Book: Фрилансер



Фрилансер

Скворцов Владимир Николаевич


Фрилансер






Часть 1


История расселения человечества по галактике

Это случилось далеко-далеко от этих мест в далёком прошлом. Люди тогда жили на своей прародине, легендарной планете Земля, откуда они собственно и произошли. Не было между ними единства, существовало множество различных стран со своими законами и религиями, обычаями и нормами поведения. Ради утверждения своего образа жизни порой между государствами вспыхивали войны и вооружённые конфликты.

Планета была истерзана неразумным хозяйствованием, реки превратились в зловонные потоки, большая часть ресурсов подходила к концу, впереди людей ждала война всех против всех. Многие искали выход из создавшегося положения, но он виделся им только в поиске новой планеты и попытке начать всё с начала. Возможно ради этого призрачного шанса на спасение, рядом сильных государств велись работы по созданию космической техники и разведке ближайшего межзвёздного пространства.

И эта работа принесла совсем неожиданный результат. Как оказалось, Земля находится на пути движения какой-то космической нечисти, то ли амёб, то ли других подобных образований, точно установить так и не удалось. Это не была разумная жизнь, а простое скопление неизвестных простейших организмов, поедающих всё, что встречалось им на пути. Их можно сравнить с саранчой.

Вот их и назвали космической саранчой, ну или сокращённо, косары. У этих тварей не было какого-то определённого направления движения, их несли космические течения и звёздный ветер, переносили за собой кометы и прочие космические скитальцы. Попав в новые, богатые органической пищей места, косары стремительно размножались, почти как раковые клетки, и уничтожали всё живое.

Существовать и размножаться они могли в любой органической среде - в воде, на поверхности планет или в её недрах. При размножении они выбрасывали множество новых бактерий, часть из которых уносилась в космос, и начиналось новое путешествие в поисках мира, пригодного для размножения и появления новой популяции космической саранчи. Когда пищи не было, а также во время своей миграции, твари впадали в сон в ожидании благоприятного момента. По космическим меркам, эти существа жили вечно, тысячи, миллионы раз умирая и вновь возрождаясь.

И вот поток этой мерзости, движущийся в сторону Земли, был обнаружен автоматическими зондами. А когда разобрались и выяснили, что собой представляют эти незваные космические гости, на Земле начался ад. Или пир во время чумы. Большинство людей в преддверии неизбежной смерти посчитали себя свободными от всех законов общества, и началась кровавая вакханалия.

К счастью, часть правителей сильнейших государств сумела сохранить ясную голову и взять ситуацию под контроль, во всяком случае, в своих странах. Ими было принято решение строить колонизационные корабли и отправиться искать себе новое место для жизни, так называемый проект "Ковчег". Благо к этому моменту учёные смогли определить несколько кислородных планет, пригодных для колонизации людьми, расположенных достаточно далеко от Земли и в стороне от миграции косаров.

Проектирование и строительство кораблей-колоний заняло пятнадцать лет, причём в ходе работ оказались забыты разногласия, и стороны оказывали друг другу посильную помощь. В итоге удалось построить пять кораблей, названных по имени тех государств и объединений, которые реализовывали этот проект - "Америка", "Азия", "Европа", "Россия", "Халифат". Корабли были огромны, на каждом размещалось примерно по пятьсот тысяч человек. Все колонисты во время пути находились в состоянии криосна, который планировался до момента прибытия на новое место.

На каждом корабле имелось по несколько сменных экипажей, периодически меняющихся во время полёта и контролирующих режим движения. Сам полёт был совсем не прост, случалось много аварийных ситуаций, тревог и различных опасностей. По большей части движение происходило в баллистическом режиме, первоначально разогнавшись до огромной, но всё же досветовой скорости, корабли так и двигались по инерции, изредка выполняя незначительные маневры.

На всё путешествие потребовалось пятьсот лет. И до конечной цели добрались лишь четыре корабля, "Халифат" сгинул где-то в просторах космоса, и его судьба никому не известна. Надо признать, что весь план был самой настоящей авантюрой, и даже в самых радужных мечтах самого главного оптимиста трудно себе вообразить, что подобный замысел может быть реализован. Но все считали, что это единственный способ спастись человечеству, или хотя бы какой-то его части.

И тем не менее, у наших предков всё получилось. К сожалению, сохранилось очень мало документов о тех временах, видимо, произошедшее современниками воспринималось как страшный кошмар, и они старались забыть как можно быстрее о нём. Итог - корабли долетели до цели, каждый из них вышел на орбиту кислородной планеты, пригодной для колонизации, и люди начали новую жизнь. С тех пор прошла тысяча лет.

Статья "История расселения человечества по галактике". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".



Глава 1



- Эй, на "Бродяге"! Ты, что ли, Слав, решил нас навестить? - раздался голос диспетчера в рубке космического бота.

- Хенк, тебя ещё не выгнали из диспетчеров за твою любовь к пиву? - ответил пилот.

Диспетчер громко и жизнерадостно захохотал, по голосу чувствовалось, что человек доволен жизнью и не видит никаких причин для огорчений.

- Через два часа моя смена заканчивается, так что ты, Слав, можешь найти меня на обычном месте и убедиться лично в том, как происходит борьба с пивом. За твой счёт, конечно.

- Буду иметь в виду. А теперь скажи, куда мне рулить?

Получив курс и передав управление искину станции, пилот обернулся к рядом сидящему пассажиру. Им оказался паренёк лет восемнадцати, чем-то похожий на пилота.

- Добро пожаловать на станцию "Фрипорт семь", Тим.

- Мы сюда хотели попасть? - поинтересовался Тим. - Пап, а зачем нужно было лететь так далеко? Везде написано, что нейрокомпьютер сам может подключиться к мозгу и вырастить нейроконтакты.

- Эти люди называют себя фрименами. Их нельзя считать изгоями, но всегда и везде, в любом обществе, есть кто-то, несогласный с тем, что делает правительство или местные власти. По большей части, многие из них молчат и не демонстрируют явно своего отношения к происходящему, но есть те, кто не готовы с этим мириться. Нет, они не устраивают демонстраций или иных публичных проявлений своего недовольства.

Самое простое, что они могут сделать - покинуть то место, которое их не устраивает, и жить там, где им всё нравится. Вот и появились общества, которые называют себя фрименами. Чаще всего в пустых и удалённых системах создаются станции, подобные этой. Насколько я знаю, есть даже совет, каким-то образом управляющий такими людьми.

По сути дела, их можно назвать кланом отшельников. Хоть они и кажутся внешне безобидными, но вполне могут за себя постоять и защитить свой дом.

- Всё это очень интересно, пап, но ты так и не сказал, зачем мы здесь.

- Не торопись, сейчас узнаешь. Так вот, на таких станциях обычно ищут уединения и подходящих условий для работы многие из тех, кто увлечён своим делом или какой-то идеей. Как правило, такие космические поселения не бывают многолюдными, и для тех, кто хочет чего-то добиться и не привлекать к этому внимания посторонних, тут отличные условия. Тебе кажется, что всё, сказанное мной, лишнее, но такой информации тебе не даст никто, а сам ты будешь её собирать достаточно долго.

- Я уже понял, пап, и внимательно слушаю.

- Тебе уже исполнилось восемнадцать, и ты теперь имеешь право пользоваться настоящим нейрокомом. Никакой серьёзной техникой нельзя управлять без помощи нейрокомпьютера. Именно через него приказы от мозга доходят до исполнительных механизмов. Зная твоё стремление летать, я подобрал тебе хороший нейроком, но чтобы раскрыть все его возможности, нам нужно попасть на эту станцию.

[Нейроком или нейрокомпьютер, в просторечии нейк - специальное устройство, с помощью которого человек может непосредственно управлять любым механизмом. По сути дела, это тот же самый компьютер, но взаимодействие с ним, в том числе постановка задачи, выполняется мысленно. Для осуществления связи мозга и компьютера на коже человека создаются специальные зоны - нейроконтакты, через которые и проводится обмен данными.

Нейроком может располагаться на руке в виде браслета, на ухе в виде клипсы, на шее, на голове в виде обруча или ожерелья. Кроме управления внешними устройствами через нейк в память человека закачиваются знания, что позволяет значительно ускорить процесс обучения. Дополнительно такое устройство выступает в роли помощника, секретаря, хранилища данных, органайзера, расчётного центра, а также берёт на себя множество дополнительных функций.

Для подключения к внешним устройствам на нейке имеется миниатюрный разъём, через который и происходит связь оператора и механизма. Хотя на новых, продвинутых моделях подобная связь может осуществляться и по радиоканалу, для чего любой механизм имеет унифицированный блок приёма-передачи сигналов.]

- А что ты выбрал? - поинтересовался Тим.

- "Стриж шесть".

- Честно говоря, не самая лучшая модель.

- Ты просто не знаешь, а об этом на форумах никто не рассказывает. Опять же по незнанию. "Стриж" - конверсионная модель военного пилотского нейрокома "Аксель". Да, среди пилотских нейков он не самый лучший, но при этом намного превосходит любой самый навороченный гражданский. Но соль в том, что конверсию провели недостаточно корректно - просто заглушили часть нейроконтактов, через которые осуществлялся обмен данных между прибором и мозгом.

Так вот, если знать, как создать дополнительные нейроконтакты и правильно подключить "Стрижа", то обычный гражданский пилотский нейрокомпьютер превращается в военный, намного превосходя всё, что могут предложить даже топовые образцы гражданской техники. А здесь, на "Фрипорте семь", есть люди, которые знают, как это сделать. Внешне и для всех при любых проверках у тебя будет стоять обычный "Стриж", а фактически, по своим возможностям - не самый худший военный пилотский нейрокомпьютер. У меня стоит такой же.

- Ух ты! - выдохнул Тим, - я о таком и не слышал.

- Вот и не рассказывай никому. Не хватало ещё, чтобы слухи об этом разошлись по сторонам.

- Могила! - пообещал парень.

- И ещё, Тим. После установки нейка мы полетим на планету Бредли, расположенную в соседней системе. Там на орбитальной станции находится отличная школа картографии, её директором является мой старый знакомый. Я уже договорился об обучении в этой школе, причём там тебя научат не только картографии, но ты сможешь получить специальности пилота и техника, а кроме того, и обширную практику по этим дисциплинам. Надеюсь, ты не будешь возражать, и обучение вписывается в твои личные пожелания?

- А как называется эта школа?

- Фрэнк всегда отличался своеобразным подходом к самым разным вещам. Так вышло и в этот раз. Его школа картографии называется просто - "Школа", и она является одной из лучших не только в наших местах, но и далеко за их пределами. Кстати, сам Фрэнк один из лучших картографов нашего времени, а вместе с ним молодых обучают Марио, лучший пилот, и Карл, лучший техник, из тех, что я знаю.

- Я просто рад, пап. Спасибо тебе.

Дальнейший полёт до станции происходил в молчании. Внешне она выглядела не самым лучшим образом. Как удалось рассмотреть, её основу составляли два старых транспорта, между которыми располагался пассажирский лайнер, и все эти суда образовывали единое целое. Видимая наружная поверхность была частично укреплена броневыми плитами, очевидно снятыми с останков боевых кораблей. На доступных местах были установлены пушки, генераторы защитного поля и башня диспетчерской.

Но основу защиты составляло само пространство. Станция располагалась среди астероидного поля, и чтобы добраться до неё, надо было пролететь по узкому каналу, во многих местах простреливаемому турелями и пушками. Размер канала был таков, что по нему с трудом мог пролететь в лучшем случае транспортный бот. А вот более крупные корабли добраться до станции не могли.

Наконец бот оказался на предписанной ему парковке, и пролетев сквозь защитное поле, встал на опоры. Слав с сыном покинули корабль, старший оплатил неделю пребывания бота на стоянке, и они отправились дальше. Внутри, как и снаружи, станция не блистала особыми изысками, как говорится, скромненько, но со вкусом. Все помещения и коридоры выглядели ухоженными, никакого мусора и отслаивающихся панелей или каких-либо произведений граффити.

Перемещаться по станции можно было как пешком, так и на специальных тележках, выполняющих роль станционного транспорта. Дорожки оказались достаточно широкими, так что пешеходы и машины могли спокойно разминуться, хотя по большей части для людей имелись специальные тротуары, отделённые от транспортных магистралей.

Людей почти не было видно, и Тим поинтересовался, сколько народу тут проживает.

- Это маленькая станция, постоянно тут находится не больше пятидесяти человек. Люди прилетают, улетают, но посторонних почти не бывает. Всего станция может принять не более трёхсот человек. Все друг друга знают, и новичку попасть в число допущенных сюда достаточно проблематично. Незнакомцев дальше гостевой зоны не пустят, предложат воду, кислород, еду, техническую поддержку, и это всё.

- А как ты попал сюда?

- В своё время я оказал существенную помощь местным жителям, из-за чего был признан ими и допущен в число друзей.

Первым делом они определились с ночлегом, а потом отправились на встречу с местным медицинским светилом.

- Привет, Марк, - поздоровался Слав, входя в кабинет доктора.

- Давно тебя не видел, дружище, как твои дела, самочувствие? Неужто приболел? - поинтересовался док, вставая из-за стола, где что-то набирал на клавиатуре.

- Нет, со мной всё в порядке, вот знакомься, мой сын Тим. Видишь, вырос уже. Нейк надо ставить, - сказал Слав, глядя в глаза и при этом еле заметно качнув головой.

- Совсем взрослый. И какой прибор хочешь поставить? - обратился Марк к Тиму.

- Папа посоветовал "Стриж шесть", говорит, хорошая машинка, и я не пожалею.

Марк опять взглянул на Слава, и тот опять еле заметно кивнул головой. В общем-то, вся эта пантомима, скрытая от посторонних глаз, была понятна обоим. Эта парочка собиралась слишком явно нарушить закон - гражданским не разрешалось ни под каким видом иметь и использовать в своих целях военные приборы. А здесь именно это и собирались провернуть.

Как уже упоминалось, нейроком "Стриж шесть" был конверсионной моделью. И в результате внесённых изменений получился довольно неплохой приборчик, не топовый, но вполне рабочий и с приличными характеристиками. Но всегда есть стремление к лучшему. Неизвестно, кому пришла в голову идея восстановить характеристики флотского нейрокома, но это было сделано.

Очевидно, что автором оказался кто-то из разработчиков устройства, возможно, ему и пришлось проводить конверсию. И видимо он же, используя недокументированные возможности нейрокома, сумел восстановить его до военной версии. Человек тщеславен и ему хочется признания своих заслуг.

Так видимо и произошло, там словечко, здесь обмолвка, и у очень ограниченного круга людей появилась возможность под видом гражданского нейрокома "Стриж шесть" совершенно легально пользоваться флотским "Аксель семь", который и во флоте не всем пилотам ставят. Но так или иначе, Слав и Марк были старыми друзьями, причём посвящёнными во многие, если не все, тонкости применения подобных нейрокомов.

- Неудачный момент ты выбрал, Слав, - посетовал Марк.

- А в чём дело?

- Да тут недавно разбитый бот подобрали, на нём пять человек не то чтобы в тяжёлом состоянии, но кое-какая помощь им нужна. Так что все капсулы у меня заняты. Хотя, могу провести операцию в своей лаборатории, ты не будешь возражать?

- Тут тебе и карты в руки, как скажешь, так и будет, - ответил Слав.

- Тогда подождите меня пятнадцать минут, я оставлю распоряжения сестре, и мы пойдём займёмся твоими делами.

Лаборатория Марка оказалась по соседству, причём дверь в неё была совершенно незаметна, если не знаешь, что она есть, пройдёшь мимо десять раз из десяти. Марк сразу провёл диагностику и выдал заключение - формирование нужных нейроконтактов займёт неделю. Слав согласился, и последнее, что запомнилось Тиму - опускающийся купол капсулы.





Глава 2


Общество, политика, бандитизм на территории Альянса.

Да, именно так назвали люди то объединение различных государств и других подобных структур, образовавшихся после достижения человечеством своей новой родины. Во время движения корабли разошлись в стороны, так что каждый из них нашёл для колонизации свою планету. Достаточно долгое время никому из колонизационных кораблей о судьбе остальных ничего не было известно, но потом связь с выжившими всё-таки удалось установить.

Первоначально было образовано четыре самостоятельных государства:

- Федерация свободного человечества, или просто Федерация, или Либерти, основанная выжившими на корабле "Америка";

- Конфедерация независимых миров, или просто Конфедерация Независимости. Её основали оставшиеся в живых с корабля "Европа";

- Царство Московское или Московия было создано спасшимися от космической чумы людьми с корабля "Россия";

- Азиатская империя или Империя кланов, Империя, другое её название Азия, создали выжившие с корабля "Азия".

Из всех отправившихся в длительный полёт в неизвестность выжило немногим больше половины. Тем не менее, люди не остались прикованными к поверхности одной какой-то планеты. Началось неспешное расселение человечества по соседним мирам, при этом стали образовываться какие-то новые группы, заявляющие о своей независимости, самопровозглашённые государства, кланы.

Само собой разумеется, что создание Альянса произошло не сразу после высадки колонистов, а спустя достаточно длительное время после этого, когда были установлены прочные связи между планетами и целыми секторами космоса. Чаще всего за такими действиями стояли экономические причины или религиозные мотивы. Никто этим борцам за личную свободу или толщину своего кошелька не мешал и не препятствовал, тем более, свободных территорий для всех новых структур было предостаточно.

Чтобы хоть каким-то образом сохранить единое человечество, первые государства и создатели всего проекта "Ковчег" образовали Альянс, союз всех людей, переселившихся на новую Родину. Вступить в этот союз могло любое государство, лишь бы оно следовало основным принципам, исповедуемым в объединении. Речь не касалась ни экономики, ни религии, каждый мог жить как ему хотелось и молиться хоть золотому тельцу, хоть святому духу.

Основной ценностью признавалась человеческая жизнь, вот за нарушение этого постулата следовало жесточайшее наказание, если о факте преступления становилось известно. Было запрещено рабство и насильственное принуждение к какой-либо деятельности в любой форме. Хотя это требование, как и многие другие, оказалось просто сотрясением воздуха, тут же нашлось множество возможностей его обойти.

Да и рабство, формально находясь под запретом, было достаточно широко распространено, правда не в своей классической форме раба и надсмотрщика, хотя местами было и такое. Территория Альянса оказалась огромной, и проследить за соблюдением его законов удавалось не всегда. Как говорится, строгость закона компенсируется необязательностью его выполнения.

В большей степени требования Альянса распространялись на область техники. Единые стандарты, полная унификация и взаимозаменяемость, одинаковые размеры, входные и выходные сигналы различных устройств - вот что в значительной мере послужило основой для привязки стран Альянса друг к другу. У каждой страны-участника Альянса были свои военно-космические силы - ВКС, или на крайний случай - полицейские или силы самообороны.

Кроме официальных армий и флотов, были и, скажем так, неофициальные, предназначенные для выполнения деликатных или специальных операций. Этим отрядам больше всего подходило название, в свое время достаточно широко распространённое на Земле - каперы. У каждой страны были свои подобные подразделения:

- ушкуйники у Московии;

- рейнджеры у Федерации;

- легионеры у Конфедерации;

- самураи у Империи.

Бывали конечно случаи, когда такие отряды занимались и обычным пиратством, но правительства считали это незначительными издержками и обычно обходились без далеко идущих выводов.

Кроме ВКС и каперов существовали самостоятельные силы, официально неподконтрольные никому из правителей государств. В качестве примера можно привести "Охотников за головами", хорошо вооружённую и лояльно настроенную к любым правительствам организацию, ставившую своей целью поиск и ликвидацию нарушителей закона по всей освоенной людьми территории.

Существовал и обычный криминал, куда же без него. Имелись крупные пиратские объединения, действовавшие по всей территории Альянса, такие как "Изгои" или "Корсары". Они грабили всех подряд, зачастую нападали на небольшие станции и отдалённые планеты. Широко практиковали рабство, захваченные люди продавались и использовались на тяжёлых работах.

Имелись и региональные крупные банды, например "Рудокопы". Подобные пиратские объединения действовали чаще всего в определённой области, обеспечивая возможность подконтрольным им шахтёрам добывать руду, с которой они также имели хороший доход.

Ну и множество других, порой малых, порой достаточно крупных пиратских отрядов, различных банд, кланов, занимающихся своим промыслом по всей территории расселения людей. Вообще свободное перемещение в отдалённых местах без надёжной охраны было занятием опасным и сравнимо с игрой в "русскую рулетку" - повезёт, не повезёт.

Статья "Альянс. Общество, политика, бандитизм". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


Экстренный выпуск новостей

Как только что стало известно, пиратский клан "Изгои" разграбил и уничтожил станцию "Фрипорт семь". Позвольте напомнить, что это небольшая станция в соседней с Бредли безымянной системе. По сообщениям полиции, никому из обитателей станции спастись не удалось.


Я был очень удивлён, когда выбравшись из медицинской капсулы, оказался в совсем незнакомом месте. Оно нисколько не походило на лабораторию Марка, в которой я ложился в капсулу.

- Одевайтесь, молодой человек, вон в том пакете находится одежда, - говоривший это человек совсем не походил на Марка, хотя тоже был в белом халате и, по-видимому, имел право тут распоряжаться.

- Где я?

- Сейчас вас проводят до нужного места, и там получите ответы на все свои вопросы.

Как только я оделся, дроид проводил меня по длинному коридору до какого-то кабинета, где сидел пожилой мужчина в форме, судя по знакам различия, капитан полиции. Кабинет был небольшой, в нём стоял один стол с экраном компьютера, за которым сидел капитан, напротив располагался простой стул для посетителей. Стены помещения были покрыты каким-то составом серого, на первый взгляд немаркого материала. Капитан пригласил меня присесть и начал расспрашивать, хотя происходящее больше напоминало допрос.

- Как ты говоришь, тебя зовут? - поинтересовался полицейский.

- Тимофей Вячеславович Русов, обычно все называют Тим Рус.

- Да, есть такой. И твои родители ...

- Отец Вячеслав Русов или Слав Рус, мать не знаю, она погибла при налёте пиратов, когда мне был год.

- Понятно. Ты русский?

- Нет, хотя не знаю. Отец русский, но он всё время проводил во фронтире и ни разу не бывал в Московии. Мать из Федерации, но и там мы с отцом никогда не были.

- Чем занимался отец?

- Он был хорошим пилотом и техником, летал, ремонтировал корабли. Мы жили на разных станциях, перелетая с одной на другую.

- Как вы оказались на "Фрипорте семь"?

- Мне исполнилось восемнадцать лет, и отец подарил нейрокомпьютер. Вот для его установки мы прилетели на станцию, там работал доктором какой-то знакомый отца. Послушайте, офицер, где я нахожусь, и что вообще происходит?

- Немного потерпи и получишь ответы на все свои вопросы. Кого ты видел на станции, с кем разговаривал?

- Никого. Когда мы прилетели, отец сразу отвёл меня к доктору, тот провёл диагностику, сказал, что создание нейроконтактов займёт неделю, и отправил меня на всё это время в медкапсулу. А вышел я из неё уже здесь. И ничего не понимаю.

- Сейчас всё объясню. И на чём вы прилетели на станцию?

- На боте, называется "Бродяга".

- Ну да, всё сходится. Значит, слушай, Тим. Мне конечно очень жаль, что всё так получилось, но тут уж ничего не изменишь. Пока ты лежал в медкапсуле, на станцию напали пираты. Был бой, твой отец погиб. Вот его личные вещи, - и капитан достал из стола пакет, в котором находились нож и игольник отца, а также банковский чип. - Теперь, так как ты уже взрослый, они переходят по наследству тебе.

Ваш бот был повреждён пиратами, но мы доставили его сюда. Сейчас ты находишься на станции "Бредли", расположенной на орбите одноимённой планеты.

- Как я здесь очутился?

- Пираты давно готовили захват станции и осуществили его достаточно легко. Но кто-то из защитников сумел подать сигнал SOS, рядом проходили учения пограничных сил планеты Бредли, и они спугнули пиратов. К этому моменту бандиты сумели захватить станцию и только-только начали её грабить, но обнаружив приближение военных, бросили грабёж, взорвали всё, что смогли, и сбежали.

Тебя нашли случайно, когда осматривали помещения станции и пытались понять, что здесь произошло. Капсулу демонтировали и перевезли сюда. Логи с компьютера подтвердили твой рассказ, анализ ДНК - родство с убитым. Бот сильно повреждён, но находится на парковке, вот её адрес, а вот документы на корабль. Так что ты свободен. Сочувствую, Тим, но теперь тебе придётся учиться жить самостоятельно.

Я был настолько потрясён случившимся, что капитану пришлось вызывать доктора, мне сделали какой-то укол, и в себя я более-менее пришёл в медицинском кабинете.

Док, убедившись, что со мной всё в порядке, отправил меня в бар напротив полицейского управления. Мол, после длительного пребывания в капсуле мне надо поесть. Несмотря на такие сногсшибательные известия, есть действительно хотелось очень сильно. Так что я заказал какое-то дежурное блюдо, хорошо, что на чипе ещё оставались деньги.

Машинально уничтожая еду, задумался, что же делать дальше. И тут в голове у меня раздался незнакомый мужской голос.

- Нейрокомпьютер "Стриж шесть", номер ..., приветствует тебя.

Ба-а, нейк активировался.

- Так ты какой компьютер, "Стриж" или "Аксель"? - поинтересовался я.

- Стриж, и ничем другим я быть не могу. Но вот возможностей у меня, похоже, гораздо больше. Проведу полную диагностику, тогда скажу.

- Хорошо, тогда буду называть тебя Стриж. Как тебе такое имя?

- Мне нравится, и я согласен.

- Ну и отлично. А меня можешь называть Тим.

Что делать дальше, я прекрасно знал, готовился к этому событию много лет, так что быстро настроил интерфейс, а после этого первым делом занялся поисками школы картографии, куда меня собирался отправить на обучение папка. А заодно посмотрел по карте, где находится парковка с ботом и как лучше пройти к ближайшему банку.

В банке я открыл счёт, привязал его к нейку и перечислил часть денег с чипа. Там и было-то немного, но часть я всё-таки оставил.

- Стриж, оплати годовое подключение к сети Инфонета.

- Сделано.

Следующим пунктом плана было посещение бота.

- Стриж, покажи мне дорогу на парковку к боту, - я назвал тот адрес, что предоставил мне капитан.

Идти было недалеко, и дорога заняла минут пятнадцать. Свой бот я узнал сразу, но даже со стороны было видно, что досталось ему очень сильно. У меня сразу зародилось подозрение, что он уже никогда не сможет летать. Когда я зашёл внутрь, только убедился в этом. Я немало помогал отцу при ремонте различных кораблей, так что уже имел некоторый опыт. Разбитые панели управления в рубке, вырванный из мест крепления искин, следы разгрома в машинном отделении - всё подтверждало мои выводы.

На корабле не осталось ничего целого. Разве только несколько личных вещей и немного одежды, причём моей, всё остальное унесли. Так что переоделся, выданную в полиции сложил в небольшой рюкзачок, может, ещё пригодится, собрал уцелевшие личные вещи, в том числе папины, пусть хоть что-то вещественное останется, а не только память. Забрался и в известный мне тайничок, там находился банковский чип с некоторой суммой, как резерв на черный день.

Вот и всё, прощай, старая жизнь, впереди новая дорога. На прощание заглянул к охраннику, выделенное полицией время на бесплатную парковку заканчивалось завтра, так что я продал охраннику останки бота за символическую цену. Не сомневаюсь, что он перепродаст его с неплохой выгодой, а у меня не было ни сил, ни возможностей восстановить бот.

- Стриж, теперь нам надо в "Школу". Говорят, она так и называется.

- Нашёл, дорогу отметил.

У меня перед глазами появилась бледная, еле заметная на общем фоне карта. Она не мешала видеть окружающее, но в то же время помогала ориентироваться. И опять мне повезло, школа оказалась рядом, и весь путь не занял много времени. Располагалась она на достаточно большой площади возле обшивки станции. На этой территории стояло несколько корпусов, причём большая часть из них напоминала обычные ангары.

Там, скорее всего, размещались корабли, а также осуществлялось их обслуживание. Ну и, видимо, на обшивке имелись шлюзы, через которые корабли и попадали в космос. Весь осмотр территории "Школы" я успел провести, пока добирался до центрального здания. А куда я ешё пойду, надеюсь, там мне и скажут, к кому обратиться? Так и получилось. Я ввалился в центральный холл вместе со своим рюкзачком, чем и обратил на себя общее внимание.

- Что ты хотел? - обратилась ко мне девушка, сидевшая за стойкой и разговаривающая с каким-то крупным мужчиной. Рост у того, на мой взгляд, превышал два метра, лицо казалось вырубленным из куска камня, но глаза смотрели внимательно, и в них читалась лёгкая усмешка.

- Мне сказали, что я могу поступить в школу картографов, и назвали этот адрес.

- И кто тебе это сказал? - поинтересовался мужчина.

- Отец. Он сказал, что Фрэнк лучший картограф фронтира и сможет меня кое-чему научить.

- И кто твой отец, если даёт такие обещания, - было заметно, что неизвестному разговор доставляет огромное удовольствие.

- Слав, Слав Рус.

Было заметно, что этого имени мужчина не ожидал, и оно произвело на него сильное впечатление.

- И почему он сам не пришёл?

- Его убили. Мы как раз и летели сюда, по пути посетили "Фрипорт семь", а тут налетели пираты, и он погиб.

Известие о смерти моего отца ошеломило мужчину. Видимо, чтобы хоть как-то прийти в себя, он спросил

- И что вас туда занесло?

- Отец хотел поставить мне нейрокомпьютер, вот мы и полетели туда.

- И какой прибор он тебе хотел поставить?

- "Стриж шесть".

При этом известии брови мужчины невольно приподнялись, демонстрируя удивление.

- И кто тебе его ставил?

- Доктор Марк.

А теперь удивление было буквально написано на его лице.

И как, поставили?

- Да, сегодня нейк активировался.

- И как тебя зовут?

- Тим Рус.

- Ну что же, считай, что ты уже поступил в нашу "Школу". Мира, - обратился мужчина к девушке, - оформи все документы на Тима, объясни правила и устрой в общежитие.

После того, как этот мужчина ушёл, я поинтересовался у девушки:

- Кто это такой?

- Это Фрэнк, как ты говоришь - лучший картограф фронтира.


Фрэнк в одиночестве сидел за столом в баре, руки сложены на столе в виде кольца. В середине стоял стакан, наполненный чем-то прозрачным. К нему подошли двое, и поприветствовав, оторвали от тягостных раздумий. Один был смуглый, брюнет, худощавый, невысокий, его движения отличались резкостью, другой оказался чуть выше среднего роста, крепко сбитый, широкий в кости мужчина со светлыми волосами и обычным, ничем не выделяющимся лицом. Первый был одет в пилотский комбез, второй - в комбинезон техника.

- Привет, Марио, привет, Карл, - поздоровался с подошедшими Фрэнк.

- Говорят, ты сегодня принял какого-то щегла безо всякого экзамена и даже собеседования? - поинтересовался брюнет.

- Принял, Марио.

- Чем же он так заслужил такую милость? - спросил Карл, второй собеседник.

- Его зовут Тим Рус, и Марк поставил ему "Стрижа".

- Это что же, он сын Слава?

- Парень так и сказал.

- А почему Слав сам не пришёл?

- Он погиб?

- Точно? - охнул Марио.

- Точнее не бывает. Он как раз прилетел на "Фрипорт семь" ставить сыну нейк, когда на станцию напали "Изгои". Я переговорил со знакомыми ребятами в полиции и среди погранцов. Там бандитами была разработана целая операция. Сначала пираты подкинули разбитый бот с ранеными людьми, и Хенк, старый дурак, ничего лучше не придумал, как притащить его на станцию.

Потом, когда раненые немного подлечились, они пробрались на свой бот и с него запустили в сеть вирус, который атаковал искин. Тот оказался полностью блокирован, и тогда пираты запустили в вентиляцию сонный газ. Пока люди спали, а искин был парализован, пираты захватили диспетчерскую, отключили искин и вызвали подкрепление.



И всё же Слав что-то почувствовал и попытался организовать сопротивление. Его сын в это время лежал в капсуле у Марка, так что Рус начал пробиваться к нему. С одним ножом и гражданским игольником он с несколькими помощниками оборонял станцию. Никакого другого оружия у них не было, но они сумели послать сигнал о помощи.

Рядом проводили свои учения погранцы, так что, получив SOS, сразу бросились на помощь, но не успели. Пираты заметили их приближение, взорвали станцию и сбежали. А Слав погиб.

- И откуда всё это стало известно в таких подробностях? - поинтересовался Марио.

- Пираты бросили один из своих ботов, вернее, он отстал от общей толпы и пытался догнать носитель. Погранцы его подстрелили, и там нашёлся один выживший, который всё и рассказал.

- И ты хочешь сказать, что этот парень, которого ты принял - сын Слава?

- Да.

- Это щенок хороших кровей. Если его выучить как надо, из него получится отличный волкодав, - высказался Карл.

- Давай помянем Слава, мы все обязаны ему жизнью. - Дождавшись, когда официант принёс ещё два стакана, он закончил спич: - "Пусть земля ему будет пухом, плазма спокойной, а космос милостив".



Глава 3



Что такое картография? История, сущность перспективы.

Перелёт до нового места жительства людям дался нелегко. Пробудиться от долгого сна смогли не более половины отправившихся в дальний путь. Тем не менее, люди спаслись от космического нашествия и начали новую жизнь. Хотя, преодолев даже по космическим меркам немалые расстояния, они оказались пленниками колонизированных планет. Человеческие корабли перемещались в пространстве на скоростях, уступающих скорости света.

А учитывая, что разброс между планетами, колонизированными разными представителями человечества, составлял не менее пятнадцати-двадцати систем, стало возможным говорить о разделении людей по национальностям, хотя правильней будет сказать - по территориальному признаку.

Однако несмотря на трудности, связанные с малым числом выживших при перелёте и значительными проблемами с их здоровьем при пробуждении от длительного сна, по неистребимому человеческому любопытству люди занялись изучением своего нового дома. Приходилось пользоваться тем, что есть, и утлые, с трудом справляющиеся с длительными перелётами между соседними системами космические корабли засновали в пространстве.

Именно в этот момент произошло событие, значительно изменившее будущее человечества. А начиналось всё достаточно обыденно - русский космический корабль "Пикник" потерпел крушение. Выжил один капитан - Михаил Денисов. Правда, назвать жизнью пребывание в космосе на разбитом корабле, лишённом энергии, связи и возможности движения, наверное будет слишком оптимистично.

Тем не менее, именно это событие послужило началом картографии. Как оказалось, "Пикник" потерпел крушение вблизи "червоточины", ведущей в соседнюю систему. И по воле случая корабль, точнее его останки, двигаясь по инерции, оказался в неё втянут и вернулся в обычное пространство уже за многие миллионы километров от места крушения, в соседней системе. К счастью, её освоение уже началось, там оказался наблюдательный пост, и он зафиксировал появление неизвестного корабля.

А потом обитатели этого поста оказали помощь выжившему капитану и выслушали его крайне занимательную историю. Ну а дальше русские разобрались с тем, что произошло, сумели выдвинуть правильную гипотезу и подтвердить возможность использования новых данных о пространстве для перемещения на значительные расстояния.

Итак, что же удалось установить? Самое главное - многомерность пространства. Конечно, гипотезы об этом известны давно, но вот крушение и последующее путешествие "Пикника" стали первым реальным подтверждением многомерности Вселенной. К сожалению, это оказался единственный подтверждённый практикой теоретический факт. В дальнейшем так дальше и повелось - аналитики только объясняли практически установленные факты и предпринимали попытки теоретически обосновать и объяснить всё, установленное косморазведчиками.

Вот как современная теория представляет наш мир. Существует не одна Вселенная, а несколько, как её называют теоретики - мультивселенная. Как они расположены относительно друг друга - неизвестно. Самый простой пример - древняя игрушка матрёшка, когда в одну куклу вложена другая. Но это самый простой и не обязательно соответствующий истинному положению пример.

Его достоинство - в простоте понимания идеи мультимира. Каждая вселенная, или проще говоря - мир, содержит в себе ещё множество других, и в свою очередь является составной частью какого-то более сложного образования. Как взаимодействуют эти миры друг с другом, наука сказать не может. Но в каждом из этих миров действуют одинаковые законы, во всяком случае, так предполагают теоретики, и многие из них пригодны для проживания людей.

Во всяком случае, в этих пространствах должны быть кислородные планеты с подходящими для людей условиями существования. Кто там может жить ещё - неизвестно, хотелось бы думать, что только пока. Все миры между собой связаны, и связь эта происходит через так называемые червоточины - искажённые, аномальные области пространства, благодаря которым и осуществляется перемещение между различными слоями вселенной.

А вот некоторая часть этих червоточин, или как их ещё многие называют, "дырки", соединяет разные области одного пространства, размещённые достаточно далеко друг от друга, и позволяет почти мгновенно перенестись на значительные расстояния в своём мире. По современной теории выход из таких "дырок" располагается в свободном пространстве, хотя в практике имеются случаи, когда корабли уходили в астероидное поле.

Благодаря червоточинам стали возможны почти мгновенные перемещения как между соседними системами, так и весьма отдалёнными областями пространства. Поиском, а затем проверкой на безопасность перемещения и возможность использования таких червоточин для целей навигации как раз занимается служба картографии.

Существует множество сложностей и тонкостей в поиске и определении подходящих "дырок", они ведь могут исчезать, появляться там же или в другом месте, так что занятие картографией - процесс сложный и достаточно опасный. Особенно когда речь идёт о первом использовании вновь найденных червоточин. Но при перелётах через "дырки" не стоит пренебрегать выработанными правилами безопасности для таких случаев.

Путешествие через них, да и любые червоточины, возможно исключительно на небольших кораблях, не превышающих по размеру средние транспорты. Все прочие, большей величины, во время прохождения червоточины, превращаются в перекрученную кучу металла. Однако на небольших кораблях воздействие внешних сил сказывается в гораздо меньшей степени, что позволяет достаточно свободно путешествовать через червоточины на значительные расстояния.

Правда, тут имеется ещё одно ограничение - во время перехода должны быть отключены любые источники энергии и всякая электроника, такая как искины, реакторы, двигатели и прочая машинерия. В противном случае на выходе вы получите мёртвый кусок железа.

Так что в целом картографа, или как ещё называют подобных специалистов - "дырочника", можно сравнить с проводником, указывающим безопасную дорогу среди ожидающих вас неприятностей.

Статья "Что такое картография? История, сущность, перспективы". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


- Слушайте меня и не говорите потом, что я вас не предупреждал, - такими словами Фрэнк начал первое занятие с новыми курсантами "Школы". - Вы все считаете, что начинается новая страница вашей жизни. Так вот, хочу вас предупредить - вы ступили на очень скользкую дорожку, и возможно, никакой новой жизни у вас не будет. Не удивляйтесь, я это говорю, чтобы вы поняли - картография не тот путь, что ведёт к благоденствию и процветанию.

Фрэнк неторопливо прохаживался по аудитории, выглядевшей очень похоже на старинные помещения аналогичного назначения, в том числе и благодаря размещённой на стене школьной доске. Конечно, это была совсем не доска, а огромный экран, на котором писали специальным стилусом или выводили на всеобщее обозрение заранее подготовленный текст.

Здесь же располагались столы, за каждым из которых сидел курсант. Всего их было девять. "Школа" считалась одним из элитных учебных заведений подобного типа, и в неё никогда не принимали больше пятнадцати человек. Но зато обеспечивали индивидуальное обучение каждого курсанта и высочайший уровень подготовки специалистов. Отбор курсантов проводил лично Фрэнк, и никому не были известны критерии, которыми он при этом руководствовался.

- Да, "дырочники" порой зарабатывают очень хорошо. Но статистика неумолима - после окончания школы в первый год погибает пятьдесят процентов картографов, а в течение следующих двух лет - ещё пятьдесят процентов из числа оставшихся. Итого, за три года семьдесят пять процентов выпускников школ картографов гибнет. И не потому, что плохо овладели своей специальностью - просто охоту за "дырочниками" ведут все, кому не лень.

Вы спросите почему? Ответ лежит на поверхности - картограф способен найти дорогу в новые, неизведанные места, где может оказаться настоящее изобилие всяких вкусняшек, найти место для тайного убежища, а в случае опасности - помочь скрыться. У немногих "дырочников" получается сохранить свою самостоятельность, слишком ценная награда достаётся сумевшему захватить его живым. В этом случае попавшему в плен грозит участь раба, вернее не раба, а обладателя "ошейника подчинения", заставляющего его носителя выполнять приказы хозяина. Хотя это немногим лучше участи раба.

Или другой вариант - стать членом какой-либо корпорации. В этом случае о безопасности позаботятся другие, и смею уверить, позаботятся очень хорошо. Но и результатами исследований пространства будет распоряжаться корпорация. Как бы мне ни хотелось вас уберечь от предстоящих неприятностей, но это только в ваших силах.

Сказанное несколько снизило градус радости Тима. На его взгляд, всё складывалось очень даже неплохо. Конечно, печаль от смерти отца никуда не делась, но жизнь продолжается, и похоже, хотя бы на короткое время, она налаживается. Есть жильё и питание, появилась возможность освоить престижную профессию, во всяком случае, так подавали работу картографов в СМИ, а затем предстояли полёты в космосе.

Именно о них он мечтал с малых лет, проведя очень много времени на разных станциях и тайных убежищах или в перелётах между ними вместе с отцом. А в скором времени он и сам сможет летать по неизведанным местам космоса, открывать новые пути и посещать новые миры. Космос был рядом с ним всегда, едва он стал понимать что-то в происходящем вокруг. И так уж получилось, что Тим не представлял себе свою жизнь без полётов и кораблей.

- Ваше обучение в "Школе" займёт три года. В течение первого вы будете изучать все необходимые базы знаний, освоите специальности пилота, техника и абордажника, приобретёте нужные навыки. Конечно, самыми лучшими специалистами вы не станете, но основные понятия об этих профессиях получите, а дальше сможете развивать их самостоятельно.

Весь второй год вам предстоит практика в космосе - вы будете учиться искать червоточины, проходить через них и вообще привыкать работать в пространстве длительное время. Ну а третий год уйдёт на сдачу экзаменов и самостоятельную работу. Итогом её при благополучном завершении станет сертификат картографа третьей категории или техника-картографа в случае несоответствия установленным нормативам.

На этом ваше начальное обучение будет считаться законченным. Хотя чтобы стать настоящим картографом, вам придётся самостоятельно учиться всю жизнь. Иначе вам не быть лучшими среди лучших, и даже просто не войти в число ведущих специалистов. Всем всё понятно? - спросил Фрэнк аудиторию. - Если понятно, то будем считать вводную лекцию законченной, марш в медпункт, там каждому из вас подберут нужные препараты для ускоренного обучения в медкапсулах.

Сама процедура подбора препаратов много времени не заняла, а потом всех нас отправили в капсулы на обучение. Оно проходило достаточно традиционно - сначала в них изучались необходимые базы знаний, а потом на тренажёрах в реальности или на занятиях в виртуальных симуляторах закреплялись полученные знания или нарабатывались необходимые навыки.

Чему только нас не учили. Абордаж и контрабордаж, пилотирование малых и средних транспортных судов, стрелковое оружие, корабельное вооружение - ракетное, торпедное, энергетическое и кинетическое, устройство кораблей, скафандров, двигателей, генераторов - защитных, энергетических, вспомогательных. И многому, многому другому, одно только перечисление может занять несколько страниц.

Правда, уровень баз составлял не выше четвертого. Это позволяло курсанту развить навыки, соответствующие уровню хорошего специалиста. По мнению Фрэнка, а с ним были полностью согласны остальные инструкторы, - это тот минимум, при достижении которого только и можно начинать работать в пространстве. А если делать это серьёзно и профессионально - то необходимо изучать базы как минимум пятого-шестого уровня.

Но это уже каждый должен был решать самостоятельно. Полученный в "Школе" уровень знаний соответствовал требованиям на получение сертификата картографа третьей категории, а уж дальнейшее профессиональное совершенствование - личное дело каждого. Обычный наш режим таков - с утра занятия дрыгоножеством и рукомашеством, то есть абордаж, контрабордаж, стрельба, ножевой бой и прочие аналогичные игры.

Причём не просто физические упражнения, а ещё и практические занятия по тактике захвата и защиты кораблей, станций и прочих жилых объектов. С нами занимался инструктор, имеющий большой практический опыт во всех описанных специальностях. Так что закрепление материала изученных баз осуществлялось самым эффективным способом - на своих рёбрах.

После обеда наступала пора изучения технических специальностей. Мы осваивали работу с дроидами, различными техническими комплексами, учились ими управлять и с их помощью выполнять регламентные работы по обслуживанию кораблей.

А порой Карл, наш инструктор, давал в лучшем случае диагностический тестер, а то и голыми руками велел провести обследование и диагностику разбитого в хлам корабля. В таких случаях приходилось сначала самостоятельно изготавливать из подручных материалов какие-то измерительные приборы, а уж потом с их помощью проводить диагностику.

Причём Карл добивался от нас выполнения всех операций автоматически, то есть мы не должны были задумываться о том, что делаем. Например, проводя диагностику дроида или ремонт скафандра, нам приходилось петь песни или читать стихи, Ну, можно было ещё декламировать Устав. На вопрос, зачем это нужно, Карл нам рассказал вот такую историю. Не знаю, насколько она соответствует действительности, за что купил, за то продал.

Как-то один "дырочник", пусть его зовут Джон, летел на пассажирском судне. И надо же было такому случиться, пираты взяли его на абордаж. Судно, конечно. Зная, какая судьба ждёт пассажиров, Джон попытался её избежать. Представьте всё происходящее - в коридорах корабля горит исключительно аварийное освещение, где-то сопротивление ещё продолжается и идёт стрельба, в каких-то местах произошла разгерметизация и дорога перекрыта переборками.

Паника, хаос, в коридорах дым от горящих панелей и изоляции проводов, крики сражающихся, хлопки оружия. В таких условиях Джон по техническим туннелям пробирается на лётную палубу, где располагаются челноки для перевозки пассажиров. Ему удаётся найти мёртвого техника, и он, затащив тело в какую-то подсобку, переодевает свой шикарный костюм на потрёпанный, почти разваливающийся комбез техника.

Выбравшись на палубу, он попадает в руки пиратов. Джона огрели по голове, связали и потащили к остальным пленникам. Там пираты быстро отделили техников от всех остальных, и надев на отобранных специалистов "ошейники подчинения", отправили чинить корабль. Можно сказать, Джону повезло. Его не разоблачили, хотя члены экипажа поглядывали на незнакомого им специалиста с удивлением, но промолчали и пиратам не выдали.

Надо несколько слов сказать про "ошейник подчинения". По сути дела, это некоторое подобие нейка. Он надевается человеку на шею, но в отличие от нейка для него не выращиваются специальные нейроконтакты. С помощью иголок устройство подключается к существующим нервным узлам, через которые и взаимодействует с мозгом.

Эффективность такой системы гораздо ниже, чем у нейка, но её достаточно, чтобы улавливать мысли и эмоции носителя, направленные против хозяина, и наказать раба хорошим разрядом тока. При достаточно большой мощности импульса человека можно даже убить. Однако обычно ничего подобного не требуется, даже при малой мощности воздействия болевые ощущения гарантируют безусловное подчинение.

Так вот, Джон знал простой, но рискованный способ избавиться от "ошейника подчинения". Для этого на него надо было подать высокое напряжение, и в этом случае замок, удерживающий зловредный механизм на шее, размыкался. Правда, существовала вероятность получить удар током, но можно было и не получить, тут как повезёт. И Джон рискнул.

Занимаясь обслуживанием и проверкой перехватчика, именно эта работа была ему поручена новыми хозяевами, он, не отвлекаясь на мысли о повреждении ошейника, сумел подать на него высокое напряжение. Ему повезло, мозги остались целыми, он сумел убить охранника и захватить перехватчик, на котором добрался до патрульных полицейских сил, которые успели атаковать пиратов и освободить остальных пленных.

Так вот, рассказывая нам эту историю, Карл ремонтировал скафандр и заодно контролировал, как мы выполняем свои задания. То есть он совершенно не задумывался о том, что делал. Как он нам говорил, руки должны сами всё знать, не напрягая голову. Благодаря такому подходу вы всегда сможете думать о чём-то постороннем, не давая в критической ситуации тому же самому ошейнику "наказать" вас за мысли о попытке бегства.

Немного погодя, вбив в нас первоочередные сведения по специальности, занятия рукопашкой немного сократили. Уменьшился и объём занятий по обслуживанию и ремонту техники. Зато по мере изучения баз знаний, всё свободное время уделялось пилотированию, в первую очередь малых судов - перехватчиков, челноков, ботов.

Скажем так, кое-что из науки учителей я знал. В своё время со мной занимался отец, многие из его знакомых, хорошо владеющие оружием и рукопашным боем. А что касается работы с техникой, то я с самых малых лет помогал в работе отцу, ремонтируя, обслуживая и даже собирая вновь многие корабли. Так что подобная работа не была для меня в диковинку.

Ну а изучение баз шло по ночам - скажем так, сны у нас были учебные. Благодаря высокому уровню моего интеллекта, их освоение шло семимильными шагами. И только раз в неделю ночи у нас были самые обычные, мы просто спали. Мозгам тоже надо хоть иногда отдохнуть.



Глава 4



Космическая техника Альянса

Как говорили древние мудрецы - "бытие определяет сознание". Применительно к нашему случаю - мы летаем на том, что нам дозволяет использовать космос. А это определяется тем, что нам приходится перемещаться через червоточины. Работы по созданию механизмов, которые называют гипердвигателями, проводятся, но результатов пока нет. Во всяком случае, широким кругам об этом неизвестно.

Но в этой области, как поговаривают специалисты, есть обнадёживающие перспективы, или по крайне мере, имеются какие-то намёки на будущие успехи. Но пока любое путешествие за пределы любой системы, если конечно вас не интересует перелёт в течение нескольких лет на досветовой скорости, возможно только через червоточины. А это накладывает целый ряд ограничений на сами корабли и некоторые их механизмы.

Во-первых, надо говорить о размерах этих кораблей. Свободно, без разрушения, через червоточины могут перемещаться лишь небольшие суда. И дело тут совсем не в размерах, а в нагрузках, возникающих при переходах. Большие корабли просто ломает на части. Проводились работы по использованию корпусов различных форм - сферы, диска, ромба и так далее. Результат один и тот же - корпуса больших размеров в червоточинах ломает.

И только небольшие по размерам корабли свободно проходят через "дырки". Дело в том, что чем больше размер корпуса, тем больше вибрации и механические нагрузки во время перехода, так что его лучше всего проводить на ботах, челноках или перехватчиках. Правда, последние не отличаются особой прочностью во время боевых действий, а также не могут обеспечить пилоту достаточно длительный срок автономности, но это уже другой вопрос.

Отдельный вопрос - грузовые перевозки. Скажем так, опытным путём определён размер и форма корпуса транспорта, без особых последствий проходящего через "дырки". Конечно, условия при этом не самые лучшие, но как говорится, при отсутствии гербовой, пишут на обычной.

Во-вторых, во время перехода вся работающая электроника выходит из строя. Поэтому и проводят его при заглушенных реакторах, двигателях и отключенных нейках, а сами пилоты, а при необходимости экипаж и пассажиры, находятся в скафандрах. И потом, после прохождения червоточин, всё оборудование приходится запускать по новой. А есть разница во времени и затратах, необходимых для выхода на рабочий режим оборудования линкора и бота.

Так что и с этой точки зрения средние корабли предпочтительней, они готовы к возобновлению движения в обычном пространстве через несколько минут после перехода. А время в таких ситуациях порой играет определяющую роль. Корабль, прошедший червоточину, абсолютно беззащитен, и этим очень любят пользоваться пираты всех мастей. Так что чем быстрее пройдёт восстановление характеристик судна после перехода, тем дольше проживут его экипаж и пассажиры.

В-третьих, для защиты больших кораблей нужны большие пушки. А тут мы возвращаемся к первому пункту - большие механизмы, даже если они располагаются внутри корпуса корабля, не выдерживают перехода.

Уже сказанного достаточно для выбора небольших судов при переходах через червоточины. Картографы используют корабли, не превышающие по размерам транспортные боты. Они обеспечивают вполне комфортное прохождение дырки, в то же время обладают приличной автономностью, что имеет немаловажное значение в условиях длительного пребывания в космосе.

Ну и в манёвренности такие суда лишь немногим уступают перехватчикам, которыми пользуются пираты, значительно превосходя их в защите. Так что в целом, справиться с ботом картографа - задача достаточно нетривиальная, особенно при хорошей подготовке пилота.

Следующий, не менее любопытный класс кораблей - носители. Нет, это не те громадные авианосцы, которые могут перемещаться внутри системы и охранять внутренние маршруты. Это опять же небольшие обычные транспорты, способные перевозить и обслуживать шесть-восемь перехватчиков. Такие носители очень любят пираты.

Червоточины они проходят как обычные торговцы, да и при любых проверках легко выдают себя за мирных купцов. Но в любой момент они могут сбросить свои перехватчики, и кому-то, оказавшемуся на пути таких коммерсантов, сильно не повезёт. Конечно, как отдельные и самостоятельные классы кораблей, существуют и крейсера, линкоры и авианосцы, но они действуют только внутри системы, защищая её от внешнего вторжения.

Но это уже совсем другая тема.

Статья "Космическая техника Альянса". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


- Тим, ты опять повторяешь свои старые ошибки, - Марио не собирался щадить мои чувства. Да, я опять проиграл гонку. Для меня проигрыш заключался в том, что не я был лучшим. Да и похоже, для Марио тоже. Он не скрывал, что считает меня способным на большее, и собирался это большее от меня получить.

- Меня учили, что не надо насиловать машину, она должна двигаться плавно и ровно. Это сберегает ресурс двигателя и прочих механизмов, - попытался возразить я. - Вот поэтому все манёвры у меня получаются плавными и неторопливыми.

- Тебя учили совершенно правильно, и я снимаю шляпу перед твоими учителями. Но как говорит народная мудрость - всему своё время. Красиво и плавно можно пилотировать при подходе к станции, движении на орбите, да и то не всегда. В боевой обстановке такой стиль управления - предпосылка к тому, что тебя сразу собьют.

В бою нет места красивым и правильным манёврам, они должны быть неожиданными и непредсказуемыми для твоего противника. Запомни, каждый наш вылет - боевой и мы не можем дать своему противнику такое преимущество как плохое маневрирование с нашей стороны. В общем, сам всё поймёшь, с завтрашнего дня тебя ждут индивидуальные занятия. Если не доходит словами, дойдёт через другое место.

- Вот твое индивидуальное упражнение, Тим, - объявил мне на следующий день Марио. - Я тут немного изменил гоночную трассу, пролетел по ней сам, вот мой результат. Когда ты покажешь лучший, тогда мы продолжим дальнейшие упражнения. А пока - каждый день ты будешь летать вот отсюда, - Марио показал на старт, - и до победы.

И мой тебе совет - пошарься в настройках своего нейка, переведи его в другой, боевой режим. Не смотри на меня так, я знаю, что это за устройство, у меня такое же, и ставил его мне Марк.

Здесь необходимо сделать небольшое пояснение. У нас в "Школе" имелась гоночная трасса, на которой можно было посоревноваться между собой. Она располагалась в свободном пространстве и представляла набор отдельных ворот. Эти ворота выглядели как ромбы, на вершинах которых стояли маячки. Друг с другом их связывали лазерные лучи.

Задача гонщиков - пройти в определённой последовательности все ворота, нигде не задев лазерные лучи. Касание регистрировали сами маячки, и если оно фиксировалось - попытка не засчитывалась. Так что у всех желающих была возможность посоревноваться друг с другом, а вот мне выпало соревноваться с инструктором, причём не по своей воле.

Но Марио ещё и переделал трассу, ввёл несколько дополнительных ворот, что значительно усложнило её прохождение. И я, скажем так, стал первой жертвой своего инструктора.


- А не слишком ли ты строг к парнишке? - поинтересовался Фрэнк у Марио, глядя, как Тим в очередной раз возвращается на старт, не сумев справиться с трассой. На очередном повороте его бот закрутило и выкинуло далеко в сторону.

- Да нет, в самый раз. В своё время меня так же, и даже гораздо жёстче, гонял Слав. И мне потребовался месяц непрерывных полётов с короткими перерывами на сон, чтобы пройти придуманную им трассу. А Тим молодец. Он уже почти готовый мастер-пилот, поверь мне, не сегодня, так завтра он пройдёт эти ворота. И не удивлюсь, если его время будет лучшего моего. Как сказал Карл, из него выйдет отличный волкодав.

- Ты бы хоть разрешил ему пользоваться боевым режимом нейка.

- Нельзя, Фрэнк. Я и так сделал ему царский подарок, подсказав о существовании такого режима. А пройти трассу он должен только в ручном режиме. Иначе навсегда останется обычным щенком.


- Так, форсаж со старта. Давай, родимый, давай, я тебе потом полную профилактику сделаю. Отлично! Первые ворота, проскочил, и сразу резко вверх. Ух, в глазах темнеет, а искин верещит о перегрузках. Плевать, рвёмся вертикально вверх. Терпи, родимый, это только начало.

Есть, вторые ворота прошёл, а теперь резко вниз, третьи стоят даже ниже первых, да и расстояние между вторыми и третьими совсем небольшое. Ничего, я их пройду наискосок, сверху вниз. Прошёл, как и хотел. А теперь резко вправо и вверх, четвёртые стоят ещё выше вторых, а их так же, как и третьи, надо проходить наискосок, только снизу вверх. И не тормозить. Ах, как плохо, на развороте машина почти остановилась.

Форсаж. В глазах опять темнеет. Отлично, всё в норме, прохожу ворота и сразу притормозить левым маневровым, несильно, спокойней, а то опять развернёт. Пятое кольцо слева на том же уровне, горка, полуразворот и уход в сторону. Отлично, есть место для манёвра. Притормозить правым маневровым, полуразворот, машина встала вертикально, да и плевать!

А теперь ещё добавить мощность, и на маневровые тоже, есть, пятое прошёл. Переворот на спину и резко вниз. Без разницы, в космосе нет верха и низа. Короткий импульс на правый маневровый, машину немного доворачивает в нужную сторону. Мощу на движки. Есть шестые ворота.


- Марио, ты смотри, что он творит! Ты чему его учил, так же нельзя летать!

- Фрэнк, можешь гордиться, ты присутствуешь при рождении великого пилота и бойца. Его конечно учить ещё и учить, нам с тобой есть что ещё ему показать, но даже сейчас я не хотел бы выйти против него в реальной схватке. Похоже, наши усилия не пропали даром, мы смогли разбудить в нём настоящего бойца.


А теперь прямой участок, надо разогнаться, после пятнадцатых ворот пойдёт змейка, её можно пройти только по инерции, если чуть ошибёшься, сразу закрутит. Так, пятнадцатые прошёл, короткий тормозной импульс на правый движок, отлично, попал по центру шестнадцатых ворот, теперь тормозной импульс на левый, вывел машину на нужный курс, можно чуть добавить мощности на маршевый двигун.

Хорошо, тормозной импульс на левый маневровый, ворота прошёл, а теперь всю мощность на маршевые, и короткий тормозной импульс вниз. Отлично, ещё один импульс, но уже вверх, нос задрался, впереди ворота, мощность на маршевый. Есть, прошёл.

Я сделал это!



Глава 5



Политика, общество, жизнь Альянса

Люди остаются людьми, и через какие бы катаклизмы и невзгоды им ни пришлось пройти, они не меняются. Ну или меняются незначительно. Кто-то беззаботен и готов дальше порхать как мотылёк, кто-то озабочен пополнением своих закромов и кошельков и прилагает для этого все усилия, а кого-то интересует только власть. Диапазон интересов огромнейший - от всепрощения до полного изничтожения рода людского.

Так что не стоит удивляться происходящему внутри государств Альянса. Хотя ничего нового, чего не случалось за многовековую историю человечества, не произошло. Но тем не менее, небольшие, порой не принципиальные, различия в жизни государств Альянса имелись. Их рассмотрение лучше всего начать с Федерации Либерти, позиционирующей себя как сильнейшее государство Альянса.

Внешне жизнь в Либерти выглядела просто прекрасно. Государство не то чтобы процветает, но успешно развивается и уверенно смотрит в будущее. Казна полна, армия и флот сильны, промышленность на подъёме, население всем довольно - свободами, имеющимися возможностями для личного роста и процветания, кажущейся вседозволенностью по отношению к жителям других государств.

Но как говорится, это только вершина айсберга. При всём внешнем благополучии проблем у государства более чем достаточно. Наиболее подходящим будет сравнение с внешне прекрасно выглядевшим человеком, которого изнутри точит смертельная болезнь. Об этом во внешнем облике нет никаких намёков, но жить такому человеку осталось всего ничего.

А причиной подобного положения Либерти являлась проводимая государством внутренняя политика. Правили фактически две силы - государство с его неисчислимой армадой чиновников и аппаратом принуждения - армией, флотом, полицией, и корпорации, обладающие или контролирующие промышленные мощности, финансовые потоки, торговые маршруты. И прочая, прочая, прочая.

Надо отметить, что эти две силы в последнее время начали сливаться друг с другом, образуя военно-олигархический конгломерат, который с равным успехом распоряжался военной силой, промышленностью и финансами. Именно эта сила стояла у власти, а все выборные правители - президенты и иже с ними, являлись не более чем марионетками.

А основой этого могущества являлось население. Именно оно работало на многочисленных предприятиях, не на каждую операцию поставишь дроида, да и труд людей зачастую обходится дешевле. А также служило в армии, на флоте, потребляло в значительных количествах продукцию промышленности и сельского хозяйства, обогащая производителей.

И платило налоги, а также проценты по кредитам, которые загнали большинство населения государства в долговую яму, фактически превратив свободных людей в финансовых рабов. За соблюдением правильного поведения должников следила полиция и прочие силы, принадлежащие корпорациям. Но тем не менее, этот источник обогащения был уже выжат досуха, население уже не справлялось с кредитным бременем, что грозило падением доходов корпораций.

Сокращалась и численность людей, способных служить в армии или на флоте. Слишком много среди них появилось психически неуравновешенных, поведение которых оказывается непредсказуемым в самых обычных условиях, не говоря уже про боевые действия. Так что происходил постепенный переход на дроидов, а это опять же требовало значительных дополнительных расходов, а также использования операторов-людей.

Оставалась ещё незначительная часть населения, напрямую не подчиняющаяся властям и корпорациям. Это наёмники, фрилансеры, бандиты всех мастей и пираты. Но и с ними было не всё так просто. Наёмники и сами по себе были достаточно грозной силой, но всё же по большей части подчинялись требованиям чиновников и действующему законодательству.

Фрилансеры способны в любой момент сменить место обитания, да и по большому счёту не представляли собой какой-то организованной силы, а значительная часть бандитов и пиратов и так состояла на службе корпораций. Поэтому для дальнейшего существования Либерти требовалась небольшая победоносная война, новый враг или какая-нибудь смута, революция, затрагивающая все слои общества и способная снять возникающее в нём напряжение, а также обеспечить приток необходимых материальных ценностей.

Примерно такая же ситуация складывалась в мирах Конфедерации, вот только там причины возникающих трудностей несколько отличались. Если в Либерти жизненной целью и мерилом благополучия являлся финансовый успех, то в Конфедерации - личная свобода. То есть, это был мир полного "пофигизма", как говорили в давно прошедшем времени.

На планетах и станциях Конфедерации тоже происходило сращивание государственной власти и олигархического капитала, точно также не хватало сил для экспансии в дальний космос, но всё отягощалось местными особенностями поведения населения. Большую его часть не интересовало ничего, кроме личной свободы и отрицания всех ценностей общества.

Люди, попавшие под воздействие подобной "культуры" и воспринявшие её ценности, были озабочены исключительно проблемами личного самовыражения, зачастую непонятными никому кроме них самих. Ну и наличием всего остального, помогавшего самовыражаться - наркотиков, алкоголя, секса.

Государству и корпорациям, чтобы обеспечить себя необходимыми специалистами и просто достаточным количеством людей, приходилось отбирать самых здоровых детей ещё с рождения и воспитывать их в специальных интернатах. Правда, оборотной стороной такого подхода была преданность личного состава своим хозяевам.

Стоит отметить, что такого творческого подхода к отдельной личности были лишены люди, проживающие на планетах с не самыми лучшими природными условиями для рода человеческого. Но если забирать всех жителей подобных планет для нужд государства, то вообще прекратится само существование "гомо сапиенс" как вида.

Совсем по-другому развивалась Империя Кланов. В этом случае всё было подчинено интересам отдельного клана, любой человек с самого рождения душой и телом принадлежал какому-то из уже существующих. И целью члена такой организации было её развитие и процветание. Каждый из кланов по сути был полувоенной организацией, готовой воевать хоть со всем остальным миром ради своих интересов.

Скажем так, их можно рассматривать как военизированные корпорации Либерти, предпочитающие военный путь решения всех проблем. Оборотной стороной такого подхода было слишком быстрое сокращение количества людей в многочисленных военных конфликтах. Хотя в Империи и принимались меры по их уменьшению.

В Московском царстве, можно сказать, наблюдается симбиоз всего озвученного ранее, но в несколько ослабленной форме. Люди по большей части проживают на колонизированных планетах, их, кстати, всего четырнадцать, но заселены они достаточно слабо. Причина одна - мало людей, а территории большие. Но правительством реализуется специальная демографическая программа, да и население к ней относится с одобрением.

Кстати, общепринятая практика всех государств - осваивать и колонизировать планеты по мере необходимости. Для этого широко используются наблюдательные посты - если найдена планета, на которую ещё никто не претендует, то там размещается наблюдательный пост и маяк, оповещающий всех, что планета принадлежит тому-то и тому-то.

Так что можно ожидать, что в достаточно короткий исторический период ситуация кардинально поменяется. А пока космическую экспансию Московии обеспечивают две планеты с хорошо развитой промышленностью - Новая Москва и Зимняя Радость. Правда, стоит иметь в виду, что промышленность по большей части располагается не на поверхности планеты, а в космосе.

Жители Московии не чужды никаким стремлениям, охватившим всех остальных обитателей Альянса. Они занимаются всевозможными видами бизнеса и небезразличны к своему состоянию. Правда, это не является смыслом всей их жизни. Пытаются выразить себя в различных видах творчества, но опять же без фанатизма, получая удовольствие от самого процесса.

Каждый из жителей Московии обязан отслужить пять лет в армии или на флоте, и только после этого может считать себя полноправным членом общества. За время службы каждый приобретает несколько воинских специальностей, так что при опасности армия Царства может достаточно быстро вырасти кратно существующей численности. Каждый из жителей Московии, и не только мужчины, встанет на защиту своего дома.

Да, это одна из основных ценностей здешнего общества. Как говорится, решающими являются традиционные ценности - дом, семья, Отечество - вот ради чего готовы воевать московиты. И воюют они страшно, не признавая компромиссов и не жалея собственной жизни. Даже имперцы предпочитают с ними не связываться. Для полноты картины стоит отметить ещё одно обстоятельство, вносящее свою порцию раздражения в отношения между государствами Альянса.

Начав первыми использовать червоточины, московиты обнаружили и сумели сохранить за собой контроль над несколькими отдельными системами, обеспечивающими кратчайшие маршруты перемещения между государствами Альянса. Эти системы оказались связаны друг с другом дырками и кроме того имели ещё несколько дополнительных путей - в Московию и в другие государства Альянса.

Таким образом, используя особенности найденных систем, можно попасть из одного сектора в другой, скажем из Либерти в Конфедерацию, за кратчайшее время. Эти червоточины даже получили специальное название - "Дорога". Да, именно так, коротко и всем понятно.

Конечно, существовали и другие пути, но они занимали гораздо больше времени и зачастую проходили через системы, контролируемые пиратами. А эти узлы на правах первооткрывателей принадлежали московитам. И за право прохождения по ним берётся пошлина, совсем небольшая и для большинства путешественников и купцов необременительная.

Но с учётом трафика получались вполне приличные суммы. И вот они-то и рассматривались остальными членами Альянса как возможность поправить своё материальное положение. По сути дела, деньги в чужих руках вызывали у всех остальных сильное желание прибрать их себе.

Статья " Политика, общество, жизнь Альянса". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


- Итак, Тим, какие основные типы червоточин ты знаешь? - задал свой первый вопрос Фрэнк, начиная экзамен, подводящий итог первому году обучения в Школе.

- Современная наука определяет червоточины первого, второго и третьего типов. Возможно, есть червоточины и более высоких уровней, но подтверждённых фактов их существования нет. Да и само наличие "дырок" третьего типа получено только косвенно, прямых доказательств так и не было обнаружено.

Ну да, пришла пора экзаменов за первый год обучения и получения допуска на практику. После успешной сдачи экзаменов и короткого отдыха нам предстояло под руководством инструкторов заняться поисками червоточин. Всё, как обещал Фрэнк на вступительной лекции. Теперь надо немного вернуться назад и вспомнить моё преодоление трудностей на гоночной трассе.

Нельзя сказать, что её прохождение в режиме боевого пилотирования прошло для меня бесследно. Нет-нет, никаких наказаний не последовало, наоборот, отношение инструкторов стало не то чтобы доброжелательным, а более открытым. Как ни странно, выразилось это в дополнительной нагрузке. Мастер-рукопашник кроме простейших упражнений по личной защите заставил меня освоить боевой комплекс "Рекрут", с которого начинают своё обучение все абордажники.

Кроме того, как говорится, дурной пример заразителен, и для многих появился дополнительный стимул в пилотировании - пройти трассу, причём с лучшим временем. Так что теперь существовала даже очередь на полёты по тренировочному маршруту.

Марио, инструктор-пилот, основное внимание заставил меня уделить боевому пилотированию, чаще всего это были учебные схватки с ним или несколькими дронами. Конечно, было и свободное время, когда предоставлялась возможность спуститься на поверхность планеты. Но как-то большого желания проводить там много времени у меня не возникло.

Я конечно посещал различные места отдыха, всяческие карнавалы, фестивали, праздничные мероприятия, проводимые на поверхности планеты, но не вдохновило это меня отдаться подобным развлечениям без оглядки. Наверное сказалось, что я вырос на небольших станциях и уединённых убежищах, где нет возможности широкого общения, и все ведут замкнутую жизнь и предпочитают не лезть в чужие дела.

Не сошёлся я и со своими сокурсниками. Правда, мы совершили несколько совместных походов на планету, посетили различные увеселительные заведения, в том числе и весёлые дома. Но как-то само собой дальнейшее наше общение свелось исключительно к необходимому в процессе обучения, хотя никто не отказывал другому в помощи. А что касается общения с весёлыми девочками, то сам процесс мне понравился.

Но вот сама платная любовь вызывала внутреннее отторжение. Не знаю, наверно это опять издержки моего воспитания и жизни в уединённых местах. Вот во время полётов мне было хорошо. А так же при работе и ремонте техники. Возможно, именно поэтому я много времени проводил в обществе Карла, нашего инструктора, готовившего из нас техников.

Как оказалось, он не только обучал нас в "Школе", но и имел собственный ангар, в котором модернизировал, переделывал и собирал из останков новые корабли. Правда, это были в основном боты, по большей части приспособленные для "дырочников". Как оказалось, о подобном увлечении и занятии Карла знали многие, и состоявшиеся картографы частенько заказывали ему для себя корабли.

Заметив мой интерес к технике, Карл начал приглашать меня в качестве помощника к работе и в свободное от учёбы время. Мне это шло только на пользу, да вдобавок и денежка малая капала. В ходе совместной работы я узнал много нового об отце, вернее о той его жизни, что была от меня скрыта. Он ведь довольно часто исчезал на непродолжительное время. Как мне сейчас стало известно, во время некоторых из своих отлучек он работал с моими сегодняшними учителями.

Нет, никаких секретов мне Карл не открыл, просто рассказал о нескольких эпизодах, воспринимаемых по большей части как интересные байки. Но самое главное, у Карла сохранился кристалл с записями любимых песен отца, который ему и был в своё время подарен. Да, отец любил старинные русские песни, и у него имелась очень хорошая их подборка, причём ещё со времён Исхода, но при разграблении нашего бота она вся погибла.

Так что Карл сделал мне копию, и теперь я сам частенько их слушал, пытаясь понять, что в них такого, из-за чего душа стремится куда-то ввысь. Вот таким образом и проходило моё обучение и жизнь всё это время, а сейчас наступал новый этап. Основной экзамен проводил искин, но Фрэнк любил и сам погонять курсантов, проверяя их уровень подготовки.

- Что означает каждый из типов червоточин и чем они отличаются друг от друга? - таким был следующий вопрос Фрэнка.

- Червоточины первого типа связывают различные области в пределах одного пространства. Другими словами, позволяют перемещаться в текущей реальности на различные расстояния. Червоточины второго типа позволяют перемещаться из нашей реальности в параллельный мир. Исходя из действующей теории, если миры представить как параллельные плоскости в пространстве, то дырки второго типа позволяют перемещаться с одной плоскости на другую, ближайшую.

Правда, в какую сторону от текущего расположения, определить не удалось. Червоточины третьего типа позволяют перемещаться с нашей плоскости на другую, расположенную через одну. Ничего больше про них сказать невозможно, фактически имеются только неподтверждённые сведения о подобных червоточинах.

- По каким признакам ещё классифицируются червоточины? - таким был очередной вопрос Фрэнка.

- Для классификации обычно используются основные характеристики червоточин. Но обычно пользуются двумя - временем жизни червоточины и её положением. Под временем жизни понимается время существования "дырки", то есть то время, когда она пригодна для прохождения. По этому параметру червоточины разделяются на:

- постоянные, существующие длительное время на одном месте. Такие "дырки" наилучшим образом подходят для навигации;

- периодические, появляющиеся и исчезающие через определённые промежутки времени. Они обычно достаточно длительные, так что и червоточины, периодически появляющиеся или исчезающие, используют для перемещения в пространстве, правда в этом случае приходится подстраиваться под время жизни червоточины;

- пульсирующие, такие "дырки" возникают на короткое время и потом исчезают. Правда, обычно через некоторое время процесс повторяется, червоточина появляется вновь, а затем пропадают.

Что же касается характеристики положения, то "дырки" можно классифицировать следующим образом:

- стационарные, постоянно расположенные на одном месте и в любой момент пригодные для прохождения кораблей;

- кочующие, появляющиеся в определённых точках в некоторой постоянной последовательности;

- блуждающие - "дырки", появляющиеся в разных местах случайным образом.

И так далее, и тому подобное. Фрэнк задавал мне самые разные вопросы по всему курсу изученного материала. Я был не одинок, через такое собеседование проходил каждый курсант перед получением допуска на практику. Наконец Фрэнк смилостивился и подвёл итог:

- Ну что же, Тим, теоретический материал ты знаешь, мастер-рукопашник выдал тебе уже сертификат рядового-абордажника, Карл - техника третьего ранга, осталось тебе сдать пилотирование. Так что отправляйся к Марио и покажи, чему ты научился за это время.


Мой бот застыл на линии старта, ожидая команды. Что мне подготовил Марио на испытаниях, я не знал, но точно предполагал, что ничего хорошего. В последнее время он даже сам в одиночку против меня не выходил, хотя мне и его одного в качестве противника хватало за глаза. Ну, вот и команда на старт. Неторопливо разгоняюсь и направляю свой бот в центр пилотажной зоны.

Там нет никого. Пусто. И тут проявило себя моё чувство опасности. Не могу похвастаться своим предвидением неприятностей, но вдруг возникло ощущение, что мне не хочется лететь в центр пилотажной зоны. И с каждым мгновением это желание становилось сильней и сильней. Меня туда никто не гонит, а раз не хочется, значит, и не полетим.

Форсаж, импульс с маневровых двигателей, и корабль буквально с места стрелой уходит вверх. А вот и ответ, почему мне не хотелось туда лететь. В центре пилотажной зоны вдруг вспыхнули шесть огненных точек. Там с выключенными двигателями, оказывается, прятались шесть дронов. Ещё немного, и мне грозил их совмещённый удар. Уничтожить они меня не смогли бы, но досталось бы моему боту хорошо.

А сейчас мы повоюем. Они внизу, я наверху, да и не успели они разогнаться. Переворот, и теперь мой бот падает на них сверху. [Ясно, что в космосе нет ни верха, ни низа, но с этими терминами понятней становится описание.] Два выстрела противокорабельными ракетами. Конечно, это только имитация выстрела, и оценку даёт искин, но два дрона замерли. Есть попадание!

Дроны оказались разделёнными на две партии - три и один. Импульс с маневровых двигателей разворачивает меня на одиночку. Он открывает огонь, во всяком случае, датчики на корпусе фиксируют попадание (искин постарался для полного правдоподобия), но я не собираюсь соревноваться в толщине брони. Резко вниз, переворот, опять форсаж и выход сзади противника. Теперь залп из турелей, и дрон застыл.

Ну вот, можно и немного полетать. Дроны начинают гонять меня, я от них убегаю, выдерживаю приличную дистанцию, маневрирую, не позволяя прицелиться, и выжидаю. Вот один из них немного отстал, значит, он и будет следующим. Форсаж, свеча вверх, переворот, и удар из ракет. А теперь резко влево, и с переворота ухожу вниз. Жаль, дрон, спешащий на помощь своему подбитому коллеге, успел свалить в сторону и отстрелить ловушки.

Я промазал. Ухожу вправо на форсаже, разбрасывая ловушки. Успел, хотя второй дрон сумел зайти сбоку и пустил ракету, но она отвлеклась на ловушку. Ну а я, крутанувшись в очередной раз, достал его очередью из турелей. А с последним мы потанцуем, да, дорогой?



Глава 6



Легенда о Греге и планете Эдем

Произошло это во времена небывалого усиления пиратского клана "Отверженных" в секторе Либерти. Чем оно было вызвано - никто так и не смог дать ясного ответа на вполне простой вопрос. Было множество различных предположений, но однозначной причины установить не удалось. Обычно люди берутся за оружие от безысходности, когда им кажется, что решить их многочисленные проблемы можно только таким образом.

К этому моменту общая ситуация в государстве оказалась довольно напряжённой. Численность населения росла, а вот условия жизни оставляли желать лучшего. Да ещё и кредитное рабство высасывало из людей последние силы. Вполне возможно, это и стало одним из факторов, толкнувших людей в объятия криминала. А он, правильно прочувствовав ситуацию, начал широкую пропаганду вольной жизни среди звёзд.

Конечно, это никоим образом не походило на выступление пиратов или глав преступных сообществ с экранов визоров, но существует достаточно много других разнообразных способов вести пропаганду в нужном ключе. Выдвигались версии о массовом безумии, воздействии неизвестного излучения, эпидемии, но внятного объяснения происходящему так и не прозвучало.

По сути дела, у многих жителей государства не было никакого выбора. Или просто подохнуть с голода, или попасть на рудники как злостный неплательщик по кредитам. Так что многие пытались искать спасения во фронтире, надеясь на лучшую жизнь в тех местах. А там одним из основных занятий было банальное пиратство. Люди просто бросали всё - своё жилище, которое им уже и не принадлежало, близких, и уходили во фронтир, а там самая простая, но в то же время и вполне доходная работа - грабёж ближнего.

Это время можно назвать "золотым веком пиратства". Бандиты сбивались в огромные стаи, которые можно было уже считать целыми флотами, и такими силами обрушивались на станции и планеты. Никто не мог им противостоять. Правительство, как всегда, смогло позаботиться только о себе и горстке избранных. Собрав все свои силы, военные преградили дорогу пиратам в наиболее развитые и заселённые миры, оставив им на растерзание население фронтира.

ВКС (военно-космические силы) других государств также предпочли остаться в стороне. Их соединённые флоты были собраны на границах своих секторов, преграждая пиратам, а также многочисленным беженцам, доступ во внутренние области подвластных им территорий, но никакой поддержки и защиты мирному населению не предоставляли. Такая политика привела к тому, что пираты полностью контролировали несколько секторов, вплоть до того, что назначали свою администрацию.

Надо признать, что отношение пиратов к мирному населению было не слишком жестоким. Бандиты понимали, что многие из тех, кого сейчас грабят, в скором времени станут их товарищами. Так что чаще всего дело ограничивалось ограблением и изъятием всего мало-мальски ценного. Правда, это не касалось женщин, в первую очередь тех, кого захватывали в плен, вот им приходилось испить чашу страданий до дна.

Немудрено, что мирные жители и все те, кто сумел противостоять непонятному безумию, старались пробраться через воинские кордоны и спастись во внутренних мирах. Но такие попытки ВКС отражали очень хорошо, и в конечном итоге те, кто не сумел скрыться подальше от этих мест, вынуждены были спасаться во фронтире, надеясь избежать внимания пиратов. Так что порой целые станции меняли своих хозяев и становились новыми бандитскими базами.

Вот таким образом на станции Дишима, расположенной в одном из секторов Либерти, скопилось несколько десятков тысяч беженцев, согнанных пиратами со своего прежнего места проживания и не сумевших найти иного приюта в это беспокойное время. Системы жизнеобеспечения уже с трудом справлялись с огромной нагрузкой, запасы еды и воды стремительно уменьшались, а людской поток всё не кончался.

С очередным караваном беженцев на станцию попал и картограф Грег. Увы, ничего, кроме имени и специальности, об этом человеке история не сохранила, хотя было известно, что он один из лучших в своём деле. Узнав о появлении картографа, администрация станции обратилась к нему с просьбой о помощи. Тем более, что разведка сообщила, что пиратский флот из соседней системы направляется к станции.

И тогда Грег предложил людям выбор - дожидаться бандитов или вместе отправиться на открытую им планету, расположение которой и дорогу туда не знает никто, кроме него. И на этой планете начать новую жизнь. Но Грег сразу предупредил, что обратной дороги не будет, переселенцам придётся постоянно жить на новом месте.

Три дня люди размышляли, а Грег показывал им съёмки нового мира. Если верить словам картографа, то это оказалась планета курортного типа, с мягким климатом, тремя средними по величине материками и просто огромным числом отдельных островов и архипелагов. А через три дня все согласились с предложением Грега. И началась подготовка исхода, которая продолжалась до момента прихода пиратов в систему.

И только после этого огромный караван переселенцев тронулся в путь. Все живущие на станции также решили переселиться на новую планету, названную переселенцами Эдемом. Из наиболее подготовленных и сильных мужчин и женщин были сформированы свои мобильные отряды защиты, в задачу которых входило обеспечение спокойного движения каравана.

Первой целью переселенцев был переход в соседнюю систему. Дорога оказалась короткой, и главной трудностью было обеспечение порядка при переходе через червоточину. Но всё прошло успешно, а вот дальше начались трудности. Если раньше пираты считали, что обитатели станции никуда не денутся, и не спешили с захватом, оттягивая развлечение, то общий исход людей, которых они считали в полной своей власти, привёл их в бешенство.

Так что первый удар бандитов защитникам пришлось отражать на выходе из червоточины. Как известно, после перехода корабль абсолютно беспомощен, у него не работают реакторы, электроника, системы жизнеобеспечения и он не может двигаться. Экипажу и пассажирам приходится на это время надевать скафандры. В зависимости от типа корабля это состояние длится от двух до пяти минут.

Разве что корабли картографов имеют специальный ручной режим, позволяющий им хоть как-то двигаться и маневрировать в этом случае. И пока Грег вёл караван дальше, защитники старались успеть уничтожить всех пиратов после прохождения через червоточину, пока их корабли представляли собой мёртвые куски железа. С большим трудом, но им это удалось.

Вскоре просто некуда стало стрелять, всё пространство было завалено разбитыми кораблями, перекрывавшими все пути движения. И тогда защитники отошли, оставив лишь небольшой заслон для контроля над обстановкой. Маршрут движения Грег проложил через плотное астероидное поле. В нём была обозначена узкая дорога, размеченная маяками.

И караван пошёл по этой тропе, хотя движение мало напоминало всем привычный и неспешный полёт, а больше походило на судороги какого-нибудь припадочного. Постоянные повороты, подъёмы вверх и уход вниз, возврат назад, и потом опять всё сначала. Казалось, что подобный кошмар не кончится никогда. И при этом идти приходилось строго по сигналам маяков.

Любые попытки хоть как-то отклониться от проложенного маршрута приводили к гибели корабля. А пока караван шёл по "тропе смерти", именно так её окрестили беженцы, защитники готовились к отражению новой атаки пиратов. Те, используя образовавшиеся завалы разбитых кораблей как укрытие, сумели провести достаточное количество своих кораблей, дождаться их полного восстановления и затем оттеснить защитников от червоточины.

И сейчас они готовились дать бой преследователям на границе астероидного поля. Правда, в этом случае ситуация для защитников складывалась гораздо хуже, пиратские корабли были в полном порядке, и их оказалось значительно больше. Но тем не менее, пиратов остановили, хотя за это обороняющиеся платили своими жизнями. А бандитам не оставалось ничего другого, кроме как атаковать в лоб укрытые за камнями корабли беженцев.

Обойти их было нельзя, не позволяло плотное астероидное поле, так что пираты вновь были остановлены. И дальнейшее их продвижение застопорилось. Точнее, его сдерживали бойцы из числа сил самообороны беженцев, оставшиеся прикрывать общий отход. Пройти свободно по "тропе смерти" было практически невозможно, защитники контролировали всю тропу.

А караван тем временем преодолел астероидное поле и ушёл в другое, уже не такое плотное, но тем не менее, движение в нём тоже было возможно только по размеченной маяками дороге. Правда, эта дорога вела в никуда. На одном из участков камнями, создающими сплошное астероидное поле, был замаскирован поворот на правильную тропу.

Чтобы найти её, надо было знать расположение поворота, затем разобрать скрывающий его завал камней, и только после этого можно будет добраться до нужной червоточины, располагающейся среди астероидного поля. Так что пока защитники сдерживали пиратов на тропе, Грег довёл караван до червоточины, и после её прохождения всеми кораблями отправился назад.

Пользуясь тем, что в очередной раз защитники полностью блокировали тропу, Грег увёл их за собой, снял установленные маяки и вновь замаскировал камнями поворот к червоточине. Так что когда пираты смогли преодолеть завалы из собственных кораблей, караван исчез. И следов его обнаружить не удалось. А к тому же, через некоторое время исчезла и червоточина.

Так и родилась легенда о планете Эдем, картографе Греге и червоточине третьего типа. Ушедших с ним людей никто больше не видел, но сам Грег несколько раз был замечен на отдалённых станциях, закупая различные машины и механизмы. Так что, судя по всему, Эдем живёт и, хотелось бы думать, процветает. А причины, вызывающие уход людей в пираты, благодаря предпринятым правительством усилиям вскоре если не оказались сведены на нет, то значительно уменьшились.

Во всяком случае - экономические. Были законодательно введены ограничения на предоставление кредитов и условия их выдачи, да кроме того, у заёмщиков появились возможности избавиться от кредитного рабства. Всё это было конечно непросто и тоже стоило денег, но во всяком случае, такая возможность оказалась значительным ослаблением кредитного пресса.

А людям много и не надо, появилась надежда на лучшее, и значительная часть населения успокоилась и вернулась к обычной жизни. В результате общая ситуация в государстве значительно улучшилась, что привело к прекращению бегства людей. Те, кто вернулся к мирной жизни, были прощены властями, если за ними не числились никакие преступления кроме участия в бандах, остальные уничтожены, и сегодня мало кто помнит о ранее всемогущем клане "Отверженных".

Статья "Легенда о Греге и планете Эдем". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


Моя практика началась сразу же с момента отстыковки от станции "Бредли". Нас всех разместили на двух транспортах. Их, кстати, трудно было считать чистыми транспортами, скорее, можно назвать универсальными кораблями. На них располагались шесть перехватчиков, два картографических бота и запасы продуктов, воды и воздуха для многочисленных пассажиров.

Достаточно упомянуть пилотов перехватчиков, экипажи самих кораблей, курсантов и практически всех инструкторов и преподавателей "Школы". А также наличие на борту обучающих капсул и виртуальных тренажёров. По сути, получался мобильный филиал "Школы", так что можно сказать, что и во время практики наше обучение, во всяком случае, его теоретическая часть, не пострадает.

Было очень тесно, вплоть до того, что порой приходилось спать по очереди, но никто на такие условия не жаловался. Каждый из транспортов был неплохо вооружён и выглядел достаточно зубастым. Это не считая перехватчиков и ботов, которые сами по себе представляли немалую силу. Так что наша экспедиция оказалась довольно грозной и неплохо защищённой, во всяком случае у меня, да и у остальных её членов, складывалось именно такое мнение.

Наш курс лежал в одну из рядом расположенных, но мало посещаемую систему, имеющую только номер. Её даже не удостоили собственного имени, хотя все называли это место Полигоном. Причина оказалась достаточно проста - это была тупиковая система. Практика использования червоточин показала, что обычно область пространства связана "дырками" как минимум с двумя другими, обычно соседними, но иногда и с более отдалёнными.

Благодаря этому становились возможными межпланетные путешествия, хотя порой для полёта в соседнюю систему приходилось совершать едва ли не по десятку переходов из-за отсутствия червоточин, связывающих непосредственно две соседние области пространства. Так вот, бывали редкие исключения, когда система обладала не двумя, а одной червоточиной, и образовывался своеобразный тупик, попасть в эту область пространства легко, но вот никакой другой дороги, кроме обратной, из неё не было.

Хотя в нашем случае ситуация оказывалась несколько другой. В системе имелась вторая червоточина, но она относилась к ещё более редкому случаю - это была так называемая вырожденная червоточина. Да, существовали и такие, они вели не в какую-то другую область пространства, а в ту же самую. По-другому говоря, если вход в червоточину располагается в одной системе, то выход из неё в другой, порой расположенной достаточно далеко.

В системе с вырожденной червоточиной вход и выход в червоточину располагается в пределах одной и той же системы. И если для межзвёздных сообщений такая червоточина не подходит совершенно, то вот для обучения картографов как раз наоборот. Так вот, в такую систему, прозванную Полигоном, мы и направлялись. В неё вела одна нормальная "дырка", благодаря которой можно было спокойно войти и выйти из этой области пространства.

А внутри располагалась вырожденная червоточина, не ведущая никуда наружу, но позволяющая свободно перемещаться по самой системе. Вот поэтому она использовалась для первоначального обучения курсантов, во всяком случае - для первого прохождения червоточин.

Меня с самого начала нашего путешествия Марио посадил управлять ботом, а сам занял место второго пилота. Раньше, когда отец учил, он давал "порулить" нашим ботом, так что я, не имея лицензии пилота, оказался частично подготовлен к предстоящему испытанию. Да и обучение в "Школе" не прошло даром, так что полёт проходил вполне привычно и не представлял никаких трудностей.

Мне только не приходилось самостоятельно проходить червоточины, и похоже, сейчас Марио решил исправить этот пробел. При подходе к точке перехода он и не думал брать управление на себя, и продолжая наблюдать за мной, только сказал: - "Всё сам". Порядок действий был хорошо знаком, так что мысленно пробежав последовательность предстоящих операций и дождавшись приближения червоточины, я начал процедуру подготовки к переходу.

Первым делом надо вставить заглушку в нейк. Есть, готово, теперь мой нейрокомпьютер отключен и не будет повреждён во время перехода. Затем выключаю искин, глушу двигатели и отключаю реактор. Всё, корабль превратился в простой кусок железа, движущийся в сторону червоточины по инерции. Надеваю очки, соединённые световодами с оптическими датчиками на корпусе. При отключенной электронике это позволяет видеть происходящее вокруг корабля.

Всё, я готов к переходу. На первый взгляд, все действия не имеют никакого смысла. Ну зачем, спрашивается, собственными руками превращать хорошо защищённый корабль в мёртвый кусок железа? Папка часто любил повторять фразу: - "Уставы пишутся кровью. Да и многие инструкции и правила космонавтов тоже". Многолетней практикой переходов через червоточины был отработан именно такой порядок их прохождения.

Во время движения по червоточине там возникают кратковременные мощные электромагнитные поля. На людей они существенного влияния не оказывают, вернее, их воздействие сказывается отрицательно, но последствия этого быстро проходят без вреда для организма. Но вот электроника и искины его не выдерживают, и при выходе в нормальное пространство корабль действительно является мёртвым куском железа.

А вот если всё оборудование будет обесточено, то после перехода его можно запустить и работоспособность восстановится. Правда, на это потребуется определённое время, в течение которого корабль остаётся беззащитным против атак, но и такому развитию событий можно противостоять. Как - поясню немного позже.

Бот, двигаясь по инерции, подошёл к червоточине. Небольшое, еле заметное свечение показывает её месторасположение. При вхождении в зону действия червоточины корабль затягивает внутрь и начинается сам переход. Субъективно всё происходит почти мгновенно, вот ты находился в одном месте, миг - и оказываешься совсем в другом. Сколько же длится переход по времени многомерного пространства, сказать не может никто.

И вот корабль оказывается в обычном космосе. И приходится повторять предстартовую процедуру, но уже в обратном порядке. А заодно оценить, что же творится вокруг, осмотрев окружающее пространство с помощью оптических датчиков и специальных очков. Всё чисто, опасности нет.


Практика в целом сводилась к отработке двух моментов в работе картографа. Нет, никто не отрицает необходимости теоретических знаний, и каждый из курсантов прикладывал значительные усилия для овладения ими, проводя десятки часов в обучающих капсулах. Закреплялись эти знания практикой сканирования пространства, которой мы и занимались большую часть времени своего пребывания на Полигоне.

Сама процедура сканирования достаточно проста, но очень уж однообразна и утомительна. Выбиралась достаточно большая область пространства, и в ней по трём осям размещались шесть специальных картографических зондов, образуя своеобразную сферу. После построения необходимой пространственной конфигурации зонды генерировали электромагнитный импульс, который воспринимали датчики на противоположной стороне сферы.

Собственно говоря, каждое такое устройство представляло собой комбинацию излучающего и принимающего устройства с источником питаний. Каждый зонд мог использоваться и в роли передатчика, и в роли приёмника. Достигалось это своеобразной конструкцией. Такое построение зондов существенно облегчало труд картографов.

Грубо говоря, если зонд располагался по оси Х, то на ней располагались зонды +Х и - Х. Наиболее полно излучение с зонда +Х воспринималось датчиками зонда -Х. В ослабленном виде отправленный сигнал воспринимался и по другим осям. Таким образом строилась модель пространства, анализ которой и позволял сделать вывод о нахождении в выбранном пространстве червоточины.

Если анализ показывал, что внутри исследуемой области есть червоточина, то начинался уже поиск конкретной аномалии. Для этого зонды сближались, уменьшая исследуемую область. В конце концов после ряда итераций червоточина находилась, и начиналась вторая фаза исследований - наблюдение за найденной аномалией и определение возможности её использования в навигации и полётах.

Приведённое описание процесса поиска упрощено, но в то же время близко к реальности. Есть множество нюансов, оставшихся за кадром, но и сказанное позволяет сделать вывод, что процесс сканирования пространства достаточно однообразен. Требовалось разместить в выбранных точках зонды, потом их синхронизировать и только потом произвести замер.

А после этого зонды перемещались на новые позиции, или вообще картограф переходил к измерениям в другом месте. Как правило, использовались простейшие зонды. А значит, их на нужные позиции приходилось перемещать вручную, то есть пилот должен на своём корабле перевезти все свои приборы на новое место и там их установить по новой.

А система большая, за один раз проверяется только малая её часть, так что процесс поиска червоточин превращает романтику космических путешествий в однообразный утомительный труд, который можно сравнить с трудом рабов древности на гребных судах. И всё это отягощается вопросами безопасности, пираты любят атаковать картографов во время таких поисков, тем более, импульсы излучения зондов легко зафиксировать на больших расстояниях.

Существовали и автоматизированные зонды, значительно облегчающие работу картографов, но они стоили просто безумных денег, а их использование в глубине фронтира грозило обернуться огромными убытками, если принять во внимание статистику гибели "дырочников". Так что в лучшем случае подобные устройства использовались государством или крупными корпорациями, да и то в домашних системах.

Другим постоянным занятием во время нашей практики являлось пилотирование при отключенной электронике. Как я уже говорил, корабли картографов имели кое-какую защиту на время восстановления электроники после перехода. И хотя она и была достаточно примитивной, но позволяла уцелеть при неожиданной атаке при восстановлении корабля после перехода.

Об одном устройстве я уже сказал - датчики визуального наблюдения, по световодам сигналы с них попадают на специальные очки, в результате чего можно видеть происходящее за бортом. Иллюминаторов ведь на ботах нет, и посмотреть вокруг просто так не получится. А теперь стоит рассказать о твердотопливных ускорителях и маневровых двигателях.

В случае атаки корабля с отключенной электроникой ускорители позволяли ему хоть как-то двигаться и попытаться уйти из зоны поражения. Обычно ставят несколько ускорителей, в результате можно либо увеличить скорость, либо время, в течение которого корабль может двигаться. Конечно, это совсем не то, что маршевые двигатели, но даже такие устройства существенно повышают возможность выживания.

Для маневрирования в таком режиме движения используются специальные двигатели - газовые. По сути дела, это обычные форсунки, из которых выпускают находящийся при высоком давлении газ. Управление такими устройствами тоже исключительно механическое, как краном, открыл - газ пошёл, есть импульс управления, и корабль может маневрировать, закрыл - судно движется по инерции под действием ускорителей.

Да, наверное, ещё надо сказать об оружии. В таком, скажем так, инвалидном варианте, на боте в качестве оружия использовались неуправляемые ракеты, которых было аж восемь штук. По сути своей они представляли собой аналоги древних неуправляемых ракет класса воздух-воздух, запуск и работа которых происходила без использования всякой электроники.

Так что корабли картографов не были абсолютно беспомощны после выхода из червоточины, Правда, и управление ими в такие моменты сильно отличалось от обычного, и для этого необходимы были специфические навыки. Вот их мы и отрабатывали, занимаясь бесконечными упражнениями по маневрированию на корабле с полностью отключенной электроникой и двигателями.

А всё свободное от занятий время делилось между изучением баз знаний и долгими беседами с нашими инструкторами, рассказывающими о разных случаях из своей богатой практики. И пожалуй, больше всех в такой передаче опыта преуспел Фрэнк, для меня так в этом не было никаких сомнений. Его рассказы служили своеобразной матрицей, шаблоном поведения картографа во многих ситуациях.

- Проходи, Тим, садись. И чего же ты хотел у меня узнать? - спросил Фрэнк.

Тим прошёл в кабинет Учителя. Это было небольшое помещение, предназначенное исключительно для работы. В нём располагался стол, прикреплённый к стене, в случае необходимости его можно было целиком в ней и спрятать. Два стула, или скорее даже табуретки, обычно скрывающиеся в перегородках, а сейчас выдвинутые ближе к столу.

На нём располагалась виртуальная клавиатура, позволяющая связываться с искином. Чувствуется, это помещение не предназначалось для роли рабочего кабинета, и сейчас Фрэнк использовал его просто как место, где можно было с кем-то пообщаться наедине. Для обычной работы никакой кабинет не требовался, нейк заменял стол и компьютер, а при наличии связи всегда был подключен к Инфонету.

- Мне бы хотелось ещё раз пройтись с проверкой по сектору тридцать восемь.

- И что такого ты там увидел, раз захотелось самому перепроверить полученные другими результаты?

- Я понимаю, моя просьба выглядит не самым лучшим образом, но внутренний голос мне подсказывает, что в этой области пространства не всё так просто.

- Рассказывай, что тебя смущает.

На нейк Фрэнка пришло две картинки.

- Вот что получается. Здесь изображён первичный импульс, что генерирует зонд, а здесь - вторичный, который принимается после прохождения пространства. И если наложить один на другой, то видно, что они немного различаются.

- Различие есть, но оно еле заметно, да и находится в пределах ошибки измерения, - ответил Фрэнк. - И кроме того, потери, как и рассеивание сигнала, при прохождении через пространство неизбежны. Ну и часть сигнала просто не улавливается приёмниками.

- Да, я тоже посчитал отклонение формы и величины вторичного импульса из-за потерь и рассеивания, и получил почти такой же результат, что при исследовании пространства. Про отличия я уже сказал, они чуть больше, чем ошибка измерения, и вполне могут быть объяснены не слишком качественной настройкой аппаратуры. Или ещё какими-то причинами.

Но у меня появилась идея - мы для первичной проверки пространства используем слишком мощный импульс. А если его уменьшить, то и различия станут более заметны. Вот мне и хотелось бы проверить свою идею. И ещё есть некоторые мысли на эту тему, но они ничем не подтверждены. Я пока не готов к их обсуждению, но вопросы по самой процедуре уже есть.

- Давай, Тим, говори, это отлично, что ты сам начинаешь задумываться о том, что делаешь. И пусть мысли будут не самые правильные или вообще ошибочные, главное, что они есть.

- Не знаю, насколько мои рассуждения верны, но я вспомнил легенду о Мики Везунчике. По ней получается, что существует другая теория, позволяющая заранее определить, где располагается червоточина, чем Мики и пользовался. Конечно, никому эта теория не известна, и как опять же следует из легенды, никто про неё так ничего и не узнал. По рассказам, Мики прилетал в любое место, раскидывал там свои датчики и тут же находил червоточину.

Мне всегда говорили, да и ты сам неоднократно повторял - сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок. А значит, стоит, как минимум предположить, что теория, описывающая расположение червоточин - не выдумка. А раз это так, и за столько лет умные головы не смогли её найти, значит, что-то мы делаем неправильно.

И ещё мне вспомнился случай. Как-то папка, закончив работу над очередным кораблём, сказал: - "Результат хорошо сделанной работы всегда выглядит красиво, ничего ни убавить, ни прибавить нельзя". Так вот, рассматривая карту расположения известных червоточин, у меня сложилось впечатление, что это не законченная работа, а скорее какой-то кусок из общей картины.

Так что, изучая карту этой и ближайших систем, я пришёл к выводу, что здесь должна быть ещё одна червоточина, тогда локальная картина их расположения будет законченной. Правда, никаких доводов о её существовании кроме уже сказанного я привести не могу.

- Да, Тим, интересные у тебя мысли. И хотя всё выглядит неубедительно, и честно говоря, звучит по-детски, задуматься о сказанном тобой стоит. Опять же можно вспомнить поговорку - устами младенца глаголет истина. Так что для начала готовь программу исследований, чтобы ничего не забыть и не возвращаться к этому ещё раз, проверим все твои идеи.


- Ну что, Тим, стартуй, - скомандовал Фрэнк.

И я стартовал, моей целью была новая червоточина, открытая при повторной проверке сектора тридцать восемь. Правда со стороны всё выглядело как обычный экзамен, устроенный мне придирчивыми преподавателями. Они и сами присутствовали при выполнении всех работ, так что по большей части молва связывала открытие новой "дырки" именно с именем Фрэнка и приписывала это событие его пространственному чутью.

Только мы вдвоём знали, что послужило причиной внезапного экзамена, и какие изменения в методике проверки привели к обнаружению червоточины уже при первичном исследовании пространства. Правда, когда после завершения всех работ оказались определены координаты новой червоточины, Фрэнк сказал:

- Ты, Тим, нос не задирай. Работу ты проделал хорошую, но можно сказать, что тебе повезло. Подобные твоим предположения делались и раньше, но вот почему они не дали нужного результата, я не знаю. Да и знать не хочу. Главное - сейчас есть вполне рабочая методика проверки пространства, позволяющая с большей вероятностью добиваться нужного результата.

И ещё. Не забывай, чем кончил Мики Везунчик, и крепче держи язык за зубами. Дольше проживёшь. Эту находку мы конечно зарегистрируем, премия ни тебе, ни "Школе" не помешает. А на будущее учти, не все свои открытия стоит показывать другим. У настоящего "дырочника" припрятанных секретов гораздо больше, чем могут даже предположить окружающие. Ну а эту червоточину придётся показать, а значит, и проверять её нам.

Вот сейчас мы и пытались узнать, что собой представляет наша находка. А для этого требовалось как минимум пролететь через неё и установить, куда она ведёт. Ну а процедура прохождения червоточин отработана. Так что поехали.

Небольшой разгон, отключение нейка, искина, глушение двигателя, реактора, полное обесточивание корабля, очки на голову, всё, я готов. Область слабого свечения пространства встречает нас перед входом в червоточину, а затем она затянула корабль внутрь. Темнота, лёгкое потряхивание, и нас выбрасывает в обычное пространство. Свет резко бьёт по глазам, оглядываюсь по сторонам и параллельно привожу корабль в рабочее состояние.

К нашему счастью, никаких угроз, вокруг пустое пространство, разве что не очень далеко астероидное поле. Так, снять блокировку с нейка, а теперь можно запустить реактор. Тяну ручку аварийного запуска, где-то в недрах корабля открывается форсунка, и поток сжатого газа поступает на ротор небольшого двигателя, что обеспечивает запуск электрогенератора, своеобразного пускача для реактора.

Всё, теперь ждать, пока он начнёт работать устойчиво, на что потребуется полторы минуты. Ждём-с. Так, реактор в норме, вывожу его на нормальный режим, запуск искина, двигателей. Можно считать, что переход прошёл нормально. Теперь надо понять, куда нас занесло.

- Искин, анализ пространства и определение местоположения. Доклад о состоянии корабля

- Местоположение будет определено через десять минут. Корабль согласно экспресс-тестам исправен и готов к дальнейшему движению.

Опять ждём и осматриваемся вокруг. А что, симпатичная такая системка. Пять планет, одно небольшое астероидное поле. Не видно, во всяком случае при первичном осмотре, никаких станций. Да и сигналов с планет не фиксируется. В эфире молчание. Похоже, не слишком посещаемое место.

- Местоположение установлено, - докладывает искин. - Это система Никша.

На экране появляется изображение названного участка пространства и пунктиром отражается переход по червоточине. Да, неплохо, благодаря новой дырке мы переместились сразу через пять систем. Фрэнк не скрывает своего удовольствия.

- Везучий ты, Тим. Могу сразу сказать, что как только по этой червоточине разрешат движение, желающих пройти сразу на такое расстояние будет предостаточно. Так что можешь считать себя причастным к рождению нового популярного маршрута.



Глава 7


Легенда о Мики Везунчике

Откуда Мики родом, установить не удалось. Да и о его жизни до обретения им своего дара, или как считали некоторые - секретных знаний, известно мало. Был он обычным, ничем не выделяющимся "дырочником". Как и многие другие, по большей части подрабатывал проверкой действующих маршрутов. Иногда подряжался в экспедиции, устраиваемые Управлением картографии сектора, также занимающимся изучением неизвестных систем.

Но никто и никогда не отмечал за ним стремления к лидерству или одиночным действиям. Наоборот, по сохранившимся отзывам, Мики предпочитал работать в составе группы или отряда. И чем он был больше, тем лучше. Любил Мики гульнуть, расслабиться с девочками, а также активно принять участие во всём, что сопутствует подобному времяпрепровождению.

Но всё изменилось после неудачной экспедиции в систему Женси. Это удалённая система, и по предположениям экспертов управления картографии, там должны находиться червоточины, напрямую связывающие несколько достаточно плотно заселённых и хорошо развитых областей. В то время перелёты между ними проходили по обходным путям и занимали много времени.

Кстати, впоследствии предполагаемые червоточины действительно были найдены и навигация существенно упростилась. Так вот, та первая экспедиция оказалась неудачной и почти вся погибла. Вернулись не более десяти человек, в том числе и Мики, тогда ещё просто Мики, а не Везунчик. По рассказам уцелевших, на экспедицию напали неизвестные корабли.

Основной их целью первоначально оказались носители, что дало возможность тем, кто в это время занимался первичной разведкой пространства, бросить всё и успеть добраться до червоточины, ведущей в обитаемые миры. Кстати, чтобы ни у кого не возникло никаких подозрений о самовольном бегстве, это был приказ начальника экспедиции, отданный им перед гибелью своего корабля.

А вот никаких изображений неизвестных кораблей получить не удалось. На место трагедии отправлялись военные и полиция, но нашли только останки экспедиционных судов. Ни трупов людей, ни каких-либо свидетельств присутствия в системе кого-то ещё обнаружить не удалось. Да и все повреждения на кораблях людей оказались нанесёнными обычным оружием. Вообще это всё, что известно о гибели экспедиции.

Что за корабли, откуда они взялись, кто ими управлял - ответа на эти и множество других вопросов нет. Космос умеет хранить свои тайны и не спешит их раскрывать. И кстати, все выжившие в экспедиции, в скором времени покинули наш мир. Кто-то не вернулся из очередного рейда, кто-то стал жертвой нападения пиратов, кто-то скончался своей смертью. Из живых участников той экспедиции остался один Мики.

А вот тогда и начались настоящие чудеса. Мики начал открывать червоточины одну за другой. Причём делал это совсем не характерным для себя способом - в одиночку собирался и вылетал в выбранную им самим систему, не проводя её общего сканирования, раскидывал зонды в одной выбранной точке, через некоторое время собирал их и возвращался обратно. И сдавал координаты новой "дырки" в той системе, откуда только что прибыл.

При этом Мики не проводил полного комплекса исследований, как того предписывала действующая методика определения червоточин. Складывалось впечатление, что он заранее знал координаты месторасположения "дырки", а всё, что делалось - простая имитация поиска. Вот тогда Мики и получил прозвище Везунчик. И поползли самые разные слухи, начиная от того, что он получил дар от чужаков, правда не уточнялось, от каких и за что.

Другое предположение приписывало ему использование единой теории многомерного пространства и вместе с ней методики определения координат червоточин в нашей реальности. Были и менее фантастические, например, ходило предположение, что Мики во время полёта пытками и угрозами заставил всех картографов поделиться своими секретами.

Ни для кого ведь не тайна, что координаты не всех открытых червоточин картографы передают в Управление, часть из них остаётся, так сказать, для личного потребления. Вот и стал Мики каким-то образом обладателем этих координат, причём получив секретные сведения не от одного "дырочника".

Как бы то ни было, а денежки к Мики потекли полноводной рекой. И это не осталось незамеченным теми, кто воспринимал подобное как личное оскорбление. А раз появилась курочка, несущая золотые яйца, то она должна принадлежать самому "достойному" и нестись исключительно для его пользы. Видимо, Мики заметил пристальный интерес к своей особе, но менять что-либо уже было поздно.

Как эти "достойные" люди узнали место последнего поиска Мики - неизвестно, но он был атакован четырьмя носителями. А один носитель - это до двенадцати перехватчиков в зависимости от типа. И хотя Мики защищали наёмники, но один носитель мало что мог противопоставить четырём.

И когда погибали последние защитники, корабль Мики рванулся в центр исследуемой им области пространства и исчез, не оставив после себя никаких следов. И больше никто не слышал о Мики Везунчике. Но каждый, кто регистрировал открытие новой червоточины, попадал под негласный контроль. Будто кто-то ждал появления нового Везунчика.

Статья "Легенда о Мики Везунчике ". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


Небольшой строй курсантов, или правильней будет сказать - бывших курсантов, стоял посредине спортивного зала Школы. Для любого постороннего зрителя, а таковых набралось немало, внешний вид выстроившихся и их поведение говорило о многом. Во всяком случае, ясно было, что происходящее никакого отношения к наказанию не имеет. Перед курсантами за небольшой трибуной расположился Фрэнк, зачитывающий приказ.

- В связи с прохождением полного курса обучения и успешного завершения стажировки в составе экспедиции Управления картографии по исследованию систем Кирса, Фелида и Халида присвоить Тимофею Русову звание картограф третей категории и выдать соответствующий сертификат, внести его в постоянный список действующих специалистов с получением всех полагающихся льгот и привилегий.

Вот и моя очередь получать награду пришла. Ну да, с момента начала практики и обнаружения мной червоточины прошло достаточно времени, и было оно ну о-о-очень интересным. Самое главное - Фрэнк заинтересовался моими предложениями по изменению методики проверки пространства и воспринял новые подходы к первичному сканированию. Самое главное - он помог мне самому разобраться со всеми теми сумбурными мыслями, что крутились в голове, и создать рабочую методику.

На это потребовалось два года, причём с постоянными проверками и перепроверками полученных результатов. Фрэнк даже пошёл на то, что своими силами организовал исследовательскую экспедицию, естественно под контролем Управления картографии. И как нетрудно понять, членами этой экспедиции стали курсанты "Школы". Для нас это было хорошо, мы прошли обязательную стажировку под руководством отличных специалистов.

Фрэнк подтвердил славу лучшего картографа Альянса. Его энциклопедические знания, опыт и чутьё прирождённого исследователя позволили превратить сумбурные и порой самому автору непонятные мысли в достаточно стройную методику сканирования пространства, обеспечивающую лучшие результаты, чем действующая. И самое главное, во время всех этих работ родилась идея о сканере, позволяющем значительно сократить и облегчить исследования.

Фрэнк действовал очень осторожно, и результаты работы экспедиции под его руководством соответствовали среднестатистическим. Было открыто несколько новых червоточин, что поделать, "Школа" нуждалась в финансировании, а за подобные находки платили хорошие премии. Фактически их оказалось гораздо больше, но в Управление были сданы координаты только трёх, причём открытия по документам были сделаны различными людьми.

Никакого Везунчика у нас не существовало. По большей части основное время при стажировке занимало сканирование действующих торговых маршрутов. Это была общепринятая практика, вдобавок ко всему оплачиваемая и дающая просто огромный опыт работы в реальных условиях. Во всяком случае, для начинающих "дырочников". Дело в том, что блуждающие червоточины могли появиться на коммерческих путях движения космических кораблей.

А это грозило их гибелью. И надо признать, подобный подход давал свои результаты, часто на маршрутах находились такие блуждающие червоточины. Другое дело, что обычно это были очень маленькие образования и существенного влияния на движение оказать не могли. По сути дела, если вернуться ко времени речного судоходства в древности, их можно сравнить с блуждающими отмелями, периодически меняющими свое местоположение.

Для того, чтобы просто приблизиться к пониманию сделанного Фрэнком, мне пришлось изучить дополнительно огромный объём материалов, не имеющих никакого отношения к картографии. Не могу сказать, что стал большим знатоком или экспертом в этих областях, но во всяком случае, терминология меня не пугала. А суть сделанного, с точки зрения Фрэнка, можно изложить достаточно просто.

Его рассуждения вписывались в известную людям теорию хаоса. Если даны начальные условия, в которых находится некая система, и если полностью знать те воздействия, которым она подвергается, то можно предсказать то состояние, в котором она будет находиться после такого воздействия. Но мы не можем сказать, что собой представляет многомерное пространство, и не можем предположить, что в нём происходит.

Но итогом процессов в нём является появление у нас червоточин. Пусть это и проекция многомерного мира на реальность, но эта проекция каким-то образом помещена сюда, и значит, должна подчиняться действующим здесь законам. Люди давно установили, что явления нашего мира во многом определяются положениями теории хаоса и фрактальной теорией, а их проявления во многих случаях связаны с коэффициентами Фибоначи. Также есть много других законов, с большой долей вероятности описывающих поведение тел и объектов в нашем мире.

Вот исходя из этих и других аналогичных соображений, Фрэнк занялся анализом червоточин, точнее - анализом их месторасположения. Не он был первым, в его огромной библиотеке нашлось немало материалов на подобную тему. Но по тем или иным причинам реального результата не смог добиться никто. Самым лучшим итогом подобных исследований можно было считать разработку и практическое использование действующей методики сканирования пространства.

Так что Фрэнком при посильном моём участии была разработана и опробована новая методика. Её главной особенностью можно считать выбор места предполагаемого расположения червоточины, для чего использовался целый ряд приёмов из других областей знаний, и изменённый алгоритм сканирования пространства, опирающийся на несколько другие исходные принципы выявления червоточин.

Можно спорить или не соглашаться с высказанными предположениями, но они позволили обнаружить червоточины там, где при проверке по другой методике было пустое пространство. Так что итогом двухгодичной работы стал тот сертификат, что я получил сегодня. И да, новый подход в поисках червоточин могли использовать два человека - Фрэнк и я.

Ну а дальше после получения сертификатов состоялся праздничный банкет. На нём присутствовали все бывшие курсанты, наши учителя и приглашённые. Было весело, много вина, музыки и развлечений. Так что, можно сказать, праздник удался.


- Ну и где ты собираешься его искать? - Поинтересовался Марио у Карла.

- Где, где, или в его комнате, либо в баре напротив "Школы". Раньше бы ещё предположил, что он в медкапсуле что-то учит, но не думаю, что сегодня у него найдётся на это время.

- А не проще ли ему вызов послать по нейку? - поинтересовался Фрэнк.

- Не проще. Долг жизни Славу надо вернуть полностью. Пацана мы обучили всему, чему могли, осталось вывести его на правильную дорогу, - ответил Карл. - Хотя я считаю, что и в этом случае наш долг не будет закрыт. Но это меньшее, что мы можем сделать.

- Да и парнишка сам по себе хорош, как Карл раньше говорил - добрый волкодав из него получится, - высказался Фрэнк.

- Ну тогда ты, Карл, иди в бар, я в общежитие, а ты Фрэнк, в медкабинет, - подвёл итог обсуждения Марио.


Я сидел в баре "Червоточина" и доедал завтрак. Настроение конечно не такое праздничное, как вчера, но грустить пока было рано. Закончился один этап моей жизни, и теперь предстояло определиться, что делать дальше. Специальностей у меня хватало: пилот, техник, картограф, абордажник - все востребованные, и найти работу не составит особого труда. Но не хотелось идти в чьё-то подчинение, уж такой у меня характер сложился.

По сути дела, выбор был небольшой. Либо идти работать в корпорации, либо служить в армии. Хотя большую часть времени за минувшие годы я прожил в достаточно замкнутом мирке "Школы" и редко общался, скажем так, с "большим миром", общее представление о происходящем в нём у меня было. И зная собственный характер, ничего хорошего для себя я там не ждал.

Жёсткая иерархия и беспрекословное подчинение всем вышестоящим. Хотя сомневаюсь, что там есть специалисты, имеющие мой уровень подготовки и знаний. Обычная практика, что в корпорациях, что в армии - обеспечить своим работникам или рядовым минимально необходимую подготовку и потом послать это мясо отрабатывать вложенные деньги.

А рассчитывать мне стоит на самую низшую ступень в общей иерархии. Пусть мой уровень подготовки и выше, чем у обычного мяса, но чего-то существенного ожидать от будущего начальства при приёме в новую организацию не стоит. Сначала надо доказать свою преданность руководству, а уж потом в лучшем случае можно рассчитывать на какое-то доброжелательное отношение.

Если пойти в Управление картографии, то и там, при всех моих достижениях, как и в других случаях, придётся доказывать своё право на место под солнцем, да и вряд ли мне в ближайшие десятилетия представится возможность вести самостоятельные исследования. Хотя та жизнь, которую я вёл последние два года, для меня была самым лучшим вариантом.

Но чтобы пойти во фрилансеры, не хватало корабля, оборудования и просто денег. Я настолько задумался, что не заметил, как напротив меня уселся Карл.

- Ну, что, Тим, голова кругом идёт, и не знаешь, куда приткнуться в этой жизни? - поинтересовался он.

- Именно так.

- Неудивительно, уж больно тугой узелок завязывается. Но давай немного подождём, сейчас подойдут остальные, и тогда будем думать, что делать.

Ожидание много времени не заняло, и вскоре к нам присоединились Фрэнк и Марио.

- И что надумал, Тим? - поинтересовался Фрэнк. - Не удивляйся, что мы проявляем такую заботу. Как говорится, от многих знаний много печали, но твоя судьба нам не безразлична по целому ряду причин. И лучше тебе об этом не знать. Вот мы и беспокоимся.

- Ничего хорошего придумать не могу. Скорее всего, пойду в Управление, там пусть хоть как-то, но можно летать. Или наймусь техником в какую-нибудь мастерскую. Но мне хочется летать. А вот ни в армию, ни к корпорантам не пойду.

- Всё понятно, не привык ты к строгому распорядку, свободу любишь. А что же тогда не хочешь попробовать себя в роли фрилансера-картографа?

- А это уже следующий этап, подзаработаю немного денег, и как смогу купить нужный корабль, так и попробую.

- Наверное, я плохо тебя учил, Малыш, - вступил в разговор Карл. - У тебя даже мысли не возникло, что корабль можно не купить, а построить.

- Возникла, да только не та у меня квалификация, чтобы самому с такой работой справиться.

- Слишком много у тебя гордыни, Тим, - не успокаивался Карл. - Нет бы прийти к старшим товарищам и учителям, посоветоваться, попросить о помощи, а ты всё сам да сам. Ладно, давай ближе к делу. Есть у меня на примете один разбитый кораблик - тяжёлый транспортный бот серии "Мул" производства Либерти. Он разбит и обобран, но у него силовой набор в целости и сохранности. Как и система жизнеобеспечения. Причём старая, ещё не модернизированная. Помнишь мои уроки?

- Помню, она может долгое время работать и не требует для этого никаких фильтров.

- Ну что же, есть надежда, что мои труды не пропали даром. Так вот, я предлагаю тебе из этого бота сделать, под моим руководством конечно, настоящее картографическое судно. Правда, не бесплатно. Как бы хорошо мы к тебе ни относились, но тут действует принцип - даром доставшиеся вещи не ценятся и быстро уходят. Так что придётся тебе заплатить. А за подробностями - к Фрэнку.

- Тут такое дело, Тим, - продолжил Фрэнк. - В общем, не стоит к себе, да и к нам, привлекать особого внимания. И так поднялся кой-какой шумок, когда мы из трёх экспедиций привезли четыре новых "дырки". Но если больше не будет ничего подобного, то это быстро забудется. Хотя ещё какое-то время за нами всеми будут очень пристально наблюдать. Так что я предлагаю поступить следующим образом.

Ты идёшь в Управление и регистрируешься как фрилансер-картограф. В Управлении предоставляется такая услуга. Таким образом ты приобретаешь определённый статус и хоть на первое время какую-то защиту от корпорантов и вояк, потому что будешь считаться работником Управления, а его не то чтобы опасаются, но мало кто способен оказать на него давление. Понятно?

- Да, мне всё понятно, и что делать, и зачем.

- Идём дальше. Затем ты заключаешь, допустим на шесть месяцев, отложенный контракт на исследование транспортных маршрутов, скажем, в этой системе. Причина, почему контракт отложенный - приобретение и модернизация собственного судна. Затем с контрактом идёшь в банк и под него берёшь кредит на приобретение и модернизацию собственного корабля.

Конечно, полученных денег тебе ни на что не хватит, но у тебя есть свои, да и мы тебе добавим сколько надо. Причём, как я понимаю, платить ты будешь только за оборудование, всё остальное мы будем делать своими силами. Но зато у тебя будет всё чисто и прозрачно - получил контракт, под него кредит, сам своими руками собрал и модернизировал корабль. К тебе ни у кого в первое время не должно возникнуть вопросов.

- Фрэнк, а зачем столько предосторожностей?

- Я тебе потом объясню, Тим. А пока поверь мне и делай, как я советую.

- Хорошо.

- Жить всё это время, пока не уйдёшь в космос, можешь на прежнем месте, только оформи новый договор с бухгалтерией. А работать, как я понимаю, ты будешь в соседнем с Карлом боксе. И его тоже арендуй. Ну вот вроде бы и всё. Если согласен с моим планом, то отправляйся регистрироваться в Управление. О деталях и дальнейших наших действиях поговорим позже.

- Тим, я тебя жду вечером у себя. Отправимся смотреть бот и начнём обдумывать твой новый корабль, - поставил точку в разговоре Карл.

Кое-что из несказанного Фрэнком и оставшееся за кадром, мне было понятно. Но далеко не всё. Фрэнк со товарищи пытались избавить меня от судьбы Мики Везунчика. В нашем мире всё кому-то принадлежит, в том числе и мозги, в чьей бы они голове ни находились. И если ты не смог прибрать мозги к своим рукам, то их приберёт другой. А из-за этого ты можешь в будущем получить большие убытки.

Так что порядок действий в том случае, если кто-то поднялся над толпой, был давно отработан. Такому индивидууму делали предложение, от которого невозможно отказаться. А если он всё-таки отказывался, то вдруг с ним происходил несчастный случай, или он скоропостижно умирал от болезни. Космос большой, болезней много, так что порой и не удавалось установить, отчего человек покидал этот мир.

А так при первом, да и втором и третьем взгляде каждому становилось понятно - обычный середняк, не обладающий ничем, кроме повышенного самомнения, при том отягощённый изрядной долей идеализма, пытается собственным трудом заработать себе на хорошую жизнь.

А то, что у Фрэнка есть какой-то скрытый план, непонятный пока никому, не вызывало сомнения. Да и судьба фрилансера меня привлекала гораздо больше, чем работа техником в какой-нибудь мастерской. И в этом случае я смогу продолжить работать над своей методикой. Ну пусть не совсем своей, но от этого она не становится хуже.

Так что я занялся регистрацией в Управлении, заключением контракта и получением кредита. Ну а вечером меня ждал Карл и встреча с будущим кораблём.


То, что предстало в ангаре перед глазами, трудно было назвать космическим кораблём. Большая груда металлолома - вот самое подходящее определение увиденному.

- Не туда смотришь, Тим, - успокоил меня Карл. - Прежде чем построить что-то новое, надо подготовить место и убрать остатки всего, что мешает. А вот когда место готово, можно и помечтать о будущем.

И мы занялись расчисткой. Карл управлял инженерным комплексом, в который входило шестнадцать дроидов, начиная от огромных, способных перемещать двигатели, и заканчивая размером с паука, используемых для монтажа различных устройств в самых недоступных местах. Мне же достался ремонтный комплекс техника из шести дроидов. Долго ли, скоро ли, но в конце концов всё ненужное было убрано и перед нами на стапеле лежал лишь силовой набор.

А дальше мне оставалось только наблюдать за работой мастера и учиться. Перво-наперво по конструкции забегали небольшие дроиды, составляя пространственную модель будущего корабля. Когда она была готова, за дело принялись средние дроны, им пришлось проверять силовой набор на наличие дефектов, трещин и прочих повреждений. А мы пока вместе с Карлом и Фрэнком, занялись проектированием корабля.

И опять же для этого пришлось использовать инженерный комплекс. Ему конечно было далеко до тех умных устройств, что использовались на верфях, но какие-то, пусть и ограниченные, функции проектирования у него были.

- Итак, Тим, каким ты видишь свой корабль? - поинтересовался Карл.

- Мне бы хотелось иметь настоящий картографический корабль, способный находиться в космосе неограниченное время, ведь неизвестно, куда придётся залететь. Оснащённый хорошим оборудованием для исследования пространства, способный перевозить до десяти человек, и которым можно управлять одному. Корабль должен быть хорошо защищён и способен в одиночку противостоять не менее шести перехватчикам.

На нём должна быть медсекция, спортзал с тренажёрами, простейшая лаборатория, способная провести первичный анализ, проверку минералов и органических веществ, их оценку и классификацию. Хорошо бы иметь небольшую мастерскую, в которой при необходимости можно изготовить нужную деталь. Ну и наверное, надо иметь дроидов-абордажников и какой-нибудь перехватчик в роли разъездного судна. И достаточно вместительный трюм для всего необходимого в длительном полёте.

- М-да, хотеть не вредно, вредно не хотеть, - это всё, что смог сказать Карл, выслушав мои пожелания. Хоть "Мул" и самый большой по размерам среди линейки ботов, но всё, что ты хочешь иметь, в него не войдёт. В любом случае нам придётся искать какой-то компромисс между автономностью, скоростью, защищённостью. Вот и давай этим займёмся.

- Всё-таки давайте не забывать, что в первую очередь должен получиться картографический корабль, - высказался Фрэнк. - Из этого и будем исходить.

- Принято, - ответил Карл. - И начнём мы с выбора двигателей. "Мул" не был скороходом, но и медлительностью не страдал. Он предназначался для доставки грузов в небольшие гарнизоны, станции и другие аналогичные объекты, причём зачастую находящиеся в условиях транспортной блокады. Так что двигаться ему приходилось в составе конвоев, а значит, держать скорость всего соединения.

Получался своеобразный компромисс по многим характеристикам, причём, на мой взгляд, вполне удачный. Кораблик способен поддерживать сравнительно высокую скорость длительное время, при прорыве к объекту мог ускориться, и при всём при этом отличался вполне приличной защитой и надёжностью. Именно так в своё время о нём отзывались те, кому приходилось его эксплуатировать.

К его недостаткам относили необходимость довольно часто проводить профилактику и обслуживание механизмов, хотя сейчас с этим вполне успешно справятся дроиды и искин. На нём стоял двигатель "Локкард 9", хорошая и надёжная машинка, сейчас такого мы и не найдём. Но легко можно достать "Локкард 14", одну из последующих удачных модификаций, более мощный, экономичный и неприхотливый, да к тому же с меньшими габаритами и одинаковыми местами крепления.

В качестве маневровых мы поставим ему две штуки "Зикко 11". Их часто критикуют за слишком большую мощность в импульсе, из-за чего кораблём порой трудно управлять и его срывает с курса. Но у нас не перехватчик, масса нашего кораблика будет побольше, так что эти движки отлично нам подойдут.

Ну и на всякий случай поставим несколько ускорителей "Скачок 5". В нужный момент они кратковременно смогут дополнительно прилично разогнать бот. Правда, и перегрузки при этом будут немаленькие. Думаю, Тим, ты с этим справишься.

- Мне не привыкать пилотировать на пределе.

- Хорошо, но будь готов к не самым приятным ощущениям, - ответил Карл.

Говоря всё это, он на виртуальной модели бота размещал названные узлы, доставая их модели из библиотеки. Я понимал, что вижу только предварительную компоновку, и потом всё придётся просчитывать и перепроверять, но тем не менее, заворожено смотрел, как виртуальная модель перестаёт быть простым набором линий, превращаясь в прообраз будущего корабля.

- А вот что делать с реактором, надо подумать, - пробормотал Карл.

- А что тут не так? - поинтересовался я.

- Штатный генератор достаточно мощный и габаритный. Он рассчитан на обеспечение корабля энергией при любых условиях, в том числе и при предельных нагрузках. А значит, большую часть времени работает с недогрузом. И хоть в обычных условиях для него получается облегчённый режим, но ресурс-то не бесконечен. Хотелось бы этого избежать.

Надо будет обдумать эту мысль, а пока оставим всё как есть, разве что вместо штатного реактора "Рек 7" поставим изделие того же производителя, но более новое - "Рек 17".

- А что, пока всё получается, - сказал Фрэнк, рассматривая виртуальную модель будущего корабля.

- Да в общем-то уже и всё, - высказался Карл. - Вот здесь, - и он выделил объём в передней части корпуса, - размещаем лётную палубу, где будет находиться перехватчик и два комплекта зондов, и места у нас ни для чего больше нет. Здесь поставим рубку, вот пожалуй и всё. Остальное место займёт трюм, запасы топлива, вооружение, система жизнеобеспечения. Конечно разместить надо много ещё чего, но думаю, у нас получится.

Работа по компоновке и созданию проекта корабля заняла ещё три дня. В результате получилось что-то внешне напоминающее зубило, или точнее, стамеску. Корабль по предварительным оценкам не обладал выдающимися характеристиками, но был хорошо защищён, а благодаря нестандартной системе жизнеобеспечения обладал автономностью до года, и оказался неслабо вооружён.

Защиту обеспечивали керамитовая броня толщиной в полметра и слабое поле. Его назначение - ограждать во время движения корабль от разных микрометеоритов, случайных частиц вещества и прочего космического мусора. Ни от чего остального это поле защитить не могло. В качестве пассивной защиты стоит упомянуть покрытие, поглощающее излучение, что обеспечивало слабую видимость корабля в лучах сканеров.

Ну и изюминкой всей системы защиты корабля можно признать поле невидимости. Правда, оно работало только при неподвижном корабле, но для корабля-картографа и это было настоящим подарком. При выявлении червоточины приходилось не один час вести исследование пространства, при этом излучение было очень сильным, и корабль легко обнаруживался простейшими сканерами.

Вооружение кораблика позволяло отбиться от достаточно многочисленного противника. В первую очередь стоило упомянуть курсовую плазменную пушку, одного попадания которой хватало для уничтожения любого перехватчика. Для носителя достаточно было четырёх-пяти попаданий. Следом стоит упомянуть шесть пусковых установок с неуправляемыми ракетами.

Собственную безопасность обеспечивали шесть лазерных турелей, способных вести огонь как по ракетам противника, так и по самим перехватчикам на ближней дистанции. Была и своя противоракетная защита, включающая тепловые и электромагнитные ловушки, а также имитаторы самого корабля.

Стоит наверное сказать, что на корпусе были установлены твёрдотопливные ускорители, обеспечивающие движение корабля и при неработающем двигателе. Маневрирование в этом случае осуществлялось при помощи газовых двигателей, представляющих собой отдельные форсунки, выдвигающиеся из корпуса, и за счёт выброса сжатого газа позволяющие изменять направление движения.

На корабле было установлено два искина. Один такой, как и положено для кораблей подобного класса, скорее даже не искин, а мощный компьютер. Но это лишь видимая часть айсберга. Имелся ещё настоящий искин класса "корвет", но его наличие не определялось никакими средствами контроля. Он предназначался для проведения картографических исследований, и получаемая с него информация была доступна только мне.

Работа этого искина осуществлялась через тот, первый, при этом уничтожая все следы своего присутствия. Мне, честно говоря, не совсем понятно было такое его использование, но на подобном решении настоял Фрэнк. Мотивировал он его как дополнительную защиту полученных данных и методов исследования от излишне любопытных. Мне с подобным доводом оставалось только согласиться.

Отдельно стоит рассказать об используемых дроидах и зондах. За техническим состоянием корабля следил искин. Для выполнения всех работ он мог использовать четыре универсальных дроида типа "Маст 6" или специальный ремонтный комплекс "Спец 5". Но особой нашей гордостью являлись дроны-разведчики. По сути дела, подобные модели были известны, но стоили огромных денег и для рядовых "дырочников" чаще всего были не по карману.

Мы же взяли обычный, самый распространённый и доступный дрон, разместили на нём разведзонды, опять же самые распространённые, и связали их через блок связи и контроля с искином корабля. Правда, пришлось написать своё ПО, но это уже детали. В результате получили разведзонды, которые по приказу искина или картографа могли занимать нужное место, вести сканирование пространства по заданному алгоритму и передавать результаты для обработки и коррекции на корабль.

Он же при этом мог находиться в стороне и при возникновении угрозы уйти или переждать неприятности в спокойном месте. Кроме того, такое использование разведзондов позволяло гибко менять методику проверки пространства и отрабатывать самые разные варианты. Кроме того, использование дронов давало возможность менять местоположение зондов, в том числе и для оперативной проверки других участков пространства.

Была у нас мысль запатентовать такой разведзонд, но после не слишком длительного обсуждения от подобной идеи пришлось отказаться. К этому моменту уже было известно немало случаев, когда обладатели неких патентов, представляющих интерес для корпораций, отказывались в их пользу от своих изобретений или таинственно исчезали. Прав Фрэнк, заимел что-то, сиди и не чирикай, целей будешь.

Ладненький такой кораблик получался, мне он уже заранее нравился. Вот только у него имелся один недостаток - очень уж тесно оказалось внутри. Жить всё время мне предстояло в рубке. Точнее, часть её отгородили и разместили там кровать, санитарный блок и пищевой синтезатор. Всё остальное место было занято оборудованием, запасами пищи, кислорода, оружием и всем необходимым в длительном полёте.

Имелась, правда, небольшая свободная комната, размером три на три метра, которая служила спортзалом, медкабинетом, там располагалась медкапсула, а при необходимости там могли разместиться шесть человек. Ну и часть вспомогательного оборудования или запасов можно было расположить на внешней подвеске. Описывать корабль можно ещё долго, но после длительного обсуждения проекта было принято решение начинать его изготовление.


Эта работа у нас заняла три месяца. И работать пришлось практически день и ночь. Честно надо признать, что создание корабля - дело рук Карла. Я выступал в роли помощника. Порой мне становилось непонятно, почему эти люди так возятся со мной. Но вспоминая слова Фрэнка о многих знаниях и печали, я откладывал размышления в сторону. Молчат - значит, ещё не время.

Стоимость работ всё росла и росла. Она давно превысила кредит, кончились мои накопления, которые образовались после получения премии, и далеко не маленькой, за открытие новой червоточины, в строительство корабля пришлось даже вкладываться моим учителям. Но надо сразу сказать, что дополнительные суммы потребовались для не декларированного оборудования и дронов-разведзондов.

А так, официально я не превысил имеющихся у меня средств. Честно говоря, осторожность Фрэнка и его желание ни в коем случае не выделяться на общем фоне меня порой утомляла. Но в конце концов доверие к своим учителям брало верх, и я следовал полученным указаниям. Но рано или поздно всё заканчивается, и вот корабль готов.

Пришлось регистрировать его в Управлении навигации, получать идентификатор, только после этого мне дали разрешение на полёт. Проблем с регистрацией не было. Я предъявил документы на покупку бота типа "Мул", и мой новый корабль был зарегистрирован именно как бот. Правда назвал я его "Бродяга", такое имя носил наш с отцом бот.

Что могу ещё сказать? От первого полёта у меня осталось только одно чувство - радость, только радость и ничего кроме радости. Кораблик получился превосходный. Конечно он не отличался скоростными характеристиками, но зато был манёвренный и спокойно выдерживал огромные перегрузки. У меня порой от них чернело в глазах, не спасали компенсатор и ложемент, принимающие их на себя, а "Бродяга" вёл себя как ни в чём не бывало.

Можно сказать, я получил игрушку, позволяющую мне реализовать свою многолетнюю мечту. Я буду летать в космосе, теперь, вместе с "Бродягой", для нас открыты любые пути.



Часть 2


Глава 8



Статья "Как зарабатывают картографы"


Факт, что картографы получают хорошие деньги, не нуждается в доказательствах. Как и то, что эта профессия занимает первые места в списке самых опасных. Тем не менее, интерес к "дырочникам" и их доходам не утихает, особенно учитывая, что во многих других видах деятельности для достижения хорошо оплачиваемой должности требуются значительные усилия и длительное время.

Не подумайте, что у картографа-фрилансера всё появляется само по себе. Тут тоже нужен труд, и порой не просто напряжённый, а можно сказать, каторжный. Но самое главное отличие от всех остальных - ты сам определяешь, что тебе надо. И кстати, в своих ошибках винить некого, ты так и так будешь крайним.

Чтобы начать работу по этой специальности, достаточно иметь лицензию пилота на управление малым судном и окончить краткосрочные курсы при Управлении картографии. Правда в этом случае будут доступны только простейшие и не самые высокооплачиваемые работы, но со временем и при надлежащем старании можно рассчитывать на рост своих доходов.

Так как же картографы зарабатывают свои деньги? Есть несколько вариантов, и рассмотрение способов заработка начнём с простейшего. Это проверка торговых и пассажирских маршрутов на предмет появления блуждающих или кочующих червоточин. Чаще всего такую работу выполняют выпускники тех самых курсов. В системах с развитой планетой или крупной станцией такую работу можно считать безопасной.

Трассы, на которых достаточно оживлённый трафик, обычно дополнительно охраняет полиция, так что начинающие картографы вполне обоснованно рассчитывают на их защиту при работе на таких маршрутах. И порой начать работать можно, даже не имея собственного корабля и оборудования, всем необходимым обеспечит Управление. Правда и заработок таких "дырочников", их ещё называют "трассерами", не будет превышать среднего дохода специалиста по ремонту бытовой техники.

Лучше подготовленные и получившие кое-какой опыт "дырочники" работают в более отдалённых местах, и соответственно, получаемый ими доход сопоставим с заработком квалифицированного техника по обслуживанию космических кораблей. Что в первом, что во втором случае работа достаточно рутинная и однообразная. Управление давно определило точки, в которых необходимо разместить зонды и выполнить ряд обязательных простейших операций.

Эту процедуру по проверке точек пространства способен проконтролировать искин судна, так что Управление всегда может отследить все действия оператора, тем самым подтвердив или опровергнув достоверность полученной информации. Как оказалось, Управлению использовать таких специалистов выгодней, чем создавать автоматизированные лаборатории и посты наблюдения за пространством.

Другая, не менее обширная область деятельности - проверка отдалённых систем и всех выявленных случаев, влияющих на безопасность полётов. Управление картографии работает в единой связке с Управлением Навигации. Кстати, такая же система распределения и взаимодействия различных структур действует во всех государствах Альянса, стандартизация охватывает не только технику, но и другие сферы жизни общества.

При полётах в отдалённых системах пилоты и навигаторы часто сталкиваются с какими-то непонятными явлениями, изменением навигационной обстановки, например смещением астероидов или появлением новых препятствий и помех на обычных маршрутах. Обо всех таких явлениях сообщается в Управление навигации, а оно передаёт их для анализа в Управление картографии. По утверждённым правилам всеми подобными случаями занимается именно оно.

В таких случаях обычно требуется разбирательство на месте появления подобных отклонений. Такая работа доступна только подготовленным специалистам, выпускникам специализированных подразделений, имеющим соответствующий опыт и лицензию картографа. Уже сами требования к специалисту, допущенному к этой работе, говорят о знаниях и умениях, предъявляемых к такому "дырочнику". И уровень опасности в этом случае гораздо выше, чем при работе "трассером".

Достаточно сказать, что не менее трети подобных исследований заканчивается гибелью или исчезновением картографа. Зачастую разбираться с подобными случаями вместе с картографом отправляют прикрытие, чаще всего носитель перехватчиков. Наверное не стоит говорить, что Управление картографии, как и навигации - полувоенная организация, и если не является подразделением флота, то очень тесно с ним связано и подчиняется действующим там правилам.

При всех опасностях и рисках подобной работы она оплачивается вполне достойно. Заработок такого специалиста сопоставим с доходом не самой маленькой фирмы, причём он освобождается от налогов. Стоит ещё отметить, что как и работа "трассеров", эти исследования и проверки являются обязательными, так что Управление картографии прикладывает максимум усилий для обеспечения безопасности на действующих маршрутах.

А если при выполнении этих заданий Управления "дырочник" находит и описывает новую червоточину, особенно если она ведёт в другую реальность, то его вознаграждение становится еще больше, хотя и это не предел в доходах картографов. А вот вершиной его мастерства, а заодно и уровня оплаты, является описание неизвестных систем.

На это способны только профессионалы высшей квалификации, которых не так уж и много. Да и само исследование новых систем не самое востребованное действие, хотя полученный результат всегда воспринимается положительно и хорошо оплачивается. Даже в том случае, если проведено только описание системы и получена навигационная обстановка и не обнаружены червоточины.

Исследования неизвестных миров чаще всего проводятся хорошо подготовленными экспедициями, в состав которых обязательно входит несколько носителей. Однако можно констатировать, что в последние десятилетия число таких экспедиций сократилось, хотя целый ряд корпораций, в первую очередь шахтёрских, крайне заинтересованы в открытии новых систем.

Стоит упомянуть ещё один способ заработка картографов. Это фриланс. Многие "дырочники", полностью освоив все тонкости своей профессии, начинают работать самостоятельно. Уровень их доходов позволяет при необходимости привлекать для собственной защиты отряд наёмников. Фрилансеры обычно исследуют неизвестные или плохо описанные системы, а таких очень много.

И чаще всего они заняты поиском новых ресурсов, сведения о которых предлагают корпорациям. Вознаграждение за нахождение подобных систем может достигать заоблачных высот, вплоть до того, что корпорации готовы платить отчисления от добытых ресурсов. В этом случае, как говорится, игра стоит свеч - можно очень сильно рискнуть и потом до конца долгой жизни не знать забот и горя.

Статья "Как зарабатывают картографы". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


- И помни, Тим, мы все тебя очень ждём. А мне кроме этого интересно, какие результаты покажет наша методика сканирования пространства и как поведёт себя новое оборудование.

Да, заканчивался период пребывания в обжитых местах, меня ожидал дикий космос и новые миры. Прошло уже пять месяцев после окончания постройки "Бродяги", и только сейчас я понял предусмотрительность учителя, заставившего меня подписать контракт "трассера". Это оказалось вызвано совсем не теми причинами, о которых я думал, и не имело никакого отношения к моим возможностям.

Проработав три месяца в ближнем пространстве, я просто испытал свой корабль в реальных условиях эксплуатации. Были выявлены мелкие неисправности, кое-какие нестыковки в конструкции, так что теперь после устранения всех замечаний можно было без опасений отправляться в дальнее путешествие. Цель опять же подсказал Фрэнк.

Надо сказать, что за это время наши отношения изменились, и причём кардинально. Если раньше я больше воспринимал их как учителей и наставников, помогавших мне осваивать выбранную профессию, то сейчас они стали более тёплыми, можно сказать, родственными. Ровное, уважительное и доброжелательное отношение стало в какой-то степени более доверительным и близким.

Эти люди - Марио, резкий и жёсткий человек, а за стеной укрывавшей его брони мягкий и доверчивый. Карл - внешне добродушный и воспринимаемый как простоватый и недалёкий человек, на самом деле обладал железной волей и поразительной целеустремлённостью. Фрэнк - суховатый и несколько педантичный, а на самом деле мечтатель и романтик - стали для меня едва ли не новой семьёй.

И как мне казалось, это чувство было взаимным. Время, проведённое в рубке космического корабля и на стапеле при его строительстве, сблизило нас, породив чувства открытости и доверия. Так что можно сказать, что я если и не нашёл новую семью, то во всяком случае, меня приняли в число своих.

Обсуждение дальнейшего маршрута моих изысканий вызвало достаточно много споров. Мне хотелось лететь куда глаза глядят, как говорил папка - мчаться, задрав хвост и сломя голову, пытаться разгадать все тайны мироздания, открывать новые миры и искать неведомых существ, устанавливать контакты с другими разумными. Ведь космос так огромен, и не может быть, чтобы где-то, в ещё неведомых углах, их не было.

Как-никак, но я всё-таки был ещё молод и мой юношеский романтизм никуда не делся. Но Фрэнк мой порыв если не пресёк на корню, то во всяком случае направил в нужное русло. Во-первых, говорил он, надо довести начатое дело до конца. А у нас есть новая методика исследования пространства и оборудование для проведения необходимых работ. Так что именно это должно стать приоритетной целью.

Во-вторых, надо повысить твою квалификацию картографа и пилота, что позволит некоему Тиму в дальнейшем стать более независимым и откроет ему новые дороги, не выделяясь из общей массы и не вызывая дополнительного интереса к своей личности со стороны. Как говорится, происходит обычный рост мастерства, и ничего более.

И в-третьих, любая независимость должна иметь под собой надёжный фундамент, а значит, необходимо заняться материальным обеспечением своего будущего. Ничего возразить на сказанное я не мог, так что пришлось согласиться с предложенным им планом. Правда, лететь предстояло хоть и не в дикие, но в редко посещаемые места, так что хоть частично, но мои пожелания сбывались.

По своим каналам Фрэнк узнал, что Управлению необходимо провести проверку системы Никея, расположенной в пятнадцати переходах отсюда. Если посмотреть на карту, то существовали достаточно близко две соседние, плотно заселённые области пространства, в каждой из которых было несколько кислородных планет и обширные астероидные поля, богатые ресурсами.

Связывала их дорога из пяти червоточин, обеспечивающих устойчивое и хорошо отлаженное сообщение между этими областями пространства. Но существовала ещё одна дорога, гораздо менее посещаемая и занимающая больше времени. Подозреваю, что ею чаще пользовались пираты и прочие криминальные элементы, но у военных этот путь служил резервным маршрутом движения. Да и купцы порой им пользовались.

Так вот, на этой дороге, по сообщениям разведки, стали происходить какие-то непонятные явления и пропадать одиночные корабли. Хотя одиночки могли пропасть где угодно, но Управлению требовалось установить причины, и если нужно, привлечь к этому делу флотских. Лететь в такие отдалённые места никто не хотел, а послать сопровождение вояки не считали нужным, пока не будет установлена причина происходящего.

Так что оплата за этот контракт была достаточно высокой, и кроме того, по расчетам Фрэнка, в тех местах должна располагаться не одна, а несколько ещё неизвестных червоточин. Вот он подсуетился, и эту работу поручили мне. Как официально зарегистрированный фрилансер, да ещё с соответствующими сертификатами, я мог её принять.

Ну а неофициально после возвращения я мог рассчитывать на получение квалификации картографа второй категории. Первоначально никто не хотел отпускать меня одного, Марио даже был готов взять отпуск и полететь вторым пилотом, но вовремя вспомненная папкина поговорка - "Нельзя научиться плавать, самому не переплыв реку", расставила всё по своим местам.


- Удачи тебе, Малыш, - эти слова Марио выразили общее отношение трёх людей, наблюдающих за отлётом Тима.

- Пусть космос будет к тебе милостив, - добавил своё пожелание Карл.

- А твой поиск успешным, - высказался Фрэнк.

- Я всё-таки сомневаюсь, правильно ли мы поступили, отправив его одного, - прервал наступившее молчание Карл.

- Не сомневайся, - Фрэнк был категоричен. - Мы дали ему всё, что смогли, и сейчас именно от него самого зависит, что в итоге получится. Чтобы стать настоящим бойцом и правильно оценивать собственные силы, ему надо попробовать крови. И только тогда из хорошо обученного пса вырастет настоящий волкодав. Помочь себе в этом может только он сам.

- Да понимаю я всё. Умом. А на душе пустота, как будто часть себя потерял.

- Не мучайся, Карл, мы все через это прошли. Как там поётся в одной из тех песен, что нам подарил Слав, кажется так: "Мы не успели, не успели, не успели оглянуться, а сыновья, а сыновья уходят в бой".


- Ну, что, Мелкий, покажи, как ты курс проложил? - поинтересовался я у штатного искина. Именно такое имя он получил.

- А почему сразу Мелкий? - поинтересовался второй искин. Его я, кстати, недолго думая, назвал Старшим. Тоже понятно, как-никак по своим возможностям штатный искин с ним даже рядом не стоял.

- Не царское дело такой мелочью тебе заниматься, - ответил я ему.

Ну да, у меня вошло в привычку разговаривать со своими искинами. И если Мелкий к этому был как-то равнодушен и выполнял по большей части только прямые указания, то Старший был довольно любопытен, и порой у нас с ним проходили очень даже интересные беседы.

Дорога началась вполне предсказуемо, волнения и беспокойства первых минут ушли, привычная обстановка рубки корабля обеспечивала чувство уверенности в собственных силах и благополучном выполнении порученной миссии. Каким бы опытным путешественником человек ни был, как бы он ни стремился к новым мирам и ожидающим его там чудесам, дорога в жизни любого всегда занимает особое место.

Она живёт своей, для многих непонятной, но от этого не менее насыщенной и интересной жизнью. И если ты согласен с её законами и требованиями, подчиняешься её правилам, любое путешествие, пусть даже при этом будут происходить разные неприятности, не станет обременительным. И наоборот, попытка действовать наперекор Дороге, обеспечит плачевный результат. Может быть и не сразу, но итог таких действий предсказуем.

Так что моё путешествие происходило мирно и спокойно. Это меня довольно сильно удивляло. Где толпы кровожадных пиратов, штурмующих любой корабль? Где засады, погони, отчаянные схватки и красавицы, ожидающие спасения? Именно так выглядело любое путешествие на экране визора, взять хоть сериал, хоть отчёт об исследовательской экспедиции.

Я же двигался вполне спокойно, космос был пустынен, правда на экране радара постоянно присутствовали отметки кораблей или каких-то сооружений, но они находились далеко и не представляли для меня ни опасности, ни интереса. Я иногда дежурил за пультом управления, но по большей части занимался изучением новых баз, тренировался, слушал музыку из папкиной коллекции, что сохранил Карл, в конце концов, ел и спал.

Конечно, всё это относилось к полётам внутри системы. Переходы через червоточины выполнялись в режиме повышенной готовности к неприятностям, как того и требует Устав. Один переход сменялся другим, но всё было штатно. Порой, правда, надо было ждать в очереди и пропускать другие корабли, но подобное было редкостью, и в таких местах обычно дежурила полиция или корабли Управления навигации.

А за два перехода до цели после преодоления червоточины на меня напали. Произошло это в системе Дипс. Корабль к этому моменту уже покинул пусть и мало, но обитаемые территории. Они остались на расстоянии трёх переходов позади. А здесь были пустые места, в которых лишь изредка пролетали случайные корабли.

Вход в червоточину и само её преодоление прошли штатно, и теперь "Бродяга" мёртвым куском железа, в который превращается каждый корабль после подобной процедуры, медленно, по инерции двигался прочь от дырки.

Воздух внутри был откачан, я в скафандре лежал в пилотском ложементе и с помощью оптических датчиков осматривался вокруг, когда неожиданно по корпусу пошла вибрация, будто кто-то начал часто и сильно по нему колотить. Сразу после этого стал виден перехватчик, стреляющий по мне из какого-то оружия. Судя по внешнему виду, он был сильно устаревшим, но самое плохое, что их было много, я успел насчитать восемь штук.

Остальные были более современных моделей, пожалуй, вечер перестаёт быть томным. Не знаю почему, но в голове у меня зазвучала старинная песня из папкиной коллекции, мне предстоял первый в моей карьере реальный бой с пиратами. А я не то чтобы пел, выкрикивал и рычал слова песни, но не забывая при этом управлять кораблём, стрелять и маневрировать.

- Чёрный ворон, черный ворон,

Так, хватит сопли жевать! Рванул ручку запуска ускорителей. Сработали, отлично, бот хоть и медленно, но начал разгоняться.

- Что ж ты вьёшься надо мной,

Сорвать блокировку нейка, аварийный запуск реактора, теперь только ждать его выхода на устойчивый режим работы.

- Ты добычи не дождёшься,

Странно, большинство перехватчиков не стреляют. Видимо, проспали моё появление, только один и среагировал. И это хорошо! Выдвинуть из корпуса маневровые.

- Чёрный ворон, я не твой.

А нет, начали маневрировать, пытаются взять на прицел. "Бродяга" разгоняется, так что на какое-то время я вышел из-под прямой атаки. Но это ненадолго.

- Что ж ты когти распускаешь Над моею головой,

Ухожу свечой верх, отлично, маневровые сработали. Слабо разогнался, бот еле шевелится, но ускорители ещё работают.

- Ты добычу себе чаешь, Чёрный ворон я не твой.

Им ещё работы секунд на десять, должно хватить. Так, перехватчики рванулись за мной, чуют, сволочи, что добыча с крючка сорвалась. Торопятся, пошли за мной вверх.

- Завяжу смертельну рану Подарённым мне платком,

А я резко вниз. Ух, зело борзо, аж в глазах чернота. Терпи, Тимка, терпи! Всё-таки я неплохо ускорился, но по прямой не уйду, достанут. А и не буду уходить.

- А потом с тобой я стану Говорить всё об одном.

А теперь опять вверх. Чернота перед глазами. Очухался, хорошо. А вы ребята попали, прозевали мой манёвр, теперь вы впереди, я сзади, а вы у меня на прицеле. Ракеты, пуск!

- Полети в мою сторонку, Скажи маменьке моей,

Есть попадание, двоих разнесло на кусочки. Отлично, реактор заработал, режим устойчивый, хотя мощности маловато. Запускаю электронику и искин. На двигатели ещё не хватает мощности.

- Ты скажи моей любезной, Что за Родину я пал.

Ускорителям хана, своё отработали. Запустить ещё? Нет, сейчас двигатели заработают. Искин запустился. Старший, обстановку на экран. Как только реактор будет готов, запуск двигателя. Ухожу влево. Вовремя, стреляют, но мимо.

- Отнеси платок кровавый Милой Любушке моей,

А теперь вправо, пристрелялись, гады. Ура! Двигатели заработали. Теперь потанцуем!

- Ты скажи, она свободна, я женился на другой.

А вы ребята попали. Из правого поворота свечой вверх, переворот и ударить сверху вниз. Классика, однако.

- Взял невесту тиху стройну В чистом поле под кустом.

Первый в прицеле курсовой пушки, и нет его. Чуть довернул - ещё один. Жадность фраера сгубила, уход в сторону и вниз.

- Обвенчальна была сваха Сабля острая моя.

Повторение мать учения, шустрее надо быть, ребятки, шустрее. Расслабились вы тут на спокойной жизни. И опять атака снизу. И ещё два шустрика готовы.

- Калена стрела венчала Среди битвы роковой.

Ну а здесь просто, захват ракетами, пуск.

-Чую, смерть моя подходит, Черный ворон я весь твой.

И со смертью последнего пирата в моей голове прозвучали последние аккорды песни. Что это было? Не знаю. Разбираться потом буду.

- Старший, доклад.

- Вокруг всё чисто, не наблюдаю никого.

- Как "Бродяга"?

- Все узлы и механизмы работают штатно. Есть незначительные повреждения покрытия корпуса. Маскировочные свойства ухудшены. Необходим ремонт.

- Будет тебе ремонт, но немного погодя. Сейчас нам надо узнать, кто это такие и откуда они тут взялись. Значит так, готовь своих дроидов, надо проверить все обломки и найти уцелевшие искины. Ну или то, что их заменяет. Да, не забудь зафиксировать это побоище, нам потом ещё придётся доказывать, откуда мы такие данные получили.

- У меня сохранилась запись боя с момента моей активации.

- И это сохрани. Но всё потом. А пока наша цель - искины.

Нашлось всего два исправных искина. Так что, сняв их с обломков перехватчиков, оставив немного в стороне от места сражения два зонда, работающих в пассивном режиме, я ушёл в астероидное поле и там затаился. Система оказалось достаточно любопытной. В ней было четыре планеты, судя по имеющимся данным - к жизни непригодны. А по краям располагались астероидные поля.

Опять же по тем же самым данным, ценных минералов в них не обнаружено. С точки зрения освоения системы - ничего интересного, таких в космосе пятнадцать на дюжину. А вот для пиратов она подходит в самый раз. Червоточины располагаются по краям, и чтобы добраться от одной до другой, придётся пролететь через всю систему. А на такой длинной дороге можно найти не одно удобное место для засады.

Затаившись между астероидами, я четыре дня наблюдал за происходящим. Точнее, что-то начало происходить только на второй день наблюдения. К месту засады прибыла новая восьмёрка перехватчиков, и обнаружив только останки своих подельников, подняла страшный шум. Итогом интенсивного радиообмена с базой стало возвращение пиратов на место дислокации для обсуждения произошедшего и принятия мер.

За время моего вынужденного сидения в засаде, Старший взломал оба вражеских искина и получил координаты расположения вражеской базы. Как оказалось, там базировались "Дорожные хакеры", средняя по размерам, довольно широко распространённая и хорошо известная на территории Альянса банда пиратов, они предпочитали для охоты выбирать отдалённые, редко посещаемые трассы.

Видеонаблюдение за действиями пиратов на месте неудавшейся засады, перехваченные радиопереговоры и данные, полученные от искинов, на мой взгляд, позволяли установить причину таинственного исчезновения кораблей в этом районе. Но это не значит, что можно возвращаться домой. Моё приключение продолжалось, и необходимо было выяснить, что же произошло в системе Никея.

Так что пока пираты собирали останки своих приятелей, я, выждав ещё несколько дней среди астероидов, а заодно восстановив повреждённое покрытие корпуса и поставив новые ускорители вместо израсходованных, отправился дальше. До Никеи осталось ещё два перехода, и обошлось без каких-либо сюрпризов. Видимо, пираты ещё разбирались с последствиями моего посещения системы Дипс.


Первым делом, добравшись до места, я занялся развешиванием датчиков по всей системе. Ничем особым из числа похожих она не выделялась. Шесть планет, жизни нет ни на одной, червоточины расположены достаточно далеко друг от друга. На пути движения от одной до другой чистое пространство, астероидные поля расположены в стороне и движению не мешают.

Система относительно исследована, был проведён первичный осмотр, обнаружены точки перехода, и на этом всё закончилось. Так что мне есть над чем поработать. В первую очередь занялся картографированием. А это подразумевает не только описание системы, но и характеристики движения всех имеющихся в ней объектов, а также ресурсов в астероидных полях.

Развешанные датчики собирали всю информацию по системе и передавали её Старшему. Для анализа ресурсов в астероидном поле были запущены несколько дронов, на которые установлены шахтёрские сканеры, пробивающие лучами скопление камней в глубину на триста километров и определяющие наличие в них тех или иных минералов. Для получения полной картины, дронов приходилось запускать по несколько раз и по разным маршрутам.

Дело это несложное, но муторное и долгое. Пока дрон в баллистическом режиме пролетит вдоль астероидов, пока искин обработает информацию и примет решение о новом запуске дрона и маршруте его движения, время тянется медленно-медленно. Но у меня было своё занятие. Я проводил сканирование пространства, причём сравнивая при этом результаты, полученные по различным методикам.


Прошло уже три месяца, как я картографирую систему Никея. И все мои потуги ни к чему не приводят. Нет в системе ничего, что могло бы каким-то образом сказаться на безопасности движения. А именно это волнует Управление в первую очередь. Я не один час просидел над картой системы и результатами сканирования пространства, пусто тут. Нет ничего или я не там ищу?

Имеющиеся в теории данные о расположении обнаруженных червоточин свидетельствуют об одном - все они располагаются открыто, в стороне от планет, их спутников или иных крупных объектов. Разве что несколько легенд, в том числе об Эдеме, свидетельствуют о том, что червоточины находили в астероидных полях. Так что, если чёрную кошку не нашли в тёмной комнате, это не означает, что её там нет?

Или плохо искали, или не там. Всю систему я уже прошерстил и ничего не нашёл. Астероидные поля просветил, правда не все, но и сделанного объёма исследований более чем достаточно для предварительного картографирования. Больше могут сделать только специализированные экспедиции, а не одиночка. А это что значит? Надо лезть вглубь астероидного поля.

Не факт, что в том огромном массиве камней мне удастся что-то найти, но попробовать стоит. Какая-то совершенно безумная задача, тут несколько огромных полей летающих булыжников, и чтобы их все проверить, мне придётся ползать среди них не один десяток лет. Попробуем включить голову и найти хоть что-то, способное послужить подсказкой.

"Дырки", что я про них знаю? Много чего, и в то же время ничего. Но при всём обилии всяких разных сведений, известно, что они не располагаются рядышком. Хотя если такого никто не видел, это не значит, что подобного не может быть никогда. Что ещё? А больше ничего в голову не лезет. Исходя из критерия отдалённости червоточин друг от друга, наиболее подходящим будет дальнее скопище камней.


И я полез в это месиво. Правда сначала сколько смог облетел сам, да ещё и дронов своих заставил полетать. И какое-то подобие дороги, нет, скорее несколько щелей и проходов в каменном месиве нашёл. Туда и полез, да ещё помня легенду о Греге, ставил на своём маршруте маяки, благо недостатка в них не было. Честно говоря, если бы заранее знал, во что ввязываюсь, не решился бы. А так пришлось идти до конца.

Фактически, мне приходилось просто пробираться между камнями. Дороги к середине поля я не знал и ориентировался только по указаниям Старшего, который отслеживал пройденный путь. А кроме всего прочего, я не был уверен ни в чём, искомой червоточины может не оказаться и в самой середине астероидного поля, а если она и существует, то может располагаться в любом другом месте этой кучи камней.

Вероятно, тут была другая дорога среди астероидного поля, но я если не ломился напролом, то двигался туда, куда получалось. Хотя размеры этого скопища камней были очень даже немаленькие, у меня порой возникали сомнения, доберусь ли я до своей цели.

Иногда приходилось возвращаться назад, выбираясь из тупиков, иной раз протискиваться между камнями, молясь только об одном, чтобы они не сдвинулись с места. А то ведь раздавят и не заметят мой бот. Но к счастью, астероидное поле было спокойное, и камни просто висели в пустоте. И вдруг всё кончилось. Я оказался на свободном от булыжников пятачке.

Свободным он, конечно, был относительно. Здесь плавали в разных направлениях различной величины камни, но это было просто мелочью по сравнению с пройденным путём. И в данном случае не требовалось никакого сканирования пространства - на противоположной стороне этого пустого пятачка просматривалось слабое зеленоватое сияние, указывая на расположение червоточины.

Даже отсюда, с расстояния нескольких сотен метров, было заметно, как некоторые камни, попадая в область свечения, исчезают прямо на глазах.

- Старший, фиксируешь происходящее?

- А как же. У нас всё по правилам, увидел - зафиксировал, - ответил тот.

Я не стал ждать, если начну раздумывать, что делать, лезть или не лезть в эту дырку, точно не полезу. А так, действуя на рефлексах, начал подготовку к прохождению червоточины. "Бродяге" придать небольшое ускорение в её сторону, поставить заглушку на нейк, отключить искин, электронику, реактор, двигатель. Надеть очки и получить возможность обозревать окружающее пространство через оптические датчики.

"Бродяга" плавно надвигался на светящуюся область. Вот в неё вошёл нос корабля, продвижение становится всё глубже, меня охватывает полная темнота, небольшая вибрация, редкие удары чуть-чуть встряхивают корабль, и вдруг разом темнота исчезает. Вокруг какая-то серая мгла, которая наступает перед рассветом, когда ночная темень ещё не прошла, а дневной свет только-только начал проявляться.

Видимости почти нет. Одно радует - никто не нападает. Провожу в обратном порядке процедуру рестарта оборудования. Всё проходит штатно. Заработал искин, бортовая электроника. На экранах появилась неизвестная система. Почти погасшая звезда, что-то типа местного солнца, еле-еле обеспечивает хоть какое-то освещение. В системе находится шесть планет, несколько астероидных полей.

Ничего больше сказать не могу. Оптические зонды информации не дают, хорошо, что радары позволяют оценить обстановку.

- Старший, давай определяйся, куда нас занесло. Что-то я о таком и не слышал.

- Немудрено, - ответил искин. - Судя по всему - это другая реальность. Оценка пока предварительная, её надо будет уточнять, но нет ни одной знакомой опорной звезды. Так что, похоже, Тим, ты нашёл переход второго типа и попал в какое-то другое пространство.

- Ну ничего себе, кажется, я действительно попал! Ты, Старший, всё-таки поищи хоть что-то знакомое, а ты, Мелкий, повесь здесь маяк и направляйся к ближайшему астероидному полю. Да, и ещё. Старший?

- Слушаю, Тим.

- Постарайся просканировать планеты. Может там кто-то живёт, или хотя бы есть кислород.

- Принято.

В общем, проторчал я в этой системе, названной мною Второй (сокращение от Никея Вторая), два месяца. Все выводы, сделанные при первичном беглом осмотре, подтвердились. Это не наша реальность, и получается, я действительно открыл червоточину второго типа. Планеты в системе мёртвые, хотя может быть там и есть какая-то жизнь, но мне заниматься её поисками было некогда.

У меня заканчивалась еда, так что мне надо было собираться домой. Я и так уже превысил расчётный срок автономного полёта, а ему ещё и конца-края не видно. Почему? Так я ещё червоточину на обратный переход не проверял, вот будет хохма, если мне придётся тут остаться жить. Так что я пока провёл хоть какое-то первичное исследование системы.

Нет, я нисколько не сомневался, что обратный переход будет выполнен, так что больше готовился к тому, чтобы дороже продать информацию об открытой червоточине. Мои исследования показали, что здешние астероидные поля богаты редкой и дорогой рудой. Причём здесь присутствуют несколько типов таких руд. Так что для шахтёров здесь будет настоящий рай.

И это я копнул только с краешка, и одно астероидное поле. Для полного исследования моих сил явно недостаточно, я и так сделал больше, чем предписывалось инструкцией. Два малых контейнера были забиты образцами руд, которые сумели наковырять дроиды. Но своих дронов погонял, по краю поля они прошли достаточно много, так что разговор должен быть предметным, здесь очень богатое место.


Ну вот и всё, работы во Второй конечно ещё выше крыши, но хорошего, как говорится, в меру. Да и запасов маловато. Если с воздухом проблем нет, то положение с едой и водой внушает опасения.

- Старший.

- Да, Тим.

- Всё загружено, ничего здесь не забыли?

- Полный порядок, ничего не оставили.

- Тогда давай потихоньку двигаем к "дырке", пора домой лететь.

И мы полетели. Подготовка к переходу, сам переход и выход из червоточины прошли штатно. Только оказавшись на знакомом пятачке и увидев камни, выпившие столько крови по дороге сюда, почувствовал огромное облегчение. Всё-таки удалось вернуться из сумеречного мира в свой. И ничем не описать то чувство эйфории, охватившее меня, когда понял, что моя авантюра завершилась успешно.

Ну не завершилась пока, ещё предстоит пройти через астероидное поле, как-то проскользнуть мимо пиратов и преодолеть почти через два десятка червоточин, чтобы добраться до дома.



Глава 8



Исповедь "Тени"

Примечание редактора. Мы долго не могли решиться опубликовать данный материал в таком виде. Но в конце концов оставили всё как есть. Решающим стал довод, что когда писалась эта "Исповедь", человек рассчитывал быть услышанным. Так что всё изложенное ниже - действительно рассказ одного из могущественных людей далёкого прошлого.

Не менее, чем содержание, интересна и история обнаружения "Исповеди". Как обычно бывает с историческими документами прошлого, всё произошло случайно. Разбирали архив, принадлежащий одной небольшой организации, правда слово "разбирали" не слишком подходит к происходящему. На самом деле дроиды просто вытаскивали барахло, оставшийся от прежних хозяев мусор, и готовились к его вывозу.

Неизвестно, чем заинтересовал мимо проходившего клерка выпавший из общей кучи диск. И почему потом этот человек решил выставить записанную на нём историю на продажу. Во всяком случае, мы должны быть благодарны всему произошедшему, оно позволило приоткрыть маленький кусочек тайны. Правда, остаются некоторые сомнения в подлинности описываемых событий, но подробности, отмеченные привлечёнными нами экспертами, свидетельствуют, что история похожа на правду. Итак, перед вами исповедь лидера Теней.

- Сила. Именно она всегда определяла место человека в жизни. Она многогранна, и порой не важно, в чём она проявлялась - в умении убивать, воровать, приказывать, врать и обманывать - всё это её различные стороны. Но сила никогда не бывает подчинённой, кто встал на путь служения ей, испытал те ощущения, что она даёт, всегда будет идти до конца, заставляя подчиниться ей, а в конечном итоге себе, всех и вся.

Есть старинная легенда - победитель дракона, завладевший его сокровищами, сам становится драконом и новым их хранителем. И в этом случае богатства, сила, которую они дают, ломают человека. Нельзя быть чуть-чуть беременным, ты или принимаешь силу, или она тебя убивает.

Всё началось давно, в системе Геена. Различные государства и людские образования недавно договорились о создании Альянса, и он ещё был только формальным объединением. Сила была в руках отдельных государств, но и её начинали растаскивать отдельные кланы, корпорации и просто амбициозные люди. Всё покупалось и продавалось, а если нет - то воровалось и отбиралось, в противном случае обладатель нужной вещи или дара умирал.

И тогда мы, группа патриотов родного государства при тайной поддержке его правителя, создали общество "Тень". Официально нас не существовало, но мы были в курсе всего, что творилось на планете и в ближнем космосе. И выступали в роли карающего меча для всех нарушителей закона и людской морали. Воры, убийцы, предатели и многие другие вдруг и неожиданно для окружающих стали умирать. Со временем это вызвало некоторое уменьшение уровня беспредела, воцарившегося в моём мире.

Сейчас я понимаю, что это была попытка идеалиста принести в мир свои убеждения и заставить его им следовать. Но тогда всё выглядело иначе. Организация росла и крепла, "Тень" контролировала целый сектор космоса. Мы защищали планеты от вторжения соседей, уничтожали пиратов и бандитов, наращивали свою силу. И она нас сломала.

Сначала были первые случаи принятия благодарности в виде денег или каких-либо подарков. Потом это стало практикой, а затем вылилось в выполнение заказов. Затем заказы стали приниматься без проверки, лишь бы оплата была достойной, ну а потом деньги стали брать просто за защиту. Победитель дракона сам становится драконом. Сила нас сломала.

И теперь тайное общество "Тень" превратилось в обычную криминальную организацию, сосущую деньги из всех остальных. И вот сегодня состоялась последняя попытка вернуться к изначальным целям. Я, Ганс Рейсман, верховный координатор "теней", вместе со своими сторонниками собрал общий съезд нашей организации. И мы проиграли. Нам не удалось, несмотря на весь наш авторитет, убедить остальных вернуться к прежним целям.

У меня последний шанс искоренить то зло, что "тени" принесли в этот мир. Сейчас я воспользуюсь своим правом координатора и приведу в действие закладку, внедрённую во все корабли "теней". Они будут взорваны, а заодно будет уничтожена наша станция Даха. Это всё, что может сделать моя сила, побеждённый должен умереть.

Мнение эксперта. Вот такая исповедь последнего лидера "Теней". Остаётся добавить, пользуясь терминологией автора, что и сила небезгранична, и не каждому открывает новые возможности. Точных дат установить не удалось, но по косвенным признакам удалось выяснить, что окончание времени властвования "теней" совпало с появлением пиратского клана "Изгоев".

Очевидно, что Ганс Рейсман был далеко не первым координатором "Теней". Скорее всего, это общество существовало множество лет и оказалось достаточно могущественным, чтобы реально контролировать не один сектор космоса. Но мирская слава скоротечна. Можно предположить, что гибель верхушки "Теней" привела к тому, что отдельные члены могущественного объединения, предоставленные сами себе, скатились до обычного пиратства. Печальная история.

Статья "Исповедь "Тени"". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


В домашней системе моё возвращение прошло буднично и незаметно. Диспетчер, видно новенький, ни я его, ни он меня не знает, направил корабль на парковочную орбиту. Я обратился в "Школу", попросился к ним в ангар, и после небольшой перепалки Марио с диспетчером, последний меня перенацелил к нужному ангару.

Сама обратная дорога выдалась спокойной. Сначала я быстро добрался до ближайшей станции, причём не стал возвращаться старым путём, остерегаясь засады пиратов, а полетел дальше по цепочке червоточин. Как я и предполагал, пираты контролировали только одну систему, и на меня никто не нападал. А может, уже ушли на новое место, хотя вряд ли, думаю, тут они обосновались крепко.

На станции пополнил свои запасы, а потом уж полетел домой. Тут мне тоже повезло, попался попутный караван, и самую опасную часть пути я пролетел под охраной. Узнав, что я картограф, да ещё на задании, с меня даже плату не взяли. Так что всю дорогу я по мере возможности отдыхал, обрабатывал полученные результаты и готовился к закрытию контракта на картографирование Никеи.

А вот встреча в Школе была совсем другой. Едва "Бродяга" занял своё место в ангаре и в нём восстановилась нормальная атмосфера, вошли все трое моих Учителей. Я и сам не выдержал и бросился им навстречу. В душе разгоралось тёплое чувство, порождая ощущение умиротворения, спокойствия и защищённости. Мол, все опасности позади, дорога кончилась, и ты под крышей родного дома.

Меня конечно же пообнимали, похлопали по плечам и спине, поругали, что так долго отсутствовал, похвалили, что вернулся цел и невредим и сохранил корабль, а потом потребовали полного отчёта. Мы прошли в соседний ангар, где располагалось хозяйство Карла, там у него был оборудован небольшой кабинетик с рабочими местами, экранами и выходом в инфонет. Его часто использовали как комнату совещаний при возникновении сложностей во время ремонта.

Понимая, что это далеко не последнее обсуждение моего путешествия, и всё произошедшее будет ещё неоднократно рассмотрено и ни одна мелкая деталь не окажется забыта и отброшена, я изложил события в достаточно краткой форме. Главное - сообщить основные результаты, подробности можно обсудить потом. Надо сказать, мой рассказ шёл в полном молчании и никто мне не задавал никаких вопросов.

Мне даже стало немного не по себе, и зародились сомнения в правильности сделанного. Свои слова я подтверждал съёмками - кадрами сражений с пиратами и видом останков сбитых перехватчиков, дорогой среди астероидов и изображениями новооткрытой системы. И только знание моих учителей и манеры их поведения, лёгкое похмыкивание Карла, ухмылка Марио и довольный прищур глаз Фрэнка свидетельствовали об их полном удовлетворении сделанным и одобрении.

Наступившую паузу, какую-то тягучую и вязкую, прервал Карл.

- А ты повзрослел, Тим. Теперь тебя даже и малышом не назовёшь, ты уже не щенок, а волкодав. Пусть ещё молодой, но боец. Поздравляю, сейчас для тебя самое главное - не зазнаться.

- Я же говорил, что пока крови не попробует, не повзрослеет, - добавил Марио.

- Как это ни прискорбно осознавать, но детство закончилось, Тим, - высказался Фрэнк. - Я горжусь тобой и рад, что мне посчастливилось поучаствовать в твоём взрослении. Спасибо, сынок, что ты сумел правильно воспринять нашу науку. Это лучший подарок, что может получить любой учитель от своего ученика.

Он немного помолчал, и как-то слегка смущаясь, оглядел своих товарищей. Все улыбались, видимо, мой отчёт пришёлся им по душе. Я встал, и немного запинаясь, честно говоря, в сражении с пиратами не было такого смущения, проговорил.

- Спасибо вам всем, мои учителя. И даже больше, мне хотелось бы считать вас своей семьёй. Честно говоря, я давно так считаю. Никого ближе вас у меня нет. Так что не удивляйтесь, если порой я буду прибегать к вашей помощи. Да и сам сделаю для вас всё, что могу. А для начала примите от меня в дар открытую червоточину. Ведь в этом значительная часть вашего труда.

Я не сомневаюсь, что Фрэнк сумеет хорошо её продать. Мне это не удастся. Пусть вырученные деньги будут вашей собственностью и хоть немного скомпенсируют понесённые вами затраты. Отказа не приму и обижусь.

Завершив свой небольшой спич, я поклонился учителям в пояс. Поднялся небольшой галдёж, все что-то пытались говорить, перебивая друг друга, размахивали руками, улыбались, и было заметно, что люди счастливы. И не от тех денег, что получат за открытие новой червоточины, хоть суммы и были вполне приличными, а от моей благодарности и ощущения правильности сделанного.

А потом мы плавно переместились в бар "Червоточина", где шумно и весело отметили моё возвращение. Но время для настоящего отдыха ещё не пришло, мне предстояло отчитаться о выполнении контракта по исследованию Никеи и получить за это деньги, немалые, кстати. Я ведь фрилансер, и никто меня кормить не будет. Так что Фрэнк помог мне подготовить материалы о проделанной работе для Управления картографии.

Там моё появление встретили вполне доброжелательно, да и отношение было дружелюбное. Материалы по картографированию системы Никея приняли без всяких придирок, трофейные искины и координаты пиратской базы передали военным, и насколько я знаю, туда ушла эскадра для наведения порядка. Контракт мой закрыли, деньги выплатили, так что дальше я просто отдыхал.

Морские пляжи на поверхности планеты, модные курорты, ночные клубы, весёлые девочки за пару месяцев заставили меня забыть сумерки Второй Никеи, узкие щели между астероидами, через которые приходилось буквально протаскивать корабль, засаду пиратов и постоянные опасения за свою жизнь. Возникло пресыщение от такого образа жизни, и космос снова потянул меня к себе.

"Бродяга" был проверен и перепроверен, всё работало как часы. Карл даже сумел его немного модернизировать, воткнув дополнительно одну торпеду. А это весомый аргумент в свою пользу при разборках с носителем.

Так что вскоре я опять отправился в рейд картографировать очередную систему по контракту с Управлением и успешно справился со своей работой. Правда, мой второй поход оказался гораздо насыщенней на боевые действия. В этот раз всё прошло, как и описывается в СМИ, пираты несколько раз пытались атаковать одиночное судно, но как говорится, удача была на моей стороне.

Во втором своём походе никаких новых червоточин я не нашёл, и это хорошо. Фрэнк продал информацию о Второй Никее за очень хорошие деньги. И тем самым привлёк к себе и ко мне дополнительное внимание, хотя ничто не указывало на моё участие во всём этом. Так что пока надо будет воздержаться от публикации подобных открытий. Хотя я не перестал заниматься поиском новых "дырок". Вот и сейчас на моём счету появилась ещё, и не одна.

Правда, что с ней делать, я не знаю. Но об этом надо рассказать несколько подробней. Третий мой рейд, из которого я сейчас и возвращался, предусматривал исследование одной системы. У неё не было названия, только цифровой индекс, что даже странно, учитывая её расположение. Не желая запоминать этот набор цифр, я назвал для себя систему Цифровой.

Странно, что расположенная поблизости от транспортных маршрутов система осталась безымянной. Хотя, если принять во внимание, что она тупиковая, ничего странного.

Здесь, видимо, повторилась ситуация с Дишимой, где располагался Полигон, и где я нашёл свою первую червоточину. Видимо, помня об этом и надеясь на мою удачу, меня и отправили картографировать названную систему. И как ни странно, я нашёл, и не одну, а целых четыре червоточины. И опять в астероидных полях. Как говорится, тенденция, однако. А всё получилось достаточно просто.

Попав в эту систему, я быстренько убрался в ближайшие камни, там затаился и начал тупо сканировать пространство в пассивном режиме. Да вдобавок запустил в баллистическом режиме тройку разведзондов, опять же на пассивное сканирование. При таком использовании они становятся почти невидимыми, а собранную информацию раз в день в установленное время отправляют коротким импульсом на "Бродягу".

А мой корабль в режиме невидимости неподвижно висел на краю астероидного поля. Ну не нравилось мне такое положение дел, об этом просто кричали здравый смысл и чуйка. Система, находящаяся поблизости от торгового маршрута, соединяющего "Дорогу" с внутренними областями Конфедерации, не может быть бесхозной. И мои самые худшие опасения подтвердились.

Через три дня наблюдения мои датчики зафиксировали появление неизвестного корабля среди астероидов. Идентификатор у него не работал, так что вывод был однозначный - пират. По данным наблюдения, это был носитель, небольшой, где-то на восемь перехватчиков. И отправился он в астероидное поле на противоположной стороне системы, там и исчез с экранов.

Самое простое объяснение произошедшего - корабль вышел из одной червоточины и ушёл в другую. И всё это в системе, считающейся тупиковой и расположенной рядом с дорогой. Координаты этих "дырок" мои зонды зафиксировали, так что можно считать, что я уже побывал тут не зря. Продолжая наблюдение, я установил, что корабли тут появляются раз в неделю, один носитель уходит, потом ему на смену идёт другой, а первый возвращается.

Тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять - где-то рядом находится пиратская база. Пользуясь таким режимом полетов пиратов, я картографировал систему, частично описал астероидные поля и провёл сканирование свободного от астероидов пространства. Ничего интересного здесь нет, ни червоточин, ни заслуживающей внимания руды.

А потом я затеял авантюру. Головой понимал, что поступаю неправильно, а вот внутренний голос заставил полезть в астероидные поля. И если те, где располагались уже известные червоточины, были редкими, и имелась возможность достаточно свободно летать среди камней, то я полез совсем в другое, самое плотное из имеющихся полей. Ему было далеко до того, с чем пришлось столкнуться в Никее, но и здесь потребовалось приложить немало усилий, чтобы найти дорогу.

И мои ожидания оправдались. Там, в середине астероидного поля была ещё одна червоточина. Честно говоря, я считал свой поступок вполне обоснованным. По сути дела, это был эксперимент. Меня заинтересовал тот факт, что червоточину сопровождает какое-то непонятное свечение. А раз есть свечение, значит, что-то его вызывает, и скорее всего, какое-то излучение.

Да и сама существующая методика, в основе которой лежит измерение потерь при прохождении через пространственную аномалию, вполне допускает, что рассеивание может быть обусловлено влиянием какого-то излучения. Мне пришлось изучить множество материалов по исследованию червоточин, и как оказалось, не я один такой умный. Были и раньше подобные исследования, только результата не дали.

Посоветовался я и с Фрэнком, но он отнёсся к моей идее скептически. В общем, соорудил специальный сканер, позволяющий обнаруживать появление дополнительного излучения в пространстве. Проверил на некоторых червоточинах - работает. Моей задачей являлась проверка этой идеи при поиске в неизвестном месте. И у меня получилось, мой сканер обнаружил новую "дырку".

Правда, дистанция обнаружения червоточины оказалась небольшой, но это уже другой вопрос. Так что моя авантюра себя вполне оправдала. Но если до момента обнаружения "дырки" я оценивал свои действия как правильные, то все последующие - рискованными. Но снявши голову, по волосам не плачут. Так что я полез в новую червоточину. Выполнена обычная подготовительная процедура, и вот я куда-то переместился.

Внутренне сжался, ожидая атаки, но ничего не происходит. Значит, повезло, возможно, что и система необитаема. Визуальный осмотр говорит, что это обычный мир, нет присущих Второй сумерков. После восстановления корабля запускаю электронику и начинаю осматриваться. На сканерах вокруг одни камни, значит, вышел я посреди астероидного поля.

С одной стороны, хорошо, никто посторонний не появится, с другой - возникают трудности с определением местоположения. После недолгих осмотров окрестностей замечаю в окружающих камнях какую-то щель, по которой и решаю двигаться. Через несколько часов протискивания через каменные узости и теснины, выбираюсь на открытое пространство. Точнее сказать, замираю на границе астероидного поля.

- Старший, давай определяйся.

- Уже начал, закончу через двадцать минут.

Передо мной неизвестная система, в ней вижу пять планет и несколько астероидных полей. Никакого движения по системе не замечаю, нет и переговоров. Хотя это ни о чём не говорит. А вот с выводами я, похоже, поспешил. Есть тут людишки, есть. Да они и не особо прячутся, просто смотреть надо внимательней.

- Тим, нет ни одной привычной нам опорной точки. Скорее всего, мы опять прошли через червоточину второго типа. С некоторыми натяжками и допущениями можно определить общие черты со звёздами, наблюдаемыми во Второй. Но это опять же мои предположения, опираться на них не рекомендую.

- А это и не нужно, мне достаточно того, что тут другой, не наш, мир.

- И что нам делать дальше? - поинтересовался Старший.

- То же, что и раньше. Сначала прятаться, а потом запускать зонды. Будем наблюдать и пытаться понять, что тут происходит.

А дальше я стал действовать по уже проверенной методике. Притаился на краю астероидного поля в укромном местечке и запустил зонды. После чего потянулись утомительные дни ожидания. И ждал я не напрасно. Хоть это может показаться необычным и странным, тут, как и в Цифровой, имелось ещё две червоточины.

Я прятался за орбитой пятой планеты, где на разном от неё удалении располагались три астероидных поля. В одном из них находилась та червоточина, через которую я проник. Посередине, между четвёртой и пятой, располагалось ещё одно небольшое скопление камней. Среди них выделялся один просто огромный астероид, вот на нём и была организована чья-то база.

Именно туда возвращались и уходили корабли, проследив маршруты которых, я и обнаружил две червоточины. Судя по трафику движения - раз в неделю к станции приходил и от неё уходил один носитель, я предположил, что один переход вёл в Цифровую систему. Уж больно схожи были графики движения. А вот другую червоточину посещали гораздо реже, раз в десять дней один бот проходил через неё и в течение часа возвращался обратно.

Хозяева базы, судя по всему, были полностью уверены в своей безопасности. У червоточин не было никаких сторожевых постов, никто не патрулировал саму систему, кстати, названную мною Неизвестная. Картина складывалась какая-то неполная, и на мой взгляд, чтобы понять происходящее, надо знать, куда ведут эти дырки. И тогда пришёл черёд следующей авантюры - я решил пройти через вторую, редко посещаемую червоточину.

Сказано - сделано. Собрав свои зонды, я по самому краю астероидного поля потихонечку стал пробираться поближе ко второй дырке. И дождавшись момента, когда неизвестный бот вернулся на базу после одного из своих регулярных прохождений "дырки", сам отправился через неизвестную червоточину. Как оказалось, выход из неё располагался не в глубине, а на краю астроидного поля, слегка прикрытый камнями от сторонних наблюдателей.

Это позволяло проникать в систему и уходить из неё, оставаясь незамеченным. И тут же свою лепту внёс Старший.

- Система опознана. Это Узловая три, контролируется Московией, является одним из ключевых элементов "Дороги".

После этого все элементы головоломки встали на свои места. Мне стала понятна общая картина, так что пора было сматываться, что я и сделал, пройдя обратно через червоточину в Неизвестную. Переход прошёл нормально, никто меня не заметил, и я благополучно убрался куда подальше, размышляя над тем, что мне стало известно и что делать дальше.

Складывалась необычная ситуация. Я не про пиратов и их замыслы, а про червоточины. Обычно в системе располагается две, реже больше "дырок" первого типа, связывающих несколько соседних, ну или отдалённых областей пространства. Очень редко встречаются червоточины второго порядка. И так уж получилось, что обычно все известные "дырки", используемые для навигации, располагаются на открытом пространстве, а не среди астероидов.

А что мы имеем в данном случае? Изначально - тупиковая система, в которую есть только один вход, расположенный, как и должно быть по общепринятой навигации, на открытом пространстве, и больше ничего. А на самом деле, в ней есть ещё три перехода, причём два из них точно - второго рода. И расположены они среди астероидных полей.

И ведут эти червоточины в систему, расположенную опять же в другом мире, и связанную ещё переходом второго рода с нашей реальностью, правда, уже в другой системе. И получается, это какие-то уникальные системы, причём обе - и Цифровая, и Неизвестная, имеют более двух переходов второго рода, что само по себе исключение из правил, да вдобавок ко всему расположенные среди астероидов. В уникальность подобного что-то слабо верится, так что должно быть другое объяснение.

В этом случае напрашивается следующий вывод - всё, чем мы руководствуемся в своей практике поиска червоточин, ничего общего с истинным положением дел не имеет. И в лучшем случае наша действующая методика обнаружения неоднородностей пространства является частным проявлением какой-то другой теории. И на сегодня мой сканер - самое лучшее средство поиска "дырок", которые могут находиться в самом неожиданном месте.

А значит, надо быть готовым к тому, что в любой из считающихся уже хорошо исследованными систем можно найти, и не одну, новую червоточину. Отсюда следует вывод, что о моих открытиях и сканере надо молчать. Иначе грохнут меня, или посадят в клетку, не обязательно комфортную, и заставят нести золотые яйца. Вот такие мысли одолевали меня, пока я тихонечко пробирался по краю Неизвестной к первой червоточине.

Мне для получения полной картины их расположения требовалось подтверждение, что одна из ещё не проверенных "дырок" ведёт в Цифровую. Что я и собирался выяснить, выбрав подходящий момент и совершив через неё переход. Мои выводы подтвердились - я оказался в Цифровой. Всё прошло штатно, никто меня не заметил, никакой охраны возле червоточины не было, так что я успел уйти в сторону и там затаиться.

Думаю, что если я ещё несколько дней понаблюдаю за происходящим, хуже мне от этого не будет. И хотя общая картина была понятна, оставался не выяснен один вопрос - куда вела ещё одна червоточина, расположенная в Цифровой. Одна - на маршрут к "Дороге", вторая - к предполагаемой пиратской базе, а вот что собой представляла третья, оставалось для меня тайной.

И это не давало покоя, какая-то незаконченная получалась картина. Так что мои дальнейшие действия были вполне предсказуемы, я направился к третьей червоточине. И хорошо, что успел вовремя добраться до нужного места и там затаиться. Через эту "дырку" в систему начали входить корабли, много кораблей, я насчитал десяток носителей. И все без идентификаторов.

Чтобы разобраться в происходящем, не требовалось долго ломать голову. Пиратами готовилась массированная атака на Узловую три, именно там добычи хватит на всех. Хотя, думаю, десяти носителей будет маловато, скорее всего, придут ещё. Но меня это не интересовало, хотя кто в Альянсе не знал о многочисленных попытках взять под свой контроль хоть одну из станций "Дороги". Это сулило сумасшедшие доходы.

Так что отправился я исследовать последнюю из найденных мною червоточин. Вышел я в системе Ориск. Обычная, ничем не примечательная и редко посещаемая система, расположенная в стороне от обычных маршрутов. И похоже, этот выход также не был широко известен, две червоточины, обозначенные на карте, располагались в других местах.

А этот - на краю астероидного поля и слегка прикрыт камнями. Для меня в подобном расположении уже не было ничего странного. А вот происходящее в системе мне совершенно не понравилось. Пираты потрошили какое-то пассажирское судно. Точнее, оно, видно, ещё сопротивлялось, к нему были пристыкованы два штурмовых бота, и видимо абордаж продолжался, добычу ещё не вывозили.

А вот охрана уже вся погибла, о чём свидетельствовали обломки перехватчиков, плавающие вокруг кораблей. Хотя нет, один перехватчик был ещё условно цел. Пираты, в количестве двенадцати штук, выстроились вокруг него в виде сферы и постреливали по последнему защитнику. Видимо, развлекались. Недалеко от них висел носитель, готовясь принимать добычу.

Всё это происходило недалеко от края астероидного поля, буквально рядом со мной. Видимо, пилот лайнера надеялся укрыться среди камней и до последнего тянул в астероиды. Но у него не получилось, и сейчас пираты праздновали победу.

Не знаю, что со мной произошло, видимо сказалось напряжение длительного рейда и меня просто переклинило. Вспомнил маму, погибшую при таком же пиратском нападении, папку, убитого пиратами. Да ещё это пассажирское судно постоянно передавало SOS! А по законам Альянса, услышал SOS и не пришёл на помощь - тебе смерть. Или если оправдают - вечное проклятье и черный список на все времена.

И у меня просто переклинило мозги. "Бродяга" уже полностью восстановился после перехода, так что, думаю, игра в одни ворота не получится.

- Старший, твоя цель - носитель. Я сейчас буду разгоняться в его сторону, ты должен попасть ему в дюзы. Торпеда одна, смотри не промахнись, другой попытки у нас не будет. А потом потанцуем.

- Принято

- Ну что, начали. Никто не живёт вечно!

И "Бродяга" рванулся в смертоубийственную атаку. Какое-то время ничего не происходило, видно все были заняты тем зрелищем, что устроили пираты с последним выжившим пилотом защитников. Благодаря этому мой рывок заметили не сразу. А когда заметили, основное внимание ещё на какое-то время отвлёк на себя атакуемый корабль. Так что пуск торпеды прошёл незаметно, и её обнаружили слишком поздно.

И на месте носителя расцвёл огненный цветок. Поражённые пираты какое-то время не понимали, что происходит, благодаря чему мне удалось ещё приблизиться к ним. И тут у меня в голове опять зазвучала музыка.

- Как на грозный Терек выгнали казаки, Выгнали казаки сорок тысяч лошадей.

Форсаж. Мне нужно только в общую кучу. Нужна общая свалка, иначе просто забьют. Их больше. Рвануть рукоятку запуска ускорителей, темнота в глазах, но пираты не ожидали такого. В прицел попали первые вражеские корабли, пуск ракеты, выстрел из курсовой пушки, отвалил в сторону.

- И покрылось поле, и покрылся берег Сотнями порубленных, пострелянных людей.

На маневровых в сторону. Есть, увернулся от выстрела. Сообщение от второго - ракетная атака. Раскидал тепловые ловушки и свечой верх.

- Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить! С нашим атаманом не приходится тужить!

Темнота перед глазами. Старший, форсаж! И опять в сторону, и ещё разбросал ловушки. Сволочи, ракеты пачками ходят.

- Атаман наш знает, кого выбирает - Эскадрон по коням, да забыли про меня,

Теперь атака сверху, кто-то попался в прицел. Огонь! А теперь порхать, рывок влево, рывок вверх, и провалился вниз. И выбросить очередную пачку ловушек.

- Им досталась воля да казачья доля, Мне ж досталась пыльная, горючая земля.

Попали, сволочи. Но не сильно, краем задели, зондам хана. Не уйти, сели всей толпой. Сколько их там? Восемь. Уже лучше, но не оторваться. Значит, идём на прорыв.

- Любо, братцы, любо, Любо, братцы, жить! С нашим атаманом не приходится тужить!

Отлично, сумел развернуться почти на месте, враги передо мной, а теперь залп из всех ракет, а сам под их прикрытием вниз. Есть, попал!

- А первая пуля, а первая пуля, А первая пуля в ногу ранила коня.

Опять меня достали. И похоже, уже серьёзно, мощность маневрового правого упала чуть ли не в половину. Старший, дроидов отправь на ремонт маневрового. Какое ещё входящее сообщение? От пассажирского судна. Я не могу его принять, пусть фоном идёт.

- А вторая пуля, а вторая пуля, А вторая пуля в сердце ранила меня.

Бот "Бродяга", говорит капитан судна "Иртыш". Спасибо за помощь, ты хорошо отомстил за нас. Я остался один, всех убили, но корабль им не достанется. Прощай, "Бродяга", спокойной тебе плазмы. И тут лайнер взорвался. Видимо, капитан подорвал реакторы.

- Любо, братцы, любо, Любо, братцы, жить! С нашим атаманом не приходится тужить!

Как бы и мне не пришлось рвать реактор. Осталось всего четыре пирата, но движки уже не тянут, попали, сволочи! И пираты уже не подходят, боятся. Скорости нет. Старший, что с ремонтом? Ещё минута и заработают маневровые. Это радует.

- Жинка погорюет, выйдет за другого, За мово товарища, забудет про меня.

Готово, говоришь! Раз движки работают, делаем так. Разворот на месте, затем запуск ускорителей и форсаж. Нам надо прорваться в упор. Как приблизимся, ты, Старший, стреляй ракетами, и из всего, что ещё цело. Начали!

- Жалко только волюшку во широком полюшке, Жалко мать-старушку да буланого коня.

А, не ждали! А мы пришли. Огонь, Старший, огонь! Есть один, есть второй. И из пушки, я его подловил. Отлично!

- Любо, братцы, любо, Любо, братцы, жить! С нашим атаманом не приходится тужить!

Ну вот, осталось нас двое. Ты и я. А ты уже меня боишься, расклад-то я уже подравнял. Что, Старший? Ещё два ускорителя целые? Ну, молодца! Значит, потанцуем. Идём в лобовую. У нас ещё курсовая пушка стреляет. Пошли!

- Как на грозный Терек выгнали казаки,

Выгнали казаки сорок тысяч лошадей.

И покрылось поле, и покрылся берег

Сотнями порубленных, пострелянных людей.


Любо, братцы, любо,

Любо, братцы, жить!

С нашим атаманом не приходится тужить!

Любо, братцы, любо,

Любо, братцы, жить!

С нашим атаманом любо голову сложить!



Глава 9



Всё, что надо знать про "Орден"

О чём разговор? И что ещё за "Орден"? И какое мне дело до "Ордена" и его проблем? И почему мне что-то надо знать про "Орден"? Ответов на все эти вопросы можно получить очень много, начиная от резко отрицательных, до очень интересных и познавательных. Да и какие ответы можно получить на вопросы о несуществующей организации?

Тогда о чём мы говорим? Об "Ордене", которого якобы нет. Да, ни одно правительство не признаёт этой организации, хотя по силе, влиянию и могуществу она значительно превосходит многие из них. По сути дела, это нелегальная структура, что-то типа существовавших в древности так называемых мафиозных структур - "Коза Ностра", "Якудза" и других.

Вот только позиционирует она себя совсем необычно, её назначение - борьба с нелюдскими, вполне возможно и негуманоидными, цивилизациями, которых, кстати, до сих пор никто не обнаружил, хотя искали изо всех сил. Тем не менее, "Орден" в своих рядах объединяет учёных, инженеров и техников, картографов и пилотов, промышленников и многих других людей подобных специальностей.

Вот, пожалуй, и всё, что достоверно известно про "Орден". Всё остальное - слухи, сплетни и, вполне возможно, домыслы. Но если их собрать и дать над ними поработать аналитикам, то и полученный результат заставит задуматься о многом. Итак, ниже вам представляется самый подробный и хорошо проработанный анализ всех известных данных об этой таинственной организации.

"Орден" - нелегальная организация, объединяющая в своих рядах людей самых разных специальностей, мировоззрения и национальности, объединённых идеей борьбы с космическими пришельцами и внешним вторжением. Кем и когда она была создана - неизвестно, кто её возглавляет - неизвестно, где располагаются её головной офис, как и остальные подразделения - никто не знает.

Официальных посланников этой организации нет ни в одном государстве, хотя имеются различные нелегальные представители "Ордена" среди жителей Альянса. Правда, ни одной из его спецслужб они не известны, во всяком случае, официально. Таким образом, можно сказать о полной анонимности организации, хотя при этом она очень внимательно следит за всем происходящим в Альянсе.

О военной силе Ордена мало что известно, разве стоит отметить её высокий уровень. Сказанное подтверждается имеющимися случаями столкновения превосходящих сил пиратов с одиночными неизвестными кораблями. Однако победителями всегда выходили последние, причём по словам выживших, после окончания схватки корабли победителей не имели никаких внешних повреждений.

Само наличие таких кораблей свидетельствует о хорошо развитой промышленности, а факт победы над противником - о наличии мощного оружия, превосходящего по своим возможностям имеющееся у Альянса. К сказанному стоит добавить негативное отношение "Ордена" ко всем деяниям, ослабляющим человечество, так что пираты являются их прямыми врагами.

Вполне возможно, на них орденцы оттачивают мастерство своих бойцов, в последнее время вдруг достаточно резко исчезли всяческие слухи о деятельности нескольких крупных и процветающих пиратских банд. Не подлежит сомнению и достаточно высокий уровень орденской науки. Ряд учёных, заслуги которых признаны всеми государствами Альянса, вместе со своими учениками, семьями и близкими родственниками исчезли в неизвестном направлении.

Однако не стоит во всех бедах и таинственных исчезновениях обвинять "Орден". Нам остаётся только предположить, что самые непримиримые, так сказать, ксенофобы, готовятся к мифической атаке чужого разума. Хотя что тут миф - атака чужаков или наши рассуждения о жизни и развитии в космосе, неизвестно.

Статья "Всё, что надо знать про "Орден". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


- Неизвестный корабль, назовите себя. Какова ваша цель появления на станции "Цесна", - запросил диспетчер приближающееся судно.

- Картографическое судно "Бродяга". Капитан Тим Рус. В сражении с пиратами получил серьёзные повреждения. Нуждаюсь в срочной помощи. Топлива нет, воздуха нет, еды нет. На борту имеется спасённый выживший пилот с лайнера "Енисей". В каком состоянии - не знаю, он в спаскапсуле. Оказать ему какую-либо помощь не могу.

- "Бродяга", прими курс в ближайший ангар. Сам дойдёшь?

- Постараюсь.

Та моя последняя безумная атака оказалась спасительной. Пират сначала пошёл в лобовую, а потом попытался отвернуть. Не успел, оказался в зоне действия курсовой пушки и был успешно сожжён. Но мою победу можно назвать Пирровой. "Бродяга" нуждался не просто в капитальном ремонте, а его нужно было собирать по частям. В корпусе многочисленные пробоины, нос практически уничтожен, двигатель выдаёт не более половины мощности, маневровые и того меньше.

Целым оказался один дроид-универсал, так что с его помощью пришлось по мере возможности латать корабль. Удалось более-менее привести в порядок двигатели, они хоть и развивали не больше половины всей мощности, но зато работали устойчиво. Частично запустил систему жизнеобеспечения, правда нормальные условия удалось получить только в рубке.

На месте сражения обнаружил спаскапсулу, по-видимому, в ней находился один из пилотов, прикрывающих взорвавшийся транспорт. Но никакую помощь ему оказать я не мог, медицинский отсек был уничтожен, так что поместил капсулу в трюм и направился к ближайшей станции. А вот с этим была серьёзная проблема. Ближайшая станция находилась в трёх переходах, и я сомневаюсь, что "Бродяга" способен на такой подвиг.

После достаточно продолжительного копания в памяти и лоциях, удалось найти упоминание о наличии в соседней системе малоизвестной станции отшельников, чем-то напоминающих обитателей уничтоженного "Фрипорта семь". Кажется, я даже как-то посещал её вместе с папкой и прожил там довольно долго, но было это так давно, что воспоминаний об этом почти не осталось.

Особого выбора у меня не было, и я потащился на станцию "Цесна", занимаясь во время пути непрерывным ремонтом и поддержанием корабля хотя бы в аварийном состоянии. И вот цель достигнута. Как только корабль вошёл в док и занял выделенное ему место, я отключился. Пришёл в себя только при открывании крышки медицинской капсулы.

Меня встретил какой-то человек в белом комбинезоне, по-видимому, местный специалист.

- Здравствуй, Тим. Я доктор, можешь называть меня просто Док. Мы тут немного озаботились твоим здоровьем, у тебя было очень сильное нервное истощение, но сейчас всё в порядке. С тобой хочет переговорить наш глава, он ожидает тебя в баре, там же ты можешь и поесть. Меддроид тебя проводит.

Коротко и по существу. Что же, мне нравится такой подход. Дорога до бара много времени не заняла. Ничего необычного по пути не было, привычные коридоры, стены покрыты серым пластиком, довольно часто расположены светильники. Сами проходы достаточно узкие и не предназначенные для такого-то транспорта, перемещаться можно было только пешком.

Бар тоже не отличался от такого же в любом другом месте. Стойка, за которой бармен занят вечной работой по протиранию стаканов, несколько столиков. Какие-то вещи, порой совершенно непонятного назначения, развешаны по стенам в попытке создать местный интерьер и колорит. За одним из столиков сидел незнакомый мне пожилой, но крепкий человек, одетый в комбинезон техника. Он призывно махнул рукой, и я направился к его столику.

- Здравствуй, Тим. Меня зовут Ив Гор. Я представляю администрацию станции "Цесна". Мы окажем тебе любую помощь, какая потребуется. Почему - поймёшь немного позже. Мы собирались уже искать тебя, срок ожидания вышел, но вот видишь, как повернулась судьба, ты сам оказался в нужном месте. Всё поймёшь немного погодя, а сейчас я прошу тебя пройти вместе с этим дроидом в соседний ангар.

Там стоит корвет "Искатель", твой, кстати, корабль. В рубке на панели перед креслом пилота лежит кристалл. Ознакомься с ним. А потом мы продолжим этот разговор. Буду ждать тебя здесь же. До встречи, Тим.

Сказать, что ничего не понимаю, значит - ничего не сказать. Сплошные чудеса на ровном месте. Тем не менее, вопросов задавать не стал и последовал вслед за дроидом. Дорога не заняла много времени, и вот передо мной на опорах стоит прекрасный корабль, люк его распахнут, и это выглядит как приглашение пройти внутрь. Устройство кораблей в большей степени стандартно, и найти рубку мне не составило труда.

- Здравствуй, сын. - С экрана на меня смотрел папка. Именно его изображение появилось на мониторе, и его голос зазвучал в рубке. - Если ты смотришь эту запись, то я действительно умер. Прости меня, Тим, за всё сделанное не так, да и за то, что не удалось выполнить. Это достаточно длинная и грустная история, многое из неё ты уже знаешь, но я расскажу её полностью.

Сам я из Московии, моя родная планета - Урал, мама - из Либерти. Так сложились обстоятельства, что мы оба оказались во фронтире, где встретили друг друга, полюбили, и у нас родился ты. У каждого из нас за спиной были свои тайны, но это нам нисколько не мешало, мы доверяли друг другу. Я вот иногда сотрудничал с русской разведкой, являясь свободным агентом. Мама знала об этом, но подобное знание нисколько нас не тяготило.

Мы даже вместе выполняли некоторые задания, за которые мне приходилось браться. А потом она погибла, когда на наш транспорт напала эскадра Черного Кида из клана "Изгоев". Причём это была учебная атака, пираты пролетали мимо и решили просто потренироваться. А мама погибла от случайного попадания. С тех пор пираты и стали моей главной целью.

Ты рос, правда нам приходилось по большей части жить на заброшенных и малоизвестных станциях, Так что прости меня, Тим, но зато мы вместе с тобой отомстили пиратам. Я говорю мы, потому что уверен, что ты одобришь сделанное мною для уничтожения тех нелюдей, что сломали нам жизнь, убив маму. Из всех тех, кто напал на наш транспорт, когда она погибла, в живых остался только сам Кид. Правда, он уже давно не Кид, а Стен Мирк, теперь добропорядочный человек, наместник планеты Арк в секторе Федерации.

Тем не менее - именно он моя последняя цель. Сейчас ты стал взрослым, Тим, так что я оставляю тебя на попечение Фрэнка и его компании в "Школе". Они хорошие люди и можешь им полностью доверять. Так что пока ты будешь учиться, я начну охоту на Стена. Твоя учёба и последующее овладение специальностью картографа займут пять лет. Именно столько времени я и отвожу на эту охоту. Это сообщение я записываю заранее, в жизни всё может произойти и надо быть готовым к любым её поворотам.

И если через пять лет я не свяжусь с тобой, то мой друг Ив Гор, передаст тебе этот чип. Пять лет - именно столько он будет ждать окончания операции. Всем сообщениям и новостям обо мне до истечения этого срока верить не надо. И только если через пять лет я не свяжусь с тобой, значит, я действительно мёртв, и рассчитаться со Стеном Мирком придётся тебе, сын.

Прими этот корабль, я его собирал именно для тебя. Он способен на многое, и я уверен, тебе понравится. На нём есть несколько тайников, ты знаешь, как мы с тобой их устраивали на "Бродяге", здесь они сделаны так же. Там несколько чипов на предъявителя, надеюсь, на первое время тебе хватит. А в искине хранится пара номерных счетов, всё, что там есть - тоже твоё.

И ещё раз прости меня, Тим. Хотя, что сделано - то сделано, и бесполезно сожалеть о прошедшем. Надеюсь, у тебя всё будет хорошо. Пусть космос будет к тебе милостив, а плазма спокойной.

Сколько я просидел перед экраном, не запомнил совершенно. Нейк потом мне сказал, что восемь часов. Сколько раз просмотрел эту запись - даже не вспомню. Передо мной вставали эпизоды прожитой жизни, многочисленные часы, проведённые в одиночестве на заброшенных станциях, частые папкины отлучки, когда он вдруг исчезал, потом также неожиданно появлялся.

Теперь мне понятны причины этих отлучек - шла охота, и судя по сказанному - успешная. Но вот довести её до конца у папки не получилось. Эх, папка, папка, как же так! Во мне боролись несколько противоречивых чувств - жалость к себе, за многие дни и месяцы жизни без общества людей, гордость за себя, что сумел справиться с этим препятствием и не сломался.

Любовь к родителям, любившим друг друга, несмотря на все препятствия на их пути. Сожаление, что папка не дожил до моего триумфа. Я уверен, он бы как обычно погладил меня по голове и произнёс свою фразу: - "Ты молодец, Тимка, я в тебе не сомневался". Порой воспоминания приводили к слезам на глазах, порой моё лицо расплывалось в довольной улыбке.

Можно сказать, я заново проживал свою жизнь, и мне она нравилась, какой бы трудной и опасной порой ни была. Фактически, сейчас я рождался заново, нет, не физически конечно, а из прежнего мальчика-подростка Тима рождался взрослый человек. И мне хотелось бы, чтобы он был похож на моего отца.

- Капитан, - обратился ко мне искин "Искателя", - поступило напоминание от Ива Гора о встрече.

- Ну что же, делу время, потехе час. Пойду на рандеву, - ответил я ему.

Обстановка в баре не изменилась. Всё так же негромко наигрывала спокойная музыка, а бармен протирал свои стаканы. Народу не было, только Ив занимал столик в углу.

- Ознакомился с записью? - поинтересовался Ив.

- Ознакомился. Ты знал, что там записано?

- Нет, но Слав сообщил, что хотел бы отразить в своём послании, так что я представляю, о чём там идёт речь.

- Хорошо, я понял тебя. Что ты хотел мне ещё сказать?

- Прости, Тим, что раньше не связались с тобой и не передали корабль и его посмертное обращение. Но это было его решение - ждать пять лет, и только потом найти тебя. Сейчас могу сказать, что Славом задумывалась сложная операция, в результате которой был бы уничтожен не только Стен Мирк, но и значительная часть верхушки клана "Изгоев". Но видно, не срослось.

Мы немного посидели молча, я пил сок, Ив - пиво. Наконец Ив продолжил:

- Твой бот мы восстановим. Если не хочешь, "Искатель" возьмёт его на свою лётную палубу, отремонтируешь сам дома. У нас на станции можешь находиться, сколько потребуется, и рассчитывать на помощь с нашей стороны.

Ив замолчал, видимо обдумывая, как лучше перейти к самому главному. Я нисколько не сомневался, что последует предложение о работе на русскую разведку. Не то, что бы я был категорически не согласен с этим, хотя даже и не думал соглашаться на подобное сотрудничество, но было любопытно, а что мне предложат.

И вообще, всё происходящее напоминало плохой сериал, когда герой неожиданно находит давно потерявшихся родителей или других родственников, а заодно становится довольно богатым человеком. Не знаю, насколько это соответствует сценарию сериала, но отказываться от новых знаний о своей семье и от корабля я не собирался.

Не дождавшись предложения со стороны Ива, протянул ему чип.

- Что это? - поинтересовался он.

- Ознакомься. Я понимаю так, это схема нападения на вашу станцию "Узловая три". Как оказалось, есть две системы, через которые можно совсем незаметно попасть в нужное место и оттуда спокойно атаковать выбранный объект. Мне удалось установить, там сейчас собираются пираты, и наверняка не просто так. Сдаётся мне, что их целью как раз является система Узловая три и одноимённая станция.

Ив подключил чип к своему нейку и быстро ознакомился с содержанием кристалла. Судя по всему, представленная информация оказалась для него неожиданной, да и вдобавок ко всему - "горячей", в любой момент события могли принять необратимый характер, и тогда русскими будет утерян контроль над одним из элементов Дороги. А вернуть его потом не даст всё просвещенное сообщество.

- Я свяжусь с тобой немного позже, - чуть ли не на бегу сообщил мне Ив.

Ну что же, значит пришло время заняться собственными делами. И в первую очередь следовало озаботиться своим кораблём. Так что я пошёл знакомиться с "Искателем", благо коды допуска к его искину папка мне предоставил. Процедура вхождения в права собственности прошла штатно, никаких проблем с этим не возникло, так что уже через час я стал обладателем нового корабля.

Он был просто великолепен. Я даже не представлял, что такое может быть. И самое главное, при всём при этом, его можно было ещё улучшить. Скажем так, сейчас он обладал всем необходимым для стандартного картографического судна - простейшая маскировка, пушки и ракеты, ускорители и прочие подобные прибамбасы, установленные, например, на моём "Бродяге". Но для "Искателя" на этом список плюшек только начинался.

На него можно было поставить щиты шестого уровня. Это значит, что такой щит снимал шестьдесят процентов урона от внешнего воздействия. Конечно, всё измерялось относительно определённого значения воздействия, принятого за эталонный. Так, щит десятого уровня при такой оценке снимал сто процентов урона и корабль с ним оставался целым под самым ураганным огнём.

На "Искателе" была предусмотрена установка аппаратуры невидимости второго уровня. Она позволяла перемещаться в режиме невидимки с небольшой скоростью. Но даже такое движение давало кораблю дополнительные возможности и резко повышало его шансы на выживание при столкновении с противником.

Но самым главным достоинством, на мой взгляд, была специальная лаборатория, обеспечивающая корвету полную автономность. В ней имелась установка, позволяющая получать топливо при переработке руды. Конечно, её производительность была невысокой, как и выход готового продукта. Да и качество его оставляло желать лучшего. Тем не менее, имелась возможность обеспечить корабль топливом в условиях глубокого космоса.

Кроме того, имелись специальные установки, позволяющие разлагать минералы, получая при этом кислород. А также синтезировать воду. И специальная микро-оранжерея позволяла обеспечить дневную потребность белковой массы для двух человек. Конечно, ни о каких разносолах речи идти не могло, но с голоду экипаж не помрёт.

Я продолжал разбираться с возможностями корвета, когда вернулся Ив. Видимо, успел организовать передачу полученных сведений своему руководству, и теперь пришла пора заняться непосредственно мной. Первым делом Ив протянул мне банковский чип на предъявителя.

- Что это, - спросил я его?

- Авансовый платёж за предоставленные сведения о новой системе и открытых тобой червоточинах. Не сомневайся, заплачено будет за всё по тарифам Управления картографии, только немного позже. В моём распоряжении просто нет таких денег.

- Фрилансеры рады любому честному заработку и не отказываются от оплаты за хорошо сделанную работу, - ответил я, забирая чип.

После небольшой паузы Ив начал разговор, который я ожидал уже давно. Речь идёт об обычной вербовке.

- Тим, а не хотел бы ты продолжить наше сотрудничество, - начал свой заход местный резидент.

- Ты хочешь предложить мне шпионаж в пользу Московии? - поинтересовался я.

- Ну зачем так грубо и однозначно. Это в Федерации шпионы, а у нас разведчики. Да и не выйдет из тебя, честно говоря, разведчика в обычном понимании.

- Зачем тогда я тебе нужен, если не гожусь в разведчики? И кого же ты во мне видишь и в каком качестве намереваешься использовать?

- Я давно слежу за тобой, сначала меня об этом просил Слав, а потом мне самому стало интересно, кто ты такой на самом деле, Тим.

- И что, удалось что-то узнать секретное?

- Причём здесь какие-то секреты? Мне интересен ты лично, а не какие-то непонятные тайны.

- Так что же тебе удалось установить в результате многолетних наблюдений? - поинтересовался я.

- А ничего особенного, - ответил Ив. - Ты хорошо вписываешься в современное общество, умеешь находить язык с разными людьми, чувствуешь себя уверенно в различных условиях. Спокоен, реально оцениваешь свои возможности и шансы противника. Но ты не один такой, причём множество людей обладают ещё какими-то дополнительными чертами характера, благодаря чему гораздо лучше тебя соответствуют образу разведчика.

Но в последнее время у тебя проявился неожиданный дар - иначе я не могу оценить всё происходящее с тобой. Ты оказываешься в нужном месте в нужное время, причём умудряешься выжить в самых неблагоприятных условиях. Именно таким был Слав, и сейчас ты становишься похож на него. Я говорю тебе всё совершенно открыто, пойми, так было принято раньше между мной и твоим отцом, и отступать от принятого стиля общения я не намерен.

- Ну и зачем ты мне всё это рассказываешь?

- Я могу только повторить уже сказанное - я всегда был абсолютно честен со своими людьми, в том числе и со Славом. Такое поведение позволяет мне выстраивать с ними доверительные отношения. Конечно, всегда остаются какие-то тайны, порой неведомые и мне самому, но все прекрасно понимают, что знать всё невозможно.

И такое моё поведение и отношение к своим агентам позволяет получить очень даже неплохой результат. А что касается тебя, то по моему мнению, лучше всего ты сможешь проявить себя не в каких-то секретных операциях, а продолжая свою работу по исследованию космоса.

- Знаешь, Ив, я ценю твое доверие, особенно сравнение меня с отцом, но я не готов к такому изменению своей жизни. Хочешь ты или нет, но я как-то привык сам определять, что мне делать. И не готов изменить сложившуюся практику в угоду Московии. Сейчас меня гораздо более заботит, каким образом я смогу легализовать новый корабль.

- Не забивай голову ерундой. Ты получишь его совершенно открыто, и ни у кого не возникнет вопросов по этому поводу.



Глава 10



"Как создавалась транспортная система Альянса"

Правильней, конечно, будет оценить сложившуюся в Альянсе систему перевозки грузов и пассажиров не как созданную специально, а получившуюся благодаря использованию открытых картографами червоточин. Впервые это случайно произошло в Московии и достаточно долгое время оставалось секретом, доступ к информации о возможности использования червоточин как транспортных переходов между системами был ограничен.

Но не зря говорится "всё тайное рано или поздно становится явным". Так и информация по использованию червоточин стала доступна всем членам Альянса. Правда, на начальном этапе всё ограничивалось какими-то не совсем понятными большинству манипуляциями и манёврами, можно сказать, шаманскими танцами, но как ни странно, довольно часто это давало нужный результат. И постепенно число открытых червоточин росло.

К тому моменту русские уже открыли и застолбили за собой системы, в которых располагались червоточины, позволяющие перемещаться из различных секторов пространства в соседние за минимальное время. Конечно, были и другие маршруты, но там на подобное передвижение надо было затратить гораздо больше времени и преодолеть намного большее расстояние. А это, опять же, дополнительные расходы.

Так что эти системы, связывающие напрямую все государства Альянса, а также соседние с ними сектора пространства, получили название "Звёздной Дороги" или просто "Дороги". Благодаря ей огромные области космоса, контролируемые разными государствами, могли торговать между собой и вести совместную деятельность. Внутри каждого государства были уже свои дороги, связывающие системы друг с другом.

Так вот, значительная часть усилий первых картографов была потрачена на открытие червоточин, позволяющих контактировать обжитым мирам. И надо отметить, что после опубликования учёными Либерти методики, дающей возможность достаточно просто обнаруживать "дырки" в пространстве, этот процесс значительно ускорился. Из-за того, что государства объявили о выплате значительных премий за открытие новых червоточин, в процесс исследования пространства включилось много добровольцев.

Для тех, кто достаточно хорошо знает историю Земли, происходящее можно было сравнить с какой-то смесью эпохи Великих Географических Открытий, Золотой Лихорадки и покорения Запада при колонизации Американского континента. Тем более, что предложенная учёными Либерти методика исследования пространства оказалась настолько простой, что с выполняемой работой мог справиться любой.

Что фактически и произошло. Оплата, производимая государствами, оказалась достаточно высокой, что позволяло многим значительно улучшить своё материальное положение, да ещё и поднять социальный статус со всеми вытекающими из этого привилегиями. Так что появилось огромное число людей, привлечённых запахом хороших денег и возможностью легкого заработка.

Всё, что требовалось для организации экспедиции - регистрация в Управлении картографии, наличие космического судна и нескольких разведзондов. Хотя порой обходились и без регистрации в Управлении, производя её задним числом при наличии результата. А дальше новоявленные исследователи могли отправляться, куда заблагорассудится, и там строго выполнять все требования "Методики исследования пространства на предмет поиска червоточин".

Если всё было сделано правильно, то предоставившему необходимые материалы выплачивался аванс от положенной премии и после проверки результатов специальной комиссией - остальная её часть. Надо ли говорить, что лёгкий заработок моментально привлёк множество желающих получить дармовые деньги. Люди бросали имеющуюся работу, уходили со службы и отправлялись в космос.

Большинство из них слабо представляли, что такое поиск червоточин, по большей части источником знаний служили рассказы знакомых или сведения из каких-нибудь популярных передач или рекламных роликов. Тем не менее, покупались суда, зачастую в аварийном состоянии, и на них компании порой случайных людей отправлялись в неизвестном направлении. Как правило, большую часть из них впоследствии никто никогда не видел. Но были и счастливчики, которым удавалось найти червоточину, исследовать её и вернуться обратно.

И подобные случаи были далеко не единичными. И всегда Управление расплачивалось с такими везунчиками, что в свою очередь обеспечивало приток новых исследователей аномалий. Длилось это безумие несколько десятилетий, стоило сотен тысяч жизней искателей лёгких денег, но в итоге было обнаружено большинство червоточин, связывающих заселённые миры между собой.

Порой открывались новые планеты. В этом случае размер премии вырастал, и значительно. Правда, имелся и альтернативный вариант - координаты такого мира могли быть выкуплены на аукционе в интересах той или иной группы лиц. Так появились мононациональные планеты, такие как Варшава, Амстердам, или миры, занятые последователями каких-то религиозных верований или сект.

Статья "Как создавалась транспортная система Альянса". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


Фрэнк далеко не первый день бился над, казалось бы, не слишком важной задачей. На сторонний взгляд - ничего необычного, по результатам различных методов анализа, проведённого им для Тима, были определены перспективные области, где предположительно должны находиться неизвестные ранее червоточины. Но в том-то и заключалась проблема, что это оказались уже давно исследованные области, там всё пространство проверяли не один раз, и никаких новых дырок никто не находил.

Но имеющиеся данные рассыпались из-за фантастического везения Тима. В давным-давно вдоль и поперёк проверенной системе он способен отыскать неизвестную ранее червоточину. А вот факт её нахождения в этом месте подтверждался с вероятностью не менее, чем в шестьдесят процентов, согласно используемым Фрэнком методам. Вот это различие между фактическим состоянием дел и предсказываемым результатом его и беспокоило.

Что-то было не так в любимой им картографии. А Фрэнку очень не нравилось, когда обнаруживалось нечто подобное, так что он предпринимал поистине героические усилия, стараясь понять и определить причину расхождений. Правда, в данном случае различие было и не слишком велико, но интуиция учёного говорила Фрэнку, что это далеко неспроста и подобные различия служат предвестниками серьёзных проблем.

Учёному даже пришлось обратиться к архивным данным и лишний раз убедиться, что вновь открытые аномалии располагаются в давно и неоднократно проверенных системах. А ретроспективный анализ открытий последнего времени подтвердил, что это далеко не единичные случаи. Длительное бдение над полученными данными в конце концов принесло свои результаты - оказалось, что все расхождения между теорией и практикой связаны с выявлением червоточин среди астероидов.

Подобное противоречило сложившейся практике. Как правило, "дырки" обнаруживались среди свободного пространства, но порой и вблизи от астероидных полей. Были, конечно, случаи их выявления и среди камней, но они воспринимались скорее как исключение из правил. Но что-то слишком много стало в последнее время этих исключений.

Значит, можно предположить, что изначальные предпосылки поиска червоточин были неправильными, а это должно свидетельствовать о наличии множества новых червоточин, в том числе и в тех системах, которые считаются вполне безопасными. Подобное допущение приводит к следующему выводу - грядёт изменение всей сложившейся транспортной системы, а значит, к началу войн за передел зон влияния.

Размышления Фрэнка были прерваны ворвавшимся Марио.

- Всё над "дырками" медитируешь? - весело подколол он старшего товарища.

- Шёл бы ты со своими шуточками куда подальше, - ответил тот.

- Я-то пойду, но кто тебе тогда расскажет новости про Тима?

- Что случилось? Что тебе стало известно про Тима? - заволновался Фрэнк.

- С ним всё в порядке, не беспокойся. Просто он опять сумел попасть в очередную историю, правда со счастливым концом. Пришёл новый выпуск новостей, и в них рассказана история уничтожения пиратской банды "Дикие ангелы" в системе Зинар.

- И при чём здесь Тим?

- Не торопись, сейчас расскажу. Тим, видимо, возвращался уже домой, правда чего он забыл в этой системе, я не знаю. Судя по тому, что нам известно, работать он должен был достаточно далеко от тех мест. Но это мы уже у него самого спросим. Так вот, в соседней с Зинар системе, незаселенной и редко посещаемой, он наткнулся на пиратов, грабящих какое-то судно.

Там ещё, видно, не до конца подавили сопротивление, и кто-то из экипажа сумел подать сигнал SOS. Сколько пиратов брали на абордаж торговца, неизвестно, но в пространстве около него висел носитель и двенадцать перехватчиков.

- Дальше можешь не продолжать, я всё понял. Скажи главное - Тим жив?

- И даже не ранен. Он атаковал пиратов, торпедой уничтожил носитель, а в бою всех пиратов. Экипаж торговца, не желая попадать в плен, взорвал корабль и погиб, прихватив с собой всех бандитов. Тим сумел кое-как привести свой корабль в порядок и на разваливающемся боте добраться до Зинара. Там его истории сначала не поверили, но записи искина и нейка, а также проведённый по горячим следам осмотр места схватки подтвердили рассказ.

- Так его надо как-то забирать с этой станции, - заволновался Фрэнк.

- Не надо, у него теперь новый корабль, об этом также передавали в новостях.

- Как так?

- Незадолго до этого столкновения "Дикие ангелы" уничтожили корабль одного торговца, на котором летела его семья. В благодарность за разгром банды он подарил Тиму старый полуразрушенный корвет, а мусорщики за останки пиратских кораблей привели его в более-менее исправное состояние. Так что в скором времени можно ждать Тима на новом корабле в наших краях.

- Ну что же, будем ждать.


Моё возвращение домой прошло буднично и незаметно для окружающих, что не могло меня не радовать. Диспетчер был незнаком, никакого любопытства ни к кораблю, ни ко мне не проявил и по запросу сразу отправил к ангару "Школы". А после того, как "Искатель" расположился в ангаре, меня навестили наставники.

- Конечно, корвет серии "Дестини" давно не является новинкой кораблестроения, скорее даже наоборот - её раритетом, но назвать этот кораблик полуразрушенным у меня как-то язык не поворачивается, - высказался первым Марио. - Чувствую, придётся услышать много интересного, о чём забыли сообщить в новостях.

- А где "Бродяга"? - поинтересовался Карл.

По моей команде искин открыл створки лётной палубы, именно там были закреплены останки бота. Их вид производил тягостное впечатление, что немедленно отразилось на лицах наставников.

- Рассказывай, - потребовал Фрэнк.

Мы прошли внутрь "Искателя", расположились на лётной палубе напротив "Бродяги", и я рассказал о своих приключениях. Об открытии новых червоточин и системы, о пиратской базе и о сосредоточении на ней бандитов, о "дырке" в систему Узловая три и своей схватке с бандитами, о встрече с Ивом и его подарке. Оказалось, все наставники его прекрасно знали, и как я понял, раньше имели с ним общие дела.

Вопросов было много, и на часть я ответил сразу, остальные отложили на потом.

- Мы ещё поговорим на эту тему, - прервал наступившее молчание Марио, - а теперь расскажи, как ты получил этот корабль.

- Его делал мой отец специально для меня, надеялся сам вручить после окончания "Школы", но не дожил. Хранился он у Ива, который и организовал его передачу. Для этого останки всех уничтоженных в схватке кораблей были перевезены в систему по соседству с Зинаром, "Бродягу" немного подремонтировали, чтобы мог добраться до станции, а там Ив и организовал передачу корвета от благодарного купца.

Правда, передавался совсем другой корабль, действительно останки неизвестного разрушенного корвета, это видели все, а вот на каком корабле я улетал, никого уже не интересовало. Но зато я официально стал обладателем "Искателя", и он зарегистрирован в базах Альянса.

- Ив всегда отличался способностью найти выход из любого положения, - проговорил Фрэнк. - Но думаю, мы побеседуем об этом несколько позже, а пока, Тим, покажи свой новый корабль. В ходе осмотра продолжим беседу, ну а вечером нас будет ждать ужин по поводу твоего возвращения. Думаю, стоит организовать праздничный стол в стенах "Школы", нечего посторонним греть уши на этом мероприятии.

После окончания праздника Карл занялся ремонтом "Бродяги", он высказался однозначно: - "Такой геройский корабль не заслуживает места на свалке, уверен, ему предстоит совершить ещё не один подвиг". Я по мере сил помогал Карлу, когда возникала пауза в обсуждениях результатов экспедиции с Фрэнком.

- У меня сложилось такое впечатление, Учитель, что много лет назад исследователи пошли не по тому пути, и на этом успокоились. Всё, что не укладывалось в их теории, объявлялось аномалией или ошибкой. Конечно, найденная ими в то время методика изучения пространства позволила людям обнаружить множество червоточин, ставших основой современной транспортной системы. Но сдаётся мне, что сложившаяся практика и полученные результаты далеко не соответствуют действительности.

- Что ты хочешь сказать, Тим?

- Сама методика поиска червоточин предполагает их наличие только в открытом пространстве. И её невозможно использовать для поиска дыр среди астероидов или в других местах, где летать достаточно трудно. Поэтому червоточины среди астероидов и не ищут, предполагая, что они могут располагаться только в открытом космосе. Но ведь это далеко не так?

- Как бы мне ни хотелось тебе возразить, но факты подтверждают твоё предположение. Правда, их пока явно недостаточно, чтобы изменить сложившееся мнение, но думаю, это только вопрос времени. Твой пространственный сканер, как я понимаю, способен предоставить новые данные в любой момент в неограниченном количестве?

- И что же, получается противоречие между практикой и теорией так и останется на долгие годы?

- Понимаешь, Тим, если сейчас озвучить твоё открытие и предъявить пространственный сканер обществу, начнётся настоящий апокалипсис. Будет уничтожен весь устоявшийся порядок, кто-то разорится, кто-то разбогатеет. Нарушатся все торговые маршруты, а когда появятся новые, никто так сразу и не скажет. Какие-то станции и планеты окажутся заброшенными, а какие-то придётся осваивать по-новому.

Но самое главное не это, будет нарушена сложившаяся система безопасности. Пираты и авантюристы всех мастей могут получить доступ в закрытые для них прежде места, а это приведёт ко многим и многим смертям мирного населения. Не хотелось бы брать ответственность на себя за такое развитие событий.

- И что же делать, Учитель? Ведь сканер очень полезный инструмент в навигации, и пользы от него, на мой взгляд, ничуть не меньше, чем потенциальных неприятностей.

- Не знаю, Тим. Пока не знаю, надо думать и набирать фактические данные о работе по-новому. А пока считаю необходимым держать твоё открытие в тайне.

Примерно так заканчивались многие наши разговоры о сложившейся ситуации, и никакого выхода из образовавшегося тупика мы с Учителем найти не могли.


А потом в моей жизни появилась Ирма. В тот день у нас был выходной, работы по ремонту "Бродяги" оказались приостановлены, и собираясь на поверхность планеты, я зашёл в бар "Червоточина" перекусить. Я как раз заканчивал питаться, когда к моему столику подошла невысокая незнакомая девушка, одетая в пилотский комбез.

Несмотря на вполне обычный для станции наряд, выглядела она хорошо - блондинка, симпатичное личико, стройная, но не худая, вполне достаточные по величине выпуклости делали её фигурку ещё более приятной для глаз.

- Это ты Тим Рус? - поинтересовалась незнакомка.

- Да.

- Я Ирма Мин, тот пилот, которого ты спас во время боя с пиратами при абордаже транспорта "Енисей". Твоё имя узнала из новостей, прилетела в систему Зинар, там сказали, что ты улетел на Бредли. Тут подвернулась попутная оказия, и решила сама поблагодарить тебя за спасение. Сейчас понимаю, что это не самая лучшая идея, но тем не менее, спасибо. Ну, и на этом всё.

- Постой, Ирма. Я собираюсь на планету, у меня сегодня выходной, не составишь ли компанию?

- А это не помешает имеющимся планам?

- Нет, не помешаешь, да и нет никаких планов. Хотел просто побродить по городу, а то всё космос да рубка корабля. Разнообразия захотелось.

- Тогда я согласна, тем более, на этой планете бывать не приходилось, наверное будет интересно.

Вот так мы и познакомились. А потом спустились со станции на планету, нашей целью была столица планеты, расположенная как раз у космического лифта, и ехать никуда не надо, и отдохнуть не составит проблем. Там вдобавок ко всему проводился праздник. Это было достаточно частое явление, туристам же нужны развлечения, вот и устраивали местные для них карнавалы и другие не менее красочные мероприятия.

Мы целый день бродили по улицам города. Честно говоря, я находился, словно в тумане и плохо помнил всё происходящее. Мы заходили в какие-то кафе, что-то пили и ели, гуляли по скверам и площадям, любовались местными достопримечательностями и даже приняли участие в проводимом развлекательном шоу. Окружающее мне было по большей части безразлично, всё моё внимание занимала Ирма.

Подобное состояние мне было незнакомо, и честно говоря, с одной стороны, происходящее радовало, а с другой - пугало. Радовало, что я такой же человек, как все, и ничем не отличаюсь от других. Испытываемые мной ощущения были знакомы по тем фильмам, что я посмотрел за это время. А пугала потеря контроля над собственными эмоциями, и вместо выдержанного и невозмутимого пилота я представлял собой восторженного юнца.

И вдруг день закончился, пришла пора возвращаться на станцию. Никто не освобождал меня от работ по ремонту "Бродяги", и тут ко мне вернулась вся моя выдержка и способность контролировать эмоции. Как говорится, делу время, потехе час. У Ирмы не было каких-то особых дел, так что она согласилась отправиться вместе со мной на станцию и продолжить наше знакомство следующим вечером.

С тех пор наши встречи стали регулярными. Наставники заметили моё желание смыться из "Школы" по вечерам, а узнав причину, остались довольны. Как сказал Марио: - "Давно пора смотреть на звёзды не только в космосе, но и в глазах девушек". Станция большая, на ней имелись даже парки, так что нам было где провести время, кроме как в барах и кафе.

Конечно, были и отели, гостиницы, физкультурные упражнения в постели, естественно по обоюдному согласию, но больше времени мы проводили в разговорах. О том, как прошёл день, о своём прошлом и планах на будущее. Но о последнем говорили редко, я ещё не знал, куда полечу, вот только не вызывало никаких сомнений, что буду и дальше летать.

А вот у Ирмы ситуация оказалась гораздо сложнее. До этого она была пилотом в наёмном отряде. По её рассказам - хорошим пилотом, во всяком случае, пилотскую школу окончила среди лучших. Но вот жизнь наёмника у неё как-то не сложилась. Первоначально всё было нормально - сопровождение торговых судов, редкие схватки с пиратами и постоянные тренировки.

Но последние три конвоя оказались неудачными. Каждый раз в результате нападения пиратов все погибали, выживала только Ирма, да и то в спаскапсуле. И это породило всякие нездоровые слухи и нежелание остальных пилотов летать вместе с ней. Так что сейчас она фактически была безработной. С одной стороны, не самая лучшая жизненная ситуация, хотя с другой стороны, ничего не мешало нашим встречам.

Так время и текло, мы с Карлом заканчивали ремонт "Бродяги", вместе с Марио и остальными наставниками совершили ознакомительный (для них) полёт на "Искателе", с Фрэнком обсуждали различные маршруты предстоящих экспедиций, когда нас навестил Ив Гор.


В общем, подобного визита ожидал и я, и Фрэнк. Тем более, что в новостях как-то скупо промелькнуло сообщение, что была отбита атака пиратов на систему Узловая три. Ив прибыл один, но встречаться с ним наедине я отказался. Настоял, чтобы присутствовал ещё Фрэнк. Тем более, мы оба догадывались, вернее предполагали, что может стать предметом разговора.

Обнаружение единственным пилотом нескольких червоточин и новой системы в давно исследованных и считающихся безопасными местах - случай далеко не ординарный. А раз есть прецедент, значит, есть тема для разговора. А в одиночку мне противостоять Иву совсем не реально, нужна поддержка, причём не уступающая по силе и возможностям пришлому варягу.

- Вы уже наверное знаете, что было нападение на Узловую три, и оно оказалось успешно отбитым. Систему пытались атаковать до двухсот пиратских перехватчиков, но попали на минные поля, а потом в засаду, организованную крейсерами и эсминцами. Так что нападающие были успешно уничтожены, - начал разговор Ив.

- Я рад этому, надеюсь, после таких потерь со стороны пиратов летать в этом секторе станет гораздо безопасней, - дипломатично ответил Фрэнк.

- Наши аналитики очень тщательно проанализировали представленную тобой, Тим, информацию и сделали несколько неожиданных выводов. Кстати, извини, совсем забыл, - сказал Ив и протянул мне чип. - Здесь допуск к анонимному счёту, на котором остаток оплаты за все найденные тобой червоточины и открытую систему. Этих денег хватит тебе, и ещё внукам останется, при весьма достойном уровне жизни.

- Спасибо, - это всё, что я мог сказать.

- Так вот, повторюсь, анализ приведённых данных позволяет сделать вывод, что все эти червоточины были открыты в достаточно короткий промежуток времени. Ни одна из существующих методик анализа пространства такое не позволяет сделать. И второе - все червоточины находятся среди астероидных полей, что также не даёт возможности применить действующие методики.

- К чему ты клонишь, Ив? - перебил гостя Фрэнк.

- Московия хотела бы купить эту методику и всё, что с ней связано и необходимо для проведения подобных исследований.

- Мне кажется, ты, Ив, не совсем прав. Вам оказали дружескую услугу, передав информацию о готовящемся нападении на важную транспортную систему. Откуда она к нам попала - дело десятое, мы свои источники не раскрываем. Думать вы можете всё, что вам угодно, но вашу просьбу мы оставим без ответа, и чтобы не портить отношения в будущем, сделаем вид, что ничего не слышали.

- Я понимаю твоё нежелание вести разговоры на эту тему, Фрэнк. Никто не хочет резать курочку, несущую золотые яйца. Но давай будем реалистами - джинн уже выпущен из бутылки. Рано или поздно слухи о твоём открытии, или его, - Ив указал на меня, - начнут гулять по всему пространству. Кстати, какая-нибудь спецслужба может намеренно провести подобную операцию по распространению слухов в надежде половить рыбку в мутной воде.

И в этом случае даже отрицательный результат будет успехом - неизвестная методика не достанется никому, а источник непонятных слухов исчезнет. А мы всячески хотим избежать какого-либо их распространения и развития ситуации в таком направлении.

Надо признаться, такого поворота не ожидал ни я, ни Фрэнк. Что же, спецслужбы есть спецслужбы, тягаться с ними простому человеку, хоть будь ты семи пядей во лбу, чрезвычайно затруднительно. Что и подтвердил Ив, несмотря на всё дружеское расположение друг к другу, буквально выкручивая нам руки ради своих целей.

- Я помню твои слова, Ив, о желании наладить совместную работу. Так вот, могу сразу сказать, что после твоих последних слов у меня не осталось никаких иллюзий о возможности нашего сотрудничества, - ответил я ему. - И кстати, если уж мы рассматриваем гипотетический вариант утечки какой-либо информации от какой-нибудь спецслужбы, я бы на месте того лица, против которого будет организована подобная операция, сделал бы всё возможное со своей стороны, чтобы организатор остался у разбитого корыта.

Опять же, рассматривая гипотетическую ситуацию с несуществующей методикой, мои действия были бы спланированы таким образом, чтобы этот документ попал в любые руки, но только не к организатору подобной утечки. А мы оба знаем, откуда она может произойти. Так что мне почему-то кажется, что Московия окажется только в проигрыше. И я сделаю всё возможное, чтобы все знали, по чьей вине это произошло.

- Серьёзное заявление, Тим. В этом ты похож на своего отца. Он тоже готов был даже своей смертью доставить противнику массу неприятностей. Но в данном случае, как мне кажется, ты направляешь свои угрозы не по адресу. Я только что продемонстрировал свои добрые намерения, передав тебе не просто большие деньги, а очень большие. Так что надеюсь, с моей стороны ты не будешь ожидать неприятностей.

А мой пассаж об утечках - просто напоминание, что само обладание достаточно серьёзной и интересной для других информацией уже представляет собой немалую опасность.

- Поживём, увидим, - ответил я ему.

- Фрэнк, - обратился Ив к наставнику, - а если я по-другому сформулирую своё предложение. Раз новой методики не существует, но есть люди, которых можно попросить поискать неизвестные червоточины в известных системах, то почему бы этим людям не провести проверку всех семи систем "Дороги" на предмет обнаружения новых дырок? Поверь, эта работа, как и предыдущая, останется в тайне, а оплачена будет по тем тарифам, что ты озвучишь.

- Мне надо немного времени, чтобы ответить на твой вопрос. Приходи через три дня.

На этом наша встреча закончилась, Ив покинул "Школу", обещав прийти через три дня в это же время.

- Вот видишь, Тим, ещё про твою методику и сканер никому не известно, а началась борьба за право владеть этой тайной, - подвёл итог разговора Фрэнк.

- И что теперь делать, Учитель? Не думаю, что от нас отстанут.

- На мой взгляд, тут есть два выхода. Можно анонимно выбросить чертежи сканера и методику работы с ним в открытый доступ. Тогда следует ожидать скорого хаоса, массовых столкновений между корпорациями, а также самыми разными группами людей - торговцев, наёмников, пиратов и так далее. И не думаю, что в этом случае наше инкогнито удастся сохранить надолго. Ну и мы ничего на этом не заработаем.

- А другой вариант?

- Начать сотрудничество с какой-нибудь спецслужбой, и тут русские ничем не лучше и не хуже других.

- И в чём это сотрудничество будет проявляться?

- Думаю, для начала стоит принять предложение Ива на сканирование "Дороги". Это позволит тебе года на два исчезнуть из наших мест и при этом неплохо подзаработать. Только работу надо оформлять не на себя, а на какую-то стороннюю фирму. Как лучше сделать, надо ещё подумать. Ну а после завершения исследования "Дороги" можно и продать твой сканер тем же самым русским.

Думаю, представленные результаты сканирования Дороги послужат хорошим аргументом, подтверждающим эффективность прибора. А дальше, как я думаю, начнётся самопроизвольный процесс расползания сканера по Альянсу. Такая информация не может долго храниться в секрете, вспомни, как шло распространение сведений об использовании червоточин.

Так что в чём-то Ив прав, рано или поздно информация о сканере и его чертежи уйдут на сторону, а потом ещё раз, и ещё раз. В конце концов прибор попадёт к учёным, военным, да и мало ли кому ещё. А к этому моменту и спецслужбы, и военные должны успеть подготовиться ко всем неприятностям, связанным с широким использованием сканера, так как его внедрение будет не резким, а постепенным.

В общем, мы ещё пообсуждали ситуацию вдвоём, а потом привлекли к этому делу Марио и Карло. И решили не спешить, а просто выдержать паузу, для чего мне надо на некоторое время исчезнуть из этих мест. И вернуться к проблеме продажи сканера немного позже, когда его конструкция будет отработана, а также будет проверена и подтверждена методика поиска червоточин.

Об этом мы и сообщили Иву, мол наши партнёры пока не готовы продать своё изобретение, поскольку ещё занимаются его доводкой и испытаниями. Но когда работы будут закончены, они будут иметь Московию в виду, она стоит первой в очереди на приобретение подобной техники. Ив согласился, и на этом мы расстались, довольные друг другом.

А мне пришла пора отправляться куда подальше с глаз долой. Правда, мне не хотелось расставаться с Ирмой, но и тут всё решилось в лучшем виде.

- Тим, я понимаю, что вскоре ты опять улетишь шариться по космосу? - поинтересовалась как-то Ирма.

- Что делать, мне тоже надо зарабатывать на жизнь.

- Тим, у тебя же корвет, а там лучше всего иметь двух пилотов. Возьми меня с собой, я тебе пригожусь. Тут для меня ни у кого нет работы. А то мне скоро придётся гонять буксиры по системе или отправляться в армию.

- Ирма, я ведь улетаю не на один день, мои рейды длятся очень долго.

- Ну и что? Разве нам плохо с тобой? Вместе я готова даже вообще не покидать корабль.

В общем, после проведения ментоскопирования Ирмы знакомым нам доктором, чтобы убедиться, что она не агент какой-нибудь спецслужбы, я согласился взять её пилотом с испытательным сроком, тем более, что это полностью совпадало с моими желаниями. Так что все мои дела на станции были завершены, и космос уже ждал меня.



Глава 11



Амазонки, кто они?

Это одна из самых распространённых и в то же время печальных легенд. Наверное, в истории каждого народа существовало сказание о женщинах-воительницах или, по крайней мере, об отдельных женщинах, способных войти в горящий дом или остановить мчащийся флаер. Не обошли подобную тему и космические бродяги-картографы, правда, надо признать, что у них эта легенда выглядит несколько незаконченной, да к тому же существует несколько отличающихся друг от друга версий.

Можно даже сказать, что в законченном виде легенды и не существует. Есть слухи, сплетни, отдельные пересказы случайных свидетелей произошедших событий. Но тем не менее, редакция посчитала возможным объединить эти сведения воедино, чтобы желающим узнать что-то о космических амазонках не пришлось затрачивать на это много времени.

Космос принимает всех, вот только далеко не всем удаётся вернуться домой. Среди тех, кто работает или живёт в пространстве, немало и женщин, правда, всё равно их меньше, чем самцов. На сегодняшний день, кажется, нет таких профессий в космосе, что не освоила слабая половина человечества. И тем не менее, любые истории и происшествия с их участием вызывают обострённый интерес у всех остальных.

Так вот, изредка, без какой-либо последовательности и порядка, в отдельных системах появляются странные корабли. Внешне они почти не отличаются от общепринятых в Альянсе, хотя достаточно большие отличия в обликах разных кораблей не исключение, а скорее правило. Особенностью всех этих странных кораблей, которая отмечалась всеми столкнувшимися с ними, было общение с женщинами, пилотами и командирами.

И порой такое общение оказывалось смертельным. Даже после случайных разговоров мужчины впадали в какое-то непонятное состояние и всячески старались продлить общение, пускаясь на самые немыслимые уловки, лишь бы не прерывать контакт. За это время неизвестное судно приближалось достаточно близко к своей загипнотизированной жертве, а дальше разговор продолжали пушки.

Было много предположений о причинах такого поведения самых разных людей с подобными женщинами, но чаще всего звучало мнение о каком-то непонятном влиянии на мужчин. Высказывались даже версии о женщинах-телепатах, способных оказывать псионическое воздействие во время разговора. Так ли это на самом деле - достоверно установить не удалось.

Как бы то ни было, такая встреча, как правило, ничего хорошего не несла. Обычно подобное случалось с одиночными кораблями Альянса, но даже в пустом космосе могут найтись глаза или датчики, от которых не укроется всё происходящее. Вот эти события, случающиеся в различных областях пространства и дали повод говорить о появлении амазонок, воюющих с мужчинами. Хотя по тем же слухам, неоднократно зафиксированы эскадры обычных кораблей Альянса, подчиняющиеся этим странным кораблям.

Ну и как говорится, вишенкой на торте будут редкие сообщения о появлениях в барах на самых отдалённых станциях, расположенных в самых глухих и малопосещаемых местах, редких красавиц с удивительным и чарующим голосом, которым удавалось буквально заворожить присутствующих. Вот, в общем-то, и все сведения, что известны об амазонках.

Если попытаться выжать хоть какую-то информацию из имеющихся слухов, то можно предположить, что в пространстве существует система, возможно и не одна, в которой проживают люди, в основном женщины, обладающие неизвестными всем остальным возможностями. Может быть, они телепаты, гипнотизёры, или как теперь предпочитают говорить - псионы.

И расположено это место в другом слое реальности. И связывает два наших мира блуждающая червоточина, причём опять же с большой долей вероятности можно предположить, что вход с той стороны у неё постоянный, а вот выход в нашем мире, судя по различным местам появления амазонок, плавающий. Остаётся только надеяться, что будет обнаружен постоянный портал, что позволит наладить устойчивый контакт с амазонками.

Статья "Амазонки, кто они?". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


Своё путешествие я начал с посещения Управления картографии и получения "белого листа". Так назывался договор, предусматривающий проведение всевозможных картографических работ собственными силами и за свой счёт. Результаты затем передавались в Управление и после проверки оплачивались по действующим тарифам. По большей части подобными документами пользовались картографы-фрилансеры.

Выдавали их далеко не всем, для получения такого документа требовалось обладать высокой квалификацией. Моя соответствовала предъявляемым требованиям, так что я без особого труда получил нужный документ. По большому счёту, можно было обойтись и без него, но он в некоторых случаях помогал, особенно при взаимоотношениях с местными властями или полицией, придавая действиям вольных картографов налёт официальности.

Правда, порой было непонятно, что лучше - остаться вольным старателем или воспользоваться некой личиной работника Управления. Но моя задача была достаточно проста - мне требовалось засветиться вдали от этих мест, чтобы никто не помыслил связать меня и те новшества, что в ближайшем времени могут произойти здесь или в Московии. И "белый лист" подходил для этого едва ли не идеально. А уж пользоваться им или нет - буду разбираться на месте.

Моей целью была система Геена, точнее - не она одна, а также все остальные, располагающиеся поблизости в этом секторе. По оценкам Фрэнка, там во множестве должны находиться неизвестные червоточины, во всяком случае, такие выводы следовали из его комплексного исследования данной области пространства. Дорога туда занимала достаточно длительное время и порой проходила по не самым безопасным местам, практически по краю освоенных людьми систем.

А дальше располагался только дикий космос - места малоисследованные и редко посещаемые. Туда изредка залетали военные патрули с целью продемонстрировать своё присутствие и показать, кто в доме хозяин. Подобные места предпочитали выбирать пираты для создания своих баз. А для нас, картографов, они служили очень хорошим источником доходов.

Такие системы, если в них обнаруживались богатые астероидные поля, часто выбирали для работы шахтёры. Есть что добывать, удобно перерабатывать руду и вывозить готовую продукцию. Ну а с пиратами и прочими любителями ценностей в чужих руках шахтёры воевали непрерывно. Хотя порой и сами могли любым пиратам дать огромную фору в деле присвоения чужого имущества.

Не оставляли такие места без своего внимания и купцы. Чаще всего в них располагались торговые посты, и во многих случаях пираты выступали в роли их защитников, зачастую даже выбирая такие станции в качестве мест своего базирования. В этом случае система становилась едва ли не безопасней центральных миров. За пределами такого торгового поста могло произойти всё, что угодно, но внутри системы царил покой и порядок.

А что конкретно творилось в местах, через которые нам предстояло пролететь, было неизвестно. И поэтому даже простое сканирование астероидных полей вызывало неподдельный интерес. Так что при всей опасности подобных мест всегда находились желающие подзаработать, правда, им не всегда удавалось добраться до окошка кассы, но это, как говорится, издержки профессии.

Наш полёт протекал спокойно, и можно сказать, буднично. Большую часть времени я тратил на привыкание к кораблю. Что ни говори, а пилотировать корвет совсем не то, что бот. Конечно, полетал я и в домашней системе. И как ни странно, в астероидном поле нашлась неизвестная червоточина. Сообщать о ней мы никому не стали, а вот подготовить скрытый от других путь отхода сумели.

Как оказалось, найденная нами дырка вела в систему Миринда, расположенную достаточно далеко от планеты Бредли. Там был хорошо известный и освоенный, мир, основным занятием его жителей было выращивание продуктов питания, вследствие чего посещался он по большей части транспортами, вывозившими готовую продукцию. Патриархальный мир, где все всех знали и главными темами для разговоров служили виды на урожай.

Так вот, мы с Ирмой осваивали свой корвет, а заодно привыкали друг к другу, учились и занимались на тренажёрах. Но не всё было так безоблачно, космос всегда готов преподнести тебе сюрприз. В то же время, если ты готов к неожиданностям, удаётся справиться со многими из них.

Первый раз на нас напали, когда мы ещё не покинули охраняемую зону. Мы уже достаточно удалились от перехода и двигались недалеко от границы астероидного поля. Меня как раз посетила мысль, что удобней места для засады не придумаешь, нападающим можно спрятаться среди камней, а достать свои цели они могут одним рывком. Родилось даже подозрение, что маршрут проложен таким образом специально.

Но обдумать эту мысль я не успел. Искин доложил о внезапном появлении неизвестных кораблей, причём не со стороны астероидного поля, а с противоположной стороны, из открытого космоса. Видимо, они висели в пространстве, заглушив двигатели, благодаря этому существенно повышалась скрытность, затруднительно обнаружить малоразмерные цели, да к тому же там, откуда неприятностей не ждёшь.

А вот объекту охоты такой расклад крайне неудобен. Если какой-нибудь бот или челнок ещё может уйти в астероиды, то для достаточно крупного судна, того же транспорта, этого не всегда возможно. Габариты не позволят ему маневрировать среди камней. Так что действовали пираты грамотно, отрезав своей цели путь к бегству. Другое дело, что цель они выбрали не по зубам.

Корвет корабль хоть и небольшой, но достаточно зубастый. Тем более, в ожидании каких-то подобных встреч мы с Карлом приняли дополнительные меры. И теперь мой "Искатель", не особо напрягаясь, мог противостоять не четырём, а как минимум шести перехватчикам. Ну и кроме того, у меня был стрелок, с обязанностями которого вполне справлялась Ирма. Так что мы ещё потанцуем.

Пираты заходили с двух сторон - одна пара со стороны передней полусферы, другая - задней. Типа того, что перекрыли нам все пути спасения - ни вперёд уйти не сможем, ни назад сбежать. А я ничего подобного делать и не собирался. И хорошо вышло, что Ирма была не на учёбе, после перехода прошло не так уж много времени, и мы находились в рубке, были на своих местах.

Я прижался ближе к астероидному полю, создав впечатление, что ищу место для ухода в камни. Заметив и определив моё намерение, передняя пара рванулась на перехват, тем более, пираты понимали, что спрятаться среди астероидов на моей скорости мне не удастся, слишком высокой она была для подобных манёвров.

Однако оборотной стороной такого движения стало их слишком быстрое сближение с кромкой поля, и у пиратов была только одна возможность для атаки с хода, потом требовалось начать маневрирование, чтобы самим не врезаться в камни. А мне этого хватало, благодаря маршевым и маневровым двигателям по обеим сторонам корпуса, я мог развернуться почти на месте, подав на них разнонаправленные импульсы. Что и было сделано впоследствии.

В результате пираты оказались прямо передо мной, и пользуясь представившейся возможностью, Ирма угостила их по полной программе. Один перехватчик получил залп из курсовой пушки, другой словил ракету. А я рванул корабль навстречу второй паре. Надо признать, что эти пираты почти успели сманеврировать, да и расстояние до них было достаточно велико для стрельбы из пушек.

Но вот от ракет убежать гораздо труднее, что и подтвердил дальнейший ход событий - на месте неудачных охотников за добычей остались два облака обломков. Ну а мы продолжили свой дальнейший путь. И хотя прошедшая схватка внесла лишь небольшое разнообразие в нашу повседневную жизнь, слишком уж несопоставимы были силы, но внутренний голос мне говорил, что это только начало.

Так и получилось. Второй раз на нас напали, когда до пункта перехода оставалось не более двух часов движения. В общем, похоже, пираты чувствуют в этих местах себя очень вольготно. И я не удивлюсь, если узнаю, что они работают под контролем местных авторитетов. Не сказать, что подобное распространено повсеместно, но встречается достаточно часто.

В этот раз нас атаковала восьмёрка перехватчиков, причём шли они компактной группой на встречном курсе. Что же, не самый лучший расклад, совместный залп такого количества кораблей не выдержит никакая защита. Однако побороться можно и в таком случае. Нас атаковали перехватчики серии "Инвизо" производства Конфедерации, давно уже снятые с производства.

Хорошая машина, но её недостатками являлись не слишком высокая скорость и отсутствие дальнобойного оружия. И хотя пушки позволяли разобрать практически любого соперника на составляющие, но только в том случае, если удавалось подобраться к нему поближе. Так что побороться с таким противником, учитывая разнообразное вооружение на борту корвета, мне было по силам.

Правда, у перехватчиков оставались ещё ракеты, но учитывая, что на каждом борту их было всего по две штуки, а на "Искателе" турелей ПРО гораздо больше, они не должны были доставить мне особого беспокойства. Учитывая всё это, я заложил вираж, обходя атакующих сбоку и поддерживая между нами расстояние, превышающее дистанцию поражения пушек пиратов.

А дальше началось шоу с названием "попробуй догони". Корвет держал дистанцию и уходил от пиратов, те пытались его догнать и попадали под дальнобойные пушки. Правда, тех было всего две, и уничтожить перехватчики с одного попадания не могли, но тем не менее, постепенно общая атакующая группа стала редеть, а за ней поодиночке ковыляли получившие повреждения вражеские корабли.

Возможно, если бы пираты разбились на несколько групп и атаковали с разных направлений, всё сложилось бы по-иному. А так вскоре можно будет возвращаться по своим следам и добивать подранков. Но всё получилось совсем по-другому. Неожиданно у меня на экране появились две новые отметки, и со мной связался кто-то незнакомый.

- Неизвестное судно, это сержант полиции Кресс. Что тут происходит? Ответьте немедленно.

- Картографическое судно "Искатель". Следую в систему Одинокая Звезда. Подвергся нападению пиратов. Защищаясь, сумел повредить большинство из них, вон они по космосу болтаются. Сейчас займусь их добиванием.

- "Искатель", следуйте своим курсом. С пиратами разберусь сам. И спасибо вам за помощь от имени властей. Удачи, фрилансер.

Ну я и отправился своим курсом на Одинокую Звезду. Это была достаточно редкая система, в которой имелась одна звезда и одна планета, скажем так, условно пригодная для жизни. Достаточно комфортные условия проживания были в районе экватора, остальная часть поверхности - сплошной лёд и снег. Но это было лучшее из того, что имелось в ближайшем пространстве.

На орбите планеты, которая так и называлась Одинокая Звезда, висела крупная станция с таким же названием, именно с неё и осуществлялся контроль пространства и велась торговля. А также именно на ней располагалось всё управление нескольким десятком ближайших систем. Одинокая Звезда являлась своеобразным центром и передовым форпостом на освоенных территориях. Можно сказать, что это была крайняя точка фронтира, дальше начинался дикий космос.

Кроме одинокой планеты в системе других подобных астрономических тел не было, зато имелось множество астероидных полей. Наверное, по-другому систему можно назвать шахтёрским раем. Правда, по большей части добываемые минералы относились к средней ценовой категории, и поэтому повышенного интереса добытчиков не вызывали.

Хотя в системе имелась небольшая автоматизированная фабрика, расположенная среди астероидов. Она устойчиво выдавала нужные металлы, а сырьём её обеспечивала небольшая колония шахтёров. Кроме них в системе располагались торговцы, как-никак даже в диком космосе летают корабли, а их надо ремонтировать, пополнять запасы продуктов и воздуха, да и всем бродягам иногда надо где-то передохнуть.

Все перечисленные услуги, и даже больше, можно было получить на этом форпосте цивилизации. Здесь же располагались филиалы различных государственных учреждений и корпораций, правда численность персонала на них была небольшая - один-два человека. Их можно было скорее считать просто наблюдателями, пытающимися отследить ситуацию в этих местах. Но тем не менее, своё присутствие во фронтире корпорации обозначили.

Для меня же Одинокая Звезда служила своеобразным центром, относительно которого и будет вестись моя работа. Что мне предстояло сделать? Ну во-первых, я убрался подальше от тех мест, где ко мне стали проявлять повышенный интерес очень многие непонятные личности и конторы. Во-вторых, моё отсутствие должно было снизить интерес к "Школе". Ну и в-третьих, тут были очень интересные места для проверки сканера аномалий.

Здешнее пространство оказалось почти не исследовано. В своё время сделали общее описание ближних систем и были обнаружены несколько червоточин, связывающих Одинокую Звезду со своими соседями. А "дырок" должно быть гораздо больше, чем следовало из официальных данных, об этом свидетельствовало хотя бы множество пиратов, обитающих в этих местах.

И они пользовались неизвестными другим червоточинами. Конечно, делиться имеющейся информацией никто из них не собирался, но мне этого и не требовалось. Подобных этому мест было много, но дополнительный интерес вызывала легенда о Тенях, по оценкам Фрэнка, где-то в этом секторе пространства и располагалась их база. Как он это определил, не знаю, но ничего другого, более конкретного, учитель установить не смог.

Этого предположения было явно недостаточно для правильного поиска, оставалось надеяться на удачу. Хотя по большому счёту, найти систему Теней - мечта многих картографов, и судя по потому, что о ней известно - несбыточная. Но космос велик и непредсказуем, так что ожидать можно чего угодно.

А официальной причиной моего появления в этих местах служило обыкновенное сканирование любых здешних систем, причём не только Одинокой Звезды. По общему мнению, здесь должны быть богатые астероидные поля, вот только заниматься их разведкой было некому. Да, у корпораций, и даже у пиратов, имеются свои картографы, многие из которых ничем не уступали работающим на Управление.

Вот только таких мест с богатыми астероидными полями было известно более чем достаточно. И до большинства из них ни у кого не доходили руки. Но тем не менее, как говорится, информация лишней не бывает, поэтому и Управление, и шахтёры хорошо оплачивали сведения о богатых на минералы системах. Так что у меня есть чем заняться на первое время. Ну а если удастся открыть новые червоточины, в чём я нисколько не сомневался, то появятся и другие занятия.



Глава 12



"Легенда о гиперпространственном двигателе или приключения Ника Фра"

Все пилоты мечтают о свободных полётах среди звёзд, для которых не нужны никакие червоточины и не нужно выбирать маршрут, определять, через какие "дырки" надо лететь, чтобы добраться до нужного места. Все мечтают о полётах через гиперпространство - разогнался, прыгнул в нужную сторону, и через некоторое время оказался в точке назначения.

Однако остаётся надежда, что мечты не всегда будут мечтами. И подтверждением может служить история, произошедшая с Ником Фра. Позвольте представить её вашему вниманию в том виде, в котором она звучит в бесчисленных барах и кабачках, где рассказчики пересказывают её своим слушателям. И что самое интересное - ни один из них не пытается переделать для благозвучности эту историю, разве что добавляются различные мелкие подробности.

Что заставило Ника обратить внимание на это сообщение, вместе с другими прорвавшееся через спам-фильтр его нейка, он никак не мог понять. А пришедшее известие было достаточно любопытным: - "Сегодня в баре "В поисках счастья" биржей наёмников будет производиться отбор пилотов для длительного путешествия в неизведанные места". Из-за весьма тяжёлого состояния Ник не обратил внимания на многочисленные странности в этом сообщении.

Вчера окончился ремонт и модернизация его корабля. Ник был картографом-фрилансером, много времени проводил в диком космосе и весьма трепетно относился к своей безопасности. А его корабль по выполнении последних заданий нуждался в хорошем ремонте, точнее профилактике и модернизации. Так что всё заработанное им в крайнем полёте, ушло на ремонт корабля.

Ну а дальше последовала вполне обычная процедура - празднование окончания ремонта и многочисленные разговоры "за жизнь". В результате всего этого самочувствие Ника было не очень, и он совсем не обратил внимание на самые очевидные вещи - биржи никогда не проводят открытых обсуждений кандидатов и заданий, да к тому же никакой биржи наёмников на планете Хелен, на которой и находился Ник, нет.

Так что нет ничего удивительного, что он оказался единственным пилотом на этом своеобразном кастинге. Прождав пару минут и осмотревшись, он выпил кружку пива и уже собирался уходить, когда к нему подошёл какой-то человек и пригласил его в отдельный кабинет на разговор. В общем, не вдаваясь в подробности, суть дела оказалась проста как мычание - требовалось попасть в систему Нью-Дериза, там найти базу "Поинт 17", и встретиться с заказчиком, который и сообщит все подробности предстоящего дела.

Происходящее выглядело довольно странным, но опять Ник не обратил на это внимания, поглощённый желанием отправиться куда подальше из этих мест. Система Нью-Дериза находилась в трёх переходах отсюда, наниматель готов был полностью заправить корабль Ника, правда вопрос дальнейшей оплаты его услуг предстояло решать с заказчиком.

Встреча прошла спокойно, её даже можно было назвать многообещающей. Как ни странно, она тоже проходила в баре станции. Хотя станцией состыкованные вместе четыре транспорта назвать сложно, тем не менее, возможность отдохнуть от тесной рубки корабля, пропустить пару кружек и расслабиться в обществе не очень строгих дам, была. Ну а сама встреча оставила у Ника неопределённое впечатление.

- Позвольте представиться, меня зовут Риз Вэй, я начальник службы безопасности клана "Устремлённые". Про тебя, Ник, мне известно всё, что можно успеть найти за столь короткое время. И сразу скажу, ты нам подходишь. Но проблема достаточно серьёзная, и честно говоря, наши аналитики не видят возможностей для её решения.

- Давай, Риз, начнём с самой проблемы, а уж потом будем обсуждать аналитиков.

- Тоже верно. В не очень отдалённом прошлом на руководство клана вышел профессор Иг Зол. Он сумел представить очень убедительные доказательства о месте расположения неизвестной исследовательской базы Древних, хотя источником этих доказательств был он сам.. Ты ведь знаешь о тех слухах, что гуляют по всему Альянсу - мол задолго до прихода в эти места людей, весь космос был освоен Древними, высокоразвитой расой, предположительно гуманоидной.

Сейчас, вспоминая эту историю, никто не может понять, как профессору удалось убедить совет клана отправить в неизвестность научную экспедицию. Обычно принятие такого решения сопровождается длительными разбирательствами и перепроверками представленных данных. Видимо, все впали в состояние, близкое к эйфории, когда профессор уточнил, что лаборатория занималась изучением многомерности пространства, и в ней находятся чертежи гипердвигателя.

- Ну да, легко обмануть того, кто сам этого хочет.

- Неважно, во всяком случае, экспедиция была сформирована и отправлена в неизвестность. Почему я сказал так? А дорогу знал только один профессор, и открывать её он никому не собирался. Нам было сообщено только название системы, где располагалась лаборатория - Митра пять.

- И под эту сказку клан выделил людей и корабли?

- Сейчас не имеет значения, под какие цели были выделены корабли и люди, а также, какие задачи им были поставлены. Экспедиция пропала. Она давно должна была уже вернуться, но до сих пор о ней нет никаких вестей.

- Как я понимаю, мне надо найти эту экспедицию? Лететь, не зная куда, и искать неизвестно что и неизвестно где.

- Не совсем так, но близко к истине, - ответил Риз. - Конечную цель мы знаем, хоть и не уверены в этом, примерный маршрут установили, но всё равно, вопросов больше, чем ответов. Твоя задача - проверить маршрут, узнать, что случилось с экспедицией, и если найдутся выжившие - доставить их сюда.

- И что мне за это будет?

- А будет тебе "щастье", для начала большой и толстый мешок денег, ну и всяческие плюшки.

- Всё это хорошо, но оказанная услуга ничего не стоит. Так что хотя бы половину "щастья" хотелось бы получить вперёд.

В общем, в результате долгого торга Ник получил специально выделенный кланом и подготовленный для экспедиции корабль с двумя членами экипажа, которые должны были разделить с ним все тяготы путешествия и подтвердить сам факт его осуществления. Свой корабль был оставлен на хранение на ближайшей планете, а также Ник получил достаточную сумму денег для длительного перелёта и отправился неизвестно куда.

В общем, он добрался до системы Митра пять, хотя это было и нелегко. Потребовалось полгода и много-много везения, но в Митре действительно существовала станция, правда добраться до неё чужаку было невозможно - всё пространство вокруг оказалось заминировано, да вдобавок ко всему защищено множеством автономных турелей.

Наблюдение со стороны показало, что станция обитаема, Ник наблюдал за ней в течение месяца и за это время оказался свидетелем появления нескольких гостей. По-видимому, у них имелся код доступа, поскольку минное поле они проходили без всяких проблем. Установить контакт ни с кем из обитателей базы не удалось, никто её не покидал, даже прибывшие гости.

Кроме того, было понятно, что никакого отношения к Древним данная станция не имела. Так что, подтвердив цель экспедиции профессора и проверив маршрут, Нику осталось только отправиться обратно к заказчику и получить вторую половину "щастья". Однако это оказалось проще сказать, чем сделать. Видимо, при пролёте туда оказались растревожены слишком многие из пиратов, так что обратно пришлось пробираться крадучись, а порой и с боем.

В общем, когда Ник добрался до места нахождения станции "Поинт 17", корабль походил на груду металлолома, правда ещё двигающуюся, а двое его спутников погибли. Но самое интересное, что никакой станции в системе Нью-Дериза не было, судя по всему, её разобрали и перенесли в новое место. Да и про клан "Устремлённые" никто не слышал, и где его искать, не имеет никакого представления.

Так что ничего за свой далеко не обычный рейс Нику получить не удалось, хорошо, что хоть жив остался, да свой корабль цел. Вот такая легенда ходит среди картографов и искателей приключений, мол есть где-то к космосе станция, на которой имеются чертежи гипердвигателя.

Статья "Легенда о гиперпространственном двигателе или приключения Ника Фра". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


На "Одинокой Звезде" не возникло никаких проблем. Это оказалась довольно-таки крупная станция, численность проживающих на ней была примерно десять тысяч. В общем-то, ничего удивительного - как-никак столица сектора, пусть отдалённого и пустынного участка космоса, но тем не менее, и здесь живут люди. А им нужно не только пополнять запасы продовольствия, но приобретать и ремонтировать технику, в конце концов, просто отдыхать и предаваться самым разнообразным порокам.

Конечно, на любой станции найдётся бар, да и не один, где можно выпить пива, а при желании и чего-нибудь покрепче, а также воспользоваться услугами "весёлых девочек", но всегда кажется, что где-то там, где нас нет, всё то же самое гораздо лучшего качества и задаром. Благодаря этому на "Одинокой Звезде" поток желающих приобщиться к благам цивилизации не иссякал, хотя местные развлечения отличались от предоставляемых на других станциях разве что только более высокой ценой.

Но вот возможностей для ремонта любой техники, а также приобретения новой, здесь было гораздо больше. Правда, нам с Ирмой ничего не требовалось, так что я только зарегистрировал в местной администрации свой открытый лист, а потом мы арендовали на полгода небольшой ангар, оснащённый жилым модулем, и уединились на два дня. Затем ещё потратили день на ознакомление со станцией и после выполнения обязательной программы были готовы отправиться в космос.

Как я уже говорил, пространство в этом секторе почти не исследовано, так что найти себе работу большого труда не составляло. Даже в самой системе были неисследованные астероидные поля, не говоря уж о более отдалённых местах. Так что на первых порах я решил заняться ближними к станции окрестностями. Нужно примелькаться среди местных старожилов, чтобы все знали, кто такой Тим Рус и что он тут делает.

Это только на первый взгляд космос пустой и ты можешь делать что угодно. На самом деле тут очень много посторонних глаз, оценивающих тебя со всех сторон и в конечном итоге выносящих свой вердикт - стоит с тобой иметь дело или лучше держаться в стороне. И зачастую неважно, кто высказался по твоему поводу - местная полиция, безопасность, военные или пираты.

При всей той войне между ними и силами правопорядка, работники ножа и топора считались порой очень уважаемыми членами местного общества. Что поделать, фронтир живёт по своим законам. Хотя и в центральных мирах значительная часть населения знает, что тот или иной деятель имеет отношение к криминалу, но это не мешает ему быть уважаемым человеком.

Так что на первых порах нашей целью стали отдалённые астероидные поля в самой системе. Вполне возможно, что местные про них всё знают, но в библиотеке здешнего отделения Управления про них не было ни строчки. И нет ничего удивительного, что уже при первом, обзорном сканировании пространства, мне удалось обнаружить неизвестную червоточину.

Располагалась она относительно удобно, на самой границе астероидного поля, так что обнаружить её можно было и по старой методике. А это являлось немаловажным фактором, не стоило привлекать к себе лишнего внимания. Так что нам с Ирмой пришлось разделиться - она на "Искателе" занималась сканированием пространства по действующей методике, имитируя поиски уже найденной "дырки" и сканирование астероидного поля, а я на "Бродяге" отправился изучать вновь открытую червоточину.

Вполне ожидаемо она вела в новую, ещё не исследованную систему. Сказанное было явным преувеличением - хоть система оказалась не нанесена на карты Управления, она оказалась посещаемой, о чем недвусмысленно свидетельствовали обломки кораблей, обнаруженные при первичном осмотре. Видимо, где-то в этих местах проходила тайная пиратская тропа, по которой они могли перемещаться, оставаясь не обнаруженными полицией.

Подобное не было чем-то необычным. Как я уже говорил, пиратские кланы имели своих картографов, и те честно отрабатывали свой хлеб. Так что кроме официальных карт, которые имелись в Управлении, у каждого клана были свои, где оказывались нанесены "дырки", не известные никому другому. И относились такие карты к числу если не главных, то тщательно охраняемых тайн любого клана. Найденную систему я назвал Проходной.

Для меня же ценность обнаружения этой червоточины заключалась в том, что вела она в ту область, где, по мнению моего Учителя, следовало искать базу "Теней". Вполне возможно, что и обнаруженные мною останки кораблей относились к периоду активности этих легендарных пиратов. Но меня пока это не интересовало, система явно была проходной, и главные плюшки располагались не здесь.

И я занялся поиском других "дырок", ведущих в новые, ещё более дикие места. И полученный результат был совсем не однозначный. Ну во-первых, я нашёл ещё две червоточины, ведущие в новые места, правда пока их не исследовал. Предварительно, прежде чем отправляться в неизвестность, надо было предупредить об этом Ирму. А во-вторых, нашёл мёртвый корабль. Судя по всему, кто-то убегал от преследования, забрался в астероиды и там сел на каменюку, в узкую расщелину. Видимо, решил спрятаться.

Да вот незадача, этот неизвестный был ранен и скончался, пока прятался. Да и корабль нельзя назвать кораблём, найденное мною больше напоминало кучу металлолома. Как оказалось, это был мой коллега, картограф. Тело в скафандре лежало в ложементе, никаких следов присутствия других людей на корабле не оказалось. На панели перед ним на куске пластика, заменяющем бумагу, лежал инфокристал.

Текст на пластике просил передать его в клан "Буки". Я конечно находку забрал, сомнений в том, что надо выполнить посмертную просьбу неизвестного, даже не возникло. Конечно, я прочитал кристалл, хотя большая часть текста оказалась зашифрованной. Как я и думал, погибший был картографом в клане "Буки", он выполнил труднейший поиск и возвращался домой, когда был перехвачен кораблями "Изгоев".

Вот и нашёлся ответ на вопрос, кто шастает по этой и соседним системам. Но самое главное, в посмертной записке оказался отчёт о результатах поиска, выполненного неизвестным картографом. Правда, он оказался зашифрован, но мой искин справился с этой задачей. И заодно расколол личный архив поисковика. А кроме того, в искине корабля имелись тайные маршруты клана "Буки".

Не секрет, что картографы знают гораздо больше, чем говорят. И не все их открытия становятся известны окружающим. Естественно, я воспользовался возможностью и скопировал всю информацию, создав иллюзию, что ничего прочитать не удалось. Я сам такой, и мой личный архив был бы для многих очень интересен, координаты неизвестных "дырок", исследованные маршруты в обжитых и прочих системах, удобные схроны и тайники.

Что делать дальше, мне было понятно. Как оказалось, в систему Одинокой Звезды пираты проникали через другую червоточину, не ту, через которую прошёл я. И не будет ничего удивительного, что это далеко не единственная "дырка", неизвестная всем остальным. И это вполне обычно. Новые системы мало кого интересовали, разве что авантюристов и пиратов.

Большая часть населения получала основной доход в развитых, населённых системах. И всё происходящее во фронтире и прочих малоисследованных областях рассматривали как часть приключения, непременно сопровождающего любого, попавшего в те места. То, что я буду продолжать начатое исследование, не вызывало никакого сомнения. Вот только придётся вернуться на "Одинокую Звезду" и выполнить возникшие обязательства перед погибшим картографом.


"Бродяга" вынырнул из червоточины и после восстановления электроники двинулся на сближение с "Искателем". Дождавшись благоприятных условий, я связался с Ирмой по коммуникационному лазеру, предупредив о своём появлении, и под маскировкой направился домой. Да, теперь для меня "Искатель" уже дом, во всяком случае - на ближайшие несколько лет, пока приходится скрываться от излишнего внимания некоторых личностей и организаций.

Наша встреча оказалась вполне предсказуемой, мы обрадовались друг другу, ну а остальное вполне понятно. "Искатель" был посажен на подходящий крупный астероид, а потом мы просто были вдвоём во всём необъятном космосе. И только через сутки наш корабль направился на станцию "Одинокая Звезда".

Открытие новой червоточины было приписано Ирме. Хотя надо признать, что это событие не вызвало какого-то ажиотажа среди персонала и руководства местного отделения Управления. Похоже, подобное здесь являлось вполне заурядным явлением, да и премии за открытие оказались гораздо меньше, чем в Центральных Мирах. Но в любом случае, хоть мы ни в чём не нуждались, деньги лишними не будут.

Судя по всему, местная область пространства считалась аномальной. С чем это связано, никто сказать не мог, да и посвящённые в такую его особенность на эту тему не слишком распространялись. Так что наличие большого числа червоточин никого не удивляло, причём я был уверен, что их на самом деле гораздо больше, чем уже известно. Но это уже другая история, и она ещё впереди.

После завершения дел по регистрации новой червоточины я отправился в бар "Одинокий пират", по слухам, он принадлежал клану "Буки". Там я изложил бармену свою историю про находку мёртвого картографа и поинтересовался, могу ли я передать найденный кристалл кому-то из членов клана. Бармен даже не задумывался ни на секунду, предложил мне занять столик и немного подождать. Ко мне подойдут и всё объяснят.

- Кстати, - спросил я его, - почему клан носит такое странное название?

- Раньше, в далёкой древности, одним из названий вольных охотников за сокровищами и удачей было - буканьеры. От других они отличались тем, что не только гонялись за купцами, но и частенько сами заготавливали пропитание в неизвестных и диких местах. Тогда все питались натуральной пищей. Так что от этого древнего определения и пошло название клана. Всем, кто вступает в клан, рассказывают историю его названия.

- Очень интересно. И спасибо за познавательный рассказ, - ответил я.

Долго ждать мне не пришлось, я даже не успел выпить заказанный сок. Ко мне подошёл высокий широкоплечий мужчина, одетый в пилотский комбинезон.

- Я Рик Богат, командир крыла из клана "Буки". Что ты хотел передать руководству клана?

Я рассказал Рику о своей находке, передал кристалл и записку, а также сообщил координаты места нахождения погибшего картографа. Рик меня выслушал, подтвердил, что я обратился по адресу, попросил меня немного подождать, а потом ушёл вместе с кристаллом. Вернулся он где-то минут через сорок и спросил:

- Смотрел кристалл?

- Конечно, кто бы из нашедшего этого не сделал? Но там можно прочитать только небольшую часть, из которой понятно, что погибший был картографом. Остальное или не записалось, или просто кристалл повреждён. Я только понял, что погибший был картографом. А что с ним случилось, не знаю.

Тут я немного лукавил. С ходу мне действительно не удалось прочитать кристалл, но мои искины раскололи шифр. Так что я знал, что нашёл погибший, а заодно и многие тайные маршруты пиратов. Но говорить об этом никому не собирался.

- Ладно, руководство клана за всё сделанное признало тебя другом клана. И на экранах любых наших кораблей твой сигнал будет зелёным. Так что они не будут атаковать твой, а может быть даже в некоторых случаях окажут помощь в бою.

- Вот за это спасибо! При полётах в неизвестных местах пригодится любая помощь.

- Ладно, удачи тебе, "дырочник"! Глядишь, ещё встретимся, но нас можешь не бояться.

На этом наши дела на станции были закончены, и на следующий день "Искатель" ушёл в поиск, теперь уже разведывать новые дороги.


Методика совместных действий у нас с Ирмой уже была отработана. Сначала в червоточину заходил я на "Бродяге", затем, немного погодя, Ирма на "Искателе". В таком порядке был свой резон - если на той стороне "дырки" нас ждала засада, то "Бродяге" надо было продержаться всего несколько минут, что было если и не простой, то вполне выполнимой задачей. И при этом он ещё отвлекал на себя всё внимание, и зачастую появление "Искателя" оказывалось для встречающих полной неожиданностью.

Ну а по боевой мощи корвет, каким по своей сути является "Искатель", значительно превосходит большинство пиратских кораблей. Да и не стоит сбрасывать со счетов "Бродягу", он хоть и небольшой, но достаточно зубастый и кусачий кораблик. Так что в случае засады я мог рассчитывать на поддержку, причём в самый неудобный для нападающих момент - когда все заняты атакой на предполагаемую добычу, и получить удар в спину - не самый лучший вариант.

Но предпринятые предосторожности оказались напрасными, что не могло не радовать. Осмотренные нами системы, а мы пока сумели пройти три, оказались пустынными. Вернее, там было всё - планеты, звёзды, астероидные поля, разбитые корабли, но не было живых людей, и даже следов их жизнедеятельности, кроме обломков судов.

Складывалось такое впечатление, что эти системы использовались кем-то, причём достаточно давно, о чём свидетельствовали останки погибших кораблей, исключительно в качестве тайной тропы. Да и располагалась она вдоль границ редких заселённых миров. Причём, мы изучили только часть пути, и то в одну сторону, а куда и откуда шла эта дорога, сказать не могли.

А дальше, за ней, располагался никому не известный космос. Кто-то там конечно бывал, наверняка и не один раз, но сведений об этом он не оставил. Вот и сейчас мы готовились пройти очередную червоточину, открыв тем самым новый участок неизвестной дороги. Разгон, отключение всей электроники, и "Бродяга", двигаясь по инерции, попадает в червоточину. Непродолжительная тряска, вибрация, и корабль оказывается в новой системе.

Через некоторое время ко мне присоединяется Ирма, и мы начинаем исследование окружающего нас пространства. И вскоре поняли, что в системе множество погибших кораблей, правда, судя по положению обломков, смерть и разрушения застали их врасплох. Никто ни с кем не сражался, в системе не велось никаких боевых действий, а смерть явно оказалась неожиданной для всех в ней присутствующих.

Ещё одним сюрпризом для нас стало наличие обломков станции. После их осмотра, а также исследования ряда разрушенных кораблей, мы пришли к выводу, что у всех у них произошёл взрыв реактора.

- А всё, здесь случившееся, мало похоже на самоуничтожение. Сдаётся мне, они не просто так занялись самоубийством, а все были взорваны по команде извне. На мой взгляд, мы нашли базу Теней, и команду на уничтожение всех отдал их координатор после того, как стало ясно, что он проиграл свою последнюю схватку за власть. Как говорится, так не доставайся же ты никому, - высказался я.

- Очень похоже на правду, - согласилась со мной Ирма. Хотя может быть, здесь произошло какое-то другое событие. И что мы будем делать дальше? Надо бы найти подтверждения твоей версии произошедшего.

- Судя по дошедшим до нас сведениям, хоть расположение базы "Теней" было тайной и никто, кроме руководства клана, не знал её местонахождение, её связывало множество червоточин с самыми разными системами. Были среди них и находящиеся даже среди освоенных и заселённых миров, правда "дырки", ведущие в них от таинственной базы, опять же составляли клановую тайну. Если здесь есть такие "дырки", то это будет косвенным подтверждением правильности наших выводов. Во всяком случае, хочется так думать.

Разбираться со странной находкой пришлось очень долго, на всё про всё потребовалось три месяца. Да и то, можно сказать, повезло. На одном из кораблей удалось найти целый искин. Как оказалось, это был корабль самого Ганса Рейсмана, координатора ордена "Теней". А почему уцелел искин, уточнить было не у кого, видимо по какой-то причине не сработал установленный под ним заряд.

Этот искин и подтвердил историю, изложенную в легенде об ордене "Теней". Действительно, большая часть подчинённых координатора взбунтовалась, и на внеочередном своём сборище, как говорится, предъявили своему командиру "чёрную метку". Большая часть привыкла к вседозволенности, и образ жизни, когда им все платят, оказался многим из числа руководства ордена самым подходящим.

Ну а Ганс с этим не согласился. Его и отстранили от власти, а в ответ он активировал потайную закладку, и на всех кораблях, находящихся в системе, сработали подрывные заряды под искинами и взорвались реакторы. Учитывая, что в системе собрались почти все руководители клана "Теней" самых разных уровней, он оказался полностью обезглавлен.

Конечно потом нашлись командиры, взявшие под свой контроль оставшихся в живых боевиков, но это была уже другая история. Так прекратил своё существование самый могущественный в истории клан, а из его уцелевших остатков родился пиратский клан "Изгоев". В общем, нам просто повезло найти подобный источник информации. А ещё большим везением было получить к нему доступ.

На это потребовался месяц работы всех имеющихся искинов, объединённых в единый кластер. Но результат стоил потраченных усилий, мы стали обладателями полной карты с указанием всех червоточин, известных клану "Теней". Да вдобавок к этому нам стали доступны описания многих систем, сделанные могущественным кланом.

А это были не простые описания, они включали в себя не только перечисление объектов в системах, сколько там планет и каких, но и описание астероидных полей, да порой и с разведанными полезными ископаемыми. В общем, найденные сведения, если использовать мифологию древней Земли, можно было сравнить с легендарным Эльдорадо. Во всяком случае, стоимость имеющейся информации превосходила стоимость хорошо освоенной системы.



Глава 13



"Легенда о планете Пир"

Именно с этим местом связано множество ужасных слухов и рассказов, касающихся борьбы самой планеты с её обитателями. Да, мы не оговорились, по сути дела, планета воюет с людьми, вынужденными там жить. Её обитатели - преступники и бандиты, приговорённые к смерти или пожизненному заключению. Можно сказать, что человек и Пир - несовместимы, и поэтому туда на изоляцию от общества направляются преступники и бандиты.

Подобная легенда далеко не нова, есть различные её варианты, рассказанные разными авторами, так что в нашей энциклопедии она будет только упомянута. Мы не претендуем на авторство этой легенды и её дословное изложение. Просто её упоминание свидетельствует о многообразии и неисчерпаемости жизни в космосе. Кстати, существует ещё множество самых разных историй на подобную тему, но мы не будем их все упоминать. Это тема отдельной книги, и не одной.

На самой планете животные и растения постоянно мутируют, и цель подобных изменений - появление ещё более смертоносных для человека форм жизни. Ну что можно например сказать о ходячих бронированных растениях? Хотя тот же сторонний наблюдатель был бы очень удивлён, что подобные формы жизни существуют исключительно вблизи человеческих поселений.

Те же самые люди, попадая в отдалённые от их привычных поселений места, вполне мирно живут в окружении той же дикой природы. В этом есть какая-то тайна, загадка, ждущая своего разрешения. Живут люди на планете за счёт добычи довольно редких радиоактивных руд. Правда, надо сразу отметить, что большая часть вырученных средств расходуется на оружие. Именно оно позволяет выжить в условиях планеты. И с каждым годом это становится всё труднее и труднее.

В данную систему добровольно не ходят корабли. Новых заключённых доставляет конвойный корабль, готовую продукцию поселенцы вывозят сами, для чего с согласия службы наказания у них есть свой корабль и экипаж. Сбежать с использованием этого корабля с планеты невозможно, существует целая система противодействия таким попыткам.

Насколько нам известно, местная администрация продаёт руду государственным службам, благодаря чему получает оружие, боеприпасы и всё необходимое со значительной скидкой.

Статья "Легенда о планете Пир". Источник - "Энциклопедия картографа. История, факты, предания, байки, легенды картографии".


- "Искатель", что привело вас в наши края? - запросил диспетчер при вхождении корвета в зону уверенного приёма.

- Ремонт, отдых, пополнение припасов, - ответила Ирма. Именно она отвечала на все внешние запросы, меня как бы не было на борту.

- Добро пожаловать в систему Бредли, примите курс на гостевую стоянку.

О своём прибытии наставникам я сообщил заранее, так что по выходу на орбиту Бредли мы быстро заключили договор о техническом обслуживании корабля со "Школой", после чего, уведомив об этом диспетчера и получив курс и разрешение на перелёт, попали в родной ангар. Ну а дальше пошли объятия, сумбурные расспросы, рассказы об эпизодах и событиях, которыми по каким-то, порой и самому непонятным соображениям, следовало немедленно поделиться со всеми.

Так обычно и происходит встреча близких людей после долгой разлуки - много суеты, сумбура, и только немного погодя, когда схлынут первые впечатления, можно рассчитывать на конструктивный разговор. В общем, после хлопот, вызванных нашим возвращением, было организовано праздничное застолье, в ходе которого мне пришлось делиться впечатлениями, накопившимися за это время.

В такой сумбурной, суматошной обстановке прошло всё мероприятие. И только на следующий день мне удалось спокойно обсудить с Фрэнком результаты экспедиции. Надо признать, что они оценивались учителем неоднозначно. То, что методика и сканер работали и доказали свою эффективность, сомнения не вызывало. Пожалуй, для него это было самое главное, даже обнаружение базы Теней и секретной карты исчезнувшего клана его радовало меньше.

А вот последствия такого открытия были неопределёнными. В среде картографов, да и не только среди них, усиленно муссировались слухи о том, что русские предприняли серьёзные меры по защите Дороги, что подтверждалось никому не понятными работами внутри астероидных полей в некоторых системах, через которые она проходит. Вкупе с недавней историей о нападении на Узловую три это свидетельствовало об умении московитов находить червоточины в астероидных полях.

Или о появлении таинственного прибора, сканера, позволяющего обнаруживать неизвестные червоточины. Никаких данных, подтверждающих эти слухи, не было, но тем не менее, они не прекращались, а только множились. Кто-то вдобавок связал моё исчезновение с непонятной вознёй русских. Мол, в этом деле не обошлось без моего участия.

В общем, в среде картографов шло тайное брожение, и чем оно закончится, сказать было трудно. Кроме того, эти слухи привлекли внимание спецслужб и некоторых корпораций к "Школе". И хотя она уже не принимала новых учеников, фактически два года как прекратила работу, на Фрэнка и остальных усилилось давление. В частности, не прекращались попытки выжить её с занимаемых площадей, а потом, пользуясь безвыходным положением, подмять под себя и получить доступ к имеющимся у неё секретам.

В частности, многие подозревали, что за моими успехами, а про них не забыли, а также что за таинственной деятельностью русских стоял Фрэнк. Эти предположения в общем-то были недалеки от истины, вот только никаких фактов, подтверждающих подобные измышления, не было. Тем не менее, агрессивные действия в отношении моих наставников уже шли достаточно продолжительное время.

- Вот такая сейчас здесь складывается ситуация, Тим, - закончил свой рассказ Фрэнк.

- Мне конечно тяжело что-то советовать, как говорится, мал ещё, но время на эту тему поразмыслить у меня было, так что кое-какие соображения имеются.

- Ну так не набивайся на комплименты, давай выкладывай, что придумал.

- Да ничего особенного, мой рецепт спасения проще простого - надо где-то спрятаться и переждать какое-то время, пока про нас забудут.

- Тим, это даже не смешно. Где сейчас можно спрятаться при повсеместном учёте и возможности считывания любым искином данных о тебе с твоего нейка. Разве что в диком космосе. Но как там жить?

- Надо, наверное, всем собраться, и я вкратце расскажу о том, что мне удалось найти во время исследования вновь обнаруженных червоточин.

В общем, так мы и поступили. Пригласили остальных, и я рассказал об основных открытиях в своей экспедиции. Правда, воздержался говорить о планировании переселения на новое место.

- Я не стал проверять все данные, нанесённые на карте клана "Теней". Но в нескольких местах всё же побывал. И вот ролик с одной из посещённых планет. Смотрите.

На экране появилось изображение планеты из космоса, сначала издалека, а потом всё ближе и ближе. Вот стали видны материки, острова, океаны и моря, леса и горы. Это была настоящая курортная планета, жить на которой можно было, ничего не опасаясь. Ну разве только незваных гостей из космоса. Кстати, на планете нашлись и местные жители, хотя по данным карты клана Теней, она была необитаемой.

Правда, их численность была небольшая, создавалось такое впечатление, что сюда каким-то образом добралась группа беженцев, и не зная, куда двигаться дальше, укрылась в этом мире. Судя по всему, они если и не одичали, то во всяком случае, давно забыли о космических полётах и прочих чудесах цивилизации.

- Вот на этой планете я и предлагаю вам провести достаточно продолжительное время, пока не утихнет поднятая шумиха, - предложил я своим наставникам. - В принципе - курорт он и есть курорт, только пожить на нём придётся не месяц, а намного больше. Кстати, я тоже поживу там, мне лишние разговоры о своей особе не нужны. А чтобы не испытывать никаких финансовых трудностей, предлагаю продать сканер.

Ну а если захочется построить новое общество и промышленность, то существуют автоматические заводы и фабрики любой направленности - хоть астероиды ковыряй, хоть хлеб выращивай.

- Как-то у тебя всё просто получается, - несколько удивлённо произнёс Карл. - Улетел в дикий космос, колонизировал планету, завёз кучу автоматических заводов и организовал настоящее производство. Всё как в сказке.

- Я не говорю, что всё будет просто, да ещё именно так, как я описал. Это схема, голая идея, как избавиться от повышенного внимания к нашим персонам. Причём, я даже не настаиваю на своём предложении. Если есть другие, я с радостью присоединюсь к общему решению.

- Собственно говоря, мы все подумывали о том же самом, - вступил в разговор Фрэнк. - На это рассчитывают и наши недоброжелатели, ну или те, кто хочет нас подчинить своему влиянию. Все вы знаете, что стоит за попытками оказать покровительство или защитить от нападок. Вот и нас ждёт то же самое. На мой взгляд, существует два выхода - или уходить к русским, надеясь на их защиту, как-никак мы, хоть эпизодически, с ними сотрудничали, и нам в своё время обещали помощь в трудную минуту.

Или уходить в дикий космос. Что делать, мы обсуждали не один раз, но так и не пришли ни к какому решению. А тут Тим предлагает конкретный вариант, есть очень хорошая планета, к тому же неизвестная никому другому, там живут люди, которых достаточно быстро можно цивилизовать и вместе начать строить новую жизнь. Понятно, что начинать всё сначала не очень-то хочется, но по-моему, другого выхода нет.

Я конечно настаивать на своём мнении не буду, но обдумать предложение Тима всё же надо. Во всяком случае, мне нравится найденная им планета.

Пересказывать всю эпопею по обсуждению прозвучавшего предложения не буду, это слишком долго и утомительно. Достаточно сказать, что заняло оно целую неделю. И в итоге мы решили всё же перебираться на новое место. И уже там планировали строить новый дом, сохранив в тайне от всех остальных это место. А пока потихоньку сворачивали свои дела.

"Школе" принадлежало несколько транспортов и учебных ботов. Они и должны были перевезти всё принадлежащее наставникам имущество к новому месту. А его оказалось много, даже порой закрадывались сомнения, сможем ли забрать всё, и может, придётся часть оставить на месте. Но решение нашлось, и совершенно неожиданное. В "Школе" ещё осталась часть персонала, ни у кого из руководства как-то руки не дошли объявить им об увольнении.

И эти люди, правильно оценив нашу суету, предложили свою помощь, согласившись вместе с нами отправиться в неизвестность. За прошедшие годы совместной работы между наставниками и прочим персоналом "Школы" сложились дружеские, можно сказать, почти родственные отношения. А люди ведь не марионетки, они всё видят, и если порой не всё говорят, то это не значит, что они не понимают, что происходит.

Так что в результате согласия людей лететь вместе с нами, набралось нужное количество пилотов на все корабли. Ну а самое главное, был продан сканер пространственных аномалий. Конечно не напрямую, а через целую сеть посредников, так что установить авторство было проблематично. Кто-то может сказать, что мы продешевили, но не стоит торопиться.

Идея подобного открытия буквально витала в воздухе, и надо думать, что в любом случае оно будет сделано в ближайшее время. Кроме того, в развернувшейся теоретической дискуссии лучших учёных-картографов Альянса уже высказывались мысли о неправильности существующей теории и необходимости изменения применяемой методики поиска червоточин.

Да и открытие в последнее время целого ряда новых "дырок", причём в астероидных полях, служило явным подтверждением этого. Так что можно сказать, мы успели на отходящий поезд. Да и как говорится, не стоит жадничать, целее будешь. Мы и так хорошую цену взяли. Во-первых, полностью оснащённую мобильную верфь, позволяющую строить корабли, в первую очередь транспортные, максимального размера, способные проходить через червоточины.

Во-вторых - мобильный завод топлива. Достаточно поместить его на орбите подходящего газового гиганта в любой системе - и пожалуйста, можешь заправлять свои баки. И третьим нашим приобретением стала небольшая шахтёрская станция, естественно в свёрнутом состоянии размещенная на транспорте, где могли не только жить два десятка шахтёров, но и имелось оборудование, позволяющее производить полную переработку руды и получать металл.

Ну и кроме того, на свои деньги было закуплено много оборудования, которое достаточно сложно найти в открытой продаже. Мы понимали, что всё это буквально кричало о том, что наша компания собирается куда-то сбежать, и скорее всего, везде стоят маяки, но другого выбора у нас не было. Видимо, какие-то слухи о будущих планах всё же просочились наружу, так что давление на наставников в последнее время усилилось.

Но так или иначе, подготовка к побегу уже была завершена. Всё, что посчитали нужным, было загружено на корабли, и некоторые из них уже ушли в астероидное поле и ждали там остальных. Не имело смысла разом двигаться всем караваном, вызывая у окружающих лишние вопросы. И так вместе собралось слишком много кораблей, что не могло не вызвать любопытства со стороны.

- Привет, Марио, далеко ли собрались? - обратился к нам диспетчер, заметив отход от школы наших кораблей.

- Да нет, в астероиды полетим, надо немного потренироваться, да молодых проучить, а то зазнались.

- Ты про Тима, что ли? Смотри, как бы он тебя сам не проучил.

- Не, не буду. Я учителя уважаю, - вступил я в разговор.

- Вот молодежь пошла, никакого уважения к ветеранам.

Так под лёгкий трёп с диспетчером мы и отправились якобы на тренировку. В астероидном поле нас ждали остальные три транспорта. Всего набралось пять кораблей. "Искатель", на котором были я с Ирмой, два бота, одним управлял Марио, другим Карл, и два транспорта, в которых находилось самое ценное имущество "Школы". В дальнейшем к нам должны были присоединиться ещё три транспорта, на которых размещалось полученное нами в уплату за сканер аномалий оборудование.

Само астероидное поле было старым и стабильным, все камни постоянно висели на своих местах и особой опасности для навигации не представляли. Может быть, именно поэтому данное место было достаточно популярным. Правда, чаще всего посещали его окраины, и вглубь никто не забирался. Здесь проводились тренировки молодых пилотов, выпускников "Школы" и других училищ, а также начинающих шахтёров.

Так что никто и предположить не мог, что в этом часто посещаемом месте есть что-то неизвестное. Да и современная теория не предполагала наличия червоточин в астероидных полях. А я вот такой неверующий, во время своего отдыха в прошлые разы взял и прошёлся со сканером по этому скоплению камней. Решил, как говорится, проверить идею. И ведь нашёл "дырку", правда не на окраине, а далеко в глубине, но ведь нашёл!

Да и дорога до этого места была вполне доступная, добраться до червоточины можно было на любом транспорте. И уводила она далеко в сторону от освоенных путей, правда не в совсем безлюдные места, но в достаточно редко посещаемые. А там имелись свои "дырки", через которые за два прыжка можно выйти на Одинокую Звезду. Она и стала первой целью нашего маршрута. Там меня знали, репутация хорошая, да и поддержка пиратского клана "Буки" в пути будет не лишней.


- Фрэнк, ответь Марио, - вышел в эфир мой наставник.

- Марио, слышу тебя. Это Фрэнк.

- Мы прошли дырку, всё нормально. Как обстановка?

- Порядок, никого в системе нет. Идите на место встречи.

- Принято, нас пятеро. До связи.

Да, нам пришлось разделиться. Фрэнк с Карлом вместе с пилотами транспортников остались в промежуточной пустой системе, замаскировавшись среди астероидов, а мы с Марио и Ирмой отправились за другими тремя транспортами в систему Цесна. Естественно, с нами были и пилоты на новые транспорты. Их надо было довести до места, а уж потом будем двигаться дальше всем кагалом.

Вся операция по обмену прошла успешно. Стороны обошлись без каких-либо реверансов в сторону друг друга, всё было сухо и по-деловому. Как говорится, ничего личного, только бизнес. Товар-деньги-товар. И вот теперь мы возвращались к месту общего сбора. Можно сказать, что теперь наш караван полностью собран. И даже по внешнему виду заметно, что это очень дорогой караван.

Но другого маршрута при всём имеющемся знании потаённых троп мне найти не удалось. Правда, можно сказать, что первый, наиболее оживлённый и опасный участок пути караван почти прошёл, осталось преодолеть две системы, и начнётся зона, контролируемая "Буками". Правда, насколько они будут к нам дружественны, неизвестно, но хотя бы имелась надежда. А это уже немало в подобных местах.


- Раз, два, пять, девять, двенадцать, четырнадцать, шестнадцать машин, - закончила Ирма подсчёт отметок вражеских перехватчиков на экране монитора. Хотя искин сделал это гораздо быстрее. Да, за переход до системы Одинокой Звезды мы нарвались на пиратскую эскадру. Самое печальное заключалось в том, что это были "Изгои". Так что нам оставалось только драться. Судя по количеству пиратских кораблей, мы нарвались на два носителя перехватчиков.

Это была отработанная пиратами тактика - подобные корабли маскировались под обычные транспорты, способные спокойно проходить через червоточины, но в то же время перевозили по восемь перехватчиков и имели на борту всё необходимое для их обслуживания и ремонта. Такие транспорты в любых местах не вызывают подозрений - обычные купцы куда-то летят по своим делам, в этом нет ничего удивительного.

Но в подходящий момент такой мирный купец вдруг оборачивается злобным пиратом, и тот, кого эти отщепенцы выбрали своей целью, может только молиться. В таких случаях обычно свидетелей не оставляют. Но ведь и мы не лыком шиты. Я уже говорил, что пробираясь в одиночку в самые глухие места, картографы умели не только искать дырки, но и защищаться.

Большинство пиратов не отличались выучкой и мастерством пилотирования. Поэтому и не было ничего удивительного, что хорошо подготовленные пилоты могли спокойно выстоять против трёх-четырёх бандитов. Их сила была в количестве, они нападали стаей и могли, как говорится, толпой запинать любого. Но выбора не было, и приходилось действовать, исходя из сложившихся соотношений сил.

Надо ещё отметить, что нашим преимуществом являлись корабли. Основной ударной силой у нас были картографические боты. И пусть они немного уступали в манёвренности перехватчикам, но вооружение и защита у них намного лучше, чем у пиратов. Так что наши козыри известны - мастерство пилотов и мощное оружие. Правда, бандиты не знали, на кого решили напасть, хотя могли бы и догадаться, что это не простой караван.

Как-то так само вышло, что во время нашего движения всеми перемещениями судов, безопасностью каравана и распределением обязанностей распоряжался я. Так что при начинающейся атаке пиратов все ждали моих команд. А ситуация складывалась не самым лучшим для нас образом. Бандиты выстроились конусом и таким построением двинулись на нас.

- Народ, слушай меня, - начал я расставлять свои корабли. Хотя мы уже отрабатывали подобное перестроение ранее, но как говорится, у страха глаза велики, так что лучше всего повторить, чтобы понятней было. Правда, народ тут собрался опытный, испугать таких достаточно сложно. - Фрэнк, Карл, Ирма прикрываете караван. Вы второй эшелон обороны, в драку не лезете, добиваете тех, кто попытается пройти сразу к каравану. Можете пострелять немного ракетами издали.

Мы с Марио идём встречать гостей. Ты справа, Марио, я слева. Наша задача - разбить их построение, а в одиночку они нам не соперники. Поэтому первый ракетный залп мы делаем по острию их конуса. Ну а дальше начнётся "собачья свалка", ты сам меня учил, как в таких случаях действовать. Так что погнали их, Марио!

- Давно я не гонял всякую шваль. Эх, Тим, повеселимся!

И мы, ускоряясь, начали движение в сторону пиратов. Марио заходил справа, я слева. Вот, выйдя на нужную дистанцию, мы произвели ракетный залп. На каждом боте стояло по четыре автоматических зенитных ракетных установки, так что восемь птичек одновременно атаковали центр пиратского построения. Я ускорился, время замедлило свой бег, и в голове зазвучали слова песни из папкиной коллекции.

Я в атаку последнюю шёл,

Форсаж, косая петля, заход сверху, переворот, и вот они, голубчики, в прицеле.

Но судьба изменила герою.

Искин, не спать, огонь из всего по готовности.

Плюс к тому, оказался тяжёл

Рывок в сторону, полоснуть из лазеров, и с переворотом отвалить назад

Тот снаряд, что упал под горою.

Ракетами залп, и под их прикрытием опять вперёд. Форсаж!

Хорошо! И дымком понесло,

- Не уйдёшь, сволочь. Какой-то перехватчик, попытался сманеврировать и уйти с моего пути, но не успел и разлетелся на куски.

И предсмертные слёзы просохли.

И опять манёвр "петля", перегрузки на пределе, перед глазами красный туман, хорошо, искин выручает

Плюс к тому, помереть повезло,

Увернулся, повезло, только одну пушку сбили. Легко отделался.

Те, кто выжил - в плену передохли.

Как там Марио? Жив, курилка, крутится как вошь на гребешке. Ну и мы не будем сачковать

Плюс к тому, тишина, тишина.

Форсаж, врубиться снизу в толпу, впереди ракеты, по сторонам огонь из лазеров. Кто не спрятался, я не виноват.

Не слыхать разговора винтовок,

А разогнали мы их! Разбили конус, правда их ещё много, но это уже так, семечки.

И вползают на грудь ордена,

Давят лапками божьих коровок.

(музыка Геннадия Пономарёва, слова Аркадия Кутилова, "Рассказ убитого")


На станции "Одинокая Звезда" пришлось немного задержаться. Всё-таки попятнали нас с Марио, пусть и не очень сильно, не до состояния металлолома, но ремонт нашим кораблям был необходим. Все остальные не получили никаких повреждений, к ним прорвались лишь два пирата. Но не стоит забывать, что Ирма в прошлом боевой пилот, да и перехватчик не соперник корвету. Если конечно на нём нормальный пилот.

Так что, закончив ремонт повреждённых кораблей и пополнив запасы продовольствия, наш караван ушёл со станции. Наверное, существовал и какой-то другой путь к выбранной звезде, но я его не нашёл. Нашим маршрутом интересовались многие, тем более, моя репутация удачливого картографа, которая сложилась на станции за время пребывания на ней, не оставляла сомнений, что я нашёл что-то интересное и сейчас туда вёл караван.

Так или иначе, но помотав наблюдателей по астероидным полям и уйдя через неизвестные остальным червоточины, мы теперь двигались в неисследованной части космоса. Правда наш маршрут то уходил вглубь, то приближался к фронтиру. Таким образом мы двигались месяц, перебираясь из системы в систему. Но всему рано или поздно приходит конец.

Выйдя из очередной червоточины и выбравшись из астероидного поля, я указал на четвёртую от местного солнца планету и объявил всем остальным.

- Позвольте представить вам планету Эдем, которую искали многие поколения картографов. Поздравляю Вас, это наш новый дом.










1








home | my bookshelf | | Фрилансер |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу