Book: # Ключ Иоко



# Ключ Иоко

Варвара Еналь

Ключ Иоко

# Ключ Иоко

Серия «ONLINE-бестселлер»


© В. Еналь, 2019

© Shutterstock, Inc., фотография на обложке, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

* * *

Глава 1

1

Вам никогда не доводилось попадать в чужой мир? Надеюсь, что и не придется.

А вот со мной случилось страшное и невероятное приключение. Никогда бы в жизни не подумала, что старая городская легенда о черном колдуне, которого можно вызвать с помощью специальной карты, окажется правдой.

Никогда бы не подумала, что этот черный колдун утащит меня в свой зачарованный мир.

Девчонки во дворе любили рассказывать всякие страшилки, и когда я была помладше, то жутко боялась призрака Пиковой дамы, который якобы обитал в нашем подвале. Я настолько сильно в него верила, что какое-то время не решалась заходить одна в подъезд. Соседский мальчишка Женька по кличке Пельмень однажды увидел, как я мнусь перед железной дверью и боязливо оглядываюсь, высматривая, не появится ли какая соседка или подружка, и высмеял меня.

– Что ты там стоишь? Не можешь дверь открыть, что ли?

Я не ответила ему. Мне на тот момент исполнилось десять лет, и годы учебы в школе давно научили, что обидчикам вообще не стоит отвечать. Лучше сделать вид, что не слышишь и не видишь их.

– А мне Машка рассказывала, что у тебя в подъезде живет Пиковая дама. Вот как вылезет она ночью и утащит тебя под кровать, будешь знать! – не унимался Пельмень.

Машкой звали его младшую сестренку, с которой мы иногда играли во дворе. Она и доложила брату о моих страхах.

Я надулась, отвернулась от Пельменя и решительно взялась за железную дверную ручку. Уж лучше сразиться с призраком Пиковой дамы, чем выслушивать глупости от соседского мальчишки.

Дверь скрипнула и распахнулась. От толстых стен подъезда потянуло холодом, запахло пылью, котами и свежими газетами: наша почтальонша успела разнести почту.

Пока за моей спиной оставался теплый солнечный свет, я только злилась и совсем не испытывала страха. Но стоило двери закрыться, как колючий ужас прокрался в душу. Где-то там внизу, под лестницей, находилась массивная дверь, а за ней…

За ней прятался жуткий призрак!

Холод протягивал ко мне свои длинные пальцы, хватал за лодыжки, забирался под тонкую футболку. Что-то скрипело и жутко дышало внизу – казалось, будто оно тихо крадется за дверью подвала. Крадется, чтобы схватить меня!

Я кинулась наверх со скоростью ошпаренной кошки. Перепрыгивала через две ступени и боялась оглянуться: вдруг призрак только и ждет, чтобы я задержалась.

Я чудом добралась до своей квартиры, не разбив коленки и не вывихнув ноги – так лихо я скакала по лестнице. Откуда же мне тогда было знать, что однажды все-таки придется встретиться с ними? И даже больше – мне предстояло увидеть призрака-оборотня, призрака-дракона и даже призрака пирата!

И кто бы мог подумать, что мои друзья – мои первые в жизни настоящие друзья – тоже окажутся призраками, чужой мир, куда перенесла меня колдовская карта, затянет в свои пустые, замершие просторы и время перестанет существовать? Безвременье – вот как назывался мир, где мне довелось оказаться.

Людей в нем почти не осталось, только колдуны-проводники, зато было полно призраков. Вот с ними мне и пришлось путешествовать.

Когда я попала в Мир Синих Трав – так его еще называли, – мое лицо уродовало жуткое родимое пятно, занимавшее всю щеку. Я считала себя некрасивой, невезучей, наивной заучкой и нелюдимкой. У меня не было ничего: ни друзей, ни парня, ни любящей семьи.

Мачеха любила только собственного сына, отец постоянно отталкивал меня от себя, возможно, из-за этой самой родинки, поэтому Мир Синих Трав, куда я попала, завладел моим сердцем. Он изменил меня и дал особые силы, чтобы бороться со злом.

Черный колдун, утянувший меня в Безвременье, стал моим Проводником и Хранителем, а я стала его Спутницей. Мне довелось сражаться с жуткими призраками, и помогали мне тоже призраки – вот так сложилась моя судьба в чужом мире.

Мечтала ли я вернуться обратно? Конечно. Я вспоминала свою комнату, грустила по ноутбуку, телефону и музыке, думала о школе и об уроках. Иногда ужасно хотела сбежать, особенно в моменты смертельной опасности.

Но чем дольше я находилась в Безвременье, тем больше понимала, что принадлежу Миру Синих Трав, что у меня есть призвание и я могу оказаться полезной. В конце концов я осознала, что являюсь Хранителем этого мира, как мой проводник Иоко и множество других Хранителей.

Это было моим даром, моей особенностью и… сущностью. Я не могла по-другому, не могла не оберегать Мир Синих Трав.

И поэтому я не колеблясь отправилась на маленьком корабле Миес к загадочной Агаме, хозяйке Последнего убежища. Только она сумела бы помочь мне вернуть Иоко.

Мне предстояло рискованное путешествие к далеким и опасным берегам. Но я была не одна, вместе со мной отправились в путь и мои друзья-призраки.

2

Заброшенные города и развалины замков Мира Синих Трав давно уже перестали удивлять и лишь напоминали о былом величии. Потому, всматриваясь в затянутый дымкой и едва проступавший на горизонте берег, я привычно ожидала увидеть остатки старых стен, разрушенную древнюю кладку и зияющие пустотой оконные проемы.

Серый туман скрывал очертания города и клубился над пенящимся прибоем, неся в себе запахи гнилых водорослей, йода и еще чего-то горького и неприятного. Казалось даже, что это не туман, а дым от кострищ стелется над беспокойными волнами, что пена прибоя серая, а воздух полон мелких частичек, до ужаса напоминающих пепел.

– Надо было назвать это не Туманной Зыбью, а Пепельными Стенами, – тихо проговорил Хант, который пристроился рядом, облокотился на перила и пристально всматривался в горизонт.

Его длинный хвост свисал до самой воды, и мягкая кисточка на нем почти касалась бурлящей пены.

– Или Вороньим Городом, – тут же подсказал Тимай.

Он стоял около Ханта, и его растрепанные волосы сейчас особенно напоминали перья чаек. Мальчишки казались напряженными и встревоженными, оба не отрывали глаз от тумана, словно пытаясь что-то рассмотреть в дымных клочьях.

– Мы обогнем город и зайдем в самую укромную маленькую бухту, – принялась пояснять нам Миес. – Места там неудобные, полно подводных камней, но зато почти нет воронья. Там только песок и никаких деревьев, поэтому вороны не любят летать над тем берегом.

– Думаешь, там будет безопасно? – быстро уточнил Тимай.

– Не думаю, но надеюсь. Это самое удобное для нас место. Но если вороны нападут, нам придется худо, – Миес хмуро взглянула на меня и пояснила: – Хлебными крошками их не соблазнишь. Вороны здешних мест питаются мясом, охотятся на животных. И на людей – тоже, если вдруг попадутся. Сама понимаешь, люди встречаются редко, так что человечина тут – самое желанное лакомство.

– И что делать? – растерянно пробормотала я и оглянулась на Эви, словно надеясь на подсказку.

Та сидела у самой мачты, поджав под себя ноги и прикрыв грязные пятки краем рваного платьица. Она плела венок из невесть откуда взявшихся розовых и белых цветочков и время от времени примеряла его на себе.

На мой вопрос Эви ответила не сразу. Сначала аккуратно вплела последний цветок, затем надела свое произведение на голову, поправила волосы, покрутила хорошенькой головкой и только потом соизволила обратить взгляд синих глаз на меня.

– У тебя же Посох, – проговорила она, пожимая плечами с таким видом, будто я спросила о какой-то ерунде. – Сражайся как Иоко.

– Я не умею сражаться, – сердито ответила я, – и если вы рассчитываете только на меня, то зря.

– Это вовсе не так, – тут же отозвалась добрая Миес, – мы будем держаться вместе. Если уж решили выручить Иоко, то никто из вас, дорогие мои, – и смуглая девочка-капитан кинула разъяренный взгляд на Ханта, – не улепетывает, едва завидев опасность, и не бросает Со одну. Понятно?

В ответ Хант отрастил рожки и длинную козлиную бороду, клацнул появившимися клыками и заверил, что будет драться как тигр.

– Как козел, – тихо буркнул Тимай и со вздохом покачал головой.

Эви поднялась, расправила платье и тихо, но твердо сказала:

– Ты поймешь, что надо делать, Со. Мы постараемся пробраться через Туманную Зыбь, но без битвы это не удастся. Сражаться придется всем.

Кивнув Эви, я постаралась унять поднимавшийся внутри страх. Как было бы просто, если бы рядом был Иоко! Он наверняка знал бы, что делать, и одолел бы любого врага!

А теперь приходилось действовать самой. Глядя на Ханта, стучавшего хвостом по палубе, и на Эви, убиравшую волосы за ушки, я понимала, что мне самой придется защищать своих друзей. От этих двоих толку мало, да и Тимай вряд ли поможет. Обернется чайкой – и поминай как звали.

Остальные друзья-призраки: мой сверстник Лука, пиратка Миес и два ее младших брата – может, и не оставят меня в беде, но что они умеют?

А берег между тем приближался. Из серых туманных клочьев на глазах вырастали огромные верхушки башен, совершенно целехонькие, цеплявшиеся зубцами за облака и подслеповато щурившиеся узкими окошками-бойницами.

Я насчитала пять громадных башен, соединенных между собой крепкими серо-синими стенами. Они подступали к самому морю. Около стен находился каменный пирс с далеко выступающими причалами, и волны бешено и яростно бились о камни, рассыпаясь множеством брызг.

Уходящее солнце спряталось за туманом, а стены города по-прежнему утопали в дымном мраке. Пахло костром и пеплом, но нигде не сверкало даже крошечной искорки пламени.

Зябко поежившись, я закуталась в плащ Иоко, который остался у меня вместе с остальными его немногочисленными вещами, и покрепче сжала Посох.

– Поворачиваем! – звонко прокричала Миес и взялась убирать паруса, – Шторм, Ветер, садитесь на весла!

Синее полотнище паруса свернули и привязали к верхней рее, и оба проворных брата Миес схватились за весла. Тимай вызвался им помочь. Хант тоже присоединился, но больше поднимал брызги, чем греб.

Его хвост постоянно топорщился кверху и мешал сидевшему сзади Ветру. Наконец тот не выдержал и велел Ханту убираться.

– Без тебя справимся, – пробурчал он.

Высоченные башни Туманной Зыби остались по правому борту, а длинный нос корабля уже бороздил светлевшие воды моря.

– Нас донесет с течением, – пояснила Миес.

Она стояла у руля и щурилась, всматриваясь вдаль.

Мы двигались очень быстро. Вода буквально пенилась за кормой, брызги оседали на моих губах и волосах, покрывали мелкими блестящими капельками Посох.

Совсем скоро показался лесистый холм, одна сторона которого была абсолютно гладкая и отвесная, словно бы обрубленная гигантским топором. С огромной высоты холма срывался водопад и с шумом обрушивался на бурлящие волны.

Словно завороженная я смотрела на блестящие струи воды, быстрые и говорливые, заглушавшие собой шум ветра и шелест деревьев.

Но вот и водопад остался позади. Корабль миновал еще один зеленый холм, сделал крутой разворот и нырнул в узкий пролив между двумя скалами.

Сумрак обступил нас, сгустившись над головами, но тут же развеялся. Пролив закончился, и передо мной развернулась уютная бухта со спокойной светлой водой и простиравшимся вдаль горизонтом.

На длинной косе возвышались три громадные пальмы, за которыми поблескивала мирная гладь ласкового моря.

– Ничего себе, – тихо проговорила я.

– Шторм, встань на носу! Ветер, держи штурвал! – распорядилась Миес. – Двигаемся между скал!

Из воды действительно выступали скалы, но не они представляли опасность. В неподвижной глади я смогла рассмотреть верхушки подводных рифов, которые коварно прятались на глубине.

Но, видимо, Миес и ее братья знали, что делать: неторопливо и умело они вывели наше судно к желтому песку у подножия пальм.

– Мы у Пальмового берега. Теперь нужно спрятать корабль, ведь мы не скоро попадем на него вновь, – объяснила Миес. – Спускайтесь, а мы с братьями переправим его в Призрачную бухту, где он будет в безопасности.

3

Так называемой Призрачной бухтой оказалась длинная песчаная коса, у самого основания которой росла одна из трех пальм. Миес и ее братья общими усилиями вытянули парусник на песок, накрепко привязали канаты к шершавому пальмовому стволу и забросали корабль песком.

Лежащее на боку, беспомощное и неподвижное судно показалось мне погибшим животным и почему-то навеяло смутную грусть. Вспомнилось, как мы с Иоко помогали управлять парусами, как отдыхали в крошечной, но уютной каюте и ели вкуснейшую рыбу, выловленную Тимаем, – и я не смогла подавить тяжелый вздох.

– Наведи на корабль Посох и пожелай ему стать невидимым, – попросила Миес, когда братья отряхнулись и отошли от него.

– Думаешь, выйдет? – уточнила я.

– Всегда так делали, когда плавали с Хранителями, – пояснила девушка-капитан. – У тебя должно получиться, ты же Спутница Хранителя. Это и называется «спрятать в Призрачной бухте».

Пожав плечами, я подняла Посох, и в воздухе заблестели крошечные искры. Сила уже стремилась по древку, наполняя его внутренним свечением. Достаточно было подумать о невидимости и мысленно связать корабль с землей, как он превратился в огромную серую скалу, покрытую зеленоватым мхом.

– Отлично! – воскликнула Миес.

– Ну хоть какой-то толк от палки Со, – проворчал Хант и щелкнул хвостом. – Теперь идем, хватит восторгаться ее умениями. Нужно до темноты успеть пройти Зыбкие ворота, иначе придется где-то пережидать ночь.

– Верно подмечено, – торопливо согласилась с ним Эви. – А ночами тут властвуют вороны и тролли.



Глава 2

1

Солнце, наверное, почти закатилось. «Наверное» потому, что я не смогла заметить ни одного пылающего луча на небе: все скрывали мглистые темные тучи, и вокруг сгущался сумрак. Деревья мрачно скрипели на ветру, их ветви угрожающе цеплялись за мою одежду и роняли под ноги сучья и колючки.

Темнота царила повсюду, но это была не ночная, синяя и звездная, темнота, которую щедро освещали две приветливые луны, а, скорее, какой-то серый пепельный мрак, полный горечи и печали.

Призраки стали полупрозрачными и притихли, даже Хант перестал щелкать хвостом и подпрыгивать; он крался тихонько и осторожно, время от времени посматривая на Эви, а на его наглой веснушчатой морде появилось выражение какой-то грустной торжественности.

Первой шагала я, за мной двигалась Эви, на голове которой яркими пятнышками сияли цветы из венка, около нее семенил Хант, за ним – Лука и Тимай. Самые осторожные и внимательные – Миес и ее братья – замыкали нашу цепочку.

Мы обогнули холм через удобный перевал и выбрались на выложенную синим камнем дорогу, такую знакомую и родную, что я невольно сжала губы, пытаясь сдержать слезы. Сколько ночей мы прошагали рядом с Иоко по такой дороге, сколько приключений пережили вместе!

Эви понимающе посмотрела на меня и шепнула:

– Мы вернем Им-Сиана.

Отвечать ей не хотелось. Я ускорила шаг, благо идти теперь стало легче.

Вечерний сумрак все никак не мог перейти в ночь, и здесь, перед самыми стенами Туманной Зыби, клочья тумана казались осязаемыми и особенно густыми. Видимость пропадала буквально через пару шагов, поэтому я выставила Посох вперед и осветила дорогу слабым голубоватым огоньком на его конце.

Туман стоял стеной, но все же мне удалось заметить крутой поворот в конце. Дорожка образовывала петлю, огибая ствол дерева, проступавший впереди темным столбом. Ветви его терялись во мраке, и ни дуновения ветра, ни шелеста, ни скрипа не было слышно в этом месте.

Мы приблизились к дереву, и я повернула, с некоторым облегчением подумав, что оно осталось за спиной, как вдруг тишину разорвало хриплое карканье. Туман тут же подхватил его и повторил многократным гулким эхом.

– Кар-кар-кар!

Я вздрогнула, чуть не выронив Посох. Эви молча оглянулась, и цветы на ее венке засияли еще ярче. Хант ругнулся, вспомнив свиней, чертей и еще каких-то тварей.

Лука принялся осматриваться, но Миес посоветовала не медлить и шагать дальше.

– Тут полно воронья, – буркнула она.

С трудом уняв внутреннюю дрожь, я сделал пару шагов, но тут кто-то схватил меня за плечо, крепко вцепившись в плащ Иоко, который я теперь носила, и рванул назад.

– Посох! – тут же подсказала Эви.

Я, не оглядываясь, подняла палку и стукнула наугад изо всей силы. Туман на мгновение разорвался, и я смогла разглядеть черную сучковатую ветку дерева, похожую на воронью лапу. Она коротко заскрипела и нехотя убралась, оставив меня в покое.

Снова раздалось карканье, и снова оно превратилось в многократное эхо.

– Это воронья земля такая, – тихо проговорил Тимай. Ему никто не ответил.

Мне вдруг до боли, до жуткого отчаяния захотелось, чтобы на мое плечо сейчас опустился ворон Иоко и дал добрый совет. Захотелось почувствовать его цепкие когти на своей коже, ощутить шелест перьев рядом с шеей и понять, что бояться мне нечего…

– Вперед, – коротко распорядилась Эви. И мы снова зашагали дальше.

Город-крепость Туманная Зыбь проступал из дымного сумрака неохотно и медленно. Сначала мы смогли разглядеть его башни: казалось, что они парили высоко в небе, оторванные от земли и от всего реального. Мрачные и крепкие, они возвышались над нами как грозные исполины.

Наконец, когда мы преодолели изрядный кусок дороги из синего камня и клочья серого тумана осели тяжелой влагой на нашей одежде, каменная кладка стен встретила нас суровой неприступностью. Крепость казалась совершенно недосягаемой: ни одной бреши, ни единой лазейки.

– И что теперь? – тихо спросила я.

– Тут полно ворот, – недобро усмехнулась Миес. – Сейчас увидишь: город сам явит нам их. Но пройти мы сможем только в одни, их называют Зыбкими. Только Зыбкие ворота являются настоящими.

Я не поняла, что Миес имеет в виду, но не успела спросить. Стена дрогнула, пошла странной прерывистой рябью, и уже через секунду перед нами появилось семь здоровенных железных ворот, ничем не отличавшихся друг от друга и абсолютно неприступных. На каждых красовалась пара воронов с раскрытыми клювами, и птицы, казалось, смотрели на меня и хитро улыбались. Эта улыбка была не доброй – в хищном блеске выпуклых глаз мне почудилась плохо скрытая злоба.

– Тебе нужно найти правильные ворота, вот и все, – невозмутимо пояснил Хант и глупо хрюкнул, дернув появившимся свинячим пятачком.

– Нам всем нужно найти правильные ворота, – поправила его Миес и потянулась, чтобы хлопнуть по затылку, но Хант отпрыгнул от нее и показал длинный раздвоенный язык.

– Хватит, сейчас не время. Найти верную дверь будет непросто. Если мы ошибемся, Туманная Зыбь поглотит нас всех. И призраков – тоже, – пояснила Эви.

– Как же вы сами прошли через этот город? – не поняла я.

– Мы никогда не проходили, – ответила Миес. – Здесь бывают только Проводники, и они знают, как выбирать дверь. Иоко справился бы с этим заданием.

– А ты – Спутница Хранителя, тоже должна уметь, – сказал Хант и вызывающе взглянул на меня.

Я посмотрела на ворота: семь двойных створок, которые тянулись через всю стену, закрытые так крепко, что даже микроб, наверное, не пробрался бы в щель. Часть их скрывал клубившийся вокруг туман.

– Что будет, если меня поглотит Туманная Зыбь? – почти шепотом спросила я у Эви.

– Это владение Хозяина. Ты окажешься прямиком у него. И я с Хантом – тоже, и Лука. Миес с братьями могут спастись, их не затянет, но мы точно погибнем.

– Почему? – еще тише спросила я.

– Потому.

– Но я не могу выбрать! – Я прошептала эти слова, но мне самой они показались криком. – И не знаю, что надо делать!

– Знаешь. Ты же делала нечто подобное в башне Иоко, разгадала его Шкаф Желаний. Значит, и тут сможешь.

– Откуда ты знаешь про Шкаф? – удивилась я.

– Он сам рассказал во время одного из привалов, когда ты спала.

Тот самый Шкаф Желаний, где я смогла найти все необходимые мне вещи. Но я легко разгадала его секрет, потому что особого секрета и не было. Желаешь и получаешь, получаешь то, что желаешь. Все самое главное, что нужно было для волшебства, находилось во мне самой.

Но что же мне делать теперь?

– Этот мир – не то, чем кажется, – серьезно произнес Хант, и его рожки и пятачок тут же пропали, явив миру серьезное лицо мальчугана.

– Значит, вороны – это вовсе не вороны, – решительно прошептала я, приближаясь к первым воротам, – а мне нужно попасть в убежище Агамы.

Нелегко увидеть суть вещей. Мир, в котором я оказалась, умело прятал ее за хищными мордами лусов и наглыми вороньими клювами. Но не все призраки превращались в лусов и были врагами, не все Проводники оказывались злыми колдунами и не все вороны служили Хозяину.

Я всмотрелась в изображение черных птиц на первых воротах: дикий блеск их глаз, длинные перья, крылья, веером расходившиеся в разные стороны, – и решительно прошла мимо.

Вторые ворота. Те же самые птицы, те же разинутые клювы и острые когти на лапах.

Я прошла мимо вторых, третьих, четвертых и пятых ворот. Хант считал их шепотом, и больше никто из моих спутников не проронил ни слова. Где-то высоко шумел ветер, у моих ног клубились клочья тумана.

На шестых воротах изображение воронов ничем не отличалось от остальных. Все точно такое же, кроме глаз. Или мне показалось?

Не было хищного блеска, наглости и уверенности в собственной силе. Умные железные глаза черных птиц смотрели прямо на меня так пристально, что на мгновение показалось, будто вороны живые.

Я переложила Посох из одной руки в другую медленно и неуверенно, и, когда тонкое древко проплыло мимо ворот, птицы вдруг сдвинулись. Чуть-чуть, еле заметно, но я уловила это движение.

Сжав Посох покрепче, я приблизилась к воротам и снова провела им перед собой, прошептав:

– Этот мир – не то, чем кажется…

Я желала увидеть их сущность.

И она предстала передо мной. Ворота вздрогнули и подернулись мелкой рябью. Их створки отошли от каменных стен, а вороны взмахнули крыльями, отделились от железного полотна, взлетели в небо и сделали круг над головой, после чего опустились мне на плечи.

Их острые коготки приятно покалывали кожу, напоминая об Иоко, а мягкие перья слегка щекотали уши и шею. Ворота стали прозрачными и совсем исчезли. Земля задрожала под моими ногами, и прямо из воздуха сами собой появились синие камни, складываясь в длинную дорожку, уводящую вдаль.

– Ворот на самом деле нет, – спокойно произнесла я. – Здесь было открыто, но вход сторожили заколдованные птицы.

Одна из них ласково потерлась о мою шею, и я мотнула головой, чтобы унять щекотку.

– Молодец, – улыбнулась Эви, – мы можем идти.

2

Наконец опустилась ночь, и черная, непроницаемая мгла поглотила стены города и лежавшую перед нами дорожку. Я привыкла путешествовать в темноте, но Туманная Зыбь была иной, не такой, как в других местах. У нее тоже имелась собственная история.

– Идем дальше? – осторожно поинтересовалась я у Эви. – У нас ведь мало времени.

– Да, надо торопиться, – согласно кивнула девочка, и цветы на ее венке засияли ярче.

Мой Посох тоже освещал темноту, так что мы могли видеть дорогу.

– Мне так и шагать с этими воронами на плечах? – недовольно спросила я.

Птицы мешали идти, и я понятия не имела, что с ними делать.

– Они как проводники, просто проведут нас и вернутся к Зыбким воротам. Они тоже зачарованы, как и все в этом месте, – пояснил Хант.

Один из воронов сорвался с моего плеча, сделал круг над нами и снова вернулся на место. А затем заговорил. Голос его оказался хриплым и тихим, но я разобрала слова.

– Только Проводники ходят этой дорогой. Они водят подопечных к Хозяину, а мы должны помогать им. Здесь много поворотов, и вам нужно выбрать верный путь. Мы укажем его, – проговорил ворон.

– Значит, вы все-таки служите Хозяину? – уточнила я.

Мне вдруг стали неприятны прикосновения заколдованных птиц, я повела плечами, будто мне больно, переложила Посох из одной руки в другую и, резко повернувшись, смахнула их с себя. Вороны взметнулись вверх черными кляксами, захлопали крыльями, но тут же вернулись на место.

– Мы будем рядом с тобой, – хрипло продолжала птица. – Так происходит всегда. Дорога пропустит тебя, только если мы будем на плечах. Кто твой подопечный? Кого ты ведешь к Хозяину? Мы видим только призраков, но не людей.

– Я сама иду к нему, – выдала я первую мысль, что пришла в голову. – Мой Проводник пропал.

– А кто твой Проводник? – не унимался ворон.

– Иоко.

Наступила тишина. Эви осторожно дотронулась до моей ладони и приложила палец к губам, как бы говоря, что я должна меньше болтать.

– Мы знаем Иоко, он водил нашей дорогой своих подопечных. Мы всегда приводили его туда, куда он желал: в убежище Агамы.

– Я тоже хочу попасть в это убежище. Вы укажете мне путь?

– Мы и без них знаем, как идти, – заметил насупленный Хант, который снова обзавелся рожками и угрожающе щелкал хвостом по каменной плитке.

– К Агаме ведет второй поворот справа, – охотно пояснил ворон, – сейчас нужно свернуть туда. Это будет до следующей ночи, а потом все изменится. Дорога Зыбких ворот меняется каждый вечер, и мы нужны вам, чтобы вы не сбились с пути.

– Что значит меняется? – не поняла я.

– Она двигается. Повороты, изгибы – каждый вечер она становится другой. Невозможно сосчитать все перекрестки на Зыбкой дороге, – продолжил ворон все так же хрипло и тихо.

А мы между тем двигались в темноте, единственными светлыми пятнами в которой были цветы на венке Эви и огонек на конце моего Посоха. По бокам от дорожки клубился серый туман, который еле заметно выделялся в ночи, и иногда я могла рассмотреть что-то похожее на стены домов, кованые решетки или высокие деревья, стоявшие в ряд. Только они не шелестели ветвями, не скрипели и вообще не издавали никаких звуков. Тишина вокруг стояла такая, что хриплый голос ворона отдавался эхом в густом тумане.

– А вы всегда знаете, куда повернуть? – зачем-то уточнила я, хотя и так было понятно, что птицы заколдованы и привязаны к Зыбкой дороге.

– Да, – спокойно согласился ворон.

Говорил только один из них, второй все время молчал и лишь время от времени переступал с лапы на лапу и царапал своими острыми когтями мое плечо.

– Зачем тебе столько призраков? – спросила птица, и слабое эхо тумана повторило ее вопрос.

– Они мне помогают, – коротко пояснила я.

– Иоко никогда не водил с собой призраков, – сказал ворон.

– А кого же он водил?

– Последний раз он провожал к Хозяину молодую девушку, почти такую же, как ты. У нее были длинные светлые волосы, светлые глаза и рюкзак за спиной. И такая же странная обувь, как у тебя, – птица рассказывала охотно и даже немного весело.

Или мне показалось?

– Он точно привел ее к Хозяину?

– Мы не знаем, да и не можем знать. Они шли по этой дороге, и мы показали нужный поворот к Последнему убежищу Агамы. Куда он двинулся дальше, нам неизвестно. Мы никогда не покидаем этого места.

– Потому что заколдованы?

Ответа не последовало.

Мой Иоко ходил этой дорогой и водил по ней людей. Девушку, которую выкрал из моего мира. Неужели он не пощадил ее и просто передал Хозяину? Действительно ли она не смогла достучаться до его сердца и разбудить в нем ничего человеческого?

Как же получилось, что мне удалось изменить Иоко, и вышло так, что черный колдун стал моим Хранителем?

Мы выбрались к развилке, где в четыре стороны разбегались тонкие каменные дорожки. Привычный указатель сообщал, что перед нами «перекресток», как будто без него никто не понял бы. Огонек моего Посоха выхватил из темноты огромный каменный валун, из которого был выточен ворон. Одна из тропинок огибала фигуру и скрывалась в темноте.

Вдоль той дороги, что пролегала перед нами, возвышалась каменная кладка – такая высокая, что было непонятно, башня это или просто стена. Она терялась в сером сумраке, неподвижная, темная, мрачная, и оставалось только догадываться, какие призраки обитают за ней.

Дорожка казалась безупречно ровной и гладкой. Я ступила на нее, и ворон на плече, тот самый, говорливый, тут же принялся направлять меня:

– К Агаме ведет второй поворот справа, то есть следующий. Сейчас иди прямо.

Я оглянулась на Эви, та спокойно кивнула и ободряюще улыбнулась.

– А что это за каменный ворон? – поинтересовалась я. – Вы бывали там, куда ведет эта тропа?

– Конечно. Мы там живем.

– Вы живете на воротах, – хмыкнула я.

– Ворота призрачны, их не существует. Они лишь призывают нас, когда нужно указать путь очередному Проводнику с подопечным. Мы привязаны к своему месту обитания, к дому, что находится за этим поворотом.

– А как вас можно расколдовать, знаете? – спросила я.

Я подумала о том, что мне уже удалось снять заклятие забвения с Иоко, то есть почти снять. Вместе с ним мы расколдовали Ходящего, справились с чайками и вообще сделали много чего необычного. Возможно, мне удастся снять заклятие и с этих птиц, и они станут нам помогать. Вдруг это тоже дети, которые на самом деле ни в чем не виноваты…

– Ты желаешь нам помочь? – встрепенулся ворон на моем плече. Его перья снова защекотали ухо, и я не удержалась, скинула птицу и принялась яростно растирать шею, ухо и плечо.

– Я постаралась бы, если бы ты так не царапал меня, – пробормотала я в ответ.

Вторая птица была гораздо осторожнее: от нее я не слышала ни звука. Она лишь медленно переступила, пряча коготки, и удобнее устроилась на другом плече.

– У тебя есть Посох – значит, ты можешь колдовать, – согласился говорливый ворон.

– Нам надо торопиться, – осторожно напомнила Эви. – Ты же помнишь, что мы нужны Иоко?

– Помню…

С тоской посмотрев на уходившую вперед дорогу, я оглянулась на развилку с каменным изваянием. Иоко нужна была помощь, я это знала. Вся моя душа изболелась от тревоги и страха, все мысли стали горькими, как воздух, которым была наполнена Туманная Зыбь. С каждым шагом, движением я надеялась на то, что приближаюсь к моему Проводнику.

– У тебя есть Посох Хранителя, ты можешь освободить нас, – снова прохрипел говорливый ворон и с наглой настойчивостью опустился на мое плечо. – Помоги нам. Это очень тяжело – все время сторожить ворота.

Что мне оставалось делать? Еще достаточно свежи были воспоминания о Храме Хранителей и ясно помнилось о том, что нужно быть милосердными.

Помог бы Иоко этим двум воронам?

Иоко – может, и нет, но Им-Сиан – непременно.

– Ладно, – тихо сказала я, – только не знаю, что должна делать.

– Всего-навсего пройти Воронью тропу и разрушить камень, в котором заключено наше заклятие.

– Это опасно, Со, – предупредила меня Эви.

– Да ну их к лусам! – тут же возмутился Хант и скорчил мерзкую рожу. – Пусть сидят себе на воротах! Если спасать каждую поганую птицу, то мы совсем застрянем в Туманной Зыби. Мы тут вам не спасатели!



Наверное, именно слова Ханта заставили меня решиться. Я посмотрела, как он скалит длинные белые клыки и злобно вращает глазами, вздохнула, сжала покрепче свой Посох и двинулась по каменной дорожке, огибавшей фигуру ворона.

– Ну вот, новые приключения, – вздохнул Лука, но больше ничего не добавил.

Его ведь тоже выручили мы с Иоко. Он все понимал.

3

Столько изваяний в виде птиц мне еще никогда не доводилось видеть. Огромные, выточенные из черного камня, они сидели вдоль дороги, пристально уставившись на нас неподвижными пустыми глазами. Мне все время казалось, что они наблюдают за нами.

Наш маленький отряд заметно уменьшился. Миес сказала, что не желает странствовать по тайным закоулкам Туманной Зыби.

– Про́клятые это места, – тихо пояснила она. – Мы подождем вас на дороге. Если уверены, что нужно идти, – вперед.

Ее братья и лохматый мальчишка-чайка Тимай остались ждать на перекрестке.

Хант, услышав это, тут же заколебался, но Эви глянула на него так, что мальчишка-призрак моментально присмирел.

– Идешь с нами, ты знаешь, – тихо и решительно сказала она.

Что знал Хант, о чем эти двое успели договориться, я так и не поняла, но спрашивать не стала. Нас сопровождали незнакомые птицы, так что стоило помалкивать.

И мы зашагали по длинной узкой синей дорожке, которая петляла и вилась среди пригорков, словно веревка, брошенная как попало на землю. Я с двумя птицами на плечах, верный Лука, притихшая Эви и наглый, угрюмый Хант, даже не пытавшийся скрыть, как сильно не нравится ему это путешествие.

Серая мгла наконец расползлась, и я смогла увидеть сам город. Он казался необычным и даже странным, и я не была уверена, можно ли считать его городом в прямом смысле этого слова. По обеим сторонам дорожки громоздились черные, неровно сколотые камни, как будто здесь бушевал великан, разбросав повсюду булыжники. Выше моего роста, острые и неприступные, они теснили дорожку так, что временами она сужалась до узкого прохода, в котором я пробиралась с трудом. Вороны на моих плечах вынуждены были подниматься в воздух.

Призракам, понятно, тесные проходы не являлись помехой, но Хант время от времени бурчал, что это «поганые места» и что «нам делать нечего, раз мы забрели сюда».

Неожиданно на одном из камней проступила голова ворона, искусно вырезанная из черной толщи. Она щелкнула выступающим клювом и чуть не ухватила меня за край плаща.

– Пошел вон! – буркнула Эви и стукнула камень ногой.

Голова тут же пропала. Говорливый ворон на моем плече выдал ряд хриплого карканья, от которого я поежилась, а Хант снова ругнулся.

– Безвременье за Воющим проливом становится особенно переменчивым, – задумчиво проговорила Эви, – не всему надо верить.

– Призрак верно говорит, – согласился ворон.

– Я не с тобой разговариваю, птица, – быстро ответила Эви.

Я ее поняла.

Совсем скоро камни закончились, и мы вышли на узкую, тесную улочку, где стояли такие странные дома, что я невольно открыла рот и задрала голову, стараясь рассмотреть их получше.

Вы видели фильм про Гарри Поттера? Помните, каким изобразили там домик семьи Рона? Этакая высокая деревянная халупа с нагроможденными кривыми этажами.

Передо мной предстало нечто похожее, но дома были сложены из камня. Каждый этаж у них походил на положенный как попало куб, углы нависали над дорожкой, и поддерживали их только квадратные колонны, на каждой из которых, конечно, были выбиты вороны в самых разных позах.

Но самым удивительным оказалось то, что в окошках домов горел свет, а из труб валил дым. Столько дыма мне еще видеть не приходилось. Он стелился над острыми треугольными крышами, тянулся к земле и опускался под самые ноги.

– Здешние повара готовят похлебку, – загадочно прохрипел мне в ухо ворон, – и нам нельзя их отвлекать. Пусть себе готовят.

– Что еще за похлебку? – не поняла я.

– Тсс! – Эви прижала палец к губам. – Тихо. Ты узнаешь.

– Вот наш дом. Мы залетаем в него через трубу, тебе же нужно войти в дверь. А для этого разбить камень. Только человек может сделать это, и тогда заклятие спадет, – сообщил ворон, взмыл в небо и камнем упал в узкую черную трубу, единственную на этой улице, из которой не валил дым.

Дом, принадлежащий двум воронам, теснился между двумя другими, у которых я насчитала три этажа и шесть труб. Он оказался одноэтажным, с крошечными круглыми окошками, в которых мерцал желтоватый свет, и высоченной треугольной крышей. Он весь был сложен из камней, и даже ставнями на окнах служили круглые каменные плиты.

Дверь, полукруглая, крепкая и очень тяжелая на вид, представляла собой огромный кусок черного камня. Ни ручки, ни дверного кольца, ни петель – ничего у нее не было. С первого взгляда стало ясно, что сдвинуть или открыть ее невозможно.

– Ладно, попробую, – пожала я плечами и ударила по ней Посохом.

С дверью ничего не случилось, зато от резкого звона завибрировали каменные плиты под моими ногами.

Застучали двери соседних домов, и, увидев отсветы на дорожке, я обернулась.

Хант свистнул и тут же пропал.

На меня, Эви и Луку пялилось множество странных существ, лохматых, уродливых, сморщенных и сгорбленных.

– Здешние тролли, – тихо проговорила Эви.

Глава 3

1

Голоса у троллей были низкими, а речь – быстрой. Звучало так, будто кто-то громыхает по дну железного ведра.

– Это еда, – проговорил ближайший тролль с торчащими лохматыми ушами. Края его ушей действительно покрывала шерсть, делая своего хозяина еще уродливее.

– Это хорошая еда, – тут же согласился второй, толстый и носатый. На одном глазу у него сидела здоровенная бородавка, и потому казалось, что тролль хитро щурится.

– Хватай девчонку и тащи в котел! Нам нужна хорошая похлебка! – крикнул еще один, и на меня кинулась толпа мерзких тварей.

Чьи-то когтистые пальцы схватили меня за руки, другие потянули за плечи, за волосы, и спустя мгновение я поняла, что иду, подталиваемая сзади, к распахнутым дверям ближайшего дома. Все это действие сопровождали щипки и мерзкое повизгивание.

Посох остался лежать где-то у каменных дверей вороньего дома: кажется, я пока не научилась крепко держать оружие в руках.

– Пошли вон! – раздался крик за моей спиной, перекрыв ворчание и визжание троллей. – Быстро пошли вон!

Толстые пальцы троллей так крепко сжимали мои руки и плечи, что не было возможности оглянуться, поэтому я не видела говорившего. Но звонкий высокий голос принадлежал девушке, и в нем звучало столько ярости и властности, что тролли замерли. Их бурчание на миг умолкло, но тут же вспыхнуло с новой силой.

– Ниса… Это только она может быть. Но ее нет, давно нет! Ниса не станет трогать бедненьких троллей, – раздавалось со всех сторон.

– Ниса не станет трогать троллей… – повторил тот, что с бородавкой, и отпустил мою руку.

Воспользовавшись моментом, я подумала о Посохе – и он оказался в моей свободной ладони. Первых два мерзких создания тут же получили по голове крепкой палкой и отлетели к дверям, вереща и ругаясь. Поднявшись на ноги, я отбилась от остальных – их было трое или четверо, не могу сейчас вспомнить.

Посох действовал на них так, как прут – на овец. Тролли разлетались в стороны и быстро уползали, даже не пытаясь подняться на ноги. Каменные двери домов захлопывались одна за другой, и совсем скоро улица погрузилась в привычную тишину. Лишь дым из труб повалил еще гуще.

Я оглянулась.

У дверей вороньего дома стояла Эви, и цветочки на ее голове странным образом переплелись, образуя корону с зелеными зубцами и блестящими рубинами. Желтые же цветы напоминали алмазы, такие же прозрачные и солнечные, словно в них отразились капельки света, да так и застыли в переливающихся гранях.

Лицо Эви казалось строгим и серьезным, как будто ей было не семь лет, а все сорок семь.

Это она напугала троллей. И это ее тролли почему-то называли Нисой.

– Со, времени мало, – тихо проговорила девушка своим обычным голосом.

И я снова принялась стучать Посохом в каменную дверь вороньей хижины. Улица опять наполнилась гулким звоном, но на этот раз тролли боялись высовываться из своих домов.

2

Посох выбивал из камня крошечные искры, но сама дверь оставалась неподвижной и неприступной, сколько бы я ни ударяла по ней.

Появился Хант. Наверное, решил, что опасность миновала и можно уже не прятаться. Он посмотрел на меня склонив голову, после чего решил дать добрый совет:

– Ты колотишь так, будто орех пытаешься разбить. Но это не орех, а заклятие. Оно твердое, как камень, из которого сделана дверь, потому что обладает собственной силой. Тебе надо почувствовать ее и отыскать подсказку, как с ней справиться. А твоя сила связана с Посохом. Вот и подумай!

И Хант выразительно постучал по своей голове. Звук при этом получился такой, будто кто-то ударил поварешкой по пустой железной кастрюле.

– Он прав, – согласилась Эви.

Я покосилась на венец на ее макушке и вздохнула.

Что делать? Снова представлять, что двери на самом деле нет? Так вот она, настоящая, каменная и твердая, и о нее можно в кровь разбить кулаки. На ней изображены все те же вороны и сухие деревья без листьев и цветов – контуры пустых веток, над которыми кружат птичьи силуэты.

Камень вокруг дерева потрескался – сеть трещин была тонкой, как паутинка, и почти незаметной. Когда я провела пальцами, поверхность показалась шершавой и холодной, но в расщелинах мне почудилось странное тепло.

В тот же момент резьба на Посохе вспыхнула слабым светом – только сейчас древко покрывали не бабочки, а вьющиеся растения, множество веточек с листьями и цветами. Они горели, сияли и, казалось, даже двигались, словно им не терпелось обрести свободу, как совсем недавно – бабочкам.

Значит, сила и правда заключена в Посохе? Так пусть же переходит на дверь!

И, как только я об этом подумала, Посох ожил. Светящиеся нити призрачных растений потянулись с древка к холодному камню, оплели его, заискрились и засияли так ярко, что пришлось зажмуриться. Дверь низко и протяжно загудела, а свет от растений становился все сильнее и сильнее.

– Отходи! – закричал Хант.

Едва успев отскочить, я с удивлением увидела, как дверь рассыпалась на мелкие камни, и перед нами открылся проход, темный и дымный.

Наступила тишина, такая звонкая, что я невольно вздрогнула и покрепче сжала Посох. От этого еще острее ощущалось произошедшее чудо, ведь я только что смогла разгадать еще один ребус Безвременья!

– Они свободны? – тихо спросила я и оглянулась на Эви.

Подруга казалась сосредоточенной и напряженной. Она сжала губы и кивнула. Корона на ее голове снова стала венцом, а платье из дерюги вдруг превратилось в длинный черный плащ с капюшоном.

– Пойдем, посмотрим на этих воронов, – сказала она и шагнула в темноту.

В лицо мне ударил запах горелых листьев и каменной пыли, затем из серой дымки показалась высокая фигура. Черноволосый, темноглазый парень смотрел на меня и улыбался. У него были белоснежная улыбка, смуглая кожа, низкие брови и крошечное колечко в ухе, а еще красивая синяя рубашка и того же цвета штаны.

– Ты сняла проклятие. Как мы можем тебя называть? – хрипло и немного смущенно проговорил он, сложив перед собой ладони и слегка поклонившись.

– София, – пролепетала я.

Мне не хотелось называть ему прозвище, которое мне дал Иоко. И я вдруг снова вспомнила о своем родимом пятне и обрадовалась, что его теперь почти не видно.

Он был красив, этот парень: волосы убраны назад, подбородок высоко поднят. В чуть прищуренных глазах читался вызов.

– София, позволь спросить тебя: из какого ты Вороньего Удела? Я не слышал, чтобы в последнее время здесь появлялись Хранительницы. Как такое может быть?

– Ты не слышал потому, что нет этого «последнего времени». Вообще нет времени, призрак, – почти прошипела Эви.

– Я – человек. А ты, мерзавка, пошла вон! – резко воскликнул незнакомец.

Я знала, что все Проводники ненавидят призраков, поэтому лишь, как обычно, поморщилась.

– Они со мной. Теперь ты и твой второй ворон свободны, а я могу идти дальше, к убежищу Агамы.

– Мы проводим тебя, – невозмутимо ответил парень. – Мой брат пойдет с нами. Мое имя Дан-Тиун, а его зовут Даг-Адмар.

– Вы проводите меня? – уточнила я.

– Безусловно. Следует торопиться, потому что совсем скоро дорожки наполнятся вороньем, – отрезал Дан-Тиун и решительно зашагал вперед.

Мне оставалось только следовать за ним.

3

Братья совсем не походили друг на друга. Даг-Адмар оказался невысоким и худым. У него были такие же черные волосы, которые свисали длинными сосульками, но худое и скуластое лицо делало его похожим на злого индейца.

Насколько красиво выглядел Дан, настолько отталкивающим был Даг.

Я сразу поняла, кто из них отличается говорливостью, – Дан шагал пружинистой походкой рядом со мной и все время что-то рассказывал. Он умел заинтересовать: его хриплый голос звучал мягко и приятно, а неторопливый говорок придавал словам особое очарование.

– Тролли появились из портала. Туманная Зыбь обладает сразу тремя порталами. Ты ведь знаешь, что это такое? Проход в другой мир. Когда-то эти самые порталы охраняли здешние Хранители, да только их время вышло, и теперь проходы свободны. Вот и шастает через них всякая тварь. Портал троллей мелкий и слабый, он не всегда работает. Бывает, там целыми ночами темно – никто им не пользуется. Он находится в арке Главного моста города – мрачное место. Иногда река выходит из берегов и затопляет его. Всякое бывает, да.

Он перевел дух и продолжил рассказ:

– Тролли мелкие и пакостные, приглянулись им как-то илистые гнилые берега здешней реки. Однажды они выбрались сюда, и было их столько, что мы с братом только диву давались. Удивлялись то есть. Перли точно стая хасов и за одну ночь заполнили несколько улиц. Захватили пустые дома, обосновались там и принялись ночами варить свою традиционную похлебку. Знаешь, из чего они ее варят? Из хасов, каменных мышей, гнилых водорослей и глины, которую копают под мостом. Мерзкое варево. Каждую ночь они его варят и едят. Тролли, одним словом.

Теперь, когда рядом со мной шли два самых настоящих человека, я почувствовала себя гораздо увереннее. Раньше мне помогал только Иоко: охранял, подсказывал и поддерживал.

Одиночество в чужом, опасном, заколдованном мире угнетало, тревожило и пугало. Но осознала я это только тогда, когда появились два черноволосых парня и один из них искренне заверил, что точно приведет меня туда, куда я желала прийти. Их присутствие почему-то успокаивало, и я даже попробовала преодолеть усталость, от которой ноги казались тяжелыми, а в голове гудело.

Я знала, что братья не были Проводниками, но, может быть, они происходили из Вороньего рода и обладали какими-нибудь чародейскими способностями?

На самом деле я ничего не знала о них, но ведь Иоко тоже был для меня чужим и странным. Когда-то, всего лишь с десяток дней и ночей назад, я думала, что мой Проводник жесток и бессердечен и человеческая жизнь для него – как горсть пыли. Но я ошибалась, потому что на моего Иоко было наложено чудовищное заклятие.

Кто знает, может, братья Дан и Даг тоже прокляты? У меня не было ответа, так что не стоило торопиться с выводами.

Эви же являла собой образец осторожности. Она искоса поглядывала на Дана, снизу вверх, часто моргала и иногда шмыгала носом, словно изображая несмышленого ребенка. Мол, глупый призрак, что с меня взять?..

Но парня не так просто было обмануть!

– Почему тролли назвали тебя Нисой, призрак? – резко спросил он, как будто эта мысль только что пришла ему в голову. Он даже остановился, и мне тоже пришлось встать посреди дороги.

– Сам у них спроси, – тихо пробормотала Эви и в тот же момент пропала из виду. Вслед за ней исчезли Хант и Лука. Я осталась абсолютно одна рядом с двумя незнакомыми людьми.

– Куда она делась? – не понял Дан, а Даг лишь нахмурился и зыркнул на меня исподлобья.

– Кто их разберет? Это призраки из города Ноом, просто увязались за нами. Они обычно натравливали городского дракона на всех подопечных Иоко, а в этот раз удалось с ними договориться. Вот теперь и шастают за нами. Разве запретишь? – как можно спокойнее объяснила я.

Я вспомнила предостережение Эви: не стоит выдавать все наши секреты.

– Так ты подопечная Иоко? – уточнил Дан.

– Да, – кивнула я.

– А Посох у тебя откуда? И где он сам?

– А черт его знает… – Я пожала плечами. – Столько всего случилось. Мы договорились встретиться в убежище Агамы.

– Тогда идем, – согласился Дан.

Глава 4

1

Ночь казалась бесконечной. Темнота, холод и усталость валили с ног, а отчаянье и тоска по Иоко словно сгущали окружающий мрак.

Хотя куда уж мрачнее, когда только свет Посоха и позволял нам видеть дорогу.

Дан шагал впереди, а я слишком утомилась, чтобы понимать, куда мы двигаемся. По-прежнему по бокам возвышались чудовищные нагромождения черных камней, о которые я время от времени царапала руки: так сильно они нависали над дорожкой. По-прежнему в небе отсутствовали знакомые и ставшие уже родными обе луны.

Даг плелся где-то сзади, молчаливый и угрюмый, и я слышала, как он тяжело шаркал ногами.

По всем моим подсчетам, мы вот-вот должны были выйти на главную синюю дорогу, которая вела к Агаме. «Второй правый поворот» – вспомнились слова Дана. В убежище я планировала немного отдохнуть, прежде чем отправиться выручать Иоко.

Но, к своему удивлению, вдруг обнаружила, что поднимаюсь по крутой лестнице, на кованых перилах которой свет Посоха выхватил привычные узоры с изображениями воронов.

– Куда мы идем? – я остановилась и оглянулась.

За моей спиной стоял невозмутимый Даг. Он сказал лишь два слова:

– Дан знает. – И вперил в меня угрюмый взгляд.

От блеска его глаз захотелось поежиться и спрятаться подальше.

Дан тут же оглянулся, и его лицо озарила добрая улыбка. Улыбаясь, он почему-то становился похожим на красивого храброго пирата.

– Тебе нужен отдых, – доброжелательно пояснил он. – Я подумал, что неплохо было бы разыскать Вороний Удел и отдохнуть там. Это ближе, чем дом Агамы.

– Это нас задержит, – растерянно пролепетала я.

– Ненамного. Тебе все равно надо отдохнуть, иначе вот-вот свалишься. Видела бы ты себя со стороны!

– Так ведь вороны этого Удела… – начала было я.

– Что с ними не так? – прервал меня Дан. – Я знаю, что там жили люди, которые потом превратились в воронов, но эти птицы спят по ночам и поэтому неопасны. А для того, кто обладает Посохом, они вообще не угроза.

– Эви говорила другое…

– Кто такая Эви? Тот призрак, что желал натравить на вас дракона? Не верь призракам, София! Это первое правило здешних мест: никогда не верить призракам, троллям и птицам.

– Кому же тогда верить?

– Людям, – сказал Дан и снова улыбнулся.

Поднимались мы долго. Оказалось, что лестница вырублена в скале и ведет к каменной стене, которую я могла видеть с корабля. Высокий и надежный парапет еще недавно защищал от дующего с моря ветра, но сейчас ничто не могло укрыть нас от дождя, поэтому мы мокли. Вернее, мокли братья, а я надвинула как можно ниже капюшон плаща Иоко и старалась обходить лужи, чтобы не намочить кеды.

Мы прошли совсем немного вдоль стены и попали на площадку перед высокой узкой башней, стрельчатые окна которой слабо светились в темноте.

Не могу теперь сказать, что насторожило меня в тот момент: то ли угрюмое лицо Дага, то ли своеволие Дана, который решил привести меня туда, куда я не просила. Но Посох я держала крепко, поэтому, когда жилистый и костлявый Даг прыгнул на меня сзади, а его брат, раскинув руки, изо всех сил заорал: «Привел!» – я не упустила момент.

Слегка присев и развернувшись, я одним движением сбила с ног молчаливого брата, хорошенько врезала ему по голове и наставила на Дана появившееся на конце Посоха лезвие.

Мое оружие опасно светилось в темноте, а стена позади не давала возможности Дану избежать удара.

Впрочем, он и не старался, потому что в ответ на его громкий вопль откуда-то с крыши башни на нас опустилась черная как ночь стая воронья.

Птицы были огромными: их крылья закрывали огни башни, зубцы стен и ухмылявшееся лицо Дана. Клювы были так сильны, что, когда они вцепились в меня, пытаясь схватить, на руках тут же появились рубцы и царапины. Первой мыслью было закрыться – спрятать ладонями хотя бы лицо. Но я все еще держала Посох, и он светился, призывая к битве. Он рвался в бой, и, сжав его покрепче, я ударила.

Не в первый раз мне приходилось сражаться за свою жизнь. Злость захлестывала меня, оставалось лишь дать ей выход. Острый клинок Посоха рубил без устали, и птицы заливали стену кровью.

Конечно, я не владела оружием настолько виртуозно, чтобы за пару минут раскидать всех врагов. Возможно, даже моему Проводнику это оказалось бы не под силу. Но я не подпускала воронов к голове, и их крепкие большие клювы уже не могли причинить мне серьезного вреда.

Я махала Посохом, выбивалась из сил, но птичьей стае не видно было конца.

Темная верхушка башни грозно взирала на меня множеством огней, на фоне которых мелькали черные крылья. Время от времени наглый Дан отпускал глупые шуточки, но приблизиться не решался.

– Хорошую подопечную нашел себе Иоко, ничего не скажешь, – усмехался парень, которого я совсем недавно расколдовала. – Машет украденным Посохом, как мельница – крыльями.

Руки уже начали дрожать, а колени – подгибаться. Рана на запястье правой руки кровоточила, заливая кровью плащ Иоко и древко Посоха. Я пятилась, пытаясь отбиться, но что я могла против такой стаи воронов?

Сделав еще один шаг назад, я споткнулась: в темноте невозможно было разглядеть, что мешалось под ногами. Обессилев, рухнула на колени, подняла вверх Посох, отбиваясь от очередной парочки хищных птиц, и подумала, что не успею спасти Иоко. Не сумею освободить Безвременье, да и домой, в свой мир, тоже не вернусь. Погибну тут, у стены, растерзанная бесчисленным вороньем, бороться с которым уже не было сил.

Лишь краем глаза я успела ухватить золотисто-красное свечение, как воздух наполнился вдруг нежным запахом цветов. Темнота заискрилась, засияла всполохами золота и пурпура, и в гущу птиц врезался еще один Посох.

Мои усталые руки опустились, и, вытирая со лба кровь и пот, я прищурилась, стараясь понять, кому принадлежит тонкое древко с двумя сверкающими лезвиями по краям. Владелец этого оружия умел сражаться, он не делал ни одного лишнего движения. Посох почти не двигался – он словно застыл, окруженный тучей птиц, но огненные всполохи убивали одного ворона за другим. Воздух звенел, искрился и впитывал в себя диковинный свет.

Но расслабляться не стоило. Даг, который до этого молча наблюдал за битвой, вдруг кинулся ко мне со скоростью волка и сдернул с плеч рюкзак. Прежде чем я успела поднять Посох, он огрел меня чем-то тяжелым по голове.

Проваливаясь в звенящее забытье, я услышала звонкий голос, полный власти и ярости:

– Хант, не смей уходить! Сегодня ты сражаешься, Хант!

– Почему это? – Голос друга ни капли не изменился, звучал все так же нагло и возмущенно.

– Потому что ты вырос! Ты уже взрослый! – проговорила девушка, державшая в руке золотой Посох.

Я увидела ее силуэт, то, как сияют камни маленького венца на голове, и почему-то подумала про Эви, а затем потеряла сознание.

Вскоре я очнулась. Битва затихала, становясь все менее яростной.

Спину холодили камни стены, на которую я опиралась, в руке все еще теплело древко моего оружия. Приподнявшись на локтях, я увидела светловолосую девушку, чьи заплетенные во множество косичек волосы спускались до поясницы. Кто эта спасительница, так храбро защитившая меня? И откуда у нее такой удивительный Посох?

Дан не осмеливался напасть, он пятился и возмущенно таращился на девушку.

– Что уставился? – грубо спросила она, ловким движением отшвырнув последнюю, самую наглую птицу. Остатки стаи улетали, громко шурша крыльями.

– Я знаю тебя, – проговорил Дан и выразительно поднял одну бровь. – Ты – Ниса, Хранительница с другого мира. Про твой Посох слагали много легенд.

– Какая тебе разница, звереныш? – проговорила она и так посмотрела на парня, что тот снова попятился.

– Никакой. Говорили, что ты стала водой и утекла с водопадами. А Иоко стал оборотнем и призраком. Но, видимо, врали, да?

– Отдай мне рюкзак Софии, – приказала ему Ниса и угрожающе навела на него Посох.

Дан дернул плечом и кинул украденную вещь на каменный пол.

Откуда у него мой рюкзак? И где Даг?

Приподнявшись, я оглянулась и не увидела Ханта. Вместо него у стены стоял высокий парень с черной маленькой бородкой и убранными в хвост волосами. Он почесывал время от времени подбородок и морщился. Дага тоже нигде не было.

– Мы уходим. Мы не причинили вам вреда. Во всем виновата ваша подопечная. Нельзя быть такой добренькой и освобождать всех воронов подряд, – ухмыльнулся Дан и сделал несколько шагов к башне.

– Вали уже, проповедник, – буркнул чернобородый парень, – а не то и ты отправишься вслед за братцем, купаться в реке.

– Не дотянешься, призрак. Неважно, какую внешность ты принимаешь, ты – никто, и я тебя не боюсь, – презрительно проговорил Дан.

– Зато меня боишься, – сказала Ниса, и ее мелодичный голос наполнил пространство музыкой власти и силы.

– Ниса… тебя тут все боятся. Но Хозяин и до тебя доберется.

Дан повернулся и скрылся за темной металлической дверью башни.

– Со, ты можешь встать? – спросила Ниса и приблизилась ко мне. – Поднимайся. Пора двигаться дальше.

2

Глаза Нисы немного напоминали Эви: такие же голубые и невозмутимые. Все остальное в облике девушки с золотистыми волосами было другим – поразительно красивым и невероятно впечатляющим.

Тонкие косички струились по плечам и спине, каждую перехватывала тонкая лента с крошечными деревянными бусинами. На гибких запястьях поблескивали золотые браслеты, на груди жемчужным светом сияло ожерелье из маленьких ракушек.

Высокая, статная и сильная, Ниса казалась королевой. Неудивительно, что Хант во всем ее слушался.

События после битвы остались в моей голове смутным туманным облаком. Я помню, как Хант нес меня, но невозможно было почувствовать прикосновение его сильных рук. Помню, как меня обдавало горьким пепельным ветром, кружилась голова и слипались глаза.

Помню, что Ниса отдавала строгие распоряжения, указывая, куда поворачивать. Запомнился испуганный голос Лукаса, спрашивавшего, жива ли я и что случилось. Но все смутно и неясно, как будто через густую туманную пелену, полную горечи и мрака.

Остановились мы, только выбравшись на синюю дорожку у того самого валуна с каменным изваянием ворона. Там Хант и опустил меня на траву, осторожно, мягко и нежно. И его руки, которых я не могла почувствовать, еще долго придерживали меня за плечи.

И как только у призраков так получается?

– Кто вы такие? – возмутилась Миес и тут же встала рядом со мной, готовая защитить.

– Тсс! – Хант прижал палец к губам, поднял брови и виновато улыбнулся. – Здесь лучше не шуметь.

– Миес, ты должна была догадаться, – проговорила Ниса и опустилась на камень рядом со мной. – Не хотелось, конечно, раньше времени показывать свой облик, но что поделать. Два заколдованных ворона превратились в двух паршивцев, от которых пришлось оборонять Со.

– О чем я должна была догадаться: что знаменитая Хранительница с Прозрачных Островов Ниса стала призраком и притворяется маленькой девочкой? – Миес пожала плечами. – Об этом никто не догадался бы, ты удачно скрывалась. А это кто?

Миес мотнула головой в сторону Ханта и уперла кулаки в бока.

Ниса не ответила. Она открыла мой рюкзак, ловко управившись с молниями, и велела мне найти средство от ран. Совет был дельным, я вытащила бетадин и вату, а затем оглядела свои руки.

– Ничего страшного, – успокоил меня Хант, – это все заживет за пару дней. Можно сказать, что ты легко отделалась.

– Ничего себе легко! – тут же возмутился Лукас. – Ты видел, сколько у нее на руках ран и синяков?

– А чего ты хотел? Ей пришлось сражаться против стаи птиц.

– Так расскажите, – попросил Лукас. – И ты еще не объяснил, кто такой и откуда взялся. Ты был заколдованным вороном, что ли?

– Дурацкое предположение, – покачал головой Хант. – Вон, Эви тебе скажет. – И он улыбнулся, демонстрируя ровные белые зубы.

– Да Хант это, – вздохнула Ниса. – Я была Эви, а он был и остается Хантом. Мы ведь давно не дети и можем принимать любой облик, какой пожелаем. Я приняла свой настоящий и сейчас такая, какой меня всегда знал Иоко. Это ведь мы вместе с ним закрывали когда-то портал в мир Прозрачных островов.

– Как же тогда Иоко тебя не узнал? Он ведь могущественный колдун, – удивился Лука и снова сочувственно окинул взглядом мои израненные руки.

– Меня никто и не должен был узнать. Но теперь в Безвременье в курсе, что объявилась Ниса, а Иоко вспомнил прошлое. Хозяин соберет все свои силы. И если раньше мы путешествовали спокойно и не отбивались от полчищ воронья и мертвяков, то теперь нам будет нелегко.

– Мертвяков? – нахмурился Лука.

– Лучше не здесь об этом болтать. – Хант поднялся и оглядел нас по-хозяйски, таким уверенным взглядом сильного и умного мужчины, который точно знает, что делать. – Нам следует как можно быстрее выбраться из Туманной Зыби. Близится утро, и времени у нас мало.

– Тут нет времени, – хмыкнула Миес, – так что утро может наступить нескоро, а может – прямо сейчас. У Со вряд ли получится идти самостоятельно – скорее всего, она и шагу не сможет ступить.

– Я понесу ее, – заверил Хант.

Мне было невероятно сложно привыкнуть к его новому облику: без хвостов, пятачков и рожек. Казалось, что это не прежний хулиганистый мальчишка стоит рядом, а чужой, сильный и незнакомый мужчина. Куда подевались его веснушки и оттопыренные уши? Короткая щетинистая бородка, черные брови и хитро прищуренные темные глаза делали его невероятно привлекательным, и от этого я еще больше терялась.

– Я понесу ее, а ты, Эви, обработай раны Со, – попросил он.

Он называл Нису ее прежним именем, и это тоже казалось непривычным. Дети-призраки вызывали у меня жалость и стремление помочь и защитить. А теперь, выходит, это Ниса защищает меня, а Хант ей помогает?

– Давай займемся твоими руками, Со, – нежно проговорила Ниса, и я еще раз изумилась ее музыкальному, глубокому и необычному голосу. – Эти раны не опасны. Говоришь, что у тебя есть лекарства вашего мира? Давай попробуем. Я не стану пользоваться силой жизни в этом месте: мы сразу привлечем к себе внимание – а еще одного боя с вороньем нам тут не нужно. Так что давай просто смажем рубцы и двинемся в путь.

Я смазала неглубокие царапины, а ссадины трогать не стала – с этим придется подождать. Хорошо хоть моя кровь всегда отличалась хорошей свертываемостью, и раны быстро перестали кровить. С пальцами оказалось все в порядке, и я могла ими двигать. Укладывая лекарства в рюкзак, я решила достать чистую рубашку, открыла большой карман и замерла, растерянно уставившись на его содержимое.

– Ниса… – пробормотала я и подняла на девушку озадаченный взгляд.

– Что случилось? – спросила она.

– Карты Безвременья пропали. Тетради нет!

– Посмотри получше, – тут же посоветовал Хант.

– Их нет, – ответила я, вытряхнув на камни все свои вещи.

Вот книга о рабах, вот – о лекарственных травах и съедобных растениях. В следующем кармашке находились принадлежности для рисования и альбомы – все в целости и невредимости. А вот заветной тетради с картами не было.

– Что тут удивляться? Ее вытащил тот паршивец, набросившийся на тебя сзади, Со, которого я выкинул в реку. Точно он!

– Или Дан. Как рюкзак оказался у него? – спросила я.

– Как только ты упала и ударилась головой, младший перекинул рюкзак старшему, – пояснил Хант.

– Неважно, кто из них вытащил. Мы не заметили потому, что сражались с воронами, – устало проговорила Ниса. – Главное – теперь все те изречения, что мы собрали, оказались у Хозяина. Конечно, он знает, где спрятано время. Но теперь ему известно, что и мы знаем.

– Я, наверное, не вспомню всего, что мы нашли… – растерянно проговорила я.

– Мы помним, – заверила Миес. – Пусть теперь Хозяин нас боится.

Хант лишь покачал головой. Я посмотрела на него, смутно надеясь, что он сейчас скорчит жуткую рожу, но взрослый Хант оставался серьезным и таким… обыкновенным.

– Пошли, девчонки и мальчишки, – сказал он и легко подхватил меня на руки. – Лукас, собери вещи в рюкзак, нам нужно торопиться.

3

Впереди шагала Ниса. Высокая, сильная и невероятно красивая, она словно разгоняла тьму, и клубящийся под ногами серый туман расползался, стоило ей поставить на каменные плиты свой Посох.

Изящный венец на ее голове тоже сиял, мягко и нежно, и я чувствовала, как мной овладевает спокойствие. Все-таки гораздо лучше путешествовать по проклятым городам в обществе сильных и взрослых друзей, чем отвечать за маленьких детей, даже если эти дети – призраки.

Я устала.

Так устала, что больно было открывать глаза. Царапины на руках горели, синяки болели. Ноги будто налились свинцом, даже двигать ими было тяжело. Так что я не стала сопротивляться сну, закрыла глаза, и дремота охватила меня плотным теплым одеялом.

От Ханта веяло теплом. Как это могло быть, я не понимала, потому что грудь и плечи его оставались грудью и плечами призрака. Моя голова погружалась в эту призрачность, и прислонить ее к плечу своего друга я не могла.

Тем не менее он нес меня, и это было так, словно сам воздух вдруг превратился в матрас, удобный и надежный. Я дремала в невесомых объятиях, и лишь пальцы мои крепко сжимали Посох.

Теперь я уже знала, что оружие свое нельзя выпускать из рук. Ни в коем случае нельзя терять Посох!

Где-то сзади нас негромко переговаривались мальчики: Шторм, Тимай и Ветер. Мне оставалось только догадываться, как на самом деле выглядят эти трое, ведь они, оказывается, давно взрослые, сильные парни! Самыми младшими в нашей компании были я и Лука, и нас, видимо, оберегали.

Хотя раньше это делал Иоко… Теперь его нет, и Ниса взяла на себя роль Хранительницы.

Мне хотелось узнать о ней как можно больше, ведь она знала о прошлом Безвременья столько всего, что рассказов хватило бы на несколько вечеров. Но захочет ли Ниса рассказывать?

Наше спокойное и даже уютное путешествие прервал низкий горловой вой, от которого я открыла глаза и подскочила. Вокруг все еще стояла кромешная тьма, но теперь казалось, что окружающий мрак обрел голос и завывает на все лады, пытаясь запугать нас.

– Что это? – тихо проговорил Лука.

– Атака. – Хант был краток.

– Не останавливайтесь, – велела Ниса.

Вой усилился, и с неба на наш отряд обрушилась стая воронов. Птиц было столько, что они закрыли собой все, что было вокруг.

Тимай пронзительно и тонко закричал, Лука тоже вскрикнул.

Вокруг закрутились клубы сизого дыма, от которого сильно потянуло гарью.

Хант поставил меня на ноги, и мне тут же пришлось отбиваться от нападавших птиц. У моего друга не было Посоха, но он быстро нашел выход из положения. Коротко и зло ругнувшись, он вдруг изменился. Снова появился хвост, только на этот раз гораздо мощнее и длиннее. Выросли рога, а голова увеличилась.

Я и ойкнуть не успела, как Хант принял облик дракона и начал рвать наглых воронов зубами так, словно они были для него пищей.

Наши спутники-призраки исчезли, у них не было возможности сражаться. Остались только Ниса, Лука, Хант-дракон и я.

Не знаю, выдержала бы я это сражение, если бы не огромный Хант, закрывавший от всех атак. Вороны не успевали долететь до меня, как дракон сжирал их, при этом мотал головой, бил хвостом и создавал столько шума, что я в конце концов опустила Посох, наблюдая за битвой.

Ниса тоже не стояла без дела, но ее оружие отличалось от моего. Оно то появлялось из воздуха, сияя во тьме, то исчезало, становясь почти прозрачным. Ее Посох бил без промаха и двигался в воздухе сам по себе, словно обладал собственной волей.

Едва мы разобрались со стаей воронов – и мне вспоминается, что не уцелела ни одна птица, – как взошло солнце. Быстро, без предварительного рассвета, без багряных лучей восхода. Просто в Туманной Зыби вдруг стало светло, и над нашей головой показалось серое, угрюмое, холодное небо, от которого по коже побежали мурашки.

Мстительно пройдясь когтистыми лапами по тушкам мертвых птиц, Хант быстро вернул себе облик черноволосого парня и первым делом спросил у Нисы, когда мы все наконец позавтракаем.

– Сражались всю ночь, можно бы и поесть, – пояснил он.

Услышав это, я не сдержала улыбки. В некоторых моментах Хант оставался прежним, и мне почему-то это нравилось.

– Дорога изменится, – устало сказала Ниса, – и теперь второй правый поворот не ведет к Агаме. Мы не знаем, куда идти. Придется наведаться в Вороний Удел, чтобы найти верный путь, там и поедим. Это недалеко, я знаю, как туда добраться.

Хант подхватил меня на руки и поинтересовался, как нас найдут остальные призраки.

– Найдут. Сам знаешь, как это делается. Идем, – распорядилась Ниса и двинулась вперед.

Ее Посох по-прежнему сиял золотисто-пурпурным светом.

Глава 5

1

– Попасть в Вороний Удел можно только через портал, другого пути нет. Для нас, по крайней мере. Башня, которую можно увидеть прямо отсюда, – вон она, острая и высокая, с четырьмя жуткими каменными воронами по краям, – принадлежит слугам Хозяина. Тамошнее воронье сожрет нас живьем, и лучше не соваться к ним, – поясняла Ниса.

– Что тогда делать? – непонимающе проговорила я.

– Нам надо пройти через портал. Тогда мы попадем в скрытую башню, которую сейчас не видно. Там нам помогут. Наверное, – добавила Ниса.

Не стоило спрашивать, почему так. Я догадалась, что все, кто когда-то противостоял Хозяину и его слугам, сейчас прячутся, скрываются от вездесущих воронов, меняют облик и надеются на то, что однажды придут лучшие времена.

Но, чтобы они пришли, нужно сначала освободить время и вернуть его в этот мир. Не так-то просто это сделать…

Дальше мы двигались молча, и каменная дорожка под нашими ногами извивалась как змея. Она петляла, огибая одинокие и пустые башни, спускалась в узкие лощины, где остатки каменных стен возвышались до самых облаков, и поднималась к тонким ажурным каменным мостам.

– Ты знаешь, где портал? – спросил Хант.

Он все так же нес меня на руках и шагал без устали, словно я не имела никакого веса.

– Конечно. Я знаю Туманную Зыбь, – заверила его Ниса.

Видимо, она была осведомлена больше других, и нам с Хантом оставалось лишь следовать за ней.

Внезапно Ниса свернула за угол высоченной башни, и дорожка из синего камня осталась за нашими спинами. Хант ступил вслед за Хранительницей на серый булыжник, которым была выложена площадка перед старым, покрытым пылью и копотью зданием. Где-то сбоку скрипнули ржавые ворота, и под самые ноги Ханта опустился засохший лист дерева.

У каменных развалов, где сколотые и обглоданные временем кирпичи покрывались серой пылью, похожей на пепел, показалась лохматая голова маленького тролля. Сверкнули хитрые глазки-бусины, дернулся круглый, похожий на картошку нос, и существо хихикнуло.

– Ниса, мы тебя видим, – пропищал тролль и тут же пропал за кирпичной кладкой.

– Поганцы, – прошипел Хант, но Ниса не обратила на существо никакого внимания.

Она остановилась посередине площади, оглянулась, подняла Посох и вздохнула.

– Видимо, пора, – тихо проговорила она. – Настало время распечатать портал в Вороний Удел.

Она повернулась и подошла к покосившейся железной створке. За проржавевшим узором, покрывавшим погнутые ворота, возвышались темные деревья, на ветках которых не было ни одного листочка. Голые ветки неподвижно замерли на фоне низкого серого неба.

– Отбросьте тень, – велела Ниса.

Наверное, ее приказ относился к ржавым створкам.

Свет от ее разноцветного Посоха мгновенно залил булыжники площадки, осветил рыжую ржавчину и заплясал на каждом завитке в диковинном железном узоре. Тень легла на пыльную землю, и мы с Хантом увидели в ней необыкновенно красивые ворота. Словно призрачное отражение, перед нами возник совершенный образ дверцы с искусным переплетением линий.

– Теперь можно идти, – сказала Ниса и толкнула уродливую створку настоящих ворот.

Тень на земле поползла в сторону, открывая проход, и мы вошли.

Перед моим лицом засияли яркие всполохи, запахло вдруг прохладной росой и еловыми шишками, и грязная туманная пелена, что тянулась с самого неба, пропала. Как будто грязное оконное стекло протерли тряпкой с чистящим средством или с оконного проема вдруг убрали серую штору – настолько ярким и невероятным предстал передо мной мир настоящего Вороньего Удела.

Тут же рядом с нами появились остальные наши спутники: Миес и ее братья, Тимай и Лука. Ворота радостно и звонко скрипнули, пропуская нашу компанию, и закрылись. Сияние прекратилось, и портал перестал работать.

– Это место спрятали от Хозяина, да? – уточнила Миес, хотя все и так было понятно.

– Это место ждало нас, – ответила Ниса. – Мы должны были сюда прийти. Так было предсказано незадолго до того, как Хозяин прибрал к рукам Мир Синих Трав. Добро пожаловать в дом к Вороньей Матери!

2

Даша Костикова появилась у нас в пятом классе. Невысокая, светленькая и тихая, она зашла бочком, встала у крайнего ряда парт и уставилась в пол. В ней не было ничего выдающегося или замечательного, кроме очков.

«Подумаешь, очки!» – скажете вы. Кого сейчас удивишь очками?

Но Дашины приспособления для зрения как раз и были ее особенностью, вроде моего родимого пятна. Девочка видела очень плохо, и потому утолщенные линзы ее очков слишком увеличивали глаза. Получались прямо-таки глазища, серые, с черными стрелками ресниц, беспомощные. Этот растерянный взгляд делал Дашу похожей на крота или на гнома – не могу точно сказать.

Она переминалась с ноги на ногу и упрямо разглядывала потертый линолеум, словно вдруг узрела в его трещинах диковинные картины.

– Знакомьтесь, это ваша новенькая, Даша Костикова. Садись, Дарья. – Математичка в тот день была скупа на комментарии.

– А где? – еле слышно пролепетала новенькая, упорно продолжая таращиться в пол.

– Где видишь свободное место, там и садись, – щедро распорядилась учительница.

Свободное место было только рядом со мной. В пятом классе меня все еще дразнили Страхолюдиной, хотя в глаза так уже не называли. Детское прозвище постепенно блекло и терялось в школьных буднях, и временами даже появлялась надежда, что меня наконец посчитают своей.

Даша оторвалась от впечатлившего ее линолеума и взглянула на парты и множество детских голов, поднимавшихся над ними. Посмотрела растерянно и грустно – видимо, ей не сразу удалось разглядеть свободное место. Но очки, скорее всего, здорово помогали ей видеть предметы вдалеке, потому что, уставившись на мое лицо, она заколебалась, открыла рот, потом снова закрыла и сделала два неуверенных шага куда-то в сторону.

В сторону двери.

Кто его знает, может, она подумала, что на моей щеке разрасталась какая-то заразная болезнь вроде стригучего лишая?

– Глазастик, свободное место только рядом с Мисниковой! – бодро крикнул Терещенко, светловолосый, низкорослый мальчишка, худющий, но с крепкими и быстрыми кулаками.

– Давай, Глазастик, Миска не страшная! – бодро добавил его сосед по парте, и они оба захохотали. Впрочем, учительница тут же решила помочь Даше.

Она прикрикнула на неугомонных весельчаков и посоветовала девочке пройти в конец класса и сесть рядом со мной. И еще пообещала, что наш классный руководитель что-то придумает насчет ее постоянного места.

И вот Даша двинулась в мою сторону. Она упорно продолжала таращиться себе под ноги, а ее плечи то поднимались, то опускались, словно их владелица пыталась собраться с силами. Наконец она устроилась рядом, но отодвинулась от меня как можно дальше. Я тоже не горела желанием общаться с девочкой, у которой глаза жили немного отдельно от лица.

На перемене ей задали жару.

– Глазастик, дай поносить очки!

– Глазастик, ты звезды можешь рассмотреть в свои телескопы?

И так далее. Фантазия моих одноклассников не знала границ, в этом я давно смогла убедиться.

Даша молчала, краснела, пыхтела, а потом и вовсе закрыла лицо руками.

Я молчала. Если честно, я наконец смогла расслабиться. Сегодня подшучивали не надо мной.

Желала ли я подружиться с Дашей? Нет. Потому что страстно и горячо надеялась стать нормальной и дружить с такими же нормальными ребятами. Меня и свои-то особенности пугали, что уж говорить про чужие. И потому я отсидела оставшиеся уроки, не сказав Даше ни слова. Лишь когда прозвенел звонок с последнего урока, я рывком вытащила из-под парты рюкзак и решительно проговорила:

– Пропусти меня, Глазастик.

Надо признать, в тот момент я чувствовала мерзкое удовлетворение, что сама могу сказать кому-то гадость, и ничего не могла поделать с этим чувством.

Даша Костикова в нашу школу больше не приходила. Говорили, что родители перевели ее в другую. Мои одноклассники даже не вспомнили про незадачливую девочку в больших очках, все слишком быстро вернулось на круги своя, и мне дали новое прозвище – стали называть Пятнистой.

Я почему-то вспомнила эту старую детскую историю, проснувшись в темной прохладной комнате. Вокруг стоял мягкий сумрак, разгоняемый светом множества толстых свечей, где-то недалеко потрескивали дрова в камине, распространяя запах смолы и древесной коры, а под моими пальцами находилось мягкое ворсистое одеяло.

Видимо, я долго спала, но, несмотря на продолжительный отдых, в голове все еще пульсировала боль, отдаваясь слабым покалыванием в висках.

Я села, одернула клетчатую рубашку и спустила ноги на пол. Джинсы покрылись пятнами и нуждались в стирке, как и плащ Иоко, сложенный на стуле с высокой резной спинкой. Машинально протянув руку, я подумала о Посохе и тут же ощутила тонкую резную палку в своих пальцах.

Что ж, стирать вещи с помощью Посоха я уже умела и отлично с этим справилась. Потом натянула джинсы, накинула плащ и прошлепала по каменному полу к створчатым дверям.

Все в этой комнате казалось темным, старинным и уютным. На каменных стенах поблескивали лаковые деревянные панели, украшенные по верху неизменной резьбой с воронами. Частый переплет на окнах пропускал мягкий лунный свет, серебривший каменные подоконники.

Шаги мои звучали гулко, пространство под высоким потолком неустанно повторяло каждое прикосновение подошв к каменному полу – и это были единственные звуки, что я слышала в пустой комнате, не считая мягкого потрескивания дров в камине.

Как было бы хорошо, если бы около огня сидел Иоко и творил свое привычное волшебство: пирог с рыбой или еще что-то в этом роде. Он бы повернул голову и глянул на меня пристально и проникновенно, как умел только он, и я снова почувствовала бы себя защищенной.

Всю мою сущность пронзила боль потери, потому что разум безжалостно напомнил, что Иоко далеко. Добраться до него я не могла, да и не представляла, как. Достойно сражаться за него тоже вряд ли получилось бы. И все, что осталось у меня от любимого парня, – это плащ, теплый, непромокаемый, согревавший меня долгими ночами странствий.

Как мне выручить Иоко? Как найти его в этом проклятом и чужом Безвременье, где все меняется каждый час, где невозможно разобраться, кто друг, а кто враг?

И куда это, интересно, подевались мои друзья-призраки? Где Хант? Где Ниса-Эви, Лука, Тимай, Миес и ее братья?

Комната, в которой я спала, больше походила на зал. Кровать находилась в самой середине – здоровенная, деревянная, с темно-красным, точно выдержанное вино, пологом, с мягкими одеялами из овчины и высокими подушками, наволочки которых покрывала искусная диковинная вышивка.

Камин с пылающими дровами располагался в противоположном конце, и до меня его тепло не доходило. Впрочем, в комнате не было холодно.

А высокая стрельчатая дверь с двумя створками находилась передо мной и вроде бы казалась близко, но все равно пришлось сделать с десяток шагов, прежде чем я смогла коснуться холодной ручки из темной меди. С этой ручки на меня таращился ворон с проницательным взглядом, и я невольно отдернула пальцы, вспомнив птичьи силуэты на Зыбкой двери. Он вдруг усмехнулся и подмигнул мне медным глазом, отчего я вздрогнула и выставила перед собой Посох.

– Ты не посмотрелась в зеркало, – проговорил вдруг он, и его голос показался настойчивым, с нотками металла.

Еще ни разу в жизни мне не приходилось разговаривать с дверными ручками!

Я растерялась, уставилась на очередное здешнее чудо, протерла глаза, дотронулась до двери Посохом и пробормотала первое, что пришло в голову:

– Тебя не существует. Ты – не то, чем кажешься.

– Я ручка двери, а ты – глупая девочка! – хрипло каркнул ворон и снова подмигнул мне блестящим глазом.

Надо заметить, выпуклая воронья голова на медном колпачке, начищенном до блеска, казалась верхом искусства.

– Тогда зачем тебе разговаривать со мной, если ты ручка двери? – собралась я наконец с мыслями.

– Скучно, знаешь ли, висеть тут без всякого дела. Последний раз в этой комнате ночевали очень давно. Больше тридцати лет назад здесь спал Им-Сиан, один из лучших представителей Вороньего рода, на этой самой кровати, и мы обогревали его, лечили его раны.

– Иоко спал тут тридцать лет назад? – Я уловила только эту информацию и уже таращилась на ручку так, словно общалась с живым человеком.

– Если быть точным, то тридцать два года и пять месяцев назад, – с готовностью сообщила воронья голова.

– Ты врешь, потому что времени нет! – сообразила вдруг я. – Не было никаких тридцати двух лет ни для кого! Время стоит, и все остается неизменным!

– Только не в этом замке, – совершенно спокойно сообщила птица. – Он скрыт во временном убежище, которое создала для него Воронья Мать, у него особое предназначение. Но я не стану говорить об этом с тобой, девочка с Посохом. Приведи себя в порядок и иди своим путем. У тебя волосы на лицо свисают, и неплохо бы смыть со щеки это жуткое пятно, которое тебя уродует. – И ручка довольно усмехнулась.

У меня внутри будто бомба взорвалась! Какое пятно? Оно давно пропало, и я давно уже чувствовала себя обычным человеком!

На стене с противоположной стороны от окон я увидела здоровенное квадратное зеркало, задрапированное тяжелым темно-красным бархатом, которое не сразу бросалось в глаза.

Я тут же направилась к нему, по-прежнему сжимая в руках Посох. Снова здешнее эхо старательно повторило мои шаги, и тишина замка заставила тревогу закрасться в мою душу.

Зеркало оказалось очень старым и помутневшим, словно внутри него находился серый туман, и очертания темной комнаты представлялись в его глубине нарисованной размытыми штрихами картиной. Но едва я всмотрелась в мутную глубину, как по зеркальной глади пробежала рябь, что случается на море во время слабого ветра.

Зеркало как будто вздохнуло, просыпаясь от долгой спячки, и мне вдруг показалось, что оно смотрит на меня долгим, задумчивым взглядом.

Я попятилась, пытаясь унять гулкий стук сердца где-то у себя в горле.

Что это еще за чертовщина? Куда я попала?

И в этот момент я увидела себя.

Почему-то без Посоха, без плаща Иоко. В своих чистых, выстиранных джинсах и клетчатой рубашке, с растрепанными волосами, без туши на ресницах, отчего глаза показались слишком обычными.

Я ведь и путешествовала без всякого макияжа, но раньше не обращала на это внимания. В последние дни я начала считать себя красивой, привыкла к восхищенным взглядам Луки и Иоко и даже почувствовала себя уверенней.

Ведь красота всегда придает уверенности в себе.

Но сейчас из зеркала на меня смотрела девочка с пятном на щеке.

Я хорошо знала это родимое пятно, так тщательно успела его изучить!

Оно никуда не делось, я всегда его чувствовала. Оно осталось внутри, стало частью меня самой. Но теперь заявляло права на мою душу, цепко держа в собственной власти и не собираясь никуда исчезать!

Что это значит? Безвременье посмеялось надо мной, а Вороний Замок вдруг отразил сущность?

Какая же я на самом деле?

Какое-то время я просто стояла перед зеркалом, уставившись на собственное лицо так, будто увидела его в первый раз. Наконец возможность здраво мыслить вернулась ко мне, и я вспомнила Иоко.

Пятно, да. Ну и что? Первый раз его, что ли, вижу? Я с этим всю жизнь живу. Иоко отлично знал, что оно у меня есть, и это не пугало его, не вызывало отвращения. Так почему я стою и удивляюсь, словно привидение увидела?

Где мои рюкзак и расческа?

Рюкзак оказался под кроватью.

Теперь я двигалась быстрее и не прислушивалась к пугающему эху над головой. Больше не разглядывая собственное изображение в зеркале, я расчесалась, наскоро заплела косу, снова взяла Посох, повесила рюкзак на одно плечо и направилась к двери.

– Молодец, – неизвестно почему похвалила меня дверная ручка, но я уже не стала задерживаться.

Резко отворила тяжелую створку и ступила в полутемный коридор, где с правой стороны тянулись стрельчатые окна без стекол и сквозь каменный переплет проникали серебристо-голубые лунные лучи.

А на противоположной стене проступали выбитые на камне буквы. Длинные ряды букв, над которыми тянулась вереница вырезанных вороньих фигурок.

Лунные лучи так ясно и хорошо высвечивали слова, что я не смогла пройти мимо. Приблизившись, я решила прочесть надпись, а в это время дверь в комнату, где я спала, мягко и осторожно закрылась, пряча последние отблески горящего камина.

3

Хранители приходят и уходят.

Хранители забывают о своем предназначении и предают людей.

Хранители служат не тем, кому клялись.

Хранители забыли древние клятвы и оставили верность.

Власть и деньги – это тот товар, который нынче в ходу у Хранителей.

Но так не будет долго продолжаться.

Придет время, когда Хранители станут служить Хозяину, у них не будет души и свободной воли.

Жизнь покинет здешние места, потому что Хранители не сберегли сердце Мира Синих Трав.

Никто не уцелеет, и лишь Хранители будут ходить по синим дорогам и не смогут найти покоя.

Время остановится.

Время будет заперто.

Время перестанет существовать.

И, прежде чем Время вернется вновь, появятся в этом замке Настоящие Хранители.

4

Короткие рваные предложения, которые выстроились на стене ровными рядками, поразили меня.

Они звучали как угроза или страшное предостережение. Кто выбил их в каменной кладке стены? Кто оставил эти искусные ровные буквы, у подножия которых вились тонкие усики трав, винограда и пролегали колосья пшеницы?

Я все рассматривала буквы и никак не могла двинуться дальше. Что-то зловещее чудилось мне в них, словно здесь скрывалось грозное предсказание, касающееся и меня.

Никто не уцелеет – вещала стена из камня.

Никто и не уцелел.

Или призрак, или мертвяк.

И если верить этим словам, то именно Хранители погубили Мир Синих Трав.

Рядом глухо заскрипела дверь, я вздрогнула, оглянулась, но никого не увидела. В лицо мне ударил порыв свежего ветра, и где-то внизу зашелестели верхушки деревьев.

Каменный переплет на окнах оказался холодным, и я тут же отдернула руку, едва дотронувшись до него. Ветер, забравшись под воротник рубашки, заставил поежиться, а запах хвои и осознание высоты выветрили из головы остатки сна.

Я находилась на невероятной, огромной высоте и далеко внизу едва могла рассмотреть верхушки еловых деревьев. Скала, на которой стояла Воронья башня, тянулась из самой гущи непроходимого леса. И оттуда, из чернильной чащи, потянуло свежестью, хвоей и еще чем-то, странным и знакомым.

Послышалось хлопанье крыльев, воздух пришел в движение, и спустя мгновение я смогла различить вороний силуэт, отделившийся от лесного массива. Он приближался, и я зачарованно смотрела на него, не в силах оторвать глаз.

Вдруг это Иоко? Может, он сумел освободиться? Ведь он чародей, волшебник, которому подчиняется Сила Жизни!

Ворон поровнялся со мной и мягко приземлился в соседнем окне.

Птица покосилась на меня черным блестящим глазом и – могу поклясться в этом! – улыбнулась.

Глава 6

1

Посох в моей руке тут же нагрелся и принялся светиться. Еле заметные серебристые полосы легли на каменный парапет окна. Они казались ярче лунного света, но гораздо бледнее электрического фонарика.

Я слегка повернула Посох, и его сияние упало на черное оперение птицы.

Ворон встряхнулся, мотнул головой и прекратил улыбаться. А затем вдруг превратился в размытое пятно, кляксу, заметно увеличился в размерах – и вот я таращилась на ухмылявшегося Дана.

Наглый Дан обворожительно улыбался белыми зубами и смотрел на меня, исполненный восхищения и радости. Его взгляд был веселым и даже довольным, а в темных глазах отражался серебристый свет луны.

Я растерялась.

Не просто растерялась – я вдруг вспомнила о своем пятне: видит ли его Дан? Подумала о кое-как причесанных волосах, помятой рубашке, и неуверенность сковала мой язык. Поэтому я просто глазела на парня и время от времени медленно водила Посохом.

– Привет, София, – низким голосом заговорил он, и у меня по спине почему-то побежали мурашки.

Я заметила, как слабо поблескивает странное украшение на тонкой цепочке, прикрытое воротником его белой рубашки, как выгодно подчеркивает стройную талию кожаный черный пояс и как гордо он смотрит на меня.

– Чего тебе надо? – пробормотала я, отступила назад и слегка отвернулась, стараясь скрыть щеку с пятном: вдруг оно есть и Дан сейчас смотрит прямо на него?

– Ты кое-что потеряла. Решил вернуть. – Он слегка наклонил голову и, вытянув руку, махнул невесть откуда взявшейся, до боли знакомой тетрадью.

Утерянные карты Безвременья! Вот они, оказывается, у кого!

– Я не теряла. Это ты их украл!

– Я? – Дан так искусно поднял брови, что стало ясно: он действительно удивлен и не имеет отношения к их пропаже. – Я лишь велел своему братцу отдать твою вещь. Тетрадь стащил он и рюкзак – тоже.

– А ты натравил на меня воронов! – осмелела я и перестала пятиться.

– Так ведь я Проводник. Разве ты не знаешь, что должны делать Проводники? Приводить людей к Хозяину. Это их единственная задача и предназначение. Что я мог с этим поделать, София?

Дан швырнул мне карты Безвременья, и знакомая тетрадка оказалась в моих руках. Я сжала ее и торопливо сунула в рюкзак, потом озадаченно пробормотала:

– Ты не можешь быть Проводником…

– Почему? – снова удивился Дан.

– Потому что тогда ты должен был быть Хранителем в прошлом.

– Все так и есть. Я заколдованный Хранитель. Но здесь, в этом замке Вороньего Удела, я могу быть самим собой.

– Если ты Проводник, то где твоя башня? – снова усомнилась я в его словах.

– Башни нет, были ворота. Мы проводили через них. Теперь все поменялось. – Дан повел плечами, словно расправляя невидимые крылья, сверкнул глазами, и на мгновение мне показалось, что отражение лунного света в его зрачках стало еще ярче.

– Почему? – задала я совсем уж глупый вопрос.

И, опустив Посох, вздохнула. Что-то во всем этом настораживало меня.

Но ведь и Иоко когда-то был заколдованным Проводником, который был готов бросить меня на съедение дракону в разрушенном городе Ноом. Все поменялось после того, как он начал вспоминать.

А что должен вспомнить Дан?

– Ты забыл свое прошлое? – тут же озвучила я свою догадку.

Дан только загадочно хмыкнул. Лунное сияние четко обрисовывало его фигуру и лицо: глаза из-под длинной черной челки казались уверенными и немного хитрыми, а губы растянулись в доброй улыбке.

Его улыбка действительно излучала счастье, словно он искренне чему-то радовался.

– Я его вспомнил, – наконец проговорил Дан, обернулся черным вороном и камнем кинулся вниз. Темные верхушки деревьев вмиг поглотили птицу, и я больше ничего не смогла разглядеть.

2

– Все чудесней и чудесней… – бормотала я, медленно шагая по длинной галерее.

Ветер усилился и теперь не давал покоя моим волосам, щекам и рукам. Остальные части тела закрывал и немного их согревал плащ Иоко.

Странные записи на стене остались позади, галерея уводила меня все дальше и дальше. Иногда попадались высоченные деревянные двери, но открыть их у меня не выходило. Медные ручки с изображениями воронов оставались молчаливыми и холодными, а деревянные створки не желали сдвинуться ни на миллиметр.

И я вынуждена была брести дальше по странной, продуваемой ночным ветром галерее и всматриваться вперед, надеясь найти хоть кого-то из своих друзей. Куда все запропастились? Как я могла уснуть настолько крепко, что теперь ничего не помнила?

Наконец галерея уперлась в стену, а слева показался арочный проход, погруженный в темноту. Едва я осторожно заглянула в него, выставив на всякий случай Посох, как тут же запылали факелы – длинные палки, вставленные в держатели на стенах. Только огонь, короткими языками плясавший в них, был почему-то голубым, а не оранжевым, словно свет моего Посоха пробудил это тихое пламя к жизни.

Факелы осветили ровный ряд высоких ступеней, уходивших вверх и скрывавшихся за поворотом.

«Ладно, будем двигаться по ним. Раз здесь есть свет – значит, меня приглашают», – подумала я и принялась подниматься.

Подъем закончился быстро. Один поворот – и я оказалась на просторной полукруглой площадке, освещенной такими же факелами, отражающимися в стрельчатых окнах.

На площадке имелась всего одна дверь, высокая, двустворчатая и гостеприимно приоткрытая. Оттуда просачивался оранжевый свет, слышались треск дров в камине и голоса людей.

Голос Нисы я узнала сразу – этот мелодичный звук невозможно было забыть.

Второй голос принадлежал немолодой женщине: глубокие, низкие ноты в нем казались полными, чистыми и насыщенными. Эти двое говорили по очереди и прекрасно дополняли друг друга. Как будто Ниса была скрипкой, а ее собеседница – виолончелью.

– Вам не следовало открывать ворота в Вороний Удел, – пела виолончель. – Его час не настал. Слишком рано: еще не собрались Настоящие Хранители – а ведь только они могут вернуть время и одолеть Хозяина. Эти ворота должен был открывать Им-Сиан, и ты это знаешь, Ниса.

– Если мы сейчас не поможем Им-Сиану, некому будет открывать ворота Вороньего Удела. Ты состаришься, Ката, годы твои утекут, и прошлые тайны уйдут вместе с тобой. Уйдут навсегда. А Хозяин так и останется хозяином Мира Синих Трав, – возразила скрипка.

– Кто поможет Им-Сиану? – не останавливалась виолончель. – Скажи мне, Ниса. Ты призрак, у тебя нет воинов. Семь Хранителей заколдованы, и их сила скована. Кто может помочь? Уж не Миес ли и ее братья, дети Ходящего? Ты лишилась разума, если надеешься на них. А больше некому, Ниса. Больше некому…

Виолончель достигла крещендо и остановилась на самой высокой ноте.

– Ты не упомянула девочку. Она Спутница Им-Сиана, – зазвучала новая мелодия скрипки.

– Она сильна, я чувствую это. Она пробудила Замок, и я ощущаю, как оживают его комнаты. Но он проявляется в Безвременье, и совсем скоро любой тролль сможет в него проникнуть! Этого я и боюсь, Ниса. Здесь, в этом Замке, спрятано слишком много волшебства. Оно предназначалось для Настоящих Хранителей, только для них. Но они не пришли, Ниса!

Снова крещендо и высокие ноты отчаяния.

– Пришли, Ката, просто ты отказываешься это принять! В пророчестве не сказано, кто такие Настоящие Хранители. Живых в Безвременье не осталось, кроме Проводников и, конечно же, Агамы. Есть только призраки. Почему они не подходят под описание? И отчего Со не может быть Настоящим Хранителем?

– Потому что она Отмеченная, – тихо и мрачно пропела виолончель.

– Ката, это я всегда была Отмеченной. Имя «Ниса» в переводе с диалектов Прозрачных островов означает «Метка». Так меня называли моряки за мою татуировку на шее, обозначающую мои ранг, уровень. Ты это знаешь лучше меня, Ката! – Мелодия скрипки заполнила собой всю комнату.

– Нет, Ниса. Девочка, которую вы привели, тоже имеет метку. Ее поставил сам Хозяин, когда она еще была в утробе своей матери.

– Откуда ты знаешь?

– Я знаю. Девочка стоит сейчас за дверью. Пусть войдет, и мы посмотрим на нее.

Теперь наконец я поняла, что эта музыка предназначалась мне.

Стало вдруг неловко. Посох в моих руках нагрелся и норовил вот-вот обжечь пальцы. Сила обволакивала меня, струилась сквозь ладони, через древко и рассекала воздух вокруг множеством крошечных искр. Все вокруг наполнилось ярким свечением.

Подняв голову, я сделала несколько шагов, на мгновение замерла перед приоткрытыми дверьми, а затем перешагнула через порог. Что-то происходило со мной, но я не могла понять, что. Чем дальше я двигалась, тем больше ощущала в себе странную, тяжелую, но послушную силу.

Ката оказалась высокой, почти такой же, как Ниса. Ее серебристые волосы, убранные спереди в замысловатые косички и украшенные крошечными поблескивающими камнями, похожими на алмазы, струились по плечам и спускались до пояса.

Сам пояс, выполненный из синей кожи, украшали тоненькие серебряные цветочки, а длинное белое платье до самого подола покрывала искусная вышивка из белоснежного шелка. То, что это Ката, я догадалась сразу. Просто поняла, и все.

Ниса в ее взрослом облике сидела у камина, в котором бодро и весело ревел огонь. Подруга расположилась на коврике с длинным ворсом. Она сидела, обхватив колени руками, и на ее запястьях поблескивали тонкие золотые браслеты.

– Не бойся, Со, здесь мы в безопасности. Тут все свои. Садись лучше, поедим засахаренные фрукты и пирожки с птичьим мясом. Это Ката готовила, еда натуральная и очень вкусная. – Ниса быстро поднялась на ноги, приблизилась ко мне и ласково вытащила сияющий Посох из моих рук.

Мир перестал блестеть и сверкать, и неуемная сила, что бушевала во мне, тут же притихла, свернулась клубочком и стала похожа на ласкового котенка. Но она оставалась во мне, и я очень хорошо чувствовала это.

– Что со мной? – тихо проговорила я и оглянулась.

На подоконнике восседал Хант, такой же взрослый и серьезный. Он ободряюще улыбнулся и подмигнул так весело, как будто мы собрались в этом огромном зале для развлечений.

Луки, Тимая и Миес с братьями нигде не было видно. Кругом поднимались каменные стены, до половины зашитые деревянными панелями. Горели толстые свечи в громоздких подсвечниках, в камине пылал огонь.

Перед ковриком, на котором сидела Ниса, стоял низкий столик, чьи ножки походили на лапы луса. На нем в глубоких, расписанных серебристыми узорами мисках стояло угощение: фигурное печенье, маленькие поджаристые пирожки, засахаренные фрукты оранжевого, красного, синего и зеленого цветов. Рядом стояли два высоких серебряных кувшина.

– Ладно, можно перекусить, – согласилась я, вдруг ощутив жажду и голод.

– Руки почти зажили, ты хорошо выглядишь, – ласково проговорила Ниса. – Садись, стоит подкрепиться, прежде чем приступить к разговору.

– Вы уже говорили, обо мне, – хмуро напомнила я и ревниво проследила взглядом за своим Посохом.

Ниса уложила его на белый ковер у камина и ласково хлопнула ладонью, приглашая меня устроиться рядом.

– Надо перекусить, – тут же согласилась Ката. Ее голос теперь звучал добрее, будто, увидев меня, она успокоилась и ее тревога улеглась.

Ниса быстро налила мне горячий темный напиток из кувшина, который на вкус оказался тягучим, немного сладким и слегка покалывающим язык. Это было похоже на теплое вино с приправами или на кока-колу, из которой выпустили газ. Не могу точно объяснить вкус этого удивительного напитка, от которого мигом прошла вся слабость. Он показался мне восхитительным: насыщенным и согревающим.

Пирожки и засахаренные фрукты тоже оказались кстати, и какое-то время в зале было тихо: только трещал камин да время от времени Хант постукивал пальцами по подоконнику.

Мы с Нисой лакомились угощением, а Ката улыбалась, подливая нам в серебряные бокалы на тонких ножках необыкновенный напиток.

– А теперь, Со, я расскажу тебе свою историю, – проговорила Ниса, когда доела последний кусочек пирожка.

Глава 7

1

Черты лица Нисы казались идеальными: немного крупные губы, округлый подбородок с крошечной ямкой, ровный овал лица и высокий выпуклый лоб, словно бы излучающий спокойствие и умиротворенность. Тонкие темные брови, точно усики у бабочки, и пронзительно синие глаза, которые напоминали дремлющий океан, омывающий песчаные берега Радужных островов.

Заплетенные во множество косичек светлые волосы немного отливали желтизной, словно в песочный цвет подмешали оранжевые отблески заката, а безупречно ровную кожу покрывал золотистый загар.

Не смуглый цвет, как у Ханта, а именно золотистый.

Ниса была не просто красива – она казалась царицей, за плечами которой несколько лет мудрого правления. Не хватало только венца на голове, хотя и его я уже видела. Призрачный, но все же.

Высокая стройная Ниса подвинулась поближе ко мне, и я ощутила легкий запах ветра и волн, песка и мокрого дерева.

– Здесь, в Мире Синих Трав, мою родину называли Прозрачными островами, потому что только у нас можно было найти драгоценные прозрачные ракушки, которые издавали удивительную музыку. Эти ракушки обладали множеством волшебных свойств, и мы берегли их как драгоценные реликвии нашего мира.

Ниса мечтательно посмотрела на огонь и продолжила рассказ:

– Хранителями у нас всегда были женщины, только женщины. Их называли Ведуньями, потому что они знали все секреты мира Прозрачных островов. Все тайны жизни и смерти, мироздания, земли и океана были им известны.

– Значит, и тебе? – заметила я.

– И мне – тоже. Мир Прозрачных островов был прекрасен. Небольшой, теплый, яркий и мирный, он являлся родным домом для каждого, кто рождался в нем. И Ведуньи надежно охраняли его во все времена. Так было до той поры, пока одна из Ведуний не влюбилась в Хранителя Мира Синих Трав.

– Где она его нашла? – быстро спросил Хант, спрыгнул с подоконника и уселся рядом с Нисой на ковер.

– Она прошла через портал. Ведуньи умели создавать их, ведь владели большими знаниями и огромной мудростью. Она прошла через портал и встретила Хранителя, полюбила его и показала ему дорогу в свой мир. Показала драгоценные цветы и плоды разных деревьев, которые обеспечивали едой всех жителей, растения, излечивающие даже самые сложные болезни, и ракушки, через осколки которых можно было изменять мир. Те самые прозрачные ракушки. И ее возлюбленный понял, что на этом можно заработать золото. В его мире это было самой большой ценностью.

– А в мире Прозрачных островов? – снова спросил Хант.

– У нас всегда ценили людей, особенно детей. Наш мир давал нам все необходимое, мы ни в чем не нуждались и не голодали, никогда.

Ниса замолчала, и я увидела, как в уголке ее глаза застыла крошечная слеза. Один взмах ресниц – и она пропала, растворилась где-то у самого виска.

– Что дальше? – тихо спросила я.

И тут заговорила Ката. Она бесцеремонно отодвинула Ханта, опустилась на мягкий ковер и продолжила рассказ Нисы:

– А дальше Хранитель предал Ведунью. Так в мир Прозрачных островов пришло предательство. А виной всему стала любовь, девочка София. Нет смысла рассказывать, как был взломан портал и множество воинов проникло в мирный, добрый город. Им противостояли Ведуньи, началась война. Это была черная страница истории для обоих миров, в которой Хранители одержали верх. Не потому, что они сильнее и умнее, а потому что оказались более жестокими и безжалостными. Они принялись уничтожать всех Ведуний, без разбора, устроили охоту на них и не щадили никого. Убивали даже девочек, если видели, что ребенок должен стать Ведуньей. Вот так и был захвачен мир Прозрачных островов. А потом уже оттуда стали возить не только ракушки, но и детей удачи.

– Ниса, ты была той самой девочкой? – спросила я.

– Нет, девочкой удачи была моя дочь, – грустно ответила она.

2

Ниса была одной из последних уцелевших Ведуний. Она, ее муж и маленькая дочь укрылись на крошечном островке, где каждую ночь шумел прибой, а по утрам волны выбрасывали на песок множество мелких розовых ракушек и бледно-зеленые водоросли.

Над островом поднималась угрюмая гора, на чьей верхушке можно было увидеть одно-единственное дерево – дерево Трех Плодов. Вход в скрытую пещеру находился недалеко от него – там и нашла прибежище семья Нисы.

Ее маленькой дочери только исполнилось семь. Она очень походила на своего отца: светловолосая, зеленоглазая, загорелая, девочка родилась с отметкой Ведуньи на шее: крошечным родимым пятном, формой напоминающим рыбку.

Вокруг этого пятна взрослые Ведуньи делали особую татуировку, которая называлась мати и обозначала, что ее владелица уже посвящена в ранг Хранительницы мира Прозрачных островов.

У дочери Нисы, которую звали Миньегой, татуировки еще не было, только маленькая родинка у ушка. Ей не нравилось сидеть в темной пещере, питаться одной рыбой и хотелось вернуться домой.

Само слово «дом» вызывало тоску у малышки. Но не только у нее: Ниса отчаянно тосковала по деревянному домику с высокой крышей, в которой родилась их девочка. Но вернуться туда они уже не могли.

По многочисленным островам их мира рыскали жуткие воины в железных шлемах и кольчугах. Они убивали любую девочку, у которой замечали родимое пятно в виде рыбки, и каждую Ведунью.

Железных воинов было слишком много. Ниса умела сражаться, несмотря на то что ей исполнилось всего лишь двадцать шесть лет. Она вполне смогла бы одолеть десяток-другой солдат. Но как справиться с сотней? Разве что вызывать раздробление пространства. Но девушка знала: тогда погибнут не только солдаты, но и все, что их окружает. Погибнет остров, на котором они будут находиться, и люди, что окажутся рядом.

Ни одна Ведунья не осмеливалась прибегнуть к такому жуткому и опасному оружию, и Ниса – тоже, потому ее семья и пряталась в пещере.

Но однажды случилось непредвиденное. Что-то плохое всегда происходит внезапно.

Мир Прозрачных островов после вторжения чужаков стал беспокойным: приливы были настолько сильными, что волны яростно бились о берега, а ветер, налетавший с океана, дул так, что вырывал с корнем деревья и уносил их далеко за горизонт.

Случилась очередная буря, которую семья Нисы благополучно пережила в пещере. Но утром на берегу они нашли полумертвого рыбака. Это был самый обычный рыбак, житель Прозрачных островов, истерзанный волнами, иссеченный песком и разбитый об острые камни. Жизнь едва теплилась в нем, и Ниса не смогла оставить бедного парня умирать на жарком солнце.

– Мы не знаем, кто он, – предупредил ее муж, – и не можем быть уверены, что он не предаст нас. Прежние времена, когда Ведуньи помогали всем, кто нуждался в этом, давно миновали. Теперь каждый – сам за себя.

– Не бывает так, чтобы Ведунья была сама за себя, – решительно возразила ему Ниса. – А если бы тебя нашли израненного, выброшенного бурей на остров, как бы ты себя чувствовал, если бы не получил помощи?

– «Такова судьба», – подумал бы я, – решительно возразил Нисе ее муж. – Сейчас смутные времена, и никто не может надеяться на помощь Ведуний, ведь все знают, что их уже не осталось!

– Я не поступлю так. Ты знаешь, Таган! Я такая, какая есть, и не могу по-другому.

В тот день они забрали раненого мужчину в свою пещеру, и Ниса выходила его. Она вытащила рыбака из лап смерти, спасла ему жизнь и помогла встать на ноги.

Через несколько дней, молчаливый и угрюмый, он покинул их гостеприимную пещеру. Сказал: нужно кормить семью, во время шторма погибла его лодка, ветром снесло хижину, дети и жена остались под открытым и небом и он должен спешить домой, чтобы позаботиться о них.

Его никто не стал удерживать.

Но спустя несколько дней на остров явились железные солдаты из Мира Синих Трав. Они соорудили портал прямиком к пещере, и Ниса опомниться не успела, как в их укромное жилище ворвались вооруженные мужчины.

Это был яростный бой, девушка не собиралась сдаваться. Ее муж погиб сразу, едва вступился за свою семью. Нападавшие не намеревались никого щадить, желая убить всех родных Ведуньи.

Увидев, как падает ее любимый Таган, сраженный мечом, Ниса потеряла контроль над собой. Первый раз в жизни она прибегла к смертельной, черной ворожбе и вызвала жуткую магию, заставившую окружающий мир и людей в нем рассыпаться черным мельчайшим пеплом. Это называлось «раздробить пространство».

Пещера, деревья, песок – все вокруг взметнулось черным прахом, превратившись в пустыню, в центре которой черным силуэтом мести стояла Ниса.

Ей не удалось спасти и дочь. Девочку украли. Малышка сидела у самого входа в пещеру и играла с ракушками, когда началось нападение. Один из солдат схватил ее и закинул в открытый портал.

Стоя среди черного праха, Ниса надеялась, что ее дочь жива: где-то там, за исчезнувшей стеной портала, в чужом, враждебном мире. И тогда девушка отправилась на поиски своей дочери, потому что в родном мире у нее не осталось никого из близких.

– Я нашла портал и прошла через него, – проговорила Ниса и замолчала.

Она отпила немного из серебряного кубка, а затем осторожно поставила кубок на стол и закрыла глаза.

Хант не отрывал взгляда от Нисы. Видимо, эту историю он слышал первый раз. Интересно, знал ли он, кто на самом деле скрывается за милой внешностью девочки Эви, догадывался ли?

Я сама никак не могла привыкнуть к новому облику Эви. Мне все время казалось, что я встретила незнакомку, которая теперь рассказывает мне о своем прошлом. Время от времени в голове даже мелькали мысли о том, что Эви пропала и ее надо найти. Тут же я спохватывалась, смотрела на Нису и думала: вот же она, сидит передо мной! Неужели это она ела конфеты, дурачилась с Хантом и вела себя как настоящий ребенок? Как у нее получилось так удачно притворяться?

Хант меня не удивлял. Несмотря на его солидную и весьма приятную внешность, я не обманывалась. Внутри этого сильного черноглазого парня находился все тот же обормот, желающий корчить рожи и дурачиться, и никакая его серьезность не могла сбить с толку.

– Ты прошла через портал, попала в Мир Синих Трав и встретила там Иоко, – заговорила Ката. – Тогда он был сильным, уверенным в себе и рядом с ним находились семь его верных Воронов-Хранителей.

– Да, я встретила Иоко, – совсем тихо пробормотала Ниса.

3

Ниса совсем мало знала о Мире Синих Трав. Пройдя через портал, она оказалась на одном из Радужных островов. Не скоро ей удалось достигнуть того перекрестка, что находился около Вейма.

В те времена это было шумное место, где сидели торговцы в своих кожаных палатках, стояло множество крытых повозок, хозяева которых за небольшую плату предлагали ночлег и сытную похлебку. Там же можно было узнать что угодно и о ком угодно.

Ниса стала расспрашивать, куда отправляют украденных детей.

На нее смотрели с подозрением, удивлением и восхищением. Она сильно отличалась от женщин тех мест. Девушка была красива, свободна, уверена в себе, а в руках у нее сиял жизненной силой Посох – ее неизменный спутник.

– Вейм или Ноом – в эти два города отправляют всех детей, кто ж этого не знает? – пожал плечами бородатый торговец сладостями и уставился на Нису, рассматривая ее с наглым и откровенным интересом.

– Как туда добраться? – снова спросила та.

– А зачем тебе? Никак желаешь купить себе ребенка удачи? А деньги у тебя имеются?

– Какие деньги? – не поняла Ниса.

– Золотые, голуба. Только золотые. Рабов нынче продают за золото.

Ниса слышала о любви людей здешнего мира к желтому металлу, но никак не могла уяснить себе его ценность: откуда берется этот металл, что означает, чем полезен.

Мир Синих Трав разительно отличался от того, в котором она жила. На Прозрачных островах все было просто. Каждый трудился и делал то, что мог. Земля отдавала сторицей, голода не было, равно как и нужды. Существовал бартер, и иногда единицей обмена могли быть кусочки прозрачных ракушек. Эти вещи, если знать, как их использовать, могли менять окружающий мир, поэтому их особенно ценили.

Но что могло делать золото? Этого Ниса так и не сумела понять.

И тут к ней подошла худенькая женщина, чью голову покрывал яркий цветастый платок. На шее у нее висело множество бус, а яркая юбка поблескивала на солнце шелковыми кистями, нашитыми на подол.

– Знаю, что тебе надо, милая, – тихо проговорила женщина и потянула Нису за руку, – пойдем от этих людей. Они скоро догадаются, откуда ты, и потребуют плату за свои подсказки. А тебе нечем заплатить, я правильно понимаю?

Ниса послушно последовала за женщиной в платке.

Та отвела ее подальше от шумного перекрестка, в поля, заросшие высокими синими травами. В те времена хасы еще не проникли в таком количестве через порталы и поля были безопасными.

– Ты ищешь украденного ребенка? – быстро спросила женщина и кинула на Нису внимательный взгляд. Глаза у нее были настолько темными, что зрачок скрывался в черноте радужки. Таких глаз не было у жителей Прозрачных островов, и взор смуглой женщины заставил Нису поежиться.

Но девушка была не из пугливых. Она умела чувствовать людей, понимать их мысли и желания, потому и не побоялась ответить странной женщине.

– У меня украли дочь. Ты ведь догадалась, откуда я, – спокойно ответила Ниса, глядя прямо в глаза незнакомке.

– Конечно. Ты Ведунья и не боишься воинов нашего хана. Знаю, что так просто тебя не испугать. – Женщина кивнула и довольно и загадочно улыбнулась: – Я хочу тебе помочь. Моих детей… – Тут она замолчала, перестала улыбаться, и ее лицо исказила злая гримаса. – Моих мальчиков тоже продали. Я родила их от своего хозяина, поэтому они считались его детьми. И он продал их, все троих! Самому старшему не было и семи!

Женщина остервенело плюнула, схватила Нису за руку и приблизила свое лицо прямо к лицу девушки. Ее черные глаза сверкнули такой лютой злобой, что Ниса почти физически ощутила, как много темной ярости бушует в груди незнакомки.

– Я не могу отомстить. Но ты можешь! И я скажу, кто поможет тебе в этом. Ты будешь не одна против них! Не одна!

Женщина улыбнулась, тревожно посмотрела по сторонам и снова заговорила:

– Я скажу тебе, как найти Им-Сиана. Он знает, что делать.

– Кто такой Им-Сиан? – устало спросила Ниса, чувствуя, как сильно сдавливают пальцы женщины ее запястье.

– Им-Сиан – это настоящий Хранитель нашего мира. Он поможет тебе найти твою дочь!

Вот так Ниса узнала об Им-Сиане.

В те времена он был молод, силен и горяч, ничто не пугало его. Рядом с ним были его друзья, семь сильнейших Хранителей, и вместе они могли противостоять ханам и их черным колдунам.

– Потому что Хранители, забывшие о своей клятве, начали служить сначала ханам, а уже после Хозяину. Они превратились в черных колдунов, – пояснила Ниса.

Но маленькую Миньегу так и не нашли. Она как сквозь землю провалилась.

Иоко не высказывал никаких предположений о судьбе девочки, но Ниса чувствовала его мысли. Он был уверен, что ребенка убили, увидев на ее шее знак Ведуньи. В Мире Синих Трав побаивались этих хранительниц, и не зря.

Ниса, присоединившись к Им-Сиану и его воронам, сделала их команду очень сильной. Вместе они и закрыли проклятые порталы в мир Прозрачных островов.

– Малышку свою я не вернула, но родной мир спасла, – тихо пояснила Ниса. – Теперь он в безопасности, и я знаю, что исполнила свое предназначение.

– А дальше? Что было дальше? Ты ведь знаешь, – прозвучал совсем рядом знакомый голос, и я увидела Луку. Он несмело стоял около дверного проема и виновато щурился.

– Что, пробрался к нам, призрак? – строго спросила его Ката. – Разве я не говорила, чтобы ты сидел во дворе и не совался в эти покои?

Лука не сразу ответил Кате. Он деловито прошлепал к камину, устроился на краю ковра и без всякого стеснения взял со столика горсть засахаренных фруктов. Сунул одну штучку в рот и только тогда, не переставая жевать, заявил:

– А я тоже Хранитель. Может, у меня нет Посоха, но я должен охранять Со. Теперь, когда Иоко нет, мы ей пригодимся. Скажи, Со!

– Да. Он спасал меня и много раз помогал в трудных ситуациях. Настоящий Хранитель – это тот, кто является таковым по своей сущности и умеет охранять друзей! – твердо заявила я.

В этот момент я вспомнила, как Лука помог мне вырваться из мерзких лап Ходящего, вспомнила кровь раненого человека на своих руках и сердито сжала губы. Мы были вместе в самые сложные моменты, и сейчас он не покидал меня.

– Ну-ка повтори, что ты сказала, – попросила меня Ката.

– Что повторить? Что Лука спасал меня? – я пожала плечами, считая, что все и так понятно.

– Про Настоящих Хранителей. Ты сказала, что…

Ката замолчала, и ее пристальный, внимательный взгляд заставил меня смутиться и беспокойно заерзать.

– Она сказала то, что должна была. Ката, пришло время для старых пророчеств, которые ты сама изрекла однажды, – сказала ей Ниса. – Мы знаем их наизусть. Слишком долго этот замок скрывался во временно́й петле, слишком долго находился под воздействием твоих чар. Посмотри внимательно: я привела Настоящих Хранителей, и они понимают суть того, что должны исполнить.

Ката не отводила от меня взгляда, ее светло-карие, почти золотистые глаза, ничуть не тронутые временем и казавшиеся яркими и невероятно умными, буквально буравили мое лицо. Женщина словно что-то хотела сказать, но слова замерли у нее на устах.

Я почти ощущала, как воздух дрожит от невысказанных слов.

Теперь я знаю, о чем думала Ката и о чем промолчала, какую важную вещь я упустила в тот момент – проворонила, забыла, ослепленная собственной силой, впечатлением от рассказа Нисы и бестолковыми мыслями о лукавой усмешке Дана.

Но тогда я не задала вопросов. Упущенное, важное и нужное так и не было озвучено.

– Хорошо, – наконец проговорила Ката, – посмотрим. Ниса, расскажи о прошлом. То, что осталось позади, должно быть извлечено на свет. Пора рассказать о падении Мира Синих Трав.

Глава 8

1

Ниса продолжила рассказ.

– Я влюбилась в Им-Сиана, – сказала она.

В этот момент меня словно по голове ударили. Уставившись на Нису, я вдруг совершенно ясно осознала, что она невероятно красива, сильна и умна. Это вам не какая-нибудь Залхия, а Ведунья с Прозрачных островов! Конечно, Им-Сиан Иннади Иоко ответил ей взаимностью…

А Ниса между тем обернулась к Ханту.

– Хант, ты должен понять. В Им-Сиана невозможно было не влюбиться. Он был сильным, умным, храбрым, добрым, к тому же красивым и синеглазым. Он был вороном! Рядом с ним я чувствовала себя особенной и защищенной и знала, что делаю свое дело.

Ниса вздохнула и продолжила:

– Рядом с ним потихоньку утихла моя тоска по дочери и убитому мужу. Им-Сиан не отвечал мне взаимностью, он в те времена не думал о романтических чувствах. Им владело лишь одно желание – спасти Мир Синих Трав. Он был Настоящим Хранителем.

Нам удалось одержать всего одну стоящую победу. Мы закрыли портал в мой мир, тот самый, что находился на Радужных островах. Славная битва случилась тогда. Мы чувствовали собственную силу и не сомневались, что и дальше одержим верх.

– Но вы не победили, – мрачно сказала Ката.

– Да. Твои предсказания, Воронья Мать, оказались верными. Когда-то здешний Вороний Удел был самым главным и могущественным. Из этого замка вышло не одно поколение Хранителей, верно служивших своему народу, – ответила Ниса.

Вороний Удел Туманной Зыби и в те времена, и сейчас является самым большим замком с бесчисленным количеством башен, в стенах которых хранится много таинственного и невероятного. Хозяйкой долгое время оставалась Ката Аган-Наиди. Ее трое взрослых сыновей находились в числе семи Воронов-Хранителей, что сражались вместе с Им-Сианом. Муж ее, отец и четверо братьев в свое время тоже были верными Хранителями Мира Синих Трав.

Но четверо племянников переметнулись на сторону хана Туманной Зыби. Это они захватили две нижние башни Вороньего Удела и превратили всю челядь, всех слуг, родных, детей и родственников в воронов.

– Спастись удалось только троим моим сыновьям, и сейчас они заперты в Шкафу Желаний. Над ними довлеет колдовство, что наложил Иоко, – добавила к рассказу Нисы Ката. – А я до сих пор жива. Горе сломило меня, но в тот день, когда я узнала, что мои братья погибли, а муж обречен всю жизнь летать птицей над Туманной Зыбью, мне было видение, такое яркое и сильное, что я решила запечатлеть его. Предсказание выбито на стенах этой башни. Башня – единственное, что мне удалось сохранить из всего Удела.

– Но как получилось, что Им-Сиан пропал? – голос принадлежал Миес.

Она появилась в зале, возмущенно хлопнув ладонями по бедрам, отчего золотистая сережка в ее ухе грозно блеснула, словно передавая недовольство хозяйки.

– Еще один призрак, – возмущенно проговорила Ката. – От вас одни неприятности. Велено было сидеть во дворе замка!

– Нам надо быть всем вместе, – медленно и четко проговорила Миес. – Мы охраняем, помогаем друг другу. Расскажите, как вышло, что Им-Сиан и его семеро воронов переметнулись на сторону Хозяина?

– Я этого не знаю, – устало сказала Ниса. – Мы собрались все вместе в старой синей башне, настолько заброшенной и удаленной от Ноома и Вейма, что там не обитали даже крысы. В этой башне мы нашли для себя убежище, ведь нужно было где-то укрываться от дождей и ветров.

– Там на вас напали Валес, Деймес и еще несколько черных колдунов. Тяжелый случился бой, верно? – вздохнула Ката.

Мне показалось, что даже огонь в камине перестал потрескивать, языки пламени прижались к прогоревшим углям и осторожно мерцали. Все в комнате замерло, погрузилось в тишину. Все впитывало в себя рассказ о давно минувших событиях. Даже беззвездное небо за окном застыло в грустном сожалении о прошлом.

– Мы были уверены в собственных силах. Знаете, когда все удается и каждый бой завершается победой, невольно начинаешь верить в собственную удачу. Вот мы и думали, что справимся с любым нападением. Мы ведь слыли могущественными чародеями, Хранителями. Нам подчинялась сила Жизни, наши Посохи повелевали магией Жизни, и мы не верили, что можем потерпеть поражение.

Им-Сиан был великолепен. Он не сомневался, что сможет одолеть любого врага, и ничего не боялся.

– Никогда не стоит недооценивать собственного противника, – сухо пробормотала Ката и кинула на меня суровый, строгий взгляд.

Я лишь пожала плечами. История Иоко завораживала, и мне не терпелось услышать продолжение, потому я предпочла не перебивать Нису и промолчала.

– Валес и Деймес напали ночью, но они были не одни. Знаете, кто такие мертвяки? – Ниса заговорила совсем тихо, и ее слова с мягким шелестом опустились на теплый ковер.

– Мертвые люди, – понимающе кивнул Лука.

Он, видимо, вспомнил сериал о вампирах. Похожие сказки существовали и в нашем мире, поэтому я воздержалась от комментариев. В тот момент у меня словно язык присох к небу и никакие слова на ум не приходили. Я лишь впитывала услышанное и пыталась понять и осмыслить далекое прошлое.

– Люди без души, – сказала Ката.

– Да, это люди, чья душа умерла. Они похожи на живых, но служат смерти, и убить их нельзя, а остановить очень сложно. Их души принадлежали Хозяину, но мы в те времена об этом не знали, – добавила Ниса.

Мертвяки походили на ходячих скелетов. Их обтянутые плотной белой кожей головы с вытаращенными глазами поражали своей одинаковостью. Черты лиц стерлись, и остались лишь лютая злоба и желание убивать, горевшие в глазах всех этих существ без исключения.

Мертвяки подчинялись Валесу и Деймесу. Покорные и бессмысленные, они лезли и лезли на башню, и расправиться с ними не представлялось никакой возможности.

Они вырывали могучие деревья, которым было больше сотни лет, строили из них тяжелые, громоздкие лестницы и пытались забраться наверх.

Семеро чародеев-Хранителей во главе с Им-Сианом нашли способ сражаться с мертвяками. Они сжигали их огнем, и все вокруг полыхало в яростном, магическом пламени. Воняло горелой плотью, да так сильно, что Ниса до сих пор помнила этот запах.

– Хранители разделились по трое и охраняли башню с четырех сторон. С одной стороны находились я и еще два Хранителя, их звали Мелек и Дасен. Стояла ночь, над землей висели обе луны. От жары пот заливал нам глаза, затекал за уши и даже волосы были мокрыми. Но мы не могли обращать на это внимание. Мертвяки лезли на башню, волокли деревья и устраивали пожары, так что все вокруг застилал густой дым. И вдруг через этот дым мы увидели жуткие очертания дракона. Огромная тварь неслась на нас распахнув пасть.

Мелек и Дасен приняли первый удар, Ниса, подняв Посох, выпустила очередной столб пламени, но внезапно почувствовала на своей талии чьи-то руки. Кто-то схватил ее сзади, крепко сжал и чем-то закрыл рот. Странный, терпкий вкус осел на языке, и, теряя сознание, девушка поняла, что случилось нечто страшное.

Ее захватили в плен.

Очнулась она в лагере нападавших. Над головой Нисы возвышалась темная башня Им-Сиана, окутанная сизым дымом, а руки Хранительницы были скованы особой цепью, разорвать которую она не могла. Сломанный Посох медленно догорал в пылающем очаге, через разорванный рукав платья проглядывало расцарапанное плечо, а собственные силы совсем покинули Ведунью с Прозрачных островов.

Ее пытали: ломали пальцы, прижигали запястья, резали лодыжки ног, требуя предать Им-Сиана, сдать его и провести в башню лазутчиков или подсказать тайные проходы.

А затем огромный дракон с ревом и дымом возвестил Хранителям, державшим оборону башни, что Ведунья будет предана смерти, а спасти ее может только Им-Сиан.

– Я была полумертвой от пыток. Пришла в себя уже в домике Агамы. Старая хранительница таверны вы́ходила меня, но того, что случилось с Им-Сианом и его воронами, мы не знали. Мир Синих Трав на какое-то время погрузился в сонную тишину. Люди чувствовали приближение опасности, но не могли понять, что им угрожает. А потом появились мертвяки во главе с Иоко.

Ниса узнала о нападении на Ноом и поспешила на помощь. У нее не было Посоха и сил почти не осталось, но нужно было помочь людям. И девушка отправилась через Воющий пролив навстречу жуткой армии нечисти.

– Я увидела его. – Ниса смотрела на огонь, и ее широко раскрытые глаза, изумительно голубые и ясные, все еще хранили пережитый ужас. – Он стал другим. Меня Иоко не узнал и, когда я направила против мертвяков остатки своей силы, превратил в призрака. Вот и вся история.

2

– Все, что у меня оставалось, – это пророчество Каты, которое она изрекла накануне войны мертвяков с живыми людьми. Мы слышали о нем и даже успели побывать с Им-Сианом в Вороньем Уделе до сражения в синей башне. Мы видели то, что предсказала Ката, но думали, что Настоящие Хранители – это мы: семеро Воронов, Им-Сиан и я, Ведунья с Прозрачных островов.

Ниса замолчала, покачала головой и пожала плечами.

– Прошло уже много лет, а Настоящие Хранители все еще не появились, – проворчала Ката. – Я укрыла главную башню Вороньего Удела во временно́й петле, чтобы призраки, мертвяки и слуги Хозяина не имели сюда доступа. Все это время я ждала. И только Ниса смогла открыть ворота в мою башню. Теперь, когда ворота открыты, к нам может проникнуть кто угодно, даже призраки. И вот вы – доказательство этому.

Ката сердито зыркнула на Миес, поднялась и схватилась за посуду. Быстрыми движениями она убрала со столика серебряные кубки, кувшин и миски с остатками еды.

– Ката, я по-прежнему думаю, что мы и есть Настоящие Хранители. Им-Сиан возвращается, он почти вернулся! Я видела его, мы прошли немало дорог. – Ниса подняла голову и еле заметно улыбнулась: – Он пока не так силен, как прежде, но сквозь облик Проводника Иоко все больше и больше проступает прежний Им-Сиан. Он изменился, возмужал… стал мужчиной.

Ниса мягко улыбнулась, глаза ее засветились так, как никогда прежде.

Холод внутри меня стянул внутренности в ледяной ком, схватил за горло и уколол в глаза мелкими льдинками ревности. Чем больше я смотрела на прекрасное лицо Нисы, тем больше убеждалась, что ее чувство к Иоко не угасло и не исчезло. Оно на месте, внутри этой прекрасной Ведуньи.

И как же она подходит моему черному колдуну! Как великолепно смотрелась бы вместе эта пара! И почему только я вообразила, что нравлюсь Иоко? Я ведь самая обыкновенная девочка, с чудовищным пятном на лице, уродующим мои черты.

Во мне нет ничего необыкновенного или царского. Кого может удивить девочка-школьница в клетчатой рубашке и потертых конверсах, которая не отличается особенным умом и талантами?

Вдруг вспомнилось, как на моем плече сидел Иоко-ворон и подсказывал, что делать. Вспомнились его колючие коготки на лапах и мягкие черные перья, и внутри меня разлился ужас тоски и одиночества.

Иоко нет рядом. И даже если мы его отвоюем, найдем и спасем – он никогда не будет моим. К нему вернется настоящая Ниса, а он станет Им-Сианом, вспомнит все свое прошлое и будет любить ее. Да и как можно не влюбиться в такую красивую, смелую и сильную девушку?

Но внешне я ничего не показала. Сидела, спокойная, как айсберг, взирая на Кату и Нису, внимая их словам, и время от времени понимающе моргала. Ни в коем случае нельзя было ревновать, рыдать перед всеми, краснеть или заикаться.

Все свои чувства я сжала в крепкий узел и спрятала в самой глубине сердца.

Притворяться я умела: научилась за годы школьной жизни, когда надо было сохранять невозмутимость и не откликаться на прозвища «страхолюдина», «пятнистая» и «миска», которыми меня наградили одноклассники. Поэтому на моем лице не дрогнул ни один мускул. Бушевавший внутри океан не выплеснул наружу ни капельки.

А за окнами все еще стояла ночь, сияли луны и шумел ветер. В камине пылал огонь и потрескивали новые поленья, которые закинула туда Ката.

Призраки не устают и не испытывают голода, но Ниса, видимо, все-таки утомилась от длинных рассказов.

– Мне оставалось только ждать, и я ждала. Старалась держаться рядом с башней Иоко, пыталась поначалу достучаться до него, но напрасно. И тогда я приняла облик своей дочери и скрылась в густых травах около города Ноом, где и встретила мальчика Ханта. Мои силы постепенно вернулись ко мне, ведь Жизнь все еще оставалась на просторах Синих Трав, даже несмотря на то что живых там больше не было. Я сделала себе новый Посох и мечтала о времени, когда начнут сбываться предсказания Вороньей Матери.

Хант при этих словах поднял голову, бросил внимательный взгляд на Нису и еле заметно улыбнулся. Он все время молчал, только время от времени принимался нервно барабанить пальцами по краю стола.

– Хант стал моим единственным другом на пустых просторах Безвременья. Вместе мы существовали до того момента, как появилась Со, – пояснила Ниса.

– Вы завели меня прямо в пасть дракона, – напомнила я.

– Нас смутило твое пятно на лице. Мы решили проверить: вдруг ты Отмеченная, то есть та, которой суждено освободить время, – пояснил Хант.

– Но ведь Ниса была уверена, что Отмеченная – это она? – удивилась я.

– На самом деле нет никакой уверенности. Есть загадочные карты Безвременья, написанные человеком из вашего мира, которому удалось уйти от своего Проводника и изучить Мир Синих Трав. Кто он, я не знаю. Мне не довелось с ним встретиться. – Ниса вздохнула и пояснила: – Пророчеств слишком много, и мы не уверены, что все они сбудутся. Про Отмеченную написано только в картах Безвременья. Но откуда человек взял эту запись и почему он так решил, мы не знаем.

– А если бы я погибла? Вы не желали меня спасти? – осторожно поинтересовалась я.

До сих пор при воспоминании о жутком дыхании дракона за спиной я покрывалась мурашками ужаса. Просто жуткий сон какой-то: я бегу по бескрайней траве, а в затылок дышит сама смерть, чешуйчатая и зубастая.

– Мы пытались спасти многих, но у нас не получалось. Как Проводник Иоко был ловок и силен. Мы не могли ему противостоять, и убить его я тоже не могла. К тому же мне не хотелось показывать, кто я такая на самом деле. В тех местах водилось много воронья, а вороны служат Хозяину. Мы это знаем.

– Не все, – напомнила я.

– На тот момент служили все, – твердо сказала Ниса. – Поэтому я никогда не показывала свой настоящий облик, даже Ханту. Хотя он догадывался.

Хант при этих словах остался невозмутимым, лишь на голове появилось некое подобие рожек, но оно тут же пропало.

– Хорошо. – Ката остановилась около очага, и в руках у нее блеснуло огромное серебряное блюдо, которое она убирала за резные дверцы буфетного шкафа. – Мы вспомнили, как все было, собрали в главной комнате заповедного замка бродячих призраков и одну девочку. Что вы собираетесь делать теперь? Чего хотите от меня? Мои силы иссякли, я уже не та, что была прежде, и не смогу освободить вашего Иоко. Да и не стала бы, даже если бы могла!

Ката с грохотом водрузила блюдо на полку, захлопнула дверку шкафа, покрытую замысловатой резьбой, и сердито сверкнула глазами.

– Сама знаешь, Ниса, что он творил в здешних местах! – с неожиданным чувством сказала она. – Он перебил всех жителей Туманной Зыби, собственноручно резал женщин и детей. Он зверь, и я не поверю, что однажды вернется прежний Им-Сиан. Если человек опустился до животного состояния и утратил всякое подобие души, обратного пути для него нет! Так что забирай своего Ханта и уходи. По-моему, этот призрак гораздо симпатичнее твоего голубоглазого Им-Сиана.

Ката нахмурилась и пробормотала уже гораздо тише:

– Вот только не знаю, могут ли призраки иметь детей…

– Ката, ты выжила из ума! – вдруг возмутился Хант.

Он хмыкнул, щелкнул пальцами и пояснил свою мысль:

– С чего ты взяла, что мы пришли к тебе зачинать детей? От тебя требуется всего лишь подсказка, как выбраться из этого клятого города. Нам нужна дорога к Агаме, больше ничего. Не хмурься и не криви губы! Мы уйдем сейчас же, ночь на исходе. В твой мир тоже врывается Безвременье, и твои луны светят гораздо дольше, чем должны. Мы уходим, а ты можешь состариться и умереть в этих стенах. Никто не придет, чтобы похоронить твой труп.

– Да, мальчик Хант стал чересчур умен. – Ката неожиданно усмехнулась. – Я наблюдала за тобой и Нисой: не могла отказать себе в этом удовольствии.

Она покачала головой, затем внимательно посмотрела на меня, и улыбка пропала с ее лица. Глаза недобро блеснули, а губы превратились в узкую нитку. Пожилые люди умеют так поджимать губы, что кажется, будто их рот – это тонкая ниточка, через которую не прорвется ни одно доброе слово.

– Не люблю я эту вашу Агаму. – Ката перевела взор с меня на Нису. – Она решила воспользоваться преимуществом Безвременья и оставаться вечно молодой. Ветреная, бестолковая, и до сих пор такой остается.

– Она ведь жена твоего брата, да? – уточнила Ниса.

– Жена старшего брата. Она не из вороньего рода. Женился на девушке с улицы, которую встретил у колодца. – Ката сердито покачала головой. – Я покажу вам тропинку к ней, но сама не пойду.

– У нее есть то, что нам нужно. И у тебя есть то, что нам нужно. – В голосе Нисы появились твердые нотки.

– У Агамы просите все что хотите. А из этого замка вы не унесете ничего. Призраки не получат силу. Это мои последние слова, Ниса, и спорить я не собираюсь.

– Тогда не сбудутся те пророчества, что ты выбила на стене, – заметил Хант.

– Когда-нибудь они сбудутся, я это знаю. Но не вы Настоящие Хранители. Вы – призраки. А она, – Ката ткнула в меня пальцем, – Отмеченная.

Ката вышла из зала и сердито хлопнула тяжелой дверью.

3

– Странная она. Похожа на сумасшедшую, – мрачно проговорила Миес, приблизилась к огню, схватила стоявшую рядом кочергу и поворошила догоравшие поленья.

Вверх поднялись искры, Миес сердито подвигала кочергой и пару раз чихнула. Она злилась, и я быстро уловила ее настроение.

– Посиди несколько десятков лет в одиночестве в старой башне – еще не такой станешь, – усмехнулся Хант. – Значит, она не даст нам ничего, я правильно понял, Ниса?

– Не даст. С ней что-то произошло за это время. В скрытом замке ведь оставалось время. Она стала недоверчивой, замкнутой и теперь не верит даже мне.

– Обойдемся без нее. А что она должна была нам дать? – быстрой скороговоркой спросил Лука.

– В этой башне полно оружия, древнего и могущественного, которым владели известные Хранители. Оно появляется у каждого, кто верно и честно исполняет свой долг. Кроме Посоха, разумеется, – принялась пояснять Ниса. – Здесь собрана великолепная коллекция. Мы могли бы вооружиться и сразиться с Валесом и Деймесом.

– Теперь не выйдет, – сказал Хант. – Тогда пусть покажет дорогу, и отправимся в путь.

– Солнце восходит, – сказал вдруг Ветер и ткнул пальцем в сторону окна. – Поднимается туман.

Солнце действительно взошло. Оно поднялось быстро, и вокруг него я не заметила ни капли розовых или красных красок. Светило белым шаром выкатилось из-за верхушек гор, но его лучи казались тусклыми, слабыми и серыми.

И тут же, точно грязно-желтая вата, в окне заклубился туман. Он двигался прямо на наших глазах, наползал округлыми комьями и очень быстро скрывал острые зубцы горных вершин. А затем странная густая субстанция вдруг изменилась и приняла облик ворона.

Могу поклясться, что видела в окне огромную птичью голову, чьи контуры проступали словно края бурого облака. Ворон заглядывал к нам в окно и кривовато улыбался.

– Началось, – устало буркнул Хант.

Глава 9

1

Облачный ворон вовсе не выглядел милым. Формы его головы и крыльев становились большими и зловещими, и мне вдруг показалось, что странный туман пытается заглянуть мне в самую душу.

Машинально протянув руку, я тут же ощутила прохладное древко Посоха, сжала его и бросила тревожный взгляд на Нису.

– Это Безвременье. – Девушка была коротка. – Оно пытается проникнуть в башню.

– Что делать? – Последним из призраков появился Тимай.

Лохматый и сосредоточенный, он бесстрашно приблизился к окну и заглянул прямо в глаза туманному ворону.

– Вот они, хранители, называется… – послышалось ворчание Каты, затем она распахнула стрельчатые двери и вошла в зал.

На ней уже не было длинного нарядного белого платья. Тонкую хрупкую фигуру Каты обтягивала шелковая черная рубашка длиной до колен – что-то вроде туники. Черные плотные штаны и высокие черные сапоги завершали образ чародейки.

– Стоят и не знают, что им делать и с чем они столкнулись. А ты говоришь: Настоящие Хранители пришли. – Ката сердито повела тонким черным Посохом. – Ты мне нужна, Ниса. Башню надо защитить от призрачного тумана.

– Это и есть Туманная Зыбь. – Ниса поднялась, и у нее в руках тоже появился посох, сиявший золотистыми всполохами. – Она может затянуть в себя и не отпустить. Колдовское наваждение, время от времени появляющееся на улицах города. Берегитесь и держитесь от этого подальше.

Последние слова относились к нам.

– И что делать? – нетерпеливо проговорил Лукас.

Он выглядел сердитым и хмурым и старался не смотреть на Кату. Видимо, ему не нравилось то, что хозяйка башни не доверяла призракам. Мне тоже это казалось предрассудком, но я думала, что, скорее всего, такова особенность населения этого мира.

Возможно, к призракам все относились как к недолюдям, ведь они действительно не обладали человеческими свойствами. Они просто были… другими.

– Не мешать! – резко воскликнула Ката и подняла Посох. – Мы должны идти в галерею замка, там стекла окон не пропустят туман. Но если он проникнет в коридоры, то может наделать много бед.

Я тут же поняла, о чем речь. Сколько таких переходов в главной башне Вороньего Удела?

Тонкое древко Посоха тут же отреагировало на мои мысли. По его поверхности заструились крошечные звездочки, поднимаясь все выше и выше. Их теплое покалывание перешло в мои пальцы и побежало по венам живительной энергией, чем-то напоминающей пузырьки в бутылке кока-колы.

И тут же передо мной предстало видение башни. Оно было быстрым, объемным и нереальным, как полупрозрачный набросок или неразукрашенная картина, которую всего лишь набросали на бумагу неуверенными линиями.

Замок открывался передо мной с удивительной доверчивостью и простотой: две галереи с двух противоположных сторон. По одной из них я прошла, направляясь из своей огромной спальни в верхнюю комнату. Обе обладали особыми свойствами, на их стенах находились пророчества, изреченные однажды Вороньей Матерью, Катой.

Чтобы не пустить Туманную Зыбь внутрь, нужно было закрыть проемы особо прочным стеклом.

Звездочки на моем Посохе ожили и потянулись вверх, к самому потолку. Крошечными искрами они покидали древко и тихо потрескивали в воздухе.

Никто не обратил на меня внимания, кроме Луки. Тот смотрел, слегка приподняв брови, хотя, казалось, это его не впечатляло. Видимо, он решил, что я просто развлекаюсь.

А между тем звездочки-искры, растворяясь в воздухе, наполнялись удивительной силой. Я ощущала ее покалывание в собственных пальцах, понимая, что нужно сделать. В проемах галерей уже формировались стекла: они искрились и потрескивали, составленные из маленьких звездочек-искр. Закрывая плотной прозрачной стеной внутреннее пространство башни, они надежно отсекли ее от внешнего Безвременья.

Конечно, часть Туманной Зыби успела проникнуть в заветную Воронью башню, но я знала, что Ката и Ниса сумеют справиться с ней, недаром ведь они опытные Хранительницы. У них получится одолеть темную колдовскую мощь тумана.

А моя задача – оградить башню.

Между мной и Вороньим Уделом словно натянулась невидимая, живая и трепещущая, нить связи. Как будто я стала частью древней башни, сокрытой несколько десятков лет в глубине временного убежища, и теперь могла чувствовать внутри себя малейшую вибрацию старых стен, тихий скрип тяжелых дверей, еле слышный шелест или едва уловимое шуршание пауков под остроконечной крышей.

Я знала, что галереи уже закрыты стеклом, поэтому молча направилась к дверям.

За мной увязались верный Лукас и почему-то Тимай. Последний шагал торопливо, стараясь догнать меня, а как только мы спустились в первую галерею, проговорил горячим шепотом:

– Я могу позвать чаек. Они помогут.

Помощь нам была нужна.

Туманная Зыбь уже властвовала на лестнице, гася факелы ледяным дыханием и обволакивая стены странной полупрозрачной паутиной, похожей на призрачную дымку.

У самого выхода меня поджидала громадная туманная птица, отдаленно напоминавшая ворона. Она раскрывала клюв и щелкала языком, как будто призывая к себе, и, раскинув серо-желтые крылья, готовилась захватить в жуткие объятия, в которых могла быть только смерть.

– Позволь мне, – тихо попросил Тимай и, не дожидаясь ответа, обернулся чайкой, которая тут же вихрем налетела на зловещую птицу.

Я и ойкнуть не успела, как Тимай выклевал глаза Туманной Зыби. Ворон-призрак возмущенно каркнул, но чайка и не думала униматься. Она юрко промчалась под ним и напала сзади, разметывая клочья начавшего редеть тумана. Я помогла ему завершить начатое, направив на мерзкую сущность Посох и поразив ее длинным серебристым лучом.

Проход в коридор оказался свободным. Там уже сражалась Ниса, причем я так и не смогла понять, как она умудрилась опередить меня и оказаться внизу, у выхода с лестницы. Посох ее стал тонким и почти прозрачным, но золотое сияние, исходившее от него, заливало все ярким, теплым светом, похожим на солнечный. Лучи Посоха рассеивали туман, разбивали неясные вороньи фигуры, что витали под потолком, и бросали множество отсветов на новенькие, только что сделанные стекла, закрывавшие теперь всю галерею.

У меня получилось создать не просто окна.

Это были витражи, изображавшие одинокую башню Иоко: бескрайние поля Синих Трав и заброшенные пустые перекрестки. Аккуратно вставленные в арочные проемы, они делали башню похожей на загадочный храм.

Чайка Тимай немного помогла Нисе, доставая из углов тщательно сжатые клочья тумана – последние остатки проникшей сюда Зыби. И вот, оглянувшись, я поняла, что работа выполнена. Возможно, где-то по удаленным закуткам башни еще оставалась эта напасть, я даже немного ощущала ее присутствие в самых темных помещениях, но для нас она уже не представляла никакой угрозы.

Ката отлично справилась со второй галереей – это я тоже уловила.

2

Посох перестал светиться, крошечные звездочки пропали, и теперь я сжимала в правой руке самую обычную длинную палку, покрытую еле заметной резьбой.

Ниса принялась рассматривать витражные окна. Время от времени она поднимала брови и тихо цокала языком.

– Ката постаралась, – наконец сказала она. – Я не думала, что она настолько сильна и владеет магией сотворения. Такая магия доступна только могущественным Хранителям. Им-Сиан владел ею.

– Поэтому он легко восстановил мост к Храму, – заметила я.

– Именно. Но когда Иоко делал это, он еще не понимал, какими силами пользуется и что ему на самом деле подвластно.

– Думаешь, он вспомнит это под пытками Деймеса? – тихо и зло спросила я.

– Кажется, уже вспомнил. – Ниса посмотрела на меня мягко и грустно. – Пошли, Со. Следует отдохнуть от хорошо проделанной работы.

В этой гордой и красивой женщине все меньше и меньше оставалось от девочки Эви. Даже глаза смотрели по-другому, более властно и уверенно, как будто образ Эви был всего лишь коконом, из которого теперь вылетела большая яркая бабочка.

Меня вдруг охватила неуверенность, и я не стала пояснять, кто сделал окна в галерее.

К тому же сотворение волшебства действительно забирало силы, и мне вдруг захотелось принять душ, а затем оказаться в собственной кровати, поэтому я повернулась и отправилась в свою комнату.

– Тут ведь есть вода? Можно помыться? – крикнула я, не оборачиваясь.

– В твоей комнате, – подсказала Ниса и исчезла за арочным проемом лестницы.

Верный Лукас проводил ее взглядом, а потом догнал меня и зашагал рядом.

– Окна сделала ты, – тихо сказал он. – Потрясающе вышло. Как у тебя…

– Не говори, ладно? Просто, когда они создавались, я вдруг ощутила такую тоску… – призналась я, радуясь, что могу хоть с кем-то поговорить.

– По Иоко, да? Я тоже по нему скучаю. Как думаешь, что сейчас с ним происходит?

– Не знаю. Вообще ничего не знаю.

Лукас понимающе кивнул.

Он совсем не изменился с того момента, как мы встретились. Его футболка-поло оставалась неизменно чистой и почти новой, джинсы не затирались, кеды не покрывались пятнами от травы и пыли. Темно-синие кеды с длинными белыми шнурками. Приятно было смотреть на одежду Луки, она сильно отличалась от лохмотьев Ханта и Эви.

Правда, сейчас Хант выглядел как взрослый воин, но его одеяние по-прежнему не могло похвастаться новизной и яркими красками. Выгоревшие, когда-то черные штаны, серая рубашка из грубой ткани и потертая кожаная жилетка – вот и весь наряд.

Мои клетчатые рубашки и футболка Лукаса временами казались самыми выразительными вещами в этом мире.

Лука был для меня своим, и я почти не стеснялась его. Но говорить сейчас о судьбе Иоко не хотела. Мое сердце будто сжимала ледяная рука страха, и я понимала, что не могу позволить этой панике и этому ужасу победить.

Нужно было что-то делать, идти к Агаме и требовать помощи.

Но зато я стала сильнее, гораздо сильнее. Воронья башня изменила меня, и с каждой минутой я ощущала все более тесную и плотную связь с ней. Замок словно признал во мне свою, принял и желал защищать.

Теперь я чувствовала, что могу помочь Иоко. Но как? И где его искать?

Лукас между тем остановился перед записями на стене, созданными чародейкой Катой, и принялся читать. Губы его еле шевелились, а глаза блестели от удивления и восторга.

На самом деле выбитые в камне буквы казались верхом искусства. Узоры из переплетенных трав и виноградной лозы лишь подчеркивали объемность древних слов.

– Время остановится. Время будет заперто. Время перестанет существовать, – повторил Лукас вслух. – Вот оно, пророчество. Правда, больше похоже на обвинение: мол, Хранители стали плохими потому, что желают денег и власти.

– Все желают денег и власти, – буркнул за нашими спинами Тимай, который тоже теперь стоял и таращился на выбитые буквы.

– Не все. Я, например, хочу домой, – хмыкнул Лукас.

– Не у всех есть дом, – Тимай покачал головой, – и, чтобы его иметь, нужны деньги.

– Призракам дома ни к чему, – добавила появившаяся Миес, – достаточно и корабля. Что будем делать? Я так понимаю, что Ката и Ниса не очень ладят. Воронья Мать почему-то невзлюбила тебя, Со, видит в тебе нечто странное.

– Ката – старая, выжившая из ума бабка, – решительно заявил Тимай. – Пусть сидит себе в своем замке. Но если тут есть оружие – надо будет поискать. Она не зря не желала пускать сюда призраков. Ведь мы умеем быть невидимыми. Эй, все! Пусть Со отдыхает, а мы отправимся на поиски. Вдруг что найдем!

Значит, Тимай услышал и запомнил слова Нисы о могущественном оружии Хранителей, что прятала в себе Воронья башня, и теперь желает его найти без дозволения Каты.

– Ката сотрет вас в порошок и развеет по ветру за это, – тихо сказала я и выразительно зыркнула на Тимая, стараясь придать строгости своим словам.

– Мы тихо и незаметно, – пообещал Тимай и тут же пропал из виду.

– Он прав, надо бы осмотреться, – кивнул Лукас. Ты приведи себя в порядок и отдохни. Ночью выдвигаемся.

– А что скажет на это Ниса? – спросила Миес.

– В смысле? Она ведь идет с нами. – Лукас пожал плечами. – И Хант – тоже.

– Хант теперь не тот, что прежде. Он, оказывается, силен. Но почему-то всегда сбегал во время битв, – хмыкнула я. – Видели его дракона? Ловко он умеет превращаться.

– Все призраки это умеют, – сказала Миес. – Но никто не желает раньше времени показывать собственные силы. Еще не пришло время для нашей битвы, Со. Ниса пряталась, Ката скрывалась, и я с братьями – тоже, каждый по-своему. Все ждали, когда появится Иоко и поможет собрать спрятанные подсказки. В этом замке, кстати, тоже должна быть подсказка, еще одна. Ката охраняет ее.

– Вот у нее и спросим, – согласилась я.

– Тогда за дело.

Миес улыбнулась, щелкнула пальцами и пропала. Тимай исчез. Лука ободряюще мне улыбнулся, прикоснулся кончиками пальцев к плечу и тоже стал невидимым.

– Осторожнее там, – пробормотала я и направилась к двери в свою комнату.

3

Медная блестящая ручка встретила меня довольным поскрипыванием и широкой улыбкой.

– Что, вернулась? Давай, давай. Сейчас камин разожгу, тепло будет. Что желаешь поесть? – заботливо и ласково интересовалась ручка двери.

– Хочу кружку кофе, – буркнула я, – три в одном. Со вкусом амаретто. И шоколад. Еще горячую воду в душе.

Я хлопнула дверью и принялась на ходу стаскивать с ног кеды.

– Это еще что такое? – не понял ворон на ручке. – Такой еды нет. Есть трявяной отвар, пряное вино, настойка травы татисы, еще мед, сушеные фрукты…

– Надоели сушеные фрукты. Давай эту твою татису и мед. Есть горячая вода, чтобы помыться?

– Сколько угодно. Справа от кровати есть плотный полог, а за ним – ванна. Наберу воды прямо сейчас, – пообещала ручка.

И не обманула. Медная, надраенная до блеска ванна с выгнутыми кранами на моих глазах наполнилась горячей водой, полной пузырьков и пахнущей чем-то терпким и очень приятным. Я почувствовала, как мои губы расплываются в улыбке.

Вот чего мне не хватало! Мигом скинув одежду, я погрузилась в воду, устроилась поудобнее и прикрыла глаза.

– Эй! – завопила откуда-то издалека настырная дверная ручка. – Куда тебе травы татисы и мед?

– А можно сюда столик? – не открывая глаз, пробормотала я.

– Как скажешь, – бодро согласилась ручка.

И сбоку от ванны появился маленький резной столик, на котором возвышались серебряный чайник с длинным носиком, серебряная чашка и пузатая баночка, перевязанная бечевкой.

Это было и правда здорово – лежать в теплой ванне и пить странный терпкий напиток, щедро подслащенный медом. Я чувствовала, как усталость буквально утекает из моего тела, и, когда наконец вылезла и облачилась в свой неизменный наряд – рубашку и джинсы, – почувствовала себя бодрой и довольной. Спать мне не хотелось совсем.

Что там Миес говорила про очередную подсказку? Где она должна быть?

В первую очередь следовало осмотреть эту комнату. В ней когда-то ночевал Иоко – может, здесь он и спрятал таинственную подсказку. Очередное воронье изречение, надпись, которая позволит нам понять, как вернуть время в Мир Синих Трав.

Покрытые деревянными панелями стены ничем не отличались друг от друга. Из окна можно было полюбоваться на хмурый серый день и на верхушки деревьев, находящиеся далеко внизу, где-то под башней. Каменный подоконник, гладкий и тщательно отполированный, приятно холодил ладони, когда я оперлась на него.

Нигде ни намека на буквы.

Я остановилась у зеркала и всмотрелась в собственное лицо: глаза блестят, губы крепко сжаты, брови четкими линиями подчеркивают благородство слегка выпуклого лба и придают лицу какой-то строгости.

Пятно тоже на месте – неизменная дьявольская отметина сияет на левой щеке. Почему меня им наградили? Что оно обозначает?

Посох мгновенно оказался у меня в руках. Я медленно повела им перед своим лицом, и пятно в зеркальном отражении исчезло, пропало, словно его и не было.

На меня смотрела красивая, смелая, уверенная в себе девочка с дерзким взглядом, четко очерченными губами и такими выразительными глазами, будто она повидала целый мир.

Еще одно движение Посохом, в обратную сторону, – и пятно снова появилось.

Я сама могла убирать его, если захочу. Хотя лично мне эта родинка не мешает, ведь я знаю свое лицо. И она не мешает человеку, которого я люблю: он знает меня такой, какая я есть. Тогда какая разница, есть на моей щеке это пятно или нет?

И тут я вспомнила Дана. Вдруг он снова объявится, улыбнется хитро и нагло и посмотрит на меня с этими своими волшебными искрами в глазах?

Новое движение Посохом – и родинка пропала. Пусть Дан видит меня только красивой, это я точно хочу.

Я ощущала собственную силу и чувствовала, что владею ситуацией, довольно улыбнулась своему отражению и медленно разжала пальцы, позволяя Посоху исчезнуть.

Этому фокусу я тоже научилась. Посох теперь был не просто палкой – он концентрировал в себе силу жизни, пронизывавшую все вокруг. Здесь, в замке, этой силы было столько, что она буквально заполняла меня доверху, как наполняется кувшин, когда его подставляют под струю воды.

– К тебе гости, – затараторила вдруг болтливая дверная ручка. – Ты слышишь шаги? Это Ката, она торопится. Она удивлена и, кажется, не в себе. Так ведь говорите вы, люди? Да, Ката не в себе, девочка.

Ручка довольно скрипнула, и в этот же момент я услышала, как быстро и торопливо шагает мой незваный гость. Дверь услужливо распахнулась, и на пороге комнаты появилась Ката. Хмурая, все в том же черном облачении, она смотрела на меня так, будто я была нашкодившей ученицей, завалившей классное задание.

– Ты сделала витражи в башне! – без всякого вступления заявила Ката. – Как тебе это удалось? Расскажи-ка, девочка, как ты научилась владеть своим Посохом?

Если бы она пришла немного раньше, до того, как я встала перед зеркалом и осознала собственную силу, наш разговор выглядел бы, скорее всего, иначе.

Но теперь сила все еще бурлила во мне, поэтому я подняла голову и, помня о том, что сейчас выгляжу неотразимо, сказала:

– Я владею Посохом и помогла башне. Что тебя не нравится, Ката?

Холод моих слов и, вероятно, нагло задранный подбородок возмутили Воронью Мать. Все-таки она была частью древнего рода и привыкла к почитанию. Она подняла брови с таким видом, словно только что увидела перед собой червя, а потом на ее губах появилась еле заметная усмешка.

Что-то странное и неуловимое почудилось мне в выражении лица Каты. Но я по-прежнему не могла рассуждать здраво. Сила буквально взрывала мне мозг, потому я тоже слегка улыбнулась, стараясь подражать Вороньей Матери.

– А ты невоспитанна, – медленно заговорила Ката. – Не знаешь самых простых правил. Никто не задает вопросы хозяйке дома. Здесь только я спрашиваю, девочка по имени София. Как ты смогла закрыть витражами галереи моего замка?

– Очень просто. Своей силой, – невозмутимо сказала я.

– Что ты при этом чувствовала?

– Силу.

– Ты видела какие-то знаки перед собой? Какие-нибудь картины или изображения?

– Нет, – коротко отрезала я. – Я сделала так, как научил меня Иоко: подняла Посох, подумала про окна, и они появились.

– Что ж… – Взгляд Каты стал пронзительным и острым, точно лезвие Посоха. – Ты сделала все правильно. У тебя есть сила, и, возможно, ты сможешь освободить Иоко. Ты его «спутница», как выражается Ниса. Но, как бы там ни было, он никогда не станет прежним, и потому не стоит надеяться, что, заполучив его обратно, ты сможешь хоть что-то изменить в Мире Синих Трав. Я помогу тебе вернуться домой, в твой мир, если ты освободишь Иоко и приведешь ко мне. Понимаешь, девочка по имени София?

Я не понимала, зачем ей Иоко, почему я должна привести его в этот замок и отчего чародейка Ката смотрит на меня так, словно я поганка, выросшая вдруг на ее дороге.

– Почему ты молчишь? – снова спросила она.

– Им-Сиан не станет меня слушать. – Я пожала плечами. – И никогда не слушал. Он всегда был сам по себе.

– Так постарайся. Ты поймешь, как это сделать. И поторопись, пока Ниса не прибрала его к рукам. Она еще та хитрая бестия, ловко провела всех вас. – Ката презрительно приподняла вверх кончики губ, но на улыбку ее гримаса не походила.

И тут я вспомнила про воронью подсказку – еще одну надпись, которую только что искала. И спросила об этом Кату.

– В этом замке должна быть надпись, оставленная Иоко и его воронами. Специальная подсказка, где найти запертое время, – торопливо заговорила я.

Ката кивнула и буквально окатила меня холодом голубых глаз.

– Я знаю, что ты имеешь в виду. Вот приведешь Иоко, он ее и отыщет. Понимаешь меня, девочка София? И еще, – добавила Ката и предостерегающе подняла ладони: – Не смей больше колдовать в моем замке. Никакой ворожбы, иначе выставлю тебя отсюда.

Затем она кинула на меня разъяренный взгляд, развернулась и ушла. Дверь громко хлопнула за ее спиной.

4

– Мерзкая старуха, – пробормотала я и высунула язык вслед удаляющимся твердым и решительным шагам Каты.

– Еще какая, – согласился ворон на дверной ручке. – Это печаль и отчаяние сделали ее такой. Когда-то она была гордой, могущественной, красивой и богатой. И у нее была большая семья, которая почитала ее. А что она имеет сейчас? Старую, обветшалую башню, переставшую ей подчиняться. Вот она и злится, когда видит тебя.

– Я здесь ни при чем. Ката могла бы не оставаться во временно́м убежище и не стариться, вот как Агама, ее родственница.

Я прошлепала к кровати и плюхнулась на мягкое одеяло. Почему-то во всем теле появилась жуткая усталость, навалившаяся как груда камней. Захотелось зарыться в подушку и уснуть, даже не снимая кедов. Сегодняшний день оказался очень сложным. На руках все еще виднелись слегка затянувшиеся раны после недавней битвы с вороньей стаей. Ноги ныли от продолжительной ходьбы. Глаза слипались, плечи болели, и весь окружающий мир казался мерзким и безнадежным.

Что-то пугающее, жуткое и страшное теперь мне чудилось в Кате и ее башне.

Медный ворон по-прежнему хитро улыбался с дверной ручки, деревянные панели все еще слабо блестели, еле заметно отражая отсветы пылавшего в камине огня. Странное тепло все больше и больше охватывало меня.

Я снова подумала про воронью подсказку и вздохнула. В комнате ее нет. Разве что под кроватью? Проверю там и завалюсь спать. Мои призраки ищут по всему замку особое оружие хранителей и если что-то найдут, то обязательно покажут мне, так что я могу спокойно отдыхать.

Опустившись коленями на холодные плиты пола, я заглянула под кровать, где, к своему удивлению, не обнаружила ни грамма пыли. Вдруг что-то блеснуло в темноте, так ласково и маняще, словно желало, чтобы я его нашла. Быстро протянув руку, я нащупала нечто небольшое, гладкое и металлическое. Пальцы уже подсказывали мне, какой предмет удалось обнаружить в комнате.

Это был ключ, почти такой же, какой висел на шее у Иоко. Маленький, желто-красный, будто сделанный из какого-то особенного золота с медным отливом. Теплый на ощупь, он лежал на моей ладони и до боли напоминал о моем Хранителе.

Глава 10

1

Ключик занимал ровно половину ладони и весь словно сиял. Такой гладкий и совершенный. С идеально круглой большой головкой, узорными завитками внутри и крошечной точкой-камушком посередине. Прозрачный камень с еле заметным красноватым отливом искрился и хранил в себе слабую толику света.

Или мне так казалось?

По всей ножке тянулась искусная бороздка. Откуда здесь этот ключ?

И тут меня осенило: конечно, это ключ Иоко! Не тот же самый, что висел у него на шее, но похожий. Ведь он ночевал в этой комнате, об этом говорил ворон с дверной ручки. Возможно, у Иоко имелось два ключа и один он случайно потерял. Видимо, тот завалился под кровать и дожидался нового хозяина. То есть меня!

Что-то теплое и радостное вспыхнуло у меня в груди и согрело даже лучше, чем пылавший камин. Крепко сжав свою находку, я улыбнулась и села на кровать. Затем подумала о своем проводнике, и в руках тут же появился Посох. Одно движение – и вот на моих коленях оказался кожаный шнурок. Коричневый, немного шершавый, он как нельзя лучше подходил к этому ключику.

Повесив находку на него, я надела новое украшение на шею и предусмотрительно спрятала под рубашкой. Я не собиралась никому рассказывать о нем – теперь это должно было стать моей тайной.

Эта вещь будет напоминать мне об Иоко. Возможно, найденный талисман специально поджидал меня, лежал себе в тишине и прохладе под кроватью, и в нужный момент я его нашла.

Ведь я нашла его сама, а значит, ключ принадлежит мне и больше никому.

Все еще улыбаясь, я легла на подушку, укрыла ноги одеялом и уснула. Провалившись в липкую дремоту, я все еще надеялась увидеть во сне Иоко.

2

Черный ворон сидел совсем рядом, буквально около моей руки. За его спиной темнел лес, и над колючими мрачными верхушками деревьев клубился туман.

Черные перья отливали синевой, выпуклые глаза блестели, а смоляного цвета клюв открывался с шипящим звуком. Ворон подбирался все ближе, открывал клюв все шире, а его черные коготки при этом издавали неприятный, скрежещущий звук.

Ворон желал со мной говорить – я это чувствовала, как совсем недавно могла ощущать старую Воронью башню. Желания птицы как будто отпечатывались внутри моей души, ложились четкими черными штрихами.

Ворон желал что-то сказать, поэтому придвигался все ближе и ближе, заставляя меня пятиться.

Галерея. Вторая галерея.

Два этих слова прозвучали у меня в голове как два выстрела. Они вдруг стали выпуклыми и реальными, проступили на подоконнике, где устроилась птица, обрели четкие очертания и уставились на меня словно грозное обвинение.

Вторая галерея.

Ворон довольно закивал и прошелся вдоль загадочных букв, стукнул по ним клювом, словно пытаясь донести до меня очевидное. А когда я понимающе кивнула, улыбнулся, открыл клюв, и глаза его заблестели хитрым, немного хищным блеском.

И тогда появился второй ворон. Он прилетел откуда-то сверху, лохматый, взъерошенный и бешеный. Кинулся на первого и саданул клювом по голове. Это произошло так неожиданно, что я испуганно отскочила и вскрикнула.

Первый ворон раздосадованно крякнул от боли – именно крякнул, звук получился хриплым, уродливым. А затем накинулся на второго, но тот оказался проворнее и злее. Его удары сыпались на противника с потрясающей точностью, как будто этот растрепанный ворон был механизмом, запрограммированным на убийство.

Первая птица не выдержала, расправила крылья и понеслась куда-то вниз, в туман. Я наконец вспомнила про Посох, причем во сне мои мысли текли медленно и тяжело, и, прежде чем я додумалась призвать на помощь силу, ворон уже пропал в клочьях тумана.

Второй, лохматый и злой, уставился на меня блестящими глазами и, видимо, тоже решил мне что-то сообщить. Но я разозлилась, наставила на наглую птичью морду Посох и ткнула в него, желая злой птице пропасть.

Ворон каркнул и исчез. Сон прервался.

Перед моими глазами возник высокий потолок, разделенный темными балками, и я поняла, что битва птиц мне просто приснилась.

Это был всего лишь сон, но что-то странное почудилось мне в нем, отчего было беспокойно и тревожно. Хорошее настроение мигом пропало. Я поднялась, прикоснулась к спрятанному под рубашкой ключу – своей милой и дорогой находке – и торопливо натянула кеды. А затем двинулась к двери, и медный ворон подмигнул мне, довольно и весело.

Я не стала уточнять, чему он радуется. Мои мысли были заняты второй галереей, где мне еще не довелось побывать. Ведь именно туда велел сходить приснившийся ворон.

День все еще тянулся, долгий, мрачный и беспросветный. За окном царила не то подходившая к концу осень, не то ранняя весна, но холодно не было. Впрочем, тепло – тоже. Туманная Зыбь, сгустившаяся вокруг Вороньей башни, казалась пустынной и серой.

Покинув гостеприимную комнату, я двинулась мимо цветных витражей, делавших галерею уютной и немного радостной, мимо множества дверей, все еще думая, как попасть на противоположную сторону замка, где находилась вторая галерея.

И башня с готовностью откликнулась на мои мысли.

Совершенно внезапно передо мной распахнулись очередные створчатые двери, которые до этого казались закрытыми намертво. Тяжелые створки разошлись в стороны бесшумно и мягко, как невесомые. За ними оказался темный длинный коридор, вдоль которого тянулись арочные проходы с рядами гладких колонн.

Вдоль стен, едва я приближалась, загорались свечи. Толстые белые и синие свечи в низких подсвечниках сияли так ярко, что моя дорога казалась светлой и приятной. Что там, в этих проходах, я не задумывалась. Да и какая разница?

Теперь мой путь лежал прямиком ко второй галерее, а этот коридор как раз выводил на противоположную сторону. Я двинулась по нему, чувствуя себя сильной, смелой, красивой и уверенной.

– Не ходи туда! – раздался вдруг тихий пронзительный голосок.

Вздрогнув, я оглянулась, но никого не заметила.

– Не ходи! Там Ката. Злая-злая Ката! – снова заговорили где-то совсем рядом. Незнакомец произносил слова торопливо и испуганно.

– Кто ты? – пробормотала я.

– Вниз посмотри, дылда, – тут же посоветовал голосок.

Я опустила глаза и тихо вскрикнула.

Троллик едва доставал мне до колена. Он был еще совсем малышом, видимо, по тролльским меркам. На его острых кончиках ушей не росли волосы, а смешной круглый нос напоминал маленькую картофелину. Черные волосы стояли торчком, а темные глаза хитро таращились на меня.

Сначала я просто молча рассматривала его, а потом осторожно заметила:

– Я не боюсь Кату.

– Зря. Она же тебя ненавидит! – Троллик громко хрюкнул в подтверждение своих слов и довольно захихикал. – Боится и ненавидит. Ката боится тебя!

И он снова захихикал, как будто сама мысль о том, что великая и сильная Воронья Мать может кого-то бояться, казалась ему страшно веселой.

– Болван, – проговорила я и двинулась дальше, но настырный троллик вцепился в мои джинсы.

– Пойдем, я тебе кое-что покажу, – зашептал он. – Знаю, твои друзья обрыскали весь замок в поисках оружия, но это зря, они ничего не найдут. Замок им ничего не покажет.

– А тебе показал? – недоверчиво хмыкнула я.

– Я тут вырос, – нахмурился троллик.

– Не ври, замок был спрятан от вас долгие годы. Не мог ты тут вырасти!

– Я тут вырос до Безвременья. – Троллик широко раскрыл темные глаза, отчего те стали еще больше напоминать два шарика.

Я еле сдержала смешок, глядя на его серьезную рожицу с широкими большими губами и круглым торчащим носом.

– Я все здесь знаю, это же был мой дом. Теперь я могу вернуться и жить тут. Но не стану. – Тролль сокрушенно покачал головой. – С Катой жить не хочу, она меня найдет и съест!

Последнюю фразу он произнес с такой трагической миной, что я не сдержала улыбки.

– Не смейся! Все кого-то едят!

– Да, знаю. Тролли совсем недавно желали съесть меня!

– Почему же не съели? – совершенно серьезно удивился мой собеседник.

– Ниса не позволила.

– Да! – тролль важно кивнул. – Она сильная. Берегись Нису. Берегись Кату. Никому не доверяй!

– Кроме троллей, да? – не выдержала я и дернула ногой, пытаясь отцепить его крепкие, похожие на сосиски пальцы.

– Тут рядом, – зашептал он, еще крепче цепляясь за мои джинсы. – Тут совсем рядом. Это игра, старинная игра в прозрачные ракушки. С ними ты многое сможешь сделать!

Тролль наконец оставил в покое мои штаны и зашагал вперед, смешно переваливаясь и на ходу подтягивая кожаные штанишки, которые чудом держались на одной лямке.

Со спины это создание очень напоминало Карлсона. Широкий зад, короткие толстенькие ножки, падающая с плеча кожаная лямка и грязноватая темно-синяя рубашка из грубой шерстяной ткани. Троллик прошлепал через темную арку в боковую комнату, хлопнул в ладоши – и кругом засияли толстые свечи.

Каменные стены с углублениями, старые деревянные сундуки – и больше ничего. Кроме свечей в нишах, разумеется.

Тролль наклонился и уверенными движениями нащупал крышку люка в полу. Схватился за кольцо, а затем взглянул на меня.

– Проведи своим Посохом, чтобы башня пропустила тебя. Меня не пропустит, – пропыхтел он.

– Почему? – тут же спросила я.

– Я что, по-твоему, похож на всех этих крылатых Хранителей, черт их побери? – фыркнул тролль. – Тайник только для Хранителей, это же написано на дверце. Тайная замковая кладовка это, вот что.

Я удивилась.

Тролль вел себя странно, и я понимала, что он мне вовсе не друг. Но ведь и опасности никакой не представлял. Смешной коротышка с вытаращенными глазами и смешно шлепающими губами, который почему-то взялся мне помогать. Может, не стоит ему верить?

Осторожно приблизившись, я опустила взгляд вниз, на пол. Деревянную дверцу крышки покрывала резьба – знакомые фигуры воронов.

– Смотри. – Троллик дернул дверцу, но под ней не оказалось ничего, кроме каменного пола. – Проведи Посохом, – снова велел он.

Мне стало интересно, и я провела быстрым движением. Последовали вспышка света и короткий скрип.

Дверка медленно открылась, и я увидела нишу, в которой лежала деревянная коробка.

– Бери, это подарок, – велел троллик. – И иди быстро ко второй галерее. Там тебя тоже ждет сюрприз.

И он захихикал, вскочил на ноги, два раза подпрыгнул, весьма довольный тем, что показал мне спрятанный тайник, и деловито зашлепал в угол.

Мгновение – и его нелепая коренастая фигурка пропала из виду.

Что мне оставалось делать?

Я наклонилась, осторожно вытянула коробку из люка и, завернув ее в плащ Иоко, сунула в рюкзак. Разберусь, когда будет время.

3

Следовало торопиться. Из-за тролля я потеряла время, так что пришлось припустить вперед, пробегая через темные коридоры и бесконечные арочные проходы. Наконец впереди показался свет, и я выскочила на заветную галерею.

Каменный пол, стрельчатые арки, закрытые витражами с изображением разрушенного Ноома и огромного дракона. И стена, на которой проступали выбитые буквы – те самые изречения, которые так хорошо знала Эви-Ниса.

Когда Проводник найдет свою Спутницу.

Когда над мостом прозвучат Забытые Песни.

Когда Ходящий над волнами подарит Проводнику свою карту.

Когда призрак станет человеком.

Когда соберутся семь воронов и с ними будет их предводитель.

Когда будут собраны все вороньи подсказки.

Тогда Железные часы повернутся вновь.

Я прочитала вслух все изречения. Их оказалось семь, но тех, что обозначали условия освобождения времени, – шесть. Из них сбылось уже пять.

Осталось только собрать семь воронов-хранителей и их предводителя, Иоко.

И тут я заметила в самом низу, почти у самого пола, еще одну надпись.

Прочитай, поверни, освободи.

Вокруг нее вились выбитые из камня завитки трав и диковинные головки цветов. Узор мастерски скрывал буквы, но стоило мне сделать маленькое движение Посохом, как камень ожил. Буквы засияли голубоватым цветом, а травы и цветы слегка отодвинулись в сторону, заставляя каменную стену дрожать.

Вот она, еще одна воронья подсказка, простая и лаконичная.

– Я же запретила тебе чародействовать в моем замке! – раздался вдруг голос Каты.

Она стояла в самом конце галереи, высокая, строгая и властная. Казалась, ее фигура стала выше и статнее, а взор – острее и яростнее. Ката словно метала молнии – так выразительно блестели ее глаза.

– Отправляйся в свою комнату, девочка. Немедленно!

Ката протянула руку с черным Посохом, и меня подхватил вихрь.

Окружающее пространство завертелось так, что витражи расплылись в ярком пятне. Мелькнули огоньки свечей, сгустился мрак, и меня швырнуло на пол с такой силой, что подбородок ударился о холодные плитки, зубы лязгнули, а из глаз, кажется, полетели искры.

– Ката разъярилась, – послышался откуда-то сбоку знакомый скрип медной дверной ручки.

4

Мерзкая Ката вышвырнула меня из галереи, будто я была паршивым котенком, нагадившим у нее под ногами, или куклой, которой она могла распоряжаться!

За что? Что я ей такого сделала?

Потерев ушибленный подбородок, я поднялась и огляделась. Огонь в моей комнате по-прежнему пылал весело и ярко. Серый бесцветный день за окном все так же заполнял окрестности туманом, а медный ворон на дверной ручке продолжал загадочно улыбаться.

– За что это Ката меня ненавидит? – буркнула я, направляясь к кровати.

– Потому что чувствует в тебе силу и то, что башня тебе подчиняется, – прозвучал голос троллика, и вскоре появился он сам, выбравшись из-под кровати ногами вперед.

– И что? Она тоже могущественная. Я же не забирала у нее силу.

– Она боится за Воронью башню, вот что. – Тролль довольно закивал головой и улыбнулся, растягивая толстые губы чуть не до самых ушей.

– Как тебя зовут? – устало спросила я. – У вас бывают имена?

– Я Бдук, – тут же сообщил тот. – Давай посмотрим, что ты нашла…

– Лапы убери, Бдук, – отпихнула я от себя проворное существо. – У меня сейчас другое дело, не менее важное.

– Дело? Какое дело?

– А это тебя не касается.

Я покачала головой и достала из рюкзака карты Безвременья, альбом и краски.

Настало время сделать еще один рисунок.

Глава 11

1

Тролль тут же захлопнул толстогубый рот, приблизился, ступая на цыпочках, и вытаращил глаза на карты Безвременья.

– Это что? – забормотал он. – Откуда у тебя карты Путешественника?

Последнее слово он произнес с каким-то придыханием, будто выговаривал имя знаменитого волшебника. Даже имя Каты он так не произносил.

– Какого Путешественника? – тут же спросила я.

– Не знаешь? – Он метнул на меня пронзительный взгляд и довольно хрюкнул. – Ты не знаешь?

– А ты знаешь, кто написал карты Безвременья?

– Конечно. Тут все его знают.

Бдук поднес толстый палец-сосиску к губам и многозначительно подмигнул мне.

Его глаза еще больше вытаращились, и я еле сдержала улыбку – настолько эта рожица казалась комичной.

– Я тебе позже расскажу. Не здесь. Тут Ката, понимаешь? – Троллик важно кивнул. – Давай читай. Посмотрим, оставил ли Путешественник новые записи.

– В смысле? – не поняла я.

– Он время от времени пишет в своей тетради. Пишет так, что слова появляются сами собой. Это волшебная тетрадь. Открывай ее, быстрее. – Бдук нетерпеливо подпрыгнул.

Ничего нового в старой и хорошо знакомой тетради увидеть я не надеялась, поэтому просто перевернула ее. На одеяло высыпались мои рисунки – стопка ярких картинок, запечатлевших Мир Синих Трав.

– Ого! Ого! – тут же восторженно забормотал Бдук, и его пальцы потянулись к листочкам.

– Не трогай, – я отпихнула тролля, – это мои рисунки на память, делала иллюстрации к картам Безвременья. И сейчас хочу сделать еще одну картинку. Надо запечатлеть стену, на которой были предсказания Вороньей Матери. Обе стены.

Я достала альбом, краски, разложила все на столике, предварительно убрав с него всю посуду, и взялась за карандаши.

Желание рисовать уже бурлило внутри, как быстрый ручей, желавший найти выход, поэтому моя рука летала над бумагой, нанося уверенные штрихи. Стоило закрыть глаза – и каменные буквы вставали перед мысленным взором настолько реально, что хотелось ощутить под пальцами холодную шершавость стен.

Бдук молчал, наблюдая за моими действиями.

И вот первый рисунок уже покрыла легкая дымчатая акварель, придавая словам, выбитым в камне, объемность и мрачность. Используя серые и синие краски, я изобразила череп внизу картинки, черные фигурки воронов – вверху. Это были три вороньих силуэта: один, с распростертыми крыльями, – в центре, два, с острыми клювами, – по краям.

Едва я закончила с птицами, как Бдук довольно ткнул в них пальцем, кивнул и заявил:

– Хорошо, ты знаешь свою работу, знаешь тайные знаки, Со! Ты настоящая чародейка! Недаром Ката тебя боится…

Он хихикнул и два раза покружился вокруг своей оси, при этом тяжело переваливаясь.

– Какие тайные записи, что ты несешь?! – фыркнула я. – Дурачок какой-то.

Вздохнув, я отложила свою работу и взялась за второй рисунок. Нанося первые штрихи, я подумала про Иоко, о том, как первый раз рисовала его замок и загадочный стол с надписью на крышке. Воспоминания обрушились теплым дождем и вызвали непрошеные слезы на глазах.

Вспомнились рыбный пирог, крепкие руки Иоко, его белозубая улыбка.

И, сидя на кровати в большом зале странной волшебной башни, я вдруг поняла, что этот парень, мой Проводник, был лучшим, что случилось со мной.

Как хорошо, что однажды ночью я решилась вызвать черного колдуна! И как прекрасно, что этот колдун забрал меня в свой мир!

В этот момент мой взгляд упал на один из рисунков: круглый стол в башне Иоко, по кромке которого четко проступала надпись «В башне Иоко есть выбор».

Странная мысль пронеслась в моей голове: вороньи подсказки велят что-то прочитать на кромке. Говорят о круглом столе и о железных часах, велят повернуть, освободить… Но что?

Понять это было слишком сложно.

Если стол – это и есть часы, то на них не написано, как они работают. Указано лишь, что в башне Иоко есть выбор, и все.

Осталось найти одну подсказку, всего одну – и тогда мы должны все понять.

Я макнула кисточку в воду, бросила презрительный взгляд на довольную рожу Бдука и вздохнула.

Нужно найти Иоко. А он пускай разбирается, как поступить.

2

Ночная тьма наползла на окно, едва я закончила второй рисунок. Краски сохли быстро, довольный Бдук важно кивал и постоянно подпрыгивал, наблюдая за моими действиями.

– Зачем тебе все это? – вдруг спросил он и лукаво наклонил большую голову.

– Надо, – коротко ответила я.

Не собиралась я посвящать троллей в наши планы. Лучше этому Бдуку и его друзьям, которые наверняка шастают по здешним коридорам, не знать, что мы с командой желаем остановить Безвременье. Вдруг им при таком раскладе самое раздолье?

– Ты можешь нарисовать что угодно, – вдруг яростно прошептал троллик, наклонившись ко мне так близко, что почти коснулся подбородком моих коленей (я в это время сидела на кровати).

– Могу что угодно, – буркнула я в ответ и убрала рисунки в тетрадь с картами Безвременья.

– Можешь нарисовать любое место в Безвременье и попасть в него. – Бдук весело улыбнулся. – Тебе необязательно идти своими ногами. У тебя есть ключ, я его чувствую. Если это так… – тролль быстро прижал палец к губам и тревожно оглянулся на дверь.

Убедившись, что в комнате никто не материализовался, он снова вытаращился на меня.

– Если это так, ты можешь открыть портал. А коли умеешь рисовать, то можешь этот портал изобразить. Тогда тебе не надо узнавать у Каты дорогу. – И Бдук довольно подмигнул мне.

– Откуда ты знаешь, что Ката должна показать дорогу? – Мое спокойствие мигом улетучилось.

Если о наших планах знает даже мелкий глупый тролль, обитающий в захолустьях башни, то ничего хорошего из этого точно не выйдет. На дороге нас может встретить воронье и доставить массу неприятностей.

– Да кто этого не знает? Все в Туманной Зыби вас видели и Нису признали. – Тролль довольно хохотнул. – Я же видел, как она разогнала всех в Вонючем тупичке.

– В каком тупичке? – уставилась я на Бдука.

– Там, где вы освободили этих паршивцев, двоих воронов. Я так и не понял, зачем ты это сделала. Они же полные придурки, София! – и Бдук еще шире улыбнулся.

– Почему?

– Почему придурки? Не знаю. Такими уродились, видать. – Бдук сокрушенно развел толстенькие ладошки. – Погоди, они еще прицепятся к тебе, будут голову морочить. Они знаешь, кто такие?

– Кто?

– А, ты не знаешь! Ха! – Бдук довольно подпрыгнул. – Я тебе тоже не скажу, потому что не хочу нарваться на неприятности. А их и так, знаешь ли, полно. Так вот, слушай…

Он стал серьезным и заговорил тихим шепотом:

– Ты не показывай Кате, что умеешь. Сделай вид, что ничего не понимаешь, это будет просто. А когда вы выйдете отсюда, нарисуй себе дом Агамы. Знаешь, как он выглядит?

– Понятия не имею.

– Ну и балбесина. Подумай, спроси у Нисы, эта красавица много чего знает. Нарисуй хотя бы рощу, около которой стоит дом Агамы, замочную скважину для своего ключика – и получишь портал. Вот тогда и идите, только так, чтобы Ката тебя не видела и не догадалась, что у тебя кое-что есть.

Я невольно приложила ладонь к груди и ощутила приятную прохладу ключа под рубашкой.

– Никому не показывай его, – уверенно наставлял меня Бдук.

– Ты же почувствовал, что ключ у меня, и Ката тоже может почувствовать, – неуверенно проговорила я.

– Это потому, что его сделали тролли, понимаешь? Мы создаем ключи от порталов, поэтому Ката и держит нас в этой башне. Знаешь, сколько их сделал для нее мой отец? Думаешь, Воронья Мать ни разу не пользовалась порталами? Еще как пользовалась! А нас, троллей, держали за рабов, заставляли работать над такими вот волшебными вещами. И ту игру в коробке, которую я для тебя нашел, тоже мой отец мастерил. Эти прозрачные ракушки…

Троллик стал серьезным, оглянулся и вовсе перешел на шепот.

– Эти ракушки, – повторил он, – береги их и никому не показывай. Даже братьям-воронам, которых ты освободила. Им особенно, иначе они тебя убьют.

– Ясно, – быстро ответила я.

– Что ж, сейчас сюда придут твои призраки. Обыскали всю башню, болваны. А Ката за ними наблюдала и путала дорожки. Они думали, что ходили по всей башне, а на самом деле лазили на первом этаже, там, где кухня и подвалы с продуктами.

Бдук довольно хихикнул, но тут же снова стал серьезным.

– Башня еще подчиняется Кате, но уже почувствовала новую хозяйку. И эта хозяйка – ты. Когда поймешь, не забудь, что это бедный маленький Бдук помог тебе разыскать игру. Вспомни обо мне и помилуй. Говорят, что ты добрая, совсем как Настоящий Хранитель.

Последние слова Бдук выделил голосом, еще раз кивнул мне и исчез, словно его и не было.

В тот же момент отворилась дверь, и на пороге возник Лукас, за спиной которого возвышалась Миес.

– Нам пора, – сказал мой друг-призрак.

3

Голова пухла от той информации, которую только что сообщил неугомонный тролль. Пальцы все еще сжимали карты Безвременья, а в рюкзаке, надежно завернутая в плащ Иоко, лежала небольшая деревянная коробка с диковинными узорами, похожая на шкатулку.

Я не успела даже подумать как следует про этот странный подарок – события накладывались друг на друга с потрясающей скоростью. Информации было столько, что я схватилась за голову.

Почему Бдук сказал, что Ката меня боится?

Почему он считает, что я – новая хозяйка Вороньей башни? Потому, что я – Спутница Хранителя Им-Сиана?

Почему он сказал, что нельзя доверять Нисе?

Почему показал, где находится таинственная коробка?

И кто такие этих два брата-ворона, о которых Бдук столько знает?

Одни вопросы и никаких ответов.

Между тем в моей комнате появились почти все друзья-призраки: лохматый Тимай, молчаливые братья Ветер и Шторм, подвижная Миес и верный Лукас. Не хватало только Ханта и Нисы.

– Не спрашивай, мы не видели этих двух бывших детей, так внезапно ставших взрослыми, – покачала головой Миес и взглянула на меня с каким-то странным сочувствием. – Они сами объявятся. Наступает ночь, и нам надо уходить. Ты готова в путь, Со?

Молча кивнув, я сунула карты Безвременья в рюкзак. Мысли о Бдуке все еще вертелись в моей голове. Надо было рассказать о нем друзьям, но что-то удерживало меня. Я вроде бы и не против была поведать свою новую тайну, она почти вертелась на языке, готовая сорваться вместе с коротким именем тролля, но что-то мешало, сдерживало меня.

Внутри собрался неразрешимый клубок вопросов, и они казались слишком тяжелыми и сложными.

Что-то происходило со мной в этой древней Вороньей башне: странное, невероятное, пугающее, но в то же время удивительное и необыкновенное.

На моей шее висел диковинный ключ, который оказался у меня сам по себе. Можно сказать, что он буквально скользнул из подкроватного мрака в мои пальцы, как будто только и ждал, когда я его увижу. А еще в рюкзаке хранилась красивая деревянная коробка, с которой еще предстояло разобраться.

Поэтому я ничего не рассказала о Бдуке, только спросила:

– Что вы нашли в башне?

– Ровным счетом ничего, – пожал плечами Тимай. – Пустые холодные комнаты, полные пыли и паутины. И еще всяких мешков с мукой, проросшей картошкой, фасолью и прочей ерундой. Как будто это не Воронья башня, а какой-то заброшенный амбар.

Я понимающе кивнула и подумала про себя, что Бдук оказался прав. Мои призраки действительно ничего не видели и ничего не нашли.

– Нет никакого оружия, – лаконично сказал Ветер и махнул рукой так, словно дергал канат.

– Мы были везде, – тут же добавила Миес и выразительно мотнула головой, как будто показывая, как они обошли всю башню, – в каждый угол заглянули. Пустые подвалы, запущенные лестницы и больше ничего. Такое ощущение, что это не Воронья башня, а брошенные развалины.

– Понятно. Ладно, – тихо проговорила я.

Значит, для меня у башни нашелся и говорящий ворон на дверной ручке, и волшебный ключ, и даже болтливый тролль, показавший, где находится тайное сокровище. Выходит, она действительно признала меня своей и даже поделилась древней силой. Но почему?

– Меня Ката вышвырнула, когда я попробовала прочесть ее предсказания на второй галерее. Те самые изречения, которые записаны в наших картах Безвременья, – рассказала я. – Я ей не нравлюсь.

– Да этой старой карге никто не нравится, – отрезал Тимай.

– Она не старая карга, – быстро поправила мальчишку-чайку Миес, – а могущественная чародейка, мать Хранителей. Она вырастила сильных и могущественных сыновей, которые служили людям Мира Синих Трав. Но горе и отчаяние сломили ее. К тому же она действительно боится тебя, Со.

– Нечего тут бояться. Если она такая могущественная, то должна быть уверена в своих силах. Что ей какая-то девочка, случайно забредшая к ней? – возмутился Лукас.

Тут Миес сделала серьезное лицо и прижала палец к губам, кивнув на дверь.

В ту же секунду в комнате появился Хант, подмигнул мне и уселся прямо на полу, у моих ног. Послышались твердые шаги, дверь открылась, и зашла Ката.

– Вам пора уходить, – резко и сердито сказала она.

– Мы и не собирались оставаться, – хмыкнул Хант.

4

Ниса присоединилась к нам уже в темных коридорах, и наш маленький отряд оказался в сборе.

Ката вывела нас через высокие стрельчатые ворота, украшенные диковинной ковкой, провела через густой дикий сад, спутанное переплетение тропок – и мы оказались у кривых и ржавых железных ворот.

Темнота все больше расползалась, сгущалась и охватывала заброшенные каменные дома и неровные дорожки, на которых все еще попадались сухие листья.

Стукнув деревянным посохом о синие камни, Ката высоко подняла голову и всмотрелась вдаль. Они задвигались около тонкого черного древка, зашевелились и послушно поднялись в воздух, после чего снова опустились вниз и сложились в ровную широкую дорогу, вдоль которой появились каменные столбики, направлявшие путь.

– Идите по этой дороге и попадете к Агаме, – коротко сказала Ката, развернулась и исчезла в воротах башни.

Кованые створки ворот медленно закрылись за ней.

– Пошли, что ли, – сказал Хант и первый зашагал в темноту.

Глава 12

1

– Я думал, что Ката подскажет нам, как найти Иоко, – хриплым голосом заговорил Хант, едва Воронья башня скрылась в ночном тумане. – А она оказалась не очень-то ласковой. Что скажешь, Ниса?

Молчаливая и хмурая Ниса ответила не сразу. Она шагала впереди, в руках ее слабо светился тонкий золотистый посох.

– Она нам не верит, вот и не хочет помогать, – наконец ответила Ниса.

– Я бы сказал, что она не хочет помогать Со, – решительно поправил Хант. – Ты знаешь, почему?

Та промолчала, лишь слегка прищурилась, словно свет Посоха резал ей глаза.

– Ниса, что она знает про Софию? Почему считает ее Отмеченной? – не унимался Хант.

В его напористости я вдруг увидела знакомого настырного мальчугана и прониклась к этому новому Ханту симпатией.

Ниса обернулась и спросила меня:

– Это ведь ты создала витражи в галереях? Твоя работа, правда?

Я кивнула.

– Воронья башня сделала нашу Со сильнее, – пояснила остальным Ниса. – Вот почему Ката испугалась. Все слышали легенду о древней башне, у которой имеется сердце?

– Все, – быстро ответил Тимай.

– Я не слышала, – поторопилась сказать я.

– Это просто! – Хант скорчил рожу и подмигнул мне. – Воронья башня существует так долго, что у нее даже появилось сердце, холодное, каменное, покрытое мхом. Оно спрятано в подвале, и никому до него нет дела. Но, говорят, как только появится в этой башне сильный чародей, сердце оживет и передаст ему свою силу. Видимо, Ката решила, что ты и есть тот самый чародей.

Старая легенда в устах Ханта прозвучала глупо, и я бросила на него недоверчивый взгляд.

– Каменное сердце? – удивленно переспросила я.

– Хант, ты опять все портишь. – Ниса покачала головой. – Он рассказал правильно, но все равно немного не так. Воронья башня, в которой мы были, действительно очень древняя, в ней родились и выросли сотни поколений могущественных чародеев. За всю свою жизнь она дала Миру Синих Трав тысячи Хранителей, поэтому в ней образовался источник силы, или сосуд, или точка концентрации силы – можно называть как угодно. Здешние люди считают это каменным сердцем.

Ниса тихо вздохнула, подняла Посох повыше и продолжила:

– Никто его не видел, даже Ката, я в этом уверена. Но говорят, что когда в Вороньей башне появляется могущественная чародейка, каменное сердце оживает и передает свою силу ей. Башня подчиняется новой хозяйке и служит ей, пока та жива или пока не появится новая, более могущественная, волшебница. И сила передается только по женской линии.

Ката являлась хозяйкой башни вот уже много лет. Она дала жизнь нескольким достойным Хранителям, ее сыновья и муж были верными и милосердными. Башня всегда давала Кате особые силы. Думаете, каким образом это место скрывалось во временно́й петле столько лет? С помощью волшебной силы Вороньей Матери, которую та получала от легендарного каменного сердца. Но теперь все изменилось, и Ката это чувствует. Она стареет, а сердце башни слабеет. Теперь есть опасность, что место, где она провела всю жизнь, станет вдруг служить мне или Со, ведь мы более молодые и сильные. Ката боится не только Софию, но и меня, хотя ее страхи напрасны: каменное сердце не выбрало новую хозяйку, если только эта легенда не придумана.

Ниса замолчала.

Хант недоверчиво хмыкнул.

Миес возмущенно хлопнула в ладоши.

– Странно это, – проговорил Лука. – Ката должна быть довольна, что у нее появилась помощница. Ладно, пусть она считает, что призраки – не люди, поэтому недолюбливает их. Но ведь тебя она знает, Ниса! А Со – так вообще самый настоящий человек. Ей-то она может доверять!

– Она думает, что Со отмечена злым духом, – пояснил Хант.

– Лучше бы ты помалкивал! – рассердилась Ниса.

– Я говорю то, что есть, – не сдался Хант.

У меня от удивления чуть рот не открылся.

– Когда это я была отмечена злым духом? – очень тихо спросила я.

– Не слушай этого болтуна, – Ниса посмотрела на меня мягким взором, и ее голубые глаза показались яркими звездами на темном небе, – он всегда что-то не так понимает. Просто не думай о Кате. Мы идем к Агаме, она добрая и обязательно понравится тебе.

– Это точно, – согласился Хант.

Мы пошли по длинному проулку, вдоль которого стояли мрачные каменные дома с островерхими крышами, и дорожка вывела нас на заброшенный пустырь, сразу за которым начинался редкий лесок.

– Вот и все, мы вышли из Туманной Зыби. Ката знает свое дело, – весело сказала Ниса, но мне ее веселость показалась напускной.

– Как далеко до дома Агамы? – спросил Лукас.

– Мы бы добрались гораздо быстрее, если бы не Со, – ответила Ниса. – А так придется идти всю эту ночь и всю следующую. А возможно, и еще одну, смотря насколько длинными будут здешние ночи.

И тогда я вспомнила о ключике и словах Бдука.

Мысль о портале захватила меня настолько, что я остановилась и машинально скинула рюкзак. Хотелось попробовать, испытать ключ прямо сейчас.

Да и что мне может помешать?

Ката и ее Воронья башня остались позади. На пустыре тихо, а света двух лун будет достаточно, чтобы я могла рисовать. И вовсе не обязательно доставать краски – цветные карандаши тоже отлично подойдут.

– Ниса, расскажи мне, как выглядит убежище Агамы, – быстро сказала я, опускаясь на корточки.

– Что? – не сразу поняла та.

Но я уже успела извлечь из рюкзака лист бумаги и карандаши.

– Объясни, как он выглядит: какие вокруг него деревья, какая крыша, какие окна.

– Со, ты прямо сейчас собираешься рисовать? Интересненько, – заулыбался Хант.

– Я не сошла с ума, не думай. У меня просто кое-что есть. Я кое-что нашла.

Торопливо расстегнув верхнюю пуговицу рубашки, я достала ключ, и тот радостно блеснул в лунном свете.

– Ничего себе! Это ключ Проводников! – быстро узнал мою находку Хант.

– Троличий ключ, – удивилась Ниса. – Откуда он у тебя?

– Нашла под кроватью в своей комнате, – прошептала я.

– Вот, значит, как. Выходит, не зря Ката боялась, что башня выбрала себе новую хозяйку… – Ниса выпрямилась и посмотрела на меня строго и немного удивленно. – Сама бы ты ни за что не нашла его. Башня открыла для тебя один из своих самых удивительных секретов.

– Ну и что? Я видела, для чего нужен этот ключ. Видела, когда… ну, Иоко переносил меня по своей карте. И хочу попробовать это сейчас. Если получится нарисовать дом Агамы так, чтобы вышло похоже… чтобы он был как настоящий… то нам не придется долго идти, и тогда… – я замолчала. И так было ясно, что чем быстрее мы окажемся у Агамы, тем быстрее сможем помочь Иоко.

– Рисуй, – согласилась Ниса, опустилась на корточки и сделала несколько быстрых движений Посохом.

И тут же передо мной в воздухе возникла полупрозрачная картинка, как будто созданная из множества светящихся частиц. Я увидела высокую скалу, нависающую над ровной зеленой долиной, и блестящий поток водопада, с брызгами низвергающегося с самой верхушки этой скалы в небольшое озеро.

Увидела множество деревьев по краю этого озера и деревянный домик, поставленный на высоченных каменных сваях прямо посередине. Треугольная крыша, почерневшие дымовые трубы, множество окошек и деревянный мостик, соединяющий дом с берегом.

– Вот оно, Последнее убежище, – пояснила Ниса. – Здесь будут в безопасности любые путешественники. Агама всегда была доброй. Рисуй, Со, и мы воспользуемся твоим умением.

Я принялась за работу. Получалось довольно быстро, штрихи ложились на бумагу, воссоздавая увиденную картинку. Лука, Тимай, Ветер и Шторм окружили меня и удивленно вздыхали, глядя на мое произведение. Миес добродушно улыбалась, и только Ниса смотрела внимательно и настороженно.

Оторвав глаза от рисунка, я вдруг заметила вдалеке, за большим валуном, знакомую фигурку Бдука. Тролль довольно кивал, растянув губы в улыбке.

Что он тут делает? Наблюдает за мной?

Но Бдук тут же приложил палец к губам и пропал.

Я не стала рассказывать о нем Нисе, потому что в душе чувствовала ревность и беспокойство.

У нее за плечами был полный рюкзак тайн, если можно так сказать. Она казалась многоликой, загадочной и знала много чего о прошлом Мира Синих Трав. Знала, но ничего не говорила. Столько дней путешествовала рядом с Иоко в образе маленькой беспомощной девочки и так удачно притворялась, что никто ничего не заподозрил!

И тогда я решила, что у меня тоже должны быть свои тайны! Пусть Бдук останется только моим секретом. Маленький троллик не представляет никакой опасности, а для меня может оказаться очень полезным.

Рисунок был почти готов, в углу я быстрыми штрихами изобразила трех черных воронов: тот, что стоял посередине, смотрел перед собой, а два других находились по бокам от него и были нарисованы в профиль. Крылья среднего ворона распростерты, голова наклонена в угрожающем порыве.

– Кто тебя этому научил? – быстро спросила Ниса, рассматривая мой рисунок.

– Чему? – не поняла я.

– Старые знаки – откуда ты их знаешь?

– Какие старые знаки?

Хант присвистнул и сказал:

– Ниса, потом расспросишь. Давайте уйдем отсюда. Как сделать из этого рисунка портал, Со?

– Нам нужна замочная скважина, – хмуро проговорила я и быстро дорисовала то, что было необходимо.

Затем достала теплый ключ из-под воротника рубашки и поднесла его к скважине. Тот еще больше нагрелся и засветился, а мой рисунок вдруг ожил. Как будто выполненный в 3D-программе, он стал объемным, выпуклым и удивительно похожим на тот оригинал, который показывала мне Ниса.

С тихим щелчком ключ вошел в замочную скважину, и нас всех подхватил мягкий теплый вихрь.

– Возьмитесь за руки! – только и успела крикнуть Ниса.

Пространство вокруг завертелось, окружающий пейзаж слился в цветные полосы. А когда все остановилось и замерло, я услышала, как тихо трещат хасы, шелестят высокие травы и мягко дует теплый ветерок, неся в себе запахи цветов и свежести.

– У нее получилось, – сказал Хант и легко хлопнул меня по плечу.

Его прикосновений я не почувствовала, но почему-то стало вдруг легко и весело, как будто половина сложного задания уже выполнена.

– Мы на месте? – тихо спросила я.

– Молодец. Мы на месте.

Ниса не улыбалась. Она тревожно оглянулась, подняла повыше Посох, и его мягкий свет упал на каменную синюю дорожку, на которой мы все сидели.

– Идем. Вот оно, Последнее убежище, – сказала она.

2

Здесь было тепло. Воздух наполняли самые разные звуки: шум водопада, шелест травы, плеск воды и крики странных птиц, которых не было видно.

Мы довольно быстро добрались до домика – сначала по каменной дорожке, затем по влажному деревянному мосту, вокруг которого клубились брызги от падающего потока воды. Свет, сиявший в маленьких квадратных окошках, навевал уют и спокойствие, напоминая горящий очаг, вытянутые из печи пироги и уютные плетеные коврики на деревянном полу.

Дверь домика открылась без скрипа, пропуская нас внутрь. Я увидела множество толстых свечей, горящих на столах, круглый каменный очаг прямо посередине большой комнаты и широкую трубу, уходящую в крышу.

Закопченные балки, темный чистый пол и тишина.

– Агама, к тебе гости! – крикнула Ниса и остановилась.

Мы тоже замерли на пороге, ожидая, когда же появится хозяйка. Но в ответ – ни звука.

– И где эта ваша Агама? – возмутилась Миес, решительно прошла вглубь комнаты, остановилась около длинной деревянной лестницы и закричала, подняв голову: – Агама! Ты где?

– Ее нет, – сказала Ниса и опустилась на ближайшую скамью. – Никогда еще не видела убежище пустым. Тут всегда кто-то находится: проводники, призраки, воронье отродье. Никому еще здесь не отказали в гостеприимстве. Единственное, что запрещено, – так это пользоваться темной магией, то есть вредить друг другу. А так Агама всем рада. И все ее любят, потому что места дальше этого убежища очень опасны. Там пролегает Злая земля.

– Все знают про эту землю, – согласилась Миес. – Но кто по ней шастает, кроме Проводников?

– Сразу за ней находится Дерево Хозяина – портал, который прямиком ведет в его мир, – прошептал Хант.

– Меньше болтай. Нам остается только одно: ждать Агаму. Больше делать нечего, – сказала Ниса и кинула на Ханта строгий взгляд.

– Как мы тогда поможем Иоко? – быстро спросила я.

– Без Агамы – никак, – ответила Ниса.

Больше никто ничего не сказал.

– Тогда одна отправлюсь к нему на помощь, – уверенно заявила я. – Нарисую дом Валеса, я его уже видела, и прыгну в портал. Все и так понятно, нечего спрашивать Агаму.

– Не отправишься, – отрезала Ниса. – Тебе придется отдать ключ мне. Это сильное оружие, и тебе нельзя им владеть. Давай его сюда.

Ниса протянула ладонь и решительно посмотрела на меня. Буквально впилась взглядом, и ее голубые глаза в этот момент показались мне прекрасными как никогда.

Но как я могла отдать ей заветный ключик Иоко?

Я не сомневалась, что когда-то он принадлежал моему Проводнику, и не собиралась с ним расставаться.

– Даже не думай, – ответила я и проворно спрятала сокровище под рубашкой.

– Со, не делай глупостей. Ты понятия не имеешь, что это такое, – требовательно сказала Ниса.

– Имею. Того, что я знаю, достаточно!

– Нет, ключ будет у меня.

Она слегка повела Посохом, и тонкая струйка света вырвалась с его круглого наконечника. Шее стало тепло, и мне показалось, что кожаная веревка, на которой держался ключ, сильно нагрелась. Послышался слабый звон, а затем вещь, которая только что принадлежала мне, поплыла по воздуху, а кожаный шнурок упал на пол разорванными кусочками.

Я попробовала схватить ключ, но не вышло, он промчался мимо золотистой стрелой и оказался в ладони у Нисы. Девушка повела рукой – и моя находка пропала.

– Нехорошо это, Ниса, – заметил Хант.

– Не влезай, ты не понимаешь, – строго сказала Ниса.

– Отлично понимаю. Ты боишься, что каменное сердце завладеет Со. Но совершенно зря: она всегда будет милой и доброй девочкой, – заметил Хант.

– Это нечестно! Ниса, ты забрала ее вещь! – возмутился Лукас.

– Так нельзя… – начал Тимай.

Шторм и Ветер просто нахмурились, а Миес всплеснула руками и покачала головой.

У меня же буквально пропал дар речи от такого нахальства. Я почувствовала себя беспомощной и, хотя пальцы уже сжимали древко Посоха, знала, что не подниму его на Нису. Ведь именно с ней мы преодолели столько препятствий и трудностей, поддерживая и помогая друг другу. Как можно применить силу против своего товарища?

Поэтому я сидела и молчала, но внутри, кроме разочарования, поднималось что-то еще.

Во мне клубилась злость.

Ладно, Ниса считает меня слишком юной и слабой, и, возможно, она права. Но тогда почему сама сидит и ничего не делает для того, чтобы помочь Иоко? Разве она не любила его когда-то?

– Что ты будешь делать с моим ключом? – спросила я, и собственный голос показался холодным и до жути спокойным.

– Ждать Агаму, – сказала Ниса и направилась к деревянной лестнице, ведущей на второй этаж.

Хант остался на месте, остальные призраки – тоже.

– Она совсем с ума сошла, – заговорила Миес, когда Ниса скрылась из виду. – Гораздо проще было, когда она была маленькой девочкой.

– Проще не было никогда. Это же Ниса, – ответил Хант, уселся на скамью, вытянул ноги и обратился ко мне: – Возможно, она действительно знает, как лучше.

– Эй, вы, с ключами! – позвал вдруг Лукас. – Смотрите!

Он стоял около раскрытого окна и что-то рассматривал.

Мы приблизились.

За окном, на прогалине, лежало около десятка мертвых воронов. Земля вокруг них была усеяна черными перьями, а в воздухе кружился странный темный пух, который медленно оседал на острых синих травяных кончиках, заставляя их слабо покачиваться.

– Дохлые птицы, – невозмутимо сказал Хант.

– Что это значит? – тихо проговорил Тимай и оглянулся, как будто за его спиной мог стоять кто-то страшный.

Я тоже оглянулась, потому что мне послышался скрип где-то позади, за камином.

Свечи еле трепетали, словно собирая последние силы. В очаге, подернутые серым пеплом, лежали два прогоревших полена, готовых вот-вот рассыпаться в золу.

– Была битва, – пояснил Хант. – Но где тогда Агама? И как получилось, что на ее убежище напали?

– Говорят, что здешние места надежно защищены и сама Агама оградила их защитной пеленой. Зайти сюда можно только с чистыми помыслами, – сказала Миес и выразительно развела руками.

– Да, именно так. Это защитное волшебство называется кругом добрых намерений, – раздался голос Нисы, которая торопливо спустилась по лестнице, перелетая сразу через несколько ступенек. – Для призраков такое умение – нечто само собой разумеющееся. Агама оградила здешние места Полезными дождями, которые выпадали каждую ночь, создавая специальный круг, охраняющий это место от врагов. Но сейчас он разорван.

– Почему ты так думаешь? – спросил Хант.

– Я вижу, Хант! И если поднимешься наверх, то и сам сможешь увидеть. На Последнее убежище напали!

В этот момент что-то сорвалось с верхних балок потолка и упало на меня, обдав каскадом мелких черных перьев. Я дернулась, вскрикнула и отпрыгнула вбок, нервно пнув ногой черное бесформенное создание. Труп птицы – а это был он – почти не сдвинулся с места.

– Мертвые вороны – плохая примета, – резко сказал Тимай. – Очень плохая.

– Что ты болтаешь? – Миес попробовала треснуть мальчишку-чайку по затылку, но тот ловко увернулся.

– Если на тебя, Со, упала дохлая птица, это значит, что с тобой скоро случится беда, – быстро проговорил Тимай, уворачиваясь от очередного подзатыльника. – Берегись!

Никто больше не обратил внимания ни на его слова, ни на лежавшую у моих ног птицу.

Шторм и Ветер отправились наверх, чтобы убедиться в том, что сказанное Нисой – правда. Хант выглядывал в раскрытое окно, пытаясь что-то рассмотреть в густых зарослях, окружающих озеро. Лукас улегся грудью на подоконник и таращился на мертвых воронов во дворе.

Я торопливо повела Посохом, желая, чтобы труп птицы исчез. Но он не пропал: вместо этого ворон вдруг открыл клюв и издал нечто похожее на хрип, встрепенулся, вскочил и принялся чистить перья как ни в чем не бывало, словно бы это не его дохлое тельце только что лежало на полу.

– Это еще что такое? – быстро сказал Тимай и ткнул пальцем в воскресшую птицу.

– Весть для вас, – прохрипел ворон, – плохая весть. Вы умрете. Все призраки умрут, и девчонка – тоже.

После чего он взмахнул крыльями, поднялся под потолок и направился к окну, пролетев при этом сквозь Лукаса. Тот дернулся и свалился на пол.

Быстро среагировал только Хант: он умудрился схватить улетавшего ворона за хвост, дернуть и втащить обратно в комнату.

– Кто тебя послал? – спросил он у птицы.

Та лениво раскрыла клюв и прямо на глазах снова стала дохлой, повиснув в руках Ханта бесформенной тушей. Голова ворона откинулась назад, клюв скривился, и мне в нос ударил сладковатый запах падали.

– Дрянь! – ругнулся Хант и выкинул дохлятину в окно, к остальной куче таких же мертвых птиц.

– Что теперь? – спросила Миес и взглянула на Нису.

В ответ та лишь покачала головой.

3

– Нужно убираться отсюда, пока не поздно! – настаивал Хант.

Он мерил шагами комнату, время от времени выглядывал в окно и постоянно возражал задумчивой и растерянной Нисе.

Девушка нервничала. Она торопливо сложила дрова в очаге и с помощью Посоха развела огонь, после чего устроилась у потрескивавшего пламени, как будто ожидая чего-то.

– Мы должны узнать, что с Агамой, – наконец проговорила она.

На меня Ниса не смотрела. Видимо, отобранный ключ не давал ей покоя, и она избегала моего взгляда, хотя изо всех сил старалась сделать вид, что ничего плохого между нами не произошло.

Но о том, что заветный волшебный ключ теперь висел у нее на шее, знали все, поэтому даже мальчишки-призраки держались от Ведуньи подальше и недоверчиво помалкивали.

– Нужно дождаться Агаму, – повторила Ниса. – Иначе мы не сможем ничего сделать. Да и как без нее найти Иоко?

Найти Иоко…

Об этом я думала постоянно, и каждый раз при этом по кончикам моих пальцев пробегала нервная дрожь. Мне хотелось действовать, а не сидеть в пустом доме и слушать, как трещат в камине поленья. Ниса, какой бы сильной и умной Ведуньей она ни была, не могла дать нам ответы, даже несмотря на то, как ловко она завладела моим ключом.

А я могла найти эти ответы!

Дверь дома оставалась приоткрытой, и я направилась к выходу.

– Ты куда? – схватил меня за руку верный Лукас.

– Сейчас приду, только взгляну, что там, снаружи. Не бойся за меня, – заверила я его и сделала вид, что улыбаюсь.

Теперь мои мысли сосредоточились на той коробке, что все еще лежала в моем рюкзаке. Если ключ мог открывать любые нарисованные мной порталы, что могла делать игра из прозрачных ракушек? В чем заключался ее секрет?

Пробежав по деревянному помосту, я оказалась на каменной дорожке, вдоль которой росла такая высокая синяя трава, что скрыться за ее верхушками не составило никакого труда – достаточно было просто устроиться на большом гладком камне, лежащем на краю.

Стянув со спины рюкзак, я торопливо достала коробку. В воздухе запахло древесной смолой, а внутри послышалось тихое громыхание.

Держать эту штуковину в руках оказалось приятно. Массивную, покрытую темным лаком, блестящую шкатулку украшала замысловатая резьба: большие причудливые цветы, переплетенные с завитками трав, множество крохотных звездочек и три ворона в самом центре крышки. Те, что по бокам, стояли в профиль, вытянув шеи, а ворон в центре раскинул крылья, и вместо глаз у него поблескивали два крошечных драгоценных камня.

Чтобы открыть коробку, пришлось отодвинуть тугую деревянную защелку, и только после этого крышка отошла в сторону. Внутри оказались пожелтевший пергаментный свиток, покрытый синими рисунками, и пять фишек, на первый взгляд похожих на пуговицы.

Они переливались разными цветами, отражая солнечный свет, преломляли лучи и отбрасывали на боковины шкатулки разноцветные блики. Но сами фишки были совершенно прозрачными.

– Доставай пергамент! – раздался рядом хорошо знакомый голос.

Довольный Бдук вскарабкался на камень, находящийся рядом, и деловито заглянул в мою шкатулку.

– Быстрее, – поторопил он, и его толстые пальчики задвигались совсем рядом, как будто троллю не терпелось схватиться за радужные камушки.

Мне следовало остановиться и задуматься, вспомнить, что я всегда доверяла Нисе, которая, будучи девочкой Эви, никогда не подводила меня.

А также что Бдук – на самом деле тролль, а именно они совсем недавно собирались просто-напросто слопать нас.

Но в тот момент меня ослепляли самые важные желания, которые горели внутри неуемным пламенем: спасти Иоко и стать сильнее ради этого. Сила вибрировала на гранях загадочной шкатулки, поскрипывала в рулоне пергамента и поблескивала на прозрачных краях фишек-ракушек, о которых мне рассказывали. Она манила, звала и обещала победу, которая, казалось, была совсем рядом и лишь ждала того, кто окажется достойным ее.

Я хотела спасти Иоко и еще желала соответствовать ему, быть красивой, умной, могущественной… Сколько лет мне приходилось играть роль аутсайдера, как долго я носила на себе этот груз отверженности, и вот наконец на моих коленях лежала сила, способная изменить всю дальнейшую жизнь. Как я могла не воспользоваться ею?

Поэтому я вытянула хрустящий пергамент и развернула его.

Изящными и умелыми линиями неизвестный художник изобразил на пергаменте дерево. Оно являлось центром свитка, его ветви тянулись до самых углов, а плотный ствол покрывали загадочные сине-черные узоры. На верхушке восседали три ворона – точь-в-точь как на моем рисунке и на самой шкатулке.

Ветвей было пять: на конце каждой художник изобразил по одному цветку, окруженному завитками и бутонами.

Я рассматривала рисунок, удивляясь совершенству линий и изящной прорисовке деталей, как вдруг ветви дрогнули. Качнувшись, они слегка расправились, а цветы на их концах стали жемчужно-белыми.

Сам пергамент сильно отливал желтизной, поэтому белоснежные лепестки с черной окантовкой и темными тычинками в центре поразили меня яркостью красок.

– Как странно, – пробормотала я. – И что дальше?

– Доставай ракушки, – торопливо зашептал Бдук и ткнул в рисунок толстеньким пальцем. – Видишь пять цветков? По одному для каждого камня. Надо только расположить ракушки-камни в середине, сама посмотри!

– Ты-то откуда знаешь? – я бросила на Бдука быстрый недоверчивый взгляд.

– Потому что игру делали тролли, – фыркнул Бдук.

– Тогда почему ты сам не играешь в нее?

– Это не тот вопрос, который надо задавать. Со, ты умеешь задавать правильные вопросы? – Бдук прищурился и недовольно выпятил нижнюю губу, отчего все его лицо превратилось в странную мультяшную гримасу. – Помнишь? Вопросы задавай в полнейшей тиши. Если знаешь правду, то не дыши…

Слова стишка резанули точно бритва. Этой фразой я однажды вызвала Иоко… своего Иоко…

Я вздохнула и достала камушки-фишки.

– Не все сразу! – быстро сказал Бдук и решительно ударил меня по ладони.

Фишки высыпались обратно в шкатулку.

– Никогда не доставай все сразу! Это тебе не пластмассовые кубики из вашего мира! – заявил он.

– Откуда ты знаешь про наш мир?

– Можно подумать, тролли не бывали в вашем мире. – Бдук пожал плечами. – Не отвлекайся! Запомни: доставать надо всегда только по одной!

– Почему?

– Потом поймешь. Бери ту, которая первой попадет в руки. Быстрее!

В голосе Бдука послышались нервные, напряженные ноты. Пальцы его непрестанно шевелились, мохнатые брови начали дергаться, и весь он пришел в движение, взволнованный и нетерпеливый. Он таращился в шкатулку и не мог оторвать от нее глаз.

Еще раз вздохнув, я ругнулась, вспомнив всех чертей, и выудила оттуда первый камень.

Он был овальный, прозрачный, но где-то внутри мерцали слабые разноцветные искры. В середине как будто вспыхивали маленькие оранжевые звезды, отчего по нему пробегали огненные разводы.

Только ребристая поверхность напоминала о том, что когда-то этот гладкий камень был ракушкой.

– Найди рыжий цветок и положи его туда, – шепотом посоветовал Бдук.

– Тут все цветы белые! – возмутилась я.

– Тихо, ты! Глаза разуй, бестолковщина!

И тут я увидела, как одна из веток на пергаменте качнулась сильнее остальных, по ней побежали медные разводы, и цветок на ее конце вдруг стал светло-оранжевым. Краска медленно наполняла изображение, становясь ярче к центру и слабее – у краев лепестков.

Это было очень красиво; какое-то время я просто смотрела на пергамент и, казалось, ощущала горьковато-сладкий запах цветов.

– Давай, – еле слышно шепнул Бдук.

Очень медленно и осторожно я опустила камешек на цветок.

Тут же дерево на пергаменте снова качнулось, его остальные ветки раздвинулись в стороны, и около моей ракушки проступили слова, написанные, как ни странно, на понятном мне языке.

Ветер, ветер, облака.

Небо, сонная река.

Башня, травы, огонек.

Тролль, ракушка, воронок.

Что желаешь ты узнать?

Что тебе нам показать?

Глава 13

1

Витиеватые, слегка округлые буквы, нарисованные ярко-синими чернилами, показались мне необычайно красивыми: каждую украшали причудливые завитки и крошечные цветочки.

Но смысла в этом милом стишке я не уловила.

– Бред какой-то, – буркнула я.

– Дурочка, задавай вопрос, – зло прошипел Бдук и ткнул меня кулаком в бок.

И тут меня осенило: этот пергамент – нечто вроде карты Иоко, он может отвечать на вопросы!

Какое-то время я просто таращилась на прозрачную фишку-ракушку, собираясь с мыслями и чувствуя, как в глубине души просыпается осторожность и подозрительность, но затем откинула подальше любые здравые мысли и проговорила то, что меня тревожило:

– Где сейчас находится Им-Сиан Иннади, черный колдун Иоко?

Буквы на пергаменте вмиг смешались, слились в замысловатых узорах, перетекли в те, что были разбросаны вокруг дерева, а затем сложились в новые слова.

Злые земли. Разрушенная башня мертвяка.

Из синих буквы превратились в черные, а затем медленно посветлели и стали оранжевыми. И только после этого надпись исчезла, словно ее и не было.

Ракушка осталась лежать на месте, все так же отбрасывая яркие оранжевые блики.

– Ну вот, ты знаешь ответ, – проговорил довольный Бдук и потер толстенькие ладошки. – Теперь тебе надо двигаться вперед. Понимаешь, девочка София?

– И как?

– Посмотри на карту, – зловеще сказал Бдук, наклонился над пергаментом и что-то зашептал, шевеля пухлыми губами.

На карте снова появились буквы.

Ветер, ветер, облака.

Имя, путь издалека.

Земли злые, мертвый путь.

Имя, чтобы не свернуть.

– Какое имя? – удивилась я.

– Твое. Ты должна назвать карте свое имя, чтобы она подсказывала тебе дальше, – пояснил тролль, затем хитро взглянул, переступил с ноги на ногу, потер зачем-то собственные ляжки и сжал обе ладони вместе.

– София, – быстро сказала я.

И тут же посередине карты появились буквы. Они проступили прямо под корнями дерева. Это было мое имя, выведенное все теми же синими витиеватыми буквами.

Меня эта досадная задержка только разозлила.

– Иоко находится в какой-то башне в Злых землях? – проговорила я, ожидающе глядя на Бдука.

«Конечно», – проступили слова на карте. И тогда я поняла, что пергамент общается со мной.

– Но как мне пройти туда? Как преодолеть Злые земли? – снова спросила я.

«Мы можем помочь. Доставай вторую ракушку», – появился ответ.

Бдук довольно улыбнулся.

Я протянула вторую руку и вдруг заметила птицу.

Она летела прямо ко мне. Это был призрачный ворон: через его распахнутые крылья слегка просачивался свет двух голубых лун, отчего летящая птица еще больше завораживала и удивляла.

Ворон направлялся ко мне, и Бдук, коротко хрюкнув, торопливо скрылся в траве.

Я вздохнула. Видимо, пора привыкнуть к тому, что мои подозрительные друзья тролли и призраки всегда бросают меня в момент опасности, спасая собственные шкуры.

Ворон буквально пронизывал воздух – таким бесшумными и мягкими были его движения. Крылья синхронно опускались и поднимались, и в неподвижном свете голубых лун я могла рассмотреть каждое перышко, каждый коготок.

Почему-то я не испугалась призрака и дождалась, когда он приблизится.

Тот опустился на мое плечо – я не почувствовала никакого прикосновения – и заговорил.

– Не пользуйся картой, Со, – произнес знакомый голос.

– Иоко! – Я встрепенулась и посмотрела на птицу. От радости и боли, переполнявших меня, на глазах выступили слезы. – Иоко, это ты!

– Не пользуйся картой троллей, Со. Я прошу тебя, – снова сказал ворон.

– Как тебя найти?

– Ты уже знаешь. Но я выберусь сам, не ищи меня. Слушайся Нису, она поможет. А Хант будет тебя охранять. Не ищи меня, Со! Не пользуйся картой троллей!

Затем ворон сорвался с плеча и внезапно исчез, растворившись в воздухе как привидение, как самый настоящий таинственный призрак.

2

Какое-то время я сидела, уставившись на пергамент, а затем резким движением кинула в шкатулку ракушку-фишку с оранжевыми искрами и решительно свернула карту.

Мне хотелось знать, почему призрачный Иоко запретил пользоваться штукой, которую тролль называл «игрой», но спросить было не у кого.

По крайней мере, пока.

Рядом послышался шелест, и из травы показался Бдук. Одной рукой он давил стрекочущего хаса, другой раздвигал стебли. Судя по виду, хасы не казались ему опасными.

– Что ты делаешь? – забеспокоился он, увидев, как я аккуратно кладу в шкатулку свернутый пергамент.

– Убираю карту, – коротко ответила я.

– А как же помощь? Нам нужна была помощь, чтобы добраться до твоего Иоко!

– Тебе она точно не нужна. Тебе не должно быть никакого дела до моего Проводника. А я передумала шагать в Злые земли. Не собираюсь искать башню мертяков, еще чего не хватало!

– Ну что ты… – забеспокоился Бдук. Его толстые щеки обвисли, глаза вытаращились, а темные зрачки заблестели. – Ты же должна спасти Иоко, это твое предназначение… Что тебе наболтал этот ворон? Признавайся!

Мне не хотелось ему отвечать. Аккуратно закрыв крышку, я попробовала задвинуть деревянную палочку-защелку, но та намертво застряла, словно не желая запирать спрятанные внутри сокровища. Будто ей не нравилось, что я не собираюсь дальше пользоваться картой.

Сердито надавив на задвижку, я дернула рукой, и шкатулка упала на каменные плиты дорожки. Крышка открылась, и одна ракушка-фишка выкатилась на брусчатку. Вокруг вспыхнули огненные блики, заплясали по каменной синеве, заискрились на изгибах трав, и мир вдруг преобразился.

Камень, на котором лежала ракушка, засветился оранжевым, затем стал прозрачным, после чего пошел трещинами и в мгновение ока рассыпался стеклянными осколками, заискрившимися в ярком свете луны. Тут же эти песчинки снова соединились одна с другой, сливаясь с ракушкой, создавая нечто странное и необычное.

– Что это такое?.. – удивилась я.

– Ракушка, черт ее побери. Делает что хочет, – буркнул Бдук. – Упустила, раззява, один камень!

Бдук выглядел сердитым и нахохленным. При этом он, как и я, старался не отрывать глаз от происходящего.

Между тем преображение закончилось, и передо мной появилось нечто странное, похожее на хрусталь. По виду это напоминало шишку со множеством граней, которые отражали мир, преломляли лунное свечение и играли всеми цветами радуги.

Бдук протянул толстые пальцы к хрустальной шишке, но я оказалась проворнее. Что-то внутри подсказывало, что тролль не должен завладеть этой фишкой.

Проворно схватив вещицу, я сжала ее и вызывающе глянула на него.

– Дай сюда! – решительно сказал Бдук.

– Ага, сейчас, – хмыкнула я, повела рукой, и в моих руках очутился Посох.

Одним движением я изменила древко, сделав его толще и выше, а затем надела хрустальную шишку на верхушку. Украшение подошло идеально, так что Посох стал похож на скипетр с необычным наконечником.

– Посмотрим, – проговорила я.

Тролль скривился и юркнул в траву. Тут же я уловила шаги: на дорожке появился Лукас, который явно кого-то искал.

– Куда ты запропастилась, Со? С тобой все в порядке? – спросил он, заметив меня.

Торопливо сунув шкатулку в рюкзак, я заверила его, что все хорошо и я просто сидела, обдумывая план наших действий.

– Ниса говорит: нам нужно дождаться Агаму. Она, скорее всего, восстанавливает магический круг защиты и должна скоро появиться.

3

Ниса уже вовсю хозяйничала в милом домике Агамы. В камине весело потрескивали дрова, в котелке, подвешенном на черном закопченном крюке, кипела вода. На столе лежала разделанная рыба, стояли баночки с приправами и мешочек с мукой.

Девушка проворно месила тесто.

– Нашел ее, Лукас? – спросила она, едва заслышав тихий скрип двери.

– Все в порядке, – бодро доложил мой друг.

Молча повесив рюкзак на крюк в стене, я уселась на скамью и вздохнула. Делать было абсолютно нечего. Есть не хотелось, а в голове было тесно от большого количества мыслей.

– Ты обиделась, Со? – спросила Ниса, не переставая заниматься тестом.

Я промолчала.

– Магические вещицы троллей не просты, – принялась пояснять она. – Каждая имеет обратную сторону. Для того, чтобы владеть такой вещью, надо обладать особой силой.

Отвечать мне не хотелось. Внезапно навалились усталость и тоска.

Только что Иоко был рядом и говорил со мной, а теперь его снова нет. Он далеко, в каких-то Злых землях, и оттуда так просто не выбраться. Конечно, он сказал, чтобы я не искала его, желая уберечь от опасностей! Но откуда ему знать, что Воронья башня выбрала меня своей хозяйкой и открыла парочку своих секретов? Откуда знать о той особой силе, что уже бурлит в моих жилах, горячит кровь и заставляет то и дело думать о том, чтобы отправиться в путь?

Я бы сделала это прямо сейчас.

Конечно, не стала бы рассказывать об этом Бдуку и уж тем более брать его в попутчики. Троллю я не доверяла, потому что чувствовала: Иоко тоже не доверяет.

Но и Нису не позвала бы.

Знаю, Иоко велел слушаться ее, но он же не знал про ключ и про то, что я могу открывать порталы!

Сейчас ключ мне очень пригодился бы. Достаточно открыть портал в башню Мертвяка, освободить Иоко с помощью Посоха и вернуться в убежище Агамы. Простой и очень верный план!

Только вот ключик теперь у Нисы, висит на толстом кожаном шнурке и слабо поблескивает, отражая пламя очага. Как я могла его упустить? Почему была такой беспечной?

Я осмотрелась: Хант во дворе рубил дрова, Миес подметала пол, смахивая черные перья с деревянных половиц, Шторм и Ветер расставляли на столе коричневые толстые миски. В домике Агамы стало по-настоящему уютно, и, глядя на Тимая, ожидавшего ужин, я поняла, что тоже устала и проголодалась. Когда я последний раз ела? Кажется, в Вороньем Уделе…

Ниса ловко управлялась с тестом, ее гибкие руки, покрытые золотистым загаром, мяли и переворачивали белый комок так быстро, что их движения казались танцем, наполненным тайным смыслом. Светлые косы, подвязанные на затылке, придавали всей фигуре Нисы торжественности, словно она была древней жрицей, знающей все тайны мироздания. Теперь эта Ниса совсем не напоминала маленькую девочку Эви, с которой я когда-то познакомилась. Она выглядела взрослой сильной женщиной, но и меня уже нельзя назвать слабачкой.

– Сейчас приготовим рыбный пирог, поедим, а там, глядишь, и Агама появится, – приговаривала Ниса, продолжая свои танцы с тестом. – Магический круг Полезных дождей не так просто восстановить, на это требуется время.

– Две луны опускаются к горизонту, – крикнул Хант, заглядывая в окно дома снаружи.

В его руке слабо поблескивал топор, которым он рубил дрова, и фигура, залитая серебристым светом опускающихся лун, казалась крепкой, словно он был сказочным охотником из какого-то древнего леса.

– Значит, скоро наступит день, – заключила Миес.

– И мы отдохнем до следующей ночи. Не будем нарушать правила путешествий: привыкли передвигаться ночами, значит, так тому и быть, – сказала Ниса.

Готовое тесто лежало на деревянной доске, упругое, крепкое и слегка блестящее.

– А если Агама так и не появится? – осторожно спросил Тимай.

В тот же миг мягко распахнулась входная дверь, и на пороге возникла темная фигура в плаще. Свободный капюшон полностью скрывал лицо, и мне вдруг стало страшно. Ноги сами собой подняли меня со скамьи, а пальцы по привычке сжали древко Посоха. Кто пожаловал в наше теплое убежище? Кто нарушил предрассветный покой этих мест?

– Я ждала вас, – произнесла фигура, подняла руки и откинула капюшон.

Свет от пламени упал на круглое лицо с мягкими, гармоничными чертами. Светло-карие, почти желтые глаза засияли теплым светом, на красивых пухлых губах появилась улыбка, и я почувствовала, как напряжение отпускает меня.

– Но я не думала, Ниса, что ты примешь свой привычный облик. Считаешь, что пора и Настоящие Хранители уже появились? – добавила женщина и шагнула к очагу.

От ее влажного плаща тянуло мокрыми травами, водорослями и рыбой. Мокрые пряди темных волос прилипли к шее и лбу, а пальцы женщины скользили и едва справлялись с длинными завязками плаща.

– Доброе утро, Агама. – Ниса слегка наклонила голову, приветствуя хозяйку дома. – Я считаю, что пора позавтракать и отдохнуть. Магический круг восстановлен, верно? Последнее убежище безопасно?

– Конечно, по-другому и быть не может. Давайте подкрепимся, и вы расскажете мне, что у вас произошло.

Агама резко повернулась ко мне и улыбнулась.

– А ты кто, девочка? Ты прибыла сюда из далеких миров. Что привело тебя в наши места?

– Я – спутница Иоко и хочу найти его, – не раздумывая ответила я.

Глава 14

1

Последнее убежище Агамы окружала стена магических дождей – Полезных, как их называли местные тролли и призраки. Вода непрестанно лилась с неба, создавая волшебный круг и наполняя шумные реки и озеро, в центре которого и находился домик Агамы. Призрачные драконы, лусы-оборотни, стаи хищного воронья и скверные моры не могли преодолеть эту стену дождя, она являлась для них мощным, непреодолимым барьером, надежно охранявшим уютный домик чародейки.

Но проводников, доставляющих к Хозяину души людей, Агама принимала. Многих она хорошо знала, с некоторыми дружила. Вот, например, Иоко – он был ее хорошим знакомым и добрым приятелем, поэтому хозяйка убежища никогда не отказывала ему в приюте. Агама верила, что однажды проклятие Проводников спадет, Хранители Мира Синих Трав вернут себе память, силу, любовь к людям, и тогда власти Хозяина настанет конец.

– Но ведь Проводники приходили не одни! Они вели к Хозяину людей! – прервал неспешный рассказ Агамы Лукас.

Он уставился на чародейку: в глазах его сверкало справедливое возмущение.

– Разве я могла им помешать? – ответила Агама. – Нет. Но я могла накормить и приютить усталых людей. Впереди их ждали Злые земли, и они нуждались в отдыхе.

– Получается, что ты помогала приводить людей к Хозяину, – буркнул Лука.

– Не перебивай, – велел Хант. – После скажешь, как тебе все это не нравится.

И Агама снова принялась рассказывать о том, как она создала свой магический круг и как долго существовало надежное Последнее убежище.

Но прошлым днем кто-то сильный и могущественный разогнал облака, и дождь прекратился. А затем нахлынуло хищное и наглое воронье.

– Они испортили огород, завалили камнями колодец и принесли горький туман из своей проклятой Туманной Зыби. Что-то в последние ночи слишком злыми стали эти вороны, – проговорила Агама. – Пришлось разгонять их и восстанавливать защиту. Но теперь мы в безопасности. Дожди шумят, трава растет, тролли ловят свою рыбу. И мы тоже можем спокойно поесть и отдохнуть. Солнце уже высоко, а вы, я так понимаю, по старому обычаю путешествуете ночью?

– Да, мы идем по темноте, – ответила Ниса.

Большой рыбный пирог, золотистый, ароматный и дымящийся, лежал в самом центре стола, и его хватало на всех, даже на призраков. Агама села во главе стола, Ниса – напротив. Сбоку от нее пристроились Хант и Тимай, с другой стороны – Миес с братьями и Лука. Я же села недалеко от Агамы и время от времени поглядывала на эту красивую женщину, чьи длинные руки ловко управлялись с ножом, разрезая наш вкусный ужин на равные части.

– Рассказывайте мне, откуда вы. Первый раз вижу, чтобы столько призраков путешествовало вместе. Кто, вы говорите, был у вас за Проводника?

Ниса взялась рассказывать о наших приключениях. Она говорила короткими, четкими предложениями, но ее мелодичный, мягкий голос придавал рассказу удивительную музыкальность, словно ведунья излагала древнюю балладу о черных колдунах.

– Собраны все изречения, кроме одного, и выполнены почти все условия. Нам осталось дождаться Иоко, чтобы он вновь стал Им-Сианом и возглавил Настоящих Хранителей. Тогда они смогут освободить время, – закончила Ниса свой рассказ.

Агама слушала не перебивая. Ее светлые глаза слегка щурились, как будто горящий в очаге огонь мешал ей видеть собеседника, и я не могла понять, на кого она смотрит: на серьезную Нису, высокого Ханта, моих призрачных друзей или на меня. А иногда казалось, что взор Агамы обращен куда-то внутрь и она думает о чем-то своем, все больше погружаясь в звучащую историю. Когда Ниса умолкла, какое-то время в доме было так тихо, что я слышала шелест травы, плеск рыбы в озере, треск хасов, легкий стук камней где-то далеко и даже мягкий шум дождя на границе магического круга.

– Хорошо, – наконец заговорила хранительница Последнего убежища. – Это очень хорошо. И вы хотите, чтобы я вам помогла?

Агама слегка подняла голову и взглянула сначала на Нису, затем на меня. Едва ее чайно-желтые глаза обратились в мою сторону, как я словно ощутила на лице родимое пятно, пробудившее во мне прежнюю неловкость, заставившее вспомнить о своей неудачливости и наивности. Как будто я вдруг перестала быть Спутницей Иоко и вновь превратилась в замкнутую девчонку, проводящую все вечера в собственной комнате.

Не выдержав этого пристального взгляда, я отвернулась и сделала вид, что ужасно интересуюсь огнем в очаге.

– Нам нужен твой совет, хотя бы совет, хранительница Агама. А если ты присоединишься к нам, это будет счастьем, – ответила ей Ниса.

– Покажите мне карты Безвременья, которые вы нашли у Валеса, – попросила Агама.

Тетрадь Путешественника с заветными картами и историями Мира Синих Трав лежала в моем рюкзаке с тех пор, как Дан вернул ее мне. Я подумала о ней, медленно подняла руку, направив ее на рюкзак, который висел на стене, и почувствовала, как мягкая теплая сила струится сквозь вены, жилы, ладонь и пальцы. Рюкзак сорвался со стены и прилетел прямо в мою раскрытую ладонь, так что мне осталось лишь подхватить его за лямки. Для этого мне даже не понадобился Посох – я просто поняла, что могу это сделать. И сделала.

– Ничего себе, – буркнул Тимай и почесал лохматый затылок.

Остальные промолчали, лишь Агама удивленно приподняла брови.

Заветная тетрадь Путешественника, содержащая в себе историю Безвременья и карты этого мира, легла на деревянную столешницу, и ее страницы еле слышно зашелестели, совсем тихо, словно передавая какую-то важную информацию. Мне показалось, что только я уловила этот звук.

– Со сделала рисунки к этой тетради, – поторопился подсказать Лука.

Агама медленно положила ладони на коричневую шершавую обложку и замерла на несколько минут, точно прислушиваясь к чему-то. Как будто она пыталась понять, что несет в себе эта тетрадь. Ее мягкие пальцы еле заметно шевелились, поглаживая обложку, а желтые глаза в это время смотрели прямо на меня. Странный пристальный взор, заставлявший моргать и отворачиваться.

– Хорошо, давайте посмотрим, – наконец сказала Агама, придвинула к себе карты Безвременья и открыла их.

Она перелистывала страницы, долго рассматривала рисунки, затем читала надписи и снова изучала картинки – все это молча и сосредоточенно, ни говоря ни слова. Даже дыхание ее казалось мне совершенно бесшумным, а движения – такими плавными и мягкими, что в голову закрались сомнения: человек ли вообще эта Агама? Может, она тоже призрак, раз так тихо двигается?

Хант нетерпеливо забарабанил пальцами по столу, но промолчал. Это постукивание вывело меня из транса и помогло стряхнуть сонливость. Я посмотрела на друзей и поняла, что им тоже надоело долгое и странное чтение Агамы. Что она пытается найти в моих рисунках?

– Хорошо, – в третий раз сказала хранительница, подняла голову и снова посмотрела сначала на Нису, потом на меня. – Но тут не все страницы. Вы знаете, что у вас не все карты?

– Знаем, – хмыкнул нетерпеливый Хант. – Валес вырвал их, и мы с этим ничего сделать не можем.

– Не только Валес. Кое-что Путешественник вырвал сам и передал на хранение мне. Сказал, что я сама пойму, когда они понадобятся. И теперь я вижу, что пора.

Она поднялась, взглянула на меня и вдруг улыбнулась, почти незаметно, но в этой ее улыбке мне почудилась какая-то насмешка. Между тем Агама подошла к одному из сундуков в своей горнице, откинула крышку (петли сундука, видимо, были хорошо смазаны, поэтому сработали бесшумно и легко), перебрала какие-то свертки и мешки, а затем вытянула нечто, завернутое в белую тряпицу.

В ней и оказались сложенные желтоватые листы, исписанные витиеватыми синими буквами.

– Вот это да! Вся тетрадь у тебя! – восторженно проговорил Лукас.

– Не вся, – тут же поправила его Агама. – Лишь часть, которую доверил мне Путешественник.

– А ты его видела? Ты с ним разговаривала? Кто он? – засыпал ее вопросами Лукас.

Все остальные призраки глазели на пожелтевшие листы так, словно видели перед собой золотые слитки и рубиновые самородки.

– Это было давно. Вы же знаете, что почти все дороги Проводников ведут в мое убежище, последнее перед Злыми землями? Вот и Путешественник тоже тут оказался. Он гостил у меня, слушал мои рассказы и записывал их в тетрадь. А после, перед тем как отправиться в путь, вырвал несколько страниц и оставил у меня.

– Кто он такой, этот Путешественник? – спросила Ниса.

– Он попал к нам из мира девочки Софии. Его привел один из Проводников с помощью портала своей карты. Путешественник, или Странник, как он сам себя называл, убил своего Проводника, забрал карту и отправился искать выход из Безвременья. Но так и не нашел, зато собрал истории Мира Синих Трав и составил карты. Вот откуда взялась эта тетрадь.

– А сам он куда делся? Может, мы сможем найти его? – тут же предположил Лукас.

– Попробуйте. Но вам надо определиться, кого вы будете первым искать: Странника или Им-Сиана.

– Мы ищем Иоко, – тут же сказала я.

– Тогда прочитайте то, что тут написано, и посмотрите на карту.

И Агама придвинула ко мне желтые страницы.

2

Еще в добрые времена Мира Синих Трав, до той поры, когда Хозяин превратил его в Безвременье, все мальчики Вороньего Удела проходили обучение в древней башне Мудрости, что возвышалась на севере, за Воющим проливом, за Туманной Зыбью, в землях, которые нынче называют Злыми.

Когда-то эти земли носили называние Сытых и всегда, каждый год, давали огромный урожай злаковых, овощей и ягод. Ветви фруктовых деревьев сгибались до земли под тяжестью плодов, и никто из людей там не знал голода. Сытые земли принадлежали Вороньим Уделам, и в тех местах стояли высокие Вороньи замки.

Башня Мудрости, которой управлял Великий Зоман, принимала всех мальчиков Вороньего рода и давала им необходимое образование. Великий Зоман сам помогал юнцам освоить великую жизненную силу, с помощью которой Хранители выполняли свое предназначение.

Все мальчики Вороньих Уделов учились в этой башне, все Хранители получили знания через Великого Зомана, кроме одного. Им-Сиан Иннади не учился в башне Мудрости, потому что отец не пустил его получать образование. Он желал, чтобы его сын принадлежал только ему и могущественная сила Им-Сиана служила только на благо рода Иннади.

Когда в Мир Синих Трав пришли слуги Хозяина, Великий Зоман долго удерживал башню Мудрости от нападений. Его сила была такой огромной, что полчища мертвяков не могли даже приблизиться к черным стенам башни. И тогда сам Хозяин сразился с Великим Зоманом и одолел его, обратив в мертвяка, который до сих пор обитает в башне и охраняет ее. Теперь это башня Мертвяка, и горе тому, кто приблизится к ее стенам.

На стенах башни есть старые пророчества, которые гласят, что каждый мальчик, обладающий силой Вороньего рода, обязательно должен пройти там обучение. Им-Сиану суждено оказаться в башне Мертвяка и получить уроки от Великого Зомана.

3

Я читала медленно, старательно выговаривая слова, и чем ближе двигалась к концу текста, тем больше понимала, что старый свиток из волшебной деревянной шкатулки мне не солгал. Фишка-ракушка легла верно, и я теперь точно знала, что Иоко находится в башне Мертвяка.

Карты Безвременья подтвердили это.

– Вот вам и ответ, – сказала Агама.

– Зомана нам не одолеть, – тут же воскликнула Миес и слегка отодвинулась от стола, желая показать, что не может иметь ничего общего с этой нелегкой задачей.

– Не одолеть, – коротко согласился Ветер и покачал головой.

Шторм промолчал, но его нахмуренный взгляд говорил лучше слов.

– Да, все знают, что мертвяк Зоман предан Хозяину, – поддакнул Тимай.

– Нам нужно отправиться к этой башне и взять ее штурмом? – осведомился Хант и слегка прищурился.

– Я думаю, что Иоко сам найдет способ, как выбраться из нее, – заговорила наконец Ниса, – и расколдовать своих семерых друзей. Нам стоит просто подождать его тут. Я слышала древние пророчества о том, что каждый мальчик-хранитель должен пройти обучение в башне Мудрости. Но я думала, что Иоко уже бывал там. Чему Зоман может научить его?

Агама перевела взгляд с Нисы на меня, слегка покачала головой, а затем положила обе ладони на стол, собираясь подняться.

– Хорошо, я думаю, что всем нужно отдохнуть, прежде чем принять решение. София, – она повернулась и указала на лестницу, ведущую на второй этаж, – поднимись и выбери себе комнату. Призраки могут побыть тут, около очага, или вовсе провести время на улице. А я не призрак, поэтому тоже отправлюсь в свою комнату. Ниса, помой посуду и убери со стола. Хант, спасибо за дрова. Можешь наколоть еще?

Агама поднялась и кивнула на желтые листы из карт Безвременья, велев мне спрятать их.

И все? Больше никаких умных советов мудрая Агама не даст? Я была так разочарована, что, взяв в руки страницы, какое-то время просто сидела и смотрела на огонь. Мы добирались сюда, в такую даль, чтобы получить непонятный, смутный ответ на множество наших вопросов. Агама нерешительно заявила, что Иоко, скорее всего, находится в башне Мертвяка, но как туда попасть, она не знает.

Миес, Ветер, Шторм и Тимай прямо сказали, что не могут справиться с загадочным мертвяком со странным именем. Как там его зовут? Что-то на букву «З»…

Хант молчит, Ниса тоже, судя по всему, озадачена. А главное – что ответ на этот вопрос я уже получила из коробки с прозрачными фишками. Получила сама, без помощи какой-то там хранительницы убежища, которая на самом деле оказалась обычной женщиной.

И я вдруг почувствовала неприязнь к этой женщине. Она так пристально и долго смотрит, все время делает вид, что очень много знает, но на деле от ее так называемых знаний никакого толку. Приговаривает «хорошо», «хорошо» раз десять подряд, но ничего хорошего не происходит. Иоко все еще находится в руках Валеса и Деймеса, и даже подумать страшно, что они с ним могут делать. Рука у него сломана, Посоха нет, друзей рядом – тоже.

Я почувствовала, как решительность и внутренняя сила наполняют меня жарким огнем, как уверенно приходит осознание того, что следует делать. Поднявшись, я сложила листы в коричневую тетрадь Путешественника и направилась к лестнице.

– София, мы будем отдыхать? – спросил Лукас, и, обернувшись, я заметила недоумение в его глазах.

– Да, мы будем отдыхать, – тихо сказала я и зашагала наверх.

4

Верхний этаж домика представлял собой узкий коридор с тремя низкими деревянными дверьми. Я толкнула первую попавшуюся; она легко открылась и пропустила меня в уютную комнату с широкой кроватью, угловой печкой, сложенной из кирпичей, и высоким шкафом из какой-то странной черной древесины. На дверце шкафа были вырезаны три фигурки воронов, точно такие же, какие я рисовала. Выпуклые черные глаза птиц блестели в темноте, и я поежилась: показалось, что они смотрят прямо на меня и хитро улыбаются, как будто знают обо мне нечто такое, о чем даже я не догадываюсь. Я слегка отпрянула, взглянув в эти глаза, и мне почудилось, что крылья слегка вздрогнули, а сами птицы ожили.

Я моргнула и подошла ближе. Совсем недавно мне уже довелось побеседовать с говорящей ручкой двери, так почему бы теперь не побеседовать с говорящей дверцей шкафа? Но едва я приблизилась, как иллюзия пропала, неподвижные вырезанные из дерева птицы не подавали никаких признаков магической жизни. Кинув рюкзак на кровать, я улеглась на лоскутное цветное покрывало и закрыла глаза. Усталости не было, и спать я уже не хотела.

Зачем Агама придумала этот отдых? И почему ночь оказалась такой короткой?

Рядом со шкафом находилось большое окно с тремя створками и частым переплетом. Через него открывался вид на блестящее спокойное озеро, в котором отражалось голубое небо с облаками, на огромные далекие холмы, покрытые синими травами, и на стену дождя, похожую на прозрачную серую пелену. Солнечные лучи, преломляясь в многочисленных каплях, создавали огромную радугу, повисшую до самого озера. Но за радугой, дождем и облаками я не могла рассмотреть больше ничего. Как будто весь мир заканчивался магическим кругом и, кроме него, ничего не существовало.

Это был мирный, тихий и красивый уголок, населенный маленькими смешными троллями и детьми-призраками. Головастые тролли ловили рыбу в маленьких уютных лодках, а ребята помогали им складывать улов в деревянные ведра. Тролличьи лодки быстро сновали по озеру, образуя волны и распугивая птиц в высоких камышах.

Интересно, мой Бдук тоже сейчас где-то там или вернулся в замок Каты и сидит себе где-нибудь в нижней потайной комнатке у крошечного очага? Я грустно улыбнулась, вспомнив этого глазастого и губастого тролля, подарившего мне загадочную игру в деревянной шкатулке.

Она, кстати, до сих пор находилась в моем рюкзаке, и, едва вспомнив о ней, я вдруг почувствовала непреодолимое желание достать желтую карту с деревом. Вдруг на ней появилась какая-то подсказка?

Уже схватившись за рюкзак, я услышала скрип открываемой двери, вздрогнула и подумала, что это, видимо, заявился Бдук. Но на пороге комнаты возник Лукас. Он приложил палец к губам и тут же оказался около меня. Уселся на кровать, многозначительно поднял брови и прошептал:

– Там внизу Ниса и Агама разговаривают. Иди, послушай. Они тихо болтают, но если ты залезешь на чердак, то сможешь разобрать слова. Наверху есть балкон, который выходит прямо в нижнюю комнату.

– О чем они говорят? – спросила я.

– О тебе.

Глава 15

1

На чердак вела деревянная лестница с частыми перекладинами-палками. Повезло, что она не скрипела и не качалась, и нам с Лукой удалось бесшумно подняться наверх. Недалеко от дымоходной трубы действительно находился маленький балкон с деревянными перилами, и я присела у самого входа, чтобы спрятаться. Голоса Агамы и Нисы я услышала сразу. Разговор велся очень тихо, но там, где я находилась, звуки как будто усиливались, поэтому было слышно каждое слово.

– Ниса, ты ведь знала, что на Радужных островах некоторые порталы все еще работают, что там не только порталы в мир детей, но и проходы для колдунов. Ты специально не предупредила Иоко? Ведь он еще не успел о них вспомнить.

– Я хотела, чтобы вернулся настоящий Им-Сиан. Если бы София не вмешалась, Иоко вспомнил бы свое прошлое. – Голос Нисы был усталым и печальным.

– И в первую очередь он вспомнил бы тебя.

– Он должен был это сделать!

– Но этому помешала девочка София. Она ведь понравилась Иоко, правильно?

– Она теперь его Спутница, я это признаю. Так должно было случиться, я знала. Но мне хотелось, чтобы главное решение он принял после того, как вспомнит все, наши отношения – тоже. Он любил меня. Я любила его.

– И любишь до сих пор, – голос Агамы был сух и резок.

– Разве это преступление? Все получилось бы, если бы не вмешалась София…

– Если бы! Слишком много всяких «если бы». Ты права: она теперь Спутница Иоко, и тебе стоит забыть о черном колдуне, ничего не поделаешь. Я ведь предупреждала, что вам не быть вместе, да ты и сама видела, какие на небе были звезды и как стояли луны. Небесная карта никогда не врет, Ниса. Ты не найдешь дочери и не станешь женой Иоко. Ваши пути разойдутся, как разошлись две звезды, что сияли над моим озером в былые времена.

– Я должна попасть в башню Мертвяка.

– Чтобы погибнуть там?

– Чтобы спасти Иоко.

– Я не уверена, что Им-Сиан в башне. Мне нужно убедиться, а на это требуется время, ты же понимаешь. Одна ночь – чтобы определить маршрут проводника, и еще одна – чтобы найти именно наш путь. Вам придется подождать здесь, в моем убежище.

– Подождать, пока ты разложишь свои карты и разберешь маршруты всех Проводников? Так и быть, – согласилась Ниса.

– Откуда у тебя ключ от порталов? Такими ключами могут владеть только Проводники и их Спутницы.

– Его нашла София в замке Каты. Мне пришлось забрать его. Она становится очень сильной, и это нехорошо. Одно дело – владеть Посохом и уметь сражаться вместе с Проводником, а другое – когда ей повинуется Вороний замок. Холодное сердце замка почувствовало новую хозяйку и передало ей воронью силу. Ката выгнала девчонку из своих владений, но, думаю, уже слишком поздно.

– Да, старая легенда о каменном сердце… – Агама умолкла.

Я не могла видеть обеих чародеек, их скрывали перила, за которыми пришлось спрятаться. Но я достаточно хорошо уловила удивленную интонацию в голосе хранительницы убежища, когда она говорила о загадочном каменном сердце. Ее голос дрогнул, и былое спокойствие испарилось, оставив в словах звенящую тревогу.

– Она сильна. И Ката, похоже, кое-что знает о прошлом Софии, то, чего не знаем мы, – снова сказала Ниса, очень тихо произнося слова.

– Что может быть загадочного в прошлом девочки? – пробормотала Агама. – Я могу поискать информацию о ней в Картах Мира Синих Трав и в картах Звезд. Может, удастся что-то найти…

– Сделай это прямо сейчас, Агама.

– Знаешь, сейчас день, чересчур много солнечного света. Карты будут молчать. Придется дождаться ночи. А у Софии ты не спрашивала, кто она такая?

– Обычная школьница, жила с отцом и бабушкой. Бабушка умерла. На лице у нее родимое пятно, и она очень похожа на Отмеченную.

– Мы ведь думали, что Отмеченная – это ты, – тихо сказала Агама.

– Но меня отмечал не Злой Дух. Ты помнишь, что написано на первых страницах карты Путешественника, той самой, которую носит с собой эта девочка? Печать может снять только человек, отмеченный Злым Духом. Не призрак, Агама! Не призрак, как я, а человек! Откуда взялась эта легенда? Как выглядит эта метка? На что она похожа? Мы до сих пор не знаем этого и можем только догадываться.

– Эти слова про Отмеченную… Их ведь написал Путешественник. Наверняка именно у него есть ответы на все вопросы.

– Но мы не знаем, где его искать.

– А Ката? Ты не спрашивала у нее?

– Она была очень зла на нас и не хотела ничего пояснять. Ката считает, призраки не могут стать Настоящими Хранителями. И она сказала мне, что я совершила страшную ошибку, приведя девочку Софию в ее замок. Ката полагает, она слишком сильна для обычной Спутницы и бремя силы слишком велико для нее. София не готова к тому, чтобы бродить по Безвременью, обладая такими возможностями.

– Потому что, если Хозяин узнает о ее настоящей силе, он сделает все, чтобы получить девочку, – медленно и четко произнесла Агама.

От долго сидения на корточках у меня затекли ноги, я сдвинулась с места, и деревянные доски настила заскрипели. От короткого резкого звука обе чародейки замолчали.

– Кто там? – спросила Агама.

Я замерла, прикрыв глаза, перестала дышать и втянула голову в плечи, хотя и так знала, что моя макушка надежно скрыта за деревянными перилами.

– Старый дом скрипит сам по себе, – успокоилась хранительница Последнего убежища. – Так бывает долгими днями или тихими ночами. Скрип, вой ветра, шум дождя – в этих местах своя музыка, Ниса. Я еще раз разложу для тебя большие карты Безвременья, которые у меня есть, и посмотрю: может, звезды переменились и у тебя и Иоко все же есть будущее.

– Тогда надо попросить троллей, чтобы они наловили нам рыбу, и сделать блинчики с начинкой. Ты же помнишь мой старинный рецепт? Когда-то Иоко очень любил мои блинчики с рыбой… – мечтательно протянула Ниса.

А дальше пошли разговоры о троллях, их улове, лодках, которые нужно чинить, и прочей ерунде. Я поняла, что пора возвращаться в свою комнату.

2

– Ну что? – нетерпеливо спросил Лукас, как только я закрыла дверь.

– Ничего…

Мне не хотелось говорить, я чувствовала гнев. Пламя бесшумно полыхало внутри, окончательно прогоняя сон и заставляя сердце стучать как огромный гулкий барабан.

Значит, Ниса решила вернуть себе любовь Иоко! Моего Иоко! Вот почему она предала его в руки Валеса! Сказала, что это поможет полностью вернуть память моему Проводнику, но на самом деле ее действия вовсе не были бескорыстными. Ей хотелось восстановить былые отношения с ним!

Из подслушанной беседы я запомнила только это. Усевшись на кровать, я метнула быстрый взгляд на Луку и скрестила руки на груди. Мне следовало действовать, а не отдыхать. Нужно было поскорее отправиться за Иоко, ведь я теперь точно знала, где он находится, в отличие от Агамы.

– Послушай, я не могу понять, зачем Ниса вспомнила про твое пятно? – задумчиво пробормотал Лука. – Его ведь давно нет. Оно пропало, значит, ты вовсе не Отмеченная. Я и сам про него забыл…

– Пятно не пропало, – рассеянно ответила я и медленно протянула руку.

Теплое древко Посоха приятно легло в ладонь, согревая пальцы, я провела им перед своим лицом, и Лукас удивленно воскликнул:

– Ничего себе! Как у тебя это получается?

– Увидел? – сухо спросила я, не глядя на него.

– То есть… оно никуда не делось?

– Мое пятно – это я сама, такая, какая есть. Я могу его скрыть, а могу показать.

– Но ведь оно пропало! Разве нет? Его же не было… – не унимался Лукас.

– Я думаю, это Иоко скрыл его для меня. А когда он исчез, я сама научилась такому фокусу. Призраки ведь умеют менять свою внешность. Почему бы Спутнице Проводника не научиться простому волшебству? На самом деле это легко.

– Значит, это просто фокус?

– Ты не о том спрашиваешь, Лука, – невесело усмехнулась я.

– А о чем надо спрашивать? – не понял тот.

– Возьму ли я тебя с собой.

– Куда?

– В башню Мертвяка.

– Ты идешь туда сама?

– Без Нисы и Ханта, это точно.

– Тогда ты возьмешь меня с собой?

– Возьму.

– А Миес и братьев?

– Нет, потому что они боятся.

– А ты?

– Не боюсь. Я отправлюсь в путь ночью. Проводники и их Спутницы всегда путешествуют по ночам.

3

Мне следовало тогда остановиться, просто остановиться и подумать, взвесить свое решение, вспомнить, сколько Ниса-Эви помогала нам, что совсем недавно призрак-ворон Иоко велел сидеть в убежище и довериться ей.

Но пламя гнева заливало горячим жаром мою голову, а сердце превратилось в барабан, выбивавший воинственную дробь. Я не могла простить Нисе то, что она забрала ключ Иоко, и простить те властность и уверенность, что появились в ее движениях. Почему она считает, что всегда права и лучше всех знает, что делать дальше? Почему она принимает решение, не посоветовавшись со мной? И почему сейчас они беседовали с Агамой, а меня не позвали? Потому что мнят себя самыми умными и сильными?

Да они просто старые колдуньи, чье время давным-давно прошло! Да и времени-то у них нет – они зависли в мире Безвременья и ничего не могут изменить. Я могла им помочь, потому что действительно чувствовала силу. Ведь совсем недавно Эви-Ниса доверяла мне, подсказывала, если было нужно, и была уверена, что именно я предназначена для Иоко, – сама об этом говорила.

Что же поменялось? Она вдруг стала красивой женщиной, и детские эмоции сменились взрослыми чувствами? Как бы то ни было, я не собиралась сидеть с ними и ждать, пока, по мнению Агамы, звезды станут благосклонны к Нисе и она сможет получить обратно любовь Иоко.

Я найду своего Проводника, ведь я – его Спутница.

Мягкие подушки под моей спиной и клетчатый плед на коленях помогли расслабиться. Пока не село солнце, я могу подремать. Лукас остался на страже: он устроился у окна, усевшись прямо на подоконник, и в его прищуренных глазах я увидела решимость. Он не бросит и не предаст меня, потому что он – парень из моего мира.

Но едва я погрузилась в сон, как услышала голос. Перед глазами появились огромные серые камни, нагромождение блестящих камней, словно совсем недавно их намочил дождь. Тяжелые нижние валуны оставались неподвижными, но верхние мягко качались, норовя вот-вот утратить равновесие и рухнуть вниз. Камни говорили со мной. Как это получалось, я не могла понять, но точно знала, что это их голос.

Низкий и протяжный, он медленно и четко выговаривал слова.

– Воспользуйся Деревом ракушек, что хранится в резном ларце у тебя в рюкзаке, – говорил голос. – В этом мире все не то, чем кажется. Убежище – это вовсе не убежище, а дом колдуньи. Ниса – это вовсе не девочка-призрак, а колдунья-призрак. Береги себя.

– Кто ты? – подумала я в этом своем странном сне.

Я не произносила слова вслух, это была всего лишь мысль, но камни услышали ее.

– Каменное сердце, – донесся до меня тяжелый голос.

– Чем мне может помочь Дерево ракушек? – мысленно спросила я.

– Оно укажет путь, – ответили камни, и мой сон прервался.

4

Спала я долго и крепко, а когда проснулась, то увидела, что подоконник залит розовыми лучами заката, а Лукас ушел. Снизу долетали такие вкусные запахи, что мне страшно захотелось есть. Слона бы слопала, наверное…

Торопливо зашнуровав свои неизменные конверсы, я спустилась вниз и увидела на столе большое блюдо с блинчиками, высокий кувшин, миску с порезанными овощами, свежий мягкий хлеб, желтое масло на блюде, миски с орешками, клубникой и еще какими-то яствами.

– Вот это да… – удивленно проговорила я.

– У меня ведь придорожное заведение, тут всегда вкусно готовят, – весело сказала Агама и повернулась ко мне.

Ее медовые глаза сияли бешеным светом, как будто на Хранительницу убежища снизошло вдохновение. Будто она только что сотворила удивительное волшебство и отсвет чудес все еще озарял ее правильные черты лица. Только сейчас я заметила ровные линии ее четких густых бровей, мягкий изгиб губ, круглые щеки и высокий красивый лоб. Яркие глаза придавали этому лицу ноту волшебства, меняя облик Агамы. Она была одета в длинное желтое платье с вышитым белыми нитками подолом, белым поясом, а длинные серебряные сережки и заколки в волосах завершали образ.

Агама не походила на какую-нибудь повариху или простую чародейку. Она казалась царственной волшебницей, хранительницей старинных историй, владелицей волшебного приюта, в котором путешественникам не угрожало никакое зло. И почему днем она показалась мне строгой, замкнутой и неприступной?

– Можно было, конечно, и не стараться ради призраков. Нам с тобой хватило бы совсем немного блинчиков и молока. Или ты предпочитаешь черный чай? – спросила она.

– У тебя есть черный чай? – удивилась я.

– Конечно. И еще баночка «нутеллы», если любишь шоколадно-ореховую пасту. Ко мне заглядывают разные гости и оставляют угощения. Сегодня я решила накормить всех, даже твоих друзей-призраков. Поедим, а потом я разложу волшебные карты, чтобы определить, где находится Проводник Иоко. Садись за стол.

На скамейке уже устроилась Миес, а рядом болтали ногами оба ее брата. Темноволосые, темноглазые и загорелые, они походили на двух маленьких морячков, заглянувших в придорожную таверну на огонек. На скуле Ветра темнела небольшая царапина, в волосах Шторма застряли сухие листья. Наверное, они зря времени не теряли, пока я отдыхала. Может, тоже кололи дрова или помогали здешним добродушным тролликам ловить рыбу.

– Ты грустная сегодня, Со, – тихо сказала мне Миес. – Хорошо отдохнула?

– Все в порядке, – улыбнулась я, сама удивляясь собственной способности притворяться. – А где Хант и Тимай?

– Агама попросила их восстановить забор вокруг ее огорода, а то туда пролезают каменные мыши и портят рассаду, – пояснила Миес. – Они скоро придут.

С едой хотелось управиться как можно быстрее, чтобы изловчиться и скорее выскользнуть из дома Агамы. Я мигом приговорила пять блинчиков с рыбной начинкой и пряными травами, съела несколько ягод клубники, намазала себе два бутерброда маслом и глянула на дверь. Пора уходить. Где там Лукас? Тоже мастерит ограду вместе с Хантом?

Но сбежать я не успела. Агама, порывшись в своем сундуке, вытащила тяжелый желтый кожаный свиток и разложила его на столе.

– А вот и моя карта Безвременья, – сказала она и сверкнула в мою сторону большими медово-желтыми глазами.

Глава 16

1

Как вы себе представляете карты, показывающие будущее? Как обычную колоду игральных карт со всеми этими трефами и бубнами, королями и валетами? Свиток Агамы выглядел совсем по-другому. Она расстелила его на столе, и я тут же почувствовала мягкий запах кожи и каких-то трав, а все мои спутники притихли, уставившись на черно-красные линии. На карте был изображен чудесный сад: множество самых разнообразных деревьев с диковинными листьями, тонкими стволами и узорной корой. А над деревьями летали пчелы, хасы и еще какие-то странные создания с узкими крыльями.

– Первая карта дорог, – тихо проговорила Агама и склонилась над ней, всматриваясь в затейливый рисунок. – Ниса немного задержалась около озера, но, когда она придет, я разверну свиток и для нее. А пока что, София, проведи своим Посохом над ним, и он покажет дорогу.

Значит, вот как это работает: нарисованные деревья реагируют на движение силы жизни, текущей через мой Посох. Ладно, посмотрим на это волшебство.

Теплое древко тут же появилось у меня в руке, и, взглянув на поблескивающую хрустальную шишку на его конце, отбрасывавшую на стол голубые блики, я мягко провела им над развернутым свитком. Голубые отсветы пробежали по узорчатым стволам деревьев, гибкие ветви пришли в движение, стряхивая с себя листву, – это было похоже на мультик, который разворачивался прямо на кожаном свитке. Листья опустились вниз, сплетая узор, а ветви деревьев сложились в длинную дорогу.

– Вот она, башня Мертвяка, – прошептала Агама и ткнула длинным пальцем в самый угол карты. – А это ты! – И она показала на крошечный цветок, оторвавшийся от ветки и зависший посередине карты.

Башню обозначал сломанный ствол дерева, почерневший и немного выпуклый, как будто его нарисовали толстыми мазками масляной краски. Вокруг него пергамент стал темным, шершавым, а все листья с соседних деревьев опали вниз, к самому краю свитка.

Цветок, обозначавший меня, налился ярко-розовым, а потом внезапно дрогнул и медленно поплыл вверх, огибая деревья. Он словно колебался, выбирая путь. Рядом с ним появились листья, затем – черная ветка дерева. Она коснулась цветка, и тот сжался, превратившись в нераскрытый бутон.

Миес, ее братья, пришедший со двора Лука, Тимай и я наблюдали за картиной раскрыв рты. А бутон все плыл и плыл, пока из башни Мертвяка не вылетела маленькая черная птичка и не склевала его. После этого все на рисунке смешалось, а деревья снова надели на себя листья и стали неподвижными.

И лишь ствол дерева, обозначавший башню Мертвяка, так и остался черным, шершавым и мрачным, как бы напоминая о недавнем предсказании.

– И что это значит? – спросила я.

Агама быстро взглянула на меня, задумчиво почесала подбородок, затем переносицу, после чего прикрыла свои выразительные глаза и вздохнула.

– Твой Проводник, Иоко, действительно находится в башне Мертвяка, – наконец сказала она.

– Почему ты решила, что это черное дерево и есть башня? – тут же спросила я.

– Потому что только около нее стоит такое вот черное каменное дерево, мимо которого никто не может пройти. Но тебе нельзя туда. Если отправишься по этому пути и решишь воспользоваться своей магией, чтобы спасти Иоко, тебя поглотит сила Хозяина.

– Черный ворон, который слопал мой цветочек? – уточнила я.

– Это было легко, – согласилась Агама, – и ты поняла правильно.

– Но что нам теперь делать?

– Чуть позже, когда придет Ниса, я открою еще одну карту, звездную. Она подскажет, как поступить, – ответила Агама, а затем решительно свернула пергамент и убрала его в сундук.

2

Взявшись за широкую лямку рюкзака, лежавшего на шаткой деревянной скамье, я шагнула к двери, сняла с крючка плащ и оглянулась.

– Хочу пройтись, посмотреть, как тролли ловят рыбу. Когда придет Ниса, мы вместе изучим карту звезд. Подождите, пока я вернусь.

– Подождем, – заверила меня Агама, – и еще раз кинем на стол обе карты. Может, для нас появится что-то еще.

Я кивнула и шагнула за порог. Пусть теперь сами разбираются со своими картами, а меня ждет дорога. Лука догадается, что пора в путь. Да и чего еще ждать? Я уже знала, что Иоко в башне Мертвяка, Агама ничего нового мне не сказала. Ее предсказания оказались точно такими же, как и ответы Дерева ракушек, да и лежащий в моем ларце свиток ничем не отличался от пергамента Агамы. Разве что картинка немного другая и три ворона нарисованы.

А вот на карте Агамы воронов не было почему то…

В лицо мне ударили теплые, даже жаркие лучи солнца, я зажмурилась и тряхнула головой. Быстро пробежала по деревянному мостику и оказалась на берегу большого озера. Сквозь прозрачную воду хорошо просматривались синеватые камни на дне и серебряные спины быстро проплывавших мимо рыб. Чуть вдалеке покачивались маленькие лодки маленьких троллей. Здешний народ казался гораздо ниже того, что жил в Туманной Зыби. Рыжеватые волосы этих троллей словно светились на солнце, а крепкие руки ловко управлялись с сетями. Казалось, они только и делают, что ловят рыбу.

Я продралась через кусты, нашла укромное местечко за высокими валунами, откуда меня не видели даже тролли, и искупалась. Одежду выстирала привычным и удобным способом – с помощью Посоха. Я торопилась, дергая шнурки конверсов, чтобы поскорее их завязать. Мне не терпелось открыть свою карту.

Вот она, желтая карта с Деревом ракушек. Я бережно развернула ее у себя на коленях, и это шуршание показалось замечательной музыкой, игравшей только для меня. Нет, я не собиралась рассказывать о своем секрете Нисе, иначе эта Ведунья заберет и ее: мол, я слишком маленькая, чтобы владеть волшебными изобретениями троллей. Ведь она уже забрала мой ключ, правильно?

Так что о карте Ниса и Агама ничего не узнают.

2

Взявшись за широкую лямку рюкзака, лежвшего на шаткой деревянной скамье, я шагнула к двери, сняла с крючка плащ и оглянулась.

– Хочу пройтись, посмотреть, как тролли ловят рыбу. Когда придет Ниса, мы вместе изучим карту звезд. Подождите, пока я вернусь.

– Подождем, – заверила меня Агама, – и еще раз кинем на стол обе карты. Может, для нас появится что-то еще.

Я кивнула и шагнула за порог. Пусть теперь сами разбираются со своими картами, а меня ждет дорога. Лука догадается, что пора в путь. Да и чего еще ждать? Я уже знала, что Иоко в башне Мертвяка, Агама ничего нового мне не сказала. Ее предсказания оказались точно такими же, как и ответы Дерева ракушек, да и лежащий в моем ларце свиток ничем не отличался от пергамента Агамы. Разве что картинка немного другая и три ворона нарисованы.

А вот на карте Агамы воронов не было почему-то…

В лицо мне ударили теплые, даже жаркие лучи солнца, я зажмурилась и тряхнула головой. Быстро пробежала по деревянному мостику и оказалась на берегу большого озера. Сквозь прозрачную воду хорошо просматривались синеватые камни на дне и серебряные спины быстро проплывавших мимо рыб. Чуть вдалеке покачивались маленькие лодки маленьких троллей. Здешний народ казался гораздо ниже того, что жил в Туманной Зыби. Рыжеватые волосы этих троллей словно светились на солнце, а крепкие руки ловко управлялись с сетями. Казалось, они только и делают, что ловят рыбу.

Я продралась через кусты, нашла укромное местечко за высокими валунами, откуда меня не видели даже тролли, и искупалась. Одежду выстирала привычным и удобным способом – с помощью Посоха. Я торопилась, дергая шнурки конверсов, чтобы поскорее их завязать. Мне не терпелось открыть свою карту.

Вот она, желтая карта с Деревом ракушек. Я бережно развернула ее у себя на коленях, и это шуршание показалось замечательной музыкой, игравшей только для меня. Нет, я не собиралась рассказывать о своем секрете Нисе, иначе эта Ведунья заберет и ее: мол, я слишком маленькая, чтобы владеть волшебными изобретениями троллей. Ведь она уже забрала мой ключ, правильно?

Так что о карте Ниса и Агама ничего не узнают.

Вот оно, мое имя – все еще находится под черно-синими корнями дерева. Те же пять веток с листьями, завитками и бутонами. Лишь на одной, крайней, не хватало цветка – он просто исчез. Я ведь уже использовала одну фишку-ракушку, и во второй раз у меня не получится прибегнуть к ее помощи.

Но осталось еще четыре. Что мне нужно? Четкие указания, как попасть в Злые земли и не погибнуть там.

Я достала из коробки еще одну ракушку – она оказалась лазурно-голубой, словно капля воды в море, взятая около берега Костей. Камешек тут же согрелся в моих пальцах, его середина побелела, а края, наоборот, стали темно-синими.

Подержав перламутровую ракушку в руке, я осторожно положила ее на голубой цветок, и карта снова выдала мне стишок с вопросами.

Ветер, ветер, облака.

Небо, озеро, вода.

Тролль, ракушка, лодка, дом,

Небо, дождь и вещий сон.

Что желаешь ты узнать?

Что тебе нам показать?

Осталось только задать вопрос, и я заговорила:

– Я хочу попасть в башню Мертвяка, пробравшись в Злые земли незаметно для слуг Хозяина, воронов. Подскажи мне безопасную дорогу и помоги не заблудиться в пути.

Ветка дерева слегка дрогнула и вытянулась, и на ней появилась надпись:

«Тебе нужен Проводник. Я пошлю тебе его, и он поможет. Доверься ему».

Где-то за моей спиной громыхнул гром, возвещая о грозе. Резкий холодный ветер подхватил мои распущенные волосы и бросил пряди прямо в глаза. Убрав их одной рукой, другой я предусмотрительно придержала карту.

«Жди своего Проводника, София» – появилась на пергаменте еще одна надпись. А затем буквы пропали, и лишь ветви дерева яростно закачались да пятеро воронов по краям карты беззвучно раскрыли клювы, словно предупреждая меня о чем-то.

Отлично, теперь можно вернуться в домик Агамы и дождаться Проводника. Интересно, кто это будет?

Ракушка между тем стала совершенно прозрачной, бесцветной, а из ребристой превратилась в ровный, точно сглаженный морем, обычный кусок стекляшки. Знаете, иногда такие можно найти на пляже – обточенные волнами гладкие осколки.

Я сунула ее в коробку и торопливо начала сворачивать карту, как вдруг услышала за своей спиной знакомый хриплый голос:

– Что ты делаешь, Со? Ну-ка покажи, что у тебя там.

– Ничего, – быстро сказала я, пряча пергамент.

– Это карта колдунов! Я уже видел такие! Дай посмотреть. Откуда она у тебя?

Хант протянул руку – крепкую загорелую ладонь, и я стукнула по ней.

– Не дам. Это не твое.

– Где ты ее взяла, Со?

– Какая разница? – отрезала я. Вот не повезло! И как Хант умудрился подкрасться так неслышно?

Хотя… понятно, как. Он же призрак!

– У хана Ноома была такая. Он иногда пользовался ею.

– Откуда ты можешь знать? Ты же был рабом, – недовольно проворчала я, быстро убирая свой секрет в рюкзак.

– Уже после войны с мертвяками я нашел ее в доме хана. Лежала себе и лежала. Мне она была не нужна.

– И что там было нарисовано? – не смогла я скрыть своего любопытства.

– Дерево с ветками и еще какие-то камушки. Я закопал ее в саду хана, потому что она показалась мне совершенно бесполезной.

– И правильно, никакого толку. Я тоже нашла это в замке Каты.

– Давай покажем Нисе, она должна знать, что с этим делать.

– Чтобы Ниса забрала карту себе, как она сделала с ключом? Этого не будет. – Я кинула быстрый взгляд на озадаченного Ханта и добавила: – Не говори ей ничего. Ты можешь держать язык за зубами?

На мгновение я представила, что передо мной снова лопоухий, веснушчатый мальчик с рожками и длинным хвостом, и вздохнула. Мальчику Ханту я дала бы сухариков или подарила бы пару своих карандашей, и он наверняка согласился бы помалкивать. Но чем подкупить взрослого парня?

– Хорошо, я не скажу, – коротко согласился Хант.

– Вот так просто возьмешь и не скажешь? – удивилась я.

– Конечно, если ты этого хочешь. Согласен: Ниса неправильно поступила с тем ключом. А ищу я тебя потому, что Агама кидает на стол карты. Ты идешь? – Хант говорил медленно, растягивал слова и хитро щурился. И мне казалось, что вот-вот над его лбом появятся короткие рожки, а нос превратится в пятачок.

Но ничего такого, понятно, не случилось.

– Иду, – ответила я, подхватывая рюкзак и накидывая на плечи плащ. – Давай поторопимся.

Нам следовало спешить, ведь в любой момент мог появиться мой проводник.

3

Два желтых пергаментных свитка легли на стол, и мы все увидели звезды, изображенные на одном, и деревья – на другом. Первый был выкрашен в темно-синий цвет, имитируя ночное небо, а колючие созвездия на нем сияли золотой краской и переливались как живые.

Ниса склонилась над картой; в руке у нее тут же появился Посох, но Агама покачала головой и строго приказала мне начать первой: мол, сейчас мой черед проверить, что уготовили мне звезды.

– Это простое волшебство, – сказала Агама. – Карта отражает созвездия в том же порядке, в каком они находятся на небе прямо сейчас. София, проведи над ней своим Посохом.

Миес, ее братья, Лука, Тимай – все застыли, удивленно глядя на пергамент. Хант держался немного в стороне и недоверчиво щурился, время от времени поглядывая на Нису.

Та оставалась спокойной и величественной, как и положено Ведунье из мира Прозрачных островов. Она посмотрела на меня, кивнула и слегка улыбнулась, одними лишь кончиками губ: мол, давай, София, дерзай. Мне не понравился ее взгляд, и мне было неприятно оттого, как поблескивал ключ на ее груди. Но я тоже улыбнулась в ответ, пожала плечами, как бы говоря, что для меня это совсем не сложно, – и мой тоненький Посох проплыл над картой.

И тут же звезды вспыхнули с такой силой, точно внутри них зажглись крошечные огоньки. Сияние отбросило множество бликов на стол, деревянные стены и белую трубу очага. Послышалось еле слышное гудение, столешница слегка качнулась, а половицы заскрипели.

– Вот это волшебство, – тихо пробормотал Тимай, и его голос, прозвучавший в абсолютной тишине, заставил меня вздрогнуть.

Звезды тем временем сдвинулись, слегка изменив свои позиции, и между ними появилась светящаяся белая линия. Едва заметная, она протянулась от моей крошечной звездочки в углу, поползла мимо незнакомых созвездий и остановилась в центре, около самого крупного и яркого из них. Звезда тут же вспыхнула, и вокруг нее появился бледно-желтый светящийся ореол.

– Центральная звезда Магатам! – тихо проговорила Ниса и многозначительно посмотрела на Агаму.

Та провела своей маленькой ладонью над картой, но ничего не изменилось: яркая точка по-прежнему бешено сияла, столешница слегка вибрировала, а по стенам дома метались сумасшедшие отсветы.

– Ладно, с этим все понятно. Проведи Посохом еще раз, София, и произнеси имя Иоко, – велела Агама.

Я сделала, как она сказала.

Звезды вспыхнули и в тот же миг будто погасли. Их свет стал гораздо слабее, позволив выделиться одной, самой яркой. От нее отделилась тонкая пунктирная линия: она двинулась по карте, обогнула звезду Магатам, создавая петлю, и направилась к моей звездочке, которая в этот момент стала почти незаметной, незначительной точкой в этом бескрайнем космосе. Затем линия остановилась, соединяя ее со звездой Иоко.

– Я думаю, Ниса, больше нет смысла спрашивать карту, – заключила Агама.

– Что это значит? О чем говорят эти звезды? – требовательно осведомилась я.

– О том, что ты сыграешь важную роль в жизни Иоко, – ответила волшебница.

– Но что нам делать? – не выдержала я. – Звезды считают, что нужно сидеть тут и ждать? Об этом они говорят?

– Звезды никогда не подсказывают, что делать. Они вообще ничего не говорят – просто сияют, девочка, и ты должна была выучить это в школе. Они всего лишь горячие шары, полные светящегося газа, и больше ничего. – Голос Агамы стал вдруг усталым и ворчливым. – Но есть особенные звезды, которые вспыхивают в день нашего рождения и светят нам на протяжении всего жизненного пути. Иногда, глядя на них, можно узнать свое предназначение.

– Так каково же мое предназначение? И что это за центральная звезда Магатам? – не унималась я.

– Много вопросов, Со, – прервала меня Ниса. – Ты все узнаешь однажды, но позже.

Больше они ничего не сказали. Агама убрала свои карты, а Ниса принялась за готовку, как будто мы только для того и прибыли в это убежище, чтобы бесконечно объедаться.

– Пойду прогуляюсь, – сказала я, и Лука тут же увязался за мной. Но далеко мы не ушли: побродили немного между огородных грядок, где росли овощи, а затем уселись на деревянный помост, и Лука спросил, когда я отправлюсь в путь.

Спросил очень тихо, чтобы не услышали тролли, проплывавшие мимо нас на небольшой узкой лодке. Я смотрела на озеро, разглядывала крыши невысоких домов на противоположном берегу, деревянные причалы, где покачивались многочисленные тролличьи судна, и думала о том, могу ли полностью доверять Луке.

Стоит ли говорить ему правду? Рассказывать, что я сама теперь обладаю волшебной картой, не хуже тех, что имеются у Агамы? Нет, лучше ни с кем этим не делиться и принимать решения самой.

– Скоро. Как только все будет готово к дороге, отправимся в путь, – тихо сказала я.

– Ты почти как Агама. Та тоже ждет чего-то особенного, – буркнул Лука. – Не могу понять, почему мы сидим тут как дураки и трусы, вместо того чтобы помочь Иоко? Нам осталась всего одна подсказка, и все начнет сбываться. Мы были на правильном пути, двигались вперед, но потом Ниса… или Эви, я уже запутался. Ниса-Эви теперь действует сама по себе и преследует свои цели. Чего она хочет: чтобы Иоко к ней вернулся или чтобы время наконец освободилось?

– Мы этого не знаем, Лука. Во всяком случае, пока. Но нам нужно найти Иоко, собрать все изречения, помочь освободить семерых воронов – помнишь, такое есть в предсказаниях? И тогда ты и я – мы сможем вернуться домой. Или я останусь, а ты вернешься…

– Ты хочешь остаться здесь? – не поверил своим ушам Лука.

– Не знаю, – вздохнула я.

Хотя на самом деле я уже давно знала: нити моей судьбы тесно сплелись с Миром Синих Трав.

В этот момент мы услышали шаги. Кто-то двигался по мосту, но сама фигура скрывалась в ночных сумерках.

Шаги приближались, и я вскочила, запоздало вспомнив, что призраки обычно не топают, потому что не имеют веса. К нам определенно направлялся кто-то высокий, гибкий и, возможно, быстрый. Луна вынырнула из многочисленных облаков и осветила лицо ночного гостя. Я напряглась, и в моих руках появился теплый сверкающий Посох.

Перед нами стоял Дан-Тиун, и в его темных глазах плясали насмешливые искры.

– Значит, это тебя я должен провести к башне Мертвяка? – сказал он. – Так и думал. Ну что, готова к путешествию, девочка София? Пойдешь со мной или будешь сидеть со своими призраками в этих вонючих тролличьих землях?

4

Он так и сказал: «вонючих тролличьих землях» – и сморщил нос, будто от невыносимой вони.

– Что ты здесь делаешь? – проговорила я, придя наконец в себя.

– Я твой Проводник, – широко улыбнулся Дан. – Так мы идем или нет?

– Ты знаешь проход через Злые земли? – удивилась я.

– Конечно. Я же Проводник из Туманной Зыби, забыла?

– А где твой брат? Он тоже пойдет с нами?

– Зачем? Разве нам нужен Даг? Нет, он сам по себе. Эй, призрак, проваливай отсюда, пока не получил тумаков! – Дан повернулся к Луке, и улыбка пропала с его губ.

– Он идет со мной. Я ему доверяю, – быстро пояснила я.

– София, подумай хорошенько, ты же умная девочка! – театрально воскликнул Дан и развел руками. – Ну зачем нам нужен бесполезный призрак? От него будут одни проблемы!

– Я сказала: он идет со мной, и точка. А ты – всего лишь Проводник, так что заткнись и шагай. Не твое дело, кого я беру с собой.

– Фу, как грубо, – поморщился Дан. – Что ж, обе луны высоко, а там, за Кругом дождей, небо ясное и все отлично видно. Трогаемся в путь.

Глава 17

1

Мне было восемь лет, когда бабушка попала в больницу с инсультом. Совсем еще маленькая, я не понимала значения слова «инсульт». Мне казалось, это такой толстый грозный червяк и врачи быстренько убьют его, после чего все будет хорошо, как прежде.

Первую ночь я провела у соседки, тихой, спокойной бабушкиной подруги. Компанию мне составили трое котов и одна кошка – ее пушистые питомцы, а на ужин я ела манную кашу с пирожками и совсем не чувствовала тревоги. Ведь бабушка и раньше попадала в больницу: у нее частенько поднималось давление.

Однажды я спросила у нее, что такое «давление», и она объяснила: мол, это когда кровь слишком быстро бегает по венам. Кровь, бегавшая по венам, меня не пугала. Это же не ангина и не бронхит, при которых становишься горячим, а весь мир блекнет и теряет смысл.

На вторую ночь меня забрал к себе мой дядя, младший брат матери. Молодой, шустрый парень, он недавно окончил университет и работал на дому. Он загрузил для меня компьютерную игру по мультфильму «Ледниковый период», а сам отправился на кухню, готовить для нас «бомбезный» ужин.

Тревога и смутные подозрения уже начали ворочаться в моем сердце, а слезы так и норовили пролиться из глаз, но приключения мамонта, тигра и бестолкового ленивца на некоторое время увлекли, и я забылась. Только громкий голос дяди Саши вернул меня к действительности. Он разговаривал по телефону. Я нажала на паузу и навострила уши: вдруг какие-то новости о бабушке?

– Ну и что, что у тебя работа? У всех работа, Виктор. Я тоже работаю. А ей уже почти девять, и она ходит в школу, правильно? Есть всякие продленки, няни и так далее. Она твоя дочь, а не моя, и жить должна у тебя!

Отодвинув стул, я тихо встала, подкралась к двери, прижалась лбом к холодному косяку и затаив дыхание старалась не пропустить ни слова. Дядя Саша разговаривал на кухне, и помимо его голоса я слышала шипение жарившейся картошки.

– А что, в детдом ее сдашь? Ты нормальный, Вить? Она твоя дочь, у нее твоя фамилия. А у тебя есть деньги и квартира. И Наташка на ребенка всегда высылает деньги. Оформи в продленку, найми няню, и все дела. Короче, решай.

Я почти не дышала. Дядя Саша разговаривал с моим папой. Витя – это ведь мой отец, я это знала. Он приезжал к нам с бабушкой каждое воскресенье, привозил продукты, игрушки, одежду. Иногда возил в «Макдональдс» или в кино. А Наташкой называли мою мать, о которой я только слышала, но никогда ее не видела.

Выходит, я должна жить у папы Вити? Но почему?

– Что значит: ты боишься? Кого, свою дочь? Что, совсем сдурел? Короче, не говори ерунду. Завтра вечером приедешь, и мы обсудим это. Еще недельку она побудет у меня, а потом ты ее заберешь. Идиот какой-то… – Последние слова дядя Саша проговорил, кинув мобилку на стол (тогда телефоны были маленькими и помещались в небольшой карман).

Я буду жить у своего отца. Невероятная перемена!

Я не успела понять, что моей любимой бабушки уже нет. Она умерла в тот вечер, когда я играла с милыми котиками соседки. В тот момент я ничего не почувствовала, но моя жизнь круто изменилась.

– Боится он свою дочь. Придурок, всегда им был… – пробормотал дядя Саша и позвал меня.

– Эй, птичка Софушка! Иди, у нас на ужин картошка с сосисками!

Я зашла на кухню и только тогда обратила внимание на его покрасневшие глаза.

– Что с бабушкой? – тихо спросила я.

Руки дяди Саши опустились, он посмотрел на меня долго и грустно, а потом так же тихо ответил:

– Ушла твоя бабушка на небо. Насовсем ушла.

– Зачем? – снова спросила я. – Разве ей было плохо со мной?

– Просто пришло ее время. Так уж вышло. Иди сюда, племяшка.

И дядя Саша крепко прижал меня к себе.

2

Да, мой отец меня боялся. В его взгляде всегда читалась настороженность, такая же колючая, как ежики, сновавшие по ночам в кустах нашего двора. Он думал, что я этого не замечаю, что ласковыми словами и щедрыми покупками он сможет загладить собственную вину и нежелание быть отцом. Но я всегда это понимала.

В моих ушах еще долго звучали слова дяди Саши: «Что значит: ты боишься?». Я замечала, как отец отдергивал руку, если нечаянно касался меня, как отводил в сторону глаза, когда я перехватывала его тревожный взгляд. Меня даже немного забавляла власть, которая появилась после того, как отец перевез меня в свою квартиру. Стоило только пожелать смотреть мультфильмы – пожалуйста, пульт от телевизора передавался в мое полное владение. Захотела мороженого – в холодильнике оказывался килограммовый пакет с этим лакомством. Все, что от меня требовалось, – это не мешать папе.

Няню отец нанимать не стал: оказалось, что я довольно покладистая и спокойная девочка. Спичками не балуюсь, еду ловко разогреваю в микроволновке и очень много времени провожу за своими красками и карандашами. Тихий, «удобный» ребенок. Так было, пока в нашей квартире не поселилась новая жена папы.

Рисовать маленьких толстых гномов я начала лет в девять, почти сразу же после переезда: высокую траву, грибы (гораздо выше, чем травинки), елочки размером с эти грибы и маленьких гномиков под ними. Помнится, я тщательно вырисовывала круглые, вытаращенные глаза, носы картошкой и губастые рты, потому что…

…Бдук появился перед самой пеленой дождя, вынырнул из травяных зарослей и уставился на меня и на моего проводника Дана. Его глаза-шарики таращились с такой радостью и таким восторгом, словно он только что увидел целую гору золота. Бдук ничего не сказал, только растянул толстые губы в улыбке и тут же скрылся в траве.

– Ты видела? – тихо спросил меня Лука и покосился туда, откуда только что выглядывал тролль. – Как будто за нами кто-то подглядывал только что…

– Кто? – тут же отозвался Дан и остановился. – Думаешь, кто-то из ваших отправился за нами? Не может быть, иначе я бы почувствовал призраков. Идем, нам нужно миновать стену дождя. Развела тут Агама страшную сырость, нормальным людям и шагу нельзя ступить, чтобы не увязнуть в болоте.

Под моими ногами чавкала грязь, нещадно пачкая любимые конверсы. Синяя каменная дорожка оказалась размыта дождем, булыжники тонули в бесконечных лужах, а придорожные камни были покрыты зеленой плесенью. Мы почти выбрались из убежища Агамы, осталось только пройти через Полезный дождь. Внутри круга он, вероятно, и был полезен, но снаружи все превращалось в убогое, сырое месиво, в угрюмый дождливый осенний день, когда нет ни солнца, ни облаков, ни теплого приятного ветерка. Только серая пелена тумана, мелкие капли все время моросящего дождя и пронизывающий холод.

– Что, приуныла? – хмыкнул Дан, кинув на меня быстрый взгляд. – Тогда топай назад. Думаешь, я желаю лезть в эти Злые земли? Думаешь, там лучше, чем здесь? Подожди, сейчас доберемся…

– Если не хочешь идти, то почему же ведешь? – спросила я, перепрыгивая с одного камня на другой.

– Я Проводник. Мне положено водить людей во всякие мерзкие места, – последовал короткий ответ.

– И как скоро мы доберемся? – проговорила я, оступилась, и темная вода с брызгами покрыла мои кеды, намочив носки и джинсы.

– Если будешь так болтать, то не скоро… – ухмыльнулся Дан.

В этот раз он не казался мне дружелюбным и милым. Ни белозубой улыбки, ни игриво сверкающих глаз. Никаких белых рубашек и золотых цепочек на шее. Темный плащ, из-под которого выглядывал кожаный кафтан, черные штаны и высокие сапоги. Волосы были коротко подстрижены, и лишь пряди темной челки, падающие на глаза, придавали облику Дана некоторую романтичность.

– Смотри под ноги, иначе в Злых земля вообще без ног останешься, – процедил сквозь зубы мой Проводник и, отвернувшись, зашагал вперед. Даже руки не подал, предоставив мне самой выбираться из лужи.

И тогда я разозлилась, страшно разозлилась, наблюдая, как удаляется Дан, шурша мокрыми складками темно-синего плаща, и как далеко летят брызги воды из-под его высоких сапог.

Конечно, если бы у меня были такие сапоги, я бы легко шагала по лужам и даже не пыталась отыскать сухие кусочки земли. Мне бы раскисшая дорога казалась мелочью! Но на моих ногах красовались насквозь промокшие кеды, и быстро пробираться в них через грязь не получалось.

Ладно, сделаем по-другому.

Едва я подумала о Посохе, как пальцы ощутили тепло, а ладони словно налились удивительной силой. Палка тут же появилась в правой руке, и я опустила ее в лужу, думая о ровной каменной дорожке. Я представила кучу щебенки, затем слой песка и сверху – ряды гладких синих булыжников и вымощенную из них дорогу.

На короткий миг дождь прекратился, а когда полил снова, капли бойко запузырились на синем камне. Уходившая в туман дорожка блестела под дождем, приглашая следовать по ней. Я не старалась сделать ее длинной, ведь местность скрывалась в тумане и я не видела практически ничего впереди, но хотя бы на время прохождения стены дождей под моими ногами пролегала удобная тропинка.

– Ничего себе! – выдохнул Лука, шагавший за мной.

– Что это? – Дан вернулся и удивленно уставился на мою работу. – Откуда? Неужели Агама увязалась за нами? Ты ей что-нибудь говорила?

– Шагай вперед, Проводник, не трать мое время, – велела я ему, сделав умное и строгое лицо, как у учительницы, спрашивающей домашнее задание у нерадивого ученика.

Дан замер, уставившись на меня, точно увидел первый раз, а затем приподнял подбородок, расправил плечи, повернулся и зашагал вперед, не говоря ни слова. Как будто только сейчас разгадал все мои секреты.

Теперь я шагала быстро, помогая себе Посохом. Дождь над моей головой стал мелким и слабым, а вскоре тучи вовсе разошлись, травы расступились, и перед нами простерлось высокое звездное небо. Впереди пролегала широкая равнина, покрытая голубой травой, а справа, совсем близко, поднимались серые мрачные скалы.

– За этими скалами начинаются Злые земли, – пояснил мой Проводник.

3

Само название «Злые земли» очень удивляло меня. Как земля может быть злой? Поэтому, бодро шагая по голубоватой траве, которая казалась даже серебристой в свете двух лун, я не испытывала страха. Небо, усыпанное звездами, мирно взирало на нас, легкий ветерок принес с собой запахи терпких трав, недавнего дождя и мягкой земли. Кругом стояла тишина, и даже хасы не нарушали ее своей трескотней.

Дан иногда оборачивался, проверяя, не отстала ли я. Лукас ворчал что-то о заносчивых проводниках-незнакомцах, от которых можно ожидать чего угодно. Но я не боялась и не ворчала. Просто шла вперед, и мне казалось, что с каждым шагом я все больше приближаюсь к Иоко. Сила покалывала в кончиках пальцев и заставляла кровь буквально бурлить в жилах.

Я знала, что могу освободить своего Проводника.

А он ждет меня и рассчитывает на помощь своей Спутницы. И когда я найду его, мы вместе отыщем последнюю подсказку и изречение, а потом наконец освободим время. Ниса с Хантом для этого не нужны. Нигде, ни в каких пророчествах не сказано о призраках, поэтому нет смыла подключать их к поискам. Все равно во время каждого сражения эти двое пропадали, спасая свои шкуры. Почему они так действовали? Я вдруг подумала о том, что они просто пытались скрыть свою сущность, чтобы никто не догадался об их способностях. Не показывали никому силу и мудрость, а теперь вроде как пришло их время самим принимать все решения.

Но этому не бывать! Я не стану для них девочкой на побегушках, которой можно помыкать. Я честно заслужила собственный Посох, помогая Иоко вспомнить прошлое. И, между прочим, пока Ниса притворялась маленькой девочкой, а Хант – бестолковым мальчишкой, я их не обижала. Наоборот, заботилась и помогала. Хотя Иоко предупреждал, что от призраков – одни неприятности…

Он оказался прав. Эви-Ниса предала его, думая о своих интересах. Так пусть теперь сидит в домике Агамы и ждет, а я помогу Иоко.

Пока я размышляла, убеждая себя в правильности своих действий, мы миновали равнину, и угрюмые скалы нависли над нашими головами, закрывая звездное небо и приветливые луны. Их темная поверхность, испещренная крошечными блестящими точками, казалась неровной, словно сколотой топорами сотен маленьких троллей.

Под ногами оказался точно такой же темный камень, на котором не росла трава. Я замедлила шаг и задрала голову, пытаясь рассмотреть вершины мрачных скал. Дан остановился, хлопнул ладонью по их шершавой поверхности, оглянулся на меня и заговорил:

– С этого места начинаются Злые земли. Знаете, почему их так называют?

Я покачала головой. Лука промолчал.

– В этих местах живут слуги Хозяина, мертвяки-пожиратели. Они пропускают только Проводников с их подопечными, больше никого, потому что… – тут он запнулся, ухмыльнулся и закончил: – Потому что никто не может пройти мимо них. Они ведь пожиратели, верно? Можно и так догадаться, что это за твари: съедают всех, даже призраков. Так что, Лука, если надумаешь свернуть с тропинки или выкинуть этот ваш фокус с исчезновением, хорошенько подумай, потому что пожиратели найдут тебя. Не получится мгновенно выбраться из Злых земель, даже если станешь невидимым.

Дан плюнул себе под ноги, а затем предложил:

– Может, останешься тут, Лука? Зачем тебе рисковать?

– Чего это ты раскудахтался, Проводник? – возмутился тот. – Нас не запугать. Да и чего мы не видели в этом дурацком Безвременье?

– Очень хорошо! – Дан перестал улыбаться и посмотрел на Лукаса так, словно желал убить его одним взглядом. – Скоро поглядим, насколько вы бесстрашные.

– Если не ошибаюсь, ты должен меня проводить. Вот и веди, а не болтай. Умник нашелся, – велела я и сделала несколько шагов вперед.

Скала тянулась как спина огромного дракона. В ней темнели входы в пещеры: невысокие, черные, мрачные. Наверное, через какую-то из них нам и предстоит пройти.

– Куда идем? – спросила я.

– Догадайся, – издевательски хмыкнул Дан.

Видимо, он ожидал, что я поменяюсь в лице или испугаюсь. Но около черных скал я не испытывала страха, поэтому вызвала Посох и медленно провела им перед зевом первой же пещеры. Хрустальная шишка вспыхнула яркими искрами, но больше ничего не произошло, и я зашагала дальше.

Вход в следующую пещеру был таким низким, что пришлось бы нагибаться, дабы попасть в черное нутро скал. Дан хитро улыбнулся, прищурился и повел рукой, приглашая войти.

Мой Посох снова медленно проплыл впереди, оранжевые лучи от хрустальной шишечки заплясали на черном граненом камне, и я вдруг, к своему безграничному удивлению, рассмотрела на нем выбитый рисунок – знакомые фигурки трех воронов.

– Птицы, – тихо сказала я. – Нам сюда.

– Ну надо же, – язвительно протянул Дан, – наша чародейка сумела-таки воспользоваться собственной силой. Молодец, что тут скажешь. Нам действительно сюда. Веди нас, умная девочка…

4

Темно, жарко и странно было в маленьком пещерном проходе. Согнувшись и время от времени дотрагиваясь руками до шершавых стен, я медленно пробиралась вперед. За мной шел Дан, а за ним бесшумно двигался Лука, замыкая наш маленький отряд.

Короткий туннель быстро закончился, а когда мы выбрались наружу, мир вокруг изменился. Низкие черные тучи скрыли обе луны и звезды, а внизу, под ногами, расползался густой мрак, похожий на туман. Пахло гарью и чем-то горьким, неприятным. Где-то далеко постукивало что-то похожее на деревянный молоточек.

Весь окружающий мир утонул бы во мраке, если бы не крошечные красные огоньки на высоких черных столбах. Они хаотично располагались на пути и делали окружающий пейзаж еще более зловещим, как будто я попала в мир призраков или мертвецов.

Но ведь Дан уже предупредил, что здесь обитают мертвяки-пожиратели, так чему я удивляюсь?

– Куда теперь, знаешь? – ухмыльнулся он.

– Конечно, – не растерялась я, – меня ведет мой Проводник. Так что показывай.

– Теперь-то ты понимаешь, что я нужен, и просишь о помощи. Что, не так?

– Я просила о помощи не тебя… – я едва не проболталась о карте, но вовремя прикусила язык: вдруг Дан не знает о ней. – Почему ты решил, что должен быть моим Проводником?

– Вороны. Они прилетели и велели проводить человека.

– Что за вороны? – не поняла я.

– Вороны Магатама, вороны-хранители. Идем, не будем тратить время. Знаешь, что нам нужно, чтобы пройти через мертвяков? Нет? То-то же. Ты, наверное, думала, что я покажу вам какую-нибудь особенную тропинку в здешних проклятых местах? Так и думала, да? Вот же балда! Нет тут никакой тропинки, одни камни да жуткие красные огни. Но кое-что я все же подскажу. Доставай свой Посох, веди им по скале и смотри в оба: как увидишь фигурки трех воронов, так забирай то, что лежит в нише.

Дан дал слишком короткие указания, но я поняла. Мы сделали несколько шагов вдоль каменной гряды, и оранжевый свет моего Посоха указал на нишу в стене. Засунув туда руку, я обнаружила кожаный сверток. Немного повозившись с бечевкой, я наконец достала три длинных черных плаща из мягкой кожи с большими капюшонами и толстыми веревками-завязками.

– Что с этим делать? – не поняла я.

– Носить, – быстро ответил Дан, взял один и накинул поверх своего на плечи, натянув на лоб капюшон. – Плащи Проводников. Надевайте и отправляемся. В таком виде здешние пожиратели нас не найдут.

– Почему? – не понял Лука, осторожно разглядывая свое одеяние.

– Потому что это вороньи плащи, изготовленные специально для слуг Хозяина. Если вы наденете их, то будете походить на здешних жителей, поэтому пожиратели вас не тронут. По-другому через Злые земли не пройти.

– Ага, понятно, – буркнула я, надвигая глубокий капюшон.

Плащ оказался очень мягким и почти невесомым. Как тоненькая паутинка, он обволок мои плечи, закрыл ноги и спрятал лицо. Теперь я была готова к тому, чтобы двигаться через Злые земли.

Дан оглядел меня и Лукаса, довольно ухмыльнулся – эта его наглая усмешка уже начинала надоедать! – и пошел вперед, прямо на ближайший красный огонек. Прежде чем последовать за ним, я покрепче сжала Посох, провела им вдоль стены и вдруг заметила еще одну нишу. А тут что? Нагнувшись, я сунула руку в темноту и вытянула еще несколько плащей. Да проще простого! Можно и вовсе обойтись без проводника, если знаешь, где лежат волшебные вещи.

Зачем тогда карта послала мне Дана-Тиуна? Я пожала плечами, покрепче сжала Посох и зашагала следом за ним.

Глава 18

1

Единственным источником света в мрачных Злых землях служили красные фонари на каменных столбах. Искусные узоры, выбитые на поверхности, озаренные алыми бликами, изображали воронов самых разных форм: летящих, сидящих на ветках, опускающих голову, клюющих рыбу или мышь, открывающих клюв, машущих крыльями…

Мы двигались от столба к столбу странными зигзагами, и под ногами у нас лежали острые, неудобные камни. Сама тропинка проходила по гладким одиночным булыжникам, похожим на пеньки, таким широким, что я могла встать на них обеими ногами.

Небо над нами клубилось черным мраком, справа и слева нас окружали мрачные скалы, и только странный красный свет указывал дорогу. Мерзкое местечко, скажу я вам!

Лука думал точно так же, время от времени возмущаясь, что тот, кто здесь все обустраивал, – явно сумасшедший.

– Зачем нужны эти красные фонари? Можно было сделать обычный белый свет, – бурчал он.

Дан услышал его последнюю фразу и обернулся. Темные глаза хитро сверкнули из-под капюшона, наглая улыбка тронула красиво очерченные губы. И он заговорил. Дан ведь любил рассказывать – в прошлый раз, когда мы пробирались через Туманную Зыбь, он тоже много чего болтал о прошлом Безвременья.

– Думаешь, их поставили для призраков, чтобы они не спотыкались, пробираясь к башне Мертвяка? Ты в гости к друзьям идешь, болван? – Дан усмехнулся. – Каждый фонарь символизирует мертвяка. Каждый столб – это один потомок вороньего рода, отдавший свою душу на службу Хозяина. Кстати, они нас чуют, но не могут увидеть. Скоро поймете.

– Не каркай, – буркнула я.

Мы достигли третьего фонаря, стоявшего на небольшом холме. Отсюда, с этой высоты, можно было разглядеть окрестности. Но нас окружали темнота и красные размытые пятна.

Вдруг Лука повернулся ко мне и тихо проговорил:

– Смотри…

Я глянула в ту сторону, куда он показал: к нам приближалась странная высокая фигура. Она едва выделялась в ночи – лишь когда красные лучи упали на тонкие ноги в лохмотьях, я смогла кое-что рассмотреть: широкую грудь, длинные, чуть ли не до колен, руки, худые ноги и железный меч на бедре. А затем красный свет упал на лицо приближавшегося существа, и я увидела ввалившийся нос, темные глаза, озаренные красным отблеском, тонкие сжатые губы, низкий лоб и густые черные брови.

Фигура принадлежала мертвяку, в этом не было сомнений. Бледно-зеленая кожа лица с темными пятнами, впалые губы, почерневший нос, странные круги под глазами, бессмысленный взгляд и спускавшиеся до самых плеч спутанные волосы – все говорило о том, что перед нами один из слуг Хозяина.

Мертвяк странно дернул носом и ускорил шаг, безошибочно двигаясь прямо на меня и Луку.

– Не шевелитесь и не бойтесь. Он не видит вас, а просто идет к своему фонарю. Стойте и не шумите. Если он услышит шаги, то может броситься на звук. А так просто обойдет, и все, – еле слышно предупредил Дан.

Сам он тоже замер, встав на гладкий плоский камень.

Мертвяк приближался. Он дергал носом, кривил губы и время от времени дотрагивался длинной рукой до ржавого меча на поясе. Один вид его вызывал у меня омерзение. Страшная, паршивая тварь!

Он оказался настолько близко, что я могла учуять жуткую вонь его сгнившего тела и видеть, как истончились и разложились посиневшие губы, вывалились из орбит глаза, отвисли синие мочки ушей. Мертвяк шел прямо на меня, но его бессмысленные глаза уставились на горевший за моей спиной фонарь. Он словно не видел людей и призрака, стоявших на холме, но шел прямо на нас!

На миг мне показалось, что этот жуткий пришелец просто врежется в меня, настолько прямой казалась траектория его движения. Но в последний момент, когда полы черного засаленного кафтана (чудом уцелевшего на полуистлевшей плоти) коснулись моей правой руки, мертвяк резко повернул и принялся спускаться вниз. Шагал он быстро, и ржавый меч ударял его по ногам, мешая идти по камням ровно. Существо запнулось и едва не упало, и это так разозлило незадачливого мертвяка, что он выдал пронзительный жуткий вопль, закончившийся на высокой ноте.

От этого крика я чуть не осталась без барабанных перепонок и еле удержала равновесие, не покатившись кубарем с холма.

– Все, – тихо выдохнул Дан, – можем идти дальше.

Я медленно выдохнула, сдерживая дрожь в пальцах, подняла глаза и попыталась улыбнуться, будто совсем не испугалась жуткой твари. Улыбка вышла кривоватой, но на меня все равно никто не смотрел. Дан высматривал, как лучше пойти, Лука все еще потрясенно таращился куда-то вдаль, туда, где обитали мертвяки. Мы снова отправились в путь.

– Правила таковы, – заговорил Дан, когда мы почти спустились с холма, направляясь к очередному столбу с фонарем, – видите мертвяка и сразу замираете. Не пытайтесь с ними сражаться, не надо злить и расстраивать их. Лучше всего просто подождать, пока они уберутся сами. Эти твари быстро обо всем забывают. Вот он споткнулся и уже забыл, что унюхал кого-то у столба. Теперь будет выть всю ночь, пока не взойдет солнце и не погаснут фонари.

Словно в подтверждение слов Дана до нас снова долетел пронзительный, полный тоски вопль, и я едва не споткнулась, торопливо зажимая руками уши.

– Когда взойдет солнце, тут должно быть больше видимости… – проговорил Лукас, аккуратно перешагивая с одного плоского камня на другой.

– Зря на это надеешься. Солнце не заглядывает в Злые земли, но зато гаснут красные фонари. Хорошо бы добраться до старого склепа перед восходом. Там мы сможем продержаться до следующей ночи, – пояснил Дан.

– Что-то вроде убежища у Проводников? – хмыкнула я.

– Нет! – резко ответил Дан. – Это не убежище, а старый склеп Магатама. Там страшно, но когда гаснут красные фонари, здесь наступает кромешная тьма, и можно угодить в разлом. Почти наверняка угодишь.

– Что за разлом? – не понял Лука.

– Ты их не видишь, потому что шагаешь по плоским камням от фонаря к фонарю. А дальше, в темноте, в земле находятся глубокие расщелины, черные разломы, где обитают мертвяки. Им ведь тоже где-то жить надо. И если ты попал туда, тебя сожрут и точно вычислят, даже если на тебе будет три плаща Проводников. Их в расщелине столько, что свободного места нет… – пояснил Дан.

– Кого столько? Плащей? – издевательски переспросил Лука.

– Пожирателей, умник, – зло ответил ему Дан.

Следовало торопиться, если фонари действительно гасли с восходом солнца, но наше путешествие сильно замедляли мертвяки. Они появлялись в самых неожиданных местах: выныривали из-под черных валунов, спрыгивали со скал или, молча скалясь, поджидали у столбов с красными фонарями. Их вытаращенные глаза, обведенные черно-синими кругами, напрасно выискивали нас, а провалившиеся носы впустую втягивали воздух. Они и правда улавливали присутствие чужих в Злых землях, но увидеть и схватить непрошеных гостей не могли.

Это обстоятельство ужасно их расстраивало, и жуткий мертвяцкий вой то и дело заставлял меня и Луку затыкать уши и морщиться. Дан же шагал впереди как ни в чем не бывало, как будто жуткие звуки нисколько не беспокоили его.

Один из каменных столбов оказался толще остальных. На его квадратных гранях крупные вороны приветливо поблескивали глазами, и мне показалось, что они смотрят прямо на меня. Вспомнились вдруг Иоко и его способность превращаться в птицу. Вот если бы он снова появился и подсказал, что делать! Как хочется услышать его голос, посмотреть в пронзительные голубые глаза и почувствовать прикосновение сильных рук…

Дан совершенно не походил на Иоко. Он оборачивался и смотрел с таким превосходством, словно считал нас с Лукой глупыми детьми или знал нечто такое, что его невероятно смешило. Что он думает обо мне?

Меня раздражали его наглая ухмылка, внешний вид, дикий блеск глаз и белозубая улыбка. Но я не могла не признать, что Дан был невероятно красив, почти так же, как Иоко.

– Вот он, – проговорил Дан, поглаживая столб, напоминавший обелиск, – здесь мы поворачиваем в сторону склепа Магатама. Пора отдохнуть. До башни Мертвяка осталось совсем немного. Если бы туман разошелся, мы смогли бы увидеть ее вершину прямо отсюда.

– Что это за туман? – спросил, оглядываясь, Лука.

– Туман башни Хозяина, – ухмыльнулся Дан. – Он часто навещает мертвяка из здешних мест, Великого Зомана, как его когда-то звали. Идем, нечего болтать.

И наш Проводник зашагал прочь от долины фонарей, направляясь к мрачной высокой скале, верхушка которой слегка проглядывала сквозь клочья тумана.

2

Вам доводилось когда-нибудь бывать в тайном чародейском склепе? Надеюсь, что и не доведется.

Мертвяки в Злых землях, конечно, пугали и казались мерзкими, а их вопли буквально выносили мозг. Но я знала, что они меня не тронут, и уже убедилась в этом, потому справилась со своим страхом. Темная скала, к которой мы подобрались вплотную, встретила нас оскаленными черепами, насаженными на пики: черепами людей.

– Что это? – отшатнулся Лука при виде странных украшений.

– Головы тех, кого сожрали мертвяки. Они любят украшать ими здешние места, – быстро ответил Дан.

Он прошел между ними, проведя ладонью по ближайшему черепу, и от его прикосновения на нем появился знак трех воронов, тот самый, что встречался мне уже не раз. Мгновение – и черный контур воронов пропал, а череп лязгнул челюстью, оскалив на удивление белые зубы.

– Черт! – ругнулся Лука, и я поняла, что он тоже это видел.

Когда настал мой черед проходить между черепов, пики вдруг качнулись и преградили путь. Пустые глазницы уставились на меня, а челюсти принялись щелкать, выбивая четкий ритм.

Я ойкнула, покачнулась и едва не упала на острые камни.

– Ну что же ты, Спутница Проводника? – крикнул Дан, стоявший у скалы. – Покажи свою силу. Где твой Посох?

Посох тут же оказался в моей руке. Пальцы на мгновение задрожали: я понятия не имела, что делать.

– Наверное, нужны все эти черепа? – тихо спросил Лука и дотронулся до меня.

Я не почувствовала его прикосновения, лишь увидела длинные загорелые пальцы, сжавшие мое запястье.

Следует провести Посохом, чтобы увидеть их сущность!

Хрустальная оранжевая шишка на конце древка на мгновение вспыхнула, и яркий желтый свет залил скалы, каменную тропинку, почерневшие пики и наглые черепа. И в этот момент произошло что-то странное: я совершенно случайно взглянула на них через хрустальный наконечник, и перед моим взором оказались отрубленные головы людей, еще живых: они смотрели на меня, щурили глаза и нагло усмехались.

Их было пятеро. Это были хмурые, суровые мужчины с длинными бородами – стражи, охранявшие склеп Магатама и не пропускавшие нас внутрь. Но я уже знала, как разрушить это проклятие и справиться с ними: мне подсказала хрустальная шишка.

Резким движением я тряхнула Посохом и с силой воткнула его в землю, пожелав, чтобы проклятие этих людей ушло вниз, в разломы, к мертвякам, а сами головы вернулись к собственным телам. Свет наконечника стал нестерпимо ярким, и Лука вскрикнул, а Дан отвернулся. Но я продолжала смотреть на мужчин, желая их освобождения, и головы, одна за другой, исчезли с пик.

Когда же свет моего чудесного Посоха потух, вместо черепов осталось пять свежих могил, и каждая была отмечена воткнутым во влажную землю копьем.

– Стражи покинули свой пост и обрели покой, – тихо сказала я. – Теперь мы можем попасть в склеп Магатама.

Дан молча опустился передо мной на колено, склонил голову и без всякой усмешки сказал:

– Добро пожаловать, Госпожа!

3

– Какая я тебе госпожа? – спросила я, крепко сжимая теплое древко Посоха.

Дан лишь еще ниже склонил голову. Лука топтался где-то за спиной и молчал.

Тем временем на Злые земли надвигалась мгла. Наступал день: красные фонари принялись гаснуть один за другим. И, оглянувшись, я поняла, что совсем скоро только оранжевый свет хрустальной шишки на верхушке моего Посоха будет освещать здешние места.

– Нужно спешить, – сухо пробормотала я, – вставай, Дан. Хватит заниматься ерундой.

Мне казалось, он все еще издевается надо мной, высмеивает, называя Госпожой, и это его кривлянье вдруг ужасно меня разозлило. Захотелось пнуть его как следует, чтобы летел дальше, чем видел, и я не удержалась, пихнула его ногой и стукнула Посохом по плечу. Конечно, я не причинила ему сильного вреда, да и что может сделать с крепким парнем девчонка? Но зато от удара Посохом Дан опрокинулся на спину, перевернулся и ударился плечом о камни.

Но, вместо того чтобы обозвать меня или еще как-то навредить, он поник, еще раз поклонился и поднялся, морщась от ушибов.

– Идем, Госпожа, – очень тихо и четко проговорил Дан. – Пусть твой Посох кинет свет на скалу, и мы увидим проход.

– А сам показать не можешь? Что ты за Проводник такой? – зло спросила я. – Тюфяк какой-то!

– Я могу показать небольшой проход сбоку, для обычных людей. Но ты, Госпожа, можешь зайти через главный вход, ведь только ты способна отыскать его, – не поднимая головы, ответил Дан.

«Ладно, если этот болван так уверен, что я найду этот проход, значит, надо попробовать», – решила я. Тьма опускалась на Злые земли, и теперь, в абсолютном мраке, они действительно становились злыми. Итак, что там нужно: поднять Посох, провести перед скалой и отступить слегка назад?

Дан отвернулся, Лука тихо вскрикнул, и только я осталась неподвижной. По черной поверхности скалы, уходившей куда-то в чернильную мглу, вдруг побежали золотистые разводы. Словно тонкие нити света, нарисованные светящимся карандашом, как лучи солнца, пронзающие тьму, они изобразили на камне контуры трех воронов, которые так часто встречались мне на пути. Крылья двух птиц по краям были расправлены, словно они собирались взлететь, глаза блестели в темноте, а перья будто шевелились от ветра.

Теми же тонкими линиями невидимый художник нарисовал на скале арку, которая росла, все больше наполняясь светом, и наконец превратилась в золотые ворота с изображением воронов, с ручками в виде вороньих голов и тяжелыми медными петлями, похожими на вороньи крылья.

Над самыми воротами сияло изображение звезды, и ее золотистые лучи падали на каменистую землю под нашими ногами.

– Это похоже на главный вход в склеп, не так ли? – быстро спросила я у Дана.

– Он самый. Я его никогда не видел, но все вороны знают, что войти в склеп Магатама можно только через Золотые ворота.

– Тогда пошли! – я стукнула Посохом по золотистым створкам, и они распахнулись.

Но внутри нас ожидала полнейшая темнота.

– Снова ничего не видно, – буркнула я.

– Там должны быть факелы в стенах. Попробуй вызвать огонь своим Посохом, – посоветовал Дан, заходя вслед за мной.

– Странно все это, – пробормотал за моей спиной Лука.

– Все нормально, – отрезала я и поднесла Посох к стене.

Мгновение – и все факелы вспыхнули, озаряя длинный коридор, облицованный серой каменной плиткой. Сводчатый потолок, ровный пол и звенящая тишина окружали нас, не считая потрескивавших факелов, конечно. Здесь было немного теплее, и я стянула с головы капюшон.

Мне что-то почудилось в странной тишине склепа, как будто каменные стены слегка скрипели, вздыхали или еле заметно двигались. Словно это место жило само по себе. Но я больше не боялась, ведь была уверена в своей силе, настолько, что могла сражаться с мертвяками, разрушать проклятия и проникать в закрытые склепы. Теперь я уже не сомневалась, что спасу своего Иоко.

– Пойдем отсюда, – тихо проговорил Лука и остановился.

Я скорее почувствовала, чем услышала, что он замер, ведь призраки двигаются бесшумно, но покачала головой и двинулась дальше. Я знала, что склеп полон страшных тайн, и даже ощущала здесь присутствие чего-то важного и нужного мне.

Наконец проход вывел нас в большой зал, в центре которого находился круглый очаг, откуда к самому потолку тянулась круглая каменная труба. На плоских камнях лежали дрова, и я уже без подсказок Дана заставила их вспыхнуть. Пламя озарило каменные стены круглого зала, и я увидела бесчисленное количество самых разнообразных картин.

– Что это? – не поняла я.

– История чародеев Магатама. История Вороньего рода, – пояснил Дан с легким поклоном.

– Что такое Магатам? – не поняла я.

– Это Волшебная сила жизни, которую оставил Создатель для своих Хранителей. Так гласит старая легенда, – пояснил Дан.

– Сила жизни, которая двигается через Посох.

– Читай сама. – Дан ткнул пальцем, и я увидела надпись на одном из каменных изображений.

Приблизившись, я принялась погружаться в новые подробности истории Мира Синих Трав.

Глава 19

1

Когда Создатель вызвал к жизни Мир Синих Трав, на небе загорелась звезда Магатам, источник Силы жизни. Новому миру нужны были Хранители, а Хранителям – Сила, чтобы противостоять Злому духу разрушения.

Так было выбито на каменных плитах большими выпуклыми буквами, а внизу, под ними, располагались все те же крошечные фигурки воронов. Мир Синих Трав изобразили в центре круга: с высокими башнями, тонкими усиками трав и двумя неизменными лунами. А над большим кругом горела яркая звезда.

Это изображение занимало почти всю стену, от пола до потолка. Рядом находилась еще одна картина, на ней была нарисована фигура высокого человека с распахнутыми крыльями, как у ворона, и с Посохом в руке. А над ним – каменная надпись.

Когда рождался сильный Хранитель, звезда Магатам наделяла его особыми способностями. Ее лучи вспыхивали необыкновенно ярко, и младенец получал возможность управлять Силой жизни. Кроме того, он умел превращаться в ворона и становиться невидимым.

Первым Хранителем, наделенным особой силой Магатама, стал ворон Чану. Он получил повеление Создателя оберегать мир и помогать людям. Злой дух разрушения попытался проникнуть в Мир Синих Трав через порталы и получить доступ к Силе жизни, но ворон Чану остановил его, ведь сила его была велика.

Сыновья Чану уже не могли владеть своим могуществом так, как их отец, но они тоже стали Хранителями, и Сила жизни подчинялась им. Ворон стал прямым потомком Вороньей Матери, и от него произошли три ветви Вороньего рода.

Первый сын – Даму, второй сын – Онир, третий сын – Нагир. Три ветви, три замка, три Вороньих удела.

На следующей каменной картине во всю ширину тянулась карта с замками и домиками – это были Вороньи Уделы того времени. Бегло просмотрев текст, я увидела списки семей и их истории; имена отцов, сыновей и так далее. Мне показалось скучным разбираться во всем этом, и я пошла дальше.

За ней был рисунок с историей еще одного могущественного чародея, родившегося под лучами звезды Магатам, обладавшего особым даром и спасшего Мир Синих Трав от очередного нашествия злых троллей. Мелкие буквы теснились в самом низу каменной плиты, и тратить время на них в сумраке склепа показалось глупым. К тому же кое-что подобное было написано в моих картах Безвременья, и я без сожаления пропустила эту надпись.

Лука отошел, чтобы получше изучить картины, а Дан грел руки около огня, время от времени посматривая на меня. Теперь в его взгляде не было наглой насмешки, он отводил глаза и прятал лицо под капюшоном, как будто и правда выражал свое почтение.

Почему-то я сразу не обратила внимания на эту перемену в моем новом Проводнике, и совершенно зря. Но меня в тот момент поглощало ощущение собственной силы и важности; я держала в руках Посох и думала, что до башни Мертвяка осталось совсем чуть-чуть, уже скоро я смогу проникнуть внутрь и спасти Иоко.

На очередной плите была нанесена карта с изображениями башен и описанием Вороньих уделов. Я смогла рассмотреть Туманную Зыбь и большой замок за ней – тот самый, в котором жила Ката, потом заметила на стене несколько историй о ее предках, но вчитываться не стала. Какая разница, кто кого родил и сколько сыновей было у прадеда Каты? Теперь это не имело никакого значения.

И вдруг следующая картина заставила меня замереть: передо мной предстал портрет Иоко. Здесь, под землей, на белом камне, он выглядел немного по-другому, но я все равно узнала его черты, такие дорогие и любимые: его прямой, добрый взгляд, тронутые легкой улыбкой губы, ямочку на подбородке и длинные пряди волос, спускавшиеся на плечи, падавшие на глаза. Он стоял с высоко поднятой головой и распахнутыми за спиной вороньими крыльями.

Я осторожно прикоснулась к холодному камню, провела по лицу и четко выведенным прядям волос, и мое сердце словно пронзила нестерпимая боль. Как бы я хотела, чтобы Иоко сейчас был рядом и я могла посмотреть в его синие глаза, услышать милый голос!

Я еле удержалась от того, чтобы прижаться к холодной плите. Милый мой Проводник, где же ты теперь? Как мне найти тебя?

Но портрет на стене молчал.

Внизу я заметила надпись: «Еще один чародей, родившийся под лучами звезды Магатам, обладающий необыкновенной силой. Ему суждено оборонять земли Мира Синих Трав в тяжелый период, когда Злой дух разрушения будет особенно силен, порталы откроются и на землю хлынет злая нечисть.

Люди Мира Синих Трав сами впустят эту нечисть, а Хранители перейдут на сторону темных сил. Им будет противостоять сильная чародейка, девушка из другого мира, рожденная под лучами звезды Магатам.

Пробежав глазами текст, я снова взглянула на каменный портрет Иоко и провела пальцами по любимому лицу, не в силах отвернуться от изображения. Как долго еще мы будем в разлуке? Сколько еще препятствий мне надо преодолеть, чтобы найти тебя?

Сразу за каменным портретом Иоко находился темный арочный проход, из которого тянуло жутким холодом.

– Что там? – спросила я у Дана.

Поклонившись, он ответил, что это коридор, ведущий к склепу, куда Проводники водили своих подопечных.

– Там можно развести костер, но оттуда в склеп попасть нельзя, и отсюда в тот переход нет дороги. Дальше будет незримая каменная стена, через которую даже ты не сможешь пройти, – пояснил он.

– Мне и не надо, – буркнула я. – Сколько мы будем тут торчать?

– Пока не вспыхнут красные фонари.

– А как сможем увидеть, что они загорелись? – спросила я.

– Один из них находится здесь, – очень вежливо пояснил Дан и ткнул пальцем в потолок коридора с пылавшими факелами.

Над аркой прохода действительно висел потухший светильник.

– Значит, в этом склепе обитает мертвяк? – уточнила я. – Ведь они вроде как стремятся к своим фонарям.

– Обитает, но слоняется в одном из проходов во внешнем коридоре и время от времени выходит наружу. Нам нечего опасаться.

Я тревожно оглянулась. Вокруг было пусто и тихо. От пылавших факелов и яркого огня в очаге по залу разливалось приятное тепло. Не жарко и не холодно, и мне в тонком кожаном плаще было хорошо и уютно.

– Застряли, значит, – буркнула я.

Конечно, хотелось есть, пить и спать, и я полезла в рюкзак за едой. Кое-что удалось прихватить со стола Агамы: пару кусков рыбного пирога, немного блинчиков с рыбой и пригоршню ягод – хватит, чтобы не умереть с голода в Злых землях.

Откусив пирог, я повернулась к Дану спиной (не собиралась я кормить этого наглого паршивца) и отправилась к очередной картине. Луку я тоже не планировала кормить, он должен понимать, что в сложных обстоятельствах как призрак вполне может обойтись без еды.

– Не ходи сюда! – вдруг сказал Лука и раскинул руки, закрывая мне проход к очередному каменному изображению. – Тебе лучше не смотреть на это, София!

– Почему? – не поняла я.

– Лучше поверь: тебе нельзя туда!

Лука решительно преградил мне путь и взял за плечи. Невесомое прикосновение призрака вдруг невероятно разозлило меня.

– А ну убери руки! – крикнула я, дергая плечами. – Что ты там выдумал? Думаешь, я испугаюсь какого-то мертвяка? Ну-ка пропусти!

– Нет, Со, пожалуйста, хоть раз послушай меня! Я же твой друг и ни разу не подводил тебя…

– Конечно, слушай больше всех этих призраков, София, – медленно протянул на спиной Дан. – Как только появится опасность, они тут же оставят тебя одну…

– Не вмешивайся! – крикнул Лука. – Со, давай просто посидим у огня, а потом уйдем…

– Да что там такое? Ты с ума сошел, что ли? – воскликнула я. – Дай мне пройти!

Призраки не имеют тела, но имеют силу. Лука толкнул меня, слегка, самую малость, и в его бешено сиявших глазах я увидела столько решимости, что сомнений не осталось: каменную картину за его спиной мне так просто не увидеть.

Злость вспыхнула точно пламя. Она взметнулась огромным костром, таким горячим, что нагрелись даже пальцы, сжимавшие Посох. Склеп Магатама не принадлежал Луке, какое он имел право что-то от меня скрывать?

Не успев как следует подумать, я наставила Посох на Луку и отшвырнула так, что парень отлетел к стене и непременно врезался бы в нее, если бы вдруг не пропал. Исчез, как это обычно делают призраки.

Вздохнув, я двинулась к очередному рисунку, но вездесущий Лука снова возник передо мной, протянул руки и схватил за запястья.

– Со, это не какая-то там нужная информация, просто ерунда. Мало ли что может быть написано на стенах…

Изловчившись, я снова стукнула Луку Посохом. Тот отшатнулся, но совсем немного, и потому по-прежнему закрывал мне картину.

– Что ты копаешься, Со? – насмешливо спросил Дан. – Прояви свою силу, иначе так и застрянешь со своей палкой в этих гиблых местах!

Что значит застряну? Я справлюсь с Лукой и сделаю все что нужно! Тряхнув руками, я изловчилась и врезала назойливому призраку по ногам. Получи, паршивец!

Лука охнул, свалился на пол, и мой Посох снова обрушился на него, потом еще дважды. Если бы призрак не исчез, неизвестно, чем бы все это закончилось. Но едва он пропал, как я вздохнула, выпрямилась и шагнула к рисунку. И ради чего был весь этот шум, интересно?

На стене я увидела себя.

2

Это было мое лицо, выбитое в старом-престаром камне: мои глаза, волосы, рассыпанные по плечам, моя клетчатая рубашка, мой рюкзак и мои конверсы.

А на щеке было родимое пятно, которое выглядело очень реалистично, если можно так сказать о чем-то, запечатленном на камне. Темное, резкое, неприятное, оно придавало лицу зловещее, суровое выражение. Пронзительные глаза смотрели прямо перед собой, красивые сжатые губы не улыбались. В правой руке – Посох с загнутым концом, левая придерживает за одну лямку висящий на плече рюкзак.

Слуги Хозяина вычислили, когда снова вспыхнет звезда Магатам, и в другом мире был зачат ребенок. Невероятная сила принадлежала ему с самого рождения. Хозяин поставил на дитя свою метку, а звезда Магатам непременно приведет ее в Мир Синих Трав. Однажды девочка с отметиной придет в эти земли, чтобы выполнить свое предназначение.

Но о предназначении ее знает только колдунья, знающая о ее зачатии и рождении. Девочка с отметиной будет противостоять Хранителю, Им-Сиану-Иоко, и их битва многое решит.

Слушайте каменное сердце, если желаете, чтобы тьма не поглотила Мир Синих Трав.

Мне показалось это какой-то чушью, бестолковой шуткой. Наверное, опять Дан проворачивает свои фокусы. Я рождена под лучами звезды Магатам? Я буду противостоять Иоко? Такого не может быть: я желаю спасти его и помочь снять заклятие. Да мы ведь почти сняли его, практически исполнили все изречения и собрали все подсказки. Осталось совсем немного, и сейчас глупые шутки Дана меня совсем не впечатляли.

Итак, что там дальше, какие еще предсказания хранятся на стенах склепа? Новая карта с новыми городами; Туманная Зыбь, ставшая невероятно большой и красивой; башня Иоко, окруженная маленькими домиками, речкой и разросшимися садами…

На следующей картине были изображены развалины: черные камни вместо городов, обугленные, голые деревья и полнейшая разруха.

«Безвременье поглотят хаос и пустота, если чародейка из другого мира обретет власть» — вот что было написано над каменным изображением разрухи.

– Ты прочитала? Теперь сомнения оставили тебя, Госпожа? – тихо и вежливо поинтересовался Дан.

– Тут написана полная чушь. Зря только возились и портили камень, – буркнула я в ответ. – Нам пора уходить отсюда. Может, ночь уже наступила и красные фонари снова горят?

– А зачем нам они? У тебя должен быть ключ троллей, открывающий порталы. Эти паршивцы умеют делать замечательные волшебные вещицы, – сказал Дан. – Просто нарисуй башню Мертвяка, и мы туда попадем.

Откуда ему известно про ключ, и что еще он знает?

Я выставила вперед руку с Посохом и нахмурилась.

– Э-эй, поосторожнее, – ослепительно улыбнулся Дан и слегка наклонил голову, словно признавая мою власть. – Я не призрак и тут же погибну от твоего удара, Госпожа. Ты сомневаешься во мне? Ключ тебе подбросил тролль Бдук по моей просьбе. Он должен быть у тебя.

Что значит: подбросил Бдук? Я была уверена, что эта находка раньше принадлежала Иоко и просто затерялась под кроватью. Наверное, удивление и растерянность достаточно явственно отразилось на моем лице, поэтому Дан, едва сдерживая улыбку, спросил:

– А ты что думала? Не знала, что это за ключ?

Я открыла было рот, чтобы сказать: мол, конечно же, не знала, – но вовремя одумалась.

– У меня нет ключа, – тихо и медленно проговорила я, тщательно обдумывая каждую фразу. – Его забрала Ниса. Она была старшей в нашем отряде и решила, что он должен быть у нее.

– И ты так просто отдала? – на миг, на одно лишь мгновение лицо Дана исказила гримаса злости, но он тут же натянул сияющую улыбку, и глаза его, темные и глубокие, вспыхнули теплыми огоньками. – Ладно, надеюсь, это можно будет исправить… как-нибудь… а вообще это плохо, очень плохо. Ты…

Он приблизился ко мне, не отводя пронзительных глаз. Сильные красивые пальцы легли на мои плечи, смуглое лицо приблизилось, а губы оказались так близко, что я ощущала легкий жар его дыхания.

– Со, – понизив голос, сказал Дан, – ты желаешь освободить Иоко? Ты любишь его?

– Что тебе нужно? – осторожно поинтересовалась я, дергая плечами и скидывая его ладони.

– Хочу, чтобы ты освободила Иоко. Ключ от порталов сейчас тебе очень пригодился бы. Подумай, как можно его вернуть.

– Никак, – отрезала я, отступая к стене.

И отчего это Дан так странно смотрит на меня?

– Тогда доставай шкатулку с ракушками и загадывай желание. Верни свой ключ, Госпожа Магатама, – проговорил Дан и слегка поклонился мне.

3

Огонь в очаге пылал как сумасшедший. Языки пламени сверкали белыми всполохами и слепили глаза. Дрова трещали и пахли чем-то терпким, горьким и приятным. От запаха немного кружилась голова, но это головокружение казалось приятным.

Тепло заполняло весь зал, блики от огня причудливо прыгали по каменным картинам. Вот они упали на лицо Иоко, и на мгновение мне показалось, что его брови нахмурились, а губы искривились. Но, приглядевшись, я поняла, что ничего не происходит, лишь отблески огня сияют и прыгают, искажая изображение.

Внутри меня тоже бушевало пламя: я испытывала злость и какую-то странную нервозность. Поскорее бы принять решение и все закончить. Но что для этого нужно было сделать, я и сама не могла понять.

Дан напомнил мне о шкатулке, и я полезла в рюкзак. Руки сами собой расстегнули молнию, и пальцы сжали теплое дерево коробки.

– Откуда ты знаешь про нее? – спросила я, медленно открывая крышку.

Знакомые камешки приветливо блеснули, как будто только и ждали, когда я доберусь до них, и уже приготовили ответы на все мои вопросы. И как мне самой не пришла такая простая мысль в голову: пожелать свой ключ с помощью этих фишек?

– Как я узнал? – Дан удивленно приподнял брови и усмехнулся: – я ведь служу тебе потому, что ты пожелала этого, попросила Дерево ракушек.

– Точно, – буркнула я, разворачивая пергамент. – То есть сам ты не помог бы?

– Откуда я узнал бы, куда ты собираешься идти? Вы пропали из Туманной Зыби, и я за вами не следовал.

– Верно…

Зеленая ракушка уютно улеглась на зеленый цветочек, и заветные слова появились на желтоватом пергаменте.

Ветер, ветер, старый склеп.

Нет, не пять – один ответ.

Старый ворон, хитрый страж,

Злое пламя, горный кряж.

Что желаешь ты узнать?

Что тебе нам подсказать?

Я прочла вслух и озадачилась.

– Карта может только подсказывать?

– И выполнять желания тоже может. Произнеси свое, – тихо сказал Дан и присел рядом со мной.

Его глаза оказались на уровне с моими, и в них отразился сумасшедший огонь.

– Я хочу, чтобы ко мне вернулся ключ троллей, который я нашла в Вороньем замке Каты, – прошептала я.

Ветка нарисованного дерева дрогнула, изумрудно-зеленый цвет фишки мягко перетек на бумагу, раскрашивая пергамент. А когда камень стал прозрачным, он мягко скатился мне на ладонь. Свиток дрогнул, стены склепа завибрировали, и огонь вспыхнул с удвоенной силой, обдавая меня и Дана приятным жаром.

А потом все стихло.

– И что теперь? – не поняла я.

«Ключ будет доставлен» – появилась надпись на зеленом фоне, после чего пергамент побледнел и приобрел привычный цвет.

– Теперь будем ждать, – спокойно сказал Дан и уселся на каменный пол.

Глава 20

1

Когда родился мой младший брат, Валерка, мне едва исполнилось двенадцать лет. Это возраст, когда начинают появляться первые прыщи, а сама ты вытягиваешься как фонарный столб и вся одежда внезапно становится маленькой и узкой.

Это возраст нервозности и первых подростковых переживаний, когда вдруг смотришь в зеркало и понимаешь, что совершенно себе не нравишься, вообще. И поэтому ты постоянно торчишь перед зеркалом, чтобы найти хоть что-то приятное в своем лице и в своей фигуре.

Впрочем, лично я в зеркало могла и не смотреться, о моей внешности достаточно ясно высказалась жена моего отца, Оля. Недаром существуют сказки про злобную мачеху, ведь еще давным-давно, в древности, люди подметили, что чужих детей любить очень трудно, почти невозможно.

Оля меня и не любила. И даже не пыталась скрыть собственную нелюбовь.

– Для девочки у тебя очень посредственные внешние данные, – говорила она. – Если будешь такой неряхой, не найдешь мужа. Кто тебя полюбит, да еще с такой внешностью? Если бы ты хоть чуть-чуть заботилась о себе, то хотя бы друзья могли появиться…

Мой отец всегда работал, очень много. Меня он никогда не обижал – дарил подарки, называл Софушкой и даже целовал на ночь иногда, в моменты хорошего настроения.

Но зато его жена, которая не работала ни дня, потому что старательно лечилась от бесплодия, не упускала момента и пыталась восполнить все пробелы моего воспитания.

– Избаловали потому что, – ворчала она по вечерам, готовя травяной чай на кухне и думая, что я сплю и ничего не слышу. – Ах она бедненькая, как ей не повезло. Вот и вырастили грязнулю и лентяйку! Посмотри, рисовала сегодня гуашью – и вся футболка, включая рукава, в краске. Как я это отстираю?

– Просто кинь в машинку, и все, – мягко советовал мой отец.

– Пятна останутся!

– Это же старая домашняя футболка, она уже ей мала. Купим новую.

– Так никаких денег не хватит, Виктор! А если у тебя будет еще один ребенок, как ты планируешь содержать семью?

И так без конца.

Однажды Оля все-таки забеременела и родила мальчика, которого назвали Валерой. Он был очень крошечным и славным. Этакий розовый пупс с широко открытыми голубыми глазами и удивленным выражением в них. Как будто этот новый мир, в который он попал, очень сильно впечатлял его: и небо, и кроны деревьев, и странные лица людей.

Папа дал мне подержать малыша в тот день, когда Олю и Валерика забрали из роддома. И когда у меня на руках оказалось почти невесомое тельце ребенка, внутри поселилось странное чувство: что-то теплое, удивительно сильное и чудесное. Радость, похожая на славного, пушистого котенка.

– Какой он красивый, – прошептала я, улыбаясь малышу.

В тот день я еще пару раз держала брата, и мое сердце таяло от радости. А наутро отец отправился на работу, и мы остались втроем: Ольга, Валера и я.

Малыш был спокойным, но когда он заплакал, а Оля мыла посуду на кухне, я подскочила к колыбельке и взяла его на руки. Валерик тут же затих, уставился на меня и удивленно распахнул глаза.

– Привет, я твоя сестра! – Мне казалось, что ребенок все понимает.

И тут в комнату влетела Ольга.

– Кто позволил тебе брать ребенка? Ты руки свои видела? Все в пятнах!

Она решительно забрала малыша и велела мне вымыть руки, потом помыть посуду и подмести на кухне. А когда я закончила, мне приказали сидеть в своей комнате и не шуметь. Тогда началась моя жизнь за запертыми дверями.

К малышу меня не подпускали.

– Может, София понянчила бы братика? – спрашивал мой уставший отец, приходя вечером с работы.

– Да как ее пускать к ребенку? Как только посмотрит на него, Валерик сразу начинает плакать. Знаешь, я думаю, что она сглазит ребенка…

Мой отец с Ольгой частенько беседовали на кухне поздно ночью, думая, что я сплю и ничего не слышу.

– Ну что ты придумываешь, Оля? Как она может его сглазить?

– А ты видел, как она на него смотрит? Видел, какие у нее глаза? Злые, Витя! Нет уж, я сама справлюсь с малышом, а она может ходить в магазин, готовить ужин и подметать полы. Она уже взрослая девочка, и надо приучать ее к домашнему хозяйству, иначе так и останется лентяйкой.

Меня просто поразило услышанное. Что значит «сглазить ребенка»? Посмотреть – и он заплачет? Почему Ольга решила, что я могу так делать, что за глупости?!

На следующий день, выслушав очередные наставления мачехи, я дождалась, когда она, уложив малыша спать, отправилась в ванную, и прокралась в родительскую спальню. Кроватка стояла у окна, и Валера сладко спал. Его крошечные реснички лежали на розовой щечке, губки еле заметно двигались, словно ему снилось, что он пьет мамино молоко. Почему Ольга сказала, что у меня злой взгляд?

Я пристально, внимательно посмотрела на Валерика и подумала: «Хочу, чтобы ты проснулся и заплакал. Просыпайся и плачь быстро!».

Не знаю, что было в моем взгляде, но малыш вдруг скривился и издал пронзительный вопль.

Я тут же сбежала в свою комнату, а через минуту из ванной вылетела мокрая Ольга в наспех накинутом халате и понеслась к ребенку. «Так тебе и надо!» – подумала я.

С той поры я частенько пользовалась своим так называемым умением «сглазить», а вид брата уже не вызывал никаких теплых чувств внутри.

2

Мы сидели на полу – я и Дан – и ждали. Огонь в очаге по-прежнему пылал, выбрасывая вверх искры. Никто не подбрасывал в него дров и не раздувал пламени – оно горело само по себе, как заколдованное, освещая изображения на каменных стенах.

Время от времени яркие отблески оживляли старинную летопись. Лицо Иоко приобретало суровое, строгое выражение, глаза хмурились, а Посох поблескивал замысловатыми узорами, и тогда мне становилось страшно. Я поворачивала голову к своему портрету – но мое лицо находилось в тени, и я ничего не могла рассмотреть.

Я не задумывалась всерьез о пророчестве, выбитом под моим портретом. Мало ли что пишут в этих странных темных склепах? Может, это какая-то уловка? Я ведь знала себя: что была доброй и милосердной, что пытаюсь сейчас помочь Иоко, спасти его, вызволить из рук Валеса и Деймеса. Значит, я на правильном пути, и нечего морочить голову всякими сомнениями. Зря Лука злил меня, пытаясь не пустить к моему изображению. Зачем вообще надо было устраивать весь этот цирк? Где он теперь, интересно?

Впрочем, о Луке я тоже особенно не думала. Теперь все мои мысли были поглощены ключом, тем самым, который так сильно напоминал мне о Проводнике. Я привыкла называть его про себя «ключом Иоко». Он должен принадлежать мне. И как только я раньше не догадалась, что могу вернуть его с помощью Дерева ракушек?

И вдруг огонь в очаге на пару мгновений угас, пламя стало слабее, и темнота заполнила весь Склеп. А когда вспыхнуло вновь, я увидела трех воронов. Крупные черные птицы смотрели на меня в упор, не мигая и не отводя глаз. В клюве одного из них блестел заветный ключ.

– Вот и все, – спокойно сказал Дан, – еще одно желание выполнено. Бери его и рисуй башню Мертвяка. Только нужно изобразить чердак башни: там нас не найдет Зоман, и мы будем в безопасности. Я подскажу, как правильно сделать.

– Ты будешь со мной? – спросила я.

– Конечно, до самой башни Зомана я буду с тобой, я же твой Проводник, – улыбнулся Дан.

Ворон с ключом в клюве сделал несколько коротких шагов по направлению ко мне, и вдруг перед ним предстал призрак. Это был не ребенок, а высокий воин в железном шлеме и блестящей кольчуге, а в руке у него блестел длинный меч. Воин-призрак преградил птице путь и направил на нее меч, намереваясь ударить.

– Дьявол! – заорал Дан, вскакивая на ноги. – Это еще что такое? Кто ты?

Ответа не последовало. Воин молча стоял перед вороном, приближаясь и вытесняя его из склепа. Птица подпрыгивала, расправив крылья, остальные каркали и норовили ударить призрака клювами. Тот ловко уклонялся и молча продолжал наступать.

– Посох! – взревел Дан, и в его руках тут же появилась гладкая черная палка, такая длинная, что ее заостренный наконечник находился высоко над головой моего нового Проводника.

Вооруженные двумя Посохами, мы подбежали к призраку, чтобы атаковать. Наше оружие было гораздо опаснее вороньих крыльев, но незнакомец развернулся, парировал оба удара и подскочил, пытаясь достать птицу. Наш враг охотился на тролличий ключ, и я вложила в свои удары всю силу.

– Пошел прочь! – закричала я, чувствуя, как поднимается и бушует внутри злость.

Как он смеет мешать? Кто он вообще такой? Очередной мертвяк?

И вдруг я услышала за спиной тихий голос Луки:

– Не бери ключ, София! Давай лучше уйдем отсюда.

– С ума сошел? Ты привел сюда призрака?!

– Это один из стражей-воинов, которых ты освободила. Он поможет избавиться от Дана, – торопливо проговорил Лука.

Дан развернулся и нанес сокрушающий удар по моему другу. Наконечник его посоха превратился в острое сверкающее лезвие, и, если бы Лука вовремя не исчез, его жизнь закончилась бы навсегда, ведь Посохи Проводников имеют власть над призраками.

– Нападай! – закричал Дан, и в тот же момент к нам на помощь прилетела стая воронов.

Откуда они взялись, я понятия не имела, но мощные крылья принялись рвать волосы и одежду призрака, а крепкие длинные клювы норовили угодить в лицо. Появился еще один воин, за ним – следующий. Теперь трое мощных мужчин пытались противостоять бешеному Дану и стае остервенелых птиц.

Я опустила свое грозное оружие, потому что вдруг поняла, как могу достать ключ.

Пока Дан и наши помощники отвлекали на себя воинов-призраков, три ворона, прилетевших по приказу Дерева ракушек, пытались пробраться ко мне вдоль стены. Торопливо приблизившись к ним, я вытянула руку, и из черного блестящего клюва мне на ладонь упал заветный ключ.

Вот и все. Я пойду дальше, а Дан и сам сможет унести ноги.

3

Конечно, я ни разу в жизни не видела башню Мертвяка, поэтому не могла ее нарисовать. Но зато я видела обугленное дерево – тот черный обломок – на карте Агамы. Я вполне могу изобразить его, а до нужной башни как-нибудь доберусь. Возможно, увижу ее и нарисую на месте, решила я и полезла в рюкзак за карандашом.

Помню, я торопилась и нервничала, но все равно успела кинуть беглый взгляд на стену и заметить выбитое на камне изображение, скрытое за небольшим выступом, которое еще не успела рассмотреть. Это была большая звезда с длинными лучами, а над ней – череп без нижней челюсти, такой же, как я изображала на своих рисунках. И надпись:

Звезда Магатам взошла в тот год, когда на Мир Синих Трав напал Злой дух и захватил его. Сила звезды перешла к Злому духу, ставшему Хозяином Безвременья.

Но исполнятся пророчества: Настоящие Хранители лишат Хозяина его силы и остановят Безвременье.

Я почему-то снова бегло прочитала надпись, а потом резкими, размашистыми штрихами изобразила острый черный обломок ствола: я сделала его высоким и мрачным, а по бокам нарисовала знакомые фигуры трех воронов. Спустя несколько секунд была готова и замочная скважина, а затем блестящий теплый ключ мягко вошел в отверстие. Раздался щелчок – и мир вокруг дрогнул.

Где-то за спиной все еще звенели железные мечи воинов, ругался Дан и сверкал его Посох. Сбоку от меня полыхало пламя склепа Магатама, окрашивая стены в оранжевый цвет. События вокруг кипели и бурлили, но я видела только маленький ключ, так легко вошедший в нарисованную скважину. Нужно только повернуть его – и портал откроется.

Осталось совсем чуть-чуть.

В этот момент и появился ворон-призрак. Эту птицу я узнала бы везде, рассмотрела бы в темных сумерках ночи или в самой мрачной пещере, угадала бы среди сотни других. Растрепанные перья, крепкие когти, блестящие глаза.

Такие родные и такие знакомые глаза…

– Не делай этого, – долетел до меня хриплый голос Иоко, но было слишком поздно.

Пальцы уже повернули ключ, все вокруг изменилось, и меня выкинуло из склепа.

3

Сила перемещения швырнула меня на острые камни, и мои пальцы едва не выпустили заветный ключ. Хорошо хоть рюкзак с деревянной коробкой остался при мне. Я упала на спину, и он слегка смягчил падение. Сумрак и холод обрушились тяжелой волной, накрывая меня, заставляя дрожать и морщиться.

Я видела Иоко и настолько быстро покинула его, что не смогла сказать ни слова. Я не послушалась его, а мой настоящий Проводник хотел что-то сообщить мне, но не успел…

Где он теперь?

Почему его ворон навещает меня уже второй раз?

Вдруг Иоко уже нет в живых и он давно превращен в призрака, как Эви-Ниса или Хант?

Слезы горячими дорожками прокатились по щекам, но ледяной ветер тут же их остудил. Горячий ком в горле мешал дышать, но я знала, что сейчас не время рыдать. Нужно действовать.

Но что мне делать? Я одна в далеких и Злых землях, позади остались мои друзья, а впереди – лишь башня Мертвяка.

Если мой портал указал верный путь, то башня должна быть где-то рядом. Я оказалась в кромешной тьме, нигде не было ни намека на красные фонари, но мне все равно удалось рассмотреть некоторые особенности ландшафта. Высокая гора впереди – острый черный пик, похожий на обломок драконьего зуба, – поднималась к черному небу, которое на самом деле было похоже вовсе не на небо, а на клубы чернильного дыма.

Где-то за горой полыхал пожар, красные отсветы которого ложились на черную землю. Ближе ко мне находилась россыпь острых камней, таких больших, что за ними вполне мог укрыться враг. и я не ошиблась: сначала оттуда показалась огромная когтистая лапа с костяными наростами, за ней – вторая, после чего вылезла и зубастая морда.

Существо, сильно напоминавшее дракона, забралось на обломок и уставилось на меня, скаля ослепительно-белые зубы, такие острые и большие, что я тут же подняла Посох. Он превратился в острый клинок, сиявший голубым светом, и дракон слегка отпрянул, злобно скалясь.

Следовало подниматься и готовиться к бою, потому что защищать меня в этих местах было некому. Что ж, посмотрим, кто – кого!

Дракон клацнул зубами и спустился с камня. У него оказались очень длинная шея и шесть коротких лапок, отчего он больше напоминал чешуйчатого червяка, чем рептилию.

– Вора-вора-вор, – выдала эта рептилия и дернула треугольными ушами.

– Пошел вон! – крикнула я ему.

Конечно, я не надеялась, что существо уберется, но нужно было что-то предпринять.

Дракон медленно и тяжело направился ко мне, перебирая слишком тонкими для такого тела лапками. И как только его лапки не сломались под этим тяжелым брюхом?

– Уходи! – снова крикнула я.

– Вора-вор… – послышался ответ, и драконья пасть звонко щелкнула зубами.

– Сейчас получишь… – буркнула я, выставила Посох и повела им перед мерзким созданием.

Граненая шишка мягко проплыла перед мордой, и я вдруг решила взглянуть на дракона через нее. Конечно, неудобно было рассматривать что-то через такой небольшой предмет, но то, что я увидела, заставило меня замереть с открытым ртом. Вместо дракона на меня надвигался человек. Невысокий, с короткой стрижкой, маленькими черными глазками и ровными дугами темных бровей, он слегка щурился, будто пытался меня разглядеть, но в целом казался вполне мирным.

– Кто ты такой? Ты ведь человек! Кто обратил тебя в дракона? – отступая, крикнула я. Странно, но злость в моем сердце угасла, и убивать дракона теперь вовсе не хотелось.

Существо щелкнуло пастью, дернуло ушами, замедлило шаги, и его длинный хвост, чьи узорчатые чешуйки слегка поблескивали, отражая алое зарево, растянулся по черной земле.

– Ты человек, не дракон, – медленно проговорила я, снова направляя на него шишку. – Так будь человеком!

Оранжевое сияние вспыхнуло, словно пламя небольшого костра, и растеклось по Злым землям, освещая небольшие валуны, человеческие кости, разбросанные вокруг, и множество странных черепов и обломков. Дракон вздрогнул, пряча морду от светившихся всполохов, затрясся всем телом и вдруг покрылся оранжевым дымом.

А когда дым рассеялся, передо мной стоял самый обычный человек в чешуйчатом плаще.

Глава 21

1

Мужчина в плаще казался довольно крупным. Его чешуйчатая одежда шелестела и слегка поблескивала, а сам он то удивленно смотрел на меня, то оглядывался по сторонам. А потом вдруг принялся озадаченно рассматривать собственные руки.

Незнакомец был большим и неповоротливым, словно вырубленным из цельного куска дерева.

– Что это… – наконец заговорил он, – что это такое? Что ты сделала?

– Тебе хотелось быть драконом? – удивилась я.

Голос у бывшего дракона был очень низким, но звучал так громко, что пришлось невольно оглянуться: не подслушивает ли нас кто. Человек прогудел тяжелым басом, не отводя от меня глаз:

– Разве ты сильнее здешнего Хранителя, что умеешь разрушать его чары?

– Конечно, сильнее! – решительно ответила я. – Так кто ты такой?

– Кем я был до того, как стал драконом? – Человек наконец опустил руки, и складки плаща упали на землю. – Я был садовником в башне Мудрости, если это о чем-то тебе говорит, девочка.

– Ничего. Я не читала про башню Мудрости…

– Так прочитай, если знаешь, где.

– Не знаю.

Человек вдруг усмехнулся и сделал несколько шагов мне навстречу.

– Меня зовут Магум, – сказал он. – Все знали меня как Магум-Масама.

– Почему ты стал драконом? – спросила я.

– Чтобы охранять портал. Это мое предназначение. Никто не может проникнуть в сад башни Мудрости.

– А где там сад? – очень удивилась я.

– Ты уже в нем находишься. На этом самом месте когда-то был сад.

– Но теперь это пустая земля…

– Теперь это Злые земли, – поправил меня садовник-дракон. – Но когда-то тут рос сад с Деревом-порталом.

– Мне нужно попасть в башню Мертвяка.

– Только Проводники могут провести тебя туда. Где твой Проводник?

– Немного отстал, – сказала я. Не хотелось посвящать этого неизвестного Магума во все подробности моего путешествия.

– Тогда ты туда не попадешь.

Я посмотрела на возвышавшуюся над нами острую гору и задала еще один вопрос:

– Если сад пропал, то Дерева-портала тоже больше не существует?

– Конечно, нет. Что же, по-твоему, охранял дракон?

– И где оно?

– Смотри сама, – буркнул Магум и направился куда-то в чернильную мглу.

– Ты куда? – крикнула я ему.

Ответа не последовало, и вскоре темнота поглотила садовника в чешуйчатом плаще.

– Мог бы и помочь, болван неблагодарный… – пробормотала я.

Следовало поискать удобное местечко для рисования, чтобы разложить лист и изобразить башню Мертвяка. А еще нужно было поискать эту башню. Может, попробовать забраться на какой-нибудь горный выступ? Мне показалось, что это довольно удачная мысль, и я направилась к острому горному пику, пронзавшему темноту неба.

Посох освещал путь – оранжевая шишка отбрасывала теплые блики на мертвую землю, покрытую острыми камнями. Кеды порвались, и через дыру сбоку внутрь попадали мелкие камни и пыль. Но с этим я уже не могла ничего поделать: конверсы не принадлежали Миру Синих Трав, и я не думала, что смогу их починить, как сделала это с дорожкой из синего камня.

Шаг за шагом я приближалась к огромной горе, все время думая об Иоко: «Я иду к тебе, я выручу тебя, мой Проводник! А там…».

Если Ниса захочет, то пусть забирает тебя себе. Только бы ты оказался живым и свободным.

Живым и свободным.

Им-Сиан-Иннади-Иоко…

2

Чем ближе я подходила к горе, тем яснее понимала, что она точно не из камня.

Не скала, не гранит и даже не песчаник.

Ее черную поверхность покрывали ветвистые узоры, на земле темными змеями проползали выступы, а сбоку торчало нечто толстое и круглое, похожее на обрубок ветки. И когда я оказалась у подножия горы и перешагнула через выпуклости в земле, то, задрав голову, окончательно поняла: эта гора и была Деревом-порталом.

Когда-то у этого громадного дерева были ветви и листья, а корни подпитывали мощный ствол соками, помогая тянуться к небу. Некогда вокруг него рос огромный сад. Теперь это был лишь черный обрубок, который я уже видела на карте Агамы, а полукруглые выступы под ногами – мертвыми корнями. Где-то здесь должна быть башня Мертвяка.

Я торопливо огляделась, пытаясь что-нибудь увидеть во мгле, но мои старания оказались тщетны. Только темнота, освещаемая Посохом. А если посмотреть на все окружающее через оранжевую шишку?

Так и есть! Вот она, круглая, высокая башня, совсем недалеко от меня, но в ней нет ни одного светящегося окна. Ни двери, ни окон, ни даже узких бойниц – только каменные стены.

Я прислонилась к стволу – шершавому и неожиданно теплому – и начала рисовать. Остроконечная высокая крыша… Вроде Дан говорил, что лучше всего попасть именно туда, чтобы никто не заметил.

Отлично, теперь нужна замочная скважина, чтобы вставить в нее ключ, повернуть и оставить Дерево-портал позади.

3

Под высокой конусной крышей башни Мертвяка могло быть что угодно: железные цепи, в которых покачиваются человеческие скелеты – останки несчастных жертв Хозяина и его слуг, паутина, на которой шевелятся толстые мохнатые пауки…

Вы читали трилогию о Властелине колец? Если нет, то наверняка смотрели фильм и помните огромную паучиху, заматывавшую в свою плотную паутину несчастного Фродо. Вот таких существ я ожидала встретить под высокой крышей проклятого замка. Думала, сидят эти жуткие твари – возможно, даже призраки, бывшие когда-то людьми, – и ждут очередную жертву. А может, по шатким деревянным лестницам бегают какие-нибудь толстые мерзкие крысы, попавшие туда из очередного портала, клацают зубами, шуршат крошечными лапками, готовые кинуться на любого чужака.

Я была готова к битве, сжимала Посох и чувствовала внутри небывалую злость, полыхавшую так же ярко, как костер в склепе. Это чувство заставило Силу жизни бурлить в моих жилах и наполнило Посох ярким голубоватым свечением.

Мои ноги коснулись твердого пола, я вскинула голову и удивленно оглянулась. Никакой темноты или полумрака: вокруг горело множество толстых разноцветных свечей: розовых, зеленых, голубых и желтых, таких приятных, что я невольно раскрыла рот от удивления. Они стояли на длинных белых полках под скошенным потолком, высоких комодах, книжных стеллажах и большом овальном столе. В серебряных блестящих вазах лежали шоколадные конфеты: толстые батончики, украшенные тонкими полосками белого шоколада, орешками и цукатами. Серебряный чайник с изогнутым носиком выдавал тонкую струйку пара, указывая на то, что в нем только что заварили напиток. В кувшине было молоко, в масленке – масло. На деревянной доске лежала толстая буханка хлеба – такая восхитительная и ароматная, что я невольно охнула.

В комнате никого не оказалось. Это была пустая мансарда с накрытым столом, цветными ковриками на каменном полу, белыми деревянными стульями, на сиденьях которых лежали мягкие покрывала, и единственным окошком, закрытым полупрозрачной белой шторой. А ведь, рассматривая издали эту загадочную башню Мертвяка, я не видела ни одного окна!

Вдохнув аромат заваренного чая и недавно испеченного хлеба, я поняла, что ужасно хочу есть. И, раз тут никого нет, плевать, кто накрыл на стол и кого здесь ждут. Сейчас просто отщипну кусочек хлеба, отломлю немного сыра, схвачу пару конфет и отправлюсь на поиски Иоко. Как хорошо, что я не встретила жутких пауков и кровожадных крыс, а попала на чей-то ужин… или завтрак. Кто его разберет в этих дурацких Злых землях? Наберусь сил перед битвой, и тогда мертвяк Зоман получит свое…

Размышляя об этом, я засунула в рот кусок хлеба, после решила, что могу даже налить себе чая: не давиться же всухомятку? Мягкий хлеб показался просто райской пищей, сказочной едой, которую хотелось поглощать в огромных количествах. Мне понадобились обе руки, и я, пристроив Посох на стуле, намазала отрезанный кусок маслом, положила на него сыр и налила ароматный черный чай. Тут же, на серебряной тарелке, лежали кусочки лимона, готовые к тому, чтобы погрузиться в горячий напиток. Прекрасные лимонные дольки, которых я не видела уже, кажется, целую вечность!

Нет, я не забыла об осторожности: все время оглядывалась и прислушивалась, запивая чаем свой бутерброд. В чью комнату я попала? Кто приготовил себе такую вкусную трапезу, состоявшую из еды нашего мира?

Когда очередь дошла до шоколадных конфет, я наконец остановилась. Засунув за щеку лакомство и покрепче сжав Посох, я вышла из комнаты, ступая так тихо, будто сама вдруг стала призраком и утратила всякий вес. Ничто не нарушало тишину этого странного места. Из мансарды я попала на лестничную площадку, на перилах которой, конечно же, были вырезаны вороны. Вниз вели широкие деревянные ступеньки, а вдоль стены в специальных подсвечниках горели свечи, придававшие помещению праздничное настроение.

Я спустилась вниз и оказалась на полу, выложенном разноцветной каменной плиткой, на котором лежал зеленый узорчатый коврик. В комнате стоял большой деревянный комод, круглый стол украшали свечи, а на дальней стене висел высокий портрет какого-то сурового мужчины. Дверь была приоткрыта, а проем – задрапирован темно-зелеными шторами из тяжелого бархата. Сделав один-единственный шаг, я заглянула внутрь и увидела черноволосого незнакомца с короткой черной бородой.

Мужчина улыбнулся мне и мягко сказал:

– Надеюсь, чай не успел остыть, София? Я думал, ты прибудешь раньше. Что задержало тебя в дороге, девочка?

4

Я ожидала всякого: борьбы не на жизнь, а на смерть, отвратительного мертвяка с жутко горящими глазами и клацающей челюстью, воронов с их острыми и опасными клювами, призрачных драконов и так далее. Но только не того, что меня здесь ждут.

Ожидают, накрыв на стол, чтобы я могла подкрепиться. Что все это значит?

– Кто ты такой? – довольно грубо спросила я.

– Мое имя Зоман, София, – последовал спокойный ответ.

– Мертвяк, что ли?

– Я бы сказал «призрак», но ты можешь называть так, как тебе нравится. Я слышал, ты дружишь с призраками. Верно?

– Какое тебе до этого дело?

Мужчина улыбнулся, покачал головой и поднялся из кресла. Он оказался высоким и широкоплечим.

Его синий бархатный пиджак, отделанный серебряной плетеной лентой (наверное, это называлось не пиджаком, а кафтаном, но я не разбиралась в моде Безвременья), придавал ему торжественность и представительность. А появившийся вдруг в руке Посох с фигурным белым набалдашником заставил меня вздрогнуть и сделать шаг назад.

– Это ведь ты ко мне пожаловала, София, а не я – к тебе, – мягко сказал мужчина. – Я знал, что у тебя есть ко мне какое-то дело, и решил приготовить угощение. Раньше в Мире Синих Трав принято было вежливо встречать гостей. Надеюсь, я не растерял благородных манер за то время, что пришлось провести взаперти в этой башне.

Зоман не проявлял никакой агрессивности: не нападал на меня, не угрожал, не пытался схватить – и вообще выглядел как самый обыкновенный благородный барон или какой-нибудь сказочный граф, которых я немало повидала в сказочных фильмах.

– Чего ты хочешь от меня? – растерянно проговорила я, все еще держа Посох наготове.

– Я? – совершенно искренне удивился Зоман. – Мне ничего от тебя не надо, девочка. Я как раз сам хотел задать тебе этот вопрос. Чем обязан такой почетной гостье? Что ты хочешь узнать у Великого Зомана?

– Где Иоко? – быстро выдала я заветный вопрос.

– А разве я должен знать? Я не видел Им-Сиана очень давно, еще с тех старых добрых времен, когда у всех нас было время. – Он улыбнулся, довольный своей шуткой. – Как тебе такой каламбур? Эх, когда-то у всех нас было время. Время-времечко, как золотое семечко. Сквозь пальцы убежит и в землю упадет – а после даст нам всем хороший добрый плод…

– Как это ты не знаешь, где Иоко? Карты Агамы говорили, что он тут! – воскликнула я, не обращая внимания на его рассуждения. В голове все смешалось, и я не знала, что теперь делать.

– Проверь, если веришь картам Агамы. Я бы, конечно, не доверял этой старой болтунье, но дело ваше. Вы, дети, еще слишком мало повидали на этом свете. Можешь осмотреть замок, у тебя в руках Посох Спутницы Проводника, а он обладает достаточной силой, чтобы исследовать любое помещение, даже такое большое, как это.

И тут я растерялась. Как я могла проверить башню? Обойти ее всю? И как мне должен был помочь Посох? Я взглянула на покрытое изящной резьбой древко, на котором уже не было бабочек, а еле заметно искрились маленькие звездочки, затем перевела взор на черноглазого Зомана и скривилась.

– Мне проверять каждый этаж твоей башни или ты сам проведешь меня?

– Что за глупость, София?! – Он театрально поднял вверх руки и слегка покачал головой. – Ты не умеешь пользоваться своим Посохом? Вот так всегда: недоучатся, не постигнут до конца всей истины – а туда же, сражаться! Девочка, ты обладаешь всем, чем нужно! Что ты чувствуешь, держась за Посох?

– Силу чувствую, – мрачно сказала я, – и мне кажется, ее достаточно, чтобы победить твою ложь.

– Правильно кажется, – не смутился от моей грубости Зоман. – У тебя хватит сил, если ты уже владеешь Посохом. Возьми его и поверни. Нет, не так, девочка, не так.

Зоман приблизился, и я почувствовала легкий запах мужского одеколона. Он встал напротив, осторожно дотронулся до моего Посоха, и я резко отпрянула.

– Не бойся, – голос Зомана звучал мягко и спокойно.

Его длинные тонкие пальцы – настолько изящные, что я вдруг подумала, не играет ли Зоман на гитаре или на пианино, – легли поверх моей кисти, а глаза оказались напротив моих. Темные глаза с легким медным отливом, в которых заметно светилась грусть. Глаза могущественного чародея, собравшегося меня учить.

– Поверни его и слегка поведи перед собой. Видишь еле заметную серебристую дымку после движения? Всмотрись в нее, подумай о том, кого ищешь, представь его себе и еще раз разверни Посох, а затем стукни им о камни пола. Простейшее задание, этому я учил мальчиков в первый год обучения.

И действительно, когда я развернула трость горизонтально и провела слегка от себя, то увидела еле заметную серебристую пыль, светившуюся в воздухе. Я подумала об Иоко, представила его и узнала в этой дымке лицо своего Проводника.

Снова развернув Посох, я стукнула им о каменную плитку и уже собралась было спросить, что дальше, как вдруг дымка вспыхнула яркими крошечными звездами и разлетелась по сторонам. Спустя мгновение от нее ничего не осталось.

Я растерянно оглянулась, а Зоман пояснил:

– Если бы Иоко был тут, ты смогла бы рассмотреть проход к нему в этом облаке. Что ты видишь?

– Ничего…

– Потому что его тут нет. Можешь повторить сама, если хочешь.

– Откуда берется эта серебристая пыль?

– Ты сама создаешь ее. В тебе очень много сил, и ты на многое способна. – Зоман смотрел на меня с восхищением.

Мне вдруг стало понятно, что он не врет: Иоко действительно нет в башне, во всяком случае, сейчас. Но мне нужно было выяснить, где он, поэтому я снова повернула Посох и подумала о своем Проводнике. Только теперь я не стала стучать палкой о плиты, а с силой дернула рукой, направляя хрустальный наконечник вверх, к потолку. В воздухе возникла серебристая пыль: она покрыла меня, Зомана и все окружающее пространство; звездочки вспыхивали, падали на мои пальцы, запястье, кеды, и я почувствовала, что должна направить их движение, подтолкнуть, создав из них узор.

Медленно и немного неловко я провела рукой по воздуху, и звездочки потянулись ко мне. Они вот-вот должны были сложиться в слова, но тут вмешался Зоман. Он махнул руками, и сияющие точки пропали, а меня качнуло в сторону – настолько много сил, оказывается, понадобилось для этого действия.

– Много наивности и неопытности. Все грубо, очень грубо, София. Тебе надо учиться, девочка, и я могу тебе много чего подсказать. Давай присядем и поговорим. А если хочешь, можешь осмотреть мой замок.

– Поговорим о чем?

– Хотя бы о твоем друге Иоко. Конечно, он тут был. Если хочешь, я расскажу тебе все: о битве с Хозяином, о том, как Иоко предал этот мир, и о моем сражении с ним, во время которого я нанес ему страшное увечье и победил бы, если бы не вмешался Хозяин. Тебе следует знать правду, девочка.

Глава 22

1

Зоман не торопился. Он вел себя как гостеприимный, вежливый и радушный хозяин: предложил устроиться у горящего камина в удобном кресле, махнул своим Посохом, и стоявшая в углу скамейка (с такими смешными выгнутыми ножками) сама приковыляла ко мне, чтобы я села. Зоман не отрывал от меня мягкого, успокаивающего взгляда, но его добродушие почему-то начинало раздражать.

– Ладно, я послушаю, что ты расскажешь, и отправлюсь дальше, – буркнула я, не собираясь проявлять ни капли вежливости.

– Конечно, дальше ты будешь делать то, что считаешь правильным, София. Я не стану угрожать и уж тем более удерживать тебя здесь. Ты сама себе хозяйка, София. Ты пришла ко мне сама, никто не заставлял проникать в мой замок. А знаешь что? – Зоман грустно улыбнулся и многозначительно посмотрел на меня, словно придавая особое значение своим словам: – Ведь в замок Мертвяка никто не может проникнуть без моего разрешения. Да я и сам не могу его покинуть, иначе тут же превращусь в настоящего призрака. А это, скажу я тебе, совсем не то, чего мне хочется, девочка София.

– Ты хочешь сказать, что никто к тебе не проникал? Иоко тут не был, и Деймес и Валес к тебе не заглядывали? – я ни капли не верила этому добродушному мужчине.

– Я их не видел, говорю честно, от всего сердца. Их не было в моем замке. Значит, карты Агамы тебе соврали, как всегда.

Но ведь не только они указали на башню Мертвяка, но и Дерево ракушек, которое хранилось в деревянной коробочке в моем рюкзаке. Что-то тут не совпадало, и я все больше сомневалась в правдивости слов болтливого Зомана.

– Карты Агамы очень старые, они уже утратили свою силу, так что я их не слушал бы. Лучше все делать самой, София, тем более что у тебя есть сила. Ты была в башне Каты, ведь так? Ты что-то почувствовала там?

– Ничего, – быстро ответила я и пожала плечами: – Рассказывай про Иоко.

– Хорошо. – Зоман уселся в кресле напротив, вытянул к огню ноги, обутые в коричневые туфли, погладил свою короткую бородку и принялся рассказывать.

– Каждый мальчик из Вороньего рода должен был пройти обучения в моей башне. Для чего, спросишь ты? Разве их не могли обучить отцы, которые тоже являлись Хранителями и владели Силой жизни? И это правильный вопрос, София, – Зоман кивнул головой и довольно улыбнулся, хотя я и не думала спрашивать. – Но не все мужчины, рожденные в Вороньем уделе, обладали достаточной силой, чтобы обучать. Кто-то просто владел Посохом и мог сражаться с врагом, охраняя свой удел, а кто-то обладал созидающей силой и строил, создавал, возводил и ломал, искал и прятал, правил и побеждал… Или рождался под лучами звезды Магатам. Я тоже родился в тот момент, когда у самого горизонта вспыхнули лучи этой звезды, как ты уже догадалась, София. Ты на редкость умная девочка!

Зоман переплел длинные пальцы рук, посмотрел на них с довольной улыбкой, а затем снова взглянул на меня и продолжил свой рассказ, довольно улыбаясь, словно я уже была его глупой, ничего не понимающей ученицей.

– Вот поэтому все одаренные мальчики попадали ко мне на обучение, чтобы лучше раскрыть свой талант и научиться владеть Силой. В конце каждый мальчик должен был сразиться со мной, ведь последний экзамен – бой со своим учителем. И, конечно, дорогая София, те, кто проигрывал бой, оставались в родных уделах, со своими отцами, и не становились Хранителями. Только Иоко не сдавал мне экзамена. Его отец не пустил своего первенца, держа при себе и надеясь, что гордость рода Иннади послужит их семье. Совершенно верно, София, Иоко (а тогда его звали Им-Сиан) был гордостью своего отца.

– И что? – пожала я плечами.

– Очень хороший вопрос, София, – Зоман довольно кивнул, – ты умеешь увидеть самую суть, что мне в тебе и нравится. Какая проницательная, умная девочка! Иоко обучался у Валеса, и, как мне позже рассказывал его учитель, время было безнадежно упущено. Мальчик вырос и стал заносчивым, гордым, дерзким, самонадеянным и глупым. А ведь ему досталась неимоверная сила! Он родился тогда, когда Магатам сиял в самой высокой точке, и ярче этой звезды не было ничего на небосклоне Мира Синих Трав. Ты можешь себе представить, что происходит с человеком, когда ему достается такая сила, а он к ней не готов? Вот почему Иоко очень быстро перешел на сторону Хозяина. У них был договор, ты слышала об этом? Им-Сиан стал его главным слугой, первым главнокомандующим его войска и провел в наш мир армию мертвяков. А уж что Хозяин обещал ему взамен – этого никто не знает. Но договор существует по сей день, София, поэтому было слишком опрометчиво и опасно возвращать память Им-Сиану. Проводник Иоко не опасен, он даже добр и нередко помогал своим подопечным…

– Ага, оставлял их на съедение лусам, – перебила я не в меру говорливого Зомана.

– Да? – Зоман воздел вверх руки, и на его лице появилась смесь обиды и глупого удивления, как будто я сообщила, что Иоко сожрал все пироги на празднике и ни с кем не поделился. – Этого я не знал. Значит, теперь ты сама понимаешь, каков на самом деле характер твоего Проводника. И ты совершенно права, что не доверяешь ему, София. Я могу лишь удивляться доброте твоего сердца, когда ты отправилась на помощь тому, кто хотел безжалостно предать тебя Хозяину.

При этих словах Зоман оглянулся, как будто Хозяин мог стоять за зелеными бархатными портьерами и подглядывать за нами.

– Да, это верх благородства, такими свойствами может обладать только настоящая Хранительница. Но продолжим наш рассказ и доберемся до правды. Слушай меня, и ты узнаешь, что было дальше. Я приносил клятву Хранителя в Белом храме и оставался верным ей. Поэтому, когда полчища мертвяков напали на мою башню, я принял сражение. Не испугался, не сбежал, а стоял до конца, ибо это был мой долг – служить своему народу до самого последнего вздоха, и я готов был умереть, София, но защитить Вороньи уделы, которые находились рядом с моим замком. И не только их! Около моей башни был сад с Деревом-порталом! Я должен был остановить Иоко и его мертвяков…

Зоман выпрямился и сверкнул темными глазами. Его речь стала страстной и выразительной, и сам он начал походить на искрящую свечу или даже на зажженную петарду, которая вот-вот вспыхнет множеством ярких огней.

– Ты не остановил Иоко, – сказала я ему.

– Я проиграл этот бой, потому что Им-Сиан оказался очень коварен. Он открыл портал для самого Хозяина.

Зоман заговорил совсем тихо, а его глаза, казалось, вот-вот взорвутся от эмоций.

– Нет, я не смог победить Хозяина. Да и кто может противостоять ему? Он прекрасен и велик, София. Я сумел сохранить свой замок и остался его хранителем навсегда. На мне тяготеет жуткое проклятие, из-за которого я не могу покинуть жилище. Что может быть ужаснее? Теперь ты знаешь всю историю: о моем горьком поражении и коварстве Иоко!

И тут мне стало скучно. Зоман и его долгие разговоры надоели мне, и я зевнула во весь рот, даже не стараясь закрыться ладошкой.

– Все! – тут же хлопнул в ладоши Зоман. – Пора заканчивать эти бестолковые разговоры. И о чем я только думал? У меня гостья, впервые за все Безвременье, и она пришла сюда добровольно, а я сижу и болтаю! Поднимайся наверх, София, там есть кровать и горячая вода, если нужно. А я пойду и еще раз поставлю чайник: вдруг тебе захочется чаю.

Сонливость навалилась так внезапно, что я начала клевать носом. Веки вдруг стали такими тяжелыми, что пришлось тереть глаза, чтобы они не закрылись. Зоман наклонился ко мне, и лицо его увеличилось, стало выпуклым, резким и размытым. Глаза округлились, черные зрачки в них превратились в небольшие космические дыры, а ровные квадратные зубы вдруг хищно клацнули, как совсем недавно клацал челюстью дракон-садовник.

– Поднимайся наверх, София, – проговорил Зоман, и его голос прозвучал медленным басом.

Пришлось опереться на Посох, чтобы подняться. Лестница показалась долгой и крутой, а яркий блеск разноцветных свечек лишь слепил глаза.

– Это спальня, – пояснил Зоман, проводя меня в мансарду с накрытым столом. В углу оказалась небольшая дверка, за которой находилась еще одна комната, совсем крошечная, с потолком, нависающим над широкой кроватью. Но зато в углу топилась железная печка, а через окно я увидела звезды.

Я только успела подумать, что звезд в Злых землях не бывает, и тут же закрыла глаза и рухнула на кровать, все еще сжимая Посох.

«Ну все, теперь он меня убьет!» – мелькнула быстрая мысль. Но сил подняться не оставалось, тело наполнили тягучая усталость и приятное тепло: от печки, пушистого пледа, мягкой подушки и даже от скошенного потолка. Теплю, уют и покой…

2

– София, сейчас же проснись! Открывай глаза, быстро!

Голос показался незнакомым. Сонливость не отступала, и я лишь промычала что-то в ответ, отворачивая лицо. Щеки коснулось нечто похожее на воронье перо, и настойчивый голос снова прозвучал совсем рядом, прямо у моего уха.

– Открывай глаза, немедленно! Поднимайся, ну же, иначе получишь по голове, глупая девчонка!

Я решила, что меня нашел Бдук или Дан и теперь нагло пытается помешать моему сну. Ну, сейчас вы получите! Забыли, с кем имеете дело?

Посох тут же оказался в руке, и я вскочила, наставив оружие на того, кто посмел нарушить мой покой.

Лохматый призрачный ворон отпрыгнул, расправил крылья и устроился на спинке кровати. У него были такие знакомые глаза…

– Иоко! – воскликнула я.

– Не так громко, – проговорил он, не сводя с меня пристального взгляда. – Что ты тут делаешь? Я что тебе велел?

– Не помню. А ты что тут делаешь и почему так похож на призрака?

– Я задаю вопросы, София, а ты отвечаешь. Почему ты покинула убежище Агамы? Почему пошла одна в Злые земли?

– Потому что должна была найти тебя и помочь!

– И как, нашла?

– Ну… вроде да. Только не пойму, почему ты похож на призрака?

– А мне почему-то кажется, что это я тебя нашел, Со. Ладно, теперь это не имеет значения. Садись, я кое-что скажу тебе. Только ты закроешь рот и не станешь меня перебивать, как обычно. Понятно?

– Только не таким злым тоном, – буркнула я в ответ, но уже гораздо тише: не следовало привлекать внимание Зомана.

– Сейчас неважно, каким тоном говорю я. Важно то, что твое путешествие закончилось, Со. Ты пришла к Дереву-порталу Хозяина. Ты доставлена, София, понимаешь?

Я молчала, удивленно глядя в черные глаза ворона.

– Знаешь, для чего нужны Проводники? Чтобы доставлять души людей к Хозяину. Это их главное и основное предназначение. Неважно, какой проводник доставит человека, – важно, чтобы тот попал в башню Зомана, а потом в портал. Отсюда только один путь: к порталу. В башне нет дверей и окон, а то, что ты видишь, – иллюзия. – Ворон махнул крылом в сторону квадратного окошка, через которое сияли звезды. – Это не настоящее окно, как и печь, кровать, яркие свечи, которые ты видишь. Только еда настоящая, ее доставляли слуги Хозяина из вашего мира специально для тебя, София. Итак, задание выполнено.

– И что? – не совсем понимала я.

– Обычно я доставлял своих подопечных в башню Мертвяка, и на этом моя миссия заканчивалась. Я не знаю ответа на вопрос «и что?». Теперь, видимо, узнаю.

– Меня отправят к Хозяину?

– Ты уже у него.

– Значит, я убью Зомана и уйду.

– Его невозможно убить, он уже мертв, София.

– Он выглядит как живой!

– Это тоже иллюзия. Тебя обманули, Со. Почему ты не послушалась меня? Ну да ладно, ты ответишь на этот вопрос позже, если уцелеешь и не станешь выполнять предназначение, которое приготовил для тебя Хозяин.

– Какое предназначение?

– Знаешь, что мы сделаем?

– Почему ты призрак-ворон? Ты можешь стать человеком?

– Ты спрашиваешь о ерунде, как всегда, София. Если тебя так тревожит этот вопрос – я не свободен. Пока. Но могу становиться призраком и летать. Я вернул себе себя, скажем так. Со мной будет все в порядке, а вот с тобой – нет. Тебе нужно узнать правду. Например, ты в курсе, как была зачата, кто твои мать и отец?

– Знаю, конечно.

– Тебе стоило бы узнать больше. Пойдем, я покажу тебе кое-что.

– Куда?

– Вставай, быстро! – в хриплом голосе Иоко послышались незнакомые ноты гнева и властности. – Поднимайся, Со!

Я вдруг подумала, что он больше не влюблен в меня и сейчас злится, и расстроенно сжала губы. Наверное, он вспомнил о своих чувствах к Нисе, а я для него теперь – лишь досадная проблема.

Но зато у меня были Посох и сила. Я чувствовала, как стали горячими кончики пальцев, и увидела, что заискрился мой резной, изящный Посох.

– Конечно, демонстрация собственной силы… – прохрипел ворон, – это лучшее, что можно сделать здесь, в башне Мертвяка. Я отведу тебя, но не на главную лестницу: помни, что тут все иллюзорно. Дверь будет сразу, как только выберешься из этой милой спальни, которую заботливо приготовил для тебя мертвяк.

Я пригнулась и переступила порог, но никакой новой двери не увидела.

– Сюда. – Иоко поднялся, пролетел через стол и коснулся крылом стены из красного кирпича.

Она тут же открылась, словно была створкой двери.

– Добро пожаловать в настоящую башню Мертвяка, – сказал Иоко.

3

Там, куда мы направлялись, царила кромешная тьма. Ни одной, даже самой крошечной и обгорелой, свечки, ни одного факела или окошка. Даже рук нельзя было рассмотреть – не то что ступенек.

– Тут лестница. Зажигай свой Посох, – велел ворон Иоко, пролетая вперед.

Он, видимо, обладал отличным зрением и не нуждался в свете, а мне пришлось выставить вперед оранжевый наконечник Посоха. Он загорелся теплым мягким светом, и тут же из темноты выступили неровные, потертые деревянные ступени, просевшие посередине и уходящие вниз винтовым спуском.

– Куда мы идем, ты знаешь? – спросила я и осторожно поставила ногу на первую ступеньку.

– Уходим от мертвяка, пока он не хватился тебя. Внизу есть старая библиотека. По крайней мере, должна быть. В ней ты найдешь нужную информацию.

– Зоман нас быстро найдет. Он показывал, как можно с помощью Посоха обнаружить человека.

– Значит, я покажу тебе, как можно с помощью Посоха скрыть свое присутствие, – донесся снизу ответ.

– Хорошо бы…

В самом конце лестницы оказался длинный, долгий, темный коридор, в котором пахло сыростью, затхлостью и еще чем-то неприятным. Я шмыгнула носом, подумала об оставленной уютной спальне и пожелала башне Мертвяка провалиться.

– Не дождешься. Здесь сосредоточена огромная сила Хозяина и расположены самые главные порталы. Дерево-портал приведет тебя в любой конец Безвременья и в любой мир.

– В любой конец Безвременья я и сама могу попасть, – проговорила я и машинально прикоснулась к висевшему на груди ключу, тому самому, который нашла в замке Каты.

– О, да ты набралась знаний, пока меня не было. И не узнать скромную, добрую девочку Софию, – проговорил ворон, хлопнул крыльями и опустился около высокой двери, такой старой, что дерево, из которого она была сделана, стало черным и пористым.

– Где это мы?

– Библиотека. Дальше ты сама, мое время в облике призрака ограничено. Закройся в этой комнате, поверни Посох перед собой, обведи вокруг и, когда увидишь серебристую пыль, пожелай стать невидимой для всех. Это работает недолго, но нам хватит. Так тебя никто не найдет.

– А где ты находишься? Где ты сам?

– Я тут, в этой башне.

– И как мне тебя найти?

– Не ищи меня, Со, я и сам могу о себе позаботиться. Найди книги с пророчествами и историей рожденных под звездой Магатам, со своей историей. Я скоро вернусь, тогда и поговорим.

Призрачный ворон Иоко пропал, а я осталась стоять перед высокой деревянной дверью. Резьба на ней давно стерлась, и уже невозможно было рассмотреть, что за звери и птицы покрывали ее черные филенки. Хотя что тут думать? Наверняка сплошные вороны…

Я дотронулась до железного кольца в двери и тут же отдернула руку: меня обожгло ледяным холодом, таким сильным, что кончики пальцев покрылись белыми пятнами. Ладно, откроешься без моих рук…

Подняв Посох, я направила его на кольцо, слегка толкнула – и дверь тяжело, медленно распахнулась. Взглянув в темноту, я поежилась, вдруг вспомнив, что рядом со мной никого нет: друзья далеко, Лука остался в склепе Магатама, а Иоко пропал. Еще никогда я так сильно не ощущала собственного одиночества.

Вокруг была сплошная чернота, под ногами – холодный камень, а над головой – жуткий каменный свод, терявшийся во мраке. Где-то в глубине коридора что-то шуршало, словно кто-то перебирал маленькими лапками, подбираясь ко мне в полнейшей темноте.

И тут меня оставила уверенность в своей силе, я нырнула в дверь библиотеки и с силой захлопнула ее. В воздух взметнулась пыль, и в оранжевом свете Посоха я увидела множество мелких частичек, танцевавших вокруг.

Что там Иоко велел искать? Пророчества и историю людей, рожденных под звездой Магатам? Отлично, поищем.

Стеллажи с книгами уходили под самый потолок. Справа и слева располагались полки с книжными корешками, покрытые пылью и едва различимые в темноте. А за дверью я до сих пор могла слышать тихое шуршание маленьких лапок с крошечными коготками.

Как же тут темно, мерзко, сыро, пыльно и жутко!

Что там говорил Иоко о том, как скрыться от всех?

В голове не было ни одной мысли, я трясущимися руками подняла Посох, повернула его, обвела вокруг себя и, пока делала это, взглянула на дверь: убедиться, что она не открылась. Что если сюда ворвется Зоман и превратится в мертвяка? А на мне даже нет волшебного плаща – я по глупости оставила его наверху, в спальне. Зоман станет жутким, мерзким чудовищем и сожрет меня живьем…

Страшные мысли в моей голове копошились не хуже мерзких крыс, шуршавших за дверью. И лишь когда появились серебряные искры и слегка рассеяли темноту, я успокоилась. Вокруг меня в идеально очерченном кругу плясали сотни маленьких звезд.

– Пусть я буду невидимой, – прошептала я, искры вспыхнули с удвоенной силой и пропали.

Но в их коротком ярком свете я успела увидеть названия книг на ближайшей полке. «История пророков», «История звезды Магатам», «Новые пророчества для Мира Синих Трав»…

Отлично, вот на этой полке и поищу. А Иоко должен ко мне присоединиться, если я правильно его поняла.

4

Книги, повинуясь движениям моего Посоха, слетали с полок и плавно опускались на низкий стол у самого камина. Высокие стопки старых, пыльных, темных фолиантов, от которых за метр несло плесенью и ветхостью.

Когда стопки на столике оказались достаточно высокими, я махнула Посохом и заставила зажечься огонь в камине. Дрова хранились здесь же, в больших деревянных ящиках. Старые сухие поленья быстро прогорали, и от них в комнате становилось жарко.

Теперь, когда мрак в библиотеке немного развеялся, я смогла рассмотреть изображение жуткого черепа над камином. Кто-то нарисовал его черной краской, и теперь мрачные пустые глазницы взирали прямо на меня.

Он показался мне знакомым: точно такие же черепушки рисовала когда-то и я.

Нужно было вернуться к книгам, я вытащила первую попавшуюся и принялась читать. Сначала шла сплошная скукота: истории родов, восстаний, войн и прочая тягомотина. Списки Вороньих уделов, описание замков, перечень имен и изображения разных гербов – прямо Средневековье какое-то.

Но один герб вдруг привлек мое внимание: на прямоугольном темно-синем фоне белел череп, тот же, что красовался на стене библиотеки. Кто это, интересно, так любил черепа? Так-так, Вороний род с диковинным названием «Белые головы». Я пробежала глазами список всех мужчин этого рода и равнодушно перевернула страницу.

Ничего интересного.

Закрыв книгу, я приступила к следующей: снова списки родов, истории поместий, восстаний, предательств и распрей. Скучная информация. И мне предстоит пересмотреть кучу пыльных страниц, от которых пальцы становятся буквально черными, а в носу щекочет и хочется чихать?

Да и что я вообще должна в них найти?

Мое внимание привлекла небольшая книжечка, на обложке которой снова был череп: «История сбывшихся и несбывшихся пророчеств рода Белых голов». Ладно, посмотрим, что там у них сбылось. Небось опять какая-то ерунда…

Но на первой же странице была изображена звезда Магатам.

Да благословен будет род Белых голов, ибо из этого дома придет в мир могущественная Чародейка. Никто не знает, добро или зло принесет она Миру Синих Трав, но ее приход возвещен, она уже близко. Девочка, отмеченная судьбой.

Я вздрогнула и почувствовала, как заколотилось сердце.

«Девочка, отмеченная судьбой» – о ком здесь написано? Снова пророчество о могущественной чародейке, которая родится под звездой Магатам? Что-то похожее было в склепе вместе с моим портретом. А еще Лука почему-то не хотел, чтобы я об этом знала.

Я снова перевернула страницу: список сыновей Вороньего рода, их портреты, истории и… портрет девушки. Светловолосая, сероглазая, с очень тонкими и изящными чертами лица.

Амалина, старшая дочь древнейшего рода. Ее отец являлся Хранителем замка Зомана с тех времен, когда Зоман еще не родился. Амалина оказалась единственным выжившим ребенком, потому что все ее младшие братья умерли во время эпидемии лихорадки. Девушка должна была стать наследницей огромного замка и прекрасного сада.

Однажды Амалина нашла удивительное семечко в сокровищнице своего отца. Оно было из другого мира; девушка посадила его в саду и загадала желание. У нее был возлюбленный – конюший, с которым Амалина хотела прожить всю жизнь, и она пожелала всегда быть рядом с ним.

Из семечка выросло дерево, большое и невероятно красивое. Но желание Амалины не исполнилось. Однажды отец девушки застал влюбленных вместе и приказал выпороть парня плетьми и выгнать его из Вороньего удела. Простой смертный не должен был рассчитывать на брак с дочерью Хранителя.

Расстроенная Амалина прибежала к своему любимому дереву и пожелала исчезнуть из Мира Синих Трав, прося о смерти. Но дерево пожалело ее и отправило в другие земли. Дерево оказалось порталом, через который могли проходить только те, кто обладал особой силой и особыми познаниями.

Амалина попала в другой мир и встретила парня. Они полюбили друг друга, и у них родился сын. А когда он вырос, у него родилась дочь. И у этой маленькой девочки, по предсказаниям, не должно было быть детей: потомки Вороньего рода могут оставить после себя только два поколения в других мирах – таков закон Хранителей.

Девочка выросла и узнала о своем проклятии. Она пожелала снять его и нашла колдунью. Но все имеет свою цену, и, чтобы снова иметь детей, ей следовало отдать первого ребенка чародейке.

Девушка приняла условия и зачала. Оказалось, что она носит двоих детей, девочек. Одна из них принадлежала колдунье, и та пометила своего ребенка особой меткой. Когда он родился, мать сразу увидела эту метку.

– Оставь девочку отцу, а сама уезжай как можно дальше, – велела девушке колдунья, – иначе мир твоих предков настигнет тебя.

Девушка забрала одну дочь, а вторую, помеченную злом, оставила отцу. Он растил ее, не зная, что этот ребенок обладал силой Хранителей и в день его рождения звезда Магатам стояла в самом зените. Вся сила звезды Магатам досталась этой девчушке, и однажды она вернется в Мир Синих Трав, чтобы исполнить свое предназначение.

Но никто не знает истинного предназначения Отмеченной и что ей суждено сделать. Пророчеств много, но какое из них сбудется?

Глава 23

1

Это была моя история, как будто писавший знал меня лично. Девочка, отмеченная с самого зачатия, оставленная матерью, выросшая с отцом и очень рано осознавшая свои способности.

Но почему все это произошло со мной? Я обычная школьница, у меня была самая привычная жизнь, в которой присутствовали уроки, сериалы, социальные сети, сенсорный телефон, любовь к рисованию и шопингу… Да, я не первая красавица в классе и даже не вторая – ну и что? Мало ли людей с такими родимыми пятнами?

Со мной не должно было ничего такого случиться, это все глупости…

Вдруг вспомнилось каменное изображение в склепе, и я невольно поднесла ладонь к лицу, закрывая щеку с пятном. А вдруг меня специально изуродовали и моя мать действительно ходила к колдунье, а та наложила проклятие, чтобы отличать меня с самого рождения?

Но это так ужасно и подло!

Я с силой и со злостью сжала древко Посоха и вдруг отчетливо услышала шаги в коридоре. Кто-то шел прямо к библиотеке, не скрываясь и не таясь. Стук, стук, стук – стучало древко его трости.

– София, куда ты подевалась? Я почувствовал, что ты здесь. Ты воспользовалась своим волшебством? – раздался голос Зомана, и я вздрогнула.

Дверь в библиотеку скрипнула и стала медленно открываться, впуская холодный воздух из коридора. Это походило на страшный сон, и я чуть не закричала от испуга.

На пороге возник Зоман; он покрутил головой, оглядывая помещение, прищурился и что-то прошептал. Затем приблизился, и мне вдруг почудился приторный, тошнотворный запах тления. Пальцы Зомана, сжимавшие древко его посоха, казались мертвенно-синими, словно в них уже давно не поступала живая кровь. Они слегка шевелились, а я неподвижно стояла, не в силах отвести от него взгляда.

Видит ли он меня? Судя по всему, нет. Он лишь принюхивается, точь-в-точь как те мертвяки, мимо которых нам доводилось проходить в Злых землях. Дергает носом, нервничает и кривит рот.

А вдруг он прямо сейчас примет облик полуистлевшего мертвяка, а его глаза тут же провалятся внутрь, череп оголится, зубы выступят вперед и это чудовище накинется на меня?

Еле сдерживая крик, я замерла на месте. Лучше стоять и не двигаться: не дрожать, не дышать и не моргать, – дожидаясь, пока это чудовище уберется.

Вспомнился вдруг дурацкий стишок-заклинание.

Если знаешь правду, то не дыши…

Зоман действительно не видел меня и книг, сваленных на столе.

– Ты была здесь, это точно, – пробормотал он, – но куда же ты пропала? Впрочем, покинуть мою башню ты не могла, значит, находишься где-то тут.

Хозяин башни развернулся и зашагал прочь, слегка покачивая посохом. И лишь когда за ним закрылась черная дверь, я позволила себе осторожно выдохнуть. Повернулась к книгам и поняла, что вот-вот заплачу. Потому что, если верить этим записям и тому каменному изображению в склепе Магатама, я и есть Отмеченная – та самая девочка, которую отметил Злой дух.

И та, кто освободит время.

2

В темной библиотеке царила абсолютная тишина. Смолкли шаги Зомана, улеглась пыль и даже мелкие грызуны перестали шуршать. Я слышала только собственное прерывистое дыхание и стук своего сердца, готового проломить ребра.

«Что ж, ладно, – подумала я. – Пусть я буду той самой Отмеченной, но как узнать, что делать дальше? И почему в одних предсказаниях написано, что я освобожу время, а в других – что стану противником Иоко? Какое из них правильное?»

Я снова взялась за книги, чтобы отыскать хоть какую-то подсказку. Старые, пожелтевшие страницы поскрипывали, неохотно открывая мне запыленные события прошлого. Мелькали имена, карты, рисунки старых замков и оружия, но все это не казалось важным и интересным, и я пропускала целые абзацы и главы. Мне нужны были подсказка, совет.

Иоко, возможно, помог бы разобраться, но его рядом не было. Зато в моем рюкзаке лежала деревянная коробка с Деревом ракушек. Она всегда помогала, и там еще остались целые две фишки: два желания, которыми я могла воспользоваться.

Итак, мне нужно узнать свое предназначение, понять, кто я такая и что должна сделать.

Лямка рюкзака легко соскользнула с моего плеча, молния разъехалась с легким жужжанием, и я достала заветную шкатулку. Медленно и осторожно я достала свиток и расстелила его на столе, отодвинув стопки книг. Затем достала фиолетовую ракушку, задумчиво погладила ее пальцами и аккуратно пристроила на ветку нарисованного дерева.

Ветка качнулась, и волшебство началось.

Ветер, ветер, облака.

Замок, башня Мертвяка.

Темный склеп и мрачный зал,

Старый ворон много знал.

Что желаешь ты понять?

Что тебе нам подсказать?

Пальцы задрожали, когда я прочитала надпись на пергаменте. Облизав сухие губы, попыталась проговорить вопрос, но поняла, что запинаюсь после каждого слова, и сделала глубокий вдох.

– Как мне освободить Иоко? Что для этого нужно сделать? – выдохнула я и нервно сжала Посох.

Почему вырвалось именно это желание? Я ведь думала совсем о другом!

– Вечно ты переживаешь за своего красавца, – раздался знакомый скрипучий голос, и из темного угла библиотеки вынырнула приземистая фигурка.

Мой знакомый тролль Бдук ковылял ко мне, хмуря лохматые брови и потирая смешные толстенькие ладошки.

– Как ты тут оказался? – удивилась я, машинально прикрывая рукой пергамент.

– Все замки Безвременья открыты для меня, ведь я тролль, чьи предки когда-то помогали создавать все эти Вороньи уделы. И зачем ты, София, загадала такое глупое желание? Ты же вовсе не это хотела узнать! – ворчливо сказал Бдук, выпятил нижнюю губу и зло посмотрел на меня снизу вверх.

– Это не твое дело!

– Конечно, не мое. Но кто нашел для тебя эту карту?

Вдруг пергамент шевельнулся, и проступила надпись:

«Ищи договор на листьях Дерева-портала. Найдешь его – и освободишь Иоко».

– Началось… – буркнул Бдук и скорчил мерзкую рожицу.

– У дерева нет листьев, – проговорила я.

– Значит, нет и договора, – радостно закончил за меня Бдук и снова потер пухлые ладошки.

– Я была у этого дерева, совсем близко. От него остались лишь черный обгоревший ствол и обрубки ветвей… – прошептала я, не обращая внимания на болтовню тролля.

– Знаешь, чего тебе не хватает? Знаний. Ты просто не знаешь, как надо управляться с Деревом-порталом. Думаешь, ты видела его настоящий облик?

А ведь Бдук прав! Здесь, в Злых землях, все иллюзорно и не такое, каким кажется. Даже Иоко-ворон говорил об этом. Но как вернуть Дереву-порталу его первоначальный вид? Может, информация есть в книгах?

Высокие стеллажи уходили к самому потолку и терялись в темноте. На них хранились сотни, тысячи томов, и на поиски подсказки может уйти не один год.

– А ты знаешь, как управлять Деревом-порталом? – быстро спросила я у Бдука.

– Откуда? Я что, похож на Хранителя? – Троллик возмущенно шмыгнул носом.

– Ты наверняка в курсе, – проговорила я, – потому что везде суешь свой нос, за всеми подсматриваешь и подслушиваешь. Зачем ты следишь за мной, а?

– Потому что ты – могущественная Чародейка, – нисколько не смутившись, ответил Бдук, – и совсем скоро займешь замок Каты. Тогда я стану твоим любимчиком, потому что всегда тебе помогал.

– С чего ты взял такую глупость?

– Скоро сама увидишь, София, – довольно пропыхтел Бдук и подпрыгнул на месте.

– Ты бестолковый обормот, – вздохнула я. – Но где-то же должны быть подсказки. Этот замок точно знает, как работает Дерево-портал.

– А если все листья сгорели и договор – тоже? – весьма логично предположил Бдук. – Тогда и искать нечего.

– Нет, тролль. Если карта сказала, что следует искать на них, значит, так и есть. Зоман точно знает об этом. Может, он мне и расскажет…

Я вздохнула, подняла Посох и провела вокруг себя линию, взметая в воздух серебристые звездочки. Пусть снимется моя невидимость и я обрету силу, чтобы найти мертвяка и задать ему парочку вопросов.

Мне следовало послушаться совета Иоко-ворона и ждать его в библиотеке, проявить хоть грамм мудрости. Но я ведь считала себя сильной и умной и не сомневалась, что сумею обмануть мертвяка Зомана.

Глава 24

1

Я выбралась в темный коридор и подняла Посох повыше, освещая себе путь. Что там говорил Иоко-ворон о том, что все здесь иллюзорно? На самом деле в Безвременье все ненастоящее, куда ни глянь.

Как же это надоело!

Во мне вскипал гнев, и я вдруг поняла, что желаю путешествовать по настоящей башне Зомана, а не по придуманным специально для меня иллюзиям.

– Бдук, ты ведь можешь видеть замок таким, какой он есть на самом деле, правда? – спросила я пыхтевшего рядом тролля.

– Ну конечно, – важно заговорил тот. – Мы же тролли, строители замков, и все эти фокусы сразу узнаем.

– Тогда веди меня по настоящим коридорам. Сможешь?

– Только, чур, мертвяк не должен меня видеть. Он, знаешь ли, не любит мой народ.

– Само собой. Я тебя предупрежу и когда что-то почувствую, ты спрячешься, договорились?

– Договорились, мудрая Госпожа. Конечно, Бдук тебе поможет! Бдук всегда будет тебе помогать! – тролль растянул губы в нелепой улыбке и торопливо засеменил толстыми ножками.

Оказалось, этот малыш отлично ориентируется в темноте. Он разглядел какой-то поворот, скрытый во мраке, и уверенно поманил меня коротким пальчиком. Бесшумно шагая, тролль двигался так, будто всю жизнь провел в замке Зомана. Короткий лестничный пролет – Бдук предупредил, что ступени узкие и старые, – затем еще один поворот, коридор, снова лестничный пролет. Мы пробрались через галерею, высокие стрельчатые окна которой оказались заложенными черными гладкими булыжниками.

– Испортили всю красоту, – коротко буркнул Бдук, бросив быстрый взгляд на замурованные окна.

– Неужели тролли строили этот замок?

– Помогали. Главный проект принадлежит нам. Видела бы ты наш мир!

– А почему же вы не живете в своем мире?

– Потому что у нас водятся гоблины. Если бы ты видела этих тварей, то не задавала бы лишних вопросов.

– Почему же гоблины не проникли в Безвременье?

– А что им тут делать? Одни призраки и пустота. Им нужна пища: живые люди или тролли. Призраками они не питаются. Понимаешь меня?

– Ну, некоторые тролли тоже не прочь съесть человека, – хмыкнула я.

– Да, есть среди нас дураки. Ты, наверное, говоришь о тех, кто живет в Туманной Зыби? «В семье не без урода» – есть такая старая поговорка. Но я не принадлежу к мостовым троллям. Я – замковый, а это, знаешь ли, много значит.

– Тихо! – вдруг сказала я и протянула руку с Посохом, освещая темноту коридора.

Бдук тут же прекратил болтать и замер, а потом кивнул, тоже услышав тихий разговор где-то вдалеке. Один из беседовавших произносил слова мягко, осторожно и почтительно. Звуки терялись в глубине коридора, но меня вдруг разобрало любопытство, кто это мог быть, потому что голос явно не принадлежал Зоману.

Стараясь двигаться как можно тише, я подкралась к высокому арочному проходу и заглянула за него. За толстыми грубыми колоннами еле заметно мерцал огонь, горевший в огромном неуютном камине. Рядом грел руки Дан: этого парня я узнала сразу по высокому росту и гордой осанке. Такую фигуру ни с кем не спутаешь. Теперь он был без плаща, просто в черном кафтане и своих неизменных высоких сапогах.

– Клятые холодные земли, – бурчал он.

– А что ты хотел? – совсем тихо прозвучал голос мертвяка, но самого Зомана я не могла видеть из-за колонн.

– Я хочу перестать слоняться по Злым землям и прятаться от полудохлых существ. Итак, я выполнил свое задание. Теперь я свободен и могу больше сидеть на воротах и поджидать подопечных, верно?

– А что ты собираешься делать, милый? – мягко спросил Зоман. Голос звучал ласково, но от него по спине почему-то побежали мурашки.

– Хочу вернуться в свой замок, обустроить его и жить там.

– В развалины? Как ты себе представляешь жизнь в них? Ваш удел разрушен, Дан-Тиун Сиан-Иннади. Ваши земли – это огромное болото, где водятся только лусы и хасы. Времени нет, и ты хочешь провести вечность в их обществе, в этом сыром месте?

Имя Сиан-Иннади резануло слух, и я насторожилась. Оглянувшись на Бдука, приложила палец к губам, и тот понимающе кивнул, при этом его уши задвигались, словно прислушиваясь к звукам, как это делают собаки.

– Я найду для себя занятие, – резким, недовольным голосом ответил Дан. – И мне нравится эта девчонка. Если бы она не была нужна тебе…

– Мне? Ты, верно, с ума сошел, милый, – все так же мягко ответил Зоман, – или у тебя и вовсе не было ума. Мне не нужна девчонка ни из этого, ни из другого мира. София нужна Хозяину. Наконец он заполучил еще одного Хранителя, вернее, Хранительницу. Хозяина забавляет, что он с такой легкостью разрушает все планы Создателя. Тот хотел спасти мир, но именно Хранители его и разрушили. И теперь каждый из них служит Злому духу разрушения, Духу смерти. Ты представляешь, каков масштаб этой задумки? Можешь хоть немного пошевелить тем, что у тебя внутри черепушки? Или там водятся одни лишь похотливые желания? Наверняка ты мечтал о том, чтобы покувыркаться с Софией в своих семейных развалинах, да? Признайся!

– Это мое дело, о чем я мечтаю, – буркнул Дан.

– Конечно, дорогой! Меня это не касается. Но будь осторожен в своих желаниях! Не переходи дорогу Хозяину и забудь о Софии. У этой девочки великое будущее, она необычайно талантлива! Давно я не встречал такой силы, чистой, нерастраченной, концентрированной, искрящейся…

Зоман замолчал, и на какое-то время воцарилась тишина. Лишь еле слышно потрескивали дрова в камине.

– Впрочем, теперь твои желания не имеют никакого значения. София в замке, и я хочу, чтобы ты не маячил перед ней. Сиди тут, внизу, и помалкивай. Впрочем, если желаешь, можешь убраться в свои развалины.

– Да, я уйду. Мне тут больше нечего делать. Я сдержал свое обещание, теперь ты выполняй свое.

– И выполню, не волнуйся. А ты ешь, ешь, лакомств у меня нынче предостаточно. Запасся ради дорогой гостьи. Сейчас на кухне готовят роскошный завтрак: молочную кашу с фруктами, йогурт, домашнее печенье… Жаль, что я уже давно перестал ощущать вкус продуктов. Есть то, о чем жалеешь, только когда утратишь, мой милый, ты тоже помни об этом, – добродушно разглагольствовал Зоман.

Меня вдруг охватило непреодолимое желание увидеть этого мертвяка. Конечно, я уже давно поняла, что совершила ошибку, пробравшись в замок колдуна. Надо было оставаться в убежище Агамы. Но ведь я стремилась к Иоко, хотела найти его и почти это сделала. Практически поняла, как его освободить! Сейчас мне, несмотря ни на что, нужна была помощь болтливого и самонадеянного Зомана.

Поэтому я, стараясь держаться в тени, перебежала от одной колонны к другой и осторожно заглянула за нее. Едва освещенный скудным пламенем очага, Зоман сидел на старом темном резном стуле с высокой спинкой, и лицо его, повернутое к огню, казалось задумчивым и серьезным. Он медленно поглаживал темный подлокотник стула, вновь и вновь проводя по нему длинными тонкими пальцами, и даже не смотрел в сторону Дана, как будто тот был надоедливой собачонкой.

Зоман точно знает, что за договор заключил Иоко и где он хранится. Да и про Дерево-портал мертвяку известно лучше других. Кому, если не хранителю башни, могут быть известны секреты здешнего сада?

Выходит, Дан должен был специально заманить меня в эту башню, прямиком в лапы Хозяина и его верного слуги Зомана – вот такое мерзкое задание. Впрочем, то же самое говорил мне и Иоко-ворон.

Я спряталась за колонной и попятилась в темноту, тихо ступая на цыпочках. Оглянулась – и во мраке не увидела никого. Бдук сливался с темнотой.

Нужно было затаиться и подумать, что делать дальше.

Стараясь не шуметь, я двинулась вглубь коридора.

2

Я попросила Бдука найти для меня укромное местечко в башне.

– Зачем? Ты же понимаешь, что мертвяк тебя все равно найдет. Этот колдун отлично чувствует свой замок, – сказал тролль.

Мне вспомнились недавние уроки Зомана, когда он учил меня пользоваться Посохом, чтобы узнать местонахождение человека. Точно так же колдун может найти и меня. Прятаться не было смысла, лучше было находиться на виду.

Нужно стать хитрее.

– Сможешь отвести меня назад, в комнаты, где я спала? Туда, где горят разноцветные свечи?

– В мансарду? Смогу, конечно. Это близко, но придется много шагать по ступеням, – легко согласился Бдук.

И мы с троллем вернулись в теплые светлые комнаты. На столе все еще стояли вазочки с конфетами и серебряный чайник, а на иллюзорном окне висела ненастоящая шторка. Здесь было тихо, и я расслабилась.

– Теперь тебе лучше убраться, если не хочешь, чтобы тебя кто-то увидел, – посоветовала я троллику, и тот с готовностью отступил в угол, шмыгнул за комод и растворился в сумраке.

Эх, прилетел бы теперь Иоко! Я смогла бы выудить нужную информацию…

Но вместо моего Проводника в комнату вошел сам Зоман. Видно было, что он торопился, поднимаясь по лестнице, запыхался, устал и теперь смотрел на меня с удивлением и нескрываемой радостью.

– Ты здесь, София? – спросил он, как будто сомневался, что я окажусь в своей спальне.

– А где я должна быть? – Пришлось пожать плечами и придать лицу невинное и глуповатое выражение.

– А где ты была?

– Хотела опробовать силу своего Посоха и узнать, что я еще могу с его помощью. И мне удалось найти библиотеку. Я прочитала в книгах много чего интересного.

– И что же ты прочитала? – Брови Зомана взметнулись вверх, и он слегка улыбнулся.

– Что я, оказывается, последний потомок здешнего рода. Скажи мне, Зоман, не являешься ли ты представителем рода Белых голов?

– Белые головы? – Мертвяк задумчиво потер подбородок, после слегка прикрыл глаза, как будто погружаясь в воспоминания. – Да, когда-то он звался именно так.

– Значит, я – твой потомок. Вот что было в книгах, – я хлопнула ресницами и постаралась выглядеть наивной.

– Ты не знала этого? – прищур Зомана не изменился, но теперь он смотрел на меня сквозь черные ресницы сверкающими от любопытства глазами.

– Откуда я могла знать?

Наступил решающий момент. Я слегка подняла подбородок и тихо попросила:

– Ты не согласишься меня учить? Ты говорил, что всякий мальчик-Хранитель должен был непременно обучаться у тебя. А как насчет девочки?

– Конечно! – Зоман радостно поднял руки и улыбнулся. Улыбка у него вышла красивая и даже немного добрая. – Конечно, дорогая! Я научу тебя всему, что знаю. И пусть ты будешь моей последней ученицей – я сделаю тебя лучшей, с твоими-то талантами, милая!

– Вот и славно. Когда начнем?

– Сегодня. Солнце село, красные фонари уже горят. Пора завтракать. Спускайся вниз, в мою комнату, там для нас накроют на стол.

3

Нет, я не сошла с ума.

Едва Зоман убрался из крошечной мансарды, как силы покинули меня, и пришлось опуститься прямо на пол. Теперь я – ученица старого мудрого Зомана. Но ведь я действительно его потомок, значит, его плоть и кровь, часть его рода и колдовства. И если он примет меня за свою, то откроет все секреты. Ведь он этого хочет, я видела его заискрившийся взгляд. Зоман страшно радовался тому, что заполучил в свои стены могущественную Хранительницу, к тому же последний побег его родового дерева.

Теперь мне остается только подыграть ему: слушать и не перебивать, внимать и впитывать. И тогда я доберусь до всех тайн замка Мертвяка.

Послышалось хлопанье крыльев, что-то зашуршало в воздухе, и мои волосы тронул легкий ветер. Подняв голову, я увидела призрачного ворона: Иоко снова прилетел ко мне.

Мой любимый был так близко, что я могла протянуть руку и дотронуться до него. Дотронуться – и все равно не ощутить: не погладить, не приласкать, ведь это всего лишь призрак…

Я грустно улыбнулась, но Иоко раскрыл клюв и заговорил, хрипло и зло:

– Что ты надумала, девчонка? Зачем ты напросилась в ученицы к мертвяку?

– Послушай, Иоко, я кое-что узнала…

– Я знаю, что ты кое-что узнала. Лучше бы ты сидела у Агамы и не лезла туда, куда тебя не просят!

– Ты не понял. Я нашла в книгах свою историю и поняла, что мои предки происходят из Мира Синих Трав…

– Поняла и не сделала никаких выводов!

– А какие я должна была сделать выводы? Что мне теперь, страдать и сходить с ума оттого, что я родилась под звездой Магатам? От меня здесь ничего не зависит. Думаю, нужно воспринимать это как данность…

– И ты хочешь, чтобы Зоман сделал из тебя Черную колдунью, а Хозяин – забрал память и отослал в твой мир? Хочешь вернуться туда его темным слугой?

– С чего ты взял, что у меня будет такая же судьба, как и у тебя?

– Потому что я знаю, как действует Хозяин! Он пользуется нашим желанием помочь своим друзьям и близким!

– И что теперь, не помогать им?

– Он переиграет тебя, Со, – устало проговорил Иоко, сложил крылья и медленно переступил с ноги на ногу, – как переиграл меня. И мне не хочется этого… я бы защитил тебя, укрыл и спрятал, если бы мог как-нибудь справиться со своими проблемами, понимаешь? Я ведь не один, со мной друзья…

– Кто, Ниса-Эви? Ты знаешь, кто она такая?

– Теперь знаю.

– Она предала тебя, это ты знаешь?

– Она понимала, что делала…

– Ниса специально предала тебя, Иоко! Она тебе не друг, и Ката тоже тебя ненавидит…

– Есть за что. – Иоко-ворон поднял голову и пристально посмотрел на меня. – Послушай, я понимаю, к чему ты клонишь. Ты владеешь силой и желаешь научиться ею пользоваться. Но я сам научил бы тебя, Со. Ты мне веришь?

Я промолчала.

– Веришь, Со? – повторил Иоко-ворон, глядя мне прямо в глаза.

Он был птицей-призраком, но его взгляд снова стал таким же пронзительным и резким, как в первую ночь нашей встречи. Он словно пытался заглянуть в мою душу, и мне хотелось, очень хотелось, чтобы он это сделал: чтобы понял меня, стал ближе и больше не осуждал.

Все еще глядя в его глаза, я тихо проговорила:

– Верю.

– Тогда уходи отсюда, нарисуй убежище Агамы и вставь в него свой ключ. Там ты будешь среди своих.

– А как же ты?

– Я тоже освобожусь. Обещаю.

– Аннулируешь свой договор, да? – не удержалась я.

Иоко удивленно отпрянул и спросил:

– Откуда ты знаешь про него?

– Разговорчивый Зоман проболтался. Я знаю, что у тебя был какой-то договор с Хозяином. Правильно?

Ворон хлопнул крыльями, поднялся и уселся на спинку стула, оказавшись на уровне с моим лицом. Наклонил голову, посмотрел на меня внимательно, слегка прищурившись, и заговорил:

– Тебя это не касается. Не лезь туда, Со. Упрямая девчонка!

– Что это за договор?

– Хозяин со всеми его заключает. С тобой тоже заключит.

– У него ничего не выйдет.

– Ты слишком самоуверенна, глупая маленькая девочка, и не представляешь, куда лезешь. Иди к Агаме! Слышишь меня? Или тебя выгнать силой?

– У тебя не хватает сил, даже чтобы освободиться. Думаешь, я не догадалась, почему ты принимаешь облик призрачного ворона? Я прочитала про это совсем недавно, в книгах в библиотеке. Это ведь ты велел мне изучить их, верно?

– Тогда почему задаешь глупые вопросы? Ты всегда задаешь глупые вопросы…

– Хочу уточнить: ты говоришь о доверии, но как я могу тебе верить, если ты ничего мне не рассказываешь? Где ты сейчас находишься и почему Посох не показывает тебя в этом замке?

– Ты искала меня с помощью Посоха? – не понял Иоко. – Откуда ты узнала про этот фокус?

– Зоман рассказал. Он обещал еще много чему научить.

– Посох ограничен маленьким радиусом действия. Он не может проверить весь замок, только часть.

– Тогда как тебя найти?

– А что, твой Бдук не приведет ко мне?

– Откуда ты знаешь про тролля? – настал мой черед удивляться.

– Потому что с этим паршивцем и его отцом я хорошо знаком. Бдук приведет тебя ко мне, и мы поговорим. Только будь осторожна и отправляйся в путь после завтрака с Зоманом.

Иоко исчез в мгновение ока. Просто пропал, как сказочная картинка с монитора ноутбука.

– Ладно, Бдук, показывайся, – тихо проговорила я.

И мой старый знакомый, пыхтя и чертыхаясь, выбрался из темного угла за комодом.

– Он всегда меня почует, это же Им-Сиан, – проворчал он, возмущенно вытирая нос кулаком.

4

– Значит, ты всегда знал, где находится Иоко, и молчал? Морочил мне голову, да? – тихо и зло проговорила я, протягивая ладонь и чувствуя, как наливается силой возникший в воздухе Посох.

– Нет-нет, не доставай свой Посох, могущественная Хранительница. Умоляю, пожалей Бдука, ведь я столько тебе помогал! – залепетал тролль. – Я просто хотел, чтобы ты нашла свою силу: как только увидел, что Каменное сердце в замке Каты снова проснулось, сразу понял, что оно выбрало тебя! А я служу только самой сильной Хранительнице. К тому же Иоко сам заслужил то, что с ним происходит. Он злодей, и ты зря стараешься ему помочь…

– Ты знаешь, где он?

– Я не знаю, но могу найти. Все могу найти в этом замке, я же замковый тролль, Госпожа! Сейчас тебе стоит спуститься к завтраку с Зоманом, а после мы найдем Иоко. Тебе пора, внизу уже звенит колокольчик!

– Голову тебе оторвала бы, лживый тролль, – буркнула я, убирая Посох. – Ладно, жди меня тут.

Вздохнув, я бросила взгляд на грязные кеды, вытерла о джинсы пыльные руки и, глянув в маленькое зеркало, быстро пригладила две растрепанные косы, проведя перед своим лицом Посохом. Пусть мое пятно красуется на щеке и Зоман любуется моим уродством!

Если я Отмеченная – так тому и быть.

Почему-то настроение у меня совсем испортилось и стало так тошно, что захотелось плакать. Только почему – я не могла понять.

Глава 25

1

Да, аккуратностью я не отличалась. Кеды норовили вот-вот развалиться прямо на моих ногах, покрытые пятнами джинсы так протерлись, что сквозь небольшую прореху проглядывало колено. Я поправила мятую клетчатую рубашку, застегнув ее на все пуговицы, и зябко ежилась, пока спускалась по длинной лестнице мимо горящих разноцветных свечей.

Иоко вел себя так, будто я его раздражаю, словно я стала для него чужой, просто мерзкой, глупой девчонкой, досаждающей ему. Мой Проводник стал совсем другим, возможно, потому, что окончательно вспомнил свое прошлое. Ведь в прошлом у него была красавица Ниса, могущественная чародейка, в которую просто невозможно было не влюбиться.

Зачем ему я, девочка, которая постоянно задает глупые вопросы? Я вполне понимала, что не ровня своему Иоко. Да, в моих жилах течет удивительная сила, но что я могу, если даже с такой простой вещью, как поиск с помощью Посоха, Зоман обманул меня? Я ведь действительно ничего не знала о своей трости, Силе жизни и еще о многом другом.

Возможно, Иоко был прав, что мне следовало вернуться в убежище Агамы и наблюдать, как Ниса мечтает о том, чтобы вернуть себе Им-Сиана. А мое место – в углу возле печки…

Только этого не будет!

И если Зоман решил меня учить – что ж, так тому и быть. Я не переживаю о том, что потеряю время, просиживая в башне Мертвяка, ведь времени нет. Можно сколько угодно рыться в библиотеке, учиться управлять Посохом и пить чай с лимоном – никто никуда не опаздывает.

Когда я вернусь, Ниса увидит, что я уже не глупая маленькая девчонка! И Иоко это тоже поймет.

Решительно подняв голову, я прошла в большую комнату с камином, где у огня стоял накрытый стол и пахло сдобным печеньем, кофе и шоколадом.

– Добрый вечер, София, – добродушно поприветствовал меня Зоман, который в этот раз нарядился в зеленый кафтан-пиджак с узорчатой золотой каймой. – Мы, дети Вороньего рода, начинаем обучение с закатом солнца. Так принято у нас, потому что ворон – птица черная. И мы с тобой будем беседовать только при свете двух лун, таковы мои правила. Ты согласна принять их?

– Согласна, если они не будут странными, страшными или глупыми.

– Оговорка принята. Тогда приятного аппетита, девочка.

И Зоман пригласил меня за стол.

2

Он был невероятно галантен, этот старый мертвяк, выглядевший как красивый и умный мужчина. Говорил мало, но спокойно и интересно; рассуждал о прошлых временах и давно умерших людях, рассказывал историю башни.

– Если ты действительно мой потомок, родившийся в другом мире, то надо найти твое место на дереве нашего рода. Каждый человек имеет свое место, так принято в Мире Синих Трав, – говорил он, медленно попивая горячий чай из чашки.

– То есть нужно определить, на какой ветке рода должна находиться моя фотография? – буркнула я, продолжая жевать хлеб с маслом.

Мне вовсе не хотелось строить из себя воспитанную девицу, да я и не выглядела так в своих драных джинсах и мятой рубашке. Поэтому я безжалостно крошила на белую скатерть, вытирала рот ладонью и громко отхлебывала чай, вообще не заботясь об этикете.

Впрочем, Зомана это не смущало, и он делал вид, что все в порядке.

– Не так грубо. Мы определим, кто был твоим дедом и прадедом.

– Их я знаю, и они никак не относятся к Миру Синих Трав, – тут же пояснила я.

– Посмотрим, – уклончиво ответил Зоман. – Сегодня мы с тобой только определим твое место в роду. Это первый шаг на пути обучения Хранителя – осознать себя и свое предназначение.

– Да, Иоко уже говорил мне об этом.

– Когда? – тут же оживился Зоман.

Не хотелось, чтобы мертвяк решил, будто я что-то скрываю, потому пришлось поделиться тем, как к моему Проводнику начала возвращаться память и он немного рассказал о своем обучении у Валеса. Эта информация не казалась важной и секретной, и я изложила все подробно, с деталями вроде натертых ног и дурацких рожек Ханта.

– Да, этот парнишка постигал премудрость Хранителей у Валеса, не у меня, помню. В этом и есть его проблема: он не смог до конца раскрыть свой потенциал и стал жертвой Хозяина, а это привело к беде целый мир. Когда Хранитель не выполняет своего предназначения, мир погружается во тьму.

– Ага, это как если бы ангелы в нашем мире вдруг стали заодно с бесами, – согласилась я.

– Кто такие ангелы? – тут же спросил Зоман.

– Это Хранители в нашем мире. Точно не знаю, сама я их никогда не видела. У нас считают, что это легенда, якобы у каждого человека есть свой ангел-хранитель. И есть черные бесы, которые вредят людям.

– А-а-а… – медленно протянул Зоман, поглаживая свою толстую кружку с чаем, – интересно…

Я пожала плечами и сунула в рот шоколадную конфету, бросив на стол цветную обертку.

– Ты сыта? – Зоман поднял вверх темные дуги бровей и нетерпеливо забарабанил по столу. Длинные смуглые пальцы мертвяка почему-то напомнили мне ноги паука, и я ощутила холодные мурашки на спине.

– Да, спасибо. Очень вкусно.

– Тогда пойдем, я покажу тебе семейный зал. Ты должна это знать.

Зоман поднялся – высокий, представительный, широкоплечий, – и я вдруг почувствовала себя рядом с ним маленькой несмышленой девочкой. Он величественно взял меня за руку и медленно прошествовал к выходу из комнаты с камином.

Мы миновали длинный коридор, спустились по широкой винтовой лестнице, на черных кованых перилах которой сидели неизменные железные вороны, и оказались перед высокими двустворчатыми дверьми, блестящими от темного лака. На них были изображены черепа, черные, мрачные, зловещие, круглые, без нижней челюсти, с зияющими дырками вместо глаз и на удивление ровными зубами. Это были не гламурные черепа, которые рисуют на сумках и значках, – нет. Знак смерти пялился на меня с каждой створки, словно предупреждая о чем-то. Казалось, что мрачные провалы глазниц вот-вот вспыхнут дьявольским огнем.

– Тебе многое предстоит постигнуть, София, важные истины, которые помогут владеть Силой жизни. Одна из них: «этот мир не то, чем кажется». Доводилось ли тебе слышать эту фразу?

– Тысячу раз, – кивнула я, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

– Но, мне думается, ты недостаточно хорошо усвоила эту истину, девочка. Все, что ты видишь, скрывает свою глубинную сущность, правду. И только когда внутреннее и внешнее придут к гармонии, когда ты сама достигнешь этой гармонии – только тогда станешь совершенной в познании Силы жизни. Моя башня хранит в себе много секретов, и она – вовсе не то, что ты сейчас видишь. Добро пожаловать в зал предков, милая Софи, – ласково проговорил Зоман и ладонью мягко прикоснулся к одной из створок.

Двери тут же распахнулись, издав тонкий скрип, как будто приветствуя нас, и я увидела невероятно большой зал с зеркальным полом из темного блестящего стекла, отражавшего все вокруг. На серых каменных стенах – портреты, в центре – высокие черные колонны. Все казалось таким огромным, что я невольно открыла рот. Как мог такой большой зал уместиться в такой узкой башне?

– Вот они, представители рода Белых голов. Хотя со временем нас стали называть Черными, ведь мы были представителями Вороньего рода, а воронам больше свойственен темный цвет, – пояснил Зоман. – Нашей эмблемой всегда был череп. Теперь ты видишь один из скрытых залов моей башни и у тебя есть доступ к нему.

Я поежилась, ступая по гладкому темному полу. Мне показалось, что я вдруг попала в лес с колоннами, где голос звучит гулко, а далекое эхо повторяет все слова.

– Почему такой же череп находится в башне Иоко? – вдруг вспомнила я. – Видела его на стене.

– Потому что заклятие на семь чародеев-воронов Иоко накладывал я, – сказал Зоман, – и я оставил свой знак на стене.

– Ты? – удивилась я. – Но зачем? Ты же Хранитель и должен оберегать, а не заколдовывать!

– Я надеялся остановить Им-Сиана, когда пытался захватить Мир Синих Трав, и я не мог допустить, чтобы к одному сошедшему с ума Хранителю присоединились еще семь.

– Тогда тебе следовало заколдовать всех Хранителей, даже бывших: Деймеса и Валеса, например.

– Я и планировал, но не успел. Не всегда успеваешь сделать то, что необходимо, София. В этом и проблема настоящих Хранителей.

Стоило намотать на ус эти откровения Зомана. Теперь нужно было запоминать все, что мне рассказывал этот мертвяк.

– Итак, начнем с основателей рода, – сказал Зоман и приступил к рассказу.

3

Конечно, я не могла запомнить имена всех людей, изображенных на портретах. Попадались и простые картинки – с нормальными, обычными людьми. А иногда представители рода Черных голов выглядели как настоящие уродцы. Или их так нарисовали не очень мастеровитые художники?

У прадеда Зомана, например, были вытянутая голова и выпуклые глаза, и он показался мне скорее родственником тролля Бдука, чем нормальным человеком.

– А вот Амалина, девушка, ушедшая в другой мир. Ускользнувшая ветвь рода, – продолжил Зоман и показал на маленький круглый портрет.

Рисунок показался мне очень маленьким и каким-то нечетким. Круглое личико, темные глаза, розовые губы, открытый светлый лоб и кудряшки над ушами. Ничего особенного, просто милая девушка.

– Ага, – проговорила я.

– Те, кто родился после нее, уже не попали на эти стены. У нас не было портретов. Ты помнишь свою родственницу?

– Нет. Если судить по рассказам, которые я прочитала в библиотеке, то это мои родственники по линии матери, а с ней я не общалась. Меня вырастила бабушка по линии отца. Он – самый обычный человек из моего мира.

– Понятно. А как звали твою мать?

– Анастасия.

– Анастасия, значит… и ее портрета у тебя нет?

– Откуда?

– Может, хотя бы в медальоне? – с надеждой спросил Зоман.

– Зачем? – не сдержала я улыбки. – У нас фотографии родственников хранят на телефоне (я не стала говорить «смартфон», чтобы не шокировать колдуна), а его я оставила в своем мире, да и вряд ли он тут долго проработал бы. Электричества же нет.

– Ты выражаешься странно и загадочно, и мне непонятны слова, что ты произносишь. У тебя вообще нет медальона?

– Нет. И не было никогда. Я не знаю своей матери.

– Это грустно, – Зоман вздохнул, – я бы очень хотел пополнить свою коллекцию еще одним портретом. Тогда комната предков стала бы более полной. Видишь ли, это мое скромное увлечение. Я сам рисовал все эти картины, копировал со старых изображений – так сказать, обновлял. Мне нравится погружаться в мир предков и думать о тех людях, которые когда-то сделали наш род великим и славным.

– Ну, моя мать точно никак не повлияла на величие рода Черных голов, – усмехнулась я.

– Но она родила тебя! – Зоман поднял вверх указательный палец. – Амалина приходится тебе прабабкой, это очень близко. А мне она – тетка, то есть сестра моего отца.

– Как это? – удивилась я.

– Вот так, очень просто. После того как Амалина исчезла, у моего деда родился мальчик, сын и наследник. Этот мальчик и стал моим отцом. Но у меня самого нет детей, если, конечно, не считать учеников.

– Почему?

– Не успел. Последние события, связанные с приходом Хозяина, разрушили мои планы. Невеста погибла, как и все люди в Мире Синих Трав. Или призрак, или мертвяк, как любят говорить здешние Проводники. Так что ты являешься моей наследницей по праву крови и силы, а также потому, что ты человек. Я думаю, что тебе уготована особая судьба, милая моя.

Зоман вдруг повернулся ко мне и кончиками пальцев приподнял мое лицо, всматриваясь в меня точно в загадочную, древнюю карту.

– Да, в твоих чертах очень много от старой Амалины. Эти глаза, решительно нахмуренные брови, красивый, умный, выпуклый лоб, который говорит об уникальных особенностях своей хозяйки. Ты невероятно красива, милая моя.

– А пятно на щеке? – не удержалась я.

Это невольно сорвалось с губ. Это столько лет тревожило меня, угнетало и страшило, что я выдала вопрос сходу, едва услышав о своей красоте. Мне не приходило в голову, что кто-то сочтет мою внешность милой, ведь лицо уродовала родинка, превращавшая его в гротескную маску.

– Пятно? Отметина Хозяина? Оно исчезнет, как только ты выполнишь свое предназначение. К тому же ты удачно умеешь его скрывать. Странно, что ты не всегда пользуешься этой своей способностью. Хотя… в этом я тебя понимаю. Только очень сильные люди могут принимать себя такими, какие они есть, и нравиться себе. Это хорошая черта. Ты смирилась со своим пятном и взяла над ним власть. Значит, ты действительно потомок рода Черных голов, София. Ты – наша плоть и кровь, наследница этой башни. Теперь смерть мне не страшна, ибо сокровища нашего рода попадут в надежные руки. В твои руки, София. Понимаешь, что это значит?

Зоман покачал головой и сам себе ответил:

– Конечно, не понимаешь. Откуда тебе знать о том, что скрыто за этими стенами? Но ничего, мы это исправим, девочка моя…

Зоман улыбнулся и направился к высокому книжному шкафу из темного дерева, достал с полки толстую книгу и вернулся ко мне.

– Вот она, старая книга предков рода Черных голов. С нее я и рисовал все эти портреты и сегодня же сяду рисовать тебя. Твой облик займет свое место среди могущественных чародеев замка, ведь ты принадлежишь старейшему роду. Возьми эту книгу и внимательно почитай. Сегодня мы больше не будем заниматься: тебе нужно время для того, чтобы осознать, кто ты такая. Это большое бремя – быть членом нашего рода. Но и большая честь, милая!

Зоман сунул мне тяжеленную книгу, положил обе ладони на мои плечи – я не почувствовала прикосновений призрака – и внимательно посмотрел на меня. Его темно-карие глаза показались вдруг холодными и пустыми, несмотря на ласковую улыбку на губах, мягкий тон и чрезмерную заботу. Но я выдержала этот долгий взгляд, не опустив глаз, потому что в тот момент как никогда ощущала собственную силу. И хоть в руках у меня не было Посоха, в каждой венке, в кончике каждого пальца я ощущала теплые покалывания, и казалось, сам воздух наполнился незаметными, но очень ощутимыми колючими серебристыми искрами, готовыми выполнить любое мое желание.

– Я вижу, что ты тоже чувствуешь это. Особенный момент! – Зоман хлопнул в ладони и отступил от меня. – Иди наверх, девочка, и прочитай книгу. Наверху есть несколько сундуков с одеждой, найди себе что-нибудь, более соответствующее твоему положению. Потомок старинного знатного рода не должен щеголять в драных штанах.

Я кинула взгляд на свои потертые джинсы и пришла в себя; это избавило меня от гипнотизирующего взгляда Зомана.

4

– Не стану я читать твои дурацкие книги, мертвяк… – буркнула я, швырнув толстый фолиант на стул в своей светлой теплой мансарде. – Бдук, где ты там?

Ответом была тишина. Лишь в маленьком очаге потрескивал огонь да сияли разноцветные свечи.

– Толстый мерзкий тролль, куда ты делся? – снова крикнула я, чувствуя, как нарастает внутри нетерпение, смешанное с раздражением.

– Да тут я, разоралась, потомок древнего рода, – послышалось наконец тихое ворчание.

Мой странный друг выбрался из-под кровати и проковылял ко мне, стряхивая с плеч паутину и какой-то мусор.

– Разведал я, где они держат твоего Иоко. Долго придется топать, ну да ничего. Я знаю короткий путь, и ты не такая толстая, пролезешь. Доставай свою палку и сделай себя невидимой, как учил твой ворон. Иначе Зоман сейчас же поймет, что ты водишь его за нос.

– И что бы я делала без твоих дурацких подсказок? – буркнула я, но Посох уже искрился в моих ладонях, вызвав на губах легкую улыбку.

Как же мне нравилось ощущать собственную силу!

Это как погружаться в прохладные голубые воды моря и плыть вперед, навстречу горизонту, рассекая волны уверенными движениями рук. Или как ехать на велосипеде с горки и видеть перед собой широкую свободную дорогу. Или как кататься на качелях, раскачиваясь все больше и больше…

Чем чаще мне приходилось демонстрировать свою силу, тем сильнее я ощущала в себе невероятную уверенность, что у меня все получится. Да ведь уже получается!

– Ну, мы идем? – спросила я у Бдука, и тот деловито кивнул в ответ.

Я быстро закинула в рюкзак немного конфет и печенья со стола, сделала несколько бутербродов с маслом и спрятала в кармашке. Затем аккуратно поставила графин с водой, застегнула молнию и повесила рюкзак обратно на плечо.

– Веди, – велела я Бдуку.

– Лезь под кровать, – тут же распорядился он.

– Что? – не поняла я.

– Дорога к твоему Иоко начинается под кроватью, – довольно пояснил тролль.

Глава 26

1

Вам никогда не доводилось обнаруживать тайный ход в собственной комнате?

Лучше и не пытайтесь его найти. Стараться пролезть в подпольное углубление под низкой кроватью – просто ужас что такое. Это занятие подходит только маленьким троллям, но никак не бойким девочкам с большой палкой в руке и толстым рюкзаком за спиной.

Мне пришлось сначала пропихнуть его, затем спуститься самой, ногами вниз – при этом я раз пять ударилась головой о кровать – и только потом втянуть длинный Посох. Хотя, конечно, я могла бы отправиться в путь и без своего волшебного оружия, но с ним было спокойнее.

Бдук проскользнул вниз легко и быстро, несмотря на свой кругленький живот, и теперь возмущенно пыхтел, ожидая меня. Делать замечания по поводу моей скорости пролезания в темные дырки он не стал – и правильно, потому что тут же огреб бы Посохом по башке.

И вот мы наконец тронулись в путь. Бдук спокойно шел, а я пробиралась вслед за ним чуть ли не ползком, то и дело попадая лицом в паутину и натыкаясь на шершавые углы низкого, неудобного лаза.

– Да, этот проход троллики делали для себя, а не для людей, – пояснил Бдук, хотя все и так было понятно. – Людям через него не пройти. Но ты сможешь, потому что худенькая и проворная. Торопись, у нас мало времени. Сколько будет действовать твоя невидимость?

– Сколько надо, – уверенно сказала я, хотя даже предположить не могла, как долго продержится волшебство Посоха.

– Времени мало, времени нет, – пропыхтел Бдук, – это просто проклятие Мира Синих Трав.

– Не философствуй, – прервала я его. – Хватит с меня умных рассуждений Зомана.

– И что же он тебе рассказывал?

– Не твое дело. Шагай давай.

– Так я и шагаю.

– Только одного не могу понять: где находится Иоко и куда мы идем? Я видела башню, она круглая и небольшая, а сейчас мы пробираемся по какому-то огромному, длинному, кривому лабиринту, который все никак не заканчивается…

– Замок Зомана скрыт от человеческих глаз, видна только башня Мертвяка, как ее тут все называют. А сам замок огромен, ведь в нем когда-то обучалось много мальчиков. Да, они жили здесь и старались овладеть Силой жизни. Хорошее было времечко когда-то…

– И где Иоко?

– В самом низу, там, где его ни один человек не нашел бы. Все коридоры и лестницы скрыты и перепутаны. Все заколдовано, опутано этим мерзким, темным, липким чародейством. И только тролличий ход остался целым и невредимым, по нему мы с тобой сейчас и идем.

– Этот мир – не то, чем кажется… – проговорила я, потирая ушибленный о кривой угол лоб.

Бдук оглянулся на меня и сверкнул в темноте вытаращенными от удивления глазами.

Какое-то время мы еще пробирались по извилистому коридорчику, полному мусора и пауков, а затем наконец вышли к узкой и крутой лестнице.

– По ней когда-то доставляли продукты в кухню и выносили мусор, – пояснил троллик. – Сейчас, понятно, ею не пользуются, потому что все умерли. А когда-то тут было полно народу, и у нас был выход сразу к кухне, поближе к еде.

Он ловко повернул в очередной коридор, спустился по еще одной длинной широкой лестнице, и мы очутились в зале, полном высоких граненых колон, теряющихся в темноте.

– Вот и пришли. Здесь твой Иоко, – почти шепотом проговорил Бдук, опасливо озираясь.

– И кто его охраняет? – так же тихо спросила я.

– Никто. Это заколдованный зал. Разве ты не чувствуешь силы колдовства?

– Нет…

В этом огромном зале был слышен лишь звук моих шагов, который тут же терялся среди загадочного леса колонн. Но что-то тянуло меня вглубь, и я шла вперед, не останавливаясь, освещая гулкую темноту слабым оранжевым светом своего Посоха.

И вдруг я увидела силуэт сидевшего на полу человека с опущенной головой. Свет упал на грязную синюю рубаху, растрепанные волосы и босые ступни ног. Блеснули слишком знакомые синие глаза, и я узнала своего Проводника.

– Ты все-таки нашла меня, – хрипло прошептал Иоко.

2

Я так часто думала о нем, столько переживала и мечтала его увидеть, что, встретив пронзительный взгляд Иоко, на миг замерла и растерялась. Я смотрела на дорогого мне человека и глупо топталась на месте. Вдруг он начнет кричать на меня и ругаться? Или снова назовет глупой и бестолковой?

Но все это неважно, ведь я нашла его, и теперь мой Проводник находился передо мной, живой, настоящий! Не призрак и не мертвяк… Черный колдун, однажды вошедший в мою комнату и навсегда изменивший мою жизнь, могущественный Хранитель, оберегавший когда-то свой народ.

Я зачем-то вздохнула и совершенно некстати почувствовала родимое пятно на щеке. Мне показалось, что оно начало зудеть, и ужасно захотелось почесать это место.

Мотнув головой и отбросив лишние мысли, я едва выговорила:

– Привет.

– Давай иди сюда. – Иоко поднял голову и откинул с лица темные грязные пряди волос. – Не стой там как придорожный столб.

Голос Иоко изменился: стал более уверенным и хриплым, теплым и одновременно усталым, каким-то другим. Новые неуловимые оттенки, низкий тембр – я не могла понять, в чем дело.

Опустившись на колени рядом с ним, я заглянула в знакомое до боли лицо и охнула.

– Что они с тобой сделали? – воскликнула я, оглядывая разбитые скулы, длинную царапину на виске и раны на губах.

Иоко поморщился и слегка приподнял голову.

– Ничего страшного. Ничего страшнее того, что ты уже видела, – сказал он.

У Проводника были босые грязные ноги. Он сидел на полу в штанах и рубашке, хотя в зале гуляли сквозняки и тянуло сыростью. Я оглянулась, но, ни кровати, ни стола, ни даже охапки сена в комнате не заметила.

– Тебя тут кормят? – пробормотала я. – У меня есть вода и еда, я прихватила.

Иоко улыбнулся. Его белоснежная улыбка оказалась теплой, такой же, как раньше.

– Это будет очень кстати. Ты ведь напоишь меня, да?

Он сильно похудел. Щетина отросла, волосы – тоже и теперь выглядели растрепанными. А глаза как будто стали еще пронзительнее и внимательнее. Он смотрел, как я осторожно вынимаю из рюкзака графин, и улыбался – слегка, одними лишь кончиками губ, – но у меня отлегло от сердца. Раз улыбается, значит, не станет ругать.

Я протянула Иоко графин с водой, и он, взяв его одной рукой, принялся пить. Капли стекали по подбородку, грязной рубашке, но он не мог остановиться. А когда наконец оторвал горлышко от губ, то вздохнул и заметил, что Бдук мог бы привести меня и пораньше.

– Питание в этой гостинице не слишком разнообразное: кружка воды раз в два дня, чтобы я тут не сдох, – медленно выговаривая слова, пояснил он.

– Почему ты не уйдешь? – спросила я. – Или ты не знал про тролличий ход? Бдук сказал, что замок скрыт, заколдован и остается только этот лаз. Мы можем вместе выбраться отсюда, Зоман нас двоих не одолеет…

Иоко покачал головой.

– Не спеши, ты не знаешь всего. Давай сюда то, что принесла, мне нужно поесть. А после поговорим, нам тут никто не помешает. Ты, я вижу, быстро постигаешь науку Хранителей, сумела сотворить невидимое заклятие.

– А почему ты меня видишь? – спохватилась я.

– Потому что ты сама этого хочешь.

Иоко ел одной рукой, аккуратно отламывая кусочки и засовывая их в рот. При этом он кривился, потому что потрескавшиеся губы кровили, и то и дело поглядывал на меня, убирая с лица черные пряди волос. Словно присматривался ко мне, пытаясь понять, что во мне изменилось.

– А твоя вторая рука… – проговорила я.

– Наверное, сломана. – Он кивнул на слегка опухшую кисть и запястье правой руки.

– Ты ведь сможешь выбраться отсюда?

Вопросы теснились у меня в голове, и я уже не могла их удерживать. Мне хотелось спросить своего Проводника обо всем, слушать его голос и смотреть в глаза, и с этим ничего нельзя было поделать.

– Нет, Со. – Он покачал головой и засунул в рот последнюю конфету: – Теперь мы с тобой поговорим про договор. Это долгая история. Когда-то со мной была волшебница Ниса…

– Это которая Эви?

– Да, она ею притворялась, знаю. Мы сражались вместе и пытались противостоять Хозяину. Так получилось, что Ниса оказалась в руках врага. Я… наверное, я любил ее и готов был сделать все, чтобы спасти. Не мог видеть, как ее пытают, и поэтому согласился заключить договор. Думал, что выполню одно-единственное желание Хозяина, касавшееся только меня, и буду свободен… Но договор привел к тому, что я утратил память, стал темным слугой и возглавил нашествие на Мир Синих Трав. Ты понимаешь, Со?

– Понимаю. Ниса рассказывала, как ее взяли в плен, после чего она освободилась, а ты пропал.

– Да, она стала свободной благодаря тому, что вместо нее Хозяину сдался я. Мы произвели обмен. Я уже не помню тех условий, что записаны в договоре, но он был составлен на листе Дерева-портала и до сих пор находится там. Его нужно найти и уничтожить.

– И как? Дерево сгорело и превратилось в обугленный пень.

– Оно будет существовать всегда. Такие вещи, как порталы, никогда никуда не пропадают. Но его надо суметь открыть, и в этом заключается главная проблема. Хозяин воспользуется тем, что ты пожелаешь спасти меня, и подведет к самой черте. Ты откроешь портал, и тогда он изменит твою душу, сделает черной колдуньей и перекинет обратно в мир людей. Сотворит то, что однажды проделал со мной: использует твою силу, чтобы превратить в своего верного слугу. А затем ты принесешь разруху в свой мир.

– Не принесу! Теперь я знаю, какие ты совершил ошибки, и не повторю их! – запальчиво возразила я.

– Глупая девочка, – усмехнулся Иоко и тут же поморщился.

– Давай я обработаю раны на твоем лице, – сказала я. – У меня с собой есть лекарство. Хотя бы не будут болеть…

– Ладно, – коротко ответил Иоко.

Вата и бетадин, которые я добыла в Шкафу Желаний в самом начале своего пути, по-прежнему лежали в самом маленьком отделении моего рюкзака. Я достала их, приблизилась к Иоко, села совсем рядом, так что мои глаза оказались на уровне его, и принялась обрабатывать порезы и ссадины.

Я старалась дотрагиваться осторожно, мягко. Прикасаясь к его коже, чувствовала, как дрожит каждая клеточка моего тела. Мне вдруг стало горячо и грустно одновременно, и я думала, что обязательно – обязательно! – должна выручить Иоко, вытащить любимого человека из этого зала.

А мой Проводник смотрел на меня и молчал. А когда я закончила и заглянула в его глаза, он вдруг медленно приблизился и поцеловал меня. Не так, как сделал это около своего разрушенного удела: быстро и мягко. Он прижался холодными губами, захватил мою нижнюю губу – и я ощутила вкус шоколада и каких-то горьких трав.

Иоко целовал меня медленно и крепко, так, что голова закружилась. Чтобы не упасть, я вцепилась в его рубашку, нечаянно потянула на себя, и он охнул, схватившись за опухшую руку.

– Ой, – пробормотала я, отстраняясь.

– Я ждал тебя, Со, – тихо проговорил Иоко, – надеялся, что придешь ко мне.

– Но ты же не хотел, чтобы я тебя искала?!

– Потому что не хотел, чтобы с тобой случилось то же самое, что и с Нисой.

– Я очень сильная! Зоман со мной не справится!

– Какая же ты все-таки наивная, Со. – Иоко покачал головой. – За мертвяком стоит Хозяин, не забывай. Ниса когда-то тоже была очень сильной Хранительницей. Ты и понятия не имеешь, о каких умениях и силе идет речь! И они сломали ее. То, что они сделали…

Иоко тряхнул головой и положил здоровую руку мне на плечо.

– Я не хочу, чтобы с тобой случилось что-то подобное, Со, понимаешь? Видит Создатель, я пытался уберечь, остановить тебя! Но ты все же здесь, принесла мне воды и еды и обработала мои раны. Мне стало легче, не так больно, холодно и одиноко. Я рад этому и ничего не могу с собой поделать.

– Значит, ты меня ждал?

– Конечно, ждал, Со.

Бдук, который предусмотрительно спрятался за колоннами, еле слышно проворчал:

– Ну началось воркование голубков…

– Помолчи там, – бросил ему Иоко и снова повернулся ко мне: – Очень надеюсь, что он не сдаст нас Зоману.

– Ты точно не можешь выйти из этого зала? – спросила я.

– В договоре сказано об этом, я точно помню. Если нарушу его, то лишусь Посоха и останусь пленником замка навсегда. Мне нельзя покидать зал колонн, пока соглашение в силе.

– Что же нам теперь делать? – с отчаянием спросила я, невольно схватившись за здоровую руку Иоко.

– Выход существует. Есть еще кое-что, но я не могу тебе об этом сказать.

– Снова не доверяешь?

– В этом замке кругом могут быть уши, Со. И чем меньше ты знаешь, тем проще. Я справлюсь с этим сам, а тебе нужно думать о другом: если будешь учиться у Зомана, ты тоже в опасности. Он воспользуется своим гипнозом и обманет тебя. Впитывай только нужные знания, а остальное не слушай, поняла?

– Кажется, да.

– Будешь приходить сюда, ко мне, не каждый день, а когда сможешь. Я тоже буду учить тебя, и ты станешь настоящей Хранительницей, раз уж оказалась в этом замке.

– Думаешь, мы застряли тут надолго и я смогу спокойно учиться, пока ты сидишь в подвале?

– Не совсем. Думаю, что ответ о Дереве-портале находится здесь и, возможно, ты найдешь его, если будешь внимательной и очень осторожной.

– Обязательно найду. Вот увидишь!

– Со, ты не перестаешь удивлять меня своей наивностью. Впрочем, неважно, тебе уже пора, пока Зоман не хватился.

– Скажи, почему ты прилетал ко мне как ворон?

– Потому что не могу покинуть этот зал, но могу облечь свою мысль в призрачный облик и послать куда угодно, хотя это и занимает много сил. Ты тоже научишься, но на это нужно время. Я удовлетворил твое любопытство, Со?

– Немного. У меня еще есть вопросы, но их столько, что я теряюсь…

– Тогда тебе стоит вернуться и отдохнуть, а заодно привести в порядок свою голову и сформулировать вопросы. Завтра ты вернешься, и мы поговорим. Идет?

– Ладно, – сказала я, подавляя вздох. Рука все еще сжимала пальцы Иоко, лежавшие в моей ладони.

Мы понимали, что нужно прощаться и мне следует уходить: нельзя терять время и так рисковать… – но продолжали смотреть друг на друга и держаться за руки.

– Иди, – одними губами проговорил Иоко и легонько подтолкнул меня.

Мне пришлось отпустить его и уйти.

3

Рисовать я любила всегда. Первый свой рисунок цветными карандашами сделала года в два. Бабушка поместила его в рамку и поставила на высокий комод в моей спальне. Желтое солнышко, синее дерево и странное лохматое существо рядом с ним, похожее на какую-то бабайку.

Но целенаправленно рисованием я увлеклась лет с двенадцати, с того времени, как появился мой младший брат. Конечно, отец покупал мне много карандашей и красок, потому что все заканчивалось очень быстро. В неделю я умудрялась изрисовать целый альбом и проводила за этим занятием все свободные вечера.

Чем старше становился мой брат Валера, тем сильнее ему хотелось заполучить мои принадлежности. У него имелась целая куча собственных восковых мелков, которыми он успешно разрисовывал обои в родительской комнате, табуретки, двери и полы. Он жевал их каждый день, и Ольга едва успевала отмывать ему рот от разноцветных остатков.

Но в мою комнату брата влекло неудержимо, как будто для него там медом намазали. Он стучал в дверь кулаками, врывался ко мне с громкими воплями и хватался за все, что попадалось в его цепкие руки.

Ольга была к нему невероятно терпелива и считала Валеру талантливым, неординарным мальчиком.

– Дай ему парочку карандашей, и он отстанет, – кричала она из кухни, когда он в очередной раз ломился в мою комнату.

Но пары карандашей оказывалось мало: брат лез к моим альбомам, хватался за стопки наклеек, выдвигал ящики письменного стола, запускал кулаки в шкатулку с резиночками и заколками для волос. Его крепкие коротенькие пальчики обладали уникальной способностью все портить. После Валеркиных нашествий у меня оставались мятые листы с наклейками, изорванные альбомы, разбросанные повсюду резинки и куча сломанных карандашей.

А когда он однажды решил порисовать на боковой стенке моего письменного стола, я не выдержала и дала ему по рукам. Братец выдал громкий басовитый рев, на который прибежала покрасневшая от злости Ольга и, в свою очередь, отвесила мне звонкую пощечину.

– Не смей трогать ребенка! – кричала она. – Он маленький и еще не понимает! А ты – здоровая дылда и должна уметь делиться!

После чего Ольга схватила с моего стола целую коробку цветных карандашей, новенький блокнот на спирали (отец купил мне его совсем недавно, и я рисовала в нем маленькие схематичные рисунки) и победоносно вышла из комнаты, утешая зареванного брата.

Вот тогда я и почувствовала жуткую, всепоглощающую злость. И мне захотелось сделать что-то ужасное, мерзкое, гадкое, что-то такое, после чего Валерка и Ольга получили бы по заслугам.

Но что могла сделать девочка четырнадцати лет?

Идея пришла с совершенно неожиданной стороны. Из-под кровати вынырнула лохматая голова какого-то странного существа и заговорщицки прошептала:

– Поставь в шкафчик с игрушками мальчика банку с клеем ПВА! – и тут же скрылась под диваном.

Я вздрогнула, но не испугалась. Злость и адреналин все еще бурлили в моей крови, поэтому я тут же вскочила и плюхнулась на живот, заглядывая под кровать. Там, конечно, никого не оказалось, только стояли мои тапочки и лежало несколько карандашей, закатившихся туда после беспорядка, учиненного Валеркой.

Но лохматое существо очень впечатлило меня, и я тут же взялась его рисовать, гуашью. Изобразила высокую синюю траву, низкое серое небо и что-то грустно-мрачно-расплывчатое. А из травы выглядывала круглая голова то ли гнома, то ли гоблина. Существо вышло странным, немого пугающим, но очень необычным.

На следующий день я изловчилась и сунула тюбик с клеем ПВА Валерику в тумбочку с игрушками. И, конечно, он залил им ковер, все свое барахло и даже умудрился испачкать пару кресел в родительской спальне. Ольга орала как ненормальная, и я сказала, что брат сам вчера утащил клей, а я пыталась его забрать и он расплакался. А еще напомнила, что Ольга наорала на меня, и про клей все забыли: мол, я невиновата, а Валере надо меньше соваться в мои вещи.

После случая с клеем (обивку кресел так и не удалось восстановить) братца уже старались не пускать в мою комнату, и отец даже поставил мне ручку с маленьким замочком, чтобы я могла закрываться.

– Для безопасности ребенка, – пояснил он.

Я с ним была абсолютно согласна: нам с Валеркой лучше было держаться подальше друг от друга.

С той поры я и стала рисовать синюю траву и странных существ в ней. В моих альбомах хранилось много мрачных рисунков, на которых красовались толстогубые глазастые тролли. Только сейчас, после близкого знакомства с Бдуком, я поняла, что лохматая голова, которую я видела в детстве в своей комнате, принадлежала именно ему.

4

Как же неохотно я уходила от Иоко! Мои пальцы еще хранили его тепло, на губах ощущался вкус недавнего поцелуя.

Следующие несколько минут нас снова сжимал тесный тролличий проход с пауками, пылью и плесенью, я опять ударялась головой о потолок и устало пыхтела, преодолевая очень тесные и узкие коридоры.

– Ну вот, мы нашли твоего Иоко, – довольно и бодро тараторил спешивший впереди Бдук. – Мы его нашли. Вернее, это я нашел. Ты уж запомни это, добрая Госпожа, и не забудь.

– Конечно, не забуду, если только выберусь из этой тесной дыры, – бормотала я в ответ, с трудом протискиваясь в очередной узкий проход.

Мы снова миновали кухонную лестницу, пролезли через несколько маленьких коридорчиков, и перед нами наконец оказалась вертикальная деревянная лестница, ведущая в мою мансарду.

– Я полезу первым, – предупредил меня Бдук, – хочу убедиться, что все в порядке. Потому что ты громко пыхтишь и фыркаешь, как самая настоящая лошадь.

Троллик высунул голову в маленькое квадратное отверстие, после чего обернулся ко мне и заверил, что все тихо и можно выходить. Всего лишь пару раз ударившись головой о дно своей кровати, я наконец очутилась в светлой и теплой комнате.

– Ну вот, теперь я свободен, – сказал Бдук, пятясь к комоду, за которым обычно прятался.

Толстый, проворный, говорливый, он всегда казался мне знакомым, я думала, что Бдук напоминает мне Карлсона, и я действительно видела его в детстве, но вовсе не в мультфильме! Неуловимые воспоминания ускользали, не давая полностью восстановить картинку, хотя все это время я отлично помнила собственные рисунки с изображением маленького лохматого тролля!

Я поставила перед собой Посох, медленно перекатила между пальцами тонкое древко и прямо сказала:

– Ты приходил в мой мир, ко мне, когда я была младше. Я вспомнила, что видела тебя!

Бдук не растерялся.

– Ну, вспомнила – и молодец. Что с того? Наш народ частенько шастает по мирам. Мы же маленькие и умеем проникать в узкие щелочки порталов. Я не только к тебе приходил, но и к другим детям. Кого-то пугал, кому-то помогал. Хотя больше пугал, конечно… Бывало, ночью высунешься из-под дивана, шикнешь на ребенка – и готов ночной переполох. Он орет, родители просыпаются, возмущаются – веселуха!

Бдук не переставал пятиться и, когда закончил свой монолог, быстро юркнул в щель между комодом и стеной и пропал. Как только его круглое брюхо помещалось в таком маленьком пространстве?

Итак, мой Иоко нашелся. Я видела его, держала за руку, смотрела в глаза и даже целовалась. Он жив, почти невредим, но все же несвободен. Надо найти его загадочный договор и уничтожить, тогда проблема будет решена.

Все просто и в то же время сложно. Дерево-портал, на листочке которого написано это соглашение (что за правила такие – писать договоры на листьях?), превратилось в обугленный пень, но все это – магия. Конечно, я опять вижу не то, что есть на самом деле. Но как найти настоящее Дерево?

Я вздохнула, почесала подбородок и только сейчас заметила, что мои пальцы все серые от паутины и пыли. Надо помыть руки и привести себя в порядок. Зашить дырки на собственных джинсах, что ли?..

В башне Мертвяка имелась ванная комната. Здоровенная, обшитая темным деревом, с круглой медной ванной посередине и мягкими полотенцами, висящими на крючках. Войти сюда можно было с мансарды, и я подумала, что стоит привести себя в порядок, но сначала посмотреть, какую одежду приготовил мне Зоман в своих сундуках. Вдруг найдется что-нибудь дельное?

Он говорил, что потомку знатного рода не подобает ходить в рваных штанах, а в чем же тогда подобает, в длинных платьях? Или в смешных кафтанах, наподобие тех, что носит он сам?

Сундук стоял рядом с кроватью, и я рывком открыла деревянную крышку. А когда увидела содержимое, мой рот приоткрылся от удивления. Он был доверху набит джинсами разного покроя и цвета: темно-синими классическими, светло-голубыми потертыми, узкими черными с желтоватыми заклепками на карманах… Я могла выбрать себе какие угодно, и в этой одежде не стыдно было бы показаться даже в классе собственной школы!

Не веря собственным глазам, я опустилась на корточки, протянула руку и потрогала плотную, немного шершавую ткань верхних штанов. Вот это да! Вот это Мертвяк! И где он раздобыл столько классных вещей моего размера?

Я схватила верхние, узкие, черные, рассмотрела их со всех сторон и решила, что они будут отлично на мне смотреться. Мой взгляд упал на длинный темный сундук у стены, и я кинулась к нему. Вдруг меня ожидает еще один сюрприз?

Я не ошиблась – здесь лежали самые разные футболки и толстовки, на любой вкус: с рисунком и без, с воротником поло и капюшоном. Они казались такими удобными, мягкими, в них можно было легко двигаться, прыгать, бегать… и даже сражаться!

– Ничего себе, – довольно воскликнула я, выбирая одежду.

Спустя несколько минут я уже стояла перед зеркалом – чистая, с мокрыми распущенными волосами – и разглядывала себя. На мне были черные джинсы, такого же цвета футболка с изображением маленького черепа и темная толстовка с белой молнией и шнурком на кулиске капюшона.

Чем больше я смотрелась в зеркало, тем больше нравилась сама себе. Легким движением руки, держвшей Посох, я убрала родимое пятно и увидела перед собой стройную девушку с красивыми глазами и немного грустным лицом. Линии скул, лба и подбородка – все казалось идеальным, точеным, словно нарисованным карандашом. Может, я действительно нравлюсь Иоко и он ждал меня не как друга, а как возлюбленную? Тогда почему прилетал в образе ворона и ругал?

Нужно будет спуститься вниз, едва закончится ночь и погаснут красные фонари, – пусть Проводник увидит меня такой: стройной, загадочной, красивой. Интересно, что он тогда скажет?

Напоследок еще раз осмотрев себя со всех сторон, я решила, что пора вернуться в зал портретов и хорошенько рассмотреть своих предков. Может, удастся что-нибудь найти. Да и делать больше нечего…

Улыбнувшись собственному отражению, довольная, я щелкнула пальцами и направилась к лестнице, где по-прежнему сияли несгораемые разноцветные свечи.

Глава 27

1

Зал портретов немного пугал. В его холодной и торжественной гулкости мне чудилось чье-то злое и враждебное присутствие. Как будто люди на картинах наблюдали за мной, пряча за важным выражением лица злобный оскал. Словно все эти давно умершие предки все еще сохраняли в этом зале свою энергию и их призраки обитали среди тонких темных колонн, дыша мне в лицо холодом и наводя страх.

Немного оробев, я медленно приблизилась к ближайшей картине, с которой на меня таращился высокий человек с узким, вытянутым лицом, слегка раскосыми темными глазами и кривой улыбкой на тонких губах. Он казался бы вполне симпатичным, если бы не эта гримаса, искажавшая его правильные черты. Как будто какой-то хитрый художник взмахнул кистью и перекроил лицо незнакомца, изобразив на нем издевку.

Рисовали краской, похожей на масло. Мазки грубоваты, но в общем портрет был очень гармоничным. Как будто темноглазый человек действительно задумал какую-то подлость и улыбается своему замыслу. Кто он такой: старший сын какого-то Хранителя, мой предок?

Очень странно было стоять и любоваться собственными дальними родственниками чуть ли не до десятого колена. Уверена, что никто из моих друзей там, в моем старом добром мире, не имеет возможности заглянуть в глаза своему пра-пра-пра… какому-то там деду.

И что дальше? Я повернулась, и вдруг мне показалось, что портрет подмигнул мне. Будто его глаза моргнули, губы изогнулись, и лицо на миг приобрело спокойное и уверенное выражение. Вздрогнув, я уставилась на черноглазого мужчину, но увидела лишь эту странную ухмылку.

Ладно, возможно, мне показалось…

Но мужчина на портрете вдруг совершенно ясно кивнул мне и ткнул пальцем куда-то вбок, после чего снова скривил губы в дурацкой улыбке.

– Мамочки… – пробормотала я, отступая на пару шагов назад.

Мне это чудится или портрет действительно ожил? Куда он показывал и что хотел сказать?

Чуть в стороне, там, куда указал мой предок, в самом углу комнаты, стояла круглая деревянная тумба, а на ней лежал ворох старых гравюр. Я приблизилась и взяла в руки тонкую пожелтевшую бумагу, которая, пожалуй, и на бумагу-то уже не походила. Слишком плотная, с осыпающимися краями, она слегка поскрипывала в моих пальцах, как будто ворчала от собственной старости. Эти рисунки Зоман не стал вешать на стену, видимо, потому, что их не закончили.

Ощущение было такое, будто художнику вдруг надоело с ними возиться и он оставил лишь основные линии, короткие штрихи, что делало картины похожими на наброски. Но от этого они показались мне еще интереснее.

Вот красивая девочка: короткие кудряшки, большие глаза, небольшой наклон головы. А это она же в юности: здесь ей, наверное, около четырнадцати – скачет на лошади. Передние копыта животного зависли над пустотой, гордая голова поднята, а девчушку можно узнать только по кудряшкам. А здесь она же протянула вперед ладони, на которых лежит что-то вроде семечки…

– Странные картинки, непонятно, кто их рисовал, – раздался за моей спиной ворчливый голос Бдука.

– А ты что тут делаешь? – удивилась я. – Вдруг тебя обнаружит Хозяин?

– Пришел подсказать, кто изображен на портретах. Династию Черных голов я знаю очень хорошо.

– Откуда?

– Мне известны все крупные династии Вороньих родов. Нам положено это знать, ведь мы с отцом строили для них замки.

– Тебе лучше убраться отсюда. Я и сама как-нибудь разберусь.

– Тогда ты должна знать, кто из твоих предков посадил Дерево-портал.

– Я и так знаю, что это сделала Амалина, – ответила я. – Прочитала легенду.

– Вот и ищи ее портреты. Она сможет подсказать, – совсем тихо проговорил Бдук, подмигнул и направился к выходу.

И тут дорогу ему преградил высокий человек.

– Замковый тролль собственной персоной. Давно я не видел этих тварей. Они все еще водятся в Мире Синих Трав? – насмешливым голосом проговорил Дан.

Бдук попятился, вытаращил круглые глаза и вдруг взволнованно запричитал:

– Ой… ой… ой-ой-ой…

Не успела я ничего сказать, как проворный Дан взмахнул невесть откуда взявшимся Посохом и, подцепив им Бдука за ноги, поднял вверх. Затем легонько подкинул тролля, схватил за башмаки и как следует тряхнул.

Бдук оказался подвешенным вниз головой, его ноги в крепких руках Дана дергались, а толстые пальчики пытались ухватиться за воздух. Он возмущенно кряхтел, но голос его звучал слегка обреченно.

– Не обижай тролликов, господин… Не обижай тролликов, – просил Бдук.

– Поставь его на место, – зло проговорила я и, увидев, как парень нахально ухмыляется в ответ, мигом призвала собственный Посох.

Я сделала всего один выпад, намереваясь ударить Дана, но тот, едва шевельнув рукой, ловко отразил нападение и, изогнувшись, отвел мою кисть в сторону с такой силой, что меня крутануло на месте.

– Извини, Госпожа, но троллям здесь быть запрещено. Никто не приглашал этого малыша в замок Мертвяка. Нужно доставить его к Зоману.

Вместо ответа я снова зло ринулась в бой, и снова моя атака – неловкий выпад – была отбита быстрым движением. Дан оказался сильным противником. Он отражал мои удары, продолжая держать за ноги несчастного Бдука, а тот верещал, умоляя не обижать бедненьких тролликов.

– Пообещай, что поцелуешь меня, красавица, – довольно улыбаясь, проговорил Дан, еще выше поднимая Бдука. – Один поцелуй – и ты получишь назад своего дружка. Хотя ваша дружба с этим троллем очень подозрительна. С чего это ты так к нему привязалась, а?

– Я поцелую тебя Посохом по лицу! – взревела я, снова кидаясь в бой.

Дан легко отклонил мой Посох и весело пропел:

– Один поцелуй!

Наконец я изловчилась и, сделав вид, что хочу треснуть его по голове, внезапно наклонилась и с силой ударила противника по ногам. Дан не устоял и, наверное, покатился бы кубарем, если бы сзади его не подхватил Зоман.

Хозяин башни выглядел строгим и даже злым – таким мне еще не доводилось его видеть.

– Вы должны немедленно покинуть зал портретов! – проговорил он, и мне показалось, что глаза его метнули яростные молнии в сторону Дана.

Тот немедленно поставил тролля на пол. Бдук юркнул между его ног и мгновенно скрылся где-то за лестницей. Но Зоман не обратил на него никакого внимания.

– Никогда не смейте затевать тут бои на Посохах! Надеюсь, вы поняли меня, оба? – строго и громко проговорил Зоман, по-прежнему глядя на Дана.

– Я просто хотела еще раз рассмотреть портреты. Бдук помогал мне в дороге к этой башне, я его знаю. И сейчас он просто хотел подсказать, кто тут изображен, но не знал, кто нарисован вот на этих гравюрах, – сделала я робкую попытку увести разговор в сторону.

– Пошел вон, Дан! – резко сказал Зоман и наконец обратил свой взор на меня.

Глаза его мгновенно смягчились и перестали метать злые искры.

– Бдук и не мог знать, кто рисовал эти гравюры, он ведь вырос не в этом замке, а в Вороньем уделе Каты. Он до сих пор шпионит для нее! Я бы на твоем месте был с ним очень осторожным. Ну-ка покажи, что там у тебя.

Дан воспользовался моментом, чтобы незаметно убраться из комнаты, и теперь нашей беседе с Зоманом ничто не мешало. Бросив короткий взгляд на загадочные картинки, я осторожно протянула их мертвяку, и тот взял пожелтевшие листы так бережно, будто они были воздушной паутиной.

– Да, это рисунки моего деда. Очень тонкие линии, как будто его чернильное перо едва касалось бумаги, правда? Видишь эту картину? – Он достал из кипы изображение кудрявого ребенка: голова с круглыми глазками и пухлыми надутыми губками. – Это Амалина. Она на всех гравюрах. Дед обладал особой техникой рисования, и я не осмелился ее копировать. Очень изящные и тонкие линии, я побоялся, что не смогу так.

– У меня бы, наверное, получилось, – несмело сказала я.

– Ты умеешь рисовать? – удивился Зоман.

– У меня хорошо получается. Я бы взялась попробовать.

– Отлично, девочка, просто отлично! Узнаю нашу кровь. Все в нашем роду обладали способностями к рисованию. Мы были не только воинами, но и художниками. Я принесу тебе все что нужно.

– У меня и так есть все что нужно. Принадлежности в моем рюкзаке, и временами я их достаю.

– Хотел бы я посмотреть на твои рисунки! Но у нас еще будет время, а сейчас пора обедать. Пойдем в столовую, там для нас накрыт стол.

2

Слуг в замке Мертвяка я не заметила. Ни одного существа, даже самого маленького троллика, кроме Бдука, ни одной живой души я не видела в этих длинных коридорах и на высоких лестницах. Но кто-то все-таки накрывал на стол, доставлял продукты и готовил еду, разводил огонь в камине… и я отлично понимала, что вовсе не Зоман занимается нудной домашней работой.

На обед было запеченное мясо: рулет из свинины с орехами и чесноком, курица только что из духовки, свиные стейки, куриная печень в сливочном соусе и еще несколько колбасных колец. К этому изобилию прилагались картофельное пюре, тушенная в томате фасоль, капуста и толстые ломти хлеба. Потрясенно оглядев накрытый стол, я отметила, что съесть всю эту еду может, пожалуй, только дюжина голодных мужчин. На что Зоман, весело рассмеявшись, сказал, что я могу брать столько, сколько пожелаю.

– Но это последняя трапеза на сегодня, – неожиданно посерьезнев, добавил он. – Как только ты встанешь после сна следующей ночи, мы приступим к тренировке. Ты ужасно сражаешься, София. Я охотно верю в твои способности к рисованию, но не к ведению боя. Так что придется постараться, чтобы научиться быстрее двигаться и точнее наносить удары.

Зоман уселся за стол, отрезал себе несколько больших кусков рулета и продолжил монолог:

– Конечно, ты и сама прекрасно понимаешь, милая, что ловкой воительницы мы из тебя не сделаем: слишком много упущено времени. Дети Вороньего рода начинали заниматься с десяти лет, когда их суставы были еще достаточно гибкими. Но если нападать на врага внезапно, то этим вполне можно компенсировать медлительность и отсутствие ловкости. По крайней мере, ты уже не будешь такой беззащитной и неумелой, если тебе вдруг понадобится вступиться за друзей. И, кстати, София, что это за дружба с троллями? Будь осторожна с этим Бдуком, он принадлежит Кате и наверняка все ей докладывает. Старая ведьма уже знает, что ты добралась до моей башни, и наверняка локти кусает от злости. У нас с ней давнее соперничество, она ведь всегда претендовала на звание старшей Вороньей Матери и считала, что учить девочек должна только она.

Зоман налил себе вина из высокого графина и улыбнулся.

После такого долгого монолога аппетит у меня внезапно пропал. Значит, я должна буду заниматься тут какими-то упражнениями, вместо того чтобы искать нужную информацию? Что за ерунда! Это вовсе не входило в мои планы…

С физкультурой в школе у меня всегда были натянутые отношения. Иногда я приходила на уроки и даже бегала вокруг стадиона, но это случалось не так часто. В основном я отсиживалась на скамейке, а учитель, глядя на мое пятно, всегда прощал и ставил тройки. И мне вполне хватало.

А тут – на тебе. Начнутся, наверное, пробежки по утрам, отжимания и качание пресса. Скукота и напрасная трата времени. Ну ничего, я просто поскорее отыщу Дерево-портал и разрушу договор Иоко. Что там советовал Бдук: рассмотреть повнимательнее портреты предков? Этим и займусь.

И я, вежливо улыбнувшись Зоману, спросила, можно ли взять немного еды к себе в комнату: мол, порисую немного и снова перекушу.

– Бери сколько хочешь, девочка. Еды в этом замке полно, – ответил мертвяк.

3

В ненастоящих окнах моей уютной мансарды бодро светили ненастоящие луны. Они не двигались, не тускнели и не прятались за облака. Как круглые фонари, они отбрасывали серебристый свет на подоконники, пробиваясь через тонкие, полупрозрачные шторы и освещая дощатый пол и уютные цветные половички.

Я устроилась на кровати, положила перед собой старые рисунки и принялась их рассматривать. Света мне не хватало, потому пришлось всюду расставить толстые цветные свечи. Замок утих, Зоман снова куда-то пропал, и в этой странной тишине я слышала лишь легкое потрескивание пламени, шуршание старой бумаги и собственное дыхание.

Впрочем, меня это не пугало. Очень хотелось рисовать. Мои руки буквально зудели от желания схватиться за карандаш, а тонкие, изящные линии старых рисунков манили точно загадочные руны. Я должна, непременно должна их повторить!

Вместо стола я использовала плоский деревянный поднос, положив его прямо на покрывало кровати. И вот спустя секунду остро отточенный карандаш уже порхал над бумагой, а я напевала себе под нос мелодию из человеческого мира, полностью погрузившись в творчество.

Мне нравилось это делать. Сначала я изобразила голову кудрявого ребенка, и мне удалось передать невинность и осторожную грацию, присутствовавшие на портрете. Блестящие глаза, длинные реснички, пухлые губы и непокорные кудряшки. Малышка вышла такой славной, что я довольно улыбнулась.

Рисунки я планировала оставить такими как есть, им не нужны были краски. Эти мягкие линии лучше всего передавали отцовскую любовь к своей дочери – вот что я поняла, копируя старинные гравюры.

Затем я перешла к изображению девушки с семечком в ладонях. Ее глаза сияли радостью – мелкие морщинки в углах и умело расставленные блики в зрачках усиливали это ощущение. Семя чем-то напоминало сердечко, острое внизу, широкое вверху. Выпуклое, с тщательно прорисованными тенями, оно и глаза девушки казались самыми интересными деталями картины. Я начала наносить штрихи, стараясь четко придерживаться авторского стиля.

Конечно, это то самое семечко Дерева-портала, сомнений нет. Амалина держит в руках то, что позднее станет ее проходом в другой мир. Интересно, скучала ли она по своему замку, по отцу? Жалела ли, что попала к нам?

В моем мире ведь тоже не все сладко. В те времена, куда попала та девушка, была страшная война. Люди погибали, царил голод. Это сейчас у нас все хорошо и мирно: новейшие технологии, современные лекарства, развитая цивилизация. А тогда…

Каково ей пришлось? Что с ней произошло?

Я так увлеклась рисованием, что не заметила, как в комнате появился гость. И лишь когда над самым ухом прозвучало грубоватое: «Дай посмотреть», я вздрогнула и подняла глаза.

У края кровати стоял Дан и невозмутимо улыбался.

– Что ты здесь делаешь? Преследуешь меня? – возмутилась я.

– Ни в коем случае. Просто пришел попрощаться, потому что ухожу в свои земли. Я теперь свободен, и все благодаря тебе, София. Извини за выходку с Бдуком: у нас троллей не любят. Это мерзкие создания, готовые предать при первой же возможности.

– Простила. Все, попрощался? Счастливой дороги. Можешь уходить.

– Так быстро? – удивился парень. – София, тебе не приходило в голову, что ты мне нравишься?

– Такая чушь мне в голову не приходит, – отрезала я, удивленно глядя на бывшего ворона.

Дан вдруг стал серьезным, и с его губ сошла нагловатая усмешка. Он опустился на одно колено и положил ладонь на мою руку. Его удивительно красивые карие глаза казались грустными и нежными одновременно. В каждой черточке его лица – а лицо Дана обладало особенной выразительностью – сквозили сильные чувства.

– Ты мне действительно нравишься, София. Пойдем со мной! Что ты будешь делать в башне Мертвяка? Он – сумасшедший старик и собирается отдать тебя Хозяину, поэтому ты здесь. Знаешь, мне было поручено привести тебя сюда во что бы то ни стало, потому что твой Проводник Иоко не выполнил этого задания. И за то, что я выполнил его, с меня снимут проклятие и мне больше не придется караулить путников у ворот Туманной Зыби.

– Разве не я сняла с тебя проклятие?

– Ты освободила меня и вернула облик человека, мне и брату. Но ведь Хозяин имеет в этом мире власть над всем, и рано или поздно я снова вернулся бы к воротам. Кто-то же должен охранять их! Поэтому я привел тебя к Зоману, и проклятие сняли. Моя вина, что ты сейчас находишься у мертвяка, прости. Но, если хочешь, я помогу тебе найти Иоко, ведь он находится здесь, понимаешь? В этом замке. Просто башня заколдована, и ты не можешь попасть во все ее части. А я могу передвигаться всюду, потому что являюсь слугой Зомана. Хочешь, мы вместе отыщем твоего Проводника?

Я вздохнула. Никогда в жизни у меня не было ухажера. Игорь, конечно, не в счет, теперь я отлично понимала, что в нашей дружбе у него имелся вполне корыстный интерес. Списывание – подходящая причина для дружбы с некрасивой девочкой.

Но теперь у меня появилось сразу два влюбленных в меня парня, если, конечно, Иоко я была симпатична. Небывалая роскошь!

– Нет, Дан. Спасибо, но я не хочу уходить с тобой и не хочу искать Проводника, – четко и решительно произнесла я.

– Потому что ты его уже нашла, да? – Дан вдруг выпрямился. – Я вижу это по твоему лицу. Если бы это было не так, ты бы кинулась куда угодно, как наивная дикая кошка… Ладно, не кипятись. Просто… зря ты держишься за Им-Сиана. Знаешь, сколько у него было девушек? Залхия, Алекса, Донаис, потом красавица Ниса, с которой он совершил много дурацких подвигов. И ты – одна из них, а не единственная. У Има всегда так: он быстро влюбляется и так же быстро остывает. Ему всегда нужны новые впечатления, новая любовь… Вот увидишь, он бросит тебя.

– Чтобы Иоко бросил меня, я должна сначала его найти, болван, – прошипела я, поднимаясь с кровати. – Уходи прямо сейчас, иначе я позову Зомана. Хочешь получить взбучку от мертвяка?

Дан отступил к двери.

– Ухожу, ухожу. Зря ты отказалась от моей помощи. Зоман предаст тебя, а Иоко тебе никогда не освободить: договор, написанный на листьях Дерева-портала, еще никому не удавалось расторгнуть. Прощай, София.

С этими словами парень-ворон усмехнулся и вышел.

4

Осторожные, мягкие шаги Дана давным-давно стихли, и моего бывшего Проводника как будто поглотили высокие заколдованные стены замка. А я все продолжала сидеть, сжимая в пальцах карандаш. Желание рисовать пропало, и в голове вертелись назойливые мысли.

А действительно, сколько девушек было у Иоко? Залхия, с которой он так трогательно прощался. Красавица Ниса, чья сила до сих пор удивляла меня, и еще какие-то, о которых так хорошо знал Дан и ничего не знала я.

Хотя все это происходило тогда, когда Мир Синих Трав жил своей настоящей, полной жизнью. Тысячи людей населяли его города и деревни, сотни рабов топтали дороги… И Иоко как Хранитель вполне мог встречаться с разными девушками, ведь у него была своя жизнь, в которой меня тогда еще не было.

А сейчас…

А сейчас у него никого и нет, кроме меня. Он не узнал в малышке Эви Хранительницу Нису и слишком поздно догадался, кто прячется за невинным детским обликом. А за это время привязался ко мне, ведь я являлась единственной девушкой в этом мире. Единственной настоящей девушкой, а все остальные – призраки и мертвяки.

Я вдруг поняла, что должна немедленно спуститься к Иоко. Но вдруг Зоман решит меня навестить, захочет посмотреть на мои рисунки?

Тихонько поднявшись, я быстро зашнуровала кеды и направилась к лестнице. Прихватила одну свечу – красного цвета – и торопливо спустилась вниз. Я увидела все тот же круглый коридор и лестницу, вошла в комнату с камином, где обычно находился Зоман и где мы завтракали и обедали. Лестница вела в зал с портретами, в котором висели изображения моих предков. И больше никаких дверей и лестниц. Куда бы я ни посмотрела, везде были высокие серые стены, темные деревянные балки и мрачные вишневые драпировки, скрывающие сырые камни. Ни входа, ни выхода, за исключением того, что вел в мою мансарду.

Зомана не было ни в одной из комнат. В камине по-прежнему весело потрескивало пламя, стол, с которого уже убрали еду и скатерть, теперь стоял у самых книжных полок, а на придвинутом к огню кресле лежало несколько подушек.

Куда все время исчезает мертвяк?

Впрочем, это глупый вопрос, Зоман – настоящий темный чародей и уж наверняка обладает способностью исчезать, может, даже из собственного замка. Я тоже могу, для этого мне вовсе не нужен тролль-проводник и уж точно не требуется нахальный Дан.

Я вернулась к себе в комнату, вырвала из альбома чистый лист и проворно изобразила зал колонн, где находился Иоко. Еще парочка штрихов – и маленькая темная скважина легко впустила в себя ножку моего ключа. Хорошо все-таки иметь магическую вещицу, обеспечивающую тебе проход в любое место!

Вихрь подхватил меня и мягко опустил в холодную, неуютную темноту, и я тут же услышала раздраженный голос, который принадлежал Зоману.

Глава 28

1

– Ты невероятно упрям, как и твой отец! Это ваша родовая черта, будь она проклята! Почему ты не желаешь присоединиться к нам? Надеешься, что вернешь время в Безвременье? А зачем? Ты задумывался об этом, Им-Сиан?

Голос Зомана гремел, отражаясь от высокого потолка. Мне показалось, что даже граненые колонны вибрируют от него. Поежившись, я скрылась в тени, чтобы мертвяк, увлеченный собственным монологом, меня не обнаружил.

– Почему молчишь? Для кого собираешься вернуть время в умерший Мир Синих Трав? Людей тут нет и уже не будет. Для троллей? Так они и без времени отлично себя чувствуют. К чему это глупое упрямство? Присоединяйся к остальным слугам Хозяина – и займешь почетное место среди темных чародеев. Ты сможешь уговорить Софию, и мы как одна семья совершим немало славных и великих дел. Я даже соглашусь отдать тебе девчонку в жены, если она будет не против, конечно. Почему ты молчишь?

– Мне нечего тебе сказать, – услышала я тихий, глухой голос Иоко.

– Это твое окончательное решение?

Ответом была тишина.

– Тогда ты сгниешь тут. Я распоряжусь, чтобы хлеб и воду сюда приносили раз в три дня. Нечего переводить продукты на того, кто абсолютно бесполезен! Я дам тебе еще несколько дней, и, если ничего не изменится, Хозяин убьет тебя. Но мне хотелось бы, чтобы ты увидел, как София ловко откроет Дерево-портал и вернется в свой мир как послушная слуга Хозяина.

– Этому не бывать! – крикнул Иоко. Послышались шорох, звук удара и сдавленный стон.

– Ты все же увидишь, как это случится. Я нашел подход к Софии и уже представляю, как сила разрушает ее изнутри. Я умею ждать, сам знаешь. Оставайся здесь, упрямец. Совсем скоро ты увидишь новый триумф Хозяина.

Прозвучали гулкие шаги, затем зал осветила яркая вспышка, и наконец наступила тишина, темная и мрачная, в которой вдруг мне почудились далекий шум ветра и шорох деревьев.

Сжавшись в комок, я чувствовала, как дрожат мои пальцы, как ползет по спине лютый холод, как бешено колотится под ребрами сердце. Не решаясь выбраться из своего угла, я прислушивалась, опасаясь, что Зоман вот-вот вернется и продолжит злорадствовать. А потом накинется на Иоко с тумаками и начнет избивать его, а тот, с перебитой рукой, не сможет защищаться.

Я не хотела выдать себя, показав, что нашла Иоко. Дрожащими руками я снова нарисовала мансарду – к счастью, листочек из альбома я прихватила с собой – и вставила ключ в замочную скважину. Меня подхватил бешеный вихрь, послышался едва слышный хлопок – и я снова оказалась у себя в спальне. Едва успела скинуть кеды и забраться на кровать, как в спальню зашел Зоман.

– Привет. Близится утро, София, пора отдыхать. Что ты делаешь?

– Рисую, – сказала я, не поднимая глаз на мертвяка.

2

– Ты невероятно талантлива, девочка моя! Я узнаю свою кровь и талант нашего рода! Кто бы мог подумать, что однажды ко мне в замок придет кто-то с такими удивительными способностями и мой затухающий род получит такое продолжение!

Восторгам Зомана по поводу моих рисунков не было конца.

– Планируешь скопировать все гравюры? – спросил он.

– Да, конечно, – тут же ответила я и изобразила довольную улыбку.

– Они займут достойное место в галерее портретов. Особенно этот, где Амалина находится около Дерева-портала. Видишь, как мечтательно прищурены ее глаза, как ловко художник смог показать нежную задумчивость и чистую мечтательную наивность? Только такая невинная душа смогла прорастить волшебное семечко портала.

Я взяла из рук Зомана рисунок и всмотрелась. Кудрявая девушка стояла у высокого раскидистого дерева. Его ветви расходились в разные стороны, опускались до самой земли, как опускаются ветви ивы в нашем мире, и пускали корни в землю. Казалось, что дерево разрослось и превратилось в целый сад. Заметив это, я озвучила свою идею.

– Да, это особенности Дерева-портала. Оно и являлось садом этого замка, ты правильно заметила, – похвалил меня Зоман. – Но теперь тебе пора отдыхать. Я принес горячий чайник, немного мясного рулета и печенья, поешь и ложись. Нужно рано вставать, у нас полно работы, девочка моя.

Зоман легко коснулся моего затылка – и этот его жест показался мне несмелым и осторожным, как будто он сам боялся той неожиданной нежности, что проснулась в нем. А затем торопливо вышел и закрыл дверь в мансарду.

Я послушно забралась под одеяло, не снимая штанов и футболки, махнула рукой, гася свечи, – для этого фокуса моей силы было достаточно, – закрыла глаза и прислушалась.

Я решила подождать совсем немного, а потом отправиться к Иоко. Рисунок с залом, где его держали, лежал у меня под подушкой. Теперь найти своего Проводника было легко.

3

Ни сонливость, ни усталость не мешали мне. Даже наоборот, в венах гулял адреналин, и желание действовать буквально бурлило в моей крови. Пролежав в кровати довольно долго (по крайней мере, мне так казалось), я поднялась и соорудила под одеялом нечто бесформенное, напоминающее свернувшееся калачиком тело, а потом забралась под кровать и решила воспользоваться ходом Бдука.

Просто мне вдруг пришла в голову дикая мысль, что если я использую волшебство ключика для перемещения, то Зоман это почувствует, услышит шум вихря или уловит движение силы. Я не была в этом уверена, но решила подстраховаться.

Тролличий проход, темный и полный паутины, охотно привел меня в зал колонн, и, очутившись в этом холодном страшном помещении, я поежилась и шумно вздохнула.

– Снова пришла? – послышался голос Иоко. – Я знал, что ты будешь бегать ко мне при каждом удобном случае. Это опасно, понимаешь?

Я двинулась на голос, и скоро слабый свет моего Посоха упал на Иоко. Привалившись к темному столбу, мой Проводник смотрел на меня немного настороженно и, наверное, даже злобно.

– Будешь ругать? – тихо прошептала я, опуская руку с Посохом.

Иоко вдруг усмехнулся и покачал головой:

– Это было бы предсказуемо. Ты чересчур часто совершаешь предсказуемые поступки, Со. Зоман обнаружит тебя в этом зале, и нам всем станет худо. Тебя он запрет, а меня убьет.

– Не убьет… – Мне хотелось сказать, что я не позволю мертвяку это сделать, но после неудачного сражения с Даном моя уверенность в собственных силах немного пошатнулась. – Мы что-нибудь придумаем, вот увидишь.

Иоко только покачал головой и сказал:

– Иди сюда, посиди со мной. Здесь скучно и однообразно.

– Я принесла тебе поесть, – вспомнила я и схватилась за рюкзак.

Его я предпочитала везде таскать с собой на всякий случай: вдруг придется бежать из замка. Не хотелось, чтобы рисовальные принадлежности остались в этой комнате, ведь я ими очень дорожила.

Иоко промолчал. Он вообще казался задумчивым и грустным, и я уже не замечала того счастливого блеска в глазах, с которым он смотрел на меня в первый раз.

– Все в порядке? – спросила я его, наблюдая, как он медленно ест кусок мясного рулета.

– Нет, Со, – последовал короткий ответ, и мы снова оказались в тишине.

– Знаешь, Зоман обещал тренировать меня. Сказал, что тренировки начнутся завтра, – сообщила я.

Мне хотелось дотронуться до Иоко, ощутить теплоту рук, прижаться к сильному плечу. Но я робела, видя его серьезность и угрюмость. Что-то беспокоило его, поэтому он молчал. Не смотрел на меня, как в прошлый раз, пристально и внимательно, словно вбирая в себя каждый штрих моего образа. Ни разговоров, ни поцелуев.

Еда закончилась, Иоко быстро вытер ладонь о штаны, поднял голову и наконец произнес резким и даже немного неприятным голосом:

– Надо заканчивать это баловство и игры в великую ученицу мертвяка. София, доставай свой ключ, и мы отправим тебя к Агаме. Быстро!

Он резко развернулся и схватил меня за руку. Я и не ожидала от раненого Проводника такой силы и энергии. Его крепкие пальцы до боли сжали мое запястье, он слегка развернулся и без усилий повалил меня вниз. Но вторая его рука, опухшая и обездвиженная, не могла ухватить мой ключик, и я извернулась, проскользнула по гладким плитам пола и, прикрыв ладонью ворот футболки, возмущенно воскликнула:

– С ума сошел? Отпусти сейчас же!

– Доставай ключ! – крикнул Иоко.

Я дернулась, но он держал меня крепко. Подняв глаза, я встретилась с решительным взглядом, в котором сквозила каменная твердость, – это заставило меня съежиться, сжаться и впустить внутрь страх. Я уже не нравлюсь ему?

– Я не нужна тебе? – тихо спросила я и пожалела, что задала такой дурацкий вопрос.

– Доставай ключ! – коротко приказал Иоко, и ни один мускул не дрогнул на его лице.

– Не дождешься! – взорвалась вдруг я и вывернула руку.

Но Иоко был не так прост: он отпустил запястье лишь затем, чтобы тут же перехватить мою руку выше локтя и притянуть меня к себе.

– Тебе надо уходить. Чтобы спасти меня, ты должна быть свободна, понимаешь? Уходи, Со, у тебя есть шанс покинуть замок Мертвяка!

– Я не уйду. Ты зря тратишь время.

– Тогда ты не нужна мне здесь! Больше не приходи, поняла? Не хочу тебя больше видеть! – Он швырнул меня на пол, и я сильно ударилась плечом о каменные плиты. Я не умела группироваться и быстро вставать, потому просто откатилась немного в сторону и только тогда поднялась на ноги.

– Никуда я не уйду! Я не верю, что ты не хочешь меня видеть. Это потому, что к тебе приходил Зоман, угрожал убить и обещал сделать из меня мощную черную колдунью. Я была тут и все слышала!

– Когда ты приходила сюда? – тут же успокоился Иоко. – Ну-ка расскажи мне. И частенько ты наведываешься куда-то тайком?

– Один раз, с помощью ключа. Просто мне захотелось к тебе… – я замолчала, чувствуя, что мои слова звучат ужасно глупо.

Иоко покачал головой и стукнул здоровой ладонью по черной колонне.

– Ты поступаешь опрометчиво! Нельзя использовать силу ключа так, как тебе захочется! Это опасная штука, она открывает порталы и предназначена для перемещения не по Миру Синих Трав, а за его пределами. Я бы забрал его у тебя, но, вижу, ты не хочешь отдавать…

– И правильно видишь! Ниса уже пыталась забрать его и даже забирала…

– Ну-ка расскажи мне об этом. Давай присядем, ты вся дрожишь. Разозлилась?

– Потому что ты сошел с ума!

– Потому что я хочу, чтобы ты убралась из этой проклятой башни, разве не понятно? – снова повысил голос Иоко.

– Ты мне не отец, чтобы приказывать. Без тебя я не уйду.

– Даже если придется заплатить слишком большую цену?

– Не придется, у меня и так все получится.

– А если не выйдет?

– Если я вдруг стану злой, решу вернуться в свой мир и превратить всех людей в мертвяков и призраков? – хмыкнула я и невольно улыбнулась при мысли о такой чуши. – Этого не будет. У нас все устроено по-другому. А твой Зоман этого не понимает. Там нет магии, вообще. Никаких волшебных Посохов и Хранителей, люди там всегда сами по себе, живут уже сотни тысяч лет и давно научились оберегать свой мир. У них такие технологии, что тебе и не снились. Даже не представляешь, какое там оружие! Этот ваш Посох – просто палка по сравнению с той же ядерной бомбой или со сверхзвуковыми самолетами, которые не могут определить радары.

Слова «самолеты», «радары» и «бомба» я произнесла на русском языке. Ведь в Мире Синих Трав ничего такого не было и быть не могло.

– Вот это и привлекает Хозяина в твоем мире. Я тоже слышал, что у вас полно чудес, но не придавал этому значения.

Мы уселись на холодные гладкие плиты пола, и Иоко мягко обнял меня за плечи.

– Извини за мою злость. Я просто хочу, чтобы ты была в безопасности, а ты упрямая как… не знаю даже, с кем сравнить. Мне еще не приходилось встречаться с такими упрямыми девчонками. Что еще есть в вашем мире?

– Да много чего. Мы можем летать по воздуху, например, в таких удобных… ну, скажем, повозках с крыльями, и за один день можно попасть из одного конца мира в другой. Мы быстро ездим на специальных повозках, которые двигаются сами по себе. Нас очень много. В смысле, людей очень много. И мы умеем себя защищать, поверь. Можем за себя постоять, поэтому наши Хранители, или ангелы, как у нас их называют, наверное, сидят без дела. Едят зефирки и пьют кофе. Кстати, хочешь, я порошу у Зомана, чтобы он достал мне зефир? Он очень вкусный, тебе понравится. Чипсы же понравились?

– Со, мы тут не для того, чтобы есть эти ваши лакомства.

– Знаю, мы ищем Дерево-портал. Я уже нашла его изображения – оно похоже на целый лес, но на самом деле это один ствол и множество веток, вросших в землю. Мне подсказал один портрет на стене в зале предков. Ты знаешь, что у Зомана тут есть зал предков?

– Да, слышал. Бывать там, правда, не доводилось.

– Это все меняет, Ио, потому что тот обугленный ствол, который я видела около башни, не может быть Деревом-порталом. Он там один, вокруг него нет сада, который охраняет дракон… Дракон! Точно!

Я подскочила и радостно улыбнулась.

– Я спрошу у него, прямо сейчас! Я ведь освободила его и превратила в человека! Воспользуюсь ключом и попробую попасть за стены замка, к тому черному обломку.

– Подожди, Со, прекрати! Не надо никуда попадать…

– Не спорь. Я просто нарисую это дерево и тут же перемещусь туда. Смотри, как это делается…

Достав из рюкзака альбом и толстый черный карандаш, я начала рисовать дерево, похожее на скалу.

– Теперь замочную скважину, – бормотала я, все больше увлекаясь.

– И кто тебя этому научил? – хмурясь, поинтересовался Иоко.

– Бдук, троллик. Это он подсказал.

– Будь с ним осторожна, София. Что-то слишком много он тебе помогает…

– Хочет, чтобы я, став великой волшебницей, не забыла его и отблагодарила.

– Тролли никогда ничего не делают просто так.

Мой рисунок был готов. Я посмотрела на Иоко и повесила рюкзак на плечо.

– Отчаянная ты, Со. Если бы я мог быть с тобой и защищать тебя…

– Ты сейчас со мной. И однажды защитишь, – заверила я.

И тогда Иоко снова поцеловал меня. Быстро прижался губами, а потом отстранился и сказал:

– Я очень надеялся, что ты обидишься и уйдешь отсюда.

– И напрасно. Я не покину тебя в этом зале, даже если ты каждый день будешь хватать меня за руки и пихаться. Просто в следующий раз дам тебе по башке своим Посохом.

– Ты любишь меня? – последовал быстрый вопрос.

– Нет! Но… ты мне нравишься, – усмехнулась я. – Не хочу, чтобы ты пропал в этих стенах или чтобы Зоман тебя убил, а потом хвалился, что одолел такого сильного чародея, как ты. И вообще… какая разница?

– Тогда ты должна вернуться сюда, когда поговоришь с садовником. Не трать времени. Если не найдешь его, просто возвращайся сама, понятно?

– Конечно. – Я довольно улыбнулась и, все еще ощущая на губах вкус поцелуя, вставила в скважину волшебный ключик.

4

Наверное, где-то за этой беспросветной мглой пряталось солнце, но его лучи не пробивались сквозь нависшие плотные черные тучи и густой мрак, охватывавший Злые земли. Я могла рассмотреть лишь вершину черного дерева – тот самый обугленный остаток, что тянулся к небу.

Оранжевый наконечник на моем Посохе вспыхнул ярким огнем, разгоняя темноту, и я подняла его повыше. С чего начинать поиски, если ничего вокруг не видишь? Не могу же я просто закричать: «Эй, садовник, выходи»?

Куда исчез человек в чешуйчатом плаще, после того как я избавила его от драконьего облика? Где могут жить драконы? Наверное, в пещерах, глубоких норах, земляных трещинах… Что-то подобное мне и следовало искать.

От гигантского пня разбегалось несколько тропинок. Довольно широкие, проложенные, видимо, самим драконом, они расходились в разных направлениях. Я двинулась по той, что казалась шире остальных. Значит, думала я, именно по ней чаще всего ползало это существо.

Едва я сделала несколько шагов, как на мое плечо опустился призрачный ворон Иоко.

– Куда ты идешь? – спросил он.

Я обрадовалась и озвучила свои мысли.

– Хорошо, давай посмотрим, что на этой тропе. Но будь очень осторожна! – крикнул ворон.

Мы и были осторожными. Темнота вокруг нас казалась живой, как будто в ней шевелились и дышали страшные существа, наблюдавшие за нами. Я шла очень тихо, держа наготове Посох, и постоянно смотрела по сторонам. Но именно Иоко предупредил меня об опасности.

– Оно приближается, – проговорил он около моего уха. – Справа, чуть впереди, уже совсем близко. Подними Посох и пожелай, чтобы он стал твоим оружием.

Я мысленно представила себе серебристое лезвие клинка, и тут же моя волшебная палка изменилась: выросший клинок звонко стукнул о камни тропы.

– Приготовься: сейчас надо будет ударить. Бей резко, вложи в удар всю силу. Старайся пронзать, а не рубить.

Я кивнула, и в этот момент мне навстречу выпрыгнул мертвяк. Худющая тварь с вытянутой шеей и ввалившимися темными глазами протянула ко мне руки и хрипло закашлялась, вывалив синий гнилой язык. Я подняла Посох и сделала, как сказал Иоко. От удара существо завизжало.

– Выдерни клинок и руби голову! – тут же приказал Иоко.

Рванув оружие на себя, я замахнулась и ударила им мертвяка. Конечно, голову ему я не отрубила, потому что не обладала нужными навыками, но его страшный череп разлетелся на две половины, и чудовище, дергаясь и вращая глазами, свалилось на землю и исчезло во мраке.

Меня чуть не вырвало от мерзкого зрелища.

– Гадость… – бормотала я, бестолково мотая Посохом.

– Молодец, ты справилась, – спокойно сказал Иоко, приземляясь на мое плечо. – Идем дальше, пока путь свободен.

Но на самом деле тропа не была свободной. Она просто кишела мертвяками, и, едва мы повернули, из-за камня на нас выскочили сразу три твари, такие отвратительные и жуткие, что меня накрыло волной тошноты и ужаса.

– Ударь первого и сразу второго! – крикнул Иоко.

Мой Посох сиял голубоватыми всполохами, озаряя мглу, а руки двигались с невероятной быстротой. Страх придавал сил, а хриплое карканье Проводника наполняло надеждой. Я ударила, затем еще раз, едва увернувшись от длинных рук третьего чудовища, споткнулась, но удержала равновесие. Замахнулась и каким-то чудом срубила голову одному из мертвяков. Двое других ринулись на меня, злобно рыча и скаля мерзкие пасти, как вдруг из темноты вынырнул дракон.

Тот самый, которого я встретила у дерева. Щелкнув пастью, он раскусил тварей и швырнул их в темноту, издав низкое, злобное рычание.

Я выставила вперед Посох. Иоко велел мне бежать, но в этот момент дракон медленно и спокойно превратился в человека. Перед нами на тропе стоял мужчина в чешуйчатом плаще и укоризненно качал головой.

– Как это тебя угораздило путешествовать по Злым землям без защитного плаща? Ты сейчас мишень, которая притягивает мертвяков со всех окрестностей. Тебе нужно немедленно уйти отсюда. Иди за мной, – сказал человек, твердо взял меня за руку и повел по извилистой тропе.

– Я должен тебя покинуть, – тут же произнес Иоко и пропал.

А я осталась наедине с загадочным человеком-драконом.

Глава 29

1

Вам когда-нибудь доводилось бывать в норе хоббита? Той самой, в которой круглая дверца и уютные коврики на полу? А мне вот пришлось очутиться именно в таком помещении, за деревянной круглой дверцей, надежно закрытой на железную задвижку.

Каменные ступеньки уводили вниз, в темноту, но человек в плаще взял откуда-то с полки свечу, зажег ее одним своим дыханием (видимо, не все драконьи особенности покинули его), и в тусклом свете маленькой свечки мы двинулись вниз.

– Нам лучше поговорить там, где не шастают мертвяки, – сказал наконец человек, когда мы преодолели все ступени и шагали по узкому коридору. – Тут, на глубине, они нас не потревожат. Но тебе следует быть осторожной в следующий раз. Обязательно надевай плащ, когда покидаешь башню Мертвяка.

– Кто вы такой? – спросила я.

– Садовник, деточка. Я всегда был садовником в замке Великого Зомана. И мои отец и дед тоже были садовниками.

– Тогда вы должны знать, где находится Дерево-портал.

– Конечно. Уж мне ли не знать, где находится мой сад?!

Человек повернул за угол, и мы очутились в большом зале, где ярко горел камин и на огне качался медный чайник с изогнутым носиком. Оттуда тянулась струйка пара, а в помещении пахло пирогами и корицей.

– Присаживайся. Выпьем чаю, и я тебе все расскажу, – пригласил меня садовник.

Уютный круглый стол со скатертью, нарезанный хлеб, булочки, масленка – все здесь напоминало о норе мистера Тамнуса из книги «Лев, колдунья и платяной шкаф». Так же уютно, такое же угощение и даже камин с огнем показался мне знакомым. Человек в плаще хочет заколдовать меня и передать Зоману, что ли? Так я уже во власти мертвяка. Но покидать Злые земли без Иоко не стану, так что им нет смысла заколдовывать меня.

– Я не голодна. И у нас нет времени на чаепития, – сердито сказала я и уставилась на садовника.

А тот снял плащ, под которым оказались зеленый кафтан и такого же цвета штаны, повесил его на спинку стула и ловко снял чайник с огня.

– Горячий чай сейчас очень кстати. Ты какой любишь: с лимоном, бергамотом? Или, может, зеленый?

Настала моя очередь удивляться.

– Откуда у тебя такой чай?

– Зоман нынче навез всякой еды в замок, а мои подопечные знают, как ее раздобыть.

– И кто твои подопечные? – не поняла я.

– Вот, – садовник улыбнулся (его клыки теперь показались мне еще длиннее) и аккуратно вытащил из-за угла деревянный ящик. В нем стояла клетка с четырьмя толстенными, здоровенными крысами.

Грызунов я никогда не боялась, и они не вводили меня в ступор, не вызывали тошноту и не удивляли. Но таких крупных, с удивительно умными глазами и длинными хвостами мне видеть еще не доводилось.

– Они что, тащили пакетики чая в зубах? – поморщилась я.

– Нет, они вполне могут ходить на двух лапах. Эти смышленые ребята стащили сразу несколько коробочек чая и печенья. А булочки я сам напек. Садись, согреешься, выпьешь чаю и захватишь немного еды своему Иоко. Я ведь знаю, что его не кормят. Послал бы к нему своих крыс, но они боятся черного зала, и не зря.

– Ты знаешь, где Дерево-портал? – снова спросила я.

– Знаю, – довольно улыбнулся садовник.

– Где?

– Зал с черными колоннами – это он и есть.

Ничего себе поворот! С чего садовник это взял? Уставившись на него, я, видимо, приоткрыла рот от удивления, потому что бывший дракон выдал нечто вроде «хо-хо!», отодвинул стул и пригласил меня присесть.

– Вот сейчас и расскажу, – пообещал он.

2

– Этот мир всегда не то, чем кажется. В любой вещи, в любом здании и даже в человеке можно найти подвох, понимаешь? За видимым скрывается невидимое – это второе правило, о котором тебе еще расскажет Зоман. Есть то, что мы можем разглядеть, и то, к чему привыкли. Даже если вещь кажется нам обычной, на самом деле это наше зрение не воспринимает необычное. Вот ты видела черный обломок, который приняла за дерево, так? Что ты о нем подумала? – садовник говорил мягко и медленно, одновременно помешивая чай в чашке маленькой ложечкой.

– Ничего. Подумала, что это и есть Дерево-портал, но уже сгоревшее.

– На самом деле много лет назад здесь стоял мост, еще когда всего этого безобразия с отсутствием времени не было. Он соединялся с замком, по нему двигались повозки. А во время одного из пожаров он сгорел. Пожары случаются, и в Вороньем уделе тоже произошел, как раз после того, как пропала Амалина. От него осталась одна опора, служившая указателем к башне Белых голов – когда-то, еще до Зомана, она называлась именно так. Все принимали опору за остатки дерева, хотя она была выточена из камня в виде дерева. А портал с древних времен скрыт в замке Зомана.

– И колонны – это лишь иллюзия, правильно? – уточнила я.

– Колонны – это стволы. Как только найдешь главную, являющуюся стволом самого первого дерева, выросшего из семечка, тогда сможешь отыскать и портал.

– А листья? Где у него листья с договорами?

– Там же, на главном дереве. Только его нужно найти.

– А как? – не унималась я.

– Поройся в библиотеке, найди информацию о пожаре. В то время сад был перемещен в подземелье замка.

– А как же ты за ним ухаживал? Если ты садовник, то должен знать, где настоящий ствол дерева, – возмутилась я.

– Я уже давно этим не занимаюсь, потому как стал драконом. Мы превратились в них после пожара: глава рода Белых голов решил, что замку нужны защитники. Когда наступило Безвременье, я совсем утратил возможность становиться человеком, но ты мне помогла. Ты обладаешь удивительными способностями, и, точно знаю, тебе по силам найти главный ствол Дерева. Оно даст подсказку, прошепчет что-то, и ты почувствуешь, как только окажешься в самом зале. Будь готова.

Садовник говорил и поглощал еду в неимоверных количествах. Я же просто пила чай маленькими глотками и слушала его.

– Как там тебя зовут? – спросила я.

– Магум-Масам. Мой отец – Магум-Дидай, а дед – Магум-Тихай. Мы охраняем здешние сады уже целую вечность.

– А есть еще какой-то сад?

– Конечно. Дерево-портал не единственное в Злых землях, но тебе ничего не нужно знать про остальные. Тебе стоит найти главное и, когда оно явится, сорвать с ветки договор Иоко, а потом уничтожить. Это любой сможет.

– Что за ерунда: привычка писать соглашения на листьях?

– Дерево обладает необычайной энергией. Все, что записано на нем, будет существовать вечно и обязательно исполнится. Найти Дерево-портал нелегко, и оно находится под надежной защитой. У него есть охранник, стерегущий его день и ночь.

– Что-то не видела я в зале колонн никаких охранников.

– И не увидишь. Ты ведь не проходила в самый конец зала, туда, где начинается стена истин?

– Нет, – осторожно ответила я.

– Пройди, если у тебя получится. Охранник не пускает никого к стене истин, и тебе придется сразиться с сильным воином.

– Да никого там нет, кроме Иоко, – хмыкнула я.

– Твой Иоко и есть охранник. Попробуй.

Садовник мрачно улыбнулся и принялся складывать в деревянную коробку печенье, булочки и бутерброды с маслом.

– Возьми ему на всякий случай и кружку чая. Но только не оставляй ее на виду, чтобы Зоман не заметил. Он иногда бывает у меня, чаевничает и болтает. Если он узнает эту вещь, то устроит разгром в моем доме. А я не хочу лишиться своего жилища.

– Иоко не может быть охранником. Он пленник, – буркнула я.

– Этот мир – не то, чем кажется, дорогая. За видимым скрывается невидимое, помнишь? Теперь иди. Ты отправишься своим ходом или воспользуешься ключом от порталов?

– Откуда ты знаешь про мой ключ?

– Я вижу его у тебя на шнурке. Такие вещи я всегда замечаю, недаром ведь служил садовником у Великого Зомана больше семидесяти лет. Доставай свой ключ и перемещайся. Не бойся, я всегда верно служу наследникам «Белых голов». А ты и есть последняя наследница. И ты очень похожа на Амалину… – Тут он улыбнулся и погладил меня по плечу. – Последняя веточка рода.

3

Я вернулась в зал колонн, туда, где сидел плененный Иоко. Меня встретили порыв холодного ветра, влажный сумрак и странный шелест, как будто в темноте, под самым потолком, скрывались ветви сотни деревьев.

Может, так и есть? Вдруг это снова иллюзия и колонны ненастоящие?

Протянув руку, я дотронулась до одной из них и ощутила под пальцами холодный гладкий мрамор, непроницаемый, лишенный каких-либо узоров.

– Это ты? – тихо проговорил Иоко.

Наверное, он уловил мои шаги.

– Да, все в порядке.

И я улыбнулась, ведь наконец сделала то, что запланировала, получила то, что желала больше всего!

– Иоко, все в порядке, – горячо заговорила я, добравшись до своего Проводника. – Садовник привел меня в свой дом, в свою комнату, напоил чаем и подсказал, где скрывается Дерево-портал.

– Ну, значит, все эти битвы с мертвяками были не зря, – облегченно выдохнул Иоко. – А я переживал за тебя.

Он приблизился, положил ладонь мне на плечо и всмотрелся в мое лицо, словно пытался найти на нем следы минувшего сражения.

– Ты цела? Все действительно в порядке? – спросил он.

Я кивнула. Иоко прижал меня к себе и коснулся губами лба. Холодные и мягкие, они взывали во мне горячую дрожь.

– Все в порядке, просто чудесно! – заулыбалась я. – И у меня с собой еда. Садовник знает, что тебя плохо кормят, и вот, передал вкусностей.

Я поставила перед Иоко коробку с печеньем и булочками и предупредила, что там кружка с горячим чаем.

– Пей, пока не остыл. В этой холодине он будет очень кстати.

Но пленник не торопился есть. Он даже не посмотрел на коробку с едой. Все еще сжимая мое плечо, он проговорил, глядя мне в глаза:

– И где же Дерево-портал?

– Ты не поверишь. Мы сидим в этом самом заколдованном саду. Садовник сказал, что зал колонн и есть сад, а колонны – это вроде как… деревья. И если я найду главный ствол, то есть одну главную колонну среди всех, то найду и Дерево. Вот и весь секрет.

Иоко оглянулся и прищурился, как будто темнота слепила ему глаза.

– Нелегкое дело, – сказал он.

– Да что тут сложного? Просто обойдем весь зал и проверим каждую колонну. Это гораздо проще, чем тащиться по Злым землям и сражаться с мертвяками.

– Если здесь находится сад, то обязательно должен быть и охранник… то есть Хранитель, – заметил Иоко.

– Ну, возможно, правила давным-давно поменялись. Садовник и стал хранителем в одном лице. Он же был драконом, не забывай, так что, думаю, здесь нам ничто не угрожает. Вечер еще не наступил, не знаешь? Могу я поискать среди колонн?

Я подскочила и сделала несколько шагов в глубину зала. Впереди была сплошная темнота, но едва я выставила Посох, как свет от оранжевой шишки упал на гладкую поверхность колонн и черные плиты пола. Зал тянулся далеко вперед, и, сделав около пяти шагов, я все равно не смогла разглядеть его границы.

– Ничего себе… – пробормотала я и чуть не споткнулась, увидев перед собой Иоко.

– Тебе пора, – коротко и сухо сказал он. – Здесь опасно, и Зоман вот-вот зайдет в твою спальню, чтобы разбудить к завтраку или к ужину, как вы там называете свою первую трапезу. Возвращайся, нельзя, чтобы он догадался, где ты пропадаешь.

– Но мы так близко к правде, ведь где-то здесь находится заветное Дерево-портал! Зачем мне вообще возвращаться? Найдем главный ствол, уничтожим твой договор и наконец освободимся!

– Нет, у тебя нет времени. – Иоко взял меня за руку, развернул и вдруг резко сдернул ключ с шеи.

Я не ожидала такого и поздно опомнилась. А он, припустив вперед, уже склонился над моим рюкзаком, доставая рисунок.

– Что ты делаешь? – не поняла я.

– Не шуми, – проговорил мой Проводник, вставляя ключ в замочную скважину.

Я схватила его за запястье, пытаясь помешать, но волшебство сработало: меня подхватил теплый вихрь, и секунду спустя я опомнилась на полу своей маленькой уютной мансарды. Рисунок и ключ валялись тут же, у моих ног, но Иоко нигде не было.

Потому что он был привязан к залу колонн, и ключ не смог его переместить.

– Дурак какой-то, – пробормотала я, торопливо завязывая шнурок на шее. – Мог хотя бы предупредить. Раскудахтался: «Зоман заметит, Зоман заметит…». Да, небось, дрыхнет этот мертвяк хоть из пушки пали.

Внезапно я поняла, что тоже валюсь от усталости, поэтому, стянув штаны и толстовку, забралась под одеяло и уснула. Ладно, у меня еще будет время на то, чтобы найти портал.

4

Но все оказалось не так просто. Конечно, нормально выспаться мне не удалось, Зоман вскоре пришел меня будить, и, пока мы подкреплялись бутербродами и чаем, я отчаянно зевала и выглядела как сонная курица.

– Плохо спалось на новом месте? – беспокоился мой дальний родственничек.

– Да, луна все время светила в лицо, – беззастенчиво врала я.

– Надо будет повесить в твоей комнате более плотные шторы… – планировал Зоман.

Мы поели, и великий Мертвяк открыл для меня еще одну часть своего замка. Если помните, раньше я могла двигаться только в свою мансарду и в зал портретов. С помощью тролля я попадала в зал колонн, остальные же помещения в жилище чародея оставалась все еще скрыты.

Мы шли на нижний этаж по широкой лестнице, которая на моих глазах менялась: серый камень превращался в блестящий белый мрамор, на полу перед нами возникали красивые белоснежные плиты, а комната обрастала колоннами, словно в замке какой-нибудь принцессы.

Из большого светлого холла через высокие стеклянные двери мы попали на огромный двор, выложенный серебристой плиткой.

– Вот здесь и будем заниматься, – с довольной улыбкой произнес Зоман.

И наши занятия начались. Прежде всего, как объяснил мне учитель-мертвяк, следовало овладеть своим Посохом: суметь не просто держать его в руках, но и чувствовать оружие, чтобы оно подчинялось мне полностью.

– Держи его перед собой, но не как костыль. Это же не палка для хождения по дорогам, милая! Не стоит опираться на него, ты должна твердо стоять на ногах. Посох – средоточие Силы жизни, магнит, притягивающий к себе невероятную энергию. Не надо так угрожающе наклонять его, просто представь себе тонкую линию, начертанную в воздухе. Она не зависит от тебя, и ты не цепляешься за нее, чтобы удержать равновесие.

Зоман пытался объяснить мне какие-то слишком заумные вещи, и ему все время не нравилось, как я держу Посох, как двигаюсь, как шагаю. Он заставлял меня без конца ходить по большой круглой площадке, держа палку в вытянутой руке, потом бегать и прыгать с ней, и к концу этого занятия я взмокла, выдохлась и устала, но ничего не поняла.

А над моей головой по-прежнему клубился темный мрак, и где-то вдалеке горели мерзкие красные фонари. Их отсветы ложились на белые плиты и казались зловещими, предвещающими нечто страшное.

Наконец Зоман сказал, что я могу вернуться и принять душ, а потом засесть за книги – выучить первую линию предков. Мой ужин начнется только после того, как я ему все расскажу.

На самом деле задание было так себе, ерундовое. В школе я учила физику, химию, алгебру, геометрию и английский. По сравнению с этим десяток имен с их короткими историями казались детским лепетом.

Я взяла книгу, залезла в ванну с теплой водой и теперь лениво читала короткие абзацы, рассматривая сопровождающие их небольшие портреты. После изнурительно долгой тренировки все тело болело, и теплая вода казалась спасением. Я разнежилась, расслабилась и, быстро выучив заданное, задремала.

И тут мою дремоту нарушил странный писк. Он прозвучал так неожиданно, что я резко вскочила, расплескав воду. Осмотревшись, увидела на плиточном полу толстую крысу с удивительно умными глазами.

– Что тебе тут надо? – шепотом спросила я.

Крыса пискнула, наклонила голову и пошевелила длинными усиками.

– Пошла вон, гадина! – я плеснула в нее водой, но не попала.

Животное отскочило, снова пошевелило усами, поднялось на задние лапки и пару раз моргнуло.

– Пошла вон! – повторила я.

Почему-то я вдруг застеснялась вылезать из ванны при этом грызуне, как будто эта крыса все понимала и могла засмеять мою наготу. Я плескала в нее водой, пока она не убежала, и только тогда вышла, завернулась в полотенце и вернулась в спальню.

Наверное, садовник послал ее шпионить за мной, иначе зачем бы она явилась?

Расчесав мокрые волосы, я еще какое-то время постояла перед зеркалом, любуясь своей особой (мое лицо без проклятого родимого пятна казалось верхом совершенства), после чего прилегла на кровать, рассчитывая отдохнуть минуту-другую. И уснула так крепко, что не слышала даже, как мертвяк Зоман звал на ужин, и не чувствовала, как он, поднявшись в спальню, накрыл меня мягким пледом. Я спала, и мне почему-то снилась старая карта Иоко, в которую следовало вставить ключ, и слышался тихий голосок девочки Эви, рассказывавшей забытый стишок-заклинание:

Четыре стороны, как четыре свечи.

Если знаешь правду, то не молчи.

Вопросы задавай в полнейшей тиши.

Если знаешь правду, то не дыши…

Глава 30

1

Пока я спала, Зоман позаботился обо мне: накрыл теплым одеялом и принес еды. Едва я разлепила глаза, как увидела на столе запеченную целую курицу, горку румяных пирожков и фрукты, яблоки и бананы. Еды было столько, что хватило бы накормить человек пять, а не одну уставшую девочку.

Спала я долго, но, так как времени в Мире Синих Трав не было, я понятия не имела, сколько именно пролежала, свернувшись калачиком, под одеялом. За плотной шторой все так же сияли две ненастоящие луны, которые, если честно, начали раздражать.

Я рывком задернула штору, потом сняла шкурку с банана и засунула его в рот, как вдруг что-то зашуршало за моей спиной. Какое-то тихое шебуршение, возня, еле уловимая слухом. Снова эта крыса, чтоб ей сдохнуть!

Посох в моей руке сверкнул голубоватой вспышкой, я развернулась, готовая ударить, и наткнулась на Бдука, который стоял посреди комнаты с вытаращенными глазами.

– Ой-ой-ой, – привычно запричитал маленький тролль, выставив перед собой толстые ладошки. – Не убивай меня, госпожа!

Его глаза стали еще больше, а нос смешно сморщился и задрожал. И даже большие торчащие уши пришли в движение – так взволновал Бдука мой Посох.

– Фух, это ты… – выдохнула я, опуская руку с оружием. – Мерзкая у тебя привычка: появляться внезапно за спиной у людей. Что новенького?

– Ты знаешь, кто этот Дан? Тот, который чуть не убил меня? Знаешь? – сходу заговорил Бдук торопливо и заговорщически, словно хотел доверить мне какую-то тайну.

– Знаю: заколдованный ворон с ворот Туманной Зыби, – махнула я рукой, откусывая кусок банана.

– Это брат Иоко! Родной брат Иоко по отцу! – воскликнул тролль.

Перестав жевать, я уставилась на Бдука, лихорадочно соображая. Конечно! Я подслушала разговор Дана с мертвяком, и Зоман назвал его полное имя: Дан-Тиун Сиан-Иннади. Тогда оно показалось очень знакомым, но я так и не поняла. Меня сбила первая часть: Дан-Тиун.

– Значит, это его брат? – озадаченно пробормотала я.

– Да, и он просто так отсюда не уйдет, потому что ненавидит Иоко. Тебе надо знать: он такой же мерзкий, как и мертвяк!

– Ладно, спасибо за подсказку. Ты ведь его сразу узнал, правда?

– Да-да, но думал, ты тоже знаешь.

– Остается только догадываться, какая еще информация хранится в твоей уродливой головке…

– Она вся будет к твоим услугам, Госпожа. Ты заступилась за меня и спасла, хотя никто, никто не спасает тролликов! Их ненавидят и презирают!

– Ката тебя тоже ненавидит?

– Да! – Бдук выпятил губы и стал еще уродливее.

– Но ты ей все-таки служишь…

– Служил. Я ей служил, это она послала меня, чтобы я помог тебе убраться подальше от ее замка и… – тут Бдук понизил голос и проговорил почти шепотом: – …и от Каменного сердца. Ката не хотела, чтобы ты завладела им.

Я вздохнула и кинула на стол шкурку от банана.

– Я и не собиралась. Мне просто нужно было освободить Иоко. Пусть Ката забирает себе свой замок и свое сердце, можешь ей так и передать!

– Но я теперь служу тебе, а не Кате. Потому что ты добрая, ты Настоящая Хранительница. И одолеешь мертвяка, вот увидишь.

– А тебе-то от этого какая польза?

– Я хочу, чтобы мерзкие мертвяки убрались из Мира Синих Трав, чтобы сюда вернулись люди и все стало как раньше.

– Как раньше? Ваш мир был злым и мерзким, вы воровали детей с Прозрачных островов, а это самое ужасное, что может быть!

– Я никого не крал! – Бдук поднял указательный палец и потряс им в воздухе. – И мой отец – тоже! Но мы строили прекрасные, замечательные замки! А сейчас они разрушены и никто не заботится о том, чтобы воздвигать новые! Это грустно. Представь, что ты больше никогда не сможешь рисовать, и увидишь, как твои прежние картины стираются и разрушаются. Понимаешь меня?

– Ладно, я тебя понимаю.

Я повернулась к столу, чтобы взять немного курицы, и вскрикнула от неожиданности. Прямо на скатерти, на краю стола, сидела здоровенная толстая крыса, нагло смотрела на меня и шевелила усищами!

Ее мерзкий голый хвост растянулся около тарелок и почти доставал до блюда с курицей.

– А ну пошла вон, дрянь! – завопила я, призывая свой Посох.

– Подожди, это же подопечная здешнего садовника, – остановил меня Бдук.

– Да знаю я. И она повадилась шпионить за мной. Пошла вон, кому говорю!

Крыса не шевельнулась, лишь перевела умный взгляд глаз-бусинок на Бдука.

– Она всегда по делу приходит. Видать, садовнику от тебя что-то надо. Я бы на твоем месте навестил его. Ты же была в его норе однажды, можешь еще разок заглянуть.

– Откуда ты знаешь, что я там была?

– Я всегда за тобой наблюдаю, чтобы помочь, если будет нужно.

– И сильно ты помог, когда на меня напали мертвяки на тропе?

– Ну, нет, с мертвяками я не сражаюсь, Госпожа, но в любом другом деле можешь на меня рассчитывать!

– А ты знал, что… – тут я замолчала, подумав, что не стоит выбалтывать все секреты этому троллю и рассказывать о том, что Дерево-портал спрятано в зале колонн.

– Все, что знаю, я всегда тебе говорю. Вот и про Дана сказал. Так что берегись его. Он никуда не ушел из замка, околачивается около его подвалов, выжидает удобного момента.

– Какого момента? – не поняла я.

– Чтобы тебя убить, – важно проговорил Бдук. – Я не вру, поверь. Он хочет сделать это и насолить своему брату. Будь осторожна!

– Хорошо, буду. Значит, мне надо вернуться к садовнику? – пробормотала я и достала чистый лист, чтобы нарисовать его жилище.

– Да, тебе надо к нему, если он прислал свою крысу.

Я кинула быстрый взгляд на стол: грызун куда-то исчез.

– Вдруг Зоман заметит мое отсутствие…

– Он знает, – кивнул Бдук, – что ты была у садовника.

– Но откуда?..

– Он тоже наблюдает за тобой. Будь осторожна! Всегда будь осторожна!

Бдук хлопнул в ладони и, попятившись, скрылся под моей кроватью.

2

Мне не понравились слова Бдука о том, что Зоман наблюдает за мной. Я тихонько спустилась вниз, в комнату, где мы обычно трапезничали, заглянула в зал портретов и вышла во двор. Мертвяка нигде не было, он опять как сквозь землю провалился. Я обошла весь мощенный белой плиткой двор, заглянула за каждый ствол дерева, растущего вдоль длинной дорожки, добралась до жуткой каменной стены, утыканной гвоздями и наконечниками от копий. Всюду царили тишина и пустота. Башня Зомана словно вымерла, и я лишь могла теряться в догадках, являются ли белые плиты двора иллюзией или правдой.

Тогда я вернулась к себе и с помощью ключа отправилась к садовнику.

Магум-Масам как будто ждал меня. Над огнем дымил изогнутый носик чайника, на столе желтел круглый пирог, пахнувший травами и рыбой. В теплой комнате витали уют и покой, как будто и не было за ее стенами мерзких мертвяков, пугающей пустоты Злых земель и зловещего мрака Безвременья.

Я неловко приземлилась на каменные плиты комнаты, неудачно миновав коврик, потерла ушибленное колено и посмотрела в лицо садовника. Магум сидел около огня и как ни в чем не бывало подкладывал в пламя тонкие хворостинки.

– Ну наконец, – не оборачиваясь, проговорил он. – Думал, ты никогда не догадаешься, что я тебя жду.

– Зачем? – быстро спросила я, потому что следовало как можно скорее вернуться обратно. Вдруг мертвяк объявится и начнет меня искать?

– Хочу тебе кое-что подсказать. С крысами такую информацию не отправишь, сама понимаешь.

– Что?

– Давай-ка налью тебе чая…

– Некогда мне чаевничать! – разозлившись, вспылила я. – Говори, и мне нужно возвращаться.

– Я знаю, как называется книга, в которой есть подсказка о Дереве-портале, и что тебе надо искать.

– Откуда?

– Я общаюсь со здешними мертвяками – вот и поговорил с ними, расспросил. Они обожают хлеб и булки, есть такая слабость. Я накормил их, а они поделились секретами. Ищи книгу «Хроники Белых голов».

– Так я ее читала уже! Там всякие имена и карты.

– Точно, карты, и на одной из них изображено Дерево-портал. Понимаешь, девочка?

– Понимаю. Так это пустячное дело, как раз плюнуть.

И я расплылась в улыбке. Вот же здорово! Все подсказки просто сами собой идут мне в руки. Я уже держала эту книгу в своих руках и знаю, где она находится. Прямо сейчас отсюда попаду в библиотеку…

– Может, Иоко подскажет мне, – пробормотала я, сжимая в руке заветный ключик троллей.

– Иоко – охранник Дерева, помни об этом. Он не станет помогать, а, наоборот, не подпустит тебя к порталу, – тихо и важно пояснил садовник. – Уясни себе наконец, что Иоко до сих пор связан этим договором! Он не принадлежит сам себе.

– Да какой из него охранник? Он ранен, у него нет Посоха и сломана рука…

– Даже со сломанной рукой он не подпустит тебя к порталу. Будь внимательна, девочка, – посоветовал мне садовник.

Но я уже не слушала его назойливую болтовню. Ключ вошел в нарисованную скважину, и теплый вихрь перенес меня в мансарду. А там из-под моей кровати уже выглядывала хитрая физиономия Бдука.

– Ну, что он тебе сказал? – тут же поинтересовался любопытный тролль.

3

– Ну же, что тебе рассказал садовник? – Бдук следовал за мной как тень.

Я рылась в сундуках Зомана, подыскивая свежую одежду. Белая футболка с рисунком из черных перьев и черная толстовка с крошечным черепом на бегунке подошли как нельзя лучше. Жаль, что мертвяк не додумался снабдить меня новыми кедами, потому что мои оказались настолько потрепанными и потертыми, что вызывали слезы жалости.

– Да что ты пристал? Тебе-то какая разница? – отмахнулась я от него, вытаскивая из-под кипы толстовок новенькие черные носки с белыми полосками.

– Это важно. Садовники всегда верно служили роду Белых голов…

– Теперь это Черные головы, – поправила я.

– Так Зоман придумал называть свой род, когда его башня пала, разрушенная Хозяином.

– Да без разницы. Садовник пояснил, что раз я последний потомок рода, то теперь он служит мне.

– Не верил бы я этому пройдохе дракону, – проговорил Бдук, вытянув губы в трубочку.

– А кому верить, тебе?

– Я уже доказал тебе свою преданность, – обиделся Бдук.

– Садовник тоже доказал. Объяснил, в какой книге написано, как найти Дерево-портал.

– И что, пойдешь искать книгу?

– Еще он сказал, что Иоко не пустит меня к Дереву, потому что сам охраняет его.

– И ты веришь ему?

– Нет.

– Вот и славно, вот и правильно. А у меня, знаешь, какая мысль есть? Я могу вылечить руку твоего Иоко! Это же просто сломанная кость, такое мы умеем врачевать.

– Кто это «мы»? – я в упор глянула на Бдука.

Он гордо распрямил плечи, выпятил круглый живот и поднял похожий на сосиску палец.

– Мы – это тролли. Мой род замковых троллей всегда занимался врачеванием. Правда, лечили мы только свой народ, но тебе я помогу. Пойдем, пока Зоман пыхтит над рисунками в своей тайной комнате. Я проведу тебя в тролличью каморку, мы возьмем все необходимое и отправимся к Иоко. И вкусненького тоже прихвати на всякий случай. Сдается мне, ты еще не успела сегодня принести ему поесть.

Я застегнула молнию толстовки, торопливо поправила собранные в хвост волосы, завязала покрепче шнурки на кедах и набила рюкзак едой.

– Идем, – сказала я и опустилась на четвереньки, чтобы забраться под кровать.

Снова пришлось идти через низкие, затянутые паутиной переходы, где то и дело попадались маленькие дверки и непонятные узкие ступеньки, уводящие куда-то в темноту. Слышались писк мышей и шорох, судя по всему, крупных пауков, а Бдук так торопился, что я, спотыкаясь и ругаясь, еле поспевала за ним.

Проход тянулся и тянулся, мы все поворачивали и поворачивали, и я открыла было рот, чтобы спросить, куда мы направляемся, как тролль вдруг щелкнул пальцами и сообщил, что мы пришли.

– Вот она, моя конура. Когда-то здесь обитали мои предки. Добро пожаловать к троллику Бдуку! – и он толкнул скрытую в темноте низкую дверь. Чтобы пролезть в нее, мне пришлось снять со спины рюкзак и сильно наклониться.

Думаете, тролли живут в уютных, милых норках, как хоббиты? Вовсе нет. В пристанище тролля Бдука было пыльно, грязно и кругом громоздились сундуки: маленькие и большие, прямоугольные и квадратные, самые разные, какие только существуют в мире. Невысокий столик, на котором горела одинокая маленькая свеча, и низкая табуретка – вот и вся мебель.

– И где ты спишь? – удивилась я, оглядывая помещение с арочными переходами.

– На сундуке. Там, дальше, у меня есть толстая овчина. А что еще надо трудолюбивому троллю? Думаешь, мы любим красоту и уют? Это лишняя трата времени и сил.

– А что тогда любят тролли? – поморщилась я, стараясь не чихнуть от пыли.

– Знания. Тролли всегда любят что-то узнавать. Смотри, здесь я храню разные мази и травы в баночках, а тут – чистое полотно и всякие приспособления, все, что нужно для врачевания. – Бдук снял один сундук, забрался в другой, нижний, достал из него небольшую деревянную коробку, открыл крышку и вытащил еще один сундучок.

– А в остальных что?

– Вещи.

– Красивые и уютные?

– Ой, не привязывайся к словам. Лучше положи этот сундучок к себе в рюкзак, он должен влезть. Видишь, я доверил тебе самое дорогое. Теперь ты знаешь, где мое убежище.

– Не бойся, я тебя не выдам, – заверила я, чихнула и потерла нос.

Самое дороге у Бдука было сплошь покрыто пылью.

Мы выбрались через низкие двери и отправились дальше, по извилистому тролличьему проходу.

– Почему этот коридор не заколдован? Я могу через него выбраться в любую закрытую точку замка? – спросила я.

– На него не наложено проклятие, потому что он скрыт от глаз Зомана. Мертвяк уверен, что знает весь свой замок, но он ошибается. Об этом проходе ему ничего неизвестно. Можешь осмотреться тут, но не заблудись. Если нужно, я сам проведу тебя, куда захочешь, – ответил мне Бдук.

Наконец мы добрались до мрачного зала колонн. Иоко как будто ждал нас: едва высокое эхо повторило наши тихие, еле слышные шаги – этот звук мне показался очень странным, – как мой Проводник вышел из темноты, и оранжевый свет Посоха упал на его худое лицо. В его глазах были заметны настороженность и решимость, он двигался быстро и резко.

– Хорошо, что ты пришла. Я думал, что обиделась на меня и решила больше не навещать. Может, это правильно, – сказал он, снимая здоровой рукой рюкзак с моего плеча.

– Со мной Бдук, – тут же сообщила я. – Он говорит, что может вылечить твою сломанную руку.

– Почему я должен ему верить? – удивленно поднял брови Иоко.

– Он помогает мне и говорит, что все тролли когда-то были лекарями.

– Да, все тролли умеют врачевать, – тут же выскочил из-за моей спины Бдук и важно задрал голову.

– Что ты умеешь? – спросил его Иоко.

– Вправить кости точно смогу. И туго перебинтовать, и прижать дощечки, чтобы рука не двигалась, а в моем сундуке лежат лечебные мази…

– Тролличьи сундуки – как много я о них слышал! Ладно, давай попробуем. Хуже уже не будет, – согласился Иоко и поморщился от боли.

Мы устроились на полу, под колонной, и тролль деловито распахнул свой сундучок. Там было много интересного: баночки, замотанные тряпками вместо крышек, рулоны какой-то плотной ткани, тонкие палочки непонятно из чего и пучки разных трав.

Бдук протянул было свои толстые пальцы к Иоко, но я опередила его, достав антисептик из своего рюкзака.

– В моем мире тоже имеются кое-какие волшебные свойства. Сначала протри ладони вот этим, – велела я.

Иоко усмехнулся.

Бдук вытаращил на меня свои глазищи, что-то пробормотал о бесполезных придумках глупых девчонок, но согласился воспользоваться антисептиком, при этом то и дело дергая носом, втягивая его специфический запах и хмурясь. А затем велел Иоко показать раненую руку.

Его пальцы, так напоминавшие сосиски, легли на опухшее, посиневшее запястье моего Проводника и принялись так быстро ощупывать его, точно были тонкими ножками муравья или, скорее, паука. Иоко сжал губы и побледнел, но промолчал.

– Не страшно, кость почти не смещена. Сейчас все сделаем, – деловито кивнул головой Бдук. – Я делаю это только ради госпожи Софии, потому что знаю, что она действительно не забудет меня и окажет милость, когда Каменное сердце призовет ее.

– Не мели ерунды, гном, – зло буркнул Иоко.

– Молчу. Но ты сам знаешь, что так будет. Все сбывается, предсказания всегда сбываются, рано или поздно. Сейчас я смажу твою руку, и это немного снимет боль. А потом ты будешь долго спать, ведь мазь обладает снотворным действием. Впитываясь в кожу, она проникает глубоко, оставляя запах. Это хороший запах, он даст тебе возможность отдохнуть.

В руках Бдука оказалась пузатая глиняная баночка, и он, сорвав тряпку с узкого горлышка, запихнул внутрь сразу два пальца. По залу разнесся легкий, приятный, нежный аромат. Он словно поплыл между колоннами, и на миг я ясно уловила легкий шелест деревьев, шум ручья и чириканье птиц.

– Сон-трава боровея, – тут же догадался Иоко.

– Она самая. Уже не растет нигде в Безвременье, так что это редчайшая мазь, Хранитель, ты должен понимать.

– Не бойся, я тоже не забуду твоих добрых дел.

– Не сомневаюсь, Им-Сиан. Все пророчества о тебе тоже сбудутся.

Бдук нанес мазь на руку Иоко, затем еще раз ощупал. Снова и снова его толстенькие пальчики дотрагивались до опухшего запястья, словно что-то улавливая внутри воспаленной плоти. Тролль проделывал это раз за разом, и у меня начали слипаться глаза. Удивительный запах, монотонные движения и темнота сделали свое дело, я расслабилась и чуть не уснула.

И вдруг Иоко вскрикнул и откинулся назад. Бдук крепко держал его за запястье и довольно улыбался.

– Вот и готово! – проговорил он, растягивая толстые губы и показывая крупные, как у лошади, белейшие зубы. – Все кости на месте. Теперь крепко перебинтуем, и пусть заживает. Пару деньков – и будешь как новенький. Знаю: на вас, Хранителях, все очень быстро заживает, ведь вам помогает Сила жизни. Так и воспользуйся ею сейчас, пока не настало время для пророчеств.

Иоко ничего не ответил, но я увидела, что ему больно, хотя он и пытался справиться с этой болью.

– Все отлично. Просто отлично! – приговаривал Бдук, фиксируя запястье между двумя дощечками и крепко перевязывая узкими полосками ткани. – Плевое дело, это умеет каждый тролль, даже совсем маленький. Вправить кости и помочь им срастись – что может быть проще? Простота и легкота!

Бдук почти напевал, заканчивая свою работу. Рука Иоко оказалась в плотном белом лубке, и лишь кончики пальцев торчали из-под повязки.

– Вот и все. Теперь оставлю вас наедине, посидите чуток, а я понаблюдаю за Зоманом. Как только он закончит свое рисование, я предупрежу.

4

– Постарайся, чтобы Зоман не увидел эту повязку, – сказала я после того, как болтливый тролль исчез за колоннами зала.

– Он и не увидит, потому что больше не приходит сюда, – тихо проговорил Иоко.

Он привалился к колонне, и его голова склонилась к моему плечу. Повинуясь внутреннему порыву, я обняла его за плечи и мягко уложила к себе на колени.

– Тебе надо отдохнуть, – прошептала я, и мой Проводник не стал возражать.

Он закрыл глаза, и я провела кончиками пальцев по его щеке. Теперь, когда он вспомнил свое прошлое и стал самим собой, у него начала расти борода. Вернее, не борода, а черная короткая щетина, которая теперь немного кололась.

– Тебе надо побриться, – тихо проговорила я.

– Знаю, – ответил Иоко, – раньше я делал это с помощью Посоха. А теперь не могу…

– Жаль, я не пожелала безопасную бритву от «Джиллетт» через Шкаф Желаний.

– Что это такое?

– Удобное волшебное средство, не такое мощное, как Посох, конечно, но тоже ничего. Поверь, ты бы оценил.

– Еще одна штучка из вашего мира?

– Да, у нас много всяких классных вещиц. Это приспособление жужжит и быстро снимает со щек всю щетину. Не надо воды и мыла, а лицо после него становится гладким. Для этого просто нужно электричество, и все.

– Что за слово ты произнесла? – Иоко приоткрыл глаза и повернулся ко мне: – Элек… это что-то волшебное?

– Нет. Хотя, если уж говорить на вашем языке, это тоже своеобразная Сила жизни, только работает в нашем мире и доступна для всех людей, а не только для ангелов-хранителей. Все люди у нас пользуются электричеством, то есть электрической Силой жизни! – и я заулыбалась, довольная своим сравнением.

– Даже бедные? – уточнил Иоко.

– Даже бедные, – ответила я.

– Тогда у вас хороший мир.

– Лучше, чем Безвременье, – согласилась я.

Запах тролличьей мази все еще витал в воздухе и даже как будто становился насыщеннее. Мне все сильнее чудились шелест ветвей и шум ручья. Глаза слипались, голова клонилась вниз, и приходилось прикладывать неимоверные усилия, чтобы не уснуть.

Иоко тоже клонило в сон. Мы оба устроились на плитах пола, но в зале как будто стало теплее от этого удивительного запаха. Нам было хорошо и уютно. Тяжелая голова Иоко грела мои колени, а сам он, вытянув ноги, упирался подошвами в соседнюю колонну.

Его перебинтованная рука лежала на животе, он медленно, ровно дышал, и звук этого спокойного дыхания еще больше вгонял в сон, поэтому я задремала, уронив голову на грудь.

И мне приснился мой мир: широкие асфальтированные улицы, толпы людей, гуляющих по гладким тротуарам. Никаких синих камней, трав и прыгающих хасов. А над людьми летали вороны: крупные, угольного цвета птицы с мощными клювами и умными глазами носились по небу словно черные молнии – молчаливые, бесшумные, зловещие.

Вороны предрекали беду. Они уже знали о ней и тихо радовались тому, что мир людей обречен. Я сама шла по широкому тротуару и, задрав голову, смотрела в небо, разглядывая птиц, понимая, что, кроме меня, их никто не видит. Эти вороны недоступны человеческому взору, и услышать их никто не может.

Беда близко, над самой головой, она готова напасть, неся в себе смерть и Безвременье.

И тут я увидела Иоко, высокого, сильного и какого-то другого: более взрослого и зрелого. Он стоял в конце дороги, высоко подняв свой Посох и закрывая собой проход. В этот момент я поняла, что Иоко тоже видит птиц и способен с ними сразиться. Он готов оберегать мой мир, потому что на самом деле является Хранителем.

Настоящим Хранителем.

Я проснулась как будто от толчка. Мой Проводник по-прежнему спал, положив голову на мои колени, и его черные волосы касались моего локтя. Мягкие пряди, которые я так любила. Я провела по ним рукой, а затем прижалась губами ко лбу Иоко и услышала его тихий шепот.

– Я тебя тоже люблю, Со… – пробормотал он.

Мне было очень хорошо рядом с ним, тепло, уютно и спокойно. Я была почти счастлива и, наверное, глупо улыбалась, щурясь в темноте зала. Никто к нам не приходил и не прерывал нашего отдыха. Мы сидели только вдвоем, и я понимала, что бесконечно влюблена в Иоко.

В его низкие черные брови, изогнутые губы, маленькую ямочку на подбородке, необыкновенно синие красивые глаза. И, наверное, я полюбила его не только за красоту, ведь Дан, его брат, тоже был прекрасен. Мне понравились та близость, что возникла между мной и моим Проводником, доверие и спокойствие, накрывавшие меня в его присутствии.

Я вспоминала, как Иоко пек рыбный пирог в первом убежище, каким он был странным и непонятным. Тогда я терялась в догадках и не могла уяснить, как к нему относиться: бояться или жалеть его?

Но сейчас я знала, кем на самом деле являлся мой Проводник. Я сама была его Спутницей, и нас связывали длинные синие дороги и общая миссия. Нас связывало очень многое, а такую связь трудно разрушить.

Я еще раз провела по волосам Иоко, и тут наше уединение нарушил тролль. Бдук умел появляться неожиданно и выскакивать из темных углов как черт из табакерки.

– Зоман очищает кисти от краски. Он закончил твой портрет, София, и хочет его показать. Хватит ворковать, голубки. Иоко пусть спит, ему все равно нечего делать, а ты, Госпожа, торопись. Не надо, чтобы мертвяк догадался, куда ты наведываешься в свое свободное время. Путь думает, что ты спишь в своей кроватке.

И мне пришлось оставить своего Проводника. Ведь он пока находился в плену черного зала с колоннами, а договор все еще был написан на листе старого волшебного Дерева…

Глава 31

1

Мертвяк действительно нарисовал меня: на большом холсте, масляными красками. Он позвал меня вниз, и когда я спустилась в зал портретов, то в центре, на самом видном месте, увидела творчество мертвяка.

Странная это была картина – хаотичные мазки, набросанные на холст как попало: ярко-красные, оранжевые, желтые, алые и фиолетовые. В этом хаосе красок явно просматривались мои глаза, выразительные, большие, серые, с черными длинными ресницами, крепко сжатые и слегка искривленные в усмешке губы, изогнутые брови, рассыпанные по плечам волосы и мое пятно.

Да, родинка тоже присутствовала на рисунке. Темно-каштановые мазки походили на тень от вороньего крыла и почти сливались с волосами, скрывавшими щеку. Может, со стороны было и непонятно, но я точно знала, что это Отметина. Ведь Зоман изобразил Отмеченную.

– Теперь и ты займешь свое место в галерее достойных, – довольным голосом проговорил мертвый предок, приблизился ко мне, поднял мой подбородок и довольно улыбнулся. – Ты славная, очень сильная девушка и со всем справишься, не сомневайся. У тебя уже многое получается. Сильные всегда побеждают, помни об этом, София. Сегодня я хочу преподать тебе еще один урок.

Зоман подвел меня к дальнему углу зала, где висели маленькие портреты, на одном из которых я с удивлением узнала садовника. Магум-Масам был нарисован совсем молодым. В смешных, широких штанах на лямках, широкой серой рубахе и соломенной шляпе, он действительно походил на деревенского парня – для полноты образа не хватало только лопаты.

– Это садовник, славный парень, который когда-то возделывал здешний сад, – пояснил Зоман. – Правда симпатичное лицо? Его любили все девушки в округе. Но ни одна ни за что не вышла бы за него замуж, по доброй воле, конечно. А теперь посмотри сюда. Кто это?

Зоман сделал пару шагов и остановился перед большой, внушительной картиной, изображавшей огнедышащего дракона с жуткой пастью и налитыми кровью глазами.

– Дракон, – спокойно ответила я.

– Ты видишь дракона, но если вспомнишь мой первый урок, то задумаешься, прежде чем озвучить свое мнение. Этот мир – не то, чем кажется, за видимым скрывается невидимое. Ты думаешь, что парень в шляпе – добряк и работяга, но на самом деле он – жуткий дракон, которого опасается вся округа, чудовище, пожиравшее молодых девушек и охотившееся на маленьких детей из соседних деревень, охранявшее Дерево-портал.

– Садовник ел детей? – не поняла я.

– Потому что был драконом. Превращаясь в рептилию, человек утрачивает свои человеческие свойства и становится чудовищем. Здесь ничего не поделать, за могущественной магией скрывается ее обратная сторона. И только когда внешность человека начнет отражать его внутреннюю суть, в мир Безвременья придет гармония. А пока… пока, София, берегись подобных чудищ.

– Я превратила его в человека, – сказала я и тут же пожалела: к чему сообщать об этом мертвяку?

– Когда? – тут же осведомился Зоман.

– Как только попала в Злые земли. Дракон поджидал меня на камне. А когда стал человеком, просто взял и ушел. И, честно говоря, он не показался мне страшным.

– Это невероятно, София! – воскликнул Зоман и воздел руки к небу. – Ты невероятна и сама не представляешь, насколько! Просто взяла и разрушила древнее могущественное волшебство, без всякого обучения, не имея необходимых знаний, пользуясь лишь своей интуицией… Ты – редкий, неограненный бриллиант! Пойдем, моя дорогая, сегодня нас ждет необыкновенное угощение.

2

Зоман действительно меня удивил. На столе стояли два деревянных подноса с пиццей, три большие вазочки с мороженым и одна – с шоколадными конфетами.

– Сладкий завтрак – так это называется в вашем мире? – уточнил Зоман, а я лишь усмехнулась.

Мне приятно было есть нашу еду, ту, по которой я успела соскучиться за столько дней и ночей, проведенных в Мире Синих Трав. Наверняка Иоко тоже понравятся пицца и конфеты. Жаль, что мороженое не сохранится и растает, его придется съесть самой. Решив так, я с удовольствием положила себе несколько разноцветных холодных шариков.

Я думала, что Зоман снова начнет свои длинные, нудные рассуждения, но мертвяк молчал. Чему-то довольно улыбался, наблюдал, как я поглощаю пиццу, и слегка постукивал по столу своими длинными пальцами, напоминающими паучьи ноги. Зоман действительно походил на старого паука с коричневыми блестящими глазами и подвижными конечностями.

Временами мне казалось, что я – всего лишь его жертва, мушка, запутавшаяся в паутине, и мой палач уже приготовился вонзить в меня жало. Он подбирается все ближе и ближе, раскрывает пасть, и с его белых острых зубов капает ядовитая слюна…

Вздрогнув, я чуть не уронила кусок пиццы на чистую белую скатерть. Что за глупые мысли?

Торопливо вытерев руки о штаны, я подскочила и принялась накладывать в пустую тарелку пиццу и конфеты.

– Возьмешь к себе, в мансарду? – тут же спросил Зоман.

– Конечно.

– Поторапливайся, занятия уже начинаются. Жду тебя внизу.

Изобразив улыбку, я кинулась наверх. Надоели уже эти мертвяковские уроки. Если я такая умная, неограненный бриллиант, как выразился мой учитель, то можно было бы и обойтись без глупых занятий. Я же не Гарри Поттер, а башня Мертвяка далеко не Хогвартц. Держать длинную палку я и так сумею, а заклинаниями в Мире Синих Трав, судя по всему, никто не пользуется. Все Хранители используют Силу жизни.

3

– Хранители пользуются Силой жизни, – пояснял мне Зоман, стоя под темным небом на белых плитах двора.

Кроме красных фонарей и наших Посохов, ничто не освещало это место. Я уже почти привыкла, но как же угнетала эта постоянная темнота! Как хотелось почувствовать на щеках ласковые лучи солнца, увидеть, как медленно качаются высокие синие травы, как быстро прыгают надоедливые хасы…

Даже хищным лусам я обрадовалась бы.

Но в Злых землях не водилось ничего, кроме заколдованных людей: мертвяки, призраки, драконы. Черные вороны. Проклятая и мрачная земля, в которой должна была постигать секреты мастерства Хранителей.

– Каждый Хранитель обладает способностью использовать Силу жизни, но может брать только определенное количество. Одному достается только кружка, второму – ведро, а третий может черпать и черпать каждый раз, когда это необходимо, – учил меня Зоман.

– Тот, кто родился под звездой Магатам, – поспешила вставить я, дабы показать, что тоже кое в чем разбираюсь.

– Правильно, София, ты молодчина! Умеешь подмечать самую суть, – с довольной улыбкой проговорил Зоман и так посмотрел на меня, что на секунду показалось, будто он издевается, просто насмехается надо мной.

Наваждение длилось всего одно мгновение и тут же пропало. Я поморщилась, а Зоман продолжал:

– Ты права, милая, есть те, кто родился под звездой Магатам и пользуется Силой жизни безгранично. Ты принадлежишь к этим избранным. Особенная, одаренная, Отмеченная. Поэтому сила не в Посохе, а в тебе самой. Посох – лишь проводник, оружие, которое ты используешь, так что не стоить ждать от него помощи. Черпай силу в себе и сосредоточься на том, что чувствуешь. Доверься интуиции. Ну-ка встань ровно и слегка расставь ноги. Боевая стойка номер один, как я тебя учил.

Всю ночь Зоман обучал меня приемам, базовым, самым простым. Но даже в этом я сама себе казалась бестолковой и криворукой. Мои конечности напоминали негнущиеся грабли, я била всегда мимо, и мертвяк с легкостью отражал мои удары одним взмахом ладони.

– И где тут Сила? – спросила я, когда, окончательно выдохнувшись, уселась на плиты и вытянула ноги.

– Кончено, время немного упущено, но это не беда, дорогая, – улыбнулся Зоман, который, казалось, вовсе не устал. – Хотя… у нас с тобой вообще нет времени. Ты когда-нибудь задумывалась о том, какую власть дает Безвременье? Мы свободны, София, нам некуда спешить.

– Потому что ничего не происходит. Мир мертв, и мы тоже мертвы вместе с ним, – пробормотала я, стаскивая кеды и мокрые от пота носки.

Мне захотелось пройтись по плитам босиком, я разулась и встала на холодный пол.

– Интересный взгляд на вещи, – кивнул Зоман. – Можно и так сказать. А можно сказать, что мы вечно живы в своей смерти.

– И это будет несуразица, – отрезала я.

Как же приятно было ступать по холодному камню! Я прошлась несколько раз, удивляясь тому, как быстро проходят усталость и боль в ступнях, как будто новая сила наполняет меня через плиты.

– Это будет другой взгляд на вещи. Невидимая суть видимого, – возразил учитель.

– Тогда каждый может придумывать свою собственную невидимую суть и выдавать ее за истину, – хмыкнула я и подпрыгнула, радостно ощущая, как приятное тепло заполняет каждую клеточку тела.

– А ты хочешь сказать, что существует лишь одна истина?

– Да! – я развернулась, и Посох сверкнул в моей руке. Удар – и Зоман, не успев его отразить, свалился вниз, на камни.

– Как у тебя вышло? – удивился он, и в его глазах появилось совершенно искреннее недоумение.

– Я всего лишь воспользовалась Силой жизни, – довольно улыбнулась я.

– Откуда ты ее сейчас черпаешь?

– Из камней. И это здорово!

– Это невероятно, София! Тогда продолжаем наши занятия…

4

Уроки с Зоманом вымотали меня настолько, что на библиотеку не осталось времени. Я чуть не уснула в ванне, настолько сильной оказалась усталость. Ноги гудели, руки дрожали, а глаза слезились, ведь весь прошлый день я провела у садовника и Иоко. Поэтому, вернувшись в комнату, я сразу уснула, а проснулась оттого, что добрый Бдук сильно тряс меня за ноги.

– Какая ты тяжелая, Госпожа! – пыхтел троллик, пытаясь стянуть меня с постели.

– Убери руки! – возмутилась я. – Что тебе надо?

– Пора вставать. Зоман погрузился в свои рисунки, сидит над палитрой и кистями, и ты можешь навестить Иоко. А еще тебе нужно в библиотеку. Я могу провести.

– Зачем мне в библиотеку? – не поняла я, выползая из-под теплого одеяла.

– Как это зачем? За книгой! Ты забыла, что собиралась найти Дерево-портал?

– Не ори. Ничего я не забыла.

Спать хотелось ужасно, и мышцы болели так, словно я разгрузила пару грузовиков с кирпичами. Едва не застонав от боли, я поплелась к зеркалу, прихватив расческу с табуретки около кровати. Да, бессонные ночи никого не красят. Темные круги под глазами, бледность и даже худоба – вот что я увидела на своем лице.

Как будто и сама медленно превращаюсь в мертвяка…

Перед глазами появилась картина недавнего сражения и жуткие разрубленные головы тварей. Фу, гадость! Удивительно, что мне еще не снится проломленный череп с искривленным ртом и ввалившимся носом. А снятся черные вороны…

Я тщательно расчесала заметно отросшие волосы, передние пряди заплела в тонкие косички и убрала назад, стянув резинкой. Натянула черные джинсы, чистую футболку и толстовку. Грязные вещи я снова «постирала» с помощью Посоха и убрала в сундук, а затем повернулась к Бдуку.

Тролль наблюдал за мной, прищурив темные глаза и выпятив толстые губы.

– И как, мне идет? – спросила я.

– Еще как! Уверен, Иоко в тебя влюблен.

Я вздохнула.

– Я не смогу сейчас пойти к нему, придется тебе отнести продукты. А я отправлюсь в библиотеку. Сама ее найду, Иоко показал мне проход. Торопись, пока Зоман занят.

– Как скажешь, Госпожа. Я предупрежу тебя, когда мертвяк освободится.

Схватив рюкзак, я направилась к стене со спрятанной за ней дверцей – той самой, через которую уже довелось проникать вместе с вороном-призраком. Конечно, тайная дверь потому и называлась тайной, что колдовские чары надежно прятали ее от человеческого взора. Потому я просто навела на стену оранжевый наконечник Посоха и увидела через прозрачные грани тонко светящиеся линии проема. Еле заметные, они излучали слабое сияние, указывавшее на скрытый проход.

Толкнув дверь, я почувствовала на щеках холодный ветер, в нос ударил запах пыли и сырости, а из темноты выступили узкие ступеньки, словно приглашая следовать в неизведанное.

– Ну, в путь, – пробормотала я, крепче сжимая Посох.

Только теперь пришло понимание, что в этот мрак придется отправиться одной, без Иоко и Бдука. Мне предстоит самой спуститься во мрак, отыскать библиотеку, скрывающуюся на нижнем этаже, и пробыть там какое-то время, изучая книги.

– Не бойся, – пробормотал за моей спиной Бдук, – ты ведь сильная и могущественная. Это тебя теперь всем надо бояться. Я, например, страшусь…

– Кому всем? Тут никого нет, кроме мертвяков. А их уж точно не испугать, – заметила я и решительно шагнула в темноту.

Глава 32

1

Мне казалось, что запутанные темные коридоры никогда не закончатся и я окончательно заблужусь в них, но удивительным образом мой Посох все же привел меня в библиотеку. То ли потому, что я сама туда стремилась, или просто запомнила правильные повороты. Ледяное кольцо высокой двери звонко стукнуло, створка нехотя отворилась, пропуская меня внутрь, и вновь перед моим взором предстали высоченные стеллажи с книгами. А на столе возвышалась стопка фолиантов, которые я пролистывала в прошлый раз.

В большом мрачном помещении царил холод, и я махнула Посохом, приказав камину зажечься. Дрова вспыхнули (их в очаге осталось очень мало), и слабое, но все же приятное тепло слегка согрело мои ноги. Череп на стене глянул на меня неодобрительно и злобно, и я снова вспомнила, как все детство рисовала такие черепушки, даже не подозревая о том, что на самом деле это знак моего древнего рода.

Нужная мне книга отыскалась быстро. В прошлый раз я отложила ее в сторону, и она осталась лежать раскрытой на той странице, где было написано про Отмеченную. В книге находились карты, рисунки, портреты Амалины, ее отца и младшего брата, а в самом конце я обнаружила чертеж сада. Все получилось так легко и быстро!

В книге рассказывалось о страшном пожаре, уничтожившем несколько деревень рядом с замком и один маленький городок. От него вел мост, благодаря которому можно было очутиться прямо в башне. Этот мост пришлось разрушить, потому что он приводил в замок врагов с юга и желавших завладеть сокровищами Сытых земель.

Чтобы сохранить Дерево-портал, отец Амалины скрыл его от человеческих глаз, спрятал в подземелье замка. Теперь изображение сада красовалось в зале колонн. Но, начертанное на дальней стене, оно до сих пор сохраняло свои свойства.

Этот мир – не то, чем кажется. За видимым скрывается невидимое. И лишь Хранители выбирают реальность. У них – Сила жизни.

Последние слова завершали историю Дерева-портала. Я прочитала их и улыбнулась: теперь все стало ясно. Не колонны являются деревьями, нет, – в дальнем конце помещения находится изображение, выбитое на стене. Это и есть Дерево-портал.

Итак, я нашла то, что искала. Решительно выдрав последние листы с историей о пожаре, я вложила их в тетрадь Путешественника – туда, где хранились все карты и легенды Безвременья. Потом перелистнула желтоватые страницы и вдруг остановилась: на одном из моих рисунков, там, где я изобразила изречения из замка Каты, появились слова. Написанные на русском языке темными чернилами, они явно предназначались только для меня. Ведь никто в Безвременье больше не знал нашего языка. Тут говорили на своем, немного странном и очень удивительном.

Берегись садовника. Берегись Дана. Берегись Бдука. Никому не доверяй, кроме Иоко. Но больше всего берегись Зомана.

Я уставилась на черные буквы и чуть не открыла рот от удивления. Сердце заколотилось как бешеное, а вспотевшие ладони вдруг перестали удерживать толстый фолиант книги, и она с грохотом свалилась на стол, подняв облако пыли. Пару раз чихнув, я вытерла нос и еще раз прочитала слова, появившиеся на рисунке.

Кто мог делать это?

Путешественник! Помнится, Бдук говорил однажды, что только он может писать в своей тетради. Неужели это предупреждение, что мне нужно остерегаться всех, кроме Иоко?

Я посмотрела на фигурки трех загадочных воронов и вздохнула. Путешественник мог бы написать еще что-нибудь дельное, потому как я уже давно знала, что никому в Злых землях нельзя доверять.

Мне пора было возвращаться, и я отправилась наверх, унося в картах Безвременья ответы на свои вопросы. Оставалось только добраться до Дерева-портала и уничтожить договор.

2

Обратный путь я помнила очень хорошо, но, добравшись до винтовой лестницы, поднимавшейся в мою мансарду, вдруг замерла, заметив вдалеке мерцание огоньков. Сбоку от лестницы появился арочный проход, а в его глубине сияли свечи. Они стояли вдоль стен на черных металлических подставках, чьи изогнутые ножки напоминали стволы деревьев.

Что это может быть? Я точно знала, что, когда спускалась в этот проход, никаких огоньков не видела. Зоман выследил меня? Следовало все проверить, и, выставив вперед Посох, я двинулась на свет.

Желтые блики плясали на каменной кладке стены и гладких плитах пола. Они дрожали и подмигивали, словно маня к себе, и чем ближе я подходила, тем лучше различала тонкие черные колонны и до боли знакомый зеркальный пол. Зал портретов – вот что находилось за аркой! Только как он там появился? Почему я вижу поблескивающие рамки портретов и улыбающиеся лица своих предков? И что находится там, в центре зала, на высокой деревянной подставке?

Посередине был мой портрет, нарисованный Зоманом. Мое лицо, освещенное яркими бликами множества свечей, показалось вдруг живым, подвижным и очень выразительным. Глаза как будто сверкали из-под длинной, убранной набок челки. Сжатые губы слегка изгибались, а поднятые брови придавали облику выражение легкого царственного умиления, словно меня удивлял мир Безвременья и радовал одновременно. Светлые блики в глазах, улыбка в самых уголках губ и еле заметный разворот головы делали этот портрет живым: прекрасным, умным лицом Хранительницы Безвременья…

Как там называл меня Зоман? Неограненный бриллиант – именно так можно было бы назвать картину.

Конечно, Иоко любит меня! Как можно не влюбиться в такую красавицу?!

А ведь совсем недавно я очень завидовала Нисе, считала ее красивой, способной, одаренной и удивительной. Но кто такая эта ведунья рядом со мной? Всего лишь жалкий призрак, меняющий облик и не имеющий ничего настоящего. Ее внешность не отражает сущности, потому что внутри ничего нет. Ниса – это всего лишь пустота.

А я – настоящий человек, красивая девушка, Настоящий Хранитель.

Поэтому Иоко будет принадлежать мне.

Я улыбнулась и двинулась обратно, в свою мансарду, минуя множество разноцветных свечей.

3

Когда моему брату Валерику исполнилось три года, он отправился в детский садик. И принялся так яростно и долго болеть, что в нашей скромной трехкомнатной квартирке надолго поселились запах микстур от кашля, борного спирта, который капали брату в уши, и аромат меда.

Ольга нервничала и суетилась. На кухне почти во всех шкафчиках лежали упаковки с детскими витаминами, Валере покупали новые игрушки и постоянно показывали мульты на новом планшете, купленном специально для таких случаев.

Меня не замечали, будто я вдруг стала абсолютно прозрачной. Отец, едва приходя с работы, тут же шел в комнату брата и читал ему книги, строил башни из кубиков и по-всякому пытался развлечь постоянно хныкавшего ребенка. Ольга, пользуясь тем, что брата было кому нянчить, отправлялась готовить ужин и причитать, что этим болезням нет конца и края.

А я радовалась тому, что теперь меня гораздо меньше грузят дурацкими просьбами: помыть посуду, подмести песок в коридоре, случайно высыпавшийся из Валеркиных пластмассовых ведерок, и подобрать раскиданные игрушки.

– Ты хоть уроки делаешь? – неласково буркнула Ольга, неся бутылочку с подогретым детским молоком.

– Еще как, – усмехнулась я.

Впрочем, вопрос мачехи сам по себе был глупым. Я училась почти на отлично, только физкультура и рисование портили мне аттестат. На физре я проявляла редчайшую бездарность, а вместо рисования у нас давно была история изобразительного искусства, и тут мы с учительницей не сходились во мнениях. Я не любила современных художников и не понимала все эти дурацкие квадраты Малевича. Мне нравились анимешные девочки с большими глазами и тонкими талиями, а еще сказочные персонажи с задумчивой грустью на лице и торчащими эльфийскими ушами.

Да, в то время я немного залипала в аниме, и учительница во всех моих рисунках видела это испорченное, тлетворное влияние Востока. Впрочем, твердую четверку по рисованию я все-таки имела.

В тот памятный вечер меня попросили срочно сбегать в аптеку. Внезапно пролился сироп от кашля – противная липкая жидкость, которой три раза в день пичкали моего брата. И меня попросили купить лекарство в ближайшей аптеке.

Стояла поздняя осень: рано темнело, и высокие деревья на нашей улочке странно и гулко шумели, поднимая к небу свои оголенные ветви. Листья давно свалились вниз, и их смели дворники. Но снега не было, впрочем, как и дождя. Только промозглый сырой холод, какой бывает только в конце октября.

Ольга привычно обозвала меня безмозглой дурой, видя, как я уперто шнурую любимые конверсы: мол, по такой погоде лучше носить ботинки, а не кеды. Мысленно я послала ее вон, а вслух заметила, что до аптеки два шага и мне будет отлично в кедах.

– Не мороз же, – буркнула я и выскочила за дверь.

До аптеки действительно было рукой подать, следовало лишь миновать двор и выйти через квадратную арку на освещенную улицу. Я торопилась, привычный и знакомый до последнего камешка двор не пугал своей темнотой. Все тут казалось своим, родным, привычным. Поэтому, оказавшись в арке, я не обратила внимания на двух высоких подростков, которые увязались за мной.

Один из них пихнул меня в плечо, другой дернул за капюшон, и я чуть не упала.

– Куда торопишься, красавица? – хохотнул парень в короткой синей куртке.

– Какая она красавица? Ты ее рожу видел, Жека? – фыркнул второй, лохматый и прыщавый.

– Пошли вон! – крикнула я и рванула к выходу из злополучной арки, но меня остановили.

– Кто должен пойти вон? Повтори! А ну-ка доставай свой телефончик. И карманы покажи! Быстро, курица, кому сказал! – прикрикнул пацан в синей куртке и протянул к моему лицу ладонь с растопыренными пальцами.

Что он хотел со мной сделать, я так и не поняла, потому что арку вдруг заполнили странные черные птицы. Они залетели внутрь, захлопали крыльями и темным вихрем обрушились на головы придурков.

– Это еще что такое? – заорал один.

– Какие-то сумасшедшие птицы, бежим! – крикнул другой.

Оба припустили, а я осталась одна в промозглом холоде осеннего вечера. Птицы меня не трогали. Они пронеслись вдоль арки темной тучей и пропали, растворившись среди низких облаков.

Мне следовало бежать домой и рассказать все отцу, но я уныло подумала о том, как разорется Ольга, узнав, что я не купила дурацкий сироп от кашля. Поэтому пришлось сжать всю волю в кулак и выбраться на улицу, залитую светом фонарей. Я почти физически ощущала, как сияет в желтом свете мое пятно на лице. В ушах все еще стоял голос одного из пацанов, наполненный издевкой.

Ты ее рожу видел?

Конечно, любой, кто видел мою «рожу», ужасался. И девушка в аптеке, торопливо отсчитывавшая сдачу, и влюбленные парень с девушкой, что шли навстречу прижавшись друг к другу. Мое лицо всех пугало, и иногда казалось, что мне нет места среди нормальных людей.

Я вернулась домой, молча поставила сироп на стол и закрылась в своей комнате. Ко мне никто не зашел и ни о чем не спросил. На моем столе уютно горела настольная лампа, а любимые краски так и просились на бумагу.

Я начала рисовать и в тот вечер в первый раз изобразила Мир Синих Трав. Вдохновение как будто пришло свыше, словно кто-то водил моей рукой и нашептывал на ухо, какие цвета следует использовать. Сны о синих травах я видела позже, но фигурки трех воронов я научилась рисовать в тот самый холодный промозглый вечер, когда Хранители с другого мира в первый раз заступились за меня.

4

Холодный тролличий ход привел в уютную мансарду, где по-прежнему горели разноцветные свечи. Эти толстые штуки, видимо, никогда не сгорали, на них не было ни капли растаявшего воска. Оказавшись в тепле и относительной безопасности, я довольно выдохнула и посмотрела на себя в зеркало.

Я это сделала! Ну… можно сказать, что сделала. Разобралась во всем сама, так что не пришлось спрашивать у Зомана и прибегать к помощи Иоко. Оставалось собрать вещи и отправиться в зал колонн. Обрадую своего Проводника тем, что знаю, как разрушить проклятый договор. Хотя… какие там вещи?

Но взять по паре чистых толстовок, футболок и носков все же следовало. Пусть будет запасная одежда. И еще стоило прихватить еду, наверное: конфеты, печенье, пакетики с чаем, большой кусок пиццы и холодную курицу – этого хватит. Конечно, нет необходимости двигаться своим ходом: просто нарисую убежище Агамы, и мы с Иоко перенесемся туда с помощью моего ключа. Вот ребята удивятся, когда увидят, что я сделала! Тогда Ниса не будет так важно задирать нос. А что, интересно, она сделает? Небось сразу догадается, что Иоко теперь мой, и ей придется с этим смириться.

Все эти приятные мысли меня очень радовали, и я улыбалась, складывая в рюкзак одежду и еду. Он оказался набитым доверху, так что молния едва застегнулась. Но это хорошо: значит, я хорошо запаслась.

Осталось найти рисунок зала колонн, вставить ключ в скважину – и вперед. Я улыбнулась, чувствуя, как меня подхватывает волшебный вихрь, и крепче сжала лямки рюкзака.

Иоко уже не спал, сидел на полу скрестив ноги. Едва я оказалась перед ним, как он встал и заботливо снял с моих плеч рюкзак.

– Тяжелый какой, – заметил он, внимательно всматриваясь в мое лицо. – Ты прямо сияешь вся. Что случилось?

– Я знаю, где находится Дерево-портал и твой договор! – воскликнула я.

– Отлично, и где же? – Голос Иоко вдруг стал резким и колючим.

– На стене, на стене этого зала! Идем, найдем его! – я кинулась вперед, в сумрак колонн, но чуть не упала: Иоко схватил меня за руку и дернул к себе.

– Стой! Это опасно. В этом зале нельзя так двигаться, София. Подожди, давай все обсудим.

– Да что там обсуждать?! Странно, что ты сам не додумался найти главное дерево и не обследовал тут все. Мог бы давно освободиться… – пробормотала я, вдруг удивившись, что решение было таким простым.

– София, я не могу уничтожить собственный договор, подписанный по доброй воле. Это невозможно! Остановись, давай поговорим.

– Нет! Мы пойдем искать Дерево-портал, – решительно проговорила я и дернула руку.

– Не пойдем. Ты никуда не пойдешь, – сухо сказал Иоко и еще сильнее сжал мою руку. – Лучше тебе отправиться в свою мансарду.

– Да отпусти меня! – удивленно проговорила я и уставилась на своего Проводника.

Его глаза странно блестели в полумраке, низкие брови сдвинулись к переносице, и само лицо исказилось в злобной гримасе.

– Уходи, София, – проговорил он и сильно дернул меня за запястье.

И вдруг я поняла, что мой Проводник не пустит меня к Дереву-порталу: он действительно охраняет его и, возможно, чьи-то сильные чары держат его в плену иллюзий. Кто знает, о чем сейчас думает этот темный хранитель?

Мне всего лишь нужно было добраться до стены зала, пробежать между колоннами и оказаться там, где находится портал. У меня получится, ведь все всегда получалось.

Я мгновенно вызвала Посох и ударила им Иоко – стукнула по больной руке, вложив в удар все силы. Раздался гулкий звук – и палка ударилась о деревянные дощечки, которыми Бдук зафиксировал запястье Проводника. Он отпрянул назад, его лицо исказила гримаса боли, но он тут же выпрямился и, схватив мой Посох, резко рванул его на себя.

Все это он проделал так быстро, что я охнуть не успела, как полетела вперед, вслед за Посохом, и чуть не упала, если бы сам Иоко вовремя не подхватил меня. Сжав обеими руками, он снова тряхнул так, что моя голова дернулась, а зубы громко клацнули, а затем снова приказал возвращаться к себе, в мансарду.

– Хорошо, – слабо кивнула я, – вернусь. Только отдай Посох.

– Забирай и уходи, – примирительно проговорил мой Проводник и протянул слабо светящееся древко.

Что там говорил Зоман? Что сила во мне и волшебная трость лишь повинуется ей? Я чувствовала в себе эту энергию – она бурлила в крови, полная справедливого гнева и возмущения. Как Иоко смеет противиться мне? Я так помогала этому парню, столько сил положила на то, чтобы освободить, а он на самом последнем этапе хочет мне помешать? Так пусть получит сполна!

Я могла управлять Посохом и не сжимая его в руке, поэтому заставила палку подняться вверх и ударить Иоко, затем еще и еще. Это было жестоко, но я знала, что он оправится. Черный чародей и не с такими ранами справлялся. Зато получит хороший урок!

Посох налетел на Им-Сиана, но, покачнувшись, тот все же удержался на ногах и взглянул на меня. Я упустила этот взгляд, не отразив его, и меня подхватил быстрый вихрь, поднял и с размаху швырнул на холодные плиты. Видимо, Иоко владел силой получше меня и тоже мог действовать на расстоянии.

От удара у меня разболелась голова и зашумело в ушах, а вихрь снова поднял меня и бросил на пол. Я вдруг поняла, что погибну в этом мраке, а мой череп разлетится на мелкие кусочки, если ничего не предпринять. Мой Посох снова ударил Иоко по спине, и пока тот отвлекся, я поднялась на четвереньки и направила свое оружие на ноги Проводника. Еще один удар – и он оказался на коленях. Но я больше не могла сражаться, потому что в голове словно грохотали водопады.

Мне удалось схватить рюкзак и вытащить нужный рисунок, чтобы вставить в изображенную замочную скважину ключ. А затем я вернулась в свою мансарду, избитая, раненая и опустошенная.

Глава 33

1

– Я знал, что так будет. Мне следовало догадаться, что ты найдешь этого преступника, черного колдуна, и сама полезешь к нему… – причитал Зоман, смазывая мои синяки мазью Бдука.

Тролль притащил ее сразу, как только увидел меня, лежавшую на кровати бесформенным мешком. Я и головы не могла поднять, так меня тошнило. Все тело болело, мир расплывался, и хотелось рыдать в голос.

Бдук тут же кинулся за мазью, а чуть позже пришел Зоман, и я уже не могла скрывать правду. Мне хотелось, чтобы меня пожалели, и теперь мертвяк ухаживал за мной, не переставая возмущаться.

– Да, я сам закрыл Иоко в зале колонн, но это не преступление, а та малость, которая поможет нам удержать хотя бы одного Проводника. Если он в плену, то не сможет с помощью карты заманивать души к Хозяину. Зачем нам тут страдальцы из вашего мира, София? По-моему, я сделал доброе дело, и тебе следовало хотя бы спросить меня, почему Иоко находится там.

– Возможно, потому, что ты хочешь его убить, – прошептала я, с наслаждением вдыхая аромат чудодейственной мази.

– Хотел бы убить, давно это сделал бы. София, ты должна сама принять тот факт, что Иоко не герой. Он привел в наши земли мертвяков, принес сюда смерть и ужас. Он черный колдун и стал им уже давно, поэтому и сидит у меня в подвале. А его договор – это всего лишь договор ученика и учителя, обязательство пройти у меня обучение. Чуть позже я покажу тебе его, обещаю, а сейчас нужно поспать. Я приготовлю какао и шоколадное печенье. Пусть твой Бдук, раз уж он тебе так мил, позаботится о том, чтобы в камине все время горел огонь и в комнате было тепло. Отдыхай, сегодня никаких уроков.

Зоман бережно закрыл тролличью мазь и вытер мои щеки от слез, промокая их тонким батистовым платочком.

– Успокойся. Слезы – это вода: пролились, высохли и пропали, будто их и не было. Я накажу этого наглеца Иоко, чтобы ему неповадно было обижать моих подопечных…

– Не надо, – пробормотала я и подняла зареванные глаза на Зомана. – Не трогай его. Он мой… мой… мой Проводник все-таки.

– Я понял, все понял, София. Ох уж эти девичьи сердечки, полные любви. Вытирай слезы и не плачь. Ничего ему не будет, сама позже убедишься. Но будь осторожна.

– Ты что же, разрешаешь мне снова к нему приходить? – не поняла я.

– Ты не пленница, София, и вольна делать все что угодно. Но будь осторожна с ним. Иоко – черный колдун, а не соседский мальчик, с которым можно целоваться в стоге сена. Запомни это. Отдыхай, милая, тебе надо набраться сил.

И Зоман, поднявшись, покинул мою мансарду, оставив наедине с Бдуком.

2

Мой мир рухнул: тот прекрасный, сверкающий мир победительницы, владеющей волшебной Силой жизни, освещенный разноцветными свечами и сотнями серебристых искр.

Совсем недавно я чувствовала себя почти королевой: красивой, сильной, уверенной в себе и независимой. Наконец перестала быть аутсайдером, над которым издевались все кому не лень, которого пинали или обходили стороной. Меня полюбили и приняли, и мое одиночество, стягивавшее сердце холодной сетью, рассыпалось точно звезды, рожденные волшебным Посохом.

И вдруг оказалось, что все это я придумала себе, как раньше, в детстве, придумывала волшебные миры и рисовала на бумаге, стараясь убежать от реальности.

Иоко не любит меня. Я для него – лишь глупая подопечная, вечно задающая вопросы, бестолковая девочка, которую он не задумываясь убьет, расшибет о холодные камни как бесполезную фарфоровую куклу. Я не нужна этому черному колдуну, я – просто способ пережить плен. А может, Иоко вовсе не в плену и по доброй воле сидит около Дерева-портала, карауля его, выполняя какую-то придуманную им самим миссию?

Только Зоман теперь помогает и поддерживает меня, не требуя ничего взамен. Не удерживает меня силой, не сжимает в тисках плена, не диктует свои правила. Я свободна в этом замке, могу уйти, или остаться, или прямо сейчас заявиться в зал колонн к Иоко и крикнуть ему в лицо, что он редкостный дурак и болван.

Я слегка приподнялась на кровати и почувствовала новый приступ тошноты.

– Пожалуй, тебе не следует вставать, Госпожа, – закудахтал рядом Бдук. – Ты ушиблась головой, а это серьезно, поверь маленькому троллику.

– Это у тебя ушиб головы, Бдук, – усмехнулась я, но все-таки легла обратно на мягкие подушки.

Итак, сейчас я не в состоянии ничего сделать – остается просто лежать и лить слезы.

Победительница без мозгов. Как я могла подумать, что окажусь достаточно сильной, чтобы одолеть Иоко? И как могла поверить этому черному колдуну?

– Почему он так сделал? – прошептала я, натягивая пушистый плед до самого подбородка.

– Ну, потому что он хранитель Дерева. Таковы чары, и они сильнее его, сама понимаешь, – принялся разглагольствовать Бдук. – Он заколдован и не помнит, кем был, – возможно, так работает договор.

– Который нужно разрушить. А для этого – убить Иоко, так, что ли?

– Ну почему сразу убить? Просто сразиться и победить, наверное… Госпожа, я в этом не мастак и в таких волшебных штуках мало что понимаю. Вот полечить, или найти дорогу, или подсказать что-то про тролличьи штуки могу. А как победить черного колдуна, не знаю, уж прости. Лучше выпей горячего чая и съешь конфету.

– Не хочу ничего. Убери ты эти сладости. Тошнит от всего.

– Потому что ты крепко приложилась головой…

– Да перестань! Издеваешься, что ли?

Я уставилась на скошенный деревянный потолок. И что мне теперь делать, спросить у Зомана? Мне казалось, я и так знаю ответ: учись, детка, терпи и оставь несчастного черного колдуна в покое. А мне ужасно хотелось довести миссию до конца. Я должна была освободить Безвременье, ведь я – Отмеченная, рожденная именно для этого. Но что там говорилось о чародейке с отметиной на лице на стенах склепа Магатама? Что она будет противостоять Иоко? Ну, вот все и сбылось.

Старые предсказания начали сбываться. Но как одолеть своего Проводника?

Я потянулась, дернула на себя стоявший в ногах кровати рюкзак и вытянула заветную деревянную коробку. Сейчас задам свой последний вопрос, ведь у меня еще оставалась одна, розовенькая, фишка-ракушка. По крайней мере, эта карта еще ни разу не подводила.

– Нет, подожди! – вдруг резко крикнул Бдук и положил свою маленькую пухленькую ладошку на шкатулку. – Не трогай ее!

– Это почему? – не поняла я.

– Потому что она… она забирает свободу. Это Ката велела мне подсунуть тебе коробку с Деревом ракушек. Думаешь, кто исполняет твои желания? Пленники карты, пять могущественных Воронов-Хранителей, заключенных в нее. Твое имя тоже вписано сюда, и как только последнее желание исполнится, ты станешь шестым чародеем, а у Дерева появится шестая фишка.

– Пятая. Шестая стала наконечником для моего Посоха, – напомнила я и нахмурилась. – И ты об этом знал?

– Знал, но раньше я служил Кате… а теперь – тебе, поэтому и предостерегаю. Не пользуйся больше картой.

– С чего это ты стал таким правильным? – недоверчиво прищурилась я.

– Потому что ты заступилась за меня и ты – Настоящая Хранительница. Я тебе кое-что покажу, но после, когда поправишься. Дай мне эту коробку, и я спрячу ее в своей кладовочке.

– А если ты лжешь мне?

– Кому тебе верить, как не преданному Бдуку, который всегда приходил на помощь? – Тролль выпучил круглые глаза и нахмурил лохматые брови. – Я верен тебе, потому что теперь ты – моя Госпожа. Я честен с тобой, так что дай мне коробку, и я спрячу ее там, где никто не найдет. София, только одно желание отделяет тебя от плена. Ката мудро придумала: подсунуть тебе эту тролличью игру и убрать с дороги, чтобы каменное сердце больше не наделяло тебя силой. Ведь своей силой ты обязана ему.

– Это же Сила жизни.

– Сила жизни, сконцентрированная в колыбели Вороньего рода, собранная от нескольких поколений хранителей. И ты подчиняешь ее себе.

Тролль аккуратно вытащил шкатулку из моих рук и ловко сунул ее под кровать.

– И Зоману лучше не знать об этой штуке. Вдруг он решит воспользоваться ею?

– Ну и пусть. Тогда он станет ее пленником.

– Зоман не дурак. Он знает свойства этой игры и сумеет по-другому ею воспользоваться. Он очень силен.

– Ему наверняка уже проболта