Book: Лопе де Вега. Собрание сочинений в шести томах. Том 5



Лопе де Вега. Собрание сочинений в шести томах. Том 5

Лопе де Вега

Собрание сочинений в шести томах. Том 5

УМНЫЙ У СЕБЯ ДОМА

Перевод В. БУГАЕВСКОГО


Лопе де Вега. Собрание сочинений в шести томах. Том 5

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Мендо.

Антона — его жена.

Санчо — его отец.

Дон Леонардо.

Донья Эльвира — его жена.

Дон Фернандо.

Дон Энрике.

Инес — служанка в доме Мендо.

Лусия — служанка в доме Мендо.

Ториндо — слуга в доме Мендо.

Леонора — служанка в доме дона Леонардо.

Слуга в доме дона Леонардо.

Мондрагон — слуга дона Фернандо.

Лисено, Эргасто, Хилоте — пастухи.

Певцы и музыканты.


Действие происходит в Пласенсье и ее окрестностях.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ПАСТБИЩЕ В ГОРАХ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лисено, Эргасто, Хилоте.

Лисено

Заладил ветер до утра.

Послал же черт нам жизнь такую!

Эргасто

Приятель! Чем болтать впустую,

Ломай валежник для костра.

Как я продрог!

Хилоте

Стучит зубами!

Ишь, неженка! А говорят,

Что пастуху сам черт не брат.

Эргасто

У турок бы звенеть цепями

Тому, из-за кого в горах

Я мерзнуть принужден.

Лисено

И это

Ты говоришь в начале лета?

Эргасто

Авильская гора в снегах[1]

Навек застыла.

Лисено

Несомненно

Зима, которую подчас

Клянут в долинах, здесь для нас

Была б весной благословенной.

Хилоте

Все это так, но мне меж тем

Прискучило ворчать и злиться.

Лисено

Эх, глянуть бы хоть раз на лица

Тех сочинителей поэм,

Что жизнь пастушью воспевают!

У них все травка — что ни стих —

Да ручейки.

Хилоте

Амур[2] иных

Истомой летней одаряет

И в стужу, а другим весна

Лишь снится. К ним она в постели

И не заглянет.

Лисено

Неужели

Любовь к богатству льнет?

Хилоте

Она

Услада тех, кто от безделья

И вечной праздности устал.

Лисено

Вот всадник промелькнул у скал,

Поднявшихся за старой елью.

Эргасто

Уж не хозяин ли? Вглядись,

Лисено…

Хилоте

Тут по крайней мере

С полмили. Брось! Я не поверю,

Что зорче видит он, чем рысь.

Лисено

Бьюсь об заклад, что это скачет

Наш Мендо на своей гнедой.

Эргасто

Вот пес его сторожевой.

Лисено

Кобыла ржет.

Эргасто

Узнала, значит,

То пастбище, где с жеребцом

Резвилась.

Хилоте

Продан он соседу,

Ученому законоведу;

Пора ей позабыть о нем.

Эргасто

Зовет! Вот если б так же звали

Красавицы дружков своих —

Властителей потех ночных!

Хилоте

Поверь, зовут, и уж едва ли

Сильней воинственный свой пыл

Конь Сида проявлял,[3] завидя

Доспехов блеск, хоть в нем и Сиде

Один и тот же пламень жил.

Мендо

(за сценой)

Стреножь пока мою кобылу

И жди меня.

Эргасто

Своим глазам

Не верю!

Хилоте

Кто приехал к нам!

Лисено

Вот гость!

Эргасто

Вдруг счастье привалило.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Мендо.

Лисено

Наш Мендо!

Мендо

Рад вам пожелать,

Друзья, удачи и здоровья.

Хилоте

Науку, что зовут любовью,

Устал хозяин изучать,

Раз предпочел ей эту стужу

И ветер.

Мендо

Я люблю жену,

Ей верю и ее одну

Оставить не страшусь. К тому же

Ко мне дошел сторонкой слух,

Что на горе здесь рубит кто-то

Мой лес иль тешится охотой.

Тут у меня от злости дух

Перехватило. Гнев ужасный

Мной овладел. Я на гнедой,

Летящей огненной стрелой,

Сюда помчался, и… напрасно.

Ведь люди завистью полны,

И вот какой-нибудь пройдоха

Решил, что было бы неплохо

Меня от молодой жены

Отвлечь хоть ложною тревогой.

Но как над ним я посмеюсь!

Пришпорю лошадь и вернусь

Домой кратчайшею дорогой.

Хилоте

Нет, пусть красавица жена

Без мужа ночь пробудет эту.

Покрыла черную карету

Коростой ледяной луна.

Дождаться нужно вам, чтоб небо

Порозовело, расцвело

И увенчало бы чело

От сна воспрянувшего Феба,[4]

И мы отпустим вас.

Мендо

Но как

Устроюсь я?

Хилоте

Вас не обделим —

Под плащ овечьих шкур настелим.

И мягче, чем любой тюфяк,

Земля окажется нежданно.

Такому ложу на войне

Завидовать, поверьте мне,

Могли б четыре капитана.

Я умолчу уже о тех,

Кому и на шелку не спится.

Одним успела в кости впиться

Подагра; карта, как на грех,

К другим приходит в это время…

А вы уснете крепким сном,

Взамен подушки вам набьем

Холстину перьями. (Не теми,

Чьим пением скрипучим всласть

Любой писака упивался,

А теми, с коими расстался

Петух, спеша в бульон попасть.)

И ветер вас баюкать будет,

А не костяшки, что, стуча,

Прочь гонят сон от богача

И кровь его то жгут, то студят.

Вы голодны? Эргасто! Нож

Точи и выбирай козленка.

По мне вот этот, с шерстью тонкой,

Вполне для вертела хорош.

Лисено! Пламя не погасло?

Ты позаботишься о нем

И на золе иль над огнем

Застывшее растопишь масло.

Хотите пить? У нас всегда

Хранится молоко в кувшинах.

Чуть отхлебнете — и в сединах

Заиндевеет борода.

Вино без всяких церемоний

Рассадит нас вокруг костра,

А там, проспав здесь до утра,

Вернетесь вы к своей Антоне.

Мендо

Я вас порадовать хочу,

Чтоб вам не вздумалось, пожалуй,

Что скупо я иль слишком мало

За вашу преданность плачу,

Чтоб не сказали о невежде,

Что копоть от угля на нем

Чернеет до сих пор пятном

(Ведь угольщиком был я прежде,

И уголь-то отцу и мне

Принес со временем достаток),

Ответ мой будет прост и краток:

Друзья! На вашей стороне

Победа…

Хилоте

Долгий век олений

Живите!

Мендо

Слово невпопад

Ты бросил. Ведь олень рогат,

А я… Хоть чужд я опасений,

Но помню, что жену зовут

У нас в Пласенсии Прекрасной,

А эта слава так опасна,

Что лучше уж быть зорким тут.

Хилоте

Так будьте долговечней башни,

Что эти скалы сторожит;

Чем паутина, что лежит

На позабытой плугом пашне;

Чем улей, бережным трудом

От непогоды защищенный;

Чем двадцать раз во время оно

Заложенный владельцем дом;

Как плющ, что обвивает стены,

Пусть вьется ваша борода;

Как знак земельный, навсегда

Здесь врытый, стойте неизменно

И крепче будьте, чем утес,

Нет — чем гранитное корыто,

Что вытесал для домовитой

Хозяюшки каменотес.

Живите дольше (тут уж сбиться

И смолкнуть время мне велит),

Чем затянувшийся визит

Глупца назойливого длится.

Мендо

Не расплатиться мне вовек

С тобой за пожеланье это…

Но стук копыт раздался где-то

В лесу.

Хилоте

Какой-то человек

К нам скачет на коне.

Мендо

Застала

Ночная мгла его в пути.

Хилоте

Уж не желает ли найти

Ночлег охотник запоздалый?

Мендо

Он спешился, глядит вокруг…

Что этому сеньору надо?

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и дон Леонардо.

Дон Леонардо

Рад встретить вас.

Мендо

И мы вам рады.

Охотились вы?

Дон Леонардо

Да, но слуг

И с ними двух своих спаньелей

В лесу я потерял впотьмах.

Эргасто

Сосед — ученый! Он в гостях

У вас на прошлой был неделе.

Хилоте

Не тот ли, чья жена у нас

Слывет красивейшею дамой?

Мендо

Ты не ошибся, Хиль, тот самый!

И он в лесу, в столь поздний час?

Хилоте

Бродить в лесу, в законах рыться

И поклоняться красоте?

Эргасто

Не эти склонности, так те

Помогут от забот укрыться.

Хилоте

Охоту вправе мы считать

Наукой королей исконной.

Пусть ищет он в лесу законы,

Иначе где ж их отыскать?

И не тревожьтесь, что он разом

Утратил двух поводырей,—

Тут скажутся еще сильней

Их тонкое чутье и разум.

Мендо

Я, значит, вижу пред собой

Дон Леонардо?

Дон Леонардо

Да, и случай,

Заставивший под этой кручей,

Окутанной зловещей тьмой,

Меня до полночи скитаться,

Вдруг надоумил к вам свернуть,

Чтоб вы мне указали путь.

Мендо

Советую вам здесь остаться,

Чтоб снова не попасть в беду.

Метель ярится все сильнее.

Дон Леонардо

Моя Эльвира! Как же с нею

В разлуке ночь я проведу?

Мендо

И мне тоскливо без Антоны,

Моей красавицы жены,

Но там во мглу погружены

Тропинки горные и склоны,

А здесь мы, выпив молока

И сыру съев, вина нацедим,

Потом подстелят двум соседям

Овечьи шкуры под бока.

Не лучше ль так? Но не пристало

Мне спорить с мудростью самой.

Дон Леонардо

Хоть преградить мне путь домой

Ни снежной буре, ни обвалу

Не удалось бы, но сейчас

Себя остаться принуждаю,

И если так я поступаю,

То знайте: только из-за вас.

Я полон к вам такой приязни,

Что был бы рад включить вас в круг

Друзей ближайших.

Мендо

Что так вдруг?

Не кажется ль вам сообразней

Для дружбы ровню подыскать?

Ведь трудно столь различным людям,

Как вы да я, — хоть вместе будем

И есть, и пить, — друзьями стать.

Науки муж и пентюх темный,

Идальго и простой мужик —

Где общий мы найдем язык?

Нас разделяет ров огромный,

Я речь об овцах заведу,

Сеньор — о царственном величье,

Я — про свои дела мужичьи,

Вы — о взысканьях по суду.

Дон Леонардо

У жизни для всего живого

Одно предначертанье — жить!

Жизнь может сблизить и сдружить

С ученым пахаря простого.

Ведь общность жизненных путей

Приводит к дружбе настоящей.

Мендо

Ну что ж…

Дон Леонардо

Чтоб видеться почаще

Могли мы, я жене своей

Скажу, чтоб с вашей подружилась.

Мендо

Все, видно, к этому идет.

Хилоте

Козленок только вас и ждет.

Мендо

Присаживайтесь, ваша милость.

Дон Леонардо

Как быть мне? Ведь Эльвира там

Не спит в тревожном ожиданье.

Мендо

Тем будет радостней свиданье.

Хилоте

(в сторону)

Ученый лезет к мужикам!

Зачем? Ведь при твоих повадках

Похож, мне думается, ты

На тех, кто ради простоты

Чеснок ест в бархатных перчатках.

КОМНАТА В ДОМЕ МЕНДО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Санчо, Антона.

Санчо

Что? Нет из-за меня покоя?

Ворчу все время и корю.

Но ты ведь стала мне родною,

И я как твой отец с тобою,

А не как свекор говорю.

Браню тебя не за наряды,—

Все женщины обновам рады,

Тут ничего плохого нет,

Но плохо, что за этим вслед

Приходят ветренные взгляды.

Антона

Грешит на суд суровый ваш

Пристрастьем к модам ваша дочка?

Где, в чем сказалась эта блажь?

Санчо

А вот взгляни на твой корсаж

С серебряною оторочкой.

Хоть женщина, готов признаться,

Должна получше наряжаться,

И тут не скажешь ничего,

Но надо все ж соображаться

С достатком мужа своего.

Однако пряжки, так любовно

Украшенные бирюзой,

Что и средь утвари церковной

Сверкали б в праздник храмовой;

Иль вот на нитке золотой

Кораллы, что, как пламя, рдея,

Твою охватывают шею,

Иль туфли, на которых ты

Из бантов пышные кусты

Взрастила, замши не жалея,—

Совсем не для тебя!.. Пойми:

Твой муж не князь и не подеста,

Он из простого слеплен теста,

И между скромными людьми

Вы для себя ищите место.

А угольная пыль к тому ж

Так крепко въелась в наши руки,

Что хоть от злости занедужь,

Ее не смоет ни твой муж,

Ни сыновья его, ни внуки.

Тебя Прекрасной нарекла

Молва… Но будь такой же скромной

Ты, став мне дочерью приемной,

Какой в девичестве была.

Поверь: ты более мила

В крестьянском, просто сшитом платье,

В нем (таковы мои понятья)

Укрыта женщина от бед.

Так не сердись за мой совет,

Честь дочки должен охранять я.

Антона

Да хранит вас бог самих,

Добрый Санчо, хоть от желчи

Ваших въедливых советов,

Словно жимолость, увянет

Вскоре молодость моя.

Просите за все укоры

Вас простить. Но все прощают

Старикам их незаметно

Прочь умчавшиеся годы.

Кто же видел, чтобы старость,

Отягченная годами,

К легкой юности своей

Обращала бы лицо?

С кровью стынущей — ведь в ней

Гаснут жизненные соки —

И с душою, оскорбленной

Тем, что лишь объедки жизни

Доедать им остается,—

Злятся старики на всех,

Видя и не понимая,

Что готово закатиться

Солнце жизни их. Четыре

Жизненных поры подобны

Четырем животным. Вот что

Вам о них я расскажу: Человека от пяти

До одиннадцати лет

Несмышленышем, ягненком

Назову. И он проводит

Время в играх и забавах,

Прыгая, резвясь беспечно.

От четырнадцати лет

И до тридцати он схож

С благородным скакуном;

Ведь и этот — то гордится

Яркой праздничною лентой,

То по прихоти внезапной

Удила перегрызает.

В сорок — это лев, свирепей

Тех, что бродят по ущельям

Гор Албанских или рыщут

В дебрях Индии. Ваш возраст

Уж простите, что его

С отвратительным животным

Сравнивать принуждена я,—

Мне свинью напоминает.

Роется она в отбросах

Тупоносым грязным рылом,

Словно днем и ночью в них

Роет для себя могилу,

Вечно хрюкая, ворча,

Недовольная другими

И собою — оттого что

От нее малейшей пользы

Нет, покуда не вонзится

Нож в щетинистую шею.

Разве за двоих мужчин

Я, отец мой, вышла замуж?

Нет, за одного! А Мендо

Хочет, чтоб я наряжалась,

Хочет, чтоб была красивой,

Хочет, чтоб для глаз приманкой

Я была. Его ведь это

Больше радует, чем сердит.

Все от слова и до слова

Помню, что священник в церкви

Произнес, соединяя

Руку Мендо и мою:

«Днесь во славу Авраама,

Иакова и Исаака

Волею господней слиты

Ваши души воедино».

Но не помню, чтобы падре

Или те, что отвечали

На его слова, сказали,

Что отныне не должна я

Туфли с бантами носить

И запястья золотые.

Хоть с советами отца

Сын считается, не буду

Следовать им, так как мужу

Разонравиться боюсь.

Знаю: ленты и запястья

Ни прибавят, ни убавят

Добродетелей душе,

А ведь их мой муж во мне

Ценит более всего.

Но когда бы я носила

Туфли с пряжками из меди,

Иль тряпичные подвязки,

Иль чулки, как у монашек,

Или юбку, что покрышкой

Для кареты быть могла б,

И, хоть женщина я, больше

На сундук была б похожа,

То ушел бы от меня

Муж туда, где покрывает

Дорогое полотно

Тонкой выделки голландской

Кожу нежную как шелк;

Где душистой мазью щеки

Так пропитаны, что стали

Непрозрачными, как будто

Навощенная бумага,

И сквозь них не проступает

Бледность, если даже даме

В обморок упасть случится;

Где перчатки из янтарной

Замши руки облегают;

Где кокетливые челки,

Грация и хитроумье

Столь приятно раскрывают

Двойственность натуры женской.

Ради этого охотно

Муж со всем своим добром

Распростится и пинками

Из дому меня прогонит.

Знайте, свекор: чтоб мужчина

Женщину любил, ей нужно,

Чтобы тело у нее

Было мягким, словно шелк,

А душа подобна ртути.

Санчо! Вы всего превыше

Уголь цените, а я —

Золото любви, и всех

Я богаче, им владея.

Санчо

Что ж, хоть пилюлей подслащенной

Не назовешь ответ такой,

Но в нем сказался разум твой.

Да! Вышла замуж ты, Антона.

Да! Мендо стала ты женой,

И всех обдать ты вправе стужей,

Кто сунет нос в твои дела.

Ведь с той минуты, как вошла

Ты в этот дом, на плечи мужа

Забота о тебе легла.

Но тугодум, я это знаю,

Мой сын. Пытался вам отец

Помочь, обоих наставляя,

Да впору вспомнил: «Я глупец,

Коль время попусту теряю».

Вам помощь Санчо не нужна,

Тебе и мужу власть дана

Решать самим, что вам пригодней,

Но знай: хорошая жена

Дарована рукой господней.

(Уходит.)



ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Антона одна.

Антона

Невольно после слов его

Себя сомненьями источишь.

Биенье сердца моего —

Мой муж! Хочу лишь одного:

Такою быть, какой ты хочешь.

Лишь для тебя все эти ткани,

Но видишь ты: любовь мою

Тебе я также отдаю

В тот час, когда без одеяний

Я пред тобою предстаю.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Антона, Инес.

Инес

Ах! Улицу окиньте взглядом!

Под вашим, госпожа, окном

Два солнца, золотым огнем

Лучась, сверкая, мчатся рядом.

Сеньор Энрике на гнедом!

Скакун его весь в брызгах пены,

И словно лебедь он летит,

Уздой играя драгоценной.

А на буланом кто сидит?

О, дон Фернандо несравненный!

В родстве, — но не об этом речь,—

С самим епископом сеньоры.

Куда скорей к ним ваши взоры

Должна их грация привлечь,

Сама их внешность, по которой

Легко приезжих в них признать.

Так не угодно ль приказать

Вам красоте своей чудесной

Взглянуть на них и показать

Себя в знак милости небесной?

Вот вновь пришпорили коней,

И пламени поток бурливый

Растекся по груди камней.

К балкону скачут, и, ей-ей,

Копыт израненных огнива

Хотят воспламенить ваш лед

Огнем любви неодолимым.

Да, смело он игру ведет,

Грозя и жизни, что течет

В спокойствии невозмутимом.

Антона

Твои слова не соблазнят

Меня приблизиться к балкону

Взглянуть, что делает влюбленный.

Ведь нет прямей дороги в ад,

Чем брошенный случайно взгляд:

В нем обещанье разговора,

Заговоришь — и станет скоро

Сеньору мало глупых слов.

Но честь моя не вступит в споры

С лукавым говором подков.

О нет! Я лучше предпочту

На рать соблазнов ополчиться,

Цепями закую ресницы,

На ключ замкну язык во рту.

Сеньору вздумалось влюбиться?

Пусть любит своего гнедого!

Инес

Но я…

Антона

Нет!

Инес

Не скажу ни слова.

Антона

Зачем мне трели соловья?

Я квочка, и привыкла я

Лишь к пенью петуха простого.

Тяжеловесный бык сильнее

Породистого скакуна.

Надежней палка и вернее

Свирели, хоть она нежна.

Инес

Но разве, взор метнув, жена

Уже свершает преступленье?

Антона

Остерегайся искушений!

Ведь глубь таинственная глаз

Бывала, и уже не раз,

Пучиною грехопаденья.

ДОРОГА В ПЛАСЕНСЬЮ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Дон Леонардо, Мендо.

Дон Леонардо

Юношей, как я уже

Вам рассказывал, закончив

Изучение наук,

Бакалавром Саламанки

Я вернулся в дом отцовский.

Люди в молодости склонны

К думам о любви. И вскоре

Ваш слуга был восхищен

Благородной красотою

И любезностью Эльвиры.

После множества прогулок

Под ее балконом, — их

Уподобил бы я танцу

С тысячами поворотов,

Прихотливых и внезапных,

Как сама любовь, — Эльвира

О моих узнала чувствах

И глазами подтвердила,

Что не прочь их поощрить.

Ей послания в стихах

Я писал. И хоть природа,

Говорят, творец бумаги,

Но стихи творит любовь!

Сквозь оконную решетку

По ночам мы говорили,

Коль ущербная луна

Нам потворствовала. Вскоре

В доме мы уже могли

Тайные вести беседы

До тех пор, пока не стала

Явною любовь, приняв

Облик слова. Ведь не может

Жар ее незримым долго

Оставаться, так же как

Яд в душе, огнем палимой.

Тут в Пласенсии о нас

Стали плохо говорить,—

Ведь любовь такое дело,

Что его все люди любят

Обсуждать и осуждать.

Мой отец хотел воздвигнуть

Замок счастья для меня,

Под замком добро свое

Все ж решив держать. Однако,

Видя, что огорчены

Этим родственники наши

(Ведь чужими-то глазами

На беду легко смотреть),

Счел намеренья мои

Нужным мой отец одобрить,

Выделил мне часть сыновью

Достоянья родового

И способствовал устройству

Брака моего с Эльвирой,

Так что весело и пышно.

Мы отпраздновали свадьбу.

Мендо

В счастье жить вам!.. Но с любви

И с ее начала должен

Я начать и свой рассказ.

Дон Леонардо

Буду рад его услышать.

Мендо

Мой отец, что ныне занят

Лишь домашними делами,

Здесь, в горах, еще недавно…

(Но, быть может, не пристало

О столь низменных предметах

Толковать с ученым мужем?

Это ведь ничуть не лучше,

Чем на холст иль на рогожу

Нашивать парчу. Но, впрочем,

Чтобы время скоротать,

Можно ведь о чем угодно

Посудачить. Так что вы,

Даже будучи идальго

И законоведом, все же

Можете хоть малость скрасить

Скуку, слушая такого

Неуча, как ваш попутчик.)

Ну так вот, отец мой, Санчо,

Здесь в горах рубил деревья,

Сваливал потом их в яму

И сжигал, землей засыпав.

Я ж в корзинах, что сплетали

Мы из крепких прутьев ивы,

Уголь, выкопанный нами,

В город относил. Богатство

Этим способом нажив,

Мой отец в деревне нашей

Важным человеком стал.

В это время завелось

У меня знакомство в доме

Земледельца одного.

Это был отец Антоны.

Как-то в полдень я к нему

Заглянул и дочь его

Посреди двора увидел.

В каменной лохани, взбив

Пену мыльную, она

Простыни в тот час стирала.

Как ее изобразить мне?

Рукава рубахи белой

Закатав, Антона руки

Обнажила, и они,

Мраморные у запястий,

Утолщались постепенно,

Так что мог бы их сравнить

Со свечами, что из воска

Золотистого отлиты.

Пряди шелковых волос

Сетка стягивала туго.

Из-под узелков ее,

Где серебряные нити

С черными переплетались,

Выбегали две косы,

Золоту которых солнце

Позавидовать могло бы,

А сиянью глаз — все звезды.

Ожерелье обвивало

Шею, и она была

Перламутровой, как будто

Жемчуг здесь-то и родился.

Из-под рук Антоны брызги

Вылетали, и, хоть это

Лишь снежинки были, мне

Стрелами они казались.

Не подумал бы я сам,

Да и от других не слышал,

Что любовь стрелой из мыла

Может ранить человека

Сильного душой и телом.

Смахивая брызги пены,

Я сказал прекрасной прачке:

«Лучше бы ты убрала

Свой прозрачный лук, который

Снежною разит стрелою».

Заалевшись от смущенья,

Подняла глаза Антона.

Но, измазанные сажей

Щеки увидав, она

Усмехнулась: «Я слыхала,

Что любовь теперь в Гвинее

Поселилась. Так, должно быть,

Вы приехали оттуда,

Если взмылки показаться

Вам снежинками могли».

Вспыхнула моя душа!

И от нежных переливов

Голоса ее во мне

Так все сжалось, что и сьерру

Позабыл я. И уж после

Я, отмыв лицо, надел

Новый плащ, жилет и куртку

И короткие штаны.

Заодно купил и шляпу,

И в узорчатой сорочке,

Грудь которой украшали

Двадцать золотых шнуров,

Я два воскресенья в церкви

Не сводил с Антоны глаз.

А ко дню святого Хуана

Под окном ее цветник

Я взрастил и вывел охрой:

«Госпоже моей от Мендо».

Кровь во мне кипит, когда

Вспоминаю этот праздник,

На котором мы плясали,

На котором ей свои

Кастаньеты отдал я.

(Поневоле сокращаю

Свой рассказ, — уж виден город.)

Так мои страданья были

Сладостны, что я за них

Благодарен и сомненьям,

Разжигавшим их. К согласью

Мы пришли с отцом Антоны.

Наша свадьба началась

Празднеством, но мне оно

Горькой мукой показалось,

Так как не было, пожалуй,

Дня столь длинного и ночи

Столь короткой. Впрочем, я

И не спал в ту ночь. Бесчестье

На себя бы я навлек,

Если б вздумалось уснуть мне.

А когда заря явилась,

Жгучей завистью полна

К дивной красоте Антоны,

Я в раю из роз и лилий

Самого себя увидел.

Уголь перестал отец мой

Обжигать. Смерть унесла

И отца и мать Антоны.

За беду считать ли это?

Вам судить. Пошла иначе

Жизнь и у меня. Достаток

Мой велик: землей владею

И стада держу. Ни в чем

Не нуждаюсь я, однако

Мало этого мне, так как

Не могу моей Антоне

Королевства подарить.

Все ж то золото и ткани,

Что еще не преподнес ей,

Возмещаю я словами

Ласковыми и вниманьем —

Драгоценностями каждой

Честной любящей жены.

Дон Леонардо

Приятно, Мендо, было мне

Узнать, что мы во многом схожи.

Любви и ваше сердце тоже

С моим подвластно наравне.

Не правы вы, себя считая

Неровней мне. Верней всего

Людей сдружает душ сродство.

Мендо

И я, сеньор, так полагаю.

Дон Леонардо

Но в дружбе человек порой

И пользу для себя находит.

Поверьте: вас облагородит

Общенье частое со мной.

Отец был угольщиком, сыну

Достались земли и стада,

Так пусть сотрет с вас навсегда

Следы угля герб дворянина.

Придется только изменить

Повадки ваши и обличье.

Мендо

Но если кровь во мне мужичья,

То где ж другую мне добыть?..

Вот и мой дом. Надеюсь, вскоре

Соседа навестит сосед.

Дон Леонардо

Был данью дружбы мой совет,

И следуйте ему, не споря.

Мендо

За дружбу дружбой отплачу:

Деньгами удружу, пшеницей,

Но в кавальеро превратиться

В угоду вам я не хочу.

Родился пахарем, так, значит,

Прожить мне пахарем мой век.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Дон Леонардо один.

Дон Леонардо

(вслед уходящему)

И не заметит человек,

Как жизнь в нем все переиначит.

Антона

(в доме)

Послышался мне голос твой,

И сердце екнуло от счастья.

Дон Леонардо

Кто к своему углу пристрастье

Питает, тот для всех чужой.

А будешь жить, не замыкаясь

В своей норе, — друзей найдешь,

А так как каждый друг хорош,

Сдружиться с Мендо постараюсь.

КОМНАТА В ДОМЕ ДОНА ЛЕОНАРДО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Донья Эльвира, дон Леонардо.

Донья Эльвира

Добро пожаловать, сеньор!

Дон Леонардо

Сеньора! Как глазам отрадно

Вас видеть вновь! Мглой непроглядной

Их истомили склоны гор.

Донья Эльвира

Томили склоны их, иль склонны

Томиться вы у чьих-то ног?

Дон Леонардо

Что это? Ревности упрек?

Донья Эльвира

Заслужен он!

Дон Леонардо

Душой, плененной

Эльвирой?

Донья Эльвира

Будьте все ж добры

Сказать, где вы всю ночь томились.

Дон Леонардо

Там, где уступы громоздились

Угрюмой и крутой горы.

Хоть я и не был ночью дома,

Но нет причин искать обман

В моих словах. Ночной туман,

Расползшись, сделал незнакомой

Всю местность. Растеряв собак,

К тому ж я и с дороги сбился,

В лесу полночи прокружился

И тут, уж сам не знаю как,

Вдруг на становище пастушье

Набрел. Там у костра сидел

Сосед наш. С ним идти хотел

Домой, но для меня радушье

Людское, вой метели, мгла

Камнями стали преткновенья.

Донья Эльвира

Любовь рождает подозренья.

Я б заглушить их не могла:

Ведь с ними так она сроднилась,

Что ей без них не обойтись.

Дон Леонардо

Мы по-приятельски сошлись,

И Мендо окажу я милость.

Он честен и душою прям,

И чистой преисполнен веры.

Недолог срок — и кавальеро

Он станет, коль захочет сам.

А вы, содействуя желаньям

И замыслам моим, должны

Подругой стать его жены.

Большим владеет состояньем

Сосед, и, судя по всему,

Вельможею он будет скоро,

Но все ж для этого опорой

Хочу я послужить ему.

И было б мне весьма приятно,

Когда б соседку навестить

Решились вы. Хоть, может быть,

Ей надлежало б к даме знатной

Явиться первой, но простим

Застенчивость столь скромным людям.

Донья Эльвира

Причин выискивать не будем,

Считаю долгом я своим

Вам угождать во всем. Оказан

Мной будет дому их почет.

Дон Леонардо

Услуга дружеская ждет

Ответной. Мендо я обязан.

Ко мне, как я уже сказал,

Он подошел с душой открытой.

Донья Эльвира

Лишь от меня тут что-то скрыто.

Дон Леонардо

Чего бы друг ни пожелал,

Все сделаю без промедленья

Ему в угоду. Хоть скромней

Не сыщешь дружбы, все же в ней

Душа отыщет утешенье.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Донья Эльвира одна.

Донья Эльвира

О ревность, грешное дитя любви,

Ты, прячущая лик свой в покрывалах

Обмана, лжи, признаний запоздалых,

Бессонницей ночною оживи!

Ты — бешенство, кипящее в крови,

Ты — яд, таимый в смертоносных жалах,

Все ж истину в одеждах обветшалых

Разорванных грозою туч яви!

Зачем к сопернице ты своевластно

Влачишь меня, нашептывая мне:

«Взгляни ты на нее, она прекрасна!»?

Но я иду, как будто в страшном сне,

Чтоб руку ей с улыбкою бесстрастной

Рукою сжать, пылающей в огне.

УЛИЦА В ПЛАСЕНСЬЕ


Дон Фернандо, дон Энрике, Мондрагон.

Дон Фернандо

Где ж хоть презрительное слово,

Взгляд, хоть надменный?

Дон Энрике

Ты костру

Дай разгореться.

Дон Фернандо

Я умру

От равнодушья ледяного

Сеньоры знатной — ведь дана

Ей честь идальго быть женою.

Дон Энрике

Тут знатность ни при чем.

Дон Фернандо

Но мною

Владеет страх, что вдруг она

Епископу сочтет резонным

Пожаловаться на меня.

Дон Энрике

Тогда не горячи коня,

Гарцуя вон под тем балконом.

Дон Фернандо

Как достигается успех

В делах любовных? Некто третий

Свои закидывает сети,

Освобождая нас от всех

Тревог.

Дон Энрике

Решает сводник дело.

Дон Фернандо

Эй, Мондрагон! Как распознать,

Кто третий?

Мондрагон

Тут секрет опять:

Столь многие весьма умело

Себя за первых выдают,

Что спутаешься поневоле,

Обычно же на третьи роли,

Для первой устарев, идут.

Дон Фернандо

Не обмануть законоведа,—

Все козни видит он насквозь.

Дон Энрике

Поверь: когда бы с ним пришлось

Вести мне тяжбу, то победа

Моей была б наверняка.

Дон Фернандо

Но что труднее, чем добиться

Любви сеньоры?

Дон Энрике

Подступиться

К жене простого мужика.

Дон Фернандо

Скорее все ж мужик презренный

В силки обмана попадет,

Чем тот, кто, словно в дверь, пройдет

Сквозь бриллиантовые стены.

Дон Энрике

А не подумал ты о том,

Что тот, кто знаньями напитан,

В себе уверен, и глядит он

На всех с открытым всем лицом?

А в неуче есть что-то бычье,

Он груб, упрям, он глуп как пень,

Но легче уж набросить тень

На солнце, чем на честь мужичью.

Дон Фернандо

Коль в проницательных умах

Сомненья обитает гений,—

Как тысяча гласит суждений

Об этом в прозе и стихах,—

То можно ли питать надежду,

Что честь свою законовед

Дозволит запятнать, а свет

Догадки осенит невежду?

Дон Энрике

Ученый высоко парит.

Ведь он так мудр, так возвеличен,

Так смел!.. Он к бедам непривычен

И беззащитен от обид.

Мужик хитер. Он, как лисица,

Подвохов ждет со всех сторон.

Ему окажешь честь, и он

За честь жены уже страшится.

А шляпу снимешь перед ним,

Любезную проронишь фразу,—

Насупится он, чуя сразу,

Куда относит ветер дым.

Он мнителен, опаслив. Всюду

Подозревает он беду,

Хоть надобно иметь в виду,

Что все ж к Меркурию (тут буду

Ссылаться на свои дела)

Не расположена Киприда

И нанести ему обиды

Стремилась всюду, где могла.

Вот Марс[5] навеки из фавора

Не выйдет, и дарить нам вновь

Свою недолгую любовь

Крестьянки будут и сеньоры.

Но той, что с некоторых пор

Я верен, даже Анджелика

Уступит с радостью великой

То имя, что ей дал Медор.[6]

В соседстве с дамою твоею

Живет и божество мое,

Однако имени ее

Произнести я не посмею.

Молю я небо об одном —

Ведь божий промысел неведом,—

Чтоб Мендо стал законоведом,

А Леонардо мужиком,

Иначе счастья мне не знать.

Дон Фернандо

Мне кажется, что ты увлекся

Случайным блеском парадокса:

Ученостью пренебрегать,

Невежественности бояться

Ты вздумал? Не смеши людей!

Мондрагон

Сеньорам храбростью моей

Я дам возможность восхищаться.

Красавиц этих я для них,

Коль мне отсыпят куш приличный,

Пленю, и если, как обычно,

Вас не потянет на других,

То их, как двух овечек малых,

К вам приведу есть хлеб из рук.

Дон Энрике



Крестьян не знаешь ты, мой друг.

Не верю, чтоб околдовал их

Иль обманул хоть сам Мерлин.[7]

Мондрагон

Нет? Так жену я заколдую,

А мужа превратить в простую

Овцу ей ровно миг один.

Дон Энрике

Ах, Мондрагон! Пусть хоть к балкону

Моя Антона подойдет!

Дон Фернандо

Ах, Мондрагон! Пусть хоть кивнет

Красавица мне благосклонно!

Дон Энрике

Ах, Мондрагон! Заставь вступить

Ее хоть в разговор глазами…

Дон Фернандо

Ах, Мондрагон! Когда б я даме

Мог нечто важное открыть…

Дон Энрике

Ах, Мондрагон! Тебе придется

Мужлана превратить в осла,

Чтоб мысль души моей не жгла,

Что человеком он зовется!

Дон Фернандо

Ах, Мондрагон! Другой осел

Пусть будет слепотой наказан,

Чтоб он о том, чем мне обязан,

В своих законах не прочел.

Мондрагон

Ох! Ах! Вот сколько Мондрагонов!

Тут дался бы в обман дракон,

Иль стал бы саламандрой он

В горниле ваших жарких стонов.

Но внешность изменить свою

Я должен. Дайте кой-какую

Одежду мне, и помогу я

Блаженству вашему в раю.

Пойду к красавицам и толком

Им объясню, чего мы ждем.

Дон Фернандо

Сверкать ты будешь серебром.

Дон Энрике

Шуршать и бархатом и шелком.

Мондрагон

Шелк! Бархат!

Дон Энрике

Выгодна игра?

Тогда красавиц убеди ты.

Мондрагон

Я превращусь в чепрак, обшитый

Пластинками из серебра.

КОМНАТА В ДОМЕ МЕНДО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Мендо, Антона.

Антона

Нет, буду все такой же злою,

Хоть тут провалится земля.

Мендо

Ты словно властью короля

Располагаешь надо мною.

Ведь глаз с тебя я не свожу,

А ночью, по тебе скучая,

Их не смыкал.

Антона

Сержусь, хоть знаю,

Что мужа этим рассержу.

Мендо

Меня рассердишь? Но ведь лестной

Причиной вызван наш раздор —

Любовью! Что ж мне, кроме ссор,

Просить как милости небесной?

Вчера, услышав, что в мой лес

Наведываться стали воры,

Умчался я, когда ты горы

И побледневший край небес

Лучом позолотила рдяным,—

Ты, солнце!

Антона

Рассержусь опять!

Мендо

Помиримся! Иначе спать

Уйдешь с лицом от слез румяным,

А это, что ни говори,

Дурным считают предвещаньем:

Вновь тучи будут одеяньем

Служить для утренней зари.

Но слушай: я на самом деле

В ущелье к нашим пастухам

Свернул. Заночевать я там

Решился, устрашась метели.

Наскучили б мне, как всегда,

Твои друзья своей беседой,

Но случай вдруг туда соседа

Привел.

Антона

Кого? Идальго?

Мендо

Да.

Пустившись вместе в путь обратный,

Друзьями стали мы. Сеньор

Со мной вел долгий разговор.

Он человек достойный, знатный.

И разрешенья он просил

К нам привести свою супругу —

С женою познакомить друга.

Антона

Так вот кто мужа покорил!

От хитроумной в восхищенье,

Простушкою ты пренебрег.

Легко наряд красивый мог

Пленить твое воображенье.

Ты хочешь выше стать? Ну что ж,

Понятно это мне: ученость,

Богатство, роскошь, утонченность

В ее гостиной ты найдешь.

Ни роскоши, ни суесловья,

Ни ослепительных причуд

Ты, Мендо, не отыщешь тут,

Здесь только я с моей любовью.

Что говорить? Зачем? К чему?

Ты у сеньора адвоката

Слог перенял витиеватый

И важным стал. Ступай к нему,

Иль, чтоб сеньора не обидеть,

Его ты мною примани…

Мендо

Дуришь ты.

Антона

На себя взгляни.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Инес и Хилоте.

Инес

Вовеки счастья мне не видеть!..

Хилоте

А что, скажи, за счастье счесть?

Инес

Да то, что привела дорога

Сеньору к этому порогу.

Вам выпала большая честь!

Мендо

В чем дело, объясни?

Хилоте

К вам в двери

Стучится дама, чей наряд

Тяжел, как заповедный клад,

А шлейф — с версту по крайней мере.

О господи! Не приведи

Такое блюдо мне отведать!

Антона

Меня вдруг вздумала проведать?

Мендо

Антона! Что же ты? Иди

И гостью встреть как подобает.

Антона

Она пришла в недобрый час.

Хилоте

Где ж сядут дамы, коль у нас

Нет кресел, сам господь не знает.

Антона

Циновку расстели, Инес.

Вот только б даме не споткнуться…

Мендо

Да постарайся улыбнуться!

Антона

Пришла? Так жди тогда чудес!

Хилоте

И впрямь чудесная картина:

«От ревности я вся дрожу».

Мендо

Опомнись!

Хилоте

Гостью провожу

В сарай, коль в доме нет гостиной.

Антона

И там седло найди. Оно

Вполне подходит знатной даме.

Хилоте

Не то ль, что старыми штанами

Я залатал не так давно?

Мендо

Сеньора в комнату к нам входит,

А ты так дерзко говоришь…

Антона

Что ж, стать двуличной мне велишь?

Хилоте

Вот ревность до чего доводит!

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, донья Эльвира и дон Леонардо.

Донья Эльвира

Никак себе я не прощу,

Что раньше вас не навестила

И долг приличья преступила.

Хилоте

Сейчас седло я притащу.

Инес

Вот язычок! С ним просто горе.

Антона

Откуда мне, крестьянке, знать,

Как вам, сеньоре, поступать?

Донья Эльвира

Прошу мне кресло дать.

Хилоте

Сеньоре

Удобно будет на ковре?

Взгляните; судя по узору,

Алжирский он.

Донья Эльвира

Красив! Но впору

Ему лежать бы на дворе.

Хилоте

Нет, лучше у корыта, в луже,

Чтоб спать на нем могла свинья.

Антона

Причесана ужасно я

И ведь еще, пожалуй, хуже

Одета.

Донья Эльвира

Правда, ваш наряд

Мне слишком скромным показался.

Антона

Он мне от матери достался.

Дон Леонардо

Но если человек богат

И стать сеньором благородным

Не прочь, пусть подражает он

Тому, кто таковым рожден.

Чтоб не был мой совет бесплодным,

Вы креслами обзавестись

Должны такими же, как наши.

Мендо

Зачем? В толк не возьму я даже.

Дон Леонардо

Без них никак не обойтись.

Мендо

Нет, обойдусь. А то Антона

Вдруг возгордится, и тогда

Не вам, сеньор, а мне беда.

Дон Леонардо

Но чувствует себя смущенной

Моя жена. У вас, сосед,

Ей даже негде сесть.

Мендо

Коль скоро

К крестьянке в дом идет сеньора,

Ей надо знать, чего здесь нет.

Донья Эльвира

Я б выпила глоток водицы.

Мендо

Инес! Подай-ка яблок нам,

И груш, и дыню, ну, а там

И поросенок пригодится.

Хилоте! Принеси вина!

Хилоте

Где ж ключ от погреба?

Мендо

У нашей

Хозяюшки.

Хилоте

Так будет чаша

Сеньоры до краев полна.

Но ключ ведь не мышонок юркий

И в норку улизнуть не мог.

Антона

Он на шнурке, но где шнурок?

Хилоте

Вот он! Сыграю с бочкой в жмурки.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Мендо, Антона, Инес, донья Эльвира, дон Леонардо.

Дон Леонардо

Мой друг! Не принято гостям

Свинину подавать и груши.

Мендо

Не принято? Но почему же?

Дон Леонардо

Так мужики едят, а нам

Другое угощенье нужно:

Пастилки, вазочка конфет,

Желе прозрачное на свет,

Цукаты в корочке жемчужной.

Храниться должен про запас

В буфете и орех мускатный.

Мендо

Но чем — мне просто непонятно —

Обидел поросенок вас?

Ведь перламутровое сало

Блестит не хуже, чем желе.

Люблю, чтоб утром на столе

Вино, как факел, запылало —

С вином живется веселей.

Где ж Хиль?

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Хилоте.

Хилоте

Он легок на помине,

Вот он, вот и вино в кувшине.

Мендо

В стаканы нам его налей.

Донья Эльвира

Нет, нет, я пить вина не буду.

Хилоте

Тогда я выпью за двоих.

Дон Леонардо

Давно у богачей таких

Всю эту грубую посуду

Сменить бы серебро могло.

Мендо

Крестьянская на вид невзрачней,

Но все ж дешевле и прозрачней

Обыкновенное стекло.

Отцу ведь и во сне не снилось,

Что в доме зазвенит оно.

Из фляги пили мы вино,

Одною миской обходилась

Моих родителей семья,

А я их племени и роду,—

Не постыжусь вино иль воду

Хоть из кувшина выпить я.

Антона

Хочу вам показать, сеньора,

Свой дом.

Донья Эльвира

Пожалуйста, пойдем.

Антона

Нет никаких диковин в нем,

Картин иль тонкого фарфора,

Зато полным-полно утят

И кур. Не сосчитать и за год

Арбузов, тыкв и винных ягод.

В кладовых грудами лежат

Оливки, баклажаны, дыни,

Овечий сыр…

Хилоте

(к Инес, тихо)

Скривила рот!

Инес! Что дома ест, что пьет

Такая важная гусыня?

Инес

Лишь сахарный сироп.

Хилоте

Она

Все ж улыбается так мило,

Как будто уксус проглотила.

Не захотела пить вина,

Нос отвернула от свинины.

Инес

Поторопилась встать…

Хилоте

Ведь ей

Обычно подает лакей

Подушку или там перину,

А тут батрак иль свинопас

Сесть предложил ей на рогоже.

Дон Леонардо

(к Мендо)

Хоть и упрямец вы, но все же

Удастся убедить мне вас.

Пусть к мессе наши жены вместе

Пойдут в собор.

Мендо

Как поступить?

Не знаю.

Дон Леонардо

Вижу, что смутить

Успел вас столь нежданной честью.

Мендо

Но у моей Антоны нет

Мантильи шелковой, в которой

Ей надлежит идти с сеньорой.

Дон Леонардо

Купите — вот вам мой ответ.

Недорого мантилья стоит.

Мендо

Не по карману мне цена.

К тому ж, став госпожой, жена

И надо мною власть присвоит.

Дон Леонардо

Но без мантильи ей идти

Нельзя в собор с моей женою.

Мендо

Пойдет с крестьянкою простою

Молитву богу вознести.

Дон Леонардо

Со скупостью бороться трудно.

Мендо

Я простоват и не учен,

Но в доме у себя умен,

А вы, сеньор, в нем безрассудны.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КОМНАТА В ДОМЕ ДОНА ЛЕОНАРДО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Донья Эльвира, Леонора.

Донья Эльвира

Я взбешена.

Леонора

«Спокойный ум

Отринет ревности наветы».

Донья Эльвира

Кто это говорит?

Леонора

Поэты.

Донья Эльвира

Легко болтать им наобум.

Скажи: коль не любовь, то что же

Уж столько месяцев под сень

Мужичьей кровли каждый день

Притягивает мужа?

Леонора

Все же

Уместней тут о дружбе речь.

Ведь Мендо и рассудком здравым,

И честностью, и добрым нравом

Сеньора мог к себе привлечь.

Донья Эльвира

О нет! Ты красоту Антоны

Магнитом этим назови.

Леонора

Вот заблуждения любви!

Донья Эльвира

Но то, что, ею увлеченный,

Он от жены отводит взор,

Догадке служит подтвержденьем.

Леонора

Вы под каким-то наважденьем!

Все так же предан вам сеньор.

Как можно думать, что женатый

Любовью меньше дорожит,

Чем до венчанья?

Донья Эльвира

Не дрожит

Он за нее, и страх утраты

Им не владеет. Разлюбил

Меня мой муж иль нет — не знаю,

Но, мирно счастьем обладая,

Кто бережно его хранил?

Любовь — на небесах орлица

И кляча на земле. Шажком

Она плетется, и хлыстом

Ее слегка приободриться

Заставишь. Все ж порой свернуть

Она на двор заезжий рада.

Тут ревности бичом и надо

Домой указывать ей путь.

Леонора

Пусть этот хлыст хоть для острастки

Ваш муж на собственной спине

Изведает.

Донья Эльвира

Но могут мне

Такие же достаться ласки.

Леонора

Приправу острую найдет

В них ревность для себя, а с нею

Любовь покажется вкуснее.

Донья Эльвира

Кто ж адвоката проведет?

Леонора

Любая женщина, коль случай

Представится, а тут как раз

С вас, госпожа, влюбленных глаз

Не сводят. Так чего же лучше?

Донья Эльвира

Кто? Тот сеньор?

Леонора

У вас уже

Он заслужил благоволенье.

Донья Эльвира

Когда б не сеяли смятенья

Такие шалости в душе,

То я не стала бы страшиться.

Но, как вино, проникнуть в кровь

Порою может к нам любовь.

Коль голове ты закружиться

Дашь от любви, то уж потом

И не очнешься.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Мондрагон в костюме студента.

Мондрагон

Там, в прихожей,

Нет никого, но легче все же

Слону в чужой пробраться дом,

Чем мухе выпорхнуть оттуда.

Леонора

Кого вам надо?

Мондрагон

Здесь приют

Законов и наук?

Донья Эльвира

Да, тут.

Мондрагон

Где ж их оплот?

Донья Эльвира

(в сторону)

Я скоро буду

Его разыскивать сама.

Леонора

Могли бы мы помочь, возможно,

Вам в вашем деле.

Мондрагон

Слишком сложно

Оно для женского ума.

Донья Эльвира

И все ж?..

Мондрагон

Тому, кто все секреты

Юриспруденции постиг,

Принес я этот список книг.

В нем собраны все раритеты,

Все инкунабулы, весь цвет

Науки: Бартоло, Умбальдо,

Кретино, Кастратино, Сальдо,

Сатирус, Вирус, Годофред,

Валенций, Азинус, Болванус,

Сметанус. Курций, Корнишон,

Холерус, Спиритус, Ясон,

Коррупций, Унций, Унус, Канус…

Леонора

Болтунус этот очень мил.

Мондрагон

Вот перечень сокровищ краткий,

И все их сразу без оглядки

Сеньору я бы уступил.

(Передает донье Эльвире записку и уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Донья Эльвира, Леонора.

Донья Эльвира

Замысловато, да и странно

Звучат магистров имена,

Я предпочла бы каплуна

Всей их премудрости туманной.

Шум празднеств, яркий блеск огней

Всех этих книг милее дамам.

Леонора

А тут забиты пыльным хламом

Все залы…

Донья Эльвира

И мозги мужей.

Они, читая, в состоянье

И нас и заодно весь свет

Вмиг позабыть, и силы нет

Безумцев привести в сознанье.

Вот если б в списке я сейчас

Прочла бы: «Примавера, пряжки,

Духи, пурпурные бумажки

Для натиранья губ, атлас,

Дамаск, таби, гребенки, ленты,

Шелк, бархат с золотым шитьем,

Иль туфли с модным острием»,

То фолиантами студента

Забила б я свой книжный шкаф.

Леонора

Все ж вами должен быть изучен

Весь этот каталог.

Донья Эльвира

Он скучен,

Боюсь я, для магистра прав.

(Раскрывает записку и читает, приходя все в большее замешательство.)

«Неужели долгий срок

Моего служенья даме

Не принес еще мне права

На короткий миг блаженства —

Встречу с нею? Ах, я знаю:

Только с виду вы добры,

Словно ангел, а на деле

Тигра вы жестокосердней

И безжалостнее льва.

Но дозволить мне молю

Пламенем любовных вздохов

Этот гордый снег расплавить.

О, когда же согласится

Выслушать меня сеньора,

Чтоб могла свои печали

Вам открыть душа, которой

Суждено любить вас вечно

И томиться безутешно!

Паутиною законов

Оплетенный дом не может

Рамой быть, достойной вашей

Красоты. Она должна

Не средь гор цвести угрюмых,

А в зеленых кущах сада.

Полон мужества, я жду

Ныне вашего решенья,

Чтоб отдать вам жизнь свою

Иль покорно встретить смерть».

Умбальдо сочинил все это

Иль Курций?

Леонора

Кто б ни сочинил,

Но стоит выдумка чернил.

Донья Эльвира

Изобретательней поэта

Любовь бывает.

Леонора

Как хитер

Книгопродавец необычный!

Донья Эльвира

Коль ждут ответа, неприлично

Молчать.

Леонора

Вот будет рад сеньор!

Донья Эльвира

Нет, чести я не запятнаю

В угоду ревности своей.

Леонора

Бумаги принести?

Донья Эльвира

Живей!

Леонора

На помощь неба уповаю.

Донья Эльвира

Сегодня первою взойдет

На нем в вечерний час Венера.[8]

Леонора

Я поспешу. Ведь кавальеро

За письмецом слугу пришлет.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Донья Эльвира одна.

Донья Эльвира

Как соль въедается в рубцы зажившей раны,

Так ревность бередит угасшую любовь.

Хоть ревность и глупа, но ей не прекословь,—

Где честь замешана, нельзя прощать обманы.

Любезный мой супруг, смятеньем обуянный,

Со мною говорит, надменно вскинув бровь,

И в сердце у него — я вижу вновь и вновь —

Уже другая страсть нашла приют желанный.

Но пусть запомнит он: кто на единый миг

Даст жалу ревности язвить других, тот вскоре

Увидит сам ее отравленный язык.

Лукавство женское, дай исцеленье горю!

Пусть будет весить месть лишь малый золотник,

Но горы чести я из-за нее проспорю.

Леонора вносит письменный прибор и ставит его на стол.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Донья Эльвира, Леонора.

Леонора

Вот, госпожа, как я усердна.

Донья Эльвира

Сейчас ему я напишу.

Леонора

О чем?

Донья Эльвира

Уверить поспешу,

Что я не столь жестокосердна,

Как думает сеньор.

(Пишет.)

Леонора

(в сторону)

Какие

Слова подскажет ревность ей,

Хоть и не вижу тут, ей-ей,

За мужем никакой вины я?

Но кто, в чужой явившись дом,

Свои порядки в нем наводит,

Нередко, в свой прийдя, находит

Все перевернутым вверх дном.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же и дон Леонардо.

Леонора

(нарочно громко)

Идут к вам! Кто там? Ваша милость!

Дон Леонардо

Что вы писали?

Донья Эльвира

В стирку дать

Белье мне нужно, но опять

Со счета из-за вас я сбилась.

Моих рубашек шесть. Приметь,

Все новые. Шесть я вписала

Мужских.

Леонора

(в сторону)

Не дурно для начала.

Пусть так же все пойдет и впредь.

Донья Эльвира

Двенадцать простынь. Семь пошире,

Для нашей спальни. Пять для слуг,

Скатерок столько же.

Дон Леонардо

Мой друг!

А полотенца как?

Донья Эльвира

Четыре.

Все записала я? Ах нет!

Еще передник Леоноры,

Два пеньюара и сеньора

Из тонкого пике жилет.

Дон Леонардо

Вам о чулках напомнить смею.

Донья Эльвира

(целует записку и передает ее Леоноре)

Возьми, и прачке передашь.

Леонора уходит.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Донья Эльвира, дон Леонардо.

Донья Эльвира

А вам приснится ангел ваш?

Орландо будете вы с нею

Читать, иль сами, может быть,

Неистовствовать, как влюбленный,[9]

И чтить в ее лице законы,

Что вы успели позабыть?

Ее передник в пятнах сальных

Вам будет золотом литым

Казаться: ведь стянула им

Свой стан она — кумир хрустальный.

Латынью усладите слух

Той, что испанского не знает,

Зато, быть может, разрешает

Сгонять вам с пухлых ножек мух.

Напомнят ручки вашей милой

Сеньору снег или агат?

От кочерги они хранят

Следы, иль от валька, иль мыла?

Как говорит она: «чичас»,

«Не пяльте глаз», «сюды», «куды вам»?..

Достаточно ль красноречивым

Вы были? Иль прогнали вас?

А сколько приложить стараний

Пришлось вам, чтобы доказать,

Что Деций[10] не умел стирать,

А Курций взмылки взбить в лохани!

И пишут светочи наук

(Смотри в законе «Глаз подбитый»,

В разделе «Старое корыто»,

Параграф «Заскорузлых рук»),

Что может каждая крестьянка,

Хоть и грязна она сама,

Да и глупа, сводить с ума

Лисенсиата Саламанки.

Все опротивело мне так,

Что я… Да, твердо я решилась…

Дон Леонардо

На что?

Донья Эльвира

Не бойтесь, ваша милость,

Не смерть зову я.

Дон Леонардо

Вот никак

Не ждал несчастья! Верьте слову,

Что вас люблю я! Жизнь отдам

За вас.

Донья Эльвира

Что куропатка вам,

Когда под боком есть корова!

Дон Леонардо

Я уважаю вас.

Донья Эльвира

Увы!

Гордиться этим я не вправе.

Хоть высоко меня и ставя,

Как адвокат искусный, вы

Меняете, должно быть, мненья

Так быстро, что признать должна:

Весьма сомнительна цена

И ваших чувств и уваженья.

Но в этот дом меня ввела

Рука идальго.

Дон Леонардо

И немало

Вам этим чести оказала.

Донья Эльвира

Так я бесчестною была?

Дон Леонардо

Текст Ульпиана непреложен![11]

Категорически вполне

Там сказано, что честь жене

Дарует муж…

Донья Эльвира

Он безнадежен.

Дон Леонардо

И это же подтверждено

И Цезарем, и Антонино,

Валентом, вплоть до Валентина,

Писавшими с ним заодно

«Достоинств кодекс»… В предисловье

К параграфу…

Донья Эльвира

Я признаю

Из всех статей одну статью:

«Мы все уравнены любовью!»

Быть может, с некоторых пор

Она вам кажется неясной?

Дон Леонардо

Нет, вам со мной вести опасно

В подобном тоне разговор.

Донья Эльвира

Но кто изрек, что стали двое

Единой плотью?

Дон Леонардо

Это глас

Всевышнего.

Донья Эльвира

Тогда у вас

Нет преимуществ предо мною.

Коль сам господь мой адвокат,

То нет надежнее опоры.

Дон Леонардо

Да, это правда, но сеньору

Губительный сжигает яд.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Донья Эльвира, дон Леонардо, слуга.

Слуга

Ждет дон Фернандо дозволенья

Войти к вам.

Дон Леонардо

Я весьма польщен.

Слуга уходит.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Донья Эльвира, дон Леонардо.

Донья Эльвира

Епископа племянник он.

Я на пути своих стремлений

Его встречаю. Ведь сочтет

Наш гость за долг свой непременный

Тотчас для моего кузена

Доходный выпросить приход.

Дон Леонардо

Надеюсь, что и я услугу

Смогу сеньору оказать…

Донья Эльвира

Чем вы весьма, должна сказать,

Обяжете свою супругу.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Донья Эльвира, дон Леонардо, дон Фернандо и Мондрагон, переодетые студентами.

Дон Фернандо

Прошу как милости меня

Считать, сеньор, своим слугою.

Дон Леонардо

Нет, я, коль этой чести стою,

Служу вам с нынешнего дня.

Дон Фернандо

Я вижу и алмаз, которым

Украшен этот дом.

Дон Леонардо

Жене

Приятно слушать вас.

Дон Фернандо

Не мне,

А лишь красноречивым взорам

Тут говорить.

Донья Эльвира

Когда могла б

Вниманьем вашим хоть отчасти

Располагать…

Дон Фернандо

Сочту за счастье

Повиноваться вам, как раб.

Дон Леонардо

Вот кресло вам. Но чем такую

Честь заслужил я, что сеньор

Пожаловал к нам?

Дон Фернандо

С давних пор,

Признаться, вам служить хочу я…

Но стула также ждет мой друг,

Студент, чья мудрость и прилежность

Прославлены.

Дон Леонардо

(Мондрагону)

Моя небрежность,

Что я заметил вас не вдруг.

Прошу вас сесть.

Мондрагон

Весьма приятно

Мне место подле вас занять.

Заняв его, и вас занять

Хочу историей занятной.

Дон Фернандо

(донье Эльвире)

Я приказаний жду от вас.

Донья Эльвира

Все это так мне непривычно!

Дон Фернандо

Я счастлив буду…

Мондрагон

(в сторону)

Все отлично!

Дон Леонардо

Так начинайте.

Мондрагон

В добрый час!..

Родился я, сеньор лисенсиат,

В Пласенсии. Родители мои

Честнейшие, почтеннейшие люди.

Дон Леонардо

И вы, должно быть, их живой портрет?

Мондрагон

Вот именно. Итак, в угоду им,

С грамматикой расправясь и латынью,

Священником я стал бы, если б не…

Дон Леонардо

Какое «не»?

Мондрагон

Обычное! Любовь.

И, видит бог, мне стыдно самому,

Что со святой стези меня (ведь все же

Я только человек) она свела.

Здесь в городе есть некая девица,—

Красивый носик, голубые глазки,

Как нитки брови, ротик с подворотню,

И мраморные зубки, ну, а пальцы —

Как зубья грабель. Говорят еще,

Что правая ее нога немного

Длиннее левой, ergo[12] эта правой

Настолько же короче, что вполне

Уравновешивает положенье.

Дон Леонардо

Ног или дела? Я не понимаю.

Мондрагон

Я, излагая факты, не берусь

Значенье тех иль этих толковать.

Дон Леонардо

К закону обратимся. Утверждает

Он то, что каждый частный случай замкнут

В себе самом, и в то же время он

Вмещает весь предшествующий опыт.

Мондрагон

Вместился к даме я в воскресный день,

Случившийся во вторник.

Дон Леонардо

Что такое?

Мондрагон

Ведь сказано, что вторник день тяжелый.

Дон Леонардо

(в сторону)

Да, не удержишь этот язычок

На привязи.

(Громко.)

Как стройно, дон Фернандо,

И ясно ваш приятель излагает

Все pro и contra[13] тяжбы!

Дон Фернандо

Я сказал вам,

Что это ум отменный.

Дон Леонардо

Углубимся,

Однако, в дебри дела.

Мондрагон

Не могли бы

Сильней и пламенней меня любить

Прелестницу хромую ни Калисто,

Ни Тулий, ни Парис, ни Калепино.[14]

Дон Леонардо

Одну лишь книгу Калепино создал,

Но из шести, как помню, языков

Сплел для себя бессмертия венец.

Мондрагон

Вот именно! Поэтому и я

Леплю стихи, как ласточка гнездо.

Но, к сожаленью, каждый стих мой в чем-то

Схож с ножками красавицы моей —

Тот недомерок, этот переросток.

Дон Леонардо

Зачем усердствовать в искусстве, в коем

Природой лишены вы дарованья?

Ведь ibi repugnantia[15] — в законе

О том, что…

Мондрагон

Все ж, сеньор, я стал поэтом,

Разбрасывая шутки мимоходом

Для лавров иль для степени ученой,

Ничуть не меньшим, чем все «Двадцать пять».

Но наилучшим я в моих стихах

Считаю то, что в них строка любая

Помоями и грязью обливает

Моих соперников. Ведь их стихи

Меня до исступленья доводили,

Мои же умиляли. Чтоб прослыть

Опасным острословом, я на людях

Кривил свой рот налево, отчего

Перекосилась рожа у меня

Направо.

Дон Леонардо

Скажется ль на вашей тяжбе,

Что ту иль эту половину рта

Кривили вы?

Мондрагон

Вот именно! И это

Мне кличку и дало Кривая Рожа,

Под коей я и стал известен всюду.

Дон Леонардо

(в сторону)

Что за животное!

(Дону Фернандо.)

Вам, дон Фернандо,

Осмелюсь затруднительный вопрос

Задать.

Дон Фернандо

Я весь к услугам вашим.

Дон Леонардо

Кто —

Студент иль дьявол ваш приятель?

Дон Фернандо

Это

Поэт, ничуть не меньший, чем Вергилий,

По красноречию он Цицерон,[16]

А по уму…

Дон Леонардо

Обыкновенный мул.

Мондрагон

Вот именно, сеньор лисенсиат.

Дон Леонардо

Зачем вокруг да около вопроса

Плутать, насилуя мое терпенье?

Мондрагон

Увы! К прискорбью моему, не только

Терпенье ваше этому подверглось.

Дон Леонардо

Но кто ж еще? Неужто ваша дама?

Мондрагон

Нет, не совсем она, совсем не мною

Была насилием оскорблена.

Есть у епископа слуга, настолько

Со мною схожий, что самих себя

Мы друг от друга отличить не в силах.

А в доме дяди моего живет

Двойник мной обожаемой особы.

И мой двойник, хоть и не двойня мы,

Подверг насилью ту, что я по виду

С моей любимой мог бы спутать сам.

Из путаницы выпутаться силясь,

Слуга удрал, должно быть, мух ловить,

А женщина, чьи путы на себе

Ношу я, утверждает, что никак

Оковы эти не могли мне быть

Помехой в учинении насилья,

И, значит, я в нем виноват. Не спорю —

Я на слугу похож, но схожесть —

Еще не тождество, и потому

На торжище восторжествует правда.

Дон Леонардо

Что легче тут найти — ее иль смысл?

Мондрагон

Вот в этих поисках вам и придут

На помощь ножки дамы и длина их.

Дон Леонардо

Но ваше доказательство хромает.

Мондрагон

Вот именно! На две ноги! И это

Устойчивость ему и придает.

Измерив ноги у обеих дам,

Узнаете вы, кто из них моя

Прелестница. Потом вы убедитесь

Что я Кривая Рожа и понятно

Вам станет…

Дон Леонардо

Кем совершено насилье?

Мондрагон

Вот именно.

Дон Леонардо

Да, казус небывалый!

Дон Фернандо

Не правда ль?

Дон Леонардо

Стыдно мне, что человек

Так непонятлив может быть.

Дон Фернандо

(донье Эльвире)

Вы что-то

Сказали?

Донья Эльвира

Сказанного не вернешь.

Дон Фернандо

Вы хмуритесь?

Донья Эльвира

О нет, сеньор! Я рада,

Что вам услугу оказать могу.

Дон Фернандо

Поверьте: наивысшая отрада —

Пред чьей-нибудь любовью быть в долгу.

Но осторожность соблюдать вам надо.

Мондрагон

(дону Леонардо)

Вы сердитесь на вашего слугу?

Дон Леонардо

Вот тяжба! Не разделаешься с нею,

Не съездив за пандектами в Гвинею.[17]

Дон Фернандо

(дону Леонардо)

Чем вас развлечь? Чем скрасить свой досуг

Вы любите?

Дон Леонардо

Прогулками, охотой.

Дон Фернандо

И карточной игрой?

Дон Леонардо

Когда из рук

Заставит книгу выронить зевота.

Дон Фернандо

Вот вам и случай.

Донья Эльвира

(дону Леонардо)

В сад пойдем, мой друг,

Где тень листвы скрывает позолоту

Лучей дневных.

Мондрагон

(в сторону)

Нас тенью угостят.

Дон Фернандо

Сыграем в «сотни».

Мондрагон

Мавр им будет рад.

Дон Леонардо

Но нет здесь Мендо, моего партнера.

Дон Фернандо

За ним пошлите, чтоб сюда пришел.

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Те же и слуга.

Слуга

К вам дон Энрике.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Донья Эльвира, дон Леонардо, дон Фернандо, Мондрагон.

Мондрагон

(в сторону)

Он явился впору!

Чтоб ничего не уследил осел,

Сеньор его глазам заменит шоры.

Дон Леонардо

Начнем игру.

Донья Эльвира

Пусть подадут на стол

Нам всяких яств.

Дон Фернандо

(Мондрагону, тихо)

За этим неужели

Пришли мы?

Мондрагон

Хочет увести от цели.

КОМНАТА В ДОМЕ МЕНДО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Мендо, Антона, Хилоте.

Мендо

Родить ты вскорости должна,

Вот все тебе я и прощаю…

Антона

Неправду слушать не желаю.

Мендо

Прошу: угомонись, жена!

Хилоте

Но нет ни скрытной и ни явной

Причины шум вам поднимать

И то единство расторгать,

Что из любви возникло равной.

Побойтесь хоть чужих ушей.

Антона

Пусть слышат все. Вдвойне я рада

Взывать и к небесам и аду

В безумстве ревности моей

Мендо

Так что же, — объясни без крика,—

Нельзя войти мне к людям в дом

И выйти из него?

Хилоте

Вы в нем

Столь частый гость, как в вильянсико

Припев, что вьется между строк.

Права Антона!

Мендо

Удружила

Ты тем, что Хилю разрешила

Мне бросить этакий упрек!

Антона

Предписывает воспитанье

Сеньоре, чтоб она все дни

(Ты с квочкою ее сравни)

Сидела сиднем на диване…

Ах, как лениво мнет она

Атлас, как ревность, ярко-алый,

Рукой, что сроду не держала.

Ни прялки, ни веретена!

В перчатках рук ее лилеи,

Белее свечек восковых,—

Так щедро умащают их,

Заморских мазей не жалея.

Вкруг шеи вьются кружева

Иль гофрированное чудо.

На них, как будто это блюдо,

Твоей сеньоры голова

Покоится так горделиво,

Как в раму вставленный портрет.

Войдешь — и перстень, иль браслет,

Иль цепь с эмалью молчаливо

Ей на подносе поднесет

Ее наперсница служанка

И веер развернет — приманкой

Чудесною янтарь слывет.

В таких делах я, что овечка;

В них лишь одно понять могла,

Что остаются без седла

Мужчины, если за уздечку

Дают тянуть себя. Но ты

Припомни, друг мой, две-три фразы,

От коих расцветают сразу

Сердца жеманниц, как цветы.

Вот разве что язык споткнется

И понесет: «Не трожь!», «Положь!»

Ведь угольная копоть все ж

С тебя вовеки не сотрется.

Не прикасайся к ней. Черны

От копоти твои ручищи.

Не пачкай ими ту, что чище

Снегов хрустальной белизны!

Мендо

Молю, Антона…

Антона

Умоляя,

Своей вины не умалишь.

Моли, мели, я вижу лишь

Одно — что мужа я теряю.

Мендо

Пусть поразит тебя господь!

Антона

Знай, что сразит его десница,

Коль что-нибудь со мной случится,

Твою же собственную плоть.

Хилоте

Ополоумели вы оба.

Мендо

Вот грех…

Хилоте

Гость подошел к дверям.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и дон Леонардо.

Дон Леонардо

Вас, Мендо, приглашаю к нам,—

Тут случай выдался особый,

И вам игра у нас в саду

Покажется вдвойне приятной.

Мендо

Игра? В саду? Мне непонятно,

Что вы имеете в виду?

Дон Леонардо

Лишь из простого сердоболья

О вашем благе хлопочу.

Вам, Мендо, предложить хочу

С Эльвирою быть парой в полье,[18]

И для Антоны есть партнер —

Весьма достойный кавальеро.

Мендо

Принять ли это все на веру?

Кто он? Откуда?

Дон Леонардо

Он — сеньор,

С епископом родством он связан.

Мендо

Мы почитать его должны,

Но все ж на карту честь жены

Я ставить вовсе не обязан.

Хоть курица и не плоха,

Но сводится игра нередко

К тому, чтоб уберечь наседку,

Глаз не спуская с петуха.

Мне поддавки, подобно пыткам,

Внушают суеверный страх.

Возьмешь — ты как бы в дураках,

Отдашь — окажешься с прибытком.

Хоть полья в олье хороша,[19]

Но обжигаться не люблю я

И потому, на ложку дуя,

С ней расправляюсь не спеша.

Я знаю, что слывет Прекрасной

Моя жена, но сам глупцом

Прослыл бы, коль своим добром

И жизнью рисковал напрасно.

Тот, кто опаслив, огражден

От гибели и разоренья.

Дон Леонардо

Какие низменные мненья!

Мендо

На низменности я рожден,

И уж потом пошел я в гору.

Здесь уголь на горе я жег —

Его лучистый огонек

Мне золотым назвать бы впору.

Но от меня вовсю разит

Мужицким чесноком и луком,

И вдруг, быть может, с графским внуком

Играть мне в полью предстоит?

А хорошо, скажите, что ли,

Что курицу-бедняжку бьет

Любая масть? А тут вот-вот

Нестись моей придется полье.

Дон Леонардо

Остаться, по всему видать,

Вам навсегда в крестьянской коже.

Мендо

Моя — по мне. Вам лучшей тоже,

Чем собственная, негде взять,

Так, с вашего соизволенья,

Мы без Антоны, вчетвером

Сыграем в полью.

Дон Леонардо

Что ж, пойдем.

(Про себя.)

Меня он вывел из терпенья.

Дон Леонардо и Мендо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Антона, Хилоте.

Антона

Как утомляет тот, кто мнит,

Что может поучать соседа!

Хилоте

Скажу: отсюда до Толедо

Дорога меньше утомит.

Антона

Ответь мне: может ли ученый

Быть дураком, а умным тот,

Кто как чурбан себя ведет

С женой, им грубо оскорбленной?

Хилоте

Не редкость встретить мудреца,

Осилившего все науки,

А дашь ему лопату в руки —

Ухватит не с того конца.

Не раз империей огромной

Со славой властвовал простой

Солдат, и взмахом шпаги в бой

Бросал когорты книжник скромный.

Да, это так, но я-то все ж

Считаю: незачем с метлою

В чужие залезать покои,

Пока свои не подметешь.

Пусть это кой-кого обидит,

Но я, не тратя лишних слов,

Изображу тех дураков,

Что глупости своей не видят.

Мне обитателей всех стран

Придется вывести: испанцев,

Датчан, фламандцев, итальянцев,

Французов, немцев, англичан.

Есть дураки, чьи дарованья

Сравню с причудами франтих;

Они — рабы усов своих

И холят их, полны старанья.

Другие дураки с ярмом

Настолько свыклись, что расстаться

С ним и во сне они боятся:

Оно ведь стало их горбом.

Есть дураки, что так умело

Хлопочут о своих друзьях,

Что поневоле те в сердцах

Их поминают то и дело.

Иные дураки всегда

Надменны и высокомерны,—

Ну что ж, ведь глупость соразмерно

С величиной своей горда.

Дурак любезный, изобилья

Грошовых истин не тая,

Их сточенные острия

Вонзает в вас, как бандерильи.[20]

Есть дураки, что норовят

Вам угодить всем, чем возможно.

Доверьтесь им неосторожно,

И вас отравой угостят.

Есть дураки, что, вечно ноя,

Ждут сотни бед со всех сторон,

Как будто хоть одну их стон

Пройти заставит стороною.

Иной дурак узнает вмиг,

Что в мире происходит ныне,

Хоть отличить не может дыни

От брюквы иль сушеных фиг.

Иной дурак весь век хлопочет,

Чтоб не было ни у кого

Того, что нету у него

И что иметь он и не хочет.

Другой дурак, все, что не им

Написано, считая дрянью,

Не стоящею и вниманья,

Хоть с увлечением большим

Оно читается, грозится

Получше что-нибудь создать,

Хоть то, что в силах он зачать,

С уже рожденным не сравнится.

Его могу, и неспроста,

Сравнить с брюхатою старухой:

Хоть больше бочки будет брюхо,

А все равно в нем пустота.

Но в этом перечне победа

Останется за дураком,

Который, свой забросив дом,

Хозяйничает у соседа.

Антона

Но как же Мендо, не пойму,

Ты в список свой не внес, Хилоте?

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и дон Энрике.

Дон Энрике

Его вы вскоре там найдете.

Я верю счастью своему!

В саду, хоть час еще не поздний,

Уже вовсю идет игра,

Блаженства близится пора.

О сладость деревенских козней!

Антона

Что это значит?

Дон Энрике

Верный друг

Сюда пришел. Что, муж ваш дома?

Ведь я по делу…

Антона

По какому?

Зачем вам нужен мой супруг?

Дон Энрике

Я у него куплю гнедую.

На ней, я слышал, обогнать

И птицу можно.

Антона

Как? Летать

Вы любите?

Хилоте

(в сторону)

Вот на какую

Кобылу метит! Чудеса!

Дон Энрике

(к Хилоте)

На улицу ступай, будь другом!

Сюда пригнать велел я слугам

Моих гнедых, так ты овса

Подсыпь им.

Хилоте

Вот что значит чванство!

Остаться чистой кровь должна.

Кобыла и два скакуна

Гнедое создадут дворянство.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Антона, дон Энрике.

Дон Энрике

Ваш муж ушел на долгий срок?

Антона

Надеюсь, нет.

Дон Энрике

Молю я бога

Так удлинить его дорогу,

Чтоб за короткий миг я мог

Все высказать вам.

Антона

Коль другого

Нет времени у вас, то я

Послушаю…

Дон Энрике

Любовь моя!

Ты жизнь мне возвратила снова.

Антона

Вы шутите, а тут как раз

Вернется муж.

Дон Энрике

У нас на страже

Тузы, валеты и марьяжи.

Играет в полью он сейчас.

Повсюду все вкушают счастье,

И да поможет людям бог,

А я лежу у ваших ног,

Неистовой охвачен страстью.

Антона

Знать не желаю ничего!

Люблю я мужа, кавальеро,

И не дозволю браконьеру

В лесу охотиться его.

Так по добру да по здорову

Ступайте прочь!

Дон Энрике

Как груб такой

Ответ!

Антона

Но можно ль от простой

Крестьянки ожидать иного?

Сеньору по душе шелка,

Атласа гнущиеся складки,

Духи, янтарные перчатки,

Жабо и кружев облака —

Их у соседки вы найдете.

А тут что? Тесто да квашня.

Дон Энрике

Я к вам пришел…

Антона

И от меня,

Надеюсь, тотчас вы уйдете.

Дон Энрике

Хоть руку дайте…

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же и Хилоте.

Антона

Хиль! Внеси

Его в свой список.

Хилоте

Уши впишут

Туда, сеньора, так как слышат

Шаги хозяина вблизи.

Антона

Ну вот вам!

Дон Энрике

Не беда!

Антона

Все горе

Из-за того, что муж мой плох.

Хилоте

(дону Энрике)

Хоть и застигли вас врасплох,

Утешьтесь все ж.

Дон Энрике

Чем?

Хилоте

Тем, что вскоре

Отсюда ноги унести

Вам сумерки дадут возможность,

Но соблюдайте осторожность,

Иначе вам их не спасти.

Антона

Прошу вас, спрячьтесь хоть за штору!

Дон Энрике

Лишь ради дамы, черт возьми!

Хилоте

(к Антоне)

Скорее! Мендо за дверьми!

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же и Мендо.

Мендо

О чем у вас шли разговоры?

Хилоте

О том, как вкусно олью есть,—

Ведь в полью шла игра.

Мендо

Потерей

Я огорчен.

Антона

Вот не поверю!

Кто ж проиграл, что?

Мендо

Друг мой — честь!

Антона

Вот как?

Мендо

Под дубом, у веранды,

Играть мы сели вчетвером.

Вдруг чувствую, как под столом

Каблук, должно быть, дон Фернандо

Моей касается ноги,

К ней все смелее прижимаясь…

Антона

И ты, от злости задыхаясь,

Приревновал?

Мендо

К ноге?

Антона

Не лги!

Где ж тут бесчестье?

Мендо

Всем известно,

Что мог он шпорою своей

Шептать.

Хилоте

Перегонять коней

Во Францию не столь бесчестно.

Мендо

Заслуживает плахи тот,

Кто преступил законы чести.

Антона

Мой грех страшней: ведь я о тесте

Забыла, и оно уйдет.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Мендо, Хилоте, дон Энрике (за шторой).

Хилоте

Ее к жене законоведа ревность

Слепою делает.

Мендо

Вернее, сам

Он слеп, коль под ногами у себя

Не видит ног чужих.

Хилоте

Зато у вас

Глаза от страха велики. Виновна ль

Сеньора, если туфелькам ее

Нашептывал о чем-то под столом

Сапог сеньора? Нужно ж было вам

Подслушать эту тайну!

Мендо

Чутким слухом

Мои лодыжки обладают.

Хилоте

Чем же

Они ему ответили?

Мендо

Молчаньем.

Хилоте

Благоразумно. Впрочем, ваши ноги,

Как свойственно ревнивицам, и глупость

Могли б свершить тут.

Мендо

Если уж зашла

Речь о ногах, то что же, коль не их,

Я вижу там?

Хилоте

Но это ваши туфли!

Мендо

А шелковые черные чулки

Мои?

Хилоте

В сторонку отойдем!

Мендо

Что скажешь?

Хилоте

Чуть вы ушли, явился дон Энрике.

Кобылу, что ль, приобрести хотел он,

Не знаю… Но, шаги заслышав ваши,

Он в страхе спрятался за штору.

Мендо

Ты

Здесь был все время?

Хилоте

Да.

Мендо

Мне и соседу

Беду приносят ноги. Что, скажи,

Нам делать с ними?

Хилоте

Посвятить святому

Антонию — его огонь их живо

Обуглит.

Мендо

Я отсек бы их немедля,

Коль этим честь была бы спасена.

(Откидывает штору, скрывающую дона Энрике.)

Сеньор мой! Глупо прятаться за шторой

Короткою, как женский ум, и глупо

В советники себе испуг брать женский:

Ведь, в ложном положенье из-за вас

Случайно очутившись, испугалась

Моя жена. Не принято у нас

Ни продавать, ни покупать коней

В отсутствии хозяина.

Дон Энрике

Ошибку

Я допустил. Дозвольте мне исправить

Ее своим уходом.

Мендо

Вместе с вами

Я выйду, чтоб никто не мог болтать,

Что видел вас украдкой выходящим

Из дома моего.

Хилоте

Уж лучше ночью

Я тихо выпроводил бы его.

Мендо

Нет, Хиль, пусть он поймет, что я все понял,—

Тогда, поверь, их милость не посмеет

Не только в дом войти, но мимо дома

Пройти хоть ненароком.

Хилоте

Но не надо

Сейчас допытываться у Антоны

Об этом деле.

Мендо

Бог меня избавь

От мысли чем-нибудь ее тревожить!

ПЛОЩАДЬ В ПЛАСЕНСЬЕ НЕПОДАЛЕКУ ОТ ДОМА МЕНДО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Дон Фернандо, Мондрагон.

Дон Фернандо

Мне повезло…

Мондрагон

Что я свободно

По вашим прочитал глазам.

Дон Фернандо

И воспарил я к небесам

На крыльях тяжбы сумасбродной.

Мондрагон

Да, мчалась выдумка моя,

А ваш успех за ней шел следом.

Дон Фернандо

Подумать лишь! С законоведом,

С ученым, мудрым, как змея,

Ты, не щадя авторитета,

Посмел так дерзко говорить!

Мондрагон

Будь я скромней, то раскусить

Успел бы вмиг он хитрость эту.

Но я был свыше вдохновлен

И не давал ему очнуться.

В дурацких враках захлебнуться

Страшась, лишь пасть разинул он,

Пришибленный и оглушенный

Фонтаном глупостей и врак.

Нет! Разгадать не мог никак

Маневров наших муж ученый.

Игру не хуже, чем слуга,

Вела, надеюсь, ваша милость.

Дон Фернандо

И все ж успеха не добилась

Моя рука, зато нога

Куда счастливей оказалась.

Чего лишалась на столе

Рука, то под столом во мгле

Мне чьей-то ножкой возмещалось.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и дон Энрике.

Дон Энрике

Средь всех, кому когда-нибудь

Любовь блаженство обещала,

Несчастнее меня, пожалуй,

Вам не найти. Пусть эту грудь

Пронзит кинжал.

Дон Фернандо

О, дон Энрике!

Дон Энрике

О, дон Фернандо!

Дон Фернандо

Ты в слезах.

Мондрагон

Неужто вас повергли в страх

Крестьяночки объятья, крики,

Ее проснувшаяся страсть?

Дон Энрике

О если б было так!

Дон Фернандо

Ты все же

Вошел к ней в дом?

Дон Энрике

Вошел, о боже,

Вошел и мертвым мог там пасть!

Ведь посредине разговора

Несчастная, на счастье нам,

Узнала мужа по шагам

И спрятала меня за штору,

Где гостя и нашел злодей.

Дон Фернандо

И он убить тебя пытался?

Дон Энрике

Нет, он умнее оказался.

Честь защитив жены своей,

Хитрец признался, что расставил

Силки, чтоб я, в них угодив,

Стоял пред ним, дрожа, ни жив,

Ни мертв.

Мондрагон

Да это просто дьявол!

Дон Энрике

Затем, как вежливый сосед,

Меня он проводил до двери.

Дон Фернандо

А я, скажу не лицемеря,

Счастливей был.

Дон Энрике

Был или нет —

Легко тут можно обмануться.

Все рассказал при мне мужик.

Дон Фернандо

В чужую тайну он проник?

Дон Энрике

Проник? Нет! Лишь соприкоснуться

Успел он с нею под столом.

Увы, не с ножкою сеньоры

Твои беседовали шпоры,

А лишь с крестьянским сапогом!

Дон Фернандо

С крестьянским?

Дон Энрике

И мужлан хвастливый

Весьма такою честью горд.

Дон Фернандо

А я-то думал, что… Вот черт!

Мондрагон

И эта ножка все ж красива,

Вот разве что не так стройна.

Дон Фернандо

Мы обманулись несомненно.

Пожалуй, вся любовь мгновенно

От этого остыть должна.

Дон Энрике

Не делай выводов поспешных.

Твоей Эльвиры муж со мной

Условился.

Мондрагон

А муж другой

Красавицы нас ищет, грешных.

Дон Энрике

С ним, кажется, его отец.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Мендо и Санчо.

Мендо

Тебе, отец, я был обязан

Все рассказать.

Санчо

Но, помни, связан

Ты тем…

Мендо

Молчи! Вон тот храбрец.

Дон Фернандо

Мы снимем шляпы перед ними.

Дон Энрике

Я весь дрожу.

Дон Фернандо

Да что за вздор!

Мондрагон

Так вот та ножка, что сеньор

Искал коленями своими.

Дон Фернандо, дон Энрике и Мондрагон снимают шляпы и уходят.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Мендо, Санчо.

Мендо

Что скажешь?

Санчо

Вежливы они,

И шляпы сняли так проворно!

Мендо

Учтивость эта ведь притворна.

На дело проще ты взгляни:

Что шляпою сеньору стоит

Пыль предо мной взметать столбом?

Могилу он ее пером

Для чести земледельца роет.

Уж лучше тот, кто, встретив нас,

Проходит, шляпу сдвинув на бок,

Чем те, кому велит их навык

Снять с головы ее тотчас.

А мужику, как всем известно,

Я первым поклонюсь и сам.

Санчо

Я рад, сынок, твоим словам,

Ты человек простой и честный

И здраво судишь обо всем.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и дон Леонардо.

Дон Леонардо

(про себя)

Идти не так-то просто в гору;

Отыщешь в ком-нибудь опору —

И вверх идешь прямым путем.

Вельможа, что живет в соседстве

Со мною, гостем был моим.

Я вправе от знакомства с ним

Ждать благодетельных последствий.

Высоких почестей мне друг

Достичь поможет.

Санчо

Вот ученый

Приятель твой. Я — уголь жженный,

Он — светоч знаний и наук.

Мы не подходим друг для друга,

Прощай!

Мендо

Ну что ж, иди!

Санчо уходит.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Мендо, дон Леонардо.

Дон Леонардо

О чем

Беседовали вы с отцом?

Мендо

Какую дать работу плугу,

Что предоставить бороне.

Дон Леонардо

Возвыситься над этим надо,

В других речах искать услады,

Чтоб благородным стать вполне.

Да вот хотя бы, к слову скажем:

Как бедно ваш отец одет!

Ведь спор ведет уж много лет

Весь вид его с богатством вашим.

Пусть шляпу носит он с пером,

И плащ ему купите длинный.

Мендо

Не превратиться в дворянина

Тому, кто торговал углем.

Так пусть уж мой отец, покуда

Он жив, останется кем был.

Стать пахарем мне бог судил,

И пахарем весь век мой буду.

Признаться, честь не велика,

Все же на одно сословье выше

Я стал, живя под той же крышей.

Дон Леонардо

Вы как-то вроде паука

Иль рака движетесь, и это

От цели вас уводит в бок.

Мендо

Скорей ползет наискосок

Тот, кто другим дает советы.

Поедет, по всему видать,

Ваш сын учиться в Саламанку.

А мой на поле спозаранку

Пойдет за бороной шагать.

Со смертью спор вести не властны

Ни плуг, ни меч.

Дон Леонардо

На этом свет

Стоит.

Мендо

Тогда и смысла нет

Усердствовать мне понапрасну.

Дон Леонардо

Но если у Антоны сын

Родится, то вполне понятно,

Что крестным будет выбран знатный

Да и богатый дворянин,

Ну хоть Энрике… Он в почете

Большом в епископском дворце,—

Для всей семьи в его лице

Вы покровителя найдете.

Мои друг! Остановясь на нем,

Вы б тонкий разум проявили.

Мендо

Я б оказался простофилей,

Впустив такого кума в дом.

Мальчишка бы тогда, наверно,

Как церкви ревностный вассал,

Христианином верным стал,

Зато жена моя — неверной.

Нет, по-иному я решил:

Хиль будет крестным.

Дон Леонардо

Дворянину

Кого вы предпочли?

Мендо

Причину

Я вам как будто объяснил.

С младенцем крестный должен все же

Затверживать молитвы вслух,

А в наставлениях пастух

Любого опытней вельможи.

И незачем вводить в семью

Того, кто — скажем между нами,—

Надумав обучать ногами,

Растопчет ими честь мою.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же и Хилоте.

Хилоте

Хозяин! Радуйтесь, пляшите!

Я поздравляю вас с сынком.

Мендо

Родился сын?

Дон Леонардо

Вот как?

Мендо

Пойдем

К нему!

Дон Леонардо

Сперва мне разрешите

Жене об этом рассказать.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Мендо, Хилоте.

Мендо

Каков малыш мой?

Хилоте

Просто чудо:

Глазенки бегают повсюду,

А губы каши просят дать.

Мендо

А что жена?

Хилоте

Не вскрикнув даже,

Сыночка подарила вам.

Мендо

Но кто же был при ней?

Хилоте

Я сам,

Как верный друг, стоял на страже.

Что там? Не флейта ли поет?

Мендо

Здоров ли, крепок ли ребенок?

Хилоте

Большой и белый, как ягненок,

И он отца к себе зовет.

ПЕРЕД ДОМОМ МЕНДО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Дон Фернандо, дон Энрике, Мондрагон, певцы и музыканты.

Дон Энрике

Играйте тут. Пусть музыка утешит

Мою печаль.

Один из певцов

И песню спеть дозвольте.

Мондрагон

Должно быть, Мендо спит. Теперь Антоне

Не до него.

Дон Фернандо

Сбегу я, коль начнете

Пиликать и визжать.

Певцы и музыканты

Ваш слух не потревожим.

Певцы

(поют)

Ты прекраснее, Антона,

Всех прославленных красавиц,

Всех чудесных украшений

Королевского двора.

Как бы локоны искусно

Ни взбивали эти дамы,

Как бы дивно ни сверкали

Их улыбки и остроты,

Все достоинства их меркнут

Пред подобным совершенством.

Ты прекраснее, Антона,

Всех прославленных красавиц…

Дон Фернандо

Здесь некому вас слушать. Лучше

Нам завтра сызнова прийти.

Мондрагон

Где рано поутру встают,

Там спать идут, едва стемнеет.

Певцы

(поют)

Ты прекраснее, Антона,

Всех прославленных красавиц…

Мондрагон

Будь проклята моя порода!

Уже сгустилась темнота,

И вонью скотного двора

Так напоен вечерний воздух,

Что хочется бежать отсюда.

Рожает, видимо, Антона,

Ей не до музыки сейчас.

Дон Энрике

Клянусь всевышним, эти роды

Меня в неистовство приводят.

Мондрагон

Нас так же с улицы прогонят,

Как изгоняют сатану

И дух его из церкви божьей.

Дон Энрике

Ну если так, тогда уйдем,

Беды не дожидаясь. Лучше

Пока другие спеть куплеты.

Мондрагон

Пока не родила Антона,

Мы позабавимся чаконой.[21]

Все уходят. Появляются Хилоте, Ториндо и Инес, несущие блюдо с торрихами — сладкими подсушенными хлебцами, пропитанными вином и намазанными медом.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Хилоте, Ториндо, Инес.

Инес

Я все торрихи съем.

Ториндо

Тогда Хилоте

И я в убытке будем.

Хилоте

По-иному

Поступим: фишкой каждый для себя

Торриху пусть отметит, и кто первый

К своей притронется — съест все.

Нет, если всё от рук зависеть будет,

Начнется свалка.

Ториндо

Поровну уж лучше

Разделим сласти.

Хилоте

Иль в игру другую

Их разыграем.

Инес

Хоть бы в «небылицы».

Хилоте

Ты хочешь сплутовать. На небылицы

Вы, женщины, большие мастерицы.

Ториндо

Молчи! Доводится ведь и мужчинам

Солгать по тем или иным причинам.

Инес

Кто будет судьями?

Ториндо

Законовед

С супругою своей и наш хозяин.

Хилоте

Что ж, трое судей праведно рассудят.

Появляются дон Леонардо и донья Эльвира; навстречу им из дома выходит Мендо.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, дон Леонардо, донья Эльвира и Мендо.

Мендо

Вы оказали мне большую честь.

Входите! Рада будет вам Антона.

Донья Эльвира

Вам сотни наилучших пожеланий

От сердца приношу.

Хилоте

И мы вам также.

Явились впору вы. Забавный спор

У нас тут вышел из-за этих лакомств,

И судьями мы вас избрали: блюдо

Должно тому достаться, кто при всех

Сплетет получше небылицу. Впрочем,

Инес, как женщина, в подобном деле

Все преимущества имеет. Прежде

Чем в дом войти, послушайте.

Дон Леонардо

Забава

Приятная.

Мендо

Так начинай, Ториндо,

Ториндо

Скажу: я видел в небе два кувшина,

Летающих вкруг солнца; в них, как в тыквах,

Сидели музыканты и поэты,

Стихи читая, песнями звеня

И не завидуя друг другу, если

Кому-нибудь из них дукат бросали.

Дон Леонардо

Вот чудеса!

Мендо

Придумано отлично!

Ториндо

Еще скажу: я видел двух идальго,

Друг против друга шпаг не обнажавших,

И в королевстве побывал, в котором

Все должности доходные пустуют.

Мендо

Ты выиграл! Но что Инес нам скажет?

Инес

Пять тысяч вьючных седел на осле

Я видела, но места там хватило

Еще на десять тысяч. И ученых

Счастливых видела я, и мужей,

Чужие тайны не сболтнувших женам,

И мудрецов, чьи волосы и время

Не в силах побелить, и дураков,

Рот раскрывающих лишь для того,

Чтоб честно в глупости признаться…

Мендо

Ловко!

Хилоте

Прошу ее остановить. Иначе

Инес вам будет врать хоть до утра.

Ей это нипочем. Но я хочу

Развлечь вас всех не тем, что где-то видел,

А тем, что истины верней.

Мендо

Мы ждем.

Хилоте

Вы, Мендо, — иудей, хоть в каждой церкви —

Изображенье вашего святого;

Сеньора славится распутством; вы,

Сеньор законовед, — карманный вор.

Мендо

Молчи, скотина! Что за небылицы!

Дон Леонардо

Ни слова правды в них. Нет лживей лжи.

Донья Эльвира

Нет лживей — значит всех они сильней.

Мендо

Я иудей?

Дон Леонардо

А я карманный вор?

Донья Эльвира

А я распутница?

Инес

О, всех убил, злодей!

Хилоте

Так, значит, мне достались все торрихи?

Инес

Да, ты обстряпал дело мастерски.

Донья Эльвира

Я в дом войду проведать роженицу.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и Мондрагон.

Мондрагон

Где могу сеньора Мендо

Я увидеть?

Мендо

Вы уже

Видите сеньора Мендо.

Мондрагон

Дон Энрике де Миранда,

Крестный первенца (да будет

Герцогом он Мантуанским),

Просит, чтобы вы послали

Двух-трех слуг принять подарки,

Предназначенные им

Для прекрасной роженицы.

Мендо

Передать прошу сеньору:

Крестным в доме у меня

Будет мой слуга Хилоте,

Что пасет моих овец,

А свои подарки может

Дон Энрике де Миранда

При себе оставить.

Дон Леонардо

(в сторону)

Боже!

Что за грубость!

Мондрагон

Поспешу

Передать сеньору это.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Хилоте, Ториндо, Инес, дон Леонардо, донья Эльвира, Мендо.

Мендо

В добрый час. А вам, сеньор,

Надо знать, что с той поры,

Как преподношеньем Евы

Был Адам в раю обманут,

Ей в отместку мы охотно

То и дело искушаем

Женщин теми же дарами.

Дон Леонардо

Темным вы родились, Мендо,

И таким же темным вы

И умрете.

Мендо

Будьте сами

Умным в доме у себя,

Как в своем я безрассуден.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

УЛИЦА В ПЛАСЕНСЬЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Дон Фернандо, дон Энрике.

Дон Фернандо

Ума не приложу, как Леонардо

Из дома выманить, чтоб повидаться

С моей Эльвирой.

Дон Энрике

Я опередил

Твои желанья, пригласив его

Со мною на ночь в горы на охоту.

И так как ты, кузен мой дон Фернандо,

Родился под счастливою звездою,

То с превеликой радостью он тотчас

На это согласился.

Дон Фернандо

Обними

Меня пять тысяч раз.

Дон Энрике

Какая ночь

Счастливца ждет, тогда как я, несчастный,

Ревнивца развлекая, должен буду

Скучать и зябнуть, более далекий

От радостей любви, чем антиподы

От жителей Европы!

Дон Фернандо

Неудачен

Был твой маневр. Красавица не хочет,

Чтоб стал ты крестным первенца ее.

Дон Энрике

Надеюсь с божьей помощью смягчить

Крестьянки сердце способом иным.

Дон Фернандо

Каким, однако?

Дон Энрике

Бархатной мантильей,

Обшитою парчой. В угоду мне

Твоя Эльвира выдаст мой подарок

За собственный. Мы этим усыпим

Мужичью подозрительность, а там

Пора придет — и тайну наконец

Узнает несравненная Антона,

Столь для меня желанная и столь же

Оберегаемая неусыпно…

Дон Фернандо

Тем варваром, что хоть и не собака

На сене, но ее собрат достойный.

Залезть в хозяйский сад чужим не даст

Кто сам полакомиться в нем горазд.

Появляются Хилоте и Лусия, крестные отец и мать. Лусия несет ребенка. За ними Санчо.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Хилоте, Лусия и Санчо.

Санчо

Пусть к доброму концу идет

Счастливо начатое дело

И то, что днесь всего лишь тело,

Живую душу обретет,

Когда святой обряд крещенья

Свершат.

Лусия

Не спятил ли наш дед

С ума?

Хилоте

Еще, пожалуй, нет.

Лусия

Гляди, в каком он упоенье!

Хилоте

Вот залопочет в первый раз

Мальчишка, булькая губами:

«Де… Деда!» Тут-то вверх ногами

Захочет дед пуститься в пляс,

А я хочу совсем другого:

Чтоб день настал, когда вдвоем

С тобою в церковь мы пойдем,

И там об Аврааме слово

Священник наш средь тишины

Произнесет.

Лусия

Все в божьей воле!

Зачем спешить мне?

Хилоте

Плох я, что ли?

Огнем горят на мне штаны.

Лусия

Они — как солнце!

Хилоте

Обожжешься?

Лусия

Хоть небо в облаках, ты все ж

Их полог, словно Зевс, прорвешь

И золотым дождем прольешься.

Лусия, Хилоте и Санчо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Дон Фернандо, дон Энрике.

Дон Энрике

Вот в церковь крестные пошли.

Дон Фернандо

Какая грустная картина:

Блистательному дворянину

И знатной даме предпочли

Ничтожных слуг!

Дон Энрике

И, несомненно,

На этом настоял супруг

Антоны.

Дон Фернандо

Значит, Мендо вдруг

Принудил моего кузена

Почтительным и робким стать?

Лишь на себя тогда досадуй,

Но знай: любовные услады

Не суждено тебе вкушать.

Моя ж настойчивость заставит

Законника покинуть дом.

Умчась с тобой, он ночью в нем

Свое сокровище оставит,

Хоть и весьма им дорожит.

А был бы робким я, то вскоре

Разбились бы, как волны моря,

Мои желанья о гранит.

Поверь: приветливо встречают

Гостей, коль в доме торжество.

Ведь каждый рад, когда его

Со счастьем люди поздравляют.

Умилостивить может вдруг

Хозяйку гость, столь именитый.

Иди к ней! Иль себя вини ты,

Что счастье выпустил из рук.

Дон Энрике

Да, правда. На плечах готова

Удача смельчака нести,

Но разве может повезти

Тому, кто робости оковы

Влачит повсюду за собой?

Я отправляюсь на крестины.

Дон Фернандо

Любовь твоей отваге львиной

Послужит верною звездой.

(Уходят.)


КОМНАТА В ДОМЕ МЕНДО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Мендо, Антона.

Антона

Весь розовый он, как цветок.

Мендо

Скорее бархатисто-алый…

Ведь жизнь гвоздика даровала

Ему — твой это лепесток!

Навел наряд твой роженицы

На мысль…

Антона

Какую?

Мендо

Стыдно мне…

Антона

Вот как! Такую, что жене

Румянцем бы пришлось залиться?

Мендо

Уж так наряд тебе к лицу,

Что, право, нечего бояться

Еще раз в нем покрасоваться

На радость мужу и отцу.

Ведь говорят: вновь обращенный

Усердствует сильней других.

Антона

Сказался вновь в словах твоих

Крестьянский дух неугомонный:

Как жаждет горсточку зерна

Он превратить в мешки с мукою

И гроздий кровью золотою

Наполнить бочки дополна,

Так и взрастить детишек хочет

Он столько, сколько в улье пчел.

Мендо

Хоть труд крестьянина тяжел,

Он об одном всегда хлопочет:

Достаток в доме должен быть,

А где достаток, там и дети,

Чтоб было для кого нам в клети

И сыр, и хлеб, и мед хранить.

Лишь бедняков знобит и летом

При мысли, как зимой дрожат

Их дети. Ну, а я богат

И в силах…

Антона

Полно уж об этом!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Мондрагон.

Мондрагон

Моя сеньора в добрый час

Вам посылает поздравленья

И вашего соизволенья,

Чтобы служить вам, ждет от вас,

А для начала дар свой просит

Принять из снисхожденья к ней.

«Кто всех красивей и милей,—

Она сказала, — пусть и носит

Бесценный бархат и парчу,

Что ярче всякого алмаза».

Антона

Вот прелесть! Я еще ни разу

Такой не видела. Хочу

Взглянуть я, как накидка эта

Сидит на мне.

Мендо

Э, нет, постой!

Хоть грех с твоею красотой

Равнять парчу иль самоцветы,

Но не забудь о том, что ты

Крестьянка. Подражаньем знати

Лишь насмешишь людей и кстати

Им повод дашь для клеветы.

(Мондрагону.)

Уж слишком эта вещь красива.

Верни ее, а мы, скажи,

Целуем руки госпожи.

Мондрагон

Отвергнув дар столь неучтиво,

Сеньору оскорбите вы.

Мендо

Мантилью, так как мы крестьяне,

Жене из красной грубой ткани

Куплю, чтоб не дразнить молвы.

Ты у сеньоры в услуженье?

Мондрагон

Нет, у вельможи, что живет

В соседстве с нею.

Мендо

Ну так вот,

По моему соображенью,

Накидку через слуг чужих

И посылать и брать зазорно,

Коль не хотят, чтоб бархат черный

Покровом стал для дел дурных.

Ведь если дашь себя укутать

В мантилью с головы до ног,

То можешь вдруг чужой сапог

С своею туфелькою спутать.

Жене простого мужика

Тяжелым должен поневоле

Казаться шелк, — не оттого ли,

Что тяжек он для кошелька?

И в той семье пойдут раздоры,

Где мягкой шерсти предпочтут

Ворс бархата и срока ждут,

Чтоб из крестьян пролезть в сеньоры.

А золотистая парча

Своим узором и ажуром

Внушает страсть иным натурам,

Влюбляющимся сгоряча.

Зачем мне это все? Мантилью

Ты господам своим отдашь.

Мондрагон

Обидит их поступок ваш.

Мендо

Еще обидней их засилье.

Мондрагон уходит.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Мендо, Антона.

Мендо

Не рассердилась ты?

Антона

Ничуть!

Я о мантилье не горюю.

Мендо

А то скажи, и подарю я

Тебе получше что-нибудь.

Ведь нежность бархата — в усладе

Твоих объятий, а красой

Ты словно бархат золотой,

Ткачами вытканный в Гранаде.

Но лишь одно сравнить бы мог

Богатство с тем, что принесла ты…

Какое, хочешь знать? Ждет брата

Новорожденный наш сынок.

Антона

Прошу: меня в свои объятья

Укутай, мой любимый муж!

Вот и в мантилье я. К чему ж

Мне бархатная? Исполнить я —

Ты только мне их назови —

Готова все твои желанья.

Не золотом расшитой тканью

Прельстилась я, нет! По любви

Я вышла замуж.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и слуга дона Леонардо.

Слуга

Вам послала

Подушки эти и ковер

Сеньора.

Мендо

Снова тот же вздор!

Антона

Уж тут браниться я б не стала.

Взять их на время — не беда.

Мендо

Беды-то и боюсь.

Слуга уходит.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Мендо, Антона, донья Эльвира.

Донья Эльвира

Поздравить

Вас хоть теперь дозвольте. Я ведь

Не знала в точности, когда

Начнутся у друзей крестины,

И в гости к пиршеству пришла.

Но в том, что в церковь отнесла

Не я младенца, вы повинны.

Антона

Назвал мой Мендо крестных сам,

А слово мужа мне дороже

Всех просьб.

Донья Эльвира

Относитесь вы все же

Не по-добрососедски к нам,

А муж ваш всех мужей упрямей.

Антона

Он до того не любит брать

Чужого, что не дал застлать

Ковром, который прислан вами,

Подушки, и сидеть на них

Не разрешает.

Донья Эльвира

Так в опале

Не только мы, — в нее попали

И наши вещи! Что за стих

На вас напал? Моя попытка

Стать крестною отклонена,

Но тяготеет ли вина —

Да и какая — над накидкой?

Нет, лучше уж я утаю

От всех столь странные причуды.

Мендо

Весьма признателен вам буду.

Я за невежливость мою

Сам на себя сержусь порою.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же, дон Фернандо и дон Энрике.

Дон Фернандо

(дону Энрике, тихо)

Болтай, мели — хоть невпопад!

Мендо

Кто это?

Дон Энрике

Гости.

Мендо

Очень рад!

Дон Энрике

Желанье вашим быть слугою

Меня к вам, Мендо, привело.

Ни я, ни мой кузен не знали

О дне крестин. В такой печали

Что нас утешить бы могло?

Лишь то, что встретили случайно

Мы праздничный кортеж. И вот

Мы тут.

Мендо

Не знаю, как господ

Благодарить. Для вас не тайна,

Что я не слишком изощрен

Во всем, что требует придворный

Обычай.

Дон Энрике

Ваш слуга покорный,

Я этой встречею польщен.

Но мне и моему кузену

Не терпится увидеть мать

Счастливую и клятву дать

Ей в преданности неизменной.

Донья Эльвира

Быть может, сесть благоволят

Сеньоры?

Дон Энрике

Тонкие манеры

Приметны сразу.

Донья Эльвира

Кавальеро

Нас сотней милостей почтят.

Мендо

(в сторону)

С чужим добром как неспокойно

На сердце!

Дон Энрике

Зорче будь вдвойне

Супруг, коль удалось жене

И после родов столь же стройной

Остаться. Счастья всей душой

Желаю вам!

Антона

Служить готова

Сеньору за такое слово.

Дон Энрике

Нет, вы повелевайте мной!..

Но на столе нет угощенья.

Дозвольте эту пустоту

Восполнить мне…

Антона

За простоту,

А не за пустоту, прощенья

Прошу у вас, — ведь мы скромны,

А не бедны.

Донья Эльвира

Хозяйке надо

Хоть вид подать, что гостю рада.

Для счастья сына вы должны

Привлечь к себе сердца сеньоров.

Дон Фернандо

(донье Эльвире)

Так все же вам не удалось

Стать крестной?

Донья Эльвира

Сколько здесь велось

Об этом деле разговоров,

Однако не был приглашен

И брат ваш…

Мендо

(в сторону)

Не был! Ну и что же?

Эх, если бы издал не позже,

Чем завтра, наш король закон,

Который всем давал бы право

Жить собственным своим умом!..

Что в обращенье мне таком,

Которое мне не по нраву?

Не дам себя я обольщать

Учтивостью их безупречной.

Начнется с дружбы все, конечно,

А приведет к чему? Как знать!

Хоть ум досужий изощрен их

Во всяких хитростях, но тот,

Кто для семьи своей живет,

Людей чуждаясь посторонних,

От бедствий оградит свой дом,

Хоть сквозь его проникнуть стены

Они стремятся дерзновенно,

Обвив их лестью, как плющом.

Появляется процессия, возвращающаяся после крестин из церкви.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же, Хилоте, Лусия с ребенком и сопровождающие их лица.

Хилоте

(к Мендо)

Молитесь своему святому —

Ваш сын, хозяин, окрещен.

Дон Энрике

Где ж крестный?

Мендо

Вот!

Дон Энрике

При доме он,

Что ль, состоит?

Мендо

Нет, здесь он дома.

Дон Энрике

Пусть с нами сядет на ковер.

Антона

(Лусии)

Пора отдать мне сына все же.

Хилоте

И сяду! Нынче я вельможа

Ничуть не хуже вас, сеньор.

Дон Энрике

Тебя бы сразу съели взглядом

Все дамы…

Дон Фернандо

Всех сеньор синклит.

Хилоте

Я словно сало, что лежит

С пирожными на блюде рядом.

Что ж угощенья я не вижу?

Мендо

Эргасто, друг, распорядись!

Дон Энрике

Крестины, вижу, обошлись

Не дешево.

Хилоте

Эх, не обижу

Я поросеночка сейчас!

Антона

Хиль! Ждут тебя друзья в сарае.

Мендо

Да, это верно. Там, я знаю,

Есть много мяса и колбас,

Вина, да и закуски разной,

И голод свой ты утолишь.

Хилоте

Французской девственнице лишь

Тут устоять бы от соблазна.[22]

Пойду-ка горло промочу.

Мой аппетит и впрямь несносным

Назвал бы я. Став нынче крестным,

Все время пить и есть хочу.

Дон Энрике

Не вправе вы уйти, оставя

Все общество.

Хилоте

Сеньор, молчок!

Уж вам-то вовсе невдомек,

Что вправе крестный, что не вправе.

Хилоте, Лусия и все пришедшие с ними уходят.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Мендо, Антона с ребенком на руках, донья Эльвира, дон Фернандо, дон Энрике.

Донья Эльвира

Красавец! Божья благодать!

Я от мальчишки в восхищенье.

Дон Энрике

Мир и в сердцах благоволенье

Он будет в доме охранять.

Донья Эльвира

Как поразительно в нем сходство

С отцом!

Мендо

Черты его лица,

Полученные от отца

В наследство — признак благородства

И чести матери. Хотя

Мы все господних рук созданья,

Но все ж из страсти к подражанью

Природа жаждет, чтоб дитя

Напоминало нас во многом.

Донья Эльвира

Да, да…

Мендо

Как мать ни хороша,

Будь иначе, была б душа

Подвластна всяческим тревогам.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Те же и дон Леонардо в охотничьем костюме.

Дон Леонардо

Сегодня на ночь в горы на охоту

Я приглашен, однако дон Энрике,

Крестинами прельстившись, позабыл,

Что мне напялить сапоги и шпоры

Велел. И вот я в поисках сеньора

Брожу по городу, а кавальеро

Тем временем дань воздает здесь чашам,

О сговоре запамятовав нашем.

Дон Энрике

Почтить желая вашу дружбу с Мендо,

По зову дон Фернандо в этот дом

Пришел я. Но не беспокойтесь. Сборы

Затянутся недолго у меня.

Донья Эльвира

Так поздно в путь? Нет, образумьтесь, муж мой!

Дон Леонардо

Расстаться здесь с Авророю,[23] а утром

С ней в поле встретиться — чего же лучше!

Дон Энрике

Идем, сеньор. Увидите, что мигом

Готовы будут слуги и собаки.

Дон Леонардо

Прощай, жена! Хозяюшка, прощайте!

Донья Эльвира

Ну что ж, тогда удачи вам!

Антона

Бог в помощь!

Дон Энрике

На целый век вам радостей от сына!

Дон Леонардо

А я молчу, поздравив вас уже

Пять тысяч раз.

Дон Энрике

Идем, иль впрямь иначе

Упустим время.

Мендо

Всякой вам удачи!

Дон Леонардо и дон Энрике уходят.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Мендо, Антона, донья Эльвира, дон Фернандо.

Дон Фернандо

(донье Эльвире)

Мне кажется, что ваш супруг чрезмерно

Охотой увлекается.

Донья Эльвира

Рассудок

Теряет он, лишь речь о ней зайдет.

Мендо

И всякого беда такая ждет,

Кто чем угодно озабочен, кроме

Того, чтоб умным у себя быть в доме.

Донья Эльвира

Всего разумней нам уйти. Ведь сколько

У вас забот…

Антона

Служить сеньоре будет

Мой муж, ее сопровождая.

Дон Фернандо

Этим

Меня он оскорбит, а вас обидит,

В столь поздний час из дома отлучаясь.

Мендо

И в силу этого и потому,

Что я подобной чести недостоин,

Останусь лучше дома.

Донья Эльвира

Так прощайте!

Дон Фернандо

(донье Эльвире, тихо)

Дозвольте вам сказать…

Донья Эльвира

Сперва покинем

Крестьянский дом. Любое слово здесь

С угрюмой подозрительностью встретят.

Дон Фернандо и донья Эльвира уходят.

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Мендо, Антона.

Антона

Я отнесу сыночка в колыбель.

Мендо

Что ж, отнеси, хоть будут в это время

Твоим рукам завидовать мои.

Антона

Пылают две гвоздики на его

Щеках…

Мендо

Гвоздики?

Антона

Да, два поцелуя.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Мендо, Хилоте.

Хилоте

Уж если вас господня длань

Всегда столь щедро одаряет,

Что и солому превращает

В атлас иль шелковую ткань,

То пусть, полна благоволенья,

Она, храня вас от невзгод,

Мафусаилов век пошлет

Вам за такое угощенье.[24]

Да, столько бурдюков вина,

Груш, яблок, поросят и груды

Колбас, да и другие блюда

(Я позабыл их имена)

Уж кто-нибудь другой едва ли

На праздничный поставит стол.

Мендо

Хорош был пир?

Хилоте

Он превзошел

Все, что когда-нибудь бывали.

Шипучий «Петушиный глаз»

Тяжел для век. В очках, пожалуй,

И то не разглядишь, усталый,

Где ты, где тень твоя сейчас.

В излишнем рвенье неповинный,

Я тоже малость пострадал,

Пригубил петуха и стал

Красней, чем гребень петушиный.

Батó наш, споря с петухом,

Кукареку выводит басом,

А Паскуаль в хлеву тем часом

Храпит в обнимку с кабаном.

Ториндо месит носом глину,

Поднять не в силах головы.

Так и должно быть, если вы

Крестины празднуете сына.

Клянусь вам: каждый, кто со мной

Стоял сегодня в церкви рядом

И видел, как смышленым взглядом

Нас всех окидывал герой,

Вам слово даст и не обманет,

Что мальчуган с таким умом

В своем селении родном

Священником наверно станет.

Воскликнул кто-то, увидав,

Как поднялась вода в купели

От парня: «Тут и в самом деле

Сидит мужчина», и был прав.

А свечку этот непоседа

С такою силой ухватил,

Что просто недостало сил

У крестной матери и деда

Отнять ее. Но не шучу:

Поп что-то брякнул по-латыни,

И проявился в вашем сыне

Могучий ум: вернул свечу

Он, услыхав язык священный.

Но крестная жеманный вид

Вдруг приняла и говорит…

Мендо

Что?

Хилоте

«В дедушку он, несомненно!»

Мендо

Я всем доволен, счастлив всем,

Да это и без слов понятно,

Но все ж осадок неприятный

В душе оставили меж тем

Два кавальеро, что, с собою

Тебя бок о бок усадив,

Пошли тебя наперерыв

Хвалить. Мне нет от них покоя.

А наш сосед зазвать их в дом

Спешит к себе, и дела нету

Ему, какие пируэты

Их ноги пишут под столом.

А у меня отыщут гости

Такие стулья, что на них,

Чуть что случись, безумство их

Себе переломает кости.

Хилоте

Горячность ваша им преградой.

Будь вы покладистей слегка,

То вместо одного бычка

Бродило б тут большое стадо.

Непрочь вы палку изломать

О дон Энрике, и от братца

Его вам тошно…

Мендо

Рад стараться

Фернандо — даму провожать

Пошел, хоть только за минуту

Уехал муж…

Хилоте

Уехал?

Мендо

Да!

Хилоте

Лавина дурака всегда

Подстерегает почему-то.

Мендо

Зачем злословить? Может быть,

Лишь данью вежливости служит

Любезность эта.

Хилоте

Разве дружит

С учтивостью такая прыть?

Мендо

Превратно судим мы о многом.

И жизнь у них и нрав иной.

Хилоте

Нет! Лучше клячей быть простой,

Чем знатным, но… единорогом.

Мендо

Ты прав.

Хилоте

Совет такой я дам:

Чтоб у себя быть дома умным,

Соседством не пленяйся шумным

И не шуми без толку сам.

КОМНАТА В ДОМЕ ДОНЬИ ЭЛЬВИРЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Донья Эльвира, дон Фернандо, Мондрагон, Леонора.

Дон Фернандо

Все будет тайной…

Донья Эльвира

Изъяви

Хоть сам господь желанье это,—

Ни тайн ненарушимых нету,

Ни хитроумного в любви.

Дон Фернандо

Подвергнетесь ли пересудам

Вы, если вами приглашен

На ужин будет гость?

Донья Эльвира

Но он

Привык к изысканнейшим блюдам.

Дон Фернандо

Нет, поздно! Как теперь могу

Покинуть вас?

Мондрагон

(Леоноре)

Что препираться?

Хозяин мой решил остаться,

Так незачем гнать и слугу.

Поверь, что моему сеньору

Одной довольно простыни.

Другая мне пойдет…

Донья Эльвира

Взгляни,

Готов ли ужин, Леонора.

Надеюсь, откуплюсь я им.

Дон Фернандо

Отужинав, я обещаю

Уйти…

Мондрагон

(дону Фернандо, тихо)

Победу упуская?

Нет! Потешаться не дадим

Над нами дамам.

Леонора

Дверь как будто

Внизу открыли.

Мондрагон

Страх нагнать

На нас ты хочешь.

Донья Эльвира

Вот опять

Шаги, а только за минуту

Подков был ясно слышен стук.

Леонора

(Мондрагону)

Ты, кажется, мой друг, в смятенье?

Мондрагон

По дому бродит привиденье!

Дон Фернандо

(донье Эльвире)

Боюсь, что это ваш супруг.

Донья Эльвира

На лестнице он! За кроватью

Укройтесь.

Мондрагон

А куда слуга

Пойдет?

Леонора

Хоть к черту на рога.

Дон Леонардо

(за сценой)

Ола!

Донья Эльвира

Зовет!

Леонора

В свои объятья

Его примите.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и дон Леонардо.

Донья Эльвира

Не могла

Я думать, что мой муж так скоро

Вернется.

Дон Леонардо

Все ж я тут. Сеньора

Не спит? Так поздно?

Донья Эльвира

Блажь пришла

Мне в голову: взглянуть, как тесто

На кухне месят. Но пора

И на покой.

Дон Леонардо

Хоть до утра

Забыться бы… Себе я места

Не нахожу.

Донья Эльвира

Как вас понять?

Дон Леонардо

Увы, мой друг, вы не напрасно

Тревожились! Беды ужасной

Свидетелем пришлось мне стать.

Донья Эльвира

Какой беды? С кем?

Дон Леонардо

С дон Энрике!

Донья Эльвира

Разбился он, помилуй бог?

Дон Леонардо

Не в меру прыток был седок

И конь ему достался дикий,

А он, упрямясь, горячил

Коня, его все время шпоря,

И на глухой тропинке вскоре

Скакун, должно быть, наскочил

На друга павшего, который

Добычей сделался волков.

Гнедой тут в несколько скачков

Исчез во тьме, умчавшись в горы.

Когда ж в урочище лесном

Сеньор был найден, то, пожалуй,

Не нам, а падре надлежало

Уже заботиться о нем.

Устал я и сердит к тому же.

Так лучше уж я спать пойду.

Донья Эльвира

Предчувствовала я беду,

Но вышло все гораздо хуже.

Дон Леонардо

Да, вечер выдался плохой.

Донья Эльвира

(про себя)

О честь! Ведь я не оскорбила

Тебя ничем! За что ж решила

Меня опасности такой

Подвергнуть ты? А, понимаю!..

Урок из этого извлечь

Должны мы: как тебя сберечь

Нам, женщинам, тобой играя.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Мондрагон, Леонора.

Леонора

Совет? Тебе?

Мондрагон

Понять прошу:

Хоть я безумец, но своею

Я жизнью дорожу и с нею

Расстаться вовсе не спешу.

А мой сеньор? Помилуй боже!

Ведь он еще и не успел

Свершить греха, а лишь хотел

Погреховодить, так за что же

Он бездыханным должен пасть?

Леонора

Пасть бездыханным? Отсидится

Сеньор за пологом из ситца,

О страсти намечтавшись всласть.

А стихнет в доме — и за двери

Обоих выпровожу вмиг.

Мондрагон

Уж слишком тонок твой тайник,

В его надежность я не верю.

Не лучше ли кинжал найти

И тихо в спальню к ним прокрасться?

Леонора

Вот глупости!

Мондрагон

Лишь так удастся

Жизнь дон Фернандо мне спасти.

Леонора

Тсс… Замолчи!

Мондрагон

Потом увидишь,

Кто прав был. Плачь тогда, тужи!

Леонора

Убив супруга госпожи,

Ее смертельно ты обидишь.

Ведь на нее падет позор,

И, незапятнанная кровью,

Сеньора жертвою злословья

Отныне станет.

Мондрагон

Кончен спор!

Влагаю в ножны шпагу чести,

Но я, хоть меньше во сто крат,

Чем все сеньоры, виноват,

Погибну здесь на этом месте.

Чуть только шпагою проткнет

Законник моего сеньора,

Как тотчас же он без разбора

Подряд всех убивать пойдет.

Один сеньор «Двадцать четыре»[25]

Так именно и поступил,

За что увековечен был

В стихах, и в пьесе, и в сатире.

В них повествуется о том,

Что перебил он слуг, дуэний,

Подозреваемых в измене,

Незаподозренных ни в чем,

И попугаю там досталось:

За то, что вдруг он замолчал,

Мартышку поразил кинжал,

Хоть что-то вымолвить пыталась

Бедняжка.

Леонора

Рот, болтун, закрой!

Вот спальня их.

Мондрагон

Что там? Послушай!

Леонора

Пес заворчал…

Мондрагон

Нет, богу душу

Отдам. То смерть пришла за мной!

Леонора

Тсс… Амадис рычит сердито,

Учуяв незнакомца там.

Мондрагон

Угодно ль будет небесам

Нам даровать свою защиту?

А если нет, то знай: страшней

Того, что здесь случится вскоре,

Мир не видал еще.

Леонора

Вот горе!

Мондрагон

Рыдай, жестокая!

Леонора

Ключей

Я слышу лязг.

Мондрагон

Ревнивец двери

Закрыл. Пошел он падре звать,

Чтоб мог причастья благодать

Принять я и по крайней мере

По-христиански умереть.

А после вышвырнет он тело

В окно.

Леонора

Чтоб утром налетела

Толпа на мертвеца глядеть?

Мондрагон

А высоко ль окно?

Леонора

Для труса

Все окна высоки.

Мондрагон

Мой бог!

Куда ж мне спрятаться?

Леонора

В мешок!

Мондрагон

Мука иль шерсть в нем?

Леонора

Не по вкусу

Тебе мука? Шерсть в этом вот.

Мондрагон

А вдруг его сеньор твой схватит

И вытряхнет меня?..

Леонора

Ну, хватит!

Сеньор сейчас сюда пойдет

И тут уж кутерьму такую

Подымет…

Мондрагон

Шерсть хоть и мягка,

Мне здорово намнут бока,

И дух от встряски испущу я.

ПЕРЕД ДОМОМ МЕНДО

Появляется дон Леонардо, небрежно одетый, со щитом и со шпагою в руках.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Дон Леонардо, один.

Дон Леонардо

Говорят — и это верно,—

Что среди мужей ученых

Редко можно встретить храбрых.

Те, чьи речи льются плавно,

Запинаться начинают,

Если кровь пролить им нужно.

Но случилось так, что я,

Меньше всех на свете склонный

Зло во всем подозревать,

Должен был изведать эту,

Хоть не редкую, но все же

Наихудшую беду.

И к тому, кого считал я

Неотесанным и думал

Неразумной болтовнею

До себя возвысить, так как

Возомнил себя достойным

Быть зерцалом благородства,

Помощи просить иду,

Сам же я, увы, бессилен

За страшнейшую обиду

Отомстить. Должно быть, небо,

Проучить ты пожелало

И учености чванливость

И ума высокомерье.

Раз уж мне судьба велит,

Чтоб не к светочам науки —

К Бартоло иль, скажем, к Бальдо —

За советом я пришел,[26]

А к тому, кому я прежде

Сам охотно их давал,—

К мужику, что письмена

Острием выводит плуга,—

То придется терпеливо

Ожидать, что он мне скажет.

(Стучит к Мендо.)

Эй, откройте!

(Про себя.)

Кто мог думать,

Что, в чужом пытаясь доме

Умничать, в своем безумцем

Окажусь?

(Громко.)

Откройте, Мендо!

Мендо

(за сценой)

Кто стучит? Кого к нам в полночь

Бог несет?

Дон Леонардо

Того, кто больше

На себе несет, чем в силах

Вынести. Открыв мне двери,

Убедитесь в этом.

Мендо

Голос

Я узнал…

Дон Леонардо

Хоть лучше было б,

Если б обознались вы.

Мендо

Встань, жена! Сосед не стал бы

Попусту в такую пору

Нас тревожить.

Антона

(за сценой)

Открывай

Двери. Я уже одета.

Дон Леонардо

Рад пахарь выпустить тяжелое орало

Из рук, когда поля уже окутал мрак,

И, скудный ужин съев, насытясь кое-как,

Он с доброю женой ложится спать усталый.

Не за колечко ты, браслеты иль кораллы

Бываешь ласкою ее согрет, бедняк.

Ведь только колыбель ребенка да очаг —

Все радости ее, но, право, их не мало.

Зачем же модницам нашептывает лесть,

Что слава их — парчи узорчатой плетенье,

А гордость — золото, которого не счесть?

Но дамы знатные, пустясь на ухищренья,

За эту мишуру легко теряют честь

И лучшее свое теряют украшенье.

Из дома выходит Мендо, вооруженный аркебузой.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Дон Леонардо, Мендо.

Мендо

Простите, что так долго медлил,

Хоть и спешил вам услужить.

Но что случилось?

Дон Леонардо

Если б горе

Не сжало горла мне, то я

В пространной речи обвинил бы

Того, кто столь самонадеян,

Что в дом чужой свои порядки

Хотел ввести. Но ограничусь

Одним лишь словом: я — злосчастный

Безумец, я — глупец, который

При всей учености своей

Во тьме невежества коснеет,

Тогда как вы — мудрец, вы, Мендо,

Ученый, хоть без всяких знаний,

И умный в доме у себя

Мендо

Вы плачете?

Дон Леонардо

Нет, яд из глаз

Пытаюсь выплеснуть. Ведь доньей

Эльвирой, нет, верней, Еленой,

Я превращен в единорога.

Мендо

Не все, но кое-что я понял.

Идем! Со мною аркебуза,

И пули в ней. Мы отомстим

Обидчику.

Дон Леонардо

Идем, но прежде

Скажу вам, что произошло.

Слушайте же: мы и в горы

Не успели углубиться,

Как, с коня упав, разбился

Дон Энрике. Огорченный

Столь плохим концом охоты,

Я, домой вернувшись, лег

На супружеское ложе

И уж было задремал.

Вдруг я слышу: за кроватью

Кто-то застонал, как будто

Задыхаясь. Тут и пес

Заворчал. Тогда Эльвира

Стала клясть и пса и с ним

Заодно свою служанку.

Что же я, откинув полог,

Увидал? К стене прижатый

Нашим ложем, — нет, вернее,

Им раздавленный, — лежит

Человек, стеня от боли

И хрипя. И этот хрип был

Криком о моем бесчестье.

Мендо

Как же поступили вы?

Дон Леонардо

Тут, опасливости вашей

Позавидовав невольно,

Я вскочил, оделся наспех,

Щит и шпагу взял, готовый

Отомстить за оскорбленье.

Все ж, решив, что будет лучше

Вас позвать, я, уходя,

Запер дверь. Теперь обидчик

В дверь не выскользнет, а окна

Расположены высоко.

Мендо, знаю: близко к сердцу

Друга примете вы горе.

Мендо! Разума меня,

Пришибив, беда лишила.

Как, не знаю, с ней бороться,

И не знаю я, к кому,

Кроме вас, мне обратиться.

Друг мой Мендо! Как, однако,

Все изменчиво на свете,

Если в деле чести ждать

От крестьянина совета

Принужден ученый муж!

Мендо

Кровь делает еще заметней

Пятно на чести. Утверждавший,

Что оскорбление любое

Она смывает, был неправ.

Убить? За этим ведь и позже

Не станет дело. А теперь

Доверьтесь мне. Я, взяв двух слуг,

Войду в ваш дом и хитрой речью

Всю правду у супруги вашей

Сумею выведать.

Дон Леонардо

Хоть было б

Предложенное вами средство

И хуже, я найти другое,

Чтоб честь свою спасти, не в силах.

Идите! Я внизу останусь

Дверь дома охранять.

Мендо

Когда бы

Ее всегда вы охраняли,

Тень не легла бы на нее.

Дон Леонардо

Вам, добрый Мендо, вам вверяю

Я честь свою.

Мендо

Но подымитесь,

Сеньор, с земли!

Дон Леонардо

То пало наземь

Высокомерие мое!

(Уходит.)

Появляются Хилоте и Эргасто, потешно вооруженные.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Мендо, Хилоте, Эргасто.

Хилоте

Зачем нас подняли так рано?

Эргасто

Эй, Хиль! Не пахнет ли тут дело

Хорошей дракой?

Мендо

Кто идет?

Хилоте

Хоть нынче и не карнавал,

Но хочет, видимо, хозяин

В дозор по городу послать нас.

Мендо

Молчок, друзья! Тут кое с кем

Беда случилась кой-какая.

Хилоте

С дон Леонардо?

Мендо

С ним.

Хилоте

Поспорим,

Что с призраком сеньор столкнулся

Лицом к лицу.

Мендо

Да замолчи,

Осел!

Хилоте

Осел не я, а тот,

Кто и бревна в глазу своем

Не видит, но зато в чужом

Соломинку копытом ищет.

КОМНАТА В ДОМЕ ДОНА ЛЕОНАРДО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Донья Эльвира, дон Фернандо, Мондрагон, Леонора.

Дон Фернандо

Я выпрыгну в окно.

Донья Эльвира

Да! Чтоб разбиться

На тысячу кусков?

Мондрагон

Ведь вы сосуд

Весьма непрочный.

Дон Фернандо

Но куда мне скрыться?

Гнев варвара опасней.

Донья Эльвира

Все сочтут,

Что справедлив он.

Дон Фернандо

С этим согласиться

Я принужден, хоть справедливость тут

Как будто струсила, на срок столь долгий

Месть отложив.

Донья Эльвира

Но ярость на осколки

И бронзу разобьет.

Мондрагон

Идут сюда!

Спасайтесь!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Мендо, Хилоте и Эргасто.

Мендо

Право, незачем, сеньоры.

Ведь я не для расправы и суда

Явился к вам.

Донья Эльвира

Мне тяжело укоры

Выслушивать.

Мендо

Но для чего тогда

Вы в спальне от супружеского взора

Пытались гостя спрятать в час ночной?

Донья Эльвира

Не знаю за собой вины иной,

Как той, что из тщеславия пустого —

Причины стольких бед — впустила в дом

Фернандо. Хоть уйти он дал мне слово,

Но не сдержал его, любви огнем

Охваченный. Он страха никакого

Не чувствовал, покуда муж ключом

Не щелкнул. Тут идальго заметался,

Забрался за кровать и там остался.

Мендо

Так нужно, чтоб исчез он как-нибудь!

Донья Эльвира

Кто страж дверей?

Мендо

Ваш муж.

Леонора

Сеньор влюбленный!

В моей каморке вас могу замкнуть.

Мендо

Тогда считайте жизнь свою спасенной.

А жертвы роль, надеюсь я, ничуть

Сыграть не трудно будет Мондрагону.

Мондрагон

На душу тяжкий взваливаю грех.

Дон Фернандо

Я спрячусь!

Мендо

Этим вы спасете всех.

Дон Фернандо и Леонора уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Донья Эльвира, Мондрагон, Мендо, Хилоте, Эргасто.

Донья Эльвира

Я ничего еще не понимаю.

Мендо

Сейчас все разъяснится. Хиль! Впусти

Сеньора.

(К Эргасто.)

А тебе препоручаю

Жену.

Эргасто

Иду.

Мондрагон

А нам не по пути?

Мендо

Стой здесь.

Мондрагон

Стою и смерти ожидаю.

Донья Эльвира

Коль вам удастся честь мою спасти,

То вам обязана я жизнью буду.

Мендо

Нет, господу, — пусть сотворит здесь чудо.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же, Антона, дон Леонардо и Хилоте.

Антона

Простите! Из-за всех тревог

Нашла я настежь вход открытым.

Дон Леонардо

О честь! Твой приговор жесток:

Я должен, обнажив клинок,

Убийцей стать иль быть убитым.

Мендо

Нет, нет, сеньор! Клинок в ножны!

Дон Леонардо

Что? Не заслуживает мести

Постигшее меня бесчестье?

Мендо

Хоть гневаться вы и вольны,

Но обстоятельства все взвесьте.

Войдя по вашей просьбе в дом,

Я здесь услышал об одном

Необычайном приключенье.

Надеюсь, ваша ярость в нем

Легко отыщет утоленье.

Был найден мною тот злодей,

Что здесь, притиснутый кроватью,

Стенал и смерти ждал своей.

Дон Леонардо

Кто это? Тотчас должен знать я.

Мендо

Соседа вашего лакей.

Дон Леонардо

Здесь, в спальне, своему сеньору

Служил он?

Мендо

Не об этом речь!

Пройдоха любит Леонору,

Лишь для нее он в эту пору

Сюда проник. Ее наречь

Поклялся он своей женою.

Не так ли?

Мондрагон

Я всему виною!

Дозвольте ж мне прижать к груди

Красотку.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Леонора.

Дон Леонардо

(Леоноре)

Слово за тобою.

Все это правда? Подтверди!

Леонора

Сеньор! Вернулись вы так рано,

Что прятаться пришлось ему.

С испугу, что ль, уж не пойму,

Сюда попал он…

Дон Леонардо

Как ни странно,

Я жертвой стал самообмана.

Донья Эльвира

Вот участь женская! Взбредет

Что-либо в голову мужчине,

И ставится все это в счет

Той, что всех ангелов невинней.

Мужчина ведь не придает

Словам и клятвам женским веры.

Увидит чью-то тень во сне,

Ну хоть слуги, сказать к примеру,

И возомнит, что кавальеро

Проник в альков к его жене.

Счастливицы те, что от мира

Навеки отрешась, приют

Нашли в пустыне и живут

Отшельницами.

Дон Леонардо

О Эльвира!

Донья Эльвира

Нет, поздно!

Дон Леонардо

Ради слез, что тут

Вы пролили, вас о прощенье

Молю. Ведь в то мгновенье сам

Не верил я своим глазам,

Хоть был мужчиной, а не тенью

И не игрою сновиденья

Виновник ярости моей.

Донья Эльвира

Он только тень, но, не желая

Терпеть обид, я уезжаю

К моим родным.

Дон Леонардо

Змеи страшней,

Да и опасней тень иная.

Мендо

(показывая на Антону)

Ей было бы за вас, сосед,

Замолвить слово тут уместно.

Антона

(донье Эльвире)

Велит вам честь простить.

Донья Эльвира

О нет!

Ведь я ославлена бесчестной.

Антона

Обидой вызван ваш ответ.

Ваш муж неправ был, но коль скоро

Он повинился, то раздору

Конец — вот вам совет простой.

Дон Леонардо

(Мондрагону)

Когда бы не был ты слугой

Столь благородного сеньора,

То палками тебя я взгреть

Велел бы.

Мондрагон

Что мне их удары?

Кто женится, тому их впредь

Не избежать.

Хилоте

Вы пожалеть

Его должны. Ужасней кары,

Чем счастье, что бедняга сам

Себе избрал, на свете нету.

Мендо

Подать для брачного обета

Друг другу руки нужно вам.

Дон Леонардо

И я им разрешаю это…

Антона

Да и они — себе самим.

С женитьбой все недоуменья

Тотчас развеются как дым.

Хилоте

А нам что делать, остальным?

Мендо

Что? С вашего соизволенья,

Покрепче на земле стоять,

Открытым, Аргусу под стать,

Один хоть глаз всегда держать,[27]

Но к вашему пусть будет дому

Он обращен, а не к чужому.

Кто столь учен и столь умен,

Чтоб взялся самовластно он

Республикою Чести править?

Ведь и мудрец не огражден

От бед, что могут обесславить

Любого, честь его сгубя.

Но так как полночь у порога,

То лучшего нет эпилога,

Чем дать совет вам на дорогу:

Быть умным в доме у себя.

ЧТО СЛУЧАЕТСЯ В ОДИН ДЕНЬ

Перевод А. ЭФРОН

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Херардо.

Бланка — его дочь.

Марсело — его сын.

Теодора.

Дон Хуан де Вибера.

Дон Фелис.

Инес — служанка Бланки.

Леон — слуга Марсело.

Селья — служанка Теодоры.

Томе — слуга дона Хуана.

Педро — слуга дона Фелиса.

Нотариус.

Врач.

Двое слуг Теодоры.


Действие происходит в Мадриде.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

УЛИЦА

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Бланка, Инес.

Бланка

Где твое благоволенье,

О любовь? Несешь лишь беды,

Наши лучшие победы

Превращая в пораженья…

Если нынче небреженье

Страсть вчерашнюю сменяет,

Много ль радости являет

То, что отнято судьбою?

Дивный клад утрачен мною —

Кто теперь им обладает?

Думая, что счастье вечно,

Не пеклась о драгоценном,

Что к прискорбным переменам

Привело меня, конечно.

Жизнь, текущая беспечно,

Огорченьями чревата…

Знаю я, что виновата,

И приемлю испытанья

Нынешнего состоянья —

По ошибкам и расплата!

Мысли! Вы ль не тайновидцы,

Вам ли, мудрым, не поверю,

Предсказавшим мне потерю

И страданья без границы?

В вас могу ли усомниться,

Помыслы мои, коль горе

Обещали мне, не споря

С правдой? Тот живет вслепую,

Кто, в беде беды не чуя,

С собственным рассудком в ссоре.

Между страхом и сомненьем

Чаянья мои блуждают,

Словно кары ожидают

Возвещенной провиденьем.

Пусть и ревность и влеченье

Сгинут вместе! Что за радость

В недоверии, за сладость

В огорчении? Когда я

Жду удара, изнывая,

Эта радость мне не в радость!

Инес

Госпожа не пропустила

Ничего?

Бланка

Конец и речи

И любви. Не жажду встречи

С тем, что я похоронила.

Инес

В вашей ревности причина

Всех обид на дон Хуана.

Бланка

Речь такую слышать странно!

Если держит путь мужчина

От тебя в Кастилью, значит,

Сам забыл о многом или

Хочет, чтоб его забыли.

Инес

Ну и пусть в Кастилью скачет!

Праздник посетить церковный

Иль иной — не преступленье.

Бланка

Разве ищет развлеченья

Страсть на стороне? Ведь все в ней

Праздник! Ревность заменяет

Бой быков, а страх измены

Может не сходить с арены,

Где сама любовь метает

Дротики или под стрелы

Подозрений щит терпенья

Подставляет, где уменья

Требует игра и смелы

Все участники. Когда же

Речь пойдет о лицедеях,

То любовь стократ сильней их

В драмах, шутках или даже

Интермедиях, где мужа

Ловкая жена стремится

Обмануть. Пусть я девица,

Но глаза мои мне служат

Вместо знанья жизни. Видно

Мне, как страсть играет нами.

Развлечения не в драме —

В даме ищут! Цвет завидный

Уст, ланит ее атласных

Предпочтет ли розам в парке

(Солнцу — мрак, заре — огарки)

Кавалер, влюбленный страстно?

Иль слезинкам, порожденным

Негой, — блестки водомета?

Инес

Видно, ссориться охота

Из-за ничего влюбленным!

Не какой-нибудь проказник

Дон Хуан. Наверно, дело

Кавалеру повелело

Посетить кастильский праздник.

Бланка

Он не гранд, ему не надо

Быть на празднике в Кастилье.

Злит меня мое бессилье!

Инес

Ваша злит меня досада…

Бланка

Человек он не придворный,

Значит, ехать не обязан.

Помни, будет он наказан!

Заверяю непритворно:

Я на все пойду в отместку —

Пусть не жить мне в доме отчем!

Будет помнить долго очень

Друг и Бланку, и поездку!

Инес

Заменить любовь забвеньем

Вы сумеете ль?

Бланка

Не знаю.

Пусть придет любовь иная,

Порожденная отмщеньем!

Инес

Замысел невероятен!

Бланка

Отчего? Отец к тому же

Прочит мне другого мужа:

Фелис и богат и знатен,

Образец дворянской чести,

Друг семьи, родня отцова,

Ну и, что всему основа,

Он на празднества не ездил!

Инес

Как бы вам не рассердиться

На себя, и очень скоро!

Бланка

Тише! Педро вот!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Педро.

Педро

Сеньора!

Разрешите обратиться

К вам тому, кто может службу

Сослужить вам…

Бланка

Очень рада,

Вот тебя-то мне и надо!

Передам привет и дружбу

Фелису с тобой. Чем занят

Твой хозяин?

Педро

Только встали

От стола, как приказали

Карты им подать…

Бланка

(в сторону)

Мне ранят

Душу собственные речи.

О любовь моя!..

Педро

Играют

Вместе.

Бланка

Кто же побеждает?

Педро

Мой сеньор.

Бланка

Себе перечит

Карточной игры примета.

Педро

Не припомню!

Бланка

Незадачлив

В картах — кто в любви удачлив.

Ну-ка, применимо ль это

К Фелису? Необычайно

Счастлив он в любви, так как же

В картах побеждает?

Педро

Так же

Как в любви — всегда случайно!

Нынче вы — его везенье,

В честь чего с мешком поклонов

Эти двадцать шлет дублонов

С выигрыша вам…

Бланка

Почтенье

Мне он оказал. Должница

Я его.

Педро

Чтоб в модном стиле

Туфельки себе купили.

Перед вами извиниться

Просит он заране, коли

Дар не устоит на месте

С ножками сеньоры вместе,

Что достойны царской доли —

В золото обуться…

Бланка

(в сторону)

Боже!

До каких глубин достану,

Досаждая дон Хуану!

Педро

Скоро два часа, похоже.

Мне пора седлать гнедого.

Ждут еще дела и встречи,

А не за горами вечер…

Бланка

Подойди-ка на два слова!

Эту ленту осторожно

Фелису отдашь, пусть даже

Мой отец там — он не скажет

Ничего…

Педро

Что ж, это можно!

Бланка

И с тобою мне приятно

Поделиться. Вот четыре

Золотых. Раскрой пошире

Кошелек…

Педро

Четырехкратно

Бог благослови вас! Пусть

Вам, как первую награду,

Даст он лучшие наряды,

Те, что отгоняют грусть…

Инес

Он учтив…

Педро

Пусть время злое,

Во-вторых, до ваших зубок,

Черных кос и алых губок

Не дотронется рукою.

В-третьих, пусть бы сохранил

Вам господь здоровье, чтобы

Вы не ведали до гроба

Притираний и белил.

Наконец, пусть мужем вашим

Будет избран только тот,

Кто ни разу не уснет,

Вам любовь не доказавши!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Бланка, Инес.

Инес

Легче стало?

Бланка

Как сказать!

Так вот светит нам в ночи

Пламя гаснущей свечи:

Вспышка — и темно опять.

Инес

Да, не греет ваш огонь.

Деньги в кулаке зажали…

Бланка

Я рассеянна в печали.

Инес

Что-то чешется ладонь!

Бланка

На, держи!

Инес

Ну и дары!

Мне — один, тому — четыре…

Бланка

Ты — своя!

Инес

Да, в этом мире

Дамы к дамам не щедры!

Входит Томе в дорожном платье, старой фетровой шляпе и сапогах со шпорами.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и Томе.

Томе

Вот и я, Инес, здорово!

Бог дойти до вас помог,

Так же как и резвость ног.

Инес

Эко диво, право слово!

Сам Томе вернулся к нам…

Томе

Донья Бланка! Цвет жасминный!

Ангел нежный и невинный!

Можно преданным устам

Краешка коснуться платья?

Но сердита ваша милость…

Или что-нибудь случилось?

Бланка

Только то, что ты — некстати.

Томе

Я? Но я ведь не один

И несу благую весть!

Ваш знакомый — тоже здесь:

Дон Хуан, мой господин.

Бланка

Не припомню, что за дон…

Томе

Дворянин, чей ум и вид

Восхитили весь Мадрид.

Лишь на той недели он

Отбыл…

Бланка

Вряд ли я его

Видела когда-нибудь.

Томе

Слепоты подобной суть

В ревности, верней всего.

Ей и свойственно как раз

Женщинам туманить взор,

На ухо шептать им вздор…

Добралась она до вас,

Вижу…

Бланка

Эти размышленья

При себе оставь, Томе.

Иль ты не в своем уме?

Ревность возвращает зренье

Слепнущей любви. Когда

Отбыл дон Хуан в Кастилью,

Брошенная птичка крылья

Обрела и из гнезда

Выпорхнула; нынче речи

О былом не может быть —

Прошлого не воротить.

Томе

Значит, не желает встречи

Птичка в кинутом гнезде?

Бланка

Да, ты прав. Не любят птицы

В брошенном жилье ютиться…

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Инес, Томе.

Томе

Рассердилась — быть беде!

Что скажу я дон Хуану?

Инес

Все, что хочешь!

Томе

Не пойму…

Уезжал, она ему

Говорила — ждать, мол, стану,

А вернулся…

Инес

Любят споры

Все влюбленные.

Томе

Поэт

Так сказал: «Согласья нет

Там, где не бывает ссоры».

Буря, верно, не всерьез?

Инес

Да, без всякого сомненья.

Томе

Ищет скорбь уединенья,

Чтоб не видно было слез.

Инес

Слезы быстро высыхают!

Солнцами сияя, взгляды

Облака рассеять рады —

И согласье наступает…

Мне хоть не пришлось рыдать,

Что уехать ты посмел,—

Господин тебе велел,

Ты не сам решил сбежать.

Как ты съездил? Расскажи!

Томе

Не владеем слогом мы,

Как великие умы

Иль ученые мужи.

Был один писатель там —

Вот его перу под силу

Рассказать о том, что было,

Ну, а мы-то… Где уж нам!

Инес

Что за скромность, за смиренье!

Томе

Ты сейчас меня поймешь…

Скажем — пел я: хоть бы грош

Кто бы подал мне за пенье!

Инес

Быть бы надо победовей!

Томе

Хоть чихай на всю округу,

Все равно не сыщешь друга,

Что ответит «на здоровье!».

Да уж, коли нет заслуг,

Ни ума, ни остроумья,

То нескромным быть — безумье

Для скромнейшего из слуг.

Инес

Все же хочется узнать

Мне о празднике в Кастилье,

Так, в простонародном стиле,

Ибо нет терпенья ждать,

Чтобы овладел ты слогом,

Чтоб тебе в игре король

Выпал или туз. Изволь

Рассказать мне хоть немного.

Томе

Ну, тогда о слугах слушай —

Не умею про вельмож.

Инес

Как, о слугах?

Томе

Да.

Инес

Ну что ж!

Томе

Начал я. Развесьте уши,

Вы, каурые, гнедые,

Жеребцы из Алькараса,

Белые и вороные,

Вы, кто воду пьет из лужи.

Вы, кто пьет из Иппокрены,

Вы, несчастные калеки,

Клячи отставных военных,

Тех, что до зимы разуты

И оборваны до лета,

Что худы, как мотовила,

И, как пугала, одеты!

Слушайте, магистры-мулы,

Добрых лекарей опора

(Да очистит вас морковка

От репейного запора!),

Вы, церковные лошадки,

Что в вуалях, словно вдовы,

Удила свои жуете,

Отрешившись от земного!

Также вы внимайте, кони,

Вы, что, рады иль не рады,

Тащите в резных колясках

Молодых прелестниц с Прадо!

Также мулы с толстым брюхом,

В крепкой монастырской сбруе,

В том числе и те, что возят…

Что про седоков скажу я?..

Слушайте: итак, в Кастилье

Были лучшие мужчины,

Те, чья слава прогремела

От стакана до кувшина,

От Дуэро и до Тахо,

Тахо, что вбирает воды

Мансанареса, который

Дань ему от года к году

Возит мылом и петрушкой…

Был на празднике Бенито,

Уроженец Талаверы,

В красно-буром платье, сшитом

Уж не с холостяцким блеском.

Дар жены — на ленте длинной

Крест — он нацепил на шею:

Так велит христианину

Отмечать свой брак обычай.

И сапожки не по росту,

И подвязки не на месте

В нем подчеркивали сходство

С петухом в бойцовых шпорах.

Сам Мартин из Корредеры

В играх не жалел усилий

Ни своих, ни клячи серой.

Был усач в чудной ливрее,

Отливавшей рыжим глянцем.

Перья белые служили

Лепестками померанцу.

Прикрепленные им к шляпе

Локоны любимой дамы

Были гнидами покрыты

Так, как будто жемчугами.

Правда, убедила дама

В том его, что эти гниды —

Души брошенных влюбленных,

Что скончались от обиды.

Инес

Ну и души!

Томе

Слушай дальше…

Был там также шут Лоренсо,

Уроженец Фортинейры,

Что кастильских уроженцев

Мог бы в плутовстве наставить.

Коротышка круглый, крепкий,

Выглядел он лучше многих,

Пусть и походил на репку

Из Галисьи плодородной —

Края репы и дворянства.

Был он в куртке синей с черным,

Да и прочее убранство

Отдавало чернотою

И отсвечивало синим.

Снарядив его в дорогу,

Подала ему Марина

Вместе с жарким поцелуем

Кус поджаренного сала…

Инес

Милосерднейший поступок!

Томе

В сумку класть его не стал он,

А тотчас же сунул в брюхо,

Начертав на брюхе…

Инес

Ловко!

Томе

«Кто любим — не отощает!»

Инес

Он поэт?

Томе

Молчи, плутовка!

Инес

Я и то молчу.

Томе

Злословить

О товарищах не стану.

Инес

Ну, а дальше?

Томе

Дальше был там

Некий Берналь Толосано.

Как не выколол усами

Сам себе он оба глаза,

Не пойму. К нему в дороге

Прицепились, как зараза,

Не один — четыре друга.

Он поил, кормил, снабжал их —

От сапог до марципанов —

Всем, как будто деток малых.

Он к своей ливрее графской —

Желто-красно-сизо-белой —

Приколол еще и ленту

В честь суконщицы рамосской

Преискусной Каталины.

Вслед за ним, в себе уверен,

Появился Перо Маркос.

(Он вполне благонамерен,

Несмотря на то, что левой

Действовать привык рукою…)

Нес четыре он баула

Столь высоких, что порою

Мне казалось — в кипарисах

Он дорогой заблудился.

Силою незаурядной

Перо здорово кичился,

Потому и на собратьев

Не любил учтивость тратить,

Все покрикивал: «Эй, дядька!»

Или — «Как тебя там, братец?»

На мосту, что Сеговийским

Называют (он в гранитных

Лапах маленькую лужу —

Без очков ее не видно —

Уж который год сжимает),

Я унылую девицу

Заприметил. Очи девы

Источали ту водицу,

Коей луже не хватало.

Для кого предназначались

Два воротника расшитых

И платочки, что, печалясь,

Девушка спустила в воду?..

А теперь — ко мне, Камены,

Ибо Калиндрас могучий

Сам явился на арену,

Как дель Карпьо[28] знаменитый.

В перламутровой ливрее

Он блистал — ему сутана

Все же подошла б скорее,

Скрыв его кривые ноги.

Ни один в игре так ловко

От копья не уклонялся

И не ждал с такой сноровкой

Выхода быка, желая

С ним и вовсе не встречаться.

Рассказать тебе подробно

Обо всех, кто состязаться

Вышел в подвигах, в нарядах,

В громких кличках, то ж, поверь мне,

Что пытаться все обманы

Всех купцов учесть, иль перья

В крыльях славного Пегаса,

Или все мои попытки

Приласкать тебя. Скажу лишь,

Что хозяева убытки

За бахвальство и за роскошь

Челяди своей терпели,

Те ж себе и в ус не дули;

Что башмачники при деле

Оказались и портные…

Альгуасилам, всем на свете,

Не взыскать и сотой доли

Денег, пущенных на ветер

В дни торжеств… Но я кончаю,

Ручки милые целуя,

Ибо вижу дон Хуана.

Инес

Дон Хуан? Тогда уйду я.

Выдержать влюбленных пени

Даже камень вряд ли сможет.

(Уходит.)

Томе

Да, разумного в них мало…

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Томе, дон Хуан в дорожном платье.

Дон Хуан

Ну, Томе!

Томе

Сеньор?

Дон Хуан

Так что же,

Золото мое ты видел?

Томе

Да уж видел…

Дон Хуан

Что сказала?

Томе

Доброго довольно мало.

Как бы я вас не обидел!

Дон Хуан

Говори!

Томе

Не дав мне ножку

Ей поцеловать, под платье

Спрятала ее: «Некстати

Прибыл», — фыркнула, как кошка.

«Вы ошиблись, — отвечаю,—

Я приехал кстати, ибо

Дон Хуан со мною прибыл!»

А она: «Таких не знаю».

Я ей объясняю, кто вы,

Что не следует сердиться…

«Передай ему, что птицы,

Мол, не прилетают снова

В гнезда брошенные…»

Дон Хуан

Мило!

Томе

Так вам передать велела.

Мило ль, нет ли — ваше дело…

Дальше слушайте, что было:

Тот сеньор, дон Фелис, там уж

Пил и завтракал с папашей;

Значит, плохо дело ваше,—

Донья Бланка выйдет замуж

Не за вас. Еще до ночи

Не пришлось бы вам признаться,

Что в любви нельзя вверяться

Женщине капризной очень.

Дон Хуан

Ей хотелось, несомненно,

Подразнить меня — в отместку

За несчастную поездку.

Ни угрозы, ни измены

В том не вижу я.

Томе

Сторицей

Ревность мстит. Она способна

Действовать упорно, злобно.

Дон Хуан

Нет, мне нечего страшиться.

Томе

Бланка — женщина!

Дон Хуан

Заладил!

Говоришь — до ночи? Что же

За полдня случиться может?

Томе

За полдня Нерон утратил

Всю империю.[29] Могучий

Александр — целый мир

Превратил в ничто, в эфир

Флот свой Ксеркс, и стала кучей

Пепла Троя…

Дон Хуан

Эту древность

Расскажи своей куме.

Знаю я одно, Томе,

Что на ревность можно ревность

Натравить, тогда, без спору,

Также до ночной поры

Бланка выйдет из игры,

Заподозрив Теодору

(Та в меня ведь влюблена),

И падет моя плутовка

Жертвой собственной уловки.

Томе

Теодора? Вот она!

Словно чует — тут как тут!

Дон Хуан

Этой встрече рад я, право…

Томе

Ревность — острая приправа

Для любовных пресных блюд.

Дон Хуан

Да, любовь не даст уснуть.

Только погасил светильник —

Ревность завела будильник

И толкает снова в грудь…

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же, Теодора, закутанная в плащ, двое сопровождающих ее слуг и Селья.

Селья

Слышно, прибыл дон Хуан.

Теодора

Как? Живет он в этом доме?

Дон Хуан

Дом, как дом, но дома кроме

Вот я сам — из дальних стран!

Теодора

В добром здравье видя вас,

Рада вам раскрыть объятья.

Дон Хуан

Друг мой! Должен вам сказать я,

Что вдали от этих глаз

Чуть не захворал от скуки.

Теодора

Это новость! По глазам

Вы моим скучали там?

Я обязана разлуке

Этим чудом, так как ране

Взгляд мой после многих встреч

Не сумел к себе привлечь

Капли вашего вниманья.

Дон Хуан

Да… Разлука, отдаленье

Помогли мне в краткий срок

Стать рабом у ваших ног,

В вас узреть венец творенья.

Гибель в вас моя иль счастье —

Сами вы должны решить.

Что для вас мне совершить?

Весь я ныне в вашей власти.

Теодора

Честным быть, не лицемерить,

Вот о чем просила б вас.

Так внезапно, сей же час

Как могу я вам поверить?

Дон Хуан

Вам, чтоб верить, время нужно,

Мне — чтоб вас завоевать.

Теодора

Если долго надо ждать,

Чтоб узнать, насколько дружны

Души наши, что в залог

Чувства вашего дадите?

Дон Хуан

Все что только захотите!

Вам расписку дать бы мог

В том, что вам принадлежу я,

В том, что вами взят я в плен,

Но хочу от вас взамен

Тоже получить такую.

Теодора

Я бы счастлива была:

Вы придумали так мило…

Дон Хуан

Эй, Томе! Перо, чернила —

Чтоб сеньора поняла,

Как влечет меня к ней чувство!

Поживей!

Томе

Иду, спешу!

(Уходит.)

Теодора

(в сторону)

Я от счастья чуть дышу!

Дон Хуан

(в сторону)

Ложь — великое искусство!

Селья

Донья Бланка к вам идет…

Дон Хуан

Ревность действует — и скоро!

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Те же, донья Бланка и Инес.

Бланка

Вероломный!.. С Теодорой!..

Инес

Ах, какой коварный ход!

Бланка

Дон Хуан, сеньор! Когда же

Вы изволили прибыть?

Дон Хуан

Я? С зарей. Чтоб ясным быть —

Вот моя заря, она же

Теодора.

Бланка

Вы с пути

В добром здравье, ваша милость?

Дон Хуан

Да, как видит ваша милость.

Инес

(в сторону)

Злоязычней не найти

Ревности, а как учтива!

«Ваша милость» тут и там…

Ложь сопутствует речам

Чересчур медоточивым.

Дон Хуан

Вашу милость да хранят

Небеса!

Бланка

И ваша милость

Дай господь, чтоб сохранилась!

Дон Хуан уходит.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Теодора, двое ее слуг, Селья, Бланка, Инес.

Инес

(в сторону)

Коль о милости твердят,

Жертвы близко!

Теодора

(Бланке)

Отчего ты

С ним была так холодна?

Бланка

Ах, да с ним тоска одна:

То признанья, то остроты…

Теодора

Рада я, что ничего

Между вами…

Бланка

Да, не спелись

С дон Хуаном. Мил мне Фелис

И… невеста я его!

Теодора

Что ты?

Бланка

Правда!

Теодора

Значит, нам уж

Нечего скрывать: итак,

С Фелисом вас свяжет брак,

Я за Хуана выйду замуж.

Он мне сделал предложенье…

Бланка

Шутишь ты!

Теодора

Ничуть, поверь!

Бланка

Остается нам теперь

Обменяться поздравленьем…

(В сторону.)

Мне понятно, почему,

Расхотев на мне жениться,

Он спешил в Кастилье скрыться…

Теодора

(в сторону)

Нет пределов моему

Счастью…

Бланка

(в сторону)

Что ж, смириться надо…

(Теодоре.)

Съездить не мешало нам бы

Вечерком в Каса дель Кампо.[30]

Теодора

Я предпочитаю Прадо.[31]

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Те же и Томе.

Томе

(в сторону)

От подобных поручений

Страх по коже пробирает,

Ибо что от них бывает

В жизни, кроме огорчений?

(Теодоре.)

Вот бумага: без помарок

Подпишите…

Теодора

Подпись ставлю.

Радость и тебе доставлю —

Кошелек прими в подарок.

Томе

Он с душою?

Теодора

Без сомненья,

С золотою!

Томе

До чего ж вы

Щедры! Туфелек подошвы

Вам целую в знак почтенья.

Я не жадный. В самом деле,

Мне бывает просто скушно,

Если вещь — и вдруг бездушна!

Каб еще одним владели

Кошельком, тогда, быть может,

Я, не побоявшись риску,

Подарил бы вам расписку

Дон Хуана.

Теодора

Отчего же

Медлишь? Нá кольцо в награду!

Томе

Вот — владейте! До свиданья.

(Уходит.)

Теодора

Ах, сбылись мои мечтанья!

Бланка

(в сторону)

С ревностью шутить не надо…

Для меня ж моя проделка

Обернулась очень скверно.

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Теодора, двое ее слуг, Селья, Бланка, Инес, дон Фелис, Херардо, Педро.

Херардо

Проигравшись — рад безмерно!

Дон Фелис

В крупной ли игре иль мелкой,

Мне не следовало, право,

Разорять вас…

Херардо

Не волнуйся!

Выигрышем обернулся

Проигрыш мой.

Дон Фелис

Мне по нраву,

Что выигрывал я дважды:

В картах повезло сначала,

А потом мне «да» сказала

Бланка, чьей руки я жажду.

Херардо

Милый друг! На всей планете

Ты достойнейший мужчина!

Мне уехавшего сына

Заменяешь…

Дон Фелис

Чувства эти

Льстят мне.

Теодора

Бланка! Вот отец твой

И жених…

Бланка

Да, дорогая.

Дон Фелис

Что ж взглянуть, как я играю,

Не зашли?

Бланка

Не знала средства,

Чтоб избегнуть искушенья

Выбрать сторону, которой,

Не вступая с сердцем в споры,

Отдала бы предпочтенье,

Пожелала бы удачи.

Херардо

Кто б другой, прошу отметить,

Так умно сумел ответить?

Дон Фелис

Да, она любому сдачи

Даст; умом ее прелестным

Собственный мой ум пристыжен,

Хоть я им и не обижен.

Бланка! Было бы мне лестно,

Если бы иною стала

Ваша лента, цвет надежды,

Что меня питала прежде,

Изменив на колер алый

Чаяний, достигших цели.

Непригоден цвет зеленый

Для мечты осуществленной!

Бланка

(в сторону)

Что скажу? Запечатлели

Мне уста любовь и муки.

Месть нелепая! Нежданно

У меня ты дон Хуана

Отняла…

Херардо

Пора бы руки

Вам соединить, как надо,

Ибо вижу: твой жених

Не по-праздничному тих…

Где ж свидетели обряда?

Бланка

(в сторону)

Ах, конец приходит мой!..

Херардо

Педро, эй! Найди-ка, малый,

Двух свидетелей!

Педро

Пожалуй,

Дон Хуана со слугой?

Оба прибыли недавно.

Херардо

Ладно!

Педро уходит, но вскоре возвращается вместе с доном Хуаном и Томе.

Дон Хуан наш друг —

Будет и твоим. Досуг

Сможешь проводить с ним славно.

Он — наш гость.

Дон Фелис

О нем слыхал.

Бланка

(в сторону)

Досадить тебе желая,

Дон Хуан, увы, должна я

Выйти замуж: ты ведь дал

Слово донье Теодоре…

Вот сейчас своей судьбе

«Да» скажу я при тебе.

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Те же, дон Хуан, Томе и Педро.

Педро

Вот свидетели!

Дон Хуан

(про себя)

О горе!

Бланка замуж собралась…

Томе

(про себя)

Хорошо, что мы явились…

Херардо

Дон Хуан!

Дон Хуан

Да, ваша милость?

Херардо

Рад приветствовать я вас.

Дон Хуан

Тронут вашим добрым словом,

Но боюсь докучным быть:

Не успев от вас отбыть,

Я опять под вашим кровом.

Херардо

То, что в торжестве таком

Примете, мой друг, участье,

Для меня вершина счастья.

Дон Хуан

Для меня же счастье в том,

Что своим расположеньем

Одарили вы меня…

Херардо

Я боюсь, не хватит дня

Нам двоим на изъявленья

Дружбы. Перейдем к делам.

Фелис и сия девица

Пожелали обручиться.

Засвидетельствовать вам

Нужно данное событье.

Дон Хуан

(Бланке)

Это сделаю, когда

Вашу волю словом «да»

Вы, сеньора, подтвердите.

Тотчас же своей рукою

Подписать смогу контракт.

Бланка

Говорю я «да».

Дон Хуан

Итак,

То, что было лишь мечтою,

Можете осуществить

В браке.

Бланка

Жажду разрешенья

Удалиться…

Дон Фелис

В восхищенье

Я!

Херардо

А что и говорить,

Фелис, о моей отраде!

Теодора

(уходя)

Мне Томе расписку дал

Вашу…

Дон Хуан

Сам бы вам сказал

«Да» с восторгом!

Теодора, двое ее слуг, Селья, Бланка, Инес, дон Фелис, Херардо и Педро уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Дон Хуан, Томе.

Дон Хуан

Как я сладить

Мог с собой, когда меня

Горе чуть не удушило!

Томе

Все, что в жизни нам грозило,

Может сбыться за полдня.

Дон Хуан

Прочь, надежды! Бланкой движет

Склонность, но отнюдь не месть,

Коль смогла мне предпочесть

Фелиса.

Томе

Сеньор, услышат!

Не кричите!

Дон Хуан

Что мне в том,

Коль погиб я?

Томе

Едет кто-то…

Дон Хуан

Кто б ни ехал, с нас заботы

Он не снимет…

Томе

Входит в дом

Бланки брат, сеньор Марсело.

Дон Хуан

В добрый час! Все нынче кстати

Для того, кто жизнь утратил.

Томе

В прах разряжен, смотрит смело…

Все подряд целуют гостя…

Дон Хуан

Скоро также поцелуют

Лоб застывший мой…

Томе

Такую

Музыку, сеньор, вы бросьте!

Из-за Бланки столько стонов

Испускать вам не пристало —

Благородства в этом мало.

Кабы тысячу дублонов

Потеряли вы…

Дон Хуан

Болвану

Не понять, хоть слезы брызни:

Тысячи сердец и жизней

В ней теряю непрестанно.

Томе

Ревновать заставив Бланку,

Неразумно поступили:

Вот и рыбку упустили,

И удилище с приманкой.

Лучше было б вам смолчать,

И беда прошла бы мимо.

Дон Хуан

Вызвать ревность у любимой,

Значит — счастье потерять.

Томе

Ревность на врача похожа:

В ней и гибель, и спасенье…

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Те же, Марсело в пышной военной форме и Леон.

Марсело

Видишь — сердца опасенья

Правдой обернулись!

Леон

Что же,

Самый лучший прорицатель —

Ревность.

Томе

Вот Марсело!

Дон Хуан

Друг мой!

Марсело

Жизнь мне обернулась мукой

Из-за новостей, приятель!

Дон Хуан

Или шурину не рад?

Марсело

Рад-то рад, но сговор скорый

Твой с сеньорой Теодорой —

Вот чем потрясен я, брат!

Дон Хуан

С нею я не обручен,

С нею лишь бумажкой связан,

И подсказывает разум:

Брак не будет заключен.

Ты приехал в добрый час:

Если вздумаешь, Марсело,

Сам вмешаться в это дело,

Все наладится, бог даст!

Марсело

В добрый час? Чтоб увидать,

Как выходит Теодора

Замуж за тебя? Умора!

Дон Хуан

Свадьбе этой не бывать.

Марсело

Почему?

Дон Хуан

Когда б не месть

Глупая, с твоей сестрою

Был бы обручен, не скрою,

Я! Не Фелис!

Марсело

Будь я здесь,

Прекратил бы этот бред.

Томе

Можно, я скажу?

Дон Хуан

Конечно.

Томе

«Да», что сказано навечно,

Можно переделать в «нет».

Бланка будет вам женой,

Если брат ее, Марсело,

С ней поговорит умело.

Выход где найдешь иной?

Дон Хуан

Друг Марсело! Будет лучше

Говорить нам откровенно,

Ибо я не только гость, но

Друг твой самый неизменный.

Ревность всё в сердцах и в доме

Вывернула наизнанку.

Коли только ты сумеешь

Возвратить мне донью Бланку,

Я, господь тому свидетель,

Не женюсь на Теодоре.

Марсело

Будет так на самом деле

Или только в разговоре?

Дон Хуан

Если слова не сдержу я,

Пусть клеймят меня печатью

Вероломства и измены!

Марсело

Так приди в мои объятья,

Дон Хуан! Судьба свела нас

В миг, когда я до предела

Доведен своей любовью.

Жизнь и смерть моя всецело

От тебя, мой друг, зависят —

Так располагай же мною!

Чин поручика в сраженьях

Заслужив, сейчас с войною

Я простился и с Миланом.

Пал там дон Алонсо — слава

Благородного семейства

Пиментель,[32] а он по праву

Слыл средь нас непобедимым

И бесстрашным, лишь над роком

Он не одержал победы.

В нем утратил я до срока

Покровителя, страна же —

Гектора и Ахиллеса.[33]

Юн годами, дон Алонсо

Многих мудрецов известных

Превзошел и полководцев.

От его ударов море

Дыбилось, круша галеры

Турок, наводнивших горем

Всю Италию. Хотел бы

Гонгоры владеть пером я,[34]

Чтобы рассказать об этом,

Но, увы, ему не ровня!

А сейчас я жажду мира

В сердце собственном, но чувства

Вновь велят за шпагу браться.

Друг! Спаси от безрассудства,

Помоги моей женитьбе,

Я за то берусь разладить

Обрученье Бланки.

Дон Хуан

Если

Сможешь Фелиса спровадить —

Навсегда твоею будет

Теодора.

Марсело

Все устрою.

Дон Хуан

Но не медли — скоро вечер!

За полдня с людьми такое

Может статься, что и за сто

Лет не расхлебаешь…

Марсело

Тише!

Бланка! Уходи скорее!

Дон Хуан

Ухожу… Томе, дружище!

Ты что думаешь?

Томе

Что солнце

Не зашло и что до ночи

Все еще четверг.

Дон Хуан и Томе уходят.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

Марсело, Леон, Бланка.

Бланка

Марсело!

Ты невесел, озабочен…

Отчего?

Марсело

Хорош ли повод

Для веселья? Пусть и знатен

Фелис, пусть он и родня нам,

Выбор твой мне неприятен.

Бланка

Ты не прав. Достоин Фелис

Лучшей партии.

Марсело

Но прежде,

Если можно мне касаться

Этого, к иной надежде

Ты стремилась и другого

Счастия себе желала.

Ты любима дон Хуаном.

Как мне только что сказал он,

Взять тебя готов он в жены

И отдать мне Теодору,

Если Фелиса ты бросишь.

Помоги мне эту гору

С сердца снять, не то в Милане

Путь мой жизненный…

Бланка

Ни слова

Боле! Истинной любовью

Я пожертвовать готова

Для тебя, не то что ложной.

Сделай, чтоб Хуан расстался

С Теодорой, если даже

В чувствах разочаровался

Он моих… и все желанья

Помогу тебе исполнить.

Марсело

Вот и Теодора.

Бланка

Чтобы

Милой о себе напомнить,

Ты в Каса дель Кампо тотчас

Поезжай — я там свиданье

Вам устрою.

Марсело

Там спасусь я

Иль умру без покаянья!

Марсело и Леон уходят.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

Бланка, Теодора.

Теодора

Три часа, а мы с тобою

Ну никак не соберемся!

Бланка

Верно, скоро все рехнемся

Из-за нашего героя.

Вне себя домой он прибыл,

Всю семью привел в волненье.

Видно, быть тебе сраженьем,

В коем брат мой примет гибель.

Теодора

Как, Марсело?

Бланка

Да, с ним вместе

Как бы не покончил счеты

С жизнью дон Хуан!

Теодора

Ах, что ты!

Кто принес Марсело вести

О помолвке дон Хуана?

Бланка

Я!

Теодора

Ужель не знала ты,

Что лелеял брат мечты

Обо мне?

Бланка

Не знала…

Теодора

Странно!

Как неловко!

Бланка

Жаль мне братца…

Молит, чтоб вернула вновь

Ты ему свою любовь

Прежнюю… Должна признаться,

Дон Хуан ему дал слово

На тебя не притязать.

Теодора

Нет, такое слово дать

Он не мог — ведь все готово

К нашей свадьбе, мне расписку

Он о браке подписал.

Бланка

Но себя он не связал

Этим, ибо путь не близкий

От бумажки до женитьбы.

Он влюблен в тебя — но брак

С дамой друга как-никак

Вероломство… Он прослыть бы

Вероломным мог…

ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ

Те же и Инес.

Инес

(Бланке)

Коляска

Ждет.

Теодора

(Бланке)

Постой, куда спешишь?

Вероломство, говоришь?

Бланка

Да.

Теодора

Вникая в эту сказку,

Вижу я, что вероломством

Здесь грешит не дон Хуан!

Бланка

Милая! Тебя в обман

Вводит с ревностью знакомство.

Я-то с Фелисом обетом

Связана…

Теодора

Да, правда… Что же,

Едем?

Бланка

Едем!

Теодора уходит.

…Не поймешь,

Связана иль нет. Об этом

Скажет будущее.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ

Бланка, Инес, дон Хуан, Томе.

Томе

Вот и

Бланка — с ней Инес одна.

Дон Хуан

Как здесь смелость мне нужна!

Томе

Я спасу вас от заботы…

(Бланке.)

Дон Хуан целует ножки

Вам, прелестная сеньора!

Вот стоит он с постной миной

В предвкушенье разговора.

Бланка

Разговоры ни к чему нам.

Томе

Отчего же так сурово

Вы обходитесь с влюбленным?

Бланка

Выхожу я за другого,

И с другою он помолвлен.

Томе

Что помолвка! Взять, к примеру,

Шахматы: игрок часами

Думает, как офицера

Или пешку передвинуть,

Чтобы выиграть, а в браке

Выигрыш еще важнее.

Уж над этим ходом всякий

Думает — и передумать

Может.

Бланка

Хитрый ты проныра!

Томе

Говорил один ученый

Мусульманин из Алжира,

Что, над браком и над книгой

Поразмыслив со вниманьем

Лет с десяток, мудрый ставит

Крест на бумагомаранье,

А потом и на женитьбе.

Года три убил Вергилий[35]

На Буколики, а много ль

В них? Шесть-семь эклог от силы.

На Георгики он восемь

Лет, на Энеиду даже

Все одиннадцать потратил,

Да еще — узнать, что скажут

Греки, к ним поехал с книгой.

Почему же за любого,

Лишь спросив: «А он — мужчина?»,

Выйти девушка готова?

Случаи встречал такие!

Вообще, помилуй боже,

И от свадеб, и от книжек!

(От стихов, пожалуй, тоже!)

Но — достаточно об этом.

Мой язык! Прильпни к гортани,

А не то сеньора примет

Глас рассудка за кривлянье…

Слышал я, король покойный,

Нынешнего дед, спиною

Поворачивался к людям,

Чтоб их не смущать собою.

Подождав, пока привыкнет

Гость к спине его почтенной,

Поворачивался ликом

Самодержец постепенно.

Посетитель в это время,

Поборов свое смущенье,

Вел беседу, благодарный

За такое обращенье.

Так же вот и мне хотелось

Вам помочь в лицо друг другу

Заглянуть и объясниться,

Как положено супругам.

Или вас любовь и ревность

Больше страхом не терзают?

Или нечего сказать вам?

Ну, тигрица?

Бланка

Я не знаю.

Дон Хуан

Правду говорит он, Бланка.

Томе

Хоть взглянули бы, однако!

Вот стоит он перед вами,

Как побитая собака,

Грустный, словно бакалейщик,

Коему надел замок

Сам судья на двери лавки,

Чтоб он торговать не мог.

Бланка

Отступитесь, злые духи!

Томе

Бог мой!

Бланка

Не хочу я, нет,

С ним мириться. Если б думал

Он…

Томе

Но все ж каков ответ

Ваш?

Бланка

Он не младенец с соской,—

Мог бы действовать и сам.

Дон Хуан

Думал я как раз об этом…

Томе

Тут не думать надо вам,

А вымаливать прощенье,—

Ведь сама не прыгнет в рот

Ложка с медом. Посмотрите:

Мед-то — вот он, сахар — вот!

Дон Хуан

Слаще меда и муската…

Томе

За Испанию, сеньор!

Бланка

(в сторону)

О любимый мой! С тобою

Кто не вступит в разговор!

Дон Хуан

(в сторону)

О любимая, о Бланка!

Томе

То-то! «Не хочу никак

С ним мириться»…

Бланка

С Теодорой

Ты зачем играешь в брак?

Дон Хуан

Ты же Фелиса невеста?

Бланка

Это не любовь, а месть.

Инес

Вас зовет отец, сеньора!

Если он найдет вас здесь…

Бланка

Встретимся в Каса дель Кампо!

Дон Хуан

Еду, чтоб с тобой побыть.

Томе

Только-то и нужно было

Глупым, что поговорить!

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КАСА ДЕЛЬ КАМПО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Марсело, Леон.

Марсело

В Каса дель Кампо мы сейчас с тобою

Находимся, Леон. Красоты эти

Недаром восхваляются молвою.

Лишь дар Праксителя[36] в его расцвете

Способен был бы вот того фонтана

Создать фигуры. Нет на белом свете

С ним схожего. Из солнцем осиянной

Италии он привезен. Отсюда

В Аранхуэс, тепла, благоуханна,

Летит весна и расцветают чудом

Реки бурливой берега. Здесь краски

Свои, от пурпура до изумруда,

Весна творит для ежегодной сказки.

Леон

Мне чудится в огнях росы блестящих,

В цветах, в листве, в ее шуршащей пляске

Присутствие божеств животворящих.

Марсело

На царственное это изваянье

Взгляни — сколь дивен взор очей грозящих

Филиппа-короля! А вот созданье

Лисиппово, но и его уменье

Способно ль Александровы деянья

Отобразить грядущим поколеньям?

Вернусь к Филиппу. Бронзовые лики

Плененных варваров благоговенье

Являют перед тем, кому великий

Карл предком был, перед жезлом в державной

Деснице. Племенам разноязыким

Как бы внушает он, что сильным, славным

Мир ослабевший может стать лишь властью

Оружия и веры.

Леон

Марсу равным

И доблестью, и грозной бранной страстью,

Бойцом, достойным родины — и Трои —

Узреть его испытываю счастье.

Знавал ли мир подобного героя,

Чей меч соревноваться мог с алмазом,

Чей вид страшил нездешнею красою?

Марсело

А эта прелесть, судя по рассказам,

Властителя Флоренции владенья[37]

Собою украшала.

Леон

Душу, разум

Вселяет в холод бронзы вдохновенье

Художника.

Марсело

Мне кажется ожившим

Не только всадник, но и конь, весь в пене

Грызущий удила.

Леон

Средь всех любивших

Филиппа вы — вернейший, вижу это!

Марсело

Но не дано мне быть среди почтивших

Героя память… Не рожден поэтом,

Ни живописцем, как покойный Мудо[38]

Леон

Внимание! Идут весна и лето…

Марсело

Пойду и я в надежде встретить чудо.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Теодора, Бланка и Инес.

Теодора

Несравненной красотой

Этот сад меня пленяет.

Бланка

В нем природа нам являет

Мастерство и опыт свой.

Инес

Вижу — здесь Марсело был!

Бланка

Теодора! Ты богата

Страстною любовью брата,

Отчего ж ему за пыл

Скупо воздаешь? С коня

Только соскочив, влюбленный

Мчит, усталый, запыленный,

За тобою.

Теодора

Он меня

Любит, мне же дон Хуан

Мил, итак, заверю смело:

Оба любим мы с Марсело,

Но не связан наш роман.

Бланка

Значит, не желаешь ты

Мне помочь?

Теодора

Но чем?

Бланка

Ответом

На любовь Марсело.

Теодора

Это

Лицемерные мечты.

Не о брате ты хлопочешь.

Бланка

Знаешь ты о данном мною

Твердом слове стать женою

Фелиса и мне не хочешь

Верить? Если вспыхнет ссора

Меж друзьями и застанет

Брата смерть, на поле брани

Пощадивши… Теодора!

Что тогда? Не будь беспечной!

Мудрому совету следуй:

Обнадежь его беседой

Ласковой и человечной!

(К Марсело.)

Где ты, глупый? Подойди же!

Марсело

Весь дрожу я от боязни,

Как приговоренный к казни,

Ибо гнев я ваш предвижу,

Теодора…

Теодора

Что в нем толку?

Если б прибыли вы ране,

То любовью на признанье

Вам ответила бы. Долго

Вы отсутствовали… Стала

Я невестою другого —

Нерушимо это слово.

Марсело

Что?

Теодора

Да то, что я сказала!

Марсело

Где же вера в достоверность

Чувств моих?

Теодора

Увы, разлука

Чувства превращает в скуку.

Марсело

Вы не верите и в верность!

Я же верен вам…

Теодора

Мой милый!

Для любови без ответа

Слишком вы умны — ведь это

Только глупому под силу.

Марсело

Глупый мирится с несчастьем,

Умный мирится с бесчестьем.

Но, клянусь, не быть вам вместе

С дон Хуаном! В одночасье,

О Венера, ваш Адонис

Будет мертв.[39] Пусть анемоной

Станет, или эти склоны

Кровью расцветут!

Марсело и Леон уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Теодора, Бланка, Инес.

Бланка

Опомнись,

Брат!

Теодора

А я его любила!

Что ж, пришлось покончить с ним —

Я ведь связана с другим.

Бланка

Кстати, что в записке было

Той, в которой дон Хуан…

Теодора

Вот что пишет кавальеро.

Бланка

(читает)

«Я, Хуан Луис Виберо

Теодоре де Лухан»…

Пребанальное начало,

Вроде «шлю вам свой поклон».

Теодора

Ты того, что пишет он,

До конца не дочитала.

Бланка

«…слово дал, что буду ей

Мужем»… Извини, подруга,

Но не быть тебе супругой

Дон Хуана! Мне важней

Счастье брата.

Бланка засовывает записку в рот и убегает, за ней бежит Инес.

Теодора

Что случилось?

Ест записку! Боже мой!

Ну, ревнивица, постой!

Чтоб ты ею подавилась!

Теодора уходит. Появляются дон Хуан и Томе.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Дон Хуан, Томе.

Дон Хуан

Как сентябрь ласкает взор

Яркой зеленью наряда!

Томе

Вам бы поберечься надо

Посторонних глаз, сеньор!

Дон Хуан

Пусть с аркадскими лесами

Схож сей парк,[40] но на беду

Все у всех здесь на виду.

Как нам быть, не знаем сами,

С Бланкой. Друг Томе! Устрой

Встречу нам!

Томе

Я постараться

Рад, но, право, потеряться

Легче в местности такой,

Где со всех сторон аллеи

И фонтаны, чем найти

Бланку.

Дон Хуан

Если б на пути

Многославного Тезея

Лабиринт и Минотавр

Просто так сдались,[41] без боя,

Вряд ли бы чело героя

Увенчал бессмертный лавр.

Томе

К счастью, здесь порода бычья

Вам не смеет угрожать.

Чтоб других нам избежать

Неприятностей, обличье

Изменить свое хочу,

Став садовником на время.

Дон Хуан

А сумеешь перед всеми?

Томе

Тут у кума получу

Лейку, ножницы, одежду

И, как здешний, побреду

Глянец наводить в саду,

А верней — искать надежду

Вашу. Иль цена мне грош,

Иль, не узнан, не замечен,

Так устрою вашу встречу,

Что ключей не подберешь!

Вы же спрячьтесь там, под вязом…

Дон Хуан

Как бы не нажить беды

Нам за все твои труды!

Ты безумец, но обязан

Всем тебе.

Томе

Не подведу!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Дон Хуан один.

Дон Хуан

Сколько жертв тебе, любовь,

Надобно? Терзаешь вновь…

Смилуйся! На поводу

У тебя, удел суровый,

Сколько мне идти в печали?

О фонтаны! Если б знали

Вы любовь, подобно новой

Аретузе,[42] и в бутонах

Ваших, нежные растенья,

Оживали бы в цветенье

Души нежные влюбленных,

То пришла бы ваша прелесть

Мне помочь в моем несчастье,

Ибо я лишен участья…

Вот Херардо, с ним и Фелис!

Бог мой, не успею скрыться!

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Дон Хуан, Херардо, дон Фелис.

Херардо

Дон Хуан! Клянусь вам честью,

Рад безмерно с вами вместе

В этом парке очутиться.

Дон Хуан

Мне сказали, что приехал

Граф Лемос, мой друг. Я встречи

С ним здесь ждал. Пустые речи!

Видно, вышла там помеха

И в Кастилье он. С досады

Тут брожу один, без цели.

Херардо

Вместо осени апрелем

Здесь сентябрь пленяет взгляды.

Дон Хуан

Вижу вас — и утомленья,

Что принес мне путь обратный,

Уж не чувствую — так рад я

Вновь вам выразить почтенье.

Херардо

Нам о празднике скажите,—

Он наделал много шума.

Как там было?

Дон Хуан

Как задумал

Сам державный устроитель,

Роскошью торжеств парадных

Доказавший в полной мере

Рвенье к христианской вере,

Коей служит безоглядно.

Херардо

Все великолепье это

Кто б сумел запечатлеть?

Дон Хуан

Славу этих дней воспеть

Многие взялись поэты.

Дон Фелис

Нам хвалили состязанья

Конные. Театр умы

Занимал, слыхали мы.

Дон Хуан

Наибольшее вниманье

Вызвала и восхищенье

Та комедия, что граф

Сочинил, нам повод дав

С Плавтом провести сравненье

Иль с Теренцием:[43] на счастье,

В сем искусстве граф сильней…

Но умолкну поскорей,

Дабы не смогли в пристрастье

Обвинить меня…

Херардо

Я слышал,

Не пренебрегал Платон

Драмами.[44]

Дон Хуан

Творил их он

В юности. Примера выше

Пишущему не сыскать.

Дон Фелис

Что прекрасно, то не сгинет!

Мудрость древняя и ныне

Продолжает нас пленять.

Херардо

Да… Поэзия когда-то

Загнана была у нас

На задворки. Но сейчас

Дело стихотворца свято.[45]

Дон Фелис

Все-таки оно не нами

Утверждалось. Итальянцы

В нем блистали — не испанцы.

Дон Хуан

Тем не менее веками

Обходились мы простой

Музыкой стихов народных,

Без латинян благородных.

Херардо

Сам король Хуан Второй

Сочинял. Его поэмы —

Превосходный образец

Стихотворства.

Дон Фелис

Наконец

Воспевал, как помним все мы,

Сам Франциск, король французский,

Славного Петрарку.[46]

Дон Хуан

К сану

Цезаря Октавиана

Добавлялось и искусство

Мысли излагать стихами.[47]

Им Вергилий был воспет.

Херардо

Лучшего сюжета нет.

Говорят, Сальданья — знамя

Стихотворцев наших дней?[48]

Дон Хуан

Восхвалять его — что света

Солнцу добавлять.

Херардо

Что ж, это

Верно. Промолчать — скромней,

Если выразить не в силах

То, к чему душа стремится.

Дон Хуан

Разрешите удалиться!

Дело у меня тут было

Срочное — слуге его

Поручил… боюсь, напрасно…

Тотчас к вам вернусь.

Херардо

Прекрасно!

Дон Хуан

(про себя)

Не желаю ничего

Так, как скрыться в вашей сени,

О деревья, о друзья!

Посвятить готов вам я

Тридцать три стихотворенья

На испанском языке,

Ибо ваш земляк навеки:

Мы не римляне, не греки!

Только здесь, невдалеке,

Спрячьте вы меня!

(Скрывается.)

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Херардо, дон Фелис, Бланка, Теодора.

Теодора

В чем дело?

Что ты бесишься?

Бланка

Сама-то

Ты не злишься? Из-за брата

Вне себя я… Ах, Марсело!

Теодора

Что записку проглотила —

В этом дон Хуан, не брат,

Очевидно, виноват.

Знай, что никакая сила

Нашей свадьбы не задержит!

Не в бумажке счастья суть.

Жаль одно: чужая грудь

Имя жениха содержит.

Бланка

Что мне в нем?

Теодора

Хоть бы оно

Колом стало в глотке жадной!

Херардо

(дону Фелису)

Человек незаурядный

Славный дон Хуан. Давно

Удостоены мы чести

С ним дружить.

Дон Фелис

Его позвать бы

Дружкою на нашу свадьбу!

Херардо

Верно!

Дон Фелис

Вот и Бланка вместе

С Теодорой…

Херардо

Дочь!

Бланка

Отец?

Херардо

Правда, вид здесь преотличный?

Бланка

Здесь весна цветет вторично,

Лета празднуя конец,

А искусство так уместно

Совершенствует природу…

Дон Фелис

Кто блистать им дал свободу,

Если эти две прелестных

Ножки попирают их?

Херардо

Комплимент ваш безупречен.

Жаль, годами я отмечен,

А не то, как сей жених,

Поразвлек бы вас, сеньора.

Был учтив во цвете лет,

Правда!

Теодора

Почему бы нет?

Херардо

Все проходит, Теодора.

Про любовную отвагу

Мог бы я поведать вам,

Как былой любимец дам.

Только ради них за шпагу

Браться — нет уж!

Теодора

Из-за женщин

Обнажается клинок

И пустеет кошелек.

Херардо

Я недаром был увенчан

Славой сердцееда. Это

Все прошло…

Теодора

Сеньор, едва ли!

У клинка дамасской стали

Прочность — первая примета.

Херардо

Назвался клинком — будь им!

Это так.

Теодора

Влекут удачи

По сей день вас?

Херардо

Не иначе,

Как смеетесь над моим

Возрастом. Лишь незадачи

Мой удел…

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Те же и Томе, переодетый садовником.

Херардо

Всегда Фортуну,

Иль удачу, девой юной

Представляют.

Томе

(про себя)

Неудачи

Опасаюсь. Без охоты

Незадачливые ноги

К ним спешат.

(Громко.)

У той дороги

На большие водометы

Не желательно ль взглянуть

Господам?

Херардо

А кто ты сам?

Проводник?

Томе

(Бланке, тихо)

Сеньора! Нам

Переговорить бы…

Бланка

(к Томе, тихо)

Будь

Осторожен! С ней вначале

Пошепчись.

Томе

(Бланке, тихо)

Сдаюсь без спора.

(Теодоре.)

Узнает меня сеньора?

Теодора

Да.

Томе

Чтоб вас не увидали

Зоркие глаза Марсело,

Схоронитесь за кустами.

Дон Хуан ждет встречи с вами!

Теодора

У меня к нему есть дело:

Жалоба на донью Бланку.

Томе

Донья Бланка смехотворно

В ревности своей упорна.

Любит вас он!

Теодора

Интриганка

Брачную расписку съела!

Томе

Съела?

Теодора

Съела.

Томе

Нынче?

Теодора

Нынче!

Томе

У нее ума с мизинчик,

А мошенничает смело!

Хоть бы нас господь избавил

От нее!

Бланка

(к Томе, тихо)

Ты стал двуличным?

Томе

Тише! Все идет отлично.

(Бланке.)

Что за голод вас заставил

Съесть бумагу?

Бланка

В ней хранился

Дон Хуан.

Томе

Мотаю на ус.

Чудеса! Влюбленный страус!

Кто чем только не кормился…

Сотню персиков, полсотни

Винных ягод съел Альбин.

Съел Милон быка один.

Съел Геракл слона охотней,

Чем супругу — Полидор.

Съел Астидамант оленя.

Кончился от объеденья

К горю всех друзей-обжор

Ненасытнейший Домиций.

Прямо на моих глазах

Съел дворянчик-вертопрах —

Из каких таких амбиций? —

Шнур с плаща и позумент.

Пишут, что Эризистон

Съел себя. Не диво он!

Назову в один момент

Тысячу людей подобных,

Что, от злости окаянной

Вид теряя, богом данный,

Съесть самих себя способны.

Зависть к чьей-либо удаче

Человека в василиска

Превращает[49]… Но расписку

Съесть… Что это может значить?

Дама некая без страха

(Ей беременность служила

Оправданьем) укусила

Францисканского монаха

За загривок… Но заняться

Время нашими делами:

Дон Хуан ждет встречи с вами!

Бланка

(к Томе, тихо)

Продолжай как бы ругаться.

Томе

Продолжаю. Он за теми

Вязами.

Бланка

Но как мне скрыться?

Томе

Все должно осуществиться,

Как задумано. Со всеми

Вы пойдете вслед за мною

В некий зал, где для обмана

Зрителей, шумя, фонтаны

Бьют внезапною струею,

Шутки ради, из-под ног.

Тут, издавши два-три вопля,

Скажете, что вы промокли,

Что в укромный уголок

Удалитесь на мгновенье,

Чтобы ножки обсушить.

Так вы сможете побыть

С дон Хуаном, подозренья

У людей не возбудив.

Ждет он вас вон там, где вязы.

Бланка

Все понятно.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Херардо, дон Фелис, Теодора, Томе.

Томе

(Теодоре)

За проказы

Разбранил ее — не льстив!

Съесть письмо! Наглей обмана

Не встречал!

Теодора

Томе, любезный!

Томе

Что?

Теодора

Ты, вижу, малый честный.

Помоги мне дон Хуана

Разыскать…

Томе

Ну что ж, пожалуй!

Только Бланка отойдет,

Вы — к нему! Он так вас ждет!

Теодора

Ждет… Но где?

Томе

Ах, не сказал я

Разве вам, что в тех кустах

Бродит он?

Теодора

Я непременно

Разыщу его.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Херардо, дон Фелис, Томе.

Херардо

(к Томе)

Почтенный!

Ты здесь служишь?

Томе

Не за страх,

А за совесть. Я — садовник.

Херардо

Покажи-ка нам фонтаны.

Томе

Вот сейчас ключи достану…

Осторожней, здесь шиповник!

Как войдете в павильон,

Тут фонтан вам.

Херардо

Ну, дон Фелис,

Поглядим, что там за прелесть?

Дон Фелис

Что сравнишь, когда влюблен,

С прелестью любви?

Томе

Открыл я,

Господа…

(Про себя.)

Затея сразу

Удалась… Скорей под вязы!

Херардо и дон Фелис уходят. Входит Марсело.

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Томе, Марсело.

Марсело

Лучше б ты сложила крылья,

О погибшая надежда!..

Эй, садовник, здесь две дамы

Были?

Томе

Это вы?

Марсело

Я самый.

Это ты? Ну и одежда!

Томе

Дело в том, что дон Хуану

Теодору помогаю

Обойти — вот и гуляю

В облаченье этом странном.

Видите жасмин в цветенье?

Там укрылась Теодора,

У которой будет скоро

С дон Хуаном объясненье.

Если б сами вы взялись

Объяснить ей, что жениться

Милый не на ней стремится,

А на Бланке? Сей сюрприз

Поднесли бы ей умело,

Нежным словом усмирив

Грез тщету и слез разлив.

Бланка — та расписку съела

Брачную, а мы смелее

Сделаем последний ход…

Побегу — хозяин ждет!

(Убегает.)

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Марсело один.

Марсело

(вслед Томе)

Остроумная затея!..

Мирт священный Афродиты!

Если цвет твой, в снежном глянце,

Не завидует румянцу

Теодоры, помоги ты

Чувству моему, с которым

Ты в родстве!.. Цветы жасмина!

К страсти, что, как вы, невинна,

Снизойдите!.. Долы, горы!

Буду досаждать мольбами

Я и вам…

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Марсело, Теодора.

Теодора

Мой дон Хуан?

Марсело

Нет, каков самообман!

Он не ваш, коль в браке с вами

Быть ему не суждено.

Теодора

Что земле деревьев тени,

То любви моей — сомненья:

Ей от тени не темно.

Марсело

Потому что тенью стала

Страсть сама, себе ответа

Не найдя. Так, не согрета

Вами, тенью вам предстала

Вся любовь моя. И, зная

Об измене дон Хуана,

На меня глядите странно,

Как на тень

Теодора

Не понимаю!

Если Фелису сказала

Бланка «да», на ком жениться

Вздумал дон Хуан?

Марсело

Что птица —

Слово: взмыло и пропало.

Ключ от воли — в длани страсти,

И она переиначит

«Да» на «нет», ища удачи

Хоть в обмане. Надо счастья

Ей добиться, невзирая

На ущерб стыду и чести.

Если вас обида к мести

Призывает и, страдая

Без взаимности, стремитесь

Не поддаться огорченью,

На меня — пусть без влеченья —

Умоляю, оглянитесь!

Теодора

Отомщу сама, коль верно,

Что обманута Хуаном.

Марсело

Он-то лгал вам непрестанно,

Я же вас люблю безмерно.

Теодора

Тот, кто знает, что другого

Любит женщина, и склонен

В брак вступить с ней, недостоин

Мужем зваться. Лишь плохого

От него жена дождется.

Подозренья, наговоры,

Месть да ревности укоры —

Вот что ей терпеть придется.

За надеждою своею

Я пойду. О неудаче

Вашей, и своей тем паче,

Не грущу, не сожалею,—

Пусть она вас не тревожит.

Что до разочарований,

Больше вы, чем я, страданий

Приняли от них, быть может.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Марсело один.

Марсело

Помчаться по следам твоим холодным,

Стремительным, мой аспид непреклонный?

Настичь тебя, чтоб лавром Аполлона

Ты здесь осталась, древом благородным?

Я сожаленьям предаюсь бесплодным,

Что удержать не смог тебя у лона

Прозрачных вод, и ты летишь вдоль склона

Сквозь шелест рощи божеством свободным.

Но нет, не станешь лавром, чьей листвою

Смогла б венчать мой лоб многострадальный.

Я буду снова обойден судьбою,

Ты мне не дашь обнять твой ствол печальный

И выльешься из рук моих водою,

Преобразившись в ручеек хрустальный.

Марсело уходит. Появляются Херардо, Бланка, дон Фелис, Инес.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

Херардо, Бланка, дон Фелис, Инес.

Херардо

Мне не по душе отвага

Этих струй.

Бланка

Нет, я погибла!

Дон Фелис

Слава богу, что достигла

Лишь одежды вашей влага.

Бланка

Я была неосторожна,

А теперь промокли ноги.

Дон Фелис

Стать водой, чтоб к недотроге

Прикоснуться…

Бланка

Вот где можно —

Здесь, Инес, под этим вязом —

Мне раздеться до сорочки.

Херардо

Что ж, уступим место дочке,

Фелис!

Дон Фелис

Не взгляну и глазом.

Для влюбленных все — секрет,

Даже переодеванье.

Херардо и дон Фелис уходят.

Инес

Все ушли!

Бланка

А здесь свиданье

Не опасно?

Инес

Что вы, нет!

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

Бланка, Инес, дон Хуан, Томе.

Томе

Вот она!

Дон Хуан

Сеньора Бланка!

Бланка

Милый мой!

Томе

Инес, голубка!

Инес

Друг Томе!

Дон Хуан

Когда б от мира

Нас с тобою эти вязы

Оградили, став горами,

Неприступными навеки,

Чтоб и легкая косуля

Не сыскала к ним тропинки,

Чтоб и солнца луч нескромный

В их ущелья не прокрался…

Бланка

Как же нам расстроить брак мой,

Злобной ревностью рожденный?

Дон Хуан

Да, добра никто не видел

От нее. Должны сегодня

Брачный договор составить.

Бланка

Только на тебя надеюсь.

Дон Хуан

Как бы я ни лез из кожи,

Но придумать неспособен

Ни уловки, ни увертки,

Чтоб отсрочить свадьбу эту,

Ибо на любую хитрость

Нужно время — хоть немного!

Томе

Ну, а нам, Инес, что делать,

Если Бланка выйдет замуж?

Этот дурень с горя может

Помереть — тогда останусь

По хозяину вдовцом я,

А зима вот-вот нагрянет.

Инес

Все, дружок, любовь уладит.

Томе

Кабы помер он в ту пору,

Что на ветках вишни зреют,

А в кустах дрозды гнездятся,

Удалось бы обойтись мне

Без хозяйского съестного.

Ну, а в холод, дождь и слякоть?

Инес

Полно! Уж какой там холод!

Только солнышко проглянет —

И жарища словно в пекле,

А народу по приступкам

Столько, что даешься диву,

Как выдерживают камни.

Томе

Слушаю тебя — и словно

Сам с тобой на солнцепеке

Восседаю.

Бланка

Ой! Жених мой

Возвращается!

Дон Хуан

Я спрячусь!

Томе

Я, сеньор, за вами следом.

Дон Хуан и Томе прячутся. Появляется дон Фелис.

ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ

Бланка, Инес, дон Фелис.

Дон Фелис

Как сама любовь прощает

Прихоти и безрассудства,

Так мою простите дерзость.

Бланка

Правда, сведущие люди

Безрассудства извиняют,

А уж прихоти оставьте

Жеребцам разгоряченным.

Я прошу вас удалиться.

Дон Фелис

Не заслуживает гнева

Страсть, стремящаяся жадно

К своему предмету.

Бланка

Я ведь

Повода вам не давала

Льнуть к ногам моим разутым.

В эти игры не играю.

Вы — невежа. Убирайтесь!

Дон Фелис

Ухожу… Как пристыжен я

И сражен обидным словом,

По моей вине слетевшим

С ваших уст!..

(Уходит.)

Бланка

О мой любимый!

Можешь выйти!

Появляются дон Хуан и Томе.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ

Бланка, Инес, дон Хуан, Томе.

Томе

Шпагу в ножны

Вкладываю. Скрылся Фелис!

Дон Хуан

Выйду, чтоб извлечь из ножен

Шпагу, ибо одурачен,

Уязвлен, убит, истерзан…

Томе

Вскипячен, в муке обвалян,

Запечен, поджарен…

Дон Хуан

Бланка!

Должен разорвать я узы

Счастья нашего.

Бланка

Но чем ты

Огорчен? Или не слышал,

Как незваного я гостя

Осадила? Что еще мне

Надо было делать?

Дон Хуан

Мало,

Думаешь, того, что ленту

Изумрудную — подарок

Мой тебе — дон Фелис носит

И кичится перед всеми

Благосклонностью твоею?

О чудовище коварства,

Красоты и вероломства!

Бланка

Только и всего?

Дон Хуан

Отныне

Никаких тебе подарков!

Пусть уж лучше я ослепну,

Чем на перевязь свою же

У соперника-бахвала

Любоваться.

Бланка

Это славно!

А проглоченную мною

Ядовитую записку

Теодоре дал не ты ли?

Что перед таким поступком

Клок зеленого муара,

Мной повязанный на шею,

Ненавистную мне столь же,

Сколь быку — тореадора

Плащ? Тебе понять пора бы,

Как свою я честь порочу,

Позабыв о слове, данном

Фелису, а он ни в чем ведь

Не повинен.

Дон Хуан

Легковесна,

Бланка, ты в своих решеньях!

Виноват я, что расстроил

Брак твой с Фелисом, но ты-то,

Пожелав моей помолвке

Помешать, к чему стремилась?

Не к тому ль, чтоб Теодору

Выдать замуж за Марсело,

От меня ее отторгнув?

Уж прости за откровенность,

Но обман — твоя стихия.

Бланка

Я — обманщица? Когда я

Из-за вас отцу и брату

Изменить была готова?

Нет, всему предел сегодня

Положу. Навек прощайте!

(Уходит.)

Дон Хуан

Жизнь, любовь моя, послушай!

Подожди! Взгляни! Пойми же,

Свет очей моих…

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ

Инес, Томе.

Томе

Поди ты!

Вновь не обошлось без дури.

Инес

Чует сердце — будет буря

По веленью Афродиты.

Томе

В буре этой дон Хуан

Только выиграет… Крошка!

У тебя промокли ножки?

И тебя подвел фонтан?

Инес

Раз ты не поэт — не тронь

Тему ног.

Томе

Боюсь, что в воду

Некий Зевс, тебе в угоду,[50]

Претворился, как в огонь

Некогда, смутив Эгину…

Инес

Зевс — в огонь? Ах боже мой!

Томе

Почему бы нет? Зимой

Дело было. Ноги стынут

В это время, и девица —

Нимфа зевсов огонек

В грелку сунула для ног —

Видно, чтоб не простудиться.

Что ж, не растерялся он…

С этих пор, моя красотка,

Держим пламя за решеткой

Очагов, к досаде жен,

Верящих, что без огня

Соблазнить их Зевс не сможет.

А огонь сердито гложет

Переплеты и, маня

Вас теплом, нам обжигает

Пятки…

Инес

Поглядишь — куда

Более кротка вода!

Томе

Как сказать! Ведь побеждает

Самое вино она.

Инес

Если только с ним в кувшине

Встретится, — как на перине

С муженьком своим жена.

Томе

Тут без практики нескоро

Разберешься, так сказать…

Инес

Час который? Верно, пять?

Ждет меня моя сеньора…

Томе

Что в часах? Часы любви

Их тебе заменят смело:

Стрелки там, Амура стрелы

Здесь…

Инес уходит, появляется дон Хуан.

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ

Томе, дон Хуан.

Дон Хуан

Когда обман в крови,

Вероломство неизбежно.

Вижу, были не напрасны

Подозренья…

Томе

Ежечасно

Вы меняетесь прилежно.

То у вас зима, то лето…

Виновата донья Бланка,

Что трясет вас лихоманка?

Дон Хуан

Ах, болезнь ужасна эта,

Пусть не чувствую озноба…

Теодору за Марсело

Выдать Бланка захотела,

И меня снедает злоба,

Что, не разгадав уловку,

Я попался. Да к тому же

Видеть у чужого мужа

Свой подарок мне неловко.

Томе

Хоть и верю, что сыграла

С вами шутку донья Бланка,

Сам видал, как спозаранку

Из-за вас же проливала

Слезы.

Дон Хуан

Думаешь, что повод

Нужен женщинам серьезный,

Чтоб явить нам дар свой слезный?

Настроенье — вот их довод.

Плачут не душой — глазами.

Томе

Драть бы надо, не иначе,

Баб, что без причины плачут.

Дон Хуан

Что ты! Сам господь слезами

Наградил их от рожденья,

Как младенцев.

Томе

Коль плаксивость,

Говорите, божья милость,

Ей окажем снисхожденье…

Женщины — народ потешный!

Я знавал одну — ласкалась

К мужу, с ним же и ругалась

Так, что я дивился, грешный.

А в свободное от брани

Время пела словно птичка.

Есть у них одна привычка —

Не по возрасту кривлянье.

Щебет юности старуха

Ртом беззубым повторяет,

Что ее не украшает,

Нам же только режет ухо.

Врач один лечил такую

(Хоть от дряхлости лечиться

Ни к чему), и вот девицам —

Компаньонкам он толкует

В шутку, что король отныне

Повелел невестам замуж

Выходить тогда, когда уж

Им годков с полсотни минет

Иль поболе — мол, для славы

Государства это нужно.

Девушки, конечно, дружно

На дыбы: «Закон неправый!

Всех уставов нарушенье!

Как блюсти заветы чести

Полстолетия невесте?»

А старушка, в восхищенье

Голову подняв с подушек,

Шамкает, забыв про боль:

«Правильно решил король!»

Дон Хуан

Не довольно ль про старушек?

Прекрати-ка этот бред!

Подписанье договора

Брачного, возможно, скоро

Состоится. Твой совет

Нужен мне.

Томе

Под вечер надо

Ждать помолвки. Может быть,

Следует вам отомстить

Бланке за свою досаду,

Пробудив в ней ревность вновь?

Дон Хуан

Ах, и без того я бремя

Ревности несу все время!

Томе

Что ж, в сраженье за любовь

Нужно большее искусство,

Чем за шахматной доской,

Проявить.

Дон Хуан

Обман такой

И доверия и чувства

Будет все равно раскрыт,

И к тому же время мчится…

Не успею исцелиться

Я до вечера…

Томе

Спешит

Теодора к вам! Советам

Следуйте моим.

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ

Те же и Теодора.

Дон Хуан

Мой друг!

Вот и верь раденью слуг!

Я сказал Томе, что в этом

Месте жду вас… вас все нет…

Я измучен…

Теодора

Я летела

К вам, едва услышав весть,

Что меня вы ждете здесь,

Но увидела Марсело.

Он поведал мне, увы,

Что задумали жениться

Вы на Бланке?

Дон Хуан

Бедный тщится

Обмануть вас, чтобы вы

Сделались к нему добрее.

И, в одну лишь вас влюблен,

Я молчу затем, чтоб он

Не страдал. Его жалея,

Втайне мы должны держать

Чувства наши вплоть до свадьбы.

Теодора

Где тут правда, разгадать бы!

Дон Хуан

Вам меня пора бы знать.

Весь я ваш… Щадя Марсело,

Вы в присутствии сестры

Быть должны к нему добры,

Отвлекать его умело

От печали…

Теодора

Все для вас

Сделаю!

Томе

(про себя)

Как легковерна,

Хоть и не глупа, наверно!

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ

Те же и Марсело.

Марсело

Дон Хуан! Вы здесь?

Дон Хуан

Как раз

О твоей любви сеньоре

Толковал я, но претит

Ей и общество, и вид

Мой, и в этом наше горе

Обоюдное… Ведь верно?

Теодора

Верно, коли надо вам…

Потеряла где-то там

Я Херардо — вот что скверно.

Можем вместе погулять…

Марсело

Как поверить в это счастье?

Нет, не жду от вас участья,

Лишь молю не убегать…

Сам уйду, коль вам докучен!

Если виды этих мест

Вам не нравятся, окрест

Есть поляны…

Теодора

(про себя)

Как он скучен!

Марсело

Эти близи, эти дали

В изумрудном их мерцанье,

Струй алмазное сверканье

Вас избавят от печали.

Взгляда вашего достоин

Небожитель сей в обличье

Короля. Страны величье

Воплощает грозный воин.

А под ним, к прыжку готовый,

Озирает конь ретивый

Мир подвластный, но счастливый.

Каждый гвоздь его подковы —

Символ нации, любая

Из которых нашей власти

Более покорна, к счастью,

Чем Испания родная.

В изваяньях пьедестала —

Чужедальние владенья,

Что привел к повиновенью

Меч испанского закала.

Вот сидит, расправив плечи,

Вождь индейцев; он с собою

В смерть увлек дорогой боя

Столько жизней человечьих!

Вот сокровища, победой

Взятые, — каменья, злато,

Все, чем та земля богата.

Теодора

Занимать меня беседой

Ни к чему.

Марсело

Болтал в опаске,

Что соскучитесь, уйдете,

Без ножа меня убьете…

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕ

Дон Хуан, Томе, Теодора.

Дон Хуан

Хорошо, что ваши глазки

Обманули — нет, простите,—

Успокоили героя.

А теперь вдвоем, в покое

Побеседуем…

Теодора

Скажите:

Чувство, что я вам внушаю,

Вас способно ли заставить

Так, как я, хитрить, лукавить

Ради страсти?

Дон Хуан

Дорогая!

Без сомнений и без жалоб

Верьте мне. Когда б не пламя

Чувств, ужели был бы с вами

Здесь, где Бланка нас видала б

Проходя?

Теодора

Хочу вам верить…

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же, Бланка и Инес.

Бланка

Что это?

Инес

У глаз своих

Вы спросите.

Бланка

Я убита

Наповал. Сидят, милуясь,

Будто нас не замечают!

Инес

Отомстить недолго вам.

Бланка

Фелиса зови скорей!

Инес

Мигом! Я отсюда вижу,

Как, фонтану помогая,

Слезы проливает он.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЯТОЕ

Дон Хуан, Томе, Теодора, Бланка.

Дон Хуан

Нас увидели!

Теодора

Молю:

Не сидите истуканом!

Дон Хуан

Этой лентою зеленой

Вас хочу связать с собой.

Теодора

Вот взамен шнурочек вам —

Цвет его сулит надежду.

Бланка

(в сторону)

Небо! Силы и терпенья

Дай мне! Жалок род мужской,

Если даже дон Хуан

Так легко нарушил слово.

Разрази их гром обоих!

Где же Фелис?

Дон Хуан

Вам клянусь

Вновь и вновь в своей любви

Неизменной.

Теодора

Вас в объятья

Заключаю, друг мой нежный!

Бланка

(в сторону)

Вот как? Я им покажу!..

Нет, терпенье! Дон Хуан

За вмешательство способен

Отплатить мне. Лучше буду

Мстить сама…

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЕ

Те же, дон Фелис и Инес.

Инес

Вот донья Бланка…

Бланка

О мой Фелис!

Дон Фелис

Выходящий

В ясный день из подземелья —

Ослеплен лучами солнца.

Так и я, вернувшись к жизни

Из бездонных недр презренья

Вашего — на свет приязни,

В ослеплении не знаю,

Чем восторг свой доказать вам.

Бланка

Если, милый, дерзость ваша

Там, в сени укромной вязов,

Вызвала мою досаду,

Этому была причина.

В знак прощения и мира

Обнимите вашу Бланку!

Дон Фелис

Где тот знак, которым сердце

Выразить себя способно?

Вы — мой бог, мой добрый гений,

Нимфа этих водометов,

Я — поросший мхом булыжник,

Прах под вашими ногами…

Нет, глупею от восторга

И глупеть не перестану,

Если не дадите ручки

Мне поцеловать. Печати

Уст своих на них поставлю,

Дабы не оскудевали

В щедрости своей.

Дон Хуан

Гляди-ка,

Брат Томе!

Томе

Гляжу…

Дон Хуан

Что скажешь?

Томе

То, что, досадить желая

Вам, себя казнит сеньора.

Дон Хуан

Шпагой разрешу несчастье!

Томе

Где ты, ангел театральный,

Чтоб, спустившись на подмостки,

За руку схватить безумца

С криком «Стой!»?

Дон Хуан

А что мне делать,

Если весь в огне?

Томе

Нелепо

Быть в огне среди фонтанов.

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОЕ

Те же и Марсело.

Марсело

Бланка! Ждет отец. Вернуться

Хочет он домой.

Бланка

(дону Фелису)

Мой милый,

Поспешим, не будем мешкать!

(Подает ему руку.)

Инес

(Теодоре)

Ваша подана карета.

Теодора

Дон Хуан, прощайте!

Марсело

Друг мой!

Не сердись, что не с тобою

В путь обратный отправляюсь,

А с сеньорой Теодорой.

Долг любви, Хуан, превыше

Долга дружбы в этот вечер.

Дон Хуан

(к Томе, тихо)

Как мне вынести все это,

А, Томе?

Томе

Сеньор, молчите!

Дон Хуан

Но к чему молчать? Не знаю —

Лилий королевских ждать мне

Иль иных цветов от рока,

Но Неистовым Роландом

Быть мне суждено, бесспорно.[51]

Томе

Ведь она не выйдет замуж…

Дон Хуан

Выйдет, коль уже не вышла!

Столько бед меня постигло,

Столько горестных обманов,

Что в хитросплетеньях этих

Счастью не осталось места.

Томе

Женщины непостоянны.

Значит, будут перемены!

Дон Хуан

Что бы мне ни предстояло,

Едем!

Томе

Сколько неурядиц

День один вместить способен!

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

УЛИЦА

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Дон Хуан в трауре, Томе.

Дон Хуан

Я божественную штуку

Выдумал.

Томе

А есть такие?

Дон Хуан

Есть. Любовь в часы лихие

Неземным лекарством муку

Исцеляет нам. Одетый

В траур, я самообманом

Вылечусь. Конец романам

Настает, когда предметы

Нашей страсти умирают.

Верно?

Томе

Да.

Дон Хуан

Себе представив

Гибель Бланки и поставив

Крест на ней, что означает

Истинный конец, смогу я

Все забыть.

Томе

Так вы решили,

Что ее похоронили?

Дон Хуан

Именно.

Томе

И в ложь такую

Вы поверите?

Дон Хуан

Конечно!

Томе

Что божественного в средстве

Этом?

Дон Хуан

При твоем посредстве

Исцелился бы навечно,

Если б ты на дню сто раз

Повторял мне, что могила

Бланку от живых сокрыла.

Томе

Хорошо. Который час?

Дон Хуан

Час? Шестой.

Томе

Ну что ж, согласен

До полуночи так врать.

Больше вам не устоять.

Да и то…

Дон Хуан

Выходит, басен

Не боишься?

Томе

А кому

Ложь страшна? Воображенье

Чем приводится в движенье —

Не любовью ль? Почему

Любящий, когда мечтает

О возлюбленной, ее

И не видя самое,

В пламени любви сгорает?

Дон Хуан

Но сгорает и любовь,

Если опочил любимый.

Томе

Вымысел неукротимый —

Ревности отец, и кровь

В них одна.

Дон Хуан

Да, не случайно

Бог воображеньем нас

Наделил.

Томе

Кто глуп, подчас

Ум себе необычайный

Выдумав, ликует. Дале,

Женщина, по мненью всех,

Страшная, как смертный грех,

Видит образ свой в зерцале

Осиянный красотою —

И довольна. Счастлив нищий,

Сам себя вообразивший

Богачом, и горд собою

Кролик, льва в себе почуя.

Если доброго обидит

Злой, тот в этом зла не видит

И неловкость лишь простую

В подлости вообразит.

Дон Хуан

Очень часто в подчиненье

Время у воображенья.

Если ты должник — летит

День за днем, и срок расплаты

Близится на крыльях страха.

Но ползет, как черепаха,

Тот же самый срок, когда ты

Займодавец… Ах ты, боже,

Как там Бланка?

Томе

А жива

Разве Бланка?

Дон Хуан

Нет, слова

Глупые сказал…

Томе

Не может

Потревожить вас теперь

Бедный прах ее.

Дон Хуан

Не стало

Той, что красотой блистала…

Наша жизнь есть ряд потерь…

Томе

Правильно…

Увы, скончалась! Как нам быть?

Дон Хуан

Рукой жестокой

Сорван нежный цвет до срока

И загублен… Что за жалость!..

Томе

Ах!

Дон Хуан

Ты плачешь?

Томе

Что, некстати?

Дон Хуан

Да, твои рыданья вновь

Будят мертвую любовь.

Лучше смерть, чем плен объятий

Фелиса для Бланки милой.

Томе

Все во мне оцепенело,

Как увидел вынос тела

Бренного сквозь строй унылый

Духовенства.

Дон Хуан

В знак, достойный

Этой скорби, весь я в черном.

Томе

Траур вам к лицу, бесспорно.

Может, для заупокойной

Службы несколько монет

Сыщете?

Дон Хуан

Носить мне ризы

Эти легче, чем капризы

Женские сносить. Ведь нет

Спору, что, увы, слыла

Бланка ветреной и лживой.

Разлюби — прильнет игриво,

Злись — прилипнет, как смола,

Полюби — возненавидит.

Томе

Это низость, стыд и грех

Плохо говорить о тех,

Кто скончался. Бог вас видит!

Дон Хуан

Да, ты прав, но все же я

Не могу себя заставить

Мертвых за измену славить.

Лучше сам помру.

Томе

Судья

Ей господь, а мне по нраву

Бедная была.

Дон Хуан

В раю

Вспомнит ли любовь мою?

Томе

Да, распишет там на славу

Ангелам всю вашу злость!

Скажет, что видала счастье,

Уваженье и участье

Лишь от Фелиса.

Дон Хуан

Ты брось

Эти шутки.

Томе

Вы забвеньем

Тщитесь чувство обмануть.

Стоит ли кому-нибудь

Говорить с ожесточеньем

Об усопших? Знаю, мстят

Мертвые, живых терзая.

Дон Хуан

Ах, надежней житель рая

Жителя земли стократ!

Томе

Не скажите!

Дон Хуан

Из могилы

Мстить никто не выходил,

А живые, что есть сил,

Лгут, хулят…

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Херардо и Марсело.

Херардо

Ступай-ка, милый,

Не шути, что против воли

Бланку выдаю!

Марсело

Нимало

Не шучу.

Херардо

Сама сказала

«Да» она.

Марсело

Теперь же доле

Будущей совсем не рада.

Херардо

Спохватилась! Я послал уж

За нотариусом.

Марсело

Замуж

За Хуана ей бы надо

Выйти.

Херардо

От роду он не был

Ей приятен.

Марсело

Ты уверен?

Херардо

Вот он! Больше не намерен

Слушать я тебя… О небо!

Дон Хуан! Куда идете

В черном платье? Что случилось?

Дон Хуан

Дон Херардо, ваша милость!

Траур я надел по тете…

Томе

(про себя)

Без запинки врет!

Дон Хуан

Едва я

Парк покинул, где мы вместе

С вами были, слышу вести,

Что она уж не живая.

Херардо

Смерть — конец всему.

Дон Хуан

К тому же

Обожал ее я с детства.

Херардо

Получили вы наследство?

Дон Хуан

Только тяжбы!

Херардо

Это хуже.

Дон Хуан

Я решил не помнить зла.

Томе

Жаль, что опочила тетка:

Умница была, красотка!

Херардо

Почему же обошла

Вас она?

Дон Хуан

По завещанью

Все другому отдала

Вместе с сердцем.

Херардо

Да, дела…

Ну, а вам?

Дон Хуан

Воспоминанья.

Даже то, что сам дарил

Тетке, взял другой.

Херардо

Ну что же,

Упокой старушку, боже,

Вам я пожелаю сил.

До свиданья!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Дон Хуан, Томе, Марсело.

Марсело

Лицемерной

Дружбу я твою назвать

Должен.

Дон Хуан

Как тебя понять?

Марсело

Ты в любви поклялся верной

Той, что мне дороже всех.

В парке вас сестра видала.

Дон Хуан

Чтоб меня приревновала

Бланка, взял я этот грех

На душу. Неуваженья

Я к тебе не проявил,

Друг мой. Из последних сил

Тщился я своим мученьям

Некий положить предел.

Мы бы все достигли счастья,

Если б ты принять участье

В браке нашем захотел,

Бланку помирив со мною.

Марсело

Помирю — я вам не враг.

Хоть отец торопит брак

Фелиса с моей сестрою,

Постараюсь помешать

Сговору и договору.

Дон Хуан

В благодарность Теодору

Я клянусь тебе отдать,

Ты ж внуши своей сестрице

Правду о любви моей.

Марсело

Хорошо. Скажу я ей.

Стоит только помириться

Ей с тобой — она порвет

С Фелисом.

Дон Хуан

И тем поможет

Счастью твоему, быть может.

Марсело

Ну, прощай — сестра идет!

Дон Хуан

Эй, Томе!

Томе

Сеньор?

Дон Хуан

Услышать

Я хочу их разговор.

Спрячемся хоть под забор.

Томе

Где?

Дон Хуан

Вот здесь. Скорее! Тише!

Дон Хуан и Томе прячутся.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же, Бланка и Инес.

Бланка

Не стоило мне ездить. Лишь мученья

Я на прогулке от судьбы снискала.

Инес

Принес вам цвет зеленый огорченья:

На цвет, что на любовь, надежды мало.

Бланка

Надел он ленту мне на посрамленье.

Инес

Тот, кто влюблен, во что бы то ни стало,

Успехом горд, являет без боязни

Глазам людей дары чужой приязни.

Марсело

Ты, Бланка?

Бланка

Милый брат!

Марсело

В тоске, в тревоге

От брака твоего, себе покоя

Не нахожу, как ни устал с дороги.

Бланка

Любовь, мой друг, осилит и героя.

Марсело

Твоя вина, что покарали боги

Мою любовь, коль хочешь стать женой

Дон Фелиса!

Бланка

Увы, в несчастьях брата

Не столь сестра, сколь ревность виновата!

Коль начали с тобою откровенно

Беседовать, то знай, что суть раздора

Меж мной и милым — в ревности презренной,

И в наших бедах лишь она укора

Заслуживает.

Марсело

Так за что ж изменой,

Коварным подписаньем договора

Караешь ты любимого, сестрица?

Бланка

Спроси любовь — упрямую ослицу!

Марсело

Я мог бы помирить тебя с Хуаном.

Бланка

За ту отлучку я из чувства мести

Решила наказать его романом

С дон Фелисом — любая бы на месте

Моем таким ответила обманом.

Не в знак надежды, не в обиду чести

Я перевязь другому подарила —

Тогда во мне досада говорила.

Марсело

Влюбленные — творцы своих же бедствий,

Упрямы и обидчивы не в меру,

И столь же неуступчивы, как в детстве.

Амур — мальчишка, по его примеру

Дурачимся и при его посредстве

Страдаем день и ночь, теряя веру

В себя и в друга. Еле распростимся

С любимым — как уж ревностью томимся.

Я все это устрою, слово брата!

Авось разладим договор постылый.

Бланка

За дело доброе уместна плата.

Твоею будет Теодора!

Дон Хуан

(к Томе, тихо)

Милый

Томе! Покажемся?

Томе

Коли объята

Душа доверием, а не тоской унылой,

Зачем вам дольше ждать?

Дон Хуан

Уж не тоскует

Любовь, а возродившись, торжествует!

(Бланке.)

Прекраснейшая Бланка! Я свидетель

Тому, как говорила ты с Марсело.

Твоя мне воссияла добродетель,

Любовь к тебе опять меня согрела,

Прости мне подозрения! В ответе ль

Мне быть за то, что ревностью кипела

Душа из-за зеленой ленты прежде?

Не к ленточке твоей — к самой надежде,

К тебе стремлюсь, взаимности желая!

Шелк выгорает, колер упованья

У страха цвет заимствует, линяя,

И подтверждают лишь воспоминанья,

Что перевязь была совсем иная.

Надежда — как весна: ее сиянье

Весь мир в наряд зеленый облекает,

И снег к вершинам горным отступает

Перед ее лицом. Твоим я буду,

Коль будешь ты моей, и что нам перья

Нотариусов! Не вломиться худу,

Раз верность сердца сторожит за дверью,

Замок которой уподоблен чуду:

Ни время, ни корысть, ни лицемерье

Не могут разгадать его секрета…

Лишь страсти истинной доступно это.

Бланка

О мой единственный! Крестом на шее

Клянусь, что я тебе, как воск — печати,

Принадлежу. Но бронзы я прочнее,

Храня любовь, и никакие тати

Не посягнут на то, чем я владею.

Ты скрылся, не сказавшись; об утрате

Сперва скорбя, сдалась я подозренью,

И так надежда уступила мщенью.

Однако ночь не вечно простирает

Над нами плащ: заря приходит скоро

И светом тьму из мира изгоняет.

Так верности твоей взошла Аврора,

И небосвод очищенный сияет.

Беги, мой друг, от ночи Теодоры,—

С ней будешь одинок. Лишь там, где двое

В любви равны, есть счастье всеблагое.

Пора идти — жених с отцом, наверно,

Уж приняли какие-то решенья.

Но как бы все ни обернулось скверно,

Мы не уступим силе принужденья!

Дон Хуан

Заря моя! Люблю тебя безмерно.

Узнай, какие там приготовленья

Ведутся к свадьбе.

Бланка

Милый! До свиданья!

Дон Хуан

Ну и денек — сплошные испытанья!

Томе

А мне, Инес, подсказывает разум

(Пусть неотесан он, но им владею),

Что надобно бы мне прикончить разом

Нелепую любовную затею.

И правым я и левым вижу глазом

И хитрости отлично разумею:

Мне Педро твой — ох, горше редьки горькой!

Инес

Мой Педро?

Томе

Педро твой, да, да!

Инес

Позорь-ка

Меня, коль неучена и скромна я.

Люблю, как мне предписывает вера,

И, как она велит, тебе верна я.

Владей я целым миром для примера,

Тебе бы отдала его.

Томе

Я знаю,

Что у тебя уже вся Талавера

В руках на кухне.[52]

Инес

Ну, прощай, насмешник!

Томе

В тебя, не в цвет зеленый верю, грешник!

Бланка и Инес уходят. Появляется Теодора.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Дон Хуан, Томе, Теодора.

Теодора

С Бланкой вы, сказал Марсело,

Говорили…

Дон Хуан

Говорил.

Прав он, что от вас не скрыл

Этого. Какое дело

Привело сюда вас вдруг?

Теодора

Я приглашена на вечер…

Очень рада нашей встрече:

Нам ведь нужно, милый друг,

Договор наш брачный тоже

Заключить.

Дон Хуан

Нельзя никак!

Теодора

Наш не состоится брак?

Дон Хуан

Так сказать, на то похоже…

Ни любовь моя, ни страсть

Скрыть не могут вещь такую,

Что из женихов рискую

Я в покойники попасть,

Ведь Марсело угрожал уж

Из-за вас меня убить.

Значит — выбор: или жить,

Иль скончаться, взяв вас замуж.

А пока что я расписку

Вашу передал ему.

Теодора

Думаете, не пойму?

Дело в Бланке! Это низко!

Дон Хуан

Ошибаетесь!

Теодора

Отнюдь!

Замыслы мне ваши ясны:

Я и Фелис вам опасны,

Вы решили обмануть

Нас обоих.

Дон Хуан

Вы неправы.

Теодора

Значит, движет вами страх,

Если честь повергли в прах.

Удивительные нравы!

Дон Хуан

Только в вас одну влюблен…

Теодора

И любовною приманкой

Оделяете нас с Бланкой

Поровну?

Дон Хуан

Я удручен.

Ухожу.

Теодора

Постойте!

Дон Хуан

Слово

Я Марсело дал, что вас

Не увижу. Вдруг сейчас

Он войдет…

Теодора

Вот это ново!

Слово дали?

Дон Хуан

Клятву дал.

Как бы зла не приключилось!

Да хранит вас божья милость…

Эй, Томе!

Томе

Сеньор?

Дон Хуан

Слыхал?

Ну, денек!

Дон Хуан и Томе уходят.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Теодора одна.

Теодора

Любовь моя!

Как ты можешь верить в счастье,

Если бури и ненастья —

Доля вечная твоя?

Было б легче, знаю я,

Коль Хуан на мне жениться

Не сулил бы. Огорчиться

Не пришлось бы в цвете лет…

Горько видеть, как шербет

Превращается в горчицу,

Он надежду подал мне,

Женщине другой в отместку,

Завершив свою поездку

Ложью, жалящей вдвойне.

Пусть душа горит в огне,

Мщенье, а потом забвенье

Принесут мне исцеленье.

Цель целительная! Столь

Нестерпима эта боль,

Сколь мучительно леченье.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Теодора, дон Фелис, Педро.

Дон Фелис

Педро! Я боюсь, не скоро

Явится мой исцелитель.

Теодора

(про себя)

Вот пришел и сам ревнитель

Свадебного договора.

Педро

Да, нотариусу знать бы,

Как томитесь вы у цели,

Еле целы, — он доселе

Вас не мучил бы.

Дон Фелис

На свадьбе,

Теодора дорогая,

Вас увижу? В нашем счастье

Вы, конечно же, участье

Примете?

Теодора

Не обещаю.

В том, что ждет вас вместо бала,

Вряд ли нужен соучастник.

Дон Фелис

Значит, вам не мил наш праздник?

Теодора

Этого я не сказала,

Говорю лишь, что едва ли

Вас поздравить я сумею…

Дон Фелис

Почему же?

Теодора

Ведь злодеи

Обмануть вас пожелали!

Дон Фелис

Кто?

Теодора

Да Бланка с дон Хуаном,

Проведя отца и братца,

Брак свой заключить стремятся,

Действуя путем обманным,

Так что можете вы лишним

Оказаться на пирушке.

Дон Фелис

Что услышал я!

Теодора

В ловушке

Вы, сеньор, клянусь всевышним,

Из-за ревности влюбленных!

Дон Фелис

Ревность друга — не причина

Для того, чтобы мужчина

Смел забыть о тех законах,

Что диктует разум чести.

Ваши странные сужденья

Не изменят отношенья

Моего к моей невесте

Иль к Хуану… До свиданья!

Я нотариуса вижу.

Теодора

Боже, как я ненавижу

Униженья и терзанья,

Что принес мне день злосчастный!

Ухожу!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Дон Фелис, Педро.

Дон Фелис

Однако должен

Я признаться, что встревожен.

Педро

Чем же? Вы — жених прекрасной,

Непорочной Бланки.

Дон Фелис

Знаю

Только то, что непорочность

Вряд ли твердо верит в прочность

Собственную. Честь иная —

Очень маркое изделье,

А любовь не терпит пятен.

Плохо, если неопрятен

Вид ее. Боюсь похмелья

На чужом пиру — нет хуже!

Думаю, как там ни сетуй,

Дон Хуан по цели этой

Бьет давно. Не сесть бы в лужу!

Белизной своею вводит

Имя Бланки в заблужденье,

Но ведь бланкам нет хожденья

Наравне с монетой звонкой:

Стали мы теперь богаче…

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Те же, Бланка и Инес.

Бланка

Бланки не в ходу? Что значит

Разговор ваш этот громкий?

Недовольны вы приданым?

Дон Фелис

Бланка! Я не столь корыстен,

Чтоб нежнейшую из истин

Подкреплять чужим карманом.

Приходила Теодора,

Чтоб меня предостеречь.

Шла о вас с Хуаном речь…

Ах, такого разговора

Лучше б не вела она!

Бланка

Враг любви и лжесвидетель

Ревность, а не благодетель,

Теодора влюблена,

Значит, всех подозревает.

Нужно правде время дать

Выясниться.

Дон Фелис

Будем ждать.

Бланка

Суд любви повелевает

Ревность отстранить от дел

Трибуналов всех юстиций.

Ей не дóлжно быть истицей

Иль судьей. Ее удел —

С толку всех сбивать и ссорить.

Дон Фелис

Правильно! Хвала суду,

Вам — спасибо. Я пойду

Церемонию ускорить.

Педро

Все и разъяснилось, да?

Дон Фелис

Да. Коль женихом назваться

Вздумал, не пытайся знаться

С ревностью, не то беда!

Дон Фелис и Педро уходят. Появляются дон Хуан, уже не в трауре, и Томе.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Бланка, Инес, дон Хуан, Томе.

Дон Хуан

То надеясь, то теряя

Эту самую надежду,

Ждал я, чтобы удалился

Мой обманутый соперник.

(Впрочем, кто из нас обманут,

До сих пор не знаю толком.)

Что ж, нотариус почтенный

В вашем доме составляет

Брачный договор твой, я же

Пребываю полумертвым,

Уничтоженным, как тот, кто

Поднимается на плаху:

Что ни шаг, то к смерти ближе…

Что намерена ты делать?

Бланка

Объявить о нашей свадьбе!

Дон Хуан

Это нас с тобой погубит,

Да к тому же и Херардо

Не простит такой обиды.

Если бы любовь сумела

Задержать на час — пусть меньше! —

На минуту! На мгновенье! —

Мне грозящее несчастье!..

Бланка

Где ж теперь изыщет благо

В окруженье стольких бедствий

Средство, чтоб стреножить время?

Сам решай, как поступить нам…

За тобой хоть на край света

Я готова… Что мне брат мой,

И отец, и жизнь, и совесть!

Дон Хуан

Как решить, имею ль право

Брак твой с Фелисом нарушить?

Коль последуешь за мною

И моей супругой станешь,

Все равно тебя настигнет

Злоречивое бесчестье.

Ядовиты сплетни черни!

Томе

Яд их действует недолго.

Поточив язык свой дерзкий

Дня, быть может, три-четыре,

Злоречивость переходит

К происшествию иному,

О вчерашнем забывая.

Некто, глупый или мудрый,

Все мадридские событья

С волнами сравнил морскими,

Что, накатывая, тотчас

Поглощаются другими.

Всяк, живущий в многолюдье

Города большого, знает,

Как прошедшие событья

Сбрасываются со счетов

Нынешними. «Что мне плакать,—

Восклицает неудачник,—

Если завтра позабуду

О сегодняшних невзгодах?»

Вкратце — вот что я придумал:

Средство, может, не из лучших,

Но помочь оно способно

В вашем горе: пусть объявит

Донья Бланка, что, гуляя

В парке, сорвала и съела

Некую траву-отраву,

От которой приключились

Боли разные, а также

Помешательство рассудка.

Эти хвори вам позволят,

Неприятности отсрочив,

Беспрепятственно обдумать

Все дальнейшие поступки.

Дон Хуан

Мне кажется, нашел он выход ловко.

Инес

И сам Улисс не изобрел такого![53]

Дон Хуан

Что скажешь ты на это?

Бланка

Мне неловко

Так действовать, и вряд ли может слово

Перехитрить беду. Когда уловка

Поможет нам сейчас, я впредь готова

На все, чтоб ты мою увидел верность.

Дон Хуан

Вот твой отец!

Томе

Некстати…

Дон Хуан

Эка скверность!

Томе

Ну, выручай, Инес, не то пропали!

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Те же, Херардо, Марсело, дон Фелис, Педро и нотариус.

Херардо

Вот и свидетели — вся свадьба в сборе!

Дон Фелис

И дон Хуан…

Херардо

Друг! Мы по вас скучали.

Дон Хуан

Вы знаете, восстала тетка вскоре

С одра болезней, скорби и печали,

И радостью мое сменилось горе.

Нотариус

Прошу, чтоб ваша милость приказали

Сеньоре расписаться в договоре,

Чтоб огласить его.

Инес

Она едва ли

Сумеет, ибо при смерти.

Херардо

Что с нею?

Инес

Как вспомню — руки-ноги холодеют!

Когда б сеньор с Томе не подоспели,

То от припадка, верно бы, скончалась

Сеньора Бланка. Оба еле-еле

С ней справились. Бедняжка бесновалась

Ужасно…

Дон Фелис

Ангел мой! Вы заболели?

Инес

Она травы какой-то наглоталась

В Каса дель Кампо. Уж не знаю, право,

Как ей попалась лютая отрава

Под видом безобидным сельдерея.

Вот видите, какое приключенье!

Херардо

Чем ты к свершенью ближе, тем скорее

Нежданное приходит огорченье.

Дон Фелис

Чтоб в этот день так получилось с нею!

Марсело

Боюсь, от яда нету исцеленья.

Херардо

Утешил, нечего сказать, Марсело!

Ах, если б небо нам помочь сумело!..

Что с тобой случилось, дочь?

Бланка

Съела я траву дурную,

Что сулит мне жизнь иную,

Коль уж эту длить невмочь…

Умираю! Коченею!

Дон Фелис

Что с ней?

Бланка

Ах, терплю я боль

Из-за вас, глупцов король,

Император дуралеев!

Дон Фелис

Боже мой! С ума сошла!

Марсело

(Бланке, тихо)

Если ты для пользы дела

В это время заболела —

Честь болезни и хвала!

(Громко.)

Что произошло, сестрица?

Бланка

(к Марсело, тихо)

Дабы этот день плохой

Превратился в день благой,

Я решила притвориться

Хворой…

(Громко.)

Да из-за травы

Ядовитой погибаю!

Дон Фелис

Никому, как мне, такая

Свадьба выдалась, увы!

Дон Хуан

(к Томе, тихо)

Как играет!

Томе

В этом деле

Женщину не превзойти.

Нотариус

Видно, мне пора уйти,

Я зайду на той неделе.

Херардо

Лучше завтра. Верю я,

День грядущий нам поможет.

Нотариус

Укрепи в нем веру, боже!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Бланка, Инес, дон Хуан, Томе, Херардо, Марсело, дон Фелис, Педро.

Марсело

Ну, держись, отец!

Херардо

Друзья!

Что там?

Марсело

Бланка помешалась!

Херардо

Тише, успокойся, дочь!

Бланка

Фелиса гоните прочь!

Грудь пылает… Сердце сжалось…

Дон Фелис

Прикажите — удалюсь…

Бланка

Прикажу! От вас вся порча,

Боль в желудке, рвота, корчи,—

Так при вас ли исцелюсь?

Херардо

Педро, эй! Врача скорее!

Сын! Лекарство принести Надобно!

Дон Фелис

Чтоб вас спасти,

Жизни я не пожалею,

Всю ее готов отдать,

Лишь бы вам вернуть здоровье.

Дон Фелис и Педро уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Бланка, Инес, дон Хуан, Томе, Херардо, Марсело.

Инес

(Бланке, тихо)

Скрылся со своей любовью!

Можно исцеленья ждать.

Бланка

Бог мой! Где найти терпенье?

Дорогой платить ценою

Вынуждена за попытки

Схоронить в душе причины

Горестей своих. Недаром

Травами любви убита,

Ибо в них — ее же стрелы.

Но сегодня да послужит

Во спасенье мне отрава!..

Зелень, зелень — цвет надежды!

Я обманута тобою,

Видимость приняв за сущность…

(Поет.)

Нет, не помогли мне,

Матушка, травы.

Коль не помогли мне,

Брошу их, право!

Томе

('про себя)

Ох уж эти сегидильи![54]

В них причина зла.

Марсело

(Бланке, тихо)

Быть может,

В качестве врача Хуана

Пригласим?

Бланка

(к Марсело, тихо)

Отстань, Марсело!

От врача-то и болею…

Марсело

(Бланке, тихо)

Может, приступы притворства,

На тебя, сестра, напали?

Бланка

(к Марсело, тихо)

Что-то слишком ты назойлив!

Или твой Хуан в Белеме

Врачеванью научился?

Иль ты сам такой умелый,

Что вправляешь людям совесть?

Ты свою бы прежде вправил,—

У тебя она хромает,—

А мою оставь в покое,

Не в свои дела не суйся.

Не чужим умом живу я

И пишу не под диктовку.

(Громко.)

На зеленых травах парка

Синей расцветает ревность.

От нее зачем вкусила

Неразумно, безрассудно?

(Поет.)

Нет, не помогли мне

Матушка, травы,

Нет, не помогли мне,

Брошу их, право!

Томе

Что ж, и верно, есть немало

Разных трав необычайных:

Белена и наперстянка,

Чертов хвост, дурман, синявка,

Пусть они и вредоносны,

Но на каждый яд найдется

Также и противоядье.

Есть умелые старухи,

Что сбирают и разводят

Майоран, кудрявку, мяту,

Лапы львиные, чья польза

Хорошо известна дамам,

Папоротник приворотный,

Добрую траву Петрову

И траву святого Хуана,

Ту, что рвать велит обычай

На рассвете. Есть съедобный

Портулак, чебрец, кислица,

Есть ревун-трава от глотки,

И моргун-трава от сглазу…

Инес

А болтун-травы там нету?

Томе

Не встречал… Но как упорно

Голосит: «Не помогли мне,

Брошу их, право»!

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Те же, дон Фелис и Педро со склянкой в руке.

Дон Фелис

Лекарь к вам сейчас придет,

А пока противоядье

Выпейте…

Херардо

Пей, дочка!

Бланка

Нет уж,

Благодарствуйте!

Херардо

Испей!

Это сладкое лекарство!

Бланка

(в сторону)

Сладкое лекарство — тут,

Рядом!

(Громко.)

Прочь, убийца, сгинь!

Херардо

Я — убийца?

Бланка

(в сторону)

Как бы, выпив,

Мне и впрямь не заболеть!

(Громко.)

Прочь, сказала!

Марсело

Эй, держите

Все ее!

Херардо

Хуан, любезный,

Ну-ка — вы ведь всех сильней!

Дон Фелис

Раз, два, три — беремся вместе!

(Пытается обнять ее за талию.)

Бланка

(вырывается; дону Хуану, тихо)

Кто же, как не ты, Хуан,

Столь силён, что может взять

И укрыть в своих объятьях

Шаткую мою судьбу?

Дон Хуан

(Бланке, тихо)

Милая! Не чудо разве,

Что тебя при всех я обнял?

Херардо

Дай ей склянку. Бланка, пей!

Дон Фелис

Выпейте хотя б глоточек…

Ах, держите, дон Хуан!

Дон Хуан

Я держу, не убежит

От меня сеньора Бланка!

Дон Фелис

Ну-ка, разожмите губки…

Бланка

Нет, душа не принимает,

И сосуд почти порожний.

Дон Фелис

Бланка! В нем заключена

Ваша жизнь, спасенье ваше…

Бланка

Где оно? Его не вижу,

Только чувствую… Спасенье,

Стань передо мной!

Марсело

Сестрица,

Пей!

Херардо

Пригубь хотя бы!

Инес

(Бланке, тихо)

Пейте!

Что вы медлите?

Бланка

(тихо)

Желаю,

Чтоб не за спиной стояло

У меня мое спасенье,

А вот тут, перед глазами!

Дон Хуан

(тихо)

Я сейчас, моя голубка,

Стану так, чтоб мы друг друга

Видели.

Томе

Сеньора, пейте!

Бланка

Дай мне сам лекарство.

Томе

Нате.

Бланка

Это вкусно?

Томе

Да не очень…

Не вино ведь!

Бланка

Ладно! Выпью!

Дон Фелис

Пьет мой ангел!

Бланка

Сгинь, докучный!

(Набирает в рот лекарства и брызжет на Фелиса.)

Дон Фелис

Ой, да что это?

Томе

Подарок

От красавицы. Вы словно

Жемчугами весь покрылись.

Дон Фелис

Что ж, росой меня покрыла

Нежная заря…

Томе

И счастье

Ваше, что заря. Бывает,

Угощает ночь с балкона

Не такой еще росою!

Дон Хуан

(Бланке, тихо)

Стало ли тебе полегче?

Бланка

Да, любовь моя согрелась

На твоей груди. А ты как?

Дон Хуан

Так, как будто клад нашел я!

Бланка

Хоть поговорить бы дали

Нам…

Дон Хуан

Представь себе, что судьи,—

Те, что льют лекарство в глотку,—

Мной тебя пытать решили:

Признавайся-ка под пыткой!

Бланка

Что ж, когда допрос с пристрастьем,

Все скажу. Ведь ты — орудье,

Коим ревность убивает

Медленно меня…

Дон Хуан

Что скажешь

О своей любви?

Бланка

Во-первых,

Я — твоя!

Дон Хуан

А что второе?

Бланка

Разве это продолженья

Требует? Как ты настойчив!

Мой жених мне ненавистен —

Вот второе!

Дон Хуан

Ну, а третье?

Бланка

Пусть хоть тысячью смертей

Угрожают мне, но выйду

Только за тебя!

Дон Фелис

Однако

Крепко он схватил больную!

Дон Хуан — силач отменный…

Марсело

И смельчак! Другой бы вряд ли

Так ее обнять решился.

Дон Хуан

Вот и врач…

Херардо

Пусть поскорее

Он ее осмотрит!

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

Те же и врач.

Бланка

(дону Хуану, тихо)

Милый,

Я хочу с тобой!

Дон Хуан

(Бланке, тихо)

Недолго

Ждать осталось…

Томе

(Бланке, тихо)

Что о травах

Скажете врачу?

Бланка

Что пользу

Принесли они здоровью.

Инес и врач уводят Бланку. Дон Хуан и Томе уходят.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

Херардо, Марсело, дон Фелис, Педро.

Херардо

Хуан отважен и учтив.

Дон Фелис

К тому же

Силен на редкость.

Марсело

Много ль надо силы,

Чтоб женщину сдержать?

Херардо

В достойном муже

Вся мощь от бога. Без него, мой милый,

С одною силой насидишься в луже,

Не укротив взъярившейся кобылы,

Не то, что льва… А ведь и льва, бывает,

Могучий человек одолевает!

Марсело

В таких делах важны смекалка, разум,

А что до силы собственно телесной,

То в мускулах она. Я по рассказам

Знаком со славой дон Аянса лестной.

Херардо

Жизнь пролетает — не успеешь глазом

Моргнуть. Ведь был и я силач известный,

Под стать Херóнимо.

Дон Фелис

И в самом деле,

Херонимо зовут у нас доселе

Алквидом новым.

Херардо

Кованое блюдо

В плоеное жабо перста движеньем

Он превращал. Подковы гнул не худо

Одной рукой, шутя, без напряженья.

Марсело

Стихи о нем я знаю — просто чудо:

На смерть его написаны.

Херардо

Коль чтенье

Твое увлечь способно, то внимаю,

Покуда лечат Бланку.

Марсело

Начинаю.

«Неуязвимая, лишь ты не пала,

О смерть, перед Херонимо Аянса!

Меч обладает хрупкостью фаянса,

Наскакивая на стальное жало

Твоей косы. Вся Фландрия взирала

На подвиги великого испанца;

С тобой он спорил с яростью повстанца,

Заносчивая — ты не отступала.

Косу он вырвет из холодной длани,

Согнет решетки ледяной темницы.

Но нет… Он пал. Готовила заране

Победу ты, в обманах мастерица,

Ты день за днем с него взимала данью

И мощь, и жизнь. Так чем тебе кичиться?»

Херардо

Что сижу, как истукан!

Бланка снова колобродит.

Дон Фелис

Слышу! Смерть моя приходит…

Поспешим!

Херардо, дон Фелис и Педро уходят.

ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ

Марсело один.

Марсело

Ведь все — обман!

Ловко действует Хуан…

Травы, что таят отраву!

Эта хитрость мне по нраву;

С помощью ее любовь

Из беды возникнет вновь,

Хоть сама беда-то, право,

Из обмана родилась…

Вот идет Томе… Ну чтó там?

ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ

Марсело, Томе.

Томе

То, что мне выходит пóтом

В дне безумном каждый час.

Мой хозяин просит вас

Выслушать со снисхожденьем

Всей интриги объясненье.

Расскажу вам сей же миг…

Марсело

Сам ее давно постиг.

Томе

Ну и как?

Марсело

Я в восхищенье.

Томе

А затея-то моя!

Вправе написать Me fecit

На картине сей. Повесит

Кто на гвоздь ее, друзья?

Марсело

Передай: питаю я

Дружбу к твоему сеньору;

Он вернул мне Теодору —

Бланку я дарю ему.

Томе

Что негоже самому,

То и отдал вам без спору.

В том большой заслуги нет.

Вы ж, сеньор, когда б желали,

Мне бы милость оказали,

Брак одобрив мой.

Марсело

Предмет

Есть и у тебя?

Томе

Согрет

Склонностью к Инес. Три свадьбы

Вместе мы могли сыграть бы:

Вашу, Бланки и мою.

Марсело

Не дразни судьбу, молю!

Томе

Все уладим…

Томе уходит. Появляются Херардо и дон Фелис.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ

Марсело, Херардо, дон Фелис.

Херардо

Прекратить бы

Вам болтать, Томе, Марсело!

Бланка вновь в безумье впала…

Марсело

Вижу, что иные травы

Сильно действуют на женщин.

Дон Фелис

Так же, как иные беды

На терпение мужское.

Херардо

Бедная самоубийством

Угрожала…

Дон Фелис

И погибла б,

Если б не Хуан, схвативший

За руки ее.

Херардо

Причину

Умереть нашла…

Марсело

Какую?

Херардо

Вбила в голову, что выйти

Надо ей за дон Хуана

Или броситься с балкона.

Марсело

Дело вам легко поправить.

Херардо

Мне?

Марсело

Конечно!

Херардо

Но каким же

Способом?

Марсело

Наипростейшим.

Сделать вид, что выдаете

Вы ее за дон Хуана,

Ибо, только потакая

Вымыслам умалишенных,

Унимают их страданья

И отчаянье врачуют.

Херардо

Правда! Ждет осуществленья

Бреда своего безумец,

Почитая достоверным

Все, затеянное в шутку.

Марсело

Я встречал безумных женщин,

Что, отстаивая рьяно

Мнимый сан свой королевский,

Разорвать могли на части

Тех, кто им противоречил.

Херардо

Это так.

Дон Фелис

Но что нам делать?

Херардо

Свадьбу ложную сыграем

Втихомолку — может, это

Успокоит Бланку?

Марсело

Вижу

Я Томе…

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ

Те же и Томе.

Томе

Велел носилки

Врач подать. Он уезжает.

Марсело

Что, носилки в моде нынче?

Томе

Не у всех: бывает часто,

Что болезнь в карете ездит,

А здоровье на носилках.

Дамы — корень и причина

Множества мужских недугов —

Любят разъезжать в колясках,

Врачеватели ж болезней

Неприметностью носилок

Удовольствуются.

Херардо

Бланке

Предписал леченье доктор?

Томе

Предписал.

Марсело

Скажи, какое?

Томе

Дон Хуанис де Виберус

С поцелуум обнимальус

И в облатках, и в декохтах.

Дон Фелис

Я язык латинский знаю

Превосходно.

Херардо

Эко диво!

Кто его теперь не знает?

Томе

Знают все, а понимают

Вряд ли многие.

Херардо

Дон Фелис!

Не пора ль позвать нам Бланку?

Дон Фелис

Вот она сама!

Марсело

И с нею

Дон Хуан и Теодора…

Господи, спаси нас, грешных!

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ

Те же, Бланка, Теодора, дон Хуан, Инес, Педро и Леон.

Бланка

Руки прочь!

Теодора

Спокойно, Бланка!

Не беснуйся — и отпустим.

Херардо

Дон Хуан, держите крепче!

Дон Хуан

Сколько выдержки мне нужно,

Чтоб держать ее!

Бланка

Покончу

С жизнью, если дон Хуана

Мне не отдадите!

Дон Фелис

Бредит!

Херардо

Дочь, утихомирься! Будет

Дон Хуан твоим супругом,

Решено!

Бланка

А кто поверит?

Это все слова пустые.

Марсело

Дон Хуан! Яви нам милость,

Дабы успокоить Бланку,—

Притворись, что заключаешь

Брак с ней!

Дон Хуан

Нет, слуга покорный!

Как бы мне не вышло боком

Это самое притворство,

Если обернется шутка

Горькой истиной.

Дон Фелис

Да полно!

Трудно ль сватовством притворным

Бланке возвратить здоровье,

Коль она свое спасенье

Чает в том?

Херардо

На вашем месте

Я рискнул бы бóльшим, друг мой,

В доказательство приязни,

Нас связующей.

Дон Хуан

Согласен,

Если также мнимым браком

Сочетается Марсело

С Теодорой. Это Бланку

Убедит, что наша свадьба —

Достоверность.

Марсело

Остроумно!

Если я прикинусь мужем

Теодоры, то сестрица

И в свою поверит свадьбу.

Херардо

Вы согласны, Теодора?

Теодора

Хоть претит мне шутка эта,

Я — твоя жена, Марсело!

Марсело

Теодора, я — супруг твой…

Херардо

Видишь, дочка, обручились

Теодора и Марсело.

Очередь теперь за вами

С дон Хуаном.

Бланка

Я согласна!

Дон Хуан

Вы, Леон, Томе, Марсело,

Педро — все удостоверьте,

Что Херардо и дон Фелис

Отдают мне в жены Бланку.

Педро

Все свидетельствуем это.

Дон Хуан

О сокровище, мне душу

Истерзавшее! Да сгинет

Твой недуг — ведь я отныне

Твой, с душой своею вместе!

Бланка

Вы, Леон, Томе, Марсело,

Педро, — все удостоверьте,

Что с Хуаном обручаюсь,

В здравом будучи рассудке.

Леон

Все свидетельствуем!

Бланка

Рада

Объявить, что обрученье

Возвратило мне здоровье.

Дон Фелис

Это шутка?

Дон Хуан

Это правда!

Марсело

Как и то, что я, Марсело,

Стал супругом Теодоры.

Дон Фелис

Тем, чей долг быть верным слову,

За измену платят смертью.

Я убью их!

Херардо

Успокойся.

Понял я, что дочь Хуана

Любит.

Бланка

Зря шумите, Фелис.

Я принадлежу другому.

Дон Фелис

Отрезвляющие речи!

Теодора

Все обман, но я, пожалуй,

Быть обманутой довольна.

Томе

Стоит ли грустить, дон Фелис,

Что остались не у дел вы

Вместе с Педро и Леоном?

Я-то сам при деле, ибо

Свадебный купил светильник

Для Инес из Талаверы.

Дон Фелис

Все вы здесь, я вижу, спелись!

Что же делать мне?

Томе

Смириться!

Херардо

Наступает ночь…

Дон Хуан

Пора нам

Представление закончить

Вместе с этим днем безумным

Прежде, чем огни зажгутся!

ВАЛЕНСИАНСКИЕ БЕЗУМЦЫ

Перевод И. ЗОЛОТАРЕВСКОГО и М. АБЕЗГАУЗ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Флорьяно.

Валерьо.

Рейнеро — принц.

Эрифила.

Херардо — начальник сумасшедшего дома.

Федра — племянница Херардо.

Лаида — служанка Федры.

Верино — врач.

Леонато — слуга Эрифилы.

Писано — надзиратель.

Томас.

Мартин.

Белардо.

Мордачо.

Каландрьо.

Либерто — альгуасил.

Сумасшедшие.

Посетители сумасшедшего дома.


Действие происходит в Валенсии.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

РОЩИЦА НА ОКРАИНЕ ВАЛЕНСИИ, ОКОЛО ДОМА ДЛЯ УМАЛИШЕННЫХ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Валерьо, Флорьяно.

Флорьяно

Сюда я прибыл только что.

Валерьо

Флорьяно!

Бог мой! Что с вами? Этот цвет лица,

Одежда, вид… Все это очень странно…

Клянусь вам, вы мертвее мертвеца!

Флорьяно

О, дайте руку! В вас мое спасенье!

Валерьо

Спасенье?

Флорьяно

Да. Откроюсь до конца…

Валерьо

Но что случилось? Ваши опасенья…

Флорьяно

О друг Валерио, какие дни!

Я…

Валерьо

Вы?..

Флорьяно

Я…

Валерьо

Ну же!

Флорьяно

Ждет меня отмщенье.

Я… я убил…

Валерьо

Кого?

Флорьяно

Мы здесь одни?

Валерьо

Одни.

Флорьяно

Убитый, на мое несчастье…

Валерьо

Да говорите ж!

Флорьяно

Скроемся в тени.

Всего боюсь. Страх надо мною властен,

Меня пугает шепот ветерка.

Валерьо

Но кто убитый?

Флорьяно

Кто?..

Валерьо

Какие страсти!

Флорьяно

За мной погоня следом, и пока

Мне самого себя бояться впору.

Валерьо

Живой мертвец!

Флорьяно

От вражьего клинка

Меня спасите, будьте мне опорой!

Из Сарагосы я ушел пешком,

Голодный пробирался через горы…

Шалаш пастуший заменял мне дом,

И пищею служила корка хлеба,

Протянутая добрым пастухом.

И вот пришел, благодаренье небу,

В Валенсию. Валерио, родной!

Я так устал, я даже дома не был…

Валерьо

Но кто ж убитый?

Флорьяно

Не следят за мной?

Валерьо

Он дворянин?

Флорьяно

Все кошки ночью серы.

Валерьо

Вы мне не доверяете. Иной

Причины я не вижу…

Флорьяно

Принц Рейнеро —

Вот тот, кого убил я.

Валерьо

Иисус!..

Флорьяно

Не правда ль, для простого кавальеро

Убийство принца — редкость?

Валерьо

Я боюсь,

Что никакая хитрость не поможет.

Ваш враг могуществен…

Флорьяно

Нет, я не трус,

Но червь отчаянья мне душу гложет.

Сейчас, когда надежда вся на вас,

Когда я петлю чувствую на коже,

Сжимающую горло… в этот час

Вы, друг мой, сыплете мне соль на рану!

Валерьо

Нет, узы дружбы, что связали нас,

Крепки все так же. Верьте мне, Флорьяно:

Когда бы мог, я б доказал любовь,—

Я, от возмездия за смерть тирана

Спасая вас, свою бы пролил кровь!

Но вы открылись другу не напрасно.

Пускай мертвец живым не станет вновь,

Пусть то, что совершили вы, — ужасно,

Но предприимчивость во все века

В союзе с тем, кому грозит опасность.

Однако знать хочу, за что и как

Убили вы.

Флорьяно

У дома некой дамы

Он не избегнул моего клинка.

Валерьо

Любовь, виновница кровавой драмы,

Злым умыслом железо заострив,

Кровь проливать толкает нас упрямо.

Флорьяно

С двумя людьми, щитом себя прикрыв,

Меня преследовал он шаг за шагом.

Я — в переулок. Словно лев ретив,

За мной он кинулся, сверкая шпагой.

Клинки скрестились. Заслонясь щитом,

Призвав на помощь всю свою отвагу,

Я сделал выпад, приналег плечом,

И острие во тьме сверкнувшей стали

Направил в грудь уверенным толчком

Ударом слева по диагонали.

Он мертвым пал.

Валерьо

Вот это был удар!

Флорьяно

Но против трех я б устоял едва ли…

Хотя во мне пылал сраженья жар,

Мои враги меня бы одолели.

Инстинкт в беде — неоценимый дар.

Я, вопреки всем правилам дуэли,

Бежал, стараясь замести следы.

Любой из нас в таком опасном деле

Сухим не прочь бы выйти из воды.

Но понял я, придя в себя немного,

Кто тот, что стал причиною беды,

Когда он, душу отдавая богу,

Вдруг прошептал, взор обратив ко мне:

«Сам виноват… туда мне и дорога…

Смерть, смерть пришла… Злосчастный я Рейне…»

И вот, когда клинок так зло и просто

Решил наш спор, как бы в кошмарном сне,

Я вышел на широкий перекресток,

В ножны вложил зазубренную сталь,

И, прежде чем на листьях сонмом блесток

Заря росы рассыпала хрусталь,

Десяток добрых миль я отшагал.

Страх овладел мной, увлекая вдаль.

Валерьо

Враги не спят. Когда бы это был

Далекий край, который нам неведом,

Вам королевский суд бы не грозил.

Но мы в Валенсии. Погоня — следом…

Хвала судьбе, что враг вас не настиг

И не отпраздновал свою победу!

Будь проклят этот злополучный миг,

И мужество, и доблесть, и отвага,

Что сделали вас жертвою интриг

И кровью обагрили вашу шпагу,

Что знатных навлекли на вас врагов,

Ступить спокойно не дающих шагу!

Флорьяно, брат! Я вам помочь готов.

Тьма выдумок в уме вертится, к счастью,

Но, будь он порожденьем ста умов,

Бессилен ум пред королевской властью.

Как ни прикинешь — все плохой исход…

Хотя порой спасает от напасти

Что первое нам в голову взбредет…

Послушайте! Тут либо выход, либо…

Конечно, выход! Есть надежный ход!

Безумным вы прикинуться могли бы?

Флорьяно

Безумным? Что мне это может дать?

Валерьо

О, очень много! Станьте камнем, глыбой,—

Нет, так безумствуйте, чтоб мог признать

Вас сумасшедшим каждый. Есть больница

В Валенсии — земная благодать

Для одержимых. Вот куда стремиться

Вам следовало б. Ну, а кто потом,

Увидев вас, сумеет усомниться,

Что, весь в грязи, с дурацким колпаком,

В соломе и в изодранном халате,

К тому ж еще доставленный силком,

Не сумасшедший заключен в палате?

Флорьяно

Какая мысль! О друг! Судьба сама

Послала вас. Раскройте же объятья!

Безумие приятней, чем тюрьма.

Валерио, скорей, скорей в больницу!

Я постараюсь так сойти с ума,

Что даже вас заставлю удивиться.

Пусть светоч разума поглотит тьма!

Валерьо

Чтоб стать безумным, стоит лишь влюбиться!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Эрифила в коротком плаще и в шляпе и Леонато в сапогах.

Леонато

Ну вот, Эрифила, и стены

Валенсии, манившей нас.

Здесь, говорят, Венера, Марс[55]

На страже жителей почтенных.

Мы у ворот Куарте. Вот

И Турия, что, на просторе

Валы вздымая, платит морю

Дань хрусталем прозрачных вод.

Вон — Сео. Звонниц всех других

Превыше башня Микалете.

Эрифила

Впрямь таковы они, как это

Нам обещала слава их.

Прекрасный город. Этот вид

Я никогда не позабуду.

Леонато

О да!

Флорьяно

Тсс… Кто-то говорит.

Здесь люди.

Валерьо

Да. Уйдем отсюда.

Флорьяно

Меня бы только не узнали!

Валерьо

Пойдем, смотрителя найдем,—

Он впустит в сумасшедший дом.

Флорьяно и Валерьо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Эрифила, Леонато.

Эрифила

Ты рад, что мы сюда попали?

Леонато

Еще бы! Здесь живут богато.

Посмотришь, что ни дом — дворец.

Эрифила

А что предпримет мой отец,

Узнав про бегство, Леонато?

Леонато

Что подобает дворянину,

Когда он в чувствах оскорблен:

Укроется на время он

От языков не в меру длинных.

Проклятье дочери пошлет,

С предателем-слугой ушедшей…

Эрифила

Нет, Леонато, сумасшедшей

Меня родитель назовет.

Леонато

Безумен я, любя неровню,

А ты, со мной вступая в брак.

Не намекай мне, что никак

Не может розой стать шиповник.

Теперь не тот я, что бывало.

Уж раз зажег в тебе я кровь,

То это значит, что любовь

Слугу с сеньорой уравняла.

Эрифила

Но ты не понял мой ответ.

Речь обо мне. Твой гнев напрасен.

Леонато

Смысл этих слов мне слишком ясен.

Эрифила

В них тени оскорбленья нет.

Леонато

Эге! Я вижу, ты уже

Во всем раскаяться готова.

Эрифила

Нет, ты неправ. Что значит слово

В сравненье с тем, что здесь, в душе!

Я жизнь свою тебе вручила,

Тайком покинув отчий дом,

А ты обиду видишь в том,

В чем нет ее. В словах ли сила?

Я, осудив поступок свой,

Ничем не изменила долгу.

Леонато

Меж госпожою и слугой

Любовь не может длиться долго.

Ведь ты раскаялась.

Эрифила

Я? Вздор!

В чем? Разве ты не тот, что прежде,

Не мой слуга, к кому в надежде

На верность обращаю взор?

Леонато

Я тот же.

Эрифила

Если так, то здесь

Не место подозреньям странным.

Не ты ль увлек меня обманом,

Прикинувшись не тем, что есть?

Я вижу…

Леонато

Ты меня заставишь

Уйти, бежать от клеветы.

Отнюдь не я тебя, а ты

Теперь меня ни в грош не ставишь.

Эрифила

Да ты с ума сошел!

Леонато

Я был

Безумным и о том жалею.

Эрифила

Не надо. Быть хочу твоею,

Хочу, чтоб ты меня любил.

В чем ты увидел оскорбленье?

Да, я безумна от любви,

Но, как любовь ни назови,

Она — любовь.

Леонато

В том нет сомненья.

Я знаю твое сердце.

Эрифила

Вот,

Сам признаёшь. Счастливый случай!

А сердце знать кому же лучше,

Как не тому, кто в нем живет?

Нет, Леонато, это ясно —

Ты ищешь повод, чтоб уйти.

Леонато

Ну дальше, дальше сеть плети,—

Все получается прекрасно.

Коль унижать, так до конца,

Чувствительнее не обидишь.

Скажи уж, что во мне ты видишь

Обманщика и подлеца,

Скажи, что жалкий трус и вор

Тебя предать решил сегодня.

Эрифила

Какие духи преисподней

Тебе внушают этот вздор?

Как можешь говорить в глаза мне

Все эти низости? Скажи:

Зачем, прибегнув к подлой лжи,

Ты на душу кладешь мне камни?

Зачем в минуту роковую

За свой обман меня коришь?

Нет, не со мной ты говоришь,

Меня ты принял за другую.

Леонато

Упреков, обвинений тьма.

Нет, это не презренье — кара!

Не стоит нападать так яро,

Я не сошел еще с ума.

Эрифила

Я разве так сказала?

Леонато

Да.

Эрифила

Я?

Леонато

Да. Глупцом считаешь явным

Меня, ни в чем тебе не равным.

Со мной ты холоднее льда.

Мы день и ночь с тобою вместе,

Ты ж, обо мне забыв совсем,

Все дорожишь упорно тем,

Что у девиц зовется честью.

Ни слезы, ни мольбы мои,

Ни даже страх в глухой пустыне

Замка не сняли со святыни.

Где ж доказательства любви?

Теперь я знаю все до корки —

Не я, а ты всему виной.

Чуть что — юлишь, хитришь со мной

И в ход пускаешь отговорки.

Эрифила

Не требуешь ли слишком много

Ты от любви моей? К тому ж,

Пока ты мне еще не муж,

Себя блюсти должна я строго.

О Леонато! Ты коварен.

Ты упрекаешь день-деньской

Меня за то, за что другой

Мне был бы только благодарен.

Когда, не будучи женой,

С тобою разделю я ложе,

Женясь, ты мне простить не сможешь,

Что обладал до брака мной.

Все вы, мужчины, таковы:

Нас добиваетесь упрямо,

А насладившись вдоволь, вы

Презрением клеймите даму.

Леонато

Ну, вывод этот слишком смел.

Когда красоткой обладаешь,

То, насладившись, ты пылаешь,

Тогда как до того горел.

Не в этом главная причина.

Не хочешь стать моей женой

Ты только потому, что мной

Пренебрегаешь как мужчиной.

Эрифила

Пойди пройдись, ты поглупел.

Леонато

От горя.

Эрифила

В чем притворство? В том,

Что, полюбив, с тобою вместе

Оставила, рискуя честью

И жизнью, родину и дом?

Не береди сердечных ран!

Я здесь с тобой скитаюсь тенью.

Теперь увидел заблужденье

Свое?

Леонато

Увидел твой обман.

Эрифила

Бежать в чужой далекий край

С любимым — это ль для мужчины

Не доказательство?

Леонато

Причины

Другие вижу… Не скрывай

От друга правды. Сделай милость,

Признайся честно, не юли:

Суть ведь не в том, что ты влюбилась,

А что тобой пренебрегли.

Эрифила

Кто мною пренебрег? Однако!..

Ты жалишь подло, как змея.

Да разве мне любовь твоя

Была препятствием для брака?

Нет, поворот в моей судьбе

Свершила, — повторяю снова,—

Твоя настойчивость и слово,

Однажды данное тебе.

Оставим спор. Верни мне вновь

Вниманье, ласку, нежность взора,

Когда не выдумка, что ссоры

Лишь укрепляют в нас любовь.

Леонато

Оставь, любви я знаю цену!

Свои брильянты дай сюда.

Ты их припрятала, когда

Пересекали мы Рекену.

Эрифила

Стучи в ворота.

Леонато

Что за спешка?

Закончим этот разговор.

Пока на постоялый двор

Мы не вошли, отдай, не мешкай!

Эрифила

Зачем?

Леонато

Об этом помолчу.

Эрифила

Без денег ты?

Леонато

Ужель не ясно?

Не стал бы я просить напрасно.

Эрифила

Продай браслеты.

Леонато

Все хочу.

Эрифила

Все?

Леонато

Все.

Эрифила

О друг мой! Неужели

Оставишь ты меня в пути?

Леонато

Молчать! Со мною не шути,

Мне разговоры надоели.

Эрифила

Но что случилось? Разве мало

Того, что ты властитель мой,

Что я и все, что здесь со мной,

Всегда тебе принадлежало?

Леонато

Отдай с брильянтами ларец.

Эрифила

И это слышу я от мужа?

Леонато

Чей муж я?

Эрифила

Горе!

Леонато

Будет хуже,

Ударю.

Эрифила

Что ж, ударь, подлец!

Леонато

(вынимает кинжал)

Убью тебя!

Эрифила

Грозишь мне? Боже!

Леонато

Скорей! Дублоны мне нужны[56]

Эрифила

Все?

Леонато

Все.

Эрифила

Вложи кинжал в ножны.

Леонато

Сними-ка плащ и шляпу тоже.

Эрифила

И плащ и шляпу? Друг!..

Леонато

(грозит ей кинжалом)

Молчок!

Эрифила

Но я…

Леонато

Мою ты знаешь хватку.

Лишь закричишь, по рукоятку

Всажу кинжал.

Эрифила

Как ты жесток!

Меня убить? Твою жену?

Леонато

Скорей!

Эрифила

Кинжал взамен объятья!

Подлец!

Леонато

Снимай живее платье.

Эрифила

И платье?

Леонато

И рубашку. Ну!

Эрифила

Сейчас сниму. Злодей! Я плачу…

Леонато

Молчать!

(Грозит ей кинжалом.)

Эрифила

Пойми…

Леонато

Жеманство брось,

Снимай!

Эрифила

В груди оборвалось…

Кинжал хоть спрячь.

Леонато

Пожалуй, спрячу.

Теперь кинжал мне ни к чему,

Он роль свою сыграл, и значит…

Эрифила

Ну нет, предатель!

Леонато

Тсс! Иначе…

Эрифила

Не угрожай, я смерть приму

От гнусного злодея, вора.

Нет страха у меня в груди.

Леонато

Скорей!

Эрифила

Предатель, подожди!..

Стой!..

Леонато

Незачем мне ждать, сеньора!

Леонато уходит. Эрифила остается в нижней юбке и накидке.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Эрифила одна.

Эрифила

Ушел. Коварно бросил. Что ж…

Могла ль от низкого злодея

Иного ждать? Я холодею,

Когда я вспоминаю нож.

Другая, испытав все это,

От страха умерла б. О стыд,

О горе, горе! Что за вид —

В чужом краю, без средств, раздета…

Ах, негодяй! Ах, подлый пес!

Нет, больше ни пред кем не струшу!

Утешусь тем уже, что душу

Мою разбойник не унес.

Ведь если бегством со слугою

Я осквернила отчий кров,

То все же прав он: не любовь

В тот час руководила мною.

Любви не знала я. Тем боле

Что, не спросясь меня, отец

С идальго старым под венец

Толкал упрямо, против воли.

Мне ненавистен этот брак.

Чтобы избегнуть злой судьбины,

Я смело бросилась в пучину…

И вот я выплыла. Но как?

Корабль разбит, надежды якорь

Ржавеет на клочке земли,

А я осталась на мели,

Судьбой обманута двояко.

Жестокий дан мне был урок.

Бессовестный злодей недаром

И грудь мою и кошелек

Опустошил одним ударом.

Как быть? Я здесь, в чужой стране,

Обломок жалкий среди моря…

Сошла с ума бы, если б горе

Не возвращало разум мне.

Куда деваться? Страшный сон!

Одна. Чужие люди всюду…

А может ли терять рассудок

Тот, кто его уже лишен?..

Я вся дрожу… Какой, однако,

Судьбы ужасный поворот!

Без платья, у чужих ворот…

О боже! Голоса из мрака!

(Отходит к краю сцены.)

Появляются Валерьо, Писано, Томас и Мартин. Они не замечают Эрифилы.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Эрифила, Валерьо, Писано, Томас, Мартин.

Писано

Надеюсь, при моей опеке

С ним не случится ничего.

Валерьо

А может, надо для него

Лекарства заказать в аптеке?

Писано

Лекарства помогают редко

Больным с расстройством головы.

Зря не дали безумца вы

Загнать в смирительную клетку.

Для сумасшедшего она

Приют надежный, хоть и грубый.

Валерьо

Но он не буйный ведь, — на убыль

Идет, как видите, луна.

Веселый он, на шутки падкий,

А стоит только запереть,—

Несчастный может умереть

В меланхолическом припадке.

Писано

Ну что ж, пусть предается бреду.

Ему неплохо будет тут.

Да, кстати, как его зовут?

Валерьо

Бельтран.

Писано

А родом?

Валерьо

Из Толедо.

Эрифила

(в сторону)

Мой бог! Куда я забрела?

Меня признáют сумасшедшей.

Писано

Чем занимался вновь пришедший?

Валерьо

Он был философом.

Писано

Стрела

Его из этого колчана

Сразила?

Валерьо

Тут еще любовь,

К несчастью, помутила кровь

И разум бедного Бельтрана.

Писано

Ущерб, выходит, причинен

Платоном вместе с Купидоном?[57]

Валерьо

О да! Любовь и слог ученый

Мутят рассудок с двух сторон.

Писано

Ученье и любовь — враги.

Ученому и книги в руки,

Но горе тем мужьям науки,

Кому любовь свихнет мозги!

Валерьо

Да, верно. От избытка знанья

Растет безумие у них.

Кто знает более других,

Тот глубже чувствует страданье.

Писано

Не знаю, что любовь таит —

Безумье или мудрость? Впрочем,

На этих двух взгляните.

Валерьо

Очень

Неважный у несчастных вид.

Писано

А между тем большие знанья

Имели в прошлом оба, но

К несчастью сходному одно

Обоих привело желанье.

Теперь они спокойно тут

Живут, дрова и воду носят,

Охотно милостыню просят

И бегают, куда пошлют.

Томас!

Томас

Я здесь, сеньор.

Писано

Пожалуй,

Поближе подойди, вот так!

Эрифила

(в сторону)

От них не ускользнуть никак.

Беда!

Писано

(гладя Томаса по голове)

Сынок! Ты славный малый.

Томас

Да. Мне одно лишь невдомек:

Мать умерла, отец за нею…

А раз отца я не имею,

То я, выходит, не сынок.

Писано

А ты? Ты дворянин, Мартин?

Мартин

Коль званья низкого мужчина

Не обесчестил мать Мартина,

Тогда я точно дворянин.

Писано

Дворянством вечно бредит он.

Мартин

Скажите-ка, огонь сжигает?

Писано

Клянусь душой, не охлаждает.

Мартин

Тогда ваш предок был сожжен.

Писано

Ох, плут!

Валерьо

А кто там у ворот?

Мартин

Там женщина стоит.

Томас

Доныне

Святая Фисба в злой пустыне

Покойного супруга ждет.[58]

Эрифила

(в сторону)

Меня заметили. Позор!

Сейчас начну кричать я громко,

Что у ворот меня в потемках

Ограбил и покинул вор.

Быть может, видя скорбь мою,

Они дадут приют радушный

И извинят великодушно,

Что я раздетая стою.

Мартин

Эй, женщина! Хоть лживы все вы,

Скажи: кто твой отец? А дед

Из благородных?

Писано

Тот же бред.

Эрифила

О боже! Пресвятая дева!

Ограблена в чужой стране,

Забрали все: брильянты, платье…

Писано

Мы подоспели очень кстати.

Валерьо

Она безумна.

Эрифила

Горе мне!

Беда! Молю вас мне помочь!

До нитки обобрал разбойник!

Томас

Эй, женщина!

Эрифила

Что?

Томас

Стой спокойней.

Хочу тебя обнять я.

Эрифила

Прочь

С дороги, грубиян бесстыдный!

Пусти! Зачем я вам нужна?

Писано

Да, сумасшедшая она.

Томас

Еще бы, это сразу видно.

Эрифила

О кавальеро! О сеньор!

Неужто же на белом свете

Нет справедливости, и этим

Воспользовался наглый вор?

Всё, всё украли, все пропало!

Я жертва подлого слуги…

Мартин

Боюсь, украдены мозги,—

Уж больно их осталось мало.

Эрифила

Мои брильянты! Им цена

Три тысячи дукатов[59]… Где там,—

Пять, десять, может быть!..

Писано

На этом

Как раз помешана она.

Томас

А не успел похитить вор

Сокровище, что поценнее?

Эрифила

Пусть дьявол вас похитит!

Валерьо

(Томасу)

С нею

Будь вежлив.

Писано

(Томасу)

Фу!

Томас

Дикарка с гор!

Мартин

Перед тобою дворянин.

Эрифила

Заметно, как же! Все приметы.

Мартин

Схвати ее.

Эрифила

За что же это?

Томас

Скажи, что ты святой Мартин.

Мартин

Увы, я только конь святого!

Эрифила

Святой бы думал не о том,—

Он поделился бы плащом

И приютил под теплым кровом.

Ужель надеяться не смею

На сострадание ко мне?

Писано

Мы вам сочувствуем вполне…

(Томасу и Мартину.)

Хватайте же ее. Живее!

Эрифила

Меня? За что?

Писано

Смелее, ну-ка!

Эрифила

Попробуйте! Куда? Назад!

Ударю — сам не будешь рад.

Писано

Смелее!

Томас

Мавританка-сука,

Сдавайся в плен!

Писано

Держи, хватай!

Эрифила

В плен? Ни за что. Я не рабыня.

Томас

Скорей!

Эрифила

Такой вот благостыней

Прославлен валенсийский край?

Такое к людям в скорбный час

Вы проявляете участье?

Писано

Теперь участье это, к счастью,

Распространится и на вас.

Эрифила

Вор обокрал, меня ж в тюрьму?

Нет справедливости на свете.

Писано

У нас там проповеди эти

Не возбраняют никому.

Эрифила

Не лучше ли схватить злодея?

Зачем меня ведете вы?

Писано

Грабеж является, увы,

Ее навязчивой идеей.

Мартин

Шагай вперед!

Эрифила

Что скажешь им!

Ограбленную — за решетку!

Томас и Мартин насильно уводят Эрифилу.

Писано

Я должен проводить красотку,

А завтра мы поговорим.

Валерьо

Идите! В добрый час, Писано!

Начальнику же мой поклон,

Признательность за то, что он

Так много сделал для Бельтрана.

Да, вот: больной буянит редко

И не доставит вам хлопот.

Писано

Пусть так, но чуть шуметь начнет —

Тотчас же угодит он в клетку.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Валерьо один.

Валерьо

Безумный день! Я рад, что смог

В большой беде помочь Флорьяно,

Но сам уже, как от дурмана,

Не чую под собою ног.

В больнице он оставлен мною

Вполне здоровым. Сам же я

Из мрачных стен, судьбу кляня,

Ушел с больною головою.

Но здесь… Какой прекрасный сон!

Кто эта женщина, чьи очи

Своим сияньем сумрак ночи

Развеяли? Я потрясен…

Ее глаза, походка, стать —

Достоинств не оценишь разом.

Нет, или потерял я разум,

Иль впрямь мне нечего терять!

Здесь женщина была живая

Иль ангел, что слетел с небес,

Рассудок отнял и исчез?

В себе ли я? Нет, вне себя я!

Дать увести ее, когда

Мог стать я на ее защиту

Иль разобраться в том, что скрыто:

Узнать, откуда шла, куда?

Нет, право, я ума лишен,

Коль уж меня околдовало

Ее безумие. Пристало

Тому рехнуться, кто влюблен

В помешанную, — ведь влюбленный,

Как мудрецы о том твердят,

Сам перевоплотиться рад

В предмет любви. Что ж, упоенный

Любовью, поспешу туда.

Пусть там, увидев эти муки,

Мне либо тоже свяжут руки,

Либо излечат навсегда.

БОЛЬНИЧНЫЙ ДВОР

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Федра, Лаида.

Федра

Ты нынче так ко мне пристала,

Что я во двор с тобой сошла.

Лаида

В том удивительного мало,—

Ведь я безумцу отдала

Всю душу. Коль уж так совпало,

Что дядя ваш, хозяин мой,

Начальник тутошний, домой

Ушел, поведаю сеньоре,

Пускай в коротком разговоре,

Я о любви своей…

Федра

Постой!

Ты в сумасшедшего влюбилась?

Лаида

Да, и покоя не найду.

С ума сошла я, я взбесилась…

Любовь и разум не в ладу.

Федра

Каков же он, скажи на милость?

Коль за день смог, суди сама,

Тебя пленить он внешним видом,

То это верно, что ума

Немного у тебя, Лаида.

Лаида

Ах, Федра, в нем достоинств тьма!

Какая стать! В его очах

Рассудка теплится очаг.

Он стоит женского страданья.

Ведь разума в его молчанье

Побольше, чем в иных речах.

Федра

Но как молчанье вынуждает

Любить, желать?

Лаида

У немоты

Есть средства. Нас ведь восхищает

Картина дивной красоты?

Так вид его меня пленяет.

Немому камню отдала

Я сердце.

Федра

Камню? Ты могла

Влюбиться в камень?

Лаида

Он неистов,

Когда луна на небе чистом.

С безумцем я б сама была

Неистовою…

Федра

Ты?

Лаида

Еще бы!

Под солнцем счастья и мечты

Мои растут…

Федра

Безумны оба.

Он — при луне, при солнце — ты.

Лечиться вам теперь до гроба.

Лаида

Бог нам поможет.

Федра

Знать хочу,

Кто он: испанец?

Лаида

Поручусь,

Что он кастилец.

Федра

Но испанцы

Теперь и мы, валенсианцы,[60]

Я дань Испании плачу.

Входит Флорьяно; он в больничном халате, притворяется безумным.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Флорьяно.

Флорьяно

Меня, Бельтрана, в кандалы?

За что? В таком прелестном доме

При столь почтенном мажордоме,

Достойном высшей похвалы?

Вы так любезны, так милы!

Прошу вас, следуйте за мною.

Я плачу? Слез от вас не скрою.

Мне стоило увидеть вас,

Как на глазах у всех тотчас,

Влекомый в небеса луною,

Я превратился вдруг в гиганта,

Хоть и кажусь вам пастушком.

Я запущу в вас кирпичом,

А не халвой из Аликанте![61]

Федра

Бежим, Лаида!

Лаида

Нет!

Федра

Бежим!

Лаида

Он резок с тем, кто резок с ним,

А так он кроток.

Флорьяно

Это верно.

Я раб разумный и примерный,

А главное — не одержим.

Не бойтесь, на меня надейтесь.

Не в Эфиопии я рос

И не средь дикарей-индейцев.

Любовь, страшней любых угроз,

Меня вела. Куда же деться?

И вот я здесь. Но я — не я.

Я человек без бытия.

Я существо свое с опаской

Скрываю под надежной маской,

И прав. К чему мне плоть моя?

Я изучал несчастья. Этим

Столь долго увлекался я,

Что человека нет на свете

Теперь несчастнее меня,

Хотя и должен вам заметить,

Что это вот тряпье на мне

Покой вернуло мне вполне.

Я женщину любил. В ней было

Все, что мужскому сердцу мило,

Однако по ее вине

Я стал не тем, кем был когда-то.

За ней один водился грех:

Была красотка таровата

И в дом к себе пускала всех.

Изменницу ждала расплата.

Ее любимцу, против правил,

Я, не спросясь, рога наставил,

Затем я постарался, чтоб

И даме разукрасить лоб,

Чем целый город позабавил.

Федра

Как жаль его!

Лаида

В нем виден разум.

Флорьяно

Пусть ваша светлость мне пока

Уступит эти ножки — разом

Я поднимусь за облака.

Но я признаться вам обязан…

Увы, сомнений в этом нет,

Что вы точнехонький портрет

Той дамы — ангела без чести,

Из-за которой в этом месте

Томлюсь я, в рубище одет.

Федра

Как он изящен, как красив!

Флорьяно

Ах, сердце стало мягче ваты!

Мне страшно, что еще я жив.

Глядите! Пристают фрегаты,

Чтоб увезти меня в Алжир!

Возможно, окажусь я пленным,

Иль без сапог в потоке пенном

Между веревкой и водой,

Клянусь своею бородой!

Лаида

Признайтесь, Федра, откровенно:

Он нравится вам?

Федра

Мне обидно,

Что не могу я стать луной,

В чьей власти этот ум больной.[62]

Лаида

Вы власти жаждете, как видно?

Федра

О, знала б я, какой ценой

Безумство увеличить!..

Лаида

Федра!

Платить намерены вы щедро.

Федра

Допустим, так.

Лаида

Но я ревную.

Федра

Ума ревнивой не верну я.

Флорьяно

От ревности спасает цедра.

В момент припадка на виски

Кладут оливковое масло.

Иным полезны кулаки,

А также кнут. Надеюсь, ясно?

Когда ж страданья велики,

Полезна кровь летучей мыши

На лоб, а иногда и выше.

Хотя компресс за полчаса

Уничтожает волоса,

Зато и ревность станет тише.

Но там, где ревность, там — рога.

Он грозен, этот знак обмана:

Нет у ревнивца злей врага.

Они бессмертны, как у Пана,[63]

Увитые цветком тюльпана.

Я в ревности бездонный ров

Сам попадал… Но из рогов

И ревности, для всех бесславной,

Составить силлогизм забавный,

Чтоб поразвлечь вас, я готов:

Кто любит, тот ревнив, конечно,

Но кто ревнив — всегда рогат.

Рога ведь плод тревоги вечной,

Мучений, подозрений ад.

Отсюда вывод безупречный

Из силлогизма: кто богат

Воображеньем, тот рогат.

Федра

Какое здравое сужденье!

Флорьяно

О дайте мне успокоенье!

Федра

Как это сделать?

Флорьяно

Был бы рад

Взять вашу ленту. Думать смею,

Она спасет меня от зла,

Как розы в сказке Апулея

Спасли несчастного осла.[64]

Поверьте, всех лекарств сильнее

Ее зеленый нежный тон,

И вы меня, как Аполлон,[65]

Избавите от беспокойства…

Федра

Как, в ленте, и такие свойства?

Флорьяно

Да, с ней я буду исцелен.

Лаида

Вам больше красная годится.

Флорьяно

Вы не знаток в таких делах.

Прошу я сладкую корицу,

А вы с улыбкой на устах

Мне предлагаете горчицу.

Лаида

Вот этого я и боялась.

Флорьяно

Не может быть! Какая жалость!

Смирите ваш, сеньора, пыл,

Умерьте резвость ваших крыл.

Терпенье — вот что вам осталось.

На небеса мои никак

Вам не взлететь и окрыленной.

Федра

По мне, приятней цвет зеленый.

(Протягивает ему ленту.)

Флорьяно

Да, да, надежды цвет! Итак,

Чтоб в памяти остался знак

О ленте, совершу измену…

Федра

Любви?

Флорьяно

Нет, танцам.

Лаида

Постепенно

И вы свихнетесь.

Федра

Ничего,

Должна я слушать вздор его,

Чтоб ярость не пришла на смену.

Флорьяно

(в сторону)

Боюсь влюбиться ненароком.

Ах, Селия! Зачем со мной

Ты поступила так жестоко!

Что ж, ты сама тому виной.

Измена будет мне уроком.

Федра

Сюда идут! Лаида! С ним

Застать нас могут здесь.

Лаида

Бежим!

Федра

Куда?

Лаида

Сеньора! Поскорее

Поднимемся на галерею,

И страх рассеется, как дым.

Федра и Лаида уходят.

Флорьяно

Какое солнце закатилось!

Как стало пусто в вышине!

Сеньора! Окажите милость —

Не забывайте обо мне!

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Флорьяно, Писано, Томас и Мартин ведут Эрифилу.

Эрифила

В чем я виновна? Что случилось?

Прошу, не делайте мне зла!

Писано

Уймись, безумная!

Эрифила

Была

Когда-то.

Томас

Ведьма в доме.

Плати за вход.

Эрифила

Все тело ломит.

Томас

Ну, снова песню завела!

Мартин

Плати.

Эрифила

Меня — в тюрьму? За что ж?

Томас

Таков закон. Ну, будь же смирной!

Плати.

Томас

Плати или умрешь!

Флорьяно

Что вы за люди?

Мартин

Мы из мирных.

Томас

А ты чего свой нос суешь?

Эрифила

(в сторону)

Я мыслить не способна здраво.

Ведь там, где все безумны, право,

Ум ни к чему. Так надо. Пусть

И я безумием упьюсь.

Безумство — сладкая отрава.

Писано

Я отлучусь. Побудьте с нею,

Но, чур, не причиняйте зла!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Флорьяно, Томас, Мартин, Эрифила.

Флорьяно

(в сторону)

Что вижу я? Поднять не смею

Глаза. От дивного чела,

Короны солнечной светлее,

Струятся жаркие лучи.

О голос сердца! Замолчи,

Умолкни пред красою этой.

Венец творенья! Чудо света!

Звезда, взошедшая в ночи!

Томас

Плати живее.

Мартин

Хуже будет.

Эрифила

За что платить должна?

Томас

За вход.

Эрифила

Нет денег у меня.

Флорьяно

Эй, люди!

Продайте этот перстень. Вот

И плата за нее.

Мартин

Гм, судя

По виду…

Томас

Перстенек не плох.

Мартин

Он не заложен?

Флорьяно

Что вы!

Томас

Ох,

Закатим же мы пир на славу!

Мартин

Живи сто лет!

Томас

Мартин! А, право,

Денек удачный, видит бог!

Томас и Мартин уходят.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Флорьяно, Эрифила.

Эрифила

(в сторону)

Что с этим сумасшедшим? Есть ли

Броня от этих взглядов-стрел?

Флорьяно

(в сторону)

Я был бы сумасшедшим, если б

На это чудо не смотрел.

Пускай я провалюсь на месте,

Когда в простых ее словах

Безумие заметно.

Эрифила

(в сторону)

Страх

Терзает сердце мне. Но странно,

Каким таинственным дурманом

Он опоил меня? В чертах

Его приятность. Может статься,

Что я совсем собьюсь с пути.

О страх! Позволь мне с ним остаться!

О страсть! Дай силы мне уйти!

Флорьяно

(в сторону)

Виденьем этим наслаждаться

Я жажду. Пусть молчит язык

И говорит любовь.

Эрифила

(в сторону)

Проник

Мне в душу голос, полный страсти.

Какой ценой купил он счастье!

Флорьяно

(в сторону)

Мир вне себя, что этот лик,

В плоть воплощенная мечта

Не та, какой была когда-то.

О девственная красота!

Безумие — твоя расплата!

Эрифила

(в сторону)

Могу ль поверить, что пуста

Обитель формы совершенной?

Флорьяно

(в сторону)

Чтоб в келье сей благословенной

И столь пленительной, в тиши

Не проживало ни души?

О мрамор красоты нетленной,

Вселенной образ неземной!

О восхитительное тело,

Что в мир наш бренный под луной

С божественных высот слетело,

Стремясь душою в мир иной!

Прекрасна ты. Твоя краса

И стать достойны пьедестала.

Но разума — души начала —

Тебя лишили небеса,

Как вещь из глины иль металла.

Когда ж с душою красота

Разделены, уже не та

И красота. Она бесплодна,

Как мрамор мертвый и холодный,

И келья дивная — пуста.

Эрифила

(в сторону)

Несчастный, потерявший разум,

Утративший значенье слов,

Похож на золотую вазу,

Наполненную до краев

Отравой, неприметной глазу.

А ведь могла бы быть она

Благоухания полна!

И все-таки лишить рассудка

Меня способен не на шутку

Безумец, я убеждена.

Флорьяно

(в сторону)

Счастливая моя тюрьма,

И я счастливей всех на свете!

Здесь раньше царствовала тьма,

Теперь любовь, как солнце, светит.

Но я боюсь, что речи эти

Ей подозрение внушат…

Эрифила

(в сторону)

Заметив мой упорный взгляд,

Безумец догадаться может,

Что сердце женское тревожит…

Флорьяно

(в сторону)

Потуплен взор. Уста молчат…

Стрела любви! С какою силой

Твой наконечник золотой

Ее безумство притупило!

Эрифила

(в сторону)

Молчит язык трусливый мой!

Флорьяно

(в сторону)

Когда б ты знала, ангел милый,

Что мука мне терзает грудь,

Что не безумен я ничуть,—

Ужель меня б не полюбила?

Эрифила

(в сторону)

Ужель во сне все это было —

И отчий дом, и дальний путь,

Неблагодарный Леонато

И подлая его любовь?

Я сплю. Ужасным сном объята,

Все, все переживаю вновь:

Измену, бегство и расплату.

Но как случилось в горе этом,

Что сумасшедший стал предметом

Вниманья моего? Недаром

Судьба меня подвергла карам,

А разум требует к ответу.

Но если я хочу сама

Безумной стать, — к чему сомненья,

Упреки? Я сошла с ума.

Флорьяно

(в сторону)

Что вижу я? Покрылись тенью

Светила — очи. В небе тьма.

(Эрифиле.)

О солнце! Не лишай нас света!

Эрифила

Безумна я, мне ясно это.

Флорьяно

О небо, небо, прояснись!

Эрифила

Клянусь, разумна ваша мысль.

Флорьяно

Меня безумней в мире нету,

Когда ты рядом, и припадки

Еще усилятся, поверь.

Эрифила

Прочь, прочь!

Флорьяно

(в сторону)

Зачем играть мне в прятки?

Рассудок ни к чему теперь.

Эрифила

Эй, эй! Подайте мне лошадку,

Мой Мандрикардо ждет меня![66]

Флорьяно

Копье и лучшего коня

Подать мне! Мой камзол дорожный,

Пестрее радуги!

(В сторону.)

Возможно,

Что не пройдет еще и дня,

И я, как тягостное бремя,

Любовь, которой раньше жил,

Оставлю…

Эрифила

Поддержи-ка стремя.

Флорьяно

Охотно.

Эрифила

Стой! Ты укусил,

Злодей, мне ногу! Выбрал время

Для шуток!

Флорьяно

Пленник — не злодей.

Эрифила

Я — Дораличе.

Флорьяно

Да. Ей-ей,

Нездешней красотой своей

Мне в сердце нанесла удар ты.

Позволь твоим быть Мандрикардо.

Эрифила

Нельзя. Он из числа людей

С рассудком.

Флорьяно

В разуме, конечно,

Нехватка есть, но загляни

Мне в душу. Нежности сердечной,

Причем отнюдь не скоротечной,

В ней разгораются огни.

Эрифила

Узнай скорее, кавальеро,

Не прибыл ли сюда Руджеро.

Флорьяно

Паж говорит, что он приехал.

Сидит и пьет вино из меха.

Эрифила

Ну что ж, пусть пьет, да знает меру.

А как тебя зовут?

Флорьяно

Бельтраном.

Эрифила

Ты не неистовый Роланд?[67]

Флорьяно

Захочешь, и Роландом стану,—

Таков уж у меня талант.

Я заменяю, как ни странно,

Всех пэров Круглого Стола.[68]

За то и честь мне и хвала.

Эрифила

А с Калаиносом[69] ты дружен?

Флорьяно

Вчера ходил к нему на ужин,

Приятной трапеза была.

Мы подружились с ним до гроба,

Охотясь на летучих рыб…

Эрифила

А Сансонето знал?

Флорьяно

Еще бы!

И Урхеля. Соленый гриб

Любил обжора…

Эрифила

Высшей пробы

Все эти люди.

Флорьяно

Видит бог,

Я разве спорю?

Эрифила

(в сторону)

Как он мог

Увлечь меня? Мой разум гаснет.

Флорьяно

(в сторону)

Я плохо притворяюсь. Басням

Добавлю перцу.

(Громко.)

Где ж мой рог?

Пора мне ехать на охоту,

Что ж я не вижу лошадей,

Борзых, лягавых? Долго что-то

Жду соколов моих. Живей!

Эрифила

Зря гневаетесь на людей:

Собаки все на своре тут,

И в путах соколы вас ждут,

Псари бегут во все лопатки…

Флорьяно

Не упорхнули б куропатки…

Дать псам и ястребам костей!

Эрифила

Пускай силок мне подадут,

Хочу поймать я…

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же и Писано.

Писано

Ваш халат, сеньора,

Уже готов. Пройдите-ка сюда,

И вам немедля сделают примерку.

А вы, Бельтран, не приближайтесь к ней,

Вы слишком уж развязны и галантны,

А там, где на последнем месте разум,

На первом — нездоровый аппетит.

Эрифила

А вам до этого какое дело,

Овечий хвост?

Флорьяно

Красавица права.

Что вам за дело, петушиный гребень?

Писано

Ах, вы его берете под защиту?

Что ж, это очень радует меня.

Теперь уже до праздника младенцев

Невинных больше вам не повидаться.

Эрифила

Черт вас возьми! Как птица, я свободна

И вправе делать все, что захочу:

Плащ превратить могу я в домового,

А сердце в переметную суму.

Писано

Молчи!

Эрифила

Прощай, прекрасный мой безумец!

Флорьяно

Божественная сумасшедшая, прощай!

Писано

Я что сказал? Иди и не болтай.

(Уводит Эрифилу.)

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Флорьяно один.

Флорьяно

Вперед, вперед, сердечное влеченье!

Пусть ветер гнет чужие паруса,

И рифы пусть таранят корпуса,—

Мы будем плыть наперекор теченью,

Куда и долг и разума веленье

Тебя влекут. Я верю в чудеса,

Хоть иногда оплакиваю сам

Моих страстей безумное стремленье.

Соблазн велик. Я должен устоять,

Разумным быть в безумном предприятье.

Дай мне покой. Что от безумства ждать?

К чему соблазну открывать объятья?

Рассудок ведь бессмысленно терять

Ради того, кто сам его утратил.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Флорьяно, Валерьо.

Валерьо

Я здесь, но не благодари меня

И не считай, пожалуйста, вниманьем

Повторный мой визит. Пришел сюда

Я, так сказать, по собственному делу

Такого свойства, что, пожалуй, в нем

Заключены и жизнь моя и счастье,

Которого ты мне всегда желал.

Флорьяно

В чем дело, мой Валерио? Узнали,

Что я укрылся в сумасшедшем доме?

Угроза новая нависла надо мной?

Валерьо

Безумец я, Флорьяно, я безумец.

Ты сумасшедший только с виду, в этом

Как раз и здравомыслие твое.

Ничто тебе не угрожает, если

Не грянет только молния с небес.

Флорьяно

Но что ж тогда, Валерио, случилось?

Что, друг мой, взволновало так тебя,

Что на тебе лица нет? Что за сила

Нарушила спокойствие твое

И привела меня в волненье?

Валерьо

Разве

Сюда безумную не привели,

Которая прекраснее небес,

Планет, и звезд, и всех на свете смертных?

Флорьяно

Так твой предмет — безумная?

Валерьо

О нет,

Не мой — она, а я — ее предмет.

Флорьяно

Давай-ка лучше в зал с тобой пройдем,

Там можем посидеть в уединенье,

И ты мне все расскажешь.

Валерьо

Расскажу.

О боже!

Флорьяно

Что с тобой?

Валерьо

С ума схожу!

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

ДОМ ДЛЯ УМАЛИШЕННЫХ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Флорьяно один.

Флорьяно

От всех ударов, нанесенных мне,

Судьба и та уже устать должна бы.

Сопротивляться больше силы нет

В груди бессильной, в этом сердце слабом.

Меня Фортуна держит в западне,[70]

Хотя на волю отпустить могла бы.

Судьба меня от смерти сберегла,

Но так, что ближе стала смерти мгла.

Я поражен сиянием очей,

Куда любовь влила безумья пламень.

Как мотылек, к теплу ее лучей

Тянусь я обожженными крылами…

Но вот, когда, уйдя от палачей,

Я скрылся за больничными стенами,

По воле рока самый близкий друг

Становится орудьем пытки вдруг!

Валерио, который мне служил

Прибежищем, надеждою, опорой,

Подобно мне, на путь любви вступил,

Прельщенный сумасшедшею сеньорой.

И так томит его любовный пыл,

Что видит он лишь женщину, которой

Немедленно желает обладать.

В любви безумье, право, благодать!

Он даже изобрел такой предлог,

Чтоб попросить больную на поруки:

Она ему кузина; он бы мог

В кругу домашнем облегчить ей муки…

Любовь всесильная! Возьми в залог

Жизнь, кровь мою, но развяжи мне руки.

Оставь меня с безумною моей,

Не то с ума сойду в разлуке с ней!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Флорьяно, Федра.

Федра

(не замечая Флорьяно)

Пришла сюда себя искать.

Но где я? Жду счастливой вести.

Сама себя на этом месте

Я умудрилась потерять.

Зато хоть помню, кто душой

Моей владеет двое суток.

Для потерявшего рассудок

Уже и это хорошо.

Меня страшит любовь моя,

Она вошла и правит шумно.

Я знала, что любовь безумна,

Но не настолько! Нынче я

Узнаю тяжесть наказанья.

Что ж может дать любовь тому,

Чей разум погружен во тьму,

Как не безумные желанья?

Безумен он из-за другой,

А властен надо мной, влюбленной…

Я становлюсь хамелеоном,—

Ведь цвет безумца ныне мой.

Но где он? Что с ним? Боже правый!

Быть может, в клетку заключен?..

Ах, можно ль быть безумней, право, —

Не увидать, что рядом он!

Флорьяно

(в сторону)

С ней откровенным быть нельзя.

Уберегаясь от напасти,

Чтобы ее избегнуть страсти,

Сам притворюсь влюбленным я.

Как бы в плену любовных пут,

Правдоподобней роль сыграю.

Федра

(в сторону)

Из-за безумца умираю.

Я, как потерянная, тут.

Флорьяно

Я нынче уронил в саду

Один предмет. Вы не видали?

Федра

Подумаешь, предмет печали!

Сама себя я не найду!

Флорьяно

Сестра моя! Ты терпишь муки?

Взамен заслужишь славу ты.

Федра

О речь нездешней красоты,

Исполненные тайны звуки!

Флорьяно

О сочный баклажан, укроп,

Айва, морковь и корень хрена,

Что в сладкий погружал сироп

Поэт-гурман Хуан де Мена![71]

Федра

(в сторону)

Как он в неистовстве упрям!

В мозгу безумца мыслям тесно.

Флорьяно

Моя потеря вам известна?

Я сыру за находку дам.

Федра

Когда б на ум пришло судьбе

Открыть мне, грешной, где твой разум,

Я, не задумываясь, сразу

Его бы принесла тебе.

Флорьяно

Вы благородно поступили б.

Красотка, лакомый кусок!

Я преподнес бы вам стишок,

Когда бы вы прекрасней были.

Федра

А та, что ты любил, прекрасна?

Флорьяно

О, как бывает лишь во сне!

И зубы у нее, как снег,

И губы, словно перец красный!

Я женщины не знал прелестней.

Мне без нее не жизнь — тоска.

Мы с ней из одного куска

И мучимся одной болезнью.

Федра

Так вот кому, несчастный, он

Своей потерею обязан!

Флорьяно

О нет! Теряя здесь свой разум,

Я в высшей степени умен.

Предмет моих волнений, дум

И поисков — не разум здравый.

Не так уж это страшно, право,

Когда теряешь только ум.

Я потерял среди тряпья,

В которое пришлось рядиться…

Федра

Что, что?

Флорьяно

Роженицу-ослицу

В чепце из кружева-репья.

Федра

(в сторону)

Подумать только: бред маньяка

Усиливает жар в крови!

Флорьяно

О голос сердца! Призови

Надежду! Вижу я, однако,

Что я вам нравлюсь. Если мог

Пленить разумную сеньору,

То я пленю и ту, которой

Обязан тем, что занемог.

Федра

Хоть и темны его сужденья,

Он на безумца не похож.

Флорьяно

Вы философствуете? Что ж,

Хорошее телосложенье

И пылкость чувства — вот залог

Движенья разума и роста

Его, тогда как тело просто

Орудие души…

Федра

Ты б мог

Сказать, чтó сделал с лентой тою,

Что я дала тебе вчера?

В ней цвет надежды и добра.

Флорьяно

Я потерял ее, не скрою,

Завидев карты… До утрат,

Находок иль надежд мне было,

Когда, я вижу, привалила

Игра азартнее стократ?

Федра

Что ж привалило?

Флорьяно

Королева

Червей. Сеньора смущена?

Хоть карта новая, она

Всех бьет направо и налево.

Нажить богатство можно с нею.

Даст фору сотне королев…

Да жаль, один вмешался лев,

И козыри его сильнее.

Нет опрометчивее шага,

Чем дружбу и любовь столкнуть.

И вот боюсь теперь, что в грудь

Мне не одна вонзится шпага.

Федра

Итак, на карту ставишь ты

Мою надежду?

Флорьяно

Со своею.

Федра

Другую дать?

Флорьяно

Мечтать не смею:

Вдруг снова оброню в кусты?

Пускай глаза на этот раз

Хоть вдоволь насладятся ею,—

Ведь, может статься, не сумею

Вновь ленту сохранить для вас

И вместо целой вам вручу

Обрывки жалкие подарка.

Где лента?

Федра

Здесь.

Флорьяно

На лбу?

Федра

Столь яркой

Не видишь ленты?

Флорьяно

Я хочу,

Чтоб сняли вы ее.

Федра

Прошу я,

Снимите сами! Он оглох…

Флорьяно

(развязывает ленту у нее на голове)

Развязываю узел.

Федра

Ох,

Сейчас его я поцелую!

А можно ли? Конечно, да,—

Ведь он безумен, мысль туманна…

Флорьяно

Вы лезете ко мне в карманы?

Хотите обокрасть?

Федра

Беда!

Обнять бы, все забыв на свете!

Любовь! Скажи: чего ты ждешь?

Сомкни скорее руки…

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Эрифила в драном халате и колпаке.

Эрифила

Что ж,

Мне нравятся объятья эти.

Друг друга стоите вы оба.

Целуйтесь, наслаждайтесь век!

И вы — тот самый человек,

Что клялся в верности до гроба?

Что мужем быть моим хотел,

Как в сказке верный Мандрикардо?

Счастливая досталась карта

Вам, мастерица брачных дел!

Что за убор? Из головы

Торчит копье, пронзив дерюгу…

Отнюдь не к избранному кругу,

Боюсь, принадлежите вы.

Коль вы разумны, почему

Пришли к безумцам? Кто вам нужен?

Зачем на платье столько кружев

И побрякушек? Не пойму.

Ступайте прочь! Я все сказала.

Безумец этот мой, не ваш.

Флорьяно

Эльвира!

Эрифила

На второй этаж

Живее поднимитесь, в залу.

Пусть дьявол заберет к себе

Болтунью, что не зря хлопочет:

Подстерегая случай, хочет

Стать поперек моей судьбе!

Федра

Мне надоели бредни эти.

Уйду отсюда.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Флорьяно, Эрифила.

Флорьяно

(в сторону)

Видит бог,

Нет сводника, который мог

Удачнее закинуть сети!

О ревность! Ты не дочь любви,

Ты — мать. Тебе своим рожденьем

Любовь обязана. Смятенье

Ты сеешь первая в крови.

В борьбе ты придала мне силы.

Но что ж не слышу я речей

Царицы, что в душе моей

Так прочно трон установила?

(Эрифиле.)

Вы замолчали? Чем ваш ум

Так занят? Что вас огорчило?

Эрифила

Жалею, что поговорила

С предметом ваших чувств и дум.

Похоже, будто вправду вы

Сочли, что ваша я до гроба,

Не зря вы были с той особой

Так обходительны, увы!

Флорьяно

Ах, надобно ж стрястись беде!

Коль я люблю ее, — поверьте,

Пускай меня за это черти

Изжарят на сковороде!

Я только вас одну люблю,

Я верный раб ваш Мандрикардо.

Когда я лгу, пусть алебардой

Отрубят голову мою!

Нет повода для вашей вспышки.

Шутница служит здесь, и мы,

Чтоб как-нибудь занять умы,

Разок сыграли в «кошки-мышки».

Да. Если чем-нибудь иным

Я занимался с ней сегодня,

Пусть я изжарюсь в преисподней

И прах мой превратится в дым!

Эрифила

Собака! Лживою игрой

Не проведешь меня. На ужин

Ты все равно мне будешь нужен —

Вареный, жареный, сырой!

Вы приглянулись мне, клянусь.

Однако вижу: что-то слишком

К игре веселой в «кошки-мышки»

Вы пристрастились. Я добьюсь

Чего хочу. Мое — не троньте!

Вы, Мандрикардо, все равно

Моим должны быть, хоть оно

И не по вкусу Родамонте.[72]

Флорьяно

(в сторону)

Прошу, вмешайся в это дело,

О всемогущая любовь,

И разум возврати ей вновь,

Который ты отнять сумела!

Эрифила

(в сторону)

Любовь святая, помоги!

Когда безумье — наважденье

И болен он не от рожденья,

Верни безумному мозги!

Флорьяно

(в сторону)

Любовь, молю: верни опять

Ей разум! Ведь куда полезней

Ей тайный смысл моей болезни

И муки адские понять.

Эрифила

(в сторону)

Любовь! Я пред тобой в долгу,

Но сделай так, чтоб хоть отчасти

Безумец понял муки страсти.

Я благодарной быть смогу.

Флорьяно

(в сторону)

О силы неба! О луна!

Спаси ее, к тебе взываю!

Эрифила

(в сторону)

Пока его не испытаю,

Я открываться не должна.

Флорьяно

(в сторону)

Пока признанья избегу —

Быть откровенным неразумно.

Эрифила

(в сторону)

Пожалуй, притворясь безумной,

Я о себе сказать смогу.

Флорьяно

(в сторону)

Как сумасшедший, сердца боль

Могу открыть безумной этой.

Эрифила

Скажи-ка, друг, — я жду ответа,

Что есть любовь?

Флорьяно

Любовь? Изволь.

Пускай, как ветчину, коптят

Ее, достойную закланья.

Что есть любовь? Любовь — желанье

Того, что привлекает взгляд.

Но образ видимый подчас —

Фантасмагория, виденье.

Конец любви — и отвращенье

Вдруг пробуждается у нас.

Эрифила

(в сторону)

Любовь! Прекрасен твой рассвет!

Флорьяно

Любовь — прекрасного желанье.

Желаний — два, гласит преданье,

И красоты должно быть две:

Одна — телесная, другая —

Души бесплотная краса.

Как раз ее-то небеса

Тебя лишили, дорогая.

Эрифила

Молчи, безумец! Сам изменчив

Ты, словно ветер иль луна.

Флорьяно

А разве на тебя она,

То есть луна, влияет меньше?

Эрифила

Луна мне душу не смутила,

А только в плоть мою вошла.

Флорьяно

Когда б похожа ты была

На полуночное светило,

Которое берет сполна

От солнца свет его и силу,

Ты б образцом любви служила.

И если жизнь тебе дана

Средь множества других планет

Меркурием, то, как ни странно,

Чиста ты так же, как Диана,[73]

Которой чище в мире нет.

Но, вопрошая о любви,

Что знаешь ты о муках страсти?

Эрифила

Я знаю, что волшебной властью

Она рождает жар в крови.

Такие речи с этих уст

Еще ни разу не слетали,

Но ты пришел, и явью стали

Туманные намеки чувств.

Любовь я знала по рассказам…

Флорьяно

Так, значит, ты меня…

Эрифила

(в сторону)

Ужель

Мои слова попали в цель?

Флорьяно

(в сторону)

Ужель к ней возвратился разум?

Эрифила

Теперь он стал понятлив. Ну,

Пора признаться. Вся горю я…

Ты нравишься мне, говорю я,

Как перец нравится вину.

Флорьяно

А ты мне — как свиное сало

После великого поста.

Эрифила

(в сторону)

Он тем же отвечать мне стал.

Нет, не безумен он нимало.

Флорьяно

(в сторону)

Она вполне разумна, вижу.

Эрифила

Из благородной я семьи…

Флорьяно

Я дворянин и, черт возьми,

Есть рента у меня. В Париже

В две тысячи мараведи[74]

Ее оценивают люди.

А здесь, увы, наряд мой скуден:

Колпак и бляха на груди.

Эрифила

Меня слуга мой обобрал.

Увлек из дома лестью лживой,

В пути сбежал, как пес трусливый,

Но сердца моего не взял.

Простоволосую, в слезах

Меня застали люди эти,

И, захватив, как рыбу в сети,

Замкнули в четырех стенах.

Флорьяно

Я принца, говорят, убил

И, страхом мщения влекомый,

Себя по случаю такому

В больницу эту заключил.

Здесь я среди больных больной,

А главное, я здесь с тобою.

Уж лучше клетка и побои,

Чем быть задушенным петлей!

Оба спохватываются.

Эрифила

Ты говоришь мне правду?

Флорьяно

Да.

А ты?

Эрифила

Я тоже.

Флорьяно

Ради бога,

Люби меня хотя б немного,

Моя счастливая звезда!

В тебе, поверь, души не чаю,

Люблю!.. Сомнений в этом нет.

Ведь я рискнул раскрыть секрет,

Тебя безумною считая.

Эрифила

Так знай же: не Эльвира я,

Я не безумна ни на йоту.

Достойны высшего почета

Мой знатный род, моя семья.

Эрифилой звалась, пока

Я в этот дом не угодила.

Доверься мне, я — как могила.

Дай руку, вот моя рука.

Я вся твоя, до самой смерти!

Флорьяно

О счастье! После стольких мук

Я жажду ласки этих рук…

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Писано.

Писано

О чтоб вы провалились, черти!

Чтоб вам, бездельникам, до дыр

Бока намяли, дали жару!

Недурно…

Флорьяно

Ах, развратник старый!

Мы с нею заключаем мир.

Мир вашей чести не по сердцу?

Писано

Мир? Я войну начну сейчас

Такую, что внутри у вас

Все запылает, как от перца!

Сюда, Томас! Мартин, сюда!

Флорьяно

(в сторону)

Теперь мы попадем в немилость.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же, Томас и Мартин.

Томас

Ну, что такое приключилось?

Мартин

Какая тут стряслась беда?

Писано

Чтоб у влюбленных голубей

Отбить охоту к разговорам,

Наденьте кандалы сеньору,

А ей — наручники. Живей!

Эрифила

(в сторону)

О руки! Вы б сочли за счастье

Страданья ног его принять.

Флорьяно

О, если бы я мог отдать

Наручникам свои запястья!

Вяжи меня, Мафусаил,[75]

Скорей. Ее вины тут нету.

(В сторону.)

Начни я буйствовать, за это

Тотчас бы в клетку угодил.

(Громко.)

Ответить должен я один.

Мартин

Порядок здешний всем известен.

Где ты видал, сопляк, чтоб вместе

Держали женщин и мужчин?

Писано

Ведите их.

Флорьяно

Куда? На ужин?

Эрифила

Сама пойду.

Флорьяно

А я — за ней.

Писано

Да уберите ж их скорей!

На черта мне дуэт их нужен!

Томас и Мартин уводят Эрифилу и Флорьяно.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Писано один.

Писано

Не удивительно, что, он

Безумной этой отдал сердце…

Ведь, скажем, я… мужчина с перцем…

Умен, разумен… а влюблен.

Настигнутый стрелой Амура,[76]

Я весь горю, я занемог…

Где это видано, чтоб бог

Толкал людей на шуры-муры?

Под старость четки и кларет

Должны нас тешить втихомолку,

А тут Амур взбивает челку

И в руки мне сует букет.

Не вырваться из этих пут…

Мой возраст не сулит спасенья.

Известно: страсть и вожделенье

Годам учета не ведут.

А впрочем, возраст не препона,

Я счастлив, что попался в плен…

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Писано, Томас.

Томас

Хозяин! Прибыл ваш кузен,—

Тот, альгуасил[77] из Арагона.

Писано

Либерто?

Томас

Он.

Писано

Так пусть как в свой

Войдет в наш дом, хоть есть причины

Для столь разумного мужчины

Считать, что этот дом чужой.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Те же и Либерто.

Либерто

Не посетуйте, что сразу по приезде

Я не заглянул к вам, друг Писано.

Писано

Жажду много раз пожать вам руки.

Либерто

Ну, а я по крайней мере дважды —

И как родственнику и как другу.

Дружба для меня родства дороже.

Писано

Этот дом, кузен, к услугам вашим.

Не поймите вы меня буквально.

Если дом — приют умалишенных,

То для вас приют найдется в сердце.

Что вас привело, кузен, в наш город?

Либерто

Разве вам, Писано, неизвестно,

Что убит злодеем принц Рейнеро?

Писано

Кое-что до нас дошло, однако

Многие считают это басней.

Либерто

Если б это было только басней!

Он погиб, причем погиб, к несчастью,

От руки мужлана-горца. Ныне

Я в числе других сюда приехал.

Розыск широко идет повсюду.

Писано

Тут усердье нужно несомненно.

Пусть злодея бог найти поможет,

Дело пахнет крупною наградой.

Либерто

Чтоб злодей не смог от нас укрыться,

В ход пустивши хитрость, в Сарагосе

Нам его портрет вручить успели.

Писано

Любопытно бы взглянуть.

Либерто

Извольте,

Вот убийца.

(Показывает портрет.)

Писано

Славная наружность!

Подпись тут какая-то…

Либерто

Флорьяно.

Возраст: двадцать девять или тридцать.

Писано

Право, внешность вызывает жалость.

Либерто

Нас не видел этот сумасшедший?

Пуще жизни мне дороже тайна.

Писано

Он задумался, считая звезды,

Нечего его бояться. Лучше

Мы сейчас немного перекусим,

Там и ужин.

Либерто

Сыт уж тем, что вижу

Вас, мой друг. А он меня встревожил.

Писано и Либерто уходят.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Томас один.

Томас

Верно, что на свете нету тайны,

Что была б секретом, — даже стены,

Говорят, и те имеют уши.

Если б для меня имел значенье

Тот секрет, который я подслушал,

Я бы мог легко спасти от смерти

Самого себя… Да нет! Любого.

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Томас, Флорьяно в кандалах.

Флорьяно

(про себя)

Хорошо иметь друзей на свете.

Я имел их, но себе на горе!

Говорю это в рассудке здравом,

Хоть и нахожусь среди безумцев.

Что, Томас, здесь слышно?

Томас

Бельтранико?

Как тебе в цепях? Не тяжело ли?

Флорьяно

Мне надели кандалы старухи,

Как в Кастилии острят порою.

Там одна богатая мегера

Перед смертью в набожном экстазе

Все свои богатства завещала

На покупку кандалов для тюрем.

Томас

Да, такие точно бы надели

На того, кто принца укокошил.

Ведь его теперь повсюду ищут,

И притом с портретом…

Флорьяно

(в сторону)

Боже правый!

(Громко.)

А откуда ты об этом знаешь?

Томас

Знаю. К надзирателю приехал

Альгуасил, кузен из Арагона,—

Он убийцу по портрету ищет.

Как зовут злодея?.. Ну и память!..

Флорьяно

Как?

Томас

На «Флор» как будто начиналось…

Флорьяно

Может быть, Флорьяно?

Томас

Точно, точно!

Так, Флорьяно, молодой мужчина…

Лет под тридцать, может, годом больше.

Флорьяно

Где ж теперь тот… родственник с портретом?

Томас

Дом осматривает, — этим делом

Занимаются обычно гости.

Флорьяно

Черт возьми! Портрет его увидеть

Должен я во что бы то ни стало.

Оставайся здесь, а я тем часом

Поищу приезжего с портретом.

Томас

Только я тут ни при чем.

Флорьяно

Согласен.

Тайна для меня куда дороже!

Флорьяно уходит.

Томас

Сумасшедший, а смекалист все же!

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Томас, Эрифила в наручниках.

Эрифила

Мне повезло. Смогла удрать

От стражей. Я свободна снова.

Пусть на руках моих — оковы,

Любовь мою им не сковать.

Что ты здесь делаешь, Томас?

Томас

Смотрю туда, где звезды светят.

Вы зря пришли, старик заметит

И под замок посадит вас.

Эрифила

Без рук уже я… Старый бес!

Дерусь я, что ли? Я спокойна.

Томас

Клянусь, ты лучшего достойна,

Ведь ты сама — звезда небес.

Эрифила

Ты прав, ты прав, моя душа!

За милость, ласковое слово

Я все отдать тебе готова.

Взгляни, дружок: я хороша?

Томас

А, черт, не взгляд, а западня!

Кажись, теряю разум снова…

Как хороша! Одно лишь слово:

Согласна выйти за меня?

Ты знаешь, с кем роднишься?

Эрифила

С кем?

Томас

С султаном!

Эрифила

Думала, с пашою.

Но если так, клянусь душою…

Томас

В чем?

Эрифила

В том, что не пойду в гарем.

Томас

Не хочешь?

Эрифила

Я не так глупа.

Священник для венчанья нужен.

Томас

Чтоб я, Томас, не стал ей мужем

Из-за какого-то попа!

Эрифила

А знаешь ли, дружок, кому

Дано свершить наш брак? Бельтрану.

Томас

Безумному Бельтрану? Странно!

Эрифила

Не удивляйся ничему.

Так надо. Что ж стоишь? Я жду.

Иди за ним немедля, бука!

Он нас поженит.

Томас

Дай мне руку.

Эрифила

Она закована.

Томас

Иду!

Томас уходит.

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Эрифила одна.

Эрифила

Любовь! Ты — молния, иначе

Как объяснить твой быстрый лет?

Пускай скорей сюда придет

Тот, кто в мужья мне предназначен.

Пусть явится скорее тот,

Из-за которого оковы

Бесценной кажутся обновой

И ясным днем — темницы свод.

Пусть тот придет, чей облик, взгляд

Меня преследует повсюду,

Из-за которого рассудок

Мутит любви коварный яд,

Из-за которого влачу

Я жизнь свою, как зверь в пустыне,

Но к прежней мудрости отныне

Вновь возвращаться не хочу.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Эрифила, Флорьяно с лицом, вымазанным сажей.

Флорьяно

(в сторону)

Спасенье — вот оно, со мной.

Лицо под этой маской скрою.

Ах, жизнь мне кажется порою

Всего лишь шахматной игрой!

Уловки, ходы ей под стать;

При поведении умелом

То, что вчера считалось белым,

Сегодня черным может стать.

Эрифила

Бельтран!

Флорьяно

Эльвира!

Эрифила

Почему

Ты черен так?

Флорьяно

Моя сеньора!

Я в шахматы играю, фору

Не дам партнеру моему.

Король с отрядом пешек ратных

Пошел в атаку на коня.

Конь — я, и вот искать меня

Явился офицер. Понятно?

Он с королем-пройдохой с шахом

Задумал мат поставить мне,

Но я, как видишь, на коне,

Не испугался, не дал маху.

Переменив на время цвет,

Из белой стал фигурой черной.

Эрифила

Здесь этот офицер проворный?

Флорьяно

Да. Он доставил мой портрет,

И я, хоть это вас смутило,

Решил, что цвет менять пора.

Эрифила

О, эта страшная игра

Меня спокойствия лишила!

Флорьяно

Еще бы! Ведь в игру и вы

Замешаны, как королева…

Куда податься — вправо, влево,—

Чтоб не лишиться головы?

Эрифила

Покамест никого здесь нету,

Яснее говори со мной.

Так это правда? За тобой

Охотятся с твоим портретом?

Флорьяно

Да, у тебя хотят отнять

Лжесумасшедшего, однако

Мне в этом виде как маньяку

Ничто не может угрожать.

Безумен, черен, как ворона,

Я славно разыграю роль.

Здесь мне не страшны ни король,

Ни альгуасилы Арагона.

Эрифила

Ты мне секрет доверил свой,

Ты, значит, любишь, — это ясно.

Пока нам не грозит опасность,

Поговорим о нас с тобой.

Флорьяно

Они наручники надели

На эти руки… О металл,

Что их тюрьмой счастливой стал!

Мечтаю о твоем уделе.

Но как, однако, сталь дерзка —

Оставить знаки на запястье,

Когда владеть тобою счастье,

Белее лебедя рука!

Не верю я, не может быть,

Чтоб в это тело сталь вонзалась.

Она бы тут же размягчалась,

Чтоб только боль не причинить.

Когда б возможно было это,

Я, всем законам вопреки,

Вокруг божественной руки

Обвился б золотым браслетом.

Наручники — исчадье зла,

Из-за меня они надеты!

Эрифила

То не наручники — браслеты,

Что мне твоя любовь дала.

Нет лучше их и драгоценней.

Здесь, в этих сумрачных стенах,

Стальные кольца на руках

Нам обручальные заменят.

Флорьяно

Их можно золотом назвать,

Что мне любовь дарит с тобою.

Я их каменьями покрою

Короне царственной под стать.

У двух судеб один итог:

С тобой в одно слились мы тело,

Двоих единой плотью сделал

Слепой, но всемогущий бог.

Но, увидав, что вместо двух

Один остался заключенный,

Наш надзиратель, плут прожженный,

Гроза помешанных старух,

Сковал ему железом ноги,

Не пожалев на то труда,

Чтоб узник бедный никогда

Отсюда не нашел дороги.

Эрифила

Оковы на твоих ногах

Терзают сердце мне, но, право,

Наградой высшей, высшей славой

Твоя любовь мне служит. Страх

Неведом мне. Должна страдать я.

Одно лишь всех ужасней мук:

Я не могу расправить рук,

Чтобы принять твои объятья.

Пока ты рядом, в сердце есть

Надежда, с нею жизнь и сила…

Флорьяно

Я слышу голос альгуасила.

Эрифила

Уйти?

Флорьяно

Зачем? Останься здесь.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

Те же, Либерто и Писано.

Либерто

Я очень тороплюсь. Притом

Со мною люди.

Писано

Что ж так рано?

Либерто

Я видел все: и вас, Писано,

И этот знаменитый дом.

Писано

(к Флорьяно и Эрифиле)

Вы снова здесь? Опять за то же?

Флорьяно

Несправедливы вы ко мне,

А в данном случае — вдвойне,

Когда вы рядом с этой рожей,

На вас похожей, как двойник.

Эрифила

Что вас заставило явиться?

Либерто

Ищу преступника, сестрица.

Флорьяно

Боюсь, что он сюда проник

И вряд ли убежал отсюда.

Либерто

Возможно.

Эрифила

Что же сделал он?

Либерто

Убил монарха.

Эрифила

Ах, дракон!

Как звать его?

Либерто

Флорьяно.

Эрифила

Сударь!

Вы видите его жену.

Либерто

(к Писано)

А сумасшедшая забавна.

Писано

И хороша, хоть своенравна…

Флорьяно

Эй, флейта, проглоти слюну!

Я вижу, до девиц ты лаком.

И вы, сеньор, страшней огня!

Ведь есть у вас против меня

В кармане булла с папским знаком.

Писано

Ученым был бы знаменитым,

Амур с ума беднягу свел…

Флорьяно

А ты и был и есть осел,

Который льва лягнул копытом.

Писано

А эта бредит лишь о том,

Что стала жертвой ограбленья.

Эрифила

В том разве может быть сомненье,

Невежда с длинным языком?

Вор в кандалах, он мною пойман.

Флорьяно

И пойман и пленен, винюсь.

Либерто

Она — красавица, клянусь,

И сострадания достойна.

Эрифила

Реши загадку, муженек:

Жена одна, и два колечка…

Ну, думай же, мое сердечко!..

Соображаешь?

Флорьяно

Невдомек

Мне это. Голова полна

Совсем другим. Не до загадки.

Эрифила

Не хочешь думать, школьник гадкий?

Все просто: я — твоя жена,

А вот колечки, пусть стальные,

А золотые впереди.

Флорьяно

Чьи ж кольца?

Эрифила

Тех, что взаперти

Нас держат здесь, как псы цепные.

Писано

Она из знатных и, видать,

У нас задержится едва ли.

Флорьяно

(к Либерто)

Скажите: вы меня узнали?

Либерто

Отнюдь, и не стремлюсь узнать.

Флорьяно

Не промахнуться б грешным делом.

Либерто

Лицо у вас черным-черно.

Флорьяно

Вам показалось бы оно

Черней, когда бы было белым.

Либерто

Черней? Оставьте эти бредни,

Я все равно вас не пойму.

Флорьяно

А я ведь черен потому,

Что ночью белое заметней.

Эрифила

(к Либерто)

Как личность вы куда темнее.

Флорьяно

Хотите знать, кто я таков?

Я шут у царственных волхвов,

К тому же я — посол Гвинеи.

Бессмысленно по королям

Стрелять зарядом дроби мелкой.

Писано

Не отвлекайте нас безделкой.

(Эрифиле.)

Хочу сказать я новость вам.

Эрифила

А я вам предъявить хочу

Наручники, — они мне тесны.

Писано

Один идальго, всем известный,

Свояк начальника, к врачу

Сегодня с просьбой обратился.

Он просит нас. Идальго юн…

Эрифила

Ах старый сводник, ах болтун!

С хорошей новостью явился!

Писано

Бог знает, как я огорчен.

Бух в колокол, не глядя в святцы!

Домашним средством, может статься,

Вас вылечить намерен он.

Эрифила

Ах, вот куда теперь мы метим!

Нет, мне не нужен дом иной.

Предпочитаю быть больной,

Чем вылеченной средством этим.

Мне по душе болезнь моя,—

Она порождена любовью.

Как жаждет страждущий здоровья,

Болезни этой жажду я.

Либерто

Ну мне пора, пришли за мною.

Я навещу вас на дому.

Флорьяно

Постойте! Грош цена тому,

Кто оставляет поле боя.

У вас, я слышал, ваша милость,

Есть мавра одного портрет…

Эрифила

Как жаль: оригинала нет!

Я б досыта им насладилась.

Либерто

Портрет убийцы мне вручен.

Хотите увидать злодея?

Флорьяно

Еще бы!

Либерто

Отказать не смею.

Глядите: на портрете он,

Непойманный.

(Показывает портрет.)

Флорьяно

Похож отчасти…

Хотя, конечно, не на вас…

А я ведь знаю, где сейчас

Оригинал и в чьей он власти.

Либерто

Замешкался, карета ждет.

Флорьяно

Коль ваша честь не поскупится,

Я укажу вам, где убийца.

Писано

Я провожу вас до ворот.

Либерто

К чему?

Писано

Позвольте уж…

Либерто

Напрасно!

Писано и Либерто уходят.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

Эрифила, Флорьяно.

Эрифила

Ну знаешь, впрямь безумец ты!

Флорьяно

О страх! Не омрачай черты

Моей возлюбленной прекрасной!

К тебе с твоей душой, умом

Несчастью не подкрасться, где там!

Хоть твой наряд по всем приметам

Свидетельствует об ином.

Эрифила

Ты страшно напугал меня.

Флорьяно

Я это знаю, ведь с тобою

Слились мы телом и душою,

И боль твоя теперь моя.

Коль я — материя, то ты,

Ты — форма, как гласит преданье,

Дающая при созиданье

Для совершенства все черты.

Эрифила

Ты шел на риск.

Флорьяно

Оставь, не надо!

Я жажду, ангел, быть с тобой.

Эрифила

Твои объятья, дорогой,

Мне лучшей были бы наградой.

Флорьяно

Любовь! Ты нам и впредь поможешь

Все с полуслова понимать.

Придется мне тебя обнять,

Раз ты меня обнять не можешь.

ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ

Те же и Лаида.

Лаида

Целуются напропалую!

С умалишенными — беда.

Я вовремя пришла сюда.

Разбойник! Отпусти дурную!

Эрифила

Меня насиловать? Подлец!

Лаида

Как? Значит, он прибег к насилью!

Эрифила

Да.

Флорьяно

Вы свидетельницей были

Беседы мирной двух сердец.

Лаида

Ну и беседа! Вот затейник!

Ты кто, студент иль сатана?

Что сделала тебе она,

Что ты пристал к ней, как репейник?

Флорьяно

Украла сердце. Посмотри:

Здесь пусто. Буду мстить бесстыжей,

Пока воочью не увижу,

Что спрятано у ней внутри.

Эрифила

Уже он видел, что хотел,

А я хочу немного — мира.

Лаида

Бельтран! Не пялься на Эльвиру,

Ты на меня бы поглядел.

Флорьяно

Гляжу я, не сводя очей,

Но что-то хочется пока мне

Пустить в тебя здоровым камнем.

Лаида

Дай руку, не ходи за ней.

Флорьяно

Ого, решительный приказ!

Такие женщины, как эта,

Рожают и зимой и летом.

А часом, жара нет у вас?

Лаида

Взгляни же на меня, прошу!

Эрифила

Девица путает мне карты.

Бог с вами, бедный Мандрикардо,

Я ревности не выношу.

Флорьяно

Затмила туча небосклон,

Ни проблеска на горизонте.

О ненавистный Родамонте!

Уводит Дораличе он.

Какою мерою измерить

Мой гнев, клокочущий в груди?

Эрифила

Злодея я запру в пещере.

Флорьяно

Запри и в горы уходи.

Эрифила и Флорьяно уходят.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ

Лаида одна.

Лаида

Подумать только, как силен

Дух ревности, в меня вошедший!

Мне ранил сердце сумасшедший,

Который в дурочку влюблен.

По-моему, слепому ясно,

Чем их любовь подкреплена.

Все время вместе: он, она,—

То нежный взгляд, то шепот страстный.

Нет, я вмешаюсь в это дело.

Бельтрана, как того хочу,

От глупой страсти излечу,

Лекарство применив умело.

Схитрю наперекор судьбе,

Прибегнув к ловкому обману:

Начну кричать, буянить стану,

Порву одежды на себе.

Конечно же, в подобном виде

Меня оставят рядом с ним,

С тем, кто так страстно мной любим.

О чем еще мечтать Лаиде?

Да, решено. Чего я жду?

(Вопит как сумасшедшая.)

Эй, царедворцы, слуги! Где вы?

Явилась ваша королева,

Готовьтесь к встрече, я иду!

Вина и яблок! Страшный зной…

Мой герцог! Мы пройдем по залам.

Пусть карлик машет опахалом.

Мой бог! Он обладает мной!..

(Обычным тоном.)

Как будто все идет как надо…

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ

Лаида, Федра.

Федра

Эй, эй! Лаида! Вот ты где!

Лаида