Book: Ведьмина вода



Ведьмина вода

Галина Ларская

Ведьмина вода

Глава 1

Усыпанное звездами небо едва заметно начало светлеть у горизонта. Море спокойное, черное, как огромное полотно, расшитое серебристыми звездными отблесками, тихонько покачивалось у ног. На пустынном пляже, на лежаке, поставленном у самой воды, сидела девушка в длинном белом сарафане. Светло-русые волосы были небрежно заплетены в косу и перехвачены крупной голубой заколкой. Нежное лицо с тонкими чертами и мечтательными глазами – серо-голубыми, цвета ясного неба на закате, – было спокойным, умиротворенным. На песке у ее ног, обхватив колени руками, сидел парень. Вьющиеся черные волосы до плеч обрамляли скуластое загорелое лицо с четко очерченным ртом, высоким лбом, прямым носом и поразительно яркими зелеными глазами необычного миндалевидного, будто бы кошачьего, разреза.

Молодые люди смотрели на воду, где по бледной лунной дорожке плыла к берегу их подруга.

– Лера, – подал голос парень, не поворачивая головы и не отрываясь от созерцания морского пейзажа.

– Да?

– Давай уедем отсюда куда-нибудь. Надоел мне этот Дивноморск. Поехали в какой-нибудь другой город у моря.

– Вот как? – удивилась девушка. – С чего вдруг такие новости? Ты же любишь этот город, родился здесь, все тут знаешь, ориентируешься хорошо. Зачем тебе внезапно куда-то переезжать понадобилось?

Немного помолчав, молодой человек ответил:

– Просто хочется перемен. Скучно здесь.

Валерии только руками оставалось развести.

– Марк, даже не знаю, что сказать. Ты в курсе, что за аренду нашего дома заплачено до осени. Денег у нас в обрез, и переезд ни в бюджет, ни в планы не вписывается.

– А если я достану денег? – обернувшись, Марк взглянул на Леру, и в сумерках его глаза сверкнули зелеными огнями.

– Достаточную сумму на переезд и аренду другого дома, в котором мы поместимся втроем, ты не сможешь достать законным путем, а заниматься криминалом я тебе категорически запрещаю.

Парень вздохнул и отвернулся. Из воды показалась Варвара. Девушка вышла на берег и отжала намокший хвост волос.

В последнее время друзья все чаще стали приходить на пляж ночью или под утро. Им нравилось отсутствие отдыхающих, собак, крикливых торговцев всякой снедью; ничто не мешало находиться в тишине, наедине с природой.

Завернувшись в полотенце, Варя присела на соседний лежак.

– О чем воркуете? – поинтересовалась она.

– Да так, – ответила Лера. – Оказывается, наш Марк заскучал в этом городе и собрался переезжать.

– Куда? Что еще за глупости? Прекрасный город, мы здесь всего-то третий месяц.

– А я тут всю жизнь, – сказал Марк. Подняв с песка мелкий камешек, он размахнулся и бросил его в воду.

– И сколько у тебя той жизни было? – усмехнулась Варвара. – Не так уж и долго она длилась.

– По человеческим меркам, – добавила Лера.

Горизонт полыхнул восходящим солнцем, морские просторы порозовели, стихло даже малое волнение – вода превратилась в блестящее зеркало.

– Смотри, котик, как красиво. Может, искупаешься наконец, поплаваешь? – Варя погладила парня по мягким волосам, так похожим на ощупь на кошачью шерсть, и почесала за ухом.

– Сколько раз говорить, что купаться, мокнуть, в воде сидеть – это не мое! – огрызнулся Марк.

– Ладно, не кипятись. – Лера принялась успокаивающе поглаживать его по плечам и спине. – Не хочешь – никто не заставляет.

Тем временем на набережной появились первые пешеходы, в основном это были люди, вышедшие на пробежку. Двое мужчин – один высокий, темноволосый, другой пониже ростом, рыжий, тоже бежали по набережной. Увидав знакомые фигуры, сидящие на пляже, они замедлили бег и остановились. Оперативник Игорь с участковым Женей уставились на двух девушек и парня. О чем-то переговариваясь между собой, обе девушки гладили молодого человека, а тот смотрел на море и будто бы вовсе не обращал внимания на ласковые прикосновения.

– И мы хотим сказать, что Марк действительно двоюродный брат Леры? – сказал Женя и посмотрел на своего коллегу по полицейскому участку.

Тот пожал плечами:

– Вроде не было причин сомневаться. Но картина непонятная, согласен.

Понаблюдав за троицей на берегу, Женя покачал головой:

– Как-то странно они его гладят. Как собаку.

– Скорее уж, как кошку, – усмехнулся Игорь, и они побежали дальше по набережной.

Если бы только Игорь мог вообразить, насколько близко он находился к истине, сказав про кошку. Ведь совсем еще недавно, каких-то пару месяцев назад, Марк был самым настоящим котом, которого Валерия купила на птичьем рынке. Так как род занятий у девушки был не совсем обычный – Лера практиковала магию, то и дальнейшие события после покупки кота развивались не совсем по плану. В доме Валерии была оборудована секретная магическая комната, где девушка проводила ритуалы. Главным предметом в комнате был специальный стол, в центре которого располагался грегор – место сосредоточения магической силы. Именно в это место и уселся кот, пробравшись в комнату в отсутствие хозяйки. По неясным причинам магия заработала сама собой и за ночь превратила кота в человека. Хоть и осталось у него множество кошачьих способностей и привычек, в целом он оказался неплохим парнем с живым умом и пускай непростым, но все-таки сносным характером.

Вскоре после события с превращением в гости к Лере приехала из Питера ее подруга Варвара – гадалка и медиум. Поразительное известие о магическом творении она поначалу приняла без восторга, но ей пришлось смириться с необычным новым компаньоном, вскоре они даже сумели подружиться.

Окружающим Лера представляла Марка как своего двоюродного брата, жила троица уединенно, без особой надобности с горожанами не общаясь, за исключением одной соседской семьи. Именно на застольных праздниках соседей друзья и познакомились с полицейскими Игорем и Женей.

Солнце взошло, потянулись на пляж ранние туристы, и друзья засобирались домой. Им предстояло еще заехать на рынок за фруктами и свежими сардинами для Марка.

Как ни пытались девушки приучить его к разнообразной человеческой пище, к супам, овощам, в еде бывший кот оставался придирчивым, избирательным и в основном предпочитал сырую рыбу.

Глава 2

Теплый вечерний воздух лился в открытые окна и наполнял дом ароматами сада: цветущих розовых кустов, жасмина и разогретого под солнцем разнотравья. На кухне горел свет. Там, за столом, расположилась Варвара. Перед нею стояла глубокая стеклянная тарелка, полная воды. Разложив на столе записи, привезенные с собой из Петербурга, девушка внимательно их читала, время от времени делая на полях пометки карандашом. Она изучала новое гадание – на воде, при этом у нее складывалось ощущение, что часть описания ритуала утрачена и именно поэтому ничего не получается. С этим гаданием Варя билась почти месяц, но результата не было. Вот и сейчас, сдвинув брови к переносице, она вчитывалась в строчки, пытаясь найти причину неудачи, и со стороны казалась студенткой, готовящейся к сложному экзамену.

В комнате Леры также горел свет. Лежа на кровати, девушка читала книгу. У нее в ногах разлегся Марк с толстенным орфографическим словарем в руках. Хоть магия и создала из кота человека вполне разумного, но в скором времени выяснилось, что парень не умеет читать, писать, не понимает, что такое цифры, зато обладает фотографической памятью. И девушки взялись за его образование: бегло познакомив Марка с азбукой и простейшей арифметикой, они стали читать с ним словари, объясняя значение каждого слова. И вот теперь он самостоятельно перечитывал словарь Ожегова, а Лера время от времени отрывала взгляд от своей книги и говорила: «Сейчас». И Марк зачитывал ей вслух те слова с толкованиями, на которых останавливался его взгляд.

Вскоре из кухни донеслось:

– Лера! У нас есть вино?!

Голос Варвары прозвучал рассерженно, из чего Лера сделала вывод, что гадание на воде опять не удалось.

– Нет! – крикнула в ответ девушка.

– А почему?! Почему мы живем на юге, а у нас вечно в доме нет вина!

Отложив книгу, Валерия встала с кровати.

– За вином пойдешь? – Марк тоже отложил словарь. – Я с тобой.

– Магазин в двух шагах, читай дальше.

– С тобой схожу, темно уже.

Молодой человек спрыгнул с кровати и направился в прихожую вперед Леры.

Проходя мимо кухни, девушка заглянула в дверной проем. Обхватив голову руками, Варвара сердито поглядывала то в записи, то в тарелку с водой.

– Кроме вина, больше ничего не надо? – спросила Лера.

– Нет! – отрезала подруга, не поднимая глаз.

На улице было тепло и душно, как перед грозой. В темноте сада заливались песнями сверчки, где-то за соседскими заборами вяло переругивались собаки.

Лера с Марком вышли за калитку и неторопливо направились к дороге с трамвайной остановкой и небольшим магазинчиком, работающим допоздна.

– И зачем только ей понадобилось именно это гадание? – сказал Марк. – Может, стоит бросить, раз ничего у нее не варится в этой тарелке.

– Варя привыкла добиваться своего. К тому же гадатель и медиум, так же как и маг, должен постоянно расти, узнавать и практиковать что-то новое.

Они прошли желтый круг фонарного света, и как только оказались в темноте, Лера споткнулась обо что-то на дороге. Марк подхватил ее, обнял за плечи, и так в обнимку они и дошли до шоссе. А там столкнулись с оперативником Игорем, направлявшимся к своим родственникам – соседям Валерии. После обмена приветствиями Игорь поинтересовался, куда они направляются на ночь глядя.

– Варваре нашей вина захотелось, вот мы и решили пройтись до магазина, – с улыбкой ответила Лера. – Она у нас эксперимент один проводит, а без вина процесс не идет, хоть ты лопни. Надо же помочь человеку.

Девушка ожидала, что Игорь улыбнется в ответ, тоже как-то пошутит, но он отчего-то смотрел каким-то странным взглядом то на нее, то на Марка, затем сказал:

– Эксперимент, да, я понимаю. Что ж, хорошего вечера, всего доброго.

И, обойдя пару, мужчина скрылся в темноте. Проводив его взглядом, Лера произнесла немного растерянно:

– Что это с ним? Он какой-то странный, да?

– Мало ли, – пожал плечами парень, – может, с работы, без настроения. Хотя я думал, он с нами напросится вино пить.

– Разве он когда-нибудь к нам напрашивался?

– Пока нет, но когда-то ведь начнет.

– Не говори глупостей, Игорь достаточно интеллигентный человек, не станет он никуда напрашиваться, если сами не позовем.

Марк фыркнул, Лера махнула рукой, отказываясь продолжать разговор, и они пошли дальше.

Хоть ассортимент магазинчика оставлял желать лучшего, пара наименований приличного вина там все же имелась. Не зная, какого именно захочется расстроенному гадателю, Лера взяла бутылку белого, бутылку красного, а Марк попросил себе банку тушенки и сметаны.

– Только вместе это не ешь, – сказала девушка, расплачиваясь.

– Хорошо, – кивнул парень. – Начну со сметаны.

Взяв пакеты, они направились к выходу, не замечая, каким взглядом провожает их продавщица.

Глава 3

Вернувшись домой, Варвару они застали сидящей за столом все в той же позе отчаяния.

– А вот и гонцы с лучшим вином на побережье! – весело произнесла Лера, заходя на кухню. – Тебе белое, красное или смешать и сделать розовое?

– Дай посмотрю, что вы купили. – С хмурым видом девушка взяла бутылки и поморщилась. – Так оно же теплое! Не могли взять из холодильника?

– Мы ходили в маленький магазин, там нет холодильника. Положу сейчас в морозилку, пять минут и…

– За пять минут оно не охладится!

– Тогда налью в бокал, добавлю льда и…

– Лед разбавит вино и превратит в гадость!

– Тогда пей теплое. – Лера взяла бутылки и понесла их к раковине открывать. – Так лучше раскрывается букет и послевкусие.

Варя вдохнула побольше воздуха и только собиралась что-то сказать нехорошее, как вдруг к ней подошел Марк, ласково погладил по голове и почесал за ухом. От неожиданности девушка рассмеялась.

– Надо же, а это и вправду работает! Спасибо, котик, ты лапочка.

– Всегда пожалуйста, – невозмутимо ответил Марк. После взял банку сметаны, ложку и уселся на табуретке у окна. Прежде чем приняться за еду, парень машинально потрогал украшение на своей шее. Этот жест уже вошел у него в привычку – Марк по несколько раз на дню как будто проверял, на месте ли золотая полоска на его горле.

Будучи котом, он получил от своей хозяйки красивую цепочку-ошейник, которую Валерия сотворила при помощи магии. В момент превращения в человека изменилась и цепочка, став широкой, гладкой золотой лентой, покрытой мельчайшей гравировкой магических символов, неизвестных даже Лере. Позже выяснилось, что украшение это не простое, если его снять с парня, то он снова станет котом и никогда не сможет больше превратиться обратно в человека.

Лера поставила на стол перед подругой открытое вино, бокал, вазочку со льдом, собралась было идти в комнату, но Варя ее остановила:

– Товарищи, посидите со мной! Мне нужна группа поддержки.

Валерия присела за стол и, подперев кулаком подбородок, молча уставилась на подругу. Та бросила в бокал кубик льда и налила белого вина. Доев сметану, Марк отнес пустую банку в мусорное ведро, вернулся на табуретку и произнес:

– Может, ну его, гадание это водяное? Зачем оно вообще нужно? Без него же как-то раньше справлялись.

Пригубив из бокала, Варя ответила:

– Если его освоить, то необходимую информацию можно черпать откуда угодно, из любого водяного источника, будь то река, озеро, море или лужа дождевая.

– Вот как? – заинтересовалась Валерия. – А где ты взяла описание ритуала, кто поделился?

– Ой, даже не спрашивай, где, как и чего мне стоило его раздобыть! – поморщилась подруга. – И есть подозрение, что упущено что-то в описании, потому и не срабатывает никак.

– Можно посмотреть? – сказал Марк.

– Что ты там собираешься увидеть? Написано от руки, почерк не мой, сама его с трудом разбираю.

– Просто интересно.

– Дай ему, пусть посмотрит, – вмешалась Лера.

– Да пожалуйста. – Пожав плечами, Варя собрала со стола бумажные листы и протянула парню. – Лера, выпей со мной вина.

– У меня рано утром практическое занятие по магии, мне нужна свежая голова и ясные мысли.

– Что станет с твоей головой от одного бокала?

– Ладно, хорошо! Только не закипай опять!

Валерия взяла бокал, бросила в него льда побольше и налила вина. Марк тем временем рассматривал листочки с записями. Занятые вином и разговорами, девушки не видели, как вытянулись и стали вертикальными зрачки в изумрудных глазах молодого человека, и кошачье зрение позволило ему рассмотреть на бумаге то, чего не замечала Варвара. На одном листке, ближе к середине, виднелись выдавленные на бумаге тончайшие буквы, – они шли и поверх рукописного текста, и между слов.

Отложив бумаги на подоконник, Марк встал с места и пошел на выход.

– Ты куда? – девушки проводили его недоуменными взглядами.

– Сейчас вернусь! – донеслось из прихожей.

Вернулся он и впрямь быстро, с собой парень принес пригоршню сухой земли. Взяв с подоконника листок, Марк положил его на стол, посыпал землей и стал растирать ее по странице.

– Чего это ты делаешь? – озадаченно поинтересовалась Варя.

Парень не ответил. Он наклонился к бумаге, сдул землю, и на листке обозначились тонкие – не толще волоса – буквы.

– Ох! – удивленно выдохнула Лера. – А вот и весь секрет!

Едва не опрокинув бокал, Варвара вскочила со стула, схватила листок и забегала глазами по строчкам.

– Надо же! – воскликнула она. – Так вот в чем дело! Пара слов, всего пара слов, должных связать середину и конец! Кому же понадобилось их так прятать? Хотя ладно, неважно, теперь-то точно должно сработать!

– Как мы рады, наверное, даже больше, чем ты, – заулыбалась Лера.

– Да-да-да… – рассеянно ответила Варя, снова просматривая текст. – Дай ему рыбы! Сколько там осталось рыбы в холодильнике, все котику отдай, заслужил!

– Он тушенки захотел, мы купили…

– Тогда дай ему тушенки!

– Прямо сейчас не надо, он только что съел целую банку сметаны. Представляешь, что может начаться…

– Пусть ест, что хочет! Имеет право! Животный организм лучше знает, что ему требуется! – Хлопнув ладонью по столу, Варя вскочила и бросилась к подоконнику за остальными бумагами.

Разложив страницы по порядку перед собой, она обновила воду в тарелке, отбросила волосы с лица и наспех перевязала длинный хвост на затылке.

– Нам выйти? – спросила Лера.

– Нет-нет! – нетерпеливо отмахнулась подруга. – Можете оставаться, только сидите тихо, не отвлекайте меня!

Лера кивнула и взяла свой бокал, Марк уселся на табуретку у окна и замер, как скульптура.

Впиваясь глазами в строчки, Варвара принялась вполголоса начитывать заклинание, время от времени настолько легко касаясь пальцами поверхности воды, что она даже не тревожилась. Дойдя до связующих слов, начертанных землей, она едва сдержала ликование в голосе и спокойно продолжила читать дальше.

Прозвучала последняя фраза, и в кухне наступила тишина, нарушаемая лишь песнями сверчков в саду. Лера с Марком смотрели на Варю, Варя пристально смотрела в тарелку. Ничего не происходило. Стремительными мгновениями перед глазами Валерии пронеслись картины неизбежного – она уже видела, какая атмосфера воцарится в доме после очередного провала с этим злополучным гаданием, и поднесла к губам бокал, залпом выпив вино с полурастаявшими льдинками.



И тут из тарелки, как показалось, – прямо в лицо Варваре ударил столб синего света. Лера с Марком вскочили, бросились к ней, собираясь столкнуть тарелку на пол, как свет внезапно исчез и на поверхности воды возникло женское лицо. Сначала могло показаться, что это отражение самой Варвары: яркая брюнетка с высоким лбом, острыми скулами, правильными чертами лица и большими черными омутами-глазами. Но стоило присмотреться, как становилось ясно, что женщина в воде гораздо старше. Взгляд ее, пронзительно живой, посмотрел в упор на застывшего над тарелкой гадателя, после скользнул в сторону, прошелся по лицу Леры и остановился на Марке. Пристально взглянув в зеленые кошачьи глаза, женщина приподняла тонкую черную бровь и слегка улыбнулась одними уголками губ.

Глава 4

Схватив тарелку, Варвара вылила воду за окно и задернула занавеску, словно, даже расплескавшись по земле, водяное лицо могло наблюдать за ними. Затем ожесточенно принялась отмывать тарелку под краном. Лера с Марком озадаченно переглянулись, и девушка обратилась к спине своей подруги:

– Варежка, что это было?

– Не знаю. – Для верности еще и вытерев тарелку насухо, подруга отставила ее в сторонку и обернулась. – Я сама ничего не поняла.

– Как не поняла? Ты месяц изучаешь это гадание, ты его наизусть должна была уже выучить, и ты не знаешь, что это было?

– Представь себе! – Варваре только и оставалось, что развести руками.

– Какой ты делала запрос в процессе ритуала, какую информацию хотела открыть?

– Ничего я не успела запросить. Здесь сначала открывается канал, потом запрашивается информация. И кто это там был, на том конце провода, я совершенно не поняла!

Обе девушки замолчали. Они напряженно смотрели друг на друга, словно ожидали искры озарения, должной прояснить ситуацию. Тут Марк взмахнул рукой в сторону стола с записями и снова внес предложение:

– А давайте его сожжем, гадание это, и забудем про него. У нас что, другие, нормальные закончились?

– Да не то чтобы закончились, – с расстроенным видом ответила Варвара, – просто это довольно редкое, необычное, я с огромным трудом его раздобыла. И вот наконец-то все получилось, только… только…

– Непонятно, что получилось, – закончила Лера. – Если не сжигать, то отложи его пока куда-нибудь подальше, видимо, не время сейчас, я уж не знаю, почему сработало именно так. Появление этой женщины было достаточно неожиданным, я бы даже сказала – зловещим, так что стоит отставить это гадание в сторонку и заняться чем-нибудь другим.

– Например, чем? – Варя хмуро уставилась в зашторенное окно. – Нет, я, конечно, привезла с собой несколько новых практик, которые следует освоить, но как за них браться, не завершив предыдущую…

– А ты вообще пока оставь все практики, дай себе отдых, – голос Валерии звучал ласково, проникновенно. – Ты же собиралась написать какой-нибудь роман или цикл мистических рассказов, так не пора ли взяться за это? Время от времени не помешает заниматься литературной деятельностью, раз уж ты именно эту работу выбрала своей витриной. А ты уже давно ничего не писала, пора бы.

Варя кисло поморщилась, а Лера с жаром продолжила:

– Ты хотела писать о той истории с убийствами на киносъемках, в которую мы невольно оказались втянуты, чего не взялась за нее?

– Мне той истории и в жизни хватило! – отмахнулась Варя. – Писать еще про это!

– Ну, напиши про что-нибудь другое. – Лера бросила взгляд на настенные часы, шел первый час ночи. – Завтра сядем все вместе и придумаем тебе потрясающий, увлекательный сюжет, хочешь?

– Не хочу!

– Не хочешь, как хочешь. – Девушка развернулась спиной к подруге и направилась к двери. – Я иду спать, у меня ранний подъем завтра.

Не зажигая света, Валерия зашла в свою комнату, стянула платье и забралась под простыню. Она лежала на спине, глядя в потолок, слушала приглушенные голоса Вари и Марка, доносившиеся с кухни, и не ощущала ни малейшего желания уснуть. Тревога после встречи с водяным явлением не давала покоя. Хоть и приходилось Лере неоднократно сталкиваться со странными, порой пугающими явлениями, эта женщина с ее пронзительным взглядом насторожила всерьез. Даже не столько сама женщина, сколько то, что незнакомка смотрела прямо на них. Она их видела, оттуда, из воды.

Ворочаясь с боку на бок, Валерия даже пожалела, что больше у нее нет кота по имени Марр. Когда он приходил вечерами, сворачивался клубком в ногах, тепло его маленького пушистого тельца так умиротворяло, что девушка быстро засыпала. Теперь ей все еще не хватало этого тепла. Первое время после превращения из кота Марра в человека Марка парень приходил по старой кошачьей памяти поспать у нее в ногах, чего Лера ему категорически не разрешала. Ведь теперь у него была другая жизнь, своя комната и человеческие правила общежития.

Переключив мысли с водяной незнакомки на кошачье тепло, девушка постепенно стала погружаться в дрему. Словно сквозь вату, слушала она, как расходятся по комнатам Варвара и Марк, как закрылась дверь в комнату Вари, как Марк разбирает свою постель.

Лера все глубже погружалась в сон. Ей показалось, что она услышала, как негромко хлопнуло окно в комнате Марка, но, решив, что это и вправду показалось, девушка наконец-то заснула.

Глава 5

Валерия встала с первыми птицами, – изучать ритуал создания путеводного шара рекомендовалось именно ранним утром. Набросив халат, девушка с удовольствием ощутила прохладные прикосновения шелка вместо утреннего душа и тихонько, босиком, чтобы никого не разбудить, отправилась в магическую комнату.

Как всегда, в этой комнате были плотно задернуты шторы, электрический свет магия тоже не жаловала, поэтому Лера зажгла свечи в пятиглавом латунном подсвечнике и подошла к столу. По круглой деревянной крышке шли символы, казавшиеся выжженными, а по центру стола, в месте сосредоточения магической силы, поблескивал крупный зеленый песок. На краю стола лежал предмет, похожий на длинную металлическую спицу, также испещренную гравировкой мельчайших символов.

С полки стеллажа, заставленного всевозможными склянками, коробочками и плошками, полными разнообразных ингредиентов для ритуалов, девушка взяла сшитые вручную листы, – пожелтевшие, с кое-где расплывшимися чернилами. Лера улыбнулась задумчивой мягкой улыбкой, глядя на почерк своей тети Агриппины. Хоть и была она женщиной своенравной, с непростым характером, но с племянницей отношения поддерживала покровительственно-теплые. Агриппина вырастила Леру, заменив ей семью, и обучила магии, с малолетства посвятив в таинственный колдовской мир.

Отыскав нужную страницу, девушка взяла металлическую спицу и, вполголоса начитывая заклинание, принялась рисовать ритуальные символы на песке грегора. Вскоре вокруг огоньков свечей, потрескивая, замелькали малиновые искры. Бросив быстрый взгляд в сторону подсвечника, Лера продолжила читать заклинания, рисуя на песке.

Искры разлетелись в воздухе, и словно порывом ветра их понесло к пространству над грегором. Там искры покрутились маленьким смерчем и собрались в плотный лиловый шар.

Когда Валерия произнесла последнее слово в заклинании, шар упал в песок, зашипел, остывая, и сделался прозрачным.

На ощупь он казался сделанным из толстого гладкого стекла бледно-розового цвета. С любопытством рассмотрев путеводный шар, Лера решила немедленно испытать его в действии. Оставалось решить, путь к кому именно хотелось бы отыскать. И Лера отчего-то сразу подумала про оперативника Игоря. Лукаво улыбнувшись, девушка стала мысленно рисовать его портрет в мельчайших деталях: симпатичное лицо, подбородок с ямочкой, умные карие глаза, смотрящие спокойно и проницательно, тонкую продольную морщинку на лбу, густые темные волосы с серебряными нитками первой седины на висках.

Как только портрет был полностью сформирован в мыслях, он вдруг отразился в шаре, словно изображение прошло по взгляду Леры и воспроизвелось на стекле.

Крошечной вспышкой портрет ушел в глубину шара, и внутри него, подобно кадрам кинопленки, замелькали дороги, улицы, дома… Не прошло и минуты, как бег картинок замедлился и появился девятиэтажный дом с двором, утопающим в зелени. В доме светилось всего несколько окон, жильцы еще спали в такой ранний час. Но тут в голубых рассветных сумерках показалась знакомая фигура: из подъезда вышел Игорь в спортивном костюме. Глубоко вдохнув свежий утренний воздух, он посмотрел на часы и быстрым шагом пошел прочь со двора, а путеводный шар заполнился изнутри лиловым дымом, теряя прозрачность.

Рассеянно улыбнувшись, Лера поставила шар на полку стеллажа. Судя по описанию ритуала, такой шар можно было использовать до трех раз, дальше следовало создавать новый, выждав определенный период времени.

Когда Валерия покинула магическую комнату, в доме уже проснулась жизнь и началось движение: в ванной шумела вода – Марк принимал душ, – девушки все-таки смогли приучить его к водным процедурам хотя бы в домашних условиях; зевающая, сонная Варя готовила завтрак.

– Доброе утро, – сказала Лера, заходя на кухню.

– Привет, – вяло отозвалась Варвара.

– Ты с самого утра уже всем недовольна? – Приобняв подругу за плечи, Лера чмокнула ее в щеку и взяла с сушилки чашку, намереваясь заварить бодрящий травяной чай, который, кроме нее, никто больше пить не мог из-за очень уж специфического вкуса.

– Плохо спала. – Варя помешала яичницу на сковороде и накрыла ее крышкой. – Как глаза закрою, так сразу вижу эту тетку из тарелки. И прям не по себе становится.

– Тоже долго не могла из-за того уснуть, все пыталась понять, что это такое было, куда мы заглянули, к какому источнику подключились. – Лера положила в чашку щепотку трав, залила кипятком и отошла к столу. Попутно взгляд ее упал на мусорную корзину, стоявшую под раковиной. В корзине лежала пустая банка из-под тушенки. – Надеюсь, ты решила все-таки сделать паузу и заняться писательством? Ну, или завести наконец курортный роман, к которому так стремилась с первого дня своего приезда сюда.

– Как мне его завести, если мы все время везде и всюду втроем? – Варя убрала сковородку с конфорки и вместо нее поставила кастрюльку с нарезанной рыбой. – Где мои шансы с кем-нибудь познакомиться? Пропал мой курортный роман. Нет, я, конечно же, с удовольствием закрутила бы с симпатичнейшим оперативником, но Игорь слишком уж тобой заинтересован, а я в чужие отношения не вмешиваюсь.

– Нет никаких отношений, Варя, я тебе сто раз уже говорила. Нет и не будет. – Лера помешала ложечкой травяной чай, и он из бледно-желтого стал темно-зеленым.

– Не начинай только про свою таинственную деятельность, о которой не должны знать посторонние люди, в особенности – представители органов правопорядка, – досадливо отмахнулась подруга. – Хоть бы на курорте немного расслабилась, так нет же, не дождешься от тебя.

– Я расслабляюсь как могу, на большее я, возможно, просто не способна. – Валерия сделала небольшой глоток чая, с удовольствием ощущая его пряный, горьковатый вкус. – А Женя тебе совсем-совсем не нравится?

– Рыжий-рыжий-конопатый? Ну что там может нравиться, он же подсолнух.

– Разве обязательно так к внешности придираться? Ты его даже не знаешь как человека.

– Вот как человека я бы с удовольствием начала узнавать Игоря. А подсолнуха щедро могу подарить тебе. Безвозмездно, то есть – даром.

Лера рассмеялась. Тут из ванной наконец-то вышел Марк. Вид у него был сонный и хмурый.

– Привет, котик, – привстав, Валерия поцеловала его в щеку. – Тоже не выспался?

– Вроде выспался. – Он тяжело плюхнулся на табуретку у окна. – Просто как-то что-то не по себе…

– Уж не сметана ли с тушенкой виноваты? – ласково поинтересовалась Лера.

– А при чем тут… – начал парень, и его перебила Варя:

– Не трогал он тушенку, я ее съела.

– Ты? – брови Леры удивленно приподнялись.

– Ну да, а что такого? – Варя принялась сердито раскладывать яичницу по тарелкам. – Вот прямо взяло и захотелось мне тушенки ни с того ни с сего! Чувствую, что поживу тут с вами еще немного и вовсе на сырую рыбу перейду!

Глава 6

Желая развеять тоску и развлечь своих пасмурных друзей, Валерия предложила после обеда прогуляться в центр города. Там вокруг красивой просторной площади била ключом культурно-развлекательная жизнь Дивноморска: устраивались концерты, ярмарки, вернисажи. С утра и до глубокой ночи в центре кипела жизнь, как быстротечный летний праздник.

– Идемте, идемте, – тормошила Лера то Варю, то Марка. – А то живем в курортном городе и ничего, кроме пляжа с набережной, не видим, нигде не бываем. Давайте собирайтесь, оденемся красиво и прогуляемся, приятные сами себе и друг другу.

Пусть и без особой охоты, молодые люди все же разошлись по комнатам одеваться.

Валерия собралась быстро: короткое платье василькового цвета, босоножки, целиком состоящие из плетеных шнурков, закрутила волосы на затылке и была готова. Марк тоже быстро справился – джинсы да футболка, а вот Варвара к выбору наряда подошла основательно, словно и впрямь рассчитывала, что эта прогулка принесет ей внезапное романтическое знакомство. Наконец она вышла в роскошном бирюзовом платье, облегающем ее эффектную фигуру, в белоснежной косынке, повязанной на манер голливудских актрис семидесятых годов, и на каблуках.

– Ну как? – поинтересовалась девушка и покрутилась, давая рассмотреть себя со всех сторон.

– Мы ослепли, – призналась Лера, и друзья отправились на прогулку.

Когда они добрались до центра города, время подошло к пяти часам. Августовский зной потихоньку спадал, кафе и рестораны были полны народа, отдыхающие праздно прогуливались по улицам, отовсюду доносилась музыка.

Друзья неторопливо шли по центральной аллее мимо магнолий с блестящими глянцевыми листьями, мимо строгих свечек кипарисов, пальм с оранжевыми гроздьями фиников. Пестрые клумбы, зелень, цветущие кустарники – южная природа благоухала радостью и жизнью. Среди ее красоты просто невозможно было оставаться в мрачном настроении. Расслабленная атмосфера отдыха, всеобщего веселья буквально витала в воздухе: незнакомые люди улыбались друг другу, с легкостью заводя ничего не значащие беседы, с визгом резвились дети, и за всем этим с философским спокойствием наблюдали толстые ленивые дворняги.

Окунувшись в пеструю, шумную, искрящуюся атмосферу, напоминающую многослойный коктейль со звенящими льдинками, друзья и сами не заметили, как стали улыбаться, выбросив из головы тревожный образ из тарелки с водой.

Лера с Варей шли, держа Марка под руки, яркое трио молодых людей притягивало взгляды. Попав в волну всеобщего хорошего настроения, даже не любящий повышенного постороннего внимания Марк не обращал на это внимания, а вовсю изображал из себя галантного кавалера. Девушек это веселило, они ему подыгрывали, дурачились, и к тому моменту, когда компания вышла на центральную площадь, друзья уже развеселились так, словно выпили по бокалу отличного южного вина.

На площади народа прогуливалось еще больше. Основное скопление наблюдалось вокруг фонтана, – в его прохладе, мелких радужных брызгах стремились передохнуть от жары и дети, и взрослые. На площади, каждый свою музыку, играли сразу несколько артистов. Их инструменты смешивались с музыкой, доносящейся из кафешек, и над площадью звучала своя, особенная, бурная, ни на что не похожая мелодия.

Обогнув фонтан, друзья стали присматривать кафе посвободнее, как вдруг на глаза Валерии попалась растяжка с афишей художественной выставки. Афиша гласила: «Только один день! Выставка-продажа уникальных картин художника Владислава Завьялова, легенды Дивноморска! Магия в каждом полотне! Картины, исполняющие желания!» И портрет художника: мужчина лет пятидесяти, длинноволосый брюнет с сильной проседью, с лицом, словно собранным из острых треугольников, хищным носом и пламенным взглядом Мефистофеля.

Засмотревшись на художника, Лера замедлила шаг, Варвара с Марком тоже невольно притормозили, не понимая, что привлекло ее внимание.

– Смотрите, какое необычное лицо, – кивнула Лера на рекламу.

Посмотрев в указанном направлении, Варя пожала плечами:

– Это же автопортрет, скорее всего, даже не фотография. В жизни он наверняка попроще будет. Идемте дальше, я бы выпила бокал ледяного брюта с большим удовольствием.

– Подождет твой брют. Мне любопытно, тем более что в каждой картине магия и они исполняют желания.

– Чего только не понапишут в рекламе, чтобы продать! – фыркнула Варя. – Ты-то, ты – настоящий практикующий маг – не должна вестись на такие глупые уловки.

– Да при чем тут уловки. Мне просто интересно посмотреть на художника и его картины, все равно у нас здесь не так много развлечений. Выставка послезавтра, что нам стоит прийти?

– Ничего не стоит! – Варе так хотелось бокал шампанского, что она готова была согласиться с чем угодно. – Хочешь – будут тебе магические картины, только покупать ничего не станем, ладно?



– Можно подумать, нам есть на что их покупать, – вздохнула Валерия. – Просто посмотрим. Все-таки какое-никакое, а культурное мероприятие.

Глава 7

Домой друзья вернулись уже затемно. Утомленные долгой прогулкой, шумным вечером, они почти сразу разошлись по комнатам отдыхать.

Раздевшись, Лера упала в кровать, полагая, что заснет, как только голова коснется подушки, но как только она закрыла глаза, в темноте замелькала шумная пестрая площадь, зазвучала музыка, ударили в яркое синее небо радужные струи фонтана. Покачиваясь на волнах легкой дремы, девушка снова переживала прогулку, думая о том, что надо почаще выбираться из дома, а то слишком уж увлеклись они жизнью отшельников за высоким забором.

Вскоре ей снова показалось, что в комнате Марка хлопнуло окно. На ночь все окна в доме всегда закрывались, чтобы никто посторонний не залетел, не залез, не запрыгнул.

Какое-то время Лера продолжала дремать, полагая, что этот хлопок ей померещился спросонья, но яркие краски прогулки померкли, дрема начала рассеиваться, – теперь девушка думала только об этом звуке. Поняв, что не сможет заснуть, пока не проверит, все ли там в порядке, она встала с кровати, набросила халат и вышла из комнаты, на ходу завязывая шелковый поясок.

Тихонько прокравшись мимо комнаты Вари, Лера подошла к приоткрытой двери комнаты Марка. Она всегда была или приоткрыта, или вовсе распахнута настежь, – молодой человек сохранил свойство кошачьей натуры: непереносимость закрытых дверей в доме.

Заглянув в комнату, Лера увидела, что кровать Марка пуста. Не веря своим глазам, девушка открыла дверь пошире, думая, что парень где-то в комнате, просто она его не видит, но в помещении никого не было.

Валерия прошлась по всему дому, заглянула даже в свою магическую комнату. Затем вышла на крыльцо, спустилась в сад, прошлась до калитки и оттуда посмотрела на крышу дома. Однажды она уже переволновалась, потеряв Марка из вида, но его обнаружила Варя, – парень сидел на крыше и в компании нескольких котов любовался полной луной. На этот раз на крыше никого не было видно, а вместо полной луны едва проглядывал сквозь набежавшие к ночи облака молодой месяц.

Не на шутку встревожившись, Лера вернулась в дом. Зайдя в магическую комнату, она зажгла свечи и взяла с полки стеллажа путеводный шар. Девушке не требовалось сосредоточиваться на рисовании мысленного портрета Марка – его лицо, четкое, ясное до каждой черточки, каждой ресницы, до пряди волос, падающей на смуглый лоб, всегда было у нее в голове и перед глазами.

Образ молодого человека мгновенно оказался на поверхности шара, ушел вспышкой внутрь, и замелькали ночные улицы, дороги и дома. Пара мгновений, и движение в путеводном шаре остановилось у большого обшарпанного одноэтажного дома, похожего на продуктовый мини-маркет без вывески. Вглядевшись в картину, прежде чем ее заволокло лиловым дымом, Валерия положила путеводный шар обратно на полку стеллажа, задула свечи и поспешила на выход.

Как была, в халате, она лишь впрыгнула в пляжные шлепанцы и выскочила во двор.

Выбежав за калитку, девушка помчалась по проселочной дороге в глубь частного сектора, на ходу шепча заклинание. Завершив его, Лера остановилась, взмахнула рукой и откуда-то из воздуха выхватила крошечный комочек легкой ткани. Развернув невесомую материю, девушка подбросила ее вверх, ткань плавно опустилась, накрывая Валерию с головой, и она стала невидимой.

Дом, напоминающий мини-маркет, находился на окраине частного сектора, рядом с лесополосой и только еще начинающими застраиваться дачными участками.

Походив вокруг, Лера не нашла ни одного открытого окна, все они были либо плотно зашторены, либо закрыты деревянными ставнями изнутри. Подойдя к двери, девушка только взялась за ручку, как двери распахнулась, едва не задев ее, и на крыльцо вышли двое мужчин. Закурив, они принялись что-то обсуждать, Лера не услышала, что именно, – она успела проскользнуть в дом.

Внутри оказалась одна большая комната – просторное помещение, заставленное столами, за которыми сидели люди и играли в карты. За одним из столов Валерия увидела Марка. Девушке даже захотелось ущипнуть саму себя, чтобы убедиться, что это не сон, она не лежит в своей кровати, а на самом деле видит своего подопечного, играющего в карты.

Лера подошла к нему, встала рядом и несколько минут наблюдала за происходящим. Когда игра стала подходить к концу, невидимая девушка склонилась к самому уху парня и шепнула:

– Выйди на улицу.

Тот и бровью не повел, лишь чуть скосил глаза на звук ее голоса.

– Выходи, а то пожалеешь! – прошипела Лера.

Игра закончилась, Марк бросил карты на стол, но вставать не торопился.

– Быстро, кому сказала! – снова донеслось из воздуха.

Парень нехотя поднялся и поплелся к выходу.

Глава 8

Как только Марк оказался на улице, Лера схватила его за руку и потащила прочь.

– Как ты меня нашла? – удрученно поинтересовался парень, обращаясь в пустоту.

– Дома поговорим! – гневно отрезала девушка.

Она не разговаривала с Марком до самой калитки, лишь шла впереди быстрым шагом.

Подходя к дому, Лера увидела во дворе Варвару: босиком, в ночной рубашке она ходила по саду в поисках пропавших друзей. Встав выпить воды, Варя обнаружила, что в доме никого нет, и нешуточно перепугалась. Увидев, как сама собой открылась калитка и во двор влетел Марк, словно кто-то невидимый хорошенько подтолкнул его, Варя пошла навстречу молодому человеку. На ее лице заранее возникло нехорошее выражение, а глаза с подозрением прищурились.

Тут Лера сняла с себя магическую ткань и возникла перед глазами друзей в халате и пляжных шлепанцах. Вид у девушки был основательно рассерженный, в глазах полыхали молнии.

– Где вы были? – спросила Варя. – Что случилось?

– Знаешь, где я его нашла, знаешь, куда он тайком сбегает по ночам через окно? – Валерия кивнула в сторону Марка, стоявшего с понурой головой.

– Где, куда?

– В каком-то игровом притоне! Наш гусар изволит там на деньги в карты резаться!

– Да ладно! – изумилась Варя. – Правда, что ли?

– Представь себе! Ума не приложу, где он мог этому научиться, откуда вдруг – карты?

В лице Варвары что-то неуловимо поменялось, Лера это заметила и осеклась, уставившись на подругу пристальным взглядом.

– Ладно, хорошо, – словно защищаясь, Варя подняла раскрытые ладони, – лучше скажу сама, а то ты все равно правду вытащишь. Это я его научила в карты играть.

– Ты-ы-ы? – пораженно протянула Лера. – И зачем?

– Когда ты часами сидишь в своей магической комнате, нам бывает скучно и от нечего делать мы играем в карты. Он такой способный оказался, прям моментально научился, а в покер у него вообще выиграть невозможно…

– Просто я запоминаю карты и знаю, какие остались в колоде. Еще чувствую по запаху человека, когда он хорошими картами доволен или напрягается на плохие, – пробормотал Марк и замолчал под взглядами обеих девушек.

– Откуда мне было знать, что он куда-то пойдет играть на деньги, да еще и тайком. – продолжила Варвара. – Таким фокусам я его не учила.

– Но кто-то же его надоумил! – Лера старалась говорить потише, чтобы не услышали соседи, но не всегда получалось. – Сам он не мог до такого додуматься!

Девушка шагнула к молодому человеку, взяла его за подбородок, подняла голову и заглянула в лицо.

– Ты зачем туда пошел? За деньгами, за интересом?

Марку ничего не оставалось, как отвечать, глядя ей в глаза:

– За деньгами.

– Зачем тебе понадобились деньги, в чем ты нуждаешься?

– Я мужчина и не должен быть обузой двум женщинам. Я должен вас содержать и кормить, а не вы меня, – вдруг выдал парень.

Не выпуская из пальцев его подбородка, Лера обернулась и посмотрела на подругу.

– Тоже твоя работа?

– Да что ты! – всплеснула руками Варвара. – Разве я не знаю, кто он такой, чтобы вбивать ему в голову подобные вещи? Пусть сидит на диване, мяукает, уют создает, больше он тут ничего никому не должен!

– Тогда от кого он этого набрался?

– Не от меня, правда!

Лера снова перевела взгляд на парня и произнесла:

– Ну-ка, еще что-нибудь скажи. На что еще тебе понадобились деньги?

– Нужно посмотреть мир, найти свое настоящее призвание, предназначение, потому что «где родился, там и пригодился» – это глупость и путь в никуда! – выпалил Марк и опустил ресницы, отгораживаясь от пристального взгляда Валерии.

Озадаченно посмотрев на него, Лера снова обернулась к Варваре с вопросом:

– А это откуда? Он же явно чужими словами разговаривает!

– Да не я это, не я! – воскликнула Варя, воздевая руки к небу, словно призывая высшие силы в свидетели. – Я сама так не разговариваю, ты же меня знаешь!

Немного помолчав, подумав, Лера произнесла в пространство, ни к кому не обращаясь:

– Тогда кто? – После похлопала Марка по щеке, и он вынужден был открыть глаза. – С кем ты общаешься? У тебя появились друзья, подружка?

Подняв взгляд к небу, парень молчал с видом собирающегося на казнь.

– Быстро отвечай, мерзавец хвостатый! – рассерженно выпалила Варвара. – А то тапком надаю, и никаких тебе сардин!

Тяжело вздохнув, парень сказал:

– Ни с кем я не общаюсь, это – телевизор.

– В смысле? – опешили обе девушки. – Что ты имеешь в виду?

– А то! – Резким движением головы он высвободил подбородок из пальцев Леры и отошел на шаг назад. – Сами сказали: смотри телевизор, чтобы лучше понимать устройство человеческого общества. Вот я и смотрел! Ничего не сделал, о чем бы меня не просили, и все равно я мерзавец хвостатый!

Уперев руки в бока, с недобрым выражением лица Варя пошла на него:

– Мы тебе говорили, что все услышанное и увиденное в телевизоре ты должен непременно выполнять?

– Да еще и в тайне от нас! – добавила Лера.

– Нет, не говорили.

– Тогда что это ты такое вытворяешь, а? Кто тебе разрешил, что за самоуправство? Кстати! Ты в карты выигрывал или проигрывал?

– В основном выигрывал. Надо же было и проигрывать иногда, чтобы меня не заподозрили в нечестной игре.

– И сколько ты выиграл?

Марк уставился себе под ноги и снова замолчал. На соседнем участке включился свет, кто-то вышел во двор. Лера схватила парня за руку и потащила к крыльцу. Следом поспешила Варвара.

Все вместе они прошли в комнату Марка, и Лера включила свет.

– Давай, выкладывай, сколько ты выиграл? – приказала Варя.

Парень подошел к тумбочке, выдвинул ящик, вытащил пачку денег и протянул Варе. Она быстро пересчитала купюры и воскликнула:

– Триста тысяч?!

– Маловато, я понимаю. – вздохнул парень. – Но сегодня я мог бы принести еще столько же, если бы мне… если бы мне не помешали!

Подскочив к молодому человеку, Варя потрясла деньгами у его лица:

– Никогда, слышишь, никогда так больше не делай и не зарабатывай подобным путем! Мы тебе запрещаем!

– Скажите еще, что я должен все вернуть обратно или раздать бедным! – огрызнулся Марк.

– Не должен, но… – замялась Варя. – Но больше никогда так не делай! Еще не хватало нам проблем со всякими игроками и бандитами в этом городе!

С сердитым видом Марк убрал руки за спину и уставился куда-то в стену поверх головы Варвары.

– Ты понял, что тебе сказали? – подала голос Лера.

– Понял, – нехотя буркнул парень.

– Ты больше так не будешь? Не станешь ничего от нас скрывать?

– Нет.

– Клянешься?

– Клятва, данная под принуждением, мало чем отличается от пустых обещаний.

Подруги переглянулись, и у них одновременно руки сжались в кулаки. Марк это заметил и быстро произнес:

– Да, хорошо, клянусь, больше так не буду.

– Всем спокойной ночи. Завтра – выставка, и я не хочу, чтобы мы ее проспали. – Валерия подошла к окну и тщательно закрыла его.

После выдернула из розетки шнур телевизора, затем вытащила его из самого телевизора и вышла из комнаты.

Глава 9

Напряженная молчаливая атмосфера в доме царила вплоть до момента сборов на выставку. Варя с Лерой нарядились так, будто собирались позировать художнику прямо на вернисаже, Марк же вовсе не хотел идти, но оставаться дома в одиночестве ему не позволили, заявив, что пока он не вернет утраченное доверие, глаз с него не спустят.

Погода в этот день выдалась пасмурной. Тяжелые серые тучи стояли над городом. Природа замерла в безветренной духоте, словно притаилась перед неминуемой бурей в надежде, что стихия пройдет стороной.

Опасаясь попасть под дождь, в центр друзья поехали на трамвае. Сидя рядом с Марком, Лера искоса поглядывала на его бесстрастный четкий профиль. По внешнему виду парня практически никогда невозможно было понять, о чем он думает, какое у него настроение, грустит он или доволен, и только в его необычных изумрудных глазах кипела яркая жизнь, словно некое удивительное существо смотрело на мир сквозь прорези глазниц – маски молодого человека.

Выставка-продажа легенды Дивноморска художника Владислава Завьялова проходила в выставочном зале городского краеведческого музея рядом с центральной площадью.

К музею друзья подошли за полчаса до начала выставки, вполне хватило времени отстоять приличную очередь за билетами. Желающих посмотреть на магические картины, исполняющие желания, собралось довольно много, тем более что в пасмурный, вот-вот обещающий разразиться ливнями день особых развлечений в приморском городе не водилось.

Ожидая, когда начнут пускать внутрь, Валерия рассматривала огромную афишу выставки на фасаде музея: уже знакомое мефистофельское лицо, словно собранное из острых треугольников. Девушку буквально завораживал этот портрет, мелькнула даже мысль о том, что эту картину можно купить, не торгуясь.

Ровно в назначенный час двери музея распахнулись, и публика потекла внутрь. Галеристка – высокая, импозантная дама в тесном пиджаке с короткой юбкой и в туфлях для танцев у шеста проводила посетителей в выставочный зал. В центре зала красовался длинный стол, заставленный бокалами с красным и белым вином, тарелочками с канапе и оливками. Во главе стола, словно хозяин, встречающий гостей, стоял сам Владислав Завьялов. Высокий, худой, слегка сутулый, в темном костюме с красной рубашкой, с разбросанными по плечам черными волосами с сильной проседью, он выглядел еще эффектнее, чем на портрете. Было нечто гипнотизирующее во всем его облике: в расслабленной позе с вытянутыми вдоль тела руками, в лице с хищным носом, в глубоко посаженных глазах, горящих лихорадочным огнем.

Фигура художника настолько притягивала к себе внимание, что Валерия даже не заметила картины на стенах, зал показался ей пустым на фоне этого человека.

Стуча высоченными каблуками, галеристка подошла к Владиславу Завьялову, взяла со стола микрофон и начала рассказывать о художнике и его работах. Лера слушала вполуха, завороженно наблюдая за Владиславом, Варя посматривала по сторонам, разглядывая людей, столпившихся у стола, Марк откровенно скучал, еле сдерживая зевоту. В зале плохо работала вентиляция, стояла духота, отчего парня клонило в сон и очень хотелось поскорее оказаться на улице.

Речь галеристки оказалась долгой, насыщенной высокопарными эпитетами, цветистыми восхвалениями таланта мастера, сам же художник за время ее вдохновенного монолога двигал разве что глазами. Он так и простоял в одной позе с опущенными руками-плетьми, напоминая экспонат музея восковых фигур.

Наконец галеристка закруглилась, пригласила гостей угощаться и «наслаждаться гениальными творениями выдающегося сына прекрасного города Дивноморска», и народ потянулся за бокалами.

Ожидая, что художник пообщается с публикой, Валерия начала было пробираться к нему, как вдруг «восковая фигура» ожила и мастер широким шагом вышел вон из зала. Провожая его недоуменным взглядом, Лера вздрогнула, когда подошедшая Варя неожиданно сунула ей в руки бокал красного вина.

– Он что, совсем ушел? – растерянно спросила Лера подругу, как будто та могла знать.

– Давай догоним – спросим. Неплохое винцо, между прочим, выпей, я тебе еще принесу.

– Не хочу, спасибо. – Лера все смотрела в дверной проем, в котором скрылась долговязая фигура в черном костюме.

– Тогда идем картины смотреть, зря, что ли, приехали?

– Да, идем. А Марк где?

– Только что тут был.

Девушки посмотрели по сторонам и заметили стоящего у стола парня. Он рассматривал угощения на тарелках, а рядом с Марком стояла галеристка и что-то ему рассказывала, с кокетливой улыбкой заглядывая в лицо.

– Ты смотри, а… – начала Варя, но тут галеристка, не прекращая что-то говорить, взяла со стола два бокала, один протянула молодому человеку, и девушки, не сговариваясь, бросились к столу, опасаясь, что Марк машинально возьмет и выпьет.

Зная, насколько плохо алкоголь действует на животных и на кошачьих в том числе, Варя с Лерой не рисковали ставить опыты и выяснять, что случится с Марком, если дать ему спиртное. К счастью, он сам не стремился пробовать алкогольные напитки на вкус, парню не нравился запах.

– Ах, дорогой, а мы тебя потеряли! – проворковала Варвара, легко, будто случайно выхватывая бокал у молодого человека и беря его под руку. – Не отходи далеко, а то вдруг украдут моего мужа!

Услышав это, галеристка пожелала компании хорошо провести время, взяла еще бокал со стола и отошла к кому-то из гостей. Взяв с тарелки оливку, Марк с мрачным видом отправил ее в рот, с тем же мрачным видом выплюнул обратно в ладонь, посмотрел на Варю и сказал:

– Если мне и отойти на метр не разрешено, и поговорить ни с кем нельзя, то можно я хотя бы ее мужем буду, а не твоим? – парень кивнул на Леру. – Все-таки она моя хозяйка!

Фраза про хозяйку прозвучала громко, на молодых людей стали заинтересованно оборачиваться.

В три глотка Валерия осушила свой бокал вина, выдохнула и процедила сквозь зубы:

– Идемте смотреть картины!

Глава 10

Полотна Владислава Завьялова производили странное и не менее притягательное впечатление, чем сам художник. В абстрактную живопись, цветами и формами призванную передавать мысли, чувства, настроения, были вписаны фрагменты пейзажей, предметы или лица в технике гиперреализма, отчего создавалось впечатление, что сквозь иной мир, или сквозь иллюзию, или через потаенные игры подсознания наблюдаешь за реальным миром, его деталями.

У одной картины Лера задержалась. Варя с Марком пошли дальше, а она все не могла оторваться от странных желто-белых цветов, похожих на вспышки света в глубинах черно-сине-фиолетовой абстракции. Вдруг у самого уха прозвучал мужской голос:

– Я вас заметил.

С трудом оторвав взгляд от полотна, Валерия повернула голову и увидела, что рядом, можно сказать, вплотную к ней стоит сам живописец.

– Здравствуйте, – растерянно произнесла девушка. – Что вы сказали? Не расслышала.

– Я вас заметил, – повторил Владислав Завьялов, в упор глядя на нее немигающим взором. – Интересное у вас лицо, нездешнее. Хочу вас рисовать.

Лера хлопала ресницами, не зная, что сказать, а художник продолжал задавать вопросы:

– Вы туристка, местная? Хотя нет, были бы вы местной, я бы вас видел. Откуда приехали?

– Из Питера, – пролепетала девушка, теряясь под его взглядом.

– Когда обратно?

– Осенью. Я сняла тут дом на все лето и…

– Прекрасно. – Мужчина медленно опустил веки, словно услышал долгожданную важную новость и решил побыть наедине с этим известием. Затем открыл глаза и снова вперил в девушку драконий взгляд. – Сегодня к шести часам приходите в мою мастерскую, я буду вас рисовать!

– А-а-э-э… – только и смогла ответить Лера, но тут художник наконец-то догадался спросить, как ее зовут, и пока они знакомились, подошли Варя с Марком.

– Здрасссьте, – произнесла Варвара, заинтересованно сверкая глазами. – А что тут у вас…

Владислав глянул на нее вполоборота, как на досадную помеху, увидал стоявшего за плечом девушки молодого человека и воскликнул:

– О! И тут лицо! А ну, иди сюда!

И поманил парня, как щенка. Марк глянул на Леру, получил одобрение в виде едва заметного кивка и подошел к художнику.

– Надо же, какая лепка, какие скулы… – Разглядывая молодого человека, Владислав качал головой, разве что языком не цокал. – Глаза какие, цвет какой… Вылитый юный демон…

– Разве демоны бывают взрослыми или старыми? Вроде же они вообще бессмертные! – ехидно произнесла раздосадованная невниманием художника к своей персоне Варвара.

Не удостоив ее взглядом, Владислав извлек из внутреннего кармана пиджака маленький блокнотик с прикрепленным к нему карандашиком, нацарапал на страничке адрес мастерской, вырвал ее и протянул Лере со словами:

– Ровно в шесть! Не опаздывайте!

После чего отвернулся и стремительно направился в толпу посетителей выставки.

Впечатленные таким неожиданным и быстрым общением с легендарным сыном Дивноморска, друзья переглянулись, и в ответ на немой вопрос Варвары Лера пожала плечами:

– Пойдем, раз пригласили, а то неудобно получится.

– Он нас не сожрет в своей мастерской? – криво усмехнулась Варя. – А то больно уж на маньяка похож.

– Что ты, нет, конечно, нормальный человек.

– С чего ты взяла, что он нормальный? – широким жестом подруга указала на картины за своей спиной. – Только посмотри на это!

– Прекрасные работы, зря ты так. Он неординарный, согласна, но настоящий творец и должен быть не от мира сего. К тому же мы пойдем все вместе, что он нам один сделает…

– Ага! Значит, не исключаешь, что может что-нибудь сделать, да?

– Прекрати, пожалуйста. Интересный человек, хочу с ним пообщаться, посмотреть, как он работает, да и побывать в мастерской известного художника не каждый день удача выпадает.

Варя скептически поморщилась и сказала:

– Сейчас два часа дня, где мы будем слоняться до шести? Здесь торчать я не согласна, к тому же вино кончилось, нового не наливают, а без вина невозможно наслаждаться этой выдающейся живописью, я не настолько тонкий ценитель искусства.

– Можно прогуляться к морю, пообедать в кафе, – принялась перечислять Валерия, – пройтись по магазинам. Да мало ли чем можно себя занять в самом центре дивноморской цивилизации.

– Домой, например, поехать тоже можно, – вмешался Марк.

– Нет, домой мы не поедем, а то потом не вытащу вас оттуда.

– Что ж, тогда идемте гулять к морю, пока дождь не начался, – нехотя согласилась Варя.

– Прямо сейчас? – Лере хотелось еще походить по залу, рассматривая картины.

– Прямо сейчас, да! А то ты так глазами поедаешь эти шедевры, что, того и гляди, спустишь на какой-нибудь такой ужас в рамке все добытые нечестным игровым путем средства! Так что давайте, давайте, на выход!

Глава 11

Время до назначенного часа тянулось, как нарочно, издевательски медленно. Друзья успели посидеть на пляже, изучить весь центр, пройтись по магазинам, пообедать в ресторане, посидеть в трех кафе, а до шести все еще было далековато.

В бар за очередным бокалом вина зашли уже в непосредственной близости от мастерской, – судя по адресу с листка блокнота, находилась она в двухэтажном частном доме, где, как можно было предположить, проживал и сам художник. Кирпичный особняк с черепичной крышей возвышался за глухим металлическим забором через дорогу от кафешки, на веранде которой расположились будущие натурщики. Варя взяла бокал белого вина, Лера – коктейль, Марк от всего отказался и, как только присел, положил руки на стол, голову на руки и моментально заснул.

Низкие тучи неподвижно стояли над городом. Где-то в отдалении слышался гром, словно глубоко в небесах катались, сталкиваясь, огромные камни.

Болтая трубочкой в бокале с коктейлем, Валерия смотрела на дом художника. Подперев ладонью подбородок, Варя покачивала бокал с вином, наблюдая, как в стекле движется соломенного цвета жидкость. Покосившись на подругу, Лера сказала:

– Не вздумай только гадать на вине.

– С чего вдруг…

– Я вижу, как ты смотришь в бокал. Ты явно вспомнила гадание на воде и думаешь сейчас, могло бы оно сработать на спиртном напитке или нет. Так вот, не вздумай проверять, дай нам всем еще немного пожить спокойно.

– Невыносимый ты человек, – пробормотала Варя и поднесла бокал к губам.

Без пятнадцати шесть к дому подкатил автомобиль и из него вышел Владислав Завьялов. Машина поехала дальше, а художник долго возился с замками калитки, прежде чем вошел на территорию.

– Ну что, пойдем? – кивнула Варя на кирпичный особняк.

– Подождем пятнадцать минут, он же ровно в шесть назначил.

Без пяти шесть девушки расплатились за напитки, разбудили Марка и покинули кафе.

Подойдя к ограде, Лера поискала кнопку звонка, не нашла ничего похожего и постучала в металлическую калитку. Затем постучала еще и еще разок, погромче. Никто не торопился навстречу гостям. Тогда Марк подпрыгнул, ухватился за край забора, подтянулся легко, словно ничего не весил, заглянул во двор и гаркнул что было силы:

– Эй! Хозяин! Открывай!

Дверь дома распахнулась, и на пороге возник хозяин. Он был босиком, в длинном халате, напоминающем японское кимоно.

– Минутку! – крикнул он в ответ и скрылся в доме.

Минутка растянулась почти что на двадцать, друзья уже думали уходить, потеряв надежду, что эксцентричный художник про них вспомнит, как вдруг калитка приоткрылась и узкая белая рука с длинными пальцами жестом поманила их внутрь.

Даже не подумав хоть как-то извиниться за то, что гостям пришлось так долго проторчать у калитки, Владислав пошел куда-то в комнаты, и друзьям ничего не оставалось, как следовать за ним.

Проходя через кухню-столовую, художник притормозил и предложил что-нибудь выпить.

– Спасибо, не хотим, – ответила Лера. – На сегодня нам уже хватит.

Из кухни наверх вела лестница. Вместе с хозяином гости поднялись на второй этаж и оказались в оранжерее. Часть крыши здесь была стеклянной, и помещение заливал тусклый свет пасмурного вечера. Несколько горшков с фикусами терялись на фоне необычных кактусов, занимавших собою практически все помещение. Колючие змеевидные побеги причудливо переплетались по стенам в одно огромное растение, доходя до потолка. Выглядело странно, немного даже жутковато, но на темно-зеленом, невзрачном растении набухло множество крупных бутонов, обещающих в скором времени нечто необыкновенное.

– Ого! – сказала Варя, оглядывая кактусы. – Ничего себе!

На отстраненном лице Владислава Завьялова впервые возникло человеческое выражение, похожее на гордость и умиление хозяина, чьего питомца искренне похвалили.

– Это драконий кактус селеницереус, – пояснил художник. – Его еще называют «царица ночи». Цветет всего одну ночь в году, но зато являет истинное чудо: цветки необыкновенной красоты, с волшебным ароматом. Скоро, совсем скоро зацветет, считаю дни и часы до этого события. Идемте.

Из оранжереи они прошли непосредственно в мастерскую и попали в просторное помещение, занимавшее собою весь второй этаж. То, что принято называть «творческим беспорядком», в мастерской присутствовало в полной мере: повсюду валялись листы бумаги и картона, громоздились пустые рамы, холсты чистые и с набросками, банки с растворителями и лаками, банки с кистями, банки с красками… Большая часть мастерской отводилась под склад готовых картин, они висели на стенах, стояли на полу, лежали на длинном деревянном столе.

Смотреть готовые полотна Владислав гостей не повел, остановились в рабочей половине, заваленной набросками, заставленной мольбертами с эскизами и начатыми картинами. Пока он готовился к работе, будущие натурщики разбрелись по мастерской, разглядывая обстановку. Краем глаза Лера заметила, что ее подруга остановилась и замерла как вкопанная у одной работы в дальнем углу. Заинтересовавшись, что же так могло впечатлить Варвару, девушка подошла к ней, посмотрела на мольберт и почувствовала, как пол закачался под ногами. С холста на них смотрела эффектная брюнетка, та самая женщина из тарелки с водой.

Глава 12

В оторопи Валерия уставилась на портрет незнакомки: точеные черты лица, большие глубокие глаза-омуты с насмешливо приподнятой правой бровью, легкая улыбка на губах и крупный цветок в буйных смоляных кудрях, похожий на вспышку света.

Первой из ступора вышла Варя.

– Владислав! – воскликнула она. – Кто эта женщина?!

– Где? – он оторвался от своего занятия и поднял голову.

– Вот! – подруги одновременно указали на незаконченную картину.

– А, эта. Я не знаю, кто она.

– Как это не знаете? Вы же ее нарисовали!

– И что? Увидел ее в ресторане за ужином, предложил позировать, она отказалась, и я сделал зарисовку прямо там.

– В каком ресторане, не помните название?

– Кажется, это была «Веранда».

– А что за цветок у нее в волосах? – продолжала допытываться Лера. – Я уже видела такие на вашей картине на выставке.

– Это и есть «царица ночи», – ответил Владислав. – Я как увидел эту женщину, сразу решил, что именно с цветком кактуса она должна быть запечатлена. Жаль, конечно, что…

– Она вообще ничего о себе не сказала? – не совсем вежливо перебила Варвара, но в такой ситуации ей уже было не до этикета. – Хотя бы имя?

– Нет. – Владислав явно был обескуражен таким вниманием к портрету незнакомки. – Она вообще отказалась общаться, по виду была чем-то или расстроена, или озабочена, поела, выпила бокал вина и ушла.

– Она одна была?

– Да. В чем дело? Не могу понять. Вам знакома эта женщина?

– Не то чтобы знакома, – замялась Лера, – просто ощущение возникло, что где-то мы ее раньше видели, вот и стало интересно, что это за персона.

– Дежавю, понятно. Ладно, любуйтесь на свое видение, я пока начну.

Владислав включил верхний свет, усадил на стул Марка и взялся за работу.

Рисовал он парня долго, набрасывая его в разных ракурсах, с различным выражением лица. Все это время девушки никак не могли оторваться от портрета незнакомки. Даже если подруги отходили прогуляться по мастерской, через пару минут они опять оказывались у мольберта и смотрели на рисунок, как загипнотизированные. И, даже не сговариваясь, украдкой от хозяина дома по очереди сфотографировали картину на телефоны. Тщательно прорисовано было лицо с волосами и цветком, плечи, руки, платье оставались лишь наброском, но все равно можно было понять, как женщина одета, как выглядит крупное кольцо с овальным камнем на указательном пальце.

Взгляд ее глубоких черных глаз получился как живой. И, всматриваясь в эти омуты с длинными ресницами, девушки словно ожидали, что незнакомка сама подскажет им, кто она такая и как смогла оказаться в тарелке с водой.

Художник провозился с Марком так долго, что до Леры в этот вечер очередь не дошла. Приказным тоном Владислав велел приходить в субботу в это же время и без особых церемоний проводил гостей из дома.

– На редкость неприятный тип, – произнесла Варвара. Начал накрапывать мелкий дождь, друзья ускорили шаг в направлении трамвайной остановки.

– Но он талантлив, может себе позволить, – сказала Лера.

– Талант непременно должен с мерзким характером сочетаться?

– Нормальный у него характер. Для творческого человека.

Они встали на остановке, спрятавшись под навесом. Глядя в сторону, откуда должен подойти трамвай, Марк сказал:

– А еще он врет, творческий ваш человек.

– Как врет? Что ты имеешь в виду? – Лера удивленно взглянула на парня.

– Когда художник рассказывал, что случайно встретил эту женщину в ресторане и даже не знает, как ее зовут, он говорил неправду. Помните, я рассказывал, что слышу, как меняется запах человека вместе с его настроениями?

– Да, конечно, – кивнула Варя, – ты говорил, что от человека пахнет кислым, когда он лжет. И что, от Владислава пахло кислятиной?

– Именно.

– Как часто?

– Только в тот момент, когда он говорил об этой женщине. Он врал и нервничал.

Варя с Лерой обменялись недоуменными взглядами. Тут подошел трамвай, и разговор пришлось прекратить.

Дождь хлынул, когда друзья подходили к дому. Показалось, что некто в небесах дернул за веревку и на землю опрокинулось корыто, полное воды. Пока добежали до крыльца, все успели промокнуть насквозь.

Перешагнув порог, Марк с ходу принялся стаскивать с себя мокрую одежду, девушки поспешили в свои комнаты, чтобы сделать то же самое.

Переодевшись, молодые люди собрались на кухне. Только Лера с Варей хотели продолжить прерванный на остановке разговор, как Марк внес конструктивное предложение:

– Давайте больше не ходить в гости к художнику. Я сыт по горло всем этим вашим искусством.

И неожиданно девушки с ним согласились.

Глава 13

Тусклое серое утро стучало частыми каплями дождя по карнизу кухонного окна. Обитатели дома собрались за завтраком и принялись обсуждать незнакомку с глазами-омутами, которую между собой они теперь называли «царица ночи».

– Наверное, не случайно мы дважды ее увидели, – задумчиво сказала Валерия, помешивая ложечкой свой особенный чай. – Это какой-то знак, надо его расшифровать.

– Какой еще знак? – Варя с подозрением глянула на подругу. – Не надо нам никаких знаков, еще чего не хватало.

– Я тоже думаю, что это может быть знаком, – поддержал Марк. – Вроде той бабочки, которую Лера видела над головами будущих покойников.

– Ну, так пускай Лера и дальше видит свою знаковую бабочку, я-то тут при чем? Нет-нет-нет, мне никаких знаков не надо. – Варвара даже руками замахала, показывая, насколько ей это не нужно. – Я никаких высоких миссий себе не ищу и ни в какие убийственные приключения с трупами ввязываться не собираюсь. Категорически! Вы слышите? Ка-те-го-ри-чес-ки!

– При чем тут трупы, – вздохнула Лера. – Может, этой женщине просто помощь нужна или… или… или что-нибудь еще.

– Например – что? – Отложив недоеденный бутерброд на тарелку, Варвара сдвинула брови к переносице и уставилась на подругу сумрачным взглядом, что означало решимость придерживаться своей категорической позиции и не сдаваться.

– Найдем ее и узнаем, – пожала плечами Валерия. – Просто так в нашей магической жизни ничего не бывает, нельзя игнорировать знаки.

Варя посмотрела на тарелку с бутербродом, на залитое дождем окно, снова на тарелку, и на ее лице возникло такое выражение, словно она съела нечто отвратительное.

– Почему – нет, ну почему?! – воскликнула Лера. – Ты жалуешься на скуку, Марк жалуется на скуку, все жалуются на скуку, и вот, когда появляется какая-то тайна, которую следует разгадать, сразу начинаются кислые лица!

– У меня нормальное лицо, – возразил Марк. – Я готов разгадывать.

– Спасибо, котик мой, за поддержку. – Лера привстала, дотянулась через стол и погладила его по голове.

– Спелись тут, сговорились, того и гляди против меня дружить начнете, – поморщилась Варя и нехотя добавила: – И как собираетесь искать эту «царицу ночи»? Все, что у нас есть, – фотография портрета и название ресторана, где она ужинала. И то, если наш котик прав и художник зачем-то говорил неправду, то он мог и про ресторан насочинять.

– О! – воскликнул Марк. – Лера, а ты можешь найти эту женщину так же, как ты нашла меня в доме, где мы в карты играли? Кстати, как ты меня нашла? Ты так и не рассказала.

– Изучила новую магическую практику – путеводный шар, – ответила девушка. – Один такой шар можно использовать до трех раз, потом требуется промежуток времени, чтобы создавать новый. Два раза я его уже использовала, так что лучше попробовать обойтись своими силами и приберечь третью возможность на крайний случай.

– А кого ты еще искала? – поинтересовался Марк.

Замявшись, Лера немного смущенно ответила:

– Игоря.

– Нашего оперативника? – уточнила Варя. – Чего вдруг?

– Просто первый, кто пришел на ум, хотела проверить, как работает шар.

– А, ну-ну, – многозначительно ухмыльнулась Варвара. – Кстати, что-то он давненько нам не звонил и никуда не приглашал. Похоже, ты все-таки добилась своего, дорогая, и потерял полицейский красавчик интерес к нашему обществу и к тебе в первую очередь.

Валерия только собиралась что-то сказать, но подруга лишь отмахнулась со словами:

– Да, знаю, все знаю, можешь не повторять в десятый раз. Просто жалко упускать такого мужчину. Мог бы хоть один курортный роман состояться, да и тут мимо кассы. Ладно, давайте к делу. Предлагаете идти в ресторан с фотографией портрета и там дальше – что? Покажем это фото официантам?

– Именно, – кивнула Лера. – Вдруг ее кто-нибудь вспомнит.

– И что нам это даст? – Откинувшись на спинку стула, Варя рассеянно посмотрела в потолок. – Эта женщина может оказаться туристкой, давным-давно уже уехавшей домой. Домой в любой город нашей просторной страны, в любую страну бывшего СССР или вовсе далеко-далеко в заморские края.

– Все может быть, – согласилась Лера. – Но я думаю, что мы ее все равно найдем.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что магические знаки просто так не появляются. А если появляются, то, значит, задача будет нам по силам.

Дождь прекратился к обеду. Сквозь тяжелые тучи сверкнула синева, и стрелы солнечных лучей засверкали в лужах. Щедро умытая, посвежевшая природа заиграла яркими красками, приглашая на свежий воздух.

Решив не откладывать задуманное, друзья собрались и отправились на набережную – в ресторан «Веранда».

Заведение это было им хорошо знакомо, они не раз там обедали сами и даже знали по имени бармена и нескольких официантов. Было решено сесть за стол, что-нибудь заказать и постепенно приступить к получению информации, чтобы не нервировать персонал внезапными странными расспросами.

По дороге Валерия не раз подсчитала имеющуюся наличность – и в кошельке, и припомнив, сколько осталось дома, и пришла к неутешительному выводу: посиделки в «Веранде» должны быть очень скромными.

– Не понимаю, чего мелочиться? У нас же есть еще куча денег, выигранных нашим удачливым котейкой! – сказала Варвара.

Но Лера отчего-то не хотела трогать эту сумму, сказав, что не доверяет деньгам, полученным таким путем. И лучше их оставить на самый-самый крайний случай.

Глава 14

В это время в ресторане было пусто, и официанты неторопливо протирали мокрые столы со стульями. С высоты «Веранды» открывался вид на безбрежное штормящее море с утопленной в волнах линией горизонта. Небо, все еще покрытое серыми клочками туч, шло рябью над головами, словно и его штормило вместе с морскою водой.

Друзья заняли столик в центре зала. Девушки взяли по бокалу вина и салату, Марку пришлось довольствоваться стаканом воды, – молока в баре не оказалось, овощи и зелень он не ел, а брать рыбу в ресторане Лера посчитала излишней расточительностью.

Без особого энтузиазма поковырявшись вилкой в тарелке, Варя переворошила салатные листья и сказала:

– Если у тебя такое предубеждение против выигранных денег, может, снова начнешь делать косметику на продажу? Неплохо крема твои раскупались.

Но Лера отрицательно покачала головой, сказав, что после всех проблем с побочными эффектами магической косметики она вряд ли решится продолжать в том же духе. И добавила:

– Почему бы тебе не начать гадать гражданам? В отличие от прорвы шарлатанов, ты хоть дело свое знаешь и многое умеешь.

– Хочешь, чтобы к нашему дому очередь, как в мавзолей Ленина, стояла круглосуточно? – поморщилась Варвара. – Никакого покоя не будет. Для работы надо отдельную квартиру снимать, иначе жизни не дадут. Попроси свою магию поддержать нас финансово, как-то же она раньше тебе помогала.

– Помогала, – вздохнула Валерия. – В основном она давала ювелирные украшения, которые я сдавала в ломбард.

– Так в чем же дело, попроси и в этот раз.

– В последнее время магия стала давать украшения из зеленого золота, – снова вздохнула Лера.

– Что не так с зеленым золотом?

– А то. – Девушка подалась вперед, ближе к подруге, и произнесла потише: – Что такого металла не существует в нашем мире. Его невозможно продать.

– Хм-м-м… – озадаченно произнесла Варвара и замолчала.

– А меня вы в расчет не берете? – подал голос Марк. – Не хотите, чтобы я денег заработал?

– Нет! – хором воскликнули девушки. – Даже не вздумай!

– Почему? – Подперев кулаком подбородок, он с прищуром смотрел в свой стакан. – Почему вы не принимаете меня всерьез? Вы не даете мне развиваться как личности и подавляете мою индивидуальность.

Девушки переглянулись, и Валерия медленно произнесла:

– А этого он откуда набрался? Я же отключила телевизор и шнур спрятала!

– Однажды во мне может назреть внутренний протест, – продолжал тем временем парень, обращаясь к стакану воды. – И протест этот перерастет в бунт против…

– Может, радио? – предположила Варя. – На кухне стоит какой-то старый кассетный магнитофон с радиоприемником, но я не думала, что он работает.

– …подавления моей личности. А потом…

– Хорошо! – воскликнула Лера. – Давай закажем тебе рыбу на гриле! Хочешь?

– Спасибо, я не голоден. – Молодой человек демонстративно отпил глоток воды и стал смотреть в сторону бара.

– Ладно, – сказала Варя, – давайте делом заниматься. Пойдем, Лера, пообщаемся с персоналом.

– А я? – Марк вопросительно приподнял одну бровь.

– А ты, подавленная личность, сиди и карауль бокалы с тарелками, чтобы их раньше времени не унесли!

Оставив парня за столом, Варя с Лерой направились к барной стойке, у которой в ожидании клиентов скучали четверо парней-официантов.

Немного поболтав с ними на отвлеченные темы, девушки достали мобильники. Продемонстрировав официантам портрет незнакомки, подруги с ходу сочинили, что брат мельком видел эту женщину, влюбился в нее, потерял покой и сон, и теперь они пытаются разыскать дивное видение. Сделав вид, что поверили, парни принялись копаться в памяти, вспоминая, видели они ее или нет, что было непросто, с учетом того, сколько посетителей мелькают в ресторане в течение дня.

Вскоре в разговор вмешался бармен и попросил посмотреть фотографию.

– Да, помню ее, – сказал он, и девушки затаили дыхание. – Она ужинала у нас в прошлом месяце. Поела, потом подошла выпить кампари с содовой. Мы немного поговорили, она сказала, что обычно ужинает в «Оазисе», но там не было ни одного свободного места, и она пришла сюда. И осталась недовольна, не понравились кальмары.

– Она не сказала, как ее зовут, местная жительница или приехала откуда-то? – спросила Варвара.

– Нет, – ответил бармен, – но у меня сложилось впечатление, что эта женщина не туристка, туристы себя все-таки иначе ведут. Мы совсем немного пообщались, в основном она разговаривала по телефону.

– О чем, не припомните?

– Да как-то неудобно было подслушивать.

– А все-таки? Хоть что-то, может быть, услышали?

Немного подумав, бармен ответил:

– Перед тем как уйти, мне показалось, что она договаривалась с кем-то о встрече – у Блюхера.

– Это что, где? – навострила уши Варвара. – Тоже ресторан?

– Понятия не имею, и вроде нет в Дивноморске заведения с таким названием, но мало ли, вдруг что-то новое открылось.

– Скажите, – Валерия поискала в телефоне другую фотографию и показала бармену портрет Владислава Завьялова с рекламы художественной выставки, – в тот вечер вы не видели здесь этого человека?

Внимательно рассмотрев картинку, тот уверенно ответил:

– Нет, точно нет. Такого колоритного товарища я бы запомнил.

Глава 15

Поспешно завершив свою трапезу, друзья покинули «Веранду» и отправились в «Оазис». Этот ресторан располагался неподалеку, не на самой набережной, а в глубине. Славился он необычным природным оформлением интерьера: стены и крышу над просторным залом заменяли деревянные решетки, густо увитые плющом, жасмином и виноградом, отчего казалось, что посетители находятся внутри диковинной зеленой пещеры, живой и ароматной.

За стол усаживаться не стали, сразу направились к барной стойке. В «Оазисе» незнакомку вспомнили сразу, она довольно часто приходила ужинать и всегда была в одиночестве. В последний раз женщину видели две недели назад, а на вопрос, приходил ли к ним известный художник, сам по себе или одновременно с незнакомкой, снова был получен отрицательный ответ.

Покинув ресторан, друзья какое-то время молча шли в направлении трамвайной остановки. Стемнело. Россыпь разноцветных огней украсила набережную, отовсюду полилась живая музыка. Держа молодого человека под руки, девушки шли с задумчивым видом, пока Варвара не нарушила молчание:

– Значит, прав был наш котейка – художник соврал, что не знаком с «царицей ночи».

– Зачем ему это? – Лера тоже думала об этом и не находила никакого разумного объяснения такому поведению.

– У меня ровным счетом нет никаких предположений, – призналась Варя. – Но это может быть интересно. Надо подумать, как добиться от него правды.

– Мы же решили больше к нему не ходить, – напомнил Марк.

– Как решили, так решение и отменили. Надо выяснить, чего это господин Завьялов взялся темнить на ровном месте, а то мне уже становится интересно.

– Мне тоже, – поддержала Лера. – И странно как-то получается: Завьялов сказал правду о том, что «царица ночи» ужинала в «Веранде», но при этом его самого в ресторане не было. Как это объяснить?

– Он мог видеть ее с набережной. Но все равно странно, согласна.

По дороге домой разговор снова зашел о проблемах материальных, и Лера согласилась попробовать договориться с магией и получить что-нибудь кроме ювелирных украшений из прекрасного, но абсолютно бесполезного зеленого золота.

И ранним утром, пока остальные обитатели дома еще спали, Валерия пошла в магическую комнату.

Находилась она там так долго, что Варвара с Марком успели проснуться, умыться и встретиться на кухне.

– Когда ты начнешь есть яичницу вместе со всеми? – проворчала Варя вместо «доброго утра». – Надоело отдельно для тебя го- товить!

– Никогда не начну, сами ее ешьте, яичницу свою разлюбезную. – Широко зевнув, Марк подошел к окну и распахнул его, запуская в кухню свежий утренний воздух.

– Что не так с яичницей? – Девушка взяла сковородку, намереваясь поставить ее на плиту. – Разве коты не едят куриные яйца с колбасой? Где проблема?

Марк поморщился и промолчал.

– Нет, мне хотелось бы узнать, почему ты привередничаешь! Или тебе не нравится, как я готовлю?

– Угадала, – нехотя ответил парень.

Варя задохнулась от возмущения и поудобнее перехватила ручку сковородки, словно собралась применить ее не по назначению.

– И что конкретно тебе не нравится? – прошипела она. – Давай, выкладывай по-хорошему!

Марк оперся о подоконник, выглянул в сад, глубоко вдохнул пахнущий травой с цветами воздух и ответил:

– Лук. Ты кладешь много лука, а он воняет.

– Вот как? – Варя опустила руку и поставила сковородку на плиту. – Но без лука же невкусно!

– А мне невкусно с луком.

– Если на одной половине сковороды сделаю с луком, а на другой без лука, ты будешь есть?

– Можно попробовать.

Заглянув в ящик стола, где хранились картошка с луком и чесноком, Варя обнаружила единственную подгнившую луковицу.

– Давай схожу в наш ближний магазин, – предложил Марк.

– Сходи, заодно возьми молока, хлеба и пару йогуртов Лере. Сейчас, погоди. – Варвара ушла в свою комнату и вернулась с парой купюр. – И не говори, что я дала тебе деньги из твоего выигрыша.

Парень согласно кивнул, взял деньги и ушел.

Проводив его, девушка положила на стол разделочную доску, достала из холодильника колбасу и принялась медленно нарезать ее аккуратными, практически идеальными кружочками.

Вскоре из магической комнаты наконец-то вышла Валерия. С бледным лицом и уставшим видом она несла каменную миску, в которой обычно растирала травы и минералы для ритуалов. Миска была доверху полна тусклых монет разной величины.

– О, нам прямо сразу дали денег! – заулыбалась Варвара, увидав содержимое миски. – А чего мелочью? Насколько там этого хватит?

– Думаю, надолго. – Лера перевернула миску и высыпала на стол монеты. – Здесь монеты царской России, византийские и времен Римской империи.

– Да? – радость Варвары малость поугасла. – И куда нам их девать?

– Что-нибудь придумаем, в любом случае с монетами попроще, чем с зеленым золотом. А где Марк?

– За луком пошел, заодно и йогурты тебе возьмет. Я выяснила, почему он от яичницы нос воротит, возможно, сегодня, наконец-то, эта проблема решится. А вообще, конечно, наглое создание. Лучше бы ты собаку завела.

Глава 16

– Что-то долго его нет, – сказала Лера, глядя в окно.

– Да, задерживается, странно. Пойду посмотрю, где он там застрял.

– Вместе пойдем.

Сменив халаты на сарафаны, девушки вышли из дома. Запирать калитку не стали – до магазина и обратно всей дороги было полторы минуты.

Пройдя мимо частных домов до дороги, они свернули к магазину и еще издалека увидели возле него полицейскую машину. Взволнованно переглянувшись, подруги ускорили шаг, почти побежали.

У входа в магазин стояли Марк, продавщица и рыжий участковый Женя. Не зная, что и думать, Варя с Лерой поспешили к ним. И выяснилось следующее: деньги, которыми хотел расплатиться Марк, оказались фальшивыми, причем парень так настаивал на том, чтобы продавщица взяла купюры, что женщина испугалась и вызвала полицию.

– Он что, не понимает, что эти деньги не настоящие? – воскликнула продавщица, обращаясь к подошедшим подругам молодого человека.

– Нет, не понимает, – тихо произнесла Валерия и добавила громче: – Женя, извините, что так получилось, недоразумение вышло.

Лера взяла Марка за руку, собираясь уходить, но участковый их остановил:

– Я уже позвонил Игорю Алексеевичу, он ждет нас в отделении.

– Какому Игорю Алексе… – растерянно начала Варя. – Ах, Игорю! Так в чем проблема, зачем в отделение? Он же нас знает!

– У нас уже который месяц идут рейды по выявлению фальшивомонетчиков, – сухо ответил Женя. – Город буквально наводнен фальшивками, поэтому я не имею права просто так вас отпустить. Прошу.

И участковый указал на полицейскую машину.

Ничего не оставалось, как идти в салон. Варя села на переднее сиденье, Валерия с Марком расположились сзади. Хоть и выглядел молодой человек внешне абсолютно спокойно и невозмутимо, Лера понимала, что он растерян, отчасти даже напуган. Парень до конца не понимал, что происходит, ясно было только одно: случилась какая-то неприятность, и произошла она по его вине.

Машина остановилась на светофоре, Лера подалась вперед и спросила:

– Женя, скажи, пожалуйста, нет ли в городе ресторана, какого-то заведения с названием «Блюхер» или «У Блюхера»?

Участковый глянул на девушку в зеркало, и на лице его возникло недоуменное выражение, мол, не о том сейчас думать надо, не о том, но все же он ответил:

– Что-то не припомню. Вроде нет, не слышал.

Полицейский участок Дивноморска располагался в двухэтажном белом здании с зеленой крышей – дом старой постройки, но тщательно отремонтированный и оштукатуренный, с ухоженными газонами вокруг выглядел мирно, даже дружелюбно. И пассажиры полицейской машины вполне могли бы умилиться такой пасторальной картиной, если бы заранее не ощущали себя арестованными и брошенными в тюремные застенки.

В сопровождении участкового друзья зашли в здание, поднялись на второй этаж и подошли к кабинету с табличкой на двери: «Дорогов Игорь Алексеевич. Старший оперуполномоченный».

Глянув на табличку, Варвара перевела взгляд на подругу и быстрым жестом показала ей – улыбнись! Лера согласно моргнула, изобразила милую улыбку, с которой и зашла в кабинет следом за участковым.

В кабинете тихонько шумел напольный вентилятор, в открытом окне покачивались занавески, когда к нему поворачивались крутящиеся лопасти. За столом, заваленном бумагами, сидел Игорь. В белоснежной рубашке, при галстуке, в кабинетной обстановке мужчина показался настолько чужим, практически незнакомым, что Валерия едва удержала на лице милую улыбку. Игорь взглянул на вошедших так, словно впервые в жизни их увидел, и указал на стулья:

– Присаживайтесь.

Улыбка все-таки поблекла на Лериных губах. Пока друзья рассаживались, Женя подошел к столу, положил перед Игорем изъятые купюры и сел поближе к вентилятору.

– Итак, – все тем же официальным тоном произнес Игорь Алексеевич, – где вы это взяли?

Он выразительно постучал указательным пальцем по фальшивым купюрам.

– В магазине сдачей дали, – ответила Варвара.

– В каком магазине? – Игорь пододвинул к себе листок бумаги и взял ручку.

– Не помним.

– Придется вспоминать. А пока вспоминаете, давайте запишем ваши данные. Фамилия, имя, отчество?

– Чьи? – хмуро поинтересовалась Варя, ей все меньше и меньше нравилось происходящее.

– Молодого человека, – мужчина указал подбородком на Марка.

– Игорь, ну ты же знаешь, как его зовут, – попробовала разрядить обстановку Лера, но не получилось.

– Фамилия, имя, отчество! – отрезал Игорь.

– Марк, – ответил парень.

– Фамилия?

– Ларский, – назвала Валерия свою фамилию.

– А отчество?

– Валерьевич! – выпалила Варя. – Игорь, в самом деле, в чем мы виноваты? Не мы же напечатали эти деньги!

– В каком конкретно магазине вам дали сдачу этими купюрами?

– Ну не помним мы, не помним!

– Вспоминайте. А пока запишем паспортные данные, адрес прописки и фактического проживания.

Дело грозило принять совсем уж скверный оборот – у Марка не было никаких документов. Лера пыталась решить эту проблему, даже обращалась за помощью к магии, но не получила желаемого. Казалось, магия не понимает, чего от нее требуется, возможно, потому, что в ее мире просто не существовало такого понятия, как удостоверение личности.

Грустно посмотрев на Игоря, Валерия опустила взгляд и что-то беззвучно зашептала.

– Паспортные данные! – повторил Игорь, да вдруг так и застыл за столом неподвижно, будто внезапно окаменел.

Глава 17

Рыжие волосы разлетались от потока воздуха и опадали, когда вентилятор поворачивался в сторону. Так же, как и Игорь, Женя неподвижно сидел на стуле и смотрел в пространство стеклянными глазами.

– Что ты с ними сделала? – шепотом, словно боясь разбудить стражей порядка, поинтересовалась Варвара.

– Ненадолго выключила из текущего времени. – Лера встала и пошла к столу. – Скоро они очнутся и ничего не вспомнят о произошедшем.

– Ты стерла им память, как в фильме «Люди в черном»?

– Я его так и не посмотрела. – Девушка взяла со стола листок с записями, деньги, сложила и сунула в карман сарафана.

– Очень зря, хороший фильм, рекомендую.

Варя вскочила со стула, схватила Марка за руку, и все вместе они поспешили к двери.

Покинув полицейский участок, друзья сначала отошли на приличное расстояние, потом уже стали осматриваться, чтобы понять, где они находятся.

– Просила же не трогать эти деньги, – сказала Лера. Она то и дело оборачивалась, словно ожидала погони. – Было у меня предчувствие и стоило к нему прислушаться.

– Лук нужен был, яичницу жарить, – с виноватым видом ответила Варвара.

– Так пожарила бы без лука! Подумаешь – трагедия!

– Без лука еще вкуснее, – поддержал Марк, получил в ответ косые взгляды с двух сторон и предпочел благоразумно замолчать.

– Главное, все обошлось, – примирительно сказала Варя. – Очнутся, ничего не вспомнят…

– К сожалению, через какое-то время могут и вспомнить, – вздохнула Валерия.

– Хочешь сказать, это заклинание не навсегда память отшибает?

– Преимущественно на время. Могут вспомнить через день, через неделю, а могут и сразу. Тут невозможно предугадать.

– Во-о-от как? – разочарованно протянула подруга. – Тогда рано расслабляться, надо что-то делать.

– Вопрос – что?

– Почему бы правду не сказать? – снова решился подать голос Марк. На что Лера усмехнулась:

– Что человек без документов выиграл в карты кучу фальшивых денег в каком-то притоне? Думаешь, эта правда полиции больше понравится?

– Кстати, о документах, – сказала Варя. – Все-таки как-то нужно решать эту проблему, некуда дальше тянуть.

– Ну да, – снова тяжело вздохнула Лера. – Почему бы вместе со всеми остальными проблемами нам заодно не решить еще и эту. Легко и непринужденно.

– Так у нас же есть теперь куча старинных монет! Если их продать, разве не хватит на фальшивый паспорт?

– Дорогая моя, в свете текущих событий лучше всего нам теперь закопать эти монеты где-нибудь в саду под яблоней и забыть про них до самого отъезда.

Вскоре показалось шоссе. Поспрашивав прохожих, друзья смогли сориентироваться и отыскали нужную автобусную остановку.

Добравшись до дома, Варя сразу отправилась на кухню готовить запоздалый завтрак, а Лера пошла в свою комнату и легла на кровать, как была, в уличном платье. После утомительного раннеутреннего магического ритуала, после визита в полицию она ощутила себя полностью разбитой, стоило только переступить порог дома.

Лежа с закрытыми глазами, девушка услышала шаги Марка. Парень тихо вошел в комнату, сел на кровать, затем лег у нее в ногах, совсем по-кошачьи сворачиваясь клубком. Валерия никак не отреагировала на это, продолжая лежать неподвижно.

– Прости меня, – едва слышно произнес Марк. – Я не хотел, чтобы так получилось.

– Знаю, – ответила Лера, не открывая глаз. – Ты хотел как лучше. Ничего, все исправим, все будет хорошо.

– Я люблю тебя, хозяйка.

– И я тебя, котенок мой.

Пару минут в комнате царила тишина, нарушаемая лишь мерным кошачьим мурчанием, затем из кухни донеслось:

– Идите завтракать! Лучшая в Дивноморске яичница без лука готова и просится на тарелки!

Глава 18

После завтрака Варя принесла свой ноутбук, поставила на стол, включила и начала что-то искать в Интернете. И на вопрос Леры: «Чем это ты занялась?» ответила: «Блюхером. Не дает мне покоя данный вопрос».

– А, хорошо, удачи. Пойду на веранде кофе выпью.

Валерия взяла чашку и ушла, а Марк принялся собирать со стола тарелки.

Выйдя из дома, Лера поставила чашку на столик и села в плетеное кресло. Ей требовалось побыть в тишине, среди цветов и зелени, чтобы успокоить мысли и восстановить силы. Но не успела девушка сделать глоток кофе, как с улицы послышалось:

– Лерочка, день добрый!

Рука с чашкой дрогнула, кофе пролился на платье, девушка обернулась и увидела у забора соседку Светлану, в гостях у которой она в свое время и познакомилась с Игорем и Женей.

– Привет!

Отставив чашку, Лера пошла к калитке.

– Как дела, как жизнь? – поинтересовалась соседка, глядя на девушку с неизменной задорной улыбкой.

– Все хорошо, спасибо.

– В воскресенье шашлыки жарить собираемся небольшой компанией, приходите.

– С удовольствием, – с улыбкой ответила Валерия. Перед глазами у нее возникло холодное лицо Игоря, и улыбка еле удержалась на губах. – Что на этот раз празднуем?

– Да ничего! – весело махнула пухлой рукой соседка. – Просто так, для настроения! Ничего не приносите, просто приходите вкусно покушать.

– Спасибо за приглашение, обязательно придем.

Попрощавшись, Светлана пошла дальше. Девушка проводила взглядом удаляющуюся спину в цветастом платье и вернулась на веранду.

Стоило ей сесть в кресло и взять чашку, как в окно выглянула Варвара.

– Значит так, – принялась докладывать она, – Блюхер Василий Константинович – это маршал, советский военный, партийный и государственный деятель.

– Прекрасно, – кивнула Лера. – И что нам это дает?

– Погоди, я кое-что еще нашла. Значит так, в Дивноморске нет ровным счетом ничего, связанного с маршалом, зато в селе Зеленая Балка, что рядом с Дивноморском, есть памятник Блюхеру.

– Памятник? – переспросила Лера. – Хочешь сказать, «царица ночи» назначала кому-то встречу у памятника в Зеленой Балке?

– Получается так.

– Интересно. – Валерия внимательно посмотрела в чашку с кофе, словно собиралась погадать на гуще. – И каким же образом маршал Блюхер связан с Зеленой Балкой, почему там ему памятник поставили?

– Об этом история умалчивает, – развела руками подруга. – Главное – он там есть. Каков дальнейший план? Поедем в Зеленую Балку и будем хороводы водить вокруг этого памятника?

– Что еще остается делать. Поедем, походим, посмотрим, поспрашиваем. «Царица ночи» – женщина яркая, запоминающаяся, у нас есть ее портрет, и это должно существенно облегчить задачу.

– Когда поедем?

– Прямо завтра с утра, чего откладывать.

– Вечером художник ждет нашего визита, ты помнишь?

– Разумеется. Поедем пораньше, все успеем.

– А с фальшивомонетным вопросом что делать будем?

– Варечка, дай мне кофе спокойно выпить! – взмолилась Лера. – Просто спокойно выпить кофе!

– Хорошо, хорошо, извини. – И подруга скрылась в кухне.

Не ощущая ни вкуса, ни запаха напитка, Валерия допила кофе, откинулась на спинку кресла, вытянув ноги, и стала смотреть на жасминовый куст, ожидая, что от созерцания его цветов и листьев начнут успокаиваться мысли.

Но прямо в центре куста возникло лицо Игоря. Глядя исподлобья на девушку, видение произнесло официальным тоном: «Запишем паспортные данные!» Ладони девушки неприятно похолодели. Что делать, как выразилась Варя, с «фальшивомонетным вопросом», стоило решать как можно скорее. Останавливающее время заклинание всегда по-разному влияло на память. Женя с Игорем должны были очнуться буквально через несколько минут после ухода подозреваемых. Какое-то время они не вспомнят о фальшивых деньгах, о том, кого привозили в отделение, но затем память начнет возвращаться, но в каком объеме, это тоже невозможно было предсказать. Оперативник с участковым могли вспомнить, что где-то им попадались фальшивые купюры, но не вспомнить, где и когда. Могли вспомнить, что привозили своих знакомых в отделение, но не припомнить, по какому случаю. А могли и все воспоминания полной картинкой – от магазина и до составления протокола – воскреснуть в памяти. Единственное, что точно никогда не сохраняли воспоминания, – момента в самом конце, саму остановку времени, а значит, Игорь с Женей никогда не вспомнят, при каких обстоятельствах друзья смогли беспрепятственно покинуть полицейский участок.

Глава 19

Вернувшись в дом, Валерия застала Варю с Марком за обсуждением насущного вопроса: что готовить на обед, если денег нет и продукты кончились.

– Лер, слушай, – сказала Варя, увидав подругу в дверном проеме, – в морозилке куча рыбы, пожарим ее на мангале, и шикардосное получится застолье. Я еще и бутылку белого вина в шкафчике нашла, вообще унывать не придется!

– Это для Марка рыба, – ответила девушка, садясь за стол.

– Он столько все равно не съест! А нам же только пару дней продержаться, да? Потом мы что-нибудь придумаем, верно?

– Конечно, придумаем, не пропадем, – Лера постаралась придать своему голосу уверенность и бодрость, но не очень получилось. – Значит так, ребята. Подумала я над сложившейся ситуацией с фальшивыми деньгами, и, похоже, единственное, что мы можем сделать, так это самостоятельно найти фальшивомонетчиков и сдать их полицейским.

У Варвары вытянулось лицо, а Марк сразу же согласно закивал, как обычно, поддерживая свою хозяйку.

– То есть сами полицейские второй месяц ищут-ищут, найти не могут, а мы тут такие – р-р-раз! – и разыскали злодеев? – с кривой ухмылкой произнесла Варя. – Что-то верится с трудом в успех предприятия.

– И зря. Может, полицейские и стараются, и хорошо делают свою работу, но у них нет всех тех способностей и возможностей, которыми обладаем мы.

– Захватывающая перспектива, – тяжело вздохнула подруга. – И когда начнем?

– Да прямо сегодня и начнем. Не будем дожидаться, когда у Игоря и Жени память восстановится.

Поговорив с Марком, подруги выяснили, что играть он ходил четыре раза и лишь однажды видел хозяина дома. Публика в этом самодельном казино была одна и та же, Марк играл в компании трех человек, которых он хорошо изучил и запомнил.

– Как ты вообще нашел этот притон? – с сумрачным видом произнесла Варвара. – Как тебя угораздило?

– Когда ходил в дальний магазин…

– Зачем ты туда ходил? – тоном следователя поинтересовалась Варя.

– Тебе нужен был белый сыр для салата, а он только в том магазине продается. Разговорился там с парнем, он пиво покупал, спросил, как можно по-быстрому заработать денег в этом городе. Он меня и научил.

– Ты с ним играл?

– Нет, у него своя компания.

– Понятно. – Лера смотрела в окно, постукивая пальцами по столу. – Там в определенное время игроки собираются или круглосуточно заведение открыто?

– С одиннадцати вечера и до четырех утра.

– Ясно. Значит, к открытию и пойдем.

– На людей будем смотреть, дом обыскивать? – усмехнулась Варвара, и Лера кивнула в ответ. – И как нам это разрешат?

– Нас никто не увидит, – пожала плечами Валерия. – Сделаю ткань-невидимку для нас троих, зайдем в дом, и до четырех утра – все в нашем распоряжении.

– Слушай, все время спросить забываю. – Варя взяла прядь волос и принялась накручивать ее на указательный палец. – Сколько работает эта невидимая ткань, у нее же есть какое-то ограничение по времени?

– Пять часов – максимум, но это если носитель ткани в спокойном состоянии. Начнешь нервничать, волноваться, чего-то бояться, и она рассеется быстрее.

– Хорошо, что сказала, значит, надо валерьянки выпить перед походом. У нас есть валерьянка?

– Нет, не держу, мало ли, как Марк отреагирует.

– А вина бокал можно? Иначе не могу гарантировать спокойствие своей нервной системы.

– Можно. Но только один бокал.

Ближе к обеду Варвара велела Марку принести к веранде мангал – маленький, местами ржавый, он стоял на заднем дворе вместе с остальной утварью, которая в хозяйстве не успела пригодиться. Хоть Лера и предлагала не возиться и просто пожарить рыбу на сковороде, Варе нужен был гриль, пикник и праздник для поднятия боевого духа и поправки настроения в целом.

Сказано – сделано. Марк принес мангал, и встал вопрос: чем его разжигать? Сухие ветки, палки собрали в саду, но бумаги для розжига, хотя бы одной-единственной газеты в доме не нашлось.

– У меня есть идея, – сказала Лера. Девушка ушла куда-то в комнаты и вернулась с пачкой денег – выигрышем Марка. – Ими и разожжем.

– Ой, не на-а-до! – затянула Варя. – Жалко!

– Чего тебе жалко? Фальшивок, создавших нам серьезную проблему? От них надо избавиться как можно скорее.

– А вдруг среди них есть и настоящие деньги? Не могли же ему одних фальшивок насовать!

– Кстати, – Валерия опустила взгляд на купюры, – об этом я не подумала. Давайте тогда посмотрим внимательно, вдруг и вправду настоящие найдутся.

Глава 20

По всему столу были разложены купюры разного достоинства. Деньги из кошелька Леры дали рассмотреть Марку, чтобы он понимал разницу, и сообща друзья взялись изучать выигрыш. Ни на вид, ни на ощупь деньги не отличались от настоящих, и лишь глядя на просвет, можно было заметить, что у фальшивок частично не хватает водяных знаков.

Сообща рассмотрев все купюры, друзья все-таки обнаружили настоящие – пятнадцать тысяч.

– Что ж, неплохо, – сказала Варя, откладывая в сторонку деньги. – Жалко, конечно, что не двести девяносто, но тоже сойдет.

– А не могли эти ненастоящие деньги там так же случайно оказаться, как у нас оказались? – спросил Марк.

– Нет, – ответила Валерия. – Одна, максимум две-три купюры еще могли попасться случайно, но не такая большая сумма.

Лера собрала со стола фальшивые купюры, и друзья пошли во двор разводить мангал.

Когда потянулся голубой дымок, Варя пошла в дом за блюдом с рыбой. Лера бросала в огонь деньги с таким серьезным и глубоко задумчивым видом, что Марк не выдержал:

– Ты все еще сердишься на меня?

– Нет, что ты. Я о другом думаю.

– О чем?

– Об Игоре. Вспоминаю наши последние встречи и понимаю, что его отношение к нам, ко мне поменялось еще до этого инцидента с фальшивками. Но что случилось? Не могу понять.

– Почему бы его самого об этом не спросить? Мы-то вряд ли догадаемся, что у него в голове и почему вдруг мы перестали ему нравиться.

– Думаешь, и правда перестали? – Лера невесело усмехнулась и бросила в мангал последнюю купюру.

– Не знаю, – честно признался Марк. – У меня еще маловато опыта общения с какими-то другими людьми. Но если ты думаешь, что его отношение к нам поменялось, то, наверное, так оно и есть.

Собранные в саду ветки деревьев быстро прогорели, превратившись в угли, и на решетке разложили обсыпанную специями рыбу. Обступив мангал, друзья смотрели, как жарится их обед, и каждый думал о чем-то своем.

– Марк, – сказала Варя, не отрывая взгляда от решетки, – а как там люди играют в этом казино несчастном, сразу ставят деньги на кон или фишки?

– Фишки, – ответила вместо него Лера. – Я же была там, видела. На столах лежали фишки.

Варя подняла на подругу туманный взгляд, затем перевела его на Марка.

– А деньги кто выдает, кассир?

Парень кивнул.

– Ну и вот, – развела руками Варя. – Считайте, что нашли источник. Никто, кроме кассира, не мог ему выдать фальшивок почти на триста тысяч.

– Как мне только сразу в голову не пришла такая простая мысль, – пробормотала Валерия. – И все потому, что мне не давали спокойно выпить кофе.

– Значит, все, можем не идти в притон, а сразу сообщить в полицию?

– Как это? Конечно, пойдем. Скорее всего, через казино просто отмывают фальшивые деньги, мы должны найти, где их печатают.

– Почему мы должны делать за полицию всю работу?

– Потому что у Марка нет документов.

В начале одиннадцатого стали собираться. Лера решила дома сделать магическую ткань – на три лоскута требовалось больше времени и больше сосредоточенности. Перед началом ритуала она предупредила друзей:

– Друг друга мы видеть сможем, так что не потеряемся в пространстве. Также мы будем слышать наши голоса, если станем обращаться друг к другу. Окружающие нас услышат, если мы обратимся непосредственно к ним. И да, важное: ничего там не трогайте и не берите. Ваша невидимость не делает невидимыми предметы, к которым вы прикасаетесь, они станут плавать в воздухе народу на удивление.

– Хорошо, что предупредила. – Варя допила вино, поставила бокал на стол, глубоко вдохнула и выдохнула: – Давай, колдуй, я готова.

Прочитав заклинание, Валерия поочередно выхватила из воздуха три комочка невесомой ткани. Первый набросила на Марка. И произошло нечто странное: ткань рассыпалась крошечными огоньками, словно искры костра упали на пол и погасли, а парень остался видимым.

– Хм-м-м… – озадаченно произнесла Лера. – Неожиданно, однако.

– Почему не получилось? – настороженно поинтересовалась Варя.

– Видимо, конфликт внутри самой магии. Марк, по сути, магическое существо, и, похоже, ничего больше с ним не сработает.

– Что теперь делать, все отменяется?

– И не надейся. Просто меняем план.

Глава 21

К ночи тучи заволокли небо, и друзьям пришлось в кромешной темноте добираться до места. Под покровом магической ткани девушки могли видеть лишь силуэты друг друга, очерченные бледно-голубыми рваными линиями, тускло светящимися в темноте.

Когда частный сектор остался позади, девушки снова взялись напутствовать Марка:

– Постарайся играть как можно меньше, почаще проигрывай, чтобы тебя не заподозрили в жульничестве, по возможности просто болтайся там, тяни время.

– Я уже десять раз все понял, – буркнул парень. – Что толку одно и то же повторять, раз вы все равно будете рядом, станете наблюдать за каждым моим шагом и командовать.

Вскоре показался дом-казино. Его унылый, заброшенный вид никак не ассоциировался с бурной игровой деятельностью и отмыванием фальшивых денег, которые происходили в его обшарпанных стенах, а скорее намекал, что дом годится под снос.

Постучав в дверь, Марк назвал слово-пароль, и ему открыли. Парень замешкался на крыльце, придержал дверь открытой, пока не услышал шепот Варвары: «Мы зашли!», и тоже вошел внутрь.

Народу в эту ночь собралось немного, часть игроков уже расселась за столами, остальные пока еще выпивали и общались. Марку наперебой стали предлагать выпивку, он отказывался, ссылаясь на плохое самочувствие, и слонялся от компании к компании, перебрасываясь с людьми ничего не значащими фразами.

Тем временем невидимые девушки прошлись по всему дому, полюбовались на кассиршу – женщину средних лет с угрюмым, неподвижным лицом, восседавшую за тяжелым старомодным письменным столом, и отыскали предположительный вход в комнату владельца игорного заведения.

Дверь была закрыта, хозяина, подходящего под описание Марка, пока видно не было, поэтому девушки по очереди наблюдали за кассиршей, не выпуская закрытой двери из поля зрения.

То Варя, то Лера отходили в игорный зал наблюдать за обстановкой, игроками и Марком. На первых порах парень старательно проигрывал. Затем, видимо, ему это надоело, и «карта пошла».

Наблюдая за кассиршей и ее рабочим местом, девушки выяснили, что с двух сторон в тумбочках стола располагаются скрытые сейфы и кассирша выдает выигрыши купюрами то из одного, то из другого.

Время перевалило далеко за полночь, когда явился хозяин заведения – невысокий худощавый мужчина в очках, с пышной седой шевелюрой и лицом институтского профессора.

В момент появления хозяина Варвара находилась в зале, поэтому за ним неотступно следовала Лера.

Сначала мужчина пообщался с кассиршей, благодаря чему Лера выяснила, что его зовут Аркадий Викторович, а кассиршу – Лидуша. Они обсудили текущий вечер и новичка, которому «все-таки довольно подозрительно везет, опять прилично выиграл».

– Скажи Феде, чтоб присматривал за ним, мне этот пацан тоже не нравится, да и странный он какой-то, – сказал Аркадий Викторович и пошел в свою комнату.

Лера еле успела проскочить за ним следом, так быстро он открыл и захлопнул дверь. Оказавшись внутри, девушка огляделась. Небольшое помещение было оборудовано как уютный кабинет с картинами на стенах и лампой под зеленым стеклянным абажуром на столе.

Аркадий Викторович сел за стол, просмотрел какие-то тетради с записями, после откинулся на спинку кожаного офисного кресла и приступил к телефонным разговорам.

Сначала ничего интересного для себя Лера не услышала – хозяин звонил каким-то женщинам, другу в Канаду, родственникам на другом полушарии, где в это время только начинался день. Слушать его сладкую, даже приторную речь с бесконечными уменьшительно-ласкательными именами скоро сделалось тошно, но девушка набралась терпения, надеясь услышать что-нибудь полезное.

И наконец-то ей повезло: Аркадий Викторович позвонил какой-то женщине и, называя ее Маришей, стал жаловаться, что не может никому дозвониться: ни Слава, ни Петруша не берут трубки, у Петруши вообще телефон отключен, а ведь они договаривались, что следующую партию бумажек он заберет на этой неделе.

К сожалению, ответа Мариши Лера слышать не могла. Дождавшись завершения разговора, она стала ждать удобного момента.

Сделав еще пару звонков, мужчина оставил телефон на столе и отошел к окну покурить. Если бы в процессе он обернулся, то увидел бы, как экран аппарата вспыхнул сам собой, открылся список исходящих вызовов, затем экран снова погас.

Докуривая, Аркадий Викторович ощутил смутное беспокойство, ему показалось, что кто-то стоит прямо за его спиной. Он резко повернул голову, но никого, кроме его самого, в кабинете не было.

Глава 22

Стоило Лере выйти из кабинета, как к ней бросилась Варвара.

– Где ты так долго была?! – воскликнула она. – Я тебя потеряла, уже волноваться начала! Все в порядке?

– Да. Застряла немножко в кабинете хозяина. Вон он.

Лера указала на седовласого мужчину, подошедшего к столу кассирши. Варя глянула на мужчину и спросила:

– Разведала что-нибудь стоящее?

– Подслушала. Выйдем отсюда, надо будет записать номер телефона, пока я его не забыла. Хозяин звонил какой-то женщине, которая должна его связать или с курьером, или непосредственно с производителем фальшивок, если под фразой «следующая партия бумажек» понимать именно это. А у вас тут с Марком как дела, все спокойно?

– Да, вполне. Он выиграл кучу денег, и, думаю, нам надо уходить, пока его не побили.

– Сейчас пойдем. А ты ничего интересного не увидела, не услышала?

– К сожалению, ничего, что могло бы нам пригодиться.

– Ладно, зови Марка, жду вас у выхода.

На улице накрапывал мелкий дождь. Попадая на невидимых девушек, капли вспыхивали крошечными голубоватыми светлячками, очерчивая их силуэты мерцающим пунктиром.

– Может, вы снимете ткань? – сказал Марк. – А то увидит кто-нибудь случайно такие чудеса и помрет со страху.

– Да, верно. – Валерия сдернула покров сначала с подруги, потом с себя. – Интересно, сколько на этот раз настоящих, а сколько фальшивых денег мы унесли с собой?

– Дома посмотрим, – ответила Варя, ежась под дождем. – Понадеемся, что настоящих окажется больше. Завтрашние планы в силе, едем в Зеленую Балку?

– Разумеется.

Но планы пришлось поменять. С самого утра дождь лил стеной, и ни о какой поездке речи быть не могло. Оставалось сидеть на кухне, пить чай и рассматривать выигранные деньги. На этот раз из ста пятидесяти тысяч настоящими оказалось тридцать.

– Живем! – радостно воскликнула Варвара, потрясая пачкой купюр. – Продержимся, пока не пристроим древние монеты! И предлагаю не сжигать фальшивки, может, для полиции пригодятся в качестве улики.

– Хорошо, – согласилась Лера. – Только спрячем их куда-нибудь подальше. Так, вечером идем к художнику. И давайте подумаем, каким образом добиться от него правды насчет «царицы ночи».

– Так это тебе виднее, каким образом заставить его заговорить, – зевнула Варя. – Примени какое-нибудь магическое заклинание, заставляющее язык развязаться, и послушаем с интересом.

– У меня есть только голубой порошок, дающий возможность услышать правдивый ответ на один вопрос, и то его надо применять к спящему человеку. Можно, конечно, спрятаться у него дома, подождать, пока заснет… Ладно, я подумаю.

После обеда дождь начал стихать и прекратился аккурат к моменту, когда друзьям пора было выходить из дома.

Всю дорогу Лера с Варей настраивались на общение с Владиславом Завьяловым, заранее представляя, насколько оно будет непростым. Но перед ними стояла задача: всеми правдами и неправдами добиться информации о загадочной незнакомке. Марку же велено было зорко смотреть по сторонам, подмечать все интересное, быть на подхвате и самое главное – не мешать, не злить и не нервировать художника, делать все, что он скажет, не спорить и не возражать.

– Может, лучше мне было дома остаться? – проворчал молодой человек. – А то и дышать теперь страшно!

– Дышать ты можешь полной грудью, главное, делай это молча! – назидательно произнесла Варвара. – А то он товарищ довольно странный, нервный, мало ли, на что взбесится, а нам хорошие, доверительные отношения нужны.

Трамвай подошел к остановке, и друзья вышли.

Перепрыгивая через лужи, они направились к дому-мастерской художника. У калитки молодые люди оказались ровно в назначенное время – в шесть часов. Как и в прошлый раз, хозяин не торопился открывать гостям.

Устав стучать, Лера попросила Марка заглянуть за забор и покричать, позвать Владислава.

– Чего я буду орать на весь район, давайте просто перепрыгну, открою калитку и постучим прямо в дверь.

– И то верно, – кивнула Варя.

С акробатической легкостью парень перемахнул через забор и впустил девушек на участок.

Подойдя к дому, друзья увидели, что дверь приоткрыта, – видимо, ее не до конца захлопнули, замочный ригель выскочил и теперь не позволял двери закрыться.

Заглянув внутрь, Валерия хотела было позвать хозяина, но так и замерла с приоткрытым ртом. От порога в глубь коридора тянулся темно-красный след жидкости, уже впитавшейся в деревянный пол.

Глава 23

Не на шутку испугавшись, друзья ворвались в дом, и девушки закричали, окликая хозяина по имени. Но тут Марк склонился над красным следом, втянул ноздрями воздух и сказал:

– Тише, успокойтесь! Это не кровь.

– А что это? – тяжело дыша, Варвара уставилась на него блестящими от страха глазами. – Краска?

– Томатный сок.

– Фух! – выдохнула Лера. – Идемте, поищем Владислава, может, он наверху, в мастерской, и не слышит нас.

Путь в мастерскую лежал через кухню. Зайдя туда, гости увидали страшный беспорядок: создавалось впечатление, что большая компания гуляла и пила здесь не один день. Гора грязной посуды, пустые бутылки и несколько коробок из-под томатного сока валялись на столе и даже на полу.

Друзья поднялись на второй этаж, и девушки невольно ахнули, увидев, что случилось с любимыми кактусами хозяина: крепкие зеленые стебли словно кто-то изрубил здоровенным ножом, на полу валялись отсеченные побеги, воздушные корни и не успевшие раскрыться бутоны.

– Какой ужас… – потрясенно прошептала Лера. – Что тут произошло?

Вопрос ее остался без ответа, Варя с Марком уже спешили в мастерскую.

В мастерской царил бардак еще хуже, чем на кухне. Все было перевернуто вверх дном, будто среди красок, кисточек и мольбертов случилась какая-то битва.

– Смотрите! – воскликнула Варвара, указывая на мольберт с портретом «царицы ночи». Вся картина была изрезана ножом, холст висел лохмотьями. – Да что же тут случилось такое, какие-то вандалы постарались?!

– Может, художник напился и сам все это натворил? – предположил Марк.

– Если Владислав напился до такой степени, что сам погубил любимый кактус и свою работу, то он должен находиться где-то в доме и лежать в беспамятстве, – сказала Лера. – Давайте его искать.

Друзья обошли весь дом, заглянули в каждую комнату, во все кладовки с подсобными помещениями, но хозяина не обнаружили. Всюду их встречал беспорядок, выдвинутые ящики тумбочек и шкафов, разбросанные вещи.

– Не могу понять, ограбили его, что ли? – произнесла Варвара, растерянно озираясь по сторонам.

– Непонятно. Мог и сам в спешке собираться, – ответила Лера. – Давайте снова поднимемся в мастерскую.

– Зачем? – Варе больше хотелось поскорее покинуть этот странный дом, в котором явно произошло что-то нехорошее.

– Хочу повнимательнее там все осмотреть, вдруг мы пропустили что-то важное.

Валерия решительно направилась к лестнице, ведущей наверх, Варе с Марком ничего не оставалось, как нехотя последовать за ней.

Осмотрев рабочую часть мастерской, Лера оставила друзей фотографировать беспорядок, изрезанный холст, а сама пошла в хранилище картин. Это была едва ли не единственная часть дома, где царил относительный порядок. Девушка и сама не знала, что она хотела найти среди картин, висящих на стенах, стоящих на полу. Рассматривая полотна, Лера на время выпала из реальности, погружаясь в необычный, завораживающий мир бесспорно талантливого художника.

Девушка смотрела на вихрь красок с фрагментами какого-то инопланетного пейзажа, когда ей почудилось, что линии перед глазами начали двигаться, закручиваясь в спираль. Подумав, что это ей мерещится от волнения, Лера тряхнула головой, зажмурилась, открыла глаза и снова посмотрела на картину. Движение продолжалось. Только она хотела позвать Варю с Марком, как они пришли сами, вернее – прибежали.

– Там кто-то идет! – испуганно прошептала Варя, и друзья бросились прятаться кто куда.

Отчего-то безо всяких обсуждений все трое были уверены, что на второй этаж поднимается вовсе не хозяин дома.

Так и оказалось. В мастерскую зашел незнакомый молодой мужчина, хорошо одетый, приятной наружности. Он посмотрел по сторонам, подошел к изрезанной картине, походил туда-сюда и направился обратно к выходу, вынимая из кармана телефон.

Кому он звонил, что говорил, этого, к сожалению, друзья не услышали.

Выждав для верности минут двадцать, девушки отправили Марка на разведку – нет ли посторонних в доме и во дворе. Ступая абсолютно бесшумно, словно шел не в кроссовках, а на мягких кошачьих лапах, парень покинул мастерскую.

Долго ждать не пришлось – вскоре он вернулся и сообщил, что все чисто, можно уходить.

Торопливо, ощущая себя преступниками, по меньшей мере грабителями, молодые люди покинули окончательно переставший быть любопытным и относительно гостеприимным дом знаменитого художника.

Глава 24

Ранним утром друзья поехали на автостанцию и оттуда – в Зеленую Балку. Находясь под впечатлением от визита в дом художника, они всю дорогу строили предположения, что же там могло произойти и что за человек туда приходил.

– Он был зол и взволнован, – сказал Марк.

– По запаху почувствовал? – поинтересовалась Варя. – На таком расстоянии?

– Да. Запах злости и волнения, почти что страха, ни с чем не перепутаешь, да и расстояние было небольшим.

– Вечером опять сходим к Завьялову, – сказала Лера. – Вдруг он вернется.

Поселок Зеленая Балка встретил ясной солнечной погодой и сухим асфальтом, видимо, все дожди за эти сутки достались исключительно Дивноморску.

От станции до центральной площади с памятником Блюхеру прошлись пешком – в маленьком поселке все находилось в шаговой доступности.

Памятник маршалу располагался на небольшом пыльном пятачке, гордо именуемым «площадью». Давно немытую, засиженную голубями скульптуру окружали двух- и трехэтажные дома, отчаянно нуждающиеся в ремонте. Сам маршал взглядом суровым, почти осуждающим, смотрел с постамента прямиком на деревянное здание с надписью над входом: «Продукты. Напитки. Вино», к торцу коего прилепилось кафе на четыре столика под выцветшим навесом. В это кафе друзья и направились.

Хоть и выглядело заведение неработающим, стоило компании зайти под навес, как к ним вышла дородная женщина в черном платье и белоснежном переднике.

Заказав две чашки кофе и стакан воды без газа, подруги не стали затягивать и с ходу показали женщине портрет «царицы ночи». Та покачала головой, сказала, что никогда не видела такую особу, но добавила:

– У Васьки-сторожа еще можно спросить, целыми днями в магазине торчит, на улицу да на людей пялится. Позову сейчас. Или вам сначала кофе?

Девушки дружно пожелали «сначала Ваську, потом кофе», и неторопливо, переваливаясь, как утка, женщина пошла в магазин.

Сторожем Васькой оказался маленький тощий мужичок непонятного возраста, с морщинистым лицом и грустными собачьими глазами. Поглядев на фотографию, он произнес с тяжелым шумным вздохом:

– Да, красивая женщина, нечасто в наши края заглядывают такие шикарные фемины.

– Вы ее видели? – с надеждой спросила Валерия. Сторож утвердительно кивнул.

– Где, когда? – подала голос Варя. От нетерпения она готова была схватить мужичка за тощие плечики и как следует встряхнуть.

– Вот здесь и видел, – широким жестом Васька указал на памятник Блюхеру. – А когда точно, не могу сказать, где-то в прошлом месяце, наверное.

– Уверены, что видели именно ее? – Для верности Лера сунула телефон ему прямо под нос.

– Уверен. Она долго у памятника стояла, я еще подумал, как можно заставлять ждать на солнцепеке такую женщину.

– Но она дождалась, с кем-то встретилась?

– Да, Вадим Алексеич подошел, они поздоровались и вместе ушли. Больше я ее не видел. А жаль, такая феми…

– Вадим Алексеич – это кто такой? – перебила Варвара.

– Типа бизнесмен наш местный, – ответила вместо сторожа женщина в переднике. – Та еще козлятина, строит из себя олигарха, тьфу! Вечно ходит с кривым рылом, никого не замечает, сроду ни с кем не поздоровается, а мы ж его с детства знаем – как поганка рос, вот вообще не скажешь, что из него какой-то толк получится!

– Зато теперь с какими феминами встречается, – вставил Вася, и женщина на него зыркнула так, что он тут же ссутулил плечи и поплелся обратно в магазин.

– Не подскажете, где его можно найти, бизнесмена вашего? – спросила Лера, взволнованно замирая от предчувствия скорой разгадки секрета личности загадочной «царицы ночи».

– Чего ж не подсказать, подскажу. Вот по этой улице прямо ступайте до конца, потом налево и увидите здоровенный кирпичный домище в три этажа, в тех хоромах наш олигарх и обитает. Так что, нести вам кофе?

– Давайте уже на обратном пути, – торопливо проговорила Варя. – Заодно и пообедаем у вас!

– Хорошо, рыбка свеженькая есть, пожарю вам, салатик порежу…

– Прекрасно! Мы скоро вернемся!

Друзья выскочили из кафе и устремились в указанном направлении – по улице до конца и налево.

Дом местного олигарха и впрямь впечатлял, на фоне окружающей действительности Зеленой Балки он выглядел практически дворцом. Друзья подошли к калитке добротного металлического забора, и Варя решительно надавила на кнопку звонка.

Спустя минуту она позвонила еще и еще раз.

– Наверное, дома нет, – разочарованно сказала девушка. – Будем ждать?

– Куда деваться. – Лера обвела взглядом пустынную жаркую улочку без клочка тени. – Не будем же мы сюда каждый день ездить.

– А давайте на всякий случай схожу, в дверь дома постучу! – предложил Марк. – Мало ли что?

– Думаешь, и тут могло что-нибудь случиться? – покосилась на него Варя, и парень неопределенно пожал плечами.

– Да, наверное, лучше сходить, – сказала Лера. – После вчерашнего я уже ничему не удивлюсь.

Посмотрев по сторонам, – не видит ли кто-нибудь, – Марк в мгновение ока перемахнул через забор.

Ждать его пришлось довольно долго, девушки даже стали прогуливаться по улочке, чтобы не привлекать к себе внимание соседей. Наконец послышался звук отодвигаемого засова, калитка приоткрылась, и показался Марк.

– Хозяин дома, – доложил парень. – Лежит в кровати. И похоже, что он мертв.

Глава 25

Вслед за Марком девушки зашли в дом и притормозили на пороге спальни, готовясь увидеть покойника и пережить не самые приятные в своей жизни минуты. Собравшись, подруги перевели дух и заглянули в комнату.

На большой двуспальной кровати, раскидав руки-ноги, в одних трусах неподвижно лежал молодой мужчина. При взгляде на него у девушек одновременно приоткрылись рты: в бизнесмене Вадиме Алексеиче они узнали вчерашнего гостя дома художника.

– Может, он просто спит? – сдавленно произнесла Варвара.

Но сложно было представить человека, спящего с распахнутыми стеклянными глазами, полуоткрытым ртом и неподвижной грудной клеткой.

Тихонько, на цыпочках, словно боясь его разбудить, Лера зашла в спальню. Стены просторного помещения сплошь были увешаны картинами, а над изголовьем кровати так и вовсе красовалось масштабное полотно два на два метра в черно-зеленых тонах, в котором без труда можно было узнать специфическую манеру художника Владислава Завьялова.

Пока Валерия таращилась на эту картину, словно увидела нечто поразительно диковинное, Варя с Марком тоже зашли в комнату. Втянув ноздрями воздух, парень поморщился и произнес:

– Тут пахнет чем-то странным. Чем-то злым.

– Покойником? – предположила Варя. К собственному удивлению, никакого панического ужаса от того, что находилась с трупом в одной комнате, девушка не испытала, наоборот, ей было интересно подойти поближе и рассмотреть получше.

– Нет. Не знаю, что так может пахнуть, но это нехороший запах и лучше им не дышать.

Девушки ровным счетом никакого запаха не ощущали, но звериному обонянию Марка привыкли доверять.

Пощелкав камерами, они запечатлели на мобильники комнату, картины, тело в разных ракурсах и собрались было на выход, но Лера предложила осмотреть дом.

– Не лучше ли убраться отсюда поскорее? – Варя с тревогой посматривала в сторону входной двери. – Вдруг кто-нибудь придет.

– А прикольно будет, если наш художник явится, да? – усмехнулся Марк.

– Тебе смешно, да?! – вдруг напустилась на него Варвара. – Мы в доме с трупом, а тебе весело?!

– Ну, давайте зарыдаю! – огрызнулся парень. – Только дай повод поорать!

– Тебе совсем не страшно? – Лера посмотрела на него долгим изучающим взглядом.

– Почему должно быть страшно?

– Обычно люди боятся мертвецов.

– Почему? Что может сделать мертвец?

– Может, вы потом это обсудите? – Варя нервно дернула плечом. – Или уходим, или осматриваем дом!

Разумеется, просто так уходить Валерия отказалась, и друзья отправились осматривать дом.

– Только ничего не трогаем, ни к чему не прикасаемся, – предупредила Лера. – Не оставляем отпечатков пальцев.

Первой пошла Варя, у нее в сумочке оказалась влажная салфетка, которой девушка оборачивала ручки, прежде чем открывать двери.

Комнат в доме было много, но в основном они выглядели нежилыми. Создавалось впечатление, что хозяин пользовался двумя-тремя плюс кухней, остальные просто пылились за ненадобностью.

Осмотрев первый этаж, второй, друзья добрались до третьего, – лестница упиралась в тяжелую деревянную дверь. К счастью, дверь оказалась незапертой, Варвара распахнула ее и в удивлении замерла на пороге. Практически весь третий этаж занимало просторное помещение с окнами, закрытыми жалюзи. Сначала показалось, что стены и пол завешены, застелены огромными коврами, но стоило присмотреться, как становилось ясно, что это роспись. Пентаграммы, причудливые символы и знаки, заклинания были сплетены в единый сложный симметричный узор. В центре комнаты стоял круглый черный стол на высокой ножке, на столе – подсвечник с оплывшими свечами.

– Лер, тут, похоже, по твоей специальности, – сказала Варя и посторонилась, пропуская подругу.

Валерия вошла в комнату и часто-часто заморгала – в глазах зарябило от обилия рисунков.

– И что бы это значило? – послышался голос Марка за спиной, и Лера пожала плечами.

– Какая-то безумная смесь оккультных течений. А вот это, это и вон то – из магии духов, – девушка указала на символы, нарисованные черной и темно-синей краской. – Честно сказать, не представляю, как такое ассорти может работать, чего можно добиться при помощи этого… этого всего.

На всякий случай, чтобы ничего не упустить, Валерия прошлась по всему помещению, сфотографировала пол, стены, стол с подсвечником. Закончив, она кивнула в сторону двери.

– Все, можем уходить.

Оказавшись за калиткой, друзья спокойным шагом пошли обратно, в сторону кафе. Улица по-прежнему оставалась пустынной, в окнах окрестных домов не наблюдалось никаких движений, так что шансы, что их визит в дом местного олигарха останется незамеченным общественностью, оставались велики.

– В полицию не будем сообщать? – нарушила молчание Валерия.

– Давай сообщим, а то давно мы в участке не сидели, – усмехнулась Варя. – Раз покойный в данной местности известный человек, значит, скоро его хватятся и без нашего участия.

Глава 26

Хозяйку кафе друзья решили не разочаровывать, хотя теперь их больше интересовала не рыба с салатом, а возможная информация о личности покойного бизнесмена.

Троица зашла в кафе, села за столик, и к ним подошла женщина в переднике.

– Ну как, встретились с Вадимом? – поинтересовалась она.

– К сожалению, – развела руками Варвара, – никто нам не открыл, наверное, его дома нет.

– Уехал, должно быть, куда-то, он такой, все время в разъездах. Готовить вам рыбку?

– Да, конечно, только вместо кофе принесите нам по бокалу вина.

– Три бокала?

– Два и стакан воды без газа.

– Хорошо. Десять минут подождите.

И женщина пошла готовить.

Проводив взглядом удаляющуюся спину, Варя посмотрела на Валерию с Марком и сказала:

– Понять не могу, что происходит. А ведь что-то происходит, да?

Лера утвердительно кивнула и шепотом произнесла:

– Понять бы еще, отчего умер Вадим, естественная смерть была или его убили.

– Ну, это только после вскрытия понятно станет, а результат мы все равно узнать не сможем, кто же станет нам докладывать.

– Необязательно только после вскрытия. – Подперев ладонью подбородок, Лера рассеянно смотрела на статую Блюхера.

– Что ты имеешь в виду?

– А ты не понимаешь?

– Нет, поясни.

– Устрой спиритический сеанс, вызови его призрак и спроси, от чего он умер. Все же просто, да и не впервой.

– Ты же знаешь, как я этого не люблю! Всякий контакт с потусторонним миром – это…

– Шанс узнать, что происходит. Иначе так и будем блуждать впотьмах и ужасаться.

– Вообще-то, все, что мы хотели, – найти фальшивомонетчиков и женщину из тарелки с водой, а не возиться с придурковатыми художниками и чьими-то трупами, – проворчала Варя. – На такую карусель я не соглашалась!

– Что поделать, карусель нас не спрашивала, взяла и закрутилась.

Показалась хозяйка кафе с подносом, заставленном тарелками, и девушки прервали разговор.

Женщина принялась расставлять тарелки на столе, а Варя спросила, как бы между прочим:

– А Вадим ваш Алексеич чем занимается, каким-таким бизнесом? – девушка широким жестом указала на пустынную площадь с памятником, возле которого лениво чесала брюхо тощая дворняга.

– Да у нас тут особо не развернешься. – Расставив тарелки с бокалами, женщина поставила пустой поднос ребром на стол и оперлась о него. – Пляж у нас плохой, маленький, каменистый, отдыхающие к нам не шибко ездят. Сначала Вадим пробовал пляж благоустроить, чтобы туристы к нам поехали…

– На какие средства? – перебила Варя.

– Так семья у него вся небедная, два магазина стройматериалов имеют. Так вот, повозился он с пляжем, кафе еще построить там собирался, да все равно дело не пошло, там не только в береге проблема, само дно морское надо расчищать, камни там острые и морских ежей тьма. В общем, бросил он эту затею, другим занялся.

– Чем же? – поинтересовалась Лера, стараясь лишний раз не демонстрировать сильного интереса.

– Вроде как искусством, – ответила женщина, и даже усердно ковырявшийся в тарелке с рыбой Марк замер и поднял на нее взгляд. – Какими-то картинами, статуэтками и прочей фигней для богатых бездельников приторговывать начал, и пошли у него дела. В последнее время прямо совсем хорошо стало – старый дом снес да хоромы трехэтажные забабахал.

– Здесь торгует? Вот здесь он торгует искусством? – Варя снова указала на площадь с памятником и продолжавшей чесаться собакой.

– Нет, конечно, какое тут у нас может быть искусство, в Дивноморск Вадим ездит, в Прибрежное, еще в какие-то крупные города. Но это то, что я знаю, может, еще чем промышляет, нам он про свои дела не докладывает.

– А он женат, есть у него семья?

– Была, развелся лет пять тому назад, жена с дочкой сразу уехали отсюда. Плохо они жили, вроде бил он ее, еле ноги унесла. Потом встречался с какими-то бабенками, но ненадолго это было все.

– Понятно, спасибо.

– Не за что, приятного аппетита.

Прихватив поднос, женщина пошла внутрь, так и не спросив, ко всеобщему облегчению, зачем приезжим так понадобился местный богатей.

Занявшись рыбой, девушки какое-то время задумчиво молчали, затем Валерия произнесла:

– Кажется, у нас появились дела в краеведческом музее Дивноморска.

– Да, – кивнула Варя, – возьмем пару твоих доисторических монет, глядишь, и покупателя заодно найдем.

– Можно прямо сегодня и сходить.

– Не густовато ли для одного дня: и Вадим с пентаграммами, и визит к художнику, и краеведческий музей? Давай завтра пойдем.

– Завтра нас Света в гости ждет на барбекю.

– О, еще и Света! – закатила глаза подруга. – Прошу, умоляю, придумай уважительную причину и отмени Свету, там же наверняка будут Игорь с Женей, зачем нам лишний раз на глаза им попадаться?

– Именно поэтому и пойдем, надо понять, начали они что-нибудь вспоминать или можно еще пожить спокойно.

– А если начали и, увидев нас, все-все-все сразу же припомнят?

– Тогда… тогда… – Медленно снимая рыбу с костей, Лера вдруг воткнула вилку в хребет и произнесла хмуро: – Тогда я сделаю приворот на обоих, влюбятся в нас до умопомрачения, и не до подозрений с составлениями актов им станет!

– А-а-а! – обрадовалась Варвара. – А говорила, что привороты – это не твое и вообще ужасно, и никогда в жизни ты делать этого не станешь!

– В крайнем случае, ради общего блага, можно и поступиться своими принципами.

– Почему-то для моего блага ты не хотела ими поступаться!

– Варя, ну тебе-то, с твоей внешностью, с твоей красотой зачем нужен мужчина через приворот? Тебе один раз достаточно улыбнуться, и все, любой жених – твой!

Но Варвара не желала слушать комплименты, она продолжила выговаривать подруге.

Доев рыбу, Марк аккуратно отделил голову от скелета и как бы невзначай прикрыл ладонью свою тарелку от глаз девушек, которые продолжали спорить из-за приворота. Спор разгорался и грозил затянуться.

– Можете ко мне приворожить своих полицейских, – вмешался в разговор парень. – Пускай в меня влюбляются, хоть оба, мне не жалко.

Подруги осеклись и уставились на него.

– Ты что, серьезно?

– Вполне, – равнодушно пожал плечами Марк. – Какая разница, за кем они будут бегать, лишь бы отстали с документами и протоколами. Да и вы между собой не перессоритесь – кого к кому привораживать. Ой, смотрите, смотрите, что это?

Парень указал в сторону памятника, и когда подруги отвернулись посмотреть, что же там такое, он совершил запретное: схватил с тарелки рыбью голову, сунул в рот и усиленно заработал челюстями.

Глава 27

В Дивноморске снова шел дождь.

– Что не так с этим городом? – проворчала Варвара, выходя из автобуса. – Август месяц, а льет и льет, как в октябре!

– Зато не жарко, – сказала Лера, заходя под навес автостанции. – Во всем следует искать положительные моменты. Так что, каковы наши дальнейшие планы?

– Поехали к художнику, вдруг он уже сумел протрезветь и вернуться.

Сказано – сделано. Пересев на городской автобус, друзья поехали к Владиславу Завьялову.

На этот раз в целях конспирации решили не заходить в дом всей компанией, а отправить на разведку одного Марка. Девушки зашли на веранду кафе напротив дома, а молодой человек перебежал через дорогу и скрылся за калиткой.

Чтобы не стоять просто так и не ждать, когда их попросят из кафе под дождь, девушки взяли по коктейлю и присели за столик, откуда хорошо просматривался дом художника.

– Хоть бы он вернулся, хоть бы он вернулся… – как заклинание твердила Варвара, по кругу гоняя соломинкой льдинки в бокале.

– Да, хоть бы, – вздохнула Лера. – Отчего-то есть у меня надежда, что, как только он появится, ситуация начнет проясняться.

– А с фальшивомонетчиками что делать будем? Мы же про них помним, да, не забываем?

– Конечно, нет. Нужно придумать, что сказать, и позвонить по телефону, который я подсмотрела у хозяина казино. Надо пообщаться с женщиной, с которой он разговаривал, хотя бы узнать, кто она такая, дальше придумаем, как ее найти.

– И что ты ей скажешь?

– Пока не знаю.

Тут из-за калитки показался Марк, и девушки затаили дыхание, ожидая новостей. Но порадовать их было нечем.

– Нет его, и все такой же беспорядок в доме, – сказал парень, присаживаясь за столик. – Без изменений.

– Как жа-а-аль! – разочарованно протянула Варвара.

– Куда же Владислав мог подеваться? – Долгим, задумчивым взглядом Лера посмотрела на опустевший дом. – Ведь он же явно не собирался никуда уезжать, раз назначил нам следующую встречу.

– Знать бы, что стряслось, что заставило его уехать. – Варя сунула трубочку в рот, намереваясь допить коктейль, и тут Марк сказал:

– Может, он не сам уехал, может, его похитили?

– Кому он нужен? Похищение людей – это серьезное преступление.

– Да, – поддержала подругу Валерия. – Кому мог понадобиться дивноморский художник? Может, здесь он и знаменитость, но не настолько, чтобы его похищать.

– Так мы же не знаем, чем он еще занимался, помимо своих знаменитых художеств. – С ленивым прищуром Марк смотрел на монотонно капающий с навеса дождь. – Может, он в таких темных делах замешан, что его не только похитили, но уже и убили и где-нибудь закопали, а сверху клумбу посадили.

– Бр-р-р! – передернуло Варю. – Прекрати! Давайте понадеемся, что какие-то неотложные дела заставили его ненадолго уехать.

– И разгромить весь дом перед отъездом, да, – кивнул парень. – Давайте понадеемся, кто же против.

– Марк, почему ты такой вредный, а? – рассердилась Варя. – Чуть что, так сразу начинает лезть из тебя вот эта дрянская твоя кошачья натура!

– Тихо оба! – прикрикнула Лера. – Надеяться, что Владислав куда-то срочно уехал по делам, мы, конечно же, можем, но и худший вариант развития событий исключать не станем.

– Как скажешь! – фыркнула Варя. – Дальше что в планах? Едем в краеведческий музей? Ночь-то еще не наступила, сколько дел успеем переделать!

Понимая, что все уже достаточно притомились, Лера сказала:

– Поехали домой. Все равно надо взять монеты на продажу. Завтра утром поедем в музей, все равно у Светланы барбекю после обеда, ближе к вечеру начинается, так что все успеем.

– Какое счастье! – Шумно отодвинув стул, Варя поднялась. – Вставай, киса, двигаем на базу!

Разморенный шумом дождя парень нехотя вылез из-за стола, следом поднялась и Валерия.

Домой они приехали уставшими, промокшими и голодными. Сбросив босоножки, Варя направилась было в свою комнату, бормоча, что прямо сейчас упадет в кровать и уснет, как Лера преградила ей путь.

– Куда это ты собралась?

– В чем дело? – Варя сдвинула брови к переносице, с подозрением глядя на подругу. – Что еще от меня требуется?

– Как это что? – удивленно приподняв брови, переспросила Лера. – А дух Вадима Алексеича вызывать?

– Прямо сейчас?! – воскликнула Варя. – Меня вообще здесь никому не жалко?!

– Нам всем тебя очень жалко, но чего ждать, дорогая, чего?! – закричала в ответ Лера. – Черт знает что вокруг творится, уже и трупы пошли. Конечно же, самое время лечь в кроватку и славно поспать! Давай, бери свой инвентарь, вызывай бизнесмена и спроси, отчего он перекинулся в расцвете лет?

Валерия так редко повышала голос, что в ответ на ее громогласную тираду подруга лишь беспомощно захлопала ресницами и посмотрела на Марка, выглядывающего из-за дверного косяка своей комнаты, словно надеялась найти у него поддержку. Но парень лишь указал на Леру и согласно закивал.

– Конечно, чего еще от тебя ждать, – процедила Варя. – Прихвостень хозяйкин!

Обойдя подругу, она быстрым шагом прошла в свою комнату и захлопнула дверь.

Глава 28

Лера с чашкой чая и Марк со стаканом молока сидели на кухне, когда туда пришла Варвара. С собой она принесла сумку со всем необходимым для сеанса связи с миром духов и с хмурым видом принялась их вынимать и расставлять на столе. Стеклянный шар, серебряное зеркало, пара подсвечников с особенными свечами. Друзья молча наблюдали за ее действиями, опасаясь сказать что-то лишнее и еще сильнее испортить настроение медиуму.

Когда все было готово и свечи вспыхнули в подсвечнике, Варя жестом велела отойти зрителям в сторону.

– Помнишь, да, что надо спросить у призрака? – спросила Лера, поднимаясь из-за стола.

– Отчего он коньки отбросил, – проворчала Варвара. – Не настолько у меня память дырявая, чтобы один вопрос забыть.

– А можно будет несколько вопросов задать? Например, как он связан с художником Завьяловым и что за странные дела творятся в этом милом тихом городке?

– Посмотрим, неизвестно, как дух пойдет на контакт. Все, отошли и замолчали, приступаю к ритуалу.

В наступившей тишине Варвара принялась нараспев читать заклинание, голос ее звучал то громче, то тише, словно лилась мелодичная песня. Свечные огоньки задрожали, будто в кухню внезапно ворвался сквозняк, и хрустальный шар стал насыщаться светом, словно свет пламени уходил внутрь него и оставался там. Наполнившись светом, шар вспыхнул, разбрасывая световые молнии, заблестела серебряная поверхность зеркала, становясь прозрачной, и в его глубине возник дрожащий смутный силуэт.

Продолжая читать заклинание, Варя поднесла ладони к шару и волнообразными движениями стала направлять свет от шара к зеркалу, пока он не сконцентрировался в единый плотный поток. Луч ударил в зеркальную поверхность и рассыпался, разлетелся в пространстве крошечными мягкими огоньками, и среди них возникла фигура мужчины, в котором можно было узнать Вадима Алексеевича.

– Вадим, ты меня слышишь? – медленно произнесла Варвара.

– Слышу, – ответил призрак. Звук его голоса, как звуки голосов всех существ потустороннего мира, походил на звон осколков стекла.

– Что с тобой случилось, Вадим?

– Я умер.

– От чего ты умер, как это произошло?

– Меня убил демон.

Варвара поперхнулась, поморгала ресницами, но быстро взяла себя в руки:

– Какой демон?

– Демон неотвратимого возмездия. Я заслужил свое наказание. Я нарушил законы общества, предал Элеонору. – И, повторяя: – Я заслужил, я заслужил, я виноват… – призрак начал растворяться.

– Стой, стой, стой! Еще минутку! – воскликнула Варвара, но видение рассеялось.

– Час от часу не легче, – сказала Лера, включая свет. – Кто-нибудь что-нибудь понял? Особенно про демона.

– Про демона это ты нам объясни, лично я про такого не слышала.

– Я тоже. – Задумчиво уставившись в пол, Валерия пробормотала: – Законы какого общества он нарушил, гражданского или у них тут какое-то свое общество имеется?

– Мы точно так же ничего не поняли. Что нам дал этот сеанс связи?

– Надо подумать. – Лера походила по кухне, обошла вокруг стола, но это не особенно помогло. – Пожалуй, вызову Оракула, спрошу у него, что это за демон такой выискался.

Магического советчика Оракула Валерия старалась тревожить лишь в особых случаях, но сейчас даже не раздумывала.

Немедля Лера отправилась в магическую комнату, Варя принялась собирать ритуальные предметы, а Марк понес в раковину чашку Леры и свой стакан.

– Какой-то он странный был, призрак этот, – сказал парень, открывая кран.

– В смысле – странный?

– Не знаю, как сказать… Ну, какой-то будто неадекватный, что ли. Призраки вообще могут быть не в себе?

– Ты меня сейчас капитально озадачил. – Убрав в сумку подсвечник, девушка застегнула молнию. – Каким таким образом призрак может быть не в себе, он же уже и без того не в себе, в смысле, он же уже призрак… Фу, ты меня запутал, сейчас сама стану не в себе!

– Да он какой-то, как пьяный, что ли, с этим своим «я заслужил, я виноват». Так и хотелось ему сказать: «Иди проспись и расскажи толком, что случилось».

Варя озадаченно уставилась на молодого человека – он тщательно вытирал чашку, перед тем как поставить ее в шкафчик.

– Ты меня озадачил, – повторила девушка. – Надо подумать.

Тем временем в магической комнате Валерия вызвала Оракула, и над песчаным кругом грегора возникло существо, напоминающее маску из скорлупы ореха с пустыми глазницами. Лера вслух задавала вопросы, а ответы возникали в виде световых символов, вращающихся вокруг маски.

Разговор вышел коротким. Завершив контакт, девушка вышла из комнаты и направилась на кухню.

– И? Что тебе сказали? Что за демон? – засыпали ее вопросами с порога.

В ответ Валерии лишь оставалось развести руками:

– Оракул сказал, что нет такого демона.

– Ха! – довольно хмыкнул Марк. – Я же говорил, что призрак ваш в неадеквате!

– Да как такое может быть?! – воскликнула Варя. – Призрак – это же чистый дух! Это тело может быть пьяным, сумасшедшим, в неадеквате, но дух, дух-то как может быть не в себе, ну, вы сами-то подумайте!

– А лгать он мог? – спросила Лера.

– Нет, – твердо ответила подруга. – Призрак медиуму лгать неспособен. Он может чего-то не сказать, не ответить на какие-то вопросы, но неправды дух не скажет. Оракул твой не мог ошибиться? Может, он не особо в курсе последних веяний демонологии?

– Исключено. Ошибиться Оракул не мог.

Глава 29

Лежа в кровати, Валерия долго смотрела на едва различимые в темноте очертания люстры. Затем взяла с тумбочки телефон и стала просматривать фотографии, все, с самого начала: комнаты в доме художника, обстановку в доме Вадима Алексеевича. Она их увеличивала, рассматривала в деталях, стараясь найти какую-нибудь подсказку, – в какую сторону следовать дальше, чтобы разобраться в происходящем.

Особенно пристально Лера вглядывалась в лицо покойного. На нем не было заметно каких-то предсмертных страданий, спокойное лицо спящего человека, которому в один момент стало трудно дышать, он приоткрыл рот и… перестал дышать совсем.

Прокручивая фото, девушка смотрела на его шею, плечи, пока не дошла до кисти правой руки, лежащей поверх простыни. На безымянном пальце мужчины, там, где должно находиться обручальное кольцо, был крупный серебряный перстень с овальным камнем – черным, непрозрачным. Валерии он показался знакомым. Где-то она уже видела это кольцо. Девушка смотрела на него до тех пор, пока не сверкнула догадка, и тогда она быстро пролистала фотографии назад, в дом художника… Картины… еще целый, неизрезанный портрет «царицы ночи». Хоть и был портрет от плеч всего лишь наброском, но перстень на безымянном пальце правой руки был вполне узнаваем – точно такое же кольцо, как у Вадима.

Об этих перстнях и о том, почему у этих двоих одинаковые кольца, какие такие отношения могут связывать «царицу ночи» с бизнесменом из Зеленой Балки, Валерия думала до самого рассвета. Так и не сумев заснуть, она тихонько пошла на кухню заваривать чай.

Поставив чайник на плиту, девушка открыла окно и выглянула в сад. Небо было ясным, день обещал обойтись без дождя. Тут Лера услышала шаги за спиной, резко обернулась и увидела Варю.

– Фух! Варежка, ты меня напугала. Чего так рано встала?

– Да я всю ночь не спала. – Подруга подошла к шкафчику с чайными заварками, посмотрела на них и взяла банку с молотым кофе.

– Тоже про все это думала?

– Не только думала, но и делом занималась. – Варя щедро насыпала кофе в джезву, залила водой и поставила на плиту рядом с чайником. – Списалась со своими коллегами, знакомыми медиумами, поспрашивала, может ли случаться такое чудо, как неадекватный призрак, который сам не знает, от чего он умер. И знаешь, что оказалось?

– Дай догадаюсь: такое может случиться, верно?

– Представь себе! Вот что называется: век живи – век учись.

– И при каких обстоятельствах такое возможно? Сгораю от любопытства.

– Если человека отравить с применением ритуального алхимического средства, то до двух суток он может находиться в междумирье, проще говоря – болтаясь между небом и землей. Он толком не поймет, что с ним происходит, и примет свои предсмертные галлюцинации за реальные события.

– Ничего себе. – Во все глаза глядя на подругу, Лера не обращала внимания на то, что чайник давно кипит. – То-то Марк чувствовал, что в комнате пахнет чем-то скверным, а мы этого запаха не ощущали! Выходит, Вадима отравили, и умер он совсем недавно – и двух суток не прошло! И что еще за алхимическое средство, откуда ему тут взяться? Что еще могут быть за алхимики в бедном Дивноморске?

– Причем заметь, – Варя многозначительно подняла указательный палец, – средство ритуальное! Вспомни, что у покойного дома на третьем этаже творилось, все эти художества, вот и получается, что существует здесь какое-то тайное общество, и, возможно, они все в нем состоят!

– Кто – все? – Лера спохватилась, сняла с конфорки чайник и джезву с выкипающим кофе.

– Все! – Варвара широко развела руками, словно демонстративно охватила все население Дивноморска и Зеленой Балки заодно. – И фальшивомонетчики тоже в этой секте состоят, вот увидишь, одна шайка!

– Ну, об этом пока рано говорить. – Лера помешала заварку в чашке, наблюдая, как напиток быстро меняет свой цвет. – Я тоже сегодня не спала, рассматривала фотографии и обнаружила, что у «царицы ночи» и покойного Вадима одинаковые кольца, причем у обоих на правой руке и на безымянном пальце.

– Где носят обручалки?

– Именно.

– Хм-м. – Варвара взяла чашку с кофе и отошла к окну. – Или эти кольца обозначают принадлежность к обществу, или они были мужем и женой или сентиментальными любовниками.

– Если кольца символизировали чувства, то она должна была чаще наведываться в Зеленую Балку, намного чаще одной встречи у памятника Блюхеру. А приезжай она, такая заметная фемина, туда почаще, то будь уверена, весь поселок был бы в курсе.

– М-да, тоже верно. Кстати, может, ее зовут Элеонорой?

– Возможно.

– Значит, если кольца не символ любви, то это знак принадлежности к обществу, и «царица ночи» тоже в нем состоит, да и художник наш разлюбезный наверняка там же, вместе со всей богемой.

– Слушай, если тут такие странные дела творятся, то куда полиция смотрит, чем они вообще занимаются?

– Как чем? Котов без документов гоняют, чем же еще. Ладно, готовить завтрак или рановато еще?

Лера бросила взгляд на часы и сказала:

– Давай готовить потихоньку, чего ждать.

Варя занялась яичницей, решив на этот раз приготовить ее с овощами и сыром. Вскоре на запах готовящейся еды приплелся сонный Марк.

– А чего все так рано повскакивали? – безостановочно зевая, спросил он, плюхаясь за стол.

– Не время спать! – ответила Варвара, с размаху ударяя ножом по скорлупе яйца. – Время наводить порядок в этом городе!

Глава 30

За завтраком Валерия предложила взять машину напрокат, а то зависимость от общественного транспорта мешала и замедляла все дело. На удивление, Варя не стала спорить, капризничать из-за своего малого водительского стажа и страха перед дорогами, а с ходу согласилась. Более того, она предложила самостоятельно съездить за машиной, вернуться на колесах и потом уже ехать в краеведческий музей.

– А то в такую рань чего там крутиться, – добавила она. – Часам к одиннадцати приедем, в самый раз будет.

– Так и сделаем, – кивнула Лера. – Я пока выберу монеты на продажу, постараюсь найти попроще и подешевле, нам лишнее внимание сейчас совершенно ни к чему.

Быстренько дожевав яичницу, Варя собралась и умчалась за машиной. Ей самой уже не терпелось выяснить, что творится, чему же они стали невольными свидетелями.

Марк взялся убирать посуду, а Лера принесла пакет с монетами, щедро отсыпанными ей магией, и разложила на столе. Заинтересовавшись, Марк подошел и стал их рассматривать.

– Эти кругляшки правда чего-то стоят?

– Еще бы. Если это все продать за полную их стоимость, мы сможем купить половину Дивноморска. Ну, если не половину, то четверть точно.

Удивленно присвистнув, парень осторожно потрогал пальцем пару штук, сказал, что люди все-таки странные, и пошел домывать посуду.

Варвара вернулась быстро. У забора лихо затормозил черный «Ниссан», и подруга призывно помахала из окна. К этому моменту Лера с Марком уже находились в полной боевой готовности и сразу вышли из дома.

Валерия села впереди, Марк с комфортом развалился на заднем сиденье, и как только они отъехали от дома, Варя спросила:

– Значит так, нам нужна галеристка, да?

Валерия кивнула.

– А кто-нибудь помнит, как ее зовут? На открытии выставки она наверняка представлялась. Скажу сразу: я не помню.

– Я тоже. На открытии выставки меня интересовал исключительно художник и его картины. – Обернувшись назад, Лера спросила Марка: – Может, ты помнишь? Она же прямо-таки заигрывала с тобой.

– Марина ее зовут, – ответил парень, и в глазах Леры вспыхнул интерес.

Каким-то непостижимым образом, не отводя взгляда от дороги, Варя это заметила и произнесла:

– Что такое, что тебе сказало ее имя?

– Пока ничего, это может быть простым совпадением, мало ли Марин в городе, но приедем на место, и я кое-что проверю.

В выставочном зале краеведческого музея проходила выставка прикладного искусства какого-то юного дарования – с афиши улыбалась похожая на матрешку девушка. Особого ажиотажа у кассы не наблюдалось, друзья купили билеты и пошли в здание.

В выставочном зале на стенах, столах, подставках располагались авторские работы. Человек десять посетителей слонялось по залу, рассматривая экспонаты, у дальнего окна стояла сама рукодельница и оживленно беседовала с галеристкой Мариной.

Увидев Марину, Валерия остановилась у входа и достала мобильный телефон. Выбрав номер из списка контактов, она поднесла трубку к уху и стала слушать гудки, глядя на галеристку. Как только пошел сигнал, Марина схватилась за свою сумочку, вынула из нее аппарат, и в телефоне Леры прозвучал ее голос:

– Алло!

Лера тут же сбросила вызов, обернулась к Варе с Марком и сказала:

– Это она, Мариша, которой звонил хозяин горе-казино, ей он жаловался, что не может дозвониться Славочке и Петрику, который должен новую партию бумажек подвезти. Если предположить, что Славочка – это наш пропавший Владислав Завьялов, то осталось выяснить, кто такой Петрик.

– Говорю же, можно смело собирать всю дивноморскую богему и отправлять в каталажку, – сказала Варя. – Прям совсем вразнос люди пошли, не живется тихо-мирно на курорте. Что дальше делаем?

Галеристка продолжала общаться с мастерицей, обе были целиком и полностью поглощены беседой. Понаблюдав за ними, Лера сказала:

– Надо как-то ненавязчиво ее отвлечь, затем словно случайно попасться на глаза, обрадоваться встрече и завести непринужденную беседу.

– А, ну это просто. – Варя прихватила за рукав рубашки успевшего заскучать Марка. – Иди, киса, приобщайся к искусству, покрути хвостом рядом с дамочкой, пусть она тебя заметит, заговорит. Отведи ее в сторонку, там и мы подтянемся.

Парень кивнул с кислой гримасой и поправил застегнутый наглухо воротник рубашки, скрывающий золотую полоску ошейника.

– Так, мордашку давай повеселее, – продолжала напутствовать Варвара. – И улыбайся. Улыбайся, кому сказала!

На смуглом лице вспыхнула белозубая улыбка, отчего миндалевидные глаза необычайно глубокого зеленого цвета засверкали еще ярче.

Расправив плечи, неспешным шагом Марк направился к экспонатам. Пожалев, что народа мало и с толпой смешаться не выйдет, девушки сделали вид, что внимательно рассматривают картины все там же, у входа.

Галеристка быстро заметила красивого парня с открытия выставки художника Завьялова, но вместо того, чтобы подойти к нему, поманила молодого человека знакомиться с мастерицей.

Марк подошел, и девушка-матрешка заметно растерялась, засмущалась под его прямым пристальным взглядом. Парень все еще не очень хорошо разбирался в тонкостях этикета и знать не знал, что у людей не принято вот так в упор смотреть друг на друга.

Скомканно поздоровавшись, девушка тут же придумала себе какое-то дело и поспешно отошла в сторону, оставив Марка с галеристкой вдвоем.

– Приятно тебя видеть вновь, – с улыбкой сказала женщина, быстрым оценивающим взглядом окидывая парня с ног до головы. – А ты сегодня один, без жены? Или кем тебе приходится та бойкая брюнеточка? Еще, помнится, с вами хорошенькая светленькая девушка была.

– Да, это мои подруги, мы живем втроем, – честно ответил Марк.

Тщательно подкрашенные брови Марины удивленно приподнялись, и на ее холеном лице возникло выражение, которое парень не знал, как понимать. Коротко рассмеявшись, женщина покачала головой и только собиралась что-то сказать, как вдруг отчего-то поскучнела. Марку и оборачиваться не надо было, чтобы понять: это Варя с Лерой подошли.

Глава 31

Изображая радость встречи, девушки затарахтели комплименты выставке в целом и работам мастерицы в частности, самой Марине и городу Дивноморску заодно. Затем, не давая галеристке опомниться, сразу перешли к делу: кому бы показать старинные монеты – часть дедушкиной коллекции, которую они надумали продать.

– Конечно, хотелось бы взять их полную стоимость, но мы готовы договариваться, – произнесла Валерия, вынимая из сумочки предмет разговора. Разжав ладонь, она продемонстрировала Марине четыре монеты, и по тому, как заинтересованно блеснули ее глаза, девушка поняла, что галеристка разбирается не только в искусстве, но и в нумизматике.

– С такими интересными вещами – это вам к нашему Петру Олеговичу нужно, – сказала Марина, провожая взглядом Лерину руку, убирающую монеты обратно в сумку, – он у нас тут главный специалист по антиквариату.

Услышав, как зовут главного специалиста по антиквариату, Варвара заметно оживилась и поинтересовалась:

– Как с ним связаться? Подскажите, будьте любезны.

– Это не так просто, как хотелось бы, – заулыбалась Марина, – он занятой товарищ, его надо ловить. Оставьте это мне, как его поймаю, сама с вами свяжусь. Давайте запишу номер, по которому это можно сделать.

Пока она доставала свой мобильник, Лера бросила быстрый взгляд на подругу. Та все правильно поняла и стала диктовать свой телефон.

– Погодите минуточку, сейчас запишу. – Пальцем с длинным золотисто-алым ногтем Марина полистала меню на экране. – Какой-то незнакомый номер мне звонил… Так, говорите, записываю.

Варя повторила цифры, галеристка записала, и, решив, что разговор закончен, Марина собралась отойти к кому-то из гостей, но девушки пока не намерены были ее отпускать.

– Еще один вопросик, – мило улыбнулась Лера. – Владислав Завьялов пригласил нас к себе в гости, хотел, чтобы Марк ему позировал. Дал адрес, назначил время, мы поехали, но нам никто не открыл. Мы три дня подряд ездили и без толку. С ним все в порядке? Может, он куда-то уехал? Вы не знаете, где он может быть?

– Да, – подхватила Варвара, – вдруг что-то случилось и стоит обратиться в полицию?

При слове «полиция» в лице Марины что-то неуловимо поменялось, словно легкая тень промелькнула и моментально исчезла.

– Что вы, – прохладно улыбнулась она, – уверена, все в порядке. Просто Слава он такой, порывистый, непредсказуемый, позвала его муза, да он и сорвался поработать.

– А куда он обычно срывается поработать? Видите ли, мы, правда, волнуемся, Владислав ведь назначил…

– Есть у него одно убежище от всего мира, но я не имею права его выдавать, он мне этого не простит. – Улыбки Марины становились все холоднее и холоднее. – Я навещу Славу, узнаю, как его творческие дела, и свяжусь с вами, договорились?

И, прежде чем кто-то успел сказать еще хоть слово, отвернулась и пошла в центр зала.

Понаблюдав, как галеристка знакомит девушку-матрешку то с одним гостем, то с другим, Варвара произнесла:

– Каков дальнейший план?

– Побудем здесь еще немного, потом пойдем в машину и подождем, понаблюдаем, – ответила Лера. – Думаю, Марина не станет затягивать с визитом в тайное убежище Завьялова.

– Почему ты так решила?

– Разве не заметно было, как она напряглась при слове «полиция»?

– Конечно, заметно.

– Значит, поедет. А мы следом. Теперь идемте смотреть искусство.

Друзья отправились прогуливаться по залу. Рассматривая экспонаты, они не забывали поглядывать на Марину. В течение получаса женщина раз пять кому-то звонила, но ей ни разу не ответили, отчего она начала заметно нервничать. Наблюдая, как галеристка вертит в руках мобильный телефон, все меньше и меньше интересуясь происходящим на выставке, Варя сказала подруге:

– Похоже, ты права. Она прямо сейчас к нему и поедет.

Глава 32

Соблюдая приличную дистанцию, черный «Ниссан» двигался за серой «БМВ» – Марина направлялась к выезду из города.

Вцепившись в баранку обеими руками, Варвара вела машину предельно аккуратно, объезжая выбоины и стараясь при этом не терять из виду «БМВ».

– Должно быть, со стороны это все ужасно глупо выглядит, – сказала она.

– Мне все равно, если честно, как это выглядит. – Опустив стекло, Валерия подставила лицо легкому ветерку. – Все средства хороши, чтобы поскорее разобраться в происходящем.

– Если сейчас найдем Завьялова, что ему скажем?

– Давайте для начала его найдем. Марк, – Лера обернулась к парню на заднем сиденье, – когда Марина с нами разговаривала, она лгала, боялась или какие чувства испытывала?

– Не лгала, нет, – ответил парень. – Немного начала волноваться, когда заговорили про художника, а так вполне спокойна была.

– Хоть на этом спасибо, – сказала Варя. – А то все врут, все чего-то боятся, все в ужасе, не Дивноморск, а Сайлент Хилл какой-то.

Следуя за Мариной, они свернули в дачный поселок между Дивноморском и Зеленой Балкой. Домишки старой постройки за заборами-сетками, а то и вовсе без них утопали в тишине и зелени. Выхода к морю здесь не имелось, туристов не бывало, и ничто не нарушало уединения желающих сбежать от суеты и поработать.

Расстояние между машинами пришлось значительно увеличить – на разбитой проселочной дороге шансы, что Марина заметит хвостом привязанный к ней автомобиль, значительно возросли.

Попетляв по поселку, женщина остановилась у одноэтажного деревянного домика, похожего на заброшенный сарай. Она посигналила, но из дома никто не вышел. Тогда Марина выскочила из машины, зашла на территорию, огороженную лишь зарослями одичавшей малины, и постучала. Снова не получив ответа, она подергала дверь, достала из сумочки ключи, открыла замок и скрылась в доме.

Через минуту Марина оттуда вышла, заперла дверь и, пока шла от малины до машины, все кому-то звонила, и все безрезультатно. Когда она садилась за руль, даже издалека было заметно, как сильно ей хочется бросить телефон на землю и топтать его ногами.

Сорвавшись с места, «БМВ» устремилась к выезду из поселка, но не в сторону Дивноморска, а к Зеленой Балке.

– Куда ее понесло… – процедила Варвара, пристраиваясь следом.

– Сейчас посмотрим, – сказала Лера.

– Не опоздать бы к Свете на пикник с такими разъездами.

– Так сильно хочешь шашлыка?

– Я сильно хочу на Игоря с Женей посмотреть и понять, как долго мы еще пробудем на свободе.

– Если они до сих пор нас не навестили с мигалками, то живи спокойно.

– Нет, я посмотреть хочу, мне надо убедиться!

– Хорошо, посмотришь. – Лера решила не спорить с подругой. – Все будет нормально, везде мы успеем. Если не явимся к самому началу сбора гостей, то и ничего страшного.

Не доезжая до Зеленой Балки, «БМВ» остановилась у добротного кирпичного дома, на первом этаже которого был магазин автозапчастей, а на втором, судя по занавескам и цветам в горшках, – жилые помещения.

Выйдя из машины, Марина быстрым шагом скрылась в магазине. И не выходила оттуда так долго, что пассажиры «Ниссана» успели заскучать.

Наконец она появилась, и не одна, а в сопровождении молодого мужчины, внешность которого можно было бы охарактеризовать фразой «красив, как бог»: высокий рост, атлетическое телосложение, светлые волосы и лицо, уместное больше в кадрах голливудского фильма, а не в магазине автозапчастей на окраине Зеленой Балки. Красавец нес небольшую, но тяжелую на вид спортивную сумку.

Он положил сумку на заднее сиденье машины, затем приобнял Марину за плечи, чмокнул в щеку и захлопнул дверцу, когда женщина села в салон. «БМВ» тронулась с места, а Варя и не думала включать зажигание и ехать следом, – во все глаза она смотрела на красавца, продолжавшего стоять у входа в магазин.

– Какие тут экземпляры во-о-одятся, ока-а-азывается! – протянула она.

– Да, хорош, – не могла не согласиться Лера. – Но гораздо интереснее, что там в сумке.

– Да пес с ней, с сумкой, идем в магазин, мне срочно нужны автозапчасти. – Варвара открыла дверцу, но подруга не дала ей вылезти, успев ухватить за платье.

– Варя, потом! В другой раз! Мы запомнили, где этот магазин, мы в любой момент сюда вернемся!

– Этот момент точно настанет? – она хмуро глянула на подругу.

– Конечно!

– Поклянись!

– Слово практикующего мага!

Захлопнув дверцу, Варя нехотя повернула ключ в замке зажигания, и друзья поехали догонять скрывшуюся из вида «БМВ».

Глава 33

Марина приехала обратно в краеведческий музей. Сумку она оставила в машине, машину на стоянке и скрылась в здании.

– Так-так-так… – произнесла Лера, но Варя не дала ей договорить:

– Мы не влезем в закрытую машину, да и люди кругом.

– Зачем так сразу сдаваться, можно ведь и подумать немножко.

– Да мало ли что в этой сумке дурацкой, может, ерунда всякая, к делу не относящаяся.

– Ага, вся на нервах, сорвавшись с работы, не обнаружив художника в последнем месте, где он может быть, поехала Марина за всякой ерундой.

– Хорошо, допустим, там деньги – и дальше что? Как нам этот факт поможет?

– Что значит – как? Тогда, считай, мы выяснили, откуда фальшивки поступают в Дивноморск, возможно, их именно там и печатают.

– И галеристка их возит сюда сумками?

– Я уже ничему не удивлюсь, – пожала плечами Валерия. Тут зазвонил ее телефон, на проводе была соседка Света.

Она поинтересовалась, когда их ждать, все уже собрались, а первая порция шашлыка готова.

– Скоро будем, мы на подходе, – ответила Лера и бросила телефон в сумку.

– Фух! – выдохнула Варя. – Спасительный звонок! А то не хватало, чтобы нас еще и за взлом чужой машины посадили! Поехали, поехали к Светлане, шашлык не может больше ждать!

Как ни хотелось Лере любой ценой выяснить содержимое сумки, она вынуждена была отказаться от этой идеи.

Для начала заехали домой и оставили во дворе машину.

– Давай и Марка оставим дома, – предложила Варя. – Нечего ему лишний раз мелькать перед полицейскими глазами. Мы и сами ненадолго, разведаем обстановку и вернемся.

Лера посмотрела на молодого человека и спросила:

– Побудешь один дома? Не заскучаешь?

– Побуду, скучаю я на ваших бессмысленных посиделках, дома мне хорошо.

– Только никуда не выходить, ничего не включать, – принялась загибать пальцы Варвара, – радио не слушать…

– А-а-а-а! – Марк взвыл, демонстративно закатывая глаза, и скрылся в доме.

Выйдя за калитку, Варя спохватилась:

– Ты все необходимое взяла для приворота?

– Для какого приво… – Лера не сразу поняла, что она имеет в виду, но быстро сообразила. – Ах, это. Там ничего не нужно, просто пошептать над стаканом любой жидкости и дать выпить. Надеюсь, до этого все-таки не дойдет.

Вечеринка была в самом разгаре, когда они пришли к Светлане. Народа собралось много, далеко не со всеми подруги были знакомы. Пока хозяева представляли собранию новоприбывших гостей, Лера с Варей искали глазами Игоря и Женю.

Жени видно не было, а Игорь стоял в отдалении под сливовым деревом и курил, с отрешенным видом глядя себе под ноги.

Взяв по бокалу вина, девушки подошли к нему поздороваться. Игорь рассеянно посмотрел на них, словно сразу не узнал, и спросил:

– А где неотъемлемая часть вашей компании?

– В смысле? – не поняла Лера.

– Марк, что ли? – догадалась Варя, и мужчина кивнул. – Дома остался, приболел немного.

– Приболел – это хорошо… – пробормотал Игорь. Затем бросил окурок на землю, затоптал его и пошел куда-то в глубь сада, как показалось – наугад, куда глаза глядели.

Подруги переглянулись.

– Что это с ним? – Варя пригубила вина и посмотрела в сад, где в сумерках среди деревьев белела рубашка оперативника. – Твоих волшебных рук дело? Последствия стирания памяти, побочные эффекты?

– Не думаю. – Держа бокал обеими руками, Лера тоже смотрела в сад. – Он странно себя и до этого вел. Мало ли что у человека в жизни происходит, мы недостаточно близки, чтобы он со мной делился.

– А как все хорошо начиналось, – вздохнула Варя, поднося бокал к губам. – Красиво ухаживать человек пытался. Но не-е-ет, все испортить надо своим равнодушием, срубить под корень бессердечием.

– Прекрати, пожалуйста.

– Все погибло, все сломалось, все засохло, не успев расцвести.

– Прекрати! Пожалуйста!

Вернувшись за стол, девушки еще посидели часок для приличия и стали собираться под предлогом, что Марк плохо себя чувствует и его не хотелось бы надолго оставлять. Сердобольные хозяева завернули им с собой килограмма три шашлыка с гарниром, сунули в пакет еще двухлитровую бутыль домашнего вина: «Пусть попьет, мигом поправится, чистый виноградный нектар!» – и проводили за ворота с пожеланиями выздоравливать и в следующий раз приходить всем вместе.

– Не стоит пропускать подобные мероприятия, – сказала нагруженная пакетами Варвара. – Если хотя бы раз в неделю ходить к ним на застолья, оставляя Марка дома болеть, то можно продукты с напитками вообще не покупать.

– В следующий раз попросим еще и соли с сахаром насыпать, – усмехнулась Лера.

– О, точно! И кофию еще.

Глава 34

На часах было девять утра, когда к дому подъехала полицейская машина, остановилась у калитки, и из нее вышел участковый Женя. Варвара увидела это в окно и позвала Леру с Марком:

– Похоже, у нас гости. Нас нет дома, верно?

– Что за глупости, в чем мы виноваты, чтобы прятаться.

Валерия вышла из дома, следом потянулись и остальные. Уже издалека по выражению лица участкового становилось ясно, что приехал он не с дружеским визитом.

– Доброе утро, – приветливо улыбнулась Лера.

В ответ Женя с каменным лицом попросил всех садиться в машину и проехать в отделение, потому что «с ними хотят пообщаться».

– А что случилось? – удивленно вскинула брови Варвара. – В чем дело?

Но на вопросы участковый не отвечал, лишь настаивал на поездке в отделение.

Делать было нечего, Лера сходила в дом, взяла сумочку, заперла дверь, и друзья сели в машину.

По дороге девушки то так, то сяк пытались завязать беседу с водителем и выяснить хотя бы приблизительно, к чему следует готовиться, но все попытки разбивались о стену молчания участкового.

Завидев уже знакомое здание с газоном, друзья притихли и из машины выходили в тягостном молчании.

Когда они зашли внутрь, дежурный поприветствовал Женю и сказал:

– О, опять их привезли?

– Кого? – замедлил шаг Женя.

– Этих, – дежурный указал подбородком на троицу, стоящую за спиной участкового. – Ты их уже второй раз привозишь. Что они натворили?

Женя поморгал короткими рыжими ресницами и молча пошел дальше.

Поднявшись на второй этаж следом за участковым, Варя бросила хмурый взгляд на дверную табличку с надписью: «Дорогов Игорь Алексеевич. Старший оперуполномоченный» и вдохнула больше воздуха, словно собиралась прыгать в воду.

В кабинете мерно шумел вентилятор, поворачивая свою пластмассовую голову то к рабочему столу, то к распахнутому окошку. За столом сидел Игорь и смотрел в монитор компьютера, время от времени щелкая мышкой. Глянув на вошедших, он кивнул Жене, а остальных жестом пригласил присаживаться. Друзья расселись на стулья, рядком стоявшие перед столом оперуполномоченного, и после долгой паузы он сказал:

– Потрудитесь объяснить, что вы делали в доме художника Владислава Завьялова в отсутствие хозяина?

Непроницаемое выражение сохранил только Марк, девушки же совершенно не были готовы к такому повороту событий. Глядя то в компьютер, то на их ошеломленные лица, Игорь поведал, что в отделение обратился директор кафе, располагающегося напротив дома художника, и предоставил записи с камер наблюдения, на которых видно, как некие люди перелезают через забор, самовольно открывают калитку, проникают в дом, причем совершают эти действия неоднократно. А хозяин в это время, вероятно, в отъезде, потому что в собственный дом он ни разу не входил и не выходил оттуда.

– Еще директор сказал, что вы вели наблюдение за домом гражданина Завьялова непосредственно из его кафе, видимо, желая убедиться, что он точно отсутствует. Давайте, рассказывайте, что вы там делали.

Тяжело вздохнув, Варя бросила быстрый взгляд на подругу. Лера печально смотрела на Игоря и отчего-то не спешила спасать ситуацию.

– Давайте, я жду, – повторил он. – Кстати, надо заметить, что у вашего друга отличная физическая подготовка. Любо-дорого смотреть, как он через забор перемахивает, чисто кошка. По форточкам небось так же прекрасно лазает?

Непонятно чему грустно улыбнувшись, Валерия опустила взгляд и что-то беззвучно зашептала.

– Лера, что происходит? – с усталостью в голосе произнес Игорь. – Молиться надо было раньше, прежде чем вы заду…

Мужчина замолчал на полуслове и замер, уставившись в пространство. Осторожно, будто боясь кого-то спугнуть, Варя обернулась и посмотрела на Женю. Тот как хотел посмотреть, что у него прилипло к ботинку, так и застыл, согнувшись.

– Лер, они совсем дураками-то не станут? Хотя в борьбе за свободу невинных могут быть и жертвы. – Варя вскочила со стула и бросилась к компьютеру Игоря.

– Что ты надумала?

– Удалю файл с видеокамер наблюдения.

– Варь, не заходи слишком далеко.

– Все нормально. Иначе как мы выиграем время.

В два счета избавившись от файла, Варя кивнула друзьям, и все вместе они заторопились на выход.

Спустившись вниз, они вежливо попрощались с дежурным, и уже в дверях Варвара сказала:

– Не удивляйтесь, если мы снова приедем, возможно, еще и не один раз. Просто мы с Игорем и Женей хорошие друзья, вот иногда и заезжаем кофе вместе выпить.

– А, понятно, – кивнул дежурный. – То-то я и думаю, чего такого они могли натворить? С виду-то приличные люди.

Глава 35

Быстрым шагом удаляясь от полицейского участка, друзья направлялись к шоссе.

– Вот ведь пришла беда, откуда не ждали, – сокрушенно покачала головой Варвара. – Кто бы мог подумать, что на нас в полицию настучит директор кафе! Смотри, какая бдительная гадина! Надо бы наказать при случае!

– А что он неправильно сделал? – невесело усмехнулась Лера. – Это нам надо было головой думать, прежде чем по чужим домам лазить у всех на виду.

– Так мы же с благими намерениями лазили, не в целях ограбления!

– На лбу у нас не написаны наши благие намерения.

Они подошли к автобусной остановке и встали в тенек, под навес. Глядя на пустынную дорогу, Варвара произнесла задумчиво:

– Может, и прав был Марк, когда предлагал уехать отсюда. Правда, ребята, давайте сменим город! Что-то у нас тут не заладилось.

– Вот вы меня никогда не слушаете… – начал парень, но Лера его остановила взмахом руки.

– Мы не можем все так бросить и просто сбежать.

– Бросить что? – хмыкнула Варя. – Кому мы тут чего должны? Живут дивноморцы какой-то своей затейливой дивной жизнью, ну и пусть живут дальше, нам-то что за дело? Мы бы и знать ничего не знали, если бы киса не выиграл кучу фальшивых денег.

– И если бы ты не научила кису играть в карты, ага.

– Лера, ну вот зачем сразу начинать, а? К чему эти конфликты!

К счастью, подошел автобус и поссориться подруги не успели.

Валерия села к окну, на сиденье рядом плюхнулся Марк. Когда автобус отъехал от остановки, парень сказал:

– Надо найти художника. Живым или мертвым.

– Тоже думаю об этом.

– Так чего ждем? Если обычным способом не выходит понять, куда он подевался, используй шар.

– Хотела приберечь его для поиска «царицы ночи».

– Художника сейчас не важнее отыскать?

– Ты прав, – сказала девушка, не отводя взгляда от пейзажа за окном. – Надо попробовать. Но если Владислав уехал далеко, я могу не понять, улицы какого города покажет мне шар.

– Но выяснить-то можно будет, живой он или не совсем?

– Думаю, да.

– Тогда уже не зря шар поработает.

Лера кивнула и сказала:

– Понадеемся, что все с ним в порядке и наша помощь не нужна.

Приехав домой, Лера сразу пошла в магическую комнату, решив не откладывать поиск Владислава. Против обыкновения, в комнату она допустила и друзей, чтобы стало больше шансов распознать местонахождение художника.

Взяв шар, Валерия сосредоточилась, представляя лицо Завьялова в мельчайших деталях. Внутри стеклянной сферы на миг вспыхнул его портрет и замелькали улицы, дома… Картинки стремительно менялись, и вскоре показался сам художник: запрокинув голову, он полулежал в кресле. Вид у него был такой, что с первого взгляда было непонятно, живой он или не совсем.

Шар заполнился изнутри лиловым дымом, поверхность его пошла трещинами, и он рассыпался прямо в Лериной руке.

– Вот это фокус! – воскликнула Варя, когда ритуал закончился. – Так вот она где, наша пропажа!

Пейзажи, продемонстрированные шаром, без труда узнали все: художник находился у себя дома.

Глава 36

Друзья прыгнули в машину, и Варя дала по газам.

– Как мы могли не заметить эту комнату? – пробормотала она, выезжая со двора. – Дважды быть в доме и прошляпить, что хозяин там сидит, это как так можно?!

Перед глазами Леры снова промелькнули картинки из шара, и она сказала:

– Вход в комнату, получается, где-то в оранжерее с кактусами, но разве мы там видели хоть одну дверь, кроме той, что ведет в мастерскую?

– Значит, плохо смотрели! А кто-то так и вовсе поленился глазками своими кошачьими позыркать хорошенько!

– Или эта дверь просто очень хорошо замаскирована, – торопливо сказала Лера, пока подруга не сделала Марка целиком и полностью виноватым в этой ситуации. – Главное, теперь знаем, что он дома, и найдем обязательно. Вы лучше подумайте, как нам попасть в дом и не попасться на глаза бдительным работникам кафе напротив.

– Объедем вокруг, посмотрим, где-нибудь перелезем, – отмахнулась Варвара. Мысленно она была уже в доме, и такие препятствия, как забор, глаза и камеры, ее ничуть не волновали.

Проблемы с проникновением на территорию и впрямь не возникло: в ограде с торца дома обнаружились автомобильные ворота. А дальше уже действовали привычным путем: Марк перепрыгнул через забор, открыл ворота изнутри и пропустил девушек на территорию.

Внутри, на захламленной кухне все было по-прежнему, очевидно, что сюда никто не заходил и хозяин также не покидал своей комнаты.

Друзья поднялись на второй этаж, зашли в оранжерею, и девушки поморщились от запаха гниющих растений, – срезанные побеги, бутоны так и валялись на полу. Света, падающего сквозь стеклянную часть потолка, хватало, чтобы рассмотреть помещение в деталях, и друзья принялись изучать стены, пытаясь понять, где же скрывается вход в секретную комнату. Поиски затрудняли горшки с уцелевшими растениями, девушки то и дело натыкались на колючки кактусов, а Марк зачем-то ходил кругами и пристально рассматривал деревянный пол.

Отойдя почти к самой двери, ведущей в мастерскую, он наклонился, надавил на какую-то плашку, и девушки дружно вскрикнули от неожиданности: часть центральной стены поднялась, открывая проход.

– Как ты это сделал? – Варвара в изумлении посмотрела на Марка, не веря, что это произошло благодаря его усилиям.

– Весь пол сделан из дерева, и только маленький кусок – из металла, крашенного под дерево, вот я и подумал…

– Понятно, умничка. – Варя отвернулась и заглянула в проем. – Владислав, вы тут?

Взору предстала крошечная комнатка без окон и нормальной вентиляции, судя по тяжелому спертому воздуху. Помимо пары столов, заставленных флаконами и пластмассовыми банками, заваленных тюбиками с красками, в каморке стояло и раскладное кресло, в котором без движения сидел хозяин дома. На появление гостей он никак не отреагировал, даже не пошевелился. Один за другим друзья зашли в комнату, и Марк поморщился:

– Дышать нечем.

– Похоже, вентиляция не работает или нет ее совсем, – сказала Варя, глядя по сторонам и не решаясь подойти к креслу.

– Лучше вытащить его отсюда на воздух, пока живой.

– А он живой?

– Да, дышит, вы что, не видите?

Движение грудной клетки мужчины было настолько слабым, что его и вправду не было заметно.

Сначала Владислава попробовали привести в чувство в кресле, тормошили, хлопали по щекам, но безрезультатно. Тогда Марк приподнял его, вытащил, едва не уронил, но девушки вовремя подхватили художника и сообща оттащили его в мастерскую.

Там полуживого Завьялова уложили на пол, расстегнули рубашку и настежь распахнули окно. Пока девушки раздумывали, с чего начать, как приводить мужчину в чувство, Марк поводил носом и сообщил:

– Тут тоже этот запах.

– Какой? – Лера осторожно опустила на пол голову художника, придерживая под затылок.

– Злой. Так пахло в комнате бизнесмена из Зеленой Балки.

– А раньше такого запаха тут не было? – Варя присела на пол рядом с художником и без особой надежды на успех снова похлопала его по лицу.

– Когда мы позировали, не было, а когда приходили сами, уже был. Сейчас слабый совсем, но чувствуется.

– Ты хоть можешь описать, на что похож этот запах?

– Нет, не знаю, что может так пахнуть. Давайте приведем его в порядок, – парень указал на распростертое тело, – и пусть рассказывает.

– Может, «Скорую» вызвать? – Глядя на восковое лицо с заострившимися чертами, Валерия сомневалась, что у них получится вернуть мужчину к жизни самостоятельно.

– И полицию заодно! – усмехнулась Варя. – Искусственное дыхание кто-нибудь умеет делать?

Никто не умел.

– Тогда давай, Лера, подключай свое колдунство. У тебя же наверняка найдется какое-нибудь заклинание и на этот случай.

– Даже не зна-а-аю, – нерешительно протянула она, – надо подумать…

– Думай быстрее, пока он все еще дышит, а то потом мне придется его призрак вызывать!

– Ладно, давайте попробуем ритуал живой воды, он от болезней, особенно от отравлений, хорошо помогает. Мне понадобятся чистая вода, соль, растительное масло и стакан… Хотя нет, в неподвижное тело лучше вливать из бутылки.

– Сейчас все организую, – сказал Марк и пошел из мастерской на кухню.

Глава 37

Живая вода начала действовать сразу, как только попала в организм Завьялова. Дыхание стало заметнее, чаще, и вскоре он принялся надрывно кашлять. Постепенно к Владиславу начал возвращаться нормальный цвет лица и осмысленность во взгляде.

Увидев молодых людей, хозяин дома похлопал веками, с видимым усилием стараясь припомнить, кто же это такие, затем хрипло произнес:

– А-а-а, вы эти!..

– Да, те самые, – кивнула Варвара. – С пола встать не хотите? Мы готовы помочь.

Помощь и впрямь понадобилась, сильнейшая слабость и головокружение не давали ему встать самостоятельно. Общими усилиями художника подняли и усадили на стул у окна, чтобы свежий воздух поддержал благотворное воздействие живой воды.

Когда Владислав отдышался и полностью пришел в себя, друзья ожидали, что он забросает их вопросами, что они тут делают, как попали в дом, но, на удивление, он воспринял их присутствие как нечто само собой разумеющееся. И тогда гости сами атаковали его вопросами.

– Владислав… – сказала Варя, – а можно просто Слава?

Владислав вяло кивнул.

– Скажите, чем у вас тут пахнет? Специфический, какой-то странный запах, откуда он?

– Какой запах? – Мужчина пошмыгал носом и недоуменно пожал плечами. Он его тоже не ощущал.

– Понятненько, – вздохнула Варя. – Что у вас произошло? Мы, знаете ли, очень переволновались.

И девушка указала на изрезанный портрет «царицы ночи». Поглядев на изуродованный холст, художник в ужасе выкатил глаза и забормотал:

– О боже, боже, ужас, ужас…

– Это вы еще свою оранжерею с кактусами не видели, – с сочувствием произнесла Лера. – К вам кто-то приходил, возник конфликт или что тут случилось?

С добрую минуту Завьялов таращился в пространство, видимо, ему самому требовалось вспомнить, что же тут произошло, затем в его глазах сверкнул ужас.

– Злые духи, – пробормотал он. – Демон мщения приходил убить меня! Их послали, чтобы убить меня, убить меня!

Художник вновь уставился в пространство бессмысленным взглядом и принялся раскачиваться из стороны в сторону, грозясь свалиться со стула. Варвара с Лерой переглянулись, и, надув щеки, Варя медленно выпустила воздух. Затем склонилась к впавшему в прострацию мужчине и пощелкала пальцами у него перед носом.

– Послушайте, демоны никак не могли вам картину порезать и кактусы порубить, даже если они мстительные. Мелковато это для демонов. Постарайтесь вспомнить, что тут произошло и кто это натворил?

Но художник упорно продолжал твердить про демонов, пока у Вари не лопнуло терпение и она не обратилась к подруге:

– Лер, а есть у нас какое-нибудь чудо-средство, освежающее память?

– Найдется. Нужен чистый стакан с чистой водой.

– Сейчас организую, – сказал Марк и потопал на кухню.

Как только память мужчины освежилась заговоренной водицей, начала вырисовываться следующая картина: когда на него напали демоны, злые духи вселились и в него самого, и в результате весь этот погром Владислав устроил самолично, отбиваясь от них, потому как демоны лезли именно из той картины и бесновались в оранжерее. А после, спасаясь от злых сил, он заперся в секретной комнате и дальше ничего не помнит.

– И часто у вас такие приступы бывают? – поинтересовалась Варвара.

– Какие приступы? – возмутился Слава. – Это были злые духи!

– Хорошо, допустим. Перед тем как они на вас напали, к вам кто-нибудь приходил? У вас дикий разгром на кухне.

И выяснилось, что никто не приходил, ничего художник противозаконного не употреблял, а кухня так выглядит, потому что заболела женщина, которая убираться к нему приходит. Получалось, что демоны напали просто так, ничто это не предвещало.

Поняв, что демоническую тему они могут гонять туда-сюда до ночи, Варя поинтересовалась мнением художника: почему демоны полезли именно из этой картины? Как только речь зашла о портрете незнакомки, Владислав очнулся, с подозрением прищурился и запоздало начал допытываться, кто они такие и как попали в дом.

– Знаете что! – не совсем любезно выпалила Варвара. – Еще немного – и вы бы задохнулись в своей кладовке! Мы вам жизнь спасли и продолжаем действовать с благими намерениями! Нам надо понять, что происходит с вами, в этом доме и в этом городе, так что давайте дружить и сотрудничать! Говорите, кто эта женщина, как ее зовут и что вас связывает! Мы знаем, что это не случайная посетительница ресторана, которую вы просто так нарисовали!

Поглядев на рассерженную девушку, на ее друзей, стоявших рядом, Завьялов пожевал губами и ответил:

– Не скажу. Это мое личное дело.

Видя, что Варя готова вцепиться в его длинные, основательно потускневшие и свалявшиеся волосы, Лера примирительно произнесла:

– Ладно, вернемся к этому позже. Скажите, пожалуйста, Слава, вы знакомы с бизнесменом из Зеленой Балки Вадимом Алексеевичем? Он как раз искусством занима…

Валерия осеклась, увидав, что начало происходить с художником. При упоминании этого имени он побелел, подбородок его затрясся, и мужчина забормотал:

– Он, точно он! Хотел меня убить, со свету сжить! Он и демонов послал, он!

Глава 38

Пока Варвара сверлила художника тяжелым взглядом, раздумывая, что сказать, не срываясь на грубость, Лера лихорадочно соображала, как быть: на улице темнело, включать электричество – привлекать лишнее внимание, вдруг за домом кто-то наблюдает, и неизвестно, с какими целями…

– Слава, – Валерия шагнула к нему и присела на корточки, беря художника за руку, – возможно, вы и вправду в опасности, вам нельзя тут оставаться. Мы живем на другом конце города, и вас там не додумаются искать. Мы на машине, она стоит у вашего забора. Поедем к нам, вы отдохнете, придете в себя, спокойно все расскажете, и мы сообща решим, как быть дальше. Согласны?

Ко всеобщему удивлению, Завьялов сразу согласился, даже не раздумывал.

– Прекрасно, – обрадованно заулыбалась девушка. – Вы хотите переодеться или взять с собой что-то необходимое?

– Да, сейчас соберу кое-что. – Он поднялся и, неуверенно ступая, направился к выходу из мастерской.

Когда его шаги зазвучали по лестнице, ведущей на первый этаж, Лера сказала Марку:

– Быстренько пробегись по мастерской, по оранжерее и секретной комнате, выясни источник запаха. И если это какой-то предмет, принеси его.

Парень кивнул и устремился в глубь мастерской.

– Забыли еще спросить, для чего ему понадобилось делать в доме секретную комнату, – проворчала Варя, наблюдая, как быстро и легко, словно в танце, Марк двигается между мольбертов и картин. – Чем он тут таким таинственным-то занимается, жертва нашествия демонов?

– Обо всем расспросим, вся ночь впереди. – Валерия тоже наблюдала за мягкими движениями молодого человека. – К тому же у нас дома и разговаривать лучше, у меня там больше возможностей для задушевных бесед.

С мастерской и складом картин Марк управился за минуту и тенью выскользнул в оранжерею.

Там он пробыл гораздо дольше, но все равно успел вернуться прежде, чем явился Владислав. Из секретной комнаты парень принес небольшой, миллилитров на пятьдесят, плотно закупоренный флакон с прозрачной жидкостью и протянул Валерии.

– Здесь концентрированный злой запах, – сказал Марк. – Так же пахнут некоторые картины в хранилище и пара незаконченных работ. От картин запах еле слышный, но он есть.

В полумраке флакон блеснул в руках Леры, и ей показалось, что она заметила внутри едва заметный зеленоватый всполох. Послышались шаги возвращающегося Владислава, и девушка поспешно сунула пузырек в сумочку.

Подобно банде грабителей, под покровом тьмы друзья вместе с хозяином покинули дом. Прижимая к груди пакет с вещами, Владислав забился на заднее сиденье, к нему села Лера, Марк устроился впереди, и Варя тихонько, не включая фар, тронулась с места.

К дому Валерии подъезжали так же осторожно, опасаясь ненужных встреч, но все обошлось, улицы были темны и пустынны.

Только оказавшись в чужом доме и от этого ощутив себя в безопасности, Владислав понял, как сильно он голоден. Поручив гостя Варе с Марком, Лера незамедлительно скользнула в магическую комнату. Девушка не сомневалась. – во флаконе необычная жидкость, и для того, чтобы понять, что это такое, требовалась помощь Оракула.

Валерия зажгла свечи, взяла с края стола металлическую спицу и, шепча заклинания, принялась рисовать символы на зеленом песке грегора. Когда в пространстве возникло лицо-маска с пустыми глазницами, девушка озвучила свой вопрос, после подняла флакон повыше, вытащила пробку на мгновение и тут же запечатала обратно.

Пять секунд, и вокруг маски закрутились световые знаки. Валерия внимательно наблюдала эту круговерть, время от времени согласно кивая.

Когда знаки погасли, а маска рассыпалась, она задула свечи и вышла из комнаты, сжимая флакон в руке.

На кухне Владислав большой ложкой жадно поглощал суп из рыбьих голов, приготовленный для Марка. Лера присела рядом с художником и поставила флакон на стол у него перед глазами. Увидав флакон, Слава замер с полным ртом.

– Мы взяли это из вашего дома, – сказала Лера. – Можно сказать – украли, да. В этом флаконе находится алхимическая жидкость под названием «сонный яд». Это страшное снадобье безвредно до момента, пока его не разбудят. Сделать это можно при помощи заклинания практически на любом расстоянии. И тогда сонный яд просыпается. Он способен усыпить человека, обездвижить его, а после человек очнется. А может и убить. Все зависит от разницы слов в заклинании. Вы подмешивали это зелье в краски своих замечательных картин, которые так хорошо продаются. Не хотите поговорить об этом, Владислав? Считайте, что я настаиваю.

Глава 39

– Считайте, что все мы настаиваем, – нехорошим голосом произнесла Варвара. – Настало время томных откровений.

Проглотив суп, мужчина затряс головой:

– Совершенно не понимаю, о чем вы говорите! Если это какая-то паршивая мистификация и вы собираетесь меня шантажировать…

– Пока что мы только и делаем, что вас спасаем, – сказала Лера, а Варя добавила:

– Может, вы хотите, чтобы мы открыли этот пузырек и вы хорошенечко вдохнули содержимое? А то вдруг ваши демоны уже заждались, заскучали.

И после этих слов Владислав сник, опустил плечи и тихо произнес:

– Думаете, в этом все дело?

– Мы пока не знаем, что и думать! – Варвара театрально развела руками. – Вы предпочитаете отмалчиваться. Так давайте же начнем наш вечер откровений!

Немного помолчав, художник тряхнул головой и произнес на выдохе:

– Хорошо, спрашивайте. Готов ответить на все вопросы. Хотя вы какие-то страшные вещи рассказываете, никакой яд в краски я не подмешивал.

Лера нашла в телефоне фото из дома бизнесмена, увеличила так, чтобы была видна только картина на стене, и показала Завьялову.

– Это ваша картина?

Глянув на экран, художник кивнул:

– Да, моя работа.

Девушка уменьшила фото, и стало видно лежащее на кровати тело.

– Вы говорили, что Вадим хочет вас убить, но убили его самого. И, скорее всего, при помощи вашей ядовитой картины.

Пока в полнейшем изумлении Завьялов смотрел в экран телефона, Лера продолжала:

– Допустим, вы не знали, что подмешиваете яд, но что именно, по вашему мнению, вы добавляли в краски?

– Долго рассказывать, – снова замялся он.

– Мы не торопимся.

– Ладно, слушайте.

В Дивноморск Владислав переехал пять лет назад. Дела у него шли скверно, денег почти не было, картины продавались так плохо, что впору было идти в уличные художники. Но удача ему улыбнулась, он познакомился с Мариной, и она предложила заняться его раскруткой. Марина придумала образ мистического художника, велела отрастить волосы и предложила основную «фишку», должную помочь продажам – добавлять в краски особое средство, которое она называла «эликсир успеха». Требовалось его несколько капель, во время работы эликсир никак не влиял на художника, зато готовая картина способна была вызывать в зрителях чувство восторга, эйфории, возможно, даже легкие галлюцинации, когда кажется, что сюжет оживает. При этом средство было абсолютно безвредным.

Слава готов был согласиться на что угодно, хоть кокаин по холстам рассыпать, лишь бы дела наконец пошли. И, к большому удивлению художника, они и впрямь пошли, картины стали продаваться. Первое время бойкая женщина наладила реализацию по своим друзьям-знакомым, затем начала выставлять работы в галерее, устраивать выставки в городе и выездные. Появились деньги, известность, Слава построил дом, все шло хорошо, пока Марина не обратилась с просьбой сделать пару экспонатов для будущего музея фальшивок, который она планировала открыть при галерее, – матрицы для печати денег достоинством в одну и две тысячи рублей.

Просьба была, мягко сказать, необычная, но Владислав привык доверять Марине, к тому же всем был ей обязан, поэтому взялся за дело – на это ушло почти пять месяцев. Получилось блестяще, матрицы были как настоящие. Он отдал их Марине и стал ждать открытия музея, которое все откладывалось и откладывалось. Слава почти начал забывать про эти матрицы, как вдруг случилось неожиданное. Он продал несколько своих картин бизнесмену из Зеленой Балки, с которым его также свела Марина, – тому самому Вадиму Алексеевичу. Одну картину он хотел оставить себе, остальные перепродать. И надо же было такому случиться, что среди купюр, которыми расплатился бизнесмен, Слава узнал деньги со своих матриц. Он позвонил выяснить, в чем дело, но разговора толком не вышло, Вадим быстро сорвался на скандал, стал обвинять художника во лжи, в желании его подставить, набить себе цену и, пригрозив с ним разобраться, бросил трубку.

Опешив от такой наглости, Владислав долго раздумывал, как поступить, в конце концов решился позвонить Марине. Обрисовав ситуацию, он сказал, что имеет обоснованные подозрения, что его матрицы используются по прямому назначению и что ему впору идти в полицию с чистосердечным признанием, пока полиция не пришла к нему сама. Марина очень удивилась, долго не могла поверить, потом сказала, что на днях они встретятся и разберутся с этим недоразумением. Но встреча не состоялась, так как за Владиславом погнались демоны.

– Похоже, вас спасло то, что вы в маленькой комнате закрылись, не успели надышаться до смерти безвредным, вызывающим восторг и эйфорию снадобьем, – сказала Варвара. – Кстати, зачем вам эта комната?

– Порой мне требуется ощущение полного уединения. И там я храню ценности, включая эликсир успеха, там же его смешиваю с красками. Послушайте, значит, вы считаете, что это Марина все устроила? Уж не знаю, каким таким способом? – Завьялов печально посмотрел в пустую суповую тарелку и отодвинул ее в сторону.

– Не уверена, – сказала Лера. – Марина вам звонила, вас искала, было видно, что она волнуется. Видимо, со «спящим ядом» работает кто-то другой.

– Кто? – Слава уставился на Валерию, и глаза его лихорадочно заблестели.

– Давайте вместе выяснять.

– Откуда Марина брала это зелье, вам известно? Не сама же она его стряпала, – спросила Варя, и Владислав в очередной раз начал мяться, словно до сих пор существовали какие-то вещи, которые ему нельзя было озвучивать.

– Может, есть в городе какое-то тайное общество? – помогла Валерия. – Непосвященный не сумеет приготовить такое снадобье.

– А, вы и про это знаете! – и, махнув рукой, художник продолжил откровенничать.

Глава 40

Тайное общество под названием «Имра» в городе действительно существовало. Адепты его практиковали единение с силами природы, мировыми энергиями и ставили перед собой задачу научиться управлять событиями настоящего и будущего. Где-то в окрестностях Дивноморска находились некие места силы, где «Имра» проводила свои собрания. Мест было несколько, чтобы охватить как можно больше энергетических потоков. Где конкретно они находились, Владислав не знал. Он тоже хотел вступить в общество, но надо было ждать приглашения от его основательницы, Элеоноры, а когда это могло произойти, знала только она. Женщина с глазами-омутами на портрете именно ею и была. Слава действительно увидел ее в ресторане «Веранда», увидел с улицы, когда шел по набережной. Художника впечатлила внешность незнакомки, но отчего-то подойти к ней он не решился, почувствовал себя прямо-таки оробевшим подростком. В мастерской он набросал ее портрет по памяти. Вскоре в гости зашла Марина, увидела портрет и устроила форменный допрос, посчитав, что он с Элеонорой знаком и они общаются за ее спиной. Не то чтобы это была сцена ревности, просто Марина абсолютно все желала держать под контролем, и все события, все контакты должны были проходить исключительно через нее. Славе удалось убедить разгневанную подругу, что это случайность – просто заметил интересное лицо, только и всего. Марина его форменным образом запугала, сказав, что с обществом и с самой Элеонорой шутки плохи, что его могут проверять и он не должен никому рассказывать об обществе и его основательнице. Все это было странно, но с этого момента Владислав стал ожидать приглашения в «Имру» с еще большим нетерпением, а его основательница поселилась в его мыслях. Единственное, что художнику удалось узнать об Элеоноре, так это то, что раньше она была женой директора краеведческого музея, потом они разошлись, и теперь женщина вела абсолютно закрытый образ жизни, такой же таинственный, как и деятельность общества. Там вообще все со всех сторон было окружено такой секретностью, что это даже показалось Владиславу несерьезным, наивным, будто взрослые играли, как дети, и тем самым себя развлекали. Но он принял правила игры и терпеливо ждал, когда его позовут.

– Марина состоит в этом обществе? – уточнила Варвара.

– Да, конечно.

– И много она ваших картин продала?

– Прилично.

– И все они нарисованы с применением чудо-снадобья, которое вовсе никакой не эликсир успеха, а «спящий яд»?

– К чему вы клоните?

– К тому, что все эти люди получили в собственность бомбу, которая может сработать в любой момент, – пояснила Лера. – По велению знающего заклинание человека можно ввести в беспробудный сон и вынести все ценное из дома, можно вызвать у него состояние безумия, отчего начнет мерещиться нечистая сила, а можно и убить. Совсем убить, насмерть, вы понимаете?

Немного помолчав, осмысливая услышанное, Владислав тряхнул головой.

– Не могу это принять, я вообще в мистику не очень-то верю.

– А в эликсир успеха поверили?

– Так я не считал, что это нечто мистическое, так, просто какой-то оригинальный химический состав.

– Очень оригинальный, да, – с усмешкой кивнула Варя. – Оригинальнее некуда.

– Ладно, оставим это, – сказала Лера. – Слава, вам знаком местный антиквар по имени Петр?

– Слышал о нем, но лично не знаком, и вроде он не местный, не в Дивноморске живет, но могу ошибаться.

– И увидеться с ним можно снова только через Марину?

– Да, все контакты только через нее.

– Она и в обществе не последний человек, верно?

– Как я понял, буквально правая рука Элеоноры. У вас есть что-нибудь выпить? Что-то я себя паршиво чувствую.

– А еще паршивее не станет? От выпитого.

– Наоборот.

Художнику налили вина. Он выпил подряд пару бокалов, и его потянуло в сон. После всего пережитого человеку требовался отдых, и Валерия пошла готовить для него свою комнату, намереваясь переселиться к подруге.

Стоило только Владиславу добраться до кровати и положить голову на подушку, как он моментально заснул. Закрыв дверь комнаты, Лера вернулась на кухню.

– Значит так, – сказала она. – Пойду поищу в своей литературе все возможное о «спящем яде» и о заклинании, которое его пробуждает. Варь, а ты снова вызывай дух убиенного Вадима Алексеича, надеюсь, к этому моменту он уже стал адекватным.

– Опять? Зачем?

– Спросишь, что он сделал после того, как поругался с Завьяловым.

– Я тебе и так могу сказать: позвонил Марине.

– Это надо уточнить. Еще спросить, как найти Элеонору, и если не ответит, то пусть хотя бы укажет, где находится место силы общества, где они собираются.

– Про антиквара тоже спрашивать? – тяжело вздохнула Варя, понимая, что подруга настроена серьезно и контактировать с призраком бизнесмена снова все-таки придется.

– Спрашивай обо всем, чего мы еще не знаем, что поможет нам как можно быстрее выйти на человека, знающего заклинание. Раз кто-то так легко и с такой интенсивностью начал будить отраву, как бы не вошел во вкус. Надо торопиться, пока за половиной города не начали бесы гоняться.

– Хочешь сказать, прямо сейчас и вызывать? – Варваре хотелось в душ и в постель, а никак не контакта с миром мертвых.

– Да, прямо сейчас. Я иду в магическую комнату, ты вызываешь Вадима, Марк контролирует дверь моей комнаты и следит, чтобы оттуда не вышел человек, не верящий в магию, и случайно все это не увидел. А то после такого мы его точно не откачаем.

Глава 41

В магической комнате Валерия задержалась до глухой ночи. Но скрупулезное изучение древних, не до конца еще прочитанных трактатов дало результат: девушка отыскала нужную информацию.

Вернувшись на кухню, она застала следующую картину: за столом, положив руки на стол, а голову на руки, спала Варя, а Марк тихонько собирал атрибуты медиума и складывал их в сумку.

– Получилось? – шепотом спросила Лера, и парень согласно кивнул. – Идем, расскажешь.

Они вышли на крыльцо, в умиротворенную тишину звездной ночи, и сели на ступеньку.

– На этот раз дух был в порядке и очень говорлив, – сказал Марк. – Подтвердил, что умер не своей смертью, его отравили. Варя спросила, зачем он приезжал к Завьялову, тот ответил, что просто хотел поговорить, разобраться, убедиться, что художник и впрямь получил от него фальшивые деньги, но не застал его дома.

Выходя от Завьялова, он позвонил Марине и потребовал встречи, ведь часть денег, которыми он расплачивался с художником, пришли от ее знакомого антиквара, которому он перепродавал какие-то вещи. Марина ответила, что сможет встретиться через пару дней, но встреча по известным причинам не состоялась.

Еще Варя спросила, в чем он виноват перед Элеонорой, и дух ответил, что против нее в обществе затевался заговор, ее собирались убрать, а он не предупредил. Хотел сначала выяснить все подробности, но не успел. Вадим сожалел, что не сказал ей хотя бы этого, когда они в последний раз встречались в Зеленой Балке. Элеонора ему доверяла и рассказала, что в обществе поселилась злая сила, и быть большой беде, если эту силу не остановить. Но Элеонора опасалась не справиться в одиночку, ей нужна была помощь.

– Вадим сказал, где ее найти, как связаться?

– Нет, и спросить, где общество проводит свои встречи, Варя тоже не успела. Видимо, призрак и так слишком долго контачил с нашим миром, он просто взял и пропал на полуслове, как выключился.

– Понятно. Жаль, что так маловато, но хоть это. А я вычитала интересную вещь. Оказывается, заклинание, пробуждающее «спящий яд», накладывает своеобразную метку на заклинателя, которую способен увидеть только посвященный своим внутренним магическим зрением. Метка выглядит как россыпь черных точек, словно вокруг человека рой мошек кружится.

– И ты можешь смотреть этим магическим зрением?

– Конечно, могу.

– Тогда найдем в два счета.

– Но самое важное заключается в том, что «спящий яд» можно обезвредить через его заклинателя, и он станет не опаснее водопроводной воды, даже тот, что уже в картинах.

– Вообще прекрасно. – Парень не удержался, широко зевнул и потер глаза.

– Совсем засыпаешь. – Лера встала со ступеньки. – Идем, прихватим Варю и будем укладываться.

Перед тем как идти в кровать, Валерия заглянула в свою комнату и проверила, как там гость. Художник крепко спал, тихонько похрапывая.

Остаток ночи прошел спокойно, а утром друзей разбудил звонок на телефон Варвары. Звонила Марина с предложением сегодня встретиться с антикваром по поводу продажи монет. Договорившись о месте и времени – кафе в центре, в одиннадцать утра – Варя отключилась со связи и произнесла довольно:

– Наконец-то полюбуемся на этого загадочного антиквара.

– А я с большим интересом полюбуюсь на обоих магическим зрением, – добавила Лера. – Надеюсь, узнаем сегодня, кто из них заклинатель «спящего яда».

Друзья только начали готовить завтрак, когда на кухню явился гость. Вид Слава имел сонный, всклокоченный, основательно помятый, но при этом чувствовал себя вполне сносно.

Попросив чаю, он плюхнулся за стол. Варя спросила, какого именно ему заварить, и тут увидела в окно подъехавшую к калитке полицейскую машину.

– Ну, что на этот раз?! – в сердцах выпалила девушка. – Сейчас… сейчас сделаю что-нибудь ужасное с этими полисменами, уж я умею, я могу!

– Тише, оставайтесь в доме, я разберусь, – сказала Лера и, завязав потуже пояс халата, пошла во двор.

На этот раз явился Игорь собственной персоной. Увидев выходящего из машины мужчину, Валерия почувствовала, как сильно заколотилось сердце. На лице оперативника были солнцезащитные очки, и трудно было понять, с каким настроением он приехал.

– Доброе утро, Лера, – спокойно сказал Игорь. – Как дела, все в порядке?

– Да, спасибо, все хорошо. – Открывать калитку девушка не стала, так и продолжили разговаривать через забор. Краем глаза Лера заметила, как в окне появилось вытянутое от волнения лицо Завьялова, но рука Варвары быстренько задернула занавеску. – Чем обязаны визиту?

– Собственно, ничем. Света пару раз заходила к вам, но не застала, попросила при случае передать вам персиков. У их друзей целый персиковый сад, урожай в этом году огромный, вот всех и снабжают.

– Ой, спасибо большое, – заулыбалась девушка, – так мило, что Светочка о нас не забывает.

С заднего сиденья машины Игорь взял пакет с фруктами и еще один – с пластиковой бутылкой вина, который тоже отдал Лере со словами:

– И это она попросила передать, беспокоится еще, поправился ли Марк.

– Э-э-э… – растерялась было девушка, но, благо, быстро вспомнила, что на последнем званом ужине они с Варей сказали, что Марк заболел. – А, да, конечно, поправился, все с братом хорошо.

– Это хорошо, когда все хорошо. – Игорь топтался на месте, явно чувствуя себя неловко, общаясь через забор, и вроде бы ехать было уже пора, но какой-то незаданный вопрос заставлял его оставаться на месте. – Лера, скажи, пожалуйста, Марк правда твой брат?

Девушка удивленно приподняла брови.

– А какие могут быть сомнения?

– Просто показалось, что у вас не совсем братско-сестринские отношения. Нет, это, конечно же, твое личное дело…

Она рассмеялась и покачала головой.

– Конечно же, он мой брат. Мы с Варей относимся к нему, как к своему ребенку, как… как… с чем-бы сравнить? Как к своему котенку, что ли.

– И уезжать ему в сентябре никуда не надо, да? Ни работа вашего котенка не зовет, ни учеба, ничего?

Улыбка Валерии поблекла, и, перехватив поудобнее пакеты с подарками, девушка сказала:

– Ничего его пока не зовет, свободен он, как в поле ветер. А уедем мы отсюда все вместе и, возможно, раньше, чем планировали. Ладно, Игорь, если это все, то я пойду, пока мой чай не остыл.

– Не смею задерживать.

– Приятно было повидаться.

Вернувшись в дом, Лера перевела дух, вручила пакеты Варваре и в двух словах поведала о цели визита оперативника:

– Персики и домашнее вино.

– О, вино, это хорошо! – так же облегченно выдохнул Владислав. – Налейте мне стаканчик.

– Не рановато в девять утра?

– В самый раз! Ух, как передергался! Думал уже все – за мной приехали.

Глава 42

Оставлять в доме художника наедине с бутылкой вина было рискованно. Поэтому на встречу с Мариной и антикваром поехали Лера с Марком, а Варя осталась караулить Завьялова.

Во двор художнику выходить не разрешалось, чтобы его случайно кто-нибудь не увидел, поэтому, позавтракав, он бесцельно слонялся по дому, избегая одной комнаты, куда ему также запретили заглядывать.

Варя себе места тоже не находила, причем не могла понять, то ли это волнение от близости развязки, то ли тревожит какой-то смутный ирреальный зов. В конце концов напряжение стало таким сильным, что у Варвары похолодели и задрожали руки. Не совсем отдавая себе отчет, зачем она это делает, девушка налила в глубокую тарелку воды и села за стол. Обхватив голову руками, она беззвучно принялась читать заклинание.

Вскоре на кухню заглянул не оставляющий надежды выпить еще стаканчик вина Владислав. Увидав девушку, пристально смотрящую в суповую тарелку, он кашлянул в кулак и поинтересовался:

– Что-то интересное показывают?

– Очень! – бросила Варя, не поднимая головы. – Не мешайте, пожалуйста!

– Хорошо, хорошо. Только один стаканчик налью…

– Наливайте быстрее!

Владислав налил полный стакан, отхлебнул, чтобы не расплескать, и поспешно ретировался. Как только он скрылся из вида, из тарелки прямо в лицо Варваре ударил столб синего свечения. В воде появилась женская фигура в длинной белой рубашке. Далекая, маленькая, она словно находилась внутри прозрачного яйца и отчаянно пыталась оттуда выбраться. Фигура приблизилась, стали различимы черты лица – без всяких сомнений, это была Элеонора. Она била руками по невидимой преграде с таким отчаянием, словно выбраться оттуда было вопросом жизни и смерти. Блуждающий взгляд черных глаз почти что встретился с глазами Варвары, как вдруг вода всколыхнулась, и картинка пропала.

Выплеснув воду за окно, Варя тщательно вымыла тарелку, села обратно за стол, подперла кулаком подбородок и задумчиво уставилась в пространство. Вскоре на кухню вновь заглянул художник. Девушка покосилась в его сторону и не слишком дружелюбно произнесла:

– Что?

– Буквально еще один стаканчик…

– Хватит! Вы же напьетесь до обеда!

– Чем там напиваться? Домашнее вино, легкое совсем. Я весь на нервах…

– Мы тоже все на нервах, но не хлебаем с самого утра! Скажите лучше, сколько в этом городе больниц?

– Не знаю, две-три, наверное, городишко-то небольшой. Можно на сайте Дивноморска посмотреть.

– А у Дивноморска есть сайт?

– Конечно, все ж-таки цивилизация стороной не обошла.

– Точно. – Варя огляделась в поисках мобильника.

– Так можно, я буквально один…

– Да пейте, пейте! Только, если начнете чудить, я вас свяжу и посажу в погреб!

– Ну что вы! – Широким шагом Завьялов направился к холодильнику. – Я свою норму знаю и всегда веду себя прилично!

Варвара что-то буркнула в ответ – она уже искала в Интернете сайт Дивноморска. Спустя пару минут она вскочила и выбежала из кухни.

Вернулась девушка уже одетой.

– Значит так, – сказала она расположившемуся за столом с вином и стаканом художнику, – я уеду на час-полтора, вас тут закрою, запру на все замки, и помоги вам бог, если вы чего-нибудь…

– Нет, нет! – замахал он руками. – Не беспокойтесь! Допью и лягу подремать.

– Отличная идея. Проголодаетесь – найдите себе что-нибудь в холодильнике.

Выйдя из дома, Варя отправила эсэмэску Лере, затем поспешила в машину.

Сев за руль, девушка набрала номер первой из двух больниц Дивноморска. И ей сразу же повезло: подходящая под описание женщина находилась в этой клинике.

Ударив по газам, Варя поехала по адресу.

Тем временем Валерия с Марком приехали на встречу в кафе, где их уже ждала Марина с антикваром. Мужичок с редкими засаленными кудрями, красноватым лицом выпивохи и маленькими масляными глазками напоминал жабу, с которой пришлось жить Дюймовочке. Он привстал и потянулся к Лере, намереваясь галантно поцеловать ей руку.

– Петенька, не приставай так сразу к девушке! – хохотнула Марина и отодвинула стул рядом с собой, жестом приглашая Марка на него присесть. – Давайте сразу к делу без лишних церемоний, времени мало, все мы люди занятые.

– Верно. – Лера достала из сумочки монеты и протянула антиквару. – Вот, пожалуйста.

Тот взял монеты, из кармана штанов извлек связку ключей, к которой была прикреплена небольшая складная лупа, и погрузился в изучение монет сквозь увеличительное стекло. Лера бросила быстрый взгляд на Марка, и парень незамедлительно начал галантную болтовню с Мариной. Прикрыв ладонью рот, чтобы не было видно, как беззвучно шевелятся губы, Валерия произнесла заклинание, открывающее магическое зрение. Глаза ее затуманились, их редкий серо-голубой цвет потемнел до серо-синего, и сквозь полуопущенные ресницы Лера посмотрела сначала на щебечущую с парнем Марину, затем на увлеченного монетами Петра.

Глава 43

Варвара напрасно беспокоилась, что в больнице начнут допытываться, кем она приходится Элеоноре, и дальше регистратуры ее не пустят. Дежурной медсестре оказалось довольно того, что девушка представилась близкой подругой, и ее проводили в палату.

Увидев лежащую на кровати женщину, Варя почувствовала взволнованное стеснение в груди. Наконец-то она видела наяву лицо, которое стало настоящим наваждением за последнее время, – неподвижное, бледное до желтизны, с острыми восковыми чертами.

– И давно она… так? – спросила Варвара медсестру, продолжая во все глаза смотреть на женщину в белой рубашке под простыней.

– Почти месяц.

– Толком так и не знаю, что за несчастье с ней случилось, знакомые не могут внятно объяснить.

– Автоавария. Насколько мне известно, не справилась с управлением и врезалась в дерево.

– Она придет в себя?

– Бог знает, – пожала плечами медсестра. – Сложно что-то прогнозировать, кома есть кома. Может внезапно очнуться, а могут и годы пройти.

– Понятно. – Варя с трудом отвела взгляд от Элеоноры. – Что ж, понадеемся на лучшее.

Выйдя из больницы, девушка какое-то время стояла на солнцепеке, затем отошла к лавочке под деревом, села в тени, глубоко вдохнула и медленно выдохнула. В сумочке зазвонил телефон. Это была Лера.

– Да?

– Мы закончили, ты где?

– Скажи лучше, где вы, подъеду, заберу вас.

Договорившись о месте встречи, Варя еще немного посидела на скамейке и, когда поняла, что может сесть за руль, пошла в машину.

Лера с Марком ждали ее в двух кварталах от кафе, где проходила встреча. Подъезжая, Варвара посигналила, друзья перебежали через дорогу и сели в салон.

– Ты чего сорвалась? – сразу спросила Валерия. – Договорились ведь не оставлять Завьялова без присмотра.

– Я и не собиралась. – Варя отъехала от обочины и вернулась в автомобильный поток. – Но началось нечто странное, будто меня что-то буквально заставило снова взяться за гадание на воде. Ритуал сработал сразу, и я увидела Элеонору. Увидела и поняла, где она находится, вот и сорвалась.

– Ты ее нашла? – изумилась Лера. – Прямо вот так… взяла и нашла?

– Представь себе, – невесело усмехнулась подруга. – Только что из больницы, где наша «царица ночи» почти что месяц лежит в коме после автокатастрофы.

– Почти что месяц… – эхом повторила Лера. – Получается, когда мы ее увидели впервые, она уже была в коме?

– Выходит, так.

– А как ты поняла, что она в больнице?

– Гадание показало ее в больничной рубашке. И находилась Элеонора в какой-то сфере, откуда пыталась выбраться. Похоже, ее дух пребывает в некоем заточении, поэтому она и не приходит в себя.

– Надо же… – медленно произнесла Лера. – Надо подумать…

– Вы-то как съездили?

– Да особо никак, – вместо девушки ответил с заднего сиденья Марк. – Цену за монеты антиквар предложил в три раза ниже реальной, но мы не стали совсем отказываться, сказали, что подумаем.

– При чем тут монеты! – Варя чуть не проехала свой поворот, пришлось резко тормозить. – Выяснили, кто из них заклинатель?

– Выяснили, – грустно вздохнула Валерия. – Никто. Это не Марина и не антиквар.

– Как так-то? – искренне удивилась Варя.

– А вот так. И с чего мы вообще взяли, что это обязательно кто-то из них? В обществе наверняка полно народа, и заклинателем может быть кто угодно.

– Уф! – в сердцах выдохнула Варвара, заезжая во двор. – И что делать будем?

– Искать места, где общество проводит свои собрания, и там уже всех рассматривать.

Варя выключила зажигание и произнесла устало:

– Как мне надоело все это безобразие, ты не представляешь.

– Почему же, представляю. Похожие чувства испытываю.

– А мне не надоело! – бодро произнес Марк. – Я бы до зимы так развлекался, честное слово!

Обернувшись, Варя сердито глянула на него и прошипела:

– Типун на твой кошачий язык! Накаркаешь еще, с тебя станется!

Глава 44

Дом встретил тишиной, которую Варвара с порога назвала «подозрительной». Но волнения оказались напрасны, Владислав как обещал подремать после выпитого, так и сделал, – дремал на кухне за столом.

Лера открыла окно, от этого звука художник проснулся и поднял голову.

– О, вернулись, – сказал мужчина, давясь зевотой. – Хорошо съездили? Не знаю, правда, куда вы ездили, но надеюсь, что хорошо.

– Будем считать, что хорошо. – Валерия налила стакан воды и поставила перед ним. – Слава, нам нужна ваша помощь.

– Пожалуйста. А какая? Чем смогу… – он заморгал припухшими веками, с заметным усилием пытаясь собраться спросонок.

– Нам надо узнать, где и когда собираются адепты общества «Имра», и выяснить это надо срочно.

– М-м-м… – Завьялов запустил длинные пальцы в растрепанную шевелюру и помассировал голову. – Что-то рассказывала Марина, давно это было, не помню уже. Она еще смеялась, говорила, что это глупость какая-то, но что именно, не помню, хоть убейте, как стерто из головы. Это было в самом начале нашего общения, когда я и не думал вступать ни в какое общество.

– Я помогу восстановить стертое.

Лера взяла со стола нетронутый стакан воды и вышла с ним из кухни.

Вернулась девушка минут через пять все с тем же стаканом, вот только жидкость в нем приобрела едва заметный голубоватый оттенок.

– Выпейте залпом, – сказала она, протягивая стакан художнику.

Что-то такое было в выражении ее лица и интонации голоса, что не позволило Владиславу задавать вопросы, он молча взял стакан и залпом выпил воду.

Вскоре он сказал:

– Голова кружится. Что вы мне дали?

– Все в порядке. Сейчас начнете вспоминать и отвечать на вопросы, – голос девушки прозвучал глухо, будто бы издалека. – Слава, вы меня слышите?

Он кивнул.

– Вспоминайте, что вам рассказывала Марина о встречах «Имры».

Закатив глаза, Владислав заговорил медленно, словно во сне. Слушая его, друзья временами переглядывались. Это и впрямь походило на игру для взрослых детей. Чтобы узнать время и место, желающий принять участие в собрании должен был надеть кольцо адепта, прийти в ресторан «Оазис», взять бокал красного вина и ожидать оповещения.

Рассказав все, что ему было известно, художник пришел в себя и пожаловался на сильную усталость и желание немедленно уснуть. Но прежде, чем его отпустили в комнату, Лера сказала:

– Слава, мы разберемся со всем этим, остановим злую силу, поселившуюся в городе, ваши картины перестанут убивать, но взамен вы должны будете кое-что сделать.

– Что? – Он часто моргал, стараясь держать открытыми неумолимо слипающиеся глаза.

– Вы пойдете в полицию и обо всем расскажете: о матрицах, о том, как вас ввели в заблуждение…

– О том, что, скорее всего, фальшивые деньги печатают в магазине автозапчастей под Зеленой Балкой и вывозят их оттуда сумками, – подхватила Варвара. – У нас есть целый пакет фальшивок, вы отдадите их полиции.

– Хорошо, – покорно ответил он, – как скажете. Пойду посплю, ладно?

– Конечно.

Пошатываясь, он вышел, а Варя произнесла с сомнением:

– Думаешь, он понял, что мы от него хотели?

– Если не понял, еще раз повторим, когда проснется.

Лера подошла к окну и начала поправлять занавеску, явно о чем-то раздумывая. Посмотрев на подругу, Варя сказала:

– Кольцо-то мы где возьмем?

– Это как раз таки не проблема.

– А в чем проблема?

– Неизвестно, устраивает ли общество собрания без Элеоноры.

– Устраивает! – уверенно сказала Варя. – Если от нее собирались избавляться, значит, и новое начальство уже выбрано, и жизнь продолжается.

– Надеюсь, ты права. И еще: у заклинателя должна быть защита, которую не так-то просто разрушить. И я подумала, не переоценила ли я наши возможности?

– Давай для начала найдем этого умельца, там разберемся.

– Верно.

Оставив друзей заниматься обедом, Валерия взяла свой мобильный телефон и пошла в магическую комнату.

Найдя фотографию лежащего на кровати Вадима, она увеличила снимок так, чтобы на экране осталась только его рука с кольцом, и положила телефон на зеленый песок грегора экраном вверх.

Варя с Марком не успели закончить готовку, когда в кухню вернулась Лера и продемонстрировала крупное серебряное кольцо с овальным черным камнем.

– Ух ты! – воскликнула Варвара. Спешно вытерев руки полотенцем, она взяла перстень и стала рассматривать. – Как ты это сделала?

Лера вкратце поведала принцип. Выслушав подругу, Варя снова воскликнула:

– Ничего себе! Получается, так можно продублировать любой предмет – ценный, антикварный! Достаточно просто фото из каталога, да? Почему ты раньше не говорила, что так можно?

– Вот потому и не говорила, чтобы ты сразу не придумала, как нам поскорее в тюрьме оказаться. А если серьезно, то такие магические подделки дольше суток не живут, не успеешь разбогатеть.

Лера забрала перстень и надела на безымянный палец.

– И когда думаешь идти в «Оазис»? – спросил Марк.

– Чего тут думать. Сегодня и пойду.

Глава 45

Марк требовал взять его с собой, говоря, что хочет сопровождать и при случае защищать свою хозяйку и совершенно не согласен сидеть в доме с «этим мужиком».

– Он насовсем к нам переехал, что ли? – ворчал парень, исподлобья глядя на девушек. – Домой ему не пора?

– Не пора, – ответила Лера. – Пока Завьялов не сходит в полицию и не сдаст всех, начиная от Марины и заканчивая игорным притоном, через который также льются фальшивые деньги, он будет находиться здесь, под постоянным нашим присмотром. Нельзя допустить, чтобы с ним что-нибудь случилось.

– Ну, пускай Варя его пасет, а я с тобой пойду!

– Мы поедем на машине, Варя сядет за руль, а ты побудешь дома. И хватит спорить, пожалуйста, не до этого сейчас.

Сердито фыркнув, Марк отвернулся и пошел в свою комнату. А девушки стали собираться. Оделись неброско, чтобы не привлекать желающих познакомиться, заглянули к Марку – он лежал на кровати и смотрел в потолок, – дали ценные указания напоследок и пообещали скоро вернуться.

Когда машина выехала на центральную дорогу, Валерия сказала:

– Зайдем по очереди, сядем за разные столики лицом друг к другу – так мы получим полный обзор зала и будем видеть все, что происходит.

– Думаешь, удачно все пройдет и получишь сообщение?

– Сомневаться – только делу вредить. Главное, запомни: ты берешь белое вино или любой коктейль, красное беру я.

– Я за рулем, Лера, какое вино.

– Ах да, точно.

– Волнуешься?

– Есть немного.

В послеобеденное время рестораны на набережной и вблизи нее в основном пустовали, редко где было занято два-три столика. Исключением не стал и ресторан «Оазис». Тихо играла музыка, в зелени на потолке и стенах мерно гудели пчелы. Валерия села за столик в центре зала с видом на барную стойку и мельком просмотрела меню. Сразу подошел официант, и, демонстративно положив руку с кольцом на скатерть, девушка заказала бокал красного вина и жареного сыра к нему.

Спустя пару минут появилась Варя и заняла столик напротив. Официант принес заказ, и девушка взяла бокал левой рукой, продолжая держать правую на столе.

Шло время. Ничего не происходило. Варвара скучала со второй чашкой кофе. Подумав, что, возможно, они поторопились и попытать счастья следует еще и вечером, Лера допила вино и попросила счет.

Официант принес картонную папку, положил перед девушкой и отошел. Заглянув внутрь, Лера с удивлением обнаружила в папке помимо чека еще и прямоугольник, похожий на визитку. На нем был напечатан фрагмент карты с обозначением места и от руки написаны цифры – дата и время.

Еле скрывая радость, девушка сунула в папку пару купюр и пошла к выходу, мельком глянув на подругу.

Дожидаясь Варю у машины, Лера снова и снова рассматривала карту на картонном прямоугольнике. Судя по отметке, место собрания находилось на подъезде к Дивноморску в противоположной от Зеленой Балки стороне.

Глядя на линии карты, девушка уже буквально вела взглядом по пустой утренней трассе, когда подошла Варвара.

– Нас можно поздравить? – спросила она.

– Да. У нас есть место, дата и время.

– И что, где, когда?

– Вот. – Лера протянула подруге картонку. – И можно сказать, что повезло нам дважды, собрание завтра.

– В пять часов утра?! – воскликнула Варя, глянув на цифры.

– И что такого? Встанем в четыре, к пяти будем там.

– И как мы к ним навяжемся в компанию?

– Никак. Мы люди ненавязчивые, поэтому компании нас видеть не обязательно.

Вернувшись домой, девушки застали Марка с Владиславом на кухне. Парень собирал со стола тарелки, а перед художником стояла наполовину пустая бутылка вина, которую Варя берегла для какого-нибудь торжественного застолья.

– Алкоголик в доме – горе в семье! – мрачно произнесла Варвара.

Но, прежде чем Владислав начал оправдываться, Лера сказала:

– Слава, завтра многое должно разрешиться и исправиться. Но прежде, чем наступит завтра, хотелось бы уточнить: наш уговор в силе?

Уставившись на девушку, он поморгал-поморгал и энергично затряс головой:

– Да, да, разумеется!

– Вот и хорошо. И, надеюсь, завтра, в крайнем случае – послезавтра, вы сможете вернуться домой.

Глава 46

Ночью не спалось всем, кроме гостя, поэтому даже будильник не понадобился, – в половине четвертого друзья собрались на кухне. К этому моменту девушки подробно изучили в Интернете фотографии и карту местности, куда им предстояло ехать. Холмы и небольшая скальная гряда тянулись вдоль побережья, вокруг – лес и никаких признаков цивилизации в радиусе двух километров. Местом сбора адептов «Имры» обозначался участок у скалы неподалеку от съезда с трассы. Решено было проехать чуть дальше, спрятать машину и к месту вернуться пешком. Марку предстояло сидеть в автомобиле, и чтобы он не скучал, девушки прихватили для него бутылку молока и бутерброды.

На всякий случай оставили на столе мобильник Варвары, написали записку Владиславу с телефоном Леры, заперли дом с калиткой на все замки и отправились в путь.

Усыпанная звездами темнота пока еще никак не походила на начало нового дня. Пустая трасса улетала под колеса, стволы деревьев в свете фар казались белыми.

– Жаль, что не могу пойти вместе с вами, – нарушил общее молчание Марк. – Но я все равно буду рядом.

– Ты будешь сидеть в машине, – не оборачиваясь, сказала Лера.

– И если ты понадобишься, мы тебя позовем, – добавила Варя.

– Почему вы не хотите купить мне мобильный телефон? Так было бы проще.

– Еще не разобрались с последствиями влияния на тебя телевизора, так что повременим пока с телефоном и прочими благами цивилизации. – Варвара в очередной раз сверилась с картой. – Если верно движемся, то скоро появится съезд.

Двигались они верно, съезд на грунтовую дорогу появился через триста метров. Сбросив скорость, Варя стала высматривать подходящее для стоянки место.

Машина съехала с дороги, остановилась за деревьями, и Варя выключила зажигание.

– Только не запирайте меня в салоне, – хмуро произнес Марк.

Девушки обернулись, строго посмотрели на него, и Валерия сказала:

– Все может сорваться, если тебя заметят, ты понимаешь это?

– Да никто меня не заметит…

– Да, никто тебя не заметит, потому что ты будешь сидеть в машине! – отрезала Варя, открывая дверь. – Не усложняй нам жизнь, кисуня, не усложняй!

– Мы ненадолго, – сказала Лера, выходя из салона. – Лишь бы вся компания без опозданий собралась. Не скучай.

Захлопнув дверцы, девушки направились сквозь деревья к дороге. Темнота не желала сдаваться, подсвечивать путь приходилось мобильником. Они шли, прислушиваясь – не слышны ли звуки подъезжающих машин, но пока было тихо, хоть и оставалось до назначенного времени всего полчаса.

– Что-то я переживаю, туда ли мы приехали, – сказала Варя, когда они выбрались на шоссе и пошли по обочине к съезду.

– Точно по карте.

– А где тогда весь народ честной?

– Погоди, время еще есть.

Словно в ответ на ее слова впереди мелькнул свет автомобильных фар, и девушки поспешно скрылись в темноте за деревьями. Там Лера прочитала заклинание на пару лоскутов ткани-невидимки, и обратно на дорогу подруги уже вышли прозрачными.

Одна за другой идущие со стороны Дивноморска машины сворачивали на грунтовую дорогу и скрывались в лесу, направляясь к скальной гряде. Стараясь держаться края дороги и не попасть под колеса, подруги шли в направлении автомобильного потока. Темнота потихоньку светлела, разбавляясь сначала до синевы, а там и до густого голубого молока.

Дорога привела к поляне у подножия скальной гряды, поросшей колючим кустарником. Не доезжая до места, люди оставляли машины и дальше шли пешком. Собираясь в центре поляны, люди приветствовали друг друга и озирались по сторонам, словно из леса или из скальной расселины могло еще что-то явиться.

К пяти часам народу собралось двадцать три человека, в числе последних явилась Марина, а следом и антиквар Петр вместе с красивым, как бог, молодым человеком из магазина автозапчастей.

Глава 47

Невидимые девушки никак не могли понять, кем же приходятся друг другу жабообразный антиквар и прекрасный юноша, пока Петр не обратился к нему «сынок». Услышав это, подруги в изумлении переглянулись.

– С ума сойти… – прошептала Варвара. – Что за женщина его родила? Как сумела перебить Петрушины гены так, чтобы и следа их не осталось?

– Видимо, чудеса случаются. Как думаешь, все собрались?

– Похоже на то, видишь, поляну готовить начали.

Адепты и впрямь стали доставать привезенные с собой благовонные палочки и свечи, которые расставили на земле в виде двойной пентаграммы, заключенной в круг.

Понаблюдав за этими приготовлениями, Варя вновь шепнула подруге:

– Ну что, кто из них заклинатель?

– Погоди, не смотрела пока.

– Чего ждешь? Давай, включай свои магические окуляры, разрываюсь от любопытства.

– Не так просто это сделать под невидимым покровом, получается наложение заклинаний, требуется больше времени.

– Но у тебя же все равно получится?

– Да. А если не будешь меня отвлекать, то получится гарантированно.

Тем временем в тусклом свете голубого туманного утра засияли огоньки свечей и полился аромат благовоний. Люди встали вокруг обозначенного свечами символа, внутрь пентаграмм шагнула Марина и начала приветственную речь. Лере с Варей показалось, что они вновь оказались на открытии выставки художника Владислава Завьялова, настолько похоже вела себя галеристка, что среди скал, леса и свечей выглядело более чем странно. Говорила она в основном о том, каких чудесных успехов достигло общество, как близко подошли члены «Имры» к возможности полного контроля над собственными ресурсами, а значит, и возможность управления событиями настоящего и будущего уже не за горами. А затем Марина заговорила об Элеоноре. О том, что случившаяся трагедия чудовищна и несправедлива, но, пускай телесно их вдохновительница находится в клинике, духовно она все равно вместе с обществом.

Собравшиеся поддержали сказанное согласным гудением и занялись тем, ради чего собрались: чтением нараспев каких-то малопонятных куплетов и ритмичным пританцовыванием на месте.

Варвара быстро заскучала и снова подергала подругу:

– Ну, скоро ты?

– Я пытаюсь, – напряженно ответила Лера. – Не получается пока совместить заклинания так, чтобы они оба одновременно работали.

– Так отойди за деревья, сними свою тряпку-невидимку, посмотри зорким глазом, потом вернись в невидимость.

– Через сутки только смогу снова создать, как ты выразилась, тряпку-невидимку. Существует лимит: один день – один покров. Помолчи еще немножко, пожалуйста, мне надо сосредоточиться.

Чтобы не мешать подруге, Варя отошла в сторонку, затем вышла на поляну и приблизилась к хороводу адептов. Почти у всех были счастливые, одухотворенные лица. Марина продолжала вести себя по-хозяйски, зорко следила за соблюдением ритуала, жаба-Петр то и дело сгонял с физиономии глумливую ухмылку, стараясь придерживаться одухотворенного вида, а его прекрасный сын топтался на месте, глядя прозрачным долгим взглядом куда-то в скалы, и словно не присутствовал со всеми.

Варвара стояла в двух шагах от него и как зачарованная рассматривала черты лица скульптурной лепки, должно быть, впервые в жизни жалея, что она не художник.

Привалившись к древесному стволу, Лера закрыла глаза и стала вслушиваться в негромкое пение адептов. Звуки расходились в лесном пространстве подобно мягким волнам, первые солнечные лучи коснулись лица, как добрые руки, и девушка почувствовала, что поймала нужное мгновение. Произнеся заклинание, открывающее магическое видение, она медленно подняла веки.

Мир вокруг преобразился, приобретая иное богатство цвета. Все стало настолько четким и ясным, что видна была каждая травинка, каждый лист и муравей. Все живое вокруг излучало сияние, в воздухе кружились и распадались полупрозрачные сферы, сам воздух казался осязаемым, тончайше расшитым полотном, по которому двигались мозаичные человеческие фигуры. Вокруг каждой фигуры сверкали и переливались языки цветного пламени, и только вокруг одного человека пламя полыхало однородного, багрово-красного цвета. И в этом пламени беспрерывным, беспокойным роем крутились черные точки.

Глава 48

Увидев, как Валерия махнула ей рукой, Варя подошла к подруге.

– Все получилось?

– Да.

– И кто наш заклинатель?

– Красавец юноша, антикваров сын.

Лицо Варвары вытянулось, и она произнесла огорченно:

– Ой, не-е-ет! Пожалуйста, пускай кто угодно, только не он! У меня были планы на этого принца!

– Ну, извини, дорогая, тут уж не от меня зависит.

– И что теперь будем с ним делать? В живых-то хоть останется?

– Останется, конечно. Но, скорее всего, ему придется уехать из этого города.

– Ох, – сокрушенно покачала головой Варвара, – как жаль, как обидно, как несправедливо. Ну почему не его папаша, а? Вот его совсем не жалко!

– Варь… – Договорить Лера не успела, в ее сумочке зазвонил мобильный телефон.

В лесной тишине мелодия вызова прозвучала громче обычного, и, судя по тому, как стали оборачиваться адепты общества, этот звук услышали все. Дрожащими пальцами девушка судорожно принялась искать телефон в сумке, а он все звонил и звонил. Наконец она нащупала аппарат и сбросила вызов. Воцарилась тишина. В круге догоревших свечей стояли люди и смотрели в пустое пространство между деревьями, откуда только что звучала музыка. Марина шагнула из круга и крикнула:

– Здесь кто-то есть?

Послушав тишину, она пожала плечами, вернулась на место и приступила к речи, завершающей собрание.

Боясь пошевелиться, словно любое движение могло выдать их местонахождение, подруги наблюдали, как адепты собирают с земли свечные огарки, разравнивая, затаптывая следы и линии, которые они образовывали.

Прощаясь друг с другом, люди потянулись к машинам, на поляне остались лишь трое: Марина, Петр и его сын.

Когда из вида скрылся последний участник собрания, Марина сказала:

– Все действо не покидало меня ощущение, что Эля действительно на нас смотрит.

– Возможно, так и есть, – ухмыльнулся Петр. – Она же в первом ряду сидит зрительного зала.

И он махнул рукой на скальную расселину. Марина бросила взгляд в указанном направлении и передернула плечами.

– Вы гарантируете, что она оттуда не выберется и не придет в себя?

– Конечно, нет, Васька дело знает, – сказал антиквар и похлопал по спине стоящего рядом парня. – Да, Василий?

Божественный красавец, оказавшийся Василием, чинно кивнул.

– Он же у меня талант, каких поискать, сама знаешь, весь в свою ведьму-мамашу, сто чертей ей за воротник. Так что повезло нам, что сыночек приехал, быстро нам тут все дела отладил да на правильные рельсы поставил. Так что не боись, Маринка, запечатана твоя конкурентка в этой скале, как в консервной банке. Еще день-другой, задавят ее камни и все закончится. Похороним красиво, торжественно.

– И вздохнем с облегчением, – кивнула Марина. – Но все же, чтобы я была спокойна, скажите, что не существует способа вызволить ее оттуда.

– Да что ж ты будешь делать! – Всплеснув ладонями, Петр снова хлопнул сына по спине. – Ну, скажи ей сам, давай, ведьмино отродье! Пусть успокоится!

– Вывести заточенный дух на свет может только совершенно чистая, безгрешная душа, – произнес Василий. Голос у него оказался высоким, тонким, почти девичьим.

– Во-о-от! – расхохотался Петр, поднимая вверх указательный палец. – Так что, считай, нет такой возможности, не младенцев же подкидывать в пещеру, верно?

– Да я все думаю… – начала Марина, но антиквар остановил ее взмахом руки:

– Все, хватит, поехали отсюда, а то мы и не завтракали, да и дел сегодня навалом.

Троица направилась к своим машинам. Проводив взглядами удаляющиеся спины, Варя с Лерой бросились к скале. Каменный разлом дохнул сыростью. Глубокая расселина сужалась в паре метров от входа, образуя небольшую пещеру. И там, в глубине, покачивался бледный фантом, похожий на игру света и тени.

– Беги за Марком, – сказала Валерия. – Я вас здесь подожду.

Варя молча кивнула и поспешила к трассе.

Достав телефон из сумочки, Лера посмотрела, кто звонил. Звонок был с Вариного телефона. Нажав на вызов, она слушала гудки, глядя в сумрак скальной расселины. Услышав голос Завьялова, девушка спросила:

– Что случилось?

– Ничего, все в порядке, – ответил мужчина.

– А зачем вы звонили?

– Просто узнать, когда вы вернетесь. А то мне тут скучновато, даже телевизор не посмотреть, у него почему-то шнура нет, в розетку не включить.

– Поскучайте, пожалуйста, еще немного. Мы очень-очень заняты нашим общим делом.

– Хорошо, хорошо, не беспокою. Один только вопросик: я тут совершенно случайно нашел в шкафчике бутылку муската…

– Пейте, – вздохнула Лера, – только медленно, это последняя бутылка в доме, больше вы ничего случайно не найдете, поэтому пусть вам хватит до нашего возвращения.

– Конечно, конечно! По глоточку буквально, а то весь на нервах…

Выключив телефон, Валерия сунула его в сумочку, тут послышались шаги и показался Марк, следом парня догоняла Варя.

– Иди сюда, – Лера поманила его рукой. – Варя рассказала тебе, кто находится в этой пещере?

– Да. Но я не понял, чем конкретно я могу помочь.

– Трех месяцев не прошло, как ты стал человеком, Марк. Ты обладаешь чистотой и безгрешностью младенца, а только такой человек сможет освободить заключенный дух. Поэтому заходи в пещеру и выведи оттуда Элеонору.

Глава 49

На всякий случай оставаясь невидимыми, девушки стояли на залитой солнцем поляне и смотрели, как парень протискивается в каменную щель.

Марк вышел обратно буквально через полминуты, и следом за ним показался сотканный из световых точек силуэт. Отчетливо было видно, что женская фигура держит парня за руку. А спустя мгновение силуэт исчез, разлетевшись белесыми искрами.

– Одно дело сделано, – сказала Лера, снимая с себя покров-невидимку.

– С чем я нас и поздравляю. – Варя тоже сняла магическую ткань. – Она прямо сейчас очнется в больнице?

– Через сутки-двое заключенный дух обычно сразу не возвращается в тело, ему нужно восстановить силы.

– А дальше что по плану? – спросил Марк. Парень потирал руки, пальцы, словно все еще ощущал касание фантома.

– Дальше едем в гости к талантливому Василию.

– И что с ним будем делать? – настороженно покосилась на подругу Варвара.

– По дороге расскажу.

Вернувшись к машине, они сели в салон и выехали на трассу. С задумчивым, притихшим видом Марк сидел сзади и отрешенно смотрел в окно.

– О чем думаешь? – обернулась к нему Лера.

– Это было так необычно, – медленно ответил парень. – Я почувствовал ее, почувствовал, какая она… живая.

Глянув в зеркало на молодого человека, Варя серьезно, даже торжественно произнесла:

– Котенька, мы тобой гордимся, знай и помни об этом. Купим тебе осетрины, хочешь?

– Не хочу. – Марк вздохнул и замолчал, глядя на проносящиеся за окном деревья.

К Зеленой Балке поехали по окружной дороге, не заезжая в Дивноморск, – Варя посчитала, что так короче. И действительно, к дому с магазином автозапчастей на первом этаже друзья добрались от силы минут за двадцать.

Остановившись на приличном расстоянии так, чтобы хорошо просматривалось здание, а сам черный «Ниссан» не бросался в глаза, Варя выключила мотор, посмотрела на Леру и сказала:

– Итак, командуй, главколдунья.

– Защита у него простая, – сказала Валерия, глядя на вход в магазин, – похоже, Василий уверен, что ему некого опасаться. Так что отрезать ему возможность управлять «спящим ядом» будет нетрудно. Да ты и сама сможешь это сделать, хочешь?

– Давай, – тяжело вздохнула Варвара, – какое-никакое, а свидание.

– У тебя пудра с собой?

Покопавшись в сумочке, девушка извлекла пудреницу и протянула подруге. Открыв ее, Лера зашептала заклинание, ногтем мизинца выводя на пудре символы.

Закончив, она вернула пудреницу Варваре.

– Просто дунешь пудрой ему в лицо, и уходи.

– А он мне в волосы не вцепится после такого милого поступка?

– Нет, он на время оцепенеет.

Сжав пудреницу в кулаке, девушка вышла из машины и направилась к магазину.

Внутри было прохладно, сумеречно, пахло резиной и свежесваренным кофе. На прилавке рядом с кассовым аппаратом стоял ноутбук, из которого тихо играла музыка. За прилавком сидел Василий и смотрел в монитор. Когда в магазин вошла девушка, он поднял на нее взгляд, и Варе сделалось немного не по себе. В приглушенном освещении голубые глаза молодого мужчины показались кусками голубого льда, вставленного в глазницы. Его бесстрастное лицо походило на искусно выполненную маску, из-под которой вот-вот выглянет чудовище.

– Здравствуйте, – беспечно произнесла Варвара, но голос ее все равно предательски дрогнул.

На приветствие Василий не ответил, продолжая сидеть истуканом и смотреть на посетительницу в упор ледяными глазами.

– Мне бы это… запчасти… – Варя начала теряться под этим взглядом. – У вас же продаются запчасти?

Взгляд мужчины стал медленно опускаться и остановился на руке девушки, державшей в кулаке пудреницу. Варя попятилась к выходу, и в ту же секунду Василий выпрыгнул из-за прилавка, перемахнул его, столкнув компьютер на пол, и бросился на девушку. Взвизгнув, Варвара метнула в него пудреницу и попала прямо в лоб. От удара пластмассовая коробочка раскрылась, щедрым шлейфом золотистая пудра покрыла лицо Василия, и он замер, моментально впав в оцепенение. Поглядев на живую скульптуру, вокруг которой летали мельчайшие поблескивающие частицы, Варя перевела дух и на негнущихся ногах вышла из магазина.

Увидев, какой взволнованной возвращается подруга, Лера поспешно открыла ей дверь:

– Что случилось?

– Он понял, – ответила Варя, падая на сиденье, – каким-то образом понял, с чем и зачем я пришла. Он кинулся на меня, как зверь какой-то.

– И как ты справилась?

– Швырнула пудреницу ему в голову, стоит теперь посреди магазина, как памятник. Он точно оживет потом?

– Конечно, так не останется. – Лера обняла подругу за плечи. – Прости, что так получилось, больше никогда никуда не пущу тебя одну. Ты – молодец, прекрасно справилась.

– Знала бы ты, сколько стоила эта пудра! – с досадой произнесла Варвара, рывком натягивая ремень безопасности. – Почти новая была!

– Купим, Варежка, купим, две штуки сразу, обещаю.

Глава 50

На подъезде к Дивноморску Лера позвонила Завьялову и предупредила, что скоро они будут.

– Жду вас, жду, – ответил он. – Я тут прибрался немного, полы подмел…

Приехав домой, друзья обнаружили, что кроме хозяйственных забот художник нашел себе еще занятие: он где-то раскопал кусок картона, коробку карандашей и набросал коллективный портрет: на стуле, положив ногу на ногу, сидел Марк, а по бокам, положив руки ему на плечи, стояли Лера и Варвара.

– Как здорово, спасибо! – восхищению подруг не было предела. – Марк, посмотри, как здорово ты получился!

– Рановато благодарить, – с довольным видом сказал Владислав. – Посмотрим, как на холсте будет, тогда вместе и порадуемся. Как вы съездили, успешно?

– Более чем, – кивнула Валерия. – Все сделали, что планировали. Мы обезвредили заклинателя и «спящий яд», теперь снадобье и в пузырьке, и в картинах не страшнее воды из-под крана.

– Как любопытно. – Владислав задумчиво поскреб подбородок, основательно заросший щетиной. – Можно, наконец, узнать, кто вы такие?

– Мы представители другого тайного общества, общества «Марр», – серьезно ответила Варя. – Следим за порядком в округе и не даем злым силам творить беззакония.

– Вот ка-а-ак… – протянул мужчина. – Надо же, развелось, однако, тайных обществ. Так, значит, все, я могу идти домой?

– Конечно, – сказала Валерия. – Выполните свое обещание – и счастливого пути.

– Какое обещание?

– Пойти в полицию.

– Зачем это я должен туда идти? – насторожился Владислав. – Вовсе я не хочу никакой полиции.

– Мы же договаривались.

– О чем?

Девушка терпеливо напомнила ему разговор и, видя, как колеблется художник, добавила:

– Слава, вы же очарованы Элеонорой, верно?

– Верно, но при чем тут…

– Элеонора сейчас в коме, в больнице. И попала она туда не без участия Марины и ее соратников, которые, между прочим, использовали и вас с вашим талантом самым бессовестным образом. Со дня на день Элеонора очнется и начнет наводить порядок в своем обществе, а полиция должна навести порядок в обществе Дивноморска и прекратить бардак с фальшивыми деньгами.

Слушая ее, Владислав молчал, глядя в пол.

– У нас есть знакомые в полиции, – продолжала Лера. – Они совершенно нормальные, адекватные люди. Вас внимательно выслушают и, уверяю, ни в какую каталажку с порога не поволокут.

– Все подробно расскажете, отдадите полицейским фальшивки, потом нарядитесь красиво, причешетесь, купите цветов и поедете в больницу к Элеоноре, – подхватила Варя. – И будете первым, кто встретит ее с того света.

– Хорошо, – выдохнул мужчина, – но с одним условием: в полицию вы пойдете со мной и подтвердите, что меня действительно ввели в заблуждение и злого умысла я не имел.

Подруги переглянулись.

– Нам бы не хотелось… – начала Валерия, но Слава отрезал:

– Иначе не поеду.

– Что ж, – вздохнула Варя, – собирайтесь.

– Прямо сейчас?

– Да.

Подъезжая к полицейскому участку, друзья увидели Женю. Участковый стоял у входа и что-то искал в телефоне. Увидав выходящую из машины компанию, он удивленно улыбнулся и помахал рукой. Поприветствовав его, Валерия сказала:

– Игорь у себя?

– Да, в кабинете. А что?

– У нас к нему дело, – девушка кивнула на художника. – Надо поговорить.

– Хорошо, идемте.

Они вошли в здание, и, увидав знакомые лица, дежурный воскликнул:

– О, опять вы! Здравствуйте!

– Что значит – опять они? – притормозив, Женя сдвинул брови к переносице, уставившись на дежурного.

– Так в третий раз уже приезжают, – пожал плечами дежурный.

Поморгав короткими рыжими ресницами, Женя произнес сердито:

– Ты ж вроде не с похмелья сегодня, нет? А то, если да, то выговор тебе обеспечен! Идемте.

Под недоуменным взглядом дежурного компания гуськом прошла к лестнице, ведущей на второй этаж.

В кабинете старшего оперативника, как обычно, работал вентилятор. Игорь сидел за столом и что-то писал в толстой тетради. Увидев посетителей, он немного растерянно улыбнулся и привстал, приветствуя их.

– Что случилось, зачем вы здесь?

– Игорь, у нас очень важное дело, – сказала Лера.

– Конечно, присаживайтесь.

Он указал на стулья, рядком стоявшие вдоль стола. Друзья расселись, с краю примостился бледный, взволнованный художник. Игорь собирался задать какой-то вопрос, но вдруг осекся, отчего-то пристально глядя на сидящих перед ним друзей. На лбу его четче обозначилась морщинка, словно он пытался что-то вспомнить, но никак не мог.

– В чем дело? – настороженно поинтересовалась Варвара.

– Какое-то дежавю, – медленно ответил Игорь. – Такое ощущение, что я уже видел эту картину, вот точно так же вы сидели, а там, у окна, – Женя…

– Ахахаха! – рассмеялась Варя, заулыбались и Лера с Марком. – Действительно дежавю! Нет, здесь мы никак не могли раньше сидеть, мы сегодня впервые посетили ваш храм закона и порядка! И надеемся, что больше никакие скверные события не приведут нас в эти стены.

Потерев переносицу, Игорь сел в свое кресло, закрыл тетрадь, положил руки на стол и сказал:

– Рассказывайте, какие такие скверные события привели вас сюда.

Начало вечереть, когда друзья вышли из полицейского участка, оставив Владислава Завьялова общаться с приглашенным в кабинет следователем. День потихоньку угасал в тихий сиреневый вечер.

– Ну что, – сказала Валерия, глубоко вдохнув теплый южный воздух, – будем переезжать в другой город?

– А по-моему, и здесь неплохо, – усмехнулась Варя. – Можно еще пожить месяцок-другой.

– Верно, – поддержал Марк. – Нескучный город, сгодится. Поехали домой? И помнится, мне кто-то осетрину обещал.

– Все будет, не беспокойся! – рассмеялась Варвара. – Котейку обижать – себя не уважать.

Отойдя от полицейского участка, друзья не торопясь направились к машине.

01.09.2019

home | my bookshelf | | Ведьмина вода |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу