угощайтесь, наслаждайтесь вечером, – обратилась к ученикам Татьяна. – А группу «Оракулов» я попрошу проследовать за мной. У нас с вами состоится отдельная встреча. – Она многозначительно улыбнулась.

Тимофей понял, что эти дела касаются только Первородных, к которым большинство гостей не принадлежало. Кассандра Артуровна тут же отделила оракулов от остальных ребят, и все они направились за хозяйкой особняка. Кое-кто из присутствующих к ним присоединился, толпа заметно поредела. Оставшиеся гости продолжили общение у праздничного стола.

Карина и Луиза вовсю фотографировали богатое убранство дома, многие гости с удовольствием им позировали. Димка и Стас налегли на бутерброды, а Тимофей и Алиса прошли вдоль стола к Егору Звереву и Алене Александровне.

– Привет, Тимофей. – Егор положил руку ему на плечо. – Вы тоже здесь…

– Даже не знаю, зачем нас пригласили. – Тимофей покосился на Марьяну, уплетавшую фаршированные рулетики, и тоже потянулся к блюду. Рулетики таяли на глазах.

– Это высший свет Первородных, – шепотом сообщил ему Егор. – Татьяна знает, кого приглашать на свои мероприятия.

– Мать тебе не звонила? – спросил парень.

– Мы разговаривали. – Отец заметно помрачнел. – Она обещала сегодня приехать в Клыково. У меня есть к ней один разговор…

– Я бы тоже хотел ее повидать.

– Приходи вечером в гости. Не разминетесь.

Тимофей утвердительно кивнул.

– Какая вы красивая, – сделала Алисе комплимент Алена Александровна. – Просто картинка!

– Спасибо, – улыбнулась Василисина.

– В молодости я тоже была такой, – вздохнула Сухорукова.

– Да ладно?! – вздернула бровь Марьяна.

– У меня фотографии сохранились.

– Все это одна сплошная ложь, – заявила толстушка. – Во времена вашей молодости еще фотографию не изобрели.

Тимофей и Алиса громко прыснули. Алена Александровна, мгновенно вспыхнув, повернулась к своей помощнице и принялась вполголоса ее отчитывать. Марьяна бойко отвечала. Казалось, они сейчас вцепятся друг другу в волосы.

– Они не подерутся? – забеспокоилась Алиса.

– Ни в коем случае, – заверил ее Егор Зверев. – Для них это нормальное состояние, я уже начинаю привыкать.

Тимофей промолчал. Отец, похоже, и правда увлекся Сухоруковой, и та отвечала ему взаимностью. Может, это было не совсем правильно, ведь Егор пока еще был женат, хоть и не особенно удачно. Но они люди взрослые, сами разберутся.

Алиса нашла взглядом Стаса и Димку и направилась к ним, потянув Тимофея за собой. А Егор снова повернулся к Алене Александровне.

* * *

Анфису Звереву трясло от обиды и негодования. Она снова сидела одна в огромном пустом особняке. Даже у слуг сегодня был выходной, и они развлекались где-то на стороне!

Егор отлично проводил время в доме этой напыщенной мерзавки Белобровой, которая пригласила на свою вечеринку весь город, кроме нее! А ведь когда-то без Анфисы не обходилась ни одна светская тусовка в Санкт-Эринбурге. Ее приглашали во все ночные клубы, на все громкие презентации и дни рождения. Так было до тех пор, пока она не вышла замуж за Зверева и не переехала в это захолустье. Ей пришлось оставить карьеру актрисы, оставить шоу-бизнес, и ради чего? Ради того, чтобы сидеть у себя в комнате, помирая от скуки?!

Зверев и раньше часто задерживался. Все-таки он был владельцем огромной киностудии и иногда оставался на работе допоздна, но при этом всегда звонил ей и предупреждал. А приехав домой, дарил Анфисе дорогие подарки, драгоценности и элитную косметику. Но постепенно все кардинально изменилось. Они стали друг другу совершенно чужими людьми. О подарках Анфиса забыла давно. А теперь муж даже разговаривал с ней исключительно сквозь зубы. И началось все с появления Тимофея Зверева. Анфиса не переставала проклинать тот злополучный день.

А когда добавилась еще и Лиза, стало совсем плохо. Егор окончательно отдалился от молодой жены, полностью посвятив себя детям. Неудивительно, что они раздражали Анфису все сильнее. Потом он познакомился с Аленой Сухоруковой, и Анфиса возненавидела ее всей душой. С каким удовольствием она сожгла бы чертов музей вместе с его директоршей!

А Егор практически перестал замечать Анфису и уже не раз заговаривал о том, как хорошо было бы им отдохнуть от общества друг друга. Такими темпами он скоро и о разводе заговорит. Она ожидала этого со дня на день.

Но Анфиса не собиралась сидеть сложа руки и ждать, когда ее выставят из дома в чем была. Она напряженно соображала, как обеспечить себе безбедное существование после расставания со Зверевым. Конечно, лучше всего было бы овдоветь, эта мысль в последнее время не давала ей покоя. Но на такой отчаянный шаг еще нужно было решиться, и с этим у Анфисы были проблемы. Действовать одной слишком страшно, но где взять подходящего сообщника, который согласится рисковать ради ее благополучия?

Часы на стене показывали шесть вечера. Егор не приходил и не звонил. Убедившись, что в доме никого нет, Анфиса решила этим воспользоваться и порыться в вещах в кабинете мужа. Она знала, что он хранит все ценности в личном сейфе, скрытом под письменным столом.

Она и раньше время от времени очень аккуратно и осторожно таскала пачки денег из сейфа, чтобы пополнить свой счет в банке. Так, на черный день. Денег в сейфе было много, и Егор еще ни разу ничего не заметил. Недавно он снова привез домой наличность, и Анфиса об этом знала.

Поднявшись на второй этаж, она толкнула дверь кабинета. Свет решила не включать, чтобы снаружи никто ничего не увидел. Вместо этого Анфиса вытащила из кармана джинсов миниатюрный светодиодный фонарик – этого света оказалось вполне достаточно. Женщина принялась выдвигать ящики стола, изучая их содержимое. Папки с бумагами, финансовые документы студии… ничего интересного.

Со стола на нее смотрели портреты Лизы, Тимофея и Оксаны. Фотографии Ирины не было. Зверева довольно ухмыльнулась. Егор злился на дочь, которая частенько выводила его из себя мерзкими выходками.

Покончив с осмотром ящиков стола, Анфиса присела на корточки у сейфа. Комбинацию цифр она помнила наизусть. Егор даже не подозревал, что однажды ей удалось подсмотреть, как он открывает сейф. А память у Анфисы была очень хорошая.

Открыв дверцу, она тихо присвистнула. Верхняя полка была забита тугими пачками крупных банкнот. Анфиса вытащила две пачки, а остальные разложила порыхлее, чтобы отсутствия не было заметно. Муж никогда не пересчитывал деньги, и это было ей на руку.

На второй полке хранились бархатные футляры с фамильными драгоценностями. Старинные ожерелья, браслеты, тиары – почти все эти побрякушки достались Егору в наследство от предков. Кое-что он подарил Анфисе, но продолжал хранить в сейфе, опасаясь воров.

А вдруг при разводе Егор откажется отдать ей подарки? Ну, тогда она заглянет в этот сейф перед самым отъездом и заберет все, что ей причитается по праву. А муженек пусть потом кусает локти!

Анфиса открыла несколько бархатных футляров, полюбовалась блеском дорогих камней. Тут ее внимание привлек еще один футляр, самый массивный из всех. Она не помнила, чтобы Егор дарил ей что-то настолько крупное. Анфиса вытянула его наружу, открыла и в ее руках оказался плотный матерчатый мешочек.

Заглянув в него, она увидела старую видеокассету и компакт-диск.

– Ну и старье, – тихо фыркнула она. – Только мой муженек и может хранить у себя этот антиквариат! Хотя…

А вдруг на кассете есть какая-то запись, которая дорога Егору? Если так, Анфисе обязательно следует ее посмотреть.

Она внимательно осмотрела диск, освещая его фонариком, и обнаружила на нем надпись: «оцифровано с VHS», далее шла дата. То же самое число стояло и на бумажной наклейке видеокассеты. Значит, на диске была запись, переброшенная с кассеты. Егор подстраховался, чтобы это видео сохранилось в любом случае.

Видеомагнитофона в доме точно не было. Да и у кого сейчас есть такой раритет? Но вот диск Анфиса вполне могла посмотреть. Закрыв сейф, она вернулась в свою спальню и включила ноутбук, стоявший на прикроватной тумбочке. Пока он загружался, Анфиса спрятала украденные деньги к себе в сумочку. Затем вставила компакт-диск в приемник ноутбука.

Оказалось, что на диске записан всего один файл. Судя по качеству изображения, это действительно была оцифровка записи с видеокассеты. Анфиса увидела на экране коридор второго этажа этого самого дома и поняла, что это запись с камеры слежения, установленной где-то рядом с комнатой Оксаны.

Открытие ее неприятно поразило. Егор уверял, что все камеры в доме давно убраны, остались лишь снаружи, на дворовой территории. Но что, если нет? И если одна из видеокамер установлена прямо в его кабинете? Значит, он в курсе, что Анфиса крадет у него деньги и ценности!

Но тут она рассмотрела дату в уголке экрана и успокоилась. Запись была сделана много лет назад.

Дверь Оксаниной комнаты приоткрылась, и в коридор на цыпочках вышла маленькая темноволосая девочка в длинной ночной сорочке. Анфиса тут же узнала в ней Ирину Звереву. Но что она делает?! Маленькая Ирина воровато огляделась по сторонам, затем подтащила к двери комнаты стул и подперла ее снаружи, чтобы нельзя было выйти. После этого она на цыпочках удалилась. А мгновение спустя из-под двери повалили густые клубы дыма.

Анфиса изумленно вытаращила глаза. Дым сменился языками огня, вскоре вся дверь заполыхала. Загорелся и ковер рядом с ней, и стул. В коридоре заметались какие-то люди, выскочил Егор, выглядевший гораздо моложе, чем сейчас. Он пинком отшвырнул стул и распахнул горящую дверь. Навстречу ему из клубов дыма выбежала перепуганная Оксана, она плакала и надрывно кашляла. Девочка бросилась на шею отцу. Запись оборвалась, и по экрану пошли черные полосы.

Анфиса поняла, что все время, пока шло воспроизведение, сидела затаив дыхание. Выходит, Ирина в детстве устроила пожар в комнате сестры! Она уже тогда пыталась убить Оксану! Устроила в комнате поджог и подперла дверь, чтобы та не смогла спастись?! Да эта мерзавка еще безумнее, чем предполагала Анфиса. Вот в чем причина таких напряженных отношений Ирины с отцом! Но почему девчонка до сих пор не в психушке, если у Егора есть это доказательство ее невменяемости?!

Анфиса раздумывала, как использовать эту запись в своих целях, когда в коридоре раздались легкие шаги. Анфиса не успела ничего предпринять, как дверь спальни распахнулась.

На пороге стояла Ирина Зверева.

21

Уничтожая все на своем пути

Время Темных охотников

Татьяна Белоброва привела оракулов в большой зал на втором этаже особняка, оформленный в бежевых тонах. Вдоль стен стояли многочисленные мягкие диваны и пуфики, но пространство в центре зала оставалось свободным. С потолка свисала большая хрустальная люстра.

Татьяна остановилась в центре помещения и предложила гостям садиться. Следом за оракулами вошло десять старушек в старомодных длинных платьях. Они молча расположились на свободных креслах и принялись пристально разглядывать оробевших ребят. Кассандра Артуровна осталась стоять рядом с Белобровой.

– Представьтесь, пожалуйста, – попросила ребят Татьяна.

Ученики по очереди назвали свои имена.

– Группа «Оракулов» из «Пандемониума», – кивнула хозяйка вечера, когда они закончили представляться. – Именно вас я хотела видеть сегодня в своем доме. Вы – наша надежда и гордость. Юные провидцы, которым предстоит немало славных дел. Способность заглянуть в будущее всегда ценилась среди Первородных. Некоторые из нас даже вписаны в людские летописи именно благодаря своему дару. Но создания, подобные нам, очень редки. Цель вашего сегодняшнего визита – знакомство с нашими старейшинами. – Она обвела рукой зал и присутствующих старух. – Именно эти дамы предсказали когда-то метеоритный дождь и скорое появление адептов Огненного Дракона. Эти провидицы и станут учить вас пользоваться вашим даром.

– А вы стоите во главе этого круга? – робко спросил Степан Лешеев.

Старушки тихо рассмеялись.

– Нет, – покачала головой Татьяна. – Я всего лишь одна из членов. Мой дар слишком слаб… В противном случае я могла бы предвидеть то, что совершил мой муж. Но случившегося уже не изменить.

В зале установилась мертвая тишина.

– Я – лишь куратор, а еще гостеприимный хозяин дома, – мягко улыбнулась Белоброва. – Заседание нашего небольшого клуба проходит каждую пятницу. Будем рады видеть и вас тоже. Но сначала нам нужно понять, чего вы стоите и как работать с вашими талантами. Прямо сейчас, пока остальные гости развлекаются этажом ниже, мы проведем небольшой эксперимент. – Она медленно двинулась по кругу, обращаясь к каждому из гостей. – Итак, господа. У каждого из нас есть свой способ вхождения в особое состояние, в котором мы начинаем предсказывать будущее, – сказала Татьяна Белоброва. – Что делаете для этого вы?

– Пью специальный отвар, – сказала Настя Ведунина.

– Коктейль из червяков и прочей гадости… – поморщившись, добавил Андрей Николаев.

– Глотаю живую гусеницу определенной породы… – сообщила одна из девушек.

– Работа с гадальными картами помогает настроиться, – подняла руку Женя.

– Кофе, – сказала еще одна девушка. – Много кофе! И много кофейной гущи.

– Согласитесь, некоторые из этих методов не очень приятные, – вкрадчиво произнесла Татьяна. – Иногда можно обойтись без них.

– Именно этому мы вас и научим, – вступила в разговор одна из старух. – Все мы знаем, что надвигается нечто ужасное. И ваша помощь будет неоценима в грядущей битве. Значит, нужно научить вас всему, что нам известно… Пока не стало слишком поздно.

– Вам знакомы методы некоторых гипнотизеров? – спросила Татьяна. – Они заставляют своих пациентов впадать в особый транс. Оракулы используют похожую методику на себе. И вы должны уметь вызвать этот транс у себя самих. Каким образом – мы вам покажем. Проще всего сделать это сообща, большим кругом провидиц. А когда освоите эти приемы, будете использовать их в одиночку. Готовы?

– Да, – одновременно ответили несколько учеников.

– Тогда займите удобное положение и сосредоточьтесь.

Старухи выпрямились в своих креслах, положили руки на колени и закрыли глаза. Кассандра Артуровна, по знаку Белобровой, встала у двери, чтобы никто не помешал происходящему.

Андрей Николаев и Степан Лешеев сели прямо на пол, скрестив ноги по-турецки. Женя откинулась на спинку кресла, положила руки на колени ладонями вверх и сосредоточилась. Затем начала дышать особым образом, стараясь расслабить тело и очистить разум.

– Мы начнем одновременно, – предупредила Татьяна. – Если вдруг почувствуете что-то необычное, не пугайтесь. Расслабьтесь и приготовьтесь внимать. Позже расскажете, что вам удалось увидеть.

Все ребята закрыли глаза и постарались выровнять дыхание. Это было похоже на коллективную медитацию. Вскоре Женя ощутила, как ее начало клонить в сон.

– А теперь повторяйте за нами, – произнесла одна из старух-провидиц. – Хом-м-м…

Нестройный хор голосов повторил. Старуха еще раз сказала «Хом-м-м…», и все снова повторили. Женя послушно говорила «Хом-м-м…» вместе со всеми. На нее навалилась приятная усталость, все мышцы расслабились. Если бы не кресло, она бы точно сползла на пол. Женя повторила за всеми еще раз… и вдруг очутилась на центральной улице Клыково, на набережной одного из каналов.

Она видела парк, городскую площадь, величественное здание мэрии с часовой башней. Мимо размеренной походкой шли люди, гуляли мамаши с колясками и детьми. Экскурсоводы водили небольшие группки туристов, рассказывая им о местных достопримечательностях.

Никто никуда не торопился, как это обычно и бывало в Клыково. Легкий ветерок покачивал ветки деревьев, растущих вдоль зданий и тротуаров. Женя прислушалась: пение птиц, отдаленный лай собак. Но скоро все стихло. Город будто замер, мгновенно погрузившись в тишину.

Женя осмотрелась по сторонам, удивленная этим внезапным безмолвием.

Где-то совсем рядом вдруг взревела автомобильная сигнализация, и Женя подскочила от неожиданности. Прохожие испуганно замерли, тоже начали оглядываться вокруг. А небо над Жениной головой вдруг стало очень светлым, будто к сиянию солнца добавилось сияние еще нескольких светил. Все люди, которых она видела, в ужасе задрали головы вверх, и в этот момент там, в небесной выси, что-то взорвалось.

Женя испуганно присела. Покой и умиротворение провинциального города моментально сменились грохотом и истошными воплями ужаса. А затем все здания центральной части Клыково вдруг взорвались, взлетев в воздух обломками камней и стекла, а мощный вихрь, спустившийся с небес, подхватил эти обломки и зазевавшихся людей. Все завертелось, закружилось, словно в каком-то ужасном сне. Ударная волна взрывов понеслась по всему Клыково, уничтожая все, что попадалось на пути.

Женя упала на асфальт, закрывая голову руками, а в лицо ей ударил нестерпимый жар. Мимо, кувыркаясь, неслись машины и перепуганные люди, пыль и хлопья сажи. На площадь падали куски бетона и обломки стали, изломанная мебель. Женя вне себя от страха подняла голову, понимая, что это самый настоящий конец света.

В центре разрушенной площади, посреди ужасного смерча, она увидела лишь одну фигуру. Человек в длинном сером пальто спокойно стоял и наблюдал за происходящим, не опасаясь, что его зацепит куском камня или раздавит машиной.

Будто почувствовав, что девушка на него смотрит, он обернулся.

И Женя узнала в нем Платона Долмацкого.

Степанова вздрогнула и… свалилась с кресла.

Она лежала на полу в бежевом зале особняка Татьяны Белобровой, окруженная другими оракулами, и не понимала, что происходит. Похоже, она действительно уснула и видела сон. Но каким же он был реальным! А что, если это не сон? Если это то самое предвидение, о котором говорили старухи-провидицы? Она видела конец Клыково, а возможно, и конец этого мира, – и Платона Долмацкого, спокойно наблюдающего за всем этим хаосом. Что, если Клим Поликутин прав и Долмацкий что-то скрывает? Женя вдруг поняла, что поможет Климу вывести странного старика на чистую воду.

Пока она приходила в себя, другие ребята из группы «Оракулов» тоже начали открывать глаза и озираться по сторонам. Старухи перешептывались, поглядывая на них, а Татьяна Белоброва как-то странно смотрела только на Женю. Остальные ее будто и не интересовали. Кассандра Артуровна отошла от двери и хлопнула в ладоши.

– Итак, ребята, кто что увидел?

– Непонятно… – пролепетал Андрей Николаев. – Какой-то мрак…

– Огонь, – добавила Настя Ведунина. – И много дыма…

– А я видел лес, – признался Степа Лешеев. – Темный, дремучий… И что-то словно затаилось там. Ждет своего часа…

– Ну а ты? – обратилась к Жене Татьяна Белоброва. – Что видела ты?

– Я тоже не поняла, – уклончиво ответила Женя.

Когда все немного успокоились, беседа потекла более непринужденно. Старухи-провидицы начали рассказывать интересные вещи, и юные оракулы действительно почерпнули для себя много нового – как отключиться от происходящего вокруг, как погрузиться в свои мысли, как впасть в тот самый транс, не глотая разную гадость. Ребята и не заметили, когда за окнами особняка сгустилась ночная тьма и пришло время прощаться. Уходить никому не хотелось.

– Но это не последняя наша встреча, – объявила Татьяна Белоброва. – Теперь мы будем встречаться каждую неделю, пока вы не научитесь всему, что знаем мы.

– Если это возможно, – вставила одна из старух.

– Ну а теперь мне пора вернуться к гостям, а вам – отправляться обратно в академию, – объявила хозяйка особняка. – До встречи в следующую пятницу.

22

Свиток в огне

Время Темных охотников

– Какого черта ты вламываешься в мою комнату?! – зло крикнула Анфиса Ирине, захлопнув крышку ноутбука. – Тебя стучаться не учили?!

– Много чести! – фыркнула Зверева. – Я думала, тут отец.

– Его нет дома!

– Теперь вижу. А что это ты тут смотришь?

– Ничего, – торопливо бросила Анфиса.

Ирина, прищурившись, взглянула на закрытый ноутбук и тут заметила темный матерчатый мешочек, из которого торчал уголок видеокассеты. По тому, как хищно сверкнули ее глаза, Анфиса тут же поняла, что Ирина видела эту кассету раньше и отлично знает, что на ней записано. Она похолодела от ужаса.

– Это… – Ирина, не договорив, метнулась в комнату и схватила с кровати мешок.

– Отдай! – испуганно крикнула Анфиса, вцепившись в другой край видеокассеты. – Это не твое!

– Это то, о чем я думаю?! Так ты тоже в курсе?! – прошипела Зверева.

– Что ты пыталась убить сестру?! Теперь – да! Я обо всем знаю! – заверила ее Анфиса.

Ей удалось вырвать кассету у Ирины. Но та уже схватила ноутбук и нажала кнопку сбоку. Едва диск успел выехать, Ирина схватила его.

– Не тронь! – взвизгнула Анфиса. – Он мой!

– Черта с два, – злобно процедила Ирина. – Это игрушки моего папаши! То, чем он шантажирует меня столько лет!

– Ты сама во всем виновата. Психопатка! – заорала Анфиса. – Отдай мне диск!

И она с проворностью кошки бросилась на Ирину. Анфиса понимала, что Егор прикончит ее, если узнает, что она рылась в его сейфе и вытащила из него такие ценные предметы. Но Ирина не собиралась ей уступать. Отскочив к двери спальни, она с треском разломила диск пополам. Анфиса возмущенно ахнула, а Ирина уже бросилась к ней, чтобы вырвать из рук кассету.

– Нет! – крикнула та, отбиваясь.

Ирина рванула видеокассету на себя. Анфиса, не сдержавшись, наотмашь ударила ее по щеке. Девчонка отшатнулась в изумлении, но тут же яростно зарычала и ударила Анфису в ответ. Та пошатнулась, но кассету из рук не выпустила. А потом, обезумев от страха, распахнула дверь и выбежала в темный коридор. Анфиса кинулась следом и вцепилась ей в волосы. Ирина с визгом размахнулась и, не глядя, со всей силы ударила куда-то назад. Она попала Анфисе прямо в грудь, и та, охнув, попятилась, все же успев вырвать у противницы порядочный клок волос.

Анфиса, сжимая кассету, торопливо побежала вниз по лестнице. Ирина прыгнула следом и с силой толкнула ее в спину. Потеряв равновесие, Анфиса с грохотом скатилась вниз по ступенькам. Видеокассета выпала у нее из рук и разбилась о столбик перил, а сама Анфиса приземлилась у основания лестницы несколько секунд спустя.

В этот самый момент входная дверь открылась, и в дом вошел Егор Зверев. Анфиса громко застонала от боли, с ужасом глядя на него. Заливаясь слезами, она извивалась на ковре, точно рыба, выброшенная на берег.

Ирина, проворно сбежав по ступеням, схватила обломки видеокассеты и принялась яростно колотить ими по перилам. Она разбила кассету вдребезги, затем вырвала катушки и начала рвать и мять видеопленку.

– Какого дьявола?! – холодно выдохнул Егор Зверев, глядя на происходящее.

– Она рылась в твоем сейфе! – страдальчески выкрикнула Анфиса. – Она украла видеокассету и диск… Я пыталась помешать ей, и она напала на меня!

– Что?! – злобно взревела Ирина. – Наглая ложь! Она сама стащила их из твоего сейфа!

– К чему мне это? – простонала Анфиса. – Чтобы помочь тебе?! Да я тебя ненавижу!

– Как и я тебя! Но меня радует лишь одно, папочка! Теперь тебе нечем меня шантажировать! – крикнула Ирина Егору.

Анфиса со стоном закрыла глаза.

– Боже, какая дикая боль… Только бы обошлось без переломов, – прошептала она.

– Лучше бы ты себе шею свернула, – злобно бросила Ирина. – Одной гадиной меньше в этом доме!

– Довольно! – зло крикнул Егор. – Анфиса, ты встать можешь?

– Не знаю… Попробую, – рыдая, простонала его жена.

Егор подошел к Ирине, схватил ее за плечо и с силой втолкнул в гостиную. Затем вошел следом и с грохотом захлопнул дверь.

Анфиса, лежавшая на полу, перестала стонать и довольно улыбнулась.

* * *

Когда Егор приблизился, стиснув кулаки от едва сдерживаемой ярости, Ирина вызывающе улыбнулась.

– Ну что, папенька, ты снова поверил не мне, а этой скользкой твари, своей очередной жене?!

– Вы с ней друг друга стоите, – гневно сказал Егор. – А ты совсем спятила?! Ты же могла ее убить! Хотя о чем это я? Тебе не впервой…

– Ты снова вспомнил ту старую историю? Да только теперь все, доказательств больше нет! – развела руками Ирина. – Больше тебе нечем меня запугивать!

– Ты мне омерзительна! – бросил Егор. – Твои отвратительные выходки, твое вызывающее поведение, твоя абсолютная ненависть ко всем обитателям дома! С каким удовольствием я посадил бы тебя под замок!

– Хочешь сдать меня в дурдом? – ничуть не испугалась Ирина. – О, желтая пресса с удовольствием ухватится за эту новость! Дочь знаменитого киномагната сидит в психушке! Да они от твоей репутации камня на камне не оставят!

– Репутация меня сейчас волнует меньше всего!

– Больше ты меня ничем не запугаешь, старик! И да, я ненавижу тебя и всех твоих отпрысков! Твою тупую жену! Всех обитателей этого дома! И что ты теперь будешь делать? Ничего! Ты больше ни на что не способен!

– Ошибаешься! – взорвался Егор. – Раз уж ты всех тут ненавидишь, я пойду тебе навстречу! Ты немедленно уберешься из этого дома! С вещами! И чтобы духа твоего больше тут не было!

Ирина осеклась, не поверив своим ушам.

– Ты презираешь всех членов семьи, но при этом живешь, ни в чем себе не отказывая, исключительно на мои деньги. Давно пришла пора это прекратить! Лживая психопатка, ты представляешь опасность для окружающих. Больше я не стану это терпеть! Собирай свои вещи и проваливай! А если этого окажется недостаточно, я лишу тебя наследства!

Ирина побелела как мел.

– Ты не можешь… – заикаясь, начала она. – Я – твоя дочь…

– Еще как могу! – рявкнул Егор. – С этого момента твои дела меня больше не касаются! Нужны деньги – иди работай, как твоя сестра! Вот тогда и посмотрим, кто на что способен.

И девушка поняла, что отца не переубедить. Она молча вышла из гостиной и громко хлопнула дверью. Егор устало вздохнул и опустил голову. Это решение далось ему нелегко, но он считал, что у него теперь нет другого выхода.

Анфиса, убравшись из вестибюля, предусмотрительно заперлась в своей спальне. Ирина, разрываясь от злости, с силой пнула ее дверь, проходя мимо.

Она ворвалась в свою комнату и принялась яростно хватать подряд все вещи и швырять их в большой чемодан. Самые лучшие платья и костюмы, украшения и деньги, документы и гаджеты. Первое время она поживет в гостинице, а там будет видно. Отец совсем с ума сошел, в этом она не сомневалась. Наверняка эти мерзкие червяки, Тимофей и Лиза, целыми днями нашептывают ему про нее всякие гадости. Не зря же он так взбеленился!

Однако она не позволит им победить, рано обрадовались. Но на что она будет жить, если он и правда лишит ее всего? Нет, Ирина отказывалась в это верить. Отец просто разозлился и наговорил невесть что. Он не посмеет так с ней поступить!

Но если все же поступит? Нельзя позволить, чтобы это произошло. Нужно найти способ обвести его вокруг пальца. В очередной раз.

Собрав чемодан, она вызвала такси и побежала к выходу. И чуть не столкнулась в дверях с Лизой, вернувшейся с работы. При виде Ирины с чемоданом Лиза изумленно застыла на пороге. Зверева проскочила мимо, сильно толкнув ее плечом.

– Не слишком радуйся, – буркнула она. – Я еще найду способ испортить вам жизнь!

* * *

Прием в особняке Татьяны Белобровой подошел к концу, и большинство гостей уже разошлись. Старухи-провидицы уехали первыми, за ними потянулись и другие. Горничные убирали со столов, хозяйка стояла на террасе, провожая последних гостей.

Доминика Поветруля весь вечер старалась не попадаться Татьяне на глаза, и ей это удавалось. Но сейчас пройти мимо Белобровой незамеченной было невозможно, хотя Доменика дорого дала бы, чтобы ускользнуть по-тихому. Татьяна пожимала руки уходящим, говорила им приятные слова, благодарила за визит. Поток гостей медленно, но верно двигался к выходу, и Доминика подходила все ближе к Татьяне, стараясь придать лицу самое непринужденное выражение.

– Великолепный прием, Татьяна! – восторженно произнесла она. – Я так благодарна тебе за приглашение…

– Да неужели? – холодно осведомилась Белоброва, и всю показную жизнерадостность Доминики как ветром сдуло. – Ты так ловко избегаешь меня в городе, что пришлось пригласить тебя в гости, чтобы взглянуть тебе в глаза.

– Я пропустила похороны Сергея… из-за напряженной работы, – тихо пролепетала Поветруля. – Так уж вышло… Но я хотела выразить тебе свои соболезнования. Мы были очень дружны с…

Татьяна так на нее посмотрела, что Доминика умолкла, не договорив. Во взгляде вдовы скользнуло нечто среднее между злобой и презрением.

– Я знаю, что ты встречалась с моим мужем, – процедила Татьяна сквозь зубы. – И хочу, чтобы тебе это было известно. Не считай меня конченой идиоткой, Доминика.

Поветруля застыла, как кролик перед голодным удавом.

– Мой покойный муж делал все, что ему заблагорассудится, и меня никогда это особо не волновало, – сказала Татьяна. – Но ты когда-то была моей подругой, и подобного предательства я не потерплю.

– Чего ты от меня хочешь? – спросила Доминика.

– Ты будешь должна мне. И когда-нибудь я взыщу с тебя долг. А пока доброй ночи, дорогая! – Татьяна ласково улыбнулась и даже чмокнула ее в щеку. – Рада была с тобой увидеться.

Доминика на негнущихся ногах спустилась с лестницы и зашагала к своей машине. Ее переполняли самые плохие предчувствия. Татьяна в курсе, она Доминике это еще припомнит. За Поветрулей шли и другие гости, но она не видела никого, полностью погруженная в собственные мысли.

Татьяна едва заметно ухмыльнулась, довольная произведенным эффектом. Пусть эта репортерша знает свое место! Когда последние гости разошлись, она вернулась в особняк и дала последние указания дворецкому Николаю. Уборка в гостиной была почти закончена, и Татьяна поднялась в свою комнату.

Главной целью этого вечера для нее было знакомство с юными оракулами из академии «Пандемониум», и этой встречей Татьяна осталась довольна. Как только они вошли в дом, она сразу определила среди ребят сильнейшего провидца и была очень рада, что не ошиблась в своих предположениях. Теперь оставалось сообщить о нем другим.

Татьяна прошла мимо пылающего камина и открыла старинное бюро черного дерева. Затем достала из верхнего ящичка небольшой лист из старинного желтого пергамента, перо и хрустальную бутылочку с красными чернилами. Разложив пергамент на поверхности бюро, Татьяна изящным почерком написала на нем имя. Подсушив чернила, она свернула пергамент в трубочку и перевязала толстой ниткой.

Потом вернулась к камину, где язычки пламени скользили по толстому отрезку бревна, протянула руку к огню и произнесла замысловатое заклинание.

Пламя, взревев, выплеснулось из камина, мгновенно сменив цвет на изумрудно-зеленый. Ведьмин огонь заполнил весь очаг, быстро пожирая остатки дров. Татьяна бросила в него пергаментный свиток, и послание тут же исчезло, растворившись в языках зеленого пламени.

Белоброва повела рукой перед камином, успокаивая огонь. Как только он снова стал обычным золотистым пламенем, женщина отошла к высокому окну и обхватила плечи руками. Теперь оставалось только ждать.

* * *

Саяна сидела в массивном кресле, обитом черной кожей, возле огромного камина в виде разинутой пасти дракона. Среди острых обсидиановых клыков полыхал зеленый огонь. У ног девушки рыжей меховой кочкой лежал кот Арбогаст. Саяна и кот настороженно следили за происходящим в комнате.

Высокие стены и сводчатый потолок покрывали пятна плесени, многочисленные деревянные полки были заставлены древними книгами в потемневших переплетах.

Алексей Корф вне себя от злости схватил за горло оробевшего Оскара и швырнул его через всю комнату. Тот врезался в книжную полку, сбил ее и упал сам. Полка повисла на одном крюке, едва не разбив Оскару голову, на него посыпались книги.

– Идиоты!!! – взревел Корф, побелев от ярости. – Недоумки! Если уж выследили Стрельца и Козерога, надо было сразу убить их, а не светить перед ними своими рожами!

– Мы пытались, – робко заметил Аскетилл, пригнув голову. Они с Миккелем стояли, сжавшись перед разбушевавшимся Корфом и ожидая расправы. – Но они оказались сильнее нас.

– Конечно, они сильнее! Вы выступили против Королевского Зодиака! В открытом бою они способны уложить десяток таких, как вы!

Размахнувшись, Корф ударом кулака сбил с ног толстяка Аскетилла. Арбогаст даже не дрогнул, когда Аскетилл свалился в полуметре от него. Еще несколько Огненных волков с опаской отодвинулись подальше от разъяренного Корфа.

– Я стараюсь пустить пыль в глаза Первородным, – продолжал бушевать Алексей, – а мои волки творят такие несусветные глупости, что хочется поубивать вас, а не их!

– Не надо, – поднял руки вверх Миккель. – Мы сглупили, но больше этого не повторится. Мы слишком поздно узнали, что они поехали в Ягужино, поэтому смогли подкараулить их лишь на обратном пути. В следующий раз мы соберем больше бойцов!

– Что они делали в Ягужино? – спросил Корф, застыв перед волками.

– Стрелец пытался выяснить правду о прошлом своей покойной жены, – спокойно сообщила Саяна. – Вы действительно сглупили, упустив этих двоих. Они ищут в верном направлении, а нам нельзя допустить, чтобы они узнали правду сейчас. Мы еще столько всего должны сделать… Нужно было прикончить обоих.

– Мы сделаем это! – простонал с пола Аскетилл.

– Слишком поздно, – сказала девушка. – Они вернулись в Клыково и, возможно, уже поговорили с остальными членами Королевского Зодиака. Убивать их нет смысла, пусть все идет своим чередом.

– А вы, – Корф гневно посмотрел на волков, и те шарахнулись в стороны, – больше никакого самоуправства! А иначе я собственноручно выпотрошу вас и развешу вялиться на том дереве!

Он ткнул пальцем в сторону огромного окна, за которым виднелся гигантский дуб, удерживающий на своих ветвях деревянный гроб Огненного Змея. Саяна улыбнулась краем рта, глядя на растерянных волков.

В этот момент пламя в драконьей пасти камина взревело и полыхнуло ярко-зеленой вспышкой. Среди его языков возник пергаментный свиток, перевязанный ниткой.

Саяна соскочила с кресла и, бесстрашно сунув руку прямо в огонь, схватила послание. Затем развернула свиток.

– Ну что там еще? – ворчливо спросил Корф, обернувшись.

– Имя той, которая может нам пригодиться, – сообщила Саяна. – Вернетесь в Клыково, притащите мне эту девчонку.

– Как ее зовут? – угрюмо осведомился Оскар, потирая ушибленную голову.

– Женя Степанова, – сказала огненная ведьма.

23

Криминальные наклонности

Время Темных охотников

Вечерняя репетиция мюзикла шла из рук вон плохо. Юные артисты устали, никто не хотел работать в воскресенье вечером, когда сверстники из других школ Клыково гуляли в свое удовольствие. Олег Дубровский ругался не переставая.

– Я слышал, что кое-кто из присутствующих побывал на приеме в доме вдовы мэра! – заявил он. – Так набили себе животы дармовым угощением, что шевелиться лень? А может, вы там пили что-то покрепче сока и лимонада?! И теперь у вас ноги заплетаются? Придется попросить ваших преподавателей, чтобы больше не водили вас на подобные мероприятия. Вы сорвали мне весь репетиционный процесс!

– Хватит уже нас мучить! – заявила из зала Милана Поветруля. – Может, уже по домам? В следующий раз наверстаем упущенное!

– Это в ваших интересах, – заверил ее Олег. – Ладно, проваливайте! – наконец махнул он рукой. – Но завтра вы мне пройдете второй акт до самого финала!

Артисты тут же повалили из зала с радостными криками. Женя, Луиза и Карина обсуждали на ходу содержание будущей статьи и показывали друг другу фотографии, сделанные на приеме у Белобровой. Стас и Димка плелись за ними следом со скучающими лицами. Они еще и не начинали писать свои статьи с интервью.

Тимофей сидел в зале, дожидаясь, когда все выйдут, и вертел головой в поисках Лизы. Что-то сегодня ее не было в кинотеатре. Может, она все еще в музее, раз Марьяна устроила себе выходной?

Герман Подольский рядом с Тимофеем тоже не спешил.

– Твой наставник прекратил за мной следить? – мрачно осведомился Тимофей. – Этим вечером даже на глаза мне не попадался.

– Сомневаюсь, что он так просто отступит. Это не в его характере.

– Мне не нравится его настойчивость.

– Я не знаю, почему он вдруг так увлекся твоей матерью, – развел руками Герман, – но она его сильно интересует. Что тебе стоит? Подкинь ему какую-нибудь информацию, и он от тебя отстанет.

– Я уже объяснял ему, что мне нечего сказать, – буркнул Тимофей. – Если у матери и были в прошлом неприятности с законом, то она скрыла это даже от меня. Но Пивоваров мне не верит. И что теперь делать?

– Остается только ждать, когда он потеряет к тебе интерес. Но, может, ты все же дашь интервью мне?

– И ты туда же! – закатил глаза Тимофей.

– Мне не нужна история твоей матери, – улыбнулся Герман. – Узнать о твоей жизни куда интереснее. Как жил сын знаменитой кинозвезды? Чем занимался, какие были увлечения? Как относишься к славе своей матери? Я могу сделать из этого очень увлекательный материал. Если согласишься, конечно.

– Может, и соглашусь, – устало произнес Тимофей. – Но позже. Сейчас столько всего навалилось, что голова кругом.

– Понимаю, – кивнул Герман. – Значит, в другой раз.

Он поднялся с кресла и бросился догонять Луизу. Вскоре все разошлись. Тимофей вспомнил, что его мать сегодня должна объявиться в доме Зверевых, и тоже направился к выходу из зала. На опустевшей сцене еще горел свет, Олег Дубровский бродил там один, отодвигая декорации, чтобы не заслоняли киноэкран. Тимофей уже стоял у дверей, когда у Дубровского зазвонил телефон.

– Лиза? – громко ответил тот на звонок. – Я очень рад тебя слышать!

В его голосе звучала такая искренняя радость, что Тимофей замер. Пару секунд спустя Олег непринужденно рассмеялся.

– Скажешь тоже! – мягко произнес он. – Да, конечно. Мы уже закончили. Эти лентяи совсем отбились от рук, а твой сегодня показал себя хуже всех остальных. Даже не представляю, что ты в нем нашла? До скорой встречи. Целую…

Убирая телефон в карман, он повернулся и только тут заметил Тимофея.

– Зверев? – удивился Олег. – Ты все еще здесь?

Тимофей пересек зал и одним рывком вскочил на сцену.

– Болтаешь по телефону с моей девушкой? – угрожающе спросил он. – Да еще и меня обсуждаете…

– Это запрещено? – ехидно усмехнулся Олег. – Она просто случайно ошиблась номером, и я…

– Врешь, – мрачно выдохнул Тимофей. – Знаешь что?! Мне кажется, ты ее преследуешь. Эти твои цветы, визиты. А теперь она тебе еще и звонит? Тебе одной сестры мало, Дубровский? Решил приударить и за второй? А потом и до Оксаны доберешься?!

– Может, мне действительно нравятся девушки семейства Зверевых, – и глазом не моргнул Олег. – К тому же я подхожу им больше, чем мальчишка с криминальными наклонностями.

– Да неужели? – ухмыльнулся Тимофей. – Советую тебе держаться подальше от Лизы. А иначе ты с моими криминальными наклонностями познакомишься поближе!

Тимофей спрыгнул со сцены и быстрым шагом направился к выходу из зала. Олег, улыбаясь, смотрел ему вслед.

* * *

Скатившись с лестницы, Анфиса, к счастью, не сильно пострадала. Всего несколько ушибов и синяков на гладкой холеной коже, но обошлось без переломов. Только остальным домочадцам она этого говорить не собиралась. Напротив, Анфиса рыдала и стонала так громко, что ее стенания слышала даже горничная на кухне на первом этаже.

– Боже, какая боль, – причитала она. – Егор, ты же больше не оставишь меня одну? Твоя полоумная дочь пыталась убить меня! А что, если она вернется, чтобы закончить начатое?

Оксана и Лиза слышали ее причитания, сидя в гостиной.

– Как считаешь, она говорит правду? – вполголоса спросила Лиза. – Я не думала, что Ирина способна на такое!

– Думаю, на самом деле с Анфисой все не так плохо, – ответила Оксана. – Ирина способна на многое, это верно. Но и эта болезная дамочка тоже не подарок. Сейчас она пытается разжалобить отца, но даже мне уже надоели ее стоны. Представляю, что чувствует он.

Анфиса не прекращала стенать и вскоре на самом деле почувствовала сильнейшую мигрень. Мало того, у нее поднялась температура. Тут она действительно перепугалась не на шутку. Егору пришлось вызвать «скорую помощь», и вскоре Анфису увезли в больницу с подозрением на сотрясение мозга. Только после этого в доме воцарилась тишина.

Врач Евгения Белявская сообщила Звереву, что пациентке придется несколько дней провести в палате. Анфиса долго возмущалась и рвалась домой, но ее никто и слушать не захотел. Егор был только рад, что хоть какое-то время она не будет маячить у него перед глазами. Он уже давно собирался серьезно поговорить с Анфисой, предложить ей мирно развестись, поскольку теперешняя жизнь его не устраивала. Постоянные склоки и скандалы с детьми кого угодно выведут из себя. Егор хотел обсудить с ней все этим же вечером, но после несчастного случай пришлось отложить разговор. Сейчас Анфиса была не способна адекватно воспринимать его слова. Лучше подождать, когда она немного успокоится.

Кроме того, на сегодня у Егора была назначена встреча с Ангелиной, и он не хотел, чтобы при этом разговоре присутствовал кто-нибудь еще. Уж очень серьезная беседа им предстояла. От жен, бывших или настоящих, одни проблемы. Егор уже не раз в этом убеждался.

Когда Зверев вернулся из больницы, в гостиной сидели Тимофей, Лиза и Оксана. Похоже, парень только что пришел, выглядел он хмурым и неразговорчивым. В воздухе витало какое-то напряжение, причин которого Егор пока не понимал.

– Может, поужинаем все вместе? – предложил он молодежи. – Я устал, как собака. Мне просто необходимо отвлечься от всего, а с вами это всегда удается.

– Как Анфиса? – спросил Тимофей.

– Думаю, до конца недели вы ее не увидите.

– Ирина на самом деле столкнула ее с лестницы? – тихо поинтересовалась Лиза.

– Столкнула, – подтвердил Егор. – За это я выгнал ее из дома. Но давайте не будем сегодня говорить об этом. Попросите горничную приготовить ужин и дождитесь меня. Поговорим о том, как прошел ваш день. Надеюсь, обошлось без драк и скандалов, а то в последнее время у нас этого в избытке.

Он хотел подняться наверх, но тут в прихожей прозвенел звонок. Егор открыл дверь, впуская Ангелину Звереву. Стройная и загорелая, в расстегнутом белом пальто, она просто потрясающе выглядела.

– О, как у вас многолюдно, – сказала мать Тимофея, улыбнувшись ребятам. – И весело, должно быть. А где же остальные дамы? Обмениваются на кухне рецептами новых ядов?

– Наконец-то ты почтила нас своим присутствием, – нахмурился Тимофей.

– Ну обними же меня, сын. – Ангелина подошла к Тимофею с распростертыми объятиями. – Что за вид? Ты словно совсем не рад меня видеть!

Тимофей неохотно поднялся с дивана и позволил матери обнять себя.

– У меня за время отсутствия накопилось столько дел! – сказала Ангелина. – Интервью, встречи да еще премьера скоро! Пришлось специально для этого случая купить новое платье! Приходите на показ, я достану вам приглашения. Сами все увидите!

Егор многозначительно кашлянул, и Ангелина отпустила Тимофея.

– У нас с Егором какой-то важный, по его мнению, разговор, а потом мы можем сходить в кафе и пообщаться! – пообещала она.

– Мы собирались поужинать дома, – встала Оксана. – Оставайся с нами. Я скажу Вике, что ты тоже будешь ужинать.

– С удовольствием! – тут же согласилась Ангелина.

Егор молча поманил ее за собой. Они поднялись на второй этаж и отправились в его кабинет. Тут у Оксаны зазвонил мобильник, и она ответила на звонок, а затем с телефоном в руке вышла из гостиной. Тимофей и Лиза остались наедине.

– Так что стряслось? – спросила девушка. – Ты так непривычно молчалив сегодня. Не понравилось у Белобровой? Марьяна рассказывала, что прием прошел просто замечательно…

– Дело не в приеме, – буркнул Тимофей.

– А в чем?

– Ты сегодня звонила Олегу?

Лиза удивленно на него посмотрела.

– Нет… С какой стати мне ему звонить?

– Я слышал ваш телефонный разговор сразу после репетиции. Он был очень рад тебя слышать, – язвительно сказал Тимофей.

– Это какая-то ошибка, – возразила она. – Я сегодня вообще никому не звонила. Если не веришь, могу показать тебе исходящие звонки на своем телефоне.

– К чему? Ты могла звонить с любого другого аппарата.

– Ты мне не веришь? – изумилась Лиза. – Тим… Ты сам-то себя слышишь?

– Я не люблю, когда меня обманывают. Когда меня водят за нос. Ты знаешь, моя мать всю жизнь только этим и занимается… А теперь еще и ты?

– Не говори со мной в таком тоне! – вспылила Лиза. – Я ничем этого не заслужила!

– Я просто устал от постоянной лжи! – гневно воскликнул Тимофей. – Такое ощущение, что всем вокруг нравится водить меня за нос! Я похож на дурачка?

– Я не понимаю, что с тобой происходит. Это из-за ревности? Но я ни в чем не виновата перед тобой.

– Моя мать тоже вечно это твердит. Но я точно знаю, что вся ее жизнь – одна сплошная ложь! Мне давно следовало расспросить ее обо всем… И может, даже в присутствии Егора… Черт! А не сделать ли это прямо сейчас, раз уж выдалась такая возможность?

Он вскочил с дивана и направился к лестнице.

– Тим, подожди! – крикнула ему Лиза, но он даже не оглянулся.

Тимофей быстро поднялся на второй этаж и двинулся к кабинету отца.

Крики родителей он услышал сразу, как только повернул за угол. Они ругались так громко, что Тимофей остановился. У него накопилось много вопросов к матери, но момент сейчас точно был неподходящий.

– Да ты издеваешься?! – зло крикнула Ангелина. Тимофей отчетливо слышал ее даже через закрытую дверь. – В чем еще ты меня обвинишь?!

– Не отпирайся! Я точно знаю, что это была ты! – рявкнул Егор. – После нападения на Лизу я просмотрел записи всех наружных камер слежения. Я видел, как ты садилась в черный внедорожник, спрятанный за кустами у ограды. На твою беду, камеры стоят и там! Ты сняла маску, и я видел твое лицо, Ангелина! Ты пыталась убить мою дочь в этом самом доме!

Тимофей пришел в ужас. Он так и застыл посреди темного коридора. В памяти тут же всплыло недавнее нападение, когда женщина в черном набросилась на Лизу в ее комнате. Неужели это была его мать?!

– Я отлично знаю, что ты на это способна! – не унимался Егор. – Скажи только, зачем?!

– Ты бредишь, – жестко сказала Ангелина.

– Я уже не знаю, кому верить! В музее нашли кости Клариссы… Она не уехала из города, как все считали, а все эти годы была замурована в стене подвала! Скорпион что-то скрывает, я думаю, что ты с ним заодно!

– Почему ты винишь во всем меня?!

– Просто я помню, как ты ее ненавидела! Вы ведь изводили друг друга, словно две ядовитые змеи! А теперь твоя ненависть обратилась на ее дочерей?

– Что ты несешь, Егор?

– Когда дети ехали из Нового Ингершама… С дороги их столкнула тоже ты? Ведь и в той аварии фигурировал черный внедорожник.

– Ты такой же сумасшедший, как и твоя Анфиса. Видимо, безумие заразно! Я не собираюсь больше выслушивать эти нелепые обвинения.

– У меня есть доказательства! Твое лицо на видеозаписи! Хочешь, чтобы я пошел в полицию?

– Если бы ты хотел это сделать, давно бы уже сделал.

– Я хочу знать причины происходящего! Зачем тебе это?

– Зря я сюда пришла, – устало произнесла Ангелина. – Знаешь, пожалуй, на ужин я не останусь.

Тимофей услышал цокот ее каблуков и бросился обратно к лестнице.

Он не хотел, отказывался верить тому, что только что услышал. Но к чему отцу лгать? Если и правда есть доказательства. Той ночью Ангелина пыталась убить Лизу… Но как ей удалось это провернуть, если все считали, что она находится за границей? А если это она устроила аварию у Нового Ингершама, значит, могла убить и его с Оксаной? Все это в голове не укладывалось!

Сбежав с лестницы, он быстро направился к выходу. Лизы в гостиной уже не оказалось, а Оксана все еще говорила по телефону и не заметила, как он ушел. Но это и к лучшему. Сейчас Тимофей не хотел никого видеть.

24

Очередь близнецов

Время Темных охотников

Утром перед началом занятий Женя Степанова отправилась в библиотеку академии. В такое раннее время здесь была только библиотекарь Екатерина Валерьевна, и Жене никто не мог помешать. Сев за компьютер, она начала искать информацию о Платоне Долмацком и Ангелине Зверевой, сразу отметая светские новости и сплетни желтой прессы. Ее интересовали разные необычные мелочи в их биографии, такие, на которые обычно не обращаешь внимания. Если не знаешь, что искать.

Накануне Женя допоздна переписывалась с Климом Поликутиным. Он сообщил, что уже начал слежку за Платоном Долмацким, но пока ничего подозрительного не увидел. А Женя рассказала ему о своем видении в доме Татьяны Белобровой.

«Я не знаю, что это, – написала она. – Будущее или просто какие-то странные намеки провидения. Но Платон точно в чем-то замешан, теперь я в этом уверена. И верю тебе!»

«А раньше не верила?» – удивился Клим.

«Немного сомневалась, – призналась Женя. – Все же у тебя слегка предвзятое к нему отношение. Но сейчас я убедилась, что твои подозрения не беспочвенны. Долмацкий действительно может что-то затевать».

Теперь она просматривала множество сайтов в поисках какой-нибудь полезной информации. О Платоне Долмацком писали много. Влиятельный бизнесмен, владелец ночного клуба, меценат. Но больше ее заинтересовали слухи о его связях с криминальным миром Санкт-Эринбурга. Некоторые новостные издания обвиняли Долмацкого в скупке краденного, контрабанде антиквариатом, организации крупных хищений из исторических музеев и галерей живописи. Но пока Платону удавалось выходить сухим из воды.

Самые интересные статьи Женя тут же распечатала.

Про Ангелину Звереву писали еще больше. Премьеры, презентации, интервью, светские сплетни о ее личной жизни. Странно, но Тимофей нигде даже не упоминался, Ангелина словно скрывала сам факт его существования. Ей приписывали романы со многими известными артистами и деятелями шоу-бизнеса. Но больше всего Женю заинтересовало другое. На одном из снимков она увидела молодую Ангелину в компании Ирмы Морозовой. Их сфотографировали на каком-то показе мод компании «Амариллис», женщины радостно улыбались в объектив фотографа. Статья сообщала, что они лучшие подруги и часто появляются вместе на различных светских тусовках.

Женя точно знала, что Ирма была мачехой Наташи Морозовой и самой настоящей черной ведьмой, приносящей человеческие жертвоприношения. Если у Ангелины такие подруги, то это вызывает определенные подозрения… Этот материал она тоже распечатала, затем собрала все листки в свою сумку.

Во второй половине дня они с Климом договорились встретиться в «Одноглазом валете». Женя появилась в кафе чуть раньше назначенного времени и в дверях едва не столкнулась с Платоном Долмацким. Степанова ошеломленно уставилась на него, в очередной раз подивившись тому, какой Клыково маленький город. Старик прижимал к уху телефон и был так увлечен разговором, что едва заметил ее.

Женя натянуто улыбнулась и сделала шаг в сторону.

Платон вежливо кивнул ей, выходя из кафе.

– Привет, Ангелина, – сказал он в трубку. – Разговор не терпит отлагательств. Мы ведь знаем, кто может стать следующим… Если я приду к тебе в гостиницу к трем часам, ты будешь в номере? Отлично, договорились.

Женя напряженно прислушалась. Ангелина Зверева вернулась в город? Она нисколько не сомневалась, что Платон говорит с матерью Тимофея. Гостиница в городе всего одна, а встреча состоится в три часа дня. Женя взглянула на часы: двенадцать. Время еще есть!

Задумавшись, она споткнулась о порог и полетела на пол возле барной стойки, переполошив посетителей. Сумка слетела с ее плеча, и все распечатки высыпались на пол. Фотографии Ангелины, Платона, копии статей, которые она искала все утро. Чертыхнувшись, Женя принялась поспешно собирать рассыпавшиеся листки. В этот момент кто-то поднял фотографию Зверевой и Морозовой.

Вскинув голову, Женя увидела перед собой Влада Пивоварова. Тот с интересом разглядывал статью.

– Здравствуйте, – выдавила девушка. Затем вырвала бумагу из руки Пивоварова и сунула в свою сумку.

Влад удивленно изогнул бровь.

– Привет, – спокойно сказал он. – Как успехи на журналистском поприще? Вы написали статью о приеме в доме мэрши?

– Да! – выдохнула Женя. – Принесу ее вам на наше следующее собрание!

– Хорошо. – Пивоваров подозрительно взглянул на нее, но ничего не сказал.

Он толкнул дверь и вышел из кафе, а Женя вздохнула с облегчением и мысленно обругала себя за неуклюжесть. Хотелось верить, что Пивоваров не успел ничего прочитать. Иначе он начнет задавать вопросы, отвечать на которые ей бы не хотелось.

Женя заказала официантке Галине кусок пирога и кружку кофе и, пока ждала заказ, позвонила Климу и рассказала ему обо всем.

– Платон хочет встретиться с Ангелиной?! – оживился Поликутин. – Нам нужно узнать, о чем они будут говорить!

– И как ты это сделаешь? Слышать на расстоянии мы пока не научились! Да и во всей академии не найдется никого с такими способностями.

– Нужно поговорить с Тимофеем, – подумав, предложил Клим. – Возможно, он согласится помочь. Дождись меня, и вместе отправимся на его поиски.

Пока Женя пила кофе с пирогом, пришел Клим, и они вместе вернулись в академию. Тимофей Зверев отыскался в бассейне, он проплыл несколько кругов и собирался в душевую.

– Тим, нам нужна твоя помощь, – произнес Клим, поздоровавшись.

– Какая? – удивленно спросил Тимофей, набрасывая на плечи полотенце.

– Платон Долмацкий сегодня встречается с твоей мамой, – без всяких предисловий выпалила Женя. – Нам нужно знать, о чем они будут говорить.

Зверев недоверчиво прищурился:

– Новое задание Пивоварова? Этот тип меня уже достал! Простите, ребята, но без меня…

– Это никак не связано с газетой, Тим, – произнес Клим. Оглядевшись вокруг и убедившись, что их никто не подслушивает, он продолжил: – Платон Долмацкий виноват в смерти моего отца. И в гибели бабушки Жени. У нас есть все основания полагать, что он как-то связан с Змееносцем.

Чем больше Тимофей слушал, тем сильнее недоумевал.

– Думаете, и моя мать с ними заодно? – воскликнул он. – Это уже ни в какие ворота не лезет!

– Платон сказал ей по телефону, что знает, кто будет следующим, – пояснила Женя. – Я уверена, он говорит о будущей жертве Змееносца. Помоги нам, пожалуйста! Если мы ошибаемся, то хотя бы сами в этом убедимся.

Тимофей задумался.

– Вы еще кому-нибудь об этом говорили? – вполголоса спросил он.

– Нет! – покачал головой Клим. – И тебя попросим хранить все в секрете. Тебе можно доверять, ты это уже не раз доказывал. Помоги, и я в долгу не останусь.

– Но как я могу помочь?

– Просто зайди в номер матери незадолго до прихода Долмацкого и оставь где-нибудь там мой телефон, – сказала Женя. – С включенной связью. Мы останемся за углом здания и будем слушать их разговор по телефону Клима.

– Хитро, – похвалил Тимофей. – А как потом заберете трубку обратно?

– Вернешься и заберешь, – ответила Женя.

– Ну хорошо, – согласился Тимофей.

Ему и самому было интересно, что за дела у его матери с Платоном Долмацким. К тому же они с ней так и не поговорили… Но этот разговор лучше было оставить на потом. Когда Женя и Клим уже не будут подслушивать.

– Подождите меня, я быстро, – пробормотал он и зашагал к душевой.

* * *

Единственная в Клыково гостиница располагалась неподалеку от здания железнодорожного вокзала. Это было старинное трехэтажное здание серого цвета с красивой лепниной на стенах и высокими окнами. Портье, дежуривший у входа, поначалу не хотел впускать Тимофея, пришлось тому позвонить Ангелине на сотовый. Только после ее разрешения парню позволили подняться на третий этаж, где располагались самые большие и дорогостоящие номера. Выходя из лифта, Тимофей взглянул на часы. Без пяти три. Он пришел вовремя.

Ангелина уже ждала его у открытой двери.

– Привет, родной. – Она обняла сына и чмокнула в щеку. – Прости, но я не ждала тебя…

– Ты вчера так быстро сбежала, что нам не удалось поговорить, – сказал Тимофей. – Могла бы и сама позвонить. Особенно если учесть, как много нам с тобой нужно обсудить.

– Извини, Тима, но мне и сейчас некогда, – забеспокоилась Ангелина. – У меня назначена очень важная встреча… Но позже мы с тобой встретимся и обязательно поговорим. Обещаю.

– Ты меня снова выгоняешь? – Тимофей мельком оглядел номер.

– Сейчас тебе и правда лучше уйти. – Кажется, Ангелина и правда расстроилась.

Тимофей незаметно извлек из кармана телефон Жени и нажал кнопку вызова.

– Дашь мне хоть попить перед уходом? – спросил он.

– Конечно!

Ангелина подошла к небольшому холодильнику, стоявшему у окна, и достала бутылку холодной минералки. Пока она наливала воду, Тимофей сунул включенный мобильник между диванных подушек. Затем, осушив предложенный стакан, попрощался и вышел из номера.

– Сегодня вечером! – крикнула ему вдогонку мать. – Я приеду к тебе в академию.

– Хорошо, – буркнул Тимофей, поворачивая за угол.

Но он не торопился уходить из гостиницы. Дошел до конца коридора, вышел на служебную лестницу, прикрыл за собой дверь и прислушался. Вскоре он услышал, как на этаже остановилась кабина лифта. Приоткрыв дверь, парень выглянул в коридор. Платон Долмацкий в длинном темном пальто и широкополой шляпе вышел и направился к номеру Ангелины. Судя по всему, портье пропустил его без лишних вопросов. Ровно в три часа Платон постучал в дверь, и Ангелина впустила его.

Тимофей быстро разулся и, с кроссовками в руках, на цыпочках бросился к номеру матери. Прильнув ухом к двери, он внимательно прислушался.

– Змееносцу удалось добраться до Тельца… – донесся до него приглушенный голос Платона Долмацкого. – Прикончил его прямо в центре города! Нам удалось все скрыть, выдать его убийство за суицид… Но факт остается фактом. Этот проклятый убийца просто упивается своей безнаказанностью и продолжает охоту!

– В центре? А как же камеры слежения? Зря, что ли, их понаставили по всему городу?

– Что от них толку, если убийца ходит в маске, скрывающей лицо. А еще так наловчился сливаться с темнотой, что ни одна камера его попросту не видит.

– Значит, теперь пришла очередь Близнецов, – глухо произнесла Ангелина.

– Даже мне не по себе от происходящего, Ангелина. Ты столько всего пропустила… Кларисса вернулась, слышала об этом?! Она наболтала много лишнего, пока ее призрак не сгинул из музея!

– Она называла чьи-то имена?

– К счастью, не все! Но это действительно было страшно. А еще вернулась Мать Змей, я уверен в этом. Хотя она пока никак себя не проявила, но старуха точно в нашем мире. Затаилась и выжидает удобного случая, чтобы громко заявить о себе. Огненные волки раздобыли ее ритуальное облачение. Им снова удалось нас обставить. Значит, ее сила снова с ней.

– Неутешительные новости, Платон… – помолчав какое-то время, произнесла мать Тимофея.

– Ты знаешь, в чьем теле она сейчас может находиться?

– Есть предположение. Я ведь пыталась предотвратить это еще много лет назад… Но ты сам меня тогда уговорил все бросить. А следовало довести план до конца! И тогда старуха не нашла бы себе подходящее вместилище!

– Мы часто принимаем решения, о которых потом жалеем. При всех наших способностях заглядывать в будущее мы не умеем. И я часто жалею об этом.

– Единственный выход – вычислить и убить алабастра, в которого она вселилась. И ты сам прекрасно это понимаешь.

– Назови мне его имя! И я все сделаю.

– А что, если я не права? Сначала мне нужно поговорить кое с кем, а уж затем я назову тебе имя. Мы можем заняться этим вместе, как в старые, добрые времена.

– Я знал, что всегда могу на тебя положиться, – удовлетворенно заметил Платон Долмацкий. – Ты всегда была моей лучшей помощницей.

– Я проголодалась. Может, продолжим разговор в кафе?

– Если позволишь мне заплатить.

– Отлично, – рассмеялась Ангелина. – Раз ты так этого хочешь.

Тимофей отскочил от двери и метнулся к выходу на лестницу.

Вскоре они вышли из номера и зашагали к лифту. Когда Ангелина и Платон уехали вниз, Тимофей вернулся к двери и вынул из кармана набор отмычек. Вскрыв замок, он забрал из номера телефон Степановой и покинул гостиницу.

Женя и Клим ждали его в сквере напротив здания вокзала.

– Все слышали? – спросил Тимофей, отдавая Жене мобильник.

– Все, – кивнул Клим. – Теперь ты веришь нам? Платон Долмацкий точно замешан в происходящем.

– И он говорил о Матери Змей, – добавила Женя. – Если честно, мне как-то не по себе…

– Я уже слышал об этом раньше, – нехотя признался Тимофей. – О том, что Мать Змей все-таки вернулась и скрывается, набирая силу… Но откуда моя мать знает, в чьем теле находится старуха?

Женя как-то странно на него посмотрела, но ничего не сказала.

Клим еще раз поблагодарил Тимофея за помощь, и тот засобирался обратно в академию. Этим вечером Альф и Вернер снова приглашали всех желающих на вечеринку в свой дом, и Тимофей хотел переодеться. Он хорошо помнил, чем все закончилось в прошлый раз. Идти на подобное мероприятие в ученической форме точно не стоило.

Когда Тимофей ушел, а Клим отошел к киоску за холодной газировкой, Женя, убедившись, что никто ее не подслушивает, позвонила Луизе.

– Ты должна рассказать Тимофею о том, что мы услышали от твоей матери, – выпалила она, когда Луиза взяла трубку. – Не поверишь, что только что произошло!

– Во что вы там опять влезли? – без особого интереса спросила Луиза.

Но когда Женя рассказала подруге о случившемся, та перепугалась.

– Теперь ты понимаешь, что все очень серьезно? Тим должен знать правду о своей мамаше!

– Я и сама несколько раз хотела поговорить с ним, но все никак не могла решиться, – призналась Луиза. – Уж слишком тема щекотливая. Но ты права, он должен все узнать.

– Ангелина только что сказала Долмацкому, что много лет назад пыталась предотвратить появление Матери Змей… Как считаешь, это как-то связано с роддомом?

Луиза даже ахнула, пораженная внезапной догадкой.

– Если учесть, что Ирина и Лиза – алабастры… Все возможно! Что, если она именно поэтому и хотела от них избавиться?!

– Но зачем тогда подменивать одних детей другими? Она могла просто уничтожить обеих и не заморачиваться с подменой…

– Да, что-то не сходится, – согласилась Соловьева. – Об этом я не подумала… Но все равно мне кажется, что какая-то связь есть! Я расскажу Тиму, как только подвернется подходящий случай.

– Может, сегодня на вечеринке?

– Может быть.

25

Правда о матери

Время Темных охотников

Лиза знала, что этим вечером все ее друзья собираются на вечеринку в большом доме на окраине города.

Ее тоже приглашали, но она пока не знала, хочет пойти или нет. Девушка сидела в темной гостиной, глядя на пламя в камине, и думала о Тимофее.

Его обидные слова никак не выходили у нее из головы. Лиза недоумевала, как такое могло произойти. Ведь еще пару дней назад у них все шло так хорошо. А теперь цепочка досадных случайностей привела к тому, что Тимофей стал с ней так холоден.

Олег нравился ей, но только как друг. Он не сделал ничего плохого, но сейчас ему действительно стоило держаться от нее подальше. И Лиза собиралась сказать ему об этом сегодня же вечером. Отношениями с Тимофеем Лиза дорожила больше, чем дружбой с Дубровским.

– Почему печалимся? – услышала она веселый голос Оксаны.

Та, казалось, никогда не унывала. И при этом могла развеселить всех, кто оказался поблизости.

– Это так заметно? – спросила Лиза.

Оксана вошла в гостиную и включила верхний свет. Лиза зажмурилась, а Зверева уже плюхнулась на диван рядом с ней.

– Да у тебя все на лице написано! – воскликнула она. – В отличие от Ирины, ты совершенно не умеешь прятать свои эмоции! Ну, признавайся, кто тебя обидел? Ирина теперь живет отдельно, я слышала, что она сняла номер в гостинице. А Анфису еще несколько дней не выпустят из больницы. Так чего переживать?

– Это все из-за Тимофея…

– Поругались? – понимающе кивнула Оксана. – Бывает… Но в любых отношениях без этого не обойтись. Я сегодня видела его в городе с Женей и Климом. Он прошел мимо, даже не заметив меня. Видимо, тоже сильно расстроен.

– Правда? – с надеждой спросила Лиза.

– Конечно! Не переживай, все обойдется. Все эти ваши юношеские проблемы, как правило, яйца выеденного не стоят, – заверила Оксана. – Не надо держать все внутри себя. Говорите, делитесь друг с другом своими проблемами. Олег наломал дров, но, думаю, все-таки не со зла. А Тимофей просто принял это слишком близко к сердцу. Я слышала, сегодня намечается какая-то вечеринка? Отправляйся туда и отыщи его. Спокойно все обсудите и помиритесь.

Лиза немного успокоилась и даже начала улыбаться.

– Я так рада, что ты вернулась, – с благодарностью сказала она, взяв Оксану за руку. – Теперь мне есть с кем поговорить.

– Я тоже рада, – серьезно произнесла Оксана. – В этом доме в последнее время слишком мало радости. Необходимо это исправить.

– Может, пойдешь со мной на вечеринку? – с надеждой спросила Лиза.

– Ну нет, – покачала головой Зверева. – Во-первых, я там мало кого знаю. Во-вторых, я уже который день хочу выспаться. Эта резкая смена часовых поясов меня когда-нибудь доконает. Поэтому сегодня я лягу спать пораньше, а ты нарядись, чтобы, увидев тебя на вечеринке, Тимофей позабыл обо всем на свете! Если хочешь, помогу тебе с выбором подходящего образа.

– Хочу, – радостно кивнула Лиза и вскочила с дивана.

Они быстро побежали наверх.

* * *

Егор Зверев и Владимир Добрынин сидели в машине Козерога неподалеку от дома, где молодежь устроила вечеринку. Музыка гремела так, что было слышно, наверное, на всю улицу. Во дворе тусовались парни и девушки, все окна были ярко освещены. Несколько человек курили на крыльце, и дым стоял столбом. Зверев и Добрынин очень удачно спрятали машину в придорожных кустах. Они видели все происходящее, но их при этом никто не замечал.

– Молодежь! – хмыкнул Добрынин. – Годы идут, а ничего не меняется. Когда-то мы сами устраивали подобные гулянки, только в другом доме.

– Помню, – усмехнулся Егор. – Именно на одной из таких гулянок я и познакомился с Клариссой. Она тогда сама ко мне подошла и начала разговор. Пару недель спустя мы уже вовсю гуляли рука об руку.

– А сейчас нам обязательно здесь находиться?

Я с большей пользой провел бы время в академии.

– Все твои ученики сейчас здесь. Да и мне спокойнее. Если что-то случится, мы сможем быстро вмешаться. Судя по последним событиям, подобное патрулирование надо устраивать постоянно.

– Лиза тоже здесь? – спросил Добрынин.

– Они собирались прийти вдвоем с Тимофеем, но пока я их не видел. А вот и она!

Он показал на Лизу, которая открывала калитку.

– Тимофея не видно, – констатировал Козерог. – Не боишься, что в таком месте они свяжутся с дурной компанией?

– Я им доверяю. Лиза еще ни разу меня не подводила, да и Тимофей, похоже, взялся за ум, чему я очень рад. В прошлом он доставлял немало хлопот, но после переезда в Клыково все прекратилось. Все же с нашей стороны это было правильным решением.

Мимо них прошло еще несколько юношей и девушек, учеников академии. В доме становилось все многолюднее.

– Надеюсь, соседи полицию не вызовут, – рассмеялся Владимир Добрынин.

В этот момент от группы отделились два темных силуэта. Они направились прямо к их машине.

– А это что за детки? – полюбопытствовал Зверев.

Перед капотом остановились парень и девушка. Высокие, стройные, черноволосые. Их зеленые глаза, казалось, слегка фосфоресцировали в полумраке. Парень осторожно приблизился и постучал в окно со стороны водительского сиденья. Егор переглянулся с Добрыниным и опустил стекло.

– Добрый вечер, господа, – мягко произнес парень. – Мы очень рады этой случайной встрече. Иначе нам пришлось бы прийти к вам домой.

– Кто вы? – спросил Егор.

– Мы представляем Пард пантер Санкт-Эринбурга. Наши старейшины прислали нас в Клыково для расследования двух убийств. И мы искренне надеемся на помощь Королевского Зодиака. Вы можете устроить нашу встречу с тайным кругом?

– Почему вы обратились именно к нам? – нахмурил брови Козерог.

– Наши старейшины точно описали нам, к кому именно обратиться. В прошлом вам уже приходилось сотрудничать с нашим Пардом, и вас часто вспоминают добрым словом. Но сейчас нам нужно обратиться ко всему Королевскому Зодиаку, и только вы можете устроить эту встречу.

– Ну хорошо, – согласился Егор. – Мы сделаем это. Приходите завтра после обеда к яхт-клубу у Змеиного озера. Вас будет ждать машина. Но нам придется завязать вам глаза, будьте к этому готовы.

– Разумеется, – вежливо кивнул парень. – Мы обязательно придем.

И парочка растворилась в темноте.

* * *

Тимофей пришел в дом Альфа и Вернера, когда вечеринка была в самом разгаре. От грохочущей музыки в окнах дребезжали стекла, в большой гостиной танцевало несколько десятков человек.

В полумраке то и дело вспыхивали разноцветные огни, кто-то притащил здоровенный зеркальный диско-шар, и его блики метались по всей комнате. В кухне народ ел пиццу, запивая ее пивом и газировкой. Те, кому не хватило места в доме, отплясывали прямо во дворе.

Тимофей двинулся сквозь толпу, пытаясь найти знакомых. Он точно знал, что Карина и Димка уже здесь. Они ушли из общежития почти на час раньше его. Женя и Луиза тоже должны быть в этом доме.

– Тим! – из толпы танцующих на него налетел Альф и бросился обниматься. – Круто, что ты пришел! Ни в чем себе не отказывай!

И он тут же снова растворился в толпе. Тимофей недоуменно огляделся по сторонам. Он увидел Олега Дубровского, спускавшегося со второго этажа. Настю Ведунину и Степана Лешеева, обнимавшихся на диване у дальней стены. Славку Ерофеева, который танцевал с Василикой Демидовой, а ведь девчонка была почти на голову выше его. Из кухни вышла Луиза Соловьева. Увидев Зверева, она протолкалась к нему.

– Тимофей! Хорошо, что ты здесь. Нам нужно поговорить! – завопила она, стараясь перекричать музыку. – Может, выйдем во двор?!

– Давай! – согласился Тимофей. От грохота у него уже начинала болеть голова.

Луиза взяла его за руку и потащила за собой. Они прошли кухню, перешагивая через парней и девчонок, сидевших прямо на полу, и вышли через заднюю дверь дома. Музыка гремела здесь не так сильно, по крайней мере, не приходилось повышать голос, чтобы слышать друг друга.

– Разговор не сильно приятный, – предупредила Луиза.

– В последнее время для меня это стало нормой, – признался Тимофей.

– Прости меня, если тебе будет больно это слышать. Я не знала, говорить ли тебе, но все же решилась… Тебе необходимо это знать.

– О чем ты? – нахмурился Тимофей.

– Моя мать… – робко начала Луиза. – Ты ведь помнишь, что с ней стало после нападения Устиньи?

– Конечно… И мне очень жаль…

– Не стоит ее жалеть. Все это оказалось притворством.

– Что? – округлил глаза Тимофей.

– Она притворялась! – Голос Луизы дрогнул, будто она собиралась расплакаться. – Изображала парализованную, чтобы скрыться от убийц… И больше всего она боялась твоей матери.

Тимофей непонимающе на нее уставился.

– Она снова сбежала из города, – затараторила Луиза, не давая ему и рта раскрыть. – Скрылась в неизвестном направлении! Я застукала ее совершенно случайно, когда она уже собирала чемодан. И тогда она рассказала мне…

– Рассказала что? – Тимофей вдруг ощутил нарастающее раздражение.

– Ужасные вещи! Когда-то она работала санитаркой в местном роддоме. И твоя мать заплатила ей, чтобы она подменила две пары младенцев. Поменяла дочерей Клариссы Зверевой на двух девочек другой матери. Но ей тогда не удалось довести начатое до конца, поэтому Ирина и жила всю жизнь с Оксаной, а не с Лизой… Затем в роддоме случился пожар… Мать сказала, что в этом виновата Ангелина Зверева. А еще твоя мама приходила к ней сразу после нападения и угрожала. Я просто хочу, чтобы ты это знал.

– Это неправда… – выдохнул Тимофей. – Не может быть правдой!

Хотя, чему он удивлялся? За последнее время он узнал о своей матери и другие нелицеприятные вещи, одна страшнее другой.

– К чему ей врать? – По щекам Луизы вдруг потекли слезы. – Я приперла ее к стенке, я ведь тоже устала от постоянной лжи. Но эта правда едва не свела меня с ума, Тим. Я всегда знала, что моя мать далеко не святая, но и представить не могла, что она способна на такое… Что они обе способны!

– Похоже, мы многое не знаем о наших родителях, – мрачно произнес Тимофей. – Кто-то еще в курсе?

– Только Женя, но она никому не скажет. Я могу за нее ручаться.

– Хорошо… – Парень глубоко вздохнул. – И никому больше не рассказывайте. А я сегодня поговорю с матерью… Заставлю ее рассказать мне все!

Развернувшись, он двинулся обратно к дому, а Луиза осталась во дворе. Она вдруг поняла, что больше не хочет возвращаться на вечеринку. Вытирая слезы, девушка вытащила телефон и набрала номер Германа.

* * *

Тимофею тоже не хотелось здесь оставаться.

Он взглянул на часы. Мать обещала сегодня вечером приехать в академию. Может, вернуться, чтобы не опоздать на встречу? Вопросов к Ангелине накопилось столько, что беседа грозила продлиться не один час. Но в то же время Тимофей ловил себя на мысли, что не хочет снова выслушивать ее оправдания. Оказывается, мать способна на ужасные вещи. Он ее совершенно не знал.

Толпа танцующих в гостиной немного разошлась, и Тимофей вдруг увидел Лизу. Заметив его, она радостно улыбнулась и пошла ему навстречу.

И он понял, как ему не хватало ее улыбки.

Лиза приблизилась к нему, обняла за шею и прошептала в самое ухо:

– Поднимемся наверх? Там никто не помешает нам поговорить.

Тимофей молча подчинился. Ему хотелось помириться с ней, и он был рад, что Лиза сама сделала первый шаг. Они поднялись на второй этаж, огибая расположившихся на лестнице подростков, пересекли длинный коридор и вошли в первую попавшуюся комнату. Это была спальня. Тимофей разглядел в полумраке большую кровать, платяной шкаф из темного дерева и большой плоский телевизор на стене. А что, если это спальня самого Корфа? Все же хорошо, что его сейчас нет в городе.

– Знаю, ты винишь меня во всем случившемся, – робко начала Лиза. Он только сейчас увидел в ее руке открытую баночку с газировкой. – И ты прав. Я виновата… Но лишь в том, что позволила Олегу так себя вести. Обещаю, больше этого не повторится. Мы говорили с ним пару минут назад. Я попросила его оставить меня в покое… Кажется, он прислушался к моим словам.

– Я и сам сглупил, – признался Тимофей. – Не стоило мне так реагировать на происходящее. Сам не знаю, что тогда стукнуло мне в голову. Ты сможешь меня простить?

– Конечно, – с облегчением выдохнула Лиза. – Ты же знаешь, что я люблю только тебя.

Тимофей с улыбкой обнял ее и прижал к себе.

– Не представляешь, как я рад это слышать, – прошептал он.

– Я тоже рада, что все позади. Пить хочешь? – спросила Лиза, протягивая ему банку с газировкой.

Тимофей взял ее и сделал большой глоток. В горле разлилась приятная горечь, его язык слегка онемел.

– Что это? – удивился он.

– Ничего особенного. – Лиза с улыбкой обвила его за шею и нежно поцеловала.

А Тимофей вдруг почувствовал, как в его голове зашумело. В висках что-то гулко застучало, все его тело захлестнула волна приятного тепла. Он обнял еще крепче Лизу и начал целовать ее.

– Давно бы так, – усмехнулась девушка. – А то я уже решила, что перестала тебе нравиться.

Она снова поцеловала его, и Тимофей забыл обо всем.

26

Катастрофа

Время Темных охотников

Стрелец и Козерог продолжали наблюдение за домом, где веселилась молодежь.

Народу во дворе становилось все больше, как и машин у забора. Толпа из особняка постепенно перемещалась в сад, прохладная дождливая погода их не беспокоила.

– Как думаешь, через сколько соседи вызовут полицию? – с усмешкой спросил Козерог.

– Других домов поблизости нет, – начал размышлять Стрелец. – Но если они вытащат колонки на улицу, то их точно услышат в соседних кварталах. Даю им еще минут двадцать, не больше.

– Если начнется облава, будешь спасать своих?

– Для этого мы здесь и сидим.

Они громко прыснули. Через дорогу переходила еще одна парочка. Высокий парень и девушка направлялись к шумному особняку.

– А это у нас кто? – присмотрелся Козерог. – Клим Поликутин и Женя Степанова. В последнее время в академии часто вижу их вместе.

– Встречаются?

– Не похоже. Скорее, у них какой-то совместный проект. Поликутин еще недавно гулял с дочкой Скорпиона, а Женю видели с каким-то потрепанным блондинчиком.

– У молодых любовные увлечения проходят так же быстро, как и возникают. Но, похоже, ты прав. Они даже за руки не держатся.

В этот момент на дороге резко затормозила какая-то машина, преградив дорогу Жене и Климу. Из нее выскочило трое парней. Двое схватили девушку за руки и потащили к машине. Клим что-то возмущенно выкрикнул и бросился ей на помощь. Третий парень крутанулся на месте и всадил ногу ему в живот. Поликутин отлетел назад, а Женю молодчики быстро затолкали на заднее сиденье, запрыгнули следом, и машина резко сорвалась с места.

– А это уже интересно, – мрачно заметил Козерог и завел двигатель.

Переглянувшись, оба надели свои маски, скрыв лица.

Клим вскочил с земли и бросился за машиной похитителей, но расстояние между ними быстро увеличивалось. Автомобиль Козерога вылетел из кустов, едва не сбив парня.

– Знаешь их? – крикнул ему Стрелец.

Клим в ужасе на него уставился, не веря своим глазам. Он впервые видел так близко членов Королевского Зодиака.

– Нет! – пролепетал он. – Впервые вижу!

– Садись! – приказал ему Козерог.

Клим быстро заскочил на заднее сиденье и захлопнул дверь. Они сорвались с места и помчались в погоню. Задний бампер машины похитителей скрылся за поворотом. Петляя по узким улочкам, они пересекли весь город и устремились на его противоположную окраину. Дистанция между машинами быстро сокращалась.

– А это не те головорезы, что напали на нас возле Ягужино? – спросил Стрелец. – Машина похожа.

– Я думаю о том же, – признался Козерог, вращая руль. – Теперь они воруют школьниц? Катастрофа!

Клим слушал их, вытаращив глаза. При резких поворотах его швыряло из стороны в сторону.

– Это не простые хулиганы! – обернулся к нему Стрелец. – Кому вы перешли дорогу?!

– Я не знаю! – испуганно выкрикнул парень. – Мы шли на вечеринку, никого не трогали, а тут такое!

– У меня нехорошее предчувствие, – признался Козерог. – Нужно быть готовыми ко всему…

* * *

Лиза вошла в дом Альфа и Вернера и едва не оглохла от обрушившейся на нее музыки. Оксана одолжила ей одно из своих платьев, красное, с черным коротким пиджаком, и дорогие вишневые туфли на длинном каблучке, но Лиза уже пожалела об этом. В основном все щеголяли в джинсах и кроссовках, а кое-кто и в спортивных костюмах. Каблуки прилипали к полу из-за множества разлитых напитков.

Несколько десятков человек отплясывали в полумраке, она различала лишь извивающиеся тела, выхватываемые из темноты яркими вспышками света. Тимофея она пока не видела, мимо промелькнул лишь Димка Трофимов, но он ее даже не заметил.

Сверху спускался Слава Ерофеев, его слегка покачивало. Увидев Лизу, он изумленно вскинул брови.

– Привет, – крикнула ему девушка. – Тимофея Зверева не видел?!

Слава молча кивнул, а затем показал на потолок гостиной. Лиза поняла, что Тимофей где-то на втором этаже.

Она пересекла комнату и поднялась по скрипучей лестнице. В коридорах второго этажа тоже плясали подвыпившие девчонки. Раздавались взрывы громкого смеха, а в туалете уже кого-то тошнило. Вечеринка быстро становилась неуправляемой. Лиза не особо любила такие сборища. Если бы не Тимофей, она бы сюда не пришла Навстречу ей шла Настя Ведунина. Узнав Лизу, она приветливо помахала ей рукой.

– Тимофей не попадался? – крикнула Лиза прямо ей в ухо.

Настя обернулась и показала на одну из дверей.

– Кажется, он вошел туда! – крикнула она в ответ.

Лиза с благодарностью кивнула и направилась в указанном направлении. Чем дальше она отходила от гостиной, тем тише становилось в коридоре. Дверь оказалась приоткрытой, в комнате горел приглушенный свет. Лиза толкнула дверь и вошла, оказавшись в небольшой спальне.

Тимофей лежал на кровати, какая-то девушка с длинными темными волосами лежала прямо на нем. Зверев обнимал ее и целовал, а под потолком комнаты вились густые клубы сизого дыма. Они ничего не замечали, но дым явно поднимался от кровати, на которой лежала парочка. Когда девушка вскинула голову, Лиза узнала в ней Ирину.

Лицо Зверевой исказилось от довольной усмешки.

– Брысь отсюда! – одними губами прошептала она, и Лиза выскочила из комнаты.

Ее ноги подкосились, а сердце сжалось в тугой комок. Слезы ручьями побежали по щекам. Лиза вышла обратно в коридор и, покачиваясь, направилась к лестнице, ведущей вниз. Сначала медленно, затем все быстрее. А потом побежала.

Димка Трофимов вышел из кухни и увидел ее. Он попытался остановить Лизу, чтобы узнать, в чем дело, но она так оттолкнула его, что парень едва не упал.

Подбежав к входной двери, Лиза распахнула ее и выбежала из дома, с трудом сдерживаясь, чтобы не разрыдаться у всех на глазах. На деревянных перилах крыльца сидели ученики академии, и она почувствовала на себе их заинтересованные взгляды. Но нельзя было показывать кому-то свою слабость.

– Лиза, – вдруг донеслось до нее.

Вскинув голову, она увидела Олега Дубровского. Тот сидел в своей машине у обочины дороги.

– Тебя забрать? – спросил он.

Она молча кивнула и быстро рванула к его машине.

– Ой, прости, – смутился вдруг Олег и громко икнул. – Небольшая неувязочка…

Он показал ей начатую банку пива.

– Ты ведь умеешь водить?

– Да, у меня есть права, – кивнула девушка.

– Может, тогда сядешь за руль? Я тоже с удовольствием уберусь отсюда. Не знаю, что вообще на меня нашло… И зачем я притащился на эту вечеринку?

Лиза замерла в нерешительности, но затем быстро приняла решение. Отсюда до особняка Зверевых рукой подать, а местная полиция в такое время на дорогах уже не дежурит. Так чего им опасаться?

Она села за руль и пристегнулась. Олег с улыбкой откинулся на спинку пассажирского сиденья. Вскоре они уже мчались по проселочной дороге, огибая окраину Клыково и направляясь на запад. Из-под колес взлетали фонтаны жидкой грязи, машина подскакивала на ухабах и рытвинах.

– Что-то случилось? – участливо спросил Олег. – Видела бы ты себя. Такая нарядная, с красивой прической, но при этом вся в слезах.

– Ничего такого, с чем бы я не справилась, – сказала Лиза и вдруг громко всхлипнула.

– Ой, – смутился Олег. – Кажется, я задаю лишние вопросы. Прости, пожалуйста…

– Ты ни в чем не виноват. – Она украдкой смахнула слезу. – И хорошо, что оказался рядом. Иначе мне пришлось бы идти домой пешком. Лишь бы не оставаться в этом бедламе!

– Быстро же ты решила уйти. Я видел, ты ведь пришла всего несколько минут назад.

– Меня вынудили… Но я действительно не хочу сейчас об этом говорить.

В этот момент прямо перед машиной из темноты возникла какая-то фигура.

Лиза, испуганно вскрикнув, попыталась избежать столкновения, но не успела. Человек словно вынырнул из ниоткуда, будто сам бросился под колеса. Послышался гулкий удар, от которого сердце Лизы едва не остановилось, тело тяжело перевалилось через капот автомобиля и рухнуло на мокрый грунт дороги.

Лиза резко ударила по тормозам, и машину развернуло поперек дороги.

– Что это было?! – побелел от страха Олег.

– Кажется, я только что кого-то сбила, – в ужасе прошептала девушка.

Олег отбросил банку на заднее сиденье, затем быстро отстегнул ремень безопасности и выскочил из машины. Лиза выбежала следом и испуганно вскрикнула, зажав рот руками.

На обочине дороги лежал человек в темном плаще-дождевике. Он не шевелился. Его лицо было залито кровью, которая медленно смешивалась с дождевыми каплями. Олег склонился над ним и аккуратно приложил руку к его шее.

– Пульса нет, – осипшим голосом сообщил он. – Ты убила его…

– Господи! – запричитала Лиза, схватившись за голову. – Как же так?! Нужно полицию вызвать!

– С ума сошла?! – прикрикнул на нее Олег. – Какая полиция?! Ты сидела за рулем моей машины! Без доверенности… А я слегка в нетрезвом состоянии. Они же решат, что за рулем сидел я…

– Но я им все объясню! – пообещала девушка.

– Даже не думай об этом! – отмахнулся Дубровский. – Хочешь жизнь себе поломать?!

– Но я сама виновата! – причитала она, заливаясь слезами.

– Сядь в машину… – буркнул Олег.

– Что?

– Сядь в машину! – злобно рявкнул он, осматривая капот. – Хорошо, что сильных вмятин нет… Может, все и образуется…

– Боже… – Лиза с трудом стояла на ногах.

Олег силой подтащил ее к машине и усадил на водительское сиденье.

– Что ты задумал? – безжизненным голосом спросила она. К горлу внезапно подкатила тошнота.

– Просто жди меня здесь! – И Олег захлопнул дверь.

Лиза широко раскрытыми глазами наблюдала, как он склонился над телом и, подхватив под мышки, потащил его в ближайший лес. Несколько минут спустя Олег скрылся за придорожными кустами.

Лизу охватила дикая паника. Поздний вечер, пустая дорога, вокруг ни души. Откуда взялся этот человек?! Наверное, грибник… Или рыбак, возвращавшийся со Змеиного озера. Нужно пойти в полицию, поговорить обо всем с Владимиром Мезенцевым. Он умный, поймет… Она ведь и в самом деле ни в чем не виновата…

Лиза тут же обругала себя последними словами.

Ни в чем не виновата?! Зачем она вообще села за руль чужого автомобиля? Особенно в таком состоянии, близком к истерике. Сама виновата! Да еще подставила Олега… Что теперь будет с ним? Ведь у него карьера, работа!

Пятнадцать минут спустя Дубровский вернулся. Мокрый, взъерошенный, с ног до головы перепачканный сырой землей, он плюхнулся на соседнее сиденье.

– Что ты с ним сделал? – шепотом спросила Лиза.

– Спрятал, – коротко ответил парень. – Там в лесу есть глубокая ложбина… Забросал ветками и землей. Никто не найдет.

– Что?! – перепугалась она. – Зачем ты это сделал?!

– Чтобы спасти тебя, дурочка!

– Но это же преступление!

– А то, что сделала ты, детская забава?! Ты убила его, а я лишь скрыл следы. Нет тела, нет преступления!

Лиза в ужасе уставилась на Олега. Он был серьезен, как никогда.

– Трогай! – приказал он.

– Но я…

– Поехали! – крикнул он, заставив ее вздрогнуть от неожиданности.

Лиза послушно завела двигатель, и машина плавно тронулась с места.

Остаток пути до особняка Зверевых она не спускала глаз с зеркальца заднего вида. Ей все казалось, что сейчас она увидит мигалки полицейских машин, услышит пронзительный вой сирен. Но видела лишь стену дождя, смывающего все следы.

Прежде чем войти в дом, они долго сидели в машине, припаркованной у ворот особняка. Лиза плакала и не могла остановиться. Олег хмуро смотрел прямо перед собой.

– Я не могла его увидеть. Он так резко появился… – выдохнула она.

– Это действительно не твоя вина, – спокойно сказал Дубровский. – Он сам во всем виноват.

– Ты его знаешь? Сумел рассмотреть лицо?

– Впервые видел. Кто-то из местных жителей…

– Что же теперь будет?!

– Ничего. Поищут и забудут…

– Но я не забуду! Может, все-таки пойти в полицию?

– Нет! – отрезал Дубровский. – Особенно после того, что я сделал. Многое придется объяснять… А я кинозвезда. Думаешь, мне нужно такое пятно на биографии? Это похоронит мою карьеру!

– Я все объясню! – в очередной раз заявила Лиза.

– Послушай, – мягко произнес Олег, взглянув ей прямо в глаза. – Да, мы запаниковали… Но сделанного не воротишь. И тому мужику уже ничем не помочь. Просто забудь о случившемся! Оставим все как есть. Да, все просто ужасно. Но ты ведь не хочешь, чтобы нас обвинили в непреднамеренном убийстве?

– Но если нас кто-то видел?

– Там никого, кроме нас, не было.

– А как же твоя машина?!

– Ты о вмятине? Я завтра же отгоню ее в автосервис. Скоро от нее и следов не останется.

Лиза снова расплакалась, не сдержавшись, и Олег крепко обнял ее, прижав к себе. И не отпускал, пока она не перестала дрожать и всхлипывать.

– Просто забудем обо всем, – шептал Олег.

Лиза молча кивнула. Вскоре они вошли в темный особняк и разошлись по своим комнатам. Этой ночью заснуть Лизе так и не удалось.

27

Неприкрытая враждебность

Время Темных охотников

Машина похитителей остановилась у бара «Лесопилка», стоявшего на порядочном отдалении от города. Козерог заглушил двигатель неподалеку от дорожного указателя с надписью «Выезд из Клыково». Он и его спутники видели, как упирающуюся девушку выволокли из машины и потащили к дверям сомнительного заведения.

– Дело плохо, – тихо произнес Стрелец. – Тут всем заправляют Огненные волки.

– Нужно спасти Женю! – выкрикнул Клим, намереваясь выскочить из машины.

– Спокойствие! – приказал ему Козерог. – Мы пойдем туда, но тебе придется остаться в машине.

– С какой стати?!

– Не хватало нам еще твоей шкурой рисковать! За себя мы постоять сумеем, но следить еще и за твоей безопасностью будет гораздо сложнее.

– Я смогу себя защитить, – твердо сказал Клим. – Я ведь из оружейников! Нас учат создавать оружие из ничего…

– Их там слишком много, – покачал головой Стрелец. – А рисковать жизнью учеников мы не намерены. Останешься в машине, а мы пойдем туда.

– Рано или поздно это все равно надо было сделать, – пожал плечами Козерог. – Этих гадов нужно постоянно держать в узде, чтобы не зарывались. А в последнее время в Клыково стало слишком много волков.

Клим начал возмущаться, но они не позволили ему выйти из машины.

– Жди нас здесь, – приказал ему Козерог. – Не то попадешь под горячую руку, а нам не хотелось бы объясняться с твоей матерью. Одного мужчину она уже потеряла, так что подумай не о себе, а о ней.

Клим оскорбленно замолчал.

Стрелец и Козерог вышли из машины и направились к бару, больше напоминавшему большой сарай. На стоянке перед строением виднелось несколько черных мотоциклов. Толкнув дверь, мужчины вошли в прокуренное помещение, едва освещенное тусклыми лампами на потолке. Женю Степанову они не увидели, но зато у стойки бара толпилось несколько байкеров в черных одеждах и кожаных крутках. Прищурившись, они молча наблюдали за приближением Стрельца и Козерога.

Бармен, неприятного вида старик, изумленно вскинул брови, увидев вошедших.

– Это что за карнавал? – спросил он и хрипло расхохотался.

– Где девушка? – спросил Козерог.

– О чем вы толкуете? – нахмурился бармен.

От окружающих веяло неприкрытой враждебностью.

– Здесь много девушек, – проговорил высокий громила в кожаной куртке с шипами на плечах. – Вас кто конкретно интересует?

Среди байкеров действительно оказалось несколько девиц в черной коже. Они сидели у самой стойки бара и ехидно ухмылялись, поглядывая на членов Королевского Зодиака. Оскар и Миккель старались не высовываться, прячась за остальными, но Стрелец все равно узнал их в толпе.

– Королевский Зодиак, – фыркнул бармен. – Что вам здесь понадобилось? Мы тихо ведем свои дела и стараемся соблюдать нейтралитет…

– Плохо стараетесь, – отрезал Козерог. – Где девушка, которую только что сюда затащили?

– Я не знаю, о чем вы! – воскликнул старик, оглядываясь на своих посетителей. – Эй, народ, вы видели, чтобы сюда кого-то затаскивали?! Бернард, что скажешь?

– Мы никого не видели, – сказал громила в куртке с шипами. – Да сюда никого и не затаскивают! Обычно все приходят по доброй воле!

– Верно! – взревели байкеры, потрясая кулаками.

– Вы вечно обвиняете нас во всех смертных грехах! Не даете нам спокойной жизни! – злобно бросил Бернард. – Все Первородные нас презирают и боятся. Что мы вам сделали?!

– Тебе напомнить о событиях семнадцатилетней давности? – спокойно изрек Стрелец.

– Это было очень давно! Многие из нас в то время еще пешком под стол ходили! Разве мы в ответе за поступки своих родителей, большинство из которых погибло в ту самую ночь!

В этот момент из подсобки позади бара раздался пронзительный крик Жени:

– Отпустите меня!

Крик тут же оборвался, словно девушке закрыли рот.

Козерог и Стрелец застыли. Поняв, что обман не удался, Огненные волки угрожающе заворчали. Громила Бернард, ухмыльнувшись, выступил вперед. Остальные медленно обошли своего предводителя с двух сторон, затем полукругом разошлись по залу, обступив Стрельца и Козерога.

– С девкой ничего не случится, – сказал бармен. – Мы просто поговорим с ней. Дадим понять, куда можно совать нос, а куда не следует.

– Вы сейчас же отдадите ее нам, – угрожающе произнес Козерог. – Тогда никто не пострадает.

– Вы слышали? – хохотнул Бернард. – Их всего двое, но они еще осмеливаются нам угрожать.

– Тогда, на дороге, нас тоже было двое, а вас куда больше, – заметил Стрелец. – И чем все закончилось?

Оскар и Миккель за спиной Бернарда заметно побледнели.

– Хватит трепаться! – рявкнул старик за стойкой. – Вышвырните их из моего бара!

Послышалось угрожающее рычание множества глоток. Головы всех Огненных волков одновременно вспыхнули и начали изменяться.

Стрелец и Козерог встали плечом к плечу. Воздух вокруг них наэлектризовался, в полумраке бара засверкали яркие искры. Стрелец вытянул руку вперед, намереваясь создать лук и стрелу. И в этот момент один из волков бросился на него. Козерог только того и ждал. Мощным ударом кулака в челюсть он отшвырнул нападающего обратно. И тут все Огненные волки разом кинулись на членов Королевского Зодиака.

Стрелец и Козерог отбивались, щедро раздавая удары.

Громила Бернард, утробно рыча, ринулся к Козерогу, тот схватил его за грудки, развернулся и швырнул на стойку бара. Великан перелетел через нее и рухнул, сбив несколько десятков бутылок. Из подсобки снова послышался девичий крик, он лишь подстегнул бойцов. Стрелец ударом ноги отбросил низкорослого толстяка, похожего на жабу, и тот свалился на ближайший стол, мгновенно превратив его в щепки.

Женщины-волчицы с криками бросились врассыпную, опасаясь попасть кому-либо под горячую руку. Несколько Огненных волков выхватили длинные ножи. Козерог разбросал висящих на нем волков в разные стороны, затем резко присел и с размаху ударил кулаком в пол. От этого удара все заведение дрогнуло, на потолке закачались светильники, а по полу поползло сразу несколько широких трещин. Вокруг присевшего Козерога в воздухе заискрились молнии, соединяясь в изображение гигантского остророгого козла.

Ударив копытом, сияющий аватар ринулся в толпу.

Стрельцу наконец удалось создать лук и стрелу. Бармен только выхватил из-под прилавка обрез и прицелился ему в спину, как Стрелец плавно развернулся и выстрелил в него. Старика отшвырнуло на уцелевшие полки с бутылками, и он с грохотом ссыпался на пол, расколотив все оставшиеся стеклянные емкости.

Стоило Стрельцу отвернуться, как сразу несколько Огненных волков навалились на него кучей. Все смешалось в сплошную груду дергающихся тел. Козерог бросился на помощь коллеге, но оставшиеся волки кинулись на него. Сияющий козел пронесся по бару, круша мебель и пробивая дыры в полу, пока не врезался в дверь подсобки, разнеся ее в щепки. В стене образовалась огромная дыра, из которой появилось еще три Огненных волка. Двое тащили за руки упирающуюся Женю.

Тут двери бара распахнулись, и в зал вошел Клим Поликутин. Он испуганно замер, озирался по сторонам, а вокруг творилось нечто невообразимое. Стрельца и Козерога почти завалило телами волков.

– Я сказал тебе ждать в машине! – взревел Козерог.

– Не похоже, что вы и без меня обойдетесь, – тихо буркнул Клим.

Вокруг парня вдруг разлилось тусклое голубое свечение. Он протянул руку к железному барному стулу и тот скользнул в его сторону. Клим схватил стул двумя руками и с легкостью смял его, словно тот был сделан из пластилина.

Парень сгибал и растягивал, выпрямлял и заострял кусок металла. Несколько Огненных волков бросились к нему, оскалив клыки и выставив когти.

Но в руках Клима уже образовалась длинная блестящая палица с шипами. Размахнувшись, он врезал ею по монстрам, посшибав их на пол, как кегли, затем раскрутил палицу над головой и ринулся на других волков.

В груде дерущихся у барной стойки с треском заискрились яркие молнии, и Огненные волки с воплями посыпались в разные стороны. Из кучи дергающихся тел восстал разъяренный Стрелец, вокруг которого трещало электричество. В его вытянутой руке снова возник сияющий лук, он натянул тетиву и послал стрелу в гущу волков, атаковавших Козерога. Те с криками разбежались по залу.

Тем временем Бернард выбрался из-за стойки бара и прыгнул Козерогу на спину, обхватив за шею руками. Микель и Оскар подскочили с боков и вцепились в руки. Козерог сдавленно крякнул и рухнул на колени. Сияющий козел тут же возник у пролома в стене и, выбивая копытами искры, понесся к своему хозяину. Пронесшись над полом, он сшиб рогами Бернарда, и тот покатился к стене.

Тут Женя Степанова, заметив, что ее конвоиры отвлеклись на происходящее, изо всех сил пнула одного из них под коленку. Не ожидавший такого волк вскрикнул и отпустил ее. Женя тут же метнулась в сторону, вырвавшись из хватки второго, и бросилась под ближайший стол. Сияющий козерог сшиб с ног обоих бандитов и рогами расшвырял их в разные стороны, а затем обрушился на остальных.

Женя кинулась к двери. Один из волков настиг ее в два прыжка и вцепился в плечи. Девушка рванулась вперед, и ее форменный пиджак треснул. Бандит рванул ее к себе, и в этот момент его настигла палица Клима. Волка подбросило в воздух, а Женя пулей вылетела за дверь бара. Поликутин расшвырял палицей еще несколько байкеров и побежал за девушкой.

Тем временем Козерог, вырвавшийся из рук Оскара и Миккеля, схватил одного из них, и, используя словно живой щит, принялся лупить нападающих ногами. Ответные удары доставались незадачливому парню, который ругался на чем свет стоит. Один из громил попытался ударить Козерога в челюсть, но попал по лицу своего приятеля, и Миккель мгновенно обмяк. Козерог размахнулся и швырнул его в гущу волков, повалив несколько на пол. В баре творилось нечто несусветное. Огненных волков, казалось, становилось все больше, и членам Королевского Зодиака приходилось несладко.

Но девушка уже сбежала, Клим тоже скрылся, а значит, пора было и им уносить ноги.

Стрелец послал в толпу сразу несколько сияющих энергетических стрел, расчищая путь к двери. Козел, сотканный из молний и света, носился, распугивая нападающих. При соприкосновении с ним волков прошивал сильнейший электрический разряд.

Стрелец и Козерог старались не убивать, а лишь обездвижить как можно больше противников. От ударов молний уже дымились стены заведения, кое-где показался огонь. Старик-бармен, не на шутку перепугавшись, заметался по залу с огнетушителем. Сияющий козел проделал в стенах еще несколько дыр, а затем снова начал носиться по кругу, разгоняя нападавших.

Воспользовавшись суматохой, Стрелец и Козерог выскользнули из бара «Лесопилка» через одну из дыр, пробитых в стене, и побежали к машине. Козел вертелся, не давая Огненным волкам кинуться в погоню.

– Довольно! – взмолился бармен. – Хватит!!! Вы сожжете мой бар! Где тогда собираться будете?! Помогайте тушить.

Поняв, что он прав, Огненные волки неохотно принялись ему помогать. Вскоре пламя потухло, а сияющий козел рассыпался на отдельные молнии и растаял в воздухе. Как только все стихло, из подсобки вышел Алексей Корф.

Как всегда с иголочки одетый, в начищенных до блеска ботинках, он кисло осмотрел разгромленный бар. Его взгляд скользнул по осколкам бутылок и обломкам мебели, по растрескавшимся стенам, по избитым Огненным волкам.

– И снова поражение, – хмуро произнес он. – Вы меня просто убили своей беспомощностью, братцы. Немудрено, что Первородные столько лет издеваются и смеются над вами.

Оскар, Миккель и Бернард напряженно сжались при его приближении.

– Мы им еще покажем, – быстро сказал Бернард. – Догнать их? Только прикажите!

– Не стоит, – процедил Корф сквозь зубы. – Пусть думают, что сумели нас запугать. Придет время, и мы нанесем ответный удар.

– Но девчонка сбежала, – робко вставил Оскар. – Саяна будет недовольна.

– Обязательно будет, но это ее проблемы. И ваши, – холодно усмехнулся Корф. – Эту девицу с провидческими способностями я знаю, она почти каждый вечер ходит на репетиции в мой кинотеатр. Не понимаю, зачем действовать так грубо, когда можно было решить все гораздо деликатнее? И кстати, вы – идиоты! Она встречается с Альфом. Он не должен узнать, что сегодня вы пытались ее похитить! Пока не будем втягивать молодежь… К чему пугать их раньше времени?

– Но она сама может ему рассказать, – сказал Миккель.

– А может и промолчать. Видели, она уже завела себе нового приятеля. Но если Альф придет ко мне с претензиями, придется его как-то успокаивать. Ладно, следите пока за девкой и ее дружком-оружейником. Следите, а не пытайтесь похитить! Такой сильный провидец, как она, нам необходим. Но какое-то время мы можем подождать… А теперь приберитесь здесь!

– Всего двое, а устроили здесь такой бардак! – всплеснул тощими руками старик-бармен. – А если бы сюда вломился весь Королевский Зодиак?!

– Поэтому и следует соблюдать осторожность, – произнес Корф.

– Но иногда так трудно сдерживаться! – горячо воскликнул Бернард. – Мы и так слишком долго прятались!

Толпа поддержала его возмущенными криками.

– Ничего, братья мои, – вкрадчиво обратился к ним Корф. – Осталось подождать совсем немного. И наша месть свершится.

28

Уже слишком поздно!

Время Темных охотников

Козерог и Стрелец привезли Женю и Клима к самым воротам академии «Пандемониум».

– Ты точно не знаешь, почему они тебя похитили? – спросил у девушки Стрелец.

– Понятия не имею, – призналась Женя. – Все случилось так неожиданно!

– Может, это чья-то глупая шутка? – предположил Клим. – Кто-то нанял их, чтобы запугать нас?

– И кто же мог так пошутить? – поинтересовался Козерог.

На это Клим не мог ответить.

– Ладно, идите по своим корпусам, – приказал ребятам Стрелец. – Я сообщу вашей директрисе, чтобы приглядывала за вами. В вечернее время лучше не покидайте пределов академии.

– Но мы в мюзикле участвуем, – возразила Женя. – И в редакции газеты постоянно встречи проводим!

– Когда тебя похитят в следующий раз, нас может не оказаться поблизости, – спокойно сказал ей Козерог, и Степанова похолодела.

Они с Климом вылезли из машины и направились к воротам.

– А парень хорош, – сказал Козерог, глядя вслед Климу. – Видал, что творит?

– Весь в отца, – согласился Стрелец. – Наши дети становятся все сильнее. Скоро они превзойдут нас во всем.

– Надо будет взять его на заметку, – предложил Козерог. – Из Поликутина-младшего получится отличный боец, когда дело дойдет до главного сражения. Он не только создает оружие в считаные секунды, он еще и очень умело им пользуется. Один из самых способных учеников академии.

– Постараюсь не забыть о нем, когда придет время отбирать лучших, – кивнул Стрелец.

Женя Степанова и Клим Поликутин медленно шли по территории академии, освещенной старинными уличными фонарями.

– Я так испугалась, – призналась Женя. – Ты даже не представляешь!

– Я тоже испугался. За тебя, – сказал Клим. – При Королевском Зодиаке не стал говорить… Но что, если за нападением стоит Долмацкий?

– Он видел меня в кафе, когда я свалилась на пол со всеми своими распечатками, – вспомнила Женя. – Думаешь, он связан с Огненными волками? Но они же первые враги всех остальных Первородных!

– Это и странно… – проговорил Клим. – Я уже плохо понимаю, что происходит.

– Спасибо, что не бросил меня. Я видела, как ты расшвыривал этих монстров не хуже Стрельца и Козерога.

– Разве я мог поступить иначе? Сам втянул тебя во все это!

– Я сама себя втянула, – возразила Женя. – Должна же я отомстить за бабушку! И все же я не уверена в виновности Платона. Что, если мы ошибаемся на его счет?

Клим тяжело вздохнул.

– Помнишь, ты спрашивала, почему я расстался с Серафимой? – неожиданно спросил парень.

– Помню, – кивнула Женя. – Ты толком так и не ответил.

– Поклянись, что никому больше не расскажешь, – потребовал он.

– Я умею хранить секреты, – заверила его Женя. – Даже Луиза о многом не догадывается, хотя мы с ней лучшие подруги.

– Вскоре после убийства моего отца… Платон Долмацкий пришел ко мне в кузницу и ясно дал понять, что не желает, чтобы я встречался с его дочерью. Сначала я просто послал его куда подальше… Он и раньше пытался приказывать нам, но мы его игнорировали. Но в тот день старик пригрозил мне, что случившееся с отцом может произойти и с моей матерью, если я не возьмусь за ум.

– Он угрожал тебе?! – изумилась Женя.

– Моей маме. Но мне и этого хватило. Кто я, чтобы противостоять ему? Сейчас наши силы неравны, это верно, но когда-нибудь все изменится. Ты не представляешь, что значит терять родителей, – горько произнес Клим. – Мне так не хватает отца… Он был тем, кто всегда мог направить меня на правильный путь. Успокоить, подсказать решение любой проблемы. С ним моя жизнь была куда проще. А теперь я не хочу лишиться и мамы, поэтому мне пришлось отступить. Но я люблю Серафиму… Она снится мне каждую ночь! И поэтому я еще больше ненавижу Платона Долмацкого!

– Теперь понятно… У меня от него тоже мурашки по телу, – призналась Женя. – Как он может манипулировать людьми?! Не считаться с чужими чувствами!

– Пока я не могу выступить против него в открытую…

– Не переживай. – Женя мягко потрепала Клима по плечу. – Раз такое дело, то мы справимся. Просто обязаны справиться! А с Серафимой у вас рано или поздно все образуется…

– Надеюсь на это, – вздохнул Поликутин.

* * *

На следующее утро Лиза встала с больной головой. Она не спала всю ночь, ворочаясь на постели, не прекращая думать о случившемся. Тимофей изменил ей с сестрой, а сама она стала убийцей.

Тихая, размеренная жизнь закончилась, и возврата к прежнему больше нет. Она не представляла, как будет дальше жить с таким грузом на сердце.

Лиза взглянула на настенные часы. Скоро открытие музея, только это и заставило ее оторвать голову от подушки. Иначе она вообще не вышла бы из комнаты. Девушка приняла душ, оделась и спустилась в гостиную. Завтракать она не собиралась. Ей казалось, что она уже никогда не захочет есть.

Внизу Лиза увидела входящую с улицы горничную Вику с письмами и рекламными проспектами – видимо, ходила вынимать почту.

– Доброе утро, – устало поздоровалась Зверева.

– Доброе утро! Лиза, тут тебе письмо, – произнесла горничная, протягивая ей тонкий белый конверт.

Лиза удивленно на нее посмотрела.

– От кого?

– Не знаю, – пожала плечами горничная. – Обратного адреса нет, только твое имя.

– Интересно, кто мог мне написать? – задумалась Зверева. – Мои друзья остались в Новом Ингершаме, но никто из них не знает адреса. К тому же у всех есть мой номер телефона…

– Не узнаешь, пока не прочтешь, – улыбнулась горничная, сунув письмо Лизе в руки. – Нашего адреса на нем тоже нет. Значит, бросили прямо в почтовый ящик.

Вика отправилась готовить завтрак, а Лиза разорвала конверт.

И едва не лишилась сознания, увидев сложенный листок с фотографией, напечатанной на цветном принтере. На снимке она сидела в машине Олега, глядя, как Дубровский тащит по мокрой дороге тело в черном дождевике.

Перед глазами у Лизы все закружилось, сердце гулко забилось в груди. Кто-то видел их ночью! И даже сделал фотографии!

Девушка глубоко вздохнула, силясь унять сердцебиение, и направилась обратно на второй этаж, к комнате Олега. К счастью, Дубровский оказался дома.

– Олег? – постучала она. – Нам нужно поговорить!

Пару минут спустя парень открыл дверь. Босой, в одних тренировочных штанах. Его стройное мускулистое тело блестело от капель воды, влажные волосы торчали в беспорядке, как будто он только что принимал душ.

– С тобой все в порядке? – нахмурился Дубровский. – Так стучишь, чуть дверь мне не вынесла!

– Есть причина!

Олег шагнул в сторону, освобождая проход. Лиза быстро вошла и плотно прикрыла дверь за собой. А затем протянула ему письмо.

– Читай! – коротко сказала она.

Парень вытер мокрую руку о штаны и взял листок.

– «Мне все известно, – вслух прочитал Олег и слегка побледнел. – Это лишь один снимок… Есть и другие фотографии, очень четкие, способные погубить вас обоих. Теперь вы в моих руках, и очень скоро я оглашу свою просьбу. В наших общих интересах вы обязаны ее исполнить. А иначе пеняйте на себя…»

Лиза прижалась спиной к двери и закрыла глаза.

– Вот урод! – взорвался Олег.

– Мне так страшно, – прошептала Лиза. – Что же нам теперь делать? Пойти в полицию?

– Нет! – твердо заявил Дубровский. – Слишком поздно! Мы не только убили этого несчастного, мы еще и избавились от тела. Нас теперь обоих посадят!

– А что ты предлагаешь?

– Главное – не паниковать, – рассудительно сказал Олег. – Если этот гад, кем бы он ни был, решил нас шантажировать, он уже не остановится. Притворимся, что мы готовы исполнить его просьбу… А когда он потеряет осторожность, мы его вычислим. Прижмем к стенке и отберем все доказательства!

Лиза вдруг ощутила, что вся дрожит мелкой дрожью. Заметив это, Олег обнял ее, прижав к груди.

– Не волнуйся ни о чем, – прошептал он ей на ухо. – Я сделаю все, чтобы тебя защитить. Вот увидишь, мы обязательно справимся.

И Лиза вдруг поверила ему. После предательства Тимофея ей был просто необходим кто-то сильный и мужественный, на кого она может положиться даже в самой трудной ситуации. И Олег Дубровский показался ей единственной подходящей кандидатурой.

* * *

Первым уроком у старшей группы учащихся академии была физкультура. Владимир Игоревич проводил ее совместно с сенсэем Канто, и ученикам приходилось несладко. Их заставили бегать, затем проходить полосу препятствий и заниматься силовыми упражнениями.

– Я знаю, что многие из вас вчера хорошо погуляли, – радостно говорил Канто, потирая сухонькие ладошки. – Набили животы всякой отравой и канцерогенами! Вот и настал час расплаты! Сейчас я заставлю вас сжечь все лишние калории!

– Живодеры! – крикнул кто-то из учеников.

Канто лишь расхохотался.

– Юноши, непочтительные к старшим, часто умирают преждевременно, – мудро изрек старик. – Коль скоро они не ценят старость, зачем небу давать им долгую жизнь?

Ученики готовы были выть от досады. А Канто все подгонял их, обзывая разными обидными словечками, самыми приличными из которых были «слабаки» и «толстухи».

Владимир Игоревич лишь добродушно посмеивался, наблюдая за мучениями учеников, посматривая на тех, кого давно взял на заметку, – на тех, кто за время учебы успел чем-либо отличиться.

Клим и Женя бежали вместе, успевая что-то обсуждать на ходу. Они никому не рассказали о вчерашнем похищении, решив держать все в секрете. К чему беспокоить друзей? Все и так были напуганы слухами об Огненных волках, которых в Клыково становилось все больше.

Луиза, Стас и Алиса также держались кучкой, умудряясь на ходу придумывать новые темы для статей новостного портала. Карина и Димка бежали сразу за ними, а замыкал группу Тимофей Зверев, который был сегодня мрачнее тучи.

С друзьями он не делился, но особых поводов для радости у парня не было. Мать так и не пришла в академию, хоть и обещала. Кроме того, у Тимофея просто раскалывалась голова. Последнее, что он помнил о вчерашнем вечере, это то, как Лиза протянула ему банку газировки. А дальше – кромешная тьма.

Проснулся он уже в своей комнате. Как оказалось, Димка и Стас притащили его домой и уложили на кровать, даже не раздев. Сначала он решил, что проспал визит матери, но охранники, дежурившие у ворот, сказали, что она не приходила. И даже не позвонила – он проверил телефон рано утром.

А Лиза… Она что, чем-то опоила его? А потом? Сам Тимофей совершенно ничего не помнил. По словам Стаса, они обнаружили его в комнате наверху в полной отключке. Одного. Видимо, Лиза просто ушла, оставив его в полном беспамятстве.

Когда урок физкультуры закончился и все отправились в душевые, Тимофей позвонил Лизе. Она не ответила на звонок. Ну и ладно, захочет, сама перезвонит.

Он двинулся в сторону мужской раздевалки с таким мрачным видом, что ученики младших групп обходили его стороной. Даже Бельцев и Седачев сегодня не задирали его, как обычно. Он прошел мимо Карины Кикмариной, которая стояла на краю стадиона и пристально смотрела в сторону леса.

– Все в порядке? – мимоходом осведомился Зверев.

– Да, я просто решила подышать воздухом, – улыбнулась ему Карина.

Ну хоть у кого-то все хорошо.

Тимофей скрылся за дверью спортзала, а Карина снова повернулась к лесу. Она опять слышала Хозяина, который призывал ее прямо сейчас.

Карина слышала его все утро, но сейчас зов будто усилился, стал громче и отчетливее.

– Дочь кикимор, – слышала она сухой шелест листьев старинного дуба. – Мне нужно сказать тебе кое-что… Отзовись на мой зов… Приди ко мне.

Но не могла же она пропустить уроки! Карина попыталась сосредоточиться на учебе, и зов действительно стал звучать тише.

К счастью, уроков сегодня было немного. Несколько часов спустя она уже была в лесу на знакомой тропе.

Зов снова усилился. Хозяин Леса радовался ее приближению.

– Наконец ты пришла, Дочь кикимор, – прошептал голос в ее голове, когда она вышла на большую поляну.

– Как только смогла, – улыбнулась Кикмарина гигантскому. – Ты просил хранить мои визиты в тайне, поэтому я не могла прийти сразу.

– Главное, что ты здесь. У меня для тебя важное сообщение… Я не знаю, что именно происходит… Но мои дети много рассказывают мне о том, что творится в этом городке и его окрестностях. Ты и твои друзья… Вы помогаете людям. Вам уже приходилось справляться с разными чудовищами… И сейчас они снова поблизости. Я слышу их в этих лесах. Они все чаще дают о себе знать. Убивают двусущих ради их шкур…

– Ты о недавнем убийстве оборотня? – догадалась Карина.

– Свежеватели… Я слышу их. Они и сейчас скрываются в этих лесах.

Карина нервно поежилась и обхватила плечи руками.

– Он не один?

– Подобные им никогда не ходят в одиночку.

– Ты знаешь, где они прячутся?

– В нескольких верстах к северу от этой поляны, в чаще леса скрыты развалины старого дома. Один из Свежевателей скрывается там. Оттуда он выходит на свою кровавую охоту. Если хочешь, мой голос будет вести тебя. Я покажу тебе его логово. Монстра нужно остановить, пока он не натворил еще больших бед.

– Хочу! – тут же кивнула Карина. – Но можно, я сообщу об этом старшим?

– Тогда я не смогу подсказать тебе правильный путь. Мы договорились держать наши встречи в тайне от всех. Как ты объяснишь все старшим Первородным?

– Верно, – задумалась Кикмарина. – Тогда я позову с собой друзей! Они не станут задавать вопросы. Все равно одной мне не справиться.

– Не доверяешь мне? – прошелестели листья на дубе.

– Скорее, не уверена в своих силах, – призналась Карина.

– Друзей можно, – смилостивился Хозяин Леса. – Возьми, кого сочтешь нужным, и возвращайся в лес. Как только ты ступишь под сень этих вековых сосен, я стану направлять тебя в нужную сторону. Но помни: никто не должен знать, что я говорю с тобой. Особенно старые Первородные. Им это не понравится.

– Помню! – заверила его Карина и тут же бросилась обратно в академию.

На этот раз путь занял у нее гораздо меньше времени. Протиснувшись между прутьями в старой ограде, Карина одернула на себе ученическую форму и побежала к корпусу библиотеки. Обычно в это время все ее друзья собирались там.

Однако сегодня она нашла в редакции службы новостей лишь Алису, Димку и Стаса. Оказалось, что Женя, Луиза и Тимофей тренируются в спортзале под руководством сенсэя Канто.

– Ему все мало?! – ужаснулась Карина. – Да он измотал всех так, что я еле до душевой доползла!

– Это была общая тренировка, а теперь у него индивидуальные занятия, – сказал Димка. – Хорошо, что нас эта участь миновала.

– Лишь на сегодня, – резонно заметил Стас. – Завтра придет и наш черед.

Димка страдальчески закатил глаза.

– Если остальных нет, мне нужна ваша помощь! – выпалила Карина. – Нужно прямо сейчас идти в лес…

– Зачем? – удивилась Алиса.

– Я знаю, где находится логово Свежевателей.

– Что? – вытаращил глаза Димка. – Как ты его нашла?!

– Не смогу объяснить, так что даже не спрашивай… Так вы поможете? Но преподавателям ни слова. Я обещала сохранить все в секрете!

– Снова полезем на рожон? – прищурился Стас. – А если эта тварь на нас набросится?

– Поэтому я и зову вас с собой. Но старшим ни слова!

– Хорошо, – сдержанно пообещала Алиса. Уж что-что, а секреты она хранить умела.

– Идем, – кивнул Димка. – Других ждать не будем?

– Дело не терпит отлагательств, – сказала Карина. – К тому же мы и вчетвером справимся в случае опасности. Бойцовские навыки у нас получше, чем у Жени и Луизы. А у Тимофея сейчас и без нас проблем хватает.

– Это точно, – согласился Димка. – Он с нами сегодня даже не разговаривает.

И они быстрым шагом направились в лес.

29

Кто блокирует способности Первородных?

Время Темных охотников

И правда, как только Карина оказалась под кронами старых деревьев, она вновь услышала голос Хозяина Леса в своей голове. Его шепот вел девушку и ее друзей вперед, подсказывая нужное направление. Карина шла первая, раздвигая влажные ветви руками, остальные следовали за ней, не задавая лишних вопросов.

Вскоре они вышли к старому бревенчатому дому с плоской крышей, со всех сторон окруженному кустами, такими высокими и густыми, что запросто можно было пройти мимо и не заметить. В окнах не было света, но к покосившемуся крыльцу вела узкая, едва видная тропа.

– Это и есть его логово? – тихо спросил Стас.

– Похоже на то, – сдавленно ответила Карина. – Но дом выглядит необитаемым. Может, я ошибаюсь?

– Следы на земле… – показал на примятую траву Димка. – Значит, здесь точно кто-то бывает. Хоть и редко, судя по запустению.

Они прошли по заросшей тропе и остановились перед потемневшей запертой дверью. Стас на всякий случай постучал, но из дома не донеслось ни звука.

– Можно вскрыть замок, – предложил Димка. – Я умею…

– Смеешься? – покосился на него Стас. – С чего нам церемониться?

Он ударил дверь ногой, и она с треском повалилась внутрь дома. Затем первым шагнул в темный проем.

– Здесь никого, – сообщил Стас.

Только после этого Карина, Алиса и Димка вошли за ним следом. В доме была всего одна комната. Они увидели два окна, причем одно из них было заколочено куском фанеры. Большой платяной шкаф у стены, узкая койка, накрытая потертым клетчатым пледом, странные темные пятна на полу, похожие на въевшуюся в трухлявые доски кровь. В углу комнаты стоял старинный стол, на котором виднелся новенький ноутбук. Стены были покрыты фотографиями, приколотыми к бревнам блестящими канцелярскими гвоздиками. Над ноутбуком склонился миниатюрный складной светильник на длинной подставке. Под столом стоял мощный аккумулятор, от которого к ноутбуку и светильнику тянулись провода.

– Ну прям рабочий кабинет! – фыркнул Димка.

Неподалеку от стола ребята увидели газовый примус, на котором стояла почерневшая сковорода. На тумбочке рядом высилась стопка грязных тарелок и три алюминиевые кружки.

Стас распахнул шкаф – и в ужасе отпрянул.

На дверцах висели ножи самых разных форм и размеров. Целый арсенал мясника. А в самом шкафу со стальных вешалок свисали звериные шкуры. Черные, серые, бурые. Но это были не просто отдельные лоскуты, а нечто вроде комбинезонов, сшитых крупными стежками из крупных кусков шкур.

Сразу под жуткими костюмами на нижней полке лежало несколько старых книг в кожаных переплетах. Алиса открыла одну из них, и ребята увидели пожелтевшие листы пергамента, испещренные оккультными значками и символами.

– Это же его гардероб, – испуганно выдохнула Карина. – Его трофеи… С их помощью он превращается в тех, кого убил.

– Но кто же он? – шепотом спросил Стас. – Или они?

Алиса включила ноутбук, а Димка и Карина принялись разглядывать фотографии на стенах дома. Снимки были сделаны как будто исподтишка, скрытой камерой, причем фото одного мужчины встречалось чаще всего. На улицах Клыково, на садовом участке, сквозь прутья ограды, в читальном зале клыковской библиотеки.

– Это же Семен Рычков! – сказал Димка. – Я видел его портрет в разделе некрологов «Полуночного экспресса». Это его тело нашли в лесу… Тот самый оборотень, о котором говорили Илья и Тесса. А вот его жена. – Он показал на серию фотографий женщины с темными волосами. – Она теперь тоже мертва.

– Семья оборотней, – сказала Карина. – Свежеватель какое-то время следил за ними, прежде чем убить и заполучить их шкуры…

– Но здесь не только их фотографии, – прошептала Алиса.

И тут они услышали тихий скрип у себя над головой. Ребята мгновенно оторвались от просмотра фотографий и испуганно переглянулись. Вскоре скрип повторился. Затем он переместился в другой угол комнаты. Словно там, на крыше, медленно бродил кто-то очень тяжелый.

– Он что, на втором этаже? – вытаращил глаза Димка Трофимов.

– Здесь нет второго этажа, дубина, – тихо произнес Стас. – Кто-то ходит по крыше дома…

Карина вскинула голову и увидела, как доски на потолке прогнулись. Девушка задохнулась от страха и ткнула рукой вверх. До ребят донесся тихий скрежет, переходящий в протяжный скрип, словно острые когти царапали деревянную обшивку старого дома.

– Эй! – рявкнул Кащеев. – Мы тебя слышим!

Существо на крыше замерло, будто прислушиваясь. Затем снова двинулось по кровле, продавливая ветхие доски.

– Если он сейчас провалится сюда, я сразу помру, – шепотом призналась Карина. Ее трясло так, что зубы постукивали.

Монстр снова замер. Затем одна из досок потолка провалилась внутрь, а снаружи послышалось приглушенное рычание.

Алиса схватила со стола ноутбук и сунула его под мышку. Стас двинулся к двери и сделал остальным знак следовать за собой. Крыша над головами ребят прогибалась и скрипела, зверь двигался в том же направлении, что и они.

– Может, он сам уйдет? – предположила Карина.

– Если это Свежеватель, с чего ему уходить? – обернулся к ней Димка. – Это мы вторглись на его территорию. Здесь хозяин – он.

– Господи, как страшно!

– Ты же сама привела нас сюда, – повернулась к ней Алиса. – И где вся твоя смелость?

– Я не думала, что будет так жутко! – призналась Карина.

Крыша скрипнула в последний раз, и все стихло. Секундой позже снаружи послышался глухой удар. Тварь спрыгнула с кровли и приземлилась на землю.

Заскрипели доски старого крыльца.

– Мамочки, – выдохнула Карина.

Когда дверь дома распахнулась от мощного удара, вскрикнули все, даже Стас Кащеев, который славился своей невозмутимостью.

В лесную хижину как молния метнулось нечто ужасное. Косматая фигура закрыла собой весь дверной проем. Ребята увидели длинную морду с разинутой оскаленной пастью, острые когти и длинный голый хвост, яростно лупивший зверя по бокам. Чудовище передвигалось на двух кривых ногах.

– Крыса, – свистящим шепотом выдохнул Димка.

Это действительно была гигантская крыса, ее огромные мускулы перекатывались под бурой шерстью. Глаза твари в тусклом свете лампы светились красным огнем. Монстр издал утробный рык и бросился вперед.

Карина, Димка, Алиса и Стас кинулись в разные стороны. Зверь пролетел мимо и врезался в шкаф. На распахнутых дверцах зазвенели ножи. Стас швырнул в монстра стулом, но крыса резко метнулась в сторону, уходя от удара. Припав к полу, она оттолкнулась всеми четырьмя лапами и прыгнула на Димку.

Алиса бросилась вперед, заслоняя Трофимова, и выставила перед собой руку со скрюченными пальцами.

Крыса будто врезалась в невидимый щит и яростно взвыла. Она бесновалась в воздухе, вися в полуметре над полом, и все отчетливо увидели крупные стежки швов на ее боках.

Алиса взмахнула рукой, и монстр отлетел назад. Со стен посыпались фотографии. Крыса брякнулась на половицы и зашипела от боли, затем быстро перевернулась и прыгнула снова. Алиса опять вскинула руку и отшвырнула тварь назад.

Чудовище с ревом рухнуло на пол, но тут же снова вскочило. Встав на дыбы, выставив острые когти, крыса принялась метаться в комнате, делая ложные выпады и тут же отскакивая назад. Оно едва не схватило Карину, затем когти мелькнули в паре сантиметров от уха Димки.

Алиса моргнула и слегка покачнулась. Она слишком перенапряглась, и теперь ее силы таяли на глазах. Заметив это, крыса хрипло расхохоталась.

– Всего лишь человек, – прорычала она жутким утробным голосом.

А затем совершила гигантский прыжок.

Димка и Карина рухнули на пол, и монстр пронесся над их головами. Алиса из последних сил отмахнулась от твари, и ту вынесло в окно. С грохотом проломив ветхие доски и мутное стекло, крыса с ревом вылетела из дома. Ребята услышали, как монстр с треском рухнул в кусты, а затем бросился прочь, не разбирая дороги. Вскоре в лесу все стихло.

Карина бросилась к Алисе и крепко обняла ее, по щекам Кикмариной текли слезы. Димка подошел сзади и обнял сразу обеих. Его сердце билось так сильно, что Карина ощутила это даже спиной.

Стас подошел к двери и осторожно выглянул из дома. На поляне перед развалиной никого не было, но внезапно ему почудилось, что он кого-то видит дальше, за кустами.

В самых зарослях стояла высокая темная фигура в длинном старомодном пальто черного цвета. Над косматым меховым воротником торчали остроконечные свиные уши. Стас изумленно моргнул, и фигура в кустах исчезла. Парень встряхнул головой, решив, что ему померещилось.

– Уходим? – спросил Димка.

– Конечно, – кивнула Карина, вытирая слезы. – И поскорее.

Алиса еще раз окинула взглядом темную комнату, и ее внимание привлекло несколько фотографий, упавших со стены. С одной из них улыбался Тимофей Зверев. Его сняли в тот момент, когда он сидел с Лизой в кафе «Одноглазый валет».

Алиса шумно выдохнула.

– Тим?! – воскликнула она, схватив с пола снимок.

Рядом валялось еще несколько фотографий Зверева, все с дальнего расстояния: он тренировался на стадионе академии, разговаривал с отцом. Держась за руки с Лизой, прогуливался по улицам Клыково.

– Мамочки, – всплеснула руками Карина.

– Почему он следит за Тимофеем? – дрожащим голосом произнес Димка. – Тим ведь не оборотень…

– Оборотень или нет, сейчас неважно, – сказал Стас Кащеев. – Ясно одно. Если они следили за ним, значит, он будет следующим.

* * *

Они выскочили из старого дома и быстро зашагали в сторону академии «Пандемониум». Алиса держала в руках ноутбук Свежевателей. Димка молчал, думая о чем-то своем, а Стас обратился к Карине:

– Нам нужно рассказать обо всем Елене Федоровне! А еще предупредить Тимофея и сообщить в полицию.

– Сначала предупредить Тима, – подал голос Трофимов. – А от полиции я бы держался подальше.

– Но они должны знать об этой берлоге! – Стас махнул рукой за спину.

– Расскажем директрисе, – приняла решение Карина. – А уж она сообщит в полицию. Елена Федоровна умеет общаться с обычными людьми.

А мы еще ляпнем что-нибудь не то, потом проблем не оберешься!

– Верно, – согласился Димка.

Он вытащил мобильник, чтобы позвонить Тимофею, но тут совсем рядом с ним в кустах раздался громкий треск.

– Что за… – Димка не успел договорить. Что-то большое пронеслось в воздухе, вылетев из зарослей, и Трофимова оторвало от земли. Парень ударился спиной о сосну и мгновенно лишился сознания.

Алиса испуганно вскрикнула, резко обернулась, и следующий удар пришелся по ней. Девушку швырнуло на березу. Оглушенная, она сползла на влажную землю, рядом упал ноутбук.

– Алиса?!

Стас бросился к ней, а Карина к Димке.

Впереди в кустах что-то шевельнулось, снова послышался приглушенный треск сучьев. Вскоре на тропу легла большая черная тень. Ее длинный черный хвост медленно шевелился, словно живая змея.

Тень принадлежала гигантской дикой кошке.

Карина и Стас испуганно замерли. Огромная пантера преградила им дорогу, уставившись на путников большими желтыми глазами. Из разинутой пасти торчали острые клыки, с которых на землю капала тягучая слюна. Вскоре она устрашающе двинулась вперед. Под лоснящейся черной шкурой, сшитой суровыми нитками, перекатывались бугристые мышцы.

– Мама, – коротко пискнула Карина, побледнев. – Еще один.

Она вскинула руку, призывая на помощь свои силы. Но ни одно растение поблизости даже не шелохнулось. Перепугавшись, Карина попробовала еще раз. Но у нее снова ничего не получилось. Ее способности пропали!

Оборотень приближался. Казалось, страх ребят доставлял ему ни с чем не сравнимое удовольствие. Карина снова и снова призывала свои способности, но тщетно. У девушки началась настоящая паника.

Стас медленно потянулся к внутреннему карману пиджака.

В этот момент пантера прыгнула. Парень резко толкнул Карину в плечо, и та отлетела в сторону, рухнув в ближайшие кусты. Сам Кащеев рванулся вперед и упал на живот, ощутив легкое дуновение воздуха, когда туша оборотня пронеслась прямо над ним.

Едва приземлившись, пантера мгновенно развернулась, чтобы атаковать снова. Стас выхватил из кармана складной нож и с щелчком раскрыл его. Обычно он точил им карандаши, но сейчас это было единственное его оружия. Кащеев выставил лезвие перед собой, и оно сверкнуло в свете заходящего солнца.

Пантера издала яростное рычание и принялась бить хвостом по заштопанным бокам. Она рванулась к парню, но тот резко взмахнул ножом у нее перед носом, и оборотень отступил.

Карина поднялась с земли, и Стас отвлекся на нее всего на мгновение, но монстр тут же этим воспользовался. Пантера снова прыгнула, щелкнув клыками, и вцепилась в край его пиджака. Ткань с треском лопнула, оголив плечо Кащеева. Стас испуганно схватился за место разрыва, но крови, к счастью, не было. Пантера выплюнула лоскут ткани и прыгнула снова.

Все внимание Стаса было сосредоточено на оскаленной пасти, из которой текла густая слюна. Зверь пытался ухватить его, парень отмахивался ножом. А когда делал выпады Стас, проворно отскакивал монстр. Карина в ужасе наблюдала за происходящим со стороны, не зная, чем помочь. Без своих способностей она была совершенно бессильна. Противники двигались так быстро, что она не могла даже приблизиться к Стасу.

Оборотень снова ринулся вперед, Стас отшатнулся и вдруг споткнулся о корень, торчавший из земли. Тут же потерял равновесие и рухнул на спину, выронив нож. Он хотел встать, но две огромные лапы тяжело легли на его плечи и прижали к земле. Монстр навис над ним, широко разинув пасть. Карина схватила оброненный нож и бросила его Стасу. Последним усилием тот вытянул руку и вдруг его пальцы сомкнулись на рукояти.

Одним резким движением он воткнул узкое лезвие в бок зверя, нависшего над ним.

Оборотень лишь хрипло расхохотался.

А затем оскалил клыки и рванулся к лицу Кащеева.

Карина громко закричала, закрыв глаза руками.

Но тут позади нее снова раздался треск, и из кустов выпрыгнула огромная фигура в бесформенном черном пальто. Оборотень вскинул голову. В воздухе что-то просвистело, и в следующую секунду широкое лезвие большой старинной секиры врезалось в пантеру.

Клыки в последний раз клацнули у самого кончика носа Стаса, а затем оборотень с жутким воплем, от которого ребята едва не оглохли, с треском рухнул в кусты, подмяв массивным телом несколько молодых деревьев. Больше он не двигался.

Карина открыла глаза и тут же пожалела об этом.

Перед ней стоял Свиная Голова. Она видела его со спины, но ей этого было вполне достаточно. Здоровенная широкоплечая фигура в грязном длиннополом пальто опиралась на секиру с большой рукоятью. Над мохнатым воротником виднелась уродливая свиная башка с жирными складками кожи и остроконечными мохнатыми ушами.

Ужасное видение длилось всего мгновение. Затем великан с секирой вошел в заросли и исчез. До них донесся лишь удаляющийся треск веток.

– Это… это то, что я думаю?! – прохрипел Стас. – Мне не померещилось?

– Если и померещилось, то нам обоим, – прошептала Карина, подавая ему руку и помогая подняться с земли.

– Троим, – послышался слабый голос Димки, который вяло шевелился у подножия сосны.

– Ты цел? – подскочила к нему Карина. – Ничего не сломал?

– В этот раз мне повезло, – подумав, сообщил Трофимов.

Стас склонился над Алисой. К общему облегчению, она открыла глаза и несколько раз моргнула. Затем медленно села, застонав от боли.

Когда выяснилось, что серьезно никто не пострадал, ребята осторожно приблизились к неподвижному оборотню. На их глазах туша пантеры дрогнула, а затем шкура начала опадать прямо на глазах. Из разошедшихся швов начала сочиться густая бурая слизь, а тело становилось все меньше. Вскоре оно приобрело очертания человеческой фигуры, закутанной в звериную шкуру.

– Свиная Голова убил его? – пораженно сказала Алиса.

– И спас всем нам жизни, – кивнула Карина. – Он спас нас, понимаете? Значит, не такой уж он монстр, как о нем все говорят.

– Ты его видела, – тихо произнес Стас. – Если он не монстр, тогда кто? Я эту образину до конца своих дней теперь помнить буду!

– Самое странное не это, – сказала Карина. – Когда Свежеватель набросился на нас, я не смогла применить свои способности. Они исчезли!

– А сейчас? – повернулся к ней Стас.

Карина протянула руку к кустам, сломанным Свежевателем. Их ветви дрогнули, затем начали выпрямляться и покрываться новыми зелеными листьями. Надломанные сучья срастались и покрывались новой корой.

– Все вернулось! – воскликнула Карина.

Алиса протянула руку к туше оборотня и сжала пальцы в кулак. Шкура треснула и разошлась в стороны, оголив обнаженное мужское тело, покрытое густой слизью.

– Мои способности тоже при мне, – сказала она.

– Тогда что это было? – изумился Димка.

– Что-то словно блокировало наши способности, – задумалась Карина. – Или кто-то. Помнишь Ирму Морозову? – повернулась она к Димке.

– Конечно! – кивнул тот. – Разве можно забыть ее фарфоровое лицо?

– Она умела блокировать способности. Может, и Свежеватели обладают этим даром?

– Кто знает, – задумчиво произнесла Алиса. – Если нужно, я поищу информацию в древних гримуарах, когда вернемся в библиотеку академии.

– А возвращаться пора, – нервно заметил Стас. – Мы уже отогнали крысу, теперь эта пантера… Я уж молчу о Свиной Голове!

– В полицию сообщить теперь точно придется, – сказал Димка. – Нужно обо всем договориться, чтобы хоть врать одно и то же.

– Вот на обратном пути и договоримся. – Алиса подняла с земли ноутбук.

И все четверо рванули прочь.

30

Женщина, способная на преступления

Время Темных охотников

Час спустя в полицейском участке Клыково раздался телефонный звонок. Директриса академии «Пандемониум» Елена Федоровна Бородина сообщила, что четверо ее учеников, прогуливаясь по лесу, обнаружили еще одно тело. И назвала точные координаты.

Владимир Мезенцев отправил Виктора и Бориса Макарского, чтобы те проверили информацию, а сам отправился в академию, намереваясь поговорить с этими самыми учениками.

Пока он добирался, ему позвонил Макарский и сообщил, что они и правда нашли заброшенный дом, а рядом тело неизвестного, закутанного в звериные шкуры.

– Вызывай остальных, – приказал Мезенцев. – Я приеду к вам, как только пообщаюсь с детишками.

У ворот его встретила администратор Лариса Аркадьевна и проводила в кабинет директрисы, где уже сидели Кикмарина, Трофимов, Кащеев и Василисина.

– Добрый день, шериф, – приветствовала Мезенцева Елена Федоровна. – Вот и они, наши герои…

– Допросить бы вас прямо на месте происшествия, – хмуро сказал шериф.

– Нет! – испугалась Карина. – Больше я не выдержу! Я чуть и так не умерла от ужаса…

– Если позже потребуется более детальный допрос, я отправлю их к вам в участок, – заявила директриса. – Скоро у них индивидуальные занятия, поэтому пока отпустить не могу.

– Хорошо, – согласился Мезенцев. – Пока меня интересуют лишь основные факты. Что вы делали в лесу?

– Мы просто гуляли, – ответила Алиса. – Зашли немного дальше, чем обычно, и нашли заброшенный дом, а рядом тело в шкуре…

– Гуляли в лесу, – невесело усмехнулся шериф. – Снова? А слухи о нападении дикого зверя вас не остановили?

– Мы совершенно забыли об этом, – призналась Карина.

– К тому же нас четверо, – вставил Трофимов. – Зверь просто испугался бы.

– В дом заходили? – спросил Мезенцев.

– Да, – честно признался Стас. – Исключительно из любопытства. Там такая старинная развалюха… Но затем мы нашли целый шкаф с ножами…

– Мы сразу ушли оттуда! – торопливо сказала Алиса.

– Что-нибудь трогали?

Ребята переглянулись, затем Димка неохотно кивнул:

– Возможно.

– Ох, детишки… – покачал головой Мезенцев. – Слишком часто вы оказываетесь в поле зрения полиции. Все вам неймется.

– Просто городок у нас маленький, – развела руками Карина.

– Ладно. – Шериф захлопнул блокнот. – Мои люди там уже работают. Если появятся вопросы, я приглашу вас в участок. Пока все.

Он попрощался и вышел из кабинета.

– Вы тоже можете быть свободны, – обратилась к ребятам Елена Федоровна. – Но далеко не уходите. Нам с вами еще предстоит серьезный разговор! А пока пригласите сюда Зверева.

– Он уже здесь, – выглянула в коридор Лариса Аркадьевна.

Димка, Карина, Стас и Алиса вышли в коридор, где нервно топтался Тимофей.

– К чему готовиться? – тихо спросил он у Димки.

Трофимов открыл рот, чтобы ответить, но в этот момент Лариса Аркадьевна мягко подтолкнула Зверева к двери, а Димке сделала знак молчать.

Когда Тимофей вошел, директриса показала ему на свободный стул.

– Садись!

Тимофей молча исполнил ее просьбу.

– Ты уже успел пообщаться со своими приятелями? – осведомилась Елена Федоровна. – Они рассказали тебе о случившемся?

– В общих чертах, без подробностей, – сообщил Тимофей. – Мои снимки нашли в доме Свежевателей?

– Тебя это не пугает? – спросила Лариса Аркадьевна.

– Скорее удивляет. Для чего я им понадобился?

– Тимофей, как можно быть таким простофилей?! – Елена Федоровна подошла к двери и выглянула в коридор, чтобы убедиться, что их не подслушивают. Затем плотно прикрыла дверь. – Свежеватели охотятся за шкурами оборотней, – тихо сказала она. – Но ты ведь тоже оборотень! Вопрос в том, кто в курсе, что ты можешь менять обличье?

– О, – только и смог произнести Зверев. – Но я никому об этом не говорил! Даже Димке… Это не та информация, которой я стал бы делиться, тем более что ученики академии боятся и ненавидят Огненных волков.

– Кто еще знает?

– Только вы и сенсэй Канто, – произнес Тимофей.

А еще все Огненные волки, находящиеся в подчинении у Корфа и Саяны. Возможно, кто-то из них связан со Свежевателями? Об этом он как-то не задумывался.

– И что же мне теперь делать? – спросил парень.

– На тебя охотятся, дружок, – положила руку ему на плечо Лариса Аркадьевна. – Пока все не закончится, лучше тебе не покидать академию!

– Но у нас репетиции! – запротестовал Тимофей. Ему вовсе не хотелось сидеть в четырех стенах.

– Думаю, они пока и без тебя обойдутся.

– А если убийц так и не поймают?

– Если к делу подключится Королевский Зодиак, поймают, уж об этом не беспокойся. Мы имеем дело с кучкой кровожадных маньяков, а такие, как правило, не слишком осторожны. В любом случае за территорию ни ногой! Ты меня понял?

– Понял, – кивнул Тимофей, поднимаясь со стула.

Только этого еще не хватало! Мало ему неприятностей, так теперь и Свежеватели за его шкурой охотятся!

Оказавшись на улице, он снова позвонил Лизе. На этот раз она ответила.

– Привет! – обрадовался Тимофей. – Я…

– Не звони мне больше, Тим, – устало попросила девушка. – Между нами все кончено!

В трубке послышались короткие гудки. Тимофей изумленно уставился на телефон.

Похоже, в его жизни и правда началась темная полоса.

* * *

Из академии шериф отправился в лес, к заброшенному дому. Там уже вовсю трудились эксперты криминальной лаборатории. Во время обыска нашли множество фотографий Семена Рычкова, его жены и Тимофея Зверева, а еще странные шкуры и целый арсенал режущих и колющих предметов. Тело неизвестного уже увезли в город. Никаких документов в доме не оказалось, Макарский попросил Виктора позвонить в гостиницу Клыково и расспросить о нынешних постояльцах. Может, кто-то видел там этого человека?

– В доме повсюду его отпечатки, – сообщил шерифу Борис Макарский. – В том числе и на рукоятках ножей. Но есть и другие пальчики, так что он точно действовал не в одиночку. Я бы сказал, что их трое. Три кружки в доме, три набора отпечатков…

– Но кто расправился с ним самим? – спросил Владимир Мезенцев. – Такое ощущение, что его огромным топором ударили! – Еще одна загадка, – вздохнул Макарский. – От этих загадок уже голова идет кругом!

– Ты еще главного не знаешь. – Пожилой полицейский понизил голос почти до шепота. – Мы тело осмотрели и нашли на нем странную отметину. Татуировку черного цвета. Пониже спины, почти в районе копчика.

– И что за отметина? – полюбопытствовал шериф.

– Снова «М.И.». Узорчатая такая надпись, будто буквы паутиной окружены. Точно такая же, как на том ларце, помнишь?

– Снова Мастер Игрушек? – удивленно осведомился Владимир. – Кстати, ты о нем ничего не выяснил?

– Никто о нем даже не слышал, – признался Макарский.

– Нужно навести справки более тщательно… Возможно, нам когда-нибудь все же придется пообщаться с этим господином.

– А что говорит Кадиша?

– Она тоже не знает, где его найти.

– Разве есть в этом городе хоть что-нибудь, о чем эта ведьма не в курсе?! – хмыкнул Макарский.

– Меня это тоже удивило, – согласился шериф. – Клеймо на ларце означало, что его изготовил Мастер Игрушек. Что когда-то этот ларчик был его собственностью. Но что может означать такое же клеймо на человеке?

– Может, она тебе и объяснит? – Макарский с усмешкой кивнул куда-то в сторону.

Мезенцев повернулся и увидел Кадишу Де Лафуэнте. Женщина наблюдала за происходящим, стоя на краю поляны. На ней был длинный черный дождевик, с плеча свешивалась матерчатая сумка на длинном ремне, голову покрывала темная косынка.

– Снова ты, Кадиша? – удивился Владимир. – Уж больно часто мы встречаемся.

– В таком маленьком городе этого не избежать, шериф.

– Что ты здесь делаешь?

– Обычно я собираю травы тут неподалеку, – Кадиша похлопала рукой по сумке, – и тут увидела ваши мигалки. Что случилось?

– Этот дом тебе известен? – спросил Макарский.

– Он стоит здесь с незапамятных времен.

– А с его обитателями ты тоже знакома?

– Смеешься, старик! Кто станет жить в такой развалине?

– Мы полагаем, что здесь могли скрываться убийцы Рычковых, – сообщил Мезенцев.

Кадиша замерла, буравя его странным взглядом.

– Вы нашли их? – спросила она.

– Подростки обнаружили тело голого человека, замотанного в черную шкуру, – ответил шериф. – В доме множество фотографий погибших. Не знаю как, но эти дела точно связаны.

– Ты прав, шериф, – кивнула Кадиша. – Даже не представляешь насколько. Мы можем поговорить наедине?

– Конечно. – Мезенцев отвел ее в сторонку. – Это даже хорошо, что мы встретились. У меня к тебе есть несколько вопросов.

– Но сначала выслушай меня, – торопливо попросила жрица. – Я слышала о Рычковых. Жуткая участь. Но тебе следует знать, что они были далеко не простыми людьми. Это чета оборотней, они могли превращаться в черных пантер!

Шериф уставился на Кадишу разинув рот.

– Есть особая каста колдунов, они именуют себя Свежевателями, – не обращая внимания на его реакцию, продолжала Кадиша. – Они охотятся на оборотней, потому что завидуют их способностям, и сдирают с них шкуры. Свежеватель может облачиться в шкуру убитого оборотня и тогда сам превратится в зверя и получит все возможности перевертыша. Но для этого требуется совершить особый ритуал. Убитые были приколоты к земле?

– Были, – кивнул шериф.

– Видишь, я говорю правду. Мертвец, которого нашли здесь… Это один из Свежевателей.

– Может, тебе известно, кто его прикончил?

– На каждого монстра найдется свое пугало. Ему не посчастливилось встретиться со Свиной Головой.

– Опять эти сказки о лесном страшилище?

– Многие сказки давно стали явью, ты и сам это знаешь. Но вам рано опускать руки. Свежеватели всегда действуют сообща. Обычно их трое.

– Хочешь сказать, что где-то в Клыково скрываются еще двое его подельников?

– Ты схватываешь на лету, шериф. Вы должны поймать их. Обычно я не лезу в чужие дела, но присутствие в городе этих убийц принесет много проблем. Двое уже мертвы, две новые шкуры у них есть. Значит, скоро погибнет кто-то еще, ведь третьему Свежевателю тоже понадобится обновка. Сейчас полнолуние, обычно оно длится несколько дней. Так что времени у вас в обрез, ведь срок уже на исходе.

– Как мне их найти? Может, у тебя есть какой-то особый метод?

– Обычно они устраивают себе временное логово поблизости от жилища своих намеченных жертв. В районе дома Рычковых есть пустые дома или съемные квартиры?

– Дом Андронати! – тут же вспомнил Мезенцев. – Он пустует с момента бегства профессора.

– Вполне вероятно, что Свежеватели живут именно там. А здесь у них место, где они обрабатывали шкуры и творили свои ритуалы для изготовления костюмов.

– Я прямо сейчас кого-нибудь туда отправлю, – кивнул шериф.

– Постой! – остановила его Кадиша. – Раз уж мы встретились… Что еще ты хотел у меня спросить?

– Скажи, ты знаешь всех местных старожилов?

– Знаю. Кого-то лучше, других хуже. А кто конкретно тебя интересует?

– Что можешь рассказать об Ангелине Зверевой?

– О, – улыбнулась Кадиша. – А ты начал задавать правильные вопросы. Но к Свежевателям это никакого отношения не имеет.

– С этой дамочкой тоже не все просто, верно?

– Она актриса. А с ними всегда все сложно. Но что именно ты хочешь знать? О ее карьере кинозвезды?

– Не говори глупости. Это меня не интересует. Я хочу знать… – Шериф замялся, тщательно подбирая слова. – О ее прошлом. Есть ли в нем что-то…

– Что-то такое, о чем не пишут в биографиях звезд?

– Верно.

– Есть, – с готовностью ответила Кадиша. – Я давно знаю Ангелину… Ей есть что скрывать. Но просто так делиться этой информацией не стану… Уж слишком она ценная.

– Других тряпичных кукол у меня нет.

– Куклы мне не нужны. Когда-нибудь мне потребуется твоя помощь, шериф. Поклянись, что окажешь ее, какой бы странной и щекотливой не оказалась ситуация.

Мезенцев удивленно на нее взглянул.

– Ну хорошо, – подумав, сказал он. – Окажу.

– Клянешься?

– Клянусь.

– Смотри же. Не стоит нарушать клятв, данных жрице вуду. Себе дороже выйдет. Пройдемся?

И Кадиша по-хозяйски взяла его под руку. Они зашагали по лесу, постепенно удаляясь от старого дома и полицейских машин.

– Раз уж у нас сегодня день откровений… Ангелина Зверева с молодости увлекается черной магией, – доверительно сообщила Кадиша. – Поэтому, в чем бы ты ее ни заподозрил, скорее всего, она виновна. Кстати, а в чем ты ее подозреваешь? И ничего не таи, если хочешь, чтобы я помогла.

– Помнишь историю с убийством сына Влада Пивоварова? Есть подозрение, что Ангелина может быть причастна к тем событиям.

– Помню… Иногда в Клыково происходят ужасные вещи, скрытые от глаз обычных людей. Но теперь ты и сам удостоверился в этом, поэтому мне можно говорить открыто. Того мальчика убила ведьма, но сейчас ее самой нет в живых. Убийца получила по заслугам, правосудие давно свершилось. Ангелина в молодости была ее лучшей подругой. Вместе они учились темному ремеслу у одной старухи, которой сейчас тоже нет в живых. Вполне вероятно, что Ангелина и в Клыково продолжала водить знакомство с этой… Сейчас это уже сложно доказать.

– У нас есть информация, что похититель мальчишки ездил на черном внедорожнике. В похожей машине совсем недавно видели и Ангелину…

– А это действительно была она? На нее это не похоже. Обычно Зверева очень осторожна.

– Машина случайно попала в объектив камер слежения. Она об этом даже не знает.

– Тогда все возможно! Ангелина Зверева… – задумчиво произнесла Кадиша. – Могущественная женщина. Она способна на ужасные преступления, но никто ни разу не поймал ее за руку, не доказал ее причастность. Подозрения были… Но никто не осмелился бы заявить ей об этом в лицо. Поэтому и тебе следует соблюдать осторожность, а Пивоварову и подавно. Я предупреждала его, чтобы не ворошил местное змеиное гнездо, но ему все неймется. Держись от него подальше, шериф. Если он начнет тонуть… Как бы и тебя за собой не утащил.

– Ты уже не первая, кто мне это говорит, – тихо ответил Мезенцев. – В любом случае спасибо за информацию. Значит, Ангелина вполне может быть причастна к убийству мальчишки Пивоварова.

– Может. Смотри же, помни о своем обещании, – на прощание сказала ему Кадиша. – Когда мне понадобится твоя помощь, я сама найду тебя. И не забудь о Свежевателях. Этим тварям не место в нашем городе.

Она двинулась прочь.

– Погоди, – окликнул ее шериф. – Я еще хотел спросить о Мастере Игрушек!

– Это тема отдельного разговора, – загадочно улыбнулась Кадиша. – Сейчас не время и не место, чтобы говорить о том, чего я сама не до конца понимаю.

Кадиша скрылась в зарослях. Шериф какое-то время смотрел ей вслед, затем вернулся к своим людям.

В нескольких метрах от них за густыми кустами стоял Мастер Игрушек. Он слышал каждое слово полицейского и колдуньи. Длинный темно-серый плащ с широким капюшоном делал его почти неразличимым на фоне темных стволов деревьев.

Они нашли тело одного из Свежевателей и заметили отметину на нем. А еще говорили о ларце, который купила у него женщина из швейного салона. Мастер Игрушек ухмыльнулся. Новый шериф оказался умным и пытливым. Вполне вероятно, скоро он выйдет на его след. Но пока этого не случилось, так что пусть ищет дальше.

Шериф даже не подозревает, что не только этот парень носит на себе его метку. В Клыково есть и другие люди с отметиной «М.И.», и очень скоро они тоже дадут о себе знать.

Когда полицейский вошел в старую лачугу, Мастер Игрушек повернулся и бесшумно растворился под сенью старого леса.

31

Решение проблемы

Время Темных охотников

Алиса, Карина, Димка и Стас сидели в библиотеке академии, склонившись над ноутбуком, обнаруженным в логове Свежевателей.

– А ничего, что мы умолчали о нем? – спросила Карина. – Нас за такое по головке не погладят.

– Или, наоборот, похвалят, ведь он не достался полиции. Кто знает, что там еще за снимки? Сначала следует убедиться, что в нем нет ничего о Первородных! – Алиса включила ноутбук. – А Елене Федоровне сейчас все равно не до нас. Слышали же, они куда-то очень сильно торопятся.

– Про Первородных верно сказано, – согласился Стас. – Елена Федоровна все время нам напоминает, чтобы не демонстрировали способности на репетициях мюзикла, да и вообще на улицах города.

– Когда вокруг творится такое, сложно сдерживаться, – заметил Димка. – Да и горожане наверняка уже о чем-то догадываются.

Алиса начала просматривать папки на рабочем столе ноутбука. В основном там хранились те самые фотографии, которые они видели на стенах лесного дома, но были и другие. Фото неизвестных людей, сделанные в других городах и в другое время.

– Это все те, кого они убили? – ужаснулся Димка. – Долго же они этим промышляют! Но я все же не понимаю, зачем им Тимофей?

– Мне это тоже показалось странным, – призналась Карина. – Он ведь из колдунов, а не из оборотней.

В этот момент Алиса открыла новую фотографию. На ней был запечатлен фрагмент репетиции мюзикла в кинотеатре «Антарес». Сцена из второго акта, они ее сразу узнали. Со снимка улыбались Тимофей, Клим, Лиза и Милана Поветруля в исторических костюмах.

– Боже, – тихо выдохнула Алиса. – Я знаю, чей это ноутбук.

– Чей?! – одновременно спросили Стас и Димка.

– Я видела, как он их снимал…

* * *

Илья и Тесса прождали у дорожного указателя почти полчаса, пока наконец не увидели приближающуюся машину, за рулем которой был Козерог. Когда юные оборотни сели на заднее сиденье, он протянул им темные шарфы.

– Придется вам завязать себе глаза. Вы же понимаете, что никто не покажет вам место сбора Королевского Зодиака, – проговорил он.

– Конечно, – кивнул Илья, выполняя его просьбу.

Машина тронулась с места. Несколько минут спустя их встретили и провели по длинной винтовой лестнице в большой темный зал, под высокими сводами которого гулко отдавались шаги юных оборотней.

Сняв повязки, Илья и Тесса увидели, что находятся в сумрачном помещении без окон, освещенном несколькими тусклыми светильниками на стенах. В центре зала стоял большой круглый стол, за которым восседало десять фигур в темных балахонах. Их головы и лица были полностью закрыты широкими капюшонами. На груди у каждого сидящего сверкал медальон, изображающий тот или иной знак зодиака.

– Мы рады вас приветствовать, представители великого Парда пантер, – сказал председатель собрания Скорпион.

– И мы рады приветствовать членов Королевского Зодиака, – сказала в ответ Тесса. – Пард и сообщество Первородных связывают давние узы дружбы и сотрудничества. Мы передаем вам привет от нашего вожака.

– Вам нужна помощь Королевского Зодиака? – поинтересовалась Дева.

– Да. В деле, которое важно для всех нас. Оно касается Свежевателей.

– Эти монстры в человеческом облике! – горячо воскликнула Близнецы. – Выбрали же они время для своего появления в Клыково! Будто мало у нас сейчас других неприятностей.

– Если уважаемые члены этого собрания не станут возражать, мы готовы избавить вас от этой проблемы, – сказала Тесса.

– Точнее, возьмем решение проблемы на себя, – добавил Илья. – У Парда пантер суд короткий. За убийство каждого члена сообщества – смерть. Но все же мы не справимся без вашей помощи. Без поддержки Королевского Зодиака.

– Будем рады оказать любую помощь, – сказал Скорпион. – Но что вам от нас потребуется?

– Мы знаем, что Королевский Зодиак много лет ведет матрикулы о кровных связях различных семейных ветвей Первородных, – сказала Тесса. – Мы ищем Свежевателя, колдуна-оборотня, который использует для своих превращений черную магию и шкуры убитых перевертышей. Мы знаем, что это лишь догадка, но нам хотелось бы ее проверить. Последним известным в истории Свежевателем был колдун, умерщвленный сорок семь лет назад. Возможно, кто-то из его потомков спустя пару поколений получил силу деда – как случается у Первородных – и принялся творить то же самое. Вы можете оказать нам честь и доверие и поделиться информацией из ваших матрикулов?

– Вам нужна фамилия Свежевателя, убитого почти полвека назад? – уточнил Рак.

– И записи о его потомках, – добавил Илья. – Возможно, кто-то из них сейчас обитает в Клыково.

– Думаю, с этим мы можем помочь, – кивнул Стрелец.

– О существовании матрикулов известно всем Первородным? – на всякий случай уточнила Тесса.

– Не всем, – покачал головой Скорпион. – Только старейшинам и особо приближенным к Королевскому Зодиаку. Это не те вещи, о которых можно говорить открыто.

– Хорошо, – обрадовалась Тесса. – Значит, убийца ничего не подозревает, и вычислить его не составит труда.

– Мы и сами могли бы заняться этим, – недовольно произнес Стрелец. – После первого же убийства!

– Мы не следим за деятельностью человеческой полиции, – ответил Скорпион, даже не глядя на него. – А уж тем более – за деятельностью оборотней.

– Можно было избежать других жертв.

– Нам даже не известна фамилия того, чью кровную линию нужно отследить! – жестко произнес Скорпион. – Кстати, можете ее назвать.

Стрелец угрюмо опустил голову, с трудом сдерживая ярость.

– Михаил Прасолов, – сказала Тесса, сверившись с записью в своем телефоне. – Имя назвали старейшины Парда, когда-то уничтожившие колдуна в окрестностях Нового Ингершама. Он и его приспешники тоже сдирали шкуры с оборотней, за что и поплатились…

Председатель открыл свой матрикул. Это была самая старая и потрепанная записная книжка из всех, какие Тессе и Илье когда-либо доводилось видеть.

– Михаил Прасолов, – задумчиво произнес Скорпион, аккуратно перелистывая пожелтевшие страницы. – Есть запись! Его дочь Лариса способностями отца уже не обладала. Вскоре после его смерти она вышла замуж за Аркадия Масленникова. Их сына звали Сергей Масленников, способностей к магии он тоже не проявлял. Долгое время он встречался с девушкой по имени Анастасия Подольская. Когда та забеременела, отношения прекратились. Через несколько месяцев она родила сына и дала ему свою фамилию. Сейчас его зовут Герман Подольский.

– Что?! – вскочил на ноги Лев. – Я знаю его! Это же новый стажер в газете Клыково!

Илья и Тесса ошарашенно переглянулись.

– Убийцу оборотней необходимо остановить, – сказал Скорпион. – Если потребуется наша помощь, только попросите.

– Разумеется, – выдохнул Илья. – Но теперь мы сами справимся. Вы знаете, где его можно найти?

– Новой жертвой выбран Тимофей Зверев, – сказала Рыбы. – Он сейчас в академии. Мы запретили ему покидать территорию «Пандемониума».

Стрелец вскочил, с грохотом отодвинув кресло.

– Так чего мы ждем? Нужно немедленно ехать туда!

– Мы не должны вызывать подозрений, – сказал председатель собрания. – Пусть подберутся к парню поближе, вот тогда и примем меры.

– Я не позволю использовать его в качестве приманки!

– И все же мы используем его именно так! – прикрикнул Скорпион. – А иначе нам Свежевателей не остановить, и они снова скроются, как уже не раз бывало в других городах! Можете наблюдать со стороны, но не окружать мальчишку кольцом вооруженных охранников! Никто ничего не должен заподозрить!

– Он не пострадает, – заверила Стрельца новый Телец. – Если только снова не удерет из «Пандемониума», вопреки всем нашим запретам.

– Именно этого я и опасаюсь, – признался Егор Зверев.

* * *

– Ты снял целый дом?! – восхищенно переспросила Луиза.

– Конечно, – подтвердил Герман, широко улыбаясь. – Сколько можно жить в гостинице? Теперь нам есть где встречаться, а то целыми днями ходим по кафешкам. А в гости к твоей бабушке я предпочел бы ходить как можно реже.

Действительно, недавний визит в дом Соловьевых прошел не слишком удачно. Луиза всего-то и хотела посидеть с Германом на кухне, попить чаю и поболтать, но бабушка уселась с ними за один стол и глаз не спускала с Подольского. Естественно, ни о каком непринужденном общении не могло быть и речи. Герман и Луиза в ее присутствии сидели как на иголках.

Они шли по узкой тенистой улочке, где стояли в основном старые частные дома с небольшими двориками. Наконец Герман указал на свое новое жилище.

– Ого! – Луиза присвистнула, увидев красивый домик с черепичной крышей. – Во сколько же тебе это обошлось?

– Не так уж и много, – ответил Герман, отворяя калитку. – Можешь зайти и осмотреть все изнутри.

– С удовольствием. – Луиза шагнула во двор. – А кто здесь жил раньше?

– Какой-то профессор, – пожал плечами Подольский. – Поэтому дом в очень приличном состоянии.

Они подошли к двери. Тут Луиза заметила, что замок стоит косо, как будто вот-вот выпадет.

– Взломано! – ахнула она. – К тебе грабители забирались?!

– По правде сказать, это сделал я сам, – смутился Герман. – Потерял ключ, вот и пришлось импровизировать… Ничего, я уже вызвал слесаря. Завтра заменят.

Толкнув дверь, он посторонился, пропуская Луизу в дом. В этот момент в ее сумочке завибрировал сотовый телефон. Увидев на дисплее фотографию Жени, Луиза включила громкую связь.

– Я же говорила, что сегодня занята, – кокетливо сказала она. – Нечего мне звонить, я обо всем расскажу тебе вечером. Представляешь, у Германа теперь свой дом!

– Да погоди ты! – взволнованно закричала Степанова. – Ты сейчас где?!

– У Германа, говорю же.

– Немедленно убирайся оттуда, слышишь?!

Луиза и Герман удивленно переглянулись.

– П-почему? – пролепетала Луиза.

– Он и есть Свежеватель!

– Что?! – выдохнула Луиза, в ужасе уставившись на парня. – Это правда?

Женя решила, что вопрос задан ей.

– Правда! – воскликнула она. – Мы нашли его ноутбук!

Герман протянул руку и выхватил телефон у Луизы.

– Только попробуйте отдать его в полицию или Королевскому Зодиаку, – жестко произнес он. – Я приду за всеми вами!

– Я не понимаю, – пролепетала Луиза. – Как…

Герман схватил ее за горло и с легкостью оторвал от пола.

– Не думал, что до этого дойдет, – мрачно произнес он. – Но раз уж так вышло…

Луиза попыталась закричать, чтобы оглушить его своим воплем, но с пережатым горлом ничего не вышло. Подольский, размахнувшись, просто швырнул ее об стену. Мгновенно потеряв сознание, девушка рухнула на пол.

32

Свежеватель

Время Темных охотников

Поздно вечером Тимофей Зверев отправился в парк за мужским корпусом поупражняться с мечом и повторить приемы, которые сенсэй Канто показывал ему днем. На небольшой поляне, со всех сторон окруженной густым кустарником, на порядочном удалении от учебных корпусов, он никому не мешал. Раз уж покидать территорию было нельзя, он решил провести время с пользой. Да ему и не хотелось сейчас никого видеть. На душе скребли кошки, а избавиться от этого чувства можно было лишь с помощью физических упражнений, когда голова ничем другим, кроме ударов и выпадов, не занята.

Голый по пояс и мокрый от пота, он сражался с невидимым противником настоящим боевым мечом, делая резкие выпады и отскоки, тренировался уже почти полчаса, ощущая боль в напряженных мышцах. Сенсэй Канто был бы им сейчас очень доволен, – если он в принципе мог быть кем-то доволен. Кажется, учениками он не был доволен никогда.

Во время одного из особо сложных пируэтов Тимофей с разворота полоснул клинком по воздуху и едва не зацепил свою мать, которая появилась из темноты в темном плаще бесшумно, словно призрак.

Ангелина отпрянула так молниеносно, что Тимофей едва смог разглядеть ее перемещение. Секундой позже она уже стояла по другую сторону от него.

– Зачем ты здесь? – спросил он, не прекращая тренировку.

– Ты не отвечаешь на мои звонки.

– Неужели захотелось поговорить? Обычно ты тоже не отвечаешь, когда я звоню тебе. Неприятно, правда?

– Не устал еще корчить из себя оскорбленного гордеца?

– Ничуть, – усмехнулся Тимофей.

Его меч выписал в воздухе замысловатую фигуру. Если бы перед ним стоял враг, он получил бы сразу серию ударов в горло, грудь и живот. Кровь бурлила в жилах Тимофея, тело горело огнем. И ему нравились эти ощущения. Остановившись наконец, он крутанул рукоятку меча между ладоней, подбросил его в воздух и ловко поймал. Мать с опаской сделала шаг назад.

– Все еще злишься? – прищурившись, спросила Ангелина.

– Нет. Но я не хочу разговаривать с тобой, потому что все твои слова – одна сплошная ложь. Ты родила меня от Огненного Змея и всю жизнь скрывала это. Ты приказала Соловьевой подменить детей в роддоме много лет назад. Это ты пыталась убить Лизу не так давно. Сначала та авария на дороге. Затем покушение в доме. Одного я не пойму… Как ты провернула все это в то время, когда все считали, что ты находишься за границей? Это была очередная твоя ложь? Ты никуда не ездила или моталась туда-сюда? А убийство родной сестры Оксаны? Ее сбил черный внедорожник. Это тоже была ты?!

Ангелина молча его слушала, опустив голову.

– Твой внедорожник сбил нашу машину. Мы могли погибнуть все трое. Я, Оксана, Лиза… Ты дралась со мной в доме Зверевых! По-твоему, это нормально? И после всего этого ты удивляешься, что я не хочу с тобой разговаривать? Да я не знаю, как себя с тобой вести! – крикнул Тимофей. – Вдруг ты прямо сейчас попытаешься меня прикончить!

– Не городи ерунды! – воскликнула Ангелина. – Не знаю, где ты набрался этих слухов, но не стоит верить всему! Я все сделаю ради тебя! У моих поступков есть объяснение! Хотя многое очень сложно объяснить…

– Но ты ведь и пытаться не будешь, верно?

– Все равно ты не поймешь, Тимофей. У меня есть долг не только перед тобой и Егором, но и перед всем этим миром. Иногда для блага окружающих людей приходится творить жуткие вещи. Я этим не горжусь, но сделанного не воротишь!

– Но зачем?!

– У каждого из нас есть темная сторона, которую мы тщательно скрываем от других. Иногда она толкает нас на дурные поступки, и нам кажется это правильным. А иногда мы просто ничего не можем с собой поделать. Во мне с трудом уживаются темное и светлое начала. Такова уж моя природа! Я хочу быть другой, правда. Но просто не могу измениться, ведь это закон, против которого даже я бессильна…

– Ты снова говоришь загадками.

– Поверь, я очень хочу рассказать тебе обо всем… Но пока не могу этого сделать. Ты просто не поймешь!

– А пора бы уже рассказать. Мне надоели все эти тайны!

Ангелина угрюмо взглянула на него, не говоря ни слова.

– Мне жаль, что я узнал о твоих преступлениях не от тебя, – продолжал Тимофей. – А некоторые вещи мне лучше бы и не узнавать никогда. Ты совершала страшные вещи, мама.

– Думаешь, почему я тебе ничего не рассказывала? Опасалась именно такой реакции. Давай отложим этот разговор на потом? Я пришла пригласить тебя с собой в Санкт-Эринбург на презентацию нового фильма…

– Мне сейчас нельзя покидать «Пандемониум».

– Знаю, но со мной можно…

– Думаю, не стоит. Ты снова будешь делать вид, что все хорошо. А это далеко не так.

– Так ты пойдешь со мной или нет?! – вспылила Ангелина.

– Нет!

Тимофей отвернулся от нее, снова взмахнул мечом.

Выпад, еще выпад, разворот. Ангелина молча наблюдала за его действиями. Но когда он обернулся пару секунд спустя, ее уже не было рядом.

Тимофей невесело ухмыльнулся. Сначала Лиза, затем мать. Его снова предали. Такими темпами скоро он останется совершенно один.

* * *

Луиза тихо застонала и приоткрыла глаза.

Шея болела, а в горле пересохло так, что она не могла произнести ни слова. Голова тоже раскалывалась от боли. Она хотела помассировать себе виски, но тут поняла, что не может поднять руки.

И тут Луиза все вспомнила. И широко распахнула глаза.

Она сидела на стуле. Ее ноги были привязаны к деревянным ножкам, руки крепко стянуты за спиной. Герман стоял перед ней, глядя ей прямо в лицо. В руке он держал ее телефон. Позади Германа Луиза увидела еще одного парня – худощавого, лет двадцати, с длинными сальными волосами. Его лицо было ей не знакомо.

– Очнулась? – спокойно спросил Подольский. – Хорошо.

– Герман? – Луиза хрипло закашлялась.

Парень подошел к столу и взял с него откупоренную бутылку минеральной воды. Затем поднес горлышко к губам девушки, и Луиза сделала несколько жадных глотков, поперхнулась, закашлялась, и вода пролилась ей на форму.

– Только давай без глупостей, – предупредил ее Герман. – Начнешь визжать, я снова огрею тебя по голове. Не думаю, что это пойдет тебе на пользу.

По щекам Луизы потекли слезы.

– Зачем ты это делаешь?! – выдохнула она. – Неужели ты и правда убийца?!

– Мне больше нравится слово «коллекционер», – улыбнулся Герман.

Парень за его спиной оскалил желтые зубы в неприятной усмешке. Поставив бутылку на стол, Герман вернулся к девушке.

– Первородные… Некоторые из нас с детства обладают удивительными способностями. Другим это не дано. Вот и приходится искать разные способы добиться желаемого. Таким, как я, всегда нравилась сила оборотней… Но сами мы обращаться не способны, владеем лишь способностями к черной магии. Вот и приходится коллекционировать чужие шкуры. Только облачившись в них, я могу получить силу и мощь… ярость дикого зверя!

– Ради этого ты убиваешь людей!

– Не людей, а оборотней, – поправил ее Герман. – Это сродни охоте на диких зверей. Да, им не повезло, они стали нашей добычей.

– А тебе повезло? – с ненавистью спросила Луиза. – Я думала, что нравлюсь тебе!

– Нравишься. Но куда сильнее меня интересует твой приятель Тимофей. Он же Огненный волк, ты в курсе?

– Что?! – вытаращила глаза девушка. – Ты что-то путаешь! У него просто способности к магии, и он…

– Огненный волк! – насмешливо договорил Герман. – А если вы до сих пор этого не поняли, то вы еще глупее, чем я думал! Именно такой шкуры еще нет в нашей коллекции. Отыскать настоящего Огненного волка очень сложно, уж слишком хорошо они прячутся и к тому же всегда держатся большими стаями. Подловить кого-то одного довольно сложно… А Тимофей – вот он. Бери! Дождаться, когда он превратится полностью, и можно свежевать. – Глаза Германа хищно сверкнули.

– Так вот почему ты стал гулять со мной… – прошептала Луиза. – Чтобы подобраться поближе к Тимофею!

– Бинго! – радостно воскликнул Герман. – О, я долго пытался с ним сблизиться. Уговаривал дать интервью, чтобы остаться с ним наедине, как это произошло с Рычковым. Но он ни в какую не соглашается! Придется действовать иначе.

Луиза громко всхлипнула.

– Вот только плакать не нужно! – резко сказал ей Подольский. – Ты хорошая девочка, Луиза, но мне нравятся девушки другого плана, более отчаянные и развязные. Не обессудь! А теперь мы позвоним Тимофею, и ты спросишь, где он сейчас находится. А станешь глупить, – Герман извлек из кармана куртки складной нож, – я сделаю тебе очень больно.

Лезвие с щелчком раскрылось, и Луиза испуганно вздрогнула.

А Герман тем временем набрал номер Тимофея, предварительно включив громкую связь.

– Не надо, пожалуйста, – взмолилась Луиза.

Но Герман ее даже не слушал. Он подошел к ней сзади и прижал острое лезвие к шее, затем поднес телефон поближе.

– Луиза? – послышался в динамике усталый голос Зверева.

– Тим, привет, – дрожащим голосом выдохнула Луиза. – Ты… Ты сейчас где?

– Рядом со стадионом академии, – ответил парень. – Что у тебя с голосом?

– Н-ничего, – заикаясь, ответила Соловьева.

Герман быстро выключил телефон.

– Умница, – сказал он.

Отбросив мобильник в угол, он подошел к шкафу и извлек из него нечто, напоминающее огромный бурый меховой комбинезон с длинным сморщенным хвостом. Луиза наблюдала за его действиями, онемев от страха. Герман начал раздеваться. Скинув рубашку и джинсы, он облачился в шкуру убитого оборотня и замер, тяжело дыша. Затем начал проговаривать какие-то заклинания на незнакомом языке.

Вдруг все мышцы его тела напряглись и конвульсивно задергались. Луиза услышала треск костей и натягивающихся сухожилий, Герман издал громкий вопль и упал на четвереньки.

Его подельник подошел ближе, наблюдая за трансформацией.

– А что делать с девчонкой? – сухо спросил он.

– Все, что тебе заблагорассудится, – прорычал Герман, царапая пол когтистыми лапами.

Его тело начало увеличиваться, заполняя костюм, сшитый из лоскутов огромной крысиной шкуры. Вскоре гигантский косматый монстр, в которого превратился парень, повернулся и одним прыжком выскочил в окно.

А его напарник, криво улыбаясь, приблизился к Луизе.

33

Кто бы мог подумать?!

Время Темных охотников

Шериф Владимир Мезенцев с коллегами подошли к ограде перед домом Андронати. Мезенцев зашел во двор, Борис и Виктор остались ждать у калитки с оружием наготове. Шериф помнил, что, кроме парадной двери, есть еще одна неприметная дверка со стороны заднего двора.

– Я пойду со двора, – вполголоса сказал он им. – Подождите пять минут и входите через главный вход. Если они внутри, не дадим им уйти.

– Хорошо, – кивнул Макарский.

Шериф двинулся вдоль кирпичной стены дома. На него нахлынули неприятные воспоминания, связанные с этим местом, но он тут же отогнал их, сосредоточившись на задании. Именно здесь он едва не погиб совсем недавно. Похоже, это здание просто притягивало к себе злодеев самых разных мастей.

Все окна были плотно зашторены. Если сейчас кто-то и следил за ним, Мезенцев этого не чувствовал. Распахнутым оказалось всего одно окно, и прямо под ним виднелись отпечатки огромных лап.

Шериф добрался до задней двери, внимательно осмотрел замочную скважину. Интересно, получится ли вскрыть замок? Он коснулся ручки, и дверь неожиданно приоткрылась. Не заперто!

Мезенцев толкнул сильнее и, войдя в дом, оказался на знакомой темной кухне. Дверь за его спиной, распахнувшись до конца, ударилась в стену. На пол с грохотом повалились половые щетки и швабры. Шериф громко выругался. Теперь таиться было бессмысленно.

Тут же раздался топот – кто-то спешил на шум. Секунду спустя Мезенцев услышал глухое рычание. В проеме двери, ведущей из коридора, возникло что-то огромное и черное на двух мощных ногах.

Мезенцев понял, что не успеет снять пистолет с предохранителя. Монстр с рыком бросился вперед. Шериф не сдержался и, завопив от страха, рухнул на пол, а потом прокатился под зверем. Тварь пронеслась по воздуху и вылетела из дома через распахнутую дверь.

Владимир Мезенцев тут же вскочил и захлопнул дверь, но не успел он даже вздохнуть, как мощный удар сотряс ее снаружи. Пришлось навалиться на дверь всем телом, хотя он точно знал, что один не выдержит такой напор. Тварь с той стороны издала низкое рычание, и у шерифа волосы встали дыбом. Только сейчас до него дошло, что на него набросилась пантера. Правда, размером она была со среднего пони. Как тут не поверить в существование оборотней?!

Входная дверь в прихожей с треском распахнулась. В дом ввалились Виктор Шилов и Борис Макарский.

Шериф отвлекся на них всего на мгновение, и мощный удар в спину отшвырнул его вглубь дома. Дверь разлетелась в щепы, и в коридор ворвалась пантера. Скаля огромные клыки, она ринулась на полицейских. Те словно окаменели от ужаса.

И тут Мезенцев, лежа на полу, вскинул пистолет и несколько раз выстрелил. Виктор и Борис, опомнившись, тоже открыли огонь. Пантера кувырнулась через голову, грузно обрушилась на пол и больше не шевелилась.

– Что это за дрянь?! – побелев, прошептал Виктор, кивнув в сторону гигантского зверя.

Владимир Мезенцев поднялся на ноги и, пошатываясь, приблизился к мертвому чудовищу. Что-то в нем не давало ему покоя. Присмотревшись, он увидел у пантеры на шкуре несколько толстых швов и нечто вроде застежки на животе.

Наклонившись, Владимир ухватился за складку шкуры и резко рванул на себя. Послышался громкий хлопок, тело монстра рефлекторно дернулось, заставив полицейских нервно отскочить назад. Из образовавшейся прорехи на пол хлынула густая коричневая слизь, а вся туша как-то разом сдулась, обмякла.

Шериф рванул шкуру еще раз, и в дыре показалось обнаженное человеческое тело. Содрав меховой капюшон, он увидел лицо и сразу узнал его. Это был один из парней, с которым Герман Подольский недавно разговаривал у полицейского участка.

Борис Макарский громко выругался.

– Этого не может быть! – сипло выдохнул Виктор. Казалось, молодой полицейский сейчас свалится в обморок.

И в этот момент из недр дома послышалось:

– Помогите! Кто-нибудь!

Переглянувшись, полицейские кинулись в комнату, из которой раздавались крики.

* * *

Тимофей Зверев закончил тренировку и отнес меч в арсенал, где хранилось все тренировочное оружие академии. Было темно и безлюдно. Одни ученики еще не вернулись из Клыково, другие занимались в кружках. Стадион пустовал, даже прожектора, обычно освещающие футбольное поле, не горели.

Тимофей в очередной раз позвонил Лизе, чтобы хоть что-то прояснить, но та упорно не брала трубку. Он просто не знал, что думать. Похоже, их отношениям и правда пришел конец, хотя он даже не понимал, по какой причине. Из-за его ревности? Но вчера на вечеринке она вела себя совершенно иначе. Может, он снова сделал что-то не то? Но он совершенно ничего не помнил о вчерашней ночи.

В это время в его кармане зазвонил телефон. Но это была не Лиза, а Димка Трофимов.

Тимофей как раз собирался ответить, когда мощный удар в спину вдруг сбил его с ног. Прокатившись по земле, он выронил трубку и резко вскинул голову.

По темному стадиону к нему приближалось нечто жуткое на двух мощных кривых лапах. Неровные лоскуты бурой шкуры плотно облегали мощную фигуру крысы-оборотня. Тварь оскалила острые клыки и яростно зашипела, сверкая красными глазами:

– Огненный волк! Я по твою душу! Ну же, превращайся! А иначе я разорву тебя на куски!

Тимофей отлично понимал, что в обычном человеческом облике такую громадину ему не одолеть. Но превратиться прямо посреди академии? Чтобы все узнали, что на самом деле он Огненный волк? Что тогда с ним будет? Этого нельзя допустить.

Пока он раздумывал, крыса упала на четыре конечности и проворно бросилась к нему. Тимофей не успел сгруппироваться, и новый удар отбросил его на газон с искусственной травой.

– Ну же! – взревела крыса. – Давай!

Длинный хвост яростно хлестал по ее бокам.

Тимофей развернулся и быстро бросился прочь. Громко фыркнув, крыса огромными скачками устремилась за ним.

Зверев на ходу озирался по сторонам. На территории никого. Где же охрана?! Но охранники очень редко ходили между корпусами, в основном дежурили у ворот. Значит, и правда придется справляться самому.

Новый тычок в спину подкинул его в воздух, и парень почти перевернулся через голову, сильно ободрав локти.

– Черт! – выдохнул он. – Что тебе от меня нужно?!

Крыса лишь хрипло расхохоталась. Выставив острые когти, она снова ринулась на него.

Тимофей понял, что она его сейчас разорвет. От его тела во все стороны посыпались огненные искры, мышцы и кости с хрустом задвигались под кожей. Мгновение спустя он уже был в волчьем обличье. Его тело, покрывшееся огненной шкурой, стало мощнее и длиннее, теперь ростом он был почти равен напавшему на него чудовищу.

Новый взмах когтистой лапы заставил его откатиться назад. Тимофей врезался спиной в ограждение стадиона и снес его напрочь. Еще один тычок заставил его выкатиться на беговую дорожку.

– Идеально! – взревела крыса. – Какой мех! В моей коллекции нет только шкуры Огненного волка, а я так давно мечтал об этом!

В восторженном реве Тимофей вдруг услышал знакомые нотки. Он определенно знал этот голос.

Крыса потянулась к нему острыми кривыми когтями.

Высоко подпрыгнув, Тимофей схватил монстра за загривок и резко рванул вниз, впечатав мордой в асфальтовую дорожку. Удар на мгновение оглушил тварь. Зверев размахнулся и ногой ударил монстра в бок, заставив откатиться почти на четыре метра.

Но крыса вцепилась когтями в дорогу и остановила скольжение, а затем понеслась на Тимофея со скоростью локомотива и снова сбила его с ног.

Сцепившись в один косматый клубок, они покатились по земле, осыпая друг друга ударами и пинками. Тварь оказалась выносливой и крепкой, Тимофею еще не приходилось сталкиваться с таким сильным противником.

Перекатившись несколько раз, крыса-оборотень обхватила его шею рукой и с силой сдавила, перекрыв доступ кислорода. Тимофей напрягся, и языки пламени хлынули от него во все стороны. Крыса взревела от боли и отпрянула, распространяя вокруг себя резкий смрад паленой шерсти. Тимофей схватил ее за длинный сморщенный хвост и, крутанув вокруг себя, зашвырнул еще дальше. Крыса покатилась по рядам скамеек, ломая их и завывая от боли. Разъяренный Тимофей бешеными скачками понесся следом.

Подлетев к оборотню, он размахнулся для нового удара, но крыса, изловчившись, ухватилась за него. Сцепившись, они с треском покатились вниз, перелетая через скамейки. Тимофей выбросил руку вперед и впился когтями в уродливую морду чудовища. Его пальцы нащупали складки толстой шкуры и грубые швы. Когти проткнули оболочку, и крыса завопила от боли и ярости.

Но Тимофей уже не мог остановиться. Он резко рванул на себя край шкуры. Послышался громкий треск рвущихся ниток.

Крыса в мгновение ока сдулась, став гораздо меньше в объемах. Из прорех хлынула густая бурая слизь. Шкура обвисла на монстре толстыми складками, словно большой воздушный шар, из которого выпустили весь воздух.

Не ожидавший такого Огненный волк пораженно замер. Шкура крысы превратилась в большой шерстяной мешок, внутри которого угадывались очертания копошащейся человеческой фигуры.

– Какого черта?! – выдохнул Тимофей.

Внезапно оборотень с силой бросился на него и повалил на спину.

Тимофей не успел опомниться, как его правую руку прижали к земле, а затем в воздухе что-то сверкнуло. Дикая боль пронзила запястье, и он истошно завопил. Он увидел длинный серебряный стилет с костяной рукояткой, который пробил его руку, пригвоздив к земле. Тимофей еще не закончил кричать, а монстр отвел в сторону вторую его руку и пришпилил ее другим стилетом. Дикая боль сводила Зверева с ума, он не мог нормально думать. Единственным желанием было силой оторвать руки от земли, но обжигающее серебро не давало ему этого сделать.

Человек в шкуре крысы-оборотня выпрямился, тяжело дыша, затем рывком содрал с лица остатки порванной кожаной маски.

– Ты?! – выдохнул Тимофей, узнав Германа Подольского.

– Я, – спокойно ответил тот, поставив ногу на грудь Тимофея. – Будь моя воля, я не стал бы тебя мучить, Тимофей. Но видишь ли, в чем дело… Чтобы использовать твою шкуру в своих ритуалах, ее необходимо содрать с тебя живьем.

В его руке сверкнул еще один серебряный нож. Герман держал толстую рукоять, стараясь не касаться лезвия. Он склонился над Тимофеем и приставил кончик ножа к ямке в основании шеи. Тимофей в ужасе закрыл глаза.

В этот миг над ним пронеслось что-то черное, и Германа сшибло и отшвырнуло в сторону. Лицо Зверева обдало горячими брызгами. Открыв глаза, он увидел черную пантеру, прижавшую убийцу к земле. Герман яростно взвыл и хотел ударить ее ножом, но в этот момент к ним подскочила еще одна пантера, крупнее первой. Раздался дикий рев, а затем истошный крик, который тут же резко оборвался. Когда пантеры отступили от распростертого на дорожке тела, оно уже не шевелилось.

Рядом показались Алиса, Карина, Димка и Стас. За ними со стороны административного корпуса примчалась Лариса Аркадьевна. Они испуганно смотрели то на пришпиленного к земле Огненного волка, извивающегося от боли, то на пантер, то на тело мертвого Свежевателя.

– Да помогите же мне! – рявкнул Тимофей.

– Это что, Зверев?! – изумленно спросил Стас.

– Господи! – Алиса испуганно закрыла лицо ладонями.

Димка тут же бросился к Тимофею и выдернул серебряные ножи из земли, прижав руки Тимофея ногой. Это оказалось чертовски больно, Тимофей едва не лишился сознания.

Стадион быстро начал заполняться привлеченными шумом людьми. От ворот академии бежали охранники, со стороны корпусов неслись преподаватели и ученики.

– Огненный волк! – услышал Тимофей испуганные возгласы.

– Как он проник сюда?!

– Откуда он взялся?!

Обратный процесс превращения уже начался, и он не знал, как его остановить. Возгласы в толпе стали еще громче, когда большинство ребят узнало в чудовище Тимофея Зверева. Из его раненых рук текла кровь. Проколы, нанесенные серебром, затягивались очень медленно.

Тимофей сам не понял, как это случилось, но его тело вдруг исторгло ведьмин огонь. Изумрудно-зеленое пламя, хлынувшее из каждой поры, охватило парня с ног до головы. Охваченный огнем, он увидел, что его раны исчезают прямо на глазах. Когда проколы затянулись, пламя схлынуло так же резко, как и появилось.

Тимофей снова стал обычным человеком.

В этот момент на стадионе появилась и директриса Елена Федоровна.

– Быстро в медпункт! – скомандовала она.

– Мне не нужно, – тихо произнес Тимофей, озираясь в толпе перепуганных учеников. – Да и Герману, похоже, врач уже не требуется.

Илья и Тесса с окровавленными лицами быстро облачались в свою одежду, сброшенную у края футбольного поля.

– Свежеватель мертв? – нервно спросила директриса.

– Нам пришлось, – угрюмо ответил Илья. – А иначе он ударил бы Тессу ножом.

– Значит, все трое теперь мертвы, – с облегчением вздохнула Елена Федоровна. – Шериф сейчас звонил. Они спасли Луизу Соловьеву и везут ее сюда.

– Слава богу! – обрадовалась Карина. – Но… Тимофей… Как же так?!

– Теперь я могу покинуть академию? – хмуро взглянул Зверев на Елену Федоровну.

– Да, – кивнула директриса. – Опасности больше нет, но я бы хотела предупредить…

Не дослушав ее, Тимофей резко сорвался с места и бросился прочь.

– Зверев – Огненный волк! – продолжали шептаться испуганные ученики.

– Вы видели?

– Кто бы мог подумать?!

– А вы знали об этом? – спросил Степа Лешеев у притихших Димки и Стаса.

– Нет, – ответил Стас. – Понятия не имел, что живу в одной комнате с Огненным волком!

– А я думал, он посвящает меня во все свои тайны, – расстроенно пробормотал Трофимов.

В нескольких метрах от толпы, за оградой академии «Пандемониум», в кустах сидел Влад Пивоваров с фотоаппаратом в руках. Через длинный мощный объектив особой четкости он пристально наблюдал за происходящим, то и дело щелкая фотоаппаратом, и его руки тряслись от волнения.

– Зверев, Зверев… – тихо бормотал журналист. – Я ведь знал, что рано или поздно ты сумеешь меня удивить…

34

Красная дорожка

Время Темных охотников

Тимофей несся так быстро, как никогда еще не бегал. Он хотел лишь одного – сбежать как можно дальше, чтобы никто его больше не видел. Чтобы никто не задавал ему вопросов. Чтобы не было вокруг этих изумленных возгласов, осуждающих и настороженных взглядов. Туда, где можно скрыться от всех любопытных глаз.

Но куда именно? В особняк отца?

Там Лиза. А еще Ирина. И Анфиса. Никого из них он не хотел сейчас видеть. Мать наверняка уже в Санкт-Эринбурге, готовится пройти по красной дорожке в окружении своих коллег. Куда еще ему пойти?

И тут он подумал об Альфе и Вернере. Они-то точно не станут его осуждать. У них большой пустой дом, они ему будут только рады. Тимофей хотел позвонить братьям, но вспомнил, что обронил свой телефон где-то на стадионе. Ну и ладно! Огненные волки не прогонят его, даже если он заявится без предварительного звонка.

Однако все сложилось иначе.

Поравнявшись с мужским корпусом, Тимофей увидел у крыльца Женю Степанову и Клима Поликутина. Перед ними стоял Платон Долмацкий и раздраженно кричал, потрясая кулаками.

– Думали, я ничего не узнаю, сопляки?! – брызжа слюной, вопил старик. – Мне уже обо всем доложили! Следите за мной? Или ты пытаешься выследить мою дочь, Поликутин? Сколько раз тебе повторять, эти отношения обречены! Или ты не понимаешь с первого раза!

– Я прекрасно все понял, – буркнул Клим, нахмурившись.

Платон вдруг резко схватил его за воротник ученического пиджака.

– Уберите руки! – возмутился Поликутин.

– Я предупреждал тебя, чтобы ты отстал от нее! И от меня! Когда вокруг творится невесть что, мне только хвоста не хватало! Прекращайте свои игры в детективов, или я…

– Или что? – выкрикнул вдруг Клим. – Убьете меня, как убили моего отца?

– Я не убивал твоего отца! Он стал жертвой неизвестного убийцы!

– Да, да… Который убивает всех в определенном порядке. Я слышал разговоры! И кто следующий, Близнецы?

– Закрой свой рот, мальчишка! – злобно выдохнул Долмацкий. – О Близнецах не волнуйся, она сумеет за себя постоять! Вы не представляете, на что способна ее темная половина! А вот ты… Чтобы я тебя больше не видел!

– Кто ты такой, чтобы отдавать мне приказы? – процедил вдруг Клим, сжав кулаки.

Это было большой ошибкой с его стороны. Платон, побелев от ярости, размахнулся и ударил парня в челюсть. Клим не успел выставить защиту и отшатнулся назад. Споткнувшись о нижнюю ступеньку, он не удержался на ногах и упал на лестницу.

Увидев, что Платон угрожающе навис над парнем, Женя испуганно вскрикнула, а потом, издав пронзительный визг, повисла у него на спине. Старик закрутился на месте, пытаясь сбросить ее с себя. Этой заминки хватило, чтобы Клим, пошатываясь, поднялся на ноги и врезал Долмацкому кулаком в нос.

– Вы с ума сошли? – перепугался Тимофей, бросившись между дерущимися. – Прекратите немедленно!

Платон, не узнав его в темноте, оттолкнул Зверева со всей силы. Затем сбросил на ступеньки Женю. Схватив Клима за грудки, он всадил колено тому в живот. Поликутин, задохнувшись, согнулся от боли.

– Скажите спасибо, что здесь многолюдно, детишки, – злобно прошипел Долмацкий, вытирая кровь, текущую из разбитой губы. – А иначе я бы вас просто размазал!

И он быстро зашагал к административному корпусу.

– Вы целы? – тихо спросила Женя, поднимаясь на ноги. – Господи… Я едва не спятила от страха.

– Ты очень смелая, – сказал ей Клим, с трудом переводя дыхание. – И тебе, Тим, спасибо. Не знаю, что на меня нашло… Но теперь старикашка нам это никогда не забудет.

Тимофей молча кивнул, и в его памяти всплыли слова Платона о Близнецах.

«Она сумеет за себя постоять! Вы не представляете, на что способна ее темная половина!» Внезапно он вспомнил недавний разговор с матерью, ее расстроенное лицо… И странные слова о двух половинах, темной и светлой…

Догадка пришла внезапно, словно удар молнии.

Близнецы. Его мать…

Тимофей резко повернулся и побежал к воротам академии. Женя и Клим что-то кричали ему вслед, но он их не слышал.

Ему нужно в Санкт-Эринбург. Сейчас. Немедленно!

* * *

Поздно вечером на железнодорожном вокзале Клыково было немноголюдно. Когда Олег Дубровский вошел в зал ожидания, у пригородных касс стояло всего три человека. Еще один сидел на металлической скамейке у широкого окна. Его-то он и искал.

Молодой парень атлетического телосложения увидел Дубровского и помахал ему рукой.

– Принес? – спросил он, когда Олег подошел ближе.

– Конечно. – Дубровский протянул ему конверт, туго набитый банкнотами. – И спасибо! Ты отлично справился с поставленной задачей. Все выглядело очень реалистично, ну а труп ты изобразил просто мастерски.

– Опыт! – довольно усмехнулся парень, пересчитывая деньги. – Правда, бока все еще болят. Я здорово свалился, когда скатился с машины.

– За это я тебе и плачу. На киностудии много каскадеров, но лучше тебя с этим никто не справился бы. – Розыгрыш удался?

– Более чем… Но ты помнишь, я просил тебя никому об этом не рассказывать.

– Помню, – кивнул парень. – Об этом не беспокойся. Он взглянул на электронное расписание поездов. – Экспресс до Санкт-Эринбурга приходит через пять минут. Мне уже пора на перрон. Спасибо за деньги! Если еще что-то понадобится, только дай знать.

– Конечно, – кивнул ему Олег.

Они попрощались и разошлись в разные стороны.

В дверях вокзала Олег едва не столкнулся с Тимофеем Зверевым. К счастью, тот его не узнал, но Олег все же отвернулся к окну, так, на всякий случай.

Тимофей влетел в зал, глянул на электронное табло и тут же бросился к одной из касс. Вскоре он уже несся к выходу на перрон.

Олег проводил его заинтригованным взглядом. Интересно, куда это тот мозгляк собрался в столь позднее время? Но дела Зверева его не сильно интересовали.

Дубровский вышел из здания вокзала и зашагал к своей машине. На пассажирском сиденье его ждала Ирина Зверева.

– Твой каскадер ничего не заподозрил? – спросила она, как только Олег сел за руль.

– Он никогда не задает лишних вопросов, поэтому я его и выбрал. Изобразить жертву аварии для него раз плюнуть. Большой опыт съемок в боевиках.

– Хорошо. Теперь эта дурочка у нас в руках. Еще несколько писем с угрозами, и Лиза окончательно потеряет покой, а затем исполнит все, что ты попросишь, – сказала Ирина и довольно улыбнулась.

– Я слышал, что Егор и правда собирается составить новое завещание, – вполголоса произнес Олег. – Ради этого он специально поехал к нотариусу в Санкт-Эринбург.

Это было хуже пощечины. Ирина до последнего надеялась, что отец не приведет свою угрозу в исполнение.

– Мерзавец, – злобно выдохнула она. – Интересно, остальные детки уже в курсе? Наверняка сидят сейчас в гостиной в обнимку и посмеиваются надо мной!

– Не думаю, что они настолько коварны. Оксану я сегодня не видел, а Тимофей только что вскочил в экспресс до Санкт-Эринбурга…

– О, ты просто плохо их знаешь! Ну ничего… Я с детства привыкла всего добиваться сама. И фамильные денежки упускать не собираюсь. Если отец хочет войны, он ее получит. Меня вышвырнули из дома и лишили всего… Теперь я лишу его всего. И ты мне в этом поможешь, милый. Они мне за все заплатят, а начну я со своей сестрицы-близнеца. Этой стервы, которая так ловко научилась притворяться невинной овечкой!

– Что еще ты задумала? – нахмурился Олег.

– Ничего такого, с чем бы ты не справился. Я же помню, как ты едва не придушил Нимфу у меня на глазах. Поможешь мне, и мы станем очень богатыми людьми.

– Каким образом?

– Тебе нужно жениться на Лизе. Затем потихоньку избавимся от других наследников и заживем припеваючи.

– Жениться? – Олег холодно усмехнулся. – Да ты с ума сошла? Я не создан для семейной жизни!

– Не переживай на этот счет. Твоя семейная жизнь продлится недолго… Все уже успели убедиться, что моя сестрица просто притягивает к себе неприятности. С ней постоянно что-то случается. Как знать, может, тебе снова повезет?

Олег быстро огляделся по сторонам. А Ирина притянула его голову к себе и впилась в его губы поцелуем.

* * *

Премьеру нового блокбастера киностудии «Золотой скорпион» планировали с большим размахом. Пиар-агенты студии сделали из этого события настоящую сенсацию. Множество журналистов освещали событие, несколько сотен зрителей столпилось у главного входа в кинотеатр в ожидании прибытия своих любимых актеров.

Красная дорожка стелилась по длинным широким ступеням от парадного входа до тротуара, у которого то и дело останавливались дорогие машины. Из автомобилей выходили звезды кино и другие медийные персоны. Появление каждой знаменитости сопровождалось восторженным ревом толпы и многочисленными вспышками фотокамер. Репортеры брали интервью, фанаты истерично зазывали звезд к ограждению, чтобы сфотографироваться с ними. Режиссер нового фильма появился вместе с продюсером Егором Зверевым. Они радостно улыбались и махали руками фанатам.

Красную дорожку ярко освещал свет множества мощных прожекторов. Над входом в кинотеатр сияла гигантская афиша с изображением главных звезд фильма. Центральное место на этом плакате занимало изображение Ангелины Зверевой, которая пока не появлялась. Ее выхода на красную дорожку ждали с особым нетерпением.

Оксана Зверева и один из молодых актеров, занятых в фильме, медленно прошли ко входу в кинотеатр. Журналисты на ходу забрасывали их вопросами.

– Вы встречаетесь в реальной жизни? – кричали им вслед. – Как вам работалось вместе? Как удавалось так долго скрывать свой роман?

Оксана лишь смеялась и качала головой, не понимая, откуда берутся все эти сплетни.

* * *

Тимофей Зверев несся по темным улицам Санкт-Эринбурга, быстро приближаясь к кинотеатру, где должна была состояться премьера. Он думал только о матери.

Добравшись до города на экспрессе, он проехал несколько станций на метро, а теперь мчался сломя голову по тротуару, расталкивая прохожих. До кинотеатра оставалась пара кварталов.

Перебежав дорогу на красный свет светофора, сопровождаемый визгом клаксонов и гневными выкриками водителей, Тимофей едва не сшиб на бегу какого-то старика и даже не извинился. На следующем перекрестке он с разбегу перескочил через капот такси, так некстати вылетевшего из-за угла.

Вслед ему понеслись проклятия таксиста, но он не обратил на них внимания.

* * *

За пять минут до начала презентации новой кинокартины у красной дорожки остановился дорогой черный лимузин. Все объективы камер тут же развернулись к машине.

Подоспевший швейцар распахнул дверцу заднего сиденья, и на красную дорожку ступила Ангелина Зверева. Статная, элегантная, невероятно красивая, одним своим появлением она вызвала настоящий фурор.

Зрители разразились радостными криками и аплодисментами.

В роскошном серебристом платье с длинным шлейфом, в туфлях на высоком каблуке, она грациозно шла по красной дорожке, словно королева, окруженная верными подданными. На Ангелину смотрели с обожанием и нескрываемым восхищением. И она отлично знала, что все эти люди ее боготворят.

Каждый поворот головы, каждая мимолетная улыбка, пронзительный взгляд, любое ее движение сопровождалось десятками вспышек фотокамер. Ей это нравилось, и она получала удовольствие от происходящего. Это были ее люди, самые верные ее фанаты.

В толпе мелькало много знакомых лиц из Санкт-Эринбурга и Клыково. Некоторые приехали сюда специально, чтобы увидеть ее новый фильм раньше других. Однако Тимофея среди них не оказалось. Это ее сильно расстроило, но Ангелина ничем не выдала своего огорчения, продолжая позировать и улыбаться репортерам.

Сразу несколько журналистов бросились к ней с диктофонами наготове. Но она не хотела ни с кем общаться. В горле стоял горький ком от тех слов, которые сказал ей Тимофей во время их последней встречи.

* * *

Добежав до кинотеатра, Тимофей, яростно расталкивая всех локтями, бросился сквозь толпу к красной дорожке. Вокруг него раздавались гневные крики, недовольные возгласы, но ему было все равно.

В нескольких метрах от себя он уже видел Ангелину, улыбающуюся поклонникам.

– Столпились тут, не дают пройти! Не только вам нужно пробраться к ограждению! – возмущался он.

Мать поднималась по ступеням кинотеатра, гибкая и грациозная, словно дикая кошка, вышедшая на охоту. Папарацци без устали фиксировали каждое ее движение.

У самых дверей Ангелина еще раз обернулась, одарила толпу приятной улыбкой и подняла руку для приветствия.

В этот момент прогремел выстрел.

А в следующее мгновение толпа взорвалась воплями ужаса. Все вокруг будто сошли с ума. Кто-то шарахнулся вперед, уронив ограждения, кто-то испуганно закричал.

Тимофей совершил гигантский прыжок, сбив с ног несколько зазевавшихся фанатов, и увидел тело, распростертое на ступенях кинотеатра. На сверкающем в свете софитов серебристом платье быстро расплывалось красное пятно.

Тимофею показалось, что у него остановилось сердце.

– Нет!!! – закричал он что было сил.

35

Эксперимент

Время Темных охотников

Шериф Владимир Мезенцев и Евгения Белявская быстро шли по коридору городской больницы Клыково.

– Поверить не могу, что Подольский еще жив, – вполголоса произнес Мезенцев. – Двое его подельников убиты, его самого практически разорвали какие-то дикие звери. И после этого он умудрился выжить?!

– Какие-то? – переспросила Евгения. – Не ты ли утверждал, что Кадиша наплела тебе историй об оборотнях?

– Думаешь, это оборотни ему отомстили? Честно признаться, я все еще с трудом верю в эти сказки. Сначала магия… Затем монстр из корней и веток деревьев… А теперь еще и оборотни? Иногда я думаю, не сделал ли я ошибки, когда перевелся в полицию Клыково.

– Но благодаря этой ошибке мы с тобой и познакомились, – улыбнулась Белявская.

– Верно, – согласился шериф. – И я не устану благодарить судьбу за этот подарок.

– Так где вы его нашли? – спросила женщина.

– В лесу, неподалеку от того старого дома. Тропа покрыта кровавыми пятнами. Похоже, его притащили туда и бросили, чтобы мы смогли найти тело. Наши эксперты еще не закончили там работать.

– А отследить по обратному следу не удалось?

– Он обрывается у кромки леса. Значит, везли на машине. Но мы были уверены, что он мертв!

– Жизнь в нем едва теплилась, когда его привезли. Поэтому я сразу тебе и позвонила. Его сейчас готовят к операции, но он даже сумел сказать пару слов.

– И что же он сказал?

– Что-то вроде «мне нужна эта шкура».

– Больной урод! – воскликнул шериф.

В клинике стояла непривычная тишина. Поравнявшись с кофейным аппаратом, Евгения бросила монету в его щель. Машина застрекотала и выдала одноразовый стаканчик, полный ароматного напитка.

– Можешь пообщаться с ним сейчас, – предложила Евгения, сделав большой глоток кофе. – Либо уже после операции. В любом случае нам понадобится охрана, чтобы дежурить у палаты. Пока он не способен даже шевелиться, но кто знает, что будет позже?

– Я пришлю своих людей, – пообещал шериф.

И тут истошный женский крик прокатился по коридору. Евгения, вздрогнув, уронила стаканчик.

Шериф бросился к палате Подольского. Он был уверен, что крик раздавался именно оттуда. Подбежав к двери, Мезенцев отчетливо услышал за ней треск ломающегося дерева и грохот бьющегося стекла. Что-то тяжелое свалилось на пол.

Затем дверь распахнулась, и из палаты выбежала перепуганная медсестра.

– Господи! – закричала она, увидев шерифа, выхватившего из кобуры пистолет. – Я хотела дать ему успокоительное перед операцией! А он словно взбеленился… А его раны… Они уже не такие, как в момент поступления! Они заживают на глазах!

– Где он?! – выдохнул Мезенцев.

– Выскочил в окно!

– Мы на четвертом этаже! – воскликнула подоспевшая Евгения.

– Но его это не остановило!

Мезенцев рванул на себя дверь палаты.

Опрокинутая металлическая кровать валялась у стены, рядом лежал изорванный окровавленный матрац и разорванные ремни, которыми пациент был привязан к поручням. Пол усыпали осколки битого стекла, по палате гулял сильный сквозняк, задувающий в разбитое окно.

Шериф бросился к подоконнику и выглянул наружу. Внизу никого не было. Казалось, Подольский спрыгнул с четвертого этажа, а затем растворился в ночи.

* * *

В последние часы полнолуния в лесу на берегу Змеиного озера собралось несколько человек в темных одеждах. Луна тускло освещала окрестности, с озера наползал густой холодный туман.

Саяна поплотнее закуталась в длинный темный плащ, оглядывая собравшихся у каменного круга людей. Между старинными монструозными идолами полыхало изумрудным огнем шесть длинных факелов. Рядом с ними стояли Алексей Корф, трио Вещих Сестер, Дарья Киселева и еще несколько юношей и девушек, воспитанников темной академии. Юные Первородные, которых уже удалось переманить на другую сторону.

Последним появился Герман Подольский. Оскар и Миккель выволокли его из леса и швырнули к ногам огненной ведьмы.

– Вы сделали это, – удовлетворенно кивнул Корф. – Хоть в чем-то на вас можно положиться.

– Зачем вы помогли мне сбежать? – хрипло спросил Герман, корчась на сырой земле. Он был практически голый, не считая разорванной простыни, которую Свежеватель обмотал вокруг нижней половины тела.

– Ты выжил в схватке с оборотнями, а такое дано не каждому, – произнесла Саяна. – Нам нужны подобные смельчаки. Сейчас ты можешь присоединиться к нам либо умереть. Мы собираемся провести ритуал, и жертва нам, возможно, пригодится.

– Вы хотите, чтобы он остался с нами?! – возмутился Оскар. – Этот убийца оборотней?! А что, если он снова захочет получить шкуру Огненного волка?! У нас тут большой выбор!

– Он не станет, – холодно произнесла Саяна. – Верно, Герман?

Подольский хмуро на нее зыркнул.

– Нападешь на кого-то из наших, пеняй на себя, – сказала огненная ведьма. – Можешь убивать других оборотней сколько твоей душе угодно. Особенно если они примкнут к Первородным в грядущей битве. Но тронешь Огненного волка – позавидуешь участи своих жертв.

– Мне нужна шкура Зверева! – выдохнул Свежеватель. – Из-за него погибли мои товарищи!

– Они погибли из-за твоей глупости, – отрезал Корф. – Зачем ты притащил их в Клыково? А Тимофей для тебя – табу! Чтобы на пушечный выстрел к нему не подходил!

Герман заскрежетал зубами от злости.

– Конечно, ты можешь отказаться. – Корф шагнул к нему и вытянул руку. Из кончиков его пальцев выдвинулись острые когти, отливающие золотом. – Я с огромным удовольствием завершу то, что начали пантеры…

– Нет! – испуганно выкрикнул Герман. – Я все понял! И буду рад вступить в ваши ряды…

– Отлично, – кивнула Саяна. – С этим покончили. Теперь настало время для нашего эксперимента. Последние часы полнолуния!

Толпа с благоговением расступилась, и в центр круга вышла Верховная Мать Змей. Она довольно улыбалась, глядя на каменные узоры под своими ногами и высоких языческих идолов, покрытых искусной резьбой.

Оскар и Миккель, робко приблизившись, приняли у нее длинный плащ, и жрица осталась в своем ритуальном облачении.

После того как Егор Зверев выгнал свою строптивую дочь из дому и она перебралась в гостиницу, встречаться с Матерью Змей стало гораздо проще. Теперь Саяна не опасалась, что ее увидит кто-то из домочадцев Стрельца, что было чревато большими проблемами. Этой ночью, как только Ирина заснула, Мать Змей пробудилась в ее теле и сама пришла к каменному кругу. Ей не терпелось опробовать свои возможности, усиленные заветным старинным облачением из стали, костей и кожи.

Голову Матери Змей украшала устрашающего вида корона из костей и рогов животных, тело покрывали позолоченные пластины, испещренные оккультными знаками, и широкие перекрещенные ремни из мягкой кожи. На ее запястьях сверкали золотые браслеты, на груди висело старинное золотое ожерелье, инкрустированное черными камнями. Кисти рук покрывали перчатки из блестящих резных пластин, каждый палец оканчивался острым изогнутым когтем из золота.

– Моя сила растет, – довольно проговорила жрица. – Я это чувствую. Давно следовало раздобыть мое облачение!

– Мы сделали это, как только выяснили, у кого оно хранилось все эти годы, – сказал Корф.

– Спящие… – прошипела Верховная Мать Змей. – Как же много их в этих лесах! Я их чувствую. Некоторые уже сами проснулись, другие ждут моего призыва… Так кто же вам нужен? Кого мне разбудить для вашего эксперимента?

Вперед вышла одна из фигур в черном плаще с капюшоном. Учтиво поклонившись жрице, она глухо произнесла:

– Кого угодно, Великая Мать. Мое прошение вам известно… Я заплачу любую цену, если вы поможете мне осуществить задуманное.

– Я знаю, кто пригодится тебе для этой цели, – задумчиво произнесла Мать Змей.

И она нараспев заговорила на старинном мертвом языке, который не понимал никто из присутствующих. Жрица пошла по кругу, читая заклинания, и там, где она ступала, из трещин в каменных плитах вырывались языки зеленого пламени.

Скоро весь круг полыхал огнем, создающим на земле причудливые узоры и иероглифы. Вещие Сестры восторженно следили за жрицей, и пламя отражалось в их глазах. Они понимали, что никогда не достигнут такого умения, каким владеет Мать Змей. Ведь у них была всего одна жизнь, а жрица постигала свое искусство несколько веков, меняя одно тело за другим.

Наконец она остановилась, воздела руки к луне и договорила заклинание.

Земля дрогнула под их ногами, а огненный круг пересекла длинная трещина, из которой к небу вырвалось зеленое пламя.

– Один отозвался, – удовлетворенно кивнула Верховная Мать Змей. – Не слишком сильный, но это тоже хороший результат. Значит, моя сила продолжает расти!

Плиты, составляющие круг, со скрежетом начали раздвигаться в разные стороны, заставляя Огненных волков и их приспешников попятиться.

Из недр земли послышалось приглушенное рычание.

Саяна радостно всплеснула руками.

– Началось! – прошептала она.


home | my bookshelf | | Время Темных охотников |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу