Book: Каждая мертвая мечта



Каждая мертвая мечта
Каждая мертвая мечта

Роберт М. Вегнер

Каждая мертвая мечта

Каждая мертвая мечта

Каждая мертвая мечта

Каждая мертвая мечта

Часть I

НАТЯНУТАЯ ТЕТИВА

Пролог

Через пять дней пути на юг они наконец спустились в долины, обитаемые людьми, и разбили лагерь так, словно находились в собственной провинции. Явно, на виду. Нет лучшего способа объявить о своем прибытии и при этом показать, что у них добрые намерения. Только бандиты и преступники пытаются скрываться.

Нашли их так быстро, как они и надеялись. Сотня вооруженных людей. Белые плащи, разнообразнейшее оружие.

Стража.

Они откликнулись издали. Назвали номера и место гарнизона. Солдаты сперва казались сбитыми с толку, источали недоверие, но потом отступили, велев им оставаться на месте.

— Послушаемся их, господин лейтенант?

Командир снял шлем и причесал пальцами рыжие волосы.

— Офицером у них старший лейтенант. Мне придется слушаться. Я бы и сам удивился, когда б в Белендене появилась рота из-под Олекадов.

— Но мне не нравится выражение его лица…

— Велергорф, после того, через что мы прошли, я не намерен обращать внимание на каждое дурацкое выражение лица, которое увижу. Как раненые?

— Неплохо. Но нам нужно теплое и сухое место, чтобы к ним не пришла горячка.

— Пока что — пусть отдыхают. — Лейтенант глянул на небо. — Темнеет, наверняка проводников нам пришлют только утром.

Прислали.

Утром лагерь окружили три роты под командованием полковника, который коротко представился как Минхаль Конвец из Девятнадцатого полка Горной Стражи. Пришел к ним в сопровождении нескольких тяжеловооруженных солдат, осмотрел палатки, амуницию, состояние роты.

И приказал им сложить оружие.

Между палатками пронесся шумок, солдаты обменивались растерянными взглядами. Горная Стража не разоружала друг друга, разве что кого-то подозревали в измене. Велергорф глянул на лейтенанта. Тот миг-другой колебался — достаточно долго, чтобы его люди начали тянуться к мечам, топорам, копьям…

— Стоять! — заставил их замереть на месте рык офицера. — Десятники, по местам! Приготовиться сложить оружие!

— Господин лейте…

— Ни слова, десятник. Ни слова. — Рыжий лейтенант развернулся к старшему по званию. — Лейтенант Кеннет-лив-Даравит докладывает: Шестая рота Шестого полка Горной Стражи из Белендена готова сдать оружие.

Полковник чуть кивнул, а сопровождавшие его слегка расслабились.

— Принял, лейтенант.

— У меня раненые, не все смогут идти.

— Можете положить их на носилки.

— Спасибо.

Разоружили их быстро и умело, хотя местные солдаты и казались несколько обескураженными и обеспокоенными. Раз за разом поглядывали на восток, словно ожидая оттуда нападения.

Велергорф молча отдал топор и нож, после чего смотрел, как его командир отстегивает пояс с мечом и передает полковнику. Жест имел значение: офицер не должен сдавать оружие тому, кто младше его по званию.

Минхаль Конвец принял пояс молча и молча же передал его дальше.

— Могу спросить, откуда пришел приказ? — Лейтенант стоял перед командиром Девятнадцатого.

— Из столицы.

— Как он точно звучал, господин полковник?

— Узнаете на месте. В казармах. А может, и нет.

— Не понимаю, господин полковник.

По загорелому лицу Конвеца пронеслась целая стая эмоций. От нетерпения до веселья. Мрачного и горького веселья.

— Вы поймете где-то пополудни, господин лейтенант. Или раньше, если поспешим.

Их повели быстрым маршем. Солдаты были настолько вежливы, чтобы помогать с носилками. Может, не все так плохо, мелькнуло в голове у Велергорфа. Может, это просто глупая ошибка.

Целое утро они взбирались на, похоже, самую высокую гору в окрестностях. Наверняка, это была не самая прямая и не самая легкая дорога. Но никто не протестовал. Девятнадцатый находился на своей территории, а значит, в этом наверняка имелся некий смысл.

Когда они добрались до вершины, перед ними раскинулась панорама в пару десятков миль: огромная долина, расположенная между Малым и Большим хребтами. Дальше к югу, в расплывчатой дымке, были видны вершины остальной части Малого хребта.

— Посмотрите на восток, — коротко обронил полковник.

Велергорф глянул в указанном направлении и замер. Восток… небо на востоке… Неба не было. Большая серо-бурая туча укутывала все грязным саваном.

— Со вчера она придвинулась ближе. На восточном конце Олекадов начинает падать серый снег. Снег, смешанный с пеплом. — Полковник говорил тихо, но у Велергорфа был прекрасный слух. — Якобы это тамошнее Урочище. Урочище около Старого Меекхана тоже… пуф-ф! Дым дотянулся до столицы, и пока что оттуда нет никаких новостей. Но приказ — это приказ, лейтенант. Вы арестованы по обвинению в измене.

Интерлюдия

Костяное сиденье было твердым и таким холодным, что потихоньку превращало задницу в кусок замороженного мяса. В доме царил мороз, а примитивный очаг, черный и, похоже, много дней как мертвый, только усиливал ощущение холода. Север. Проклятущий Север. Вроде бы сюда давно должна уже прийти весна — естественно, для здешних мест: ветра дуют немного менее яростно, по океану плавают меньшие льдины, а плевки на его сапогах замерзают чуть помедленнее, чем в несколько ударов сердца.

Но не в этот раз. Похоже, Север сбрендил.

Согласно плану, портал выбросил его по другую сторону Лохарров. Тут должны были находиться поселения охотников на тюленей и моржей, белых песцов и полярную птицу, гарпунщиков, что ожидали тут стаи китов. Ценный мех, мясо, сало и рыбий жир, груды амбры, найденные на берегу или добытые из внутренностей морских тварей… Северная сторона Лохарров доставляла на рынки всего мира дорогие и редкие товары.

Но охотники на тюленей, убийцы китов почти никогда не проводили тут зиму. Лагеря становились людными по весне, когда лодки и корабли находили дорогу сквозь растаявшее у гор море, и пустели осенью, когда груженные по борта корабли опять забирали людей на юг. Зимой окрестные воды замерзали, и мореходство здесь становилось невозможным.

Но порой кто-то оставался. Если сезон оказывался настолько удачным, что корабли были не в состоянии забрать всю добычу, кому-то приходилось провести несколько худших месяцев на каменистом побережье, чтобы возвращающиеся охотники не нашли запасы разграбленными белыми медведями, песцами или другими хищниками — двуногими, вооруженными железом. Те, кто решался остаться зимовать на Севере, где днем солнце появлялось на небе всего-то на час-другой, а и то не всегда, ждали конца следующего сезона словно избавления.

Но, похоже, в этом году ждали тщетно.

Северные проливы до сих пор не сбросили ледяной панцирь. Даже там, где лед хотя бы чуть треснул, поля нестаявших торосов оставались огромными, словно города. Плыть кораблями между смыкающимися щелями значило рисковать расколоть хрупкие корпуса, словно ореховую скорлупку. Суда не пришли, запасы закончились, белый, словно волосы Андай’и, песцовый мех, за который на юге можно было объедаться деликатесами хоть месяц напролет, тут не смог бы наполнить ничьего желудка.

Ирония судьбы.

Его портал открылся в полумиле от селения: пять деревянных изб, поставленных из ценного на Севере дерева, да несколько юрт из китовых ребер, обтянутых шкурами. Большие котлы, где вытапливали жир морских гигантов, были прикрыты тканью и подперты, сотни стояков, на которых скребли и сушили шкуры, бодали небо, бесцельно ожидая начала новой работы. Тишина и спокойствие.

А должен был его приветствовать шум, движение и столько вареного тюленьего мяса, сколько сумел бы съесть.

Он почувствовал это сразу, едва пересек условную границу селения. Мурашки по хребту, деревенеющие кончики пальцев, чувство, будто кто-то смотрит тебе в спину, натягивая тетиву до уха. Страдание, давно отзвучавший вопль, воспоминание о котором все еще режет воздух, боль и мука.

Это были «дары» Кулака Битвы. Он чувствовал Силу, эту кровь в венах мира, чувстовал как аспекты, так и дикие, хаотические Источники. И даже тот безмерный, не объятый никаким разумом океан за ними. Сила, аспектированная или нет, уступала эмоциям, позволяла себя формировать, гнуть и лепить. И «использованная» таким образом, она оставляла след на теле реальности.

Тут господствовал голод, а из этого голода родилось нечто другое, мрачное и мерзкое. Отчаянье, гнев, ненависть.

Атаковали его с трех сторон одновременно. Три фигуры в мехах бросились на вора: две — выбежав из-за ближайшей хаты, третья выскочила из юрты за его спиной. Никакого приветствия, никаких вопросов, откуда он и каким чудом тут оказался; вместо этого ему должно было хватить трех широких гарпунов, направленных в грудь и спину.

Атаковавший со спины оказался первым. Альтсин не смотрел на него, ему не было в том нужды, он просто плавно уклонился, мягким движением пропуская тычок под мышкой. Перехватил гарпун за наконечником, сломал древко и воткнул зазубренное острие в горло мужчине.

Даже не взглянул на падающий труп.

Двое оставшихся крикнули, одним движением вскинули оружие и одновременно метнули ему в грудь. Он спокойно смотрел, как оба гарпуна плывут к нему по воздуху: древки чуть вибрировали, наконечники, покрытые ржавчиной и кровавыми потеками, тянули за собой бледные полосы. Этим оружием убивали, а духи мертвых все еще липли к железу.

Он сделал шаг влево, перехватил подлетающий гарпун за середину древка, обернулся на пятке и послал его во владельца. Оружие полетело назад быстрее, чем из осадного «скорпиона», ударило охотника в грудь и отбросило его на стену дома. Он был мертв еще до того, как гарпун пришпилил его тело к дереву.

Последний атакующий замер с ладонью на рукояти наполовину вынутого ножа. Альтсин переживал уже нечто подобное, давным-давно, когда один речной полубог пытался узнать, с кем имеет дело. Тогда он чувствовал, словно его одержала некая сила, но теперь это было для него совершенно естественно, как некогда нырнуть рукой в развязанный чужой кошелек.

Обычному смертному он наверняка казался демоном, у которого глаза на затылке, который движется быстрее молнии и обладает силой десятка людей.

Нож медленно вернулся в ножны, а последний нападающий развернулся и помчался в дом.

Альтсин двинулся следом.

И теперь, менее чем через час, сидел в том самом домике и смотрел в глаза связанного человека. Плевок пленника медленно замерзал на сапоге вора, лежащий на каменном полу человек даже не имел сил, чтобы плюнуть как следует.

Неважно.

Все это оставалось неважным в присутствии того, что колыхалось под потолком, почти посредине помещения.

Альтсин отвел взгляд от связанного мужчины и еще раз осмотрел комнату. Тут использовали немного дерева только на столешницу, остальную мебель, табуретки, лавки, даже полки около стен и рамы кроватей были сделаны из китовых костей. Старательно обработанных и соединенных.

Мастерская работа.

— Это ты сделал? — заговорил вор на диалекте несбордийских кланов.

Относительно того, что пленник — один из этих пиратов, сомнений не было. Именно они составляли большую часть добытчиков мехов и охотников в этих землях. Кроме того, у мужчины была светлая кожа и волосы, а еще голубые глаза, а татуировки из примитивных рун, украшавшие виски, позволяли понять, из какого конкретно племени или рода тот происходит.

Допрашиваемый только дернулся и еще раз попытался сплюнуть на своего пленителя. Но в этом жесте виделось больше страха и отчаяния, чем гордыни.

Это путешествие не должно было выглядеть вот так. Альтсин предполагал встретить тут корабли и людей, которые — за соответствующую плату — провезли бы его вдоль восточного конца континента туда, куда он желал добраться. Открытие магических порталов было делом непростым, неудобным и оставляло след, по которому любой более-менее талантливый чародей мог его отыскать. Кроме того, его тело все еще оставалось телом смертного: конечно, он мог пользоваться воспоминаниями авендери одного из сильнейших богов в истории, но применение полной силы Кулака Битвы выжгло бы его изнутри за несколько десятков минут. Подтверждалась истина древних воспоминаний — без верных и без поддержки группы потенциальных сосудов, готовых принять его дух, когда тот, что носит его сейчас, «используется», авендери был и одновременно не был мощью. Словно меч, сделанный из вулканического стекла: острее стали, но готовый расколоться, если ударить им слишком сильно. Смешнейшая из шуток, которые мир сумел ему устроить.

Однако он мог сделать несколько вещей, остававшихся недостижимыми для большинства смертных. Хватало нескольких минут, чтобы усвоить любой язык, на котором к нему обращались; он был быстр, силен, умел противостоять холоду, жажде и голоду.

А еще он видел духов. Животных, людей и не только.

— А ты? Чего ты хочешь? — проворчал он.

Встал и быстрым шагом вышел из дома, ведомый невысоким худым призраком, что вот уже некоторое время крутился около связанного мужчины.

Дух повел его чуть дальше, за селение, где в гигантской, наверняка помнящей не одну зиму призме утрамбованного снега вырезали огромную ледяную пещеру.

Тут, кроме шкур и мехов, которые не поместились на корабли, находился остаток прошлогодней добычи охотников. Большие, в четверть воловьей туши куски замороженного китового жира. Вход в пещеру был открыт, а многочисленные следы животных внутри свидетельствовали, что стражники забросили свои обязанности.

Но не это было важнее всего.

В двадцати шагах от этого схрона, в яме, выкопанной в снегу, валялись останки нескольких собак. А точнее — шести. Шесть черепов, сотни костей поменьше. Дух указал на собак, на пещеру, наполненную жиром, на себя. В этих жестах не было обвинения, только бессилие и печаль.

И вопрос: зачем?

Альтсин вздохнул. История, которая разворачивалась перед его глазами, вдруг сделалась простой, обрела глубину. Черной, словно ледяные глаза морских тварей. Этот лед наполнил его вены, перехватил дыхание, затянул туманом взгляд.

Он вернулся в дом. Уселся на костяной табурет. Не смотрел на мужчину. Пока нет.

— Когда вы ждали корабли?

Лежащий не ответил. Только скривился и заворчал, будто пес.

— Месяца два назад, верно? Весна приходит сюда чуть раньше, чем на восточные земли. Но в этот год — не пришла. Корабли не приплыли.

Единственным ответом оставалось молчание.

— Запасы у вас закончились много дней назад, а человек — это не животное, не сумеет выжить, жуя кожу и заваривая китовый жир.

Альтсин поерзал на табурете и наконец посмотрел на пленника. Пылающий взгляд пары светлых, словно утреннее небо, глаз ввинчивался в него.

— Ты не знаешь, что такое голод. — Голос мужчины был скользким и липким, словно кусок подгнившего жира. — Не знаешь, что такое врехх.

Врехх — голодное безумие, это понятие происходило из языка горных кланов, обитающих дальше прочих на северо-западном побережье. Врехх — безумие, наводимое на человека одиночеством, отсутствием солнечного света и беспрестанным стоном северных ветров. Но прежде всего — голодом. Жутким, отбирающим разум, превращающим свои жертвы в вампиров, что питаются человеческим мясом. Мать, охваченная таким безумием, перегрызает горла собственным детям, хлебая горячую кровь, а отец — четвертует тела и дочиста обгрызает мелкие косточки. Когда уже нет жертв, детей, стариков и прочих взрослых, раскапывались свежие могилы, а когда заканчивалось и это, отрубали себе руки и ноги, обрезали уши и носы.

Ели.

Эти знания вдруг сделались частью его сознания, словно он сам от рождения обитал в здешних горах.

Но одновременно пришло и другое осознание. Люди, на которых опустилось голодное безумие, заканчивали обтянутыми кожей скелетами, воющими в небеса. А этот мужчина был худым, но не голодающим; безумным, но не сумасшедшим. Нет. Тут дело в чем-то другом.

— И отчего вы не ушли отсюда, когда корабли не прибыли?

— Как? Чем? Пешком через Лохарры? Без еды? Без…

— Санями. У них были собаки. Люди не могут питаться одним китовым жиром, но собаки — могут. Да и они бы смогли. Всего лишь просили о помощи.

Лицо мужчины превратилось в маску ярости.

— Это наше. Наше! Мы должны были сторожить! Не отдавать! Не дать! Наше! Не их!

Уже не говорил, только взлаивал, брызгая слюной во все стороны.

Альтсин заглянул ему в глаза, а вопли смолкли, словно связанному кто-то затянул на горле виселичную петлю.

— Их было двое. Единственные из племени, у кого хватило сил отправиться за помощью. Взяли собак, которые еще могли тянуть сани, и поехали на запад, откуда каждый год приходит весна. Добрались аж сюда. У вас было все, чтобы их спасти. Достаточно китового жира, чтобы накормить все поселение. Они не хотели ваших мехов или шкур, могли даже заплатить за этот жир своими. А вы…



— Если бы мы отдали этим животным, что они хотели, они приходили бы сюда каждый год. И их становилось бы все больше. Это не люди. Это твари. Взгляни на них. Взгляни.

Альтсин посмотрел на то, что висело под потолком. Два тела, почти человеческие, хотя ниже, чем люди, и шире в плечах, ободранные от одежд, словно это могло облегчить их… обработку. Оба ахера оказались профессионально выпотрошены, с частично снятой кожей. С бедер и ягодиц им вырезали широкие и длинные полосы мяса. Хотя, сказать честно, мяса этого на них было немного. Их лица с крупными надбровными валиками и клыками, торчащими из нижних челюстей, были удивительно спокойными для того, что с ними случилось.

— Видишь? Смотри. Это не люди. Человеческого мяса я бы не ел, клянусь, но они? Животные. Животных убивают, а не кормят собственной кровью.

— Ты вдруг начал говорить красивыми, длинными фразами? У них были собаки, они предлагали их вам взамен за этот жир. Вы могли взять сани, животных, поехать вдоль побережья сперва на запад, потом на юг. С хорошо откормленными собаками это восемь, ну, может, десять дней — и вы были бы среди людей.

— А они? Что они? Забрали бы часть добычи и пошли к своим, но потом — что? Вернулись бы за остальным? За нашим. Нашим! Не этих животных! Не их!!!

— А потому вы схватили этих двоих, убили и съели их собак, но те были худыми, надолго их не хватило. А потом — это? — Альтсин указал на тела.

— Они сами умерли. Сами. Наши ножи не отобрали их жизни.

Альтсин покивал.

— Это правда. Умерли сами. Вы только забрали их шубы, связали и оставили голыми на улице. А умерли они сами.

Он вышел из дома. Холодно. Далеко на востоке, где-то за Большим хребтом Ансар Киррех, он чувствовал… нечто. От этого места его отделяли еще сотни миль, потому впечатление было таким, словно он уголком глаза примечает лучик луны, протискивающийся сквозь щель в ставнях, но… проклятие, он мог это ощутить. С такого расстояния! И оттуда, из места, которое просил проверить Оум, в мир била ледяная ярость, чьи осколки даже здесь меняли времена года.

Владычица Льда была вне себя от злости.

Он вернулся и присел над связанным мужчиной. Тот вывернул голову и послал ему удивительно разумный взгляд.

— Убьешь меня?

— Да.

— Потому что — что? Потому что я убил этих животных? Потому что не захотел отдавать своего?

— Нет. Не поэтому. А потому что если не убью тебя, то не сумею спокойно спать. Потому что меня станет мучить чувство, что я не сделал всего, что необходимо. Потому что в мире должно быть хотя бы немного, хотя бы капельку справедливости, а иначе — пусть бы этот мир рухнул в тартарары.

— Справедливость? Это справедливость?

Альтсин взглянул на него сверху и улыбнулся уголками рта.

— Не требуй от меня слишком многого. Я учился ей, воруя и убивая в портовых закоулках.

Он прижал голову мужчины к полу и быстрым движением начертал на его лбу знак Сломанного Меча. Сила потекла сквозь тело пленника широким, неудержимым потоком. Тот заскулил, чувствуя, как жар наполняет его члены, как огонь рвется из вен. А в миг, когда волосы его заскворчали и обуглились, а кожа принялась дымиться, — завыл.

Сила вспыхнула и сформировала портал диаметров в пять футов, а тело мужчины распалось в прах.

Альтсин вошел в переход, зная, что сэкономил себе миль двести дороги через горы. Закрываясь, магические ворота дохнули огнем на дом, а деревянные стены мигом задымились и вспыхнули.

Несколько часов огонь танцевал по всему покинутому поселению.

Глава 1

Город млел в хватке жары. Дни напролет солнце плавило улицу с упорством кузнеца, который нагревает в очаге упрямый кусок железа, а по ночам горячие камни и кирпичи лишь отдавали тепло, словно издеваясь над молитвами жителей, истосковавшихся по малости холода. И хотя согласно календарю и наблюдениям астрологов и магов за оборотами звезд на небе была лишь середина весны, жара и не думала смягчаться.

Говорили, что счастливые обладатели подвалов переносили туда кровати, потому что лишь в нескольких стопах под землей можно было отыскать хотя бы небольшую передышку от вездесущей жары.

Некоторые старики рассказывали, что даже на их памяти не было такой горячей весны. Такая весна, говорили они, такая весна — знак недовольства Матери, знак войн, эпидемий, пожаров, наводнений, голода и мора скотины. Интересные времена близятся, бормотали они, интересные.

Но стариков мало кто слушал, для них любое время года было самым теплым, или самым холодным, или самым дождливым и любое предвещало если не конец света, то как минимум рост налогов или хотя бы болезненный запор. Порой старость смотрит на мир сквозь стекляшку, найденную в куче мусора, и тут невозможно что-либо поделать.

Но жара, независимо от таких разговоров, продолжала держать город в потной, липкой и отбирающей силы горсти.

К полудню любое движение на улицах замирало, тротуары пустели, торговцы закрывали лавки, скамьи перед винными погребками грелись под солнцем, с нетерпением ожидая гостей. Жизнь перебиралась поближе к фонтанам, колодцам и стокам с акведуков, где обмывались, обливались водой и даже пытались плавать, поскольку, чтобы добраться до любой из городских бань, требовалось либо резервировать места за несколько дней, либо трясти кошелем, полным золота.

Пришелец из дальних стран, внезапно перенесенный на эти улицы неким магическим фокусом, мог бы подумать, что оказался в одной из легендарных метрополий Дальнего Юга, где солнце восходит на небосклон повыше, где все носят шелка, где бесценные приправы устилают землю, а смуглокожие красотки прохаживаются в сопровождении рабов-кастратов. Он бы тогда наверняка не поверил, что находится в Меекхане, том самом Меекхане, Граде Городов, Сердце Империи, Цветке в Кремневой Короне, Первом Верстовом Столбе. Ну разве что городская стража задержала бы его за бродяжничество и бесправное использование телепортационной магии и, ругаясь на чистом меекхе, погнала бы в подземелья.

Маловероятное развитие событий, поскольку в полдень даже стражников было нелегко повстречать на улицах. Наверняка они искали прохлады подле одного из фонтанов.

Потный мужчина, который хромал коридором императорского дворца, убедился в этом на собственной шкуре. Портал выбросил его посредине улицы, после чего — чавкнув и издав шипяще-булькающий звук — исчез. На происшествие это никто не обратил внимания — даже хромая собака. Не то чтобы магический проход, открывающийся посреди улицы, был в столице чем-то необычным, поскольку все важнейшие гильдии и товарищества магов имели здесь свои представительства, да и армия, дипломаты и даже богатые купеческие цеха охотно пользовались возможностями быстрой переброски людей и новостей, но именно из-за этого тут руководствовались определенными правилами.

Вот уже сто лет Щит лох-Хевлена действовал безупречно. Десятки мощных амулетов — насыщенных Силой аспектов, сбивающих магические порталы, таких как Морозный Поцелуй, Собачий Нос или Терние, — приводили к тому, что в радиусе двух миль от центра города ни одна телепортация не могла совершиться с безопасным смещением. А для магов, которые пытались открыть переход непосредственно в один из императорских дворцов, они являли себя бездонной ледяной бездной, где невозможно было установить направление ни одного коридора или комнаты.

В мире, где и посредственный чародей с нужным аспектом умел открыть портал, на безопасности императора и двора не экономили.

Но это служило слабым утешением для путника, которого портал выбросил в двух милях от цели и который последние полчаса волокся раскаленными, словно печка, улицами, чтобы, добравшись до ворот в стене, что окружала императорский сад, и показав Имперскую Печать, продолжить ждать, пока некий службист-капитан из гвардии проверит, с кем они имеют дело.

В этот момент Гентрелл-кан-Овар придушил бы негодяя голыми руками, хотя, с другой стороны, сам приказал бы повесить офицера, если бы тот отнесся к безопасности спустя рукава. Есть правила, которые обязательны для каждого, к тому же Крысиная Нора отвечала за большую их часть.

Наконец ему позволили войти в пустынный сад и направили в левое крыло дома. Он задумался, отчего из трех резиденций императора в Городе выбрали именно эту. Не дворец Калиахэ, главную усадьбу рода бер-Арленс, которая служила центром власти вот уже двести лет, и не сияющую белым мрамором трехсоткомнатную архитектурную аберрацию, известную как Сонверия, окруженную садом в несколько сотен акров. Вместо этого встреча должна была пройти в Менанере, который официально — хотя и несколько на вырост — называли Менанерским дворцом.

Строение находилось в самой старой части города, помнящей начало Империи. Его выстроили сразу после того, как отбили эти земли у культа Реагвира, когда молодое государство, не готовое решиться, желает ли оно идти войной на остальную часть континента или же удовлетворится тем, что уже имеет, пыталось усилить свои границы. Эта часть столицы носила название Кремневого Района, и название точно не было дано на вырост. Здешние улочки, узкие, крутые, легко баррикадировались, дома имели мощные стены, охраняемые тяжелыми дверьми и узкими окнами, а отвесные крыши, покрытые серым сланцем, гарантировали, что брошенный на них факел скатится и умрет в канаве.

Менанер был сердцем этого района, старшим братом любого из домов, он вырастал над этим местом двумя башнями, гордо возносящимися в небо, — истинными защитными столпами с зубцами и скрытыми за ними стрелецкими галереями, откуда можно было вести обстрел во все стороны. А триста ярдов «сада» вокруг — сада, в котором не росло ничего выше молочая, — гарантировали, что лучникам не придется беспокоиться о выборе цели.

Эти триста ярдов измотали кан-Овара настолько же сильно, как и разогретая брусчатка города. Зато когда после очередной проверки он наконец оказался внутри, он стал догадываться о причине того, что встреча была назначена именно здесь.

Стены толщиной в три фута скрывали комнаты, холодные, будто древние склепы. Едва лишь он оказался за дверьми, молчаливый слуга подал ему миску с ароматизированной водой и произнес глубоким звучным голосом с характерным для центральных провинций акцентом:

— Встреча произойдет в Парадном зале. Прошу за мной.

Гентрелл глянул на него, пытаясь понять, получит ли он еще какие-то указания. Императорскими слугами правил — железной рукой — Мавило Ванесарес, прозванный Бурым Ключником. Говорили, что он происходил из одной из восточных провинций, а император якобы лично спас ему жизнь во время Битвы за Меекхан, приобретя тем самым его полную и беззаветную преданность. И это именно Ванесарес, и никто другой, решил, что ни Нора, ни Псарня, ни дипломатическая служба или даже Совет Первых не имеют права размещать при дворе никаких агентов. Императорская семья не падет жертвой войн и толкотни за власть, заявил он, а поскольку император поддержал его решение, то дискуссия на том и закончилась.

Ванесарес, естественно, не имел никакого влияния на то, сколько шпионов попытаются разместить при дворце жрецы, маги или сильные купеческие гильдии, но, насколько знал Третья Крыса, из этого тоже мало что удавалось. Так называемые личные слуги императора, то есть люди, которые непосредственно контактировали с императором, насчитывали не трехсот человек, и каждый из них был лично выбран Ключником. Что же до остальных — тысячи безымянных уборщиков, конюхов, садовников, истопников и дворников, то Нора время от времени получала список фамилий с вежливой просьбой проверить этих людей — и всегда большинство из них оказывалось марионетками, управляемыми извне дворца. Множество двойных агентов появилось таким вот образом, потому между Бурым Ключником и Крысиной Норой существовало нечто вроде неписаного молчаливого союза. Он позволял им использовать некоторых из этих шпионов, они же потихоньку помогали в его стараниях, чтобы ближние слуги императора остались только слугами.

Но Гентрелл-кан-Овар предпочел бы иметь здесь хотя бы одного из своих людей, чтобы, по крайней мере, обладать хотя бы тенью шанса, что он получит информацию, зачем его вызвали столь внезапно, используя магию и отрывая от по-настоящему важных дел. Понкее-Лаа пылало огнем религиозного фанатизма, направленного против матриархистов, а все, что направлено против Великой Матери, направлено также против Меекхана. И хотя Жемчужина Побережья уже не украшала имперскую корону, через ее порт продолжала идти половина императорской торговли. До настоящего времени тамошний Городской Совет руководствовался здравым смыслом, зная, что обе стороны получают от такого холодного, лишенного сантиментов подхода. Уговор этот, хотя и не был нигде записан, оставался прост: княжество Фииланд и город, который на самом деле княжеством правил, не будут чинить препятствий меекханским купцам — не только из-за страха перед Империей, но и потому, что две трети золота, остающегося в Понкее-Лаа, приносила торговля с Меекханом. В свою очередь, империя, удовлетворенная таким сотрудничеством, не вышлет армию, чтобы та вернула Утраченную Провинцию, как звали здесь территории Вольных Княжеств и самого Фииланда.

Этот уговор, прагматичный, словно брак по расчету, прекрасно себя чувствовал последние двадцать лет, и вдруг всего за несколько месяцев все посыпалось из-за — как наивно думали многие — демона религиозного фанатизма. А с фанатиками, особенно из культа Владыки Битв, невозможно говорить рассудительно.

Но скорость, с которой жрецы Реагвира усилили свою власть в Понкее-Лаа, указывала на то, что они получили помощь. Возможно, это было золото, текущее от враждебного Меекхану государства, а может — вмешательство неких сильных магов, хотя союз между жрецами и чародеями казался маловероятным, — а может, даже и из-за Бессмертного, расставляющего своих пешек на игровой доске. Эта последняя возможность пробуждала в Гентрелле настоящий ужас, а потому он лично активировал всех агентов, которых Нора разместила среди имперских жрецов Храма Реагвира. Эта часть культа Владыки Битв, которая была принята в официальный пантеон и подчинена Великой Матери, обладала куда более мягкой формой, чем остальные разновидности культа, находящиеся вне Меекхана, хотя и она находилась под присмотром Крысиной Норы. Мало каким другим Храмам Внутренняя Разведка уделяла такое внимание.

И ничего.

Не было и малейшего доказательства, что Реагвир лично пытался управлять своими жрецами в Понкее-Лаа. Его Царство представляло собой территорию удаленную и закрытую, и даже если молитвы верных преодолевали врата, то ответы на них всегда были довольно загадочны. Если бы, однако, оказалось, что за событиями в Понкее-Лаа стоял именно Владыка Битв, то изысканность и незаметность, с которой он действовал, устыдили бы даже такого старого шпика, как Третья Крыса Империи.

Не удар боевым топором, а аккуратный укол саблей, поцелуй отравленного ножа, гаррота, ласкающая горло темной ночью.

Действия, Реагвиру совершенно несвойственные.

А потом вдруг, за несколько дней, бунт погас. Словно кто-то накрыл светильник колпаком. Последние донесения говорили о разборе баррикад и о волне репрессий против наиболее фанатичных сподвижников Владыки Битв. Существовал шанс, что если матриархисты, а особенно жрецы Великой Матери, все хорошо разыграют, то им удастся занять доминирующее положение среди религий Понкее-Лаа. Нора уже начала даже потихоньку поддерживать тамошних иерархов.

Старая пословица гласила: где храмы Госпожи — там Меекхан.

Все, казалось, складывается просто превосходно, вот только никто так и не узнал, что на самом деле произошло в этом проклятущем портовом городе. А незнание — для Гентрелла особенно — было как свербящее место под лопаткой, куда сложно дотянуться и почесать. И приводило его в неистовство.

Эти мысли кружили в его голове, пока слуга довел его до зеленой двери, вежливо поклонился и без слова, даже не моргнув, удалился. Сукин сын.

Парадный зал согласно названию подавлял своим размером — хотя отнюдь не внутренним обустройством. Были тут лишь один стол с несколькими стульями вокруг и два небольших шкафчика, подпирающие стены: вот и вся обстановка; однако же, принимая во внимание то, что лежало нынче на полу, этому никто не должен был удивляться. Вообще же зал представлял собой просто большую комнату с рядом окон на одной стене и несколькими картинами военной тематики на остальных. Битва под Гонвером, оборона брода на Йиис, генерал геп-Хевос, поднимающий на дыбы коня и указывающий мечом на щель в рядах Черного Легиона Реагвира. Генно Ласкольник, ведущий решительную атаку в последний день Битвы за Меекхан. Крыса даже считал, что кто-то из врагов генерала подкупил художника, потому что на картине лицо Ласкольника было таким, словно он страдал от тяжелого запора.



Однако нынче большее значение, чем картины с героями Империи, имел человек, сидящий на стуле напротив двери. Среднего роста, седоватый, в простой одежде, какую мог бы надеть странствующий купец или местечковый писарь. Серые штаны, желтая рубаха, зеленая жилетка. Креган-бер-Арленс, Император Меекхана, Владыка Тысячи Путей, Властелин Кремневой Короны, Победитель Восточного Нашествия — и так далее — любил подчеркивать, что церемониал и этикет — это всего лишь орудия, а не самоцель. А когда нужно, как он говорил, «браться за работу», следует ограничивать этикет до необходимого минимума. Как нынче.

— Ваше величество. — Гентрелл-кан-Овар низко поклонился, при случае внимательно поглядев на то, что лежало на полу.

— Крыса. — Улыбку императора сопровождал жест, приказавший шпиону выпрямиться. — Как дорога?

— Лучше некуда, ваше величество.

— Я и вижу. Как колено?

Со времени происшествия в замке Лотис, когда Третья Крыса столкнулся с одетой в белое яростью, правое колено Гентрелла порой начинало себя вести как часть тела, принадлежащая кому-то другому. Хотя лекари Норы хорошо с ним поработали, оно хрустело, скрипело, а после длительного усилия начинало пульсировать мерзкой, тяжелой болью. Вот как нынче. Но он мог уже ходить без трости, а в первые месяцы после той мясорубки вообще не был уверен, сумеет ли встать на эту ногу.

— Прекрасно, благодарю.

Небрежный кивок завершил обмен любезностями. Император встал, подошел к лежащему на полу барельефу и, щурясь, взглянул на него с загадочным выражением на лице. Гентрелл посвятил несколько ударов сердца тому, чтобы присмотреться к владыке.

В таких обстоятельствах, неофициально, без армии придворных, что пластались бы вокруг, без жесткого протокола, предписывающего, кто и как близко к императору может стоять, насколько низко должен кланяться и сколько времени держать голову склоненной, он не видел императора вот уже добрых семь… нет, восемь лет. Боги, а он, однако, постарел, и дело тут не о том, что выглядел он так, словно много дней не досыпал, и не в мешках под глазами и губах, сжатых в тонкую линию. Дело было в глазах. Крыса видел глаза старого человека. Измученного и разочаровавшегося. А ведь Крегану-бер-Арленсу едва-едва исполнилось пятьдесят.

Император отвел взгляд от пола и посмотрел на Крысу, а кан-Овар дернулся, будто большой шершень ужалил его в затылок. Не разочаровавшегося, понял он вдруг, но того, кто знает, что его ждут непростые дни и ночи, и он не станет колебаться, отдавая приказы, характерные именно для таких паршивых времен.

— Я знаю, что мое лицо выглядит настолько же мерзко, как вот это. — Император пнул ногой каменные плиты на полу. — Но я был бы тебе благодарен, если бы ты посвятил свое внимание именно ему. Знаешь, что это такое?

— Безумие Эмбрела.

Ответ вырвался у Гентрелла раньше, чем он понял, что именовать прапрапрадеда императора безумцем — не слишком-то умно. Но, черт побери, даже в официальных хрониках Империи порой использовалось именно это название.

Безумие Эмбрела — точная копия Империи, высотой в тридцать и шириной в сорок футов, выполненная из мрамора и неисчислимого числа драгоценных и полудрагоценных камней.

Было на ней изображено все: горы, долины, реки, озера, леса, дороги и важнейшие города. Границу создавала линия стальных мечей и щитов, символ довольно явственный, но почти кичеватый на фоне богатства, которое он стерег. Поскольку за этой линией реки и озера были выложены изумрудами и сапфирами, леса произрастали из высоких, в дюйм, вручную сделанных деревьев с серебряными стволами и кронами из жадеитовой крошки. Миниатюрные города гордо возносили свои башни с куполами из рубинов и топазов, имперские дороги — ленты аметистов, агатов и гранатов — проскакивали над изумрудными реками мостами из чистого золота. А посредине всего этого — Меекхан, этот Меекхан, Сердце Империи, Град Городов, сверкал единственной башней, увенчанной алмазом в сто семнадцать каратов, названным Слезой Матери.

Поговаривали, что стоимость этой игрушки превышала трехлетний доход имперской казны, причем в годы расцвета Империи. Рассказывали, что Безумие Эмбрела, вися на стене в императорском зале приемов, производило такое впечатление на чужеземные делегации, что оказывалось важнее, чем десять полков пехоты. Варварские эмиссары, видя эту нарочитую демонстрацию невероятного для них богатства и силы, сгибали выи ниже и начинали относиться к сидящему перед ними владыке как к полубогу. В тени барельефа появлялись договоры, еще сильнее укреплявшие мощь Империи.

Во время войн с се-кохландийцами барельеф исчез со стены, смененный картинами, изображавшими славу меекханского оружия. Официально его отдали на обновление и чистку. Лишь немногие знали, что Безумие обобрали от всего великолепия, выкорчевали пущи с деревьями с серебряными стволами, от изумрудных рек остались лишь неглубокие шрамы в мраморе, золотые мосты переплавили на монеты, а рубины, аметисты, топазы и прочие камни продали. За полученные таким-то образом деньги выставили Первую Конную, и осталось еще, чтобы нанять, заплатив драгоценностями, тысячи варваров из Малых степей. Якобы лишь Слеза Матери и уцелела, спрятанная в безопасном месте, причем только потому, что на нее не сумели найти покупателя.

Этот некогда считавшийся проявлением безумия и гордыни предка императора памятник сделался последней надеждой Империи во времена се-кохландийского нашествия. А были это времена, когда в сокровищнице с пола срывали мраморные плиты, чтобы продать и их.

И теперь Гентрелл видел перед собой образ Империи, ободранной от богатств. Каменные плиты лежали бесстыдно в своей наготе. Сорок девять фрагментов мрамора, уложенных определенным образом, создавали общую картину. Кремневые горы, Манелавы и Довсы в центре, Большой и Малый хребты Ансар Киррех на севере, горы Крика и Анаары на юге. Риски на камне от рек, дыры на местах городов, бесчисленные оспины там, где некогда вставали жадеитово-серебристые леса. И лишь череда запыленных, порой изогнутых и сломанных мечей и щитов на границах осталась на своем месте.

Перед глазами Крысы была аллегория разрушенной войной державы.

— На самом деле, — голос императора донесся до него словно издалека, — все не так плохо. Налоги текут, соляные рудники дают устойчивый доход, а добыча железа на севере вот уже пять лет как достигла довоенного уровня. Фииландийцы, как и прочие дураки из Вольных Княжеств, даже думать не смеют об устройстве хоть каких-то проблем нашим купцам, что сплавляют товары по Эльхарану. Все в порядке — может, за исключением Понкее-Лаа, но и там дела идут все лучше, верно?

Гентрелл отвел глаза от барельефа и встретился с насмешливым взглядом.

— Порой, когда ты задумываешься, по твоему лицу можно читать, как по открытой книге, кан-Овар. Когда бы я не знал, что у тебя в голове целая библиотека, включая книги, которые ты никому не показываешь, я бы приказал перевести тебя на другую службу. Или повесить.

Император прошелся по каменным плитам и чуть пнул ближайшую.

— Я решил, что это будет лежать здесь, пока мы ее не восстановим. Это самая подробная и большая карта Империи, какая у нас есть. Пригодится.

Шпион заморгал, выловив из последнего утверждения самую важную информацию.

— Восстановим, ваше величество?

На миг он почти услышал тысячи, десятки тысяч имперских оргов, что золотой рекой впадают в бездонную дыру. Безумие Крегана?

— Нам придется. Тронный зал без этого украшения пустоват. Люди начинают задумываться, насколько все у нас худо. Кроме того, в последние годы наши мастера-стекольщики и алхимики изобрели сотни способов окраски стекла, а позолоченный свинец выглядит прекрасно, пока кто-нибудь не примется скрести его ножом. К счастью, насколько я помню, никто не имеет права подходить к трону с оружием, а потому есть шанс, что многие годы никто не сообразит, что мы пускаем пыль в глаза. А Слеза Матери вернется наконец на свое место.

Еще один пинок выровнял едва заметно отошедшую плиту.

— Нам нужно доказательство, что ничего не изменилось, Крыса. Империя уже воспрянула от набега кочевников, мы воспитали новое поколение, отстроили крепости, города и села, торговля пульсирует в наших венах, а в армии почти столько же солдат, сколько было до войны. И потому нам нужно, особенно здесь, в столице, ощутимое доказательство того, что набег был лишь дурным сном, минутным сбоем в непрерывной истории доминирования Меекхана над остальным цивилизованным миром. Так что мы восстановим Безумие Эмбрела и повесим его на место.

Император подошел к столу и взял в руку длинную, в несколько футов, палицу, а потом двинулся вокруг барельефа. Миновал Травахен, отправился на север вдоль углубления, которое имитировало Белое море, где некогда в сапфировых волнах плавали махонькие кораблики с корпусами, украшенными жемчугами, и остановился около северо-восточного края карты. Некоторое время молча смотрел на большое и почти плоское пространство камня, которое символизировало Великие степи, отделенные от земель Империи рядом изогнутых стальных мечей и щитов, что вились вдоль глубокой щели в мраморе. Амерта, река, являющаяся восточной границей Меекхана, выглядела исключительно неприметно, словно лишь напоминая, что один раз она уже пропустила в глубь страны орду варваров.

— Что у Фургонщиков?

Палица уткнулась в территории к востоку от Олекадов. Литеранская возвышенность, приткнувшаяся к северному краю Великих степей, выглядела исключительно маленькой и неприметной.

— Ваше величество? Я…

— Нет! — В голосе императора появилась новая нотка. Резкая, опасная, и хотя владыка не отводил взгляда от лежащего на полу изображения Империи, Гентрелл почувствовал, будто его стеганули кнутом. — Мы не станем играть в «ничего-об-этом-не-знаю-господин», «это-вне-моей-компетенции» или «этими-делами-занимаются-в-разведке-другие-люди». Ты — Третья Крыса в Норе. Тебе были доверены важнейшие из тайн Империи, в том числе и руководство гарнизоном в Лотис и опека над тамошними узниками. Мы лишились там Ханевельда, а Псарня до сих пор сходит с ума при воспоминании о смерти Второй Гончей. Еще мы потеряли пару десятков солдат — свидетелей резни в Глеввен-Он, а единственная персона из селения, с которой удавалось хоть как-то общаться, закончила как ребенок, плененный в теле на несколько лет ее старше, — и ничего не помнит. След, ведущий к Малышке Кане, оборвался. А я напоминаю, что согласно тому, что нам известно, ее ищет половина наших богов. Остальные наверняка тоже, хотя и притворяются, что нет.

Креган-бер-Арленс наконец взглянул на подчиненного, а Гентреллу вспомнилось первое впечатление, возникшее у него об императоре, когда Крыса увидел его нынче. У императора был взгляд человека, который уже принял решение и теперь готов отдать любой, даже самый паршивый приказ, чтобы достигнуть цели. Гентрелл задумался, но внезапно почувствовал облегчение.

Первый человек в Империи продолжал, сверля Крысу каменным взглядом:

— И кое-кто — например, несколько людей, стоящих ниже тебя в иерархии, — мог бы утверждать, что это — твоя вина. Девушка была от тебя на расстоянии вытянутой руки, а ты позволил ей исчезнуть. Мы нашли рисунок, который она использовала, чтобы сбежать. Перенеслась в Понкее-Лаа, наиважнейший на свете порт для нас, и что же? Не прошло и года, как Жемчужина Побережья кипит, а наши купцы начинают нести потери. Что скажешь?

— Ситуация уже исправляется, ваше величество. Бунт был остановлен, а тамошний Совет Города наводит порядок.

— Бунт не был остановлен, он просто погас по непонятным причинам. Культ Владыки Битв утратил напор, словно что-то подрезало ему крылья, а мы не знаем, что за этим стояло. Или, скорее, кто за этим стоял.

Крыса заморгал. О бунте и близящейся религиозной войне в Понкее-Лаа слухи ходили уже несколько месяцев. Это была тайна улиц, закоулков, ремесленных цехов и купеческих гильдий. В Храме Мудрости и Милости Владычицы провели даже несколько богослужений, на которых молились о «наших братьях в нужде». А пару десятков дней назад, когда до столицы добрались вести, что порядок восстановлен, весь город — да и не только он — вздохнул свободно. Религиозная война в Жемчужине Побережья означала бы неимоверные потери для экономики Империи. Товарные склады, полные вещей, которые не выгодно доставлять за границу иначе, чем рекой и морем, закрытые мастерские, уменьшившиеся — а то и утраченные — состояния. Даже рассматривалась (о чем знали совсем немногие) возможность удара Армии Босхад вдоль реки в самое сердце Фииланда. Гентрелл был из тех, кого посвящали в эти планы, поскольку как Третья Крыса он и сам занимался подготовкой рапортов на тему ситуации в Вольных Княжествах, которые пришлось бы подчинять по дороге, а также насчет численности, морали и боеспособности босхандцев. Он сам рапортовал Норе, что четырех пеших дивизий, в том числе двух, сокращенных до двух полков, и хоругви конницы — маловато, чтобы овладеть настолько большой территорией. Понкее-Лаа отделяло от границ Меекхана более четырехсот миль по прямой, а дорогами вдоль реки — более пятисот: слишком много, чтобы небольшая Армия Босхад могла обеспечить непрерывность поставок, резервов и не дала отрезать себя от метрополии. Особенно сейчас, когда большая часть кавалерии передвинута на границу с се-кохландийцами.

Участие Меекхана в войне на юго-западе в тот момент, когда восток все еще кипит, напоминало бы ситуацию, когда кто-то одной рукой гасит пожар на кухне, а второй бросает головни в спальню.

Но информация о том, что бунт не был задавлен силой, а просто культ Владыки Битв по непонятной причине потерял размах, его предводитель, раненный при неясных обстоятельствах, исчез, а большинство боевиков вдруг разошлись по домам, что и позволило рукосуям из клики, управляющей Понкее-Лаа, взять ситуацию в городе под контроль, оставалась тайной.

— Да. Ты прав. — Креган-бар-Арленс отвел от него взгляд и двинулся вдоль края барельефа. — Кто-то протекает. Кто-то выдает охраняемые секреты, и этого кого-то необходимо в ближайшее время найти и уничтожить. Я прав? Не может быть, чтобы любой — а особенно император — знал ваши секретики. В конце концов, недопустимо, чтобы Крысиная Нора не имела нескольких небольших тайн, пары отравленных клинков, спрятанных за пазухой, какой-никакой гарроты, готовой к использованию в любой момент. Никто, даже я, не должен ограничивать вашу власть. А именно этим и являются ваши секреты. Властью. Порой — властью абсолютной. Верно?

Взгляд императора снова ударил Гентрелла, будто камень из пращи.

— Ты раздумываешь, отчего я развлекаю тебя этим монологом?

— Ваше…

— Коротко! Да или нет?

Третьей Крысе Империи понадобился весь его опыт, полученный за последние четверть века службы, поддержанный всей силой воли, чтобы не сглотнуть слюну слишком громко. Горло было сухим, словно он пробежал как минимум десяток миль.

— Да, ваше величество.

— Потому что вы снова забываетесь. Вы и Псарня. Как это было перед нападением кочевников. Помнишь? Вы сосредоточились на вашей войне за власть и влияние и забыли, зачем создавались Крысы и Гончие. Мне нет дела, что генерал сол-Дрим имеет слабость к молодым офицерам, а великий магистр Лосландского цеха кожевников проиграл тридцать тысяч оргов в кости и тянет деньги из кассы братства, пока Нора будет использовать эти сведения, чтобы направлять действия упомянутых во благо Империи. Но в тот момент, когда мы ищем девушку, называемую Канайонесс Даэра — да, я даже знаю ее настоящее имя, — а вы и Гончие рвете друг у друга информацию, словно дети, дерущиеся из-за игрушки, подставляете подножки, путаете следы, несмотря на то, что получили четкие указания, насколько важна ее поимка… — Император набрал в грудь воздуха и медленно выдохнул. — Я не стану относиться к этому нормально. А теперь вы еще и начали в стране свою личную войну. Вторая Гончая погиб, Псарня за это убила некоторых ваших агентов, вы подложили им несколько свиней, убрали двух чрезвычайно важных людей в Храме Лааль и уничтожили сеть шпионов в Вольных Княжествах. Они готовят контрудар, за которым последует ваш ответ, и вся эта игра будет длиться и длиться. Такого не должно быть! Это последнее предупреждение, Крыса. Тебе, Первому и Второму — и Суке. Понимаешь?

Гентрелл вспомнил смерть Вельгериса Ханевельда — Второй Гончей Империи. Третья Крыса все еще полагал, что на самом деле Ханевельд заслужил то, что с ним случилось: прибыл в замок без приглашения, пытался шантажировать Нору и отобрать у нее важных и единственных свидетелей происшествий, которые наверняка были началом нынешнего хаоса, то есть появления в Империи Малышки Каны. А может, и вообще — всех проблем в мире. А потом? Он до сегодняшнего дня все пытался как-то разобраться с тем, что случилось потом.

В замке, пробив крепчайшие запоры имперских магов, появился одетый в белое убийца, а следом за ним — уже несколько лет разыскиваемая Канайонесс. Все закончилось схваткой в темных коридорах, смертью многих достойных людей и, что хуже всего, гибелью Второй Гончей. Псарня до сих пор так и не поверила, что Нора не имела к этому никакого отношения. Схватка между Разведкой Внешней, называемой Гончими, и Внутренней — Крысами, — тлеющая десятилетиями, после резни в замке Лотис вспыхнула кроваво и жутко.

Он сам читал рапорты о смерти нескольких шпионов, об исчезновении десятка других, о странных пожарах, необъяснимых провалах прекрасно подготовленных операций, о массе фальшивых рапортов, что заваливали Нору; об агентах, чья лояльность внезапно меняла свой знак. Он и сам отдавал приказы об ответных акциях. Порой — направленных вслепую, но всегда грязных, а иногда даже, противу обычаям Норы, — демонстративных. При этом в его провинциях, в юго-западной стороне Меекхана, война между разведками носила спокойный характер. Он слышал сплетни о столкновении между боевыми дружинами Норы и ватагами Псарни, в котором приняло участие шестьдесят убийц и восемь магов. Половина погибли, а остальные спрятались неизвестно где, а хуже всего, что никто не знал, как до этой схватки вообще дошло.

И все же императорская убежденность, что достаточно предупредить и погрозить пальцем — и конкурирующие и борющиеся годы и десятилетия разведки пожмут друг другу руки, была весьма наивной, чтобы не сказать глупой.

Он заметил, как на лице Крегана-бер-Арленса появляется улыбка. Холодная и спокойная.

— Ты тоже, Крыса? У Эвсевении, по крайней мере, нашлось достаточно такта, чтобы не выдавать себя выражением лица. Хотя внутри она наверняка ворчала, как настоящая сука. Но повторю тебе то же самое, что сказал ей. У вас полгода, не больше, чтобы погасить вашу войну. Я не требую невозможного, знаю, что до некоторых агентов не доходит сразу. Разошлите соответствующие приказы, охладите горячие головы, если нужно — перебросьте людей на другой конец Меекхана или избавьтесь от них иным способом. Вы за это ответственны лично. Первая пятерка в Норе и на Псарне. Если через полгода ничего не изменится — а уверяю, что я узнаю об этом, — вы убедитесь, насколько глубоки у меня подземелья под этим замком. Обещаю.

Император перевел взгляд на каменные плиты.

— А теперь я спрошу снова, Крыса. Что там у Фургонщиков?

Глава 2

Курган вставал отвесно, бодал небо, словно каменный наконечник со сломанным острием, оброненный неизвестным богом. Это была первая мысль, которая приходила человеку в голову, когда он отбрасывал край шатра и вставал перед этим великаном. И в очередной раз Эккенхард почувствовал удивление и уважение, смешанные с потрясением. Фургонщики насыпали эту постройку примерно за два месяца, причем не как остальные степные курганы — из земли, — но из камней и скал, доставленных от подножья Олекадов.

Камни, весящие по несколько тысяч фунтов, укладывали слоями, заполняя щели между ними меньшими камнями и щебнем. Этот курган, называемый уже всеми Страданием Избранной, должен был стоять веками, тысячелетиями, чтобы напоминать о дне, когда Владычица Лошадей снова обратилась к верданно и объявила им свою волю. Близились тяжелые времена, дни крови и гари, зноя и слез, а потому Фургонщики были освобождены от клятвы и могли теперь оседлывать лошадей. Жертва Кей’лы, Избранной, чье видение сдержало братоубийственную резню и вернула племенам Фургонщиков их Утраченных Детей, требовала именно такой памяти. На вершине кургана величественно встанут три столба, поставленные пирамидой, а под ними будет гореть вечный огонь.

Вопрос, отчего боги, прежде чем ниспослать на кого-то видение, «одаривают» его ужасными страданиями, словно не могут просто оторвать жопы от позолоченных тронов и рассказать все по-человечески, все еще оставался без ответа.

Но истина такова, что тут и теперь лучше было на задавать подобных вопросов.

Эккенхард вчера разговаривал с Анд’эверсом. Анд’эверсом Сломленным, Анд’эверсом Седым. Помнил его с ранней весны, когда Фургонщики только готовились к пути через Олекады, помнил мощного мужчину с голосом, привыкшим отдавать приказы, окруженного почти зримым уважением со стороны своих людей. Теперь кузнец, бывший Эн’лейд лагеря Нев’харр, был исхудавшей, почерневшей тенью себя самого. Волосы его поседели, он горбился, а руки непрерывно сжимались в кулаки. Он стискивал и расслаблял их, словно пытался замешивать тесто из боли и потери.

Целые дни он проводил примерно в миле от кургана, который его земляки возвели в честь его дочери, и глядел в круг выжженной земли. В этом месте сгорел фургон с Кей’лой. И в этом же месте сгорело сердце кузнеца. Некоторые говорили, что он перегибает, что у него уцелела большая часть семьи, осталось у него несколько детей, сыновья, стройные, словно молодые скакуны, и дочери, прекрасные, будто кобылки-трехлетки. Что он должен радоваться и оставаться благодарным богине, которая сделала своим Голосом его младшего ребенка.

Последний глупец, сказавший это Анд’эвересу в лицо, все еще лечил сломанные кости.

Эккерхад чувствовал некоторое неудовлетворение. Он прибыл сюда, поскольку Империи требовались Фургонщики, должные сделаться острием копья, повисшего с севера над головой се-кохландийского Отца Войны. Они и сахрендеи. Вождь этих последних, Аманев Красный, был, по крайней мере, фигурой конкретной, почти королем, с которым можно говорить, заключать договоры, у него имелись сыновья, способные принять от него его титул совершенно ясным и понятным образом. Естественно, для конных варваров. Тем временем верданно продолжали опираться на Совет Лагерей, что насчитывал почти сотню людей, воспринимая королевский род как простую безделушку. Непросто создавать длительные союзы с чем-то подобным. Непросто выстраивать стратегию и уж совершенно невозможно сберегать хотя бы какой-то секрет.

Анд’эверс был для Меекхана шансом изменить такое положение дел: Эн’лейд лагеря Нев’харр, герой битвы под Лассой, который удержал всю мощь Йавенира, тот, чью дочку избрала сама Владычица Лошадей. Идеальный кандидат, чтобы при негромкой помощи Империи встать во главе слишком многочисленной и довольно неустойчивой системы власти у Фургонщиков. К тому же он был вдовец, а потому легко мог бы войти через женитьбу в королевский род и сделаться первым королем, которого верданно получили бы за сотни лет. А узы лояльности и дружбы, которые соединяли его с Генно Ласкольником и прочими меекханскими командирами, и чувство благодарности за помощь сделали бы его ценнейшим союзником Империи на востоке.

Но кузнец сломался после смерти младшей дочери.

Когда думал, что утратил ее, смог сосредоточиться на своих обязанностях, повести караван сквозь десятки миль степи, отбить атаки кочевников, сумел броситься в глотку самому Отцу Войны. Когда же вернул дочь на мгновение, чтобы сразу после битвы возвратиться в лагерь и встать над дымящимися руинами фургона, что-то в нем сломалось. Был словно… — Фургонщики использовали это сравнение, поглядывая на своего вождя издали, — словно лук, натянутый слишком долго, лук, который из-за этого треснул.

Эккенхард порой видел такое у агентов, что без минуты передышки трудились в сложных местах. Ломались по малейшему поводу. Нора тогда посылала их на другую работу, за бумаги или на тренировку новых шпионов. А порой их запирали в одном из тех замков, из которых они не выходили до конца жизни. Но Анд’эверса невозможно было никуда отослать. Он требовался здесь и сейчас.

Четверть часа разговора, состоящего по большей части из монолога, обращенного к спине седого старика, убедили Эккенхарда, что этот человек потерян для Империи. Анд’эверс отвечал междометиями, если вообще отвечал, не отзывался, даже когда Эккенхард объявил, что это он отослал с миссией тех двух девушек, что принимали участие в спасении дочери Фургонщика. При слове «спасение» из-под седой гривы блеснули запавшие темные глаза, а сам кузнец сплюнул в гарь и напрягся еще сильнее.

После этого словно ниоткуда появились две другие дочки Анд’эверса и дали Крысе понять, что ему время уходить. Девушки носили кожаные панцири, легкие топорики и копья, и он даже не пытался с ними спорить.

Шпион был в лагере только гостем, причем гостем, который нарушил некий неписаный закон. Фургонщики строили курган в память о Кей’ле, одновременно игнорируя безумие, что пожирало ее отца.

Рапорт, который Эккенхард вышлет в Нору, будет коротким и четким. Анд’эверса не удастся использовать в планах Империи. Но все еще не был найден лучший кандидат на владыку Фургонщиков, который одновременно стал бы верным и лояльным союзником Меекхана.

* * *

Слушая рапорт о Фургонщиках, император не отводил от Гентрелла взгляда. И этот взгляд заставлял беспокоиться. Не грозный или злой, но внимательный и взвешивающий.

И спокойный.

Кан-Овар прекрасно помнил, когда у императора был такой взгляд. Примерно четверть века назад, когда Меекхан шатался под ударами се-кохландийских копий, а большая часть советников настаивала бросить север Империи, сбежать за Довсы и Кремневые горы и переждать. Некоторые утверждали, что кочевники — как пыль, несомая ветром: что их принесло сюда, но точно так же и выдует, что они уйдут сами. Другие утверждали, что бегство в горы — это только маневр, чтобы перевести дух, выставить новые армии, заключить новые союзы. Что когда Меекхан придет в себя и отряхнется, то новые армии отправятся назад, отбивая утраченные провинции. Вот тогда во взгляде двадцати-с-небольшим-летнего императора появилось схожее спокойствие.

Остатки Армии Самр и Армии Омлах вместе с вессирцами обороняются за Малой Стеной, сказал он тогда, Олекады — словно нож, воткнутый в бок варварского королевства, крепости в горах Прощания все еще стоят, часть городов тоже не пала, а вы говорите, что мы должны бросить все, чего мы сумели достичь на Севере за последние триста лет, и сбежать? Если мы оставим северные провинции, мы никогда больше их не вернем, потеряем лояльность горцев и сердца тамошних жителей, а наше место займут культы, безумные пророки, теократии и всякие там сраные княжества. Мы остаемся. Остаемся и будем защищать столицу. Огласите всем, что император и двор не бросят Меекхан.

Большая Чистка Ржавой Осени отпечаталась на страницах истории Империи как наиболее драматический момент войны с кочевниками. Ученые назвали ту осень Ржавой, поскольку Меекхан истекал кровью сильнее, чем когда-либо, а поля битв и стычек в радиусе двухсот миль от столицы сделались рыжими от имперской крови. Генно Ласкольник, новый императорский фаворит, удержал полки кавалерии от высылки на север, выстраивая свою Конную Армию. Но, чтобы дать ему время, чтобы притормозить идущие к городу а’кееры, три армии Империи истекли кровью в нескольких сражениях, устилая равнины среднего Меекхана тысячами тел. Но, несмотря на то что говорили тогда доморощенные стратеги, это не стало бесплодной жертвой.

Потому что объявление, что Креган-бер-Арленс не побежит в горы, было вызовом, который вождь кочевников не сумел игнорировать. Йавенир Дитя Лошадей, Владыка Тысячи Копий, Отец Войны се-кохландийцев, знал, что если он займет столицу Меекхана и посадит голову императора на копье, то выиграет войну. Упрямые горцы уступят, обороняющиеся города и крепости откроют врата, а сам он войдет в легенды как тот, кто поставил на колени непобедимую Империю. Одной битвой он выиграет то, что пришлось бы вырывать во множестве кровавых компаний.

А потому он стянул под Кремневые горы все свои силы, прерывая осады крепостей и грабеж почти беззащитной страны. Историк все еще спорят, принимало ли в Битве за Меекхан семьдесят, восемьдесят или сто тысяч кочевников, но на самом деле это были пустые и несущественные споры. Важнее всего, что Север вздохнул свободней, когда большая часть нападавших отправились за головой императора.

А Большая Чистка отковала клинок, который должен был перерезать се-кохландийскому нашествию глотку.

Креган-бер-Арленс в несколько дней избавился от большей части своих советников, стоявших за то, чтобы сдать столицу врагу, отодвинул от власти тех, кто связывал ему руки, после чего приступил к восстановлению и усилению армии. Время шло, а Ржавая Осень очень быстро перешла в белую зиму, которая остановила военные действия на добрых пять месяцев. Восемнадцать генералов, пятьдесят шесть полковников и несколько сотен командиров более низкого ранга были перемещены на другие должности либо попросту понижены и убраны из армии, а назначили на их место офицеров молодых и имевших репутацию недисциплинированных смутьянов. Под их командованием перевооружили пехотные полки, трехкратно увеличивая в каждом количество стрелков и меняя метод боя. Армия, даже отдельные отряды пехоты, должна была сделаться более динамичной, быстрее реагировать и полностью использовать своих лучников и арбалетчиков. Традиционная имперская тактика «мы словно стена, стоим на месте и позволяем им разбиваться о наши щиты, пока они не падут» была заменена принципом «мы словно стальной лист: сгибаемся, ударяем и возвращаемся на место».

Эти «недисциплинированные смутьяны» утверждали, что десятка выполнит разворот быстрее роты, а рота — быстрее, чем имперский полк, оттого имперские полки перестали быть на поле битвы тяжелыми, недвижными квадратами, которые кочевники расстреливали из луков либо объезжали — как им хотелось. Не случилось полного отказа от окапывания или от кольев против конницы, но эти элементы стали частью тактики, а не ее фундаментом. После реформ строй отрядов, ротами или полуротами, огрызался в нападающих залпами стрел, а тяжелая пехота умела перестроиться даже при атаке Всадников Бури. Более свободное построение позволяло пехоте маневрировать быстрее и умелей и в полной мере использовать поддерживающие их кавалерийские полки.

Пошатнувшуюся дисциплину восстановили огнем и железом, вернувшись даже к неприменяемой вот уже долгие годы децимации отрядов, которые не выполнили приказов или оставили свои позиции во время боя, но также подняли и плату, введя принцип повышения отличившихся солдат вне зависимости от происхождения, — и принципа этого строго придерживаясь. Впервые за многие поколения высшие офицерские должности сделались доступными для людей, происходящих не из дворян. Несколько месяцев тренировок, тренировок и снова тренировок создали армию, которая чувствовала, что сумеет противостоять кочевникам на равных.

Верховный иерарх Храма Великой Матери внезапно умер, а слух о том, что это случилось, поскольку он слишком уж настаивал на исходе из города, привел к тому, что его преемник буквально сделался устами императора, повторяя всякое слово, раздавшееся во дворце. Слышимые среди чародеев голоса неудовольствия тем, что многих из них призвали в армию, утихли в тот момент, когда несколько мастеров магических братств были арестованы и казнены по обвинению в измене. То же самое случилось с мастерами купеческих и ремесленных цехов, которые открыто рвали глотку против новых налогов, созданных для военных потребностей.

Также прошерстили и разведки. Внутреннюю и внешнюю — именно война вынесла на верхушку иерархии и в Норе, и на Псарне тех, кто нынче оставался первой пятеркой Крыс и Гончих. Сам Гентрелл тоже получил тогда повышение, главным образом за то, что ему удалось сохранить сеть агентов в северо-восточных провинциях. Сперва его повысили до личного секретаря Пондерса-онд-Вельруса, Пятой Крысы, чтобы под конец войны он сам занял место начальника и начал восхождение в иерархии Норы.

И почти все время, в те скверные дни страха и неуверенности, Креган-бер-Арленс смотрел именно такими глазами.

Спокойно, без эмоций, бесстрастно. Даже когда он ездил по городу в доспехах, с мечом в руках, словно герой китчевой поэмы, и произносил речи, призывая жителей к бою. И когда вставал перед Советом Первых, что, несмотря на страх перед чистками, все еще оставался мощной и влиятельной силой. И когда принимал делегацию племен кочевников, обитавших в Малых степях, или посланников стран Дальнего Юга или королевств запада. И все это видели — то спокойствие, за которым таилась смерть. И никто не осмеливался хоть как-то ему сопротивляться.

Ну, может, за исключением Ласкольника и горсточки тех «недисциплинированных смутьянов», которым Креган-бер-Арленс доверял. Эти ругались в открытую, обсуждая тактику и стратегию близящейся битвы, и споры эти вошли в дворцовые легенды.

И лишь когда император проведывал военные лагеря, делил с солдатами пищу из их котлов, разговаривал с рекрутами и покрытыми шрамами ветеранами, взгляд его утрачивал спокойствие. Становился мягче. А порой, когда он наведывался в полевые госпитали, переполненные ранеными, которых удалось эвакуировать с полей битв, глаза его затягивались слезами. Гентрелл до сих пор не знал, сколько в этом было расчетливости, а сколько настоящего чувства, но император в лагерях смеялся, шутил, обеспечивал солдатам рационы получше, принимал жалобы на офицеров. Пил, ел и спал на голой земле. Ему удалось — первому владыке Меекхана почти за двести лет — обрести любовь простых солдат. И когда он говорил: «Маршировать!» — они без слова жалобы маршировали по тридцать и сорок миль каждый день; а когда говорил: «Стоять!» — стояли, и пока оставались живы, ни одна сила не могла сдвинуть их с места. А когда он приказывал: «Захватите для меня это место!» — они шли и захватывали.

Трудно свалить владыку, которого армия любит и уважает, словно отца, а еще сложнее раскусить человека, который плачет при виде молодого солдата, умирающего от раны в животе, — и одновременно отдает приказы, наполняющие глубочайшие подземелья столицы сотнями узников. А выкопанные в лесах вокруг столицы рвы — десятками тел.

Теперь же этот человек мерил Гентрелла-кан-Овара спокойным взглядом.

Просчитывающим и холодным.

— Хорошо, — подвел он черту под докладом из земель верданно. — Я пригласил тебя сюда раньше, чем остальных, чтобы задать несколько вопросов, на которые при них ты мог бы не захотеть отвечать искренне. Особенно при Суке, до сих пор считающей, что Ханевельд погиб из-за тебя. Цени это.

Улыбка императора могла бы резать стекло.

— Я ценю, ваше величество.

— Чудесно. — Владыка двинулся вдоль карты и снова остановился рядом с северным краем Великих степей. — Литеранская возвышенность и Фургонщики верданно. Ты отослал в Олекады Эккенхарда Плаверса. Того самого, который сопровождал тебя при резне в замке Лотис, я верно помню? И мы именно от него имеем информацию об Анд’эверсе Калевенхе, правда?

Крысе хотелось пожать плечами. Креган-бер-Арленс знал подробности, доступные очень немногим в Норе. В определенном смысле он облегчал поиск тех, кто слишком много говорит, если, конечно, это не что-то вроде теста, проверки лояльности. Император с тем же успехом мог сказать ему: «тронь людей, которые работают на меня, и я узнаю, что тебе нельзя верить».

Этих людей следует отыскать и оставить в покое. Пока что.

— Да, ваше величество. Именно его.

— Ты полагал, что Гончие не найдут его там? Или ты хотел иметь доверенного человека, который следил бы за руками Фургонщиков и Ласкольника?

— И то и другое, господин. В Олекадах у Гончих не было людей…

— Правда? — Брови императора поползли вверх.

— Ни одного из тех, о ком бы мы знали. Литеранская возвышенность была почти опустошена. Се-кохландийцы всегда проводили там лето, выпасая табуны. Зачем держать сотни шпионов в месте…

— Хватит. Твой человек все еще наблюдает за верданно?

— Да. Через Олекады мы продолжаем поставлять им помощь. Золото, оружие, еду. Ну и проводить переговоры по поводу возвращения их скота.

— Переговоры? Я полагал, что это решенный вопрос. Они должны получить свое. Я не хочу новых врагов на востоке.

— Это не мы устраиваем проблемы. Сложно перевести полмиллиона голов скота через горы, а Совиненн Дирних требует четвертую часть стад в обмен на право прохода по своим землям. Сделался жаден.

Совиненн Дирних — один из взбунтовавшихся Сынов Войны, после поражения Йавенира над Ласой он вырвал из се-кохландийского царства кусок земли, лежащий на сто пятьдесят миль к востоку от Амерты. А теперь, похоже, начинал чувствовать себя там полноправным господином.

Император улыбнулся. Когда бы Совиненн увидел эту улыбку, то пропустил бы скот Фургонщиков, лично присматривая и охраняя каждую его голову.

— Я не стану вмешивать в это дело дипломатический корпус. Не возвышу его, отправляя к нему послов. Его жалкое княжество существует только благодаря нашей помощи. Напомните этому дикарю, в чью границу он упирается спиной, кто слишком дешево продает ему оружие, пищу и зерно и где он захочет найти убежище, если вдруг оступится. И о том, что наши чаарданы начинают скучать. — Трость стукнула несколько раз в восточный берег Амерты. — Кстати. Пусть несколько местных владык организуют их и приставят к сопровождению скота Фургонщиков. Это неправильно: столько забияк под боком, простаивающих без дела. Дирниху предложите сперва пятнадцатую часть стад за согласие на проход по его земле и позвольте, чтобы выторговал одну голову из двенадцати. Верданно скажете, что придется отдать каждую восьмую корову, — и пусть выторгуют себе то же самое.

Так выглядела имперская политика в деликатной и милосердной версии. Малым племенам и народам позволяли сохранять хотя бы видимость самостоятельности. На самом деле, когда бы Меекхан хотел оставить себе стада Фургонщиков, ни одна голова скота не покинула бы его границ.

— Понимаю, ваше величество. Но что с… со сменой власти у Фургонщиков?

— Для этого еще будет время. Раньше или позже. Пока что — мы прижали Йавенира, на западе стоит Дирних, с севера — Фургонщики и сахрендеи. Если дойдет до новой войны, а раньше или позже до нее дойдет, верданно придется найти себе настоящего вождя. А если нет — то его для них отыщем мы. Ласкольник оставил им в помощь большую часть вольных чаарданов, наши солдаты все еще сражаются на их границах, но пусть Фургонщики не рассчитывают, что Империя будет всегда и безусловно их поддерживать. Порой даже союзников следует встряхнуть и…

Двери медленно отворились, слуга вытянулся в них едва ли не по стойке смирно и объявил:

— Графиня Эвсевения Вамлесх.

Женщина вплыла в зал, метя пол краем бледно-розовых одежд. Остановилась в нескольких шагах перед императором и — игнорируя его нетерпеливый взмах рукою — выполнила предписанный придворный поклон. Словно провалилась вглубь платья, а после вознеслась, прямо и гордо.

Комедиантка.

Гентрелл был готов поставить свое здоровое колено на то, что она знала: император принял его раньше и вот уже с полчаса говорит с ним с глазу на глаз. Но вела себя так, словно ей не было до того никакого дела.

Крыса внимательно следил за ее лицом, слишком круглым, чтобы соответствовать критериям красоты, с морщинками, прикрытыми чуть большим, чем необходимо, количеством пудры, и глазами, слишком сильно подведенными тушью. Было ей — и эта информация стоила Норе немало золота — сорок три года, а делала она все, чтобы выглядеть ровно на столько же. Темные волосы гладко зачесывала назад и скалывала гребнем цвета платья. Маленькое золотое кольцо с рубином украшало ее средний палец на левой руке. Ничего больше.

Женщина с ее властью могла уменьшить свой возраст при помощи магии или алхимии, могла ослеплять великолепием одежд и богатством драгоценностей, но Эвсевения была выше этого. Голубые глаза наконец нашли Крысу, и кан-Овар получил приветственный кивок. Могла обвинять его в смерти Вельгериса и ненавидеть, но публично выказать неприязнь? Скорее Травахен покроется снегом.

Опасная сука.

Креган-бер-Арленс указал на стул, на котором он сидел ранее, и спросил:

— Отдохнешь? Вина?

— Спасибо, ваше величество. Меня угостили, едва лишь я прибыла.

— Как путешествие?

— Сносно. — Эвсевения не воспользовалась стулом, а просто двинулась вдоль лежащего на полу барельефа. — Безумие вернется на свое место, господин?

— Через некоторое время. Пока что я хочу иметь его здесь. Пригодится. Что у Йавенира?

— Старый, больной, умирающий. Не доживет до зимы.

— То же самое я слышал в прошлом году: Отец Войны умирает, а его Сыновья готовятся к борьбе за наследство. Ты говорила так, а он повел свою орду на Литеранскую возвышенность и почти раздавил верданно. Тех самых верданно, чьи лагеря уже не укрепляли нашу северную границу.

Сука выдержала его взгляд.

— Верно, ваше величество. Именно так все и случилось. Но сейчас Йавенир уже месяц не покидает Золотого Шатра, а после проигранной битвы и череды бунтов верные ему Сыновья все менее терпеливы. И в этом нет никакого притворства, он и правда готовится отправиться в Дом Сна. Мы не знаем, откуда он вдруг обрел силы и отчего этих сил ему нынче не хватает. Зато нам известно, что после Битвы над Лассой в руки Внутренней Разведки попала некая особа, называющая себя Лайвой-сон-Барен, графиней, невестой одного из сыновей графа Цивраса-дер-Малега. Эта персона исчезла. Мы не знаем, где она.

Гентрелл вынес взгляды двух самых важных людей в Империи.

— Эта персона не сопровождала Йавенира даже на протяжении удара сердца, ваше величество.

— Да, действительно. — Эвсевения подтвердила его слова театрально-благожелательным кивком. — Однако мы знаем, что его сопровождала женщина, похожая на эту как две капли воды. Настолько похожая, что пленники, которых мы допрашивали и которым показали портрет нашей Лайвы, клялись, что это та же женщина, что была личной невольницей Отца Войны. Появилась ниоткуда и быстро вошла в фавор к Йавениру, а ее присутствие чудесным образом отняло старику годков. Мы также знаем, что ее близнец, та, которая якобы графиня, обладала необычайными умениями, была замешана в нескольких убийствах и исчезновениях в Олекадах и каким-то образом влияла на память всех в замке графа. Увы, граф дер-Малег погиб вместе с женой и сыновьями в результате атаки таинственных убийц, а Нора не допускает никого на место резни.

— Замок находится на территории Империи, — решительно оборвал ее Гентрелл.

Казалось, она его не услышала.

— А потому у нас две персоны, — продолжала она, — похожие, словно сестры, с неизвестным прошлым, обладающие умениями, которые удивляют наших магов. В руках Империи находится только одна из них, но Внешняя Разведка не может ее исследовать.

Внешняя Разведка. Ну да. Он почти забыл, что Сука никогда не использует название Псарня.

— К тому же, — продолжала она, — фальшивую графиню сопровождала рота Горной Стражи, известная как Красные Шестерки, в тот момент, когда солдаты сняли с крюков Кей’лу Калевенх.

Креган-бер-Арленс поднял руку, и метресса имперских Гончих замолчала. Между этой парой словно искра проскочила, а Гентрелл вдруг уверился, что оба они знают нечто, что должно остаться тайной для него. Почувствовал дрожь. Пронизанное мрачным удовлетворением возбуждение. Тайна. Гончие и император обладали секретом, который прятали от Крысиной Норы.

Естественно, император имел на это право, а его слова явственно приказывали остановить войну с Внешней Разведкой. Они выполнят его. Но Крысы созданы, чтобы разнюхивать, рыть и находить тайны. Иначе они не были бы Крысами.

Он нагнал на лицо выражение, среднее между нетерпением и возмущением.

— Все, что происходило в Олекадах, подлежит расследованию Норы. Это территория Империи.

— Как и Литеранская возвышенность? — Эвсевения послала ему улыбку, прелестную, словно нож у горла. — Я и не знала, что мы ее аннексировали. Официально мы все еще утверждаем, что верданно взбунтовались и, переходя Олекады, воспротивились воле императора. Мы все еще не установили формальных контактов ни с ним, ни с Совиненном Дирнихом, который — между нами говоря — шлет посла за послом и…

— И так оно и останется. — Креган-бер-Арленс обрезал ее на полуслове. Она замолчала, послушно, скромно потупя взор. Император не дал себя обмануть. — Так и будет, пока я не скажу, — подчеркнул он. — Пока что мы финансируем эту авантюру чужими деньгами, и я хочу, чтобы так и осталось. Мы передаем верданно золото, оружие и еду, но это мелочи в сравнении с тем, сколько они сами вложили в свое безумие. Но формальное признание бунтовщиков грозило бы втянуть нас в новую войну на востоке, поскольку Йавенир или его наследник могли бы решить, что мы желаем полного уничтожения се-кохландийцев. Я этого не хочу и намерен привести к стабилизации ситуации в Больших степях в ее нынешнем виде, с союзом между Фургонщиками и сахрендеями на севере, княжеством Совиненна Дирниха на западе Степей и се-кохландийцами — в их юго-восточной части. Три силы, взаимно блокирующие друг друга, обеспечат нам мир на годы. Но до того, как мы формально признаем царство Фургонщиков и государство бунтующего Дирниха, ситуация должна сделаться совершенно прозрачной. Мы должны знать, кто станет новым Отцом Войны, и вернет ли Отец Мира свое влияние, усилится ли Дирних достаточно, чтобы ему стоило помогать официально, и создадут ли верданно и сахрендеи что-то большее, чем неустойчивый союз. А потому мы станем ждать и тихонько помогать нашим потенциальным друзьям.

Эвсевения кивнула.

— Понимаю. Но это потребует немало золота, господин.

Император махнул рукой.

— В ближайшее время Фургонщики получат свои стада, а часть скота попадет к Дирниху, увеличивая его богатство. Я подозреваю, что этими животными или золотом, полученным от их продажи, он заплатит нам за оружие, железо и помощь наших наемных чаарданов. Верданно тоже получат больше животных, чем их вновь обретенная родина сможет прокормить, особенно если весны и лета будут оставаться настолько же жаркими, как и последнее.

— Непросто будет объяснить миру, каким образом мы считаем верданно бунтовщиками — и одновременно возвращаем им их скот.

— Меекхан не ворует скот и не грабит людей, даже если те злоупотребили его гостеприимством и заплатили неблагодарностью за хлеб, который у нас ели.

Гентрелл и Эвсевения глядели на Крегана-бер-Арленса, пытаясь прочесть по его лицу, в какой именно момент совещание превратилось в дружескую беседу с шуточками. Наконец император послал им кислую ухмылку.

— Вас я не обману, верно? Но такую фразу я уже приказал вписать нашим историкам и ученым в хроники Империи. Мы честная и гордая страна, болезненно задетая предательством верданно, но мы не воруем у бывших союзников. Через некоторое время, если они оправдают возложенные на них надежды и правда станут реальной угрозой для кочевников, мы выкажем понимание их желаниям вернуть отчизну и тогда простим их, восславим их отвагу и отчаянность. В хрониках все окажется чередой недоразумений и плохо истолкованными намерениями.

Они все еще молча смотрели на него, ожидая настоящего объяснения. Он вздохнул.

— Если бы мы конфисковали их стада, то эти полмиллиона голов скота разрушили бы рынок в северо-восточных провинциях. Мой камерарий утверждает, что он сам инвестировал миллион четыреста тысяч оргов в несколько десятков тамошних торговых компаний, которые занимаются доставкой армии и городам говядины. Это должно было оказаться верным делом, поскольку вот уже пятый год подряд у нас горячие весны, сухие лета и не слишком-то обильные дожди осенью. Мы надеялись, что цена на скотину в этом году подскочит на одну шестую, с десяти — десяти с половиной до двенадцати — двенадцати с половиной орга за голову. — Император приподнял брови в знакомой насмешливой гримасе. — Не смотрите так на меня. Управление Империей не слишком-то отличается от управления крестьянским хозяйством. Я должен знать такие вещи, особенно если идет речь о почти полутора миллионах из моей приватной казны. Знаете, зависимость между ценой на товары и их доступностью и всякое такое. Если на рынок внезапно попал бы скот Фургонщиков, цена в северных провинциях упала бы до семи — семи с половиной оргов за голову. Мы бы потеряли немало золота, часть наших купцов пошла бы просить милостыню под храмами, а верданно и Дирних не получили бы ни монеты на войну с се-кохландийцами. И только крестьяне да городская беднота смогли бы позволить себе чуть чаще бросать в котел мясо. Это было бы неплохое решение, но — для спокойных времен. А скот Фургонщиков все равно в конце концов попадет к нам, но медленно, маленькими партиями, не подрывая цены в стране.

В его взгляде снова появилось то спокойствие, от которого холодела в жилах кровь.

— Мне что, прочитать вам лекцию о разницей между написанным в книгах и управлением Империей? Мы официально отдаем верданно скот, потому что не желаем иметь с ними ничего общего, а еще потому, что мы не похитители коров. Это честно и благородно. И такова истина хроник, которые мы напишем. Если это станет для проклятых кочевников причиной для нападения, то милости просим. Без Йавенира как вождя и с половиной сил, которые у них были еще в прошлом году?! Да сколько угодно! Император фыркнул, подошел к барельефу и решительным движением хлестнул по каменной равнине тростью, словно наносил первый удар в чаемой войне.

— Да. Я считаюсь с тем, что не все пойдет, как мы задумали. Что се-кохландийцы решат, что для них нет иного выхода, чем война. Что новым Отцом Войны станет кто-то, кто захочет подняться вровень с Йавениром. А потому я предпочел бы войну сейчас, когда большая часть нашей кавалерии все еще стоит на востоке, чаарданы точат сабли, а у наших новых соседей нет другого выхода, как только встать на бой и сражаться насмерть. Потому что ни Совиненн Дирних, ни Аменев Красный, ни верданно не могут рассчитывать на милость се-кохландийцев. И я хочу вести эту войну к востоку от Амерты, а не на наших землях. Но я бы предпочел другой путь, с несколькими странами, держащими друг друга за глотку, и с нами как гарантом мира. Потому, в свою очередь, я хочу знать о смерти Йавенира и об имени его наследника раньше, чем об этом узнают вожди кочевников. Я позволяю Псарне тратить немало денег на соответствующих магов, а потому лучше бы им не подвести.

Гентрелл радовался, что император не смотрит в его сторону, и невольно вспомнил, что точно так же выглядели советы после Ржавой Осени. Креган-бер-Арленс говорил, порой длинно и подробно, но всегда четко выражая свою волю. А те, кто слушал невнимательно, порой теряли положение и привилегии, а иной раз и жизнь.

У Суки тоже была хорошая память, потому что она лишь склонилась еще ниже — кажется, ниже, чем когда здоровалась.

— Понимаю, ваше величество.

— А если уж мы о войне на востоке…

Крыса почти скорчился, когда тяжелый взгляд императора остановился на нем. Словно на грудь наехала груженная камнями телега.

— Мой лучший командир кавалерии, генерал Генно Ласкольник — ты ведь слышал о нем, верно? Нет, не отвечай. Несколько лет назад я позволил ему поразвлечься в игры Крысиной Норы — кстати, именно ему в голову пришла идея послать верданно через горы. Безумец или гений. Можешь рассказать мне, где он сейчас?

Глава 3

Торин заржал и пошел боком, отказываясь слушаться. Прижал уши к черепу, а голову — к широкой груди, уперся и замер. Конец. Хочешь — слезай и сама туда иди.

Кха-дар подъехал к ним на кобылке в яблоках, наклонился в седле и похлопал жеребца по шее.

— Ну, все хорошо, хорошо. Прошло уже немало времени. Тут нет опасности.

Скакун вздрогнул, набрал воздуха, заржал, но успокоился. Кайлеан видела уже множество раз, как Ласкольник овладевает сознанием лошадей, как одним жестом устанавливает с ними связь, сплетение которой у хорошего всадника занимало порой полжизни. Генерал вынул из рукава льняной платок, вытер лоб и затылок.

— Дрянная жара. Постоянно кажется, что сидишь в сауне. — Он указал намокшим платком на долину перед городом. — На этом поле погибло немало коней. И скверно погибло. Некоторые животные это чувствуют.

— Что? Духи? — Бердеф не передавал ей никаких образов. С ее точки зрения, эта местность не отличалась от остальных. Где-то в стороне мелькнул дух небольшого, похожего на ласку создания, некоторые камни и куски дерева подрагивали и, казалось, меняли цвет.

Ничего необычного.

— Нет, Кайлеан. Кровь, говно, насыщенный болью и страхом пот. Вонь разложения. Это остается в воздухе и земле. Висит тут. А здесь было чрезвычайно скверно. Они показали помвейцам, как умеет сражаться меекханская пехота.

Она не оглядывалась на город в полумиле отсюда. Помве все еще трясло от ужаса, и там достаточно было иметь непривычные по цвету волосы, например по-меекхански светлые, как у нее, чтобы любой пьяный от страха болван начал орать, что ты — шпион Кровавого Кахелле, и, прежде чем успеешь показать бумагу, обезумевшая толпа стянет тебя с коня и разорвет на куски. Потому-то они объехали город. Да и так навряд ли нашли бы там что интересное для осмотра.

Из всего чаардана они приехали сюда ввосьмером. Генно Ласкольник, Файлен, Нияр, Кошкодур, Дагена, Лея, Йанне Неварив и она. Остальных, как и отряд «наемников», который приплыл с ними, они оставили под караван-сараем у Белого Коноверина и приказали им ждать. Уехать на двести миль от столицы княжества прямо на территории, объятые восстанием, казалось неразумным, но было совершенно в духе Ласкольника. Не сидеть на заднице, а вскочить на коня и действовать. От Пальца, имперской Гончей, они получили двух местных проводников, с которыми говорили на ломаном меекхе, — а еще официальные письма, гласящие, что они наняты для охраны каравана из Вахези и едут на юг, чтобы присоединиться к своему работодателю. Во время восстания возрос спрос на вооруженные услуги, и даже не из-за армии рабов, но потому, что Белый Коноверин опустошил большую часть гарнизонов в юго-западной части страны, концентрируя армию около столицы, а на дорогах сделалось тесно от бандитов, грабителей и прочих любителей легкого заработка. Такие люди, скорее, не выйдут на дорогу перед десяткой вооруженных всадников, а если говорить об отряде бунтовщиков… что ж, чаардан ведь их и искал.

Говорили, что разведчики армии невольников сами охотились на бандитов и безжалостно вырезали их. Кайлеан надеялась, что до того, как в дело пойдут сабли, они успеют хотя бы крикнуть.

Рабы ненавидели своих бывших господ с лютостью, которая пугала даже того, кто рос на границе с Великими степями. Но, ради милости Великой Матери, у них были на это причины. А чем дольше длилось восстание — тем больше причин возникало.

Кайлеан невольно глянула в сторону стен города. И снова вздрогнула, сцепила зубы. Проводник, шедший с ними по поручению Гончей, скривил в ее сторону свое черное лицо и выставил знак, отгоняющий зло. Ее удивило, насколько такие жесты схожи в разных местах мира. Словно человек хватал что-то мерзкое и отбрасывал в сторону.

Но это зло плевало в лицо мира, и так просто его было не отогнать.

Потому что помвейцы, опасаясь, что живущие среди них невольники присоединятся к бунту и откроют ворота, отреагировали истерически.

Стены города оказались увешаны — а рвы завалены — телами пяти тысяч находившихся в Помве рабов. Совершенно неразумно, потому что город жил главным образом с прядильни, красильни и ткацких мастерских, а потому огромная часть здешних рабов были аувини — пепельными, хорошо обученными ремеслу и ценными своим профессионализмом. На стены попали также амри — домашние рабы, такие как учителя, музыканты, массажисты, лекари, а ведь среди них поддеряска бунта была минимальной. Но для горожан это не имело значения. Город обезумел от страха и выбил невольников до последнего человека.

А позже, когда пришли вести, что Кахель-сав-Кирху идет на Помве мстить за эту резню, Помве стал молить местных командиров Соловьев и Буйволов о помощи, усилил их отряды наемниками и, увидев армию рабов, послал войско им навстречу.

В чаардане слышали о битве множество раз, но самую полную и достоверную информацию они получили от Пальца. В его рапорте армия рабов не насчитывала и тридцати тысяч человек — было там всего от восьми до десяти, а ей навстречу вышло вовсе не десять тысяч солдат Коноверина, а всего лишь четыре: по тысяче Соловьев и Буйволов, поддержанных двумя тысячами наемников, что обошлись в немалую сумму, — главным образом кавалерия из Вахези и Камбехии. Помве был богатым городом, мог позволить себе отдать такую кучу денег и к тому же рассчитывал, что если уничтожит бунтовщиков, то восстание вокруг города угаснет.

Помве, с темными стенами, обвешанными тысячами тел, недооценил армии рабов.

Кахелле. В местных легендах так называли демонов, которые приходят по ночам и наполняют человеческие сны таким ужасом, что несчастные спящие впадают в безумие. Кахель-сав-Кирху, один из командиров армии восставших, принял это прозвище в самом начале бунта, использовав очевидную схожесть своего имени. А после битвы, в которой Помве пытался разбить его отряды, Кровавый Кахелле и вправду стал являться во снах обитателям города.

Кобыла Ласкольника фыркнула и нехотя пошла вперед. Ей тоже здесь не нравилось. Остальные кони двинулись следом. Высокая, в несколько футов, трава касалась лодыжек Кайлеан; когда бы та соскочила с коня и присела, зелень поглотила бы ее полностью.

— Кровавый Кахелле повторил здесь битву при броде через Сийю. — Генерал оглянулся на отряд через плечо и послал им усталую улыбку. — Я до сего момента не верил, что он на самом деле сделал что-то подобное.

Кошкодур стянул с головы потный платок, выжал, скривился и повязал тот снова.

— Думаешь, кха-дар? Там была серьезная резня. Ему удалось проделать это с бандой необученных рекрутов?

— Эти рекруты по большей части — солдаты. И у них было достаточно времени, чтобы подучить остальных. Он сделал это. Доклад не врал.

Дагена потянулась к фляжке, смочила губы.

— Кха-дар, мы не все родились, когда солнце было молодым, и не помним всех замшелых битв. Что сделал? Кто сделал? И почему моя задница все еще липнет к седлу?

Ласкольник молчал. Кошкодур бросил на Дат насмешливый взгляд и принял на себя тяжесть ответа.

— В бою при броде через Сийю Тридцать Четвертый полк остановил и разбил четыре тысячи убегающих кочевников, и половина из тех были Молниями. После битвы за Меекхан, когда солнце было еще молодым, а мир не страдал от излишка нахальных девиц, разбитая армия Йавенира бежала, куда только могла. Это же был самый большой отряд, который постоянно уходил от нас. Мы сидели у них загривках от города, четыре наших полка кавалерии и примерно две тысячи иррегуляров, но не могли догнать, они опережали нас на несколько часов. Мы прижали их к реке и гнали вдоль нее, Сийя была широкой и глубокой, а единственный брод на ней охранял Тридцать Четвертый. Причем — в неполном составе. Едва две тысячи человек. — Он скривился и снова выжал платок. — Уф-ф. Ты заставляешь меня болтать на такой жаре, девушка. Когда мы остановимся на ночлег, будешь должна мне ужин и массаж; спины.

Даг пожала плечами.

— Да не проблема. В сумах у меня еще есть немного овса, и могу проехать по тебе конем — и даже дважды, если захочешь. А теперь, если уж ты начал, то закончи, а то я сделаю, что обещала, здесь и сейчас.

Кто-то, кажется Нияр, насмешливо фыркнул, но большинство приняли шутку молча. Они были слишком уставшими от вездесущей жары и духоты, чтобы смеяться. Кайлеан в сотый раз задумалась, что за несчастье подсказало ей выбраться с Ласкольником в это безумное путешествие, вместо того чтобы сидеть в караван-сарае, где она могла бы, по крайней мере, время от времени окунуться в бассейн, попивая холодное пиво.

Бердеф мелькнул на краю поля зрения и исчез в кустах, не шевельнув ни листиком. Ну да. Кха-дар взял с собой большую часть людей, одаренных талантами.

— Тридцать Четвертый должен был оседлать брод и останавливать все, что попытается через него перебраться. — Заместитель Ласкольника скривился, завязал платок на лбу и продолжил: — Но мы не предполагали, что столько се-кохландийцев направится в ту сторону. Мы гнались за ними два дня, полагая, что когда прибудем к броду — застанем разгромленный полк и вонь от кочевников. А когда подъехали на место, могли только забрать тысячу пленников и примерно пять сотен трофейных коней. Командир Тридцать Четвертого… э-э… как там его звали, кха-дар?

— Бенсер-сом-Эльгрис. Кажется. Или сом-Вельгрис. Не помню.

— Ага. Этот безумец принял битву у брода, а не за ним. Поставил полк в три четырехугольника по три роты, два — выдвинул вперед, а средний отвел шагов на двести-триста, артиллерии же приказал встать на флангах. Кочевники не могли охватить его, потому что с одной стороны был густой, как не знаю что, лес, а с другой — холмы, на которых он разместил лучников. Впрочем, они знали о погоне и понимали, что должны быстро перейти реку. Ударили… Кха-дар? Поможешь?

— Ударили в его правый фланг. Тот, что под лесом, чтобы не оказаться под огнем лучников с холма, а когда командир передвинул роту с центра, чтобы усилить ту сторону, главная атака пошла на ослабленный центр. Любой командир так бы атаковал. Любой.

Кайлеан обменялась взглядом с Дагеной и Леей. Любой? В голосе Ласкольника звучало нечто, что выдавало: он бы почуял ловушку. Потому что это наверняка была ловушка.

— Сом-Вельгрис поставил ловушку. Сын паршивой девки и старого козла. Когда я после смотрел на поле битвы, то не знал, ругать его или обнимать. Все пространство перед серединой строя, того, что было между выдвинутыми четырехугольниками пехоты, он уставил ловушками для лошадей.

— Дыры?

Меекханская пехота часто копала в земле ямы, в которых кони ломали ноги. Меекханская кавалерия, в большинстве своем состоявшая из людей, любящих лошадей, порой охотно закопала бы в тех дырах траханых пехотинцев.

Ласкольник хмыкнул.

— Не только, Кайлеан. Середина поля заросла высокой — по пояс — травой, как здесь. Он приказал изготовить сотни, тысячи низких козел, сколоченных против лошадей. Не выше трех футов, чтобы спрятать их в траве. Разбросал их так, — кха-дар показал две вертикальные линии, сверху соединенные горизонтальной, — изготовив мешок для конницы. Впереди уложил их редко, а потом гуще и гуще. В пятидесяти ярдах перед рядами пехоты они лежали один рядом с другим. Он сделал это ночью, а к утру трава поднялась, скрывая ловушку. Одни козлы лошадь может перепрыгнуть, даже если всадник заметит их в последний миг, двое-трое — тоже, а потому кочевники, атакуя, прошли над первыми ловушками, но потом… когда атака достигла главной линии обороны… Кони перескакивали над первыми рядами козел и приземлялись посреди поля смерти, ранили, ломали ноги, опрокидывались и надевались на заостренные пики. А в атаку на центр пошла большая часть кавалерии, примерно три тысячи, в том числе и Молнии. Сотни лошадей пали сразу, остальные метались, пытаясь найти дорогу, не видя в траве козел, падая и погибая. А артиллерия с боков и лучники, которые сошли с холмов, лупили в них, словно прачка в мокрое белье. Прежде чем они собрались с силами, стоящие на флангах роты развернулись и сомкнулись, создав котел. Закончи, Кошкодур.

Тот пожал плечами. Что тут говорить?

— Когда мы добрались до брода, оказалось, что из ловушки ушло не более тысячи кочевников. Главным образом тех, кто атаковал правый фланг. Позже мы выловили их всех до единого. А те, что попали внутрь… Непросто оторваться от врага, когда ты въедешь в такой, как сказал кха-дар, мешок. Се-кохландийцы двинулись в атаку в тесном строю, всей массой, потому что хотели пробиться одним штурмом, а потом… уф-ф, что тут говорить… трудно развернуть коня, когда те, кто позади, не видят ловушку и лезут вперед. Я видел это в нескольких местах: три, четыре коня лежали один на другом. Представь себе пространство на четыреста шагов в длину и глубину, усеянное мертвыми и умирающими животными. Конями с поломанными ногами, надетыми на острые колья, с костями, разбитыми камнями катапульт, и телами, нашпигованными стрелами. Некоторые еще жили. Пехота ходила по полю и добивала их кирками и секирами, которые использовались при окапывании. Этот визг…

— Да, этот визг… — Ласкольник произнес слова так тихо, что они едва его услышали. — Тут сделали то же самое. Заманили их в ловушку. Шпионы Гончей говорили правду. Кахель-сав-Кирху защитил свой левый фланг рекой…

Кайлеан уже видела Тос, самую большую реку княжества. Где-то в шестидесяти-семидесяти ярдах от них лениво текла грязная мутная вода, а берега, хотя и плоские, были болотистыми и топкими. Конница не могла обойти врага с той стороны.

— …а правый — укрепил лагерем. Несколько сотен фургонов соединил цепями, и мы как раз почти у того места.

Было непросто понять, о чем говорит командир, когда бы они не миновали в этот миг линию, прочерченную неглубоким рвом, а трава за ним была пониже и словно бы реже. В этой проклятой стране все росло, как на дрожжах, но даже траве нужно немного времени, чтобы полностью прикрыть пространство, на котором останавливалась армия.

— Там, и там, и здесь, — кха-дар указывал на темные пятна, — это места от кострищ. Армия должна есть. Три ряда фургонов, а за ними — палатки, прокопанные улочки. Стража. Меекханская пехота, мать его, они и в Доме Сна станут разбивать лагеря. Если хорошенько поищем, наверняка найдем даже выгребные ямы.

Девушки натянули поводья и принялись внимательней всматриваться в землю впереди. Кошкодур насмешливо фыркнул.

— Их-то они закопали, дамочки.

— Ты уверен? — Лея недоверчиво глянула на траву.

— Воинский устав требует закапывать выгребные ямы, когда лагерь сворачивается. Параграф сто тридцать восьмой. Риск эпидемии. А ими командуют меекханские офицеры и сержанты.

Они не знали, шутит он или нет.

— Если ты надо мной смеешься и я въеду в яму с говном, то вычищу ноги Жемчужины твоей рубахой. — Дагена направилась за остальными. — Он поймал их в ловушку, кха-дар? Как наши — кочевников?

— Да. Тут в земле тоже было укрыто вот такое. — Ласкольник соскочил с лошади и осторожно вошел по пояс в траву за бывшим лагерем. — Вот такие штуки.

Он поднял с земли обломки. Колоду в два ярда длиной просверлили в нескольких местах и прокололи скрещенными бамбуковыми прутьями. Концы заострили и обожгли. Вся конструкция кое-где треснула, а торец колоды был разбит.

— Так выглядит половина колоды, на которой опрокинулся конь. — По лицу генерала было непросто что-либо прочесть, но Кайлеан не требовалось специальных умений, чтобы понять, что чувствует ее кха-дар. — А вот — местное изобретение.

Развел ладонями траву, показывая воткнутый горизонтально и заточенный колышек. Шириной в три пальца, был он высоким и гибким, а острый его кончик находился на несколько дюймов выше конского живота. Девушка представила, как на полном галопе проезжает над чем-то таким, спрятанным в траве. Кто-то за ее спиной — она не поняла, кто именно, — сплюнул, а Йанне вздохнул и обронил тяжелое слово.

Ласкольник вдруг улыбнулся — дико, но без особой злости.

— Потому-то я и приказал вам ехать шагом и внимательно смотреть на землю. И вижу, что через несколько минут вы станете сочувствовать местным, дети. Но будьте осторожны. Им, — он указал на место, где стоял лагерь невольничьей армии, — приходится справляться, как смогут. Меекханская сметка, фокусы и коварство. Гончая утверждает, что отряды Кахела-сав-Кирху пришли под город вечером, разбили лагерь, а после всю ночь оттуда слышались песни, смех и звуки разврата. Пылали костры, играла музыка. И потому…

— Никто не смотрел на равнину между лагерем и рекой.

— Да, Лея, именно так. Никто не смотрел, как они готовят засаду, втыкают колья, кладут козлы. Утром большая часть рабов вышла из-за фургонов и отправилась к реке, словно идя протрезветь и наполнить водой ведра. И тогда из города хлынула кавалерия, на раз-два сформировала строй и ударила. Для коноверинцев это должно было выглядеть так, словно они поймали повстанцев со спущенными штанами, с покинутым лагерем, с большинством пехоты над рекой и горстью лучников и пращников внутри — те, впрочем, увидев атакующую кавалерию, бросились наутек. Командир Соловьев подумал, что рабы паникуют, что он отрежет пехоту от фургонов, прижмет к реке и выбьет из луков или утопит, а потом спокойно зайдет в лагерь. Тем временем голытьба над рекой превратилась в четырехугольник, ощетинившийся копьями, пустое поле между ней и лагерем оказалось линией ловушек, за которой в траве пряталось две тысячи наилучшим образом вооруженной пехоты, какая только была у Кровавого Кахелле. Лучники и пращники остановились за пехотинцами и принялись стрелять, на фургонах же лагеря встало множество бунтовщиков. Мешок для кавалерии сработал. Это не была точная копия битвы при броде на Сийе, но экзамен она сдала. Когда конница увязла в ловушках, утратила разгон, четырехугольник двинулся от реки, протыкая как людей, так и лошадей. Воцарился хаос, наемники, которые ожидали легкой победы и множества трофеев, пали духом, не откликались на команды, смешивали ряды Соловьев. Началась резня.

Нийяр покачал головой.

— Говоришь, словно все это видел, кха-дар.

Ласкольник легонько улыбнулся.

— Не видел, но читал рапорты Пальца. Его люди добрались до нескольких уцелевших в битве. У рабов оказалось немного конницы, может, голов двести, но, когда остатки атакующих бросились наутек, эта кавалерия села им на хвост и рубила, пока могла. Погибли почти все наемники, из Соловьев в Помве вернулась только сотня, тяжелая пехота, которая только-только вышла из города, даже не пыталась им помочь. Сомкнула строй и вернулась за стены. Кахель-сав-Кирху получил то, за чем он сюда пришел. Броню, оружие, седла и конину. Много конины. Его людям нужно есть.

В Кайлеан отозвалось воспитание Фургонщиков, и на миг она почувствовала, как к горлу ее подкатывает желчь.

Уловила уголком глаза взгляд Дагены и успокаивающе отмахнулась. Нормально, справлюсь. Вдохнула поглубже.

— Хорошие боевые кони высоко ценятся… — Кошкодур выглядел не менее потрясенным, чем она.

— Верно. Но только в том случае, когда у тебя есть хорошие всадники или же ты можешь коней выгодно продать. А кроме того, в такой круговерти, как здесь, в бою против пехоты, прячущейся за козлами, ранятся и гибнут прежде всего лошади. А зачем терять мясо? А? Вам ведь известна эта меекханская практичность, правда? В той битве Кровавый Кахелле получил триста лошадей, а остальных убил и два дня, стоя под городом, солил их мясо в бочках. Это подтвержденная история, есть свидетели. Смотрел на это весь Помве. Над рекой невольники устроили бойню, вода, текущая к городу, сделалась красной, а гора костей была высотой с дом. Местные после сбросили их в воду.

Некоторое время царила тишина, прерываемая только навязчивым жужжанием насекомых. Кайлеан отгоняла картинки, подсовываемые ей воображением, и слабым голосом спросила:

— И зачем ты нам это рассказываешь, кха-дар?

— Потому что за десять дней перед битвой рабы ограбили торговые склады в северном Вахези. Там не было ничего ценного, немного хлопковых тканей и приправ, но невольники прижгли пятки одному из пойманных купцов и под полами нашли четыреста бочек соли. И о чем это говорит? Палец, передавая мне перед нашим отъездом эту информацию, понятия не имел, что она означает. Я же, кажется, знаю.

Ласкольник с удивительной легкостью вскочил в седло, развернулся к ним, и вдруг до Кайлеан дошло, что в лице его изменилось. Он был сосредоточен, спокоен, он владел собой, но оставался странным образом взволнован. Словно мальчишка, который углядел шанс на неплохое развлечение.

— Мне требовалось увидеть город и поле битвы, Кайлеан. Потому что Кахель-сав-Кирху прибыл сюда не только с оружием, но также с бочками и солью. А значит, он знал, как закончится битва. Запланировал ее, мысленно провел, прежде чем первый конь выехал из города, и выиграл, прежде чем первая сабля покинула ножны. Проклятие… я должен был убедиться, имеет ли это восстание шанс на успех и может ли Империя ему реально помочь. Но если у рабов такие командиры… Белый Коноверин… нет, весь Дальний Юг — в беде. В большой беде.

* * *

Император молчал. Ни словом не прокомментировал информацию, что Генно Ласкольник находится на другом конце света, за добрых три тысячи миль от Града Городов. Даже не скривился, когда Третья Крыса назвал средства на доставку его туда вместе с несколькими сотнями старательно отобранных солдат и другой поддержкой. Только задумчиво смотрел на каменный барельеф — с таким лицом, словно выслушивал самый обычный рапорт, например о ценах на пшеницу. И только когда услышал, что на месте генерал вышел на контакт с агентом Псарни, чуть приподнял бровь и взглянул на Эвсевению. Гентрелл, однако, так и не дождался своего торжества. Даже если информация эта была для нее новостью, женщина ничем того не показала.

— Дальний Юг — это наша территория, ваше величество, — сказала только она.

Ох. Ошибка. Возможно, даже большая. Креган-бер-Арленс снова перевел взгляд на Безумие Эмбрела и прошептал:

— Ваша территория. Ваша?

Когда взглянул на нее снова, первая среди Гончих Империи согнулась в столь глубоком реверансе, словно рука гиганта прижала ее к полу.

— Я начинаю понимать, в чем состоит проблема, — продолжил император, — с вами и Крысами. Это все — результат неверной интерпретации определенных понятий. Крысы разнюхивают дома, Гончие — охотятся вне его. Как-то так оно говорится, верно? И Крысы решили, что дом принадлежит им, а Псы вбили себе в башку, будто то, что находится вне дома, — их собственность. Как если бы кто порезал мир на части и дал их вам на развлечение. Словно, — взгляд императора остановился на Гентрелле, и тот, прежде чем успел отдать себе отчет, согнулся в поклоне, вглядываясь в щели между плитами барельефа, — словно они действительно принадлежат вам. А одновременно вы воспринимаете все и всех как игрушки. Даже людей, которые ценны для Империи.

Голос, хотя и спокойный, ничего спокойного не обещал. Вдруг обычное совещание, которое должно было остаться серий докладов, превратилось в борьбу за жизнь. Гентрелл понял вдруг, что, когда он входил в портал, лишь двое из его людей знали, что он отправляется в столицу. И ни один — что предстоит беседа с императором. А Менанер — это защищенный замок, и подвалы тут наверняка очень глубокие.

— Генно Ласкольник, — голос императора начал смещаться, но Крыса не осмелился поднять взгляд, чтобы отслеживать передвижения, — стоит десяти кавалерийских полков. Стоит целой проклятущей конной армии. Солдаты пойдут за ними в огонь, а наши враги дрожат, когда слышат его имя. Я позволил вам найти для него занятие, потому что ему стало скучновато в столице, но я не давал согласия на то, чтобы отослать его на Дальний Юг. Отчего он там оказался?

От ответа на этот вопрос зависела его жизнь.

— На юге вспыхнуло восстание рабов, ваше величество. Меекханских рабов.

— Знаю. Псарня лает об этом, а наш дипломатический корпус заваливает меня докладами. Я знаю о большом восстании в Белом Коноверине и о меньших, в остальных княжествах. Я знаю, что в них сражаются главным образом наши люди. Я знаю, что в Белом Коноверине — новая владычица, какая-то иссарская дикарка, которая живой вышла из Ока Агара, а тамошний князь лежит, сраженный болезнью. Я только не знаю, отчего вы послали в этот котел моего лучшего командира кавалерии. Встань ровно, Крыса!

Гентрелл послушно выпрямился. Император стоял в двух шагах от него и смотрел на подчиненного как на настоящую крысу, которая неким чудом пробралась в его комнаты.

— Говори! Коротко и по делу!

— Ваше величество… Я… это не до конца зависело от меня. Генерал сам принял такое решение. На юге… и на западе — что-то происходило… все еще происходит.

— На западе тоже? В Понкее-Лаа?

Кивок стоил ему усилий больших, чем путь по раскаленному городу.

— Да. Мы не знаем как, но интенсивность событий, их последовательность и то, что их не удалось предотвратить, хотя мы вложили в это немало усилий…

— Вы нас подвели?

— Ваше величество… В городе кто-то сеял сплетни, что сподвижники Владыки Битв побили женщин, что возвращались из храма Великой Матери, или что матриархисты обесчестили дурвон, или что намеревались помешать процессии на Дороге Воителя. А все контрмеры Совета Города оказывались впустую. Мы тоже искали источники этих сплетен и тоже ничего не нашли. Ни малейшего следа денег, магии или людей. А потом появился рассказ о таинственном монахе или о жреце Великой Матери, который на глазах у толпы проклял верных Реагвира и выжег им на коже дурвоны, — и тогда Понкее-Лаа взорвался. Мы бы и сами не сумели организовать это лучше.

Император смотрел. Спокойный, как сама смерть.

— Скажи мне то, чего я не знаю, Крыса.

Было еще немного сплетен, неподтвержденной информации, а Гентрелл не имел привычки такой пользоваться. Но на этот раз, пригвожденный взглядом Крегана-бер-Арленса, он сказал:

— Якобы в подземельях Храма Реагвира случилось столкновение Сил невероятного масштаба. В Понкее-Лаа среди чародеев у нас есть несколько шпионов, и все говорят, что все выглядело так, словно двое гигантов сошлись на кулаках. Тишина, спокойствие, а потом мир трясется. Так они это ощущали. А когда один из тех проиграл… Вопль сотряс ближайшие аспекты в радиусе многих миль. Но быстро, очень быстро стих. И сразу после этого бунт начал угасать.

— Господин Битв?

Такой вопрос задавало себе большинство шпионов в Норе. Те, кто был не так умен.

— Это слишком очевидно. И слишком неправдоподобно. Отчего бы богу, у которого тысячи храмов и миллионы верных в Империи и за ее границами, вмешиваться в нечто подобное? Бросить вызов самой Матери? Это глупость. Безумие. Кроме того, такая тонкость действия — не в его стиле.

— Может, даже боги чему-то учатся?

— Возможно, господин. Но мы проверили наш Храм Реагвира. Ни его архииерарх, ни жрецы ниже рангом понятия не имеют, что случилось в Понкее-Лаа. Реальность Большой Семьи удалена и труднодоступна для смертных, но вмешайся сам Реагвир — его жрецы обязательно что-то почувствовали бы. Но это не главный вопрос, ваше величество.

— Знаю. — Император кивнул и взглянул на все еще согнутую в поклоне женщину. — Ты тоже можешь выпрямиться.

Графиня медленно встала — с явным трудом.

— И как бы этот вопрос звучал по-твоему, Эвсевения Вамлесх, первая среди Гончих?

«Он нас проверяет», — дошло до Гентрелла, и осознание этого было словно удар молнии. Решения приняты, возможно, вот-вот начнется новая чистка, что изменит расклад сил в разведках, армии и боги знают где еще? Но почему? Владычица Милостивая, почему?

Эвсевения скромно опустила глаза, легонько присела.

— Вопроса было бы два, мой господин. Если в дело вмешался Владыка Битв, то кто встал против него? А если, как я думаю, это не был Реагвир, то какие силы оказались настолько мощны или наглы, чтобы провести схватку на принадлежащей ему земле? И если бы я могла…

— Нет. — Креган поднял ладонь. — Понкее-Лаа, Фииланд и Свободные Княжества — это Утраченные Провинции. Мы продолжаем считать их своей землей, и именно потому Нора имеет там первенство. Даже если и не справляется слишком хорошо. Говори дальше, Крыса. О Коноверине и Ласкольнике.

Гентрелл поклонился и продолжил:

— За восстанием рабов на Дальнем Юге тоже кто-то стоит — это мы знаем. Кто-то проследил, чтобы оно началось в нужный момент, потому что хотел отдать власть в Коноверине в руки князя Камбехии, из которого делали победителя рабов и спасителя Юга. Это должна была оказаться спланированная резня, после которой тамошние княжества снова соединятся, а власть над ними примет новая династия. Но… но это был лишь предлог, пыль, которая обязана заслонить истинные планы наших врагов. Я это чувствую… Знаю. Опыт говорит мне, что речь тут вовсе не о таком банальном деле, как смена власти, поскольку династию из Белого Коноверина представлял единственный, к тому же слепой князь. Не было нужды в такой замяти, чтобы свалить его и принять власть, — хватило бы и просто, как в случае с его братом, обычного убийцы. Кроме того, события и там шли как в Понкее-Лаа: сплетни о новых тяготах, готовящихся рабам, сплетни о готовящемся ими восстании, растущее напряжение. И — бум! Одна искра подожгла Дальний Юг. И снова верные Великой Матери встали против одного из Семьи.

— Ласкольник, что там делает Ласкольник?

— Когда генерал отплывал, Деана д’Кллеан еще не сделалась Пламенем Агара. Мы… надеялись, что Ласкольник будет от имени Меекхана вести переговоры с князем Лавенересом о более милостивом отношении к побежденным невольникам, а при случае — проверит, кто именно стоит за всем этим. Но когда ситуация изменилась, мы решили, что он может вести переговоры и с наследницей князя.

Взгляд императора не смягчился. Гентрелл чувствовал, что, несмотря на толстые стены и каменный пол, в зале жарко, словно в печи.

— Вести переговоры?

Глава 4

Она все не могла привыкнуть к тому, что ритм, в котором колышется паланкин на спине слона, действует настолько усыпляюще. И даже вой истерической толпы, бросавшей под ноги Маахира тысячи шелковых платков и шалей, не мог ее разбудить. Она лишь вздохнула и удобней устроилась на широкой лежанке, поставленной тут специально для нее. Варала настаивала — нет, Варала жаждала именно таких удобств для Госпожи Пламени. Во-первых, чтобы подчеркнуть, что Деана беременна, что дополнительно подогревало истерию ее почитателей, а во-вторых, в такой полулежачей позиции в тебя сложнее попасть.

Угроза покушения все еще сгоняла всем сон с век, а потому Деане приходилось надевать под свободные одежды кафтан из двадцати слоев шелка-сырца. Тот якобы мог остановить стрелу, но был жарок, как сущее проклятье.

Ей хотелось спать, пить и мочиться. Одновременно.

Беременность, чтоб ее.

Брусчатку перед слоном устилал слой бесценных тканей толщиной в фут. Некоторые вытащили из домов разноцветные шелка, ковры, коврики, даже оконные шторы и белье, только бы животное, которое несет на спине Пламя Агара, поставило на них ногу. Такая реликвия была бы ценней золота.

Маахир шел медленно, осторожно, окруженный сотней всадников в желтых якках, наброшенных на кольчуги, и всадники эти конями и древками копий бесцеремонно прокладывали себе дорогу в толпе. Улица была узкой, люди, выталкиваемые в боковые переулки, кричали и ругались, но сразу же заполоняли ее снова, едва только княжеский слон миновал их, и принимались отчаянно бороться за затоптанные им платки, шали и ковры. Если бы не эскорт, многие из них бросились бы под ноги Маахира и погибли бы, втоптанные в землю. Соловьи стали ее личной гвардией, верной до безумия и готовой на все. Ну что ж, они пытались смыть грех предательства, которым считали негласную поддержку Обрара из Камбехии. А она не намеревалась им этого запрещать. Лояльные солдаты ценнее, чем вода в пустыне.

— Вот-вот въедем на площадь перед храмом, светлейшая госпожа.

Самий, говоря эти слова, не поворачивал к ней головы, но она не могла на него за это обижаться: в конце концов, он управлял колоссом весом в пятнадцать тысяч фунтов, который мог бы втоптать в землю рослого мужчину. Ее больше задело это «светлейшая госпожа». Два слова из уст мальчишки ранили не меньше, чем ядовитые клыки змеи.

— Ты можешь перестать дуться?

— Я не дуюсь, госпожа. Я только слуга, а слуги не имеют такой привилегии.

Она вздохнула. Самий — ее товарищ в странствии и товарищ в битве. Княжеский махаут, который вместе с ней и Лавенересом убегал через пустыню, когда они вырвались от бандитов, и который выдал ей тайну Варалы — наложницы и княжеской матери одновременно, из-за чего она почувствовала себя глупой девицей. А потом он исчез. Порой она почти жалела, что ей удалось его найти. Примерно месяц после событий в Оке она не знала, где он, будто мальчишка сквозь землю провалился; словно разговор, который они вели на пляже, воздвиг между ними стену. Потом Сухи донес ей, что мальчишка скрывается среди махаутов, обучающих слонов для войны, и она вытянула его оттуда за уши и заставила снова сесть на Маахира. Гигантский слон не хотел слушаться никого, кроме мальчишки, а поскольку был самым величественным животным в княжеских загонах, Деане приходилось ездить на нем, подчеркивая свой статус. «Можешь обижаться и фыркать на меня, — прорычала она найденному Самию в лицо, по-настоящему злая и разгневанная, — но ты мне нужен. Мне и ему тоже. Твоему князю. Не покидай его снова».

Это были недостойные, ранящие слова, но самое важное, что она наконец узнала, где мальчишка. Любила его, но не имела времени на деликатность. Восстание рабов с каждым днем разгоралось, и все указывало на то, что без битвы не обойдется. Маахир пойдет на близящуюся войну, но не станет принимать участия в битве, поскольку потеря княжеского слона была бы дурным знаком. А потому, сидя на его спине, Самий будет в безопасности.

В относительной безопасности.

Но теперь появилась еще одна проблема. Со времен событий в храме Самий вел себя так, словно считал, что она в чем-то перед ним провинилась, а потому последовательно принимал позу униженного, покорного слуги, что сперва ее даже развлекало, но теперь начинало раздражать.

Она решит эту проблему еще сегодня. Но после, сперва — обязанности.

Они, собственно, въезжали на большую площадь перед Храмом Огня. Сто тысяч глоток издали рык, после которого даже идеально вышколенный Маахир неспокойно взмахнул ушами. Деана привстала с лежанки, глядя, как толпа захлебывается криком.

— Агарес ахи! Агарес ахи! Агарес а-а-ахи-и-и!!!

Да. Пламя Агара — это я.

Ее снова толкнула страшная жуть этого утверждения.

Пламя Агара — это я…

Она махнула ладонью, а вопли толпы пульсировали экстазом в ритме ее движений.

* * *

— Самий.

— Слушаюсь, светлейшая госпожа.

Они возвращались во дворец, а Соловьи следили, чтобы Госпожа Пламени получила минутку передышки. Маахир ускорился, уже чувствуя запах загонов, свежего сена и воды.

— Ты мой лаагха и лаагвара. Мы странствовали и сражались вместе. Ты можешь быть на меня обижен, можешь даже «светлегоспожать» мне в каждой второй фразе, но я надеюсь, что заслужила столько-то твоего уважения, чтобы ты сказал мне, в чем дело. Я не могу извиниться перед тобой, если не знаю, за что именно.

Мальчишка сжался, пряча голову в ладонях. Его красный тюрбан печально заколыхался в ритме шагов слона. — Тебе… не за что извиняться.

— Ага, понимаю: ты сбежал, спрятался и теперь ведешь себя, словно обиженная девица, потому что я поступила как следует?

Он покачал головой настолько бессильно, что ей даже сделалось его жаль.

— Это… непросто, — прошептал он.

Она тихо рассмеялась.

— Самий, я люблю тебя словно младшего брата, но слово «непросто» совершенно не описывает мою ситуацию. До этого времени все сложности я решала вот этим, — она хлопнула ладонью по рукояти тальхера, — а теперь я на месте того, кто сидит на быке, что несется во главе перепуганного стада, хотя этот кто-то надеялся, что сумеет… сумеет этим стадом править. Я только что стояла напротив стотысячной толпы, зная, что я для них всего лишь символ. Что, если я совершу ошибку, если не исполню их ожиданий, они обернутся против меня и разорвут в клочья, как разорвали людей Обрара.

Парень молчал. Так долго, что она поверила, что он больше не заговорит.

— Ты можешь сбежать, — сказал он тихо.

— Ага. Думаю об этом каждый день и каждую ночь. Оставить княжество, Сухи, Варалу, Эвикиата… Дом Женщин… даже тебя, маленький упрямый осел… Всех, с кем меня свела судьба, всех людей, которых я уважаю, а кого-то даже больше чем уваясаю.

— И его, да? Его ты тоже не желаешь оставить.

Она улыбнулась под экхааром. Умненький негодник.

— Да. И его тоже. Я не оставила его… обоих вас в пустыне, а потому отчего ты думаешь, что я сбегу теперь? Даже если мне этого и хочется.

Он скорчился еще сильнее, уменьшился, словно у него отняли несколько лет.

— Это должен был быть я, — вдруг произнес дико и гневно. — Я должен…

Ну вот, снова похож на Самия, которого она помнила. По крайней мере, по голосу.

— Я… должен был взять Маахира и… и поехать в храм. Растоптать Буйволов, гвардию Обрара и спасти его.

— Тебя убили бы. Кроме того, ты сказал мне, что тебе нельзя, не помнишь?

Он резко развернулся в ее сторону, а в глазах его был огонь. Чувствуя настроение махаута, слон неспокойно махнул ушами.

— Полагаешь, что я врал? Что бросил Лавенереса и тебя из-за страха? Как другие? Которые теперь возвращаются во дворец и плачутся, чтобы им вернули их положение? Если бы я мог… если бы мне можно было…

Деана подняла ладонь, прервав его, прежде чем он расплачется. Потому что где-то за огнем в его глазах таилось отчаянье и бессилие, и она чувствовала, что он возненавидел бы ее, если бы она сейчас увидела его слезы.

Выпрямилась, потому что о некоторых вещах нельзя говорить, когда лежишь, а потом наклонилась к нему и произнесла решительно:

— Самий, если бы хотя б на минуту, на один удар сердца я подозревала, что ты струсил, то никогда больше не назвала бы тебя лаагваром и не позволила бы вести княжеского слона. Я клялась на воде, которую мы делили в пустыне. Если ты не мог броситься тогда в бой, значит, ты был связан силами, которым не можешь противостоять. Я знаю об этом. Так случается.

Две полосы влаги блеснули на его щеках, но теперь слезы были уместны. Эти слезы он сумел бы ей простить.

— Я должен… — он сглотнул, — должен был пойти с тобой.

— А какую бы ты заплатил цену?

Его взгляд, даже затуманенный слезами, сделался жестким.

— Она того стоила бы. Знаешь, как я чувствовал себя на пляже, когда рассказывал тебе историю Варалы и послал во дворец? Я не сомневался, что ты погибнешь. Что я обрек тебя на смерть. И я не мог ничего изменить, потому что должен был… оказаться в другом месте.

Она не спросила, где именно и что он должен был там делать. Если он не сказал об этом до сих пор — то не скажет и сейчас. Может, когда-нибудь, когда придут дни поспокойней.

— Ты должен был?

— Да.

— Значит — все в порядке.

Он покачал головой.

— Нет. Не в порядке.

— Почему?

— Потому что я не могу… не могу войти в Дом Женщин. Я пытался, но эти служанки с оружием меня прогнали.

Вот ведь. Она об этом не подумала. Как же он себя чувствовал, когда ему запретили входить в комнаты, в которые он как личный махаут имел право наведываться без малейших проблем? Думал ли, что это потому, что его считают трусом и предателем?

— Значит, потому-то ты и спрятался среди других махаутов?

— Да.

— Но ты ведь знаешь, что Дом Женщин закрыт для мужчин?

— Так говорили те служанки.

Ну, теперь она могла отыграться за «светлейшую госпожу».

— Знаешь, — начала она невинно. — У меня есть мысль. Мы переоденем тебя девочкой и проведем контрабандой.

Он мило покраснел.

— Ну, не румянься. У тебя милое личико, красивые ресницы, я тебе уже говорила, что завидую твоим ресницам? Ну, значит, говорю сейчас. А за такие губы… э-э-эй! Внимательней, а не то мы кого-нибудь растопчем, — засмеялась она, хватаясь за лежанку.

А Маахир, почувствовав, что его махаут утратил сосредоточенность, совершенно спокойно направился к загонам, отчаянно трубя. Другие слоны сразу же ему ответили, и на некоторое время воздух наполнился звуками приветствий серых гигантов.

* * *

— Вести переговоры?

— А что мы могли сделать?

Отвечать императору вопросом на вопрос — верх глупости, но, проклятие, ему уже было все равно. Его карьера, похоже, в любом случае закончилась: если уж император планировал очередную чистку, то не начнет с самого верха, не обратится против Первой и Второй Крысы.

— Что мы могли сделать, ваше величество? — повторил Гентрелл, вытягиваясь в струнку еще сильнее. — У нас ограниченные средства. Половина армии стережет восточный рубеж, дивизии на юго-западе нужно держать в готовности на случай, если ухудшится ситуация в Понкее-Лаа. Я писал об этом в рапортах: их сил может не хватить, и нужна мобилизация еще тридцати тысяч солдат. На севере Горная Стража держится, но Рог, долина Гевенах все еще воткнут в тело Винде’канна, а тамошние почитатели Быка отнюдь не стали любить нас сильнее. Всего лишь притихли. Несбордийские длинные ладьи все смелее входят в Ваннавен и Плорию, пока что они главным образом торгуют, но куда доплывет один корабль, доплывет и флот. Поэтому мы не в силах обеспечить серьезную военную экспедицию через пустыню, чтобы вызволять наших родичей из рабства на Дальнем Юге. У нас нет флота, чтобы отослать туда армию морем, а даже и будь таковой, — у нас все равно нет армии, которая могла бы на нем поплыть. Мы можем только вести переговоры. Если бы разошлась весть, что Империя позволила перебить этих людей и ничего не сделала, все — Совет Первых, храмы, купеческие цеха или гильдии магов — все использовали бы это, чтобы ослабить императорскую власть. Даже те, кто в последние годы и пальцем не шевельнул, чтобы выкупить земляков из неволи, примутся вопить. К тому же добавляется религиозный элемент. Агар-от-Пламени не имеет слишком большого числа верных в Империи, но даже малая религиозная война хуже плохого мира. А теперь мы можем сказать: мы отослали туда Генно Ласкольника, нашего славнейшего генерала. Впрочем, я уже говорил, что он сам не мог усидеть на месте. А если бы ему удалось привезти с собой хотя бы пару сотен спасенных…

Крысе не пришлось говорить больше, не здесь, не перед этой парочкой. Несколько сотен спасенных, которых можно показывать на улицах городов, перевесили бы несколько тысяч трупов, которых никто не видел.

— Но ситуация изменилась, господин. Теперь генерал будет вести переговоры с новой владычицей Белого Коноверина, которая вроде бы не спешит с кровавой расправой, а потому есть шанс, что восстание не закончится резней. Мы пообещаем ей новый мир, открытие торгового пути через Белое море, золото. Устье Амерты аж просится, чтобы построить порт, а теперь, когда восточный ее берег в руках наших союзников, эта река может стать для восточных провинций тем же, чем Эльхаран является для южных. У нас для Деаны д’Кллеан множество аргументов, круглых и блестящих, а она может использовать их, чтобы погасить восстание мирно. Провозгласить амнистию, отменить рабство — хотя бы частично, — позволить тем, кто захочет, вернуться на родину. Она может это сделать, используя свою позицию той, что вышла из Ока Агара, и деньги, которые она заработает на торговле с нами. А при случае генерал может проверить, до сих пор ли активны те силы, что подталкивали к резне на Дальнем Юге, и имеют ли они что-то общее с действовавшими в Понкее-Лаа.

Несколько ударов сердца, тянувшихся целую вечность, Креган-бер-Арленс молча глядел на кан-Овара. Потом лицо императора смягчилось, на нем появилась даже легкая улыбка.

— Вольно.

Гентрелл понял, что уже некоторое время стоит по стойке смирно.

— Видишь, дружище, на самом деле главное — это намерения. Когда бы вы послали Ласкольника на юг без явной причины, просто так, чтобы показать, какой властью вы наделены, я бы и вправду несколько рассердился. И как Ласкольник должен был бы проверить эти таинственные силы?

— Ваше величество, я… — Информация, что у первого кавалериста Империи талант, неприемлемый для Великого Кодекса, была тайной из тех, ради сохранения которых Нора выпускала убийц. Инстинкт Крысы, приказывавший собирать и хранить информацию, поскольку она ценнее всего золота мира, заставил его закрыть рот.

Император вздохнул и отвернулся.

— Генно — Говорящий-с-Лошадями, — пробормотал он, а Гентрелл едва не застонал, раздавленный. Ведь Сука все слышала! — Я знал об этом, прежде чем повысил одного молодого Крысу до секретаря Пондерса-онд-Вельруса. Он рассказал мне об этом в первый же вечер, когда вломился в мои комнаты и спросил, стану ли я сидеть на жопе или мы попытаемся спасти Меекхан. Потом показал мне, что может сделать с конем, с целым табуном коней, и представил свою стратегию, а я поверил, что нашел нужного человека и что у нас есть шанс выиграть эту войну. Так что я об этом знаю. Эвсевения тоже знает, с того момента, как наемники, посланные Псарней, попытались схватить генерала.

Графиня опустила взгляд и закусила губу.

— Я вызвал ее тогда на личную аудиенцию, а она поручилась головой, что такая ситуация больше не повторится. Я принял ее поручительство и все еще ему доверяю.

Император обернулся к Гентреллу.

— Генно контактировал со мной в последние годы, — продолжил он, — но как это делал — наш секрет. Описал мне свой поиск людей с талантами, за которые еще сто лет назад посылали на костер. Принял их в чаардан и оберегал. И как я понимаю, вместе с ними поплыл на юг.

— Да, ваше величество.

— Зачем?

Крыса заморгал.

— Ваше величество?

— Генно мог настаивать, желать и яриться, но отчего вы сперва не послали туда кого-нибудь из простых магов? Или даже нескольких? У вас в Норе их достаточно. А у многих других — долги перед вами… — Император сделал многозначительную паузу.

— Господин, Белый Коноверин — под влиянием Ока Агара. Мы не до конца понимаем, что такое это Око, но обычные чародеи мало на что там способны. Не могут дотягиваться до собственных аспектов, у них проблемы с концентрацией и сном, их чары слабы и неуверенны, словно…

— Словно вблизи от Урочищ, верно? Словно вблизи от Глеввен-Он, того малого сельца, где мы потеряли четыреста человек и нескольких боевых магов. Не странно ли это, что места, благословенные богами и проклятые ими же, одинаково влияют на разумы живых?

И к чему же император вел? Гентрелл впервые за многие годы чувствовал себя как некто, кого посадили за игру, правил которой он не знает и теперь должен их выдумать на основании ходов и разговоров противников. Причем противников, говорящих на чужом языке.

Он позволил себе быстрый взгляд в сторону Эвсевении. У Суки было такое лицо, словно император беседовал с ними о погоде.

— В Глеввен-Он мы столкнулись с существами, о существовании которых и понятия не имели, верно, Крыса? Ох, у нас есть для них названия — демоны, темные силы, силы хаоса… Не только слова. Существа эти истекали кровью и умирали, хотя их было непросто убить. Возможно, мы совершили ошибку, когда запретили в Великом Кодексе исследовать Урочища? Мы трусливо решили, что если станем их игнорировать, то они исчезнут сами по себе. А теперь мы не знаем, что в них скрыто. Ищем сведений о них за границами Империи, в странах, где за Урочищами наблюдают, охотятся за созданиями, которые там появляются, и даже ловят их и приставляют к работе. По крайней мере тех, что могут выжить вне проклятой земли. Гончие неплохо справляются, выкрадывая секреты у гильдий магов в Понкее-Лаа, Ар-Миттаре или у шаманов кочевников, но секреты из вторых, а порой и третьих рук часто ничего не стоят. Потому Нора сейчас тоже организовала группу для исследования этих феноменов, а особенно Вендерладского болота. Неофициально, но при нашей полной поддержке.

Гентреллу снова показалось, что в игре, которую ему необходимо раскусить, слишком многое происходит за раз. Он был, чтоб ему паршивый зад трепаной кобылы, Третьей Крысой Норы. Третьей! Занимался самыми важными секретами Империи, хранил их и оберегал, а тут — здрасте-пожалуйста — он узнает, что Суке известна тайна Ласкольника, а император игнорирует Великий Кодекс и организует группу для исследования Вендерладского болота. Причем — с помощью Норы!

Вдруг до него дошло, что он как раз узнаёт тайны, которые делают его либо наиболее доверенным человеком императора — либо трупом, закопанным глубже прочих.

По императорскому указу нарушался Великий Кодекс! Множество людей в Совете Первых, среди жрецов, руководителей торговых компаний и мастеров магических братств отдали бы за такую информацию половину своего состояния. А сколько можно было бы получить за одну угрозу распространения ее среди людей! Какие привилегии и какую власть! Великий Кодекс, возможно, и был регулярно нарушаем в пограничье, но в центральных провинциях Меекхана он служил фундаментом, основой общественного порядка. С точки зрения всех, он отделял людей от хаоса, таящегося за Мраком.

Но почему болото?

Это Урочище, расположенное в сотне миль на северо-запад от Старого Меекхана, было самым большим на территории Империи. Имея почти четырнадцать миль по периметру, к счастью, оно лежало в глубокой долине у подножья Кремневых гор, вдалеке от торговых путей или ценных земель. Из того, что помнил Гентрелл, владевшие этой территорией Сестры Войны во времена, когда Меекхан был не больше, чем средней величины городом-государством, платящим им регулярный налог, окружили Урочище земляным валом и держали на нем стражу. Но стражники исчезли, а вал давно уже уменьшился до небольшого горба. Вендерладское болото было спокойным Урочищем. Его не наполняли отравленные испарения, и там не рождались твари, охочие до человеческого мяса. Оно было мокрым пятном на лице Империи, котловиной, полной мутной воды и карликовых деревец. Когда бы не то, что люди, чувствительные к Силе, видели поблизости от него кошмары, а чародеи имели проблемы с аспектами, можно было бы подумать, что это обычная мокрая долина.

— Кто… кто этим занимается?

— Салурин.

Вторая Крыса? Вторая?

— Почему он? Месяц назад болото взорвалось. Буквально. Вода подступила под линию старых валов Сестер Войны и даже перешла через них. В окрестных селах люди просыпались с криком, собаки выли, а несколько женщин сбросили плод. Живущие там сбежали. В самом центре Империи у нас нет уже спокойного, спящего Урочища — есть Урочище дикое и неспокойное. Другие тоже активизировались. Рапорты из Понкее-Лаа говорят, что на Багряных холмах за последние пару месяцев исчезло больше людей, чем за предыдущие пять лет. Появились — вроде бы — чудовища, которых ранее там не видывали. Но мало кто возбудился от этого факта, потому что в то же самое время в городе матриархисты и реагвиристы принялись ставить баррикады и поджигать дома.

Император подошел к каменной карте с запада и дотронулся до нее в нескольких дюймах от устья Эльхарана.

— Видишь? Здесь — Багряные холмы, между Конаверами и Понкее-Лаа. — Он вдруг вошел на барельеф и несколькими широкими шагами приблизился к центру. — Здесь — Вендерладское болото. Наше собственное, большое Урочище.

Гентрелл с открытым ртом глядел на самого важного человека Империи, топчущего одно из величайших ее сокровищ. Тем временем Креган-бер-Арленс прошел наискось Великие степи и остановился за северо-восточным концом Литеранской возвышенности.

— А тут Леннетр Оверт, Падение Оверта. Урочище малоизвестное, потому что даже се-кохландийские жереберы неохотно забираются в его окрестности. Но оно настолько же велико, как и два предыдущих. А может, даже больше. В этот момент оно находится на границах земель сахрендеев. Мы не знаем еще, наблюдались ли рядом с ним странные события, хотя, — император скривился, словно у него разболелся зуб, — идентификация странных событий вблизи от Урочища может быть сложной. Гентрелл, ты займешься этим. Твой человек, Эккенхард, уже ведь на месте.

Оба они одновременно глянули на Суку, но Эвсевения только кивнула, словно бы только что не ограничивали ее компетенцию.

— В свою очередь, здесь, — трость, которую держал император, снова стукнула в плоскогорье Фургонщиков, — наверняка происходили странные вещи. Собрание племенных духов, до которого никогда бы не дошло на наших землях, хотя бы потому, что мы скорее перебили бы сахрендеев, чем позволили бы им тянуть за собой такую армию душ. Поражение Йавенира. Якобы проявление воли Лааль Сероволосой, о котором наши жрецы, опять же, ничего не знают. И наконец, Кей’ла Калевенх, дочка Анд’эверса Калевенха, чье чудесное спасение изменило расклад сил в Великих степях. Я хочу знать, где она находится и что делает. Или точнее — в чьих она оказалась руках и кто может использовать ее в собственных целях. Потому что в то, что она умерла, я не верю.

Глава 5

Два Пальца вскинул нижние ладони вверх, но Пледик был быстрее. Как всегда. Хлопнул его большие лапищи своими ладошками, обычной и другой, вооруженной убийственной конструкцией из проводов и колец, прежде чем великан успел отдернуть свои. Зато Кей’ле удалось избежать атаки верхних рук великана.

Они засмеялись, все трое, а Два Пальца, хотя проиграл в четвертый раз, смеялся громче всех. Она помнила, как ее испугал этот смех, когда она услышала его впервые: басовитое гудение, металлическое и лязгающее, словно жаба взывает о помощи из глубины медного котелка.

Однако за последние дни без солнца и ночи, без звезд на небе, она полюбила этот звук, поскольку он напоминал ей о безопасности и спокойствии. Когда Два Пальца смеялся, все было в порядке, мир становился менее чужим и пугающим. Когда Два Пальца смеялся, смеялась даже земля под его ногами.

Пледик смеялся по-своему. Взмахивал ладонями, будто хлопал ими, но соприкасался только кончиками пальцев. Скрежещущий звук, когда живое тело касалось металлических наперстков, что заканчивались когтями, мог пробуждать беспокойство, если бы при этом глаза мальчишки не блестели радостно. Это она тоже любила. Те минуты, когда его лицо утрачивало свое обычное дикое, напряженное выражение и становилось веселым.

Тогда почти можно было забыть, кто он такой.

Мгновение-другое она раздумывала, что бы сказала ее семья, увидь сейчас их троицу. Кей’лу, опирающуюся спиной о камень, на котором устроился полуголый мальчишка с копной темных волос, связанных на макушке в растрепанный хвост, и сидящего перед ними на корточках гиганта, каждая из четырех рук которого была толщиной с ее ногу. Гиганта со странным лицом — плоский нос, широко расставленные желтые глаза и мощные челюсти: во рту его, когда он смеялся, блестели мощные зубы. Гиганта, в котором более восьми футов роста, что не бросалось в глаза, когда он сидел на корточках и играл с ними в «цапки», честно, четыре руки на четыре, но когда он вставал, то выглядел рядом с ними гигантом из легенд, стоящим между карликами. Он вовсе не был худым и сутулым, как многие высокие люди, о, нет: плечи его были шире, чем у ее отца, и узлы мышц на обнаженных руках указывали на невероятную силу.

Бросились бы ее отец и братья на него с топорами и саблями? Наверняка. Причем раньше, чем она успела бы крикнуть, чтобы они спрятали оружие. Что это не чудовище и не создание Мрака, а просто вайхир. Она — человек, Пледик — тоже, по крайней мере для нее, — а Два Пальца был вайхиром. Ничего странного тут, под небом, которое не меняло цвета, на земле, полной черных, блестящих скал.

Здесь ее давно уже ничего не удивляло.

Спаслась она благодаря Пледику. Только ему известным способом он перенес Кей’лу сюда, забрав из пылающего фургона, где духи мучили ее картинами резни с поля битвы. Потом, когда миновало первое ошеломление, она плакала, рыдала — долго и отчаянно, изливая со слезами боль и чувство несправедливости. Она же вернулась к семье! Солдаты сняли ее с крюков, а та странная женщина, которая оказалась одним из притворно убитых детей-заложников Фургонщиков, привезла ее прямо в лагерь. Она помнила прикосновение отцовских рук, неловких от нежности, когда он держал и прижимал ее так, словно она стеклянная. Не так все должно было закончиться! Совершенно не так! Она отогнала от себя духов, которые жались к ней со всех сторон, но не хотела оставаться в этом странном и ужасном месте.

Парень с черными волосами не реагировал на ее плач, но и не подгонял. Позволил, чтобы вместе со слезами из нее вытекло чувство обиды, сожаление и страх. А когда она закончила всхлипывать, когда снова проснулась в ней темная, упрямая верданнская гордость, он обнял ее и похлопал по спине, словно желал сказать, что все будет хорошо.

Она почти ему поверила.

Позже он заботился о ней и опекал. Находил воду среди черных скал и места, где можно было поспать, а когда приходил к ней жар — он сильнее прижимался к ней. Потому она и назвала его Пледиком. Но он не умел или не мог добыть еду, а потому со времени, как они сюда прибыли, им пришлось голодать, а раны ее набрякли и болели все сильнее.

Два Пальца перестал смеяться и встал. Словно над ними нависла гора.

— Пойдем, Одна Слабая. Пора двигаться.

Одна Слабая. Такое ей дали имя, потому что любое существо должно иметь имя, которое его описывает. Причем имя, состоящее из двух слов, потому что одним словом называют вещи, животных или других созданий. Кей’ла? Даже она не знала, что это значит. Зато значение нового ее имени казалось очевидным: она была слабой, никто против этого не возразит, и была одной, когда ее нашли. По крайней мере, с точки зрения вайхиров. Потому что Пледик за личность не считался. Когда бы не обстоятельства, в каких они повстречались, они наверняка бы убили его не задумываясь, узнав в паучьей перчатке, которую они называли а’санвер, и сером мече, которым он сражался, признаки принадлежности к кому-то, кого они называли Королевой Добрых Господ.

А у Добрых Господ не было друзей среди вайхиров.

Но они познакомились в бою, в коротком, безумном столкновении, когда несколько четвероруких оказались атакованы отрядом из двадцати воинов в сером. Она сразу узнала нападавших: по лицам, словно вырезанным из камня, по серым волосам, серым бровям и серым взглядам. Точно такие же пытались убить ее в горах много месяцев назад.

Бой был коротким и жестоким. Кей’ла наблюдала, спрятавшись за камнем, потому что жизнь на пограничье научила ее, что, когда в воздухе мелькает сталь, маленькие девочки должны прятаться, где сумеют, а кроме того, она была слишком слаба и изранена, чтобы сделать хоть что-то. И хотя не знала, кому должна желать победы, а четверорукие пугали ее не менее, чем Серые, она сразу знала, что именно у них — проблемы. В первой атаке пало двое из них, а оставшаяся четверка не сумела даже встать спина к спине друг с другом. Каждый сражался сам — по крайней мере, с пятью нападавшими.

Однажды она видела, как в Лифрев приехала группа бродячих комедиантов, а главным развлечением должна была стать травля медведя. Старый медведь не мог ни танцевать, ни ходить на бочке, а потому актеры решили дать последнее представление с его участием. Наняли свору боевых собак, огородили поле за селением для «большого зрелища». Смотреть на бой приехало даже несколько местных дворян. Она помнила, как сидела на плечах у отца и смотрела, как уставший, седой зверь последний раз встает на задние лапы и отбивается от быстрых, разъяренных запахом крови собак. Было ей так жаль медведя, что большую часть представления она просидела с закрытыми глазами.

Именно так они и выглядели. Эти огромные создания, чьего названия она тогда даже не знала. Как медведи, окруженные сворой гончих.

Сражались умело, двумя, тремя, а то и четырьмя клинками, но хотя всякий из них был на фут или два выше напавших — проигрывали. Потому что Серые были быстрее, ловчее и наглее. И сражались, словно псы. Подскакивали и рвали, пытались зайти к жертве сзади, ранили, едва только это удавалось. Использовали копья с клинками серого металла, длинные мечи и ножи. Рубили и кололи оборонявшихся в ноги, пытались перерезать сухожилия и повалить на землю.

Как свора, атакующая медведя.

Когда первый из оставшейся четверки гигантов упал на колени, Кей’ла указала Пледику на сражающихся и сказала:

— Помоги им.

До сегодняшнего дня она была благодарна Владычице Лошадей, что он понял, о каких именно «них» шла речь. А может, он просто помнил Серых с гор?

Неважно.

Напал на тех, на кого должен был напасть.

Прыгнул к сражающимся, на подмогу упавшему великану, а его серый клинок и когти окрасились красным, прежде чем девочка успела моргнуть.

Едва успевала следить за ним.

Он стал бледной смертью, что кружила по полю битвы, а там, где он проходил, серые тела валились на землю. Двоих первых он убил одновременно, ударив одного когтистой ладонью в хребет, а второму отрубив обе руки, державшие копье. И тем самым копьем, перехваченным не пойми как и когда, убил следующего Серого, третьего, нет, четвертого, потому что третий уже падал, получив коротким мечом, который мальчишка оставил в его кишках.

Древко копья все еще сжимали отрубленные руки.

Последний из пятерки атакующих погиб от удара чего-то похожего на металлическую дубину, которую вайхир держал в двух правых руках. После того удара упавший на колени четверорукий гигант сразу же поднялся, а на его зверино-человеческом лице замерло выражение удивления.

Так они познакомились с Двумя Пальцами.

После схватка пошла быстро. Два Пальца и Пледик атаковали оставшихся Серых, связанных боем с остальными гигантами. Убили двоих, потом еще двоих, прежде чем остальные успели осознать, что фортуна развернулась к ним другим боком. Вдруг стало уже четверо четвероруких вайхиров и молчаливая, темноволосая смерть против менее чем дюжины нападающих.

Последняя схватка стоила жизни еще одному гиганту, потому что Серые, повинуясь отданному свистящим голосом приказу, все кинулись на одного из вайхиров. Хотели просто убить, и им удалось, поскольку самый малый из гигантов погиб, прежде чем его товарищи перебили остальных нападавших.

Вся схватка шла в тишине. За исключением того последнего приказа, ни Серые, ни четырехрукие не издавали никаких звуков. Никаких проклятий, стонов, криков боли, просьб или боевых воплей. Только глухой лязг оружия и ускоренное дыхание.

Пледик идеально подходил к этому полю боя.

Окружили его после схватки. Трое великанов со слишком большим числом рук встали подле худого парня, который каждому из них доставал едва до живота. Словно три медведя над лаской.

Колебались, а нечто в том, как они держали оружие и смотрели вниз, говорило ей, что хотят его убить. Но были удивлены, а может, даже растеряны и благодаря растерянности этой не напали сразу.

Без Пледика она не имела ни малейшего шанса выжить. Потому она вышла из-за камней и двинулась, покачиваясь, в их сторону, и ей было все равно: убьют их обоих или спасут. Только бы не оставаться тут одной до смерти.

Кажется, ее вид удивил их сильнее чем вид Пледика. Самый ближайший великан заморгал и обнажил зубы, она только позже научилась распознавать это выражение как выражение величайшей растерянности, а потом махнул в ее сторону широкой саблей.

Пледик оказался между ними раньше, чем она успела открыть рот. Она же вздохнула, подошла к парню сзади и сильно его обняла.

— Хватит, Пледик. Хватит. Мы не станем с ними сражаться. Я уже видела достаточно убийств на один день. Убийств я видела достаточно и для одной своей жизни.

Под ее прикосновением он обмяк, расслабился, его слипшиеся от крови когти опустились к земле. Она обернула его ласково лицом к себе, обняла.

— Закрой глаза, — попросила Кей’ла, все еще не зная, понимает ли он ее. — Закрой, как я.

Прошла добрая минута, прежде чем она почувствовала аккуратное прикосновение к своему лицу. Палец толщиной с три ее некоторое время водил по ее лбу, тронул нос и щеки. Тот самый палец приподнял ее верхнюю губу, проехался по зубам. Она почувствовала теплое дыхание, кто-то обнюхал ее волосы, потом — руки.

Удар все не наступал. Она испугалась, что, когда откроет глаза, гигантов не будет, что они бросят ее на голодную смерть.

— Слабая. Слабая смотреть.

Меекх. Язык Империи, в которой она выросла. Удивление перебороло страх, а потому она открыла глаза, встретив взгляд глаз других: звериных и желтых, замерших в нескольких дюймах от ее лица.

— Слабая понимает? Понимает меня?

— Да. Понимаю.

Создание улыбнулось. Очень по-человечески и очень жутко.

— Слабая понимает, — подтвердило оно.

А потом дотронулось до своего лба.

— Я Омули-рех. Два Пальца по твоему. Ты?

— Кей’ла… Я Кей’ла.

— Что это значит?

Удивил ее. В первый, но не в последний раз.

— Ничего. Это просто имя.

Он кивнул, кажется, развеселенный.

— Имя должно что-то значить. Оно не может быть звуком, как камень или палка. Иначе бог не найдет тебя, когда освободится. Подумает, что камень и ты — одно и то же, и возьмет себе камень. — Он напряженно всматривался в нее. — Ты одна. Ты слабая. Ты — Одна Слабая. По нашему это будет Саури-нои. Одна Слабая.

Так она получила новое имя. Вайнхиры таким образом решали все дела. Быстро и без лишних церемоний. Два Пальца, Черный Белый, Кубок Воды, Одна Слабая. Пледик не получил настоящего имени по причинам, которые она не до конца понимала, но его также и не убили, за что она чувствовала благодарность. Четырехрукие решили, что он каким-то образом с ней связан, а если так, то лишь бы он держался поблизости от Кей’лы, и тогда ему позволят жить.

Их прагматизм был близок к тому, какой она узнала и научилась ценить при жизни на пограничье.

По крайней мере, так она думала в первые дни совместного пути с вайхирами.

Она легко научилась их различать. Два Пальца был самым низким, зато самым широким в плечах, к тому же он единственный использовал оружие, напоминающее железные прутья, утыканные шипами. Его волосы были цвета темного меда, а глаза напоминали пожелтец, ее любимый цветок. Черный Белый носил в соответствии со своим именем только эти цвета, даже клинки его четырех сабель были подобраны парами, правая верхняя и левая нижняя контрастировали белизной со своими черными сестрами. Также он был величайшим ворчуном, совершенно игнорировал ее, а на Пледика поглядывал так, словно у него руки чесались. У последнего из вайхиров, Кубка Воды, были самые странные глаза, которые девочке только доводилось видеть: янтарные по краям и переходящие в темную зелень около зрачков. В схватке его ранили в обе нижние руки, и он теперь носил их забинтованными и на перевязи — и казался удивительно неловким, когда ему приходилось управляться только с одной парой рук. Однако он искренне смеялся, глядя, как они играют в «цапки» с Двумя Пальцами, помогал ей раскладывать постель — вернее, она помогала ему — и, похоже, ничего не имел против Пледика.

Этого ей хватило.

Их накормили кусочками чего-то, что выглядело и было на вкус как высушенное и приправленное травами мясо, а еще маленькими плоскими лепешками из темной муки, которые раз в несколько дней они пекли на жестянке. Откуда у них мясо и зерно в этой стране серо-стального неба и черных скал, где не росло ничего и не было ни дня, ни ночи, не падал дождь и не дул ветер, Кей’ла не знала и, сказать честно, немного боялась спросить. Дрова они довольно часто находили в пещерах, в трещинах в скалах, в дырах в земле. Один раз показали ей нечто, что походило на погреб, наполненный сломанными досками из странного белого дерева. Дерево горело синеватым пламенем, а дым, встающий над ним, вонял протухшими яйцами. Если дров не было, их диета состояла только из сушеного мяса.

Она не жаловалась. Они очистили ее раны и намазали их некоей бесцветной и пахнущей румянами мазью, а когда у нее начался такой жар, что она не могла даже идти, Два Пальца нес ее три дня на собственной спине. Дни. Так она называла циклы странствия и сна, которыми руководствовались вайхиры. Кроме того, они умели находить воду куда чище, чем получалось у Пледика, а потому у нее уже не болел хсивот. И чувствовала она себя в безопасности.

Много, много циклов странствия и сна, которые она привыкла называть днями.

Интерлюдия

Ветер снаружи пещеры выл, словно раненый зверь. Мрачные, пронзительные звуки могли бы, продлись они дольше, довести слабого духом человека до мысли о самоубийстве. Впрочем, порой именно так и происходило.

Мужчина, греющий ладони у маленького костерка, знал, что местные называют такой ветер «зовом висельника», потому что именно после таких вихрей в удаленных от людей хатах чаще всего и находили трупы с затянутыми на шее петлями. Говорили, что духи самоубийц присоединяются к легионам своих предшественников и несутся по миру, мрачно воя и призывая очередных отчаявшихся присоединиться к ним. При таких ветрах лучше было бы не проводить время наедине с собой, потому люди из окрестных сел шли в корчмы, навещали семьи и соседей, заглушали мрачный вой музыкой, пьяными криками или рассказами у огня.

Или же, подталкиваемые странной лютостью, находили себе другие занятия.

Мужчине, которые грел ладони у малого костерка, вой не мешал. Вообще. Ветер — это ветер, массы воздуха, текущие из одного места в другое. Такая себе… река без воды. Ничего опасного. Он не верил в истории о духах, что мечутся в хватке вихря и тоскуют по компании. Нет…

вера не имела с этим ничего общего. Он знал, что это никакие не духи.

Но нынче его знание не имело никакого значения. Он ждал. Просто ждал тех, кто все еще пытался найти в себе смелость.

Местные… Местные были немного похожи на живущих чуть дальше к востоку вессирцев: худощавые, темноволосые и светлоглазые, но говорили по-своему, языком, сложным для понимания и жестким, словно скрежещущие на зубах камни. Их язык не представлял для него проблемы, но он предпочитал, чтобы они не знали, насколько хорошо он им владеет. Люди выдают куда больше секретов, если полагают, что слушатель не имеет понятия, о чем они говорят. Потому в селе он пользовался хромым диалектом, мешая несбордийские и меекханские слова. Но он достаточно хорошо договаривался с местными, чтобы те поняли: он ищет Пещеру Спящих. Правда, одно упоминание о ней заставляло их молча отворачиваться и уходить.

Они не почитали никакого конкретного божества — в селе он нашел часовенку Близнецов и алтарики, посвященные Сетрену-Быку и Дресс, — но уважали жрецов, ворожеев и магов или, скорее, боялись их. А он ведь выглядел как один из этой банды: бородатый, с тяжелым дубовым посохом в руках, в длинных одеяниях, которые некогда могли быть рясой. Странствуя по горам, он убедился, что такая одежда обеспечивает больше спокойствия, чем кольчуга и топор за поясом. Убогого монаха-жреца не ограбишь, а к чему рисковать местью неизвестного бога, которому тот может служить?

И правда: только страх оберегал его от ножа, перерезающего глотку, или от палицы, разбивающей череп. По крайней мере, до нынешнего момента.

Он улыбнулся. Как низко мы пали. Как уподобились зверям, которыми кое-кто нас считал… и считает. Но, в конце концов, тут, на северо-западном крае континента, где Лохарры заглядывают в Авийское море, не билось сердце цивилизованного мира. Местные не были даже жуткими несбордийцами, купцами-пиратами, чьи длинные ладьи становятся вестниками неплохой торговли или смерти и огня. Тут, в позабытых даже Андай’ей долинах, жили недобитки народов, оттесненных с более плодородных земель светловолосыми пришлецами на узких кораблях.

Плория, Тембория и прочие острова Авийского моря не могли уже вместить воинственных мореходов, а потому те вот уже сотню лет колонизировали побережье, отбирая у местных землю, леса и пастбища. Всегда так было, и всегда так будет: лучше организованные и вооруженные, более голодные выживают из плодороднейших мест тех, кто слабее и не такой боевитый. В этом не было и не будет ничего странного, пока зайцы не научатся охотиться на волков.

Снаружи пещеры раздались шаги трех… нет, четырех людей. Они приблизились, стихли а потом начали отдаляться. Мужчина фыркнул. Он сделал все, чтобы облегчить им задание. В селе в долине расспрашивал об этой пещере, натыкаясь, как и ожидал, на стену молчания, потом вышел в горы среди белого дня, игнорируя мрачные взгляды и ладони, сжатые на топорищах и рукоятях. Не затирал следов, оставил за собой тропу обломанных веток и стоптанной травы, словно сопровождало его стадо коров. А теперь он разжег костер сразу у входа в пещеру, зная, что свет его будет виден за много сотен ярдов.

И ничего.

Местные, те, кто должен был найти в себе достаточно отваги — а может, ярости и гнева, — чтобы направиться за ним следом, никак не могли переломить страх. Эта пещера все еще оставалась для них табу, проклятой и запретной землей.

Если они не явятся сами, ему придется пойти к ним, дать одному по голове и затащить сюда лично.

Он встал, вынул из мешка наполненную тюленьим жиром лампадку и зажег ее от угасающего костра. Огонек квело танцевал на фитиле, гибкий и легкий, словно дыхание спящего младенца. Не слишком-то свет разгонял темноту, но это не имело значения, он был не нужен мужчине. Он зажег лампадку лишь для того, чтобы те, снаружи не сомнвались, что чужак идет внутрь пещеры, бесчестя величайшую их святыню.

Он затоптал остатки костра и двинулся в глубь горы, обходя кучи камней, которые некогда загораживали дорогу.

Ловушка. Хитрость. Все, что он делал последние дни, было именно этим. Ему не требовалось расспрашивать местных о дороге в пещеру, он и сам прекрасно ее знал. Память о ней была в его костях и мышцах, словно он родился и рос в этих местах и словно многие годы ходил в Пещеру Спящих с ежемесячной жертвой. Он получил это знание в подарок, но кроме этого — не получил ничего. Не знал, что застанет внутри, кто такие Спящие и чем они окажутся для него.

Оум, сраный ты кусок деревяшки, чтоб тебя мор побил!

Он услышал шорох у входа в пещеру. Ну наконец-то они решились отреагировать.

Коридор вгрызался во внутренности горы, но по мере того, как Альтсин шел, постепенно утрачивал естественный вид. Стены выглаживались, потолок поднимался, на полу появились первые каменные плиты. Отчего бы и нет? В конце концов, он подсознательно чего-то такого и ожидал.

Но все равно был пойман врасплох.

Потому что в конце коридора его не встретил подземный комплекс храмов или кладбище. Нет. Ничего настолько простого. Вместо этого огонек лампадки осветил небольшую дыру в скале, пустоту размером самое большее в тридцать футов — и примерно два десятка тел, лежащих на голом полу.

Мужчины, женщины, подростки, дети. Все с закрытыми глазами и с выражением необычайного спокойствия на лицах. Пещера Спящих. Он и сам бы не выдумал названия лучше.

И только через миг, когда дрожащее пламя перестало сбивать зрение, он заметил подробности. Коричневую кожу, запавшие глаза, сложенные на груди руки с пальцами, словно палочки, обтянутые пергаментом. Мумии. Двадцать мумий. Сколько же лет они тут «спали»? Сколько веков или тысячелетий? Пещера была сухой, холодной и многие века — закрытой. Лишь двести лет назад подземное сотрясение уничтожило блокирующую вход стену из умело выложенных камней и открыло тайну. Альтсин знал об этом, как знал и то, как сюда добраться. Из воспоминаний, которые он получил в дар.

Или которые оказались проклятием.

Ведь ему был известен ответ на вопрос, сколько лет «спящие» находятся здесь. Собственно, он мог назвать дату с точностью до нескольких месяцев.

Он поднял взгляд. Стену напротив входа украшал барельеф, изображающий разлапистое дерево. Вернее — Древо. Гигантское в сравнении с несколькими человеческими фигурами, вырезанными внизу для контраста, переданное в мельчайших подробностях, с каждой трещинкой на коре и каждым из тысяч листков, венчающих крону. Он не сомневался, что это не местные создали этот шедевр. Статуя Сетрена-Быка, находящаяся в поселении, напоминала коровью лепешку на четырех ногах. Когда бы не два рога, торчащие с одной стороны, оставалось бы неясным, где у него голова, а где зад.

Пещера Спящих под Древом. Так следовало называть это место, это всплыло из глубин его памяти вместе со знанием, сколько усилий некогда было приложено, чтобы уничтожить все такие места. Стереть с лица мира.

Он и сам отдавал приказы.

Нет. Он тряхнул головой. «Не я. Я — Альтсин Авендех. Вор, мошенник, странник. Тот, кто Объял кусочек души бога, вместо того чтобы самому уступить Объятию. Но сейчас его воспоминания стали моими, и я научился отделять их от собственных лишь так: если в тех больше, чем пять трупов за раз, — это наверняка не мои воспоминания».

Он ухмыльнулся, легко изогнув губы. Это неправда. Альтсин вот уже некоторое время не существовал. Не таким образом, как ранее. Объять душу Кулака Битв — не то же самое, что надеть шелковые одежды и притвориться дворянином. Он обладал воспоминаниями авендери Владыки Битв. Всеми воспоминаниями. Когда бы часть из них ни наведывалась к нему раньше, он наверняка сошел бы с ума сразу после того, как Объял душу бога. Потому что это меняло человека сильнее, чем любые собственные грехи. Альтсин отчасти оставался самим собой, но кем стала остальная его часть? Этого он не знал. Пока не знал.

Он подошел к Древу, осторожно ступая между лежащими мумиями. Средь корней барельефа вилась, вырезанная мелкими буковками, надпись. Он мог ее прочесть, потому что Кулак Битв некогда изучал этот язык.

«Мы были мечтой, сном, бредом. Веткой, отрезанной от ствола. Взгляни на нас, гость, и восплачь».

Он знал, кем они были. Если наполнить эти тела жизнью, кожа у них стала бы золотой, словно небо на восходе солнца, высокие скулы, узкие подбородки и миндалевидные глаза. Серые, как туманное утро. Но теперь смерть и мумификация в холодном, сухом воздухе сделали их схожими с…

Истина, которую открыл ему Оум, истина, которую он нашел в воспоминаниях Кулака Битв, истина, от которой он пытался сбежать, смотрела теперь на него высохшими глазами этих мумий.

Он сжал зубы. И кулаки.

Услышал за спиной шорох. У входа стоял один из местных, жилистый парень, вооруженный копьем с мерзко широким наконечником, а на лице его гуляла настолько же мерзкая усмешка.

— Ты не должен был приходить сюда, чужак, — прошептал он холодным голосом. — Это святое место. Место духов.

— Вижу. Это для них?

Альтсин указал на лежащие под барельефом ожерелья из разноцветных камешков, браслеты, ножи с костяными рукоятями, мелкие монетки, высохшие букетики цветов. Типичные подношения, складываемые в любой сельской часовенке.

— Это добрые духи. — Парень чуть склонил голову. — Они присматривают за нами.

— Ты прав. Они были добрыми. Не хотели ничего, кроме спокойствия. — Альтсин двинулся к селянину, проигнорировав шевельнувшееся оружие. — Но им не позволили его обрести. Даже после смерти. Другие искали места их упокоения и уничтожали одно за другим. Чтобы стереть малейший след от них. Чтобы их объяла полная, — он поднял лампадку и задул огонек, — тьма.

Испуганный местный охнул и ударил копьем перед собой, вслепую, но некая сила вырвала у него оружие из рук, а его самого бросила в стену. Парень почувствовал боль в груди, пылающую, резкую. И запах горелого мяса. Пытался крикнуть, чтобы позвать на помощь, и тогда чья-то ладонь передавила его горло, перехватывая крик.

— Ш-ш-ш. Ты не умрешь. Обещаю. Но будет больно. Поверь, будет ужасно больно.

Страдание разлилось в теле мужчины неудержимой волной, словно кто-то наполнил его вены жидким свинцом. Прежде чем его поглотила милосердная тьма, он еще услышал:

— Заботьтесь о них. Уважайте. И плачьте время от времени над тем, что сделано.

Глава 6

В тишине, что установилась после фразы императора, Гентреллу-кан-Овару, Третьей Крысе Империи, казалось, что все слышат, как в голове его возникает огромная дыра, засасывающая внутрь себя вещи, в истинности которых он, казалось, был уверен. Кей’ла Калевенх жива? Та самая Кей’ла, в честь которой племена Фургонщиков строили огромный курган? Дочка Анд’эверса? Ее смерть Крыса считал подтвержденной. Если она жива…

Шестеренки его разума — то есть того, что некоторые считали сильнейшим его оружием, — начали вставать на свои места.

Тот, кто получит ее в руки, обретет влияние и на самого Анд’эверса. Нет, не так. Кей’ла для верданно — это Избранная Лааль Сероволосой. Той самой Лааль, ради которой они сотни лет отказывались садиться на лошадей. Если Кей’ла Калевенх встанет теперь перед ними, то тот, кто сделает ее своей марионеткой, получит возможность направить Фургонщиков куда пожелает. Даже в союз с Йавениром, снова против меекханцев.

«Мы или никто», — решил он.

Этот ребенок слишком важен, чтобы позволить ему свободно ходить по миру. Если не удастся ее контролировать… Он мысленно сверил список самых умелых дружин убийц, которые были у него на востоке. Восемь, может десять. Три в поле, два отдыхают и лечат раны, по крайней мере одна готовится к делу против Гончих. Отозвать. Они будут готовы в любой момент.

Все это продлилось два или три удара сердца. Когда же он поднял взгляд, встретился с двумя внимательными, взвешивающими парами глаз. В глубине одной плясала улыбкой.

— Именно это меня всегда в нем и удивляло, графиня. Он принял факты и принял решение о том, что следует поймать или убить эту девочку, за время куда короче, чем большинству людей понадобилось бы, чтобы спросить с глупым выражением: «Но как же так?»

Улыбка императора исчезла.

— Она должна остаться в живых. Это не обсуждается. Если Первая Крыса не ошибается, Кей’ла может оказаться важнейшей персоной этого столетия. Впрочем, Люво должен уже быть здесь…

Двери беззвучно раскрылись, и лакей объявил:

— Граф Люво-асв-Нодарес, глава внутренней разведки.

Оба, и Сука, и Первая Крыса, носили графские титулы, что серьезно упрощало им связи в иерархическом мире меекханской аристократии. Оба титула принадлежали старым, но малоизвестным родам, доживающим где-то на окраинах Империи, и даже если кто и помнил, что Люво-асв-Нодарес родился сыном мелкого купца, то сотня аутентично выглядящих пергаментов доказала бы, что память ошибается. Гентрелл также мог спроворить себе подобные документы, однако роль Третьего не требовала таких больших жертв. Он предпочитал носить свой настоящий дворянский титул, хотя уже долгие годы не светил никому в глаза монограммами на манжетах.

Первая Крыса вошел в зал быстрыми, мелкими шажками. Одет он был в черное, причем в наряд приталеный, что дополнительно подчеркивал его худую фигуру. Гладко выбритый, с мохнатыми бровями, будто кустики травы под зачесанными назад волосами, и с острым носом, на котором торчали два стеклышка, из-за чего глаза его казались большими черными шариками, он напоминал настоящую крысу.

Чувство юмора Люво-асв-Нодареса уходило корнями в регионы, недоступные для разума простого смертного.

— Ваше величество. — Но первый поклон был направлен чуть влево от императора. — Графиня, как всегда, прекрасна. — Второй поклон миновал Эвсевению справа. — Гентрелл, мальчик мой. — Ему должно было хватить приятельственного кивка. — Сколько лет, сколько зим.

Собственно, они разговаривали лицом к лицу пару месяцев назад, когда Первый обсуждал с ним возможную кампанию против Понкее-Лаа, но Гентрелл знал, что эта рассеянность — всего лишь элемент игры в отношении Суки.

Он отметил также, что шеф Крыс не слишком удивился при виде пола, покрытого Безумием Эмбрела. Знал об этом — или же полагал несущественной деталью? Но не это было важнее всего. Император упомянул об асв-Нодаресе — и через несколько минут тот стоял в дверях. Было ли так запланировано? К тому же это утверждение: мол, если Первый не ошибается? В чем?

— Люво, сними это с лица. Выглядишь глуповато.

— Правда, ваше величество? — Стеклышки были завернуты в платок и исчезли за пазухой Крысы. — Должны исправлять зрение старикам. Такая простая научная штуковина вместо дорогого лечения магией, которое не всегда срабатывает и у которого могут оказаться непредсказуемые последствия, — к тому же на нее не у многих хватит денег. Удивительно, что другие стекла помогают тем, кто плохо видит вдаль.

Восхищение наукой, инженерными проблемами и механическими игрушками было одной из немногих слабостей Первой Крысы. Если можно говорить о слабости того, кто, глядя на работу рычага на стройке, конструирует беззвучный механизм натяжения арбалета, который и ребенок может взвести одной рукой. Дружины убийц Крысиной Норы называли это улучшение люварком.

Эвсевения глядела на Первого с тем особым выражением лица, с которым смотрят на мужчин, что надоедают всем на приемах рассказами о своих успехах в постельных делах. Гентрелл не дал себя обмануть. Она настолько же выражала неприязнь, насколько Люво-асв-Нодарес был рассеян. Оба они так сильно пытались скрыть свои истинные лица, что, если бы увидели себя в зеркале без маски, небось содрогнулись бы от ужаса.

Однако император слегка заинтересовался. А может, просто хорошо знал, что Первый ничего не делает без причины.

— Интересная игрушка. Практичная?

— Цех шлифовальщиков немало преуспел в производстве этих стеклышек. И хотя продает их довольно дорого, интерес к ним велик. Даже среднесостоятельный ремесленник немало заплатит, чтобы иметь возможность видеть и продолжать работать… — Начальник Норы сделал паузу.

Креган-бер-Арленс взглянул на нечто выпирающее из-за пояса Крысы.

— Новый налог?

Нет ничего лучше, чем найти вещь, которая станет настолько необходимой для людей, что они вскоре не сумеют без нее обойтись.

— Небольшой. Может, десятая доля цены для начала. На шлифовальщиков. И, может, не сразу, а только через несколько лет, когда цех втянется в производство этих стеклышек, а люди захотят покупать их больше. Я рекомендую эту информацию вниманию вашего величества.

Император небрежно кивнул, а Гентрелл мог без труда представить себе большую книгу в его голове, в которой появилась соответствующая заметка с примечанием: «важно — через пять лет». Сукин сын ничего не забывал.

— Вернемся же к нашим делам. — Император сел на стуле свободней, положил ногу на ногу. — Кей’ла Калевенх, граф. Что мы о ней знаем?

— Ну да, Кей’ла. Младшая в семье. Дочка Анд’эверса Калевенха, кузнеца из Лифрева. Это такой небольшой городок в двадцати милях от Амерты, от тысячи пятисот до двух тысяч душ, зависит от того, сколько пастухов и членов свободных чаарданов остается там зимовать. К югу от городка находится Урочище, небольшое, без названия, преимущественно неактивное и…

— Ближе к делу, — нетерпеливо оборвала его на полуслове Эвсевения. — Нам нет нужды знать, какую скотину разводят в тех краях.

— Сахрийских длиннорогих и низинных из Ольве. Обе породы хорошо переносят тяжелые зимы и могут долго протянуть даже на дурном корме, хотя и не дают столько молока, как северная бурая скотина, или столько мяса, как асуверы. Асуверские быки весят по три тысячи фунтов. Но восточная скотина любит странствия, а потому идеально подходит для выпаса в Степях. Впрочем, сахрийские перешли к нам как раз от кочевников. — Люво-асв-Нодарес выдержал яростный взгляд Суки с таким выражением лица, словно она сама попросила его об этой лекции. — А утверждение руководительницы Псарни, что она может чего-то и не знать, пробуждает мое серьезное опасение. Гончая, которая потеряла интерес к тому, чтобы искать следы, должна прекратить ходить на охоту.

Воцарилась тишина, даже император задержал дыхание.

— Всякая вещь, о которой я говорил или стану говорить, имеет значение, — продолжил Первая Крыса, словно ничего не случилось. — Каждую нужно запомнить и проанализировать. Мы должны знать, что случилось при Лассе на поле битвы между Фургонщиками и се-кохландийцами, а это требует полного понимания ситуации.

Куда-то пропал смешной худой человечек с идиотскими стекляшками на носу. Появился командующий внутренней разведки, шеф организации Империи, пробуждающей серьезнейший страх и уважение.

— Кей’ла Калевенх родилась около десяти лет назад, точная дата нам неизвестна, Фургонщики не признают Баэльта’Матран, наши жрецы Лааль Сероволосой считают верданно отщепенцами из-за этой их одержимости лошадьми, а потому рождение ее не было отмечено ни в одной из храмовых книг. Об отце мы тоже знаем немного. Хороший кузнец, один из лучших в тех местах, имел прекрасные контакты с армией и Ласкольником. Четверть века назад он был Эн’лейдом одного из самых больших караванов во время Кровавого Марша, когда Фургонщики убегали со своей земли, уничтожаемые се-кохландийцами. Эн’лейд, или же Око Змеи, означает командира во время военного марша. В нашей армии было бы звание как минимум старшего полковника, хотя в этом случае — скорее, полного генерала. О матери мы не знаем почти ничего, хотя и подозреваем, что именно с ее стороны Кей’ла унаследовала талант.

Гентрелл уголком глаза заметил, как император согласно кивает. Эта информация не была для него новостью. Эвсевения только смотрела. Так спокойно, словно наблюдала за тестом, растущим в квашне. Первая Крыса продолжал:

— Я о магическом таланте, несомненно. Мы не знаем, оказалась ли она умелой во владении аспектами или же, скорее, в какой-то разновидности племенной магии, но многое указывает на то, что раньше или позже ее талант расцвел бы и оказался замеченным. Однако она воспитывалась не в одном из лагерей Фургонщиков, где кто-то из чародеев мог бы быстро обратить на нее внимание, она родилась и росла в небольшом городке, в котором есть лишь один маг. А Пансе Вейльхорн не узнал бы талантливого ребенка, даже если бы вокруг того принялись летать свиньи. Это всего лишь обычный сельский чародей. Кроме того, — одновременно с поднятым пальцем Крыса вздернул брови, — во-первых, такие вещи случаются преимущественно в период созревания, а потому Кей’ла была слишком молода, чтобы выдать себя чем-то существенным. Во-вторых же, Урочище подле города и само по себе мутит аспекты: слегка, но этого достаточно, чтобы скрыть присутствие девочки.

Люво-асв-Нодарес послал Суке широкую улыбку.

— Я не даю несущественной информации, графиня. Естественно, все это только спекуляции, но многое указывает на то, что на се-кохландийских крюках, на поле кровавой битвы, в сопровождении племенных духов сахрендеев и сотен, а после и тысяч душ, насильно вырванных из тел, повис ребенок, способный тянуться за Силой. Как я уже сказал, ее талант не был замечен ранее, но это совершенно не имеет значения. Все мы знаем, что временами талант к магии пробуждается слишком резко, мгновенно, часто во время неких интенсивных переживаний. Духи пришли к ней, заинтересованные и разгневанные — или ищущие нового тела. А она, подходя все ближе к смерти, стала открываться. Наверняка видела нечто, что посчитала бредом, началом безумия, может, даже пыталась с этими духами разговаривать… Не знаю. Однако знаю другое: весь процесс был прерван отрядом Горной Стражи под командованием лейтенанта Кеннета-лив-Даравита из Шестой роты Шестого полка из Белендена. Одной из тех, которые по просьбе Восточной дивизии отослали в Олекады с целью поддержать тамошние отряды.

Эвсевения прищурилась.

— Та самая рота, что проводила верданно через горы?

— Естественно, нет. Фургонщики-верданно взбунтовались и сами нашли проход, а наша рота в нескольких десятков солдат не имела ни шанса их остановить.

Последние две фразы были произнесены настолько снисходительным тоном, что ими удалось бы унизить половину жителей среднего размера городка. Но Первая среди имперских Гончих не дала себя спровоцировать.

— Значит, это именно они. Те самые, которые передали в руки Крыс… станем и дальше называть ее Лайвой-сон-Барен, близнеца таинственной невольницы, благодаря которой Йавенир восстановил силы и сумел вести войска против Фургонщиков. А мы не можем допросить эту женщину.

Гентрелл почти улыбнулся. Сука никогда не отступала. Никогда.

Люво кивнул:

— Верно. Ту самую персону, связанную каким-то образом с парнем, который, согласно признаниям стражей, обладал умением проходить между нашим миром и Мраком. Как, впрочем, и группки странных убийц, ответственных за смерти в Олекадах. Это мы тоже знаем со слов лейтенанта Шестой роты и его людей и считаем эту информацию вместе с данными, полученными от фальшивой графини и нескольких других персон, исключительно вероятной. Увы, руководство Горной Стражи отказало в допросе этих солдат на постоянной основе. А приказы его величества относительно армии были совершенно ясны.

— И таковыми останутся. Эта рота достаточно прославлена, а вы не станете делать ничего, что может ослабить лояльность солдат. Особенно вессирцев. И, между нами, дорогая графиня, — император энергично встал со стула, и, хотя не принадлежал к высоким мужчинам, в комнате вдруг сделалось исключительно тесно, — вам не бросается в глаза некоторая закономерность? Происходящие из другого места Всевещности убийцы из Олекадов, которых нечто соединяло с загадочной графиней, чья сестра-близнец лечила самого Йавенира. Таинственный парень, который может открывать проход во Мрак, также связанный с этой Лайвой, о котором мы знаем только то, что он сражался и убивал убийц с гор. И который близок с Кей’лой Калевенх, хотя, милостью Великой Госпожи клянусь, мы понятия не имеем, каким образом он сумел с ней связаться.

Люво кашлянул.

— Ваше величество позволит? Онелия Умбра. Такое имя назвала фальшивая графиня как собственное… так вот, Онелия Умбра рассказала нам, что этот мальчик — ее брат. Не родной, а сводный, у них один отец. Оба они принадлежат к одному везуре’х, это название, полагаю, описывает род или большее сообщество, из которого они происходят. Он должен был оставаться ее охранником и защитником. Каналоо, такое название она использовала, и если мы верно понимаем отношения между ними, то связь, которая соединяет ее с парнем, должна оказаться сильнее смерти. Но, во-первых, она бросила его несколько лет назад, прежде чем он закончил тренинг — или, скорее, дрессуру, — а во-вторых, она пыталась его убить.

— Это должно было разорвать любую связь.

— Вероятно, господин. Мы допускаем, хотя это лишь домыслы, что Кей’ла встретила его раненого в горах и по каким-то непонятным причинам присматривала за ним.

Непонятным? Гентрелл едва сдержался, чтобы не закатить глаза. Порой в этой работе забываешь, что мир — это не только заговоры каналий, одержимых жаждой власти и денег. Не одна только ложь, двойные агенты, ножи в спину и яд в каждом бокале. Живут в нем еще и люди, которые берут домой раненых птиц — не чтобы их съесть, а чтобы вылечить им крылья.

Император тоже смотрел на Люво-асв-Нодареса, словно не понимал, не издевается ли тот над ним. Наконец махнул рукой и развернулся к Эвсевении.

— Видите, госпожа графиня: если пойдем этим следом, то попадем прямиком в узел, от которого расходятся новые следы. А от них — еще новые. Пока не получим вот это.

Нарисовал в воздухе несколько линий.

— Паутину. Сеть связей. Убийцы с гор, фальшивая графиня, мальчишка, умеющий убивать голыми руками, таинственная невольница Йавенира. И все они располагают умениями, которые заставляют нервничать лучших из наших магов. Проходят сквозь Мрак, меняют людям память, возвращают жизнь полумертвым старикам. А посредине этой паутины, между Олекадами и Великими степями, разыгрывается битва, во время которой один ребенок едва не становится ана’богом. Для того мы, чтоб его, и вводили Великий Кодекс, для того и запрещали использование любой магии, кроме аспектированной, чтобы минимизировать риски таких событий. По крайней мере, вблизи наших границ. Кроме того, бессмертные тоже следят, чтобы такого не случалось, поскольку невозможно жить в мире, где каждое мгновение появляется новое божество.

Третья Крыса Империи уже прекрасно понимал, отчего встреча происходит в этом замке. Толстые внешние стены, в которых точно не скрыты тайные переходы и укромные местечки для подслушивания, стражники и слуги, подобранные среди наиболее доверенных… Во всем Меекхане было, возможно, не больше пары дюжин людей, которые знали или догадывались, что Великий Кодекс оберегает не только от хаоса, связанного с неаспектированной магией, демонами и одержимостью, но также и от постоянного появления новых полубожественных сущностей. Гентрелл сам узнал об этом только пять лет назад, когда началась вся эта история с Глеввен-Он. Он все еще помнил первую мысль, которая проклюнулась тогда в его голове. «Для богов Великий Кодекс настолько же полезен, как и для людей. Благодаря ему бессмертные не должны каждую минуту сражаться с новыми претендентами на их троны».

Люво откашлялся.

— Со всем уважением, ваше величество. Онелия Умбра утверждает, что действия убийц с гор не имели ничего общего с верданно и битвой над Лассой. Дело там было лишь в том, чтобы достать ее и прочих беглецов.

— А ты бы ей поверил?

— Мы допрашивали ее месяц. Благодаря ее указаниям найдены и схвачены восемь человек из тех, на кого охотились убийцы из Олекадов и кто сумел выжить. Пока что. Все они подтвердили ее рассказ. Это беглецы из места, которое, скорее всего, находится за Мраком. Чтобы сюда добраться, они использовали отвратительную магию, в результате чего погибло немало наших людей. Позже они пытались скрыться в Олекадах. Разойтись и исчезнуть. Но этого оказалось недостаточно. Кто-то приказал выследить их и перебить…

— Я ознакомился с докладами, — прервал император Первого нетерпеливым жестом, а Гентрелл почувствовал себя голодной крысой, у которой прямо из-под носа убрали большой кусок сочной ветчины. Информация. Секреты. Знание. Он невольно облизнулся. Проклятие, зачем его сюда пригласили? Чтобы пытать?

— Мы отклонились от темы, Люво. Кей’ла Калевенх скорее всего выжила. На золе сожженной повозки не нашли никаких останков — ни ее, ни того парня, с которым она была. А искали — хотя бы для реликвий. Напоминаю, что парень смог перебросить за границу Мрака половину роты пехоты. Мне кажется, он забрал девочку именно туда.

— Соглашусь, господин. Я даже приказал провести соответствующий эксперимент. В фургон, груженный древесиной и сосудами с маслом, мы положили двоих детей и подожгли. В пепле остались кости. Удалось даже идентифицировать, какие принадлежали девочке…

Люво-асв-Нодарес замолчал под тяжестью трех взглядов.

— Ох, милость Госпожи! Это были мертвые дети каких-то бедняков. У нас доступ к городским мертвецким, куда попадают трупы, которые после хоронят за счет государства. Неважно. Полагая, что Кей’ла и ее опекун попали в Мрак, мы предприняли действия, чтобы достать их оттуда.

Гентрелл кашлянул.

— Даже если они туда попали, прошло немало времени. Я читал доклады о путешествии Шестой роты. Отсутствие укрытий, труднодоступная вода и никакой еды.

— Госпожа Умбра уверена, что каналоо сумеет справиться во Мраке. Уверяет нас, что для того-то он и был создан. Возможно, он не смог бы отыскать воды и еды для нескольких десятков людей, но для двоих, полагаю, справился бы. Ее… родичи знают Мрак лучше нашего. Часто заходят туда. Онелия уверяла, что это не настолько мертвый мир, как можно подумать, основываясь на рапорте солдат. Шестая просто попала на территории, уничтоженные большим катаклизмом. Если Кей’ла не столкнулась ни с чем дурным, есть шанс, что она выживет.

Эвсевения сделала движение, словно хотела подойти к Первой Крысе и сильно его встряхнуть. Остановилась, однако, на полушаге и спросила равнодушным голосом:

— Действия? Какие же действия вы предприняли?

Люво взглянул на Суку с такой усмешкой, что Гентрелл понял: то, что он сейчас скажет, крепко ему не понравится.

— Онелия Умбра была послана с дружиной Норы на встречу с Шестой ротой. Да, той самой, о которой мы говорили, — послана, чтобы отправиться вместе с солдатами во Мрак. Утверждает, что смогла бы дотронуться до места, которое называет савхорен. Туда-то она и пыталась проникнуть при нападении на замок графа. Только она может активировать переход, а потому необходима в этой миссии, а люди лейтенанта лив-Даравита единственные что-то знают о Мраке: странствовали сквозь него, а кроме того, приятель нашей потери их знает и, кажется, доверяет им.

Она не оправдала ожидания Крысы. Не закричала, не выплюнула проклятия, не начала рвать волосы на голове. Конечно, на самом деле никто такого от нее не ожидал, она не стала бы первой на Псарне, если бы имела склонность к истерии и чрезмерной эмоциональности. Но могла хотя бы скривиться.

Вместо этого она только кивнула и произнесла:

— Понимаю.

Улыбка Крысы погасла. Если хотя бы часть сплетен о Суке была истинной, она ему отплатит. Если не сегодня, то через пять лет. Или через десять. Приказы императора будут выполнены, война между разведками погаснет и будет только тлеть, как все последние годы, но Эвсевения Вамлесх не забудет, что шеф Норы не только не допустил ее к величайшей своей добыче, но и легкомысленно отослал ту за край мира.

— Мне не нужно говорить, что руководство Горной Стражи приняло нашу просьбу о передаче тех людей под наше командование, пусть и временно, без энтузиазма. — Люво подошел к барельефу и встал на его краю. — Шестую роту чуть раньше выслали в место, куда Стража обычно не заходит. Вот сюда примерно.

Шпион присел и коснулся пальцем одного из перевалов на Большом хребте.

— К счастью, императорские приказы были ясными. Последний рапорт от наших людей, который я получил пару дней назад, говорил, что они отыскали солдат и скоро установят с ними контакт. Наверняка они уже на обратном пути.

Император встал над Первой Крысой и взглянул на барельеф, словно и правда мог на неровной, запыленной поверхности увидеть маленькие человеческие фигурки.

— Ты уверен? Это же вессирцы.

Глава 7

Ветер подхватил вихрь белых дробинок, закрутил и бросил им в лицо, секущие, словно горизонтально падающий град. После чего вихрь вдруг утих. Кеннет шире раскрыл прищуренные несколько часов глаза и похлопал Малаве по плечу. Солдат коротко свистнул и натянул вожжи. Сани остановились.

Трое других из числа их безумной экспедиции встали сразу позади, скрипнув полозьями и подняв тучи замороженного снега. Псы моментально легли, дыша так, что языки их почти примерзли ко льду. Псов они не щадили. За половину дня преодолели пятьдесят миль. Пятьдесят миль на север, туда, где в эту пору года должен бы шуметь Ледовитый океан. Пятьдесят миль в поисках ответа на вопрос, отчего весна все еще не пришла на земли к северу от Большого хребта и что это может значить для людей, обитающих к югу от него.

Приказы, подтвержденные письмом командира Шестого полка, были ясны. Они должны прервать «контроль» за Свистулькой Дресс и отправиться назад на восток как официальный эскорт девицы Онелии Умбры, которая упрямо просила называть себя Нел, и ее прихлебал из Крысиной Норы. Назад в Олекады, откуда они едва только возвратились. Будто они были каким-то проклятущим маятником, который летает туда-назад по всей Империи. Очередные два месяца пути, а в конце наверняка окажется, что все странствие предпринято слишком поздно и бессмысленно, а они только обдерут себе до крови стопы и вытопчут несколько новых путей на лице гор.

Когда он в экономно выцеженных словах выразил свои сомнения, услышал только, что приказы идут из самой столицы, а потому не стоит подвергать их сомнению, да и внутренняя разведка позаботится изрядно сократить им путь. Ближайший магический телепорт ждет их в тридцати милях от места постоя, а колдуны уже разогреваются, чтобы наложить соответствующее заклинание.

Кеннет знал, что маг обычно телепортировался сам, переносил вести или мешочек драгоценностей, когда был необходим быстрый трансфер наличности. Чем большую тяжесть необходимо доставить, тем сильнее сокращалось расстояние, на которое удавалось создать магический переход. За всю свою жизнь он не слышал, чтобы таким образом перебросили несколько десятков людей на тысячу миль. Но Олаг-хес-Бренд, Крыса третьего класса, который, кажется, считался командиром всей этой идиотской экспедиции, утверждал, что Кеннет всего лишь лейтенант из забытого богами и людьми края Империи, который командует стаей бандитов, изображающих солдат, а потому наверняка на небе и земле есть масса вещей, о которых лив-Даравит просто не знает. А потому — должен мигом собираться, потому что хватит уже терять время.

Если кто-то полагал, что рассердить вессирских горцев — хороший способ найти приключение на свою задницу, то он наверняка был прав, а дружина чернобородого Крысы стала бы не первой группой, которая расшибла себе голову о Горную Стражу. Кеннет вежливо — действительно вежливо — напомнил, что Олаг-хес-Бренд мог установить с ними контакт и раньше, вместо того чтобы играть в дурацкие подкрадывания, словно клиент борделя с больным хреном. Что когда бы не предусмотрительность и самоконтроль его бандитов, то на перевале уже наверняка лежало бы с десяток трупов, к тому же Стража должна заботиться прежде всего о безопасности обитателей гор, а сразу за перевалом в этот момент кочует самая большая армия ахеров, какую ему только приходилось видеть. Это не слишком-то хорошие новости для селений за Большим хребтом. Для Нового Ревендата и других провинций — тоже, поскольку ахеры — это племена, которые до сих пор не воевали с людьми. А ему очень хочется сохранять уверенность, что это не изменится. И если Крыса потерял половину дня на глупые развлечения, значит, поход на восток не настолько необходим, а потому они потеряют и вторую половину этого дня, чтобы разобраться, в чем тут дело.

Не прошло и часа, и лейтенант сильно пожалел о своем упрямстве.

Кеннет отряхнул меховые штаны и куртку от снега и потянулся к поясу с мечом. Они взяли с собой только то, что необходимо. Еду для людей и собак, оружие и панцири, палатки, мешки с запасной одеждой. Но во время пути все это ехало на санях. Если, несясь по ледяным пустошам на собачьей упряжке, наденешь на стеганку не толстую меховую куртку с капюшоном, а кольчугу, весящую добрых тридцать фунтов, то железо высосет из тебя все тепло. Как и стальной шлем, даже если под ним будет стеганый чепец. Андай’я с радостью принимала в ледяные объятия всех, кто оказывался слишком глуп, чтобы считать ее истинной властительницей Севера.

И все же кто-то бросил Владычице Льда вызов в самом сердце ее царства. В результате этой схватки племена ахеров, обитающие на краю мира, оказались перед выбором: перебраться за Большой хребет, на территории своих воинственных кузенов, и сражаться рядом с ними против людей — или вымереть от голода.

У Борехеда было странное выражение лица, когда он об этом рассказывал.

Потому что именно этот проклятущий шаман оказался непосредственной причиной того, что Шестая рота и сопровождавшая ее дружина Крыс оказались здесь, в пятидесяти милях за Большим хребтом. В тот миг, когда Прутик сообщил, кто приближается, Кеннет понял, что все приказы Норы или командования утратили значение. Лейтенант видел, как этот сукин сын с большими зубами прикончил одержимого демонами колдуна, а такое сделать мог бы только некто со способностями боевого мага. Если Борехед хочет «поговорить» — им придется выслушать, а если хочет «кое-что показать» — придется выполнить его просьбу.

Или сражаться с боги знают сколькими ахерскими воинами, поддержанными самым сильным шаманом в этой части гор.

Он осмотрелся, застегивая пояс с мечом. На первых четырех санях приехало девять человек и сам Борехед. Ярдах в двадцати позади остановились еще две дюжины саней с остальной ротой и дружиной Крыс. Все же ему пришлось — безо всякой охоты — признать, что их командир, Олаг-хес-Бренд, быстро просчитывал варианты и что наверняка имя шамана было ему известно, поскольку он не возражал, когда Борехед озвучивал свое предложение.

Они поедут с ним проверить, кто же так разозлил Владычицу Льда, что она использовала всю свою силу, чтобы придавить пришельца. А гнев ее проявился отбирающими дыхание морозами и ветрами, что дули непрерывно последние два месяца. Ледяной покров, сковывавший океан, не растаял, как это бывало каждый год, воды не наполнились креветками, рыбы — а за ними пингвины, тюлени, касатки и киты — не приплыли, чтобы тут пастись. Племена ахеров, вот уже тысячелетия зависимые от естественного цикла, в котором побережья пульсировали жизнью, оказались на краю голодной смерти. Запасы с прошлой осени были исчерпаны, охотники, отправлявшиеся на десятки миль вглубь ледяных полей в поисках тюленей и моржей, встречали только таких же, как они, изголодавшихся белых медведей, и даже если в схватке удача оставалась на стороне ахеров, животные оказывались настолько худыми, что толку от их туш было немного. Большинство племен съели уже почти всех собак, а деды и бабки все чаще выходили ночью из ледовых домов и исчезали в метели, чтобы молодым осталось больше пищи.

Но жертвы Владычице Льда не помогали. Ахеры никогда не были ее верными почитателями, предпочитали своих духов-опекунов и мудрость шаманов, хотя и относились к Андай’е с надлежащим уважением. Но она теперь вела себя так, словно хотела заморозить до смерти все свое царство.

Наконец отчаянье подтолкнуло северные племена к пути на единственный перевал, через который они могли перейти Большой хребет. Обменялись посланцами с обитающими по ту сторону кузенами, которые — хотя порой и торговали с обитателями северной части гор — не слишком-то спешили на помощь. Остатки земель, которые еще не отобрали у них люди, едва могли прокормить отдельные племена ахеров. Охота, выращивание овса на каменистых пятачках, разведение коз и грабительские походы не могли дать достаточное количество еды, чтобы насытить тысячи новых ртов, которые к тому же не могли принести пользы. Особенно учитывая, что пришельцы знать не знали слова «война». Обитая на краю света, где каждый день был борьбой за выживание, они научились, что лишь в сотрудничестве и единстве — сила, а насилие приводит к быстрой смерти. Вожди таких племен, как Красные Пояса, издевались: к чему им охотники, которые не умеют охотиться на двуногого зверя?

И тогда появился он. Борехед. Прошелся от одного вождя к другому, а когда выходил из их шатров, шалашей или пещер, насмешки и смешки стихали. Потом он открыл проход тропой духов прямо к разросшемуся сверх всякой меры лагерю у подножья гор, послушал плач внутри ледяных домов, взглянул на худых детей и еще более высушенных собак и сказал:

— В пятидесяти милях отсюда находится то, что так взбесило Владычицу Льда. Я должен увидеть, что это. Мне нужна сотня воинов с собачьими запряжками.

Союзники отказали ему — возможно, впервые в жизни. Не в воинах и собачьих упряжках, но в том, чтобы отправиться в сторону места, навлекшего на себя ярость Владычицы Льда. Знали о нем, о туче, что навалилась на лед и которую не в силах были развеять сильнейшие из ветров. Несколько племен проходило так близко от нее, что сны их шаманов наполнились видениями, от которых часть из них сошли с ума.

Борехед не рассердился и не стал грозиться. Ему хватило и того, что он увидел в глазах одного из тех обезумевших колдунов. Осколок битвы, которую вела Андай’я с пришельцем, почти вырвала несчастному душу из тела.

Однако Борехеду были нужны те, кто оказался бы достаточно безумен, чтобы отправиться с ним, поскольку одинокое странствие стало бы самоубийством.

И тогда он узнал, что на перевале вот уже долгое время стоит лагерем группка людей. Это не была армия, разведчики утверждали, что их столько, сколько шесть раз пальцев на руках и еще трое. Обитали они в палатках, прячась в них во время метелей, словно песцы в выкопанных в снегу норах. У них было много острого железа, а командовал ими мужчина с волосами и бородой, словно свежезасохшая кровь.

Разведчики, кажется, так и не поняли, отчего старый шаман засмеялся, услышав эти вести. Коротким, лишенным радости смешком. А потом, несмотря на предупреждения и советы, в одиночку отправился на перевал.

Кеннет перехватил его в нескольких десятках шагов за лагерем. Борехед выглядел так, словно со времени их последней встречи, когда шаман уплывал по озеру в кожаной лодке, а лейтенант раздумывал, поблагодарить его за помощь или приказать застрелить, постарел лет на двадцать. Глаза его провалились еще сильнее на исчерканном морщинами лице, челюсти же выдвинулись вперед, нижние клыки пожелтели, а один явно со щербиной. Кожа колдуна была натянута и нездорово блестела, зато на лбу появилась новая татуировка, изображавшая многоглазое чудовище, пожирающее маленькую человекообразную фигурку.

Лейтенант предпочел не спрашивать, какие события в жизни Борехеда изображает этот рисунок.

Они обменялись приветствиями, завязали Узел Воды, на что Кеннет мысленно и рассчитывал, и только тогда в глазах шамана блеснула тень усмешки.

— Третий раз встречаю тебя, Красноволосый, и третий раз духи говорят мне, что я не должен тебя убивать. Может, пора бы мне поменять духов?

Кеннет кисло улыбнулся.

— Третий раз встречаю тебя, Мясник, и третий раз говорю своим людям, чтобы те не стреляли. Может, пора бы им поменять себе командира?

Шаман кивнул.

— У тебя все еще острый язык, лейтенант. Но я не хочу трепать собственным. У меня есть предложение. Ты выслушаешь меня и примешь его — или выслушаешь меня, и мы станем сражаться. Но я полагаю, что ты его примешь.

— Отчего же?

— Потому что и для тебя, и для меня важно, чтобы этот лагерь, — Борехед указал за спину, — исчез. Я ведь прав?

Он был прав. И в этом заключалась главная причина, по которой они сюда попали. Миссия Норы могла подождать день-другой: самое большее, колдуны Норы поглубже погрузятся в свои аспекты, но Кеннет не мог вот так просто отвернуться и уйти, даже если бы Борехед не угрожал ему схваткой. Он был офицером Горной Стражи, присягал прежде всего защищать жителей гор, а если бы эта орда перешла перевал и навалилась на южные племена, война была бы неминуемой. Естественно, Империя выиграла бы ее, и даже, возможно, в хрониках о ней не сказали бы ни слова, кроме сухого упоминания о «непокое» на северной границе. Но этой непокой означал бы для вессирских горцев сожженные дома, похищенные стада, кровь, пожары и смерть.

Он тяжело вздохнул.

— Чего ты хочешь? — спросил лейтенант.

— Вы поедете со мной на север. Примерно в пятидесяти милях отсюда есть место, которое я хотел бы проверить. Они, — снова кивок в сторону лагеря, бессильный кивок, — слишком боятся. А я не отправлюсь туда сам.

— Потому что слишком боишься?

Провоцировать ахерского шамана, у которого за спиной боги знают сколько тысяч воинов, не было умно, но лейтенант просто не мог сдержаться. Для одного дня ему уже хватило людей, которые говорили ему, что он должен сделать.

Борехед, однако, его удивил, потому что только кивнул и пробормотал:

— Да. Я слишком боюсь. Я отослал туда дюжину своих духов. Не вернулся ни один.

Лейтенант кисло скривился. Это объясняло вид шамана.

— Ну, ты напугал и меня. Если я соглашусь, хочу оставить тут половину людей.

— Нет. Возьмешь всех. Даже тех новых, которые воняют крысиными какашками.

— Почему?

— Не знаю, что там, а потому половины может и не хватить. Кроме того, я не хочу, чтобы кто-то отправился на юг и сообщил остальной Страже.

— Откуда знаешь, что я этого еще не сделал?

— Потому что до сих пор я не слышал об армии, что марширует на перевал.

Он был прав. Местность эта в одинаковой мере принадлежала как Горной Страже, так и ахерским племенам. Потому Кеннет не отважился послать сообщение в Беленден: для безопасности пришлось бы отправить половину роты. Потому он ждал, пока командование пришлет обещанное подкрепление, а проход закрывали несколько десятков стражников.

Он быстро подсчитал. У них было две дюжины собак и четверо саней, Крысы прибыли еще на семи санях, но на легких, таких, на которых поместятся только двое.

— У меня не хватит животных и саней.

— Мы дадим и одно, и второе.

— Твои кузены голодают и отдадут своих собак?

В глазах шамана что-то блеснуло: глубоко, на самом дне.

— Да. По крайней мере, столько-то они мне точно должны, — заявил он спокойно.

Кеннет сделал вид, что думает. Собственно, выбора не было: его рота не удержала бы перевал и четверть часа, да и не для того их сюда послали. Но, прежде чем он согласился с предложением Борехеда, решил проверить, насколько сильно отчаялся ахерский колдун. Стянул рукавицу с левой руки и приложил кончик ножа к пальцу.

— Узел Крови, шаман. Дам тебе два дня. Если окажется, что наших сил мало, чтобы решить твою проблему, мы отступаем, а ты нам не мешаешь. Ни ты и ни один из прочих вождей, которым ты можешь приказывать.

Узел Крови был как братство. Верили, что нарушить его — значит обречь себя на проклятие и смерть. Среди ахеров не заключали более могущественных, чем этот, союзов.

Шаман прищурился, выдвинув челюсть. Ему не понравилась идея.

— Я не приказываю нашим вождям. Я только советую.

— Не делай из меня дурака. Узел Крови — или можешь убедиться, сумеют ли твои вооруженные костяными и роговыми копьями воины справиться с нами достаточно быстро. Я тоже кое-что слышал о племенах, что живут по ту сторону. Это охотники и рыбаки, не убийцы, как те, что по другую сторону гор.

— А ты видел, как их дети умирают с голоду?

Кеннет пожал плечами.

— Не сомневаюсь, что они будут сражаться хорошо. Вопрос в другом: достаточно ли хорошо. Я оставлю здесь половину людей, а остальных посажу на сани и направлю на юг. Кто-то да сумеет уйти от тебя и передать весточку командованию. И тогда ты увидишь тут армию быстрее, чем моча успеет замерзнуть в воздухе. Узел Крови — или сражаемся.

Узел Крови. Борехед смотрел на него несколько ударов сердца, а потом кивнул и вынул собственный нож.

— Три дня. Два дня на решение моего дела и один — чтобы вы могли уйти так, чтобы я не чувствовал соблазна, Красноволосый. Три дня, три капли крови.

Это случилось утром. Примерно через час после прибытия Крыс. А теперь, ближе к вечеру, рота находилась на севере дальше, чем любой отряд, о котором лейтенанту доводилось слышать. Позади осталось несколько десятков миль пути по ледяной равнине, впереди… Кеннет взглянул на то, что заслоняло горизонт, снова пытаясь убедить разум, что это не бред.

Сплетения тумана оседали на льду примерно в миле впереди. Туча была высотой в несколько сотен футов, шириной… в две, может, в две с половиной мили. Отсутствие в пределах видимости чего-то, что дало бы перспективу, затрудняло оценку размеров этого феномена.

Туман.

Так далеко на севере, при морозе, что превращал слюну на лету в комки льда, под пронзительным вихрем, валившим людей с ног. Теперь ветер стих, но не потому, что Андай’я устала. Они просто оказались с подветренной стороны.

С подветренной стороны тучи, которую не могла разогнать даже ярость Ледяной Госпожи.

Лейтенант осторожно вдохнул. Почувствовал, как защипало у него в носу, дерануло в глотке. Холодно. Просто холодно. Он шевельнул руками, поднял ладони над головой. Ничего. Никаких странных запахов, никакого свербежа или царапанья там, где не должно, никаких странных цветов на краю зрения. Многие чувствовали находившуюся недалеко от них магию как нарушение привычных чувств: зрения, обоняния, вкуса или прикосновения.

Он глянул на псов, уставших, но спокойных — а ведь животные чувствуют Силу даже сильнее, чем люди. Кто бы или что бы не скрывалось в том тумане, использовало оно магию иную, чем та, с которой Кеннет и его солдаты когда-либо имели дело.

— Фенло!

Кряжистый десятник подошел к нему, широко размахивая руками. Отдал салют и продолжил охлопывать себя.

— Замерз?

— Да, господин лейтенант. Зато тут тишина и спокойствие. Если поставить лагерь, можно погреться на солнышке.

— Не сегодня. Впрочем, я надеюсь, что нам не придется тут ночевать.

— Лучше уж тут, чем если бы ночь застала нас на половине пути. Ночью выдует из нас тепло в два раза быстрее.

— Согласен. Но я не об этом. Ты присмотрелся к Борехеду?

Фенло Hyp единственный из роты обладал чем-то, что можно было назвать магическим талантом. Умел видеть или чувствовать души, выходящие из тела, и даже их задержать. Поскольку Крысы не признавались, есть ли у них в дружине маг, Кеннету приходилось полагаться на десятника.

Нур помрачнел.

— Я как-то видел труп рыбака, который свалился в озеро. Когда его вытянули, он весь был опутан сетями и водорослями. Вот он выглядел точно так же. Как труп, опутанный веревками. В шрамах и татуировках он держит духов. Много духов. Чувствую их, хотя и не вижу. Но кажется, что каждый из них обертывается вокруг него петлей — и сжимает ее.

— Сумеешь заметить, когда он их освободит?

— Если захочет поколдовать? Сумею. Я уже видел их шаманов в бою. Знаю, куда смотреть.

— Следи за ним. Не позволь ему сделать что-то глупое.

— Несмотря на Узел Крови?

— Ты ведь видел лагерь?

Десятник замер. Лагерь. Они прошли с краю, в месте, где шаман каким-то чудом собрал несколько десятков худых собак, у которых все еще оставалось немного силы, но размер лагеря производил впечатление. Несколько тысяч шатров и снежных домов. Тридцать или сорок тысяч почти до смерти оголодавших ахеров. Может, и больше. Несколько десятков тысяч созданий, у которых не было другого пути спасения, кроме как бежать за Большой хребет.

Он помнил взгляды, какими собравшиеся провожали своих последних собак. В них не было лютой ненависти, приглушенной только демонстративным презрением, которое обычно горело в глазах их родственников с южной части гор. Только отчаянье, боль и усталость.

И голод.

Всюду, куда бы они ни взглянули, виделись следы этого голода. Меховые одежды висели на обитателях лагеря словно на сколоченных из жердей чучелах, недостаток еды отпечатался на их лицах даже сильнее, чем годы жизни в тяжелых условиях, темная кожа приобрела восковой отблеск, а глаза глубоко ввалились. Характерные для этой расы клыки, хотя и поменьше, чем у ахеров с юга, имели отвратительный желтоватый оттенок. По дороге через лагерь Кеннет насчитал лишь две дюжины детей, причем тех, что постарше, а ведь их должно было оказаться сотни. И еще — ни одного старика. Ни единого.

Он не стал спрашивать, потому что — зачем бы?

Запомнил еще ахерскую женщину, уже немолодую, которая, видя, как стражники подкармливают отданных им собак — потому что животным нужны были силы на путь туда и обратно, — сделала такое движение, словно собиралась броситься к ним и сражаться за обрезки полузамороженного жира.

Тогда он решил, что Узел Крови или нет — но он станет присматривать за Борехедом. Тот, кто взвалил на плечи такую тяжесть, может сломаться несмотря ни на какие клятвы.

— Я видел, господин лейтенант. Вы правы.

Борехед подошел к ним беззвучно и, похоже, услышал последнюю фразу.

— И что же ты видел, человек с холодным сердцем?

— Я видел, — нагло ответил Фенло, — как твои люди смотрели на наших собак.

— У вас толстые псы. Семья кормилась бы каждым из них добрый десяток дней.

— У Стражи не хватит собак, чтобы прокормить всех в лагере.

Шаман кивнул.

— Верно. Они сейчас должны бы есть тюленье мясо, запивая жиром, вытопленным из сала моржей, и закусывая толстыми рыбинами. А жуют куски старой кожи. Потому лучше бы нам побыстрее проверить, что так разгневало Андай’ю.

— А мы недостаточно близко, чтобы ты сделал это своими чарами?

Нур порой умел задавать точные вопросы. Борехед вдруг улыбнулся зло и широко.

— И обратить на нас внимание какой-то из тамошних сил? Ты этого хочешь, человек? Чтобы Владычица Льда решила, что мы слишком любопытные мухи, и сощелкнула нас холодным пальцем? Или лучше того — чтобы ударила по нам всей своей злостью, кулаком? Смотри.

Шаман закатал рукав и сунул им под нос свое левое предплечье. Один из его многочисленных шрамов, казалось, лопнул изнутри. Свежая рана уже затянулась, но красная полоса выглядела отвратительно.

— Духи, которых я туда послал, исчезли. Не погибли и не были захвачены, но просто исчезли. Словно я бросил горсть праха в огонь. Цепи, которыми я приковал их к себе, вырвали — а уж поверь, это было настолько же болезненно, как и при заключении с ними уговора. И думаю, что на них никто не напал, их просто мимоходом убрали. Случайно. И поверь, это были по-настоящему сильные духи. Остальных я держу близко и использую, для того чтобы и меня не постигла такая же судьба. Мы таимся, прячемся, заметаем следы нашего присутствия. Нам нужно стать сусликами, подкрадывающимся к сражающимся медведям. Мы должны подкрасться, увидеть все и сбежать. Никакой магии.

Кеннет взглянул на Борехеда. Шаман был ниже его на голову и худым, словно волк, которому много дней не везло на охоте, но когда он поднял глаза и вперил в лейтенанта темный взгляд, офицер понял, что тут не место для споров. Здесь ахерский колдун был у себя дома в буквальном смысле — а также в смысле духовном. Здесь командовал он.

— Хорошо. Нур!

— Слушаюсь, господин лейтенант.

— Пробегись к остальным и дай парням знать, чтобы они что-то съели, а потом приготовили оружие. — Кеннет глянул на стену тумана. — Веревки, крюки для подъема и чеканы пусть возьмут тоже. Остальным десятникам скажи, что через четверть часа я дам короткое объяснение. Как только поговорю с командиром Крыс и девицей Онелией.

— Слушаюсь.

Кряжистый офицер побежал трусцой в сторону саней, что стояли в нескольких десятках ярдов, провожаемый насмешливым взглядом шамана.

— Глядите-ка. Хорошо обученный человек. Сядь, говори, не двигайся. Наверное, такими просто командовать. Наши воины рядом с ними — словно стая волков рядом с собаками.

Кеннет проигнорировал чуть скандальный тон, вынул из саней кольчугу и плащ, надел их и только тогда взглянул на Борехеда.

— И потому волки голодают в горах, жрут камни и шишки, а тебе приходится обращаться за помощь к нам.

Шаман широко ощерился.

— Хе-хе. Значит, ты тоже чувствуешь раздражение, человек. Этот вон, — ткнул он в Нура, — еще недавно кусал тебя за руку и ссал в воду, которую ты пил, а теперь прыгает настолько высоко, насколько ты ему приказываешь.

Офицер пожал плечами. Борехед или был очень догадлив, или выстрелил наугад. Неважно.

— Дисциплина. Терпение. Мое личное очарование. Выбери, что захочешь. Но ты ведь притащил нас сюда не затем, чтобы поболтать о том, как мы решаем такие вещи в Страже, правда? — Он перевел взгляд на стену тумана за спиной шамана. — Вон там твоя проблема.

Он отвернулся, игнорируя ироническое фырканье ахера, и двинулся к остальным саням, в очередной раз отгоняя от себя неприятные мысли, мучившие его вот уже несколько часов. Они находились в пятидесяти милях от гор, как минимум — в тридцати от берега. Посреди моря, которое в эту пору года должно быть освобождено от белого панциря. Насколько толстый лед под ними? Десять футов? Пять? Три? Меньше? Владычица Льда могла остановить приход весны на эти территории, но была ли она достаточно сильна, чтобы удержать Близнецов Моря? Эта пара Бессмертных не имела в горах излишка верных, но рассказы о силе их гнева добирались и до вессирцев. Наверняка то, что их доминион не был вовремя освобожден из-под власти Андай’и, их оскорбило. Неужели его люди вмешиваются в конфликт между богами?

Он еще раз окинул взглядом лежащую на льду тучу. Это явно было неестественно. Чтоб его! Если бы дураки-Крысы не развлекались глупыми подкрадываниями, Шестая свернула бы лагерь и ушла с перевала раньше, чем Борехед сделал им свое предложение, от которого они не могли отказаться.

Лейтенант ухмыльнулся себе под нос. Ну, по крайней мере, понятно, кто ответственен за то дерьмо, куда они влезли.

Тень этой усмешки, похоже, оставалась на его лице, когда он подходил к поставленным чуть в стороне саням, на которых приехала дружина Крыс, потому что Олаг-хес-Бренд заговорил первым:

— Это не моя вина. Я не знал, как обстоят дела по ту сторону перевала. Как не знал и того, что проклятущий шаман заставит нас сюда приехать.

Кеннет отмахнулся.

— Ты мог прибыть на рассвете и передать нам приказы, но ты желал прокрасться в лагерь и сделать из стражников дураков, верно? А потому ждал, пока мы вылезем из нор, начнем готовить завтрак и вообще — пока не воцарится общее замешательство. На это ты потратил как минимум два часа. И именно из-за тебя мы тут. Впрочем, — пожал он плечами, — я не стану тратить время на поиски виноватых. Но не кивай на Борехеда, потому что, насколько мне известно, Нора не прощает своим людям недостаток знания. Постарайся придумать отговорку получше, Крыса. Мы въедем в этот туман, проверим, что там находится, и вернемся домой. Таков нынешний план. Естественно, все изменения потребуют импровизации, но это не в новинку для нас. Как и для вас, верно?

Крысы слушали, сбившись в мрачную группку. Двенадцать пар глаз всматривались в него каменными взглядами, и только в глазах Онелии Умбры лейтенант заметил что-то, что мог бы посчитать крупицей веселья или интереса. Проигнорировал это. Девушку с Шестой ротой соединяло безумное странствие по Мраку, которое закончилось выходом из него прямо посреди поля битвы. Из того, что он помнил, помощи от нее тогда было немного. Ее участие ограничивалось бессмысленным взглядом в пространство да бормотанием, а потому он надеялся, что она хотя бы сумеет позаботиться о себе сейчас. Но больше его занимали Крысы.

Лейтенант попытался оценить, кто есть кто в его группе. Наиболее охраняемые секреты Норы — то есть те, о которых все знали, — гласили, что боевые дружины Крыс состоят из убийц, обучавшихся с самого детства в местах настолько тайных, что и самому императору не известно, где они находятся; еще — из колдунов, владеющих аспектами столь специфическими, что те ни для чего более, как для убийства, не подходили; но и такими мерзкими, что даже армия отказывалась их использовать; и, наконец, из осужденных, снятых прямиком с виселицы, связанных с Норой мощными заклятиями. Ну и из одержимых жаждой убийства головорезов, тронутых Мраком, слабо отличающихся от Пометников, — тех, кто мог на этой службе реализовать свои самые темные желания.

В принципе, и о его людях говорили лишь немногим лучше.

Оба командования, и Стражи, и Норы, ценили такие рассказы: из-за них враг потел от одной мысли о том, с кем ему придется иметь дело.

Из того, что Кеннет знал наверняка, в дружине Крыс всегда имелся маг, не обязательно боевой, а также в этой дюжине наверняка должны быть двое-трое настоящих убийц, то есть людей, тренированных использовать яды, ставить ловушки, подкрадываться и тайно убивать. Это была основа каждой крысиной дружины — убийцы, которые отправляли своих жертв в объятия Матери тихо и без шума. Остальные обеспечивали им поддержку — наверняка старые солдаты, наемники, головорезы или преступники, поскольку Нора старалась, чтобы в ее боевых друясинах оказывались люди самых разных талантов.

Кеннет мысленно улыбнулся. Это ему тоже кое-что напоминало.

Но сейчас, глядя на дюжину укутанных в меховые одежды фигур, он видел проблему. Любой — исключая, естественно, ее светлость Онелию — мог выполнять всякую из этих функций. Вон тот высокий плечистый мужчина с лицом, исчерканным старыми шрамами, — это чародей или хладнокровный убийца? Или вон те двое, что выглядят как близнецы-недоросли, что неподвижно стоят за своим командиром. Кто они? Чего от них можно ожидать? А эта коротко стриженная блондинка с губами, сложенными в хмурую гримасу? Женщина в дружине Норы. Пользуется магией или арбалетом?

Крысы еще не вооружились — а это могло бы облегчить ему распознание, кто есть кто. Абсолютно как если бы их командир считал, что все это дело их не касается.

Приходилось растолковывать им их ошибку.

— Где ваш маг?

— У нас нет мага.

Ответ хес-Бренд дал так быстро, что Кеннет лишь улыбнулся.

— Давай договоримся, Крыса третьего класса. У меня пятьдесят человек, а у тебя — одиннадцать и… дама, о которой ты должен заботиться. Я знаю местность, я связал себя Узлом Крови с ахерским шаманом, и есть малая надежда, что у нас получится уйти отсюда живыми. А потому командую тут — я. Нет! — рявкнул столь резко, что Олаг почти со стуком закрыл рот. — Это не игра в демонстрацию того, у кого яйца крепче. Или я буду знать, чего можно ожидать от вашей дружины, или я вообще о вас забуду. И тогда мы не стоим лагерем вместе, не держим общих стражей и не сражаемся плечом к плечу. Вы справляетесь со всем в одиночку. До самого возвращения за Большой хребет.

— Ты полагаешь, что мы не справимся?

— Если у вас нет мага — то нет. Борехед не единственный шаман в этом лагере.

Блондинка подняла руку, сделала медленный жест рукой, а Кеннет почувствовал вкус желчи на языке, и на миг все вокруг сделалось затуманенным, будто он смотрел на мир сквозь кусочек закопченного стекла. Он моргнул.

— Я — маг. Моива Самрех. Мой аспект — Жгучая Игла. Новый. Слабо исследованный.

— Что ты умеешь?

Она заколебалась, поглядывая на своего командира. Тот неохотно кивнул.

— Могу почувствовать, не наблюдает ли кто за нами и какие у него намерения. И с каким он оружием, то есть… для ближнего или дальнего боя. Еще умею распознавать, не врет ли кто сознательно. — Она бледно улыбнулась. — Неплохо стреляю из арбалета и хорошо управляюсь с мечом.

Лейтенант взглянул на нее внимательней. Это она при встрече на перевале почувствовала, что часть роты ждет в засаде. А ее аспект, новый и мало исследованный, и правда не слишком-то мог пригодиться где-то, кроме как в армии или разведке. Порой судьба к одаренным Талантом была исключительно злобной сукой.

— За нами сейчас кто-нибудь наблюдает?

Она покачала головой.

— Никто, кто обращал бы на нас какое-то особенное внимание. Кроме того, аспекты в этом месте… Я едва ощущаю собственный.

Кеннет взглянул на Олага-хес-Бренда. У Крысы лицо было равнодушным, словно его кто заморозил. Если он такой плохой актер, то не удивительно, что Нора приставила его к боевой дружине. С настоящей шпионской работой он бы наверняка не справился.

— Кто еще? Ты ведь не станешь утверждать, что тебя послали со столь важной миссией в сопровождении мага, — он даже не старался, чтобы это не прозвучало саркастически, — который в силах лишь раскрыть засаду и узнать, не врет ли кто. То есть который умеет ровно то же, что и вышколенный разведчик и любая теща.

Блондинка спрятала лицо под капюшоном и тихонько заворчала. Кеннет только улыбнулся. В нем росла мрачная, упорная злость, и ему было совершенно по хрен, ранит ли он чьи-то нежные чувства.

Крыса третьего класса смотрел на него хмуро, с вызовом, а лейтенант вдруг понял, что они уперлись в стену. На этот раз шпион не сломается, и офицер в миг просветления понял, отчего так. Неаспектированная магия. Колдун, которого Нора должна была сдать храмовым инквизиторам или запереть где-нибудь в башне на остаток его жизни, чтобы тот выл среди каменных стен. Но Крысы порой воспринимали Великий Кодекс собранием условных советов, которые можно интерпретировать как захочешь. И, похоже, они скорее дождутся тут весны, чем чернобородый шпион выдаст нечто подобное офицеру Стражи.

В принципе, пока что не было и необходимости дожимать.

И тогда началось.

Чародейка охнула, заворчала громче, потом вдруг подошла к лейтенанту и ухватила его за плечо. Даже через кольчугу и стеганую куртку тот почувствовал эту хватку. Словно кто-то сжал его руку в тисках.

— Смо-о-о-о-о… — начала она, будто что-то перехватывало ей горло. — Смо-о-о-о-отрит…

Глаза ее были большими, полубезумными, зрачки превратились в черные точечки, что на лице, от которого отлила вся кровь, придавало ей вид исключительно жуткой ледяной статуи. А еще она вся тряслась.

Из носа ее потекла кровь. А потом — из уголков глаз. Словно бы что-то выжимало ее изнутри.

Кеннет подхватил девушку, прежде чем она упала, Олаг и мощный верзила в шрамах помогли, они вместе положили мага на ближайшие сани.

— Что это значит? Крыса, что она имела в виду?! Что…

Кеннета прервал окрик из-за спины. Борехед бежал в их сторону, словно кто-то натравил на него дюжину псов Стражи.

И в этот миг раздался оглушительный шум. Врезался в уши и срезонировал в костях. Словно какое-то гигантское чудовище размером с гору заскрежетало зубами — а они как раз стояли на его языке.

Земля задвигалась.

Нет. Не земля.

Кеннет заорал:

— К саням! Все к саням! Валим отсюда!!!

Лед начал трескаться.

Глава 8

Оставим это, — сказал император с тяжелым вздохом. Гентреллу вздох крайне не понравился. Звучала в нем нотка разочарования, а если некто вроде Крегана-бер-Арленса чувствует себя разочарованным теми, кому он доверял, то утратившие доверие вскоре теряют и все остальное. Вместе с собственной жизнью.

Исчезновение кого-то из Совета Первых, убийство великого мастера ремесленного цеха или купеческой гильдии — не говоря уже о членах магических братств или о важных жрецах — вызвали бы немалое замешательство. Люди с узнаваемыми лицами, с лицами, переносимыми на полотна известными мастерами, высекаемыми из мрамора и отливаемыми в бронзе, были в безопасности благодаря самой своей известности. Порой их ненавидели, часто им приходилось дышать воздухом, пропитанным завистью, фальшью и обманом, но они всегда были соединены с важными персонами сетью взаимных интересов, услуг и контактов. Их не удавалось убрать без того, чтобы не вызвать замешательство и ответные действия. Кан-Овер видел такое много раз: порой, чувствуя общую угрозу, объединялись даже ненавидящие друг друга силы.

Во время войны было проще. На фоне ужаса, который вызывали приносимые с востока вести о жестокости кочевой орды, власть императора — а тем самым и власть его доверенных людей — оставалась вне любых сомнений. Даже самые сильные из Совета Первых, такие как князь вер-Ахасир, знали, что довольно будет императору указать на них пальцами и крикнуть «предатели!», чтобы разъяренная толпа сделала свое. Потому они молчали и поддерживали любой императорский эдикт. Но теперь многое изменилось, и Норе приходилось действовать куда тоньше, чем ранее.

Однако это не касалось их самих. Они, люди без лица, такой охраны не имели. Сам Гентрелл был известен большинству соседей как не слишком богатый, хотя и неплохо справляющийся дворянин из западного Босханда, неженатый и бездетный, что порой становилось причиной забавных посещений его местными свахами. У него не было родственников, мать его умерла до войны, за отцом присматривала за немалую плату одна из дальних родственниц. Если бы сейчас, в этот момент, в комнату зашли несколько человек и уволокли его в казематы — а то и на виселицу, — никто из соседей или немногочисленных его знакомых не поднял бы тревоги. Благородный Гентрелл-кан-Овар отправился в столицу провинции по делам, но, увы, в одном из трактиров подавился костью и умер. Имущество примут верители и дальние родственники.

Обе разведки были сильны, но их короны украшали хрупкие драгоценности.

Он поискал взглядом Первого. Люво вынул свои шлифованные стеклышки и присматривался к ним с таким вниманием, словно держал их в руке впервые. Почувствовал ли и он эту угрозу? Собственную смертность?

— Оставим это, — повторил император. — Малышка Кей’ла только одна из костей, что катятся по столу. Крысы и эта рота Горной Стражи должны ее найти и доставить в столицу. Живой. Я не приму поражения в этом деле, не проглочу объяснений, что ее якобы не удалось отыскать или что она заболела и умерла по дороге. Если утверждаете, что она жива, я хочу увидеть ее живой и здоровой. Если уж вы самостоятельно принимаете решения в таких важных делах, то примите на свои плечи и груз неудачи. Я говорю тебе, Люво. Это твоя личная ответственность. Понимаешь?

— Да, ваше величество.

Шпион кивнул, выпрямился и почти отдал честь. Стеклышки куда-то исчезли из его руки, а лицо утратило рассеянный, рассредоточенный вид. Гентрелл знал, что, едва лишь он покинет эту комнату, вся сила Крысиной Норы, собранная на севере, будет направлена на тот перевал и на тех солдат. Если понадобится, Первый вышлет за ними во Мрак не одну, но пятьдесят боевых дружин и всех магов, какие у него есть. А может, даже несколько армейских полков.

Личная ответственность. Эти слова резали жизнь шпиона напополам. С одной стороны — награда и почести, с другой — холодная яма. Никаких полутонов и нюансов.

Креган-бер-Арленс отвернулся к южному концу барельефа.

— Теперь юг. Дальний Юг. Нора отослала туда Ласкольника без консультаций со мной. Это плохо, но так уж случилось. На всякий случай приготовьте ему пути к отступлению. Сколько магов нужно, чтобы перебросить его через пустыню? Так быстро, как только получится.

Вопрос завис в воздухе, потому что никто не знал, к кому он обращен. Губы императора изогнулись в легкой улыбке.

— Мы договорились, что на такие вопросы станет отвечать Третий. У него репутация Крысы со счетными камешками в голове. Говори.

Гентрелл уже подсчитывал.

— Между южной границей Империи и Магархами, которые отделяют Белый Коноверин от пустыни, примерно тысяча триста миль. Увы, нет точных карт тех земель. Лучшие чародеи умеют открыть портал для одного человека на расстояние примерно в сотню миль. Безопасный портал, ясное дело. Но оазисы и источники не расположены в пустыне на прямой линии, а расстояния между ними не одинаковы. Две дюжины магов, если нужно перебросить генерала за один день. Трасса должна дублироваться в самых опасных местах.

— Понимаю. — Улыбка императора исчезла. — И сколько людей всего будет необходимо вовлечь?

— Охрана для каждого мага — это минимум боевая дружина. В некоторых местах — даже две или три. Мы можем частично использовать уже существующую сеть шпионов, которые находятся в оазисах, но все равно… Вместе — примерно четыреста человек. Тридцать дружин.

— Ох. Может, в таком случае ты сумеешь дать нам и приблизительные расходы на это предприятие? Сколько?

Тон. Великая Матерь, каким же тоном был задан этот вопрос. Гентрелл прикрыл глаза. Считал. Две дюжины магов, пользующихся популярными, востребованными аспектами. Два Цветка, Щель-в-Стене, Пустая Бочка, Струна и несколько других. Каждый возьмет как минимум двести оргов за месяц только за то, что ему прикажут некоторое время провести в пустыне… и это довольно дешево, даже учитывая, что у Норы были средства сбить цену. Почти пять тысяч. Тридцать боевых дружин, каждой тоже некоторая сумма на содержание. По двести на дружину, вместе с магами — это уже одиннадцать тысяч. Наем места в оазисах, подкуп хорошего отношения местных вождей…

Император кашлянул. Тихонько, но со значением.

— Итак?

— Четырнадцать… нет, даже пятнадцать тысяч оргов, ваше величество. Плюс непредвиденные расходы вроде взяток местным вождям, наемники, питание…

— В год?

— Нет. В месяц.

Гентрелл не открывал глаз. Тишина в комнате была словно зыбучие пески.

— Если продлим путешествие до трех дней, то сумеем отказаться от удержания магов в опасных местностях и средства уменьшатся до восьми тысяч, — добавил он быстро.

Тихое фырканье разбило тишину. Третья Крыса заморгал. Император остановился у южного края карты, но не казался разгневанным. Казался… позабавленным?

— Остановимся на пятнадцати тысячах. Подготовьте эту дорогу. Если ситуация заставит меня вызвать Ласкольника, то, когда я сделаю это перед завтраком, хочу, чтобы Генно смог со мной поужинать. Пятнадцать тысяч… За такие деньги выставить хоругвь копейщиков. Или две — панцирных. За год соберется на два кавалерийских полка. Чудесно. А я удивляюсь, отчего золото вытекает из казны быстрее, чем мы его туда приносим. Эвсевения?

— Ваше величество?

— Я читал рапорты с Дальнего Юга. Восстание вспыхнуло, сотни тысяч рабов — главным образом происходящих из Империи — взялись за оружие. Знаю. Мы уже говорили об этом. Но чего не было в рапортах? Сразу предупреждаю, что если ты скажешь, что там было все, что нужно знать император, твоего заместителя ожидает немало сложных дней и ночей. А тебя — очень долгий отдых за мой счет. Ну так что?

Сука смотрела на бер-Арленса три-четыре удара сердца. Отважная женщина.

— Мы не знаем, отчего Деана д’Кллеан сделалась Пламенем Агара. Известно, как это случилось, рапорты не оставляют никаких сомнений: она вошла в Око, убила претендующего на трон Обрара из Камбехии, а после была вознесена на трон охваченной истерикой толпой и фанатиками из Родов Войны. Но отчего она выжила? Уже сотни лет никто, в ком не было достаточно много крови авендери Агара, не выходил из Ока живым.

Император слегка наклонил голову и прищурился.

— И что же, по-твоему, такое Око Агара? — спросил.

— Хм… жрецы Владыки Огня утверждают, что это место, где его доминион соприкасается с нашим миром. Фрагмент царства бога на земле. Но, возможно, это просто сверхмощный Источник Силы, аспектированной огнем.

— Это не объясняло бы феномена… выживания тех, кто несет в себе кровь авендери Агара, ведь так?

— Да, ваше величество.

— Знаю, моя дорогая, тебя раздражает мысль о Бессмертных, которые вмешиваются в наши дела, и что ты охотно бы замуровала врата в их царства и ограничила бы контакты исключительно молитвами в храмах. Но я бы предпочел, — в голосе императора появилось нечто вроде ласкового напоминания, — чтобы ты высказывалась куда более откровенно. Боги существуют, и, хотя вот уже столетия они сохраняют нейтралитет, они не настолько бессильны, как нам бы того хотелось. Понимаешь?

— Да, господин. — Эвсевения нахмурилась. — Но я также знаю, что жрецы часто используют естественные магические феномены…

— Знаю. Но, готовясь сегодня к нашей небольшой встрече, я проштудировал немало книг. Око Агара открылось тысячу лет назад, во время, когда культ Владыки Огня в южных царствах начал угасать. Его появление сопровождалось бунтом, ликвидацией тогдашней династии и полной сменой расстановки сил в тамошних религиях. Тогда Великая Мать была главной богиней Юга, но Агар силой отобрал у нее верховенство и отодвинул на роль второстепенной богини.

— Он имел поддержку в армиях солдат-рабов, чьим патроном он был. — Сука тоже читала исторические трактаты. — Или, скорее, его жрецы получили поддержку этой армии.

— Верно, однако это не объясняет, отчего в Оке не горят потомки его авендери. Сумеешь это объяснить?

Она покачала головой:

— Нет.

— Тогда давай примем, что это и правда проявление божественной силы.

— В таком случае Деана д’Кллеан не должна была выжить.

— Ты сама написала: она беременна. Это подтвержденная информация.

— Но беременность не могла ее хранить. В случае беременности у ее ребенка лишь половина княжеской крови. Мы знаем как минимум десять случаев, когда вброшенные в Око женщины в ее состоянии не выжили.

— В ее состоянии?

— Это странно, но тамошним князьям часто случалось думать неверной частью тела. — Первая среди Гончих повела по залу ироничным взглядом. — А молодым служанкам — беременеть. Обычно их отсылали из дворца, хорошо выдавая замуж, а их детей записывали в книгах Великой Библиотеки. Но случалось, когда такие служанки оказывались злонамеренны, а князья бывали очарованы до той степени, чтобы начать говорить о женитьбе. Тогда женщин подвергали испытанию Оком. Такая уж традиция. И никто не выжил. Соответственно, возникает вопрос, кто такая Деана д’Кллеан и что объединяет ее с последним князем коноверинской династии?

* * *

Мужчина тихо, тихонечко вздохнул — словно ребенок, спящий в объятиях матери, и сделался неподвижен. Только его веки, что были тоньше пергамента, веки, покрытые сетью голубоватых жилок, дрогнули. Видел ли он сны? Отравитель говорил, что — не исключено. Знал ли он, что Деана дежурит подле него? Вполне возможно. Якобы порой люди приходят в себя через месяцы, а то и годы спячки и рассказывают о своих снах и о том, что чувствовали присутствие близких.

Лавенерес не был полностью оторван от мира, мог съедать несколько ложек густого бульона, мог выпить несколько глотков разведенного вина, порой даже поднимал веки, чтобы повести вокруг глазами бледными, словно две маленьких луны. Деана ненавидела эти мгновения. Всякий раз она надеялась, что теперь, сейчас, именно в этот момент ее князь возвратиться к ней, но он только обводил мир взглядом более слепым, чем когда-либо ранее, а потом смыкал ресницы и уплывал в одному ему известном направлении.

Сухи говорил, что слепота — одна из причин состояния Лавенереса. Что если бы князь видел, то уже после первого отверзания век его разум вернулся бы в мир живых.

С того момента Деана проклинала слепоту Лавенереса в каждой молитве.

Она окунула льняную тряпочку в миску и аккуратно обмыла лицо лежащему. Тот даже не шевельнулся. Вены бежали под бледной и тонкой кожей, словно паучья сеть. У него был жар, большую часть времени он, казалось, горел, но Сухи не позволял охлаждать его купелью или компрессами. «Князь ослаблен, и если подхватит даже насморк, то скорее всего умрет, — утверждал он. — А жар не опасен».

Деана доверяла его мнению, потому что, слезы Великой Матери, кому-то же нужно было доверять.

А кроме того, ведь правда — и эту правду знало, кроме нее и отравителя, всего несколько человек, — что именно она подала Лавенересу цманею, лекарство, сгущающее кровь и тормозящее сердцебиение. Она знала, что претендент на трон Коноверина, Обрар, сражается саблей, а от сабли большая часть ран — порезы. Она рассчитывала на то, что высокомерный князь Камбехии захочет похвастаться, медленно кромсая противника, а лекарство не позволяло Лавенересу истечь кровью до смерти раньше, чем она бросит вызов узурпатору. Или — сгорит, входя в Око. И это она, отмеряя дюжину капель густого темного отвара, послала своего мужчину в до сих пор продолжающийся сон.

И вот уже два месяца она ежедневно приходила сюда молиться, просить о прощении и рассчитывать на чудо.

Ее вина была бесспорной. Тридцать Первый Закон Харуды гласил, что человек, подающий гостю воду из дурного источника, виновен, если гость заболеет или умрет. То есть добрые намерения нисколько не оправдывают наши ошибки. Мы ведь затем и получили разум, чтобы предвидеть последствия своих решений, — гласила простейшая интерпретация этого закона, — а сердце нам досталось в дар, чтобы возлагать на него камни наших ошибок.

А на ее сердце лежала целая телега камней.

Деана встала и подошла к окну. К Белому Коноверину подкрадывались сумерки. Город окунулся в свет закатного солнца. Огненный шар окрасил багрянцем крыши, стены, башни и улицы. Даже отвратительный Дом Огня — храм приземистый, словно пригнутая годами к земле старуха, — в этом свете, казалось, румянился. Находящееся там Око Агара, закрытое бесчисленными шелковыми драпировками, все равно ощущалось отсюда пульсирующей силой. Или даже Силой. Удары сердца Владыки Огня.

Именно это она и чувствовала. С каждым днем все сильнее и сильнее. Это был один из камней, что лежал на ее сердце. Знай кто об этом и осмелься спросить, каково это, — пусть даже тех, кто осмелился бы нынче задавать ей вопросы, можно было пересчитать по пальцам одной руки, — она не сумела бы ответить. Словно внутри, там, где пылал в ней сани, лежал свинцовый шар, каждый раз скатывающийся в сторону Ока. Сильнее, слабее, сильнее, сильнее, слабее, слабее, слабее… Словно этот шар висел на пружине, которую чья-то рука колебала в неясном ритме.

Деана чувствовала его все время, даже когда тренировалась, спала, купалась. И она бы с этим справилась, однако это сопровождалось и другими неудобствами. Порой, когда Око становилось слишком активным, ей казалось, словно с ее чувствами что-то происходит. Ощущала странные вкусы, запахи, цвета обретали глубину — или, напротив, они бледнели до пастельных теней. И все это — в ритме, навязываемом лежащим посредине Дома Огня кругом выжженного пола.

Именно так она и ответила бы на вопрос, что с ней происходит, но это была бы слабая попытка облачить в слова нечто, чего, как она подозревала, никто, кроме нее самой, не может ощутить.

Она почти сходила от такого с ума.

И почти тосковала по тем минутам, когда Маахир возил ее вокруг Храма Огня, а истерическая толпа вопила в честь Пламени Агара. Ее рык забивал эти странные ощущения, приглушал их, хотя Око тогда было от нее на расстоянии вытянутой руки. Однако Эвикиат не согласится, чтобы парады в честь Госпожи Пламени происходили каждый день, а кроме того, ей пришлось бы открыть ему, отчего она об этом просит.

А она не была уверена, что раскроет это даже Лавенересу.

Она отвернулась и взглянула на лежащего без сознания мужчину. Ее мужчину. Как бы он отреагировал на то, что с ней происходит? В нем были мудрость и честность, редко встречаемые среди людей его происхождения. Но хватило бы этого, чтобы принять без сопротивления ее эмоции и чувства?

Она была Певицей Памяти, а потому знала, что большинство людей и животных ощущает внезапные изменения в потенциале Силы, аспектированной или нет, а сложно найти место, больше пульсирующее силой, чем Око. Она все еще помнила момент, когда перед схваткой с Обраром вошла внутрь. Она словно в один миг сгорела, став горсточкой пепла, а в следующий — ее воссоздали из этого пепла в мельчайших подробностях. Но проблема состояла в том, что на нынешние феномены не обращал внимания никто кроме нее. Она видела это множество раз: когда сила Владыки Огня безумствовала, а ей казалось, что в любой момент что-то вырвется из ее груди и полетит в сторону покрытого куполом круга, когда цвета блекли, а рот наполнялся вкусом жженного миндаля, все вокруг вели себя так, словно ничего не происходило. Люди не обращали внимания на Дом Огня, кони, проходящие по площади вокруг храма, не пугались, стаи голубей как ни в чем ни бывало сидели на полукруглой крыше, а беспризорный пес бежал по площади, занятый своими делами.

Более того — и эта мысль леденила ее, — все чаще ей казалось, что Агар говорит не столько с ней, сколько с растущим в ее лоне ребенком.

Она не хотела такого, а потому снова неслышно вознесла молитву. О Владычица, Мать всех нас, поговори со своим сыном, пусть Агар-от-Огня снимет свое прикосновение с этой души, пусть отведет от нее взгляд. Я сделала что должно, сыграла в его игру, спасла княжество для здешней династии, отобрала жизнь Обрара, князя Камбехии, стала Пламенем Агара, который очистил Белый Коноверин от грязи и гнили, а потому прошу тебя, верни мне мою обычную жизнь. Чтобы я сумела родить и воспитать ребенка в спокойствии.

Уже заканчивая, она улыбнулась, развеселенная наивностью этой молитвы.

Обычная жизнь. Надо же. Обычная жизнь закончилась, когда совет селения приказал ей выйти замуж за последнего сына Ленганы х’Леннс. Нет. Обычная жизнь закончилась, когда ее брат вернулся в родную афраагру. Его возвращение покрыло тренировочную площадку пятнами крови, а он сам… ушел. А потом вернулся, спасая ей жизнь за сотни миль от родных сторон. Она видела там его глаза. Колодцы, наполненные пустотой и отчаяньем. Тогда Деана совершила ошибку: едва лишь придя в сознание, она должна была бросить Белый Коноверин и отправиться на поиски той скорлупы, которой стал Йатех, чтобы вернуть ему спокойствие.

Она вздохнула. Чтобы заняться этим, время еще придет. Пока же она была беременна, а это состояние освобождало женщину иссарам от большей части обязанностей, кроме базовых, записанных в Законах. Месть, долг, принесение покоя лишенному души могут и подождать. Кроме того, нынче она могла использовать для поисков брата всю силу Белого Коноверина, золото, шпионов, чародеев. И сделает это, когда покончит с беременностью, политикой, восстанием рабов и тем, что Лавенерес все еще лежит без сознания. Правда, если бы там, в пустыне, она сразу отправилась на поиски Йатеха, эти проблемы прошли бы мимо нее… но тогда бы у нее не было этого.

Она прикоснулась к животу. Тот еще не слишком вырос — сказать честно, свободные одежды скрывали ее состояние, но она чувствовала, как изменяется ее тело. Несмотря на тренировки, она прибавила несколько фунтов, особенно в заднице, а еще у нее выросла грудь — пока что едва-едва, но Варала, которая сделалась удивительно частой гостьей в ее комнатах, бесцеремонно ощупывала их уже несколько раз и утверждала, что у Деаны будет порядком молока и что это хорошо для ребенка. В такие моменты она чувствовала себя кобылой и искренне жалела, что при первой встрече с этой женщиной не использовала саблю.

Но — лишь на миг.

И никогда не всерьез, потому что Варала на самом-то деле не проявляла ни покровительства, ни высокомерия, а просто таким вот довольно бесцеремонным образом была заботлива и внимательна. Беременность изменяла не только тело Деаны. Ее мысли перепрыгивали с темы на тему, у нее возникали проблемы с концентрацией на обычных делах, на молитве, тренировках, медитации. Безо всякой причины она впадала в злость или в печаль. Когда бы не годы, посвященные тренировкам: обучению памяти, чтобы содержать в ней историю племени, и вышколу тела, чтобы суметь охранить этот дар Матери от превратностей судьбы, — она могла бы сойти с ума.

Благословенное состояние.

Наверняка это определение выдумал какой-то мужчина.

Когда Деана, не подумав, рассказала о своих эмоциях Варале, та только улыбнулась уголком рта и заявила, что это только начало четвертого месяца, а самое интересное у Деаны еще впереди, поскольку первый триместр обычно вспоминается с ностальгией. А потом спросила мимоходом, не отдаст ли Пламя Агара, владычица Белого Коноверина свои тальхеры на сохранение. Прежде чем кого-нибудь ими зарежет.

Но это даже не обсуждалось.

Сухи объяснил ей все довольно внятно. В Коноверине беременных женщин окружало нечто между любовью и повсеместным стыдом. Всяческие «женские» дела, месячные, беременность, роды не имели права демонстрироваться в публичном пространстве. В некоторых районах Дальнего Юга, особенно в провинции, существовали правила, что когда живот становится настолько велик, что его уже нельзя спрятать под одеждой, женщина исчезает из жизни, не выходит из дому, не принимает гостей; иногда даже у беременной отбирали имя, обращаясь к ней эувагария, что означало «сосуд Агара». Впрочем, зачем далеко ходить: в самом княжеском роду женщин использовали как стельных самок. Они прибывали во дворец с закрытыми лицами, чтобы князья «благословили» их своим семенем, а потом, если рожали дочку, возвращались с ней в семью, а если имели несчастье родить сына, то ребенка у них отбирали, а их самих отсылали домой.

Варварские обычаи варварской страны.

Но она не могла идти дорогой обычной женщины. Деана была Пламенем Агара, а потому ей приходилось пробираться узкой тропой между обычаем и собственным, странным и, сказать честно, неустойчивым путем.

Неустойчивым, словно танец на клинке кинжала. Ей приходилось искать себя в болоте местных традиций — и одновременно она все еще должна была подчеркивать свой статус непокорной «горной львицы». А оружие — даже если придется расширять пояса тальхеров, чтобы те могли обнять ее растущий живот, — оказалось одним из элементов, которые должны были выделить ее среди остальных беременных.

Деана улыбнулась без тени радости. На самом деле она еще никому не выпустила кишки, но это легко могло измениться, если кому-то придет в голову, что сразу после рождения ребенка она должна будет отдать того и исчезнуть, как и прочие матери. Потому-то, даже если она будет благословенна девочкой, наверняка найдутся те, кто посчитает, что она не может ту оставить. Нет, если речь о таком ребенке.

Сумеет ли она тогда воспротивиться тысячелетней традиции, поддержанной политическими махинациями? И интересами государства? Какими бы там те ни были?

У нее защипало глаза, кровь ударила в голову, а улыбка перешла в кислую гримасу. Она снова позволила мыслям уплыть, дрейфуя вслед за ними, — и в один момент ее спокойствие распалось, словно песчаный замок, подмытый морской волной.

Беременность. Благословенное состояние.

Что бы ни принесло будущее, она достойно встретит его, а сейчас нет смысла уступать страху и истерике.

Она наклонила голову и проговорила короткую молитву против страха.

Мой старейший враг — со мной,

Владычица, держи меня за руку.

Мой старейший враг надо мной,

Владычица, да не убоюсь я зла.

Мой старейший враг передо мной,

Владычица, сердце разделяю с тобою.

Мой старейший враг во мне,

Владычица, смерть нашим врагам.

Простенький ритм детской молитвы, которой в афрааграх учили всех мальчиков и девочек, когда вручали им первое настоящее оружие, все еще обладал силой.

Она села на краю постели и вновь отерла Лавенересу лицо. Его веки дрогнули, а по покрытому двухдневной щетиной лицу промелькнула легкая гримаса. Завтра снова нужно будет его побрить. Деана делала это лично, потому что от мысли, что кто-то другой будет прикладывать лезвие к горлу ее мужчины, у нее скручивался желудок. Кроме того, когда он наконец проснется и спросит о коллекции царапин и порезов на шее, лучше, чтобы не пришлось объясняться кому-то из слуг.

Ей был необходим он, ее князь, даже если Варала утверждала, что Деана прекрасно справляется.

Потому что Варала из Омера — официально первая наложница, а на самом деле мать правящего Лавенереса, спутанная столь же крепко, как и Деана, сетью обычаев, традиций и законов, — в последние дни сделалась одной из наиболее доверенных ее подруг.

Это она встала во главе Дома Женщин, который после убийства Овийи, предыдущей здешней начальницы, в панике оказался на грани распада. Вместе с Овией погибли и девушки, приготовленные на роль княжеских любовниц, часть наложниц, служанок и даже дворцовых евнухов. Слухи гласили, что убийцы прикончили бы всех, когда бы не она, Деана д’Кллеан, пустынная львица, которая, чувствуя на себе благословение Агара, прошла по дворцу в святом гневе, посылая в Дом Сна каждого из встреченных убийц. Деана сама неохотно возвращалась к этим минутам. Помнила только, что сражалась во дворце, умерщвляя убийц, которых позже опознали как Тростников, а потом — отправилась к Оку, из которого уже вышла как Пламень Агара.

Варала использовала эту историю, чтобы добавить в легенду, что росла вокруг ее неофициальной «невестки», еще несколько строф. В рассказах наложницы Деана победила двадцать убийц и спасла жизнь большей части служанок во дворце. Ее гнев был святым, а поступки — безгрешны, даже когда она выпускала внутренности и перерезала глотки. Огоньки свечей танцевали в ритме ударов ее сабель, а огонь в каминах и свет ламп самостоятельно разгорались, чтобы указывать избраннице Владыки Огня места, где скрывались подлые, трусливые убийцы. Чудеса и благословения шли вслед за ней.

Деана не имела ни сил, ни желания опровергать эти рассказы. Тем более что чем сильнее она пыталась, тем чаще их повторяли.

В эту минуту Дом Женщин напоминал государство в государстве, запертое на все засовы, охраняемое отрядами женщин и девиц со странной смесью наступательного и оборонительного оружия. Несколько дней назад Деана наблюдала, как служанка лет пятнадцати стирает пыль, волоча за собой что-то вроде гвизармы, вытянутой Великая Мать знает откуда. Вид был забавным и беспокоящим одновременно, потому что пробуждал мерзкие вопросы: «Когда я стала той, за кого люди готовы сражаться и умирать? Почему я должна взваливать на себя эту ответственность?»

Деана попыталась вмешаться, поскольку спотыкающаяся о древко девочка не производила впечатления кого-то, кто сумел бы защитить даже самого себя, не говоря уже о других, но Варала обрезала дискуссию коротко и решительно. «Один раз уже кастраты и дворцовая стража подвели, — ответила. — Оттого я всех их отправила отсюда. Если мы сами не позаботимся о собственной безопасности, то кто это сделает? Особенно сейчас, когда ты поставила Тростников вне закона. Помнишь? Это шпионы и убийцы, но, слава Агару, они не принимали в свои ряды женщин, а потому им будет непросто проникнуть в эти комнаты. Потому стражники останутся вовне Дома Женщин, а внутри каждый мужчина будет пришельцем. Ну, быть может, за исключением отравителя и Эвиката. Да и кроме того, — первая наложница перешла на шепот, — я сама проверила этих девиц. Они верят».

— Во что? — Деана спросила это, слегка раздосадованная очередной лекцией.

— В тебя, — услышала она. — В женщину, которая сама владеет собственной судьбой, сражается получше любого из мужчин и которую Владыка Огня выбрал своим голосом. Верь им. Они серьезно тренируются.

У нее тогда не хватило слов, острый ответ так и не пожелал появиться, да и что бы это дало? В Доме Женщин царили свои законы, даже если эти законы и изменились в последнее время.

Деана уступила, но на следующий день проведала караван-сарай за городом. Естественно, по сравнению с ее предыдущим визитом это выглядело как приезд небольшой армии. Ей пришлось взять с собой сотню одетых в желтые шелка воинов в полном вооружении, а на границе обиталища купцов встали тысяча вооруженных Буйволов и вдвое больше Соловьев. Ее визит вызвал немалое замешательство, если не панику, но Деана не слишком переживала по этому поводу. Ну и — решила дело, по которому сюда пришла.

Вера творит чудеса, но реже, чем хорошо обученный рубака.

Глава 9

Император хмыкнул, прерывая нарастающую тишину.

— И какие же выводы вы сделали из событий на Дальнем Юге?

— Разведка — не для того, чтобы делать выводы, она только чтобы доставлять информацию, ваше величество.

Гентрелл пересмотрел свое решение. Сука была не отважной — она была безумной.

Креган-бер-Арленс повернулся к ним спиной, в сторону южной стены комнаты. Если бы размеры помещения позволяли, а Безумие Эмбрела охватывало больший кусок мира, взгляд императора теперь блуждал бы по окрестностям вырезанного из мрамора подобия Белого Коноверина и других земель, лежащих за Травахен.

— Вывод таков, что Бессмертные тоже ведут свою игру. Потому что это некая игра, моя дорогая. На севере, на Литеранской возвышенности, почти пробудилось существо, которое могло внести изрядную сумятицу в пантеон. Ана’бог. Силы, какой не бывало за несколько последних тысяч лет. А в нескольких других местах мира почти одновременно случились нападения на матриархистов, причем не просто движения фанатиков, но без малого религиозные войны. Мы все еще не знаем, какие силы столкнулись в Понкее-Лаа, кто против кого сражался, кто выиграл, а кто проиграл. Но полагаю, мы можем исключить Владыку Битв как зачинщика тех событий.

Сука заморгала, нахмурилась.

— Ваше величество, я не думаю…

— Если разведка не для того, чтобы делать выводы, дорогая графиня, то они и не для думанья. О чем бы то ни было. Я прав?

Впервые лицо Эвсевении Вамлесх покрылось густым румянцем. Гентрелл не послал ей торжествующей улыбки, но и не стал отводить взгляда от ее лица.

— Это не Реагвир стоял за бунтами в Понкее-Лаа, — продолжал император. — Наши Бессмертные связаны собственными прозвищами сильнее, чем мы могли бы думать. Владыка Битв — это воин, солдат. Он не проиграл бы сражения в самом сердце своего величайшего храма во втором по размерам городе континента — разве что город и храм лежали бы в руинах, понимаешь?

— В таком случае он выиграл. — Сука не отступала.

— Возможно. Но ведь бунт погас. Значит, если Реагвир вмешался, то лишь чтобы остановить религиозных фанатиков. Своих почитателей. А значит, не он ими управлял. А если Реагвир не принимал в этом участия, то другие силы пытались втянуть его Храм в конфликт с почитателями Матери. А тем самым — с Империей. Такова логика событий в Понкее-Лаа. А на Дальнем Юге это заметно еще отчетливей. Кто-то пытался превратить восстание рабов в религиозную войну, что закончилась бы резней, масштабов которой мы не видывали со времен, когда наши города пылали во время войн культов. Но — не удалось. Обрар Пламенный не сел на трон и не разжег тысячи костров для взбунтовавшихся меекханских рабов. И нет, мы бы не отправили туда армию; как верно заметил Гентрелл, у нас недостаточно сил. Но нам пришлось бы сильно ограничить торговые контакты. Мы посылаем на юг сталь, фарфор, стекло, соль, медь, цинк и наши славные вина. Получаем взамен специи, шелк, жемчуг и золото. И обкладываем податями купцов. Без торговли пострадала бы наша казна. Но камбехийский князь погиб в Оке от рук Деаны д’Кллеан. И только вмешательство Агара могло спасти иссарскую дикарку от огня.

— Бог нарушил собственный закон? — Эвсевения уже стала нормального цвета.

— Есть истина писанных на заказ книг — и прочие истины. Не так ли? — Император повернулся к ним и насмешливо, без злости в глазах, улыбнулся. — Разве мы не передаем верданно их скот, несмотря на то что как собственность бунтовщиков он должен быть конфискован? Но мы руководствуемся честью Империи, даже если нас оскорбили. Нарушаем ли мы собственные законы — это уже второй вопрос. А законы Агара? В Оке не сгорит только тот, в ком достаточно крови авендери. Так гласят тамошние святые книги. Но сколько это — «достаточно»? Кто знает? Только Владыка Огня. Мне кажется, истина, — улыбка владыки исчезла, — выглядит так, что Агару, как и Владыке Битв, брошен вызов. Его пытались заставить сделать нечто, чего он делать не желал, а он ответил, признайтесь, на такое довольно странным образом. Сделал своим Пламенем иссарку. Последовательницу Великой Матери. Не будь это настолько пугающим — было бы даже забавным.

Император уселся на стуле, вытянул ноги, вздохнул.

— Итак, имеем двух сильных богов, которых некто пытался втянуть в конфликт с Баэльта’Матран. То есть, на самом деле, кто-то пытался втянуть Меекхан в сражение с Реагвиром и Агаром. И это в тот момент, когда Восток выглядит как разваленный дом и неизвестно, выстроим ли мы из этих руин нечто постоянное, или все там запылает. К счастью для нас, оба Бессмертных оказались… рассудительными. Гентрелл, сколько, собственно, храмов Владыки Огня в Империи?

Этот вопрос застиг его врасплох. Пришлось несколько напрячь память.

— Около трехсот, господин.

— Так много?

— Это, по сути, не слишком-то и много, ваше величество. У нас более десяти тысяч храмов Матери и вдвое больше пристанищ прочих богов. Не считая монастырей, орденов и прочих мест культа. А самый большой Храм Огня размером с крупную конюшню. Он не слишком популярный бог в наших землях.

— А его жрецы лояльны?

— Чем меньше религия, тем меньше с ней проблем, господин. Мы считаем Агара одним из Великой Семьи, его жрецы официально признают первенство Баэльта’Матран.

— Хорошо. Свяжись с их иерархом и передай ему от моего имени сумму в размере трех… нет, двух тысяч оргов. И восемь тысяч для Храма Реагвира.

— Какова будет причина взноса, ваше величество?

Креган-бер-Арленс улыбнулся, а Третья Крыса понял, что ему совершенно не понравится то, что он сейчас услышит.

— Для Реагвира — без пояснений. Просто моя симпатия. Но жрецы Агара пусть возносят молитвы о мире на Дальнем Юге. Пусть молятся о конце пролития крови и о свободе для тех, кто ее жаждет. Если Владыка Огня сел за стол, мы не станем скрывать от него наших мотивов. Он кажется рассудительным. А теперь, — улыбка императора сделалась шире, когда его взгляд остановился на Суке, — я хочу знать во всех подробностях, в какое дерьмо влез мой лучший генерал. Я поставлю сто тысяч ортов, что Крысы приказали ему сидеть во дворце в Белом Коноверине, и вдвое больше — на то, что едва он сошел с корабля, то принялся прикидывать, как бы тут поразвлечься. А я не поверю, что Гончие не знают, что он придумал.

* * *

За ними следили. Они знали об этом от самого Помве, поскольку, едва покинув поле битвы и въехав в редкий лесок, наткнулись на недавно оставленный лагерь. Несколько шалашей из разлапистых листьев, дыра в земле, где горел огонь, и остатки обгрызенных костей. Местные проводники взглянули на следы и заявили, что это точно не туземцы. Охотники из Коноверина или Камбехии не строят таких шалашей и не разводят огонь подобным способом. Это фокусы, перенятые у невольников с севера, с пограничья Великих степей. Кроме того, — тут старший из мужчин скривил темное лицо в мрачной гримасе, — нынче охотники не заходят в эти места. Слишком легко самим сделаться добычей.

Они остановились в этом месте на привал, дали отдохнуть лошадям, снова развели огонь. Лея исчезла в ближайшем шалаше, воспользовавшись первым попавшимся поводом, чтобы через четверть часа выйти оттуда с руками, измазанными в здешней жирной и черной земле. Кивнула Ласкольнику и прошептала: «десять человек, двести ярдов отсюда», а потом отмахнула рукой.

Кайлеан потянулась внутрь себя и вызвала Бердефа. Тот появился на краю полянки, махнул хвостом — и тут же исчез. Через несколько секунд пес передал ей картинку:

семеро мужчин и три женщины, все в хлопковых накидках, вооруженные короткими копьями, дротиками и ножами. Ничего странного, что они предпочли отступить; в сравнении с их отрядом они выглядели как банда оборванцев.

Теперь они вполголоса совещались. Бердеф стоял слишком далеко, чтобы передать слова, но ей немного требовалось, чтобы распознать, с кем они имеют дело. Половина вооруженных была со светлыми волосами, а на шеях все еще виднелись полосы незагоревшей кожи. Они наткнулись на разведку повстанческой армии.

Как и планировали.

Она разорвала контакт с духом пса.

— Это наши.

Лея подтвердила ее слова небрежным жестом.

— Знаю. Говорят на меекхе. Заметили нас, едва мы миновали Помве. Наблюдали. Не знают, наемники мы ли бандиты. Их сбивают с толку Кайлеан и Кошкодур.

— Почему?

— У вас слишком светлые волосы. Редкость здесь. Потому полагают, что мы охрана, нанятая ими, — указала на проводников. — Потому что они выглядят и одеваются как местные.

Ласкольник небрежно оперся о ствол дерева, поправил пояс с саблей.

— Ты уже узнала, отчего они тут сидели?

— Об этом они не говорили. Но один вспоминал, что они тут уже десять дней, а значит, навряд ли они ждали именно нас. Полагаю, просто присматривают за Помве.

— Нападут на нас?

Бердеф показал ей картинку. Двое мужчин и две женщины покинули группку, исчезая между деревьями. Каждый пошел в свою сторону.

— Не сейчас, кха-дар. Только когда стянут подкрепления. — Она описала, что увидел дух пса.

Ласкольник только улыбнулся.

— Кахель-сав-Кирху окружил Помве разведчиками. Они должны присматривать за дорогами, перехватывать гонцов, информировать о караванах. Я готов поклясться, что уже с месяц ни один не добирался до города. — Он вздохнул, скривил губы. — Проклятие. Я не хочу рисковать боем с людьми, которых я ищу. Мы сумеем подкрасться так, чтобы их не вспугнуть?

Лея задумалась.

— Нет, кха-дар. Это лес, густой и мерзкий. Верхом не подъедем, а пехом я бы не хотела идти к ним: наверняка они разбираются в лесном бою получше нашего. Придется решать все по-другому.

Они и попытались, причем чуть ли не в последний миг: десятью милями дальше, когда Йанне подал знак, что вокруг уже собралось примерно тридцать вооруженных, а впереди — ждет еще двадцать.

Кайлеан чихнула, а Торин застриг ушами и фыркнул. Она похлопала его по шее, отогнав несколько надоедливых мух. Это было хорошее место. Они как раз миновали большую поляну, где кони тонули в травах почти по холку, и встали перед густыми лианами, заградившими дальнейший путь. Глазами Бердефа она видела, как идущая за ними тридцатка разделилась. Часть двинулась вдоль леса, окружавшего поляну, но несколько следящих пригнулись и, укрывшись в траве, отправились за чаарданом.

Она чихнула снова и вытерла нос рукавом. По этому знаку Нияр придвинулся, занимая место слева от нее, а Йанне вынул топор и привстал в стременах. Принялся размашистыми движениями рубить загораживавшие дорогу лианы. Кайлеан потянулась за саблей, словно намеревалась к нему присоединиться.

Ласкольник протяжно свистнул.

Они осадили лошадей так, что животные присели на задние ноги, развернулись почти на месте и погнали назад. Десять коней в несколько ударов сердца перешли в галоп, разводя широкой грудью высокие травы.

Неслись вперед.

Йанне вдруг замедлился, выпустил топор, тяжелое оружие повисло в петле на запястье, а сам он перегнулся в седле и подхватил с земли невысокую фигурку. Кошкодур пытался сделать то же самое, промахнулся и едва не свалился с коня. Кайлеан даже сквозь шум ветра в ушах слышала, как он ругается. Сама в последний миг дернула повод влево, потому что Торин как раз пытался стоптать кого-то перед собой.

А они уже приближались к другому концу поляны.

Свист осадил их на месте. Они развернули лошадей: настороженно, со щитами, поднятыми вверх, с оружием в руках.

Кошкодур продолжал ругаться, двигая плечом вверх-вниз.

— Тихо, Сарден. — Ласкольник мерил взглядом края поляны, на которых как раз зароились люди. — Притворяйся, что ты невредим.

Они шли на них лавой, уже не скрываясь: та тридцатка, что за ними следила, и остальные двадцать вооруженных людей, на которых они должны были наткнуться. Эти были хорошо приготовлены к схватке с конницей, нося стальные шлемы и кольчуги. В руках держали длинные копья и нечто, что выглядело как самодельные гвизармы и насаженные вдоль древка косы с дополнительными крюками. И были они постарше остальных, седоватые, в шрамах. Шли ровным шагом, не спеша, не выказывая ни сомнения, ни страха.

Меекханская пехота. Ветераны.

— Как твоя добыча, Йанне?

— Дергается, кха-дар. — Птичник приподнял пленника, развернул лицом к себе, тихонько фыркнул. — Но приходилось мне подхватывать вещи и похуже.

— Разве что когда ты всаживал свой стручок туда, куда не нужно. — Дагена брякнула пальцем по тетиве. — Чего они ждут? И почему молчат, чтоб их?!

— Видят, что мы не бежим, хотя — могли бы. А потому хотят поговорить. — Ласкольник мерил взглядом приближающихся пехотинцев. — Посмотрим, что они скажут.

Кайлеан использовала момент, чтобы взглянуть на пленника, и причмокнула удивленно. Йанне поймал девушку. На глаз — лет четырнадцати-пятнадцати. Мелкая, гибкая, черноволосая и черноглазая, она напоминала Лею, только худую, словно щепка, с волосами, остриженными почти под корень. Но разорванная на груди рубаха открывала все. Девушка.

Ну, или очень странный парень. Никогда не понять, как оно бывает тут, на Дальнем Юге.

— Не таращитесь на нее, — рявкнула она, поправляя саблю и повыше поднимая щит. — Мальчикам покажи сиськи — и можно вас резать, как пьяных поросят.

Никто не успел ей ответить, потому что тяжеловооруженный пехотинец приблизился шагов на десять, и тогда Ласкольник поднял ладонь и рявкнул:

— Стоять!

Они остановились, упираясь древками копий, гвизарм и кос. Не казались ни напуганными, ни нервничающими. Легковооруженные стояли чуть позади, держа оружие наготове. Некоторое время оба отряда мерялись взглядами.

— Далековато вы от дома, чую, — отозвался пехотинец, стоящий посредине строя. — Далековато, и, чую, не факт, что сумеете домой вернуться. Но, чую, вернуться бы вы хотели.

Мужчина цедил слова неспешно, почти флегматично. Седая борода и покрытое морщинами лицо придавали ему вид семидесятилетнего деда, но, скорее всего, он не был настолько стар. Судя по рукам и мускулистым предплечьям, не старше Кошкодура или Ласкольника.

— Вы обошли Помве, — продолжал он, перескакивая взглядом с одного всадника на другого. Если его удивило присутствие женщин в отряде, то никак этого не выдал. — Это хорошо, чую. Мы не любим никого, у кого есть какие-то дела в том городе. Мы с ним еще не закончили.

Он воткнул свое копье в землю и сделал три шага вперед.

— Местным купцам сейчас непросто нанять местных охранников, чую. А потому они наверняка искали наивных по караван-сараям. Людей с севера, чую. Меекханцев. Думают, что это их обережет. Но ошибаются, чую. — Он указал рукой на девушку, которую держал Йанне. — У вас есть кое-кто, кто принадлежит нам. Отдайте ее.

Кайлеан не ожидала услышать смех. Громкий, искренний, теплый. А потом Генно Ласкольник выехал вперед, снял шлем, выпрямился и процедил:

— Так иди и возьми ее, Люка-вер-Клитус.

На миг все стихло, а потом кто-то из группы легковооруженных двинулся вперед, но одновременно седой пехотинец рявкнул:

— Стоять!!! Ни с места!!!

Все замерли. Паршивая жопа старой козы, ну и голосище! Он будто рычал в медную трубу.

Мужчина тоже стянул шлем и двинулся в сторону кха-дара, и с каждым шагом лицо его молодело.

— Генерал? Генерал Ласкольник? Но почему? Что?..

Ему не хватило слов, а потому он только махнул рукой. Ласкольник засмеялся, соскочил на землю, и они крепко обнялись.

— Ну, — Кошкодур сунул саблю в ножны и забросил щит за спину, — пожалуй, самая сложная часть — позади.

— Лишь бы ты сейчас не оказался прав. — Лук Дагены пошел в сагайдак, а она сама потянулась так, что в суставах его хрупнуло. — Йанне, Кайлеан уже говорила, чтобы ты перестал таращиться на сиськи этой малышки.

— Меня зовут Колесо. — Девушка взглянула на нее, явно разозленная. — И я не малышка.

— Колесо? — Брови Даг поползли вверх. — Такое круглое, от повозки? Девушка, до круглости тебе не хватает фунтов пятидесяти. Пока что ты — едва-едва ось. Отпусти ее, Йанне, пусть присоединяется к своим.

Птичник поставил девушку на землю и легко подтолкнул в сторону пеших.

— Ступай. — Он глянул на остальной чаардан. — И что теперь?

— Ждем. — Кошкодур напомнил им, что он — заместитель Ласкольника. — Оружие — под руку, коней держать накоротке. Радостное приветствие или нет, пока что — следим. А потом посмотрим.

* * *

— Да. Это похоже на него. Собственно, ничего другого я от него и не ожидал.

Было сложно понять, говорит ли император это с удовлетворением или с удивлением. А еще сложнее было сказать, как эти вести повлияют на судьбы собравшихся в комнате. За последний час он уже успел напомнить, что они — простые смертные, зависимые от его воли. Что он — господин их судьбы. Теперь же они знали, что есть и тот, над кем император властвует не до конца. Генно Ласкольник.

— Как он сказал — поехал осмотреться. — Несмотря на вес сообщаемых новостей, Эвсевения была удивительно спокойна. — А наш резидент в Коноверине, Палец, не имел ни власти, ни средств, чтобы ему в этом помешать. И только-то. Мог лишь направить его в место, где существовал шанс, что генерал повстречается с нужными людьми.

— Нужными? — Креган-бер-Арленс уселся поудобней. — И что это значит?

— Армия рабов собирается на Большой Халесийской возвышенности, — продолжала графиня Вамлесх. — А точнее, на пограничной территории между Коноверином и Вахези. Группы беглецов направляются в ту сторону, а это, полагаю, свидетельствует, что восстание хорошо спланировано и, что важнее, продолжает развиваться так, как хотели его вожди. Часть повстанческих отрядов, от нескольких десятков людей до сотни, действуют вдали от возвышенности: грабят караваны, перерезают торговые пути, раздувают бунты там, где те пока не разгорелись, атакуют удаленные плантации, хозяйства и рудники, заманивают в засады небольшие отряды армии. Так гласят рапорты, которые присылают нам агенты изо всех княжеств Дальнего Юга. Мы предпочли бы, чтобы генерал не наткнулся на такие отряды, тем более что некоторые из них полностью состоят из рабов других наций. А потому Палец сперва отослал его в Тос — туда, где проще всего встретить наших. Меекханцев.

Император прикрыл глаза, закусил губу. Молчание затягивалось.

— В этом весь Генно. Весь он. Я уже начинаю жалеть, что позволил ему развлекаться в игры Крыс. Если уж он заскучал, следовало дать старому жеребчику дюжину молодых кобылок и, возможно, время от времени позволять ввязываться в поединки. С подобранным противником, естественно. Но именно я дал дурацкое согласие, потому вина — частично на мне. А знаете, что могло бы стать факелом, что подожжет Великие степи? Весть о том, что Империя потеряла Генно Ласкольника. Что Серый Волк уже не поведет наши полки против Молний Отца Войны. Потому, собственно, мы будем отдавать… Сколько там было, Третий? Пятнадцать тысяч ежемесячно, чтобы иметь возможность как можно быстрее доставить его домой. И мне кажется, что я потеряю на этом каждый орг, который полагал получить от торговли скотиной.

Сука выпрямилась немного и вздернула подбородок повыше. По ее лицу промелькнула едва скрытая неприязнь.

— Ваше величество слишком суров к себе. Это ведь Ласкольник, невежливый, упрямый и несговорчивый варвар. Он всегда делал что хотел.

— И наверняка именно поэтому выиграл для нас последнюю большую войну. — Люво улыбнулся, словно извиняясь, в стиле: «позвольте вмешаться, хотя я и знаю, что не должен». — Генно Ласкольник, господин, взял на вылазку лучших своих людей. Тех самых, с которыми гулял по Великим степям. Если вы позволяли ему глубокие рейды к востоку от Амерты с несколькими десятками всадников, то…

— Под Амертой всегда стоял панцирный полк.

— А в караван-сарае под Коноверином ждет более пятисот наших солдат, господин, — обронила Сука. — Хорошо обученных и вооруженных.

Император вдруг засмеялся, удивив всю их троицу.

— Подумать только, Крыса и Гончая говорят в один голос. Я и не думал, что когда-либо этого дождусь. Дальше, графиня. Имеет ли это восстание шанс на успех?

Она заколебалась.

— Я…

— Никаких домыслов или спекуляций, Эвсевения, — коротко обрезал Креган-бер-Арленс. — Только факты.

Женщина замолчала, а когда заговорила снова, голос ее звучал так, будто каждое слово из нее тянули четверной конной упряжкой. Гентрелл обменялся быстрым взглядом с Первой Крысой. Это должно было оказаться больно для нее. Стоять во главе сильнейшей шпионской организации Империи, у которой золота больше, чем в казне многих княжеств поменьше, и признаваться в своем неведении…

— Увы, господин, я не знаю. Этого не удастся сказать точно с той информацией, которая у нас есть. Коноверин все еще не пришел в себя после событий в Оке, Деана д’Кллеан поддерживается Родом Соловья и двумя третями Рода Буйвола, но она лично приказала арестовать либо казнить значительную часть командования Буйволов и всех командиров Тростников. Аф’гемид — то есть командир Рода Тростника — исчез, а сами Тростники были вырезаны, когда, как рассказывают на Юге, объявилась Пламя Агара. Армия княжества насчитывает сейчас меньше половины от тех сил, которыми оно располагало в начале событий. Большая часть из них стоит в столице. Те отряды, что не послушались приказа о концентрации в Белом Коноверине, были уничтожены или отрезаны в провинции еще в первые дни бунта. Госпожа Пламени приказала обучать отряды легкой пехоты и около двухсот боевых слонов, но не сделала никаких решительных шагов против бунтовщиков. Почти без боя отдала им половину страны. Большие города затворили ворота. Плантации, хозяйства и ремесленные пригороды или опустошены, или разрушаются рабами да вооруженными бандами, которые без числа размножились в тех землях.

Креган-бер-Арленс слушал рапорт с прикрытыми веками, время от времени легонько кивая. На лице его не дрогнула и мышца, что, кажется, сильнее всего выводило женщину из равновесия, поскольку после последней фразы она замолчала, словно не понимая, что говорить дальше.

— А другие княжества? — подогнал ее ласковым движением ладони император.

Она сглотнула.

— В Камбехии царит замешательство, ваше величество. Обрар был последним из линии с достаточно чистой кровью, чтобы войти в Око, а претенденты на его трон собирают войска, не слишком-то обращая внимания на восстание. Вахези — небольшое княжество со слабой армией и еще более слабым князем. Они даже не пытаются выдавить бунтовщиков со своих территорий. Только Северная Гегхия реагирует довольно резко, ее войска под командованием князя Хантара Сехравина уничтожают любой отряд рабов, схваченные же бунтовщики идут на костры. Но это только распаляет сопротивление. Южная Гегхия и Бахдара создали нечто похожее на союз. В этих княжествах никогда не было ничего похожего на большие плантации или рудники, а потому и рабов там немного. Оба они провозгласили, что бунт — это кара, посланная Агаром на «грешный» Север, а потому они не станут ей мешать. В этом хаосе почти ничего невозможно предвидеть. Таковы факты, ваше величество, — закончила она, сжав губы в узкую линию.

В этот момент Гентрелл старался даже не смотреть в ее сторону. Признание в незнании должно было оказаться для нее примерно тем же, что для девицы-жрицы — публичное признание, что та на третьем месяце беременности. Лучше бы ей не помнить, кто присутствовал при этом ее унижении.

— А армия рабов?

— Насколько я знаю, именно ради этой информации туда и отправился Генно Ласкольник. У него было намерение проверить, чего стоит их так называемая армия.

Император покивал, потом встал, развернулся к ним спиной.

— На этом мы закончим сегодня. Можете отправиться в свои покои в городе. Встретимся тут завтра — нет, послезавтра вечером, и я надеюсь, Эвсевения, что ты обогатишь к тому моменту свое знание о происходящем на Дальнем Юге. И особенно что касается информации, где находится и что делает Ласкольник. Третий скажет мне, когда они смогут доставить генерала домой, а Люво тогда уже должен иметь новости о той роте Горной Стражи, о которой мы говорили, — и о ее успехах в поисках Кей’лы Калевенх. На сегодня все. Можете идти.

Глава 10

Чудовище зарычало, дернулось и ударило грудью в ледяную стену. Та разлетелась на куски. Как и сотни ледяных стен ранее. Оставался лишь вопрос, кто первый падет в этой стычке: Владычица Льда или плавающая тварь, которая их пожрала?

Или которую они оседлали, если взглянуть на последние события с другой стороны.

Кеннет-лив-Даравит тряхнул головой, отгоняя эти мысли. Хватит, нет смысла терять время на всякие «что будет», если человек все равно не может повлиять на происходящее.

Чудовище налетело на них, когда они стояли на льду, раздумывая, что скрывают облака тумана, которые не могла развеять даже ярость Андай’и. Вынырнуло из молочных испарений, ломая и круша ледяную толщу почти в десяток футов так, словно это яичная скорлупа. Они сперва услышали это, а потом почувствовали, как дрогнул и начал смещаться лед под их ногами. Смещаться! Кеннет проорал приказ: «К саням!» — и все, стражники и Крысы, бросились в бегство. Но было поздно что-либо предпринимать. Даже если бы они сидели на санях с отдохнувшими и разогретыми псами, о бегстве и речи не шло бы: чудовище двигалось на них быстрее галопирующего коня.

Когда они увидели его впервые, всего-то в нескольких сотнях шагов позади, оно казалось плавающей черной горой: шириной в добрых двести ярдов и высотой в пятьдесят — по крайней мере, с одной своей стороны, поскольку второй, что была ближе к ним, оно едва ли не волочилось по льду. Лейтенант вскочил в сани. Псов не пришлось подгонять, они рванули так, что он едва не опрокинулся, и помчались, сколько было сил, на юг. Другие сани его десятки уже летели вперед.

Слишком медленно.

Лед трещал и рвался, Малаве, правивший упряжкой, орал и ругался, пытаясь объехать щели пошире. Они неслись.

Слишком медленно.

Когда офицер оглянулся во второй раз, чудовище было уже ярдах в двухстах позади. А его черная, растрескавшаяся и поросшая какими-то лианами спина ускорилась.

Тогда Кеннет увидел, что делают остальные. Прочие сани роты гнали впереди, но не по прямой, а забирая влево, наискось, все ближе к твари. Потом и шесть саней справа, что везли дружину Крыс, принялись поворачивать. Что там, чтоб его перевернуло?!

Малаве тоже потянул вожжи влево.

— Вода! — крикнул он. — Вода впереди!

Кеннет уже видел, почему все сворачивают. В двухстах, может, трехстах ярдах впереди шумело море. В трещине было шагов двадцать, не перескочить саням и людям, и трещина эта все увеличивалась. Темно-серый хребет океана наконец освободился от ледяного панциря, но для Шестой роты это означало смертный приговор.

Гигантская ледяная плита, отрезанная трещиной, начала подниматься, на нее давила плавающая гора — и вдруг оказалось, что сани несутся как бы по склону. «Сейчас он сломается, — страх ухватил его за глотку, — лед расколется на сотни кусков, а мы попадаем в воду и потонем, словно блохи в этой схватке титанов».

Думай! Думай!!!

Лейтенант оглянулся. Чудовище находилось едва ли в пятидесяти ярдах позади и тоже поворачивало влево, словно желало перерезать дорогу саням стражников. «Оно нас пожрет». Стоя на спине твари и вспоминая события вчерашнего дня, Кеннет четко помнил эту свою мысль: «Лед растрескается, мы упадем в воду, а чудовище нас пожрет, словно кит стайку сельди».

Он сунул в рот свисток и скомандовал: «Ко мне! Ко мне! Отряд, ко мне!» Они подсмотрели этот метод отдачи приказов у Фургонщиков: резкие, сверлящие звуки могли пробиться даже сквозь какофонию битвы. Рота, несущаяся впереди Кеннета, развернула сани и помчалась к командиру. Крысы тоже резче взяли влево.

Он поймал себя на том, что широко скалится. Страх остался: потонуть в ледяной воде — не лучшая смерть для горца, но сильнее сейчас были отчаянность и гнев. Почему бы и нет? Если они должны погибнуть, то почему бы не так?

Чудовище начало опережать их, но будто бы слегка замедлилось. С этой стороны его бок уходил под лед, а спина — черная, растрескавшаяся плоскость, покрытая чем-то, что выглядело как полуокаменевшие стволы деревьев, — возносилась почти отвесно, как склон горы. Кеннет бросил взгляд назад… хвост чудища исчезал в густом тумане, что тянулся за гигантской тушей, словно привязанный.

— Влево!

Малаве выполнил приказ без колебания, и сани полетели к черному склону.

Кеннет снова засвистел: «Вперед! За мной! Атака! Атака!»

Они атаковали плавающую гору. Отчего бы и нет, они ведь гребаная Горная Стража. Если не они — то кто?

Собаки прыгнули, сани дернулись, накренились и несколько долгих, как целая жизнь, мгновений двигались на одном полозе, а под лейтенантом мелькнула щель между льдом и черной тварью — и вот они уже карабкались под уклон вверх.

Он соскочил, даже скорее, скатился с саней, чувствуя, как те притормаживают. Спина твари была сильно наклоненной, к тому же покрытой слоем уже замерзшей воды, словно чудовище только-только поднялось из глубин. Кеннет воткнул кинжал в черную поверхность, клинок вошел неглубоко, сам же лейтенант, ища опоры ногами, засвистел: «Ко мне! Ко мне!»

Его сани, которые взобрались уже на десяток ярдов вверх, вдруг остановились, псы загребли лапами по обледеневшей поверхности и начали сползать.

Он выплюнул свисток и заорал:

— Режь! Освободи собак!!!

Малаве можно было и не повторять. Он соскочил с саней и двумя быстрыми ударами отрезал постромки. «Фру-у-у», — несколько сотен фунтов припасов полетело вниз, на локоть разминувшись с Кеннетом, и разбилось о лед внизу. Но уже не было смысла сосредотачиваться на том, что они потеряли, поскольку на спину чудовища разгонялись и въезжали новые сани.

Стражники на ходу соскакивали с них, падали на «землю» и втыкали в эту спину кинжалы, ножи, чеканы. Там, где собаки не могли потянуть груз, его обрезали и сбрасывали в океан.

Тогда они потеряли первых солдат.

Камрес Войтир из седьмой десятки вел сани слишком осторожно: может, испугался в последний миг и сильнее, чем нужно, натянул вожжи, но и этого хватило. Его сани шли слишком медленно, собаки перепрыгнули щель, но сани — уже не смогли. Ударились о бок чудовища и на миг, меньший, чем удар сердца, повисли в воздухе, их повлекло надо льдом. А потом собаки утратили опору под ногами, и все — Камрес, Ловерин и Чорвэ, животные и сани — все упало между льдом и черной стеной.

Крик — короткий, страшный, животный — прорезал воздух и угас, а от трех солдат и полудюжины псов осталась только кровавая полоса на льду, удаляющаяся от тех, кто уже сидел на чудовище, со скоростью бегущего коня.

Всего они потеряли девятерых стражников и две дюжины собак. Погиб еще Бланд из Первой, втянутый под лед упряжкой. Омнэ Венк, командир Восьмой, прыгнул на помощь одному из своих солдат, поскользнулся и провалился в щель. Агерх и Ковэ из второй столкнулись с санями Крыс, уже в самом конце этой безумной эскапады, когда плоскость льда, по которой они ехали, начала трескаться — обе упряжки исчезли под водой, и никто не выплыл. Гессен и Ель оказались последними, у них были ахерские сани, сделанные из костей и шкур, и упряжка ахерских собак. Животные впали в панику, перестали слушаться поводьев и погнали в сторону. Оба стражника соскочили с саней в тот миг, когда упряжка провалилась в щель во льду, и лейтенант так их и запомнил: двое людей, стоящих на куске льдины шириной в десяток ярдов, посреди океана, покрытого расколотым льдом.

Потом они исчезли, поглощенные туманом, что продолжал ползти за чудовищем.

Затем случилось странное. Когда последние сани оказались наверху, чудовище задрожало и медленно, очень медленно начало выпрямляться. Через несколько долгих минут его спина заняла горизонтальную позицию, а они смогли наконец встать на ноги.

Уцелели половина саней и большая часть животных. Крысы, кроме упряжки, которая столкнулась с санями Агерха, потеряли еще две, а всего — половину дружины. Лейтенант их не жалел. Пытался найти в себе сочувствие, но если бы эти глупые, язви их шанкровым хреном, козы не стали играть в подкрадывание, Борехед не заставил бы их предпринять самоубийственную вылазку, а его люди бы не погибли. Увы, Олаг-хес-Бренд выжил, Моива Самрех тоже, что уже не было плохо: в такой ситуации хорошо иметь под рукой мага, пусть даже не слишком полезного в схватке. Онелия Умбра ехала на санях командира Крыс и теперь стояла подле чернобородого, бросая на Кеннета такие взгляды, словно во всем случившимся был виноват именно он.

Оставшаяся в живых группка шпионов состояла еще из пары коротышек, на которых лейтенант уже успел обратить внимание, плечистого чудака, вооруженного арбалетом и двумя длинными ножами, и низкого, худощавого человечка, про чей пол Кеннет так и не сумел догадаться.

Неважно.

Важно было другое. Например, куда исчез Борехед? Велергорф клялся, что заметил, как сани шамана въезжают на спину чудовища, но они не видели ни их, ни ахера. Если и было нечто беспокоящее лейтенанта больше, чем отсутствие шамана, то это понимание, что сукин сын находится где-то вблизи, но непонятно, что именно делает. Потому что на счастье, что Борехед провалился в одну из многочисленных щелей, на которые они наткнулись во время короткой разведки, и что его нечто пожрало, Кеннет, увы, не рассчитывал.

Они плыли. Собственно, пробивались сквозь покрытое льдинами море с грацией тарана, идущего сквозь замковые ворота. Как раз приближалась еще одна ледяная глыба.

— Удар!!! — заорал стоящий на часах солдат.

Лейтенант расставил ноги пошире. Удары были мягкими, но могли опрокинуть неподготовленного человека. Нос чудовища медленно приподнимался и бил в белую поверхность, та трескалась с глухим звуком, а море покрывалось мелким колотым льдом и снеговой кашей.

Они плыли.

Вот уже несколько часов плыли на чем-то, что вопреки всякой логике и здравому смыслу было кораблем. Судном, огромным, словно город. И корабль этот принял их на борт: Кеннет до сих пор не понимал, специально или случайно, накренившись направо так, чтобы их безумная гонка вообще смогла закончиться успехом. А потом выровнялся и двинулся вперед. Столько-то они знали наверняка.

Ну и еще то, что плыли они на восток, вдоль Великого хребта, вспарывая льдины и ледяные горы. Гнев Владычицы Льда, казалось, слабел: по крайней мере, на борту они уже не ощущали яростных вихрей, которые им приходилось испытывать ранее, да и мороз, казалось, уменьшился. Исчез и туман, что сопровождал корабль. Они не могли примерно оценить его скорость, и хотя чудилось, что они немного замедлились, брошенный за борт кусок дерева уходил назад со скоростью бегущего человека: он едва-едва мог бы угнаться за деревяшкой. Десять миль в час, пятнадцать? Кеннет даже не пытался задумываться, каким чудом это возможно.

Дерево. Вот его оказалось с избытком. Черное, твердое как дуб, иссушенное. Достаточно было пробить тонкий слой льда, чтобы добраться до палубы, сделанной из чего-то, что казалось гигантскими, обработанными и тщательно пригнанными друг к другу стволами деревьев. Отсюда рождалась и уверенность, что они — на корабле. Они должны находиться на корабле — или все вокруг просто сошли с ума.

Они уже успели исследовать окрестности носа. Палуба была гладкой, но во многих местах в ней зияли дыры, словно шрамы, нанесенные гигантскими клыками; пока что офицер запретил к ним приближаться, заглядывать и исследовать каким бы то ни было способом, поскольку уже увидел нескольких из своих людей, обвязавшимися веревками. Горцы. Покажи им нечто, что выглядит как пещера…

Его рота пришла в себя довольно быстро, быстрее, чем Крысы, которые все еще стояли в сторонке. Пришла в себя и приступила к исследованию местности. После того, что они прошли, странствуя сквозь Мрак, большое, плавающее в океане корыто не казалось им пугающим. Лишь бы плавало.

Кроме того, Кеннет позаботился, чтоб у солдат не осталось времени для раздумий.

Быстро отдал серию приказов: разбить лагерь в месте, защищенном от порывов ветра, проверить припасы, расставить стражу. Назначил нового командира восьмой, Корель-дус-Одерах был самым старым и имел репутацию хорошего солдата.

А потом попросил Велергорфа, чтобы тот провел короткое прощание с погибшими. Татуированный десятник кивнул, собрал роту и без лишних церемоний сказал:

— Мы потеряли хороших людей. Девять добрых душ пропало в море, а это были горцы, и им наверняка будет тут худо. Не знаю, к кому нам обращаться: к Андай’е, к Близнецам или к Дресс, поскольку мне плевать на их божественные игрища. — Топор Велергорфа со свистом прорезал воздух. — Но знаю, что это неправильно.

Рота признала его правоту глухим ворчанием.

— Скажу еще, что множество вещей море выбрасывает на берег, а потому верю, что оно отдаст и их кости. И тогда они погрузятся в скалы на берегу — и снова станут частью гор. А орлы подхватят их души и отнесут прямо в Дом Сна. И нечего больше болтать, но, когда вы сегодня разведете огонь, влейте несколько капель водки в пламя, чтобы они, Чорвэ, Ковэ, Бланд и прочие, знали — мы о них помним.

Он сплюнул на ладонь и сильнее сжал топорище.

— А теперь — за работу.

Кеннет назначил четверых людей из своей десятки, чтобы те измерили ширину «корабля». Три с половиной длины пятидесятиярдовой веревки, доложили они через четверть часа. А сколько от носа до кормы? Туман, к счастью, уже исчез, но этим они займутся утром. Приближалась ночь, а лейтенант не слишком горел желанием отправлять своих людей на вылазку в неизвестность по темноте. На носу они насчитали восемнадцать дыр и расщелин на палубе, а кто знает, сколько их было дальше. В голове его уже сложилась картина места, где они оказались: палуба шириной в сто пятьдесят ярдов была вовсе не такой уж и ровной. Где-то в ста пятидесяти шагах от носа из нее вставал — от борта до борта — ряд деревянных столпов, воткнутых каждые десять-пятнадцать локтей; вернее — восемь столпов и шесть дыр в местах, где их, похоже, вырвало. Хотя название «столп» было неточным; они, скорее, выглядели как сломанные стволы вековых деревьев, имевших у земли семь-восемь футов ширины. Как высоко некогда они вставали?

В двухстах шагах за линией столпов лежало то, что наверняка было одним из них. Ствол длиной в пятьдесят ярдов, опутанный какими-то веревками или растениями, с яростью вбитый в деревянные строения. В принципе, отчего бы на корабле такого размера и не быть строениям? А то и небольшому городку?

Кеннет и думать не желал, что скрывается под палубой.

Велергорф подошел к нему, пружинисто отсалютовал. Всегда было так; чем сложнее казалась ситуация, тем тверже старый десятник придерживался устава.

— Господин лейтенант, лагерь готов. — Он махнул в сторону нескольких палаток и пологов, стоящих в свободном кругу. — Но парни говорят, что это черное дерево не желает гореть, а большая часть нашего — пропала. Пригодилось бы…

— Порубите сани, Вархенн. Но оставьте как минимум четверо. И берегите растопку.

— Слушаюсь.

— Неплохая прощальная речь.

Лицо горца стянуло гневом.

— В первый раз пришлось такую говорить и, яйцами Быка клянусь, лучше бы — в последний. Это плохая смерть для горца. И… господин лейтенант… Люди — не все, но некоторые — говорят, что это вина Крыс. Что если бы засранцы не играли в шпионов, мы были бы далеко отсюда… И что ночью с ними может что-то случиться… с Крысами. Или хотя бы с их командиром…

Собственно, лейтенант ожидал чего-то подобного и даже чувствовал соблазн дать этим «кое-кому» из стражников свободу действий. Ох, как же это искушало. Но нет. Во имя всех траханых демонов Мрака — нет. Если раз дашь поблажку в дисциплине, позволив самосуд, то потом и оглянуться не успеешь, как под рукой у тебя не воинский отряд, а банда разбойников, которыми правит закон ножа.

Ну и, конечно, дело еще и в том, что он, в конце концов, офицер Стражи, которая представляет собой часть Империи; а желают они того или нет — Крысиная Нора тоже часть ее. Правда, если они — это железный кулак Меекхана, то Крысы — суть грязь из-под ногтей, но это все равно имперская грязь.

— Нет. Никаких несчастных случаев, падения в дыры или купаний на морозе. Это приказ. Кроме того, Крысы нам понадобятся. Пусть отрабатывают свою плату.

* * *

Эта ночь оказалась одной из самых мерзких, какие он помнил. Было мало топлива, а черное дерево не желало гореть, даже когда его обильно поливали жиром. Наконец они отказались от попыток поддерживать огонь все время, а порубленные сани сгорали слишком быстро, а потому им осталось только съесть несколько ложек гуляша из сушеного мяса и свернуться в палатках или под пологами, прикрывающими от ветра. Не было бы так худо, если бы не ледяная влага, что пробиралась в каждый уголок, под меха, рубахи и в сапоги. И они все еще плыли, с тоской вспоминая выкопанные в снегу норы, в которых провели последние дни.

Утром Кеннет призвал к себе Крыс. Боги знают, где они провели ночь, но, глядя на их жалкую группку, лейтенант почувствовал мрачное удовлетворение.

— Замерзли?

Они не ответили, только Онелия Умбра бросила на него такой взгляд, под которым он должен был бы провалиться сквозь землю. Кеннет ее проигнорировал.

— Какие-то мысли о том, где мы находимся? — взглянул он на чернобородого командира крысиной дружины. — Подозрения? Спрашиваю, потому что такие дела — магия, древние демоны, проклятия или корабли размером с остров — всегда находились в сфере деятельности Норы. Ничего не приходит на ум? Никаких тайных приказов в стиле «отошлите роту на север под любым предлогом, пусть проверят, что там притаилось»?

Стражники, окружавшие полукругом группку Крыс, зашумели, кто-то мерзко выругался.

— Спокойно! Нет, я не верю в это. Даже самый гениальный шпион не сумел бы такое подстроить. Ахеров, Борехеда и прочее. Но я жду от тебя, Крыса третьего класса, безусловного сотрудничества и подчинения. Никакой лжи, игр или тайн. Пока что я хотел относиться к вам как к одной из дружин Стражи, но изменил решение. Сейчас тут командую я, потом — десятники Вархенн Велергорф, Андан-кей-Треффер и Берф Мавс, в такой вот последовательности. Потом остальные мои сержанты, а только потом — ты. В самом конце. Ты — в иерархии находишься ниже собак. Даже ахерских. Понимаешь?

Олаг-хес-Бренд кивнул:

— Понимаю.

— Хорошо. Представь мне своих людей и скажи, что каждый умеет. Кроме нее. — Кеннет указал на Моиву Самрех. — Я уже знаю, что это ведьма с талантом, который и не используешь толком.

Блондинка гневно скривилась и открыла рот, но чернобородый схватил ее за руку, заставив молчать. Кеннет не особо обратил внимание на ее реакцию. Он уже наблюдал за ведьмой: выглядела расслабленной и спокойной — для их обстоятельств, естественно. А вроде бы могла понять, смотрит ли кто на них и какие имеет намерения, а значит, сейчас никто не целился в них из арбалета.

Пара коротышек, низких и худых, с именами Полус и Анссер, наверняка ненастоящими, оказалась братьями, убийцами, специализирующимися на ядах. Ножи, стрелки, иглы, скрытые клинки. Весь арсенал притаившейся смерти, находящейся на расстоянии вытянутой руки. Чудесно. Его люди и так не любили Крыс, а теперь начнут их ненавидеть. А если кто получит занозу и рана воспалится, то оба шпиона окажутся за бортом. Плечистый верзила был солдатом, охраной для остальных, носил имя Клос. Последняя Крыса по имени Кевреф — молодой, худощавый и неприметный — должен был заниматься в дружине разведкой. Хороший выбор. Кеннет поймал себя на том, что когда отворачивается, то не может вспомнить лица шпиона. А в бою? «Кинжал и гаррота, — тихо пояснил юноша. — А на расстоянии арбалет и духовая трубка с отравленными стрелами».

— Подведем итог, хес-Бренд, — обратился он к командиру Крыс. — У тебя один солдат, двое убийц, шпион и ведьма с талантом, который нам не использовать. А еще госпожа Онелия Умбра, в эту минуту настолько же полезная, как рваные сапоги. — Кеннет даже не взглянул на девушку, услышав ее гневное фырканье. — Ну, и есть еще ты. Для шпиона ты слишком бросаешься в глаза, для убийцы — чересчур тяжело двигаешься. В дружине командуешь, а если дойдет до чего дело — сражаешься вручную, верно?

Чернобородый не ответил. Кеннет пожал плечами.

— Неважно. У меня есть для работа в самый раз для Крыс. Пригодитесь кое для чего.

Четвертью часа позже Олаг-хес-Бренд махал ногами над черной дырой на палубе.

Эта была меньше прочих, едва лишь в пару футов шириной, а потому они решили, что начнут с нее. Сперва опустили туда веревку с грузом. Отметка показала, что дыра — неполных двадцать футов глубиной, но свет дня, казалось, с опаской держался от нее подальше.

Велергорф давал шпиону последние указания — к вящей радости стражников.

— Значит, так: один рывок — «все хорошо»; два — «я что-то нашел»; три — «вытягивайте меня»; веревка откушена — «что-то меня сожрало, не входите сюда». Запомнил? Ага, если встретишь там Борехеда — передай, чтобы он возвращался. Не время играть в прятки.

Крыса пытался протестовать, что-то бормотал о миссии и ответственности, указывал на своих людей, которые как один избегали его взгляда. Кеннет устал, замерз и был зол, а потому обрезал дискуссию одной фразой:

— Выбирай! Сюда, — он указал на черное отверстие, — или туда.

Олаг взглянул туда, где за отстоящим от них на сто шагов бортом шумели волны. Побледнел.

— Ты заплатишь мне за это, лив-Даравит. Никто так не относится к Норе. Никто! Я…

— Опускайте!

Темнота поглотила Крысу вместе с его угрозами и обвинениями.

Они специально не дали ему факела. Внешняя обшивка корабля горела с трудом, но тому могло быть причиной многолетнее пребывание в соленой воде. Что там внутри — они не знали, а Кеннет решил, что риск превратить внутренности корабля в костер слишком велик. Тут всего-то двадцать футов, сквозь отверстие должно падать достаточно света, чтобы глаза Крысы справились с темнотой.

Веревка провисла, одиночный рывок сообщил: все в порядке, травите.

Потом стражники только смотрели, как движется веревка. Разматывается, идет налево, потом направо, останавливается. Два рывка сообщили, что Крыса нашел что-то интересное, еще два — что интересных вещей там больше. Потом веревка замерла и долгое время оставалась неподвижной. Наконец чернобородый попросил вытянуть его наружу, дернув три раза.

— Сделаем вид, господин лейтенант, что мы ушли? — Андан взглянул на него с надеждой.

— Я вас слышу, — раздалось снизу.

— Вытягивайте, — вздохнул Кеннет. — Не время для игр.

Крыса выплыл из темноты, прижимая к груди две коробки. Едва лишь он встал на ноги, показал их собравшимся триумфальным жестом, словно сам их только что сделал.

— Лампы. Смотрите, лампы.

Кеннет взял один из трофеев. Лампу изготовили из того же дерева, что и палубу, но внутри три ее стенки были выложены чем-то, что выглядело как перламутр. Четвертую закрывала тонкая заслонка, полупрозрачная и твердая, будто стекло. Эта стенка открывалась, давая доступ внутрь, где в углублении находилась раковина, выполняющая функцию емкости, и остатки фитиля. Лампа. Настоящая и, что важнее, действующая. Достаточно было наполнить емкость маслом и зажечь.

— Что там еще внизу?

— Какая-то… наверное комната. Тридцать на тридцать шагов, в ней несколько предметов обстановки, столы, какие-то шкафчики с полками, все прикреплены к полу и стенам. Только эти лампы я и сумел забрать.

— Двери?

— Две. Обе наглухо заперты. И все сделано из этого же черного дерева. А оно словно бы… поглощает свет. Даже когда взгляд привыкает, непросто различить подробности. Но кроме этого…

— Говори.

— Там сухо. И теплей, чем здесь, нет ветра, и снег не падает на голову.

Кеннет тоже об этом подумал. Две-три ночи на палубе — и они начнут терять силы. Но дыра во внутренностях твари, где не понять, что именно таится за дверьми, а единственный путь к бегству находится в двадцати футах над головой?

— Я подумаю об этом. Какие-то следы хозяев?

Крыса покачал головой.

— Нет. Может, кроме… Двери забаррикадированы изнутри, а эта дыра, — Олаг указал на черную щель, — была вырублена под стеной, там, где легче взобраться к потолку по полкам. Вырублена изнутри. Кто-то очень хотел оттуда выйти и одновременно делал все, чтобы нечто до него не добралось.

Глава 11

Холи брякнуло последний раз, наполняя воздух аккордом, и он еще некоторое время не желал умолкать. Кей’ла не могла надивиться, как нечто столь простое может быть наполнено такой силой. Инструмент состоял из плоской овальной коробочки, двух грифов и дюжины струн, но обладал магией, силой и очарованием. Хотя, пожалуй, только вайхир мог играть на нем так, чтобы мелодия рвала сердце и резонировала с душой.

Ее душу — рвала в клочья.

Она отвернулась к стене, чтобы скрыть слезы.

Уста Земли отложила холи на землю, подошла и поправила на ней плед так ласково, будто час назад не она довела девочку до слез; потом вернулась к игре. Кейла не понимала такого. Эта мрачная великанша с одной глазницей, заполненной шаром из черного, полированного камня, та самая, что чуть ранее перед всем племенем требовала убить Пледика, нынче стала для нее доброй опекуншей. Едва Кей’ла прилегла, заставила ее выпить густой, пахнущий травами бульон, после чего старательно укутала и, сев перед ее постелью, наполнила пространство пещеры мелодиями, которые то пробуждали в девочке облегчение, то заставляли плакать.

Играла для нее — ведь поблизости не было больше никого, хотя с тем же успехом великанша могла играть для себя, потому что, когда Кей’ла глядела из-под полусомкнутых век, Уста Земли сидела, повернувшись спиной, неподвижная, будто памятник, и только ее ладони летали над инструментом, дергая и трогая струны.

Вайхирская женщина, со строением тела столь же мощным, как и вся ее раса, хотя чуть ниже мужчин и явно их изящней, оставалась столь же опасна, как и они. Если воины были медведями, то она, с руками, обросшими узлами мышц, с плоским животом и ногами, словно полированные стволы деревьев, напоминала горную львицу. А то, как племя относилось к ней, говорило, что она — некто важная.

Кей’ла помнила, что Уста Земли была первой, кого они встретили после странствия, что длилось много-много циклов. Их небольшой отряд: Два Пальца, Черный Белый, Кубок Воды, она и Пледик — шел, казалось, без цели по этому странному миру — сквозь лабиринты черных скал, широкими долинами, где земля выглядела как выжженное стекло, взгорьями, напоминающими каменные зубы гигантских чудовищ, — все вперед и вперед. Наконец на несколько циклов странствия и отдыха они вышли на большую, плоскую, словно сковорода, равнину, где не было ничего: ни камней, ни песка, ни трещин или дыр в земле, где спрятаться. Кошмар.

Тонкая материя палаток пропускала внутрь достаточно света, чтобы девочка не могла заснуть, а потому она завязывала себе глаза, хотя это и мало помогало. Шла часами, как одурманенная, потом ложилась и проваливалась в странную полудрему, во время которой прекрасно понимала, что происходит вокруг. Ей тогда казалось, что она слышит далекий плач, стоны и рыдания, а земля вокруг поднимается и опадает, словно дыша полной грудью.

После трех таких «ночей» Кей’ла возненавидела отдых. К счастью, ее четверорукие приятели тоже нехорошо чувствовали себя в таком месте, и ей казалось, что периоды странствия становятся длиннее, а отдыхи — короче. Не жаловалась. Когда они наконец вышли оттуда и нашли уютную щель в скале, где царила полная темнота, а земля не стонала ей в ухо, Кей’ла провалилась в черный сон без сновидений, который, наверное, длился немало часов, потому что, когда она наконец проснулась, Два Пальца нес ее на плече, а они как раз приближались к селению племени Тридцати Ладоней.

Навстречу им вышла Уста Земли. Две большие тяжелые груди, закрытые тонкой материей, выдавали ее пол, лицо ее тоже обладало чертами куда более мягкими, чем у мужчин, но в остальном она была одета ровно так же, как и они, словно для битвы. Кей’ла восхитилась, увидав ее правый глаз, зеленый, словно весенняя трава, с золотистыми крапинками, и удивилась, заметив в левой глазнице черный шарик.

Женщина коротко приветствовала троицу вайхиров, обменялась с ними быстрыми фразами на низком, гортанном языке, при виде Кей’лы сделала жест обеими парами рук, словно отгоняла рой мух. А при виде Пледика четыре ее руки потянулись за оружием.

Два Пальца удержал ее, обронив пару слов и показывая на Кей’лу.

Удержал ее от того, чтобы она вынула сабли, но не мог повлиять на то, что случилось позже. Тогда же их поглотила каменная щель, длинная, в полмили, а когда они из нее вышли, перед девочкой открылся вид, которого она не ожидала увидеть в этой стране черных скал и стального неба.

Большая долина со склонами из террас, вырубленных в стенах, поросших травой, кустами и низкими деревьями; между ними вились небольшие ручейки, прыгающие все ниже и ниже, чтобы напитать длинное и узкое озерко, разлившееся на дне долины.

Берега озерка соединяли несколько мостиков, белых, словно снег. Ох, это первая белизна, которую Кей’ла видела за много дней. Над самыми высокими террасами долины были дыры пещер, десятки черных отверстий, откуда, привлеченные глубокими звуками гонга, как раз выходили четверорукие фигуры.

В тот момент ей было непросто оценить, сколько вайхиров пришло на поспешно собранный не то суд, не то совет касательно ее и Пледика. Двести? Больше? Это не имело значения. Их посадили на одной из террас, и Кей’ле приходилось изо всех сил удерживаться от желания лечь в траву и прижаться к мягкой, пахнущей земле, когда вокруг собиралось все племя. Только взрослые, никаких детей или хотя бы тех, в ком было меньше семи футов; круг мощных фигур, полузвериных морд, желтых, зеленых и серых глаз. И все они всматривались в нее и Пледика.

Она не беспокоилась. Оглядывалась, спокойная и почти счастливая: странствие с Двумя Пальцами, Черным Белым и Кубком Воды научило ее, что вайхиры — спокойные, флегматичные существа, смеющиеся басом и носящие ее на шее, когда она устала. Ужас схватки, во время которой она их встретила, боя насмерть с Серыми, сделался уже лишь туманным воспоминанием, одним из многих, что она носила в себе. Ребенок пограничья Империи, первую смерть она увидела прежде, чем научилась хорошо говорить, перешла с семьей через Олекады, была похищена, сбежала, потом поймана снова, часами умирала на се-кохландийских крюках, погружаясь в безумие, а затем почти сгорела.

После такого нужно что-то большее, чтобы ее испугать, чем несколько десятков странных существ.

Два Пальца вдруг громко заговорил, указывая на Кей’лу. Уста Земли ответила странным жестом, но он рявкнул ей что-то, присел на корточки в шаге за спиной девочки.

— Одна Слабая, слушай, — сказал он. — Ты существо, а потому имеешь право слышать, что говорят другие. Я стану говорить на твоем языке, так хорошо, как только смогу. Но ты не говори. Не говори ничего. Ты существо, но не вайхир. Только те, у кого четыре руки, — голос его был холоден и бесцветен, словно кусок льда, — могут говорить во время суда.

Тогда ее впервые охватило беспокойство, а лица вокруг стали чуждыми, дикими и — в лучшем случае — равнодушными.

У нее не было здесь друзей, а судьба ее и Пледика не интересовала вайхиров.

Сперва заговорил Черный Белый — коротко описал историю их встречи. Два Пальца переводил, а потому она знала: его товарищ рассказывает как было, без украшательства, честно. Хмурый воин мог не любить Пледика, но эта нелюбовь не влияла на его рассказ: из него следовало, что без них двоих Черный Белый и его товарищи не вернулись бы домой. Племя слушало тихо и спокойно, и, пожалуй, именно это спокойствие снова наполнило сердце Кей’лы надеждой.

Все будет хорошо, повторяла она мысленно. Впервые за долгие дни она подумала о доме, отце, сестрах и братьях. Она вернется к ним. Найдет способ. Все будет хорошо.

А потом заговорила Уста Земли.

И были это слова темные и мрачные, полные крови, мести, обязательств и чести. Прозвучали также утверждения, которые, похоже, невозможно оказалось перевести на язык Империи, а может, Два Пальца не знал, как это сделать, а потому Кей’ла не поняла половины из того, что говорила вайхирская женщина, но общий смысл был ясен.

Они позволят ей жить. Она не происходит из дома Добрых Господ, а у племени долг перед ней. Ну и к тому же она, хотя и не вайхир, имеет право дышать воздухом, пить воду и питаться вместе с племенем.

— Хорошо. — Два Пальца казался довольным, но не снимал ладони с ее плеча. — Одна Слабая будет жить.

Потом он замолчал на миг, хотя Уста Земли продолжала говорить, а когда он наконец перевел ее слова, Кей’ли хотела вскочить на ноги и запротестовать, и тогда вайхир сжал ладонью ее плечо, не позволяя встать.

— Нет, — сказал решительно. — Нельзя. Умрешь тут и сейчас.

И говорил дальше, переводя слова Уст Земли на меекх.

А речь Уст Земли, касающаяся Пледика, была жесткой и твердой. Некто вроде него, творение Добрых Господ, не может марать присутствием их землю. Он не существо, он — орудие, у него нет собственной воли, жизни, чувств, будущего.

Кей’ла хотела выкрикнуть, что не согласна, сказать, что это неправда, что Пледик — существо, что он заботился о ней, охранял, сражался ради нее.

Два Пальца прижал ее к земле сильнее.

— Нет. — Его шепот был словно тысяча камней, взваленных ей на грудь. — Дурное время… дурное для такого… Оба умрете.

Ну и что! — хотела она крикнуть, но он придвинулся ближе, закрыл ей рот широкой ладонью, обездвижил.

— Будь внимательна. — Он повернул ее голову в сторону Пледика, который смотрел на них внимательно, и чуткость его была подобна двум клинкам, укрытым в глубине зрачков, она обещала вспышку насилия. — Пусть он думает, что мы шутим. Что это игра. Если он потянется за оружием, вы умрете оба.

Девочка стиснула зубы на его руке, сильно, так что он зашипел и отпустил ее.

— Не должна быть смерть. Можете жить. Оба. — Два Пальца обронил это быстро, глядя, как Пледик встает с корточек. — Но теперь плохое время… прошу…

Тихое отчаянье в его голосе удержало ее лучше, чем железная хватка. Она взглянула на мальчика и успокоила его жестом и улыбкой, которые стоили ей больше, чем многодневное странствие по этому миру.

«Все хорошо. Сядь, прошу».

Пледик заколебался, но сел, а его когтистая рука перестала дрожать.

А племя совещалось. Тихие шепоты, склоненные головы, короткие взгляды, порой выражающие больше, чем дюжина гневных слов. Вайхиры удерживали эмоции внутри, глубоко, но это не значило, что не руководствовались ими.

Потому что, когда они наконец приняли решение, оно было близко к мнению Уст Земли. Пледик должен умереть. Их тут же разделили, его заперли в клетке из черного железа, а ее — в этой пещере, одной из многих, где жили члены Тридцати Ладоней. Они не позволили ей даже попрощаться, а когда она видела его в последний раз, он сидел в окружении черных прутьев, спокойный, словно не ведая, что ему что-то угрожает. Он только взглянул на нее и легонько улыбнулся. Эта спокойная, полная доверия улыбка ранила ее сердце, но, помня о неопределенном обещании, которое дал ей Два Пальца, она попыталась улыбнуться.

Но, когда запирали клетку, Два Пальца куда-то исчез, а Уста Земли сказала, что они убьют мальчика, когда все отдохнут, а потому Кей’ла не знала, что делать. Она была уставшей, испуганной, и у нее все болело, а единственное существо, на которое она могла положиться, должно было через несколько часов умереть.

В этот момент она очень хотела, чтобы около нее оказался кто-то постарше: отец, кто-то из братьев, Ана’ве или даже легкомысленная Нее’ва. Чтобы кто-то обнял ее и сказал, что все будет хорошо.

Он заслуживал большего. Пледик заслуживал большего, чем смерть во сне или яд, после которого он уже не проснется. Воображение подсовывало ей эти жестокие образы, потому что Кей’ла понимала, что четверорукие не рискнут освобождать мальчика из клетки. Он слишком опасен, даже для них. Ох, знай она, как все закончится, никогда бы не приказала ему вмешаться в схватку вайхиров и Серых. Для них двоих лучше было бы погибнуть среди черных скал от голода и жара… лучше было бы…

И вот теперь она сидела в пещере, за ней присматривала великанша, которая обрекла ее друга на смерть. Кей’ла снова стала безоружной пленницей, зависимой от чужих капризов. Она тихонько расплакалась.

— Рассказать тебе нашу историю, дитя?

Уста Земли говорила на меекхе без ошибок, словно родилась в Империи. Кей’ла не спрашивала, откуда та так хорошо знает язык ее страны, но когда великанша стелила ей постель, то произнесла даже несколько слов на языке, напоминающем анахо. Это было удивительно — и слегка пугало.

— Нет. — Она вытерла слезы со щек.

Верданнское воспитание. Никто не должен видеть твою слабость.

— Точно?

Они сидели, повернувшись спиной друг к другу, Кей’ла глядела в каменную стену, вайхирская женщина — лицом ко входу в пещеру; но так было лучше. Девочка чувствовала, что если бы пришлось смотреть в это странное, полузвериное лицо, с одним зеленым, а вторым черным глазом — твердым, словно камень, из которого тот и был выточен, — то вся бы уже изрыдалась.

Это было так несправедливо… Все несправедливо. Все!

— Точно. Ты приказала его убить, хотя он не сделал ничего дурного. Хотя он спас твоих людей.

— Ты знаешь, кто он такой? Это каналоо. Ответ Добрых Господ на вайхиров. Когда-то мы были тем, чем они являются сейчас. Орудием, хотя создали нас другие руки. Каналоо связан со своим хозяином так же, как я с моей нижней парой рук. То есть, если их отрежут, станут ли они жить своей жизнью? Служить кому-то другому? Что бы он сейчас ни делал, вернется к своему хозяину, едва только его встретит. И убьет любого, на кого укажет его хозяин. Даже тебя.

— Неправда.

— Правда. Это мой мир, он — его часть.

— Неправда! Он заботился обо мне. Сражался ради меня, привел мне помощь, когда я умирала. Забрал из пылающей повозки и…

Кей’ла услышала, как Уста Земли встает, делает несколько шагов и возвращается. На этот раз она, похоже, села лицом к девочке, поскольку голос ее зазвучал отчетливей:

— Ты уже говорила это. Рассказала обо всем Двум Пальцам, а тот повторил каждое слово, и у меня нет причин думать, что ты врешь. Это странная история, необычная. Первая. Понимаешь? Первая такая история, которую мы услышали. Но этот мальчик — каналоо, и пусть бы он спас твою жизнь и тридцать раз, пусть бы он спас жизнь тысяче вайхиров, он отвернется от тебя, едва только почувствует запах своего хозяина. Каналоо убьет любого, на кого укажет его хозяин, за исключением его самого. Это правда моего мира, правда того, как создают существ Добрые Господа. Столь же нерушимая, как и то, что камень, брошенный вверх, упадет на землю.

Кей’ла почувствовала легкое прикосновение, когда гигантская ладонь погладила ее по голове. Сжалась еще сильнее, укрылась пледом. Прикосновение исчезло.

— Мы другие, не такие, как твой народ. У нас нет ничего общего. Но мы унаследовали от одной из линий твоих родственников все, что делает нас… нами. Безумие разума и проклятие языка, которую этот разум едва-едва поддерживает над поверхностью звериного состояния, отвратительный дар воображения, пробуждающий наших собственных чудовищ, и жалостный щит надежды, которая велит нам верить, что мы сумеем их победить. Нам предстояло стать оружием и инструментами, снабженными речью, чтобы нами могли проще управлять. Мы не должны были обладать совестью, не должны были познать сочувствие, гнев или страх.

Дикое, мрачное удовлетворение наполнило шепот Уст Земли:

— Мы оказались поражением. Самым большим, какое твои родственники пережили за время своего существования. И последним, которое они совершили. Они, освобожденные от оков, как утверждали сами, почти бессмертные и настолько сильные, чтобы бросать вызов законам Вселенной, с ужасом поняли, что вместе с разумом мы получили нечто, что не должны были бы никогда не иметь. Душу.

Девочка закрыла уши.

— Я уже говорила, что не хочу твоего рассказа.

— А я не говорила, что буду послушна твоим желаниям. Дух животного и душа разумного существа. Какова между нами разница? Знаешь? Знаешь, как мало тут отличий? Мы были животными, даже когда нас одарили способностью речи, а потом вдруг, в один день — пуф-ф! — и мы уже существа. Как вы. Смотрим на мир, и порой нам хочется плакать только потому, что идет дождь, а потом мы смеемся, потому что солнце раскрасило небо радугой. Понимаешь? — Она покачала головой очень человеческим жестом. — Как и я.

Кей’ла почти обрадовалась, что смогла указать великанше на ложь в ее рассказе.

— Тут нет ни солнца, ни радуги.

— Сейчас уже нет. — Великанша отразила удар, и девочка услышала нечто близкое к печали в ее голосе. — Я — Уста Земли, вторая мать среди Тридцати Ладоней. Мои сыновья и дочери сражаются с Добрыми Господами, как и их предки, и предки их предков — с тех пор, как Уничтожительница процарапала борозду на лице мира и наполнила его тишиной и неподвижностью. Наша история имеет свое начало, хотя конец ее еще не соткан. Но твой приятель, скорее всего, вскоре уснет — и ты должна понимать, отчего так случится.

— Уснет? — Она даже вскочила с постели, встав лицом к лицу с вайхирской женщиной. Та стояла на коленях, но все равно Кей’ле пришлось чуть задрать голову, чтобы выкричать свой гнев: — Не заснет! Вы убьете его! Убьете, как собаку!

— Убьем? Нельзя убить того, кто не жив. А он жив не больше, чем камень или кусок дерева. Он менее жив, чем собака, о которой ты вспомнила. Он — только тело, которое растет. Он как… как скорлупа улитки. Он пуст.

— Неправда!

— Мой мир, мои истины. Его душа находится в а’санверх. В уловителе. Он был убит еще до того, как перерезали пуповину, что соединяла его с матерью, его душу поймали и пленили внутри сети проводов и колец, которые он носит на своей левой руке. А потому он — не жив. Его тело растет, но душа находится рядом с ним, и она — все еще душа ребенка, который не успел сделать первый вздох и издать первый крик. Он не знает любви, преданности и сочувствия, потому что никогда с ними не сталкивался. Не знает и страха, потому что, чтобы бояться, нужно знать, что ты можешь потерять. Потому каналоо настолько хорош в том, для чего его создали. В бою и в убийствах.

— Ты лжешь! — Слезы потекли по щекам у Кей’лы. Она сжала кулаки, готовая накинуться на великаншу.

— Нет. Ложь — это оружие, которым мы пытаемся кого-нибудь ранить… или броня, под которую мы прячемся. С тем же успехом я могла бы вынуть против тебя саблю и попытаться рассечь тебя на куски. И какова была бы в том честь? О-о-о! Как ты здорово сжимаешь кулаки и морщишь лицо. Выдать тебе секрет? — Уста Земли вдруг наклонилась вперед, так что Кей’ла почувствовала окружавший ее сладковато-мускусный запах. — Ты не напугаешь меня, потому что мы были созданы, чтобы убивать людей, всех людей, малых и больших, в том числе и детей. И мы делали это целыми веками, а наше имя проклинали в каждом месте, куда посылала нас воля хозяев. И если кто-то имеет право решать судьбу подобных созданий, как каналоо, то только мы. И никто больше.

— Если он умрет — я умру тоже.

Уста Земли отступила на шаг, сложила обе пары рук на груди.

— Я не говорю, что этого не случится. Ты — человек, а мы их не любим. В конюшнях Добрых Господ достаточно людей, и мы встречаем их с оружием в руках чаще, чем нам бы хотелось. Но ты не одна из них, Два Пальца узнал это по твоему запаху и по тому, что ты не можешь спать, если тебя не окружает темнота. Так кто ты такая, Одна Слабая? Из какого места ты происходишь?

— Из того, в котором говорят на меекхе.

Улыбка великанши выглядела хищной.

— Я уже видела людей, что говорят на этом языке… и на других — тоже. Я училась у них. Не только говорить. Твой мир все ближе к нашему, барьер становится все тоньше. Порой немудро использованная Сила создает в нем дыру, порой — это природное явление… и кто-то попадает сюда. За последние… на твоем языке это будет «годы» — мы встретили несколько десятков тех, кто прибыл от вас. Мы знаем, что Добрые Господа создали эвелунрех только затем, чтобы высылать их к вам, а каждый их проход на ту сторону сильнее разрушает барьер. Их мир тоже все ближе. Все договоры нарушены, все обещания — забыты. Только мы все еще, как это говорят у вас… пытаемся веером сдержать ураган. Мы боремся с эвелунрех, и ты была свидетелем такого боя, когда встретила Два Пальца и остальных. Порой мы проигрываем, порой — выигрываем. Платим дань кровью, но никогда не бросаем друзей и не сдаемся. А ты?

Зеленый глаз сверлил ее с почти болезненным напряжением. «А ты? — спрашивал он. — Сдаваться — в твоих привычках? Убегать с плачем? Кто ты, Кей’ла Калевенх? Имя, которое дали тебе, — Одна Слабая — истинно?»

Понимание сошло на нее, как ведро ледяной воды, вылитой за шиворот, — отобрав дыхание и заставив отступить и опереться о стену, потому что иначе она бы упала.

— Ты хочешь его спасти? Хочешь, чтобы Пледик выжил? Отчего? Ведь ты говорила о его смерти.

Вайхирская женщина даже не вздрогнула. Только узкие губы ее раскрылись, демонстрируя в дикой гримасе комплект зубов.

— Я — Уста Земли. Это не только имя, это еще… в твоем языке нет такого слова… не функция, призвание… скорее — тяжесть, тяжесть и проклятие. Это, — шар черного камня блеснул в глазнице, — говорит мне, что чувствует мир. А мир страдает. Плачет. Скулит. Племя этого не понимает, живет согласно законам, которые хороши во время войны и ожидания, что бог проснется. А времени у нас все меньше, и я полагаю, что бог не проснется сам. Мы посылаем к нему много воинов, и все зря. Потому порой следует говорить то, что племя желает услышать, а делать то, что для него хорошо. Понимаешь?

Кей’ла не была глупой.

— Понимаю. — Из-за появившейся надежды сердце ее билось в груди, словно обезумевшая птица. — Скажи мне, что я должна делать.

Интерлюдия

Стена ледника вставала над ним, как стеклянная гора высотой в сто футов и шириной в несколько миль. У нее был также довольно странный цвет — Альтсин никогда не думал, что замерзшая вода может иметь цвет зеленого стекла, проросшего лентами синевы и лазури. От красоты этого места перехватывало дыхание. Если бы Владычица Льда когда-либо возжелала настоящего храма, с полированным полом, резными колоннами и сводом, что возглашал бы ей славу, ей нужно было бы прислать работников именно сюда. Вырезая изо льда, они создали бы творение, слава о котором разнеслась бы по всему миру.

Но Андай’я не заботилась о храмах. Собственно, она не заботилась ни о чем, кроме того, чтобы люди помнили о ее существовании. Последние тысячи лет она сделалась так похожа на силы природы, с которой ее сравнивали, что порой можно было засомневаться, жива ли она еще и осознает ли себя как богиню.

Хотя последние события на Севере, казалось бы, подтверждали это. Что-то возбудило ее гнев, причем настолько, что дни проходили — а гнев рос, пока не превратился в истинную ярость.

В типичную истерику оскорбленной женщины.

Но теперь все стихло. То, что вызвало такую реакцию, то, что он должен был по просьбе Оума проверить, — исчезло. Ох. Альтсин чувствовал: оно оставило на Тропах Силы след, словно зубр, бредущий по снегу, но это не спасало ситуацию. Он опоздал на день, а его цель уже находилась в ста пятидесяти милях к востоку. Гнев Андай’и уменьшался: или богиня успокаивалась, или — что не менее вероятно — расплачивалась теперь за многодневное напряжение собственных сил.

Альтсин оперся спиной о ледник, ощущая сквозь сукно рясы морозные иголочки, втыкающиеся ему в кожу. Это было хорошее чувство, такое… человеческое. После всего, что случилось в покинутом селении охотников, он все еще ощущал пустоту, а странствие по Северу и новые открытия не помогали ее заполнить. Он использовал тело другого человека, чтобы пропустить сквозь него Силу. Благодаря этому тот, кто мог бы его выслеживать, потеряет нить, потому что тот характерный «запах», который оставляет любой, кто использует Силу, — был бы приписан тому мужчине. Альтсин сделал это без согласия своей жертвы, ломая ее волю, отмечая ее дурвоном как… как те, кто некогда выжигал людям на коже собственные символы, чтобы привязать их к себе, Объять без их на то согласия и использовать, словно инструменты. Сделал он это не впервые, он и в прошлые разы открывал порталы, используя тела всяких глупцов, но всегда оставлял их в живых. Побитых, изможденных, но живых.

Того мужчину он выжег вместе с душой во имя справедливости.

И на миг, пугающе долгий и сладкий миг, это ему понравилось.

«Моя справедливость. Мое право. Моя власть».

Именно потому последние три дня он странствовал пешком. Чтобы почувствовать ветер, пронзающий его насквозь, чтобы иней превратил его бороду в ледяную сосульку, а ноги начали гореть при каждом шагу. Он жевал кусочки сушеного мяса, а когда те закончились, пытался есть добытый из-под снега мох и какие-то побеги. Набирал в рот снег или просто глотал его, чувствуя, как ледяной шар ложится в его желудке. Это не могло его убить, по крайней мере не сразу — он ведь носил в себе кусок души бога, а боги заботились о своих сосудах, даже если его договор с Кулаком Битвы не относился к типичным. Просто Альтсину нужен был холод, горящие и кровавящие ноги, деревенеющие мышцы — чтобы помнить.

Ты не один из них, этих лживых фальшивых сукиных детей, которым мы ставим храмы. И никогда им не будешь.

Моя справедливость. Мое право. Моя власть. Каждый из них с этого и начинал.

У тебя есть работа, которую нужно выполнить. Ты взялся за нее, а потому — делай.

Когда после всего случившегося в подземельях Храма Реагвира Аонэль забрала его снова на Амонерию, они не говорили слишком много. Черная Ведьма, молодая и старая одновременно, подточенная службой своему умирающему богу, большую часть пути держала дистанцию, не искала его общества, не пыталась говорить. Он и сам тогда… Воспоминания о подземельях под Храмом еще гудели в его голове, наполняя ее хаосом. Он сломал Денготааг — меч бога, меч, содержавший обломок души Реагвира, меч, много лет кормленный жертвами, что сам стал обретать черты полубога. Там он столкнулся с посланницей Владычицы Судьбы, в каком-то смысле — с самой Владычицей, и выиграл. Наверное, выиграл. И была еще та девушка, черноволосая, худощавая… он назвал ее дочкой… Нет, не он, это Кулак Битвы назвал ее дочкой, но ведь… это не был ребенок из его снов, это не была девушка, чья смерть толкнула авендери Владыки Битв в безумие.

Наверное.

Воспоминания. Им можно доверять точно так же, как словам, писанным пальцем по морскому песку. Одна волна — и надпись смывается, блекнет, и ты уже не знаешь, было там написано «душа» или «дура». Он не слишком хорошо помнил даже события в храмовых подземельях, а если не мог доверять собственным воспоминаниям, то чего стоили остальные?

Но некоторые вещи он помнил прекрасно.

Например, разговор с Оумом.

Альтсин стоял в его «храме», прекрасно осознавая, что бог сеехийцев собрал вокруг почти всех Черных Ведьм, каких сумел призвать в долину Дхавии. Вот и вся разница между «нуждаюсь в тебе» и «доверяю тебе». Деревянное лицо, вырезанное в спинке большого стула, всматривалось в него хмуро, но, по крайней мере, хорошо уже то, что было на чем остановить взгляд. Иначе разговор с Оумом более напоминал бы разговор со стеной.

— Знаешь, зачем я тебя вызвал? — Голос раздавался будто из воздуха.

— Твоя ведьма использовала слово «предложение».

— А почему ты согласился?

— Скажем так, тебе удалось меня заинтересовать. После стольких усилий убрать меня с острова — приглашение вернуться… — Он помнил, что насмешливо прищелкнул языком. — Да. Тебе и вправду удалось меня заинтересовать.

— Имя, которое ты принял… Альтсин… Ты все еще считаешь себя портовым воришкой? Несмотря на то, кем ты стал?

— Я не знаю, кем стал. Никто не знает. Забавно, верно?

Они молча смотрели друг на друга — вернее, Альтсин таращился на деревянный рельеф, надеясь, что Оум «смотрит» именно оттуда. Даже не пытался понять, как видит мир некто вроде этого бога, плененного в дереве. Или живое дерево, являющееся богом.

Владыка сеехийцев отозвался первым:

— Нечто появилось. Спустя несколько дней после того, как ты отплыл в Понкее-Лаа, далеко на севере, на краю света. Я чувствую нечто, чего не чувствовал уже несколько веков. Думаю… полагаю… я хотел бы… Хотел бы, чтобы ты отправился туда, чтобы проверить.

— Пошли своих Черных Ведьм. Они уже странствовали по миру.

— Это слишком далеко. Слишком далеко сейчас для меня. Тысячи лет назад, когда я был помоложе, сумел бы отправить их туда и поддержать, но теперь? Я…

Страшно тяжело разговаривать с кем-то таким: никакой мимики, никаких невольных жестов, языка тела. Только голос. Уставший и печальный.

Север. Север мешался в его памяти с длинными ладьями диких варваров, снегом и льдом. Ничего притягательного.

— Зачем бы мне это делать? Ведь наверняка не ради твоих красивых глаз, Оум.

— Потому что ты хочешь знать.

— Я хочу знать?

— То, что не показали тебе воспоминания Кулака Битвы, потому что он сам спрятал их, вычеркнул из памяти. А ты хочешь знать, в чем там было дело. У богов и людей, Нежеланных. Ты хочешь знать, отчего ты стал тем, кем стал. И тебе нет нужды соглашаться. Если откажешься — я выпущу тебя из долины и позволю уплыть с острова. Но если ты согласишься… покажу тебе истину.

Вор отказался. Только рассмеялся коротко, оскорбительно. Предложение Оума было глупым и безумным. Если ему захочется узнать, в чем там дело, он сам найдет способ. Не будет мальчиком на побегушках у деревянного божка, обронил он нахально.

— Не «деревянного», — ответил и тогда стены голосом тихим, словно последний вздох умирающего. — Я тебе покажу.

Большой стул, который, казалось, прочно врос в пол, заскрипел, наклонился и упал набок, открывая неглубокую нишу.

— Смотри.

Поиски правды…

Правдой Оума было несколько мест на Севере, куда Альтсин должен был заглянуть во время странствия. Все они лежали примерно на одной линии, а потому посещение их не могло его замедлить. А порой, как в Пещере Спящих, даже помогало ему сократить дорогу, наложить заклинание с использованием чужого тела как канала для Силы.

Пещера Спящих — первое из тех мест, после нее он проведал шесть каменных кругов, менгиров размером с небольшой сельский дом, укрытых в позабытой людьми и богами долинке. На южной стороне каждого из них было вырезано несколько фраз на языке, который не использовали вот уже тысячелетия. История предательства и отчаяния, выцарапанная на камне. Едва он прикоснулся к одному из менгиров, почувствовал, что находится под каждым из камней, — и потому, покидая долинку, он попытался стереть любые следы, которые могли бы привести сюда других.

Потом была яма, наполненная десятью тысячами костей. Людей, ахеров, суи… и прочих. Несколькими десятками миль дальше из неглубокой могилы в вечной мерзлоте он выкопал скелет, составленный из останков разных рас. Череп от одной, левая рука от другой, правая нога от третьей. Альтсин смотрел на кости долгие часы, поглощая безумие и отчаяние создателей этого жуткого памятника. Север со своим холодным и сухим климатом сохранял секреты, которые давно уже должны были распасться в прах.

Оум не рассказывал ему ничего, кроме базового: иди, смотри, думай. Проведай эти места. Проверь. А когда доберешься туда, куда я тебя посылаю, и если это окажется тем, что, как я надеюсь, оно есть, передай… весть. От «Пылающей Птицы». И его детей.

Воттолько Альтсин опоздал. А Оум его обманул. Обдурил. «Доберись туда, куда я тебя посылаю», ничего себе. Судя по тому, что он чувствовал, его цель находилась на море. И двигалась. Чем могло быть это «место», перемещающееся в океане, которое так взбудоражило божка сеехийцев? Божка, который сам некогда бороздил волны как корабль — размером в четверть мили, из красного дуба, тот, кого звали «Пылающей Птицей».

Ох, Альтсин Авендех, ты несчастная, дурная, как пьяные птенцы, неразумная жопа. Что с того, что ты Объял душу бога? Что с того, что не позволил себя поглотить? Ты все еще не больше, чем городской крысеныш.

Он должен был почувствовать себя свободным от договоренностей и уйти. Куда глаза глядят. Но…

Пещера Спящих, круг менгиров, кости… Нежеланные… люди… боги… Древо… бормотание Оума, которое он некогда услышал…

Окончательный ответ на его вопросы… нет, окончательное подтверждение подозрений, которые в нем зародились, как раз удалялось на восток. Но не настолько быстро, чтобы не было шансов его догнать.

Он оторвал спину от ледника.

Владычица Льда перестала хлестать мир своим гневом, а потому должна бы простить ему несколько мелких фокусов.

Глава 12

Молитву на хороший день прервал стук в дверь.

— Госпожа?

Все во дворце знали, что в ее личные комнаты не должно входить без приглашения. Она все еще была воительницей иссарам.

— Сейчас. — Деана склонила голову и спокойно закончила слова, направленные к Великой Матери.

Потом, поправляя хаффду, встала из-за стола. Она знала, что это не может быть кто-то чужой, но все равно положила ладони на рукояти талъхеров. Доверяй людям, но не больше, чем себе самой.

— Входите.

Молодая служанка осторожно заглянула и, только удостоверившись, что лицо Деаны скрыто под экхааром, переступила порог. Деана сразу ее узнала. Лойла, та, что была с гвизармой. На этот раз она, к счастью, вооружилась легкой саблей, хотя пояс, на котором висело оружие, был слишком свободен, а потому ножны постукивали девушку по колену.

— Они пришли, госпожа. Все трое.

Все трое… Она полагала, что по крайней мере одна откажет. Но торговля замерла, только немногие караваны шли на север, а потому для иссарам был важен каждый медяк. А она предлагала плату не медяками.

— Где ждут?

— В Саду Желтой Лилии, как ты и приказала, госпожа.

— Хорошо. Пойду к ним, а ты останься при князе.

Девушка заморгала, смущенная.

— А…

— Нет, Лойла, я справлюсь. Ах да, вечером зайди к дворцовому оружейнику, пусть подтянет этот пояс. Не сумеешь быстро вынуть саблю, если будет находиться так низко.

Девушка покраснела и присела в поклоне.

— Да, госпожа.

Встреча должна была состояться в той части дворца, что находилась вне Дома Женщин. Деана решила, что это подходящее место. Формальности еще не выполнены, а клятвы не принесены, а потому осторожность не помешает. Пока не будут заключены необходимые договоры, она не впустит этих женщин в личные комнаты.

Сад был квадратом в пятьдесят ярдов, посыпанным мелкими белыми камешками. Посредине устроили овальный прудик, поросший лилиями — естественно, желтыми, хотя в эту пору дня большая часть цветов еще не успела раскрыть лепестки.

Приглашенные женщины ждали у пруда. Две стояли в свободных позах, третья присела на берегу и окунала ладонь в воду. Деана остановилась в дверях и смотрела, укрывшись в тени. Две стоявшие были г’ларисски, а та, что мочила руки, происходила из с’хайхиров. Оба племени обитали на западных землях иссарам, а потому между ними и д’яхирами Деаны не было никаких кровавых счетов.

А это важно, поскольку Деана собиралась доверить им безопасность своего дома.

Г’ларисски одевались в свободные наряды, чьей главной частью была хаффда, доходящая до середины лодыжек, открывающая руки, с глубоким декольте. Их экхаары напоминали заслоны, носимые многими местными женщинами, а головы украшали сложные многоцветные тюрбаны. В противоположность этой паре женщина из с’хайхиров внешним видом и одеждой напоминала молодого мальчика: мелкая и худощавая, в льняных штанах, крашенных в выгоревший коричневый цвет, и в свободной, серой рубахе с длинными рукавами. Ее завеса на лице напоминала мешок со вставкой из ажурной ткани на высоте глаз, перевязанный на лбу куском шнурка. Это племя, проживающее на западе пустыни, с самого краю родных земель иссарам, не славилось ни красочными одеждами, ни любовью к украшениям. Земли их были лишены и каменных афраагр, а потому они жили словно большинство пустынных кочевников, водя стада по негостеприимной земле и странствуя от оазиса к оазису. Зато годы сражений с номадами превратили с’хайхиров в лучших лучников и мастеров копья среди земляков Деаны. А еще в несравненных всадников. Даже некоторые воины д’яхиров отправлялись на запад, чтобы, проведя несколько месяцев в пустынях, посмотреть на искусство боя на копьях, дротиках и на мастерство лучников этого племени.

Вот и эта худощавая воительница положила себе на колени копье длиной в шесть футов, а гнутый лук и колчан, полный стрел, оперла о каменную окантовку прудика. Когда они познакомились, она представилась как Расх и’Ванну, а мужское имя не удивляло, поскольку пустынные незабудки, вышитые на манжетах и по вороту ее рубахи говорили всем, что она — Присягнувшая Девица. В пятнадцать она принесла клятвы, что никогда не познает мужчину, как другие женщины, что будет для своей матери и отца сыном, а для соплеменников — братом, кузеном и другом. Сменила имя, надела мужскую одежду и официально перестала быть девушкой. Восточные племена блюли этот обычай, перенятый от не существующих уже пустынных народов, но, поскольку Присяга Девицы никоим образом не противоречила Законам Харуды, это никому не мешало.

В караван-сарае Деана говорила с воительницей больше часа и знала, что мешковатая завеса скрывает лицо пятидесятилетней ветеранки пустынных странствий и что женщина вот уже тридцать лет ходит труднейшими путями Травахен. К тому же — что куда важнее — пояс, опоясывающий талию лучницы, был грязно-белого цвета.

Мастерица копья в бою стоила трех мужчин. А то и пятерых.

Две другие женщины были вооружены более привычно. Та, что повыше, назвалась Амвер, дочерью Павалли, и владела длинной восточной саблей, похожей на обычные для Дальнего Юга шамширы. Та, что пониже, широкая в плечах как грузчик, представилась как Бахмерия с’Таллар. Вооружена была юфиром с клинком чуть длиннее, чем оружие, используемое в племени Деаны, — и противу обычаев д’яхиров оружие носила не на спине, а на талии. Деана немного узнала об обеих: они вот уже десять лет нанимались охранницами караванов, всегда в паре, всегда за ту же ставку, которую платили мужчинам. Девушки имели чувство собственного достоинства и умели позаботиться о себе. И были рассудительны, потому что приняли ее предложение, вместо того чтобы терять время и деньги в караван-сарае.

Деана вышла из затененного входа неспешно, пошаркивая ногами, чтобы о ее приходе сообщило шуршание камешков. Это была такая… неписаная традиция; если ты, вооруженный, приближаешься к воительницам иссарам, проследи, чтобы не появиться перед ними внезапно.

Разве что ты торопишься предстать пред лицом Матери.

Бахмерия и Амвер приветствовали ее легкими поклонами, без особой униженности, но сразу устанавливающими их отношения. Деана хотела нанять их для охраны своего дома, они были готовы к такой службе, а потому отношения «стражник — хозяин» обязывали к определенной степени уважения.

Расх и’Ванну забросила колчан себе на плечо, одной рукой подняла лук, второй — копье и встала неподвижно в позе, выражающей самое большее вежливый интерес. Знала, зачем ее сюда пригласили, но с той, кто носит белый пояс, переговоры ведут иначе, чем с обычной наемной саблей.

Деана улыбнулась под экхааром. Уже во время беседы в караван-сарае с Расх было непросто разговаривать, она оставалась высокомерна и дика. Но плата, которую Деана ей предложила, похоже, оказалась интересна даже для горделивой воительницы. Деана тоже легонько поправила пояс с талъхерами, так чтобы ножны белой кожи были предъявлены надлежащим образом.

— Спасибо, что пришли. Вы доставили мне этим огромную радость.

Она отозвалась на самом официальном варианте к’иссари, который используют, когда договариваются о контрактах между разными племенами. Иссарам обитали в столь многих местах и контактировали со столь многими народами, что некоторые местные диалекты и говоры порой оказывалось слишком сложно понять другим племенам. А потому первоначальную разновидность их языка поддерживали все Певцы Памяти и те, кто странствовал по миру. Это облегчало контакты. Ну и еще одно. Деана могла поспорить, что во дворце никто не знал языка иссарам. Так что стоило нанять воительниц хотя бы по этой причине. Чтобы поговорить на свободную тему без боязни быть подслушанной.

— Я вижу, что рассказы правдивы, — отозвалась первой лучница, с правильным, хотя и резковатым, странно обрезающим гласные произношением.

— Рассказы?

— Белые ножны. Мастер сабель. Люди говорят, что ты носила такие, когда убила Сапфировый Меч Тростника. Тебе стоило прихватить их с собой, когда мы общались в караван-сарае.

— У меня нет привычки колоть людей в глаза белизной ножен. Некоторые могли бы посчитать это попыткой предупреждения.

— Никто не говорит о страхе, девушка.

Это внезапное и снисходительное «девушка» укололо Деану сильнее, чем она ожидала. На миг, буквально на два удара сердца она прикидывала, не проигнорировать ли это. Но если она поступит так сейчас, ей придется пропускать мимо ушей сотню таких шпилек ежедневно. А кроме того… бой с тенью уже давно ей стал надоедать.

— А кто первым комментирует цвет смерти? Я вижу твой пояс, но правда ли мне стоит поклониться? Или же по поясу ползут просто «холодные бусы»?

Стоящие чуть позади воительницы забурчали, быстро подняли открытые ладони на высоту лица и отступили на два шага. Это не наше дело, мы ничего не ставим под сомнение, ни во что не вмешиваемся.

«Холодные бусы». Деана и сама однажды надела их на шею в ответ на глупый вызов со стороны кузин и кузенов. Среди сотен видов змей, ползающих по пустыням, два были крайне опасны. Первый, пурпурный браслетник, — один из ядовитейших гадов, какие только известны людям. Тело его покрывают полосы пурпура всех оттенков, от цвета засохшей крови до яркой алости скальных маков. Укус его сперва вызывает ужасную боль, потом отек, удушение, корчи и, наконец, смерть в кровавом поту, орошающем лицо. У взрослого, здорового мужчины все это занимает всего несколько часов. У ребенка — полчаса, не больше.

Вторая змея, ответственная за немало смертей, — совершенно неядовитая кровавая ручьевка. Эта отдаленная родственница браслетника на первый взгляд кажется похожей на него, словно один тальхер Деаны на другой. Вот только у браслетника всегда парное число полос на теле, а у ручьевки — непарное. А проблему представляло то, что ребятня иссарам любила идиотские споры, в том числе и самый, пожалуй, популярный: найди ручьевку, схвати, повесь себе на шею, пусть оплетет ее, словно холодные бусы. Сложно сосчитать число полос на змее, что убегает от тебя по песку, легко ошибиться в подсчете, когда держишь в руках яростно извивающегося гада. Тяжело умирать, когда надел себе на шею браслетника, в чьих клыках — яд, способный свалить коня. Да, ручьевка отвечала за множество смертей, потому что во время глупых игрищ ее часто путали с ядовитыми родственниками.

Но не об этом были слова Деаны. Она уже доказала свое право на белизну ножен, победив на ступенях Храма Огня Ка’элира — Сапфировый Меч Дома Тростника — и двух его помощников. Об этом поединке рассказывали по всему Дальнему Югу. Но иссарам знали, что ручьевка притворяется кем-то, кем она не является, чтобы не пасть жертвой хищных птиц, пустынных лис или других змей. Она была ловкой, за что ее уважали, но одновременно — совершенно неопасной. Потому и вопрос: Расх и’Ванну носила белый пояс как неопасная змея свои красные? Очень хороший воин, который все же не истинный мастер, тот, кто не умеет вызывать транс кхаан’с по своему желанию, мог бы вне афраагры иссарам годами притворяться тем, кем он не был, требуя большей цены за свои услуги и дешевыми фокусами наполняя сердца врагов страхом.

Единственным упоминанием о «холодных бусах» Деана поставила под вопрос право этой женщины носить белый пояс.

Отчего нет? Она тосковала по звону стали.

Улыбнулась и положила ладони на рукоятях сабель.

Старшая иссарам только кивнула слегка, неспешно отложила на землю колчан и лук.

— Ты права. Я согрешила гордыней, называя тебя девушкой, словно ты моя младшая, глуповатая родственница. Если половина из того что говорят о твоем поединке, правда, то я должна бы отрезать свой глупый язык. Но теперь, — она подняла копье, и оно превратилось в свистящий круг над ее головой, — слова уже вылетели, а я не стану их ловить и глотать назад. Проверим себя?

Деана почувствовала радостный ропот крови в висках. Транс был рядом, ждал вызова, словно старый друг. Рукояти талъхеров, казалось, постанывали от прикосновения ее ладоней. Но оставалось еще одно дело.

— Я ношу под сердцем дитя.

— Знаю. Буду стараться не задеть твой живот. А ты, если можно, не задень мое лицо. До этого времени я не заработала на него шрама и предпочла бы, чтобы так и осталось.

— Хор…

Расх прыгнула к Деане, а копье ее описало круг и выстрелило вперед, словно атакующая змея.

Сабли Госпожи Пламени оказались в ее руках раньше, чем противница сделала два шага. Левый тальхер легко огладил наконечник копья, ровно настолько, чтобы отбить его в сторону, правый приготовился к блоку, потому что эта предсказуемая атака должна была скрывать хитрость.

Скрывала. Второй конец копья ударил снизу, целясь в колено Деаны. Шаг назад, и еще один, когда наконечник ринулся к ее лицу — она почувствовала тень веселья, в конце концов, они ведь условились, что будут стараться не задеть лицо только одной из них, и сконцентрировалась.

Транс пришел, она сама не поняла когда. Вдруг перестала чувствовать тяжесть сабель в руках, шершавую неровность камня площадки, сопротивление, какое обычно ощущает тело, если заставить его экстремально напрягаться. Она превратилась в воду, в ветер. Плыла и летела.

И потому заметила, что ее противница тоже потянулась за кхаан’с.

Должна была почувствовать нечто вроде гордости: если старший, более опытный мастер призывает транс битвы почти одновременно с тобой, это значит, что он уважает и ценит твои умения, что признает тебя равным себе, несмотря на преимущества возраста и большее число проведенных боев. Но для гордости будет время позже, сейчас остается лишь бой, удар за ударом, уклонение за уклонением. Быстрее! Еще быстрее! Сократить дистанцию! Копье в шесть футов — это оружие, позволяющее держать противника на расстоянии, дающее преимущество даже в поединке с тем, кто вооружен гресфом — двуручным мечом для боя с конницей, а потому короткие сабли Деаны должны быть быстры, а ей нужно подступить вперед, атаковать, она не может позволить противнице оторваться от нее и отскочить.

Еще быстрее!

Старшая воительница отбивала все удары: снизу, сверху, косые. Ее копье, хотя и тяжелое, в клепках под самый наконечник, танцевало легко, словно тростинка. Несколько минут обе они выглядели словно окруженные прозрачными завесами: Деана — серебрящейся холодной сталью, Расх — матовой, словно дерево, из которого было выполнено древко ее оружия, — и только сопровождавший их быстрый металлический лязг сообщал всем вокруг, что это не игра и не фокусы, но настоящий бой.

Деана улыбалась под экхааром, так широко, как не улыбалась уже много дней, наполненных попытками взять под контроль хаос в княжестве и опекой над Лавенересом. А поскольку транс кхаан’с несет собственные дары, а один из них — лучшее понимание противника, она не сомневалась, что старшая воительница улыбается тоже. Обоим им это было необходимо: одной — чтобы позабыть о проблемах, второй — чтобы вспомнить, каково оно — стоять против достойного противника и доказывать, что ты на это способна, пусть бы и самой себе.

И обе одновременно поняли, что Деана выиграет этот поединок. Она была в два раза моложе, быстрее и более выносливой, к тому же беременна в то время, когда тело ее достигло пика своих возможностей, а опыт старшей воительницы не мог не обращать внимания на эти преимущества. Через миг Деана сломает защиту и ее тальхеры попробуют крови.

Хватит.

Она прервала атаку в тот самый миг, когда ее противница отскочила, деряса копье в защитной позиции. Деана тоже отступила на два шага и спрятала сабли в ножны. На удар-другой сердца, пока транс еще не успел ее отпустить, она видела все с удвоенным вниманием, отмечала цвет камешков на площади, лазурь воды в прудике, выражающее больше, чем тысяча слов, удивление, почти ощутимо исходящее от Амвер, дочери Павалии, и Бахмери с’Таллар.

Будут рассказывать об этом и через двадцать лет.

— Прости мне мои слова, мастер. — Деана склонила голову перед Расх и’Ванну. — Ты — багровая смерть, греющаяся на песке.

Та коротко отсалютовала оружием, а потом обернула копье и воткнула его энергично в землю. Было видно, что она тяжело дышит, но Деана знала, что она все еще улыбается.

— Тальхеры любят тебя, — выдохнула та. — Прошло уже немало времени с тех пор, когда кто-то заставлял меня так защищаться.

Комплимент требовал вежливого ответа.

— Прошло немало времени с тех пор, пока я не сумела сломать чью-то защиту. Примешь ли ты мое предложение? Станешь ли стражницей моего дома? И учительницей?

— Учительницей? — Расх коротко, резко рассмеялась. — Хочешь, чтобы я тебя учила? Тебя?

Деана покачала головой.

— Не меня. Но уверяю, я найду тебе много внимательных учениц. И вам тоже, — обратилась она к оставшимся. — Если только заключим договор.

Глава 13

Через несколько часов езды им приказали завязать глаза, что Кайлеан немного развеселило. Лея и Дагена тоже улыбались себе под нос, но Ласкольник рявкнул коротко: «Спокойно», — и первым позволил наложить себе повязку. Кайлеан удержалась от пожатия плечами: кха-дар был прав, решительное выказывание легкомыслия в такой ситуации могло склонить кого-нибудь к глупым вопросам.

Лучше, чтобы никто, даже потенциальный союзник, не знал, какими способностями располагает их группа.

Прежде чем им завязали глаза, она подошла к своему коню.

— Торин, только не кусаться.

Жеребчик фыркнул и тряхнул головой.

— Я серьезно, не стану больше платить за потерянные пальцы.

Воин, что держал узду ее коня, резко передвинул руку вниз.

— Лучше не дергай слишком сильно, — сказала она вежливо. — Он может еще и пинаться.

Мужчина — судя по лицу, один из ветеранов в отряде рабов, возможно, даже бывший солдат, — послал ей кривую ухмылку и пробормотал что-то о проклятых коневодах.

— Еще он умеет понимать, что кто-то его не любит, — продолжала она, когда ей подали кусок материи. — Но вообще-то он — хороший конь, только характер у него вредный.

Завязала себе глаза. Один из невольников проверил, хорошо ли, а потом она вслепую вскочила в седло. Уселась поудобней.

Бердеф появился рядом, явно заинтересованный происходящим. Она установила контакт и позволила, чтобы ее захлестнули картины, видимые его глазами.

Странно было смотреть на себя саму. Небольшая девушка со светлыми волосами, заплетенными в короткую косу, сидящая на крупном жеребце; на его спине она казалась малым ребенком, который влез на коня своего отца. Кольчуга, темные штаны — дух пса не передавал ей цвета так, как она привыкла, — сабля на боку и сагайдак с луком у седла. Колчан по другую сторону топорщил перья стрел. Собственно, решила она через мгновение, не так уж и плохо она выглядит. Уселась на коне поудобней, смотря глазами пса. Подняла ладонь ко лбу, откинула волосы.

— Внимание! Едем!

Торин двинулся шагом, приспосабливаясь к шагам проводника. Согласно просьбе, не пытался никого кусать, хотя, если путешествие затянется и конь начнет скучать, он все же попробует использовать зубы.

А может, и копыта.

Они углубились в лес. Детство Кайлеан прошло в Олекадах, и она хорошо помнила тамошние еловые и сосновые заросли, ряды стволов, поросших снизу папоротниками и кустиками травы. Здешние леса были другими, деревья и кусты дико, безумно разрастались, свободное пространство появлялось только там, где поработали люди с железом в руках. Кусты, лианы, заросли, встающие, казалось, с каждой пяди земли. Если вся эта страна выглядит так, то ничего странного, что армия рабов не боялась кавалерии. Здесь десять пеших стрелков могли остановить хоругвь всадников. И ничего странного, что Кахель-сав-Кирху, если именно он и командовал армией, выбрал Халесийскую возвышенность местом для лагеря. Для меекханского пехотинца это были идеальные условия.

Вот только нельзя добиться победы восстания, просто сидя между взгорьями и ожидая чуда.

Они шли гуськом, узкой просекой, вырванной у джунглей. Зелень окружала их повсюду, хотя, передаваемая глазами призрачного пса, она выглядела скорее как серая стена, а туннель, казалось, не имел ни начала, ни конца. В какой-то момент Кайлеан даже почувствовала себя так, словно ее проглотила огромная змея. Несколько раз они сворачивали, петляли и уходили в сторону, но она не слишком-то переживала. Бердеф сумел бы указать ей обратную дорогу даже в ночи и под дождем.

Где-то через четыре часа езды они остановились над потоком, почти речушкой, где им позволили снять повязки, сойти с коней и дать отдохнуть ногам.

Члены чаардана следили за отрядом невольников с интересом, но не нахально. Из нескольких десятков людей осталось лишь пятнадцать, прочие исчезли, растворились в лесу. Наверняка возвратились сторожить Помве. В этот момент их сопровождало трое ветеранов, в том числе седобородый Люка-вер-Клитус, и дюжина легковооруженных. Все действовали умело и быстро, напоили лошадей, раздали сухари и по горстке сушеных фруктов. Постой не должен был затянуться.

— Не боишься, что упадешь с такого большого коня?

Кайлеан даже вздрогнула. Проклятие, она не ожидала, что кто-то сумеет так к ней подкрасться. Рядом стояла Колесо, девушка, которую Йанне подхватил с земли несколькими часами раньше.

— Ты тихая. А я сильно сжимаю его ногами, — произнесла она привычно, наклоняясь и поправляя подпругу.

— Ага. — Худое личико нахмурилось задумчиво, словно Колесу нужна была минутка, чтобы обдумать это простое утверждение. Потом она послала Кайлеан широкую улыбку. — Сильные бедра. А кони вкусные. Я ела.

Ела? Что это значит? Издевается? Смеется над ней, отыгрываясь за то, что они ее поймали? Черные глаза оставались совершенно невинными, но что-то в этом лице заставляло Кайлеан чувствовать себя неловко. К тому же меекх девушки был странным, носовым, шелестящим, раньше она говорила по-другому, без этого акцента.

— Колесо? — Седобородый ветеран быстро подошел к ним, но в движениях его была какая-то осторожность. — Это друзья.

Девушка улыбнулась, а Бердеф, которого Кайлеан призвала миг назад, вдруг переслал ей целую гамму эмоций: беспокойство, страх, гнев. Абсолютно как если бы через миг собирался броситься в битву. В улыбке Колеса было что-то странное. Кайлеан уже видела такие гримасы на лицах людей, охваченных безумием битвы, пьяных от крови и смерти.

— Колесо! — Люка-вер-Клитус схватил черноглазую за плечо, обернул к себе и произнес медленно: — Это друзья. Не они. Понимаешь?

— Носит железо. — Худая ладошка протянулась к Кайлеан, прикоснулась к кольчуге.

— Я тоже. Ступай. Иди проверь, чистая ли дорога впереди. — Он легонько подтолкнул девушку. — Ну, ступай!

Колесо вздрогнула, протерла глаза, улыбнулась снова, уже нормально, потом несколькими прыжками с камня на камень перебралась через речку и скрылась из виду.

Кайлеан смотрела, как движется девушка, с каждым шагом иначе, словно сбрасывая с себя некий балласт, а потом рявкнула:

— Что это, проклятие, было?

Мужчина не отрывал взгляд от стены леса, а выражение его лица стало странно мягким.

— Не что — кто, — поправил он ее тихо. — Колесо, как и сказано. Обычно такого не случается днем, но сегодня она нервничает, потому что ее схватили, а кроме того, вот уже несколько часов она не видит солнца. Насколько я понимаю, скоро придет в себя.

Ну да. Колесо. Не видела солнца и нервничает. Конечно же. В объяснении было столько же смысла, сколько в подтирании крапивой, но одно казалось совершенно ясным.

— Эта девушка — безумна.

— Верно. Но я не знаю второго такого разведчика. Только порой, когда она устала или нервничает…

— Или долго не видит солнца.

— Ага. Тогда она слишком легко уходит. Ну и во время боя. Во время боя — всегда.

— Одержимая?

На пограничье, где племенной магией пользовались так же часто, как и чарами аспектов, разрешенными Великим Кодексом, говорили, что безумцы — это открытые двери для духов и демонов. В Империи таких людей экзорцировали, запирали в башнях или — по необходимости — убивали. Но здесь? В этой странной стране, посредине восстания? Кто знает, каким странностям тут позволяют жить?

«Ты и сама — странность, — подумала она. — Когда бы не чаардан и Ласкольник, ты бы наверняка была сейчас прикована к стене в каком-то храмовом госпитале. Или сгорела бы на костре».

Люка покачал головой.

— Нет. Мы нашли ее в Усварре. На золотом руднике, который мы освободили… который мы пытались освободить. — Что-то странное случилось с его голосом и глазами. Словно лед сковал одно и другое. — Через четверть часа выдвигаемся! — крикнул он вдруг. — Хочешь послушать?

Кха-дар дал четкий приказ: слушать и запоминать, что станут говорить. Собирать информацию не только о том, как велика армия и хорошо ли она вооружена, но и о том, какие люди ее составляют. Но Кайлеан не была уверена, что такая история будет чего-то стоить.

— А зачем?

Ветеран пожал плечами.

— Чтобы ты знала, с кем имеешь дело, как понимаю? Чтобы в следующий раз, если Колесо будет странно себя вести, не пытаться ее оттолкнуть или ударить, как понимаю? Я не хотел бы объяснять генералу, отчего ты погибла.

Да уж! Колесо мало того что была ниже ее и легче, так еще и не воспитывалась в Степях и не сражалась с бандитами и се-кохландийцами, будучи под командованием лучшего кавалериста Империи.

— Не улыбайся так. Ты видела ее в битве?

— А ты меня?

— Ты из чаардана Ласкольника, и я верю, что ты хорошо машешь саблей и бьешь из лука, как понимаю. Но я видел, как Колесо перегрызла взрослому мужчине глотку.

— Зубами?

— Нет, жопой. Ясное дело, что зубами. — Старый солдат перевел взгляд на лес, почесал голову, скривился. — Усварр был золотым рудником под самыми Магархами. Тяжелый рудник, твердые скалы, жилы золотоносной руды между слоями гранита как жаба, расплющенная камнями, некоторые — шириной всего в фут. На таких рудниках работает много детей. Невольничьих детей, понимаешь? Матери на плантациях говорят: лучше бы родить тебя мертвым, чем отдать на рудник. Лучше бы тебя на пол выронили. А Усварр был худшим среди рудников. Понимаешь? Спускали людей футов на сто под землю, туда, где находился главный туннель длиной в четверть мили, а от него шли во все стороны черные дыры в скале, которые глотали ребятенков и не выпускали их никогда. Если какой-то туда попадал, ему давали молоток и долото, несколько мешков для руды и приказывали копать. Еду и воду они получали, только когда выползали с добычей. Некоторые туннели там, говорят, были по несколько сотен локтей длины и шириной вот такими. — Он развел руки на два фута. — Понимаешь. Как черви в земле, ребятенки рыли дыры так, как вела жила, и никогда не выходили к поверхности.

Кайлеан попыталась представить себе: туннель такой узкий, что там можно только ползать на коленях или животе, темнота, сотни, может, и тысячи футов скал над головой.

— Я бы сошла с ума.

— Тебя бы туда не взяли. Слишком большая. Ну, разве что ты была бы аувини — пепельная, и тебя сделали бы стражницей. Ты бы носила кожаный панцирь, короткий меч и кнут.

Это напомнило ей, что Люка сказал раньше Колесу. «Это друзья, не они».

— Они?

— Они. — Он кивнул, а глаза его вдруг сделались дикими и гневными. — Суки, проклятые богами. Аувини — пепельные, рабыни, но высшей касты, знаешь, такие, у кого есть власть над остальными рабами. Некоторым не нужно больше счастья, как понимаю. А знаешь, отчего хозяин рудника послал присматривать баб? Потому что мужчины якобы были мягкими. Потому что порой давали ребятишкам отдыхать — естественно, не задаром, немного развлечения с добрым дядюшкой, особенно если товар был свежим, только принятым на работу… собственно, все едино, мальчик или девочка… понимаешь? Что? Возмущаешься? Стыдишься?

Нет. Она родилась в семье поселенцев в Олекадах. Росла в Степях, хорошо знала, что, если бы ее не приняли Фургонщики, ей и самой пришлось бы найти «доброго дядюшку». За миску еды и угол для сна. Такова жизнь. Но она чувствовала злость. Бердеф ответил на ее настроение, обнажил призрачные клыки. Она почти зарычала, словно пес.

Седой ветеран кивнул.

— Бабы не теряли времени на такие развлечения, зато выжимали из детей все, пока не оставалась только шкурка. Вроде бы именно они придумали крысиную бочку.

Воображение подсунуло ей наиболее очевидный образ, но следующие слова Люки убедили ее, что даже воображение того, кто воспитан в Степях, иной раз подводит.

— Думаешь о старой пытке, как понимаю. — Седой солдат сплюнул на землю и покачал головой. — Нет, не то, девушка. Иной раз ребенок не выходит из туннеля, да? Долго не выходит. Может, умер, может, его завалила осыпь, а может, добралось до него скальное безумие, и он предпочел умереть в темноте. Долгое время стражники посылали в такой туннель другого ребенка, но порой этот безумец сражался и убивал посланца, а тогда приходилось объяснять уже два трупа. А потому одна из них придумала: сажали в бочку несколько десятков крыс и держали в ней, полуобезумевших от голода. Когда ребенок не появлялся слишком долго, выпускали крыс в туннель. А через день или два, когда последняя крыса убегала, другой ребенок влезал туда, убирал кости и копал дальше. Мудрые суки, как понимаю.

Кайлеан глубоко вздохнула. Бердеф дергался в ее голове, и в этот миг не только Колесо могла перегрызть кому-нибудь глотку.

— Не хочу… не хочу больше слушать. Хватит.

— Многовато, как понимаю? Этот рассказ уже подходит к концу. Кахель послал нас туда, триста человек, мы должны были прочесать округу, освободить тех, кто захочет снять ошейник, достать из рудника детей. Застали мы уничтоженные машины, мельницы, молоты для измельчения руды, печи для выплавки золота — все сожжено и разбито. С дымом ушло и водяное колесо, которое приводило в действие меха, качавшие воздух в шахты. Внизу, в главном туннеле, еще можно было выдержать, но в меньших… Суки, прежде чем сбежали и уничтожили рудник, забили все дыры грязью и камнем. Один из наших спустился туда… Мы думали, что никто не выжил, и тут вдруг из какой-то дыры вышла она.

— Колесо?

— Именно. Веса в ней было, на глазок, фунтов шестьдесят, голая, только на локтях и коленях — кожаные накладки, протертые почти насквозь от постоянного ползанья по туннелям. Провела под землей общим счетом три года, шесть месяцев и восемнадцать дней. Судя по дате на ее ошейнике, потому что владельцы рудника выбивали на металле информацию о дне, когда приставили раба к работе. Была единственной, у кого нашлось достаточно сил, чтобы выползти из закрытого туннеля. Потом пыталась вызвать других… но больше никто из них не вышел.

Кайлеан взглянула ему в глаза.

— Это ты сошел в туннели, правда?

— Я. Нашел только гору костей в конце главного туннеля — и ее. И вытянул ее, как последний дурак, не думая ни о чем, понимаешь? К счастью, солнце уже зашло, но и так ее почти ослепил вечерний свет в небе.

— Отчего вы назвали ее Колесом?

— Потому что она не помнила собственного имени, а это было первое слово, которое она произнесла, и целый месяц не говорила ничего другого. Мы кормили ее, следили, чтобы она не ослепла от солнца: повезло, что у меня в отряде был медик. А вот когда она наконец начала говорить, то, казалось, не остановится уже никогда. Болтала три дня кряду. О руднике, о стражницах, о туннелях, крысах… Порой плакала, порой кричала. А порой появлялась и такая, которую ты недавно видела.

— И что мне тогда делать? Мне или кому другому из чаардана?

— Найди ей какую-то работу. Попроси, чтобы привела кого-нибудь или чтобы нечто проверила. Пойдет, потому что она — хорошая девушка. Не провоцируй ее, не ищи ссоры. Тот мужчина, которому она перегрызла глотку, был одним из наших. Некогда раб, как и она. Если бы другие девушки не сказали, что он любил лезть к молодухам и что попытался ее изнасиловать, Колесу не выйти бы из этой истории живой и здоровой. Но если кто-то причинит вред кому-то из отряда прославленного генерала Ласкольника, которого одни боги знают что привело сюда…

Он сделал паузу, а Кайлеан почти рассмеялась ему в лицо.

— Это ты зря. Кха-дар говорит — мы идем. Он вождь-отец, ему нет нужды говорить нам обо всем, правда?

— Правда, — ответил он улыбкой в стиле «что ж, не получилось, но всегда стоит попытаться». — Как оно в армии и бывает.

— Именно. Четверть часа, пожалуй, уже прошла?

Люка-вер-Клитус пожал плечами, послал ей еще одну понимающую ухмылку и вдруг рявкнул во всю глотку:

— Выдвигаемся! Глаза завязать! Лошадников — на лошадей, люди — пехом!

Ха. Это было почти забавно. Завязывая глаза и вскакивая на коня, Кайлеан думала о девушке, которая провела целые годы, роя туннели в жилах золотоносной руды, и о седовласом мужчине, что спустился в шахту и нашел кучу детских костей. Ласкольник приказал проверить, какие люди создают армию рабов.

Именно такие. Соски Лааль, именно такие!

* * *

Едва они выехали из густого леса, им позволили снять повязки. Бойцы чаардана смогли осмотреться. Лагерь невольничьей армии был велик. Они видели его с вершины одного из многочисленных взгорий, но Кайлеан могла оценить его размеры только приблизительно, поскольку он состоял из полутора десятков огромных, огражденных валами кругов, что раскинулись на вершинах ближайших возвышенностей, и боги знают сколько еще палаток, шалашей и примитивных халуп стояли ниже. Каждый круг выглядел как укрепленное селение с собственным предместьем.

Оставалось непонятно, спланировали это или же все выросло, как дикий куст, по мере того как на взгорья приходили все новые отряды бунтовщиков. Холмы тут были довольно высокими, удобными для обороны, но наверняка не могли вместить всех рабов — а сколько их, собственно? Сто тысяч? Сто пятьдесят? Она не сумела бы этого прикинуть, поскольку их проводники вели чаардан так, чтобы обойти самые большие группки людей. Якобы для безопасности своих «гостей»: любой, кто не имел на шее следов от рабского ошейника, мог кончить с ножом в спине. Кайлеан не дала себя обмануть. Судя по лицу Ласкольника — он тоже, хотя следовало признать, что и протестовал он не слишком. Похоже, даже имя прославленного победителя кочевников не помогало тут в обретении доверия. Ну, для того командира и сопровождали она, Йанне, Лея и Дагена. Кайлеан начинала подозревать, что генерал взял их не только ради безопасности.

Впрочем, когда их ввели в самый большой лагерь, она сумела осмотреться. Здешний лес был пореже, чем тот, сквозь который они продирались в последние часы, к тому же неплохо выкорчеванный. В притворно хаотичном скопище палаток и шалашей Кайлеан замечала проложенные, намеченные деревом тропы, выкопанные колодцы, грядки, на которых росли какие-то корнеплоды и овощи, небольшие курятники с орущей птицей и даже ряды выгребных ям, причем, похоже, используемых с умом, поскольку Бердеф не нашел нигде вне их человеческой мочи и дерьма. Не то чтобы специально искал, но этот четвероногий негодник выкаблучивал порой такие номера. Она же заметила, что даже мусор здесь высыпали в специальные ямы. Всюду царил меекханский порядок и чистота — естественно, для укрытого в чащобе лагеря бунтовщиков.

Они проехали и мимо нескольких огражденных площадок, где молодые парни и девушки вместе тренировались с луками, пращами и дротиками. Начинало казаться, что армия бунтовщиков куда более управляема, чем имперские части.

Наконец они взошли к самому лагерю и въехали внутрь сквозь ворота — усиленные и увенчанные сторожевыми башенками. Вершину взгорья оголили и выровняли, создав что-то вроде большого военного плаца. Везде стояли палатки, пошитые из разной материи, но одинаковой величины, а проходы между ними были прямыми, словно древки копья. На глаз палаток было штук двести пятьдесят, что Кошкодур коротко описал так:

— У них тут целый, мать его, полк, — и сразу замолчал под укоризненным взглядом Ласкольника. Кха-дар не желал, чтобы его люди что-либо комментировали или о чем-либо разговаривали. По крайней мере сейчас.

Главная дорога сквозь лагерь привела их к самому большому шатру, который, казалось, сделали из кусков шелковых завес. Люка-вер-Клитус остановился перед входом и сказал, исчезая внутри:

— Останьтесь, вас пригласят.

Ласкольник, не ожидая разрешения, соскочил с коня, остальной чаардан — тоже. Приятно было расправить кости после нескольких часов езды шагом. К тому же здесь, на вершине, легкий ветерок холодил кожу, да и насекомых кружило, казалось, поменьше.

Кайлеан похлопала Торина по шее.

— Ты хорошо справился. Скоро отдохнешь.

Конь по-приятельски толкнул ее башкой, а она вынула удила, потянулась к суме и сунула Торину в зубы кусок морковки. Пусть порадуется.

Помня о поручении командира, она пошла по ближайшему проходу меж палатками, нахально осматриваясь. Ведь такого и можно ожидать от любопытной девицы, верно?

Перед палатками сидели, стояли либо тренировались мужчины, в большинстве своем не настолько старые, чтобы считать их ветеранами войны с се-кохландийцами — хотя хватало и таких, — но все равно они были решительно старше молодежи, что тренировалась на площадках ниже. Возможно, из поколения, которое попало на Дальний Юг детьми, подростками, оторванными от семей. Теперь они тренировались с оружием — Кайлеан видела копья, мечи, сабли и топоры, но преимущественно были это какие-то длинные, расширяющиеся на концах тесаки и нечто вроде серпов или кос, насаженных вдоль коротких древков. Импровизированное оружие, хорошо известное тому, кто рос на неспокойном пограничье, где вилы и серпы порой спасали жизнь. Впрочем, и тут она видела немало тех и других.

Перед некоторыми палатками также лежали пучки длинных, в пятнадцать футов бамбуковых пик, заостренных и обожженных в огне. Мужчины, которые не занимались с оружием, что-то варили в котелках, подшивали одежду, ремонтировали обувь или учились биться — один на одного, двое на двое, четверо на четверо.

Она заглянула в ближайшую палатку и, как и ожидала, увидела десять лежек.

Отряды из десятка человек, спящих в одной палатке, сражающихся плечом к плечу, едящих из одного котелка. Рабы перенесли сюда способы обучения и тактику меекханской армии. Но у них не было ее вооружения. Как она заметила, большинство повстанцев не носили шлемов, используя нечто похожее на тюрбаны, а роль панцирей играли стеганые кафтаны, нагрудники из жесткой кожи или одежда из многочисленных слоев материи. Щиты в большинстве своем тоже выглядели импровизированными, сколоченными из дощечек или из лозняка, обтянутого сукном или кожей. В центре каждого, однако, была намалевана багряная морда какой-то твари.

То есть обстоятельства прояснились: несмотря на множество выигранных схваток и одну или две битвы, повстанцы все еще отчаянно нуждались в оружии и доспехах. Имперская армия побеждала не только благодаря дисциплине и тактике, но и благодаря хорошему и единообразному снаряжению. Даже сто слоев материи, обмотанной вокруг головы, не заменят хорошего стального шлема.

Кайлеан повернула назад, когда завеса главного шатра отошла в сторону и седобородый ветеран пригласил их внутрь:

— Входите. Кахель-сав-Кирху встретится с генералом и его людьми. Ваши проводники могут остаться.

Внутри было холоднее, чем Кайлеан ожидала. Тут царил полумрак, а когда ее глаза привыкли, она начала различать подробности. Во-первых, никакой постели, то есть командир повстанческой армии считал этот шатер своим штабом, а не символом статуса. Во-вторых, возле стола посредине шатра не было ни стульев, ни лавок, а потому придется стоять. В-третьих, около стола некто поставил высокую, в семь с половиной футов, фигуру из черного дерева.

И зачем бы?

Фигура блеснула ослепительной улыбкой, белыми, будто снег, зубами и произнесла на безошибочном, хотя и со странным акцентом, меекхе:

— А вот и славный победитель людей-лошадей и его отряд, где почти половина женщин, ну да и что ж. У нас женщины тоже сражаются, а потому я знаю, чего они стоят. Кахелле просил вас поприветствовать, а потому — так и поступаю. Приветствую в лагере Полка Волков, первого полка невольничьей армии.

Это был мужчина с черной, словно смола, кожей, орлиным носом и резко очерченными скулами, коротко, на палец, не больше, остриженными, а при висках — Седоватыми волосами. Широкая улыбка смягчала хищные черты, да еще этот рост! О широкий зад Сероволосой, даже Йанне доставал бы ему всего-то до плеча.

Кха-дар слегка поклонился.

— Генно Ласкольник, как ты уже наверняка знаешь. А ты?..

— Простите, ох, простите. — Черный мужчина широко развел руками. — Я Уваре Лев, владыка Буйволового Рога племени гуаве из Уавари Нахс. Нынче я гость Кровавого Кахелле, как и вы. Это честь для меня.

— Владыка буйволового рога? — Лея, кажется, была убеждена, что мужчина продолжит говорить и заглушит ее или что она шепчет совершенно негромко. — Отчего мужчины всегда начинают с самых глупых бахвальств?

Кошкодур фыркнул, за ним — Файлен, Даг и сам Ласкольник. Скоро хохотали все из чаардана, только Лея стояла, молчаливо краснея — все сильнее. Тогда раздался звук, который мог бы отгонять ночных демонов. Уваре Лев засмеялся во все горло, откидывая голову назад; ржал так, что, казалось, тряслись стены шатра.

Когда он утих и вытер глаза, они взглянули друг на друга: пришельцы из далекой Империи и чернокожий великан. Чувство подавляющей чуждости куда-то улетучилось.

— Малышка — словно нож для ошкурки: такая же острая. — Уваре заговорил первым. — Как тебя зовут?

Кошкодур отер усы и начал:

— Это…

— Я сама скажу. Я — Лея Каменей из харундинов. — Лея выпрямилась во все свои пять футов. — Лучница чаардана Ласкольника.

— Приветствую тебя, лучница из чаардана Ласкольника. Желаю тебе, чтобы дни твои шли спокойно, а стада всегда были толсты. В эти времена редко есть оказия для смеха, а ты дала мне ее, ничего не прося взамен. Я твой должник.

В этот момент одна из стен шатра поднялась и внутрь вошли трое мужчин. Первый был широк в плечах, среднего роста, одет в льняной кафтан и такие же штаны, его товарищ слева носил суконные портки и кожаный доспех, а кривые ноги говорили о его кавалерийском прошлом больше, чем татуировка на груди. При виде этой татуировки Кошкодур засопел, а Дагена фыркнула, словно рассерженная кошка.

Раздвоенная молния.

Это был один из Наездников Бури. Уж каким капризом судьбы он оказался тут в сопровождении…

Кайлеан даже рот раскрыла. В третьем из вошедших было шесть футов роста, темные волосы заплетены в короткую косичку, а его штаны и рубаху украшали узоры, которые она распознала бы и с закрытыми глазами.

Верданно. Один из Фургонщиков. В возрасте Анд’эверса или чуть старше. То есть мог помнить Кровавый Марш… И спокойно стоял плечом к плечу с Молнией.

Она почувствовала взгляд. Ласкольник движением глаз указал ей на Фургонщика. Естественно. Как только представится случай, кха-дар.

Плечистый в центре заговорил первым:

— Приветствую. Я Кахель-сав-Кирху, лейтенант меекханской армии, сраный пехотинец, как бы вы сказали. Это, — он указал на кочевника, — Поре Лун Даро, некогда он командовал а’кеером Молний. А впрочем, судя по радостным ухмылкам, вы наверняка уже и сами догадались — но помните, это в прошлом. Теперь Поре командует тем, что мы называем своей кавалерией. И прекрасно это делает. А это Кор’бен Ольхевар, он был фелано Ручья лагеря Кай’ве. Имел под своей рукой двенадцать колесниц. Занимается нашими лагерями. Я — командир пехоты. Как видите, у нас тут собраны все военные искусства востока Империи, включая, — кивнул в сторону чернокожего, — местных варваров.

Уваре Лев только улыбнулся. И вовсе не выглядел задетым.

— Лагерь Кай’ве добрался за Амерту почти полностью. — Ласкольник подошел к Фургонщику, протягивая ладонь и заговорив на анахо. — Больше пятисот фургонов.

— Но не его колесницы. — Если мужчина и был застигнут врасплох звучанием родного языка, то никак этого не показал.

— У каждого странствия — своя цена. — Кха-дар пожал ему руку. — В лагере говорили, что, если бы не их фелано, они бы вообще не добрались до Империи.

Лицо Кор’бена просияло улыбкой.

— Так говорили?

— Именно.

Ласкольник отвернулся и быстро загудел на гортанном, твердом языке се-кохландийцев. Кочевник ответил тихо, потом фыркнул смехом и протянул руку. Кайлеан знала этот язык поверхностно, ее се-кохландийский словарь ограничивался несколькими проклятиями, но тут, кажется, не произнесено было ни одного, потому что оба мужчины пожали друг другу руки.

— Можем говорить на меекхе, — сказал наконец Молния. — Я хорошо его знаю.

— Я тоже. — Фургонщик подошел к столу и оперся о него.

— Как и большинство людей в этом лагере. — Кахель-сав-Кирху пожал ладонь Ласкольника. — Меекх за последние двадцать лет сделался вторым языком в Коноверине — после суанари.

— Я слышал об этом, — кивнул кха-дар. — Палец говорил, что в этом больше минусов, чем плюсов. Никогда не известно, кто тебя слушает и сколько понимает.

— Палец?

— Гончая.

Предводитель рабов скривился, словно ему пришлось выпить кубок кислого вина.

— Может, об этом позже. Представишь нам своих людей?

Они подошли к столу, на котором лежало несколько больших листов бумаги, покрытых линиями и знаками. Ласкольник коротко представил своих: имя, фамилию, когда говорил о Кошкодуре, добавил и военное звание. Кахель-сав-Кирху присматривался к каждому из них на протяжении удара сердца, не более, кивал, пожимал ладонь. У него была довольно деликатная, но не мягкая хватка.

— Я рад принимать вас, — обронил он. — Когда до нас добралась весть, кого встретил наш патруль, я не мог поверить. Я слышал об атаке под городом во время Битвы за Меекхан. И о разбитой и прореженной орде кочевников. Слышал также и обо всех возможных почестях и наградах, которые после обрушились на Генно Ласкольника, генерала и создателя меехканской Конной армии. Говорили, что если бы этот проклятый варвар хотел взять себе в жены дочь любого из имперских родов, то дочки эти наперегонки бросились бы в его спальню, чтобы он мог испытать их и выбрать себе лучшую.

Кайлеан обменялась взглядами с Даг. Что-то в голосе Кахела приказывало быть настороже.

— Оттого, повторю, я не мог поверить, что кто-то из самых сильных людей Меекхана лезет через полмира от Империи с горсточкой наемников. Это глупо. Безрассудно и глупо настолько, что у меня не хватает слов.

Ого, так вот он к чему вел. Вождь армии рабов не любил длинных вступлений, шел, будто полк тяжелой пехоты в атаку, напрямик.

Ласкольник пожал плечами.

— Я лошадник. Атакую врага, сидя на спине большой, злобной, вонючей скотины, которая может меня сбросить и затоптать. Не ожидай от меня рассудительности. Но если не принимать этого во внимание, ты ведь веришь, что я тот, за кого себя выдаю, верно?

— Я видел тебя, генерал, и уж извини, но такую морду не позабудешь. Наш полк шел на север, под Ласаверию, а ты приехал с приказом насчет того, что те две хоругви кавалерии, которые нас прикрывали, должны остаться. Пятью днями позже меня уже гнали канчуками на восток.

— Обижаешься?

— Нет. Два полка кавалерии нисколько бы нам тогда не помогли, даже пять. Мы наткнулись на самого Йавенира, никто не ожидал его там. Впрочем, это старые дела. Но я помню тебя, и несколько прочих людей, которые видели собственными глазами Генно Ласкольника, подтвердили, что это ты. В том числе Люка, а ему я верю безоговорочно. А потому — вопрос. Что ты здесь делаешь, генерал?

Кайлеан обменялась взглядами с Дагеной. Может, и они наконец-то узнают. Кха-дар в последнее время был куда более молчалив, чем обычно: отправляемся на юг, нужно осмотреться, гасить пожары, служить Империи — и всякая такая ересь. А потому они поехали, хотя их служба пока что состояла только в том, чтобы отбивать себе задницы и отгонять тучи летучих кровопийц. Так, может, сейчас…

— Я осматриваюсь. — Генерал погасил их надежду двумя короткими словами. — В Империи есть люди, которые с большим беспокойством следят за событиями на Дальнем Юге. Особенно за тем, как тут относятся к рабам. И не только к меекханским.

Он обвел взглядом Молнию, командира лагеря из Фургонщиков и черного воина.

Поре Лун Даро фыркнул, и некоторое время казалось, что он сплюнет на пол.

— Эти люди слишком долго ждали. Слишком. Когда мы истекали кровью под кнутами надсмотрщиков, когда наши сыновья шли на рудники, а дочери — в бордели, когда Тростники устраивали на нас охоту — нами никто не интересовался. Не беспокоился. Только сейчас, когда некому собирать специи и присматривать за шелкопрядами, они вдруг заволновались. Меекханские купцы переживают, что караваны не пойдут на север, что корабли не покинут порты, груженные перцем, шафраном и шелком?

Ласкольник глянул ему в глаза. Твердо.

— Нам пришлось восстанавливать страну после визита неких диких гостей с востока. Отстроить города и села, заново засеять поля, заселить опустевшие провинции. Но, как я понимаю, здесь — это в прошлом.

— Верно. — Кахель-сав-Кирху положил руку на плечо кочевника. — И мы не станем к этому возвращаться. Но много людей, генерал, могут быть злы на то, что Империя так долго ждала, чтобы сделать хоть какой-то ход. И речь даже не о том, чтобы послать армию, мы не дураки. Но они могли сделать… хоть что-то, наверняка были другие пути, чтобы повлиять на здешнюю политику по отношению к рабам.

Его улыбка казалась вытесанной на лице тупым резцом.

А следующие слова кха-дара потрясли не только Кайлеан.

— А кто поддерживал здешнего князя и его младшего брата по дороге к трону? Ты полагаешь, что все решила только чистота крови Самереса Третьего? Как так случилось, что после стольких лет появился князь, который начал ослаблять рабские ошейники? Чьи ножи следили, чтобы его враги и конкуренты постучали в Дом Сна? Благодаря чьему золоту жесткое дворянство смягчалось, а ремесленные цехи не слишком сопротивлялись, когда вводили законы, что облегчали положение рабов? А второй из братьев? Лавенерес? Слепец в мешке змей, а ведь он удержался достаточно долго, чтобы его любовница получила власть.

Все в шатре, даже члены чаардана, таращились на Ласкольника, словно тот вдруг взлетел и заговорил чужими языками. В воздухе повисли вопросы без ответа. Собственно, насколько глубоко генерал оказался втянут в дела имперских тайных служб? Сколько он знает? Сколько может? От чьего имени говорит?

Генерал улыбнулся, словно чувствуя, какой тропой текут у всех мысли.

— Естественно, это только слухи. Империя со всей решительностью станет отрицать обвинения в том, что она пыталась влиять на политику других государств, чью свободу и независимость она ценит более всего на свете. Торговля и добрые отношения со странами юга для нас самое важное, а ведь здешние княжества — не вина тому, что кочевники продали сюда столько меекханских невольников.

Кайлеан моргнула. Это не был ее кха-дар: простой и немного жесткий командир с невероятным везением, удивительно умелый с лошадьми. Этот мужчина говорил голосом гладким и скользким, словно тончайший шелк. Одеть его в золото и дать хрустальный бокал — и его было бы не отличить от остальных аристократических шутов.

Ну ведь он как минимум десяток лет крутился в столице, — вспомнила она. Сам говорил об этом. Приемы, бега, поединки, интриги и политика. Сколько бы он прожил, если бы не умел лавировать среди старой и новой аристократии как один из них? Сказал, что ему это наскучило и что он сбежал на Восток, но может — вовсе не сбежал? Может, это была лишь часть игры, которую он вел.

Кахель-сав-Кирху хмыкнул, переламывая тишину, которая воцарилась после последних слов Ласкольника.

— Любовница Лавенереса не приняла власть, а захватила. Кроваво, сражаясь в Оке Агара насмерть с Обраром из Камбехии. А сам Лавенерес вот уже два месяца не приходит в сознание.

— Я слышал. Слышал и то, что кто-то перерезал глотку его брату, пытался похитить его самого и поддержал Обрара в претензиях на престол. И неясно, кто именно это был. Одна из тех вещей, которые я хотел бы узнать. В этой стране рабы — всюду, не только на полях, но и во дворцах, купеческих домах, в мастерских. У них есть глаза и уши. А самое важное — у них есть разум. Десять лет деяний людей, которые хотели изменить юг без пролития крови, были разрушены за несколько месяцев. А поверь мне, есть те, кто вне Норы и Псарни, кто не позабыл о сотнях тысяч подданных, что страдают в оковах.

Когда бы глаза были лампами, ох, когда бы глаза были лампами, то огонь, который вспыхнул в зрачках лейтенанта, осиял бы весь шатер.

— Император?

— Император не сделает ничего, что поставило бы под угрозу интересы Империи. — В голосе Ласкольника снова появился шелк и кружева, намоченные в масле. — Все сплетни о том, что его величество вмешался в дела, могущие повлиять на внутреннюю политику наших друзей, ложны.

— Тогда, чего же хот… чего хочешь ты, генерал? Зачем ты сюда приехал?

— Я уже говорил: за знанием. — Кха-дар снова стал собой: спокойным, деловым офицером. — Кое о чем из того, что меня интересует, я уже сказал, что до остального… до вас… Хорошо бы знать, каковы ваши планы, ожидания и надежды. Вы не можете сидеть на этих холмах, кормить людей трофейной кониной: коноверинцам и другим в конце концов надоест, и они перестанут посылать вам кавалерию. А кроме того, у вас и соль скоро закончится.

Кровавый Кахелле улыбнулся. Легонько, но это была первая искренняя улыбка, какую Кайлеан от него увидела.

— К Помве я пошел не за кониной, но соль и бочки взял, поскольку знал, что конины-то там окажется достаточно. Ее всегда достаточно, когда кавалерия полюбится с козлами и квадратом пикинеров.

— Тогда зачем ты дал им тот бой?

— Ты знаешь, что они сделали? Видел стены города?

— Да. Месть?

— И она тоже. Но они не остановились на убийстве собственных рабов. У них была тысяча Соловьев и две тысячи конных наемников, и они начали охотиться на наших людей. Высылали патрули по двести-триста лошадей, устраивали охоту на группки, которые бежали к нам. Вешали их на месте или в городе. В радиусе пятидесяти миль от Помве ни один раб не мог быть уверенным в своей судьбе. Тамошний городской совет платил золотом за голову каждого убитого.

— Палец ничего мне об этом не говорил.

— Тот, с Псарни? Для нас больше сделали меекханские купцы, чем Гончие.

— Как?

— Что?

— Как вам помогают купцы? И какие именно?

Стоящие у стола мужчины переглянулись. Нет. Такой информации они не выдадут никому. Даже стой перед ними сам император.

— Эти люди рискуют жизнью. Некоторые жизнью поплатились. А как? Информацией и деньгами. Золотом и серебром.

— А вы за него покупаете…

— Еду, железо, из которого можно ковать оружие. Лекарство. Готовое оружие — тоже. Здесь под всяким крупным городом есть караван-сарай, а в нем — охранники, наемники, бывшие солдаты, ищущие приключений. Часть из них имеет запасное оружие, которое им не нужно на каждый день. У многих — достаточно ума, чтобы понимать: пока продолжается восстание, купцы не отправятся на север. А потому легче продать оружие и доспехи, чем смотреть, как они покрываются ржавчиной. Кроме того… некоторые местные торговцы продадут тебе все, если только ты хорошо заплатишь. А мы платим самородками.

— Сколько рот сумеешь так вооружить?

— Немного. Главным образом мы используем то, что захватываем или делаем сами.

— И что вы планируете? — Ласкольник не дал соскользнуть с темы. — Как долго собираетесь тут сидеть?

Неожиданно отозвался Уваре Лев, причем, если судить по легкой гримасе на лице Кахела-сав-Кирху, неожиданно для остальных командиров восставших.

— Две луны, — проворчал черный великан. — Через два… на меекхане говорят «месяца», да? Через два месяца и десять дней начнется сезон дождей. Примерно так, но начнется — точно. Будет лить, каждый день сильнее, пока в конце месяца не польет без остановки. В таких лесах непросто жить и сейчас, а в сезон дождей они для этого совершенно не предназначены. Нельзя охотиться, обрабатывать землю, странствовать. Тропы превращаются в болото, черви ползут из любой щели, появляются болезни, жар, понос и смерть. Нам нужно выдвинуться отсюда самое позднее через два месяца — или оставим тут свои кости.

Кайлеан смотрела. На гримасу на лице Кровавого Кахелле, на злые глаза Молнии, гневный, непроизвольный жест Кор’бена Ольхевара. И все это было нацелено на Уваре. Она взглянула на Ласкольника. Видел ли он этот конфликт? Линии раскола? Командиры бунтовщиков не могли договориться.

— И куда вы собираетесь идти? — Ласкольник сложил руки на груди, поджал губы, фыркнул. — Половина Далекого Юга охвачена огнем, и о вас, чтоб его, все слышали. Все знают, что самая большая группа взбунтовавшихся рабов скрывается на холмах на пограничье Коноверина и Вахези. По дороге мы миновали верстовые столбы с надписями «К повстанцам — туда». Вы прославились. Матери пугают детей рассказами о том, как под Помве вы уничтожили десятитысячную армию, а князь Вахези, говорят, ссыт от одной мысли о непобедимых ордах взбунтовавшихся рабов у своих границ. И потому все, каждый раб, который снимет ошейник, отправляется на запад. К вам. Через два месяца тут может оказаться двести тысяч человек, а может, и все четверть миллиона. И что станете тогда делать? Куда пойдете?

Ему ответила тишина и взгляды столь гневные и твердые, словно камни, метаемые из-за угла. Кайлеан поводила глазами по командирам рабов, ища какие-то указания — у них есть планы, далеко идущие и подробные, или же они просто дают нести себя волне случайностей? Этот… город в джунглях выглядел довольно хорошо управляемым военным лагерем, с тренировочными площадками, огородами, курятниками и колодцами, и она могла бы поспорить, что где-то дальше в лесу нашла бы выкорчеванные поляны, на которых держали скот — у рабов же имелась собственная кавалерия и лагеря. Но все это было ужасно временным — немеекханским. Дерево, камыш и тряпки. Так куда же они намеревались отправить свою армию?

Кахель-сав-Кирху улыбнулся первым, но это не была улыбка, которую стоило ожидать.

— Этого маловато, генерал. На меня не действует магия имени того, кто разгромил се-кохландийцев, спас верданно, того, кто является доверенным человеком императора. Наши планы — конкретны, мы знаем, что хотим получить. Свободу. Свободу для всех, кто захочет снять ошейники, присоединиться к нам и вместе сражаться. Но они… — он зацепился взглядом за черного великана, — достаточно гибки, чтобы не раз и не два поймать врасплох наших врагов. Но если ты думаешь, что придешь сюда, сверкнешь именем, волчьей улыбкой и несколькими предположениями, а мы падем на колени, вознося благодарности Матери, потому что Меекхан о нас вспомнил, тогда у тебя помутилось в голове от постоянной скачки.

По мере того как вождь рабов говорил, плечи его распрямлялись, а голос становился резче. Кайлеан уже понимала, что волшебство имени Ласкольника на него и правда не действует, что он уже пришел в себя от удивления и принял решение.

— Мы знаем, что Империя не пришлет нам на помощь армию. Не только потому, что мы далеко. Меекхан продает сюда сталь, медь, олово, фаянс, стекло и много других товаров, везя взамен специи, хлопок, шелк, золото и драгоценности. А потому я соглашусь с Поре Лун Даро, что наш бунт не на руку многим людям в Империи. Нет! — Кровавый Кахелле вскинул обе руки, прерывая ответ Ласкольника. — Молчи. Мы из того поколения, которое узнало предательство. Когда я вступал в армию, я приносил слова клятвы: «и не брошу товарища в бою». Помнишь? Присяга одинакова и для пехоты, и для кавалерии. Я полагал, что эта клятва охраняет и меня. Но нас покинули. И все эти годы в рабстве выкупали дворян, богатых купцов и ремесленников, но о таких, как я, крестьянах и простых солдатах без поддержки, никто даже не вспомнил. О таких, как они, — он кивнул на товарищей, — тоже. И только когда мы вышли с полей, выползли из рудников, когда подожгли плантации и уничтожили мастерские… только тогда Империя вспомнила о нас. Когда я услышал, что ты здесь, подумал, — мощные руки стиснулись в кулаки, — подумал, что, возможно, что-то изменилось. Но ты пришел с одними вопросами. Как? Что? Где? Последнего такого, который крутился по лагерю и задавал такие вопросы, мы приказали…

— …закопать в муравейнике. — Уваре Лев смерил их ледяным взглядом. Подобные взгляды были и у остальных представителей повстанческой армии; куда-то исчезли сердечные хозяева, а Кайлеан поняла, что она — и остальной чаардан — тут в одиночестве, в чужом лагере, всего ввосьмером. — Перестал кричать, прежде чем солнце преодолело восьмую часть дороги по небу. Слабак.

Кахель-сав-Кирху вздохнул, расслабил кулаки и продолжил:

— Если ты тут по поручению императора, то у тебя должен быть какой-то контакт с ним. Может, магический, а может, ты просто умеешь громко кричать, не знаю… но скажи ему… скажи ему, что нам нужно больше, чем слова. И что тут нет меекханцев и прочих рабов. Тут есть только рабы. Носящие ошейники. И что если Империя могло выслать тебя сюда с шестью сотнями солдат, то может прислать их и шесть тысяч. Или десять. Это будет сила, которая не покорит Юг, но с которой все станут считаться. Потому что тут и теперь в расчет идет лишь сколько мечей при тебе. Сколько сабель и луков. А потому… — он снова вздохнул. — Приближается вечер. Ночью я не отошлю вас в обратный путь. Останьтесь. А завтра вы покинете лагерь и вернетесь в Белый Коноверин. Ты не спросил, генерал, что можешь сделать для нас, хотя наверняка хотел, я ведь прав? — Горькая усмешка искривила лицо бывшего лейтенанта. — Мне нужен некто, кто передаст весточку Госпоже Пламени. А теперь — отдохните. Можете ходить по лагерю Волчьего полка, говорить с людьми, осматривать их вооружение, видеть, как они тренируются. Но вам нельзя выезжать за валы. У вас нет следов от ошейников на шее. А утром я приглашу тебя на беседу, передам мое послание и дам людей, которые проведут тебя под Помве. Дальше — дело за вами.

Он отвернулся.

— Люка покажет вам, где заночевать и разместить лошадей. Ступайте.

Глава 14

Доклад Крысы подтвердил Велергорф, который уперся, что проверит все сам. Кеннет позволил, послав с ним полдюжины людей с оружием. Татуированный десятник вынырнул из дыры через полчаса, принеся еще несколько предметов: деревянный кубок и ложку, раковину, которая наверняка некогда выполняла функцию бокала, поскольку у нее была витая ножка, а еще горсточку просверленных камешков, кусок полотна из жесткой, грубо сотканной материи.

— Крыса прав, — сказал Велергорф, когда Кеннет и остальные десятники собрались вместе. — Кто-то забаррикадировался, подперев дверь досками, оторванными из столов, а потом взобрался на полку под стеной, чтобы прорубить путь наружу. Не знаю, сколько времени это заняло, потому что палуба в этом месте — в локоть толщиной, но когда человек напуган, то и гору насквозь пробьет.

— И?

Десятник еще раз показал свои находки.

— Кубок маловат для мужчины, и тут, видите, вырезаны цветочки и птички, я голову отдам на отсечение, что он принадлежал женщине. А эта раковина великовата, на глаз — с кварту емкости, а ее узоры? Гарпун, зубастая рыба, тварь со щупальцами. Пил из нее мужчина. Бусики из камешков, абы какие, совершенно как игрушка для ребенка. Видите?

Теперь видели. Ясно и отчетливо. Только что это им давало?

— И куда ведут забаррикадированные двери?

— Одна — туда, — десятник махнул в сторону кормы. — А вторая — в противоположную сторону, господин лейтенант. Обе дополнительно проклеены смолой, так что практически вросли в косяки. Если хотим проверить, перед чем их заперли, придется рубить. — Он заколебался. — А мы хотим?

Взгляды сержантов сделались внимательны и осторожны. Здесь были солдатами. А солдаты обычно не ищут проблем сами, поскольку военный опыт говорит, что любопытство — прямая дорога к куску стали в кишках.

Кеннет сжал губы.

— Мы на траханом корабле, что уже отвез нас на добрых сто миль на восток. Плывем вдоль Большого хребта — впрочем, в том направлении, в котором мы должны были идти, что почти забавно. Но за восемь-десять дней мы минуем горы, и никто не знает, какие земли и моря находятся к северу от Олекадов и плоскогорья Фургонщиков, а я предпочел бы не проверять этого первым. Также мы не знаем, кто правит этим кораблем, не знаем, отчего он пробудил такую ярость Владычицы Льда. Мы не знаем ничего. И у нас есть еды на семь — десять дней, а потом останутся нам псы и ремни.

Большая часть стражей скривилась при одном упоминание о таком. Псы были… почти членами отряда.

— Начнем с ахерских. А еще у нас потеряны все сани с припасами для животных. С сегодняшнего дня они получают половину ежедневной порции. Как и мы. Воды нам хватит, пока сможем растапливать снег и лед. Но важнее всего, что придется сидеть и ждать чуда. Ну разве что у кого-то из вас есть идея, как выбраться отсюда, не потонув и не замерзнув. Слушаю.

Некоторое время они молчали, наконец Андан поднял руку.

— Невод?

Они с Велергорфом уже раздумывали над этим, когда вчера бросали кусочки дерева в воду и смотрели, как те исчезают за кораблем.

— Борт тут как минимум восемьдесят локтей. Корабль плывет со скоростью бегущего человека и продирается сквозь море, полное льда, битого и целого. Все, что мы опустим в воду, будет порвано и раздавлено в несколько минут.

— Может, он замедлится.

— А может, помчится, Андан. А если бы нам это удалось, то что? Хочешь дрейфовать на этих бревнах посреди океана? Или ты умеешь маневрировать? Вот это была бы неожиданность, десятник.

Коренастый сержант махнул рукой в сторону выхода из комнаты, которую обследовал Велергорф.

— Ну так как, господин лейтенант, рубим эту дверь?

Кей-Треффер, как всегда, был конкретен.

— Нет. Скажу более, мы укрепим ее еще парой досок. Если там и правда тепло и сухо, мы можем использовать комнату как укрытие.

— Слушаюсь, господин лейтенант.

— Хорошо, Вархенн. Мы не спустимся туда все: скажем, половина отдыхает внизу, остальные осматриваются тут и контролируют палубу. Посменно. Меня интересует палуба, те остатки столбов. Хочу добраться до кормы, потому что на всех кораблях там находится руль.

В их глазах разгорался вопрос.

— Он поворачивал, — пояснил Кеннет. — Когда мы убегали по льду, он поворачивал и замедлялся. Потом повернул еще раз, на восток. А это значит, что кто-то им управляет. Вам не интересно, кто именно?

Они кивнули, мрачно кривясь. Им было интересно. Такой интерес раздражает до свербежа и заставляет кипеть кровь.

— Последний вопрос. — Кеннет смотрел на сержантов, переводя взгляд с одного на другого. — Как люди? Держатся?

Велергорф первым пожал плечами.

— Справляются. Пока есть работа — нет времени на раздумья. Некоторым страшно, но это не дурной страх, не такой, что отнимает разум и высасывает силы, а хороший, велящий быть осторожным, не лютовать, а думать. Ты жив, и еще есть надежда, что живым и останешься. Потому — не все плохо. Другие говорят: мы провели самый большой в мире караван через горы, мы сражались во Мраке, а потом вышли оттуда прямо в битву сотен тысяч кочевников и Фургонщиков. И мы все еще живы. Корабль размером с город не настолько уж и страшен рядом со всем этим, справимся и с таким.

«Другие говорят». Конечно, десятник, конечно.

Бергх блеснул ухмылкой из бороды.

— Тут горцы, господин лейтенант. Если ты видел лавину, завалившую село, если ты плевал в глаза горному медведю или взобрался по стене в тысячу локтей, то мало что сумеет тебя испугать. А кроме того, эта хрень настолько велика, что легко позабыть, что это корабль. Сейчас, например, и качка почти не чувствуется.

Корель-дус-Одерах, новый десятник Восьмой, покивал.

— Это было хорошее решение, господин лейтенант, пусть и безумное. Атаковать плавающую гору… Хороший приказ. Когда бы не он, мы бы кормили рыб. И парни знают об этом.

Кеннет уже собирался напомнить, что не все это вспомнят, но вовремя прикусил язык. Они уже попрощались с погибшими, а призывать их назад принесло бы неудачу.

— Хорошо. Но если вы увидите, что кто-то на грани, — дайте знать. Это приказ.

— Так точно! — Они отсалютовали неожиданно четко, по-военному.

— Хорошо. Четные десятки отправляются вниз, усиливают двери, а потом — обогреваются и отдыхают. Можно развести огонь, но такой, чтобы просто согреться и разогреть еду. Возьмите несколько кусков дерева отсюда. Только осторожно, я не хочу пожара. Собаки и нечетные десятки контролируют наверху. Когда подкрепимся, я беру свою десятку и пятую — пойдем проверим дома на середине корабля. Поищем дорогу на корму. Третья и седьмая остаются тут, присматривают за Крысами и за всем остальным.

— За чем — «остальным», господин лейтенант?

— Еще не знаю, Церес. Но падальщики обычно пожирают трупы тех, кто за этим «остальным» не присматривал.

Ему удалось вызвать несколько кривых ухмылок. Вот и славно.

— За работу!

* * *

Исследованию носа и середины корабля они посвятили несколько дней. Для разведки Кеннет выбрал своих людей и десятку Фенло Нура, рассчитывая на его талант. В этот момент только хмурый десятник и Моива Самрех обладали чем-то, что можно назвать магическими способностями, но крысиной колдунье он не доверял настолько, чтобы брать ее с собой. Кроме того, он немного надеялся, что они сумеют отыскать хотя бы следы Борехеда, а умения Нура видеть духов в этом случае оказались бы куда полезней, чем какая-то там Жгучая Игла.

Здания были целым городом. Им удалось увидеть улочки, небольшие площади и даже подобие рынка. Корабль в этом месте расширялся ярдов на двести, а дома тянулись, куда ни глянь. Сколько людей могло тут жить? Две, три тысячи? Понять было непросто, большинство строений оказались разбиты и, похоже, сметены с палубы, и только невысокие контуры стен свидетельствовали о том, где они стояли. Там, где разрушения были поменьше, в нескольких местах остались даже целые четырехугольники стен — и тогда становилось понятным, что некоторые дома поднимались на три, а то и на четыре этажа.

В путанице бревен поменьше и гнилых канатов посреди городка лежал огромный столб, вырванный, скорее всего, из палубы. Клочья толстой ткани, саваном покрывающей его, выдавали предназначение конструкции.

Мачта.

Одна из многих, которые, похоже, некогда гордо вставали к небесам.

Все из того же материала, что и корпус. Из дерева настолько черного, что непросто заметить слои на его поверхности, и столь твердого, что непросто его рубить. Даже материал паруса выглядел словно сотканным из толстых, древовидных волокон.

Они осторожно ходили меж домов. Кеннет распорядился, чтобы шли под охраной, каждый солдат все время находился в поле зрения как минимум двух других. Они не знали, есть ли дыры и здесь, как на носу, а кроме того, в голове лейтенанта все еще оставался образ комнаты с дверьми, забаррикадированными изнутри. К счастью, улочки были достаточно широкими, чтобы не приходилось использовать специальные фокусы вроде обвязывания веревками.

Там, где остались стены, люди могли дивиться точности соединения балок, четкости выполнения затесов. Уцелевшие двери идеально подходили к косякам, в стенах не было ни дыр, ни щелей. Несколько фрагментов крыш с — кто бы мог подумать! — деревянным гонтом, казалось, давали неплохую защиту от дождя и снега. Тут тоже получилось бы неплохое место для лагеря, решил Кеннет. Даже лучшее, чем дыра в корпусе, откуда нет пути к бегству. Если сегодня они не найдут дорогу на корму, завтра утром перейдут сюда.

Багор, один из людей Фенло Нура, вошел в ближайший дом, один из тех, в которых сохранилась большая часть крыши и стен. Кеннет смотрел сквозь дверь. В комнате было ярдов восемь длины, шесть ширины, один вход и два окна на противоположных стенах, а остатки крыши говорили, что это не просто сельский дом. Стол тут, как и в помещении под палубой, прикреплялся к полу, а из стен вырастали полки. И внутренности комнаты были чернее, чем остальной корабль.

Багор проехался ладонью по столу, подняв в воздух тучу черной пыли.

— Тут горело. — Он осмотрелся вокруг, подошел к стене и поцарапал ее ножом. — Везде горело, господин лейтенант. Причем — сильно.

Ударил в одну из полок, и та отвалилась от стены несколькими кусками.

Ну вот и нечто новое. Поджечь это дерево — для такого требовалось немало масла или же использовали магию. Да и то, как видно, не добились большего, чем осмолить стены изнутри. Багор понюхал гарь, нахмурился и — словно что-то пришло ему в голову — сунул это в рот.

— Проголодался?

— Немного, господин лейтенант. — Стражник улыбнулся, обнажая почерневшие зубы. — А кроме того, уголь хорош для освобождения от газов.

— Сегодня ты спишь снаружи. — Нур перебросил арбалет в другую руку, протянул руку через порог внутрь комнаты и проехался пальцем по стене. — Это то, что я думаю?

Сунул палец в рот, попробовал, сплюнул черной слюной.

— Соль. Пожар гасили морской водой.

В принципе, это было очевидным, они же находились на корабле, где для гашения огня навряд ли использовали бы пресную воду, но выражение лица десятника указывало, что он имел в виду что-то другое.

— Могу я кое-что проверить, господин лейтенант?

— Давай, только чтобы мы это видели.

— Так точно.

Сержант присоединился к своему солдату, подошел к дырам от вырванных окон, минутку посвятил полкам, заглянул под стол. На несколько ударов сердца исчез за стеной, которая находилась напротив окон.

— Двери открываются наружу?

— Я вижу это, Нур. Что с того?

— Войдите и гляньте.

Кеннет отдал приказ, и, прежде чем он переступил порог, несколько стражников встали в охранный круг вокруг дома. Пол заскрипел под его ногами угольками, он почувствовал кислый, с легкой тухлостью, запах.

— И что тут?

Фенло показал ему кучу обломков, что лежали под стеной. Какие-то деревянные планки, обугленные кубки и нечто, что выглядело остатками сломанных стульев.

— Вы заметили, господин лейтенант, что ни в одном из этих домов нет ничего, что напоминало бы кровать?

— Нет. Но ты прав. И какой вывод?

— Пока — никакого, но стоит запомнить эту подробность. Так я думаю. Хочу осмотреть еще несколько мест, поскольку то, что я подозреваю, несколько безумно. Нужно бы удостовериться.

Кеннет уже научился доверять подозрениям своих людей.

— Действуй.

Они двинулись вдоль улицы. Тут уцелело несколько домов, более или менее разрушенных. Во всех некогда безумствовал пожар, порой столь интенсивный, что стены можно было пробить сильным пинком. Два завалились полностью, открывая внутренности дождю и снегу.

Нур ходил по руинам, проверял, пробовал обугленные остатки на вкус, что-то бормотал под нос. Наконец остановился и некоторое время смотрел на большую кучу, сбившуюся под стеной. Кеннет не подгонял его, поскольку и сам начал подозревать, к чему ведет десятник. Однако выводы и вправду были настолько абсурдными, что лучше бы их огласил кто-то другой.

— Был пожар, — наконец произнес десятник. — Пылала вся улица. Но огонь вспыхивал внутри, всегда внутри дома, словно все одновременно подожгли свое добро. А потом пришла волна. Ударила оттуда, — он указал на левый борт, — перевалила через город, ворвалась в комнаты через окна, смела все, что было внутри, под противоположную стену и погасила огонь. Может, это она уничтожила остальные дома, сломала мачты… проклятие, не верю. Но готов поклясться головой, что пожар она погасила. Потому-то там, где стены устояли, окна выломаны внутрь, а все, что смыла вода, лежит кучей под стеной.

Солдаты загудели, а кто-то, кажется Сомнель из Пятой, фыркнул. Кеннет утихомирил их нетерпеливым движением руки. Нур говорил именно то, о чем догадался и он сам.

— Волна? — спросил он ради уверенности.

— Да, господин лейтенант. Волна. Чтобы погасить пожар.

— Но ты ведь знаешь, что у этого корабля борта высотой в сорок ярдов? А то и выше?

— Знаю.

— И насколько высокой должна быть волна?

С другой стороны, такое недоверие не имело смысла, раз уж они стояли на корабле размером с город. Что-то же придало ему настолько монструозный вид. Как знать, по каким морям он плавал раньше.

— Ну, ей не обязательно оказываться высокой, человек. Может, и вообще не было никакой волны.

Дюжина арбалетов нацелилось в сторону, откуда раздались слова, прежде чем пали первые три из них. Только одна персона во всем мире говорил Кеннету «человек».

— Ты прямо напрашиваешься на смерть, шаман.

— Может. Может, смерть была бы лучше того, что близится. Если бы я знал… если бы знал, что мы тут встретим, не просил бы вас о помощи, а повел бы племена за горы. Даже без позволения других родов, даже на войну и смерть. А теперь… Слишком поздно.

Лейтенант наконец взглянул на ахера. Борехед сидел в десятке шагов от них на чем-то вроде кучи обугленных бревен и досок. Черный от сажи и угольной пыли, он выглядел словно странная, угловатая носовая фигура. Глаза были погасшими и пустыми.

— Опустить оружие. Ты ранен?

— Неважно. — Шаман покачал головой, исчезнув на миг в туче черной пыли. — Я потерял собак, — добавил он ни к селу ни к городу. — И сани разбил. Въехал за вами и вдруг провалился в дыру. Псы поломали кости, пришлось добить. Всю ночь я искал выход… под нами — город… тысячи комнат, коридоры, залы, даже сады… мертвые. Все мертвое.

— Дайте ему попить.

Ближайший стражник подошел к шаману и подал ему флягу.

— Отчего ты полагаешь, что та волна не была высокой?

Борехед сделал пару больших глотков, заморгал, в глазах его мелькнуло нечто дикое.

— У-ух. Водка. Одна из тех вещей, которые люди делают лучше нас. — Он глотнул еще раз. — Он поднял нас с моря. Этот корабль. Склонился на один борт, ты ведь видел, и позволил нам въехать на палубу. Когда бы накренился сильнее, а потом резко выпрямился, мог бы набрать достаточно воды, чтобы та прокатилась по нему волной.

— Чтобы погасить пожар?

— Может. А может, чтобы погасить кое-что иное. Потом поговорим об этом. Вы идете на корму?

— Верно. Там должен быть руль. И рулевой.

Шаман оскалился, пожелтевшие зубы блеснули на грязном лице, словно два стилета.

— На кораблях Бессмертного нет рулевых. И никогда не было. Я заснул, там, внизу… или потерял сознание… Пришли ко мне сны… старые сны древних шаманов. Они видели корабли, подобные этому. Большие, красные, черные, золотые… Те резали моря на западе, когда ахеры еще жили там, где открывается вид на западный океан. Им приказали уплыть… заставили это сделать, а теперь… один вернулся. Пробудил гнев Владычицы Льда, а потом похитил нас. Зачем?

Голова Борехеда раскачивалась в стороны. Глаза закрылись. Фляга выпала из рук.

Когда его стянули с кучи бревен, оказалось, что не только собаки переломали кости, упав в дыру. От пояса вниз тело шамана выглядело так, словно его пропустили через молотилку, а ладони он, пока полз наверх, ободрал до мяса.

И все же он жил, хотя Кеннет не был уверен, хорошая это или дурная новость. Но…

— Забираем его к нам. Выломайте ту дверь, положим шамана на нее. Возвращаемся.

Глава 15

Через несколько часов непростых переговоров Уста Земли забрала Кей’лу на площадку на одной из террас. Там было круглое углубление диаметром футов в сто, выложенное разноцветными глыбами. Вайхирская женщина приказала девочке встать посредине и ждать, а потом отошла к краю и сложила руки на груди. Отходя, успела обронить через плечо: — Помнишь, что делать?

— Да.

— Ты можешь умереть.

— Знаю.

Страх Кей’ла уже преодолела. То есть он таился где-то за спиной, протягивая в ее сторону когтистые лапы, но она не позволяла ему проявляться. Обговаривая с Устами Земли план спасения Пледика, она открыла, что смерть — последняя вещь, которой она опасается. Последние месяцы Кей’ла видела столько ее обличий, что ей казалось, будто они стали со смертью добрыми подругами. Боялась, естественно, но больше смерти она опасалась чувства бессилия, которое испытала, пока висела на крюках у кочевников и смотрела, как военный лагерь ее родителей проигрывает битву. Боялась, что окажется для кого-нибудь обузой, что кто-то из-за нее пострадает и это будет ее вина, а после с виной придется жить. Но именно так и обстояли дела с Пледиком.

Его хотели убить, и именно она решила присоединиться к Двум Пальцам и его спутникам, а потому смерть мальчишки падет на нее и одновременно сделает ее самой бессильной персоной в этом селении. Отданной на милость и немилость любого из четвероруких вайхиров.

Потому что, о чем она прекрасно помнила, в их двоице вайхиры боялись только Пледика. Боялись ее каналоо.

Потому что именно им он и был, она могла поставить на это свою жизнь.

Всматривалась в ржавого цвета камень под своими ногами, вслушивалась, как собираются подле круга четверорукие. В этом месте Пледик должен был умереть — и в этом месте ей предстояло бросить вызов племени Тридцати Ладоней. Она верданно, она не выкажет перед чужаками свой страх, не даст им удовлетворения. Возможно, ей придется запрокидывать голову, чтобы взглянуть им в лица, но это не означает, что она позволит смотреть на себя свысока.

Она улыбнулась и подняла взгляд.

Они обступали ее кругом каменных лиц-морд, светлых глаз, в глубине которых проблескивала уверенность в собственных силах. Большинство из них сложило одну пару рук на груди, опираясь второй на рукояти оружия, но это был настолько естественный жест, что она не могла воспринимать его как попытку ее запугать. Впрочем, а кого бы им пытаться испугать? Ребенка, который любому из них достает едва ли до пояса?

Круг вайхиров разошелся, и внутрь ввели Пледика, а Кей’ла почувствовала гнев. Мальчишке надели железный ошейник, к которому прицепили длинную жердь в добрый десяток футов. Четверорукий, сжимавший ее, даже не собирался делать вид, что он деликатен: из-под ошейника сочилась нитка крови, а Пледик шел, то подталкиваемый, то влекомый, словно был животным на ярмарке. Осматривался удивленным, бессильным взглядом маленького ребенка.

Но больше, чем от этого взгляда, грудь ее стиснуло от улыбки, которая расцвела на его лице, когда он заметил ее.

Она сделала жест на анахо’ле, которому его научила: «Все хорошо. Все в порядке».

Похоже, врать можно на любом языке.

Словно в подтверждение этой истины, воин, который вел мальчика, грубо дернул за жердь, почти опрокинув пленника.

Она улыбнулась шире, провокационно, и произнесла громко:

— Саури-ной рве. Оманавери туару, оманавери каге малоне.

Кей’ла учила эти слова час или два под присмотром Уст Земли, но хорошо понимала их значение. Они были как факел, брошенный за спину, после того как ты перешел мост. Пока они не прозвучали, вайхиры могли считать ее кем-то средним между не совсем желанным гостем и животным, над которым они смилостивились и позволили жить. Но когда она сказала: «Я Одна Слабая. Требую голоса, требую справедливости», — она бросила племени вызов.

Два Пальца предупредил ее, что брать голос в селениях могут лишь те, у кого есть четыре руки. Таков закон Тридцати Ладоней. Иначе говоря, если ты не вайхир, то молчи. Он не назвал наказания за нарушение этого закона, но ему и не было нужды, Девочка воспитывалась в мире, в чьей основе лежали неписаные законы, тем более простые, чем более жестко соблюдаемые.

Потому тот, кто вел Пледика, сразу захлестнул ее потоком слов, одновременно протягивая правую руку к мечу, а в кругу раздались угрожающие перешептывания. Но она знала, как на это реагировать. Подняла обе руки и сжала их в кулаки — жест, означающий отсутствие согласия на то, чтобы другой вайхир взял право голоса. Удивила их. Гневное бормотание стихло на удар сердца — достаточно, чтобы она успела сказать.

— Омули-рех рвай туару коме. Малоне сай’йу?

«Два Пальца будет моим голосом. Смолкнет ли справедливость?»

Она подчеркнула вопрос, опустив руки. Язык тела для четвероруких был настолько же важен, как анахо’ла у Фургонщиков.

Большего она на местном языке сказать не могла, впрочем, как объяснила ей Уста Земли во время поспешных наставлений, это были простейшие, примитивнейшие слова, которым бы вообще не раздаваться в кругу собраний, но что же. Если не убьют ее после первой фразы, то им придется выслушать вторую. А если выслушают вторую — есть шанс, что Два Пальца станет ее переводчиком.

— А почему он? — спросила она тогда. — Почему не ты, если уж куда лучше говоришь на меекхе?

— Потому что я должна сделать для племени то, что для него полезно, но только когда оно само меня об этом попросит. — Улыбка вайхирской женщины была довольно озорной. — А Два Пальца знает твой язык лучше, чем готов это признать.

Товарищ Кей’лы по путешествию вышел в центр, косясь, словно молодой жеребчик, которого впервые запрягли в колесницу. Только блеснул на нее глазами и опустил ладони на рукояти своих железных палиц; встал за девочкой. Она поборола искушение опереться на него в поисках ощущения безопасности.

— Можешь говорить, — прогудел он сверху. — Стану переводить.

Вместо этого Кей’ла указала на вайхира, который держал мальчишку на привязи:

— Пусть теперь он говорит.

Это тоже было спланировано. Пусть выскажутся те, кто чувствует самый большой гнев к Добрым Господам, пусть выплеснут его из себя сразу, пока эмоции не уйдут.

Посыпались слова, и, сказать честно, чтобы понять их, ей не требовался переводчик. Это были слова-камни, слова-стрелы, должные ранить и убивать. Но главный смысл их скрывался в жесте, каким разгневанный воин развел в стороны все свои четыре руки. Пледик, которого при этом грубо рвануло вбок, едва не опрокинулся.

— Кусок Железа утверждает, что только те, кто…

Уста Земли была мудра и приготовила ей ответ на этот упрек.

— Скажи ему, что у меня тоже четыре руки.

— Что???

— Просто скажи.

Ее слова вызвали замешательство, обмен удивленными взглядами и короткими порыкиваниями, ощеренные зубы. Она уже видела такие лица и не боялась их.

Воин, удерживающий мальчишку, утихомирил всех коротким взрывом мерзкого смеха. Указал не на Кей’лу, а на Два Пальца и выплюнул из себя короткую фразу.

— Удивляется, отчего не понял сразу, что ты безумна, — донеслось сзади. — И теперь спрашивает, где твоя вторая пара рук.

Девочка указала на Пледика:

— Там.

Она лишь смотрела на мальчика, но прекрасно слышала, как ее жест вызывает в кругу вайхиров волну удивленного шепота. Кей’ла позволила им прийти в себя от удивления.

— Переводи, — потребовала она. — Вы говорите, что Пледик не существо, и я согласна. Но если он — не существо, тогда и я — тоже не оно. Говорите, что у него нет сердца, нет преданности и сочувствия. Может, и так. Я видела людей, у которых всего этого не было. Видела и таких, кто убивал и шел дальше, словно ничего и не случилось, — и тех, кто превращал чужое страдание в развлечение.

Она подняла рубаху, показывая розовые шрамы на груди и спине.

Круг замолчал.

— Если Пледик не имеет души, то я ношу душу за нас двоих, и если у меня нет дополнительной пары рук, то ею является именно он. Вместе мы — существо, более полное, чем по отдельности. Кто из вас отберет у меня мои руки? И за какую вину?

Кусок Железа, который — как она только сейчас заметила — носил на груди и на лице коллекцию шрамов, рядом с которыми ее собственные выглядели простыми царапинами, выдавил из себя единственное слово.

— Овендее, — повторил Два Пальца. — Прости, Одна Слабая, но просто не умею этого перевести. Это — обман, смешанный с наглостью и прикрытый отсутствием чести.

Воин в шрамах продолжил, а ее товарищ переводил:

— Он говорит, что твои слова прячутся за трусостью. Потому что ты маленькая и знаешь, что нельзя доказать их в танце железа, поскольку никто не выйдет против тебя, чтобы убедиться, правда ли это. Потому что нет чести в том, чтобы драться с ребенком.

Ну надо же, а Уста Земли чуть ли не хвасталась, что их создали, чтобы убивать людей. В том числе — и детей.

Приближалась самая сложная часть. Хотя, сказать честно, вайхирская женщина сомневалась, что они вообще доберутся до этого момента.

Кей’ла вынула из-за пазухи камень размером с небольшое яблоко. Такой, что идеально размещался бы в девичьей ладони.

— Тогда спроси его, сумеет ли он забрать у меня олооло.

Олооло — игра, которую показала ей Уста Земли. Один игрок перебрасывал между своими четырьмя руками камень, железный шар, кусок дерева — что угодно, в то время как второй пытается перехватить этот предмет. Существует несколько правил, но важнейшие из них — три: можно тянуться за предметом только одной рукой, нельзя прикасаться к противнику и нельзя держать олооло в ладони больше, чем удар сердца.

Кто-то в кругу вдруг засмеялся. Кей’ла с удивлением заметила, что это Черный Белый, но его смех стал искрой, язычком пламени, что перескакивает по сухим травинкам.

Скоро смеялись уже почти все.

— Мой народ ценит отвагу, — рассказывала ей Уста Земли. — Отвагу и нахальство. А еще — они любят вызовы и споры. Уж таковы мы. Используй это.

— Олооло. — Кей’ла подождала, пока стихнет смех. — Если у тебя нет смелости скрестить оружие, просто отбери у меня этот камень. Но я должна иметь свою вторую пару рук. Разве что ты хочешь поиграть с ребенком-калекой.

Изувеченное шрамами лицо вайхира вдруг скривилось, ломая каменную маску. Это она тоже уже научилась различать. Кусок Железа был в ярости. Настолько, что если бы не присутствие Двух Пальцев за ее спиной, Кей’ла начала бы опасаться за свою жизнь.

Он подошел к ней, волоча Пледика следом. Шея мальчишки все еще кровоточила, железный обруч разодрал кожу, но в остальном он выглядел прекрасно. Похоже, вайхиры не слишком-то издевались над ним, хотя и считали его смертельным врагом. Ей в голову пришло, что жестокость их оставлена для кого-то другого, не для тех, кого они полагали просто инструментами.

Кусок Железа гневным рывком стянул с пленника ошейник и отшвырнул в сторону.

С десяток мечей и сабель чуть вышли из ножен, Кей’ла уловила это краем зрения, а потому сразу же подошла к Пледику, обняла его и прижала к себе. Он улыбнулся и похлопал ее по спине рукой с когтями.

— Нам нужно сыграть, Пледик. Как в «цапки».

Он понял, потому что глаза его радостно засветились. Она все еще не знала, сколько из того, что ему говорят, он понимает, а сколько — угадывает по тону голоса, но, когда он отступил на шаг и выполнил жест, будто ударил что-то в воздухе, она поверила, что по крайней мере одно слово он узнал и понял.

— Да. В «цапки», но по-другому. Я тебе покажу. — Она повела вокруг взглядом. — Мне нужно ему показать, в чем состоит игра, это займет всего несколько минут.

Никто не стал возражать.

Два Пальца сделался ее партнером в игре, когда она показывала мальчику, в чем заключается олооло. Это был еще один непростой момент, и все зависело от того, как быстро Пледик поймет условия развлечения. Уста Земли предупреждала, что племя не любит ждать слишком долго, что им быстро делается скучно, они решают, что жаль времени на такие глупости, и потому могут приказать убить мальчишку — ведь это, как ни крути, каналоо, а заодно и Кей’лу, поскольку она осмелилась заговорить на собрании.

Она рассчитывала только на то, что Пледик умен — «цапки» он освоил через несколько раундов.

Два Пальца перебрасывал камень между своими четырьмя руками с ловкостью, из которой она сделала вывод, что олооло — его любимая игра. Вниз, вверх, слева направо, наискосок и назад. Она едва успевала следить за ним.

Промазала раз и другой. На третий раз выбила камень, но не сумела его схватить. В кругу четвероруких раздались издевательские смешки. Кей’ла проигнорировала их. После каждой неудачной попытки она разворачивалась к Пледику и качала головой с недовольным лицом. Прикоснулась к руке вайхира — плохо, не отдернула ладонь достаточно быстро, и в нее ударил камень — нехорошо.

Мальчик смотрел, а Кейла начала молиться, хотя не делала этого уже много дней. Владычица Лошадей, Лааль Сероволосая, помоги. Если и вправду Пледик должен был стать разумным оружием, то пусть теперь выкажет эту свою разумность.

Прошу.

Камень, перелетающий между руками Двух Пальцев, исчез.

По вечевому кругу разнеслось громкое «О-о-ох».

Кей’ла, сосредоточившись на молитве, не заметила, когда Пледик встал и когда протянул свои руки над ее плечами. Камень затанцевал между его руками, а когти, казалось, совершенно ему не мешали; круглый кусок скалы перепрыгивал между его ладонями со скоростью столь большой, что казался серой полосой.

Два Пальца потянулся за добычей — медленно — Пледик перебросил ее вниз, в руку Кей’ле — та почувствовала удар в ладонь, сильный, и послала олооло назад, наискось.

Некоторое время камень перепрыгивал между руками ее и мальчика так, словно они развлекались этой игрой от рождения. Казалось, что Пледик исправляет все ее ошибки, мигом перехватывает слишком слабо или неточно посланный бросок и все делает настолько быстро, что Кей’ла даже не пыталась следить за камнем. Сам же бросал точно и очень сильно, руки ее болели, но хватало и того, что она просто держала их раскрытыми, чтобы камень попадал в нужное место.

Она сосредоточилась на ловле и отбрасывании олооло так сильно, что почти позабыла, что нужно дышать, но ни разу не совершила ошибки. Удары в ладонь и отбрасывание камня — вот что было сейчас важнее всего.

Два Пальца снова потянулся за олооло, промазал, третья и очередные попытки тоже заканчивались фиаско. Его руки раз за разом дергались вперед и возвращались пустыми.

Вдруг вайхир отступил на пару шагов, кивнул, и руки его выполнили медленное, сложное движение, что закончилось на рукоятях оружия. Она не знала, что это значит, но выражение лица Двух Пальцев казалось искренним признанием.

— Олооло твое, Одна Слабая, — сказал он и сразу добавил в полный голос: — Саури-нои таб гре олооло.

Круг зашумел.

Кей’ла схватила кусок камня в пульсирующую болью ладонь и прижала к груди. Кивком указала Куску Железа место перед собой.

— Сыграем?

Не понадобилось переводчика.

Вызванный не поменялся в лице, оно так и осталось каменным, с выражением ярости на нем, зато он чуть выдвинул, а потом спрятал в ножны все четыре меча — она не узнала этого жеста, — а потом поднял две верхние ладони. Этот она уже узнала: Кусок Железа требовал голоса.

Смех смолк, а он начал говорить. И тут ей тоже не требовался переводчик, поскольку то и дело раздавалось грозной и тяжелое «каналоо», слово, которое имело силу клинка, спрятанного за спиной.

Каналоо то, каналоо сё — покрытый шрамами вайхир даже не трудился указывать на Пледика. Зачем? Все знали, о ком речь, и все — в том числе и она — прекрасно понимали, куда этот разговор идет.

Вы что, забыли, кто он такой? Или не помните, откуда он происходит? Это убийца из конюшен наших врагов, который слушается только своих хозяев, и когда те его позовут, он пойдет к ним, когда прикажут ему убивать — протянет когти к нам. Не доверяйте ему и этой девочке.

Вокруг рос шум. Шепоты, взгляды и короткие жесты — все в кругу, а Кей’ла знала: она получила немного симпатии или признания, но они еще отнюдь не выиграли.

Труднейшая вещь ждала ее впереди.

Ждала их впереди.

Она повернулась к Пледику, легко дотронулась до его вооруженной странной конструкцией ладони. Браслет, оплетающий запястье, кольца, одно на большом пальце и по два — на остальных, а еще — провода, их соединявшие; они казались ей неестественно холодными, почти ледяными. Накладки на кончиках пальцев, заканчивавшиеся рысьими когтями, — тоже. Зато кожа между ними была настолько горячей, что почти обжигала.

Пледик внимательно смотрел на нее, его светлые глаза блуждали по ее лицу. Ей впервые пришло в голову, что он довольно мил для мальчишки. Симпатичней многих из тех, кого она знала.

Она решительным движением положила его ладони себе на грудь так, чтобы клинок, прикрепленный к среднему пальцу, замер в углублении на солнечном сплетении. Прижала когти сильнее.

— Убей, — сказала она громко.

В кругу четвероруких многие должны знали меекх, поскольку тишина и неподвижность разлились вокруг, словно кто-то бросил замораживающие чары.

— Убей, — повторила она и сделала шаг вперед, но мальчик сумел отступить, и так они прошли несколько ярдов, будто склеенные друг с другом. Она держала его руку, он, с лицом, по которому ничего не удавалось прочесть, отступал, и только его глаза становились все больше и больше.

Он вдруг вырвался от нее, совершенно без усилия, и отскочил в сторону. Одним движением схватился за горло, когти сомкнулись на худенькой шее, и протянул к девушке вторую руку, словно собирался бросить в Кей’лу камнем, которым они недавно играли.

Отклонил голову, прикрыл глаза, а ручеек крови окрасил его шею.

— Нет!!!

Кей’ла даже не догадывалась, что умеет так громко орать, не догадывалась, что может быть такой быстрой и сильной. Подскочила к нему, схватила за левую руку, нет, не схватила, а вцепилась в нее обеими ладонями, стискивая пальцы на проводах и кольцах, — и потянула. Они свалились на каменные плиты, она даже не почувствовала разодранной кожи, только тянула изо всех сил его смертоносную руку вниз.

Они перекатились так, что она вдруг оказалась сверху, все еще пытаясь оттянуть его руку от горда и вопя:

— Нет! Нет!!! Нет!!! Хватит! Нельзя! Нет! Мой! Мой! Ты мой!!!

Она захлебнулась криком, глаза ее вдруг наполнились слезами, а горло — всхлипами, и все это вырвалось наружу. Дни, проведенные в странствиях по чужой стране рядом со столь же чужими существами, страх, боль, одиночество, чувство потери и несправедливость — все это поднималось в ней и наконец взорвалось, потому что Пледик был последним существом, которое соединяло ее с собственным миром, с семьей и племенем. Он принадлежал ей и больше никому!

— Мой! — Она наконец оторвала его когтистую ладонь от горла, прижала ему руку к животу и, сидя сверху, кулаком второй ударила в землю. — Мой! Мой каналоо! Больше ничей! Не отдам вам его! Слышите? Не отдам! А ты лежи! Слышишь? Лежи!!!

Пледик замер, тяжело дыша. Его глаза приобретали привычную внимательность.

Кей’ла отпустила его руку и встала напротив вайхиров, которых видела из-за слез как размытое, неопределенное пятно.

— Он мой! — сказала она тихо, а слова вырывались из ее рта, будто раненые зверьки из клетки. — Мой каналоо. Я не позволю вам его убить.

Отерла лицо, стиснула кулаки.

Круг раскололся, а картинка, как она — словно горная львица — входит между медведями, почти физически ударила в девочку. В этот миг Уста Земли окружал почти ощутимый нимб уважения.

— Скажу на языке Одной Слабой, чтобы не было сомнений относительно мнения — моего и племени. Те, кто знает его, пусть переведут остальным. — Голос вайхирской женщины был странным, мягким и ласковым. — Каналоо не может осознанно ранить или убить своего господина, скорее, он убьет сам себя. Вы видели, что случилось. Этот каналоо принадлежит этому ребенку, хотя ребенок наверняка не из Добрых Господ. Не знаю, как это случилось и что это значит, но мы не должны действовать поспешно. Этот каналоо — ее вторая пара рук, как я полагаю, причем очень ловкая. Если кто-то желает отобрать у нее руки — пусть выступит сейчас.

В кругу раздался шорох поспешных шепотков, когда переводили слова женщины, — и установилась тишина. Кей’ла повела глазами вокруг. Никто. Никто не желал выступить, даже Кусок Железа уже исчез за спинами побратимов. И хотя взгляды вайхиров отнюдь не смягчились, значения это не имело.

Она почувствовала себя так, словно кто-то снял с ее плеч огромный камень, который она носила, даже не ведая об этом. Пледик будет жить. Как и обещала Уста Земли. Он будет ее. Только ее.

Уста Земли улыбнулась.

— Ну вот, камень иной раз тоже может взлететь в небо.

Кей’ла попыталась что-то ответить, но только заморгала, когда внезапно тень заслонила ей поле зрения. Она хотела махнуть рукой, отгоняя ее, но рука сделалась тяжелой, словно девочка держала в ней десятифунтовый молот ее отца, а тень использовала эту ее слабость, чтобы прыгнуть к ней и прикрыть глаза.

Она даже не почувствовала, как ударилась о землю.

* * *

Уста Земли не стала покидать площадку. Она осталась одна, племя разошлось по своим делам, более заинтригованное, чем разгневанное. Это радовало вайхирскую женщину, гнев побратимов был страшен, неконтролируем и дик. Порой он втягивал ее родичей в бездну, из которой те не могли выйти и тогда становились тем, из чего их в свое время создали. Четверорукими зверьми, не более разумными, чем животные.

Она взглянула вверх. Знала рассказы о временах, когда небосклон время от времени темнел, чтобы дать отдохнуть глазам и разумам. Так было решено, когда создавался мир — если невозможно различить в его небесах солнца, пусть сохранится хотя бы цикл дня и ночи. Катаклизм, который в один миг затворил мир в середине цикла, вверг многих из ее родственников в безумие — они не могли заснуть даже в самых глубоких пещерах, словно и через много локтей камня продолжали видеть стальное небо над головой. Некоторые погружались в кататонию, отказывались есть и пить, угасали. Другие превращались в чудовищ, нападали на все, что вставало у них на пути. Этих племенам вайхиров приходилось самим отсылать к богу.

Так звучали рассказы о днях после катаклизма, а у нее не было причин, чтобы считать их ложью. Особенно сейчас, когда Добрые Господа так активизировались, а вайхирам все чаще встречались люди из другого мира, где день означал огненный шар, бегущий по небосклону, а темнота приходила, чтобы дать успокоение глазам и разуму.

В очередной раз она почувствовала укол страха.

Перевела взгляд на каменные плиты у своих ног.

— Ты довольна? — услышала она.

Шепот этот застал бы врасплох любого, кто смотрел в мир иначе, не сквозь черный шар камня. Но Уста Земли уже некоторое время знала, что кто-то к ней приближается. Камень показывал такие вещи.

— Да. — Не было смысла отрицать. Все сложилось так, как она хотела. Это странное дитя выжило, ее товарищ тоже, и теперь у обоих долг перед ней. — Ты хорошо справился.

Он обнял ее за талию нижней парой рук, верхняя же начала массировать ей плечи.

— Такие слова из уст Уст радуют мою душу, — пошутил он.

— Я не в настроении. Предупреждаю.

Он отпустил ее и отступил. Некоторое время царила тишина, а когда она глянула на него, он стоял и смотрел: спокойно, без испуга. Выражение его покрытого шрамами лица было таким, словно он наблюдал за текущим ручейком.

— Два Пальца любит маленького человека, — сказал он спокойно. — Как и Кубок Воды.

— Этот маленький человек — девочка. Она. И Черный Белый тоже ее любит. Не забывай о нем.

— Не забываю. — Вайхир дотронулся до груди там, где между разведенным в стороны воротом жилетки выступала карта шрамов. — И где она?

— Спит. В отдыхе сейчас она нуждается больше всего.

Уста Земли присела и притронулась к каменной плите.

Той самой, в которую Кей’ла ударила кулаком. Шестиугольник, вырезанный из гранита, толщиной в фут, шириной в два, крошился под ее пальцами, словно известняк. Она ударила пальцами, и ладонь провалилась в плиту по самое запястье.

Под низом была пыль.

— Нужно будет его поменять.

— Я этим займусь.

— Хорошо, — улыбнулась она. — И хорошо, что мы не заставили ее сражаться.

Кусок Железа ответил ей улыбкой, благодаря которой его изрезанное шрамами лицо сделалось красивым.

— Хорошо. Ты даже представить себе не можешь, насколько я этому рад.

Интерлюдия

Альтсин присел, набрал в горсть снега и втер себе в лицо.

«Что мне делать? Что я вообще могу сейчас сделать, Владычица?»

Эта последняя мысль слегка его позабавила. Ну да, парень, ты носишь фрагмент души Владыки Битв, бога воинов, но, когда сталкиваешься с чем-то, что больше тебя, непроизвольно взываешь к Баэльта’Матран.

Матриархист в полный рост.

И это даже когда ты знаешь, что слова не имеют значения. Великой Матери нет. Нынче ее не существует. Она может возникнуть некогда, в будущем, возможно даже, это будущее как раз рождается, тканное руками богов и смертных, но пока что любое взывание к Праматери Богов, любая молитва к ней попадают в пустоту.

Он уже пару раз пытался осознать эту истину, но пока что собственная реакция его удивляла. Он рос почитателем Великой Матери, возможно, не слишком-то религиозным, но искренне верующим в догматы, а потому сейчас должен бы ощущать шок, сломаться, пасть на колени и рыдать от одиночества и бессилия. Вместо этого он чувствовал только… пустоту? равнодушие? Ну, он же был городским крысенышем, вором, входящим в храмы не для духовного утешения, но ради неосторожных глупцов, которым острым ножичком он мог срезать кошельки. Его персональная молитва, какую он всегда бормотал в подобные минуты, звучала следующим образом: «Владычица, прости меня и отведи глаза того человека, потому что у него есть деньги, а я — голоден».

И молитва оказывалась результативной. По крайней мере, пока он не попытался обворовать Цетрона-бен-Горона. Но то, что его поймал будущий шеф Лиги Шапки, оказалось лучшим, что могло случиться с Альтсином в жизни. Особенно когда он ребенком жил в каналах и питался крысами чаще, чем хлебом.

И если за этими случайностями стояла не Великая Мать, Утешительница Убогих, Кормительница Голодных, то кто? Или же — что? Судьба? Но истинная, бездушная случайность, а не та маска, за которой скрывается Эйффра? Безличная, бездушная и бессердечная сила, что сильнее любого из богов?

Он кисло ухмыльнулся.

Судьба, предназначение… Все эти дерьмовые штуки управляются теми же законами, которые заставляют монету падать то одной, то другой стороной. А боги, люди, существа из-за Мрака — одинаково им подчиняются.

Потому, возможно, именно к этим законам и следует направлять молитвы? Может, именно им следует приносить жертвы и ставить храмы? Храмы случайностям, что стояли бы некоторое время, а после без причин рушились бы, чтобы их снова отстраивали. Смысла в таком не было бы никакого, но, по крайней мере, целая куча дураков нашла бы себе определенное занятие.

Вообще же религии именно так и действуют. Придают смысл существования людям, которые не знают, что делать с собственной жизнью.

Крупинки снега кололи его кожу, язвили сотнями ледяных иголок, а потом стекали и замерзали в бороде.

Альтсин осмотрелся в поисках того, на чем бы можно было бы сорвать злость. Слева расстилалась замерзшая равнина, что где-то там соединялась с океаном, справа стояли скалы, глыбы льда и вздымающаяся к небесам стена Большого хребта. Впереди… Он опустил взгляд и ударил кулаком в землю, переливая туда весь свой гнев и неудовольствие. Прежде всего — на себя самого. «Обманывай себя и дальше, сукин ты сын. Отводи мысли от того, что у тебя перед глазами. Я шел сквозь жизнь, веря, что упорство и гордость — лучшая реакция на любые проблемы, что тебе никто и ничто не нужен, потому что справишься со всем, что тебя ждет, один. Ты сумел так долго сопротивляться душе бога, пока та не согнулась и не посчитала тебя равноценным партнером в обладании, — он протянул перед собой руки, — этим телом. И ты полагаешь, что тебе было непросто? Что ты совершал какой-то драматический выбор?»

«А они? Как ты вел бы себя на их месте?»

«Смотри! Ты и правда думаешь, что гордость — это ответ на все? Гордость, дурень ты эдакий, это привилегия самовлюбленных наглецов, которым нет дела ни до чего и ни до кого. Смотри, что остается, когда гордости уже нет!»

Он смотрел.

И а лагерь, который раскидывался, сколько видел глаз. На тысячи снежных хижин, кожаных палаток и шалашей, склеенных из всякого мусора… И на то, что отбрасывало на лагерь сумрачный нимб отчаяния, печали и отсутствия надежды.

Эти существа, ахеры… Они падали слишком часто, и у них уже не осталось сил, чтобы противостоять судьбе. У них не осталось сил даже для отчаянья, гнева или ненависти. А хуже всего, что ярость Владычицы Льда не была даже направлена против них. Они оказались жертвами. Ох, паршивой мордой Реагвира клянусь! Если бы эта холодная сука раздавила их, потому что хотела это сделать, из-за выдуманной или реальной вины. Но так? Стереть с земли тысячи существ — невольно? Случайно?

Он видел и то, что находилось между ним и лагерем… А злобненький голосок в голове продолжал спрашивать: «И где была бы твоя гордость в такой ситуации, парень? Насколько ты сумел бы ее сберечь?»

Он не знал, иго этот голос: портовый ли это воришка или авендери Владыки Битв, который и сам некогда смотрел в лицо подобного отчаяния и после пал под его тяжестью, погружаясь в безумие. А может, это был он, новый Альтсин, единое целое тех двух существ, но все еще сохраняющий в себе нахальство глупого молокососа.

Смотри. Чувствуй и… Заплачь, сукин ты сын.

Потому что если ты не заплачешь, то лучше бы тебе сейчас умереть.

Он склонил голову.

Нет.

Еще не сейчас.

От лагеря его отделяло несколько сотен шагов. А все это пространство было в маленьких сверточках. Некоторые едва ли в локоть длиной, другие — в пару, и ни в одном не больше трех. Тысячи завернутых в мех свертков лежали прямо на снегу. Часть уже разодрали изголодавшие падальщики, полярные лисы и медведи, для которых эти исхудавшие до крайности тельца были последним шансом выжить. Следы на снегу свидетельствовали, что одно время это место пытались сторожить от животных. Когда-то. Когда у обитателей лагеря еще оставалось достаточно сил.

Альтсин смотрел. Но отсек все чувства, изгнал их как только мог.

Потому что дело было даже не в тысячах мертвых детей, но в том, каким образом их оставили. Сколько нужно утратить, насколько слабым стать, чтобы не суметь выкопать в снегу пусть самую неглубокую нору? Ты не поймешь, что такое истинное бессилие, пока собственное тело не перестанет тебя слушаться до той степени, что ты не сможешь даже похоронить собственного ребенка. Что еще, кроме малого тела, ты оставишь тут, возвращаясь в лагерь? Какой кусок окровавленной, воющей от отчаянья души?

Это здесь рождалась та мрачная, сжимающая сердце аура, которая висела над главным лагерем.

Вор почувствовал нарастающую внутри ледяную ярость, которой испугалась бы даже Андай’я. Чтоб вас. Чтоб всех вас… Боги. Ничего в вас не изменилось.

Совершенно ничего.

Он прихватил горсть снега и дохнул на него Силой. Белые кристаллики мигом растаяли и протекли у него сквозь пальцы.

«Владычица Льда, Владычица Зимы и Белых Пустошей. Не знаю, встанем ли мы лицом к лицу, но, если это случится, я воткну тебе каждую унцию этой боли в глотку и стану смотреть, как ты ею давишься. Пока не поймешь, что люди, и ахеры, и… другие существа не пыль у твоих ног, но кровь в твоих венах, ты, девка. И лучше бы тебе об этом не забывать».

Вода падала на снег и замерзала в несколько мгновений.

Альтсин скривился, ломая слой льда на бороде и усах, встал и вытер ладони о рясу. Приносить такие клятвы в самом сердце земного царства Владычицы Льда было глупо и безумно. Но глупость и безумие — это его левая и правая нога, они вели его сквозь жизнь последние годы, а потому он не видел причин избавляться от них.

Эти раздумья прервало грозное ворчание. Он обернулся. Из-за ледяной глыбы ярдах в двадцати вышел белый медведь. Некогда белый мех стал желтоватым и свалялся, абрис ребер просвечивал сквозь шкуру, словно сквозь прутья странной клетки, а гигантская башка колыхалась на слишком худой шее. Затянувшаяся зима оказалась для царя Севера убийственной, а потому он подкрался под лагерь, привлеченный запахом мертвых тел.

Укрытые в грязных глазницах буркала смерили Альтсина сверху вниз. Тело вора имело куда больше мяса и жира, чем сотня исхудавших трупиков, лежащих на льду. А такие двуногие создания уже бывали частью меню хищника.

Альтсин оскалился, потянувшись к поясу. Это твой ответ, Владычица Льда? Или, возможно, просто случай? Кинжал, захваченный из лагеря охотников, был длиной чуть больше фута и наверняка служил некогда для рубки кусков китового жира. Хорошо иметь в руке крепкий кусок стали, когда в твою сторону близится исхудавшая смерть в несколько сотен фунтов весов.

Медведь напал, как всегда на охоте, пытаясь свалить жертву ударом лапы, погрузить в нее клыки и разорвать живот. Но эта жертва была другой. Когти ударили в пустоту, потому что цель исчезла; зверь попытался остановиться, но вдруг что-то ударило его в бок, между ребрами, словно ледяная сосулька вгрызлась в тело, мгновенно взорвавшись обессиливающей, кровавой болью.

Владыка ледяных пустошей остановился, покрутил головой, пытаясь понять, что случилось. Открыл пасть, чтобы зарычать, выбросить из себя гнев, ярость и боль, которые пронизывали его грудь. Вместо этого из его горла полилась кровь — широкой струей, передние лапы подогнулись, а мощная голова ударила в снег. Краснота затянула его взгляд, переходя во все более глубокую алость.

Боль начала слабеть.

Альтсин стоял и смотрел. Не было необходимости проверять, действительно ли мертва тварь, как пришлось бы поступать обычному охотнику, потому что он увидел миг, когда дух покинул зверя. Светящийся нимб встал над телом, создав контур медведя, тряхнул головой, открыл пасть и зарычал. Немо. А потом отправился на север, в сторону океана. Как и большая часть духов животных, он станет бесцельно блуждать дни, а может, и месяцы, после чего ляжет и заснет, сделавшись еще одной искрой во всеохватном океане Силы.

Таков был извечный, естественный ритм жизни и смерти.

По крайней мере, пока боги все не испортили.

Альтсин сразу почуял это. Дюжина духов окружила его со всех сторон, а их желания были более чем очевидны. Битва, смерть, убийство. Вор спокойно подошел к трупу медведя, вырвал из его бока нож и вытер о мех. Развернулся.

Каждый из духов тянул за собой пуповину, сотканную из туманных чар, и все они шли к телу невысокого ахера, который стоял шагах в тридцати от Альтсина. Шаман. Сильный, если смог овладеть таким числом духов.

Духи не всегда растворялись в Силе. Если находили себе какой-то физический объект, с которым оказывались связаны, могли существовать в таком виде целые годы. Колдуны примитивных племен использовали для таких целей специальные предметы, амулеты, талисманы, становившиеся якорями для животных духов или для человеческих душ. Ахерские шаманы пошли на шаг дальше, связывая сильнейших из них со шрамами и татуировками на собственном теле. Они становились проклятущими живыми клетками для духов.

Разве что проигрывали поединок и оказывались пожраны.

«Что-то это мне напоминает, — подумал вор, улыбаясь себе под нос. — Но, проклятие, я не могу вспомнить, что именно».

Шутка помогла ему успокоиться, овладеть эмоциями. Эта дюжина духов выглядела мерзко: большая часть наверняка некогда была духами животных, но нынешняя их форма… Ближайший к нему походил на моржа с десятком клыков, торчащих из пасти, и чем-то вроде рыбьих плавников по спине и животу. Соединение с телом шамана, с его воображением, снами и эмоциями влияло на форму связанных духов и на их возможности. Судя по виду остальных духов, этот шаман был в исключительно скверном настроении.

— Кто ты? Что тут делаешь?

Альтсин проигнорировал вопрос, заданный на плохом несбордском. Медленно, не спуская глаз с ахера, спрятал кинжал в ножны. Укутанная в меха фигура была не более пяти футов ростом, к тому же — худой, словно щепка, а тюленьи шкуры свисали с ахера, будто натянутые на несколько палочек, сколоченных в человеческую фигуру. Когда шаман сделал жест в сторону вора, казалось, что исхудавшие пальцы сами собой отломаются и попадают на снег.

— Ты не понимаешь моего языка?

Вопрос сопровождало шипение, и вдруг двое из дюжины духов словно провалились в себя и исчезли.

— Понимаю. Откуда ты знаешь этот язык?

— Торговцы. Железные ножи, наконечники, иглы… за шкуры, меха, клыки моржей. — Шаман скривил татуированное лицо в дикой гримасе. — Но говорю не слишком хорошо.

Еще один дух побледнел, а потом полетел в сторону хозяина и исчез меж мехами. Заставить духов, которых ты держишь в собственном теле, слушаться требовало мощной воли и железного здоровья. Едва живой от голода колдун не мог контролировать их как следует.

— Достаточно хорошо, чтобы договариваться. — Вор сложил руки на груди. — Для нас хватит. Я хочу торговать.

— Чем?

— Этим. — Альтсин указал на медведя. — Я на него охотился. Обменяю на лодку.

— Нет.

— Не торгуемся?

— Не охотился. Я видел. Ты охотишься как… Ты охотишься… мало слов… он охотится… один может убить другого. Поровну. Он не мог. Я видел.

Собственно, это было правдой. Медведь не мог убить его, особенно когда Альтсин был в таком настроении.

— И что ты видел?

— Ты не такой… как другие.

— Нет. Не такой.

— Андай’я гневалась. Это ты?

— Нет. Не я. То, что ее разгневало, отплыло на восток. Потому я хочу купить лодку.

Худые пальцы затанцевали в воздухе в серии непонятных жестов.

— Ты дурак.

Вор пожал плечами.

— Я и не отрицал. Лед уже ломается, верно?

Непросто было прочесть что-либо по этому угловатому татуированному лицу, где взгляд сосредотачивался на желтых клыках, выступающих из нижней челюсти. Но шаман, кажется, улыбался.

— Да. Владычица Зимы отдыхает… Лед трескается, скоро вернутся тюлени, моржи, киты… Будем охотться… есть.

— Правда? Пройдет немало дней, пока вернутся тюлени. А киты? Не знаю, чем они питаются, но точно уж не ледяной кашей. Не обманывай себя, шаман. В этом году вы не набьете животов.

Альтсин заморгал. Вот сейчас. Кто это сказал? Я? Или Он? Какая часть нашего общего существа решила вдруг сделаться императором искренности?

— Прости. Я… не это хотел сказать.

Но ахер только покачал головой.

— Знаю. Но… я должен так говорить… потому что если перестану… нужно иметь силы, чтобы прожить еще один день… или два… надежду… хорошее слово? Надежда… Борехед пошел с людьми. Не нашими. Твоими. Сказал… «Не позволь им умереть». У меня остались… только слова…

— А они не наполнят животы. Не добавят сил. А медведь — сделает это. Торгуемся?

Тот покачал головой — очень по-человечески, может, был это жест, подхваченный за время торгов с несбордийскими купцами.

— Нет. Мы обменяемся дарами. Мы дадим тебе лодку. Ты нам дашь свою добычу. Мы не можем торговать.

— Отчего же?

— Потому что с китом не торгуют.

В голове Альтсина промелькнула мысль, что когда он уже получит лодку, то хорошо бы убить этого шамана. Этот сукин сын был слишком умен или же, благодаря своим талантам, видел слишком многое. Но Альтсин сразу же отбросил эту мысль, по-настоящему злой и пристыженный.

Нет. Убийство — это не ответ на все. По крайней мере, не всегда.

— Хорошо. Пойдем обменяемся подарками.

Глава 16

Им выделили две палатки, отдельную для женщин, отдельную для мужчин: жест любезный, хотя и не нужный. Показали, где оставить и обиходить коней, где они могут взять еду, — и показали отхожие места, расположенные в строгом военном порядке. Все было решено быстро и умело. И с такой ледяной вежливостью, что Кайлеан удивлялась, что на вершине взгорья еще не выпал снег.

Ласкольник собрал их в большей палатке, едва только они расседлали коней и чуть перекусили. Стояли ввосьмером, глядя на Дагену. Девушка что-то бормотала себе под нос, быстро взмахивала ладонями, словно ткала материю из пыли и света. Наконец улыбнулась, довольная.

— Не услышат. Ну, разве что войдут в палатку, но тогда мы их, пожалуй, увидим.

— Ха-ха, дочка, ха-ха. — Голос кха-дара истекал сарказмом. — Впрочем, мы сидим по горло в дерьме, поэтому немного юмора нам не повредит.

Кошкодур кисло улыбнулся под выгоревшими усами. — Все выглядит не слишком хорошо, да, кха-дар?

— Не слишком, лейтенант. Я не надеялся на торжественный пир или на детей, что станут бросать нам под ноги цветы, но это? — Он махнул на палатку, сшитую, казалось, из каких-то занавесей. — Слишком много гнева и злости.

— Или разочарования и недоверия. — Йанне потер челюсть, размазав в кровавую полосу несчастного комара. — И, пожалуй, с ними сложно не согласиться. Война закончилась больше двадцати лет, а Империя вспомнила о рабах только сейчас. Если бы это был я…

— Но это не ты, Йанне. И не «еслибый» мне тут, чтоб нас всех. За последние годы из рабства выкуплено почти тридцать тысяч человек…

— Крестьян? Ремесленников? Обычных солдат?

Прозрачные глаза Ласкольника сузились в злые щели.

— Прерви меня еще раз, парень, и мы выйдем наружу, и я спущу с тебя шкуру. Мы тут не затем, чтобы нырять в выгребную яму старых обид. Мы не могли сделать ничего больше и…

— А это правда, кха-дар, — Нийар выступил из шеренги, — то, что ты говорил? Насчет того, что наши помогли посадить на трон здешнего князя.

Ласкольник фыркнул, выругался и внезапно широко улыбнулся. Ох, как же Кайлеан любила эту улыбку. Это был ее, их кха-дар, вождь-отец чаардана.

— Похоже, вы не дадите мне закончить ни единой фразы, да, детишки?

Даже Кошкодур, ровесник генерала, не казался оскорбленным этими «детишками». Более того, он даже оскалился, словно у него только что вышел удачный бросок костьми. Их командир тяжело вздохнул.

— Ну ладно, по очереди. Йанне, прости, порой я чувствую, что беру на себя слишком много, что это становится больше меня. Я бы предпочел, чтоб было как на войне: видишь, где враг открылся, и бьешь туда изо всех сил. А эти тайны, секреты, игры Крыс и Гончих… слов нет. Простишь?

Кайлеан видела уже, как Ласкольник делает такое: естественно, с непринужденной искренностью. Простит ли? Она глянула на Йанне. Если бы старик указал ему кол и произнес: «Сынок, всади-ка вот это себе в задницу», парень тряс бы ногами в воздухе раньше, чем она успела бы сосчитать до десяти.

— Нет… — Птичник сбился, покраснел. — Это я… говорил глупость…

— Не только ты, кое-кто еще не сумел придержать язычок насчет странных идей насчет буйволовых рогов.

Несколько ухмылок — маловато, чтобы смутить Лею.

— Он сам начал похваляться, кха-дар.

— Естественно. Но вернемся к делам поважнее. Нийяр, сколько раз я тебе врал?

— Ни разу, кха-дар.

— Я сказал столько, сколько узнал от Пальца. А Псарня действовала по поручению самого императора. Это я знаю от него самого.

— Но не удалось?

— Но не удалось. И множество людей ищет ответ: почему? Но сейчас нам нужно бы узнать, чего стоит эта армия. — Ласкольник махнул рукой в сторону выхода из палатки.

— Учатся, словно проклятущая пехота, генерал. — Кошкодур почесал в затылке. — У них есть ветераны, которые учат молодых, и вообще.

— Знаю. Видел этот лагерь. Только этот, потому что вы знаете: остальные мы не можем рассмотреть. Ну и имейте в виду еще одно: имперский пехотинец обучается как минимум пять лет, прежде чем попадает в боевой полк. Ну, разве что — война, тогда все идет быстрее. Но даже во времена Ржавой Осени мы не посылали в битву людей после месяца беготни со щитом.

— Говорят, что восстание готовилось дольше. Годами.

— Говорят, Сарден, говорят.

— Ну и пока что они выигрывают большинство стычек.

— Засады, ловушки, коварство. Хорошая работа, но это лишь вступление. Игрушки, не война. Белый Коноверин еще не двинул армию, Камбехия — тоже, а она — сильнейшее из здешних княжеств. Зато Северная Гегхия разгромила большую часть сил восставших и задавила бунт почти на всей своей территории.

— Под Помве сав-Кирху упокоил три тысячи кавалерии.

— Вижу, что это пробудило в тебе нечто вроде меекханской гордости, да, Кошкодур? И в остальных — тоже? Это была хорошая работа, хорошая битва. Мудрая. Но у них там имелось десять тысяч человек против трех, а также боевой лагерь, и, что важнее всего, помвейцы отнеслись к ним легкомысленно. А никогда не стоит относиться легкомысленно к гребаной меекханской пехоте. Такая вот новость ушла после Помве в мир, а потому теперь будет сложнее. Следующий командир, с которым им придется сражаться, будет осторожней, не даст обмануть себя притворной слабостью. Ну и они еще не выходили в бой против слонов.

Слоны. Кайлеан видела нескольких в Белом Коноверине, прежде чем отправиться на запад. Огромные, как ее родной дом, серые горы на четырех колоннах, с адскими змеями, что свисают между белых клыков, торчащих из морды. Чудовища, словно из легенд о Войнах Богов. Один, похоже, возвращался с тренировок, потому что на спине его стояла башенка, в которой сидело трое лучников. По бокам свисали куски кожаного панциря, а башку и хобот скрывали блестящие стальные чешуйки. Торин, конь, которому были не страшны копья, стрелы и огонь, даже присел на задние ноги, увидев эту тварь, — и не хотел приближаться к ней и на тридцать ярдов.

Слоны. Якобы только Коноверин мог выставить их более двухсот. Ласкольник осмотрел их озабоченные лица.

— Ага. Вижу, что вы начинаете думать. А кроме слонов у княжеств есть еще и профессиональная армия, наемники, машины и наверняка — боевые маги, поскольку большая часть местных чародеев использует магию аспектов, связанных с огнем. Естественно, битву можно выиграть и без использования Силы, отчего бы и нет? Но потери тогда будут в пять раз большими, а армия станет дольше зализывать раны.

— Может, у рабов есть собственные колдуны, кха-дар? — буркнула Дагена.

— Может, и есть, Даг, может. А ты хоть кого-то почувствовала?

Девушка покачала головой, а Ласкольник скривился, словно надкусил гнилой плод.

— Палец говорил, что у здешних Крыс — Тростников — имелись специальные отряды, которые как раз и занимались выслеживанием и уничтожением чародеев среди рабов и детей, у кого проявлялись магические таланты, — продолжал он. — Называли это прополкой сорняков. Может, невольникам и удалось скрыть часть обладающих талантом. Может, их каким-то образом обучали. Но в таком случае я хочу знать, сколько их и что они могут. А прежде всего хочу знать, что этот проклятый сав-Кирху намерен делать. Какой у него план. Потому что какой-то — должен же быть, он не может сидеть тут слепой и глухой, как кабан в чащобе, ожидая чуда.

Йанне хмыкнул и несмело приподнял руку.

— Не думаю, чтобы он был слеп и глух, кха-дар. Он много знает о том, что происходит в городе. В Белом Коноверине то есть.

Они глянули на него, все семеро. Ласкольник чуть склонил голову.

— Я что-то пропустил, Йанне?

— Я… — Птичник резко покраснел. — Я не думаю, но он же упоминал, что Империя выслала сюда шесть сотен человек, а потому может выслать и шесть тысяч.

— Ну и?

— Только мы недавно приплыли с почти шестью сотнями людей. Но официально — это наемники для охраны наших купцов… А потому я подумал, прости, кха-дар, наверняка подумал глупости, что этот Кахелле знал, что это — солдаты, присланные сюда с нами. Что их отправил Меекхан, а не купеческая гильдия. А потому они наверняка знали о нас. Потому, что бы он ни говорил насчет того, что ты сюда прибыл, кха-дар, он не слишком-то удивился… Глупо, да?

Установилась тишина. Все поглядывали на Йанне, словно он вдруг начал говорить на чужом языке. Кайлеан — тоже. Проклятие, он снова это сделал с ними. Глядя на его массивную фигуру, широкие плечи и искреннее лицо, человек видел сельского простачка. А этот парень имел башку на плечах. Даже если теперь стоял и краснел все сильнее под обстрелом удивленных взглядов.

— Ах, чтоб тебя, — прервал молчание Кошкодур. — Я, пожалуй, знаю, кому отдам красную кайму, кха-дар. Причем — очень скоро. Я дурак, глупее конского дерьма. Он знал, правда? Гребаный Кровавый Кахелле знал, что мы приплыли. Да траханая его мать! Даже в здешнем дворце этого не могли знать, а он — знал.

— Он знал. — Кха-дар уже принял это обстоятельство в расчет. — Йанне прекрасно это заметил. Знал, хотя наверняка был удивлен, что я оказался здесь, а не сижу в столице, добиваясь расположения Госпожи Пламени. Кахель-сав-Кирху знает больше, чем я полагал. Откуда?

— Гончие?

— Только Пальцу известно, кто я такой. И он получил четкие приказы держать рот на замке. Не думаю, чтобы он их нарушил.

Дагена поправила пояс с саблей, почесала голову.

— Другие рабы, кха-дар?

— Похоже. В Белом Коноверине их множество, правда — из «пепельных» и домашних, потому что эти касты не принимают участия в восстании, как «грязные», но… немалая их часть — это меекханцы… В восточной части княжества тоже осталось немало… лучших рабов. Даже купцы, которые давали укрытие нашим людям, держат таких в услужении.

— Меекханские купцы? Но ведь в Империи…

— Мы не в Империи, Нийяр. Тут владение домашними рабами — показатель статуса. Прекрасная наложница, талантливый музыкант, лекарь — это все равно что диадема или перстень с бриллиантом на каждом пальце. Домашние и немалая часть «пепельных» — хорошо обучены, умеют писать и читать, у них есть уши и глаза. Может, часть из них служит нынче двум господам? Как думаете? Не потому ли сав-Кирху был настолько таинственен? И если он ударит на восток, вдоль Тос, и в каждом городе у него окажутся союзники, которые откроют им ворота?

Кошкодур не казался убежденным.

— После первой такой схватки остальные невольники разделят судьбу этих, из Помве.

— Согласен. Потому я должен знать, что планирует этот сукин сын, прежде чем какая-то глупость заставит его отослать половину здешних рабов на смерть.

Лея взмахнула руками.

— А может, нам не прикидывать вслепую, а просто послушать? В конце концов, для чего-то же я отбивала себе задницу в последние дни.

— Ага. — Йанне уже снова стал нормального цвета. — Тут немало птиц, кха-дар. Их полно. Можно немало увидеть.

Ласкольник легонько улыбнулся.

— Я уже думал, что придется вам напомнить. Вы устали, потому лягте, отдохните.

Кайлеан призвала Бердефа.

— Я тоже устала и могу подремать?

— Нет.

— Нет?

— Кор’бен Ольхевар, дочка, — напомнил он. — Ты наверняка давно не разговаривала на ав’анахо. Я слышал, что у него мастерская как раз в этом лагере. А тебе пригодится немного подышать свежим воздухом, а потому при случае ты можешь поговорить с ним о старых временах…

Она отсалютовала кулаком к груди.

— Слушаюсь, генерал!

Он лишь слегка скривился и махнул рукой. Ступай, ступай уж.

* * *

Лагерь все еще пульсировал движением, но оно теперь было экономным, сонным. Приближалась ночь, хотя солнце еще не опустилось к горизонту, чтобы улечься спать. Солдаты армии рабов, закончив тренировки, откладывали оружие в сторону, мылись. Было нечто странное, почти гипнотическое в спокойствии, которое их окружало. Никаких лишних движений, никакой похвальбы и перешучивания, у кого больший… меч. Они излучали решительность и целенаправленность. Кайлеан впервые подумала, что Ласкольник мог ошибаться, мог недооценивать их, потому что это была армия — может, и не вышколенная, как имперские полки, но наверняка дисциплинированная и ярая. Не случайно они выигрывали схватки и битвы.

Большинство солдат занимались теперь подготовкой к ужину. Совместно. Одни резали мясо, другие очищали какие-то корнеплоды, часть — носила воду. Не в этом ли состоял успех меекханской военной машины? В выстраивании единства на уровне базового подразделения — десятки? Ходят, спят, едят и сражаются как одна семья. Как… чаардан. Ее удивило это сравнение, потому что до этого времени она не думала так о пехоте.

Разожгли костры, и над палатками начали подниматься седые дымки.

Кайлеан направлялась в сторону, где кроме дыма в небо поднимались клубы пара. Шорную мастерскую фургонщиков было легко локализовать в любом уголке мира.

Вокруг обычного шатра над несколькими кострами в больших котлах кипела вода. В трех над паром были положены куски дерева, дощечки и жерди. Неподалеку Кор’бен Ольхевар прилаживал ряд мокрых планок к странной деревянной конструкции, выгибал, придавливал камнями.

— Что это будет?

Если он и удивился, услышав анахо от светловолосой, зеленоглазой девушки, то прекрасно скрыл это.

— Пытаюсь, уф-ф… — Он глухо засопел, сражаясь с сопротивляющимся куском дерева. — Пытаюсь выгнуть его так, чтобы после склеивания вышел щит. А эта ерунда тверда, словно железо. Помоги…

Она подхватила, планки все еще были горячи и влажны, но совместно они преодолели упрямство дерева. Кор’бен стабилизировал всю конструкцию несколькими клиньями.

— Ага. Хорошо. — Он вытер со лба пот и улыбнулся девушке. — Местные называют это дерево железняком, потому что оно твердо, как сталь. И из-за этого — сопротивляется, как последняя пакость. Откуда ты знаешь анахо?

— Я росла в семье верданно. Жила с ними несколько лет, прежде чем меня принесло к Ласкольнику.

— У кого?

— А Анд’эверса Калевенха.

Он прищурился. Его руки затанцевали в ритме произносимых слов, а Кайлеан широко улыбнулась. Давно не видела такого красивого, торжественного и слегка напыщенного ав’анахо.

— У того, который благословенный Матерью Лошадей, повел нас/наши сердца за справедливостью и местью? У победителя трижды проклятого Йавенира? Ока Змеи, предводителя десяти тысяч боевых фургонов? Ты приемная дочь героя?

Ав’анахо состоял из слов и жестов, потому, стой кто за ее спиной, прочел бы лишь часть его обращения. Это был язык саг, песен о героях и эпосов. Именно этот язык толкнул молодежь верданно, а за ними и остальное племя в безумный поход на поиски отчизны.

Она ответила точно так же:

— Это ведь не было испытание моей честности, воин? Полагаешь, я бы пришла к тебе со столь безумной, легкой в разоблачении ложью? Да, верданно воспитали меня/делили со мной пищу, воду и сердца, но я не стала их дочерью. Я люблю жажду, вожделею ветер в волосах и топот копыт под собой. Я была для них племянницей по крови, поскольку мы узнали друг друга в сражении/бою не на жизнь, а на смерть. Я была для их детей как сводная кузина. И если ты хочешь спросить/успокоить жгущее душу любопытство, я была на поле битвы славы, победы у брода на Лассе. Я видела атаку спасенных любимых, вернувшихся детей, поражение/разгром Наездников Бури помета Хромца Йавенира. Но это длинный рассказ, а я устала/измождена и слаба.

Он заморгал и опустил руку в обезоруживающем жесте. Некоторое время смотрел на нее, словно желал силой вырвать из нее рассказ, а глаза его блестели опасной влагой.

— Я слышал… — прошептал он наконец. — Все тут слышали историю об атаке Спасенных на полки Йавенира. На сотню тысяч закованных в броню всадников.

Кайлеан отвела взгляд, вдруг обнаружив вокруг себя, у котлов с кипятком множество интересных вещей. Они не были хорошо знакомы, и лучше бы ему не чувствовать себя униженным из-за того, что она заметила его слезы.

— Самое большее пятнадцать, может — шестнадцать тысяч, — проворчала она. — Большая часть се-кохландийской армии была уже прорежена атаками на Мертвый Цветок.

Он вздохнул глухо.

— Мертвый… они поставили Мертвый Цветок? А колесницы? Сколько у них осталось колесниц?

Ну да, фелано.

— А эти дощечки не слишком долго мокнут? — указала Кайлеан на ближайший котел. — Работа не станет ждать вечно. Я помогу тебе и расскажу, что видела, хорошо? А ты объяснишь мне, как собираешься сделать из этого щит.

Следующие полчаса они трудолюбиво работали с жестким, твердым деревом. Щит, а скорее, нечто, что при здешних условиях сошло бы за щит, должен был состоять из восьми горизонтальных и пяти вертикальных планок, выгнутых и склеенных вместе так, чтобы создавать выпуклый щит высотой в пять и шириной в три фута. Кахель-сав-Кирху, пояснил Кор’бен в перерывах между руганью в сторону упрямого дерева и попыткой его победить, хотел иметь в каждом полку две роты таких щитоносцев, поскольку во время битвы под Помве квадрат пикинеров понес серьезные потери от стрел конницы. А кузнец пообещал, что придумает, как быстро изготовить как минимум тысячу больших щитов.

Кайлеан с сомнением взглянула на плоды их труда.

— Из того, что мы тут выгнули, ты сделаешь самое большее три щита. Как долго станешь изготавливать остальные?

Кор’бен ухмыльнулся ей губами и ладонями. Глупышка, — передали его руки, но со знаком искренней симпатии.

— Сейчас дело не в щитах, но в этом вот. — Он стукнул в деревянную раму, которая удерживала шестнадцать дощечек. — Я уже знаю, какой мне нужен размер, а потому мы скоро сделаем сотню таких и тогда, увидишь, получим тысячу щитов за несколько дней.

Она послала ему жест: ловкач.

— Это довольно по-меекхански, — проворчала она. — Работа для многих людей в разных местах, чтобы получить массу вещей одних и тех же размеров.

— Ну, вы ведь покорили половину континента. Не молитвой и работоспособностью, но сотней тысяч одинаковых мечей, щитов и копий.

Верно.

Мужчина уселся перед палаткой, откуда-то вынул флягу и два кубка. Налил.

— Попробуй. Хорошее.

Она глотнула: вино отдавало цветами и дождем. Села рядом, вытянула ноги. Было приятно наконец-то отдохнуть и распрямить кости.

— Расскажешь? О броде через Лассу…

Она рассказала, не упомянув о странствии по Мраку и о том, как она попала на поле битвы; это была слишком странная часть истории. Но поведала, как нашла свою младшую кузину висящей на крюках, как послала ее в лагерь верданно в сопровождении женщины, которую ее родственники должны были убить на месте. О том, как Фургонщики вышли в поле, бросив защищать лагерь, а их гнев пылал, словно огонь. И как Призрачные Волки — Спасенные Дети — узрели истину, а потом бросились на армию Отца Войны и раздавили ее. Это был хороший рассказ, даже если вести его только на анахо. Кайлеан не обладала талантом и смелостью, чтобы представить его на Высоком Языке, но Кор’бен Ольхевар и не стал ее об этом просить.

Сидел рядом и поглощал каждое слово.

— Ласкольник оставил Фургонщикам часть свободных чаарданов, которые собрал для битвы, но опоздал на нее, а лагеря имели достаточно золота, чтобы оплачивать их. Наемники, сахрендеи, Волки и лагеря — этого достаточно, чтобы сломать любую руку, которая снова посягнет на землю Фургонщиков, — закончила она.

Кузнец молчал и только раз за разом поднимал кубок к губам. Наконец наклонил его и опорожнил одним глотком.

— Хороший рассказ, девушка. Очень хороший. Несущий надежду. А теперь — что? Я не дурак, знаю, что ты пришла не для того, чтобы поболтать на ав’анахо. Я должен поблагодарить тебя, выдав наши секреты? Планы людей, которые раньше умрут, чем позволят снова надеть на себя ошейники. — Он дотронулся до шеи, на которой все еще виднелся поясок более светлой кожи.

Его взгляд был сосредоточен и внимателен. Она пожала плечами и без вопроса долила ему и себе вина.

— Пытаешься меня опоить/отуманить? — ухмыльнулся он словами и жестом.

— Естественно. Полагаю, что еще три-четыре фляги — и ты окажешься достаточно пьян, чтобы сказать мне все, что ты знаешь. Потому что я — жутко умелый шпион и всегда спаиваю всех мужчин, прежде чем похищаю их секреты, — произнесла она издевательски, но совершенно серьезно подняла кубок в тосте. — За лагерь Нев’харр, который первым сошел с гор и первый пустил кровь се-кохландийцам.

Они выпили.

— Я не стану спрашивать о ваших планах, обещаю. Но спрошу о Молнии. Ты стоял рядом с ним в шатре, и он остался жив. Каким чудом?

Кор’бен Ольхевар пожал широкими плечами.

— Он командир нашей кавалерии. А большинство ее составляют кочевники. Из разных племен. Не только меекханцы и верданно попали в неволю, девушка. Если ты присмотришься, найдешь тут все племена Великих степей, да и других частей мира, из пустыни, с моря, из больших равнин, где черные люди охотятся на буйволов и слонов. Поре и я… Он никогда не говорил мне, почему его продали в рабство, а я не спрашивал. Когда меня выставили на работорговом рынке, я попал на рудник, где меня приковали к рукояти, чтобы я крутил колесо, которое позволяло поднимать лифт с добычей. Я быстро понял, что железная руда тяжела, как… как железо. А однажды привели этого недомерка и приковали к тому же колесу. То, что я тогда почувствовал…

Он замолчал, словно вновь наслаждался тем мгновением.

— Я думал тогда — после странствия по Степям и невольничьим кораблям, — что уже не буду чувствовать ничего. Но будь у меня цепь подлиннее, я бы задавил его в ту же ночь, несмотря на то что кара за убийство другого раба — выжигание глаз и кастрация. Мы ходили по кругу, месяц за месяцем, с утра до ночи, и никто из нас не смотрел, не обращался к другому. При вороте я выучил меекхан, он, впрочем, тоже, потому что ваших людей там оказалось большинство, а если ты не умеешь договориться с другими рабами, то ты труп. И был там один такой «пепельный», какой-то кочевник из пустыни. Его сделали надсмотрщиком, оттого что решили, будто он не подружится с остальными. Сукин сын и правда любил мучить людей, но так, чтобы смерть их выглядела естественной, как от тяжелой работы. Хочешь слушать дальше?

Кайлеан допила вино, снова долила — себе и ему. В голове ее уже немного шумело.

— Говори, говори. Это хороший рассказ.

— Если так думаешь, то ты более пьяна, чем мне казалось. — Он широко улыбнулся. — Ну ладно, продолжу. За воротом мы ходили вдвенадцатером. Шесть деревянных рычагов, по двое людей на каждый. Этот сукин сын, звали его Тивох, раз в месяц выбирал себе одного из нас, и когда нужно было вертеть колесо быстрее, большая часть батогов доставалась спине этого человека. После десятка дней его спина и мышцы отходили от костей, мухи откладывали яйца в раны, их личинки пожирали его живьем, он опухал и гнил. Но для главного надсмотрщика рудника все казалось нормальным, потому что один труп в месяц при вороте — это совсем немного.

Кузнец отставил кубок на землю, а его большие руки сжались в кулаки, потом невольно прикоснулись к шее. Кайлеан кивнула. Когда бы Ласкольник это видел, поверил бы, что таких людей никто и ничто не заставит снова надеть ошейник.

— Однажды Тивох усмотрел себе следующую жертву, именно Поре. А я обрадовался, очень обрадовался, когда кнут впервые свистнул и оставил кровавую полосу на его спине. И следующую. И еще одну. Девять дней… девять дней я смотрел, как этот проклятый Молния истекает кровью, падает, встает и снова толкает ворот. Как укладывается на ночь, свернувшись в клубок, опухший и воняющий. И все это без слова жалобы, без стона, без единственного взгляда на надсмотрщика. Словно он… проклятие… словно он был…

— Верданно?

— Да. На десятый день он начал подволакивать ноги, покачиваться… а этот Тивох, эта паршивая сволочь, — ладонь Фургонщика затанцевала в ав’анахо, — изъязвленный хер старого козла улыбнулся и провел пальцем себе по горлу. Его это веселило. Наверняка он потом дрочил в палатке, нюхая кровь, засохшую на кнуте.

Он глянул искоса. Кайлеан не покраснела, чаардан закалял, позволял сопротивляться таким глупостям.

— Видишь ли, ворот — это такое… — он заколебался. — Одно тело. Если из дюжины людей кто-то отпадает, остальные почувствуют это по-настоящему, потому что в день мы поднимали двести тележек с рудой. Двести — и ни одной меньше. А крутили колесо, пока последний не выедет наверх, даже если это крало у нас половину ночи отдыха. Потому на вороте нет другого отсчета, чем отсчет поднятых тележек с рудой. Когда один раб слабеет, остальные проклинают его, плюются, а если дотягиваются, то и пинают. Подгоняют. Порой сильнее, чем бич надсмотрщика. И так же делали и другие. А я… начал сердиться. На него, на этого проклятущего Молнию, но не на то, что он слабеет, а на то, что не плачет, не всхлипывает и не молит о милости. Что он настолько проклятуще горд. А потом — на остальных, что они ведут себя как стая бешеных псов. А в конце — на надсмотрщика, потому что он превратил нас в таких собак. А гнев верданно…

— Знаю, как это бывает. Словно боевой караван, что движется степью. Тяжело сдвинуть такой с места, но еще сложнее остановить.

Мужчина засмеялся коротко и сразу оборвал себя, будто смутившись.

— Да. Словно боевой караван. Я заорал на остальных, навалился на свою рукоять, толкнул. Надсмотрщик загоготал, отдал приказ, и остальные, один за другим, переставали толкать. В конце мы остались вдвоем, Поре и я. А он встал, уперся и начал толкать со мной вместе. Человек может вращать ворот и в одиночку, как может сам потянуть телегу, но как долго? Мы крутили его вдвоем четверть часа… может, немного больше, и с каждым оборотом из меня вытекала ненависть к этому коротышке. Я ненавидел всех остальных: владельца рудника, надзирателя, рабов, — но его все меньше. А Тивох вдруг разъярился и принялся хлестать кнутом куда попало. Бил и бил, пока не устал и не отошел. Не забил нас тогда насмерть, хотя наверняка хотел, но убить двух рабов за раз — такое не сошло бы ему с рук.

Кор’бен замолчал, всматриваясь в свои ладони, возможно, он снова был подле ворота, склонял выю и толкал изо всех сил, только бы не упасть. Кайлеан его не подгоняла. Вино оплетало язык цветочной сладостью, шумело в голове. Солнце неторопливо клонилось к земле, а небо румянилось, словно от стыда. Она почти позабыла, где она и что делает.

— Это не будет рассказ о начале прекрасной дружбы, девушка. — На этот раз Кор’бен долил им вина. — Мы не стали братьями по крови, ночью не плакались друг другу о грехах и обидах. Мне все еще не нравятся молнии, вытатуированные у него на груди. Но когда на следующий день на рудник приехал один из «домашних» и спросил, разбирается ли кто-то в лошадях, потому что нужно объездить нескольких трехлеток, Поре вызвался и, несмотря на исхлестанную спину, показал, что умеет. Я до сих пор не понимаю, как он смог это сделать.

— Кха-дар сказал бы, что это называется мо… тивация. Мотивация.

— Да. У него была мотивация. Он знал, что если вернется к вороту, то не проживет следующий день. А потом прислали за мной, потому что он сказал им, что как верданно я умею делать хорошие седла, а новым коням такие понадобятся. Это не было правдой… я знавал лучших шорников, но у меня тоже была мотивация. И кое-что я умел. Благодаря ему я остался в живых.

— А он — благодаря тебе.

— Да. Две собаки, которые не загрызли одна другую только потому, что цепь была коротка, спасли друг другу жизнь. Как бы назвал твой кха-дар это?

— Наверное, иронией.

— Ну так выпьем за это.

Они опорожнили кубки.

— На твоих щитах не будет никакой оковки?

— Усилю верхний и боковые края прутьями железного дерева. Должно хватить. У нас мало железа. Мало стали, мало всего. Хотя — нет, у нас достаточно цепей. Расковываем звенья и делаем из них наконечники стрел. Или завязываем цепь узлом, обливаем свинцом и получаем кистень. Свинца у нас вдоволь, потому что в здешних городах им часто крыли крыши. Но из свинца не сделаешь шлем, панцирь или меч.

— Вы ведь захватили немало оружия.

— Немало, — согласился он. — Так много, что теперь у нас уже одна кольчуга, шлем, меч или сабля на десяток людей. А раньше — были на сто. Богатеем. Кроме того, часть нашего оружия уходит на сторону. У нас есть союзники, и приходится делиться с ними.

Может, причиной было вино, а может — просто интуиция, однако девушка сразу вспомнила линию разделения, которую она заметила в шатре командования.

— Уваре Лев?

Кивок подтвердил ее подозрения:

— Лев и его Уавари Нахс. У него их более двух тысяч. Черные, словно ночь, высотой в семь футов — демоны, которых боятся все, даже Буйволы и камбехийская Пламенная Гвардия. Они были ценными рабами из-за их размеров и силы, но именно потому их и опасались. Говорили мне, что в Коноверине на плантациях нельзя было размещать их больше, чем по трое одновременно. Бьются короткими копьями с наконечниками в два фута, топорами и вомве, длинными, в пять футов, боевыми серпами. Я видел коня, перерубленного напополам одним ударом этого оружия. И собирают вокруг себя других с запада. Из черных племен.

— Зачем?

Он покачал головой.

— Ты задаешь неверный вопрос. Я говорил тебе, что много рабов — не с севера. Меекханцы многочисленней прочих, но примерно четвертая часть — это люди из-за западной границы. Взяты над Нве, с Бахийской равнины и других стран за этими горами. Имрели, Бахоне, Бус Каре… кто бы там упомнил их варварские названия. Большая часть их держится Уваре и его Уавари Нахс, потому что… потому что. Потому что, даже если их племена когда-то вели войны, все равно… Видишь, я за воротом больше всего ненавидел меекханцев — больше, чем этого проклятущего Молнию. Потому что мы происходили из одного уголка мира. Так оно действует. Кроме того, при Льве находится Королева Невольников, и если он правит страхом, она держит их сердца. Деменайя не участвует в советах и нечасто показывается, но если пришлет просьбу о ста бочках солонины — то получит их. Потому что иначе может приказать своим людям оставить нас и уйти.

В ней говорило вино.

— В таком случае, может, сказать им поцеловать в задницу всех демонов Мрака?

Кор’бен вздохнул.

— Кахель не хочет отказываться от Уваре и его воинов. Кроме Уавари Нахс у Льва есть еще несколько тысяч бойцов. Они хорошо сражаются, знают эту территорию, им известно, как выживать в лесу, какие растения можно есть…

— И когда следует уйти отсюда? — спросила она, глядя ему в глаза.

Он странно скривился, а руки его невольно обронили проклятие на ава’анахо.

— Да. И это тоже. Как он говорил на совете, через два месяца придет сезон дождей. Это словно… зима в Степях. Все тогда замирает: торговля, обработка земли, войны. Целый месяц ничего, кроме дождя. Низины к востоку от нас превратятся в заливные луга, реки расширятся вдвое. Я видел это много лет подряд. Армии стоят в городах, потому что здешние дороги едва возможно использовать для пешего пути. Конница или повозки взбили бы их в засасывающую все грязь. А если не найдешь сухого места, на тебя напустится одна из здешних болезней: тиф, горячка, красный понос. Умрешь с внутренностями наружу с той или другой стороны. А может — с обеих сразу.

Большую часть этого она уже слышала на совещании.

— И что вы собираетесь сделать?

Он ответил коротким «Ха!» и показал жестом: нахальная коза.

— Мне пришлось бы выпить еще пяток таких фляг, прежде чем ты сумеешь вытянуть из меня секреты, девушка. Я скажу тебе, чего мы не сделаем. Мы не пойдем, как желают некоторые, на запад. Уваре хочет, чтобы мы отправились в сторону Нве. Это река, текущая поперек континента, знаешь? Вроде бы велика настолько, что если бы Том была пони, то Нве пришлось бы родиться слоном. Течет через половину континента, а устье ее занимает Севендеаха… нери? Кажется, город называется именно так. С большим портом. Доберитесь до него, говорит Лев, а оттуда кораблями у вас будет дорога домой в три раза короче, чем из Белого Коноверина. Всего-то лишь тысяча пятьсот миль, что оно для вас, — вот как он говорит.

Лицо Фургонщика скривилось в гневной гримасе. Кайлеан почти физически ощутила его злость.

— Лжец и дурак, — продолжал он. — Мы не поведем столько народу на погибель в джунгли и равнины за этими взгорьями. К диким племенам, с которыми нам придется сражаться за воду и еду. Для его людей это кратчайший путь домой. Для нас — в могилу.

Да. Именно таких сведений и ждал Ласкольник. Конфликт между местными рабами и невольниками с севера — отчетлив. Черные рабы чувствовали запах своих родных стран в западных ветрах. Пока что держались меекханцев, но, если Кахель-сав-Кирху пожелает повести своих людей в другом направлении, не на запад, не распадется ли армия? И это имя, Деменайя, Королева Невольников? Нужно запомнить и передать. Кха-дар наверняка должен знать, что с ним сделать.

Она вспомнила и еще кое-то.

— А те… слоны?

— Что — слоны?

— Не боитесь их?

— Что, маленькая шпионка, не сдаешься? — Он взглянул на нее сердито, но ладони его показывали шутка, подшучиваю над тобой. — Боимся их не больше, чем конницу или пехоту. Много наших служили рядом с ними, когда корчевали джунгли, строили дороги, тянули грузы. Мы знаем их и знаем, как с ними сражаться.

Ей непросто было такое представить себе, но если уж он говорил…

Солнце коснулось горизонта и начало медленно опускаться ниже. Словно плавилось в пурпурную кляксу, окрашивая большую часть неба. Кор’бен Ольхевар увидел выражение лица Кайлеан, широко улыбнулся и совершенно не по-верданнски приобнял за плечи.

— Здешние закаты — это… Даже ав’анахо не хватит, чтобы их описать.

Багрянец разливался по всему небосклону. И под ним, по земле. Между кронами деревьев на вершине взгорья, по соседним холмам…

Везде на западе стаи птиц взлетали и начинали кружить.

Кузнец встал и, прикрывая глаза ладонью, вглядывался в западный горизонт. Кайлеан не нужно было и смотреть, Бердеф уже успел соединиться с ней, она чувствовала теперь запах. Дым. Огонь. Пылал немалый участок леса, вал пламени шириной в несколько миль шел в их сторону. Все выше и быстрее.

Глухой звук гонга разодрал воздух, словно великан добрался до жестяной крышки. Ему ответил другой, потом еще и еще — со всех сторон лагеря, а их звук нес ясный приказ.

Тревога! Тревога!!! К оружию!

Кайлеан уже все поняла и так, потому что сквозь треск пламени до нее донеслись другие звуки, которые она знала слишком хорошо. Лязг железа, далекие крики, звон тетивы.

На лагерь напали.

Из палаток выскакивали солдаты, уже с оружием в руках, кто-то выкрикивал приказы, кто-то еще приказывал отворять ворота.

— Беги. — Кор’бен подтолкнул ее в спину. — Беги к своим. Впрочем, нет, погоди.

Он исчез в палатке и вернулся через миг, подавая ей кусок красного шелка.

— Порвите на полоски и повяжите себе на шеи. Это знак, что вы — наши.

Лея уже летела верхом через лагерь, держа в руках вожжи Торина.

— Прыгай! Кха-дар зовет.

Кайлеан оказалась в седле мгновенно, но еще оглянулась и бросила на прощанье на Высоком Языке:

— Удачи в битве/танце железа, воин. Пусть Лааль/ Владычица Лошадей бережет тебя в тени за щитом своих ноздрей.

Кузнец улыбнулся и ответил:

— Благословенна пусть будет твоя дорога, приносящая добрые вести/девушка. Пусть стрелы твои дарят смерть/погибель нашим врагам.

Глава 17

Гентрелл скрипел зубами. Колено с утра стреляло сильнее, чем обычно, — знак, что грядет смена погоды. Но это все равно не улучшало настроения, хотя дождь — а лучше серьезная буря — был именно тем, чего все в городе ждали.

Приближался вечер, солнце превращало тень от замка в огромную простыню, покрывающую половину города, но для Третьей Крысы Империи не существовало чего-то такого, как свободное от обязанностей время. Вызов к императору застал его за омовением и содержал всего три слова: «Важное совещание. Немедленно».

Он вышел из своего жилища во влажной одежде и побежал к замку.

Но теперь — выругался, простреленный внезапной болью, и остановился, чтобы перевести дыхание, прекрасно понимая, что только что привлек внимание бдительных глаз, следящих за окрестностями. Менанер все сильнее напоминал осажденную крепость. Удвоили стражу у ворот, между зубцами башен раз за разом мелькали шлемы, новые ставни поблескивали стальной оковкой, а по «саду», что окружал замок, неторопливо прохаживались, тяжело дыша, собаки. Не слишком большие, не слишком опасные и очень шумные. Гентрелл знал, что большие и опасные нетерпеливо царапали дверки клеток, которые отворятся, если их товарищи поднимут шум.

Он сам подписывал документы, согласно которым финансировалось обучение этих зверюг. Они не только должны были находить, ловить и нейтрализовать пришельцев; их обучили, в отличие от большинства сторожевых псов, не бояться магии. Уже считалось доказанным, что животные реагируют на внезапное изменение Силы, подобно некоторым людям, регистрируя странные реакции обоняния, зрения, вкуса, чувствуя свербеж — и для большинства это было сигналом к бегству. Этих псов учили находить и указывать все места, где использовалась магия. После обучения животные могли локализовать каждого шпиона, использующего магию, сбивающую с толку, — например, прикрытого чарами невидимости, — любого, кого подсовывала им Нора.

Секреты их тренировки находились под клаузулой Синего Камня, то есть — переводя на нормальный язык — надлежало «убить каждого, кто спросит об этом».

Одно из животных сейчас подошло к Гентреллу, понюхало его и, помахивая коротким хвостом, вернулось на газон, к миске с водой.

Он прошел тест, а замок не угостил его стрелой.

Крыса помассировал колено и направился дальше.

Официально все эти средства защиты были приняты потому, что Менанер сделался временной резиденцией императора: толстые стены давали его величеству прохладу и отдых. А императору был необходим отдых после трудов в связи с войной, вызванной неблагодарными Фургонщиками, непокоем на востоке и вероятным падением Йавенира. Движение войск, дипломатические миссии, работа шпионов, создание новых и поддержание старых союзов — все это сгоняло сон с глаз первого среди меекханцев, и он мало спал, ел абы что и днями и ночами пытался сохранять спокойствие.

Гентрелл видел бумаги, касающиеся этих действий Норы. Крысы заботились, чтобы образ Крегана-бер-Арленса в глазах людей оставался незапятнанным. И контролировали слухи или обвинения, что распускали некоторые из членов Совета Первых, недовольные тем, что происходит нечто, о чем они не имеют понятия.

Ха. Если бы только они знали… Последние рапорты из Вендерладского болота говорили, что ночами там видят странных тварей. И это в Урочище, что вот уже сотни лет считалось неактивным! Анде Салурин, Вторая Крыса Норы, получил согласие от самого императора стянуть туда Пятьдесят Второй пехотный полк и в рамках «учений» начать отстраивать кольцо валов, которые остались от Сестер Войны. Несколько десятков миль земляных укреплений… у полка это займет месяц. Разве что Анде посчитает, что это слишком долго, и переведет туда еще пару подразделений. Но это означало бы, что Империя готовится к войне в самом своем сердце.

Кан-Овар наконец-то добрался до дверей дворца и провел ритуал омовения рук и лица, глотнул разведенного водой холодного вина. Все под присмотром дюжины слуг, трудящихся в коридорах, тех, чьи свободные одежды едва прикрывали стеганые доспехи и стилеты в ножнах. Остальное вооружение — мечи, щиты и топоры — висело на стенах под рукой.

Это его удивило. Бурый Ключник редко ставил своих людей под оружие таким непосредственным, бросающимся в глаза образом.

Дверь в парадный зал была приоткрыта, и стук молотков, что доносился из-за нее, звучал довольно угрожающе.

— Господин Люво как раз заканчивает свою установку. — Слуга, который вел шпиона, носил на лице маску холодного равнодушия, хотя глаза его говорили все, что он думал об «установках» Первой Крысы. — Прошу быть внимательным.

Гентрелл вздохнул. Его не было здесь лишь три дня, а Люво-асв-Нодарес уже успел довести до белого каления даже такую дисциплинированную банду, как личные слуги императора. Прекрасно.

Он почувствовал что-то вроде гордости.

Но, когда Крыса вошел внутрь, гордость улетучилась вместе с тихим стоном, едва он приложился больным коленом о стоящую напротив входа лавку.

Хаос, царивший в парадном зале, можно было сравнить только с полем битвы. Куски дерева, доски, жерди с торчащими из них гвоздями, ведра с разноцветными красками и тряпки лежали на полу вокруг Безумия, а сам барельеф выглядел так, словно несколько пьяных маляров падали на него и катались там, оставляя цветные полосы. К тому же на нем разместили десятки, нет, сотни мелких фигурок, среди которых шпион с удивлением распознавал глиняные и оловянные статуэтки солдат, лошадей, животных, игрушечные повозки, дома, мосты…

Святейший символ империи превратили в большую игрушку.

Несколько слуг, вооруженных странными палками вроде маленьких грабель на длинных рукоятях, стояли вокруг с лицами, на которых было написано, что ничего в жизни они не жаждали больше, чем оказаться подальше отсюда.

И он не удивлялся.

«Император его убьет, — эта мысль первой появилась в голове Гентрелла, едва только стихла боль в колене. — А потом прикажет распустить Нору. Как он посмел…»

— Ну наконец-то и ты. — Голос Крегана-бер-Арленса раздался откуда-то сверху. — Я уж думал, что придется посылать за тобой носилки.

Третья Крыса поднял голову. Под потолком — а комната была в двадцать футов высотой — шел помост шириной в несколько ярдов, с балюстрадой и местом для маленького столика. Сверху на него смотрели император, Сука и Люво-асв-Нодарес, который выглядел словно кошак, объевшийся сметаной по самые усы.

Гентрелл прищурился, кривясь. Лестница, идущая наверх, обещала его колену еще одну порцию страданий, но император смотрел с таким выражением, что было понятно: ждет только предлога. В воздухе висел привкус злой иронии.

Крыса влез наверх. Сорок уколов боли, прошившие его колено, когда он поднимался по ступеням, заставили покрыться потом его лицо. К счастью, он мог все свалить на жару под потолком.

— Уф-ф. Душно тут, ваше величество.

— Привыкнешь. Как и я. Жду рапорт о верданно и сахрендеях. Это позволит нам дополнить карту. — Палец императора указал вниз. — Говори.

Проклятие, ради этого его вынули из купели? Гентрелл глянул на Безумие Эмбрела. С этой высоты цветные полосы и мазки выглядели иначе. Менее хаотично. Барельеф превратился в гигантскую стратегическую карту, на которой фиолетовой краской изобразили — причем очень точно — границы провинций, синей — реки и озера, а красной — важнейшие города. Фигурки солдат и лошадей разместили (и в этом он тоже был уверен) в местах важнейших гарнизонов. Северная часть Великих степей отделялась от остальных цепочкой повозок, что начинались у подножья Олекадов и бежали вдоль Амерты до самой Ламбийской возвышенности, обозначенной на северо-восточной части Безумия.

— Ну?

— Простите, ваше величество. Речь о землях, заселенных сахрендеями?

— Да. Ты должен был выяснить.

— Мне жаль, но точных границ в Степях узнать не удалось. Там расстояние указывается в днях дороги, а это довольно свободная мера.

— Я не прошу от тебя точности наших картографов, мне достаточно будет и приблизительной, в шаг коня.

Один из служащих вынул из стоящего на земле ящика оловянную лошадку высотой в несколько дюймов и гордо продемонстрировал.

— Хорошо. Начинайте расставлять. От места, где Ласса впадает в Амерту, сначала на восток. — На основании его указаний на карте росла граница из стоящих одна за другой лошадок. — Теперь на юго-восток, чуть дальше… еще три лошадки, и снова на восток. До самого конца. Хорошо.

Кан-Овар обернулся к императору.

— Сахрендеи занимают примерно в два раза больше земель, чем верданно, но они малочисленней. Их объединяют в союз те, кого называют Спасенными Детьми. Это деликатное дело, но, пока все они чувствуют угрозу с юга, разойтись они не должны.

Сука вздохнула и махнула веером. Проклятие, женщинам хорошо, а ему — никак не помахать куском расписного шелка, растянутого на деревянной рамке.

— И насколько деликатно это дело?

— Спасенные Дети, которых еще зовут Призрачными Волками, ездят верхом. И все больше молодежи Фургонщиков берет с них пример. Там рождается новый культ… а скорее, новая интерпретация культа старого, согласно которому Лааль Сероволосая выбрала Кей’лу Калевенх, чтобы освободить верданно от клятвы и показать новый путь. Чтобы посадить их на спины лошадей — скажем прямо. Это должно обрадовать наших жрецов Лааль, поскольку их до сих пор раздражали эти фургонщиковы странности.

— Хватит, — махнул рукой император. — Мне нет дела до фанаберий жрецов. Каков риск конфликта между верданно и сахрендеями на текущий момент?

— Никакого, ваше величество. Это скорее сопротивление… традиции. Но среди верданно многие командиры понимают важность собственной конницы. Призрачные Волки могут стать осью, становым хребтом кавалерии Фургонщиков, но они не ударят по своим приемным родителям. Да и многие из них считают себя скорее сахрендеями и сражаются на их южной границе, поддерживаемые лагерями и колесницами Фургонщиков. Нет. Не будет никакого конфликта. Но и у самого Аманева Красного существует проблема, поскольку на его землю все сильнее напирают верные Йавениру племена. Как я и говорил, тамошние границы текучи, и порой достаточно нескольких дней, чтобы они передвинулись на много миль. Кроме того, хотя эта весть не подтверждена, якобы сахрендеи в битве у брода через Лассу потеряли большинство своих племенных духов. Те не вернулись в резные столбы, а их присутствие всегда было частью тамошних племен. Столько мы знаем из рапортов наших людей, ваше величество.

— Как раз об этом бы я не особо переживал. Чем меньше валандающихся по миру духов, тем лучше. Но ослабление сахрендеев нынче нам не на руку.

Некоторое время император задумчиво постукивал пальцами по балюстраде, а взгляд его блуждал по восточной части карты.

— Добавьте четыре, нет, пять красных на границе сахрендеев и се-кохландийцев.

Несколько раскрашенных в красный цвет лошадок направилось в атаку на ряд оловянных собратьев.

— Люво.

— Да, господин.

— У нас есть какие-то чаарданы подле Совиненна Дирниха?

— Готовятся к перегону скотины Фургонщиков по его земле. Сейчас их там примерно тысяча.

Границы земель взбунтовавшегося Сына Войны, примерно четвертая часть Степей, видных на карте, обозначал ряд лошадок, которые были едва тронуты по спинам красной краской. Гентрелл начинал понимать код. Дирниха не считали союзником настолько же верным, как Фургонщиков. Потому главную границу Меекхана, Амерту, все еще охраняли стройные ряды оловянной конницы.

— Пошлите еще тысячу. Чтобы наш дорогой Совиненн понимал, что хорошо бы усилить давление на восточные племена Йавенира. Это должно помочь сахрендеям.

Первая Крыса кивнул. Едва закончится совещание, приказы будут отданы. И отправятся тропками магической связи, чтобы за несколько часов преодолеть сотни миль и начать небольшую войну. Нет, не войну. На языке дипломатии такое называлось бы «необходимым подчеркиванием наших ожиданий».

Имперская кавалерия, расположенная на Востоке, была разделена на оловянные полки по четыре лошади, каждый — с собственным номером. Десять полков у самой пограничной реки, усиленные серыми лошадками без номеров, — наверняка места концентрации вольных чаарданов и сил союзных племен, а еще двадцать — он быстро посчитал точнее — двадцать три полка примерно в ста милях за ними сгруппированы в две небольшие конные армии. И масса пеших подразделений, стоящих во второй линии за кавалерией. Креган-бер-Арленс говорил правду, когда упоминал, что он готов к очередной войне с кочевниками. На глаз половина армии стояла на меекханском берегу Амерты.

Любой шпион врагов Империи отдал бы обе ноги, чтобы только бросить взгляд на эту карту.

Что объясняло меры безопасности на подходах ко дворцу.

На глазах у Крысы один из слуг при помощи длинной палки развернул несколько лошадок, стоящих на границе княжества Совиненна Дирниха головами на восток. Добавили к ним еще одну обычную лошадку, представлявшую свободные чаарданы.

— Хорошо. — Император кивнул и улыбнулся, но так, что у Гентрелла внутри все заледенело. — А теперь, как я уже говорил, обсудим происшествия на Севере. Я приказал подождать с этим, пока не придет Третий, чтобы нам не пришлось повторяться. Люво?

Первый сжался, скорчился. Гентрелл только теперь заметил, что вместо обычных темных одежд асв-Нодарес облачился в рубаху и штаны темно-синего цвета и что волосы его в беспорядке, словно он забыл их смазать. Выражение его лица, может, и осталось выражением кота, объевшегося сметаной, но теперь кот знал, что сметана предназначалась не ему.

Север?

Гентрелл вспомнил. Рота Горной Стражи, к которой выслали дружину Крыс и девушку из-за Мрака. Вместе они должны были отправиться сквозь Мрак, ища Кай’лу Калевенх. Ту самую, которая якобы почти сделалась ана’богом, рожденным на поле битвы, и которая теперь превращалась в объект культа Фургонщиков.

Проклятье.

Если мир — большой гобелен, порой можно заметить, как в нем пересекаются нити.

На севере рельефа, примерно в трети от западной грани, Крыса заметил пятно черноты. Сразу за Большим хребтом. Раньше он принял бы ее просто за грязь, но теперь…

Император похлопал его по плечу. Словно бы дружески, но Третий не дал себя обмануть. Император был в ярости. Настолько, что лишь присутствие слуг не позволяло ему начать ругаться. Ведь правила поведения, впаянные меекханской аристократии с детства, гласили, что одна из худших вещей — это потерять лицо перед слугами.

Все настолько плохо?

— Ты смотришь на верное место, Третий. Примерно там находится перевал, именуемый вессирскими горцами Свистулькой Дресс. Неплохое название, хотя я подумываю, что лучше его звать Глупостью асв-Нодареса. Или Последней Ошибкой Крысы. Что скажешь?

Владычица! Великая и милостивая Мать. В мыслях Гентрелла мелькнули услышанные несколько дней тому слова: личная ответственность.

— Этот перевал — единственная дорога через массив Большого хребта с далекого севера на землю ахерских племен, которые обитают в царстве Владычицы Льда. И именно туда командование Горной Стражи отправило Шестую роту. И именно туда отослали — Нора отослала — дружину Крыс, чтобы те их взяли и сетью магических телепортов переместили назад в Олекады. Ха, подумать только, я тут переживаю, чтобы доставить в Меекхан Ласкольника. А моя внутренняя разведка перебрасывает магией целую роту армейских с одной стороны Империи на другую.

«Это не так, — хотелось ему запротестовать. — Нельзя сравнить сеть кратковременных перебросов на сколько-то там десятков миль в собственной стране с…»

Взгляд императора сжался на его горле, словно железный ошейник.

— Хорошо, Гентрелл. Очень хорошо. Одно непроизнесенное слово порой ценнее, чем все золото мира. Видишь темные фигурки на севере? Это армия ахеров. Лагерь, в котором, если верить предварительным рапортам, пятьдесят или шестьдесят тысяч человек. Так доносят разведчики Горной Стражи. Прошу, представь эту орду, входящую в наши вессирские провинции. Даже местные племена этих дикарей в силах доставить нам хлопоты, но это? Причем в момент, когда мы не можем убрать войска с Востока, где Понкее-Лаа все еще пытается прийти в себя после религиозного бунта, а на Дальнем Юге продолжается восстание меекханских рабов. И подумать только, что Север мы считали совершенно спокойной границей. — Миг-другой казалось, что с императорских губ все же сорвется ругательство. — Что-то я разговорился, да? Ну так слушай. На перевале Шестой роты нет — нет единственных людей, которые вернулись из Мрака. Нет там и дружины Крыс, посланной за солдатами. Нет там и девицы Онелии Умбры, нашего ценнейшего источника информации о тех, кто таится за Мраком.

Персональная ответственность — два этих слова перехватили глотку Гентреллу, как палаческая петля.

О Владычица. Мы все уже мертвы. Нору ждет смена руководства, потому что император не поверит, будто мы ничего об этом не знали.

— Все они исчезли. После них остался покинутый лагерь. Но нет там ни следа схватки, а значит, они не выбиты оттуда силой, не захвачены ахерами. Впрочем, я не поверю, что целая рота дала бы себя обмануть. Они просто ушли. Оставили место службы.

— Вместе с дружиной Крыс? Невозможно, ваше величество.

— Ох, я уже где-то это слышал. Невозможно. — Взгляд императора скользнул по Первой Крысе, который — не поверить — затрясся и скорчился, словно бичуемый. — Роту могли сбить с перевала внезапной атакой дикарей, а потому она теперь крадется к нам безлюдными дорогами, а дружина Норы просто наткнулась на ахеров и была разгромлена. Или пробивается к нам вместе с горцами. Возможно. Это хорошее и правдоподобное объяснение. Вот только, во-первых, никто не предупредил меня о том, что происходит на Севере; такая орда ахеров не взялась из ниоткуда, а следить за горами — дело Норы. А во-вторых, никто не просил у меня согласия отослать туда настолько ценного пленника, как Умбра. Я раньше простил вам это при условии, что вы проконтролируете происходящее, верно? Тогда можете ли вы ответить мне, чтоб вас всех демоны заели, куда подевались Шестая рота и Крысы с этой девкой?

Глава 18

В каждой десятке Красных Шестерок были люди, что умели перевязать раны, вынуть стрелу или остановить кровотечение. Но именно Азгер Лавегз из Второй, самый старший следопыт в роте, считался специалистом по сломанным костям. Умел собирать их лучше, чем полковые медики. Теперь он осматривал ноги Борехеда, не слишком-то церемонясь, а шаман, который, на свою беду, пришел в сознание, лежал неподвижно, с лицом бледным, словно полотно. Мокрые от пота волосы липли к черепу, татуировки выглядели как черные и красные набухшие кровью вены.

Но даже не застонал, сукин сын!

— У него сломаны бедренные кости, обе, а голени расколоты как минимум на три куска каждая. Левое колено… — следопыт покачал головой. — В Белендене ему приказали бы отрезать ногу.

— Только попробуй, — застонал Борехед. — Только попробуй…

Азгер проигнорировал его, отвернулся и принялся выстругивать лубки из черной древесины. Острый кавайо поблескивал в его руках.

Кеннет внимательно следил за лицом шамана. Ему показалось или одна из татуировок начала изменять форму? — Мы не в Белендене, стражник, — обронил он быстро. Седой солдат пожал плечами.

— Нет, господин лейтенант. Не в Белендене. И потому этот мясник сохранит свои культяпки, хотя бегать не будет почти наверняка.

Татуировка на лице шамана успокоилась, а стоящий в нескольких шагах от них Фенло Нур опустил арбалет, и его люди — тоже.

Некоторое время все, включая шамана, глядели, как следопыт придает кускам дерева продолговатую форму. Наконец Азгер воткнул кривой нож в палубу, примерил лубки к поломанным ногам и рявкнул:

— А теперь будет больно! — дернул правую ногу, довольно бесцеремонно составляя кости, и принялся обертывать их порванным на полоски пледом.

Хотя это казалось невозможным, но там, где ее не украшали татуировки, кожа шамана побелела еще сильнее. Но Борехед, вместо того чтобы потерять сознание, указал взглядом на кавайо, торчащий в дереве.

— Интересный нож. Откуда…

— Подарок от друзей с востока. Часть моих людей привезла такие на память. — Кеннет потянулся за флягой. — Хочешь еще водки?

Перед операцией они напоили раненого, влив в него целую фляжку, но Борехед, казалось, не оценил щедрости. Однако Кеннет посчитал, что в крайнем случае тот просто откажется от своей порции.

— Нет… — Ахер прикрыл глаза и тряхнул головой, разбрызгивая капельки пота во все стороны. — Еще немного, и я потеряю сознание… а нам нужно бы поговорить… тебе и мне. Но… говори… со… мной…

Следопыт закончил с правой ногой и занялся левой. Снова дернул, что-то, казалось, заскрипело, и глаза Борехеда на миг убежали под брови, но сразу же вернулись. Когда солдат добрался до бинтования левого колена, которое выглядело как кожаный мешочек, наполненный кровавой кашей, лейтенант отвел взгляд.

— И каким чудом ты настолько поломался? — спросил он.

— Вы… а-а-а-а-а!!! Ничего, молчи, пусть ему… Пусть сжимает… твой человек в таком понимает… а-а-а-ах… — Ахер вздохнул так, что у офицера мурашки побежали по спине. — Это ничего… ничего… танец камней… вызывание духов… вот там — больно.

На миг казалось, словно шаман потерял наконец сознание.

— Я выпал из саней… я… который в санях родился… выпал, свалился вниз, а сани свалились на меня… Собаки… переломали кости, пришлось их убить…

— Это ты уже говорил.

— Знаю… но нужно повторять, потому что тогда лучше помнишь. Кроме… кроме того… мясо… не должно пропадать… Слишком много голодных ртов… чтобы пропадать.

Борехед проваливался в бред. Кеннет быстро сменил тему:

— Найдешь дыру, куда ты упал?

— Это… та… глубокая…

Ну да.

Азгер закончил накладывать повязку на левую ногу. Его широкие, огрубевшие ладони двигались быстро и умело. Он не стремился облегчить страдания Борехеда, но не пытался и увеличить их. А лейтенант взял на себя обязанности отвлекать внимание шамана от этих действий.

— А что ты еще нашел внутри? Под палубой?

— Я уже говорил… город. Много комнат, коридоры, большие залы. В одной… сквозь дыру свалился вниз дом… я вполз по тому… что от него осталось. Полз… проваливался в темноту… снова полз…

— Выпускал своих духов? Использовал чары?

Он отрицательно покачал головой.

— Нет. Не хотел… Я должен держать их… когда станет по-настоящему тяжело.

Кеннет смерил Борехеда взглядом. Ахер со сломанными ногами был бледен, словно некто содрал с его лица кожу и нарисовал татуировки прямо на костях, он обильно потел, а его стертые до крови ладони тряслись.

— Пожалуй, предпочту не знать, что ты считаешь «по-настоящему тяжелым».

Ухмылка шамана выглядела так, как если бы на лейтенанта оскалился лишенный тела череп. Но вопросы Кеннета, казалось, выполнили свою роль и отвлекли внимание ахера от того, что делали с его ногами. Потому лейтенант продолжал расспрашивать:

— Бессмертный. Ты использовал такое название. Что это значит?

— Бессмертный Флот. Так его называли. Десятки… может, и сотни кораблей… самый маленький был в четверть мили длиной, самый большой… один из моих предшественников, — Борехед стукнул себя в висок, — показал мне во сне… Я не могу поверить… Миля. Корабль, длиной в милю… Король, вождь всего флота. Помню… ваши боги сперва торговали с ними… потом сражались… Это были сильные враги… даже Владыка Моря не сумел сбросить их со своей спины… Совладали с ними только союзом многих богов… многих сил… мы тоже там были… наши воины штурмовали борта кораблей, которые сели на мель… Когда наконец их отогнали от берегов… они редко появлялись на горизонте… Потом ушли… исчезли…

— А теперь один вернулся?

Шаман приподнял руку с выставленным указательным пальцем в очень человеческом жесте — погоди немного. Азгер как раз закончил забинтовывать ему вторую ногу, а потом быстро привязал все к толстой доске, на которой ахер лежал.

— Будет нормально, господин лейтенант, разве что какая гниль проникнет внутрь. — Стражник встал, вытер руки о штаны. — Тогда ничего не сумеем сделать. Я могу идти?

— Иди. Отдохни. — Кеннет глянул на небо: темнело. — Скажи остальным, что в сумерках делаем смену, непарные десятки идут вниз, парные — принимают посты наверху. Нас ждет непростая ночь.

— Слушаюсь.

— Нур!

Десятник, который до этого времени переговаривался с несколькими стрелками чуть поодаль, подошел, глянул сверху на Борехеда, но, как ни странно, не стал ничего комментировать.

— Возьми людей, в том числе и моих, разбейте палатки поближе к той дыре, где сидят остальные. Отделите наших псов от ахерских, они начинают голодать, а я не хотел бы, чтобы они покусали друг друга. Потом приготовьтесь к тому, чтобы спуститься. Хочу, чтобы до вечера твоя десятка, вторая и седьмая проверили еще несколько дыр на палубе.

Десятник глянул на него с легкой насмешкой.

— То есть я просто должен свалить, чтобы вы могли спокойно поговорить с шаманом.

— Примерно так, Нур. Примерно так. За работу, разве что ты хочешь что-то мне сказать.

Чуть раньше они условились, что если Фенло почувствует какие-либо признаки активности духов, привязанных к телу ахерского шамана, то сразу же даст ему знать.

— Нет, господин лейтенант. Все в порядке. — Плечистый десятник развернулся к своим людям. — Собираемся! Работа не ждет!

Скоро они остались одни. Лейтенант Горной Стражи и сильнейший из шаманов ахеров в западной части Большого хребта. К Борехеда уже потихоньку возвращался нормальный цвет лица, черные глаза его глубоко в глазницах пылали удивительно мощно. Боль и страдание, которые до этого времени затягивали их пеленой, исчезли, вместо них появились ум и отчаянье. А Кеннет понял, что, даже глядя на лежащего и привязанного к доске, человек отнюдь не обязан ощущать какого-то преимущества.

— Вернемся к этому. — Он постучал каблуком в палубу. — Говоришь, что это один из тех больших кораблей, которые плавали по морям во времена Войн Богов.

— Ты мне веришь?

— Я стою на таком корабле. Самый большой корабль, выстроенный человеком, имел триста пятьдесят футов длины. Большего вроде бы выстроить невозможно — ломается дерево. Так меня учили на ускоренных офицерских курсах, прежде чем я стал командиром этой вот банды.

— Учили командира горной пехоты кораблям?

— Истории Империи и ее величию. Этим кораблем был имперский дромон, не помню названия, на котором семья императора двести лет тому плавала по морям. Теперь таких уже не делают. Неважно. И я стою на корабле размером с гору. Полагаю, что в нем с полмили длины. Он плывет на восток, без паруса и весел, ломая лед и разбивая айсберги. Потому — да, я верю, что ты можешь быть прав.

Борехед не спускал взгляда с его лица так долго, что Кеннет почувствовал неловкость. И сказать честно, еще злость. Потому что в черных глазах появилось нечто, что слишком напоминало презрение.

— Говоришь, что веришь мне, человек. Но знаешь ли ты, что это значит на самом деле? Стоишь на корабле из времен Войн Богов, — наконец пробормотал шаман. — Ты видел, как этот корабль сопротивлялся всем силам Владычицы Льда, а потом легко вырвался из ее хватки и забрал вас и меня на борт. Теперь ты плывешь на нем в неизвестность. Я ссусь от страха, проклинаю судьбу, что не родился и не умер сто лет назад. Духи, которых я ношу, стонут и трясутся от ужаса. А ты — спокоен, словно ничего и не происходит. Ты настолько глуп?

Кеннет присел так, чтобы лицо его оказалось в нескольких дюймах от лица Борехеда.

— Нет. Ты помнишь Бирт? Село, где люди находили артефакты времен Войны Богов? Ребенка с перчатками, которыми он рвал взрослых в клочья? Эти перчатки превратили его в нечто нечеловеческое. Ты сказал тогда, что если бы я знал, что это значит, то бросился бы на меч, помнишь?

Борехед кивнул, а губы его снова сложились в чуть презрительную гримасу.

— Помню. Если бы ты знал, что это значит… что ломаются барьеры, что то, что снаружи, вне Мрака, все проще попадает к нам. Порядок, на страже которого стояли ваши Бессмертные, ломается и крошится, а мир… Меня во снах преследует видение черной земли, навечно покрытой куполом неба цвета стали. Мрак… А такой глупец, как ты…

Лейтенант улыбнулся так, что шаман умолк на полуслове, а потом стражник чуть наклонился: настолько, чтобы шепот его донесся до колдуна.

— Ты ничего не знаешь о Мраке, Борехед Мясник. Я был там. Я и мои люди. Мы шли равниной по скале гладкой, как стекло, и черной, будто темнейшая ночь. Мы спали под небом, которое никогда не меняло свой цвет. Мы сражались с теми, кто прибыл из-за Мрака, и мы их убили. Мы пили тамошнюю воду и дышали тамошним воздухом. А эта длинноволосая блондинка, которую сопровождают Крысы, собственно из-за Мрака и происходит. И подозреваю, что таких, как она, может быть больше, потому что все Крысы бегают туда-сюда, словно девки в горящем борделе. А когда ты заставил нас себя сопровождать, мы на самом деле собирались туда снова. Во Мрак.

Он взглянул в глаза Борехеда, теперь удивленные и потрясенные.

— Потому, если тебе снятся кошмары о том месте, тебе должны бы сниться и кошмары о нас. Лучше помни, если придет тебе в башку нас предать, что мы солдаты из твоего кошмара, шаман.

Он встал, глядя на лежащего.

— Я пришлю людей, чтобы тебя перенесли поближе к нам. Ты получишь палатку, еду и питье. Выспись, потому что утром мы идем на корму. Найдем того, кто управляет кораблем, и поговорим с ним. И лучше бы тебе тогда быть нам полезным.

* * *

Однако отправились они только через четыре дня, а причин тому было две. Во-первых, корабль вдруг начал вести себя странно: то сбрасывал ход, то ускорялся, то даже останавливался на короткое время. Однажды, судя по передвижениям солнца на небе, они даже сделали гигантский круг, приблизившись на несколько миль к берегу. Кеннет направил половину роты на строительство плотов — если бы везущее их существо задержалось у побережья, лейтенант был готов рискнуть покинуть борт. Второй причиной стал Борехед. У шамана начался такой жар, что не выходило даже к нему приблизиться. Буквально. Воздух над его носилками шел волнами, а Фенло Нур утверждал, что чуть ли не все духи висят там, дожидаясь шанса освободиться и разорвать тело шамана в клочья. Такова была цена шаманской магии, если колдун умирал, не совершив соответствующих ритуалов. Десятник пятой решительно протестовал против любой попытки приблизиться к Борехеду. Потом все вернулось в норму, корабль продолжил путь на восток, и хотя теперь он плыл медленнее, они могли позабыть о плотах, а шаман открыл глаза и попросил есть. Потому, когда на пятый день они отправились в путь, не было, кажется, никого, кто жалел бы о необходимости покинуть нос. Комната, где рота попеременно проводила ночи, оказалась — когда спустились туда тридцать человек — поразительно темной, тесной и душной. Они использовали обе найденные лампы, но Кеннету казалось, что это только ухудшает дело; их свет, дрожащий и неуверенный, поглощался черными стенами, как и свет от небольшого костерка, который развели, чтобы съесть что-нибудь теплое и подсушить влажные вещи. К тому же, когда они готовились ко сну, оказалось, что корабль совсем не тих. Он стонал, трещал, скрипел и булькал. Наверху ветер заглушал эти звуки, но под палубой они оставались отчетливы, а потому ночи были нервными и неспокойными. Они с облегчением покинули свое временное убежище и приготовились к походу на корму.

Хотели добраться туда как можно быстрее, потому что поведение корабля только подтверждало их подозрения — им кто-то управляет. Кроме того, что он замедлил ход, он начал плыть зигзагом, поворачивая то на юг, то обратно. Словно бы что-то искал.

Кеннету эта перемена очень не нравилась.

Они оставили четверо саней, остальные порубили и взяли с собой как топливо. Скромные запасы, палатки и остальные вещи пришлось нести самим, что было привычным делом для Горной Стражи, но не протестовали даже Крысы, когда им приказали погрузить все в мешки и взвалить себе на спины. Борехеда, который, как пришел в себя, оставался до странного тихим и словно погасшим, попеременно несли по двое: шаман мог пригодиться, когда восстановит силы. Кеннет немного жалел, что выдал ему тайну Шестой роты, поскольку был почти уверен, что даже Олаг-хес-Бренд, Крыса третьего класса, не знал, отчего ему приказали снять с перевала именно эту роту, но особого смысла плакать над случившимся не было. Взгляды же, какие Борехед дарил его людям, дорогого стоили.

Быстро и умело они добрались до того места, где парой дней ранее обнаружили колдуна, но через несколько десятков шагов дорогу им преградил особенно высокий и неудобный завал из бревен, рухнувших крыш и остатков мачт. Словно бурелом. Кеннет отдал команду о коротком постое, выслав три десятки и остатки крысиной дружины для поисков лучшего пути. Не было смысла блуждать на ощупь, ломая ноги и проваливаясь в дыры. Воспользовавшись моментом отдыха, сам он подошел к шаману.

— Ты выспался за эти дни?

— Чего ты хочешь?

Борехед выглядел так, словно одной ногой все еще находился на дороге в Дом Сна, но еще вчера, особенно когда Азгер осматривал его раны, он, казалось, мчался по той дороге, преследуемый стаей волков. То есть прогресс был налицо.

— Как я уже говорил, если ты нам понадобишься, лучше бы тебе находиться в сознании. Иначе ты можешь причинить вред кому-то из моих людей.

— Я мало спал. Сосредоточился на лечении.

— И?

— Восстановил сосуды, ускорил срастание костей. Но это затянется.

— Насколько?

— Еда у нас точно успеет закончиться. И собаки.

Ага. Выглядело так, что ахер все же приходил в сознание. Это хорошо. Лейтенант предпочитал шамана злого и сердитого, а не потрясенного, в замешательстве и испуге, потому что теперь мог быть уверенным: ахер сумеет многое.

— Ты не думал, что этот корабль — словно те перчатки?

— Что?

Пожалуй, со скоростью мышления у Борехеда еще не все было в порядке.

— То, что он находился во льду. Замерзший столетия назад. Это бы объяснило многое: сломанные мачты, дыры в корпусе, отсутствие экипажа.

Шаман прищурился.

— Нет. Я так не думаю. Находись он во льду, Андай’я стерла бы его в пыль. Она по-настоящему не любила Бессмертный Флот… Да и как бы он освободился из-подо льда? Сейчас? До того как пришла весна? Полагаю, он, скорее, связан с тем, что произошло далеко на востоке. В степях. Почти три месяца назад, примерно когда тут, как вы говорите, за Большой Стеной, должна была завершиться зима, по миру духов прошла волна, рев. И вдруг рев этот превратился в скулеж, визг — и смолк. Мы тогда благодарили духов предков за эту тишину, но я не сопоставил случившегося с зимой, которая не желает уходить, — и с гневом Владычицы Льда. Глупым и безумным.

— Безумным?

— Ваши боги не являются причинами смен времен года, приливов или восходов солнца, хотя ваши жрецы именно так порой и утверждают. Но они могут напрячь свою силу до предела и повлиять на такие вещи локально. Когда бы горы не отделяли этих земель от теплых ветров с юга, даже Андай’я не сумела бы удержать морозы так долго. Это может стоить ей больше, чем она полагала.

Три месяца назад. Битва между Фургонщиками и Отцом Войны. Шестерки были там, но рык, который они слышали, не казался ни мистическим, ни исходящим от духов. Он вырывался из тысяч глоток смертных. Должно быть, шаман имел в виду что-то другое.

— Полагаешь, что он прибыл сюда именно в ту пору? — спросил лейтенант. — Три месяца назад? И все время Владычица Льда пыталась его уничтожить?

— Так мне кажется.

Кеннет совсем другими глазами взглянул на корабль, разрушенную палубу, сломанные мачты. На севере Андай’я считалась одной из самых сильных богинь. У нее не было слишком много жрецов или собственных мест культа, и ей они не требовались, поскольку, как говорилось, полгода любая долина, засыпанная снегом, — это пол ее храма, а заснеженная вершина — колонна в ее честь. Богам нужна была человеческая память и молитвы, но в горах нельзя позабыть о Владычице Льда. Она присутствовала в сказках, в мрачных повестях, которые рассказывают у очага. Зимой ее проклинали, летом пугали ее возвращением. У нее не было много почитателей, и она не заботилась о тех, кто приносит ей дары, но какое это имело значение, если ее имя упоминали множество раз в тысячах городов, местечек и сел добрых двенадцать месяцев в году?

И этот черный корабль вел с ней бой столько дней? А потом вырвался — и ушел?

Лейтенант почувствовал мрачное, замешанное на удивлении уважение. Твердый сукин сын. Почти как горец.

— Отчего ты не боишься? — спросил вдруг Борехед. — Отчего не боятся твои люди? Это что, отвага дураков? Идиотов и безрассудных детей, не понимающих, в чем дело?

Несколько стражников обернулись, один показал шаману оскорбительный жест. Кеннет кисло скривился.

— Я готов поспорить, колдун, что теперь по пути на корму они несколько раз тебя уронят. Несомненно — случайно. Ты полагаешь, что мы не боимся? Что мы не знаем, что такое страх, потому что мы глупы, чтобы понять: происходит нечто скверное? Ты сражаешься с нами столько лет, всю свою жизнь, и все еще не понимаешь вессирцев. Один меекханский генерал некогда сказал, что у здешних людей кости из камня. Что они — как горы, что стоят, даже если в них бьют молнии и веют ветры. Мы не сражаемся с миром, мы ему сопротивляемся. Мир может приходить к нам с разными несчастьями, пожаром, голодом, лавиной, болезнью, демонами, валить нас с ног, но мы встаем и делаем что нужно. Этому нас научили горы. Те, кто жил здесь и у кого не оказалось каменных костей, — ушли или вымерли. Остались лишь мы.

Он говорил это уже не шаману. Большая часть солдат тоже прислушивались, кивали, некоторые кривились, словно чувствовали неудобство от таких речей. Но — слушали.

— Мы сражались с одержимыми магией колдунами, демонами и людьми за Мраком…

— И с одним чудовищем, которое почти поубивало нас летающими козами, — обронил Прутик. — Не забывайте и об этом, господин лейтенант.

Часть стражников, те, что были в роте, когда та насчитывала только четыре десятка, обменялись понимающими взглядами. Несколько улыбок мелькнуло на лицах.

— Да. С ним тоже. Я помню. И если придут Пометники, твари из ада или вернутся Нежеланные, с ними мы тоже станем сражаться. Не падем на колени и не станем трястись от страха перед лицом грядущего, а подождем, поглядим на это нечто и проверим, куда можно воткнуть ему кусок доброго железа. — Кеннет наклонился над шаманом, и некоторое время они мерялись взглядами. — Мы не сражаемся, чтобы погибнуть героической смертью, — но сражаемся, чтобы наш враг погиб хоть как-то. А потому не называй нас детьми или дураками, потому что — да, мы чувствуем страх, но это такой страх, который заставляет нас точить оружие и следить за окрестностями.

— А если этого не хватит?

— Тогда мы что-нибудь придумаем. Найдем способ. Всегда находим. Справимся силой, ловкостью, коварством или магией. А теперь мы пойдем на корму, отыщем рулевого и вежливо попросим его, чтобы он повел эту посудину к берегу.

Борехед стрелял глазами на стоящих вокруг солдат. Кеннету в том не было нужды; он знал, что те смотрят на него и шамана с широкими ухмылками на этих своих разбойничьих мордах. Ахер перевел взгляд на него.

— Ты всегда так говоришь?

Офицер выпрямился, провел пальцами по рыжим волосам. Проклятье…

— Устав Горной Стражи обязывает лейтенанта обращаться с поднимающей дух речью к своим людям раз в три дня, — раздался голос Велергорфа. — Благодаря этому мы не замечаем, как скверно нам платят за паршивую работу. Вернее — не замечали бы, если бы наш командир был в этом получше.

Несколько людей ухмыльнулись еще шире, как и сам Кеннет. Если вторая вернулась так быстро, это могло значить только одно.

— Ты нашел дорогу?

— Почти, господин лейтенант, — в конце ее придется поработать топорами. Но я видел корму. Большую, словно замок.

— Хорошо. — Офицер сунул в рот свисток. Дал сигнал к возвращению остальной роте и Крысам. — Собираемся! Выходим через четверть часа.

* * *

Дорога, найденная десяткой Велергорфа, шла сквозь нечто, напоминавшее узкую улочку, окруженную остатками строений, потом проходила навылет широкой площадью, где стояли деревянные поддоны с остатками растительности, торчащей, словно пучки ивовых метелок, и в конце концов привела к частоколу из черных бревен, что стоял поперек палубы. Кеннет окинул конструкцию взглядом. Восемнадцать футов высотой, помост для стрелков пониже неровного хребта. Это было первое строение с явными оборонительными функциями, которое они тут нашли. Увы, под ним от борта к борту громоздились кипы балок, остатки стен домов, сломанные доски с торчащими острыми, словно шилья, концами и даже несколько мачт, обернутых в веревки и остатки парусов.

— Дыра там. — Велергорф указал на завал. — Собаки нашли. Можно даже проползти, но не все поместятся, а Борехеда не протянем точно. Придется расширять.

Это заняло у них остаток дня, половину ночи и все утро: черное дерево было страшно твердым. Кеннет предпочел потратить на это время, хотел иметь настоящий проход, а не узкую, словно глотка змеи, дыру. Все еще помнил о забаррикадированной комнатке, из которой кто-то удрал, прорубая себе дорогу наверх. От чего этот кто-то убегал — значения не имело, важнее было, что если бы часть его людей проползла на другую сторону и оказалась атакованной, то не сумела бы быстро отступить и рассчитывать на подмогу, а он потерял бы слишком много солдат.

В полдень следующего дня они пробились сквозь дыру, которую нашли псы.

Отверстие было шириной в три фута и находилось в месте, где из частокола выломали три бревна. Непросто было оценить, случилось это из-за нападения на стену или же по естественным причинам. Кеннет вышел сквозь дыру и, стоя перед стеной, размышлял. Выломанные бревна исчезли, а обломки не носили следов ударов топором или огня. Зато огонь оставил шрамы на палубе в десятке мест по всей ее длине. Пятна черноты на черном дереве были едва-едва заметны, но дыры, выгрызенные жаром, не оставляли никаких сомнений. Это укрепление штурмовали и обороняли. Яростно и с большим напряжением сил.

Лейтенант осмотрелся — впереди, до самого замка, встающего на корме, лежало свободное пространство шириной в триста ярдов. Оттуда убрали все, что загораживало обстрел: дома, мачты, такелаж:. Это была история войны, может — братоубийственной, внутри экипажа, а может — история вторжения и отчаянной обороны корабля. Но в таком случае с какой стороны шла атака? Захватили ли нападавшие срединную часть корабля и укрепились здесь, или же тут оборонялись остатки экипажа — от тех, кто занял корму?

— Вы смотрели внизу? — спросил он Велергорфа. — Забаррикадированы ли коридоры под палубой?

— Я послал туда Крыс, господин лейтенант. Говорят, что все проходы, которые они нашли, заперты. Накрепко. Приказать им проверить остальные?

Это было соблазнительно.

— Нет. Сейчас идем дальше. Как думаешь, Вархенн… доведись тебе оборонять такую большую палубу… ты бы оставил на ней несколько ловушек? Замаскированных дыр?

Десятник кивнул.

— Страхующий строй? С веревками?

— Только те, которые пойдут первыми. А пойдет четвертая с собаками и Крысы. Остальные — в строю. Щит под руку, стрелки — в готовности. Борехед!

Двое солдат подошли, неся шамана. Покрытое татуировками, украшенное торчащими клыками лицо кривилось в гневе.

— Я не твой пес, человек.

— Но мои люди — твои ноги, ахер. И пока что это так, я хочу говорить с тобой по первому моему слову. Ты чувствуешь что-то? Силу? Старые или новые чары? Гребаную магию, которая может помешать нашим планам?

Колдун прикрыл глаза. Кеннет уловил взгляд Фенло Нура. Нет, покачал десятник головой, шаман не освобождал духов.

— Не обманывай меня. Я сумею узнать, когда ты притворяешься. Давай сделаем вид, что сейчас и правда плохо.

Черные глаза открылись, в них пылал огонь.

— Хорошо. — Шепот Борехеда был низким, словно рычанье медведя. — Если хочешь. Под твою ответственность.

Нур вдруг покачнулся, глаза его почти вылезли из орбит, когда он с приоткрытым ртом таращился в пространство над головой ахерского колдуна. Кеннет неожиданно почувствовал на языке привкус гнилого мяса, его глаза ощутили жар и наполнились слезами.

Моива Самрех тихо крикнула, и в этот момент словно морозное дыхание продуло всех навылет, а Нур перегнулся и принялся блевать, грязно ругаясь между спазмами.

Кеннет не отводил взгляда от шамана. Глаза Борехеда убежали под череп, только белки раз за разом взблескивали под веками.

— Уб… убьем его, господин лейтенант… — Фенло Нур выпрямился, с трудом переводя дыхание. По подбородку его тек ручеек слюны. — То, что из него вышло… Сетрен… если у него больше таких духов, то он мог бы отпинать и большого боевого мага.

— Никаких убийств без приказа, десятник. Это Мясник Борехед, и мы знаем, что он умеет. Вытрись, а то нас всех будет тошнить. И с какого это времени ты почитатель Быка?

— Я не… мой отец был…

Борехед, казалось, погружался в сон.

— Хватит, десятник. Подождем, что он скажет. Потом — идем на корму и…

Вой, что вырвался изо рта шамана, не напоминал ничего, что могла бы издать глотка смертного. Будто сотня умирающих собак, котов, волков пытались одновременно подать голос, но что-то сильное, нечеловеческое придавило их глотки к земле. Словно живьем обдирали кожу с тысяч живых существ. Борехед выгибался так, что почти сорвал пояса, которыми он был привязан, заплакал голосом малого ребенка и обмяк.

Кеннет шагнул к шаману, нащупал пульс на его шее. Тот бился под его пальцами, как сердце маленькой, испуганной зверушки, но голова ахера бессильно перекатывалась со стороны в сторону, открывая расположенный за ухом и окруженный татуировкой шрам, который выглядел так, словно в него кто-то воткнул крючок и теперь тянул за него.

Лейтенант прикрыл глаза, сражаясь с желанием грязно выругаться. Не сейчас. Не когда солдаты смотрят и надеются, что командир уверит их, что все в порядке. Отдаст осмысленный приказ и вообще.

— Hyp!

— Слушаюсь.

Похоже, Фенло обучался. Потому что «слушаюсь» было именно тем, что Кеннет хотел сейчас услышать.

— Видишь это? — Он указал на набрякший шрам. — Ахерские шаманы так приковывают духов к своим телам. Это — связь с духом, которого он послал?

Нур скривился, словно снова собирался сблевать.

— Так точно. Толщиной в палец. Словно смотришь на кишку, вынутую из живота.

— Давай без подробностей. Сумеешь пойти за ним?

Десятник кивнул.

— Вы хотите встретиться с тем, что поймало духа? Этого духа?

— Да. Мы тут не первый день, но впервые кто-то решил обратить на нас внимание. А потому мы отправимся за этой… кишкой. Найдем этого не пойми кого и поговорим.

Кеннет развернулся к остальной роте.

— Строиться! Мы идем на корму. Сперва Берф с собаками и Крысы. Берф, свяжитесь веревками. Олаг — вы тоже. За вами я, потом остальные десятки по номерам. Идем вдоль правого борта, один фланг будет прикрыт. Оружие под рукой, щиты — наготове.

Он глянул на Борехеда. Шаман выглядел хуже, чем когда они его нашли. Что ж. Все равно придется его нести.

— Вперед!

Глава 19

Женщина в дверях была высокой и худощавой. Деана обычно видела ее в белых, обшитых золотой каймой одеждах, но сейчас Авелонея Длинный Палец облачилась в светло-синее, ярко-зеленое и алое, вышитое цветами, разноцветными птицами и животными. Ее платье напоминало цветущий, пульсирующий жизнью луг. К тому же — кроваво-красные губы, глаза, обведенные черной тушью, веки, тяжелые от теней.

Деана скривилась и, зная, что девушка не увидит ее гримасы, позволила себе ироничный тон:

— Когда я в последний раз обращала твое внимание на то, что белизна Библиотеки слишком бросается в глаза, не думала, что ты выберешь одежды…

— Лакхары?

— Мне не известно это слово.

Смуглая библиотекарь пожала плечами.

— А я не знаю, как иссарам называют проституток. — Последнее слово она произнесла на меекхе. — У вас вообще есть такое слово?

Они использовали к’иссари. Библиотекарь сама попросила об этом, воспринимая подобные разговоры как возможность отшлифовать произношение, а Деана не имела ничего против. Хорошо было поговорить на родном языке, особенно когда оказалось, что три иссарские воительницы, нанятые как охранницы и учительницы искусству самообороны в Доме Женщин, слишком серьезно воспринимают свои обязанности, а потому встречаются с ней куда реже, чем она бы предпочла. А кроме того, много дел, которые она обговаривала с Авелоней, должны были остаться между ними.

Она жестом пригласила женщину к столу, где соблазнительно расположились миски с фруктами, пирожными, закусками и несколько графинов с вином.

— Нет, — ответила. — Не в том смысле, в каком его используют в других странах. До женитьбы женщина может иметь столько любовников, сколько пожелает, но большинство не слишком злоупотребляют этой привилегией. У нас важен закон… грязных языков. Если станут говорить, что она, хм… легкомысленна, ни один мужчина не сплетет для нее брачного пояса. А потому и идея зарабатывать тем, что разводишь ноги, довольно глупа.

— Отчего же?

— Оттого что в любой афраагре хватает свободы, если речь о таких делах. Никто не заплатит за то, что может получить даром. Или почти даром. И наверняка не столько, чтобы ты смогла с этого выжить. Говорю о д’яхиррах, конечно, поскольку разные племена подходят к такому по-разному, но ни в одном нет женщин, которые живут с телесных наслаждений. В этом нет смысла. Да и семья такого не допустит. Садись, угощайся.

Они сели. Авелонея налила себе вина, смочила губы, а ее темная помада оставила след на хрустале бокала. Такие разговоры перед тем, как перейти к важным делам, были их ритуалом. Длинный Палец все время считала себя слугой Великой Библиотеки, а потому собирала знание с жадностью обезумевшего скупца, а Деана была единственной из иссарам, кто так охотно и откровенно знанием этим с ней делился.

— Вы убиваете таких женщин?

— Нет. — Деана иронично рассмеялась. — Ты продолжаешь видеть в нас грубых варваров? Есть же и другие методы. Впрочем, у нас… знаешь, я как раз подумала об этом: обычно у нас куда больше женщин, чем мужчин. Парни отправляются за своими приключениями, зарабатывать золото наемными мечами, проводя караваны пустынями, сражаясь с другими племенами. Девушки тоже могут, но, во-первых, купцы охотней нанимают мужчин, а во-вторых, большинство из нас просто не хочет этого. Нас не тянет в сражения и доказывать всем вокруг, что у нас есть яйца. Мы чаще остаемся дома, а потому нередко на одного мужчину в афраагре приходится по две женщины. Нужно совсем мало, чтобы получить благоволение хотя бы одной из них. А вот если девушка слишком полюбит такие развлечения и подарки от своих партнеров, семья закроет ее на несколько месяцев в доме, над пяльцами или при жернове, чтобы она слегка пришла в себя. Потому у нас нет такого слова… как там ты сказала?

— Аакхара. Это больше, чем просто портовая девка, но меньше, чем роскошная содержанка. В последнее время они часто наведываются во дворец.

Деана забарабанила пальцами по хрусталю, налила себе легкого вина, разведенного водой с медом.

— Прикрой глаза, — приказала она.

Библиотекарь зажмурилась. Деана отвела в сторону экхаар, сделала несколько глотков, внимательно следя за лицом женщины. Это был олумней — ритуал доверия, который она позволяла себе только с тремя людьми. С Варалой, Сухи и Авелонеей. Ни с кем больше, даже с Самием, ведь дети бывают безрассудны. Для иссарам это нечто очень интимное и личное. Я открою лицо, доверяя, что вы закроете зерцала своей души и не попытаетесь украсть моей. Библиотекарь до сих пор казалась потрясенной и глубоко впечатленной этим доверием.

Деана отставила бокал и снова закрыла лицо. Ей нужны были эти несколько минут, чтобы присвоить новое знание и перековать его на собственные вопросы.

— Все. Отчего лакхары начали проведывать дворец?

— Потому что Дом Женщин стал почти недоступен для мужчин. Кроме того, ты освободила и отправила прочь всех рабынь, а это они обычно утоляли жажду слуг и дворцовых стражников.

— Чудное название для изнасилования. И первая причина, по которой я их отослала. Мужчины слишком много болтают до и после. А вторая — я не доверяю никому с ошейником, даже «атласной». Так говоришь, что раньше тут цвели, гм, «романы»?

— Естественно. И много. Не только рабыни работают во дворце, верно? Молодая служанка легко может потерять голову из-за дворянина. Или притворяться, что потеряла, за несколько красивых безделушек и шелковое платье. Но сейчас Варала превратила комнаты женщин в крепости. А мужчины… те, кто побогаче, имеют собственных наложниц во дворце или за его стенами, кто победнее — ходит в город или порт, но те, кто между ними, ищут себе общество на вторую половину дня, вечер и ночь. В такой одежде, — Авелонея взмахнула пестрыми рукавами и призывно выпятила грудь, — я куда менее бросаюсь в глаза, чем в библиотекарском белом. Во дворце снова людно, хотя, Деана д’Кллеан, ты наверняка знаешь об этом и сама.

Она знала. Дворец сделался людным удивительно быстро, хотя совсем немного людей сопровождало Лавенереса в его странствии к Оку, где его должны были зарезать в пародии на поединок. Однако Деана, вернувшись в свои комнаты, обнаружила, что нельзя управлять таким большим и богатым княжеством без армии слуг, чиновников, советников, мажордомов и конюших. К счастью, одним из тех, кто сохранил верность династии, оказался Эвикиат, Великий Кохир двора. Деана и Сухи развязали ему руки в его начинаниях — в те безумные дни сразу после резни на храмовой площади, а он быстро и умело раскрутил машину управления, избавившись при случае от многих своих врагов во дворце. Но новые чиновники, которых он принял на место отправленных прочь, быстро выросли в неисчислимые ряды бюрократии.

Деана тяжело вздохнула, привлекая к себе внимательный взгляд сидящей напротив библиотекаря.

— Снова проблемы?

Вопрос был глупым, оттого она лишь пожала плечами.

Проблемы? Ее жизнь состояла не из проблем — из серии бесконечных стычек. Порой триумфальных, чаще же таких, результата которых она не понимала и сама. Ежедневно как Госпожа Пламени она подписывала десятки бумаг, декретов и документов, которые подсовывал ей Эвикиат. Порой даже не понимала, что подписывает, поскольку составлены те были на Языке Огня, а его она не слишком-то хорошо знала. Но кроме князя она была единственной персоной, которая могла войти в Око, ее подпись имела вес. Новые законы — военное положение во всем княжестве, уменьшение привилегий городских советов, подати и налоги… Великий Кохир сперва объяснял Деане, что он ей подсовывает и отчего необходимо издать новые декреты, но в последнее время у нее не было ни времени, ни желания выслушивать эти доклады. Она просто подписывала.

Она доверяла негоднику по одной простой причине — он выказал безусловную верность княжескому роду, а это значило, что, пока жив Лавенерес, Эвикиат станет действовать во благо Коноверина. К тому же его верность по странной, выкрученной логике местных, касалась и ее, и ребенка, которого Деана носила.

И этого должно было хватить.

В конце концов, у нее ведь имелись и успехи. Дворец работал все лучше, княжеская армия собиралась под городом, рабы или сбежали, или, скованные страхом, не смели даже дышать. Посольства из соседних стран убеждали ее в лояльности и в полной поддержке Пламени Агара. Правда, за этими словами не шли ни деньги, ни войска в помощь, но по крайней мере большая часть окрестных владык, казалось, признавали ее положение.

Иссарские воительницы, которых она наняла, ежедневно учили девушек из Дома Женщин основам обращения с оружием. Естественно, речь шла о банальнейших вещах: как держать саблю, как замахиваться для удара от запястья, а как — от локтя и как носить оружие так, чтобы оно не угрожало тебе самой. Расх вела обязательный час тренировок утром и два — вечером. А занятия эти сопровождались болью и кровью, слезами и синяками. Но еще и диким каким-то упорством.

Но важнейшие изменения воительница постарше ввела в самом Доме Женщин.

Ознакомившись с расположением комнат, беседок и садов в этой части дворца, она начала действовать. Некоторые переходы были наглухо закрыты, около других — поставлена стража, дорога к комнатам Лавенереса стала настолько длинной, извилистой и запутанной, что легко было на ней потеряться. К тому же каждые два-три дня она менялась, разблокировались одни переходы и закрывались те, что существовали ранее. Деане уже пару раз пришлось просить, чтобы кто-то указал ей путь к князю. Но она не протестовала и не жаловалась. В конце концов, для этого она и наняла Расх и’Ванну.

Малые успехи, мелкие победы и гигантская куча проблем, чье решение вызывало к жизни новые неудобства.

Авелонея всматривалась в завесу на лице Деаны, ожидая, похоже, ответа.

— Проблемы? — повторила она вопрос.

Деана снова пожала плечами.

— У нас говорят: «Будь внимателен, когда пинаешь камень на горной тропе: можешь вызвать лавину».

Библиотекарь прикрыла глаза, повторяя шепотом ее слова. Еще одна пословица иссарам, еще один медяк в сокровищницу Великой Библиотеки.

И еще одна истина, которая беспокоила Деану вот уже много дней.

Сила, которая была в ее руках как Пламени Агара, Благословенной Оком, Госпожи Углей, представляла собой странную смесь абсолютной власти и непрестанных уступок и подчинения местным обычаям. А они оказались в сто раз сложнее, чем ей казалось.

Например, предатели-жрецы, которые явно поддержали Обрара из Камбехии. Естественно, она избавилась от всей верхушки Храма Огня, живописно, приказав втолкнуть их в Око, — и тысячная толпа ревела от восторга, когда перепуганные мужчины превращались в пепел. Однако это было временным и, как оказалось, ошибочным решением. Потому что — о чем она не знала, отдавая эти приказы, — пустоту, оставшуюся после тех людей, нельзя было заполнить абы кем. Камень Пепла, Темная Искра, Ледяное Пламя, Меч Углей, Рука Милости, Огонек-во-Тьме… Эти титулы жрецов Агара мог раздавать и закреплять за людьми только первый среди них — Дитя Огня. То есть Лавенерес, который все еще лежал без сознания. В результате уже два месяца Храм не мог выбрать новых иерархов и не проводил настоящих служб, потому что некому было это делать. А чтобы святейший город Дальнего Юга оказался под управлением монаха какого-то малого храма — о таком и помыслить невозможно.

Тем временем Храмы Агара из других княжеств дюжинами слали в Коноверин послов с предложениями «помощи», «поддержки» и «советов». Да. Принять опеку над Оком — это было то, о чем мечтал каждый сволочь-святоша на всем Дальнем Юге. И, естественно, все громче звучала мысль, что успехи бунтующих рабов обусловлены тем, что Владыка Огня недоволен. Словно не помнили, что армия рабов успешно продвигалась вперед и до того, как иерархи сгорели в Оке.

— Прикрой глаза.

Деана налила себе еще немного вина. Напиток был слабым, разведенным так, что опьянеть невозможно. Больше облеплял язык кислой сладостью, чем позволял почувствовать хотя бы малый шум в голове. Это была одна из тех вещей, которые подсказывали ей, что даже власть Пламени Агара в чем-то ограничена. Варала не позволяла ей пить ничего более крепкого.

Ради блага ребенка.

Деана заслонила лицо.

— Все.

Ее сжатые кулаки притянули удивленный взгляд Авелонеи. Нет, не удивленный. Скорее, полный понимания и сочувствия. Деана не знала, радует ее это или раздражает.

— Как ситуация в городе?

— Напряженная. Люди пытаются продавать своих рабов, но… — Библиотекарь развела руками в жесте беспомощности.

— Нет покупателей?

— Нет.

Конечно же.

Хотя во дворце все притворялись, что в Коноверине все хорошо, княжество шаталось. Проклятие, да весь Дальний Юг шатался. Бунт невольников сотряс его сильнее, чем можно было думать. Плантации и рудники горели, а без шелка, хлопка, специй и руды мастерские переставали работать, плавильни — давать металл, у купцов встала торговля.

Эвикиат раз в несколько дней приносил ей список новых опустошений, совершенных в регионах рабами, вместе с ожидаемыми потерями для казны. Казны, у которой, как оказалось, было дно, потому что новые налоги покрывали едва треть потерянных доходов. Не помогало и то, что обычно с докладами приходили просьбы о помощи от городов, местечек и даже отдельных плантаций. Деана отвечала всегда одинаково: закрыть ворота, поставить людей на стены или убегать в ближайший большой город, где есть то и другое. Она не разделит Роды Войны на малые отряды, которые исчезнут в схватках с врагом — того всегда будет больше, и он окажется куда более отчаянным. А драться рабы умели.

Схватка под Помве была финалом целой серии позорно проигранных битв, которые давали бунтовщикам оружие, позволяли им развязывать войну и, что хуже, поднимали их дух. К тому же передвижения рабской армии, ее численность, планы и цели все еще оставались неясными. А она металась, раздираемая противоречивыми чувствами. Должна ли она, Деана д’Кллеан, дочь меекханской аристократки, верящая, как и рабы, в Великую Матерь, стать причиной резни взбунтовавшихся меекханских рабов, ее братьев по вере? Она могла быть Пламенем Агара, но пусть Владыка Огня не рассчитывает, что она сделается его огненным мечом, выжигающим бунт под корень. Даже если бы у нее хватило сил это сделать.

Восстание. Чтобы покончить с ним, ей требовалась армия, потому что с людьми вроде Кровавого Кахелле невозможно вести переговоры без оружия под рукой.

А эта армия… Соловьи и Буйволы составляли ее костяк и сейчас — после потерь, что они понесли в первые дни восстания и братоубийственных боев, — насчитывали неполных четырнадцать тысяч человек. И то только потому, что в отряды влили старших Телят и Слетков и дополнили их ветеранами. Деана все еще собирала солдат со всей страны в одно место, чтобы они не истекли кровью в бессмысленных схватках, — оттого только под ее рукой и была хотя бы такая сила. Правда, ей не хватало опытных командиров, потому что большая часть старых кадров сидела в подземельях или пряталась, но молодые офицеры, иногда только вчера повышенные по службе, делали, что могли. Этого могло не хватить, потому что, хотя и удавалось удерживать дисциплину и боеспособность отрядов, мало кто из них когда-либо командовал группой большей, чем сто-двести человек.

До сегодняшнего момента в этой армии были только два офицера, чьему опыту она могла доверять достаточно, чтобы поставить их командовать отрядами побольше.

Коссе Олювер, самый старший из офицеров Буйволов, что пережили чистку, в подвале не оказался, пожалуй, только потому, что во время резни у Храма и сражений после находился за городом. Этот сорокалетний туранх командовал восемью сотнями тяжелой пехоты в Крепости Четырех Княжеств, в месте, где встречались границы Коноверина, Камбехии, Северной Гегхии и Вахези. А когда пришел приказ, что он должен оставить замок и отступить в столицу, он сделал это, проведя по дороге дюжину схваток и не позволив ни задержать себя, ни разбить.

И добрался до Коноверина, приведя с собой пять тысяч беженцев и еще четыре сотни солдат, подобранных на дорогах. Неплохо, учитывая, что восставшие уже тогда были в силах разбивать отряды вдвое сильнее, чем у Олювера.

Но на решение Деаны доверять ему повлияло то, что он сделал, прежде чем ушел из Крепости. Он посвятил три дня тому, чтобы раскопать ров, свалить стену, уничтожить цистерны с водой, а замок сжечь. Безо всякого приказа он сровнял с землей одну из главных крепостей княжества. На вопрос, зачем он так поступил, только пожал плечами и сказал: «Если хочешь меня наказать, сделай это, госпожа, но Камбехия многие годы мечтала захватить этот замок. По крайней мере, нам не придется, когда покончим с бунтовщиками, его отвоевывать. Так было нужно». Деана тогда посчитала, что не может потерять кого-то, кто делает что нужно когда это нужно, а потому назначила Коссе командиром пехоты. Или же аф’гемидом Буйволов.

Он этому не обрадовался и не залился слезами благодарности, только развернулся и отправился в лагерь под городом.

Но с того времени Буйволы тренировались день и ночь. А их лагерь превратился в форт, окруженный двумя рядами стен, откуда солдаты выходили только в строгом порядке, отрядами на мучительные тренировки.

Новым же аф’гемидом Соловьев сделался Вуар Сампоре, один из солдат, которые защищали Деану, когда та вышла из Ока. Высокий, с оливковой кожей, но светлыми глазами и волосами — наследие нескольких поколений рабов, происходивших из разных сторон света, — он двигался с легкостью не просто с малых лет натаскиваемого на битвы воина, но того, кто для этих битв родился. Именно он первым среди офицеров Дома Соловья принес ей присягу и повел солдат на штурм ахире своих братьев, когда там заперлась группка высшего начальства Рода со старым аф’гемидом во главе.

Ни один из изменников не вышел оттуда живым.

А у Соловьев теперь был новый вождь.

Деана не любила его за нахальную самоуверенность и взгляды, которые он на нее бросал, когда думал, что она не видит. Был в них голод вдруг проснувшихся амбиций. Такие люди могли стать опасны, когда начинали понимать собственную силу и чужую слабость, но Сухи и Эвикиат утверждали, что Вуар — ветеран сражений с пустынными племенами, где ему приходилось командовать и парой тысяч конницы за раз. А ей был необходим хороший командир кавалерии, особенно учитывая то, что — как доносили ее шпионы — у бунтовщиков с конницей обстояло плохо.

И, по крайней мере, оба они бегло говорили на меекхе, что очень облегчало общение. Суанари Деаны все еще хромал.

Быстрые отряды конных Соловьев, вооруженных луками и пиками, и каменные шеренги тяжеловооруженных Буйволов — это была главная сила коноверинской армии. Деана знала, что если дойдет до битвы, она сумеет на них положиться.

Но остальные… Вторую половину ее войск составляли нуавахи — легкая пехота, пращники, метатели дротиков и лучники, в задачу которых входило прикрывать от атак вражеских стрелков отряд в более чем сто пятьдесят боевых слонов. Также в армии были отряды, оплаченные богатыми аристократическими родами, ремесленными и купеческими гильдиями, состоявшие из пехотинцев и всадников, которых нанимали где придется. Сухи говорил об этих солдатах не иначе, как «вонючее отребье», и, сказать честно, он, несомненно, был прав. Степенью взаимного неприятия и демонстративным презрением друг к другу они мало отличались от дворцовой камарильи. Может, наемники и были неплохо вооружены, но они оставались недисциплинированы, плохо обучены и, что хуже всего, не доверяли друг другу.

Нуавахи заперлись в гигантском лагере вместе со слонами и отказывались даже от совместных тренировок. Слоны, как довольно грубо сообщили ей тогда, оружие мощное, словно кистень, а для неумелого воина столь же опасное. На две битвы, выигранные благодаря им, выпадает одна проигранная, что случается, когда слоны впадают в панику и топчут собственные войска. Раньше только несколько животных, которые готовились к битве, принимали участие в бою. А потому нуавахи приучали их носить доспехи и клинки, надеваемые на бивни, атаковать ряды манекенов, имитирующих вражескую пехоту, валить, давить и стаптывать противника. Но занимались этим они сами, утверждая, что пока что еще рано присоединять колоссов к остальной армии.

А наемники пили, играли в кости и провоцировали всех вокруг на драки. Не хватало офицеров, которые сумели бы контролировать эту банду. Обычно, когда княжество готовилось к войне, Тростники, Соловьи и Буйволы давали командиров для наемных отрядов. Теперь у них не было этой возможности.

Ну и не хватало главнокомандующего. Обычно именно князь вставал во главе войск и вел их на врага, но Лавенерес… Деана забарабанила пальцами по столу. Снова Лавенерес… Отравитель утверждал, что уже дал ему все возможные средства, какие только знал, чтобы вернуть князя в мир живых. Или, по крайней мере, в мир пребывающих в сознании.

И когда говорил это, в глазах его было почти обвинение…

А ей придется именно с такой армией — разделенной, конфликтующей и лишенной предводителя — выйти против взбунтовавшихся рабов. Она, по совету Сухи, проделала уже некоторые приготовления, чтобы двинуться на запад, все еще молясь Баэльта’Матран, чтобы этого никогда не случилось. В такой войне, независимо от того, выиграет Деана или проиграет, она загрязнит свою душу так, что даже милосердия Великой Матери не хватит, чтобы ее очистить.

Слухи говорили, что армия Кровавого Кахелле насчитывает более ста тысяч человек и со дня на день растет в силах.

Что Деана сделает, если бунтовщики захотят ударить по столице и смести Белый Коноверин с лица земли?

Черные глаза Авелонеи Длинный Палец блуждали по ее экхаару, рукам, ладоням. Библиотекарь молчала, за что Деана была ей благодарна. Она не нуждалась в очередной порции хороших советов, претензий или пожеланий.

К тому же они потеряли Род Тростника, который однозначно стакнулся с Обраром. Теперь им требовалось чем-то заполнить эту пустоту. Впрочем, это была одна из причин, почему восстание случилось настолько внезапно и достигло такого успеха: главным заданием Тростников прежде был контроль настроений среди рабов, ликвидация потенциальных предводителей, превентивный удар в сердце бунта. Без Рода Войны восстание распространилось, словно пожар в сухом лесу. К тому же Тростники имели своих агентов в заграничных княжествах, и после их ухода Белый Коноверин сделался слеп и глух к тому, что происходило за его границами.

Вариант решения этой проблемы подбросил ей Эвикиат. Была еще одна организация, имевшая контакты по всему Дальнему Югу. Отделы, соединенные в большой организм. Вот уже сотни лет действующая в области обмена и накопления информации, к тому же — официально не вмешивающаяся в конфликты. Ее нейтральность была почти легендарной, известной и повсеместно уважаемой: городские сплетники рассказывали об ученых в белых одеждах, что ходили посреди битвы, чтобы составить подробный отчет о сражении, — и никто из сражавшихся их не беспокоил.

Деана не верила в такие сказки. Но контакты Великой Библиотеки интересовали ее достаточно, чтобы присмотреться к ней. Оказалось, что ученые и правда имеют свои представительства в каждом большом городе Юга. От небольших, занимающих одну-две комнатки до гигантских, насчитывающих тысячи книг и свитков, в столицах других княжеств. К тому же Библиотека вели списки Книг Крови, Свитки Чистоты или Письмена Огня — документы, описывающие родство между отдельными родами аристократии и степени их близости, называли по-разному. На их основе принимались решения о чистоте линий крови, происходящих от самих авендери Владыки Огня. Сложные генеалогические древа, тянущиеся на много поколений назад, — узлы, порой настолько перепутанные, что без взгляда в разбросанные по всему Югу документы невозможно было установить, кто с кем и в какой степени находится в родстве, а тем самым определить иерархию среди местного дворянства.

Потому что кровь «сосудов» Агара была самым ценным сокровищем здешних княжеств. Без нее не войти в Око и встать перед лицом бога. А без информации, хранимой Библиотекой, не отобрать к оплодотворению местными князьями нужных девушек, и династия могла бы рухнуть.

Все это приводило к тому, что Великая Библиотека обладала укрытой в тени силой, силой незримой, но грозной, словно шелковый платок, внезапно затянутый на горле.

Если кто-то из аристократов или жрецов попытался бы задираться с учеными, документы, описывающие их линию крови, могли «затеряться», порой на несколько месяцев, порой — на много лет, что выбросило бы данную семью из общества. Никто не захотел бы связываться с дворянином, чье место в иерархии могло оказаться немногим выше позиции освобожденного раба.

К тому же у Библиотеки была собственная сеть гонцов, голубиная почта и даже, как говорили слухи, система магической связи между большими отделениями. На нее работали тысячи пишущих людей, что были научены собирать информацию и передавать ее на большие расстояния. К тому же люди эти знали языки настолько редкие, что те идеально подходили для шифрования сообщений. Как к’иссари.

Десять дней заняло у Деаны преодоление сопротивления Великой Библиотеки. Десять дней упрашиваний, просьб и попыток подкупа. Раз за разом она вызывала во дворец Канхисса из Клева, Понмерия Седого и Поэссу Ломброссе. Трое главнейших библиотекарей отказывались помогать, выказывая Деане нечто среднее между высокомерием по отношению к назойливому ребенку и раздражающим легкомыслием, порождаемое чувством их власти. Великая Библиотека была настолько важной, что даже Храм Огня на пике своей силы не осмеливался навязывать ей свою волю, а она, варварская девушка из племени северных дикарей, хочет превратить ее слуг в своих шпионов? Правда, она Пламя Агара, подчеркивали они, вошла в Око и вышла из него, не будучи потомком авендери Владыки Огня, чего не случалось никогда в истории. Ученые скрупулезно записали все это в многочисленных свитках и книгах и даже, признавая исключительность произошедшего, приказали вырезать описание ее поступка на бронзовых пластинах, что хранились в подземельях главного строения Библиотеки, чтобы сохранить память об этом на века. Но — и все. Ее власть не распространяется в стены Библиотеки. А если она попытается использовать насилие, могут оказаться