Book: Выживший 2



Выживший 2

Выживший 2


Пролог

Марк несколько месяцев потратил на то, чтобы внедриться в эту компанию странных пришельцев из другого мира. Это были не первые иномиряне, с которыми ему поручили разобраться, но первые заинтересовавшие его хозяев настолько, что приняли решение не уничтожать, а подчинить их всех. И всё из-за одной. Как они умудрились найти это тело для вселения, он до сих пор понять не мог. Его хозяевам никогда не удавалось приблизиться и ближе нескольких килонерфов к носителям этой крови, и это притом, что они контролировали едва ли не весь криминал в мире. Сколько труда ему понадобилось, чтобы стать своим для этих иномирян, словами не передать. Но он стал. И самое плохое для него, что и они стали для него своими, чего ещё никогда не случалось в его карьере. Приходилось врать, подставлять, убивать. После такого хотелось временами взять верёвку, пойти в лес и повеситься. Или вообще распылить себя одним из убойных артефактов, которые лежали в потайном кармане на поясе. Но клятва, данная в юности, до сих пор висела над ним, и не выполнить приказ он не мог. Вот и приходилось заниматься ему откровенной грязью, тогда как его хозяин остаётся чистеньким и беленьким перед всеми. Знали бы эти корольки, принимающие хозяев с радушием, кем они были на самом деле.

Марк уже давно не смотрел в зеркало, так как знал, что увидит в нём мразь, способную только на предательство и подлость. В такие моменты руки сами тянулись к боевым артефактам, чтобы очистить мир от такой грязи. Но клятва и обещание в самый последний момент удерживали его от того, чтобы сделать мир чуточку чище. Сегодня же всё должно решиться. Он попался. Хотя скорее, это он сам позволил себя поймать. Жизнь вечного предателя сегодня должна закончиться. А вот начнётся ли жизнь обычного нитири?

А пока можно наблюдать за разворачивающейся драмой на берегу моря. Вот цель, ради которой его и отправили в эту странную компанию, подняла нож. Идеальное расположение обоих участников гарантировало, что посланные кроме него наблюдатели зафиксируют ровно то, что необходимо текущему хозяину Марка и заказчику этого всего.

— Карл, прости, но ты должен умереть ради наших жизней, – сказала цель всего это представления.

– Мира? – воскликнула помеха для достижения целей хозяина Марка. В следующий момент из его рта хлынула кровь. Иномирянин же с недоумением на глазах смотрел на кончик большого ножа, прошедшего через всю грудь и вышедший из него впереди. – За что? – Были его последние слова, после чего иномирянин упал на камень, потеряв сознание.

— Уже можно? — услышал через разговорник Марк голос Миры.

— Нет, он ещё живой, – произнёс Марк. — Надо дождаться его смерти, тогда наблюдатели уберутся.

– Будь ты проклят, — прошептала Сальмира по разговорнику, став на колени перед умирающим телом своего любимого.

— Наблюдатели убрались, – спустя пять минут сказал Марк.

— Быстро! Быстро сюда Лорану! – закричала Сальмира.

— Я уже здесь! -- Марк услышал голос целительницы, появившейся из телепорта рядом с мёртвым телом. – Ловушка души сработала как надо. Мира, тебе решать, это тело или другое. – Вот это уже не по плану. По плану целительница должна использовать высшее исцеление и воскресить иномирянина.

– Другое. Пусть он будет злиться на меня, но это тело никогда не будет таким, как надо, – сказала твёрдо Сальмира

В этот момент Марк почувствовал, что перестал ощущать своё тело. Через пару мгновений его подняло в воздух и потянуло к девушкам, стоящим возле трупа. До него сразу дошло, что сейчас будет происходить. Ну что же, Марк лишь облегчённо выдохнул. Он это заслужил. Сотни разумных, погибших из-за него, ждут не дождутся его в загробном мире. И теперь у него будет шанс выяснить, что на самом деле там происходит.

Через несколько секунд Марк почувствовал слабость и после вспышки света, ослепившей на миг, осмотрелся. Он висел в воздухе, но его зрение стало необычным: он видел всё вокруг себя на все триста шестьдесят градусов. И увиденное его убедило в предыдущем выводе: он уже мёртв. И бывшее его физическое тело, лежащее на земле, это подтверждало. Слабость, становящаяся с каждой секундой сильнее, вскоре стала настолько сильной, что он уже не мог наблюдать за окружающим миром. А потом в один миг всё изменилось: он оказался в неизвестном месте, в месте, где ему рады, в месте, которое он теперь не хотел покидать ни за что и никогда.

Глава 1

Я жив, здоров и даже в какой-то степени счастлив. Если не обращать внимания на шум за бортом корабля, который на время постройки подземной базы стал для нас штабом, то вполне неплохо. Но стоило выйти на палубу – и становилось немного не по себе. Несколько десятков нитири, ещё месяц назад бывшие рабами, занимались строительством пирса. Все их действия сопровождались криками, матами. Всё же народ в большинстве своём обычные селяне и уровень их образованности не позволял им вести философские диспуты. Но зато все они практики от мозга костей.

Оказалось, нам тогда повезло с освобождением рабов. Посёлок, который захватили пираты ранее, жил тем, что каждый тёплый сезон мужчины отправлялись на работу в города для строительства домов. Так что строительный опыт у них немалый. Он, конечно, не совсем соответствовал тому, который нужен был нам. Всё же мы строили по другому методу и с использованием магии, но в целом вместе с ними стройка шла быстрее. А с использованием магических артефактов, которые компенсировали малое число рабочих и ускоряли различные технологические процессы, стройка практически летела.

Каменный пирс длиной полкилометра, выступающий от берега вглубь залива шириной в пять метров, уже практически закончен. В теории такой пирс будет способен принять до четырёх крупнейших кораблей этого мира за раз. Да, думаю к нему сможет пришвартоваться и какой-то туристический суперлайнер из моего мира.

Мира немало поработала над углублением, и вдоль пирса по обе его стороны глубина была около двадцати пяти метров. Сейчас на этой недостроенной громаде стояло всего два корабля, и оба были небольшими. Это пиратский корабль, который мы захватили, длиной всего около тридцати метров. И ближе к берегу стоял наш торговый клипер пятидесяти метров в длину. На пиратском корабле сейчас общежитие, в котором жили рабочие со своими семьями. Потом после постройки пристани рабочие займутся постройкой настоящего посёлка и только после этого примутся за строительство подземной базы.

Жёны рабочих занимались под руководством мага природы, которому дали тело из преступников пару недель назад, выращиванием продуктов питания на небольшом поле, которое я намыл вместе с ещё одним магом земли и Сальмирой пару недель назад. Всё-таки площадь острова довольно невелика и поля расположить на нём было практически невозможно. Пока на поле подходил к созреванию второй урожай, первого же, по расчётам, нам хватит ещё на пару месяцев. Магия – это фантастическая вещь. Поле площадью в один гектар полностью обеспечивало почти сорок разумных продуктами питания.

Появление новых магов в нашей команде произошло всего пару недель назад, после того как мы вернулись сюда на остров. Почему вернулись так поздно? А всё потому, что пришлось вначале нам некоторое время провести с бывшими высокопоставленными военными Герена. Ванадис нам сильно не доверял, как и Ешина. Они пытались найти хоть одну причину, чтобы подвергнуть меня и Сальмиру ментальному допросу. Вот только генерал Н’кад не позволял им это сделать. Он говорил, что в текущей ситуации даже такие союзники, как мы, будут весьма полезны. В тот момент мы едва не разругались до такой степени, чтобы устроить бой между нами. Шансов победить, откровенно говоря, у нас было не так много. К счастью, генерал Н’кад опытный в управлении нитири и смог разрулить ситуацию так, чтобы мы не стали врагами друг другу.

Вообще, тяжёлое было время тогда. Мы не доверяли друг другу, но вынуждены были полагаться на друг на друга. Потом была операция по возвращению нашего корабля, совмещённая с возвращением троицы обратно на территорию королевства. Только в этот раз они уже были вооружены парой десятков весьма редких и мощных артефактов каждый, об этом вообще стоило написать книгу. При помощи Ванадиса мы вышли на руководство новой пограничной службы королевства и через неё подкупили стражу, которая охраняла наш корабль после ареста. Так как защита на корабле была довольно мощной, сходу на корабль проникнуть не смогли и ждали, когда освободятся маги для взлома защиты. И вот тут была закавыка: гильдия магов взяла перерыв для принятия решения о признании новой власти и полностью свернула свою деятельность на территории королевства. Конечно, не все маги состояли в гильдии, но примерно около восьмидесяти процентов всё же состояли в ней, ещё около десяти процентов магов служили лично высшей аристократии. А остальные десять процентов были армейскими или городскими магами. И вот на них сейчас и легла основная работа, и им было далеко не до корабля каких-то магов, замеченных в связях с высшим военным руководством прошлой власти.

В одну прекрасную ночь стража выпила слишком много пива и совершенно случайно заснула на своём посту. Это было сделано для того, чтобы и у менталистов не возникло к ним вопросов. После расследования Ешина пообещала им вернуть память о заключении договора со мной. Именно тогда мы договорились о том, что изымем воспоминания и усыпим стражников обычным снотворным. Помимо этого, каждый из четвёрки стражников получит по десять тысяч корнов, спрятанных в тайниках, для каждого свой, и расположение тайников они вспомнят лишь после возвращения памяти.

Пока стража спала, на борт корабля поднялась команда авантюристов, воспользовавшись специальными артефактами с нашими аурами, иначе они бы не смогли подняться даже на борт. Корабль увели из бухты столицы ровно в полночь. Погранцы за двадцать тысяч корнов тоже внезапно ослепли и не заметили выход неосвещённого корабля из бухты. Коррупция – она была везде, и приход новой власти её ни капли не изменил.

А вот дальше пошло не по плану. Авантюристы решили, что подобный корабль им нужен больше, чем выполнить контракт нормально. Они решили на полном ходу увести корабль в одно им известное место. Вот только они недооценили нас. И едва корабль свернул с намеченного пути, я и Сальмира спустились на палубу при помощи летательного артефакта. А дальше был короткий бой, но что могут сделать два слабых одарённых, чьих сил хватало только на использование артефактов, против полноценных магов. Правильно: ничего.

Так у нас появилось два донора тел для ещё двух магов из артефакта. Выбрали мы мага земли, так как именно такой маг был больше всего полезен при строительстве, и мага природы, так как Лорана была вынуждена оставаться в академии, которую на время перевели в осадное положение и никого с её территории не выпускали и никого не впускали.

Маг природы был не совсем целителем, но в целом хорошо знаком с этим направлением магии. Он больше по работе с растениями и животными. Благодаря ему нам удалось всего за две недели снять один урожай и почти вырастить второй.

Помимо рабочих и их жён, на острове была ещё третья группа жителей – дети. И тут были не только дети, которых похитили вместе с родителями в рабство, но и дети высокопоставленных чиновников Герена. Я сильно не хотел брать с собой детей на наш остров, но потом вынужден был всё-таки согласиться после просьб Сальмиры. Ванадис и генерал Н’кад, попросивший называть себя Жоржем, вместе с сестрой Ванадиса Ешиной вернулся обратно в Герен. Детей с собой тащить они, естественно, не хотели. И выбор был невелик: либо доставить детей к родственникам в соседние страны, либо передать их нам. Но родственники, скорее всего, за некоторую плату передали детишек новой власти Герена. Это было слишком опасно, вот и решили они после пары часов разговоров между собой, что оставят нам детей. Тяжелее всего было Ешине. Она не хотела оставлять своих дочерей чужаку, но брат и её любовник убедили, что нам доверять можно и специально вред им мы не собираемся приносить.

Так что у нас на острове появился целый детский сад, хотя скорее начальная школа. Самой старшей была уже знакомая мне Мина, ей недавно исполнилось двенадцать лет. Самой младшей – её сестра Имария. С ней было много проблем из-за здоровья – альбинизм никогда не был полезен для здоровья и, помимо цвета кожи, нёс немало проблем и для остального организма. Лингрет сделал артефакт под руководством Лораны по разговорнику, который защищает нежную кожу и глаза Имарии от солнца. Помимо этого, Лорана пообещала подумать над способом, как вылечить девочку.

Сперва дети аристократов относились к деревенским свысока и пытались построить иерархию с собой вверху, но несколько порок по заднице – и они стали относиться к деревенским детям терпимей, а потом и вовсе с ними подружились. Особняком держался лишь принц. Он бы и рад был играть со всеми вместе, но и дети аристократов, и деревенские слишком уважительно к нему относились и не смели беспокоить его. Лишь Мина таскала принца с собой по всему острову вместе с младшей сестрой. Вообще, дети были тем, что придало жизни всему на острове. И как бы я ни жаловался на постоянный шум вокруг, в целом я рад происходящему.

– Мира, – позвал я свою любимую через разговорник. Она в этот момент была занята загонной охотой на крупную рыбу, так что отозвалась далеко не сразу.

– Что-то случилось? – спросила она по разговорнику через пару минут.

– Можно и так сказать. У нас дефицит одежды и мясных продуктов питания. И если взрослые ещё могут перебиться, то вот детям нужно полноценное питание. Надо отправиться на закупки. – В последнее время я как-то сам по себе взял на себя все вопросы обеспечения нашего создаваемого поселения.

– Надо взять с собой будет команду, – сказала она через пару секунд. – Думаю, за два дня достроят полностью пирс и часть ребят можно будет взять на борт в виде команды. А то два разумных – это странный набор команды.

– Значит, ты не против. Я пообщался с главой строительной артели. Он говорит, можно недорого скупиться в Виританской республике. До неё четыре дня пути. Они пару лет назад там год проработали на строительстве дамбы и у него остались связи. Также нужно будет продать пару сотен простых артефактов, чтобы было за что скупиться.

– Уверен, что стоит рисковать с артефактами? – спросила Мира уже лично. Она за время разговора вернулась на корабль и спустилась в мой кабинет, вот только, как обычно, забыла себя высушить, хотя могла сделать это за пару секунд.

– Мира, ты опять мокрая. Снова вытирать полы после тебя.

– Извини, – смутилась Мира и через несколько секунд стала сухой, как и пол, на котором ранее были лужицы морской воды.

– Так-то лучше. Я смотрю, ты в последнее время очень много времени проводишь в воде. Это нормально?

– Не знаю, но я теперь водный житель в первую очередь, – сказала она, задумавшись. – Вот нашёл бы мне обычное тело – и всё было бы прекрасно. Так что это ты виноват в том, что я слишком люблю воду теперь, – обвинительно ткнула в меня пальцем она.

– И вот так всегда. Кто виноват? Я виноват, – произнёс я, усмехнувшись.

– А я разве ошиблась в своих доводах? – спросила Мира.

– Ну как тебе сказать... Ладно, давай вернёмся к делам. Лингрет сделал пару сотен артефактов по местным правилам. Они менее эффективны, но работают. Так что магическая структура не будет привлекать внимание. Только количество, но можно сказать, что это результат пары лет артели артефакторов. Если цены будут сравнимы с теми, которые в столице Герена, то тысяч семьсот мы сможем выручить. Этого должно хватить на закупку всего необходимого, в том числе и магически модифицированных семян.

– Варис не может сам создать их что ли? – спросила Мира.

– Может, но ему надо то, из чего создавать их, и это потребует время. Нам вообще повезло, что на камбузе пиратского корабля было необработанное зерно, которое ты, между прочим, едва не съела. – Уже я обвинительно на Миру посмотрел.

– Ну извини, я была голодна и не хотела есть твои противные пайки, – смущённо ответила она. – А знаешь, может и прокатить, – сказала Мира, сев в кресло напротив меня, после чего резко перевела тему: – А теперь скажи, что у тебя с этой шлюшкой Зоуи? Мне сегодня утром сказали, что она у тебя в кабинете провела целый час, – угрожающе на меня посмотрела Сальмира.

– Мира, ну чего ты опять начинаешь? – спросил я у неё, закатив глаза вверх. Всё у Миры прекрасно, вот только ревность перечёркивала большую часть достоинств. Теперь я начинал понимать, почему у неё не было долгих отношений раньше. – У нас был чисто деловой разговор. Зоуи, несмотря на своё криминальное прошлое, весьма неплохой воспитатель. Мы с ней обсуждали планы по учёбе детишек. Ты ведь не хочешь, чтобы они были необразованной деревенщиной? Вот я и передал ей материалы по нескольким общеобразовательным предметам.



– А ничего, что она поправляла юбку, когда выходила из твоего кабинета? – зло спросила у меня Сальмира.

– Мира, думаю с этим вопросом тебе надо подойти к ней лично. Я не знаю, для чего это она делала. Может, перекрутилась или сильно плотно ремень сидел на ней. Спроси у неё сама.

– Спрошу. Вот прямо сейчас пойду и спрошу.

– Вперёд и с песней. – Мне несколько надоела её ревность. Я не мог пообщаться ни с одной девушкой или женщиной, чтобы потом у неё не возникли вопросы ко мне. Это ненормально. Надо будет с ней на эту тему серьёзно поговорить позже.

После того как Мира покинула кабинет, стукнув громко дверью, его покинул и я. Надо было подготовиться к отплытию и набрать камней и земли на борт корабля побольше.

Вчера мне впервые удалось запустить трёхкилограммовый камень со сверхзвуковой скоростью. Результат был впечатляющий. Ещё год назад я бы ни за что не поверил, что способен сам без каких-либо артефактов на нечто подобное. В месте удара на скале появился кратер метрового диаметра. По расчётам, мощность столкновения камня и скалы была уже недалека от артиллерии небольшого калибра. Я даже понял, что не такой уж и бесполезный буду в боевых столкновениях, вот только была проблема с затратами маны. Моего полного резерва хватало всего на десяток подобных запусков, тогда как каменными иглами размером с ладонь в длину я мог орудовать бесконечно долго и в ближнем бою мог натворить тех ещё дел.

Кроме этого, я смог создать полноценный доспех из земли. Если его сверху усилить рунами, то он превращался в довольно неплохую защиту от физического урона. Самое главное, что между двумя слоями земли я располагал землю в желеобразном состоянии. Основные затраты маны как раз и шли на изменение агрегатного состояния земли. При быстром и сильном ударе она твердела и распределяла силу удара на большую площадь.

В качестве эксперимента я создал броню вокруг стокилограммовой рыбы и сбросил её с сорокаметровой скалы. Обследование показало сильный ушиб и переломы, но не смерть от превращения в фарш, как с её предшественницей. Поэтому защиту я признал условно полезной. Почему условно? Да потому что она весила больше сотни килограммов и в ней особо не побегаешь, да и незаметной она быть не может. Но вот в случае открытого боя может быть весьма полезна.

– Диар Карл, – обратился ко мне один из рабочих, едва я сошёл на строящуюся пристань. – У нас тут появились трудности.

– Что произошло? – спросил я у него.

– Сегодня, когда добывали камень для строительства, мы обнаружили какую-то дыру. Сперва не обратили внимание, но теперь едва мы подходим к скале, начинает кружиться голова.

– Почему сразу не подошли к целителю?

– Он страшный. Как глянет своими зелёными глазищами, так штаны уже менять надо, – произнёс он в ответ, и мужики, стоявшие сзади него, закивали.

– Отправляйтесь все к нему. Скажите, я прислал для медосмотра, а я постараюсь разобраться с тем, что вы обнаружили. – произнёс я и после того, как рабочие отправились к целителю, начертил схему призыва, после чего призвал маску с запасом воздуха и газоанализатор.

Дорога до скал, которые разбирали на камни для постройки пристани, много времени не заняла. Уже через пять минут на подходе к скале газоанализатор запищал. В воздухе была опасная концентрация газа фосген. И это странно. Насколько я помнил химию, фосген – это исключительно искусственный газ. Обнаружить его в природе просто невозможно. Необходимо совместить наличие угарного газа и хлора в углеродной атмосфере и ещё нагреть при этом. Причём хлор должен быть чистый, что в природе тоже очень редко бывало.

По мере приближения к скалам концентрация фосгена увеличилась. Уже в пяти метрах от дыры, которую проделали рабочие, она была смертельной для человека. При концентрации в пять микрограммов на литр хватало двух-трёх секунд для смертельного исхода человеку. Но нитири покрепче. Надо будет вечером подсчитать опасную концентрацию для организма нитири.

Возле самой дыры концентрация фосгена повысилась ещё больше и была уже больше десяти микрограммов на литр воздушной смеси. Вторая необычность, кроме наличия самого газа, в том, что он под небольшим давлением выдувался из дыры. Судя по тому, что уже несколько часов газ оттуда шёл под давлением, там довольно большое пустое пространство. Сам лезть внутрь я не рискну, но вот запустить артефакт для осмотра вполне можно.

– Мира, организуй ограждение нашего каменного карьера. Рабочие пробили дыру в какую-то полость и из неё прёт фосген, – произнёс я.

– Что-то серьёзное? – спросила она у меня взволновано.

– Для человека тут смертельно, для нитири краткое времяпровождение вроде бы нет. Но я отправил рабочих к целителю. Если хочешь прийти сюда сама, не забудь маску с воздушной смесью.

– Через полчаса приду, – сказала она и после паузы произнесла: – Извини за концерт в кабинете. Я поговорила с Зоуи, больше не буду слушать сплетни.

– Я давно тебе говорил об этом. Ладно, сейчас запущу артефакт внутрь и посмотрю, что там в дыре такого находится.

– Будь осторожней, – сказала Мира, перед тем как отключиться.

Будто бы я сам этого не понимал. Фосген ведь на родине использовался не только в промышленности, он ещё использовался в качестве химического оружия больше сотни лет назад до того, как его запретили на международной конвенции в Парне.

Сейчас с трудом помню уроки истории, посвящённые первой химической войне. Она была не интересна мне. Но вроде бы его использовали лишь в зимнее время, так как при отрицательной температуре летучесть газа снижалась достаточно для отравления людей. Если память не обманывает, то погибло от фосгена тогда от пятидесяти до трёх сотен тысяч человек. Точные данные были неизвестны, так как газов тогда применяли много и от какого именно погибли жертвы не всегда было понятно. Неприятным было ещё то, что фосген синтезировали как раз таки в империи Парн. Правда, когда это сделали, не подозревали, что потом этот газ будут использовать в качестве оружия.

Призвав летающий артефакт с визуальной модификацией разговорника из пространственного кармана, я активировал его. Подключившись к модулю ментальной связи, отключился от окружающего мира и стал на некоторое время артефактом.

Дыра была всего около двадцати сантиметров. Сам туда пролезть без расширения я не мог, но вот артефакт пролетал с лёгкостью. Первое, что бросилось в глаза, – это то, что внизу пространство было явно искусственного происхождения. Рабочие, судя по всему, пробили дыру в какую-то вентиляционную шахту. Она была идеально прямоугольной с хорошо отшлифованными стенами. Сторона шахты всего около тридцати сантиметров, так что парням очень повезло попасть именно на неё.

Пять минут блуждания по лабиринту вентиляционной шахты – и я обнаружил металлическую решётку. Разогнав артефакт до максимальной скорости, попытался сбить её. Оказалось, что за прошедшее время решётка стала весьма хрупкой и после удара едва не моментально рассыпалась в пыль. В помещение, в которое я проник при помощи артефакта, было пусто, если не считать останки трёх нитири в направлении створок металлических ворот, ведущих вглубь скалы в сторону вулкана. С другой стороны в помещении была ещё одна дверь, и она была сорвана взрывом с той стороны.

Облетев останки двери, повисшей на одной из петель, я проник в соседнее помещение которое оказалось довольно большим коридором. От одного конца коридора до другого больше двадцати метров. Каждые пару метров была дверь, ведущая в какое-то помещение. В конце коридора были ворота, ведущие, скорее всего, или на лестницу, или к лифту. Часть дверей была вырваны взрывом изнутри в коридор, часть – наоборот, внутрь. Лишь три двери были нетронутыми.

В помещениях со взорванными дверями были останки нитири и какое-то лабораторное оборудование. Не знаю, кем это надо быть, чтобы вот так произошло. Остров мы выбрали из-за его удалённости от материка, и тут на тебе – какая-то подпольная лаборатория, в которой работники были отравлены фосгеном. Главное, что прямо сейчас она нам ничем не угрожает, а позже, уже после возвращения из республики, можно будет заняться изучение лаборатории. Пока же необходимо перекрыть утечку фосгена из лаборатории.

Вернув артефакт обратно к себе, я сосредоточился на скале подо мной, после чего начал пропитывать её своей маной. Когда концентрация маны в скале стала достаточной для прямой манипуляции материей, она потекла и через пару секунд перекрыла дыру. Оставалось лишь вытянуть лишнюю ману из камня под мной, и он вновь стал обычным камнем, загерметизировав лабораторию, которая оказалась на нашем острове. Оставалось надеяться, что кому бы эта лаборатория ни принадлежала, они забыли о её существовании.

– Значит, ты считаешь, что пока не стоит туда лезть? – спросила у меня Мира, когда я вернулся обратно на корабль.

– Времени потратим на исследования много, а толку в ближайшей перспективе не получим. Судя по состоянию металлов, прошло несколько сотен лет, если не тысяч, с момента гибели нитири. А значит, шансов, что там есть что-то интересное для нас очень мало, а про актуальное я и вовсе промолчу.

– В таком случае ты прав. Думаю, лучше сейчас обеспечить всем необходимым наш остров. А для этого нам надо начинать готовиться к отплытию уже сейчас. Идём, надо проверить, как наши бравые рабочие поживают у целителя. Он сказал, что до утра не выпустит, у всех начался оттёк лёгких и обычное малое исцеление с ним не справится, а средние он не хочет использовать на них. Так что до утра будут лечиться идиоты. Нет бы сразу сообщить, что плохо себя чувствуют.

Покинув борт корабля, мы отправились в импровизированный госпиталь, который находился в единственном строении на острове. Это простенький дом из частей корабля пиратов. В нём же располагался и маг природы, который был у нас и целителем.

Разговор с целителем прояснил состояние рабочих: ничего критического и собственная регенерация нитири справилась бы с отравлением за пару недель. Он лишь подстегнул регенерацию и на этом его дело было завершено. А вот ещё пару часов, проведённых там ,могли уже сказаться на рабочих летально. Так что глупость работяг обошлась ещё малым вредом для них. Пока, наверное, стоит приостановить разработку камней на скалах. Если мы нашли один подземный комплекс, то теоретически могут быть и другие. И они могут быть не столь безопасны, как этот.

После посещения госпиталя я с Мирой отправился отдыхать на корабль. Завтра предстоит тяжёлый день: надо закончить строительство пристани и начать подготовку к плаванию в республику. Надо подумать о комплекте боевых и защитных артефактов для каждого члена команды.

Глава 2

Виритинская республика была создана всего тридцать лет назад. Ранее она была просто колонией Империи, но радикально настроенные патриоты провели кровавый переворот, названный позднее «Народным гневом». Чиновники, управляющие провинцией, были казнены все до одного, а их семьи высланы с территории тогда ещё будущей республики. Колониальные войска в те времена возглавлял генерал, выходец из этой провинции. Так что войска всего на второй день перешли на сторону революционеров.

Вначале Империя хотела жестоко подавить восстание, но у неё в метрополии начались проблемы, грозящие развалом государства. Пришлось отложить вопрос возврата территорий на несколько лет, пока не стабилизируется ситуация. А после стало поздно. Виритинская республика получила поддержку других крупных игроков бассейна Рожунского моря. Империи было уже банально не под силу вернуть себе колонию, и она была вынуждена признать независимость колонии.

В самой новообразованной республике дела шли не слишком хорошо. Пришедшие во власть на крови патриоты, мягко говоря, мало что понимали в управлении довольно крупным государством. Лишь через четыре года после провозглашения независимости во власть на очередных выборах пришли ставленники соседних государств. Казалось бы, на этом и должна закончиться судьба государства, ведь логично разделить его между соседями. Но соседи думали по-другому и начали развивать республику, создавая из неё серьёзного противника Империи. Тут шли и денежное вливание, и передача новых технологий, открытие магических учебных заведений с преподавателями из соседних государств и, естественно, серьёзная обработка населения.

Основная цель была в том, чтобы республиканцы видели в Империи мировое зло и чтобы в случае военных конфликтов именно Виритинская республика первой вцепилась в Империю. Поначалу так и было, но десять лет назад ставший канцлером республики ставленник королевства Герен как-то резко изменил политику государства, и всего за пять лет оно из марионеточного государства стало одним из сильнейших торговых игроков в бассейне Рожунского моря. Соседи слишком поздно спохватились и возвращение контроля над республикой потребовало бы слишком большого количества ресурсов.

Ещё одним фактором, что способствовал развитию республики, была наука. У них было даже целое министерство, которое так и называлось «Министерство науки». Оно занималось исследованием немагических технологий. И во главе находился не нитири, а изгнанный тритири за слишком прогрессивные идеи из государства тритири.

Конечно, возможностей у республики в освоении технологий было гораздо меньше, чем у тритири. Но уже сейчас в республике действует первая гидроэлектростанция. Также в республике сейчас идёт активная электрификация. Столица Виритин была единственным городом с полностью электрическим уличным освещением — уже больше десяти процентов домов также электрифицированы. Правда, стоит признать, что в большинстве случаев источником электричества служат всё же электростанции, которые сейчас пытаются строить по всей территории, а не духи молний, захваченные в ловушки. Но лет через двадцать, думаю, электростанции заменят ловушки с духами. Слишком дороги они и требуют постоянного присмотра квалифицированных шаманов. Шаманы были третьими по количеству магами в республике из-за этого.

Вот в такое государство мы и направились четыре дня назад. Столько информации о республике, естественно, у нас не было. Но вчера нам посчастливилось подобрать, так сказать, попутчиков до республики. Около недели назад прошёл сильный шторм, и корабль, на борту которого был профессор Гермиот, оказался неслабо повреждённым. Продолжить путь к республике он не мог без проведения срочного ремонта и вынужден был пристать к одному из островов для ремонта.

К этому же острову подошли и мы для того, чтобы взять несколько плодов одного дерева. Эти плоды были очень хорошим противобактериальным средством, о чём нам и сказал один из рабочих, ставший на время матросом на нашем корабле. Эти плоды с собой возят в дальние плавания очень многие моряки, которые не могут позволить профессиональных зелий. Я же просто захотел получить эти плоды, чтобы отдать нашему магу природы для исследований и возможного выращивания. Природное антибактериальное средство в любом случае будет полезным растением.

Повреждённый корабль мы увидели, лишь когда вошли в устье реки и поднялись на пару километров вверх против течения, чтобы кинуть там якорь. Вот там и встретили корабль, стоящий без мачт. Отворачивать в такой ситуации было глупо. Активировав защиту на корабле, мы решили всё же выполнить задуманное и набрать плодов этого необычного дерева. Корабль, принадлежащий целиком институту права Виритина, не выглядел боевым кораблём. Так всё и оказалось.

Сперва общение между нами было весьма настороженное, но потом, осознав, что ни они, ни мы не планируем нападения, оно пошло на лад. Именно тогда Гермиот и напросился вместе с нами к Виритину. У него через два дня должен был начаться судебный процесс, в котором он выступал в качестве обвинителя, и если он не будет присутствовать, шансы на то, что чиновника, уличённого во взятке в размере ста тысяч корнов, посадят, стремились к нулю. Чиновник был из очень влиятельного клана и без именитого обвинителя противостоять клану никто не захочет. Гермиот даже вначале думал, что шторм был специально вызванный для того, чтобы он не достиг республики, но он всё же разумный человек и понимал, что это была чистая паранойя.

Вместе с собой Гермиот взял свою помощницу Укелу. Симпатичная студентка, помогающая вести документы профессору. Третьим попутчиком оказался помощник капитана, он отправлялся с нами, чтобы заказать доставку необходимых материалов для ремонта корабля, что серьёзно ускорило бы процесс ремонта.

Вот от Укелы, недавно сдававшей экзамен по истории республики, мы и узнали информацию о республике. Помогать профессору она вызвалась из-за низких оценок по профильному предмету, а именно – по уголовному праву. Профессор пообещал ей повысить оценку на один бал за помощь во время каникул.



Сейчас же девушка уже не столь рада своему согласию. Она за два месяца пережила нападение наёмных убийц на профессора после конференции в Брисналоне в королевстве Нар. Сам профессор не пострадал, а Укела получила ранение отравленным болтом в руку. Профессор потом за свой счёт вылечил её, но счастья ей ранение не добавило. А потом ещё и этот жестокий шторм, в результате которого обе мачты на корабле ушли за борт, а она, вся посеревшая от морской болезни, провела его в гальюне.

Наше появление для неё было посланием свыше. И стоило ей подняться на борт, как у неё перестал закрываться рот. Она сразу же упала на ухо Сальмире и смолкала, лишь когда ела или спала. Так что, помимо полезной информации по республике, мы узнали и много лишней. Кто с кем спит из профессоров и студентов института Права; кто зарабатывает оценки своим трудом, а кто покупает. О её детстве в пригороде Виритина, о её любимых домашних животных, о её первой любви. А сегодня, когда она освоилась, то и вовсе попыталась обсудить наши отношения и как такая красивая девушка, как Мира, выбрала меня в свои спутники жизни. Вот после этого Мира едва не сорвалась. С трудом ей удалось перевести тему разговора в другое русло, а после и вовсе натравить на неё наших матросов, которые начали её знакомить со снаряжением корабля. Всё равно ничего важного ей не покажут, зато мы смогли остаток пути в пару часов пройти в спокойствии и тишине.

Профессор Гермиот и помощник капитана нас не беспокоили вовсе. Они сидели в выделенной им каюте и занимались своими делами. Профессор готовился к завтрашнему делу, а помощник капитана составлением списка того, что понадобится для ремонта их корабля.

Но всё равно, когда мы вечером увидели огни приближающегося города, и я, и Мира испытали облегчение от того, что вскоре избавимся от наших «гостей» на корабле. Ещё на подходе к волнорезу, перекрывающему набережную города и порт, к нам на встречу из залива вышел быстроходный катер. Судя по всему, он на электрическом ходу, но когда приблизился на десяток метров, мы рассмотрели в «Магическом зрении» в центре катера сильного духа молнии в ловушке для духов. Дух порывался вырваться из ловушки, но все его порывы парировались системой защиты, и электрические разряды, которые он при этом излучал, улавливались и конденсировалась на конденсаторах с простенькой магической структурой накопления. И уже оттуда электричество расходовалось на нужды катера.

– Пограничная служба Виритинской республики. – представился молодой нитири, не достигший и тридцати лет, в форме лейтенанта, после того как поднялся на борт нашего корабля. – Назовите цель посещения республики и предоставьте документы на корабль и экипаж.

– Следуем с торговыми целями: продажа магических артефактов шестого класса опасности согласно международному классификатору магических артефактов. Бытовое направление, — произнёс я. — У нас геренская регистрация, но есть некоторые трудности в связи с переворотом в королевстве.

— Знаем-знаем, уже обращались к нам с просьбой перерегистрации. После оформления документов на временное пребывание на территории республики рекомендую обратиться в мэрию Виритина. Они имеют право провести перерегистрацию судна, – сказал лейтенант, после того как осмотрел наши документы. — У вас на борту профессор Гермиот? – удивился лейтенант. — Так он же погиб в шторме неделю назад.

— Быстро хвалы работают, – услышал я голос вышедшего на палубу профессора. — Всего неделя, а я уже мёртвый, – прокряхтел он. — Парень, давай ты уже нас пропустишь. Мне ещё надо к себе в кабинет наведаться и взять документы к завтрашнему процессу.

-- Я не вижу причин вас задерживать. – произнёс лейтенант, после того как пообщался через разговорник с оставшимися на борту катера пограничниками. Они во время нашего разговора облучали корабль различной конфигурации магическими волнами. Судя по всему, искали на корабле следы опасного излучения от запрещённых артефактов, но ничего не нашли и поэтому дали добро на дальнейшее движение в порт Виритина. – Профессор, я надеюсь, вы завтра покажите этому кхуртару каково это – сносить дома честных граждан.

– Вы пострадали во время его аферы с застройкой седьмого района? – спросил профессор у пограничника.

– Нас выселили в двенадцатый район и в качестве компенсации за дом с землёй в три сотни квадратных нерфов дали квартирку в пятьдесят квадратных нерфов в пятиэтажном доме. А на все жалобы нас посылали к нему же, – рассказал лейтенант.

– Тогда приходите завтра на заседание, – довольно усмехнулся профессор. – Чем больше будет пострадавших, тем меньше шансов, что всё спустят на тормозах. Не забудьте взять документы на ваш дом в седьмом районе.

– Обязательно буду. Возьму выходной за свой счёт, но хочу посмотреть на эту жирную морду, когда она проиграет и вынуждена будет отплатить за все свои грехи.

– На многое рассчитывать не стоит. Я могу точно доказать только махинации с недвижимостью и взяточничество. Это максимум увольнение и компенсация потерь пострадавших, – произнёс профессор.

– Надеюсь на это, – сказал лейтенант со странным блеском в глазах. – Можете следовать в порт на девятый гостевой причал для судна с иностранной пропиской. Вас там будет ждать таможенный инспектор, – произнёс лейтенант и покинул борт корабля.

– Этот чиновник многих обманул, получается? – спросил я у Гермиота, но тот вместо нормального ответа просто кивнул и вернулся в выделенную каюту, чтобы собрать свои вещи.

Сам заход в довольно оживлённый порт даже в ночное время был не так уж и прост. Будь мы чисто парусным судном, нам пришлось бы ждать буксир, а так на магических движителях мы могли контролировать наш курс весьма чётко. Благодаря этому всего за полчаса следом за лоцманской лодкой достигли девятого гостевого причала. Там нас уже ждали три нитири. Укела сказала, что это таможенники, судя по их форме.

Сама процедура получения декларации на временное пребывание корабля на территории республики заняла целый час. Ещё три часа заняла процедура растаможки магических артефактов. И лишь завтра утром мы получим лицензию на ведение торговой деятельности сроком на один год от таможенной службы. За ней надо будет отправиться в главный офис и оплатить в кассе пошлину в размере трёх тысяч корнов.

Профессор со своими спутниками корабль покинул практически сразу. У них проверили ещё один раз документы и пропустили далее. Нам же пришлось проходить вот эти все бюрократические процедуры. И то до получения лицензии мы не имели права совершать покупки и продажи, кроме как личных вещей. Не люблю бюрократию, но в целом она помогает держать порядок во всём, так что несмотря на нелюбовь, я не роптал и выполнял все требования таможенников, тем более они особо не наглели.

Только во втором часу ночи нас оставили в покое. Куда-то идти в столь позднее время было бессмысленно, а потому мы просто отправились спать. А вот с самого утра сразу принялись за работу.

Взяв с собой пару парней, выглядящих посолиднее, одев их в форму, отдалённо похожую на военную, и вооружив саблей и парой защитных и атакующих артефактов, мы отправились в офис таможенной службы республики. Находился он в центре города, отчего нам пришлось воспользоваться услугами местного такси. Им оказался электромобиль с духом в качестве источника электричества. До уровня привычных для меня по родному миру он очень не дотягивал и был больше похож на привычную для Герена пролётку извозчика, просто без тягового животного. Даже поворачивал таксист при помощи рычагов, а не привычного мне руля.

– И сколько стоит подобный аппарат? – спросил я, когда мы сели внутрь. Всего в повозке имелось три ряда мест для сидения. В первом ряду по центру сидел водитель и два ряда для пассажиров. На среднем ряду решили ехать я и Сальмира, а сзади нас наши «телохранители».

– Неизвестно, – ответил водитель. – Они предоставляются городским транспортным управлением за десять тысяч корнов в месяц извозчикам, прошедшим курсы по их управлению. В частных руках подобных самобеглых поездок ещё нет. Но надеюсь, через пару лет они всё же появятся. И если они будут стоить не сильно дорого, с удовольствием куплю себе. Вам куда?

– Главный офис таможенного управления.

– Поздно вы решили ехать, придётся через пятый район объезжать.

– А что случилось?

– Сегодня день святого Гарора, празднование на центральной улице, или точнее, подготовка к нему уже началась и движение там перекрыто. Вот и придётся объезжать перекрытые улицы, – произнёс водитель, выезжая из порта.

Дорога заняла около сорока минут. Так много времени потребовалось и из-за небольшой скорости движения, всего около тридцати километров в час, и из-за необходимости почти полной остановки для поворота более чем на двадцать градусов. Конструкция электромобиля явно нуждалась в доработке, очень серьёзной доработке, но для мира, в котором ранее никто не делал упор на безмагические технологии, и подобные повозки были достижением.

Сам город был построен всего несколько десятков лет назад, причём он строился явно по разработанному плану, а не как обычно в старых городах дома построены хаотично. Районы города представляли собой правильные шестиугольники, со сторонами которых соседствовали соседние районы. Всего в городе двадцать четыре района. В каждом районе три широких проспекта, соединяющие противоположные соседние районы с перекрёстком в центре района. Это помогало перемещаться по городу довольно быстро, главное, не ошибиться поворотом. Также в каждом районе была районная управа, представляющая собой мэрию в миниатюре. Из коммунальных строений в каждом районе были ещё больница, школа. В целом город неплохо спроектирован, особенно с учётом того, что этот город изначально проектировался с нормальной канализацией и центральным водоснабжением. Для этого в городе находилось десять водонапорных башен, возвышающихся на пару десятков метров над остальными строениями. Главный офис таможенного управления находился на центральной площади первого района. Там же находились и остальные главные офисы, принадлежащие различным службам республики.

Поездка обошлась нам в пятьдесят корнов, что на самом деле довольно дорого. Обычный извозчик за поездку взял бы не больше десятки, но мне захотелось прокатиться на экзотике для этого мира – электромобиле.

Само посещение офиса таможенников описывать особо не стоит. Там было стандартно для любого государственного учреждения. Взять билетик, отстоять очередь – к счастью, перед нами было всего два нитири – забрать лицензию, прийти к кассе, отстоять очередь – в этот раз три нитири – оплатить лицензию и покинуть таможенников.

Всё заняло на удивление мало времени. Через сорок пять минут после того, как вошли в главное управление таможенной службы, мы уже вышли. Теперь могли торговать на территории Виритинской республики артефактами пятого и шестого классов опасности. По международной местной классификации, пятый класс даётся артефактам, способным вывести из строя нитири или тритири, но при этом не наносящие необратимого вреда здоровью. Другими словами, к пятому классу можно отнести различные парализаторы, усыпляющие артефакты, наносящие лёгкие раны, устранимые одним малым исцелением. Шестой же класс опасности присваивался любым бытовым артефактам, не представляющим опасности для жизни и здоровья нитири. Именно артефакты шестого класса мы собирались продавать.

Единственный минус в повышенной налоговой ставке. Так как мы являлись иностранцами, обязаны заплатить в казну республики в течение месяца двадцать процентов от получаемой прибыли на территории республики. Местные граждане платят лишь десять процентов. И вот на этом развелось много посредников. Когда мы только покинули территорию таможенного управления, к нам сразу подбежал нитири с предложением. Мы дарим ему артефакты, он их продаёт и за один процент стоимости проводит через себя и платит лишь десять процентов налога. Деньги же вновь проходят как дар, и мы оплачиваем лишь один процент от суммы подарка в казну республики. Схема неплохая и законная, что не маловажно, но судя по ауре, этот делец не собирался нам в итоге ничего платить, так что вместо того чтобы обсудить подробности предложения, мы послали его куда подальше.

Следующим шагом отправились в мэрию для новой перерегистрации судна. Уже в мэрии от разговорчивой секретарши, помогающей нам оформить документы, мы узнали, что из-за переворота в Герене кораблям, имеющим их прописку приходится терпеть множество неудобств. Часть стран признала переворот и требует документы, выданные новой властью, часть не признала и требует документы, выданные старой властью. Третьи и вовсе арестовывают корабль и груз до разрешения ситуации, лишь пару стран выступают как и Виритинская республика: принимают и тех, и других, но предлагают пройти перерегистрацию и получить документы республиканского образца.

Самое интересное в этой схеме то, что старые документы остаются действительными, и в случае нужды мы имеем право использовать их. Правда, услуга не из дешёвых и стоила сорок тысяч корнов. Но она того стоила, поэтому хоть немного и жалко было и так небольшое количество оставшихся денег, но мы согласились и уже через полтора часа имели право поднимать на борту корабля Виритинский флаг.

– Часть дел сделали, – сказала устало Сальмира. Она не любила бюрократию ещё больше моего. – Предлагаю немного отдохнуть и пообедать, а после заняться продажей артефактов.

– Не против, – произнёс я, одним глазом посматривая на шествие, идущее по центральной улице. Несколько сотен нитири, одетых в разную смешную одежду, несли над головой несколько огромных бумажных фигур в виде монстров. – У вас такого праздника не было?

– Нет, и это противоречит вере в Великого змея, – сказала Мира. Она старалась не обращать на праздник никакого внимания, так как он был, по её мнению, кощунством, но и лезть со своими нравоучениями не собиралась.

На обед мы отправились в рекомендованное секретаршей из мэрии заведение на верху одной водонапорной башни. Без магии там не обошлось, но это заведение выглядело весьма необычно и на высоте позволяло наблюдать за городом сверху.

Кухня оказалась довольно вкусной, но честно говоря, обычной. Так что быстренько пообедав, мы отправились во второй район, который был центром торговой жизни не только города, но и всей республики. Тут располагались представительства более ста торговых домов, как местных, так и международных. Кроме этого, тут располагался крупнейший рынок столицы, на котором продавали всё, начиная от еды и заканчивая поместьями. Но нас интересовал как раз таки не рынок, ибо сами стоять у прилавка и продавать артефакта мы не собирались. Нас интересовал торговый дом «Рассветная радуга». Он был крупнейшим торговым домом республики, и самое важное для нас – занимался продажей артефактов и держал в своих руках около тридцати процентов рынка артефактов в республики.

– Добрый день, диары, – вежливо обратилась миниатюрная девушка на входе в представительство торгового дома. – По какому вопросу вы пришли?

– Нас интересует продажа малой партии артефактов, – произнёс я.

– О каком количестве идёт речь? – спросила она у меня. – И какой класс опасности?

– Бытовые артефакты шестого класса опасности. Сто штук.

– Благодарю. Я послала сообщение сотруднику, отвечающему за закупку артефактов шестого класса. Он прибудет через десять минут, так как находится в Ержане.

– Далековато, – произнёс я, вспомнив карту, с которой ознакомился в мэрии на стене. – Он воспользуется порталом?

– Да, у нас эксклюзивное право использовать портальное сообщение на территории Виритина, выданное самим Канцлером, – горделиво сказала она.

– А воспользоваться вашим порталом можно будет в случае необходимости, естественно, не бесплатно? – спросил я у неё.

– К сожалению, мы имеем право использовать порталы только для своих нужд. Если вам необходимо воспользоваться порталом, то желательно обратиться в «Транспортный дом». Они владеют лицензией на все перемещения на территории республики. Для международных перемещений надо обращаться в транспортный отдел пограничной службы, – всё так же улыбаясь, ответила девушка.

– Киона, спасибо, что не заставила наших гостей скучать, – произнёс вошедший через стену мужчина. Он не был магом, как и девушка, но он обвешан артефактами так, что в «Магическом зрении» тяжело рассмотреть нюансы ауры. – Диары, прошу следовать за мной. Ваша охрана может остаться в приёмной. Киона, позаботиться, чтобы им не было скучно.

– Вы ко всем клиентам так относитесь? – спросил я у него, когда мы сели в удобное кресло в кабинете и пригубили по паре глотков какого-то травяного напитка.

– Буду откровенен, не ко всем, – произнёс он. – Но наши заклинания сообщили, что вы говорили правду о партии артефактов в сто экземпляров. А это уже довольно серьёзная потенциальная прибыль.

– Вы слишком честны для торговца.

– Мне многие говорят, но знаете, забавно наблюдать за предпочитающими обман клиентов, когда через несколько месяцев или лет они попадают на скамью подсудимых. Пусть прибыль будет немного меньше, но она будет легальной. Итак, о каких артефактах идёт речь?

– Малое исцеление с возможностью перезарядки и самостоятельным восстановлением заряда в течение недели – двадцать пять штук. Артефакт микроклимата, поддерживает комфортную температуру и влажность вокруг носителя, заряда хватает на сутки, также с перезарядкой и самозарядкой – двадцать пять штук. Артефакт водного хождения, хватает на три часа, перезарядка и самозарядка – двадцать пять штук. Артефакт-горелка для приготовления еды в диких условиях, восемь часов работы, перезарядка и самозарядка – двадцать пять штук, – произнёс я и выложил на стол по одному артефакту.

– Очень интересно, – сказал он, надев очки и взяв в руки артефакты. – Почерк незнакомый, структура состоит из стандартных схем, но внедрены по новому принципу, пришедшему пару месяцев назад из Герена. – Тут он оторвался от разглядывания артефакта и поднял на нас взгляд. – А вы из Герена. Предлагаю миллион корнов, если познакомите со своим артефактором.

– Я не знаю, о чём вы говорите. Эти артефакты нам достались в качестве наследства после бегства из Герена.

– Пусть будет так, хорошо. Я отдам артефакты на экспертизу нашему магу, и если он подтвердит все свойства, то предлагаю за артефакт малого исцеления двадцать тысяч. За микроклимат – шесть тысяч. Извините, больше дать не могу. – Тут он развёл руками. – В последнее время они мало пользуются спросом. За водное хождение могу предложить по десять тысяч, и за горелку – по четыре. Согласны?

– Думаю, даже захоти мы продать всё сами на рынке, то заняло бы это у нас не один день и получили бы мы не сильно больше.

– Не буду вас обманывать, процентов на тридцать больше вы могли бы получить, но потратить на это пришлось бы не меньше недели.

– Тогда самая пора заключить предварительный контракт.

В течение следующих десяти минут мы подписали контракт на передачу четырёх артефактов на исследование и заключили договор о намерении продаже артефактов именно торговому дому «Рассветной радуги». В случае, если мы откажемся им продавать, для нас нет никаких санкций, но если в итоге продадим не сами, а обратимся к конкуренту, то вынуждены будем заплатить один процент в качестве неустойки.

Через полтора часа вернулся курьер с артефактами и заключением от мага-эксперта. И только после этого мы подписали уже договор о продаже ста артефактов по ранее озвученным ценам. После этого получили золотую карточку на один миллион корнов. Мы могли обменять её на наличку в любом государственном банке республики либо потратить в представительствах торговых домов – они все принимали оплату подобными карточками.

Поскольку сотрудничество нам понравилось с домом «Рассветной радуги», закупку остальных товаров мы решили сделать именно у них. Всё по нашему списку обошлось нам в двести пятьдесят три тысячи корнов. Ещё двести тысяч корнов ушло в качестве налога за продажу артефактов. Так что после уплаты налога и покупки всего необходимого у нас всё равно оставалась большая сумма денег в пятьсот сорок семь тысяч корнов.

По завершении покупок мы отправились в сторону корабля. Покупки должны будут доставить лишь завтра. Честно говоря, мне очень понравилось в Виритине – всё чётко и без попыток обмануть. Да и город на фоне столицы Герена выглядел вполне симпатично и как-то современно, что ли. Особенно разница стала заметной, когда загорелись уличные фонари, освещая электрическим светом улицы.

– Карл, щиты! – услышал крик Миры. В следующий момент меня как игрушку откинуло в сторону, и я перелетел через парапет. Если бы не автоматический щит, то мне переломало бы все кости, а так лишь сильный ушиб от перераспределяемого удара по всей поверхности тела. Через миг, когда я уже готовился упасть в воду, оттуда выскочила водяная конечность и, подхватив за пояс, вернула меня на мостовую.

– Мира, что у нас? – спросил я по ментальному разговорнику. Мира подняла вокруг себя мощный водный щит и принимала на него сильные огненные атаки.

– Не знаю, противника не вижу. Найди его, – сказала она.

Активировав мощный отвод глаз, я первым делом подбежал к двум телам, лежащим рядом с электромобилем. Это наши «телохранители», их щиты не справились с ударом, от которого я вылетел в реку, и они лежали переломанными куклами на земле без сознания.

Бросив на них по ещё одному исцеляющему артефакту, я осторожно побежал в сторону источника атаки. И едва покинул зону поднятой пыли и пара от столкновения огненных заклинаний и водных, как увидел портал, просто портал, открытый посредине улицы. Именно из него и летели все атаки в сторону Сальмиры. В окне портала я заметил три смутных силуэта, атакующих Миру. И они втроём что-то делали с предметом, стоящим на полу возле них. Что они собирались предпринять, я не знал, а потому решил оборвать процесс. Для этого вырвал из мостовой камень, резко разогнав его, швырнул в окно портала на сверхзвуковой скорости. То что, что-то пошло не так, я понял по начавшему, пульсируя, увеличиваться окну портала.

Мне сразу пришла мысль делать отсюда ноги, что я и предпринял в следующий момент. К сожалению, полностью убежать у меня не получилось, и через секунду почувствовал боль в ногах, после чего начал падать. Но в следующий момент меня подхватила водная рука и затащила к себе под защиту. Только тут я смог перевести взгляд на ноги и увидеть, что ниже колен у меня ничего нет. Твою же мать! Приехали!

– Ты как? – спросила у меня Мира, затянув под защиту и наших неудачников «телохранителей».

– А что, не видно? – спросил я, активируя среднее исцеление. Сразу полегчало, но ноги, естественно, не отрасли в тот же момент. Мне потребуется около сотни средних исцелений либо полгода на отращивание ног, или одно высшее. – Кто они такие?

– Не знаю, но ты им планы испортил конкретно, – сказала Мира, после того как активировала на мне ещё пару средних исцелений. – Посмотри туда, где был портал.

– Ох ни х** себе, – произнёс я, увидев, что вся улица похожа на головку сыра с дырками. – Чем это?

– Пространственные искажения от схлопнувшегося портала. Я с трудом удержала защиту против них, – сказала Сальмира. – В следующий раз, когда будешь рушить портал, лучше делай это с большего расстояния.

– Стоять на месте, развеять заклинания и не предпринимать никаких магических действий. Магические колебания будут расцениваться как атака, – услышали мы голос. Повернувшись, мы увидели, как из портала вышло полтора десятка полицейских во главе с двумя магами. Один был восьмого ранга, а второй десятого.

– Мне проблематично стоять, – произнёс я. – Мне нужен медик, и вообще это на нас напали.

– Разберёмся, – сказал маг, успокоившись, после того как понял, что мы не собираемся на него нападать. – Кто это был?

– Без понятия, мы просто шли и на нас напали. Меня сбили в реку, – показал я на электромобиль рукой. На его передке виднелся след от удара о три тела. – На мою жену напали через открытый портал. Я швырнул камень из мостовой на сверхзвуке и портал схлопнулся, отрезав мне ноги.

– Не только тебе, – произнёс второй маг. – Там есть ещё пострадавшие из соседних домов, искажения прошли сквозь стены. Без смертей, но без целителя останутся калеками надолго.

– Забираем всех в госпиталь, а вы начинаете снимать показания, – сказал маг. – Думаю, порталы лучше не использовать, чтобы не затереть следы. Я вызвал за вами мобиль, он доставит в госпиталь. Прошу не пытаться его покинуть до утра, иначе я расценю это как попытку побега.

– Уж я-то не смогу никуда сегодня убежать, – хмыкнул я. Боли благодаря среднему исцелению не было, и я чувствовал себя хорошо. Главное не смотреть на обрубки ног.

Через десять минут за нами действительно прибыл мобиль с тремя лежачими местами. На них погрузили наших парней и меня. Мира просто села рядом со мной, сжав мою руку для поддержки. Надеюсь, полиция тут работает хорошо и всё-таки удастся выяснить, кто и зачем на нас напал просто на улице. В республике мы ведь ещё не успели никому никакого вреда нанести.

Глава 3

— Карл, согласно нашим данным вы были уличены в связях с ныне опальным генералом Герена Жоржем Н’кадом, – произнёс следователь вместо приветствия, когда на следующий день после нападения меня исцелили, и медики допустили ко мне в палату следователя.

– Думаю, вначале вам необходимо было бы представиться и только после этого задавать вопросы, – сказал я, подтянувшись на кровати, чтобы опираться на спинку. Несмотря на то что ноги исцелили, они были очень слабыми, и мне даже просто пошевелить ими удавалось с трудом – приходилось помогать себе телекинезом их перемещать.

– Слушай, не будь таким борзым, парень. Ты иностранец, ты никто на территории республики, что бы ты там себе ни представлял в голове. Пострадали граждане республики. На лечение пришлось потратить больше двухсот тысяч корнов, на восстановление домов и улицы потребуется не меньше миллиона.

— Хочешь повесить на нас всё? — усмехнулся я ему в лицо. — Хорошо, вешай, но вначале рекомендую пообщаться с моим адвокатом. Где же он, кстати? Что там сказано в законе о допросах подозреваемых?

– Диар Па’горт, ну наконец-то я вас нашёл, — услышал я знакомый голос. Обернувшись, увидел нашего знакомого профессора права Гермиота. – Вы представляете, мне сказали неправильный номер палаты, и мне пришлось идти в десятый корпус госпиталя. Там охранник сильно удивился моему приходу, в десятом корпусе лежат лишь с венерическими заболеваниями. Надеюсь, у вас их нет? — с подозрением на меня посмотрел профессор.

— Рад вас видеть, профессор. А мне тут допрос устроить попытались и даже угрожать начали, – произнёс я. Следователь, увидев профессора, сразу как-то сдулся.

— Это не допрос, это просто опрос пострадавших, – начал говорить он.

— А ещё я даже не знаю, как его зовут, какое у него звание и вообще кто он, -- пожаловался я с улыбкой профессору.

– Ой-ой-ой, какое безобразие. Столько нарушений. Молодой нитири, надеюсь, это всё связано только с вашей неопытностью? Может, не стоило вас ставить на столь резонансное дело? Я слышал, сам канцлер заинтересовался делом, – нагнулся и якобы по секрету пониженным голосом произнёс он. Ох артист профессор, но молодец, вон как следователь теперь попустился. – Думаю, мне стоит связаться с диаром Варкесом и попросить кого-то более опытного для расследования этого дела.

– Не стоит тревожить столь уважаемого нитири по пустякам, – напрягся следователь после слов профессора. – Это всё усталость, я целую ночь не спал, собирал показания с очевидцев.

– Не стоит себя насиловать. Сон очень важен для работы мозга, а работа мозга важна для расследования, – заботливо произнёс профессор. – Надеюсь, вы поделитесь собранными показаниями? Мне как адвокату диара Па’горта необходимо быть в курсе всех нюансов расследования покушения на жизнь моего клиента и его прекрасной жены.

– Прошу прощения, профессор, но тайна следствия. Пока не имею права разглашать информацию даже вам. Но вы правы, мне, пожалуй, стоит отдохнуть, а то ещё больше ошибок допущу, – произнёс следователь и быстренько пошёл к двери палаты.

– Как жаль, как жаль, – сказал Гермиот. – Но как только вам разрешат поделиться информацией, я надеюсь, вы сразу вспомните о старом профессоре.

– Конечно-конечно, как только, так сразу, – произнёс следователь и покинул мою палату. Выражение лица Гермиота сразу изменилось, и он уже не был похож на старика. Теперь он серьёзен, собран и, главное, никакой дурашливости на лице.

– Карл, я жду от вас подробного рассказа о вчерашнем происшествии. Извините за опоздание, мне на самом деле дали неправильный номер палаты, да и заседание закончилось у меня всего полтора часа назад. – Только сейчас я заметил, что его аура больше подходила очень уставшему нитири, а вот следователь про работу ночью врал – его аура прямо утверждала о бодрости, которая соответствует недавнему сну.

– Как хоть закончилось дело? – спросил я у него.

– Судьи объявили перерыв в связи с внезапно появившимися доказательствами, – скептически произнёс он. – Тянут с вынесением приговора, не наказать не могут, но и наказать сильно тоже не могут, у всех есть родственники. Я и так с трудом смог сделать так, чтобы главной судьёй была Орла Чикес, у неё пару лет назад бандиты убили всю семью. По слухам, они действовали по заказу нашего подозреваемого. Ей бояться нечего, но кроме неё есть ещё четыре судьи, вот и проголосовали они о перерыве на неделю. Так что вам очень повезло, что когда ваша жена связывалась со мной, я уже покинул здание суда.

– Как и у нас, всё решают деньги и связи, – произнёс я, после чего начал рассказ о вчерашнем происшествии.

– Знаете, Карл, – задумался профессор, после того как выслушал мой рассказ. – Тут очень много странного. Вы точно ни с кем в конфликт не вступали в республике?

– Откровенно говоря, ещё два месяца назад я даже не знал о существовании Виритинской республики.

– Хм, это говорит о вашем образовании, – с укором на меня посмотрел профессор, но потом продолжил: – Но, тем не менее, это означает, что конфликт произошёл уже после нашего прибытия в Виритин либо вы его притащили с собой из Герена. Но второй вариант маловероятен, открыть незарегистрированный портал в пределах Виритина, не зная о тонкостях пространственной защиты города, нельзя. Защита меняется каждые сутки и информация об изменениях отправляется всем имеющим лицензию на открытие портала. А таковых в Виритине мало. Торговый дом «Рассветной радуги», «Транспортный дом», полиция, пожарные, спецслужбы, естественно, и вроде бы всё.

– А мог кто-то открыть портал без этой точной информации?

– Защиту лично продумывал наш сильнейший маг республики, а он первого ранга, и как раз пространственная магия его основная специализация. Об этом все знают. В принципе, взломать можно, но для этого надо быть магом его уровня или быть иномирянами. Но, думаю, если бы было открытие межмирового портала, то тут уже было бы не протолкнуться от ребят шестого отдела. Значит, портал местный.

– А также это значит, что кто-то из вами ранее упомянутых открыл этот портал или слил на сторону информацию.

– Что подводит нас к транспортной мафии. Думаю, ты не удивишься, что порталом можно воспользоваться в обход официальных структур. Есть одна подпольная организация, которая откроет портал куда угодно для доверенных нитири. За прошлый год посадили уже двадцать нитири, сливающих им информацию об изменении защиты, на пожизненное, но всё равно в городе появляются из ниоткуда разумные с различными незаконными товарами. Я этим вопросом не занимался, так как работаю в основном по другим вопросам, но мой бывший ученик влез в это дело, и ему пришлось покинуть юридическое дело и продавать цветы на рынке. Так что немного от него наслышан.

– Хорошо, мы не следователи, чтобы искать виновных. Меня интересует, почему следователь на меня наехал и, как мне кажется, хотел выбить признание вины.

– Это означает, что во вчерашнем нападении замешан кто-то высокопоставленный, раз имеет право приказывать. Я пойду отдыхать, после обеда наведаюсь в полицейский участок и разузнаю что к чему.

– Профессор, обождите, – позвал я его. – Это вам за работу.

– Это то самое, о чём я подумал? – спросил Гермиот у меня, взяв в руки накопитель с маной.

– Да, это накопитель, полный маны тритири. Количество маны позволит либо остановить старение на пять лет, либо провести омоложение на два года. После окончания нашего дела мы предоставим ещё один такой накопитель.

– Вообще, это называется подкуп, – задумался он. – Надо провести официально как плату за услуги адвоката, придётся только десять процентов в казну уплатить. Это я сделаю со своих денег, а за ману спасибо, давно хотел пройти процедуру, да в очереди никак не продвигаюсь. Наверное, не стоило садить брата владельца клиники, – задумчиво произнёс он.

– Это вам решать, как с ней поступить.

– Думаю, это достаточная оплата за мои услуги, – сказал профессор и покинул мою палату.

Я же задумался о том, что тут творится. Не хотел ни в какие проблемы влезать. Мы просто хотели продать артефакты и купить всё необходимое для развития нашего посёлка. На этом всё. Но как всегда я со своим везением влез в неприятности с головой. Ещё вчера, после того как нас приняли в госпитале, мы подписали подписку о невыезде из Виритина. Формально они были вправе, так как мы были участниками происшествия, в результате которого было травмировано больше двух десятков гражданских. Так что до окончания расследования они вполне могут требовать от нас не покидать территорию города. Они ведь не видели, кто начал бой, а вдруг это сделали мы и теперь просто прикидываемся невинными. Понятное дело, что нечто подобное доказать было бы практически невозможно – всё-таки были свидетели, всё видевшие своими глазами.

А тут ещё и новые ноги. Чтобы вернуть в них силу, придётся неслабо потренировать их. Благо, у медиков есть специальное заклинание, ускоряющее физическое развитие новых конечностей. Любое физическое упражнение ногами развивало в десять раз лучше мышцы ног, чем должно было бы. Правда, за это приходилось платить. Сутки поддержания такого заклинания стоили тысячу корнов. Так что, пока оставили меня в покое, можно и позаниматься физически, чтобы зря деньги не пропадали и одновременно поразмышлять над происходящим. Я не стал говорить Гермиоту о том, что у меня появился ещё один подозреваемый.

Торговый дом «Рассветная радуга» имел доступ к информации о вчерашней конфигурации пространственной защиты города. А значит, это могли сделать они. Причина? Честно, это мои догадки, но когда сотрудник торгового дома спрашивал о нашем артефакторе, то он был сильно в нём заинтересован. Из-за большого количества артефактов на нём ауру чётко рассмотреть было нельзя, а потому быть уверенным, что он тогда ничего плохого не задумал, я не мог. Конечно, этот вариант маловероятен. Но тут хоть появлялась какая-то причина, побудившая на нас напасть. И нападение на Миру тоже выглядит логично тогда, ведь кто мог создавать такие искусные артефакты как не тритири? Но так ли это на самом деле, я не знал.

Всё, надо прекращать на эту тему думать и попытаться доверять полиции, тем более с таким адвокатом как Гермиот они, скорее всего, не рискнут вешать на нас что-то. Лучше сосредоточиться на восстановление сил конечностям. Лорана бы использовала всего пару заклинаний – и всё было бы прекрасно, но тут о таких заклинаниях не знают. Придётся развиваться по старинке, пусть и в десять раз быстрее. Для начала надо просто попытаться поднимать ноги на кровати. И это было, я скажу вам, очень не просто. Мышцы до колен остались старыми и сильными, всё, что ниже, новыми и слабыми. Вроде бы поднимаешь ногу легко, но вот в колене она не удерживается прямо и сгибается. Приходилось прикладывать дополнительные усилия, чтобы просто выровнять ногу.

Уже через три часа занятий смог нормально поднимать ноги и сгибать их так, как мне хочется, а не как инвалид, которым я, по сути, и был пока что. Усталость и микротравмы мышц устранял при помощи артефакта малого исцеления. Это позволяло не останавливать тренировку и заниматься, пока у меня окончательно кончатся силы для неё. Для первого дня результат был очень неплохой, ведь благодаря исцелению я ещё больше ускорил развитие мышц на ногах.

Вечером ко мне в гости в палату пришла Сальмира. Следом за ней влетела в палату и охрана, крича, что ей нельзя тут находиться. Вот только Мира вертела на одном месте их указания. А применять силу против тритири седьмого ранга они не рискнули и всё ограничивалось лишь криками и угрозами вызвать полицию, на что получали вполне закономерный ответ.

– А ну заткнулись и покинули мою палату! – гаркнул я на охранников. – Я не заключённый и даже не подозреваемый, а она моя жена. Что-то не нравится – вызывайте полицию, и мы вместе над вами посмеёмся.

– Но нам приказали! – возмущённо произнёс один из охранников.

– Иди и скажи тому, кто вам приказал это, что таким образом он нарушил закон о свободе перемещения. Брысь, – произнёс я. Что удивительно, охрана сразу же подхватилась и выбежала за двери палаты.

– А я уже хотела выбросить их через окна, – сказала Мира, сев ко мне на кровать. – Как самочувствие?

– Как у инвалида, – мрачно произнёс я. – Хотя почему как? Я и есть сейчас инвалид.

– Я говорила с Лораной. Она сказала, что можно средним исцелением ускорить возврат тонуса мышц. Но надо устраивать сильные нагрузки.

– Нечто подобное и делал только что, но при помощи малого исцеления, – хмыкнул я и поцеловал в губы Миру. – Как у тебя сегодня день прошёл?

– После того как меня выписали из госпиталя, забрали на допрос. Там пытались надавить и выбить признание. Но как оказалось, всё это было сделано с нарушением регламента, о чём и сообщила им пришедшая с документами Укела. Её профессор отправил. И это было вовремя. В допросной хотели уже перейти к физическим средствам допроса. Я бы просто встала и вышла бы оттуда.

– Не будь такая самоуверенная. Не забывай, тут есть маги первого ранга. И один такой курирует столицу. Думаешь, он не поработал над защитой полицейского участка?

– Извини, ты прав, – признала мою правоту моя жена.

– А дальше что?

– Отправилась в порт и приняла наши грузы на корабль. За мной был хвост из трёх групп по два нитири. Одна явная и две тайные. Первые, скорее всего, были от полиции и просто контролировали, не собираюсь ли я сбежать. А вот кто те две другие группы, не знаю.

– Это могут быть как спецслужбы, так и те, кто вчера организовал нападение. Были ещё странности?

– Да, в купленной одежде сорок одна пуговица была заменена на маяк. Кто это сделал, непонятно.

– Интересно, очень интересно. Ещё что-то?

– Не знаю даже, – сказала Мира, смутившись.

– Говори, – попросил я её.

– Кто-то лазал в нашей каюте и копался в моём нижнем белье. Это не ты? – спросила она у меня.

– Уж точно не я. Выкинь всё бельё в мусор, могли что-то подбросить.

– Точно? – неуверенно спросила она у меня.

– Выкидывай и установи в каюте одну из моих видеокамер. Они в «Магическом зрении» практически незаметны. Надо выяснить, кто лазает у нас в каюте.

На ночь Мира решила остаться у меня в палате, тем более это не запрещалось законами и распорядком больницы. Наоборот, в правилах больницы был пункт о том, что супруги имеют право ночевать вместе, если здоровый супруг не занимает дополнительного места. Поскольку и я, и Мира были относительно миниатюрными, то не составило никакого труда нам уместиться на одной кровати. Но перед тем как заснуть, мы немного всё-таки правила больницы нарушили, а именно – установили магическую защиту и сигнализацию.

Следующий день прошёл в постоянных тренировках, в которых мне сильно помогала Сальмира. Благодаря этому под конец дня я уже без проблем ходил по палате и даже прошёлся к столовой, а вот обратно идти пришлось, постоянно подлечивая ноги, так как они гудели от усталости.

Сегодня, в отличие от вчерашнего дня, посетителей со стороны следователей не было. Нас лишь посетил Гермиот, сообщив о том, что кто-то из высоких чинов продавливает расследование в направлении того, что это мы виноваты. Если бы не Гермиот, то скорее всего, нас бы взяли под арест уже. Но со столь известным законником никто не захотел связываться. Студенты Гермиота сегодня с самого утра впряглись в расследование и смогли выяснить, что следователь, который вчера приходил ко мне после госпиталя, посещал «Мужской дом». В принципе, в этом не было ничего необычного, если бы не одно: обычно он посещал дешёвый бордель в шестом районе рядом с домом, этот же бордель находился в первом районе и принадлежал одному крупному торговцу с запада страны. Самая дешёвая девочка в этом борделе стоила пять тысяч корнов, что, естественно, не по карману рядовому следователю.

К сожалению, выяснить, что он там делал, кроме секса с девочками, не получилось. Единственное, что сказала одна из девочек, так это то, что в час ночи он поднялся в VIP-зал и через два часа вышел из него, вернувшись к девочкам. А утром его видели в порту возле гостевых причалов для иностранцев. Эти новости меня немного напрягли, но оставалось надеяться, что защита на корабле не пропустит его внутрь.

Но тут возникали новые волнения. Кто-то ведь на корабле покопался в нижнем белье Сальмиры? А значит, защита была не столь уж и хороша, особенно если для проникновения использовали портал или телепорт. Вот от этого корабль не был защищён совершенно. К самому кораблю следователь не подходил и за ним наблюдал издалека. Но проникал ли кто-то другой на корабль, понятно не было.

К сожалению, пока я не смогу вновь нормально перемещаться на своих ногах, мы не можем покинуть больницу и сами заняться расследованием. Вот и приходится торчать тут.

Мира утром и вечером посетила корабль для того, чтобы привести себя в порядок. На этом и закончился второй день пребывания в больнице. А вот третий с самого утра начался с криков в коридоре.

– Что происходит? – спросил я, когда к нам в палату ворвалось два полицейских и Укела, кричащая на них.

– Одевайтесь, вы арестованы за убийство гражданина Виритинской республики, – произнёс один из них.

– Укела, что происходит? – спросил я у неё, пытаясь разобраться в ситуации.

– Сегодня ночью умер один из пострадавших от пространственных искажений. Прокурор почему-то считает, что в этом виноват ты. Он выдал ордер на твой арест. И как всё «удачно» совпало, профессор сегодня не может присутствовать из-за заседания суда по другому делу, – подозрительно смотря на полицейских, ответила Укела.

– Нас не касаются твои фантазии, девочка, – произнёс полицейский. – У нас есть приказ арестовать и доставить в участок. Что будет дальше, меня не касается.

– А я могу сказать, что будет дальше. Профессор освобождается после заседания и разносит ваш участок в суде, – сказала Укела, – А так как именно ты подставил участок, можешь попрощаться с погонами, а то и со службой. Думаю, неплохо будешь смотреться в охране на рынке, – ответила Укела, явно умело подобрав нужные слова. Полицейский уже не был столь уверен в своих действиях.

– Но у меня приказ и ордер на арест, – неуверенно произнёс он, достав из наплечной сумки бумагу.

– Я как помощник профессора Гермиота имею право ознакомиться с документами по делу его клиентов. Давай посмотрим, всё ли оформлено согласно регламенту, – вырвала она у него из рук бумаги. – У-у-у, как тут всё запущено. Во-первых, фамилия написана с ошибкой. Во-вторых, а когда это прокурор Шертвуда выдаёт ордеры на арест в столице? Шертвуд, насколько я не ошибаюсь, находится в полутора тысячах килонерфов на восточной окраине республики.

– Ничего не знаю, ордер утвердило начальство, – произнёс полицейский.

– Тогда я воспользуюсь седьмой поправкой и заявляю о неправомерном аресте со стороны полиции, – сказала Укела, отчего выражения лица у обоих скисли моментально. – Требую вызова отдела внутренних расследований, а также представителей пятого отдела, так как я усмотрела подкуп высокопоставленного лица полиции.

– Твою же мать! – ругнулся полицейский. – То-то никто не захотел браться за это задание. Выкормыши гермиотские.

– Саи, молчи, наговоришь ещё больше. После упоминания седьмой поправки наши записывающие артефакты сразу связываются с отделом внутренних расследований, – сказал полицейский, который на вид старше лет на десять первого.

– Что нам делать? – спросил Саи у второго.

– Просто ждать, – произнёс он. – Мы уже наговорили как минимум на взыскание.

– А мы подождём вместе с вами, – сказала храбрившаяся Укела. Судя по всему, она не верила, что ведёт себя вот так нагло с полицейскими.

Через полчаса в палату прибыли два нитири, одетые в штатское. Показав удостоверения, принялись разбираться в произошедшем. Нас они ни о чём не спрашивали. Они подключились к артефактам полицейских и просматривали записанную там информацию. Потом взяли в руки ордер и провели над ним артефактом. Тот из бледно-розового цвета моментально окрасился в зелёный. Укела, наблюдая за этим, довольно заулыбалась и начала смотреть на полицейских с превосходством. А вот полицейские покрылись испариной, почуяв большое количество проблем.

В принципе, на этом работа отдела внутренних расследований прекратилась. Они уже всё поняли и теперь просто ждали представителя пятого отдела. Как нам успела пояснить Укела, пятый отдел был относительно новой структурой, которой не было и десяти лет ещё. Занималась она расследованиями коррупции на среднем и высоком уровне государственных работников.

Представитель пятого отдела прибыл лишь через час. Это оказался очень неприятный тип. Причём не только для нас, но и для всех. Ознакомившись с результатами расследования отдела внутренних расследований, он просто поставил на нём свою подпись и приказал полицейским и внутрякам покинуть нашу палату.

Укела всё это время улыбалась. Она явно была довольна своими действиями и теперь радовалась, что всё правильно распознала. Ордер оказался фальшивым, хоть и подписанным официальными лицами. Он был сделан на обычной бумаге без специальной магической защиты, а значит, не имел никакой юридической силы и был, по сути, просто бумажкой.

– Теперь надо разобраться, отчего вообще умер пациент ночью, – сказала Укела, когда все посторонние покинули палату.

– Есть сомнения? – спросил я у неё.

– В свидетельстве смерти указано, что не выдержали оба сердца. И это у мужика, способного гнуть стальные прутья руками. Есть только одна проблема: тело уже успели кремировать, причём без разрешения родственников.

– Значит, что-то скрывали. А что, есть способ узнать, от чего умер нитири после кремации?

– Есть, но он сильно дорогой. Благо, раз пятый отдел согласился инициировать расследование по подкупу высокопоставленного должностного лица, то можно требовать проведение любых экспертиз, в том числе и темпоральной реставрации.

– У вас есть маги времени? – Я знал, что они были очень редкими.

– Есть, но их услугами воспользоваться не получится, – ответила Укела. – Там очередь на десять лет вперёд расписана. Но есть и артефакты, созданные ими. Они не откатывают время назад, они лишь создают иллюзию того, что было ранее.

– И так можно выяснить причину смерти?

– Так можно будет увидеть показание артефактов в момент смерти. А то их поспешно стёрли после кремации, – улыбнулась Укела. – Мне никто не поверит, что я инициировала работу пятого отдела, – радостно заговорила она.

– Не уверен, что стоит так радоваться. Ты подумай о том, что сегодня нажила себе врагов, – сказала Мира ей.

– О чём это ты? – не поняла сначала Укела, но потом до неё дошло. – Ну я и идиотка.

– Может быть, но мы тебе благодарны за это, – ответила Мира.

– Я, наверное, пойду встречу профессора с заседания и всё ему расскажу, – сказала осознавшая Укела всю полноту жопы, в которую она только что загнала себя.

– Удачи и спасибо, – произнёс я.

– Возьми защитный артефакт на всякий случай, – сказала Мира и кинула ей щитовой артефакт.

– Ну и что ты насчёт этого думаешь? – спросил я у Миры, когда палату покинула помощница профессора, а Мира установила защиту от прослушки.

– За нас взялся кто-то всерьёз, но это частное лицо, не республика.

– Ты права. Будь иначе, вызванные внутряки и пятый отдел ничего бы не нашли и меня увели бы в камеру. А дальше думаю приступили бы уже к обработке тебя. Или за помощь в моём освобождении, или вообще внаглую напали бы.

– Значит, этот кто-то имеет влияние на прокурора Шертвуда и главу полицейского участка. Кстати, Шертвуд тебе ничего не говорит? Что-то очень знакомое название?

– Тоже вертится в голове, но не могу вспомнить и уцепиться за воспоминание, связанное с этим городом тоже. Но это точно что-то недавнее, – произнёс я, пытаясь всё-таки вспомнить, но результат моих попыток был отрицательный. – Думаю, в больнице оставаться небезопасно сегодня.

– Пора на корабль, – согласилась со мной Мира. – Заодно посмотрим, кто же лазает в моём нижнем белье.

После завтрака припасами, которые я достал из пространственного кармана, мы оформили выписку сразу для меня и парней, также закончивших своё лечение в больнице, и покинули её, направившись прямиком на корабль. Оставаться в больнице после утреннего происшествия было глупо. Мало ли у неизвестного нам противника какие планы, после того как мы поломали ему изначальные.

Глава 4

Ночь на корабле прошла спокойно, пришлось, правда, активировать шумоподавление ближе к утру. Как оказалось, прибыл морской караван из Гозвита, вот звуки его швартовки, сопровождающиеся матами, и разбудили меня часа в четыре. Но шумоподавление справилось с этой проблемой прекрасно. Настолько прекрасно, что даже отряд полиции простоял почти час, прежде чем на борту обратили внимание на то, что кто-то стоит возле борта и орёт о том, что мы должны кого-то пустить на борт.

— Ну и чего вы разорались? – спросил я сонно, после того как отключил шумоподавление. – Никогда не слышали о шумоподавлении?

– Слушай, парень, мне нужен капитан этого корабля, – произнёс полицейский, заткнувший начавших кричать на меня своих товарищей.

– Он перед вами. Какие-то вопросы?

— Нам поступили анонимные сведения о том, что у вас на борту находится лиснийская пыль.

— А что это такое вообще? — спросил я у него. В памяти это не вызвало ни одного соответствия.

– Хм, — понял он, что я реально не в курсе, о чём он говорит. – Это наркотик, вызывающий моментальное привыкание и показывающий галлюцинации, в которых сбываются все желания принявшего.

— Интересная вещичка. Значит, вы хотите провести обыск?

— Верно, у нас есть ордер на обыск от коменданта порта, заверенный министерством внутренних дел, – произнёс он и телекинезом передал мне в руки бумаги.

— Отлично. Тогда прошу пожаловать на борт, но после проверки. Знаете, вчера нас уже пыталась полиция арестовать незаконно. Так что извините, парни, но я вам не доверяю. Может, ещё чего-то подбросите.

– Да что ты себе позволяешь?! — крикнул другой полицейский.

-- Заткнись, он имеет на это право, – произнёс первый полицейский. – Тебе напомнить, что стало с Майро и Сигом из третьего участка?

– Я не позволю геренскому недоноску магичить надо мной, – возмутился второй.

– Тогда и на борт не поднимешься, – ответил ему первый. Остальные были не рады прохождению проверки, но согласились её пройти, кроме одного. Тот, зло сверкая глазами, покинул причал в направлении электромобиля, на котором они приехали. – Мы согласны.

– Отлично, тогда не будем тянуть время, – произнёс я, спуская трап на причал.

– Это вы нам час не отвечали, – проворчал тихо полицейский, прежде чем подняться на борт корабля.

Судя по тому, как они целенаправленно отправились в нашу с Мирой каюту, а потом открыли ящик с нижним бельём моей любимой, мы правильно сделали, что уничтожили всё нижнее бельё из ящика. К сожалению, на камере не осталось записи того, кто это делал. Да и новое бельё никто больше не трогал, но, как мы и подозревали, с бельём что-то сделали и теперь хотели нас в этом обвинить, но не судьба.

Остальной обыск корабля явно прошёл лишь для вида. Они рассчитывали именно на ящик с нижним бельём, но ничего не смогли обнаружить. Судя по злости, причём направленной не на нас, главного полицейского в этом отряде кому-то сегодня несдобровать.

Сам обыск продлился полтора часа и, естественно, ничего противозаконного они не обнаружили. Точнее, обнаружили мощные боевые артефакты, летальную систему безопасности. Но они становились нелегальными лишь после использования, и то в случае крайней нужды мы имели право на их использование, но потом обязаны доказать эту нужду. За пределами порта мы могли артефактами пользоваться уже без ограничений.

– У вас нет к нам претензий? – спросил я у полицейского, перед тем как он покинул борт корабля.

– Нет, – произнёс он. – Подпишите протокол досмотра, – добавил, доставая из сумки бумаги, в которых были перечислены все их шаги по досмотру корабля.

– С вами приятно иметь дело, – улыбнулся я, после того как убедился, что в протоколе записано именно то, что надо.

После этого полиция покинула наш борт, а у нас началась уборка. Причём не только обычная уборка разбросанных вещей полицейскими, но и сюрпризов, которые нам они успели понаставить. Ничего серьёзного, обычные маячки и подслушка. При этом сделаны они специально маломощными. Формально из-за малой мощности их можно отнести к игрушкам, а значит, и разрешения на их установку не требовалось. Мы могли максимум подать жалобу о том, что полиция разбрасывает игрушки у нас на корабле.

– И как они тебе? – спросила меня Мира, когда мы закончили уборку.

– Слишком настойчиво нас пытаются подставить.

– В целом, ты прав, надо уходить из Виритина. Но если мы не хотим вступить в конфронтацию вот с теми кораблями... – указала она на четыре боевых корабля. Каждый из них больше нашего в два раза и при этом без мачт, что говорило о полностью магическом или электрическом ходу. Точнее сказать было невозможно, так как они стояли далеко и «Магическое зрение» до них не доставало. Но то, что вокруг каждого корабля поддерживается активный магический купол, который видно невооружённым глазом, факт. Мы и с одним таким кораблём ничего сделать не сможем, а их тут четыре.

– Надо это сделать законным путём.

– Пока ты спал, со мной связалась Укела. Гермиот вчера после заседания отправился разбираться с фальшивым ордером на арест. По её словам, удалось выяснить, что с этим ордером, подписанным прокурором Шертвуда, к капитану участка приходил известный в узких кругах посредник. Его нанимают для общения с различными публичными высокопоставленными лицами о не совсем законных делах, чтобы не светить заказчика, – сказала Мира с блеском в глазах.

– Я знаю этот блеск в глазах, ты что-то задумала. Признавайся, – приказал я.

– Ты прав. Я пообщалась с Укелой и выяснила, где живёт этот посредник.

– Нет, ещё раз нет. Мы не будем ни к кому вламываться. Во-первых, это опасно, а во-вторых, это может быть подстава. Специально для того, чтобы мы на неё повелись и вторглись к кому-то домой.

– Тебе никто не говорил, что ты скучный? – надулась Мира, но я видел, что она лишь притворялась.

– Говорили. И это была ты. У меня есть идея получше. Ты знаешь как зовут этого посредника?

– Сомневаюсь, что это настоящее имя, но знаю.

– Нам этого хватит. Когда мы гуляли по первому району, я видел детективное агентство. Идём туда и заказываем поиск этого посредника и передачу просьбы о встрече.

– Думаешь, он согласится?

– А почему нет? Как мы можем ему навредить? Никак. А вот разговор с нами может быть для него полезен. Правда, сомневаюсь, что он всё же придёт, – признался я. – Но это лучше, чем силовой захват. Мы находимся в цивилизованном месте и на нас обращены взгляды полиции, которая только и ждёт, чтобы нас арестовать. Никаких незаконных действий, делаем всё в рамках закона

– Хорошо, – согласилась со мной Мира, но было видно, что ей хотелось более активных действий. Слава Великому змею, она умела думать головой и признавать ошибки. Вот же начал как местные в речи благодарить Великого змея, а не Бога. Совсем обнитирюсь скоро.

После позднего завтрака я и Мира решили отправиться и попробовать через частного детектива выйти на посредника, который, судя по всему, и служил передаточным звеном между заказчиком действий против нас и властными структурами. Брать кого-то с собой мы не хотели, слишком это опасно для них. Одно дело мы – оба маги, можем постоять за себя, у нас лучше и мощнее защитные и боевые артефакты. И совсем другое – наши работяги, ставшие на один рейс моряками. Совсем без защиты мы их, естественно, не оставляли, но до нашего уровня она, конечно, не дотягивала. Так что для них на корабле гораздо безопасней, чем в городе. Также сомневаюсь, что на меня и Миру будет совершено новое нападение. Сейчас к нам обращено пристальное внимание и нападение внезапным и незамеченным произойти не сможет. А даже если и произойдёт, то уверен, что уже в течение пары минут вокруг нас будут заинтересованные лица.

Так что собравшись и активировав все защитные артефакты, кроме активной обороны, мы покинули борт корабля и, пройдя на выходе из портовой зоны проверку документов, направились пешком в центр. Почему пешком? Тут снова моя паранойя. Я ещё дома насмотрелся в новостях, как убивали тех или иных людей в машинах. То взрывчатка, то столкновение с грузовиком, то падение с моста, так что вызывать такси мы не стали и направились пешком.

– Смотри, у них даже несколько парков в каждом районе, – удивилась Мира. – И не жалко территорию под парк отдавать?

– А вообще прикольно. Видишь вон ту зелёную птицу? – На что Мира кивнула. – Так вот, это не птица, это летающий ящер с ядовитыми клыками. Укус вызывает некроз верхних тканей. – Я такую тварь видел в лесах возле Остии, когда с военными путешествовал и расспросил о них. – Сами не нападают на нитири, но стоит к ним прикоснуться, как впадают в бешенство и, пока не укусят, не успокоятся. Криминалитет использует яд с клыков для оружия, так как противоядия не существует и надо удалять кусок плоти, заражённый ядом или применять среднее исцеление пару раз. А вот белка салатового цвета известна тем, что очень дружелюбна с разумными, но прикасаться к ней тоже нельзя. На шерсти у неё находится яд, от которого почти моментально начинают расти язвы в местах прикосновения. А вот эта… – хотел я продолжить, но был прерван Мирой.

– Я уже поняла, что тут опасные животные. Идём, если не хотим до вечера добираться до центра.

Так как сегодня рабочий день, прохожих мало на улице. Да и те были не прогуливающимися, а куда-то спешащими. По дорогам довольно часто проносились электромобили как коммунальных служб, так и таксистов. Но электромобили были редким транспортом. Наверное, не больше одного-двух проносилось за минут пять, а вот разного гужевого транспорта реально много. И обычные телеги, и дорогие кареты. Пролетки, экипажи и многие другие виды гужевого транспорта.

В самом городе довольно чисто. В некоторых местах на мостовой вообще ещё оставались мыльные следы. Это удивительно для меня. Честно говоря, я не ожидал, что улицы будут мыть в этом мире. Но вот, это происходит у нас перед глазами. Единственной проблемой были пешеходные переходы. Они все нерегулируемые, и транспорт не спешил вначале пропускать нас на другую сторону улицы. Но большой камень, висящий в воздухе и крутящийся вокруг меня на большой скорости и водяная сфера, делающая то же самое вокруг Миры, творят чудеса. Стоило нам подойти к переходу, и всё – любой транспорт терпеливо ждал, пока мы прошествуем на другую сторону улицы.

Ещё удивительной была застройка города. Дома ниже четырёх этажей можно пересчитать на пальцах рук. А часто дома и вовсе были шестиэтажными, правда, и более высокие дома можно пересчитать на пальцах рук. Для Миры это непривычно. Из её рассказов я знал, что у неё дома в основном были двух– и трёхэтажными. Зато я как домой вернулся и иду в исторической части города. Именно там была примерно такая же высотность застройки, а вот в обычных спальных районах высотность значительно выше.

За два часа пути в центр из подозрительного был лишь наш хвост. Как и вчера, он состоял из трёх отдельных групп. В центре все три группы покинули нас, а может, мы просто потеряли их. Тут, несмотря на рабочий день, немало нитири. Здесь же встретились и просто прогуливающиеся, как и мы.

Детективное агентство, о котором я говорил, находилось недалеко от ресторана на водонапорной башне. Вот туда мы и последовали. Башня служила весьма хорошим указателем дороги.

– Добрый день, диар Па’горт, диар Па’горт, – обратился к нам мужчина, встретивший нас сразу после того, как мы вошли в здание.

– Вы нас знаете? – спросил я у него.

– В нашем мирке слухи быстро перемещаются, – усмехнулся мужчина. – Уже все, так или иначе причастные к правоохранительным органам, о вас знают. И я сразу приношу извинения, но нет, мы не возьмёмся за ваш заказ.

– И что, вы даже не хотите узнать, что мы хотим заказать? – спросил я у него, недовольный моментальным отказом.

– Вы пришли заказать расследование и узнать, кто стоит за нападением на вас и попытками вас арестовать. И как бы нам интересно ни было работать над этим заданием, но боюсь, в случае удачного расследования наше агентство будет закрыто.

– А вот и не угадали. То, что мы хотели узнать действительно, связано со всем этим, но нам это было не надо. Мы хотели, чтобы вы нашли и договорились о встрече с неким Жа Лолндом.

– Не знаю о ком вы говорите, – произнёс мужчина, пожав плечами в недоумении. Но он врал. По ауре читалось это чётко.

– Пусть будет так. Мира, идём прогуляемся и вернёмся на корабль.

– Идём, дорогой, – сказала она, и мы покинули агентство. – Он врал.

– Я прекрасно это увидел, он знает этого Жа. Но вновь не надавив на него незаконными способами, нам правду не получить. В такие моменты становится жалко, что этот подонок Марло сдох. Его бы менталистика сейчас была очень кстати.

– Это точно. Идём обратно.

Получалось, что сегодняшняя прогулка была полностью бесполезной тратой времени. Мы из нового узнать ничего не смогли, кроме того, что детектив боится идти против заказчика действий против нас. Скорее всего, детектив даже знал, кто это всё организовал. Он ведь знал наши имена и фамилии, едва мы вошли. А значит, мог уже вполне разузнать и о том, кто направил против нас тогда магов.

– Вы искали меня, – услышали мы внезапно голос. – Вы действительно рады, что нашли меня? – произнёс нитири в довольно элегантном костюме. Мы в этот момент как раз переходили через переулок на другу улицу и от оживлённой улицы нас отделяло больше пятидесяти метров в одну сторону и сто в другую. Говорящий стоял в двадцати метрах от нас, сзади него было два мага десятого ранга. Обернувшись, мы увидели ещё двух магов десятого ранга.

– С одной стороны, рады встретить вас, но мы больше надеялись на, так сказать, приватную встречу, – сказал я, осматривая потенциальных противников.

– Хм, а теперь быстро и по делу, – произнёс Жа.

– Кто стоит за нападениями на нас? – спросил я у него.

– Я никогда не сдаю клиентов, но даже если бы захотел изменить своим принципам, то мне всё равно нечего вам было бы сообщить. Я получил просто письмо с достаточной суммой и инструкциями. Выполнив написанное, я закончил контракт и на этом всё.

– Письма у вас не осталось? – спросил я с надеждой.

– Конечно осталось, но с чего бы это я должен вам показывать?

– Думаю, деньги вас не заинтересуют, – произнёс я, задумавшись.

– Точнее те суммы, которые вы можете предложить, меня не заинтересуют, – поправил он меня.

– Тогда не знаю.

– Я, может быть, сказал бы, если бы ты оставил эту малышку на пару часов со мной наедине.

– А ты не о***л мужик? – возмутился я.

– Зря-зря, а так бы пару часов удовольствия – и я б, может быть, поделился тем, что знаю. Взять их! – Он крикнул магам, а сам ушёл за их спины.

– Мира, без убийств! – крикнул я, разгоняя камень и запуская его в ноги одного из магов, но уже после того, как он атаковал нас воздушным тараном, который мы приняли на щит. Помимо этого я незаметно выбросил вверх летающий артефакт, записывающий всё вокруг. Надеюсь, этого хватит, чтобы потом не посчитали нас зачинщиками.

– Поздно! – в ответ крикнула она, когда два окровавленных мага упали на землю после одного заклинания Миры. – А нет, ещё живы, – заметив их ауры, сказала она и создала два средних исцеления, которые не позволят им сдохнуть.

А вот оба мага, напавших на меня, были целыми. Хотя их щиты поплыли от камня в пару килограммов веса, разогнанного до сверхзвука. Да и мы после удара столкновения едва не оглохли. А вот посредник явно не рассчитывал на такой эффект и свалился на землю, держась руками за уши, из которых начала течь кровь. Второй камень они уже приняли на более качественный щит, и пусть не с лёгкостью, но удержали удар. А потом они были слишком близко, и мне пришлось включить плазменное копьё на десяти процентах мощности. Копьё пролетело всего три метра, прежде чем столкнулось с их защитой. Вот этого их щит, рассчитанный на физический урон, не выдержал и лопнул, после чего их обдало остатками низкотемпературной плазмы. Я даже испугался, что убил их, но к счастью, плазма лишь сожгла лишь одежду и плоть на сантиметр вглубь тела.

– Мира, подлечи их! – крикнул я, и она, до этого наблюдающая за моим боем, сразу создала два заклинания среднего исцеления. Это не исцелит их, но не даст сдохнуть. – Я пойду свяжу посредника, – произнёс я, сдёргивая со своей куртки специальную зачарованную верёвку. Она была крепче стали в несколько раз и обладала парализующим эффектом.

– Поняла, – сказала Мира и занялась тем, что перетащила четырёх магов к стене так, чтобы было удобней контролировать их всех сразу. Через минуту я туда же притащил и посредника, кинув рядом.

– Звони Укеле, нам нужен профессор сейчас, – произнёс я. – Слышишь сирену? Это включился сигнал тревоги в этом микрорайоне, зафиксировав боевую магию. Скоро тут будет полиция.

– Мы уже тут, – услышал я голос, усиленный магией. У входа в переулок стояли десять полицейских в зачарованной броне. – Мы сейчас подойдём, магию не использовать.

– Мы только адвоката вызовем, – сказал я. – Через разговорник.

– Хинерс, проконтролируй, – обратился он к одному из трёх магов-полицейских. Тот появился всего в трёх метрах от нас. Оказывается, он держал нас на прицеле под невидимостью.

– Крутая маскировка. Не поделишься, что это?

– Неплохо ты их уделал парень, – произнёс Хинерс, обследовав пять тел, лежащих у стены, после чего подошёл ко мне и махнул Мире, что та может звонить. – Ты ведь двенадцатка, а уделал две десятки.

– У меня артефакты, – произнёс я.

– У них тоже, но они от кого-то твоего возраста не ожидали такой одарённости в телекинезе и магии земли, как и наличия боевых артефактов третьего класса опасности, – кивнул он на мои поножи, спрятанные под штанами.

– Вы всё видели?

– Не всё. Я прибыл вскоре после того, как у нас в участке поднялась тревога. Целый переулок оказался недоступен артефактам наблюдения в одно мгновение. Правда, вот такого я не ожидал увидеть. Это несколько больше ожиданий.

– Хинерс, ты выдаёшь секретные сведения, – произнёс подошедший в броне полицейский. Он в отличии от Хинерса не был магом.

– Да забей, Квар. Они не виновны, их перехватили в переулке и напали. Напавшими руководил вот тот тип, – указал он на посредника, который сейчас очнулся, но из-за парализации только и мог, что зло вращать глазами, наблюдая за нами.

– Хинерс, ещё слово – и я точно лишу тебя премии, – произнёс полицейский. Он явно был счастлив, что мы не буйные и нас не надо арестовывать. И, как мне кажется, он даже не знал, кто мы такие. – Есть с собой какие-то документы? – спросил он у нас, подтверждая мои предположения.

– Квар, тебе это не понравится, – сказал молодой парень, проверивший наши документы, после чего показал их старшему.

– Квар, это просто случайность. Квар, успокойся, они адекватны, – закрыл глаза и едва слышно прошептал он. – Диары, не могли бы вы дать показания в участке?

– Конечно, но только после того, как прибудет наш адвокат. – произнёс я.

Профессор Гермиот, к счастью, оказался свободен и через полчаса прибыл в переулок. Уже оттуда мы отправились в полицейский участок.

В самом полицейском участке надолго не задержались. Просто пересказали наш поход к частному детективу и чем он вылился в итоге. И под конец мы показали запись с того момента, как нас окликнул посредник. После этого вопросов у полиции не было. Они даже превышение силы самообороны не могли впаять нам. Четыре мага десятого ранга против семёрки и двенадцатки. Этот перевес почти гарантирует победу четырём десяткам.

Единственное, что нам не понравилось, так это то, что уже через полчаса после прибытия в полицейский участок туда прибыл незаметный нитири. Вот отведёшь от него глаза и не вспомнишь, как он выглядит. Он и забрал посредника. Так что и нам и полиции пришлось утереться и остаться без сведений. Маги же, напавшие на нас, были известными личностями. Они были обычными криминальными наёмниками и нанимались на любую чернуху, если им хорошо платили. Так что полиция нам даже благодарна за то, что мы их поймали. Обычно они успевали сбежать до прибытия полицейских. На этом наше посещение полиции было завершено, и мы покинули участок вместе с профессором.

Он предложил прогуляться до института права и уже там поговорить. Судя по всему, ему было что сказать нам, и он хотел сделать это в безопасном месте, где никто не сможет нас подслушать.

– Интересная мозаика, – произнёс я, когда мы вошли в кабинет Гермиота, и он угостил нас травяным сбором.

– Странно, обычно все говорят, что она ужасна, – сказал Гермиот, смотря на зеленоватую мозаику, изображающую уничтожение города большой волной.

– Что-то в ней есть. Я кстати, больше нигде не видел мозаики. Это не популярное искусство?

– Это так. И мою жену угораздило быть специалистом именно в этой области, правда, с отвратительным вкусом, – улыбнулся профессор. – Жаль, что вы не прибыли пару лет назад, – произнёс он, став грустным. – С этим она могла бы жить, – достал Гермиот из стола накопитель, который мы ему дали.

– А что произошло? – спросил я у него.

– Редкая болезнь – старение, ускоренное в десять раз. Пока хватало денег, мы покупали ману тритири. Потом, признаюсь, мне пришлось отступить от своей чести и позволить избежать наказания одному подонку. Он обещал бесплатные запасы маны тритири, но обманул, – грустно произнёс профессор. – Ну ладно, у меня для вас плохие новости. Я выяснил, кто приказал прокурору и капитану полицейского участка выписать ордер против вас. Но они молодцы, поступили правильно и специально выписали его на обычной бумаге. Это позволило подключить пятый отдел, и он взял их и их семьи под защиту.

– Это кто такой влиятельный, чтобы указывать таким людям? – удивился я.

– Вы с ним знакомы. Я сразу заподозрил, едва вы сказали мест, в котором продали свои артефакты.

– Стоп, – остановил я профессора. – Неужели это он?

– Не совсем он. Приказ спустили от главы торгового дома, и уже он обратился к посреднику, при помощи которого нанял группу Вальтана и открыл для них портал в черте города. Если бы не разрушение замка Вальтана от пространственных искажений, я бы ни за что не смог бы всё связать между собой. Уже несколько лет бывшего графа Вальтана, а сейчас просто богатого человека, подозревают в том, что бывший его боевой отряд занялся наемничеством. А сейчас вышло подтверждение. Официально Вальтан и два его друга, маги восьмого и десятого рангов, погибли в результате проведения магического эксперимента. Но слишком уж его замок был похож на улицу, на которой было совершено нападение на вас, – начал рассказывать подробности Гермиот. – Глава «Рассветной радуги» мифическая личность для большинства населения республики, но мне не повезло с ним столкнуться лет десять назад, тогда он только занимался захватом малых торговых домов. И убил семью моего ученика. К сожалению, ничего доказать я не смог. Как не смогу и в этот раз. Он обладает очень широкой властью и влиятелен на уровне канцлера. Некоторые поговаривают, что это он и есть, но я знаю, что это не так.

– Так что же его заинтересовало?

– Это зависит от того, скажите вы мне правду или нет, – произнёс Гермиот и серьёзно посмотрел на нас. – Сальмира, вы иномирянка? Так и знал. – Мы ничего ему не говорили, но он как-то всё сам понял. – Он охотник за новыми знаниями. У нас в республике и соседних странах в случае появления иномирян те пропадают в большинстве случаев до того, как появятся официальные власти. И, насколько я знаю, если он задался целью, то не отступится.

– И что, с этим ничего нельзя сделать? – Очень мне не понравилось обречённое выражение лица, с которым профессор смотрел на нас.

– Завтра с вас снимут подписку о невыезде. Рекомендую как можно быстрее убираться из наших краёв. Вдали от республики у него гораздо меньше возможностей, я вас предупредил.

– А если его устранить? – спросил я у Гермиота.

– Давайте мы забудем, что вы заговорили об убийстве гражданина республики.

– Спасибо за вашу работу, – произнёс я и достал из кармана второй накопитель, который положил ему на стол.

– Не стоит. Того, что вы мне дали, уже хватит. Я ведь не до конца смог отработать.

Вот на такой минорной ноте мы и покинули институт права и направились обратно на корабль. Новости, которые сообщил нам профессор, были не сильно радостными. Единственный плюс в этой ситуации, что завтра мы сможем покинуть республику. Но, пожалуй, нам стоит подготовиться. Если Гермиот сказал правду, то завтра будет у нас весёлый день, до смерти весёлый день. А вот чьей смерти – тот ещё вопрос.

Глава 5

— Мира, сколько ещё сможешь удерживать волну? – спросил я ментально у своей любимой, так как из-за шума ревущей воды всё равно ничего услышать было нельзя. Да и находились мы на большом расстоянии друг от друга. Я стоял за штурвалом и пытался удержать корабль на курсе, а Мира поддерживала волну, с которой мы всё время катились для увеличения скорости корабля.

– С накопителями не больше часа, – ответила она устало. – Свой резерв уже часа два назад как спустила.

– Хреново. Они продолжают нас преследовать. Пока удаётся поддерживать отрыв, но стоит нам замедлиться — и всё, — произнёс я, задумавшись. — Видимо, придётся принять бой.

– Ты уверен? — спросила у меня Мира.

– А ты видишь иной выход? Придётся воспользоваться хаотическим снарядом.

— Лингрет говорил, что только в крайнем случае. Шрам на метрике пространства останется на десятилетия, — напомнила мне Мира, но я и сам знал это.

Когда утром представитель главного полицейского управления принёс нам документы о том, что с нас снята подписка о невыезде, мы с облегчением выдохнули, но одновременно и напряглись. Вчерашние слова Гермиота до сих пор звучали у нас в ушах. А потом представитель полиции в частной беседе посоветовал нам как можно быстрее смываться отсюда. Он сообщил нам о том, что к Виритину через два часа подойдут три корабля охранного флота торгового дома «Рассветной радуги». И вот это нам придало немало ускорения.

Уже через час мы покинули бухту Виритина и, врубив на полную все три водомётных магических двигателя, рванули в сторону от Виритина. Но было поздно. Ещё на выходе из бухты мы заметили на горизонте три корабля, приближающихся с запада на большой скорости. Они практически сразу сменили направление и пошли нам на перерез. Но между нами был приличный запас расстояния, так что перехватить нас не получилось, и мы вырвались вперёд. Правда, расстояние между нами уменьшилось всего до пары километров.

Так как к тому моменту мы были уже в нейтральных водах, они просто и незатейливо открыли по нам огонь. Судя по мощности снарядов, которые мы приняли на щит, они не собирались нас уничтожать. Им главное было вывести корабль из строя, после чего захватить его.

Вообще, у нас был способ избежать этого всего. Телепортационный артефакт с настройкой на наш остров лежал у меня в пространственном кармане. Но была проблема: утянет он максимум двоих, а значит, наших «матросов» придётся кинуть вместе с кораблём. Такого позволить уже мы не могли. Вот и попытались сбежать, но судя по всему, не сильно удачно. Мира подняла сзади нас волну, и на этой волне мы понеслись гораздо быстрее, чем просто на двигателях. Но не глисирующая форма корпуса корабля даёт о себе знать.

Больше тридцати пяти километров в час мы выдать не смогли. У наших преследователей тоже была схожая проблема и нам даже удалось увеличить разрыв за два с половиной часа такой гонки, правда, не намного – всего в два раза.

Хорошо то, что они хоть прекратили обстрел корабля и щиту не требовалось больше тратить ману на отражение снарядов. Но судя по всему, боестолкновения не избежать.

— Мира, на счёт три разворачивай волну в их направлении. Попробуем ударить их на встречных курсах, – произнёс я, готовясь к резкому манёвру.

— Готова, -- сказала выдавливающая из себя максимум усилий Мира.

– Три, два, один!

В одно мгновение часть волны продолжила движение вперёд, но несущая нас часть рывком сменила направление на противоположное. Вскоре к ней присоединились новые потоки воды, и мы понеслись на наших противников, которые отреагировали на наш манёвр с задержкой – они явно не понимали, что мы делаем. А потому лишь спустя четыре минуты начали менять направление и сбрасывать скорость.

Но было уже поздно. Мы уже были в зоне поражения нашего главного калибра. Не обращая внимания на вновь открывших по нам огонь кораблей, я активировал единственный хаотический снаряд, который был у нас на борту.

Не знаю, что там намудрил Лингрет, но уже через мгновение один из кораблей противника превратился в желе, которое начало быстро растворяться в морской воде. Притом на борту корабля не осталось ни одного живого. Но и высвобождения некроэнергии также не произошло.

Один из кораблей полностью остановился для обследования того, что осталось от уничтоженного корабля, а вот третий развернулся и открыл по нам огонь уже не оружием, которое должно просто вывести корабль из строя, а полноценным оружием, созданным для уничтожения. К счастью, меткость была отвратительной и в следующие четыре минуты преследования в нас попало всего два снаряда из более чем десятка. Вот только наш щит смог удержать лишь один снаряд. А второй на полной мощности ударил в борт корабля, когда я пытался увернуться от него, после чего в сильнейшем взрыве исчезло больше пяти кубометров корпуса корабля, а меня швырнуло от штурвала за борт. Не будь я пристёгнут к палубе металлическим тросом, то скорее всего, на этом моя жизнь и закончилась бы. А так я повис над водой на высоте полуметра от неё на тросе. На повреждения тела от такого резкого рывка я решил не обращать внимания. Главное – выбраться обратно на палубу и вернуть управление над кораблём, который начал крутиться в разные стороны, лишившись контроля над штурвалом. Я почувствовал, как вода пыталась нормализовать положение корабля, явно управляемая Мирой. Только благодаря этому я и не летал на тросе как букашка.

С трудом, но мне удалось затянуть себя обратно на борт корабля и сразу же схватить штурвал телекинезом. Он у меня был не столь сильный, как хотелось бы, но стабилизировать немного корабль удалось, и лишь когда я уже сам смог добраться по ходящей из стороны в сторону палубе до штурвала, удалось нормализовать полноценно курс корабля.

За прошедшие с момента попадания полторы минуты противник подошёл к нам почти вплотную. Лишь то, что мы продолжали двигаться на волне, не позволило ему подойти к борту. Стоило нам стабилизировать курс – и я открыл огонь по кораблю из артефактов с низкотемпературной плазмой. Только если у нас в поножах были копья плазмы, то тут были целые ракеты, наверное, по размеру. Ещё в начале мы пробовали ими повредить корабли, но тогда их щиты были сильны. Сейчас оставалось надеяться на то, что накопители за время гонки у них, как и у нас, серьёзно истощились.

Так, в принципе, и произошло. Десять снарядов их щит выдержал, одиннадцатый прорвался сквозь щит, потратив больше половины энергии на прорыв. Вот только сразу же щит восстановился, и корабль отвернул в сторону от нас. Наш последний снаряд лишь подпалил палубу, которая была всего секунд за десять потушена. Но корабль передумал нас преследовать и, развернувшись, направился в сторону уничтоженного нами корабля.

– Мира, убирай волну, – произнёс я по ментальному разговорнику. – Дальше на двигателях пойдём. – Но ответа не услышал. – Мира? Мира? – Молчание меня испугало, и я, застопорив штурвал, кинулся на нижнюю палубу к месту, в котором она находилась. К счастью, Мира была жива, но она была в глубоком трансе и не воспринимала окружающий мир. Ей пришлось едва ли не слиться сознанием с водой вокруг корабля, чтобы стабилизировать его положение. – Ну твою же мать. Извини, – произнёс я и дал сильнейшую пощёчину, которую мог.

– Карл, это ты? – очнулась она от удара и сразу схватилась за щеку. – За что?

Но ответить я не смог, так как волна потеряла контроль и практически сразу обрушилась на корабль, затягивая его с собой под воду. Нас же вначале бросило к правому борту, а потом на потолок. Лишь через пару секунд мы вновь оказались на полу. Звуки при этом были соответствующие, но самое плохое – внутрь корабля хлынуло огромное количество воды.

– Потом! – крикнул я и постарался выбраться через заваленный деревянными обломками коридор обратно на верхнюю палубу.

Стоило мне открыть люк, как я увидел перед собой лежащую мачту на палубе, сломанную в нескольких местах. Но самое плохое, что она при падении упала прямо штурвал, уничтожая его в щепки. Это и почувствовалось сразу, так как корабль стал неуправляемым и его начало бросать на успокаюивающихся волнах из стороны в сторону. Честно скажу, я растерялся, когда увидел это всё. Я не был готов к подобным повреждениям корабля.

Поднявшись на палубу понял, что мы приплыли. Все три мачты были уничтожены переворотом корабля. Одна кормовая надстройка была снесена за борт также. Вообще всё, что находилось на верхней палубе, было так или иначе повреждено либо переворотом, либо падением мачт. Было кое-что и похуже. Через дыру, которую проделал наш последний противник, в корабль в момент переворота залились десятки тонн воды. Переборки, которые мы перед выходом из порта задраили, не пустили воду дальше по кораблю, но даже так мы были серьёзно накренены в сторону дыры массой воды.

Думаете, на этом всё? Как бы не так. На горизонте вновь появился корабль, и он приближался на малом ходу в нашу сторону. На таком расстоянии понять, принадлежит корабль нашим врагам или нет, было тяжело. Но сомневаюсь, что тут среди моря ходит много кораблей, а значит, шансы на то, что противник к нам возвращается весьма высоки. А всё, что у нас осталось, – девять плазменных снарядов, которые они могут принять на свой щит. Сбежать в таком состоянии мы тоже уже не могли никуда. Так что оставалось лишь продать нашу жизнь подороже. Сдаваться в плен уж точно никто из нас не собирался.

Судя по скорости корабля, у нас было немного времени. И им необходимо было воспользоваться по полной. Во-первых, это Сальмира. То, что я собирался сделать, было глупо, но лучшей идеи у меня не было и сделать это лучше мне самому, так как в своём выживании при этом я не был сильно уверен.

Спустившись в трюм к команде, я понял, что команды-то у нас уже и нет. Остался лишь Сайрон. Двое лежали переломанными куклами. Судя по всему, мертвы они были уже больше пяти минут, а значит, без высшего исцеления их не вернуть к жизни. Ещё двое висели на гике, который пробил потолок и нанизал их, лежащих на двухъярусной кровати.

– Сайрон, жить хочешь? – спросил я у единственного выжившего. Он тоже не остался без травм, но ему повезло – всего-то расплющена рука упавшей балкой и стёсана кожа на половине черепа.

– Диар, конечно хочу, – произнёс он с трудом. Боль была адская. Будь он человеком, потерял бы сознание от болевого шока, но он нитири, куда выносливее человека.

– Отлично, тогда держи, – сказал я, доставая из пространственного кармана серебряный артефакт. – Это телепорт, ты его активировать не сможешь, так как нет маны. Но вот у Сальмиры она есть. Она находится на нижней палубе. Я настроил его так, что едва ты попадёшь в радиус её седьмого начала души, артефакт активируется и перенесёт вас двоих на остров. Артефакт может унести лишь двоих за раз.

– А как же вы? – спросил Сайрон, взяв артефакт.

– Мне надо спасти ещё твоих товарищей. Я потом позже доберусь до острова. – Он явно понял, что я вру, но решил сделать вид, что поверил мне. С трудом встав Сайрон направился на нижнюю палубу. Уже в проходе он обернулся и благодарно кивнул мне.

– Я понял всё, она не вернётся сюда, – произнёс он, не оборачиваясь, и начал спуск на нижнюю палубу.

Я же, как и обещал, приступил к спасению остальных. Да, они умерли, и в этом есть плюс. Их можно переместить в пространственный карман, а потом уже когда-нибудь оживить при помощи высшего исцеления. Правда, шансы у них на выживание, как и у меня, не слишком высоки.

Срезав с гика двоих нитири, я приступил к переносу в пространственный карман всей четвёрки. Когда переносил третьего, почувствовал искажение метрики, что говорило о сработавшем телепорте. Также пропало ощущение ауры Миры, а значит, Сайрон сделал всё правильно.

Убрав четвёртого нитири в пространственный карман, я поднялся на палубу и осмотрелся. Как и думал, корабль не был случайным торговцем, решившим нам помочь. Это корабль из той троицы. Тот, который остался рядом с уничтоженным нами кораблём, и не был повреждён мною.

Сейчас он лёг в дрейф в километре от нас и спустил на воду шлюпку. На шлюпке, приближающейся на малом ходу к останкам нашего корабля, виднелось десять голов. Ауры трёх даже на таком расстоянии светились достаточно ярко, что говорило как минимум о десятом ранге. Пару минут у меня ещё было, а значит, надо подготовиться.

Скафандр для ВКД лежал у меня в пространственном кармане. Он был очень хорошо зачарован ещё дома. Лингрет от себя добавил сферический щит, который в теории должен выдержать даже взрыв мощностью около двадцати тонн тротилового эквивалента. Правда, выжить при этом всё равно не получится, так как меня размажет по внутренностям скафандра. Но плазменные ракеты не взрывчатка, хоть по мощности они и схожи. Тут основным уроном идёт именно температура, близкая к миллиону градусов. Даже без защиты Лингрета скафандр должен выдержать секунду-полторы такой температуры, а с защитой шансы становились гораздо более высокими.

Спустившись на самую нижнюю палубу к люку, ведущему в межкорпусное расстояние, я достал из кармана скафандр, который уж очень давно не надевал. Активировав его при помощи наручного компьютера, влез в него.

– Карл Дорет, глава экспедиции «Изида-4», приветствую вас, – произнёс встроенный в скафандр компьютер. – Фиксирую серьёзные травмы организма. Рекомендую воспользоваться стимуляторами Е5 и О7.

– Активируй. – Мне на самом деле было хреново, и я едва не терял сознание. – Подключи внешний модуль «кольчуга», поставь время реакции на развёртывание одна десятитысячная секунды.

– Предупреждение: это повысит расход аккумуляторов и износ системы реагирования на семь целых три десятых процента. Продолжить? –уточнил компьютер. Ранее я не пользовался голосовым управлением, но пару месяцев назад решил, что это в принципе неплохая функция и не надо будет набирать коды на компьютере, после чего и включил её.

– Да, – произнёс я. – Уменьшить энергопотребление до минимума в целях маскировки от стороннего обнаружения.

– Принято, – сказал компьютер. – Обнаружен ранее недоступный раздел памяти. Инструкция принята, подключён блок маскировки, идёт настройка передатчика. Система связи не фиксирует активных сверхсветовых передатчиков. Есть сообщение от командования экспедиции. Открыть? – Вот от этого я сильно удивился. Думал, всё просмотрел в скафандре и никаких скрытых разделов памяти, как и блока маскировки, не видел.

– Открыть, – произнёс я, выведя на дисплей в шлеме изображение того, как нитири поднимаются на борт. Следом за первой шлюпкой направилась и вторая. Пока они стали обследовать палубу, у меня время было прослушать сообщение от командования экспедиции.

– Карл, если ты слушаешь это сообщение, то ты стал главой экспедиции. Экспериментальный тактический модуль решил, что сейчас самое время для сообщения. Я не могу представить такого варианта, чтобы он осуществился в реальности. Но регламент требует подобную запись сделать и для тебя, – произнёс генерал О’браянс, глава военного крыла нашей экспедиции. – Так, это я немного не то начал говорить. В общем, если ты видишь это сообщение, все остальные погибли. Не сладко тебе, наверное, одному на мёртвой планете? Ну, не расстраивайся. Если повезёт, мы твои останки лет через десять доставим родителям. Так что ты там держись. И когда соберёшься умирать, сделай это в легкодоступном месте, чтобы членам последующей экспедиции не пришлось долго искать твоё тело. Извини за чёрный юмор, тебе сейчас явно не сладко. В приложении к сообщению есть перечень ранее заблокированных функций скафандра. Но учти: за каждое использование спецфункции с тебя будут спрашивать. Не буду надоедать, инструкции в приложении. – После этих слов картинка изменилась. Это всё был тот же генерал О’браянс, но судя по мешкам под глазами, это было не снято в тот же день, что и предыдущее сообщение. Таким генерала я видел за пару дней до помещения нас в карантин перед стартом. И я даже, кажется, помню день, когда запись была сделана. Мы тогда ещё обсуждали, почему генерал не убрал большой свежий порез на лице. И вот с этим порезом он на видео и был. – Если ты слышишь это сообщение, то произошёл невероятный случай: ты – глава экспедиции, единственный выживший и встретил враждебную разумную жизнь. Поздравляю! Если выживешь и вернёшься домой, то от академии наук ежемесячная премия в размере пятисот тысяч до конца твоей жизни тебе обеспечена. А теперь к главному. Это сообщение активируется, только если тактический модуль определит, что возможна утечка технологии враждебной разумной расе. Я понимаю, что ты гражданский по сути, но ты обязан не допустить утечку наших технологий. Ты должен или выбраться, или уничтожить все образцы наших технологий. А теперь к тому, что тебе поможет. Наши научники-маги совершили невозможное. Они научились обманывать весь мир, они создали невероятную вещь. Модуль нереальности. Что это за вещь, я не понял сам, несмотря на то что я маг не из последних. Но главное, что он поможет тебе выжить. Скафандр и его содержимое на время становится нереальным для мира. Модуль одноразовый, используй его с умом и не допусти утечки наших технологий чужакам. И ещё один нюанс. В случае опасности утечки технологий скафандр испарится вместе с тобой внутри. Это тебе для стимула попытаться выбраться. И нам нужны данные об этом виде. Это новая твоя миссия. Ты должен собрать всё что только можно об этом виде, особенно об их возможностях в обороне и атаке. – На этом сообщение закончилось, и в компьютере скафандра стала доступна инструкция к модулю нереальности. Ничего сложного: просто активировать его, и на полчаса скафандр превращается в морок, ну и ты вместе с ним. Честно говоря, о таких штуках я никогда даже и не слышал, уж слишком они выглядят фантастическими. Ведь получается, что с такой штукой можно выжить в эпицентре ядерного взрыва.

– Закрыть сообщения, – произнёс я. – Деактивировать модуль нереальности, приготовиться к запуску модуля «кольчуга».

– Принято, – ответил компьютер.

Модуль нереальности я использовать сейчас не собирался. Если то, что говорил генерал, правда, то лучше его предоставить на изучение Лингрету. Как это сделать, буду думать потом.

Так как, судя по всему, тактический модуль записал во враги всех нитири, как он при этом не считает меня врагом, было непонятно. Явно что-то перемудрили научники с этими секретными модулями: тут и маскировка, тут и вовсе что-то фантастическое. Я надеялся на то, что хватит и «кольчуги», созданной Лингретом, для защиты от того, что я решил использовать. Тем более находиться на самом корабле в момент активации не собирался.

К этому моменту вторая шлюпка причалила к останкам нашего корабля и нитири из неё поднялись на борт. Можно было начинать, но вначале надо покинуть корабль. В скафандре протиснуться между корпусами невозможно, а значит, к люку на внешнем корпусе я не доберусь таким образом. А потому, встав на внешний корпус изнутри, который был всего на расстоянии тридцати пяти сантиметров от внутреннего корпуса, я телекинезом поднял острый камень и начал как пилой водить вокруг себя по поверхности внешнего корпуса.

Незамеченным это не осталось, и уже через минуту в помещение ворвались маги, но было уже поздно. Именно в этот момент я смог прорезать себе проход в зачарованной древесине и упасть в воду. Чтобы меня обратно не внесло потоком воды, используя сервоприводы скафандра, я вытолкнул себя наружу и после этого активировал оставшихся девять зарядов ракет из плазмы.

«Кольчуга» вовремя активировалась, плазма лишь лизнула меня по защите, испаряя воду вокруг на несколько десятков метров вглубь. Что случилось с кораблём, я точно не знал, так как связь с камерами на борту была утрачена, а внешние сенсоры скафандра ничего не видели. Благо, плазма была короткоживущей. Уже через три секунды всё исчезло, и надо мной сомкнулась вода. Какой бы высокой температуры ни была плазма, её количество было весьма ограниченным и много воды она не испарила.

Сразу после того как вода сомкнулась надо мной, я начал погружаться на дно. К сожалению, двигаться мог исключительно за счёт телекинеза, применённого к скафандру. И это было очень тяжело. Конечно, в воде и скафандр, и я весили гораздо меньше. Но всё же прилично для моего не сильно развитого телекинеза. Мне пришлось сконцентрироваться исключительно на телекинезе, чтобы прекратить погружение на дно моря.

Скафандр не был рассчитан на большее внешнее давление. Конечно, у него был запас прочности, позволяющий погружаться на довольно большую глубину, – всё-таки его создавали специально для агрессивной внешней среды – но опуститься на дно и остаться при этом живым я вряд ли смогу. Сенсоры скафандра сразу после отключения «кольчуги» смогли достигнуть дна, и глубина была тут больше полутора километров. Судя же по датчику внешнего давления, я мог опуститься максимум метров на пятьсот, после чего скафандр, несмотря на его прочность, вмяло бы внутрь. Не рассчитан он на подобные нагрузки.

Сейчас я находился на стометровой глубине и надеялся, что этого хватит для того, чтобы меня не обнаружили маги на корабле. Сомневаюсь, что я уничтожил корабль, стоящий в километре от нашего. Я уничтожил лишь прибывших на шлюпках на борт нашего корабля. Надеюсь они подумали, что мы решили покончить с собой, но не достаться им. Очень на это надеюсь, иначе все мои действия будут бесполезными.

Вскоре сенсоры обнаружили, что в северо-восточном направлении глубина равномерно уменьшается. Вот в том направлении я и начал тащить скафандр с собой при помощи телекинеза. Когда думал, что уже умру от перенапряжения, сенсоры наконец-то сообщили о том, что глубина подо мной будет всего четыреста пятьдесят метров. Это близко к пределу скафандра, но в теории он должен выдержать, а так как сил тянуть дальше у меня уже не было, да и резерв практически подошёл к нулю, я решил довериться показаниям сенсоров и просто отпустил скафандр, после чего вновь начал погружаться на дно.

Изредка помогая телекинезом, чтобы погружаться в нужном направлении, вскоре я достиг дна. Перед самим приземлением затормозил погружение и плавно опустился на дно. Только я не учёл одного: под своим весом я начал опускаться дальше и остановился, лишь когда по пояс опустился в ил. Но мне уже было всё равно. Я настолько устал, что даже не заметил, как начал заваливаться вперёд.

Очнулся лишь спустя шесть часов по показаниям приборов. За это время я оказался полностью поглощён донным илом. И до воды было почти тридцать сантиметров. К счастью, я маг земли, и пусть ил контролировать из-за воды сложно, но возможно.

За время сна я смог полностью восстановить свой резерв, а потому освобождение из донного плена заняло у меня всего пару минут, из которых девять десятых ушло на напитывания ила моей маной.

Следующий перерыв я сделал уже через сорок минут, так как мана вновь подходила к концу. Поскольку двигался в сторону повышения дна, глубина в этом месте была уже триста восемь метров. Ещё несколько таких подходов – и я смогу добраться до поверхности. Перерыв на сорок минут для восстановления маны в медитации – и вновь около пятидесяти минут пути в сторону повышения дна.

Лишь через шесть таких подходов я позволил себе перерыв. Над головой была глубина всего в десяток метров и свет солнца спокойно доставал дна в этом месте. Впереди, всего в паре сотен метров, находился остров, к которому я и направился пешком с некоторой помощью телекинеза.

Ну что могу сказать. Этот прыщ, торчащий из воды, и островом назвать тяжело. Он всего метров сто в диаметре и полностью песчаный. Над водой он поднимался всего метра на полтора в самой высокой точке и, скорее всего, при волнении волны просто поверх него проходят. Не лучший вариант для отдыха, но это лучше, чем отдыхать под водой. Тем более запас воздуха в скафандре закончился и активировался оксигенатор, делая воздух не слишком пригодным для меня. Всё же воздух, которым дышат люди, не сильно подходит для меня.

Выбравшись на самую высокую точку, я осмотрелся. Насколько мог видеть, вокруг не было ни одного корабля, что немного успокаивало меня. Значит, меня не выследили. Правда, был и минус: как теперь выбраться отсюда, я не знал. Тут на острове не было вообще ничего, кроме песка. А хотя постойте, точно песок. Я ведь маг земли, а значит, и с землёй могу делать что угодно. И почему я сразу не подумал об этом? Но пока мне нужен нормальный отдых и без скафандра.

Сняв скафандр, я вздохнул свободной грудью. Всё-таки воздух по вкусу тут гораздо лучше, аж настроение поднялось без причины от вкуса воздуха.

Начертив на песке ритуальный круг, я залил начерченные каналы своей маной, после того как уложил внутрь скафандр. Тот сразу исчез, переместившись в пространственный карман. Из него же я достал припасы, ибо был голодный до безумия.

Первое, что я сделал после отдыха, – обезопасил себя от утопления. Как? Да очень просто: при помощи магии земли создал два пустотелых герметичных поплавка и соединил их между собой. Даже один такой поплавок мог меня удержать на поверхности, но два гораздо устойчивее, чем один. Правда, меня немного смущал их вес. Каждый весил не меньше ста килограммов. Не будь я столь сильным, скорее всего не смог бы ими так спокойно ворочать. Соединял тоже при помощи магии земли четырьмя балками расстоянием около полутора метров между поплавками. Следующий этап шёл уже в нанесении рун укрепления на всю поверхность получившегося катамарана. Без укрепления, несмотря на все мои усилия, конструкция могла развалиться в любой момент, а так она в теории должна быть весьма крепкой.

В планах у меня было создание ещё рулевого управления, швертов и мачты с парусом-крылом, но уже явно не сегодня. Несмотря на отдых, под конец дня я был выжат словно лимон, а потому, плюнув на всё, немного вкопал катамаран в песок, после чего залез на него и, кое-как устроившись, погрузился в сон. Главное не опускать руки. Человек очень живучее существо, а про изворотливость и вовсе говорить не надо, так что я выживу и всё будет хорошо. А то, что сейчас я не человек, роли никакой не играет. Я им был и остаюсь глубоко в душе.

Глава 6

Я облажался. И это был далеко не первый раз за последние дни. Вначале с управлением кораблём, подставив тот под удар, который привёл к смерти четырёх подчинённых. Потом взрыв корабля, после которого я едва смог достигнуть острова. Теперь уже третья конструкция судна, на котором я собирался убраться с острова. Стоило отойти подальше от него и попасть хотя бы в трёхбальное волнение — и она переворачивалась через нос. Вначале это был классический катамаран с двумя поплавками. Мне казалось, что он будет устойчивый, и я смогу на нём легко покинуть остров. Но при его создании не рассчитал с центровкой. Точнее не так. Когда я его создавал, то не учёл массу мачты и паруса. Будь они сделаны хотя бы из дерева и ткани, это было бы не так уж и важно, но в данном случае и мачта, и парус были сделаны мною из песка. Несмотря на то что мачту я сделал пустотелой, её вес всё равно был далеко за сотню килограммов, а парус и вовсе весил сотни две килограммов. Но я настолько спешил убраться с острова, что посчитал эти недостатки неважными. Это мне и аукнулось уже в километре от острова.

Оба округлых носа были опущены в воду гораздо сильнее, чем корма. Но идти в принципе можно было, но их неправильная форма и поднявшееся небольшое волнение сделали своё дело. Неправильная форма носа помогала носам зарываться в воду. И стоило волне прокатиться поверх носов, как перевернулся весь катамаран. Вначале корму приподняло под сорок пять градусов, а потом мачта с парусом накренились в сторону, и катамаран перевернулся боком.

До того момента как катамаран оказался двумя швертами к небу, с начала переворота прошло три секунды. Меня же ещё в момент зарывания носами бросило вперёд, а потом переворачивающийся катамаран ещё прихлопнул сверху. Думаю, и сейчас он где-то дрейфует в море. Вот будет интерес у местных, когда его прибьёт к какому-то берегу. Тут я катамаранов не видел и, скорее всего, нитири и не знают, что возможен подобный тип судна.

После возвращения вплавь на остров я сутки просто пролежал, смотря в небо. У меня не было моральных сил вновь взяться за работу. Да что там за работу – я настолько морально устал, что даже эти сутки не было сил встать и сходить в туалет или поесть. Все постыдные дела делал под себя от столь сильного морального расстройства.

В себя я пришёл от холода и воды. Как оказалось, погода за время моей депрессии серьёзно испортилась – поднялось приличное волнение. Будь я на корабле, не переживал бы. Но когда волны начали полностью перекатываться через остров, пытаясь при этом утянуть меня в море становилось, не по себе. Для того чтобы не смыло, я достал воздушную маску и закопал себя по пояс в высшей точке острова. Лишь через семь часов, когда уже взошло солнце, шторм начал стихать, и я смог заснуть.

Проснулся уже от того, что солнце сильно припекало. В целом я был благодарен шторму – он выбил из меня жуткую апатию.

После того как привёл себя в порядок, сразу же приступил к строительству нового судна. В этот раз я решил использовать классику – обычную шлюпку с повышенными бортами.

Ну что могу сказать, явно перестарался с толщиной корпуса, и когда шлюпка оказалась на плаву, несмотря на повышенные борта, буртики были всего в паре десятков сантиметров от поверхности воды. Уже тогда я понимал, что всё, надо начинать что-то новое, но моё упрямство и мысли, а вдруг получится, заставили меня работать до конца.

Итог: минус два дня – и шлюпка недалеко от острова. Чтобы она не утонула, мне пришлось загерметизировать её борта, что ещё больше придало веса, и после установки мачты и паруса она оказалась в паре сантиметров под водой, после чего почти сразу перевернулась.

Сегодня я испытал третью конструкцию. В этот раз постарался учесть ошибки первых двух конструкций и сделал тримаран из расчёта, что с тремя корпусами будет тяжелее перевернуть. Сделал более лёгкую мачту, уменьшив толщину стенок в два раза. Сделал кормовой балласт, чтобы компенсировать вес мачты и паруса.

После отошёл от острова и направился на юго-восток. Там примерно в трёх сотнях километров должно находиться королевство Ескас. Небольшое королевство, которое известно тем, что за последние пять сотен лет не участвовало ни в одной войне. Зачастую лидеры разных государств собираются именно там для обсуждения своих претензий. Меня же интересовало регулярное корабельное сообщение почти со всеми странами Ружнийского бассейна. Оттуда я собирался добраться до герцогства Арент, находящегося рядом с Гереном, и уже оттуда долететь на артефакте до нашего острова. Это как раз на пределе возможностей артефакта без дополнительных накопителей.

И в начале всё было даже очень неплохо. Я прошёл около трёх километров, и когда уже расслабился, налетел порыв, который поднял весь тримаран всего на пару секунд на подветренный поплавок. Но он не был рассчитан на вес всего тримарана и ушёл полностью под воду, что спровоцировало резкий тормоз и выброс меня на пару метров в сторону от тримарана. Тот же, оказавшись неуправляемым, продолжил зарываться в воду и у меня на глазах перевернулся.

Если бы вы только знали, как мне хотелось плакать в тот момент. Столько усилий — и всё зря. Третья конструкция — и третий раз переворачивается. Настолько часто я давно не портачил.

Возвращение на остров прошло словно в тумане. Выбравшись на песок и не соображая, что творю, я начал психовать, поднимая в воздух песок. Много песка, гораздо больше, чем когда-либо это делал.

Пришёл в себя я лишь тогда, когда оказался в середине песчаной бури, которая начинала закручиваться в смерч вокруг меня. При этом я никакого дискомфорта не чувствовал, кроме как от магического истощения. Я умудрился весь свой резерв, который был не маленьким, — всё-таки я маг двенадцатого ранга – спустить в приступе истерики и закрутить вокруг себя песчаную бурю. Будь я в адекватном состоянии, сомневаюсь, что у меня вообще получилось бы что-то подобное. Это было самое масштабное действие, которое я когда-либо делал, и оно впечатляло.

Вскоре мана в песке, поднятом в воздух, стала иссякать и песок стал возвращаться в положенное ему состояние. Всего за минуту в воздухе не осталось песка совершенно — он весь лежал на земле. Сам остров немного поменял свои очертания. Я, оказывается, реально сделал масштабное воздействие, и песок, собранный с поверхности острова, осел в его центре – там где, я его закрутил. Сам того не ведая, создал пятиметровый холм в центре. Сомневаюсь только, что он долго просуществует. С ветрами, которые дуют в этой части моря, его развеет максимум за пару недель.

Что-либо делать я не мог после такого сильного истощения. Да что там говорить, через несколько минут, после того как буря развеялась, я почувствовал сильнейшую слабость в теле. Чтобы хоть немного стало легче, пришлось лечь на песок. Это означало, что в теле не хватало маны для нормальной работы, и это было довольно опасно. Так как я мутант, многие органы и системы организма работали только благодаря излишней магической подпитке. Она не была значительна, но она была, и без неё многие органы могли отказать. Обычно я даже не могу взять под контроль ману, необходимую для работы органов. Она просто сразу из источника идёт к органам непроизвольно. А вот сейчас я каким-то образом выдоил себя полностью. Мне просто оставалось лежать и ждать.

К счастью, скорость регенерации у меня достаточно высокая для моего резерва, так что уже через двадцать минут я почувствовал, как слабость постепенно покидает моё тело. После этого погрузился в медитацию для более быстрого восстановления резерва. Сразу сделать это не получилось, так как слабость слишком уж сильно отвлекала от концентрации на поглощении маны из окружающего мира.

Остаток дня я провёл в раздумьях о том, как же мне лучше всего сделать судно, на котором покину остров. В принципе, во время постройки тримарана я научился неплохо создавать лёгкие и тонкие стенки из песка, превращаемые в камень. Это особенно было заметно на мачте. Последняя мачта высотой в шесть метров весила всего около пятидесяти килограммов, тогда как первая весила больше сотни. Парус стал легче и того больше чем в два раза. По примерным прикидкам, парус-крыло весил не больше восьмидесяти килограммов. Сделать корпус по такой же технологии можно, но это будет гораздо сложнее. Сейчас я делал двух сантиметровые стенки, а надо будет сделать максимум полусантиметровые. Всё равно поверх будет идти рунное укрепление, но до этого я почему-то делал корпуса толстыми. Наверное, подсознательно так казалось безопасней. Но три попытки показали, что вес и центровка важнее.

Весь вечер и полночи я провёл работая на наручном компьютере, составляя модель будущего судна. Вечером мне пришла мысль попробовать построить океанское проа. У меня на родине дикари в Большом океане умудрялись на тысячи километров ходить на них. Тренер во время моих занятий парусным спортом как-то рассказывал, что когда наша империя прибыла для колонизации, они сильно были впечатлены скоростью проа. Это так и осталось экзотикой для Парна, но встретить можно было.

Один из бывших выпускников парусной школы, в которой я занимался, построил по технологиям дикарей проа, и вшестером они поставили своеобразный рекорд — за сутки прошли семьсот километров. Для парусного судна, созданного дикарями, это просто фантастический результат. Конечно, он не идёт ни в какое сравнение с тримараном нашего имперского путешественника.

Царли Майхер построил за свой счёт самый быстрый парусный корабль в мире на подводных крыльях. Он смог разогнать его до девяносто четырёх километров в час. Правда, во время суточного перехода его средняя скорость держалась не больше семидесяти пяти. Но даже так он за сутки прошёл больше тысячи семисот километров. Это было лет за десять до экспедиции и до того момента, как я покинул родной мир на борту «Миста». Рекорд так и не был побит.

Если же сравнивать тримаран Царли и океанское проа, то тримаран выигрывает по всем параметрам, кроме двух — трудоёмкость постройки и себестоимость. Тримаран обошёлся Майхеру в сорок миллионов, тогда как проа выпускник нашей парусной школы построил с друзьями затратив тысяч пятнадцать. Да, цена роли не играла, но строить высокотехнологичное судно я всё равно не смогу, а потому выбор был очевиден.

Главной особенностью проа было то, что у него не было носа и кормы. Поочерёдно нос и корма выполняли роль друг друга при смене направления движения. Вторая особенность была в очень длинном аутригере, на конце которого и находится экипаж на маленьком поплавке. Третья была в форме самого корпуса – внутренний борт большого поплавка должен быть вогнутым внутрь корпуса слегка; внешний — наоборот. Визуально это придавало корпусу внешний вид крыла самолёта. Очень интересный момент получался: дикари, не знающие, что такое самолёт или его крыло, начали использовать его форму задолго до того, как это начали делать в цивилизованных странах. Четвёртая особенность была в большой длине и при этом узкости основного корпуса. Насколько я помню из книги, при длине около семи метров ширина была всего тридцать пять сантиметров в самом широком месте. Мне немного придётся отойти от такой формы, потому что несмотря на тонкость корпуса, он будет нелёгким и ему нужна будет большая плавучесть. Но надеюсь сильно не отходить от правильного соотношения. И наконец-то пятая особенность это то, что для того чтобы изменить кардинально направление, необходимо будет перемещать штаг с парусом из носа в корму, которая станет потом носом. Но я надеюсь на то, что мне это делать всё-таки не придётся, так как направление ветра согласно навигационному справочнику по Ружнийскому морю в это время года редко меняется. Да, шторм бывает довольно часто, но при этом почти всегда дует одно и то же направление ветра.

Постройка началась с создания пятиметрового основного корпуса шириной в центре в сорок пять сантиметров. После вчерашнего срыва манипуляции с песком стали получаться легче, и мне удалось сделать даже более тонкий корпус, чем изначально планировал.

За день я успел полностью сделать весь корпус. Магия рулит, и она реально сильно помогает в создании чего-либо. Телекинез песка и его преобразование у меня уже начало получаться едва ли не на автомате.

Следующий день я потратил на создание мачты, аутригера и маленького поплавка, чья задача была лишь удерживать конструкцию во время стоянки в вертикальном положении. Из-за этого он был длиной всего метр двадцать, шириной тридцать сантиметров и высотой в двадцать. Такая себе подушка, не дающая во время стоянки опрокидываться проа.

Третий день ушёл на создание максимально лёгкой конструкции паруса. После некоторых размышлений я отказался от классического паруса для проа и сделал парус-крыло, который может на мачте крутиться на триста шестьдесят градусов. Это позволит разворачиваться без необходимости перещёлкивать штаг. Да и вообще избавит от необходимости его делать. Надо развернуться? Взял и раскрутил парус-крыло на сто восемьдесят градусов. И теперь всё решится, получится у меня в этот раз или, как и в прошлые, всё пойдёт не по плану.

Столкнув проа на воду, что получилось не так уж и просто, конструкция оказалась нелёгкой. По примерным подсчётам, общий вес конструкции около трёх сотен килограммов. Тяжёлое судно получилось, но это не идёт ни в какое сравнение с моими предыдущими попытками из земли сделать корабль. Вообще, все эти попытки я начал из-за того, что вспомнил бетонные яхты в нашем яхт-клубе у старожилов. И если уж они ходили нормально, то почему из тонкого слоя камня, сделанного из песка, не должно получиться.

Первое испытание прошло хорошо. Проа оказался устойчивый и не поворачивался под своим весом. Уже хорошо.

Второе испытание – проверить его мореходность в принципе. Для этого я закрепил на условной корме баллерную коробку с рулевым управлением и, осторожно оттолкнувшись ногами от дна, запрыгнул на основной корпус. Сперва я просто дрейфовал, так как ветра особо не было. Проа был в принципе устойчивый и не спешил переворачиваться. Для того чтобы хоть как-то двигаться, начал воздействовать на корму проа телекинезом. Так как смачиваемая поверхность была довольно небольшой, даже силы моего телекинеза хватило, чтобы в течение получаса разогнаться до километров десяти в час. К этому моменту я уже побил все рекорды предыдущих самостроев и был уже в пяти километров от острова. Остров уже и не было видно из-за его малых размеров и низкой высоты моего уровня зрения.

Внезапно я почувствовал спиной усиление ветерка. Порыв был не сильный, но его хватило, чтобы подхватить проа уже за парус. Скорость сразу немного подросла, что меня сильно обрадовало. Постепенно, как я и рассчитывал, утреннее безветрие сменилось на дневной ветер. Не сказать что ветер был очень сильным, он был средним — около десяти метров в секунду. Главное было то, что такого ветра хватало, чтобы малый поплавок оторвало от воды и проа начал двигаться на одном корпусе, что сразу добавило ещё скорости.

К обеду ветерок усилился ещё больше. Волны уже начинали меня немного пугать, особенно когда пару раз при падении с волны я зарывался по самую мачту в следующую. Но к счастью, переворота удалось избежать. Мне же пришлось из основного корпуса переместиться на середину аутригера, так как веса поплавка на конце аутригера уже не хватало для нормального открена. Честно скажу, я не верил, что всё получится, но у меня получилось и по свежему ветру каменная конструкция проа смогла развить восемнадцать километров в час. Это просто фантастическая скорость. Всего за десять часов я сделал около половины расстояния, которое меня отделяло от королевства Ескас.

Был правда и минус: проа требовал постоянного контроля. Едва я отвлекался или немного расслаблялся, сразу начинались различные неприятности. А потому мне пришлось использовать артефакты малого исцеления не совсем по назначению. Я использовал их для снятия усталости.

Когда начало темнеть на горизонте, увидел тёмное пятно. Ночевать на проа было глупой идеей, а потому последние четыре часа я искал место, куда можно было бы уткнуться на ночь. Но как назло вокруг не было ни одного острова. И лишь когда я уже начал думать, как бы переночевать на воде, мне повезло наткнуться на землю.

Уже через полчаса в полной тьме я подошёл к побережью острова. Первое, что бросилось в глаза, -- это то, что на острове были светящиеся огни. А значит, он не такой уж и необитаемый, как я считал, увидев его. Да и сам остров, мягко говоря, не маленький.

Не знай я, что до побережья королевства Ескас ещё около пятидесяти километров, я бы посчитал этот остров уже материком. По-хорошему мне желательно не светиться среди разумных до прибытия в королевство Ескас. Но ночевать на воде, когда есть вот такой остров, глупо. А потому я направился вдоль берега в поисках пустынного пляжа. И мне вскоре повезло.

Передо мной была небольшая бухточка, окружённая скалами шириной в пару десятков метров. Вот в неё я и зашёл при помощи телекинеза и уже в бухте выбрался на каменную отмель. Боже, насколько это прекрасно чувствовать землю под ногами! Только ступив на твёрдую землю, я понял, насколько за сегодняшний день устал от моря. Боюсь, что несмотря на мою любовь к морю в целом и кораблям в частности, после того как вернусь на остров, моя любовь сменится на полностью противоположное чувство. Хотя, скорее всего, если и появится нелюбовь, то ненадолго. Слышал я ребёнком в нашем яхт-клубе, что если море запало в душу, то уже никогда оттуда не выберется. Так ли это на самом деле, я не знаю.

Немного походив по каменной отмели, вернулся к своему проа. Не следовало бросать транспорт, который помог пересечь огромное расстояние. Затянув повыше на каменистый берег проа, я при помощи магии земли «прирастил» его к крупному камню весом в пару сотен килограммов. Надеюсь, этого хватит, чтобы когда начался прилив, проа никуда не унесло.

По-быстрому осмотрев местность вокруг места моей швартовки, я забрался на более менее ровный участок земли с меньшим количеством камней, где и устроился на ночь. Усталость как физическая, так и моральная срубила меня практически моментально. Вот помню, что повернулся на правый бок так, чтобы иллер не втыкался в камень, и в следующий момент я проснулся от резкой боли в животе. Мне потребовалось ещё три удара, прежде чем я окончательно проснулся и понял, что спать лёг вовсе не в пустынном месте.

Всего в полутора сотнях метров от берега был ряд лачуг, и сейчас было ранее утро. Меня же разбудили слишком борзые подростки. Они явно хотели позабавиться над спящим и бросали в меня крупные камни. Но стоило мне проснуться и поднять голову, как они сразу замерли в страхе передо мной. Я не сразу понял, что произошло. Лишь проследив за движением зрачков подростков, заметил, что над моей головой летали четыре камня которые они в меня кинули. Я, честно говоря, даже не заметил, как подхватил их телекинезом и приготовился к атаке.

– Кто из вас главный? – спросил я у пацанов. Судя по грязной одежде, заштопанной десятки раз, они явно не принадлежали элите. Пятеро более младших пацанов сразу указали на своего лидера пальцами, стараясь не спускать при этом взгляд от камней, летающих у меня над головой. – Твоя идея? – обратился я к нему и резко один камень перенёс ему под нос. Он явно сильно испугался и попытался отпрыгнуть назад, зацепившись ногами за камень на земле, при этом, судя по расходящемуся пятну на штанах, пацан реально испугался. – Понятно все с тобой, «главный», – выделил я скептическим голосом. – Кто мне скажет, что это за остров и какому государству он принадлежит? А то я вчера немного заблудился.

– Диар, прошу прощения за всё, – произнёс самый младший мальчик и, судя по всему, самый сообразительный. – Мы не думали, что вы маг, – поклонился он.

– Не прощаю. Если бы это был обычный нитири, то его можно было камнями забрасывать? – Судя по лицам, они хотели сказать «да», но боялись, отчего начали отрицательно махать головой, мол «да никогда, это не позволительно». – Ладно, хрен с вами. Ты, говорливый, как тебя зовут?

– Мирош, диар, – ответил мальчик.

– Я задал вопрос. Давай прямо на него ответ и без лишней вежливости, – произнёс я.

– Остров Вааркес, Архипелаг Нулозия, – ответил мальчик. Он явно боялся меня, но держал себя в руках. Остальные от страха были в ступоре и дрожали.

– Мать вашу, это почти на сотню восточней Ескаса, – ругнулся я. – Мирош, что это за посёлок?

– Остров Вааркес принадлежит свободному барону Вааркесу, – ответил Мирош. Другими словами, этот остров принадлежал пиратскому картелю и тут у него было место базирования. – Наше поселение занимается обеспечением рыбой дружины нашего славного барона.

– На острове есть стационарный портал? Стабильное сообщение с континентом?

– Не знаю. Вы первый маг, которого я видел. Говорят, у барона есть четыре мага, но я не видел и не знаю, что они умеют делать. А правда, что вы живёте дольше, чем мы? – Любопытство всё-таки перебороло страх.

– Правда. А сильные маги и вовсе бессмертны, – произнёс я и задумался. Только сейчас я понял, что благодаря сексу с Мирой обеспечил себе пару сотен лет жизни. И если за это время достигну шестого ранга, то вообще стану бессмертным.

– А вы бессмертный? – понял Мирош, что я не буду его убивать прямо сейчас и задал ещё один вопрос.

– Я не настолько силён, но пару сотен лет в запасе у меня есть. – После моих слов мальчишки завистливо присвистнули. – Вот же крюн, – увидел я спешащих с разным садовым инструментом взрослых. Явно решили спасти деток от неизвестного чужака. Небось ещё и к пиратам отправили гонца.

– Отойди от них, а то хуже будет! – закричала бабища раза в два толще меня.

– Это ты мне? – демонстративно удивился я и якобы случайно отпустил разогнанный камень в скалу рядом со стоящим проа, отчего камень разлетелся шрапнелью во все стороны, которая посекла кожу у нескольких нитири, пришедших с этой бабищей. – Ой, какой я не осторожной. Знаете, их так тяжело контролировать, – якобы тайной делюсь, произнёс я заговорщически.

– А ну пошла отсюда! – вышел вперёд мужик, мало чем уступающий бабище в размерах, заталкивая её назад. – Извините, диар, баба она дурная, как полезет вперёд, одни гадости творит, – попытался извиниться мужик.

– Ой, да я и не заметил, – произнёс, я улыбаясь, вот только смотрел на мужика таким взглядом, что он старался дышать через раз. – Давно послал за пиратами?

– Десять минут назад, – честно ответил он. – Будут, скорее всего, в течение получаса.

– Маги есть у пиратов? – спросил я у него.

– Да, четыре мага, один десятый и три четырнадцатых.

– Сойдёт, – сказал я. Надо будет достать из пространственного кармана на всякий случай артефакты для защиты и атаки. – Ну идём, подождём их в доме, чего тут стоять. Да и горяченького чего-то я съел бы с удовольствием.

Отпускать камни, летающие над головой, я не собирался – в случае чего они позволят мне в течении секунды отреагировать на нападение. Причём отреагировать смертельно.

По дороге к дому я поднял ещё парочку камней полегче. Несколько килограммов было много для моих целей, а вот камни в пару сотен граммов идеальны для атаки по индивидуальным целям.

Ждать гостей долго не пришлось. Минут через сорок в дом старосты, который тогда вышел защищать свою жену, вошёл довольно интеллигентный мужчина лет сорока на вид. Если судить по ауре, магом он не был. Следом за ним вошли ещё два нитири. Один из них был магом четырнадцатого ранга, судя по всему, воздушник. На парусном корабле это весьма полезный маг. А вот вторая была целителем тоже четырнадцатого ранга.

– Доброе утро, диар, – произнёс мужчина, войдя в комнату, в которой я сидел за столом и пил просто горячую воду, так как продуктам местных не доверял.

– Можно просто Карл. Не люблю все эти церемонии, – произнёс я. – А вы?

– Барон Вааркес, но вам можно и просто Патр, – сказал он, усмехнувшись и осознав, что я на бой не настроен. – Скажу честно, когда ко мне прибежал дежурный и сказал, что в Рыбный прибыл неизвестный нитири, я вначале подумал о курьере, который перепутал вход в центральный залив. Но когда мне сообщили о маге земли, я понял несостоятельность этой идеи. Не могли бы вы приоткрыть тайну вашего появления на моём острове.

– Особо скрывать нечего. Мой корабль пошёл ко дну, пришлось спасаться как мог. Благо, недалеко был необитаемый островок. Выбрался, пришёл в себя и начал думать над тем, как спастись. Как правильно вы заметили, я маг земли, а потому и мог работать только с песком.

– Та странная лодка сделана из песка? – удивился маг-воздушник.

– Лория, не перебивай гостя, – оборвал мага барон. Тот сразу стушевался и отошёл назад, где целительница начала нашёптывать что-то гневное ему на ухо. – Несмотря на свою несдержанность, Лория прав. Та лодка из песка?

– Верно, прямая манипуляция своей стихией и немного рунной магии для укрепления.

– Потрясающе, никогда не думал над тем, что можно строить корабли из песка, – задумался Патр. – А большие тоже можно так строить?

– Своими глазами я видел двухмачтовую яхту, сделанную из бетона длиной в двадцать четыре нерфа. Но слышал и о двух более крупных баржах из бетона. Бетон же это песок, цемент и вода. Когда я делал, решил использовать лишь песок, так как цемент мне был недоступен.

– Это гениально. Это насколько можно удешевить перевозки. Надёжность, я так понимаю, достигается за счет магии?

– Верно. Руны укрепления – и такой корабль мало по крепости будет уступать металлическому.

– Надеюсь, вы не сильно спешите? – внезапно спросил у меня барон.

– Не сказать, что я вот прямо сейчас должен уходить, но сегодня хочу покинуть остров.

– У меня есть для вас предложение, – произнёс барон, хорошенько взвесив все за и против того, чтобы меня посвящать в свои тайны. – Вы, наверное, знаете, что нас, свободных баронов, все считают пиратами. Должен признать, так долгое время и было, но в последние годы ситуация меняется. На совете баронов архипелага мы пришли к решению создать нормальное островное государство. Так произошло, что именно мне выпала честь отвечать за торговые отношения с внешним миром. К сожалению, наши суда использовать не можем, поэтому мы заложили два торговых барка. Их постройка выкачивает средства с неимоверной скоростью. Если мы сможем упростить постройку кораблей, это позволит сэкономить большие деньги и, что более важно, время. Я предлагаю вам возглавить линию производства бетонных кораблей. Обещаю щедрую оплату и бонусы за каждый построенный корабль.

– Честно говоря, это заманчивое предложение. Но времени у меня действительно немного.

– Давайте подпишем договор о намерениях. Вы сделаете свои дела, после чего возвращаетесь на остров. Я предлагаю вписать срок в два месяца. Если вы не вернётесь, то договор будет аннулирован, а если вернётесь, то возглавите линию бетонных кораблей.

– Знаете, это разумное предложение, – немного подумав, ответил я. Этот договор ни к чему не обязывает, а я на самом деле думал, чем бы мне заняться, после того как разгребу дела на нашем острове.

– Тогда предлагаю отправиться ко мне домой. Заодно и увидите, как мы тут живём, – произнёс барон и сделал жест своим магам выходить на улицу.

Глава 7

— …таким образом себестоимость большого барка выходит двести девяносто шесть тысяч корнов без учёта затрат на создание инфраструктуры вокруг верфи, самой верфи и покупку схемы корабля, – произнёс низенький нитири, что едва затылком достигал моей груди. И именно он ответственен за обеспечение всем необходимым верфи для скорейшего создания кораблей.

– Борин, давай без этих ухищрений. Сколько на данный момент ушло на вот эти две недостройки? – спросил барон, кивнув на два эллинга, в которых на стапелях стояли лишь килевые балки и в некоторых местах стрингера.

– Два миллиона восемьсот тысяч триста сорок семь корнов, – произнёс Борин, отойдя на всякий случай в сторону на пару шагов.

— Борин, вчера было на сто тысяч меньше, — стал закипать барон и сквозь его ранее интеллигентный лоск начала проступать ярость. Как я успел узнать, этот барон ещё десять лет назад был грозой налоговых караванов. Именно он вынудил страны в этой части моря сделать систему стационарных телепортов, лишь бы не попадаться ему. Только это и вынудило уйти его на покой и, сменив имя, объявить себя наследником старого барона, который умер от отравления металлом. Так что то, что Борин начал потихоньку отходить, было очень даже правильным решением.

— Барон, думаю, Борин сможет сказать на что ушли деньги, – произнёс я, успокаивая его. — Может быть, на это были причины?

– Были-были, — закивал он головой. — Барон Слаут потребовал мачтовую древесину в счёт договора о взаимопомощи. Я не смог с вами связаться, так как была активирована глушилка. Мне пришлось отдать полтора десятка заготовленных под мачты стволов.

– Слаут, значит, — резко успокоился барон. – Что-то он зачастил пользоваться договором о взаимопомощи. Думаю, пора наведаться на его рудники и тоже в счёт договора взять пару сотен стоунов серебра. Этого хватит на достройку?

— Да, точно хватит, -- закивал Борин.

– Извините за это представление, – произнёс барон, когда мы отошли в сторону. – Просто деньги улетают в никуда. Изначально мы считали, что оба корабля вместе со строительством верфи обойдутся в миллион. Теперь уже почти три. А тут ещё и Слаут. Что-то он начал перебирать на себя многое. То, что у тебя есть серебряные рудники на острове, не означает, что можно вести так себя. Снова не о том начал говорить, – перебил сам себя барон. – В условиях острова получится создать производство бетонных кораблей?

– Песок и вода не проблема для вас. Есть лишь вопрос о цементе. Я не помню другого названия, а потому не знаю, есть ли он в продаже. Я сейчас расскажу его свойства и пусть кто-то из строителей ответственных за стройку верфи скажет, есть ли аналог.

– Думаю, Гервит подойдёт, – произнёс барон, задумавшись. – Позови его, – повернулся он к магу воздуха, который продолжал нас сопровождать.

– Сейчас, – сказал маг и создал заклинание на основе магии воздуха. Насколько я смог понять, он создал хранилище звука, которое отправилось к адресату. Честно говоря, ничего подобного не видел ранее, и мне было бы интересно разобраться в его принципе работы. – Будет через две минуты, у него как раз обед закончился.

– А пока я предлагаю прогуляться к строящемуся причалу. Мы рассчитывали на увеличение нашего флота каждый год на два корабля. Поэтому строили первый причал с расчётом на четыре корабля и начали строить второй с расчётом на восемь. Но теперь с этими задержками и постоянными выпадами из графика я даже не знаю, – произнёс он.

– Мне тоже недавно пришлось строить причал. Но у нас была хорошая помощь мага воды. Да ещё и я со вторым магом земли помогал, – рассказал я, рассматривая почти достроенный причал, выступающий на сотню метров от берега. – Волнолом строить будете?

– Надо, но... – Тут скривился барон. – Я и так бюджет уже сильно превысил, мне пришлось лично свой миллион дополнительно уже вложить. А волнолом по оценкам строителей это минимум миллиона два с половиной.

– Знаете, что-то тут не так, – произнёс я, задумавшись. – Слишком уж фантастические цифры я сегодня слышал. Было бы неплохо провести независимый аудит. Наймите нормальных строителей и сметчиков откуда-то издалека.

– В этом действительно есть смысл, – задумался барон. – Вот чую, что меня обманывают, но как ни приду – всё по документам идеально, – пнул он камень, отчего тот улетел метров на пятнадцать в залив м утонул. – Вот и я вот так тону в этих делах. Иногда жалею, что закончились старые времена. Гервит, наконец-то, слушай диара Карла.

– У нас это называют цемент, это искусственное неорганическое гидравлическое вяжущее вещество. При взаимодействии с водой образует пластичную массу, которая после застывания превращается в камневидное вещество. Есть у вас нечто подобное? – спросил я у него.

– Так это же ваширит, – недоуменно произнёс он. – Его ещё из известковых и магнезиальных мегрелей делают. Измельчаем, обжигаем при высокой температуре и готово. Но плохо он держит, лишь халупы беднякам строить подходит.

– Я понял, о чём ты говоришь, но нет. Цемент всё же другое вещество, а то, что ты назвал ваширитом, у нас использовали пару сотен лет назад. Только под простые постройки и годится. Цемент делается из смеси тонко измельчённого клинкера и гипса, которую нагревают до полутора тысяч градусов. Гипс нужен для регулировки времени схватывания. Клинкер же получают путём нагревания трёх четвёртых известняка и четверти глины до тысячи четырёхсот градусов. Результат такой, что ваширит проигрывает в несколько десятков раз по крепости цементу.

– Я могу записать рецепт? – сразу заинтересовался Гервит.

– Можешь. А как вы закрепляете камни? – кивнул я на причал, между камней которого также виднелось нечто похожее на бетон.

– Покупаем у алхимиков смесь, которую смешиваем с песком, после чего она начинает плавиться и становится желеобразной, – произнёс Гервит, показав на рабочих, которые как раз закрепляли камни на конце причала. Я ради интереса подошёл и посмотрел на то, что они делали. Очень похожий на цемент порошок, но он не требовал воды. Видимо, это действительно нечто магическое. – В десять раз крепче ваширита. Если ваш рецепт сработает то, – тут он повернулся к барону, – мы сможем сократить стоимость постройки любой каменной постройки на семьдесят процентов.

– Вот как, – произнёс барон с интересом. – Карл, если это действительно так, то я предлагаю вам половину денег, которые мы должны были бы потратить на смесь.

– От денег не отказываются. Но я слышу в вашем голосе «но».

– Только если вы вернётесь к нам после завершения своих дел. Чтобы вы не волновались, мы втроём подпишем магический договор о нераспространении рецепта до тех пор. Все, кто будет участвовать в производстве «цемента», также подпишут магический договор.

– Я смотрю, вы к этому серьёзно относитесь.

– В моём прошлом, – смутился барон, – верить было нельзя никому. Меня отец продал в рабство в детстве. Так что, если хочешь соблюдения договорённостей, всегда подписывай договор.

Честно говоря, после перехода через портал в этот мир я думал, моё инженерно-строительное образование мне не понадобиться, так как в этом мире всё завязано на магии. Мне было приятно поделиться знаниями, которые я уже считал практически бесполезными. А то, что барон предложил за них деньги, и вовсе удивительно, но приятно вдвойне.

После того как я рассказал Гервиту подробней всё, что ещё помнил из университетского курса про производство цемента, мы втроём заключили магический договор. В договор был также внесён пункт о том, что все, кто прикоснётся из подчинённых барона или Гервита к тайне цемента, обязаны также подписать подобный договор. Я знал как минимум несколько десятков лазеек, через которые можно обойти магический договор. Но возмущаться не стал. Судя по всему, договор стандартный и ничем по-хорошему никого не обязывающий. Даже если они начнут использовать рецепт цемента без оплаты я буду только рад – хоть что-то останется от меня в этом мире. Мы решили называть цемент в честь моего имени – смесь Карла. Цемент на языке нитири звучит слишком сложно и многие это просто не выговорят.

– Карл, сегодня к вечеру подчинённые Борина должны отправиться в Ескас передать партию наркотиков. – Барон почему-то не считал должным скрывать от меня, что он продолжал заниматься незаконной деятельностью. – Могут тебя подбросить.

– Раз уж мы разоткровенничались, говори, для чего это тебе? – прямо спросил я у него.

– Откровенно, значит, – произнёс он. – Я хочу наведаться на рудники Слаута и поддержка ещё одного мага мне будет не лишняя.

– Бесплатно не работаю.

– Деньги?.

– Серебро. Люблю в свободное время позаниматься в мастерской над очередным артефактом.

– Сколько?.

– Зависит от того, что мне придётся делать. Если просто присутствовать, то хватит и кварты четыре. Повоевать придётся – тогда в зависимости от сложности боя.

– Меня это устраивает. А теперь прости, мне надо позаботиться о том, чтобы к вечеру корабль был готов к отправлению.

Оставшись один, я решил прогуляться в Рыбный и посмотреть при свете дня на свой проа. Сейчас, немного отойдя от вчерашнего путешествия и побыв в обществе, понимаю, что идея пересечь море под парусом на земляной лодке сумасшедшая. Вот что мне стоило сделать обычную лодку глиссирующей формы, после чего сделать пару водомётных двигателей по отработанной технологии? Думаю, дней за пять я полностью закончил бы с лодкой и мог бы добраться до Ескаса уже давно. Но я по какой-то причине делал именно парусный водный транспорт. Вот в такие момент становится жаль Марло. Он бы смог посмотреть у меня в сознании и понять, почему я поступил не рационально, а так, как поступил. Было, конечно, рациональное зерно в том, чтобы использовать парус, а именно – отсутствие затрат маны на движение. Я всё-таки не Мира по объёму резерва, но даже так в теории смог бы максимум за сутки с остановками на зарядку накопителей добраться до Ескаса.

– Диар. – Ко мне подошёл мальчишка, который утром со мной общался. – Можно к вам обратиться?

– Ты уже обратился, – произнёс я. Повернувшись к нему и увидев, как он смутился, продолжил: – Так уж и быть, говори.

– А что вы планируете делать с вашей лодкой? – набравшись смелости, спросил он у меня.

– Хм, – задумался на пару секунд. – А знаешь, забирай себе, мне она больше не нужна, – добавил я и, подойдя к проа, при помощи магии земли отсоединил его от каменюки. – И раз у меня есть свободное время, давай я научу тебя ходить на нём.

– Вы серьёзно? – широко открыл он глаза.

– Да серьёзно. Будет вам чем заниматься в свободное время, кроме как кидаться камнями в нитири.

– Извините.

– Для начала запомни: проа довольно специфический вид водного транспорта, у него нет ни переда ни зада, – начал я рассказывать мальчишке, сталкивая проа на воду.

– Разве может так быть? – удивился Мирош.

Следующие часа три я рассказывал набежавшим детям о проа всё, что знал. Добавил я и конструкции конкретного экземпляра, рассказал о плюсах и минусах подобных конструкций. Провёл пару практических выходов на проа на пятнадцать минут, чтобы мальчишки сами попробовали им управлять. Я бы и дальше занимался их обучением, но к нам подошла целительница и попросила о разговоре.

– Диар Карл, – сказала она, когда мы отошли в сторону от детей. – У меня есть небольшая просьба.

– Слушаю, – ответил я.

– Вы в разговоре упоминали, что немного разбираетесь в целительстве?

– Это действительно так. Но из-за сильного сродства с землёй я могу создать лишь малое исцеление пока, и то трачу на него много времени и сил. Предпочитаю пользоваться артефактами.

– Это неплохо для мага земли, – сказала она, немного улыбнувшись. – Недавно ко мне поступил один больной, он просто лежит без сознания и у него наблюдается высокая ментальная активность. Изначально он был сильно изрезан камнями, на которые его принесло морем. Я все раны устранила, но он так и не пришёл в себя. По правилам надо обратиться к менталистам. Но единственный менталист на архипелаге занимается контрразведкой и ему не до неизвестных лежащих без сознания. Может быть, вы знаете какие-то способы позволяющие понять что с ним?

– У меня есть несколько вариантов, но стоит посмотреть на него, – произнёс я, заинтересовавшись.

– Конечно, это недалеко. Я живу в Центральном посёлке, всего два килонерфа отсюда, – сказала целительница и, развернувшись, направилась к дороге, ведущей в противоположную сторону от уже известной мне ведущей к верфям.

– Так, пацаны, я рассказал вам всё необходимое для начала. Дальше разбирайтесь сами, – произнёс я, повернувшись к пацанам. – А мне пора, – кивнул на целительницу, уже отошедшую метров на двадцать и остановившуюся, чтобы меня подождать.

– Диар, а вы её того? – спросил один из пацанов, сделав жест обозначающий секс. – Ай! За что? – У него на руках появились следы, как от удара плёткой.

– Чтобы не выдумывал всякого, – сказала целительница, усилив свой голос магией. – Я ещё матери твоей сообщу.

Во время дороги к своему дому Морин рассказала, что она сама родилась на этом острове и как раз в Рыбном. Но у неё обнаружился магический дар, и Потр отправил её учиться сначала в магическую школу, а потом и в академию магии за свой счёт. С тех пор в Рыбном её считали выскочкой и придумывали множество слухов особенно про то, что она ведёт разгульную жизнь. Она даже была вынуждена переселится в Центральный посёлок, так как не могла жить тут каждый день, выслушивая предположения кумушек о том, со сколькими мужчинами она переспала этой ночью. Дети тоже впитали в себя подобное отношение к ней. И уже даже было пару случаев, когда после лечения подростки пытались склонить её к интимной близости. Вообще, всё это можно было быстро закончить. Ей достаточно было пожаловаться барону, и его подчинённые провели бы разъяснительную работу с жителями Рыбного, но она не хотела этого делать, ведь прекрасно знала методы Потра и то, что скорее всего, пара нитири отправилась бы на тот свет и десяток получил бы травмы, которые ей потом и лечить надо было бы. Так что она просто терпела и изредка срывалась, как сейчас на пацане, шлёпнув того сгустком воздуха по рукам в виде плётки. Это заклинание было её изобретением, и использовала она как раз для наказания молодёжи.

Вообще, Морин мечтала продолжить обучение, но своих денег у неё не было, а барон Потр потребовал от неё отработки затраченных денег на её учёбу. И если всё будет продолжаться как сейчас, ей ещё лет десять отрабатывать. Барон, естественно, забирает у неё не все деньги, которые она получает. Остаток Морин тратит на покупку книг по магии и пытается заниматься самостоятельно, что в целительстве весьма сложно, на грани невозможного. В целом, Морин мне понравилась своей целеустремлённостью и тем, что несмотря на окружение из бывших пиратов, она всё ещё оставалась вполне нормальным и добрым нитири.

Неизвестный пациент лежал у неё в пристройке к дому. Там стояло десять коек, на которых и лежали больные во время лечения. Из-за слабости магического дара она не могла моментально ставить на ноги больных. Ей приходилось делать упор на зелья и эликсиры, которые подстёгивают собственную регенерацию пациентов. Параллельно она помогала исцелению и прямой магией.

– Он маг, – произнёс я, стоило мне посмотреть на него «Магическим зрением».

– Да, но иллеры у него полностью отсутствуют. В местах, где они должны находиться, я обнаружила следы удаления, – сказала она.

– Зачастую это делают наёмные убийцы или маги, работающие на СБ. Ты барону говорила об этом?

– Решила подождать до того, как он очнётся, – смущённо сказала Морин.

– Зря. Если это действительно спецура, то стоит ему очнуться – и ты можешь умереть за пару секунд. Рекомендую сообщить Потру, – произнёс я и, посмотрев на лицо девушки, понял, что она этого делать не будет. – Тогда хотя бы надень наручники на него и лучше с антимагическим эффектом. Есть такие?

– Есть, – сказала она и подошла к стене, где нажала пару незаметных точек, после чего часть стены выступила и образовала полку, на которой и лежали кандалы. Назвать их просто наручниками тяжело.

– Теперь посмотрим, что тут к чему, – произнёс я и начал всматриваться в ауру пациента, после того как Морин заковала руки неизвестного. Состояние его ментальной сферы мне что-то очень сильно напоминало. Но вот так сходу сказать я не мог. – Можешь подсветить его ауру контрастом? Умеешь это делать?

– В академии делала, тут как-то не приходилось, – сказала Морин и начала создавать заклинание, которое подсветит все необычные моменты в ауре пациента за счёт разности природы маны Морин и неизвестного.

– Нормально, – произнёс я, увидев несколько выделившихся участков ауры. – Во-первых, на нём магических клятв как блох на бездомном урше. Во-вторых, эти клятвы начали разрушаться из-за кардинального изменения ауры произошедшего пару недель назад. Точно, – наконец-то вспомнил, где я такое видел. Нечто подобное видел при вселении Лораны, Лингрета, Марло, Миры и остальных нитири в новые тела. Только тут процесс явно пошёл не по плану, из-за чего и затянулся настолько.

– Вы поняли, что с ним происходит? – спросила у меня Морин.

– Кажется да. Как у вас с межмировыми порталами?

– Вы хотите сказать, что это вселенец? – сразу напряглась Морин. Насколько я знаю, в целом к иномирянам идёт нейтральное отношение в местных государствах. В некоторых положительное, в некоторых негативное, как в Герене. Но это не касается вселенцев. Вот к вселенцам во всех странах сугубо негативное отношение, сильно негативное, так как их считают ворами тел.

– Очень похоже на то. Мне довелось наблюдать за парой вселенцев в момент их вселения. И то, что я вижу, очень похоже на процесс приживления души к телу, причём, судя по всему, процесс уже близок к окончанию, остались лишь процессы ментального взаимопроникновения.

– Где же вы работали, что видели вселенцев? – спросила Морин, но потом, явно что-то придумав, ойкнула. – Извините, я никому ничего не скажу, – стала она меня сильно бояться, приняв за кого-то другого. – Давайте я дам клятву.

– Стой, Морин. Я думаю, что бы ты себе ни придумала, это будет неправдой.

– Я поняла. Я всё поняла, то просто мои неуместные фантазии.

– Пусть так и будет. А теперь решай, что делать с вселенцем. Поскольку процесс уже почти закончился, души изначального владельца тут уже нет. Ускорить процесс приживления можно при помощи вливаний нейтральной ментальной энергии.

– Я не знаю, что делать, – призналась она. – Я думала, он просто из какой-то секретной организации и попал в беду, выпав с корабля во время шторма. Я думала за то, что спасу его…

– Не продолжай, – остановил я девушку от пересказа своих розовых фантазий. Несмотря на то что ей, судя по ауре, уже двадцать пять лет, она явно до сих пор верила в сказки. – Сама решай, что с ним делать. На твоём месте я бы заставил его дать клятву отработать своё спасение и заодно вечную клятву о ненападении и ненанесении вреда прямо или косвенно. Ты его спасла и заслуживаешь благодарность. Иномирянин он или нет, сказать я не могу. Но в любом случае, раз он переселился в новое тело, у него должны быть уникальные знания по магии. Рекомендую ими воспользоваться и вытащить из него всё что только возможно.

– Спасибо, диар Карл, я всё так и сделаю, – благодарно поклонилась Морин мне. – А как надо отфильтровать ментальную энергию?

– С этим я тебе не помощник. Единственный способ, который я знаю, – слить ментальную энергию в накопитель и дать ей отстояться вдали от своей ауры пару суток. За это время специфический окрас должен размыться, и она хоть и не станет полностью нейтральной, но и не будет нести на себе отпечаток личности донора, – произнёс я, понимая, что Морин так и не лишилась своих фантазий. Но это её жизнь, и пусть она сама учится на своих ошибках.

После посещения вселенца Морин угостила меня чаем и сладостью, которую она сама готовит. Это орехи в затвердевшем сиропе из каких-то местных ягод. Это оказалась очень вкусная штука. Я даже попросил, чтобы она дала мне с собой пару килограммов этой штуки. Я решил заплатить за неё, несмотря на то что Морин хотела отдать мне всё бесплатно. Не приучен я к такому, всё должно быть оплачено так или иначе.

Через полтора часа к Морин прибежал курьер от барона и сообщил о том, что корабль через час отправляется и нам надо прийти в порт. Порт оказался тут же в Центральном посёлке и походил просто на деревенскую пристань. Но даже так к нему стояло пришвартованными четыре боевых корабля. Было сразу видно, что они рассчитаны на близкий бой и на абордажные операции. Внешний борт всех кораблей нёс на себе следы попадания различных заклинаний. Части корпуса были демонтированы и заменены на новые, после чего зачарованы на крепость. Помимо зачарования на крепость тут был и магический щит, причём не один, а целых пять на каждом корабле. Благодаря многослойности корабль мог подойти к жертве близко, пока та пыталась пробить щиты и начать абордаж.

Ещё весьма интересным был магический двигатель. Внутри ловушки для духов сидели довольно сильные водные элементали. Духи от элементалей отличались тем, что жили в астрале, а элементали в соседнем измерение, называемом планом, в котором была лишь их стихия. Ну и разумность была у элементалей редким явлением. Дух воды такой же силы, как сидящий в ловушке элементаль, был бы сверхразумным по меркам нитири. И, скорее всего, смог бы придумать, как избежать ловушки. А вот элементали при такой же силе разумны на уровне трёх-четырёхлетних детей.

Как оказалось, барон Потр решил отправиться к своему соседу барону Слауту сразу на четырёх кораблях и попросить поделиться серебром в учёт договора о взаимопомощи. Корабли же нужны были для увеличения значимости слов Потра. Честно говоря, я не понимаю, как с такими порядками они собираются создать единое государство. Они грабят один у другого и совершенно не стесняются этого. Сомневаюсь, что даже если им удастся в итоге создать государство, оно долго просуществует.

– Такое сопровождение точно надо для визита вежливости? – спросил я у Потра.

– Надо, – ответил коротко борон.

– Не буду лезть, – поднял я руки. – Я всего лишь пассажир и наёмник на этот вечер.

– Морин, – обратился он, после того как благодарно кивнул мне. – Ты идёшь на «Рогатом». Посмотри заодно, что с Винтом, как-то он плохо чувствовал себя на нашем собрании.

– Всё сделаю, господин барон, – сказала Морин и направилась к кораблю, на фок-мачте которого действительно были гигантские рога метра в полтора длинной.

– Одно из лучших моих приобретений, – произнёс барон, когда Морин поднялась на борт корабля. – Мой тебе совет: присматривайся к детям, и если хочешь верных нитири, то помогай им стать теми, к чему у них есть склонности. Больше половины моей команды я сам вырастил, – обвёл он корабли правой рукой.

После этого и мы поднялись на флагман бывшей пиратской флотилии, а теперь флота баронства. Потр сразу начал раздавать приказы, и корабль уже через пару минут отошёл от деревянного причала и, включив магический двигатель, начал разгоняться.

К моему удивлению, набор скорости был очень быстрым. Уже через две минуты корабли достигли предела экономной скорости. Дальнейшее увеличение скорости требовало гораздо больших затрат энергии. Из-за того, что форма корпуса не позволяла кораблю глиссировать, более высокую скорость использовали лишь во время боя. Но и так скорость около тридцати километров в час была впечатляющая. От рулевого я узнал, что во время боя корабль может кратковременно развивать скорость вдвое больше, но накопителей корабля на такой скорости хватит максимум на полчаса. Поэтому режим максимальной скорости и используют редко.

Уже через полтора часа корабли начали сбрасывать скорость. К этому времени впереди нарастал силуэт большого острова. Солнце пока ещё не село полностью и подсвечивало контуры острова, позволяя его хорошо видеть.

Все четыре корабля направились к восточной оконечности острова. И по мере приближения команда занимала свои места на случай боя. Я же остался стоять рядом с рулевым.

– Поднять первый щит, – скомандовал барон, и над всеми четырьмя кораблями поднялась плёнка щита. – Заходим вдоль скал. Сонар показывает закладку морских мин. Всем следовать за нами.

– Как я не люблю минные поля, – произнёс рулевой, всматриваясь в иллюзию, на которой были точки мин.

– Все мы не любим, но они полезны от незваных гостей, – сказал подошедший барон. – А вон и встречающие. Брант, пальни справа от толпы древоломом.

Через секунду от нашего корабля в сторону берега полетело каменное ядро, разогнанное специальным артефактом, обдав толпу песком. Если до этого нитири на берегу были настроены воинственно, то после этого разбежались по сторонам, осознав, что в случае чего станут прекрасными жертвами для оружия.

Мы первыми подошли к каменному причалу. Я вместе с бароном и ещё одним неизвестным мне магом десятого ранга спустился на причал и стал ждать. Вскоре со стороны единственного каменного строения к нам выдвинулся мужик с тремя солдатами сопровождения.

– Потр, это верх наглости! Ты что себе позволяешь?! – закричал он, едва подошёл к нам.

– Минк, давай не будешь делать эту драму. Слаут у меня вчера взял готовые мачты для наших барков без разрешения в учёт договора о взаимопомощи, – произнёс барон.

– Опять сопляк заигрался, – сплюнул Минк. – Что ты хочешь?

– Ты ведь знаешь, что постройка барков затянулась и не в последнюю очередь из-за нехватки средств?

– Сколько?

– Давай стоунов двести.

– Да ты охренел, отрыжка копта! – закричал Минк.

– Я всегда открыт к диалогу, – начал улыбаться Потр так, что можно было пересчитать все зубы.

– Двести – это слишком. Это двухмесячный результат работы, – сказал Минк, успокоившись. – Двадцать. Это как раз покроет твои деревяшки.

– Это совсем несерьёзно, Минк. Ты ведь знаешь, что я стараюсь ради нас всех? Я вот нового мага нанял двенадцатого ранга. А он стоит немало – стоун в месяц.

– Потр, друг мой родимый, да тебя надули как не знаю кого. За стоун в месяц можно девятку нанять, – начал говорить сочувственно Минк, но под конец он уже едва не кричал.

– Он специалист экстра-класса. Поверь, это окупится, – произнёс Потр. Мне только и оставалось что стоять с каменной рожей. Оказывается, я уже нанят им был.

– Хорошо, пятьдесят, – сказал Минк, недобро зыркнув на меня.

– Минк, ты как был жлобом, так и остался. Эх, жалко будет, если когда я засну, мои мальчики не удержатся и решат повеселиться.

– Ну ты и скотина, Потр. Знал ведь, что Слаут отправился в поход сегодня. Сто, и это предел.

– Отлично, я всегда знал, что с тобой можно найти общий язык. Хм, ещё, пожалуй, пару кварт серебра накинь сверху.

– Накину. Надеюсь, ты подавишься этим серебром. Позови свою девку-целительницу, пусть посмотрит моих парней. Они вчера с охоты вернулись и до сих пор не проснулись, в горячке лежат.

– Какие вопросы. Морин, ты слышала? Посмотри, что там с парнями Минка, – произнёс громко Потр, и сразу после этого начала спускаться шлюпка с «Рогатого».

Долго мы не простояли тут. Уже через полчаса на корабль загрузили двадцать мешков с серебром и ещё один маленький. Учитывая, что в нём было около килограмма серебра, это и моя плата за сегодняшний визит.

Вот честно говоря, я представлял это себе немного по-другому. Не думал, что вот так просто прийти, пугнуть и попросить хватит для получения серебра. Хотя мне кажется и Минк и Потр давно друг друга знают, как и то, на что они способны. Вот и пришли быстро к консенсусу, причём, судя по всему, не сильно-то и поругавшись. По крайней мере, пока Морин занималась лечением нитири Минка, они вдвоём стояли и травили какие-то старые истории.

Всего мы провели тут около часа, после чего Морин вернулась и сказала, что они съели ядовитые ягоды, и если бы не её помощь, то через пару дней больные умерли бы. А так они уже завтра очнутся.

Вернувшись на корабль, мы вновь тронулись в путь. Но в этот раз лишь один корабль. Три остальных отправились обратно на остров. Оказалось, на корабле была магическая система навигации. На всех островах архипелага стояли магические маяки, подавая свой неповторимый сигнал. Благодаря силе сигнала и направлению, откуда он шёл, можно было довольно чётко высчитать своё местоположение. Этим кстати занимался слабый дух разума, внедрённый в систему навигации. Честно говоря, я не ожидал от пиратов таких маготехнологических вещей. Но немного поразмыслив, должен признать, это вполне логично. Пираты в большинстве случаев не имеют поддержки и им нужны лучшие технологии.

– Не нравится мне этот фронт, – произнёс внезапно нахмурившийся рулевой. – Он слишком быстро идёт, это не похоже на естественное поведение грозовых фронтов.

– Думаешь, это Слаут? – спросил я у него.

– Нет, у него нет настолько сильных магов. Думаю, если этот фронт искусственного происхождения, то это дело рук большой восьмёрки. У других стран не хватит на это возможностей, – сказал рулевой, после чего взял разговорник в руки. – Господин барон, впереди по курсу сильный грозовой фронт. Очень похоже на то, что он искусственный.

– Пройти сможем? – спросил барон через разговорник.

– Думаю, под третьим щитом со сглаживанием волнения пройти должны, – произнёс рулевой.

– Нам далеко ещё до точки передачи?

– Два часа. С учётом фронта три или даже четыре.

– Идём через него. Не жалеть ману, – сказал барон и отключился.

– Там действительно что-то серьёзное? – спросил я у рулевого, чувствуя близкие неприятности.

– Судя по этой информации, волны около десяти-двенадцати нерфов. Но пугает меня не волнение – с щитом и сглаживанием мы пройдём и не такое. Меня пу… – начал говорить рулевой, но был прерван огромной молнией, которая ударила в паре сотен метров от нас. Она была толщиной в десяток нерфов. Через пол секунды раздался гром, от которого задрожал весь корабль. Сразу же на корабле поднялась тревога, и через двадцать секунд команда была на палубе. Рулевой лежал на палубе и у него из ушей текла кровь.

– Что за харш тут творится?! – выбежал барон вместе с магом. Увидев рулевого, лежащего рядом со мной, он подскочил к нам. – Что произошло?! – Но отвечать мне не пришлось, так как немного дальше первой ударила вторая молния и сразу последовал гром.

– Потр, надо уходить! Я знаю, что это! – закричал маг, запаниковав. – Нам не пройти, срочно разворачивай корабль.

– Потом я хочу получить ответы.

Через пару секунд после этих слов на палубу корабля обрушился град. А в голые мачты, так как мы шли под магическим двигателем, ударил сильнейший ветер, который резко накренил корабль градусов на тридцать. Потр с трудом успел схватиться за штурвал и взять корабль под контроль.

Корабль начал разворачиваться, не сбрасывая скорость. От инерции многие едва не повылетали за борт, но были схвачены водными щупальцами мага, которые закинули их в трюм. Сам маг активировал какой-то артефакт рядом со штурвалом, отчего начавшие быстро подниматься волны стали сглаживаться. Маг явно начал вливать в элементаля свою ману.

Корабль рывком ускорился, мне пришлось схватиться за поручни. Ранее я задавался вопросом, для чего они нужны, но теперь становилось понятно, что в таких условиях без поручней не обойтись. Маг был очень напряжён, как и барон. Несмотря на работу артефакта, сглаживающего волнение, они всё равно начали расти. В паре сотнях метров от корабля они и вовсе превращались в отвесные стены, а возле корабля выросли всего метров до десяти.

От качки, сопровождавшей наше движение по волнам, становилось не по себе. Один за другим заработали все пять щитов вокруг корабля, так как волны стали обрушиваться на корабль, несмотря на все попытки уйти из этой зоны.

Внезапно я почувствовал сильнейшее магическое давление. На пару мгновений забыл, как необходимо дышать. А дальше уже едва не умер от страха. Я увидел огромное щупальце толщиной с корабль, которое неслось на нас.

Через мгновение последовал сильнейший удар по щитам корабля. Сам корабль словно пушинку дёрнуло в сторону сквозь волны, переворачивая его на бок. Один за другим лопнули три щита, но оставшиеся два позволили нам уцелеть.

Едва корабль выровнялся, я увидел вновь щупальце, но в этот раз лишь его кончик, который явно не прицельно ударил по нам. В этот раз щиты не выдержали и лопнули, лишь слегка задержав кончик щупальца, который, в свою очередь, снёс три мачты на корабле. Начавшие падать обломки мачт я принял на артефакторынй щит, растянув его над магом и бароном. Нам сильно повезло, что, судя по всему, тварь о нас даже и не подозревала и просто случайно зацепила. Бей она прицельно – и от нас ничего бы не осталось.

От волн, которые после пропажи щитов начали заливать палубу, стало ещё хуже. Но к счастью, нам удалось удержаться на палубе. Барон, явно напуганный до усрачки, тем не менее, продолжал вести корабль. Он явно умел контролировать страх и сейчас практически механически выполнял свою работу.

Через несколько минут я заметил, что количество волн, обрушившихся на палубу, начало уменьшаться. А ещё через пять минут и вовсе они перестали это делать, отчего я выдохнул облегчённо. Должен признать, я от увиденного обосрался. И мне даже не стыдно это признать.

Волны за пределами сглаживающего волнение артефакта уже не были похожи на отвесные стены. Судя по всему, тварь от нас быстро удалялась и вместе с ней уходила непогода.

– Тральд, – через полчаса, когда полностью закончилась мана в накопителях, произнёс Потр своему магу. – Я жду пояснения.

– Потр, то, что мы увидели, причина того, что в океан мы не собираемся и живём лишь на побережье Ружнийского моря. Ты ведь знаешь мою историю? Так вот, я на такую тварь уже натыкался во время экспедиции к другому континенту. И поверь, мы тогда едва спаслись, и этот корабль был не чета тому. У нас на борту было две единички. И даже с их помощью мы лишь едва-едва уцелели. Плохи дела, очень плохи наши дела. Если эти твари смогли пробиться через завесу, которую установили тритири, жизни у моря ни у кого не будет, – рассказал маг, после чего начал громко смеяться. – Я ведь уже готов был применить ритуал вынужденного перерождения. Души умерших рядом с тварью уходят в неё, а не на перерождение.

– Мы возвращаемся на остров, – произнёс Барон. – Извини, Карл, но остров важнее, чем доставить тебя к Ескасу, да и шла тварь со стороны Ескаса. Как бы ещё было куда идти.

Мне оставалось лишь кивнуть. Потр всё-таки какой-никакой правитель и судьба острова его волновала куда больше, чем судьба одного мага, тем более не его мага.

Тральд, после того как у него закончилась истерика, достал из пространственного кармана, который у него был, оказывается, большой накопитель маны и подключил его к элементалю в ловушке, после чего корабль направился в сторону острова Потра.

Глава 8

Ещё за десяток километров до острова нам навстречу вышло два корабля из флотилии Потра. Один из кораблей куда-то отправился, а второй после встречи с нами шёл вместе параллельным курсом в сторону центрального залива острова.

В самом заливе возле причала нас встретило несколько сотен нитири. В основном это были рабочие, которые сразу примутся за восстановление корабля, едва мы его покинем. Но были среди встречающих и семьи моряков, которые находились на нашем корабле. Когда я сходил на причал, волнение на их лицах можно было видеть без труда. Оно и понятно: возвращается один из сильнейших кораблей в регионе без мачт с частично разрушенными надстройками и почти без команды на палубе. По большей части их волнение было беспочвенным. Нам удалось избежать летальных случаев, хотя я с трудом в такое сам поверил. Но, как оказалось, всё обошлось парой десятков переломов, сотнями ушибов и вывихов — всё же нитири куда крепче человека.

За время пути к острову я подлечил самые опасные травмы у пострадавших, которые могли перейти за время пути из условно средней тяжести в тяжёлую или даже смертельную. Пару десятков применения малого исцеления – и пострадавшие даже перестали во мне видеть чужака. Своим я для них не стал, но и больше подозрительно на меня не смотрели.

Тральд, маг десятого ранга с основным направлением «вода», оказалось имел какую-то антиодарённость в магии жизни и от его правильно выполненных малых исцелений подопытные животные очень быстро сдыхали. А как-то рискнувший абордажник на лечение у него орал потом от боли двое суток, пока не попал в ручки Морин. Так что пострадавшие предпочитали либо артефакты, либо терпеть до тех пор, пока не попадут к нормальному целителю.

На берегу Тральд пригласил меня, барона и остальных магов, кроме Лории, который отправился на патрулирование вместе с кораблём, на разговор у него дома, после того как разгребут основные вопросы нашего возвращения. Так как я был, по сути, гостем на острове, работы мне не нашлось, и я решил помочь Морин с лечением пострадавших. Я ведь лишь позакрывал опасные раны, которые могли привести к смерти, не более.

– Диар, – сказала Морин, когда мы вошли в пристройку, куда уже принесли раненых. – Что это было ? Все говорят, что только вы, господин барон и диар Тральд знаете, что произошло.

– Думаю, лишь Тральд и в курсе того, что произошло, — произнёс я в ответ. — Да, я видел, но честно говоря, даже не понимаю, что это такое было.

— Так расскажите, что видели, – попросила Морин, ломая одним движением неправильно сросшуюся кость руки, отчего пациент заорал матом, как не в себя. — Чен, не ори, ты сам запретил обезболивать при лечении.

– Я же не знал, что ты ломать мне кости будешь. Диар Карл, спасите меня от этой сумасшедшей бабы, — обратился он ко мне.

— Извини, Чен, но у тебя реально кость неправильно срослась. Я предлагал тебе подождать до возвращения на берег, но ты сам упёрся, что плевать на последствия, лишь бы вернулась подвижность руки, – произнёс я. — А чего он отказался от обезболивания? – Это я уже спросил у Морин.

— Да ходят слухи, что я пользуюсь слабостью пациентов, когда они под анестезией, и насилую их, -- немного посерела от смущения сказала Морин. Ещё раз взглянув на её ауру, я понял, что слухи точно беспочвенны: она ещё девственница, хотя теоретически Морин как целитель всё могла себе восстановить.

– Идиоты, – сказал я. – А видел я не многое, лишь сильнейший шторм, который когда-либо видел. Молнии толщиной с твой дом, бьющие сотнями недалеко от корабля. Волны в пару десятков нерфов. И щупальце.

– Щупальце? – с интересом на меня посмотрела Морин. – Вы меня не обманываете?

– Нет, в том-то и дело. Это щупальце толщиной с корабль просто случайно зацепило корабль и отшвырнуло нас на пару сотен нерфов в сторону, снеся три щита. А потом просто кончиком щупальца пробила два щита и снесла мачту. Скажу так: я многое видел в своей жизни, но ничего хоть немного напоминающего тот ужас, который пережил ранее, у меня не было. Мне не стыдно признать, что пришлось штаны чистить после этого зрелища.

– Хорошо, что мы были в трюме и не видели этого всего, – произнёс один из пострадавших, вслушивающийся в наш разговор. – Но разбросало нас на стены неслабо. Хорошо, что послушался Горика и пристегнул себя ремнём к койке.

– Это что же, твари как в тех легендах о внешнем океане? – спросила Морин.

– Знаешь, я легенд и не знаю об океанских тварях, – произнёс я.

– Да мне бабушка рассказывала, а ей тоже бабушка, – смущённо сказала Морин. – До меня у нас в роду все были рыбаками. По легендам, один из наших предков откликнулся на призыв царя Минава о самом большом улове. Отправился он в океан, обойдя завесу тритири, и вернулся с монстром, который был больше корабля размером. Монстр был разумен и решил проникнуть при помощи деда в наше море, где и собирался сожрать всех. Но едва он проявил себя, против него собрались маги со всех стран и в один удар отправили монстра обратно в океан.

– Знаешь, история выглядит по меньшей мере фантастически, – сказал я, немного усмехнувшись.

– Я тоже считала, что это сказка, но ваш рассказ мне напомнил эту легенду, – смутилась Морин.

Последующие четыре часа я занимался тем, что подхватывал заклинания, создаваемые Морин, и напитывал своей маной. Это позволяло ей экономить ману и заниматься прямым лечением, а не косвенным при помощи зелий. Хотя некоторые зелья всё же вливать приходилось. В основном это было питающее зелье, содержащее необходимые элементы для регенерации организма. Вообще, за эти четыре часа я смог увидеть больше шести десятков заклинаний из магии жизни. Как оказалось, малое, среднее и высшее исцеления были более-менее универсальными, но взамен требовали гораздо больше маны. Из-за этого многие начинающие целители использовали узконаправленные заклинания. К примеру, для сращивания костей и кожи, для очистки полости кишечника от крови. Так что моя помощь Морин была полезной и для меня самого, правда, сомневаюсь, что большую часть заклинаний я смогу применить без долгих тренировок. Но вот, к примеру, заклинание, препятствующее вытеканию крови из организма, я смог повторить с первого раза. Одно оно при ранении будет весьма полезным.

Закончив разбираться с ранеными, я и Морин отправились к ней в дом, чтобы отдохнуть и выпить немного. Оказалось, что она в свободное время делает настойки на различных травах и орешках и продаёт бывшим пиратам. Все полученные деньги Морин при этом тратит на покупку новых книг. Для себя же она делает настойку на жёлтолистнике. Как она мне пояснила, это растение считается мистическим и его цветки якобы дарят вечную жизнь, но по факту ничего магического в нём нет. Просто оптимальное содержание различных микроэлементов, что позволяет оптимизировать работу организма. Вечность, конечно, не подарит, но если есть цветки каждый день, то длительность активной жизни на пару десятков лет можно продлить, как и саму жизнь.

И вот по секрету мне Морин рассказала, что она выращивает жёлтолистник в тайне ото всех в лесу, а то местные давно уже всё уничтожили в попытках получить цветки.

– И с чего ко мне такое доверие? – спросил я у неё.

– Вы похожи на хорошего нитири. Что бы у вас ни было в прошлом, вы хороший нитири, – ответила она.

– Спасибо, мне приятно это слышать. А настойка хороша, давай ещё по парочке выпьем.

– А давайте, – сказала уже слегка пьяная Морин. Насколько я понял, она пьёт очень редко, поэтому её вставило уже от пары небольших рюмок. – Давно я так не напивалась, – призналась она, после того как мы выпили ещё по одной. – Последний раз это было ещё в академии. Карл, вы бы знали, как я не хотела сюда возвращаться. – Что-то разоткровенничалась она. – Были мысли сбежать перед выпуском, но прибывший за мной ублюдок Тральд заставил меня передумать. Я хочу мир увидеть, а не сидеть тут на острове.

– Морин, – попытался я остановить её, чтобы она чего лишнего не наговорила, но целительница остановила меня жестом.

– Карл, здесь нет нормальных нитири, а я женщина, мне уже двадцать пять лет. Прошу, подари мне мой первый раз. Я хочу стать настоящей женщиной с нормальным нитири, а не с этими ублюдками, которые меня каждый раз глазами раздевают.

– Морин, думаю, тебе лучше отправиться спать, – произнёс я, когда она сорвала с себя платье и полезла на меня, будучи одетой лишь в трусики. Я, конечно, не монах, но вот так воспользоваться слабостью не мог.

– Карл, трахни меня! Ну прошу, трахни! – закричала она в истерике. Хорошо, что я успел активировать артефакт, глушащий звуки. – Я что, уродина? Да и ты не красавец.

– Извини, Морин, завтра ты мне будешь благодарна, – сказал я и активировал усыпляющий артефакт на ней. Практически сразу она обмякла и упала на меня.

Честно говоря, не думал, что меня будут домогаться девушки, красивые девушки. Будь я немного глупее, воспользовался бы ситуацией. Но я не хотел портить отношения ни с ней, ни с бароном. Мне тут ещё неизвестно какое время придётся торчать на острове, а потому пусть лучше будет так.

Через минут тридцать надо идти на встречу с бароном и магами, а значит, следовало пока уложить Морин в её комнате – и можно выдвигаться.

Дом у Морин двухэтажный. На первом этаже у неё три комнаты: гостиная, кухня и зельеварня. Также был небольшой коридор, ведущий в пристройку, в которой и находился медпункт. А вот на втором этаже была комната Морин, туалет с ванной, работающий при помощи магии, и пару комнат, которые она использовала как кладовки. Её комната была оформлена в розовом цвете. Большую часть занимала огромная кровать и шкаф. Также у окна стоял столик с зеркалом и пуфик. Там, скорее всего, она приводила себя в порядок, судя по каким-то склянкам, стоящим возле зеркала.

Уложив Морин под одеяло, я покинул комнату, после чего закрыл её на большой деревянный засов на внутренней стороне двери при помощи телекинеза. Судя по следам, она им пользовалась регулярно. Девочку, конечно, жалко, но не хочу иметь никаких дополнительных проблем, а потому пусть лучше она проспится, а мне как раз пора идти на встречу, организованную Тральдом.

Уже было предрассветное время. На улице ещё темно, но нитири было полно. Они, скорее всего, ещё и не ложились, как и я, со вчерашнего дня. В порту корабль, на котором мы прибыли, был освещён десятком мощных магических прожекторов, и сейчас было видно, как там суетились пару десятков нитири, демонтируя повреждённые части.

Честно говоря, я удивлён столь слаженной работой. Все чётко делали свою работу и не мешали друг другу, и это было удивительно. Подобную слаженность я видел лишь во время подготовки к экспедиции. Но то был мой родной мир, вступивший в постиндустриальную эпоху, а тут до сих пор царит средневековье по большей части.

– Карл? О, хорошо, что я тебя встретил, – произнёс Тральд. Он не сильно хорошо выглядел, явно всё это время проработал на причале. – А где Морин?

– У себя. Мы немного выпили, после того как закончили с лечением. Её очень быстро разморило.

– Да, не умеет девка пить, – понимающе сказал Тральд. – Надеюсь, ты не воспользовался ситуацией?

– Тральд, скажите, на такую кривую физиономию разве кто-то отреагирует из баб не за деньги?

– Ты прав, но смотри: это именно я посоветовал Потру обратить на неё внимание, когда заметил, как она лечила рыбу из сетей отца, – усмехнулся Тральд. – Так что я несу за неё некоторую ответственность и приглядываю за ней изредка.

– Так что там с собранием?

– Уже после полудня сделаем. Не успеваем. Система стабилизации крена корабля повреждена оказалась. Пришлось демонтировать её. Плохо, что на островах некому с ней поработать. А без неё выходить в теперешней ситуации в море не самая лучшая идея.

– На стороне заказывали?

– Да, в Ескасе есть умелец. У него все наши заказывают магические системы для кораблей. Берёт гад двойные цены, но вблизи нам больше никто не продаст, – произнёс Тральд, нахмурившись. – Я пробовал с ним связаться по разговорнику, – добавил он и замолчал.

– А остальные абоненты в Ескасе? – понял я, что он имел в виду.

– Молчат. Причём даже отклика нет.

– Думаете, Ескас разрушен?

– Ничего я не думаю, – произнёс Тральд излишне редко. – Это могут быть помехи, вызванные тварью.

– У вас там кто-то есть, – сказал я, поняв.

– Дочь в морской академии учится. Она, правда, не знает, что я её отец, – произнёс Тральд, на пару мгновений расплывшись в подобии улыбки. – Ладно, я чего тебя искал? Артефакты сейсмоактивности зафиксировали равномерные толчки. Эпицентр находится в жерле подводного вулкана в десяти килонерфах отсюда. Не хочешь со мной сходить и посмотреть, что там происходит?

– Вот только извержения вулкана не хватало теперь, – сказал я мрачно.

– Нас тут мало, чтобы общим психическим полем в случае чего стабилизировать вулкан, – произнёс Тральд, и я только сейчас вспомнил, как Мира мне рассказывала об общем психическом поле, которое влияло на погоду и другие природные явления вокруг скоплений нитири. Видимо, это распространялось и на вулканы. – Поэтому и хочу обследовать вулкан. На Цаарте есть один маг земли третьего ранга, он может, если не поздно, успокоить вулкан, стравив напряжение. Вот только не хочу его звать без надобности. Тот придурок дерёт за свои услуги втридорога.

– Так Цаарт же это остров архипелага? Почему не в договор о взаимопомощи? – вспомнив карту архипелага, спросил я.

– Он единственный маг на островах, который не подписал договор. И заставить его это сделать, как ты понимаешь, мы не можем, – произнёс Тральд, усмехнувшись. – Так что, идёшь со мной?

– Всё равно делать нечего, а спать после пережитого не хочется, – сказал я честно. Думаю, умудрился заработать психологическую травму. Стоило мне просто закрыть глаза – и сразу перед сознанием повторялся момент атаки судна щупальцами.

– Понимаю. Тогда, после океанской экспедиции, я полгода в норму приходил. Но ты вообще молодец. Я в твоём возрасте был бы в истерике. А почему был бы? Я и был в истерике в экспедиции, меня в карцер на пару суток закрыли, чтобы пришёл в себя, – с ностальгией вспомнил старые времена Тральд. – Идём, лодка нас ждёт.

Возле причала стояла небольшая лодка метров в десять длиной и шириной около полутора метров. Когда мы к ней подошли, там уже находились три матроса. Один стоял возле рулевого управления, двое других просто сидели и ждали нас.

Судя по тому, что просто кивком поприветствовали Тральда и меня, они были не простыми матросами. Те к магам относятся намного уважительнее, а эти просто показали, что увидели нас, и едва мы сели, сидевшие ранее матросы отвязали швартовые и пристегнулись в сидениях. Тральд не стал пристёгиваться, но я на всякий случай повторил за ними и тоже пристегнулся. Всего в лодку помещалось до пятнадцати нитири. Большая часть сидений была свободной. Лишь на нескольких стояли закреплённые ящики. Я попробовал рассмотреть их «Магическим зрением», но был неприятно удивлён: ящики были магически экранированы и сквозь них увидеть что-либо не было никакой возможности.

К тому моменту, когда мы отошли от причала, уже начало светать. На горизонте на востоке ночь постепенно сменялась днём. Так что шли мы не в полной темноте. А к моменту, как прибыли через полчаса на место, уже и вовсе полностью рассвело.

Рулевой сразу, после того как мы пришли в одному ему известную точку, активировал какой-то артефакт. После этого лодка начала сама периодически включать двигатель, чтобы оставаться в радиусе пары десятков метров от точки, в которую мы прибыли. Честно говоря, я был очень сильно удивлён. У бывших пиратов практически на любом корабле была куча артефактов, заменяющих нормальное оборудование из моего мира.

– Приходилось погружаться под воду? – спросил меня Тральд, когда распаковал ящики, в которых оказались небольшие артефакты, что он начал разбрасывать вокруг лодки.

– На пять сотен нерфов один раз. Но защищённый артефактами. А так, думаю, максимум нерфов двадцать-тридцать, – произнёс я.

– Неплохо. Думал, придётся рассказывать, как это делать. Надевай, – кинул он мне артефакт на длинной верёвочке, как раз чтобы надеть на шею. – Честная контрабанда от тритири. Позволяет нам погружаться до одного килонерфа.

– А они в этой части вообще есть? – спросил я, кивнув в море.

– Говорят, когда-то, лет семьсот назад, были, но потом было извержение вулкана. Сейчас на дне осталось лишь немного развалин у края вулкана. Как раз будет возможность посмотреть тебе. Отпугиватели активны, можно начинать, – произнёс он и, активировав артефакт, спрыгнул с борта лодки. Немного задержавшись, так как рассматривал структуру артефакта, нырнул и я. – Связь ментальная, за свои секреты не бойся, сигнал выходит лишь на верхний слой сознания для передачи связи. Воздух получают при помощи разложения воды на составляющие. Когда давление повысится, вокруг тела появится водный каркас, – пояснил Тральд, когда я его догнал на десятиметровой глубине, после чего мы начали быстрый спуск при помощи магии воды.

– Проблем с газовым обменом от резкого погружения и всплытия не будет? – спросил я у него.

– Нет, тритири хоть ещё и те засранцы, но нам далеко до их мастерства. Они делают великолепные артефакты. Из какого ты подразделения? – внезапно спросил меня Тральд.

– Это о чём ты? – На «ты» я перешёл от неожиданности.

– Я следил за тобой, когда ты был вчера и сегодня у Морин. Ты не первый раз видишь вселенцев. Обычные нитири в жизни не увидят вселенца и тем более не отличат от обычных нитири. Можешь не напрягаться. Во-первых, я ничего не буду делать против тебя, а во-вторых, я в своей стихии, и ты тут мне ничего не сделаешь.

– Я не работаю ни на какую спецслужбу, – ответил я честно.

– Правда, – понял по моей ауре Тральд. – Могу тебя только поздравить, что тебе удалось живым уйти в отставку. Это редко кому удаётся.

– Ладно, считай, что хочешь, – отмахнулся я от Тральда и задумался, чем это мне грозит. – Кто ещё знает?

– Потр, я и, скорее всего, Морин. Она умная девочка и сопоставить два и два может легко.

– Ты слишком легко мне рассказал о том, что раскрыл меня.

– Я тебя специально пригласил сюда. Мы должны знать, что ты собой представляешь, раз волей случая тебе предстоит задержаться у нас на острове. Из опыта работы со «спецами» лучше играть в открытую – больше шансов выжить.

– Так толчков не было? – решил я перевести тему на менее щекотливую для меня.

– К сожалению, были. – произнёс он. В этот момент мы как раз в свете мощного «Светляка» рассмотрели жерло вулкана, которое было метров в сто шириной. – Я каждый год проверяю состояние вулкана на всякий случай. Видишь упавшие камни? Они были вон там. А вот наш артефакт, фиксирующий толчки. Мне надо полчаса, чтобы провести дополнительное сканирование. На тебе моя охрана. Тут водится пару видов морских змей, которые заплывают сюда погреться. Если появятся – сразу бей чем-то смертельным. У них яд магопаралитического характера. Пугачи должны были разогнать их, но на всякий случай проконтролируй.

– Понял, – сказал я и приготовился на всякий случай использовать копья плазмы. Под водой они будут не столь эффективны, как на воздухе, но всё равно это самое опасное оружие, доступное мне без того чтобы светить лишний раз пространственный карман.

Пока Тральд сидел в медитации рядом с артефактом, я осмотрелся вокруг. Благо, что мощный «Светляк», который создал Тральд, освещал пространство весьма хорошо. Изредка в освещённую зону врывались некоторые рыбы, явно не испугавшиеся пугачей, но стоило им оказаться на свету – и они сразу дезориентировались. Всё-таки местные обитатели привыкли к полной тьме.

До этой глубины в восемьсот нерфов не достаёт никогда солнечный свет. Мне даже было интересно, как в таких условиях тут жили тритири. Для этого я решил оплыть кальдеру вулкана по краю и посмотреть, что находится ниже вулкана. Тральд сильно преуменьшал, когда говорил, что тут остались одни развалины. Тут были вполне сохранившиеся здания. Да, они явно подверглись временным изменениям и обросли какой-то красной гадостью. Можно было увидеть следы лавы, которая проникла в город и заливала его улицы. Здания пострадали от этого не сильно, по крайней мере, визуально сильных повреждений я не видел. Но скорее всего, была причина, почему тритири решили покинуть этот вулкан.

Оплывая кальдеру второй раз, я заметил ещё один интересный момент: обвалившаяся скала из-за недавних толчков обнажила пустоты, ранее скрытые в скале. Можно, конечно, предположить их природное происхождение, но вот квадратная форма пустот с идеально ровными стенами как бы намекала на искусственность.

Было желание отправится внутрь и посмотреть, что там внутри, но я понимал, что это глупо и опасно, да и попросили меня проконтролировать округу, чтобы змеи не атаковали Тральда во время медитации. А потому я вернулся к нему и стал просто ждать.

К счастью, ожидание надолго не затянулось. Уже через пять минут я почувствовал магическую активность в ауре Тральда, и тот вскоре очнулся.

– Ну что там? Будет извержение? – спросил я у него.

– Не должно быть, – произнёс он гораздо спокойней, чем когда мы сюда плыли. – Избыточного давления нет, точнее оно есть, но ещё очень далеко до извержения. Толчки, скорее всего, были зеркальным откликом на сильное землетрясение в паре сотнях килонерфов отсюда. И направление пришедших колебаний земли как раз совпадает с направлением, куда уплыл хтоник.

– Хтоник? – уточнил я у него.

– Так в экспедиции решили называть этих тварей. Они были в океане ещё до того, как мы пришли в этот мир. Мне довелось тогда пообщаться с парой учёных тритири, отправившихся с нами в экспедицию, – пояснил свою информированность Тральд.

– Ясно. Я тут, кстати, обнаружил проход внутрь вулкана, – показал я в сторону, где был виден проход.

– Я знаю о комплексе в кальдере вулкана. Внутрь мне попасть в своё время не удалось. Но активности в нём не было никакой. Хотелось бы внутри покопаться, но не сейчас. Нам пора возвращаться. Надо отдохнуть перед собранием, – произнёс Тральд и, после того как заменил накопитель в артефакте в центре кальдеры вулкана, начал подъём при помощи магии земли, утягивая и меня вместе с собой. – И спасибо, что не стал пытаться убить меня, пока я был в медитации. Правда, у тебя бы всё равно не получилось – я выставил сторожку.

– Это была ещё одна проверка?

– Извини, но ты чужак, и мы хотим знать, чего от тебя можно ожидать.

– Спасибо за честный ответ.

Всплытие прошло без задержек. Уже через полчаса моя голова оказалась над поверхностью воды. Только мы немного промахнулись с всплытием и оказались в паре сотнях метров от неё.

Пока я наслаждался открытым пространством, к нам быстро подошла лодка и сбросила лестницу в воду, по которой я поднялся внутрь. Тральд же не стал ждать этого и просто водным хватом поставил себя внутри лодки. Ждавшие нас всё это время на борту лодки парни, услышав от Тральда, что извержения не предполагается, сразу заулыбались. Судя по всему, они по этому поводу переживали не слабо.

В Центральном нас ждал курьер от барона, который сразу пригласил к себе, так как появились срочные новости. Поэтому вместо отдыха пришлось идти к барону. Вообще, приглашали лишь Тральда, но тот ничего не сказал против, когда и я пошёл следом за ним.

– Потр, я очень устал за ночь. Мне надо поспать пару часов, – произнёс Тральд, едва мы зашли в таверну, в которой сидел сейчас барон с большой кружкой пива.

– Думаешь, я спал этой ночью? Садись и выпей. Ты тоже садись. Ему можно верить? – спросил Потр у Тральда.

– Да, он в отставке, – произнёс Тральд, наливая себе и мне по бокалу пива из бочонка.

– Идриса, Гоша, Лимы и Дыа больше нет, – сказал барон, едва мы сделали пару глотков.

– Ты об островах или баронах? – спросил Тральд у своего товарища.

– Об островах. Я сразу, после того как мы вернулись, связался со всеми баронами. Не ответило лишь пятеро, но Лоч вскоре сам вышел на связь. Его корабль тоже краем захватил хтоник. Я предупредил об увиденном, меня и Лоча подняли на смех, но Жерона и Айдас решили проверить неоткликнувшихся баронов. Ты сам знаешь, у них самые скоростные корабли из наших. Так вот, островов нет на том месте, плавает огромное количество всякого плавающего дерьма, но островов, бл***, нет там. Вообще ни кусочка земли. Ты маг, вот объясни, как острова диаметром в десяток килонерфов уничтожили так, что ни*** не осталось?

– Потр, х** его знает. Я лишь раз такую монстрину видел. Достань карту, хочу проверить кое-что, – произнёс Тральд. Я же просто офигевал от услышанного – огромные острова были просто уничтожены. Конечно, на моей родине было оружие, способное на это, – то же ядерное оружие или орбитальный удар – но чтобы вот так погодя уничтожить четыре огромных острова... Это слишком было.

– Сколько жителей на них было? – спросил я у барона, пока Тральд что-то чертил на карте.

– Точно неизвестно, но тысяч пятнадцать было минимум, – произнёс Потр, после чего достал фляжку и вылил из неё какой-то напиток себе в кружку с пивом.

– Смотри, – сказал Тральд. – Нас тварь застигла вот тут. Здесь у нас Ескас, тут Лим, тут Идрис, тут Дыа, тут Гош. А вот это направление, откуда пришли толчки, на которые наш вулкан ответил зеркальными, лёгкими толчками. Получается, это как раз направление островов. Если же провести линию, то тварь плывёт от Ескаса к Империи.

– Скорее не к Империи, – произнёс Потр. – На этой карте не изображено, но на древних картах вот тут был выход в Северный океан.

– Точно, вспомнил, учил в академии по истории. Это была ещё стройка века. Имперцы восемьдесят лет строили перемычку, соединяя две части Империи. А прохождение воды вынесли на глубину килонерфа через огромные тоннели. Это ещё был первый случай, когда тритири помогли нам в работе. Думаешь, тварь хочет выйти в Северный океан?

– Сомневаюсь, что ей надо что-то в Империи. Она не похожа на грабителя, – мрачно усмехнулся Потр.

– Будем предупреждать? – спросил Тральд у товарища.

– Кого? Мы в розыске там. Стоит нам связаться – и сразу по каналу связи сделают наводку и портанут команду для нашего ареста.

– А ты всё-таки урод, я теперь не засну, – произнёс Тральд, откинувшись на спинку стула. – Надо к Морин зайти взять стимуляторов.

– Он её не? – спросил Потр, кивнув на меня.

– Насколько я видел, он её вырубил и запер в комнате.

– Вы и это видели, – произнёс я, усмехнувшись. Всё-таки хорошо, что я не поддался на её уговоры.

– Она – единственная целительница, ты – неизвестный фактор. Так что мы обязаны были проследить.

– Значит, меня ты встретил не случайно.

– Я на всякий случай направился к её дому, когда увидел, как она сорвала с себя платье

– Вы как-то очень переживаете за неё для обычной целительницы.

– Так надо, – коротко сказал барон, намекая на смену темы. – Тральд, готовься. Пойдёшь в Ескас на «Рогатом» вечером. Нам надо знать, что с мастером. Жаль будет, если он погиб.

– Спасибо, – произнёс Тральд. Явно Потр отправляет туда корабль не столько ради мастера, – хотя и ради него тоже – сколько для того, чтобы его главный помощник и друг мог узнать судьбу своей дочери.

– Ты тоже можешь идти в Ескас. Может, и получится тебе сделать там свои дела, – сказал барон мне.

– Спасибо. Пожалуй, спать пойду. Где мне приткнуться?

– Тут наверху есть пару комнат, выбирай любую, – произнёс Потр и перестал на меня обращать внимание. Вместо этого он уставился в свою кружку, явно погрузившись в какие-то мысли.

Комнаты оказались довольно простыми, лишь кровать с артефактом от насекомых и стул для вещей. Раздеваться я не стал, так как был слишком уставшим. На всякий случай настроил магическую сигнализацию и простенькую активную защиту на основе магии электричества. Спасибо Лингрету, он меня обеспечил артефактами практически на любой случай жизни.

Во время установки защиты мне пришлось достать из пространственного кармана и разговорник для связи с моим островом. Сперва я хотел связаться со своими, но потом, подумав, всё-таки решил не делать этого. На таких больших расстояниях перехватить и расшифровать сигнал разговорника просто, а потому отправил его обратно в пространственный карман. Тем более они мне сейчас ничем не помогут.

После почти получаса ворочания на кровати я понял, что просто так не засну, а потому использовал на себе артефакт усыпления – всё равно в случае опасности меня разбудит сигнализация.

Глава 9

— А здесь раньше был любимый мой паб. Ещё до того, как меня объявили в розыск, я тут проводил все вечера. Тут и познакомился с матерью Ирианы, – произнёс Тральд, показывая на двадцатиметровый кратер, в котором находилась вода вперемешку с грязью и обломками строений. Можно рассмотреть и разбухшие куски тел в этой жиже. – А тут меня первый раз арестовали, – указал он на более-менее уцелевшую площадь, вот только на ней были следы от сотен молний, ударивших в неё. – Потр, правда, уже через два часа выкупил меня.

– Тральд, я же вижу, что ты хочешь быстрее узнать, что с Ирианой. Чего мы тут ходим? — спросил я у старшего мага.

— Мне страшно, мне реально страшно, — сказал он, после того как тяжело выдохнул. – Если тут почти в двух килонерфах от бывшей береговой линии всё уничтожено, то страшно представить, что произошло с Морской академией.

— Идём, нам тут делать нечего, – произнёс я, проверив на всякий случай ещё раз щит. Выжившие были и их немало. Нитири народ живучий, но за прошедшие сутки они словно одичали: сидели в развалинах, старались нам не показываться на глаза и следили за каждым нашим шагом, словно ожидали нашей оплошности, чтобы напасть. — Кстати, а почему до сих пор не начали восстановление? Тварь же ушла уже.

— Тут несколько причин, по моему мнению. Во-первых, это столица, именно тут находились все государственные органы Ескаса. Во-вторых, есть опасения возвращения твари. Корил минут пять назад, помнишь, ко мне подходил? Так вот, он разыскал лагерь выживших за пределами города. Там поговаривают о том, что стоит все города перенести вдаль от береговой линии, чтобы не повторялись такие катастрофы. В-третьих, мне кажется банально не на что, но это связано с первой причиной. Именно тут находились казначейство и государственное банковское хранилище. В своё время я с Потром собирался взять штурмом, но изучив системы безопасности, пришлось отказаться. А вот, кстати, и оно. – Тральд кивнул в сторону развалин здания, оцепленных тремя десятками солдат и парой магов двенадцатого ранга. — Даже знакомые рожи есть, – весело усмехнулся он, разглядев магов.

— Тральд Водоворот, вот уж кого я тут не ожидал увидеть. Хотя, зная твой интерес к содержимому хранилища, тебя всё-таки ждать стоило. Хорошо бы было тебя арестовать. Граф Мурано за тебя до сих пор пятьсот тысяч даёт. Нам готовиться к бою? -- спросил один из магов, сделавший знак и солдатам, и второму магу быть начеку.

– Неа, сегодня я не за этим. Хотя спасибо за идею, надо будет обсудить её вечерком, – нагло произнёс Тральд.

– Давай без твоего тупого юмора, – сказал маг. – Проблем от тебя не будет?

– Ты должен знать: я – законопослушный придворный маг свободного барона Вааркеса, – немного задрав нос к небу, произнёс Тральд.

– Доходили до нас слухи о ваших попытках поиграть во власть. Ты мне лучше скажи, у вас всё хорошо? – кивнул маг на развалины какого-то храма, в который ударило несколько молний, отчего он разлетелся на куски.

– Не всё, – сказал Тральд, сразу помрачнев. – Идрис, Гош, Лима, Дыа – все... – закрыл на пару секунд глаза Тральд, переживая ещё раз вчерашнюю новость об уничтожении четырёх островов. – Вам повезло: вы ещё не на дне моря. А острова исчезли полностью.

– Твою же!.. – Маг всё-таки сдержался и не продолжил матерную тираду. – Ты, помню, рассказывал байки в молодости об океане в пабе. Такую тварь встретили?

– Не могу сказать, что это была именно она, но очень похожа. Скажи мне, чего у вас работы ещё не ведутся?

– Всё правительство отправилось рыб кормить, причём в прямом смысле своего слова. Дворец короля, здание сената и здание муниципалитета смыло в море, когда проходили обсуждения о необходимости предоставления военной помощи старой власти Герена, – усмехнулся маг, несильно расстроенный произошедшим. – Сейчас наш генерал, возглавляющий внутренние войска, – двойка-огневик, между прочим – пытается взять официальным путём власть. Возьмёт – сразу начнётся помощь и восстановление. А пока формально власть принадлежит кучке прогульщиков из сената, которые были в загородном клубе на оргии, – рассмеялся маг.

– Что у вас с академией? – спросил Тральд у своего старого знакомого со времён молодости.

– Я так понимаю, тебя интересует Морская, а не магическая? – спросил маг и, увидев кивок, продолжил: – Значит, правду говорят, что ребёнка своего туда отправил. Радостных новостей у меня для тебя нет. Главный корпус смыло вместе с учебным флотом. С первого по шестое общежитие – тоже. Восьмое уцелело и, кажется, вообще не было повреждено. А седьмое исчезло, вообще исчезло. И непонятно куда.

– А те, кто был на практике? Они где?

– Без понятия. Я и это знаю только благодаря тому, что племянник из восьмого общежития рассказал. Скоро будет пересменка, и если не хочешь проблем, то лучше тебе покинуть это место.

Столь толстый намёк был понят, и мы покинули площадь. Когда маг перечислял общежития, я заметил, как он напрягся, когда говорили о первых шести. Скорее всего, его дочь как раз и жила в одном из них. А вообще, оказывается, Тральд был довольно известной личностью в Ескасе. Наверное, в молодости успел он тут со своим другом Потром хорошенько покуролесить, да так, что до сих пор награда за его голову активна.

– Водоворот? – спросил я у него, когда мы отошли от развалин банковского хранилища. Этим хотел его отвлечь от негативных мыслей, а то после разговора он совсем помрачнел.

– Я этим не горжусь, – произнёс он. – Моё коронное заклинание было, при помощи водоворота утягивал на глубину корабль и после обрывал его подпитку. Если корабль без хорошей защиты, то он получал повреждения, которые не позволяли кораблю после всплытия продолжать борьбу. И не думай, что это просто. Нужно чётко рассчитать, чтобы корабль не утонул в итоге. А у тебя есть прозвище?

– Не знаю. Осторожно! – крикнул я и, вырвав телекинезом кирпич из стены, подставил его под болт из самострела, который летел в Тральда.

Секундой позже Тральд исчез из моего поля зрения, а когда появился вновь, стоял уже над трупом мужчины лет сорока. Именно его я увидел, когда он целился в Тральда, как и сам момент выстрела. К моему, удивлению болт летел очень быстро, и я успел подставить кирпич только благодаря тому, что вырвал его ещё до того, как болт покинул ложе самострела. Честно говоря, и не понял, как это сделал, – настолько всё быстро было.

Пока Тральд обыскивал тело, я поднял кирпич, который подставил под болт, и был, мягко говоря, удивлён. Кирпич с рунной структурой укрепления, и она активна, но несмотря на это, болт пробил его почти полностью. Кончик наконечника болта и торчал с обратной стороны. Сила выстрела должна для такого результата быть огромной. На всякий случай я решил не брать болт руками и поднял его вместе с кирпичом телекинезом. Так и подошёл к Тральду. Тело перед ним на земле лишено большей части влаги. Очень неприятный метод убийства.

– Кто он? – спросил я у Тральда.

– Судя по тому, что у него есть из вещей, он никто, бродяга. Да и состояние здоровья об этом говорит. Видишь на плече оранжевые следы? Это следы от втирания лоснийской пыли. Судя по интенсивности оранжевого цвета, жить ему оставалось немного. А вот самострел примечательный, – произнёс Тральд, показывая его мне. В «Магическом зрении» он был замагичен по самое не могу. – Эта эмблема говорит о принадлежности к седьмому департаменту Империи. Он занимается устранением политических противников текущей власти Империи. Создали после потери Виритина, чтобы ничего такого не повторилось. И вот это очень странно, в Ескасе никогда не было интересов Империи. Тут был имперский посол как и положено, но не более, да и не доверили бы такое оружие бродяге. Так что или бродяга случайно нашёл самострел с одним болтом, или кто-то пытается настроить меня против Империи. Или просто имперцы сливают на сторону своё спецоборудование. Ничего непонятно. Жаль, что сработал на автомате и не успел допросить.

– Что с телом делать будем?

– Пытаться скрыть произошедшее смысла нет. Нас видело несколько десятков нитири, попрятавшихся по развалинам. А значит, просто бросаем и уходим. Самострел я заберу себе в качестве компенсации. И спасибо тебе за это, – кивнул он на кирпич с болтом. – Очень хорошая реакция у тебя, – о чём-то задумался он, осмотрев меня словно по-новому. – Идём, я хочу увидеть академию своими глазами.

– Мастера искать будешь?

– Парни отправились к нему в гости, у него мастерская вверх по реке в десяти килонерфах от города, так что есть шансы, что он уцелел, – ответил Тральд, и мы направились к бывшей Морской академии.

Чтобы дойти, временами приходилось идти по воде. Вообще, береговая линия весьма сильно изменилась после визита твари. Мы шли по улицам, которые ранее были в паре килонерфов от берега. Теперь же местами на этих улицах вода.

Самое гнетущее во всём этом – большое количество некроэнергии в воздухе. Концентрация на уровне, когда уже могла появляться самопроизвольно поднятая нежить. Если учесть площадь города, то погибло не меньше ста пятидесяти-двухсот тысяч разумных. Вообще, Ескас, столица королевства Ескас, ранее был одним из крупнейших городов на побережье. Так как королевство выступало в роли посредника для многих государств, то и единственный крупный порт королевства стал ещё крупнее. Из рассказа Тральда я знал, что тут ранее жило около шестисот тысяч нитири. И это была треть населения всего королевства. Наверное, около четверти или даже трети населения погибло во время нападения твари.

Мне приходилось всё время держать активным фильтрующий артефакт. Он преобразовывал вокруг меня некроэнергию в нейтральную ману. Он не был для меня обязательным, так как фон не настолько мощный, чтобы вредить энергетике. Но получать загрязнение некроэнергией я всё равно не хотел. Это ослабило бы на пару недель мой иммунитет, пока тело самоочищалось бы от неё. Тральд же просто держал вокруг себя простенький одноконтурный щит, который не подпускал к нему некроэнергию.

– Вот здесь находился главный корпус академии, – показал Тральд на новообразованный залив. – Вон там находилось третье общежитие. Мне надо проверить его. Просто подожди меня тут.

– Пойду проверю те развалины, – произнёс я, показав пальцем на развалины длинного здания, которое частично поглощено новым заливом, но большей частью просто завалилось внутрь от пары молний, попавших в него. – Там видно ауры живых, причём уже в затопленной зоне.

– Давай, – сказал Тральд и пошёл по воде до места, где ранее находилось третье общежитие. Я же направился в сторону здания.

Когда подходил к нему, из него выскочило несколько нитири. Они драпанули в сторону, побросав на землю какие-то сумки. Я вначале не понял, кто они такие, но стоило приблизиться к одной из сумок, во мне поднялся гнев. В сумках лежали женские украшения, причём в большинстве своём на них были следы засохшей крови или кожи. Было видно, что их сдирали, не заботясь о телах. Едва сдержался, чтобы не ругнуться матом. Ненавижу мародёров. Была даже мысль догнать ублюдков и переломать им конечности, но это было не самой умной идеей, а потому я просто подхватил две сумки телекинезом и закинул повыше на развалины. Без магии их оттуда не достать.

Я направился внутрь здания к трём источникам живой ауры. Они были слабыми, но всё ещё живыми. Внутри здания везде лежали обломки строения. Местами в потолке были дыры, через которые можно увидеть небо. Периодически я натыкался на трупы, более-менее уцелевшие трупы были раздеты догола и у них были отрезаны некоторые пальцы, иногда кисти рук. В основном это женские трупы, мужские были просто раздеты догола и лишь у пары были отрезаны пальцы. На некоторых женских трупах даже были следы семяизвержения, причём, судя по всему, насиловали уже мёртвых девушек. Увиденное меня, мягко говоря, сильно впечатлило, и далеко не в хорошем смысле. Это какими надо быть мразями, чтобы делать нечто подобное. У меня это вообще в голове не укладывалось. Ярость с каждым новым трупом, подвергшимся подобным действиям, у меня росла.

Зря я решил сюда зайти, зря. Мне даже пришлось остановиться, чтобы успокоиться и пролезть через завал дальше. Впервые в жизни мне хотелось кого-то убить, точнее не кого-то, а конкретно тех тварей, которые тут это натворили.

Наконец-то я перебрался в наполовину затопленную часть здания. Тут тоже были следы того, что мародёры побывали здесь. Но куда больше меня интересовали три ауры за стеной. И проход туда шёл только через подвальное помещение, полностью затопленное водой. Мне погружаться в грязную воду не сильно хотелось, а потому я просто подошёл к стене и начал вливать в неё свою ману.

Через минуту концентрация маны была достаточной для прямого управления материей, и я приказал стене стечь на пол. Увиденное меня ввело в ступор. Во-первых, пола в помещении не было. Уровень воды сантиметров на восемьдесят ниже уровня бывшего пола, и в воде плавало десятка полтора трупов и две живых девчонки лет по пятнадцать. Третья же лежала поверх трупов и спала. Две другие придерживали её, чтобы она не свалилась во время сна. С другой стороны помещения открыта дверь, но выбраться у ослабевших девочек не было и шанса. До прохода было около метра и гладкая стена, там пол во время обрушения словно срезало.

Но несмотря на это, девочки пробовали выбраться, на стене была наполовину засохшая кровь из разодранных пальцев и ногтей. И самое противное в том, что там наверху были следы того, что расчищали проход. А значит, мародёры были тут и не захотели спасти девочек.

– Тут есть кто живой? – спросил я.

– У нас уже ничего нет, мы всё отдали. Спасите, пожалуйста, – полуобморочным голосом ответили мне. Вторая девочка, которая оставалась в сознании, даже не обратила на мой голос внимания, она словно была в трансе.

– Я не мародёр, я помогу вам, – произнёс я и, прежде чем начать спасение, скастовал заклинание малого исцеления на третью девочку. Судя по свечению ауры, она уже на грани. Ещё пару часов – и девочка превратилась бы в труп. Тут и перелом ноги, и сотрясение мозга, и отравление – явно пила воду. Язвы по всему телу – солёная вода до добра не доводит. Ну и как вишенка – отравление некроэнергией. Будь она здорова, кроме лёгкого недомогания ничего бы не почувствовала от некроэнергии. Но ослабленный организм неодарённого нитири оказался очень восприимчив. У неё уже начался некроз некоторых внутренних органов и пальцев на руках. – Давайте на мой голос плывите.

Лишь одна девочка в относительно адекватном состоянии. Вторая просто выполняла команды первой, а третья то ли спала, то ли была без сознания. И ладно бы они могли хоть стоять на ногах, но нет. Глубина была больше двух метров, до дна они не доставали, хотя судя по баррикаде, это было не совсем так. Видимо, когда у них были ещё силы, они пытались из обломков выстроить подставку, по которой и хотели вылезти из помещения через дверь, но то ли у них закончились силы, то ли ещё что-то. Достроили они лишь до той степени, что стоя на пальцах ног, могли дышать, задрав головы.

– Б***ь! – ругнулся я, когда девочка смогла дотолкать четыре плавающих трупа с бессознательной девочкой до меня. Взгляд, которым единственная адекватная курсантка одарила меня, я запомню на всю жизнь. Она явно вложила в него всю свою надежду и в то же самое время ничего хорошего от меня не ожидала.

Нагнувшись, я подхватил бессознательную девочку за плечи и вытащил из воды. Следом поднял пребывающую в себе девочку и ещё одну в сознании. Стоило мне её поднять, я снова выругался. Когда вскрыл помещение, проверил более-менее тщательно лишь бессознательную. А надо было всех. У последней девочки вообще стопа была перебита. Как она ещё оставалась в сознании, я не понимал. Боль должна быть жуткая.

– Лежите, я займусь вашим лечением. Как тебя зовут?

– Тильда, Маки, – кивнула она на продолжающую смотреть в потолок пустым взглядом девочку. – Онис, – указала взглядом на третью.

– Значит, слушай, Тильда, ты – молодец. Ты спасла своих подруг, а теперь будет немного больно, – произнёс я, активируя для начала малое исцеление.

– Я ничего не чувствую, – сказала она. – Когда очнулась, не чувствовала боль, – добавила девочка. Я же рассмотрел в её ауре следы травмы мозга. Ей повезло с травмой, что она лишилась лишь чувства боли.

– Сейчас я тебя подлечу и потом посмотрим, что к чему, – произнёс я и начертил своей маной магический чертёж призыва из пространственного кармана. И вот тут я удивился: Тильда явно видела его, притом, что она сто процентов не была одарённой. – Среднее исцеление позволит тебе даже ногу вылечить, но не сразу. – Вообще у неё началась газовая гангрена на ноге и вылечить средним исцелением её было почти невозможно, но я, пользуясь тем, что она не чувствует боли, отсёк наиболее пострадавшую плоть. Хотя говорить ей хоть что-то было бессмысленно – она уже отключилась. Скорее всего, её в сознании держало чувство долга, а теперь она расслабилась и сразу потеряла сознание. – Ты молодец.

При помощи артефакта я применил на Тильде четыре средних исцеления. Практически сразу раны на её теле стали закрываться, выталкивая гной наружу, а культя приобрела нормальный чёрный цвет, как и положено коже обычного нитири.

После этого я приступил к лечению остальных девочек. Меньше всего травм было у Маки, но у неё явно начались какие-то проблемы с психикой, и тут я ничем помочь ей не мог. У Онис тоже были весьма серьёзные травмы, но у неё лечение пройдёт быстро. Все её травмы можно исцелить пятью средними исцелениями. Онис тоже уже полностью здорова, а вот Тильде надо ещё раз тридцать, а то и больше применить среднее исцеление, чтобы у неё быстро отросла нога. Правда, делать это сейчас нельзя. И так на исцеление были потрачены те немногие запасы жировых тканей в организме. Дальнейшее лечение будет больше лечить без питательного зелья. Нет, если бы я мог применить высшее исцеление, то никаких проблем – оно само создаёт все необходимые вещества из маны. Но пока я могу его применить лишь в ритуальном варианте, и то лишь теоретически.

– Карл, ты где? – связался со мной по разговорнику Тральд.

– Ещё в здании, нашёл трех девчонок выживших, занимался их лечением, – ответил я.

– Я сейчас к тебе подойду. Вижу твою ауру, – произнёс Тральд и действительно через минут пять вылез из дыры, ведущей сюда. – Совсем дети.

– Нашёл что искал? – спросил я у него.

– Слава Великому Змею, что нет. Третье общежитие на удивление мало пострадало. Снесло крышу, повыбивало окна и двери, но коробка осталась целой. Трупов много, насчитал девяносто три трупа. Постарше этих, эти походу первокурсники, – кивнул он на трёх девочек. – Кто они? – внезапно заинтересовался Тральд, хотя до этого был абсолютно безразличен к ним.

– Фамилий не знаю, – ответил я честно. – Она назвала только имена. Тильда, Маки, Онис.

– Если я прав, то за неё в герцогстве дают двести тысяч корнов, – указал Тральд на Онис.

– Ты ведь не собираешься её продавать? – напрягся я.

– Успокойся, работорговлю я не люблю, – произнёс он. – Тем более детскую.

– Кто она?

– Видишь у неё на лице узор из красных пигментов? Он очень похож на такой же у высшей жрицы Великого Змея в герцогстве Пим. Около года назад я слышал скандал, что у высшей жрицы обнаружили дочь, а им согласно церковным догматом запрещено иметь детей. Она всё отрицала, но её политические преследователи на всякий случай оставили на международной бирже наёмников заказ на дочь. Видимо, она отправила сюда девочку, чтобы всё скрыть.

– Что с ними делать будем?

– По-хорошему, просто передать в лагерь выживших надо. Но сомневаюсь, что с ними там всё будет хорошо. То, что ты видел тут, в коридорах, ещё ничего по сравнению с тем, что творится в лагерях. Народ звереет в таких ситуациях быстро, а общее психополе усиливает эффект. Можем забрать на остров, там они могут пожить некоторое время.

– Неплохая идея.

– Я вызвал транспорт нам. Через полчаса сюда прибудет лодка с корабля. Как раз стемнеет.

– А не хочешь поиск по крови провести? – спросил я у него, видя, что волнение так и не отступило у него.

– Не могу. Я лично наложил на Ириану проклятье. Пока оно на ней, между нами нет никакой связи. Я очень не хотел, чтобы ей навредили мои враги.

– Тогда даже и не знаю, что делать в такой ситуации.

– Какие у тебя планы? Остаёшься тут или с нами отправляешься обратно на остров? – спросил у меня Тральд.

– Пожалуй, остаюсь. Но я был бы не против к вам вернуться позже.

– Мы будем ждать, как и договаривались, два месяца до завершения договора. Потом тоже можешь приезжать, но денег уже не получишь, – усмехнулся Тральд. – Идём, поможешь перетащить девочек наружу.

Тянуть два бессознательных тела было непросто, но мы справились. А Маки просто выполняла все наши просьбы. Жалко было девочку, но я ничего не мог сделать с её состоянием. Тут нужен профессиональный целитель, а лучше вообще менталист. Надеюсь, Морин сможет справиться с её лечением. Она, по крайней мере, изучала психологические травмы и то, как их необходимо лечить. Кстати, Морин, когда мы собирались отплывать в Ескас, уже проспалась и нашла меня, чтобы поблагодарить за то, что я не воспользовался её состоянием. Смущалась она при этом сильно. Было видно, что ей тяжело было решиться выйти ко мне после произошедшего, но она всё-таки смогла это сделать. Надеюсь, в будущем у неё всё будет хорошо.

– Не люблю прощаться, – произнёс Тральд. – Поэтому скажу лишь, что хоть ты и урод внешне, за правду не обижаются, – остановил он меня, когда я собирался возмутиться, – но ты настоящий нитири. Я прямо вспомнил молодость, когда был таким, как ты.

– Знаешь, я пиратов раньше представлял по-другому. Одну команду даже в рабство пиратскую продал в Империю. Но вы что-то не похожи на них, – сказал я честно.

– Ну, мы уже не пираты, во-первых. А во-вторых, я и Потр стали пиратами не из-за того, что хотели грабить остальных. У нас были на то причины, и поверь, они были вескими. А в-третьих, тебе попались какие-то хлюпики. – Тут он уже заржал, после чего телекинезом перенёс девочек на лодку и, не оборачиваясь, сам в неё сел, после чего приказал отплывать.

Я простоял некоторое время на берегу новообразованного залива на месте Морской академии и отправился в сторону выхода из города. Тут делать мне было нечего, надо выбираться в соседние страны и уже оттуда добираться до моего острова.

Чтобы выбраться с острова, пришлось поучаствовать более чем в десятке стычек. Это при свете дня. Да, когда нас было двое, боялись напасть, кроме того обдолбанного придурка. А в темноте, когда моих иллеров было не видно, и одиночестве я показался разным группировкам мародёров лакомой добычей. Если обычно сдерживаюсь и стараюсь не калечить сильно, то после увиденного в Морской академии моё нитирилюбие испарилось. Все напавшие на меня обзавелись парочкой переломов, зачастую даже открытых. От такой травмы нитири не умрёт, но страдать будет сильно. Я вообще после академии был полон гнева, и эти нападения даже помогли мне как-то прийти в себя. С каждым новым переломом я чувствовал, как мне становится легче. А когда добрался до окружения, которое было выставлено вокруг города, то и вовсе улыбался до ушей. Мой внешний вид явно испугал дежурного, по-другому не могу объяснить того, что он открыл огонь по мне из самострела, к счастью, обычного многозарядного, и поднял тревогу.

– Парень, ты того, постой тут, не двигаясь, – произнёс телепортировавшийся на сигнал тревоги маг девятого ранга. – Ты в своём уме сейчас? – спросил он у меня как у неадеквата, и только после этого я додумался осмотреться: я был покрыт весь кровью. Ну да, некоторым ломал кости лично без магии.

– Да, в своём. А что, собственно, происходит?

– Ты бы посмотрел на себя в зеркало, – облегчённо произнёс маг и отключил тревогу. – Постой пару минут, я просканирую тебя на всякие болезни, и если всё хорошо, пропущу.

– Да без проблем

– Хм, твоё описание есть как спутник Тральда Водоворота, – произнёс маг, смотря информацию на каком-то артефакте. – Ты из них?

– Нет, я вообще гражданин Герена. Потерпел крушение в море, и меня вынесло к ним на остров. Должен признать, не понимаю, почему все тут их называют пиратами. Хорошие ребята, за пару тысяч согласились подкинуть к материку.

– Ты чист, можешь проходить, но к тебе будет пару вопросов от капитана. Можешь не переживать, его интересуешь не ты, а Тральд. Он весьма известная личность у нас.

– Уже заметил. Кстати, я там немного по дороге намусорил, просто после того как посетил Морскую академию и увидел, что творили с трупами мародёры, я немного вспыхнул. У меня не будет проблем?

– Подтвердишь, что первый не нападал под кольцом правды, – и всё будет хорошо. Вот тебе пропуск в наш штаб. Видишь, шатёр подсвечивается? Тебе туда.

Перейдя оцепление, я оказался в небольшом лагере с палатками, в которых виднелись ауры обычных солдат. Честно говоря, не понимал, для чего они окружили город, но это не мои проблемы.

Шатёр в центре лагеря был единственной палаткой, подсвеченной снаружи. Скорее всего, это сделано специально. Возле входа в палатку стояли два солдата, которые перегородили мне путь, пока я не показал им пропуск.

– Садись, сынок, – услышал я голос пожилого мужчины, едва зашёл в палатку. Кроме него тут было ещё три нитири, но они спали на раскладушках, тогда как капитан сидел за столом и разбирался с документами. – Есть хочешь?

– Спасибо, но после увиденного в городе у меня аппетита нет, – честно ответил я.

– Понимаю, нас всех тут настигло горе. Никто не думал, что эти твари окажутся в нашем спокойном море. Так, значит, ты потерпел крушение недалеко от островов архипелага?

– Вообще-то далеко, но я всё-таки маг и смог сделать себе транспорт, на котором и добрался до острова. А уже оттуда меня подбросил Тральд.

– У него очень неоднозначная слава. Сам я встречался с ним лет пятнадцать назад, тогда сопровождал налоговые сборы на корабле, и они напали на нас. Они пираты однозначно, но некоторая честь у них есть. Всех, кто выжил после боя, они подлечили, с корабля забрали лишь сейф и корабельную кассу. А могли просто утопить нас и об ограблении бы никто не узнал. Я слышал, что они пытаются начать честную жизнь. Хотел бы послушать, как у них живут на островах. Всё же они наши соседи, пусть и не близкие.

– Думаю, стоит начать с того момента, как я прибыл к ним на остров. – Я не видел смысла скрывать не секретную информацию от капитана. Может, мои слова в будущем помогут наладить Потру с новой властью отношения. Наивно, конечно, так думать, но может быть.

После моего рассказа капитан задал мне несколько уточняющих вопросов, и мы перешли к обсуждению увиденного мною в Морской академии. Судя по скрипу зубов, капитан и сам ненавидел мародёров любого толка. Так что в конце он лишь поблагодарил меня за помощь девчонкам и за то, что я разобрался с частью мародёров. Также он освободил меня от прохождения проверки на кольце правды и предложил привести себя в порядок, а то, по его словам, так я дойду до первого же патруля. Слишком уж страшно выгляжу.

Глава 10

Уже в тридцати километрах от побережья следов от произошедшей катастрофы практически не было. Да, местами были следы от мощных молний, но разрушения эти очень далеки от того уровня, который я видел в, скорее всего, уже бывшей столице Ескаса. Вот только и обычной спокойной жизни не увидел тут. Во всех небольших деревнях и двух городках, через которые я проходил сегодня, стояла армия. Они контролировали порядок и старались не допускать паники среди гражданских. А вот она была, как и все вытекающие из этого последствия. Многие решили под шумок ограбить соседа, расправиться с давним недругом. В который раз я убедился, что люди и нитири очень схожи между собой ментально. Когда в школе учился, мне приходилось на истории мировых конфликтов читать о том, что в подобных ситуациях у большинства людей отказывают тормоза, и они начинают творить полный беспредел. К счастью, мне не довелось самому лично видеть подобные вещи, а вот тут я увидел всю грязь цивилизации. Именно из-за этого мне и было сейчас противно любое общество.

Мне стоило отдохнуть от увиденного, а потому я и решил остановиться на ночь не в населённом пункте, а просто в лесу на берегу красивейшего лесного озера с розовой водой. Озеро находилось в двух километрах от дороги, а потому шансы, что кто-то случайно забредёт сюда, были минимальны. Да и следов разумных вокруг озера я как-то не обнаружил.

Несмотря на то что озеро выглядело безопасным, перед тем как лечь спать, я всё же установил магическую сигнализацию вместе с активным щитом. А то мало ли какой-то зверь выйдет к озеру, а тут я такой красивый и вкусный.

Сразу заснуть мне не удалось. Всё-таки столица Ескаса останется в моём сознании надолго. Увиденное просто так не отступит от меня. Но усталость в итоге взяла своё, и последнее, что я увидел, яркое звёздное небо. Оно вообще в этом мире намного ярче, чем в моём родном, и тем более ярче, чем в мёртвом мире. Думаю, это связано с тем, что эта планета расположена ближе к центру галактики, чем моя родина и родина Сальмиры. Эх, как же я соскучился по Мире. Но выходить на связь я не собирался. Мира приглянулась высокопоставленному уроду, и я не хочу рисковать, даже если шанс перехвата нашего разговора будет минимальный.

Проснулся я от сработавшей сигнализации. Быстро очнувшись, вскочил на ноги и увидел даже более перепуганного крюна, чем я. Он уже собирался открыть пасть, чтобы заорать и оглушить меня, но я прекрасно помнил, чем наша встреча закончилась в прошлый раз, так что мои руки действовали быстрее моего разума и швырнули звукоподавляющий артефакт. И это было вовремя: зверь заорал, но я ничего не слышал.

Крюн ещё несколько секунд покричал, после чего в недоумении уставился на меня, мол, чего я не падаю и не корчусь на земле от боли. Спустя пару секунд он ещё раз покричал на меня, но увидев, что вновь не произвёл никакого эффекта, обижено развернулся и попёрся через кусты, ломая их.

Поскольку до рассвета оставалось минут пятнадцать, я решил больше не ложиться. Собрав спальник и артефакты в пространственный карман, перекусил купленной вчера в деревне готовой едой, после чего опять выдвинулся в путь.

Сегодня я собирался пересечь границу между Ескасом и Нудринаром. Нудринар не лучший вариант для меня, так как там не было прямого сообщения ни с Гереном, ни с герцогством Арент, но лишь Нудринар не закрыл границы со стороны Ескаса. Остальные государства закрыли свои границы до разрешения ситуации и стабилизации обстановки. А на самом деле они просто не хотели получать беженцев в свои страны.

Нудринар же не закрыл свои границы хотя бы потому, что никто в здравом уме не захочет туда переселяться. Формально Нудринар был обычным королевством, пару сотен лет назад был даже Империей с территорией раз в десять больше, чем сейчас.

По факту лет пять назад в Нудринаре власть захватили религиозные фанатики. К иностранцам они стараются не цепляться, так как это чревато последствиями, но вот жители Нудринара обязаны каждый день ходить в храм Великого Змея. Отдавать четверть от своих доходов, семь раз в день молиться в определённые часы Великому Змею. Так что желающих переселиться в Нудринар очень мало.

Граница между двумя королевствами пролегала по реке Теса. Эта река брала своё начало далеко на востоке в горах и несла свои воды более чем на полторы тысячи километров к морю.

Вот туда я и направился. Благо, что до пограничного пункта прохождения контроля всего километров пятнадцать. По пути же я продолжал тренироваться, удерживая в воздухе камушки при помощи телекинеза.

Через три часа наконец-то вышел к реке. Но так как я шёл не по дороге, немного промахнулся: пограничный пункт находился немного выше по течению реки. Прежде чем идти к виднеющемуся пограничному пункту, я решил немного отдохнуть и порыбачить. Тем более, судя по небольшим мостикам, выступающим на пару метров в реку, тут часто ловят рыбу.

В качестве тренировки я решил ловить рыбу при помощи каменного крючка без лески и без удочки. Просто нацепил на каменный крючок сделанный мною же при помощи магии земли кусочек мяса и телекинезом перенёс его под воду, контролируя «Магическим зрением» всё происходящее под водой. Довольно забавно получалось. Рыбы каким-то образом чувствовали мой телекинез, но точно понять, что происходит, у них не получалось.

Уже через пять минут вокруг крючка плавало полтора десятка рыбин. Но ни одна из них не решалась приблизиться ближе сантиметров пятнадцати к воде.

— Пограничный патруль, – прервала мою рыбалку самым наглым образом пятёрка солдат в форме пограничников Ескаса. – Прошу предоставить документы, удостоверяющие вашу личность.

– Я что-то нарушил? – спросил, судя по всему, у старшего сержанта, давая свои документы.

– Карл Па’горт, подданный Герена, — произнёс он, просканировав мой паспорт артефактом. — Нет, но на ваш счёт поступило сообщение от местных жителей: «Неизвестный маг просто сидит на реке и пялится в воду», — сказал сержант, отдавая документы. – Мы обязаны были проверить. Вы должны понимать, сейчас не лучшие времена для нашего королевства.

— Это точно. Позавчера был в Ескасе, там такой некрофон, что пора некрополь создавать.

– Надеюсь, до этого не дойдёт, — произнёс сержант, отпустив своих подчинённых прогуляться. — Ходят слухи, что уже сегодня коронуют нашего генерала Омара. Уже готовы части для ликвидации последствий. И все жё, диар, что вы тут делали?

– Рыбу ловлю, — ответил я честно.

– Рыбу ловите? — удивился сержант. -- А где же удочка?

– А она мне не нужна. – В этот момент как раз одна из рыбёшек набралась смелости и схватила кусочек мяса, висящий на каменном крючке. Этого я только и ждал, чтобы сразу подсечь свою добычу.

– Это как так? – спросил сержант, уставившись на рыбу.

– Телекинез. Только не на рыбу, а на крючок. – Я как раз достал из пасти рыбёшки каменный крючок. – Эта хоть съедобна?

– Пырка, вполне, особенно сушёная и под пиво, – произнёс сержант. – Эх, хорошо вам магам живётся.

– Ладно, пойду я к вам на пограничный пункт пропуска. Хочу по светлому добраться до нормальной гостиницы в Нудринаре.

– Если будете идти в сторону Мюхеса, то в паре килонерфах от него мой троюродный брат держит постоялый двор. Цены, конечно, высоковаты, но зато вас не будут доставать молитвами каждый час.

– Спасибо, наверное, воспользуюсь вашим советом. Рад был пообщаться, а то, знаете, после побережья у меня несколько подпорченное настроение.

– Понимаю. Вчера ночью вернулись из оцепления два наших взвода. Ужасы всякие понарассказывали. Удачной дороги, – попрощался со мной сержант, и я двинулся в сторону пограничного пункта, который находился всего в паре километров отсюда.

На самом пограничном пункте у меня вновь проверили документы. Выписали штраф за незаконное проникновение в королевство – аж целую тысячу корнов, которую я мимо кассы уплатил пограничнику, и после этого сразу меня пропустили.

Два контрольно-пропускных пункта пограничной службы разделял лишь каменный мост, на котором с лёгкостью разминулась бы пара машин из моего мира – настолько он был широким. Нудринарцы быстро проверили мои документы и без единого вопроса пропустили, выдав документ, по которому я имею право находиться одну декаду в стране. Если захочу дольше, то не позднее чем за сутки до истечения срока документа должен обратиться в городскую администрацию в любом городе королевства.

Что сразу бросилось в глаза, едва я вышел после прохождения пограничного контроля, – это просто идеальная дорога. Она на самом деле идеальна, даже в моём мире такие дороги были редкостью. Правда, там больше из-за воровства, тут же я таких идеально ровных дорог не видел никогда. Думаю, по такой дороге смогли бы без проблем носиться спорткары с клиренсом меньше сантиметра. Второе моё удивление было в том, что вдоль дороги справа и слева шли две метровой ширины пешеходные дорожки. Третье удивление было связано с тем, как мне улыбались встречные нитири. За четыре часа пути к Мюхесу по идеально ровной дороге мне встретилась пара десятков нитири. Все они улыбались искренне и предлагали подвезти меня. Вот честно, мне от этого стало как-то не по себе. Было такое ощущение, что у всех местных промыты мозги, и теперь все они были правильными. Даже если это и не так, всё равно мне непривычно видеть столько улыбок, искренность и благожелательность.

Вскоре мне попался и постоялый двор, о котором говорил сержант. Хотя это больше похоже на дорогую гостиницу из моего мира. На входе в красивое каменное пятиэтажное здание стоял нитири-привратник, который открыл для меня дверь, при этом искренне пожелав приятного вечера.

– Добрый вечер, диар, – улыбнулась мне администратор за стойкой. – Вы желаете остановиться у нас на ночь?

– Да, одиночный номер потише, – произнёс я.

– У нас есть отличный номер с окнами, выходящими на озеро. Звукоизоляция обеспечена чарами диара Нари, мага-универсала четвёртого ранга. Даже песни пируа не смогут прорваться через поставленный им барьер. – Тут стоит немного пояснить, кто такие пируа. Это небольшие зверушки сантиметров десять в длину, но при этом обладающие противным воплем, который имел магическую основу и обходил большую часть слабых звукозащитных чар. Сам я их не видел, но в книге, купленной ещё в столице Герена, читал о них.

– Они тут водятся? – спросил я у удивлением у администратора.

– Возле озера у нас расположен парк с животными со всех концов мира для отдыха наших гостей, – ответила девушка. – Несколько семейств пируа также обитают в парке.

– Надеюсь, крюнов у вас нет, – пробурчал я. – Не самые приятные воспоминания о встрече с ним у меня сложились, – пояснил на вопросительный взгляд девушки.

– Опасные своими способностями животные у нас живут в огороженной части парка. Так что они вас не побеспокоят.

– Отлично. Знаете, то, что вижу, не похоже на постоялый двор. Больше на гостиницу походит в каком-то курортном городе.

– Нам многие иностранные гости об этом говорят. Лет двадцать назад это действительно был обычный постоялый двор, но господин Витор, после того как едва не умер от отравления едой, приготовленной на кухне постоялого двора, изменился. Правду говорят, что близость смерти меняет нитири. С тех пор многое поменялось, но господин Витор до сих пор владеет этим постоялым двором, как и ещё двумя такими же.

– Больше на легенду похоже. А что у вас есть из развлечений?

– У нас лучший банный комплекс в Нудринаре, бассейн с морской водой, купель с водой, собранной на горных вершинах Тармира, лучшие массажистки и многое другое. Полный перечень вы сможете найти в каталоге в вашем номере.

– А вот от массажа я бы не отказался.

– Вам расширенный массаж? – спросила девушка у меня. Судя по реакции ауры, она немного смутилась, хотя внешне это не было заметно. Удобно всё-таки уметь видеть ауры. Не умей этого, я бы не сообразил, что она имеет в виду.

– Спасибо не надо. Я женат, и боюсь, что если жена узнает, мне не поздоровится, – усмехнулся я.

– Вот ваш ключ от номера. С вас две тысячи семьсот корнов вместе с завтраком и массажем, – сказала администратор, вручая мне тканевый браслет, который неслабо зачарован.

– Правду говорили, что у вас недёшево, – произнёс я и достал золотую карту, полученную ещё от продажи артефактов в Виритине. – Виритинские золотые карты принимаете?

– К сожалению, в связи с разрывом дипломатических отношений Виритинской республики и Нудринара мы временно не принимаем карты, – предупредила девушка меня.

– Тогда наличными, – сказал я, передавая девушке три тысячи корнов. Администратор, после того как отсчитала мне сдачу, вызвала при помощи артефакта мужчину для моего сопровождения в номер.

Вообще я, и не собирался рассчитываться золотой картой. Сейчас нас считают погибшими. Стоит воспользоваться картой, как скорее всего, в Виритинском банке появится соответствующая запись, а значит, можно будет и отследить карту. Но я спрашивал не для того чтобы рассчитаться, а вообще узнать, возможно ли использование золотой карты вне пределов Виритина. В будущем я мог это использовать, чтобы обмануть поисковиков, специально рассчитываясь золотой картой. Но придётся это делать точно не в Нудринаре.

Мой сопровождающий оказался молодым парнем, который по пути к лифту и во время подъёма на пятый этаж рассказывал мне о разных видах услуг, которые есть в гостинице. Тут, оказывается, проводили концерты, было три ресторана с разной кухней, SPA-комплекс, – он, конечно, назвал это по-другому, но мне было привычней так – поле для игры в какое-то подобие гольфа, рыбалка на озере, парк с животными, подводная экскурсия в покинутое поселение тритири на дне озера. Последнее точно развод, так как я знал, что тритири не живут в пресной воде, а значит, построили поселение специально ради развлечения. Про интим-услуги я уже говорил, так что был впечатлён таким набором услуг и, честно говоря, заподозрил вселенца в тело нитири. Уж слишком всё увиденное тут напоминает дорогую гостиницу у меня в родном мире.

– При помощи вот этого пульта можно отрегулировать влажность и температуру в помещении. Также можно выбрать аромат, у нас есть девяносто четыре аромата на любой вкус. При помощи вот этих пунктов можно выбрать звуковое сопровождение. На артефакт записано сто четырнадцать вариантов, есть как музыка, так и звуки природы.

– Да, у вас тут всё серьёзно, – произнёс я и теперь был на все сто процентов убеждён в том, что владелец гостиницы вселенец. И как мне кажется, ранее он был человеком, а вот из моего он мира или нет, было непонятно. Но пульт внешне и по функционалу очень похож на пульт от системы умного дома, только если у нас он создавался на основе техномагии, то в этом пульте электроники не было совершенно, исключительно магия. – Спасибо, – сказал я и дал пятьдесят корнов чаевых парню.

– Если вам понадобится что-то, через пульт вы можете вызвать меня. Я на следующие сутки закреплён за вашим номером, – поклонился парень и покинул номер.

Я же, после того как закрыл дверь, расслабленно откинулся на мягкой кровати с автоподстройкой под анатомические особенности. Идеально, просто напросто идеально.

Честно говоря, даже и не заметил, как задремал. Очнулся же от того, что в номере стало слишком прохладно. Как оказалось, когда я игрался с пультом, забыл выставить нормальную температуру, и сейчас в номере меньше десяти градусов тепла.

Пока регулировал температуру, понял, что вся сонливость уже ушла, а потому решил немного прогуляться по парку рядом с постоялым двором. Тем более, по словам администратора, там были редкие животные.

К этому моменту уже начало темнеть, и в парке вокруг озера загорелись фонари, создавая фантастическую картину. Умеют всё-таки создавать красоту. Вот сейчас с балкончика смотрю вниз и не верится, что всего в каких-то километрах семидесяти пяти по прямой от гостиницы убито несколько сотен тысяч разумных. Ну вот, опять испортил себе настроение. Надо всё-таки спуститься в парк и немного прогуляться.

При моём приближении к двери на ней появилась иллюзия красного цвета в виде ладони. Как объяснил приписанный ко мне стюард, надо просто поднести руку с браслетом. Стоило мне это сделать, дверь сама отъехала в сторону, выпуская меня в коридор.

Коридор был довольно большим – около двух метров в ширину и длинной в пятьдесят метров. На этаже было три лифта – по одному в концах коридора и один в центре. Помимо этого, тут были ещё две лестницы, ведущие вниз, и одна, ведущая наверх, в ресторан под открытым небом на крыше гостиницы.

– Добрый вечер. Вы тоже на концерт? – спросила у меня подошедшая женщина лет пятидесяти, пока я ждал лифт.

– Нет, я просто прогуляться в парке. Зверушек посмотрю.

– Рекомендую вам всё-таки посетить концерт. Сегодня будет выступать сама Шамира Блестящая. Говорят, – тут она перешла на заговорщический тон, – ей заплатили сто тысяч, чтобы она провела концерт тут.

– Немало. Но, честно говоря, я не любитель музыки и к своему стыду не знаю, кто такая Шамира Блестящая, – произнёс я, пропустив даму первую в лифт и зайдя следом за ней.

– Это большое упущение. Вы обязаны посетить концерт Шамиры, – сказала женщина. – Решено: вы идёте со мной на концерт, и отговорки не принимаются.

– Ладно, но ненадолго. Мне завтра опять в дорогу. И раз мы идём вместе на концерт, то, наверное, стоило бы познакомиться. Карл, Карл Па’горт. Как видно по мне – маг.

– Лиси, Лиси Маброт, – представилась она, ожидая от меня хоть какую-то реакцию, – О, да вы не местный, – сказала она, рассмеявшись. – Я уже думала, вы сразу отпрыгнете от меня.

– А должен?

– Меня называют чёрной вдовой в народе, – заговорщически сказала Лиси, после чего рассмеялась. В это время лифт как раз приехал на первый этаж, где и открылись его дверцы. – А если серьёзно, то я не виновата, что меня тянет на мужчин постарше и они не выдерживают моего темперамента.

– И скольких уже схоронили? – спросил я, улыбнувшись.

– Неделю назад был двенадцатый. И да: я сейчас в трауре и не потерплю приставаний, – добавила она, после чего рассмеялась, обращая внимание остальных гостей гостиницы и персонала. Судя по взглядам, бросаемым на нас, Лиси не врала о своей славе – во взглядах читалась жалость ко мне.

– Я же надеюсь, что мне не придётся хоронить свою вторую половинку никогда в жизни.

– Вы женаты в таком возрасте? И на кого пал ваш выбор, диар? – спросила с интересом женщина.

– Маг воды, сильный маг, – улыбнулся я, вспомнив Миру.

– Насколько я вижу, вы её искренне любите, везунчик, – с лёгкой завистью сказала Лиси. – Кажется, мы немного опоздали. Я забронировала столик рядом со сценой, придётся немного потолкаться.

Судя по количеству нитири в концертном зале, на концерт пришли не только жители постоялого двора, но и, скорее всего, жители Мюхеса. Сам концерт, откровенно говоря, не был особо впечатляющим. Да, голос у певицы красивый, но все песни были плаксивыми, о любви и неверности мужчин. Честно говоря, я не понимал, почему в зале было много мужчин-зрителей, слушающих её песни с удовольствием. Хотя, возможно, это было связано с довольно откровенным нарядом певицы? Честно говоря, ничего особого в этом я не увидел, но времени, потраченного на двухчасовой концерт, не жалел.

Сразу после окончания концерта я с Лиси всё же отправился прогуляться в парк. Тем более, что по её словам, частой гостье этого постоялого двора, в парке есть редкие растения, цветущие как раз таки при свете спутников.

– А вы на редкость приятный собеседник для своего возраста, – сказала Лиси, когда мы спустя полчаса прогулки сели на лавочке с видом на озеро.

– Вы тоже, – усмехнулся я.

– Ах какой негодяй, – картинно схватилась она руками за свои груди в области сердец. – Намекать женщине о её возрасте очень не тактично.

– Так это вы сами, я ведь ничего не говорил. – Лиси была приятной собеседницей, в её обществе я отдыхал душой после всех тех приключений, которые выпали на мою судьбу в последнее время.

– А это что? – спросила Лиси, насторожившись.

– О чём это вы? – спросил я и, увидев жест помолчать, прислушался. Со стороны края парка, граничащего с частью для опасных животных, слышался разговор на повышенных тонах. Говорил один женский и два мужских голоса.

– Я никому не позволю портить мне приятный вечер. Вставай, пойдём разберёмся с крикунами, – сказала Лиси, встав с лавочки и направившись в сторону криков. Мне ничего не оставалось, кроме того как следовать за ней.

– Лиси, это не наше дело, – начал говорить, когда она остановилась, отчего я врезался в её спину, едва не сбив на землю. – Твою же мать, я ведь просто хотел отдохнуть. Ну почему? Ты меня ненавидишь? – произнёс я уставшим голосом, смотря в небо, после того как увидел то, из-за чего Лиси остановилась. – Лиси, она ещё жива.

– Жива? – сказала с трудом впавшая в ступор женщина. Она явно боялась крови. А тут её было очень много. Перед нами на траве лежала хрипящая и булькающая кровью, мать его за ногу, Шамира Блестящая с перерезанной шеей от уха до уха и двумя клинками, вбитыми в оба сердца.

– Да, вот держи, – дал я Лиси платок. – Зажми рану на шее, надо первым делом восстановить сердца, – произнёс я и создал магический чертёж призыва, призывая перезаряженные артефакты среднего исцеления.

– Да-да, сейчас, – сказала Лиси и упала на землю, поскользнувшись на крови Шамиры.

– Стой в стороне и не мешай, – понял я, что помощь от неё ждать бессмысленно.

Выдернув телекинезом оба кинжала из груди, активировал два средних исцеления, сконцентрировав силу на сердцах. Уже через две секунды сердца вновь совершили удар, но вновь остановились – травма была слишком серьёзной для лечения всего двумя средними исцелениями.

Ещё два исцеления – сердца были исцелены. Следом я использовал ещё пять, но теперь уже на весь организм в целом. Горло после этого исцелилось почти полностью, остался лишь толстый шрам, но его убирать я не стал – это было не столь уж и обязательным.

– Лиси, ты пришла в себя? – спросил я у неё.

– Д-да, – сказала она дрожа. Видимо, столько крови Лиси ни разу не видела и была неслабо напугана.

– У неё сильная кровопотеря. Умереть не умрёт, но без сознания пару часов пробудет. Надо куда-то её спрятать, а то боюсь, когда узнают, что не добили её, добьют. Есть идеи, как это сделать?

– Тут, есть недалеко домик для встреч в парке. Можно оплатить сразу с браслета, – сказала она, взяв себя в руки и стараясь не смотреть на окровавленную Шамиру.

– Идём, – произнёс я, подхватив певицу на руки и активировав вокруг нас отвод глаз. Пришлось Лиси взять за руку, иначе она бы нас не увидела.

– Мы пришли, – сказала Лиси и, приложив свой браслет к двери, открыла её. На иллюзии мелькнули цифры минус пять тысяч – скорее всего, это столько стоил домик на ночь.

Сам домик был, по сути, одним большим помещением с огромной кроватью и маленьким санузлом, в котором можно себя привести в порядок. Судя по интерьеру, этот домик сделан специально для интимных встреч и, скорее всего, даже целых оргий, так как размеры кровати впечатляли.

Стараясь не накапать кровью, я занёс Шамиру в ванную и положил её на ванны, после чего включил душ и начал смывать с неё кровь. Для этого пришлось раздеть её догола – всё равно платье испорчено и кровью, и дырками от ударов кинжалами. А вот белья певица под платьем не носила – пришлось немного успокаивать себя, ведь тело Шамиры действительно красиво.

– Лиси, принеси какой-то халат для Шамиры, – попросил я у неё. – И будь добра, сама прими душ – ты когда падала, перепачкалась вся в крови.

– Карл, а ты ведь не простой маг. По возрасту максимум выпускник академии, но вот как действуешь в таких ситуациях, расскажешь? – спросила Лиси у меня, когда увидела Шамиру уже без крови.

– Мне нечего рассказывать, я даже в академии не учился.

– Вот в это я верю, – сказала она, сделав какие-то выводы, после чего хитро посмотрела на голую Шамиру на моих руках и на меня. – Воспользуешься?

– Нет. И хватит задавать такие вопросы, надо подумать о том, что мы будем говорить.

– А зачем что-то говорить? Пусть она говорит, мы ей жизнь спасли. – Очень мне понравилось, как она вписала в спасение и себя, хотя ничего не делала.

– Она – знаменитость, и что-то мне кажется, там далеко не всё так просто. Ладно, иди приводи себя в порядок. И нам надо сымитировать, что мы с тобой предавались разврату тут всю ночь. Я не хочу светиться в спасении местной знаменитости. Хватит и самого спасения, – произнёс я, после того как надел на Шамиру халатик и уложил её в кровать.

Честно говоря, я надеялся, что хоть тут никаких неприятностей не будет со мной. Но словно кто-то наблюдает за мной, и едва всё становится хорошо, сразу начинаются проблемы.

Глава 11

— Открывайте! – услышал я сквозь сон крик. И это было странно, ведь на домике стояло хорошее заклинание звукоизоляции. – Полиция Нудринара! Открывайте!

– Чего вы кричите? Ещё сорвали звуковую завесу? Я сегодня же сыну напишу, чтобы он разобрался с вами, – услышал я голос Лиси.

– Госпожа Маброт, извините за беспокойство, — отозвался полицейский, ранее кричавший через дверь, — но у нас чрезвычайное происшествие. Шамира Блестящая похищена сразу после концерта, эксперты обнаружили много крови в парке.

— Шамира пропала? Какое горе! У неё такой прекрасный голос, а песни!.. – завопила Лиси. — Надо все силы бросить на её поиски! Чего ты тут стоишь? Бегом искать Шамирочку! Не дай Великий Змей с ней что-то случится! Вы сказали много крови? Значит, она где-то сейчас истекает кровью! Что за несправедливость! – Лиси настолько правдоподобно начала плакать, что даже я бы поверил ей.

— Госпожа Маброт, мы должны осмотреть дом, он ближайший к месту похищения, — произнёс нетвёрдо полицейский. – И не могли бы вы сказать, что делали сегодня ночью с часа до двух? — Вот тут начинался мой выход. Обмотав вокруг пояса полотенце, я вышел из комнаты в прихожую, после чего обнял Лиси за живот, прикрытый тоже полотенцем, и когда она развернулась, поцеловал её в губы.

– Дорогая, что тут происходит? Я не выспался, — произнёс я и только после этого сделал вид, что заметил полицейских. -- Полиция? Мы что-то нарушили? Наверное, соседи пожаловались на шум. Ты такая громкая была, когда я…

– Малыш, не стоит смущать господ полицейских. Тут горе произошло: Шамиру Блестящую похитили и ранили при этом. – А оба полицейских действительно засмущались и старались не смотреть на нас. – Господа, прошу, проходите.

– Не стоит, госпожа Маброт. Всё, что нам необходимо, мы выяснили, – произнёс полицейский, ложа руку на плечо второго, который собирался уже войти в домик. – Гени, идём к следующему гостевому дому. – После того как полицейские отошли на пару метров, вокруг дома автоматически восстановилась звукоизоляция. Судя по всему, у полицейских есть артефакт, который временно отключает глушилки.

– А ты умеешь целоваться, – сказала Лиси, после чего впилась в мои губы. Пришлось подыграть ей, так как полицейские были всё ещё в пределах видимости.

– Всё, хватит, – произнёс я, после того как закрыл дверь. – Значит, они считают, что Шамиру похитили.

– Да. Эх, во что я ввязалась, но зато как весело было обманывать полицейских, – рассмеялась Лиси.

– У тебя есть сын? – спросил я у неё.

– И не один. А ещё у меня есть две дочери и даже два внука, – усмехнулась она. – Не забывай: мне уже пятьдесят четыре и у меня было двенадцать браков. Так что у меня четверо детей. Старший Мариус, начальник полиции в Мюхесе, младший Нигма возглавляет порт Южный. Гиля учится в академии магии, а Цунари исполнительный директор сети алхимических лавок. – Было видно, что детей своих она очень любит.

– И как они относятся к твоим столь частым бракам? – спросил я у Лиси.

– Мариус говорит: «Мам, лишь бы ты была счастлива, но своих кандидатов мне на проверочку присылай заранее», – рассмеялась она. – И это уже помогло мне несколько раз, хотела пара аферистов стать вдовцами с моим состоянием.

– А ты богата?

– Ну не бедная точно.

– Входит в пятёрку самых богатых женщин Нудринара, – услышал я голос за спиной. Обернувшись, увидел Шамиру, скинувшую халат и рассматривающую себя в зеркало. – Значит, это тебе я должна быть благодарна за то, что ещё живая, – повернулась она ко мне.

– Нам – так будет правильнее, – произнёс я. – Если бы Лиси не потянула меня, чтобы повоспитывать крикунов, то боюсь, ты бы там и скончалась. А именно лечение – да, я.

– Спасибо, – сказала Шамира. – Не мог бы шрам свести? – провела она по шраму от уха до уха, идущему по шее.

– Мог, но на тот момент у меня мана закончилась, не целитель я.

– Это видно. Целители такую фигуру не имеют, – сказала Шамира, скользнув взглядом по моему телу. – Да и мордашку они бы себе точно подправили.

– Ну спасибо. Ты, кстати, тоже неплохо выглядишь.

– Так почему не воспользовался? Или на потом оставил? Так давай, я не против, – нагло сказала она.

– Извини, я женат, и ты не в моём вкусе. Да и с бессознательными не трахаюсь – это слишком на изнасилование похоже.

– Хм, – хмыкнула Шамира и нагнулась, чтобы подобрать халатик, специально выставив свою попку напоказ. – Правильный, редкий зверь в нынешние времена. Значит, я сейчас числюсь пропавшей? Отлично.

– Что-то не похоже на то, что ты хочешь порадовать мир, что с тобой всё в порядке, – сказала Лиси.

– Чтобы не повторилось вчерашнее, мне лучше побыть мёртвой. Можешь провести ритуал отсечения и очищения ауры? – спросила у меня Шамира.

– Могу, – произнёс я.

– Так и знала, что из разведки, – сделала вывод Шамира. – Вот только какой? Империя?

– У него есть золотая карта Виритина, – сказала Лиси по секрету Шамире.

– Нет, он точно не республиканец. Был у меня в прошлом месяце один, хотел через меня на отца получить влияние. Так у того на ауре были сотни магических клятв, а у него всего пара.

– Ты ведь не маг. Откуда ауру видишь? – спросил я у неё.

– Папа постарался, – хмыкнула Шамира. – В детстве глаза преступницы пересадили мне. Подпитку завязали на внешний магический фон. Так что я теперь видящая.

– Хорошо. Становись в круг, я начинаю. – Во время разговора я призвал из пространственного кармана необходимые для ритуала ингредиенты и телекинезом начертил его на полу.

– Ой, больно, – схватилась она за голову, когда закончился ритуал очищения. – Что это было?

– Метка, старая, но регулярно подпитываемая, – произнёс я.

– Отец будет в ярости, – улыбнулась она.

– А теперь давай отсечение, – сказал я и активировал второй ритуал. Этот прошёл без заметных результатов. Так и должно быть, теперь астральная связь с частицами тела Шамиры разорвана и по ним не найти её отныне.

Оказалось, что Лиси и Шамира раньше не были знакомы лично, но при этом они знали друг о друге весьма не мало. Они обе были известными личностями в Нудринаре, и кто из них более известен, ещё было непонятно. Только если Шамира известна благодаря своему таланту, то вот Лиси на слуху из-за своих браков и детей, занявших весьма высокие должности. Судя по пикировке между женщинами, Лиси действительно входила в пятёрку самых богатых женщин Нудринара и в двадцатку самых богатых нитири Нудринара. У неё было несколько крупных предприятий, в которые она вложила большую часть своих денег. Одно из них занималось грузопассажирскими морскими перевозками и было вторым по объёмам грузов в Нудринаре. Правда, сейчас в связи с событиями в Ескасе загруженность заметно снизилась. Многие предпочли использовать порталы или караваны, несмотря на то что это очень сильно подняло стоимость перевозки.

– Так, хватит, – произнёс я, когда Шамира в очередной раз прошлась по слегка обвисшей груди Лиси. – Не люблю бабские перепалки. Давайте решать, что делать дальше.

– Надо поговорить с Мариусом, – сказала Лиси. – Без него нас не выпустят из гостиницы ещё сутки.

– Ты как отсюда будешь уходить? – спросил я у Шамиры, когда она оделась в одно из платьев Миры. Сейчас она пыталась хоть как-то сделать его посвободней в области груди.

– Она у тебя ребёнок, что ли? – вместо ответа сказала она.

– Не у всех такие дойки, как у тебя, – сказала Лиси.

– Я сказал: хватит! – произнёс я и выпустил десятую часть резерва в воздух. Женщины сразу замолкли. Магическое давление, оно такое, на неодарённых неслабо действует. – И нет, она не ребёнок, она – тритири.

– Ты об этом не говорил, – сказала Лиси, после того как переглянулась с Шамирой. Женщины явно владеют каким-то особым способом телепатии, потому что они точно обсудили что-то за пару секунд между собой, – И как она? Лучше нитирианок?

– Я не буду обсуждать с вами свою жену. Шамира, я тебя, кажется, спросил о чём-то?

– Незаметно покинуть постоялый дом будет тяжело, – сказала она. – На территории следящие чары лишь в общественных местах, в номерах и домиках ничего нет из-за приватности. Но вот на границе территории постоялого двора весьма серьёзная магическая система идентификации и защиты. Отец рассказывал, что вскоре подключат к системе идентификации базу со всеми нудринарцами.

– Глава службы безопасности церкви Великого Змея, – заметив мой молчаливый вопрос, сказала Лиси.

– Так может, сразу к отцу тебя отправить? Думаю, он сможет тебя защитить, – произнёс я.

– Сможет, – скривилась Шамира. – Но мне тогда придётся завязать со своей карьерой и стать матерью-настоятельницей какого-то храма, как и моим сёстрам.

– А ты, я смотрю, не сильно верующая и не особо горишь желанием связывать свою жизнь с церковью.

– Я знаю, что Великий Змей существует, но думаю, ему глубоко плевать на наши молитвы. Есть они или нет, он и так помогает нам, – сказала Шамира, и я понял, что она говорила искренне.

– Ты не смотри на нас так. В Нудринаре все верят в Великого Змея искренне, – сказала Лиси. – Правда, последнее время перебор идёт со стороны церкви с насаждением правил. Так что ты вряд ли встретишь, особенно в таких местах, как этот постоялый двор, соблюдающих все церковные правила. За границей сильно преувеличивают нашу религиозность.

– Хорошо. Раз не к отцу, то тогда куда? Я так понимаю ты в ближайшее время не хочешь объявляться, – произнёс я. – И кто, кстати, тебя пытался убить вчера?

– Дирк Етли, мой агент, – сказала Шамира. – По нашему контракту он получает фиксированную сумму ежемесячно. Пятьдесят тысяч корнов. В начале нашего сотрудничества он считал, что обманул дурочку и теперь будет сосать денежки папочки. Но он ошибся. Сейчас я зарабатываю более миллиона в месяц, а он же остался со своей фиксированной ставкой. Вчера после концерта он хотел, чтобы я пересмотрела наш контракт. Но я решила иначе и просто разорвала его. Он уже давно не тянет мой уровень. И мои дела ведёт другой агент неофициально.

– Не понимаю, зачем тогда убивать тебя.

– О том, что контракт разорван, никто не знает ещё. И формально все права на моё творчество переходят ему. Вот он и решил хоть так обогатиться. Если бы нашли моё тело, то уже сегодня он подал бы в суд на получение прав на моё творчество. Но тела нет, и согласно законодательству надо пять лет, чтобы признать меня мёртвой. Пусть помучается, он теперь не знает, мертва я или выжила.

– Почему его не посадить сразу?

– Не хочу. Это будет слишком просто. Отец не позволит ему покинуть страну, пока я не объявлюсь, а значит, он будет всё время в напряжении ждать своего разоблачения. Думаю, он сам выдаст себя. А пока я хочу отдохнуть. Ты просто не представляешь, какого это, когда тебя знает каждый встречный и пытается с тобой поговорить, а бывает, и просто полапать или кинуть что-то. Я хочу отдохнуть, и это очень хороший способ сделать на годик или около того.

– Близким не скажешь?

– Обойдутся. После смерти матери они слишком углубились в церковь, и мы отдалились на этом фоне.

– Лиси, твой сын может помочь покинуть Мюхес?

– Я не дам втягивать сына в неприятности. Её отец не тот, с кем можно играть в игры, – сказала серьёзная Лиси.

– А плевать. Это вообще не мои дела. Жду, когда разрешат покинуть постоялый двор, и отправляюсь дальше. Меня жена ждёт, – произнёс я.

– Ты возьмёшь и бросишь девушку вот так в беде? – не веря тому, что я отказал в помощи, спросила Шамира.

– Беда весьма условна. Тебе стоит только появиться – и все твои проблемы будут решены. А теперь вам стоит подписать магический контракт о том, что я никак не буду упоминаться в твоём спасении. Мне проблемы не нужны.

– Согласна, – сказала Лиси и подписала контракт. – Подписывай, он тебя спас, уже за это ты должна быть благодарна ему.

– Но если меня убьют, то помни: ты в этом будешь виноват, – сказала нагло Шамира и всё-таки подписала контракт.

Наглая эта певица. Я её спас, а она ещё хочет на меня свои проблемы повесить. Ну уж нет. Дальше пусть сама как хочет, так и выкручивается в этой ситуации. Будь реальная опасность убийства, я бы так просто не оставил её. Но ей достаточно публично объявиться – и все её проблемы будут решены. В том числе ей не придётся даже к отцу обращаться за помощью, всё сделает обычная полиция. А на то, что она хочет отдохнуть ото всех, мне, откровенно говоря, плевать.

Так что, после того как обе женщины подписали контракт, я покинул дом и отправился в ресторан на крыше основного корпуса постоялого двора. Не зря же за него заплатил. Я и так массаж пропустил, а ведь деньги за него были уплачены. Одни убытки на самом деле. На её лечение ведь потратил немало маны, а взамен меня ещё припахать к своим делишкам решили.

Поднявшись на крышу, я занял место с видом на парк и заказал на артефакте стандартный завтрак. Посмотрим, чем обычно завтракают в Нудринаре.

Стоило мне расслабиться в кресле, как передо мной появилась официантка с графином какого-то парующего напитка и, уточнив, буду ли я сейчас пить, налила большой стакан, после чего молча удалилась. Напиток оказался сладковатым, с нотками цитрусовых, чаем. На самом деле он был очень вкусным, но мне, отвыкшему от цитрусов, вкус показался весьма резким. Был у напитка ещё один эффект: он был слабым стимулятором и, скорее всего, действовал на выработку дофамина, окситоцина и эндорфина. Ничем другим объяснить начавшее повышаться настроение без причины я не мог.

– Так и знала, что ты будешь тут, – услышал я голос, и вскоре рядом со мной за столик села Лиси.

– Я думал, мы уже попрощались.

– Знаешь, я вот подумала и решила, что хочу немного попутешествовать. Мне пятьдесят четыре, а я за пределами Нудринара была всего пару раз, и то в деловых поездках мужа. Так что решено: я отправляюсь с тобой.

– Извини, но нет. Я отправляюсь сам, – ответил я ей, выпивая ещё пару глотков, чтобы ушло раздражение.

– Ты не понял. Я отправляюсь с тобой в любом случае.

– Это ты не поняла, – произнёс я, когда собирался высказать всё, что о ней думаю, но в этот момент услышал крики внизу. Интерес пересилил, и я подошёл к краю крыши, чтобы увидеть, что происходит.

Внизу стояла Шамира и обвиняла прилюдно своего агента в том, что он её пытался убить. После показала шрам на шее окружающей толпе, а затем и вовсе частично оголила грудь, показывая на следы от клинков, которые тоже не убрались во время лечения. Её бывший агент пытался оправдаться и кричал, что это наглая ложь. Но было уже поздно. Сзади из ниоткуда появились два нитири, которые положили свои руки на убийцу, и исчезли вместе с ним.

Шамира на этом не остановилась. Она заявила, что в связи с тем, что была на грани смерти, решила сделать перерыв в своём творчестве сроком на год, чтобы осмыслить произошедшее. Что тут произошло сразу не описать словами. Крики, вопли, попытки толпы прорваться через охрану постоялого двора к Шамире. Она же активировала артефакт отвода глаз и покинула двор, отправившись в гостиницу.

– Значит, она решила всё разыграть по-другому, – произнёс я.

– Опять всё сделала по-своему, не так, как мы договаривались, – сказала недовольно Лиси.

– Лиси, ты хорошая женщина, не смотря на то что твои мужья умирают постоянно, но ты со мной не пойдёшь. Во-первых, я путешествую налегке и зачастую на ногах. Во-вторых, это опасно, а в-третьих, о комфорте можно забыть – я часто сплю в лесу. Всё ещё хочешь со мной идти? – Было видно, что желания у Лиси сразу поубавилось.

Так она ничего и не ответила мне до конца завтрака. А завтрак был восхитительным. Омлет из яиц какой-то редкой птицы, колбаски, жаренные на магическом пламени, запечённая икра какой-то рыбы и пюре из чего-то, напоминающего картошку. Вкуснятина неописуемая, настоящий пир для моих вкусовых рецепторов. Сразу после завтрака я направился на выход гостиницы.

В связи с тем, что Шамира появилась живой и невредимой, запрет на покидание гостиницы был снят, чем многие воспользовались и сейчас покидали её. На выходе у меня просто проверили документы и попросили снять браслет, о котором я вообще забыл.

Покинув пределы постоялого двора, глубоко выдохнул. Удалось избежать проблем, которые на меня хотели повесить. А теперь пора отправляться в путь. Вообще, Лиси была бы полезным попутчиком. Можно было бы воспользоваться одним из её кораблей, чтобы добраться поближе к Герену, но такую полезность перевешивали возможные проблемы. Мне не хотелось иметь проблемы с её сыном, главой полиции города. Плюс я уверен, что за ней последует охрана. Ещё ночью я у неё спрашивал, куда делась её охрана. Оказалось, она её отпустила на вчерашний вечер, нарушив этим приказ сына. Мариус требовал, чтобы с ней всегда был минимум один охранник, но Лиси не сильно любила охрану и старалась от неё избавиться в любой подходящий случай. Теперь, думаю, после вчерашнего происшествия с Шамирой всё будет иначе – охрана не отступит ни на шаг от неё.

В сам Мюхес я решил не заходить и вместо этого отправился в сторону Кафюса. Это довольно большой город, находящийся на крупной реке. В этом городе было несколько предприятий занимающихся кораблестроением. После постройки корабли уходили своим ходом к морю по реке и уже там использовались по назначению. Вот этим я и собирался воспользоваться, чтобы добраться до моря и там уже найти транспорт, который доставит меня поближе к Герену.

До Кафюса было больше сорока километров, и я надеялся за сегодня пройти это расстояние, что немного на самом деле. Я вообще мог пробежать это расстояние часа за четыре. Но зачем напрягаться, если можно просто прогуляться по идеальной дороге и насладиться красивыми видами. Поля и лес вдоль дороги были весьма ухоженными и красивыми.

Часа через полтора пути я впервые увидел, как местные молятся. Работающие в поле нитири просто в один момент остановились и подняли головы к небу, после чего сделали несколько круговых движений руками и уже секунд через тридцать вернулись вновь к работе. Честно говоря, я ожидал чего-то большего, чем вот это. Вся молитва заняла не больше тридцати секунд. Я-то думал, что будет что-то более церемониальное и долгое, а тут раз поднял голову, молча помолился, сделал осеняющие жесты – и можешь возвращаться к работе.

Вся дорога у меня заняла около восьми часов, и мне ещё дважды довелось увидеть молитвенное время. Единственная разница была в том, что они немного меняли позу, чтобы всегда смотреть прямо на солнце. То, что я не молился, никого вообще не волновало. Я-то думал, что мне придётся объяснять, что я иностранец. Но всё оказалось проще: никому до меня нет дела. Делай что хочешь, главное, не мешай остальным.

Кафюс был старым городом, а потому у него остались крепостные стены, правда, они сейчас находились уже в черте города. Всё-таки город растёт, и уже сейчас он раза в четыре превышал площадь, ограждённую крепостными стенами. В центральной старой части города жили лишь весьма богатые нитири. Вход в центральную часть города был ограничен в ночное время суток. Но мне и не требовалось идти внутрь. Я собирался уже сегодня отправиться к морю.

При подходе к городу я увидел три небольших корабля, всего метров в двадцать длиной, которые стояли на погрузке в порту. Они явно собирались сегодня или завтра уходить к морю. Вот к кораблям я и направился.

Порт был ограниченной зоной, но стоило мне сказать, по какому вопросу иду, меня без проблем пропустили, выдав браслет, показывающий мой статус гостя в порту. В «Магическом зрении» я увидел, что в браслет был встроенный маячок и передатчик на случай разрыва браслета. Так что при помощи этого браслета охрана могла без проблем отслеживать мои перемещения на территории порта.

– Ну наконец-то! Сколько вас можно ждать! – подбежал ко мне мужчина, едва я оказался недалеко от кораблей. – Вы должны были прибыть ещё три часа назад, у нас весь график сбился. Давайте быстрее поднимайтесь на борт «Улитки», нам пора уже отправляться.

– Вы явно с кем-то меня перепутали, – произнёс я в недоумении.

– Вы Карл Па’горт? – спросил у меня мужчина, остановившись на секунду.

– Откуда вы знаете? – поразился я.

– Госпожа Маброт сказала, что вы скоро появитесь, и попросила, чтобы мы сразу вас отвели к ней.

– Лиси тут? – удивился я не слабо.

– Госпожа Маброт прибыла порталом ещё утром и сразу попросила организовать переход к морю. Вам лучше подняться на борт и самим всё выяснить.

– Думаю, вы правы, – произнёс я, всё ещё недоумевая. Я, конечно, говорил о своих планах ночью, но не думал, что она вот так возьмёт и нагло вмешается в них. Я-то думал, что утром переубедил её, но видимо, это не так.

– Конечно я прав. Не будь я правым, не был бы лучшим логистом в Нудринаре, – произнёс он и буквально за руку втащил меня на борт корабля, после чего сам сбежал вниз и начал кричать на грузчиков, которые слишком медленно грузили тюки.

Корабль «Улитка» оказался не грузовым кораблем, как я подумал вначале. Это прогулочная яхта. Причём эта яхта явно премиального класса. По-другому объяснить позолоту на искусно вырезанных из дерева украшениях я не мог.

Вниз спуск был лишь один, по нему я и отправился. Надо выяснить всё. Мне не сильно нравятся сюрпризы, пусть и относительно приятные, как вот этот.

Спустившись вниз, я оказался в салоне яхты. Он был довольно просторным, и внутри было всего три нитири, Лиси и два охранника. Одним была девушка-маг четырнадцатого ранга, а вторым – маг-огневик двенадцатого ранга.

– И что это означает Лиси? – спросил я.

– Ты о чём это? – остановила она жестом охранников, которые хотели встать между мной и ней.

– Хватит придуриваться. Мы ведь, кажется, решили сегодня утром, что я путешествую сам и что путешествия не для тебя.

– Госпожа, этот маг говорит правильно. Ещё не поздно одуматься, – начала говорить девушка-охранник. – Господин Мариус…

– Ванда, замолчи, – сказала грубо Лиси. – Я сама знаю, что говорил мой сын, но имею право лично решать, что делать.

– Значит, ты уже и с сыном успела пообщаться, но он тебя не остановил. Ладно, давай рассказывай, – произнёс я и сел в кресло, наливая телекинезом себе травяную настойку за барной стойкой.

– Я ведь сказала, что отправляюсь с тобой. Ты прав, пешком ходить я не люблю, вот и решила присоединиться к тебе уже тут, – сказала Лиси.

– Знаешь, это лишь до того, как мы дойдём до моря. Там я найду себе другой транспорт, и мы распрощаемся, – произнёс я, массируя переносицу. Вот честно, слишком уж Лиси настойчивая. Но в данном случае это пошло на пользу – это сильно облегчит мне дорогу. Так бы пришлось договариваться с капитаном корабля, а тут раз – и всё.

– Хорошо, – ответила женщина, но в её голосе явно чувствовалось, что так просто она не отступится.

Через полтора часа небольшой корабельный караван тронулся в путь. Как оказалось, Лиси решила присоединить свою яхту к двум речным грузовым кораблям, которые доставляли на верфь грузы из морских портов. До моря около двух дней пути. По прямой гораздо ближе, но река петляла весьма сильно, вот и дорога растягивалась на двое суток. Плюс ещё необходимо идти со скоростью транспортников, а они максимум шли около десяти километров в час.

Около полуночи нам пришлось сделать остановку. Оказалось, что мы дошли до разводного моста, и поднимут его лишь утром. А потому нам придётся подождать, бросив якорь недалеко от моста. Помимо наших трёх кораблей, там уже стояли пять других. Причём два из них принадлежали транспортной компании Лиси, а троица – её конкурентам. Но несмотря на это, моряки перекинули между кораблями мостики и «культурно» отдыхали. Не будь глушения звуков на борту яхты, отдохнуть бы не получилось совсем.

Лиси отправилась спать в свою хозяйскую каюту, а мне предоставили гостевую. Она была небольшой – всего три метра в длину и два в ширину. Но при этом в ней было всё необходимое, включая даже туалет и душ. Но главное – тут нормальная кровать с автоматической подстройкой под спящего.

Раздевшись, я первым делом принял душ, а после с удовольствием разлёгся на кровати. Надо будет и себе подобную кровать купить. Я даже не заметил, как заснул – настолько она комфортная.

Проснулся от того, что почувствовал, как ко мне прижимается голое тело. С трудом удалось подавить свою реакцию. Судя по ощущениям, это женщина, и она явно не собиралась меня убивать, а потому и протыкание её земляными иглами было не самой разумной идеей.

Осмотревшись «Магическим зрением» я узнал ту, которая залезла мне в кровать. Это Шамира. Убедившись, что она спит, осторожно выскользнул из-под её ноги и руки, после чего подтянул телекинезом артефакт усыпления и усилил ей сон.

– Ну что? Как она? – услышал я голос Лиси, едва поднялся наверх.

– Это ты всё подстроила, – обвинительно произнёс я.

– Не совсем, – сказала она. – На яхте две гостевые каюты. Она явно перепутала свою с твоей и завалилась к тебе. Но мы немного перебрали перед этим, обсуждая её отца. Вот и не заметила, что каюта уже занята.

– И ведь не врёшь. Когда она прибыла? – спросил я у Лиси, осматривая округу. Мы всё ещё стояли на якорной стоянке, но моряки на собравшихся кораблях за ночь уже готовились к скорому подъёму якорей. На мосту, который был в паре сотен метров от нас, сейчас медленно поворачивалась одна из секций. Минут через десять она, судя по скорости, развернётся на девяносто градусов, и мы сможем пройти дальше.

– Часа в два пополуночи, – сказала Лиси. – Чего стоишь? Садись, чаю выпьем, – предложила она мне, показав на стульчик, стоящий рядом со столиком, на котором стоял чайник и пару чашек. В вазочках было какое-то печенье.

– Ты с самого начала это планировала? – спросил я, наливая себе чай.

– Да, только Шамира по плану должна была объявиться живой уже в Кафюсе, но эта дура ожила там. Так что не странно, что уже через полчаса её доставили к отцу. Я слышала, что её отец диктатор, но не думала, что настолько. Ей с трудом удалось избежать положения в сан. Он дал ей месяц, чтобы она собралась с мыслями и приступила к службе в церкви.

– Я так понимаю, она не собирается становиться матерью-настоятельницей?

– Верно. Она с нами покинет территорию Нудринара, а дальше пусть отправляется куда хочет. И не переживай, приставать к тебе она не будет.

Минут через десять на палубу поднялись моряки и сразу начали готовить яхту к отходу. Всего через полчаса мы на магическом двигателе прошли через мост, после чего отошли в сторону и стали ждать остальные наши суда.

Через час вокруг нас собрался целый флот – семь кораблей под флагами транспортной компании Лиси. Сама она, насколько я могу судить, не управляла компанией. Этим занимались нанятые нитири, за которыми следили подчинённые её сыновей. Только благодаря этому её компания не развалилась.

Только после сбора кораблей мы тронулись в путь. Сегодня должны будем преодолеть большую часть пути, переночевать перед ещё одним мостом и уже завтра к обеду должны по плану выйти в море.

Глава 12

— Ванда, деформацию на двенадцать часов! Финк, заливай всё плазмой! – прокричал я и присоединился к атаке, отправляя в цель разогнанные до сверхзвуковой скорости гранитные снаряды.

– Я пустая! – ответила Ванда через пару секунд.

– Финк! – крикнул я.

— Прикрою! — отозвался он, стоя спокойно и поливая из двух рук плазмой нашего противника. Вот Финк совершенно спокоен, несмотря на то что мы явно проигрывали в бою.

— Я добавлю плазмы! Попробуй что-то другое! – крикнул я и активировал свои артефакты, отправляя плазменные копья в мага, который даже представляться не стал и сразу атаковал яхту Лиси. Сейчас яхта, разрезанная на четыре части, медленно тонула, а мы пытались удержать ублюдка, чтобы он добил и так пострадавшую Лиси.

— Готовимся смываться! – произнёс Финк. — Призыв! — И в следующий момент он со всех ног побежал по воде к останкам корабля к своей подопечной, а следом за ним побежал и я, так как почувствовал магическое давление от элементаля, который прорывался через малый связующий канал в реальность. Это настоящий монстр. У меня даже дыхание перехватывало просто от магического давления.

С каждой секундой давление только усиливалось. Было понятно, что мы не успеем убраться до того, как элементаль прорвётся в реальность. А потому я принял решение раскрыть один из своих секретов.

Сорвав с шеи полётный артефакт, активировал его и подлетел к Лиси, Шамире и Ванде, которые находились на спасательной шлюпке. Благодаря полёту мне удалось быстрее Финка к ним добраться, подхватить полётным артефактом лодку и потом уже полететь на встречу Финку, чтобы и его прихватить. В это же мгновение по моему автоматическому магическому щиту пришёлся мощный удар воздушного тарана. Не будь активен полётный артефакт, меня бы унесло в сторону, а так лишь разрядился накопитель больше чем наполовину.

Надо смываться отсюда, что я и попытался сделать. Первые несколько секунд даже думал, что мне удалось это, так как магическое давление за спиной стало слабеть, что говорило о быстром удалении. Но внезапно прямо перед нами появился смерч, в который мы и влетели с разгона. Смерч пропитан не только маной воздуха, но и некроэнергией, отчего мой щит практически моментально разрядился, и острые струи воздушных потоков начали рассекать кожу по всему телу. Вот в этот момент я даже начал паниковать, но через пару секунд всё прекратилось, и мы просто вырвались из смерча, который у нас на глазах стал слабеть. Зато на горизонте поднялось пламя до самого верха.

– Лечимся, — произнёс я и всем кинул по артефакту малого исцеления. Больше всех пострадала Ванда, так как она пыталась закрыть телом Лиси и подставила таким образом свою шею под воздушные потоки, которые едва не обезглавили её. – Что за уровень элементаля?

— Высший элементаль, -- сказал Финк, после того как затянул порезы на своём теле. – Никогда не думал, что увижу его своими глазами. Я вообще думал, что это сказка, что семья Маброт владеет призывами высших элементалей.

– Теперь почти сказка, – сказала Лиси, пришедшая в себя после лечения. – Элементаль воздуха и воды были использованы ещё в прошлом столетии. Элементаль огня – сегодня. Остался земной. Финк, ты опознал нападавшего?

– Да, госпожа. Это Эмил Торнадо. Только я не могу понять, почему он напал на нас.

– Кто это? – спросил я у Финка.

– Неизвестно, но считается сильнейшим магом воздуха, – сказала Ванда, после того как порезы на шее затянулись. – О нём есть упоминания в летописях тысячелетней давности. То, что мы смогли задержать его, чудо. Согласно летописям он едва ли не Бог стихии.

– Шамира, ты подозрительно молчишь, – произнёс я, заметив, что только певица не участвует в разговоре и просто рассматривает море с высоты, на которой мы сейчас летели.

– Шами, что ты натворила? – спросила Лиси, поняв, что в нападении виновата именно Шамира.

– Может быть, он за этим охотился? – спросила Шамира и сняла со своей шеи кулон. Едва он покинул пределы ауры Шамиры, как мне, Ванде и Финку сразу поплохело. От кулона несло неизвестным типом энергии, который по плотности превосходил все, что я когда-либо видел или чувствовал.

– Это ба-хионь, – произнёс Финк. – Надевай обратно, мы долго не выдержим.

– Шами, это разве не святыня главного храма Нудринара? – спросила Лиси, опознав артефакт.

– Кто-то мне может объяснить, что это всё значит? Откуда тут столько божественной энергии? – спросил я у остальных.

– Теперь понятно за чем пришёл Эмил, – произнёс Финк, сплюнув от злости за борт. – Надо быть очень сильным магом, второго, а то и первого ранга для работы с такими артефактами. Я когда служил в Империи в СБ, читал отчёты о таком. Маг может с помощью божественной энергии сделать всё что захочет. Был в Империи подобный артефакт, и до него дорвался один водник первого ранга. Чтобы остановить то существо, в которое он превратился, пришлось задействовать всех единичек Империи и больше половины двоек. Выжил лишь каждый третий в том бою.

– Ты служил в СБ Империи? – удивилась Лиси, смотря на своего охранника.

– Вы же не думали, что ваш сын в охрану к вам допустит кого-то со стороны? – криво усмехнулся он.

– Что теперь делать будем? Через пару минут закончится мана в полётном артефакте, – произнёс я. – И, Шамира, откуда у тебя этот артефакт?

– Отец меня сильно разозлил, и я решила, что заслуживаю право забрать себе этот артефакт, – сказала она. В ответ на неё все посмотрели с осуждением.

– Давай к тому острову. Если не ошибаюсь, он принадлежит Аренту. Оттуда мы сможем уже на лодке добраться до цивилизации, – произнёс Финк. – А ты… – зло он посмотрел на Шамиру. – Бесполезно такой идиотке что-то говорить. Сегодня столько хороших парней погибло из-за обиды идиотки.

Остров, о котором говорил Финк, был в паре километров от нас. Он как раз находился на пределе артефакта, который очень быстро исчерпывал себя. И всё-таки я немного не рассчитал, отчего лодка упала с десятиметровой высоты в воду.

Я обошёлся без травм, так как был вне лодки и упал просто в воду. А вот остальным так не повезло, и пусть не сильные, травмы получили. Но куда больший ущерб получила спасательная шлюпка. Она почти сразу начала идти ко дну. Повезло, что это произошло ещё близко от берега. К тому же у меня, Финка и Ванды были артефакты, которые позволили ходить по воде. Так что мы сразу выбрались на поверхность воды и подхватили на руки Шамиру и Лиси.

Оба охранника, естественно, предпочли свою подопечную, так что мне пришлось спасать Шамиру, которая в результате падения откусила себе кончик языка и теперь ревела от боли, выплёвывая кровь.

– Успокойся, сейчас всё исправим! – прикрикнул я на Шамиру, когда мы добрались до пляжа, и я опустил её на песок. – Финк, я пуст. Мне нужна мана, пока она не захлебнулась в своей крови.

– Лови, но с возвратом. Это мой НЗ, – произнёс Финк и кинул мне накопитель маны, который только что снял с браслета.

– Много мне и не понадобится, просто заживлю рану, а язык пусть сам отрастает, – сказал я и, перелив в артефакт малого исцелению ману из накопителя, активировал его. – Финк, ты ведь можешь вызвать подмогу?

– Могу, но не стану. Я не уверен, что Эмил погиб. С того станется победить высшего элементаля. А значит, мы в опасности. Плюс следует сюда добавить церковных ищеек, которых отправил её отец. Они не будут разбираться, кто прав, а кто виноват. Они просто всех нас перебьют из-за неё.

– Офтефц, такф неф сдефлаетф, – сказала Шамира.

– Молчи уже! – едва сдержался Финк, чтобы не материться. – Ты, звёздочка эстрадная, и понятия не имеешь, кто твой отец. Ты не знаешь, сколько сотен нитири пять лет назад отправилось в мир иной напрямую от рук твоего отца и сколько потом от его приказов. Не удивлюсь, что он и тебя уже списал. Ты явно попортила ему планы, а значит, испортившийся инструмент надо устранить.

– Неф мофжетф быфтфь! – закричала несогласная Шамира.

– Может, ещё как может! – закричал Финк.

– Финк, не стоит, она не стоит того, – сказала Ванда.

Как оказалось, отец Шамиры во время прихода к власти церковников в королевстве немало натворил дел. По факту, именно он должен был стать теневым лидером Нудринара, но из-за его жестокости избрали другого нитири. Однако это не уменьшило власти этого нитири. Честно говоря, Финк рассказал настоящие ужасы об отце Шамиры, и даже если лишь десять процентов от сказанного – правда, то встречаться с ним я не собирался.

Вылечившись, мы покинули пляж и отправились в небольшой лесок, находящийся на острове. Надо отдохнуть и набраться сил, без этого предпринимать какие-либо шаги глупо. Ещё вчера я считал, что схватил удачу за хвост.

Мы на яхте Лиси пару дней назад покинули Нудринар и направились прямиком к герцогству, граничащему с Гереном. Мне не требовалось искать корабли, идущие в нужную сторону. Уже думал, вот и всё, ещё пару дней – и я дома. Но нападение, которое, буду откровенным, едва пережил, всё изменило. Воздушное лезвие невероятной мощности прошло всего в паре сантиметров от меня, разрезая хорошо зачарованный на крепость корабль, словно горячий нож сквозь масло. Самое плохое в том, что если Финк прав, то кроме мага воздуха, который бы у меня на родине заслуженно носил бы титул архимага, за нами идут ещё и церковные ищейки из-за похищенного артефакта.

Минут через сорок, когда мана немного восстановилась, я начал создавать магический чертёж ритуала очищения, который самым первым и прошёл. Следом за мной последовали Финк и Ванда, так как мы участвовали в близком бою с Эмилом, и он мог поставить на нас незаметные метки. Ну и потом его прошли и остальные дамы. Судя по тому, как схватилась за голову Шамира, её отец вновь поставил на неё метку, когда она попала к нему после своего «воскрешения».

– Думаю, все понимают, что надо уходить отсюда? – спросил я у остальных.

– Прекрасно понимаю, – ответил Финк, решивший быть главой их отряда в три нитири. Меня и Шамиру он к этому отряду не приписывал. – И мы уходим сейчас, без вас.

– Понимаю, – произнёс я. – Ты хочешь избежать хотя бы гнева Эмила.

– Да. Когда прибудем в цивилизацию, я свяжусь с Мариусом. В городе на нас ищейки если и выйдут, то не нападут. Думаю, Мариус сможет убедить отца этой придурошной идиотки, что мы ни при чём в похищении святыни. А Эмилу на нас плевать, его интересует лишь артефакт с ба-хионь, – сказал Финк. – Ты хороший парень, поэтому мой тебе совет: брось эту дрянь тут на острове и сваливай сам.

– Финк! – окликнула своего охранника Лиси.

– Госпожа? Я разве не прав?

– Шами, я думала, ты хоть немного умеешь думать головой, – сказала Лиси Шамире, которая сейчас молча сидела, поджав голову к коленям и слушая всех. Судя по ауре, она сама понимала, что натворила редкостную ерунду. – Шами, я к тебе обращаюсь.

– Идифте выф всеф наф ***! – крикнула Шамира внезапно и, вскочив на ноги, убежала вглубь леса.

– Ещё капризы показывает, – произнёс Финк, – Ты мой совет услышал, рад был знакомству с тобой. Ты оказался нормальным парнем, а не очередным аферистом, как я вначале думал. Прощай. Надеюсь мы больше никогда не увидимся.

– Извини, Карл, я не так представляла наше путешествие, – сказала подошедшая ко мне Лиси, после чего впилась в меня долгим поцелуем, а когда уже стало не хватать воздуха, она оторвалась от моих губ и притронулась к ним своими пальцами. – Эх, умеешь ты всё-таки целоваться. Завидую твоей жене. Наверное, и в постели ты не хуже. Прощай, я хотела приключений, но не настолько экстремальных, – сказала Лиси и подошла к Финку, который помог ей подняться на спину. А вот Ванда не стала со мной прощаться и просто побежала в сторону берега, а потом и по воде. Я ей с самого начала не понравился, и она явно не изменила своего мнения.

– Рад был с вами познакомиться ребята. Надеюсь, у вас всё будет хорошо, – произнёс я.

– Спасибо, – сказал Финк и побежал следом за Вандой к воде. Уже через пару часов они буду герцогстве и оттуда свяжутся с сыном Лиси для разрешения конфликта. А вот что делать мне, я не знал.

По-хорошему, надо воспользоваться советом Финка и, кинув Шамиру на острове, отправиться самому домой. Но совесть… Как хорошо тем, кто умеет управлять ею. Я же прекрасно понимал, что стоит оставить Шамиру тут на острове – и вскоре она будет мертва. Тут и архимаг Эмил, тут и ищейки её отца, – если они, конечно, есть, так как это только предположение Финка – да банальный голод её убьет тут за пару дней. Она ведь совсем не умеет ничего, кроме как петь.

Было бы неплохо просто выкинуть артефакт и сбежать отсюда. Но что-то мне подсказывает, что это не очень хорошая идея. Был ещё, конечно, вариант попробовать перенести артефакт к себе в пространственный карман. Если получится, то это решало практически все проблемы. Можно было бы доставить Шамиру в цивилизацию и, дав немного денег, оставить её там, после чего отправиться домой. И ведь что самое обидное: до дома не больше двухсот километров. Даже используя лишь артефакт для хождения по воде, я могу за двое суток добраться до острова. Но вместе с артефактом и Шамирой это делать точно нельзя. Можно, конечно, попробовать скинуть её на других. А что, это идея неплохая. Ванадис, думаю, сможет придумать, что сделать с довольно известной певицей и артефактом божественного уровня. Решено: если артефакт не получится спрятать в пространственном кармане, отправлюсь в Герен, где и сдам её Ванадису, заодно и узнаю, как обстоят там сейчас дела. А пока надо отыскать эту идиотку, пока она сама себе в истерике не навредила. А то, что-то её ауры совсем не было видно, а значит, она могла забраться куда-то вглубь леса, было не самой разумной идеей.

Поиски затянулись почти на два часа. Эта дурёха, а по-другому не могу её назвать, забралась в самые чащи, где и попала в болотце, которое раньше было прудом. Ушла она в него хорошо, лишь голова торчала из болота.

– Давай, помогу, – произнёс я, протягивая ей палку, за которую она с трудом смогла ухватиться. – Это того стоило? – спросил я у неё, когда вытащил на твёрдую поверхность и увидел несколько десятков пиявок, сосущих её кровь, отчего Шамира сейчас едва могла шевелиться – слабость от потери крови уже начала сказываться на ней.

– Изфениф, – с трудом прошептала она. Шамира явно уже успела попрощаться с жизнью, от её заносчивости уже ничего не осталось.

– Молчи уже, – произнёс я, срезая пиявки с её тела.

Из-за слабости она не могла даже ходить, а потому мне пришлось нести её к морю на руках, чтобы отмыть, а то у неё начиналось воспаление в местах, в которых пиявки сосали кровь до этого.

Отмыв Шамиру, которую пришлось для этого раздеть уже во второй раз за неделю, я проверил свой резерв, после чего активировал пару малых исцелений. Артефакт с божественной энергией на шее у неё не был виден, о чём я и спросил у неё.

– Шамира, где артефакт? – Она сразу схватилась за что-то невидимое и неосязаемое для меня на своей груди и сняла через шею. – Я попробую спрятать его в пространственный карман.

– Хофошо, – ответила Шамира и передала его мне.

– Б***ь, как и думал, не получится. – На артефакт просто не наносилась метка, необходимая для переноса в пространственный карман. Также не получилось, когда я попробовал сделать из песка коробочку и перенести уже саму коробочку с артефактом внутри. Коробочка перенеслась, а вот артефакт остался на месте. – Надевай, так просто не получится.

– Спафсибоф, – сказала Шамира и, после того как надела артефакт обратно на шею, расплакалась, обняв меня и спрятав лицо на моей груди.

– Ты чего? – не понял я.

– Тыф неф бфосиф мефня, – сквозь слёзы сказала она и ещё сильнее разревелась. Мне не оставалось ничего, кроме как сидеть и ждать, когда она выплачется.

Честно говоря, я даже и не заметил, как заснул с задремавшей после истерики на моей груди Шамирой.

Проснулся от крайне приятных ощущений в паху. В первые пару секунд я даже подумал, что вернулся домой и это Сальмира, но стоило мне открыть глаза и перевести свой взгляд на свой пах, я понял, что ошибся.

Во-первых, я не дома, а во-вторых, это не Сальмира. Но остановиться уже не мог, поскольку как раз подходил пик, и спустя пару секунд я разрядился в ротик Шамиры.

– Шами, что это было? – спросил я, когда она оторвалась от моего маленького друга.

– Это самое малое, что я могла для тебя сделать. Если хочешь – трахни меня сейчас. Об этом никто не узнает. Я никому не скажу, и твоя жена никогда об этом не узнает, – сказала она нормально. Видимо, кончик языка под действием исцеляющих артефактов отрос за ночь.

– Зато об этом буду знать я. Давай собираться. Если не хотим лишних проблем, то надо покинуть этот остров в ближайшее время. Финк может специально навести на остров, чтобы от них отстали.

Шамира явно обиделась на меня, но ничего не сказала и вместо этого молча надела постиранное ещё вчера платье после болота. Я же достал из пространственного кармана ещё один артефакт для хождения по воде. Я ведь далеко не все артефакты продал в Виритинской республики, так что запас артефактов для хождения по воде у меня был.

Надев на Шамиру артефакт, я предложил ей встать на воду. С сомнением, но всё же она встала на воду и очень удивилась, что при этом не стала тонуть.

– Идём в Герен, у меня там есть знакомые, которые могут тебе помочь, – произнёс я.

– Герен? А разве там не опасно сейчас? Писали, что там произошёл государственный переворот, – сказала Шамира.

– С тобой везде опасно. В Герене есть те, кто сможет защитить тебя от твоего отца. Думаю, и от Эмила смогут прикрыть.

– Я тебе верю, ты единственный не кинул меня.

– Скажу тебе честно: я бы хотел тебя кинуть, мне и своих проблем хватает, но совесть не позволила. Идём, надо поспешить, нечего тратить заряд в артефакте просто так.

– Ты честен со мной, – сказала она минут через десять нашего бега по поверхности воды.

Через три часа на горизонте показался новый остров. Он в несколько раз больше предыдущего. И оказалось, что он даже обитаем. Показываться перед местными я не собирался, а потому активировал артефакт отвода глаз, и под его действием мы пробрались к небольшому причалу рыбацкого посёлка на острове.

Кораблей в нормальном понятии тут не было. Были лишь небольшие рыбацкие лодки, одну из которых я и решил позаимствовать. Убедившись, что никто из местного населения не смотрит на причал, отвязал одну из лодок и забрался в неё вместе с Шамирой. Поскольку артефакт скрыта полностью покрывал и лодку, нас никто так и не заметил.

Используя телекинез, я начал толкать лодку в море, что было в десятки раз проще, чем с моим самодельным проа. Всё-таки какой же я был идиот, что занимался полной ерундой, вместо того чтобы пешком дойти до обычного острова, а потом на дереве переплыть море. Вместо этого я создавал из песка плавательное средство.

Заметили нас, лишь когда мы удалились метров на пятьсот. Как раз закончилась зона действия артефакта. Практически сразу послышались крики, и уже минут через десять на причал выбежали рыбаки с вёслами. Прыгнув в ещё одну лодку, они попытались нагнать нашу, чтобы вернуть. Но стоило им вновь пересечь границу работы артефакта, они вновь переставали видеть нашу лодку и терялись. Им понадобилось попыток десять, чтобы понять, что тут что-то не чисто. Простой народ, а в особенности связанный с морем, всегда был суеверным, вон и они стали осенять себя кругом. Шамира в это время прикоснулась к груди там, где у неё висел артефакт, и зашипела от боли.

– Что случилось? – спросил я у неё.

– Он жжётся, – сказала Шамира. – В ответ на их молитвы он начинает жечь.

– Так это не просто божественная энергия. Это энергия Великого Змея, а он, судя по всему, Бог не местного уровня.

– Он создатель всего сущего, – словно в экстазе сказала Шамира, после чего обмякла, потеряв сознание.

– Твою же мать!

Оказалось, что рыбаки, сами того не зная, уничтожили артефакт отвода глаз – вот на что пошла ба-хионь из артефакта. Но куда больше меня напугало не это. Рыбаки всё равно не рискнули к нам плыть, несмотря на то что мы больше не скрывались от них. Меня испугала ба-хионь, которая начала вгрызаться в энергетику Шамиры, а хорошо это было или плохо, я не понимал. Я вообще дел с богами не имел.

– Что произошло? – спросила очнувшаяся минут через десять Шамира. – Я испытала оргазм такой, какой в жизни не испытывала.

– Хрен его знает, – произнёс я, продолжая толкать лодку телекинезом. – Но у тебя в энергетике появилась ба-хионь, не много, но появилась.

– Это произошло из-за молитвы рыбаков? – спросила она у меня.

– Да, эта молитва уничтожила артефакт отвода глаз. Этот артефакт очень опасная штука, я бы выбросил его за борт на твоём месте, – сказал я. Шамира, доверяя мне, сняла артефакт и бросила его в воду. Я даже почувствовал облегчение на пару минут, пока она не воскликнула. – Что случилось?

– Он вернулся, – сказала Шамира, с удивлением ощупывая на шее невидимый и неосязаемый для меня артефакт.

– Ну поздравляю, – произнёс я с сарказмом. – Он теперь ещё и привязался к тебе.

– Что мне делать? Карл, ты умный. Скажи, что мне делать? – запаниковала Шамира.

– Уже ничего. Всё что надо было сделать, ты сделала.

– Что ты имеешь в виду?

– Ничего. От артефакта ты теперь без сложной магии не избавишься, и я тебе в этом не помощник.

Через шесть часов на горизонте показался берег. Поскольку он уходил в стороны, насколько можно было бросить взгляд, скорее всего, это уже континент. А вот, где именно мы находимся, это ещё надо понять. Мой наручный компьютер большую часть времени находится в пространственном кармане, а потому и составлять даже примерно наш маршрут он не мог.

К тому моменту, когда мы добрались до берега, солнце уже скрылось за горизонтом, и мы смогли спокойно, не скрываясь, покинуть лодку, которую я сразу же утопил. Не следовало оставлять даже таких следов. Шамира за прошедшее время себя сильно накрутила и была на грани истерики, но я не знал, что надо сделать, чтобы её успокоить, да и не хотел, откровенно говоря.

Поднявшись на холм, который служил краем земли, я осмотрелся вокруг. В пределах прямой видимости нигде не было ни одного огонька, что говорило об отсутствии населённых пунктов вблизи. Ну что же, оставаться на месте смысла не было, а потому, немного перекусив и справив все свои дела, мы продолжили путь.

Часа через четыре неспешного хода по холмистой местности вдоль берега мы вышли к небольшому поселению. Домов было около десятка, лишь в одном в окнах светился свет, да и тот слабый, словно от лучины. Это странно, так как позволить себе светильник в этом мире могли практически все – самый простой светильник с самозарядкой стоил корнов десять-пятнадцать. Но разбираться, что и к чему тут, мне было лень. Вместо этого я вместе с Шамирой осторожно проник в амбар на окраине поселения.

Магической сигнализации я не заметил ни одной, а потому и не волновался, что нас обнаружат тут. Внутри пахло сеном, которое и хранили тут. Запах был восхитительным настолько, что я и решил переночевать сегодня именно тут в сене.

Проснулся через пару часов. Шамира всё ещё спала – ей переход дался очень тяжело. А тут ещё у неё в энергетике начались изменения. Не знаю точно, что происходило сейчас, но у Шамиры начали появляться структуры, которые я раньше нигде и никогда не видел. Количество ба-хионь у неё в энергетике также увеличилось. Не сильно, но увеличилось. Это всё напомнило то время, когда у меня самого происходила мутация в организме. Но у неё, судя по всему, менялась только энергетика, тогда как у меня и тело, и энергетика менялись одновременно.

Вдали слышался чей-то громкий голос – кто-то что-то говорил явно серьёзное. Меня это заинтересовало, и я решил посмотреть и послушать этот голос. Осторожно покинув амбар и стараясь идти за постройками, я добрался до небольшой площади, где сейчас собралось около пяти десятков нитири, а в центре на каком-то ящере сидел ещё один, который и вещал.

Осмотревшись вокруг, я немного успокоился: никого одарённого в округе не было, да и артефакты лишь у нитири, сидящего на ящере. Насколько я могу судить, они были простенькими защитными артефактами.

– ...таким образом, неизвестный монстр уничтожил три региона Империи, – закончил свою речь всадник.

– А нам то что с этого? – вышел вперед один нитири. Он, судя по всему, был кем-то вроде старосты.

– Как вы не понимаете? Всё побережье теперь находится в опасности. Да, проход в океан открыт на другом конце Ружнийского моря. Сейчас туда отправились маги со всего мира, пытаясь восстановить защиту. Но теперь это означает одно: побережье опасно, и наш милостивый король Заолис Первый предлагает помощь в переселении вглубь континента.

– Слушай, как там тебя? – произнёс мужик.

– Тярб, – произнёс всадник.

– Значит, слушай, Тярб. Тут жили мой прадед, дед и отец. Тут живу я, и будут жить мои дети и внуки. Так и передай своему королю, что вольное поселение Даков не покинет свои исконные земли. Пусть придумает причину получше. Я всё сказал. Народ, расходимся, у нас ещё много работы, скоро зима, надо до конца снять урожай на поле.

А новости были интересные. В отличие от старосты я знал, что монстр, от которого мы едва не погибли, отправился в сторону Империи. И судя по словам глашатая, который прибыл для того чтобы отселить в безопасное место крестьян, тварь своего добилась и покинула море, отправившись в океан, при этом открыв проход из океана в море. С одной стороны, это хорошая новость – твари больше нет в море, но с другой – через открытый проход в море могут попасть новые. И вот это уже будет похоже на апокалипсис.

Но это всё не мои проблемы. Главное, я выяснил, что мы всё-таки достигли Герена. Имя короля об этом говорит прямо. А значит, осталось определиться с более точным местонахождением и проложить путь к столице.

Глава 13

— Ты совсем обнаглел? – схватил меня за руку неизвестный, когда я рассчитывался за несколько пирожков с мясом для себя и для Шамиры. Последние двое суток мы шли через Заповедный Лес и сейчас остановились в Бойсфуке, чтобы нормально поесть, а то еда из пространственного кармана закончилась – пришлось питаться отвратительными на вкус подгнившими плодами в Запретном Лесе.

– Ты кто? – приставил я незаметно к сонной артерии неизвестного земляную иглу. – Хм, да это же ты, Ванадис, — немного расслабился я и убрал земляную иглу, так как он и был тем, к кому мы шли. Именно в Бойсфуке ему пришлось осесть.

— Я не знаю, о ком ты говоришь. Я — Юртуп, – произнёс Ванадис. — Что ты тут вообще забыл? Мы ведь договаривались, что ни ногой в Герен, – добавил он, когда мы отошли в сторону, и активировал артефакт против прослушки.

— Думаю, ты в курсе твари?

— Только не говори, что ты как-то к этому причастен, – произнёс Ванадис, став серьёзным.

— Я лишь вживую видел этого монстра. Но это не причина тому, что я вернулся. Причина сейчас сидит на границе Запретного Леса, а вот с этой причиной я познакомился как раз в результате уничтожения Ескаса.

– О встрече с тварью расскажешь отдельно, особенно о том, как ты выжил при этом, когда две двойки погибли, прикрывая эвакуацию гражданских. Надо знать, с чем мы можем столкнуться и как от этого защититься. А теперь говори, что за причина, вынудившая тебя вернуться в Герен, — произнёс Ванадис и от придурковатого вида его личины Юртупа не осталось и следа. -- Для тебя и твоей семейки весьма опасно тут находиться.

– Если вкратце, то там сидит Шамира Блестящая.

– Если не ошибаюсь, это третьесортная певичка из Нудринара, – неуверенно сказал он. – У неё ещё отец глава СБ Церкви Нудринара, я только поэтому и знаю её. Только не говори, что влез в его делишки. На тебе ответственность за наших детей, не вздумай натравить на них его ищеек, они жалости не знают, – очень строго на меня посмотрел Ванадис.

– Влез не я, влезла она. И так получилось, что мне довелось решать её судьбу.

– Что она сделала? – настроившись на самое худшее, спросил Ванадис.

– Подробностей не знаю, специально решил не узнавать их, чтобы избежать часть проблем. Знаю лишь то, что она похитила местную святыню, артефакт, полный божественной энергии, и судя по тому, что я увидел, он начал слияние с ней.

– Это из тех самых артефактов? – спросил Ванадис, надеясь на отрицательный ответ. Он явно знал, о чём идет речь.

– Не знаю, что ты подразумеваешь, говоря «те самые», но если об артефакте, в котором просто невероятное количество ба-хионь, то да, это такой артефакт, – произнёс я в ответ. – Ванадис, стоп, – сделал шаг назад я, когда заметил, как он потянулся своими руками к моей шее

– Тебе бы хорошенько всыпать по жопе. Жаль, что твой папочка мёртв, – сказал Ванадис, взяв себя в руки. – Ты хочешь сказать, что рядом с Бойсфуком находится девица, начавшая слияние с артефактом божественного уровня?

– Да, – ответил я коротко.

– О, Великий Змей, за что мне это всё, – закрыв глаза, произнёс Ванадис. В эту секунду произошло нечто странное. В «Магическом зрении» я увидел, как мелькнула какая-то магическая структура и впилась в ментальную защиту Ванадиса. – Какого крюна?! – закричал он и начал осматриваться. – Не может быть!

– Что произошло? – спросил я, не поняв действий Ванадиса.

– Не вздумай молиться Великому Змею. И уведи в Запретный Лес на место, где встретил чужаков твой отец, эту ходячую катастрофу.

– Да что произошло, мать вашу?! – ругнулся я.

– Я просто непроизвольно обратился к Великому Змею и получил отклик. Мне пришла информация в виде образов того, как я расследовал последнее появление чужаков. И что будь я более жестоким, ничего этого не было бы. Ты понимаешь, что произошло?

– Не совсем.

– Я получил ответ от Великого Змея. Такого не было уже много столетий. Кем бы ни была эта твоя Шамира, она открыла канал связи с Богом, и это ничего хорошего не принесёт.

– Так что мне делать? – спросил я у него, всё ещё не понимая причину того, что он так сильно занервничал.

– Ты, ты, ты… Мне слов не хватает, чтобы сказать, какой ты идиот, – произнёс Ванадис, с трудом взяв под контроль свой гнев. – Я правильно понял, что ты хочешь сбросить её на нас?

– Ну не мне же с ней цацкаться.

– Сейчас не лучшие времена для этого, сильно не лучшие. Можно сказать, что тяжело придумать более неподходящее время. Идёт массовая эвакуация в сторону от берегов, мы вне закона, и ты нам подсовываешь вот такой подарок, – произнёс Ванадис, задумавшись. – Я уже сказал: приводи её к месту, где твой отец вошёл в контакт с чужаками. Это достаточно далеко от населённых пунктов, чтобы случайно не начали работать молитвы. Я думаю, смогу связаться со знакомым жрецом, пусть посмотрит, что там с артефактом. Надеюсь, я ошибся, и это не то, что я думаю, – добавил он. – И лучше тебе до утра будет покинуть Герен. Лиас говорит, что дело твоей семейки взяли на прямой контроль в связи с похищением корабля.

Больше он мне ничего не сказал и, молча отключив артефакт, препятствующий прослушке, покинул переулок, в который до этого завёл. Я же остался стоять в переулке, задумавшись над поведением Ванадиса. Что-то его очень сильно взволновало появление Шамиры. Честно говоря, я думал, он будет рад её появлению, ведь певицу можно будет использовать в каких-то делах. Да просто выдать отцу, в конце концов, за какие-то преференции. Но он слишком сильно напрягся, едва услышал о начавшемся слиянии. И судя по тому, что непроизвольное обращение к Богу нитири вызвало отклик, его волнение основано не на пустом месте. Ладно, так или иначе я сегодня от Шамиры избавлюсь. Одна эта мысль продолжает греть мне разум. За прошедшие двое суток, которые мы добирались до Бойсфука, я трижды едва не был изнасилован. Должен признать, я был не против заняться с ней сексом, но всего за пару мгновений до того, как кинуть свои принципы, у меня перед глазами возникала Сальмира и то, как она предупреждала, что в случае измены оторвёт мне кое-что. Практически сразу всё возбуждение сходило на нет. Всё же она вполне могла осуществить свою угрозу, и я ничего не смог бы ей противопоставить. Я всё-таки как маг гораздо слабее её, а значит, об изменах лучше и не думать в ближайшее время.

– Дядь, дай пару корнов, – услышал я детский голос рядом с собой. Оказывается, задумался настолько, что не заметил, как рядом со мной оказался мальчик лет шести. Самое интересное в том, что он в будущем станет магом – у него довольно развито энергетическое тело, но вот инициации ещё не было. Судя по одежде, мальчишка был беспризорником. По-хорошему, надо мальчишку забрать и вырастить из него верного мага. Потр тогда очень верную вещь сказал. Но не сейчас, когда у меня куча проблем.

– Держи, но только если ты их потратишь на себя, а не сдашь старшему, – произнёс я, доставая сотку корнов из кармана.

– Меня побьют, если не отдам половину, – сказал мальчик и, вырвав из рук купюру, отбежал на пару метров. – Но я попробую, – кивнул он и выбежал из переулка.

Пора было и мне возвращаться, заодно прикупить ещё десяток пирожков, а то те, которые я купил для себя и Шамиры, уже закончились. Пока размышлял над поведением Ванадиса, незаметно для себя съел весь пакет с пирожками.

Через пару минут я покинул центральную площадь Бойсфука вместе с большим бумажным пакетом с ещё горячими пирожками. В целом визит в город прошёл как надо. Обе цели, которые передо мной стояли, я выполнил, а именно – вышел на контакт с Ванадисом и купил поесть нормальной еды.

Через десяток минут Бойсфук и вовсе остался позади, а я с выкопанным артефактом отвода глаз вокруг нашей бывшей базы отправился к краю ограждающего забора, который уходил в воду.

С последнего раза, когда я тут был, Бойсфук немного изменился. Проведённые в его окрестностях крупнейшие военные учения непроизвольно повлияли и на город. Если раньше это был городок, в котором жили в основном нитири, обслуживающие детский лагерь, то теперь население увеличилось раза в три. Вокруг города появились укрепления, которые использовали во время учений, несколько артефактных и оружейных складов, полноценная воинская часть в пригороде Бойсфука, резервная ремонтная база флота Герена. И это те изменения, которые я увидел сразу. Уверен, что их намного больше.

Возле забора я обнаружил ещё одно предприятие. Судя по решётчатым ящикам, опущенным в морскую воду, тут выращивали моллюсков. Город явно получил толчок к своему развитию после учений. Главное, его энергию не растерять со временем. А вот в этом я сомневаюсь. Новый король Герена решил заранее обезопасить прибрежные районы и переселить население вглубь континента. Правда, что он собирается делать со столицей, тот ещё вопрос. Столицу так просто не переселить. Я бы на месте короля подумал об усилении защиты вокруг города, но честно говоря, мне даже в голову не может прийти, что бы могло защитить город от той твари, которую я видел возле побережья Ескаса.

Обойдя забор по воде, оказался на территории Заповедного Леса. Что интересно, правовой статус леса новый король не изменил, как и запрета на добычу редких растений в его глубине. Шамиру я оставил в километре от границы леса на полянке, на которой первый раз оставил Миру. Сейчас воспоминания о том периоде мне кажутся многолетней давности, но по факту, не прошло ещё и года. Так много событий свалилось на мою несчастную голову.

– Нашёл его? – спросила Шамира, после того как устранила первый голод парой пирожков.

– Нашёл. Сегодня ночью мы встретимся с ним и с одним жрецом. Он должен будет осмотреть тебя и артефакт, чтобы понять, что происходит с тобой, – ответил я.

– Ему точно верить можно? – Хотелось ответить ей, что да, можно верить, но не хотелось обманывать девушку, тем более сегодня я предам её доверие. На душе гадко от этого – не то у меня воспитание, но тянуть её с собой на остров нельзя. За ней может прийти Эмил, и тогда… Тогда нашего острова не станет. А тут, в принципе, её могут защитить.

– Он СБ’шник, причём из бывшего руководства. Так что сама решай, верить или нет.

– Значит, верить нельзя, – сказала она. Шамира ведь не была тупой. Она была довольно умной девушкой, но ум свой использовала явно не по назначению. – Ты ведь меня сегодня бросишь?

– Брошу, – ответил я честно ей.

– Спасибо за то, что не оставил меня на том острове. Думаю, поступи ты как должен – и я была бы уже мертва, – сказала Шамира, после того как минут десять просидела молча, обдумывая всё произошедшее с ней. – Извини, что втянула тебя в неприятности и приставала к тебе.

– Такое ощущение, что ты собралась умирать, – произнёс я, попытавшись подшутить.

– Если этот твой знакомый хоть немного похож на моего отца, то смерть не самый плохой вариант, – сказала она и потом посмотрела мне в глаза. – Ты не думай, что я это говорю специально, чтобы ты и сейчас меня куда-то увёл. Это я просто.

– Шамира, ты разумная женщина, ты всё понимаешь и сама. Благодаря своему поступку все, кто рядом с тобой будут находиться, становятся потенциальной мишенью для сильнейшего мага воздуха в мире и для твоего отца. Не будь за мной никого, я, может быть, и ввязался бы в авантюру с тобой. Но за мной есть те, кто пострадает в случае моего захвата.

– Я понимаю. Поэтому и говорю, что готова ко всему.

– Я рад это слышать, но помни: ты не такая уж и беззащитная. Тот короткий разговор с Ванадисом дал мне кое-какую информацию об артефакте. Не знаю, почему артефакт начал слияние с тобой, а не с сильнейшими магами, но это произошло, и этого не изменить. Главное, чтобы ты помнила: даже просто упоминание Великого Змея с просьбой вблизи тебя может выполнить эту просьбу. А если молиться искренне, то вероятность этого увеличивается. Отделить тебя от артефакта, скорее всего, уже невозможно, а значит, ты всегда можешь защитить себя. Вот, к примеру, попробуй о чём-то помолиться, – не успел я до конца договорить, как ощутил на своих губах губы Шамиры, а в своем рту её язычок. – Что ты сделала?! – крикнул я и отскочил от неё.

– Это действительно работает, – сказала она, задумавшись о чём-то своём. Я же понял, что об адекватности этой девицы слишком хорошо думал. Она, по сути, могла влиять на сознание, что и сделала только что.

– Ты меня пугаешь. Я рад, что сегодня покину тебя, – произнёс я честно.

– И это тоже сработало. Ты сказал правду. Извини, за произошедшее, но я проверила, как это работает. Спасибо за пояснение, теперь точно не буду беззащитной.

– Только тебе следует учитывать, что количество ба-хионь только что выросло в два раза в твоей энергетике. К чему это может привести, я не знаю.

– Ты прав, лучше пользоваться этим лишь в крайнем случае. Ещё раз извини за это, но я должна была проверить, как это работает, а ты ближайший разумный для этого.

– Мне от этого не легче. Я сделаю вид, что ничего не было, ты – тоже. А теперь идём, нам надо поменять своё местонахождение.

Через семь часов, когда я уже замаялся ждать, на полянку, под которой раньше был тайник контрабандистов, вышли два нитири. Один был вполне знакомый мне Ванадис с приглушённой аурой до уровня шестнадцатого ранга и неизвестный нитири, который был магом одиннадцатого ранга, но вот стихию я определить не мог – было похоже на огонь, но какой-то слишком другой. Сильно над стихией неизвестного мне мага я не заморачивался, так как мне всё равно на это. Главное – сдать им Шамиру, которая откровенно начала нервничать в последние пару часов.

Ванадис вместо приветствия осмотрел Шамиру «Магическим зрением», после чего сплюнул на землю и зло посмотрел на меня. Мне оставалось лишь развести в стороны руками, мол, я то тут ни при чём, это всё она сама. А вот второй маг в отличие от нас явно видел артефакт на груди Шамиры. И судя по тому, как быстро создавал он разные диагностические заклинания вокруг него, он опознал артефакт.

– Ван, по легенде, это капля крови Великого Змея. Он держал межмировой портал, пока шёл исход нитири из родины в этот мир. Ему приходилось параллельно сражаться с местными Богами, чтобы выбить право на нашу жизнь в этом мире.

– Это правда? – спросил Ванадис у мага.

– Не знаю. То, что всё было не так, как в легенде, это точно, но вполне возможно, что она основана на чём-то реальном. Всего известна двадцать одна капля крови Великого Змея. Восемь хранилось в церкви в главных храмах. Остальные были утеряны в веках. О паре ты слышал, это эксперименты Империи, потом создание щита в Империи от монстров океана. Говорят, тритири тогда использовали одну из капель крови. Где остальные неизвестно, но поскольку мы не слышали о пропаже настоящих святынь, скорее всего, эта как раз та. Мы слышали, что Нудринар утверждал, что у них появилась пять лет назад святыня, но мы считали, что это просто попытки набить значимости новообразованной церкви Нудринара, которую кстати, не признали до сих пор.

– Я слышал, что для того чтобы управлять артефактом, надо быть магом первого ранга, – произнёс я.

– Чтобы управлять ею как обычным артефактом, да. Но то, что я вижу сейчас, в летописях описывалось как рождение истинного жреца. У нас много раз пытались это воплотить, но артефакт не принимал нас. Стыдно признаться, я сам пробовал стать истинным жрецом, но месяц ношения артефакта на себе ни к чему не привёл, и мне пришлось сдать его обратно в хранилище храма.

– И что это значит? – спросила Шамира.

– А это значит, что ты отправишься со мной к иерархам церкви. Они решат, что делать с тобой, – произнёс неизвестный маг. – Можешь не пытаться на меня воздействовать. Ты пока не стала жрецом и не можешь заставить меня сделать то, что я не хочу, лишь подтолкнуть к тому, что я и так не против сделать. – После его слов я и Шамира уставились друг на друга, после чего отвели быстро взгляды в стороны.

– Я согласна. Я хочу знать, что со мной происходит, – сказала Шамира.

– Ван, открой портал в мой храм, – произнёс маг, и через пару секунд перед ними появилось окно портала, через которое прошёл маг с Шамирой.

– И что теперь? – спросил я у Ванадиса.

– Крейл – надежный нитири. – произнёс Ванадис. – Это не наши дела, это церковные. Я никогда раньше не влезал в них и тебе не советую. Лучше скажи, как мелкая?

– Я давно уже её не видел, на острове был почти месяц назад.

– Что у вас нового на острове?

– Месяц назад закончили причал, увеличили площадь под посевы. Организовали школу, шла постройка домов, – ответил я обтекаемо.

– Хорошо, – ответил он и замолчал. У нас было что сказать друг другу, но мы не знали как начать. – Передай Мине от нас привет. Если будет спрашивать о маме, то передай, что мама её сильно любит, но сейчас занята.

– Как у вас дела? – спросил я, после того как кивнул на речь Ванадиса.

– Реставрацию сделать не получится, – скривился он. – Большая часть высшего дворянства признала законность смены династии и отмену передачи символа короля. Так что нам надо искать подходы к Заолису, что будет весьма сложно – мы друг друга не перевариваем.

– Значит, контрреволюции не будет?

– Как бы ни хотелось признавать, но Заолис куда лучше как король будет. Мы можем поднять восстание, но кроме крови ничего хорошего не принесет. Вам пока лучше не возвращаться в Герен, живой Вартанис – угроза Заолису, и он знает, что принц у вас.

– Ты сказал, – сразу понял я.

– Так надо было. И пока ты и принц вдали от Герена, всё будет хорошо. А теперь нам надо прощаться. У меня смена на складе через час, – произнёс Ванадис и телепортировался отсюда.

Вместе с ним пропала и звукоизоляция, отчего я сразу же услышал шум ломящихся через кусты нитири. Похоже, Ванадис привёл с собой хвост, вот только специально или случайно, понятно не было. Пора уходить и мне. Благо, летательный артефакт был уже перезаряжен, и я мог себе позволить быстро сбежать отсюда.

Активировав артефакт, начал осторожно подниматься вверх, пока кроны деревьев не остались позади меня, и только после этого разогнался в сторону моря.

Уже через пару минут летел над водой. Для того чтобы я был гораздо менее заметным, спустился на высоту всего одного метра. Так меня было заметить гораздо сложнее.

К сожалению заряда артефакта, чтобы добраться до острова, не хватило, а потому мне пришлось садиться на воду. Уже в воде я достал пару оставшихся артефактов из пространственного кармана и начал переливать из них ману в полётный артефакт.

Всего полчаса болтания у поверхности моря – и я вновь был готов к полёту, что, собственно, и проделал.

Через двадцать минут я преодолел барьер невнимания, который создал Лингрет ещё до нашего отплытия, и практически сразу увидел остров в свете звёзд. Возле причала виднелись огни, которые показывали, что остров не пуст. Вот туда я и направился.

Затормозив в паре десятков сантиметров от поверхности причала, отключил артефакт и приземлился на свои ноги. Через пару секунд из бухты поднялась огромная волна, хлюпнувшая прямо передо мной. Стоило воде схлынуть обратно в бухту, я увидел перед собой Сальмиру. Она же замерла в ступоре.

Мира явно не ожидала меня увидеть тут и сейчас. Но стоило мне сделать пару шагов в её направлении, как она сорвалась с места. Через миг я почувствовал её уста на своих, параллельно ощущая пару диагностических заклинаний, прошедших по всему телу.

– Ты жив, – констатировала она факт, когда из-за нехватки воздуха отстранилась от меня.

– А что? Надеялась на другое? – не сильно уместно пошутил я.

– Придурок! – ударила Мира меня в грудь своими кулачками.

– Сальмира, всё в порядке? – услышал я голос с берега усиленный магией.

– Да, Марк. Мой муж вернулся. Ты был не прав, он жив, – ответила Мира, счастливо улыбнувшись.

– Точно он? Может, это кто-то в его обличье? – спросил явно недовольный моим появлением некий Марк.

– Точно, Марк, – ответила Мира. – Можешь не волноваться, своего мужа я везде узнаю. Спасибо за вечер, но думаю, он на этом завершён. Я давно не видела любимого.

– Кто такой Марк? – спросил я у Миры на ушко, когда неизвестный обладатель голоса покинул пляж.

– А ты ведь его не знаешь, – сказала она. – Если вкратце, то мы ведь так и не привезли необходимые товары, вот и пришлось нам отправиться в Империю. На обратном пути мы наткнулись на спасательную шлюпку, в которой был Марк и ещё три мёртвых нитири. Марк единственный ещё был жив. Мы подобрали его и вылечили. Он отказался нас покидать, пока не поблагодарит за спасение. Вот и взяли мы его с собой. Маг-универсал девятого ранга в любом случае не помешает.

– Тебе не кажется это подозрительным? – Марк мне сразу не понравился, да и то, как его приняли легко на острове, мне неприятно.

– Только не начинай, – взмолилась Мира. – Мне и Зоуи хватит, которая каждый день об этом мне твердит. Марк просто хороший нитири, который хочет отплатить за свое спасение. Дрейф в центре моря никак не сделать специально. И вообще, ты что, ориентацию сменил, что интересуешься мужчинами? Между прочим, рядом с тобой стоит твоя жена, которая соскучилась по тебе сильно. Если к утру я не буду без сознания от удовольствия, значит, ты мне изменял.

– Тогда не будем терять время, – решил сменить тему я и улыбнулся Мире.

С этим Марком явно что-то не то, и то, как к нему относится Мира, это подтверждает. Надо завтра будет пообщаться с Зоуи и расспросить, как всё было на самом деле. А пока следует выполнить желание Миры и заодно моё. Всё-таки долгое воздержание до добра не доводит. Вон едва не сорвался на Шамире. Так что планы до утра у меня были вполне конкретные.

– Ты вернулся, – произнёс Лингрет во время завтрака в общей столовой. – Мне надо с тобой поговорить.

– Идём, – ответил я, вставая из-за стола. – Это касается Марка и Миры?

– Да, – ответил Лингрет. – Я хотел сказать это первым. Он явно влюбился в Миру и пытался обратить на себя её внимание. Вчера ночью у них было по плану первое свидание.

– Мира пошла с ним на свидание?! – едва не завопил я. Мне было очень больно слышать это.

– Она пошла, чтобы сказать ему, что между ними ничего невозможно. Он хороший нитири, и она не хотела это делать резко. Я почему тебе говорю, не стоит затевать с ним драку. Он сильнее тебя. – Вот теперь я точно стал уверен, что с этим Марком что-то не так. Лингрет никого не подпускал к себе близко без долгого периода взаимоадаптации. Тут же и месяца не прошло, как он считает Марка своим другом.

– Хорошо. Если он не будет к нам лезть, я ничего не буду делать, – ответил я. Довольный моим ответом Лингрет удалился в свою мастерскую.

– Надеюсь, хоть ты не купился на его сладкие речи, – сказала Зоуи, появившись из невидимости рядом со мной.

– Не купился. Ты мне объясни, что тут происходит? – спросил я, активируя артефакт против подслушивания.

– Не знаю как, но он втёрся ко всем в доверие на острове, кроме меня. Все его считают славным малым, но я не верю ему. Пробовала найти следы менталистики, но ничего не нашла.

– Зелья?

– Думала об этом, но у него нет возможности его подливать жителям острова. У нас шесть столовых и все питаются в разных местах и в разное время. Если бы он подливал что-то, то я заметила бы его.

– Это мне всё сильно не нравится, – произнёс я, задумавшись. – Как думаешь, если я устрою ему несчастный случай, что будет?

– Он сильный маг, не стоит рисковать. Если выживет, то всем расскажет о том, что ты подстроил его. И все поверят в это. Сейчас я не берусь говорить, чью сторону при этом выберут они.

– Хреново. Знаешь, я надеялся, что хоть тут никаких проблем не будет.

– Что-то случилось? – спросила у меня Зоуи, напрягшись.

– В море появились монстры, способные уничтожать целиком острова и прибрежные города. Столица Ескаса уничтожена полностью, три региона Империи, построенные на перемычке, уничтожены тварью, решившей добраться до океана. Ты ведь понимаешь, что мы в опасности, серьёзной опасности? Я хотел вместе с Лингретом заняться воплощением его высшей защиты в жизнь. Но теперь с этим Марком даже и не знаю, что делать. Думаю, пока стоит понаблюдать за эти ним.

– А что, если ты тоже станешь его лучшим другом? – спросила Зоуи. Она явно переживала по этому поводу.

– Ты ведь не стала? Я тебе напишу разрешение, которое покажешь Мире. Если понадобится – вывезешь меня с острова при первых же подозрениях. Надеюсь, вдали влияние спадёт если что. А теперь рассказывай, что произошло, кроме Марка, на острове за прошедшее время с нашего отплытия.

Сняв антиподслушку, я направился с Зоуи в сторону построенного здания школы. Скоро у них должно начаться новое занятие, которое будет вести Зоуи. Вот мы и направились туда, я же решил посмотреть за тем, как проходят уроки для детей.

Глава 14

Зоуи сильно преуменьшала опасность Марка. Сейчас, спустя всего три дня, я видел, что он стал своим для всех, абсолютно всех разумных, кроме Зоуи и меня. Он был очень милым и обходительным. Упал ребёнок во время игр и разодрал коленку? Марк появляется тут как тут и сразу исцеляет ранку и угощает конфетой. Я даже добыл пару его конфет и проверил на пищевом анализаторе, но ничего, кроме молочного шоколада, в конфете не было. Другой пример: идёт вдоль поля, на котором выращивают продукты питания, и помогает жёнам строителей вскопать новый участок при помощи магии или поднять со дна квадратов десять, чтобы сделать новый участок. То же самое он делает и со строителями — помогает им при помощи магии земли быстрее строить дома. Детям рассказывает сказки, взрослым о своих похождениях и приключениях. И все счастливы его видеть. Даже Лингрет, обладающий высокой недоверчивостью к незнакомцам, видел в Марке друга, с которым можно обсудить нюансы артефактопостроения и применения тех или иных рунных блоков. Мне было неприятно это всё видеть. Он, по сути, был чужаком, но все ему верили, и Зоуи была права, когда говорила, что неизвестно на чью сторону все встанут.

Говорить что-то плохое о Марке тоже не стоило. Вчера у меня из-за этого произошёл скандал с Мирой. Мне пришлось потом полночи стараться, чтобы уладить всё. Оставлять так всё нельзя, надо избавляться от Марка, но проблема в том, что я мало что смогу противопоставить ему. Он маг-универсал девятого ранга, причём очень опытный маг. Ему больше сотни лет, и он явно всё своё время тратил на развитие. Я же хоть и был магом двенадцатого ранга, но тянул по умениям максимум на четырнадцатый.

– Ты звал меня? – появилась из невидимости Зоуи. Мы ей вернули все её артефакты сразу после того, как она заключила с нами магический договор по прибытию на остров. Вот они сейчас и были очень полезны.

– Надо избавляться от него, – произнёс я коротко, наблюдая за горизонтом. Море последние сутки было неспокойным – всё-таки уже середина осени шла и погода стояла соответствующая.

— Как? — спросила у меня Зоуи.

— Ты устранениями не занималась? – спросил я у неё, и так зная ответ.

— Нет. Воровство, шпионаж и захват – это моё, но убийствами я не занималась. Единственный раз, когда я убила, это когда спасала тебя в Герене.

— Ты заметила, что на нём всегда висит воздушный щит?

— Да. Я даже спрашивала об этом у него, – сказала Зоуи, сев рядом со мной на край скалы и свесив ноги в пропасть.

— И что он ответил? – Мне было узнать интересно о выдумке, которую он предоставил для остальных.

— У него слабые лёгкие и ему можно дышать лишь воздухом, который проходит через щит.

-- Бред.

– Бред, но все стальные поверили в этот бред. Даже Сайяк.

– Как он обманул нашего целителя, интересно, – произнёс я, задумавшись.

– Не знаю, но теперь он носит щит и таким образом его не убрать внезапно. И этот щит идёт внеуровневый. Мне показывали такой, когда я училась у мэтра Пима. Великий вор был, – с некоторым восхищением сказала Зоуи.

– Что за щит? – решил спросить у неё, так как я лишь опознал, что это воздушный щит.

– Работает в автоматическом режиме и фиксации какого-либо опасного движения на магическом или физическом уровне, в сторону носителя разворачивается в смерч, который сносит даже выстрел баллисты впритык в сторону. В режиме ожидания он ест немного, но при разворачивании за пару секунд выжмет такую, как я, досуха.

– Значит, на дистанционное устранение можно не рассчитывать. Яды?

– Ест лишь то, что приготовит сам, вновь якобы из-за травмы желудка.

– Распылить яд из-за щита не выйдет тоже, – начал я озвучивать свои мысли. – Как насчёт хаотического снаряда?

– Уверен, что его стоит применять на острове? – спросила Зоуи, посмотрев на меня как на больного на голову.

– Ты права, это я уже слишком. Плазменная ракета не сможет гарантировать его устранение. Помню, мне некромант показывал приём вольтования, но мне нужна будет его кровь или личная вещь со следами его ауры. Сможешь достать? А то меня он избегает.

– Кровь – вряд ли. А вот насчёт личных вещей можно попробовать. Я была весьма неплохим специалистом по перераспределению чужой собственности, – самодовольно усмехнулась Зоуи.

На этом мы и решили заканчивать нашу встречу, следующую назначили через неделю. Слишком часто нам нельзя пропадать из виду остальных обитателей острова вместе, а то это может дать понять Марку, что что-то пошло не по его плану. Хотелось кричать, плеваться, но я должен сдерживать себя. В этот раз враг проник в сердце нашего поселения и чувствует себя как дома. И самое плохое, что мои попытки избавиться от него приняло бы в штыки всё население острова.

Отложив в сторону вопросы с Марком, я сосредоточился на других делах. Марк хоть и был подозрительный тип, но пока есть такая возможность, стоило бы использовать его для улучшения защиты острова. И в этот раз не для защиты от разумных, как мы ранее делали, а для защиты от монстров. На самом деле мы мало что могли сделать, так как я своими глазами видел, как тварь, просто случайно задев, пробила три мощнейших щита, которые в теории должны были выдержать пару атак магов третьего, а то и второго ранга. Может быть, высшая защита Лингрета и способна была сдержать монстра, но начинать заниматься ею при Марке было бы глупо. Это не та информация, которой следует делиться с кем-то, тем более с врагом. Поэтому я решил сосредоточиться на создании сети волнорезов и волноломов вокруг острова. Даже если тварь заплывёт в эти места, ей будет некомфортно плавать, и есть шансы, что она просто возьмёт и покинет этот район.

Глубины вокруг острова были в среднем до пяти сотен метров в радиусе пары километров от него. На самом деле это просто невероятная глубина для того, что я запланировал. Но если у нас появилась халявная рабочая сила в виде мага девятого ранга, то почему хотя бы не начать делать. Для начала я хотел окружить остров сетью волноломов, которые даже если и не сдержат тварь, но поднятые ею волны немного уменьшат.

– Марк, – обратился я к нему, поймав возле строящегося большого эллинга.

– Карл? – остановился он.

– Ты мне не нравишься, – произнёс я.

– Сделал открытие века, – с сарказмом сказал он. – Мне ты тоже не нравишься.

– Но я думаю, мы начали немного не с того. Хочется мне или нет, но нам придётся сосуществовать вместе. А потому давай познакомимся нормально. Карл Па’горт, – произнёс я и протянул ему руку.

– Марк Гибеннс, – ответил он, пожимая мне руку. Как я и думал, щит он с руки не снял, а лишь сделал тонким настолько, что едва чувствовался. – Но ты не думай, что после этого мы станем лучшими друзьями.

– И не думал. А теперь то, ради чего я подошёл. Мне нужна твоя помощь.

– А как же «я всё могу сам»? – спросил он у меня. Тон был издевательским, и он этого не скрывал. Я едва сдержался, чтобы не высказаться, но он явно заметил мою заминку и усмехнулся, посчитав это своей маленькой победой. – Что там у тебя?

– Вот, посмотри, с какой тварью я встретился в море, – произнёс я, кинув ему артефакт, воспроизводящий записанные на него воспоминания в виде световой иллюзии.

Первый раз иллюзию Марк смотрел со скепсисом и полный превосходством. Ровно до того момента, как увидел толщину молний, бьющих рядом с кораблём. А когда увидел щупальце, которое походя отбросило корабль на пару сотен метров в сторону, разрушая при этом три щита из пяти, он аж побледнел. Разрушение последних двух щитов и падение мачт он смотрел серьёзно, стараясь не упустить ни одного момента. Ему потребовалось ещё пять просмотров, чтобы уловить все моменты нападения.

– Столица Ескаса уничтожена этой тварью. Вот запись того, что я застал там, – произнёс я и показал подборку об ужасах бывшей столицы Ескаса. В этот раз Марк с самого начала очень внимательно смотрел мои воспоминания. К моему удивлению, увидев мародёров и то, что они натворили в Морской академии, он пришёл в настоящую ярость, а значит, не совсем поддонок.

– Это всё или есть ещё что-то? – спросил бледный Марк. Я никому не показывал на острове этого, кроме Миры, но и ей выборочно показал кадры из Ескаса. А вот Марку я дал насладиться полной атмосферой.

– После Ескаса и нашего корабля тварь уничтожила четыре острова на бывшем пиратском архипелаге. Тварь дальше направилась в сторону Империи и уничтожила три региона, которые находились на перемычке, которую построили вместе с тритири.

– Если ты планируешь охоту на эту тварь, то я тебе не помощник. То, что я увидел, стихия, и её не остановить таким магам, как мы. Не уверен, что единицы смогут что-то с ней сделать, – произнёс Марк. Было видно, что показом своих воспоминаний я выбил его из роли, и теперь он более настоящий, чем раньше. И своего рубахи-парня в нём сейчас почти не оставалось.

– Хоть у меня и есть проблемы с самосохранением, но не настолько, – ответил я ему. – Ты прав, мы ничего не сможем сделать с тварью. Но я хочу попробовать защитить остров от неё.

– Магическая защита, способная удерживать удары твари, нам тоже не под силу.

– Понимаю. Я хочу окружить остров волноломами и волнорезами так, чтобы твари было удобно обойти остров стороной, чем идти сквозь сам остров.

– Это уже более реально, но всё равно, ты понимаешь, насколько это трудоёмкий проект? Потребуются годы на возведение защиты.

– Я бы сказал десятилетия. Но начинать надо, предлагаю начать с волноломов со стороны Империи. Шансы, что новая тварь придёт оттуда больше, чем с других направлений.

– Как ты планируешь это делать? Поднимать дно – слишком для нас. Мы будем неделю поднимать участок дна длиной в сотню нерфов и шириной в десяток.

– Трансмутация, вечная трансмутация. Вода содержит в себе много необходимых элементов, так что трансмутация должна подойти.

– Ты что, алхимик? Трансмутация очень сложный раздел алхимии.

– Вот артефакт, при помощи которого я строил подземное убежище. Разработал его Лингрет, – произнёс я, кидая артефакт, при помощи которого в мёртвом мире строил тоннель к порталу и в этом базу.

– Это… это, по меньшей мере, гениально и просто одновременно, – произнёс Марк искренне.

– Я уже утром обратился к Лингрету, он обещал подумать над артефактом, который будет преобразовывать морскую воду в камень. Я предлагаю кубонерфовые каменные блоки, которые можно будет использовать для возведения волнолома.

– Лучше использовать другую форму, – произнёс Марк, задумавшись, после чего создал иллюзию каменного блока в виде четырёхугольного шипа наподобие тех, которые у меня на родине бросали на дорогу, чтобы пробить колеса. – Так будет устойчивее.

– Так ты в деле?

– Вначале я хотел послать тебя куда подальше. Ты мне не нравишься, но если тварь появится, то было бы неплохо иметь хоть на пару процентов больше шансов выжить. Не всем будет везти, как тебе при встречи с тварью, – ответил Марк. Было видно, что мои воспоминания зацепили его и сильно напугали одновременно, он явно стал относиться ко мне по-другому.

– Вот и отлично. Завтра на рассвете на северной оконечности острова жду. Надеюсь, у тебя есть всё необходимое для глубоководного погружения?

– Я универсал, магия воды мне подчиняется в том числе, – произнёс слегка свысока Марк, но что-то вспомнив, добавил: – Извини, не хочу казаться говнюком.

– Мне плевать. Главное, чтобы ты помог со строительством. Надеюсь, видеть твою рожу как можно реже.

– Взаимно. А теперь мне пора, я обещал Аврене помочь с приготовлением пива.

– Смотри, не упейся, завтра нам работать.

– Ты бы лучше за собой следил, – произнёс Марк и направился в сторону домов, в которые, пока меня не было, переселились строители со своими жёнами.

Не успел я пройти и пару метров, как меня остановили три женщины. Если вкратце, их волновало, что произошло с их мужьями и действительно ли я смогу тех вернуть. Только сейчас я вспомнил, что у меня в пространственном кармане лежат их мужья, погибшие во время атаки на корабль. К сожалению, сейчас их оживить не было возможности. Точнее, я мог бы вместе с Лингретом создать ритуальную схему высшего исцеления, но не хотел, чтобы об этой возможности знал Марк, а потому пришлось убеждать женщин, что прямо сейчас нельзя, но позже их мужья к ним обязательно вернутся.

– И что от тебя этим бабам надо было? – спросила Мира, после того как поприветствовала меня поцелуем. Несмотря на многие положительные вещи в её характере, некоторое снисходительное отношение к неодарённым меня временами подбешивало.

– Помнишь, когда я вырвал тебя из транса и телепортировал с одним рабочим на остров? – спросил я у Миры.

– Помню. И ты ещё не понёс наказание за своё поведение.

– Поверь, это был лучший выход из ситуации. Телепорт лишь на двоих, и надо было сделать так, чтобы нас не искали. Мне думается, в Виритине всё ещё считают нас мёртвыми. Так вот, он выжил, а остальные погибли от повреждений тела. Но поскольку прошло мало времени со смерти, то их души не успели покинуть тела. Вот и сохранил я их в безвременье пространственного кармана.

– Вот как значит. На высшее исцеление рассчитываешь. Надо связаться с Лораной, она единственная, кто участвовал в ритуале высшего исцеления, и знает, что там к чему.

– Сейчас нельзя, в Герене опасно для нас. Да и Лоране лучше стен академии не покидать ближайшее время. Там она под защитой ректора и никто не посмеет ей там навредить. Но стоит покинуть ворота академии, она будет отвечать сама за себя. Опасно.

– Ты такой заботливый, за это я тебя и люблю. Я видела, ты помирился с Марком. Это очень хорошо.

– Скажем так, мы нашли точки соприкосновения, при которых согласны существовать на одной территории.

– Мужики, – сказала Мира так, словно это всё объясняло. – Надо вам меряться своими причиндалами.

– Оу-оу, не надо нам ничем меряться. Я знаю, что у меня больше, – произнёс я, переводя всё в шутку.

– Это надо проверить, – хитро улыбнулась Мира.

– Я тебе дам проверить, – ответил я, понимая, что Мира шутит. – Ладно, идём потренируемся, а то я что-то совсем тренировки подзабросил за прошедшее время.

Остаток дня я потратил под руководством Миры и второго мага земли Руквуда на изучение и отработку новых заклинаний магии земли. В этот раз Руквуд научил меня создавать колья под противниками. Самое сложное было проложить незаметно энергоканал к земле под противником. Руквуд мог это сделать в радиусе пары сотен метров меньше чем за секунду. Мне же требовалось не меньше трёх секунд и лишь в радиусе сорока метров. Самое сложное было сделать колья твёрдыми настолько, чтобы они пробивали незащищённое тело насквозь. Тренировался я на рыбе, которую доставила Мира в качестве тренажёра.

Лишь ближе к вечеру мне удалось создать достаточно твёрдый кол на большой скорости, чтобы он пробил насквозь рыбёшку. Я уже было обрадовался, что всё, изучил новое заклинание и его надо будет просто отработать. Но Руквуд показал, как выглядит полноценное заклинание. Поверх кола создаётся рунная вязь с нужным магическим эффектом. Руквуд любил разогревать кол до пары тысяч градусов. Показал он также и шрапнельный вариант. После того как кол входит в жертву, он разрывается на сотни кусков, которые рвут жертву на части. Был и забавный вариант. Его использовали лишь в качестве тренировок из-за сложности создания, но эффект был интересным. Постоянное малое исцеление не даст жертве умереть быстро, так как будет постоянно подлечивать жертву, продлевая её мучения. Сложность в том, что для малого исцеления требовалось нанести на кол не только рунную схему, собственно, исцеления, но и конвертор маны в ману жизни для большего эффекта. И вот эта схема была довольно сложной. Сам Руквуд тратил на подобный кол около тридцати секунд, тогда как на кол, который разогревается до пары тысяч градусов, – меньше одной секунды.

Самое обидное во всём этом то, что, по словам Руквуда, это заклинание изучали ещё в магической школе до поступления в академию. Да, в выпускном классе, но всё же ещё в школе. Но он немного ободрил меня тем, что обычно школьникам на освоение до моего уровня приходится тратить около недели времени, мне же хватило всего половины дня, чтобы научиться автоматически создавать заклинание. А вот рунное наполнение он изучал, уже обучаясь в ВУЗе.

После, наверное, уже сотого исполнения заклинания у меня произошёл прорыв. Если до этого я каждый кусочек магической структуры тщательно вычерчивал вначале в своём сознании, а потом и в реальном мире, то внезапно у меня стало получаться пропускать шаг вычерчивания магической структуры в моём сознании. Это практически сразу ускорило создание заклинания раза в два. После такого успеха я решил проверить, будет ли то же самое работать и с ранее изученными заклинаниями. И оказалось, что да, будет работать, но надо перед этим повторить заклинание пару десятков раз.

– Это просто невероятно, – произнёс я, когда после тренировки отправился с Сальмирой к нам в недавно законченный домик для ужина. Можно было и в столовой пообедать, но и я и Мира соскучились за прошедший месяц, так что мы не упускали и минуты побыть вдвоём наедине.

– То ли ещё будет, – улыбнулась довольно Мира. – Ты постепенно становишься именно магом, а не нитири с магическим даром. Это ещё ничего. Вот когда ты начнёшь магию вообще непроизвольно использовать, вот тогда ты станешь магом.

– Эх, а я-то думал, уже маг, – жалобно произнёс я.

– Не притворяйся, а то лишу сладенького.

– Всё-всё. Завтра я с Марком отправлюсь на дно и опробую создание каменных блоков для строительства волнолома.

– Я отправлюсь с вами, а то ещё подерётесь там, – улыбнулась Мира.

– А как же работы по углублению бухты? – Именно этим занималась Мира каждый день.

– Один день ничего не сделает. Я и так весьма прилично углубила бухту. Я ведь, после того как переместилась сюда, хотела сразу вернуться за тобой. Но Зоуи и Лингрет меня остановили. Они сказали, что я могу сломать твои планы. Главное – ты был живой и невредимый, и я это чувствовала. Но всё равно моё сердце разрывалось от переживаний. Вот Лингрет и предложил заняться углублением бухты, чтобы выбить лишние мысли из головы.

– Надо будет их поблагодарить. Ты сама видела, что мне пришлось пережить, и если бы с тобой что-то случилось, то я бы не простил себе. Надо подумать над тем, чтобы, пока всё спокойно в море, к барону в гости сходить, – внезапно пришла мне идея, как вывести Миру из-под влияния Марка.

– Сходим обязательно, хочу посмотреть на ту, которая тебя домогалась, – многообещающе сказала Мира. Вот зря я ей показал воспоминания о Морин.

– Только не стоит ей вредить, она просто глупенькая девочка пока что.

– Не волнуйся, я не буду с ней ругаться. Может, наоборот, подругами станем. И вообще, сколько можно есть? Я, можно сказать, горю, а ты желудок набиваешь.

Эта ночь, как и все предыдущие с того момента, как я вернулся, прошла в утолении нашей страсти. Никогда я так много не занимался любовью, но не скажу, что мне это не нравится. И выносливость нитири тут была очень даже в тему. Лишь к трём часам утра мы заснули, но уже в шесть мне пришлось встать, чтобы через полчаса встретиться с Марком, но перед этим мне надо было забрать у Лингрета два трансмутационных артефакта.

– Это ты? – сонно произнёс Лингрет, когда я постучался к нему в дверь. – Проходи, я через пару минут подойду.

– Ты сегодня вообще спал? – спросил я у него.

– Да, часа два удалось поспать, пока проходило травление заготовок под артефакты, – сказал он и скрылся в ванной. Пока Лингрет приводил себя в порядок, я приготовил две порции бодрящего чая на его кухне и через десять минут, когда он вышел, уже наслаждался вкусным кислосладким чаем.

– Закончил?

– Да, но для того чтобы уменьшить энергопотребление, пришлось переделать схему. Одно дело трансмутировать из грунта камень и другое – из воды, пусть и морской. В общем, запомни: требуется в три раза больше объём воды для трансмутации одного объёма камня. За основу я взял тейдек, тот самый материал, который использовали в нашем мире для сооружения массивных построек в условиях агрессивной внешней среды.

– Какие траты маны? – задал я больше всего волнующий меня вопрос.

– Я старался уменьшить их как только мог. Твоего резерва хватит блоков на двадцать. Но я установил систему самозаряда и подготовил вот этот накопитель, полный маны. Вообще, планировал его использовать для щита над островом, но он будет бесполезен против такой твари. – Лингрет достал из шкатулки кристалл души. Это был один из самых крупных, почти пять сантиметров в диаметре. Он вмещал в себя несколько тысяч моих резервов.

– Мана откуда?

– Я ещё в самом начале на него замкнул местный источник. Только около недели назад накопитель заполнился.

– С накопителем мы сможем за пару недель до поверхности поднять волнорез. Решено: заканчиваем волнорез и отправимся к барону Потру в гости.

– Мне всё равно. Ладно, я спать, у меня вечером один опыт намеченный и надо быть выспавшимся. Он может до утра затянуться, – произнёс Лингрет и покинул кухню, отправившись спать.

– Приятных сновидений! – вдогонку крикнул я ему. Оставалось всего несколько минут до назначенного срока, а потому следовало поспешить.

Пробежка по не такому уж и большому острову позволила мне уже за пять минут добраться до северной оконечности острова. Именно она была обращена в сторону империи.

К моему прибытию Марк уже стоял возле воды. Заметив меня, он приветственно махнул рукой мне. Но общаться с ним у меня большого желания не было, а потому, подойдя, просто кинул ему его артефакт и первым нырнул в воду. Спасибо Тральду, он так и не забрал артефакт тритири. Так что я мог себя великолепно чувствовать под водой, что не скажешь про Марка. Было видно, что для него это не первое погружение на большую глубину, но и часто он этим не занимался.

Спустившись на дно, мы поплыли в сторону предполагаемого расположения волнолома. Глубина в этом месте от двухсот сорока до двухсот семидесяти метров. Довольно равномерное дно позволяло нам не особо напрягаться с расчётами.

Зависнув в десяти метрах над дном, я при свете «Светляка» активировал артефакт. Сразу после активации последовала вспышка, которая едва не ослепила меня. Но помимо вспышки, меня ещё рвануло потоком воды на пару метров вперёд. А всё из-за того, что я забыл учитывать тот момент, что объём трансмутируемой воды в три раза больше объёма получаемого блока.

Проморгавшись я смог увидеть лишь поднявшийся со дна ил. Марк сразу успокоил его, и вскоре мы смогли увидеть лежащий блок на дне. Он больше чем на половину погрузился в ил, но это и не странно – блок весил почти две с половиной тонны.

– Начинаем, – показал я жестами Марку, и мы приступили к работе.

Час спустя вынуждены были сделать перерыв, так как мана почти закончилась у нас обоих, нам следовало восстановить её в медитации и заодно зарядить артефакты от накопителя.

Лишь через десять часов работы с перерывами мы решили заканчивать на сегодня. Нам за прошедшее время удалось лишь заполнить двумя слоями блоков предполагаемое месторасположение будущего волнолома. Но завтра будет уже гораздо проще – не надо будет определять точное месторасположение блоков согласно схеме. Основа уже выложена, и нам надо будет лишь создавать новые блоки над ней и скреплять их для крепости.

За время работы я даже немного проникся уважением к Марку. Он не сачковал и работал не покладая рук, словно на самом деле переживал за наш остров и хотел помочь его защитить. А может быть, он действительно переживает об острове и нитири, живущих на нём? Посмотрев на Марка, обедающего вместе со мной на берегу, я прикинул этот вариант, но нет, не похож он на того, кто искренне будет переживать. Точнее слишком сильно похож. Это и было как раз таки подозрительно. А значит, не стоит с него спускать глаз, пока Зоуи не достанет его личные вещи. И совместная работа – просто идеальный способ для этого.

Глава 15

Строительство волнолома оказалось даже более сложным проектом, чем я рассчитывал изначально. На то чтобы поднять на уровень моря волнолом, ушло две недели ежедневной работы. И работали над ним не только я и Марк, работали над волноломом ещё Мира, Зоуи и Руквуд. Мы каждый день тратили около десяти-двенадцати часов каждый на создание новых блоков. Руквуд занимался их скреплением, создавал из этого всего монолитную структуру. На время работ над волноломом остальные работы были временно приостановлены.

Лингрет же занимался совершенствованием трансмутационных артефактов. Не смотря на то что он утверждал, что не сможет уменьшить энергорасход артефактов, это ему удалось. Да, не на порядки, но процентов на тридцать расход уменьшился, плюс в трансмутационном артефакте десятой версии — последней на данный момент – был предусмотрен даже выбор формы трансмутируемого блока. Выбор был всего из двадцати форм. Но это позволило нам лучше и плотнее укладывать блоки в структуру волнолома. Хотелось бы, чтобы мы могли вообще сами создавать любую форму, но ментальное управление приделать к артефактам было сложно, в первую очередь, через и так сложную структуру артефакта.

Первый трансмутационный артефакт состоял из семи тысяч трёхсот сорока рун. Десятая версия артефакта уже состояла из тринадцати тысяч двухсот пяти рун. И всё это Лингрет создал в четырёхмерном исполнении для уменьшения физических размеров артефакта. Я, даже если бы очень сильно захотел, не смог бы рассмотреть четырёхмерную структуру артефакта. Да и из местных, судя по словам Марка, способны на создание и использование четырёхмерных артефактов и заклинаний лишь маги пятого и выше уровней. А тут Лингрет, сильно не дотягивая до этого уровня, творил просто фантастические вещи по меркам местных. В связи с этим Марк начал пытаться больше времени проводить с Лингретом, что мне, честно говоря, сильно не нравилось, но без того чтобы вызвать подозрения, я не мог ничего сделать. Приходилось, скрепя сердце, смотреть на то, как Лингрет учит основам артефактостроения Марка. Пока ничего секретного, это уже я знал и сам, но вот так просто чужому нитири отдавать знания, ныне недоступные в этом мире, не понимал. Вместо этого я сосредоточился на работе, что принесло эффект.

Позавчера первый волнолом поднялся над уровнем воды. Теперь оставалось поднять его ещё метров на десять-пятнадцать и придать форму, оптимальную для дробления волны, идущей со стороны Империи. Думаю, пару дней – и всё будет готово. А прямо сейчас мне приходилось выслушивать нашего мага природы, подрабатывающего у нас же и целителем на полставки. Ещё в родном мире я устал от постоянных демонстраций любителей природы, пытающихся сорвать любой более-менее крупный проект. Вот сейчас Сайяк уже полчаса нудил над ухом о том, что такая масштабная постройка гарантированно изменит баланс живых организмов вокруг острова.

– Сайяк, мне кажется, ты уже начал по второму кругу, – произнёс я, останавливая мага природы. – У тебя есть предложения?

— Вообще-то есть, — ответил он. — Если посадить новый сорт высших водных растений, который я вывел пару дней назад, то мы можем компенсировать ограничение поступления планктона вместе с течением из-за препятствия, которое вы строите.

– Интересно, — сказал я, хотя на самом деле мне не было интересно, но надо поощрять Сайяка. Тот после моих слов словно загорелся изнутри.

– Так это ещё не всё. Я сейчас работаю над проектом быстрорастущих кораллов. Они, в теории, должны обладать невероятной крепостью на уровне лучших сортов бетона нашего мира, — зачастил Сайяк. — И если использовать мои кораллы, то, во-первых, они станут домом для множества видов морских обитателей как растительных, так и животных.

– А во-вторых?

— Во-вторых, их можно сразу выращивать любой формы, которую вы запланируете. Да, затрат маны на их рост будет больше, чем на производство ваших блоков. Да и по времени, я тут рассчитал, что на рост вот такого волнолома ушло бы не меньше двух месяцев. Но там лишь вначале надо было бы задать программу роста и всё. Подпитывай маной и занимайся своими делами.

– А вот это всё очень интересно. Раньше не мог обратиться, когда мы стали планировать строительство волнолома?

— Я тогда только начал над проектом работать, -- обиженно произнёс Сайяк. – Увидел, как вы уничтожаете биосферу, и понял, что если не вмешаюсь, то придётся жить в мёртвом море на мёртвом острове.

– Насчёт водорослей прошу к вечеру предоставить все данные по проекту. Через пару дней, после того как мы закончим волнолом, отправимся на пару недель к знакомому барону в гости. Тебе этого хватит, чтобы закончить проект?

– Это мало, очень мало времени.

– Так хватит или нет?

– Хватит, но мне тогда придётся оставить наши поля и сосредоточиться исключительно на проекте.

– Тогда я официально освобождаю тебя от повинности на полях. Но помни: если не будет результата, то мы начнём строить такой же волнолом, только уже в два раза более крупный.

– Я всё сделаю, – зло на меня зыркнул Сайяк. Всё-таки маги природы немного помешаны на этой самой природе.

– Вот и отлично. А мне пора на окончание постройки волнолома, – попрощался я с Сайяком и покинул свой кабинет, который находился в центральном и единственном двухэтажном здании на острове.

Тут у нас располагались кабинеты глав всех службы острова. А их уже было немало: тут и обеспечение питания, образования, строительства, медицины. И это только те, которые уже чётко выделились в структуру, а ведь было и много более мелких, самоорганизованных служб на острове. Вообще, нам попались весьма самостоятельные нитири: они знали, чего хотят, и прикладывали к этому множество усилий. Думаю, и без нас, магов, они прекрасно выжили бы тут на острове. Но магия сильно упрощает развитие, особенно на начальном уровне создания поселения.

– Дядя Карл, – остановил меня на выходе из администрации детский голос.

– Да, Мина? Что ты тут делаешь? Если я не ошибаюсь, то у вас должен быть урок математики. – Его вёл Руквуд в свободное время и, судя по тому, как Мина скривилась, математика ей не нравилась.

– Дядя Карл, я заметила, что вы становитесь как все, – сказала она.

– Что ты имеешь в виду? – спросил я у Мины. Не стоило забывать, что она – будущий великий менталист, и могла заметить что-то, что не замечали мы.

– Только наша училка и вы, дядя, были другого цвета. Но вы в последнее время стали розоветь, – сказала Мина, пытаясь объяснить то, что она видит.

– Мина, ты ведь умеешь передавать то, что видишь по ментальному каналу? – спросил я у девочки, так как начал догадываться, о чём она говорит. И это мне не нравится.

– Мне училка запрещает, – надулась Мина. – Говорит, что это можно делать только с разрешения, но это ведь не интересно. Вы бы видели, как Геван испугался паука, которого нет на самом деле, – рассмеялась Мина.

– Тетя Зоуи права, не стоит без разрешения лезть в сознание к другим разумным. Но это действительно смешно, – усмехнулся я, чем заставил ранее насупленную Мину улыбаться. – А теперь я даю тебе разрешение. Покажи мне, что ты имеешь в виду, что я становлюсь как все.

– Ну вот, – начала говорить Мина, а я непроизвольно схватился за голову. Мой щит, вшитый под кожу, продолжал работать и мог выдержать и в несколько десятков раз более сильные ментальные удары. Но я не ожидал от девочки такой силы.

Главное же, что я подтвердил свои опасения. Мине просто не хватает знаний для объяснения того, что она видит. Я же уже как-то просил Марло показать, как видит окружающий мир менталист. Он тогда посмеялся надо мной и сказал потом не жаловаться. До того момента я видел ментальные сферы, но весьма расплывчато, и мог по ним понять разве что эмоции – правду говорят или нет, не более. Менталист же видит в сотни раз больше.

Мина до уровня Марло не доросла, сильно не доросла, и видела она гораздо меньше, чем он. Но гораздо больше, чем я или любой другой обычный маг. Мина видела вокруг ментальных сфер всех нитири на острове розовый налёт, лишь над Зоуи его не было и надо мной ранее.

Сейчас он появился и надо мной, но его количество в десятки раз меньше, чем у остальных обитателей острова. Оценивая произошедшее за последнее время, в голову приходит лишь один вариант: это розовое и есть то, что позволяет втираться в доверие Марку. И ведь действительно, я стал к нему гораздо лучше относиться: у меня уже не было столь сильной ненависти, как сразу после того, как о нём узнал. Да, даже сейчас, узнав, что он всё-таки действует на нас как-то, у меня не возникло желания пойти и убить его. Уже только это замечание Мины оправдывало её появление на острове. Я бы сильно не хотел стать лучшим другом Марка и отдать ему всё, что у меня есть, в том числе и Миру.

– Мина, я понял, о чём ты говоришь. Постараюсь в ближайшее время исправить это и вновь перестать быть розовым, как и подумаю над тем, чтобы и остальные стали нормальными.

– Спасибо, а то с ними скучно играть стало: они какие-то спокойные все стали, – сказала Мина. – Я побегу, следующий урок физкультура, я хочу показать этому зазнайке, что я не только самая умная, но и самая сильная, – воинственно произнесла она. Мне оставалось лишь усмехнуться на это.

– Беги. Главное, не надо драться. В прошлый раз именно тебе синяки сводили, – сказал я. Из всех взрослых на острове она слушалась лишь меня, вот и приходилось заниматься её воспитанием, когда на неё жаловались.

– Один оставили, – непроизвольно схватилась она за попу. Тогда она устроила драку на уроке артефактостроения и уничтожила десяток заготовок. За это Лингрет и дал всем участникам по десять ударов прутиком по заднице.

– Это для памяти. Беги уже.

– Я и так не забываю ничего. Я – МЕНТАЛИСТ, – выделила тоном она и, развернувшись, убежала в сторону здания, которое построили под школу.

– Опять что-то натворила? – спросила Мира, подойдя со спины и обняв меня.

– Прогульщица, скучно ей на математике. Но не у всех мозг всё схватывает с первого раза, – произнёс я, развернувшись и поцеловав Миру. – Идём, закончим на сегодня работы и потом немного развлечёмся. Я тут Лингрета попытал немного, и он поделился ритуалом, повышающим на пару часов чувствительность в два раза.

– Так вот почему он такой фиолетовый ходит всё утро. Нашёл у кого спрашивать. Идём, – сказала Мира и провернула новый выученный трюк: синтезировала воду из маны, после обратила в лёд и затащила меня на него вместе с собой, а дальше телекинезом подняла его в воздух, после чего мы понеслись к месту строительства волнолома.

Три дня потребовалось на окончание строительства волнолома. И стоит признать слова Сайяка: он неслабо повлиял на биосферу между волноломом и островом. Новые течения, уменьшение питательных веществ для морских обитателей – всё это заметно уже сейчас, а потому, вместо того чтобы отправиться сразу к Потру, нам пришлось заняться высаживанием разработанных магом природы водорослей. Они быстро размножались, и если ничто им не помешает, то уже через пару месяцев в получившемся проливе будет едва ли не суп из питательных веществ, а значит, и морская живность облюбует эти места в будущем.

Сегодня же, спустя пять дней после торжественного открытия волнолома, мы собирались отправиться к Потру. Но вначале надо раскидать по ближайшим государствам маяки для телепортов. Правда, теперь это не единственное их предназначение, а то сейчас маяк был лишь на острове и больше нигде. Второй ранее был на корабле, но теперь останки корабля, если такие вообще есть, покоятся на дне моря.

В путь мы собирались отправиться на бывшем пиратском корабле. После Лингрета корабль внешне мало изменился. Самое главное – это не стали восстанавливать мачты на корабле. Он теперь исключительно на магическом ходу. Также, из-за того что на корабле исчезли мачты, появилось место для новых надстроек, в которых и расположили комфортные каюты. А вот невидимых изменений для обычного наблюдателя было очень, очень много. Во-первых, это многослойный ячеистый щит, такой мы ставили вокруг моего планетохода, перед тем как перенестись в этот мир. Во-вторых, магический привод корабля, он сильно отличался от предыдущего – о большей мощности можно и не говорить. Но главное – этот привод на пределе мощности мог на короткое время в районе пяти секунд поднять корабль из воды и заставить лететь. Правда, насколько это было необходимо, я, честно говоря, так и не понял. Про бытовые артефакты на борту корабля, которые наклепали в большом количестве благодаря станку, тоже можно умолчать. А вот на оружие стоило остановиться отдельно. Теперь корабль способен на два хаотических залпа. Но это оружие последнего шанса – всё-таки эти заклинания травмируют саму метрику пространства. Были и привычные плазменные ракеты, причём в двух вариантах исполнения. Первый такой же, как и на прошлом корабле. Второй использовал магию пространства, чтобы создать кратковременный портал для преодоления защитного купола над противником. Правда, срабатывал портал лишь в случае, если противник не защитился от пространственных атак, так что, насколько полезны они будут, непонятно. Большая часть военных судов защищена от пространственной магии. Для более простых целей на корабле появились две пушки, по одной на каждом борту. Только стреляли они за счёт заклинания телекинеза, разгоняя до двух скоростей звука каменные ядра около трёх килограммов весом. Были ещё артефакты водомёты, расположенные равномерно по бортам. Они должны будут сбивать пытающихся взять на абордаж корабль. На этом вооружение корабля заканчивается, но не все новые системы.

Когда я рассказал о системе навигации на корабле Потра Лингрету, тот выдал, что раз у нас есть в запасе десяток маяков для телепортаций, то их можно использовать и для навигации на корабле. Ему потребовалось всего часов десять, чтобы на компьютере создать модель навигационного артефакта, перебрав пару сотен вариантов. Не зря я в своё время научил Лингрета пользоваться средой моделирования на компьютере. Без компьютера и среды моделирования ему пришлось бы над этим всем работать пару месяцев.

В наше предстоящее путешествие очень сильно пытался навязаться Марк, и я даже почти согласился, но спасибо Зоуи: она немного освежила мне память. Теперь уже лично стал замечать, что начал считать все свои бывшие размышления по поводу Марка глупостью. Лишь упрямство и нежелание признавать, что я был неправ, заставили меня всё-таки пересилить самого себя и отказаться от компании Марка. Хотя он довольно сильный маг и мог бы неслабо помочь в случае какого-то происшествия. А ведь и правда, он может помочь. Ну вот, опять. Мои мысли перемкнулись, и я уже едва было не отправился к Марку, чтобы позвать его с нами. Откровенно говоря, мне начинает становиться страшно. Надо срочно на время покинуть остров. Надеюсь, расстояние ослабит его влияние. А ещё лучше, когда будем у Потра, поинтересоваться, как можно скинуть столь незаметное ментальное влияние. У них на островах есть менталист и вроде бы даже опытный и сильный. Вот только лазать в голове я ему тоже не позволю, лишь проконсультируюсь по поводу вот такого вот влияния. Он местный и возможно знает, что это такое.

– Мира, думаю, нам пора отправляться, – произнёс я.

– Уверен, что не стоит взять с собой Марка? – спросила она у меня.

– Надо чтобы кто-то сильный остался на острове для защиты, – сказал я в который раз отмазку, почему не стоит брать с собой Марка.

– Скажи честно, ты хочешь просто провести со мной время наедине, – усмехнулась Мира.

– Если не считать вот этих вот ребят, – указал я на трёх бывших рабочих. Они окончательно переквалифицировались в матросов и теперь обслуживали наш корабль. Управлять кораблём без магического дара нельзя, а потому основной их задачей была швартовка корабля и создание хоть какой-то видимости команды.

– Ладно, я к себе отдохнуть. Думаю, семь часов работы с водорослями на дне – это слишком много. Мне надо поспать хотя бы пару часиков, – сказала Мира. – Когда придём в Жулию, разбуди меня.

Сбросив швартовые на наш причал, где их сразу подхватили ребята, я включил магический привод на один процент мощности, после чего нажал вправо на джойстике рядом со штурвалом. Этот джойстик позволял легко швартоваться и отшвартовываться. После активации режима швартовки в носу корабля и корме выдвигались два водомётных двигателя, которые могли крутиться на триста шестьдесят градусов. Вот и сейчас корабль начал ровно отходить вправо от причала.

Когда мы отошли на пять метров от причала, я отключил режим швартовки, и оба водомётных двигателя вновь спрятались в корпусе корабля. Я же, в свою очередь, включил главный двигатель, расположенный в корме корабля. Поскольку мощность всё ещё оставалась равной одному проценту, корабль стал очень медленно разгоняться.

За следующие пять минут мы разогнались примерно до скорости пешехода, но пока скорость нам больше и не требовалась. Лишь после того как я покинул бухту, начал постепенное повышение мощности магического привода. Для проверки решил остановиться на семидесяти процентах мощности. Корабль сразу стал весьма быстро набирать скорость, оставляя позади себя буруны от мощных потоков воды, проходящих через основной двигатель. Мне пришлось держаться за специальные ручки, чтобы удержаться на ногах, – слишком резво начался разгон. Но мне не понравилась иллюзия, показывающая затраты маны. В одну минуту тратилось примерно около половины процента запаса, и это учитывая мощные уловители маны, расположенные в различных местах корабля. А потому, после пяти минут хода на скорости около тридцати километров в час, я сбросил мощность до десяти процентов. В таком режиме расход маны почти полностью перекрывался поступлениями с уловителей. В теории, на такой скорости можно идти вечно. Но это было не так. Плотность магического поля местами становилась сильнее, местами – слабее, отчего скорость наполнения была нестабильная, и в среднем около одной сотой процента в минуту мана всё же убывала из накопителя. Это немного, и стоило остановить корабль хоть на пару часов, как все затраты сразу будут компенсированы. Великолепную систему сделал Лингрет на самом деле. Но должен признать, без компьютера я не уверен, что это получилось бы. На десяти процентах мощности наша скорость была около двенадцати километров в час. И расстояние до Жулии в четыре десятка километров мы должны будем преодолеть меньше чем за четыре часа.

Стоило нам отойти от острова на пару километров, мне даже дышать стало легче. Не знаю, уменьшилось ли влияние Марка на меня, но то, что он остался там, точно действовало на меня весьма благоприятно. За прошедшее время погода явно из летней стала осенней. Если на острове это несильно было заметно, – так, похолодало немного – то сейчас в море это было очень заметно. Солнце стало весьма редким гостем на небосводе. Постоянный ветер метров в десять-пятнадцать в секунду. Холодные волны свинцового цвета и, конечно, дождь, который в отличие от солнца стал, наоборот, частым спутником.

Но по мере приближения к Жулии погода стала улучшаться. Довольно сильный дождь постепенно сменился моросью, а немного позже и вовсе прекратился. В километрах трёх до ближайшего портового города и вовсе на небе взошло солнышко. Оно не было сильно тёплым, но всё же после трёх часов под дождём приятно стало греть.

Вот так с улыбкой на лице я и подошёл ко входу в городскую бухту. Минал был вторым городом Жулии по количеству населения и одновременно являлся крупнейшим портовым городом Жулии. Но было видно, что сейчас город переживает не лучшие времена – большая часть причалов закрыта. На разгрузке стояло всего два корабля. Видимо, монстр в море весьма негативно повлиял на морское дело в целом. И гостей тут не ждали. Наше появление стало сюрпризом для местных властей. После того как я пришвартовался в таможенной зоне порта на гостевом причале, нам пришлось ждать почти полчаса, прежде чем к нам прибыл представитель портовой власти.

– Не ожидал я вас увидеть тут, – вместо приветствия произнёс мужчина в форме таможенника. – Есть что декларировать?

– Нет, это частный визит. Может, прикупим ещё некоторые припасы, – сказал я.

– Пошлина – тысяча корнов, – не интересуясь больше ничем, произнёс чиновник. – Можете оплатить в любом банке по этой квитанции. Плата за стоянку на гостевом причале начнёт насчитываться со вторых суток пребывания. Пятьсот корнов в сутки.

– Как-то дешёво, – ответил я честно.

– А вы видите много желающих? – зло сказал чиновник. – С тех пор, как сообщили о морской твари, уничтожившей Империю и Ескас, сильно поубавилось желающих путешествовать морем. Вы – первые гости за две недели, которые пришли сами. Раньше принимали до сорока кораблей в сутки. Сейчас – до пяти в лучшем случае, и это не иностранные суда, а местные каботажники, – высказался таможенник. – Извините, что сорвался, но если так дела пойдут и дальше, придётся уходить. Говорят, что портальный департамент сейчас набирает нитири в результате расширения. Знаете, моё мнение такое: всю эту историю с тварью придумали портальщики. Им сейчас выделяют десятикратное финансирование и срочно расширяют портальную сеть. Мой двоюродный брат из Герена говорит, что у них происходит то же самое. Вот вы только что из моря. Видели там тварь? Правильно, не видели. Потому что её там и нет.

– Может быть и так, – решил не спорить с таможенником я. – Можете посоветовать кого-то для ориентации по городу?

– Да на улице хватайте любого мальчишку. За пару корнов он вам весь город покажет. Документы у вас в порядке, добро пожаловать в Жулию.

– Благодарю, – ответил я.

– Перед отплытием не забудьте зарегистрировать его в портовом управлении. Если не сделаете – в следующий раз придётся заплатить штраф в десять тысяч корнов, – предупредил мужчина и, развернувшись, отправился обратно к забору, отделяющему часть порта, предназначенного для нерастаможенных кораблей и для остальных.

На то чтобы собраться, у нас ушло около часа. Запретив ребятам покидать корабль, я вместе с Мирой оделся потеплее и отправился в город. Надо найти место, в котором можно установить маяк и чтобы он не привлекал внимание местных магов. А для этого нужны места с повышенным магическим фоном. Для этого подошли бы школы магии, расположенные на магических источниках. Их тут, между прочим, целых семь, и все они с морским уклоном. Вот только размещать там маяк было бы глупо – слишком большая концентрация магов на квадратный километр. А найти незанятый магический источник в городе невозможно.

Казалось бы, безвыходная ситуация, но это не так. Были и другие места с повышенным магическим фоном, вот только фон этот негативный и состоял в основном из некроэнергии. Как ни странно, кладбище было едва ли не лучшим вариантом для нас, и желательно, чтобы это было старое кладбище, которому несколько сотен лет. В таких местах некрофон становится вязким, что ли, и он будет глушить фоновое излучение телепортационных маяков.

– Пацан, а ну стой, – остановил я мальчишку, ровесника Мины. – Десятку заработать хочешь?

– Добрый день, диары, – поклонился он нам. Явно научен уважительному общению с магами. – Конечно хочу. А что надо сделать?

– Ты город хорошо знаешь? – спросила у него Мира. У неё лучше получалось общаться с детьми, чем у меня.

– Неплохо. Я всегда побеждал в прятки, – гордо произнёс он.

– Нам нужен проводник по городу на день, – сказала Сальмира.

– Если на день, то не меньше сорока. Мне потом ещё пекарю говорить, почему я не доставил клиенту заказ. – Только сейчас я заметил у него в руках свёрток.

– Хорошо, но мы ещё купим у тебя содержимое свёртка – слишком уж вкусно пахнет.

– Пять. Нет, семь корнов, – аж сам удивился он своей наглости.

– Идёт, – сказала Мира и дала ему десятку за пирожки с мясом. – Остальное потом, а то знаем таких, как ты, – деньги получит и дёру дать.

– Уважаемая диар, да чтобы я, Панкс Вальман, обманул клиента? Да ни за что, – произнёс он, будто бы его имя о чём-то нам говорит.

– Вперёд, – сказал я. – Нам надо старейшее кладбище, проведать могилу товарища.

– А вы не некроманты? – с подозрением на нас уставился мальчишка. – Хотя нет. Вы, может быть, и похожи на некроманта, но не вы, – сначала посмотрел он на меня, потом – на Миру. – Есть тут одно древнее кладбище. Мы туда девчонок водим попугать, там очень тихо. Там лет пять уже никого не хоронят.

К сожалению, первое кладбище нам не подошло. Там действительно было тихо, но только благодаря чарам. Некроэнергии на кладбище почти не было, виднелись следы очистки кладбища от некрофона. Так что, сославшись, что наш товарищ не тут похоронен, мы отправились к следующему. Панкс сразу понял, что мы не ищем товарища, но он прекрасно понимал, что не стоит ему говорить об этом. Вместо этого он рассказывал всё, что знает об улицах, которые мы проходили; кто и где живёт из его друзей; где хорошее место, чтобы спрятаться и так далее.

В итоге, посетив четыре кладбища, мы остановились на последнем. Оно было довольно старым – явно больше ста лет – и на нём хоронили бедняков, отчего оно было довольно большим и местами уже были захоронения в три слоя.

Отпустив на пару часов мальчишку погулять, дав ещё десятку, мы приступили к установке маяка. Сама установка не сложная. Сложно его было спрятать. Для этого мы погрузили маяк на глубину трёх метров под одно из старейших захоронений. Теперь в случае, если мы захотим сюда телепортироваться, надо будет учитывать это и брать поправку на три метра вверх.

Закончив с установкой, мы отправились к выходу с кладбища, где нас уже ждал Панкс. Оставалось пройтись по магазинам и прикупить некоторые вещи для себя и подарки для Потра, Тральда и Морин.

Глава 16

— Карл, – обратилась ко мне Мира, после того как мы вышли из ресторанчика, в котором решили пообедать перед походом по магазинам.

– Вижу, – ответил я, стараясь не подавать виду, что заметил слежку. – Панкс, а пока мы были на кладбище, к тебе никто не подходил?

– Что-то случилось? — сразу заволновался пацан и начал нервно оглядываться. Это явно встревожило следящего за нами, ибо в следующий момент наши автоматические щиты развернулись и приняли на себя болты с магической начинкой. Будь обычный однослойный щит, на этом бы бой закончился, но болты, пробив первый слой, использовали свою начинку и застряли во втором. Через несколько секунд, осознав, что болты не достигли цели, из двух небольших улочек выбежало полтора десятка солдат в однотипной форме и с несколькими артефактами в руках.

— Предлагаю вам сдаться по-хорошему или мальчишка лишится своей головы, — произнёс один из солдат, держа Панкса за шею. Во время разворачивания щитов они его отбросили как раз в переулок, из которого и вышел урод. О серьёзности его намерений говорило то, что перед нами лежало четыре раненых прохожих, попавших под залп из арбалетов.

– Много говоришь, — сказала Мира, и через секунду вокруг руки, держащей Панкса, вспыхнул на мгновение щит, а через ещё мгновение на брусчатку упала разрубленная на несколько частей рука. – Не рекомендую дёргаться — ваши щиты не рассчитаны на седьмой ранг.

— Откуда с ним седьмой ранг? – услышал я перешёптывание среди наёмников, которые сразу подрастеряли гонор.

Я уже думал, что конфликт закончится малой кровью. Но как оказалось, сзади к солдатам подошёл маг, сразу атаковавший нас при помощи воздушного тарана. Мы на это отреагировать не успели, и нам пришлось принимать удар на свои щиты.

Через мгновение мне пришлось сплёвывать кровь и плоть. У нашего щита оказался серьёзный минус: он пропустил сквозь себя медленно летящие останки нитири. Маг не обратил внимания на раненых, атакуя нас, что и привело к тому, что его воздушный таран распылил их и обдал измельчённой плотью нас. Во всём этом был один хороший момент: наши щиты не позволили нас ранить.

Оставаться на месте было глупо, а потому, стоило магу переключиться на Миру как более сильного соперника, я разогнал в своих каналах ману до максимума. В моём восприятии сразу всё замедлилось в несколько раз, и я смог отреагировать на атаку одного из солдат, кинувшегося на меня с кинжалом, лезвие которого, казалось, поглощало даже свет. Моя интуиция завопила, что мне лучше не попадать под удар кинжала, а потому под ногами солдата в воздух вырвалось два камня, отчего он споткнулся и кубарем покатился к месту, в котором я ранее стоял. Камни, вырванные из мостовой, сразу закружили вокруг меня на огромной скорости, создавая дополнительную защиту. И это оказалось весьма вовремя, ибо через секунду в меня ударил мощный плазменный шар, который на себя приняли камни, моментально испарившись — настолько высокой была температура плазменного шара. Даже через щит я почувствовал его жар. Не будь каменной защиты, мои щиты могли быть пробиты. А так меня лишь отбросило в сторону стены, о которую я неслабо приложился. К счастью, щиты смягчили удар, и в следующую секунду я уже вскочил на ноги, чтобы встретиться вновь с тем самым солдатом с кинжалом.

Понимая, что не успеваю повторить трюк, я на всякий случай активировал заклинание каменной брони. И это оказалось очень правильным решением. Ячеистый щит был кинжалом моментально пробит, а вот каменная броня смогла удержать кинжал, который словно уничтожал магию. Больше получать удары я не хотел, а потому решил действовать жёстко, несмотря на то что ещё секунд пять назад до атаки воздушным тараном, собирался не убивать никого. Убийство – это плохо, но своя жизнь в любом случае дороже.

Через мгновение два новых камня из мостовой, разогнанные до большой скорости, врезались в голову солдата, пытающегося сбежать от меня, увидев, что его кинжал не смог меня ранить. Когда реакция ускорена, звуки кажутся другими. Звук лопнувшей головы солдата мне показался чем-то похожим на звук, когда бьётся скорлупа яйца. Порой удивляюсь, какие мысли приходят во время боя.

Несмотря на лишние мысли, я заметил вовремя новый плазменный шар и отправил навстречу один из камней, только что лишивших жизни противника. Это заставило пламенный шар детонировать ещё в десяти метрах от меня. А дальше я разозлился, когда увидел поломанное тело Панкса, лишённое одной ноги и части черепной коробки. Можно было видеть его открытый мозг. Ярость, пришедшая не знаю откуда, придала мне сил.

Через мгновение в воздух поднялось несколько сотен камней из мостовой, и на огромной скорости они понеслись во все стороны. Хлопок преодоления звукового барьера немного отрезвил меня, но было уже поздно. Вокруг не осталось ни одного нитири, стоящего на ногах. Мира, летающая на ледяной площадке, медленно начала спуск ко мне.

— Это сильно, очень сильно, -- сказала она, стараясь не смотреть на то, что осталось от врагов. Камни в полкилограмма весом на сверхзвуковой скорости буквально испаряли противников, несмотря на их щиты. Они явно не рассчитывали на физическую атаку такой силы.

– Все мертвы? – спросил я, осматривая полуразрушенные здания. Не только враги пострадали от моей атаки. Во многих домах в стенах были дыры метрового диаметра.

– Да, – ответила Мира.

– Горожане? – спросил я, надеясь на отрицательный ответ.

– Ты никого не убил, – успокоила она. – Погибла лишь та четвёрка вначале, остальные успели сбежать. В домах есть раненые, но живые. Нам надо уходить, скоро тут будет полиция. И думаю, они будут искать крайних, а не разбираться, кто начал и кто виноват.

– Уходим. Только надо забрать Панкса, он ещё жив, – произнёс я, создавая на остатках маны малое исцеление, которое позволило не потухнуть огню жизни Панкса в следующую секунду.

Мира, понимая, что со мной спорить бесполезно и сама создала десяток малых исцелений. Это не поможет излечить травмы Панкса, но и не позволит умереть в ближайшее время. После этого она подхватила телекинезом его тело.

Только мы собирались уйти в подворотню, как на высоте двухсот метров произошла сильная вспышка, а потом от неё во все стороны начал опускаться купол.

– Опоздали, отсюда не уйти по улицам, – произнёс я.

– За мной, – сказала Мира, вырвала телекинезом решётку канализации и спрыгнула туда, утаскивая с собой тело Панкса.

– Опять дерьмо! – ругнулся я, приземлившись по самое колено в воду, полную фекалий.

– Идём быстро. Стоит им найти следы проникновения в канализацию, сюда сразу отправят кого-то за нами, – сказала Мира, побежав поверх воды. Мне оставалось лишь ругнуться на свою забывчивость, ведь у меня был артефакт для ходьбы по жидкостям.

– Надо идти на северо-запад. Когда мы подходили к городу, я видел, что канализационный сток впадает где-то там.

– Вот крюн хитиновый! – ругнулась Мира любимым ругательством Марка. Это немного кольнуло меня, но я решил не обращать внимания и вместо этого посмотреть, что же это такое заставило её ругаться. – Купол уходит и под землю.

– Вижу. Мира, я пуст, а так можно было бы пройти сквозь стену. Может, ты водой вырежешь проход?

– Стены зачарованные, надо пробовать, – сказала она, и из воды под нами поднялись две тонкие струйки, ударившие под огромным давлением в стену, которая должна, по логике, отделять нас от свободы. – Поддаются, – произнесла Мира, но я не услышал её слов, лишь прочитал по губам – настолько ужасный шум стоял от резки стены водой.

– Сработала сигналка, кто-то только что спустился в канализацию, там, где и мы! – крикнул я. Мира нахмурилась в ответ и удвоила свои усилия. Через пару секунд стена оказалась прорезанной, и отрезанный кусок телекинетическим толчком был выдавлен в другую сторону.

Первой пролезла на ту сторону Мира и следом протащила Панкса. За ней пролез и я. Необходимо задержать преследователей, но так как они не были нашими врагами, я решил не использовать ничего смертельного. А потому по-быстрому кинул три генератора ультразвука. Частота звучания подобрана такой, чтобы дезориентировать нитири. Надеюсь, они не предусмотрели автоматической защиты от звука, а значит, пару минут мы выиграем точно.

Минуты через три сигналка, оставленная в месте прорезки стены, сообщила об активации артефакта. Немного ускорившись, мы выбежали в более широкий коридор. Вовремя. Позади нас появился новый барьер. Видимо, наверх передали о том, что мы обошли первый барьер, и они решили нас отрезать вторым, но не успели. Это нам только придало ещё больше сил, и мы уже едва не летели над водой от скорости.

Это сослужило нам плохую службу, так как не заметили вовремя того, что коридор заканчивался обрывом, с которого мы и полетели на скорости. Лишь у самой воды Мира подхватила нас и поставила на поверхность. Оказалось, это большое подземное озеро нечистот, в которое и сливались фекалии с разных труб канализации. Впереди был свет. Именно туда мы и направились, предварительно активировав отвод глаз.

– Похоже на очистительные отстойные бассейны, – произнёс я, стоя у нового обрыва, который вёл к полусотне квадратных бассейнов метров по пятьдесят каждый. Эта территория огорожена забором, вдали виднелось одноэтажное здание.

– Думаю, это они и есть, – сказала Сальмира. – Вон смотри, лишь половина бассейнов с грязной водой, вторая – с чистой. И они огорожены дополнительно.

– А вот и слив, который я видел, когда мы подходили к порту, – указал я рукой на небольшой отвод от бассейнов с нечистотами в море. – Видимо, очистительные системы не справляются с нагрузкой, и всё, что сверх, сбрасывают в море.

– Я удивлена, что тут вообще занимаются очисткой. Полиции или военных в округе не вижу. Надо поспешить, пока они не додумались прибыть сюда.

– Это надо ещё постараться, чтобы догадаться, куда мы ушли. Канализация в городе многоуровневая. Мы бежали поверх нечистот и отследить нас будет сложно. Следы ауры были смыты текущей водой.

– Ты прав, но нам лучше поспешить. Тысячу корнов ставлю на то, что вскоре придут к нашему кораблю, и нам лучше в это время быть уже там, – сказала Мира. Немного подумав над её словами, я согласился. Портовые власти знают о двух магах, прибывших в город, и в этот же день происходит бойня. Сложить один плюс один не составит труда.

Спустившись на ледяной платформе из фекалий вниз, мы направились в сторону слива в море. В той стороне не было никакой охраны, там лишь простенькая магическая сигнализация, которую Мира смогла обмануть при помощи зеркального заклинания.

Очутившись в море, мы сразу погрузились под воду. Уже под водой Мира повела в сторону нашего корабля.

К счастью, это заняло всего полчаса времени, но несмотря на это, мы немного опоздали. Возле корабля стоял десяток полицейских, ругающийся с нашими матросами. Они хотели, чтобы их пустили на борт, чего делать матросы, естественно, не собирались.

Для того чтобы они не заметили нашего возвращения, нам пришлось воспользоваться люком на дне корабля. Мы его сделали специально на случай переворота корабля. Через него можно выбраться на дно. Сейчас же мы им воспользовались для другого: через люк поднялись в трюм и, спрятав там бессознательного, Панкса быстро разделись догола. Параллельно я призвал из пространственного кармана два больших полотенца. Одно Мира завязала вокруг своей груди, а второе я вокруг пояса. Так мы и поднялись на борт корабля.

– Господа офицеры, у вас какие-то вопросы к нам? – спросил я как капитан корабля. – Вы нас оторвали от очень важного дела.

– Вижу какого, – услышал я шёпоток среди полицейских позади лейтенанта.

– Карл Па’горт, – обратился ко мне лейтенант, – около часа назад в районе Ририс произошло боестолкновение двух военизированных групп с магической поддержкой с обеих сторон. По сведениям свидетелей, вас видели в ресторане «Гольдира» за десять минут до начала боестолкновения. Нас интересуют любые сведения о произошедшем. Не могли бы вы ответить, как вернулись на борт корабля в обход портовой охраны? Мы проверили: нет сведений о вашем возвращении.

– Дорогая, ты что-то видела после ресторана? – спросил я у Миры, обняв её за пояс.

– Милый, ты сам дал мне те капли. Я могла думать лишь об одном и на окружающий мир не обращала внимания, – сказала она. – Я и сейчас тебя хочу. Давай вернёмся в кровать, пока действие не отступило.

– Обязательно вернёмся, – произнёс я, после чего повернулся к полицейским. – Мы сразу после ресторана были немного не в состоянии обращать внимания на окружающий мир. Один из официантов предложил нам «Синюю аукрелью», обещал божественное наслаждение и, должен признать, он не обманул, – сказал я, поцеловав Миру. Официант на самом деле предложил нам этот афродизиак, и мы действительно его купили, чтобы опробовать вечером, но не принимали за столом. – Признаю, мы воспользовались экстренным телепортом на корабль. Этот негодяй не предупредил о столь сильном эффекте, мы не могли сдерживаться.

– Вам придётся пройти с нами для дачи показаний, – приобрёл фиолетовый оттенок лейтенант от ярости, понимая, что хороший вариант найти козла отпущения уходит у него из рук.

– Можете назвать свою фамилию, чтобы я подал жалобу на вас? Вы находитесь на нейтральной территории. Вы не имеете юрисдикции нам указывать что угодно. Нам может приказать лишь представитель власти Герена, так как мы его подданные, и то за отказ мы получим лишь небольшой штраф. Вы тут не имеете никакой власти, – пояснил я. И это действительно так: мы находились, так сказать, в свободной зоне, именно поэтому нам не пришлось декларировать корабль и остальное.

– Вы сами признались, что нарушили закон о пространственных перемещениях в черте города. Вы обязаны проследовать с нами для разбирательства в судебном порядке.

– Не обязан. Даже если я не приду на заседание, мне грозит лишь двойной штраф. Сколько там?

– Пять тысяч, – произнёс второй полицейский, явно радующийся тому, как я давлю на лейтенанта. Лейтенант с ненавистью посмотрел на него.

– Отлично, вот пять тысяч, – сказал я и телекинезом передал деньги второму полицейскому, предварительно взяв их у наших матросов из карманов. С ними рассчитаюсь позже.

– Лейтенант, они правы, мы обязаны отправить жалобу в консульство Герена на поведение их подданного, – произнёс второй полицейский.

– Стоит вам покинуть терминал – и вы окажетесь в территориальных водах Жулии. И тогда будет не до шуточек. Предлагаю по-хорошему пройти с нами в участок для дачи показаний.

– Извини, но не могу. Мне ещё надо успеть закончить дело, над которым я работал, пока ты нас не прервал, – произнёс я и хлопнул Миру по попке. Та игриво застонала от этого. – Удачи. Найдёте участников боя – не забудьте сообщить и нам, – сказал я и утащил Миру вниз корабля. Одновременно я поднял над кораблём лёгкий щит, показывая, что не собираюсь никого пускать на борт корабля, но в то же самое время не собираюсь и воевать с ними.

Стоило полицейским покинуть наш причал, как я прислонился спиной к стене и, тяжело выдохнув, сел на пол. Мира недалеко от меня ушла, только у неё ещё началась и истерика, выражающаяся в истерическом смехе и слезах одновременно. У меня же началась дрожь по всему телу: раньше я уже убивал, и это было точно так же в состоянии аффекта в лесу Герена. Но сейчас я убил одним заклинанием полтора десятка разумных и среди них были два мага. Теперь я начинал понимать, почему государство старается контролировать жизнь каждого мага. Если такой, как я, мог подобное сотворить, то что может сделать более опытный и обученный маг?

Минут через тридцать нас начало понемногу отпускать. Хорошо ещё, что отходняк наступил только сейчас, а ведь он мог начаться и в канализации или на виду полицейских, но видимо, мы как-то сдерживали его подсознательно до тех пор, пока не оказались в безопасном месте.

– Знаешь, а я сейчас тебя хочу и без всякого афродизиака, – сказала Мира.

– Не стоит, – произнёс я. – У меня грязная аура сейчас, на ней следы смерти пятнадцати разумных. Надо пройти ритуал очищения.

– Ты прав, я забыла об этом. Я пойду займусь пацаном, а ты проведи ритуал. Нам надо хорошенько потрахаться, чтобы расслабиться.

– Только давай условимся не вспоминать о произошедшем, – попросил я Миру.

– Согласна, у меня до сих пор стоит перед глазами картина улицы покрытой кровью, – передернулась она. – Не боевик я, не боевик. Кстати, как ты думаешь, кто это был?

– Сначала подумал, что нас выследили виритинцы, но судя по словам тех солдат, они не знали о тебе. А значит, пришли за мной.

– Чем ты мог заинтересовать кого-то?

– Во-первых, я иномирянин, во-вторых, результат интересного опыта по преобразованию вида разумного, а в-третьих, могу быть источником иномировых технологий. Думаю, с десяток пунктов ещё может набраться.

– О том, что напали на нас по ошибке, ты не думаешь?

– А ты в такое поверишь? – со скепсисом в голосе произнёс я.

– Не поверю. Ладно, иди очистись, я вниз – займусь малым.

– Он всего лет на шесть-семь младше твоего тела, – сказал я, усмехнувшись, после чего пошёл в каюту, которую переделали под ритуальный зал. Тут был простой универсальный рунный круг, и требовалось лишь добавить временные руны своей кровью для конкретного ритуала.

Во время подготовки к ритуалу очищения я заметил, что мои мысли избегают воспоминаний произошедшего. Чтобы вспомнить всё, что там произошло, мне приходилось прикладывать неслабые усилия. Скорее всего, это сработал защитный механизм моего сознания, и негативные воспоминания отошли на второй план. Это был не худший вариант, так будет гораздо проще, чем постоянно видеть перед глазами то, что я сделал в приступе ярости.

Сам ритуал прошёл обыденно. Лишь слегка пощипало мою энергетику, на которую отложились следы смерти разумных. Следы смерти были неплохим доказательством нашего присутствия на месте боя. Во время смерти разумного его сознание, после того как покидает умершее тело, оставляет следы на ауре ближайших живых противников и обходит большую часть щитов. Так как Мира была в воздухе на высоте пары десятков метров во время моей ярости, у неё аура осталась чистой, а вот у меня аура была загрязнена следами смерти. Эти следы потом самостоятельно рассасываются в течение пары десятков дней. Они слегка ослабляли иммунитет и теоретически могли ослабить магический дар, правда, по словам Миры, был зафиксирован всего десяток таких случаев, и то в местах одновременной смерти десятков тысяч нитири. Но я не мог позволить себе дожидаться самостоятельного рассасывания следов на ауре. Это слишком явное доказательство нашего участия в той бойне.

Пока я был на борту корабля, полицейские не могли видеть мою ауру, а потому и не могли доказать, что я там был. Но стоило покинуть терминал, находящийся в нейтральной зоне порта, нас могли остановить полиция, пограничники, спецслужбы, просто военные. Так что очистка была нужна.

Закончив с ритуалом, я немного пообщался с парнями. Они переживали о произошедшем, так как помнили, чем закончилось нечто подобное для их друзей, ныне лежащих в моём пространственном кармане. Пришлось их успокоить и убедить, что всё нормально и волноваться не о чем.

Но не успел я закончить с ними общение, как сработала сигнализация на корабле, сообщающая, что кто-то пытается обойти щит. Вот этого не ожидал, а потому немного растерялся на десяток секунд – этого оказалось достаточно, чтобы злоумышленник смог обойти лёгкий щит и проникнуть на борт корабля. Вот только дальше он не смог пройти и метра, так как автоматическая система защиты разрядила сильный заряд электричества в обладателя незарегистрированной ауры. Я сразу же поспешил к месту, о котором сообщила сигнализация.

– Что происходит? – на несколько секунд позже прибежала уже успевшая переодеться Мира.

– Нас ломанули, и лёгкий щит обошли с потрясающей ловкостью и лёгкостью, – произнёс я, указывая на пустое пространство, поверх которого продолжали пробегать искры. – Я щит усилил, это не должно повториться.

– Невидимость на уровне Зоуи, а у неё разработка СБ Герена.

– Посмотрим, кто это к нам пожаловал, – сказал я, подойдя к пустому пространству. Отключив удары электричеством, рывком сорвал с невидимки плащ, позволяющий скрываться во всех спектрах.

– Чего замолчал? – спросила у меня Мира.

– Помнишь, я рассказывал тебе о Шамире?

– Та сучка, которая пыталась переспать с тобой?

– Ты запомнила только это? – удивился я.

– Не только. Я помню, что она украла божественный артефакт, что она дочка шишки из церкви Нудринара, – сказала Мира, повинившись. – Это всё тело. Оно слишком молодое и гормоны не дают порой думать логично, – пожаловалась она.

– Видишь у него в ауре вот эту метку? – спросил я у неё, на что та кивнула. – Шамира мне нарисовала известные ей символы подразделений её отца. Вот этот символ означает внешнюю разведку.

– Думаешь, это агент разведки Нудринара? – не сильно веря в это, спросила Мира.

– А мы это проверим. Я – в наш карцер, ты ни в коем случае не должна туда заходить. То, что я собираюсь сделать, тебе лучше не видеть, – произнёс я, заранее отвергая все претензии Миры. Не хотел, чтобы она видела пытки, которые я собирался применить, если вдруг он откажется общаться.

Мира хоть и пыталась выглядеть недовольной и обиженной на меня за мои слова, но было видно, что она благодарна мне. Она всё-таки изначально насквозь гражданский разумный, как и я вообще-то. Но я мужчина, и должен оберегать свою женщину от неприятностей и всякой грязи.

Наш пленник, полностью голый и распятый на кресте, пришёл в себя лишь через полчаса. К этому моменту я разложил перед ним на столе набор для пыток. На самом деле больше надеялся на психологическое давление, чем на то, что придётся их применять на самом деле.

– Ой насмешил меня! Поддержи меня за живот, чтобы я не надорвался! – издевательски произнёс очнувшийся пленник, осмотрев место, в котором он оказался.

– Значит, я не ошибся. Ты из агентов Нудринара, – произнёс я. – Имеет смысл тебя пытать?

– Если у тебя нет возможности перекинуть клятвы на что-то другое, то нет. Только вздумаю я что-то сказать, защищённое клятвой, тотчас же умру.

– Спасибо, ты мне сэкономил уйму времени, – произнёс я, беря нож в руки.

– Постой, ты что, меня так просто убьёшь? – Было ясно, что умирать он не особо стремился, хоть и готов на это.

– Ну раз ты сразу умрёшь, то смысл пытать? А вот душу твою попытать стоит. Один из моих наставников рассказывал как-то о том, что с мёртвых срываются все клятвы, кроме данных Богам. Эта ловушка душ идёт с временным коэффициентом один к ста, – произнёс я, кладя на стол сделанный на станке всего минут десять назад артефакт по удержанию душ. Он был в памяти, и необходимо лишь положить болт и активировать станок. Через минуту ловушка душ готова. Именно в таких я перевёз в этот мир души нитири. Поскольку нитири передо мной был слабым магом шестнадцатого ранга, он мог видеть магическую структуру артефакта. И хоть подробностей не понимал, но то, что это что-то связанное с магией душ, он понимал прекрасно. – Внутри сознание активно, но нет доступа к чувствам. Думаю, часик реального времени – и твоя душа заговорит обо всём.

– Не стоит! – воскликнул он, осознав своё будущее. – Кто же знал, что ты ещё некромант недоделанный! – ругнулся мужик, когда почувствовал кровь, текущую из пореза на шее.

– Так что? Не всё защищено клятвами?

– Не всё, – сплюнул агент Нудринара. Его сильно пугала судьба лишения посмертия, и он не собирался этого допустить.

– И почему я об этом знал с самого начала? Я что, могу будущее видеть? – с огромным удивлением спросил я сам себя.

– Хватит издеваться, – произнёс мужик.

– Кто ответственен за нападение на нас?

– Я. Мои осведомители сообщили мне о прибытии двух магов. Это меня заинтересовало. Когда мне сообщили, что один из них уродливый мальчишка, я сразу вспомнил о сводке, полученной пару недель назад.

– Что было в сводке?

– Об аферисте, который обманом заставил дочь нашего большого начальника похитить святыню.

– Забавно, что я никого не заставлял, и артефакт у неё был для меня тем ещё шоком. Есть ещё какая-то информация обо мне из сводки?

– Информацию о твоих умениях предоставил глава охраны Лиси Маброт Финк Верный. Лиси Маброт поведала о личной информации: предполагаемый состав семьи, психологический портрет. – Тут я не удержался и скрипнул зубами от предательства, хотя ожидал нечто подобное. – Смотрю, ты знаешь их, – усмехнулся висящий на кресте мужчина.

– Дальше.

– Второй маг подходил под описание: молодая тритири седьмого ранга, предположительно без образования, изгнанная за связь с нитири. Вы отправились на кладбище, и у меня было время нанять две команды наёмников, которые отдыхали после участия в заварушке в Герене.

– Они убили невинных.

– Знаю, они чисто работать не умеют, – скривился мужик. – После того как вы разобрались с ними, мне пришлось отправиться лично, чтобы разобраться в ситуации и выяснить, где святыня. Если бы я смог добыть информацию, то уже через неделю меня бы вернули в столицу с повышением.

– Вместо повышения тебе придётся умереть, просто умереть, – добавил я, после того как увидел, как он бросил взгляд на ловушку душ. – Как ты обошёл клятву и рассказал мне всё?

– Никак, – усмехнулся он. – Я знал, что умру, а потому и активировал клятву сам. Но ты не думай, что я просто умру, – произнёс он. – Уже минут пять как мой организм выделяет яд. Ты умрёшь вместе со мной! – радостно рассмеялся мужик, и буквально за пару секунд его тело начало расплываться жижей.

– Ты ошибся, сильно ошибся, – сказал я, смотря на воздушную сферу, в которой была лишь слизь, ранее бывшая телом нитири. – Я не просто так выбрал это помещение. Спасибо тебе, некромант, за рассказы о сюрпризах пленников, – искренне я поблагодарил своего условного врага, всё ещё сидящего в артефакте. Он действительно рассказывал очень полезные истории из своей жизни. Благодаря им тут, в карцере, зона с крестом была огорожена несколькими магическими щитами от остальной части карцера.

Теперь хоть начинало всё проясняться. Плохо то, что я не успел выяснить, сообщил он кому-то о нас или нет. В любом случае следовало считать, что сообщил. Думал, та история с Шамирой для меня закончится на моменте передачи её церковникам, но видимо, я был слишком наивным. Финк и Лиси явно сдали меня, чтобы оправдаться перед папашей Шамиры. С одной стороны, я понимаю их, но с другой – этого им не прощу. Предательство – это худшее, что только может быть.

Имея некоторую ясность о произошедшем, можно строить дальнейшие планы. В принципе, ничто не мешает мне продолжить путь к Потру. Главное, только покинуть территориальные воды Жулии. Но об этом можно подумать завтра, а пока надо подчистить следы. В первую очередь обеззаразить слизь, собравшуюся в воздушной сфере. Низкотемпературная плазма с этим справилась на отлично. А потом всё, что осталось, я просто выбросил в воду.

– Карл, ко входу к терминалу подтянулись два военных корабля, – сказала Мира, когда я поднялся на верхнюю палубу.

– Это ожидаемо. Что они хотят?

– Досмотр. Официальная причина, что некий граф Оу отправился в гости к нам на борт и не вернулся. Они подозревают, что мы удерживаем его силой на борту.

– Значит, он был графом, – усмехнулся я. – Надо связаться с законниками в городе. Пусть пришлют кого-то из тех, кто не побоится выступить против военных. Мы пустим их на борт, но на наших условиях. Кстати, что с пацаном? Надо его переправить в город.

– Нога вырастет через пару недель, травму головы я устранила. Не уверена, что стоит его такого оставлять одного. Без нашей помощи нога будет расти пару лет.

– Придётся брать с собой. Проверим, как работает тайник. Лингрет обещал, что никто из местных не сможет его найти.

– Лини иногда слишком много обещает, но думаю, среди проводящих досмотр не будет сильных магов. Насколько я знаю, они сосредоточены сейчас на проблемах переселения от моря.

– Я схожу в портовое управление и попрошу, чтобы к нам прислали юристов. Пусть они проконтролируют досмотр корабля.

– А это не опасно – покидать корабль? – спросила волнующаяся обо мне Мира.

– Нет, не опасно. Это всё ещё нейтральная территория, я лишь к погранцам дойду и попрошу их вызвать через портовое управление юристов. Думаю, столь малую услугу они за пару тысяч выполнят, – произнёс я, направляясь к трапу, чтобы спуститься на причал.

Через четыре часа к нам на борт поднялись сразу три юриста. Они специализировались на спорах между иностранными гражданами и государственными структурами Жулии, в основном на таможенном праве. Так что, как должен происходить досмотр, они знают великолепно.

Едва юристы поднялись к нам на борт, я, не обращая внимания на полную темноту, покинул причал и направил корабль в море.

Стоило покинуть территорию терминала, который является нейтральной зоной, нам сразу приказали с военного корабля лечь в дрейф и принять досмотровую команду.

Ну что, ребятки, посмотрим, что вы сможете найти.

Глава 17

— Благодарю за вашу помощь. Думаю, без вас нам бы что-то в итоге да подбросили, – пожал я руку каждому из юристов, проконтролировавших досмотр корабля согласно международным договорам. Парни отработали свой гонорар на все сто процентов, а потому я искренне благодарен им. Они тоже рады нашему сотрудничеству – не каждый день можно заработать месячную зарплату, причём вполне официально, так что возвращались юристы, довольные сегодняшним вечером.

– Что скажешь? – спросила у меня Сальмира, едва судно с юристами скрылось за волнорезом в городском порту.

– Вояки сами не понимали, почему их натравили на нас, — произнёс я, обняв Миру. Воздух уже по-осеннему прохладный — всё-таки уже середина осени. Время близится к началу зимы.

— Я заметила, как они, по-боевому настроенные, поднялись на борт, – явно ожидали тут встретить ветеранов многих сотен битв — и как сразу в непонимании остановились, увидев всю команду на палубе, – улыбнулась Мира. — Столько недоумения я ещё никогда на лицах нитири не видела.

— Ну да, им тут рассказывали, что на корабле прячутся виновники бойни, устроенной в городе, а они находят двух магов, молодого парня и девушку, и трёх матросов. Ты видела, как они дотошно пытались узнать, есть ли ещё кто-то на корабле?

– А вот представитель департамента правопорядка вёл себя иначе. Всё время пытался уединиться. У него на брюках был карман, не просвечивающийся «Магическим зрением». Мне кажется именно там и лежало то, что он собирался нам подкинуть. Ты правильно придумал с юристами: они контролировали каждый шаг военных и не оставляли наедине этого представителя.

— Несмотря на то что ничего не нашли, у нас официальный запрет на следующие пять лет на посещение Жулии.

– Ага, за нарушение пространственной безопасности, — процитировала Мира причину запрета. Не страшно. Если понадобится, воспользуемся маяком. -- Ты проверял его работу?

– Да. Пока ждали юристов, я настроил приёмник навигационной системы на маяк. Ещё два маяка – и в этом море мы будем чётко знать, где находимся, с точностью до миллиметра.

– Карл, – скривившись, сказала Мира, – ты уже давно живёшь среди нитири. Почему ты всё ещё держишься за свои единицы измерения?

– Мне страшно, мне просто страшно. Мне кажется, что если я перестану мыслить на родном языке и перейду на местные единицы измерения, перестану быть собой, потеряю свою идентичность, – честно ответил я.

– Твоё право, – коротко ответила Мира. Она не понимала моей приверженности к остаткам всего из моей прошлой жизни человеком. – Выводим корабль. Думаю, сегодня нам лучше не спать, надо подальше уйти от Жулии.

Кивнув, я вернулся к штурвалу и настроил наше направление в сторону от берега. Направлять нас на Вааркес сейчас нельзя. Хоть и мало шансов, что за нами продолжают следить, но лучше не показывать настоящего направления раньше времени.

Сегодняшний день был тяжёлый, но не стоит расслабляться раньше времени. То, что мы, по сути, вышли без последствий из ситуации ничем иным, кроме как везением, назвать нельзя. Не считать же за потери испорченную одежду, затраты маны. Одежду мы, конечно, выкинули, хоть и могли очистить её, а мана у меня уже полностью восстановилась. Выйти из боя вообще без каких-либо травм и потерь – просто невероятное везение. Особенно если учитывать, сколько я тупил, перед тем как начать битву всерьёз.

Сейчас, стоя у штурвала, я прокручивал произошедшее в своей голове и видел просто невероятное количество ошибок. Вот что нам стоило после первой атаки телепортироваться на корабль? Над городом не было пространственной защиты, лишь тонкая сеть сигнализации, которая должна была определять места применения пространственной магии. Ну узнали бы они раньше, что мы телепортировались, и просто заплатили бы штраф. Это потом уже, во время битвы, мешанина энергий разорвала в клочья сигнализацию, именно поэтому и не смогли доказать, что мы не воспользовались телепортацией. А ведь телепортация была реальным выходом. У нас на корабле сейчас находится десяток маяков для телепортации. Да, мы бы кинули пацана на произвол судьбы, и скорее всего, он бы не пережил встречи с наёмниками. Моя совесть и человечность говорят, что не стоило так поступать, а вот логика – наоборот. Панкс нам никто, просто ребёнок, которого мы наняли в качестве проводника по городу. И хотя я понимаю правильность бросания Панкса перед наёмниками, но всё равно так бы не поступил. Хорошо, наверное, тем разумным, которые лишились своей совести. Они могут делать всё для своего спасения и без боязни моральных терзаний. Я не мог. Мне и сейчас не по себе от того, что из-за нас, по сути, погибло четверо невинных и сильно пострадал Панкс. Потом сам бой – это вообще мрак. Но тут есть хоть одно оправдание: я не боевик, я – гражданский. Но что стоило мне отнестись к нему серьёзно с самого начала, и когда вышел солдат с Панксом в руке, приготовить пятёрку земляных игл из кармана. Я на тренировках умел уже управлять пятью на сверхзвуковой скорости. Во время одного из занятий с Руквудом я смог за одну секунду поразить семь целей. И они были подвижными. Руквуд запустил в воздух десять камней, движущихся на скорости около ста километров каждый по своей собственной траектории, и я сбил семь из них. Всего секунд пять – и всё могло закончиться, несмотря на их амулетную защиту. По совету Руквуда, каждая игла из подготовленных мною к бою была вручную зачарована при помощи рунной магии. Ничего серьёзного, просто при ударе происходит направленный взрыв. Всего у меня было три десятка игл, спрятанных по всей одежде. А это значит, три десятка потенциальных врагов могли быть уничтожены в первые секунды боя. Но нет, я понадеялся на то, что они испугаются Миру. Результат известен. Четыре трупа прохожих. Но всё, хватит думать о произошедшем. Конечно, отстраниться от сегодняшней ситуации я смогу не скоро, но и накручивать себя не стоит. Был бы менталистом, то обязательно постарался ослабить эмоциональный отклик своим воспоминаниям, как моё подсознание сделало с убийством во время приступа ярости.

Сделав пару глубоких вдохов, я попытался успокоиться и отстраниться от произошедшего. Мои внутренние метания сейчас полностью бесполезны и даже вредны, так как утомляли меня. Я не умею путешествовать во времени и вернуться в прошлое, чтобы исправить ситуацию, мне не светит, а значит, и накручивать себя, обдумывая, что надо было сделать, не стоит.

– Ты как? – вышла на палубу Мира вместе с тёплым одеялом и двумя пуфиками из нашей каюты.

– Так себе. Сознание хоть и блокирует воспоминание о самом процессе моментального убиения, но вот остальное я помню в мельчайших подробностях. Мы идиоты и неумехи.

– Я тоже к этому пришла, – слабо улыбнулась Мира, сев на один пуфик и предложив сесть мне на второй. – Что будем делать?

– Не знаю, ещё не думал над этим. Пока идём к Потру, можно будет посоветоваться с Тральдом. Он хороший нитири. Есть у меня подозрение, что эта ситуация аукнется нам неслабо.

– Думаешь о Нудринаре или Виритине? – спросила Мира, облокотившись на меня.

– Об обоих, об обоих. Сегодняшнее происшествие станет в ближайшее время известно всем разведкам, чьи агенты есть в Жулии, и я просто уверен, что мы там будем фигурировать, – произнёс я мрачно, усмехнувшись.

– И каково это – летать между звёзд? – перевела тему Мира, рассматривая звёзды на небе.

– Не знаю, не летал я между звёзд.

– Ты был в космосе под светом двух звёзд, значит, летал между звёзд.

– Это… Это не обычно, так словами не объяснить, – произнёс я, поглаживая по голове Миру.

– Расскажи, мне очень интересно, – сказала она и прижалась ко мне сильнее. Мне только и оставалось, что обнять её и начать рассказывать.

– Всё началось с того, что я увидел объявление о начале набора кандидатов для экспедиции «Изида 4»... – начал я рассказывать с самого начала.

Дорога к острову Вааркес растянулась на двое суток, и то только из-за того, что мы решили не идти напрямую к нему и по пути сделали две остановки на необитаемых островах для установки маяков для телепортации. Делать на тех островах в целом было нечего, лучше бы разместить маяки в обитаемых государствах, но мы пока решили не посещать другие страны. Не хотелось вновь нарваться на какого-то агента Нудринара или Виритинской республики. А поэтому остановки на островах ограничились лишь временем, необходимым на поиск скрытного места и установку в таком месте маяка. И это было самым трудным: острова, которые нам попадались, были как под копирку просто горой, чей верх торчит из воды, и небольшой лесок поверх этой горы. Скрыть что-то на таком острове сложно, но при помощи артефакта прокладки тоннеля мы сделали углубление в горе на метров семь, где и расположили маяк, а потом снаружи заделали проход, параллельно установив артефакты с отводом глаз и самозарядом, чтобы они не разряжались. Может быть, это и было лишним, – всё-таки мы на островах не находили следов пребывания разумных – но лучше перестраховаться, тем более это нам практически ничего не стоило.

После второго установленного маяка и подключения их к навигационной системе корабля можно в любой момент увидеть точное местонахождение корабля. Но на всякий случай мы установили ещё и третий маяк как страховочный. Поскольку маяки работали через астрал, им всё равно на расстояние в пределах мира. Главное, что они делали, – это показывали направление сигнала. Таким образом, можно триангулировать наше точное местоположение в трёхмерном пространстве. Остальные маяки следовало бы установить более разумно уже не из расчёта на навигацию, а из расчёта потенциальной точки выхода из телепорта. А то сейчас у нас лишь четыре точки для телепортации. На нашем острове, в Жулии и на двух необитаемых островах, ну и на самом корабле была пятая, но её я предпочитал не считать.

Кстати, точку телепортации в Жулии мы сегодня с утра пораньше опробовали и отправили на кладбище полностью вылеченного Панкса. Среднее исцеление творит чудеса, если не повреждена энергетика, так что пацан полностью здоров. Чтобы он не мог ничего рассказать про нас, нам пришлось воспользоваться зельем, которое стёрло у него из памяти последние несколько часов, когда он был в сознании. Ему на шею мы повесили мешочек с тысячью корнов. Надеюсь, это хоть немного поднимет ему настроение, после того как он проснётся на кладбище и последнее, что будет помнить, то, как нёс пирожки клиенту и так и не донёс их. Ему будет, конечно, неприятно проснуться на кладбище, но это лучше, чем быть калекой или вовсе умереть. Сомневаюсь, что ему обеспечили бы полноценное лечение – не похож он на ребёнка богатой семьи, а потому, скорее всего, ограничились бы лечением, достаточным для допроса, и это в том случае, если бы он не умер до прихода целителей на место бойни, в чём я, откровенно говоря, не был уверен.

Испытание телепорта прошло успешно, но часто лучше не использовать телепорты, так как артефакт телепортации потреблял много маны в одно мгновение, чем разрушал свою энергоструктуру. Можно сделать новые, конечно, но для этого надо обращаться к Лингрету. К сожалению, мой станок мог создавать лишь простые артефакты с трёхмерной магической структурой, а артефакт телепортации с четырёхмерной структурой. Теоретически можно сделать артефакт и трёхмерным, но для этого потребовались бы расчёты высокого уровня сложности. Проще Лингрету за часа три сделать вручную артефакт для телепортации. Использовать же самородный алюминий, который позволил бы избежать износа магической структуры для артефакта, и я, и Лингрет пожалели, так что один артефакт был способный примерно на два десятка прыжков. Всего у нас было три артефакта: один у меня, один у Миры и один на всякий случай был у Лингрета. Ох и намучался я неделю назад, заставляя поклясться его, что он никому не расскажет о наличии артефакта для телепортации. Официально эти артефакты есть только у меня и Миры.

– Нас встречают, – указал я на «Рогатого», который только что отошёл от причала и направился в нашем направлении.

– Уверен, что нас примут? – с некоторым волнением спросила Мира. – Там сумасшедшая энергетическая активность, – указала она на магическое ядро корабля, которое располагалось немного ниже ватерлинии. Там находился накопитель огромной ёмкости, плюс сидел мощный элементаль воды, так что понять волнение Миры можно легко. А тут ещё и активность в орудиях корабля, правда, орудия на нас не были направлены, но всё же.

– Знаю, я на таком корабле ходил. В случае боя мы можем победить их только хаотическим зарядом. Но не волнуйся, всё должно пройти хорошо, – произнёс я, отключив магический привод и продолжая двигаться по инерции. Именно это приказал сделать флагами «Рогатый». – У них есть тут традиция друг друга грабить, – вспомнил я своё посещение соседнего острова с бароном и Тральдом, отчего улыбнулся. – Так что они хотят убедиться, что мы пришли сюда не за этим.

Минут через десять «Рогатый» поравнялся с нами, не отключая одного магического щита. На борту из знакомых я увидел лишь Морин. Ну что же, я рассчитывал на Тральда или на кого-то ещё. Морин не лучший вариант. Мира уже заранее её не любила за попытку со мной переспать. Вот зачем я ей настолько подробно рассказал о своих приключениях? Мира, проследив за моим взглядом на Морин, сразу нахмурилась.

– Диар Карл, рада вас видеть, – сказала Морин вполне официально, хотя капельку смущения я всё же заметил в ней. Видимо, ей до сих пор стыдно за то поведение. После того как мы убедились в том, что Морин – это Морин, а я – это я, наши корабли поравнялись и между ними перебросили трап.

– Привет, Морин, – ответил я, улыбнувшись. – Я ведь обещал вернуться, что и сделал.

– Диар Морин, кто этот маг? – встал рядом с ней ещё один маг. Я же, увидев его, широко заулыбался: это тот вселенец.

– Я смотрю, иномирянин уже очухался, – вместо приветствия сказал я.

– Он знает? – с вопросом посмотрел иномирянин на Морин. Та лишь в ответ кивнула и сказала мне:

– Кхертаг Яростный.

– Потом поговорим, а это моя жена Сальмира, – представил я Миру, которая сверлила подозрительным взглядом Морин.

– Нам с тобой надо будет поговорить, – сказала Мира Морин.

– Приглашение барона ещё в силе? – спросил я у Морин, переводя тему.

– Да, позавчера закончили первый бетонный корпус. Сегодня будет его испытание плавучести.

– Супер, с удовольствием понаблюдаю. Нам в Центральный? – Морин кивнула и вернулась со вторым магом, который ей стал что-то нашёптывать на ухо, обратно к себе на корабль.

Швартовка благодаря системам управления корабля была сущим пустяком. Всего пару минут – и мы уже пришвартованы.

Оставив на корабле слабый щит, я с Мирой покинул его и направился к стоящему у начала причала Тральду. Маг явно рад видеть меня. Рядом с ним стояла девушка лет шестнадцати с похожими чертами лица, а значит, своего он всё-таки достиг и нашёл дочь, что не могло не радовать.

– Тральд, я смотрю ты нашел её, – произнёс я, после того как мы обнялись и пожали друг другу руки от души. Вот кого-кого, а его я рад видеть на острове больше всего. Несмотря на своё прошлое, он мне нравился.

– Нашёл. Оказалось, что Нудринар интернировал их учебный фрегат, а студентов отправил на работы по уборке урожая для отработки своего спасения, – ответил Тральд. – А ещё я слышал, что кто-то очень здорово там погулял. Это правда? – серьёзно на меня посмотрел он.

– О чём это ты? – спросил я у него, сразу настроившись на серьёзный лад

– Соблазнил дочку главы СБ церкви и вынудил её похитить святыню? – прямо спросил Тральд. Вот нравился он мне за честность и прямоту, хотя когда надо, мог юлить и обманывать так, что даже по ауре это выяснить было сложно.

– Папа, он знает Шамиру Блестящую? – Слово «папа» девушка сказала неуверенно, словно привыкая к этому слову. А вот в имени Шамиры я почувствовал восхищение, которое было готово переброситься и на меня.

– У него спрашивай, – произнёс Тральд и выжидающе уставился на меня. Прежде чем отвечать, я активировал антипрослушку вокруг нас.

– Я никого не соблазнял и не заставлял ничего красть, но да, я знаком с Шамирой. – После этого показал Тральду, что при дочери обсуждать ситуацию не стану.

– Дорогая, мне надо устроить наших гостей. Ты сможешь обо всём расспросить Карла потом, – понял он меня и, оставив недовольную дочь стоять на месте, повёл нас двоих к себе в дом. – Говори.

– Идиотка украла святыню и присоединилась к Лиси Маброт и мне в путешествии, – произнёс я. – После нападения Элмира она созналась, и мы кинули её на необитаемом острове, поэтому что с ней, не знаю. – Тут я немного обманул Тральда, но судя по отсутствию реакции, он этого не заметил. Самогипноз творит чудеса.

– Ты забрал с собой святыню? – спросил Тральд, внимательно всматриваясь в моё лицо.

– Я что, на больного похож?

– Слава Великому Змею, – облегченно произнёс Тральд. – Значит, Маброт всё на тебя спихнула. А не могла ли она сама потом вернуться и забрать святыню, а теперь перевести на тебя все стрелки?

– Не думаю, – сказал я, так как знал, что на острове никого на самом деле не оставалось.

– Ты слишком хорошего мнения о ней. Она двенадцать мужей похоронила и стала благодаря этому одной из богатейших женщин Нудринара. Я свяжусь с кое-кем в Нудринаре и попрошу задуматься над тем, не пытается ли чего-то скрыть Маброт. И можешь не переживать. Пока ты на этом острове, тебе тут ничего не угрожает. Вся связь с материком идёт через меня и Потра.

– Слышать это из уст бывшего пирата, – произнёс я и после паузы добавил: – Знаешь, это не сильно обнадёживает.

– А вот сейчас обидно было, – улыбнулся моим словам Тральд. – А эта прекрасная госпожа твоя супруга?

– Знакомься, Сальмира Па’горт, – произнёс я.

– Приятно познакомится с ещё одним магом воды. Дашь пару уроков? – сразу спросила Мира.

– Вот так сразу, – рассмеялся Тральд. – Держись за неё, она своего не упустит, – сказал мне он, после чего повернулся к Мире. – Завтра на рассвете жду в Рыбном. Посмотрим, чему сейчас учат тритири.

– Ты так говоришь, будто бы тебе приходилось с ними сражаться, – произнесла Мира.

– Было дело. И раз я живой, ты должна сделать соответствующий вывод. Вот ваша комната. – Мы как раз вошли в двухэтажный дом. – Если будете заниматься своими делами, то не забудьте про заглушку. Моей дочке ещё рано знать о таком.

– Ей лет шестнадцать, она жила в общежитии. Думаешь, она что-то не знает? – спросил я со скепсисом,

– Знать – одно, а слышать и видеть – другое, – твёрдо произнёс Тральд. – Как устроитесь, подходите к верфи. Будем через часа полтора спускать на воду первый бетонный корпус.

– Обязательно будем, – сказал я, и когда Тральд покинул дом, мы осмотрели комнату в магическом спектре на наличие сюрпризов. Но кроме простенького ловца снов на кровати и амулета против насекомых, ничего не было в комнате.

– А он для пирата нормальный, – сказала Мира.

– Я тебе об этом говорил, – ответил я. – Думаю, задерживаться тут смысла нет, предлагаю прогуляться. Хочу в Рыбный сходить и посмотреть, не утопили ли мой проа пацаны. Заодно покажу, на чём я добрался сюда.

– По твоим рассказам, это конструкция уровня твоего космического корабля.

На острове царило воодушевление. Сегодня должно произойти первое радостное событие с тех пор, как жители узнали об уничтожении четырёх островов. Если корабль останется на плаву, это означает, что остров ждут некоторые перспективы. Хоть сейчас в целом после нападения монстра морской транспорт вышел из моды. Но если в ближайшие пару месяцев не произойдёт нового нападения, то всё постепенно вернётся на круги свои. Портал – это всё-таки слишком дорого для большинства нитири. И к этому времени Потр планирует не просто начать торговлю на новых бетонных кораблях, а вообще выйти на рынок дешёвых кораблей, захватив его бетонными. Насколько эти планы реальны, понятно не было, всё зависит от того, как скоро пройдёт истерия по поводу морских монстров. И конечно же, от сегодняшнего испытания нового типа кораблей.

Прогулка в Рыбный прошла с некоторой ностальгией, вроде бы недавно тут был, но некоторые ностальгирующие нотки в восприятии этого места у меня всё же были. Как оказалось, мой проа пацаны не утопили, они его даже усовершенствовали, закрепив сверху деревяшки, чтобы было удобно сидеть, по сути, на камне. Меня и Миру, стоящих под отводом глаз, чтобы не беспокоить детей, они, естественно, не видели, и мы вдоволь посмеялись, наблюдая за тем, как более старшие пацаны учат тех, что помладше, управлять проа.

Надолго мы тут задерживаться не стали и вскоре отправились к верфям. Всё же было весьма интересно понаблюдать за тем, как будут проводить испытания. Рядом с двумя эллингами, в которых продолжали строиться два торговых барка, стояли ещё одни стапели, на них и находился бетонный корпус, и должен сказать, он немалого размера. Почти сорок метров в длину и до пяти метров в самом широком месте. Форма же корабля, особенно подводной части, мало напоминала те, которые предпочитали использовать местные, а вот на корпуса малотоннажных речных транспортников из моего мира они весьма похожи. Всё-таки моё общение с местным судостроителем не прошло впустую, он явно решил вытянуть из нашего разговора всё по максимум.

Весьма недурным было и зачарование на корпусе. Судя по всему, чередовались укрепляющие и облегчающие руны. По примерным оценкам Миры, подобное зачарование позволит кораблю весить в два раза меньше и при этом быть по крепости как стальной корабль, что очень хорошо.

Мы хотели ещё порассматривать зачарования корабля, но нам не дали. Работники верфи как раз закончили готовить корпус к спуску на воду и поливали маслом слип, по которому корабль съедет в воду.

– Я рад, что ты успел, – произнёс Потр. Судя по синякам под глазами, у него последние дни выдались весьма трудными.

– Добрый вечер, – поздоровался я с ним. – Как ситуация на архипелаге?

– Давай не будем портить хоть сегодняшний вечер политикой, – скривился Потр, и это само по себе дало мне ответ о ситуации.

– Три, два, один! – громкого начали скандировать собравшиеся жители. – Спуск! – После этого Потр взял в руки большую кувалду и выбил последний стопор, препятствующий спуску корабля на воду. – Ура! Он плывёт! Он не тонет! – послышались крики со всех сторон, когда брызги успокоились. – Моё обещание в силе «ты получишь всё, что я обещал», – произнёс Потр и пожал мне руку. – Пусть специалисты проверят плавучесть, но я и так вижу, что с ней всё в порядке.

– Это вы всё сами сделали, я лишь высказал идею и поделился рецептом цемента. – Вот после этого Потр немного смутился. – Что случилось?

– Я в Ескасе, пользуясь ситуацией, купил землю, много земли, – сказал он. – Понятное дело, не на себя, но все, кому надо, знают, кому она принадлежит. – Тут он сделал паузу. – Сейчас там строится завод по производству цемента, в связи с восстановлением столицы его потребуется много. И пусть цена ниже в два раза, чем алхимический аналог, но всё равно прибыль обещает быть просто фантастической.

– Это было ожидаемо, – произнёс я, хотя на самом деле ничего такого не ожидал, но надо было что-то сказать.

– Про тебя я не забыл. Так как ты маг земли, думаю, участок с малым источником земли тебе понравится. Он находится в горах и продавался вместе с целой долиной в связи со смертью всей семьи предыдущих владельцев. – Он, заметив у меня на лице вопрос, продолжил: – Нет, не я. Они праздновали день рождения патриарха семьи на яхте, когда прибыл монстр, так что я ни при чём. Этот участок земли твой, как и пять процентов от прибыли завода по производству цемента.

– Очень большая щедрость для нитири с весьма специфической историей, – произнёс я.

– Ты мне помог и надеюсь, в будущем поможешь ещё. Я не привык разбрасываться полезными связями. За всё надо платить. Завтра зайдёте ко мне, я передам все документы.

– Спасибо, – только и оставалось мне сказать.

Пока рабочие верфи продолжали заниматься тестированием корабля, остальной народ направился в Центральный. Там по поводу удачного спуска прототипа бетонных судов барон решил устроить пир. И это было то, что надо, чтобы хорошенько расслабиться и забыть хоть на один вечер о проблемах, которые нас окружили едва ли не с каждой стороны. Да и откровенно говоря, давно я уже просто не нажирался в хлам.

Глава 18

— Открой свой ротик. Молодец. А теперь проглоти. Снова молодец. А теперь беги. Беги. – Не знаю, кому этот голос говорил, но бежать надо было не только тому, кому говорили, но и мне, ибо я чувствовал, что туалет мне нужен очень и очень сильно. Стоило мне побежать, как я услышал позади себя девичий смех и слова: – Штаны надень, герой.

– Что происходит? – Только сейчас до меня начало доходить, что обращались ко мне и что я сейчас стою в рубашке без штанов перед Мирой и Морин.

– Теперь я понимаю, почему ты его выбрала, — в область паха посмотрела Морин, а Мира в ответ лишь хихикнула. — Иди быстрее в туалет, а то хуже будет.

Я решил пока не обращать внимания на происходящее и воспользовался советом Морин, ибо действительно чувствовал, что ещё секунд тридцать — и всё.

К счастью, туалет оказался на этом же этаже, и уже спустя десяток секунд я почувствовал облегчение. На то чтобы закончить все дела, у меня ушло почти полчаса. До этого момента я даже не представлял, что во мне может вместиться столько гадости всякой, но зато теперь чувствовал себя хорошо, особенно после того, как принял душ.

– Кто-то может мне объяснить, что только что было и почему?.. — Я осмотрелся. – Кстати, Мира, а почему мы у Морин дома?

— Бухать меньше надо было, алкоголик, — сказала Мира, стараясь выглядеть строгой, но улыбка то и дело проскакивала на её лице.

– И где мои трусы, штаны? Мне, конечно, стесняться нечего, но всё же.

— А там, где ты их оставил, – на дне залива, — сказала Мира, и я только сейчас заметил, что рубашка на мне хоть была сухой, но ещё и пропитавшейся солью.

-- Стоп, Морин. Давай ты расскажешь, а то от Миры ничего, кроме упрёков, не дождусь, – произнёс я и достал из пространственного кармана новые трусы и штаны.

– После того как ты вчера победил на конкурсе «Кто перепьёт всех», ты устроил драку с главой абордажной команды «Рогатого». Когда ты сломал ему обе руки, на тебя напали остальные абордажники с «Рогатого», но и они остались лежать на земле с травмами разной тяжести. Спасибо, что магию не применял, – сказала Морин. – Меня вызвали тебя успокоить и подлечить раненых. По дороге я как раз встретила Миру, шедшую с ночной тренировки с Тральдом. Пока Мира тебя пыталась успокоить, я занялась лечением. Что было дальше, знаю только со слов Миры.

– Герой вырвался из моей водяной тюрьмы, создав всплеск, состоящий из обрывков разных заклинаний, а дальше, используя полётный артефакт, полетел в море, где и грохнулся в нерфах тридцати от берега. Вот тут ты и начал раздеваться для чего-то, – сказала Мира.

– Я что, совсем неадекватом был? – Так стыдно мне давно уже не было.

– Ну ничего, никого не убил, а значит, всё хорошо, – произнесла Морин.

– Вытащив уже захлебнувшегося из воды, я притащила тебя к Морин, заканчивающей приводить остальных в порядок. Осмотрев тебя, выяснилось, что ты проглотил ядовитую медузу, и мне пришлось тащить тебя к Морин, где она и достала тварь из тонкого кишечника, – сказала Мира. – А дальше ты отрубился.

– А утром что это было? – спросил я у девушек.

– Утром тебе почистили организм от токсинов. Как побочный эффект ты моментально протрезвел, хотя должен был быть пьяным ещё часов пять. Ну и туалет, – злорадно усмехнулась Мира.

– А по-другому что, нельзя было? – обиженно спросил я.

– Можно, но надо, чтобы ты запомнил, что нажираться алкоголем непонятного качества не стоит, – сказала Мира.

– Эй, как это, непонятного? Они пили, между прочим, мои настойки. Я ещё по совету Кхертага их дополнительно пропитывала праной и маной жизни, – возмутилась Морин.

– Вот именно поэтому вчера и было столько непотребства. Мужики привыкли пить много, и то, что пропитанные праной и маной настойки вставляют гораздо сильнее, они не приняли на веру. Посмотри, каким был мой муж? Думаешь, остальные были в лучшем виде?

– Ко мне не обращались, – сказала Морин упрямо.

– Они помнят твоё чистящее зелье, и лучше обычными способами. Я когда шла после утренней тренировки с Тральдом, видела сотни зомби пытающихся освежиться в море, – произнесла Мира.

– Ладно, девочки не ссорьтесь… – начал говорить я, но был прерван синхронным ответом.

– Молчи, это не твоё дело. – Так что мне только и оставалось заткнуться.

Минут через тридцать мы переместились на кухню Морин, где та сразу занялась завтраком. Благо, долго ждать не надо было – просто блины с каким-то вареньем и чай. На что-то большее у нас просто не было времени.

На двенадцать часов была назначена экскурсия в цех, в котором производили цемент для нужд верфи и обустройства острова, и мне надо было осмотреть всё и дать советы по улучшению технологического процесса. Разбудили же меня девушки лишь в десять часов утра, посчитав, что лишние пару часов сна помогут мне прийти в себя получше. Не знаю, может, они и правы были, но теперь приходилось спешить.

К цеху я и Мира подошли без десяти двенадцать, Морин же пришлось остаться дома, так как к ней начали подходить так и не пришедшие в себя мужики. Всем им требовалось «лечение».

Экскурсия в цеху заняла всего сорок минут, за это время я осмотрел всю технологическую цепочку и был впечатлён: без магии сделать цех такой производительности на столь малой площади было невозможно. Барон, или точнее его нитири, очень постарались с созданием этого цеха. Тут и магические печи, тут и дробилки, сепараторы, смешиватели. И всё работало за счёт магии. За час производили до одной тонны цемента. И это было выше потребностей верфи. Так что бетонной дороге, идущей от цеха к верфи, нечего было удивляться. В планах всё поселение острова связать между собой бетонной дорогой шестиметровой ширины и толщиной около полуметра. Я только подсказал, какую подушку под подобную дорогу лучше класть. А вообще, они тут сделали очень серьёзную ставку на бетон. Насколько я понял, они собираются вскоре все здания сделать бетонными, причём не из плит, а именно выливая бетоном целые конструкции. И ведь с магией даже опалубку делать не придётся. Для начала сварить конструкцию из арматуры, а после при помощи магии залить всю её бетоном и ускорить процесс гидратации, что Тральду как магу воды сделать несложно. Самое интересное, что в планах барона было строительство подземного убежища на глубине в три сотни нерфов, вмещающее в себя всё население острова. Оказалось, что Потр весьма серьёзно принял угрозу уничтожения острова и решил на всякий случай хоть немного увеличить выживание населения острова, хотя и прекрасно понимал, что в случае уничтожения острова тварью тех размеров глубина в триста нерфов не спасёт совершенно.

После окончания экскурсии в цех по производству цемента я с Мирой поднялся на борт бетонного корпуса, который сейчас специально кренили на максимальные углы для проверки остойчивости. Когда мы поднялись на борт, стоять, без того чтобы за что-то держаться рукой, уже было невозможно. Угол наклона шестьдесят пять градусов. Сегодня его в планах довести до семидесяти. Благодаря системе подвижного балласта на килевой балке корпуса корабль, несмотря на просто гигантский угол, всё ещё не стремился к перевороту.

Честно скажу, я был сильно впечатлён той работой, которую проделали инженеры верфи. Немногим больше чем за месяц они, мало того что смогли рассчитать форму корпуса, балласт, систему стабилизации и многое другое, так ещё и воплотили в реальность. Понятное дело, что они работали не с нуля. Но даже так им пришлось приложить просто невероятное количество труда. И ведь у них не было компьютеров, точнее у них был некий магический аналог для сложных расчётов, сделанный на основе духа разума, но судя по рассказам двух инженеров верфи, они сильно не дотягивали до компьютеров моей родины, а уж про удобство и говорить нечего.

Покинув корпус будущего корабля, мы остались на берегу, чтобы посмотреть, как он будет выравниваться, после того как отпустят кренящие грузы. И я не пожалел. Это было зрелищно. Корпус рывком старается выровняться, но проскакивает центральную ось и наклоняется в другую сторону градусов на шестьдесят. Такие качели продлились ещё качков шесть, прежде чем корабль выровнялся полностью. Со стороны выглядело прикольно, но не для тех, кто остался внутри корпуса. Некоторых стошнило от подобных перегрузок. А вообще, корабль должен был равняться максимум за два качка. То, что это продлилось так долго, было недоработкой в системе открена и стабилизации. Обе системы вошли в резонанс и, наоборот, немного раскачивали корабль, вместо того чтобы выровняться. То, что корабль в итоге встал ровно, заслуга формы корпуса, а не этих систем.

– Что скажешь? – спросил подошедший ко мне Тральд.

– Хочешь, чтобы я похвалил тебя? – улыбнувшись, спросил я у мага.

– Был бы не против, – произнёс он, усмехнувшись. – Ты бы только знал, сколько труда мы вложили. Не будь Кхертага, одни расчёты заняли бы месяцы.

– Тогда хвалю. Очень впечатляющая работа, – добавил я, после чего начал говорить на более интересующую меня тему. – А Кхертаг… Кем он был до своего вселения?

– Шаман-исследователь. Именно он и подсказал, как создать артефакт на основе духа разума. Как же он ругался, что стал классическим магом и не может теперь так легко с духами общаться, – произнёс Тральд, усмехнувшись.

– И какой он?

– Мы следим за ним, но вроде бы он нитири не плохой, хоть раньше и был представителем другого вида. Урукхай. Может быть, это тебе что-то скажет?

– Извини, но без понятия, не слышал о таком виде. Я вообще только о людях знаю. В Герене даже один ресторан открыл.

– Людей и я видел. Как-то в Империи грабил один замок на прибрежной. В подвалах был с десяток людей. Но они были не маги и даже не имели стабильной энергоструктуры, просто закрытые ауры-пузыри с маной. После допроса единственного знавшего наш язык мы снабдили их дыхательными артефактами и выбросили возле морской базы шестого флота Империи. Про ещё пару видов я слышал в академии, но про урукхаев никакой информации не было, – рассказал Тральд.

– Я заметил, он неровно дышит к Морин?

– Хэх, есть такое, – произнёс Тральд, усмехнувшись. – Но не из-за того, что ты подумал. Он считает её своей спасительницей, и поклялся, пока не выплатит долг, служить ей. Учти: сам поклялся в первые же пару минут на своём языке. Мы потом специально к нашему менталисту ездили и проверили его, заодно и языку обучили.

– Скорее всего, что-то на чести замешано. Слушай, а мне организовать встречу с вашим менталистом не получится?

– Извини, но нет, – стал сразу серьёзным Тральд. – За последние две недели на него совершили одиннадцать покушений. Его спрятали в неизвестном направлении.

– Он что-то узнал не то?

– Говорят, он допрашивал графа Серано после захвата его корабля и потом продал его воспоминания на информационной бирже. Но это только слухи. Ты лучше скажи, какие у тебя планы?

– Думаю, ещё пару дней побуду у вас и отправлюсь в Ескас, чтобы вступить в право владения долиной. Изначально я планировал задержаться у вас на пару недель, но смотрю, вы и сами хорошо справляетесь со всем, да и хочу посмотреть на подарок барона.

– Я там был, тебе понравится. Только старый замок разрушь полностью. По слухам, в его фундамент замуровали несколько десятков магов десятого ранга. Насколько это правда, я не знаю, но из-за этого почти половина мощности источника уходит на подавление некроэнергии. Об этом мало кто знает, но источник там не обычный малый, а на грани перерождения в средний. Только этого из-за сдерживания не видно без долгих исследований. Так что в будущем тебя может ждать приятный сюрприз.

– С чего такая щедрость? – прямо я спросил у Тральда.

– Нам нужен кто-то в новом совете аристократов Ескаса. Сами мы не сможем стать аристократами Ескаса – слишком у нас тёмное прошлое. – Тут он немного нахмурился. – Да и пытаемся мы тут своё баронство развивать, а вот ты после вступления во владение долиной можешь запросить у нового короля титул барона, а если повезёт – и графа. Это позволит тебе представлять наши интересы в Ескасе.

– Спасибо, что хоть сразу сказал, – нахмурился я. А вообще, чего ещё ожидал? Что мне просто так сделают такой подарок? Где это видано, чтобы дарили подарки такой стоимости просто так. Посмотрим потом, какие просьбы они будут пытаться пропихнуть через меня, но предварительно, я думаю, мне всё же стоит согласиться, но с некоторыми оговорками. – Надо будет согласовать, на что я готов пойти, на что – нет.

– Думаю, это не проблема. Насколько я знаю, Потр хочет, чтобы кто-то занялся лоббированием интереса его строящегося цементного завода. При фактически заново отстраиваемой столице Ескаса прибыли обещают быть фантастические. И нам надо, чтобы кто-то отстаивал наши интересы. По сути, этим может заниматься наш нитири, но от твоего имени.

– Надо всё хорошенько обдумать, но для начала посетить долину и решить, а надо ли оно нам вообще.

– Правильное решение. Лично я за то, чтобы иметь дела с тобой. Были и другие кандидаты, но ты мне нравишься больше них.

– Вот значит, кого надо благодарить на самом деле за такой подарок, – усмехнулся я. – Спасибо.

Следующие два дня прошли довольно однообразно. Мира пропадала на постоянных тренировках с Тральдом, а я – на производстве. В меру своих знаний инженера строителя помогал наладить производство цемента в больших масштабах. Также я помог исправить некоторые косяки в конструкции будущего корабля, но буду откровенным, мои вмешательства были минимальны. Нитири, занимающиеся этим, гораздо опытнее и лучше понимали, что надо для кораблей. Мне только и оставалось, что дать советы, как не пойти по тупиковому направлению – всё-таки мой мир эти этапы уже прошёл.

По вечерам я и Мира общались с Кхертагом и Морин. Бывший урукхай, что бы это ни означало, был очень образованным разумным. Он рассказал, что проводил по заданию верховного шамана исследования взрывной эволюции духов. Честно говоря, я мало что понял из его пояснений, но то, что из малого духа он смог получить старшего всего за один год, понял. А из рассказа Миры по видам магии ещё в мёртвом мире я знал, что подобная эволюция занимает не меньше нескольких сотен лет в лучшем случае, а иногда и до тысячи лет растягивается. Тут же Кхертагу потребовался всего один его местный год, который по перерасчётам, что мы провели, в полтора раза длиннее местного. Но даже так результат впечатляющий. К сожалению, что было перед его вселением в тело умершего оперативника Империи, он не помнил. Последнее, что помнил, так это то, что отправил результаты исследования Верховному шаману. Есть у меня подозрения, что его устранили специально как носителя ценной информации и даже позаботились, чтобы он не переродился в родном мире. А то шаманы очень часто пробуждают воспоминания о прошлых жизнях, если они и в предыдущих жизнях были шаманами. Но сам Кхертаг был уверен в честности Верховного шамана и считал, что произошла какая-то катастрофа, что его выбросило в этом мире и притянуло в новое тело. Он очень хотел вернуться домой, но понимал, что один будет бесполезен в случае катастрофы, а значит, можно не спешить и отработать долг Морин. Было забавно наблюдать за тем, как работает его логика. Всё-таки разумные живущие в разных мирах мыслят немного по-разному. Не удивлюсь, что даже люди, живущие в разных мирах, мыслят по-другому.

На четвёртый день пребывания на острове нам стало становиться скучно, и мы решили на следующий день отправиться в путь. Вообще, тут на острове можно было бы задержаться и подольше. Но народ был занят работой, и если мы не собирались задержаться тут на пару месяцев, то вникать в эту работу не стоило. Новый корпус варили, первый корпус после окончания кренования начали доделывать. Цемент производят и начинают лить новые дороги между поселениями, и мы тут просто бродящие по острову и развлекающиеся.

Так что завтра решили покинуть остров, а сегодня у нас в планах разместить телепортационный маяк. Для этого мы удалились в лес, якобы побыть в одиночестве и просто погулять по осеннему лесу. А на самом деле отправились к лесному озеру с пресной водой, которое было ещё и очень слабым источником маны воды. Настолько слабым, что даже Тральд решил не заморачиваться его облагораживанием. А нам для сокрытия магического фона от телепортационного маяка он подойдёт как раз.

– Давай раздвигай воды, – попросил я Миру. Она после тренировок с Тральдом выучила пару новых трюков, вот и сейчас демонстративно повела руками в стороны, и вода расступилась перед нами. – Красиво. Но как в бою можно использовать?

– Делать водные ямы для кораблей. Если они не умеют летать, то будут падать на дно ямы, а сверху их накроет потоком воды, – сказала Мира. – И мне долго ждать?

– Сейчас, – произнёс я и спустился на дно озера по илу.

Пропитав своей маной ил под собой, начал раздвигать землю. Сделав яму глубиной около метра, забросил в неё телепортационный маяк, а после сдвинул землю обратно. Мира, судя по всему, даже и не устала держать целое озеро за прошедшие пару минут, пока я прятал маяк на дне. Она даже успела за это время накрыть на берегу небольшой обед.

– Можешь отпускать, – сказал я, покинув пределы озера. – Ты ведь и раньше могла сделать нечто подобное?

– Могла, но для этого я использовала прямой контроль, и это требовало огромную концентрацию и огромное количество маны. Сейчас, используя заклинание, я трачу в десяток раз меньше маны, а о концентрации и говорить нечего. Я даже рада, что отправилась с тобой на остров. Тральд – это кладезь хитростей и подлостей для магии воды. В бою с ним у меня есть шанс победить только в первой атаке, и главное, чтобы она была смертельная. В ином случае он скрутит меня, несмотря на все мои попытки сопротивления. Он – гений в магии воды, вот только стать бы ему посильнее на пару рангов.

– Сама знаешь, что это не просто. Он мне рассказывал, что при поступлении в академию прогнозировали, что его потолок – это четырнадцатый ранг. Он и так совершил неимоверное и стал десяткой. Знаешь, а вот этот паштет очень вкусный. Из чего он?

– Тебе лучше не знать, – улыбнулась Мира.

– Мира, – более строго произнёс я.

– Хорошо-хорошо. Это печень трускавки вместе с перемолотыми яйцами крюна, – сказала Мира, а я едва сдержался, чтобы не выблевать, стоило мне представить яйца крюна. – Вот поэтому я и говорила, что не стоит тебе знать, – рассмеялась она.

После обеда мы отправились обратно в Центральный. Морин обещала приготовить для нас праздничный прощальный ужин, и опаздывать было бы некрасиво. Насколько я могу судить, общение с Кхертагом на Морин повлияло весьма положительно. Этот бывший урукхай заставил её внутренне повзрослеть. Вообще, мне тут на острове нравилось. Да, были здесь и свои проблемы, но в то же самое время атмосфера на острове царила дружная. И это странно, учитывая недавнее прошлое большей части местных обитателей.

На ужине, помимо Морин и Кхертага, который её почти не оставлял одну, побывал Тральд и сам барон Вааркес Потр. Вот только они надолго не задержались и, обсудив со мной некоторые вопросы по Ескасу, покинули наш праздничный ужин, который прошёл в тёплой ламповой атмосфере.

А вот ночь прошла весьма энергично. Мы наконец-то решили опробовать капли афродизиака, которые нам продал официант в Жулии. И могу сказать, что результат был впечатляющий: четыре часа секс-марафона, которые я и Мира продержались лишь благодаря постоянным малым исцелениями, были, наверное, самым сумасшедшим сексом в моей жизни. Стоило закончиться действию капель – и мы едва ли не моментально заснули без сил, чтобы через два часа проснуться разбитыми и уставшими к отправлению в Ескас.

После прощания со знакомыми я вывел корабль из залива Вааркеса и направил прямиком на столицу Ескаса. По словам Тральда, там уже частично восстановили причалы и начали принимать корабли. Вот туда мы и направились. Тральд пообещал, что нас встретит его нитири и ускорит все бюрократические заморочки, если понадобится.

Стоило нам покинуть остров, я сразу перепоручил контролировать штурвал одному из нашей троицы матросов, сбросив скорость всего до пяти километров в час, после чего отправился в нашу каюту досыпать. На такой скорости лишь часов через десять-двенадцать мы войдём в территориальные воды Ескаса, а к тому времени я смогу хоть немного выспаться и чувствовать себя не полной столетней развалиной.

***

– Добро пожаловать, диар Па’горт, – произнёс пограничник, после того как мы пришвартовались к гостевому временному причалу, и он поднялся к нам на борт. – Смотрю, наша страна вам понравилась. По нашим данным, вы покинули её границы всего срок один день назад.

– Я был тут сразу после катастрофы, но жители Ескаса меня поразили своей волей к жизни. В связи с этим я решил и сам стать частью такого великого народа, – сказал я пафосно.

– Диар, мы оба взрослые люди и оба были тут сразу после катастрофы. Давайте сказки оставим для детей, – произнёс пограничник, посмеявшись вместе со мной.

– Приобрёл долину с источником на аукционе. Хочу осмотреть свои владения, а то не видел их ещё ни разу. – После этого я передал пограничнику копию документов о покупке земли.

– Казначейство продало, – прочитал он, немного скривившись. – Предыдущие владельцы погибли?

– Казначейство считает, что погибли, так как находились на корабле на рейде столицы во время нападения.

– Шансов на их выживание нет, – произнёс согласно пограничник. – Рад видеть вас на территории Ескаса. Не скажу, что я рад тому, что землю распродают иностранцам, но без их денег нам в краткие сроки не восстановить разрушения.

– А вы весьма честны.

– В вашем деле есть приметка, что вы весьма адекватный.

– Дело? – удивился я.

– Ну да, дело. Вы ведь нарушили прошлый раз правила въезда в Ескас, вот и дело на вас было заведено. Правда, оно было погашено штрафом, но дело осталось. Вы будете подавать документы на гражданство?

– Да, буду. У меня есть в планах получить место в высшем совете, – произнёс я честно.

– Тогда звать таможенников не буду. До момента подачи вы имеете право покинуть борт корабля лишь лично и с личными вещами, а после вы уже становитесь резидентом Ескаса и к вам будет применена упрощённая таможенная система, – улыбнулся он.

– Спасибо, не знал. Не подскажите, где семнадцатые ворота? Меня там должны ждать.

– Когда дойдёте до указателя, поверните вправо и до самого конца. Там находятся семнадцатые ворота, – произнёс пограничник, после чего попрощался со мной и покинул борт корабля.

Все процедуры по оформлению документов на второе гражданство Ескаса заняли у меня весь остаток дня. Мира решила пока оставаться лишь гражданкой Герена, но комплект документов подготовила. Если понадобится срочно получить гражданство, Мире достаточно будет обратиться в один кабинет и сдать все документы. Через пару часов она станет подданной нового короля Ескаса. За все процедуры мы уже заплатили. Честно говоря, я не понимал такого желания Миры, но и спорить с ней не стал. Не хочет она получать двойное гражданство сейчас – получит тогда, когда захочет. Иногда женская логика ставит меня в тупик.

Вместе с нитири Тральда мы смогли обойти стороной все очереди и попадали сразу в необходимые кабинеты. Правда, пришлось приплачивать немного, но именно что немного – всего пару сотен корнов за проход без очереди к одному кабинету секретарям.

Ночевать мы отправились обратно на корабль, так как криминогенная обстановка в городе оставляла желать лучшее. Но оно и понятно: ещё месяц назад город был в развалинах, да и сейчас он всё ещё большей частью состоит из развалин, хотя основные уцелевшие улицы уже расчистили и везде кипят работы по восстановлению.

Утром же я и Мира, оставив на корабле матросов, отправились пешком в соседний город, чтобы нанять экипаж к долине. В самой столице, к сожалению, это сделать было невозможно, да и не факт, что там получится это сделать. Всё же город расположен слишком близко к столице – всего десяток килонерфов вверх по течению реки. Но добираться до долины пешком тоже не дело. Больше двух с половиной сотен килонерфов только до начала горного хребта, а потом ещё около сорока килонерфов по горным дорогам. Кажется, теперь я понимаю, почему бывшие владельцы предпочитали жить в столице, а не в долине, которая, по словам Тральда, могла обеспечить всем необходимым.

Глава 19

Полторы недели — это много или мало? Смотря для чего. Для того чтобы совершить кругосветное путешествие? это нормально и даже маловато. Помнится, в моём родном мире лишь лет сто назад впервые совершили кругосветку за более короткий промежуток времени, да и то использовали вовсю пространственную магию. В этом же мире вообще никто не совершал кругосветное путешествие, насколько мне известно, из-за опасности монстров в океане. Но мы и не делали кругосветку, нам требовалось преодолеть гораздо меньшее расстояние.

Для того чтобы преодолеть немногим больше двухсот километров, мы потратили полторы недели. От такой скорости путешествия мне хотелось выть на луну. Привык я к скорости за последнее время. Да, если бы мы просто летели постоянно, делая остановки на перезарядку артефакта, то добрались бы меньше чем за полдня. Как я жалею, что не настоял на своём решении долететь до долины.

Мира захотела посмотреть, как живут обычные нитири в Ескасе и параллельно под это подвела, что нам не стоит демонстрировать свою возможность полётов, так как в стране до сих пор действовало военное положение, и нам лучше не провоцировать местные спецслужбы. А ведь мы могли лететь ночью на низкой высоте под активным отводом глаз, и никто в таком случае нас не обнаружил бы. Но нет, я решил просто не спорить с Мирой и согласился с её предложением.

Можно было, в конце концов, добраться пешком за пару дней, но и тут Мира отказалась. Впервые за всё время нашего знакомства она была против того, чтобы мы сами добирались на своих ногах. И вновь я решил не спорить и просто обратиться в транспортную компанию, которая доставила бы нас куда надо. Но в связи с ситуацией в стране регулярные перевозки работали нерегулярно – забавная тавтология получается. Нам пришлось арендовать экипаж целиком вместе с кучером. А дальше начался просто вал мелких неудач. Не знаю, кого мы прогневали, но они сыпались на нас со всех сторон. То наше тягловое животное, похожее на чешуйчатую лошадь, сломает лапу, то наш кучер отравится, то дорогу перекроют из-за миграции крюнов и надо отправляться в объезд. А про количество поломок в самом экипаже вообще молчу.

Через два дня пути я психанул и нанёс на все части экипажа укрепляющие руны, что и позволило в будущем избегать новых поломок. Однако даже так мы бы добрались максимум дней за пять, но уже в Пиме, город у подножья гор, узнали, что дороги в долину перекрыты из-за опасности снежных лавин. Кто-то побаловался мощной магией в горах, и теперь горы лихорадило – лавины шли одна за другой. Нам пришлось задержаться в этом маленьком провинциальном городке ещё на некоторое время.

Из всего нашего путешествия времянахождение в Пиме мне понравилось больше всего. Мы жили в комфортных номерах единственной гостиницы города. Каждый день наслаждались едой, выращенной в горах, и устраивали небольшие прогулки на луга, расположенные на пару сотен метров выше города. Красота, а также секс на природе хоть как-то компенсировали наше ожидание. Под конец ожидания даже заметил, что начал немного поправляться. Настолько вкусной была тут кухня, что я съедал двойную, а то и тройную порцию за каждый приём пищи.

Ожидание, пока стабилизируется ситуация в горах, затянулось ещё на пять суток, и только после этого мы выдвинулись в последний участок нашего пути. Пятьдесят километров по горной дороге. По рассказам местных, в летнее время добраться до долины верхом можно было часа за три, три с половиной. В экипаже – часов за пять. Но сейчас, когда в горах прошла серия лавин, никто точное время пути предсказать не мог, и нам рекомендовали задержаться ещё на несколько суток, пока дорогу расчистят. Но столь долгая дорога на столь короткое расстояние уже начала выводить из себя. Так что мы решили отправиться в путь, и если понадобится, самим справиться с последствиями лавин – маги мы всё-таки.

Так и вышло. Для того чтобы проехать на экипаже, Мире приходилось убирать снег с дороги в местах, где прошли лавины. Даже не хотелось представлять, что было бы с нами, если бы такая лавина обрушилась на нас.

Из-за частых остановок для расчистки дороги пятьдесят километров растянулись почти на восемь часов. Но ближе к вечеру мы наконец-то въехали по гравийной дороге в долину.

Практически сразу я почувствовал изменение магического фона, он стал более насыщенный, хоть и с негативным окрасом. Видимо, Тральд правду говорил про то, что источник сдерживает некроисточник.

– На этом наш путь подходит к концу, — произнёс внезапно наш кучер и, нагло усмехнувшись, исчез. Я только и почувствовал искажение метрики пространства. Практически сразу и я, и Мира активировали артефактные щиты и, встав в центре экипажа, начали оглядываться. Через мгновение откидная крыша экипажа поднялась в воздух и улетела в сторону.

— Думаю, будет лучше, если вы деактивируете свои щиты и просто сдадитесь. И, мужик, у нас к тебе нет никаких претензий. Можешь просто взять и уйти отсюда, — послышался мужской голос. Повернувшись к нему, я увидел мага воздуха, который медленно спускался к экипажу со скалы. Я сразу начал осматриваться вокруг: на скале справа находились три нитири, прикрытых магическим щитом. Но меня испугали не они, а болты в арбалете. Их головки сделаны из такого же металла, как и тот у наёмника в Жулии. Главное – не допустить попадания этих болтов в нас. Но на всякий случай я начал наращивать и на себе, и на Мире каменную кожу. В прошлый раз именно она спасла меня. Слева на скале были ещё четыре нитири, и они тоже держали нас на прицеле с такими же арбалетами. Я сразу передал Мире по телепатическому каналу то, что увидел. Внезапно почувствовал формирующееся заклинание магии земли, я даже узнал его. Руквуд показывал его. При помощи этого заклинания можно плавать в земле. Обернувшись в направлении заклинания, я увидел, как из скалы позади нас вышел маг земли и тоже прицелился из арбалета. А спереди спускался, собственно, воздушник.

— А если не хочу? – спросил я, размышляя над тем, кого первым атаковать. Хотя чего думать? Это должны быть арбалетчики. Используя прямой контроль, я начал формировать восемь каменных игл вдали от себя. Это сложная задача, особенно учитывая, что до этого мог управлять максимум пятью, но как говорится, нужда заставит.

— Ты должен понимать, что мы играть не будем. Заказ был лишь на неё, а значит, ты нам не нужен. Своё будущее можешь сам предсказать в таком случае, — произнёс маг, подлетев ближе и зависнув в десяти метрах впереди. Через секунду в метрах ста от нас произошёл взрыв, и кусок скалы весом тонн в тридцать упал с тридцатиметровой высоты вниз. Намёк был ясен и без такой демонстрации, но уже вместе с ней он становился более значимым.

– Виритин? — спросил я у него. Надо было потянуть время, пока Мира обнаружит всех противников. Она уже почувствовала десяток из тех, кого я не видел своим «Магическим зрением». Да и она их не видела – настолько качественная маскировка. Но вот влагу в них она ощущала прекрасно. К моему удивлению, всё происходящее шло словно фоном. Никакого волнения или напряжения, словно я знал, что у меня всё получится без проблем.

— Мы своих клиентов не сдаём. У тебя последний шанс. Отдай нам эту тритири и иди по своим делам. Я даже обещаю не отдавать её своей команде для развлечения! -- Тут он не выдержал и рассмеялся. – А тебя мы даже пропустим в долину. Ты ведь новый владелец! – издевательски усмехнулся маг воздуха. Точно определить уровень его магического дара сложно, так как поверх его ауры была маскирующая сеть. Но то, что он сильнее меня, факт. Это можно увидеть по развитости энергоканалов на ладонях, которые нам было видно. А вот маг земли был без маскировки, и он слабее меня, что не могло не радовать.

– Начали! – крикнула внезапно Мира и дезориентировала звуковой волной на пару мгновений противников. Многие недооценивают звуковые атаки и не используют против них защиту. Ну что же, это их вина. Те несколько мгновений, пока враги корчились на земле, сжимая кровоточащие уши, мне хватило, чтобы ударить со всей силы по невидимкам при помощи земляных игл. Как оказалось, из-за невидимости защита у них была паршивая и пробивалась навылет. А вот с остальными согласно плану должна была разобраться Мира. Мне и так пришлось использовать иглы по несколько раз, чтобы накрыть всех. После смерти, что интересно, тела не появились в видимом спектре, так как артефакты продолжали работать.

– Брон, активируй! – опомнившись, крикнул маг воздуха земляку, но было поздно. Из всех оставшихся в живых, кроме мага воздуха, обладающего хорошей защитой, была удалена влага. – Это не стоило того! – закричал маг воздуха в панике и попытался телепортироваться, но все три попытки закончились ничем. Только после этого он обратил внимание, что поверх его щита находится множество капель воды, созданных из маны Миры. Именно они и не позволили ему телепортироваться, подавляя заклинание. Надо было их сбросить вначале, но уже поздно.

– Кажется, нам есть о чём поговорить. Особенно о том, как говорить обо мне в моём присутствии в третьем лице, – сказала Мира, использовав ещё одно заклинание, которому её обучил Тральд. Оно буквально смяло защиту воздушника, а после водяные щупальца ухватились за конечности и распяли мага.

– Я всё скажу! Только не убивайте меня! – запаниковал маг воздуха. Он оказался не таким уж и смелым, как хотел казаться вначале. Хотя и вначале не производил впечатления брутального мужчины, скорее утончённого франта, который пытался казаться брутальным.

– Посмотрим, что ты расскажешь, – сказала Мира, стараясь не смотреть на кучки праха вокруг, в которые превратились тела после полной дегидрации организма. – И тогда, так и быть, ты не лишишься влаги.

– Я всё-всё скажу! Только не надо меня превращать в пыль! – со страхом в глазах произнёс маг воздуха, посмотрев на бывших своих напарников, от которых уже ничего не осталось, кроме пыли, а потом перевёл взгляд на убитых невидимок. Он явно их видел в отличие от нас. После этого страх у него в глаза удвоился – видимо, осознал, что спасти его некому. Мы вынесли урок из прошлого боя – врагов не жалеть. Лучше потом страдать от угрызений совести, чем этого потом не наступит вовсе.

Если вкратце, то это оказалась группа наёмников, недавно собравшаяся из пострадавших в катастрофе в Ескасе. Ещё три месяца назад большая часть наёмников этой группы состояла в частных дружинах местных аристократов. Теперь же их хозяева частью погибли, частью обанкротились и не могли содержать дружину. Один из магов, ранее служивший какому-то барону Нхтари, погибшему в катастрофе, решил собрать свою команду. И собрал, как и сотни других нитири собрали свои. Вот только эти в отличие от сотен других подобных групп не брезговали выполнять и грязные задания. Последнее задание перед нашим было устранение всех претендентов для получения наследства герцога Атика. Всего им пришлось убить тридцать одного нитири, чтобы заказчик стал главным претендентом на наследство. Были и другие задания, также отличающиеся грязью, и меня отпускать он, кстати, не собирался, несмотря на свои слова. Он собирался ударить меня в спину своей сильнейшей атакой в виде закрученных до острого состояния воздушных потоков.

Маг воздуха Аар Маб – именно так звали лидера этой команды наёмников, хотя их скорее можно назвать разбойниками – поделился с нами огромным количеством информации. И информация, откровенно говоря, пугала. Наши приключения в Жулии стали известны, точнее не так, стало известно, что мы там засветились, но про участие в боях не было сказано и слова. Поэтому Аар и не ожидал от нас большого сопротивления, хотя на всякий случай подготовил неплохую ловушку. В случае чего он собирался нас убить через свою шестёрку мага земли Брона. Они, оказывается, заминировали весь проход в долину при помощи рунной взрывчатки, и если бы Мира вовремя не устранила Брона, то нам пришлось бы весело пережидать рукотворный апокалипсис. Артефакторные щиты, скорее всего, выдержали бы взрыв – всё-таки, когда их создавал Лингрет, он рассчитывал на гораздо более опасные вещи – но полетать нам пришлось бы в любом случае. И да: я оказался прав. За нас опять взялись виритинцы.

Нас заметили в столице Ескаса, кто-то в городе сообщил виритинскому шпиону, от него ушло по цепочке наверх, только не главе разведки, а главе торгового дома. Тот, в свою очередь, посылать в далёкий Ескас своих подчинённых не стал и решил положиться на местный аутсорс, для чего и выставил через своего представителя заказ. Заключался он в том, чтобы доставить Миру любой ценой в Виритинскую республику. И это были первые наёмники, взявшие на нас заказ. Пока расщедрились на полтора миллиона за Миру. Про меня в заказе вообще не было упоминания, отчего стало даже немного обидно. Это очень значительная сумма, но не настолько, чтобы большинство команд наёмников рисковали привлечь на себя гнев подводных владык тритири, поэтому и позволили взяться за денежное задание новичкам. Если ответа от тритири не последует, то за задание могут взяться и команды посерьёзней.

– Мне это не нравится, – произнёс я, после того как Мира усыпила Аара. – Сильно не нравится. Скоро за нами могут отправить уже нормальных наёмников. Пока их останавливает страх перед твоей мифической родней.

– Думаешь, мне нравится? – спросила она. – Мне, получается, надо сидеть безвылазно на острове, иначе… – Она сделала паузу на пару секунд. – Иначе за мной будет вечная охота. Слишком длинные руки у этого ублюдка.

– Надо его устранить самим/

– И как ты это сделаешь? Мы знаем только его ненастоящее имя.

– Надо выйти по цепочке и устранить, иначе покоя не будет, – произнёс я твердо.

– Не стоит. Это может убить нас ещё быстрее. Давай лучше решим, что делать дальше.

– А что тут думать? Его – на ритуал. Осматриваем замок и валим на корабль, а потом – на остров.

– Очень краткий план, – усмехнулась Мира. – Уже решил, кто нам больше всего нужен?

– Да. Лингрет, конечно, молодец, но он не пространственный маг. Нам нужен свой пространственный, который обеспечит нормальные порталы, – ответил я. Уже давно думал над тем, кого следующим надо доставать из артефакта, и пришёл к выводу, что пространственник нам нужен очень сильно – он обеспечит нам мобильность.

– Реэд или Ноус? – спросила Мира, пакую мага воздуха в наш экипаж.

– Думаю, Ноус. Он не относился ко мне высокомерно в отличие от Реэда.

– Да, Реэд та ещё высокомерная сволочь, – согласилась Мира. – Он ко мне ещё до катастрофы подкатывал, пришлось познакомить его со своим коленом, а то по-нормальному не хотел понимать.

– Тогда пусть сидит вместе с некромантом до последнего. Поехали, что ли, – неуверенно дёрнул я поводья, повторяя то же самое, что делал кучер. Вот его тоже было бы неплохо поймать и убить. Он ведь явно был в курсе и специально смылся, когда оставил экипаж на заминированной области.

– Она так не будет тебя слушать, – ответила Мира, усмехнувшись. – Надо бить сильнее. Видишь, какая у неё толстая кожа.

– Веди сама, – передал я ей поводья и – о чудо! – наш экипаж сразу двинулся вперёд. – Это нормально, что мы так спокойно отнеслись к убийству? – спросил я у неё, поскольку не ощущал вообще никаких угрызений совести после сегодняшнего боя.

– Наверное, – пожала плечами Мира. – Они – враги. Они первые напали, так что всё хорошо. И лучше не пытайся думать иначе. Мне хватило и прошлого раза. Я смогла спать нормально только через трое суток.

– Ты права, – произнёс я, после чего взял трубку с табаком, которую нашёл у мага воздуха. – Будешь?

– Нет, дым вдыхать в себя не буду. Гадость какая-то, – поморщилась Мира.

Я же так не считал. Курение в этом мире было редким явлением в основном из-за редкости растения, которое тут используют в качестве табака. Росло оно всего на нескольких островах в море, и эти острова охранялись объединёнными силами нескольких государств, а всё из-за стоимости табака. Один кисет табака, который я нашёл у Аара, стоил больше десяти тысяч корнов. Мне даже стало интересно, откуда он его добыл.

Вторая причина, почему столь высокая цена, кроме редкости, – некоторые специфические свойства. Оно обладало одним эффектом, за что его любили мужчины – да и некоторые женщины были не против скурить его своим мужчинам. Оно поднимало неслабо либидо на пару часов. Мне сейчас это не надо, но вот просто покурить и вспомнить, как я это делал дома, вовсе не против.

Уже после первой тяги почувствовал, как психологическое напряжение начинает покидать меня – всё же старая привычка, которую я победил ещё до экспедиции, давала о себе знать. Просто втягивая дым, становилось легче и спокойней на душе. Правда, ниже пояса я, наоборот, почувствовал некоторое напряжение. Но не страшно, перетерплю немного, а потом…

Тут мои размышления были прерваны, так как мы покинули лес и практически сразу за очередным поворотом увидели замок. Ну как замок – просто каменная башня метров в двадцать, огорожённая каменной стеной в четыре метра высотой. Формально, может, и замок, но я бы назвал его скорее просто небольшим фортом.

Так как я привык к несколько иным масштабам замков, наше приобретение казалось мне каким-то игрушечным, что ли. Но дарённому коню в зубы не смотрят, а потому мы сразу направились к воротам, которые были подняты и не пускали нас внутрь.

– В замке одна аура, – сказала Мира, когда мы оказались перед поднятыми воротами во внутренний двор замка.

– Нам в управе сказали, что тут должен жить старик, следящий за замком. Не похоже что он этим занимался, – указал я на ворота, которые частично поглотила земля.

– Добро пожаловать в «Олитринное Гнездо», – произнёс скрипучим голосом старик через пару минут, когда он наконец-то дошкандыбал к воротам. – Кто вы такие и что забыли тут?

– Владельцы новые, так что открывай ворота и показывай что к чему тут. – От самого замка шёл слабый фон некроэнергии, отчего было неприятно просто находиться рядом. Как этот старик тут живёт в таких условиях, было непонятно. – Тебе должны были прислать письмо.

– Прислали-прислали, – начал старикашка медленно доставать из кармана распечатанный конверт, после чего перечитал письмо и начал внимательно всматриваться мне в лицо. – По описанию похожи, но без документов я вас не пущу.

– Читай. – Старик уже начал меня выводить из себя, и я грубо ткнул ему под нос документы. Мира же, оставаясь на месте кучера и не прикрываясь, ржала надо мной.

Лишь через полчаса, когда старикашка убедился, что мы это мы, а не какие-то разбойники, решившие разграбить замок, он нас пропустил. Честно говоря, лишь сила воли удерживала меня от того, чтобы войти, используя магию и отпинав при этом старикашку.

Как оказалось, кроме башни, во дворе была ещё крытая привязь для животных и даже каретный двор, в который полагалось припарковать экипаж. Правда, всё настолько покосилось, что я бы не рискнул лезть внутрь.

Отправив старикашку написать отчёт о состоянии замка, просто для того чтобы он не мешал нам самим осматривать его, мы отправились на прогулку.

Когда-то эта башня явно принадлежала сильному некроманту. До сих пор в стенах есть останки заклинаний из некромантии, которые укрепляли башню. Но сейчас они большей частью уже все выдохлись и смотрелись останками былой роскоши, видные лишь в «Магическом зрении».

Убедившись, что в самой башне ничего интересного нет, мы отправились сразу в подвальные помещения. Именно где-то внизу были замурованы маги, чьи останки долгое время служили источником для зачарований замка.

Подвалы оказались довольно глубокими и многоуровневыми. По мере того как мы спускались вниз, некрофон неизменно рос и вскоре достиг уровня, как на старом кладбище, а позднее и вовсе ещё сильнее поднялся.

– Некрофон уже очень силён, – сказала Мира. – Тут очень неплохо было бы установить маяк. Никто не смог бы его почувствовать.

– Думаешь, стоит всё оставить как есть? – спросил я у неё.

– Я не вижу смысла уничтожать. Нам не нужен источник почти среднего уровня. Это привлечёт внимание, а значит, и беды. Так что пусть всё будет как есть.

– Знаешь, а ты права, – произнёс я, обдумав ситуацию со всех сторон. – Уничтожение некроисточника не даст нам никаких плюсов, лишь минусы.

– Я всегда права, – ответила самодовольно Мира. – Я начинаю готовить ритуал.

– Давай, а я за пленником схожу, – сказал я и отправился за телом мага воздуха. Уже через полчаса он умрёт, и его душа отправится на перерождение. А в теле Аара обоснуется Ноус.

Сам ритуал прошёл без осложнений. Вообще то, что вокруг было немало некроэнергии, послужило плюсом, и уже через двадцать минут после начала ритуала Ноус открыл глаза.

Первое, что он сделал, – проверил себя между ног и лишь после того, как убедился, что мы дали ему мужское тело, успокоился. А понять его можно: Аар выглядел весьма женственно и на своём теле носил весьма не мало косметики.

– Ноус?

– Я это я, малышка Ми, – произнёс он, широко улыбнувшись. – Значит, нашли мне неплохое тело.

– Я просила тебя так не называть меня, – возмутилась Мира.

– Мне можно. Я тебя видел ещё мелкой, когда твой отец в детстве регулярно через гильдию вместе с тобой и твоей матерью море отправлялся. Ты, наверное, не помнишь, но ты всегда, пока вы ждали свою очередь, подбегала ко мне со своей куклой и рассказывала о ней всё.

– Какие интересные факты о тебе узнаю, – улыбнулся я. Мира от этого засмущалась ещё больше, – Ноус, ты как?

– Если учесть, что бывший владелец тела был заднеприводным, то не очень. Мне приходится прикладывать усилия, чтобы не думать об этом. Но в целом, это лучше, чем быть бестелесной душой. А вот по магии я даже немного выиграл – стал сильнее процентов на десять.

Следующие пару дней Ноус приходил в себя, а мы думали над дальнейшими нашими действиями. Долина была весьма неплохим местом, и если не обращать внимания на башню, явно ранее принадлежащую некроманту, то и вовсе прекрасное. Мне как магу земли тут себя было чувствовать несколько легче из-за повышенного содержания магии земли в воздухе. Она не чистая, но даже так скорость восстановления у меня была раза в два выше, чем вдали от источника.

Через двое суток Ноус пришёл в себя настолько, что смог приступить к работе. В первую очередь, он забрал одно из подвальных помещений себе и начал создание портальной арки. Он просто не понимал, как можно разбазаривать огромное количество некроэнергии и маны земли, вот и решил создать артефакт, который будет поглощать их из внешнего фона, а потом использовать для создания портала.

Мне и Мире пришлось быть на подхвате и всего лишь подносить всё, о чём он попросит для создания портальной арки. Честно говоря, я думал, что это более сложное задание. Но оказалось, что если использовать заклинание одностороннего портала, то это не так уж и сложно. А если ещё использовать телепортационные маяки, то часть схемы заклинания поиска соответствия в ноосфере можно также упустить. Даже я смог бы создать артефакт в таком варианте, имея подробную инструкцию.

Вся постройка артефакта заняла сутки. Затем ещё двое суток ушло на тестирование портала. Мы настроили его на телепортационный маяк, который притащили с собой, и переправляли через портал разные предметы. Вначале просто камни, потом мёртвую органику, потом живую. И должен признать, в этом был смысл. Так как Ноус не знал параметров этого мира, ему пришлось настраивать портал на глаз, что привело к тому, что первоначальные предметы превращались в пыль или фарш. Но к концу вторых суток он всё же подобрал настройки, после чего сам прошёл через портал, чтобы убедиться, что всё работает нормально. Мы пытались отговорить Ноуса от столь опрометчивого поступка и предлагали через портал отправить старикашку. Но он настоял на своём и, к нашему счастью, вышел из портала полностью целым и невредимым.

Больше задерживаться тут в долине смыла не было, так как мы уже её облазали вдоль и поперёк. А потому на следующее утро, оставив старикашке экипаж вместе с некоторыми припасами, покинули долину через портал.

Перемещение через портал было куда приятней, чем телепортация. Откровенно говоря, я даже не почувствовал момент перехода. Просто шаг – и мы в трюме корабля. С собой на борт корабля взяли также комплект материалов для создания ещё одного стационарного портала – в этот раз уже на борту корабля.

Оставив Миру и Ноуса заниматься постройкой ещё одного портала, я отправился в портовое управление, чтобы официально зарегистрировать уход нашего корабля.

Глава 20

Дорога обратно на наш остров заняла пять дней. Такой большой срок был из-за того, что мы заскочили ещё раз на остров Вааркес и договорились об установке портала. Вот за это барон Потр нам очень неплохо заплатил: два миллиона корнов в чистом серебре — именно такая цена на стационарные порталы сейчас. Вот только, даже имея эти деньги, получить портал в свою собственность было практически невозможно. Очереди были расписаны на несколько десятков лет вперёд, а теперь, в связи с ситуацией с монстром в море, желающих получить портал стало гораздо больше. Так что наше предложение сделать на острове портал барон принял с огромным удовольствием. Причём, помимо того что заплатил нам, правильнее сказать – Ноусу, за работу, он ещё и оплатил все материалы для создания портала.

В этот раз портал мы сделали также односторонним, но вывели его не на наши телепортационные маяки, а на специально оставленный для этого портала маяк в пригороде столицы Ескаса. Для чего бывший пират будет использовать портал, меня не особо волновало. Ко мне он отнёсся хорошо, и я к нему отнесусь так же. Вот только о некоторых непредусмотренных функциях портала знать Потру не стоит.

То, что портал был не совсем односторонним и мог служить точкой выхода из любого другого нашего портала, не сильно нужная информация для него. Мы же получили ещё одну точку эвакуации, если наши дела пойдут совсем хреново. Ну и не стоило забывать о нулевом уровне доступа к управлению портала. Лишь я и Ноус имели право делать с порталом что угодно вплоть до дистанционного подрыва в пространственном искажении. Об этой части я попросил Ноуса ещё перед созданием первого портала. Это позволит в случае чего после эвакуации уничтожить наших преследователей. И вот только после того как мы загрузили полученное серебро на корабль, отправились домой.

За последние дни влияние Марка на меня выветрилось полностью, да и на остальных серьёзно ослабло. Мира уже не восхищалась каждым его действием, но всё равно пока считала его хорошим другом. А значит, моя догадка о том, что влияние зависит от его присутствия лично, полностью подтверждена. Оставалось непонятно только, из-за чего он не действовал на Зоуи, но тут может быть много вариантов.

К примеру, Зоуи рассказывала, что ей в своё время вместе с удалением иллеров провели ещё какие-то операции, которые должны были помочь ей эффективно входить в доверие к целям для их дальнейшего ограбления. Но это пока не подтверждено. И чтобы выяснить точно причину этого, я собирался привезти Зоуи на обследование к Лоране и заодно хотел, чтобы она и нас обследовала и выяснила причины влияния. Вот для этого и хотел заскочить на денёк на остров. С Ноусом я переговорил отдельно и рассказал о ситуации. Он весьма серьёзно её принял и пообещал не покидать борт корабля до того, как мы покинем остров вновь.

– Что-то вы задержались, – произнёс Марк, едва мы пришвартовались к причалу.

– Были некоторые трудности, но теперь, если на следующем собрании аристократов Ескаса подтвердят мой титул, я стану бароном Па’гортом, – сказал я, после того как крепко и по-дружески якобы обнял Марка.

— Привет, Марк, — обрадовалась Мира своему другу и тоже обняла его. — На острове ничего новенького не происходило?

– Пока вы отдыхали, мы работали и закончили новый волнолом. Он сейчас растёт вокруг всего острова, — сообщил Марк. – Через пару месяцев неприкрытых частей острова от волн не будет.

— Значит, проект уже закончили, — констатировал я факт. – Всё по расчётам получилось.

— Не совсем. Есть некоторый дисбаланс, отчего поднялась кислотность воды в заливе, но ничего серьёзного, – произнёс Марк. — Когда вы сообщили о скором приходе, я попросил Банджану приготовить обед. По времени уже всё должно быть готово. После обеда расскажете обо всём, что вы вкладываете в понятие некоторых сложностей.

Надолго на острове мы решили не задерживаться, но и прямо сбегать было бы подозрительно, а потому пришлось согласиться и отправиться на обед. Тем более Банджана была лучшим поваром на нашем острове. Не сказать что она готовила на уровне ресторанов, но в то же самое время готовила лучше всех остальных и порой могла совмещать, казалось бы, несовместимые ингредиенты, причём так, что пальчики оближешь.

-- Спасибо, Банджи, ты как всегда восхитительна, – произнёс Марк, после того как мы сели за стол, битком заставленный только что приготовленной едой.

– Марк, зайдёшь сегодня вечером? У меня полочка упала, – стрельнула глазами в Марка Банджана и вильнула попкой. Я заметил, что Марку она нравилась, но он явно старался не подать виду.

– Конечно зайду, – отозвался он.

– Она ведь не для полочки тебя приглашает, – произнёс я, едва Банджи покинула террасу, на которой стоял стол.

– Знаю, но не могу. У неё есть муж, и я не собираюсь с ней спать, – сказал Марк.

– Молодец. Не надо разрушать семьи, – похвалила Мира и приступила к еде.

Следующие пару часов мы просто пересказывали наши приключения, но в несколько урезанном варианте. Для Миры казалось, что просто из-за того, что много событий произошло и не всё успевали рассказать, но на самом деле я просто решил умолчать про тонкости договора с бароном и Тральдом. Я не верил Марку и не собирался с ним сильно откровенничать. Он и так в курсе практически всего тут на острове и давать дополнительную информацию ему не стоило.

– Так может не стоит столько рисковать? – спросил Марк. – Сидели бы тут – и всё было в порядке.

– Так мы и будем делать. Но сначала надо посетить Герен. Ты ведь знаешь, что у нас дети верхушки Герена? Вот и надо встретиться с некоторыми родителями. Они очень интересуются, чему мы учим их детей и кто этим, собственно, занимается, – произнёс я заготовку.

– Карл, я, наверное, останусь на острове. Я устала в путешествии, – сказала Мира. Она тоже считала, что основная цель посещения Герена – встреча с родителями, не мог я пока Мире доверять на все сто процентов, пока рядом с ней есть Марк.

– Хорошо, присмотри тогда за детишками. Я возьму Зоуи с собой, она лучше знает что с ними, – пришлось согласиться с Мирой, так как истинную цель визита я не мог сказать. Но ничего, Лорана должна разобраться в происходящем.

– Присмотрю, – улыбнулась Мира. Она детей любила и была не против присмотреть за ними.

– Тогда решено: к вечеру отправлюсь в Герен, – подтвердил я.

Вечером мы вновь отправились в путь и направили корабль в один из рыбацких посёлков в паре десятков километров от столицы Герена. К сожалению, отправиться напрямую в столицу не могли из-за того, что я до сих пор пребывал в розыске. А вот пришвартовавшись в рыбацком посёлке, якобы для пополнения припасов, что было не запрещено законом, я мог быть спокойным. Расстояние было около восьмидесяти километров. Я специально рассчитал время, чтобы корабль прошёл патрулируемую зону ночью во время пересменки патрулей. А на рассвете наш корабль уже с флагом Герена пришвартовался к причалу рыбацкого поселка.

Задача Ноуса была изображать из себя избалованного аристократа на личной яхте. Благодаря его новому телу это получалось у него очень хорошо. И пока Ноус устраивал настоящее представление, я и Зоуи при помощи летательного артефакта и отвода глаз на низкой высоте отправились в сторону столицы. Главное – обойти сканирующую арку на входе в город, которая могла определить мою ауру, а дальше можно особо не скрываться. Но и наглеть не стоило, просто вести себя как обычный нитири-горожанин. Моя цель – академия магии.

Едва мы покинули остров, я сразу связался с Лораной по разговорнику и рассказал о происходящем на острове. Она быстро стала серьёзной и сказала, что у неё есть идея, чем это может быть вызвано, но ей надо будет провести пару исследований в лаборатории, для чего и приглашает нас в академию. А так как она уже была заместителем заведующего кафедры магии жизни, то сделать ей это было не сложно.

Это был второй раз в жизни, когда я вступил под своды величественного здания академии. Первый раз хотел поступить, но не получилось, а сейчас шёл уже как гость.

Стоило нам переступить порог, как на моём и Зоуи плечах появилась зелёная метка, показывающая, что мы гости кого-то из преподавателей кафедры магии жизни. Долго стоять и ждать нам не пришлось. Уже минут через пять подошла и сама Лорана. Она выглядела сейчас немного старше, чем я помнил и более женственной, что ли.

– Рад тебя видеть, – произнёс я, обняв Лорану покрепче. – Тогда мы так и не смогли пообщаться, – добавил, после того как мы поцеловались в щёчки. – Это Зоуи, я тебе о ней рассказывал.

– Мира – тоже, – очень строго осмотрела Зоуи с ног до головы Лорана. – Говорила, что за этой вертящей жопой сучкой нужен присмотр.

– Да я ни перед кем не кручу задницей, – возмутилась Зоуи.

– Знаю, я поняла это ещё по общению с Мирой, когда попыталась выяснить, что же ты такого делаешь, – улыбнулась добрее Лорана. – Идём ко мне в апартаменты. Вы, наверное, устали с дороги.

– Не особо, – ответил я. – Мы прилетели в столицу.

– Говори за себя, – сказала Зоуи. – У тебя есть чего поесть нормального?

– В смысле? – не поняла Лорана.

– Сладости есть? А то на острове с этим большая проблема. Я сладкого не ела уже месяца три.

– Вроде бы тортик в стазисе остался, – неуверенно сказала Лорана.

– Тогда идём к тебе. Пока торт не съем, ни к каким исследованиям не приступаем, – произнесла Зоуи. Я, честно говоря, и не знал, что она такая сладкоежка.

– Она всегда такая? – спросила тихо у меня Лорана.

– Нет, это странное для неё поведение, – ответил я честно.

– И на неё не действует влияние этого Марка?

– Верно, – ответил я, не понимая, к чему она клонит.

– Это подтверждает мою версию, – кивнула сама себе Лорана.

– Не скажешь? – спросил я у неё.

– Извини, но нет. Пока не проверю её и тебя, не хочу говорить предварительные выводы. Эй, ты куда побежала? Мои апартаменты тут! – крикнула она на Зоуи и открыла дверь, к которой мы незаметно для меня подошли.

– Хорошо, я подожду, – ответил я.

Надолго в апартаментах мы не задержались. Лишь пообедали и сразу отправились в личную лабораторию Лораны, которую ей выделили как одному из самых многообещающих исследователей в магии жизни. Помимо нас, в лаборатории было три ассистента, которые, правда, после приказа Лораны моментально покинули её, оставив нас наедине с дорогостоящим оборудованием. Тут даже стояло нечто похожее на гроб.

– Чего стоишь? – обратилась ко мне Лорана. – Вот, ложись, я сейчас всё быстро посмотрю.

– Ты меня там закроешь? – уточнил я.

– А как иначе. Если боишься, первой пойдёт Зоуи, – сказала она.

И если Лорана хотела меня «взять на слабо», вместо этого она дала мне хорошую идею понаблюдать за происходящим со стороны. Это позволит мне убедиться, что процедура полностью безопасная.

Зоуи не сильно хотела лезть в гроб, но всё же под моим и Лораны давлением была вынуждена раздеться догола и залезть в капсулу. Я и раньше её видел голой, но только сейчас обратил внимание на то, что её фигурка была очень даже неплоха.

– Лорана, что-то не так? – спросил я у неё, когда она начала на меня подозрительно смотреть.

– Пока всё так, но твоя реакция на её тело показывает мою правоту, – сказала она. – Ладно, ты старайся держать себя в руках.

– Хорошо, но я не понял, о чём ты говоришь, – произнёс я и сел на стул рядом с гробом, на который показала Лорана.

– Гияша, дорогая, – раздался женский голос от входа в лабораторию. Как оказалось, это женщина, которой, судя по ауре, далеко за триста лет и она была магом жизни третьего ранга. – Ко мне прибежал Жикт и начал рассказывать, что ты кого-то в лабораторию привела. И я вижу: он говорил правду. Представьтесь, молодой нитири, – обратилась она уже ко мне.

– Карл Па’горт, маг земли двенадцатого ранга, – представился я.

– Это не сынок ли объекта сто тридцать четыре? – спросила она у Лораны.

– Да, профессор, он его сын, – сказала Лорана.

– Гияша, девочка моя, ты ведь знаешь, что это секретная информация. Я понимаю, ты хотела сделать приятное другу и рассказать об отце, но нельзя. Мы ещё не закончили реанимацию, – начала журить Лорану женщина, а я понял, что Лорана не была полностью честной со мной.

– Профессор, вы сами только что рассказали всё, – улыбнулась Лорана. – Я подписывала контракт и не могла ничего рассказать.

– Ой, – прикрыла свой рот ладошкой она. – Так для чего ты привела его? И кто там у тебя лежит в твоей капсуле? Хм, явно работа Явора. Интересно, интересно, но как грубо. Она ведь теперь и детей иметь не сможет, – сконцентрировалась на Зоуи профессор.

– Профессор, вы считаете что над ней поработал отступник Явор? – явно удивилась Лорана.

– Гияша, ну сколько раз тебе говорить… Явор не отступник, а то, что он иногда слишком увлекается в своих исследованиях, ничего не значит. Вот пройдёт пару лет – и он снова станет уважаемым магом гильдии, – поучительно сказала профессор. – И всё же: для чего ты их привела?

– Мой друг, – она кивнула на меня, – заподозрил применение на себе и своей подружке газа Больбрана. Он очень чётко описал симптомы. Я решила проверить и пригласила сюда. Вы сами знаете, что воздействие Больбрана тяжело определить, но мой сканер совмещает на одном уровне данные с ментального, магического и духовного тела.

– Это кому вы потребовались… – стала серьёзной профессор. – Больбран в производстве очень дорогой газ. Ради обычных нитири никто не будет применять его. Кажется, я понимаю что ты хочешь увидеть. Из-за изменённой гормональной структуры организма на неё не должен действовать Больбран, да и на тебя он должен действовать весьма слабо, у тебя тоже перекроено всё тело. Что за неумеха над тобой работал? Гияша, я вижу, у тебя в лаборатории два результата явно чьих-то секретных разработок. Скажи, ты не влезла в какие-то неприятности?

– Они сами меня нашли, – сказала Лорана.

– Я с тобой поговорю потом. Ты великий учёный и лезешь в разборки низших. У тебя великое будущее, не вздумай его загубить, – возмущённо произнесла профессор. – Но раз ты всё-таки притащила неприятности сюда, я тебе помогу.

– Спасибо, профессор, – сказала искренне Лорана.

– Я и стала твоим куратором, чтобы помочь в любой ситуации. Вы, молодёжь, слишком любите совать свои носы куда не стоит, – произнесла профессор и создала несколько очень сложных заклинаний. – Ты была права. Обоих пытались обработать Больбраном. У него сейчас идёт стадия вторичного подчинения, гормональный фон должен играть как сумасшедший, но из-за криворукости химеролога, который над ним работал, всё относительно нормально. А вот у неё токсическое отравление. Тот, кто применил Больбран, явно пытался преодолеть её сопротивление повышением дозы, но бесполезно. Если бы не было импланта в её печени, который перерабатывал излишек Больбрана в организме, она давно стала бы трупом. А теперь я очень серьёзно слушаю. Во что вы влезли?

– Ей можно верить? – спросил я у Лораны.

– Да, – коротко ответила она, и я решил довериться её мнению.

– Всё началось с того, что мне пришлось покинуть Герен после переворота, так как меня записали в пособников старого режима, – начал я рассказ о произошедшем. Подробности не рассказывал, но и без них рассказ занял больше двух часов времени. К этому моменту Зоуи уже вновь оделась и внимательно слушала рассказ, так как и сама многого не знала.

– Значит, кто стоит за этим Марком, ты не знаешь, – сказала профессор. – Гияша, собирай наш экспедиционный набор номер восемь. Мы отправляемся с этим молодым нитири на его остров. И возражения не принимаются. Тебе повезло, что я участвовала в ликвидации последствий заражения Больбраном в сорок третьем и знаю, как это делать.

– Хорошо, профессор. – Лорана явно была довольна произошедшим. Вот, честно говоря, я не понимаю, почему она настолько верит профессору, но видимо, есть для этого причина.

– Завтра утром мы отправимся к вашему кораблю. Я оформляю официальный пропуск от академии, – сказала женщина. – Я помогу, так как вы друзья Гияши, – добавила она, когда Лорана вышла из лаборатории. – Но если вы ещё раз втянете девочку в проблемы, я вспомню, почему меня называли зелёной ведьмой, – раскрыла в этот момент свою ауру полностью профессор, и я очнулся парой секунд позже, лёжа на полу и вдыхая воздух через раз. Зоуи и вовсе лежала без сознания.

Я же понял, что шутки с этой женщиной-целительницей будут очень плохи. Она была очень сильным и опасным магом и образ недалёкой женщины не должен обманывать. Если надо – она могла убить нас в одно мгновение.

Когда через полчаса Лорана вернулась к нам, мы уже пришли в себя и решили не рассказывать ей о том, что сделала профессор. Это будет лишним, а потому Лорана удивилась нашему слегка потрёпанному виду и даже заподозрила, что я переспал с Зоуи, и использовала заклинание для проверки, но оно показало, что у нас отсутствовали половые контакты в последние сутки.

– Кто она? – спросил я у Лораны, когда мы вернулись в её апартаменты.

– Она гений, она самый настоящий гений, – восхищённо сказала Лорана. Видимо, профессор для неё была кумиром. – То, что она может творить с живой материей, уму непостижимо. Вот взять вот это растение. Как думаешь, что в нём необычного?

– Не знаю, но в его косточках есть какая-то магическая структура, – ответил я минут через десять, которые пытался опознать магическую структуру.

– Если съесть эту косточку, то тебе не страшны любые органические яды, пока она не выйдет из организма естественным путём. Плюс повышает сопротивление к болезням. Сейчас я без косточки не хожу вовсе, – сказала Лорана. – А вот эти лепестки стоит приложить к любой ране – и она затянется в течение пары секунд. Я проверяла на преступнике и пробила тому одно сердце кинжалом насквозь. Всего через тридцать секунд не было и следа от раны. Жаль, что пока использовать их нельзя, – расстроенно сказала Лорана.

– Почему? – спросил я у неё.

– Болевые рецепторы не отключаются, их чувствительность, наоборот, раз в десять вырастает. Подопытный сошёл с ума в процессе исцеления от боли.

– Я понял, что она гений и всё такое. Но ей верить точно можно?

– Она с самого начала поняла, что я вселенка в это тело. Именно она помогла скрыть этот факт, – сказала серьёзно Лорана. – Она сама вселенка, только это произошло три столетия назад. И, может, тебе будет интересно, она раньше была человеком.

– ЧТО? – в шоке уставился я на Лорану.

– Да, она была человеком и жила в какой-то Хра-ции. Вроде бы я правильно назвала страну. У тебя в мире была такая?

– Не помню, – ответил я, с трудом успокоившись. Я знал, что люди есть в этом мире, но вот так встретить бывшего человека очень удивительно. – Значит, она поможет нам просто так?

– Нет, я пообещала ей, что стану её личной ученицей. Извини, я знаю, что это расходится с твоими планами, но упускать шанс учиться у такого гения, как она, я не могу.

Слова Лораны были не теми, которые я хотел услышать. Ведь теперь можно забыть о её верности нам. Но в то же самое время я вполне понимал: она думает о своём будущем. Собственно, этим же занимаюсь и я: думаю о своём будущем в первую очередь.

Пришлось принять её решение. Обидно очень, но я понимал Лорану. Был и хороший момент: завтра ей придётся объясняться с Миррой. И вот, зуб даю, что всё дойдёт до женской драки. Хоть понаблюдаю за этим.

На ночь мы остались у Лораны в апартаментах, а утром к ней пришла профессор и просто открыла портал прямо из комнаты к рыбацкому посёлку, о котором я вчера ей рассказал.

Вышли мы из портала сразу на причал. Профессор внимательно осмотрела корабль и, чему-то улыбнувшись, устремилась на борт. Вот только в следующий момент ей пришлось отлететь от мощнейшего разряда молнии в сторону.

– Кажется, я забыл внести чьи-то параметры ауры в систему безопасности, – усмехнулся злорадно я. Она улетела в воду и хоть сумела защититься от удара молнии, но всё равно намокла. Правда, уже через пару секунд она стояла полностью сухая и без следов воды.

– Неплохой шокер. Кого послабее отправил бы в мир иной. Одобряю. Правда, следует добавить ещё некроэнергии в разряд, это повысит убойность как минимум наполовину, – сказала она.

– Добро пожаловать на борт, – кисло произнёс я, приглашая её подняться на борт корабля.

Обратный путь прошёл в полном молчании. Я, Зоуи и Ноус не хотели разговаривать при чужаке, а профессор просто наслаждалась морской прогулкой. По её словам, в последний раз она отдыхала лет тридцать назад.

Когда в пределах видимости появился наш остров, я начал внезапно ощущать слабость. Повернувшись к Зоуи, увидел, что и она начала слабеть, а через пару секунд упала без сознания на палубу.

– Неправильно рассчитала концентрацию, – услышал я голос Лораны.

– Ничего, у него странный организм, тут немудрено ошибиться, – сказала профессор, подойдя ко мне, с трудом стоящему на коленях. – Ты сейчас забудешь обо мне. Вспомнишь, когда всё закончится. Если я права, то за вашим Марком стоят очень серьёзные нитири и лучше, чтобы они обо мне ничего не знали.

– Сучка… – прохрипел я и потерял сознание.

***

– Хватит дрыхнуть! – почувствовал удар в плечо. Рывком очнувшись, увидел, что заснул стоя за штурвалом, а корабль уже практически подошёл ко входу в залив.

– Спасибо. Видимо, я слишком устал в последнее время, – ответил я Лоране. – Так какие у нас планы?

– Сейчас приходим, я осматриваю Сальмиру, и потом всё решим, – сказала она. – А вы пока подержите Марка в стороне.

– Сделаю, – произнёс я. – Мне как раз почему-то хочется кому-то надрать задницу. Думаю, спарринг в полный контакт будет как раз. Ты ведь меня в случае чего полечишь?

– Подлечу, мальчишка, – улыбнулась Лорана.

– А вот, собственно, и Марк с Мирой, – сказал я. – Привет, вот и мы. Правда, быстро вернулись?! – крикнул, усилив свой голос магией.

После швартовки корабля отпустил команду на берег. Ноус вместе со мной и Зоуи отправился на наше поле для тренировок для разминки. Марк, уже узнавший о маге пространства от Миры, был сильно недоволен его присутствием, но ничего не предпринимал. Ну, мне так казалось.

Реальность оказалась несколько иной. Стоило нам немного размяться, как тут же появился Марк и вызвал сразу нас двоих на спарринг. Якобы он хотел посмотреть, что новичок собой представляет, а так как он уверен в себе, то решил устроить бой сразу с двумя. Ну-ну, пусть так думает. Ему немного времени осталось. Стоит Лоране прочистить мозги Мире, деньки Марка будут сочтены.

Должен признать, Марк как боевик очень хорош. Если вначале я думал, что мне с Ноусом удастся надрать ему задницу, то реальность оказалась иной. Именно Марк надрал нам задницу, причём с разгромным счётом. Раньше он, оказывается, во время тренировок со мной сильно сдерживался, а сегодня явно был не в настроении и сорвался.

Без травм закончить тренировку не получилось. Я получил сквозную дыру на бедре и, собственно, открытый перелом бедра. А Ноус и вовсе лишился ладони, когда Марк перенаправил его искажение пространства обратно на Ноуса, и тот не сумел его вовремя развеять.

К счастью, Лорана была с нами. Пусть и с накопителями, но смогла все наши травмы исцелить в считанные секунды. Правда, зверский аппетит намекал о том, откуда исцеление взяло строительные материалы.

После ужина я сразу отправился спать, так как на что-то ещё у меня банально не было сил. Я даже не дождался возвращения Миры – настолько хотелось мне спать.

Уже утром, когда проснулся, обнаружил её, лежащую рядом, всю в слезах. Было понятно, что встреча с Лораной закончилась как надо.

– Дорогая, – растормошил я Миру, так как сон ей явно снился неприятный. – Это всё сон.

– Карл, – открыв глаза, она посмотрела на меня, после чего крепко обняла и не хотела отпускать, – нам надо поговорить.

– Согласен.

– Но не здесь. Идём к северному обрыву, там нас никто не услышит.

– Значит, ты всё поняла? – спросил я, начав одеваться.

– Идём, там и поговорим.

Через полчаса мы уже стояли на краю скалы. Перед нами открывался вид на штормящее море. Все теплые деньки закончились, и до следующей весны хорошую погоду можно не ждать.

Сальмира сильно волновалась перед разговором. Явно очень задело то, что кто-то подчинил её чужой воле, и теперь она не знала, как попросить у меня извинения за то, что не верила насчёт Марка.

– Карл, прости, но ты должен умереть ради наших жизней, – сказала Мира, и я почувствовал резкую боль в области груди. Ещё не осознавая её слов, поднёс руки к груди, где нащупал нечто тёплое и вязкое. Переведя взгляд на свою грудь, увидел кончик кинжала, торчащий из груди, прошедший прямо через сердце.

– Мира… За что?.. – почувствовал я слабость, после чего начал заваливаться на землю. Последнее, что мне запомнилось, перед тем как погрузиться во тьму, – слёзы Миры, капающие на мою грудь.

Глава 21

— Вас Цилберг, – раздался громкий женский голос через громкоговоритель.

– Это я, – вскинулся я, когда регистратор наконец-то позвала меня по моему новому имени.

– Вас ждут в третьем кабинете, – сказала девушка за столом и вернулась к книге, которую только что читала. Её делом было лишь контролировать очередь и вызывать тех, к кому она подошла.

Не думал я ещё месяц назад, что моя жизнь настолько кардинально изменится. Но и оставить всё как есть не мог. Меня убили. Да, временно, но убили и лишили моего тела. Но самое плохое не это. Самое плохое в том, кто это сделал. А сделала это моя любимая. Та, ради которой я был готов сделать что угодно. Та, от которой не ожидал ничего подобного. До сих пор щемит в сердце от недоверия и предательства, которые показала она мне.

Да, она таким образом решила множество проблем, или точнее отложила на позже, ведь рано или поздно всем станет понятно, что они показали спектакль для наблюдателей, но она ведь могла поделиться со мной своим планом, и я, вполне возможно, даже согласился бы с ним. Не факт, что согласился бы, но, может быть, придумал бы что-то получше. Даже сейчас у меня в голове были идеи, как можно было бы вывернуться из ситуации, но меня даже не спросили. Я, получается, был никем для неё.

Она приняла решение за меня сама. Мне до сих пор больно, и это несмотря на то что события произошли больше месяца назад. До сих пор хочется орать и дёргаться в истерике, но это бессмысленно.

Она отвела внимание от своих соотечественников на некоторое время моим убийством, ведь теперь хозяин Марка будет считать, что всё в порядке. Рано или поздно она будет их по-хорошему, без силы и со всеми своими знаниями. Как потом мне говорила Лорана, тело Миры принадлежало к высшей касте тритири. Их было всего несколько десятков и потенциал таких тритири был невероятен. Проще сказать, что из пятидесяти одного известного мага первого ранга двадцать четыре были тритири из этой касты. Обычно они своих детей до шестидесяти-семидесяти лет не отпускали из подводных городов. Именно к тому возрасту они набирались сил и опыта, когда сделать с ними что-либо без их согласия было очень сложно. А вот Мира, мало того что была подростком по меркам тритири, ей было всего семнадцать лет, так у неё, по мнению хозяев Марка, магический дар вообще особенный. Она была самым сильным магом для своего возраста во всём мире, по крайней мере, из известных. Так что охота на Миру началась неслабая. Тут надо даже отблагодарить хозяев Марка. Они очень постарались, чтобы никто лишний не узнал об особенностях Миры, хотя информация всё равно ушла на сторону.

Теперь, после моей «смерти», по плану хозяев Марка, он должен с ней сблизиться и помочь пережить трагедию, а после и вовсе убедить её добровольно поделиться своими яйцеклетками для выращивания новых супермагов. По словам Лораны, Марк многое рассказал, после того как начали его допрос. Она считает, что он и сам хотел попасться и специально допускал некоторые ошибки. Но так ли это, даже не знаю. Я не знаю, можно ли кому-то из них верить.

Но не это стало для меня самым неприятным. Был ещё и второй удар, забивший последний гвоздь в крышку гроба доверия. Мира приняла решение, что моё тело плохое и его надо заменить. И заменить не на какое-то другое тело, а именно на тело Марка. А она знала о моём отношении к Марку. Знала, что я его ненавижу, знала, что я буду себя ненавидеть после такого. Всё это она прекрасно знала. И всё равно решила поступить именно так.

Это и привело к тому, что я сбежал. Просто, когда очнулся в госпитале и Лорана начала рассказывать о том, на какую жертву пошла Мира, я психанул. Сальмире даже смелости не хватило, чтобы сказать всё самой. В тот момент меня вообще перемкнуло, и вокруг начал сам воздух искажаться. Не знаю, что это было, но Лорана применила заклинание из целительной магии, и я отключился.

Очнулся уже поздней ночью. Я до сих пор лежал на кровати, вот только теперь меня ещё и связали. И ведь гады позаботились, чтобы не мог пользоваться магией. Вот только они не предусмотрели, что Марк, оказывается, имел и на такой случай сюрприз. Со временем мне удалось узнать о сотнях сюрпризов, которые прятал он в своём теле, но этот был первым.

Когда я пытался вырваться из ремней, случайно напряг мышцы на правой руке. Сразу почувствовалась резкая боль в руке и ощущение вязкой жидкости текущей по руке. С трудом повернувшись, я смог рассмотреть, что вдоль лучевой кости выскочило костяное лезвие, которое и разрезало верёвку. Потом, после того как я сбежал, в спокойной обстановке обследовал его и оказалось, что оно не уступало стали по крепости и было при этом очень острым.

Воспользовавшись лезвием, срезал верёвки и как был голый, так и вылез через окно. Практически сразу поднялась тревога, но я как-то на автомате рывком дёрнул головой по странной траектории, после чего почувствовал тёплый ветерок поверх тела. В это же время рядом со мной пробежал Руквуд в сторону госпиталя, но меня он не заметил, несмотря на то что расстояние между нами было меньше двух метров. Следом за ним прибежала и Лорана вместе с неизвестным мне магом-целителем третьего ранга. Но и они меня не увидели.

На подсознательном уровне почувствовал, что мне надо ускориться, а то моя маскировка в скором времени исчезнет. И я вновь начал делать какую-то дурь: рукой нажал на свои рёбра в определённой последовательности. Практически сразу почувствовал прилив сил и желание бежать, просто бежать.

Возле берега я даже не задумался о том, чтобы остановиться, и просто продолжил свой бег уже по воде. Вместе с этим почувствовал холодок в ногах. В «Магическом зрении» я увидел, что поверх моих ног светится какая-то голубая сеточка, которая и удерживала меня на поверхности воды. Внезапно почувствовал движение большой массы воды позади себя. Обернувшись на мгновение, заметил выстрелившие в мою сторону водяные щупальца от Миры, стоящей на ледяной платформе. Я же как-то на автоматическом уровне рывком развернулся, и едва щупальца коснулись меня, создал всплеск неструктурированной маны огня. Щупальца мгновенно испарились, а я почувствовал на миг дезориентацию, после чего не удержался на ногах и упал в воду.

Уже в воде понял, что в моём восприятии что-то изменилось, а именно — восприятие окружающего мира. Я чувствовал воду не просто физически, но и каким-то сверхъестественным образом. Чувствовал потоки энергии в воде. И самое странное, что я мог этой энергией управлять. Что это, понял не сразу. Мне потребовалось сопоставить новые чувства с тем, что раньше я чувствовал от земли. Эти чувства хоть и были похожи, но отличались, да и слабее были раз в десять.

Используя методику управления землёй, я начал пропитывать воду вокруг себя и понял, что вода действительно мне подчиняется, пусть и не так хорошо, как земля. И только в этот момент осознал, что мне не просто тело досталось, мне и магический дар достался от Марка. Видимо, меня не просто переселили в новое тело, но и сделали что-то для моего усиления. Оценить свою силу я не мог, но то, что стал сильнее в несколько раз, точно.

Используя прямой контроль над водой, смог вновь забраться на поверхность воды и практически сразу вокруг ступней вспыхнула схема, удерживающая меня на поверхности. Осмотревшись в «Магическом зрении», понял, что нахожусь где угодно, но не в море около острова. Во-первых, тут уже рассвет, а сбежал я около трёх часов утра, значит, находился в нескольких часовых поясах от предыдущего места. Во-вторых, везде, где я только мог глянуть, была вода и лишь на горизонте были какие-то горы со снежной шапкой. В-третьих, тут тепло, гораздо теплее, чем на нашем острове, да и вода, которую я вначале принял за морскую, была слишком солёной — раза в два, а то и в три. Ну и четвёртое — магический фон был совсем иным. Всё это позволяло предположить, что я оказался в другом месте. И благодарен за это должен быть Марку – у него в теле где-то был телепортационный артефакт, который и перенёс меня сюда.

Мысли о том, что надо было бы вернуться, у меня в голове не возникло совершенно. Они показали своё истинное отношение ко мне. И как бы мне не было больно, надо разорвать все наши связи и начать новую жизнь, тем более сейчас меня никто не будет искать. Но вначале надо немного отдохнуть. И если я прав, то вода тут удержит меня без моих усилий.

Так, в общем-то и было. Я просто лёг на спину и, не пользуясь никакой магией, остался у поверхности. Но и просто лежать было неправильно, а потому я потянул себя в сторону гор, которые виднелись на горизонте при помощи телекинеза.

— Вас Цилберг, универсал восьмого ранга, – произнёс пожилой мужчина, вырывая меня из воспоминаний, когда я зашёл в его кабинет и даже не обратил на него внимания. — О чём таком важном размышляете, что своего вероятного куратора не замечаете?

— О прошлом,– ответил я честно.

— О котором нам, кстати, прискорбно мало известно, – произнёс маг, сидящий за столом. — Всё, что нам удалось выяснить, так это то, что вы полтора месяца назад появились в неподобающем виде для мага вашего уровня на шахте Огдаба Милого. По его сведениям, не будь у вас иллеров, вас бы отправили на шахту, так как тату свободного гражданина на вас также не было. А так вызвали представителя гильдии. Они тоже не смогли ничего про вас выяснить. Так вы кто? -- спросил маг, смотря мне в глаза.

– А как же ваш девиз «оставь всё позади и начни новую жизнь»?

– Вот чем вы решили оперировать, – кивнул сам себе маг. – Ладно, нам действительно плевать на прошлое соискателя, главное, чтобы не было проблем с СБ. Но поскольку выяснить, кто вы, не получается, то и проблем нет никаких, – усмехнулся маг. – Итак, маг универсал восьмого ранга.

– Не совсем так. Маг земли двенадцатого ранга с силами универсала восьмого. Другими стихиями могу управлять лишь прямо, заклинаний не знаю. – Это не совсем правда, но близко.

– Это кто же так поиздевался в твоём обучении?

– Мой учитель был магом земли, вот и смог обучить лишь ей.

– Это не важно, – отмахнулся маг. – Извини, но зарплату мага восьмого ранга получать ты не будешь. Лишь свой двенадцатый.

– Я знал об этом с самого начала.

– Хорошо. Я смотрю, во время отбора ты себя показал неплохо. А потому можешь выбрать отряд, к которому ты хочешь присоединиться.

– К «Степным крюнам».

– Уверен? Они почти не вылезают из-за стены.

– Уверен, – ответил я честно.

– Хорошо, через три дня будет отправка припасов для них. Мы тебя переправим вместе с ними. Поэтому, если есть незаконченные дела, рекомендую их закончить и приходить в полдень сюда через три дня, – произнёс маг, поставив магический оттиск на моих документах.

– Буду, – ответил я. Мне и на самом деле следовало закончить некоторые дела.

Покинув вербовочный пункт гильдии наёмников Империи, я отправился в дом, в котором жил последнюю неделю. Хороший дом, уютный. Мне в нём понравилось, и я даже наслаждался жизнью, живя в нём и ожидая своей очереди на собеседование. И пусть хозяева показали себя не с лучшей стороны, это мне не испортило впечатление от уютного и комфортного дома. Но теперь следовало решить, что делать с хозяевами, которые лежали связанными в подвале уже третий день.

Сегодня утром, когда я подлечивал их, заметил, что долго они не протянут. У них явно травмированы внутренние органы и три дня без качественной медицинской помощи поставили их на грань гибели. Вот и надо понять, стоят они лечения или нет. Так-то они не смогли ничего сделать мне плохого, но только из-за паранойи, привитой мне ещё некромантом, я без выставленного магического щита спать не ложусь. Ох и морока его создавать без артефактов, но хоть тренируюсь таким образом.

– Ну и что мне с вами делать?– спросил я у главы этих мелких преступников.

– Отпусти нас немедленно, и я обещаю, что тебя отправят в обычную тюрьму, – ответил нагло мужик, и это несмотря на то что они уже третий день связанные тут лежат. А нечего было ночью пытаться меня ограбить и зарезать.

– Ответ неверный, – произнёс я. – Думаю, стоит посмотреть на то, как работает это заклинание.

Оказалось, что к телу Марка был привязанный пространственный карман, и я смог его активировать случайно. Что в нём находится, понять было невозможно, но пару предметов я угадал. Среди них была книга заклинаний. Весьма старомодно, но видимо, Марк был из любителей старины. В этой книге он записывал интересные заклинания. И одно из них я собирался испробовать. Оно было смесью трансмутации и магии земли. Трансформировало живую плоть в мрамор. Причём, едва мана покидала трансформированную плоть, определить, что раньше это было живым организмом, нельзя. Судя по заметкам, Марк пользовался этим заклинанием хоть и не часто, но пару раз в год он при его помощи устранял трупы. Главное – придать форму будущей скульптуре покрасивее и всё.

Через полчаса у меня действительно оказалось три статуи мужиков. Один из них сидел на стуле, как на троне, и гневно смотрел на двух других, которые держали перед ним на подносе еду. Вышла неплохая тренировка для телекинеза, ведь именно при его помощи мне пришлось поддерживать форму будущих статуй. Но получилось весьма неплохо, мне даже понравилась композиция.

Если раньше я бы подумал над менее кардинальным способом сокрытия следов, то теперь, после произошедшего со мной, понял, что враги должны быть мёртвыми, насколько бы они ни были мелочными. Попытался убить тебя? Всё, значит, он выписал себе смертельный приговор, и именно мне выпала честь привести его в исполнение. Хорошо, что иллеры длинной в пять сантиметров останавливают большинство нитири, желающих сделать со мной что-то.

Больше в этом доме мне было делать нечего. А потому, поднявшись в свою комнату, я взял обычный рюкзак, в котором хранил лишь пару комплектов запасной одежды, и покинул этот дом.

Как бы тут ни было хорошо, но когда я утром уходил в гильдию, меня уже спрашивали соседи, куда делся хозяин со своими слугами. Я тогда ответил, что они отправились на отдых. Но что-то сомневаюсь, что они мне поверили. Хорошо ещё, что не вызвали сразу полицию. Хотя даже если бы и вызвали, то сомневаюсь, что они прибыли бы сегодня. Сейчас полицейским не до предполагаемых преступлений, им бы самим не помешала помощь в расследовании настоящих преступлений, количество которых с каждым днём увеличивается.

Хогмурт – город, в котором я находился, – ещё пару месяцев назад был ничем не примечательным городком. В нём останавливались караваны, идущие в сторону Нудринара, но не часто, так как были и более удобные маршруты. Так что и население было всего около десяти тысяч нитири.

Всё изменилось вместе с атакой монстра. Хогмурт стал самым близким уцелевшим городом к ранее процветающему, а теперь погибшему региону. Именно тут создали штаб помощи и отсюда координировались все действия по восстановлению пострадавшего региона. И именно Хогмурт первый пострадал через пару недель после нападения монстра. Никто не знает точно, откуда появились мелкие твари, но они появились, их было много.

Первую волну тварей смогли остановить лишь потому, что в то время тут был расквартирован гвардейский легион, поддерживающий порядок во всём регионе. Потери были большие, но военные справились и обратились к магам. Прибывшая единичка, маг земли, просто взял и перегородил всё стеной в полтора десятков метров в высоту. А наёмники, почуяв перспективу заработка из бюджета, подтянули команды со всей Империи и теперь занимались истреблением тварей за стеной.

Потери были большие – примерно десятая часть отправившихся за стену не возвращалась обратно. А бывали рейды, когда вообще никто не возвращался обратно. Правда, по слухам в этом виноваты не твари, а конкурирующие команды наёмников. Несмотря на огромный канал, который создала тварь по дороге в океан, за стеной осталось немало ценностей. И насколько я могу судить, большая часть команд как раз и занимается мародёрством.

«Степные крюны» на фоне большинства команд наёмников отличались в лучшую сторону. Они зарабатывали как раз на уничтожении тварей, правда, сдавали останки тварей не в официальный пункт приёма, а частникам. Это не приветствовалось на официальном уровне, но и не запрещалось, так как все понимали, что раз уж команда занимается именно уничтожением тварей, то зарабатывать она хочет побольше.

Почему я лезу на рожон? Там ведь опасно. Да потому, что до сих пор не могу забыть произошедшего. Каждую секунду думаю о том, что произошло на острове и правильно ли я поступил. А может, стоило остаться там и обо всём поговорить? Но нет, они придумали бы очередную ложь, в которую я поверил бы и простил им всё. Раз решил начать новую жизнь с нуля, значит, так и будет. И постоянная опасность моей жизни в этом мне хорошо поможет. Постоянный адреналин и опасность должны выбить из меня переживания. По моим расчётам, мне потребуется не меньше нескольких месяцев на то, чтобы прийти в себя. Заодно можно подучиться магии.

В «Степных крюнах» служило девять магов, из них трое были универсалами десятого ранга. Самый сильный был магом земли шестого ранга. И если учесть, что этот отряд наёмников существует уже больше десяти лет и всегда бывает в самых опасных местах, мне будет чему у них научиться.

Но это всё через три дня, а пока надо закончить со своими делами. С самой неприятной частью я уже покончил. Пусть полиция найдёт статую в подвале: они никогда не докажут, что те раньше были людьми.

Теперь же остались более приятные дела. Во-первых, стоило проведать Венорику. Хорошая девушка. Именно она помогла мне немного прийти в себя. Как ни странно, она работала в публичном доме, но сегодня у неё был выходной, чем я и решил воспользоваться.

– Тук-тук, есть кто дома?– спросил я, постучав по калитке. Я прекрасно видел ауру Венорики: она сейчас как раз занималась цветами в небольшом саду, окружавшем её дом.

– Вас, ну я же просила не приходить домой ко мне, – сказала красивая нитирианка, по-быстрому затянув меня к себе во двор. – Мне нельзя общаться с клиентами вне работы.

– Значит, я просто клиент?– скорчил я обиженное лицо.

– Вас, не начинай, я буду смеяться, – не выдержала девушка и на самом деле рассмеялась. – Ты сам знаешь, что больше чем клиент, но раньше ты домой ко мне не приходил. Мне начинать бояться? – спросила она, указав взглядом на садовые ножницы в руках.

– Не стоит, я пришёл поблагодарить тебя за всё. Если бы не ты, то не думаю, что я ещё был бы жив. Я ведь нарывался на неприятности, смертельные неприятности, я действительно подсознательно хотел умереть.

– И я рада этому, иначе ты не напал бы на Лил Брота. Никто в здравом уме с ним не связывается. И быть бы мне сейчас его личной рабыней, – усмехнулась Венорика.

– И не напоминай. Чего его только бояться? Ну есть у него богатый папочка, так попробуй найти его тело. Что, мало методов уничтожения тела?

– Не знаю, я в этом не специалист, но ты – просто раз! – взмахнул рукой – и он рассыпался пылью. Это было так круто! – сказала Венорика.

– Обычная магия воды, просто дегидрация объекта, – произнёс я с улыбкой и сразу помрачнел, так как вспомнил Миру, использующую также магию воды.

– Опять вспомнил её? Ну и дурак, выкинь эту сучку из головы, а лучше иди ко мне. Я тебе помогу это сделать и даже бесплатно, – улыбнулась Венорика и начала расстёгивать легкий комбинезон, в котором она работала в саду.

– А как же с клиентами вне работы «ни-ни»? – широко улыбнулся я.

– Ты не просто клиент, ты тот, которого я хочу сама трахнуть, а значит, иди ко мне, – сказала Венорика и распахнула свой комбинезон. Её грудь четвёртого размера была в красивом спортивном лифчике и весьма призывно покачивалась при её движениях. Ну что же, это моя новая жизнь, а значит, долой запреты.

Двумя часами позже мы вдвоём лежали в огромной ванне Венорики. Хотя какая это ванна? Это скорее мини-бассейн. Страсть, простимулированная умелой жрицей любви, была невероятна. Но к сожалению, несмотря на фантастическое удовольствие на физическом уровне, в сознании я чувствовал себя не сильно хорошо. Было такое ощущение, что я предал Миру. Но ведь именно она первая предала меня. Ведь это так?

– Когда отправляешься?– спросил Венорика у меня.

– Через три дня. К «Степным крюнам» записался, – произнёс я.

– Так и знала, что ты адреналиновый маньяк. Это твоя жизнь. Делай что хочешь, но я бы рекомендовала подумать и записаться в более безопасный отряд.

– Мне как раз и нужна опасность. Мне надо, чтобы новые впечатления вытеснили старые. Извини, не хотел тебя грузить.

– Не переживай, мне положено это выслушивать по профессии, – усмехнулась Венорика. – Какие у тебя планы на эти три дня?

– Думаю, закрыть контракты с лавками Мадраса и Невлика. Мне осталось всего по десятку артефактов им отдать. А потом, думаю, на денёк завалиться к вам в заведение.

– Тебе одной меня мало? – якобы обиделась Венорика.

– Достаточно. Но ты ведь сама будешь работать.

– Проведу тебя как VIP-клиента – и никаких проблем. Есть у нашего дома виллы в горах. Надеюсь, десять тысяч на оплату заказа не пожалеешь?

– Не пожалею. Ты сама ведь знаешь: мне на деньги плевать.

– Тогда завтра заканчивай дела с артефактами, и вечером мы отправимся через портал в горы на одну из наших вилл. Там есть горячие источники и в них можно купаться нагишом, – с предвкушением сказала Венорика.

– Тогда на такой план я согласен. А сейчас нам надо продолжить. Я, кажется, уже восстановился, – добавил я, почувствовав вновь возбуждение. Всё-таки Венорика профессионалка и знала, что надо выпить для продолжения. Даже мои мысли о том, что я предал Миру, отошли в сторону, и вновь мною завладели животные инстинкты.

Утром, хорошо выспавшись, я отправился закрывать свои долги. Первым на очереди был Мадрас. Неплохой маг-артефактор лет семидесяти и всего пятнадцатого ранга. Его заинтересовали мои одноразовые целительские артефакты, которые я и делал для него. Вместе с вселением в тело Марка контроль над маной у меня в отличие от Миры улучшился. Благодаря этому у меня получалось делать даже весьма сложные артефакты, ранее за которые я точно не взялся бы без станка.

Десяток артефактов я закончил в его мастерской всего за три часа. Получив честно заработанные сорок тысяч корнов, отправился к его сыну Невлику. Тот тоже был артефактором и до недавнего работал в Одруме, местном региональном центре, но когда он был в отъезде на выставке, Одрум был уничтожен тварью. Мадрас помог сыну открыть лавку артефактов в уже в родном городе. Теперь вместо одной их тут было две, и ранее это было бы невозможно из-за малого количества клиентов, но теперь тут скупались наёмники, так что заказчиков хватало на всех.

– Привет, Невлик, – поздоровался я, заходя к нему в лавку.

– У отца были? – спросил он у меня.

– Да, я уже закончил для него целительные артефакты.

– Надо будет взять у него парочку. Сегодня последние у меня забрали. – Делать для него целительные артефакты я не мог из-за договора с его отцом, вот и покупал он их у отца, чтобы потом распродавать. – Знаешь, мне тут поступил заказ на систему сигнализации. Не хочешь присоединиться в работе?

– Извини, но уже послезавтра я отправляюсь за стену.

– Не оставил, значит, свою затею. Хорошо, мастерская в твоём распоряжении, можешь приступать к работе. Было бы неплохо, если бы ты вместо водоходов сделал обеззараживатели. Завтра утром одна группа уходит за стену, и мне лень мелочёвкой заниматься.

– Сделаю, они даже проще немного.

– После того как закончишь, позови Минта. Он расплатится с тобой. Я пойду к клиенту снимать параметры охраняемой территории.

– Хорошо, – произнёс я и спустился в мастерскую Невлика.

Она попроще, чем у его отца, но это понятно: его родная мастерская погибла с Одрумом. По его словам, выходило, что она и вовсе была едва ли не мирового уровня. Так ли это было на самом деле, я не знал, да и не сильно хотел узнавать.

Закончив за пару часов работу, получил деньги от помощника Невлика и отправился обратно к дому Венорики. Она сразу открыла для меня калитку, и едва мы оказались внутри, достала из сумочки артефакт. Судя по всему, одноразовый портал оконного типа. Последующая активация это только подтвердила.

Через пару секунд перед нами раскрылось окно портала, на другой стороне которого виднелся снег. Ну что же, посмотрим, что за горные виллы есть у публичного дома.

Глава 22

— Парни, хватит жрать!

– Карвер, хватит за***вать нам мозги! Мы с рейда вернулись лишь полчаса назад! – произнёс крупный мужик в одних штанах, сидящий на ящике из-под боеприпасов.

– Стил, хватит меня перебивать! Ещё раз перебьешь – и свою бабу увидишь в следующий раз через два месяца! – сказал маг девятого ранг. Он был огневиком, сильным и опытным, что чувствовалось буквально в каждом его движении.

— Серьёзно, Стил, ты за***л уже всех, — произнёс ещё один мужик, откладывая пустую консервную банку в сторону. — Не ты один с рейда вернулся. Карвер, я так понимаю, эта восьмёрка – наше пополнение?

— Двенадцатка, сила восьмёрки, но сам двенадцатка, – поправил Карвер товарища. — У него извращённый учитель был, обучал лишь земле и паре фокусов из других разделов магии. Но да, он наше новое пополнение. И раз ты заговорил, то ты введёшь его в курс дела. Злинк решил, что ему самое место у вас.

— Ох***ь, – произнёс Стил.

— Заткнись! – произнесли одновременно Карвер и второй мужик, который ещё не представился. — В общем, на отборе он завалил девятку со своим ограниченным арсеналом, так что цени. Дальше, думаю, ты уже сам всё сделаешь.

-- Спасибо, – сказал мужик. – Без мага в последнем рейде мы едва выжили.

– Ах, ещё забыл сказать: он артефактор неплохой, – произнёс подленько Карвер, хотя мы договаривались, что он будет молчать об этом, после чего покинул помещение.

– Ну садись, новичок. Зовут как? – спросил у меня мужик.– Я – Кейн Уэс, сержант седьмого отряда «Степных крюнов».

– Вас Цилберг, – произнёс я, пожав его протянутую руку. Кейн сразу попытался продемонстрировать силу и начал сдавливать руку, но тело Марка было очень сильным из-за различных модификаций, и несмотря на то что оно не выглядело сильным, было сильнее даже моего старого мутировавшего тела. Оказывается, Марк всё время сдерживался в наших спаррингах, так что Кейну не светило ничего в демонстрации силы.

– А ты неплох, – сказал Кейн, когда его рука начала менять цвет от силы моего сжатия. – Извини за проверочку, но надо было понять, из чего ты слеплен. Прошлый наш маг был избалованным выпускником столичной академии – сдох в первом же выходе. Надеюсь, ты будешь получше.

– Ну дохнуть я точно не собираюсь в ближайшее время. У меня есть ещё планы пожить пару столетий, – усмехнулся я.

– Значит, так, парни: Васа не обижать. Кто посмеет – получит п***ы от меня, хотя, – тут он осмотрел меня с ног до головы и явно вспомнил силу рук, – думаю, просто дам ему разрешение самому разобраться со своими обидчиками. И поверьте, вы будете молить о моей палочке-наказалочке, – произнёс Кейн, отчего остальные мужики, не проявляющие ранее ко мне внимания, повернулись, чтобы оценить меня. – Это Граз. Он у нас главный охотник. Говорят, его мамаша переспала с гойном и понесла от него Граза. – После этих слов все взорвались громким смехом, в том числе и Граз.

– Если нужна будет помощь с ловушками – обращайся, – произнёс Граз и крепко пожал мне руку.

– Стил – затычка во все дырки, – представил выступавшего мужика Кейн.

– Эй! – возмутился тот.

– Но также он великолепный боец ближнего боя, лучше него никто в одиночку не одолеет крюна. А уж то, что он творит со своими топорами, нечто, – произнёс Карвер.

– Захочешь поучиться настоящему мужскому делу – обращайся. Найду топорик для тебя полегче, – произнёс Стил и кинул в меня топор. Я видел, что он пройдёт мимо, но всё равно решил перехватить, что и сделал, сразу подправив немного полёт телекинезом. – Эй, а он неплох! – радостно произнёс Стил, после чего все одобрительно зашумели.

– Ит, просто Ит, – представился следующий член отряда. Он в отличие от остальных был низким, щуплым, но его движения были очень резкими и быстрыми, на них было очень тяжело сконцентрироваться. – Я отвечаю за питание отряда.

– Ит, не стоит скромничать, – произнёс Кейн. – Если надо что-то взломать, обойти ловушку или тайно проникнуть куда-то, то это к Иту. И я не советую есть то, что он готовит, без сильного противоядия.

– Ну спасибо за рекомендацию, – сказал с сарказмом Ит. – Я хотел его фирменным супчиком угостить.

– А вновь обосранную казарму ты сам убирать будешь? – возмутился Кейн. – Значит, не бери из его рук ничего, – повернулся ко мне он. – Зул – наша главная сила в отсутствии мага. Его дальнобойное оружие способно уложить почти любую тварь с пары килонерфов, вот только от тварей мало что остаётся при этом. Но именно он страхует нас во время всех операций.

– Есть разговор, – произнёс молчаливый Зул, после того как молча посмотрел мне в глаза и сел на своё место доедать кашу с мясом из консервной банки.

– Ну и я – Кейн Отморозок, – сказал сержант, – глава этого отряда, и именно мои команды ты должен выполнять на операциях. Ты должен чётко понять: лишь я отдаю тебе приказы. Не Карвер, не Злинк. Именно я. Когда мы на базе, можешь оспаривать мои решения, но в бою не смей, иначе я сам тебя убью, – произнёс Кейн серьёзно, и я понял, что он говорил правду: аура лишь подтверждала его слова.

– Советую тебе прислушаться к его словам, – произнёс Стил.

– А ещё я боец ближнего и среднего боя. Лет пять назад сдал на мастерство владения в столичной академии. Так что если надо будет научиться чему новому с оружием в руках – это ко мне, – уже спокойно произнёс Кейн. – А сейчас празднуем. Мы сегодня принесли две печени синекрута, это даст каждому тысяч по семь, так что давайте выпьем за удачу, – сказал он и сунул мне в руки железный стакан с дурно пахнущей жидкостью. Простенькое заклинание показало, что это просто некачественная самогонка.

Дальнейшие события описывать бессмысленно. Это была просто пьянка мужиков, которые недавно вернулись со смертельно опасной операции и теперь просто топили свои переживания, страхи в алкоголе. Ну и заодно они пытались провести ещё одно испытание для меня, а именно – споить. Но не тут-то было. Я уже как-то упоминал о сотнях мелких сюрпризов в теле Марка? Так вот среди них были и артефакты очистки организма. Мне порой даже становится не себе от того, сколько всего напичкано в это тело. Сотни улучшений, которые при этом очень хорошо совместно работают. Я боюсь даже представить, сколько стоило вот это всё. Будучи уже немного знакомым с рынком улучшений организма и артефакторикой, могу уверенно сказать, что таких, как Марк, массово создать не получится не только из-за сложности, но и из-за стоимости. По моим самым скромным подсчётам все эти улучшения вместе с артефактами стоили никак не меньше десяти, а то и пятнадцати миллионов. Я даже немного переживать стал, что хозяева Марка начнут поиски его тела из-за всего этого. Хотя кого я обманываю? Я не за себя начал волноваться. Как бы мне ни хотелось выбросить из головы Миру, всё равно думаю о ней и переживаю, как бы хозяева Марка не решили разобраться с его убийцами. Ну не дурак ли я? Меня предали, а всё равно о них переживаю.

Под конец вечера на ногах остались лишь я и Ит. У того тоже были какие-то улучшения по сопротивлению отравлениям и, видимо, алкогольное отравление также было в списке с тем, с чем боролись изменения организма. Остальные же уже спали беспробудно. Смешнее всего было смотреть на Стила, который обнял голую вонючую ногу Граза, периодически целовал её и бормотал о том, что он ради неё сделает что угодно.

Из пьяных разговоров я уже узнал, что у Стила проблемы с женщинами. Они не могли вынести долго его характер – редко отношения длились больше пары встреч. Из-за этого он был завсегдатаем публичных домов, в которых сливал все заработанные деньги, пока месяц назад не встретил на улице свою любовь. Ну как любовь, это он так считает, а вот все остальные считают, что барышня просто разводит его на бабки. За месяц отношений этот суровый мужик так ни разу с ней и не переспал, но потратил на подарки уже больше сорока тысяч корнов.

Вот и сейчас в пьяном сне он, наверное, представлял свою любовь. Ит над этим посмеивался и предлагал даже смазать ногу Граза слабительным, которого у него в запасе было много. Насколько я понял, этот отравитель вообще испытывал слабость перед слабительным и пытался всех угостить им. Кейн рассказал, что прошлый маг срался неделю, из-за чего откладывали поход, в котором тот и сдох потом.

– Вас, если тебя так зовут на самом деле, – стал серьёзным Ит, и его вечная улыбочка сошла с его уст, – у меня есть пару улучшений организма, и я вижу некоторые секреты твоего тела. Ты тут точно не за деньгами. Твои улучшения стоят больше, чем мы заработали за всё время контракта. Скажи честно, ты пришёл за кем-то из нас?

– Нет, мне просто надо изменить кардинально мою жизнь, – честно ответил я. – И жизнь, полная адреналина, не самый плохой выход.

– О, этого у нас выше головы, – снова заулыбался Ит, так что его глаза вновь стало почти невозможно рассмотреть. – Добро пожаловать в нашу маленькую семью.

– Семью? – уточнил я у него.

– После пары выходов в поле ты поймёшь, что ближе нас для тебя никого не существует, так что да – семью. У нас следующий выход через три дня. Пришёл заказ на эктоплазму мрачника от алхимиков. Пойдём к Дребенту, рекомендую тебе подготовиться.

– Я могу сделать ловушку для бестелесных сущностей, – произнёс я, вспомнив артефакт, в котором переносил души нитири в этот мир. Сейчас мог сделать такой и без станка, но это было не просто.

– Что тебе для этого надо? – произнёс внезапно Кейн. Повернувшись к нему, я увидел, что он уже полностью трезв, как и остальные парни.

– Вы не были в отключке? – спросил я у них.

– Нет конечно, – усмехнулся Кейн. – Нажраться и оказаться уязвимым – очень хреновая перспектива. У нас у всех есть артефакты, которые уже через пять минут после опьянения приводят в норму. Так что тебе надо для создания ловушек?

– А как вы сами ловите мрачника? – спросил я. – Он ведь нематериален и добыть эктоплазму можно лишь сильно ранив его. Без мага это сложно сделать.

– Зул, покажи. Он наш маг и должен знать, что у нас есть, – произнёс Кейн, и самый молчаливый член отряда кинул мне кинжал-артефакт. Именно с таким на меня напали в Жулии.

– Как вариант, – сказал я, рассматр