Book: Лопе де Вега. Собрание сочинений в шести томах. Том 4



Лопе де Вега. Собрание сочинений в шести томах. Том 4

Лопе де Вега

Собрание сочинений в шести томах. Том 4

УЛОВКИ ФЕНИСЫ


Лопе де Вега. Собрание сочинений в шести томах. Том 4

Перевод В. БУГАЕВСКОГО

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Альбано.

Камило — его слуга.

Фениса.

Селья — ее служанка.

Лусиндо.

Тристан — его слуга.

Динарда.

Бернардо.

Фабьо.

Осорьо — капитан.

Кампусано, Тривиньяно, Ороско — испанские солдаты.

Дон Фелис.

Донато — его слуга.

Дворецкий Фенисы.

Лисео, Эстасьо — лакеи Фенисы.

Первый солдат.

Второй солдат.


Действие происходит в Палермо.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ГАВАНЬ В ПАЛЕРМО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Альбано, Камило.

Камило

«Я их читаю, ибо я ревную!»

Сонет на этой оборву строке.

Альбано

Ее следы! Не смерть ли отыщу я,

Читая их?

Камило

Вы тщитесь на песке

Найти следы своей Фенисы милой?

Альбано

Но эти письмена моей тоске

Ее пренебреженье подарило.

Ищу, целую их, страшась, чтоб вдруг

Волною дерзкой море их не смыло.

Камило

Что ж пишут ножки эти?

Альбано

О мой друг!

Историю, где каждая страница —

Напоминанье бесконечных мук.

Нет! И господь карающей десницей

Не в силах так несчастного терзать,

Как непреклонность гордой прихотницы.

Камило

Благоразумье может оправдать

Влюбленного ревнивца исступленье.

Любовь ведь боязлива, ей под стать

Всего страшиться, трепетать пред тенью;

Невольно в состоянии таком

Податлива душа на подозренья.

Но что сказать о том, кто стал рабом

Распутной, лживой, бессердечной твари,

Пусть даже с привлекательным лицом?..

Что помрачился ум его в угаре.

Я признаю, что можно полюбить,

Терзаться ревностью, души не старя,

Но ведь не там, где стольких обольстить

Спешат, что Александру этой рати

Хватило б, чтоб всю землю покорить.[1]

Один за дверь, другой уже в кровати,

Семь под балконом, десять за столом

Нетерпеливо ждут ее объятий.

Уж большим отличаются стыдом

Животные. Ведь и в пылу желаний

Сто кур с одним кудахчут петухом;

Олень победно средь полсотни ланей

Возносит острия своих рогов,—

Все ж не рогат он, против ожиданий.

И я скажу вам без обиняков:

Подальше прячьте от такой красотки

Свой кошелек: она — бездонный ров.

Альбано

Бык кажется стоящим за решеткой

Ручным и смирным; книжники сочтут

Фламандца трусом, мавра — девой кроткой;[2]

Невежда думает, что легкий труд

Писать трактаты; снится солдафону,

Что вскоре кафедру ему дадут;

Студенту — что с волною разъяренной

Он сладил бы. Какой торгаш не мнил,

Что может проповедовать с амвона?

Зато мужлан охотно бы учил

Судейских красноречию. И, право,

Легко забыть тому, кто не любил!

Любовь — не спор, не прихоть, не забава,

Не победитель, в дом вошедший к нам,

Любовь не пиршество, не жажда славы,

Любовь — гармонии священный храм,

Божественное чудо мирозданья,

Что нашим открывается сердцам.

Будь я влюблен в картину, в изваянье,

В цветок иль птицу, ты тогда бы мог

Мне дать безумца наименованье,

Но женщину любить? Тут, видит бог,

Нет сумасбродства.

Камило

Отповедь такая

В безумстве вашем и берет исток.

Альбано

В любви, конечно, чистота святая

Всего превыше — так учил Платон,[3]

Но без тебя давно я это знаю.

Все мудрецы твердят нам в унисон:

«Познает счастье только тот влюбленный,

Кто не красою женскою пленен,

А лишь душой, грехом не оскверненной».

Но кто из них полуночи не ждал

Под выступом заветного балкона?

«Разнузданность, — как нам Нерон сказал,[4]

И сдержанность равно любви присущи».

Ценю я первое из двух начал,

Ее огонь, дразнящий и влекущий.

Ты жаждешь целомудренной тоски,

А я страшусь ее могилы пуще.

Камило

Лишь скромности пугливые ростки

Сулят любви дни счастья и расцвета,

А не захватанные лепестки.

Во всей Сицилии, пожалуй, нету

Распутницы наглее и хитрей

(А тут их вдосталь), чем Фениса эта.

Здесь спросите иль в городе о ней —

За ней грехов побольше насчитают,

Чем в море капель и в лесу ветвей.

Альбано

Тебе претит, меня же привлекает

Та легкость, с коей каждый раз она

Страсть на расчет, расчет на страсть меняет.

Девица, что поклоннику верна

И перед ним трепещет, вряд ли скоро

Пойдет к венцу. Кому она нужна,

Хоть будь за нею золотые горы!

Любовь должна быть вечною игрой:

Сомненья, бури, примиренья, ссоры

Пусть следуют волнистою чредой.

Поверь мне: чем темнее мгла ночная,

Тем ослепительнее свет дневной.

Камило

Теперь, узнав ваш вкус, я понимаю,

Что вы могли Фенису предпочесть

Всем женщинам.

Альбано

А всякая иная

Любовь ничтожна, смысл лишь в этой есть.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Фениса и Селья; обе в мантильях.

Селья

Мне странно это. Да откуда

Такая блажь? Прийти сюда,

Бродить средь портового люда?

Фениса

Ты забываешь иногда…

Селья

Кого иль что?

Фениса

Мои причуды.

Селья

Увы, они известны всем!

Держаться надо осторожней

Вам, избегая скользких тем:

«Что дама делает в таможне?

Ведет дела? Какие? С кем?»

Фениса

Но чем-то, видимо, Фениса

Сюда, мой друг, привлечена.

Селья

Любовью, что ль?

Фениса

Я влюблена?

Да повстречай я хоть Нарцисса,[5]

Мне хворь такая не страшна.

Девчонкой глупой я влюбилась,

Была забыта и с тех пор

Забывчивости научилась.

Меня забыл один сеньор —

Я с целой сотней расплатилась.

Великую имеет власть

Любовь над женскими сердцами,

Но знай, что ненависти пламя,

Когда оно владеет нами,

Сильнее, чем любая страсть.

А у мужчин в союзе тесном

Измена и любовь живут.

Они, влюбляясь, лгут бесчестно,—

На что ж надеяться нам тут?

Цена их чувствам мне известна,

Так почему ж тогда должна

Я величать любовь святыней

И властелина чтить в мужчине?

Ведь я свободной рождена

И не желаю быть рабыней.

И вот обманною игрой

Обманщиков я завлекаю

В силки своею красотой.

Камило

(к Альбано, тихо)

Она, а рядом с госпожой…

Альбано

Кто?

Камило

Селья.

Альбано

Как могла такая

Ей прихоть в голову взбрести?

Какие строить тут догадки?

Камило

В порт со служанкою прийти?

Да, странные весьма повадки.

Альбано

Я близок, кажется, к разгадке;

Ведь в гавани полно купцов,

Приезжих, местных, и, наверно,

Она почуяла улов.

Камило

Цирцея ищет простаков.[6]

На вас взглянула! Дело скверно

Альбано

Сама к ней жертва подойдет.

(Фенисе.)

Вы — тут?

Фениса

(показывая на море)

Хоть небо лучезарно,

Прибой, как дикий зверь, ревет.

Альбано

А то, что злобно и коварно,

Невольно вас к себе влечет.

Признайтесь все же: хоть злорадство

И ярость волн по нраву вам,

Но в гавань к этим кораблям

Сильнее тянут вас богатства,

Что разгружаются вон там.

Купцы сегодня на примете,

Солдаты или моряки?

Кому готовите вы сети,

Чьи обмелеют кошельки?

Каких счастливцев взоры эти

В таможне высмотрят сейчас?

Кого поздравить мне с удачей?

Фениса

Уж вас она, так иль иначе,

Обманет и на этот раз.

Альбано

Я не свожу с Фенисы глаз.

Фениса

Что с вами?

Альбано

Так на сталь кинжала

Бросают взгляд в предсмертный миг.

Фениса

Вы ставите меня в тупик.

Альбано

Где ж выход? Сил моих не стало,—

Его ищу я срок немалый.

Фениса

Вы ищете? Тогда прямым

И откровенным объясненьем

Напрасный спор мы прекратим

Меж вашим столь горячим рвеньем

И равнодушием моим.

Моя звезда мне повелела

Быть вольной птицею морской,

Что острым клювом то и дело

Добычу с яркой чешуей

Выискивает в пене белой.

Ведь средь людей, знакомых вам,

Наверно, есть сеньор, который

Хоть в зной, хоть в стужу, с гончих сворой,

Не зная отдыха и сам,

По нивам рыщет, по лесам.

Я схожа с ним, но берег я

Предпочитаю скучным нивам.

Таможенная толчея

Мне щедрым кажется приливом,—

Здесь светит мне звезда моя!

Крючок любовный наживляя,

Заманиваю простачка

И бичеву то отпускаю,

То снова натяну, играя,—

Ведь не уйти ему с крючка.

Когда же волны мне на пытку

Пройдоху вздумают послать,—

Им тороплюсь его отдать.

Коль нету от него прибытку,

Что даром на крючке торчать?

Да повстречай я совершенство

Изящества и красоты,

Того, чьи нежные черты,

Любовь, сиянье чистоты

Мне обещали бы блаженство;

Будь я прославлена певцом,

Как Беатриче, как Лаура,[7]

Пусть оттого, что гляну хмуро,

Юнец в отчаянье немом

Повесился бы под окном,

Пусть, подчиняясь злому року,

Пирам вонзал бы в грудь стилет,

Тонул Леандр,[8] — мне дела нет!

«Прочь, коль от вас мне нету проку!» —

Смеялась бы я всем в ответ.

Камило

(к Альбано, тихо)

Ну вот вам!

Альбано

Не суди превратно.

(Фенисе.)

Вы стали б…

Фениса

Что?

Альбано

Любить того,

Кто ради счастья своего

Навек бы счел за долг приятный

Служить вам?

Фениса

Стала бы, понятно!

Альбано

Тогда, спросил бы я, каких

Мой ангел ждет преподношений?

Фениса

(в сторону)

Глупец не понял слов моих.

(К Альбано.)

Прикажете быть откровенней?

Альбано

Прошу.

Фениса

Так в путь без промедлений!

Немало требуют забот,

Да и затрат, деревья сада,

Но у владельца свой расчет:

Ведь за труды свои в награду

Он вкусит вожделенный плод.

А легче вам придется, что ли,

Коль заведете скакуна?

Следи, чтоб рта не распороли

Красавцу удила, чтоб вволю

Имел он сена и зерна;

Заботься, чтоб слуга ретивый

Его и чистил, и берег,

И холил каждый волосок,

И лентой украшал бы гриву.

А может быть, вам невдомек,

Что нужно подобрать всю сбрую

Любимцу вашему под стать?

Зачем все это, вас спрошу я?

Затем, что красоту такую

Приятно людям показать.

Вы поняли?

Альбано

Да тут уж каждый

Поймет.

Фениса

Так не придется мне

Все растолковывать вам дважды?

Альбано и Фениса продолжают тихо разговаривать.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Лусиндо и Тристан.

Лусиндо

(Тристану)

Ну как таможенников жажда?

Тристан

Я утолил ее вполне,

И наш корабль разгрузят вскоре.

Тут деньги ох как помогли!

Лусиндо

Палермо!

Тристан

Что за страсть во взоре?

Лусиндо

Я попросту, устав от моря,

Любуюсь красотой земли.

Тристан

Земли иль тех сеньор, чьи лица

Приметил я в толпе людей?

Лусиндо

Тристан! Все это небылицы.

Неужто по волнам страстей

Дозволю в плаванье пуститься

Я кораблю в моих летах,

Хоть штиль стоял бы? Ведь в чертах

Прелестных дам и их пошибе

Есть нечто, что ввергает в страх,—

Они опасней мертвой зыби.

Заметь: не добродетель в них

Для нас пленительна.

Тристан

А что же?

Лусиндо

Любовь!

Тристан

Нет ничего дороже

Любви. Вам денег никаких

Не хватит на сеньор иных.

Лусиндо

Нет, не поддастся женским чарам

Делами занятый купец.

Ведь для чего меня отец

Послал в Сицилию с товаром?

Чтоб я, прибегнув к связям старым,

Скупил дешевое зерно

На всю полученную прибыль,—

Так неужели суждено

Мне, как глупцу, пойти на дно?

Где женщины — там делу гибель.

Знай: ни потеря кошелька,

Ни тяжбы, ни исчезновенье

Продувшегося должника,

Ни смерч, ни кораблекрушенье,

Ни карты, ни все ухищренья

Врагов не столь опасны нам,

Как нежной страсти изголовье.

Пират, снующий по морям,

Куда как безобидней дам,

Нас опьяняющих любовью!

Тристан

Так пусть вам выдержать искус

Небес помогут назиданья!

Альбано

(Фенисе)

Хочу счастливого свиданья

Приблизить час.

Фениса

И я пекусь

Об этом. Но одно заране

Скажу, любовью дорожа,

Что к ней придача кой-какая

Нужна…

Альбано

Придача?

Фениса

Дань златая!

Без дательного падежа

Любовь лишь песенка пустая.

Альбано

Все понял. Вечером приду

И проскользну к вам в двери тенью.

Фениса

Но я обещанного жду.

Альбано отходит от нее.

Альбано

(к Камило)

Я весь горю от нетерпенья.

Камило

Так, значит, жертвоприношенье

Свершится?

Альбано

Лишь бы не напрасно!

Меня сжигает эта страсть.

Камило

Но эта женщина ужасна,

Мерзка, продажна…

Альбано

И прекрасна!

Пред этим все должно отпасть.

С такою хищницей жестокой

Как упоительна борьба!

Альбано и Камило уходят.



ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Фениса, Селья, Лусиндо, Тристан.

Фениса

(Селье, показывая на Лусиндо)

Что там послала мне судьба?

Селья

Нацельтесь.

Фениса

Вечная морока!

А где же те?

Селья

Уже далеко.

Фениса

Ну пусть они домой идут.

А здесь какие примем меры?

Селья

Спросите, как его зовут,

Откуда к нам…

Фениса

Что медлить тут!

(К Лусиндо.)

Храни господь вас, кавальеро!

Лусиндо

Вам пусть супруга бог пошлет…

Когда же муженька нашли вы,

То сделать жизнь его счастливой

Желаю вам и от невзгод,

Что людям нрав сулит ревнивый,

Беречь. У вас ко мне есть дело?

Фениса

Давно вы здесь?

Лусиндо

Сойти успел

На берег в час, когда алела

Заря, но солнце я узрел,

Вас встретив.

Фениса

Льстите вы умело.

Я — солнце? Оторопь берет

От слишком пышного сравненья.

Лусиндо

Его рождает ваш приход.

Фениса

Но кто вы, я прошу прощенья?

Лусиндо

Испанец.

Фениса

Где сеньор живет?

Лусиндо

В Валенсии.

Фениса

Жаль — не в Толедо.

Я б вас спросила кой о чем.

Лусиндо

Нет, там ни с кем я не знаком.

Фениса и Лусиндо продолжают тихо разговаривать.

Тристан

(Селье)

Пора и нам начать беседу.

Селья

Но не руками — языком.

Тристан

Служанка держится столь гордо,

Что не пойму я, кто ж тогда

Сеньора?

Селья

Дама!

Тристан

Дама?

Селья

Да!

Тристан

Хотел бы знать, какого сорта?

Селья

А вам какая в том нужда?

Тристан

Как человека вас спросил я.

Селья

А вы-то что за человек?

Тристан

Господь мне дал на весь мой век

И плоть и душу. Отрастил я

Себе усы. Вот сухожилья,

Вот мышцы — все, как у мужчин,

И продолжать тут неуместно.

А что такое дама? Честной

Породы тварь иль просто чин,

Что дан профессии известной?

Хоть многие из вас слывут

Девицами, но можно ль тут

Смешать по недоразуменью

Девиц, что под венец ведут,

С девицами для развлеченья?

Вот точно так же кое в чем

Есть и меж дамами различья.

Селья

Блистая красотой, умом,

Сеньора служит образцом

Манер хороших и приличий.

Тристан

А здесь что делает она?

Селья

О младшем брате ждет известий.

Тристан

Известий? В столь опасном месте?

Селья

Опасном?

Тристан

Чем ты смущена?

Селья

Что нам грозит?

Тристан

Взгляни: волна,

Как будто набирая силу,

Ложится возле скал крутых,

Но согласись: печально было б,

Когда б она, достигнув их,

Вас — двух заблудших рыбок — смыла.

Селья

Вот краснобай!

Тристан

Я?

Селья

Да какой!

Словами сыплет он такими…

Фениса

(к Лусиндо)

Я пленена.

Лусиндо

Неужто мной?

Пред вами лишь купец простой.

Фениса

Как вас зовут?

Лусиндо

Лусиндо.

Фениса

Имя,

Обозначающее свет,[9]

Я сожжена его лучами.

Лусиндо

Польщен я вашими словами,

Но все ж в душе доверья нет.

Фениса

Испанец — и не верит даме?

Лусиндо

Но чужестранцу все чуть-чуть

В диковину.

Фениса

Себе на горе

Не знала я, направясь к морю,

Что океан увижу вскоре,

Где суждено мне утонуть.

Лусиндо

Так я вам нравлюсь?

Фениса

Уж не знаю,

Чем объяснить мне то, что с вас

Я не свожу влюбленных глаз —

И не бурлит волна морская,

От гнева на дыбы вставая.

О боже! Ад в моей груди!

С ума сошла я. Впрямь, едва ли

Меня вы не околдовали…

Лусиндо

Так быстро?

Фениса

Я прошу: уйди,

Уйди скорей! Нет, погоди!

Лусиндо

Приют найти мне на ночь надо.

Фениса

Ах, если бы не мать с отцом,

То как была б, испанец, рада

Я привести тебя в мой дом!

Но, впрочем, мы с тобой рискнем

Пойти на хитрость небольшую:

Им весточку передадим

От брата.

Лусиндо

Что ж мы здесь стоим?

Фениса

Идем!

Лусиндо

Дай руку мне! Хочу я

Прижать ее к губам своим.

Фениса

Нет, погоди. Должна сначала

Служанку я предупредить.

Лусиндо

И мой здесь где-то бродит малый.

Фениса

Эй, Селья!

Селья

Что?

Фениса

(тихо)

Мне, может быть,

Нежданный клад судьба послала.

Давно не приносил прибой

К нам в гавань из страны чужой

Сеньора иль купца такого,

Как этот. Тут, поверь на слово,

Могу сорвать я куш большой.

Все утро с корабля сгружали

И шелк, и бархат, и атлас.

Селья

Где будет жить купец, узнали?

Фениса

Конечно.

Селья

Поздравляю вас,

Вы даром время не теряли.

Но все ж каких вам ждать щедрот?

Кто он? Упасть готовый плод,

Орех ли с крепкой скорлупою,

Иль скромник с девичьей душою?

Фениса

Он муха, что попала в мед.

Два слова — и душа сомлела

У дурня.

Селья

Он у вас в руках.

Но как с ним быть?

Фениса

Простое дело!

Оставить душу в синяках,

Содрав сперва три шкуры с тела.

Закутайся в мантилью. Знак

Подам им следовать за нами.

Фениса и Селья уходят.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Лусиндо, Тристан.

Тристан

Так вот как вышло?

Лусиндо

Да, вот так.

Тристан

Но кто она?

Лусиндо

Вот тут впросак

Легко попасть.

Тристан

Не жертва ль даме

Нужна?

Лусиндо

Я жертв ей не сулил.

Тристан

Ну, тут игра идет без риска.

Ведь нежный взгляд, что озарил

Мужчину, служит ей распиской,

Что рай он в долг заполучил,

Пусть даже вопреки желанью.

Чтоб не вступать нам в пререканье,

Заране вас предупрежу:

Когда глядишь на госпожу

Такого нрава или званья,

То об одном красноречиво

Ее глаза нам говорят:

«Любуйтесь мною все подряд,

Но взыскано за каждый взгляд

С вас будет сводней справедливой.

Прав на меня вам хоть на миг

Не даст ни разум благородный,

Ни пламенной любви язык,—

Для пахоты не нужен бык,

Тут и волы вполне пригодны.

Из всех достоинств здесь в цене

Одно; звалось оно когда-то:

Pecunia non numerata».[10]

Лусиндо

Скажи: что угрожает мне —

Насилье, плен, кинжал пирата?

Пленившись красотой пьянящей,

Решил я к ней пойти, и вдруг

В дом попаду, принадлежащий

Девице, вхожей в высший круг,

Иль дамы знатной и блестящей!

Тристан

Блестящей? Разве что на спор

Ее щетиною упрямой

До блеска кто-нибудь натер.

Лусиндо

Что я теряю, если с дамой

Поговорю?

Тристан

Вам не в укор:

Что в гавани-то делать ей?

Лусиндо

Здесь воздух чище и свежей.

Тристан

Скорей уж рыбку тут ловила.

Но почему она решила

Вас сделать жертвою своей?

Лусиндо

Меня? Я сам понять стараюсь,

Что может взять с меня она.

Тристан

Вам не видна вся глубина

Ее коварства. Тут, ручаюсь,

Сеть очень тонко сплетена.

Лусиндо

И все — двух-трех дублонов ради?

Тристан

Начнет хоть с малого.

Лусиндо

На складе

Товар, что я привез, лежит,—

Когда еще он будет сбыт!

Тристан

Красотка все же не в накладе,

Коль долг растет за должником.

Лусиндо

А вдруг он ускользнет?

Тристан

Идем!

Сеньора вновь остановилась,

Глядит на вас, ждет вашу милость.

Да только как бы с кошельком

Вам, встретясь с нею, не расстаться?

Лусиндо

Он может у тебя остаться.

Тристан

А цепь, — простите за намек,—

Как с нею быть?

Лусиндо

Ее замок

Вполне надежен.

Тристан

Может статься,

Его сумеют отомкнуть?

Лусиндо

Цепь будет у тебя сохранней.

Тристан

А перстни с пальцев как-нибудь

Не скатятся?

Лусиндо

В твоем кармане

Их место.

Тристан

Как сверкают грани

Алмазов!.. По словам иных,

Влюбленный, жаждущий забвенья,

Швыряет камни в исступленье.

Такие, что ль? Так мигом их

Плющ обовьет!

Лусиндо

Из слов твоих

Мне ясно: только сумасброд

Алмаз в речную глубь швырнет.

Тристан

Есть скрытый смысл у этой фразы:

«Кто девку с улицы берет,

Теряет разум и алмазы».

Лусиндо

Их вовремя тебе отдать

Успел я.

Тристан

Манит, как морская

Пучина, женщина такая.

Зачем себя отягощать

Баластом, в эту глубь ныряя?

Тристан и Лусиндо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Динарда в мужском дорожном костюме, Бернардо, Фабьо.

Динарда

Глядите: трое молодцов

Возникли вмиг из пены белой.

Бернардо

Мне море так осточертело,

Что я скалу обнять готов.

Фабьо

Земля нам, людям, мать родная.

Кто кормит нас, как не она?

Динарда

А поглотить могла волна!

Бернардо

Нет, выплыл бы дельфин, играя,

И не спеша, как на плоту,

Унес бы вас в одно мгновенье.

Как некогда певца за пенье,

Он спас бы вас за красоту.[11]

Динарда

Спаслись мы от стихии водной,

Но здесь что делать нам, когда

В карманах наших лишь вода?

Бернардо

Служить.

Динарда

Кому?

Бернардо

Кому угодно.

Динарда

И здесь, как и в любой стране,

У короля нужда в солдатах.

Фабьо

Ходить то в латах, то в заплатах?

Нет, это дело не по мне.

Уж лучше на лакейской кляче

Трястись за кем-нибудь вослед.

Бернардо

Я не затем рожден на свет.

Фабьо

Все служат так или иначе.

Бернардо

Все служат?

Фабьо

Служат!

Бернардо

Как же так?

Фабьо

Король — в величии и славе,

Двором и королевством правя;

Сеньоры — остриями шпаг,

Отвагою и безрассудством,

Послушливым дубовым лбом

Иль тихим вкрадчивым словцом,

Угодничеством, лизоблюдством;

Священник — тем, что он для нас

Благоговейно служит мессы,

Министр — державы интересы

Отстаивая каждый час.

Пером скрипучим писарь служит,

Тяжелым топором палач,

Мечом солдат, ланцетом врач,

Коль кто-нибудь вдруг занедужит,

Судейский — тем, что от него

Влетает честному и вору;

Ремесленник — слуга сеньора,

Мужик — идальго своего;[12]

Жена прислуживает мужу,

Отцу помощник сын родной,

Отец — башмачник, и портной,

И булочник для них к тому же.

И каждый смертный принужден

Быть самому себе слугою.

Свою особу беспокоя,

Ее послушно кормит он.

Лишь Диоген, как вам известно,

Не услужая никому,[13]

Провел весь век свой, и ему

Жилось отлично в бочке тесной.

Бернардо

Все это так. Но одного

Хочу: чтоб не был в подчиненье

(Ведь правил нет без исключенья)

Никто из нас ни у кого.

Испанцы мы! И если случай

С отчизною нас разлучил,

Он, значит, здесь нам поручил

Ее десницей стать могучей,

Иль вздумал нас преобразить

В три новых пáсолнца на небе.

Вот истинных испанцев жребий!

Динарда

Он прав.

Фабьо

Должна судьбу решить

Загаданная мной монета.

Кто вытащит ее — сеньор,

А те, кто проиграет спор,—

Его пажи.

Динарда

Иду на это.

Бернардо

Мы оперим приставкой дон

Счастливца имя. Хоть и бедный

Деньгами, славою наследной

Зато он будет наделен.

Живя подобно всем сеньорам,

Он сможет с вице-королем

Обедать за одним столом

И пышный соблюдать декорум,

А там и дружбу завести

С богатою сицилианкой,—

Так верной картой бьют по банку.

Испанец у судьбы в чести!

Не так ли?

Динарда

Ты, заметить смею,—

Толедец с головы до ног.

Бернардо

Уж не какой-нибудь сморчок.

Динарда

Отлично! Ведь куда сложнее

Пред негодяем спину гнуть,

Чем сотворить простое чудо —

На три шара поставить блюдо.

Фабьо

Но одного не позабудь:

Едва мы от чужого взора

Укроемся, как вновь втроем

Мы вместе и едим и пьем,

И вновь нет слуг и нет сеньора.

Динарда

Согласен.

Бернардо

Кончим уговор.

Вот у меня здесь три реала.

Фабьо

Три разных?

Бернардо

Да.

Динарда

Скажи сначала,

Какой даст право с этих пор

Сеньором быть.

Бернардо

Гляди: вот старый

Кастилец. Это серебро —

Валенсианское добро,

А третий родом из Наварры.

Кастилец, коль на то пошло,

Выигрывает.

Фабьо

Сердце сжалось…

Тьфу! Мне Валенсия досталась!

Бернардо

Проспорил.

Фабьо

Да, не повезло!

Бернардо

(Динарде)

Тяни тогда.

Динарда

А ты?

Бернардо

Мне третий

Останется.

Динарда

Вот, господа!

Фабьо

Кастильца вытянул ты?

Динарда

Да!

Фабьо

Кто всех удачливей на свете?

Бернардо

Он господином нашим стал.

Фабьо

И я доволен этим боле,

Чем если б сам по божьей воле

Счастливый вытащил реал.

Бернардо

Тебе сеньором нашим много

Счастливых лет желаю быть.

Динарда

Но с тем, чтоб вам я мог служить

К благополучию дорогой.

Фабьо

Судьба блеснула вдруг умом,

Избрав красавчика такого.

Динарда

О красоте прошу ни слова.

Бернардо

Но имя?

Динарда

Для меня?

Бернардо

О нем

Забочусь. Будешь дон Хуаном…

Динарда

Каким?

Бернардо

Придумай!

Динарда

Все равно!

Фамилий знатных ведь полно.

Фабьо

Так назови себя Гусманом.

Динарда

Таким родством я не прельщусь.

Фабьо

Тогда Мендоса…

Динарда

Что за проза!

В простого мавра-водовоза

Я, обмендосясь, превращусь.

Бернардо

Быть может, Карденас, Монкада,

Манрике, Рохас, Сандоваль,

Суньига, Лара, Аль…

Динарда

Едва ль

Спасешься от такого града.

Итак, я с нынешнего дня

Дон Хуан де Лара! Вы согласны?

Бернардо

По-княжески звучит! Прекрасно!

Динарда

Не подведете вы меня?

Бернардо

Я ваш слуга!

Динарда

Видать, в герое

Жива испанская муштра.

Мой паж!

Бернардо

Сеньор?

Динарда

Мне в путь пора.

Мой паж!

Фабьо

Сеньор?

Динарда

Ступай за мною!

Все уходят.


КОМНАТА В ДОМЕ ФЕНИСЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Фениса, Селья, Лусиндо, Тристан.

Фениса

Садись — прошу тебя я вновь!

Лусиндо

Но скоро ночь в окно заглянет.

Фениса

Когда твоя любезность станет

Такой же, как моя любовь?

Лусиндо

От этих зал я в восхищенье:

В них что-то праздничное есть.

Так все нарядно, что присесть

Стесняюсь.

Фениса

Сделай одолженье:

С собой в гостиницу возьми

Все то, что взор твой привлекает.

Лусиндо

Да что ты! Разве так бывает

Меж нами, честными людьми?

(Рассматривает картины, развешанные на стенах.)



Смерть Клеопатры.[14] Как прекрасно!

Фениса

Она на смерть пошла любя.

И я, Лусиндо, для тебя

Была бы встретить смерть согласна.

Лусиндо

Какой Нарцисс!

Фениса

Не смей терзать

Мне душу! Пред картиной стоя,

Любуешься ты сам собою.

Тебе лишь нужно прошептать

Слова любви, чтоб превратилась

Я в эхо трепетное их.

Ты улыбнулся?

Лусиндо

От таких

Похвал душа моя смутилась.

Дозволь простым мужчиной быть,

К чему такие славословья?

Там Порция?[15]

Фениса

С ее любовью

Могла б я лишь свою сравнить.

Безумная, испепелила

Она углем свои уста,

Но не твоя ли красота

Фенису в пепел превратила?

Лусиндо

Там Адонис?[16]

Фениса

Твой это стан!

Ты острие вонзаешь в вепря.

Лусиндо

Уж если лезть в сравнений дебри,

То я скорей всего кабан.

Но ты — вот тут другое дело!

И впрямь, богиней красоты,

Кипридой кажешься мне ты,[17]

Возникшею из пены белой…

(Переводит взгляд на другую картину.)

Легко Елену здесь узнать.[18]

Фениса

В тебе я обрела Париса.[19]

Лусиндо

Вот ложе страсти их.

Фениса

Фениса

Такое же могла б постлать…

Но что я?.. Милый ведь сначала

Подарков ждет.

Лусиндо

Я удивлен.

О чем ты?

Фениса

Селия!

(Тихо.)

А он

Не так уж глуп.

Селья

Я это знала.

Фениса

Откуда?

Селья

Он прижимист, тверд.

Фениса

Хитер?

Селья

А я о чем толкую!

Он цепь-то спрятал золотую.

Фениса

Куда ж он дел ее? Вот черт!

Ведь не приметила я даже.

Селья

Боюсь, здесь ваше волшебство

Бессильно.

Фениса

Это отчего?

Селья

И нюх и опыт тут на страже.

Фениса

Понять ты наконец должна,

Что облапошить без усилий

Какого-нибудь простофилю —

Не настоящая война.

Но тут противник мне по росту.

Не жить мне вовсе, если вдруг

Цепочка ускользнет из рук.

Селья

Ее добыть не так-то просто.

Фениса

Вновь все обдумаю сейчас.

Легко ли провести лисицу?

Тут и ученому учиться,

Пожалуй, было б в самый раз.

Но все ж с молитвою смиренной

К моей богине обращусь.

Лусиндо

(Тристану, тихо)

Чего ты хмуришься?

Тристан

Боюсь,

Что вам не вырваться из плена,

И ваш корабль идет ко дну.

Лусиндо

Груз у тебя, я полагаю?

Фениса

(тихо)

Цирцея! Я к тебе взываю!

Селья

(тихо)

Пойдут уловки в ход?

Фениса

(тихо)

Начну

Хотя бы с этакой для пробы.

(Громко.)

Подать закусок и вина!

Селья уходит.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Фениса, Лусиндо, Тристан.

Фениса

(к Лусиндо)

Садись, любовь моя!

Лусиндо

(Тристану, тихо)

Она

Весьма любезная особа.

Садись. Ведь стулья — не силки.

Оба садятся.

Тристан

Как знать еще!

Лусиндо

Брось, не досадуй!

Фениса

Скажи хоть слово иль порадуй

Прикосновением руки.

Лусиндо

Что скажешь тут?

Фениса

«Люблю» простое,

Пусть это будет ложь.

Лусиндо

Ну что ж,

Люблю.

Фениса

«Люблю» сказать и все ж

Сюда «ну что ж» вплести пустое…

Испанец ты? О нет! Ты мне

Солгал.

Лусиндо

Испанец я — и только.

Фениса

По этому «ну что ж» — нисколько,

По остальным статьям — вполне.

Клянусь, в Италии доныне

Еще никто, хоть невзначай,

Так не дерзил.

Лусиндо

Не забывай,

Что я впервые на чужбине.

Фениса

Видать, в Валенсии у вас

Не любят?

Лусиндо

Любят и страдают.

Фениса

И в клятвы страстные вплетают

«Ну что ж», как сделал ты сейчас?

Всегда у любящих найдутся

Слова красивей и сильней,

И жизнью матери своей

Иль честью нам они клянутся.

В силках любовного огня

Я гибну, бьюсь в нем, словно птица,

А ты что, розовой водицей

Утешить думаешь меня?

Быть может, было бы с изнанки

На дело правильней взглянуть:

В плену ты у какой-нибудь

Красавицы валенсианки?

Тогда во имя глаз моих,

Что стали сумрачнее ночи,

Воспой ее, Лусиндо, очи

И светлое сиянье их.

Но в чем ее очарованье?

Лоб, волосы, улыбка, рот,

Стан, руки — что тебя влечет?

В Валенсию твои желанья

И помыслы устремлены,

Ее ты видишь пред собою!

Тристан

(в сторону)

Чертовка!

Лусиндо

Ныне лишь тобою

Мечты Валенсии полны.

Там что-то было, — скажем честно,—

А что? И сам я не пойму.

Но посуди ты: где, кому

Соперничать с тобой, прелестной?

Хотела женщина одна,

Чтоб мать ее мне стала тещей.

Мила, стройна, умна, ну проще —

Мне чем-то нравилась она.

По-португальски церемонно

Жар, тлеющий у нас в сердцах,

Полгода чуть ли не в стихах

Мы воспевали неуклонно.

Но наконец мой долгий пыл

Вознагражден был встречей тайной:

Поговорил — зевнул случайно,

Коснулся — холод прохватил.

С ней легкой, как вполне понятно,

Разлука для меня была.

Ждут лишь обычные дела

Меня, когда вернусь обратно.

Фениса

О вероломный человек!

Со мной лукавя и плутуя,

Он любит женщину другую,

Мне…

Лусиндо

Что ты?

Фениса

Слезы лить весь век.

Лусиндо

Ты чуть платок не уронила.

Тристан

(в сторону)

Кто видывал такой обман?

Лусиндо

От солнца отгони туман.

Пусть туча, что мне свет затмила,

Уйдет, растает в стороне!

Фениса

(про себя)

Уйдет? Как цепь ушла отсюда?

Нет, буду плакать, буду, буду!

Лусиндо

Вот пытка! Словно в глотку мне

Палач кувшинами льет воду…

Таиться тут не хватит сил.

Фениса

Ведь цепь ты на груди носил?

Тристан

(в сторону)

Лукава женская природа!

Фениса

Ее решил от глаз чужих

Подальше спрятать ты, считая,

Что цепь их дразнит золотая?

Лусиндо

Она не стоит слез твоих.

Тристан

(в сторону)

Он тает. Два-три нежных слова —

И цепь стремглав пойдет ко дну.

Лусиндо

Себя за глупость я кляну.

Тристан

(в сторону)

Цепочка вынырнула снова!

Лусиндо

Поиздержался я в пути,

И цепь пришлось отдать Тристану,

Чтоб мог он…

Тристан

Я скрывать не стану,—

К ростовщику ее снести.

Фениса

Что дал он?

Тристан

Нет сквалыги дома,

И цепь покуда там лежит.

Фениса

(в сторону)

Мошенник сна меня лишит.

Все ж это дело мне знакомо!

(Громко.)

Так у Лусиндо денег нет?

Эй, Селья!

Селья

(за сценой)

Я иду.

Фениса

Живее!

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Селья, дворецкий, Лисео и Эстасьо с угощением, скатертью, подносом и блюдцами.

Селья

Вот сласти.

Фениса

Дай рукой своею

Их поднести тебе, мой свет.

(Селье.)

Ларец мой спрятан в спальне где-то,

Так принеси его скорей.

Селья уходит.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Фениса, Лусиндо, Тристан, дворецкий, Лисео, Эстасьо.

Фениса

Прошу покорно: ешь и пей,

Вот здесь вино, а здесь конфеты.

Запомни: в доме все теперь

Твое.

Тристан

(к Лусиндо)

Вид у лакеев строже,

Осанистей, чем у вельможи.

Лусиндо

(Тристану, тихо)

Тристан!

Тристан

Сеньор мой?

Лусиндо

Верь — не верь,

Но мы ошиблись в этой даме,

Ее за девку посчитав.

Тристан

В порту знакомство завязав,

Как понимаете вы сами,

В ошибку впасть весьма легко.

Фениса

Теперь вина?

Лусиндо

Пожалуй, можно.

Тристан

(к Лусиндо, тихо)

Вы съели? Как неосторожно!

Лусиндо

Молчи! Искать не далеко.

В кармане лакомый кусочек

Искрошится.

Тристан

Да вы хитрец!

Лусиндо

Ты понял это наконец?

Фениса

Налить в бокал?

Лусиндо

Всего глоточек.

Тристан

Остерегитесь.

Лусиндо

От вина

Что может быть?

Тристан

Бывало всяко.

Фениса

(в сторону)

Все мимо рта пронес, однако.

Нет, это просто сатана!

Лусиндо

Я только воду пью простую.

Фениса

Прошу.

Лусиндо

(в сторону)

Хоть залпом пей стакан!

Фениса

(в сторону)

Подозревает он обман,

Тогда потоньше сеть сплету я.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Селья с ларцом.

Селья

Тяжел! Внесла его едва.

Фениса

На стол поставь, здесь, перед нами.

Селья

А ключ у вас?

Фениса

Под кружевами,

В одной из складок рукава.

Лусиндо

Но что там?

Фениса

Мелочи, вещицы,

Нам часто нужные, но все ж

Не сразу их приобретешь,

Когда в них надобность случится.

Тебе на память подарить

Перчатки эти я хотела.

Лусиндо

Атласные?

Фениса

Бери их смело.

Лусиндо

Не знаю, как благодарить!

Фениса

В таверне не достанешь мыла,—

Ведь это грязная дыра.

Мне двадцать пять кусков вчера

Одна монашка подарила.

Бери хоть все. Чем мне тебя

Еще порадовать приятным?

Лусиндо

Уже в долгу я неоплатном.

(Тристану, тихо.)

Я не могу прийти в себя.

Тристан

Хоть сыплются дары как в сказке,

А брать их как-то не с руки.

Фениса

Мне из Неаполя чулки

На днях прислали.

Лусиндо

Тонкой вязки.

Фениса

Тристан!

Тристан

Сеньора?

Фениса

Тут, гляди,

Две пары.

Тристан

Но… помилуй боже…

Фениса

И для тебя найдутся тоже.

Лусиндо

(Тристану, тихо)

Что ждет еще нас впереди?

Тристан

Ларец любовный крепко скован,

Двух Индий клады в нем лежат.[20]

Лусиндо

Глянь: руки у меня дрожат —

Так я растроган и взволнован!..

Фениса

Возьми и этот кошелек.

Лусиндо

Да что за чудеса такие!

Ведь в нем монеты золотые,

Иначе б он звенеть не мог.

Фениса

В нем будет ровно сто эскудо,—

Прими их в знак любви моей.

Трать сколько хочешь, не жалей,

И спрашивай еще, покуда

Без денег будешь, а потом

Отдашь, коль подвернется случай.

Лусиндо

Ты — Александра дочь!

Тристан

(к Лусиндо, тихо)

Все ж лучше

Не гнаться вам за барышом.

Дворецкий

(лакеям)

Кто ж гость?

Лисео

Здесь и князья бывали.

Эстасьо

Нет, из Валенсии купец.

Лисео

Засунул руку он в ларец.

Селья

Но вытащит ее едва ли.

Эстасьо

Коль у сеньоры в долг берет,

То будет с петлею на шее.

Лусиндо

Когда ж в таможню я поспею?

Ведь время как-никак идет,

Мне и о деле вспомнить надо.

Фениса

Ступай, но не забудь о том,

Что ты, мой покидая дом,

Уносишь и души отраду.

Лусиндо

На мне оковы должника,

Но если б я их снял бесчестно,

То с цепью красоты небесной

Не слажу, хоть она легка.

Как мне с тобою расплатиться?

Владей я судном золотым,

То и сокровищем таким

Я б даже малую частицу

Твоих щедрот не возместил.

Коль из жемчужных нитей снасти

Я сделать мог бы; будь во власти

Обить я палубы настил

Алмазов звездами, а стены

Украсить росписью живой,

Где б, взор увеселяя твой,

Амурные сменялись сцены;

Коль паруса на корабле

Бесценной были бы парчою,

Что длинным шлейфом за тобою

Могли б тянуться по земле;

Будь из агата, изумруда

Все мачты, — все равно бы я

Тебе, волшебница моя,

В дар преподнес бы это чудо

И сердце из груди извлек,

Чтоб жарче яркого рубина

Оно средь угольев камина

Пылало у прелестных ног.

Фениса

Я ждать тебя не перестану.

(Слугам.)

Ступайте проводить его.

Лусиндо

(Тристану, тихо)

Что это?

Тристан

Блестки.

Лусиндо

Но чего?

Тристан

Любви, а может быть, обмана.

Лусиндо

Любовь, — поверь моим глазам,—

Здесь сказывалась в каждом жесте.

Тристан

Дождался б я на вашем месте

Конца — он все доскажет вам.

Лусиндо, Тристан, дворецкий, Лисео и Эстасьо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Фениса, Селья.

Селья

Рискнули ставкой вы немалой.

Фениса

Уж больно карты хороши.

Селья

Желаю счастья от души.

Войдет во вкус купец, пожалуй.

Фениса

Ну что ж, плохого в этом нет.

Люблю идти с судьбой на спор я.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же, капитан Осорьо, Динарда в мужском платье, Бернардо, Фабьо.

Капитан Осорьо

Дозволишь ли?

Фениса

Прошу, Осорьо.

Капитан Осорьо

Привел я гостя на обед.

Динарда

Ему, по милости господней,

Служить сеньоре суждено.

Фениса

Так вы испанец! И давно

Сюда приехали?

Капитан Осорьо

Сегодня.

Фениса

(к капитану Осорьо, тихо)

Вельможа?

Капитан Осорьо

Ты попала в цель.

Фениса

Как звать?

Капитан Осорьо

Дон Хуан де Лара.

Фениса

Строен,

Красив.

Капитан Осорьо

Я впрямь обеспокоен.

Динарда

Тянулся дольше трех недель

Мой путь, но день настал счастливый:

Я здесь, и солнце красоты

Явило мне свои черты.

Фениса

Что кавальеро столь учтивый

Намерен делать здесь?

Динарда

Служить!

У короля нужда в солдатах,

А я родителей богатых

Обязан алчность утолить.

Фениса

Сыщи господь для скряг могилу!

Динарда

Пажи!

Бернардо

Сеньор?

Динарда

Ответь скорей!

Фабьо

Аминь!

Динарда

Внемли молитве сей,

Всевышний!

Фениса

(в сторону)

Он смешной и милый.

Динарда

Случайно в городе чужом

Я встретил этого сеньора.

Он, выяснив из разговора,

Что дальним связана родством

Его родня с моей роднею,

По-дружески мне дал приют,

Нет, больше — к вам привел.

Фениса

Но тут

Сказалось, может быть, другое:

Невольно облик ваш, и вид,

И грация, и речь живая

Влекут, к себе располагая.

Капитан Осорьо

Не испытуй мой аппетит.

Селья

Прошу садиться, все готово.

Бернардо

(к Фабьо, тихо)

Ну, друг!..

Фабьо

Что?

Бернардо

Более всего

Испанцев красит плутовство.

Фабьо

Они любезничают снова.

Бернардо

Чуть отвернутся, поспешу…

Фабьо

Куда?

Бернардо

За этой францисканкой.[21]

Фабьо

Впрямь, что робеть нам со служанкой?

Бернардо

Вот этим уж я не грешу.

Увидишь: с ней в одно мгновенье

Управлюсь я на свой манер.

Капитан Осорьо

(Фенисе)

Ревную!..

Фениса

Но тобой пример

Любезного дан обхожденья.

Капитан Осорьо

Я рад, что ты, им дорожа,

Стремишься покорить Хуана.

Динарда

(пажам, тихо)

Ну и бабенки!

Фениса

(Селье, тихо)

Как нежданно

Все началось!

Селья

Что, госпожа?

Фениса

Влюбилась я!

Селья

Вот это диво!

Фениса

В глаза бы лучше никогда

Не видеть мне его. Беда

Стряслась со мной.

Селья

Юнец красивый!

Фениса

Он из Севильи.

Селья

Там весьма

Приятны нравы и не строги.

Фениса

Какие у испанца ноги!

Они сведут меня с ума!

Селья

Вкус не дурен у вас.

Фениса

Готова

Я преподать тебе урок,

Что красота и стройность ног

Достоинств всех первооснова.

Капитан Осорьо

К столу пора бы поспешить.

Динарда

Пажи!

Бернардо

Сеньор?

Динарда

(тихо)

Сыграл я ловко!

Бернардо

Как рыбка?

Динарда

Рвется на наклевку,

И на крючке ей скоро быть.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КОМНАТА ЛУСИНДО НА ПОСТОЯЛОМ ДВОРЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лусиндо, Тристан.

Лусиндо

Меня нисколько не тревожит,

Что полон дом ее все дни

Гостями. Нам не счесть родни

Фенисы.

Тристан

Да, и счет ей множит

Весь цвет испанской солдатни.

Но вот уж месяц, как ни странно,

Гроша из вашего кармана

Не вытянув, вам вновь и вновь

Подарки шлют. Здесь нет обмана,

Однако где же тут любовь?

Забыли вы о той приправе,

Что яству вкус должна придать?

Кто ничего не дал, не вправе

На что-нибудь претендовать.

Любовь лишь в золотой оправе

Крепка, и женщина тогда

Покорна вам, как сюзерену,

Над нею ваша власть тверда;

Любить, карать, прощать измену —

Всё вправе вы. Но вот беда —

Боюсь, что незаметно вами,

Сеньор мой, овладеет страсть,

А тут как раз наскучит даме

Вытягивать пустую снасть,

И, щедрыми прельстясь дарами,

Она другому вдруг кивнет

В ответ на взор нетерпеливый.

Тут сразу вам конец придет:

Все, что за месяц сберегли вы,

В одно мгновенье утечет.

Лусиндо

Не может этого случиться.

Она корыстна?.. Нет, не смей

Рассказывать мне небылицы.

Тристан

Любовь ведь еретичка. Ей

Легко над истиной глумиться.

Как заблуждаются все те,

Кто верит в чувство!

Лусиндо

Все земные

Пороки зришь ты в красоте,

Хоть, верь мне, кроткою иные

Ее сочли бы тиранию.

Да повстречай мудрец любой

Такую женщину, которой

Как благородною сеньорой

Не властвует расчет сухой,

Которая и красотой

И ясным разумом богата,—

Будь он Тимон иль Диоген,[22]

Людей чуждавшийся когда-то,

И то такому чуду в плен

Он сдался б, нежностью объятый.

Я, опасаясь обольщенья,

Упрямился, сходил с ума,

Но прочь пора прогнать сомненья.

Тристан

Да, рушатся все подозренья.

Лусиндо

И рушит их она сама.

Тристан

Теперь в своей ошибке каюсь.

Лусиндо

И честно надобно признать:

Ты опоздал, в ней признаваясь.

Тристан

Кто поспешит перчатку снять,

Рукой к жаровне прикасаясь!

Лусиндо

Поговорим начистоту.

Зачем разумному мужчине

Отвергнуть и покинуть ту,

Кто ни гроша с него доныне

Не требует? Да я сочту

Его глупцом! И если впредь

Подарки будет непрестанно

Выплескивать Фенисы сеть,

То жертву нежного обмана,

Пожалуй, нечего жалеть.

Тристан

Я не за то вас укоряю,

Что ходите вы к даме в дом,

Ее ничем не одаряя…

Лусиндо

Тогда за что ж?

Тристан

Беда в другом:

Влюбились вы.

Лусиндо

Но дело в том,

Что так со всяким бы случилось.

Не только красотой пленилось

Тут сердце. Взорам всех людей

Даруют женщины как милость

Величье красоты своей.

Простой крестьянин и вельможа

Склоняются пред нею ниц.

В одном натура скромниц схожа

С манерой милых прихотниц:

Им нравится, сердца тревожа,

Манить, сверкать издалека.

Но красота лишь на мгновенье

Дарует людям наслажденье.

Душа — вот чем любовь крепка,

Душа щедра на подтвержденье

Глубоких чувств, живущих в ней.

Я полюбил, Тристан. Довольно

Бояться мне любви своей!

Ведь низко робостью невольной

Терзать Фенису столько дней,

Когда, ни разу не лукавя,

Она была ко мне добра.

Мне ей довериться пора,

Ее подозревать не вправе

Я в склонности к пустой забаве.

Ну что, скажи, плохого в том,

Что в доме у нее толкутся

Весь день мужчины? Посмеются,

Повеселятся за столом —

И, верь мне, с тем и разойдутся.

И чем же я в конце концов

Рискую? Я глупцом не буду,

Не надеваю я оков,

Пришел, ушел, и был таков.

Уеду и ее забуду.

Но сладко, что ни говори,

Мне будет с другом до зари

Рассказами о ней делиться.

Тристан

Уж тут найдется чем гордиться.

Лусиндо

Стучатся?

Тристан

Да.

Лусиндо

Так отопри.

Входит Селья, закутанная в мантилью. За ней лакей Фенисы несет корзину, прикрытую тафтой.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Селья и лакей.

Селья

Недоуменье в вашем взоре

Читаю. Мы не в пору?

Лусиндо

Рад

Всегда служить твоей сеньоре.

Селья

Она в слезах, тоске и горе,

А тут о ней и не грустят.

Да вы еще и не вставали?

Лусиндо

Купцам, поверь мне, не до сна.

Тревоги спать мне не давали.

Селья

Э, полно! Любит вас она.

Лусиндо

Все ж я в сомненьях и в печали.

Селья

А мне-то кое-что вам в дар

Пораньше принести велели,

Чтоб вас застать еще в постели,

Да только этот друг так стар,

Так дряхл, что ноги тащит еле…

Я шла, боясь, что опоздаю.

Лакей

Болтала, с кем уж там, не знаю,

И валишь на меня вину.

Лусиндо

Что под тафтою? Дай взгляну.

Селья

Вам шесть рубашек принесла я.

Вот, полюбуйтесь оторочкой.

На грудь пошли не кружева,—

От края и до уголочка

Руками вышита цепочка.

А кем? Хотите знать?

Лусиндо

Едва

Мне верится.

Селья

Вот сердце!

Лусиндо

Чье же?

Селья

Сеньор! Оно с тем бедным схоже,

Что острой болью и тоской

Сильней исколото, — о боже! —

Чем это полотно иглой…

И велено мне спозаранку

Прийти, рубашку вам подать,

Помочь одеться и обнять.

Хотела бы сама служанкой

Для вас моя сеньора стать.

Лусиндо

(целуя Селью)

Мой поцелуй тебя прошу я

Ей передать. А позже сам

Приду и к розовым стопам,

Рождающим зарю златую,

Припав, их трижды поцелую.

Да вот еще… Тристан! Найди

Пунцовый шелк. Пусть шелк красивый

Рассыплет красок переливы

На беломраморной груди

Моей сеньоры в день счастливый.

Тристан

Вот он…

Селья

Не надо, пожалей!

Меня убьют, едва завидя,

Что я несу его.

Лусиндо

Ей-ей,

Тут взяться не с чего обиде!

Ведь это знак любви моей.

Скажи ей: большего нет счастья

Для любящего, чем дарить.

Селья

Я устранюсь от соучастья.

Вы, упиваясь пылкой страстью,

Должны ей это объяснить.

Лусиндо

Устанешь двести раз, покуда

С тобой столкуешься. Тогда

Возьми хоть несколько эскудо.

Селья

Пусть я неблагодарной буду,

Но ни за что и никогда

Из ваших рук их не приму я.

Лусиндо

Да кто узнает? Спрячь в карман.

Лакей

Здесь стены есть. Молву пустую

Они подхватят.

Лусиндо

Где, Тристан,

Ты встретишь женщину такую?

Тристан

Скорей удастся мне слегка

Раскрасить струи ветерка

И свет, что в воздухе мерцает,

Чем встретить ту, что отвергает

Дождь, льющийся из кошелька.

Тогда и крючкотвор судейский,

Цирюльник, врач и адвокат

От денег в суете житейской

С презреньем взоры отвратят,

Коль сделал так кафтан лакейский,

За грош привыкший спину гнуть,

Иль та дуэнья, что к кровати

Хозяйки охраняет путь.

Лусиндо

(Селье)

Так поцелуй ее и кстати

Напомнить ей не позабудь,

Чтоб вечером, в свиданья пору,

Ждала того, кто, сам не свой,

По ней тоскует день-деньской.

Селья

Пойду порадую сеньору.

Лусиндо

Ступай, дружок. До встречи скорой!

Куда ты смотришь?

Селья

На кровать —

Ищу на ней следы от вмятин.

Хозяйке хочется узнать,

Не должно ли ей ревновать.

Лусиндо

Как можно?

Селья

Грех ведь так приятен!

Все огляжу я в свой черед.

Белье, подушки в дырах… Что ж вы

Молчали? Госпожа пришлет

Вам с бисерной отделкой, с прошвой.

Лусиндо

Так любит?

Селья

Плачет, слезы льет.

И я скажу вам напрямик —

Дня не прожить без вас бедняжке.

Лусиндо

Навеки я ее должник.

Прощай!

Селья

Прощайте!

Селья и лакей уходят.

Тристан

Вы в рубашке

Родились?

Лусиндо

Да, и к ней привык.

ДВОР ПРИ ДОМЕ ФЕНИСЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Альбано, Камило.

Камило

Вы креститесь? Трясет вас дрожь?

Альбано

Своей несдержанностью, знаю,

Я всех немало удивляю.

Камило

Сеньора это? Нет, вы все ж

Ошиблись.

Альбано

Значит, я рассудок

Утратил.

Камило

Не велик урон.

Альбано

Не мал, хоть большей удручен

Потерей. Брось, мне не до шуток!

Камило

Безумье! Юношу принять

За девушку!..

Альбано

Да, случай странный.

Но что готовит нам нежданно

Судьба, никто не может знать.

В том городе прекрасном, на который

Влюбленными глазами смотрит солнце,

Над ним в знак предпочтенья проливая

Все золото своих лучей, чтоб он

Сверкал, как бы увенчанный короной,

В том городе — Испании воротах,

Откуда две флотилии, отплыв,

Весь шар земной для нас завоевали,—

В родной Севилье улицу одну

Зовут Бассейн султанши мавританской.

Там и жила Динарда. Ты бы понял,

Ее увидев, сколь она прекрасна,

Как с первого же взгляда понял я,

Что лишь Динарда послужить могла

Прообразом для Зевса[23] в час великий,

Когда царицу красоты — Елену

Он создавал. Сеньорой восхищенный,

Я для своих паломнических странствий

Избрал Бассейн султанши мавританской.

Что ни придумывал я, на какие

Уловки ни пускался, чтобы ей

Записку переслать! Больше года

Я ждал, покуда сунула и мне

Дуэньи осторожная рука

Ответное письмо. Я изменил бы

Присущей мне правдивости и честь

Сеньоры запятнал, когда б что-либо

Сказал еще. Лишь в письмах открывал я

Свою любовь. Она читала их,

И это поощрением служило

Для чувств моих. Но нет такого счастья,

К которому бы вдруг не прикоснулась

Лучом мертвящим черная звезда.

У герцога Медины (он еще

И герцогом Сидонией зовется)[24]

Есть во дворце севильском галерея,

Где забавляются игрою в мяч.

Стеною только отделен наш дом

От герцогского, и еще недавно

Я, как сосед, в нем частым гостем был,

Воланом сам кидая мяч иль праздно

Следя за ловкою игрой других.

Теперь приметь, что в галерее этой

На той стене, что прямо против входа,

Развешено, да этак, чтоб оно

Всем, кто войдет, в глаза бросалось сразу,

Оружье родовое де Гусманов,[25]

А над гербом фамильным, над клинками

Запечатлел художник на века

Великого Алонсо де Гусмана[26]

В тот миг, когда он со стены Тарифа

Бросает маврам свой кинжал, тем самым

На волю нечистивцев предавая

В заложники им отданного сына.

(Вот воплощенье доблести испанской!)

А под доспехами другую сцену

Изобразила кисть: Алонсо Добрый

В пустыне африканской поражает

Огромную змею — подобье той,

Что Геркулес сразил.[27] Копье уже,

Пройдя сквозь пасть, пронзило чешую

И кровью ядовитою омылось,

А гадина пытается хвостом

Обвить в предсмертных корчах щит героя.

Однажды у стены с картиной этой

Стояла кучка юношей досужих.

Игра закончилась, но дождь не выпускал

На улицу их, и, болтая праздно,

Они с мячом резвились. Вдруг какой-то

Бездельник, угодив им в пасть змеи,

Смеясь воскликнул: «В Африке когда-то

Ожесточенно спорили о том,

Кем это чудище убито было.

Так знайте: я броском мяча прикончил

Змею, и вы геройства моего

Свидетели!» Все это было шуткой.

Но так как тесной дружбой род наш связан

С фамилией Медина, я ответил:

«Когда за славой подвига чужого

Погнался наглый мавр, велел Гусман

Разъять у гадины издохшей пасть,

И в ней, как все увидели тогда,

Лишь половина языка чернела,

Другую показал Алонсо. Так

И чести и награды мавр лишился.

Сеньор! Вас ждет такая же беда».

Он мне недолжным образом ответил,

Тут, вспыхнув, за руку его схватил я:

«Слова уже излишни. Поглядите:

Там наверху стоящий дон Алонсо

Занес кинжал, чтоб в грудь вонзить тому,

Кто честь его осмелился затронуть!»

Но так уже судьба распорядилась,

Чтоб оказался в этот вечер в зале

Ближайший друг несносного задиры —

Брат той богини дивной, чьим глазам

Я поклонялся, осажденный ими,

Подобно Трое.[28] Подойдя ко мне,

С усмешкой он сказал: «Когда б с картины

Змея сейчас сползла бы, извергая

Из гнусной пасти яд, то, может быть,

Сеньор, что хвастал здесь, удрал бы, струсив,

А друг мой гадину бы искрошил,

Прославив этим свой клинок не меньше,

Чем ваш Гусман». Тут я забыл, конечно,

Любовь и все, чем в жизни дорожил:

«Посмотрим, — я воскликнул, — кто из нас

Отступит здесь и кто в сраженье вступит!

Я заменю змею вам, хоть зовусь

Не герцогом Гусманом, а Мендоса!»

И от оружья для игры, волана,

Избавился я, в грудь его швырнув

Обидчику, и мигом обнажил

Оружие для поединка. Тут

Все так пошло, как будто сам Гусман,

Сойдя с картины, ринулся в сраженье:

Клинки скрестились, расступились люди,

Сверканье молний, вскрики, а когда

Толпа опомнилась, то увидала

Трех на полу стонавших, а над ними

Меня, торжествовавшего победу.

Родня моя, испуганная тем,

Что вспыхнувший раздор, подобно мору,

Грозит распространиться по Севилье,

Решила дать поветрию улечься.

И вот меня снабжают сотней писем

К наместнику, к влиятельным особам,

Сажают на корабль и отправляют

В Сицилию,[29] в прелестный этот край,

Где время, взяв в пособники разлуку,

Меня забыть Динарду заставляет,

Дурманит голову любовью к девке,

Затаскивает в дом ее сегодня,

Лицом к лицу там сталкивает вдруг

С испанцем, столь похожим на Динарду,

Что, если это не она сама,

То копия с нее иль просто тень.

Вот что судьба подчас подстроить может.

Камило

Идет Фениса с ним иль с нею.

Мы здесь, сеньор, повременим.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Фениса, Динарда, Бернардо и Фабьо.

Фениса

(Динарде)

Так не сердиться, что к моим

Словам вы глухи?

Динарда

Сожалею,

Грущу, тоскую, но, увы,

Не смею преступить зароки.

Фениса

За всех, с кем я была жестокой,

Мне отомстить явились вы.

Но в чем тут роль Осорьо? Связан

Дон Хуан лишь верностью ему?

Динарда

Сеньора, вспомните: кому

Знакомством с вами я обязан?

Он в этот дом меня привел,

И за подобную услугу

Украсть возлюбленную друга?

Нет! Низостью я б это счел.

Осталась тень его меж нами,

Чтоб счастью нашему мешать,

И я не вправе вас обнять,

Прильнуть к вам жадными губами.

Вы не моя! Любви каприз!

Что может быть еще жесточе?

Ручей прозрачный — ваши очи,

Я — изнывающий Нарцисс!

Верней, подобен я Танталу.[30]

Вот здесь бежит вода, скользя,

А Хуану к ней прильнуть нельзя,—

С другим Фениса жизнь связала.

Фениса

Никто о том не будет знать.

«Напейтесь!» — просит вас водица.

Динарда

Нет, так, сеньора, не годится.

Честь друга тайно запятнать —

Позорным было бы ответом

На все, в чем я пред ним в долгу.

Фениса

С лихвою долг покрыть могу.

Фениса и Динарда продолжают тихо разговаривать.

Камило

(к Альбано)

Она?

Альбано

Готов поклясться в этом.

Камило

Чтоб женщины — да что за бред! —

В любви друг другу объяснялись?..

Быть может, все ж вы обознались?

(Показывая на Бернардо и Фабьо.)

Вот кто откроет вам секрет.

Альбано

Ты прав! Тут медлить бесполезно…

Сеньор! Эй!

Фабьо

(говорит на ломаном языке)

Фабио зовут?[31]

Альбано

Да, если несколько минут

Мне можешь уделить любезно.

Фабьо

Я удэлю-то, но чэго

За это ждатто мне?

Альбано

(в сторону)

Вот горе!

Фабьо

Угодно чтотто мой синьоре?

Альбано

(в сторону)

Ведь там Динарда — божество!

(К Фабьо.)

Скажи: кто этот кавальеро?

Фабьо

Тот, с длинни локонами?

Альбано

Да.

Фабьо

Синьор Руджеро.

Альбано

Вот беда!

Откуда ж твой сеньор Руджеро?

Фабьо

Хотья из Рим приехал он,

Но остаетца венеццьянецц.

Альбано

Я думал, что сеньор — испанец.

Камило

(в сторону)

Вот будет буря!

Фабьо

К дьябло! Вон!

Синьоре обозвать испаньецц?

Они чума, зараза, мор,

Предатель, трус, мошенник, вор.

Ко всем чертям их, грязни пьяницц!

Альбано

Тут кругом голова пойдет.

Как все чудовищно, как странно!

Фабьо

И дажье пьесня сицильяна

Веселий Фабьо вам споет.

Макарон огромным блюдом

Стать Сицилия должна,

Пусть пролив Мессинский станет

Бочкой крепкого вина,

А вершина Монджибелло

Будет в сыр превращена,

Пусть прикончит всех испанцев

Лихорадка иль война,

И от радости напьется

Сицильянец допьяна!

Камило

Что ждать от этого паяца?

Идемте.

Альбано

Нет! Хитрей теперь

Начну я.

Фабьо

(к Бернардо, тихо)

У меня, поверь,

Язык уже стал заплетаться.

Бернардо

Не оплошай! Тут все весьма

Загадочно.

Фабьо

Что за умора!

Ну? Ловко я провел сеньора?

Бернардо

Ты чуть не свел его с ума.

Альбано

(к Фабьо)

Вот, видишь, мальчуган? Эскудо.

Скажи мне честно…

Фабьо

Что такой?

Альбано

Не женщина ль хозяин твой?

Фабьо

Как вы сказато? Что? Откуда?

Такая сплетня городить

Вам стыдно, на синьоре глядя!

Альбано

Все дело тут в мужском наряде!

Фабьо

Вы мой синьоре нарядить

Теперь хотите в платье бабье?

Бабьем назвато, нас дразня?

Бернардо

Бабьем? Нас?

Фабьо

Да!

Бернардо

Держи меня!

Не то я всех зарежу, Фабьо!

Камило

Дурачатся?

Альбано

Да.

Камило

Кто был прав?

Альбано

Терзаюсь сам недоуменьем.

Камило

Нет, полно странным поведеньем

Вам тешить их веселый нрав!

Альбано

Счесть женщиной переодетой

Сеньора — значит чушь нести?

Камило

Я вижу, лучше нам уйти.

Альбано

И мучиться загадкой этой?

Камило

Фенису бы принять в игру.

Ей карту разгадать такую

Весьма легко.

Альбано

О, как люблю я!

Альбано и Камило уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Фениса, Динарда, Бернардо, Фабьо.

Фабьо

Сейчас я со смеху умру.

Бернардо

Нас не услышат?

Фабьо

Нет.

Бернардо

Хоть было

Все это дьявольски смешно,

Но подозрение одно

Возникло…

Фабьо

Что тебя смутило?

Бернардо

Уж слишком строен наш сеньор…

Фабьо

Как женщина в мужской одежде.

Я это замечал и прежде,

Но сдерживался до сих пор.

А тут еще и увлеченье

Фенисы…

Бернардо

Вновь ты за свое!

Усилья тщетные ее

Должны удвоить подозренья.

Фабьо

Так капитан и дружба с ним

Тут были мнимою преградой?

Бернардо

Иной искать причины надо,

Коль тайну выяснить хотим.

Фабьо

Недурно было бы, однако,

Узнать, не девушка ли он.

Бернардо

И мне…

Фабьо

Тогда мы с двух сторон

Начнем сегодня же атаку.

Фениса

(Динарде)

Дон Хуан! Я вижу: страсть моя

Не пробудила в вас ответной?

Динарда

Готов с отвагой беззаветной

О ней свидетельствовать я.

Но требуется мне подспорье:

Похлопочите, чтобы был

Надолго услан иль сменил

Мундир свой на другой Осорьо,—

Тогда смогу, не лицемеря,

Вам доказать, что вас люблю.

Фениса

Хоть в ваши чувства я и верю,

Но все ж на слове вас ловлю.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и Селья.

Селья

Лусиндо здесь.

Фениса

Кто он? Откуда?

Селья

Купец, приехавший на днях.

Фениса

(Динарде)

Я объяснюсь с ним в двух словах.

Динарда

А я здесь ожидать вас буду.

Фениса и Селья уходят.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Динарда, Бернардо, Фабьо.

Динарда

(про себя)

Безумства покоряясь наущенью,

Я поспешила из дому сюда.

Любовь! Покровы чести и стыда

Срываешь ты, не зная снисхожденья.

Но не нашла тоска здесь утоленья.

Ты здесь, моя любовь, но, как всегда,

С тобой и ревность. Моего суда

Вы обе ждете в страхе и томленье.

Ведь отдал тот, кого люблю, другой

Все помыслы свои и все желанья.

Безумья пыл подернулся золой.

К чему обманы, клятвы, обещанья?

Противоядьем от любви такой

Послужит холод разочарованья.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же, Лусиндо и Тристан.

Лусиндо

Забыла, что ли, Селья обо мне?

Тристан

Тут и помимо вас гостей немало.

Лусиндо

С конем троянским дом Фенисы схож:[32]

Оружьем и людьми он полон вечно.

Тристан

Чьи залы я сравню по многолюдью

С роскошною гостиной куртизанки?

Аудиенции она дает,

Вершит дела, вокруг нее толпятся

Просители, ходатаи и сводни.

С ней шепчутся о чем-то, либо взятки

Суют ей, чтобы сдвинуть дело с места,

Одних здесь ублажают, а других

Лишь обещаниями кормят, помня,

Кто сколько дал и сколько может дать.

Лусиндо

Тогда какую роль играет в доме

Красавчик из Севильи?

Тристан

Он, пожалуй,

Услада для души.

Лусиндо

А я?

Тристан

Для тела.

Лусиндо

Забавно слушать! Если обо мне

Фениса так заботится и стою

Ей столько денег, кто ж тогда еще

Тут для души понадобиться может?

Тристан

Как вы неопытны в делах подобных!

Ведь тело и душа — сосуд, который

Вместить и совместить способен много.

Известно всем: красавица иная

Двумстам мужчинам двести писем пишет,

Нимало не тревожась, если вдруг

На зов ее откликнутся все разом;

Один дает ей денег на карету,

Другой — на платье, этому с балкона

Она кивает, с тем смеется ночью.

Не кажется ли вам, что сей сосуд

Монастырю огромному подобен?

В нем двести разных келий, но во все

Ведет одна-единственная дверь.

Лусиндо

(Динарде)

Я был бы рад весьма знакомству с вами.

Динарда

И я не меньше, если я вам нужен.

Надеюсь, вас не ревность побуждает

На этот шаг. Ведь у меня с Фенисой

Дела особые. Как скоро вы

В Испанию отправитесь?

Лусиндо

За месяц,

Как мной и намечалось, я успел

С товаром развязаться, и теперь

Я связан лишь желаньями Фенисы.

Динарда

Хоть я живу в Севилье, но хочу

В попутчики вам напроситься, так как

В Валенсии надеюсь получить

Обещанное мне вознагражденье

За службу королю.

Бернардо

(Тристану)

Сеньор слуга!

Скажите: вы, случайно, не испанец?

Тристан

А вы-то что за птицы и откуда?

Фабьо

Ми два вениццианццо именнитто

Фамильо. Не прогневайтесь, синьоре,—

Какое блюдо там у вас, в Испанья,

Из этой лиры варят, от которой

Так весело ржут кони: «И-го-го»?

Тристан

«Ступай к чертям» оно зовется.

Бернардо

Сразу

Так кипятиться — это просто глупо.

Тристан

А вам, чем лезть со мною в разговор,

Пойти бы вежливости понабраться.

Фабьо

Прошу пардона. Это не со зла.

Тристан

Со зла, с осла — не разберешь. Прочь, черти,

Не то я сам лягну вас по-испански!

Фабьо

Скоттина надо пробовать копытта.

Лусиндо

(Динарде)

За честь сочту я быть полезным вам.

Динарда

Приду, как мы условились.

Лусиндо

Я тоже.

Бернардо

(к Фабьо)

Дон Хуан зовет.

Фабьо

(Тристану)

Синьоре! В адском пекле.

Назначено свиданье.

Тристан

Плут! Запомни:

Я кавальеро.

Фабьо

Радо быть знакомо!

Динарда

Пажи!

Бернардо

Сеньор?

Динарда

Мне во дворец! Живее!

Бернардо

(Динарде)

Что слышно там?

Динарда

Любовь и обещанье!

Фабьо

А толку что?

Динарда

Здесь толку ждать недолго.

Бернардо

(к Фабьо, тихо)

Узнать, не баба ль это?

Фабьо

Что ж, попробуй.

Иль проще — лезвие испробуй пальцем.

Динарда, Бернардо и Фабьо уходят.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Лусиндо, Тристан, Селья.

Селья

Смиренно умоляет вас

О снисхождении сеньора,

Но по причине, о которой

Я умолчу, она сейчас

Не может выйти к вам.

Лусиндо

Не может?

Да это и не мудрено,

И без меня тут дел полно,—

Она свои победы множит.

Другой Фенисе по душе,

И голову вскружить дон Хуану

Велит ей нрав непостоянный.

Ведь сколько ветрениц уже

Французская сгубила мода.

И все же склонны вновь и вновь

Они дарить свою любовь

Случайной прихоти в угоду.

Что ж, по заслугам мне! Ведь я

Поверил ей беспрекословно.

Селья

Ни в чем, клянусь вам, невиновна

Пред вами госпожа моя.

Надеюсь, время вам докажет

Ее любовь. И пусть весь дом

Сейчас встревожен, но пойдем,—

Она вам все сама расскажет.

(Входит в дом.)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Лусиндо, Тристан.

Лусиндо

Она в обиде?

Тристан

Ни к чему

Все это было.

Лусиндо

Что?

Тристан

Упреки

Язык ваш расточал жестокий.

Входят в дом.


КОМНАТА В ДОМЕ ФЕНИСЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лусиндо и Тристан, потом Фениса и Селья.

Лусиндо

(при виде входящей Фенисы, Тристану, тихо)

Что тут случилось?

Тристан

Не пойму!

Входит Фениса, облаченная в траур; в руке у нее письмо. Следом за ней входит Селья.

Лусиндо

(Фенисе)

Что значит это одеянье,

Скорбь, слезы, траурная вуаль?

Фениса

Все ж вы узнали бы едва ль

О выпавшем мне испытанье.

Но после слов, что тут сказать

Решились вы, молчать не смею.

Любовью дорожа своею,

Ее пришла я защищать.

Вы — жизнь, я — отблеск жизни вашей,

Вы — свет, струящийся из глаз,

Вы скрылись — он уже угас,

Вы здесь — он вспыхнул, полдня краше.

Вы — воздух, вами я дышу,

Губами жадно вас впиваю;

Вы — сердце; счастлива я, зная,

Что здесь, в груди, его ношу…

Вы — слух мой, зренье, осязанье,

Вы — светоч в сумерках ночных,

Родник всех помыслов моих,

Источник каждого желанья.

Я о любви своей твержу,

Бедой терзаемая тайной.

Поймите ж, как необычайна

Она, как ею дорожу.

Лусиндо

Душа, как Феникс обреченный,[33]

В твоем истаяла огне,

И ты ее вернула мне

Воспрянувшей и обновленной.

Однако что произошло?

Какой, скажи, винить мне случай?

Какое горе черной тучей

Твое лицо заволокло?

Зачем пришлось под этой вуалью

Небесным сферам потускнеть?

О чем скорбят они?.. Ответь,

Своею поделись печалью!

Ты плачешь? Видимо, с такой

Не в силах совладать ты болью?

А я мирюсь с земной юдолью.

Фениса

О дорогой испанец мой!

Ты на меня в большой обиде.

Я смею плакать, хоть должна

Сиять от счастья, как луна,

Тебя, возлюбленный мой, видя.

Но чем себя мне оправдать?

Под страшной я живу угрозой,

И эти горестные слезы

Кровавыми могу назвать.

Лусиндо

Кровавыми?

Фениса

Тебе угодно

Узнать, быть может, почему?

Доверься этому письму…

Что натворил он, сумасбродный!

Лусиндо

(читает вслух)

«Сестра моя! В последний раз я называю тебя сестрою, ибо и после пересмотра дела меня все же приговорили к смертной казни. Противная сторона по просьбе князя де Бутера согласна отступиться, но требует за это две тысячи дукатов.[34] У меня нет никакой возможности заплатить их. Если у тебя найдется таковая, то вспомни, что у нас с тобой течет в жилах одна кровь и что мы с тобой единоутробные брат и сестра.

Камило-Феникс».

Вот ужас!..

Селья

Помогите ей!

Она лишилась чувств.

Тристан

Все это

Так трогательно!..

Лусиндо

Посоветуй,

Что делать нам.

Тристан

Воды!

Селья

Живей!

Лусиндо

Что? За водою дело стало?

Зачем же мне глаза даны?

Коль есть они, то не нужны

Водою полные бокалы.

Фенису слезы оживят.

Мои? Нет! Горечь в них такая,

Что может, в сердце проникая,

Обжечь ей губы терпкий яд.

Вздохнула?.. Что, тебя тревожа,

Расспрашивать! Ведь как-никак

Я жив — и это верный знак,

Что ты жива, мой ангел, тоже.

Очнись! Приди в себя! Найдем

Мы выход.

Фениса

О мой брат несчастный!

Лусиндо

Заговорила?

Тристан

Да.

Лусиндо

Всевластна

Любовь в величии своем.

Она в ужасную минуту

Вдохнула мужество мне в грудь

И помогла огонь раздуть,

Уже угаснувший как будто.

Тебя я спас. К спасенью путь

Отыщем и для брата.

Фениса

Поздно.

Занес над ним топор свой грозный

Палач.

Лусиндо

Придумай что-нибудь.

Фениса

Исход единственный возможен.

Ведь ты и шелк и полотно

Успел продать и мог бы… Но

Я знаю, как ты осторожен…

А впрочем, дать в залог могу

Все вплоть до пуговки жемчужной.

Две тысячи дукатов нужно!..

Лусиндо

Залог? Я пред тобой в долгу,

И мне любовь и справедливость

Забыть об этом не дадут.

Фениса

Ты рад мне доказать и тут

Свою испанскую учтивость.

Лусиндо

Одно замечу, что купец

Без денег в трудном положенье,—

Ну как сеньора без дуэньи

Иль как погонщик без овец.

Так постарайся, ради бога,

Вернуть мне эти деньги в срок.

Ведь мой отъезд уж недалек,

А как без них пущусь в дорогу?

Фениса

Дай брата мне спасти, а там

И дом в Палермо и поместья

Пущу в продажу и честь честью

Все взятое тебе отдам.

Но не стесняйся, друг мой, право:

Возьми хоть серьги, хоть алмаз!

Лусиндо

Тристан! Там, в номере у нас,

В шкатулке с медною оправой

Увидишь кошелек, а в нем

Лежат ровнехонько две тыщи.

Вот от шкатулки ключ.

Селья

Нет чище

Души на свете!

Фениса

Дело в том,

Что храмом чувств высоких стала

Его страна для всей земли.

Лусиндо

В тебе свой храм они нашли.

Фениса

Нет! В той любви, что нас связала.

Лусиндо

Тристан!

Тристан

(к Лусиндо, тихо)

Не лучше ль погодить?

Лусиндо

Ступай!

Тристан

Какое сумасбродство!

Лусиндо

Хочу примером благородства,

А не расчетливости быть.

Ведь знаю я сеньору эту,

Она дублоны мне отдаст.[35]

Тристан

Залог все ж неплохой баласт.

Лусиндо

Необходимости в нем нету.

Фениса

Что он?

Лусиндо

Стыдился б пред людьми

Своих советов несуразных.

Зачем о побрякушках разных

Речь заводить?

Фениса

(протягивает ему кольца)

Прошу, возьми!

Тристан уходит.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Лусиндо, Фениса, Селья.

Лусиндо

Один твой волос для меня

Дороже золота намного.

Поверь, что лучшего залога

Я не спрошу, такой храня.

Любовь сильней всего.

Фениса

Ты прав.

Лусиндо

С ней, как в народе говорится,

На нитке может уместиться

Сто душ, ее не оборвав.

А если так, свой волосочек

Ты мне должна отдать в заклад…

Но где Тристан? Часы летят,

Не терпит дело проволочек,

Отправлюсь-ка за ним домой!

Фениса

Я буду ждать тебя к обеду.

Придешь?

Лусиндо

Не бойся, не уеду,

Приду.

Фениса

Придет ко мне с тобой

Все то, чем обладать желаю.

Побудем вместе, а потом

В Мессину деньги перешлем.

Лусиндо

Поверь, что я не опоздаю.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Фениса, Селья.

Фениса

Ушел?

Селья

Прислушайтесь к шагам.

Фениса

Он горькую глотнет пилюлю.

Селья

Снег выпадает и в июле,

Не сглазить бы победу вам.

А вдруг еще он охладеет

И дрогнет у него душа?

Однако ловко госпожа

Дела обделывать умеет!

Фениса

Да что ты? Это пустяки!

Уловки мой успех удвоят,

А он еще не так завоет,

Фенисы вспомнив коготки.

За дверью шаги и стук.

Что там?

Селья

Дукатов звон веселый.

Фениса

Нет, кот мяукает в мешке.[36]

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и Тристан.

Тристан

Как видите, не налегке,

А с этой ношею тяжелой

Я к вам, не чуя ног, спешил.

Фениса

Давай сюда! Да, тут дублоны.

Возьми один. Мои поклоны

И то, что он учтив и мил

И что его люблю ужасно,

Хозяину ты передай.

Ну что же ты стоишь? Ступай!

Я занята! Тебе все ясно?

Тристан

(в сторону)

Эх мы, святая простота!

И не поймешь, что тут случилось,—

Как это мышка изловчилась

В одно мгновенье съесть кота.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Фениса, Селья.

Фениса

Ушел?

Селья

Но хмурится, бормочет.

Фениса

Бормочет так и ручеек,

А бедной рыбке невдомек,

Что он ей голову морочит.

А кот, а котик-то каков?

Расцеловать его готова.

Селья

Да, запах у кота такого

Приятнее, чем у духов.

Фениса

Пусть наш купец теперь ликует —

Ведь кот его обласкан мной.

Селья

Иные дамы день-деньской

Ласкают, тискают, целуют

Собачек крохотных своих.

Чем золотой котенок хуже?

Фениса

Дон Хуана даст он мне к тому же.

Селья

Не слушала б я слов таких.

Фениса

Но без него мне жизни нету.

Селья

Дон Хуан? Пусть так кота зовут.

Фениса

Стучат?

Селья

Врасплох нас застают.

Фениса

А я все о любви. Примета

Худая, надо бы давно

Кота мне спрятать.

Селья

(берет мешок с деньгами)

Убегаю…

Фениса

У золота душа живая,—

Не убежало бы оно!

Селья уходит.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Фениса, капитан Осорьо.

Капитан Осорьо

Ты, черт возьми, отшельницею стала.

Ни под твоим окном, ни у дверей

Не вертятся сеньоры, как бывало.

Дом опустел. Как будто от гостей

И от бесед душа твоя устала.

В тиши живешь ты вот уж столько дней,

Валенсианским нравам подражая.

Но женщин украшает блажь такая.

Кто превратить любого из твоих

Поклонников мог в окорок копченый?

Твой верный покровитель, я для них

Был молнией, тобою укрощенной.

Но где же слава подвигов былых?

Фениса так живет уединенно,

Что даже муха от нее теперь

За всю-то ночь не вылетит за дверь.

Не понимаю, что с тобой случилось?

Был слух, что ты в кого-то влюблена?

Неужто ты и впрямь угомонилась?

Потуплен взор, в печаль погружена

Моя Фениса. Кто ж, скажи на милость,

Избранник твой? Дон Хуан? Лишусь я сна,

Всех этих тайн не зная объясненья.

Фениса

Я в дружеском твоем расположенье

И в острой стали твоего клинка

Искать привыкла для себя защиты.

С тобою я иль с кем другим близка,

Но двери дома для тебя открыты.

Капитан Осорьо

Давно бы так! А то там три дружка

В твоей прихожей мною позабыты.

Я не такой им обещал прием.

Фениса

Зови их. Пусть растащат хоть весь дом.

Капитан Осорьо

Сюда, друзья! Сеньора разрешила.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же, Кампусано, Тривиньо и Ороско.

Кампусано

Целую ваши руки.

Тривиньо

Мы рабы

Прелестных глаз.

Фениса

Испанцы! Божья сила!

Они из-под земли прут, как грибы.

Ороско

Но где нам сесть?

Фениса

Эй, Селья!

Кампусано

Как здесь мило!

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Те же и Селья.

Фениса

(Селье, тихо)

Где кот?

Селья

Замечу не для похвальбы,

Зарыт глубоко.

Фениса

Ну и слава богу!

Селья

А эти кто? От них вам хоть немного

Перепадет?

Фениса

Испанцы, солдатня:

Плюмажи, ленты, гордая осанка,

В кармане пусто, в глотке руготня.

Тривиньо

Что ж, порезвимся с этой францисканкой.

Ороско

В помоях искупайся без меня.

Тривиньо

Поэт, а тоже лезет в перебранку!

Ороско

В Испании все давние грехи

Оставил я, а с ними и стихи.

Кампусано

А ты писал в изысканнейшем стиле,

И музе приходилось фильтровать

Сквозь вату их?

Ороско

Они прозрачны были —

Стихам Манрике самого под стать.

Капитан Осорьо

За стол!

Тривиньо

Сыграем?

Капитан Осорьо

(Фенисе, тихо)

Если б мы втравили

В игру болванов этих, то — как знать?

Дукатов сто, а то и двести гости

Оставят здесь.

Кампусано

Где ж карты или кости?

Слуги вносят столик. Дворецкий ставит на него поднос с игральными костями. Гости усаживаются. Начинается игра. Входит Тристан.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Те же, слуги, дворецкий, потом Тристан.

Тристан

(Фенисе)

Дозвольте мне…

Фениса

Вот надоеда!

Тристан

Хозяин мой ждет за дверьми.

Фениса

Он ждет! Чего?

Тристан

Да, черт возьми,

Конечно же, — того обеда,

Что был обещан вами.

Фениса

Мной?

Тристан

А вы об этом, как ни странно,

Забыли?

Фениса

Но еще ведь рано.

Тристан

Как рано? Час!

Фениса

Кто ж в самый зной

За стол садится?

Тристан

Но коль скоро

Хотите вы, чтоб в доме кот

Прижился, то велит расчет,

Чтоб мясо получал он впору.

Кампусано

Тринадцать.

Тривиньо

Выигрыш не твой.

Кампусано

Попал я точно в цель.

Тривиньо

Ответил!

Тристан

Туда, куда хозяин метил,

Попал, как вижу я, другой.

Тривиньо

Семь, восемь, пять!

Кампусано

Хвалю отвагу!

Ороско

И это все пойдет вдогон.

Тристан

Эх, кот! Быстрей бы бегал он,

Так не догнали бы беднягу.

Фениса

(Тристану)

Скажи Лусиндо, что во всем,

Здесь происшедшем, виноваты

Вот эти храбрые солдаты,

А я тут, право, ни при чем.

Пусть обо мне не судит строго

И вечером придет.

Тристан

Ответ

Прекрасный! Только где обед

Сейчас найти?

Фениса

Проси у бога.

Тристан

Ах так! На паперти просить

Пришли мы, значит, подаянья?

Фениса

Ступай!

Кампусано

Сыграем…

Тристан

(в сторону)

Грубой бранью

Непрочь я душу облегчить.

Фениса

Так помни…

Тристан

Что?

Фениса

Едою вкусной

На ужин угощу я вас.

Тристан

Слабительное про запас

Прихватим мы. Иначе грустно

И мрачно, судя по всему,

Должна окончиться пирушка.

Фениса

(показывая на капитана Осорьо, тихо)

Вот эта шпага — не игрушка.

Ороско

Полставки со стола сниму.

Тристан

(про себя)

Боюсь, что вряд ли позабавит

Кого-нибудь такой урок,

Когда в обмен на кошелек

Вам тут же длинный нос наставят.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Фениса, капитан Осорьо, Кампусано, Тривиньо, Ороско, Селья, слуги, дворецкий.

Кампусано

Ну, все!..

Фениса

Кого мне поздравлять?

К кому успех шел сам, без спора?

Ороско

Он был моим рабом, сеньора,

С тем чтобы вашим мог я стать.

Капитан Осорьо

Ты угостишь нас!

Фениса

Буду рада.

Ороско

(сыплет Селье в руки золото)

Возьми, покуда я богат.

Капитан Осорьо

Где слуги?

Фениса

Вон они торчат.

Капитан Осорьо

Купить шесть куропаток надо,

Три кролика, два индюка.

Еще что уместят в корзине?

Кампусано

Конечно, фрукты.

Капитан Осорьо

Груши, дыни.

Тривиньо

Ну, а вина?

Капитан Осорьо

Три бурдюка.

Фениса

Подайте мыло, таз с водою.

Капитан Осорьо

(к Ороско)

Как чисто у нее, приметь!

Ороско

Успел покуда осмотреть

Я далеко не все покои.

Капитан Осорьо

Пойди на мебель, на постель

Взгляни, на утварь, на посуду…

Тривиньо

Фенису долго помнить буду.

Ороско

(капитану Осорьо, тихо)

За нею несколько недель

Охочусь я.

Капитан Осорьо

Имей терпенье.

Ороско

Постится, что ль, она, скорбя?

Селья

(Фенисе)

А где Лусиндо?

Фениса

Он с себя

Сдирает шкуру в исступленье.

УЛИЦА ПЕРЕД ДОМОМ ФЕНИСЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лусиндо, Тристан.

Лусиндо

Проткну тебе кинжалом грудь,

Бездельник!

Тристан

Я-то в самом деле

При чем тут? У нее сидели

Солдаты, и на них взглянуть

Мне страшно было. Шпаги, пики!

В доспехах с головы до ног!

Лусиндо

И с ними спорить ты не мог?

Тристан

Признаться, крик стоял там дикий.

Чуть слово я сказал, как в миг

Все загремело, зазвенело.

Железа, что там было, смело

Хватило бы на сто вериг.

Ступайте и спросите сами

У них о вашем кошельке:

«Сбежал! Ищи на чердаке!» —

Раздастся смех.

Лусиндо

Сжигает пламя

Мне грудь. Я к ней не в добрый час

Попал. Тут не обманом даже,

А худшим пахнет.

Тристан

Просто кражей.

Лусиндо

(кричит)

Эй! Есть кто в доме?

Селья выглядывает в окно.

Селья

Что у вас

Там нового?

Лусиндо

Страж преисподней!

Смеются, что ль, тут надо мной?

Селья

Сеньор как будто сам не свой?

Расстроен чем-то он сегодня?

Неужто ад я сторожу?

Лусиндо

Я небо вновь подозреваю

Во лжи. Так дай мне, ангел рая,

Твою увидеть госпожу!

Селья

Она обедает с гостями.

Ей не до вас теперь, дружок.

Лусиндо

Сам черт придумать бы не мог

Грубей издевки. Я ведь вами,

Я приглашен был на обед!

В другом окне появляется Фениса.

Фениса

(Селье)

С кем ты болтаешь тут? В чем дело?

Лусиндо

Фениса!

Фениса

Кто там?

Лусиндо

Ты успела

Уже забыть меня, мой свет!

Фениса

Я что-то стала близорука.

Лусиндо

Твои глаза застлала мгла?

Ты зоркой днем еще была;

Стрелою, пущенной из лука,

Сквозь стены проникал твой взор.

Зачем хулить его, когда ты

При помощи его дукаты

Отлично до недавних пор

В любой шкатулке находила?

Но ты и тугоухой стать

Успела, коль меня признать

Не можешь?

Фениса

Что кричать, мой милый?

Ко мне попозже загляни.

Сейчас в мой дом счастливый случай

Привел гостей нежданных кучу.

Хоть и чужие мне они,

На доброту их полагаюсь,

И в этом нет моей вины:

Две тысячи, что мне нужны,

У них я раздобыть стараюсь,—

Ведь не принес еще Тристан

Обещанные мне дублоны.

Лусиндо

Мой бог! Стою как оглушенный…

В висках бьет кровь, в глазах туман…

Ты отдал деньги?

Тристан

Верьте слову,

Что Селья бережной рукой

Припрятала их.

Лусиндо

Подо мной

Земля разверзнуться готова.

Фениса

Прощай!

Лусиндо

Во имя всех святых,

Дай клятву, что мешок с деньгами

Вернешь мне!

Фениса

Что играть словами?

Где деньги? Дай сперва мне их,

А так, чего я стану клясться?

Фениса и Селья скрываются.

Лусиндо

Тристан!

Тристан

Она ушла. Идем!

Лусиндо

Куда?

Тристан

Нам, может быть, к ней в дом

Ворваться силою удастся.

Солдаты — наши земляки,

Мы помощи у них попросим.

Лусиндо

(колотит в дверь)

Хоть бейся головою оземь!

Тристан

Наплачешься, попав в силки!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, капитан Осорьо, Кампусано, Ороско и Тривиньо.

Капитан Осорьо

Какой еще там пьяной роже

Ломиться вздумалось сюда?

Тебе?

Лусиндо

Простите, господа!

Совсем не я стучал.

Капитан Осорьо

А кто же?

Лусиндо

Принес какой-то шустрый паж

Вино, съестное и тарелки.

Капитан Осорьо

Сюда?

Лусиндо

Да.

Кампусано

Это чьи ж проделки?

Капитан Осорьо

Какой-нибудь приятель ваш

Прислал его, но паж, проведав,

Что в доме гости, прочь ушел.

Кампусано

Разумно.

Ороско

На руку тяжел

Бываю я, не пообедав.

Капитан Осорьо, Кампусано, Ороско и Тривиньо входят в дом.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Лусиндо, Тристан.

Лусиндо

Рыбешка глупая! Ты словно позабыла

О шелковых сетях медоточивых фраз

И стала жертвою затейливых прикрас

И низкой лжи, что в ход притворщица пустила.

Ведь слезы женские обманчивою силой

Слез крокодиловых опаснее для нас.

Поддавшись чарам их, погибнешь ты тотчас,

Как пилигрим любви в пучине темной Нила.

О правосудии взываю к небесам —

Пусть ваша молния, сквозь тучи пламенея,

Обрушится на ту, что оскорбленья вам

Наносит наглою порочностью своею.

А я, любовью полн и разоренный ею,

Отправлюсь в путь, благим доверившись ветрам.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Тристан один.

Тристан

Прощай Сицилия, разбойничий притон!

Ты сделался давно для всех народов притчей.

Сюда, чтоб алчности безмерной стать добычей,

Богатства всей земли текут со всех сторон.

Здесь бедненький наш кот остаться принужден.

Увы, ненарушим предательский обычай!

Кто видывал, чтоб кот, ласкаясь и мурлыча,

Пускался за своим хозяином вдогон?

Прощаюсь и с тобой — обманщицей проклятой

Лукавой кошкою, достойным образцом

Всех хищниц, всей ее породы вороватой.

Мы счеты полностью в недолгий срок сведем,

И шкура, что с тебя сдеру я в день расплаты,

Для скряги старого послужит кошельком.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

ГОСТИНИЦА. КОМНАТА ДИНАРДЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Динарда, Бернардо.

Динарда

Что, на тебя напали корчи?

Бернардо

Я заболел.

Динарда

Чем и когда?

Бернардо

Не знаю сам.

Динарда

Но в чем беда?

Бернардо

В заразе, лихоманке, порче.

Динарда

Все сразу? В тело въесться мог

Озноб и от земли холодной.

Бернардо

От неба… Думай как угодно,

Но плохо мне, я изнемог.

Ох, пульс пощупай! Что такое?

Как бьется он?

Динарда

Дай сосчитать.

Бернардо

Будь другом, наклонись опять…

Нет, прикоснись ко лбу рукою.

Динарда

Пульс ровный. Я хоть и не врач

И не цирюльник, дело знаю,

И лоб, насколько понимаю,

Не холоден и не горяч.

Бернардо

А щеки?

Динарда

Жара никакого

Не чувствует моя рука.

Бернардо

Ох, я умру наверняка,

Ох, боли схватывают снова!

Динарда

Где?

Бернардо

Бросились, должно быть, в грудь.

Вздохну, а сердце так и скачет.

Динарда

Я не пойму, что это значит.

Бернардо

Я тоже… Сделай что-нибудь,

Чтоб улеглось сердцебиенье.

На грудь мне руку положи.

Динарда

Пожалуйста! Но прикажи

Ему уняться.

Бернардо

Все мученья

Из-за тебя. Причина их

Тебе понятна безусловно.

Динарда

Однако сердце бьется ровно,

А тайн не знаю я твоих.

Бернардо

Тебе их небо не открыло?

Динарда

Нет…

Бернардо

Где же чуткость женских душ?

Динарда

Что? Женских?

Бернардо

Да!

Динарда

Какая чушь!

Бернардо

Но что тебя так оскорбило?

Динарда

Да то, что смеешь ты со мной

Как с женщиною обходиться.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Фабьо.

Фабьо

А я могу тут пригодиться?

Бернардо

Попробуй сбей замок дверной.

Фабьо

Зачем ты держишь под секретом

То, что известно всем?

Динарда

У вас,

Я вижу, сговор?

Фабьо

Ты как раз

Идешь навстречу в деле этом

Стараньям нашим. Мы непрочь

Тебя позлить. Пусть из-под крышки

Бьет пар.

Динарда

Вы наглые мальчишки!

Фабьо

Что воду в ступе зря толочь!

Бернардо

Давно возникшую догадку

Задор твой только подтвердил.

Ты баба…

Динарда

Я?

Бернардо

Да!

Динарда

Кто ж следил

За мною? Ты?

Бернардо

Нет, он украдкой…

Динарда

Что ж, Фабьо, мог ты углядеть?

Фабьо

То, что от глаз обычно скрыто.

Динарда

Ты видел мой клинок?

Бернардо

Уйми ты

Свой нрав!

Динарда

Скромнее будешь впредь?

Бернардо

Мы слишком юны, чтоб к Сусанне,

Подобно старцам, приставать.[37]

Динарда

Так я Сусанна?

Фабьо

Как сказать?

Тут надо бы узнать заране,

Как целомудрия обет

Блюдет прелестная сеньора.

Бернардо

Сюда стучатся.

Фабьо

Как не в пору!

Бернардо

Что ж делать?

Фабьо

Потерпи, мой свет.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Фениса и Селья.

Фениса

Мы в гости к вам. Вас не встревожит

Приход наш?

Динарда

Я мечтать не мог,

Что переступит мой порог

Сеньора, что в таверну может

Проникнуть солнце.

Фениса

Где ваш друг?

Динарда

Ушел куда-то.

Фениса

Я бродила

По лавкам, кое-что купила,

Устала и решила вдруг

Вас, милый дон Хуан, проведать.

Динарда

Тогда, быть может, отдохнуть

Угодно вам иль что-нибудь

Из лакомств редкостных отведать?

Фениса

Нет в мире ничего вкусней

Столь недоступных уст дон Хуана.

Динарда

Но я, коль угощать вас стану,

Не пожалею всех сластей,

Что доставляются в Севилью

Из ближних мест иль по морям

Привозятся.

Бернардо

(к Фабьо, тихо)

Ну, Фабьо, нам

Здесь тратить незачем усилья.

Сумеет девка и без них

Отлично провести дознанье.

Фениса

К чему, дон Хуан, мне обещанья?

Встречала чаще я таких,

Кто, ничего не обещая,

Целует, вы ж наобещать

Горазды всё, а целовать

Боитесь.

Динарда

Что ж, судьба такая:

На суд вот этих губ всегда

Влечет меня любовь — истица,

Но честь, с ней споря, уклониться

Повелевает от суда.

Все ж, может быть, угодно даме

Окинуть взором мой приют.

Хоть нет ковров французских тут

Иль тонких пузырьков с духами

И не украшена кровать

Ни позолотой, ни резьбою,

Но нежность и любовь простое

Убранство будут возмещать.

Фениса

Милее мне приют убогий,

Куда пришла я в гости к вам,

Чем роскоши надменной храм —

Тосканских герцогов чертоги,

Иль выросший средь скал дворец,

Таящий клад Аранхуэса.[38]

Динарда

(Фенисе)

Прошу! Откинута завеса.

Динарда и Фениса уходят в соседнюю комнату.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Бернардо, Фабьо, Селья.

Бернардо

(к Фабьо, тихо)

Закрылись?

Фабьо

Да.

Бернардо

Всему конец!

Как голубки, воркуют оба.

Но все же я не верю им.

Фабьо

Как быть теперь? Повременим?

Откажемся совсем от пробы?

Бернардо

Нет, я не отступлю сейчас

И досконально убедиться,

В чем прелесть женская таится,

Попробую на этот раз.

Фабьо

Во мне желанья те же бродят.

Но что от Сельи хочешь ты?

Бернардо

Две одинаковых мечты

К истоку одному приводят.

Но Селья — не запретный клад,

И для нее не слишком страшно

Достаться в битве рукопашной

Двум победителям подряд.

Фабьо

(Селье)

Присядь!

Бернардо

(Селье)

Нет, тут…

Селья

Что за проказы!

Фабьо

Утешь меня…

Бернардо

Я весь в огне…

Фабьо

Прошу!

Бернардо

Молю!

Селья

Зачем же мне

Обоих жертвою быть сразу?

Бернардо

На это много есть причин.

Селья

А что?

Бернардо

Мы ищем, бог свидетель,

Одну хотя бы добродетель

В обмен на все грехи мужчин.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же, Альбано и Камило.

Альбано

Я видел, как сюда вошла Фениса.

Камило

Ведь здесь живет тот капитан и с ним

Ваш друг, дон Хуан.

Альбано

Вот и пажи-задиры.

Камило

И Селья с ними.

Альбано

Селья! Ты здесь тоже?

Селья

Тут удивляться нечему.

Альбано

Я встретил

Осорьо улицы за три отсюда,

А там, где он, там ты с твоей сеньорой.

Селья

Нет, с капитаном конченое дело.

Ведь у моей сеньоры тонкий вкус,—

Ее всегда на новенькое тянет.

Альбано

На солдафона нового?

Селья

Да что вы?

Здесь красоты обитель, здесь найдете,

Быть может, лучшую из всех жемчужин,

Что от Испании досталась нам.

Ведь Адониса нового Венерой

Моя сеньора стала.[39] Здесь живет

Дон Хуан де Лара.

Камило

(к Альбано, тихо)

Вы его и впредь

Намерены считать своей невестой?

Альбано

Послушай, Селья!.. Селья, объясни:

Она сейчас здесь с дон Хуаном?

Селья

С ним!

Так выбросьте из головы Осорьо.

Его сеньора вовсе не любила,

Он не у дел с тех пор, как дон Хуан

Вскружил ей голову.

Альбано

Ты говоришь,

Что видела сама, как услаждался

Дон Хуан с Фенисою?

Селья

Да, говорю,

Что видела сама, и сами вы

Взглянуть на это можете.

Альбано

О небо!

Камило

Коль в случае сомнительном, как этот,

Глазам своим не верить, то не знаю,

Где истина сокрыта. Образумьтесь,

Смиритесь с мыслью, что дон Хуан — мужчина

И, как бы ни старались вы, не может

В Динарду превратиться.

Альбано

Что тут скажешь?

Природа так богата чудесами,

Что даже столь обманчивое сходство

Создать способна.

Селья

Вы еще хотите

Узнать что-либо?

Альбано

Нет, мой друг, прощай!

Селья

Меня зовет сеньора.

Бернардо

Да, а нас

Дон Хуан.

Фабьо

Знай, Селья: ты моя сегодня.

Бернардо

Да и моя.

Селья

По-вашему, простушка

Я или потаскушка?

Бернардо

Много разной

Скотинки на одном лугу пасется.

Селья, Бернардо и Фабьо уходят.

Камило

Так вы со мной согласны, что дон Хуан —

Мужчина, да еще такой, что в нем

Нашлось все то, что нравится Фенисе?

Альбано

По крайней мере воссоздав портрет

Динарды, он живым воспоминаньем

Разбередил мне душу и тем самым

В ней начисто Фенисы образ стер.

Альбано и Камило уходят.


УЛИЦА

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Альбано, Камило.

Камило

Как солнце изгоняет тень иль правда

Сияньем ясным побеждает ложь,

Так перед светлым обликом Динарды

Растаяла, как снег весной, Фениса.

Вы ускользнули из сетей обмана.

Всевышнего благодарите, ибо

С тех пор, как в первый раз вокруг земли

Все девять сфер небесных обернулись[40]

И вплоть до их последнего движенья,

Порочней существа, чем эта девка,

Пожалуй, не было, да и не будет.

Альбано

(заметив появившихся на улице людей)

Кто эти люди?

Камило

Видимо, испанцы.

Альбано

Они, должно быть, только что успели

Сойти на берег.

Камило

И сдают товары

На склад.

Альбано

Пойдем своей дорогой.

Камило

Трудно

Сказать, купцы ли это иль вельможи.

Альбано и Камило уходят.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Лусиндо, Тристан, дон Фелис, Донато.

Дон Фелис

Нет, не случайным настроеньем

Порыв подобный объясним.

За этот долгий путь таким

Я к вам проникся уваженьем,

Настолько высоко ценить

Привык ваш ум и нрав спокойный,

Что, думается, вы достойны

Того, чтоб вам я мог открыть

Без всяких опасений душу.

Но только вам, вам одному!

Ведь страшно мне и самому,

Что тайну я свою нарушу.

Оставь, Донато, нас.

Лусиндо

(показывая на Тристана)

Твой друг

Тебе компанию составит.

Донато и Тристан отходят в сторону.

Дон Фелис

Как скашивает или давит

С жестоким равнодушьем плуг

Простой цветок, так мимоходом

Судьба сломала жизнь мою.

И вот теперь я здесь стою.

Сюда навстречу всем невзгодам

Заброшенный ее игрой,

Я принужден — так жизнь сложилась

Убийцей стать.

Лусиндо

Большая милость

Купцу оказана судьбой.

Подумать только, что дон Фелис

Черту, которой, как сеньор,

Он огражден был, словно стер,

Купцу безвестному доверясь!

Ведь вправе так я расценить

Знак вашей дружеской приязни?

Дон Фелис

Да! Вам, как другу, без боязни

Решился сердце я открыть.

Лусиндо

Чтоб были равными условья,

Ответить тем же я хочу,

Хоть вам давно уже плачу

За дружбу преданной любовью.

Так счеты с кем-то здесь свести

Стремитесь вы?

Дон Фелис

Да, и кинжалу

По праву бы принадлежала

Такая честь.

Лусиндо

Господь прости,

Отлично сказано. Мечтаю

И я о мести. Счет большой

Сеньоре предъявить одной

Я вправе.

Дон Фелис

Вам помочь желаю,

Но отплатить прошу сперва

Признаньем за мое признанье.

Лусиндо

Благодарю вас за вниманье,

За ваши добрые слова.

Недавно здесь вдруг воспылала

Ко мне красавица одна

Любовью.

Дон Фелис

И смогла она

Вам доказать ее?

Лусиндо

Сначала

Казалась дама иль была

Такою нежной и влюбленной,

Что и сурового Катона

Растрогала бы и могла[41]

Поддеть на тот крючок, что ею

Для простака закинут был,—

Ведь слезы градом крокодил

Льет, жертвой лакомясь своею.

Не знаю, как ее назвать —

Сеньорой или куртизанкой?

Но как умеет сицильянка

И завлекать и обольщать!

На горе всем в нее влюбленным

Она не любит никого,

А влюбится, так уж в того,

Кто сам с ней будет непреклонным.

Чтоб вас завлечь, все пустит в ход:

Улыбки, огненные взоры

И речи, полные задора.

Дон Фелис

Приятный нрав…

Лусиндо

Весьма!.. Так вот,

Предстала предо мной однажды

Она понурою, как мул

Священника.

Дон Фелис

И обманул

Вас этот вид?

Лусиндо

Тут был бы каждый

Обманут… Мне письмо прочесть

Она дала. Витиевато

Расписывалось в нем, что брата

Ждет плаха, но возможность есть,

Две тысячи дав отступного,

Спасти его от топора.

На чем тут строилась игра?

Мной где-то брошенное слово

Она поймала на лету:

«У кошелька от денег вздулось

Брюшко». И в кошке страсть проснулась

К столь аппетитному коту.

Чтоб уничтожить подозренья,

Она в заклад хоть перстенек

Взять умоляла.

Дон Фелис

Но залог

Отвергнут был?

Лусиндо

Да, к сожаленью!

Тут гаснуть начала любовь.

Вернее было бы, пожалуй,

Сказать, что вмиг ее не стало.

Вернуть я деньги вновь и вновь

Просил. Но столько ж было толку

Их ждать, как увидать во сне.

И понял я, что проще мне

Искать на дне морском иголку.

Увы! Меня в краю родном

Улыбкой встретили кривою,

Да я и сам не знал покоя

И думал только об одном —

Как вновь в Палермо очутиться.

Но я товар лишь для того

Привез, чтоб запахом его

В таможню заманить волчицу.

И не пронюхала она,

Что сверху мною нарочито

Тряпье кой-где сукном прикрыто

И что всему добру цена

Дублонов сто — и то едва ли.

Дон Фелис

О, если бы моя беда

Была такой же, мы тогда

Друг друга век бы не встречали!

Лусиндо

Сеньора честь оскорблена?

Дон Фелис

Вы правы.

Лусиндо

Наши беды схожи:

Ведь честь купца, замечу все же,

В его деньгах воплощена,

И он лишается всего,

Свое теряя достоянье.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Фениса и Селья.

Селья

Чем ваше кончилось свиданье?

Фениса

Я больше слушать ничего

О дон Хуане не желаю.

А впустишь в дверь его — в окно

С ним вылетишь ты заодно.

Селья

(увидев Лусиндо и Тристана)

Кто это? Дева пресвятая!

Фениса

Купец! Он, значит, здесь торчал

Все время?

Селья

Нет, приехал снова.

Фениса

Зачем?

Селья

Поверьте мне на слово,

О вас он думать перестал.

Фениса

Мужчина никогда не сможет

Простить издевку иль обман.

Как боль незаживленных ран,

Ему обида сердце гложет,

Но не взбеси меня другой,

То этого я б усмирила.

Селья

Что было с Хуаном?

Фениса

Очень мило:

«Прости, пойми, я — твой, он — мой»,

И все на капитана валит

И молит слух пустить, что он

Из всех один мной предпочтен…

Селья

На вас глаза Лусиндо пялит.

Лусиндо

(дону Фелису)

Отсюда в нескольких шагах

Стоит та самая сеньора.

Фениса

(к Лусиндо)

Да ты с меня не сводишь взора!

Что ищешь ты в моих зрачках?

Лусиндо

Таинственные их глубины

Подобны огонькам ночным,

И путнику опасно им

Довериться на миг единый.

Фениса

Но все ж приезжие спешат

С объятьями к друзьям навстречу.

Лусиндо

На это так тебе отвечу:

Никто плохим гостям не рад.

Ты неразумно поступила,

Взяв самовольно то, что сам

Я отдал бы, припав к ногам

Моей владычицы. Но было

Мне не до денег в этот час.

Больней другого оказалось

Узнать, что ты лишь притворялась,

Клянясь в любви мне столько раз.

Мне не дублонов жаль. Ведь дома

Мой кошелек опять разбух.

Я тридцать тысяч вместо двух

Привез…

Фениса

И не могло такому

Безумцу в голову прийти,

Что, испытать его желая,

В окне я скрылась, выжидая,

Как будет он себя вести?

Все ж, слыша крик твой исступленный,

Я бросилась бы из окна

Вниз головой, но спасена

Была решеткою оконной.

Как не сломала я ее!..

Слугу к тебе послала вскоре,

Но твой корабль уже был в море.

Пойми отчаянье мое.

Не думала я, что мне встанет

Вся эта глупая игра

Так дорого.

Дон Фелис

(к Лусиндо, тихо)

Она хитра.

Лусиндо

(дону Фелису)

Уж эта хоть кого обманет!

Фениса

А знаешь ли, кто мне помог,

Кто силы дал мне в дни разлуки

Покорно претерпеть все муки?

Твой славный кот — твой кошелек!

Как часто я его ласкала,

Как нежно гладила тайком!

И слез моих, наверно, в нем

Не меньше, чем дублонов, стало.

Лусиндо

Как? В полуночной тишине,

Ты, голову в подушку пряча,

Звала меня, стенала, плача?..

Вот знать бы это раньше мне —

И сразу зажила бы рана,

И в море бросился б я вмиг

И вплавь Сицилии достиг,

Иль жертвой стал бы океана.

Но воздух зноем раскален,

Задерживать тебя не смею.

Плененный верностью твоею,

Как прежде я в тебя влюблен

И вновь о всех делах забуду.

Опять от сына своего,

Не жди, отец, ни одного

Эскудо![42] Нет, ни пол-эскудо!

Прошу: в таможню загляни —

Ведь там моих товаров горы.

Надеюсь я, настанут скоро

Божественного счастья дни,

Когда мне разрешишь за каждый

Твой томный вздох иль нежный взгляд

Перед тобой дублонов град

Обрушивать. О, как я жажду

Тебя обнять, моя любовь!

Фениса

На все готова в угожденье

Тебе.

Лусиндо

Получше угощенье

На ужин нынче приготовь.

А я пока займусь делами

И к некоему богачу

В дом постучусь сейчас. Хочу,

Покуда буду вновь с деньгами,

В долг тыщи три дублонов взять,

Хоть он с меня сдерет немало.

Фениса

Еще чего недоставало?

На ветер золото швырять!

Уж лучше я сама достану

Их для тебя, мой друг.

Лусиндо

Но кто ж

Мог думать, что ты в рост даешь?

Фениса

Я ни при чем здесь. Капитану

Две дамы плакались на днях,

Что золото у них без дела

Лежит. Коль действовать умело,

То быть ему в твоих руках,

Хоть, может быть, не безвозмездно.

Что будешь делать с ним?

Лусиндо

Скуплю

Пшеницу.

Фениса

Я тебя люблю,

Но все же правду знать полезно.

Лусиндо

Здесь, в лавках, на мою беду,

Полно и бархата и шелку,

И продавать их нету толку.

А если месяц обожду,

То выручу, пожалуй, вдвое.

Процентов этак пятьдесят

Составит прибыль, так что рад

Я деньги взять: ведь все с лихвою

Окупится. Да и с зерном

Корабль отправлю…

Фениса

Сразу видно —

Купец почтенный и солидный

Берет взаймы. Загвоздка в том,

Что дамы требуют залога.

Лусиндо

Для верности я им отдам

Ключи от складов.

Фениса

Ну, а там

Товаров, я надеюсь, много?

Лусиндо

Никак все сразу не продашь,

Да и к чему мне торопиться?

Хочу я здесь повеселиться,

Продлив любовный праздник наш.

Фениса

Нет большей для меня отрады.

А ждет хоть маленький барыш

Двух дам?

Лусиндо

О чем ты говоришь?

Ведь по заслугам и награда!

Фениса

Процентов в месяц нарастет…

Ну, тридцать.

Лусиндо

Не гневи ты бога!

Фениса

Да, тридцать!

Лусиндо

Это слишком много.

Фениса

Иначе дело не пойдет.

Лусиндо

Что, если б ты их упросила,

И двадцать взяли бы они?..

Тебе? Просить? Нет, извини,—

Ведь это б униженьем было…

Но где Тристан? Вокруг снует

Толпа зевак, на нас глазея.

Лусиндо отходит в сторону и заводит разговор с доном Фелисом.

Фениса

(Тристану)

Ты посвежел и стал стройнее.

Тристан

Да что вы?

Фениса

Разве оборот

Торговых дел благоприятный

Тристана сделал гордецом?

Тристан

Не в них причина.

Фениса

Ах, в другом?

Ну что ж, намек вполне понятный.

Тристан

Еще бы нет! Ведь ни к чему

Мне говорить обиняками.

Был, как глупец, обманут вами

Хозяин мой, и не пойму,

Что с ним творится. Хоть ожоги

Еще горят на нем, но он

Вновь до безумья в вас влюблен.

Фениса

Тристан!

Тристан

Я злюсь! Ведь по дороге

В Валенсию он, сам не свой,

Все дни по палубе метался

И то бесился, то пытался

На дне морском найти покой.

А дома? В клочья он одежды

Рвал на себе, теряя ум,

Вопил, кричал… Наполнил трюм,

Приплыл сюда — и все как прежде…

Фениса

А в трюме что?

Тристан

Признаться, счет

Едва ль превысит тридцать тысяч.

Фениса

Обоих бы за глупость высечь!

Жив и целехонек ваш кот.

Тристан

Мне до хозяина нет дела.

Пусть вновь истратит все на вас,

Пусть увеличит в двести раз

Свой капитал, — осточертело

Слуге хозяина стеречь,

И он надумал с ним расстаться.

Фениса

Ты и со мной не хочешь знаться?

Тристан

Зачем? Я видел, как дал течь

Наш кот, дублонами набитый.

Фениса

Ты лучше бы ко мне зашел.

Ведь я из бархата камзол,

Парчой и галуном расшитый,

Тебе хотела подарить,

А ты уехал — и напрасно.

Тристан

Какой камзол?

Фениса

Ах, ярко-красный!

Тристан

В подарок мне? Не может быть!

Коль это так, то на любое

Безумство дурня подобью.

Что, если шкуру здесь свою

Оставит он?

Фениса

Тогда за мною

Считай еще сто золотых.

Тристан

Я обнимаю ваши ноги.

Фениса

Придет он?

Тристан

Да!

Лусиндо

(дону Фелису)

Всегда в тревоге

Живешь из-за сеньор таких.

Фениса

(к Лусиндо)

Я жду тебя.

Лусиндо

А дамы ссудят

Мне деньги? Прежде сговорись

Об этом с ними.

Фениса

Мы сошлись

На тридцати процентах?

Лусиндо

Будет

Все так, как хочешь.

Селья

(Фенисе, тихо)

Трудно все ж

Достать три тыщи.

Фениса

Но придется!

Ведь кое-что в ларце найдется,

А коль не хватит, отнесешь

Мои колечки и браслеты

К знакомому ростовщику.

Бог с ними! Прибыль извлеку

Немалую из сделки этой.

А там купец и свой залог

Оставит мне. Что, разве плохо?

Селья

Сеньора! Нет ли тут подвоха?

Уж слишком памятный урок

Преподан был ему недавно.

Мужчины мстительны подчас!

Фениса

Любой из них хоть во сто раз

Хитрей, чем этот, все ж бесславно

В силках любовных погибал.

Зайдем с тобой в таможню. Быстро

Мы там проверим по регистру,

Что наш купец на склады сдал.

Селья

В карман бы спрятать не мешало,

Да побыстрей, ключи от них.

Фениса и Селья уходят.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Лусиндо, Тристан, дон Фелис, Донато.

Дон Фелис

Силки! В объятьях их стальных

Ей рваться очередь настала.

Лусиндо

Вернуть бы мне мой кошелек,

А там мы с нею распростимся.

Дон Фелис

И все, к чему мы так стремимся,

Пусть сбудется за краткий срок.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же, Динарда и капитан Осорьо.

Капитан Осорьо

(Динарде)

Вы кавальеро, слову чести верный,

И незачем оправдываться вам.

Лусиндо

(дону Фелису)

Сюда идут! В знакомую таверну

Направьтесь и меня дождитесь там.

Хоть вспыхнет, промедленью соразмерно,

Ваш гнев сильней, зато совет я дам,

Что облегчит все дело. Мне случайно

Известно кое-что.

Дон Фелис

Но тайна — тайной!

Дон Фелис, Лусиндо, Тристан и Донато уходят.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Динарда, капитан Осорьо.

Динарда

Да, это правда: в комнате моей

Была Фениса, но она как будто

Искала вас.

Капитан Осорьо

Зачем я нужен ей?

Она причуды каждую минуту

Меняет. Легче заточить Борей

В темницу,[43] на луну накинуть путы,

Чем над распутной женщиной взять власть,

Зажечь в ее холодном сердце страсть.

Но в равнодушье хищницы таилось

Ее могущество: ведь, лишена

Обычных чувств, над ними лишь глумилась

И презирала нас за них она.

И вдруг как будто молния вонзилась

В громаду башни! Рухнула стена,

Что высилась незыблемой скалою.

Исполненный отвагою мужскою,

Фенисы сердце сокрушил дон Хуан.

Динарда

Вас это сердит, капитан?

Капитан Осорьо

Да что вы?

Поранить ту, что столько страшных ран

Всем нанесла! Тут истукан суровый

От счастья засиял бы. На обман,

В нем изощрившись, крепкие оковы

Вы наложили. Злоба и порок,

Покорные, лежат у ваших ног.

Рад буду, если наглую Цирцею,

Так долго всех томившую в плену,

Вы покараете; коль счеты с нею

Сведете, растряся ее мошну.

Динарда

Располагайте шпагою моею.

За капитана честь вступить в войну

Меня обязывает долг солдата,

Хоть и своя обида ждет отплаты.

Капитан Осорьо

Обида?

Динарда

Расскажу о ней потом.

Капитан Осорьо

Так слушайте… Единое стремленье

Всех ветрениц — замужество. Словцом

Заветным этим вы в одно мгновенье

Любую обольстите. Дело в том,

Что всем блудницам якорем спасенья

В их бурной жизни кажется оно.

Охота, что ли, им идти на дно?

Года идут, и смотрят сеньорины,

Не проступают ли сквозь слой румян

Губительницы красоты — морщины.

Готов их чар развеяться дурман.

Спасенье — в браке. Тут обман невинный

Нам помогает к ним залезть в карман.

Мы головы посулами им кружим.

Динарда

Прикинуться, что жажду стать я мужем?

Капитан Осорьо

В атаку двинемся со всех сторон.

(Уходят.)


КОМНАТА В ДОМЕ ФЕНИСЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Динарда, капитан Осорьо, потом Фениса и Селья.

Динарда

(капитану Осорьо)

Падут ли вскоре стены этой Трои?

Капитан Осорьо

За вами дело. Вы — ее Синон![44]

Входят Фениса и Селья.

Фениса

(Селье)

Там золото насыпано горою.

Селья

Не слишком ли тяжелой наживлен

Приманкою крючок ваш для героя?

Фениса

А ты попробуй, тридцать тысяч взвесь.

Но позови Осорьо.

Селья

Вот он, здесь.

Фениса

(капитану Осорьо, тихо)

Ты нужен мне.

Капитан Осорьо

А, наконец-то!

Фениса

Тут дело вот в чем. Я надеюсь,

Отдав свои дукаты в долг

Купцу приезжему, содрать

С него приличные проценты

И сверх того еще побольше

Кое за что взять у него.

Так ты скажи, что эти деньги

Я с помощью твоей достала

У двух сеньор.

Капитан Осорьо

Какой залог?

Фениса

Оливковое масло в бочках,

Полсотни ящиков сукна

И шелка тонкого. Ключи

От складов у меня. Охрана

К ним не подпустит никого

Без моего соизволенья.

Капитан Осорьо

Неплохо.

Фениса

Что ж вы приумолкли,

Дон Хуан?

Динарда

Скрывать свои желанья

Я должен.

Фениса

(капитану Осорьо)

Вновь твои проделки?

Капитан Осорьо

Мои?.. Я впрямь его хотел

Проткнуть клинком, узнав, что ты

К нему недавно заходила.

Хуан стал тут же рассыпать

Почтительные извиненья

И клялся, что тебя прельстить

Мечтает лишь одним: женитьбой!

«Ну что ж, — решил я, — почему бы

Не стать Фенисе знатной дамой

И украшением Севильи?»

Вот я каков! Твои желанья

Я ставлю выше, чем свои.

Ведь, может быть, когда-нибудь

По старой дружбе от тебя

И мне перепадет что-либо.

Фениса

А ты не лжешь, Осорьо?

Капитан Осорьо

Разве

Испанец женщине солжет?

Фениса

Нет! В честности и благородстве

Тягаться с вами труд напрасный.

Коль увенчаются успехом

Старанья эти, знай: твоими

Две цепи золотые будут.

Капитан Осорьо

(Динарде)

Я вам о щедрости Фенисы

Рассказывал.

Фениса

Ты не ошибся.

Пятнадцать тысяч хоть сегодня

Мой муж в приданое получит.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Тристан.

Тристан

Сеньор Лусиндо ждет внизу,

С ним и таможенники.

Фениса

Селья!

Пусть принесут лакеи деньги,

А я пойду с Осорьо.

Селья уходит.

Капитан Осорьо

Должен

Два-три словечка дон Хуану

Сказать я.

Фениса

О моей любви

Шепни ему.

(Уходит.)

Динарда

(капитану Осорьо, тихо)

Вы мной довольны?

Капитан Осорьо

Еще бы! Но должны вы тут

Остаться. От любви Фениса

Сошла с ума и заковать

Грозится в цепи золотые

Меня.

Динарда

Бог в помощь вам, мой друг!

Капитан Осорьо уходит.

Тристан

(про себя)

Все кончено! Фортуна к нам

Благоволит — сейчас Фениса

Проглотит горькую пилюлю.

Капитан Осорьо, Селья и Тристан уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Динарда одна.

Динарда

Судьба всегда к несчастным непреклонна.

Смирись пред нею и не суесловь!

Разлуки холод остужает кровь

И сушит слезы, заглушает стоны.

Казалось мне, надеждой окрыленной,

Что обрету возлюбленного вновь,

Но незачем вымаливать любовь

И этим преступать ее законы.

Альбано изменил! Зачем же он

Столь щедр на льстивые был уверенья,

Когда любовь лишь быстролетный сон.

Нет изменившей женщине прощенья,

Но для изменника — другой закон:

Виновны мы в его грехопаденье!

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Динарда, Альбано.

Альбано

Вы здесь? Один? Уже давно

Стремился я сеньора встретить.

Динарда

Готов, коль так нам суждено,

Послушать вас и заодно

Вам должным образом ответить.

Альбано

(в сторону)

Сеньор Руджеро это? Нет!

Не верю больше глупой сказке,—

Ее в мужской я вижу маске.

Динарда

(в сторону)

Хоть он напал на верный след,

От преждевременной огласки

Себя спасая, я и впредь

Держаться так же дерзко буду.

(Громко.)

Меня искали вы повсюду?

Зачем? Чтоб на меня глядеть

Как на какое-нибудь чудо?

Альбано

А разве вы, дон Хуан, не знали,

Что наша встреча в этом зале

Во мне так много всколыхнет?

Динарда

Чужое сердце кто поймет?

А в ваше вы не дозволяли

Проникнуть мне. К тому ж у вас

Их, при таком любвеобилье,

Не меньше ста есть про запас.

Альбано

(в сторону)

Пусть говорит! Я вновь в Севилье,

Вновь не свожу с прекрасной глаз!

Но чьи могли бы наущенья

Заставить Селью клясться мне,

Что с Хуаном чашу наслаждений

Фениса пьет наедине?

Тут всюду тайны. Объясненья

Напрасно я ищу вокруг.

(Громко.)

Вчера, о вас узнать желая,

Расспрашивал я ваших слуг.

Динарда

Что началось! Воображаю…

Альбано

Что? Перепалка небольшая.

Едва я приступил к осаде,

Как поднят на смех ими был.

Динарда

Вот сорванцы!

Альбано

Но, бога ради,

Не думайте, что пробудил

В душе моей ревнивый пыл

Хозяин их. Иной причиной

Поступок свой вам объясню,—

Я разговор к тому клоню,

Что близость с этой синьориной

Бесчестит имя дворянина.

Динарда

Вот рыцарство! Стоять на страже,

Оберегая честь друзей,

Хоть вам грозит опасность та же!..

Альбано

Вы страсть свою не в силах даже

Скрывать.

Динарда

А вам еще трудней

Дается это.

Альбано

В страсти ложной

Пытался я неосторожно

Лекарство от любви найти.

Но, видит бог, скорей возможно

От самого себя уйти.

Динарда

Вы, значит, любите другую?

Альбано

Верней сказать — боготворю!

Узрев красавицу такую,

Феб устыдился б за златую

Свою предвестницу — зарю.[45]

Но, относясь с благоговеньем

К ней, как к земному божеству,

Вас, кавальеро, назову

Ее живым изображеньем.

Во сне ли я иль наяву?

Здесь та, что мной боготворима?

Иль помогла желаний кисть,

Свою преследуя корысть,

Чужим чертам игрою грима

Придать черты моей любимой?

Динарда

Но для сеньоры ваша речь

Звучала б грубою хулою

На все, что мы должны беречь

В душе, как самое святое.

Ведь оскорбление большое

Для женщины, что вы смиренно

Ей в сердце молитесь своем

И тут же в капище чужом

Непрочь из-за другой надменно

Сразить меня своим клинком.

Покажется, сеньор Альбано,

Всем двойственность такая странной.

Но прекратим напрасный спор.

Запомните, что с этих пор

Держать под верною охраной

Свой дом от вас и от других

Соперников сочла угодным

Фениса. Людям благородным

Тут ясно все!

Альбано

Но кто жених?

Динарда

Мой друг! Не будьте сумасбродным!

Зачем расспрашивать о той

С настойчивостью неприличной,

Кто вам должна быть безразлична?

Ведь вы клялись служить другой!

Альбано

Я задал вам вопрос обычный.

Динарда

(в сторону)

Где ж взяться дыму без огня!

Альбано

(в сторону)

Я хитрость здесь подозреваю.

(Динарде.)

Кого поздравить мне?

Динарда

Меня!

Альбано

Вас?

Динарда

Это истина святая!

Альбано

Пред нею голову склоняю.

Динарда уходит.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Альбано один.

Альбано

Все кончено! Уймись, не прекословь,

Злосчастная упрямица любовь,

Рассудку! Но она то прекращает

С ним спор напрасный, то клубиться вновь

Туман сомнений все же начинает.

Кто ж — чувство иль глаза мои мне лгут?

Не знаю сам, кого я видел тут,

Но, слыша этот голос, столь знакомый,

Я пережил за несколько минут

Все то, что мне дарило счастье дома.

УЛИЦА

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Альбано, Камило.

Камило

Вы здесь, сеньор? Ну слава богу,

А то уже я сбился с ног,

Искал вас всюду и не мог

Нигде найти.

Альбано

Но чем, дружок,

Такая вызвана тревога?

Камило

Узнал я от людей о том,

Что целый день испанец некий,

В плащ завернувшись и на веки

Надвинув шляпу, в каждый дом

Наведывается тайком,

Везде разыскивая вас.

Я встретился с ним у таверны

И предложил ему тотчас

Свои услуги, но отказ

Мне брошен был высокомерный.

Сеньора дерзостью задет,

По переулкам незаметно

За ним отправился я вслед.

Альбано

И выяснил ты, кто он?

Камило

Нет!

Никто не знал о нем, и тщетно

Расспросами я утруждал

Людей. Вдруг у прибрежных скал

Приметил я, что опускал

Двух парусов широких крылья

Корабль, приплывший из Севильи.

Альбано

Так вот что?

Камило

Да! И тот сеньор,

Что у Гусмана в галерее

Вы шпагой ранили своею,—

Здесь, чтоб закончить с вами спор.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Лусиндо и Тристан.

Лусиндо

Разделались мы ловко с нею.

Тристан

Теперь-то вы уж не в долгу

Пред дамою?

Лусиндо

А где дублоны?

Тристан

На корабле ваш приз законный.

Лусиндо

Что ж медлить нам на берегу?

Тристан

Пусть осчастливленный влюбленный

Скорее распростится с ним.

Ведь что тут будет — даже страшно

Подумать…

Лусиндо

Хоть глазком одним

Взглянуть на это…

Тристан

Мы хотим

На крюк попасться абордажный?

Зачем, спрошу? А впрочем, рад

И сам я был бы, напрокат

Окошко сняв, полюбоваться,

Как, проклиная рай и ад,

Цирцея будет бесноваться.

Чтоб уберечься от чумы,

Разумней будет нам с кормы

Взирать, как жертву сводят корчи.

Лусиндо

Хоть ста чертей Фениса зорче,

А в сеть к нам угодила.

Тристан

Мы,

Согласно данному обету,

С тобою разочлись, — не сетуй

На нас, плутовка!..

Лусиндо

(при виде Альбано и Камило)

Перестань,

Не то уйдет удача!

Тристан

Этой

Беды не бойтесь.

Лусиндо

Словно дань

Нам платит ветер, благосклонный

К счастливцам. Больше принесет

В наш век, во всем столь изощренный,

Мне славы этот добрый кот,

Чем некогда руно Ясону.[46]

Ведь то уже изгрызли крысы,

Да и растрепано давно

Поэтов перьями оно,

А я сегодня у Фенисы

Похитил новое руно.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Тристан, Альбано, Камило.

Тристан

(про себя)

Пусть волны, к западу свой бег направя,

Нам сократят далекий, трудный путь.

Небес благословенья ждать я вправе,

Коль, самого лукавства став лукавей,

Обман я ухитрился обмануть.

Ведь как-никак, а ставший тяжелее

На тысячу дублонов кошелек,

Да и камзол, — отличные трофеи.

Я ими горд. Ведь кто еще бы мог

Так ловко подцепить их у Цирцеи?

Себе самим воскурим фимиам,

В Валенсию вернувшись. Мастерица

Хитросплетений, Вельзевула жрица![47]

Той участью, что предстояла нам,

Теперь тебе придется насладиться!

Беснуйся, плачь, на помощь призывай

Хоть всех чертей, увидев на рассвете

Наш парус, тающий вдали, но знай:

Твой гнев бессилен! Никакие сети

Нас больше не заманят в этот край.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Альбано, Камило.

Камило

Чем ближе ночь, тем все тревожней,

Сеньор, на сердце у меня.

Альбано

Зачем из бочки пить порожней?

Пойдем, Камило! У таможни

Всегда толчется матросня.

Стакан вина иль два эскудо

Легко кому-нибудь язык

Средь этого развяжут люда.

Камило

Все это было бы не худо,

Но помнить надо каждый миг

О том, что пишет на граните

Обиженный и на песке

Обидчик.

Альбано

Ловкости и прыти

Достаточно в моем клинке,

Чтоб ввериться его защите.

Камило

Покуда враг, как тень скользя,

Неслышно крадется за вами,

Нигде спокойным быть нельзя,

Хоть даже за семью горами

Вы спрячетесь иль в божьем храме.

КОМНАТА В ДОМЕ ФЕНИСЫ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Фениса, Селья.

Селья

Как вы сияете!

Фениса

Звенят

В душе от радости все струны:

Ведь на меня дары Фортуны

Обрушились, как водопад.

Мне в рабство вновь тельца златого

Дарует щедрая судьба,

А я, как верная раба,

Паду сама к ногам другого.

Селья

Телец мне больше мил и люб,—

Не ускакал бы он нежданно.

Фениса

Пуститься в бегство чистогану?

Для этого он слишком глуп!

В Испании, как всем известно,

Скотинки водится такой

Немало.

Селья

Варваров страной

Ее считают повсеместно.

Галеры из-за океана

Везут ей горы серебра,

А сколько этого добра

Уже ушло в чужие страны!

И тот же горделивый звон

Ее дублонов и доспехов

Услышать можете, объехав

Весь шар земной.

Фениса

Им упоен

Мой слух. Ведь, превратясь в эскудо,

Богатства, что привез купец,

В мой скоро попадут ларец.

Селья

А в чьих руках они покуда?

Фениса

Товары под замком лежат,—

Поверь, там будет все сохранным.

Где капитан?

Селья

За дон Хуаном

Пошел.

Фениса

Вот мой бесценный клад!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Бернардо.

Бернардо

Смиренно преклонить колени

Бернардо перед вами рад.

Фениса

Ты для меня и друг и брат!

Бернардо

С дон Хуаном чашу наслаждений

Желаю пить вам сотни лет.

Фениса

Кольцо в честь твоего сеньора,—

Ведь и моим он станет скоро,—

Прими, дружок, за твой привет.

Лишь за алмаз дукатов груду

Отсыпала я торгашам.

Бернардо

Клянусь, что в преданности вам

Любого камня тверже буду.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Фабьо.

Фабьо

Торóпится синьоре я,

Еще здесь стоя, на пороге,

Поцеловать ей руки, ноги.

Фениса

О! Фабьо!

Фабьо

Госпожья моя!

Хочью, чтоб мужьо, страстью пьяно,

Вас сто двадццатто лет любил,

И дажьо смерть не разлучил

Хоть на минуто с дон Хуано!

Пусть друга друго ревновать

У вас приччино не бывало

И ньебо вам за тьо послало

Не зять, а сыньо двадццатт пьять.

Фениса

Возьми вот это. По нутру мне

Твои слова…

Фабьо

Я пленник ваш,

Глаза красивьо!

Фениса

Ты, мой паж,

Ученей всех и остроумней.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и капитан Осорьо.

Капитан Осорьо

Дон Хуана прибыл к вам гонец,—

Его приход я возвещаю.

Фениса

От радости я умираю,

Осорьо, брат мой, нет — отец!

Две цепи золота литого

Прими, как мой дочерний долг.

Капитан Осорьо

Зачем они? Какой в них толк?

На мне и так любви оковы.

Но если уж такую дщерь

Мне все же небо ниспослало,

То так и быть: приму, пожалуй,

Ее подарок, хоть, поверь,

В душе иные чувства бродят.

Фабьо

(в сторону)

Безумствую, кривляюсь, лгу,

Бешусь — и все же не могу

Понять: да что здесь происходит?

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Динарда.

Динарда

(Фенисе)

Коль опоздал я, то прости

Мою вину.

Фениса

Но ты со мною!

Динарда

Да, чтоб тебя своей женою

Наречь и счастье обрести.

Фениса

Какими возместить дарами

Мне звон волшебных слов таких?

Динарда

Жемчужинами губ твоих

И щек пунцовыми цветами.

Фениса

Но с ними заодно принять

Прошу и перстень драгоценный.

Динарда

Цепей любовных раб твой пленный

Клянется с пальца не снимать.

Фениса

Ты полновластным властелином

Моей души отныне стал.

Фабьо

(публике)

Ох, как все дольго собьирал,

И мигом растрясла единым!

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же, Альбано и Камило.

Альбано

Спешу, прекрасная Фениса,

Поздравить вас от всей души,

Желаю в счастье и любви

Вам сотни лет вкушать блаженство

С дон Хуаном, гордостью Севильи.

Но все ж меня к вам поспешить

Заставил странный случай. Я

Бродил по гавани, стараясь

Узнать, не прибыл ли в Палермо

Один идальго, жизнь мою

Желающий укоротить

Своим клинком. Там я корабль

Заметил, на котором люди,

Крича и торопя друг друга,

Поднять спешили паруса.

Хозяин корабля, стоявший

На берегу, ко мне учтиво

Приблизился: «Сеньор окажет

Мне одолжение большое,

Коль не откажется отдать

Мое письмо Фенисе завтра».

Кивком ответив в знак согласья,

Я взял листок, а уезжавший

На своего слугу иль друга

Взглянул, и оба, хохоча,

На палубу вступили. Якорь

Был тут же поднят; свежий ветер

Ударил в паруса, и вскоре

Корабль, скользивший по волнам,

Уже едва вдали виднелся.

Тут любопытство подтолкнуло

Меня, утра не дожидаясь,

Вам принести письмо немедля.

Фениса

(в сторону)

Я стала вмиг белее воска.

(Громко.)

Осорьо! Окажи мне милость,

Прочти письмо.

Капитан Осорьо

Ну что же, слушай.

(Читает.)

«Как ты ловко наживила

Свой крючок приманкой лживой:

Слезы, одеянья скорби,

Вздохи, страсть! Ты целый короб

Нежных слов не пожалела,

Чтоб две тысячи дублонов

У влюбленного похитить…»

Фениса

Лусиндо!

Динарда

Ты по нем вздыхаешь?

Фениса

Что там еще? Читай, Осорьо.

Капитан Осорьо

(читает)

«Но, обманщица, тебя

Обмануть сумел я все же…»

Фениса

Что мог придумать он, проклятый?

Капитан Осорьо

(читает)

«Твой урок пошел на пользу.

В первом ящике я сверху

Положил шесть вар сукна,

В остальных труха сухая;

Бочки чистою водою

Я наполнил, лишь в одну

Масла кварты две добавил.

Вот каким залогом верным

Постарался обеспечить

Я три тысячи дукатов,

Взятых у тебя сегодня.

Две из них мои, а третья

Мне процентами послужит,—

Ведь с меня процент такой же

Ты хотела получить.

Вот и получай! Кто сеет

Вместо зерен шелуху —

Урожай не соберет…»

Фениса

Не продолжай… Когда б умела

Летать я иль колдун нашелся

В Палермо…

Альбано

Да побойтесь бога!

Фениса

…чтоб их настичь!..

Камило

Увы! Теперь

Уловки ваши не помогут.

Корабль уже в открытом море,

И, как назло, попутный ветер

Играет парусом его.

Фениса

Господь!..

Камило

Прошу вас, успокойтесь!

Фениса

Я женщина — и потому

Не в силах бешенство сдержать.

О дон Хуан! Хоть мне и жалко

Трех тысяч этих, но поверь,

Что и без них в моей шкатулке

Ничуть просторнее не стало.

Динарда

Тогда забудь о них, а мне

До них и вовсе нету дела.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же, дон Фелис и Донато, закутанные в плащи, и с ними двое солдат.

Дон Фелис

Преследуя их, я увидел,

Как в этот дом они вошли.

Первый солдат

Да тут полно людей!

Дон Фелис

(к Донато)

У двери

На страже стань.

Селья

На свадьбе гость

Лица не прячет под плащом.

Дон Фелис

Здесь свадьба? Просим извиненья!

Мы люди мирные…

Альбано

Ваш вид

И тон воинственны не в меру.

Плащи откиньте, иль отсюда

Я выпровожу вас быстрее,

Чем вы вошли сюда.

Дон Фелис

В Палермо

Я лишь затем, чтоб встретить вас

Лицом к лицу.

Альбано

Дон Фелис! Вы?

Дон Фелис

Я без свидетелей намерен

Вести беседу. Лучше будет

Нам встретиться в открытом поле.

Альбано

Чем вам не поле здесь?

Капитан Осорьо

Однако…

Что это значит?

Динарда

Я для вас

Преградой буду! Став меж вами,

Скрестить вам шпаги не дозволю,

Покуда вы не объясните

Причин возникшего раздора,

А там для вас расчищу место.

Альбано

С сеньором этим мне в Севилье

Случилось встретиться, и мною

Он ранен был.

Капитан Осорьо

И это все?

Альбано

Пусть сам ответит. За собою

Иных не знаю прегрешений.

Дон Фелис

Да, это правда. Хоть тогда

Вы и стремились вызвать ссору,

Швырнув мне в грудь волан, однако

Все, что со мною рядом были,

Дадут присягу, что не это

Меня заставить бы могло

Искать вас в городе чужом.

Нельзя ведь оскорбить того,

Кто сам владеет шпагой. Можно ль

В обиде быть на то, что случай

Помог не моему клинку,

А вашему в тот день победу

Завоевать?

Альбано

Так что тогда

Добыть клинок сеньора хочет?

Дон Фелис

Мою сестру и жизнь того,

Кто из дому ее увез.

Лишь с ними я вернусь в Севилью.

Альбано

Но где дон Фелиса сестра,

Ни я, да и никто не знает.

Динарда

Когда, подав друг другу руки,

На этом распрю прекратите,

И наречет своей женою,—

Ведь этого он и желает,—

Сестру дон Фелиса Альбано,

То явится она согласье

И мир здесь водворить.

Дон Фелис

Так вот вам

Моя рука!

Альбано

А вот моя.

Динарда

И вот Динарда перед вами.

Фениса

Дон Хуан, мой муж!..

Альбано

В себя придите!

Моя жена никак не может

Быть вашим мужем.

Фениса

Мой дон Хуан!

Динарда

Дон Хуана не было и нет.

Я женщина!

Фениса

Тогда, Осорьо,

Верни мне цепь.

Капитан Осорьо

Где тот храбрец,

Который шпагою с меня

Возьмется снять ее?

Фениса

Бернардо!

Где мой алмаз? Отдай алмаз!

Бернардо

Зачем? Он сразу потускнел.

Фениса

(Динарде)

Так пусть виновница всего

Мне возместит утрату.

Динарда

Разве

Цена ей велика?

Фениса

Ты, Фабьо,

Добрее их. Меня зарезать

Ты не захочешь.

Фабьо

Но синьора

Сама зарьезалась отличчно.

Камило

(публике)

Прощайте, господа! Уловкам

Фенисы наступил конец.

ДУРОЧКА

Перевод Мих. ДОНСКОГО

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Октавьо.

Ниса, Финея — его дочери.

Лисео.

Лауренсьо.

Дуардо.

Фенисо.

Мисено.

Селья — служанка Нисы.

Клара — служанка Финеи.

Турин — слуга Лисео.

Педро — слуга Лауренсьо.

Студент.

Учитель грамоты.

Учитель танцев.

Слуги, певцы и музыканты.


Действие происходит в Ильескасе и в Мадриде.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ПРИДОРОЖНЫЙ ТРАКТИР В ИЛЬЕСКАСЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лисео и Турин в дорожном платье.

Лисео

Благоустроенный трактир.

Турин

Прохладно как!

Лисео

Да, в самом деле.

Турин

А уж какие тут постели!

Таких еще не видел мир.

Лисео

Ильескас — городок прелестный.

Турин

И ведь с чего он так цветет?

Лисео

Как так — с чего?

Турин

Большой доход

Ему от ярмарки от местной.

Лисео

Ты прав. Весной тут общий съезд.

Приезжих тьма — со всей Кастильи,

Иной раз даже из Севильи

И более далеких мест.

Сюда везет свои товары

И городской и сельский люд.

Все гости тут едят и пьют

И меж собою тары-бары…

Ты как — дорожный взял запас?

Турин

Не знаю, что ли, я порядка?

Вот. Образки — тут два десятка;

Святые отведут от нас

Все неприятности в дороге.

Лисео

Тогда ступай за лошадьми.

Турин

Не пообедав? Черт возьми!

Мы так, сеньор, протянем ноги.

Лисео

Добро, попали б мы к обеду,

А то — очаг золой покрыт.

Ждать? Нет, Турин, тогда в Мадрид

Я разве к полночи приеду.

Спешить обязывает честь:

Ведь я — жених. А ты как судишь?

Турин

Эх! Тише едешь — дальше будешь.

Сейчас промыслю нам поесть:

Кой-что имею на примете.

Лисео

Что именно?

Турин

Потом скажу.

Лисео

Скажи сейчас.

Турин

Нет, придержу

Свое открытие в секрете.

Лисео

Дурак!

Турин

Изволите сердиться?

Лисео

Кто строит из еды секрет?

Турин

Иной, услышав мой ответ,

Способен был бы оскорбиться.

Лисео

Названье блюда, дурачина,

Лишь возбуждает аппетит.

Турин

Так знайте…

Лисео

Говори!.. Молчит!

Ну? Ну?

Турин

Холодная свинина.

Лисео

Названья нету благородней!

Приятность, звучность, сила в нем.

Итак, я вижу, не умрем

Голодной смертью мы сегодня.

А что добавим мы к свинине?

Турин

Кувшин вина.

Лисео

Да это — пир!

А если здесь найдется сыр —

Чего еще желать мужчине?

Турин

Ай-ай! Еда у жениха

Должна быть на последнем месте.

Лисео

Пока не прибыл я к невесте,

В чревоугодье нет греха.

Турин

Там сыты будем ли, — бог весть.

Небось воздушная девица

Финея ваша… М-да, столица!

Лисео

Воздушным тоже надо есть.

Турин

Харч у возвышенных особ

Противу нашего нежнее.

Что кушает в обед Финея?

Лисео

Что?

Турин

Сахар, пряники, сироп.

От сладостей у ней… того…

Субтильность и в душе и в теле.

Лисео

Она, должно быть, в самом деле

Утонченное существо.

Турин

А что ее сестра от вас

Получит?

Лисео

Ниса? Ей в подарок,

На зависть всех ее товарок,

Алмазная звезда. Алмаз

Есть символ твердости и чести.

Цепь, сверх того, — звезде под стать.

Турин

Сестра — красавица, слыхать.

Лисео

Я это слышал о невесте;

Не знаю, какова сестрица,

Подарки подойдут ли ей?

Я выбрал то, что поценней:

В таких делах нельзя скупиться.

Турин

Во двор пожаловал осел,

Привез он ражего детину.

Лисео

Вот как? Послушай-ка, свинину

Пока не подавай на стол.

Студент

(за сценой)

Найдется что поесть, хозяин?

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и студент в дорожном платье.

Лисео

Не грех с дороги отдохнуть!

Студент

И то, сеньор, — не ближний путь.

Лисео

В Мадрид?

Студент

Оттуда. Я измаян

Мадридской суетой. Увы!

Добиться трудно там удачи,

А неимущему — тем паче.

Лисео

Да, истинно сказали вы:

Надежды лгут нам большей частью.

Не будь в Мадриде важных дел,

Спокойно б дома я сидел…

Студент

Поверьте, к вашему бы счастью.

Лисео

Но должен ехать. По делам.

А вы — мадридец?

Студент

Прирожденный.

Лисео

Да? И, как человек ученый,

Всех знаете, должно быть, там?

Студент

Подобен шахматной доске

Мадрид, а люди там — фигуры.

Владеют всем ферзи и туры,

А пешки бродят налегке.

Ты ход неверный сделал — вон!

Тотчас тебя с доски снимают.

Ферзей, слонов, коней — все знают,

А пешкам имя — легион.

Лисео

Октавьо, думаю, не пешка.

Студент

Коль тот, кого я знаю, он —

Почтенный толстокожий слон.

Такого попытайся, съешь-ка!

Лисео

К нему и едем в эту даль мы.

Он вырастил двух дочерей,

Как говорили мне.

Студент

Точней,

Садовник посадил две пальмы,

Но вырастил всего одну;

Вторая ж, — не хочу быть грубым,

Не пальмой выросла, но дубом,

И пробковым при том.

Лисео

Да ну?

Студент

Две дочери у старика,

Но Ниса — пальма, а Финею

Дубиной я назвать посмею.

Учена Ниса и тонка,

Красноречива и умна.

Финея — дурочка, к тому же —

Невежественна, неуклюжа…

Однако именно она

Уже просватана. Что, чудо?

Лисео

(Турину, тихо)

Ты слышишь?

Студент

А разгадка в том,

Что хоть бедна она умом —

Богата звонкими эскудо.

С такой женой несчастный муж

Зачахнет в месяц от скучищи.

Все ж не один дворянчик нищий

Позарился на крупный куш.

Да, несмотря на бестолковость,

Она в девицах не умрет:

Ведь трутней привлекает мед.

Лисео

(в сторону)

Ого! Хорошенькая новость!

(Турину, тихо.)

Я, кажется, попал впросак.

Турин

Боюсь, сеньор, вы маху дали.

Лисео

(студенту)

Так, значит, Ниса, вы сказали,

Красива и умна?

Студент

Да как!

Толпа вздыхателей за нею

Все время ходит по пятам.

Умнейшей из мадридских дам

Ее считают.

Лисео

А Финею?

Студент

Я вам сказал: набитой дурой.

Лисео

Чудно! Одна умом остра,

Другая же, ее сестра,—

И так обижена натурой!

А как приданое, сеньор?

Тут, полагаю, нет различий?

Ведь делит поровну обычай

Именье меж родных сестер.

Студент

С ним дело обстоит сложнее:

Вышереченный капитал

Их дядюшке принадлежал;

Завещан он одной Финее.

Знал дядя: толстая мошна

Заменит ум.

Лисео

Чудак он, право!

Студент

Нет, что вы! Дядя мыслил здраво:

Дуреха с деньгами умна,

Умнее умных бесприданниц.

Турин

(к Лисео)

Так я закуску-то подам.

Лисео

Давай.

Студент

Счастливый путь.

Лисео

И вам.

Студент уходит.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Лисео, Турин.

Лисео

Испортил аппетит, поганец.

Не до еды. Седлай коней.

Боюсь, меня и в самом деле

С невестой здорово поддели.

Турин

Еще не венчаны вы с ней.

Насильно ведь не женят вас.

Лисео

Мне смерть милее жизни с дурой!

Турин

Пусть прояснится взор ваш хмурый:

Не подойдет, мы ей — отказ.

Лисео

Ты прав. Она не василиск,[48]

И смерть мне не грозит от взгляда

На эту дуру. Ехать надо.

Турин

Сеньор! Какой для вас в том риск?

Лисео

Едва ль я соглашусь жениться

На ней, но выход есть иной:

Быть может, станет мне женой

Ее разумная сестрица.

(Уходят.)


КОМНАТА В ДОМЕ ОКТАВЬО В МАДРИДЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Октавьо, Мисено.

Октавьо

Такое уж составил завещанье

Мой брат.

Мисено

Вы что ж, в обиде на него?

Октавьо

Умней бы мог свое он достоянье

Употребить. Ведь это — шутовство!

Мисено

Не оправдались ваши ожиданья?

Октавьо

Все отдал он Финее. Каково!

Все — ей. За что? За глупость. Нам хватало

На всю семью доходов с капитала.

Мисено

Из двух племянниц та была милей,

Что отличалась большим с дядей сходством.

Октавьо

Вы деликатны, я скажу прямей:

Сам отличаясь крайним сумасбродством,

Он глупость передал в наследство ей,

А дурень к дурню пышет доброхотством.

Мисено

Зато уж ваша Ниса всем взяла,

Ей отовсюду слышится хвала.

Октавьо

Мне обе дороги. Но огорченья

И эта доставляет мне и та.

Какой же оказать мне предпочтенье?

Финея неразумна и проста,

Но ей дано Фортуной в возмещенье

Приданое. К тому же красота

Ей щедрою подарена природой,

И примиряюсь с этой я невзгодой.

А Ниса — та совсем наоборот:

Умна, красноречива и надменна,

Учена так, что оторопь берет.

Молва о ней трубит. Но, друг почтенный,

Немало мне и от нее забот.

Будь я жених, — скажу вам откровенно,—

Я, выбирая меньшее из зол,

Ученой бы дуреху предпочел.

Мисено

Я удивлен сужденьем столь мудреным.

Как можно глупость предпочесть уму?

Октавьо

Я ум ценю. Но к женщинам ученым

Питаю отвращенье потому,

Что умствовать не подобает женам:

Порядка меньше от того в дому.

Мисено

Когда бы дочь рожала в год по внуку,

Такую б вы одобрили науку.

Октавьо

Наука женщины, Мисено, в том,

Чтоб верной быть и угождать супругу,

Чтоб соблюдать в порядке мужний дом,

Час отдавать заботам, миг — досугу,

Быть молчаливой, скромной быть во всем,

В примерной строгости держать прислугу,

Рожать, кормить и пестовать детей,

Гордясь лишь добродетелью своей.

Понятна вам теперь моя досада?

Ученость Нисе принесет лишь вред.

Отца, увы, тревожат оба чада:

В одном из них рассудка вовсе нет,

В другом рассудка более чем надо.

Две эти крайности — источник бед

По той, известной издавна причине,

Что истина всегда посередине.

Мисено

Хотя и строг, но справедлив ваш суд.

Октавьо

И дни и ночи провожу в заботе.

Мисено

Кто будущий ваш зять?

Октавьо

Боюсь, что тут

Меня вы опрометчивым сочтете.

Финею выдать не великий труд,—

Наш мир стоит на деньгах, на расчете.

Хоть Ниса и учена и умна,

Да не видать искателей — бедна;

А за Финеей женихи — толпою.

Не в дурочку, конечно, влюблены —

В приданое. От сватов нет отбою.

Вот притягательность тугой мошны.

Мисено

Да, разумеется. Само собою.

Октавьо

Недолго выбирал я: все равны.

Любой из них приобрести желает

Лишь то, в чем недостаток ощущает.

Мисено

Не понял вашу мысль.

Октавьо

Вот дело в чем:

Никто (вы это подтвердите сами)

Не сетует, что обделен умом,

Но всяк твердит, что обделен деньгами.

Уверенные в разуме своем,

Ума не ищут люди; тем упрямей

Они хотят умножить капитал:

Каков бы ни был он, всегда он мал.

Мисено

О да! Никто не говорил доныне,

Что разумом он, дескать, небогат.

Октавьо

Иные смыслят в греческом, в латыни,

А глянешь — столько глупостей творят!

Мисено

Да, Ниса из таких.

Октавьо

В ее гордыне —

Моя беда.

Мисено

А я пришел, как сват,—

Есть для нее жених.

Октавьо

Вот и прекрасно!

Отцом ученой дочки быть опасно.

Уходят.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Ниса, Селья.

Ниса

Прислал он книгу мне с тобой?

Селья

Прислал, — такую, что не знаешь,

Как взять.

Ниса

А что?

Селья

Вдруг замараешь?

Пергамент с кромкой золотой,

А на сафьяне — мириады

Цветочков, золотой узор.

Ниса

Их заслужил Гелиодор,

Божественный поэт Эллады.[49]

Селья

А разве здесь стихи?

Ниса

Поэтом

И в прозе можно быть.

Селья

Не знала.

Страничку с самого начала

Прочла, да не понять мне! Где там!

Ниса

Ключ к пониманью в книге пятой.[50]

В ней содержанье первых книг

Раскроется, и станет вмиг

Прозрачным замысел богатый.

Селья

Ах вот что! Стало быть, сеньора,

Он прозаический поэт?

Ниса

Увы, как мало ценит свет

Изысканность Гелиодора!

Есть, Селья, проза двух родов.

Слог исторический, — он точен,

На сущности сосредоточен,

По форме прост; без лишних слов

Он излагает нам событья.

Слог поэтический — другой:

Непринужденный и живой;

В нем — озаренья и открытья,

В нем красноречья многогранность,[51]

Причудливый рисунок фраз,

В нем часто восхищают нас

Витиеватость и туманность.

Селья

Кой прок в затейливых словах?

Ниса

Твое уместно возраженье.

Но без игры воображенья

Наш мир от скуки бы зачах.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Финея и учитель грамоты.

Финея

(учителю)

Вам это, может, и пустяк,

А я урок не одолею

За год.

Селья

(Нисе, тихо)

Сестрица ваша. С нею

Учитель грамоты.

Ниса

Вот как?

Уже прошли весь алфавит?

Селья

Куда там! Топчутся в начале.

Учитель грамоты

(Финее)

Вы ничего не повторяли?

(В сторону.)

Разлитье желчи мне грозит.

(Финее.)

Скажите, это что?

Финея

Что? Буква.

Учитель грамоты

Как — буква?

Финея

Буква. Разве нет?

Учитель грамоты

(в сторону)

Таких тупиц не видел свет.

Не голова у ней, а брюква.

(Финее.)

А? Что сказали вы? Не слышал.

(В сторону.)

Но внешность очень недурна.

Финея

А? Да, да, да! Конечно, А.

Учитель грамоты

(в сторону)

Давно б я из терпенья вышел,

Но мне терпенье хлеб дает.

(Финее.)

Нет, это К. Ее фламандцы

И немцы любят,[52] мы ж, испанцы,

Лишь изредка пускаем в ход.

Финея

Да ну? Скажите, а зачем

Смешные эти закорючки?

Учитель грамоты

Все это — буквы.

Финея

Эти штучки?

Так много букв?

Учитель грамоты

Их двадцать семь.

Финея

И все их надо помнить? Боже!

Учитель грамоты

Вчера я задал вам урок.

Скажите, это что?

Финея

Кружок.

Учитель грамоты

А это?

Финея

Буква.

Учитель грамоты

Это?

Финея

Тоже.

Учитель грамоты

Неслыханно!

Финея

Я угадала?

Учитель грамоты

Устал я слушать дребедень.

Финея

А я — ни чуточки.

Учитель грамоты

Вот пень!

Финея

Ах, буква пень? Ну да, узнала.

Учитель грамоты

Вот эта — R, а эта — I.

Финея

Не может быть! Вот эта палка?

Ниса

(Селье, тихо)

Бедняжка! Как ее мне жалко!

Учитель грамоты

(в сторону)

О крест мой! Господи, прости!

(Финее.)

Ну, складывайте: G, А — GA.

Финея

Ага! Что складывать? Платочек?

Учитель грамоты

(в сторону)

Я видывал богатых дочек,

Но эта — вовсе пустельга.

(Финее.)

Из букв мы складываем слоги.

(В сторону.)

Не смыслит. Сущая беда!

(Финее.)

Вот: D, I — DI.

Финея

Иди? Куда?

Куда же мне идти?

Учитель грамоты

О боги!

(В сторону.)

Не видывал такой тупицы.

(Финее.)

Я сам сейчас уйду. Нет сил.

Финея

А мне идти?

Учитель грамоты

(в сторону)

Не уделил

Творец мозгов ей ни крупицы.

(Финее.)

Отбились попросту от рук вы.

Линейку в ход пустить пора.

Финея

Линейку? Что это? Игра?

Учитель грамоты

Да, да!

(Бьет ее линейкой по руке.)

Вот вам! Учите буквы!

Финея

Ай, больно!

Учитель грамоты

Чтобы вам вперед

Лениться было не повадно!

Финея

Такая-то игра? Ну, ладно,

Постой!

(Бьет учителя.)

Ниса

(Селье)

Она его убьет!

Селья

Пора вмешаться!

Учитель грамоты

Караул!..

Ниса

Ты бьешь учителя, Финея?

Учитель грамоты

Ой!

Финея

Бью обманщика, злодея!

Ниса

Как так?

Финея

Меня он обманул.

Учитель грамоты

Я обманул?

Ниса

(Финее)

Ну, что случилось?

Финея

Я знаю буквы. Целых две:

Вот КА, вот ПЕНЬ.

Ниса

Что ж, в хвастовстве

Не упрекну.

Финея

Да. Научилась.

Берет он… видишь, — деревяшка?

«Сыграем», говорит… У, лжец!..

Берусь я за другой конец,

Вдруг — взз… взз… Гадкий старикашка!

Ниса

Наставник, взяв линейку в руки,

Внушает страх ученикам.

Финея

Пусть только тронет — сдачи дам

И не по правилам науки.

Учитель грамоты

(Нисе)

Пообещай мне ваш родитель

Мильон — сюда я не приду.

И попрошу иметь в виду,

Что ей я больше не учитель.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Ниса, Селья, Финея.

Селья

Ушел.

Ниса

Сестра! Ты неправа.

Финея

И пусть ушел. Он мне наскучил.

Так буквами меня замучил,

Что разболелась голова.

Имейте, говорит, в виду…

А что иметь? Я все сносила:

Велел он складывать — сложила;

Он требует: иди! — иду.

Селья

(в сторону)

Хоть деньги брать за представленье!

Ниса

Сестра! Отцу с тобой беда:

Ведь ты по чтенью — никуда.

Финея

Неправда, есть к отцу почтенье!

Ниса

Узнав про эту перепалку,

Уж он тебя не пощадит,

Накажет крепко. Экий стыд!

Финея

Засадит, разве лишь, за прялку,

А бить не станет по рукам.

Селья

Так рассказать ему об этом?

Финея

Нет, нет! Пусть будет под секретом!

Смолчишь — тебе я что-то дам.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Клара.

Клара

(Финее)

Вы здесь, сеньора?

Ниса

(Селье, тихо)

Вот и Клара.

Они нам не дадут скучать:

Служанка госпоже под стать.

Селья

(Нисе, тихо)

Два сапога, известно, пара.

Клара

(Финее)

Я принесла вам, ваша милость,

Весть важную.

Финея

Какую весть?

Клара

Вам доложить имею честь,

Что наша кошка окотилась.

Финея

Когда?

Клара

Сегодня.

Финея

Где? В подвале?

Клара

Нет.

Финея

Где? Скажи!

Клара

На кухне.

Финея

Да?

Вот умница! Бежим туда!

Клара

Но вы еще не все узнали.

Нынче утром, как обычно,

Над Мадридом встало солнце,

Пышной хвастаясь ливреей,

Королевской — красной с желтым.[53]

И по улицам Мадрида

С кашлем двинулись повозки,

Простудившиеся за ночь

В глубине дворов холодных.

Улица! Она могла бы,

Как однажды молвил кто-то,

Всяких рассказать историй

Больше, чем бывалый воин…

В ранний час, когда гуляки

Возвращаются с попоек

И шумнее напоследок

Их веселие хмельное,

В ранний час, когда в постелях

Толстосумы спят спокойно,

В час, когда за труд берется

Люд рабочий и торговый

И аптекари коренья

Растирают в ступках звонких,

Жалобные раздались

Причитанья нашей кошки:

«Ай-ай-ай-ай-ай! Рожаю!

Где ты, мой любимый котик?»

И, разбужен этим криком,

Кот Мордан вскочил в тревоге:

Даже не успев умыться,

Он помчался, хвост трубою,

Созывать родных и близких.

А родня ее, должно быть,

Не испанцы, а мориски:[54]

Не по-нашему лопочут.

Раньше всех пришла вдовица,

Жирная, но с постной мордой,—

Роженице доводилась

Прапрабабкой эта кошка.

В черное была одета,

С шейным беленьким платочком,

А за нею волочился

Пышный хвост — кошачья гордость.

У постели роженицы,

Подкрепившись молочком,

Бабушка дала советы,

Как ей пересилить боль.

Все-таки она кричала,

Было ей терпеть невмочь:

Шестеро сынков и дочек

У бедняжки родилось.

Шесть котяток разноцветных.

Все красавцы — на подбор.

Будь одной котята масти,

Серой в яблоках притом,

В королевскую карету

Их запрячь бы шестерней.

Тут на всех соседних крышах

Ликованье поднялось.

Всякий, кто в родстве и дружбе

Был с мамашей молодой,

Принести ей поздравленья

Счел за свой первейший долг.

Прибежали любоваться

На мамашу и приплод

Кот Мурлыка, кошка Мурка,

Длинноух, Короткохвост,

Уголек, Усач, Пеструшка,

Цапцарапка и Пушок.

Кто в плаще явился белом,

Кто пришел в мантилье черной,

Кто был в пестрой телогрейке,

Кто надел камзол в полоску.

В трауре пришел на праздник

Мурзик, баловень всеобщий:

Котофей, его папаша,

Псом-убийцей был разорван.

Гости принесли подарки:

Кто рыбешку, кто мышонка,

Кто куриных потрохов,

Кто мясца, кто сальца ломтик.

И сейчас на кухне нашей

Пир у них идет горою.

Я туда вас приглашаю

Посмотреть на милых крошек.

Чтó мы принесем в подарок

Новорожденным, сеньора?

Финея

Ах, как ты мне угодила!

Восхитительная новость!

Клара, душенька!..

Клара

Пойдемте.

Финея

Ну, беги! Я за тобой.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Ниса, Селья.

Ниса

Опять дурацкие затеи!

Не знаю, что и делать с ней.

Селья

И Клара тоже не умней.

Ниса

За что и нравится Финее.

Селья

Вдвоем им, дурочкам, уютней.

Но Клара иногда весьма

Ловка.

Ниса

Я знаю, что ума

Довольно у нее для плутней.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же, Лауренсьо, Дуардо и Фенисо.

Дуардо

Приведены к прекрасной Нисе

Мы путеводною звездой.

Фенисо

И видим солнце пред собой,

Сошедшее с небесной выси.

Дуардо

О Ниса!

Лауренсьо

О моя сеньора!

Ниса

Прошу вас! Но каков предмет…

Фенисо

Дуардо сочинил сонет,

Который стал причиной спора.

Нам высший суд — ваш тонкий ум.

Ниса

Мой ум? Но я — сестра Финеи!

Лауренсьо

Сужденье ваше нам ценнее,

Чем суд Сивиллы древних Кум.[55]

Испанцев ваш изящный вкус

Счастливей сделал прочих наций:

Мы четырех имеем граций,

Насчитываем десять муз.[56]

В искусстве — лучший вы судья.

Ниса

Сеньоры! Ваше мненье лестно,

Но выбор ваш, — сказать вам честно,

Неправильным считаю я.

Фенисо

Мы верим вашему сужденью

И просим выслушать сонет.

Ниса

Отказываться смысла нет.

Пожалуйста, приступим к чтенью!

Дуардо

(читает)

Не может опалить земное пламя

Моей любви внутри и вне меня.

Она — в лучах небесного огня,

Ей ангельский огонь — живое знамя.

Моя душа могучими крылами

Влечется к солнцу, корифею дня,

И ангел пламенный, ее храня,

Легко меня возносит над мирами.

Не опалит меня огонь земной,

Не соблазнюсь гореньем быстротечным,

Воспламеняет огнь меня иной.

Но если я горю огнем предвечным —

Земная власть невластна надо мной.

Так борются бессмертное с конечным.

Ниса

Я ничего не поняла.

Дуардо

Но каждое из слов понятно.

Толкую здесь я троекратно

Огонь, субстанцию тепла.

Назвать бы мог я свой сонет

Философической картиной.

Три формы сущности единой —

Мой замысел и мой сюжет.

Любви природа такова:

Отринув страстный огнь Цитеры,[57]

Она чрез ангельские сферы

Влечет нас в сферу божества.

Ниса

Понятным должен быть язык,

Хотя бы замысел был сложен.

Лауренсьо

Премудрый тезис тут изложен.

Ниса

Блажен, кто смысл его постиг.

Дуардо

Три пламени суть три ступени

Любви. Я эти пламена

Живописую.

Ниса

Мысль темна.

Я жду дальнейших пояснений.

Дуардо

Земной огонь — жар бытия,

Огонь небесный — добродетель,

И ангельский огонь — радетель

Духовного. Вот мысль моя.

Ниса

За вашей речью я слежу,

Но не могу понять ни слова.

Дуардо

Стихия и первооснова

Любви — огонь. Так я сужу.

Ниса

(к Лауренсьо и Фенисо)

И вам обоим ясно это?

Ужели мой лишь разум глух?

Дуардо

А сущность ангельская, дух —

Опять огонь. И сущность света —

Огонь. Я поясняю вновь:

Сжигает нас огонь телесный,

Нас оживляет огнь небесный,

А сверхнебесный огнь — любовь.

Ниса

По-моему, тут смысла мало.

Дуардо

Мысль, верно, чересчур тонка?

Ниса

Пишите проще. А пока

С меня достаточно. Устала.

Дуардо

Позвольте, но ведь сам Платон

Ввел этот слог замысловатый:[58]

Свои ученые трактаты

Обычно затемняет он.

Их философская основа

Сокрыта (часто — чересчур)

В обличье символов, фигур…

Ниса

(к Лауренсьо)

Сеньор! Прошу вас на два слова.

Ниса и Лауренсьо отходят в сторону.

Фенисо

Вам не дала и досказать.

Дуардо

Ее пугает отвлеченность.

Фенисо

Да, женщина!

Дуардо

У них есть склонность

Повсюду ясности искать.

Ниса

(к Лауренсьо)

А ваше мненье о любви?

Лауренсьо

Моя любовь зовется Ниса.

Ниса

Зачем Дуардо и Фенисо

Вы привели? Теперь лови

Мгновения для разговора!

Лауренсьо

Один робею без друзей:

Ведь как от солнечных лучей

От вашего я щурюсь взора.

Но, пусть вдали держусь от вас,

Мне в вас все дорого, все близко.

Ниса

Есть у меня для вас записка,

Но — смотрят, не отводят глаз.

Лауренсьо

О дорогая! Если вдруг

Вы оступились бы случайно,

Могла бы мне открыться тайна

В прикосновенье ваших рук.

Ниса

(делая вид, что оступилась)

Ой!.. Боже праведный!..

Лауренсьо

Что с вами?

Ниса

Я поскользнулась.

Лауренсьо подает руку Нисе, она передает ему записку.

Лауренсьо

(Нисе, тихо)

Спору нет,—

Вы дали на любовь ответ

Поступками, а не словами.

Ниса

Любви нужны дела.

Лауренсьо

Вы правы:

Любовь есть действие.

Ниса

О да!

(К Дуардо и Фенисо.)

Итак, прощайте, господа!

Дуардо

Вы и в паденье величавы.

Ниса и Селья уходят.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Лауренсьо, Дуардо, Фенисо.

Фенисо

Ну как? Сонет ей не в угоду?

Лауренсьо

Ее восторгам нет границ.

Дуардо

Судя по выраженью лиц,

Вы сами ей слагали оду.

Лауренсьо

Не отобью у вас работу.

Господь отпустит мне грехи

За то, что не пишу стихи,

В которых смысла ни на йоту.

Фенисо

У вас, как видно, здесь дела,—

Позвольте пожелать успеха.

Дуардо

Мы не хотим, чтобы помеха

Вред вашим чувствам нанесла.

Лауренсьо

Сеньор! Я вижу, вы остряк.

Фенисо

А вы — предмет благоволенья

Красавицы, в том нет сомненья.

Она…

Лауренсьо

А если бы и так?

Дуардо и Фенисо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Лауренсьо один.

Лауренсьо

Поистине, она ль не совершенство?

Наделена умом и красотой.

Но должен быть в единстве смысл тройной —

Так мудрецы твердят и духовенство.

Краса и ум дадут ли мне блаженство,

Коль нет для них оправы золотой?

О золото! Ты властелин земной,

Тебе в триаде я отдам главенство.

Когда б свой ум желанью своему

Я подчинил — враждебная бы сила

В безвестность увлекла меня, во тьму.

Я не хочу, чтоб море поглотило

Ладью моих надежд. И потому

Я разуму вручу свое кормило.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Лауренсьо, Педро.

Педро

А я-то сбился с ног! Мне сразу

Сюда бы надо завернуть.

Лауренсьо

И я проделал длинный путь,

Хотя и незаметный глазу.

Педро

Вы о каком это пути?

(В сторону.)

Сеньор мой в рассужденьях — дока.

Лауренсьо

Я, стоя здесь, успел далеко

От самого себя уйти.

Не так ли стрелка часовая

Недвижной кажется на взгляд,

Но движется, свой циферблат

За сутки дважды обегая?

Кружится в праздники и в будни,

Но проследить ты мог бы, друг,

Как стрелка совершает круг

От полночи и до полудня?

Случилось и со мной такое:

Ход времени меня принес

От полночи любовных грез

К полудню сытного покоя.

Педро

Я что-то вас не разумею.

Лауренсьо

Я — стрелка. Прежде на часах

Указывал я Нису…

Педро

Ах!

Сообразил.

Лауренсьо

Теперь — Финею.

Педро

Не может быть!

Лауренсьо

Ты улови,

В чем мысль моя, моя идея.

Педро

В чем?

Лауренсьо

Разве не сказал тебе я,

Что Ниса — полночь, час любви?

Финея — полдень, час обеда,

Час праздности, довольства час.

Что слаще? Что нужней для нас?

За кем останется победа

В борьбе различных двух начал?

Судьбою движим непреклонной,

Я, прежде пылкий и влюбленный,

Теперь благоразумным стал.

На полдень указует стрелка,—

Претит мне участь бедняка.

Взаимная любовь сладка,

Но слаще полная тарелка.

Ах, Ниса — час унынья злого,

Тот несчастливый час, когда

Моя померкшая звезда

За горизонт уйти готова!

Финея — час благих событий,

Тот радостный, счастливый час,

Когда моя звезда как раз

Оказывается в зените.

Ведь сорок тысяч золотых

Приданого! Все в этом звуке!

Когда они плывут мне в руки,

Могу ль пройти я мимо них?

Итак, стремлюсь я к новой цели!

Педро

Сеньор! Боюсь я одного…

Лауренсьо

Боишься, Педро? Но чего?

Педро

Боюсь, чтоб вы не пожалели,

Чтоб вы не каялись.

Лауренсьо

Я? В чем?

Что сытым стал? Что стал одетым?

Педро

Но с дурой свяжетесь при этом.

Лауренсьо

Сам дурень! Стану богачом.

Сиянью золота, поверь,

Легко затмить сиянье мысли.

Попробуй-ка, прикинь, расчисли:

Кто ходит в умниках теперь?

Явился в пышном ты наряде —

Твой хвалят ум, хоть ты осел.

Потертый на тебе камзол —

Ты глуп, будь ты во лбу семь пядей.

Поверь, достаточный доход

Прикроет все твои изъяны,

Зато, когда пусты карманы,

Твои достоинства — не в счет.

Так вот, с сегодняшнего дня

Цель помыслов моих — Финея.

Педро

Что ж, хитроумная затея.

Но есть сомненье у меня,—

Найдете ль к ней подход вы?

Лауренсьо

Я-то?

Путь верный знаю.

Педро

Вот-те на!

Лауренсьо

Служанка. Слышал я, она,

Как госпожа, придурковата?

Педро

Скорей, хитра.

Лауренсьо

Мы вчетвером

Составить можем два дуэта.

Педро

Лишь было б вам на пользу это,

А с ней друг друга мы поймем.

Лауренсьо

Прекрасно.

Педро

Тсс… Идут…

Лауренсьо

Они.

Педро

Вам будет мудрено влюбиться:

Она ведь сущая ослица.

Лауренсьо

Красотка.

Педро

Но мозгов — ни-ни.

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Те же, Финея и Клара.

Лауренсьо

Мне, восхищенному, являя,

Сеньора, свой прекрасный лик,

Вы вся как бы лесной родник,

Как сладостное утро мая.

Но коль подобно утро чуду

И восхвалить его нет слов,

То полдень будет ваш каков?

Финея

А в полдень я обедать буду.

Лауренсьо

О две звезды! Ловлю я воздух…

Я весь в огне от ваших чар.

Финея

Ах, бедненький! И вправду — жар.

Не следует гулять при звездах.

У вас, должно быть, насморк? Верно?

Пустить бы следовало кровь.

Лауренсьо

Поймите: к вам моя любовь

Невыразима и безмерна.

Финея

Любовь? А что это?

Лауренсьо

Желанье.

Финея

Чего?

Лауренсьо

Желанье красоты.

Финея

Ах, да! И я люблю цветы,

Алмазы…

Лауренсьо

Милое созданье!

Влеченье к женской красоте

Любовью у мужчин зовется.

Я вижу вас — и сердце бьется,

И пылкой предан я мечте.

Финея

А что же делать мне?

Лауренсьо

Я жду,

Что сей огонь и вас охватит:

Ведь за любовь любовью платят.

Финея

Да? Надобно иметь в виду.

Но мне любить не приходилось,

И на картинках букваря

Любви как будто нет, а зря!

Где ж мне узнать? Скажи на милость!

Ага! Спрошу-ка у отца.

Лауренсьо

Не надо спрашивать.

Финея

Не надо?

Лауренсьо

Слова бессильны тут. От взгляда

Воспламеняются сердца.

Ведь через мой любовный взгляд

Мой дух к вам проникает властно…

Финея

Ой! Духов я боюсь ужасно!

Аминь! Рассыпься! Свят, свят, свят!

Лауренсьо

О нет, не бойтесь! Вел я речь

О наших душах. Их сближенье

Рождает сладкое волненье:

Мы жаждем ежечасных встреч,

Горим, лишаемся покоя,

Любовный нас томит недуг,

И может нас спасти от мук

Лишь брака таинство святое.

Финея

Вам, значит, хочется жениться?

Педро

(Кларе)

Слыхала? То-то. Как и он,

Я тоже по уши влюблен.

В тебя. Ты славная девица.

Клара

Влюблен? Что значит это слово?

Педро

Ну… Ты мне нравишься… Весьма…

Я весь горю… Я без ума…

А ты?

Клара

В уме.

Педро

(в сторону)

Вот бестолкова!

(Кларе.)

Любовь, конечно, вид безумья,

Но часто наблюдаем мы,

Как величайшие умы

Ей поддаются без раздумья.

Клара

А я уж как моя сеньора.

Педро

С премудростью любви, ей-ей,

Способен даже дуралей

Освоиться легко и скоро.

Небось приятной этой хворью

Всем суждено переболеть.

Клара

Ну, я надеюсь уцелеть:

Я не болела даже корью.

Финея

(к Лауренсьо)

Учитель объяснит мне это:

В нем столько всяких знаний — тьма!

Лауренсьо

Не надобно. Любовь сама —

Источник разума и света.

Финея

А что ж! Пожалуй, хоть сейчас

Поженимся. Вот будет славно!

Мне это кстати.

Лауренсьо

(в сторону)

Мне — подавно.

Финея

Я, значит, буду жить у вас?

Лауренсьо

Так принято.

Финея

Войду в ваш дом?

Лауренсьо

Когда ваш батюшка женился,

Не он к жене переселился —

Она к нему. И здесь потом

Вы родились.

Финея

Я? Быть не может:

Я у отца была всегда.

Лауренсьо

(в сторону)

Не сговориться с ней! Беда!

Сведет с ума иль в гроб уложит.

Как ни заманчив капитал,

И девушка сама — картинка,

Боюсь я все же, что овчинка

Не стоит выделки. Устал.

Клара

(Финее)

Ваш батюшка идет!

Лауренсьо

Прошу

Не забывать меня, сеньора.

Финея

Попробую.

Лауренсьо уходит.

Клара

Ушел? Так скоро?

Педро

За ним последовать спешу.

Не забывай меня, смотри!

Клара

Смотреть? Тогда зачем уходишь?

Педро уходит.

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Финея, Клара.

Финея

Любовь! Как ты ее находишь?

Клара

Перевернулось все внутри,

Смешалось и похолодело,

Как в заливном из потрохов.

Финея

А мой папаша-то каков?

Нечестное затеял дело.

Ко мне он начал приставать

С каким-то женихом дурацким:

Индейским, или азиатским,

Или севильским — как мне знать?

Сегодня вынул ларчик вдруг,

Картинку вытащил оттуда

(Такая гладенькая — чудо)

И говорит: вот твой супруг.

На что он мне? Но все равно,

Пускай, уж раз так хочет папа;

Согласна даже на арапа.

Но этот? Что-то мудрено!

Неужто батюшка не мог

Найти мне целого мужчину,

А предлагает половину?

Какая радость — муж без ног?

(Вынимает из рукава портрет.)

Клара

Без ног? Нет радости, вы правы.

Позвольте-ка и мне взглянуть.

Финея

Гляди.

Клара

С лица — хорош. И грудь

Широкая. Мужчина бравый.

Финея

До пояса. Но ничего —

Внизу.

Клара

Гляжу не без опаски

На то, как он вам строит глазки.

Финея

Я Нисе подарю его.

Клара

Вдруг явится венчаться с вами?

Финея

Безногий муж мне ни к чему.

Я лучше этого возьму:

По крайней мере он с ногами.

Клара

(в сторону)

И с головой. Идет охота:

Ловец, собака, западня.

Науськав Педро на меня,

Ее поймает он в тенета.

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Те же, Октавьо и Ниса.

Октавьо

Только что его видали

Возле станции почтовой.

Ниса

Явится сейчас, должно быть.

Октавьо

Все, надеюсь, обойдется.

Но боюсь я за Финею.

Ниса

Батюшка! Хочу напомнить,

Что невеста наша здесь.

Октавьо

(к Финее)

Ты еще не знаешь, дочка…

Ниса

(в сторону)

Дочка знает слишком мало.

Октавьо

Твой жених в Мадриде.

Финея

Боже!

Как забывчивы вы стали!

Вот же он! Лежит в коробке.

Октавьо

Нет, сейчас придет живой,—

Это ведь портрет всего лишь.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Те же и Селья.

Селья

Прибыл к нам сеньор Лисео:

Он приехал на почтовых.

Октавьо

(Финее)

Дочка! Будь благоразумной

И веди себя как должно.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

Те же, Лисео и Турин.

Октавьо

Милости прошу! Садитесь.

Лисео

Лестно мне быть вашим гостем,

Но мечтаю быть вам сыном.

Октавьо

Сын такой мне честь умножит.

Лисео

Но которая из двух

Предназначена мне в жены?

Финея

Как! Меня вы не узнали?

Лисео

Смею ли обнять вас?

Финея

(к Октавьо)

Можно?

Октавьо

Да, — как жениху с невестой.

Финея

(тихо)

Слушай, Клара!

Клара

Что, сеньора?

Финея

Ноги, вроде бы, на месте.

Клара

Подшутить хотел, должно быть.

Финея

Правда? Так я огорчалась,

Посчитав, что он безногий!

Октавьо

(к Лисео)

Обнимись теперь, мой сын,

Со свояченицей.

Лисео

(Нисе)

Бог мой!

Ваша красота недаром

Так прославлена молвою.

Ниса

Рада вам служить, сеньор.

Лисео

(Нисе)

У испанцев ум в почете.

Вас божественною Нисой

Все зовут: ваш ум подобен

Вашей красоте, как слышно;

Красотой же изумлен я.

Финея

(к Октавьо)

Женится ведь он на мне,—

Почему ж он заквохтал

Перед ней? Вот дурачок!

Октавьо

Глупая! Ну что лопочет!..

Сядьте все, прошу.

Лисео

(тихо)

Турин!

Турин

Что, сеньор?

Лисео

Моя дуреха

Тоже очень миловидна.

Октавьо

Утомила вас дорога?

Лисео

Нетерпением снедаем,

Краткий путь почел я долгим.

Финея

Так же, как слепой осел

Топчется, вращая ворот,

И считает: путь неблизок.

Ниса

Замолчи!

Финея

Сама замолкни!

Ниса

Извинить прошу Финею:

Любит пошутить порою,

Но добра и благонравна.

Лисео

(Турину, тихо)

Ты подарки взял с собою?

Турин

Слуги с вашими вещами

Не приехали, сеньор мой.

Лисео

Ох уж эти слуги! Вечно

Все забудут, все испортят.

Финея

(к Лисео)

Где же ваш подарок?

Турин

(в сторону)

Вижу,

Что подсунули колоду

Нам к приданому в придачу.

Октавьо

(к Лисео)

Жарко вам? Что вас заботит?

Лисео

Мне воды бы…

Октавьо

Как! Мой зять

Будет пить простую воду?..

(Селье и Кларе.)

Поставец мой принесите,—

Освежиться надо гостю.

Селья и Клара уходят.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

Финея, Октавьо, Ниса, Лисео, Турин.

Финея

Зря приехали вы нынче,—

Вот бы в прошлую субботу!

Угостили бы мы вас

Рубленою требухой.

Стряпали вдвоем мы с Кларой.

Ниса

Замолчи, сестра!

Финея

А что?

Пальчики бы облизал:

С перцем, с солью — ух как жгло!

ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ

Те же, Селья и Клара с поставцом.

Селья

Вот питье, а вот закуска.

Лисео

Я просил попить — и только.

Как говаривают в шутку:

Если ты напиться хочешь,

Выпивай, но без закуски.

Финея

Поглядите — хлещет воду,

Словно мул.

Турин

(в сторону)

Аттестовала!

Октавьо

Нет, Финея, ты несносна!

Финея

Эх растяпа! Попросите —

Пусть вам вытрут подбородок.

Октавьо

Попросить? Уж не тебя ли?

Финея

Мне не жалко, если просят.

(Вытирает Лисео губы.)

Лисео

(в сторону)

Вырвала полбороды.

Нечего сказать, забота!

Октавьо

(в сторону)

Горе ты мое! Сейчас,

Кажется, терпенье лопнет.

Как убрать ее отсюда?

Лисео

(в сторону)

Хоть бы ночь дала мне отдых

От нежданных злоключений!

Октавьо

(дочерям, Селье и Кларе)

Ну, ступайте! Приготовить

Надобно постель для гостя.

Финея

На моей лечь могут двое.

Ниса

Вы еще не обвенчались.

Финея

Ну так что ж?

Ниса

Иди за мною!

Финея

В спальню?

Ниса

Да.

Финея

(к Лисео)

Эй, вы! Прощайте!

Ниса, Финея, Селья и Клара уходят.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ

Октавьо, Лисео, Турин.

Лисео

(в сторону)

Я захлебываюсь в волнах

Моря бедствий!

Октавьо

Мне придется

Тоже выйти ненадолго,

Чтобы дорогому зятю

Оказать прием достойный.

Да хранит вас провиденье!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ

Лисео, Турин.

Лисео

Ах, Турин! Судьбой жестокой

Обречен я на погибель.

Турин

Не стянуть ли с вас ботфорты?

Лисео

Ты скажи мне: что я буду

Делать с этой идиоткой?

Турин

Право, на нее, сеньор,

И смотреть мне даже больно:

Дав ей красоту, создатель

Не дал ей мозгов нисколько.

Лисео

Будь не только я просватан,

Но обвенчан, — для развода

Были бы все основанья.

Браком сочетать законным

Можно женщину с мужчиной;

Но скажи мне — разве можно

Обвенчать христианина

С существом скотоподобным?

Турин

Что ж, раздумали жениться?

Лисео

Капитал! Да будь он проклят,

Если мне такой процент

По нему платить придется!

Пусть она и миловидна,

Но каких мне даст потомков?

Первенцем моим кто будет?

Курица? Баран? Теленок?

Турин

Это вы, сеньор, напрасно:

Случаев известно много,

Что отец и мать разумны,

А рожают остолопов.

Лисео

Это верно ты заметил:

Говорят, сын Цицерона

Был отъявленной скотиной.[59]

Турин

А случается напротив,

Что у круглых дураков

Вдруг родится умный отпрыск.

Лисео

Но, как правило, Турин,

Все родят себе подобных.

А поэтому я тут же

Наше сватовство расторгну.

Не польщусь я на богатство,

Не продам свою свободу.

То ли дело, если б Ниса…

Турин

Как смягчился вдруг ваш голос!

Говорят, что если в гневе

Человек себя не помнит,

То полезно сделать так,

Чтобы он узрел свой образ

В зеркале: утихнет мигом.

Так и вкус ваш оскорбленный,

Словно в зеркало глядясь

В нежно-грациозный облик

Умной и прекрасной Нисы,

Обретает мир и кротость.

Лисео

Да, ты прав, Турин: мой вкус

Оскорблен. И договором

Связанным себя считать

Не могу.

Турин

Вам надо просто

Поменять сестер местами.

Лисео

Я-то на обмен пошел бы.

Получить жизнь вместо смерти!

Херувима вместо черта!

Турин

Что ж, вы правильно смекнули:

Счастье не в одних дублонах.

Золото блестит, но ярче

Светит золотое солнце.

Лисео

Решено: я навсегда

С этой дурочкой покончил.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КОМНАТА В ДОМЕ ОКТАВЬО, ВЫХОДЯЩАЯ ОКНАМИ В САД

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лауренсьо, Дуардо, Фенисо.

Фенисо

Уж месяц, как Лисео тут,

А свадьбы нет еще в помине.

Дуардо

Борьбу упорную поныне

Корысть и чувство в нем ведут.

Лауренсьо

Болезнью Нисы объяснить бы

Задержку можно.

Фенисо

Нет, скорее,

Он, видя, как глупа Финея,

Увиливает от женитьбы.

Лауренсьо

Спит ум ее, но сон пройдет:

Любви животворящий пламень

Одушевить способен камень

И растопить способен лед.

Дуардо

Любовь, конечно, чудотворна.

Фенисо

Но сделать умным дурака?

В Финее глупость так крепка

И так невежество упорно!

Лауренсьо

Любовь, сеньоры, это гений,

Тот дух, который мы зовем

Вселенским разумом.[60] Лишь в нем

Источник всех людских свершений,

Всех наших помыслов и дел.

Любовь нам открывает дали.

Не от нее ли мы узнали

Нам предназначенный удел?

Любовь божественна. Платон

Так поучал; того же мненья

И Аристотель.[61] Вот сужденье,

Бесспорное для всех времен.

Любовь рождает созерцанье,

Приходит следом восхищенье

И порождает размышленье.

Итак, любовь родит познанье.

Любовь нам суть открыть сумела

Ремесл, художеств и наук;

Твореньем каждым наших рук

Мы ей обязаны всецело.

Любовь — живой воды струя,

Путь к справедливости и счастью;

Она своею нежной властью

Дает законы бытия.

Любовь, сплотив людей в народ,

Жить учит мирно и достойно,

И то, что разрушают войны,

Она опять воссоздает.

Любовь растит плоды земли

И птичьи вдохновляет хоры;

На океанские просторы

Она выводит корабли.

Любовь зовет к деяньям славы

И указует нам пример

Изящных вкусов и манер.

Любовь шлифует ум и нравы.

Любовь поэзию открыла,

Нас в царство музыки ввела

И живопись изобрела.

Любви живительная сила

Волнует, будит и тревожит:

Любовь — враг тупости и сна,

И тот, к кому пришла она,

Невеждой быть уже не сможет.

Наверно, вам мои идеи

Смешными кажутся, но вновь

Я повторяю, что любовь

Разбудит спящий ум Финеи.

Фенисо

Мы не смеемся. Почему ж?

Мысль очень остроумна ваша.

Не потому ли и папаша

Желает сплавить дочь? Пусть муж

Любовью или чем другим

Ее на ум и наставляет.

Дуардо

Но эта мысль не отвечает,

Сеньоры, принципам моим.

Я твердо убежден в ином:

Что ум есть чувству основанье,

Что нет любви, где нет сознанья.

Фенисо

Святая истина.

Лауренсьо

Вверх дном.

Фенисо

Познанье — суть вещей, но, право,

Его не так легко достичь.

Лауренсьо

О да! Иные порют дичь,

А думают, что судят здраво.

Фенисо

Кто полн познаний и ума

И тонкости — так это Ниса.

Дуардо

В ней воплотилась, друг Фенисо,

Богиня мудрости сама.

Фенисо

Как хворь бессмысленная может

Осилить ум?

Лауренсьо

Иной дурак

Расфилософствуется так,

Что десять умных в гроб уложит.

Дуардо

Но вот и Ниса!

Фенисо

Ниса вновь

Беседой осчастливит нас.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Ниса и Селья.

Ниса

(Селье)

Твой удивителен рассказ.

Селья

Мне кажется, его любовь

Небескорыстна: крупный куш

Его привлек.

Ниса

О святотатство!

Что истинной любви — богатство?

Ей важно единенье душ.

Дуардо

Сеньора! В день выздоровленья,

Прошу, примите поздравленья

От преданных друзей и слуг,

От тех, для коих ваш недуг

Был мрачным временем затменья,

Был сумрачной порой зимы.

Густая пелена сокрыла

Животворящее светило;

Надолго погрузились мы

В отчаянье беззвездной тьмы.

Минуло время непогоды.

Великой милостью природы

Опять вернулась к нам весна.

Сияет солнце, даль ясна,

Цветут цветы, струятся воды

И соловьи поют в тиши.

Как вешний день, вы хороши,

И вот, назло зиме вчерашней,

Вновь зерна проросли на пашне

Любвевзыскующей души.

Фенисо

Бегут потоки и ручьи.

Быстротекущие струи

Бурлят весенним ликованьем

И шлют с восторженным журчаньем

Вам поздравления свои.

Все голоса земли, им вторя,

Спешат кумир свой превознесть,

И гимн всеобщий в вашу честь,

Хвала божественной сеньоре,

Звучит в тысячегласном хоре.

Но если гимн слагает вам,

Красою вашей восхищенный,

Мир мертвый, неодушевленный,

То я ли выхода не дам

Из сердца рвущимся словам?

Ужели в этот светлый час

Я свой не выражу экстаз,

Ужель молчанья не нарушу

Для той, чью трепетную душу

Душою чувствую, — для вас?

Лауренсьо

Сеньора! Ваш недуг отвлек

Меня от сладостного долга

Служенья вам, увы, надолго!

Я ощущал, кляня злой рок,

Что я душою занемог

В тот день и час, когда вы сами

Расстались так внезапно с нами,

Болезнь не в силах побороть:

Я — лишь материя, лишь плоть,

Одушевляемая вами.

Те поздравленья, коим тут

Внимать вы не сочли за труд,

Не мне ли принимать уместно?

Когда вы страждете телесно,—

Мне душу когти скорби рвут.

И если бы судьба хотела

Быть справедливой до предела,—

Недуг терзал бы, плоть круша,

Не вас, — ведь вы моя душа,—

Но лишь меня: я ваше тело.

Ниса

Какой поток изящных фраз!

Три поздравленья — верх искусства.

Лауренсьо

И наша жизнь, и наши чувства,

И наши помыслы — для вас.

Ниса

Надеюсь, эти два сеньора

Свой вкус изысканный проявят

И для меня букет составят

В саду, пока для разговора

(Всего на несколько минут)

Вас, Лауренсьо, задержу я.

Дуардо

(в сторону)

Безумцы лишь, любя, ревнуя,

Себя так явно выдают.

Фенисо

(в сторону)

Так вот награда?

Дуардо

(в сторону)

Я отставлен?

Фенисо

(в сторону)

Да, он любим, сомнений нет.

Дуардо

(в сторону)

Что ж, соберу для них букет,

Он будет ревностью отравлен.

Дуардо и Фенисо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Лауренсьо, Ниса, Селья.

Лауренсьо

Наконец-то мы одни!

Смею ль, Ниса, вас поздравить,

К сердцу пылкому прижав?

Ниса

О неверный! О лукавый!

О неискренний, фальшивый,

Ветреный, непостоянный,

Двоедушный и двуличный

Человек! Мы не видались

Месяц лишь (по той причине,

Что больна была я тяжко),—

Месяца довольно было,

Чтоб забыть меня, предатель!

Иль решили вы, что я

При смерти? Но если б даже

Умерла я, разве можно

Быть таким неблагодарным:

Не простясь со мной, к Финее

Устремить свои исканья?

Лауренсьо

Что я слышу? Ваши речи…

Ниса

Правда о поступках ваших.

Что ж, понятен ваш расчет:

Вы бедны, она богата;

Вы умны, она тупица.

Деньги вам нужны: их мало,

Лишний ум вам ни к чему.

Вы мой разум восхваляли,

А теперь он стал помехой:

Не возникнет ли опасность,

Если мы равны умом,

Что в семье я пожелаю

Верховодить, отобрав

У мужчины это право?

Лауренсьо

Кто сказал, что я за месяц

Изменился? О неправда!

Ниса

Месяц — срок большой, и я

Вас отнюдь не упрекаю.

Ведь за этот срок сменила

Облик свой неоднократно

И луна, хотя на небе

Нет корысти, нет соблазнов.

Было б чудом, если б вы

На земле, в Мадриде нашем,

Где всей жизнью правят деньги,

Проявили постоянство.

Селья! Расскажи ему

Все, что ты о нем узнала.

Селья

Вы, сеньор, уж не пеняйте,—

Подтвердить могу я клятвой,

Что Финее расточали

Вы любовные признанья.

Лауренсьо

Я? Финее? Клевета!

Селья

Нет, не клевета, а правда.

Вы давно мою сеньору

На Финею променяли,

А слуга ваш и наперсник

По уши влюбился в Клару.

Мало вам?

Лауренсьо

Ревнивый вздор!

Смехотворные догадки!

Педро — с Кларой? Я — с Финеей?

С этой дурочкой!

Ниса

Не надо ль

Оглянуться на себя,

Скудоумье обличая?

Вы, ни дать ни взять, астролог,

Что весьма силен в гаданьях

О чужих, далеких судьбах,

А своей судьбы не знает.

Услыхать бы ваш дуэт!

Болтовня ее пустая

С вашим тонким красноречьем —

Верх гармонии, не так ли?

Ах как горько, Лауренсьо,

Принимать такую плату

За любовь мою и верность!

Я больна, больна печалью.

Но так твердо ваше сердце,—

Тверже камня, тверже стали,—

Что его считать позвольте

Мне подаренным алмазом.

Кончено! С меня довольно.

Лауренсьо

Подождите, Ниса!

Ниса

Ждать мне?

Но чего? Желаю счастья

С вашей дурочкой богатой.

Я уж постараюсь, впрочем,

И ее ускорю свадьбу.

Уходите, Лауренсьо!

Лауренсьо

Ниса!

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и Лисео

Лисео

(в сторону)

Уж не опоздал ли

Ей открыться? Здесь — другой.

Не люблю таких оказий.

Ниса

(к Лауренсьо)

Кончим с этим.

Лауренсьо

Не хочу!

Лисео

Что такое?

Ниса

Прочитал мне

Лауренсьо свой стишок,

Посвященный некой даме

Недалекого ума,

И сеньору я сказала,

Что стихи мне не по вкусу.

Лауренсьо

(к Лисео)

Попросите — может статься,

Усмирит свой гнев сеньора

Во вниманье к вам.

Лисео

Что ж, ладно.

(Нисе.)

Умоляю вас, сеньора,

Успокоиться.

Ниса

Прощайте!

Ниса и Селья уходят.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Лауренсьо, Лисео.

Лауренсьо

Как разгневана!

Лисео

О, да!

Так, что это даже странно.

Лауренсьо

Раздражительность присуща

Всем утонченным созданьям.

Лисео

Заняты вы?

Лауренсьо

Да не очень.

Лисео

Может быть, мы в парке Прадо

Побеседуем?[62]

Лауренсьо

Беседу

С вами я почту за счастье.

Лисео

У стены монастыря

Буду ждать вас на закате.[63]

Лауренсьо

Если будем объясняться

Мы на диалекте стали

(Правда, повода не вижу),

То коней и слуг оставим

За воротами.

Лисео

Идет!

Лауренсьо

Решено. Не опоздаю.

Лисео уходит.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Лауренсьо один.

Лауренсьо

Вот ревнивец! Вот задира!

А могло ли быть иначе?

Так Финея простодушна,

Что, конечно, проболталась

О полученном письме.

Остеречься бы мне раньше!

Ишь как переполошились,—

Честностью своей кичатся,

А не брезгают небось

Сунуть нос в чужую тайну.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Финея, учитель танцев.

Учитель

Уже устали?

Финея

Чуть жива.

Натанцевалась до упаду.

Учитель

Без ритма танец лишь в досаду.

Прислушайтесь: раз-два… раз-два…

Финея

И то — в досаду. Я сержусь.

Зачем мне вся эта морока?

Изволь тут прыгать как сорока,

Ступать в раскачку, словно гусь!

Не проще ли ходить, как люди?

Какая чушь! Раз-два, раз-два!..

Учитель

Невежественные слова

К минутной отнесу причуде.

(В сторону.)

Поверить, право, мудрено,

Что в оболочке столь прелестной

Столь грубая душа: известно,

Что дух и красота — одно.[64]

Финея

И в вашей музыке изъян.

Учитель

Какой?

Финея

Скрипицею унылой

Из тела тянете вы жилы.

Ударили бы в барабан!

Учитель

Позвольте! Я в конце концов

Не ярмарочный зазывала.

Финея

Люблю, чтоб музыка… звучала!

Вот, например, от бубенцов

Я без ума. А вы?

Учитель

Сеньора!

Такая музыка скорей

Подходит… гм… для лошадей.

Финея

Сказали тоже! Вот умора!

Не грех, отвечу вам спроста,

Плясать, — на ярмарке ли, здесь ли,

С бубенчиками. Хуже, если

Башка, как бубенец, пуста.

Учитель

(в сторону)

Попробую попасть ей в тон.

Финея

Небось сюда пришли вы сами

По-человечьи, не прыжками.

Учитель

Желанья ваши — мне закон.

Но если б мне на ум взбрело

Ходить, выделывая па,

Вокруг бы собралась толпа.

Финея

Ведь это ваше ремесло,

Стесняться вам с какой же стати?

Стыдится ли мастеровой,—

Башмачник, булочник, портной,—

Своих обыденных занятий?

Ну! Не сплясать? Эх вы, хвастун!

Учитель

На улице?..

Финея

Что? Не хотите?

Верней, не можете.

Учитель

Простите,

Но я не уличный плясун.

Финея

Я больше не хочу уроков.

Сыта.

Учитель

Я тоже.

Финея

Хватит с нас

Ужимок глупых и гримас,

Прыжков, поклонов и подскоков.

Учитель

Мне вас не научить. К тому же

Устал я слушать дерзкий вздор.

Финея

Дорога скатертью, сеньор!

Я научусь всему от мужа.

Учитель

Вот полоумная!

Финея

Что? Что?

Браниться? Сам пустоголовый.

(Бьет учителя.)

Учитель

Помилуйте, сеньора! Что вы?

Я разумел совсем не то.

Свет полоумной называет

Сеньору, что полна ума…

Финея

Вот как?

Учитель

Порой строга весьма,

Но быстро гнев свой забывает.

Финея

Да?

Учитель

Да.

Финея

Попали в цель тогда вы:

Вам подтвердит хоть вся родня,

Что полоумнее меня

На свете не сыскать.

Учитель

Вы правы.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Финея, Клара.

Клара

Натанцевались?

Финея

Ох устала!

Вот видишь, Клара, — так весь день,

Все пристают, кому не лень:

Читай! Пиши! Танцуй! Но мало

От этого ученья толка.

Ах, Лауренсьо бы сюда!

Клара

Сказать-то как? Стряслась беда.

Финея

Смотри! Такая балаболка —

И вдруг не знает, как сказать.

Язык прилип к гортани, что ли?

Клара

Как вы считаете: грешно ли

Днем в воскресенье задремать?

Финея

Греха в том нет, сдается мне,

Но можно натерпеться срама:

Ты не слыхала про Адама,

Что потерял ребро во сне?[65]

Клара

Раз женщина сотворена

Из сонного ребра — не диво,

Что я немножечко сонлива.

Финея

Невелика и впрямь вина.

А знаешь, по какой причине

За девушками ходят вслед

Поклонники? В чем тут секрет?

В том, что приходится мужчине

Меж тысяч ребер, в целой куче,

Свое отыскивать ребро.

Клара

Да, отыскать его хитро,

Помочь тут может только случай.

Дружок мой, — с виду ничего

И вообще-то парень добрый,—

Все пересчитывал мне ребра.

Теперь я знаю отчего.

Финея

Кто меж других меня найдет,

Тому назначена я в жены.

Клара

Какой вы стали вдруг ученой!

Финея

Любовь уроки мне дает.

Клара

Послушайте!.. Ох, ну и страсть!

Был Лауренсьо; письмецо вам

Велел отдать. А я… ну, словом,

Забыла и уселась прясть.

Молчанье, — ни души живой,

Такая, право, незадача.

Я, словно ломовая кляча,

Киваю сонной головой.

Сквозь дрему нитку я сучу,

А снится мне, что я в постели.

И тут, видать, клочок кудели

Свалился с прялки на свечу.

Я пробудилась от ожога.

Кудель пылает… все в огне…

Не поздоровилось бы мне,

Промедли я хотя немного.

Ну как с паленой головой

Я людям покажусь?

Финея

Бедняжка!

Сгорела, значит, та бумажка?

Клара

Спаслась. Как из костра — святой.

Края пообгорели малость.

Но буковок еще тут тьма.

Намного больше от письма,

Чем от моих волос осталось.

Читайте.

Финея

Я? Да ты в уме ль?

Клара

Девицы нынче ненадежны:

Порой от искорки ничтожной

Мы вспыхнем, что твоя кудель.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Те же и Октавьо.

Октавьо

(в сторону)

Учить ее, ей-богу, все едино,

Что наполнять водою решето.

Успехов нет ни в грамоте, ни в танцах,

Хотя чуть-чуть она и обтесалась.

Финея

Я рада видеть вас, отец мой добрый

И полоумный!

Октавьо

Как! Я — полоумный?

Финея

Учитель танцев так меня назвал.

Я на него за это рассердилась,

Но он мне объяснил, что полоумной

Зовут такую строгую сеньору,

Которая недолго помнит зло.

А так как вы всегда после того,

Как гнев на нас обрушите свой шумный,

Особенно добры, вы — полоумный.

Октавьо

Не слишком, дочка, доверяйся людям.

А слова этого не повторяй,—

Дурное слово!

Финея

Хорошо, не буду.

Вы, батюшка, умеете читать?

Октавьо

Что за вопрос?

Финея

(подавая ему письмо)

Тогда прочтите мне…

Октавьо

Сгорело все, одна осталась строчка.

Финея

Прочтите мне ее.

Октавьо

Ну слушай, дочка.

(Читает.)

«…благодарный за милость, оказанную мне, я не мог уснуть и промечтал о Вас всю ночь…»

(Рвет письмо.)

Финея

А дальше что?

Октавьо

А дальше — ничего.

Я разорвал дрянную бумажонку.

Кто написал ее?

Финея

Кто? Лауренсьо,

Ученый-преученый кавальеро,

Из тех, что собираются у Нисы.

Он мне сказал, что так в меня влюблен!..

Октавьо

(в сторону)

Еще напасть! Какой-то ветрогон,

Дрянной поэтишка, красавчик, модник,

Шаркун, болтун, любезник, греховодник

Воспользовался глупостью ее!

(Финее.)

Наедине встречались? Целовались?

Финея

На лестнице вчера мы повстречались,

И обнял он меня.

Октавьо

(в сторону)

Ну, так и есть!

От этих встреч моя погибнет честь.

Тот умник дуре голову морочит,

А умница моя свести их хочет.

И все против меня. Того гляди,

Она и жениху об этом ляпнет.

(Финее.)

Меня ты рассердила не на шутку.

Не смей с ним обниматься. Поняла?

Финея

Вперед не стану, батюшка. Простите.

Уж очень он мне по сердцу пришелся!

Октавьо

Прилично обниматься только с мужем.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Те же и Турин.

Турин

(к Октавьо)

Я вас ищу.

Октавьо

Ну, что стряслось, Турин?

Турин

(тихо)

Сеньор! Сейчас хозяин мой, Лисео,

На шпагах будет биться с Лауренсьо,

С одним из тех, что для сеньоры Нисы

Стишки плетут.

Октавьо

(в сторону)

Час от часу не легче!

От мудрости отцовской толку нет,

Коль дети непослушны. Сколько бед

Свалилось вдруг на голову Октавьо!

Узнал Лисео, видно, что бесславье

Ему готовит этот дерзкий хлыщ.

Однако же поторопиться надо.

(Турину, тихо.)

А где сойтись решили?

Турин

В парке Прадо,

У августинского монастыря.

Октавьо

Пойдем. Горяч хозяин твой. А зря!

Октавьо и Турин уходят.

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Финея, Клара.

Клара

Ваш батюшка из-за письма

Разгневался.

Финея

Сердит ужасно.

Клара

Ему вы отдали напрасно

Бумагу.

Финея

Вижу и сама.

Клара

Отец не разрешил любить,—

Придется разлюблять теперь уж.

Финея

Но не любить его, — ты веришь,—

Мне так же трудно, как не жить.

Едва я повстречалась с ним,

Как чувствовать иначе стала,

И даже то, что раньше знала,

Мне представляется иным.

Со мной он всюду и везде:

Я засыпаю — он мне снится;

Воды мне хочется напиться —

Он мне мерещится в воде;

Смотрюсь я в зеркало, и в нем

Мой Лауренсьо мне кивает.

Он неотлучно пребывает

В воображении моем.

Клара

О господи! Что за слова?

Да как же это вдруг? Откуда?

Уж подлинно случилось чудо.

Вас подменили.

Финея

Ты права.

Клара

Видать, нашелся наконец

Учитель и на вас, сеньора?

Финея

И все же я должна без спора

Исполнить, что велит отец.

Не выйду я из послушанья.

Клара

Как вы, сеньора, так и я,

У нас одна ведь колея.

Финея

Нельзя нарушить обещанье.

Так поступать противно чести.

Ведь слово жениху дано.

Клара

Влюбилась с вами заодно

И разлюблю уж с вами вместе.

Финея

Да, легче жить бы, не любя.

Любить — как это трудно, боже!

Забыть его, пожалуй, то же,

Что позабыть саму себя!

ПАРК ПРАДО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Лауренсьо, Лисео.

Лауренсьо

Лисео! Прежде чем скрестить нам шпаги,

Скажите мне: чем оскорбил я вас?

Лисео

Себя спросите, — вот и весь мой сказ.

Лауренсьо

Вы что, ко мне ревнуете Финею?

Но я еще до вас знаком был с нею,

И, значит, право первенства за мной.

Лисео

Ну нет, сеньор! Подобной болтовней

Меня не провести. Я не поверю,

Что в дурочку влюбились вы. О нет!

Лауренсьо

Ну что ж, я вам могу открыть секрет.

От славных предков получил в наследство

Я имя благородное — и только.

Приданое — спасенье для меня.

А вы еще до нынешнего дня,

Как видно, не решаетесь жениться;

На что же вы изволите сердиться?

Уж раз наш спор вы вверили мечу,

Быть с вами откровенным я хочу:

На поле чести, приготовясь к бою,

Не станет дворянин кривить душою.

Лисео

Так, значит, в Нису вы не влюблены?

Лауренсьо

Я был влюблен. Но сестры неравны

Не только разумом, но и приданым:

У Нисы десять тысяч золотых,

В четыре раза больше у Финеи,

И, значит, вчетверо она ценнее.

Лисео

Я верю вам. Поверьте мне и вы,

Что если ваши виды таковы,

Я не препятствие для ваших планов.

Хоть внешних у Финеи нет изъянов,

Зато в мозгах немалый есть изъян.

Я к нареченной холоден, поверьте.

А в Нису я влюблен до полусмерти.

Лауренсьо

Вы — в Нису влюблены?

Лисео

Клянусь!

Лауренсьо

Ну что ж,

По совести произведем дележ:

Финея — мне, вам — Ниса. Вместе с нею

Вам отдаю все то, чем я владею:

Ее надежды, милости ее,

Мою любовь, томление мое,

Мою тоску, и радость, и мученья,

Мои стихи, ревнивые сомненья…

Оружье я вам дал, так в бой смелей!

Ручаюсь, что поладите вы с ней.

Лисео

Хотя у вас крапленая колода —

Вам выиграть желаю я, сеньор.

А я богат и, стало быть, могу

Приобрести жену себе по вкусу.

Ум сочетался в Нисе с красотой,

Не нужен мне довесок золотой.

Лауренсьо

Вы правы. Неимущим же дворянам

Приходится подумать о приданом.

Хотя Финея не сильна умом,

Она украсит сразу же мой дом.

Не лучшее ли украшенье дома

Те грамоты, хранимые в ларце,

Что в год приносят тысячу дукатов?

Построив дом, мы ценим в нем не камень,

Не штукатурку и не черепицу,

Но годовой доход домовладельца.

Итак, Финея — мой доходный дом,

Мой виноградник, словом, рента в юбке.

А в остальном иду я на уступки.

Бог с ним, с умом! Довольно, чтоб жена

Любила мужа да была верна.

Лисео

Не сомневайтесь — я вам помогу

Финею получить с ее приданым.

Лауренсьо

А я за вас со всем усердьем рьяным

Перед ее сестрой похлопочу.

Лисео

Позвольте, вас в объятья заключу,

Друг и союзник! Родилось в Элладе

Преданье об Оресте и Пиладе;[66]

Они нам образец.

Лауренсьо

О как я рад!

Итак, вы — мой Орест!

Лисео

Вы — мой Пилад!

Лауренсьо и Лисео обнимаются.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Октавьо и Турин.

Октавьо

(Турину, тихо)

Они?

Турин

Они.

Октавьо

Ты что ж насчет дуэли

Зря наболтал?

Турин

Они нас разглядели

И притворяются.

Октавьо

Эй! Господа!

Лисео

Добро пожаловать, сеньор Октавьо!

Октавьо

Зачем вы здесь сошлись?

Лисео

Мы с Лауренсьо

Друзья с тех пор, как я вступил в ваш дом.

Мы об руку пришли сюда вдвоем

Потолковать о важном предприятье.

Октавьо

Друзья? Прекрасно! Не имел понятья.

Но очень рад. Я по пути домой

В парк завернул. Пойдемте-ка со мной.

Лисео

Почтем мы это за большую честь.

Лауренсьо

С великой радостью мы вас проводим.

Октавьо

(Турину, тихо)

Уж ты не вздумал ли меня дурачить?

Турин

Сам не пойму, что это может значить.

И то: кончайся дракой каждый спор,

Давно бы люди вымерли, сеньор.

Октавьо

Так быстро кончились все их раздоры?

Турин

Что ж, худший мир приятней лучшей ссоры.

КОМНАТА В ДОМЕ ОКТАВЬО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Ниса, Финея.

Ниса

Не узнаю Финеи прежней,

От прошлого нет и следа.

Финея

Такая же я, как всегда.

Ниса

О нет! Ты сделалась прилежней…

Осмелюсь ли сказать? Умнее.

Финея

А ты, сестра, наоборот.

Ниса

Иль втайне кто-нибудь дает

Тебе уроки? А, Финея?

Наверное, помог бальзам,

Эссенция анакардина?[67]

Финея

Что? Так зовут христианина,—

Бальзан Эссенца? Просто срам.

Мне незнаком Бальзан Эссенца,—

Вот имечко-то, ай-ай-ай! —

Но все ж меня не принимай

За неразумного младенца.

Ниса

Знай, Лауренсьо — мой!

Финея

Как — твой?

Ниса

Он мне принес любви обеты.

Финея

Да? А потом унес?

Ниса

В себе ты?

Смотри, ответишь головой

За эти дерзости, тупица!

Меня ты лучше не гневи.

Финея

Чем больше требовать в любви,

Тем меньше получать, сестрица.

Так Лауренсьо мне сказал.

Теперь я много-много знаю!

Ниса

Вот как? Отлично! Поздравляю!

Твоим учителем он стал?

Ты выкинуть его должна

Из головы. Тебе понятно?

Финея

Не очень.

Ниса

Повторяю внятно:

Мой Лауренсьо!

Финея

Вот-те на!..

Ну ладно, не сердись.

Ниса

Запомни,

Финея: каждый нежный взгляд

И вздох его принадлежат

Лишь мне.

Финея

Пусть так.

Ниса

Верни его мне.

Есть у тебя жених. Стыдись!

Финея

Не будем ссориться, сестрица.

Ниса

Прощай!

(Уходит.)

Финея

Ведь надо ж так случиться —

Все беды вместе собрались!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Финея, Лауренсьо.

Лауренсьо

(в сторону)

Остановись хоть на мгновенье,

Фортуна резвая… Постой!

Случайно я столкнулся с той,

С кем жаждал встречи. Вот везенье!

(Громко.)

О дорогая! Это вы ли?

Финея

Нельзя, нельзя! Скажу одно:

Мне видеть вас запрещено.

Лауренсьо

Как! Что же вам наговорили?

Финея

Что если в голове моей

Завелся кто-нибудь, то надо

Прочь выкинуть. А? Вот досада!

Лауренсьо

Скажите мысль свою ясней.

Финея

Кто в голове моей?

Лауренсьо

Не знаю.

Финея

Не догадались?

Лауренсьо

Нет.

Финея

Там вы.

Вас выкинуть из головы

Должна, — а как, не понимаю.

Сестра велела мне. Быть может,

Вы мне сумеете помочь?

Лауренсьо

Когда любовь мы гоним прочь,

Любимый нам едва ль поможет.

Финея

О, как вы смотрите в глаза мне!

Скажите: это нежный взгляд?

Лауренсьо

О да! Столь нежный, что навряд

Он не растрогал бы и камни.

Финея

Тогда его я не приму.

Свой взгляд должны вы взять обратно,

Раз нежный он.

Лауренсьо

Вам неприятно?

Финея

Нет, нет, совсем не потому!

(Подает ему платок.)

Скорей сотрите с глаз моих

Платочком этим ваши взгляды.

Лауренсьо

(вытирает ей глаза платком)

Я повинуюсь вам. Вы рады?

Финея

Ах, вовсе нет! Ну, стерли их?

Лауренсьо

Да.

Финея

Нисе надо их вернуть:

Себе чужое брать — нечестно.

Лауренсьо

(в сторону)

Ее наивность так прелестна,

Что даже не смешна ничуть.

Финея

Себе не смею взять ни взгляда.

Лауренсьо

Платком я стер их.

Финея

Стерли?

Лауренсьо

Да.

Финея

Не грустно вам? Мне никогда

Так грустно не было… Что ж, надо!

Еще не нравится отцу,

Что обняли меня вчера вы

На лестнице.

Лауренсьо

О боже правый!

Придет ли перечень к концу?

Финея

Поэтому объятье ваше

Должны теперь назад вы взять.

Лауренсьо

Что? Что я должен?

Финея

Разобнять.

Лауренсьо

Не смею возражать папаше.

Вчера, — напомните-ка мне вы,—

Я был со стороны какой?

Вас правой обхватил рукой?

Теперь я обхвачу вас левой.

Не бойтесь же, доверьтесь мне…

(Обнимает Финею.)

Вчерашнее объятье снято.

Финея

Я, значит, вами разобнята?

Лауренсьо

О разумеется! Вполне.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Ниса.

Ниса

Мой бог! Да как решились вы?..

Финея

Я все уладила, сестрица,

Теперь вам можно пожениться.

Во-первых, мной из головы

Он выкинут. Потом, в платочке

Все взгляды, можешь их забрать.

Меня сумел он разобнять.

Все сделала без проволочки,

Как велено.

Лауренсьо

(Нисе, тихо)

Вас насмешу

Рассказом я своим.

Ниса

Навряд ли.

Пойдемте в сад.

Лауренсьо

За вами в сад ли,

В огонь ли, — с радостью спешу.

Ниса и Лауренсьо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Финея одна.

Финея

Надеюсь, что она довольна.

Они ушли… Ушли вдвоем.

Но почему же мне о нем

Так грустно вспоминать, так больно?

Ах, если б я пошла с ним в сад!..

Отец!.. С ним буду, как овечка.

Молчи, язык мой, ни словечка!

Одни глаза пусть говорят.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Финея, Октавьо.

Октавьо

Где твой жених?

Финея

Я, батюшка, считала,

Что спросите меня вы первым делом,

Успела ли я выполнить приказ.

Октавьо

Какой приказ?

Финея

А разве не сердились

Вы на меня за то, что Лауренсьо

Посмел меня обнять? И я его

Просила разобнять меня обратно.

Он так и сделал.

Вам теперь понятно?

Октавьо

Час от часу не легче! Что за дурость?

Ты снова обнималась с ним?

Финея

О нет!

Когда вчера меня он обнимал,

К своей груди прижал рукою правой.

Сегодня же совсем наоборот:

Он левой обхватил меня. Ну вот,

Я снова как была. Он снял объятье.

Октавьо

(в сторону)

Глупа! И как глупа, — сверх вероятья!

Чем больше тщится проявить свой ум,

Тем больше обнаруживает глупость.

Горбатого исправит лишь могила.

Финея

Отец! Скажите: как зовется то,

Что чувствуешь… ну, если твой любимый

С другою девушкой уходит вдруг?

Октавьо

Зовется ревностью такой недуг.

Финея

Как? Ревность?

Октавьо

Да. По старому присловью,

На свет она порождена любовью.

Финея

Ах, бедная любовь! Ведь хуже нет,

Чем злых детей произвести на свет.

Октавьо

(в сторону)

Смотрите-ка! Не так уж это глупо.

А вдруг дуреха, у любви учась,

Чему-нибудь и сможет научиться?

Финея

Как от болезни этой излечиться?

Октавьо

Не так уж трудно горю пособить:

Чтоб излечиться, нужно разлюбить.

Кто любит — тот ревнует; эта плата

Арендная порой высоковата…

А Ниса где?

Финея

Она и Лауренсьо

Пошли к фонтану.

Октавьо

Тьфу! Опять стихи?

С меня довольно этой чепухи.

Пойду-ка в сад. Пора хоть в малой дозе

Им дать понятье о житейской прозе.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Финея одна.

Финея

Больна! Все валится из рук.

Стучит в висках, и сердце бьется.

Так, значит, ревностью зовется

Меня терзающий недуг?

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Финея и Лауренсьо.

Лауренсьо

(в сторону)

Я, видно, родился в сорочке,

Что уцелел на этот раз.

Спасибо старику, он спас

Меня от разъяренной дочки.

Оставив их наедине,

Урвал я миг для разговора

С прелестной дурочкой.

(Громко.)

Сеньора!

Финея

Зачем вернулись вы ко мне,

Уж раз ушли с моей сестрою?

Лауренсьо

Не добровольно я ушел,

Но выбрал меньшее из зол.

Финея

Что, что?

Лауренсьо

Боялся, я не скрою,

Вас прогневить. Вот в чем разгадка.

Финея

Как медленно часы идут,

Когда вас нет! Когда ж вы тут,

Мне, вместе, боязно и сладко,

И что-то мучает меня.

Должно быть, это я ревную.

Вы знаете болезнь такую?

Жжет наподобие огня

Вот здесь, в груди. Отец сказал,

Что это ревность. А леченье

Одно…

Лауренсьо

Какое?

Финея

Разлюбленье.

Лауренсьо

Оно убьет вас наповал.

Нет, средство есть совсем другое,

Его и предложу я вам.

Финея

Вы мне поможете?

Лауренсьо

И сам

Вам помогу, и эти трое.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Те же, Дуардо, Фенисо, Педро.

Педро

(к Дуардо и Фенисо, тихо)

Лауренсьо и Финея

Здесь вдвоем.

Фенисо

Какой он странный!

Лауренсьо

Вы, Дуардо и Фенисо,

Появились очень кстати.

Так как оба с давних пор

Устремили вы исканья

К умной и ученой Нисе —

Верю, будет вам приятно

Выслушать то, что Финея

Сообщит вам без утайки.

Дуардо

Склонен думать, что сквозь стены

Проникаете сюда вы.

Иль волшебница Цирцея

Вас отсюда не пускает?[68]

Лауренсьо

Силы пробую, сеньоры,

Я в алхимии: мой разум

Здесь металл неблагородный

В золото переплавляет.

Педро

Стоит ли, сеньор? Я слышал,

Это лишь пустая трата

Времени. Не лучше ль вам

Поискать жену с приданым?

Лауренсьо

Дурень, замолчи!

Педро

Сеньор!

Вы в противоречье впали:

Дурень потому и дурень,

Что молчать не в состоянье.

Лауренсьо

Погодите, я Финее

Молвлю два словечка.

Дуардо

Ладно.

Лауренсьо

(Финее, тихо)

Я, Финея, рассказал им

Про болезнь и про лекарство.

Финея

Вылечите поскорей:

Ревность так меня терзает!

Лауренсьо

Если скажете вы им,

Что даете обещанье

Стать моей женой законной,

Ревность вас покинет сразу.

Финея

Только-то? Скажу, конечно.

Лауренсьо

Обратитесь к ним вы сами.

Финея

(к Дуардо, Фенисо и Педро)

Слушайте меня вы, трое!

Дуардо, Фенисо и Педро

(вместе)

Да, сеньора?

Финея

Обещанье

Лауренсьо я даю,

Что его женою стану.

Дуардо

Вот так штука!

Лауренсьо

Подтвердить,

Как свидетели, согласны?

Дуардо, Фенисо и Педро

(вместе)

Да.

Лауренсьо

(Финее)

Вы видите, что я

Вас избавил от страданий,

Вызванных сперва любовью,

Позже — ревностью.

Финея

Вы правы.

Наградит вас бог за это.

Лауренсьо

(к Дуардо, Фенисо и Педро)

А сейчас — ко мне. Составит

Там нотариус при вас

Брачный договор.

Фенисо

Вы, значит,

В самом деле на Финее

Женитесь?

Лауренсьо

Женюсь, и вправду.

Фенисо

Ну, а как же Ниса?

Лауренсьо

Ум

Я на золото меняю.

Лауренсьо, Дуардо, Фенисо и Педро уходят.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Финея, Октавьо, Ниса.

Ниса

(к Октавьо, тихо)

Разговор был ни о чем,

О предметах маловажных.

Октавьо

От предметов этих жду

Я не славы, но бесславья.

Ниса

Юноша весьма он скромный,

Полон глубочайших знаний,

Многому меня он учит.

Октавьо

Вот как? Помнится, в Гранаде

Некий жил Хуан Латино;

Дочь гранадского алькальда

Он наукам обучал.[69]

Черный и рожденный в рабстве

(В доме герцога де Сесса),

Столь усердно занимался

С ученицей он спряженьем,

По-латыни, по-испански,

Ну, там, — «я люблю, ты любишь…»

Что пришлось отцу-бедняге,

Дочь спасая от бесчестья,

Их сопрячь законным браком.

Ниса

Нет, отец! Как ваша дочь,

Пребываю я на страже

Чести.

Финея

Шепчетесь? О чем?

Обо мне?

Октавьо

Вот наказанье!

Эта дура снова здесь.

Финея

Всё бранитесь, а напрасно.

Октавьо

Кто с тобою говорит?

Кто бранит тебя?

Финея

А как же,—

Вы и Ниса. Все ворчите

На меня, но знать вам надо,

Что помог мне Лауренсьо,

От любви меня избавил.

Октавьо

Новой выходки дурацкой

Жду от своего я чада.

Финея

Он сказал, что все пройдет,

Если дам я обещанье

Стать его женой законной.

Я ему пообещала

При свидетелях. И вот,

Больше мне не досаждают

Ни любовь, ни ревность.

Октавьо

Боже!

(Нисе.)

Нет с твоей сестрицей сладу!

Ниса

Обещанье? Как ты смела,

Раз тебя уже просватал

Батюшка?

Финея

Что из того?

Надо ж от любви спасаться.

Октавьо

Вздор! Дурачество! Нелепость!

Чтобы этого мерзавца

Больше в доме я не видел!

Ниса

(к Октавьо, тихо)

Я, отец, предполагаю,

Что Лисео с Лауренсьо

Действуют в союзе тайном,

Чтобы в дурочке убогой

Искорка зажглась сознанья.

Октавьо

А! Тогда молчу, молчу.

Финея

А! Теперь вы замолчали?

Октавьо

(Финее)

Марш за мной!

Финея

Куда?

Октавьо

По делу:

Мне к нотариусу надо.

Финея

Что ж, пойдем.

Октавьо

Марш!

(В сторону.)

Суждена

Беспокойная мне старость.

Октавьо и Финея уходят.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Ниса одна.

Ниса

Лауренсьо рассказал

Мне о хитроумном плане,

Им составленном с Лисео.

Ловко, ничего не скажешь!

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Ниса, Лисео.

Лисео

Восхитительная Ниса!

О моих надеждах тайных

Сообщил вам Лауренсьо?

Ниса

Что такое вы сказали?

Я ослышалась, должно быть.

Лисео

Лауренсьо дал мне клятву

Помогать моим надеждам,

Что дерзнул связать я с вами.

Ниса

Полагаю, что в беседах

С будущей супругой вашей

Притупили вы свой ум

И, вернуть ему желая

Остроту его былую,

Вздумали меня дурачить.

Лисео

Истинно я вас люблю!

Нет в словах моих обмана.

Ниса

Вы безумны!

Лисео

Тот безумен,

Кто намерен обвенчаться

С полоумною невестой.

Я в уме — и отказался.

Ниса

О измена! О позор!

О бесстыдное коварство!

Обмануть отца, сестру?

Уходите вон, предатель!

Лисео

Иль безумная любовь

Недостойна лучшей платы?

Ниса

Да. Безумную любовь

Гнать рассудок наш обязан.

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Те же и Лауренсьо.

Лауренсьо

(в сторону)

Если он уже успел

Сделать ей свои признанья —

Ниса всю мою интригу,

Без сомненья, разгадала.

Видит ли она меня?

Ниса

О венец моих мечтаний!

Лисео

Это я — венец, сеньора?

Ниса

Говорят, что ты предатель,

Но отказываюсь верить,—

Сердце с этим не согласно.

Лисео

Я — предатель? Если я

Говорил с сестрицей вашей

О любви, то пусть меня

Гром небесный покарает.

Лауренсьо

(в сторону)

Ниса говорит со мной;

Он же принял все признанья

И упреки на свой счет.

Ниса

Слушать незачем мне дальше.

Видимо, любовь решила

Надо мной поиздеваться.

Лисео

Дивная! Не уходите!

Я утрачу жизнь и радость

В миг, когда утрачу вас.

Ниса

Тем не менее прощайте!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Лисео, Лауренсьо.

Лисео

Вы подслушивали?

Лауренсьо

Нет,

Только что вошел.

Лисео

Так, значит,

Обращалась не ко мне

Хитроумная гордячка?

Лауренсьо

Ничего! Поток бурливый

Мы плотиной укрощаем.

Нынче вечером, не позже,

Станет Ниса как ручная.

И умна ж она, Лисео!

От нее не отступайтесь.

Выхода ей нет: с Финеей

Я бесповоротно связан.

Лисео

Полагаюсь лишь на вас.

От любви теряю разум.

Лауренсьо

Вверьтесь мне. Нам, шутникам,

Лестно умников дурачить.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

КОМНАТА В ДОМЕ ОКТАВЬО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Финея одна.

Финея

Любовь! Ты истина и сила.

Любовь! Ты щедрый дар небес.

О сколько на земле чудес

Ты волшебством своим свершила

И скольких к жизни возродила!

Речь возвращаешь ты немым,

Лелея ум, ты гонишь глупость,

Лень, равнодушие и тупость:

Они перед лицом твоим

Рассеиваются как дым.

Тому два месяца всего,

Жила я словно без сознанья,

Невежественное созданье,

Бессмысленное существо:

Ни чувств, ни мыслей — ничего.

Как дикий зверь, — нет, как трава,

Я прозябала. Но едва

Ко мне, любовь, ты прикоснулась,—

Душа от забытья проснулась,

Есть чувства, мысли и слова.

Я так легко учусь всему,

Полна я радостных стремлений.

Ты, ты, любовь, мой светлый гений,

Прогнав безрадостную тьму,

Пытливость придала уму.

Благодарю тебя за милость,

За все, чему я научилась

С твоею помощью, любовь,

За то, что слышу вновь и вновь:

«Ах, как она переменилась!»

Еще в любви я новичок,

Все больше знаю по рассказам,

А в то же время дивный разум

Уж приоткрыл мне свой чертог,

Переступила я порог,

Уже я больше не тупица.

Любовь! Мне помоги добиться,

Чтоб Лауренсьо стал моим:

Смогу, коль буду вместе с ним,

Всему на свете научиться.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Финея, Клара.

Клара

Кричит о вас, волнуясь, споря,

Весь город. Толкам нет конца.

Финея

Я очень рада за отца:

Со мной он натерпелся горя.

Клара

Сейчас он хвастался Мисено:

Мол, преуспели вы весьма

По части чтения, письма…

Во всей натуре перемена.

Мол, совершил преображение

Лисео.

Финея

Правду говоря,

Я у другого алтаря

Свершаю жертвоприношенья.

Нет, Лауренсьо мой наставник,

Единственный.

Клара

Как Педро — мой.

Финея

Ха-ха! Лисео! Смех какой!

Кто это выдумал — забавник!

Любовь — вот истинный учитель,

Любовь — вот кладезь всех наук.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Октавьо и Мисено.

Мисено

Две свадьбы, мой почтенный друг,

Сыграть вы разом не хотите ль?

Финея ваша умной стала

И позаботиться пора,

Чтоб старшая ее сестра

С замужеством не поотстала.

Октавьо

А вы хлопочете, конечно,

За своего Дуардо? Так?

Не говорю, что он дурак,

Затем, что не сужу поспешно,

Но он из чванных тех юнцов

(Как много развелось их ныне!),

Для коих высшей нет святыни,

Чем парочка трескучих строф

Или сонет высокопарный.

А в браке это ни к чему.

Но, к огорченью моему,

В мой дом проник недуг коварный:

Дочь, Ниса, им занемогла.

Читает! Зренья ей не жалко.

Зачем? Ее Вергилий — прялка,[70]

Ее Гелиодор — игла.

Вчера решил я заглянуть

К ней в комнату: что у девчонки,

Мол, на уме? Гляжу — книжонки.

Молитвенники? Нет, отнюдь.

Вот вкратце результат набега:

Страданья двух влюбленных душ[71]

Роман, и греческий к тому ж;

Затем стихи Лопе де Вега;

Гусман — пройдоха Алемана;

Мигель Сервантес Галатея;

Очоа Лиры; эпопея

Камоэнса; стихи Линьяна;

Гильен де Кастро — том комедий;

Стихи Фернандо де Эррера

Божественного… Где же мера?

Меня друзья мои, соседи

За попустительство осудят.

Один лишь перечень имен —

И тот уже вгоняет в сон.

Мисено

Э, выйдет замуж — все забудет!

Вот как начнет рожать детей,

Кормить, воспитывать, так мигом

Утратит вкус ко всяким книгам.

Не до сонетов будет ей.

Октавьо

Тем более, Мисено, ясно:

Дуардо ей не подойдет.

Читальщица и стихоплет!

Семейка хоть куда!

Мисено

Напрасно

К стихам питаете вы страх.

Он пишет их для развлеченья.

Октавьо

Я к ним питаю отвращенье.

От них один сумбур в мозгах.

Не ждите от меня уступки:

И то боюсь, — не дай господь! —

Что Нису, кровь мою и плоть,

Ославят Дон Кихотом в юбке.[72]

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же, Ниса, Лисео и Турин.

Лисео

(Нисе, тихо)

Моя любовь у вас встречает

Жестокое пренебреженье,

А мне такое униженье

Терпеть отнюдь не подобает.

Отвергнут Нисой без причин,

Быть может, младшею сестрицей

Я буду оценен. В столице

Я не последний дворянин.

Ошибку распознал теперь я:

Мечтал, что вас мой пыл зажжет,

Но нет — еще прочнее лед

Холодного высокомерья.

В сестре же вашей не узнать

Былой глупышки и невежды,

И прежние мои надежды

Воспрянули во мне опять.

Я посоветовал бы вам

Судить помягче, подобрее,

Иль в милостивый суд Финеи

Я апелляцию подам.

Ниса

Страшнейшая из всех угроз

Меня не слишком напугала:

Я вас ревную так же мало,

Как и люблю.

Лисео

Один вопрос

Позвольте, Ниса, вам задать:

Чем вам Лисео неугоден?

Я не урод, я благороден…

Ниса

Кто может сердцу приказать?

Ждать объяснений тут напрасно.

Уж, видно, так устроен свет,

Что для любви законов нет,

Она случайности подвластна.

Любовь не вещь, не состоянье,

Что дарят иль пускают в рост;

Покорно лишь веленью звезд

Двух любящих сердец слиянье.

Лисео

Сеньора! Это мне известно.

Но возражу без пышных фраз,

Что если вкус подводит вас —

Ссылаться на судьбу нечестно.

Об этом помнить не мешало б,

«Звезду злосчастную» виня.

Ниса

Сеньор! О чем вы? У меня

Нет основания для жалоб:

Кто б с Лауренсьо мог равняться

Образованием, умом

И доблестью?

Лисео

Вот как?

Ниса

О нем

Прошу с почтеньем отзываться.

Лисео

Сеньор Октавьо здесь, не то бы…

Октавьо

Лисео, вы?

Лисео

Да, я, сеньор!

Ниса

(в сторону)

Любовь насилью даст отпор,

Мой обожатель меднолобый.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Селья.

Селья

Позвольте доложить, сеньор,—

Учитель танцев для занятий

Явился к барышням.

Октавьо

Вот кстати!

Зови, — пускай войдет танцор,

Да не забудь и музыкантов.

Селья уходит.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Финея, Клара, Октавьо, Мисено, Ниса, Лисео, Турин.

Октавьо

(к Мисено)

Хочу вам показать, мой друг,

Что у Финеи нашей вдруг

Открылось множество талантов.

Лисео

(в сторону)

Одни презрительные взгляды

В ответ на страсть. Ну что ж, назад,

Вернусь к Финее. Говорят,

Что можно полюбить с досады.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же, Селья, учитель танцев, певцы и музыканты.

Селья

Вот музыканты, ваша милость.

Октавьо

Садитесь же! Прошу, прошу!

Лисео

(в сторону)

Любовь обидой заглушу.

Страсть самолюбью подчинилась.

Октавьо

Ну, дочки!..

Ниса

Слушаем, отец.

Октавьо

Станцуйте нам вчерашний танец.

Бойчей! Я не люблю жеманниц.

Лисео

(в сторону)

Изменчив Купидон-хитрец.[73]

Октавьо, Мисено и Лисео садятся. Ниса и Финея танцуют под музыку.

Певцы

Купидон, поняв, что дамам

Не любовь нужна, но деньги,

Что, пока он гол и нищ,

Быть ему в пренебреженье,

В Индию свой путь направил,[74]

Лук продав, колчан и стрелы:

Там, как здесь, нужней дублоны,[75]

Нежели душа и сердце.

В Индии не промышлял он

Шелком, полотном иль перцем,

Но в любовных предприятьях

Стал посредником умелым.

Купидон из стран заморских

Возвратился с кучей денег

И, одетый в шелк и бархат,

Тотчас стал любимцем женщин.

Вот уже он при дворе

В золотом шитье и в лентах.

Дамы вкруг него толпою,

Нежно так ему щебечут:

Вы откуда? Вы откуда?

Из-за океана.

Вы откуда, кавальеро?

Из-за океана.

Бесподобное сомбреро!

Из-за океана.

Золотая цепь на шее!

Из-за океана.

Ах, тончайшие манжеты!

Из-за океана.

Ах, подвязки с бахромою!

Из-за океана.

Башмаки последней моды!

Из-за океана.

И накидка щегольская!

Из-за океана.

Вы откуда? Вы откуда?

Из-за океана.

Вы откуда, ваша милость?

Из-за океана.

С чванным видом, с цепкой хваткой.

Из-за океана.

Со стилетом под колетом.

Из-за океана.

В амброй пахнущих перчатках.

Из-за океана.

Мастер поиграть словами.

Из-за океана.

Скуп в деньгах и щедр в советах.

Из-за океана.

Беззастенчивый и дерзкий.

Из-за океана.

Ай да Купидон индейский!

Из-за океана.

Ай да бывший голодранец!

Из-за океана.

Нарядившийся креолом.

Из-за океана.

Вы откуда? Вы откуда?

Из-за океана.

Ах как мил ты, Купидончик,

В орденах и в платье новом!

Если полон твой кошель,

Сам ты всех достоинств полон!

Дамы, девушки, старухи

Вкруг него жужжащим роем,

Как назойливые мошки,

Что летят на запах меда,

Все лишь по нему вздыхают,

В пламени горят любовном

И друг дружке напевают,

Стоя под его окошком:

«Дай-ка мне разгрызть орешек.

Он тебе не по зубам.

Купидон домой приехал.

Он тебе не по зубам.

С чванным видом, с цепкой хваткой.

Он тебе не по зубам.

В модных туфлях, в новой шляпе.

Он тебе не по зубам.

Шиты золотом подвязки.

Он тебе не по зубам.

Кружева; штаны в обтяжку.

Он тебе не по зубам.

Много слов, подарков мало.

Он тебе не по зубам.

Стар, но плешь свою скрывает.

Он тебе не по зубам.

Трусоват, но лезет в драку.

Он тебе не по зубам.

С глаз давно сорвал повязку.

Он тебе не по зубам.

Был безумцем, стал буяном.

Он тебе не по зубам.

Никому о том не скажем.

Он тебе не по зубам.

По секрету всему свету.

Он тебе не по зубам.

Дай-ка мне разгрызть орешек.

Он тебе не по зубам».

Мисено

(к Октавьо)

Он их учил не без успеха,—

Хоть на придворные балы.

Воздайте господу хвалы:

Две дочки — в старости утеха.

Октавьо

(к Мисено, тихо)

А не отдать ли мне Финею

Дуардо?

(Финее.)

Подойди сюда.

Финея

Отцу послушна я всегда.

Октавьо

И впрямь — не нахвалюсь я ею.

Все, кроме Лисео и Турина, уходят.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Лисео, Турин.

Лисео

Турин!

Турин

Я слушаю, сеньор.

Лисео

Узнай о важной перемене:

Сменил я цель своих стремлений.

Турин

В любви? С каких же это пор?

Никак не угонюсь за вами,—

Умишком, видно, слабоват.

Сеньор! Вам нужен адвокат

Ворочать этими делами.

Лисео

Сегодня я покончил с Нисой,

И навсегда.

Турин

Давно бы так.

Не мог понять я, что за смак

В гордячке этой белобрысой.

Лисео

Чтоб насолить ей, обвенчаюсь

С ее сестрою. Решено.

Турин

Умно, сеньор. Уж так умно,

Что, вы ли это, — сомневаюсь.

Лисео

К Финее мне вернуться надо.

Турин

Вполне благоразумный ход.

Лисео

Отмщу — и тотчас же пройдет

Моя любовная досада.

Турин

Не то чтобы хвалил я вас

За то, что женитесь с досады

(В подобных браках нет отрады),

Но тут решенье — в самый раз.

Финею исцелил всевышний,—

Она не хуже той, другой;

Да кошелек еще тугой,

А он уж никогда не лишний.

Лисео

Мисено здесь. Боюсь, пройдоха

Пришел высматривать невест.

Турин

Не выдаст бог, свинья не съест.

Лисео

Коль прозеваю, будет плохо.

Турин

Пускай благословит вас бог

И в благости неизъяснимой

Не даст вам сохнуть по любимой,

Как я по Селье весь иссох.

Лисео уходит.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Турин один.

Турин

О жар любви! Во мне потухни

Или зажгись в ее груди,

Иначе мне, того гляди,

Воздвигнут памятник на кухне

И выбьют надпись посередке:

«В мученьях тут погиб Турин.

Испекся, как пшеничный блин,

Он на любовной сковородке».

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Турин, Лауренсьо, Педро.

Лауренсьо

Все ставят палки мне в колеса.

Устал от этой я возни.

Педро

Потише! Мы тут не одни.

На нас и так уж смотрят косо.

Лауренсьо

Турин! Ты здесь?

Турин

Сеньор!..

Лауренсьо

Ну как?

Что нового слыхать на свете?

Турин

Я новости держу в секрете.

Кто зря болтает, тот дурак.

Лауренсьо

Догадываюсь, — твой хозяин…

Турин

Ну и догадливы же вы!

Для вашей светлой головы,

Клянусь, не существует тайн.

Он женится.

Педро

Хорош секрет!

Турин

На Нису рассердившись, он

В Финею сделался влюблен,

Да так, что с ним и сладу нет.

Сейчас толкует он с папашей.

Договорятся ли — вопрос.

Лауренсьо

Он этим мне афронт нанес.

Турин

Какой же?

Лауренсьо

А условье наше?

Он обещал расстаться с нею.

Турин

И слово сдержит он, сеньор,

На ней женившись.

Лауренсьо

Что за вздор?

Турин

Ведь он берет не ту Финею,

Которую мы знали встарь,

А новую совсем девицу.

Лауренсьо

Что?

Турин

Прежде знали вы тупицу,

Несмысленную вроде тварь.

Ну, а теперь мозги в порядке,

В ней дурости нет и следа.

Неузнаваема.

Лауренсьо

О да!

Турин

А значит, с нас и взятки гладки.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Лауренсьо, Педро.

Лауренсьо

Что ж, следовало ожидать.

Когда в ней пробудились разом

Живое чувство, светлый разум —

Не мог Лисео не понять:

Вот где сокровище для мужа.

Решил он к ней вернуться вновь,—

Теперь она внушать любовь

Вполне способна.

Педро

И к тому же

Кому не лестно стать богатым?

От дуры воротил он нос,

А поумнела — и возрос

В нем интерес к ее дукатам.

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Те же и Финея.

Финея

Мне Клара только что сказала,

Что Лауренсьо здесь. Мой бог!

Не чуя под собою ног,

От батюшки я убежала.

Но знаю я без слов, и так,

Любимый близко иль далеко:

Моя душа тысячеока,

И виден ей твой каждый шаг.

Моя любовь с тобою рядом

Повсюду ставит зеркала,

Чтоб за тобою я могла

Следить своим влюбленным взглядом.

Я образам иным чужда.

В моих глазах, восторгом полных,

Лишь ты один. Я — как подсолнух,

Что к солнцу обращен всегда.

Везде мне видится твой лик —

В стекле, на глади водоема…

На улице ль, в саду ли, дома —

С тобой я вместе каждый миг.

Лауренсьо

Ах, Финея! Если б только

Бог не внял моей молитве

И не просветил твой разум,

Был бы я стократ счастливей.

Я в простушке был уверен,

Умницу ж теряю ныне.

Горько! Разве за премудрость

Женщины милы мужчинам?

Разве от тебя я жду

Философских манускриптов?

Разве жду твоих советов

По моим судебным искам?

Нет! Пришлась мне по душе

Простота твоя, наивность:

Пастырем быть должен муж,

А жена — овечкой смирной.

Женщинам не так уж много

Понимать необходимо:

Чтобы умной быть женою,

Надо лишь не быть болтливой.

Слышим мы порой, как с жаром

Благородные девицы

О любви и об измене

Философствуют в гостиных.

Но для матери семейства

Сдержанность в речах прилична:

Слово — серебро, молчанье —

Золото, как говорится.

Прояснил я разум твой —

И взгляни, что получилось:

Зависть я внушил Лисео,

Предпочел тебя он Нисе,

К твоему пошел отцу,

Чтоб назначить день женитьбы!

Знал бы я, тебе у бога

Просветленья не просил бы.

Финея

В чем, скажи мне, Лауренсьо,

Пред тобой моя провинность?

Всем, чему (как ты считаешь)

Удалось мне научиться,

Я обязана стремленью

До тебя себя возвысить.

Говорить ты стал со мною —

И в моих речах есть мысли;

Чтоб твои прочесть посланья,

Начала читать я книги;

Я писать училась, чтобы

Отвечать тебе на письма.

Кто учитель мой? Любовь!

А премудрость в чем? В любимом.

На меня не обижайся…

Лауренсьо

Нет, я на судьбу в обиде.

Раз уж умница теперь ты,

Посоветуй: как спастись нам?

Финея

Легче легкого.

Лауренсьо

А все же?

Финея

Прежде надо мной, тупицей,

Все, и в том числе Лисео,

Лишь безжалостно глумились.

А когда я поумнела,

Вздумал он на мне жениться.

Стоит поглупеть мне вновь,

Стану вновь ему противна.

Лауренсьо

Что ж, ты притворишься дурой?

Финея

Лишь вернусь к тому, что было:

И слепой найдет дорогу,

Возвращаясь в край родимый.

А к тому же так притворство

В женщинах укоренилось,

Что морочим мы мужчин

И в утробе материнской.

Лауренсьо

До рождения?

Финея

А разве

Ты о том еще не слышал?

Рассказать?

Лауренсьо

Тебе внимаю

С нетерпеньем. Говори же.

Финея

Часто в материнском чреве,

И на свет не появившись,

Вводим мы в обман отца,

Ждущего рожденья сына.

Пребывает он, бедняга,

В ожидании счастливом

И супругу осыпает

Он подарков щедрым ливнем:

Будет, думает, кому

Майорат отдать и титул.[76]

А рождается девчонка —

И ни славы, ни прибытку.

Вот как мы мужчин морочим

Даже в лоне материнском.

Лауренсьо

Убедительный рассказ.

Но хочу увидеть в лицах,

Как ты сможешь так внезапно

На глазах перемениться.

Финея

Тише! Кажется, Лисео.

Лауренсьо

Надо мне найти укрытье.

Финея

Вот сюда.

Лауренсьо

За мною, Педро!

Педро

А не попадемся?

Лауренсьо

Тише!

Лауренсьо и Педро прячутся.

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Те же, Лисео и Турин.

Лисео

Сладили.

Турин

Она вам в жены

Предназначена всевышним.

Лисео

(в сторону)

Э, да вот она сама!

Как удачно это вышло!

(К Финее.)

Вам известно ли, сеньора,

Что Мисено сватал Нису

За Дуардо, и с успехом?

Раз уж выдают сестрицу,

Нам бы справить заодно

Нашу свадьбу вместе с ними.

Вы со мной согласны?

Финея

Нет.

Ведь сестра на вас женилась

Втихомолку.

Лисео

Как на мне?

Финея

Вы или другой мужчина

Тут замешаны — не помню.

Вас-то как зовут?

Лисео

Что слышу?..

Боже! Что за перемена?

Финея

Эх вы! Перемен боитесь?

А ведь нам на днях луну

На небе переменили.

Лисео

Что за вздор, Турин? Что с нею?

Турин

Снова дурь к ней воротилась!..

Финея

Луны в месяц раз меняют.

Ну, а те, что отслужили,—

Их куда девают? А?

Я вас в споре победила?

Правда ведь?

Лисео

(в сторону)

Она рехнулась!

Финея

Ха-ха-ха! Какие лица

У обоих! Вы, наверно,

Дурачки?

Лисео

Непостижимо!

Был у вас вчера, сеньора,

Образ мыслей так возвышен…

Финея

Во вниманье к вам, сеньор,

Он сегодня стал пониже:

Разум в том, чтобы уметь

Приноравливаться к ближним.

Лисео

Так изречь бы мог мудрец…

Педро

(в сторону)

К обалдую обратившись.

Лисео

Неужель я вас не трону…

Финея

Тронуть захотелось? Ишь вы!

Только троньте — будет худо!

Лисео

(в сторону)

Вот так приключенье вышло!

Не успели мы с Октавьо

Сговориться о женитьбе,

Как моя невеста снова

Стала дурою набитой.

(Громко.)

Образумьтесь же, сеньора!

Божество мое! Мой идол!

Финея

Сами идол вы! Невежа!

Лисео

Это горько и обидно.

Я вам отдал душу…

Финея

Душу?

Что это?

Лисео

Что? Дух. Властитель

Человеческого тела.

Финея

А какой он с виду?

Лисео

С виду?

Дух не образ, но идея…

Финея

Он, должно быть, с парой крыльев,

Словно Михаил архангел,

Как рисуют на картинках?

Лисео

Душу представлять мы можем

Для наглядности в обличье

Ангела; однако души

Бестелесны.

Финея

Да? Поди ж ты!

Крыльев нет? Наверно, скучно

Им сидеть на месте сиднем.

Лисео

Души… гм… одушевляют

Наши кости, наши мышцы,

Тело приводя в движенье.

Финея

А какой их кормят пищей?

Души любят колбасу?

Турин

(к Лисео, тихо)

Зря стараетесь.

Лисео

Ты видишь —

Сумасшедшая.

Турин

Ну нет!

Из того, кто глуп, не выйдет

Сумасшедшего.

Лисео

Вот как?

Турин

Право, сами посудите:

Можно ли сойти с ума,

Если не с чего сходить-то?

Лисео

Ах, Турин! Что за беда!

Я хочу вернуться к Нисе:

Был бы разум, а любви

Как-нибудь смогу добиться.

(Финее)

Душу я принес вам в дар,

Но подарок мой отринут.

Пусть господь пребудет с вами!

Финея

Мне в подарок? Нет, спасибо.

С ним хлопот не оберешься.

Души-то ведь есть трех видов:

Есть в чистилище, в раю

И в аду. Пожалуй, примешь —

И к чертям с ней попадешь.

Я и без того пуглива:

В день поминовенья мертвых

Я со страху нацепила

Платье задом наперед.

Турин

(в сторону)

Тут не глупость, тут почище:

Спятила.

Лисео

(в сторону)

Сказать отцу!

Лисео и Турин уходят.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Лауренсьо, Педро, Финея.

Лауренсьо

Браво!

Финея

Что я говорила!

Лауренсьо

Кажется, мы спасены.

Финея

Да. Но если так противно

Даже притворяться дурой,

То подумай, как тоскливо

Дуре чувствовать: я дура.

Как ей жить?

Лауренсьо

Без чувств.

Педро

Отлично

Вы ответили, сеньор.

Лауренсьо

Будь глупец способен видеть

Сам убожество свое,

Как бы выдержал он пытку?

Он ведь только тем и жив,

Что в свой разум верит пылко.

Финея

(к Лауренсьо)

Я изысканных речей

Прежде не ценила. Нынче

Им внимаю с наслажденьем.

Говори!

Входят Ниса и Селья; Финея, Лауренсьо и Педро их не замечают.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

Те же, Ниса и Селья.

Ниса

(Селье, тихо)

Моя сестрица

С Лауренсьо неразлучны.

Юной даме нежный рыцарь

Шепчет о любви.

Селья

Нет, что вы!

Ниса

Не послушать ли нам скрытно?

(Прячутся.)

Лауренсьо

Мне говорить мешает страх,

О несравненная Финея,

Что чувства кажутся бледнее,

Когда описаны в словах.

А чувства расцветают ныне

Во мне, как вешние цветы.

Изысканны или просты,—

Они лишь для моей богини.

И я прошу, речей не тратя:

Сама любой цветок сорви.

Ниса

(Селье, тихо)

Тут что? Признание в любви?

Учтивость будущего зятя?

Селья

Учтивость лишь найти могли вы

В его словах. Но каюсь я:

Мне боязно, когда зятья

С свояченицами учтивы.

Финея

Где ты, день счастья моего?

Надеждам суждено ли сбыться?

Лауренсьо

Любовь препятствий не боится,

Она добьется своего.

Педро

(Финее и Лауренсьо, тихо)

Сестра подслушивает вас.

Лауренсьо

(тихо)

О! Да с какою миной хмурой!

Финея

(тихо)

Ну, ничего! Прикинусь дурой.

Лауренсьо

(тихо)

Как я попался!

Финея

(тихо)

Скройся с глаз!

Ниса

(к Лауренсьо)

Хотите ускользнуть? Напрасно.

Лауренсьо

Уж не ревнуете ль опять?

Ниса

Нас вынуждает ревновать

Сомненье. Нынче ж все мне ясно.

Я раскусила вас.

Лауренсьо

Вот как?

Но раскусил и сам теперь я,

В чем ваша цель. О лицемерье!

Вам предстоит завидный брак

С Лисео. Нужно вам, сеньора,

Меня в измене обвинив,

Ускорить этим наш разрыв?

Так вор кричит: «Держите вора!»

Что ж, вы прекрасная чета,

Желаю счастия. Прощайте!

(Уходит.)

Ниса

Куда же вы? Ответить дайте!..

Раскрыть мне не позволил рта.

Педро

Сеньор мой прав. И в самом деле:

Идите замуж. Нам-то что?

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

Финея, Ниса, Селья.

Ниса

Что это значит?

Селья

Значит то,

Что эти двое обнаглели.

Каков слуга? Под стать сеньору!

Ниса

Он мне противен, мне постыл!

Со мной бесчестно поступил

И мне ж в вину поставил ссору.

Селья

А Педро? Подлая измена!

Бесстыдник он, бесчестный плут!

Ниса

(Финее)

Интриги, значит, здесь плетут?

Ты словно хищница — сирена,[77]

Прельстительная полурыба:

Ты получеловек была,

Ужели ум ты обрела

Во вред своей сестре? Спасибо!

Но требую я, негодуя:

Отдай его мне!

Финея

Ты о чем?

Не тронулась ли ты умом?

Полрыбы? Где ж ее возьму я?

Ниса

Что это?

Селья

Снова одурела?

Ниса

Я на тебя свой гнев обрушу!

Тебе я не позволю душу

Из моего исторгнуть тела.

Финея

Да разве бы могла решиться

Я на такое озорство?

Ниса

Навеки потерять его

Не значит ли души лишиться?

Чем были б люди без любви?

Скоты, бездушные невежды.

Верни любовь, верни надежды

И вновь меня одушеви!

Финея

Вот речи! Глупости образчик!

Не понимаю, что за чушь?

Все требуют каких-то душ.

Да что я вам? Душеприказчик?

Спокойных нет и двух минуток.

И это люди? Стыд и срам!

Хоть в лес беги от вас к зверям.

Ниса

Не время для дурацких шуток.

Отдай!..

ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ

Те же, Октавьо, Мисено, Дуардо, Фенисо.

Октавьо

О чем вы?

Финея

Все про души.

Мне душ на вас не напастись.

Чистилище я, что ли? Брысь!

Ниса

Ну что лопочет? Вянут уши.

Финея

Ты слышала? Не приставай!

Октавьо

Мне объяснить вы не могли бы,

О чем вы?

Финея

То ей дай полрыбы,

То дай ей душу…

Октавьо

Ай-ай-ай!

Никак опять нашло?

Ниса

Опять.

Октавьо

Не ты ль испортила ее?

Финея

Ведь правда: что мое — мое?

Она не смеет отнимать?

Октавьо

(в сторону)

Пропал я! Конченное дело.

Фенисо

(к Дуардо, тихо)

Семья бедой удручена.

Дуардо

А говорили, что она

Необычайно поумнела?

Октавьо

Вот горе!

Ниса

Есть спасенье, к счастью.

Октавьо

Какое же?

Ниса

Спасенье в том,

Что надо вам вход в этот дом

Своей родительскою властью

Для Лауренсьо впредь закрыть.

Октавьо

Вот как?

Ниса

Лишь по его вине

Сестрица не в себе, а мне

Отца случилось рассердить.

Октавьо

Прогнать его? Ну что ж, изволь.

Ниса

И с ним исчезнет дух крамольный.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ

Те же, Лауренсьо и Педро.

Педро

(к Лауренсьо, тихо)

Сеньор! Я вижу, вы довольны?

Лауренсьо

(к Педро, тихо)

Отлично разыграла роль!

Селья

А вот и он.

Октавьо

(к Лауренсьо)

Мой юный друг!

Скажу вам искренне и прямо,

Что дом мой слишком мал для храма

Искусств изящных и наук.

Надеялся я воспитать,

Когда воспитывал я Нису,

Не поэтессу, не актрису,

Но добрую жену и мать.

Конечно, есть тому примеры,

Что блещут женщины умом,

Но высший женский разум в том,

Чтобы не умничать сверх меры.

Я стар. Зачем в моем дому

Резвятся молодые трутни?

Стишки, бряцание на лютне —

Мне это, право, ни к чему.

Допустим, вылезти в поэты

Мечтает тот, кто гол и бос;

Но если деньги есть — вопрос:

Зачем тогда кропать сонеты?

Да я куплю за два реала

Толстенный том стихов таких,[78]

Что если б вы писали их —

Труда на сотню лет бы стало.

Так окажите мне услугу,

Покиньте навсегда мой дом.

Лауренсьо

Извольте, я уйду. Вдвоем.

Отдайте лишь мою супругу.

Права хозяйские имея,

Меня вы удалить вольны,

Но не уйду я без жены.

Октавьо

Да кто эта жена?

Лауренсьо

Финея.

Октавьо

Финея? Это что такое?

Лауренсьо

Два месяца прошло с тех пор,

Как мы помолвлены, сеньор.

Тому свидетели есть. Трое.

Они вам истину изложат.

Октавьо

Свидетели?

Лауренсьо

Дворяне эти —

Дуардо и Фенисо; третий —

Слуга мой Педро.

Октавьо

Быть не может!

Фенисо

Что выйдет замуж за него,

Она при нас ему сказала.

Дуардо

Да, это так.

Педро

Неужто мало

Вам слов сеньора?

Октавьо

Плутовство!

Бессовестному ловкачу

Запутать удалось Финею.

Ведь дурочка она, бог с нею…

Ты дурочка?

Финея

Когда хочу.

Октавьо

Что? А когда не хочешь?

Финея

Нет.

Октавьо

Ты что мне голову морочишь?

Ну ладно, хочешь иль не хочешь,

Помолвка эта — глупость, бред.

Лисео твой жених. Довольно!

Я нынче ж обращусь к суду

И здесь порядок наведу.

Октавьо и Мисено уходят.

Ниса

(Селье)

Уйдем. Как тяжело! Как больно!

Ниса и Селья уходят.

Лауренсьо

(к Дуардо и Фенисо)

Ах, если б, господа, вы двое

Пошли за ней… Я объяснюсь…

Фенисо

Мы рады вам служить.

Дуардо

(к Фенисо, тихо)

Клянусь,

Задета Ниса за живое.

Она права: дурной поступок.

Фенисо

Смотрите, жениховский тон!

Дуардо

Что ж, я надеждой окрылен.

Дуардо и Фенисо уходят.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ

Финея, Лауренсьо, Педро.

Лауренсьо

Наш замысел был слишком хрупок,

И вот — разбился. Дело худо.

Где свидимся теперь? Когда?

Мне входа больше нет сюда.

Как быть?

Финея

Не уходить отсюда.

Лауренсьо

Куда ж мне деться здесь?

Финея

Чудак!

Еще не знаешь ты Финею.

Тебя запрятать я сумею.

Лауренсьо

Куда?

Финея

У нас такой чердак!..

Эй, Клара!

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ

Те же и Клара.

Клара

Слушаю, сеньора.

Финея

Есть порученье — не пустяк!

Сведи сеньора на чердак.

Да берегись чужого взора!

Клара

А Педро как же?

Финея

С ним.

Клара

Идет!

Лауренсьо

А если буду обнаружен?

Финея

Не будешь.

Педро

(Кларе)

Принесешь нам ужин?

Клара

Небось!

Педро

Лезть на чердак? Как кот?

Клара, Лауренсьо и Педро уходят.

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ

Финея одна.

Финея

Любовь решиться мне велит

На безрассудную затею.

Да как могу я? Как я смею?

А честь? Долг послушанья? Стыд?

Постыдно, если жар в крови

Рождается нечистой страстью,

Но стыдно ли искать путь к счастью

Во имя истинной любви?

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ

Финея, Октавьо.

Октавьо

Незыблемо мое решенье.

Их надо б наказать примерно.

Финея

Ваш гнев уже прошел, наверно?

Октавьо

Для тех, кто попросил прощенья.

Финея

Простите, батюшка!

Октавьо

Ну то-то!

А где же Лауренсьо твой?

Финея

Сказал, что больше ни ногой

В столицу.

Октавьо

Видно, нет расчета.

Куда ж уехал?

Финея

В горы.

Октавьо

Право?

Поди, вернется.

Финея

Говорит,

Что больше не ездок в Мадрид.

Октавьо

Вот это значит — мыслить здраво!

Послушай: ты была натурой

Обделена. Тебе любовь

Вернула ум. С чего ж ты вновь,—

Не обижайся, — дура дурой?

Финея

Вы сами знаете, отец,

Что дуракам закон не писан.

Октавьо

Да будь хоть десять раз маркиз он,

Претит мне этот молодец.

А глупость вылечу небось.

Финея

Как? Вылетите? Вы? Отсюда?

Октавьо

Должна ты скрыться с глаз, покуда

Есть в доме хоть единый гость.

Ты поняла?

Финея

А где мне скрыться?

Октавьо

В каком угодно тайнике.

Финея

Одной? Тогда — на чердаке:

Там можно с кошками резвиться.

Октавьо

Пожалуйста. Лишь скройся с глаз,

Подальше от мужчин.

Финея

Я знаю.

Но помните: я выполняю

Желанье ваше.

Октавьо

Мой приказ!

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕ

Те же, Лисео и Турин.

Лисео

(в сторону)

От любви моей, от Нисы,

Сердцу не легко отречься.

Финея

Ай! Сюда идут мужчины!

Прячусь! На чердак! Скорее!

Октавьо

Глупая! Скрываться надо

От чужих, не от Лисео.

Финея

Как-никак, ведь он мужчина.

Октавьо

Говорю, он свой, он здешний!

Финея

Нет, меня вы не собьете!

Спрячусь от мужчин навеки,

Лишь для мужа своего

Сделаю я исключенье.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОЕ

Октавьо, Лисео, Турин.

Лисео

Только что, сеньор, узнал

Я о ваших огорченьях.

Октавьо

Да, отцом быть нелегко.

Лисео

Выход есть тут…

Октавьо

Несомненно.

Выход в том, чтобы из дома

Вышли те, кто в нем помеха.

Лисео

То есть как это?

Октавьо

А так.

Вышел навсегда, к примеру,

Лауренсьо.

Лисео

И прекрасно.

Октавьо

Ну, а вы? Нельзя же вечно,

Не женясь, жить в этом доме.

Здесь уже вы третий месяц —

И ни с места. Из-за вас

Я, — еще того не легче,—

Стану притчей во языцех.

Лисео

Строг ваш суд. Я с честной целью

Ехал к вам. Моя родня

Мне сосватала Финею.

Но, приехав, я увидел

Дурочку. Прошу прощенья,

Можно ль полюбить ее?

Октавьо

Да, умом она не блещет,

Но чиста душой, красива,

Да еще к ней есть довесок:

Сорок тысяч золотых.

Что ж, нужна вам птица феникс

При таких деньгах? Ведь вас

Женят на девице честной,

Не кривой, не колченогой,

Хоть простились бы невесте

Большие еще изъяны

За такую кучу денег.

Лисео

Дайте Нису в жены мне.

Октавьо

Два часа назад Мисено

Обещал ее Дуардо

С моих слов. А вам, Лисео,

Назначаю срок до завтра:

Иль женитесь честь по чести,

Или, если не угодно,—

Позабудьте вход навеки

В оскорбленный вами дом.

Чем вы лучше Лауренсьо?

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЯТОЕ

Лисео, Турин.

Лисео

Ну, что скажешь?

Турин

Дело худо.

Уж не знаю, что глупее:

То ли жить с женою дурой,

То ль спастись от дуры бегством,

Но остаться в дураках.

Лисео

Мне страшней всех страшных бедствий

Жизнь супружеская с дурой.

Приготовимся к отъезду.

Турин

Не свалять бы дурака

Из-за умных рассуждений,

Если отказаться сдуру

От ее дурацких денег.

(Уходят.)

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЕ

Финея, Клара.

Финея

По маслу все идет пока.

Клара

А страх?

Финея

Себя я подчиняю

Любви, и чувств иных не знаю.

Клара

Не погнушался чердака

И ваш возлюбленный, гонимый

Своею страстью.

Финея

Это так.

А ты скажи: чем плох чердак,

Когда тебя там ждет любимый?

Клара

Да, многим он дает приют,

Чердак.

Финея

Достойно удивленья,

Что люди низкого рожденья

Обычно наверху живут.

Клара

На чердаке живет мыслитель,

Который мнит, что сам Платон

Глупей его.

Финея

Должно быть, он

Тогда и вправду небожитель.

Клара

Чердак — жилище вольнодумцев,

Что посягают на владык,

Жилье ученых горемык —

Самоуверенных безумцев.

Финея

Безумец (проще же — дурак)

Природой тем отличен, Клара,

От умных, что лишен он дара

Сомнения в себе.

Клара

Как так?

Финея

Дурак не думает нимало

О том, что он лишен ума:

Быв прежде дурочкой, сама

Я умницей себя считала.

Теперь же став — хвала судьбе!

Умней (а ум родит смиренье),

Лишилась я и самомненья:

Кажусь невеждою себе.

Клара

На чердаке порой живет

Убийца, вор, ночной грабитель,

Покуда тихую обитель

Не сменит он на эшафот.

На чердаке живет бедняга,

Который сроду не был сыт,

Который всех благодарит,—

Ему ж никто не дарит благо.

На чердаке иная дама

Дает вовлечь себя во грех,

Платясь потом за час утех

Несчетными годами срама.

На чердаке тщеславец юный

Мечтает мир завоевать,

Но вот прошло полвека, — глядь,

Все там же он, забыт Фортуной.

На чердаке и музыкант,

В столице не стяжавший лавров,

И щеголь — явный отпрыск мавров,

А по своим замашкам — гранд.

На чердаке и сочинитель

Стихов духовных и мирских,

И тот храбрец, что за других

Воюет, как наемный мститель.

На чердаке…

Финея

Стой! Погоди-ка!

Никак, отец идет сюда?

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОЕ

Те же, Октавьо, Мисено, Дуардо и Фенисо.

Мисено

Вы так ему сказали?

Октавьо

Да.

Разгневал он меня до крика.

Пусть едет с богом восвояси:

Кто досаждает мне, тому

Не место у меня в дому.

Фенисо

Жалеть об этом лоботрясе

Вам не приходится.

Октавьо

Наглец!

Дай Нису, мол, ему в супруги!

Да за какие вдруг заслуги?

Пусть уезжает — и конец.

Мисено

Вы видите, что здесь Финея?

Октавьо

Послушай, дочь!

Финея

Нет, не сейчас:

Вы мне велели скрыться с глаз.

Октавьо

Послушай, говорю тебе я!

Тебя просватал я. Итак…

Клара

Нельзя про сватовство — здесь гости.

Октавьо

Вы что? Я лопаюсь от злости!

Финея

Вы мне сказали — на чердак.

Октавьо

Послушай, дочка: есть причины…

Фенисо

Мне ваша отдана рука.

Финея

Нельзя! Не слезу с чердака,

Покуда в доме есть мужчины.

Мисено

Ваш батюшка согласен. Брак

Мы заключим без проволочки.

Финея

Послушней нет на свете дочки:

Я отправляюсь на чердак.

Мисено

Фенисо в горе и в тоске:

Он так влюблен в свою Финею!

Финея

Сеньор! Я очень сожалею,

Но место мне — на чердаке.

Финея и Клара уходят.

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ВОСЬМОЕ

Октавьо, Мисено, Дуардо, Фенисо.

Дуардо

Насколько я могу понять,

Вы ей, сеньор, и в самом деле

Скрываться от мужчин велели?

Октавьо

Не знаю, что вам и сказать.

Я сам в прискорбном удивленье.

Злой рок! Как мне бороться с ним?

Мисено

Идет Лисео. Что решим?

Октавьо

Какое ж без нее решенье?

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТОЕ

Те же, Ниса, Лисео и Турин.

Лисео

(Нисе, тихо)

Расставаясь, я хотел бы,

Чтобы знали вы, сколь многим

Я пожертвовал для вас.

Ниса

Знаю хорошо, сеньор мой,

И ценю вас по заслугам.

Может, если б соизволил

Дать согласье вам отец,

Я бы согласилась тоже:

Месть дает нам утешенье

В огорчении любовном.

Лисео

Ах, прекраснейшая Ниса!

Навсегда теперь ваш образ

Для очей моих исчезнет!

Как сожгла Елена Трою,[79]

Так и вы сожгли мне сердце.

С вашей сговорен сестрою,

Я приехал, вас увидел —

И утратил вмиг свободу.

Никогда бы не могло

Золото (металл, который

Силою своей и властью

Сокрушает все устои)

Чувства покорить мои,

К цели обратить ничтожной,

Хоть порой и сильных мира

Ослепляет позолота.

Ниса! Неужели вас

Скорбь изгнанника не тронет?

Должен ехать я, прощайте!

Турин

Посочувствуйте, сеньора!

Пожалейте! Купидон

Уезжает на почтовых,

Увозя с собой обиду.

Ниса

Ах, Турин! Мужские слезы —

Вот где женская погибель.

Яд, огонь, железо много

Оборвали женских жизней,

Но от слез от ваших больший

Терпят женщины урон.

Турин

Поглядите же, сеньора!

Из-за вас мужчина плачет.

Сердце есть у вас? А? Кто вы?

Рысь, пантера иль тигрица?

Вы Цирцея иль Пандора?[80]

Задавал бы вам до завтра

Я вопросы в этом роде,

Да в науках не силен.

Ниса

Нет, не продолжай, довольно!

Я сдаюсь.

ЯВЛЕНИЕ ТРИДЦАТОЕ

Те же и Селья.

Селья

Сеньора Ниса!

Ниса

Селья, ты?

Селья

Я.

Ниса

Что с тобою?

Чем ты смущена? Твой вид

Наполняет нас тревогой.

Октавьо

Что произошло?

Селья

Да то,

Что должно вас озаботить.

Октавьо

Озаботить? Говори!

Селья

Странные застала сборы

Я на кухне. Вижу, Клара

Снедью наполняет короб:

Два ломтя свиного сала,

Две зажаренных тетерки

И два кролика, солонка,

Мех с вином и хлеба вдоволь.

Положила нож и скатерть.

Я слежу — полезла с ношей

На чердак.

Октавьо

Что ж из того?

Ужин понесла дурехе.

Фенисо

Гм… Поесть она не дура.

Октавьо

Спряталась от посторонних

На чердак. Боясь обмана,

Нынче приказал я дочке

От мужчин держаться дальше.

Селья

Думаю себе: постой-ка,

Разузнаю, в чем здесь дело.

Я за нею шмыг — и в щелку

Заглянула на чердак.

Мисено

Ну и что же?

Селья

Ну и что же?

Вы послушайте. Гляжу,

Коврик на полу разложен,

Скатерть с яствами на нем:

Словно вешним днем погожим

Выехали на пикник.

Клара здесь, Финея тоже,

В обществе — промолвить страшно —

Двух мужчин.

Октавьо

Мужчин? О боже!

Мне бесчестье нанесли!

Кто такие?

Селья

Невозможно

Было разглядеть.

Фенисо

Послушай:

Не ошиблась ты?

Октавьо

Но кто же?

Лауренсьо ведь уехал.

Дуардо

О сеньор! Вы не тревожьтесь,

Мы вдвоем сейчас проверим.

Октавьо

Вы? Благодарю покорно!

Опозорив честный дом,

Тешиться его позором!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЕ

Мисено, Дуардо, Фенисо, Ниса, Лисео, Турин, Селья.

Дуардо

Не случилось бы несчастья!

Ниса

Ничего, не беспокойтесь:

Мой отец благоразумен.

Дуардо

Ум превыше всех достоинств.

Фенисо

Да, сеньор, зато глупец

Где ни ступит, там оплошность.

Кто непогрешим? Одна лишь

Ниса, разум чей есть гордость

Всей Европы.

Лисео

Он сравним

Лишь с ее же красотою.

Вбегает Лауренсьо, за ним с обнаженной шпагой в руке Октавьо, потом Финея, Клара и Педро.

ЯВЛЕНИЕ ТРИДЦАТЬ ВТОРОЕ

Те же, Лауренсьо, Октавьо, Финея, Клара и Педро.

Октавьо

Тот, кто честь мою украл,

Не уйдет живым из дома.

Лауренсьо

Я с женою здесь, сеньор,—

Так вложите шпагу в ножны.

Фенисо

Лауренсьо? Вы!

Лауренсьо

Да, я.

Октавьо

Лауренсьо, а то кто же?

Этот изверг!

Финея

Ах, отец!

Что вы сердитесь? Не стоит!

Октавьо

Как, обманщица! Не ты ли

Сообщила мне, что в горы

Оскорбитель мой уехал?

Финея

Разве не идем мы в гору,

Залезая на чердак?

Я же лишь по вашей воле

Забралась туда, и, значит,

Сами вы всему виною:

Я робка и на чердак

Не полезла б в одиночку.

Октавьо

Я заткну твой дерзкий рот!

Вырежу язык разбойный!

Мисено

Вот запутанное дело!

Турин

(Кларе)

Ишь ты! Кролики, тетерки…

Все, поди, твоя стряпня?

Клара

Как могу, служу сеньоре.

Мисено

(к Октавьо)

Вы, мой друг, благоразумны!

Узел затянулся; можно

Развязать или разрезать.

Октавьо

Ваш совет, друг благородный?

Мисено

Развязать.

Октавьо

Сеньор Фенисо!

К сожаленью, не пришлось мне

Вашем тестем стать. Дуардо!

Вам сказать могу я то же.

Мужа выбрала Финея.

Нису же отдать я должен

За Лисео: ведь его

Выбрал я в зятья давно уж.

Фенисо

Право первенства за ним,

Было б неуместно спорить.

Лауренсьо

(в сторону)

Мы плывем с попутным ветром.

(К Октавьо.)

Стало быть, Финея может

Руку мне подать?

Октавьо

(Финее)

Подай,

Хитроумная дуреха!

Лауренсьо и Финея берутся за руки.

Лисео

Можно ли нам тоже с Нисой

Взяться за руки?

Октавьо

Вам тоже.

Лисео и Ниса берутся за руки.

Лауренсьо

Свой успех я заслужил.

Разум ей подарен мною,

Получил я дар ответный:

Разве так уж это много —

Сорок тысяч золотых?

Педро

Был любви я вашей сторож,

Верный пес, и заслужил

Кость от трапезы господской.

Финея

Клару в жены получай.

Педро и Клара берутся за руки.

Турин

А меня за что обходят?

На всеобщей этой свадьбе

Плакальщиком быть мне, что ли?

Ниса

Ты, Турин, вздыхал по Селье —

Назови ее женою.

Турин

Вот теперь вздохну спокойно.

Турин и Селья берутся за руки.

Фенисо

(к Дуардо)

В одиночестве прискорбном

Мы лишь с вами. Дайте руку.

Дуардо и Фенисо берутся за руки.

Дуардо

И, комедию окончив,

Мы к почтенному собранью

Обратимся с кратким словом:

Судьи умные! Судите

Дурочку не слишком строго.

ЦВЕТЫ ДОНА ХУАНА, ИЛИ КАК БОГАТЫЙ И БЕДНЫЙ ПОМЕНЯЛИСЬ МЕСТАМИ

Перевод В. ЛЕВИКА

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Дон Алонсо.

Дон Хуан — его брат.

Капитан Леонардо.

Дон Луис.

Дон Франсиско.

Графиня де ла Флор.

Донья Костанса.

Донья Инес.

Маркиз Алессандро.

Вице-король.

Отавьо — дворецкий в доме дона Алонсо.

Камило — слуга дона Алонсо.

Эрман — слуга дона Хуана.

Дуранго — лакей графини де ла Флор.

Паж графини.

Лусьо, Рутильо, Фабьо, Сельо — свита маркиза Алессандро.

Росела.

Селинда.

Ювелир.

Оружейный мастер.

Подручный оружейного мастера.

Лаурино, Альберто, Писано — рыбаки.

Лауренсьо — торговец.

Мавры.

Алебардщики.

Слуги.


Действие происходит в Валенсии.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КОМНАТА В ДОМЕ ДОНА АЛОНСО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Дон Алонсо, Отавьо, Камило.

Дон Алонсо

Что, платье, наконец, готово?

Отавьо

Готово все, кроме чулок.

Дон Алонсо

Ты позаботиться бы мог!

Камило

Сеньор! Там оружейник снова.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, оружейный мастер и его подручный со шпагой и позолоченным кинжалом.

Оружейный мастер

Вот вам эфес.

Дон Алонсо

А, это ты?

Добро пожаловать, дружище!

Оружейный мастер

Как? Нравится?

Дон Алонсо

Да, этот чище.

Отделка дивной красоты.

Взгляни, Отавьо: позолоты

Не слишком много?

Отавьо

Ничего,

Клинок достоин!

(Мастеру.)

Вынь его.

Оружейный мастер

Хорош?

Дон Алонсо

Отличнейшей работы!

Оружейный мастер

Да, видит бог, клинок — алмаз.

Дон Алонсо

Алмаз? Ну нет, алмаз обычен,

А мой клинок от всех отличен,—

Не будет равного у нас.

Отавьо

Кому он служит — видно сразу.

Оружейный мастер

Видней, чем ежели прочесть

Инициалы, ваша честь.

Дон Алонсо

Отрада и руке и глазу!

Оружейный мастер

Особенно когда он твой.

Он вмиг разрубит человека.

Отавьо

Разрубит человека?

Оружейный мастер

Эка!

Да он кошель скупца тугой

Разрубит в воздухе! А это

Потверже спин иль рук и ног.

Дон Алонсо

Не на меня ли твой намек?

Но у меня в ларце монета

Не держится.

Оружейный мастер

Зато, сеньор,

Прославиться нет лучше средства,

Хоть получили вы наследство

И род ваш знатен с давних пор,

А знатность ценится под солнцем.

Но щедрость выше ставит мир.

Камило

Вас спрашивает ювелир.

Дон Алонсо

Бледнеет все перед червонцем.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и ювелир.

Ювелир

Сеньор! Хочу вас соблазнить:

Цепочка шейная.

Дон Алонсо

А ну-ка!

Ювелир

Эмаль.

Дон Алонсо

Отличнейшая штука!

А бриллиантовая нить

Еще красивее на этом.

Камило

Сеньор! Чулочник приволок

Шестнадцать образцов чулок.

Дон Алонсо

Пусть подождет иль за ответом

Придет поздней в зеленый зал,—

Мы будем там играть в пелоту.[81]

Отавьо

А все ж немалую заботу

Святой Хуан вам ниспослал.

Но праздник — блеск!

Дон Алонсо

А интересно:

В чем капитаны будут все?

Ювелир

Да уж придут во всей красе,

Кому-кому, а мне известны

Их драгоценности.

Дон Алонсо

О да!

А как Валенсия красива,

Когда проходит вдоль залива

Их строй!

Ювелир

Картина хоть куда!

Дон Алонсо

Важна их быстрота. Ведь даже

Алжирский бей поймет теперь,

Что на запоре наша дверь[82]

И что гиганты здесь на страже.

Ступай им заплати, Отавьо,

И не торгуйся, да, да, да!

Отавьо

Пойдемте, мастера, сюда.

Оружейный мастер

Идем. Сеньор! Желаю здравья,

Храни вас бог!

Ювелир

Пусть много раз

В роскошном этом одеянье

Летящим на крылах желанья

Святой Хуан увидит вас.

Отавьо, Камило, оружейный мастер, его подручный и ювелир уходят.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Дон Алонсо, Отавьо, Камило, капитан Леонардо, дон Луис, дон Франсиско.

Капитан Леонардо

Он шлялся заполночь, ручаюсь,

И глаз теперь не продерет.

Дон Алонсо

Мне легче встать, наоборот,

Когда полночи прошатаюсь,—

Тогда заснуть не в силах я.

Дон Луис

Роселу видел?

Дон Алонсо

Да, Росела

Мила, но мне осточертела

Вся эта стая воронья.

Дон Франсиско

Какая? Эти две старухи?

Дон Алонсо

Когда б распределить их мог

Между землей и морем бог,

Не то что люди — звери, духи

Сошли б с ума!

Капитан Леонардо

Была страна,

Где натравляли псов громадных

На старушонок этих смрадных.

Дон Алонсо

Но варварской была она?

Нет, это ложь, не верьте слухам.

Дон Луис

Не знает он, откуда звон.

Хоть, верно, был такой закон,

Он относился не к старухам,

А к старикам.

Дон Франсиско

Но старики

Народ серьезный и спокойный.

Дают им должность, сан достойный,

Им доверяют тайники

Дворцов, заботы управленья.

А вот старухи — божий бич!

Дон Алонсо

Ну, это вы несете дичь.

Но я не скрою сожаленья,

Что близ Роселы всякий раз

Я вижу этих ведьм проклятых.

Той платье подари в агатах,

Той — изумруд или алмаз.

Та просит дать ей чистоганом,

Та жаждет рассказать о том,

Какой она держала дом,

С каким любилась капитаном,

Как с нею жил дон Херувим

Иль как дон Дьявол с нею спелся.

Я этих басен так объелся,

Что ни на грош не верю им.

Капитан Леонардо

И у любой из них историй

Побольше, чем зубов во рту.

Дон Франсиско

Тот жизни подводи черту,

Кто люб старухам!

Дон Алонсо

Это горе!

Из-за моих мне свет не мил.

Дон Луис

Друзья! Недалеко отсюда

Живут девчонки — просто чудо!

Я пташек подстеречь решил.

Дон Алонсо

Красивы?

Дон Луис

Лучше есть едва ли.

Дон Алонсо

А хватит всем?

Дон Луис

И нет и да.

Дон Алонсо

Не просят денег?

Дон Луис

Никогда.

Дон Алонсо

Поют?

Дон Луис

И в мыслях не певали.

Дон Алонсо

Так очень глупы?

Дон Луис

Почему?

Ни в коей мере!

Дон Алонсо

Что ж им нужно?

Дон Луис

Мужей зацапать.

Дон Алонсо

Смейтесь дружно!

Капитан Леонардо

Нам это дело ни к чему.

Дон Франсиско

Насядут — к дьяволу, и баста!

Дон Алонсо

А я, друзья, на женщин слаб,

Совсем дурею возле баб.

Капитан Леонардо

По вечерам тут ходит часто

Одна бессмертная вдова.

Толста, как немец, краснорожа,

Но с византийской фреской схожа.

Дон Луис

Какие пышные слова!

Дон Алонсо

Один приятель всякой даме,

Годам начавшей дамский счет,

Бессмертной прозвище дает.

Капитан Леонардо

Моя немолода годами.

Хоть если брать по счету лет,

Еще не догнала Саморы,

Зато лицо моей сеньоры

Такое, что и брыльев нет

И нет морщин у ней на коже,

И вообще вполне мила.

Дон Луис

Что называется: брыла?

Капитан Леонардо

Брыла? Мешки вот здесь, на коже.

Дон Франсиско

Но если прелесть ты сумел

Найти в сорокалетней даме,

Тогда какими словесами

Ты нам Лисарду бы воспел?

Друзья! Махнем на ужин к ней!

Пускай она не столь красива,

Зато остра, красноречива,

Изящней многих и умней.

Дон Алонсо

Смешное предложенье, право!

Зачем же с горем пополам

Влюбляться в перезрелых дам,

Которым, оценив их здраво,

Один шутник прозванье дал

Набальзамированных трупов?

О нет! Живую дичь нащупав,

С чего б я порох тратить стал

На этих?

Дон Франсиско

Так решайте: что же

Нам предпринять?

Дон Луис

Сыграем, что ль?

Дон Алонсо

Сыграть? Что до меня, изволь.

Дон Франсиско

Вы, капитан, конечно, тоже?

Капитан Леонардо

А как же! Вы смешной народ:

Я по игре два дня тоскую.

Дон Луис

А ставку ставим мы какую?

Дон Франсиско

Ты сам скажи.

Дон Луис

Дублон.[83]

Дон Алонсо

Идет!

Пойдем в тот зал, где мы обычно

Едим. Где карты?

Камило

Вот они.

Капитан Леонардо

А кто козел, тот и гони

Все денежки на стол.

Дон Алонсо

Отлично!

Дон Луис

Пошли, но упаси вас боже

Игрой испортить аппетит.

Капитан Леонардо

Мне сердце кости взять велит,

Но карт я не отвергну тоже.

Дон Алонсо, капитан Леонардо, дон Луис и дон Франсиско уходят.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Отавьо, Камило.

Отавьо

Он пригласит обедать их!

Камило

Обеда что-то нет покуда.

Отавьо

Пускай прибавят два-три блюда:

Одно из рыбных, два мясных.

Камило

Скажу.

Отавьо

Да чтоб получше было!

Как в сказке дни у тех летят,

Кто молод, холост и богат.

Я верно говорю, Камило?

КОМНАТА ДОНА ХУАНА В ДОМЕ ДОНА АЛОНСО

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Дон Хуан в изящно сшитом, но поношенном платье, Эрман.

Дон Хуан

Да, если он мне не поможет,

Пошлю Валенсию к чертям.

Эрман

Не в праздник праздник будет вам.

Но ведь портной уже не сможет

Вам сделать платье в этот срок.

Дон Хуан

Пусть только брат мой даст мне денег.

Но он в таких делах мошенник,

И, право, я скорей бы мог

Завоевать Китай.

Эрман

Глядите:

Его дворецкий!

Дон Хуан

Черт возьми!

Эрман

Как вы бледны!

Дон Хуан

Да не шуми!..

Несчастный жребий мой!

Эрман

Войдите!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Отавьо.

Дон Хуан

Сеньор Отавьо!

Отавьо

Дон Хуан!

Дон Хуан

Что делает мой брат?

Отавьо

Играет.

Эрман

Как бог его не покарает!

Дон Хуан

А кто у брата?

Отавьо

Капитан

Дон Леонардо, дон Франсиско

И дон Луис.

Эрман

Вот так дела!

Дон Хуан

Играют в кости?

Отавьо

Нет, в «козла».

Конец игры еще не близко.

Вообразите, на кону

Стоят две тысячи — не худо?

Дон Хуан

Они играют на эскудо?[84]

Отавьо

Нет, на дублоны.

Эрман

Ну и ну!

Дон Хуан

Сеньор Отавьо! Вы должны

Занять мне денег, хоть немного.

Я здесь как нищий у порога.

Смотрите на мои штаны.

Нет, если в праздник Сан Хуана

Мне старший брат не воспретит

Иметь такой ужасный вид,

То, право, это будет странно.

Что скажут люди, коль сравнят,

Как он румян и как я бледен,

Как он богат и как я беден?

Отавьо

Все это так, я сам не рад,

Но он мне наказал сурово

Не выдавать вам и чулок,

Пока он не укажет срок.

Дон Хуан

И не сказал — за что?

Отавьо

Ни слова.

Дон Хуан

Да что я, нищий? Или вор?

Ужель зазорно быть мне братом?

Или запятнан я развратом?

Иль честь забыл?

Отавьо

Да нет, сеньор.

Дон Хуан

Иль оскорбил я брата словом?

Иль чересчур бываю пьян?

Отавьо

Он так велел мне, дон Хуан!

Дон Хуан

За что же быть таким суровым

И так жестоко брата гнать?

Одной мы рождены любовью,

Одною благородной кровью

Нам дали жизнь отец и мать.

Отавьо

Но дон Алонсо и другое

Мне говорил: он был бы рад,

Когда б узнал, что младший брат,

Оставив старшего в покое,

Отбыл во Фландрию.[85] Шесть лет

Вы б отслужили в нашем войске,

И вам король за труд геройский

Пожаловал бы орден.

Дон Хуан

Нет,

Я не хочу.

Отавьо

Но на чужбине

Живется младшим сыновьям

Не так уж плохо.

Дон Хуан

Знаю сам.

Но что за чушь! Иль в первом сыне

Кровь так чиста, что старший брат

Достоин королевства, папства,

А жребий младших — только рабство?

Отавьо

Не мы — законы так велят.[86]

И дон Алонсо не хотел бы

В Валенсии хоть лишний час

Без надобности видеть вас.

Дон Хуан

О да! Меня живьем он съел бы.

Чем досадил ему я так?

За что меня он травит с детства?

Отавьо

Вот если б мне его наследство,—

Вы знаете, я вам не враг.

Дон Хуан

Шесть лет во Фландрии! Как мило!

Он просто ждет, чтобы меня

До им назначенного дня

Там пуля геза уложила,[87]

Его избавив от забот.

Так, значит, брат мой — это ново! —

Мне прочит орден?

Отавьо

Что ж такого?

Дон Хуан

Ну, а костюм он мне сошьет

Для ордена? Вот было б чудно!

Ведь орден — не знахарский знак!

Пусть сам послужит, если так,—

Ему героем стать не трудно,

А кто герой, тому и честь!

Чтобы одеть на праздник брата,

Не хочет дать и полдуката,[88]

А в карты спустит все, что есть.

Ведь он поклялся честным словом,

Что мне на праздник и ему —

Слуге и другу моему! —

(показывает на Эрмана)

Он даст похвастать платьем новым.

Но не лохмотья ли на мне?

Эрман

При этом все всегда прекрасно:

Не дал на пасху, значит, ясно —

На Сан Хуана даст вдвойне.

Нет, ваш хозяин, видно, нравом

И крутоват и подловат.

Как может с младшим старший брат

Быть столь жестоким и лукавым?

Отавьо

Бродяга! Забубнил и ты!

Эрман

Я этой кличкой не обижен:

Как я, и дон Хуан унижен

И доведен до нищеты.

Отавьо

Пусть дон Хуан меня не судит:

Так приказал мне мой сеньор.

Я передам наш разговор,

И как он скажет, так и будет.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Дон Хуан, Эрман.

Эрман

Вы побледнели.

Дон Хуан

Вот нахал!

Ведь он назвал тебя бродягой!

Я был готов своею шпагой

Тебе на платье матерьял

У плута вырезать из кожи.

Вот вам бесстыдство холуя!

Такие вещи должен я

Выслушивать от этой рожи!

«Я передам наш разговор,

И как он скажет, так и будет»!

Эрман

Ну, уж за это кто ж осудит?

Ведь он слуга, а тот — сеньор.

Но что и говорить — ужасно,

Когда бессовестный лакей

На страже должности своей

Сеньору говорит бесстрастно:

«Так приказал мне мой сеньор.

Сеньор ушел, придет не скоро.

Нельзя — таков приказ сеньора.

Сеньор велел, к чему же спор»!

И с наглой скромностью подносит

Отказ на острие клинка.

Дон Хуан

Ох, я б намял ему бока!

Спина мерзавца палки просит!

Эрман

Нет, успокойте, мой сеньор,

Отвагу, разум, пыл свой юный.

Они в пеленках у Фортуны

Лежат,[89] как дети, до сих пор.

Пусть время сдержанность и твердость

Им даст.

Дон Хуан

Ужель он мне блеснет —

День избавленья от невзгод?

Эрман

Пока вы тем питайте гордость,

Что красотой взыскал вас бог,

Что средь людей отличены вы

Тем, что умны, красноречивы,

А бедность, право, не порок.

Да я и сам горжусь, шагая

За вами вслед иль возле вас.

Ведь люди шепчут всякий раз:

«Каков с лица! А стать какая!

И надо же, чтоб тот болван

Наследство получил!»

Дон Хуан

О горе!

Эрман

Да, горе и пирату в море,

И турку горе, дон Хуан,

Когда он грузы дорогие

Везет, доверху трюм набив,

И налетит во тьме на риф

Иль гибнет жертвою стихии.

Развейте же свою печаль,

Сыграйте раз!

Дон Хуан

С ума ты спятил!

На что? С кем?

Эрман

Я не все истратил.

Возьмите деньги — мне не жаль.

Дон Хуан

Печаль и бедность, говорят,

Оковы юности. Пусть буду

Я беден, но печаль забуду.

Она мне тягостней стократ.

Эрман

Сеньор, садитесь!

Дон Хуан

Шутишь, что ли?

С кем мне играть?

Эрман

Как с кем? Со мной.

Дон Хуан

С тобой?

Эрман

Противник недурной!

Дон Хуан

Да, но слуга — в подобной роли?

Смеяться будут!

Эрман

Ваша честь!

Как шпагу можно с кем угодно

Скрестить и драться благородно,

Так можно в карты с каждым сесть.

Дон Хуан

Поди возьми их, сделай милость.

Эрман

Да карты здесь, как здесь игрок.

Дон Хуан

Но ты их спрятать в грудь не мог!

Эрман

Когда в груди душа вместилась,

Для карт найдется место в ней.

Дон Хуан

Отлично. Сядем за комодом —

И горе бедам и невзгодам!

Их надо разыграть скорей.

Эрман

Во что?

Дон Хуан

В «Победу».

Эрман

Я тасую.

Садятся играть.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же, Росела и Селинда в мантильях.

Росела

Но в чем достоинству урон?

Селинда

Тебя совсем опутал он.

Росела

Я без него всегда тоскую.

Селинда

Накройся, мы здесь не одни.

Росела

Играют?

Селинда

Двое.

Росела

Это кто же?

Селинда

Не дон Хуан ли?

Росела

Да, похоже.

Селинда

Как он невозмутим, взгляни!

Росела

Он выучен в отличной школе.

Селинда

Росела! Он… ай, стыд какой!..

Играет со своим слугой.

Росела

Смотри: он так увлекся, что ли?

Совсем не замечает нас.

Селинда

Как жаль, что он одет ужасно!

Алонсо с ним жесток напрасно.

Дон Хуан

Ренонс!

Эрман

Что с вами? Третий раз!

Дон Хуан

Шесть взяток!

Эрман

Три.

Дон Хуан

Ты бьешь?

Эрман

Куда там!

Селинда

Когда б он не был так богат!..

Дон Хуан

Я бью.

Росела

Как может старший брат

Так обращаться с младшим братом?

Дон Хуан

Тасуй.

Росела

На что у них игра —

На медь?

Селинда

Алонсо — просто скряга!

Эрман

Сдаю.

Росела

Ах, дон Хуан, бедняга!

Так он проводит вечера.

У бедняка и друг — бедняк.

Селинда

Он и красив и добр, как видно.

Росела

И, спору нет, умен.

Селинда

Обидно!

Зачем он обездолен так?

Росела

Пускай он нищий, суть не в этом.

Селинда

Да, вот кто может быть любим!

За деньги — только быть бы с ним!

Росела

Заговорить?

Эрман

Я бью валетом.

Селинда

А что ж, попробуй!

Дон Хуан

Мой ответ.

Росела

Он ноль вниманья — плохо дело!

Селинда

Но если я хочу, Росела,

Так мне ни в чем преграды нет.

Эрман

Есть дама?

Дон Хуан

Дама? У кого-то,

А у меня их никогда

И не бывало.

Эрман

Не беда!

А у меня вот дама.

Дон Хуан

То-то!

Эрман

Но ведь бубновка, как на зло,—

С ней толку нет. А туз найдется?

Дон Хуан

Слуга мой надо мной смеется,—

С тузами мне не повезло.

Селинда

Я, кажется, в него влюбилась:

Мне грустно.

Росела

Ты сошла с ума.

Я с ним заговорю сама…

Вы не хотели б, ваша милость,

Дон Хуан, подарок сделать нам?

Эрман

Здесь дамы?

Дон Хуан

Как, в такую пору?

Росела

Готовых услужить сеньору,

Вы не отвергнете двух дам?

Дон Хуан

О дамы! Тут произошла

Ошибка! Говорю вам честно.

Ведь всей Валенсии известно,

Как плохи у меня дела.

Эрман

Не ваши ли соседки это?

Дон Хуан

Так издеваться…

Селинда

Что за вздор!

Мы с ней нездешние, сеньор.

Дон Хуан

Я, кажется, видал вас где-то.

Не знаю, в шутку иль всерьез

Просили вы, но толку мало:

У нас обоих — три реала.[90]

Я вам дарю их вместо роз.

Конечно, это не богато,

Здесь нет, быть может, даже трех,

Но это больше, видит бог,

Трех тысяч, вырванных у брата.

Селинда

Ваш дар не трудно оценить.

Эрман

(дону Хуану)

Она взяла их?

Дон Хуан

До полушки.

Эрман

Так это просто потаскушки!

Твой ужин, мой Эрман, фюить!

Дон Хуан

Но это мелочь!

Эрман

Три реала?

Ну нет, бесстыдницы хитры!

Селинда

Так вы нам поднесли дары?

Дон Хуан

Я дал, конечно, очень мало,

Но рок мне большего не дал.

Когда бы я в руке надменной

Держал все золото вселенной,

И этот дар мой был бы мал.

Селинда

Мы вас благодарим.

Дон Хуан

Наверно,

Сквалыгой кажется вам тот,

Кто три реала вам дает.

Селинда

О, чтобы дар мой соразмерно

Достойным вас казаться мог,

Не хватит тысячи вселенных!

И все ж из рук моих смиренных

Примите этот кошелек.

Дон Хуан

Мне стыдно, там червонцев груда.

Селинда

Клянусь, принять их вправе тот,

Кто незнакомке отдает

Все, что имел. Там сто эскудо.

Зато могу пообещать,

Что вам при следующей встрече

Я вдвое дам.

Дон Хуан

Какие речи!

(Эрману.)

Что скажешь? Взять?

Эрман

Конечно, взять.

Берите, сколько бы ни дали.

Дон Хуан

Сеньора! Я ваш дар приму

И, верьте слову моему,

Вдвойне верну его не дале,

Как через год. Я подаю

На брата в суд.

Селинда

Тогда другое:

Вы лучше мне отдайте вдвое,

Когда открою мысль мою.

Дон Хуан

О, так блесните ради бога

Хотя б одной звездой своей!

Росела

Не обращайтесь только к ней!

Вы расточили слов так много,

Что я завидую.

Дон Хуан

Мой пыл

Подарком щедрым вызван был.

Я благодарен сеньорите.

Росела

Так вот вам два кольца! Берите!

Дон Хуан

Эрман! Не брать?

Эрман

Ну, вот те раз!

Берите! Что за разговоры!

Дон Хуан

Сто раз благодарю, сеньоры!

Вы просто задарили нас.

Росела

Вы так воспитаны, что дамы

С хорошим вкусом могут вам

Отдать все то, что красит дам.

Ведь вы, надеюсь, не упрямы

И примете.

Дон Хуан

Здесь в этот час

Никто не может появиться.

Прошу, откройте ваши лица!

Росела

Нельзя! Руки довольно с вас.

Ваш брат — любовник мой.

Эрман

В те двери

Войдите, — он играет там,

И все, что отдали вы нам,

Он вам вернет в двойном размере.

Дон Хуан

(Селинде)

Тогда откройтесь мне хоть вы!

Ведь вы не связаны…

Селинда

Нет, поздно!

Вы обратились к ней!

Дон Хуан

Как грозно!

Так вы ревнуете?

Селинда

Увы!

Тот, кто не любит, — не ревнует.

Росела и Селинда уходят.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Дон Хуан, Эрман.

Дон Хуан

У них условье с ним?

Эрман

Ну да,

Они вдвоем вошли туда.

Дон Хуан

Меня все это не волнует.

Эрман

Но кто ж они?

Дон Хуан

Мне дела нет.

Зато негаданно-нежданно

Я буду в праздник Сан Хуана

Пышней вельможи разодет.

Эрман

Вот повезло!

Дон Хуан

Непостижимо!

Эрман

Но кто же вам сошьет кафтан,

Когда уж завтра Сан Хуан?

Дон Хуан

А что деньгам недостижимо?

Весь буду в белом.

Эрман

В белом?

Дон Хуан

Да.

Эрман

О, это будет просто чудо!

Но разве хватит ста эскудо?

Дон Хуан

Мы спустим кольца, не беда!

Эрман

Ваш братец языка лишится.

Дон Хуан

О да!

Эрман

Но для такого дня,

Сеньор, оденьте и меня.

Ведь дворянину не годится

Являться без слуги на бал.

Дон Хуан

Когда б у нас и музы были!

Достань-ка двух получше нам.

Эрман

Двух муз получше этих дам?

Но им-то вы уж отвалили!

Дон Хуан

Ты будешь завтра сам блистать,

Как я, новехоньким кафтаном.

Эрман

Хотя вы прозваны Хуаном —

Должны вы зваться: Благодать!

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же, дон Алонсо, капитан Леонардо, дон Луис и дон Франсиско.

Дон Алонсо

Клянусь, не знаю, кто они.

Капитан Леонардо

Но как же?

Вы неспроста, проигрывая, встали,

Тем более, что вы входить в азарт

Умеете.

Дон Луис

А вы уже вошли!

И если б не явились эти дамы,

Весь мир, пожалуй, вас поднять не мог бы.

Дон Франсиско

Здесь братец ваш.

Дон Алонсо

Явился? Ну и гусь!

Капитан Леонардо

Но ваше обращенье с ним ужасно.

Дон Алонсо

А что ж он здесь болтается? Пусть едет

Во Фландрию. Пусть в армии послужит,

Как все другие. Если б он вернулся

На костылях иль с благородным шрамом,

Я б разодел его, возил в карете.

А так, пока в Валенсии живет он

И здесь проказит…

Дон Луис

Разве дон Хуан

Ведет себя так плохо?

Дон Алонсо

О, примерно!

Дон Луис

Он даже добродетельным слывет,—

Так мне чужие люди говорили.

Дон Алонсо

Могу им только пожелать здоровья

Такого же, как добродетель брата.

Дон Луис

Меня просил Отавьо убедить вас

Одеть Хуана, ибо завтра праздник,

И должен он от вас одетым выйти

Как подобает брату дон Алонсо.

Дон Алонсо

Благодарю Отавьо!

Дон Луис

Он ошибся,

Избрав меня посредником?

Дон Алонсо

Ошибся!

И это твердо — слово кавальеро!

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Дон Хуан, Эрман, капитан Леонардо, дон Луис, дон Франсиско.

Дон Франсиско

Как только с ним заговоришь об этом,

Он из себя выходит.

Капитан Леонардо

Он, клянусь вам,

Завидует достоинствам Хуана.

Дон Луис

И есть чему завидовать.

Эрман

Ваш брат

Ушел.

Дон Хуан

Поговорю с его друзьями.

Ну что? Кто проиграл из вас, сеньоры?

Капитан Леонардо

Все выиграли, только дон Алонсо

Сегодня проиграл.

Дон Хуан

Не сожалею.

Дон Франсиско

Я в долг хочу вам предложить.

Дон Луис

Я тоже.

Капитан Леонардо

И я, хоть нынче выиграл немного.

Дон Хуан

Я подаянья не просил, сеньоры,

Но, впрочем, положение мое

Меня могло бы к этому принудить.

Хотел я капитана Леонардо

Просить, чтоб он коня мне одолжил.

Тогда я в праздник моего святого

Верхом сумел бы в Грао прокатиться.[91]

Капитан Леонардо

Охотно дам вам белого коня

И завтра и когда вы захотите,

А также два гнедых — к услугам вашим.

Дон Хуан

За щедрость я целую ваши руки.

Алонсо я не смею попросить,—

Мой брат ни в чем помочь мне не желает,

Но вас прошу в надежде, что ко мне

Проявите вы только благосклонность.

Капитан Леонардо

Вы убедились в том, что вас люблю я.

Дон Луис

У дон Алонсо в этот час две гостьи,

И вряд ли рад он будет посторонним.

Я приглашаю дон Хуана с нами.

Дон Хуан

Целую ваши руки.

Дон Луис

Приглашаю

Всех вас, друзья!

Капитан Леонардо

С великою охотой!

Дон Франсиско

И я иду, коль угостишь.

Дон Луис

Идем!

Эрман

Господь помог, не то бы я в людской

Костей наелся и волос да палок.

НАБЕРЕЖНАЯ ВАЛЕНСИИ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Графиня де ла Флор в плаще, расшитом золотом, и в шляпе с плюмажем, донья Костанса и донья Инес в накидках и шляпах, Дуранго.

Графиня

(из экипажа)

Остановите экипаж!

Пойдем на пристань.

Донья Костанса

Тьма народу.

Еще столкнут, пожалуй, в воду!

Весь город здесь.

Донья Инес

Хранитель наш

Устроит нас побезопасней.[92]

Выходят из экипажа.

Графиня

Как дышит грудь!

Донья Костанса

Простор какой!

Донья Инес

Святой Хуан! На праздник твой

И море сделалось прекрасней.

Дуранго

Но мавры много дней подряд

Здесь рыщут. Одного я встретил.

Графиня

И что же?

Дуранго

Лат я не заметил,

На нем был праздничный наряд.

Но не поможет им аллах:

Кругом усилены дозоры,

Идут знатнейшие сеньоры

В патруль на городских валах.

А те подходят к укрепленьям

И дразнят наших.

Донья Костанса

Ну, а флот

У них какой?

Графиня

Молва идет,

Что флот хорош. По донесеньям,

Нет двух похожих кораблей.

Вода блестит улыбкой мирной.

Дуранго

Вот лучше окорок бы жирный

В вине блеснул повеселей!

Донья Инес

Вам только пить бы!

Дуранго

Почему же?

Поесть я тоже не дурак.

Но можно ль восторгаться так,

Увидев блеск соленой лужи?

Пусть улыбнулась нам вода,—

Ее улыбке верить рано.

А вот вино, так без обмана,

Нам улыбается всегда.

Оно лишь одному и радо:

Тому, что окорок всплывет.

Какой в нем погибает флот?

Какая тонет в нем армада?

Графиня

А я бы сесть хотела здесь.

Донья Костанса

Эй, коврик принесите красный!

Паж приносит из экипажа коврик.

Донья Инес

Отсюда с мола вид прекрасный.

Донья Костанса

Как на ладони берег весь.

Дуранго

И Берберия вся пред вами.[93]

Графиня

А ночью, говорят, она

Еще отчетливей видна,

Когда Алжир блестит огнями.

Донья Инес

Вы в тех краях бывали?

Дуранго

Я?

Бывал. Последний раз — недавно.

Донья Инес

А вы не мавр?

Дуранго

Вот это славно!

Я — с гор, как вся моя семья.[94]

Но был я сослан на галеры,

Три года не снимал оков

И привозил оттоль быков,—

Их продавали нам берберы.

Донья Инес

У вас убийство в прошлом?

Дуранго

Нет.

Мой родич — капитан Сурита.[95]

Донья Инес

Как?

Дуранго

Так! И говорю открыто.

Донья Инес

И я ценю прямой ответ.

Но если род ваш так высоко

Восходит, почему на вид

Дуранго столь не родовит?

Дуранго

Так вот, смотрите: здесь Марокко,

Подальше — Бужия, Тунис,

А там Алжир. А из Орана

Как раз дойдешь до Лостагана,

Вдоль берега спускаясь вниз.

Затем Мелилья, и Босмар,

И Фец — их древняя столица,

А супротив бурлит и злится

В тумане сизом Гибралтар.

Донья Инес

А где же Обезьяньи горы?

Я что-то не пойму никак.

Дуранго

Меня не оскорбляли так

Другие знатные сеньоры,

А я в Кастилии служил

И в Лисабоне!

Донья Инес

Ну и что же?

Я вас не оскорбляла тоже.

Графиня

Скажите! Был любезен, мил

И вдруг обиделся за что-то.

Донья Инес

Я так изумлена — нет слов!

Дуранго

Но первый я шутить готов,

Коль вам шутить пришла охота.

Донья Инес

А что за шум и крики вдруг?

Донья Костанса

Там музыкантская карета.

Донья Инес

Ой, чуть не в море!

Донья Костанса

Так ведь это,

Чтоб лучше разносился звук.

За сценой веселье, крики, пение под аккомпанемент бубнов.

Певцы

В ночь на святого Хуана

К нам из Валенсии душной

Едут красавицы-дамы

Свежестью моря дышать.

Графиня

Как отвечают берега!

Донья Инес

Тут эхо петь само захочет.

Дуранго

Так эта музыка щекочет,

Что ногу тянет в пляс нога.

Певцы

Матушка! Слышишь, как весла

Плещут на тихой воде?

Вестник румяного утра,

Тихий вспорхнул ветерок.

Дуранго

Вот если бы на праздник дали

Из окорока весла мне!

Они запели бы в вине,

А по воде бы не плескали.

Певцы

Солнце восходит, сеньоры,

Вам просыпаться пора!

Утро святого Хуана

Праздник ведет за собой.

Графиня

А кавалеров-то немало.

Донья Инес

Вон едут за войсками вслед.

Да, скачки будут нынче?

Дуранго

Нет.

Графиня

А многих я уже узнала.

Донья Костанса

Вот дон Франсиско, дон Луис!

Вот эти — в голубом и в сером!

Графиня

А этот в красном? За барьером?

Донья Инес

То капитан дон Дионис.

Донья Костанса

А этот — в желтом, как солома,—

Алонсо.

Графиня

Ваш жених?

Донья Костанса

О нет!

Графиня

А рыжий, тот — на нем мой цвет,

Но верьте: я с ним незнакома.

Донья Инес

На море трубы, трубы!

Дуранго

Да.

Донья Инес

Как странно! Что же там случилось?

Дуранго

То мавры.

Графиня

Что вы!

Дуранго

Ваша милость!

Они не явятся сюда,

На выстрел к нам не подойдут.

Донья Инес

Однако не было покуда

В Хуанов день такого чуда,

Чтоб мавры не дурили тут.

В море появляются два фрегата, битком набитых маврами; мавры трубят в трубы и бьют в барабаны.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и мавры.

Один из мавров

(на ломаном испанском языке)

Эй, христиане на Валенсия,

Котори веселится в Грао

На празднике святой Хуан!

Послюша, что ми вам сказат:

Я из Марокко, звать Селим,

Я бил в Кастилии в плену,

У дворянина — христьянин,

Которий ми назваль «дрянин».

Я убежат сумел из плен.

Ми стоили семьсот дукати,

Но в тисачу ему досталис.

Так за хороший обращенье

Я посилаю вам подарок:

Ми — вистрел и давай кричим!

Мавры

(хором)

Вы мерзавцы, негодяйцы,

Куры глюпые, прохвости,

Много лет еще воняйте!

Залп из береговых орудий. Фрегаты уходят в море.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Графиня де ла Флор, донья Костанса, донья Инес, Дуранго.

Графиня

Так быстро спину показали!

Донья Костанса

Но ведь какой был залп в ответ!

Донья Инес

Еще гудит все море вслед.

Дуранго

А все ж нас крепко обозвали.

Жаль, что маркиз де Санта Крус

Тут не был, или граф де Ньебла,

Иль храбрый Ориа, иль Карлос.[96]

Донья Костанса

Графиня! Вы туда смотрите!

Графиня

Кто этот юный всадник в белом?

Донья Костанса

Бьюсь об заклад, что дон Хуан.

Графиня

Какой дон Хуан?

Донья Костанса

Брат дон Алонсо.

Графиня

Как, этот бедный кавальеро,

Ходивший в нищенском плаще,

Который так его смущал,

Что стал его души могилой?

Донья Костанса

Он самый.

Графиня

Правда? Кто ж ему

Дал денег на такую роскошь?

Донья Инес

Он, вероятно, взял взаймы.

Графиня

Поверьте, не бывало дня,

Чтоб я, его увидев мельком

Закутанным в дырявый плащ,

Когда-то бывший грубошерстным,

Не удержала смех невольный,

К нему испытывая жалость,

А к дон Алонсо — неприязнь.

Донья Костанса

Смотрите, как сидит красиво:

Весь белый сам и белый конь.

Донья Инес

Когда бы мог он одеваться,

Я знаю, многие бы стали

Ему завидовать. Давайте

О чем-нибудь его попросим.

Донья Костанса

О чем же?

Графиня

Я сейчас скажу.

Донья Костанса

Он к пристани уже подъехал.

Донья Инес

Над ним вы подтрунить хотите?

Графиня

Ну да!.. Послушайте, Дуранго:

Пойдите тотчас к дон Хуану

И передайте: я… нет, мы,

Три молодые дамы, просим,

Чтоб он вон там, на волнорезе,

Пришпорил своего коня.

Дуранго

Графиня! Вдумались вы в то,

Что просите? Ведь, доскакав до края,

Он рухнет вниз и разобьется.

Графиня

Извольте делать то, что вам

Приказано. Ведь это шутка!

Дуранго

Иду.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Графиня де ла Флор, донья Костанса, донья Инес.

Графиня

Ведь это только способ

Добиться, чтобы он подъехал,

А здесь уж мы поговорим.

Донья Костанса

Ну разве не обидно видеть,

Что человек с такой приятной

Наружностью, такой учтивый,

При этом так ужасно беден?

Графиня

Костанса! Небо справедливо,—

Оно дары распределяет

Согласно высшему закону,

И спорить с этим бесполезно.

Кто беден, тот красив и статен,

Кто некрасив — умен, учен.

Слышен звон бубенчиков, потом всплеск воды.

Что там случилось?

Донья Костанса

Он помчался,

Едва услышал приказанье,

Но волнорез не огражден.

Конь рухнул вниз, а с ним и всадник.

Графиня

(встает)

Какая смелость!.. Стать причиной

Внезапной гибели его

Мне было б жаль.

Донья Инес

Но нет сомненья,

Что он погиб.

Графиня

Я утону

В слезах, как утонул он в море.

Первый голос

(за сценой)

Вот это верность!

Второй голос

Странный случай!

На помощь!

Третий голос

Эй, сюда! Он жив.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Дуранго.

Дуранго

Мои сеньоры! Этот конь,

Как конь, служивший Александру,

Достоин мраморной гробницы.[97]

Графиня

Что это значит?

Дуранго

Ваша светлость!

Лишь передал я вашу просьбу,

Как шпоры дон Хуан вонзил

Коню в бока, и конь помчался

И, проскакав по волнорезу,

Не рухнул, нет, но прыгнул в море,

Которое фонтаны брызг

Взметнуло, как стекла осколки,

Сверкающие в блеске солнца.

Но миг — и вынырнули оба.

Конь тихо ржал, а дон Хуан

Слегка трепал его по гриве,

Все приговаривая что-то.

Тем временем сквозь рот и ноздри

Вода изверглась из коня.

А дон Хуан за шею обнял

И все подбадривал его

То возгласами, то рукою.

И конь, с хозяином в седле,

Доплыл до берега, где барку

Привязывали рыбаки,

Которые, позвав на помощь

Других, случайно бывших близко,

Внесли в свой домик дон Хуана

И сняли там с него одежду.

Графиня

Мой друг! Прошу вас об услуге:

Вернитесь тотчас к дон Хуану

И передайте от меня

Ему мой новый плащ с подкладкой.

Пусть он оденется пока.

Когда же мы домой вернемся,

Ему пришлю я всю одежду.

Дуранго

Храни вас бог! Лечу к нему.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Графиня де ла Флор, донья Костанса, донья Инес.

Графиня

Олá! Карету!

Донья Костанса

Не хотите

Морской прохладой насладиться?

Графиня

Мне этот случай все испортил.

Донья Костанса

Что ж вы задумали?

Графиня

Уехать.

Донья Костанса

И вправду можно загрустить:

Ведь дон Хуан погибнуть может.

Графиня

Я только пошутить хотела,

Но если он погиб… Ужасно!

Донья Инес

Зачем оплакивать кончину

Того, кто беден? Для него

Смерть — избавление от жизни,

От мук чистилища земного.

Графиня

Но тяжко быть тому причиной.

Сознание своей вины

Меня обязывает ныне

Ухаживать за ним. И если б

Я не графиней де ла Флор

Была, а самой скромной дамой…

Донья Костанса

Что было бы?

Графиня

Молчу. Нельзя

Платить несбыточным за подвиг.

РЫБАЧЬЯ ХИЖИНА НА БЕРЕГУ МОРЯ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Дон Хуан с мокрой головой, закутанный в гасконский плащ, Эрман, Лаурино, Альберто, Писано.

Альберто

Теперь поспать хотя бы час

Вам после этакой забавы.

Дон Хуан

Спасибо, не хочу.

Эрман

Вы правы.

(К Альберто.)

Зачем сеньору спать у вас?

Ведь это не прибавит славы.

(Дону Хуану.)

Простудитесь наверняка!

Дон Хуан

Оставь, Эрман! У камелька

Я скоро высохну.

Эрман

Вот горе!

Вы умереть решили вскоре?

Дон Хуан

Да, только не мешай пока.

Эрман

А я вам жить мешаю? Странно!

Не тем ли, что пекусь о вас?

Дон Хуан

Хотя бы! Спать еще мне рано.

Лаурино

Так с молодежью постоянно:

Ни в чем ей старость не указ.

Эрман

Умрет, так велика беда ли?

Писано

Сеньор! Да вы к огню бы стали!

Эрман

Снимайте платье.

Дон Хуан

Видит бог,

Я уж и так почти просох.

Эрман

Вот сумасшедший! Вы слыхали?

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Дуранго с плащом графини.

Дуранго

Где дон Хуан? А, вот он сам!

Эрман

Он здесь, — не столь нарядный ныне,

Сколь мокрый. А зачем он вам?

Дуранго

Я с порученьем от графини

И все вам тотчас передам.

Дон Хуан

Уже вы час назад, не дале,

Одну мне просьбу передали.

Дуранго

Увы! Графиня де ла Флор

Так опечалена, сеньор,

Что вас она простит едва ли.

Она вам только дать предлог,

Чтоб вы к ней подошли, хотела,

Но чтобы вдруг, вот так, без дела

Помчаться в море — видит бог! —

Она и в мыслях не имела.

И все же тяжко думать ей,

Что зло она вам причинила,

И вот она мне поручила

Вам плащ отдать, что был на ней,

И вас закутать поплотней.

Графиня так огорчена!

Дон Хуан

В ее плаще — мое спасенье.

Так жизнь людская создана:

Змеиный яд таит целенье,

И мне прислала яд она.

Дуранго

У вас, как видно, нет озноба?

Дон Хуан

Во мне с избытком есть вода,

Но холод вышел без следа.

В таком плаще мертвец из гроба

Восстанет.

Дуранго

Он согрел вас?

Дон Хуан

Да.

Дуранго

Отлично. Ваш ответ графине

Я слово в слово передам.

Дон Хуан

Скажите, что к ее ногам

Я все готов сложить отныне:

И честь мужчин и славу дам;

Что верный чувству одному —

Желанью ей служить всецело,

Клянусь, я так же смерть приму,

Как в эти волны прыгнул смело,

Едва она мне повелела;

Что взор ее со мной везде.

Как Муций не сробел в беде,[98]

Но руку пламени подставил,

Чтоб Рим его вовеки славил,

Так стал я Муцием в воде.

И пусть шепнут ее уста,

Пусть эта мысль мелькнет во взоре —

Не с волнореза иль моста,

С любой горы я кинусь в море.

Дуранго

Сеньор! Я прислан неспроста.

Бегу сказать, что вы здоровы.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Дон Хуан, Эрман, Лаурино, Альберто, Писано.

Альберто

(дону Хуану)

Присядьте здесь, у очага.

Лаурино

Снимайте все свои обновы

И раздевайтесь донага.

Дон Хуан

Мы отойдем на два шага.

Хочу порасспросить Эрмана.

Писано

Одежду дайте мне сюда.

Рыбаки уходят.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Дон Хуан, Эрман.

Дон Хуан

О всех несчастьях дон Хуана

Он первый узнаёт всегда.

Я знал, что ждет меня беда.

Эрман

Послушайте-ка доброхота:

Не как мудрец, не как старик,—

Как тот, кто смолоду привык

Беречь вас, я скажу вам что-то.

Дон Хуан

Потом!

Эрман

Нет, нет, сейчас, сейчас!

Займитесь вы всерьез графиней.

Дон Хуан

Ты спятил!

Эрман

Баба в самый раз.

Дон Хуан

Но море может стать пустыней?

Огонь — замерзнуть? Вспыхнуть — иней?

Эрман

Что вы теряете на том?

Дон Хуан

Да все начнут глумиться хором.

Эрман

Ну что считаться с дурачьем?

Запомним берег, на котором

Мои слова сочли вы вздором.

Дон Хуан

Глупец! Она не для меня:

У ней богатая родня,

И титул громкий есть к тому же,

И, красоту ее ценя,

Ей о другом хлопочут муже.

Вельможи, гранды — сколько их!

Шлют сватов к нашей Ипполите.

Эрман

А вы, ну чем вы не жених?

Да вы затмите всех других,

Чуть о любви заговорите.

Дон Хуан

Ну, скажем, я влюблюсь — и вот

Я гибну, я молю, я плачу,

Она ж и бровью не ведет.

Эрман

А если вдруг наоборот?

Дон Хуан

Чем я владею, что я значу

В глазах графини де ла Флор!

Эрман

Она ведь женщина, сеньор,

А вы — красивейший мужчина.

Любовь — больших чудес причина

И все сомненья ваши — вздор.

Дон Хуан

Ну так я больше не могу,

Дружище, от тебя таиться.

Запомни день на берегу.

В ее поклонника, в слугу

Хочу отныне превратиться.

Эрман

Так не пугайтесь: самый срок,

Чтоб вам житейский дать урок,

Как вам ухаживать за нею.

Дон Хуан

Ты в лабиринт меня завлек,

И вряд ли выйти я сумею.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КОМНАТА В ДОМЕ ГРАФИНИ ДЕ ЛА ФЛОР

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Графиня де ла Флор, донья Костанса.

Донья Костанса

Я полагаю…

Графиня

Почему

Вы с дон Алонсо так суровы?

Донья Костанса

Я не из женщин, что готовы

Пойти за каждого, кому

Угодно сделать предложенье,

Каков бы ни был человек.

Графиня

А было ль так, чтобы навек

Сошлись любовь и уваженье?

Донья Костанса

Да уважать его нельзя!

Я никогда, даю вам слово,

Не вышла б замуж за такого.

Нет, это не моя стезя.

Ваш дон Алонсо… мне сначала

Достойным показался он.

Но после я с других сторон

Красавца этого узнала!

Я убеждалась сотни раз:

Он мелок, жаден, он развратен,

Из всех, кто здесь бога