Book: Знак бабочки



Знак бабочки

Галина Ларская

Знак бабочки

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.


© Ларская Г., 2019

© Оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2019

Глава 1

В этот ранний рассветный час набережная пустовала. Тихое майское утро расцветало яркими красками над сонной морской гладью. Облокотившись на парапет, девушка в длинном голубом сарафане и соломенной шляпке с красной лентой смотрела, как поднимается солнце. Целый месяц в ясную погоду приходила она полюбоваться рассветом и все никак не могла насмотреться на это прекрасное зрелище. Валерия всегда мечтала жить у моря, и вот сбылась мечта – она приехала на побережье, сняв на целых полгода домик в Дивноморске. Красивый, уютный город с просторными белоснежными набережными, весь в магнолиях и свечках кипарисов, казался игрушечным, сувенирным после пасмурного Петербурга.

Особых знакомств на новом месте жительства Валерия завести еще не успела, да и не сильно стремилась. Род занятий девушки предполагал уединенность, чем меньше людей знали о том, чем она занимается, тем спокойнее и лучше ей жилось: Лера была практикующим магом.

Глава 1

В этот ранний рассветный час набережная пустовала. Тихое майское утро расцветало яркими красками над сонной морской гладью. Облокотившись на парапет, девушка в длинном голубом сарафане и соломенной шляпке с красной лентой смотрела, как поднимается солнце. Целый месяц в ясную погоду приходила она полюбоваться рассветом и все никак не могла насмотреться на это прекрасное зрелище. Валерия всегда мечтала жить у моря, и вот сбылась мечта – она приехала на побережье, сняв на целых полгода домик в Дивноморске. Красивый, уютный город с просторными белоснежными набережными, весь в магнолиях и свечках кипарисов, казался игрушечным, сувенирным после пасмурного Петербурга.

Особых знакомств на новом месте жительства Валерия завести еще не успела, да и не сильно стремилась. Род занятий девушки предполагал уединенность, чем меньше людей знали о том, чем она занимается, тем спокойнее и лучше ей жилось: Лера была практикующим магом.

Солнце взошло, улетучилось очарование рассветных минут, и девушка пошла вдоль набережной, мимо пустынных пляжей, только-только начинавших готовиться к курортному сезону.

Две остановки на трамвае, и она на своей тихой улочке с частными домами, утопающими в цветущих садах. В доме Леры было три комнаты, кухня, просторная летняя веранда, в окна заглядывали ветки жасмина, на участке росли яблони и персики, вдоль забора цвели розовые кусты – девушка чувствовала себя так, словно живет в маленьком раю. Но все равно чего-то не хватало. В ярком курортном городе, где, казалось, все друг друга знают и никто не одинок, Валерия как раз свое одиночество и ощутила.

Бросив шляпу на кресло, она прошла на кухню и поставила на плиту джезву с кофе. Помешивая напиток, девушка рассеянно смотрела, как поднимается пена, и думала о том, что какая-то живая душа рядом все-таки необходима. С собакой надо было гулять, запирать ее в доме и на небольшом участке – жестоко, а Лера не могла гарантировать регулярных прогулок. Держать птицу в клетке еще хуже, чем запирать собаку в доме, с кроликом особо не о чем разговаривать, оставался единственный подходящий вариант – кот.

– Маг и кот, – вздохнула девушка, снимая джезву с плиты. – Как ново, как оригинально.

С чашкой кофе она вышла на веранду и села в тени жасминовых кустов.

– Хотя почему я не могу завести кота? – произнесла она, обращаясь к белым душистым цветам. – Какая кому разница, верно? Пусть у меня будет кот… Да я прямо сегодня его заведу!

При мысли, что, возможно, в ближайшие часы у нее появится маленький друг, Лера улыбнулась, казалось, даже солнце засветило ярче.

Вернувшись в дом, она решила не откладывать поездку на птичий рынок до выходного дня, надеясь, что кто-нибудь принесет котят и сегодня. Девушка представляла маленький пушистый клубок с ясными глазами, милым розовым носом, как он будет играть в траве, как славно они вместе заживут.

Но прежде чем отправиться в путь, Валерия зашла в магическую комнату. Как обычно, там царил полумрак, шторы на окне были задернуты и едва пропускали дневной свет. Комната была почти пустой, за исключением стеллажа с открытыми полками, заставленными всевозможными склянками, коробочками, мешочками, зеркал на стенах и большого круглого стола. Деревянную крышку покрывали выжженные символы, в центре, в круге сосредоточения магической силы – грегоре, поблескивал зеленый песок, похожий на мелкую стеклянную крошку. На краю стола лежала длинная металлическая спица. Лера взяла ее и начертила в центре круга причудливый символ.

– Сегодня принесу котенка, – сказала она, обращаясь к рисунку на зеленом песке. – Надеюсь, ты не станешь возражать.

Символ вспыхнул зеленовато-ртутным блеском, вспышка отразилась в зеркалах, и в воздухе возникло переливающееся свечение. Оно вращалось, меняло очертания, затем сгустилось, обрело форму и упало на стол золотой цепочкой. Лера взяла ее и увидела, что это – ошейник для кота.

Девушка благодарно улыбнулась и покинула комнату.

Утро обещало по-летнему жаркий день, и пока Лера шла к трамвайной остановке, то даже пожалела, что оставила шляпу на кресле.

Вскоре подошел трамвай, он был пустым, и никто не мешал рисовать в фантазиях чудесного котенка, ошейник-цепочка для которого уже лежала в сумке.

Рассеянно глядя на проплывающие мимо дома и деревья в трамвайном окне, Лера вдруг ощутила непонятную тревогу – словно в теплом воздухе внезапно повеяло ледяным сквозняком. Девушка очнулась и посмотрела по сторонам, словно источник холода мог находиться где-то рядом. Но в залитом солнцем трамвае по-прежнему было спокойно и пусто.

Рынок встретил птичьими трелями и лаем щенков. В будний день продавцов собралось немного, в основном торговали птицей, цыплятами и утками. Лера прошлась по рядам раз, другой, котят не было ни у кого. Решив немного подождать, вдруг еще кто-то придет и принесет малышей, она отошла в сторонку и встала в тени раскидистой кроны старого инжира.

Шло время, продавцов не прибавлялось. Лера собиралась уходить, как вдруг увидела его. Чумазый мальчишка нес здоровенного кота, лохматого и черного, как южная ночь. Кот покорно висел у него в руках, едва ли не касаясь земли задними лапами. Пацан тащил его, как плюшевую игрушку, ничуть не заботясь об удобстве зверя.

Когда мальчик проходил мимо, кот взглянул на Леру фантастически зелеными глазами, и девушка могла бы поклясться, что между ними промелькнула искра мгновенного взаимопонимания. Мальчишка свернул к рынку и пристроился рядом с прилавками с явным намерением устроить торговлю котом. Не раздумывая, Лера бросилась к нему:

– Мальчик, это твой кот?

– Мой! – нахально соврал пацан. – Недорого стоит, берите! Смотрите, какой пушистый!

Шубка у кота и впрямь была роскошной, но сильнее всего Леру заворожили его глаза – спокойные, умные, удивительного красивого цвета.

– Сколько за него хочешь?

– Тысячу рублей! – выпалил мальчишка и прижал кота к груди покрепче.

– Держи. – Лера достала из сумки деньги. – Надеюсь, ты его ни у кого не украл?

– Нет, что вы, он уличный! – ответил пацан. Поняв, что сболтнул лишнего, он торопливо схватил деньги, сунул кота в руки покупательнице и побежал прочь.

Глава 2

Расстегнув матерчатую сумку, Валерия посадила в нее свою покупку и понесла к трамвайным путям. Кот сидел смирно, его крупная голова торчала наружу, он с интересом поглядывал то по сторонам, то на девушку.

– Приедем домой, попросим тебе новый ошейник, побольше и получше прежнего, – сказала Лера, заходя под навес остановки. Маленькую цепочку для котенка она застегнула на руке вместо браслета. – Интересно, что ты любишь, рыбу, мясо? Чем тебя угостить?

По асфальту, как заводные, прыгали воробьи. Птицы целиком и полностью завладели вниманием кота, на Леру он внимания не обращал, и все ее вопросы остались без ответа.

Подошел трамвай. Зайдя внутрь, девушка села у окна, поставила сумку на колени и погладила своего нового друга.

– Как тебя назвать, какое придумать имя? – не оставляла она попыток наладить диалог. – Наверняка оно у тебя уже есть, его надо просто узнать. Намекни хотя бы, как тебя зовут?

Но кот лишь фыркнул от какой-то пылинки, попавшей в нос, и отвернулся, как показалось – демонстративно.

Выйдя на своей остановке, Лера направилась не к дому, а к продуктовому магазину, где набрала всевозможных деликатесов для своего питомца. Ей хотелось сделать все возможное, чтобы коту понравилось на новом месте жительства, ведь ему ничего не стоило уйти от нее и не вернуться в тот же день.

Женщина на кассе заметила торчащую из сумки кошачью голову и заулыбалась:

– Какой красавец! Какие глазищи! Ваш?

– Теперь мой. – Лера сложила в пакет упаковки паштета и банку сардин.

– Как звать-величать?

– Пока не знаю, мы только познакомились.

– Черныш! Это же настоящий Черныш – так и назовите!

Поблагодарив за совет, Лера вышла из магазина и направилась в сторону своего дома. Синим глянцевым шатром стояло над головой ясное южное небо. Совсем по-летнему жаркий полдень торопил в тень, в прохладу, даже кот спрятался в сумку и не показывался до самой калитки.

Зайдя на участок, девушка открыла входную дверь и сказала:

– Добро пожаловать домой. Проходи, располагайся.

Кот выпрыгнул из сумки и прошелся, оглядываясь. Пока он знакомился с обстановкой, Лера отправилась на кухню готовить ему обед.

Она разложила по тарелочкам угощения, налила в миску молока и, выбрав удобное место между столом и холодильником, поставила туда посуду. Затем позвала:

– Кис, кис, кис! Кушать подано!

Кот вальяжно вошел в кухню, неторопливо приблизился к тарелкам и придирчиво обнюхал угощения. Девушка с улыбкой наблюдала за ним.

– Как же все-таки тебя зовут, красавчик? Как к тебе обращаться?

Кот обернулся, поглядел на нее внимательно и, видимо, решив, что после такого щедрого угощения можно снизойти до разговора, отчетливо произнес:

– Мар-р-р!

– Ах, вот как! – Лера рассмеялась. – Понятно! Что ж, будем знакомы, Мар, меня зовут Валерия.

Знакомство состоялось, и кот принялся за еду. Не желая ему мешать, Лера пошла в магическую комнату. Питомцу требовался новый ошейник, оставалось надеяться, что магия отнесется снисходительно к столь частым просьбам по пустякам.

Закрыв за собой дверь, девушка подошла к столу и нарисовала на песке грегора новый символ железной спицей. На этот раз ответа пришлось подождать. Лера успела подумать, что его вовсе не будет, как вдруг в зеркалах отразилась быстрая вспышка и на стол упала золотая цепочка подлиннее: замысловатого плетения с едва уловимым зеленоватым оттенком металла.

Поблагодарив магическую силу, девушка взяла подарок, распахнула дверь и едва не споткнулась о кота – Мар сидел на пороге.

– Нет, дружок, тебе сюда нельзя. – Лера тихонько отодвинула его в сторонку и закрыла комнату. – Там не твоя территория.

Но кот отказался понимать: как это – не его территория? Если он уже здесь живет – значит все в этом доме относится к его владениям. Мар просунул лапу под дверь и попытался ее открыть.

– Нет, нельзя, прекрати. – Девушка взяла его на руки и понесла в спальню. – Давай лучше найдем тебе уютное местечко, а завтра я принесу мягкую лежанку, домик, все, что захочешь. Тебе здесь будет хорошо, вот увидишь.

Кот выпрыгнул из объятий прямиком на кровать и прошелся по покрывалу, осматриваясь.

– А еще у меня есть подарочек для тебя. – Лера разжала кулак и показала цепочку. – Такого ошейника не будет ни у какого другого кота в мире. Нравится?

Но Мар не удостоил вниманием ошейник. Он походил по кровати и улегся посередине, повернувшись к хозяйке спиной.

– Держи подарок и прекрати обижаться.

Девушка застегнула цепочку на кошачьей шее, Мар это снисходительно стерпел.

Переодевшись в домашнее платье, Лера стала прибираться в комнатах, попутно вспоминая, что еще она должна была сделать. Ей казалось, что она забыла нечто важное, что-то было в планах на ближайшее время, а что именно, не получалось вспомнить. В задумчивости она стояла перед зеркалом платяного шкафа и смотрела в пол. Майское солнце успело позолотить кожу девушки загаром, легкий овал лица с тонкими нежными чертами казался покрытым абрикосовой пудрой, отчего ее глубокие серо-голубые глаза сияли ярче, а русые волосы посветлели до цвета спелой пшеницы.

– Что же я должна была сделать такого важного? – произнесла она, обращаясь к туфлям и босоножкам, выстроенным в ряд. – Не помню, видимо, не так это и важно.

Закончив уборку, девушка заглянула в спальню, убедилась, что Мар спокойно спит, свернувшись клубком, и пошла на кухню готовить поздний обед для себя.

Приступая к готовке, Лера частенько вспоминала слова своей тети Агриппины: «Кулинария – тоже магия, и относиться к ней надо соответствующе». Родителей своих Лера не помнила, росла она вместе с тетей, которая и посвятила девочку в магические секреты. Агриппина рассказывала, что род их идет от могущественных болгарских колдунов, и ни в коем случае не должна прерываться цепочка тайных знаний. Однажды девочку заинтересовало, что же магия попросит в ответ на исполнение просьб и желаний, что взамен полученным сокровищам придется отдавать? На что тетя ответила, что у каждого выходит по-своему, придет время, и магия сама это подскажет. Но пусть Лера ничего не боится, никакого вреда ей не будет.

В открытое кухонное окно лился солнечный свет и напоенный цветочным ароматом воздух, доносились голоса и смех соседских детишек, от всего этого веяло умиротворением, но покой внезапно разрушило вновь возникшее непонятное чувство тревоги. Словно предчувствие грозы, повисло оно в воздухе, и Лера замерла, прислушиваясь к нему. Чем дольше девушка изучала это спонтанно возникшее ощущение, тем яснее понимала, что скоро ее жизнь изменится. Но непонятно было, в какую сторону и что послужит толчком к этим переменам.



Глава 3

К концу недели Валерия с Маром вполне подружились. Кот оказался покладистым, ночами спал в ногах, днем гулял в саду или сидел на окне, в еде был неприхотлив, никаких проблем не доставлял, и Лера не могла нарадоваться на своего питомца. Единственной проблемой оставалось то, что он никак не оставлял попыток проникнуть в магическую комнату. Требовалось врезать в дверь замок. Лера раздумывала, к кому бы обратиться. Найти мастера не было проблемой, вопрос заключался в том, как так сделать, чтобы мастер не увидел саму комнату? Этого пока девушка придумать не могла, оставалось подпирать дверь стулом, потому что у Мара получалось открывать ее ловко и без особых усилий.

Субботним утром Лера возвращалась с морской прогулки, когда ее окликнул веселый женский голос:

– Лера! Лерочка!

Девушка обернулась. Из машины, притормозившей у обочины, махала рукой Светлана – симпатичная, жизнерадостная женщина, похожая на сдобную ватрушку. Жила она с мужем – военным моряком и пятнадцатилетней дочкой на соседней улице.

– Привет. – Лера искренне ей обрадовалась и подошла к машине.

– Здравствуй, здравствуй. – Казалось, в Светлане улыбалось все: карие глаза, яркие губы, даже лоб и курносый нос. – Ты не забыла, у моей Татки день рождения сегодня? Шестнадцать стукнет, невеста уже!

«Ах, вот оно что! – мысленно воскликнула Лера. – Вот что я забыла!» А вслух она произнесла:

– Нет, конечно, все помню. Во сколько?

– К шести подходи, пока все соберутся, пока Юра мангал разведет, мы уже и поболтать успеем.

– Хорошо, буду к шести.

– До встречи! – Света махнула на прощание и поехала дальше.

Для Валерии не было секретом – соседей интересовала ее персона, было любопытно, что за девушка сняла дом на весь сезон и поселилась в одиночестве. Миловидность, приветливость и замкнутый образ жизни делали ее загадкой в глазах окружающих, многие желали познакомиться поближе, узнать, что она за человек. Вежливо, но твердо Лера держала дистанцию, не сумев устоять лишь перед обезоруживающим обаянием Светланы. Они стали общаться, Лера даже пару раз приходила в гости, никогда, однако, не приглашая к себе с ответным визитом.

Ускорив шаг, девушка поспешила домой. Времени до шести оставалось не так уж и много, надо было успеть приготовить стоящий подарок.

Магия избавила Леру от надобности ходить каждый день на работу, предоставляя ей все необходимое. Но девушка старалась лишний раз не злоупотреблять этими ресурсами и самостоятельно зарабатывать на жизнь, используя полученные знания. Она умела составлять целебные сборы, способные в два счета поставить больного на ноги, делала мази, заживляющие раны и ожоги, кремы, возвращающие красоту и молодость, знала заговоры на все случаи жизни. Своим новым знакомым Валерия представлялась то фитотерапевтом, то косметологом, то наследницей дяди-ювелира, оставившего ей неплохое состояние и обучившего племянницу своему делу.

В Дивноморск она приехала с денежным запасом, казавшимся ей весьма приличным. Однако деньги быстро таяли, и в скором времени неизбежно должна была возникнуть необходимость заработка, а это все же предполагало контакты с местными жителями, о чем Лере пока что и думать не хотелось.

Придя домой и покормив своего питомца, девушка отправилась в магическую комнату. Татка, веселая и шебутная, как мама, худенькая и звонкая, еще по-подростковому угловатая, страсть как переживала из-за россыпи веснушек на щеках и носу. И Лера решила подарить ей избавление от этих точек, хотя, на ее взгляд, веснушки придавали девочке особое очарование.

Стоило закрыть дверь комнаты, как в щели моментально показалась кошачья лапа.

– Мар, нельзя! – уже привычно бросила девушка, направляясь к стеллажу.

Взяв с полок необходимые ингредиенты, она поставила каменную плошку на край стола, покрытый выжженными символами. Шепча заклинания, Лера принялась смешивать компоненты в плошке, пока не получился густой белоснежный крем.

Положив баночку с кремом в красивую золотистую коробочку, Лера вышла из комнаты и снова чуть не споткнулась о кота, сидевшего на пороге.

– Сегодня же попрошу Светиного мужа поставить замок, – укоризненно сказала она, обращаясь к упрямой кошачьей мордахе. – Занавешу, закрою простынями все, что в комнате находится, и придумаю этому какое-нибудь объяснение.

Глядя на хозяйку немигающими зелеными глазищами, кот сердито мяукнул.

– И никаких возражений. – Лера погрозила ему указательным пальцем. – Завтра здесь появится замок.

Положив коробочку с подарком в сумку, девушка посмотрела на часы и стала собираться: светло-сиреневое платье, оттеняющее загар, цвет глаз и волос, капля духов собственного изготовления. Она слегка подкрасила глаза, губы, собрала волосы в хвост, оставив пару локонов вокруг лица, и улыбнулась своему отражению.

Дымком мангала пахло издалека. Звучала музыка, слышались взрывы хохота – гости собрались раньше назначенного времени. Завидев Леру, хозяйка бросила накрывать стол на веранде и поспешила ей навстречу.

– Привет, привет, дорогая, проходи! – В белоснежной блузке, в длинной пышной юбке, Светлана обдала гостью сладкой волной цветочного аромата и повела знакомиться с гостями.

В основном собрались подростки – друзья и одноклассники Татки, да пара родственников семьи. Вручив подарок имениннице, Лера спросила:

– Еще кого-то ждем или все собрались?

– Еще Юрочкин племянник с сослуживцем должны подойти, они предупреждали, что задержатся. Давай пока налью тебе бокальчик.

Лера не успела опомниться, как в одной руке уже держала бокал шампанского, а в другой – деревянную палочку с жареными креветками.

Немного пообщавшись с гостями, девушка отошла в сторону, к мангалу, на решетке которого Юрий раскладывал очередную порцию шашлыка. Поздравив его с появлением на свет такой чудесной дочки, Лера озвучила свою просьбу.

– Замок в дверь врезать? – Брови на круглом добродушном лице Юры удивленно поползли вверх. – И всего-то? Конечно, сделаем, завтра приду с инструментом. Сам замок-то имеется?

– Нет, только собиралась купить.

– И не надо, не покупай, посмотрю, может, у нас есть, если не найду, захвачу по дороге.

Гости расселись за столом, уже и первые тосты прозвучали, когда явились племянник с сослуживцем. Племянник Игорь оказался высоким молодым мужчиной, темноволосым, с приятным открытым лицом и живыми серыми глазами. А его сослуживец Женя будто был специально поставлен рядом для контраста: маленький, рыжий, похожий на серьезную, важную белку с неожиданно цепким, проницательным взглядом. Оба служили в полиции – Игорь оперативником, Женя участковым.

Компанией полицейские оказались замечательной, сыпали шутками, веселыми историями и быстро сделались центром застолья. Отличное чувство юмора так украшало обоих мужчин, что даже рыжий Женя вскоре перестал контрастировать со своим товарищем, оказавшись умным и обаятельным человеком. Лера смеялась их шуткам, с интересом слушала истории и практически ощущала себя частью всего этого гостеприимного южного семейства. И думать не хотелось о том, что осенью придется расставаться, скорее всего, навсегда.

Глава 4

Посиделки затянулись допоздна, расходиться гости начали далеко за полночь. Игорь с Женей предложили проводить Леру, но девушка отказалась, сказав, что живет буквально в двух шагах.

Улицы пахли буйно цветущим жасмином, розами и разнотравьем. Запах цветущей природы среди ночи был особенно густым, каким-то слоистым, наполненным радостью и жизнью. Лера дышала с наслаждением, запоминая аромат до каждой ноты, невольно принимаясь сочинять композицию новых духов. И тут вдруг снова… на этот раз тревога резанула сердце таким отчетливым физическим ощущением, что девушка споткнулась на ровном месте. Перехватило дух, и она замедлила шаг, чтобы отдышаться. Прислушаться, рассмотреть это чувство Лера не успела, оно пропало так же внезапно, как и возникло.

Подойдя к ограде своего участка, она посмотрела на погруженный в темноту сад, на дом и… увидала в окнах какое-то слабое смутное свечение зеленоватого оттенка. Сердце девушки забилось чаще, от волнения у нее даже не сразу получилось открыть калитку.

– Что это такое? – прошептала Лера, бегом бросаясь к крыльцу. И тут же, словно в ответ и в утешение, вспомнились слова тети Агриппины: «Магия не причинит тебе вреда, не бойся».

Зайдя в дом, Лера огляделась. Повсюду клубился дым – цвета малахита с белесыми световыми всполохами, он стелился по полу, поднимался вверх по стенам, расползался по потолку. И шел он из-за приоткрытой двери магической комнаты.

– Мар, ах ты негодник! – в сердцах воскликнула девушка. – Что ты там устроил?

Лера заглянула в комнату, и увиденное не на шутку ее испугало. Мар сидел в центре стола, прямо в грегоре, вокруг него полыхали языки холодного зеленого пламени. Зверь значительно увеличился в размерах и сильно изменился, напоминая теперь какое-то странное существо, лишь отдаленно похожее на кота. Глаза его горели лихорадочными огнями, он приоткрывал и закрывал рот, не издавая при этом ни звука.

В ужасе Лера захлопнула дверь и прижалась к ней спиной.

– Неужели это оно и есть? – дрожащими губами произнесла она. – Вот в чем причина моей тревоги? Об этом она меня предупреждала?

Из-под двери продолжал валить дым, окутывая ее ноги изумрудным туманом. Из комнаты доносились невнятные шепоты и шорохи, словно ветер гонял по асфальту сухую листву, что-то мелодично звякало, будто сталкивались склянки, нечто скрипело и завывало маленьким комнатным ураганом.

Звуки стихли только к утру. Остаток ночи Валерия так и простояла, подпирая собою дверь, словно боялась, что, отойди она на шаг в сторону, из комнаты немедленно вырвется на свободу нечто чудовищное. Все тело онемело, ноги не слушались, но девушка продолжала стоять неподвижно, как часовой на посту.

Когда в окнах посветлело, Валерия услышала тихие шаги в магической комнате и чей-то мягкий голос вкрадчиво произнес:

– Хозяйка, открой!

Услышав это, она от страха так и вжалась в дверь, а мягкий голос повторил:

– Открой, хозяйка! Не бойся, это я, твой Мар.

С той стороны кто-то поскребся когтями по дереву, и с неизвестно откуда взявшимися силами девушка отпрыгнула в сторону, подальше от этого звука. Дверь медленно приоткрылась, и на пороге возник худощавый молодой человек среднего роста в черной одежде. У него были волнистые смоляные волосы до плеч, интересное скуластое лицо и чуть раскосые глаза изумрудно-зеленого цвета. Если бы не ошейник на его горле, из цепочки превратившийся в гладкую золотую ленту сантиметровой ширины, Валерия могла бы попробовать убедить саму себя, что в дом просто забрался воришка и теперь таким оригинальным способом старается избежать конфликта, но это… это действительно был Мар. И если хорошенько присмотреться, в чертах лица молодого человека можно было уловить едва заметное сходство с кошачьей мордой.

– О боже… – прошептала Лера, отступая в коридор. – Не подходи ко мне…

– Да не бойся ты меня. – Человек-кот улыбнулся открытой белозубой улыбкой, яркой, как вспышка. – Я все тот же, только внешне изменился немного.

– Зачем ты полез в эту комнату? – Голос девушки дрожал, от всего пережитого она готова была расплакаться. – Я же тебя просила!

– Как это зачем? Интересно было, что ты там прячешь. Да и вообще, разве не знаешь, что коты не переносят закрытых дверей?

Лера промолчала. Она во все глаза разглядывала молодого человека, продолжая потихоньку отодвигаться назад, к входной двери.

– Не бойся меня, я ничего тебе не сделаю плохого, – сказал он.

– Как теперь быть? – почти беззвучно прошептала девушка. – Как все вернуть обратно?..

– Зачем возвращать? – услышал ее Мар. – Меня все устраивает, так мне даже больше нравится. Мир, оказывается, такой яркий, разноцветный, а раньше для меня он был тусклым и серым. Теперь гораздо лучше стало. А ты, хозяйка, оказывается, ведьма?

– Я не ведьма! – вспыхнула Лера. – Я практикующий маг!

– А есть большая разница?

– Представь себе, есть! И вообще, почему ты со мной споришь? Ты же… ты же кот!

– Да, но только теперь у меня есть дар человеческой речи, и я могу спорить. – Мар вновь ослепительно улыбнулся.

И в этот момент в дверь постучали. Лера вздрогнула и от неожиданности громко крикнула:

– Кто там?!

– Это я, Юра! – ответил с улицы мужской голос. – Пришел замок ставить! У тебя там калитка нараспашку! Все в порядке, ничего не случилось?

– Все нормально, наверное, случайно не закрыла! – Девушка посмотрела на молодого человека, на входную дверь, снова на молодого человека и замахала руками: – Уйди, спрячься где-нибудь!

Мар не заставил себя уговаривать и скрылся в магической комнате.

Глубоко вдохнув, медленно выдохнув, Лера постаралась успокоиться и дверь распахнула с улыбкой и милым выражением лица. Невзирая на вчерашнее застолье, Юрий выглядел свежо и бодро. В руке сосед держал целлофановый пакет, в котором угадывались инструменты.

– Доброе утро! – сказал он. – Извиняюсь, что рановато явился, но пришлось спозаранку ехать на работу, на обратном пути решил заодно и с замком твоим разделаться.

– Юра, вы знаете… – залепетала девушка, – я пока решила обойтись без замка. Все-таки дом чужой, надо сначала хозяев спросить, не станут ли они возражать…

– Понял, понял, – закивал Юрий. – Нет проблем. Как надумаешь, сразу и поставим. Если можно, дай, хозяюшка, водицы напиться, да я пойду. А то после вчерашнего в горле – пустыня Сахара.

– Конечно, да, проходите. – Лера отступила назад, давая ему войти, и повела гостя на кухню. – Есть холодный лимонад, будете?

– Все буду! – выдохнул он.

Пока Лера наливала газировку в кружку, мужчина осмотрелся и увидел на полу тарелки со сметаной и сардинами.

– О, у тебя кошка есть?

От этих слов руки девушки дрогнули, и она едва не выронила кружку.

– Была, – пробормотала Лера, – но ушла. Не понравилось кошке жить у меня, кошка выбрала свободу.

Протянув гостю лимонад, девушка собрала тарелки с пола и поставила в раковину.

Осушив кружку, Юра вернул ее хозяйке и сказал:

– Кошки – это хорошо. Они уют создают, благотворно влияют на нервную систему и даже нормализуют давление. Вот был у нас кот Шибздик…

С заинтересованным лицом Лере пришлось выслушать историю про Шибздика, и когда Юрий наконец закончил, она клятвенно пообещала, что заведет еще одну кошку и ее нервы с давлением придут в полный порядок.

– Ладно, я пошел. – Мужчина направился к выходу, но в коридоре замедлил шаг и к чему-то прислушался. – У тебя музыка, что ли, играет или мне кажется?

– Да, радио. – Лера обошла гостя и открыла дверь. – Спасибо, что зашли, извините, что так получилось.

– Ничего, всегда зови, когда понадобится помощь.

Девушка проводила взглядом удаляющуюся спину соседа и торопливо захлопнула дверь. Затем еще и заперла на замок для верности.

Глава 5

Музыка доносилась из магической комнаты. Не зная, к чему готовиться, Лера осторожно заглянула внутрь. В воздухе плавали, покачиваясь, туманные огни, Мар касался их пальцами, подбрасывал вверх, как клубки ниток, огни сталкивались, разлетались, снова сталкивались, отчего и получался мелодичный перезвон.

– Что это ты делаешь? – поинтересовалась девушка.

– Играю, – ответил он. – Смотри, как весело.

– Очень. Как ты это сделал?

– Когда я сюда зашел, они уже летали.

– Правда? – Лера подошла ближе, разглядывая невиданное ранее явление. – Похоже, магия решила поиграть с тобой, как с котенком.

Вытянув руку, девушка тоже хотела коснуться огней, но они вдруг начали быстро таять, растворяясь в воздухе.

– Ну вот, – огорчился парень. – Всю игру испортила.

– Куплю тебе мячики и пластмассовых мышек. – Вблизи Лера получше рассмотрела ошейник на молодом человеке. Золотая полоска только издали казалась гладкой, на самом деле ее тончайшей вязью покрывали какие-то письмена. Но, сколько бы девушка ни приглядывалась, ни одного знакомого символа не увидела. – Идем отсюда, будем думать, что делать дальше.

Они прошли на кухню, Валерия присела за обеденный стол, а Мар открыл холодильник и уставился внутрь.

– На верхней полке твоя колбаса и сардины, – сказала Лера. – Если хочешь хлеба, вон там, в деревянной хлебнице возьми.

Хлеба парень не захотел, сказав, что это птичья еда. С куском колбасы и стаканом молока он уселся за стол напротив.

– Не представляю, как все вернуть обратно, – произнесла Валерия, задумчиво глядя в окно. – Не была я к такому готова, даже не подозревала, что грегор способен на подобные вещи – самостоятельно превратить кота в человека, это же уму непостижимо.

– Ничего не надо возвращать обратно, – сказал парень, с аппетитом поедая колбасу вместе с оболочкой. – Зачем? Так же веселее.

– И что я скажу людям? Кто ты такой, откуда взялся? Ты ведь не сможешь постоянно находиться в доме.

– Подумаешь, большая проблема. Брат я твой, на лето приехал в гости.



– Брат, да… – тяжело вздохнула девушка. – Знаешь что, Мар… Хотя теперь тебя лучше Марком звать, такое имя больше подходит человеку.

– Я не против, как хочешь, так и называй. На Марка я тоже отзываться буду.

Немного помолчав, Лера тряхнула головой, словно очнулась, и сердито сказала:

– Нет, нет, не может быть и речи, чтобы оставить тебя в таком виде! В конце концов, это против законов природы, против магических законов…

– Магия меня таким и сделала, – мягко перебил Марк. – Если ты помнишь. Значит, все в порядке с ее законами, а с природой как-нибудь договоримся.

– Но, но… – девушка беспомощно посмотрела в его смуглое зеленоглазое лицо, – что я буду с тобой делать?

– Ничего не надо со мной делать, – рассмеялся парень. – Ты хотела себе друга, компаньона, для этого и купила меня на рынке. Я и дальше буду тебе тем самым другом, компаньоном, только не мяукающим, а говорящим. Так ведь даже лучше, верно?

Лера промолчала. Опустив голову, она смотрела в пол, мысли путались, и хотелось прогуляться по набережной.

– Эй, хозяйка, – юноша наклонился, пытаясь поймать ее взгляд, – ну что за кислый вид, в самом-то деле? Нам будет весело вместе, вот увидишь.

– Надо выяснить, как это произошло, – упрямо повторила девушка. – Каким образом сработало и чего ожидать в дальнейшем от такого превращения.

– А чего ты боишься?

– Грегор мог превратить тебя ненадолго, лишь на какое-то время. Он мог превратить тебя с каким-то условием обратного превращения. Или что-то еще, чего я даже предположить не могу.

– Можно это как-то выяснить? – Перспектива в короткий срок стать обратно котом нешуточно встревожила парня.

– Дай подумать.

Накручивая прядь волос на указательный палец, Лера смотрела в пространство, мысленно перебирая возможные варианты контакта с магией по непредвиденному вопросу. После долгих раздумий она сказала:

– Попробую обратиться к Оракулу. Его следует беспокоить только в крайних случаях, но сейчас, по-моему, именно такой случай и есть.

– Мне тут подождать или можно с тобой? – В глазах молодого человека вспыхнуло любопытство.

– Пойдем, чего уж теперь, тем более ты – главный повод вызова Оракула.

Вместе они отправились в магическую комнату. Марк остался у двери, а Лера подошла к столу, взяла спицу и, шепча заклинания, начала рисовать знаки на песке грегора. Вспышки, отразившиеся в зеркалах, на этот раз получились ярко-оранжевыми, в пространстве над столом возникла маска, будто бы сделанная из скорлупы грецкого ореха. Слегка покачиваясь в воздухе, она поглядела на девушку пустыми глазницами. Поприветствовав Оракула и попросив прощения за беспокойство, Лера описала проблему и попросила разъяснений. Вокруг маски потоком стали вращаться начерченные светом символы, понятные только девушке. Она внимательно следила за их движением, время от времени кивая головой.

Длилось это от силы несколько минут, затем символы погасли, а маска рассыпалась облаком мерцающих точек.

– Что сказала эта штуковина? – поинтересовался Марк.

– Могу поздравить, – ответила Лера. – Превратился в человека ты почти навсегда. И да, у тебя девять жизней.

Глава 6

День постепенно клонился к вечеру. Лера с Марком сидели на веранде, она – с чашкой чая, он – с кружкой молока.

– Если снять с тебя ошейник, ты снова станешь котом, – сказала девушка, прокручивая в мыслях информацию, полученную от Оракула, – все ли запомнила, ничего ли не упустила.

– Понял. Хорошо, что мне ошейник не мешает и не тянет от него избавиться. А девять жизней – как это? Можно поподробнее?

– Тебе, наверное, лучше знать, как это у котов происходит. Ты мне и расскажи.

– Я ничего про это не знаю. Может, люди сами напридумывали.

– Но Оракул-то знает. Значит, есть у тебя эти девять жизней.

– Звучит хорошо, я согласен. Девять жизней лучше, чем одна.

Допив молоко, Марк поставил кружку на стол, откинулся на спинку плетеного кресла и стал смотреть в сад на прыгающих в траве скворцов. Лера проследила его взгляд и сказала:

– Только не охотиться на птиц, ладно? Соблюдай человеческую культуру поведения.

– Люди разве не охотятся на птиц?

– Охотятся, но… они это делают ради охотничьего азарта, еще для еды.

– Все правильно. А мне почему нельзя?

– Ты разве голодный?

– Пока нет, но когда проголодаюсь, можно поохотиться на птиц?

– Нельзя! – Девушка хлопнула ладонью по столу. – Нельзя трогать птиц! Нельзя охотиться на мышей, на крыс, ни на кого нельзя! Просто скажи мне, что хочешь есть, и я тебя накормлю!

– Хорошо. – Парень пожал плечами, продолжая наблюдение за скворцами. – А мы всегда будем сидеть за забором или можем куда-то прогуляться?

– Конечно, можем. Хочешь, к морю сходим?

– Там рыба есть, да? Очень хочу.

– Ты точно не голодный?

– Точно. Просто я привык думать о пропитании впрок.

– Отвыкай. Теперь тебе не придется нуждаться. Идем, погуляем.

Они стали собираться на прогулку, но возникла проблема: у Марка не было обуви. Покопавшись в шкафу, Лера нашла пару пляжных шлепанцев, которые ей были велики: ярко-голубые, с матерчатыми цветами. Шлепанцы пришлись парню почти что впору.

– Завтра пойдем по магазинам и приоденем тебя, – сказала Лера, с улыбкой наблюдая, как Марк неуверенно передвигается по комнате, привыкая к обуви.

– Как вы в этом ходите? – проворчал он. – Ужасные ощущения!

– Привыкнешь, да и полегче станет, когда купим тебе ботинки по размеру.

Тихий теплый вечер разлился голубыми сумерками, когда они вышли из дома. Парень так неуверенно ступал по дороге, что Лере пришлось взять его под руку, чтобы он, чего доброго, не растянулся на мостовой.

По набережной, как обычно, неспешно гуляли парочки, мамы с колясками и первые отдыхающие, отличавшиеся от местного населения бледным цветом кожи. Солнце скрылось за морским горизонтом, вот-вот на смену оранжевому светилу должна была прийти холодная луна. Облокотившись на парапет, Лера подставила лицо свежему ветру, Марк встал рядом и глубоко вдохнул морской воздух.

– Как хорошо рыбой пахнет, – сказал он. – Рыбу можно ловить?

– Можно. Купим тебе удочку.

– Зачем? Я руками наловлю.

– Марк, – Лера повернулась к нему и строго посмотрела в его странные завораживающие глаза, – если ты теперь человек, то и вести себя надо по-человечески. Это означает: не ловить скворцов в саду, а на рыбалку ходить с удочкой.

– И много еще правил в новой жизни? – с кривой ухмылкой поинтересовался он.

– Предостаточно, и все правила придется соблюдать, иначе начнутся проблемы не только у тебя, но и у меня.

– Не переживай, хозяйка, ты же видишь, я смышленый, не подведу.

– И не называй меня хозяйкой.

– Почему? Ты ведь моя хозяйка.

– Теперь уже нет. Мы же договорились, что ты мой двоюродный брат, – значит, я твоя сестра.

– Хорошо, буду привыкать и к этому.

Они прошлись по набережной, спустились на берег. Держа Марка за руку, Лера подошла к воде, чтобы проверить, какой она температуры – очень уж хотелось поскорее открыть купальный сезон. Море было спокойным, лишь редкие ленивые волны набегали на песок. Когда очередная волна чуть не захлестнула ноги, Марк с шипением отпрыгнул в сторону.

– Смотрю, ты не большой любитель водных процедур? – улыбнулась Лера.

– Кому такое может нравиться! – фыркнул юноша.

– Например, ему. – Она указала на подросшего щенка овчарки, которого выгуливала на берегу девочка.

Девочка и пес бегали друг за другом вдоль кромки воды, девочка кидала палку в море, собака с радостным лаем бросалась за нею вплавь.

– Собака! – процедил Марк, исподлобья глянув на пса. – Пойдем отсюда!

– Что тебе сделает милый домашний пес? К тому же он еще маленький.

– Ты их просто не знаешь! Идем, идем, идем! – Парень потянул ее за руку в сторону лестницы, ведущей с пляжа на набережную.

Лере ничего не оставалось, как последовать за ним.

Поднимаясь по лестнице, девушка вдруг замерла на последней ступеньке, словно натолкнулась на невидимую преграду. На этот раз тревога напоминала холодную пощечину, от которой зазвенело в ушах. В растерянном изумлении Валерия уставилась прямо перед собой, в голове лихорадочно запрыгали мысли: «Как так? Почему? Это не предупреждение о превращении Марка? Что-то другое? Что еще?»

– Все в порядке? – Подойдя ближе, Марк взял ее за руку, с беспокойством заглядывая в лицо. – Что с тобой?

– Все нормально. – Лера тряхнула головой, прогоняя наваждение. – Пошли домой.

Глава 7

Домой возвращались затемно. С неугасающим интересом Марк посматривал по сторонам, разглядывая мир с высоты человеческого роста, а Лера напряженно раздумывала – что еще от кошачьей натуры сохранилось у парня, что сможет удивить в самый неподходящий момент.

Сворачивая на свою улицу, пара столкнулась со Светланой.

– О, Лерочка, привет! – воскликнула женщина и перевела взгляд на ее спутника.

– Привет, Света, – ответила девушка. – Познакомься, это мой двоюродный брат, приехал внезапно, свалился на голову, можно сказать.

– Марк! – произнес парень, словно мяукнул, и протянул руку.

– Ваша соседка, Света. – Женщина пожала ладонь, окидывая взглядом молодого человека с головы до ног: черная рубашка, черные штаны, голубые шлепанцы с матерчатыми цветами. – Рада познакомиться. Хорошо, что вы приехали, а то Лерочка тут совсем одна, совершенно никуда такое не годится.

– Согласен с вами, – промурлыкал молодой человек, глядя на нее с прищуром. – Теперь станет повеселее, уж я об этом позабочусь.

– Приходите завтра на ужин, собираемся рыбу жарить на мангале.

– О, рыбу я люблю! Обязательно придем, да, Лера?

– Конечно, – отчего-то без особого энтузиазма согласилась девушка.

Придя домой, Лера приготовила ужин для Марка и, пока он ел, ушла ненадолго в магическую комнату. Валерия все еще продолжала учиться своему тайному ремеслу, оттачивая и совершенствуя практику, а это требовало регулярных занятий. Ей очень хотелось вызвать Оракула и расспросить о причинах накатывающей тревоги, но все же она надеялась разобраться самостоятельно.

Когда Лера закончила и вышла, Марка на кухне не было. Он помыл за собой посуду, аккуратно расставил ее на сушилке, а сам куда-то подевался. Лера позвала его, но парень не ответил. Обеспокоившись, она заглянула в одну комнату, во вторую и обнаружила его в спальне. Свернувшись клубком, молодой человек крепко спал на кровати на своем месте – в ногах.

– Нет, Марк, – девушка потрясла его за плечо, – ты не можешь здесь больше находиться.

– Почему? – Парень нехотя приоткрыл один глаз.

– Потому что ты больше не кот, ты – человек, и у тебя теперь своя комната. Вставай и уходи.

– Никуда я не пойду, – заупрямился Марк. – Я привык спать тут! И я не хочу спать один в другой комнате, мое место здесь!

– Немедленно убирайся! Иначе в другую комнату придется перебираться мне, и я рассержусь! Слышишь? Очень рассержусь!

– Ну хозя-а-айка!

– Не называй меня хозяйкой! Брысь с кровати, кому сказала!

Всем своим видом демонстрируя, как ему не хочется этого делать, парень слез с постели и поплелся в соседнюю комнату. Прислушавшись и убедившись, что он улегся в кровать, Лера выключила свет и забралась под одеяло – весенними ночами было все еще прохладно.

Уснуть получилось не сразу. Девушка ворочалась с боку на бок, то так, то сяк представляя свою дальнейшую жизнь с подобным компаньоном. Как его теперь одевать, обувать, воспитывать, в конце концов, как сделать ему документы? Ведь получается, что взрослый человек внезапно возник из ниоткуда, словно по волшебству.

– Словно по волшебству… – прошептала Лера, глядя в невидимый в темноте потолок. – Мой волшебный магический кот. Завела на свою голову.

Постепенно ее все же одолела дремота. Обняв подушку, девушка провалилась в сон.

А утром, когда первые солнечные лучи заглянули в спальню сквозь легкие занавески, Лера приоткрыла глаза и увидела, что в комнате она не одна. В ногах безмятежно спал Марк.

Глава 8

Половину дня Лера с Марком провели в магазинах одежды и обуви, где выяснилось, что бывший кот в восторге от ярких разнообразных цветов, но не имеет никакого представления об их сочетании. Когда он в очередной раз вышел из примерочной в зеленых штанах, красной рубашке и желтых ботинках, Лера схватилась за голову.

– Садись и жди. – Девушка указала на сиденье в торговом зале. – Я сама все подберу.

Но парень проявил неожиданное упрямство – он хотел одеваться самостоятельно.

– Да пойми же ты, нельзя ходить по улицам в таких диких нарядах, на тебя все станут обращать внимание.

– Для кого-то ведь пошили эту одежду. Значит, можно в ней ходить.

– Да, но ее нужно правильно подбирать по цвету и фасону. Садись и жди меня, не уходи никуда.

И, не слушая его ворчания, Лера направилась к витринам.

К обеду гардероб из самого необходимого на первое время был готов и совершенно не понравился Марку.

– Ты должен нормально одеваться и выглядеть прилично, – твердила Лера, пока они, нагруженные пакетами, шли к трамваю. – Ты не в том положении, чтобы на тебя каждая собака таращилась, чем меньше о тебе знают, чем меньше тебя замечают, тем лучше.

– Да уж, – Марк шумно вздохнул, – собакам лучше не таращиться, это верно.

Дома Лера развесила вещи в шкафу, попутно объясняя парню, как обращаться с одеждой, как ее хранить, чтобы она в два счета не стала походить на старые грязные тряпки. Марк все это выслушал со скучающим видом и поинтересовался, когда будет обед.

– И еще, – девушка аккуратно закрыла дверцы шкафа, – раз теперь ты тоже живешь в этом доме, то будешь помогать мне готовить и убираться – все хозяйственные дела поровну.

– Ну вот еще! – Марк совершенно не обрадовался такому положению вещей. – Я ничего не умею, только все испорчу!

– Не беда, научишься. И знай, человеческая жизнь – это не только одни удовольствия, вдоволь еды и приятное безделье. Чтобы быть человеком, надо постоянно трудиться.

– Ладно, если трудиться придется слишком много, – парень потрогал золотую ленту на своей шее, – я всегда могу это снять и вернуться обратно в кошачью жизнь, где для меня все просто и понятно.

– Сможешь, – кивнула девушка и добавила: – Навсегда.

– В смысле? – насторожился Марк.

– В прямом. Если ты снова станешь котом, то больше не вернешься к человеческому обличию.

– Пра-а-авда? – разочарованно протянул он.

– А ты что думал? Захотел – кот, передумал – человек, надоело – снова кот? Нет, мой дорогой, так не бывает.

– Понял, – юноша снова потрогал ошейник, – значит, придется его беречь.

– Вот именно. А теперь пойдем, научу тебя чистить картошку. Сегодня варим куриный суп.

Побоявшись сразу доверять ему нож, Лера вручила молодому человеку безопасную картофелечистку и пакет с картошкой. Невзирая на все попытки Марка доказать, что эта задача для него совершенно непосильна, Лера упорно стояла на своем и наконец пригрозила:

– Нет помощи по хозяйству – нет еды! Первое, гостевое время, когда ты жил тут на всем готовом, закончилось, теперь мы на равных правах!

– Мои лапы не приспособлены чистить картошку! – Парень крутил клубень, неуклюже царапая по нему картофелечисткой.

– Были лапы, стали – руки! А руки человека многое могут, не то что почистить несчастную картошку!

В результате суп варили до самого вечера, но Валерия добилась своего – кроме картошки, Марк вполне сносно почистил еще и морковку с луком.

Когда по кухне разлился запах готового куриного супа, Лера посмотрела на часы и сказала:

– Нас уже ждут в гости. Хочешь суп сейчас или потом?

Марк сердито взглянул на кастрюлю, стоявшую на плите, и проворчал:

– Потом! Кто бы мог подумать, что столько времени и сил отнимает приготовление пищи! Проще было все это съесть сырым!

– Проще – да, но отнюдь не вкуснее и полезнее. Идем одеваться, я прослежу, во что ты нарядишься.

Особого цветового разнообразия в новом гардеробе Марка не имелось, но и тут он попытался отличиться – собрался идти в гости в пляжных шортах и белой рубашке. Лера отобрала шорты, вручила ему синие джинсы, футболку-поло и кроссовки.

Когда парень был готов, она придирчиво осмотрела его со всех сторон, словно ожидала найти предательски выглядывающий пушистый черный хвост, и удовлетворенно кивнула:

– Прекрасно. Можем идти.

Глава 9

Пара вышла во двор, и, пока Валерия закрывала входную дверь на замок, Марк прошелся по дорожке от дома до забора и, не дожидаясь, пока девушка откроет калитку, вдруг взял и перепрыгнул через нее, да так легко, словно ничего не весил.

– Ух ты! – воскликнула Лера, увидав, как просто он преодолел высоту в два с половиной метра. – Интересно, что ты еще можешь?

– Самому интересно. Будем узнавать.

Взяв парня под руку, словно он мог, как воздушный шарик, оторваться от земли и улететь в небо, Лера повела его к дому Светланы.

– Значит, так, всем известно, что спиртное плохо действует на животных, – сказала девушка, еще раз осматривая на ходу, все ли в порядке с внешним видом ее спутника. – Не станем проверять, как оно подействует на тебя, поэтому ты будешь пить воду. Скажем, что у тебя аллергия на алкоголь.

– Согласен. Алкоголь вонючий ваш даже и пробовать не собирался. Если у него такой ужасный запах, то страшно представить, каково это на вкус.

Обрадовавшись, что хоть здесь они сразу пришли к согласию, Лера добавила:

– И постарайся не есть ничего маринованного, острого, сладкого и с большим количеством специй. Котам это тоже вредно.

– Надо было сразу идти в гости с мешком сухого корма, – недовольно проворчал Марк.

– Отличная, кстати, идея! – пряча улыбку, ответила Лера.

Издалека уже тянуло дымком мангала, со двора Светланы и Юрия слышались голоса и смех.

– Кажется, много народа собралось. – Лера невольно замедлила шаг. – Все же хорошо будет, да? Ты будешь вести себя прилично?

– А неприлично себя как надо вести? Чтобы случайно не перепутать!

– Не сердись, я переживаю, чтобы люди чего-нибудь не заподозрили.

– Чего они могут заподозрить? Что кот случайно превратился в человека и теперь сидит с ними за одним столом – такие мысли им могут прийти в головы, да?

– Ладно, хорошо, все в порядке. Улыбаемся и вежливо здороваемся со всеми.

На вечерний пикник собралась пара друзей семьи, которых Лера видела на дне рождения Татки, да снова приехал племянник Юрия – оперативник Игорь со своим рыжим другом – участковым Женей.

Увидев новоприбывших гостей, из дома выскочила Татка и с восторженными визгами бросилась на шею Лере:

– Они пропали! Пропали! Исчезли совсем! Спасибо, Лерочка, спаси-и-и-ибо!

Лера не сразу поняла, что речь идет о веснушках. Прежде усыпанное коричневыми точками, личико девушки сверкало белизной, словно кожу покрывал слой рисовой пудры.

– Вон, видала, сколько счастья. – С полотенцем в руках подошла Светлана и с улыбкой посмотрела на дочь. – Всю красоту свою естественную извела, и радости до небес.

– Лишь бы человек был счастлив, – улыбнулась в ответ Лера.

– Боюсь, Лерочка, выстроится теперь к тебе как к косметологу очередь из наших мамзелей. Татка уже всему району раззвонила о твоем чудо-креме. Барышни справки у меня наводят, какие еще волшебные снадобья есть у тебя в ассортименте.

– Пожалуйста, чем смогу – помогу. К тому же деньги сейчас нужны, брат приехал, траты удвоились.

– Так, значит, выдавать твое место жительства нашим прелестницам?

– Конечно!

– Договорились. Чего же мы у ворот стоим, – спохватилась Света. – Проходите за стол, располагайтесь.

Свободные места оставались по соседству с Игорем и Женей. Марк присел рядом с участковым, мужчины пожали друг другу руки и стали знакомиться. После того как все представились друг другу, Игоря с Женей заинтересовало, чем Марк занимается:

– Работаешь, учишься?

Повисла неловкая пауза, и Лера мысленно ахнула – они не подумали сочинить эту легенду первой необходимости. Но тут перед глазами девушки спасительной подсказкой возник прыжок Марка через калитку, и она проговорила торопливо:

– Брат закончил цирковое училище, он гимнаст, акробат… по канату еще может ходить. Сейчас подрабатывает на киносъемках дублером, еще каскадером иногда.

Это услышали остальные гости, и отовсюду послышалось:

– Правда? Здорово!

Гость-циркач, да еще и киноактер заинтересовал всех без исключения. Начались расспросы, всем было интересно узнать побольше о его необычной профессии, и даже не особенно смущало, что на все вопросы в основном отвечает Лера, а Марк лишь кивает и улыбается.

К счастью, вскоре Юра принес большое блюдо жареной рыбы, и компания отвлеклась на угощение.

– О, рыба! – обрадовался Марк. – Обожаю рыбу!

Он взял с блюда рыбешку покрупнее и в один присест проглотил вместе с головой и костями.

Глава 10

В начале одиннадцатого Лера с Марком стали прощаться с гостями и хозяевами. Фокус с рыбой Валерия свела к шутке, мол, такие они, чудеса циркового искусства. В остальном вечер прошел относительно гладко, если не считать того, что каждый раз, когда лаяла соседская собака, парень вздрагивал, будто хотел сорваться с места и бежать.

– Над многим еще предстоит поработать, – сказала Лера, беря Марка под руку. Теплый жасминовый воздух дурманил голову, волновал сердце, вокруг уличных фонарей кружили ночные бабочки, и хотелось неспешно прогуляться в темноте, ничего не упуская.

Шли они медленно, разговаривали тихо, будто делились друг с другом секретами.

– Я сам всего про себя пока не знаю, – с виноватым видом ответил Марк. – Сначала делаю, потом думаю.

– Придется переучиваться, сначала думать – потом делать. И никогда, никогда не ешь рыбу вместе с головой и костями.

– Почему? Это же самое вкусное.

– Дома сколько угодно, а на людях этого делать не нужно, на тебя обращают внимание.

– Ладно, понял, воздержусь.

Они подошли к дому, девушка открыла калитку и посмотрела по сторонам, словно увидела свой двор впервые.

– Так… что еще. – Взгляд Леры упал на высокую раскидистую яблоню. – На дерево можешь залезть?

– Конечно.

Марк подошел к яблоне и легко взбежал по стволу, в считаные секунды оказавшись на верхушке.

– Вот это да. – Лера подошла к дереву и подняла голову, высматривая парня в ветках. – Здорово. Спускайся теперь.

А вот спуститься он не смог. Лера уговаривала, упрашивала, объясняла, как двигаться – сначала одну ногу вниз на ветку, затем другую, – все без толку. Юноша застрял на верхушке яблони, словно его удерживала там какая-то невидимая сила.

– Что же делать… – Девушка в растерянности посмотрела по сторонам в поисках какого-то выхода из сложившейся абсурдной ситуации и вспомнила, что в траве за домом валяется деревянная лестница.

Понадеявшись, что лестница не сгнила, не развалилась и еще способна послужить, Лера пошла к дому.

Тяжелая, грязная, к счастью, лестница оказалась целой. Собравшись с силами, девушка подняла ее и потащила к яблоне.

Прислонив лестницу к стволу, она позвала Марка:

– Вот смотри, так тебе будет проще. Спустись до середины по веткам, дальше по ступенькам, и ты на земле.

Но и это не помогло. Марк сидел на месте в каком-то оцепенении и только смотрел вниз лихорадочно горящими в темноте глазами. Подоткнув подол длинного платья, чтобы случайно не наступить на него, Лера стала подниматься по лестнице. Взобравшись на верхнюю ступеньку, она дотянулась до парня, схватила его за штанину и потащила вниз со словами:

– Кис-кис-кис! А ну иди сюда!

Марк начал потихоньку сползать с ветки, оставаясь все в том же состоянии ступора.

Дотянув парня до лестницы, Лера уже смогла схватить его сначала за майку, потом за руки и, чудом сохранив равновесие и не свалившись вместе с ним, сумела спустить Марка на землю.

– О-о-ох! – в сердцах выдохнула Лера. – Что ж ты так, а?

– Не знаю, – растерянно проговорил он, постепенно приходя в себя. – Не понимаю, что на меня нашло.

– Бери лестницу, понесли обратно, одна я уже не справлюсь!

Сообща они вернули лестницу на место и наконец-то попали в дом.

Вымыв руки, девушка сняла перепачканное платье, набросила халат и заглянула в комнату к Марку. С виноватым видом молодой человек сидел на кровати и смотрел в пол. Лера подошла к нему и присела рядом.

– Ничего страшного не произошло, – сказала она. – Просто мы не знали, что у тебя и эта кошачья особенность сохранилась. Не будем больше лазить по деревьям, только и всего, подумаешь, большое дело.

– Одни неприятности от меня, – мрачно произнес Марк. – И сколько еще всего впереди – неизвестно.

– Да и пусть, постепенно все выясним, изучим, узнаем. Наберемся терпения, на всякий случай будем готовы ко всяким неожиданностям. Нам все равно надо до конца выяснить все твои способности: что ты умеешь, чего боишься, что для тебя хорошо, а что опасно. Постепенно ты перестанешь бояться собак, хотя нет в этом ничего особенного, многие люди их тоже боятся. Мы подберем тебе правильное питание…

– Чтобы шерсть блестела? – невесело усмехнулся он.

– Именно. Чтобы твоя красивая шерсть сверкала и переливалась. – Лера погладила его по густым черным волосам. Парень прищурился, затем закрыл глаза и тихонько замурлыкал.

Глава 11

Утром Леру разбудило сообщение, пришедшее на телефон. Сонно взглянув на экран, она моментально проснулась. Сообщение уведомляло: «Еду к тебе в гости, встречай поезд, твоя Варежка». И дата с временем прибытия поезда.

– О боже, – растерянно произнесла Лера. – Варя приезжает…

– Ты меня звала? – заглянул в спальню Марк. Эту ночь ему наконец-то удалось целиком и полностью провести в своей комнате.

– Нет, но считай, что звала. – Лера поднялась и села на краю кровати, не выпуская телефона из рук. – Моя подруга сегодня приезжает.

– Куда?

– Сюда, ко мне… к нам домой.

– Не-ет! – с недовольно гримасой протянул Марк.

– Сама не рада, то есть, конечно же, я ей всегда рада, но не сейчас, не при таких обстоятельствах.

– Скажи, что к нам нельзя!

– Не могу, судя по тому, что она приезжает в пять часов вечера, она уже сутки в дороге.

– Что ж она раньше не предупредила?

– Мы с ней очень близкие подруги, практически как родственники, тем более мы заранее договаривались, что она приедет ко мне на море, но точной даты не обозначали.

– И что будем делать, что скажем? Кто я такой, куда меня девать?

– Никуда не надо тебя девать, я все придумаю. В конце концов, скажем правду, она поймет.

– А она тоже, как ты, ведьма?

– Я не ведьма, Марк! Я практикующий маг!

– Ой, ну извини, все время забываю, что есть какая-то разница. Так что, чем она занимается?

– Она гадает, предвидит будущее, контактирует с духами, – принялась перечислять девушка, попутно выискивая в телефоне фотографии подруги.

– То есть не ведьма, нет? – с ухмылкой уточнил Марк.

– Нет, конечно. Вот посмотри.

Она повернула к нему телефон. С экрана пламенным взглядом смотрела красивая яркая кареглазая брюнетка с каскадом кудрей, едва поместившихся в кадр.

– То есть это совершенно не ведьма, да? – уточнил Марк, взглянув на фото. – Ты уверена?

– Ну что ты, в самом деле! Не ведьма она! – Лера бросила телефон на кровать, встала и прошлась по комнате. – Она… очень хороший человек. Конечно, не простой, местами вздорный, сложный, порой невыносимый, но я ее очень люблю. Мы с ней как сестры, у нас даже имена начинаются на одну букву – Валерия и Варвара. Мы крепко связаны мистическими узами. Кроме того, у Вари есть вполне обычная работа для прикрытия ее магической деятельности. Прекрасная, я считаю, работа, творческая: она пишет рассказы и статьи эзотерической тематики для различных изданий, у нее даже когда-то мистические детективы выходили в известном издательстве. Так что можно сказать, она самый настоящий писатель. Только представь, какая Варежка интересная личность!

Марк выслушал эту тираду с кислым выражением лица, не торопясь восхищаться интересной личностью Варежки.

– Вы подружитесь. – Лера похлопала его по плечу. – У нас получится отличная компания, вот увидишь. Теперь я схожу на рынок, куплю что-нибудь для торжественного ужина, надо встретить гостью как полагается.

– Пойду с тобой.

– Зачем? Побудь дома.

– Когда остаюсь дома один, я или сразу засыпаю, или меня непреодолимо тянет поохотиться на скворцов, – хмуро ответил парень.

– Хорошо, идем вместе.

Позавтракав, они отправились на базар. Путь предстоял неблизкий, но Лера специально пошла пешком, чтобы прогуляться самой и прогулять Марка.

Солнце светило по-летнему жарко, на пляже заметно прибавилось отдыхающих. До открытия курортного сезона оставались считаные дни.

– Не хочу, чтобы она приезжала и жила в нашем доме, – снова взялся за свое Марк. – Может, твоя Варежка остановиться в гостинице? Всем будет только лучше.

– Нет, не может. У нас есть одна свободная комната, Варя остановится там. И давай закончим, этот вопрос больше не обсуждается.

– Она будет меня обижать, вот увидишь!

– Почему ты так решил? – Услышав это, Лера даже растерялась.

– Она по виду собачница! Пара доберманов ей к лицу!

– Что за глупости, никакая она не собачница, Варя вообще никогда никаких животных не держала.

– Вот! Значит, она нас всех в общем ненавидит!

– Марк, прекрати! – воскликнула девушка, и на нее обернулась пара прохожих. – Перестань думать о себе как о коте! Принимай себя как человека! Посмотри, какой яркий, разноцветный мир вокруг тебя, ты смотришь на него человеческими глазами, которые… которые, правда, почему-то светятся в темноте. Ты, кстати, видишь в темноте?

– Вижу, – нехотя буркнул юноша.

– У тебя сохранилось кошачье ночное видение и при этом ты видишь мир полноцветным, как человек? Как такое может быть, интересно.

– Спроси у своей магии, она же меня переделывала!

– Ты как будто все время чем-то недоволен! В кошачьем виде ты был значительно приятней по характеру или просто умело притворялся милым? Давай руку, а то попадешь под колеса!

Он нехотя протянул ей ладонь, и Лера повела его через дорогу, сам парень на проезжающие машины даже не смотрел, словно их не существовало.

Рынок встретил призывными выкриками продавцов, рекламирующих свежесть своего товара, и мешаниной запахов – от корицы до мидий.

Продолжая на всякий случай держать Марка за руку, чтобы он не потерялся в толпе или не бросился бежать, столкнувшись с собаками, – здоровенные дворняги отирались у прилавков в ожидании куриных голов или рыбьих потрохов, Лера направилась к рыбным рядам.

– Лучше всего, наверное, будет приготовить на ужин морепродукты, – сказала она. – Все-таки, когда едешь на юг, к морю, в первую очередь хочешь свежих морских деликатесов. Правильно?

– Наверное. Я никогда к морю не ездил, я на нем родился.

– Да, верно, ты южанин, – улыбнулась Лера. – Сейчас и тебе возьмем чего-нибудь вкусненького. Чего ты хочешь?

Марк обвел взглядом лотки с осьминогами, креветками, мидиями, указал на коробку со свежей килькой и восторженно произнес:

– Вот этого! И побольше!

Глава 12

До прибытия поезда оставалось полчаса. Лера стояла на перроне, представляя скорую встречу с подругой. Она невольно гадала – связана тревога с приездом Варвары или нет? Марк остался дома. Съев почти два килограмма сырой кильки, он завалился спать.

– Варя, так получилось, что я сейчас живу не одна… Нет, нет, это не то, что ты подумала… – Валерия взялась репетировать встречу с подругой, высматривая поезд. – Варя, познакомься, это мой двоюродный брат… да, представляешь, оказывается, у меня есть брат, я и сама не знала… Нет, не то, все не то, в такую глупость она не поверит…

К моменту, когда к перрону подошел поезд Санкт-Петербург – Дивноморск, Лера так ничего и не придумала, кроме как сказать правду, но правду говорить отчаянно не хотелось. Дело в том, что Варя всегда настороженно и с недоверием относилась к магическим практикам подруги, все время ожидая от магии какого-то подвоха, подозревая, что ситуация вот-вот может выйти из-под контроля. Марк же получался живым доказательством ее обоснованных опасений. Если магия самостоятельно вытворила такое, то на какие сюрпризы она еще способна.

Поезд остановился, проводницы открыли двери вагонов, и с ходу послышался звонкий голос Варвары:

– Лера, Лерочка, я тут!

Вытаскивая за собой увесистый чемодан, из вагона показалась Варя. В длинном алом сарафане, больше похожем на вечернее платье, на высоченных каблуках, высокая, стройная, с копной некогда черных, а теперь рубиново-красных кудрей, девушка сверкнула огненным всполохом на жарком перроне и бросилась в объятия Леры.

Они обнялись, расцеловались, и Лера отстранилась, разглядывая подругу.

– Ты теперь красная? Давно перекрасилась?

– Перед самой поездкой. – Варя поправила прическу, блеснув свежим маникюром. – Захотелось какого-то разнообразия, яркого цвета посреди нашей сопливой весны, сама знаешь, как у нас там весело. Ты вот молодец, что сбежала к солнцу и морю, загорела уже, не то что я – бледная поганка.

– Почему же, такое впечатление, что ты тоже немного подзагорела.

– Это я в солярий походила перед поездкой, чтобы сразу не обгореть с непривычки. Ну что, домой едем или тут стоим?

– Конечно, едем, давай помогу с чемоданом.

– Не надо, он же на колесах, сам поедет.

Девушки пришли на стоянку такси, сели в машину, и, когда вокзал скрылся из вида, Варя сказала:

– Лерка, ты какая-то… притихшая, что ли. Все у тебя в порядке, ничего не случилось?

– Нет, что ты! – чересчур бодрым голосом ответила она. – Все отлично, что тут может случиться, в этом солнечном раю.

– Хорошо, если так, а то ты правда какая-то странная, как сама не своя.

Такси доставило пассажирок к дому, водитель помог вытащить чемодан и уехал, оставив подруг у калитки.

– Какая красота! – сказала Лера, глянув через забор. – Все это цветущее великолепие относится к твоим владениям?

– Да, – ответила Лера, открывая калитку, – розы, жасмин, яблони – все прилагается к дому.

– Хочешь сказать, и море еще рядом?

– Два шага.

– Шикарно, просто шикарно! Похоже, это будет лучшее лето в моей жизни!

– Ты приехала на все лето?

– Ага. Я совершенно свободна до зимы, в Питере делать нечего, а вдвоем нам всегда веселее, чем по одиночке. Да и курортная жизнь как нельзя лучше способствует творчеству. Напишу тут какой-нибудь бестселлер, вот увидишь!

– Ничуть не сомневаюсь.

Подруги зашли на участок, Лера медленно, аккуратно заперла калитку на все замки и так же медленно, словно нехотя направилась к крыльцу. Открывая входную дверь, она замялась на пороге.

– Варя, я должна тебе сказать…

Но Варя ее уже не слушала, она смотрела не на подругу, а куда-то ей через плечо. Лера обернулась. В коридоре стоял Марк в одних трусах и исподлобья смотрел на девушек.

Глава 13

– Это кто? – напряженным голосом поинтересовалась Варвара.

– Ты ничего ей не рассказала по дороге? – с хмурым видом произнес Марк. – Ну-ну, понятно. Давайте объясняйтесь, я в своей комнате подожду.

– И оденься, пожалуйста! – крикнула Лера ему вслед.

– Почему ты не рассказала, что у тебя здесь ухажер появился? Кстати, насколько он тебя моложе, лет на семь, десять?

– Это не мой ухажер. – Лера схватилась за ручку чемодана и покатила его в комнату, предназначенную гостье. – И я не знаю толком, сколько ему лет, мы можем лишь догадываться, приблизительно.

– Становится все интереснее, все загадочнее и любопытнее.

Зайдя в комнату, Лера широким жестом обвела обстановку, указала на стопку чистого постельного белья на кровати:

– Вот твои апартаменты. Нравится?

– Очень, – ответила Варя. Она мельком глянула на комнату и перевела взгляд на подругу. – Теперь рассказывай, что это за персона.

– Не знаю, как тебе объяснить, – развела руками Валерия. – Пусть это будет просто парень, допустим, квартирант. Ну живет он тут и пускай живет, он совершенно неприхотлив в быту, не шумит, не курит…

– Лера, ты меня за дуру, что ли, держишь? Квартирант! Какие такие у тебя секреты от меня появились? Немедленно выкладывай!

– Может, вещи сначала распакуешь?

– Потом распакую!

– Хорошо, – с тяжелым вздохом ответила Лера. Она отошла к окну, поправила занавеску, выглянула во двор, снова поправила занавеску…

– Давай уже, не тяни! – Варя села на кровать и стала снимать босоножки.

– В общем, я завела кота. Ты знаешь, я всегда хотела какую-нибудь зверушку для компании и вот наконец решилась. Тем более дом, сад, раздолье…

– Отлично, и где твой кот?

– Слушай дальше. – Стоя у окна, Лера взялась крутить указательным пальцем золотую цепочку-браслет на запястье, не глядя на подругу. – Мой кот постоянно норовил пролезть в магическую комнату…

– У тебя и здесь есть магическая комната? – Варя укоризненно покачала головой. – Тебе не страшно заниматься своим чародейством в одиночестве, в незнакомом городе, где, случись что, тебе никто не сможет помочь? Мало ли что может произойти.

– Да нет, все под контролем, мы с магией прекрасно ладим. Так вот, однажды, когда меня не было дома, кот все-таки пробрался в комнату и уселся прямо в магический круг. И грегор сам собою заработал, не имею представления, как это могло произойти…

– После этого ты говоришь, что все у тебя под контролем? – усмехнулась Варвара. – И что стало с котом, он хоть жив остался?

– Да, с ним все в порядке.

– Посмотреть на него хотя бы можно, на твоего секретного кота?

– Ты его уже видела.

– Считай, что в воздухе повис немой вопрос.

– Тот парень в коридоре – это и есть мой кот. Грегор превратил его в человека.

Раскрыв рот, Варвара уставилась на подругу, а та замолчала, давая ей возможность осознать услышанное. Когда к девушке вернулся дар речи, она произнесла:

– Как… как это возможно? По-моему, такое чересчур даже для магии!

– Как видишь, нет. Оказывается, подобное ей по силам.

– А ты пробовала еще кого-нибудь превратить? – вдруг задала Варвара неожиданный вопрос.

– Даже не думала об этом. Не имею представления, как это сработало с котом, тем более не знаю, как специально кого-то превращать. С этим бы превращением разобраться, мы еще не до конца поняли, на что он способен.

– А он на что-то способен? – В орехово-карих глазах Вари зажегся интерес.

– Кое на что способен, – раздался голос Марка. Половину разговора парень подслушивал под дверью и решил, что пора наконец вмешаться.

– Заходи, – позвала Лера. – Вот я все и рассказала. Можете теперь нормально познакомиться.

Окинув поджарую фигуру в шортах и футболке любопытным взглядом, гостья встала с кровати, протянула ему руку и сказала:

– Ну здравствуй, Мурзик, я Варвара!

Глава 14

– Вообще-то меня зовут Марк, – ответил юноша, демонстративно пряча руки за спину. – Надеюсь, вы к нам ненадолго?

– А ты меня уже выгоняешь, котеночек? – ехидно поинтересовалась Варвара.

– Приятно, когда тебя понимают с полуслова!

– Смотри-ка, шипит, огрызается! – ухмыльнулась девушка. – Что дальше, в тапки мне нагадишь?

– Точно! – Марк театрально хлопнул себя ладонью по лбу. – Отличная идея! Так и сделаю!

– Ребята, ну что вы сразу начали? – Лера встала между ними, словно они могли, как два кота, сцепиться в шипящий клубок. – Идемте лучше за стол, там столько вкусного. Варечка, ты же любишь морепродукты? Я чего только не понаготовила.

– А я не голоден, – буркнул Марк и удалился из комнаты.

– Смотрю, киса дерзкая, да? – Из чемодана Варя достала коротенький халатик и начала переодеваться.

– Что есть, то есть, он с характером.

– Дрессировать не пробовала?

– Кошки вообще-то плохо поддаются дрессуре.

– Но Куклачев же как-то справляется. Что у него за украшение на шее? На вид золотое. Ты его уже балуешь?

– Это ошейник. И его нельзя снимать. Магия сотворила эту вещицу, когда Марк был котом, но тогда это была цепочка. После превращения и ошейник стал другим.

– А поводок есть? К ошейнику непременно должен прилагаться поводок. – Застегнув халат, девушка повесила свой пламенный сарафан в шкаф. – Ладно, давай показывай, где у вас тут кухня с морепродуктами.

Пока Лера раскладывала по тарелкам рис с мидиями, жареные креветки и щупальца осьминога, Варвара разглядывала интерьер: старая, но добротная мебель, голубые занавески в цветочек, аккуратно расставленная по полочкам посуда и миска свежей кильки в раковине.

– Это Марку, – сказала Лера, заметив ее взгляд.

– Я догадалась. Слушай, если ему хотя бы лет двадцать пять есть, то тебе достаточно старого кота всучили. Почему ты не взяла котенка?

– Залезь в грегор котенок, я бы сейчас, наверное, сидела с младенцем на руках, а это посложнее объяснить, чем появление взрослого парня. Как будто я украла у кого-то ребенка.

– Да, тоже верно. И что думаешь делать дальше? Сезон закончится, ты вернешься в Питер, а его куда? Здесь бросишь?

– Нет, что ты, я и кота не собиралась бросать, а уж Марка – тем более.

– Ну-ну. – Варя посмотрела на подругу долгим внимательным взглядом, не прикасаясь к угощениям, и повторила: – Ну-ну.

– Да ладно тебе, время еще есть, что-нибудь придумаю. Угощайся, пока горячее.

Варя принялась рассеянно ковыряться вилкой в тарелке, мысли ее были явно далеки от мидий с осьминогами. Лера присела напротив, подперла ладонью подбородок и сказала, глядя на нее:

– Не думай об этом. Это моя проблема, и мне самой ее решать. И я тебя очень прошу, отнесись к нему снисходительнее. Марк – новичок в этом мире, будь с ним помягче.

– Твоя самая большая проблема – это магия, вот что конкретно стоит решать, – ответила она. – Не обижу я твоего котика, не беспокойся, я маленьких не трогаю. Вина у тебя не найдется?

– А, да, конечно. Белое будешь?

– Наливай.

Достав из холодильника бутылку вина, из навесного шкафчика – бокалы, Лера сказала:

– Как мне жить без магии? Я больше ничего не умею делать. Магия меня кормит, одевает, обувает.

– Могу научить тебя своему ремеслу, оно и доход хороший приносит, и совершенно безопасно. Еще можем писать в соавторстве.

– Варь, я не готова отказаться от дела всей жизни из-за единичного случая. К тому же не считаю, что произошло что-то страшное. Необычное, да, но не прямо ужас-ужас. А к писательству у меня таланта не имеется.

– А я так не считаю. И по первому, и по второму пункту.

В дверном проеме показался Марк, и обе девушки замолчали. Не глядя на них, парень прошел к раковине, взял миску с килькой, уселся на табуретку у окна и стал закидывать в рот по рыбешке.

Понаблюдав за этим процессом, Варвара отодвинула в сторону свою тарелку и взяла бокал с вином.

Чтобы разрядить обстановку, Лера предложила:

– А давайте пойдем на море. Такая погода замечательная, может, уже искупаться получится.

– Это без меня, – сразу заявил Марк.

– Не обязательно купаться тебе, можно просто прогуляться за компанию.

– Лучше дома посижу.

– Поспишь на подоконнике? – с усмешкой поинтересовалась Варвара. – Идем, Лера, сами прогуляемся. Главное, форточки позакрывай, чтобы киса не сбежала.

Глава 15

Выйдя за калитку, девушки столкнулись с соседями – нагруженные пакетами со снедью, Светлана с Юрой возвращались домой. Лера представила свою подругу, сказала, что приехала она на все лето, и соседи заулыбались:

– О, теперь у вас целая компания собралась, скучно точно не будет.

– Кстати, Лера, – сказала Света, ставя свои пакеты на землю, – по местному телевидению сегодня крутили репортаж: приезжает к нам съемочная группа Краснодарской киностудии кино какое-то снимать, сказали, будут набирать массовку, на маленькие роли местных жителей приглашают. Мы с Юрой как это услышали, сразу про твоего брата подумали, он же у тебя артист.

– Да и вы, девочки, красавицы, – заулыбался Юрий. – Вам только в кино и сниматься.

– А что, я не против. – Варвара встала в эффектную позу. – Начнем с Краснодарской киностудии, дальше двинем в Голливуд, нас там заждались, я чувствую.

– Нет, а кроме шуток, пойдете? – уточнила Света.

– Почему бы и нет, – сказала Лера. – Все равно ничем не заняты, можно поучаствовать, это должно быть интересно.

– Хорошо тогда, мы телефон записали, брошу листок в ваш почтовый ящик.

На этом они распрощались и пошли в разные стороны.

Солнце скрылось, на город опустились нежные голубые сумерки. На набережной, как обычно, прогуливались и целовались парочки.

Проводив взглядом очередных счастливых влюбленных, Варвара сказала:

– Ты, конечно, как хочешь, а я тут закручу курортный роман. Зачем такой романтической атмосфере зря пропадать?

– А этот твой? Не помню, как его звали.

– Этот мой уже не актуален. Жизнь с ним напоминала уютное теплое болото. Я решила уйти раньше, чем заквакаю от тоски. Поэтому теперь я готова с головой окунуться в романтические приключения. С тобою, между прочим, за компанию.

Лера промолчала.

– Неужели ты совсем не хочешь устроить себе маленький курортный праздник? – Варвара остановилась у скамейки с видом на морскую гладь, присела и потянула за собой подругу.

– Вообще-то я приехала сюда погреться на солнце и попрактиковаться в магии в спокойной, уединенной обстановке. Сама знаешь, мое занятие не предполагает бурной личной жизни.

Лера села рядом, расправила подол платья, положила ногу на ногу и стала покачивать носком туфли.

– А что она предполагает? Жизнь сильной и независимой женщины – с котом? А потом медленное превращение в милую седовласую старушку, уединенно коротающую век? Очнись, Лера, тебе через три года стукнет тридцать.

– Как думаешь, каковы шансы встретить мужчину, который нормально воспримет мои занятия и будет с этим жить?

– А тебе не обязательно его посвящать в свои занятия. Живи у него, а в свою волшебную квартиру с магической комнатой ходи как на работу. Можешь под Новый год там еще и корпоратив устроить, я с удовольствием приду на вечеринку.

– Отлично, всю жизнь врать близкому человеку – это то, о чем я мечтала.

– Лер, ты хоть сама знаешь, чего хочешь?

– Знаю, все знаю, все понимаю. Но сколько раз я могу обжигаться и попадать в нелепейшие ситуации? Магия словно не желает, чтобы я с кем-то встречалась. Не хочет меня ни с кем делить, наверное. Сколько встреч и свиданий закончилось так, что вспоминать не хочется. Какие только каверзы не случались с моими кавалерами: то еда на тарелке сама собою загорится, то официант с полным подносом упадет прямо на парня, то ботинки начинают разъезжаться в разные стороны, словно человек идет не по полу, а по льду. Да что там говорить, всего и не перечислишь.

– Так договорись со своей разлюбезной магией, чтобы перестала вмешиваться в твою личную жизнь. Это некрасиво.

Девушка не ответила. Она молча сложила ладони перед лицом, словно собиралась молиться, что-то беззвучно прошептала, затем взмахнула рукой и словно выхватила из пространства небольшой шарик, оказавшийся туго свернутой тончайшей тканью. Развернув ее, невесомую, как паутина, Лера посмотрела по сторонам, убедилась, что поблизости никого нет, никто на них не смотрит, и подбросила ткань в воздух. Материя плавно опустилась, накрывая девушку с головой, и она… вдруг исчезла.

– Прекрати! – досадливо отмахнулась Варвара.

– Считай, что я ушла от разговора, – донесся тихий смешок из пустоты.

– Лера, мы должны что-то изменить в твоей жизни, – сказала подруга, глядя, как вдали, у самого горизонта, скользит по сумеречной воде белый парусник. – Нельзя всю жизнь ждать такого же волшебника, как ты сама. Кто знает, быть может, магия – вообще сугубо женское дело. Курорт – лучшее место кого-нибудь встретить. В конце концов, тебя ничего не держит в Питере, можешь и переехать сюда.

– Ты меня уже и замуж выдала в этом городе?

– А почему нет, почему нет, ты мне скажи?

В этот момент к лавочке подошли двое мужчин в основательном подпитии и заговорили с девушкой:

– А что это такая красавица одна сидит, сама с собою разговаривает? Давай, милашка, с нами поговори!

Варвара холодно взглянула сквозь полуопущенные длинные ресницы на неказистых мужичков в шортах, шлепанцах, майках, эффектно подчеркивающих животы, и ответила:

– С женами своими и поговорите.

– Эх, наши жены – пушки заряжены! Какие жены на курорте?! Пошли, красавица, с нами в кафе, шашлыка поедим, коньячка выпьем!

– Маленький городок, – вдруг насмешливо прозвучал чей-то голос из ниоткуда, – донесут вашим женушкам, ох, донесут, что их благоверные по кафе с посторонними девицами разгуливают!

Мужички переглянулись и неуверенно поинтересовались:

– Это кто сейчас сказал?

– Ваша совесть проснулась и заговорила! – отрезала Варя. – Ступайте, куда шли, не задерживайтесь.

Снова переглянувшись, несостоявшиеся кавалеры пошли дальше, а из пустоты донесся смешок:

– Вот тебе и курортный роман, мог бы и состояться, чего ты растерялась?

– Не все же тут такие, наверняка полно интересных, трезвых и холостых мужчин.

– Кто бы сомневался.

Лера сняла с себя магическую ткань, которая немедленно растворилась в воздухе голубоватым дымком, и встала со скамейки.

– Идем домой, не хочу надолго оставлять Марка без присмотра.

– Боишься, будет лазить по столам и всю посуду перебьет?

– Варь, я же тебя просила быть с ним добрее.

– Да я – сама доброта. Тем более что котиков обижать могут только очень нехорошие, черствые люди.

Глава 16

Из почтового ящика, висящего у калитки, выглядывал край записки. Лера вытащила ее и пробежалась взглядом по строчкам: номер телефона, название киностудии – «КиноКубань» и число, когда съемочная группа ожидает местное население на кастинг.

И тут она опять появилась. Тревога резанула где-то в солнечном сплетении, да так отчетливо и сильно, что девушка ахнула.

– Ты чего? – покосилась на нее подруга. – Не пугай меня.

– Да так. – Лера глубоко подышала, успокаиваясь. – Какое-то нехорошее предчувствие в последнее время то и дело возникает и пропадает.

– Предчувствие чего?

– Понятия не имею. Понадеюсь, что все будет хорошо и оно меня обманет.

– Понадеемся вместе, а то я сюда только за хорошим ехала, плохого нам не надо. – Варя взяла листок из рук Валерии и посмотрела адрес. – Думаю, это будет интересно. Может, на съемках со звездой какой-нибудь познакомимся.

– Неизвестно, на сколько они приезжают, может, дня на три.

– Про любовь с первого взгляда слышала? Для этого не нужно много времени.

– Варь, прекрати, прошу.

– Что плохого в том, что я хочу немного разнообразить твое колдунское житие-бытие?

– Мое или все-таки свое?

– Хорошо – наше общее.

Они зашли в сад. Света в окнах не виднелось, видимо, Марк спал или просто не нуждался в освещении.

В прихожей вспыхнула лампочка. Лера позвала своего компаньона по имени, но ответа не последовало.

– Марк, ты где? – Девушка прошлась по комнатам, всюду включая свет.

В доме парня не оказалось.

– Куда он подевался? – Лера растерянно посмотрела по сторонам.

– Может, погулять пошел? – предположила Варя, но тут же сама себе возразила: – Хотя нет, калитка была заперта.

– Калитка для него не преграда, Марк ее легко перепрыгивает. – Лера поспешила обратно в прихожую. – Пойдем, поищем его, вдруг вышел пройтись, а там собаки…

– Лера, какие собаки, что они сделают взрослому парню?

Но Валерия уже выскочила во двор. Подруге ничего не оставалось, как последовать за нею.

Девушки обошли ближайшие улочки с переулками, вернулись к дороге, прошлись вдоль трамвайных путей, причем Лера так внимательно осматривала рельсы, что Варя не выдержала:

– Ты кого тут ожидаешь обнаружить? Раздавленного трамваем кота? Давай успокоимся, вернемся домой, он нагуляется и придет.

– Марк никогда еще никуда не ходил в одиночестве, – чуть не плача от волнения, ответила девушка. – Вдруг с ним что-нибудь случилось?!

– Тогда мы поймаем другого старого блохастого кота, посадим в грегор, и пусть превращается в человека! Пошли домой!

Варя схватила подругу за руку и решительно потащила через дорогу.

– Не могу я просто так сидеть спокойно! – упиралась Лера. – Вдруг что-нибудь случилось, и Марк нуждается в помощи!

– Да ничего с ним не случилось! – Распахнув калитку, Варвара завела подругу во двор. – Мы понятия не имеем, где он может находиться, чего ради метаться перепуганными курами по округе! Просто спокойно подождем его в…

Поправляя растрепавшиеся волосы, она случайно подняла голову и замерла, уставившись куда-то в сторону дома.

– Да вон же твой кошак сидит! – Варя указала на крышу.

И правда, на крыше дома сидел Марк. Подняв лицо к небу, он смотрел на полную луну, великолепным сверкающим диском украшающей ночной небосвод. Рядом с фигурой парня виднелось три маленьких кошачьих силуэта. Животные сидели рядком и тоже смотрели на луну.

– Смотри-ка, с друзьями полнолунием любуется, – усмехнулась Варвара. – Все, успокоилась? Нашлась твоя пропажа.

Девушки зашли в дом, и первым делом Лера отправилась на кухню, где залпом выпила подряд два стакана воды.

– Смотрю, ты прямо разволновалась. – Варя налила в бокал вина и села за стол доедать остывший ужин.

– Разумеется, ведь я в ответе за тех… за того, кого приручила.

– Надо было взять котенка и воспитать его правильно, чтобы не лазил куда не просят.

– Уж кого взяла, того взяла. Он был такой необыкновенный, такой красивый, черный, как южная ночь, и глаза, как космические изумруды.

– Лера, с твоими фантазиями…

Тут на кухню заглянул Марк:

– О, а вы уже вернулись?

– Давно! – отрезала Варя. – А ты где шлялся, кто разрешил из дома выходить?

– А что я тут, как в тюрьме сидеть должен? – Парень заметно растерялся под ее рассерженным взглядом.

– Когда нас нет дома, то да, должен! Чтобы твоя мамочка не бегала тут в панике по округе!

– Какая мамочка, куда бегала?.. – окончательно опешил Марк. Тут на помощь пришла Лера:

– Да, Марк, я очень испугалась, когда не нашла тебя дома. Боялась, что ты мог попасть в беду и я не успею прийти тебе на помощь. Поэтому, пожалуйста, никуда не выходи, когда ты один дома.

Юноша вдруг расплылся в улыбке и проговорил, часто-часто моргая ресницами:

– Ты правда волновалась за меня? Честно?

– Еще бы!

Залпом допив вино, Варя резко встала из-за стола со словами:

– Тьфу на вас! Пойду я спать.

Глава 17

В день, когда в Дивноморск прибыла съемочная группа «КиноКубани», Лера с Варварой открыли купальный сезон. Пока они с визгом плескались в прохладной, еще недостаточно прогревшейся воде, Марк сидел на берегу и швырял в волны мелкие камешки.

Быстро замерзнув, девушки вышли на берег и закутались в полотенца.

Глядя на них внизу вверх, Марк сказал:

– И чего хорошего в этих купаниях? Мокро, холодно, унизительно.

– Извини, конечно, но унижаться мытьем тебе все-таки придется, – ответила Варя. – Иначе в дом перестанем пускать, будешь жить во дворе, спать на крыше.

– Да, – поддержала Лера, – если не в море, то в ванной мыться ты будешь. Это даже не обсуждается.

Подсушив полотенцами намокшие волосы, они переоделись, и Варя предложила пойти в какое-нибудь кафе перекусить.

– А то без нас весь шашлык съедят и коньяк выпьют, курортники – публика прожорливая.

– Согласна, – кивнула Лера.

Троица поднялась на набережную и прошлась в поисках места с лучшим видом. Выбор остановили на ресторанчике «Веранда», откуда открывался чудесный вид на море. Народа в заведении было немного, друзья выбрали столик, и Варя открыла меню.

– Так, что тут у нас вкусненького…

Пока девушки изучали ассортимент, Марк смотрел по сторонам, разглядывая прохожих и гостей ресторана.

Через стол от них сидели двое мужчин в светлых рубашках, один был даже при галстуке. Судя по количеству пустой посуды, за которой не торопился подходить официант, обед свой они уже закончили, теперь тянули коньяк из широких бокалов. Отчего-то именно троица Лера, Варя, Марк привлекла внимание мужчин. Подруги смотрели меню и не замечали, как они бросают взгляды в их сторону, что-то обсуждая между собой. В конце концов мужчины бесцеремонно уставились на троицу, рассматривая их, как экспонаты в музее.

Такое непонятное и неприятное поведение насторожило Марка. Парень подался вперед, оперся ладонями о край стола, словно собирался прыгнуть на незнакомцев, и уставился на них ответным немигающим взором.

Мужчины поняли вызов, но лишь заулыбались. Тот, что в галстуке, поднялся и подошел к компании.

– Добрый день, – сказал он. – Извините, вы, наверное, подумали…

– А, что? – подняла голову Варвара. – Ничего мы не подумали. Вы кто?

– Семенецкий Станислав, генеральный продюсер кинокомпании «КиноКубань», будем снимать фильм в вашем городе. А это, – он кивнул на своего друга, оставшегося за столом, – наш главный режиссер Петр Игнашевич. Для съемок будем набирать массовку, приходите попробоваться, вы нам приглянулись, такую фактуру камера любит. А юноша так просто просится на экран, потрясающие глаза, никогда не видел такого цвета, чистый изумруд. Это у вас не линзы, случайно, молодой человек?

– Нет, – ответила вместо него Валерия, – все природное.

– Тем более. Обязательно приходите. – Из кармана брюк он достал портмоне, из портмоне визитку и положил на стол. – Скажите, я вас направил, к вам отнесутся внимательнее. Нашу группу разместили в туристическом комплексе «Песчаный берег», кастинг будет проходить там же послезавтра в девять утра.

– Спасибо, – Варя взяла визитку, – обязательно придем.

– Замечательно, ждем вас. Приятного аппетита.

С этими словами генеральный продюсер вернулся за свой стол. Они с режиссером дождались официанта, расплатились и покинули заведение.

– Надо же, – Варвара проводила взглядом их удаляющиеся спины, – всюду знаки судьбы. Как раз собирались на кастинг, и на тебе. Значит, обязательно надо идти, уверена, будет весело.

Девушки заказали шашлык, по бокалу вина себе, рыбу на гриле Марку и, ожидая заказ, принялись фантазировать о грядущих съемках.

Воодушевленные вниманием со стороны продюсера и режиссера, подруги уже видели себя как минимум в главных ролях.

Принесли заказ, и Марк с ходу потянулся к рыбине руками.

– Нет! – Варя хлопнула ладонью по столу. – Возьми вилку, возьми нож! Оставь свои помойные манеры, учись есть нормально!

– Верно, Марк, – поддержала Лера. – Хватит, очеловечивайся давай. Сейчас на людях будем много времени проводить, не стоит удивлять народ всякими странностями. Тем более киношники…

– Слушай, Лера, – прервала подругу Варя. – Съемки даже в массовке предполагают выплату гонорара. Денежные перечисления – это заполнение ведомости. А знаешь, что требуется для заполнения ведомости?

– Что?

– Паспортные данные. Надо сделать Марку документы до послезавтрашнего дня.

– Каким таким образом?

– Не знаю. Давай подумаем.

Глава 18

Но как бы девушки ни пытались изобрести способ в короткий срок раздобыть документы взрослому человеку, появившемуся в обществе буквально из ниоткуда, реальными рисовались всего два варианта: где-то купить фальшивый паспорт или обратиться за помощью к магии.

С торговцами поддельными документами связываться боялась Варвара, а лишний раз беспокоить магию не хотела Лера, опасаясь, что, выполнив эту просьбу сейчас, в следующий раз магия откажет в чем-то более важном.

– То есть, – сказала Варя, наблюдая за тем, как Марк мучается с ножом и вилкой, пытаясь разделать рыбу, – сделать ему документы ты не считаешь чем-то важным? А как ты его в Питер повезешь без паспорта, ты об этом подумала?

– Я собиралась подумать об этом позже.

– Какая разница? Все равно документы нужны, как ни крути. – И прикрикнула, заметив, как Марк украдкой-таки потянулся руками к рыбьей голове: – Но-но-но! Голову не трогать, кости не трогать! Есть вилкой!

– Да я так голодным останусь с этой вашей дурацкой ковырялкой! – Юноша рассерженно отшвырнул столовые приборы. – Кто вообще придумал, что надо обязательно иметь такую железную глупость между рукой и едой?

– Тогда давай с асфальта есть! Зачем нужна тарелка, стол, стул? Можно ведь встать на четвереньки и хрумкать с пола! Человек проходил свой путь эволюции, чтобы есть вилкой с тарелки, понимаешь ты это или нет? Давай, практикуйся! Пока все не съешь, домой не пойдем, и точка.

Парень нехотя взял вилку с ножом и с хмурым видом продолжил мучить рыбину. А девушки вернулись к обсуждению вопроса с документами. Но как бы они ни напрягали фантазию, единственным выходом все-таки оставалась магия. Только она могла узаконить в обществе созданное ею существо.

Ждать, пока Марк наконец-то закончит свой обед, пришлось долго, но оно того стоило – под конец он уже довольно сносно управлялся с вилкой, хотя нож в его руках по-прежнему оставался предметом малополезным.

– Поздравляю с победой, – сказала Варя, когда на его тарелке осталась только голова с костями. – Теперь идемте домой, займемся документами.

– А если вдруг магия откажет в этой просьбе? – Лера встала из-за стола, расправляя платье.

– А ты ее хорошенько попроси! Что за пессимизм, в самом-то деле!

Покинув кафе, друзья пошли по набережной неторопливым прогулочным шагом. Шли молча, каждый думал о чем-то своем, а когда свернули к дому, Марк произнес:

– Не очень-то мне и хочется сниматься в этом фильме.

– Ты смотри на него! – всплеснула руками Варвара. – А есть тебе вкусно хочется? Вот и будешь зарабатывать на кильку, помогать своей хозяйке.

– Она просила не называть ее хозяйкой! – огрызнулся парень.

– Документы все равно нужны, – поспешно вмешалась Лера. – Будешь ты сниматься или не будешь – неважно. Лето закончится, понадобится увозить тебя отсюда, а как это сделать без паспорта?

– С ветеринарным было бы проще, – вздохнула Варя. – Жаль, что кот в Питере не очеловечился, меньше вышло бы хлопот.

На подходе к дому друзья увидели компанию из шести женщин, стоявших у калитки в ожидании хозяев.

– О, это к нам? – Варя прищурилась, разглядывая гостей. – Кто такие, зачем пожаловали?

– Наверное, за кремами явились, – сказала Лера. – Света же говорила, что пошла слава обо мне как о чудо-косметологе.

– Хорошо, если так, возьми с них подороже, вдруг фальшивый паспорт все-таки придется покупать, а это незапланированные расходы.

Женщины и впрямь пришли по вопросам косметологии.

Пригласив их во двор, Лера усадила гостей на веранде, а Варя с Марком ушли в дом.

Вполуха слушая жалобы на проблемы с кожей, Валерия рассеянно смотрела в пространство, думая, каким наилучшим образом сформулировать просьбу к магии. Никогда еще не доводилось просить у невидимой силы документы, Лера даже не знала толком, какое заклинание применить.

– …и вот здесь еще пигментные пятна, – донеслось откуда-то издали.

Лера очнулась и сказала:

– Да, я вас поняла. Приходите на следующей неделе, все будет готово.

И назвала сумму. Судя по тому, как повеселели женские лица, готовились они к цене повыше.

Распрощавшись с посетительницами, Лера закрыла за ними калитку и поспешила в дом.

Варвара с Марком сидели на кухне и о чем-то спорили. Не желая вникать, что они на этот раз не поделили, Лера с порога выпалила:

– Варя, ты можешь погадать, сделает магия документы или нет?

Варя осеклась на половине слова и в недоумении уставилась на подругу.

– Если наперед станет известно, что не сделает, то я и беспокоить ее не буду, – пояснила Лера. – Сама знаешь, лучше лишний раз не…

– Гадание считывает поступки и деяния людей, оно не считывает действия магии, – сказала Варя.

– Вообще ни одно из всех гаданий, которые ты знаешь? – заметно расстроилась девушка.

– Вообще ни одно.

– Как жаль, а мне удачной идеей показалось.

– Увы, рада бы помочь, но нечем. Так что ступай в свою тайную комнату и проси магический паспортный стол выдать котику документы, иначе не получится из него кинозвезды, не заработает он себе на кильку, а в Питер придется его в чемодане везти.

– Хорошо, – нехотя согласилась Лера. – Раз другого выхода нет, я пошла.

Глава 19

Зайдя в магическую комнату, девушка притворила дверь.

Пару минут она стояла и смотрела по сторонам, не зная, с чего начать. Затем решительно подошла к столу, взяла спицу, подняла ее и… опустила.

Валерии было известно, как попросить любые предметы, кроме предмета, сделанного из бумаги. Причем сделанного по всем правилам официального документа.

Мысленно перебирая возможные заклинания, Лера остановилась на наиболее близких материалах – ткани и древесине. Но существовала вероятность получить паспорт из лоскутов или на бересте, а переделывать магия не будет, дважды по одному и тому же вопросу к ней вообще не стоило обращаться.

«Магия сделала Марку одежду, – размышляла Лера, – но не дала обувь. Интересно, почему? Может, это знак, что он не должен уходить отсюда? Не о том я думаю, не о том…»

В дверь тихонько постучали, и послышался голос Варвары:

– Лер, там к тебе опять клиентки пришли.

– Те же самые?

– Другие, четверо их.

– Пусть на веранде посидят. И не отвлекайте меня, пожалуйста!

– Хорошо, хорошо, извини.

Лера снова подняла спицу, собираясь с мыслями, но ни единой блестящей идеи все равно не возникало. Ничего не оставалось, как вызвать Оракула.

Когда в пространстве над столом возникло лицо-маска с пустыми прорезями для глаз, Лера стала задавать вопросы. Вокруг маски закрутились символы, и чем дольше девушка смотрела на их движение, тем сильнее мрачнело ее лицо.

Когда Оракул растворился, Лера положила спицу обратно на край стола и покинула комнату.

В доме находился только Марк, Варя вынесла чай гостям, ожидающим хозяйку на веранде.

Увидев, как расстроена Лера, парень насторожился:

– Что, все плохо?

– Я так и не придумала, как сформулировать свою просьбу к магии, пришлось вызывать Оракула и спрашивать совета. И представляешь, что он мне ответил?

– Что?

– Ничего вразумительного. Похоже, там, в мире магии, не существует такого понятия, как документы, удостоверения личности. Меня просто не понимают.

– И как быть?

– Не знаю, будем думать. Я немного в растерянности, если честно. И да, Марк, пока Варя нас не слышит, можно я тебя попрошу быть с ней помягче? Постарайся не огрызаться на нее. Просто прими как данность, что нас пока что будет трое. Она чудесная, ты ее обязательно полюбишь.

Глядя в сторону, парень пожал плечами и промолчал.

– Нам будет проще втроем, – продолжала Лера. – У Вари есть свои способности, двум ведьмам легче вывести из города одного кота, ставшего человеком, поверь мне. Подружись с ней, ради меня, пожалуйста.

– Ради тебя я на все готов, – нехотя ответил Марк.

– Вот и замечательно. Пойду, узнаю, зачем к нам гости пожаловали.

Лера вышла на веранду, а Марк пошел на кухню, сел на табуретку и стал смотреть в окно на женские силуэты, полускрытые жасминовыми ветками.

На этот раз Лера записала имена и проблемы с кожей, которые требовалось решить, опасаясь, что из-за увеличивающегося потока желающих может перепутать, кому что требуется.

Когда гости ушли, Варвара принялась выговаривать Лере:

– Ты чего так дешевишь? Знаешь, сколько стоит более-менее приличный крем? Минимум в три раза дороже! Только он еще и не работает, в отличие от твоих снадобий!

– Не могу брать дороже, к тому же я не совсем уверена в результате. Лучше всего у меня всегда получался только крем от веснушек, сразу виден эффект, так что не стоит с ходу задирать цены, посмотрим, как дело пойдет.

– Как знаешь, – пожала плечами Варя. – Что там с паспортом, выдала магия документ?

Лера покачала головой и пересказала ей то, что уже сообщила Марку.

– И что теперь делать?

– Не знаю. На съемках попробуем выкрутиться, мол, потерял он паспорт, а дальше… дальше будем что-нибудь придумывать.

– Что, кроме покупки фальшивого документа, тут можно придумать? Кстати, ты не в курсе, какой срок дают за поддельные документы?

– Не знаю, наверное, года два.

– Нормально, не так уж и много.

– Варежка, о чем ты говоришь, какой-то выход обязательно найдется, иначе быть не может.

Они вернулись в дом. На кухне, понурив голову, сидел Марк.

– Чего котюня загрустил? – Бросив взгляд на юношу, Варя подошла к плите и заглянула под крышку сковородки.

– Получается, я останусь здесь и не поеду в Питер?

– Нет, – Лера села рядом, приобняла парня за плечи и погладила по волосам, так похожим на ощупь на мягкую кошачью шерсть, – ты поедешь в Питер. А если у нас что-то не будет получаться, то я останусь здесь с тобой столько, сколько потребуется. Я тебя не брошу.

– Не бросай. – Парень печально вздохнул. – Однажды меня уже бросили.

– В смысле? Что за история? Расскажи.

– Она не интересная.

– Нам все про тебя интересно, – сказала Варя, присаживаясь напротив. – Так кто тебя бросил, кого найти и наказать?

– Никого не надо наказывать, – невесело усмехнулся Марк. – Когда я был совсем маленьким котенком, то жил с людьми, на даче. До них я не помнил своей жизни, поэтому казалось, что с ними я жил всегда. Меня кормили, гладили, играли со мной, это было счастливое время. Потом лето закончилось, люди уехали, а я остался. Сначала не понял, что меня бросили, ждал, когда вернутся и все пойдет как прежде, но потом сообразил, что к чему. Как видите, я не пропал, сумел сам о себе позаботиться, но с тех пор меня всегда тянуло к человеческому дому, да только я уже подрос, а людям больше нравились маленькие котята. Так что, когда меня поймал мальчишка и потащил на базар, я не сопротивлялся, хотя мог хорошенько надавать ему когтями. Я надеялся, что наконец-то у меня появится дом, и он появился. И я больше не хочу его терять.

Марк замолчал.

Варя с Валерией переглянулись, и Лера сказала:

– Даже не думай об этом! Ты с нами теперь навсегда! И лучшим, теплым и уютным домом ты обеспечен!

– Разве что тебе самому надоест наша компания, – с улыбкой добавила Варя, – и ты захочешь уйти от нас к кошкам.

Глава 20

К туристическому комплексу «Песчаный берег» друзья подъехали за полчаса до начала кастинга. К этому моменту у ворот уже маялись в ожидании человек пятнадцать, но на территорию пока еще никого не пропускал охранник.

Собравшиеся, не стесняясь, оценивающе рассматривали друг друга, прикидывая, у кого больше шансов попасть в фильм.

Варя с Лерой наряжались сами и наряжали Марка с раннего утра. Варвара надела эффектное платье цвета морской волны – длинное, с глубоким декольте, с разрезом почти до самого бедра, Лера выбрала изящный белый брючный костюм, подчеркивающий ее изящную фигурку. Марка же сначала заставили принять душ, вымыли ему голову с шампунем и кондиционером, отчего волосы парня легли на плечи крупными шелковыми кудрями, затем впихнули его в джинсы, наглаженную рубашку с коротким рукавом и кроссовки, потому что в новеньких ботинках, назвав их «пыткой хуже вилки с ножом», он идти наотрез отказался.

– Из всех мужчин наш кошак самый красивый, – шепнула Варвара подруге. – А из женщин самые красивые мы. Пока что нет у нас конкурентов.

– Здесь не конкурс красоты, – улыбнулась Лера. – Будут подбирать подходящие типажи, а они могут быть какими угодно. Может, им карлики, например, нужны, старики или дети.

– Но мы-то лучше карликов, детей и стариков. Нас возьмут точно, не зря нас сам продюсер пригласил. Обязательно должны взять.

– Так сильно хочешь в кино сниматься?

– Очень! Это так интересно! К тому же все равно на отдыхе особо нечем заняться, а тут такой прекрасный шанс развлечься, поучаствовать в настоящем художественном фильме.

– Мне нужно врать, что я циркач и каскадер? – Марк переминался с ноги на ногу, щурился на солнце и не знал, куда девать руки, пока не засунул пальцы в карманы штанов.

– Наверное, киношникам лучше этого не говорить, – сказала Лера. – Вдруг захотят проверить твои таланты. Если спросят, чем ты занимаешься, скажи – программист.

– Что такое программист?

– Человек, который работает с компьютерными программами.

– Что такое…

– Скажи, что ты – рыбак, – помогла Варвара. – Ловишь рыбу и продаешь ее на базаре.

Лера окинула парня внимательным взглядом и покачала головой:

– Не похож он на рыбака.

– А на программиста похож?

– Программисты разными бывают.

– Рыбаки тоже.

Пока они спорили, явились еще человек двадцать, а к девяти так и вовсе собралась целая толпа.

Наступило назначенное время, но охранник не торопился запускать народ на территорию. Вскоре начали раздаваться возмущенные выкрики, мол, в чем дело, давайте пропускайте.

– Хотим в кино! – весело крикнула молодая полная женщина в клетчатом платье и в босоножках со стоптанными каблуками.

– Сил никаких, как хотим! – поддержала ее подруга, похожая на нее, как сестра-близнец.

Варвара смерила взглядом их неказистые фигуры с прическами «как проснулась, так и пошла» и шепнула Лере:

– Непонятно, на что вообще люди рассчитывают.

– Мы даже не знаем, про что фильм, может, именно такие типажи им и требуются.

С задержкой почти на сорок минут охранник получил по рации команду запускать претендентов и отошел в сторону, освобождая дорогу.

– Прямо и налево – к большой беседке у фонтана, – сказал охранник и махнул рацией, указывая направление.

Народ прорвался на территорию комплекса так, словно боялся опоздать на поезд. Леру с Варей потоком внесло в ворота, а Марк затерялся где-то в толпе.

Оставшись у входа, девушки пропустили страждущих кинославы и стали высматривать Марка. Вскоре они увидели ошалевшего парня, которого толпа проносила мимо, Варя успела схватить его за руку и выдернула из потока.

– Да ну это все! – выдохнул юноша. – Пойдемте отсюда!

– Чего ты испугался? Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам, нам-то что суетиться, – сказала Варя, поправляя собранные в шикарный хвост локоны. – Мы спокойно придем, культурно встанем в очередь, без нас все равно не начнут.

Троица не торопясь пошла по центральной дороге до поворота налево.

По обеим сторонам тротуара блестели глянцевыми листьями цветущие магнолии, пестрели разноцветные яркие клумбы, пальмы окружали деревянные домики с верандами, в стороне стояли многоэтажные корпуса – все радовало глаз чистотой и красотой на территории одного из лучших туристических комплексов Дивноморска.

Дорога привела к небольшой площади со скульптурами и просторными мраморными беседками вокруг кружевного фонтана. В центральной, самой большой и красивой беседке расположились ассистент по актерам, второй режиссер и художник по костюмам. О том, кто именно рассматривает кандидатов, друзья узнали сразу же, как только встали в хвост длинной очереди, – узнали от впереди стоящего претендента, пузатого дядечки с лысиной, заботливо прикрытой тремя аккуратными длинными прядями.

– И, кажись, они там все с похмелья, – добавил дядечка. – Наверное, поэтому так опоздали.

– Понять людей можно, – сказала Варя. – Все-таки на юг приехали, море, вино, соблазны.

– Так из Краснодара ведь приехали, не с Сахалина, – продолжал демонстрировать недовольство состоянием съемочной группы дяденька. – Вдруг не рассмотрят толком, правильных людей не возьмут.

Варя посмотрела на его блестящий на солнце мясистый нос, на прилипшие ко лбу пряди и сказала серьезным тоном:

– Вас точно возьмут. Ни за что не пропустят. Даже не беспокойтесь.

Глава 21

Солнце основательно припекало, очередь ползла еле-еле. Время подходило к обеду, когда друзья приблизилась к заветной беседке. Отборочная комиссия – две женщины, одна постарше, другая помладше, и бородатый мужчина среднего возраста, вид имели весьма утомленный. На столе перед ними лежали стопки бумаг, блокноты, стояли бутылки минеральной воды и стаканы.

Лера первой зашла в беседку, на нее взглянули мельком, и женщина постарше сказала:

– В принципе мы уже набрали людей…

Услышав это, Варвара тоже заглянула внутрь:

– Как это набрали? Ваш продюсер Станислав Семенецкий нас лично пригласил!

– Ну если лично, – вяло произнес бородач, – хорошо. Как вас зовут, снимались где-нибудь раньше?

Девушки по очереди ответили на вопросы, женщина помоложе сфотографировала их на телефон, записала контактные данные, и на этом просмотр закончился. После в беседку зашел Марк. При виде парня комиссия оживилась. Его попросили повернуться в профиль, пройтись, сесть, встать, снова пройтись.

– Поразили вы меня, – сказал бородач. – Надо же, какая внешность! Довольно смуглая кожа, практически восточные скулы и при этом такой разрез глаз… такой… такой…

– Кошачий разрез! – воскликнула женщина помоложе, с восторгом глядя на юношу. – А цвет какой! Фантастика!

– Да, – закивала женщина постарше, – брюнет с такими зелеными глазами – это находка. Родись вы девушкой, вы были бы Ашварией Рай. Знаете такую индийскую суперзвезду?

Марк не знал.

– Ладно, неважно. – Бородач залпом осушил стакан воды. – Такую фактуру не хочется толкать в массовку, вам, скорее всего, подберем эпизодическую роль. Как вас зовут?

– Марк.

– А фамилия?

Повисла пауза.

– Ларский, – назвала Лера свою фамилию. Они с Варей так и стояли у входа в беседку.

Бородач перевел на нее взгляд и поинтересовался:

– Вы что, родственники?

– Да, это мой двоюродный брат.

– А… да? Зайдите тогда обратно.

Вслед за Лерой собралась в беседку и Варвара, но ее остановили вопросом:

– Вам он тоже родственник?

– Нет.

– Тогда стойте там.

Валерия вошла в беседку, и комиссия продолжила знакомиться с Марком. Интересовало, чем он занимается, кто по профессии.

– Он рыбак, – сказала Лера.

И это впечатлило комиссию едва ли не сильнее внешности парня.

– В смысле – рыбак? – Бородач снова налил себе полный стакан воды.

– В прямом. Ловит рыбу и продает на базаре.

– А образование у него какое-нибудь имеется?

– Конечно, школа, институт… то есть техникум, но профессия не кормит, поэтому он занимается рыбалкой.

– Рыбак… – повторила женщина постарше, неотрывно глядя на молодого человека. – Как же его с такой внешностью модельные агентства на части не разорвали? Мир куда-то не туда катится. Сколько вам лет, юноша?

– Двадцать пять, – ответила вместо него Лера.

На нее покосились, и снова все взгляды устремились на парня.

– Судя по вашей физической форме, вы каким-то спортом занимаетесь? – спросил бородач.

– Бегает и на турнике подтягивается, – сказала Лера, и на нее снова покосились.

– Вы здесь живете или из какого-то другого города приехали?

– Здесь живем, – быстро ответила Лера, подумав, что рыбак из Питера, торгующий рыбой на базаре Дивноморска, совсем уж неправдоподобно прозвучит.

– Извините, – сердито глянул на нее бородач, – а он сам говорить умеет?

– Умеет, но стесняется.

– Не надо стесняться, камера стеснительных не любит. Пускай сам отвечает, потому что эпизод мы ему дадим со словами, и я даже знаю, какой именно эпизод.

Бородач взял со стола телефон, набрал номер и сказал:

– Петя! Подойди в беседку… да, где кастинг! Похоже, мы тут нашли кое-что интересное!

Через пару минут подошел уже знакомый троице мужчина – они его видели за столиком в кафе, продюсер представил его главным режиссером.

Кивнув Варваре, он зашел в беседку, поздоровался с Лерой, протянул руку Марку.

– Петя, смотри! – Бородач встал, вышел из-за стола и подошел к парню. – Это же готовый нищий пророк! Ты только глянь на него!

– На нищего пророка у нас Борисов утвержден, – напомнил Петр.

– Борисов в разном гриме четыре эпизода играет, так что сыграет три, ничего с ним не случится. Ты только посмотри! – Бородач схватил Марка за голову и принялся поворачивать то к свету, то в тень. – Только представь, как на грязном лице будут смотреться эти глаза! Они же светиться будут! У Борисова глаза против него, как у дохлой рыбы, а эти – огонь! И волосы смотри какие! Да его и гримировать особо не надо, только испачкать, все остальное сделает фактура!

Петр посмотрел на Марка, который стоял, словно замороженный, пока трогали его голову, щупали за лицо и разве что в зубы не заглядывали, и кивнул:

– Да, этого парня я уже видел, раньше познакомились. Хорошая фактура, согласен. Давай попробуем.

Петр вынул из кармана смартфон, поискал в нем нужный отрывок текста и передал юноше.

– Ну-ка посмотри, проговори текст.

Молодой человек взял аппарат и уставился на экран. В этот момент, увидев его взгляд, устремленный на буквы, Лера с ужасом поняла, что Марк не умеет читать.

Глава 22

– Он плохо видит! – быстро нашлась Валерия. – Дайте мне, я ему вслух прочитаю!

Петр поднес смартфон к носу парня, затем, наоборот, отодвинул аппарат подальше и уточнил:

– Вообще ничего не видит, что ли, ни далеко, ни близко?

– Буквы мелкие не видит, нет.

Отбросив приличия, девушка выхватила смартфон из его рук, пробежалась глазами по тексту и зачитала вслух:

– Твоя дорога к счастью будет очень длинной. Запасись терпением и выносливыми лошадьми. Это все, весь текст?

– Да, – с недовольным лицом Петр забрал свой телефон обратно и посмотрел на парня. – Скажи это.

Марк повторил текст за Лерой.

– А теперь с выражением.

– В смысле? – Было видно, что Марку все меньше и меньше нравилось происходящее.

– Представь, что ты пророк, умеешь видеть будущее и предсказываешь мне, что счастлива я буду, но случится это не скоро, – помогла Лера. – Смотри на меня и говори.

Марк посмотрел на девушку долгим пристальным взглядом и медленно проговорил нужные фразы.

– Да! – воскликнул бородач, отчего вздрогнули обе женщины за столом. – Вот так, именно так! С такой вот покровительственной нежностью в глазах нищий и должен это произносить!

– Неплохо, неплохо, – кивнул Петр. – А теперь можешь пройтись и упасть на пол?

– Лицом, спиной? – уточнил парень, постепенно втягиваясь в игру.

– Лицом вниз, как будто ты шел, споткнулся и упал.

Марк прошелся вдоль стола и вдруг как подкошенный рухнул на пол, легко и мягко приземляясь на ладони. Отборочная комиссия вместе с главным режиссером в оторопи уставились на лежащего на мраморном полу беседки молодого человека и смотрели до тех пор, пока женщина постарше не произнесла:

– Вот это пластика… обалдеть. Вставайте, юноша.

Марк поднялся и отряхнул футболку с джинсами.

– Вы правда ничем раньше не занимались? Гимнастикой, акробатикой, танцами?

– Ничем он не занимался, – снова ответила за него Валерия.

Девушка уже начинала жалеть, что они связались с этим кастингом, но откуда же было знать, что Марк произведет такое впечатление на киношников.

– Не может этого быть! – воскликнул бородач. – В театральном училище студенты не всегда так могут научиться падать, как он сейчас упал! Что-то вы от нас скрываете, девушка, скрываете!

– Пожалуй, мы пойдем, – сказала Лера, беря Марка за руку. – Извините, что потратили на нас время.

Но уйти им не дали, с другой стороны в парня вцепился главный режиссер.

– Хорошо, хорошо, – торопливо сказал Петр. – Неважно, где он этому всему научился, главное – умеет. Завтра первый съемочный день, светить его в массовке не будем, но пускай поприсутствует на съемочной площадке, попривыкнет. Общий сбор в семь утра у ворот. Не опаздывайте, пожалуйста.

И отвернулся к отборочной комиссии, давая понять, что разговор окончен.

– А мы? – раздался недовольный голос Варвары.

– Да-да, вы тоже приходите, – отмахнулся режиссер. – Найдется и вам какое-нибудь занятие.

Держа Марка за руку, Лера шагнула к выходу из беседки, обернулась и спросила:

– Нужны будут наши паспортные данные?

– Нет, – ответил Петр. – По окончанию съемок получите гонорары в руки без всякой бумажной волокиты.

– Хорошо, – девушка заметно этому обрадовалась, – спасибо! До свидания! До завтра!

Выйдя за ворота туристического комплекса, Варвара сердито произнесла, передразнивая главного режиссера:

– И вам какое-нибудь занятие найдется!

– Варь, – сказала Лера, – ну что ты, в самом-то деле, на главную роль претендовала?

– Нет, но на какое-то более-менее нормальное внимание я рассчитывала! Хоть бы сказали, кого мы завтра будем изображать! А то – «найдется и вам занятие», то ли полы подмести, то ли костюмы звездам погладить!

– Что поделать, если Марк нас затмил, – с улыбкой посмотрела Лера на парня. Тот плелся рядом с равнодушным видом. – Он же у нас правда необыкновенный, и люди это видят, может, даже чувствуют.

– Как бы не увели скотину со двора! – недовольно произнесла Варя. – Спрячем за высоким забором, а то сглазят еще, не ровен час!

Они переходили дорогу, направляясь к дому, когда у обочины дороги притормозила синяя «БМВ». Опустилось переднее стекло, и в окне машины показался оперативник Игорь.

– Привет всей честной компании! – улыбнулся он. – Куда-откуда путь держите?

– Здравствуйте, Игорь. – Лера подошла к машине. – На кастинг ходили, будем в кино сниматься.

– А, приехала кинокомпания? Слышал, слышал, что собираются в наших краях какую-то картину снимать.

– Да, приехала. А вы сами не хотите попробоваться в кино?

– Я? Да ну, что вы, – рассмеялся мужчина. – У меня на работе каждый день то еще кино, мне хватает. В субботу вы не заняты?

– Пока не знаем, а что?

– У Светы с Юрой тридцать лет со дня свадьбы, юбилей, будем салютовать шампанским, приходите.

– Обязательно придем, спасибо, что сказали.

Игорь попрощался, стекло поднялось, и машина поехала дальше.

– Какой хорошенький мужчина, – сказала Варя, провожая взглядом удаляющуюся «БМВ». – Женат?

– Он полицейский, Варя, оперативник. – ответила Лера. – Не та профессия, чтобы нам с ним дружить и всячески сближаться. Так что считай – женат.

Глава 23

В семь часов двадцать минут утра от ворот туристического комплекса «Песчаный берег» отъехала съемочная группа «КиноКубани»: автобусы с актерами, с массовкой, фургон гримерный, фургон костюмерный, грузовик с оборудованием и замыкающий транспортную вереницу микроавтобус режиссера с продюсером.

В автобусе Лера заметила знакомые лица – обеих женщин с прическами «как проснулась, так и пошла» и мужчину с мясистым носом и приклеенными к лысине прядями. Варвара их тоже заметила, но сделала вид, что не узнала.

Вместе с будущими актерами ехала и бригадир массовки – молодая улыбчивая женщина, представившаяся Ириной.

Когда «Песчаный берег» скрылся из вида, кто-то сидящий в хвосте автобуса попросил бригадира рассказать, о чем фильм.

– Конечно, слушайте. – Ирина встала в проходе, держась за сиденья. – Это любовная история…

И началась она перед русско-французской войной тысяча восемьсот двенадцатого года. Обедневшая дворянка Елена и князь Михаил с юности влюблены друг в друга, но обстоятельства не дают им быть вместе. Начинается война с Наполеоном, князь идет воевать, получает ранение, попадает в госпиталь, где Елена работает санитаркой, затем судьба снова их разводит, и они никак не могут встретиться до самого окончания войны. Замуж Елена не выходит, хотя есть предложения, она любит и ждет только своего Михаила, тот ее тоже любит, но это не мешает ему жениться на другой и завести троих детей. И только в седовласой старости, когда Михаил остается вдовцом, они с Еленой наконец соединяются. Но вскоре старые раны дают о себе знать, Михаил умирает на руках Елены, но она все равно счастлива, ведь они все-таки были вместе.

Когда Ирина закончила рассказ, подруги переглянулись, и Варя прошептала Лере на ухо:

– И кто это будет смотреть? Муть какая-то.

– Может, это в пересказе звучит как муть, а на экране будет шедеврально.

– Сильно сомневаюсь.

– Посмотрим по ходу пьесы.

Автомобильная процессия выехала из города, и за окнами автобуса потянулись фруктовые сады, уходящие к подножью поросших лесами гор. Сегодня собирались снимать несколько сцен общения главных героев в молодости, а также встречу Елены и Михаила в этих местах в зрелом возрасте.

Местом проведения съемок оказался живописный берег, с высоты которого открывался захватывающий вид на море. Лере было интересно посмотреть на актеров, играющих главные роли, но случая пока не представлялось – гример должен был прийти к массовке прямо в автобус, да и костюмы им принесли туда же. Изображать предстояло крестьян, поэтому массовке раздали длинные платья из грубой материи, которые можно было надевать прямо поверх одежды, платки, а мужчинам выдали штаны с рубахами и настоящие плетеные лапти.

– Замечательно, – проворчала Варвара, пряча под коричневую косынку свои роскошные рубиновые кудри. – Мы – крепостные работники. Всю жизнь мечтала сыграть именно это.

– Хорошо хоть, мы просто идем по дороге, а не свиней, к примеру, гоняем или гусей пасем, – с улыбкой сказала Лера. – Не переживай, может, еще и гуляющих по улице дворянок изобразим.

На лица «крестьян» нанесли темный грим, изображающий загар, и разрешили выйти из автобуса.

– Только не расходитесь далеко! – предупредила Ирина. – Чтобы никого не искать!

Но стоило только новоиспеченным актерам выйти из автобуса, как они моментально забыли о просьбе бригадира и разбрелись кто куда. Кто-то отправился на берег фотографироваться в костюме на фоне морского пейзажа, кто-то пошел наблюдать за подготовительной суетой.

Варя с Марком захотели посмотреть, как готовится площадка для съемок, и Валерия пошла за ними. Платье на ней было слишком длинным, девушка постоянно наступала на подол, пару раз споткнулась, едва не упала, в конце концов еще и пояс-веревка развязался.

Лера остановилась у микроавтобуса привести костюм в порядок и тут услышала доносившиеся из машины знакомые голоса – на повышенных тонах продюсер Семенецкий о чем-то спорил с режиссером Петром. Хоть и некрасиво было подслушивать, любопытство все-таки взяло верх.

Обсуждалась актриса главной роли. Продюсер, оказывается, никак не мог смириться с тем, что пришлось брать именно ее – Ангелину Томченко. Он с такой неприязнью отзывался о ней, что складывалось впечатление, будто Ангелина смогла как-то лично ему насолить до такой степени, что продюсеру плохо по ночам спалось. Петр пытался его перебивать, напоминая, что условием финансирования картины было именно утверждение Томченко на главную роль.

– Нам бы просто не дали денег! Какая тебе разница, пусть играет!

– Любовница она его, что ли?

– Откуда я знаю?!

– Эта стерва весь фильм испортит, вот увидишь!

– Стас, ну зачем опять про то же самое! Сто раз уже обсуждали…

Тут Леру окликнули Варя с Марком, и, как бы ни было интересно, чем закончится разговор, девушка поспешила к друзьям.

Глава 24

Актриса Ангелина Томченко оказалась стройной длинноволосой брюнеткой среднего роста, но хорошая фигура с красивыми волосами с трудом компенсировали невыразительные, будто полустертые черты лица. Даже в гриме лицо оставалось неинтересным и настолько обыкновенным, что казалось, его невозможно запомнить ни с первого, ни со второго, ни с десятого взгляда. Ее партнер – актер Вениамин Смерницкий, играющий князя Михаила, был гораздо интереснее, даже актер второго плана, играющий друга Михаила, с которым парочка должна встретиться на морском берегу и поговорить о витающей в воздухе войне, тоже был интереснее Ангелины. Да, казалось, все, кого ни возьми, были интереснее и ярче этой женщины, непонятно как и зачем вообще подавшейся в актерскую профессию.

Не скрывая разочарования, Лера смотрела, как актеры репетируют.

Варю больше интересовали красавцы-мужчины в летних рубашках, штанах и сапогах по моде девятнадцатого века, а Марк откровенно скучал, не понимая, какой вообще имеет смысл все происходящее.

Режиссер скомандовал: «Камера! Мотор!» – съемки начались и… тут же закончились.

Актрисе солнце било в глаза, она ничего не видела. Подбежала костюмерша, поправила шляпку на ее голове. Съемки возобновились, но теперь на лицо падала тень, и не видно было самого лица. Актеров поменяли местами, чтобы все равномерно освещалось, и никому ничего не мешало.

«Камера! Мотор!» – но на этот раз актрису не устроило, как шагает партнер, слишком широко, она за ним не успевает, ей приходится неловко семенить, и смотрится это глупо. А потом ее не устроило что-то еще, и еще, и опять…

Массовка заскучала, кто-то начал зевать, кто-то отошел покурить.

Марк покрутил головой в поисках тени, отошел под одинокое раскидистое дерево и уселся на землю.

– Боже, как жарко, – сказала Варвара. – Пойду в автобус, сниму сарафан из-под платья, а то сварюсь вкрутую.

– Давай, а я здесь постою. Если почувствую, что близок солнечный удар, найдешь меня под деревом рядом с Марком. Надеюсь, я буду в сознании.

Варя пошла к автобусу, а Лера осталась наблюдать за процессом, который все больше и больше хотелось назвать «гиблым».

Актриса словно задалась целью всех, абсолютно всех вывести из себя. На месте режиссера Лера давно бы ударила бы ее чем-нибудь, чтобы привести в чувства, хотя бы бутафорской саблей, но Петр демонстрировал железную выдержку и спокойствие, которому можно было только позавидовать. Зато в толпе пару раз мелькнуло перекошенное от злости лицо Станислава Семенецкого, а после очередного скандала актрисы он и вовсе ушел в свой микроавтобус и не показывался из него, пока проклятые сцены наконец-то не сняли каким-то чудом.

К этому счастливому моменту с людей из массовки, одетых в штаны и платья из плотной, жаркой ткани, уже лило в три ручья, отчего у всех без исключения потек грим, изображающий летний полевой загар.

Гримерша поправила «загар», и Лера пошла к дереву будить крепко спящего Марка.

– Что, все закончилось? – Он сел и потянулся, зевая.

– С первыми сценами вроде да, теперь нас будут снимать. Хочешь посмотреть?

– А эта визгливая тетка тоже будет?

– Нет, сейчас только мы пойдем по дороге, без главной героини.

– Тогда посмотрю.

Массовке раздали бутафорские косы, вилы, проверили, не выглядывает ли у кого из-под платьев современная обувь, и вывели на исходную позицию.

Проход крестьян сняли с двух дублей. В следующей сцене крестьяне должны были встретиться на дороге с главными героями, раскланяться и пойти дальше. И тут опять началось. Оставалось только поражаться неутомимости актрисы Томченко в капризах, придирках и непоколебимому спокойствию главного режиссера.

К двадцать пятому дублю дядя с мясистым носом, которому приходилось таскать на плече пускай и бутафорскую, но все-таки достаточно тяжелую косу, бросил свой инвентарь в дорожную пыль, сказал, что больше он так не может, кончилось у него здоровье, и пошел куда глаза глядят.

За дядей бросился ассистент режиссера, вернул на место, вручил косу, в очередной раз прозвучало: «Камера! Мотор», и сцену сняли.

Массовка освободилась, а главных героев отправили на возрастной грим – делать из них пожилых людей для сцены встречи на этом же берегу спустя годы.

К автобусу измученные «крестьяне» плелись с таким видом, словно и впрямь целый день на жаре отработали в поле.

– Не передумала еще становиться кинозвездой и крутить романы с кинопринцами? – спросила Лера подругу, устало стягивая с головы платок.

– Не передумала, – хмуро ответила Варвара. – Я привыкла добиваться своего.

Глава 25

Следующий съемочный день проходил в городе, на настоящей старинной вилле, должной изображать имение князя Михаила в довоенные времена.

Учтя опыт первого съемочного дня, массовка предусмотрительно запаслась водой, бутербродами, терпением и надеждой, что хотя бы частично свой ядовитый пар главная героиня выпустила в прошлый раз.

Теперь гражданам Дивноморска предстояло играть прислугу в доме и во дворе. Задействовали и Марка. Парня нарядили в мешковатый костюм мальчика-садовника, надвинули на лоб картуз, чтобы не было видно лица, вручили садовые ножницы и отправили на улицу.

Лера с Варей остались в доме изображать горничных, суетящихся по комнатам в ожидании прибытия молодого господина. Их нарядили соответствующим образом, напудрили лица, объяснили, что надо делать, и приступили к съемкам. А вместе со съемками начались и капризы Ангелины Томченко. Все ей было не так, все мешало и вредило ее гениальной игре.

Десять дублей подряд со стопкой полотенец и подушками Варя с Лерой пробежали мимо проема комнаты, в которой сидели главные герои. На одиннадцатый дубль Варя побежала, а Лера замешкалась.

Мало того что возникшая тревога окатила ее подобно ледяному душу, девушка увидела еще и странное явление: нечто похожее на большую стеклянную серебристо-серую бабочку пролетело по комнате и устремилось прямо к камерам.

Прижимая полотенца к груди, Валерия замерла в дверном проеме, глядя на это явление. А бабочка тем временем подлетела к Ангелине, зависла над ее головой и распалась клубком дрожащих черных ниток.

И тут терпеливого режиссера прорвало. Лицо Петра перекосилось, побагровело, и он заорал на всю старинную виллу:

– Стоп, камера! Девушка! Да, ты! Чего ты там застряла, а?! Какого черта ты встала и стоишь в кадре!

– Простите… – Лера очнулась и поспешно отпрыгнула в сторону.

Режиссер объявил пятиминутный перерыв. Показываться ему на глаза было страшновато, поэтому Лера с Варей бросили свои полотенца с подушками на пол и присели на них.

– И правда, чего ты встала? – Варя сдвинула платок со лба на макушку и вытерла лоб тыльной стороной ладони. – У тебя еще вид был такой растерянный, будто ты увидала что-то невероятное.

– Так и случилось, – тихо ответила подруга и покосилась на арку дверного проема. – Сначала опять появилась тревога, и следом я увидела какое-то странное существо… даже не существо, явление. Возможно, это какое-то предупреждающее знамение, знак.

– Ну-ка, давай подробности, – заинтересовалась Варвара.

Лера подробно описала серебристую бабочку и то, как она распалась черными нитками над головой актрисы.

– Раньше ты такое видала когда-нибудь?

– Нет, впервые. Возможно, это магический знак и мне хотели показать, что с Ангелиной может произойти что-то плохое. И сейчас я более чем уверена, что эти странные тревожные ощущения вели меня именно к этому моменту, об этом они меня предупреждали.

– Если Ангелина и дальше будет так себя вести, то не удивительно, что с ней может произойти что-то плохое. Кошмар какой-то, а не женщина, это же надо иметь такой склочный характер.

– Зато, может, она актриса хорошая, и это будет видно на экране. Мы же ничего не понимаем в актерском искусстве.

– Угу, а искусство-то, оказывается, тяжелое, причем для всех без исключения.

Перерыв закончился, актеры вернулись на свои позиции, и сцену успешно сыграли: служанки пробежались без заминки, после чего камера проехала по комнате и показала через окно работников в саду.

– Снято! – крикнул режиссер. – Массовка свободна, актерам подготовиться к следующей сцене!

Обрадовавшись, что относительно легко отделались, статисты пошли снимать костюмы и смывать грим.

Дожидаться окончания съемок участники массовки не стали, жгучий интерес к съемочному процессу у многих успел поутихнуть, люди привели себя в порядок и отправились по домам.

Зайдя в полупустой трамвай, девушки сели, Марк остался стоять рядом с ними.

– Какое муторное дело этот ваш кинематограф, – сказал парень. – Столько сил, нервов, и все ради чего? Ради глупости какой-то, чтобы люди сидели, смотрели в телевизор на придуманную, ненастоящую жизнь.

– Это искусство, – сказала Лера. – Кино, картины, спектакли – все придуманная, ненастоящая жизнь.

– И зачем оно нужно?

– Через искусство люди пытаются лучше понять, прочувствовать жизнь реальную, это один из способов раскрыть свое сердце, душу, фантазию.

– Не понимаю я этого.

– Со временем начнешь, наверное.

– Ничуть не расстроюсь, если не начну.

– Если не начнешь – значит, останешься черствым скучным мужланом. Лере будет с тобой уныло и не о чем разговаривать, – вмешалась Варвара. – И тогда она поставит тебе коробку в коридоре, а себе заведет собаку.

Трамвай подъехал к остановке, друзья вышли и снова, будто только их и поджидала, у обочины притормозила синяя «БМВ».

– Всех приветствую! – В окне показался оперативник Игорь. – В субботу собираемся у Светы с Юрой, вы не забыли?

– Нет-нет, обязательно будем, – ответила Лера. – Такую дату нельзя пропустить.

– Отлично, ждем, придержу для вас лучшие места за столом.

Махнув рукой, Игорь поехал дальше.

Проводив взглядом его машину, Варя сказала:

– Лер, красивый молодой мужчина с благородной, полезной обществу профессией открыт для общения и явно заигрывает с тобой. Долго ты будешь делать вид, что ничего не происходит?

– Ну, конечно. Чтобы получилось по-настоящему незабываемое лето, нашей колдовской компании и коту без документов только романтики с полицией не хватает. Ничего не получится, Варя, и давай больше не возвращаться к этому вопросу.

Глава 26

Будильник прозвенел в половине пятого утра. В шесть часов группа отправлялась на съемки. Опаздывать было никак нельзя, тем более что в этот день Марку предстояло играть свою роль.

– Надеюсь, мы едем туда в последний раз, – хмуро произнес парень, зашнуровывая кроссовки.

– Не надейся. – Варя набросила на плечи прозрачный шарф, чтобы потом повязать его вместо шляпы от солнца. – Мы еще не взяли свой максимум от этих съемок.

– Ты все-таки рассчитываешь с кем-то там завести роман? – Лера застегнула легкие босоножки без каблуков и взглянула в зеркало платяного шкафа – как они сочетаются с голубым платьем до колена.

– Представь себе. – Подруга подошла к шкафу и покрутилась у зеркала, рассматривая себя со всех сторон. – Даже присмотрела себе кое-кого.

– Кого?

– Главного героя, князя Михаила, разумеется!

Лера рассмеялась:

– Бедный товарищ актер, ему и так нелегко со своей невыносимой партнершей, а у него еще и роман назревает, о котором он ни сном ни духом. Пожалей человека.

– И не подумаю. В конце концов, будет сопротивляться, ты его заколдуешь, и влюбится в меня как миленький. Кстати, а ты можешь?

– Варь, я тебе уже как-то говорила, что привороты – не мое. Да и вообще скверное это дело, никому не рекомендую.

– Нет, ну а в принципе-то можешь? Чисто гипотетически?

В ответ Лера лишь махнула рукой и вышла на крыльцо.

Тусклое утро головокружительно пахло цветами и влажной от росы травой. В древесных кронах раздавались одиночные птичьи вскрики, пока еще не превратившиеся в многоголосый гам.

Времени было еще предостаточно, друзья неторопливо шли к трамвайной остановке, по очереди сонно зевая.

Встав на пустой остановке, Лера сказала, глядя на уходящие в рассветную дымку рельсы:

– Из головы не выходит вчерашнее видение. Надо как-то предупредить Ангелину, сказать, что ей может грозить какая-то опасность.

– Ой, да прекрати, – отмахнулась Варвара. – Непонятно, что это было и что означало, так что вовсе не обязательно – опасность. И только представь, как ты подходишь к этой истеричке и рассказываешь про свои галлюцинации, которые, по твоему сугубо личному мнению, могут знаменовать нечто ужасное.

– Да, как-то не очень убедительно, – вынуждена была согласиться девушка. Посмотрев на Марка, она улыбнулась: – Сегодня твой звездный час. Готов начинать кинокарьеру?

– Не очень, – признался парень. – Мне это все не нравится.

– Большинство людей занимаются тем, что им не нравится и никогда не нравилось, – сказала Варя. – Ходят на работу каждый день, которую они ненавидят, и так всю жизнь.

Марк помолчал, осмысляя услышанное, затем произнес на выдохе:

– Как это страшно!

Подошел трамвай, друзья зашли внутрь.

Усевшись у окна, Варя спросила Марка:

– А ты действительно читать не умеешь?

И выяснилось, что да, действительно. Мало того, в голове молодого человека не укладывалась такая форма подачи информации – через графические символы.

Пока дребезжащий трамвай неторопливо ехал по улицам просыпающегося города, девушки, путем нехитрых экспериментов с вывесками и рекламными билбордами, разобрались, каким образом можно научить парня грамоте в кратчайшие сроки: у Марка оказалась фотографическая память. Он сразу запоминал, как выглядит написанное слово и его значение.

– Не знаю, получится или нет, – сказала Варвара, – но, похоже, достаточно пройтись с ним по словарям, показывая по порядку слова и говоря, что они означают. А там немного потренируется и научится их складывать в тексты, он вроде у нас котик сообразительный.

– Не лучше ли начать с азов, как полагается? – засомневалась Лера.

– Ой, да, давай обложимся букварями, абэвэгэдэейками и начнем здоровенного лба грамоте обучать! Пускай слова запоминает и на лету схватывает!

Вскоре они добрались до места. У ворот туристического комплекса уже царило столпотворение людей и машин. Из вереницы транспорта выделялась новая единица – большой фургон с надписью: «Конно-спортивная школа „Аллюр“».

Зайдя в автобус с массовкой, друзья поприветствовали собравшихся и уселись на свободные места.

Вскоре автобус тронулся, и процессия устремилась к месту съемок. Путь предстоял неблизкий – к горным каштановым лесам.

Пока автобус двигался по городу, Лера не упускала возможности объяснить Марку, что значит та или иная вывеска, пока не обернулась впереди сидящая Варвара:

– Говори потише, а то на него народ уже коситься начинает, как на умственно отсталого.

Урок пришлось продолжить шепотом.

Каждый раз, когда Лера приближалась к уху парня, она отмечала про себя, что нечто кажется ей странным, но не могла понять, что именно. Когда автобус выехал за город, девушку озарило – от Марка не пахло, как от человека. Не было запаха кожи, человеческих волос. Сквозь слабый аромат шампуня и мыла пробивался запах шубы из шкафа, запах плюшевой игрушки, так пахла шерсть домашних ухоженных котов.

– Боюсь, у тебя могут возникнуть проблемы с социализацией, – шепнула ему Лера.

– Почему? – так же шепотом ответил он.

– Люди тоже в какой-то степени животные и распознают друг друга по запаху – кто нравится, кто не симпатичен, в основном подсознательно это происходит. А от тебя не пахнет человеком, тебя могут не замечать и не принимать.

– Вот и прекрасно, – широко улыбнулся Марк. – Я не хочу других людей. У меня есть ты, и больше мне никто не нужен.

Глава 27

Место, выбранное для съемок сцены охоты главных героев, выглядело живописно: проселочная дорога, окруженная каштановыми деревьями, – коренастыми стволами и крепкими узловатыми ветками они напоминали сказочные дубы. На этих ветвях не хватало лишь русалки, золотой цепи да кота ученого.

В этот раз массовке снова отводилась роль крестьян, мимо которого проедут дворяне на охоту. Пока гримировали и тех, и других, пока Марка превращали в нищего пророка, из автомобиля, подъехавшего чуть позже, вышла солидная седовласая дама с четырьмя борзыми. Роскошным собакам – длинные носы, спины колесом, блестящая шерсть волосинка к волосинке – предстояло изображать охотничьих псов.

С красивыми собаками начали заигрывать все кому не лень, но тут из гримерного фургона вышел Марк в костюме нищего, и в спокойных дружелюбных псов будто бес вселился. Одного хозяйка успела схватить за ошейник, остальные бросились на молодого человека.

Помчавшись прочь, Марк в мгновение ока оказался высоко на дереве, а борзые принялись крутиться внизу, заливаясь лаем.

– Ой, труба-а-а… – тихонько простонала Варвара. – Он же сам теперь не спустится?

– Откуда ты знаешь? – Лера испуганно смотрела на собак, не зная, что предпринять.

– Кое-что слыхала о кошачьих закидонах.

Тем временем к дереву подбежал ассистент с техниками, они оттащили беснующихся псов к растерянной хозяйке.

– Что на малышей нашло, что нашло, я не понимаю! – перепуганно кудахтала старушка. – Крошки обычно только на кошек так реагируют!

– В нашем актере нет ровным счетом ничего кошачьего! – отрезал режиссер, раздосадованный неожиданной помехой.

– Значит, актер ваш боится собак, они это чувствуют, поэтому на него лают.

– Так они на него лают, вот он и боится! Юноша! Как тебя там… Слезай, опасность миновала!

– Извините, – подбежала к режиссеру Лера, – Марк правда очень боится собак, его в детстве покусали, чуть не съели… ладно, это не важно, в общем, он теперь в шоке и сам не спустится. Может, есть у вас какая-нибудь лестница?

Лестница нашлась в грузовике с оборудованием, и с грехом пополам парень спустился на землю. С его появлением собаки опять начали беситься, норовя выкрутиться из ошейников.

– Как быть? – Петр задумчиво смотрел на заходящихся лаем борзых. – Как быть, если люди, лошади и собаки вместе должны пройти мимо сидящего у обочины нищего? Кстати, почему у нищего ювелирная побрякушка на шее? Снимите это немедленно!

– Нельзя! – в отчаянии воскликнула Лера. – Это его талисман на все случаи жизни! Иначе Марк не сыграет!

– Тьфу ты, сколько новостей! – От нежданных проволочек режиссер основательно рассердился. – Повяжите тогда ему на шею какую-нибудь тряпку! Не может нищий золотом сверкать! Где костюмер? Где глаза костюмера? Почему костюмер не видит, что у нас не нищий, а ювелирный магазин? Почему я должен этим заниматься?!

На площадку примчалась девушка с какой-то грязной тряпкой в руках. Обмотав ее вокруг шеи Марка, она поспешно скрылась из вида, а режиссер продолжил вслух размышлять о дальнейшей судьбе сцены с животными. Тут на помощь пришел второй режиссер и предложил отснять проход собак с лошадьми отдельно от людей верхом и нищего, а потом смонтировать.

– Как-то так придется, видимо, выкручиваться, да, – тяжело вздохнул Петр. – Кто бы мог предвидеть такой песий заскок. Ладно, давайте отснимем животных. А ты, Марк… тебя же Марком зовут?

– Да.

– Зайди в гримвагон и там подожди, чтоб собаки не бесились.

Парень пошел в фургон-гримерную, следом за ним проскользнули и Лера с Варварой.

В пустой гримерной на колесах они расселись кто где, и Лера произнесла с досадой:

– Как же раньше с собаками все обходилось и никто на тебя не бросался?

– Порядочные собаки, значит, попадались, равнодушные к котам, – ответила вместо него Варя. – А эти бублики волосатые к кошачьим, стало быть, страсть имеют, вон как их разобрало.

– Тем более что от Марка котом и пахнет, – удрученно вздохнула Лера.

– Ты его что, нюхала? – покосилась на нее подруга.

– Ну да, в автобусе, случайно получилось.

– Купим одеколон, пускай поливается.

– Думаешь, забьет запах и не станут на него другие животные реагировать?

– Вот не знаю, не приходилось мне еще котов одеколонить, проверим опытным путем. Марк, ты чего молчишь?

– А что мне говорить? – хмуро отозвался парень. – Надеюсь, что на кильку я сегодня все-таки заработаю, и никто меня не станет дармоедством попрекать.

– Может, даже на треску заработаешь, – кивнула Варя. – Выше нос, подумаешь, собаки! Не тигры же, в конце концов. Кстати, как ты с тиграми, львами, крупными хищниками контактируешь? Вы же одно семейство, должны ладить.

Или как?

– Не знаю, на улицах и помойках нашего города тигры не встречались.

– Это надо выяснить.

– Зачем? – настороженно покосилась на подругу Лера. – Ты собираешься скормить Марка тиграм?

– Нет, конечно, просто думаю, как извлечь из нашего магического продукта максимальную пользу. Если не заладится у него с кинокарьерой, можем попробовать в цирк устроить. Представляешь, как будет здорово! – Глаза Варвары сверкнули азартом. – Он сможет не просто дрессировать хищников, а договариваться с ними по-хорошему!

– Не представляю, какой тигр захочет слушаться кота, – усмехнулась Лера.

– А кота в виде человека? Да там любой тигр так обалдеет, что сам затанцует!

В этот момент в дверь гримвагона приоткрылась, и ассистент режиссера позвал Марка на выход.

Глава 28

Для съемки конно-спортивная школа «Аллюр» предоставила двух великолепных жеребцов – гнедой и рыжей масти. Гнедой достался герою Вениамина Смерницкого, рыжего оседлала Ангелина Томченко.

По обочинам дороги кое-где из земли торчали большие плоские камни. На один такой камень усадили Марка. Кастинг-комиссия оказалась права: на грязном темном лице зеленые глаза молодого человека горели фантастически ярким огнем, растрепанные волосы и рубище нищего идеальным образом завершали портрет пророка.

Второй режиссер подошел к парню и еще раз повторил, что надо делать:

– Когда поравняются с тобой, смотришь на Ангелину, говоришь текст, когда проходят мимо, встаешь, идешь за ними, повторяешь текст, спотыкаешься, падаешь. Все понятно?

Марк кивнул.

– Текст помнишь?

Марк снова кивнул.

– Хорошо, тогда начали.

Первый дубль сняли до половины, и у Ангелины запуталась юбка. Во втором дубле дошло до того, что Марк проговорил свой текст, встал с камня, пошел за лошадьми, но тут у актрисы с головы свалилась шляпка.

Стоя в стороне и наблюдая за происходящим, подруги переглянулись, и Варя сказала тихонько:

– Она специально, что ли, это все делает, не пойму? Может, назло или мстит кому-то таким изуверским способом?

– Не знаю, но кажется мне, если и дальше будет так продолжаться, фильм никогда не снимут.

– Или же в процессе герои постареют естественным путем, и можно будет хоть на гриме сэкономить, – добавила Варя.

Третий дубль, четвертый, пятый…

Марк проговаривал текст, вставал с камня, шел за лошадьми, бежал и падал раз за разом, абсолютно одинаково повторяя свои действия. Он ни разу не сбился и не замешкался ни на секунду. В конце концов все присутствующие на съемках, включая режиссеров, стали смотреть только на него, это было и впрямь интересное и вместе с тем странное зрелище – словно эпизод с пророком был уже снят и прокручивался на пленке в реальности.

Шло время, дубли продолжались. То с лошадьми было что-то не так, то одинокое облако закрыло солнце, то Вениамин психанул и разорался.

С нарастающей тревогой Лера наблюдала за Марком и за тем, какое впечатление он производит на публику. Казалось, у молодого человека начисто отсутствуют какие-то лишние эмоции, усталость, он делал только то, что сказал ему режиссер, и ничегошеньки больше.

Стоявшая рядом с Лерой гримерша тихо произнесла, обращаясь к ассистенту режиссера:

– Если бы у нас все актеры были такими, как этот парень, мы бы фильм за неделю сняли, а может, и быстрее.

– Это точно, – кивнул ассистент. – Потрясающе работает.

Наконец вроде все получилось. Марк прошел, проговорил текст, споткнулся, упал, всадники проехали, и режиссер скомандовал камере «Стоп!».

В этот момент рыжий жеребец как-то странно захрапел, взбрыкнул задними ногами, отчего копыта с подковами просвистели в сантиметре от головы Марка, все еще лежащего на дороге, затем конь поднялся, практически сделав «свечку», и вдруг во весь опор понесся прочь.

– Помогите! – закричала Ангелина, неловко вцепляясь в лошадиную гриву обеими руками. – Остановите его!

Но сделать никто ничего не успел. Конь проскакал метров сто, и на полном ходу его наездница ударилась головой об одну из крепких узловатых каштановых веток.

Глава 29

Упав на землю, актриса застыла без движения, а конь побежал дальше. С полминуты царила тишина, люди застыли в оторопи, а потом поднялась ужасная суматоха. Часть группы бросилась к актрисе, сразу несколько человек стали названивать в «Скорую», остальные просто бесцельно заметались, создавая ненужную суету.

Актер Смерницкий, игравший князя Михаила, с зеленым лицом сполз с лошади, на негнущихся ногах отошел к обочине и рухнул на траву, непослушными пальцами расстегивая воротник рубашки. Кто-то из группы принес ему бутылочку воды, мужчина открыл ее, налил в ладошку и начал брызгать себе на лицо, аккуратно, чтобы не повредить грим.

Стоявшая поблизости Варвара понаблюдала за ним, затем поморщилась, словно мигом потеряла интерес к потенциальному курортному роману, и отвернулась, выискивая взглядом Леру с Марком.

Минут через пятнадцать приехала «Скорая», за нею – полиция.

Когда из машины показался рыжий участковый Женя, Лера помахала ему рукой, ожидая, что следом появится Игорь, но участковый приехал один.

Врачи направились к пострадавшей, а Женя подошел к Лере и ее друзьям. Поздоровавшись, он спросил:

– И что тут стряслось?

– Лошадь понесла, – ответила Варвара, без интереса глядя на мужчину, едва доходившего ей до плеча. – И актриса, похоже, убилась об дерево. Извините, если грубо прозвучало.

– Почему же, вполне доходчиво. Ладно, пойду гляну.

Пока участковый осматривал место происшествия и общался с очевидцами, врачи констатировали смерть Ангелины Томченко, предположительно от переломов костей черепа, а самостоятельно вернувшийся конь взялся мирно пощипывать придорожную траву.

Тело актрисы переложили на носилки, отнесли в машину, и «Скорая» уехала.

Пока лошадей заводили в фургон, их сопровождающий с бледным видом и трясущимися руками все повторял испуганно:

– Что такое, почему так? Что на него нашло? Я не понимаю! Марсик спокойный, обученный, Марсик никогда ничего…

Сопровождающего напоили водой, накапали ему валерьянки из аптечки съемочной группы и отправили восвояси вместе с питомцами. Массовка, до которой в этот день дело так и не дошло, отправилась переодеваться, а участковый нашел Леру и предложил:

– Хотите, подброшу вас до дома?

– Спасибо, очень хотим. Сейчас, только переоденемся.

Они с подругой избавились от костюмов крестьянок, Марк тоже переоделся и, как был с перепачканным лицом, уселся на заднее сиденье полицейской машины, рядом с ним устроилась Лера.

Глянув на парня, Женя покопался в бардачке и протянул ему упаковку влажных салфеток.

– Что ж, – сказала Варя, накидывая ремень безопасности, – насыщенный выдался съемочный день. Теперь, наверное, все, кина не будет.

– Почему же, – включив зажигание, Женя дал задний ход до ближайшего разворота, – режиссер сказал, другая актриса приедет из Краснодара, и продолжат они съемки.

– А режиссер от радости при этом не прыгал?

– Да нет, а должен был?

– Женя, вы не представляете, как наша покойная Ангелина всех измучила, – сказала Лера, помогая Марку оттереть грим. – Наверное, вся съемочная группа с облечением вздохнула. Нехорошо, конечно, так говорить, но это факт.

– Правда? – Развернувшись, участковый направился к главной дороге, аккуратно объезжая ямы и рытвины. – Слышал, что у актеров непростые характеры, но вот так чтобы прямо с облегчением вздохнули… надо же. Кстати, послезавтра у Светы с Юрой…

– Юбилей, да, Игорь нам сказал, мы помним, мы придем.

Женя подвез друзей к трамвайной остановке, попрощался до субботы и уехал по своим участковым делам, а троица направилась к дому.

В молчании Лера шла, глядя себе под ноги. Подруга покосилась на нее раз, другой и произнесла:

– О чем задумалась?

– О том, случайно ли это все произошло?

– В смысле, что ты имеешь в виду?

– Сначала знамение, потом такая нелепая смерть.

– Будем считать, знамение указало на того, кто в ближайшее время нелепую смерть примет. – Варе хотелось поскорее забыть произошедшее и не думать ни о каких смертях посреди роз, жасмина и безоблачного южного неба. – Давайте не будем об этом. Что случилось, то случилось, всякое на съемках бывает.

– Хорошо, – вздохнула Лера, подходя к калитке. – Больше об этом не будем.

Глава 30

Но оказалось, не так-то просто выбросить из головы случившееся. Друзья так или иначе прокручивали в памяти несчастный случай, хоть и старались отвлечься домашними делами.

Пока Марк отмывался в душе, Варя взялась готовить то ли поздний обед, то ли ранний ужин, а Лера ушла в магическую комнату изготовлять чудо-крем своим заказчицам и подарок на юбилей соседей.

Пробыла она в комнате долго и вышла с двумя бокалами в форме птиц из разноцветного стекла.

Принеся их на кухню, девушка стала искать, во что бы упаковать подарок.

Взглянув на бокалы, Варя сказала, не отрываясь от чистки картошки:

– Красивые. Но ты же не любишь лишний раз беспокоить магию, посуду могли бы и просто так купить, в магазине.

– Если пить из этих бокалов, то никогда не отравишься, – ответила Лера. – Даже если очень плохой напиток или яду специально намешать. Таких в магазине не купишь.

– Понятно, нужная в хозяйстве вещь. Картошку жарим или запекаем?

– Все равно.

Из ванной явился Марк, был он в одних шортах, с мокрых волос его лилась вода.

– Я тебя учила, как голову полотенцем вытирать, – сказала Лера, бросив на него мимолетный взгляд. – Вроде бы ничего сложного.

– Да, точно, забыл. – Парень пошел в обратном направлении, а Лера принялась заворачивать бокалы в салфетки – никакой другой подходящей упаковки не нашлось.

Поставив бокалы в пакет, девушка вдруг задала подруге неожиданный вопрос:

– Варь, ты призраков вызывать умеешь?

– Пару раз доводилось, но это давно было, во время учебы. – Она нарезала картошку крупными кусками и бросила на сковороду. – А зачем тебе понадобились призраки?

– Я должна выяснить, иначе не будет мне покоя.

– Что именно?

– Видишь ли, тетя моя Агриппина говорила, что однажды магия сама подскажет мою миссию, в чем мое призвание, что я должна делать, как распорядиться своими знаниями. А вдруг это оно и есть? Та странная бабочка…

– Опять ты за свое. – Убавив огонь, Варя накрыла сковороду крышкой и присела на табуретку рядом с плитой. – Договорились ведь не трогать больше эту тему.

– Разве ты не понимаешь, как это может быть важно?

– Понимаю, но никак не уловлю связи между бабочкой, магической миссией и призраками.

– Самая простая и прямая связь из возможных. Мы вызовем дух Ангелины и спросим, несчастный это был случай или ей помогли удариться о ветку.

Лицо Варвары изумленно вытянулось. Неизвестно, что бы она ответила, но тут вернулся Марк.

– Я все слышал, – сказал он. – Отличная идея, давайте ее вызовем и спросим. Мне тоже интересно узнать, почему конь так резко вскинулся. Я же рядом был, видел, что он буквально спал на ходу, а потом его словно укусили.

– Вот видишь! – обрадовалась неожиданной поддержке Лера. – Вдруг это не было несчастным случаем!

– Хотите сказать, ее могли убить таким способом, у всех на глазах? – Варя недоверчиво улыбнулась, глядя то на подругу, то на молодого человека. – Но это же… дикость какая-то. Да, она всех замучила, может, и актриса плохая, и в кино попала по знакомству, но за это не убивают.

– Так вот давай подтвердим или опровергнем – вызовем ее и спросим.

– Вы такие интересные! – развела руками девушка. – Прям так просто все у вас! Будто на тот свет хотите позвонить и спросить!

– Не зря же ты на медиума училась, – напомнила Валерия. – Пора и на практике знания применять, чтобы они пользу приносили. Почему бы не сейчас?

Варя поднялась к плите и молча стала перемешивать картошку.

Посмотрев ей в спину, Лера вздохнула:

– Просто скажи, что не привезла с собой необходимого… м-м-м… оборудования, и закончим на этом.

– Все я привезла, ты же знаешь, я, как и ты, не расстаюсь со своим инвентарем. Так и быть, как стемнеет, попробуем. Самой интересно.

Глава 31

После ужина Марку досталось мытье посуды, а девушки отправились в комнату Варвары. Она вытащила из-под кровати свой чемодан, раскрыла его и достала бархатную сумку-чехол, в которой находился переливающийся мелкими гранями хрустальный шар, подставка для него, подставка для небольшого зеркала, само зеркало с отполированной серебряной пластиной вместо стекла, два маленьких серебряных подсвечника и коробка тонких свечек из особого голубого воска.

Положив сумку со всем содержимым на кровать, Варя стала закрывать чемодан. Увидев это, Лера спросила:

– А доска с буквами? Как призраку с нами общаться?

– Доска – вчерашний день. – Подруга задвинула чемодан под кровать и взяла сумку. – Я разучила другой метод, правда, ни разу еще его не пробовала. Если все получится, призрак сможет с нами разговаривать безо всяких досок.

Сеанс связи с миром духов решили устроить на кухне, так как только там имелся подходящий по размерам стол.

Марк задернул занавеску на окне, после взялся тщательно протирать стол влажной тряпочкой. Наблюдая, с какой серьезностью парень готовится к сеансу, Лера не сдержала улыбки:

– Марк, а из тебя хороший ассистент мага мог бы получиться.

– Или медиума, – добавила Варя. – Хотя чего нам его делить, пускай обеим прислуживает.

Когда стол стал идеально чист, Варвара начала расставлять предметы.

В центр она определила шар на подставке, зеркало поставила так, чтобы его и медиума разделял шар, по бокам – подсвечники со свечами, после чего велела выключить свет и отойти подальше.

Чтобы не мешать ритуалу, Лера с Марком встали в дверном проеме и словно растворились, лишь глаза парня остались сверкать зелеными огнями в темноте коридора.

Заметно волнуясь, Варвара что-то пошептала беззвучно, словно порепетировала перед киносъемками, и начала нараспев читать какое-то заклинание на древнем языке.

Спокойные огоньки свечей задвигались, затем заплясали, словно в кухню ворвался сквозняк. То громче, то тише, то снова громче девушка читала заклинание, неотрывно глядя в шар. Он постепенно насыщался светом, будто огоньки свечей, отражаясь в его хрустальных гранях, уходили внутрь стекла и оставались там.

Наполнившись светом, шар вспыхнул, разбрасывая световые молнии, заблестела серебряная поверхность зеркала, становясь прозрачной, и в его глубине возник смутный силуэт.

Продолжая читать заклинание, Варя поднесла к шару ладони и плавными, волнообразными движениями пальцев стала направлять свет, исходящий от шара, в зеркало. Свет сконцентрировался в единый поток, луч ударил в зеркало и рассыпался в пространстве сотнями мягких огней, похожих на летящий в июльское окно тополиный пух. В воздухе появилась женская фигура, в которой без труда можно было узнать Ангелину Томченко.

– Ангелина, ты меня слышишь? – глухим, чужим голосом произнесла Варвара.

– Слышу… – ответил призрак.

Звук его потустороннего голоса походил на звон мельчайших осколков стекла.

– Что с тобой случилось, Ангелина?

– Я умерла.

– Как это произошло?

– Я разбилась верхом на коне.

– Конь виноват в том, что ты разбилась?

– Не виноват.

– А что с ним случилось, почему так произошло?

– В него выстрелили. – Призрак поднял руку и указал на свою шею. – Сюда.

– А кто выстрелил, ты видела?

– Нет. Отпусти меня, мне тяжело здесь, отпусти.

– Да, конечно, дорогая. Спасибо, что пришла.

Варя опустила руки, силуэт распался теплыми огнями, и они разом погасли вместе с пламенем свечей.

Глава 32

Какое-то время в доме царила темнота, затем Марк вошел в кухню и включил свет. Все находились под впечатлением от потустороннего контакта, а Варя еще и от того, что первая же практика вызова по новой методике у нее получилась с первого раза.

Наблюдая, как она убирает в сумку шар с зеркалом, Лера сказала:

– Наверное, надо в полицию об этом сообщить, рассказать Игорю с Женей.

– Чтобы они нам психиатричку вызвали? – ответила подруга. – Конечно, давай расскажем все как на духý.

– Не обязательно говорить, что мы общались с призраком, – без особой, впрочем, уверенности в голосе произнесла Лера. – Можно сказать, есть у нас подозрения, что смерть актрисы не была случайной.

– А с чего они вдруг у нас появились? Никто не станет слушать наши глупости.

– И что тогда ты предлагаешь делать?

– Ничего, – пожала плечами Варвара. – Жить дальше, сниматься, если съемки продолжатся.

– А убийце пускай все с рук сойдет, да? Не могу сказать, что мне очень нравилась Ангелина, но подстраивать ее смерть – это уже чересчур. Да и нет у меня теперь никаких сомнений, что магия указала мне мое предназначение – орудие возмездия и справедливости.

Варя прыснула со смеху, застегнула сумку и понесла ее обратно в чемодан. С расстроенным видом Лера царапала ногтем крышку стола, пока Марк не сказал:

– А я с тобой согласен. И тоже хочу нести возмездие и справедливость, я буду твоим верным компаньоном. С чего начнем?

Поразмыслив, девушка сказала:

– Хорошо бы убедиться, что в коня действительно стреляли, найти след и понять – чем именно его ранили. Надо съездить в конно-спортивную школу и познакомиться с рыжим Марсиком.

– А нас туда пустят?

– Постараемся, чтобы пустили.

Вернулась Варвара, и ее поставили перед фактом: они начинают самостоятельное расследование. Ведь не просто так к ним попала вся эта информация, ею надо правильно распорядиться.

Поставив чайник на плиту, Варя произнесла удрученно:

– Похоже, до курортного романа у меня дело так и не дойдет со всеми этими вашими приключениями.

– Одно другому не мешает, – заулыбалась Лера, видя, что подруга готова согласиться. – И для начала нам нужна машина, можем взять напрокат. У тебя же есть права, да?

– Есть, но я только-только их получила, водительский стаж у меня нулевой.

– Как раз и попрактикуешься. Утром поедем за машиной, а потом сразу в конно-спортивную школу.

– А нас туда пустят? – повторила Варя вопрос Марка.

– Приложим усилия, и все получится.

Уже за полночь они разошлись по комнатам.

Лежа в кровати, Лера смотрела в потолок и вспоминала серебристо-серую бабочку. Девушка так ясно видела ее полупрозрачные, хрупкие, будто стеклянные крылья, словно она вновь летала по комнате. Это явление даже можно было назвать красивым, если бы не его зловещее значение. Затем воображение нарисовало в темноте светящийся призрак Ангелины, лицо ее, отрешенное и потустороннее.

От мысли, что успела почувствовать актриса, когда поняла, что в ее лошадь выстрелили, как успела испугаться, Лере стало холодно, невзирая на теплую южную ночь. Накинув на себя одеяло, она натянула его до самого подбородка и пробормотала, обращаясь к воображаемому призраку:

– Мы разберемся, Ангелина. И найдем твоего убийцу. Я тебе обещаю.

Глава 33

С утра пораньше друзья отправились за машиной.

Как Варя ни уговаривала ездить по всем этим призрачным делам на такси, Валерия была неумолима – им нужна свобода передвижения, и точка.

В результате арендовали потрепанный «Опель» подешевле и в конно-спортивную школу «Аллюр» отправились своим ходом.

Вцепившись в баранку, Варя вела машину с таким видом, словно ехала по минному полю, время от времени шарахаясь от проносившихся мимо автомобилей, а Лера с Марком тем временем обсуждали, что же сказать работникам спортивной школы, чтобы их пропустили в конюшню.

Когда Варе надоело слушать их фантазии, она сказала:

– Да просто хотим учиться верховой езде, и все тут. И покажите нам ваших лошадей раскрасивых, жаждем с ними познакомиться.

– А если нам не тех лошадей покажут?

– Скажем, что всех желаем посмотреть!

– Если там не один рыжий конь, как мы своего узнаем? – Лере хотелось предусмотреть заранее все возможные варианты развития событий.

– Я запомнил Марсика в мельчайших подробностях, – сказал Марк. – Так что сразу его узнаю, даже если там все кони будут рыжими.

– Вот, считай, одна проблема решена, разыщем нужную коняку. А теперь все, тишина, дайте сосредоточиться, если хотите добраться до места.

Сверяясь с картой в смартфоне, Варвара напряженно следила за дорогой, и пассажиры послушно замолчали.

Школа находилась на выезде из города в живописном парке с деревянными беседками, мангалами и спортивными площадками.

Проехав парк практически насквозь, Варя остановила машину на стоянке у главного входа на территорию «Аллюра». Уже издали стало понятно, что ворота закрыты и на них висит какое-то объявление.

– Похоже, зря приехали, – сказала Варя. – Сидите в машине, посмотрю, что там написано.

Она вышла из салона, прогулялась до ворот, через минуту вернулась обратно и сообщила:

– Объявление гласит, что школа временно не работает по техническим причинам.

– Уж не связаны ли эти технические причины с инцидентом на съемках? – сказала Лера. – В любом случае надо попасть в конюшню.

– Каким образом?

– Пока не знаю, идемте, посмотрим, подумаем.

Друзья вышли из машины и направились вдоль ограды, выискивая лазейку. Вокруг не виднелось ни души, лишь из зеленой чащи доносились голоса кукушек.

Глухие железные секции забора сменились сеткой, сквозь которую просматривалась территория: главное здание, манеж и прямоугольная постройка, в которой можно было опознать конюшню. Туда друзья и направились.

На подходе к конюшне в заборе обнаружилась дверь, которую, судя по ее виду, давно не открывали. Замка в ней не имелось, из чего можно было сделать вывод, что запирается дверь на задвижку.

– Марк, сможешь перебраться через забор и открыть нам? – спросила Лера.

– Перебраться смогу, но вот открыть…

– Там должна быть обычная щеколда: если она не насквозь проржавела, то справишься.

– Хорошо, попробую.

Парень даже не стал разбегаться, а просто подпрыгнул в воздух и, едва касаясь руками сетки, перелетел через забор с легкостью птичьего пера и приземлился на траву.

– Ух ты! – Варя удивленно приподняла брови. – Красиво! Еще бы с дерева спускаться научился, цены бы ему не было.

– Постепенно всему научится.

Как показалось, с ужасающе громким скрипом дверь приоткрылась, и появился Марк.

– Заходите, – сказал он.

Против всех опасений, на звук не сбежались работники школы, обозримая территория оставалась пустой, и можно было понадеяться, что в этот час сотрудники отсутствовали.

Но надежда оказалась напрасной.

Когда друзья подошли к конюшне, они увидели, что дверь распахнута настежь, на пороге стоит ведро с водой, а к дверному косяку прислонены вилы. Однако конюха внутри не было видно, тишину нарушало лишь лошадиное похрапывание.

Оставив Варю на входе, чтобы она следила за обстановкой и вовремя предупредила о возвращении конюха, Лера с Марком прошмыгнули в конюшню.

Три стойла из десяти пустовали, в остальных мирно пожевывали сено лошади. Рыжих оказалось трое.

Марк прошелся по конюшне, выискивая Марсика, и указал на сонную лошадиную морду:

– Вот он.

Лера подошла к стойлу и открыла деревянную дверцу. При появлении чужаков конь проснулся и занервничал, захрапел, переступая копытами.

– Миленький, успокойся, тише, ну, пожалуйста. – Девушка попыталась к животному подступиться, но Марсик шарахался и волновался все сильнее.

Ничего не оставалось, как прочитать зачаровывающее заклинание и трижды дунуть ему в нос. Конь замер с широко распахнутыми, будто удивленными глазами, и Лера смогла зайти в стойло.

Приподнимая рыжую гриву, раздвигая пальцами шерсть, девушка принялась осматривать лошадиную шею. С левой стороны никаких повреждений не обнаружилось, зато на правой повезло сразу: небольшая, но довольно глубокая ранка с засохшей на шерстинках кровью походила на след от удара тонким шилом.

Глава 34

Лера сфотографировала рану вблизи и с расстояния в пару шагов так, чтобы становилось понятно, на каком конкретно месте лошадиной шеи находится повреждение. Можно было уходить, но тут в конюшню ворвалась Варя и заметалась в поисках убежища. Поняв, что некстати явился конюх, друзья бросились в ближайшее пустое стойло.

Лера тихонько притворила дверцу, они встали вдоль стены, где не просматривались ноги, и замерли.

В конюшню вошел пожилой мужчина и, что-то напевая себе под нос, стал подметать проход. Так он постепенно дошел до стойла Марсика, где неподвижно стоял конь и смотрел в пространство стеклянными глазами.

Конюх остановился напротив и поглядел на жеребца. Прильнув к щелям в деревянной стенке, Лера с Варей наблюдали, как они таращатся друг на друга – конюх в недоумении и Марсик в оцепенении.

Мужчина поднял руку, помахал ею перед лошадиной мордой, затем пощелкал пальцами. Марсик не реагировал и походил на чучело, которое после работы отличного таксидермиста выглядело как живой конь.

– Сделай что-нибудь, – прошептала Варя. – Пусть зверь отморозится.

– Мы далековато, – так же шепотом ответила Лера. – Может не сработать.

– Давай уже, пробуй, а то они так и будут пялиться друг на друга весь день.

Коротко кивнув, девушка прошептала заклинание, снимающее зачарованность, и подула в щель в направлении застывшего коня.

В этот момент конюх уже открыл дверь и вплотную приблизился к лошадиной морде, пытаясь понять, что же происходит с его подопечным. И тут Марсик очнулся. Увидав у самого своего носа человеческое лицо, конь испуганно захрапел и шарахнулся к задней стенке стойла, а конюх схватился за сердце и выпалил в сердцах:

– Фу, дурак! Как напугал!

Закрыв дверцу, мужчина продолжил уборку.

Конюх долго гремел ведрами, чистил лошадей, раскладывал сено, разливал по мискам воду. Затаившиеся в стойле друзья напряженно ожидали, когда же он закончит, но мужчина все возился, возился и возился.

Марк присел на корточки, следом, устав стоять, села Варя, а Лера осталась наблюдать сквозь щели за передвижениями конюха, опасаясь, что он заглянет и к ним.

Но обошлось. Закончив свои дела, конюх собрал инвентарь и покинул конюшню. Загремели замки, воцарилась тишина.

– Поздравляю, – мрачно произнесла Варя, – кажется, нас здесь заперли.

– Ничего, – и не думала унывать Лера, – сейчас как-то выберемся. Главное – первая цель достигнута, рана на лошади найдена.

– Допустим, подтвердили мы слова призрака, в лошадь действительно стреляли, но что дает нам это в дальнейшем? – Варвара озиралась по сторонам, пытаясь сообразить, как выйти из конюшни.

– А в дальнейшем мы вернемся на место преступления и найдем точку, откуда произвели выстрел, отыщем, где находился убийца.

– И? И дальше что? – Варя прошлась между стойлами от стены к стене, подергала входную дверь, безуспешно пробуя ее открыть, и вернулась обратно.

– Вдруг убийца там что-нибудь оставил.

– Что, удостоверение личности? Ребята, мы заперты тут наглухо, есть какие-нибудь предложения, как выбираться?

– Вон же окна. – Лера указала на открытые окошки в каждом стойле. – Через любое и выберемся.

– Они слишком узкие, мы не пролезем.

Окна и впрямь больше походили на бойницы, пролезть мог разве что ребенок.

Единственное большое окно отыскалось на дальней стене, неподалеку от выхода, но располагалось оно почти под самым потолком, метрах в трех от пола.

Для начала поискали лестницу, не нашли и снова решили воспользоваться уникальной способностью Марка. По стене парень взбежал так же легко и непринужденно, как и перепрыгивал через забор. В два счета открыв окно, он выглянул наружу, убедился, что никого поблизости нет, после каким-то чудом устроился на узкой оконной раме и свесился вниз, протягивая руку.

Понаблюдав за этой акробатикой, Варвара произнесла:

– Нам надо его беречь. Если о нем прознает какая-нибудь банда воров домушников, его моментально выкрадут, и больше никогда мы нашего котейку не увидим.

– Не могу не согласиться.

С этими словами Лера подпрыгнула, со второй попытки ухватилась за протянутую руку и, когда ее схватил Марк, вдруг вскрикнула от боли и неожиданности. На пальцах парня были неизвестно откуда взявшиеся когти. Крепкие, загнутые, как рыболовные крючки, острые перламутровые когти.

Глава 35

Выбравшись из конюшни, троица покинула территорию школы через ту же дверь в заборе, уже не заботясь, что подумают работники, обнаружив сначала незакрытое окно, а потом незапертую калитку. Главное – все кони целы, и ничего не пропало.

С помощью Марка Варе удалось выбраться безо всяких повреждений, а вот Лера получила довольно глубокие царапины на руке и запястье, из-за чего парень ужасно переживал.

– А ты раньше не замечала у него когтей? – спросила Варя.

Друзья подошли к своей машине и сели в салон.

– Нет, впервые столкнулась. – Из сумочки, оставленной на сиденье, Лера достала влажную салфетку и протерла царапины.

– Я не хотел, – с убитым видом произнес Марк, садясь рядом с нею. – Неудачно ухватился… не знаю, как так вышло…

– Ничего страшного, – девушка успокаивающе погладила его по плечу, – просто было немного неожиданно. А раньше у тебя когти появлялись?

– Да.

– И при каких обстоятельствах?

– Если нужно куда-то забраться, подняться – ими цепляюсь. Еще появляются, если чего-то испугаюсь или кто-то мне угрожает, собаки например.

Лера взяла его руку и посмотрела на пальцы – короткие плоские человеческие ногти, ничего необычного.

– Ты можешь когти выдвинуть или как ты это делаешь нарочно, по своему желанию?

– Н-не знаю, – неуверенно ответил парень. – Не пробовал.

– Давайте отложим когтистые эксперименты, – сказала Варя. – Куда едем?

– В каштановый лес, – ответила Лера, – на место съемок.

– Искать паспорт убийцы? – усмехнулась подруга. – Хорошо, поехали.

И машина тронулась с места.

Выехав из лесопарка, Варя сверила маршрут с картой и направилась к горному склону, все так же неуверенно держась за рулем.

Вскоре они прибыли на место, без труда отыскав тот самый участок в лесу, где проходили злополучные съемки.

Остановив машину, Варя заглушила мотор, и друзья вышли на дорогу.

– Теперь надо точно определить, где стоял Марсик в момент выстрела, – сказала Лера, озираясь по сторонам. – Понятно, что стреляли с правой стороны, но вот откуда конкретно?

Она взмахнула рукой, указывая на каштаны и кустарник, растущий за стволами деревьев.

– Сейчас, – сказал Марк и направился к камню, сидя на котором изображал нищего пророка.

Опустившись на камень, парень произнес свой текст по сценарию, затем встал, вернулся на дорогу, пробежался, проговаривая текст дальше, споткнулся и упал. Вытянув руку, Марк провел черту в дорожной пыли и сказал:

– Здесь находились задние копыта.

– Теперь давайте вычислим длину лошади, умножим на ширину, приплюсуем массу и получим ошеломительный результат, – рассмеялась Варя. – Товарищи, вы меня простите, но какими-то мы глупостями занимаемся, честное слово.

Не слушая подругу, Лера прошла дальше по дороге, остановилась там, где должна была находиться лошадиная шея, и развернулась лицом к деревьям. Перед нею возвышалась пара близко растущих каштанов в окружении молодых побегов кустарника с крупными листьями, похожими на зеленые сердечки. Стараясь не сходить с воображаемой линии, девушка направилась в заросли. Марк последовал за нею.

Зайдя за деревья, Валерия принялась тщательно изучать землю под ногами, траву и стволы. Она сама не знала, что собиралась найти, но словно нечто подсказывало, – что-то важное должно было находиться здесь.

Увидев, что следом сквозь заросли кустов пробирается Марк, девушка предупредила:

– Осторожнее, не затопчи возможную улику.

– Я аккуратно, не беспокойся.

Парень подошел ближе, огляделся и шепотом, словно боясь спугнуть возможную улику, спросил:

– Что искать?

– Сама не знаю. Нечто, что никак не должно бы тут оказаться, в этих кустах. Где-то здесь находился убийца, он стоял и ждал удобного момента… – Лера посмотрела на дорогу, и перед ее мысленным взором возник Марсик с актрисой на спине.

Девушка не видела, как изменились зрачки в глазах парня, они вытянулись, становясь вертикальными. Его ноздри дрогнули, и молодой человек принялся обнюхивать окружающее его пространство, изучая его в мельчайших деталях.

Когда Лера обернулась, Марк сидел на корточках, заглядывая под один из листов кустарника.

– Что там?

– Посмотри. Это то, о чем ты говорила? Нечто, что не должно тут находиться?

Девушка склонилась, заглянула под листок-сердечко и увидела приклеенную к нему жвачку.

Глава 36

Осторожно, словно он мог рассыпаться от неверного прикосновения, Лера сорвала листок и сложила его конвертиком, пряча жвачку внутри.

– Какой ты молодец! – Девушка порывисто обняла парня и поцеловала его в щеку. – Нашел улику!

Марк вдруг вспыхнул румянцем и пробормотал смущенно:

– Да ерунда, это было несложно.

Тут со стороны дороги послышался голос Варвары:

– Эй, где вы? Нашли что-нибудь?

– Да! – радостно ответила Лера.

Она взяла Марка за руку и стала пробираться через кустарник.

На обратном пути в город Варя все никак в толк не могла взять, чему так радуется Лера, подумаешь – какая-то жвачка, мало ли кто мог ее там выбросить.

– В том-то и дело, что никто, кроме убийцы, не мог! – Лера не оставляла попыток убедить подругу в важности находки. – Лес дикий, люди там не ходят. Убийца стоял в кустах, ждал удобного момента, жевал жвачку, потом прилепил ее к листку и выстрелил!

– Допустим, и что это нам дает? Как по жвачке отыскать злодея?

– Пока не знаю, – все с тем же воодушевлением ответила Валерия. – Но мы уже на правильном пути!

Машина свернула в переулок и, подъезжая к дому, еще издали друзья увидели толпу женщин у своей калитки. Судя по тому, как они кричали, размахивая руками, находились дамы в ярости.

– Кажется, это твои косметологические клиентки, – сказала Варя, притормаживая. – И сдается мне, они не очень-то довольны результатом. Поехали обратно, погуляем где-нибудь до темна, а еще лучше – до следующей недели?

– Нет-нет, – Лера вытянула шею, обеспокоенно всматриваясь вдаль, – надо узнать, что случилось.

Стоило Валерии выйти из машины, как на нее буквально накинулись разъяренные фурии. Из гневных выкриков следовало, что волшебные чудо-крема дали неожиданный и совершенно нежелательный результат. И это было видно без лишних пояснений: у кого-то лицо пошло разноцветными пятнами, кого-то щедро обсыпало веснушками, а у кого-то кожа сверкала золотисто-оранжевым блеском, словно женщины умылись краской.

Не желая слушать никаких оправданий о непредвиденных побочных эффектах, возмущенные красавицы требовали срочно вернуть им хотя бы первоначальный вид.

– Я все исправлю, не волнуйтесь! – воскликнула Лера. – Приходите послезавтра, всем раздам совершенно бесплатно новый крем! С гарантированным омолаживающим результатом!

Фраза про гарантированный омолаживающий результат подействовала моментально – дамы перестали кричать наперебой, кто-то поинтересовался, к какому часу подойти, а после толпа разошлась кто куда.

– Кошмар какой, – руки Валерии взволнованно дрожали, она едва сумела открыть калитку, – как же так вышло, не понимаю.

– Наверное, ты не слишком внимательно их слушала, а затем не очень смотрела, что конкретно мешаешь в крем, – сказала Варя. – Внимательнее надо быть и, как говорил один известный юморист: тщательнее нужно, товарищи, тщательнее.

– Ты права. Надо же, впервые так получилось, как неудобно.

– Теперь что делать будешь, готовить ведро противоядия?

– Вроде того. – Девушка открыла дверь, и друзья вошли в дом. – Прямо сейчас и займусь, а то ночью спать не буду.

– Прямо сейчас ты этим не займешься, пора собираться, переодеваться, красоту наводить.

– Зачем? – Лера в полнейшем недоумении уставилась на подругу.

– Юбилей у твоих соседей, о котором нам неоднократно напоминали симпатичный полицейский, которого ты не желаешь близко подпускать, и его рыжий-рыжий-конопатый, убил дедушку лопатой, коллега. Лера, как с такой рассеянностью вообще можно заниматься магией и не угробить весь город при этом?

– Ах да! Вылетело из головы! – В голосе девушки прозвучала досада. Ей хотелось немедленно заняться кремом, должным реабилитировать славу чудо-косметолога. – Еще не опаздываем?

– Нет, но скоро начнем.

Глава 37

На юбилей свадьбы Светланы и Юрия собралось столько народа, что всех едва смог вместить просторный двор их гостеприимного дома. Рассеянно здороваясь со знакомыми, встревоженным взглядом Валерия искала Татку.

Увидев девушку нарядной, веселой, с чистым личиком, болтающую с подружками, Лера облегченно выдохнула и пошла к виновникам торжества вручать подарок. Выслушав восторги по поводу красоты бокалов, девушка направилась к своим друзьям, занявшим место за столом, но ее перехватил Игорь.

– Добрый вечер, Лера. – Мужчина протянул ей руку. – Рад вас видеть, прекрасно выглядите.

– Спасибо, – натянуто улыбнулась она. – Игорь, у меня к вам небольшой разговор, найдется у вас минутка?

– Я полностью в вашем распоряжении. О чем разговор?

– Давайте чуть позже, а то все уже за столом.

– Да, сейчас тосты говорить начнут. Но после – я весь в вашем распоряжении.

Они присоединились к остальным гостям, и праздник начался.

Основательно проголодавшиеся за день Варя с Марком набросились на угощения, а Лера едва притрагивалась к своей тарелке, мысли девушки витали далеко от веселого застолья.

Улучив момент, когда Юрий встал из-за стола и пошел проверять мангал, Лера подошла к хозяину дома, похвалила замечательный шашлык и перешла к одному из интересующих ее вопросов:

– Юра, вы ведь военный, в оружии, значит, разбираетесь?

– Смотря в каком. – Будучи уже немного навеселе, он не удивился вопросу.

– Вот смотрите, – Лера нашла в мобильнике фотографию раны на лошадиной шее. – Как думаете, чем можно было нанести такое повреждение?

Помахав рукой, разгоняя дым, мужчина прищурился, глядя на экран, и сказал:

– Трудно сказать, возможно, дротиком.

– Дротиком? – переспросила девушка.

– Да, знаешь, есть такие духовые трубочки, если в нее дунуть…

Двор перед глазами девушки растворился, возникла дорога, кустарник и кто-то, стоящий за каштановыми деревьями. Некто жевал жвачку, затем вынул ее изо рта, приклеил к листу кустарника и поднес к губам трубку с дротиком…

– …конечно, я могу ошибаться, – откуда-то издалека донесся голос Юрия, – но, на первый взгляд, похоже.

– Большое спасибо, – очнулась Лера и бросилась обратно к столу, где сидел Игорь.

Проводив ее взглядом, Юра пожал плечами и продолжил заниматься мангалом.

Тронув Игоря за плечо, Лера спросила, могут ли они поговорить прямо сейчас.

– Да, конечно. – Мужчина положил вилку на тарелку и встал со стула.

Они отошли в сторонку, к веранде, и девушка замялась, не зная, с чего начать.

– Я вас слушаю, – помог Игорь. – Что случилось?

– Вы, наверное, в курсе, что произошло на съемках киностудии «КиноКубань»?

– Вы о несчастном случае с актрисой? Конечно, на место Женя ездил, еще сказал мне, что видел там вас с друзьями.

– Да-да, именно об этом случае я и хотела поговорить. Что, если это не совсем случайность, то есть не несчастный случай, а специально подстроенный? – Волнуясь, тщательно подбирая слова, Лера сама не заметила, как взяла Игоря за пуговицу на рубашке и начала ее крутить. – Что, если это убийство?

– Кому понадобилось убивать актрису?

– Она вообще-то никому не нравилась.

– Для того чтобы решиться на убийство, мало просто не симпатизировать человеку, надо иметь веский мотив. И в данном случае, возможно, он был только у лошади, которой надоело таскать на себе неудобную наездницу.

– Ну что вы говорите… – Лера наконец подняла на него взгляд, увидела, как Игорь улыбается, глядя на нее, затем поняла, что держит его за пуговицу, резко опустила руку и пробормотала: – Ой, простите.

– Ничего, это было очень даже мило. Лера, завтра воскресенье, приглашаю вас на прогулку, покажу чудесные места на нашем побережье, пообедаем с видом на горные вершины, как вам такое предложение?

– М-м-м-м… – ответила девушка, соображая, как вернуть разговор обратно в интересующее ее русло, а мужчина истолковал эту заминку по-своему и сказал:

– Подругу с братом возьмем, если они тоже захотят прогуляться, компанией еще веселее.

– Хорошо, я подумаю, – сказала она и добавила, глядя ему в глаза: – Игорь, а если это и правда было убийство? И оно требует расследования?

С теплой улыбкой глядя на ее взволнованное личико, едва тронутое косметикой, мужчина произнес:

– Не было там никакого убийства, Лера, ради бога, не стоит выдумывать. И вообще, давайте переходить на «ты», ты не против?

Глава 38

По пути домой Варя поинтересовалась, о чем Валерия полвечера так мило щебетала с Игорем.

– Неужели лед тронулся?

– Я пыталась намекнуть на то, что смерть актрисы не была несчастным случаем, но он и слушать не захотел, – с сожалением ответила девушка. – Завтра поедем на прогулку все вместе.

– О, у тебя намечается свидание, а нам с Марком придется чувствовать себя лишними на этом празднике жизни? Обожаю такое. Пускай Игорь хотя бы рыжего подсолнуха с собой возьмет, если у него поинтереснее друга не найдется.

– Никакое это не свидание, – отмахнулась Лера. – Я хочу поговорить с Игорем о деле, поспрашивать как специалиста, что нужно дальше предпринять в расследовании.

– В каком расследовании, если дела нет как такового?

– А я буду говорить о воображаемом деле, как бы он поступил, существуй оно в реальности.

Войдя в дом, Лера с порога отправилась в магическую комнату, но ее остановила Варя:

– Ночь глухая, спать пора, сейчас опять чего-то не того намешаешь, и станут твои клиентки окончательными чупакабрами.

– Верно, – поддержал Марк, – лучше встать пораньше, я разбужу.

– Уговорили, спать и впрямь ужасно хочется. – Лера сбросила босоножки и пошла в ванную.

Но стоило лечь в кровать, как сон пропал. Снова и снова прокручивая в мыслях разговор с Игорем, Лера недоумевала, отчего же полицейские так легко согласились с тем, что инцидент на площадке – несчастный случай, и не потрудились хорошенько все проверить.

Тут в комнату заглянул Марк:

– Спишь?

– Нет.

– Можно войти?

– Заходи. – Лера привстала и сунула подушку под спину. – Чего тебе не спится?

– Про призрака думаю. – Парень присел на край кровати. – Получается, таким образом можем кого угодно вызвать?

– Не знаю, надо у Вари спрашивать.

Немного помолчав, он сказал:

– Я у нее еще кое-что попросить хочу.

– И что же?

– Пусть она мне погадает, хочу узнать свое будущее.

– Чего вдруг?

– Просто… просто так. Хочется знать, что меня ждет.

Тут из соседней комнаты послышался сердитый голос Варвары:

– Никого из вас не ждет ничего хорошего, если не прекратите болтать! Заснуть не даете!

– Все, замолкаем! – Лера пожелала Марку спокойной ночи и закрыла глаза.

Утром Валерия встала еще затемно и тихонько, чтобы никого не разбудить, пошла в магическую комнату, где с особым вниманием и тщательностью взялась смешивать ингредиенты для своего чудо-крема, который теперь просто обязан сотворить это самое чудо.

Лере и думать не хотелось, как далеко придется переезжать, если разгневанные горожанки не успокоятся. Поэтому, для верности, в процессе она начитала самый сильный заговор на красоту и молодость, какой только знала.

Закончив, девушка разложила крем по баночкам, поставила их в ряд на полку, закрыла комнату и пошла на кухню.

В окна лился тусклый рассвет – небо затягивали тучи, день обещался быть пасмурным.

Поставив на плиту сковороду и кастрюлю, Лера стала готовить завтрак – вареные сардины Марку и яичницу с ветчиной для себя и Варвары. Неохотно привыкающий к человеческой еде парень наотрез отказывался есть жареные яйца, зато рыбе радовался на завтрак, обед и ужин.

Когда пришла пора ставить тарелки на стол, явились сонные жильцы дома.

– Доброе утро и приятного аппетита. – Лера налила в две кружки чай, в одну молока и села за стол.

– Как в лучшем отеле – не успели глаза открыть, как уже и завтрак готов, – сказала Варя. – Ты во сколько встала?

– Рано, еще темно было, зато все сделала, душа спокойна, совесть чиста, завтра все пострадавшие дамочки получат замечательный, прямо-таки люксовый крем.

– Если с ними нормально все пройдет и лица не потрескаются, не отвалятся, то и мне тогда смешай. – Варя с аппетитом принялась за еду, а Лера посмотрела на Марка.

Тот отчего-то вяло, неохотно ковырял вилкой рыбу.

– Что с тобой, не заболел?

– Да нет, просто как-то тягостно, и в сон клонит. Как будто зря проснулся.

– Это он на погоду, – усмехнулась Варвара. – Смотри, какие тучищи. Любой уважающий себя кот должен свернуться клубком, накрыть нос хвостом и проспать минимум сутки. Может, стоит Игорю перенести нашу увлекательную поездку по красивому побережью на другой день?

– Не стоит, – возразила Лера. – Надо как можно скорее выяснить, что нам следует делать дальше.

Глава 39

Тучи с надвигающейся грозой не остановили Игоря, и в одиннадцатом часу утра его машина подъехала к дому Валерии. Вот только приехал он один, невзирая на выходной день, Женю вызвали на работу.

– Придется немного скорректировать программу, – сказал Игорь, когда компания уселась в машину. – Поедем в старинную крепость, она на горе, там хороший вид на море, городскую панораму, а также отличный ресторанчик, где можно будет скрыться от дождя.

– Звучит восхитительно! – одобрила Варвара, кокетливо глядя на мужчину за рулем.

В отличие от подруги она была настроена расслабленно провести время, пускай и без потенциального кавалера.

По дороге Игорь рассказывал об интересных и курьезных случаях на своей непростой работе, Лера внимательно слушала, Варя покатывалась со смеху, а Марк сонно, хмуро смотрел в окно, всем своим видом говоря, что напрасно они поехали на прогулку в непогоду.

Каменная крепость с остатками древней городской стены выглядела величественно и грозно на фоне неба цвета мокрого асфальта.

Оставив машину на стоянке рядом со смотровой площадкой, Игорь повел свою компанию любоваться видами, открывающимися с высоты. Мужчина оказался прекрасным экскурсоводом, он увлекательно рассказывал исторические факты о крепости и о местах, ее окружающих. Варя слушала с искренним интересом, Марк дремал на ходу, цепляясь ботинком за ботинок, а Лера ждала удобного момента, чтобы повернуть разговор в нужное ей русло.

Помог ветер. Налетели резкие порывы, пахнущие подступающим дождем, и прогнали компанию с площадки под крышу кафе. И там, за столиком в пустом зале, за чашкой горячего кофе, Лера наконец-то завела разговор о своем воображаемом преступлении.

Увидев, с каким недоумением уставился на нее Игорь, услышав практически те же самые вопросы, что и на юбилее, Варя пришла на помощь:

– Видите ли, в чем дело. Не было момента представиться, но я немного писательством занимаюсь: статьи, рассказы, детективы у меня выходили под именем Крапивина Варвара. Может, слышали?

– К сожалению, не слышал, но при случае обязательно…

– Сейчас хочу набрать материала для новой книги, – продолжила Варя, не дослушав Игоря. – Как можно упустить такой прекрасный случай – с одной стороны, конечно, он несчастный, а с другой – отличная тема для курортного детектива.

– Так бы сразу и сказали. Хорошо, я понял, – кивнул Игорь. – Значит, так, если допустить, что это могло быть убийство, то в первую очередь надо искать, кому это выгодно. Каким бы ни был плохим характер у человека, это не повод его убивать, хотя я, кажется, уже говорил об этом. Следовательно, у кого-то должен был появиться достаточно веский мотив, чтобы пойти на преступление. Для того чтобы найти убийцу, следует изучить круг знакомых погибшей – подруги, друзья, любовники, родственники, знакомые, коллеги по работе, – кто угодно может оказаться преступником. Надо выяснить, конфликтовала ли она с кем-нибудь серьезно, чем занималась в последнее время, что вообще происходило в ее жизни. И искать, искать, искать, кому выгодна ее смерть.

– То есть надо опросить свидетелей? – уточнила Варвара.

– Вроде того. Итак, что будем заказывать?

– Да не так уж мы и голодны, – неожиданно сказала Лера и поднялась из-за стола. – Давайте вернемся в город, пока дождь не начался.

Игорь поднял на нее растерянный взгляд, затем посмотрел на Варю с Марком. Молчаливыми кивками они поддержали свою подругу.

– Хорошо, поехали, – пожал плечами Игорь, поднимаясь из-за стола.

Оказавшись на заднем сиденье машины, Марк тихонько пробормотал:

– Больше не поеду с вами на романтические прогулки, ничего в них нет ни вкусного, ни интересного. – После положил голову на плечо Варвары и моментально заснул.

А Лера до самого Дивноморска расспрашивала, как лучше всего производить допрос свидетелей, если происходить разговор будет не в кабинете следователя, а в неформальной обстановке, когда свидетели не особо-то и понимать должны, что их допрашивают. Хоть Игорь и не совсем понимал, почему эти подробности интересуют Валерию, когда материал для книги собирает ее подруга, но тем не менее терпеливо отвечал, в деталях расписывая искусство получения информации.

Как только показался город, в небесах громыхнуло, и хлынул ливень.

– Короткая у нас получилась прогулка, – сказал Игорь, поглядывая в зеркальце на пассажиров заднего сиденья. – Надеюсь, в следующие выходные мы это дело исправим. И можете сами выбирать маршрут, главное, чтобы вам было интересно.

– Спасибо, мы обязательно что-нибудь придумаем. – Попрощавшись с водителем, друзья выскочили из машины и побежали к калитке.

Промокнуть все-таки успели.

Оказавшись в доме, Варвара отжала воду с хвоста длинных волос и сказала:

– Поздравляю, подруга, это было худшее свидание из возможных. Не удивлюсь, если товарищ полицейский теперь напрочь утратит интерес к дальнейшему общению с нашей непутевой компанией.

– И пускай, – беспечно махнула рукой девушка. – Главное – узнали, что нам делать дальше.

– Что же мы, по-твоему, будем делать, кого допрашивать? Если убийца кто-то из съемочной группы, то как подобраться к группе? Где киношники, а где мы – массовка несчастная, кто с нами вообще разговаривать станет.

– Значит, надо как-то влиться в группу. – Лера направилась в ванную снимать мокрое платье, а Варя крикнула ей вслед:

– И как ты себе это представляешь?

– Пока никак, но дай мне пять минут, и я что-нибудь придумаю!

Глава 40

Гроза отгремела, тучи разошлись, и природа засверкала в солнечных лучах, усыпанная каплями воды, как бриллиантами. Стоило только наладиться погоде, как с Марка слетела сонливость, к парню вернулась бодрость, интерес к жизни. и он вспомнил, что хотел попросить Варвару погадать ему.

– И что ты хочешь узнать? – Варя приподняла одну бровь, ехидно глядя на юношу. – Как сложатся любовные дела, как бизнес пойдет или стоит ли тебе зарекаться от тюрьмы и от сумы?

– Ну так… – похоже, он и сам не понимал, чего собирался узнать, – в общем, что меня ждет.

– Твоя жизнь только началась, она – чистый лист, рановато гадать на твое будущее, возможно, оно еще даже не сформировалось. Давай лучше спросим у нашей любимой подруги-детективщицы, что она там надумала, есть ли у нее дальнейший план действий?

– Есть! – сказала Лера, заходя на кухню. Она подошла к окну и полной грудью вдохнула свежий, еще пахнущий дождем воздух. – В Дивноморске не так уж много развлечений, основной туристический маршрут – центральная набережная с ее магазинчиками, кафе, ресторанами, уличными художниками и музыкантами. Вечером все приходят туда гулять-прохаживаться, на людей посмотреть, себя показать. Члены съемочной группы – не исключение. Наверняка им скучно сидеть целыми днями на территории «Песчаного берега». Мы оденемся красиво, да и пойдем гулять непринужденно, глядишь, кого-нибудь встретим, пообщаемся.

– Иными словами, мы должны приставать к людям, которые вышли погулять, отдохнуть, навязывая им свое общество?

– Да, Варечка, именно так.

В восьмом часу вечера, нарядные и благоухающие, друзья отправились на набережную. Варвара надела свой огненный сарафан, Лера для цветового контраста выбрала синее платье, а Марк пошел в черных джинсах и белой футболке, эффектно подчеркивающей его смуглую кожу и крепкую мускулатуру.

По дороге Варя несколько раз менялась местами то с Лерой, то с Марком, говоря, что они идут как триколор, изображая флаг Российской Федерации, но, кроме нее, порядок цветов в компании больше никого не беспокоил.

Придя на набережную, друзья перешли на прогулочный шаг. Посередине шел Марк, с двух сторон под руки его держали подруги.

Яркие, красивые молодые люди обращали на себя внимание. На девушек заглядывались проходившие мимо мужчины среднего и старшего возраста, на Марка смотрели все особы женского пола без исключения. Когда даже проходившая мимо бабулька кокетливо улыбнулась и подмигнула молодому человеку, Варя покрепче взяла его за руку и сказала:

– Смотрите-ка, мы имеем успех. Значит, стоит пойти по пути кокетства, заигрывания и охмурежа. Если встретим мужиков с «КиноКубани», мы с тобой, Лерка, начнем улыбаться, заигрывать и напрашиваться на посиделки с бокалом вина. А если попадутся дамочки, то тут уже пускай Марк кокетничает.

– Я не умею кокетничать, – проворчал парень, которому ни капельки не льстило повышенное внимание к их персонам.

– Тебе и делать ничего не нужно! – Варвара рассмеялась. – Смотри на объект зелеными своими кошачьими глазищами, улыбайся, сверкай зубами да кивай время от времени, мол, слушаешь внимательно и точку зрения разделяешь полностью, вот и все дела.

Приближаясь к самым популярным ресторанчикам с красивыми видами на морскую панораму, подруги начали внимательно вглядываться в лица не только прохожих, но и посетителей за столиками. И в кафе «Веранда», где не так давно случилось нечаянное знакомство с режиссером Петром и продюсером Семенецким, им улыбнулась удача. Недалеко от входа оживленно болтали за бутылкой белого вина бригадир массовки Ирина и дамочка из комиссии кастинга.

Глава 41

– Значит, так, – сказала Варвара, беря на себя руководство действием, – заходим все вместе, мы с Лерой идем к свободному столу, а ты, Марк, вроде бы случайно замечаешь этих женщин, радуешься внезапной встрече, восклицаешь что-то вроде: «О, вы тоже здесь! Как здорово! Никого больше не ждете?» Ну и дальше по ситуации. Они почти всю бутылку выпили, уже в расслабленном состоянии, так что должны пригласить тебя в компанию, а там и мы подтянемся.

– Да я не… – замялся парень.

Варя и слушать не захотела:

– Давай, давай, киса, вперед! Глаза горят, зубы сверкают!

После чего хлопнула парня пониже спины и решительно направилась в кафе.

Задуманное прошло как по сценарию. С широкой улыбкой Марк вполне правдоподобно изобразил удивление и радость, словно встретил дорогих подруг. Женщины обрадовались ему бурно и с возгласами: «О, наш нищий пророк!» предложили присаживаться. Парень охотно согласился, но предупредил:

– Только я не один, тут еще девочки…

Девочкам обрадовались не так сильно, но отказывать не стали, пришлось тесниться и ставить дополнительные стулья. Пока заказывали еще вина и жареных креветок на закуску, выяснилось, что подругу бригадира Ирины зовут Маша, и она является художником по костюмам. До расширения компании дамы обсуждали недавнее событие – происшествие с Ангелиной Томченко, так что даже подводить их к этой теме не было необходимости. Оставалось просто слушать.

Со слов Ирины и Марии выходило, что свет не видывал такого злобного и бездарного чудовища, как Ангелина. Свою актерскую карьеру она строила исключительно через постели влиятельных людей, продвигавших ее со времен театрального института. Не брезговала она никем и ничем и охотно влезала в семьи, за что ее справедливо ненавидели жены влиятельных людей. Отчасти понимая, что она бездарна и роли получает исключительно благодаря протекции очередного покровителя, на съемках Ангелина неизменно вела себя безобразнейше, таким образом она мстила всей съемочной группе, понимая, что они никогда бы не стали с ней работать при других обстоятельствах, и развлекалась, зная, что все вытерпят, некуда деваться.

– Такую гадину поискать – не найдешь, – подытожила Ира. – Мне с ней довелось на нескольких проектах поработать, нахлебалась досыта.

– Мне всегда казалось, что такой человек должен плохо кончить, – кивнула Мария. – Она как будто нарочно нарывалась, искала дверь, которая ее прихлопнет. Вот и нашла.

– Странно только, что это оказалась совершенно посторонняя лошадь, а не, к примеру, Семенецкий. – Ирина взяла с блюда пару креветок, положила на свою тарелку и резкими движениями принялась отрывать им головы.

Варя подлила женщинам еще вина в бокалы и поинтересовалась:

– Почему вдруг Семенецкий? У него с покойной были особые конфликты?

– Вообще-то он свою актрису хотел на главную роль, под Лику Гринбаум сценарий писался. Теперь из Краснодара Лику и вызвали, дальше она сниматься будет, – пояснила Ирина.

– Да не так уж важно Семенецкому было, что за актриса играет, – возразила Анна, также накладывая себе креветок. – Главное, денег дали на фильм, а то у него что ни работа, то провал, это его если не последний, то предпоследний шанс заработать. И ходят слухи, что он весьма приличную сумму еще до съемок в карман положил, так что ему – гори хоть синим пламенем этот фильм, Семенецкий уже не внакладе. А вот бедному нашему режиссеру Пете так поплохело, когда он узнал, что будет Томченко сниматься, я вам передать не могу.

– Петр раньше с ней работал? – спросила Лера, а Варя снова подлила собеседницам вина.

– Да, но не только в этом дело. Ангелина к нему натурально приставала, а он ее довольно резко отшил. Петя женат, жену любит, а тут стерва с известной репутацией. Томченко обиду затаила, ну и поступила как обычно – по-подлому: пустила слух через определенных людей, что они любовники. Те супруге Петиной точно донесли. Случился скандал, пока разобрались, нервы Пете потрепали изрядно.

– На съемках он вроде спокойно на нее реагировал, – сказала Лера.

Опасаясь, что Марк может съесть креветку вместе с головой и панцирем, девушка взяла одну, почистила и положила парню на тарелку.

– А Петя специально занял такую позицию безразличия в отношении Ангелины, что она есть, что ее нет – пустое место, и пускай бесится сколько хочет. Свое душевное здоровье, знаете ли, дороже.

– Что ж, понятно. – Подперев кулаком подбородок, Варя смотрела, как Марк гоняет вилкой по тарелке одинокую креветку, безуспешно стараясь ее подцепить. – А нет ли, случайно, у Пети или Семенецкого привычки жевать жвачку?

Странный вопрос про жвачку не удивил основательно подвыпивших женщин.

Ира, рассмеявшись, ответила:

– Жвачку – нет, они в основном сигаретные фильтры жуют, по две пачки в день выкуривают.

– А у кого такая привычка имеется, случайно, не знаете?

– Понятия не имею. – Ирина впервые за все время сфокусировала взгляд на ком-то другом, кроме Марка, и посмотрела на Варвару. – Вам это зачем?

– Да просто так, для поддержания разговора. Давайте еще вина закажем?

– А давайте!

В течение вечера женщины по очереди раз десять пригласили Марка потанцевать и столько же раз услышали в ответ, что танцевать он не умеет. Верить ему упорно отказывались, вспоминая его изумительную пластику на кастинге и съемках.

Поняв, что ничего больше интересного разузнать не получится, а добиться танцев захмелевшие дамы настроены решительно, Варвара стала потихоньку завершать программу, придумав какие-то важные дела, которые им надо успеть сделать сегодня. Но стоило Марку встать со стула, как Мария схватила его за руку и выпалила:

– А поехали с нами на теплоходе кататься!

– Сейчас? – немного растерялся парень.

– Нет, послезавтра. Семенецкий устраивает однодневный круиз на теплоходе для съемочной группы, чтобы нас немного развлечь и поддержать боевое настроение. А то группа в таком подавленном состоянии после случая с Ангелиной, что работать толком никто не может. Надо людям хоть немного развеяться, переключиться, ведь съемки ждать не станут: каждый день простоя – лишняя трата бюджета, а он и без того у нас скромный. Поехали, погуляем!

Пока Марк раздумывал, что ответить, вмешалась Варя:

– Ой, а можно с вами? Мы ведь тоже в какой-то степени часть съемочной группы! Тем более что Маркуша без своей сестры, вот без нее, без Лерочки, никуда не поедет, они у нас попугайчики-неразлучники.

Дамы подумали, переглянулись и вздохнули:

– Ладно, что ж, раз попугайчики, то можно. Подходите послезавтра к семи утра на причал, теплоход «Валенсия». Мы предупредим организатора, что вы с нами, в группе.

Глава 42

С утра пораньше к дому Валерии потянулись женщины с хмурыми лицами. Каждой из них девушка с милым щебетанием вручала баночку крема, обещая, что на этот раз изумительный результат не заставит себя ждать.

Отдав последнюю банку, Лера перевела дух, сварила кофе и села с чашкой на веранде. Вскоре к ней присоединилась подруга, следом подошел и Марк.

– Ну что, – сказала Варя, – если на этот раз твой чудо-крем сработает не по сценарию, можем собирать вещи и бежать отсюда под покровом тьмы. Бабоньки нам жизни не дадут.

– На этот раз все будет хорошо, – ответила Лера, но голос ее предательски дрогнул. – Я старалась, правда старалась.

– Ну-ну, – многозначительно усмехнулась подруга.

– Варежка, не начинай, – заныла Лера. – Мне и так страшно! Давайте лучше про расследование поговорим! Есть у нас важная улика – жвачка, а мы ее толком не рассмотрели, не изучили! Вдруг в ней есть какая-то подсказка, она у нас под носом, а мы не в курсе! Погодите, я сейчас.

Девушка сорвалась с места и вернулась с конвертиком из салфетки, хранящим важную улику, блокнотом и карандашом.

– Давайте рассмотрим жвачку. – Лера развернула салфетку. – Что она нам скажет?

Варвара глянула на комочек желтоватого цвета и внесла предположение:

– Он нам говорит, что у убийцы есть зубы, вон они, отпечатались. А больше особо ничего не говорит.

– Ладно, хорошо, теперь Марк. Посмотри поближе, может, запах какой-то сохранился или еще чего-нибудь, что сможешь заметить только ты.

Парень кивнул, взял салфетку, поднес ее поближе к лицу и стал так внимательно рассматривать со всех сторон, словно вот-вот жвачка должна была приоткрыться с какой-то неожиданной стороны.

Пару раз глубоко втянув ноздрями воздух, Марк сказал:

– Пахнет мятой и еще как-то горькой травой, довольно неприятной.

– Горькой травой? – насторожилась Варя. – Какая-то наркотическая жвачка, что ли? Я, правда, совершенно не специалист в таких вещах, но мало ли, вдруг наркотики уже и в жвачках продают.

– Погоди, – сказала Лера. – Можно эти горькие травы назвать лекарственными? Как считаешь?

– Наверное, можно. – Марк осторожно, словно жвачка могла сорваться и улететь в неизвестном направлении, положил салфетку на стол. – Скорее всего, да, ты права, похоже на лекарственные травы.

– И что мы выяснили? – Варя постепенно начала увлекаться процессом.

– Всего лишь предположение, но, возможно, это антитабачная жвачка, при помощи которой курильщики стараются избавиться от вредной привычки. – Лера открыла блокнот и сделала первую запись карандашом. – Таким образом, под подозрение попадают не только любители жевать резинку, но и заядлые курильщики.

– Петя с Семенецким, например, – напомнила подруга.

– И они тоже, – кивнула Лера. – Тем более что они оба были бы счастливы избавиться от Ангелины.

– Да там все были бы счастливы, включая костюмершу. А сколько еще обманутых жен осталось за кадром. Так что возможных подозреваемых у нас от порога и до горизонта. Будем искать минимум до пенсии.

– Рано или поздно все равно найдем! – упрямо заявила Лера.

Тут голос подал Марк:

– С чего мы взяли, что убийца именно из группы? Может, это совершенно посторонний человек.

– Смотри, – Лера начала выводить затейливый узор по краю страницы блокнота, – на съемках в лесу из посторонних присутствовала только часть массовки, хозяйка борзых и двое с лошадиным фургоном – сопровождающий и водитель. Машина собачницы и фургон коневодов стояли на въезде, дальше всего от места съемок, сами ни они, ни массовка тоже близко не подходили. Когда случился инцидент, все засуетились вокруг Ангелины, никто особо не обратил внимания на вернувшегося Марсика. Если в него и впрямь выстрелили дротиком, то стрела должна была все еще находиться в шее. Воспользовавшись суматохой, убийца незаметно выдернул дротик, сунул в карман и влился в толпу. Для того чтобы это все провернуть, он должен был находиться на съемочной площадке или в непосредственной близости, следовательно – это кто-то из группы.

Пока подруга делилась своими умозаключениями, Варя пристально смотрела на нее, подперев ладонью подбородок, затем сказала:

– Прямо как по нотам песня льется. Вот уж не думала, что у тебя страсть к детективным расследованиям.

– Почему? Я в детстве только детективами и зачитывалась.

– А я фантастику любила, но построить летающую тарелку и стартануть на Марс мне на ум не приходило.

– Варя, магия дала мне знак, показала мое предназначение, надо его исполнить, иначе я всего лишусь, а мне теперь есть что терять. – Девушка кивнула на Марка.

– Хорошо, хорошо, разве я против? Только давай договоримся, это наше первое и последнее расследование, ладненько? Надеюсь, магии этого будет вполне достаточно.

– Договорились.

– И еще, по этому материалу я напишу статью, рассказ или детектив.

– Все имена изменены, магия и Марк в истории вообще не упоминаются.

– По рукам.

Глава 43

В половине седьмого друзья прибыли в порт. Явились они с готовым планом действий: создать досье на всех членов группы. Планировалось каждого сфотографировать, выяснить и записать имя-фамилию, род занятий, а то когда еще случится такая удача и все участники проекта соберутся вместе на сравнительно небольшой территории.

Двухпалубный красавец теплоход «Валенсия» ожидал гостей у причала. Хотя до отправки оставалось всего ничего, съемочной группы на горизонте не виднелось.

– Скоро опаздывать начнут, – сказала Лера, посмотрев на часы.

– Они арендовали этот корабль, – напомнила Варвара. – Так что без «КиноКубани» не отчалят. Как-то даже трепетно и волнительно осознавать, что поедем кутить и веселиться в компании убийцы. Весьма бодрит.

– Именно поэтому не расслабляемся. Смотрим, изучаем, общаемся, особенно присматриваемся к жующим жвачку и желающим бросить курить. Собираем все слухи, сплетни, связанные с Ангелиной, потом все обдумаем, разложим по полочкам. Марк, тебя это тоже касается.

Парень прекратил широко зевать и согласно закивал.

Съемочная группа явилась с десятиминутным опозданием.

Заметив вышедших из автобуса киностудии Иру с Марией, Варя радостно заулыбалась и помахала им, надеясь, что женщины не забыли о своем приглашении. К счастью, обильное винопитие никак не сказалось на их памяти и троице, особенно Марку, женщины обрадовались вполне искренне.

– Идемте с нами, идемте! – Ира подхватила Марка под руку, с другой стороны его приобняла Мария. – Девочки, и вы не отставайте!

Лера с Варей не заставили себя упрашивать и поспешили следом.

Теплоход отошел от пристани, пассажиры стали располагаться – кто за столами, в ожидании кофе и завтрака, кто отправился на вторую палубу наблюдать морские горизонты. Все члены съемочной группы выглядели притихшими и подавленными, люди даже разговаривали между собой негромко, словно боялись кого-то разбудить. Глядя на то, как коллектив переживает несчастный случай с их коллегой, Лера подумала, что устроить поездку на теплоходе было очень правильным решением.

На первых порах Валерия чувствовала себя неловко, словно они – непрошеные гости, тайком пробрались на чужое мероприятие, но, увидев, что на них никто не обращает внимания, успокоились и расслабились.

Марк тоже довольно быстро освоился. Он улыбался всем дамам подряд, отчего грустные лица расцветали ответными улыбками, сыпал вполне удачными комплиментами и заводил непринужденные беседы, прогуливаясь по палубе.

Понаблюдав за его активностью, Варя ткнула подругу локтем в бок и сказала:

– Смотри-ка, того гляди, сами, своими собственными руками, воспитаем из нашего котейки дамского угодника. Замучаемся потом от поклонниц отбивать.

– Это естественно. – Лера с теплой улыбкой наблюдала, как парень вовсю флиртует с какой-то дамой в брючном костюме, издали напоминающей сутулого мужчину. – Марк симпатичный, яркий, имеет все данные для успеха у женского пола. Интересно, с кем он разговаривает?

Со второй палубы донесся хлопок пробки, вылетевшей из бутылки шампанского.

– О, ну все, полетел шмель на душистый хмель. Предлагаю начинать собирать досье и фотографировать народ, пока еще все трезвые. – Варя достала из сумочки мобильник и включила камеру.

– Прием: «А можно с вами сделать селфи» используем?

– Используем все приемы. И не забываем сверять сфотографированных, чтобы не повторяться. Давай, вперед, тебе – нос, мне – корма.

Девушки разделились и пошли щелкать камерами.

Теплоход шел вдоль береговой линии, демонстрируя туристам городскую панораму. Утренние лучи золотили Дивноморск, выкрашивая его в однотонный оранжевый цвет, отчего городок казался пряничным.

Залюбовавшись видом, Лера не смотрела, куда шла, и вскоре довольно ощутимо столкнулась с продюсером Семенецким.

– О, вы тоже здесь? – В одной руке он держал чашку кофе, в другой рюмку коньяка.

– Да, – смутилась девушка, – нас пригласили Маша и…

– Хорошо, что пригласили, – не стал дослушивать продюсер. – Красивых девушек должно быть много.

– Совершенно согласна. – Лера очаровательно улыбнулась. – А можно с вами сфотографироваться?

Глава 44

К моменту первой остановки в поселке Лазурное коллектив съемочной группы был уже изрядно навеселе. Теплоход подошел к пристани, и народ посыпался на берег загорать и купаться. На борту задержались лишь трое.

Друзья сели за столик под навесом и стали рассказывать друг другу о проделанной работе. Варя с Лерой собрали фотодосье на бóльшую часть коллектива, а Марк успешно поработал ушами, слушая сплетни по всему кораблю.

Разговоры крутились в основном вокруг дальнейшей судьбы фильма и Ангелины Томченко. Из подслушанного следовало, что фильм должны снять во что бы то ни стало, потому как деньги спонсору возвращать никто не собирается, да и потрачено уже прилично. И хорошо, что успели отснять всего пару сцен, не особо выйдут из бюджета, без особых потерь переснимут с новой актрисой, ее уже ждали со дня на день.

В обсуждении Ангелины подвыпивший коллектив особо в выражениях не стеснялся, по-своему следуя правилу: о покойных либо хорошо, либо ничего, кроме правды. Правда рисовалась неприглядной, вспоминали ее бесконечные интриги, мелкие и крупные пакости, перебирали любовников и покровителей, но все единодушно сходились в одном – смерти ей никто не желал. И что если начнет злой рок косить актеров исключительно по мерзкости характера, то некому будет играть.

Курящих Марк насчитал больше двадцати человек, расставаться с вредной привычкой собиралась женщина, похожая на сутулого мужчину, о чем сама и сказала парню. За время пути от Дивноморска до Лазурного жвачку не жевал никто.

– А женщина эта чем занимается? – спросила Варя, делая какие-то пометки в телефоне.

– Администратор проекта – Лида Васильевна.

– Понятно, возьмем Васильевну на заметку. Так, братцы-кролики, предлагаю спуститься на берег, искупаться, позагорать, освежить, так сказать, восприятие действительности и продолжать нашу благородную миссию. Эх, где же ты, мой курортный роман, чем я тут занимаюсь…

– Варенька, ну подумаешь, занимаешься ты не курортным романом, а курортным детективом. По мне, такие приключения даже лучше, разве нет? – Лера выключила телефон, экономя батарею, и убрала аппарат в сумку.

– Серьезно так считаешь? Ладно, идемте, освежимся.

– Я вас тут подожду, покараулю, послежу за ситуацией, – сказал Марк.

Парень положил ноги на соседний стул, устроился поудобнее и уставился на летающих вокруг корабля чаек.

Оставив парня на корабле, девушки спустились на берег.

Искупавшись, подруги вытянулись на полотенцах в гуще киношной компании и продолжили свои наблюдения. Вся группа была перед глазами. Морской воздух, корабль и алкоголь сделали свое дело: трагедия на съемках отошла на второй план, былой гнетущей атмосферы как не бывало. Люди вели себя раскованно, беспечно, громко смеялись, травили анекдоты, и никто, абсолютно никто не подходил на роль коварного убийцы, никого из этих мужчин и женщин невозможно было представить прячущимся в кустах с духовой трубкой.

– Никто ничего не жует, – сказала Варя, выводя на песке замысловатые рисунки указательным пальцем. – Может, мы все-таки пошли по ложному пути?

– А кто тогда? Старуха с собаками, конюхи? Они первый и последний раз участвовали в съемках и даже не были знакомы с Ангелиной. Убийца кто-то из группы, он где-то здесь, рядом с нами.

– Он?

– Или она.

– Ну-ну…

– Варежка, не начинай, очень тебя про…

Лера осеклась на полуслове и уставилась куда-то в пространство. Глаза ее изумленно расширились, это заметила подруга.

– Что такое, куда ты смотришь?

– Бабочка, – прошептала Лера, – опять эта бабочка.

Явление, напоминающее серебристо-серую стеклянную бабочку, описало круг над пляжем, устремилось к хохочущему мужчине с пластмассовым стаканчиком в руке и распалось над его головой клубком дрожащих черных ниток.

– И кто на этот раз? – напряженно поинтересовалась Варвара.

– Вон тот. – Лера подбородком указала на него. – Актер. Помнишь, он играл друга князя Михаила?

– Помню. – Варвара подтянула поближе свою сумку за ремешок и достала мобильник. – Его я уже фотографировала, сейчас посмотрю, как зовут. Дмитрий Ларешин, актер, да, все верно.

Обе уставились на него во все глаза, словно нечто ужасное должно было произойти прямо сейчас. Но небеса не разверзлись, приятный мужчина с правильными чертами породистого лица благородного героя, с волнистыми русыми волосами, возраста чуть за сорок, продолжал веселиться, попивая вино из стаканчика.

– Что будем делать? – Варя смотрела на него как зачарованная, не в силах оторваться.

– Надо как-то предупредить, сказать, что ему грозит опасность.

– И каков процент, что он тебя послушает?

– Никакого… – Лера немного подумала, и ее осенила идея: – А давай ты ему предложишь погадать, когда вернемся на корабль?

– И чего вдруг я полезу к человеку с таким заманчивым предложением?

– Начни с кого-то другого, с какой-нибудь женщины, дамочки любят гадания, а потом – к нему, будто бы случайно.

– И скажу, что его скоро убьют посреди всеобщего веселья?

– Варь, разве мне учить гадалку, что надо говорить? – с тяжелым вздохом произнесла Лера. – Этот актер – следующая жертва, давай же предотвратим катастрофу.

Глава 45

Когда стоянка закончилась, группа поднялась на борт, и теплоход отчалил, Лера с Варей невольно стали всюду следовать за Дмитрием Ларешиным.

– Он что, подозреваемый? – поинтересовался Марк, разглядывая мужчину. – Вроде ничего не жует, не курит.

– Нет, – ответила Варя, – он следующая жертва. Лера опять видела ту зловещую бабочку, и она приземлилась ему на голову.

– Вот как? – удивился парень. – А почему именно он?

– А почему – Ангелина?

– Так они, что ли, как-то связаны, он и Ангелина?

Девушки переглянулись.

– Точно, – сказала Лера, – надо выяснить, что их связывает.

– Не обязательно, что между ними имеется связь, – пожала плечами Варя. – Есть вариант, что в группе завелся псих и просто крошит тех, с кем лично, сам имел конфликты.

– Не исключено, но и связь Дмитрия с Ангелиной тоже стоит проверить.

– Подсаживаемся к нему компанией?

– Да.

– Мне что делать? – Марк выпрямился и расправил плечи, изображая полную боевую готовность.

– А ты продолжай подслушивать, подглядывать, вынюхивать.

– Понял.

Парень отправился на нос корабля, где столпилась большая шумная компания, а девушки потихоньку стали приближаться к столику, за которым сидел Дмитрий в обществе двух мужчин и женщины. Они о чем-то оживленно беседовали. Подруги ждали удобного момента, чтобы вклиниться в разговор, но шанса все никак не предоставлялось. Требовался какой-то предлог, чтобы влиться в компанию.

В конце концов Варя сходила в бар и взяла стакан сока. Вернувшись, она словно случайно споткнулась у столика и разлила напиток, щедро окатив ноги Дмитрия.

– Ой, извините, простите! Какая я неловкая!

– Ничего, не страшно! – Мужчина вскочил с места, отряхивая шорты.

Друзья протянули ему салфетки, и, пока он вытирался, Варвара трещала без умолку извинения, а потом безо всякого перехода попросилась к ним за стол.

Компания потеснилась, Варя присела, следом вклинилась и Валерия. Разговоры возобновились, обсуждались какие-то сплетни из жизни театра Драмы, в котором служил Дмитрий, девушкам то и дело предлагали налить вина, но они отказывались, ссылаясь на жару и головную боль, наконец Лере удалось ввернуть вопрос:

– А в каком театре служила Ангелина Томченко, не вместе с вами?

При упоминании ее имени Дмитрий страдальчески поморщился и процедил:

– Спаси боже! В Премьере она мелкие ролюшки играла и на вылет уже готовилась, кто ж такое счастье долго вытерпит. Нехорошо, конечно, так о покойной, но из песни слов не выкинешь.

– Вы где-то работали с ней вместе, снимались, пересекались? – пошла напролом Лера, надеясь, что раз уж заговорили об Ангелине, то такой вопрос уместен.

– Пару эпизодов в сериале сыграли вместе, да в одной компании как-то доводилось сиживать, больше не общались.

– Понятно. – С задумчивым видом Лера подперла кулаком подбородок и замолчала.

Тут встрепенулась Варвара с предложением погадать, которое прозвучало как приглашение к незатейливому развлечению. Женщина осталась равнодушна, зато предложение с энтузиазмом поддержали мужчины. Гадать решено было на кофе, и Дмитрий самолично отправился в бар за напитком.

Но вскоре он вернулся с пустыми руками и сообщил, что кофе в наличии только растворимый.

– Тогда можно по ладони, – сказала Варя. – Это я тоже умею. Давайте, Дмитрий, прямо с вас и начнем.

– Согласен! Руку правую, левую?

– Левую.

С широкой улыбкой мужчина протянул руку, Варя пододвинулась поближе и склонилась над ладонью.

В этот момент на корме кто-то пронзительно закричал. Дмитрий отдернул руку, выскочил из-за стола и бросился на крик.

Глава 46

На палубе собралась приличная толпа, подругам пришлось проталкиваться к центру событий. У борта стояла симпатичная женщина средних лет, рядом – мужчина, закрывавший лицо руками, и чуть поодаль – Марк в таком состоянии, что, будь парень все еще покрыт шерстью, она бы стояла дыбом на спине и загривке.

Увидав, что их подопечный растерян и отчасти напуган, Варя выскочила из толпы, схватила юношу за руку и потребовала объяснений:

– Что тут происходит?

Марк не успел ответить. Мужчина, прижимавший к лицу ладони, убрал руки, и толпа ахнула. По лбу, щекам, даже по шее шли глубокие кровоточащие царапины, больше похожие на порезы.

– Чем это его так? Ножом? Или бритвой? – зашептались люди вокруг.

– Нет у него никакого ножа! – Варя подняла руку Марка и продемонстрировала пустую ладонь. – Это просто ког… ногти! Случайно попал по лицу ногтями! Марик, ты вообще этого не делал, да? Дяденька ведь сам порезался, случайно!

Не дожидаясь прояснения ситуации, Лера успела сбегать к столам, взять салфеток, бутылочку воды и вернуться на корму. Пока пострадавший не успел прийти в себя, девушка подскочила к нему и стала протирать царапины мокрыми салфетками, беззвучно шепча заклинание, останавливающее кровь и быстро заживляющее раны.

А случилось вот что. Женщина, оказавшаяся вторым гримером Маргаритой Данилец, отбила Марка у администратора картины Лиды Васильны. Но только начала с парнем щебетать, как подскочил разгоряченный коньяком оператор Сергей Демичев и решил преподать урок смазливому бесстыднику, который уже со всеми бабами на корабле пообнимался, и теперь очередь дошла до его пассии – гражданки Данилец. Оператор хотел всего-навсего отвесить нахалу поучительную пощечину, но успел только замахнуться. В следующий миг его лицо словно огнем обожгло. Причем произошло все настолько стремительно, что никто ничего не успел понять, включая Маргариту, стоявшую рядом.

Мокрые салфетки чудесным образом успокаивали боль и словно стирали царапины с кожи. Когда Лера закончила, на лице оператора остались лишь алые полосы, которые обещались сойти через день-другой.

Инцидент вроде бы исчерпался, люди стали расходиться, а девушки взяли Марка под руки и повели в сторонку на разговор.

– Ты что творишь, а?! – воскликнула Лера. – Хочешь, чтобы нас высадили в ближайшем поселке и заодно выкинули из проекта?

– Все правильно он сделал. – Варя неожиданно встала на защиту молодого человека. – Естественная реакция, когда какой-то пьяный кретин тянет к тебе свои ручонки. Я бы тоже ему всю морду исцарапала.

– Да, но теперь как быть с гаданием? Эта сцена все нам перебила.

– Оставайтесь тут, постойте, подышите воздухом, успокойтесь, а я вернусь за стол и попробую все-таки предсказать нашей будущей жертве незавидную судьбу.

– Спасибо, Варя, ты настоящий друг.

– Еще бы! Только этого все равно никто не ценит.

Поправив растрепавшиеся на морском ветру локоны, девушка направилась к столику Дмитрия Ларешина, покачивая бедрами и заранее игриво улыбаясь.

Но ничего у Варвары не получилось. Настроение за столом поменялось, всем было уже не до гадательных развлечений, люди обсуждали какие-то свои творческие проекты, и, попусту просидев какое-то время, Варя вернулась к друзьям.

– Ладно, – сказала Лера, – еще не вечер, может, отловим удобный момент. Хотя, с другой стороны, что он будет делать с этой информацией? Допустим, предупредим о грозящей опасности, как поступит Дмитрий? Запрется в номере, не будет выходить?

– Не знаю, наверное, выходить мог бы, но с осторожностью, глядя по сторонам, вверх и под ноги. На случай, если предупредить не получится или он проигнорирует предупреждение, как поступим?

– Будем следовать за ним повсюду, следить неусыпно, пока не появится убийца.

– Ты с ума сошла?

– Предложи другие варианты.

Глава 47

Но других вариантов не нашлось. До самого возвращения в Дивноморск больше не представилось случая пообщаться по душам с Дмитрием Ларешиным. Он словно избегал их компанию, особенно Марка – каждый раз, когда парень оказывался поблизости, Дмитрий отходил в сторону.

Выплыла из темноты разукрашенная множеством огней панорама города, теплоход шел к пристани. Утомленная долгим днем и щедрыми возлияниями съемочная группа притихла, некоторые спали прямо за столами, кто-то старался продышаться морским бризом.

Стоя на палубе поближе к выходу, Лера с Варей сверяли свои фотодосье. В объективы камер попали все члены коллектива, некоторые по несколько раз.

– Скачаем все в мой нетбук, разложим граждан по полочкам, – сказала Варя.

– У тебя есть какие-то соображение, кто это может быть? – Лера бегло просматривала фотографии, успевая рассматривать лица в деталях.

– Пока нет, но у убийцы и не должно быть на лбу написано, что он убийца. Посмотрим, вдруг и правда получится его застать на месте преступления, поймать на живца – Ларешина.

– Значит, ты согласна следить за ним?

– А куда деваться? Будем беречь и тайно охранять.

Теплоход «Валенсия» подошел к причалу, опустили трап, и народ потянулся к выходу.

На пристани съемочную группу встречал автобус киностудии. Пока пассажиры загружались, друзья взяли такси и поехали к туристическому комплексу «Песчаный берег».

Уставшая Лера трижды перепутала слова в заклинании отвода глаз, но на четвертый раз все получилось, охранник не только отвернулся, но и вовсе отошел от ворот, и троица беспрепятственно попала на территорию.

Когда автобус «КиноКубани» подъехал к «Песчаному берегу», друзья уже ожидали группу, стоя неподалеку от входа в неосвещенной части аллеи.

Размещался коллектив в коттеджной части комплекса, в домиках по четыре-пять человек. Дмитрий Ларешин проживал вместе с «князем Михаилом» и актерами, играющими его родителей.

Спрятавшись в ближайшей беседке, друзья наблюдали, как жильцы ходят по освещенным комнатам, готовясь ко сну. Комната Дмитрия находилась на втором этаже и отлично просматривалась. Перед сном мужчина вышел покурить на балкон и стоял там так долго, глядя в ночное небо, что Лера заволновалась.

– Дима, зайдите в номер, ну пожалуйста, – тихо произнесла она.

– Спрячьтесь там и не высовывайтесь, – добавила Варя. – Думаешь, злодей подкрадется и выстрелит ему дротиком в лоб?

– А ты считаешь, он снова захочет все обставить как несчастный случай?

– Это было бы логично, иначе полиция и за случай с Ангелиной возьмется, убийце это невыгодно.

– Пойду вокруг дома пройдусь, а то засыпаю, – сказал Марк.

– Правильно, заодно и посмотри, не притаился ли где-то в кустах коварный злодей. – Варя сама зевала, мечтая оказаться в кровати, а не в засаде. – Ребята, давайте так поступим, я поеду домой, посплю пару часиков, потом вернусь и сменю на посту Леру, иначе мы с усталости всех негодяев провороним.

– Так и сделаем, – согласилась Лера.

Варя ушла, Марк отправился в обход коттеджа, в беседке Лера осталась одна.

Глядя на темное окно второго этажа, девушка перебирала в памяти пассажиров «Валенсии» и гадала над возможными мотивами грядущего убийства. Если кому-то всерьез могла досадить Ангелина со своим сложным характером, то кому и как мог навредить актер второго плана, толком никак не связанный с покойной?

Мысли девушки переключились на компанию Ларешина, сидевшую с ним за столом: молодая женщина Светлана – ассистент по актерам, Борис Сергеевич – неразговорчивый мужчина средних лет, пиротехник, и Паша – помощник оператора, неутомимо травивший анекдоты и байки из жизни киношной среды.

Раньше они не были знакомы, встретились на проекте, и расспрашивать их о каких-то подробностях из жизни Дмитрия смысла не имело. Во время круиза Ларешин понемногу общался со всеми, но как с коллегами по работе, кого-то особо близко знакомого в группе у него не имелось.

Прокрутив всевозможные, даже самые безумные варианты мотива преступления, Лера так ни на чем и не остановилась. Со всех сторон будущее убийство выглядело бессмысленным.

Тут, словно призрак из темноты, вынырнул Марк и доложил:

– Нигде никого нет, все спокойно. Хочешь, я сам послежу за коттеджем, а ты поезжай домой отдыхать.

– Нет, дождемся Варю, одного я тебя не оставлю.

– Я могу за себя постоять.

– Ничуть не сомневаюсь, но вместе веселее.

Парень зашел в беседку и сел на скамейку рядом.

Немного помолчав, Лера спросила:

– Марк, у тебя же обоняние гораздо острее обычного, нашего?

– Не знаю, насколько они различаются.

– Например, я не чувствовала запаха жвачки, а ты его ощущал.

– Тогда, значит, у меня острее, да.

– Там, на теплоходе, от кого-нибудь шел похожий травяной запах? – спросила девушка, заранее предполагая ответ.

И он последовал:

– Нет, ни от кого так не пахло.

Глава 48

С рассветом приехала Варя и привезла с собой термос кофе, пакет с бутербродами и бутылку молока Марку.

– Со своего мобильного фотографии в нетбук я уже перекачала, – сказала девушка, заходя в беседку. – Так что теперь очередь за твоими материалами. Компьютер на столе, на кухне.

– Да, сделаю. – От усталости Лера уже едва держалась на ногах. – Все, я поехала, высплюсь и вернусь. Если начнет происходить что-то подозрительное, сразу мне звоните.

– Разумеется, дорогая, все под контролем, отдыхай спокойно.

Когда Лера ушла, Варя выпила кофе, достала из сумочки колоду карт, и с юноши мигом слетела сонливость.

– О, ты мне все-таки погадаешь? – обрадовался Марк.

– Не тебе, хочу разложить карты на Дмитрия, посмотрю его будущее. Вдруг знамение Леры ошибочное, и будет он жить долго, счастливо, а мы тут зря караулим.

– А потом мне погадаешь?

– Нет, рано тебе еще, не дорос.

Разочарованно махнув рукой, парень лег на скамейку и закрыл глаза.

Разложив карты, Варя изучила получившийся расклад и нахмурилась. Смешав карты, она разложила их снова. Затем еще и еще раз. Всякий раз выходила одна и та же картина с небольшими различиями – карты говорили то о скорой смерти, то показывали, что Дмитрий уже мертв.

Убрав карты в сумку, девушка задумчиво посмотрела на коттедж. Его обитатели еще спали, небо только-только начинало светлеть.

Позволив Марку немного подремать, Варя разбудила его и сказала:

– Можешь забраться на балкон второго этажа и посмотреть, все ли в порядке с нашим героем?

– А что с ним может быть не в порядке? – Спросонок парень хлопал ресницами и непрерывно зевал.

– Карты неутешительный выдали прогноз, два из пяти раскладов показали, что он уже может быть мертв.

Услышав это, Марк встряхнулся и рывком поднялся со скамейки.

– В дом никто не заходил?

– Нет, но помимо Дмитрия в коттедже еще три человека проживают, может, кто-то из них убийца.

– Князь Михаил или бабуля с дедулей? – Марк недоверчиво ухмыльнулся.

– Иди и посмотри, все ли с ним в порядке! – приказным тоном велела девушка. – Карты мне никогда не врут! Кто знает, может, все уже случилось, и мы остывающий труп караулим!

Марка как ветром сдуло из беседки. Издалека могло показаться, что на второй этаж он просто взлетел, не касаясь стены дома. Перемахнув через перила, молодой человек приземлился на балконе и, крадучись, подошел к стеклянной двери.

Пока парень заглядывал через стекло в комнату, Варя сверлила его спину напряженным взглядом. Вскоре Марк отошел от двери, перелез через перила и прыгнул вниз. Вернувшись в беседку, он доложил:

– Герой наш спит.

– Точно спит или лежит замертво?

– Спит, он ворочался с боку на бок.

– Фух, – выдохнула девушка, – значит, шансы есть.

Лера вернулась в десятом часу утра. На коттеджной территории уже вовсю кипела жизнь, но обитатели наблюдаемого дома еще не показывались.

– А мы тут новостей немножко подсобрали, – приветствовала подругу Варя. – Приехала актриса на смену Ангелине, ее привез Семенецкий самолично и поселил вон в том коттедже, через два дома. Хорошенькая девушка, радостная такая, прям как на крылышках прилетела. Они с Семенецким на балконе так целовались, что от их страсти чуть дом не загорелся. Я посмотрела в интернете биографию продюсера, так он в счастливом браке состоит, двоих детей воспитывает.

– Не думаю, что в творческой среде такие истории редкость. – Лера села на скамейку и посмотрела на окно второго этажа. – А как там наш подопечный?

– Пока нормально, живой. Но карты сказали, что это ненадолго.

– Подтвердили знамение?

– Да.

– Вот как… а я уж надеялась, что не сбудется.

– Давай надеяться и дальше, вдруг обойдется.

Вскоре из коттеджа показался актер Смерницкий, игравший князя Михаила, следом вышли его «родители», все были одеты для похода на пляж. Актеры прошли мимо беседки, не обратив внимания на сидящих там людей, и направились к выходу с территории комплекса. В доме Дмитрий остался один, балконная дверь его комнаты так и оставалась закрытой.

Тут Лере с Варей одновременно пришли смс на телефоны, уведомляющие о возобновлении съемок. Массовку призывали собраться у ворот «Песчаного берега» к часу дня.

Глава 49

Из коттеджа Дмитрий Ларешин показался только к началу сбора на съемки. Вид у него был помятый и сонный, видимо, толком не получилось отдохнуть после круиза. Держась на приличном расстоянии, друзья последовали за ним.

Оказавшись за оградой, они сделали вид, будто только подошли к воротам, и встали чуть в стороне, наблюдая за прибывающими. Новая актриса, Лика Гринбаум, явилась одной из последних. С продюсером они держались отстраненно, как коллеги по работе, невозможно было поверить, что пару часов назад эти двое могли страстно целоваться.

Когда все были в сборе, народ загрузился в автобусы, и съемочная группа отправилась на натуру. Сегодня предстояло снимать сразу несколько сцен: битву с французами, ранение князя Михаила и его встречу с любимой в госпитале.

Для батальной сцены со взрывами выбрали отдаленный песчаный берег с голыми серыми скалами. Народ выгрузился из автобусов, работа закипела. Пока пиротехник с помощником готовили площадку, осветители расставляли свет, гримеры красили, костюмеры одевали артистов и массовку.

Лера, Варя и Марк всеми силами старались не выпускать из поля видимости Дмитрия Ларешина, – они с режиссером репетировали сцену: убегая от французов, его герой должен был забраться на скалу. Довольно ловко и без видимых усилий мужчина карабкался вверх, перепрыгивал с камня на камень, скрываясь от врагов. Убедившись, что сцена достаточно отработана, режиссер отправил актера на грим.

К этому моменту Лера с Варей уже были наряжены медсестрами, а Марк – французским военным. Вскоре режиссер скомандовал: «Камера! Мотор!» – зазвучали взрывы, солдаты пошли в атаку, медсестры бросились к раненым. Со второго дубля сцену сняли, наступила очередь Дмитрия карабкаться на скалы. Один дубль, второй, третий… режиссеру все время что-то не нравилось.

– Дима, давай выше! – крикнул Петр. – Чтобы на фоне неба встал силуэт!

– Сделаю! – крикнул в ответ Дмитрий и снова полез на скалу.

На этот раз мужчина добрался почти до вершины, где режиссер велел ему встать и замереть, что актер и сделал.

– Стоп! Снято! – скомандовал Петр. – Спускайся!

Но тут Дмитрий вдруг пошатнулся, закачался, нелепо взмахнул руками и рухнул вниз, на камни.

На площадке воцарилась гробовая тишина. У режиссера непроизвольно отвисла челюсть, на продюсера Семенецкого было жалко смотреть – лицо его сморщилось, словно он собирался заплакать, а кулаки непроизвольно сжались, будто мужчина приготовился сражаться с несчастьями, преследующими его картину.

– Черт побери, – с усталой грустью произнесла Варвара. – Вот и оно. Не уберегли.

Выйдя из ступора, съемочная группа бросилась к скалам в надежде, что актер хоть и покалечился, но остался жив. Однако надежды не оправдались. Ларешин лежал на спине, глядя ввысь остекленевшими глазами, а под затылком у него расплывалась лужа крови.

Пока царила суета, пока названивали в «Скорую», Лера нервно озиралась по сторонам. Это снова походило на несчастный случай, но она была уверена, что это не так. Кто-то подстроил падение актера, непонятно, каким образом, но это сделали специально.

Тут девушка почувствовала, что кто-то трогает ее за плечо. Она обернулась и увидела Марка в костюме солдата французской армии. Парень молча протянул ей какую-то бумажку. Лера взяла ее и увидела, что это обертка от жвачки «Антиникотин плюс» с изображением какого-то лекарственного растения.

Глава 50

Вместе с каретой «Скорой помощи» вновь приехала полицейская машина. На этот раз вместе с участковым Женей явился и оперативник Игорь. Увидев Леру с друзьями, он кивнул им издали и подошел к продюсеру.

– Что у вас опять случилось?

– Да вот. – Широким жестом Станислав Семенецкий указал на носилки, куда врачи перекладывали тело Дмитрия, и добавил в сердцах: – Опять!

– Что ж у вас за фильм такой бедоносный?

– А я знаю?! Как будто проклял его кто-то, в самом-то деле! – Семенецкий еле-еле себя сдерживал, чтобы не разразиться потоком брани в присутствии представителей органов правопорядка.

– Дальше съемки будете продолжать, пока вся группа не поляжет, или другие какие-то планы имеются? – Разговаривая с продюсером, Игорь смотрел по сторонам на то, как участковый осматривает место падения, и краем глаза – на Леру с друзьями, которые потихоньку подобрались поближе и, не особенно стесняясь, подслушивали разговор.

– Вот не знаю, что теперь делать. Вернемся в город, позвоню нашему финансисту, посоветуюсь, как дальше жить. Актеры – люди суеверные, на замену Ларешину, может, никто уже и не захочет пойти.

Они поговорили о сложившейся ситуации, затем Семенецкий дал команду группе сворачиваться, а Игорь развернулся к друзьям:

– Подвезти вас?

– Если не затруднит, – благодарно улыбнулась Лера.

– Нет, конечно.

Забыв, что они все еще в костюмах, троица направилась к полицейской машине, и только окрик бригадира массовки привел их в чувства.

По дороге в Дивноморск в салоне долго царило молчание, затем Женя поинтересовался:

– Что хоть за фильм снимают, про что он?

– Историческая любовная драма, – ответила Варвара.

– Интересная?

– По мне, так не очень.

– Ничего, – сказал Игорь, – зато теперь смогут снять фильм про то, как они снимали историческую любовную драму и на съемках все умерли. За технику безопасности на площадке вообще, что ли, никто не отвечает?

– Не знаем, может, сэкономили на специалисте.

– Вот и результат.

Когда машина подъехала к трамвайной остановке у Лериного дома, сидящий на пассажирском сиденье Игорь обернулся и спросил:

– Так что, поедем куда-нибудь на выходных? Женя тоже с нами собирается.

– Давайте для начала доживем до выходных, а то видите, как все непредсказуемо происходит, – ответила Варя, открывая дверь.

– Созвонимся в пятницу вечером, всего доброго, – сказала Лера, и они с Марком вышли из машины.

По дороге домой друзья уже по привычке ожидали увидать у калитки толпу разгневанных женщин, но в этот раз обошлось.

Варя взялась готовить на всех обед, а Валерия села за стол и включила нетбук.

– Марк нашел фантик от антиникотиновой жвачки, – сказала она, наблюдая, как загружается система. – Убийца был на площадке.

– Слушай, Лера, ладно, с дротиком – понятно, как было нарочно подстроено падение, но здесь каким образом? Ларешин сам свалился, тут убийца не мог подсуетиться. Да, и мы видели, какой с утра Дмитрий был помятый и не выспавшийся после корабельной гулянки, не мудрено было не рассчитать силы и потерять равновесие.

– А давай ты его вызовешь и спросишь, сам он свалился или ему помогли?

Варя так и замерла с ножом в одной руке и кабачком в другой.

На кухню зашел Марк и с ходу полез в холодильник.

– А ну, брысь! – прикрикнула Варя. – Жди, когда все за стол сядут!

Парень послушно закрыл дверцу, присел рядом с Лерой и с интересом стал рассматривать компьютер. Девушка перекачала фотографии в папку с названием «Досье» и стала делать пометки к каждому фото – имя, фамилия, должность, курит/не курит.

– Хочешь сказать, снова надо вызывать призрак? – Варя положила кабачок на разделочную доску и принялась нарезать аккуратными кружочками.

– Именно. Чтобы исключить или убийство, или несчастный случай.

– Как-то часто получается тревожить духов.

– Что поделать. Обязательно дожидаться темноты или достаточно просто окно зашторить?

– Лучше дождаться темноты, больше шансов на контакт.

До вечера подруги бессчетное количество раз просмотрели досье, выучили наизусть, кто как выглядит, как кого зовут, но озарения, кто же мог так страстно мечтать избавиться от пагубной привычки, чтобы не расставаться с антиникотиновой жвачкой, так и не случилось.

Когда стемнело, Варя принесла на кухню атрибуты для медиум-контакта.

Марк с Лерой отошли к дверному проему, свет погас, в темноте вспыхнули свечи, и сеанс начался.

Глава 51

В пространстве появился зыбкий силуэт, в котором можно было узнать Дмитрия Ларешина. Убедившись, что призрак ее слышит и может отвечать, Варвара задала вопрос:

– Дмитрий, как ты умер?

– Я упал со скалы.

– Ты случайно упал?

– Нет, меня ослепили.

– Как ослепили?

Призрак поднял руку, его ладонь сверкнула, словно зеркальце, и в глаза ударил луч, похожий на отблеск солнечного света.

– Ты видел, кто это сделал? – спросила Варя, и стоявшие в темном коридоре Лера с Марком затаили дыхание.

– Мальчик, это сделал мальчик, – едва слышно ответил призрак и стал растворяться.

– Какой мальчик?! – в отчаянии воскликнула Варя, надеясь еще дождаться ответа, но видение уже рассеялось.

Лера включила свет и растерянно повторила:

– Какой мальчик? На корабле не было никого, кроме Марка, кого можно хотя бы с натяжкой назвать «мальчиком». Дяди и тети – да, но не маль…

– Может, не все поехали в круиз, – предположил Марк, и Варя как собирала атрибуты в сумку, так и замерла.

– Точно! – воскликнула Лера. – Если поехали не все, значит, оставшийся на берегу и есть убийца!

– И как узнать, кто не поехал? – Глаза Варвары вспыхнули азартом в предчувствии скорой разгадки.

– Надо выяснить, сколько человек изначально находилось в группе, какое количество приехало в Дивноморск, так узнаем, кто не поехал в круиз. Возможно, их несколько, но все равно круг поиска существенно сузится. У нас есть визитка Семенецкого, давай ему позвоним и спросим.

– Просто так неизвестно кто позвонит и давай расспрашивать о съемочной группе?

– Скажем, что мы из полиции, нужна информация для отчетности по несчастным случаям.

– Хорошо, звони.

– Давай лучше ты.

– Почему я?

– У тебя голос решительнее и тверже звучит.

– Давайте я позвоню, – вмешался Марк. – Представлюсь Игорем или Женей.

– Давай, – кивнула Варя. – Звони прямо сейчас.

Лера посмотрела на часы и сказала:

– А ничего, что сейчас девять вечера?

– Ничего, полицейские, знаешь ли, горят на работе, на часы не смотрят.

– Хорошо, давайте попробуем. Только поставим телефон на громкую связь.

Лера принесла визитку, набрала номер, зазвучали гудки.

Когда продюсер ответил, Марк поприветствовал его, сообщил, что он из отделения полиции Дивноморска и ему срочно требуется информация для отчета. Все это парень проговорил таким уверенным, официальным тоном, что девушки едва не зааплодировали.

– Какая информация? – Голос Семенецкого немного расплывался, из чего можно было сделать вывод, что продюсер уже выпил после насыщенного событиями съемочного дня.

– Сколько людей у вас в группе?

– В смысле – сколько их было изначально, когда все были живы?

– Да.

– Сорок один человек. Осталось тридцать девять. Такая вот комедия, да.

Тут Лера прошептала:

– Спроси, будут ли продолжаться съемки.

Марк повторил вопрос в телефонный динамик, и в ответ сначала послышался хриплый смех, затем кашель, после Семенецкий что-то шумно отхлебнул и сказал:

– Не могу спонсору нашему дозвониться, видать, уехал куда-то. Если и завтра не дозвонюсь, возвращаемся в Краснодар. Если, конечно, полиция Дивноморска не станет возражать.

Варя знаками дала понять, что надо попрощаться и отключиться со связи, так Марк и сделал. После девушки наперегонки бросились к нетбуку.

В досье оказалось тридцать семь фотографий.

– Двоих не хватает, – произнесла Лера дрогнувшим от волнения голосом.

– И один из них – мальчик, – победно улыбнулась Варя.

Глава 52

Снова перезванивать продюсеру и выяснять, кто отсутствовал на теплоходе, не рискнули, да и вряд ли он считал народ по головам. Количество пассажиров – забота организатора круиза, и кто им являлся, предстояло выяснить.

– Только как? – спросила Варя, обращаясь к чайнику на плите.

Марк сходил в свою комнату, принес джинсы, в которых был на корабле, и вывернул карманы. На стол посыпались обрывки салфеток с телефонными номерами и женскими именами.

Увидав такое богатство, девушки принялись сверять имена на салфетках со своим досье и отыскали телефон администратора группы – Лиды Васильны, решив, что кому, как не администратору, заниматься организационными вопросами.

– Звони! – Варя протянула Марку телефон и обрывок салфетки.

– Опять от имени полицейского?

– Нет, от своего. Помурлычь ей что-нибудь миленькое, а потом как бы промежду прочим выясни наш вопрос. Если не она занималась круизом, то узнай, кому позвонить.

Марк кивнул, взял телефон и уставился на цифры, нацарапанные на салфетке.

– Так, с цифрами у нас тоже проблема, – догадалась Лера. – Ничего, научишься. Закончим со всеми нашими важными делами и займемся твоим образованием.

Девушка сама набрала номер, вновь включила громкую связь и передала аппарат молодому человеку.

Дождавшись ответа, парень бойко завел непринужденную беседу и достаточно легко выудил нужную информацию.

Да, организацией круиза занималась она, администратор картины. Да, поехали не все. На борту не было актрисы Светланы Моргуновой и помощника пиротехника – Леши. У Светланы случилась мигрень, а у Леши – морская болезнь, его тошнит от одного вида водного транспорта.

– Спроси, в каком доме Леша живет, – прошептала Варя.

Этого Лида Васильна не знала.

Жестами показав, что разговор надо заканчивать, девушки разложили на столе бумажки с телефонами и велели Марку обзванивать всех подряд и спрашивать, где проживает помощник пиротехника, мол, надо ему что-то срочно передать.

На седьмом звонке повезло, гримерша сказала, что они соседи, и назвала номер коттеджа – восьмой, вторая комната. После позвала Марка в гости, сообщив, что у нее совершенно случайно залежалась бутылочка винца.

– Спасибо, я не пью, – сказал парень и повесил трубку.

– Котик, это было немного невежливо, – хмыкнула Варвара. – Ну да ладно, дело сделано. Кстати, Лера, вспомнила я этого помощника пиротехника. Сегодня видели мы его на площадке. Вместе с крепким таким мрачным дядькой парень лет двадцати с небольшим готовил взрывы вражеских снарядов.

– А в день съемок с Ангелиной он присутствовал в каштановом лесу?

– Не могу сказать, не помню. Да и не важно теперь, другого персонажа, подходящего под определение «мальчик», в команде все равно нет. Давайте, давайте, поехали, теряем время.

Наспех собравшись, друзья выскочили из дома и прыгнули в машину.

– Можно спросить, что мы будем делать с этим Лешей, если окажется, что жвачку жует именно он? – спросил Марк.

– Для начала надо убедиться, получить доказательства, что он не только жует жвачку, но еще и людей убивает, – сказала Варя.

– И это я беру на себя, – произнесла Лера, глядя в окно.

– Магию подключишь? – искоса взглянула на нее подруга.

– Ага. Взяла с собою кое-что.

Оставив машину неподалеку от входа в туристический комплекс, друзья прошмыгнули на территорию. Со стороны главного корпуса доносились музыка и песни – комплекс устроил живой концерт для своих гостей, что было очень кстати – большинство отдыхающих собрались у корпуса.

В домиках светилось мало окон, члены съемочной группы также не остались сидеть в номерах и отправились на концерт.

В восьмом коттедже все окна были темными. Комната номер два располагалась на первом этаже. По просьбе Леры Марк забрался внутрь через окно и открыл дверь.

– Теперь отойдите в сторонку, чтобы вас никто не заметил, – сказала девушка, собираясь зайти в коттедж.

– Само собой, – кивнула Варя. – И предупредим, как мальчик появится.

– А вот этого не надо. Мальчик мне тоже не нужен.

Лера скрылась в доме, дверь за нею притворилась, и вскоре в комнате возникло слабое свечение от фонарика мобильного телефона.

Глава 53

В небольшой комнате находилась кровать, тумбочка, платяной шкаф и телевизор. Лера заглянула в шкаф, затем переместилась к тумбочке. В ящике оказалось полно оберток от антиникотиновых жвачек, а также несколько нераспечатанных упаковок.

Под кроватью обнаружилась спортивная сумка. Лера вытащила ее и заглянула внутрь. Скомканные майки, шорты, пакет с носками и в боковом кармане – паспорт на имя Алексея Иванченко. Сфотографировав основные страницы, девушка задвинула сумку обратно и тут услышала, как в дверном замке повернулся ключ.

Лера отскочила к окну, торопливо произнесла заклинание и словно из воздуха выхватила комочек невесомой ткани. Развернув, Лера подбросила материю, и она плавно накрыла девушку целиком.

Парень неторопливо разделся, прошелся по комнате в шаге от невидимой девушки, затем лег на кровать, сунул руку под голову и закрыл глаза.

Дождавшись, когда дыхание его станет размеренным, убедившись, что он уснул, Лера сняла ткань-невидимку, достала из кармашка платья крошечную металлическую коробочку – круглую, плоскую, похожую на старинную пудреницу. Подойдя к кровати, девушка открыла коробочку, в ней оказался блестящий голубой порошок, напоминающий пудру для карнавала. Взяв щепотку, она посыпала порошком на лицо спящего. Затем склонилась к молодому человеку и прошептала:

– Зачем ты убил Ангелину и Дмитрия?

– Лариска попросила, – еле слышно ответил парень.

Сунув коробочку в карман, девушка тихонько прокралась к двери и вышла из комнаты.

Увидев Леру, Варя с Марком выскочили откуда-то из кустов на дорожку и забросали ее вопросами.

– Идемте, – кивнула она в сторону выхода с территории комплекса. – По дороге расскажу.

В машине Лера поведала подробности своего визита в комнату Алексея.

Вставив ключ в замок зажигания, Варя всплеснула руками и воскликнула:

– Что ж ты подробнее не расспросила о преступлениях?! Раз он сам мог откровенно рассказать!

– Голубая пыль помогает получить ответ от спящего человека только на один вопрос, – пояснила Лера. – Зато теперь у нас не осталось никаких сомнений в том, что убийца найден. И не было у него никаких личных мотивов, его «Лариска попросила».

– Наняли, понятно, – кивнула Варя. – В нашем досье нет никого по имени Лариса.

– И правильно, зачем заказчику ехать вместе с исполнителем. Так что, скорее всего, Лариса осталась в Краснодаре.

– Лера, на что ты намекаешь?

– На то, что мы поедем в Краснодар.

До самого дома Варя сопротивлялась этой идее, предлагая просто рассказать Игорю подробности дела, показать фото паспорта убийцы и закончить уже со всей этой историей. На что Лера справедливо возражала – их и сейчас никто не станет слушать, никаких весомых доказательств, включая мотив убийства, они не могут предоставить. А расследование, проведенное при помощи магии, не возьмет в расчет пускай даже дружественный, приглашающий на романтические прогулки оперативник.

– Над нами просто посмеются. И все. Так что поедем в Краснодар и завершим дело, добудем неопровержимые доказательства и факты.

– На чем мы туда поедем? У Марка нет документов, если ты помнишь.

– На нашей машине.

– О нет, нет, нет! – замахала руками Варвара. – С моим нулевым стажем вождения ехать в другой город – ни за что!

– Тут дороги-то меньше трех часов.

– Все равно – нет! Я боюсь, мне заранее страшнее страшного! Меня прямо-таки сковывает ужас!

– С этим мы что-нибудь придумаем, – сказала Лера и загадочно улыбнулась.

Глава 54

С утра пораньше к дому Валерии потянулись гости.

Готовя завтрак, Варя увидела в окно женскую группу у калитки и крикнула:

– Лера! Опять по твою душу косметически пострадавшие явились! Сказать, что тебя нет дома? Что ты уехала навсегда и адреса не оставила?

– Нет, что ты, я к ним выйду. – Запахнув халатик, девушка завязала пояс и посмотрела в окно. – Они вроде бы не агрессивно настроены…

– Осиновых кольев с лопатами и вилами, по крайней мере, не видать, – согласилась Варя. – Пусть Марк с тобой пойдет, так спокойнее.

– Не надо, я сама.

Выйдя на крыльцо, Лера помахала гостям и с приветливой улыбкой направилась к калитке. Улыбка начала сползать, стоило подойти ближе и рассмотреть пришедших получше. На этот раз чудо-крем сработал как надо: устранил все побочные эффекты, убрал дефекты и разгладил морщины. Более того, он дал такой омолаживающий результат, какого сложно было ожидать – кожа сделалась гладкой, подтянутой, но при этом все женщины выглядели похожими, будто на одно лицо.

– О-ой… – обреченно протянула Лера, – я все исправлю…

Однако клиенткам не нужны были никакие исправления. Напротив, женщины были очень довольны результатом, пришли поблагодарить и принесли авансом деньги за следующие баночки, собираясь теперь пользоваться только этим волшебным средством.

В дом Лера вернулась повеселевшая, с пачкой купюр.

– Смотрите, сколько! – радостно воскликнула она. – Как раз на поездку в Краснодар!

– Неплохо, – сказала Варя, расставляя на столе тарелки с яичницей и вареной мойвой. – Значит, хорошо крем сработал?

– Да, как после пластического хирурга, я сама такого не ожидала.

– Интересно, а что будет, когда крем закончится и действие его прекратится?

– К тому времени мы отсюда уже уедем. – Лера села за стол и пододвинула к себе тарелку с яичницей. – Предлагаю не тянуть и выдвигаться в Краснодар сразу после завтрака.

– Я все еще надеюсь, что ты передумаешь.

– Не стоит, не передумаю.

Посреди завтрака Варе понадобилось выйти в свою комнату.

Как только она скрылась из вида, Лера вдруг выскочила из-за стола, открыла навесной шкафчик и достала заранее припрятанный стеклянный пузырек с розовой жидкостью. Поглядывая на кухонную дверь, девушка торопливо накапала жидкость в чай Варваре. В ответ на недоуменный взгляд Марка она тихонько произнесла:

– Это поможет ей избавиться от страха перед дорогой. Только – тс-с-с!

Парень кивнул и продолжил трапезу.

Когда Варвара вернулась на кухню, ее друзья в молчании доедали завтрак. Выпив остывший чай, девушка сполоснула кружку и сказала:

– Пойду-ка я на пляж.

– Нет, – подняла на нее взгляд Лера, – мы поедем в Краснодар. Иначе в проделанной работе нет никакого смысла. Любое дело надо доводить до конца. Так что собираемся и в путь.

– А если «КиноКубань» продолжит съемки, а нас нет? – с тяжелым вздохом сказала Варя, понимая, что подруга настроена серьезно и ехать все равно придется.

– Как-нибудь переживут. Да и мы ненадолго уедем, надеюсь, за пару дней справимся.

Глава 55

Варя ударила по газам, машина сорвалась с места и помчалась к выезду из города. Одной рукой держась за баранку, другой поправляя прическу, она смотрела на себя в зеркало и не глядела на дорогу. Марк с тревогой посмотрел в окно, затем за Леру.

– Варечка, давай чуть-чуть скорость сбавим, – попросила девушка. – Самую малость.

– Зачем? Дорога хорошая, машин мало, быстрее ветра долетим.

Страха начинающего автомобилиста как не бывало. Варвара вела автомобиль так, словно родилась за рулем.

Когда они выехали на трассу и Лера убедилась, что дорога и впрямь хорошая, девушка начала выстраивать план пребывания в столице Кубани и дальнейшего расследования.

– Мы знаем, в каких театрах работали, то есть служили Ангелина и Дмитрий, – сказала она, пристегивая ремень безопасности. – Театр Драмы и Премьеры. Сходим туда, пообщаемся с народом. Еще надо выяснить домашние адреса покойных и поговорить с родными и близкими.

– А что мы хотим от них узнать? – донесся с заднего сиденья голос Марка.

– Узнать мы хотим, какая такая общая знакомая Лариса была у Ларешина с Ангелиной и чего они с ней не поделили.

– Думаешь, найдем?

– Конечно.

Словно заколдованный, их автомобиль проносился мимо постов ДПС, и на него не обращали внимания. Но вскоре «Опель» вышел на участок горного серпантина, откуда открывались такие виды, что Марк лег на сиденье, обхватил голову руками и зажмурился. Варвару же опасная узкая дорога ничуть не смутила, машина ловко вписывалась в повороты, лишь чуть притормаживая на особо крутых виражах.

Обернувшись, Лера посмотрела на парня:

– Тебя не тошнит?

– Терпимо, – выдавил он.

К счастью, такая дорога оказалась недолгой, и вскоре они снова выбрались на прямую трассу.

– Кем мы представимся, почему люди должны будут отвечать на наши вопросы? – сказала Варя, прибавляя скорости.

– Назовемся журналистами из Дивноморска, мол, пишем очерк о фильме «КиноКубани». Наверняка уже все в курсе случившегося на съемках, так что ничего удивительного в появлении журналистов не будет.

До города оставалось двадцать пять километров, когда закончилось действие эликсира бесстрашия.

Осознав, насколько лихо она ведет машину, Варя побледнела, сбросила скорость и съехала на обочину. Переведя дух, девушка посмотрела на сидящую рядом подругу и процедила:

– Что ты со мной сделала, чудовище?

– Просто немного успокоительного, чтобы ты не боялась дороги. Это совершенно безвредно, клянусь.

– А если бы я нас угробила?! – разгневанно выкрикнула Варя.

– Что ты, все было под контролем. Тем более что водишь ты отлично, хоть сейчас на гоночную трассу. И смотри, как быстро мы доехали. Ну… почти доехали.

– Никогда, слышишь, никогда так больше не делай! Иначе наша с тобой долгая, безупречная дружба даст трещину и с грохотом развалится!

– Я все поняла, прости меня, пожалуйста. Поехали дальше, а? Совсем чуть-чуть осталось.

Минут десять, не меньше, понадобилось Варваре, чтобы прийти в себя и унять дрожь в руках. Успокоившись, она включила зажигание, и автомобиль тихонько тронулся с места.

Дальше Варя ехала как обычно – вцепившись в баранку обеими руками и глядя на дорогу так, словно двигалась по коридору смерти аттракциона ужасов. Машина ползла еле-еле, и расстояние в двадцать пять километров они преодолевали почти час.

Подгонять и без того сердитую на нее подругу Лера не решалась, лишь временами печально вздыхала, глядя, как медленно, очень-очень медленно приближается Краснодар. Зато такая езда приободрила Марка. Парень выпрямился, отдышался, приоткрыл окно и стал с интересом посматривать на велосипедистов, обгоняющих их автомобиль.

Без приключений и происшествий добравшись до города, друзья нашли гостиницу попроще, сняли один двухкомнатный номер на троих, бросили вещи и сразу отправились в гостиничное кафе. С дороги все прилично проголодались.

Ожидая, когда официантка принесет заказ, Варя выпила стакан воды и сказала:

– С чего начнем?

– С театра Драмы, – ответила Лера. – Я посмотрела по карте, он ближе всего к нашему отелю.

– И когда поедем?

– Сейчас поедим и поедем.

Глава 56

В театре Драмы шла репетиция.

Отведя глаза охране, Лера прошла сама и провела друзей в здание через черный ход. Побродив по пустынным коридорам, она наткнулась на уборщицу, оказавшуюся кладезем полезной информации.

Уборщица сообщила, что на репетиции присутствует жена Дмитрия Ларешина – Наталья, что весь театр знает о случившейся трагедии и три ближайших спектакля пройдут как благотворительные – в помощь семье покойного. Затем уборщица показала вход в малый зал, где шла репетиция, и посоветовала подождать перерыва.

– А жена, вернее, вдова Ларешина как, держится или в плохом состоянии? – поинтересовалась Варя. – Сможет дать интервью?

– Прекрасно держится. Как и не случилось ничего, – ответила женщина и пошла по коридору дальше.

С полчаса друзья подпирали стену напротив зала, откуда доносились музыка и песни. Затем дверь открылась, и стали выходить актеры.

Варя подскочила к первому показавшемуся в коридоре мужчине и спросила, как им найти Наталью.

– Там она. – Мужчина кивнул в зал, даже не поинтересовавшись, зачем понадобилась актриса посторонним людям.

Высокая, стройная, рыжеволосая молодая женщина в черном трико спускалась со сцены, когда в зал заглянули «журналисты из Дивноморска».

– Могли бы вы уделить нам буквально пять минут вашего времени? – спросила Лера, а Марк с Варей прижали ладони к груди, словно собирались то ли кланяться, то ли молиться.

– Пять минут могу, – спокойным голосом с видом снежной королевы ответила Наталья.

Без капли косметики, с волосами, собранными в небрежный пучок, она выглядела превосходно и явно была гораздо моложе своего покойного супруга.

Принеся соболезнования в связи с постигшим ее несчастьем, друзья перешли к делу – поискам загадочной Ларисы, на ходу сочинив, что в кармане Дмитрия был найден черновик записки, адресованной ей.

– Понятия не имею, – все так же ровно и холодно ответила Наталья. – Я давно перестала всех его Свет, Марин и Ларис отслеживать. Стало безразлично. Мы уже года два живем… жили, как соседи по коммуналке, не особо интересуясь делами друг друга. У Димы постоянно были какие-то женщины, причем он не искал легких путей, умудрялся связываться то с подружкой какого-то бандита, то с бизнесвумен, то с женой олигарха. Я ему говорила, что нарвется он рано или поздно, отстрелит ему что-нибудь жизненно важное очередной рогатый бизнесмен, но он и слушать не хотел. Диме будто именно такие опасные связи адреналина добавляли. Когда мне позвонили и сообщили, что он погиб, я была уверена, что допрыгался Ларешин по чужим койкам, и очень удивилась, конечно, когда оказалось, что произошел несчастный случай на съемках, и он просто упал со скалы.

– Может, здесь, в театре, у него была какая-то знакомая Лариса? – не желала сдаваться Варя. – Не обязательно любовница, возможно, просто знакомая, коллега?

– Нет, – покачала головой Наталья, – не припомню.

– Скажите, а такой человек – Алексей Иванченко вам знаком? Молодой парнишка, двадцати трех лет, подрабатывает помощником пиротехника.

Наталья посмотрела в потолок, мысленно перебирая подходящие под описания кандидатуры, и снова отрицательно качнула головой:

– Не знаю такого. Теперь извините, мне надо идти, перерыв скоро закончится, а я кофе выпить хотела.

Друзья поблагодарили актрису за потраченное время и пошли следом за нею к выходу.

На улице солнце потихоньку клонилось к закату. На асфальте удлинялись тени, утомленные жарким днем пешеходы сбавляли шаг, будто подступающий вечер заранее замедлял темп всего города.

Друзья подошли к своему «Опелю», припаркованному на стоянке театра, но внутрь садиться не торопились.

– Я и не знала, что Ларешин был женат. – Варя покрутила на пальце ключи от машины. – Ни разу не упомянул про жену.

– Где там вспоминать о жене на корабельной гулянке, – сказала Лера. – Тем более если у них были соседско-коммунальные отношения.

– В тупик мы зашли с Ларисой, да? – подал голос Марк.

– Со стороны Ларешина – пока да, – ответила Лера. – Если у него и была любовница с таким именем, то надо копаться в его телефоне или почтовой переписке. Даже со всеми нашими возможностями это проделать не так-то просто. Поэтому понадеемся на оставшийся вариант – близких Ангелины. Может, там что-то прояснится.

– Допустим, если заказчица убийства по имени Лариса и в самом деле была любовницей Ларешина, то зачем ей убивать еще и Ангелину? – Варя открыла дверь со стороны водителя. – С Ангелиной Дима вроде никаких романов крутить не собирался.

– Может, Лариса сама собиралась крутить с Ангелиной, но что-то пошло не так? – Тяжело вздохнув, Лера потерла лоб и добавила жалобным голосом: – Скорей бы найти убийцу, мне эти люди уже начали в кошмарах сниться. Вот там я наконец и спрошу: что же их все-таки связывает так крепко.

– Заниматься расследованием было твоей идеей и высокой миссией, – напомнила Варвара, садясь за руль. – Так что хватит ныть. Поехали в Премьеру.

Глава 57

В театр друзья пробрались за два часа до начала спектакля. Однако в Премьере об Ангелине Томченко разговаривать наотрез отказались, пригрозили даже позвонить в полицию и научить приличиям оборзевших журналюг.

Когда друзья, покрытые позором, шли на выход, троицу внезапно окликнула женщина-вахтер. Она оказалась подругой матери Ангелины и очень переживала о случившемся.

– А вы прямо из того городу приехали? – уточнила вахтерша, печально глядя на молодых людей.

– Мало того, прямо со съемочной площадки! – Не веря такой удаче, друзья подскочили к окошку стеклянной конторки. – Хотелось бы выразить матери соболезнования и рассказать, как все случилось!

– Не знаю, как Верочка все это переживет. – В глазах миловидной светловолосой женщины заблестели слезы. – Такая беда, такое горе.

– Мы побудем рядом, поможем! – горячо пообещала Варя, преданно глядя на вахтершу сквозь стекло. – Дайте хотя бы телефон!

– Только будьте поаккуратнее. – Она принялась писать цифры на листочке блокнота. – Одна совсем Верочка осталась, тяжко ей сейчас.

Заверив, что все будет в наилучшем виде, друзья получили заветный номер и поспешили ретироваться из театра.

– Давайте Верочку оставим на завтра? – с уставшим видом попросил Марк. – Я уже ничего не соображаю.

– А тебе и не надо. – Варя решительно направилась к автомобилю. – Если она согласится с нами встретиться прямо сейчас, посидишь в машине, можешь поспать.

– Даже лучше, если мы вдвоем пойдем, – согласилась Лера. – Ни к чему толпой вваливаться к бедной женщине.

– Вот уж нет. – Марк встряхнулся и ускорил шаг. – Один я не останусь.

– Боишься, что ли?

– Не то чтобы боюсь, просто я все еще неуверенно ощущаю себя в этом мире, а иногда и в этом теле. С вами мне спокойнее.

– О как! – Варя открыла дверь и села за руль. – Всегда считала кошек исключительно самостоятельными существами, а он, смотри-ка, неуверенно себя ощущает. Ладно, сидите тихо, звоню Верочке.

Девушка набрала номер, ответили ей сразу. Тихий женский голос звучал печально, но спокойно. Выслушав историю о приехавших из Дивноморска журналистах, которые занимаются расследованием случившегося, Вера согласилась встретиться и пообщаться.

Проживала она в микрорайоне Комсомольский, на приличном удалении от центра.

Темнело. Дома и улицы расцветали щедрой иллюминацией, на город опустился тихий июньский вечер. Совсем уж как-то незаметно наступило лето.

Машина медленно ползла в плотном автомобильном потоке. Варя то и дело сверяла маршрут с картой, Марк спал на заднем сиденье, Лера смотрела в окно, как вдруг зазвонил ее телефон. Вызов шел от Игоря. Девушка ответила, они поприветствовали друг друга, и Игорь спросил, поедут ли они куда-нибудь завтра?

– И Женя с нами, – добавил он.

– Завтра? – растерялась Лера. – Мы планировали поездку на завтра?

– Да, суббота – именно завтра. – Голос в трубке повеселел. – Так что, продумывать мне туристическую программу?

– Завтра, к сожалению, не получится, – виновато ответила девушка. – Мы далеко сейчас, нам пришлось поехать в Краснодар.

– Вы в Краснодаре? – удивился Игорь. – Что случилось, почему вы там?

– Скоро все расскажу, буквально со дня на день мы вернемся и вместе придумаем туристическую программу. Хорошо?

– Ну что поделать, соглашаюсь.

Они попрощались, и, когда Лера положила телефон в сумочку, Варя сказала, укоризненно взглянув на подругу:

– Он тебя бросит.

– Нечего и некого бросать. Ничего между нами не было и не будет, и я тебе уже сто раз объясняла почему.

– Ох, Лерка, какая ты зануда, как с тобой тяжело. Я бы тебя сама бросила. Причем дважды.

Глава 58

Верочка проживала в старой панельной девятиэтажке с маленьким двором, забитом автомобилями. Пришлось набраться наглости и поставить машину вторым рядом.

Оставив на всякий случай свой номер телефона под дворником на лобовом стекле, Варя направилась к подъезду, у двери которого уже стояли Лера с Марком. Парень ходил за девушкой как привязанный, словно и впрямь боялся остаться в одиночестве хоть на минуту. И теперь, стоя у подъезда, он даже за руку ее взял.

– Да что с тобой такое? – Лера заглянула ему в лицо.

Взгляд его удивительных глаз был пустым и потерянным.

– Чужое все, чужие запахи, звуки, ничего тут не знаю, – сбивчиво ответил он. – Я не ориентируюсь.

– А, понятно. Ты впервые оказался в другом городе. Не бойся, мой хороший, мы рядом. Впереди у нас еще много разных городов, ты привыкнешь к переменам, научишься ориентироваться как человек, которому не нужны запахи и звуки, чтобы понять, где он находится, а нужна карта и навигатор. Все придет со временем.

Подошла Варя и поинтересовалась:

– О чем воркуем? Почему у нашей кисы грустный вид? Ты его не обижаешь?

– Скажешь тоже – обижаю, с чего вдруг? Просто его пугает чужой город.

– Да все в порядке со мной, идемте, – сказал Марк и открыл дверь подъезда.

Квартира Верочки находилась на третьем этаже, куда пришлось подниматься по лестнице – Марк отказался заходить в лифт.

Отыскав нужную дверь, Варя надавила на кнопку звонка, и одновременно с трелью раздался хор собачьего лая.

– Не-е-ет! – с надрывом выдохнул Марк. – Там что, целая псарня?

– Похоже, в квартире мелкие псинки, а ты большой человек, они тебе не страшны. – Лера ободряюще улыбнулась ему.

Дверь открылась, и друзья невольно замолчали. На пороге стояла копия Ангелины Томченко, как если бы на ее лицо наложили возрастной грим и сделали старше лет на двадцать. В остальном черты лица, волосы, рост, телосложение – все было как срисовано.

– Здравствуйте, – пролепетала Лера, во все глаза разглядывая женщину. – Как вы похожи с вашей дочерью, поразительно!

– Что есть, то есть, – слабо улыбнулась она, отодвигая от порога то одного, то другого йоркширского терьера, которых, как показалось с первого взгляда, в прихожей насчитывалось штук пятнадцать. Все это время Марк стоял за спиной Леры вне поля видимости, но собаки рвались именно в его сторону. – Проходите.

В прихожую Марк зашел последним, и все собачье стадо с оглушительным лаем бросилось к нему. А парень вдруг зашипел, как раскаленный утюг, и взмахнул руками так, что только когти засверкали. С визгом терьеры бросились врассыпную и маленьким лохматым потоком утекли куда-то в глубь квартиры. К счастью, этого странного эпизода не заметила хозяйка, она удалялась в сторону кухни, за нею шли гостьи, вскоре к ним присоединился и Марк.

В маленькой кухне едва смогли разместиться четыре человека: девушки сели за стол, а парню пришлось довольствоваться табуреткой у двери, которую он предусмотрительно закрыл, чтобы собаки не забегали в кухню.

Включив чайник, хозяйка поставила на стол чашки, тарелку печенья, все время искоса поглядывая на Марка. Затем налила чаю и сказала:

– Извините, что я на вас все время смотрю.

– Ничего, я уже почти что к этому привык, – вежливо улыбнулся молодой человек. – Люди обращают на меня внимание, да. Даже в кино пригласили сниматься.

– Внешность у вас, безусловно, яркая. И необычная. Я видела людей, похожих на собак, на медведей, на крыс, на лисиц, но человека, настолько похожего на кота, я еще ни разу не встречала.

Варя прыснула со смеху, Лера тоже заулыбалась. Они еще немного пошутили о внешности их друга и потихоньку перешли к менее веселым вещам.

– Мы были на съемках и видели, как все произошло, – сказала Лера. – И мало того, мы уверены, что это не было несчастным случаем. Вашу дочь убили. И у нас есть тому доказательства.

Глава 59

Во время рассказа со всеми доводами и доказательствами Вера хранила каменное выражение лица. Она крутила в пальцах чайную ложечку, смотрела в окно, и порой было непонятно, слушает она или нет.

Лера с Варей рассказали все, что смогли выяснить: почему понесла лошадь, о жвачке, найденной в кустах на месте преступления, о втором подстроенном несчастном случае и про Алексея Иванченко с полной тумбочкой антиникотиновых жвачек, умолчав лишь о том, какими не совсем обычными способами они добыли всю эту информацию.

Услышав имя-фамилию убийцы, Вера очнулась, и взгляд ее сфокусировался на гостях.

– Вы его знаете? – Лера торопливо отыскала в телефоне фотографию паспорта и показала Вере.

– Конечно, это Ларискин брат. Странно, что он до сих пор не в тюрьме, а разъезжает по съемкам с киношниками. Хотя чего странного, Лариска его туда и приткнула.

– А Лариска – это кто?

– Тут долго рассказывать, – нехотя произнесла женщина.

Было видно, что затрагивать эту тему ей совершенно не хотелось. Но гости настояли на своем.

Вера встала, подошла к холодильнику и открыла его со словами:

– В таком случае мне понадобится что-то покрепче чая. – Она достала бутылку коньяка. – Будете?

Друзья отказались, сказав, что им сейчас как никогда нужны ясные головы.

Вера плеснула немного коньяка в бокал, вернулась за стол и сказала:

– Лариса Иванченко, в замужестве – Калугина, жена биологического отца Ангелины.

Повисла пауза, подруги переглянулись, и Варя произнесла напряженно:

– Не сказать, чтобы все прямо сильно прояснилось, но чувствую – мы на верном пути. Давайте вы нам все-все-все сначала расскажете?

Пригубив из бокала, Вера начала свой рассказ, рассеянно глядя куда-то в стену.

С будущим отцом Ангелины Всеволодом Калугиным она познакомилась, когда пришла устраиваться на работу в его фирму секретарем и переводчиком с французского. Директор был значительно старше, женат, да и отношения у них поначалу складывались исключительно рабочие. Вера была девочкой из неблагополучной семьи, отца своего не знала и со временем потянулась к своему начальнику как к другу и покровителю. Они оба не заметили, как рабоче-дружеские отношения переросли в нечто большее.

Их связь Калугин не афишировал, напротив, всячески скрывал, ни в чем при этом не отказывая Веронике. Он щедро помогал деньгами, которые девушка откладывала. Брак директора казался нерушимым, однако он внезапно развелся и буквально сразу женился на модели, годящейся ему в дочери. Для Веры это стало ударом и крушением всех надежд, а Всеволод вел себя как ни в чем не бывало, он не собирался ничего менять в их отношениях.

Через полтора года Калугин опять развелся и женился снова. И опять не на Вере. К этому времени она скопила приличную сумму и смогла купить эту квартиру. После чего собрала вещи, сменила номер телефона и съехала из съемной, не оставив Всеволоду никаких контактов.

Вскоре девушка обнаружила, что беременна. Эта новость была подобна грому среди ясного неба. Она собиралась сделать аборт, но тут вмешалось провидение, и Вера познакомилась со своим будущим мужем – Виктором Томченко. Отношения развивались стремительно, они быстро поженились, родилась Ангелина. Виктор не подозревал, что ребенок не его, в дочери души не чаял, семья жила хорошо. Девочка подрастала копией своей мамы, отцовского в ней не было ничего, так что подозрений не возникало.

Характер у Ангелины оказался совсем не ангельским, подростком она была трудным и своенравным. Когда она решила податься в актрисы, для родителей это стало полной неожиданностью, но отговаривать не имело смысла, дочка все равно бы поступила по-своему. Талант у девушки отсутствовал напрочь, зато уверенности в собственных силах было хоть отбавляй.

Как ни странно, дела постепенно пошли в гору, но из-за конфликтного характера девушка часто сидела без работы. Семья не нуждалась, Вера занималась домом, муж хорошо зарабатывал, имея собственную строительную фирму, но однажды все изменилось. Как-то вечером Виктор возвращался с работы, вышел из машины, и на него напали какие-то отморозки. Ограбили, нанесли три удара ножом, один попал точно в сердце. Не дойдя до подъезда каких-то пары метров, мужчина скончался до приезда «Скорой».

Бандитов так и не нашли, Вера с дочерью остались с небольшими накоплениями, которые быстро растаяли. Вера бралась за любую подработку, давала уроки французского, Ангелина тоже старалась как могла, но эпизодические роли толком ничего в бюджет не приносили. Когда совсем стало туго, Вера решилась на отчаянный шаг – встретиться с Калугиным и сообщить, что у него есть дочь.

Глава 60

– И как он отреагировал? – Варя неотрывно смотрела на Веронику.

Возвращаясь в воспоминаниях в те нелегкие времена, она словно и во времени туда уносилась, даже лицо делалось моложе, что усиливало сходство с дочерью.

– И не думала, что так обрадуется. – Вера невесело улыбнулась одними уголками губ. – Еще дети у него, разумеется, были, но какие-то не очень удачные. Кто-то наркотиками баловался, кто-то только и мог его деньги тратить да в неприятности влипать, а тут взрослая дочь без вредных привычек, да еще и актриса, почти звезда. Мы договорились держать пока что все в тайне, не знали, как Ангелина отреагирует. Своего отца Виктора она любила, я боялась, что дочь может мне не простить обмана длиною в жизнь. Может, все-таки налить вам коньяка?

– Нет, нет, спасибо. И что было дальше? Он стал вам помогать?

– Да. Калугин обрадовался мне, будто встретил родную душу. Говорил, что искал меня, но я в это не особенно верю. Захотел бы – нашел, Краснодар не такой уж большой город для человека с его деньгами и возможностями. Всеволод стал незримым покровителем Ангелины, он договаривался о ролях для нее, о работе в театре и щедро платил за эти контракты, а дочери казалось, что наконец-то ее талант оценили по достоинству.

– Дайте догадаюсь, – сказала Лера. – Главную роль в фильме «КиноКубани» тоже он для нее купил?

– Да, – кивнула Вера. – Калугин полностью профинансировал этот проект, ради Ангелины. После съемок он хотел с нею наконец-то познакомиться, но не как отец, а как спонсор фильма, это был бы повод общаться. Кто же мог подумать, что именно этот фильм станет последним для нашей девочки.

Варя взяла свою чашку, внимательно посмотрела на остывший чай, словно собиралась на нем погадать, и произнесла:

– Теперь бы понять, какое отношение ко всему произошедшему имеет женщина по имени Лариса.

На Ларисе Всеволод Калугин женился, будучи уже на восьмом десятке. Познакомились они в ресторане, где Лариса работала певицей, а Калугин отдыхал со своими компаньонами. Разница в возрасте почти что в полвека не стала помехой счастью молодых, они расписались, и к моменту встречи Веры со Всеволодом прожили вместе больше двух лет.

Молодая жена оказалась невероятно хваткой, лезла во все дела мужа, была в курсе всех мелочей, на что Калугин и пожаловался Вере, когда они в очередной раз встретились в уютном кафе. Всеволод хоть и понял, что связался с пираньей, но Лариса над ним какую-то особую власть взяла, не мог он без нее.

Калугин помогал всей ее многочисленной родне, фактически взвалив на себя содержание толпы дармоедов. Особенно хлопот доставалось с непутевым братом Ларисы – Лешей. То машину угонит, то ларек какой-то обчистит в компании таких же оболтусов. Хоть и взрослый вполне парень, в армии отслужил, а мозгов как у пятнадцатилетнего. Единственным относительным авторитетом являлась для него сестра, только ее он слушал, да и то не всегда.

Всеволод старательно избегал скандалов, чтобы не порочить репутацию, но всего за пару лет новая семья его основательно вымотала, он сильно сдал. Последнее, что он сделал для Алексея – по просьбе Ларисы пристроил его на работу в съемочную группу, чтобы не болтался без дела хоть какое-то время. По окончании съемок Калугин обещал подарить ему автосервис, но при одном условии – парень должен бросить курить. Не то чтобы Всеволоду было важно здоровье этой бестолочи, он просто пытался развить в нем какую-то собранность и дисциплину, хоть и понимал отчасти, что это бесполезно.

– В последнюю нашу встречу, – Вера встала из-за стола, подошла к окну и взяла сигарету из лежащей на подоконнике пачки, – Сева жаловался на слухи об изменах жены, что путается она с какими-то то ли актерами, то ли танцорами, в общем – с творческой богемой, общества которой ей, видимо, так не хватало в новой обеспеченной жизни. На горячем дамочку никто не поймал, конечно, свечку тоже не держал, но слухи сами по себе не рождаются. Он даже собирался частного детектива нанимать, хотел получить доказательства и развестись. И думал еще завещание переписать. Сказал, оставлю все Ангелине, а то виноват я перед вами обеими сильно, совесть меня мучает.

– Уж не актер ли Дмитрий Ларешин был Ларисиным любовником? – высказала предположение Варвара.

– Вполне возможно. – Пожав плечами, Вера выдохнула дым в открытое окно. – Но я о нем не слышала.

– Так что же выходит, – сказала Лера, – Лариса знала и об Ангелине, и о планах мужа касательно развода и завещания?

– Судя по тому, что вы мне рассказали, получается, что знала.

– А сам Всеволод в курсе случившегося?

– Не думаю. Он сейчас в отъезде, когда вернется, не знаю, но надеюсь, что скоро. Еще вопросы будут?

– Кхм, – подал голос Марк, все это время молча сидевший у двери, за которой безостановочно лаяли терьеры. – А зачем вам столько собак?

Вера скупо улыбнулась, затушила окурок в пепельнице и вернулась за стол.

– Это была идея дочери – разводить на продажу йоркширов. Но так как она ни одно дело не доводила до конца, то вот и результат. Часть поголовья я сумела раздать, продать, пристроить, остальные пока здесь.

– Понятно, – сказала Варя. – Что ж, похоже, вся мозаика и сложилась: есть мотив, есть заказчик, есть исполнитель. Осталось как-то донести всю эту полезную информацию до правоохранительных органов. А то вполне вероятно, что с такой женушкой и ваш Всеволод упокоится раньше времени.

– И что вы собираетесь делать? – Взгляд женщины плавал по лицам гостей, ни на ком не задерживаясь дольше секунды.

– Надо подумать, – сказала Лера. – Поздно уже, давайте мы поедем, завтра с вами свяжемся.

– А давайте вы останетесь у меня ночевать? – неожиданно предложила Вера. – Вы правы, уже поздно, я немного выпила и теперь не смогу заснуть. А так мне будет легче лежать в кровати и смотреть в потолок, зная, что в доме есть еще кто-то, кроме собак, что я не одна.

Друзья переглянулись, и Лера неуверенно произнесла:

– В принципе можно, но вы не зря сравнили нашего друга с котом. У него сложные отношения с собаками – он не любит их, они терпеть не могут его. Так что, боюсь, возникнут сложности.

– Не возникнут, – отмахнулась Вероника. – Запру их в спальне. Квартира хоть и не огромная, но все-таки трехкомнатная, всем места хватит. Оставайтесь. Пожалуйста.

Глава 61

Варвара сходила во двор, переставила машину и вернулась.

Марку постелили в комнате Ангелины, для девушек разложили диван в зале. Утомленная дорогой и длинным днем Варя уснула сразу, а Лера еще долго лежала без сна, разглядывая хрустальную люстру, поблескивающую в отсветах фар проезжающих мимо дома автомобилей.

Позже, сквозь дрему, девушке казалось, что она ощущает тепло в ногах и слышит довольное кошачье мурчание. Но утром они с Варварой проснулись на диване вдвоем, так что Лера не знала, приходил ли Марк поспать рядом по старой памяти или ей померещилось.

Пробудилась Лера с готовым планом дальнейших действий, словно кто-то нашептал ей во сне, как следует поступить.

Когда все собрались на кухне и хозяйка вскипятила чайник, девушка поделилась своими соображениями:

– Мы можем заставить Ларису чистосердечно во всем сознаться и запишем ее признание на камеру.

– Как мы этого добьемся? – Вера начала разливать чай, но от своей порции Марк отказался. – Кофе тебе сварить, раз чаю не хочешь?

– Нет ли у вас молока?

– Молока? – Она удивленно взглянула на молодого человека. С сонным видом, всклокоченными волосами, Марк сидел на табуретке, поджав ноги. Из-за непрекращающегося собачьего лая ему казалось, что терьеры повсюду и на кухне тоже. – Ты начинаешь день с молока?

– И заканчиваю тоже, – смущенно улыбнулся он.

– Молока нет, но есть кефир, сойдет?

– Давайте.

Парень получил кружку кефира, и Вера повторила свой вопрос:

– Как мы добьемся этого? Не представляю, что надо сделать, чтобы эта мерзавка во всем созналась.

В глазах Леры мелькнул лукавый огонек, и она произнесла с усмешкой:

– Мы напугаем ее. Лариса решит, что к ней явился призрак Ангелины. И она будет разговаривать с духом.

– Интересная идея, но как это изобразить?

– Элементарно. Призрака дочери сыграете вы.

Вера удивленно приподняла брови:

– Мы, конечно, очень с ней похожи, но куда девать разницу в возрасте. Сомневаюсь, что меня можно принять за мою дочь, особенно вблизи.

– Об этом мы позаботимся, даже не беспокойтесь, – улыбнулась Лера. – Мы ведь не только журналисты, еще и в кино снимаемся, кое-какие секреты знаем, так что призрак получится – само совершенство. Вы разговорите Ларису, а мы будем поблизости и все запишем. А потом эту запись передадим нашему знакомому в полиции Дивноморска и вашему Всеволоду Калугину.

– Дальше пускай они разбираются, – кивнула Варя. – Идея мне нравится.

– И мне, – сказал Марк.

Кефир ему по вкусу не пришелся, но голод кислая густая жидкость немного притупила.

– Надо только определиться с местом нашего маленького представления, – сказала Лера, довольная тем, что ее идею одобрили единогласно.

Вера долго смотрела во двор, размышляя, прежде чем произнесла:

– Моя подруга Наташа, которая дала вам мой телефон, может помочь. Не так давно я устроила ее помощницей по хозяйству в дом к Калугиным. Днем она там прибирается, обеды готовит, а вечером в театре вахтершей сидит. Можно попросить ее провести нас в дом, когда Лариса будет отсутствовать.

– В доме камеры небось повсюду.

– Вот чего там нет, того нет. Я знаю Севу со всеми его заскоками, взглядами и привычками, которые у него не меняются с годами. Он не приемлет камер внутри дома, говорит, что жизнь под прицелом объектива не жизнь получается, а передача «В мире животных». Единственное, где могут быть камеры, – это на воротах и на участке. Это я тоже выясню у Наташи, если камеры имеются, она же их и отключит.

– Неплохо придумано! – одобрила Варвара. – Проберемся в дом, выберем подходящее место для появления призрака и будем поджидать госпожу Калугину.

– С распростертыми объятиями, – добавила Лера. – А теперь мы поедем, хорошо? Надо кое-что подготовить для нашего представления, чтобы оно имело оглушительный успех.

– Да-да, конечно, я вас отпускаю, а сама созвонюсь с Наташей. Может, и увижусь с нею прямо сегодня, переговорю с глазу на глаз.

Они договорились постоянно находиться на связи, и друзья покинули гостеприимную квартиру.

Как только дверь закрылась, Марк облегченно вздохнул – собачий лай наконец-то прекратился.

Друзья вышли на улицу. На дворе стояло ясное солнечное утро, обещающее жаркий южный день с воздухом, дрожащим над раскаленным асфальтом.

Садясь в машину, Лера попросила подругу поискать по карте продовольственный рынок покрупнее.

– Супермаркет не сгодится? – Варя села за руль и повернула ключ в замке зажигания.

– В магазине может не оказаться нужных ингредиентов, а на рынке точно найдется все, абсолютно все.

Глава 62

Так и вышло. На базаре Валерия нашла все, что требовалось для ритуала. На этот раз Марка оставили в машине, невзирая ни на какие его возражения – между рядов слонялись здоровенные собаки, натуральные волкодавы, и подруги не хотели рисковать ни парнем, ни собой.

У прилавка с сухими травами Лера задержалась, и Варя поторопила:

– Нельзя ли побыстрее? Знаешь, сколько несчастных случаев бывает, когда хозяева оставляют в машинах своих питомцев, и они там от жары и духоты помирают?

Перебирая пучки, Лера ответила:

– Тетя Агриппина говорила, что компоненты следует выбирать не только по смыслу, но и по красоте. Даже во внешнем виде нельзя допускать небрежности. В машине все окна приоткрыты, с чего помирать нашему питомцу?

Услышав имя Агриппины, подруга недовольно поморщилась:

– Не люблю я твою тетку, честно признаюсь. Она на меня смотрит, как на насекомое, которое залетело в окно и теперь ползает по ее драгоценному кофейному столику.

Лера рассмеялась и сунула травы в один из многочисленных пакетов в руках Варвары.

– Она на всех так смотрит, не только на тебя. Что поделать, человек, в совершенстве владеющий магией, тайными знаниями, вправе смотреть на окружающих немного свысока.

– Почему это? Вот уж не согласна!

Лера не стала спорить.

Закончив покупки, девушки завернули в рыбные ряды, взяли Марку свежей мойвы и пошли к машине.

Голодный парень так обрадовался гостинцу, что, урча от удовольствия, принялся выхватывать из пакета по нескольку рыбешек сразу и заглатывать целиком.

Понаблюдав за процессом, Варя укоризненно покачала головой и произнесла:

– Случись что, он нас всех продаст за килограмм мойвы.

– Он нормально не ел со вчерашнего дня. Чай и печенье – не его еда, – напомнила Лера. Сложив покупки в багажник, она села в машину. – Поехали, мне потребуется время, чтобы как следует подготовиться.

Но дорога в гостиницу оказалась долгой. В субботний день город был запружен машинами – люди ехали на дачи, на реку Кубань, к ближайшим морским берегам, и двигаться приходилось с такой скоростью, что быстрее было бы идти пешком.

В один присест слопав всю рыбу, Марк перевел дух и, сыто жмурясь, грелся на солнышке, собираясь вздремнуть под разговоры девушек. Они же обсуждали недавний визит к Вере. Подругам понравились спокойствие, с каким женщина приняла известие об истинной причине гибели дочери, ее рассудительность и безоговорочная готовность участвовать в затее с призраком.

– А знаете что, – подался вперед Марк, – кажется, я умею по запаху человека понимать его настроение.

– В смысле? – обернулась к нему Лера.

– Когда у человека меняется настроение, меняется и его запах, я это хорошо ощутил на кухне – пространство небольшое, меня ничего не отвлекало. Если человек волнуется, переживает, говорит о чем-то неприятном, его запах становится горьким. Если говорит неправду, от него идет кислый запах. Если злится, то возникает запах горелого. А если человеку хорошо, рассказывает о чем-то приятном, то от него пахнет сливками. Раньше я думал, что это просто разные запахи разных людей, а вчера понял, что это меняющиеся настроения так пахнут.

– Ничего себе! – рассмеялась Варя. – И наши настроения тоже различаешь по запахам?

– Да. Когда вы врали, что мы журналисты и киноактеры, от вас пахло лимонами.

– Не врали, а лукавили! – назидательно поправила девушка. – Хорошо хоть, лимонами, а не кислой капустой.

– Кислой капустой, наверное, пахнет особо тяжкое и скверное вранье, – заулыбалась Лера. – Правда, интересно. И главное – такая способность читать по запахам настроения людей очень даже может в жизни пригодиться.

Когда наконец добрались до гостиничного номера, Валерия сразу приступила к делу. По ее указанию Марк переставил прикроватные тумбочки к окну, снял штору и накрыл ею импровизированный стол, а Варя сходила в гостиничное кафе и принесла глубокую тарелку и два графина – пустой и с водой. Без магической комнаты и специальных атрибутов шансы на успех уменьшались, но Лера рассчитывала на свои силы и знания.

Она расставила посуду, разложила привезенное с рынка: травы, специи, большое зеленое яблоко, цветок розы с острыми шипами, пакетик крупной гималайской соли.

Не дожидаясь, когда их попросят убраться, Марк с Варей скрылись в другой комнате, и Лера приступила к ритуалам.

Произнося заклинания, она растирала в пальцах травы, ссыпая получившийся порошок в тарелку. Затем в пустой графин девушка поставила розу, бросила туда же кристаллы соли. Смесь трав и специй отправилась в графин с водой. Лера поднесла к нему ладони, и бурого цвета вода начала светлеть. Когда она стала ярко-зеленой и прозрачной, девушка перелила получившуюся жидкость в графин с цветком и солью. Роза моментально вспыхнула, засияла, словно внутрь бутона поместили крошечную лампочку. Лера взяла цветок и принялась прокалывать его шипами яблоко, ни на миг не прекращая читать заклинания. Магическое сияние перешло в плод, а роза почернела, высохла и рассыпалась прахом.

Положив светящееся яблоко рядом с графином зеленой воды, девушка выдохнула с облегчением и крикнула:

– Готово! Можете возвращаться!

Глава 63

Ближе к вечеру Варе позвонила Вера и сообщила следующие новости: в восемь вечера Лариса собирается на вечеринку в честь открытия салона известной ювелирной компании и будет гулять там да веселиться минимум до полуночи. Кроме того, Наташа вызвалась провести их в дом и показать расположение комнат.

– Вы ей все рассказали? – заметно напряглась Варвара.

– Нет, конечно, да и Наташа не задавала особо вопросов. Мы с ней потому и дружим без малого пятнадцать лет.

– Прекрасно. Где и когда пересечемся?

Особняк Калугина находился в элитном районе краснодарской Рублевки. Вера предложила встретиться у супермаркета на въезде в поселок. Там они оставят машины, дождутся Наташу и дальше пойдут пешком.

– Договорились, встретимся в девять.

Варвара отложила телефон, посмотрела на Леру и сказала:

– Мы точно знаем, что делаем?

– Все равно ничего лучше не придумали.

– План у нас какой-то дикий.

– Такие обычно и срабатывают.

Ровно в девять вечера, когда город накрыли душные синие сумерки, друзья подъехали к супермаркету у въезда на краснодарскую Рублевку. Подруга Веры Наташа уже ждала на парковке, сама мать Ангелины запаздывала.

– Что-то натворила Лариска, да? – спросила женщина, с пристальным вниманием глядя то на Леру, то на Варю, то на Марка.

– Еще как натворила, – ответила Варя. – Но все равно мы должны в этом убедиться, чтобы исключить ошибку.

– Раз ее подозреваете, то, скорее всего, она и натворила. Дрянная Лариска девка. Все королевишну из себя строит, а за таких королев в базарный день три рубля за пучок дают. Платит ее муж мне хорошо, а так бы ушла сразу, не стала бы постоянные придирки с унижениями терпеть. У меня, между прочим, консерваторское образование по классу виолончели, и в театре меня все уважают…

Подъехала старенькая, но ухоженная «Мазда» и встала на стоянке. Из машины показалась Вера с объемным пакетом в руке. В пакете лежало длинное бледно-голубое платье свободного кроя.

– К сожалению, ничего подходящего именно белого цвета не нашлось, – сказала Вера.

Но Лера платье одобрила, и в таком цвете оно достаточно походило на саван.

Спустившись со стоянки на обочину шоссе, компания направилась к поселку.

В сгущавшейся темноте зажигались фонари на участках, подсвечивая особняки рассеянным зыбким светом. Территория Рублевки оказалась такой обширной, что там немудрено было заблудиться, благо участок Калугина находился недалеко, на второй линии от въезда.

За ажурной оградой возвышался трехэтажный особняк с остроконечной крышей, напоминающий миниатюрный замок.

Достав из сумочки связку ключей, Наташа открыла калитку рядом с автомобильными воротами. Как и предполагала Вера, камеры оказались только на участке, и подруга их заблаговременно отключила.

На территории царила темнота, но света от соседних особняков как раз хватало, чтобы различать дорогу к дому. Наталья поднялась по мраморным ступенькам, отперла дверь, выключила сигнализацию и зашла внутрь вместе со своими спутниками.

Подсвечивая путь дисплеями мобильных телефонов, они прошлись по комнатам первого этажа и вернулись обратно – в холл. Просторное помещение, все в золоченой лепнине, украшали вазоны в человеческий рост с хрустальными цветами и скульптуры, копирующие античные греческие статуи. Но главным украшением холла была фантастическая лестница на второй этаж, напоминающая лестницу на корабле из кинофильма «Титаник». На ней и решено было устроить появление призрака Ангелины.

Определившись с местом представления, Лера с Варей занялись распределением ролей. Наташа должна была встать за статуей у двери – оттуда без труда можно было дотянуться до выключателя и погасить свет. Марку предстояло спрятаться за вазой, на случай, если Лариса попытается выбежать из дома, он отрежет ей пути к отступлению. А для Леры с Варей идеальное место нашлось под лестницей, откуда отлично просматривался весь холл, но их самих не было заметно.

Прямо поверх джинсов и майки Вера набросила платье – с незастегнутой молнией, с незавязанным поясом, оно осталось висеть на ней просторным балахоном. Затем женщина распустила волосы, рассыпав их по плечам длинными черными прядями, и спросила:

– Как вы меня загримируете в темноте?

Хоть в окна холла и проникал свет с соседних участков, но все же его было недостаточно.

– Очень просто, – ответила Лера, доставая из сумки пластиковую бутылочку с зеленой водой и яблоко. Едва заметно оно мерцало в темноте. – Держите. Яблоко надо съесть, не обязательно целиком, хотя бы половину. А водой умойтесь – лицо, шею, руки.

Вера взяла плод и покрутила, разглядывая.

– Какое чудо, похоже на молодильное яблочко из сказки. И как же это сработает? Я не понимаю.

– Видите ли, в чем дело, – затарахтела Варвара, – прогресс не стоит на месте, в том числе и на кинопроизводстве. Грим вреден для кожи и быстро старит, особенно плотный грим, который делает моложе или взрослее, – для актеров это вечная проблема. И вот наконец разработали другой принцип: грим, который не нужно наносить на тело, так сказать, для внутреннего употребления. Если съесть зеленое яблочко, то на время станешь моложе, а красное – старше.

– Ешьте, не бойтесь, – добавила Лера. – Это совершенно безопасно.

– Результат вас приятно удивит, – подтвердила Варя. – Шоу будет на все деньги, фирма гарантирует.

– Хорошо, как скажете. – Вероника неуверенно пожала плечами и надкусила яблоко.

Женщина съела плод, и буквально через пару минут с ней стали происходить метаморфозы: разгладились морщинки, обозначились скулы, овал лица стал юным и легким. Теперь ее и с двух шагов нельзя было отличить от собственной дочери.

Увидав такое преображение, Наташа только ахнула, закрыла рот рукой и продолжила во все глаза наблюдать за происходящим.

Подсвечивая женщинам мобильником, Марк то и дело поглядывал на входную дверь. Его чуткий слух улавливал звуки в радиусе трех окрестных участков, включая подъездную дорогу к дому. Пока все было тихо и спокойно.

Пока Вера умывалась зеленой водой, Лера отошла в сторонку, пошептала заклинание и выхватила из воздуха комочек невесомой ткани. Когда она вернулась обратно, зеленая вода уже подействовала: кожа женщины начала источать призрачное свечение – оно дрожало, расходясь волнами, и придавало ей вид прекрасный и пугающий одновременно.

Закончив с «гримом», они порепетировали текст, повторили фразы и вопросы, которые следует задавать, и Лера протянула Веронике комочек ткани:

– Возьмите. Это еще один секрет кинопроизводства. Когда нужно сэкономить на спецэффектах и компьютерной графике, используется такая ткань. Это очень тонкая материя, набросьте ее, и она сделает вас невидимой. Когда явится Лариса, и Наталья выключит свет, снимите ткань, и вы словно из ниоткуда возникнете на ступеньках.

– Все поняла. – Вера взяла комочек, такой легкий, почти невесомый, что он едва ощущался в руке.

Женщина снова вела себя на удивление спокойно, демонстрируя чудеса самообладания.

Тут послышался голос Марка:

– Машина подъехала. Ворота открываются.

– По местам! – скомандовала Варя, и все участники представления бросились на свои позиции.

Глава 64

Дверь открылась, и сотнями огней вспыхнула огромная хрустальная люстра под потолком. В холл вошла миниатюрная молодая женщина в коротком блестящем платье. Белоснежные локоны, уложенные в сложную прическу, яркий макияж, множество украшений – такой вид наилучшим образом подходил для сцены недорогого ресторана, но не для презентации ювелирного салона. Судя по тому, как женщина покачивалась на высоких каблуках, она была прилично навеселе.

Женщина дошла почти до середины холла, когда погас свет.

– Что за черт, – пробормотала Лариса, и в следующий миг на лестнице возникло призрачное свечение.

Приоткрыв рот, женщина уставилась на девушку с распущенными черными волосами, в длинном платье-саване. Та вытянула руки перед собой и произнесла безжизненно ровным голосом:

– Зачем ты меня убила?

Растерянно похлопав ресницами, Лариса пронзительно закричала и бросилась было обратно к выходу, но откуда-то из темноты выпрыгнуло какое-то взлохмаченное существо с горящими глазами. Из глотки существа вырвался протяжный нечеловеческий вой, отчего женщина закричала: «Оборотень! Тут оборотень!» и отскочила обратно к лестнице.

– Дети тьмы пришли со мной, Лариса, по твою душу, – произнесла фигура на лестнице. – Посмотри на меня, посмотри мне в глаза!

– Ангелина, это ты? – испуганно пролепетала женщина. – Как ты здесь, откуда…

– Ты убила меня, Лариса! – повторил призрак. – Зачем? Я не сделала тебе ничего плохого.

– Представь себе – сделала! – вдруг гневно выпалила Лариса, моментально беря себя в руки. – Откуда ты только взялась на мою голову, актриска погорелого театра!

– Что я сделала? За что ты так со мною поступила? – Призрак Ангелины спустился на ступеньку вниз, Лариса испуганно ахнула, и ее словно прорвало.

Она торопливо, взахлеб заговорила, словно старалась поскорее себя оправдать:

– Сева как голову потерял, только о тебе и думал, все решал, как бы жизнь твою удачнее устроить! На телефоне все время висел, с какими-то продюсерами договаривался! Говорил, что ему все равно недолго осталось, так хоть ты хорошо поживешь, заранее хотел всю твою жизнь с карьерой спланировать на годы вперед! Я-то думала, пройдет у него эта блажь, поиграет в любящего виноватого папеньку да успокоится, но как сказал мне по секрету Севочкин адвокат, что собирается он завещание переписывать, так и понятно стало, что далековато дело зашло! А я не для того замуж за него выходила, старческие капризы его терпела, чтобы ни с чем оставаться! Каждый день, каждая ночь с молодой женой – это денег стоит!

– И ты меня убила, Лариса, да? – Фигура призрака покачивалась из стороны в сторону.

Где-то совсем рядом сверкнули глаза оборотня, послышалось хриплое дыхание, Лариса испуганно взвизгнула и выкрикнула:

– Да, да! Мне пришлось! Старик совсем ополоумел! Проплатил целый фильм, вбухал миллионы в дурацкую киношку ради тебя! И я поняла, что это шанс от тебя избавиться – несчастный случай на съемках, это же проще простого! И самой не надо пачкаться, дурак Лешка все сделает, его только надо научить! А уж придумать с дротиком и зеркальцем – проще простого, книжек надо больше детективных читать, там все написано!

– И Диму Ларешина ты тоже убила, – полуутвердительно-полувопросительно произнес призрак.

– А что было делать? Этот идиот решил, что может меня шантажировать! Хотел, чтобы я через мужа пробивала ему выгодные съемки, главные роли! Иначе грозился рассказать о нашей связи! А Сева и так уже подозревал неладное, будто не мог понять, что женщина я молодая, мне живой мужик в постели нужен, а не развалюха! Когда узнала, что вы оба в картине будете, так и поняла, что снова знак, опять – судьба! Два несчастных случая, и можно жить спокойно! И не успеет Севочка завещание изменить, как узнает, что ты погибла, так быстренько на том свете и встретитесь!

И Лариса вдруг засмеялась прерывистым лающим смехом, больше похожим на истерику.

– Ну, и скотина же ты, – произнес вдруг призрак Ангелины обычным человеческим голосом и стал быстро спускаться по лестнице.

С испуганным возгласом Лариса отпрянула от приближающегося видения, но ощутимый толчок невидимой мужской руки в спину вернул ее на место. Зыбкое сияние, исходившее от видения, озарило пространство вокруг двух женщин, и Лариса замерла в ужасе, не зная, к чему готовиться. А призрак Ангелины посмотрел ей в глаза долгим пристальным взглядом, после размахнулся и ударил Ларису по лицу. Затем еще и еще раз. Звонкие пощечины сыпались на опешившую женщину, пока чей-то посторонний голос не произнес:

– Стоп, снято.

Вспыхнул свет. Из-за лестницы вышли Лера с Варварой, в руках у обеих были мобильные телефоны, на которые велась запись.

– Вы кто? – Ошарашенная Лариса окончательно перестала понимать, что происходит. – Вы кто такие?

– Посланцы правосудия, – сурово произнесла Варвара. – Благодарим за чистосердечное признание, очень искренне получилось.

Снова быстро взяв себя в руки, Лариса произнесла с кривой ухмылкой:

– Что за балаган! Да кто вам пове…

Валерия не стала дослушивать, она выдохнула ей в лицо короткое заклинание, и женщина так и замерла с приоткрытым ртом.

– Будешь так стоять, пока полиция не приедет. Они-то тебя и расколдуют.

Глава 65

Действие яблока и зеленой воды прекратились по дороге на стоянку супермаркета, Вера стала прежней, но обратные изменения никто и не заметил, настолько все были под впечатлением от сцены в особняке. Наташа держала свою подругу под руку, Вера шла, ссутулившись, с опустошенным лицом. До последнего ее не покидала надежда, что все это неправда или какое-то недоразумение, что дочь каким-то чудом окажется жива, но, получив подтверждение худшему от самой виновницы несчастья, надежду эту она потеряла.

У Марка вид был хмурый и уставший, он переволновался, и Лера это понимала. На ходу погладив его по плечу, девушка сказала негромко:

– Какой чудесный оборотень из тебя получился, ты настоящая кинозвезда.

– Когда он завопил, как стая недорезанных котов, я чуть сама со страху не заорала! – недовольно произнесла Варя. – Ты бы хоть предупреждал, что умеешь такие звуки издавать!

– Я и сам не знал, само собой как-то получилось, – вздохнул парень. – Я случайно чуть когтями ей по лицу не попал, чудом не задел. Испугался что без глаз оставлю, вот, до сих пор руки трясутся.

Он вытянул ладони, пальцы его слегка подрагивали.

– Ничего, не попал же, на месте глаза ее бесстыжие. – Девушки взяли его под руки с обеих сторон. – Успокойся, кисонька, все позади, сейчас поедем молочко пить и рыбку кушать.

– А домой мы когда поедем, в Дивноморск? – с тоской в голосе произнес юноша.

– Да хоть сейчас, если душа наша Варвара за руль не побоится сесть и по ночной дороге поехать.

– Вот на это даже не рассчитывайте! – отрезала Варя.

Вскоре компания подошла к стоянке у супермаркета. За время прогулки Вера немного отдышалась и пришла в себя.

– Мне нужна запись, – сказала она.

– Я вам перешлю… – начала Лера.

Ее остановила Наташа:

– У меня есть, я тоже записывала. Не стоять же почем зря за этим мраморным статуем.

– Прекрасно. Тогда вы со своей делайте, что считаете нужным, – хотите в полицию относите, хотите Калугину отсылайте, а мы прямо сейчас отправим наш файл дружественному оперативнику в Дивноморске, – сказала Варя. – И, если съемочная группа «КиноКубани» все еще там, пускай еще немного задержит на курорте помощника пиротехника Лешу.

– Хорошо, так и поступим, – устало произнесла Вера. – Спасибо, ребята, это и впрямь было шоу на все деньги.

Они обнялись, попрощались, разошлись по машинам и разъехались в разные стороны.

По дороге в гостиницу Лера отправила Игорю видеозапись, фото паспорта Алексея и текстовый файл, в котором подробно описывалось, как именно были совершены преступления.

Друзья только переступили порог своего номера, когда позвонил Игорь.

– Лера, что за странные вещи я только что посмотрел, прослушал и прочитал?

– Доказательства того, что смерти актеров на съемках не были несчастными случаями. – Девушка села на край кровати и стала смотреть в пол. Больше всего она боялась сейчас, что Игорь назовет все это глупостями, недостойными внимания. – А также запись чистосердечного признания заказчика убийств.

После долгой паузы, во время которой Валерия слушала, как медленно, глухо бьется ее сердце, Игорь сказал:

– Я понял. Позвоню сейчас в краснодарское отделение. Тебе известно местонахождение этой женщины?

– Да! – облегченно выдохнула Лера. – Она так сильно, так глубоко раскаялась, что стоит сейчас дома у входной двери и ждет, когда за ней полиция приедет. Невыносимо ей жить с таким грузом на душе! А съемочная группа еще в Дивноморске?

– Да, утром собирались возвращаться в Краснодар. Насчет помощника пиротехника я тоже все понял. Вы когда приедете?

– Скоро, завтра точно будем.

– Приедете – сразу позвони. Я сейчас займусь этим делом, но тебе многое придется объяснить, договорились?

– Да! – Лера радостно улыбнулась и неожиданно для самой себя выпалила на прощание: – Спасибо! Целую!

Отключив связь, она схватилась было за голову, но хохот Варвары заставил и ее саму рассмеяться.

– Так, ладно! – сказала Варя и принялась запихивать свои вещи в сумку. – Лето началось, лето пошло, лето проходит, тут уже поцелуи намечаются, а у меня курортного романа как не виднелось на горизонте, так и не виднеется! А я, между прочим, только за этим и приехала! Признавайся, Лерка, взяла с собой свой эликсир бесстрашия?

Подруга хитро посмотрела на нее и кивнула с улыбкой:

– Взяла. На всякий случай.

– Хорошо, давай накапай мне граммульку так, чтобы до самого Дивноморска хватило. – Варя застегнула сумку и развернулась к Марку, подпирающему плечом дверной косяк. – Так, Маркуша, киса моя, поставь тумбочки на места, повесь штору, и едем домой.

Парень моментально посветлел лицом и бросился исполнять указание.

Когда в номере ничего больше не напоминало о производимых тут магических ритуалах, друзья покинули гостиницу.

Положив вещи в багажник, Варя села за руль, прислушалась к внутренним ощущениям после выпитого эликсира, поставила ногу на педаль газа и сказала:

– Пристегнитесь, пассажиры звездолета! Полетели в Дивноморск!

Читайте вторую книгу Галины Ларской

«Ведьмина вода» уже совсем скоро!

Лере, Варе и Марку не придется долго сидеть без дела – расслабленная атмосфера и идиллические пейзажи приморского городка бывают обманчивы. Какую тайну скрывает мефистофельская внешность эксцентричного художника? Что хочет сказать Варе незнакомка, лицо которой преследует ее повсюду? И какие уроки может преподать бывшему коту телевизор? Ответы на все эти вопросы подскажет вода…


home | my bookshelf | | Знак бабочки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу