Book: # Карта Иоко



# Карта Иоко

Варвара Еналь

#Карта Иоко

© В. Еналь, 2017

© Shutterstock, Inc., фотография на обложке, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

#Глава 1

1

Тот день с самого начала выдался неудачным. Иногда так бывает – с утра не заладится, и дальше начинаются сплошные неприятности.

Собираясь в школу, я обнаружила, что не могу найти наушники. Осмотрела все ящики в столе, поискала под кроватью, откатила стул от компьютера. Даже под шкаф залезла и заглянула в старые кеды – вдруг туда завалились.

Все напрасно. Новые вакуумные наушники ярко-красного цвета будто испарились. Я, конечно, так легко сдаваться не собиралась и попробовала вспомнить, где же видела их в последний раз. На ум приходил только вечерний поход в магазин за хлебом и печеньем. Это было около девяти вечера, солнце почти село, и в серых сумерках так хорошо звучали композиции Пентатоникса и Адама Ламберта.

Когда рассчитывалась на кассе, пришлось сунуть наушники в узкий карман джинсов. Может, кто-то стащил их, а я и не заметила?

У кассы я встретила подругу, Нику Лескову, и она принялась трещать без умолку, как будто за целый день не могла ни с кем и словом перекинуться. Она рассказывала о сериале «Сверхъестественное», который тянется вот уже несколько лет и все никак не закончится, о том, как долго красила утром ресницы и внезапно заметила, что один глаз больше другого, как писала сложное изложение по русскому – другими словами, несла полную чушь.

Мне оставалось только слушать и вежливо поддакивать, потому что Ника не давала и слова вставить в свой бессмысленный монолог.

Вот тогда, видимо, когда я отвлеклась на Нику, мои наушники и пропали. Может, вывалились, а может, кто и утащил.

И что самое обидное – своих денег у меня не будет, как минимум, еще две недели. Отец не даст, а мама присылает только раз в месяц, и до ее перевода надо ждать как раз дней четырнадцать-пятнадцать. Придется ходить без музыки. Ну, разве это справедливо?

А с утра еще и мачеха раскричалась. Почему это я не помыла посуду, и что за крошки на столе? Как будто я одна завтракала. Я вообще хлеб не ем, и тем более с маслом. Я завтракала молочной кашей, а крошки оставил отец, когда спешил на работу.

Только отцу она почему-то ничего не говорит, только щебечет вокруг него – дорогой да дорогой…

Cлушать противно.

Зато я всегда оказываюсь грязной лентяйкой и жуткой копушей.

Мне, конечно, нетрудно вымыть после себя тарелку и кружку, это же пустяки на самом деле. Но сейчас я уже потратила время на поиски наушников и большая стрелка на моих ручных часах упрямо ползла к цифре шесть, а это значит, самое время шнуровать кеды, вешать на плечо рюкзак и бежать в школу. Иначе могу опоздать.

А мачеха все не унималась. Встала в коридоре около обувной тумбы и едко поинтересовалась:

– Значит, грязную посуду мне оставляешь? Или кто, по-твоему, должен ее мыть? Может, тетю Клаву позвать с первого этажа?

Каждый раз она начинает нести какой-то бред.

– Что молчишь?

– В школу опаздываю, – бросила я в ответ, поднялась, сунула в карман телефон без наушников и выскочила за дверь.

Я не ругалась с мачехой – или с Олей, как я называла ее в глаза. Я вообще не умела ругаться. В самые напряженные моменты язык у меня словно прилипал к нёбу, а в голове становилось пусто и гулко. И ни одной умной фразы не придумывалось, только щеки горели и слезы наворачивались на глаза. Другими словами, когда надо было с умным видом сказать какую-нибудь гадость, я принималась рыдать, икать, краснеть – то есть вела себя как полная идиотка.

Поэтому и в тот день я просто выскочила за дверь и бегом спустилась по лестнице, перепрыгивая через ступеньки. Ничего, помоет Оля свою посуду, не переломится. Все равно сидит дома и ничем серьезным не занимается, только водит по всяким кружкам и песочницам своего сына – моего младшего сводного брата Валерку. Ему едва исполнилось четыре года, противный такой маленький нытик, которого постоянно баловали, все ему разрешая.

Но Оля видела в нем кучу разных талантов и просто захлебывалась похвалами.

«Валерик потрясающе рисует, ты посмотри, Витя! Валерик очень тонко чувствует музыку, видишь, как двигается! У Валерика наверняка высокий ай-кью, он сегодня собрал целый пазл из десяти деталей».

Витя – это мой отец.

На самом деле особых талантов у моего брата не наблюдалось – на мой взгляд, конечно. Практически все дети умеют рисовать головастых человечков с ручками-палочками, солнышко с лучиками и кривые машины с овальными колесами. Про пазлы я вообще молчу – Валерка часами тупо сидел над ними, и в итоге Оля складывала за него половину картинки. Все собранные братом пазлы клеились на кусочки оргалита, вставлялись в рамку и оказывались на стенах коридора и кухни, так что куда бы я ни взглянула, всюду натыкалась на творчество младшего братца.

Зато моих картин Оля не вешала нигде, хотя я уже третий год училась в художественной школе, занимала призовые места на городских художественных конкурсах и каждый год рисовала плакаты в школе на всякие праздники и мероприятия.

Оля считала, что это обычное дело, когда школьница чем-то занята.

Все лучше, чем сидеть на скамейке с бутылкой пива, так что пусть лучше рисует. Девочка она ленивая и медлительная, рисование очень подходит ей по характеру. Может, станет художником-оформителем, когда вырастет. Будет оформлять витрины в магазинах, это сейчас востребовано.

Такие речи я частенько слышала по вечерам из комнаты отца и мачехи. Я не подслушивала – просто Оля никогда и не скрывала, что терпеть меня не может. Потому что я – чужой ребенок, не ее доченька. У нее есть сын, и этого ей вполне достаточно.

Я не обижалась, потому что слышала подобное с детства и успела привыкнуть. Моя настоящая мать ни одного дня не жила с моим отцом. У них была случайная связь, когда они учились в одном институте в одной группе. От этой связи моя мама забеременела, и оказалось, что ждет двойню.

К тому времени когда родились мы с сестрой, мама познакомилась с человеком, который предложил ей выйти за него замуж, несмотря на двух малышек, и после свадьбы увез маму и сестру в Америку, где у него жил и работал брат. Вот так мама и оказалась на другой стороне планеты.

Отец сначала воспротивился тому, чтобы мама увозила его детей. Мы с сестрой носили его фамилию и были записаны на него – он оформил документы по усыновлению. А потом они с матерью, договорившись, поделили детей. Я досталась папе, а сестра Юля, которую теперь называют Джулией, улетела на Запад.

Вот так и вышло, что сестру и мать я видела только на снимках в «Фейсбуке» и во «ВКонтакте» и общалась с ними по скайпу.

Я не обижалась, понимая, что вообще отличаюсь потрясающей невезучестью и по-другому просто быть не могло. Возможно, когда мы с Юлькой были еще в материнском чреве и добрые феи раздавали нам судьбу, на мне эти волшебницы решили сэкономить и выделили только крохотный кусочек удачи. А может, и его не выделили.

Ольга, когда злилась на меня, всегда кричала, что понимает, почему даже родная мать от меня отказалась. Вслух она не произносила самого главного, хотя все в доме понимали, что она имела в виду.

На самом деле я – уродина. И отец взял меня из милости. Я к этому привыкла, знаю, что папа любит меня и жалеет, но ему приходится много работать и у него есть жена – моя мачеха Ольга. И он обязан уделять ей внимание.

Есть и маленький сын, с которым надо заниматься, читать книжки, смотреть мультики и собирать лего. И потому на меня времени вообще нет. Да, может, ему и не нравится смотреть на мое лицо и вспоминать, что однажды у него была случайная связь со студенткой… Возможно, он жалеет, что не воспользовался презервативом, или представляет, какой была бы его жизнь, если бы моя мама забрала с собой обеих девочек.

Не знаю. Вслух они ничего такого не говорили, конечно же. Но иногда я его понимаю.

У меня отцовские глаза – серые, с темным ободком вокруг радужки и темно-русыми ресницами. И его брови – четкие прямые линии, подчеркивающие глаза. Прямой нос с тонкими ноздрями, круглый подбородок, более нежный и мягкий, чем у отца. Небольшие уши, красивая тонкая шея. В общем и целом я была бы вполне симпатичной девчонкой, если бы не родимое пятно на левой щеке.

Как безобразный коричневый континент, оно расползлось в самом центре и возле уха заканчивалось небольшой родинкой – финальной точкой. И каждый, кто смотрел на меня, видел прежде всего это пятно. Оно бросалось в глаза, буквально кричало о себе и, словно дьявольская отметина, вычеркивало меня из списка нормальных, обычных людей. Оно делало меня особенной. Необычной. Странной.

Особенной – необыкновенной уродиной.

Сколько я уже слышала в свой адрес разных «комплиментов», не сосчитать. Я к ним привыкла, даже научилась не обращать внимания на трехлеток, тыкающих в меня пальцем и спрашивающих у своих мам, а что это у девочки за грязь на лице.

Я научилась не замечать пристальных любопытных взглядов разных бабушек, которые иногда принимались давать чудесные советы – помазать соком чистотела, пойти в полнолуние на перекресток и кинуть за спину хлебный мякиш, перемешанный с паучьим пометом, поцеловать на кладбище самую заброшенную могилку и тому подобное. Один раз даже посоветовали пописать на лицо. Интересно, как надо исхитриться, чтобы совершить столь умное действие?

Я перестала отворачиваться, краснеть и плакать по ночам. Впрочем, что же я вру? По ночам иногда плачу, но уже не так горько и надрывно. Я смирилась с тем, что я – уродина.

Меня грела сокровенная мечта: вырасти, накопить денег и убрать уродство со своего лица, чтобы стать нормальным человеком, таким, как все, стать частью человеческого общества, какого-нибудь коллектива, иметь настоящих друзей, которым была бы интересна я сама, а не возможность списать у меня домашнее задание и получить подсказку на самостоятельной работе.

А пока что я жила в собственном мире – одна со своими рисунками. Их было очень много, и разных. Я рисовала каждый день. В то время как мои ровесницы встречались с мальчиками, ходили в кино и кафешки или просто зависали во дворах, играя в карты или катаясь на великах, я часами просиживала за письменным столом у себя в комнате, создавая свои особенные миры.

Некоторые мои картины оказались пророческими, но об этом чуть позже. Потом.

Сначала хочу рассказать о дне, когда все началось.

2

В то утро на меня валились сплошные неудачи. Едва я оказалась на первом этаже нашего дома, как под ноги мне кинулось что-то мохнатое и черное. Я споткнулась и едва не полетела вниз носом вперед, и если бы все же грохнулась, наверняка угодила бы переносицей в ребро ступеньки.

Я чудом удержалась, вцепившись в перила и чиркнув локтем по беленой стене, оглянулась и увидела черную кошку Машку, которая, запрыгнув на почтовые ящики, смотрела на меня так, словно хотела упрекнуть в неловкости.

Вы верите в плохие приметы? Ну, в то, что черные кошки приносят неприятности?

Вот и я не верила, и потому не обратила на Машку никакого внимания. Если бы я знала тогда, чем все закончится, точно вернулась бы домой, вымыла посуду и заявила бы, что болит голова и мне нездоровится.

Но тогда я ни о чем не догадывалась.

В тот день само мироздание предупреждало меня, что надо быть осторожной и внимательной, только я не услышала его.

Уроки в моей школе начинались ровно в восемь, а сейчас было без двадцати – время, когда я выхожу из подъезда. До моей школы рукой подать и даже ближе – плюнешь с балкона и попадешь в школьный двор. На уроки я, на самом деле, никогда не опаздывала, мне хватало и пяти минут, чтобы добежать до класса.

Дело было не в уроках, а совсем в другом. Обычно я задерживалась ненадолго возле многочисленных киосков, где продавали булочки, колбасы, йогурты и сладкие сырки. Заодно покупала себе что-нибудь перекусить на обед – например, «Данон», обезжиренный, в пластиковой бутылочке, или «Чудо» с кусочками персика. Йогурты я особенно любила в те времена.

Игорь появлялся тут без пятнадцати восемь. В этом году он старался не опаздывать – выпускной класс все-таки. Он переживал из-за оценок, из-за предстоящих тестов и уже сейчас скрупулезно подсчитывал сумму баллов в будущем аттестате.

Игорь собирался поступать на юридический факультет.

Мы с ним не созванивались и не договаривались о встрече, потому что нас ничто не связывало – мы не встречались и он не был моим бойфрендом. Наши отношения скорее можно было назвать просто дружбой, но я и этому радовалась. Я дружила с ним еще с начальных классов.

Так вышло, что сначала мы сидели за одной партой, потом он пересел, но по-прежнему временами шутил со мной, перебрасывался парой общих фраз и – что самое главное! – ни разу не обозвал пятнистой, меченой, страхолюдиной или Миской (моя фамилия Мисникова, и последнюю пару лет в классе меня называли не по имени, а дурацкой кличкой Миска).

Каждый день я старалась выйти пораньше, чтобы встретить его у киосков, сделав вид, будто это случайно, будто просто покупаю для себя йогурт (а так оно и было, в общем-то), и вместе с ним дойти до школы. В эти считанные минуты мы бывали только вдвоем и могли спокойно поговорить.

Больше такого времени мне не выпадало, а редкие шуточки во время перемен, когда Игорь устраивался за партой или смеялся вместе с Женькой Лошковым, сидевшим рядом с ним, были общими и ничего не значащими.

Утром по дороге в школу мне казалось, что сейчас наше время и Игорь принадлежит только мне. Короткие минуты самообмана, но такие милые, что я регулярно выскакивала за дверь без двадцати восемь и протаптывала асфальт у киосков, выглядывая любимого парня.

Ну да, Игорь был моей первой любовью, грустной и сладкой одновременно. Мне все в нем нравилось: и голубые глаза с серыми точками, и тонкие губы, и решительно вздернутый нос. И его манера смотреть с легким прищуром и поднимать уголки губ в улыбке, его торчащая кверху челка и светлые рубашки в тонкую полоску тоже нравились.

Я узнавала его походку издалека, обожала его манеру держать ручку тремя пальцами, млела от его низкого хриплого голоса, который звучал для меня самой желанной музыкой.

В то неудачное утро Игорь появился вместе с Кристиной, моей одноклассницей. На самом деле я знала, что они встречаются, ходят вместе в кино и сидят в кафешках и много раз рассматривала их совместные фото во «ВКонтакте». Я не питала ложных иллюзий, но все-таки дорожила нашей незатейливой дружбой. И потому не желала делить дорогу до школы с Кристиной.

А та, увидев меня, скорчила мину – мол, а эта что тут делает? Зато Игорь весело улыбнулся мне.

– Привет, София, – сказал он. – По тебе можно часы сверять.

Я тоже улыбнулась в ответ и помахала рукой.

– Сочинение написала? – снова спросил Игорь и принялся рассуждать о неверных методах обучения, которые применяет наша русичка.

Обычно я старалась идти с правой стороны от Игоря, ведь родимое пятно у меня находилось тоже на правой стороне. Просто не желала сиять перед его глазами своим уродством. Хотя это, конечно, и глупо.

Привычка держаться справа от собеседника, чтобы прятать свое пятно, уже засела в моем подсознании, и я всегда невольно старалась скрывать его и не маячить перед людьми. Даже умудрялась на уроках у доски отвечать, стоя боком, повернувшись правой стороной к доске.

В то утро справа от Игоря шла Кристина. Она держала его за руку, хлопала густо накрашенными ресницами, поправляла милый рюкзачок на плече и не собиралась никому уступать место. Поэтому я поплелась сзади, ведь больше мне ничего не оставалось.

Разговора с Игорем в то утро не получилось. Мы с ним оба увлекались творчеством Стивена Кинга, а в этом году должен был выйти сериал по его новому роману. И мы частенько говорили об этом, обсуждали книгу, героев… у нас были общие темы для разговоров.

Только не в то злополучное утро. Я дотащилась до школы, основательно отстав от сладкой парочки, и всю дорогу любовалась тем, как Игорь нежно прикасается к ладони Кристины, как у той покачиваются в ушах длинные сережки-цепочки и как отлично смотрятся эти двое вместе. Они были красивой парой, ничего не скажешь.

Мрачнее тучи села я за свою последнюю парту в крайнем ряду у двери, и даже появление Ники Лесковой не могло развеселить меня. Подруга слегка опоздала, поэтому прошествовала на свое место под веселыми взглядами всего класса. Я бы умерла, если бы пришлось вот так опаздывать, но Ника к таким вещам была очень даже привычна.

Она плюхнулась на стул, шумно выдохнула и расстегнула молнию на толстовке.

Ника была из многодетной семьи, к тому же самая старшая. Кроме нее в доме имелись еще две сестры и два брата – шумная и дикая компания. Потому Ника всегда ходила в одежде из секонд-хенда, причем с самых дешевых распродаж. Ее растянутые толстовки, потертые джинсы и потрескавшиеся кеды вызывали массу шуток в классе, но моя подруга отлично справлялась с ролью аутсайдера. Ее острый язык, симпатичная мордашка и ловкая манера копировать кого угодно помогали выходить из самых сложных ситуаций.



Деньги никогда не отягощали карманы Ники, поэтому обеденную булочку ей покупала обычно я. Мама ежемесячно присылала мне через «Вестерн Юнион» двести баксов, и в переводе это была весьма неплохая сумма. Потому в секонд за одежками я не ходила, разве что в стоки, а покупала одежду в бутиках вроде «Колинз» или «Джанкера». Иногда находила что-то приличное в «Глория Джинс». Мне нравились клетчатые рубашки, и у меня их была тьма-тьмущая.

Ника попробовала выпытать у меня, чего это я такая хмурая. Конечно, шепотом, но таким громким и эмоциональным, что учитель истории Владислав Борисович, или Боровой, как мы его называли, посмотрел на нас и нахмурился.

Я толкнула Нику локтем, та сделала круглые глаза и на весь класс сообщила, что у нее потекла ручка и ничего такого тут нет.

С первых парт посоветовали заткнуться, грубиян и хам Мишка Логинов поинтересовался, сколько месяцев ее родители откладывают деньги на школьные ручки, мол, одной зарплаты не хватает, чтобы набрать канцтоваров на всю ораву.

– Мы, Логинов, обычно берем кредит на ручки, – парировала Ника. – Отдаем по пятьдесят рублей в месяц. Как раз к моему одиннадцатому классу рассчитаемся.

Полкласса засмеялось, Боровой велел прекратить и милостиво протянул Нике свою ручку.

А у подруги действительно оказалось ЧП – она сунула мне под нос испачканные синими чернилами пальцы и пожала плечами.

– Зараза, она все-таки потекла, представляешь?

Нике всегда покупали самые дешевые ручки на каких-то самых дешевых распродажах. Неудивительно, что они быстро приходили в негодность. Пришлось доставать влажные салфетки и оттирать заляпанную парту, учебники и собственные пальцы. И каким-то образом мы умудрились перемазаться обе.

После урока истории я направилась в туалет отмывать пальцы, ругая про себя Нику и ее младших сестер, которые тянули у нее новые ручки, а взамен подсовывали всякую гадость. С отвратительным настроением я встала у раковины, взялась за вентиль, и тут до меня донесся голос Кристины.

Она с подругами стояла у кабинок за дверным проемом, и меня они не заметили. Окно в туалет было открыто, кто-то из девчонок затянулся сигареткой, хотя за это могли и родителей в школу вызвать. И подруги мило болтали.

– Да, представляете? – возмущалась Кристина. – Каждое утро поджидает его у киосков. Вот чудачка. Выглядывает, кидается к нему и с такой улыбочкой: «Здравствуй, Игорь!». Я чуть не умерла, когда увидела.

– Так пусть Игорь пошлет ее куда подальше, – раздался низкий голос Даши Смеховой.

– Не может. Он же всегда списывает у нее на контрольных. Вы ведь в курсе, что лучше Соньки никто не знает химию и физику. А Игорю надо поступить, вот он и общается с Миской.

– Ужас, ну хоть бы она что-то сделала со своим страшным родимым пятном. Будь у меня такое на лице, я умерла бы, наверное, – пробормотала робкая и глупая Ксенька Луць.

– Это точно, лучше уж умереть, – тут же согласилась Кристина. – Ляг себе тихонечко и помри, нечего людей пугать своей рожей. А главное, девочки, улыбается Игорю, будто он ее парень. Наверняка воображает, что она ему нравится. А Игорь каждый раз смеется над ней, когда вместе гуляем. Потому что она дура. Страшная дура.

Остальные девчонки засмеялись, и разговор плавно перешел на тему о дурах вообще.

У меня так сильно колотилось сердце, что казалось, будто стук слышен на весь коридор, а не только на весь туалет. Кран я так и не открыла, застыла перед ним с вытянутыми пальцами в синих пятнах. Напротив висело зеркало, и я могла любоваться своим лицом сколько душе угодно.

Все так и есть. Все правильно. Ни один человек в мире не полюбит уродину. Это только в сказках красавица испытывает романтические чувства к чудовищу. Но где вы слышали сказку о Красавце и Уродине?

Правильно, нигде. Ни один уважающий себя прекрасный принц не влюбляется в страшилище. Нет таких сказок! Все принцессы, все героини потрясающих историй всегда прекрасны. И точка.

Другого варианта и быть не может.

Так что остается только одно, как правильно сказала Кристина, – лечь себе тихонечко и умереть.

3

Думаете, я ушла домой, захлебываясь горькими слезами? Ничуть. Я даже подумать не могла о том, чтобы пропустить занятия, и потому как прилежная девочка отсидела все оставшиеся пять уроков с каменным лицом, тяжелым сердцем и убийственной жаждой мести в душе.

А после уроков, несмотря на приставучие вопросы Ники о том, что случилось и почему я такая молчаливая, поперлась в библиотеку, потому что надо было писать реферат по украинской истории.

Можно, конечно, и в интернете нарыть. Но в библиотеке тоже имелись довольно интересные книги, а вы уже поняли, что учеба для меня была чуть ли не на самом первом месте, после моего рисования, конечно.

И еще мне нравилась тишина между стеллажами, ведь кроме меня из старших классов сюда больше никто не наведывался. Тишина, запах книг и полное одиночество. Библиотекарь не в счет.

Вот там, в библиотеке, все и началось на самом деле.

Я ходила между стеллажами, дотрагивалась до корешков, брала разные книги и думала только об Игоре. Неужели Кристина права и он действительно подлый и лживый? Смеется за спиной и ценит меня только за подсказки и возможность списывать?

Или она все это придумала?

Чего бы я только не отдала, лишь бы узнать правду.

Я посмотрела на сборник повестей Крапивина, который почему-то оказался у меня в руках, пролистала страницы. Это были истории о попадании в другой мир. Слегка качнув в руке увесистый томик, я вздохнула.

Смогла бы я предать Игоря? А полюбить смогла бы, если бы у него во всю щеку цвело родимое пятно? Или если бы он был хромым и страшным, а не таким симпатичным, как сейчас?

Тогда я не знала ответов на эти вопросы.

И тут из книги что-то выпало – слетело к моим ногам, легло рядышком с кедами и развернулось с легким шелестом. Я наклонилась и с удивлением уставилась на диковинную карту, нарисованную темно-синими и серыми красками.

#Глава 2

1

Дети во дворах умеют рассказывать множество жутковатых легенд и страшилок. Про черную руку, Пиковую даму, которую надо вызывать в полной темноте, про странный голос, звучащий время от времени в мобильном телефоне, и так далее.

Мне самой доводилось слышать некоторые из них. Одну такую страшилку рассказывали шестилетние близняшки Ева и Инна, что жили в моем подъезде на четвертом этаже.

Они говорили тогда о загадочной карте, с помощью которой можно вызвать дух колдуна. А тот якобы отвечал на вопросы, но если неправильно задать вопрос, утаскивал вызывавшего к себе в карту.

Собственно, сама страшилка так и звучала: одна девочка нашла карту в библиотеке и решила в полночь вызвать дух колдуна. Дух пришел и утянул незадачливую девочку в карту.

Я тогда посмеялась над их страшилкой и заверила близняшек, что это все глупости.

Но их мама, которая сидела неподалеку с вязаньем, вдруг подняла голову и возразила:

– Это не глупости. Я сама находила такую карту, когда училась в школе.

Маму близняшек звали Наташа, и она была не такой уж и взрослой. Она умудрилась залететь в семнадцать лет, спешно вышла замуж и теперь растила двух смешных девчонок. Ее муж мотался в рейсы – он был моряком, что для нашего портового города вполне нормально.

Время от времени я болтала с Наташей – она частенько сидела у подъезда то с книжкой, то с вязаньем, выгуливая своих неугомонных дочек.

– Я вызывала дух колдуна, – сказала мне тогда Наташа, – и он пришел. Ответил на мои вопросы, а я была очень осторожна и ничего лишнего не спрашивала. Собственно, я задала тогда всего один вопрос и получила один ответ. И очень удачно.

– А что ты спросила? – полюбопытствовала я.

– За кого мне выходить замуж. Я тогда встречалась сразу с двумя парнями и никак не могла выбрать.

– И тогда еще не была беременна? – осторожно уточнила я.

– Тогда еще нет. А через месяц уже да. Я же говорю – колдун мне подсказал, какой сделать выбор. Я стала встречаться с Толиком, и, как видишь, не напрасно. Теперь у нас есть Ева и Даша и мы отлично живем.

Я кивнула и пожала плечами.

Почему-то я считала, что замуж выходить надо по любви, а не по подсказке загадочного колдуна. Но, возможно, Наташе видней, она ведь старше меня. Возражать я не стала.

А Наташа добавила, что колдуна зовут Иоко и карту она вернула в библиотеку, как того и требовали условия, написанные на обороте.

– И сейчас она до сих пор лежит где-то в библиотеке, – завершила свой рассказ Наташа.

И вот в тот незадавшийся день к моим ногам упала эта самая карта Иоко. Легко развернулась, запестрела темно-синими дорогами, серыми линиями гор, тонко прорисованными замками.

Я сразу догадалась, что это за карта, потому что в самом верху большими буквами было выведено имя – Иоко.

Круглые буквы «О» были выписаны в виде глаз с ресницами и зрачками посередине. В правом углу карты скалился четко и жутко прорисованный череп, а внизу, под самой картой, художник изобразил ворон – целый ряд черных птиц, которые смотрели прямо перед собой, и создавалось впечатление, будто их взгляды обращены на того, кто держит карту.

Я подняла рисунок и принялась рассматривать его. Это была мастерски сделанная работа, и каждая черточка, каждая деталь в ней казалась совершенной, идеальной, замысловатой и удивительной.

Даже просто как рисунок карта уже представляла собой ценность. Я тогда улыбнулась и подумала, что мне неслыханно повезло – я нашла очень интересную вещь.

Стилем, прорисовкой и цветом карта напоминала мои картины, что висели над письменным столом у меня в комнате. Это было настолько восхитительно, что в голове и мысли не было положить карту обратно в книжку Крапивина.

Я стояла между двумя стеллажами с книгами, и никто меня не видел. Поэтому я просто сунула карту в карман толстовки, поставила томик Крапивина на место и вернулась к столу библиотекарши.

Едва карта оказалась в моем кармане, я почувствовала, как во мне что-то изменилось. Тогда я не понимала этого и не отдавала себе отчета, но земли Безвременья уже начинали действовать. Меня влекло, тянуло, завораживало. Игорь отодвинулся на второй план, а перед глазами вдруг возникли мрачные синие горы и узкая высокая башня с остроконечной крышей, над которой летала стая воронов.

Это же мой рисунок, который висит у меня над столом!

И я поспешила домой, желая сверить карту с рисунками.

Выбежав из школы, я понеслась по дороге. Рюкзак бил меня по правому боку, деревья шумели над головой и внезапно похолодевший ветер то и дело хлестал лицо резкими порывами.

Почему-то несколько раз развязывались шнурки, и когда я нагибалась, чтобы завязать их, синий уголок карты выглядывал из кармана и как будто улыбался мне. Я неизменно возвращала его назад, затягивала шнурки, нещадно дергая их, и неслась дальше.

Кошка Машка, сидевшая на почтовых ящиках, вдруг зашипела, увидев меня в дверях, прыгнула в сторону и пулей унеслась на улицу.

«Вот странная!» – подумала я тогда.

А сейчас понятно, что Машка сразу почуяла карту и все, что с ней связано. Кошки ведь очень остро чувствуют потусторонний мир. Это я была как слепая в тот момент.

Я открыла квартиру и прямо с порога увидела свои мелки, валяющиеся у дверей моей комнаты. Валерка сидел на корточках у моего стола и с деловитой невозмутимостью запихивал в ящик зажатые в кулаке остатки мелков – часть из них уже была обломана, а часть все еще валялась на полу в коридоре.

Мои драгоценные профессиональные мелки, которые я покупала в специальном магазине! Они стоили дорого, я тратила на них деньги, которые присылала мне мама, и вполне справедливо считала своими.

Валерик частенько клянчил мои вещи, и Ольга всегда давала их ему, говоря, что он младший и ему надо уступать. Но только не мелки и краски! Только не рисовальные принадлежности!

Даже отец запрещал брату рыться в моем столе, объясняя, что там могут оказаться острые кнопки, мелкие скрепки или таблетки от боли при менструациях. Ольга всегда с ним соглашалась.

А сегодня что случилось? С чего это вдруг брат залез в мои вещи?

– Быстро положи на место! – закричала я.

– Не ори! Он и кладет, – в дверях кухни появилась Ольга с полотенцем в руках. – Он случайно залез, ничего страшного. Уже вернул все на место.

– Он вообще не должен трогать моих вещей! Это мои вещи! – закричала я в лицо Ольге.

– Это не твои вещи! Твоего тут ничего нет, ты еще ни одной вещички не заработала, – спокойно парировала мачеха. – Тебя тут кормят, поят и учат, чтобы ты стала человеком, в конце концов.

– Я уже сейчас человек!

Я кинулась в комнату и оттолкнула Валерку от стола. Тот заревел тягучим басом, зажал в руке несколько маркеров черного цвета – драгоценных контурных маркеров, которые я заказывала через интернет! – и кинулся к Ольге.

Я бросилась за ним, схватила за руку и принялась разжимать пальцы, отнимая маркеры.

Ольга заорала, веля сейчас же прекратить, оттолкнула меня и стала утешать воющего Валерку.

– Урод! – в сердцах крикнула я.

– Ты сама уродина! Не будет тебе сегодня обеда! Пусть тебя мать твоя кормит! – выдала мачеха. – Иди в свою комнату и сиди там, чтобы я не слышала и не видела тебя!

После Ольгиных слов о том, что я сама уродина, мне стало плохо. Я отшатнулась от нее, ушла к себе, аккуратно закрыв дверь, села на диван и уставилась на выдвинутые ящики своего стола.

Валерик попользовался не только моими карандашами и маркерами. Он умудрился залезть пальцами в профессиональную акварель, поковырялся там и перемешал цвета – влез грязной кисточкой в желтую и красную баночки, и теперь верхний слой красок в них стал никуда не годным.

Не смертельно, конечно, можно привести в порядок. Только кто теперь даст гарантию, что брат снова не тронет краски? У него есть свои, Ольга покупает ему, но моя комната всегда страшно привлекала Валерку. Здесь все ему казалось интересным и необыкновенным – любая мелочь. Все хотелось потрогать, всюду залезть, а я не позволяла. Но он все равно забирался – он же любимый сынок.

А я страшная уродина, которую кормят за свои деньги.

Окружающий мир во мгновение ока стал чужим. Ничего у меня не было на самом деле – ни друзей, ни семьи, ни любимого парня. И никогда не будет. По крайней мере до тех пор, пока не уберу со щеки родимое пятно.

Я вытерла слезы, подошла к зеркалу и долго смотрела на свое лицо, на проклятую отметину, уродующую меня, пытаясь прогнать мысль о том, чтобы шагнуть из окна пятого этажа. Ведь на самом деле все еще можно исправить. Накопить денег и сделать операцию, в конце концов.

И тут карта снова выпала из моего кармана. Она словно напомнила о себе, потому что за всей этой дракой за маркеры я совсем забыла о находке.

Развернувшись ярким пятном, карта тихонько скрипнула – так скрипит старый картон, когда пытаешься сложить его. Я подняла ее, положила на стол и перевела взгляд на свои рисунки.

Господи!

Все выглядело так, будто и карту, и рисунки создал один человек.

Оттенки красок, линии, черные силуэты ворон и даже черепа в правых верхних углах.

Все один в один.

2

Несколько месяцев назад мне приснился сон. Он был ярким и объемным, как самая настоящая реальность. Мне снилось, будто я стою на высоком холме и под моими ногами шелестит странного цвета трава. Она кажется темно-синей, среди нее попадаются серые листья – но в общем и целом весь холм наливается мрачными цветами, а над головой тянутся низкие серые тучи.

Я чувствовала порывы ветра на щеках, влагу на ладонях и понимала, что вот-вот зарядит дождь.

Передо мной простиралась широкая равнина, поросшая все той же синей травой, а вдалеке поднималась скала с круглой башней. Темные камни башни отливали синим, черная остроконечная крыша упиралась в угрюмые облака, а силуэты черных птиц, мелькавшие в воздухе, добавляли мрачности этому и без того угрюмому пейзажу.

Приснился тогда мне этот странный сон, и я его нарисовала, если только вообще можно нарисовать сон.

Я просидела над рисунком несколько зимних вечеров, тщательно подбирая краски, чтобы запечатлеть саму атмосферу синей долины. Вороны, облака, башня. Тяжелая грусть и одиночество. Пустота.

Именно пустота – вот что поразило меня в этом сне. Кроме далеких птиц рядом со мной не было никого в моем сне, и я понимала, что в тех местах люди не живут. Откуда у меня родилось такое понимание, я объяснить не могла.

Как только картина была закончена, я повесила ее над столом и вечерами любовалась ею. Я была довольна своей работой – получилось то что надо.

А через пару дней мне снова приснился сон. Тягучий, мрачный и настолько реалистичный, что проснувшись, я долго не могла прийти в себя. На этот раз я увидела заброшенный город – черно-синие развалины, заросшие все той же синей травой. Пустые проемы окон, остатки стен, ползучие растения на камнях. Тучи над головой и хриплое карканье ворон.

Во сне я бродила по заброшенному городу, переступала через каменные пороги, продиралась сквозь высокие колючие кусты с редкими серыми листьями.

Сон о разрушенном городе снился несколько раз, как навязчивое видение, как легкий призрачный кошмар. Вновь и вновь я то ли убегала от кого-то, то ли искала что-то, колючие ветки странных кустов хватали меня за плечи и руки, а над головой до хрипоты надрывались черные птицы.



В конце концов я нарисовала и заброшенный город, а сверху зачем-то изобразила череп без нижней челюсти, с большими пустыми глазницами. Гладкий серый череп, который смотрел на меня долгими зимними вечерами.

Иногда, сидя одна в своей комнате, я слушала музыку и смотрела на эти две картины. Они казались мне окном в какой-то далекий и странный мир. Я слишком ясно ощущала их реальность и понимала, что привидевшийся мне мир на самом деле где-то существует.

Еще мне приснился парень – но его я не запомнила. Сон был коротким и быстрым, и в памяти остались только облака, вороны и лицо под надвинутым капюшоном. Фигура парня на фоне огромной луны – вот все, что я могла вспомнить, поэтому рисовать этот третий странный сон не стала.

Да я и не верила в сны. Ведь на самом деле они не имеют значения – так думала я тогда.

И вот передо мной лежит загадочная карта Иоко и череп в ее верхнем углу с потрясающей точностью походит на тот, что изобразила я. Такие же синие завитки трав на полях, такие же темные оттенки, и даже башня, что украшала левый нижний угол, в точности походила на ту, какую изобразила я.

– Обалдеть можно, – пробормотала я и перевернула карту Иоко.

Бумага, на которой она была нарисована, поражала своей тонкостью и крепостью. Шелковой лентой она прошелестела у меня в руках и послушно развернулась, показывая замысловатые буквы. Алфавит, но с завитками и прочими красивостями. Будто жуткая старина. Синие буквы, черные узоры.

Если желаешь выслушать совет Иоко, то карту следует расстелить ровно посередине стола, а сам стол поставить посередине комнаты. Дождаться полуночи, и когда полная луна заглянет в окно, произнести заклинание.

Так было написано в карте. И чуть ниже находилось само заклинание – небольшой стишок, в котором вовсе не имелось смысла. Так показалось мне тогда.

Еще карта велела зажечь четыре свечи – по одной на каждом углу стола. Я посмотрела на свой небольшой компьютерный столик и порадовалась, что он не был угловым, то есть у него как раз четыре угла.

Ладно, могу вызвать колдуна Иоко. Даже прямо сегодня, потому что мне повезло – сегодня как раз полнолуние и из моего окна всегда видно полную луну.

Это теперь я знаю, что карта сама нашла меня в нужное время, когда луна стала круглой и портал оказался доступным. А тогда я ни о чем таком и не подозревала, лишь пожала плечами, перевернула карту и снова принялась ее рассматривать.

Мне нравилось в ней все: и четкие линии дорог, и синие горы, и темно-голубые моря и реки. Высокое синее дерево с раскидистыми ветвями, изображенное в самой середине. Под деревом находилось что-то похожее на скважину для ключа, но сколько я не присматривалась, рассмотреть, что это такое, не удавалось.

Сначала я не могла решить, воспользуюсь ли картой или просто оставлю себе как красивый сувенир. Но когда вечером мне пришлось выслушать от отца нотацию о вежливом обхождении с мачехой и младшим братом, я точно поняла, чего хочу на самом деле.

А хотела я знать две вещи. Дружит ли со мной Игорь или Кристина права и он только использует мои знания. И смогу ли я вывести проклятое родимое пятно.

Всего два вопроса – совсем немного на самом деле.

Указание на карте предупреждало, что можно задать только три вопроса. Четвертый окажется роковым.

«Пока на карту светит луна, Иоко ответит на три твоих вопроса. Но если собьешься со счета и задашь четвертый вопрос, Иоко потребует плату за свои услуги. И тебе придется заплатить».

Это тоже было написано на обороте.

Ладно, это ведь не сложно, правильно? Считать до трех я умею, поэтому не собьюсь. В конце концов, у Наташи все получилось, она не сбилась со счета, все сделала правильно и Иоко дал ей хороший совет.

Интересно, как выглядит колдун? Вдруг настолько страшно, что и посмотреть на него будет невмоготу?

Или только услышу его голос?

Я усмехнулась, свернула карту и сунула ее на полку между книг. Ночью разберемся – подумала я.

3

Вечером Валерка разнылся из-за каких-то пустяков, отказался доедать макароны с сыром, хотя обычно съедал все без остатка. Ольга засуетилась с градусником, детским панадолом и теплым питьем. Пришедший с работы отец заглянул ко мне в комнату и попросил вымыть посуду.

В обычный день меня это не расстроило бы, я привыкла, что обо мне вспоминают только когда надо что-то сделать. Но в тот день все было наперекосяк.

Я пришлепала на кухню, посмотрела на сложенную в раковине гору посуды – Валеркины кружки с рисунками, терка с присохшим сыром, большой дуршлаг, сковородка и куча тарелок. Отлично, и вся эта возня досталась мне, потому что Ольге, видите ли, некогда – она стоит над Валериком и трясет градусником.

– Почему это я всегда должна мыть посуду? После обеда мыла я, и даже плиту отмыла. А сейчас на ней валяются макароны, и у Ольги сбежало молоко, – проворчала я.

Отец, который еще допивал свой вечерний чай, лишь пожал плечами.

– Валерка сегодня залез в мой стол и испортил мои краски. А деньги на них присылала мама, потому что когда я прошу тебя купить мне набор карандашей или бумаги, ты ворчишь, что зарплата через неделю, а у Валерочки колготки порвались и ему надо в первую очередь. Ты почти не тратишь денег на меня, если не считать еды и платы за квартиру. Почему это тогда ваш ребенок берет мои вещи, которые куплены не на твои деньги?

Мой голос звучал жестко. Я уперлась кулаками в бока и хмуро поглядывала на отцовскую макушку. Волосы у моего отца были такого же цвета, что и мои. Темно-русые с медным отливом, они завивались крутыми кольцами, и поэтому отец коротко стригся. Я свои локоны завязывала обычно в хвост, чтобы не мешали.

– София, ты не права, – спокойно заговорил отец. – Валера еще маленький, он просто не понимает. А мелки и карандаши мы купим тебе, можем прямо завтра. Это не такой большой расход.

– Ты это Ольге своей скажи! Да, скажи, что завтра вечером пойдешь со мной по магазинам и купишь мне канцтовары. В специальном магазине для художников. Ее просто порвет. Она будет орать тут два часа, ты же знаешь. У нее всегда на тебя планы, ты же ее муж.

– Соф, прекрати. Помой посуду и иди спать. Мы стараемся для тебя, как можем. Любовь не измеряется купленными карандашами и красками.

Дальше началась обычная лекция о том, что мы семья и я неправильно отношусь к своему младшему брату, что он взял мои вещи без умысла. Он вырастет и научится вести себя хорошо, а я сама в его возрасте точно так же забиралась в бабушкины шкафы, и бабушка меня за это не ругала.

Тут он был прав, я действительно очень любила лазить в старый бабушкин шифоньер, где все так странно и приятно пахло, где стоял толстый черный ридикюль со старыми фотографиям, хранились наборы значков еще со времени Советского Союза, лежала коллекция мыла – бабушка любила покупать его про запас.

Меня за это никогда не ругали, мне разрешали проверять недра бабушкиного шифоньера. Но я-то не разрешала Валерке рыться в моем столе! Вот в чем разница!

Но папа этого не понимал.

Я сказала, что мыть посуду не буду, хлопнула дверью своей комнаты и заперлась на ключ. Я успела к этому времени принять душ, поэтому могла больше не выходить в коридор, разве что в туалет. Пусть сами разбираются.

Выключив свет, я легла в постель с телефоном и зашла во «ВКонтакте» на страницу Игоря. Просмотрела его фото на аватарке, хотя все они хранились у меня в компьютере в специальной папке под паролем. Хотелось плакать, но слез не было. Просто тянулась внутри какая-то грустная паршивость, когда все теряло смысл и интерес, когда хотелось одного – ничего не делать, ничем не заниматься, ни во что не вникать.

Кому я вообще нужна в этом мире? У отца есть Валерка, у Игоря Кристина, у Ники Лесковой – ее большая веселая семья, в которой хоть и была напряженка с деньгами, зато все стояли друг за друга горой. Попробуй обидеть кого-нибудь из младших – Ника и ее брат Сашка, который был младше всего-то на полтора года, тут же летели на помощь.

А я всю жизнь оставалась одна. Вернее, с восьми лет, с тех пор как умерла бабушка и я перешла жить к отцу. У отца к тому времени уже была Ольга, и я сразу почувствовала себя чужой в этой семье. Детей ведь не обманешь, дети всегда все чувствуют.

Я решила, что все-таки попробую вызвать Иоко. А вдруг он и правда существует? Попытавшись, я ничего не потеряю. И если легенда правдива, то я получу ответы на свои вопросы и буду знать, что делать дальше.

Ночь стояла светлая, безоблачная, и поднявшаяся за окном луна казалась идеально круглой, большой и выпуклой. Она торжественно и грустно заглядывала в окно, и я, поднявшись, не удержалась, отдернула штору и распахнула оконную створку. Луна словно предупреждала о чем-то. Ее доверительный, добрый взгляд навевал неясную, смутную тревогу, заставляя отчаянно колотиться сердце.

Пора было начинать подготовку. К одиннадцати вечера в доме все затихло – перестала шуметь вода на кухне, умолк телевизор и только ходики в коридоре мерно тикали, отмеряя оставшееся до полуночи время.

Первым делом я переоделась. Если колдун в самом деле явится в комнату, в чем я очень сомневалась, мне не хотелось, чтобы он увидел меня в коротких пижамных шортах и стареньком топе.

Я заправила постель, натянула джинсы, надела рубашку в красную клетку. Взглянула на стоявшие под шкафом любимые и изрядно потрепанные красные кеды-конверсы, которые уже не носила, но выкинуть все не решалась. Ладно, не в тапочках же стоять, правильно? А в кедах всегда удобно.

Словно предчувствуя, чем закончится моя полуночная магия, я зашнуровала кеды и осторожно выдвинула на середину комнаты компьютерный стол, предварительно убрав с него монитор. Вот теперь можно зажигать свечи.

На обороте карты были написано, что по углам стола должно гореть по свече – обязательное условие. У меня как раз был набор ароматных свечек – знаете, такие маленькие, сиреневые, с запахом лаванды. Я поставила их куда надо, расстелила карту на столе и принялась ждать.

Меня почему-то охватила суеверная жуть, руки предательски задрожали, но я тут же высмеяла себя. Вот же глупость! Никто на мой зов не придет, и завтра я буду называть себя идиоткой. Но зато буду знать, что попробовала, не испугалась.

Наконец часы на моем телефоне высветили полночь. Я торопливо чиркнула спичкой, зажгла свечи и принялась читать стихотворение, написанное на обороте карты. Его требовалось произнести вслух.

Дрожащим голосом я прочитала первые строки, и свечи вспыхнули ярко и искристо, потянувшись к потолку прямыми оранжевыми столбиками.

Четыре стороны – как четыре свечи,

Если знаешь правду, то не молчи.

Я испуганно оглянулась на закрытую дверь комнаты, потом на приоткрытое окно, но все оставалось по-прежнему, лишь ярко и бешено пылали мои маленькие ароматные свечи.

Вопросы задавай в полнейшей тиши,

Если знаешь правду – то не дыши.

Штора резко поднялась, словно от порыва ветра, но пламя свечей не дрогнуло и розовый прозрачный край ткани затрепетал у самого потолка. Луна бросила на стол яркий серебристый свет, высвечивая линии на расстеленной карте.

Последние строки, выписанные на бумажку (не наизусть же учить!), я прочла почти шепотом, настолько напряженным и неподвижным стал воздух в комнате.

В полночь придет тот, кто знает ответ.

Если знаешь правду – выбора нет.

А дальше требовалось произнести последнюю, заключительную фразу. Я на несколько секунд замолчала, ощущая, как в комнате становится жутко холодно, будто за окном закончился май и пришел лютый февраль. Потом вздохнула и еле слышно выговорила:

– Полночь наступила, я могу задавать вопросы?

Ответом мне была полнейшая тишина. Штора так и витала под потолком, открывая сияющий лик луны, свечи по-прежнему продолжали трепетать, а мои ноги жутко мерзли, несмотря на джинсы и кеды. Лишь щекам было жарко, они горели не хуже свечей – так мне казалось.

Больше ничего не происходило, и леденящий ужас потихоньку улегся в моей душе, желудок перестал подпрыгивать к горлу, дрожь в руках унялась.

– И это все? – устало проговорила я, собираясь погасить свечи.

– Нет, это только начало, – проговорил за моей спиной хриплый мужской голос.

#Глава 3

1

– Это только начало, – хриплый голос прозвучал совсем рядом, буквально над ухом.

Я вздрогнула и резко обернулась. От неожиданности и страха у меня клацнула челюсть и подкосились коленки, так что с трудом удалось устоять на ногах. За моей спиной была только дверь и чуть сбоку – зеркало шкафа. А в зеркале отражался кто-то… или что-то…

Оно было совсем рядом, рукой подать, прямо со мной в комнате. Оно надвигалось на меня, приближалось, обретая четкие очертания. Фигура возникла из мрака, лунный свет обрисовал ее контуры, и я, глядя в зеркало, поняла, что сейчас просто умру от ужаса.

Я быстро оглянулась, прошептав «мама», и уставилась на своего гостя в черном капюшоне. Гость приблизился, поднял голову, и капюшон чуть-чуть съехал назад, открывая высокий лоб, длинные черные пряди волос и сверкающие синие глаза.

На самом деле синих глаз не бывает, так просто пишут в разных романах и сказках, чтобы сделать героя более привлекательным. Конечно же, глаза у колдуна были не синие в буквальном смысле этого слова. Радужки его сияли голубым безо всякой примеси серого или желтого, но таким четким, таким ясным и пронзительным, что мне показалось, будто мой гость заглянул в самую середину моей души.

– Задавай вопросы. Продолжай, – спокойно произнес он.

– Мамочки, – прошептала я и вцепилась руками в край стола. Опустила глаза на карту и еще больше удивилась. Тонкие линии надписей и дорог на ней слабо мерцали серебристо-голубым светом.

Мой ночной гость терпеливо ждал, не отводя от меня внимательного взгляда. Он стоял напротив окна лицом ко мне и спиной к огромной выпуклой луне, которая словно приблизилась и теперь нагло наблюдала за моими колдовскими действиями.

Значит, надо спрашивать. Ладно. Что я там хотела узнать?

Собравшись с силами, я прошептала, еле выговаривая слова:

– Игорь любит меня?

Из моих губ вырвалось облачко пара, в голове мелькнула мысль о том, что в комнате слишком холодно, и тут же пропала. Остались только пронзительные глаза колдуна, буравящие меня взглядом.

– Вопрос задан неверно. – Мой гость сделал паузу, а после добавил: – Всегда одни и те же неверные вопросы, София.

Он выделил гласные моего имени, словно они смешили его, но на лице у него не промелькнуло и тени улыбки.

– Надо бы спросить: нужен ли тебе Игорь. И я ответил бы, сказал бы самое главное. Но ты задала глупый вопрос и получишь глупый ответ, который тебе не понравится. Нет. Игорь не любит тебя. Насколько я могу судить, Игорь вообще не умеет любить кого-либо. Тем более девушек с явным недостатком на лице.

От этих слов внутри меня будто все оборвалось. Стало пусто и темно. Я подавила судорожный всхлип, мотнула головой, откидывая пряди неубранных волос, и выдала следующий вопрос.

– Я смогу избавиться от родимого пятна на лице?

– О да. – Колдун закивал головой. – Сможешь. Это хороший вопрос. Дело, как всегда, в цене.

Он слегка отодвинулся, и лунный свет упал на его лицо. Совсем еще молодой, почти мальчишка, с пухлыми губами и немного широким носом, он казался моложе меня, и только хриплый низкий голос сбивал с толку. У мальчиков не бывает таких голосов.

– Ты кто? – прошептала я, завороженная его загадочным обликом.

И тут он улыбнулся. Широко, весело, демонстрируя крупные белые зубы.

– Четвертый вопрос. Ты задала мне четвертый вопрос, София. Ты знакома с условиями? Колдовские карты надо читать внимательно, дорогая.

Это его последнее и наглое «дорогая» резануло слух.

– Я задала только три вопроса! – крикнула я и на всякий случай вцепилась в стол, чтобы колдун не смог меня никуда утащить.

– Четыре. Я могу назвать их все. Ты спросила: «И это все?». Это был первый вопрос. Потом поинтересовалась нежными чувствами Игоря и своим пятном. А четвертым вопросом было пожелание узнать, кто я такой. Я отвечу и на него. Я – Иоко.

Тут он схватился за столешницу поверх моих рук, его шершавые теплые ладони перекрыли мои пальцы и прижали их к кромке стола. Мне стало больно, я попробовала вырваться, но что-то изменилось вокруг меня.

2

Лютый холод пополз по моим ногам, сковывая движения. Колени, бедра, талию точно охватили оковы – я утратила власть над собственным телом. Ни двинуться, ни повернуться. Холод пробирался внутрь, подползал к самому сердцу, но я не могла даже взглянуть вниз, на ноги.

Голова не поворачивалась, шея сделалась деревянной, и только глаза Иоко по-прежнему оставались передо мной. Они бешено светили, сияли и горели не хуже луны за его спиной.

А луна будто сошла с ума. Она раздулась, приблизилась, увеличилась, и ее серебристый свет смешался с голубым свечением карты. Стены комнаты раздвинулись, но посмотреть на них я не могла, лишь боковым зрением замечала – что-то происходит.

Что-то изменилось вокруг меня и продолжало меняться дальше, но я не могла понять, что именно, не могла рассмотреть и тем более остановить это. Я превратилась в ледяную статую, и мое тело зажило собственной жизнью, отдельной от сознания.

Мне хотелось орать от ужаса, и в голове вертелось только два слова: папочка, помоги!

Но к моему огромному, неописуемому ужасу, я ничего не могла произнести. Ни единого слова.

Я даже выругаться не могла. Глаза слепило нереальное сияние луны, карта вдруг сделалась выпуклой – горы, скалы, реки и башни на ней выросли, словно в голографическом изображении. Они постоянно менялись – то поднимались огромные башни из синих камней с черными остроконечными крышами, то появлялись зазубренные кромки гор. Как будто карта решила показать лучшие места, что были запечатлены на ней.

И в тот момент, когда на самой ее середине появилось высокое раскидистое синее дерево, Иоко схватил висящий у него на шее кулон, похожий на ключ, вставил его в отверстие у подножия дерева, повернул несколько раз, и все вокруг погрузилось в темноту.

Или мне показалось?

Я несколько раз моргнула, отцепила наконец пальцы от стола и подула на замерзшие руки.

Иоко убрал под рубашку ключ, отступил и ровным, ничего не выражающим голосом заметил:

– Ничего, скоро согреешься. Нам предстоит долгий путь.

Поначалу я ничего не могла разобрать. После яркого лунного сияния в глазах плясали цветные пятна и сумрак комнаты казался мне непроницаемым. Замерзшие ноги еле гнулись, и я подумала было, а не отморозила ли их?

Я точно знала, что сбоку должен был стоять мой диван, потому сделала пару шагов и попробовала опуститься на него. Дивана не оказалось, и я с такой силой грохнулась об пол, что из глаз полетели искры.

– Я бы на твоем месте не делал резких движений. По крайней мере пока не начнешь нормально видеть. Это не твоя комната, поэтому лучше пока не двигайся, – посоветовал Иоко с прежней бесстрастной интонацией.

Сам он, судя по всему, чувствовал себя превосходно.

– Что же это, если не моя комната?

– Моя башня. Башня Иоко.

Я смахнула с ладоней мелкие камешки и мусор, еще раз огляделась. Мои бедные глаза наконец более-менее освоились со здешней темнотой, и я смогла рассмотреть мрачные стены и высокие стрельчатые окна.

За стенами замка царила ночь, такая же лунная и яркая, и я различила на каменном полу бледные пятна лунного света. Только вот луна за окнами настолько сильно отличалась от той, к какой я привыкла, что рот у меня открылся сам собой.

Она была голубоватая, огромная и заполняла почти половину небосвода. Рядом с ней чуть сбоку висела еще одна планета, поменьше и побледнее, и потому сияния этих двух лун хватало, чтобы рассмотреть место, где я оказалась.

Это был огромный пустой зал с круглым столом посередине. Толстую каменную столешницу украшала замысловатая резьба, в которой просматривались загадочные буквы. Я понимала, что это не русский язык, но буквы, тем не менее, тоже понимала. Они складывались знакомым и родным пазлом и звучали в голове, точно старая забытая песня.

Как такое может быть?

На кромке стола была выбита одна фраза.

«В башне есть выбор».

Выбор чего?

Я мотнула головой и поднялась с пола. С того места, где я сидела, надпись на столешнице просматривалась особенно хорошо, ее выхватывал из темноты лунный свет, играл на резных гранях выпуклых букв, заставляя их слегка серебриться, точно они были выложены из драгоценного металла.

– Нам предстоит дальняя дорога, надо торопиться, – снова заговорил Иоко.

Теперь его голос звучал энергично и резко, и хрипотца слышалась особенно сильно. Мальчишки так не говорят, такой низкий голос мог принадлежать только взрослому человеку.

Я снова посмотрела на колдуна. Он скинул с головы капюшон, его длинные, до плеч, волосы оказались абсолютно черными, а кожа белой, с легким загаром, который в лунном свете и вовсе казался призрачным.

Сам Иоко походил на призрак – красивый и страшный. Теперь он не казался мальчишкой, и даже гладкие, лишенные растительности щеки не могли сбить с толку. Он был взрослым, абсолютно взрослым человеком.

Или не человеком?

Иоко стоял лицом к окнам, и его профиль, освещенный призрачным светом луны, казался правильным до нереальности. Лишенный эмоций, спокойный и ровный лоб, низкие прямые брови, прямой нос с широкими ноздрями, красивые чувственные губы и ямочка на подбородке.

Я осторожно поднялась, чувствуя, как согреваются ноги и руки. В зале, несмотря на отсутствие стекол в окнах, было тепло. Стрельчатые каменные арки не имели ни створок, ни ставен, ни переплета, и звездная ночь заглядывала в них вольно и свободно.

– Куда пойдем? – хмуро спросила я не столько из интереса, сколько из желания нарушить странную шуршащую тишину, что царила в зале.

– Скажу сразу. – Иоко повернулся ко мне и сверкнул глазами. Так мне показалось тогда, что сверкнул, настолько серьезным и яростным был его взгляд. – Скажу, чтобы ты больше не спрашивала. Я служу здешнему властелину, тому, кто завоевал этот мир. Его называют Владеющим, Властелином, Темным, Черным, Великим, Злым Духом. У него много имен, но ни одно полностью не отражает его сущности. Я называю его Хозяином. Моя задача приводить к нему души. Живые души людей из живых миров. Здешний мир давно умер. Он называется Безвременьем, и жителей в нем нет, только призраки. Я доставлю тебя к Хозяину, и на этом мы распрощаемся.

– А потом что? – еле слышно пробормотала я.

– Что будет потом, не знаю. Дорога нам предстоит долгая и трудная, поэтому тебе следует собрать вещи. Здесь есть шкаф, у стены около камина. Там найдешь все, что тебе нужно. И поторопись, пока светит луна, нам надо дойти до первого Убежища.

– У меня есть выбор?

– Всегда. Но если останешься тут – погибнешь, как только сядет луна. Придут лусы и сожрут тебя. Никто не может противостоять лусам. Можешь посмотреть, в этом зале лежат кости тех, кто не поверил мне и решил остаться. Прямо у камина как раз есть один. Я привел его, по меркам вашего мира, прошлой осенью.

Голос Иоко звучал спокойно и мирно. Даже немного ласково. Не чувствуя подвоха, я повернулась к противоположной от окон стене, где находился огромный пустой камин, в котором не было даже золы. Рядом с каминной кладкой действительно лежал человеческий скелет. Белые кости, высушенные ветрами. Или обглоданные загадочными лусами?

– Кто такие лусы? – спросила я и осторожно приблизилась к камину, чуть не споткнувшись о какой-то странный предмет. Наклонилась и отпрянула в ужасе – на каменном полу лежала черная кроссовка, похожая на те, что продают в нашем магазине недалеко от моего дома. Зеленые надписи, зеленые шнурки и погрызенная подошва.

Человек, чьи кости остались у камина, когда-то жил в моем городе?

– Это из моего города? – спросила я Иоко.

– Моя карта сейчас находится там. Значит, люди оттуда. Всегда оттуда.

– Его съели лусы?

– Глупый вопрос. У тебя полно глупых вопросов, София. Избавь меня от них.

Костяшки пальцев, рассыпанные около белых ребер, кости таза, голени – все обглодано начисто, не осталось ни кусочка плоти. Перед огромным зевом камина что-то блеснуло в лунных лучах, я наклонилась и увидела розовый смартфон.

Значит, труп принадлежал девочке!

Она, как и я, пожелала задать вопросы и погибла от загадочных лусов, так, что ли?

И вдруг я вспомнила объявления, которыми пестрели столбы и маршрутки прошлой осенью. Разыскивалась семнадцатилетняя Ксения. Она ушла из дома поздно вечером и не вернулась. Я тогда еще подумала – какой смысл отправляться на прогулку в половине двенадцатого ночи?

Теперь же мне все стало ясно. Скорее всего, передо мной сейчас лежала Ксения – вернее, то, что от нее осталось. Она не уходила из дома – она вызвала колдуна Иоко.

– Почему ты оставил ее тут? – Я оглянулась и встретила пронзительный взгляд.

– Она не захотела идти со мной. Я никого не заставляю, София. Каждый сам выбирает свою судьбу. Разве ты не по собственному желанию взялась за мою карту? Разве ты не знала правил? Никакого обмана, все честно. Я честно предупреждаю, но никого не заставляю. Выбор за тобой.

– Это не настоящий выбор. Ты приволок меня в башню, и я могу выбирать – умирать от лусов или умирать от твоего Хозяина. Отличный выбор!

– Почему ты думаешь, что умрешь, встретившись с моим Хозяином?

Теперь Иоко в самом деле заинтересовался. Его брови полезли вверх, лицо помолодело на глазах – и на меня взглянул веселый мальчишка.

– Потому что ты сам сказал, что твой Хозяин – Злой Дух. Чего еще можно ожидать от Злого Духа? Он же не добрый, верно? Его потому так и назвали, что он делает злые дела. Это же ясно.

– Согласен. Логично. Мне нравится, как ты рассуждаешь. Последние мои подопечные не рассуждали, а все больше орали и плакали. Продолжай, София.

Мое имя он произносил четко и медленно, тщательно выговаривая звуки и делая ударения на всех гласных. Я поморщилась, шагнула назад, отступая от скелета, натолкнулась взглядом на стену над камином и углядела череп, выбитый на ней, каменную выпуклую черепушку с большими глазницами, идеально круглой макушкой и без нижней челюсти.

Точно такой же череп я рисовала в углу своих рисунков.

– Что означает этот череп? – спросила я.

– Это знак Хозяина. Во́рон и череп – его знаки. Всегда были. Мы можем не успеть. Что ты выбрала, София?

– Собираю вещи и иду с тобой. Куда я могу сложить нужные вещи?

– Все найдешь в Шкафу Желаний. Только открывай не все дверцы сразу, а по одной и по очереди. Посмотрим, что ты можешь пожелать.

Иоко опять улыбнулся, взъерошил волосы и приблизился. Складки его черного плаща мягко зашуршали, сам он оказался в тени и очень близко от меня, так что я уловила запах пыли, железа и еще чего-то терпкого и незнакомого, похожего на запах неизвестных растений.

– Ладно. Открываем дверки Шкафа Желаний, – пробормотала я.

3

Мне хотелось бы отдельно рассказать о загадочном шкафе из башни Иоко. Он сыграл слишком важную роль в моей судьбе, чтобы забыть о нем.

В идеально круглом зале не было ниш, выступов или еще чего-нибудь ровного, куда можно было бы пристроить прямоугольную мебель. Поэтому шкаф неожиданно для меня оказался закругленным. Он занимал простенок между камином и окнами и тянулся длинной линией вдоль всей стены.

Он идеально повторял изгиб стены, и даже его дверцы были вогнутыми, закругленными. На каждой из них было изображение во́рона с разных ракурсов – вырезано на филенке и раскрашено черной краской. Железные ручки представляли собой витые стебли трав, и все створки были одного размера.

Я открыла первую от камина створку и восторженно прошептала:

– Мамма миа…

Передо мной оказались полки, забитые стопками клетчатых рубашек. Я уже говорила, что обожаю клетчатые рубашки. Развернув первую же попавшуюся, я увидела, что она байковая, приталенная, с кармашками на груди и с молнией вместо пуговок. На горловине имелся товарный знак «Колинза».

– С ума сойти! – восхитилась я. – Я беру эту рубашку. И еще несколько. Прямо все…

– Некоторые желания должны исполняться, – улыбнулся Иоко. – Пожелай правильно, не сглупи, как с вопросами.

И тогда я поняла, как работает шкаф.

В нем было всего семь створок, значит, я могла пожелать семь раз. И одно мое желание уже исполнено – передо мной лежали стопки рубашек, выбирай какую хочешь.

Все происходящее казалось сном, но таким реальным, что холод, ужас и темноту я могла осязать. Может, мне все же снится все это? Ведь так уже случалось, что похожие на реальность сны я запечатлела в красках.

Но мог ли присниться розовый мобильник, валяющийся в пыли? А обглоданные кости могли присниться?

Сон это или не сон, но я не желала оставаться в башне. Уж лучше уйти с Иоко, чем встретиться с жуткими лусами, пусть даже и во сне. Выбор был сделан, и значит, мне надо собраться в путь. Башня милостиво помогала мне, и это было большим плюсом. Если дорога дальняя, мне много чего может понадобиться, поэтому я сосредоточилась.

У меня мелькнула мысль пожелать, чтобы Шкаф Желаний отправил меня домой, но я тут же отмела ее. Уже было понятно, что в этом мире все не просто, все с подвохом и тайным смыслом. Потому вряд ли я смогу попросить вернуть меня домой и потратить драгоценное желание.

Я сделала по-другому.

Я выбрала несколько рубашек – пару теплых, одну с капюшоном и несколько с короткими рукавами. В мире Безвременья (как назвал его Иоко) было вполне тепло, даже ночью. Но мало ли что, пусть у меня будет парочка вещей с длинными рукавами, вдруг пригодятся…

У меня не было ни сумки, ни рюкзака, куда бы я могла все это сложить. Значит, следующее пожелание вполне ясно.

Я закрыла створку и с удивлением уставилась на изображение во́рона на ней. Птица повернулась, расправила крылья, посмотрела на меня блестящим хитрым глазом и застыла, точно ничего странного и не произошло.

– Он шевелится! – выдохнула я, отпрянув от шкафа.

– Не трать время. Конечно, шевелится. Семь во́ронов – семь мудрецов, исполняющих желания. Это они творят для тебя магию. А ты думала, что волшебство делает шкаф, что ли? – усмехнулся Иоко и нетерпеливо притопнул ногой. – Желай дальше!

– А ты не торопи. Надо сосредоточиться, – рассердилась я.

Следующего пожелания я не произносила вслух, просто подумала и открыла очередную створку. Конечно, я тогда немного сомневалась, что пожелание подействует, что шкаф не выкинет какую-нибудь шутку со мной. Кто их знает в этих странных темных мирах?

На открывшихся полках лежали рюкзаки. От маленьких до больших – множество самых разных рюкзаков. Походные, спортивные, военные. Вот уж точно, в башне есть выбор!

Я выбрала рюкзак обычного размера – вроде того, с какими ходят в школу, но со множеством карманчиков, уложила на дно рубашки и уже смелее и быстрее взялась за следующую дверку. Во́рон на предыдущей дверке точно так же развернулся, взмахнул крыльями, опустил голову и застыл, довольный и веселый. Ладно, поехали дальше.

У меня оставалось пять пожеланий, и я решила задумать самые нужные вещи. Одеяло – тонкое шерстяное, чтобы не занимало много места, но было теплым. Лекарства – на всякий случай, вдруг поранюсь или еще что-нибудь. В боковой карманчик я сунула мазь с антибиотиком, по пачке парацетамола и цитрамона, таблетки от кашля, йод, пластырь, вату, спирт, бинты, детский крем от загара и несколько упаковок витамина С.

Затем я подумала о еде. Иоко не уточнял, чем собирается кормить меня, но вдруг с кормежкой здесь напряженка? Поэтому я упаковала сухари, крупу, пару банок консервов, сыр, чипсы, жвачку и еще кое-что нужное из продуктов. Еще мне понадобились мыло, шампунь, зубная паста и зубная щетка – если будем идти несколько дней, я не собираюсь оставаться грязной.

Иоко только кивал головой и морщился, поглядывая время от времени на окно. Видно было, что он торопится.

Над последним желанием я задумалась. Все самое нужное у меня уже было. Что еще? Может, краски, карандаши и альбом? Здесь столько необычного, что я с удовольствием нарисовала бы и башню, и две луны, и много чего еще.

И с последним пожеланием я получила цветные карандаши, маркеры, краски, кисти и парочку небольших альбомов. Все это отлично уместилось в переднем кармашке моего рюкзака.

– Готово, – сказала я, глядя, как наклоняет голову последний во́рон на последней створке.

– Тогда идем! Пора, – сказал Иоко и двинулся к высоким стрельчатым дверям – единственным дверям в круглом зале круглой башни.

#Глава 4

1

Узкую винтовую лестницу освещали только луны, заглядывавшие в немногие окна. Но этого было вполне достаточно, чтобы рассмотреть синеватые камни, из которых она была сложена, шероховатые стены с выбитыми на них фигурками во́ронов и попадающиеся на каждом этаже высокие деревянные двери.

– Что там, за дверями? – поинтересовалась я.

Торжественная тишина башни была пугающей, заставляя понижать голос и ступать тихо и осторожно.

– Не знаю. Никогда не заглядывал, – ответил Иоко.

– Но это же твоя башня… Или нет?

– Моя. Но я не заглядывал во все комнаты.

– Почему?

– Зачем?

– Интересно, – заметила я.

Иоко шел впереди меня уверенно и быстро. Он оглянулся, пожал плечами.

– Что интересного? В этой башне никто никогда не бывает, кроме меня. Пустые комнаты. Только днем приходят лусы, но мы же не хотим с ними встречаться, верно? Не хочешь проблем – не открывай какие попало двери. Хотя Безвременье и пустой мир, сюда любят наведываться разные твари. Поэтому лучше быть осторожным. Запомни это, София.

Я согласно кивнула и схватилась рукой за стену, чтобы не свалиться на крутом повороте. Этажей башни я не считала, мной овладел священный ужас, и я что есть мочи вглядывалась под ноги, чтобы не упасть и не наступить на что-нибудь… этакое. Предчувствие не обмануло меня. На очередном повороте, привалившись к окну, нас поджидал еще один скелет. Обглоданные останки и белый череп, лежащий на подоконнике.

– Его тоже съели лусы? – запинающимся голосом уточнила я.

– Тоже. Этот был мой любимый. Умный и почти разгадал секрет шкафа, вот как ты. Только, открывая очередную створку, он пожелал вернуться домой. Пожелал вслух. И Шкаф перестал выполнять его желания, потому что он не работает как портал. Пришлось оставить незадачливого путешественника в башне – он не был готов путешествовать со мной и все равно погиб бы.

– И тебе не было его жалко? – хмуро поинтересовалась я.

– Жалко? София, я привожу сюда немало людей, это моя работа, моя задача. Другого не знаю. Я не могу жалеть их всех, иначе мне придется умереть от тоски. А умирать мне, знаешь ли, не хочется…

Он опять заговорил как мальчишка, обернулся, блеснул веселыми глазами, и мне подумалось, что угадать возраст Иоко невозможно. Сколько ему лет на самом деле?

– Сколько тебе лет? – тут же спросила я.

– Ты задаешь очень много вопросов. Ты забыла, что я тебе рассказал? Это Безвременье, тут нет времени. Вообще нет. Никто не исчисляет дни, годы, месяцы и так далее. Луны светят так, как им хочется, день длится столько, сколько ему хочется. У меня нет возраста, и у тебя его теперь тоже нет. Поэтому не спрашивай сколько мне лет и не считай свои годы. Теперь тебе это не понадобится. Могу поклясться, что здесь ты точно не состаришься. – Иоко усмехнулся, хлопнул ладонью по стене, толкнул ногой тяжелую деревянную дверь, на которой неизвестный художник вырезал множество во́ронов, и вышел на улицу.

Я последовала за ним, с опаской оглядываясь и прижимая к боку рюкзак, висящий на плече на одной лямке. Меня встретил теплый ветер, пахнущий приятно и терпко, под ногами заклубилась пыль. Здешняя земля – чернее ночи, жирнее масла – рождала высокие серо-синие травы, которые поднимались вверх почти на метр. Каждая травинка заканчивалась изящным завитком, и завитки эти трепетали, разворачивались и сворачивались на бойком ветру, издавая еле слышный шелест.

Травы шелестели, и в них что-то потрескивало и пощелкивало – вот и все звуки в окружающем меня пейзаже. От самой двери бежала вперед широкая удобная дорога из синего камня, вдоль нее росли травы – и больше ничего, сколько я ни оглядывалась.

Башня стояла на одиноком холме, а внизу простиралась залитая лунным светом равнина с такими же синими травами, по которой, теряясь среди них, бежала каменная дорога.

– Нам всего лишь надо двигаться по каменной дороге, – словно читая мои мысли, проговорил Иоко, – здесь все каменные дороги ведут в центр земель к большому дереву. А возле него вход в портал, который и приведет к Хозяину. Все просто, но идти придется несколько дней, а места тут опасные. Поэтому держись рядом и ни в коем случае не сходи с дороги. Поняла?

В ответ я только пожала плечами.

Тогда Иоко снова повторил:

– Ни в коем случае не сходи с дороги, это непременно погубит тебя. Такие правила. Ясно?

– Ясно, – я закивала, – что тут неясного?

Иоко зашагал вперед, и я двинулась за ним, время от времени оглядываясь и окидывая взглядом высоченную башню. Я все еще не избавилась от смутного сомнения, что это – всего лишь страшный сон, который снится в лунную ночь. Я потихоньку пощипывала себя за руки и время от времени широко раскрывала глаза, пытаясь прогнать наваждение.

Разумеется, это мне не помогало, потому что и встреча с Иоко, и его башня существовали на самом деле и деваться от этого мне было некуда. Я согласилась играть по правилам колдуна, да и что я могла поделать?

Мысль о лусах меня пугала, и вообще не хотелось остаться одной в этих опасных и непонятных землях. С другой-то стороны, можно сказать, еще повезло, что в рюкзаке у меня есть еда, питье (минералку в полуторалитровой пластиковой бутылке тоже щедро подарил мне Шкаф Желаний) и мыло. Я, по крайней мере, не голодна, не заблудилась и на меня никто не нападает. Это уже хорошо.

Затем я подумала о загадочном Шкафе Желаний. Почему он явил мне именно клетчатые рубашки? Ведь в тот момент я думала вовсе не о них. Я желала оказаться в своей комнате – вот единственное горячее желание, что горело в моей душе тогда. Почему все-таки рубашки?

Потому что Шкаф подсказывал мне, какое принять решение. И рубашки были подсказкой. Я могла заказать то, что мне очень нравится или что очень нужно. Могла, например, подумать о дорогом смартфоне (хотя у меня тоже был неплохой), могла пожелать ноутбук, графический планшет – да хоть мерседес белого цвета! Могла пожелать все что угодно из вещей.

Шкаф мог снабдить меня вещами – вот что он подсказывал. Вещами, которые я хочу иметь или которые мне будут нужны. Как странно, что я проявила удивительное благоразумие и решила пожелать только то, что могло понадобиться в пути!

Почему-то только сейчас мне пришло в голову, что можно было заказать зеркальный фотоаппарат, о котором я уже давно мечтаю, или крутой велосипед. Было бы здорово сейчас ехать на велике, а не шагать по каменной дороге.

Только Иоко в таком случае уж точно отстал бы от меня…

Нет, все это глупости. Я заказала только необходимое – и ничего лишнего. Шкаф подсказывал, и я уловила его подсказку. Он не исполнял желания, как говорил Иоко, он просто предоставлял некоторые вещи. А вещи не могут быть желанием, они ведь и так есть в нашей жизни.

Хорошо было бы, если б такие подсказки и дальше попадались на моем пути – тогда мне было бы легче и я постаралась бы не упустить их.

Иоко скинул черный плащ с капюшоном и остался в синей рубашке и серых штанах, заправленных в высокие ботинки. Весь он казался сотканным из сине-серебрянных лунных лучей – по крайней мере мне так казалось. Его длинные заправленные за уши волосы слегка отсвечивали синим, высокая фигура поднималась над травами, точно нарисованный на синей бумаге силуэт. Он будто еще больше помолодел, узкие плечи и тонкие пальцы рук делали его похожим на очень высокого мальчишку.

Сама я едва доставала ему макушкой до плеча, хотя и не могла похвастаться высоким ростом. На физкультуре я стояла самой последней и не припомню случая, чтобы за мной ставили кого-то еще. Естественно, что Иоко был гораздо выше меня.

В руке у него невесть откуда появился длинный посох из мрачного темного дерева – ничем не примечательная суковатая палка. Он опирался на нее и шагал довольно быстро.

Мы шли долго, но вокруг ничего не менялось, как будто в здешнем мире действительно все застыло. Лишь башня Иоко удалялась от нас и совсем скоро пропала из виду. Вокруг остались лишь синие травы да каменная дорога, и мы словно завязли в пространстве.

Я вытянула руку и провела по траве ладонью, ощущая шелковистые завитки под пальцами. Иоко тут же дернулся, перехватил мое запястье и сердито велел:

– Никогда больше этого не делай. Знаешь, кто сидит в этих травах? Разве не слышишь?

Он осторожно взял что-то с одного из стеблей и показал мне какую-то тварь, похожую на насекомое. У нее были прозрачные, еле заметные крылья, точно у стрекозы, крепкие цепкие лапы и вытянутая морда, напоминающая морду дракона. Размером это создание превосходило ладонь Иоко, и тот держал его пальцами крепко и аккуратно, сжимая за утолщенное туловище.

Тварь поджимала длинный хвост и наклоняла голову с вытянутым хоботком, пытаясь достать до руки колдуна, но тот управлялся с ней очень умело.

– Это хас. Если он ужалит, рука распухнет на несколько ночей точно. Так что держись подальше от травы. Хасы всегда трещат ночами, слышишь? Они поют свои песни, которые нам понять не дано.

Он махнул рукой, выкинул хаса в траву и выжидающе взглянул на меня.

– Понятно. Буду иметь в виду, – ответила я. – Просто ты сказал, что это пустой мир, а оказывается, и не пустой вовсе. Оказывается, тут водятся и лусы, и хасы. И все опасны.

– Это пустой мир, я тебе не соврал, – Иоко двинулся вперед, продолжая рассказывать, – но тут есть порталы, через которые из разных миров приходят разные твари. Порталами управляет Хозяин, он любит такие вещи. Я не бывал в мире хасов или в мире лусов, да и не полез бы туда по доброй воле. Здесь таких тварей полно, просто надо знать, как с ними обращаться. Хасы сами по себе не нападают, они не питаются людьми. Но они не любят, когда их тревожат. Поэтому в траву не лезь. Я же сказал тебе – с дороги никуда не сворачивать. Хочешь уцелеть – оставайся на дороге, София.

Потом оглянулся, улыбнулся и снова заговорил:

– Я сам из этого мира.

– Как называется твой мир?

– Безвременье, я уже говорил тебе. Здесь кругом одно Безвременье.

– Откуда ты?

– Это не имеет значения, – голос Иоко стал совсем низким и хриплым, – это было так давно, что я ничего не помню.

– Не помнишь своего родного дома? Как это может быть?

– Ты задаешь слишком много вопросов, София. Я хочу, чтобы ты шла молча, понимаешь? И хочу, чтобы шла быстро. Поэтому закрой рот и двигай ногами. – Он помолчал и добавил с ехидцей в голосе: – Твое имя слишком длинное, неудобное… я буду называть тебя просто Со.

– Ладно. В таком случае я буду называть тебя Ио.

– Договорились. Только без вопросов.

2

Всю мою жизнь, сколько помню себя, меня снедало одного горячее и заветное желание. Я хотела быть такой, как все, – обычным ребенком с нормальным лицом без уродливого пятна, украшающего почти всю мою щеку.

Первые несколько лет я росла у бабушки. Она не отдавала меня в детский сад, потому что отказалась от прививок. Кто-то сказал ей, что такие пятна, как у меня, могут привести к раку, и она решила перестраховаться и не прививать меня. Без прививок не пускают в детский сад, поэтому первые шесть лет я провела во дворе бабушкиного дома в компании двух кошек, одной собаки и целой оравы кроликов, которых бабушка разводила ради меня, «чтобы у ребенка было домашнее диетическое мясо».

Бабушка меня на самом деле любила.

Вся прелесть золотого детства закончилась первого сентября, когда меня отвели в школу. Фотография, сделанная в этот день, валяется у меня в ящике стола, и я на ней просто сияю – с этими большими белыми бантами и огромным букетом белых роз из бабушкиного палисадника. Мои медно-русые локоны лежат на плечах милыми тугими кольцами, прихваченные в хвосты по бокам головы. Над глазами золотистая челочка, на щеках – детские ямочки.

И жуткое пятно. Какое-то время я даже недоумевала – неужели фотограф не догадался отфотошопить этот ужас? Почему ему не пришла в голову такая простая мысль?

Бабушка завела меня в класс, усадила за парту и ушла. Мальчик, который оказался рядом, какое-то время жался на краю стула и отодвигал от меня плечо. А после вдруг расплакался, тихо и безутешно. Учительница тут же взялась спрашивать его: в чем дело?

Оказалось, что он боится меня. Так и сказал, что не хочет сидеть «с этой девочкой, потому что она страшная». Дети засмеялись, стали показывать на меня руками, кто-то обозвал уродкой. И весь остаток праздничного дня первого сентября я просидела одна за последней партой, потому что со мной боялись сидеть. Меня боялись.

Учительница, конечно, сказала, что нельзя смеяться над одноклассницей и всем нам надо подружиться, но к ее словам никто не отнесся серьезно. Во всяком случае, уродкой меня называли еще долго, пока не придумали новую кличку. И пока я не заслужила некоего подобия уважения из-за хорошей учебы. У меня стали списывать – поэтому перестали дразнить.

Мне так и не удалось стать такой, как все, и шагая за Иоко, я подумала, что, возможно, это судьба. Да, такая у меня судьба: я родилась под несчастливой звездой. Наташе из моего подъезда удалось задать вопросы, получить дельные ответы, и ее не уволокло в странный мир Безвременья. А я сплоховала с первого же раза, причем так глупо, так бестолково, что и слов нет.

И теперь приходилось следовать за колдуном к какому-то загадочному Хозяину, и что со мной будет – неизвестно. Оказалось, что, несмотря на пятно на лице, умирать в чужом мире мне вовсе не хотелось. Я бы еще пожила, рисовала бы свои картины, слушала музыку, ела чипсы, и мне было бы хорошо в моей комнате.

Мне страшно хотелось вернуться обратно, но я продолжала шагать по каменной дороге, придерживая рюкзак, а впереди молча двигался неутомимый Иоко. Невеселое это оказалось путешествие.

Наконец дорога пошла в гору – начался пологий подъем. А две луны, между тем, стали опускаться, и мы еще не добрались до верха холма, как большая голубая луна коснулась горизонта выпуклым краем. Маленькая белая луна, что держалась все время рядом, висела над травами так, словно готова была нырнуть в них и утонуть.

На большой луне я рассмотрела темные пятна – словно загадочные материки. Видимо, в здешнем мире у спутника планеты имелся свой спутник и маленькая луна на самом деле была луной для большой. Я только собралась спросить об этом у Иоко, как тот обернулся.

– Мы не успеваем. Совсем скоро взойдет солнце, а мы еще не дошли до Мышиной лестницы. Это потому, что ты слишком долго копалась со своими желаниями.

– Но ты же все равно не знал, успеем мы или нет. Ты сам сказал, что ночь тут длится сколько желает, так же как и день. Может, нынешняя ночь пожелала закончиться пораньше?

– Может, и так. Но она пожелала это только потому, что ты слишком копаешься. Я бы на ее месте точно пожелал. Если не успеем пройти Мышиную лестницу до восхода, нас сожрут лусы.

– Что за Мышиная лестница?

– Обыкновенная Мышиная лестница.

– На ней что, живут мыши? – съехидничала я.

– Почему живут? Они спускаются по ней, когда заходят в наш мир. У них там портал из их мира, и они любят приходить на восходе и лопать хасов. Хасы для них – любимое лакомство.

– Отлично. Надеюсь, что люди для них не любимое лакомство, – зло парировала я.

– Они не едят людей. Бояться надо не мышей, а лусов.

– Я уже поняла.

Мы прибавили шагу, а вернее, просто побежали. Иоко несся вперед с такой скоростью, что я тут же отстала и он принялся ругать меня, стращая жуткими лусами. Я выбивалась из сил, пытаясь поспеть за ним, злилась и потела, а дурацкие луны все ползли и ползли за горизонт, и когда мы оказались на вершине холма, половина голубой луны уже успела закатиться.

– Вот она, Мышиная лестница, – сказал Иоко.

Мог бы и не говорить, я и сама поняла.

Вы видели когда-нибудь каменных мышей? Нет? Вот и я не видела до той злосчастной ночи. Передо мной убегали вниз узенькие маленькие ступеньки, количеством никак не меньше двух сотен, а по ним, переваливаясь, тяжело поднимая лапы и тихо пофыркивая, ползли каменные мыши. Размером они слегка превосходили наших мышей, но не это удивляло. У каждой на спинке торчал горбатый панцирь, цветом очень сильно напоминающий булыжник. Серые гладкие панцири с ножками, хвостиками и ушастыми головками передвигались по лесенке, а сами ступеньки размером как раз подходили для этих созданий.

К шумному стрекоту хасов добавилось мышиное пыхтение.

– Вперед, – скомандовал Иоко, и мы помчались вниз по Мышиной лестнице.

На самом деле она была жутко неудобной, потому что на узкой ступеньке невозможно было поставить всю ногу, только носочек, и если наступать на каждую ступеньку, то получалось долго и муторно. Поэтому Иоко ловко перепрыгивал сразу через четыре-пять ступеней и несся вперед, точно огромный во́рон. Я же качалась, спотыкалась и то и дело тормозила, отыскивая подходящее место, куда наступить.

А лестница была такая длиннющая, что и конца не видно. Только темно-синяя рубашка Иоко мелькала в светлеющем воздухе. Становилось теплее, и за моим левым плечом горизонт разгорался розовыми и желтыми красками, такими яркими и насыщенными, будто их только что нанесли маслом.

– Как только закончатся мыши, появятся лусы, – не оборачиваясь, крикнул Иоко, и я снова прибавила шагу, чуть не упав при этом. – Портал находится внизу, в начале лестницы, – снова крикнул мой сопровождающий.

Я оглянулась. Мыши все еще поднимались вверх, медленно и тяжело. Но едва мы достигли подножия холма и многочисленные ступеньки, наконец, закончились, выводя все к той же синей дороге, пространство утонуло в белесом тумане.

– Портал открылся, – произнес Иоко, загородил меня собой и развернулся лицом к вершине холма. Я тоже подняла голову, пытаясь хоть что-то рассмотреть в наползающей дымке, но ничего подозрительного не заметила. Мыши пропали, растворились в синей траве, и пустые ступеньки белели, просвечивая сквозь туман.

– Отойди к скале! – зло крикнул Иоко.

Я попятилась, и в тот же момент раздался утробный рокочущий звук, который несся как будто из-под земли. Травы вздрогнули, тревожно зашелестели.

Иоко чуть-чуть отступил от лестницы, еще раз крикнул мне, чтобы я убиралась к скале, и вдруг словно раздался в плечах, стал еще выше ростом, и синяя рубашка натянулась, обхватывая крепкие мышцы спины. Его фигура налилась гневным напряжением, ноги уперлись в синий камень, а загадочный деревянный посох в руках заискрил, выбрасывая в воздух еле заметные белые вспышки.

Посох стал меняться на глазах, и боюсь, я наблюдала за всем этим с открытым ртом. Древесина почернела, а на концах выдвинулись синие блестящие лезвия, которые сияли и тихо потрескивали. Два узких боевых лезвия-ножа на обоих концах Посоха. Непростая палка оказалась у Иоко!

Да и сам он был не так прост, каким казался поначалу.

А туман на вершине лестницы все клубился, наполняя окружающее пространство жутким рычанием. У меня от страха тряслись колени и потели ладони. Я прижалась к гладкой сине-серой скале, которая неровными зубцами тянулась рядом с дорогой, и подумала, что после того, как лусы нападут, от меня останутся лишь обглоданные кеды и краски…

Наконец появился лус. Возникшая из тумана быстро летящая горячая темно-зеленая туша сразу обрушилась на Иоко, и длинный хвост с такой силой ударил о каменные ступеньки, что они жалобно затрещали. Вот, значит, отчего появились те трещины, что попадались мне при спуске! Я долго не могла рассмотреть луса как следует.

Он был огромным, как слон. Темно-зеленая кожа его была гладкой и плотной, когтистые лапы длинными, а голова с маленькими ушками и вытянутой челюстью – подвижной и опасной. Челюсти его щелкнули буквально перед лицом Иоко, но мой спутник успел сунуть в пасть твари свой посох, с силой повернул его и оттолкнул чудовище.

Лус отлетел назад, но ловко извернулся и приземлился на лапы. Он тут же подскочил и снова кинулся на Иоко, но теперь уже его встретил светящийся клинок посоха и пронзил его гибкое тело насквозь. Тонкое светящееся острие вышло из спины хищника между лопаток.

Лус взревел, мотнул головой, но Иоко крепко держал его на вытянутом посохе. Прижав зверя к ступеням, он с силой выдернул посох, еще раз взмахнул им и отсек лусову голову, которая с глухим стуком скатилась к подножию лестницы.

– Готово! – выдохнул Иоко и оглянулся.

В его глазах все еще плескалась бешеная ярость, руки продолжали сжимать посох, и я попятилась, подумав, что моего провожатого, пожалуй, тоже надо опасаться. Он силен и опасен.

– Ты убил луса… – пробормотала я.

– И не в первый раз. Пошли, пока не появились следующие. Они обычно передвигаются по одному, в стаи не сбиваются. Но лучше не ждать следующей атаки. Мы добрались до Убежища.

Иоко приблизился к скале, к которой я прижималась, и с силой стукнул в нее светящимся лезвием посоха. Скала вздрогнула, и небольшая ее часть – промежуток межу двумя каменными зубцами – поползла в сторону. Передо мной появился темный проход. Иоко сунул в него свой посох, который тут же осветил удобную сухую дорогу, посыпанную песком, и велел:

– Проходи, живее!

#Глава 5

1

Наступил день, и жаркое солнце разгоралось над горизонтом, заливая все ярким светом и преображая мир, – вот что я увидела, пройдя долгим пещерным коридором и выйдя через узкое отверстие наружу. Передо мной плескалось зелено-желтое озеро с диковинными голубовато-белыми цветами и резными толстыми листьями, плавающими на поверхности.

С одной стороны озеро огибали высокие скалы, с другой к самой воде подступал густой лес, где темная кора деревьев отливала синим, а узкие листья сворачивались в крутые завитки.

– Здесь безопасно. Здесь нет порталов, – проговорил Иоко, пропустив меня вперед и следуя за мной.

– Поэтому нет ни хасов, ни лусов, – добавила я.

– Разумеется. Это первое Убежище, и тебе повезло, что мы успели добраться сюда. Теперь можно и отдохнуть. Поедим, выспимся и дождемся следующей ночи. Здесь есть небольшое озеро, можешь искупаться там. После поедим и ляжем спать.

– А что будем есть? У меня есть крупа, можно сварить кашу, – предложила я.

– Оставь на трудные дни. Еще придет время для твоих запасов. Пока что обойдемся рыбным пирогом.

Иоко вошел в небольшую пещеру, что находилась тут же, у самого берега, и заглянув туда, я обнаружила небольшую железную печку с длинной трубой, сложенный из плоских камней стол с круглой деревянной столешницей и сделанную из дерева лежанку, на которой горкой лежала сухая трава. Так вот оно, значит, какое – загадочное Убежище колдуна.

– Неплохо тут у тебя все устроено, – проговорила я, рассматривая диковинные узоры на печной дверце.

– Это одно из лучших Убежищ. Не все такие удобные, – пояснил Иоко и принялся собирать сухие сучья, которых вокруг было сколько угодно.

Я достала мыло и зубную пасту и прошлепала к озеру. Оно скрывалось за скалой, на песчаном берегу лежали огромные камни, куда можно было пристроить одежду. Вода оказалась теплой и ласковой, я наскоро ополоснулась, а вернувшись, увидела, что Иоко чистит только что пойманную рыбу. А мука и масло хранились у него на полочке, в деревянных пузатых бочонках.

Иоко взял огромную глиняную миску, высыпал в нее муку, налил масла, добавил воды из ручья, что впадал в озерцо, потом поднял посох – который, кстати, снова стал обычной палкой, – направил его нижний конец на миску и слегка тряхнул им. Посох вытянулся, сделался тонким и серебристым. Иоко какое-то время потряс им над миской, и тесто стало замешиваться само собой прямо у меня на глазах.

Видимо, челюсть у меня в этот момент совсем отвисла, потому что колдун, взглянув на меня, весело усмехнулся. Он еще раз тряхнул посохом, потом достал и слегка присыпал мукой круглую толстенную деревянную доску, после чего перевернул миску и плюхнул готовое тесто на доску.

Еще взмах – и тесто само собой раскаталось в плоский круглый блин, на который Иоко выложил какие-то травы и корнеплоды, затем куски рыбы и сверху еще что-то.

Получилась как бы рыбная пицца, которую Иоко сунул на решетку в печь. Угли в ней прогорели, и из нее тянуло сильнейшим жаром.

– Сейчас будет готово. – Иоко поставил посох за своей спиной, прислонив к каменной стене, сел на корточки у печной дверцы и посмотрел на меня.

– А ты молодец, приняла верное решение и пошла за мной. Я думал, останешься в башне. Представляю, как бы лусы обгладывали твои косточки.

– А что бы сказал на это твой Хозяин? Разве ты не должен доставить меня в целости и сохранности? Ведь это твое задание, правильно? – ехидно спросила я.

На самом деле меня слегка удивлял его цинизм. Он относился ко мне так, словно я была его забавой, игрушкой или развлечением, а смерть в зубах лусов – лишь смешной эпизод. И это при том, что совсем недавно он храбро защитил меня, сражаясь с хищником.

– Все не так просто, – ни капли не удивившись, ответил Иоко, – Хозяину нужны только особенные. Избранные. Те, что смогут преодолеть все опасности и пройти все шесть Перекрестков. – Слово «перекрестки» он произнес с некоторой торжественностью и слегка понизив голос. – На самом деле препятствия помогают найти особенных, избранных. Подготовленных. Только тот, кто дойдет до Дерева в центре Безвременья, и встретится с Хозяином.

– А зачем?

– Что зачем?

– Зачем Хозяину избранные?

– Этого я не знаю. Да и какая мне разница? Лучше давай посмотрим, как там наш пирог. Чувствуешь, как пахнет? Наверняка уже готов. Можно было, конечно, испечь его с помощью Посоха, но выходит не так вкусно и корочка не такая хрустящая получается. Рыбный пирог – это лучшее, что есть в здешнем озере. Таким вкусным его делают вода из ручья и растущие тут травы. Лучше пирога я не едал нигде, даже у Агамы, хозяйки четвертого Убежища.

– В четвертом Убежище есть хозяйка?

– Это постоялый двор, собственно. И там есть хозяйка.

– Здесь же пустой мир, откуда тут постоялый двор?

– Он тоже пустой. Кроме нас, Проводников, там никто не бывает.

– Проводников? Тебя надо называть Проводником?

– Да, верно. Меня называют так. Всего нас двенадцать Проводников, по трое на каждую сторону карты.

– И все приводят к Хозяину людей из моего мира?

– Да.

– И каждый обладает своей картой?

– Да. Ты все правильно поняла. Пирог готов, доставай с полки тарелки.

Иоко плюхнул на столешницу горяченную доску с круглым пирогом, и я смогла насладиться видом поджаристой лепешки, запеченных овощей и кореньев и вдохнуть незабываемо вкусный аромат. Свою долю пирога я проглотила очень быстро и запила минералкой, которую Иоко обозвал соленой. Солнце сияло вовсю, вода в озере сверкала солнечными бликами, но я поняла, что сейчас самое время лечь спать.

– Устраивайся на топчане. Траву накрой моим плащом, – предложил Иоко.

– У меня есть одеяло, – пояснила я.

Стянув кеды, я улеглась, но в голове моей теснилось столько вопросов, что, преодолев сонливость, я снова принялась за расспросы.

– У тебя волшебный посох, да?

– Дело не в Посохе. – Иоко, который успел вымыть большую миску из-под теста и теперь пристраивал ее на полке, посмотрел на меня удивленно. – Дело во мне. В моих руках любая палка станет Посохом. Я управляю Энергией Жизни, отсюда мои способности.

– И этой энергией ты распоряжаешься по собственному усмотрению или Хозяин говорит, что тебе делать?

– Хозяин мне ничего не говорит, я его не вижу. Я сам решаю, что мне делать. Но в этом мире делать нечего, остается только приводить души к Хозяину.

– А когда не приводишь никого, когда тебя никто не вызывает через карту, что делаешь? – не унималась я.

– Путешествую. Я много хожу по миру. Я вроде бы должен что-то отыскать, но не знаю точно – что.

– Разве так бывает?

– Всякое бывает. Спи уже, надоели твои расспросы. Никто не задавал мне столько вопросов, сколько задаешь ты, – голос Иоко стал ворчливым и усталым. – Я тоже лягу спать. Принесу побольше травы и устроюсь у печки. Как только солнце сядет, двинемся в путь. А оно может сесть очень быстро.

Я совершенно не стеснялась Иоко. Не отворачивала лица, не старалась спрятать пятно. Мне было все равно, что он обо мне думает. Не знаю почему, но мне Иоко казался нереальным и слишком красивым, как сказочный герой. Он и был сказочным героем, только ненастоящим.

Все в мире Безвременья казалось мне ненастоящим, как будто все это происходило не со мной, а с кем-то другим, а я лишь наблюдаю со стороны.

Я не думала, что Иоко злой и по злому умыслу украл меня. Он был не злым, а равнодушным, как будто на самом деле ему все равно, что будет со мной, скучаю ли я по своим родителям, желаю ли вернуться. Это не трогало его и не интересовало.

Растянувшись на охапке сухой травы, он пристроил рядом Посох, заложил руки за голову и довольно быстро засопел.

На самом деле я ни по кому не скучала. Мне не спалось, перед глазами то мелькала жуткая морда луса с оскаленными клыками, а то вдруг возникали черные во́роны, изображенные на шкафу. Они кланялись и косили блестящими черными глазами, и от этого у меня по коже бежали мурашки.

Но родных я не вспоминала.

Я поняла, что мне скучать не по кому. Я не думала о брате, об отце и мачехе – мне было совершенно все равно, ищут они меня или нет. Пусть поволнуются, хотя и вряд ли станут сильно переживать. Ольга – та в глубине души наверняка рада, что я пропала. Для нее одной проблемой меньше, да и комната освободилась.

Но там остались мои краски и рисунки, и вот их мне было немного жаль. Правда, сейчас в моем рюкзаке лежала самая лучшая акварель, какую только можно себе представить. И самые лучшие маркеры, и самые лучшие мелки. У меня с собой было все для рисования, и я собиралась обязательно что-нибудь нарисовать.

2

Мне приснился старый и хорошо знакомый сон. Я бреду по разрушенному городу, в котором стены и дома из синего камня возвышаются над синей травой. За мной кто-то гонится, и я тороплюсь, спешу, сжимая в руке лямку рюкзака. И помню одно – мне надо дойти до площади, где нет трав, а только синий камень.

После сон поменялся и я увидела башню Иоко. Хмурые стены, закрытые створки Шкафа Желаний. И большой круглый стол посередине. Тот самый стол, на кромке которого серебрилась надпись: «В башне есть выбор». Выпуклые буквы казались такими красивыми, что я приблизилась, провела по ним пальцами и произнесла вслух:

– В башне есть выбор.

От этих своих слов я и проснулась.

Иоко уже успел встать и искупаться, а теперь сидел на корточках перед печкой и с его волос капала вода. Он был без рубашки, которую умудрился выстирать и пристроить на веревке. Все еще припекающее солнце стояло высоко, будто мы и не спали несколько часов подряд.

Хотя о каких часах я говорю? В мире Безвременья не было времени, поэтому никто не мог сказать наверняка, когда же наступит вечер. Возможно, Иоко снова затеял печь пироги, раз подкладывал в печку дрова, и это хорошо. Я бы не отказалась от приличного куска его рыбной пиццы.

Я села, обнаружив, что укрыта черным плащом, который изнутри оказался подбит байковой клетчатой материей в темно-синюю клетку с тонкими серыми полосками. Взявшись за шнурки кедов, я посмотрела на Иоко.

Он сидел ко мне спиной, и я могла хорошо рассмотреть длинный безобразный шрам у него на спине, как будто кто-то располосовал его от правого плеча до самой поясницы. Шрам – белый рваный широкий рубец – давно зажил, но все равно выглядел ужасно. Можно было себе представить, как на самом деле выглядела эта рана!

– Кто тебя ранил? Лусы? – спросила я.

Не оборачиваясь, Иоко дернул плечом и низким хриплым голосом ответил, что не знает и не помнит.

– Этот шрам был у меня всегда. Не помню, откуда он.

– Как можно забыть о такой ужасной ране? Тебя фактически чуть не убили. С такими ранами люди, вообще-то, умирают.

– Я не умер. Значит, это не так страшно, как кажется.

– Но, выходит, тебя можно ранить и ты не бессмертный волшебник, – уточнила я.

– Конечно. Я не бессмертный, но время тут замерло и поэтому сам по себе никто не старится и не умирает.

– Остается в таком виде, в каком сюда попал? – снова спросила я.

– Да какая тебе разница? Почему ты все время что-то спрашиваешь? Первый раз мне достался такой человек, у которого рот не закрывается, – в его голосе снова зазвучали ворчливые нотки.

– Значит, ты первый раз ведешь девочку?

– Вообще-то да. – Иоко наконец повернулся ко мне и в растерянности почесал макушку. – Раньше мне доводилось водить двух мужчин, и с ними было интересно. Они храбро сражались. Правда, один таки погиб в море, в сражении с пиратами. А второго я довел до Дерева. И еще двух женщин я водил, они дошли обе, потому что не лезли на рожон.

– Значит, всего к Хозяину ты отвел троих, да?

– Получается, что так. Двух женщин и одного мужчину. Не могу вспомнить, как их зовут. И какое-то количество людей просто погибло. Несколько полегло от хасов прямо на синей дороге у башни. Пытались бежать от меня через траву. Поэтому я теперь всегда предупреждаю, чтобы не сходили с дороги.

– Не густо. И ты вечно все забываешь, как будто у тебя дырявая голова.

– Ну и что? – Иоко пожал плечами и полез за миской и мукой.

Я обрадовалась пирогу и принялась наблюдать за волшебством колдуна. Тесто послушно замешивалось в миске – смешно мялось горбами, смешно досыпалась туда мука из бочонка, тоже сама по себе. Иоко лишь вертел в руках серебрившийся Посох и весело улыбался, будто его самого страшно забавляло волшебство.

– Люблю готовить, – пояснил он, – это интересно.

– А что еще ты можешь делать своим посохом? Можешь что-нибудь пожелать – и чтобы это появилось? Например, чтобы появился меч или кинжал. Или плащ. Загадать вещь и получить ее с помощью посоха можешь? – поинтересовалась я, не отрывая глаз от миски, в которой тесто уже становилось гладким и маслянистым.

– Ну, нет. Такого не могу. Я же не Шкаф Желаний. Желания выполняют те во́роны, что заключены в нем. Они такое могут. Я немного другой чародей. Я же сказал, что мне подчиняется Энергия Жизни. Я могу сражаться, могу убивать. Могу вот тесто замесить. Могу заставить вспыхнуть огонь или погасить его.

– Тогда почему сам разводил огонь в печке? – не унималась я.

– Кое-что мне нравится делать руками, а не с помощью Посоха. Огонь разводить интересно. Я люблю смотреть, как он разгорается, как маленькие язычки бегут по веткам, как вспыхивают дрова и как летят искры.

Иоко снова походил на мальчика. Он будто стал тоньше, даже пальцы на руках напоминали мальчишеские – в цыпках, с грязными каемками под ногтями. В такие минуты он вовсе не пугал, а будто становился моим ровесником, который не прочь позабавиться и совсем не задумывается над серьезными и важными вещами.

Я перестала его расспрашивать, уселась на топчан, достала альбом и краски и принялась рисовать. Я чувствовала, что должна запечатлеть башню Иоко, хотя она уже была на моих рисунках, висящих над столом в моей комнате. Ибо то, что снилось мне когда-то, на самом деле было именно башней Иоко.

Это озадачивало меня, я пыталась найти ответ и не могла. Тогда не могла. Я лишь вновь и вновь прокручивала в голове увиденные накануне сны – мои первые сны в мире Безвременья – и все больше убеждалась, что просто обязана их нарисовать.

Поэтому я тут же взялась за работу.

Сначала сделала набросок карандашом, после нанесла светлые и осторожные акварельные мазки. Я покрыла большую часть рисунка слабой голубовато-серой краской, как можно сильнее разведя ее водой. Здешняя вода делала краски более яркими, насыщенными и… более живыми, что ли.

Не могу подобрать нужных слов, чтобы охарактеризовать цвета, но поверьте мне – рисунок просто оживал под моей кистью. И когда я закончила, передо мной лежали руины заброшенного города. Синие камни, синие травы, черные силуэты воронов надо всем этим. И огромная голубая луна, заливающая все серебристым призрачным светом.

Иоко, заинтересовавшись, присел рядом, но не мешал и не спрашивал, пока я не закончила рисовать. Тогда он, осторожно дотронувшись до края рисунка с таким видом, словно это было невесть какое волшебство, уточнил:

– Это город Ноом. Где ты его видела?

– Во сне.

– Странно. Это все очень странно. Как ты могла видеть во сне город Ноом, если ни разу не была там, Со?

Он смотрел на меня с интересом и даже некоторым восхищением. Я поняла, что сильно озадачила его, но ничего разъяснить не могла. Я и сама не понимала, почему мне снятся такие сны. Откуда они приходят ко мне?

Я тогда ничего не знала, а Иоко ничего не помнил. Поэтому его вопросы остались без ответа.

– Рисуй еще. Это как волшебство, Со, – сказал мой провожатый, – ты тоже обладаешь волшебством.

– Это не волшебство. Это просто рисунки.

– Не говори так. Ты создаешь, а значит, творишь волшебство. Я не умею делать такие вещи.

– Даже с помощью посоха?

– Даже с помощью Посоха. Я же тебе говорил, что дело не в нем, а во мне. Это я владею магией, но рисовать то, чего не видел, да еще так верно, точно и красиво, не могу. Посмотри, ты изобразила первую круглую башню города Ноома, за которой начинается улица Призраков, да так точно, что видны даже камни, вывороченные из оконных проемов. Эти камни так и торчат, их выворотило магическим взрывом во время войны, когда Хозяин захватывал здешний мир. Очень давно, еще в те времена, когда было Время. Смешно звучит, правда? Времена, когда тут было Время!

Иоко улыбнулся, но тут же перестал говорить о моих рисунках и занялся разделкой и поеданием пирога. Мне тоже хотелось есть, но я решила запечатлеть и второй сон, пока помнила.

Быстрыми штрихами я изобразила круглый каменный стол, мрачные стены вокруг него, стрельчатые окна и круглую луну. После взялась за краски. Пришлось повозиться, чтобы сохранить незабываемую атмосферу башни, когда все предметы словно сияют призрачным голубоватым светом, а луна заливает местность грустным серебром.

Надпись я прорисовала особенно тщательно – выпуклые буквы так ясно читались на кромке стола, что я еще раз произнесла про себя: «В башне Иоко есть выбор».

Рисунок получился настолько достоверным, что Иоко, взглянув на него, заверил меня, что я самая настоящая волшебница и мне нечего прибедняться.

– Только я не умею убивать лусов, – хмуро заметила я, пристраивая рисунки на топчане, чтобы они высохли.

– Тебе и не надо. Для этого есть я, – весело ответил Иоко и протянул мне деревянную тарелку с кусками дымящегося пирога.

Пока мы ели, подул резкий прохладный ветер, отчего вода в озере пошла быстрой рябью, а травы распрямили свои завитки и тихо зашелестели. Солнце внезапно и быстро скатилось вниз. Я бы сказала, что оно село за считанные минуты, будь в Безвременье эти самые минуты.

– Нам пора двигаться, – бодро сказал Иоко, – я вымою посуду, а ты собери вещи. Этой ночью нам надо добраться до второго Убежища, а перед этим миновать первый Перекресток.

– Что это за первый Перекресток? – поинтересовалась я.

– Увидишь, – последовал короткий ответ.

#Глава 6

1

Ночь наступила быстро. Еще совсем недавно светило солнце, делая синие травы более светлыми и добрыми, но вот уже плывут по небосводу две луны и вслед за ними тянутся серые тучи.

Мы двинулись в пусть сразу. Иоко едва успел натянуть рубашку, а я совсем уж было решилась спросить у него, что за странный ключ он носит на шее. Но тут вокруг сгустилась ночная синь, и мой Проводник велел замолчать и следовать за ним.

На его кулон в виде ключа я давно обратила внимание, но все не удавалось задать вопрос. Поэтому когда медное замысловатое украшение скрылось под его рубашкой, я решила, что непременно спрошу об этом.

Мы вышли пещерным переходом к дороге из синего камня и зашагали по ней бодро и быстро. И мне опять стало скучно. Ничего интересного, увлекательного и замечательного не было в этом путешествии. Только огромная равнина с синими травами и дорога. И все те же луны.

Еще по-прежнему стрекотали хасы, хотя их самих я не могла различить в густой траве. Я снова принялась расспрашивать Иоко.

– Скажи, чем ты питаешься тут? Ну, кроме рыбного пирога? В следующем убежище какая у нас будет еда?

– У меня там садик. Небольшой, правда, но растут съедобные клубни, которые можно запечь на костре. И хрустящие листья, из которых можно сделать салат. Наловим хасов, запечем на костре вместе с клубнями, сделаем салат – и нам с тобой хватит до следующей ночи.

– Есть хасов? – изумилась я. – Это же гадость!

– Почему гадость? У них вкусное розовое мясо под хитиновым панцирем. Когда их запекаешь в углях, они становятся красными. Такие красивые красные хасы. Это хорошая еда, – заверил меня Иоко.

Сам он, как обычно, шагал впереди и не оборачивался, когда разговаривал со мной.

– Как же ты будешь ловить их? – спросила я. – Вдруг они укусят? Или тебе не страшны их укусы?

– У меня есть Посох. Я поймаю сколько угодно хасов с его помощью, – он осмотрелся, скептически улыбнулся и помахал своей палкой.

– Я хасов есть не буду! Зато у меня есть чипсы. Вот это еда на самом деле.

Я достала пакетик – между прочим, со вкусом сметаны – и разорвала упаковку. Иоко лишь пожал плечами. Ну и ладно. Мне больше достанется.

Чипсы заметно скрасили дорогу. Они напомнили о моем мире, и мне вдруг стало немного грустно. Надоели уже синие травы и бесконечная дорога, и захотелось оказаться дома. Чтобы был интернет, мои любимые сериалы, возможность встретиться с Игорем, в конце концов.

Точно, Игорь! Я даже думать забыла о нем – настолько его образ померк в сравнении с Иоко.

– Послушай, почему ты тогда сказал, что я задаю не те вопросы? Ну, когда я вызвала тебя с помощью карты?

– А ты сама не догадываешься? – Иоко снова не обернулся, произнес фразу куда-то вперед, но я его хорошо услышала, потому что ветра не было и слова повисали в воздухе.

– Нет.

– Самый первый вопрос у тебя был бестолковым, давай признаем это. Ты спросила: «И это все?».

– Я думала, что никакой колдун не придет.

– Ладно, пусть ты не поверила, хотя мне кажется странным делать то, во что не веришь. Но и второй твой вопрос оказался таким же глупым. Разве сама не понимаешь, что Игорь тебя не любит? Разве ты похожа на человека, которого можно полюбить?

– Из-за того, что у меня родимое пятно на лице, – хмуро уточнила я.

Странно, но Иоко был первым человеком, с которым я смогла открыто говорить о своем недостатке. Не отворачиваясь, не заикаясь, не краснея и не глупея.

– Это потому, что ты сама себя не любишь. Как ты обычно о себе думаешь? Кем себя считаешь?

– Уродиной. Это так и есть.

– Вот. А если не любишь себя сама, почему Игорь должен тебя любить? За что? Даже Золушку принц полюбил тогда, когда она была в бальном платье, хрустальных туфельках и сама себе нравилась. А ты далеко не Золушка.

– Ну, правильно. Золушка-то была красивой.

– Золушка была маленькой дурочкой, которая даром батрачила на мачеху. Ладно, оставим сказки. Тебе надо лучше относиться к самой себе.

– От этого мое пятно не пропадет.

– Но ты все равно интересная девчонка, Со. Разве не понимаешь? Умная, красиво рисуешь, хорошо одеваешься. Много читаешь. Пятно – это просто ширма, за которую ты прячешься от мира. Может, поэтому и угодила ко мне. И даже не может, а наверняка. Ты желала убежать от действительности, так ведь? Вот и убежала, причем окончательно.

– Какой ты умный, – съязвила я. – Ладно, может, мне не нравится моя внешность, но я действительно не самая классная девочка в классе.

– А вот скажи, что бы изменилось, если бы пропало пятно? Думаешь, все мальчики сразу бы в тебя влюбились? И все девочки сразу стали бы дружить с тобой?

– Не знаю. Не думала об этом.

– Для того чтобы это произошло, надо быть душой компании. Своей в доску. Хочешь быть такой, как они? Действительно увлекаешься тем, чем увлекаются они? Или тебя манит неизведанное?

– Ты меня запутал.

– Почему? Это же ты стала задавать вопросы. Я всего лишь отвечал.

– Почему ты сказал, что мне надо было спросить – нужен ли мне Игорь?

– Потому что он не нужен тебе. У тебя с ним настолько мало общего, что ваши отношения не продлились бы и двух недель. И если бы ты любила и ценила себя, ты даже парой слов с ним не перекинулась бы. Потому что на самом деле с ним не о чем говорить.

– Неправда. Мы говорили о книгах и сериалах.

– И? Еще о чем?

– Ну, не знаю… – замялась я.

– А я знаю. Ни о чем стоящем. Ты не могла быть рядом с ним самой собой, не могла расслабиться. Постоянно в напряжении, постоянно в мыслях о том, чтобы спрятать правую сторону своего лица. Это не дружба, Со, это какая-то глупость. Так что уволь меня от разговоров о твоем Игоре, он скучный, как хасы, что трещат в этих травах. Правильно говорят в вашем мире: любовь зла, полюбишь и козла.

– Откуда ты знаешь эту поговорку?

– Рассказал один парень. Я немало повидал ваших. Дай попробовать, что ты ешь. Уж больно вкусно пахнет. Что это?

– Чипсы. Ну, из картошки их делают. Попробуй.

Я протянула ему чипсину, он захрустел, остановившись на мгновенье, а после уважительно сказал, что это хорошая еда, но чтобы наесться, надо съесть очень и очень много.

– Чипсы – не основная еда. Это так, похрустеть по дороге, – пояснила я.

– Тогда это хорошо. Давай похрустим, – и он бесцеремонно запустил руку в мой пакет.

Пришлось с ним делиться. Не успели мы прикончить пачку, как вдалеке показалась развилка. Нашу синюю дорогу пересекала еще одна, тоже каменная, и на самом перекрестке стоял высокий столб из камня с выбитыми на нем буквами. Написано было одно слово: «Перекресток».

– Отлично, мы добрались до первого Перекрестка, – весело сказал Иоко, – отсюда уже виден разрушенный город Ноом. Нам только этот город пройти бы и еще чуть-чуть по холмам – и будет наше Убежище.

2

– А куда ведут эти дороги? – поинтересовалась я.

– Да кто же их знает? – тут же ответил Иоко. – Я там не бывал.

– Ты же говорил, что когда никого не ведешь к Хозяину, то просто бродишь по здешним местам и что-то ищешь?

– Но на этих дорогах я точно не бывал. Перекрестки пользуются дурной славой. Говорят, что там легко заблудиться.

– Кто говорит?

– Другие Проводники. Они опытнее меня и больше знают.

– А часто ты с ними встречаешься?

– Доводится иногда, на постоялом дворе Агамы. Иногда встречаемся там, но не часто. Не всегда дороги совпадают.

– Могу спорить, что на Перекрестках ты уж точно не блуждал. Побоялся пройтись по другим дорогам и узнать, что там.

– Думаешь, боюсь?

– А почему иначе не открывал все двери в своей башне? Это же твоя башня, она называется твоим именем! Тебе страшно узнавать что-то новое!

– Ничего подобного. Просто мне это не нужно. Вот и все. Я не думал об этом.

Мы миновали Перекресток, который не показался мне страшным, загадочным и вообще чем-нибудь примечательным. Я тогда подумала, что зря Иоко придавал ему такое большое значение. Наверняка дороги заброшены и заросли травой, если по ним никто не ходит. А в том, что никого тут нет, я уже не сомневалась.

Сколько бы мы ни шагали, сколько ни миновали равнин и холмов, нигде не встречалось ни одной деревни. Даже их развалин. Ни домов, ни колодцев – ни одного признака человеческой цивилизации. Поэтому даже синяя дорога казалась странной и неуместной и я уже не раз задавалась вопросом – кто ее тут проложил?

Спросила у Иоко, но он сказал, что не знает или не помнит.

Наконец мы поднялись на очередной холм, на котором острым зубцом торчала одинокая скала, и я увидела по правую сторону от себя развалины. Точно такие же, какие мне столько раз снились.

Башни с провалившимися крышами, дома, от которых уцелела только пара этажей, опрокинутые заборы и остатки крепостной стены, когда-то охватывавшей город кольцом.

– Нам надо просто пройти мимо этого города. Там водятся призраки, и они опасны, но если не будем обращать на них внимания, нам удастся уцелеть. Помнишь правило – никогда не сходить с дороги? – Иоко строго посмотрел на меня и слегка поднял посох.

Я кивнула. Конечно, помню. Что может быть проще?

Мы снова зашагали по синим камням, город приблизился, воздух вокруг стал теплее, а хасы почему-то совсем умолкли. И вдруг я услышала детский смех. Заразительный веселый смех, который звучал совсем рядом в траве.

– Это призраки, – тут же пояснил Иоко, – они любят дурить здешних прохожих. У них мало развлечений, и если они видят меня, то стараются не упустить возможности повеселиться.

Словно в подтверждение его слов снова прозвучал веселый смех, к которому добавилась быстрая детская речь.

– Иоко ведет новенькую! Иоко ведет новенькую! – весело пропели совсем рядом.

– Они тебя знают, – заметила я.

– Еще бы. Только не обращай на них внимания. Они не то, чем кажутся, помни это.

Внезапно трава раздвинулась и совсем рядом с дорогой показалось веселое детское лицо. Девочка лет семи улыбнулась мне, показывая отсутствие верхних зубов, тряхнула льняными кудрями и сказала:

– Иоко заведет тебя к Злому Духу, а тот сделает тебя призраком. И будешь жить с нами. Приходи жить с нами! – И девочка заулыбалась.

– Сгинь, тварь. – Иоко стукнул ее по головке посохом, и девочка сморщилась и заплакала.

Она была такой реальной, такой настоящей, казалась такой теплой и милой, что я возмутилась.

– Зачем бьешь ребенка? Мало ли что она говорит?

Девочка рыдала так безутешно, обхватив ручонками голову, что я остановилась и сунула ей конфету.

– Попробуй, это вкусно. Тебе понравится. Ты одна тут?

Девочка уставилась на конфету так, словно видела ее впервые в жизни, и вышла на дорогу. На ней было длинное рваное платье, босые ноги покрывала пыль, а за ушком кокетливо пристроился миленький розовый цветочек.

– Я с братом. Он боится выходить. Он Иоко боится, потому что Иоко злой. – Девочка нахмурилась, взяла у меня конфету и сунула ее в рот прямо в обертке.

– Надо развернуть! – сказала я и улыбнулась.

– А ну, пошла отсюда, тварь! – рявкнул Иоко, но не успел стукнуть девочку посохом, потому что я схватилась за его палку и с силой дернула в сторону.

– Что ты привязался к ней? Ну и пусть она призрак, что она, обидит нас, что ли?

– Ты их не знаешь, они твари, Со! – зло проговорил Иоко.

Девочка между тем справилась с бумажкой, сунула конфету в рот и блаженно заулыбалась.

– Вот и все. И пусть себе идет. И мы пойдем дальше. Не обязательно бить ребенка палкой, – решительно распорядилась я и отправилась дальше.

Девочка осталась позади. Она была маленькой и безобидной. И к тому же такой милой и славной, что я никак не ожидала подвоха с ее стороны.

Мы продолжали путь, и травы снова тихо шелестели, а над головой ярко светили обе луны. Дорога сделала изгиб, приближаясь к развалинам, синие стены, освещенные лунным светом, отбросили длинные тени, перекрывшие нам путь.

И в этот момент раздался детский крик. Совсем рядом, буквально на расстоянии вытянутой руки. Я узнала голос своей новой знакомой.

– Ай, ай, отпусти меня! – кричала девочка. – Помогите мне! Помогите!

В ее голосе слышалось столько горя, он звучал так жалобно, что я не выдержала.

Разумеется, я помнила о предупреждении Иоко и вовсе не испытывала никакого доверия к миру Безвременья. Другими словами, я не была храброй, поэтому попытаюсь объяснить, почему свернула с дороги, несмотря на зловещее предупреждение моего Проводника.

Иоко тогда уже казался мне своим парнем, и я перестала его бояться. Он ел мои чипсы и слишком мало знал о мире, в котором мы находились. Я подумала, что Иоко просто перестраховщик, не желающий лишних проблем, что боится исследовать мир и делать открытия. Поэтому его предупреждение на самом деле может быть лишь отражением его комплексов.

Ну, а я не Иоко, чтобы бояться неизведанного, потому что неизведанное уже случилось со мной. Поэтому я просто обязана узнать, почему мне столько раз снился город Ноом и что я на самом деле там искала.

Вот почему, едва услышав вопли о помощи, я без колебаний свернула в траву и быстрым шагом пошла на звук.

– Ты куда? – рявкнул за спиной Иоко, но за мной не пошел, так и остался на каменной дороге.

– Сейчас приду, – бросила я через плечо и прибавила шагу.

Я пробиралась через траву, перепрыгивала через спутанные стебли, радуясь в душе, что в этом месте не слышно хасов и можно их не опасаться. А девочка впереди все кричала, и я наконец различила ее светлую макушку среди синих стеблей.

– Иду! – крикнула я. – Что случилось?

Девочка подняла голову, взглянула на меня сердитыми и влажными синими глазками и припустила бежать куда-то вперед с криками: «Ай, ай, помогите!». Я заторопилась за ней, а она еще раз оглянулась и предупредила:

– Берегись! Беги, не смотри назад!

Я осмотрелась, но заметила лишь черного ворона, что летел слишком низко над завитками трав. Птица нагоняла меня, становилась крупнее, и мне первый раз стало страшно. Что надо этой твари?

Я прибавила шагу, но убежать от ворона не удалось. Птица сделала круг над моей головой, опустилась мне на плечо и сказала на чистейшем русском языке:

– Успокойся. Держись прямо и постарайся найти круглую каменную площадь. Это то, что тебе надо. Найди каменную площадь!

Голос у во́рона был хриплый, каркающий и низкий – самый настоящий воро́ний голос. От неожиданности я чуть не села в траву. Мамочки, я в жизни не встречала говорящих во́ронов!

А птица между тем поднялась в воздух, захлопала крыльями и скрылась где-то над развалинами города.

Вот тебе и на! Что же мне делать? Слушать во́рона или слушать Иоко? Или выручать девочку?

А девочка снова закричала мне, чтобы я береглась и не оглядывалась. За спиной что-то зашипело, по верхушкам трав словно прокатилась волна, и я поняла, что сзади меня что-то есть.

Это что-то дышало мне в затылок, и от его дыхания травы клонились чуть ли не до земли. Меня окатило горячим смрадом, в голову пришли мысли о лусах, и я резко обернулась.

Прямо на меня надвигалась змея. Или дракон – было не ясно, к каким тварям принадлежит существо.

Знаете, как китайцы изображают драконов? Такие длинные и толстые, как змеи, с маленькими лапками и маленькими крыльями. Так вот, на меня ползло точно такое же существо, только маленьких лап у него было штук двадцать, словно у гигантской сороконожки. Драконья пасть дымилась, острые белые зубы сверкали, и можно было не сомневаться – он проглотит меня в один миг.

Я припустила бежать, другого выбора у меня не было.

Я мчалась изо всех сил, надеясь найти укрытие где-нибудь в развалинах, и передо мной маячила светлая голова девочки, которая все время кричала, что надо беречься.

До развалин оставалось немного, у меня был шанс добежать и спрятаться, поэтому я неслась как безумная. Быстрее, быстрее!

Дракон нагонял, он буквально дышал мне в спину. А Иоко – моего Проводника – нигде не было! Видимо, он не собирался вмешиваться и защищать меня, махнул рукой и решил, что еще одной его подопечной суждено сгинуть в развалинах города. Может, он вообще направился обратно в свою башню, уже посчитав меня мертвой?

Я нырнула под узкую арку в одной из стен, вбежала по разбитым ступенькам на второй этаж здания без крыши, где гулял беспокойный ветер, и спрыгнула вниз по другую его сторону, благо растущая там трава оказалась очень густой и смягчила мой отчаянный прыжок.

Тут я кинулась к другой стене в надежде затеряться среди темных камней, нырнуть в какую-нибудь укромную норку, как это делают мышки, чтобы дракон не мог дотянуться до меня.

Ориентиром служила девочка, бежавшая впереди, и я лишь повторяла ее путь. Вот она присела и пролезла в какой-то узенький лаз. Я направилась туда же, с трудом протиснулась в этот лаз и оказалась на заросшей растительностью и колючками широкой улице, где еще сохранились высокие дома со стрельчатыми окнами, правда, без стекол.

Вот теперь мой сон сбылся с невероятной точностью. Я знала, что во сне уже бродила в этих местах и пыталась найти круглую площадь. Я вспомнила, что искала в своих снах!

Это оказалась та самая круглая площадь, о которой говорил во́рон!

Между тем погоня за спиной утихла… Или мне показалось?

Ничего не шипело и не шуршало, не волновались травы, не сыпались камешки. Я остановилась, переводя дыхание, и заметила мальчика. Он стоял в начале улицы, широко расставив ноги, смотрел на меня в упор и качал головой.

– Беги, – коротко сказал он и улыбнулся.

Темноволосый, сероглазый и вполне симпатичный, пока не улыбнулся. У него оказались вдруг острые и опасные зубы, как у какого-то мерзкого зверя. Я поморщилась, а мальчишка весело засмеялся.

К нему направилась светлоголовая девочка, она подпрыгивала и взмахивала ручками, как будто ее все забавляло в этом заброшенном городе.

Мальчик опять улыбнулся, а за его спиной показался дракон. Зверюга выползал медленно и тяжело, его туловище висело над землей, а маленькие лапки проворно и бесшумно переступали по земле.

Продолжая кривляться, мальчик не замечал опасности. Видимо, он мог делать со своей внешностью все что угодно, потому что, спрятав клыки, вдруг наклонил голову, и на его лбу появились рожки. Они тянулись вверх, вырастая на глазах и делая мальчугана похожим на чертика. Видимо, он хотел напугать меня таким образом, а между тем самый настоящий страх стоял за его спиной и скалил огромную зубастую пасть.

Пока паренек кривлялся, дракон подбирался к нему все ближе. Тварь выбрала для себя именно мальчика. Она желала подкрепиться маленьким кривлякой, изображающим чертика.

– Беги! – закричала я, направляясь к нему.

Мальчик оглянулся, побледнел. Его рожки и острые зубы вмиг пропали, он стал самым обычным ребенком, которому не больше десяти лет. Он дернулся, пытаясь скрыться за одной из стен, но мы с ним оба слишком хорошо понимали, что он не успеет. Поэтому я подняла увесистый синий булыжник и с силой запустила в морду дракона.

Удар оказался точным, дракон взревел и замотал головой. Время было выиграно, и мальчишка успел вскарабкаться на стену с проворностью мелкого паучка и спрыгнуть по другую ее сторону. Я осталась один на один с огромным драконом, и мне тоже оставалось только одно – развернуться и бежать что есть мочи.

И я понеслась.

Улицы в том месте были прямыми, поворачивали под прямым углом, поэтому бежать было удобно, но скрываться – нет. Спрятаться я нигде не могла, не могла отыскать и подходящую нору или ступеньки. Может, потому, что моя провожатая, девочка, вдруг пропала и мне пришлось самой находить дорогу.

Где тут эта круглая каменная площадь? Может, там я смогу спрятаться? Может, во́рон дал мне дельный совет?

Улица становилась все шире, и я решила бежать только по ней. Если площадь – главное место в городе, то к ней должны вести широкие и главные улицы.

Так и оказалось. Или мне просто повезло? Кто знает…

Я выскочила на овальные камни, которыми был выложен идеальный круг, увидела остатки зданий, что располагались по окружности, и устало выдохнула. Скорее всего, это и есть пресловутая каменная площадь. Во всяком случае больше нигде в городе не осталось ничего, вымощенного камнем. Ни одной дороги, ни одного пятачка.

Я остановилась посреди площади. Дракон уже успел сунуть пасть в проход и буквально дышал мне вслед. Дома – вернее, их развалины – окружали каменный круг плотным кольцом, словно зрители, что склонились над ареной.

Я лихорадочно искала какую-нибудь щель, проем или проход, но ничего не находила. Город, словно сговорившись с драконом, запер меня в кольце площади и не выпускал.

– Держись за моей спиной! – прозвучал над плечом хорошо знакомый голос.

И лихорадочная дрожь отпустила меня.

Рядом оказался Иоко. Высокий, широкоплечий, с посохом, на концах которого сверкали острые лезвия, он заслонил меня собой, направляя оружие на дракона. И у меня появилась надежда.

Я немного отступила, а дракон, словно поняв, что получил достойного противника, взвыл и прыткой змеей ринулся на Иоко. Его пасть за пару секунд оказалась настолько близко, что меня снова обдало его зловонным дыханием.

Иоко, слегка развернувшись, проскочил под голову дракона, резанул посохом и вывернулся, успев выскользнуть с другой стороны.

Я попятилась к стене, стараясь не мешать.

Раненый дракон взревел, точно сотня автомобилей, клацнул зубами, оросил камни черной кровью, которая испарялась и исчезала на глазах, будто ее и не было.

Иоко снова ударил дракона посохом, нанеся широкую рану у основания головы, и проворно отпрыгнул, но зверь успел задеть его одной из своих многочисленных лап. Удар пришелся по ноге чуть ниже колена.

Иоко вздрогнул, качнулся, отступил, снова прыгнул, и когда драконище, разинув пасть, напал в очередной раз, посох Иоко воткнулся ему прямо в нёбо и прошнл насквозь, вылетев из макушки.

Дракон вздрогнул, качнулся, заискрился и пропал, буквально растворился в воздухе.

Иоко, устало опустив посох, оглянулся. Он стоял на самой середине площади, и его темная тень походила на стрелку часов. Стрелка-тень показывала ровно двенадцать ночи, так мне показалось.

– Сейчас каменная площадь покажет надпись, – раздался восторженный шепот за моей спиной.

Я оглянулась и увидела моих знакомых, девочку и мальчика. Они смотрели на Иоко с восхищением и радостью, словно в предвкушении чего-то особенного.

И особенное произошло – каменная площадь начала вращаться.

#Глава 7

1

Каменная площадь и в самом деле очень походила на циферблат часов. Лишь после того, как был убит дракон, я смогла рассмотреть ее как следует. Некоторые камни в ее окружности располагались поперек общего рисунка, создавая этакие отметины, точно черточки на часах.

Двенадцать отметин, одинаково удаленных друг от друга. И когда Иоко оказался в середине круга, а его тень легла ровно на отметку двенадцать, каменный круг двинулся с места и начал вращаться медленно, тяжело и поскрипывая. И мы поплыли мимо развалин, и луны над нашей головой тоже завращались.

– Ой, – тихо проговорила девочка.

– Ничего себе, – вымолвил мальчик, который на этот раз выглядел совершенно нормально, безо всяких рожек и острых зубов.

Иоко промолчал, но весь напрягся, подняв посох, и его напряжение тут же передалось мне. Я поняла, что он ожидает какого-то нового подвоха. А каменный круг площади, сделав несколько оборотов, остановился. Я заметила, что двигались только внутренние камни круга, а наружные, те, на которых выделялись камни-знаки, оставались неподвижными.

И когда движение прекратилось, перед моими глазами предстала надпись. Она сложилась из каменных узоров, проступила под лунным светом, и я без труда прочла ее.

«Время замкнуто там».

– Ого! – опять удивилась девочка.

– Пошли отсюда, нечего таращиться на всякие глупости, – сердито заговорил Иоко, – скоро луна сядет, уже садится. Из-за тебя, Со, мы не добрались до второго Убежища и теперь целый день придется убегать от лусов, а я ранен и быстро бежать не в силах, так что вряд ли смогу тебе помочь.

– А мы можем! – тут же заговорила девочка. – Можем спрятать вас тут, в городе!

– Да кто же поверит призракам? – удивился Иоко.

Девочка мгновенно пропала. Исчезла так, будто ее просто выключили. Словно она была картинкой на мониторе смартфона.

– Это еще что такое? – не поняла я.

– Он обидел ее, – пояснил мальчик. – Теперь она не захочет с ним разговаривать и не покажет вам, где можно переждать день. И я не покажу, потому что вы обидели мою подругу.

Мальчик оскалился, показал острые зубы и собрался было совсем пропасть, но я протянула руку, чтобы дотронуться до него.

Напрасно! Моя рука ничего не ощутила, и я чуть не потеряла равновесие. Мальчишка оказался прозрачным, несуществующим, как голограмма в фантастических фильмах.

– Фу, что за ерунда? – возмутилась я, удержившись на ногах.

– Они же призраки, я говорил тебе. Их как бы и нет, – недовольно протянул Иоко.

– Ничего себе…

А мальчишка залился веселым смехом. Моя неуклюжая попытка схватить его за руку, похоже, показалась ему очень забавной.

Девочка материализовалась недалеко от меня и тоже захихикала. Потом подошла к мальчику и что-то шепнула ему на ухо.

– Что там у вас за секреты? – рассердился Иоко.

– Мы все равно покажем вам, где можно переждать день. Пошли с нами. – Мальчик кивнул с серьезным видом.

Его острые зубы снова стали нормальными, он мотнул вихрастой темной головой и показал рукой куда-то в сторону развалин.

– И почему ты передумал? – недоверчиво спросил Иоко, все еще не опуская посоха.

– Потому что Эви сказала, что ты и твоя подружка запустили часовой круг. Понимаете?

– Не понимаем, – ответил Иоко.

– Это потому, что ты дурак, у тебя мозги промыты и ты ничего не помнишь, – серьезно и безжалостно произнесла девочка, сурово уставившись на Иоко невинными голубыми глазками. – А твоя подружка умнее тебя, и нам ее жаль. Потому что она нас пожалела.

Девочка повернулась ко мне.

– Пошли с нами, не бойся, мы не обидим тебя. И у тебя есть сладкие конфеты, я сказала об этом Ханту, ему тоже хочется. Дашь нам конфет – укроем вас.

– Конечно. Конфет у меня хватит. На сегодня уж точно, – заверила я.

– Рехнуться можно, – пробормотал Иоко, – будем ночевать с призраками…

– Да ты сам почти призрак, только не видишь себя со стороны. Все мы тут порождения Хозяина, настоящая только она. – Девочка махнула рукой в мою сторону, и лицо ее оставалось таким серьезным, будто ей не семь лет, а все пятнадцать, как минимум.

– Идем, скоро луна сядет, – сказал мальчик.

– Идем, скоро обе луны сядут, – произнесла девочка.

И мы с Иоко зашагали за нашими новыми странными друзьями, хотя тогда еще не называли их так.

2

Иоко сильно хромал и шагал медленно, опираясь на посох. Он не жаловался, но кровавый след, что тянулся по синей траве, сильно пугал меня. Я боялась не крови, я боялась за Иоко.

Наши новые друзья Эви и Хант торопили нас, возмущались медлительностью моего Проводника, и Хант то и дело приговаривал, что в жизни еще не встречал таких копуш. Обе луны опускались за горизонт, причем маленькая наполовину зашла за большую и выглядывала оттуда только одним своим краем.

Дети, судя по всему, знали город как свои пять пальцев. Они ныряли в такие закоулки, поворачивали в такие проходы, о которых мы с Иоко и не догадались бы ни за что. Я никогда не подумала бы, что за полуразвалившейся лестницей, у которой не уцелело и половины каменных перил, есть проход – крошечная дверка, ведущая в длинный узкий коридор, засыпанный каменной крошкой.

Мы зашагали по нему, и слабый свет луны просачивался откуда-то сверху через щели в потолке, перечеркивая темноту узкими голубыми лучиками.

Сразу за коридором оказалась прямоугольная площадка, тоже заросшая травой, в центре которой находился сложенный из камней круг. Трава доставала до самого верха этого круга, и даже на ступеньках, ведущих к нему, вились синие стебли.

– Это колодец, – бойко пояснил Хант, – когда-то давно был колодец, когда город еще был живой. Там и сейчас есть вода, она хорошая. Можно будет почерпнуть, у нас есть ведро.

– Призраки едят и пьют? – удивилась я.

– Мы можем вообще не есть. А можем и есть, но все, что съедим и выпьем, тут же станет призрачным, – заулыбался мальчишка.

Он был темноволосым, лохматым, веснушчатым, и глаза у него оказались зеленые. Уши слегка оттопыривались, кожа на носу облупилась, как будто он недавно сильно обгорел на солнце, ноги босые. Тонкая, рваная на локтях рубашка, короткие, совсем обтрепанные штаны – вот и весь его наряд. Я еще ни разу не встречала мальчишек в таком виде.

При всем этом Хант вызывал симпатию. То ли благодаря его веснушкам, то ли потому, что улыбка у него получалась широкая и веселая – я не могла понять, – но глядя, как он вертит ушастой головой и прыгает по ступенькам, я невольно улыбалась.

– Здесь и пересидим день, – пояснил Хант. – Тут есть вода и небольшая комнатка, где можно поспать.

– Думаешь, лусы сюда не сунутся? – презрительно скривившись, уточнил Иоко.

– Так лусы боятся нас, мы же призраки. Уж сюда они точно не сунутся.

– А дракон? – спросила я.

– Дракон – это призрак. Здешний призрак. Твой Проводник его не убил, просто лишил силы. Поэтому ему понадобится какое-то время, чтобы прийти в себя. Нас он точно не съел бы, так что ты зря переживала. А вот тебя – вполне! Он любит людей. И ты уже знаешь, что все, что съедают призраки, тут же становится призрачным, – пояснил Хант, махнул рукой и весело подпрыгнул, как будто ему не стоялось на месте.

– Вот именно, злыдни, – проворчал Иоко, устраиваясь на камнях колодца и вытягивая раненую ногу. – Ладно, пересидим тут, с вами, раз вы нынче такие добрые.

– Это потому, что вот она, – Эви ткнула в меня пальчиком, – позаботилась о нас. Пожалела Ханта. И у нее есть конфеты, а мы их любим. Да, мы очень любим конфеты.

– Вы же только этой ночью попробовали их первый раз за свою поганую призрачную жизнь. И что, уже полюбили? – зло спросил Иоко.

– Да, представь себе. – Девочка закивала головой.

– Никто не заботится о призраках, – сказал Хант, – твоя девчонка первая нас пожалела. Первая из всех, кто тут проходил. И запустила часовой круг. Значит, она не простая.

– Она не простая, – закивала головой Эви, и льняные кудряшки запрыгали над ее плечами, – она совсем не простая. И если ты, Иоко, этого не видишь, значит, ты еще больший болван, чем мы думали.

Иоко вздохнул и пробормотал, что разговаривать с призраками очень плохая примета – и даже просто глупость. Он закатал штанину, осмотрел рану, которая оказалась большой и длинной, и попросил меня достать воды из колодца.

– Попробую промыть водой призраков, что ли. На мне все быстро заживает, и не такое бывало.

– А что бывало? – тут же поинтересовалась я.

– Не помню. Спроси у детей, есть ли у них ведро, чтобы начерпать воды.

– Да сколько угодно ведер! Раньше тут был невольничий двор, а наверху жили хозяева. У них были ведра из серебра, а такие не портятся никогда, – пояснил Хант и кинулся куда-то в темный проем сбоку от колодца.

Я огляделась. Синяя трава разрослась так густо, что полностью скрыла под собой камни двора. Она ползла по стенам, цеплялась за остатки окон, выглядывала из разрушенных дверных проемов. Мне стало интересно – как этот город выглядел в то время, когда был обитаем?

Я спросила об этом у прибежавшего Ханта, тот махнул рукой, в которой держал небольшое ведерко, пожал плечами и сказал, что город был большой и многолюдный.

– Вечно толпы людей, всегда жарко, все воняют и ругаются. Это был плохой город. – Хант поморщился, мотнул ушастой головой и кинулся к колодцу.

– Интересно, как он наберет воду? Веревки-то нет, – удивилась я.

– Это же призраки, у них на самом деле много всего припасено, – заверил меня Иоко, – сейчас увидишь.

И я увидела.

Хант отвалил огромный камень у основания колодца, и под ним оказался тайничок. Я смогла заметить рукоять кинжала, несколько стрел, сложенный старый-престарый плащ, золотые монеты и еще много всяких интересных вещичек. Видимо, дети в свое время собрали их, бродяжничая по городу. Только кому сейчас нужны монеты в этом несуществующем городе? Что на них купишь?

Мальчишка вытянул веревку, привалил камень обратно и, нисколько не беспокоясь о том, что выдал нам с Иоко свою «сокровищницу», привязал веревку к дужке ведра.

Совсем скоро у нас была вода.

– Ее можно пить, она чистая, – заверил меня Хант и демонстративно отхлебнул из ведра.

Иоко только скептически усмехнулся, а я вздохнула.

– Ладно, давай сюда воду, – распорядился Иоко, – и набери сухой травы и веток. Другими словами – что-нибудь, чтобы можно было разжечь костер.

– Вы разведете костер? Здорово! Мы уже тысячу лет не видели костра! – Хант довольно подпрыгнул, а Эви заулыбалась.

– Ну, Эви, пошли, давай соберем веток для костра. Я знаю, где стоят сухие деревья. Это в саду нашего хана, где гуляли его невольницы. Там сухих деревьев – что травы в поле. У нас такой будет костер! Такой костер!

Хант ускакал в один из полуразрушенных проемов, и Эви последовала за ним, довольно улыбаясь.

Я посмотрела, как Иоко кривится, смывая кровь с раны, тоже поморщилась и предложила свою помощь.

– У меня есть хорошее лекарство, оно помогает. Бетадин называется. Это такой йод, но он не щиплет и быстро заживляет раны. Давай помогу, хочешь?

– Ну, если не боишься крови, то помогай. В этих местах почему-то не растут травы, которыми я обычно пользуюсь для заживления ран.

В травах я не разбиралась, зато отлично знала, что раны надо дезинфицировать, то есть держать в чистоте, чтобы в них не завелись микробы. Это элементарно. Поэтому я щедро залила промытую рану бетадином и замотала бинтами, которые нашлись у меня в рюкзаке. Вот уж не думала, что они так быстро понадобятся.

– Ты спас меня, – напомнила я.

– Я бы не смог этого сделать, если бы ты не нашла каменную площадь. Ты первая, кому это удалось.

– Потому что мне подсказал во́рон, что сел на мое плечо. Ты видел?

– Нет. Я такого не видел. Первый раз слышу о говорящих во́ронах, – Иоко пожал плечами. – Значит, ты ему понравилась. Во́роны здесь служат только Хозяину. Здесь вообще все служат Хозяину, даже призраки. Видимо, ты получила очередную подсказку и воспользовалась ею.

– Я видела этот город во сне и должна была сюда попасть. Я это чувствовала. Но почему ты не мог защитить меня от дракона в поле? Почему только на Круглой площади?

– Когда ты сходишь с каменной дороги, ты становишься сама по себе. Я уже не твой Проводник, понимаешь? Я твой Проводник только тогда, когда ты на синем камне. Вот как на площади. А если я не твой Проводник, то почему я должен защищать тебя?

– Кто придумал такие правила? – нахмурилась я, убирая бетадин в сумку.

Иоко проверил, насколько туго завязаны узлы на бинте, выпрямил ногу, осмотрел мою работу и взглянул на меня. Он снова выглядел как мальчишка – уставший, голодный и раненый. Взмокшие волосы надо лбом, бледные щеки, худые скулы, царапины на подбородке.

– Хозяин. Здесь все принадлежит Хозяину.

3

Наконец вернулись наши призраки. Каждый из них тянул по огромному сухому черному стволу с торчащими в разные стороны сучьями. Судя по всему, дети-призраки обладали недюжинной силой.

– Хватит этого на костер? – осведомился Хант, всплеснув руками.

– На два костра хватит, – ответил Иоко. – Положите их у колодца и отойдите. И ты, Со, тоже отойди.

Я поняла, что сейчас начнется волшебство, и поспешила в сторону. Все-таки было что-то необыкновенно притягательное в посохе Иоко и в том, что он делал с его помощью.

Вот он лишь слегка махнул палкой – и та вмиг засеребрилась, утончилась, вытянулась и засияла, отбрасывая на траву радужные блики.

Иоко махнул посохом пару раз, и сучья с громким хрустом отделились от стволов. Еще один взмах – и стволы разделились на равные части, будто их кто-то разрезал ножом. Все хрустело и стучало, в воздух поднималась древесная кора и пыль, пахло терпко и резко.

– Ничего себе! – довольно выдохнула Эви.

– Это же Иоко! – радостно кивнул Хант.

А подготовленные дрова и хворост уже сложились в приличную кучу.

– Внимание! – Иоко улыбнулся, посох еле заметно дрогнул в его руках, и из круглого деревянного конца вылетела струйка голубого пламени.

Миг – и костер запылал, высоко вздымая яркие языки пламени.

– Вот теперь можно подумать о еде. Кто желает насобирать хасов? – осведомился Иоко.

– Ну уж нет! Хасов я есть не стану! – возмутилась я. – У меня есть хлеб и колбаса. И сыр. Сделаем бутерброды, в ведерке вскипятим воду. Будут чай и бутерброды.

– Что за колбаса? – тут же осведомился Хант.

А Эви без колебаний подобралась к моему рюкзаку и уцепилась за собачку молнии. Оказалось, она понятия не имеет, как это работает.

Молния рюкзака, которая разъезжалась и съезжалась, привела детей-призраков в восторг. Они то и дело двигали ее, забавляясь как игрушкой. Эви перебирала пальцами зубчики, а Хант восхищенно повторял, что это тоже волшебство.

Я не стала их разуверять. Пусть радуются. В конце концов, какие радости остались у детей-призраков в погибшем городе? Вспоминать прошлое, собирать всякое старье да пугать прохожих. Теперь я поняла, почему они так радостно вопили тогда у дороги, что Иоко ведет новенькую. Для них это была долгожданная потеха, единственное развлечение.

Хорошо еще, что их хотя бы двое в этом городе, потому что одному можно совсем зачахнуть с тоски и стать злющим, как дракон.

Бутерброды с сыром Ханту и Эви не понравились, зато колбасу они оценили по достоинству и слопали несколько кусков. А после я выдала им конфеты и они кидали фантики в костер и радостно набивали сластями рты.

– И что, в вашем мире полно таких конфет? И они совсем дешевые? – удивлялся Хант. – Ничего себе! Теперь понятно, почему Хозяин пожелал захватить ваш мир.

– С чего ты взял, что он решил его захватить? – спросила я.

Все это напоминало мне теперь сказку о Властелине Колец. Еще один черный властелин, который желал владеть мирами.

– Потому что Хозяин всегда так захватывает миры. Сначала набирает себе служителей, воинов. Вот как эти Проводники. Ведь они были когда-то могущественными Чародеями, но их захватил Хозяин, забрал у них память, увеличил их мощь и поставил во главе своего войска. Между прочим, – Хант зло посмотрел в сторону Иоко, – это он захватывал наш город. Он был главнокомандующим, он вел на нас войска!

– Ну конечно, придумывай еще, – ответил Иоко, откусывая от своего бутерброда с сыром большущий кусок.

– Ты просто не помнишь, потому что у тебя мозгов нет. Все знают, что Проводники – безмозглые куклы Хозяина.

– А у тебя жизни нет. Все знают, что призраки – бесплотные куклы Хозяина, – тут же парировал Иоко.

– Дурак! – Эви кинула в него фантиком.

– Мелюзга! – Иоко швырнул в нее тонкой веткой.

Эви взвизгнула, отскочила, оскалилась, и ее зубы тут же сделались острыми, а милая мордашка – жуткой.

– Напугала! Такими рожами только Со можете пугать, а не меня, – ухмыльнулся Иоко.

– Да перестаньте, наконец! – возмутилась я. – Как дети!

Все трое и в самом деле вели себя как дети.

– Лучше расскажи, Хант, как захватили твой город, а то Иоко действительно ничего не помнит. – я недовольно посмотрела на своего спутника.

Временами он выглядел и действовал как сущий ребенок, а иногда его сила и мужество пугали. Что-то его удивляло, что-то забавляло или сердило, но ничто не трогало всерьез, как будто на самом деле ему ни до чего не было дела.

– А что там рассказывать? Они напали на Ноом и всех уничтожили. Сожгли в магическом огне Хозяина, – недовольно скривил губы Хант и вырастил на своей голове рожки, скорчив злющую рожу.

– А вы как уцелели?

– Мы не уцелели. Вернее, не помню. Помню только пожар и войну. Как люди умирали. Как погибли те ребята, что были рядом со мной, – просто падали штабелями. И огонь кругом помню. А после, когда очнулся, я уже был призраком.

– Твои родные, значит, погибли, – тихо проговорила я.

– Ну… – Хант замялся, – у меня не было родных. Я же был рабом. Вот тут, в этом самом месте, – он топнул ногой о землю. – Тут у нас был масляный двор, мы давили масло из оливок. Я помогал. Работал с большим каменным колесом. Это была дьявольская работа, и обычно мальчики, которые здесь работали, долго не выдерживали. Надрывались и умирали. И еще нас почти не кормили, только кусок хлеба утром и кусок вечером. И еще немного козьего сыра и винограда. Вот и вся еда. Все время жрать хотелось.

И Хант торопливо засунул в рот еще одну конфету, словно стараясь забыть то чувство голода, что довелось когда-то испытать.

– Да, всегда хотелось есть, – подтвердила Эви.

– А ты тоже была рабыней? – удивилась я.

– Была. Не хочу рассказывать. – Эви отвернулась.

– Гадкий у вас был город, если держал детей в голоде и рабстве. Поделом Хозяин его разрушил, – подытожил Иоко.

– Много ты понимаешь! Это ты привел войска под Ноом! Я тебя видел и твой посох видел, мерзкий чародей! – закричал Хант.

– Успокойся, ладно? – миролюбиво протянул Иоко. – Я этого не помню. И у меня есть все основания не доверять призракам. Так что давай оставим эту тему. Зато теперь ты не раб и можешь трескать конфеты сколько душе угодно. Улавливаешь преимущество или это у тебя проблемы с мозгами?

Эви радостно улыбнулась и заверила нас, что быть призраками на самом деле гораздо лучше, чем рабами.

Я не стала возражать.

– Почему же призраками стали только вы, а не все жители города? – поинтересовалась я.

– Чтобы тут был хаос? – засмеялся Иоко. – Представляешь, что бы тут творилось, если бы все эти работорговцы, пираты, солдаты и прочие людишки, что обитали в Нооме, стали призраками? Да здесь был бы жуткий хаос, мерзость! Хозяин мой, конечно, любит такие вещи, но когда он захватывает мир для себя, то предпочитает порядок. У него свой подход. Вот, кстати, тот дракон, что на тебя нападал. Знаешь, откуда он?

Я, конечно, не знала.

– Это концентрированная людская злоба здешних мест. Представляешь, сколько злобы? Она годами не может развеяться. Дракон восстановится, вот увидишь. Он каждый раз восстанавливается. Я убивал его уже дважды – он дважды нападал на меня на моей каменной дороге. И каждый раз он возникает вновь. Потому что, – Иоко понизил голос, – тут, под камнями города, очень много злобы. Пусть Хант расскажет, что творилось в городе. Я вроде бы что-то начинаю припоминать, но очень смутно.

– А что рассказывать? Здесь был невольничий двор, а на Круглой площади – невольничий рынок. Ноом поставлял рабов для всей империи, здесь постоянно торговали людьми. Это был самый прибыльный товар. И золота в Нооме было много. Оно просто рекой текло, – принялся пояснять Хант.

– А где брали рабов? – поинтересовался Иоко.

– Привозили на судах. Тут же недалеко есть город-пристань Вейм, куда ведет Мост Забытых Песен. Вот оттуда приводили целые колонны рабов. И меня тоже привели. Как вели, помню, но смутно. Я был совсем маленьким, даже младше Эви.

– Меня тоже привели по той дороге. – Эви нахмурилась, и кожа на ее лице позеленела.

Я вздохнула и отвела взгляд. Кривляться призраки, судя по всему, очень любили.

– Вейм я знаю. Это третий Перекресток, нам еще предстоит его пройти.

– К тому времени, когда войско Хозяина окружило Ноом, Вейм уже пал и никто из жителей не уцелел. Мы закрыли ворота, и нас, мальчишек, поставили на стены, чтобы мы кидали вниз, на врагов, мешки с песком и горящие соломенные ядра. Ну, знаете, набивали кожаные мешочки соломой, обмакивали в смолу, поджигали и кидали. Я тогда здорово обжегся, у меня даже кожа с руки слезла. А мой надзиратель дал мне подзатыльник и велел все равно кидать вниз ядра. Потому что меня все равно убьют – так он сказал – и руку мне лечить ни к чему. И я видел, как гибли мои товарищи, такие же ребята, как и я. А после я, кажется…

Тут Хант уверенно кивнул головой и заулыбался.

– Вспомнил! У меня так болела обожженная рука, что я решил прыгнуть вниз со стены. Все равно жизни не было никакой. И я прыгнул. И помню тебя. – Он ткнул пальцем в Иоко. – Это ты навел на меня свой посох и произнес какое-то заклинание. Вот почему я стал призраком! Ты сделал меня призраком!

– Я тоже припоминаю что-то такое. – Иоко нахмурился и положил свой бутерброд на камень. – Да, это я заколдовал тебя. Мне стало жаль падающего мальчишку и, чтобы он не умер, я наложил на него какое-то заклятие. Не могу вспомнить какое. Но вы, паршивцы, натравили своего дракона на троих моих подопечных! И он съел их! Трое послушали ваших воплей и свернули с дороги! И она бы тоже погибла, – Иоко указал на меня пальцем, – вы и на нее напустили вашего дракона, потому что вам, видите ли, скучно и хочется посмотреть, как дракон жрет людей, мерзкие отродья мерзкого города! Если бы она не нашла Круглую площадь, то погибла бы тоже!

– Но она нашла ее! Потому что Отмеченная, – тихо проговорила Эви, ставшая серьезной и спокойной.

И тут все замолчали и посмотрели на меня. Все трое – Иоко, Хант и Эви.

#Глава 8

1

Все трое уставились на меня так, будто я была какой-то невидалью, диковинкой, которую они увидели впервые в жизни.

– Это да… – протянул Иоко и поскреб подбородок.

– Вот-вот, – тонким голоском серьезно подтвердила Эви.

Хант лишь поднял брови и пожал плечами.

– Нечего на меня так смотреть, – пробубнила я и прижала ладонь к своему родимому пятну.

– Ты себя в зеркале видела? – осведомился Хант.

– Надо полагать, – ответила я.

– Так посмотри еще раз. У тебя на щеке отметина Хозяина. Ты уже Отмеченная, а это значит, что старые предсказания начнут сбываться.

– Еще скажи, что мое появление в Безвременье было предсказано! – с иронией произнесла я, уселась недалеко от костра и обхватила колени руками. Почему-то подумалось, что хоть я дико устала и хочу спать, с призраками, видимо, отдыхать не придется.

– Вполне возможно, что ты здесь и ни при чем, – медленно заговорил Иоко, – просто существует старое предсказание о том, что Время сможет освободить тот, кто носит отметину на лице. Только ему будет под силу снять с этого мира проклятие Хозяина. Тогда Время запустится вновь и он утратит власть над этим миром. Понимаешь?

– Не понимаю. В предсказании же не говорится о родимом пятне на лице? Вдруг это какая-то особенная отметина вроде татуировки или рисунка. Или шрама?

– Тоже может быть, – согласился Иоко, – поэтому хватит болтать. Солнце поднялось, пора спать. Неизвестно, когда наступит следующая ночь, так что спим. Все.

Я устроилась на плаще Иоко, который он любезно мне предложил. Умылась водой из колодца – сладкой и холодной, почистила зубы, чем несказанно удивила призраков. Им непременно захотелось понюхать мою зубную пасту и даже попробовать ее, поэтому пришлось выдавить им чуть-чуть на пальцы. Паста на их руках тут же стала призрачной, полупрозрачной на солнце, и меня это позабавило.

Сами дети тоже слегка просвечивались днем, что, конечно, заметно отличало их от реальных людей. Солнечные лучи им не нравились, и они ушли куда-то в темноту, в развалины, сказав, что явятся к ночи.

Ну и ладно, так будет даже спокойнее, потому что я сразу поняла – мира между Иоко и призраками не будет, только сплошная ругань и оскорбления.

2

Мне снова приснился сон. Он казался подсказкой, направлением, указанием, куда следует двигаться.

Во сне я видела во́рона, кружившего надо мной и напоминавшего, что надо найти Круглую площадь. Видела Иоко, убивающего мечом дракона. Снова догоняла девочку-призрака, а после передо мной появился каменный круг площади с таинственными словами: «Время замкнуто там».

И во сне меня вдруг осенило. Это же подсказка для Отмеченной! То есть для того, кто придет, чтобы снять проклятие с города. Надпись подсказывает, что Время где-то заперто. Но где?

Там.

Где там?

Решить эту загадку я не могла. Проснувшись, я долго смотрела на бегущие по небу облака и слушала, как где-то вдалеке еле слышно стрекочут хасы. Время от времени рычали лусы, но тоже далеко, и я не боялась их.

Сон так поразил меня, что поднявшись, я решила его нарисовать.

Достав воды из колодца, я разложила краски прямо на каменных ступеньках и взялась за дело, пока из памяти не выветрились четкие детали сна.

Теперь я решила изобразить Иоко с мечом прямо на середине площади. Люди у меня обычно получались не очень, но мой Проводник удался на славу. Я смогла передать и напряжение мышц, и тревожный поворот головы, и яростный блеск глаз воина, готового к сражению. А после нарисовала камни площади и надпись на них.

Хант и Эви появились, когда я уже заканчивала рисунок.

– Ого! – В один голос воскликнули они. – Что это? Ты нарисовала часовой круг?

– Почему часовой? – не поняла я.

– Раньше там, на этой площади, были каменные часы, они всегда показывали время. Когда Хозяин захватил город, часы перестали работать. И только Иоко заставил циферблат двигаться. А ты смогла прочесть надпись. Ты точно Отмеченная! – заявил Хант.

– Ничего подобного. Я просто художник и люблю рисовать.

Мы позавтракали – или, правильнее сказать, поужинали, опять бутербродами. И еще я открыла очередную пачку чипсов, разделив их между всеми.

Призраки одобрили чипсы и слопали свою долю за милую душу. Мне, честно говоря, даже стало немного жаль переводить на них продукты, раз они могут обходиться без еды.

Наконец Иоко, взглянув на небо, велел собираться.

– Все, призраки, приближается ваше время. Солнце решило закатиться, наступает ночь. Отправляемся в дорогу.

И он одним движением посоха погасил тлеющие угли костра.

Хант вмиг погрустнел, да и Эви нахмурилась и поникла. Я принялась укладывать краски и альбом, в котором мой рисунок уже успел высохнуть. Иоко поменял повязку на раненой ноге. А солнце катилось вниз с потрясающей скоростью, будто боялось встретиться с двумя лунами.

Неожиданно Эви приблизилась и взяла меня за руку. Я не почувствовала ее прикосновения – бестелесная, она действительно не существовала в реальном мире, а была лишь сгустком энергии, принимавшим какую угодно форму. Но зато грустные голубые глазища ее растрогали меня до глубины души.

– Возьми нас с собой! Ты можешь взять, ты же Отмеченная, – тихо сказала Эви, – а мы тебе еще пригодимся, вот увидишь.

Не знаю, что толкнуло меня решиться на это – то ли умоляющий взгляд Эви, то ли ее «мы тебе еще пригодимся». Помните сказку о Кощее Бессмертном, в которой герой оставляет в живых разных животных по их просьбе? А они еще говорят ему: «Отпусти нас, Иван-царевич, мы тебе пригодимся».

Может, потому что вспомнилась сказка, а может потому, что пожалела Ханта и Эви, или и то и другое вместе, только дети-призраки отправились с нами.

Иоко поначалу разворчался.

– Что еще за глупость? Где это видано, чтобы Проводники ходили с призраками? Такую мерзость нельзя водить по дорогам! Да и вам следует сторожить город. Для чего Хозяин оставил вас тут?

– От кого сторожить? – возмутился Хант. – Здесь никто не ходит, кроме тебя, конечно, и твоих подопечных. Скукотища смертная. К тому же тут всегда рядом дракон, того и гляди опять появится. Есть кому сторожить Ноом. Пусть он и остается здесь, а мы идем с вами, потому что нам разрешила Отмеченная.

– Какая она вам Отмеченная? Обычная девчонка, к тому же глупая как пробка. Как все девчонки, – возмущался Иоко, прохаживаясь у колодца и неотрывно глядя на заходящее солнце.

Он снова надел синюю рубашку и плащ, посох в его руках превратился в обычную палку и в каждом его движении – в нетерпеливых шагах, постукивании посохом о камни и тревожных взглядах на небо – читалось огромное желание поскорее двинуться в путь.

– Нам предстоит большой переход, никак нельзя задерживаться. Как только появятся обе луны, мы должны быть на каменной дороге, Со, и так уже сбились с ритма, опаздываем. За следующую ночь нужно пройти больше, чем положено, чтобы достигнуть третьего Убежища.

– Мы еще и во втором не были, – заметила я, накидывая на плечи рюкзак. – И я хочу, чтобы Хант и Эви шли с нами. Вдруг и правда пригодятся. Да и веселее с ними будет, потому что ты вечно молчишь, с тобой скучно путешествовать.

– Нашла причину. – Иоко поморщился, окинул презрительным взглядом тощие фигурки детей и наконец милостиво разрешил: – Ладно, пусть идут. Но я не собираюсь ими заниматься, и ждать их тоже не буду. Отстанут – сами виноваты.

И мы двинулись к заветной дороге из синего камня. Хант пригодился сразу, если можно так сказать. Он заявил, что знает самый короткий путь и быстро проведет нас через город.

Нам оставалось только следовать за ним, хотя Иоко все время ругался, когда приходилось преодолевать колючие заросли или слишком крутую лестницу, ступеньки которой, казалось, вот-вот обвалятся.

– Послушай призраков и сделай наоборот, – проворчал он, цепляясь за стену, чтобы не свалиться вниз.

Я помалкивала, мне было не до разговоров, потому что путь, выбранный детьми, действительно не отличался удобством. Но, как бы там ни было, совсем скоро перед нами показались синие камни дороги, а в траве зазвучал знакомый стрекот хасов.

И снова светила над моей головой огромная голубая луна, снова шелестели травы и вилась неизменная каменная дорога. Я шла вперед к неизвестности, следуя за загадочным Проводником Иоко.

Только теперь наше путешествие было уже не таким скучным и однообразным. Хант сначала поссорился с Эви из-за конфеты, затем исчез в зарослях и появился с длинной палкой в руке, которой стал ворошить траву, заставляя хасов выпрыгивать прямо на дорогу.

Меня пробирала дрожь от этих скачущих тварей, Эви визжала, Хант смеялся, и вместе они поднимали просто дьявольский шум.

Иоко не выдержал, обернулся, отобрал палку и хотел было стукнуть ею Ханта по ушастой голове, но мальчишка тут же превратился в дымок и исчез, чтобы появиться на десяток шагов впереди, забраться на огромный камень у поворота и сплясать там какой-то дикий, несуразный танец, приговаривая: «Не достал, не достал, только посох обломал!».

– Идиот, – тихо проговорил Иоко. – Ну что, Со, тебе весело теперь?

– Не то чтобы очень, – уклончиво ответила я, – но, по крайней мере, появилась хоть какая-то жизнь, а ты, между прочим, хоть что-то вспомнил из своего прошлого.

– Какой от этого толк? Для тебя – так вообще никакого.

– Никакого! – согласно подтвердила Эви, а Хант продолжал прыгать и выкрикивать глупости.

– Послушай, Ио, – заговорила я, – а откуда взялось предание, что Отмеченная якобы освободит Время? И как вообще можно это Время освободить?

– Не помню откуда. Все Проводники об этом говорят, все это знают. И все призраки знают.

– А как можно освободить Время, ты знаешь?

– Говорят, для этого надо запустить Железные Часы. Но где они находятся, неведомо. Как только Железные Часы заработают, Время вернется в этот мир и всесилию Хозяина придет конец.

– И что? Сюда вернутся люди? И город Ноом заново отстроится и в нем опять начнут продавать детей? – уточнила я.

– О, ты все правильно понимаешь, Со, – мрачно улыбнулся Иоко. – Вот именно. Снова будут продавать детей, снова будут страдать люди, снова кто-то станет наживаться на горе и бедности других. Так зачем? Скажи мне, зачем возрождать к жизни Ноом?

– А может, новые люди, что там поселятся, не станут больше обижать друг друга? Может, они просто будут мирно жить, строить дома, сажать деревья?

– Где ты такое видела?

– В моем мире нет рабства. Ну, почти нет. В моем городе нет. Я не рабыня, мои родители тоже не рабы. Дети у нас учатся в школе, и их всегда любят.

– Ну, значит совсем скоро и к вам придет Хозяин и все изменит в вашем мире. И у вас сначала начнется война, потом придут колдуны, захватят ваш мир, а людей уничтожат. Как это было в Безвременье, – мрачно сообщила Эви и сунула палец в рот.

Она шлепала рядом со мной, босая, простоволосая, белоголовая, время от времени держась за лямки моего рюкзака, чтобы не отстать, и поглядывала на меня с таким уважением, будто на самом деле считала какой-то супер-пупер-освободительницей.

– Колдуны в нашем мире? – Я усмехнулась. – Это похоже на сказку. Их сразу же убьют. Или станут показывать в цирке как невидаль какую-то.

– Ты будешь тем колдуном, который захватит мир, – вдруг тихим голосом произнесла Эви. – Если Хозяин тебя получит, он сделает из тебя могущественного чародея, у которого не будет памяти, близких и родных. Не будет ничего, что можно было бы любить или жалеть. Хозяин заберет у тебя прошлое и будущее, и ты станешь служить ему до той поры, пока сама не превратишься в призрака, как мы. И будешь захватывать для Хозяина миры и души, как это делает Иоко.

Я остановилась.

Я не задумывалась особенно, что будет, когда мы доберемся до Хозяина. Да и выбора у меня не было – не оставаться же на дороге на съедение лусам и драконам. Но произнесенная тонким детским голоском правда про Хозяина заставила меня обмереть от мрачного предчувствия.

Как бы там ни было, не в моих интересах попадать к злому духу. Мне следует как-то затеряться в здешнем мире, обрести друзей, которые помогут. И к этим друзьям никак нельзя причислить Иоко – он предан Хозяину, он давно служит ему. У Иоко богатое прошлое, которого он не помнит и которое нисколько не интересует его.

Вот и сейчас он ничего не ответил на мрачное пророчество Эви. А девочка взглянула на меня серьезно голубыми глазами, сморщила носик и совсем тихо произнесла:

– Надо задержать Иоко, чтобы ты не попала к Хозяину, чтобы ты смогла найти Железные Часы. Понимаешь?

Я кивнула.

Тогда она подняла брови, вытянула губы трубочкой и тихо свистнула. Тут же рядом появился Хант – возник, как дымчатая тень, подпрыгнул. Эви что-то прошептала ему на ухо, он заулыбался, растянув пухлые губы чуть ли не до ушей, еще раз подпрыгнул и заверил, что все будет отлично.

– Главное не сворачивать с дороги, правда, Иоко? Все Проводники это говорят, – весело сказал он.

Иоко даже не обернулся на его болтовню.

Показался еще один Перекресток – уже второй на моем пути. Он находился между высоких скал у самого перевала, и одна из дорог, ныряя между склонами, спускалась в ущелье и пропадала там.

– Мы добрались до второго Убежища, – пояснил Иоко, – там можно было бы отдохнуть, но мы зря потеряем ночь. Поэтому двигаемся дальше.

– А что там? – спросила я, указывая в противоположном направлении, туда, куда уходил еще один путь.

– А там живет Проводник Валес, – бойко пояснила Эви. – Давайте навестим его. Мы все равно успеем ко второму Убежищу, пока не зайдет луна.

– С чего это? – не понял Иоко.

– Давайте навестим, – тут же подхватил Хант. – Даже с дороги сходить не будем. Какая разница – тут все они синего цвета. Идешь, Со?

Хант тронул меня за руку, и хотя я не почувствовала прикосновения, меня будто потянуло в его сторону.

– Зачем нам Валес? Вы с ума сошли, что ли? – возмутился Иоко.

– Ты бывал на той стороне Перекрестка? – В упор спросила я. – Или это опять тебя не касается?

– Может, и был. Не помню. Зачем мне туда ходить? Валес сам бывает на постоялом дворе Агамы, если мне надо, могу там его встретить.

– Пошли, – решительно заявил Хант и выразительно подмигнул мне.

Я поняла, что эти двое хотят затянуть мое путешествие. И это было в моих интересах, а потому я решительно направилась к Перекрестку.

– Со, тебе мало было дракона? – хмуро спросил Иоко, преграждая мне путь. – Зачем тебе очередные приключения? Просто иди по дороге, и тебе ничто не будет угрожать. Я очень пожалею, если ты погибнешь. У меня еще не было таких смышленых подопечных.

Я лишь покачала головой. Мне хотелось сказать, что я не кролик и не хомячок, поэтому нечего называть меня подопечной. Но в этом не было смысла. Иоко все равно не понял бы, даже не попытался бы. И я просто обошла его и двинулась в противоположном направлении. Другими словами, свернула направо, туда, где в белесой дымке возвышался огромный дом, окруженный несколькими раскидистыми деревьями.

– Хочешь – останови меня, – кинула я через плечо.

– Ты вольна поступать как хочешь. К Хозяину приходят только добровольно, поэтому я лишь последую за тобой, пока ты на дороге, – спокойно ответил Иоко.

В его голосе не было ни разочарования, ни переживания. И я подумала, что ему действительно все равно. Вот и славно, потому что мне тоже было все равно.

3

Хант привычно поскакал вперед, Эви держалась рядом. Она вцепилась в мои джинсы, и я постоянно чувствовала, как она тормозит меня. И еще мне казалось, что Эви дрожит.

А она и в самом деле дрожала. Оглядывалась, ежилась и все время к чему-то прислушивалась.

И тут передо мной оказался ряд деревянных кольев, воткнутых в землю вдоль дороги. На каждом колу возвышался огромный череп какого-то животного. Множество выбеленных ветром черепов таращилось на нас пустыми глазницами, словно предупреждая об опасности.

– Черепа лусов, – пояснил Иоко. – Валес очень любит пугать.

– Кого? – тихо спросила я.

– Всех. И своих подопечных, и призраков. А последних он терпеть не может. Вы зря, мелкота, сунулись в эти места, – спокойно пояснил Иоко.

– Не зря, – неожиданно серьезным голосом сказал Хант. – Здесь твой Валес посадил на цепь нашего друга Луку. Мы хотим его освободить. И она поможет. – Хант махнул рукой в мою сторону.

– Я? – У меня чуть глаза на лоб не полезли. – В честь чего я должна помогать?

– Ты же нам помогла? Помогла. Вот и его освободишь.

– Почему ваш Лука не превратился в дым и не исчез? Как можно посадить призрака на цепь? – пыталась уточнить я.

– Велес сам наложил проклятие на Луку, чтобы он стал призраком. Поэтому и цепь он тоже создал. Специальную, которая удерживает призраков. Луку жалко, он такой же мальчик, как я. Мы с ним подружились. Он приходил к нам в Ноом играть, и с ним было интересно, пока проклятый Валес не посадил его на цепь.

– Потому что ваш Лука натравливал дракона на его путников. Специально выводил зверюгу из Ноома и устраивал засаду. Поэтому Луке вашему поделом, – пояснил невозмутимый Иоко.

– Я не умею освобождать призраков, – на всякий случай поторопилась заверить я Ханта.

– Да, и запускать часовой круг ты тоже не умела. Однако запустила.

– Его запустил Иоко, когда убил дракона, – пояснила я, – когда встал на середину площади.

– Все правильно. Потому что Проводник нашел свою Спутницу, – вдруг тихо проговорила Эви.

– Что? – не поняла я.

– Ничего. Тебе еще рано это знать, а то опять будешь задавать всякие вопросы, – голос Эви стал слишком серьезным для семилетней малышки.

А между тем дальше на шестах торчали уже человеческие черепа. Они тоже смотрели на нас пустыми глазницами, из дырок в их макушках пробивались синие стебли травы, а на одном устроился огромный хас, и его крылья тускло блестели в свете луны.

– Что это за люди? – тихо спросила я.

Иоко ничего не ответил, зато Хант с готовностью пояснил:

– Валес лютовал в здешних местах еще до того, как наш мир захватил Хозяин. Здесь всегда была берлога Валеса, и все боялись его. Даже я помню жуткие рассказы про колдуна с Перекрестка. Эти черепа тут давненько пребывают, теперь уже никто и не вспомнит, кому они принадлежали.

– Валес – могущественный чародей, – согласился Иоко. – Я бы не совался к нему. Ввязалась ты, Со, в еще одно жуткое приключение. Ты успела понравиться мне, без тебя будет скучно.

Иоко говорил совершенно спокойным голосом, и это звучало просто жутко. Он был уверен, что я погибну. Я засомневалась и даже остановилась, но Хант уже скакал впереди и весело приговаривал, что Валеса сейчас нет и мы можем спокойно продолжать путь.

– Откуда ты знаешь? – поинтересовалась я.

– Знаю. Уже проверил.

Хант действительно временами пропадал, исчезал из поля зрения. Видимо, он умел быстро перемещаться, когда становился невидимым. Судя по всему, у призраков была масса всяких способностей.

Наконец перед нами вырос деревянный забор из заостренных столбов, а за ним показалась крытая деревянными дощечками крыша. Треугольная, выкрашенная яркой красной краской. С трубой из красного кирпича. Под синими кронами раскидистых деревьев, что росли вокруг.

Ворота, распахнутые настежь, словно приглашали войти во двор. Кругом стояла тишина, если, конечно, не считать стрекота хасов.

– Ну, пошли? – потянула меня Эви и первая шагнула на синие камни двора.

– Самая большая глупость, какую только можно сделать, – пробормотал за моей спиной Иоко.

Хант опять куда-то пропал, и мне больше ничего не оставалось, кроме как зайти во двор. Я подумала, что мне, собственно, тут нечего делать. Просто осмотрю все и пойду назад. А там доберемся до второго Убежища и остановимся на отдых.

Еще я успела подумать, что, пожалуй, устала от призраков и их возни.

И в этот момент совсем рядом со мной раздалось рычание, глухое, утробное и жуткое. Я оглянулась и попятилась, а стоящая рядом Эви пропала. На меня надвигался лус – огромное животное с гладкой темно-зеленой кожей, мощными длинными лапами и вытянутой челюстью. Главную опасность представляли его зубы и когти – он определенно мог разом перекусить человека. Одно движение челюстью – и готово. Мне показалось, что пасть у него не меньше, чем у акулы. Да и кожа такая же лоснящаяся и гладкая, будто ее только что смазали маслом.

Лус хлестал себя по бокам длинным хвостом, и ярость на его морде не увидел бы только слепой. От шеи его тянулась длинная серебристая цепь, прикрепленная к огромному столбу у ворот.

– Лусы боятся призраков, – тихо пробормотала я. – Верно?

– Это призрак луса, – сурово проговорил Иоко. – Беги к дому! Быстро!

И я побежала, оставив Иоко сражаться с чудовищем. У двери я обернулась и увидела, что с другого конца двора на моего провожатого надвигается еще один лус.

– Берегись! – закричала я.

– Уходи! – ответил Иоко, поднимая над головой сверкающий посох.

Дверная ручка оказалась массивным кольцом, которое держал в клюве железный во́рон. Я потянула его на себя, и большая деревянная дверь медленно открылась. На меня дохнуло прохладой, сумрачный коридор еле-еле освещал единственный факел, торчавший в стене.

Дверь захлопнулась, и я оказалась в темноте.

Вот тогда я точно поняла, что сделала глупость. Мне следовало послушать Иоко и не сходить с дороги. Призраки действительно мутили воду и занимались какой-то ерундой. Что я стану объяснять Валесу, если он застанет меня в своем доме? Это же проникновение на чужую территорию!

О том, чтобы найти призрака Луку, я и не думала. Вполне хватало тех двоих, что уже морочили мне голову.

#Глава 9

1

Вам когда-нибудь доводилось бывать в жилище колдуна? Нет?

Лучше и не ходите.

Дом Валеса был не так прост, каким виделся снаружи. Его внутренние стены оказались сложенными из камня и хранили многолетний мрак и холод. Узкие проходы уводили куда-то в темноту, а встречавшиеся иногда двери выглядели так, как будто их уже лет сто никто не открывал.

Я держала в руках единственный факел, который сняла со стены, и медленно шла с ним по коридору.

У меня и в мыслях не было далеко заходить, хотелось пройтись туда и обратно, а когда Иоко убьет лусов-призраков, выйти на улицу и поскорее скрыться отсюда.

Я опасалась открывать двери в доме Валеса. Если в башне Иоко ничего не пугало, несмотря на скелеты и выбитые черепа на стенах, то здесь я дрожала, точно осиновый лист на ветру, хотя в длинном коридоре мне пока не встретилось ничего страшного. Тут царили только тишина и все усиливающийся холод, и я так замерзла, что уже совсем скоро у меня стучали зубы.

Призраки-дети нигде не появлялись, словно их и не было никогда. Ни Ханта, ни Эви. Они словно растворились в воздухе, исчезли, кинули меня одну. Только Иоко сражался с лусами, защищая меня, а ведь это по моей вине он оказался втянутым в эту глупую авантюру.

Другими словами, я нервничала и испытывала жуткое чувство вины. Если бы не мои доверчивость и глупость, наслаждалась бы сейчас покоем в Убежище, а не брела в темноте по холодному колдовскому дому.

Вдруг в дальнем конце коридора показался слабый свет. Он становился все ярче, и мне стало ясно, что там находится дверь, которая медленно приоткрывается, словно приглашая меня войти.

Раздался тихий шелест, и не успела я заорать от страха, как на мое плечо опустился уже знакомый ворон. Хриплый голос с еле заметной насмешливой нотой прозвучал для меня желанной музыкой.

– Раз уж ты попала сюда, иди в библиотеку. Она перед тобой, тебе повезло. Найди там книгу, написанную путешественником. Книгу с картами Безвременья. Ты сразу узнаешь ее и поймешь, что это нужная тебе книга. Но торопись, Валес близко! Надо успеть до его возвращения, иначе он не отдаст тебе книгу.

– А где найти призрака Луку?

– Я сам его найду, – пообещал ворон и скрылся во мраке.

Я посмотрела вверх, пытаясь рассмотреть птицу, которая вот уже второй раз помогала мне, но ничего не увидела. Все это было странно и жутко, но делать нечего – я вошла в приоткрытую дверь.

Передо мной действительно оказалась библиотека с большими стрельчатыми окнами, через которые радостно светила голубая луна. Книги тут по большей части просто лежали длинными рядами на полу. Всего пара стеллажей стояла посередине зала, три стола с книгами находились около погасшего камина. И все. Остальные книги были сложены в высокие стопки, которые доставали мне до макушки, а иные даже выше.

Стены зала украшала замысловатая резьба, наполовину скрытая книгами. Кое-где художник вырезал из камня толстых змей, которые извивались, открывали пасти и пугали всякого, кто на них смотрел. Жуткие твари. Я порадовалась, что это всего лишь изображение.

– И где же мне искать книгу? – вслух проговорила я. – Хотя бы помог кто. Это же нереально – пересмотреть такую гору книг. Да еще разбирать пыльные стопки! Этого и за всю жизнь не сделать!

Ворон снова появился – слетел откуда-то с потолка, с черных пыльных балок, тонувших во мраке, – уселся на одну из книжных башен, наклонил голову.

– Работай, – велел он. – Смотри везде. Увидишь. Все странное, все необычное сразу заметно.

– А ты не поможешь? – с надеждой спросила я.

– Придется, раз просишь.

Ворон слетел на пол и стал прохаживаться вдоль книг. Я взялась просматривать то, что стояло на стеллажах. Нашла довольно интересную книгу о здешних травах и сунула ее в рюкзак – она небольшая, написана на здешнем языке, том же, что и странные надписи, что я рисовала в своем альбоме. Все книги в библиотеке Валеса были написаны на этом языке, и я легко понимала его, как будто сама сделалась волшебницей.

Потом попалась книга о чародействе – заклинания, способы обращения с посохом и так далее. Ее я тоже взяла на всякий случай, как и книгу о хорошей пище, трактат о правах рабовладельцев. Все они показались мне любопытными, и я подумала, что смогу почитать во время отдыха. Не все же слушать болтовню призраков.

– Что ты там копаешься? – хрипло возмутился ворон.

– Еще не нашла, – ответила я, обогнула стеллаж и вдруг замерла.

На столе возле камина лежала одна единственная книга. На двух других столах книги возвышались огромными стопками, которые, казалось, вот-вот рухнут. А тут только… не книга даже, а скорее тонкая тетрадь в гладком кожаном переплете.

Я кинулась к ней и сразу поняла – это как раз то, что надо. Потому что на обложке темнели родные русские буквы. Мало того, в уголке красовалась надпись, сделанная в виде граффити. Такое мог изобразить только человек, пришедший из моего мира.

– «Карты Безвременья», – прочла я. – Нашла!

Быстро обернувшись к ворону, я нечаянно задела соседний стол, и лежавшие на нем стопки книг с невероятным шумом рухнули на пол, подняв тучу пыли.

Я чихнула, а ворон, подлетев ко мне, прокаркал в ухо:

– Беги! И тетрадь забирай с собой!

Я кинулась к двери, но ворон перекрыл мне дорогу.

– В другую сторону! – велел он.

2

Библиотека ожила. Вернее, ожили каменные змеи на ее стенах. Они вдруг прямо на глазах делались рельефными, толстыми, медленно, с трудом отрывали головы от стен – каменная крошка с тихим шорохом сыпалась на пол.

Змеи – все, сколько их было – уставились на меня и зашипели. А после поползли вниз, к полу. Я поняла, что цель у них одна-единственная – это я. А мне вовсе не хотелось на собственной шкуре выяснять, насколько ядовитыми бывают твари из камня. Надо было бежать что есть мочи, но на моем пути уже извивалась парочка серых гадин. Они поднимали головы, зыркали на меня маленьким желтыми глазками, и я даже заметила тонкие белые зубы в их пастях.

Я растерялась, оглянулась, сжимая в руке желанную книгу. Что теперь?

– Стеллаж! – каркнул ворон и захлопал крыльями на верхней полке ближайшего книжного шкафа.

Пришлось навалиться изо всех сил на массивные деревянные полки. Возможно, я сама их не сдвинула бы с места, они оказались слишком тяжелыми. Но ворон что-то сделал наверху, как-то особенно махнул крыльями, вокруг стеллажа возникло тихое сияние и он рухнул, придавив ближайших змей и похоронив их под книгами.

Полетела пыль, от которой я закашлялась, книги полетели во все стороны. Оранжевые, коричневые, синие переплеты с золотым и черным тиснением, с пожелтевшими страницами, с большими красными заглавными буквами. Такого множества старинных книг мне еще никогда не доводилось видеть.

– Вперед! – прокаркал ворон, и я кинулась за ним, перепрыгивая через книги.

Некоторые змеи осталась за моей спиной, но с другой стены сползала еще парочка и мне надо было успеть проскочить мимо них. Я бежала изо всех сил, скакала, как горная коза. Ворон влетел в низенький проем, что уводил в темноту, и я поспешила за ним. А змеи уже достигли пола и тянулись к моим пяткам.

Я проскочила прямо у них под носом, и злобное шипение стегнуло меня по ушам. За дверкой оказалась лестница, и, не заметив ступенек, я полетела вниз, больно стукнулась спиной о камни, нижняя площадка с бешеной скоростью понеслась мне навстречу, а локти обожгло огнем, так сильно я ободрала их о ступени.

От ужаса я даже не закричала. Видимо, это падение и спасло меня, потому что змеи были уже в дверях.

– Сюда! – раздался вороний крик.

Я сунулась в открытую дверку, ворон захлопнул ее и закрыл на задвижку.

– Вот теперь можешь успокоиться, – сказал он и уселся мне на плечо. – Теперь иди все время прямо и прямо до лестницы, поднимешься по ней и окажешься у комнаты, где сидит Лука.

– Зачем мне еще один призрак? – зло прошипела я, пытаясь рассмотреть ободранную руку.

В темноте я ничего не видела, но почувствовала, что пальцы стали липкими от крови.

– Надо помочь ему. Он когда-то был человеком, – наставительно сказал во́рон.

Я не стала возражать, хотя уже и была сыта по горло разными призраками. Я устала, у меня болели спина и руки, и мне хотелось плакать, потому что вокруг были только черные стены и мрак. И ворон на плече, который утверждал, что я еще должна кого-то спасать.

А мне уже не хотелось делать никаких добрых дел. Где же мой Иоко? Где мой Проводник? Почему не вытаскивает меня отсюда?

Мы с вороном миновали коридор и, открыв темную дверь в конце еще одной лестницы, оказались в полутемной комнате с одним крошечным узким окошком. Тут сидел на полу мальчишка в железном ошейнике. Длинная цепь от него тянулась к скобе в стене. Лохматый, в футболке с воротничком, в джинсах и кедах, мальчик с серьезными вопрошающими глазами выглядел так, будто только что пришел сюда из моего мира.

– Привет, – сказал он, – вы кто?

– Ворон хочет тебя освободить, – ответила я, – а меня зовут София. Я тут случайно. Но готова помочь, если смогу.

– Здорово, – устало произнес мальчик.

А ворон уже трудился над его цепью, рвал ее когтями и что-то шипел, точно змея. Цепь искрила, светилась и тонко звенела.

– Непросто снять заклятие Валеса, – проговорил мальчик.

Ворон ничего не ответил, я тоже промолчала. Я ничем не могла помочь, поэтому сунула книгу, что держала в руках, в рюкзак.

– Ты нашла ее? – вдруг оживился Лука. – Ты нашла «Карты Безвременья»! Это я положил ее отдельно, чтобы не пришлось искать, если удастся бежать отсюда. Это я нашел карты.

– Тогда ты молодец. Только что делать с этой книгой?

– Заткнитесь, – приказал ворон, – тут даже стены имеют уши, и ты, Со, уже видела это.

Знакомое обращение «Со» заставило меня вздрогнуть.

– Почему ты называешь меня Со? – Я подозрительно сощурилась.

Ворон посмотрел на меня одним блестящим глазом, слегка пошевелил сложенными крыльями, еще раз дернул лапами, и цепь порвалась.

– Свободен, – обратился он к Луке, а затем повернулся ко мне. – А разве не так называет тебя твой Проводник? Теперь это твое имя здесь, в Безвременье, – сказал во́рон, и в его голосе послышалось раздражение.

Он поднялся в воздух и направился к двери. Мы последовали за ним.

Во́рон отлично знал здешние коридоры. Он провел нас по лабиринту лестниц и поворотов – никогда бы не подумала, что такой небольшой снаружи, дом может оказаться таким огромным внутри. Наконец мы выскочили через узкую дверку на широкую площадку, где росли трава и парочка деревьев.

Во́рон полетел куда-то вдаль, набирая скорость – я и пикнуть не успела, как он скрылся вдали.

Большая голубая луна опускалась вниз, собираясь закатиться за горизонт. Маленькая привычно пряталась за нее. Близилось утро.

– Мне надо найти каменную дорогу, – сказала я, тревожно оглядываясь. – И моего Проводника.

– Кто твой Проводник? Иоко? – уточнил Лука.

– Да.

– Найдем. Сейчас. Пошли за мной. Только не копайся.

Я посмотрела на ободранный локоть, торопливо оттерла травой кровь на ладони и поспешила за Лукой.

3

Во́рона больше нигде не было видно. Зато впереди меня энергично шагал Лука, который, очевидно, очень хорошо ориентировался в землях Валеса. Он по-деловому размахивал руками и шел напролом, нисколько не опасаясь хасов. Те разлетались от него как от чумы – видимо, не любили призраков. Мне оставалось только спешить за ним, не отставая, чтобы опасные твари не напали на меня.

Мы довольно быстро вышли к каменной дороге. Она оказалась ниже и дальше кольев с черепами, и до заветного Перекрестка тут было рукой подать.

А там у высокого каменного столба с надписью «Перекресток» – ох, и любят же в Безвременье всякие надписи на камнях! – сидел Иоко. Он снял свои высокие черные ботинки и чем-то смазывал себе ступни.

– Наконец, – произнес он, завидев нас. – Луна-то уже села. Где тебя, Со, носило? Хотя чему тут удивляться. Хорошо, что хоть живая. Валеса нет поблизости, нам всем очень сильно повезло. А то бы он превратил тебя в призрака и посадил рядом с Лукой в свой подвал.

– Что у тебя с ногами? – спросила я, заметив красные волдыри у него на подошвах.

– Натер. Сейчас смажу своим бальзамом и пойдем дальше. До второго Убежища тут рукой подать, и там все спокойно. Я уже сходил туда, вот, нашел бальзам.

– Ты был там? Отсиживался в Убежище, пока мы сражались? Вернее, я?

Я так возмутилась, что и думать забыла о своих ранах, уперла руки в бока и возмущено уставилась на довольную физиономию Иоко. А тот действительно выглядел вполне довольным, несмотря на жуткие мозоли на ступнях. Он улыбнулся, зачем-то подмигнул Луке и велел не ворчать, а топать вперед. А он нас догонит. Совсем скоро догонит.

– Урод, – проворчала я и поплелась в указанном направлении.

А что мне было делать? Лука пошел рядом.

– Не думай о нем плохо. На самом деле он знаешь, как нам помог? Ты себе не представляешь, – мягко сказал он.

– Чем? Тем, что ворчал по делу и не по делу?

– Видимо, это он только что освободил меня от цепей. Только сейчас уже и не помнит. Во́роны – это же Проводники в здешних мирах.

– Все во́роны служат Хозяину, – мрачно напомнила я.

– Верно. Проводники и служат Хозяину. Только я думаю, что во́роны – тоже Проводники. Тут много неясного, я просто не успел до конца прочитать ту книгу, что ты нашла.

– Ты читал ее?

– Конечно. Валес заставлял меня убирать пыль и грязь в его подвалах, и в библиотеке тоже. Вот я и нашел ее случайно. Представляешь, она на нашем, русском языке! Мне стало интересно, я взялся ее читать и положил отдельно на стол, чтобы сразу найти, когда понадобится.

– Из какого ты города? – спросила я.

Оказалось, Лука жил там же, где и я.

– И я оттуда же. Красивый город, белокаменный, зеленый…

Я вздохнула и добавила:

– И никакой тебе синей травы и синих башен.

– И никакой голубой луны, – тут же заметил Лука.

– Ты, наверное, тоже вызывал колдуна?

– Ага. Карта Валеса. В лагере ребята рассказывали всякие страшилки, а мне она попалась, когда мы рисовали плакаты в комнате вожатых. Нашел в одной из книг. Подумал тогда, что мне страшно повезло. Знаешь ведь, в лагерях любят всякие страшилки и легенды рассказывать, и духов вызывать любят. Вот и я решил попробовать.

– Задал четыре вопроса?

– Ага. Я просто переспросил, перефразировал свой вопрос. А этот гад Валес засчитал его как четвертый и утянул меня сюда.

– Понятно, – грустно сказала я.

Ханта и Эви нигде не было видно. Пропали.

– С нами шли еще два призрака, Хант и Эви. Куда-то делись, – проговорила я, оглядываясь.

– Сейчас прискачут. Такие придурки, сама увидишь. Но с ними весело. Они какие-то потерянные, сами не знают чего хотят, – пояснил Лука.

Лука выглядел как самый обычный мальчик. Ни тебе рожек, ни острых зубов, ни хвостов – другими словами, никаких призрачных фокусов. Он бодро шел рядом со мной, улыбался, то и дело пытался взять меня за руку. Конечно, я не чувствовала его прикосновений, и это огорчало его. Он был призраком, в отличие от меня, то есть всего лишь тенью настоящего человека.

– Это Валес превратил тебя в призрака? – уточнила я.

– Да. Хант и Эви уговорили меня на дурацкую затею – натравить на колдуна их призрачного дракона. Мол, дракон колдуна слопает и все мы освободимся. И найдем у него в библиотеке книгу про Безвременье, в которой сказано, как выбраться из этого мира. Вот я и повелся на их сказки. Они меня кинули на поле битвы, дракон погиб от посоха Валеса, сразу же погиб. А меня Валес захватил с помощью своей волшебной цепи, на которой я потом и сидел. Валес умеет накладывать заклятия, поэтому призраки ему не страшны.

– Да, Хант и Эви всегда так делают. Заведут, а после пропадут, – хмуро заметила я, поглядывая на ободранный локоть.

– Наконец-то вы это поняли, – раздался за спиной бодрый голос Иоко. – А я предупреждал, только вы не верили.

– Ничего, зато у нас теперь есть книга, – я хлопнула по рюкзаку, – в которой можно прочесть о том, как найти Железные Часы. Я хочу освободить Время в Безвременье.

– Ничего себе желание. – Иоко догнал меня и пошел рядом. – Вижу, ты действительно Отмеченная.

– Ничего подобного. Но если в книге есть дельный совет, я им воспользуюсь.

– Не сомневаюсь. – Иоко весело усмехнулся.

#Глава 10

1

Здесь, в Безвременье, наши костры горели только днем, при свете яркого солнца. Это лишало привал того очарования, какое бывает в лунную ночь, когда приветливое пламя освещает темноту и его искры так хорошо видны на фоне темного неба.

Едва мы оказались во втором Убежище, как проворное солнце вскарабкалось по небосводу и посветлевшие травы радостно подставили свои завитки под теплые лучи. Крытый сухими ветками и листьями навес, высокая скала, в углублении которой журчал тоненький ручеек, да выложенное камнями кострище – вот и все Убежище. Оно находилось в уютном закутке между скал, и проход в него Иоко завалил крупным камнем.

– Лусы не сунутся туда, где есть призраки, – наставительно сказал Лука, оглядывая новое пристанище.

– Хватит с меня призрачной помощи, сыт уже по горло, – зло проговорил Иоко. – Если те паршивцы появятся, убью. Пусть и не пробуют даже.

Я благоразумно промолчала.

Иоко хромал, морщился, видимо, ему досаждали натертые подошвы. И я недоумевала – где это он умудрился так натереть ноги?

– Быстро едим и ложимся спать. Тут у меня есть кое-какая еда. – Иоко ткнул пальцем в сторону Луки и велел: – Если хочешь остаться с нами, натаскай хвороста. И бегом. Устал я с вами.

– Куда там, перетрудился! – не выдержала я. – Убил двоих призрачных лусов и уже устал.

Иоко усмехнулся и даже не взглянул на меня. Зато Лука толкнул меня – и хотя я не почувствовала его прикосновений, но выражение лица своего нового друга поняла очень хорошо. Сердито зыркнув глазами, он приложил палец к губам и принялся собирать сухие ветки под кустарниками.

Огонь Иоко разжег с помощью посоха, а потом достал из глиняного горшка какие-то клубни, похожие на картошку, только продолговатые и крупные. Разложил их и посчитал.

– Ты есть не будешь, – он указал посохом на Луку, – и не приспосабливайся. Не собираюсь кормить призраков.

Лука только пожал плечами, повернулся ко мне и попросил достать тетрадь.

– Охота посмотреть на нее.

Иоко замер, увидев обложку, потом почесал за ухом.

– Все-таки нашли карты, – медленно произнес он. – Валес за них убьет. Как пить дать, явится сюда.

Лука вздрогнул, а я, открыв от неожиданности рот, уставилась на Проводника.

– Ну а что вы думали? Валес – могущественный колдун, он не отдает свои вещи просто так. Но и со мной сражаться не станет, потому что я тоже не слабак, – пояснил Иоко, – поэтому я тоже буду читать вместе с вами.

– Ты читаешь по-русски? – быстро спросила я.

– Разберу. Не дурак, – отрезал Иоко.

Пока прогорал огонь да пеклись в углях клубни, мы втроем рассматривали загадочную книжку. На первой же странице было написано, что Время может освободить только Отмеченная, если сумеет найти Железные Часы.

«В Железных часах замкнуто Время, Злой Дух, захвативший этот мир, замкнул его там и наложил печать, которую сможет открыть только человек, отмеченный Злым Духом».

Так было написано на первой странице. Буквы ровные, печатные, надпись выведена точно посередине, чтобы ее легко можно было прочесть.

– Отлично, – сказала я, – можно не сомневаться, что это не обо мне. Потому что никакой Злой Дух меня не отмечал. У меня на щеке просто родимое пятно.

– А, точно, – Лука внимательно посмотрел на меня, – а я сразу и не заметил.

– Чего не заметил? – удивилась я.

– Пятна твоего. Его и не видно почти, – продолжал Лука.

– Ну конечно, – усмехнулась я, достала зеркальце из рюкзака (его тоже нашла в Шкафу Желаний) и торопливо взглянула на себя.

На самом деле с того самого момента, как оказалась в Безвременье, я ни разу не смотрелась в зеркало.

Мое пятно – то самое, большое, коричневое и жуткое – стало гораздо меньше и побледнело. Теперь оно было не во всю щеку, а только возле уха, и родинка там все еще была ярко-коричневой.

– Странно, – пробормотала я, потирая щеку.

– Значит, можно успокоиться, ты не Отмеченная. – Иоко кивнул мне и чуть-чуть, словно нехотя, улыбнулся. – А чего ты хотела? Я же сказал тебе, что избавишься от пятна. А я всегда говорю правду.

– Но почему так произошло? – недоумевала я.

– Безвременье отражает твою суть. Чем больше тут пробудешь, тем более настоящим будет твой облик, – пояснил Иоко. – Оно показывает тебя изнутри. Вот как у Ханта отрастают рожки, потому что в душе у него сплошные гадости, так и твое лицо отражает твою сущность.

– А твое лицо? – тут же спросила я. – Что оно отражает? Почему ты иногда походишь на мальчика, а иногда снова становишься мужчиной?

– Мое лицо тоже отражает мою сущность, – невозмутимо пояснил Иоко.

– Потому что он не помнит своего прошлого. Он как потерявшийся ребенок, – вдруг тихо произнес Лука. – Вот, почитай, что написано на третьей странице книги.

И я принялась читать третью страницу.

2

Мир Синих Трав охраняли могущественные колдуны, им были доверены все порталы мира. Всего было двадцать три таких портала, и каждый охранял один Чародей. Чародеи владели Энергией Жизни и могли принимать облик во́ронов.

Но однажды Чародеи-охранники стали пропадать. Один за другим порталы оставались без присмотра, и через них в мир стали проникать страшные звери, которых не так-то просто было убить. Разные непонятные и невиданные твари, что обладали могуществом и мощью, тоже стали пробираться в Мир Синих Трав через неохраняемые порталы.

Никто не знал, куда пропадали Чародеи-охранники, пока однажды из одного портала не явилась огромная армия воинов-призраков, предводимых пропавшими Чародеями. Только теперь уже колдуны-охранники не владели собой. Они не помнили своих имен, забыли своих родных.

Их сила и власть стали огромными, но слушались они только одного властелина, того, кто владел чужеродным далеким миром и пожелал овладеть еще и землями Синих Трав.

Колдуны перестали превращаться в во́ронов и служить своему миру. Все они оказались слугами Злого Духа, которого называли своим Хозяином. Они повели армию своего владыки в те места, которые еще совсем недавно были для них родными. Они захватили деревни, замки и города, мосты, реки и холмы.

А потом, когда уже не осталось ни одного свободного и целого города, а жители их были сожжены огнем, пришел сам Хозяин. Кто уцелел, попал в плен к владетелю, в его жуткий и холодный мир, откуда никто никогда не возвращался.

Таким образом, Злой Дух захватил Мир Синих Трав и стал его Хозяином. Порталы теперь работали лишь на него, и все живое в Мире Синих Трав стало подчиняться только Хозяину.

А он поставил Железные Часы и заключил в них Время. И с тех пор Время в Мире Синих Трав остановилось навсегда и он стал называться Безвременьем.

3

– Ничего себе, – тихо проговорила я, поднимая голову.

– Иоко, это ведь ты освободил меня, когда превратился в ворона? – глядя прямо в глаза моему Проводнику, спросил Лука.

Иоко невозмутимо пожал плечами и приложил палец к губам.

– Меньше болтайте. Догадались – и молодцы. Лучше помалкивать, и у стен есть уши, Со. – Он усмехнулся.

Так вот кто, значит, столько раз помогал мне!

Иоко мой оказался не так прост, как я думала!

А он, словно ничего такого и не случилось, принялся разгребать посохом золу и выкатывать испекшиеся клубни.

– Это хорошая еда, – пояснил он.

– А мозоли на твоих ногах – это от заколдованной цепочки Валеса, – вдруг догадалась я.

– Ну конечно, умница моя, – кивнул Иоко, – помойся, и я обработаю твою руку. У меня есть тут хороший бальзам, гораздо лучше твоего средства. К утру все затянется и не будет болеть.

– Тогда почему ты… – я запнулась, вспомнив его слова про уши у стен.

Ладно, он просто не хотел, чтобы мы много знали. Или…

Иоко вздохнул и, помолчав, заговорил:

– Я действительно не помню прошлого. Эту историю в тетради знает Валес, он мне и рассказывал. Мы знаем, что когда-то были кем-то или даже чем-то другим и у нас было иное предназначение. Больше ничего не могу вспомнить. Мало того, забываю даже тех людей, которых приводил через портал своей башни. Ни имен, ни лиц. Лишь смутно помню, что довел только троих, а как погибали остальные, не знаю. Уже завтра утром могу забыть и этот наш разговор, понимаете?

Он выразительно посмотрел на меня и продолжил.

– Поэтому, Со, надеюсь на твое благоразумие. Держи язык за зубами, не болтай с призраками и не уходи с дороги. Потому что я могу и не спасти тебя. Совсем недавно я вернул себе умение превращаться в ворона. И не спрашивай, как. Может, потом расскажу. Когда становлюсь птицей, я помню свое прошлое. Но когда снова принимаю облик человека, опять все забываю. Это наше проклятие. Проклятие Проводников. Мы ничего никогда не помним. Поэтому не надейся на меня. Думай своей головой.

И он принялся за еду.

Я тоже осторожно придвинула к себе черный дымящийся клубень, взяла его в руки и сильно подула на него. Он чистился почти так же, как картошка. Толстая потемневшая кожура отваливалась, открывая рыхлую голубоватую сердцевину, неожиданно вкусно пахнущую, исходящую дымком и такую горячую, что рот у меня мгновенно наполнился слюной. На самом деле я была голодна как волк, поэтому, недолго думая, принялась за еду.

Лука не ел. Он сидел рядом, обхватив колени руками, и непонятно чему улыбался. Может, радовался, что освободился, или новым друзьям, которых неожиданно обрел.

– Значит, Валес тоже может превращаться в ворона, – вдруг уточнил он, выразительно посмотрев на меня.

Видимо, эта мысль только что пришла ему в голову и он тут же решил ею поделиться.

– И не только. Валес много чего умеет, – ответил Иоко, запивая клубни холодной водой из ручья.

– Но он тоже все забывает, это точно. Он забыл даже куда сунул вот эту самую книжку с картами Безвременья. На него тоже действует проклятие Проводников, – сообщил Лука.

– Проклятие действует на всех Проводников, исключений нет, – пояснил Иоко.

– Это замечательно. Выходит, завтра утром он может забыть обо мне. – Лука радостно заулыбался.

– Да, к утру он будет смутно помнить и твое имя, и что ты когда-то сидел у него на цепи. А через несколько дней и думать о тебе забудет. Так что можешь считать себя свободным. Тебе повезло, мальчик Лука.

– Лука – это имя или прозвище? – спросила я.

– Меня зовут Лукьян, – с готовностью ответил он, – в честь деда назвали. Поэтому сокращенно Лука, или Лук. Мама называла Луковкой, когда я был маленьким. А отец и младшие братья называли полным именем.

Лука вдруг погрустнел, вздохнул и пояснил:

– Хочу вернуться домой. У меня там отец, мать и братья. Без меня им грустно, и маме помочь некому. Я всегда помогал забирать младших из садика, гулял с ними, играл. Теперь ей приходится все делать самой…

И Лука снова вздохнул.

– У меня только один брат, – неизвестно зачем рассказала я, – и он маленький и противный.

– Так все маленькие противные, – наставительно заявил Лука. – Я тоже был противным, и ты. От этого никуда не деться. Пока человек вырастет и поумнеет, должно пройти какое-то время.

– В Безвременье нет времени. Теперь для вас оно остановилось, – неизвестно зачем напомнил Иоко.

– Без тебя знаем, – не очень-то вежливо оборвал его Лука.

Но Иоко не обиделся. Он наелся, ополоснул руки и пристроил над огнем большой казанок с водой.

– Нам надо вымыться. Тебе и мне, – пояснил он, глядя на меня. – Затем обработаю твои раны и сможем отдохнуть.

Я не возражала. После сытных клубней я достала еще одну пачку чипсов, предпоследнюю, раскрыла ее и предложила Иоко. Тот взял парочку чипсин и захрустел. Лука так на меня посмотрел, что я молча отсыпала горсть и ему. И он с выражением истинного блаженства на лице сказал, что страшно соскучился по нормальной еде.

– Все-таки в нашем мире гораздо лучше, чем здесь, – сказал он, – у нас есть чипсы, жвачка, шоколад, сосиски. А тут и еды нормальной нет, одни хасы да клубни.

– Иоко умеет печь потрясающие рыбные пироги, – заметила я.

– Я их не пробовал. – Лука пожал плечами и сунул в рот очередную чипсину.

– А мне можно? – раздался вдруг робкий тонкий голосок, и рядом со мной появилась Эви.

Я никак не могла привыкнуть к этим призрачным фокусам, поэтому вздрогнула, охнула и слегка отодвинулась от нее.

Эви смотрела на меня жалобно и кротко, точно маленькая овечка, хлопала ресничками и несмело улыбалась.

– Вы меня бросили! – резко сказала я.

– Предатели потому что! – с возмущением поддержал Лука.

– Ничего себе предатели! – прозвенел совсем рядом нагловатый голос Ханта, и в тот же момент появился он сам, опять с короткими рожками на лбу, с оскаленными зубами и выпученными глазами. Его уши вытянулись, нос превратился в свиной пятачок, и сам он до жути стал похож на чертика. На мерзкого отвратительного чертика.

– Началось… – Иоко потянулся за посохом.

– Мы привели тебе спасительницу, Отмеченную, Лука! Ты теперь обязан нам свободой! И книгу вы нашли тоже благодаря нам! – заявил Хант.

Иоко поднял посох, повернулся к нему и быстрым движением вытянул его вдоль спины. Резкий свист, вопль… Хант подпрыгнул и попробовал напасть на Проводника в ответ.

– Иоко, да оставь ты его, он ведь ребенок! Его просто некому воспитывать, – тихо сказала я, – и книгу мы действительно нашли благодаря призракам. Нет, ты тоже очень помог, ты вообще во всем помог. Но к Валесу предложили отправиться именно они. Ты ведь и не думал о книге, правильно? Ты просто забыл о ней.

Иоко опустил посох.

– В таком случае пусть держатся подальше от нас, – сердито проговорил он, – а то завтра забуду, что они в чем-то там помогли нам, и им крепко непоздоровится…

Посох Иоко каким-то образом имел особенную силу над призраками, и они побаивались его.

– А чипсы? Дашь нам чипсов? – робко напомнила о себе Эви.

Я не могла на нее злиться, все-таки она казалась мне очень маленькой. К тому же она не так сильно кривлялась, как Хант. Поэтому я протянула ей несколько чипсин, угостила нахального Ханта и заверила призраков, что больше не соглашусь ни на одну их авантюру.

– А что там соглашаться? Книга-то уже у вас, – быстро проговорил Хант, засовывая в рот целую горсть чипсов. Его рожки втянулись, уши приобрели нормальный вид и даже нос стал обычным, веснушчатым и курносым.

– Можно подумать, вы не сомневались, что Со найдет книгу, – усмехнулся Иоко.

– Но мы думали, что она может найти. Уж она-то точно могла, – тихо проговорила Эви.

– Она не Отмеченная. – Иоко пожал плечами.

– Это ты так думаешь. А как оно на самом деле – кто знает? – снова еле слышно проговорила Эви и замолчала.

Я не возражала ей. Я устала, и мне хотелось спать.

#Глава 11

1

Купаться в нашем Убежище было негде. Ни одного закутка, где можно было бы укрыться от любопытных глаз. Хант, наблюдая, как Иоко разводил воду в казанке, посмеивался и корчил рожи, Эви равнодушно наблюдала за пламенем костра, и ее сильно клонило в сон.

Добрый Лука делал вид, что его не интересуют все эти приготовления к купанию.

Я собралась было спросить у Иоко, но он меня опередил.

У ручья, робко бегущего со скалы, он поставил казан, а после с силой воткнул в землю посох. Все мгновенно заволокло теплым дымом, и ручей словно исчез из виду.

– Иди, мойся. После тебя я, я могу и холодной водой. Осторожнее с ранками, их тоже надо промыть как следует, чтобы не воспалились, – наставительно велел Иоко.

Я шагнула в дымовую завесу и подумала, что легкий белый пар пахнет лавандой. Раненый локоть щипало и дергало до слез, и я провозилась с ним какое-то время, осторожно оттирая грязь. Вымыла голову, тщательно экономя теплую воду.

Потом выстирала в ручье рубашку, трусы и носки. И так было приятно переодеться во все чистое, что я глупо улыбалась, когда, наконец, вышла к костру.

На мне была клетчатая рубашка с короткими рукавами, мокрые волосы лежали крутыми локонами на плечах. Видимо, я впечатлила Ханта, потому что он вдруг выпучил глаза и вывалил язык, сделав его длинным, чуть ли не до груди.

Я поморщилась, глядя на него.

– Отлично выглядишь, – весело улыбаясь, сказал Иоко.

В его глазах было столько интереса, что я удивилась, но пожала плечами и кивнула.

На самом деле мне всегда хотелось хорошо выглядеть, я часто мечтала о том, чтобы мальчики таращились на меня и делали комплименты. Только в реальной жизни ничего такого не было.

Помнится, еще в начальной школе на день всех влюбленных у нас в классе каждая девочка получала открытку от мальчика. Дарили каждой, и девчонки после шушукались, показывали друг другу подарки, рассматривали валентинки и менялись шоколадками.

Все это было здорово, но только не для меня. Вы уже догадались, конечно, что я одна ни разу в жизни не получила ни одной валентинки? Ничегошеньки!

Каждый год, каждое проклятое четырнадцатое февраля.

В третьем классе я решила сама сделать подарок мальчику на Валентинов день. Конечно же, Игорю, он уже тогда мне нравился. Купила блокнотик с Человеком-пауком, ручку. Открытку-сердечко дарить не стала – это было бы слишком откровенно, и я постеснялась делать такой подарок.

В конце последнего урока, на котором у нас была самостоятельная работа по математике, я наконец решилась. Игорь сидел рядом, и я осторожно положила перед ним блокнот с ручкой. Он удивился и шепотом спросил, что это.

– Подарок, – от страха еле ворочая языком, пролепетала я.

В тот момент я уже управилась со своими заданиями и мой исписанный аккуратным почерком листочек лежал на краю парты. Игорь посмотрел на него, потом на меня и вдруг попросил:

– Помоги с заданиями. Никак не могу.

У Игоря был второй вариант, но решать я умела. Быстро написав на черновом листке решение, подвинула ему, и он успел к звонку все списать.

Лицо его тогда сияло от радости. Он сунул мой блокнот себе в портфель, улыбнулся и весело сказал, что я просто молодчина и он купит мне шоколадку.

Он действительно купил шоколадку в тот же день. Когда мы выходили из школы, он догнал меня и на виду у двух одноклассниц протянул дешевый шоколадный батончик «Милки Вэй».

На самом деле я не любила «Милки Вэй». Уже тогда мама присылала мне деньги и я обычно покупала себе дорогие шоколадные конфеты. Или толстые плитки пористого шоколада – мне нравилось ощущать эти воздушные пузырьки на языке. И еще любила шоколад с цукатами или миндалем.

Но при виде гостинца от Игоря я расплылась в улыбке так, будто сроду не ела ничего вкуснее леденцов и этот несчастный батончик – просто предел моих мечтаний. Девчонки, понятно, вылупили на нас с Игорем глаза. Вот с этой минуты и началась наша с ним своеобразная дружба.

Утром следующего дня по дороге в школу я увидела в кустах выкинутый блокнот с Человеком-пауком. Это был мой подарок, который Игорю, судя по всему, не понравился. Мне взгрустнулось по этому поводу, но не сильно. Я уже начала понимать, что дружбу можно купить, и не обязательно за деньги или за подарки. Иногда достаточно просто уметь решать задачки по математике. А решать я умела хорошо, недаром была единственной отличницей в классе.

2

Воспоминания об Игоре немного выбили меня из колеи. Реальный мир был теперь так далек и так недоступен, что меня временами охватывала тоска. Не то чтобы я по кому-то скучала, нет. Даже Игорь вдруг стал далеким и ненужным.

Но и в Безвременье я чувствовала себя чужой, хотя, как ни странно, именно здесь у меня появились первые друзья, которые не желали у меня списывать, а наоборот, очень даже помогали мне. Как бы там ни было, но Хант и Эви стали моими друзьями.

А Лука и подавно. Мы с ним хорошо понимали друг друга, потому что пришли из одного мира. Я хотела помочь Луке вернуться, ведь у него была хорошая семья и он скучал по ней.

Ну, а загадочный Проводник теперь вообще притягивал меня, точно магнит. Я еще не была в него влюблена, но смутно ощущала какое-то родство с ним. Будто он был моим близким человеком, с которым я могла быть сама собой.

Да так оно и получалось, потому что мне не надо было притворяться, прятать щеку, строить из себя умную. Я не стеснялась, не боялась, не чувствовала себя полной дурой. Среди призраков мне было вполне уютно. И рядом с Иоко тоже.

Может, потому, что каждый из них обладал своим изъяном? Призраки не имели настоящего тела, у Иоко не было памяти, поэтому все мы нуждались друг в друге – в поддержке, в компании, просто в близости. Я украдкой наблюдала за Лукой и видела, как он радовался костру и чипсам. Радовался, что рядом с ним люди.

А Эви – та вообще предпочитала держаться возле меня, словно я стала ее старшей сестренкой. Никогда бы не подумала, что смогу быть для кого-то хорошей поддержкой. И никогда к этому не стремилась.

Раньше, дома, я все время думала только о своем пятне. Оно превратилось в навязчивую идею. Даже ночами я помнила о нем. Сколько раз мне снилось, будто я сделала операцию и убрала его со щеки, сколько раз во сне ко мне приходили в гости мальчики и делали комплименты и я понимала, что уродство прошло.

А здесь, в Безвременье, я первый раз забыла о пятне. Просто перестала думать – и все.

И вот, взглянув в зеркало, я обнаружила, что пятно не такое уж и страшное, что меня никто не чурается. И даже Иоко смотри на мое лицо с восхищением, как смотрят мужчины на красивых девушек.

Безвременье меняло меня, но почему – этого я не могла понять. Тогда еще не могла.

– Давай осмотрю теперь твой локоть. – Иоко присел рядом и достал странную пузатую глиняную баночку.

Вернее, это была даже не баночка, а небольшой горшочек, закрытый плотной желтой бумагой и обвязанный веревочкой, на концах которой висели сургучные печатки – крошечные треугольники. Заметив мой удивленный взгляд, Иоко пояснил:

– Это делала хозяйка таверны, Агама. Она умеет готовить всякие снадобья. И всегда ставит свою печать-треугольник на все свои мази. Все Проводники пользуются ее лекарствами. Твои, конечно, тоже хороши, но своим я больше доверяю.

И он взял меня за руку. Осторожно так взял, мягко и нежно. Осмотрел ранку, которая, к слову, выглядела как множество царапин. Красные полосы от локтя до ладони, длинные, страшные на вид, но не глубокие. Просто их было много и жутко щипало после воды.

– Ничего особенного, – торопливо сказала я.

– Конечно. Ничего особенного, просто ранки. Их тоже надо залечить.

Он принялся смазывать их терпко пахнущим бальзамом, осторожно и мягко, дул время от времени на кожу – другими словами, вел себя как заботливый старший брат. Мне вдруг стало неловко, я смутилась, но всего лишь на мгновенье. Ведь это был Иоко. А он по-прежнему казался мне сказочным героем, ненастоящим, несуществующим. Он был частью Безвременья, а я все еще не принимала этот мир. Он еще казался мне чужим, странным и непонятным.

Я мечтала вернуться обратно, к своему компьютеру, к своим рисункам, к любимому диванчику в моей уютной комнате.

Вспомнив о рисунках, я подумала, что надо бы обязательно попробовать запечатлеть дом Валеса и его библиотеку. Картинка должна получиться загадочной и красивой. Множество книг, большой черный во́рон, ползущие змеи. Я улыбнулась при мысли о рисовании. Мне хотелось как можно скорее приступить к работе, но голова гудела, ноги болели и хотелось спать.

Поэтому едва Иоко справился с моим локтем, я свалилась на его плащ, который он предусмотрительно расстелил для меня, укрылась одеялом и пробормотала сонным голосом, что немного посплю, а затем уже почитаю книгу с картами и порисую. Солнце все еще не достигло зенита, день обещал быть долгим, поэтому я рассчитывала, что все успею.

3

Мне опять снилось сражение. Иоко воевал с лусами, его посох сиял просто бешеным светом, а рядом стоял Лука и весело улыбался.

Еще мне снились во́роны, змеи и хасы. Другими словами, сон был беспокойным и нервным. Я проснулась от дикого напряжения и ощущения страшной опасности, но рядом догорал костер и я вздохнула с облегчением. Однако стоило мне повернуться на бок – и я услышала, что Иоко с кем-то спорит. Его голос был как никогда низким, хриплым и таким злым, что я поднялась и осмотрелась.

Призраков нигде не было видно. Зато у входа в Убежище стоял Иоко, высокий, широкоплечий и злой. Напротив него, опираясь на суковатую палку, пристроился на гладком камне худенький мальчик с длинными, до плеч, волосами, резкими острыми чертами лица и черными как ночь глазами.

Мальчик хмурил брови и нагло рассматривал Иоко.

– Забылся ты, как я погляжу, – тонким мальчишеским голосом проговорил гость. – Совсем забылся. Что, скажи на милость, мне теперь с тобой делать?

Иоко слегка стукнул посохом о землю, наклонил голову и ответил:

– Я выполняю поручение Хозяина. Я веду к нему душу.

– Тогда скажи мне, что за во́рон летал нынче в моем доме? Ты знаешь этого ворона?

– Откуда мне знать, что творится в твоем доме, Валес? – спокойно ответил Иоко.

– Ладно. Не знаешь. Тогда почему ко мне во двор вламываются призраки? Они там точно были. И почему ты уничтожил моего стража, луса? Только ты один мог это сделать.

Иоко еще раз тихонько стукнул посохом о землю.

– Я защищал свою подопечную. Это моя работа, ты знаешь.

– Тогда как, луч его побери, твоя подопечная оказалась на моем дворе! – заорал мальчишка и вскочил на ноги. – Ты думаешь, я совсем дурак? Или твоя синяя дорога проходит через мой двор?

– Ее завели призраки. Ты знаешь этих двоих паршивцев, Ханта и Эви. Она связалась с ними, я не могу ей помешать. Она всегда имеет выбор. Они наговорили ей невесть чего, это они умеют. Как и твоему Луке когда-то. Вот она и пошла за ними. А что там было дальше, после битвы с лусами – убей меня Хозяин, не помню.

Я приподнялась слегка, опершись на локоть, и старалась получше рассмотреть Валеса. А тот вздернул подбородок, прищурил черные глаза, наставил на Иоко свою палку (которая, скорее всего, тоже была посохом) и проговорил даже не со злостью, а с яростью:

– Возьми власть над своей подопечной, или это сделаю я! Прогони от себя призраков и выполни поручение Хозяина! А я сам верну то, что у меня пропало. И узнаю, кто это украл и кто освободил моего пленника. Лука где-то здесь, я чувствую это, меня не обманешь.

Иоко промолчал, только пальцы его на древке посоха сомкнулись еще крепче и совсем побелели.

Валес вдруг взглянул мне в лицо, криво усмехнулся, молча провел ребром ладони по своей шее, показывая, что, мол, убьет меня, если перейду ему дорогу, потом обернулся огромным вороном и улетел.

Вот, значит, как. Не все во́роны здесь хорошие. От Валеса следует держаться подальше.

Иоко воткнул посох в землю около камня и сел рядом со мной.

– Видела, да? – спросил он спокойным голосом.

Я поднялась. Сон пропал, хотелось пить, били в лицо жаркие лучи солнца. И снедала неясная тревога.

– Он разозлился из-за того, что мы освободили Луку, да? – осторожно поинтересовалась я.

– Да ерунда. Позлится и перестанет. Но лучше к нему не соваться, – пояснил Иоко.

Я поднялась, напилась воды, зачерпывая ее прямо из ручья, затем вернулась под навес и достала краски и альбом.

– Хочу порисовать.

Иоко не возражал.

Я чувствовала, что должна запечатлеть все, что видела. Вот как автор книжки «Карты Безвременья», что лежала теперь в моем рюкзаке. Поэтому с удовольствием принялась за работу. К тому же когда я рисовала, мне лучше думалось.

Библиотека Валеса получилась как настоящая. И камин, и книги на стеллажах, и даже каменные змеи на стенах.

– Отлично, – похвалил Иоко, – никто еще не пробовал нарисовать дом Валеса.

– Откуда у него столько книг? – поинтересовалась я.

– Собирал, наверное.

– По всему миру, – совсем рядом прозвучал голос Луки, а после показался и он сам. – Так рассказывали Хант и Эви.

– А где они? – не поняла я.

– Сбежали, – подсказал Иоко, – как только заслышали Валеса. Теперь долго будут прятаться, потому что страшно боятся его.

– Я тоже скрылся, не желая, чтобы он снова забрал меня и посадил на цепь, – пояснил Лука. – С тобой у меня появился шанс. И даже если не выйдет найти портал, что ведет обратно в наш мир, все равно лучше с друзьями.

– Думаешь, я твой друг? – невесело улыбнулся Иоко.

Его глаза оставались грустными, а взгляд стал тяжелым.

– Нет. София – мой друг. Вернее, подруга. Но я думаю, – Лука хитро улыбнулся, – что ты на самом деле добрый человек. Просто все забыл, с памятью у тебя беда. Когда-то ты был хорошим Чародеем, наверное. И я думаю, что ты – друг Софии.

Я улыбнулась, не отрывая глаз от своего рисунка.

– Ладно, – проговорил Иоко, и в его голосе послышалось удивление, как будто его удивлял сам факт, что у него может быть друг.

На самом деле я не собиралась идти вместе с ним к его Хозяину. Я обдумывала разные варианты и пыталась придумать, что же мне делать дальше. Пока никаких ясных решений не приходило в голову, но события развивались не так уж и плохо. У меня появились друзья. Лука уж точно был теперь другом. И наверняка станет помогать.

Хант и Эви считали меня особенной и хоть преданностью не отличались, но дельный совет дать могли. Как ни трудно мне пришлось в доме Валеса, нужную книгу я все-таки раздобыла, и именно благодаря двум призракам из города Ноом.

С Иоко было сложнее. Я до сих пор не могла понять, как он ко мне относится. Да и ему тоже было, видимо, нелегко. Иногда он был мягким и внимательным, много рассказывал. Иногда относился ко мне с полным равнодушием, как будто я – всего лишь сложное и долгое задание.

И всегда выручал меня – и в разрушенном городе, и в доме Валеса. Молча и верно.

Поэтому понять его я не могла, хотя и пыталась.

4

Я нарисовала всего один рисунок, положила его сохнуть и достала из рюкзака книгу-тетрадь. Погладила твердую кожаную обложку, открыла. Страницы в ней были желто-оранжевые, чернила – синие. Красные заглавные буквы, аккуратный почерк. Письменные знаки, выведенные от руки, казались чуть ли не живыми.

Первую и третью страницы я уже прочитала, поэтому взялась за вторую.


Мне довелось много блуждать по Безвременью. Здесь нельзя сосчитать дни, месяцы и годы, но обе луны несколько десятков, а может, и сотен раз закатываются за горизонт.

Историю Безвременья от начала и до конца знают только живые. Призраки перевирают, Проводники забывают. Но только живые знают, что случилось на самом деле.

Я нашел всех живых и расспросил их. И записал в эту тетрадь то, что мне удалось найти.

Все Проводники превращаются в воронов. Все Проводники выполняют волю Хозяина, служат ему. С каждой приведенной к Хозяину душой Проводник теряет часть своей души. Некоторые Проводники уже превратились в бесплотных призраков, потерявших не только тело, но и душу. Потому что память – это часть души. Когда теряется память, душа уже не может быть прежней.

А у Проводников нет не только памяти, но и способности кого-то любить. Они не испытывают эмоций, разве что злость, поэтому постепенно и неизменно становятся бездушными призраками. Тогда Хозяин отказывается от них и они блуждают по Безвременью, отчаявшиеся, потерянные и обозленные.

Не дай вам Бог встретится с призраком Проводника!


Вот что было написано на второй странице.

Я прочитала это вслух и посмотрела на Иоко.

– Ты знал это? – тихо спросила я.

– Догадывался. Но сложно удержать все знания в голове, когда после сна все выветривается. Все забывается, когда я просыпаюсь, – ответил Иоко.

Я достала свой рисунок башни Иоко и осторожно вложила в книгу.

– Могу дополнить «Карты Безвременья» своими рисунками, – пояснила я.

– Ты встречал призрака Проводника? – быстро спросил Лука.

– Не довелось. И не слышал о них. Хотя очень может быть, что их называют по-другому, – пояснил Иоко.

– Значит, ты сейчас ляжешь спать, а проснувшись, что-нибудь забудешь, так? – уточнила я.

– Да. Так и есть.

– Тогда я напомню тебе, – решительно пообещала я, – ты же вспомнил, как нападал на город Ноом, когда тебе рассказали об этом Хант и Эви. Значит, можешь вспоминать. Значит, не все потеряно.

– Отлично. Договорились. Будешь напоминать мне то, что я забыл. Станешь моей памятью, – сказал Иоко и усмехнулся.

В эту минуту он казался мне взрослым парнем с удивительными глазами, грустной улыбкой и небритым подбородком.

И в эту минуту очень нравился мне.

#Глава 12

1

Мне он действительно очень нравился. Только я не понимала, почему.

На самом деле я должна была бы ненавидеть его, презирать и злиться за то, что утянул меня в Безвременье. А он должен был бы пугать меня, потому что на самом деле был черным колдуном, злым чародеем, захватывающим города и миры.

Но я жалела его. В те минуты, когда он признавал свою ущербность, свою беспамятность и неспособность адекватно воспринимать события, он казался уязвимым. Он открывал свои слабые места, говорил о них со мной и с Лукой так просто, словно полностью доверял нам.

Да так оно и было на самом деле. Ведь кроме меня и Луки больше доверять было некому.

И поэтому я понимала его. А когда понимаешь, можно и пожалеть, верно? Вот я и жалела Иоко.

Я, конечно, слегка путалась в своих чувствах, но неловкости и страха не испытывала. Вот потерянность – да. Я не знала, что мне делать дальше, как поступить. Как избежать встречи с Хозяином, как остаться самой собой – девочкой с пятном на лице, – а не стать слугой Злого Духа, пусть даже и ценой обретения красоты.

Только теперь я вдруг поняла, что все-таки хочу остаться сама собой и не желаю меняться. Не желаю забывать прошлое – бабушку, папу, свой класс, свои рисунки, свое стремление запечатлевать придуманные миры.

Глядя, как Иоко устраивается на ночлег, я думала о том, что это ужасно – засыпать и понимать, что утром встанешь другим человеком, что все твои чувства, мысли и желания будут утрачены, потому что настолько быстротечны, что не доживут до следующего утра.

Укладываясь спать, я еще подумала, что если мое пятно потихоньку пропадает с лица, значит, это не моя сущность.

А что же тогда? Какая я на самом деле?

Мне еще только предстояло узнать это.

2

День выдался коротким. Или мне так показалось?

Едва я сомкнула глаза и провалилась в сон, как над ухом зажужжал голос Ханта.

– Что вы спите? Солнце уже внизу, пора двигаться! Нас ждет мост Забытых Песен, забыли, что ли?

Он орал так громко, что мне показалось, будто в голове моей звучит колокол. К тому же я не выспалась и глаза просто не открывались.

– Ну, еще часик, – попросила я, отворачиваясь.

– Какой часик? Где ты видела в Безвременье часик? Этот мир обманет тебя, и ты проснешься глубокой ночью, когда луны уже будут закатываться, и снова просидишь здесь, в Убежище, потому что двигаться дальше будет нельзя! – надрывался Хант.

– Вот и славно. Зато к Хозяину попаду на день позже.

– Подъем! – бодро прозвучал голос Иоко. – Первый раз в жизни призрак оказался прав. Подъем, Со!

– Давайте еще немного поспим, – у меня еле поворачивался язык.

Ноги ныли после продолжительной ходьбы, и в голове по-прежнему гудел колокольный звон.

– Не можем. Двигаемся, Со. Надо двигаться. Вперед.

– Ты хоть помнишь, что я прочитала тебе из книги? С каждой приведенной душой ты теряешь часть своей. Совсем скоро превратишься в призрака без души. А Валес, судя по всему, почти превратился. Просто упырь какой-то, – возмутилась я, вставая и берясь за кеды, чтобы обуться.

– Из какой книги? – совершенно серьезно спросил Иоко.

Началось!

– Вот из какой! – Я достала «Карты Безвременья» из рюкзака и потрясла книгой перед Иоко.

– Где ты это взяла? Что за ерунда? – нахмурился мой Проводник.

Неужели он столько всего забыл, пока спал? Ничего себе!

Я принялась объяснять подробно и внятно, но тут же заметила, что Хант давится от смеха, Эви хихикает, прикрывая рот ладошкой, и даже добрый Лука улыбается во весь рот.

– Он тебя разыгрывает, – смеясь, пояснил Лука, – разве не видишь?

Иоко усмехнулся, направив посох на угли, погасил огонь и повернулся ко мне.

– Но зато я проверил – ты ничего не забыла! Все отлично помнишь. Так что можно двигаться. С тобой, Со, я точно не пропаду.

Я надулась.

Я-то к нему со всей душой, к этому Проводнику, а он шутки шутит. Ну, и ладно. И не буду больше разговаривать.

Сунув книгу на место, я проворно зашнуровала кеды, вскочила, сложила одеяло и протянула плащ Иоко. И не говорила больше ни слова, изображая, как я обижена, но Иоко, дотронувшись до моего плеча, тепло сказал:

– Брось, не обижайся. Пока ты со мной, я буду помнить. Вот в чем весь фокус. С тобой все как-то более четко и ясно, понимаешь? Поэтому будь уверена, Хозяин тебя не получит. Это я могу обещать.

– Тогда зачем мы идем к нему? – удивилась я.

– Мы идем не к нему. Мы попробуем добраться до Агамы, она много чего знает. И она – живая. Она не призрак и не Проводник. Она реальный, живой человек. А в твоей книге было написано, что все ответы у живых. Помнишь?

– Конечно.

– Вот и славно. Тогда двигаемся. Попробуем отправить вас с Лукой домой и вернуть ему человеческий облик.

– Это возможно? – тут же спросил Лука.

– Если только найдем Железные Часы. Все проклятия разрушатся, когда Мир Синих Трав получит свободу, – пояснил Иоко.

Мы снова двинулись в путь. Мой Проводник по-прежнему шагал впереди, я шла следом. Лука держался возле меня, а двое неугомонных призраков из города Ноом то исчезали в траве, то забегали вперед, временами гоняли хасов, иногда рвали траву и плели венки. Другими словами, эти двое без конца шумели и возились.

Иоко сердито посматривал на них, но ничего не говорил. Да и что было взять с этих детей-призраков?

Угомонить их можно было только конфетами, но у меня осталось совсем немного, поэтому я берегла сласти на крайний случай.

Мы миновали еще одно широкое травяное поле, где стебли доставали мне до плеч, почти закрывая висящую сбоку луну, и вдруг впереди показались верхушки деревьев. Они терялись в облаках – так мне показалось – разрастались невероятно широко и медленно качались то ли от ветра, то ли еще от чего.

Иоко остановился, воткнул посох в землю и строго посмотрел на меня.

– Вот теперь ты действительно должна держаться рядом со мной. Никакой самодеятельности. Хорошо?

Это его «хорошо» прозвучало мягко, устало и проникновенно.

– Мы почти добрались до моста Забытых Песен, но места эти опасные и злые. Призраки там не водятся. – Тут Иоко бросил недовольный взгляд на Ханта, что стоял чуть впереди и изо всех сил колотил по дороге сучковатой палкой, подобранной где-то в траве. – Зато там обитают гусеницы, пожирающие все, что движется. Поэтому ни шагу без меня, договорились?

Я торопливо закивала.

Хант впереди громко стукнул палкой и зашвырнул ее так, что она с шумом рухнула в траву, отчего озверевшие хасы брызнули в разные стороны.

Иоко попытался треснуть Ханта по затылку, но тот отпрыгнул, высунул длинный, как у змеи, язык, скосил глаза к переносице и еще раз отпрыгнул.

– Лучше бы Валес этого паршивца посадил на цепь. Больше было бы толку, – вздохнул Иоко.

– Да не обращай ты на него внимания, – посоветовал Лука, сдерживая смех, – он же как клоун, а на самом деле очень рад, что идет с нами, и ему уже не так скучно и одиноко, как было в Нооме. Только по-другому он не может выразить свою радость, вот и проказничает.

– Что-то мне уже тошно от его радости, – Иоко ободряюще взглянул на меня и зашагал вперед.

Я двинулась за ним.

Деревья качались вдалеке, их длинные ветви с мелкими листочками уходили к самым облакам, и чем ближе мы подходили, тем громаднее они казались. Сначала травы скрывали стволы, но вдруг, неожиданно и как-то сразу, стебли закончились и мы все оказались перед огромными толстыми деревьями, кроны которых переплетались и тяжело шумели, словно высказывая тревогу и беспокойство.

Это оказался густой и дремучий лес. Серебристые мелкие листочки легким облаком покрывали ветви деревьев, и от них исходил терпкий горьковатый запах.

Мост начинался сразу. Деревянный, узкий, стоящий на высоких сваях, он нырял за стволы и терялся под плотным навесом из ветвей. Оказывается, мост Забытых Песен вел через лес.

– Какой в этом смысл? – не поняла я, всматриваясь в темные ступени, уходящие вверх.

– В чем ты не видишь смысла? – удивился Иоко.

Он остановился и смотрел на яркую луну, заливающую небо густым серебром.

– Мосты строят через реки, пропасти или проливы. Но к чему мост через лес? – удивилась я.

– Потому что по земле через этот лес не пройти. Во-первых, черви, – быстрым говорком принялся пояснять Хант, нетерпеливо подпрыгивая на самом краю синей дороги, – они ползают по земле и питаются насекомыми, мышами, ежами – что попадется, тем и питаются. Попадется человек – налезут и сожрут. Их ведь тут тьма тьмущая. Поэтому по земле в этом лесу лучше не ходить.

– А еще ядовитые травы, и они тоже питаются людьми. Обвивают ноги, впиваются усиками и пускают яд, который парализует человека. Ну, и потом травы жрут его, – добавила строгая Эви.

– Вот, тебе уже все рассказали, – Иоко поморщился, взглянув на Ханта, – теперь ты знаешь, что места тут гиблые. Мост старый, опасный. Внизу тоже опасно. Поэтому никакой самодеятельности. Скорее всего, привал придется делать на самом мосту. Будем двигаться, пока не устанем и не сможем больше идти. Тогда отдохнем и снова пойдем. Третье Убежище начинается в самом конце леса. Закончится мост – значит, считай, пришли.

– А лусы? – уточнила я.

– Лусы тут не водятся. Они тоже боятся здешней живности. Не дураки, – быстро подсказала Эви.

– Вот именно, – заключил Иоко.

3

На мост вели деревянные ступени. Они оказались узкими, хлипкими, и перилами служила старая ветхая веревка, протянутая по деревянным столбикам. Держаться за нее было страшно и неудобно, и я старалась не прикасаться к ней.

Иоко, судя по всему, к ступеням вполне привык, потому что быстро шел вперед, перепрыгивая через несколько перекладин, и не задержался ни разу. А меня все удивляло и пугало. На ступенях время от времени попадались вырезанные фигурки во́ронов, но теперь они казались мне чем-то родным и хорошим.

Теперь-то я знала, что во́роны когда-то были Чародеями-хранителями этого мира, пока не попали под злую волю Хозяина.

– Сразу за мостом Убежище, а дальше Вейм, – неизвестно зачем пояснил Иоко, хотя мы все это и так уже знали.

Лука поднимался следом за мной и считал ступеньки. Сорок два, сорок три, сорок четыре…

Его шепот за спиной раздражал, а бесконечная лестница утомляла. Мы топали и топали, и призраки, в отличие от меня, не чувствовали усталости. Зато мои ноги гудели, точно в каждом кеде находилось по гире. Мне еще не доводилось столько ходить пешком и тем более так долго подниматься вверх по лестнице.

Иоко не останавливался, и я спешила за ним.

Над головой сомкнулись кроны с серыми мелкими листьями, и голубой свет луны пропал. Темнота на мосту оказалась такой густой, что я невольно чертыхнулась и протянула руку, чтобы хоть за что-то ухватиться. И нащупала ладонь Иоко.

– Держись за меня, правильно, – наставительно велел он и сжал мои пальцы.

Это оказалось так странно и неловко, что я залилась краской. Стало жарко, щеки запылали, и меня одолело смущение.

Еще ни один парень ни здесь, ни в моем мире не держал меня за руку. Не бывало такого.

А Иоко между тем бодро шагал вперед, и темнота его не пугала. Я шла рядом. Сразу после лестницы перила стали деревянными и доставали мне почти до плеч.

– Почему он называется мостом Забытых Песен? – наконец выдала я вопрос, собрав мысли хоть в какую-то кучку.

– Потому что раньше тут проводили рабов и они пели, – тут же принялся пояснять Хант. – Всегда пели. И все жители деревень знали, что если на мосту звучит песня, значит, ведут рабов. Иоко этого не может помнить. Ты ведь не помнишь, верно?

– Не помню, – сухо и недовольно отозвался Иоко. – Раз ты знаешь, то рассказывай. Тебя тоже вели по этому мосту, верно?

– Верно. Я тоже тут шел. И тоже пел. Здесь проводили конвои мальчиков и девочек. Нас привозили на судах с далекого острова, где находился портал в наш мир. Мы не из этого мира. Эви, помнишь мир, в котором мы родились?

– Как же его помнить, если мы были совсем маленькими? Я помню только ракушки, из которых мои сестры делали бусины, и большие плоты, с которых ловили рыбу. И все. Больше ничего.

– Я тоже помню плоты и бусы из ракушек. И еще браслеты. И большие черные суда, которые нападали на наши острова и забирали детей в плен. Это было страшно.

– На них приплывали пираты из Мира Синих Трав, это знали все, – добавила Эви.

– Нас доставляли на судах, а потом проводили по этому мосту. И мы пели. А мост назывался тогда мостом Грустных Песен, – добавил Хант.

Из прорехи в листве на него упал лунный свет, и я увидела глубокую недетскую печаль в его глазах. Он как-то жалобно моргнул, потер веки, тряхнул головой, и длинная непокорная челка скрыла лихорадочный блеск его глаз, полных слез. Похоже, призраки слишком ярко вспомнили свое прошлое.

– Я знаю эту песню, – проговорил вдруг Иоко. – «Дорога без конца под круглою луной, там вытоптан кирпич, там ветер, дождь и зной».

– «Никто не пошел бы по той дороге сам, но коль тебя ведут, пой славу небесам», – тихо добавила Эви.

– Так и есть. Первый куплет. Помню, однажды я ехал по мосту вслед за караваном с детьми-невольниками. Только что вспомнил… – в голосе Иоко отчетливо прозвучали виноватые нотки.

– Тогда споем, чего там, – беспечно проговорил Хант и затянул неожиданно ясным и чистым голосом медленно и заунывно:

Дорога без конца под круглою луной,

Там вытоптан кирпич, там ветер, дождь и зной.

Никто бы не пошел по той дороге сам,

Но коль тебя ведут, пой славу небесам.


Эви принялась вторить ему, Иоко подпевал, и у них получилось вполне сносное трио.


А в небесах гроза и жаркие лучи,

И лучше не смотри, а топай и молчи.

Что ждет тебя в земле проклятых Синих Трав?

Не дом и не друзья, а цепи на болтах.


Тоскливей песни мне еще не доводилось слышать. Я вздохнула, провела ладонью по гладким перилам и осторожно предложила:

– Давайте что-нибудь повеселее, а?

– Действительно, давайте что-нибудь веселое, – тут же согласился Лука.

– На этом мосту никто не пел таких песен. Тут внизу полно костей погибших детей, которые не выдержали долгого пути. Хочешь, сама посмотри, – суровым и строгим голосом заговорил Хант и так на меня взглянул, будто я предложила бог весть какое святотатство.

Я склонилась и посмотрела вниз, но в полном мраке ничего не увидела. Под мостом царила темнота, скрывавшая следы преступлений былых времен.

– Вот поэтому Хозяин и захватил этот мир. Слишком много зла тут творилось, – наставительно пояснил Иоко.

– Твой Хозяин творит еще большее зло, и вы вместе с ним, – быстро парировал Хант и ускакал куда-то вперед.

– Когда на Забытом мосту прозвучат забытые песни… – вдруг тихо проговорила Эви.

– Что? – не понял Иоко.

Эви не ответила, мотнула головой и прижалась ко мне. Я не почувствовала ее прикосновения, но поняла, что девочка хочет держаться возле меня, и не стала отталкивать. Она частенько произносила странные фразы, понятные только ей одной, и я к этому уже привыкла.

Лука замыкал нашу группу, поэтому первым заметил опасность, оглянулся и позвал Иоко.

– Посмотри, что это двигается там, в начале моста, где мы недавно прошли? Какая-то большая тварь идет по нашим следам, – проговорил он, и от его напряженного голоса у меня по коже побежали мурашки.

Мы шли в кромешной темноте, сквозь которую лишь кое-где пробивался лунный свет. Я ощупью находила перила, все остальное разглядеть было невозможно. И вот в этой темноте я узнаю, что за спиной движется что-то страшное и чужое.

Я уже слышала хриплое дыхание и быстрые осторожные шаги.

– Это Валес, – сердито произнес Иоко и заслонил меня собой.

При этих словах призраков будто ветром сдуло, так быстро они пропали.

– Придется сражаться. – Иоко немного вырос, плечи его раздвинулись, а посох засветился приятным голубым сиянием. На его концах выдвинулись острые клинки, и их блеск слегка осветил темное полотно моста.

– Это же лус, большой лус, – проговорила я, узнавая зверюгу.

– Это Валес. Он умеет превращаться не только в во́рона. Вот теперь нам будет нелегко, потому что призраками оборотня не напугаешь.

#Глава 13

1

Валес был оборотнем-лусом, поэтому действительно не боялся призраков и двигался на нас уверенно, мягко и даже как-то торжественно. Он бил себя по бокам толстым голым хвостом, изредка дергал короткими ушами и скалил зубастую пасть.

Он был огромным, этот лус, и самым настоящим, совсем не призрачным. Настил моста под ним трещал и прогибался, перила качались, листья на деревьях дрожали.

– Отойди, – велел Иоко, да я и сама попятилась, понимая, что для битвы нужно место.

На мосту было слишком тесно, хлипко и узко. Тут Иоко негде было развернуться, он не мог отскочить в сторону и выбрать более удобную позицию.

Валес рассчитал все очень верно. Вот он рыкнул коротко и зло и прыгнул вперед.

Иоко встретил его острием копья, но лус вцепился в древко зубами, рванул его на себя и отскочил. От сильного рывка Иоко повело вперед, однако он устоял и снова поднял посох, готовый отразить нападение.

Лус лишь довольно рыкнул – судя по всему, острое лезвие не причинило ему никакого вреда.

Иоко вдруг слегка встряхнул и перевернул посох, и тот стал коротким и толстым, с круглым набалдашником на одном конце, из которого вырвалась узкая струя пламени.

– Дурак! Спалишь мост и не сможешь больше никого привести к Хозяину! – на вполне понятном языке прорычал Валес, открыл пасть и выдал целый сноп дыма, загасивший пламя Иоко. – Ничему так и не научился! – И он снова прыгнул.

Иоко еле успел изменить посох, снова превратив его в древко с клинками на концах, и отбил нападение.

Лус отскочил, но тут же прыгнул снова, на этот раз чуть выше, задев головой ветки деревьев, откуда тут же посыпалась листва.

Иоко еле успел отскочить, как лус вцепился в древко посоха и рванул его. Иоко, нырнув под Валеса, схватил зверюгу за горло. Раздался злой рык и хруст.

Хрустело древко посоха. Еще чуть-чуть, и тварь перекусила бы его, оставив Иоко без оружия.

Я оглянулась. Клинки посоха светили так ясно, что я видела перила моста. Старые круглые деревянные палки, стоявшие частоколом. Я рванула на себя одну из них, и она на удивление легко отошла.

Сжав кол, я что есть силы воткнула это нехитрое оружие в бок луса. Что-то дрогнуло и тонко зазвенело. Я почувствовала, как кол входит в живое тело – гадостное ощущение, – и услышала яростный вой, Лус отскочил, а моя палка осталась у него в боку – я не удержала ее.

Лус взревел, зубами вырвал палку из своего тела, мотнул головой, обернулся вороном и исчез.

Я в потрясении замерла на месте, шепча какие-то ругательства про чертей.

Моя палка, оставшаяся на настиле моста, вдруг задрожала и стала меняться на глазах – вытянулась, потемнела еще больше и на одном ее конце появилось узкое длинное лезвие клинка.

– Что это? – пробормотала я.

– Со, мы победили его, – тихо проговорил Иоко, приблизился ко мне и стал всматриваться в мое лицо, подсвечивая себе посохом.

Я заметила свежую царапину на его щеке, лихорадочный блеск глаз и странное выражение в них, как будто он удивлен, восхищен, озадачен и испытывает еще какое-то чувство.

– Как ты это сделала? – совсем тихо проговорил он, пристально глядя на меня. – Как ты это сделала?

Я замялась, сжала пальцы в кулак, пожала плечами и пролепетала, что не знаю… случайно, наверное…

– Здесь, в Безвременье, не бывает ничего случайного, – проговорил Иоко, но уже без назидательной интонации. Он все еще был потрясен, но по-прежнему не сводил с меня глаз и оказался так близко, что я почувствовала его дыхание.

Что можно было ответить ему? Я ничего не могла сказать, сама не зная, как это вышло.

– Почему палка из перил стала… – Я не могла подобрать слов.

– Она превратилась в Посох, – подсказал Иоко. – Это Посох. Валеса можно ранить только Посохом, остальное оружие против него бессильно.

– Потому что Проводник нашел свою Спутницу, – сказала Эви, неожиданно появившись рядом. – Мы зря теряем время. Пусть Со берет свой Посох, а Иоко свой, и двинемся дальше.

Эви вдруг заулыбалась, ласково и хитро взглянула из-под своей льняной челки и поинтересовалась:

– А ты, Иоко, по-прежнему будешь утверждать, что она не Отмеченная?

Иоко не ответил, лишь в глазах его мелькнула неясная тревога.

Он наклонился, поднял мою палку-Посох, протянул мне и велел:

– Попробуй ею распоряжаться. Придумай для нее подходящий внешний вид, чтобы удобно было в пути. Попробуй.

Я нерешительно взяла странное оружие, сжала его, посмотрела на древко, и оно буквально на моих глазах стало вытягиваться, становясь серебристым, тонким, изящным, с закругленным, словно ручка зонта-трости, концом.

По древку побежали тонкие линии резьбы – витые цветы, тонкие ветки и множество бабочек. Посох стал красивым, практичным и удобным. И очень девчачьим, я сказала бы.

– Проводник нашел свою Спутницу, – снова заговорила Эви, – а на Забытом мосту прозвучали забытые песни. Старые предсказания начали сбываться. Все это, между прочим, должно быть записано в той книжке, что ты нашла у Валеса, Со. Тебе просто надо ее прочесть.

Я промолчала, растеряно и смущенно посмотрела на Иоко.

Он улыбнулся и положил ладонь на мое плечо.

– Ты молодчина, Со. Теперь у нас все получится. Теперь ты действительно моя Спутница. А Отмеченная ты или нет – это мы узнаем совсем скоро.

– Откуда ты, Эви, столько знаешь? – спросил Лука, который тоже появился на мосту.

Эви не ответила, но глаза у нее в этот момент были такие, словно ей было не семь, а все двадцать семь лет.

2

– Ну, выходит, мы победили Валеса? – Хант уселся на перила, заболтал ногами и отрастил себе длинный хвост, который обмотал за нижние перекладины, чтобы не упасть.

– Не мы, а Иоко и Со! – решительно поправил его Лука.

– Без разницы. Мы же все равно вместе. Я теперь от Иоко ни на шаг, иначе мне будет каюк от Валеса. – Хант вывалил здоровенный язык и скосил глаза к переносице.

– Тогда руки в ноги и топайте за нами, – перебил его Иоко и, наставив на призрака Посох, пообещал оторвать голову тому, кто будет болтать и медлить.

Хант снова скорчил мерзкую рожу и спрыгнул с перил.

– Ладно, пошли, чего там. Нам еще шагать и шагать по дрянному мосту рабов, – проговорил он и вприпрыжку побежал вперед, размахивая руками и хвостом.

– Дурак, – бросил Иоко и тоже пошел вперед.

Мы двинулись за ним.

Все еще испытывая легкий шок, я стискивала в руке так неожиданно обретенный Посох. Меня мучило смутное и страшное подозрение, что пресловутая Отмеченная – это все-таки я. Но тогда почему моя отметина на лице стала пропадать? Почему в книге написано, что Время может освободить только человек, отмеченный Злым Духом? Лично меня никакой Злой Дух не отмечал, это просто родимое пятно, которое досталось мне с рождения.

Ничего не понятно. Все было странно и необъяснимо.

Я не хотела быть Отмеченной. Мне надо было всего лишь найти путь домой – выбраться из Безвременья.

Мой деревянный Посох, покрытый замысловатой резьбой, славно постукивал о настил моста, и крепко сжимая его, я думала о том, что теперь у меня есть хоть какое-то оружие. Правда, владеть я им не владею, но ударить точно смогу.

Интересно, получится ли у меня развести костер?

Я уже собралась было спросить об этом Иоко, как вдруг он остановился, ткнул своим Посохом в густую листву над головой и сказал, что близится утро.

– Не успеваем пройти мост до восхода. Надо сделать привал и отдохнуть, – распорядился он.

– Но ведь тут, на мосту, не будет лусов, – заметила я. – Да и призраки с нами, а они отпугивают животных. Кроме оборотней, конечно. Мы могли бы идти дальше.

– Не в лусах дело. – Иоко посмотрел на меня и слегка улыбнулся. Улыбка вышла снисходительной, словно я – маленькая девочка, которая мало что понимает. – У нас есть правила, и мы выполняем их. Двигаемся только ночью. Отдыхаем только днем. Я давно существую в таком ритме, поэтому меня сейчас сморит сон. И тебя тоже. Отдых нужен нам всем, мы же не рабы, чтобы шагать безостановочно. Расположимся прямо на мосту и отдохнем. Черви сюда обычно не залезают.

– Зато сможешь увидеть этих тварей, – тут же подскочил ко мне Хант. – Знаешь, какие они мерзкие? Ты обязательно должна на них посмотреть. Они питаются цветами, что падают со здешних деревьев. Подгнившими цветами.

– А еще на этих деревьях есть еда, – Иоко поднял голову, схватился за ветку и притянул ее к себе, – здесь растет три вида плодов, и все съедобны. Нам хватит, чтобы сделать первое, второе и десерт. Поэтому отдыхаем, ребята.

Я не возражала. Меня все еще колотило после недавней битвы, перед глазами то и дело появлялась зверская морда Валеса с оскаленными зубами и яростно сверкающими глазами, и я понимала, что второй такой битвы не выдержу.

Иметь Посох – это еще не значит владеть им. Я не была воином, и вся моя храбрость давно уже закончилась. Поэтому я прислонилась к перилам моста и спросила, где лучше присесть.

– Здесь очень мало места, костер не разведешь, в кружок не сядешь, – сказала я.

– Место для костра на этом мосту есть, и мы недалеко от него. Всего десятка два шагов, и сама увидишь, – пояснил Иоко, – давай, соберись с силами, не раскисай. Валес уже больше не появится, будет зализывать рану, которую ты нанесла ему. Не всякому удается ранить могущественного колдуна Валеса, Со, так что могу поклясться – ты станешь здешней легендой и тебя тоже занесут в какую-нибудь книгу.

– Уж лучше бы меня отправили домой за эти подвиги, – проворчала я, плетясь за Иоко.

Мой Проводник не соврал. Действительно совсем скоро мы вышли на приличную круглую площадку, над которой естественным шатром соединялись ветви дерева. На площадке имелось аккуратно сложенное из камней кострище, а перила были сплошные, из плотно подогнанных одна к другой досок. Такое себе укромное местечко.

– Это привал надсмотрщиков, – тут же пояснил Хант. – Пока рабы стояли на мосту, они тут пили вино и жарили мясо. А мы парились на солнце и делили между собой остатки воды. Помню я это место. Гадкое оно, и я не желаю тут оставаться. Вы как хотите, а я пойду вперед и подожду вас там.

– Вот и славно. Топай, нам будет спокойнее, – тут же согласился Иоко. – А мы поедим, поспим и с первыми звездами двинемся в путь.

Деревянная площадка вплотную примыкала к толстенному стволу дерева, и можно было погладить синеватую шершавую кору, на которой фиолетовыми разводами пролегали странные узоры. Иоко поднял Посох повыше и заговорил низким тягучим голосом, словно произнося диковинное заклинание:

– Дерево, поделись со странниками своей жизнью. Дай нам сухих веток для огня и плодов для еды.

Сказав это, он толкнул Посохом ствол, и дерево зашелестело в ответ. К нашим ногами упал ворох сучьев, а затем опустились сверху длинные ветки, на которых висели разные плоды. Такого я еще не видела, хотя в Безвременье было много разных чудес и можно было бы уже перестать удивляться.

И все же я еще удивлялась.

А Иоко между тем нарвал полную миску тяжелых круглых плодов розово-оранжевого цвета, немного напоминающих персики.

– Это утолит жажду. Они сладкие, ешьте их, пока нарву остальное.

Я нерешительно взяла плод, откусила кусочек и ощутила сладкий прохладный сок, такой вкусный, что вмиг слопала все угощение. Лука тоже полакомился, лишь Эви не стала есть, отрицательно мотнув головой.

Хант уже успел ускакать вперед, поэтому ему еды не оставили.

– Эти фрукты отлично утоляют жажду, и они вкусные. Их много. Почему же рабы страдали от жажды, пока их вели? – спросила я.

Эта простая мысль удивила меня.

– Потому что никто не может достать эти плоды. Деревья не любят ими делиться, – тут же пояснила Эви. – Иоко ведь Чародей, он умеет приказывать деревьям. А надзиратели не умели, поэтому и сами не ели, и нам не могли дать.

– Ладно… – растерянно проговорила я.

Иоко наполнил вторую миску продолговатыми длинными плодами в толстой грубой кожуре, очистил их ножом, нанизав на тонкие прутики, поджарил над огнем, а затем посыпал ароматной травой и протянул мне и Луке. Ну, и сам, понятно, принялся есть.

Блюдо немного напомнило жареные кабачки, только нежнее и вкуснее. Корочка слегка хрустела, а сами плоды казались жирными и плотными. Масло так и капало с них, словно это были какие-нибудь маслины.

– Это второй вид плодов, что растут на этом дереве, – пояснил Иоко, – их принято жарить. Только деревья неохотно делятся своими плодами, Эви правильно сказала. Вот поэтому под ними и водятся мерзкие черви. Чтобы люди не совались. У деревьев с червями договор оберегать друг друга.

– А деревья от чего оберегают червей? – не поняла я.

– От солнечных лучей, которые их убивают. Деревья дают червям тень.

– Ты говоришь это так, будто деревья живые и разумные существа, – сказала я.

И сразу поняла, что сказала это зря, потому что большая ветка над моей головой тут же наклонилась и хлопнула меня по макушке. Она ударила бы и еще раз, но я, уставшая и злая, быстро подняла Посох и пригрозила срубить ее, если не успокоится.

Дерево зашумело – будто вздохнуло. Ветка нехотя убралась.

– А ты учишься быстрее, чем я думал, – похвалил Иоко, – но эти деревья лучше не злить. Они нас кормят, дают кров и владеют здешним местом, поэтому помалкивай.

3

Третий плод был похож на маленькую дыню. Овальный, шершавый, он пах сладко и немного терпко. Иоко разрезал его, извлек с помощью ножа мякоть и разложил по мискам.

– Ешьте ложками, – велел он, – это сытно и вкусно. Вот и вся наша еда, затем можно ложиться спать.

Мякоть плода напоминала картофельное пюре, только холодное. Я запила еду остатками минералки, потом достала пачку сухариков с изюмом и предложила Иоко и Луке.

– Все отлично, но хлеб не помешает, – пояснила я.

– Точно, – тут же согласился Лука, – давно не ел ничего такого. Как только попадем домой, стану есть и есть. Сосиски, мороженое, сухарики. Иногда так хочется пломбира в шоколаде, что просто живот сводит.

– У тебя не может сводить живот, у тебя его нет, – усмехнулся Иоко, – поэтому не придумывай.

– Я не придумываю! Это мои воспоминания. Тебе не понять… – Лука вдруг поперхнулся, виновато уставился на Иоко и тихо проговорил: – Извини.

В отличие от Ханта Лука был нормальным добрым парнем.

Иоко все понял.

– Странное дело, – проговорил он, пристраивая Посох рядом с собой, – пока вы со мной, я все больше и больше вспоминаю прошлое. И ничего не забываю из настоящего.

– Только не говорите, будто это из-за того, что я Отмеченная, – тут же возразила я, даже не успев толком прожевать сухарь.

– Не будем, и так ясно, что причина в этом, – заулыбался Лука.

– Я здесь ни при чем. Это все призраки. Это они первыми начали вспоминать.

– А кто вывел к призракам? Кто привел к нам Иоко? – тихо напомнила Эви.

– Это получилось случайно. Здесь вообще все случайно, – не сдавалась я.

– Наоборот. Тут все не случайно, пора бы уже понять, – наставительно сказал Иоко. – Как бы там ни было, но тебя, Со, надо уже обучать. Раз у тебя теперь есть Посох, ты должна уметь им владеть. Вот этому я и стану учить тебя.

Ладно, подумала я. Ладно. Пусть учит. Только сейчас мне хотелось спать. «Карты Безвременья» я почитаю позже, когда проснусь.

Я поймала себя на мысли, что почему-то боюсь загадочной книги, словно на ее страницах спрятаны какие-нибудь черви или другие опасные твари. Книга лежала в моем рюкзаке, видна была ее кожаная обложка, и корешок выглядывал из-под моих клетчатых рубашек и как бы хитро подмигивал мне.

Я собиралась лечь спать, мне не хотелось вычитывать ничего диковинного и загадочного, но руки уже тянулись к «Картам Безвременья». Вот книга оказалась у меня на коленях, ее страницы раскрылись, и я достала свой рисунок, сложенный вдвое – иначе он не поместился бы в книге.

Башня Иоко. На очередной странице книги была изображена карта. Черные линии на желтоватой бумаге, красные и синие надписи, загнутые уголки страниц. Видно было, что картой пользовались, и часто.

Город Ноом недалеко от башни Иоко, синяя дорога, синие травы, Убежище, Мышиная лестница. Место, где находился портал.

– А нельзя вернуться домой через портал на Мышиной лестнице? – вдруг осенило меня.

Мысль показалась такой простой, что я чуть не подпрыгнула от удивления

– Нет, – тут же ответил Лука. – Не суйся туда никогда. Попадешь в мир лусов, это точно. Об этом тоже написано в книге, тебе надо просто почитать. Все порталы в здешних местах настроены на мир лусов.

– А перенастроить нельзя? – не унималась я.

– Ты умеешь это делать? – сухо спросил Иоко.

– Я – нет. Но ты же Чародей, ты должен уметь!

Иоко усмехнулся, отрицательно покачал головой.

– Нет, не умею, – сказал он, – нужны особенные силы, чтобы открывать проходы в другие миры.

– Но ведь ты открыл открыл как-то проход из моего мира. Помнишь? Карта завертелась, ты достал свой ключ, что висит у тебя на шее, и открыл.

– Порталом работала карта. Она у тебя сейчас есть?

– Нет.

– И у меня нет. Она вернулась в твой мир. Это путь в один конец. Карта всегда возвращается, и сделать портал из Безвременья с ее помощью не получится.

– Это плохо. Мог бы и догадаться, что ее надо забрать, – сказала я.

Иоко не ответил, и я принялась читать книгу.

#Глава 14

1

Ноом и Вейм всегда были самыми большими, богатыми и могущественными городами. Деньги, славу и изобилие им принесли рабы. Нигде больше в Мире Синих Трав не продавалось столько рабов. Множество дорог отходило от Ноома и Вейма, и по этим дорогам переправляли рабочую силу.

Рабов добывали еще детьми. Их доставляли из Мира Прозрачных Островов, везли на судах, а затем продавали большими партиями на главных площадях. Дети с Прозрачных Островов слыли умными, талантливыми и удачливыми. За что бы они ни брались, все у них выходило, все получалось.

Лучше всего они обрабатывали землю, поэтому все плантаторы юга, запада, востока и севера предпочитали получить на свои земли «детей удачи» – так называли рабов в те времена.

Только самим этим детям удача совсем не помогала. Они умирали на судах, дорогах и от тяжелого труда на плантациях. Взрослые рабы тоже высоко ценились, они строили дома, сажали сахарный тростник, чай и хлопок и могли воевать. Мир Синих Трав забирал у них память о прошлой жизни, об их родных Прозрачных Островах. А теми, кто лишен памяти, как известно, очень легко управлять.

Мир Синих Трав был построен рабами, но им не принадлежал.


Буквы на шестой и седьмой страницах были мелкими. Синие чернила поблекли, а в самом низу слова «Прозрачные Острова» и вовсе немного размазались.

Я достала свой рисунок, где были запечатлены Иоко и круглая каменная площадь, и вложила его в книгу. Он лучше всего подходил под описание Ноома.

– Да, удача точно не светила «детям удачи», – сердито проговорил Лука, – получается, что они строили, сажали, растили, но сами оставались бедными и несвободными.

– Да, все так и было, – грустно подтвердила Эви.

В Безвременье все не так, как кажется.

Я прочла последнюю фразу на странице и почувствовала, что от ужаса по спине пробежали ледяные мурашки. Солнце уже успело подняться и согреть воздух, но у меня зуб на зуб не попадал от волнения.

Иоко молчал, о чем-то задумавшись.

– Жаль, что нет Ханта, он сейчас много чего рассказал бы нам, – протянул Лука. – Он же хотел держаться возле Иоко, но ускакал куда-то.

– Хант передумал, – с философским спокойствием пояснила Эви.

– Это мы и сами видим. Слишком часто он передумывает. – Лука разлегся прямо на досках, вытянул ноги к костру и заложил руки за голову.

– Интересно, кто написал эту книгу? – вдруг спросил Иоко. – Там есть хоть что-то об авторе?

– Ничего, – я пролистала последние страницы, заглянула в середину. – Ни слова. Может, когда все прочитаем, поймем. А пока что… Меня эта книга пугает, – неизвестно зачем добавила я.

– Почему? – спросил Лука.

– Ну, не знаю… Как будто она вот-вот скажет нам о чем-то страшном. Понимаешь… – я замялась. – Она как будто о нас говорит. Словно в ней записана наша судьба.

– Там про нас нет ни слова, – уверенно заявил Лука.

– В том-то и дело. О нас ни слова, а у меня такое чувство, будто книга живая и дышит. И вот-вот выдаст какую-нибудь жуть. Это как у Стивена Кинга. Читал его книги?

– Смотрел «Зеленую милю». Нисколько не страшно.

– Тебе надо бы почитать «Кладбище домашних животных». Вот там ужас так ужас.

– Почитаю, как только вернемся домой, – заулыбался Лука.

Иоко молчал. Он наблюдал за нами, я это видела, но ничего не говорил.

А мне вдруг вспомнился Игорь. Он стал очень далеким, ненастоящим и глупым, и поглядывая на пляшущие язычки костра, я подумала, что теперь он совсем не интересует меня. Иоко был прав, у меня с этим парнем мало общего. Но если мне теперь не нужен Игорь, то кто нужен?

Последний вопрос я произнесла вслух. Пробормотала, почесывая коленку и сонно щурясь.

– Тебе нужен Иоко, – уверенно проговорила Эви.

Я покачала головой, сунула под нее сложенное одеяло и улеглась спать. Впереди длинная дорога, так что лучше отдохнуть, пока есть время.

2

Мои сны в Безвременье всегда были тревожными и беспокойными. В тот раз на мосту мне снились сражения, лусы, черепа и во́роны. Воронов было особенно много, они летали стаями и громко каркали, словно оплакивая погибший Мир Синих Трав.

И еще мне снился мой Посох – будто я сражалась им, он звал меня и я понимала его язык.

Другими словами, снилась какая-то ерунда, и когда я проснулась, первое, что увидела, это была резная загнутая палка, которая служила мне теперь Посохом.

Я хмуро уставилась на нее, затем поднялась, полила себе из бутылки, ополаскивая руки и лицо. Моя минералка закончилась, и в последнем нашем Убежище я набрала в пластиковую емкость воды из ручья. Теперь она пригодилась мне, потому что на мосту никаких ручьев не наблюдалось.

Иоко уже не спал. Или еще не спал – я так и не поняла. Он сидел у подернутого пеплом костра, сжимая в руках Посох, и неотрывно смотрел на крошечные искры, все еще выскакивавшие из обгоревших головешек.

Призраки куда-то делись, все трое. Может, им стало скучно, может еще что. Но даже Лука ушел.

– Почему не спишь? – осторожно поинтересовалась я.

Солнце стояло высоко, значит, в путь нам было нескоро.

– Вспомнил, что мост Забытых Песен тоже строили рабы. Правда, это было очень давно, меня тогда еще и на свете не было. Но это место всегда считалось проклятым. Вот поэтому, видимо, и водятся тут черви. Это темные твари, не из здешнего мира.

Я кинулась к перилам и перегнулась, пытаясь рассмотреть землю. Трава в лесу почти не росла, землю покрывал ковер из опавших листьев и цветов, которые сладко, почти приторно пахли.

Червей я увидела не сразу, а когда рассмотрела – почувствовала просто омерзение. Толстые твари медленно шевелились в листве, шуршали и лениво поднимали головы.

– Какая мерзость! – воскликнула я. – Значит, ты опять что-то вспомнил?

– Это странно, – сказал Иоко. – То ли дело действительно в тебе, то ли в этой книге, но я все больше вспоминаю Мир Синих Трав. Кусками, обрывками. Они всплывают в голове блеклыми старыми картинками.

– Только давай не будем опять говорить, будто я Отмеченная, а то ужас берет от таких мыслей, – попросила я. – Мне снилось, что я управляюсь с Посохом.

– А ты не умеешь управляться с ним, – тут же подхватил мою мысль Иоко. – Давай покажу тебе, что ли.

Он поднялся, его Посох легко закачался на ладони, словно был не толстой палкой, а легоньким прутиком.

– Возьми свой двумя руками, сожми его, но не крепко, а так, словно это птица. Если сильно сожмешь, погубишь. А будешь слабо держать – улетит. Найди контакт с ним, потому что теперь это твой Посох и он должен знать твои желания, а ты должна чувствовать его.

Я ничего не поняла из этих объяснений, просто вытянула руки, держа в них свое новое оружие.

– Правильно. Теперь попробуй ударить.

Я ударила по Посоху Иоко, и он отбил удар. Еще раз ударила – он опять отбил.

Такой ерундой мы занимались, наверное, с час. Если бы можно было определить время в стране Безвременья, то я сказала бы именно так. Мы стучали и стучали, пока у меня не заболели руки и мне это не надоело.

– Все. Я поняла, – устало проговорила я, опуская Посох.

– Вижу, – Иоко усмехнулся, – у тебя слабые руки и слабый удар. Надо тренировать мышцы. Можешь отжиматься прямо сейчас.

– Угу. Прямо сейчас!

Я усмехнулась.

В школе у меня был трояк по физкультуре. Выше оценка никогда не поднималась, потому что я еле-еле бегала, с трудом прыгала и не больше тридцати раз могла покачать пресс. А уж об отжимании и речи не шло, выполнения таких сложных упражнений наш физрук от меня никогда и не требовал.

Но Иоко настаивал.

– Представь, что нам опять придется отбиваться от Валеса. А ведь придется, потому что теперь он нас не оставит в покое. Ты нанесла ему рану, и он очень быстро поймет, что появился новый Чародей, достаточно могущественный и сильный. И попытается отобрать тебя у меня, чтобы лично доставить к Хозяину как лучший трофей. Придется отбиваться, а ты и ткнуть Посохом как следует не умеешь.

В ответ я демонстративно уперлась в доски руками и с трудом отжалась два раза. Затем улеглась и сказала, что больше не могу.

– Все грустно, да? – засмеялся появившийся откуда-то Лука. – Жаль, что Посох достался не мне. В школе я мог подтянуться на перекладине двадцать раз.

– А сейчас и все сто подтянешься, потому что ничего не весишь, – объяснил Иоко. – Как же с вами со всеми сложно. Ладно, Со, теперь давай, прикажи дереву угостить нас. Это тоже надо уметь.

Мне хотелось пить, и я не прочь была бы полакомиться сладкими розовыми плодами, поэтому тут же вскочила, подняла свой Посох и, понизив голос, произнесла:

– Дерево, угости нас своими сладкими плодами. Поделись с нами.

Я старалась говорить медленно и торжественно, подражая голосу Иоко. Но ничего не произошло. Ветви даже не дрогнули, простираясь над моей головой, и словно притворились, что я не к ним обращалась.

Иоко заулыбался, Лука прыснул, появившаяся Эви захихикала.

Только Ханта не хватало, а он, если увидит, будет потешаться всю дорогу.

Я разозлилась, со всей силы стукнула палкой о ствол дерева и крикнула:

– Тогда сейчас срублю пару веток и сама нарву, слышишь, старая коряга!

Дерево дрогнуло и через несколько секунд нехотя протянуло длинную ветку с желанными розовыми плодами.

– Спасибо, – вежливо поблагодарила я, – между прочим, от тебя, дерево, не убудет. Надо делать хоть что-то доброе людям, а не жить только для себя.

– Это же Дерево Трех Цветков, – Хант, как обычно, появился внезапно, хлопнув хвостом о деревянный настиал моста и скорчив рожу. – Его завезли сюда с наших Прозрачных Островов. Там оно три раза в год приносило три разных вида плодов и кормило наш народ. Завезли саженцы, то есть ветки с корнями – так оно и размножается, пуская воздушные корни, которые потом уходят в почву. И тогда из ветки вырастает новое дерево. Но вместе с саженцами завезли и личинок этих ужасных червей, которые стали жить рядом с деревьями, и потому собирать с них плоды никто не мог. Так что ворованные деревья не пошли на пользу.

И Хант еще раз стукнул хвостом.

– Ясно, – коротко ответила я. – А на островах они были полезными и черви не мешали?

– Эти черви не едят плоть на наших островах. Ими питаются наши животные, так что у нас они плодятся не слишком сильно. А тут им раздолье, тут нет животных, которые питались бы ими, – пояснила Эви.

Я подняла голову и посмотрела на ветки с крошечными серыми листочками. Они трепетали от слабого ветерка. Вот, значит, что! Дереву, оказавшемуся вдалеке от родины, здесь не нравится, поэтому оно и закрылось от людей.

Я дотронулась до шершавой коры и погладила ее.

– Спасибо тебе, дерево, – тихо проговорила я.

И оно услышало меня, дрогнуло и зашелестело мягко и жалобно.

3

Мы с Иоко поели плодов и, поскольку солнце по-прежнему стояло высоко, решили еще немного отдохнуть – поспать. Рисовать в этих местах я не могла – не было воды, чтобы промывать кисти. Читать не хотелось – книга по-прежнему пугала.

Но зато благодаря «Картам Безвременья» я хоть немного стала разбираться в Мире Синих Трав. По крайней мере я теперь знала, как он называется.

Спали мы долго и спокойно. Это был самый продолжительный отдых за все мое путешествие. Ничто не мешало, никто не отвлекал. Деревья давали хорошую тень, поэтому не было жарко. Опасные твари держались от моста подальше, и проснувшись, я еще долго лежала и просто смотрела на листья, на крошечные белые цветочки и слушала, как шумит высоко в ветвях ветер.

Солнце, прежде чем опуститься, скрылось в тучах и долго стояло над горизонтом, лишь слегка выглядывая из-за облаков. Его красные лучи пронизывали лес, и настил моста зловеще отсвечивал, как бы напоминая о своем горестном прошлом. Мост Забытых Песен пересекал лес, деля его надвое, и в самом его конце красное солнце скрывалось за фиолетовыми облаками.

Жуткое зрелище.

Наконец светило село, и я даже обрадовалась этому. Стало прохладнее, подул резкий ветер, который слегка развеял сладкий запах цветов и фруктов.

Иоко сказал, что пора отправляться, и достал из кармана плаща сложенную холщовую сумку.

– Запасемся здешними фруктами. Пригодятся, – пояснил он.

Совсем скоро мы двинулись в путь, оставляя Мост Забытых Песен, и Хант, шагая впереди, совсем тихо тянул знакомый мотив про «дорогу без конца».

#Глава 15

1

Внезапно пошел дождь, хлынул так неожиданно, словно в небе кто-то открыл кран. Я пикнуть не успела, как промокла до нитки. Иоко снял с себя плащ и укрыл меня.

Плащ Иоко был с теплой подкладкой и непромокаемым верхом. Как это получалось, я не понимала, ведь темно-синяя шерстяная ткань была мягкой и даже какой-то ласковой, но влага стекала с нее, как с клеенки.

Спрятавшись под большим капюшоном, я видела перед собой только настил моста и пузырьки дождя на нем, да еще шагавшего впереди Иоко, который, судя по всему, вовсе не боялся промокнуть. Я не отказывалась от плаща и не делала вида, что он мне не нужен. Наоборот, я была страшно рада, что мне на голову ничего не капает. А как будет обсыхать Иоко – об этом я не думала.

В конце концов, это же он притащил меня в этот мир, вот пусть теперь и старается.

Призракам дождь был по душе, потому что капли проходили сквозь их тела и это выглядело и странно, и смешно. Они тут же стали как бы полупрозрачными – вроде люди, но в то же время сквозь них видно было, как хлещет дождь. Создавалось впечатление, будто вода обретает форму их тел, и это было настолько удивительно, что я какое-то время пялилась на них, как завороженная.

Так же внезапно, как и начался, дождь прекратился. Раз – и тишина, слышно только хлюпанье моих кедов по лужам. Иоко шел бесшумно, он умел передвигаться без единого звука. С плаща быстро сбежала вода, Иоко же просто тряхнул мокрой головой, и во все стороны полетели брызги с его волос. Он спросил, не замерзла ли я, и опять бодро зашагал вперед.

Мы двигались быстро. Призраки прыгали и веселились, Иоко хмуро поглядывал на них, но не ругался, видимо потому, что впереди уже различался просвет в деревьях. Лес редел, ветви над головой расходились, пропуская приветливый лунный свет, и я могла даже рассмотреть ступени в конце моста.

Мы миновали еще один этап долгого пути, и это пугало меня и одновременно радовало. Все-таки выбрались целыми и невредимыми.

Спускались мы долго. Лука уже не считал ступеней, лишь весело прыгал по ним. Хант, решив скатиться по перилам, рухнул куда-то вниз, пропал, не долетев до земли, и тут же снова появился на лестнице впереди нас, радостно улыбаясь, подпрыгнул и снова забрался на перила.

Эви, по-прежнему державшаяся рядом со мной, лишь покачала головой. Иоко промолчал. Он больше не обращал внимания на проделки Ханта.

Едва мы ступили на синюю каменную дорогу, Эви остановила меня и тихо проговорила:

– На этом мосту тоже есть надпись. Тебе надо прочесть ее. Нужно только спуститься под мост.

– Ну да, к червям, – сердито произнес Лука.

– Она же Отмеченная, черви ее не тронут, – убежденно возразила Эви.

Я лишь взглянула на нее, поморщилась и покачала головой.

– Хватит с меня приключений. Я еще после дома Валеса в себя не пришла, – возразила я.

– У тебя есть Посох, – вступил в разговор Иоко, – он отгонит червей. Да и Эви поможет, ее эти твари боятся. Черви не любят призраков.

– Ты считаешь, мне надо что-то искать под мостом? – не поняла я.

– Давай вместе, – сказал Иоко и поинтересовался у Эви, откуда она знает про надпись.

– Я слышала от надсмотрщиков. Они говорили, будто хранители-Чародеи написали какое-то заклятье под мостом и скрыли его от посторонних глаз. Надсмотрщики говорили, будто заклятье – это магическая надпись и имеет важное значение. Они думали, что речь идет о сокровищах. Ну, вроде бы она указывает путь к ним.

– Только сокровищ мне и не хватало, – тут же возразила я, – зачем они мне?

– Это не сокровища. Ты же рисуешь надписи. Вот и мост нарисуешь, и то, что написано.

– Ну, не знаю… – усомнилась я.

У меня не было ни малейшего желания лазить по траве, где кишат мерзкие твари. Наоборот, хотелось уйти отсюда как можно быстрее – вперед, по синей дороге.

– Пошли, – решительно приказал Иоко.

Он перевернул посох, и тот засиял, словно в нем зажглись крохотные синие лампочки, и на концах выдвинулись клинки. Иоко провел лезвиями по траве. Раз, другой, третий. Разрубленные куски червей полетели в разные стороны, невысокая трава нервно зашелестела, заколыхалась, словно морская волна, – и образовалась неширокая тропинка, по которой Проводник прошагал уверенно и спокойно.

Ладно, пришлось идти за ним. Я ойкала, шептала «мамочка» и прижимала к себе рюкзак. Свой посох я держала в левой руке и почему-то совершенно забыла, что могу им воспользоваться точно так же, как Иоко.

Мы зашли под деревянный настил моста. Его сваи тоже были деревянными – толстые, плохо обработанные, кривоватые и мрачные. Зато вверху крепеж оказался железным и неожиданно красивым. Изогнутые кованые украшения под каждой сваей придавали мосту ореол загадочности и старины. В общем, смотрелось это здорово, особенно в голубоватом свечении посоха.

– Посвети под мостом, – напомнила Эви.

Но все наши усилия найти надпись были напрасными. Ни на сваях, ни под настилом – нигде никаких букв.

– Нам что же, теперь надо возвращаться и искать по всему мосту? – не поняла я.

– Нет, – решительно тряхнула льняными кудрями Эви, – надпись должна быть в этом месте. Я помню, я слушала разговоры. Точно здесь.

Иоко молча поднял посох, дотронулся им до одного витого железного узора, потом до другого. Вдруг раздался мелодичный звон, довольно странный для железа. Раз, два, три – три раза постучал Иоко, и пространство наполнилось странным звучанием. Мост дрогнул, поперечные толстые доски настила разошлись в стороны, и оказалось, что настил двойной – за одними досками находятся другие.

Круглый стол. Железные Часы.

Вот что там было написано.

Я дважды прочла надпись вслух. И посмотрела на Иоко.

– И что теперь? – спросила я.

– Ничего, – просто ответил он, еще раз стукнул посохом по железному крепежу, и доски вернулись на место, скрыв таинственную надпись.

2

– Нарисуешь ее? – уже в третий раз спросил Хант.

Мы остановились у еще одного Перекрестка. Дороги разбегались, прячась в траве, и все четыре ответвления были выложены из синего камня.

На дорожном столбе темнели каменные выпуклые буквы, складываясь в уже знакомое слово «Перекресток», как будто и без того не понятно. Чуть ниже более крупными буквами сообщалось, что правая дорога ведет на Вейм.

– Нам туда, – распорядился Хант, который, как обычно, прыгал впереди.

– Сначала зайдем в Убежище, возьмем немного продуктов, – возразил Иоко.

Я стянула с себя плащ, встряхнула его, и последние капли дождя пропали в траве.

– Наденешь? – спросила я Проводника.

Плащ пах травами, дымом от костра и своим владельцем. Я сжимала в пальцах мягкую ткань, и у меня вдруг появилось такое чувство, будто между мной и его владельцем устанавливается какая-то другая, более прочная связь, будто завязываются совершенно новые отношения, иные чем раньше.

– Оставь себе. – Иоко посмотрел мне в глаза, и мне стало ясно: он все понял.

Я сунула невесомый мягкий плащ в рюкзак и застегнула молнию. Эви не переставала восхищаться этим приспособлением и с удовольствием прислушивалась, как едет по зубчикам собачка.

Мы повернули налево, в противоположную от Вейма сторону. Дорога стала узкой, извилистой, затем поползла в гору, на крутой высокий холм, по бокам которого торчали угрюмые скалы. Луны теперь светили нам в спину, и было видно, как движется передо мной моя собственная тень.

Наконец мы добрались до развалин какого-то замка. Из всего строения уцелели лишь башня и стена, да и то без крыши, а в пустых проемах сидели во́роны. Видимо, это были просто птицы, а не Чародеи, потому что при нашем появлении они взлетели, недовольно покаркали и скрылись в низине.

Непрошенные гости им явно не понравились.

– У меня тут хижина есть, – пояснил Иоко, – сам строил. Небольшая, но удобная. Там держу основные запасы еды. Время от времени пополняю их. Нам предстоит путешествие морем, поэтому надо запастись получше. Твои вкусные чипсы там не помогут. Нам понадобится мясо.

Иоко провел нас мимо разрушенных стен, заросших каменных фундаментов и разбитых ступенек, потом мы миновали высокую башню и увидели крытую травой хижину.

Вернее сказать, хижина не была крыта травой – трава просто росла на крыше, невысокая, сероватая. Мелкие розовые цветочки там и тут проглядывали между стеблями, придавая хижине милый и славный вид.

На окнах висели занавески в цветочек, у крыльца стояла скамеечка, а дверь была недавно выкрашена в яркий и нарядный синий цвет. Не домик – загляденье.

– Ничего себе, – выдохнула я.

– Хорошее Убежище, – довольно улыбнулся Иоко, – я не всякого сюда привожу. Ты первая из моих подопечных, кого пригласил. Вообще я считаю эту хижину своим домом. Башня Иоко – только для служения Хозяину. Это не моя башня. А здесь я чувствую себя как дома. Поэтому добро пожаловать.

Иоко распахнул дверь и пригласил нас внутрь.

3

В домике была только одна комната, но зато просторная и уютная. Огромный очаг, сложенный из синих камней, огораживала фигурная железная решетка. Деревянный стол желтел чистой столешницей, растопырили широкие ноги скамьи, на которых плоскими цветными пятнами были разбросаны подушки.

По всем четырем стенам тянулись прочные полки из массива дерева. Торцы их украшала великолепная резьба, изображающая то шагающих во́ронов, то бегущих лусов, то прыгающих хасов. А возле очага на них вился виноград.

Это действительно был виноград – крупные выпуклые гроздья нельзя было спутать ни с чем. Резные листья, завивающиеся усики – все было передано настолько верно и четко, что я не удержалась и провела по ним рукой.

– Кто же сделал такую красоту? – спросила я.

– Моя работа. – Иоко стоял рядом со мной, и в его голосе слышалась гордость.

– С помощью Посоха, да? – уточнил Лука, который тоже восторгался и полками, и лежащими на них ножами, стрелами, луками и кожаными ножнами.

– Нет, это ручная работа. Я умею резать по дереву, – скромно признался Иоко и указал в угол, – вон там мой верстачок. Когда нет подопечных, живу здесь. Мне тут спокойно, как будто это и есть мой настоящий дом. Длинными ночами очень люблю заниматься резьбой. Сидишь, наносишь узор и не спеша размышляешь о чем-нибудь.

И он улыбнулся, видимо вспомнив все вечера, что провел в одиночестве в этом своем уютном Убежище.

– И не скучно одному? – тут же поинтересовался Хант.

Он уже успел сунуться к верстаку, стукнул по нему несколько раз узким острым инструментом, поковырялся в баночке с гвоздиками, опрокинул ее и испуганно отпрыгнул в сторону.

– Вот болван, – покачала головой Эви и проворно собрала рассыпавшиеся гвозди, – если не стоится на месте, то шуруй на улицу, а тут беспорядка не наводи. А то я сама тебя вышвырну.

Ее детский голосок прозвучал так невинно и мягко, что я улыбнулась, представив, как крошка Эви будет вышвыривать Ханта.

Хант показал ей язык, заявил, что она его не догонит, прыгнул на крыльцо и уселся там на ступеньках, постукивая выросшим хвостом о деревянные доски.

– Скучно. Поэтому и вырезаю, – Иоко произнес это неохотно, словно ему неприятно было признаваться в этом. – Давайте сделаю вам пирог. С мясом и овощами. У меня есть тут свой огород, где растет много съедобного.

Он стянул рубашку и остался в одних штанах. Потом разулся, сунул ноги в небольшие кожаные тапки и взялся за дужку ведра.

Колодец оказался рядом с домом, только с другой стороны. Совсем скоро запылал очаг, замесилось тесто, причем призраки, глядя, как Иоко замешивает тесто с помощью Посоха, довольно хлопали в ладоши. Даже Лука сказал, что это «класс» и «супер», и от такого посоха он бы и сам не отказался.

Я немного помогла, нарезав овощи, и вот круглая лепешка с овощами, травами и копченым мясом отправилась в печь на горячие угли. А в очаге уже покачивался блестящий чайник с изогнутым носиком.

Я заявила, что желаю пить свой чай и что он всем понравится, и достала пачку чая «Липтон» с лимонными корочками.

– Вау, – тут же обрадовался Лука, – я всегда любил такой чай!

Чай у меня был в пакетиках, и когда вода закипела, настал мой черед удивлять призраков и Иоко. Чайные пакетики привели их в восторг. Хант раз десять окунал свой пакетик, пока его веревочка не оборвалась. Потом, глядя на странную темную жидкость, сказал, что пить это нельзя, и вылил в очаг, едва не загасив пламя.

Эви не выдержала и врезала ему по затылку. Хант нахмурился, но промолчал, устроился на лавке, поджал под себя ноги и притих.

Я начала понимать, что только Эви и могла воздействовать на этого обормота.

Чаепитие у нас получилось отличное. Оказалось, что и глиняную посуду Иоко тоже умеет делать сам. У него были большие коричневые тарелки с резными узорчатыми краями, глубокие миски, толстенькие кружки и множество кувшинов.

Мы разлили воду по кружкам, и я показала, как надо заваривать чай. Иоко достал мед в глиняной крынке и отлил каждому в коричневое глиняное блюдце. Даже Ханту досталось, и тот сразу же перестал дуться, вывалил длинный язык и принялся лизать угощение.

Я лишь порадовалась про себя, что этот призрак сидел рядом с Эви, а не со мной.

Возле меня устроился Лука, а он был хорошим другом.

Пирог Иоко сильно смахивал на пиццу. Такое же тонкое тесто, так же много мяса, сыра, овощей и приправ. Мы ели и не могли наесться, такой он был вкусный. Иоко между тем успел сунуть в печь еще один, и только после этого подсел к нам.

Он похвалил чай, весело посмотрел на Ханта и сказал, что мы останемся здесь до следующей ночи.

– Надо разобраться в книге «Карты Безвременья». Нужно почитать ее. И продумать, что станем делать дальше. Здесь нас никто не потревожит, это мои места. Я умею их скрывать от посторонних глаз. Кроме меня, этого домика не видит никто, – заверил Иоко.

– Домик стал призрачным? – осведомился Хант, размазывая пальцами мед по подбородку.

– Нет. Но я поставил завесу, которая скрывает нас. Все остальные будут видеть обрыв.

– Тут нет остальных, – наставительно заметила Эви. – Тут есть только Валес. Лусы не сунутся, а призраки из Вейма так далеко не заходят. Зачем им ходить по пустым синим дорогам?

– Думаешь, Валес устоит перед твоим колдовством? – спросил Лука.

– Посмотрим. Раньше оно срабатывало, – уверенно проговорил Иоко.

И мы решили посмотреть.

#Глава 16

1

Обе луны все еще висели в небе. Маленькая почти спряталась за большую и лишь слегка выглядывала из-за нее. Зато большая сияла так, словно этой ночью был грандиозный лунный праздник и она была гвоздем программы.

Облака расползлись, и все вокруг видно было в мельчайших деталях – травы, камни, дорогу, обрывистый склон, по которому мы поднялись. Я решила прогуляться, и Лука увязался за мной. Иоко сказал, чтобы мы далеко не уходили, а Хант и Эви тут же заявили, что желают посмотреть на уцелевшую башню.

Квадратный высокий силуэт ее поднимался темно-синей громадой, и большая луна щедро серебрила ее стены, высвечивая каждый камешек в кладке. Когда-то в башне были, видимо, красивые массивные и высокие двери, но теперь остался только стрельчатый проем, темневший густым мраком.

Хант запрыгнул в темноту и гулко закричал из нее, что все темно и пусто, как будто мы сами не видели, что там темно. Я прихватила свой Посох и решила воспользоваться им. Слегка тряхнув его, я подумала о светящемся клинке, и узкое лезвие тотчас выехало, разливая вокруг себя слабое голубое свечение.

– Сейчас все увидим, – пообещала я, переступая порог.

Я не могла понять, что меня влекло в эту башню. Она казалась темной, запущенной и старой, и разрушенные окна зияли чернотой. Даже ворон в ней не осталось – все улетели, едва завидев нас.

Свет Посоха выхватил из темноты белые ступени из гладкого камня. Широкая лестница вела наверх, у ее основания каким-то чудом уцелели две белевшие в темноте высокие колонны, гладкие и массивные.

Под ногами захрустели мелкие камни, в нос ударил запах пыли и затхлости. Лестницу покрывало мелкое каменное крошево – видимо, все, что осталось от перил. На колоннах я заметила узор из виноградных лоз – множество ягод, усиков и резных листьев, – очень похожий на тот, что вырезал Иоко в своем доме.

Вот, значит, откуда он взял узор! Это красиво, очень красиво.

Должно быть, башня в свое время отличалась необычайной красотой и великолепием. Белая каменная лестница, наверное, приглашала гостей в большой зал – именно туда она привела и нас. В зале, видимо, горели великолепные кованые люстры – их черные остатки до сих пор валялись тут.

С помощью Посоха я рассмотрела даже мозаику из разноцветных плит, что украшала полы в зале, из которого выходило несколько длинных коридоров. Они ветвились, вели куда-то в темноту, и я, наконец, почувствовала подвох, потому что до меня дошло – снаружи башня выглядела довольно узкой.

Не может в такой узкой башне быть таких длинных коридоров. Тут что-то не так.

Дом Валеса тоже снаружи выглядел как простая деревянная хижина, а внутри оказался каменным лабиринтом со множеством переходов.

Кому принадлежала эта башня?

Я уже собралась спуститься вниз, не желая погружаться в бесконечную темноту коридоров, как вдруг передо мной появились лусы. Вернее, их изображение.

Высокие деревянные панели в ближайшем коридоре украшала вереница прыгающих лусов. Тут еще сохранились панели! И эти лусы выглядели точно так же, как те, что вырезал Иоко.

Я с изумлением смотрела на искусную резьбу, и все во мне затрепетало от тревожного, сводящего с ума предчувствия. Это оказался переломный момент, точка отсчета, некая грань, когда мне предстояло сделать выбор. Откуда пришло такое понимание, объяснить я не могла. То ли так влиял на меня Посох, то ли здешнее пространство подействовало на мое подсознание, было непонятно, но я почему-то не сомневалась, что все дальнейшее будущее зависит от моего выбора.

Я могла пройти в открывавшийся коридор, а могла выйти наружу.

– Ты это видишь? – тихо спросила я Луку, который бродил рядом, и сделала первые несколько шагов, входя в коридор.

– Что я должен видеть? И куда ты пропала? Со! – Лука озирался, будто потерял меня, испуганно отступил и вытянул вперед руки, словно вокруг него наступила темнота.

А между тем мой Посох сиял так ярко, что я смогла разглядеть не только резные узоры, но даже прожилки и сучки на панелях. Все сохранилось просто отлично, даже пыль не покрывала головы лусов и их мощные лапы. Коридор уводил вперед, и в его стенах я могла различить деревянные двери. Целые двери с витыми серебристыми ручками!

– Я здесь, Лука, – устало выдохнула я, – ты что, не видишь меня?

– Ну да! И свет пропал, темнотища сплошная.

– Это Посох. – Эви приблизилась к Луке и дрожащим голосом произнесла: – Со, это твой Посох. Он открыл тебе тайны этой башни. Возьми нас за руки, и тогда мы тоже увидим то, что видишь ты. Пожалуйста, возьми!

Я вернулась, и Лука, увидев меня, испустил сдавленный возглас изумления.

Я взяла Эви за невесомую руку, Лука в свою очередь вцепился в нее. Хант тут же оказался рядом и обвил малышку длинным хвостом. Я посмотрела на них и покачала головой. Ничего себе компания! Видели бы нас мои одноклассники!

Впрочем, мысли о них тут же пропали. Мы сделали первый шаг, и призраки восторженно ахнули.

– Это, оказывается, не просто башня. Раньше это был хозяйский дом, только он не уцелел, – тут же пояснила Эви, – вот башня и проецирует его нам. Что-то сохраняет жизнь этим призрачным проекциям, только непонятно, что именно.

Мы двинулись дальше, и страх затаился у меня где-то в желудке. Затаился, спрятался. Я перестала дрожать, но чувствовала какую-то странную силу, которая исходила со всех сторон. Здешнее место хранило в себе страшные тайны – вот что мне было ясно. Только почему оно решило поделиться ими со мной?

Первая же попавшаяся нам дверь открылась внутрь легко, без скрипа и шороха, словно ее петли смазали совсем недавно, и вся была покрыта резьбой – искусной, тонкой, красивой, со множеством разнообразных мелких деталей. Можно было часами рассматривать изображения воронов, прячущихся в виноградных лозах, и отыскивать птиц среди листьев и ягод.

Я заглянула внутрь и увидела широченный диван во всю длину противоположной стены. Яркий малиновый ковер с белыми и желтыми цветами, покрывавший его, горы подушек и длинные шелковистые шторы были такими новыми, будто появились здесь только вчера. Множество нитей со стеклянными бусинами спускалось с потолка и огораживало диван, словно блестящая тяжелая завеса.

Покрытый резьбой столик поддерживали три деревянных луса, матово-черных, блестящих от лака и таких красивых, что от удивления я невольно таращила на них глаза.

– Господская комната, – коротко пояснила Эви, – женская. Мы на женской половине дома. Видимо, комната дочери. Комнаты жен больше и соединяются между собой.

Мы двинулись дальше. Я старалась ничего не трогать, меня пугали все эти вещи. Они, безусловно, были призрачными, ненастоящими. Проекцией или видением, я не могла разобрать. Но ничего реальнее этих помещений и коридоров мне еще не доводилось видеть.

Следующая комната напоминала предыдущую, только ковер здесь был ярко-желтый с розовыми и фиолетовыми цветами и в углах стояли серебряные вазы с витыми ручками. А дальше прямо перед нами находилась арка, завешенная бисерными нитями. И я могла поклясться, что слышу, как от легкого сквозняка тихонько звенит бисер.

Затем мы вошли в большой круглый зал, где огромный круглый диван с ярким ковром и множеством подушек стоял посередине. Опять бисерные нити, серебряные вазы, шелковые шторы сливочного цвета. А дальше через несколько круглых арок просматривалось еще несколько комнат.

– Это комнаты жен. Господа имели по несколько жен, они могли содержать всех. Наложницы жили, как правило, внизу и более скромно. А здесь – законные жены и младшие дети. И еще девочки постарше, – рассказывала Эви.

Стало ясно, что можно отправляться назад. Загадочная башня показала нам женские хоромы, только непонятно зачем. Больше тут смотреть было нечего. Все красиво, но в реальности ничего этого давно уже нет, как и Мира Синих Трав. Только разрушенные дома и камни.

Хотя от большинства домов даже этого не осталось.

2

Я уже собралась уходить, как вдруг тишину нарушил грубый и низкий мужской голос.

– Куда это вы собрались, милые людишки?

Голос хрипел и звучал надрывно, как будто кто-то тер наждачной бумагой гулкую и ржавую железную трубу или пытался отдраить железной щеткой тяжелое закоптелое ведро.

Мы замерли. Я обернулась.

За нашими спинами стоял оголенный до пояса человек – бедра окутаны желтой тканью с яркой золотой каймой, на шее блестит золотое украшение в виде квадратных пластинок, соединенных овальными перемычками, в ушах качаются крупные длинные серьги, и даже в носу я заметила крошечный камешек.

– Ты кто такой? – спросила я и поняла, что мои спутники-призраки исчезли. Кроме Луки, который продолжал стоять рядом и удивленно пялился на странного человека.

– Я здешний Распорядитель, девочка. И еще ни одна женщина в этом доме не проходила мимо меня. Так что, дорогая, добро пожаловать в поместье Сиан Иннади.

Последние два слова он произнес четко и сделал между ними небольшую паузу, стараясь выделить их.

Я попятилась. Лука шепотом сказал, что надо драпать. И мы побежали. Припустили, как зайцы, которых застукали на огороде с морковкой.

Но едва мы выскочили в коридор, как увидели перед собой все того же человека. Он довольно потирал ладони и улыбался так широко, словно выиграл большой приз в праздничной лотерее для лохов. А лохами в этом случае как раз были мы.

– Ты совсем юная и такая милая. И у тебя роскошные волосы, дорогая. Такие девочки всегда в цене. Грудь, конечно, маленькая, – он с сожалением причмокнул, – зато и ладошки маленькие, и ступни. Твои ручки мы украсим синей росписью и золотыми колечками. В ушки тоже вденем золото. Ты придешься по вкусу моему господину!

– Ты что, рехнулся? Ты ведь призрак! – зло выпалила я в лицо этому типу.

Он улыбнулся так сладко, словно я угостила его шоколадом.

– Тебя мы тоже сделаем призраком, дорогая. Станешь самым милым призраком, какого я когда-либо видел.

И тут приоткрылась дверь соседней комнаты – той, где лежал желтый ковер, – и выглянула молодая девушка. Черные волосы, черные глаза, золотые сережки и яркие губы. Красивая, эффектная и тоненькая – на точеной шейке блестели золотые украшения, а узкую ладошку, лежавшую на дверном косяке, украшало множество золотых колец.

Но в той комнате, когда мы заглядывали в нее, не было никаких девушек! Никого не было, мы видели это своими собственными глазами! А теперь – пожалуйста! Несуществующий коридор и несуществующие комнаты, оказывается, очень даже обитаемы.

– Еще один призрак, – тихо произнес Лука, – надо бы убираться отсюда. Со, у тебя же есть Посох. Ты забыла?

Точно! Посох!

Я подняла свое оружие, наставила на распорядителя светящееся лезвие, и он отпрянул. Улыбка сползла с его лица, щеки вытянулись, глаза округлились. Девушка-призрак громко захлопнула дверь, скрываясь в своей комнате.

– Значит, ты тоже Хранитель! Черт бы побрал все это племя Чародеев! Это от их проклятой крови столько бедствий в нашем мире! И старший сын ушел от отца из-за них! Ох и не поздоровится же тебе сейчас!

И Распорядитель стал превращаться.

На самом деле это выглядит очень мерзко, когда человек превращается в дракона. Глаза выкатываются из орбит, нос делается крупным и выпуклым, покрывается чешуей, зубы выдвигаются вперед и становятся белыми и огромными. В общем – гадкое зрелище.

Мы с Лукой недолго наблюдали за превращением. Я поняла, что пока Распорядитель окончательно не обрел драконью силу, его надо бить. И изо всех сил ударила его Посохом. Хотя что там говорить…

Сражаться я не умела, поэтому просто сделала выпад и пронзила дракона острием. Пронзила и отскочила назад.

Дракон зашипел от боли, оскалился, задрожал, сжался, и тогда я ударила его еще раз.

Мне удалось отсечь руку, уже наполовину превратившуюся в крыло. Дракон завыл, еще больше съежился и в тот же миг обернулся человеком без руки. Бескровный обрубок свисал с плеча жалко и беспомощно.

– Тварь! – заорал призрак. – Ты обрубила мне руку!

– Новая вырастет, – тихо пообещала я, – не нападай в другой раз первым.

– Это моя обязанность, – нахмурился Распорядитель, осматривая обрубок, – я обязан находить для господина новых девушек. Всю жизнь этим занимался. А теперь что? Теперь торчим тут с Залхией и никто к нам не приходит. И ничего не меняется. Только хозяйский сынок построил себе хижину и живет так, словно нас не существует. Хотя бы раз в гости зашел…

– Тут еще и хозяйский сынок есть? – нахмурилась я. Не хотелось бы встретиться с еще одним призраком.

– А как же! Дрянная кровь воронов, вот он кто. Говорил я господину, негоже брать жену из древнего вороньего рода! И вот на тебе! Превращается в ворона, любую палку делает Посохом! Да что я тебе рассказываю, ты ведь такая же, должна все знать. Только воронье отродье и осталось в человеческом облике нынче. Больше никто не уцелел. Или призрак, или мертвяк. Выбора нет.

Смутные подозрения одолели меня, я вперилась взглядом в ноющего Распорядителя и спросила напрямик:

– Иоко что, сын твоего господина?

– Иоко. Сын. Только его так никто не называет. Он же господский сын, несмотря ни на что. Первенец. – Распорядитель скривился. – Его зовут Им Сиан Иннади Иоко. Он носит все имена отца и одно свое. Правильно его называть Им Сиан, если хочешь знать, девочка.

3

Вот это новость!

Оказывается, мы только что побывали в родном доме Иоко, пусть даже и призрачном. И кое-что узнали о его родне. И даже его настоящее имя мне теперь известно, если, конечно, Распорядитель не наврал.

Я выставила вперед Посох и велела пропустить нас.

– Мы сейчас путешествуем вместе с Им Сианом, и он узнает о своем прошлом, – сказала я.

– Вот и расскажи ему, – согласно кивнул Распорядитель, – а то хоть бы раз заглянул к нам. Это же по их вине погиб Мир Синих Трав, это они, Чародеи-хранители, виноваты в том, что Хозяин… – тут Распорядитель вдруг оглянулся, понизил голос, приложил палец к губам и кивнул мне.

При этом он так вытаращил глаза, что я даже испугалась, как бы они не выкатились из глазниц и не упали на пол.

– Да, – шепотом продолжил Распорядитель, – Хозяин захватил наш мир. Только – т-с-с-с! Не болтайте об этом! Тут и у стен есть уши!

Я вздрогнула и оглянулась, вспомнив про змей в библиотеке.

– Вот и я говорю, – снова зашептал Распорядитель, – надо оглядываться и думать, прежде чем говорить что-то! А уж тем более что-то делать! И это хорошо, что Им спрятал нас от посторонних глаз. Хоть какая-то от него польза. Его заклятие не позволяет увидеть нас, вот поэтому мы с Залхией целы и невредимы.

И он радостно подмигнул мне.

Конечно, Иоко ведь говорил, что наложил на эти места скрывающие чары! Тогда почему же я увидела призраков?

– А почему я вижу вас? – спросила я, нахмурившись. – Если вы спрятаны под заклятием, почему увидела вас?

– Ты тоже Чародей-хранитель, что тут удивляться. – Распорядитель перестал улыбаться, тяжело вздохнул и отодвинулся с нашего пути. – Твой Посох разрушает любые заклятия. Почти любые. Он много чего может преодолеть.

– Тогда и Посох Валеса преодолеет чары невидимости и Валес может нас найти, – тихо проговорила я, скорее, рассуждая сама с собой.

– Т-с-с-с! – яростно зашипел Распорядитель. – Не произноси тут этого имени! Это слуга Хозяина, самый верный его слуга! Нет-нет-нет-нет! Только не он! Только не его имя! С ним лучше не встречаться…

И он стал так забавно озираться, будто Валес был уже где-то рядом и вот-вот набросится на него.

Мне захотелось похвастаться, и я сказала, что проткнула Валеса своим Посохом и сейчас он отлеживается и залечивает раны.

– Тем более! – Человек втянул голову в плечи. – Тем более, девочка. Ты зря это сделала, ты совершила страшную ошибку! С Валесом лучше не связываться, это все знают…

И тут я поняла, что стою и трачу время на совершенно бессмысленную болтовню. Распорядитель вдруг стал сильно походить на Ханта, а все понимали, что Ханта лучше не слушать, иначе такой ерунды нахватаешься, мама не горюй.

Поэтому я решительно отодвинула Распорядителя Посохом, который вновь стал деревянным, и зашагала вперед. Совсем скоро коридор закончился и мы опять оказались в зале с разбитыми коваными люстрами и широкими белыми ступенями, уводящими на первый этаж.

#Глава 17

1

Иоко поливал огород. Делал он это очень легко и просто: с помощью Посоха доставал ведра с водой из колодца, и те летели по воздуху, качаясь и расплескивая воду, и сами же выливали живительную влагу на грядки. Затем возвращались к колодцу и с шумом плюхались вниз, в глубину, чтобы взлететь полными до краев и нестись к грядкам, расплескивая воду на каменные ступени и дорогу.

Иоко был сосредоточен и внимателен. Его Посох сиял голубовато-белым светом, вытягивался и время от времени выбрасывал в ночной воздух веселые холодные искры. Голый до пояса торс, широкие плечи и крепкие мускулы моего Проводника изумляли, и сейчас он выглядел молодым сильным парнем. Интересно, сколько ему лет на самом деле?

Я окликнула его, он оглянулся. Тут же неподалеку материализовался Хант, скорчил хитрую лукавую рожу и уселся на пригорке, подперев подбородок руками. Видимо, он ожидал какой-то необычной сцены и нового веселья.

– Тебя на самом деле зовут Им Сиан, – тихо сказала я, – ты помнишь свое имя?

Посох мгновенно погас, летящее по воздуху ведро плюхнулось на землю, вода растеклась по дорожке между грядками.

– Что ты сказала? – переспросил Иоко.

– Раньше тебя называли Им Сиан, верно? – Я почему-то смутилась и подумала, что несу какую-то чушь. Мало ли что наболтал этот призрак из старой башни, призракам вообще нельзя верить.

– Не помню, – растеряно ответил мой Проводник, – не могу вспомнить, как меня звали раньше. Да и какая разница? Откуда ты взяла это имя?

– Могу показать тебе кое-что. Ты должен это увидеть.

На самом деле мне не хотелось возвращаться в призрачные коридоры, но у меня возникла мрачная уверенность, что это надо сделать. Надо помочь Иоко вспомнить прошлое. Почему я так решила, откуда взялась эта уверенность, я понять не могла.

– Что я должен увидеть? – Иоко поднял Посох, и тот в один миг превратился в оружие с двумя длинными устрашающими лезвиями на обоих концах.

– Свое прошлое, – негромко произнесла я.

И мы пошли. Едва приблизились к башне, Иоко замедлил шаги.

– Мне не нравится это место, от развалин стоит держаться подальше. Тут могут обитать призраки, намерения которых вовсе не добры, – ворчливо сказал он и оглянулся. – Ты заходила в башню?

– Да. И встретила там кое-кого.

– Призрака, который тут раньше жил. И он рассказал тебе, какой я плохой и как разрушил его дом.

– Ну, кое-что. Просто послушай его, вдруг еще что-то вспомнишь. Он знает твое настоящее имя, из прошлого. Из Мира Синих Трав.

– Ну и что? Какая разница, какое у меня было имя? Сейчас это ничего не меняет.

Все-таки Иоко поднялся по остаткам белой лестницы, назвав ее ступенями в могильник, властно поднял свой Посох, и передо мной появилось множество коридоров. Преобразился даже большой зал на втором этаже – засияли наверху кованые узорные люстры со множеством хрустальных сверкающих подвесок, заискрились многочисленные бисерные занавеси, заблестели золотые и серебряные кувшины на резных деревянных столиках.

Распорядитель вынырнул из уже знакомых мне коридоров. Он успел заново отрастить свою руку и выглядел так, словно и не сражался только что со мной. Увидев Иоко, он низко поклонился ему, и его золотые украшения на шее оказались чуть ли не вровень с коленями. Затем, не поднимая глаз, произнес приветствие:

– Да сияют перед твоим лицом луны, господин.

Иоко лишь удивленно поднял брови и ничего не ответил. На его лице появилось выражение отвращения. Он усмехнулся и, повернувшись ко мне, спросил:

– Это все?

– Меня ты тоже не помнишь, Им? – засеребрился тонкий женский голосок, и появилась Залхия. Она наклонила голову и посмотрела исподлобья. Сверкнули ее черные, как ночь, глаза. Блеснули в ушах золотые кольца, тихо зазвенели многочисленные браслеты на запястьях. – Ты любил меня, несмотря на отцовский запрет. Ты целовал меня ночами и обещал взять в жены, Им Сиан. Пока твой отец не узнал о нашей любви и не прогневался на меня. Помнишь?

Иоко замер. По его лицу пробежала тень сомнения, потом на какое-то мгновенье появилась гримаса боли, он выпрямился, нахмурился, неуверенно шагнул вперед.

– Нас травили лусами, меня и Оиса, Распорядителя, который подсматривал за нами во время наших свиданий. Помнишь? Ночью отец отвез нас с Оисом в долину сахарного тростника и спустил на нас лусов. И тогда ты превратил меня и Оиса в призраков. Лусы потеряли след, а мы успели скрыться. Потом ты ушел от своего отца, но обещал вернуться, чтобы расколдовать нас. Помнишь свое обещание, мой господин?

Залхия еще ниже склонила голову, опустила ресницы, скрывая блеск влажных, невероятно красивых глаз, и замолчала.

– Залхия… – медленно и растерянно произнес Иоко.

Девушка молчала. Она не поднимала головы, стояла, сцепив руки, и только золотые браслеты и сережки ярко блестели, отбрасывая блики на каменный пол.

Я вдруг почувствовала нарастающее разочарование, а может, страх или еще что-то. Новое чувство не имело названия, но оно росло во мне, заполняя все уголки души и заставляя бешено биться сердце.

– Да, вспоминаю. – Иоко произнес это очень медленно, тяжело, словно каждое слово давалось ему с невероятной болью. – Я хотел забрать тебя у отца. Вот здесь, в этом зале я поцеловал тебя в первый раз. Ты была невероятно… – Он вздохнул, слегка покачнулся, но удержал равновесие и продолжил: – Ты была необычайно красивой. Ты и сейчас очень красива. Последняя жена отца…

– Твой отец не успел сделать меня своей женой, – почти прошептала Залхия, не осмеливаясь взглянуть на моего Проводника.

Иоко подошел к ней и попробовал дотронуться до смуглой щеки, видимо забыв, что призраки не имеют реальной плоти. Его быстрый жест ни к чему не привел, рука повисла в воздухе, а Залхия вдруг отвернулась и по щеке ее покатилась одинокая слеза.

– Мой отец не успел сделать тебя своей женой, потому что я думал сбежать с тобой, но Оис нас предал. Так ведь, Оис? – Иоко обернулся к Распорядителю. – Ты выследил нас и все рассказал моему отцу. После этого отец обвинил тебя и Залхию. Он сказал, что ты не усмотрел за девушкой, и вас отвезли на болота, где отец содержал своих лусов. Я спас твою дрянную и никчемную жизнь, потому что в те времена еще не забыл о милосердии. И Залхию спас.

– Ничего себе милосердие! Мы застряли в Безвременье, мы не живем и не умираем!

– Или призрак, или мертвяк, – недобро усмехнулся Иоко. – Помнишь, как ты умолял меня, когда я подошел к твоей клетке? Ты сказал, что не желаешь быть мертвяком. Тебе повезло, Оис, потому что все остальные жители Мира Синих Трав стали мертвяками.

Иоко сделал шаг назад, отступив от Залхии, и покачал головой.

– Сейчас я ничем не могу помочь тебе, – произнес он. – Прости меня. Я сделал все что мог, но пока еще не умею снимать заклятие призрачности.

Он опустил голову, отвернулся и зашагал прочь.

2

Иоко вернулся в дом, улегся на широкий топчан с разноцветными подушками, уставился в потолок и не произнес больше ни слова. Я не стала его ни о чем расспрашивать, понимая, что такие воспоминания не так-то просто пережить. Я просто заварила чай, отрезала кусок пирога и поела.

Лука, Эви и Хант тоже помалкивали. Последний, конечно, очень быстро забыл о случившемся, принялся лазить по хижине, выискивая, как обычно, «что-то интересненькое», и мне пришлось прогнать его. Хант убрался в огород и загремел там ведрами и какими-то палками.

Эви уселась на лавку возле стола и притихла. Лука молча стоял у окна. Мы все ожидали, что Иоко нам расскажет о своем прошлом, что воспоминания вернутся к нему и он изменится. Мы ждали этого с тревогой и беспокойством.

На самом деле все это казалось мне странным. Выходит, Иоко подсознательно вернулся в отчий дом, построил тут хижину и считал себя в безопасности, хотя заходить в башню не желал и побаивался. С одной стороны, его тянуло в родные места, с другой – он их не любил и считал опасными.

Иоко так и продолжал молча лежать на топчане. А ночь все длилась и длилась, как заколдованная, и обе луны по-прежнему висели высоко в небе, разливая уже надоевший голубой свет.

Наконец, выпив третью кружку чая, я не выдержала тягостного молчания, подошла к Иоко и села на край топчана.

– Что теперь будем делать? Ждать утра?

Это были глупые вопросы, но больше ничего в голову не приходило.

Иоко открыл глаза.

– Конечно, – устало ответил он, – утра, а потом новой ночи. И тогда двинемся дальше.

Глаза его мне показались слишком красными, будто он не спал несколько дней подряд.

– Ты в порядке? – спросила я.

– Голова болит. Такое ощущение, будто я лбом пробивал стены.

Я потрогала его лоб и удивилась, какой он горячий.

– Это называется температура. Ты, видимо, заболел, – тихо проговорила я, – тебе надо выпить чаю. Давай принесу. Надо много пить, и еще надо бы принять таблетку от головной боли. У меня есть, я брала с собой.

От головной боли у меня были таблетки цитрамона, которыми снабдил меня Шкаф Желаний. Уж не знаю, чем лечили головную боль в Мире Синих Трав, а у нас всегда помогали таблетки.

Зажужжали молнии рюкзака, зашуршал серебристый блистер с таблетками, когда я разрывала его, доставая лекарство. Хант тут же появился в дверях и от любопытства вывалил свой длинный язык. Мой рюкзак привлекал его со страшной силой, и если бы не загадочные молнии, которых призраки побаивались, он наверняка исследовал бы все его содержимое.

– Надо положить таблетку в рот и проглотить. И запить чаем, – объяснила я.

– Что это такое? – Иоко нахмурился, поднялся, недоверчиво повертел таблетку в руках.

– Достижение цивилизации. Волшебная магическая штучка, – с усмешкой ответила я. – Унимает головную боль. В нашем мире работает отлично. Возможно, и тут сработает. Давай, пей!

– Уверена? – Иоко хмуро посмотрел на меня и прикрыл глаза.

Видимо, ему было больно даже смотреть.

Возможно, в этой ситуации стоило бы дать ему сразу две таблетки. Но начнем с одной, а там посмотрим.

– Уверена. Пей.

Иоко, морщась, проглотил цитрамон, выпил чаю и лег на топчан.

Потом заговорил тихо и медленно.

– Залхию я вспомнил. А потом и Распорядителя Оиса. Он отвечал за доставку новых наложниц для отца. Разыскивал их по отдаленным уголкам мира. Самых красивых отец брал в жены, и они рождали ему детей. Я был старшим сыном, первенцем, наследником. Мать моя умерла, едва успев дать мне жизнь, это я тоже вспомнил.

Иоко прикрыл глаза, сжал губы и помолчал. Потом снова заговорил.

– Каждый отрезок жизни, что удается вспомнить, словно гвоздь, заколачиваемый в мозг. Никогда не думал, что это будет так больно. Пока что не действует твое волшебство.

– Тебе надо постараться уснуть.

– И тогда все будет напрасно. Я не смогу вспомнить остальное. Так ведь, Со?

– А разве ты не все вспомнил?

– Воспоминания – как ожоги. Каждый отрезок, каждая новая частичка, что удается добыть для себя, приносит мучения. Видно, моя прошлая жизнь не была доброй и хорошей. Я был Чародеем из рода Чародеев. Вороний род, по линии матери. Отец взял ее в жены, и она была его второй женой. Но мальчика родила именно она, первого сына, наследника и гордость рода Сиан Иннади.

Иоко говорил это неторопливо, с закрытыми глазами, и мне казалось, он рассказывает о прошлом для самого себя, облекая воспоминания в слова, как бы запечатлевая то, что удалось вспомнить.

– Не могу больше. Очень болит голова, – устало вздохнул он.

Я снова дотронулась до его лба и ужаснулась. Он был очень горячим, просто пылал. Наверняка, если бы можно было поставить Иоко градусник, температура перевалила бы за 39. Жар надо было сбить, поэтому я снова взялась за рюкзак и заставила Иоко выпить таблетку парацетамола.

– Еще одно волшебство? – с вымученной улыбкой спросил он, запивая лекарство.

– Да. Считай это еще одним волшебством.

Иоко улегся на спину, а я накрыла его своим одеялом, убрала со стола, вымыла посуду и решила, что сейчас самое время почитать нашу таинственную книгу.

3

Усевшись за стол, я раскрыла тетрадь в кожаном перплете и перевернула страницы. Лука уселся рядом и поторопил.

– Давай! Мы остановились… Знаешь где? На восьмой странице.

– Подожди. А ты помнишь, что прочли до этого? Что память – это часть души. И если теряешь ее, то уже не можешь оставаться прежним – настоящим.

– Так и есть, – тихо подтвердила Эви. Она тоже сидела за столом, только в отдалении, на самом конце скамьи. – Без памяти нет души.

– А если к Иоко вернется память? Тогда он обретет себя настоящего, верно? – закончила я свою мысль.

– Кто его знает, каким он был настоящим! – заметил Хант, забираясь в окно и нещадно дергая занавеску.

– Появился, мерзкая рожа! – усмехнулся Лука.

– Сам ты рожа! – Хант улыбнулся, понимая, что это шутка.

– Но мы однозначно что-то меняем в Безвременье, когда возвращаем Проводнику память. Мы нарушаем правила Хозяина, – сказала я.

– Мы разрушаем его проклятие. Ведь беспамятство – это проклятие Чародеев-хранителей, – тихо проговорил со своего топчана Иоко.

– Ты не разговаривай, а спи! – велела я ему.

Иоко ничего не ответил.

– Давай читать, чего тянуть время, – предложил Хант и нетерпеливо стукнул хвостом.

– Ладно, давай читать.

Хранители-Чародеи предали Мир Синих Трав, когда перешли на службу к Хозяину. Они стали во главе его войска и повели мерзких призраков из темных и неизведанных миров в города и деревни Мира Синих Трав. Они открыли порталы и наводнили мир лусами и хасами. Твари, ужасней которых нельзя и представить, заполонили поля и дороги. Они пожирали людей и не знали жалости.

Жадность Чародеев привела к страшным бедствиям. Несчастья начались с того, что они проводили через порталы лусов и продавали их владельцам плантаций, на которых работали сотни рабов. Лусы охраняли плантации от набегов разбойников, служили устрашением для рабов и предотвращали любые бунты. Сотни лусов сидели в огромных железных клетках и подчинялись только Чародеям. Лишь Чародеи могли с ними справиться.

Лусы стоили огромных денег, поэтому Чародеи-Хранители стали проводить их все больше и больше. Валес организовал безопасные проходы в Мир Лусов, и большая часть Хранителей, перестав выполнять свое предназначение, занялась торговлей.

Были и такие, что не желали продавать предназначение за деньги. Но их было очень и очень мало.

Возглавлял их последний ученик Валеса, самый молодой и самый способный. Он пытался поднять восстание, но погиб во время страшного боя со своим учителем. Тогда-то тьма и получила власть над Миром Синих Трав.


На девятой странице я снова увидела карту – на этот раз изображение моста и местности рядом с ним, а также усадьбы с башнями, которая принадлежала роду Сиан Иннади. Это название было выведено четкими синими буквами.

Еще один фрагмент прошлого.

– Ну, и все ясно, – Лука тряхнул головой, темно-русая отросшая челка упала ему на глаза, и он отбросил ее рукой. – Чародеи, вместо того чтобы охранять мир от разных пришельцев и колдунов, сами стали проводить сюда чудовищ и получать за это деньги. А чудовища служили злу, убивали рабов и все такое. Вот Хозяин и захватил их всех, потому что они оказались жадными. А лучшие из них погибли, и тот ученик, что пытался бороться против Валеса, тоже погиб. Вот такая история. Очень мило.

– Все так и было, – согласно кивнула Эви. – Все так и было.

– Но ты не можешь этого помнить, ты была маленькая, – скептически заметил Лука.

– Откуда ты знаешь? – Эви загадочно улыбнулась. – Этот мир вовсе не то, чем кажется. Так ведь написано в тетради, верно?

#Глава 18

1

Страницы книги таинственно и призывно желтели в лучах восходящего солнца. Занималось утро, медленное, торжественное и жаркое. Сквозь открытые окна доносились птичьи трели и шелест трав от еле заметного ветерка.

Иоко удалось уснуть, и когда я осторожно дотронулась до его лба, то обнаружила, что он прохладный и влажный. Значит, таблетки подействовали. Вот и славно.

Мне и самой хотелось спать, оказалось, что у меня уже выработалась привычка укладываться на ночлег с восходом солнца. Но, прежде чем улечься, я собиралась сделать еще одно дело.

– Будешь рисовать? – обрадовалась Эви.

– Хочу запечатлеть мост Забытых Песен и надпись под ним, пока не забылись детали.

– А сейчас хорошо помнишь? – спросил Лука.

– Сейчас все буквально стоит перед глазами. У меня всегда так – я чувствую момент, когда пора браться за кисти. Рисунок сначала созревает во мне, а потом я вижу его хорошо и отчетливо и не могу не рисовать.

Я улыбнулась, предвкушая радость творчества, и разложила на столе кисти, краски и альбомы.

Неторопливо водила я карандашом по бумаге, и передо мной поднимались загадочные деревья с облаком мелких серых листочков и вкуснейшими плодами. Первый рисунок я сделала для души – ветви дерева крупным планом, оранжево-розовые плоды и деревянные перила моста. Солнечные лучи, проникающие сквозь ветви и листья, и бледная синева далекого неба.

По теме книги изображение не очень подходило, ведь в ней не было никаких упоминаний о Дереве Трех Цветков. Но я все равно решила, что рисунок должен находиться среди карт и рассказов о Мире Синих Трав, поэтому подписала его и вложила между страницами.

А потом принялась за мост Забытых Песен. Ступени, перила, настил. И шеренга детей.

Я сама не могла понять, зачем изобразила оборванных маленьких рабов, топающих вслед за надсмотрщиками. Просто я чувствовала тогда, что мост этот надо рисовать именно так, тем более что о рабах в книге «Карты Безвременья» было написано достаточно много.

Внизу рисунка я запечатлела ту самую загадочную надпись, что мы нашли под Мостом.

Круглый стол. Железные Часы.

Эви заверила меня, что я сделала все очень хорошо, что, по-моему, так и было на самом деле. Лука тоже восхитился, сказав, что это «класс, просто суперздорово», и высохший рисунок был отправлен в книгу.

– Фу! Это ваше волшебство – настоящая гадость! – неожиданно заорал Хант.

Мы обернулись и обнаружили его рядом с моим рюкзаком. Я не закрыла молнию переднего кармашка, и Хант, воспользовавшись случаем, вытащил таблетки парацетамола, достал одну и принялся жевать. Видимо, он думал, что это так же вкусно, как конфеты.

Я рассмеялась при виде его кислой, скривившейся физиономии и вывалившегося языка, который в этот момент был самым обыкновенным, человеческим. Видимо, Хант настолько был сосредоточен на выплевывании горькой таблетки, что даже забыл покривляться.

– Выпей воды, – со смехом предложила я.

Лука тоже потешался, он ведь знал, для чего предназначался парацетамол.

– Это лекарство! Горькое лекарство! – сквозь смех проговорил он. – Оно не сладкое. Его нельзя есть!

– Прополощи рот, и я дам тебе конфету. Где-то осталось еще несколько штук, – пообещала я, видя, что Хант не на шутку разозлился и глаза его просто пылают от ярости.

– Две конфеты! – зло потребовал он. – Ты это специально подстроила, чтобы я взял в рот твое опасное волшебство. И как только Иоко его ел!

– Иоко его проглотил, а не разжевывал, – пояснила я. – Ладно, две конфеты тебе и две Эви. Иди, прополощи рот и умойся.

Раздав конфеты, я искупалась в небольшом каменном бассейне, устроенном у каменной же ограды огородика. Выстирав рубашку и носки, я повесила их на веревку, натянутую между двумя невысокими деревцами, затем добралась до провала в каменной ограде, когда-то высокой и надежной.

Передо мной раскинулась равнина, поросшая синими травами, по которой петляла каменная дорога. Заброшенное поместье семьи Сиан Иннади располагалось на вершине холма, и с того места, где я стояла, можно было увидеть даже Перекресток. Ярко-розовые радостные лучи восходящего солнца заливали землю, питали ее ласковым теплом и обещали долгий хороший день. Где-то вдалеке я разглядела крепкое тело луса, шнырявшего в поисках добычи. И все. Больше нигде ни души. Пустая, тихая и одинокая земля.

В этот момент я слишком хорошо осознала, что оказалась единственным человеком в этом мире, если не считать колдуна-оборотня Иоко. Призраки все-таки не люди. Призраки – это призраки.

Мне не было страшно, лишь немного грустно от мысли, что вряд ли еще когда-то в этом мире будут жить люди. Ему не суждено больше ожить. Почему? Почему он погиб?

Почему его Хранители не смогли справиться со своим предназначением? Почему Хозяин так легко овладел ими?

А с другой стороны, разве в моем благополучном и щедром мире не было злых и жадных людей? Да сколько угодно. У нас, правда, действовали более совершенные законы и не было рабства, но не везде. Не во всех странах. И я знала, что власть имущие в нашем мире вполне могли предать за деньги. За приличную сумму, как это сделали когда-то Хранители.

Иоко, выходит, тоже стал предателем. У его отца были лусы, которых, видимо, доставлял для него старший сын. Вот почему так болезненны воспоминания для моего Проводника. Хант прав, мы не знаем, каким был когда-то Иоко.

Может, ему лучше и не вспоминать о прошлой жизни?

Но тогда он будет безразличным и потерянным. Воспоминания меняли его, возвращая утраченную часть души.

Все казалось мне тогда запутанным и неясным, поэтому я повернулась и ушла в дом, спать.

2

Кроватью мне послужили две скамейки, которые я сдвинула вместе. И неизменный плащ Иоко, мягкая клетчатая подкладка которого словно обладала какими-то удивительными свойствами – не мялась, не пачкалась и всегда сохраняла терпкий травяной аромат. Плаща хватило, чтобы накрыть скамейки во всю длину.

Я улеглась, накинула на себя одну из своих длинных рубашек, порадовалась, что в хижине тепло, и провалилась в благодатный сон.

К моей великой радости, в этот раз мне ничего не снилось, я спала как ребенок, сладко и долго.

А проснулась от веселого шкворчания масла и приятного запаха съестного. У плиты стояла Эви и ловко управлялась с большой черной сковородой. Даже не верилось, что у этой крохи такие проворные руки.

На сковороде жарились оладьи – ярко-оранжевые, пухлые, аппетитные. Рядом с Эви устроился Лука и вдохновенно рассказывал.

– Моим братьям по пять лет, они близнецы. Правда, непохожие, разнояйцевые. То есть внешне они разные, хотя и родились в одно время. Их зовут Ярик и Владик, то есть Ярослав и Владислав. Это просто банда какая-то, все время шумят, что-то роняют, что-то разбивают или разливают. С ними надо очень строго, на самом деле. Мама у нас добрая, она все им разрешает, а я могу их построить, когда надо. Они только меня да отца слушают, вот и приходится управлять ими. Вернее, приходилось. Я забирал их из детского сада и кормил, пока родители были на работе. У наших родителей совместный бизнес, два небольших магазинчика молочной продукции, которые работают допоздна, поэтому братья по вечерам были на мне.

Лука грустно сморщил нос, потер его ладонью, затем поднялся и прошелся по хижине.

– Очень хочется вернуться домой, – проговорил он, – соскучился я по своим братьям. И по матери с отцом тоже. По вечерам мама жарила две большие сковородки картошки с сосисками и яйцами, нарезала помидоры и огурцы. И мы всей семьей садились ужинать. А наш большой серый кот всегда сидел под столом и ждал, когда братья накидают ему сосисок. У нас был самый наглый кот в мире.

Эви оглянулась на него, подняла брови с умным выражением и ничего не сказала. Да и что было говорить? И так ясно, что у нее таких теплых воспоминаний нет. Она о своем прошлом вообще ничего не рассказывала, как будто его и не было, этого прошлого.

– Мы обязательно должны найти Железные Часы, – Лука остановился посреди хижины. – Обязательно!

– Может, и найдем, потому что начали сбываться приметы, оставленные… – Она замолчала, вернулась к сковороде и ловко переложила с нее готовые оладьи на большую глиняную тарелку.

– Какие приметы? – тут же спросил Лука.

Эви промолчала, зато Хант, неожиданно запрыгнув в комнату через окно, с силой пихнул Луку в плечо.

– Лучше не спрашивай. Сам же сколько раз слышал, что и у стен есть уши. Эви знает, и нам этого достаточно. А ты держи язык за зубами, ладно? Помалкивай просто, и все.

Эви и на этот раз ничего не ответила.

– Когда Проводник найдет свою Спутницу. Когда над мостом прозвучат Забытые Песни. Когда Ходящий по волнам подарит Проводнику свою карту. И когда Железные Часы повернутся вновь. Должно быть семь изречений, семь загадок. Я вспомнил только четыре. Из них сбылись две. Все еще впереди.

Голос Иоко был хриплым, тихим и усталым. Он поднялся со своего топчана, сдвинул яркие подушки и прошлепал босиком к открытой входной двери.

Солнечные лучи ударили ему в глаза, он зажмурился и потянулся.

– С тобой все в порядке? Голова не болит? – спросила я.

– Откуда ты знаешь эти изречения? Вспомнил? – очень тихо спросила Эви.

– Вспомнил. Или всегда знал. Не могу сейчас сказать. У тебя, Лука, в самом деле хорошая семья. И тебе стоит побороться за свое возвращение. У меня такой семьи не было. Кроме меня у моего отца было еще четыре сына от четырех жен. И я был врагом для своих братьев, потому что они претендендовали на отцовское наследие.

У меня тоже не было хорошей семьи. Отца я презирала, мачеху ненавидела, братом брезговала. Его проказы вовсе не казались мне забавными, и в голове никогда не появлялось мысли хоть как-то помочь Ольге. Семья моего отца всегда была мне чужой, и по-другому я ее не воспринимала.

Чужая семья, чужие люди.

Поэтому вражда Иоко с братьями была мне понятна, из-за чего становилось неуютно и грустно.

Лука лишь пожал плечами.

– У вас наследство, которое надо было делить. А мы с братьями ничего не делили. Вернее, все делили на троих, даже печенье и мороженое. Так всегда делают в больших семьях, все делят поровну, чтобы никому не было обидно, – пояснил он.

Эви молчала, но смотрела на Иоко так пристально, словно хотела прожечь в нем дырку. Пристально, внимательно и удивленно. Будто ей не семь лет, а пятьдесят, как минимум.

– Пойду к колодцу, умоюсь, – сказал Иоко и направился к огороду.

Тут я поняла, что надо следовать за ним. Мало ли что он там вспомнит, вдруг у него в голове появятся какие-нибудь нехорошие, мрачные мысли? Да и вообще после такой температуры он мог ослабеть, поскользнуться и просто упасть в колодец.

Скамьи, на которых я спала, даже зашатались – так быстро я вскочила и, не зашнуровывая кеды, лишь сунув в них ноги, выбежала на улицу.

Иоко оглянулся, кивнул.

– Пойдем, поможешь, – позвал он.

Ведро с водой он достал с помощью веревки, намотанной на колодезный ворот. Поставил его на каменный парапет, умылся, потом взял глиняный кувшин с широким горлом, пристроенный тут же, на каменном колодезном выступе, и попросил полить.

– Лей прямо на голову, надо ополоснуться.

– Отлично. Только вода холодная, а ты после болезни.

– Нормальная вода, Со. Я не заболею, разве что снова появятся воспоминания. А ты береги свое волшебство, оно мне помогает, судя по всему. – Он улыбнулся, и его глаза заблестели влажно и весело.

– Значит, ты точно в порядке? – непонятно зачем переспросила я.

– Пока да. А дальше посмотрим.

Иоко стянул рубашку, и я снова увидела замысловатый медный ключ.

– От чего этот ключ? – спросила я и, протянув руку, дотронулась до теплого металла.

– Потом расскажу, если вспомню. Лей! – И он наклонился так, чтобы вода не затекала на спину.

И тут я вспомнила о шампуне.

– Подожди, у меня есть еще одно волшебство из моего мира! – Я кинулась в дом и быстро вернулась с оранжевым пластиковым флаконом «Шаумы».

– Вот этим очень хорошо мыть голову. Его надо совсем чуть-чуть, а отмывает просто отлично.

– Волшебство, значит? – усмехнулся Иоко.

– Давай помогу.

На самом деле мне хотелось удивить его – ведь он столько раз удивлял меня – и помочь.

И еще хотелось прикоснуться к нему. Его пронзительные глаза были совсем близко, а от обнаженного торса так и веяло силой, и это сводило меня с ума. Иоко мне нравился все больше и больше.

Он наклонился, и я принялась лить воду на его голову, а потом набрала немного шампуня и намылила черные волосы. Правда, я забыла предупредить, чтобы он зажмурился, и пена попала ему в глаза, что его очень рассердило, а меня рассмешило.

– У нас только дети капризничают, когда им моют голову, – со смехом сказала я, – знаешь, как выл мой младший братец, когда Ольга мыла его в ванной?

– Мы с тобой не любим младших братьев, правильно? – проговорил Иоко.

Пена была смыта, он поднял голову и теперь смотрел на меня с прищуром, внимательно и проникновенно. Так, как умел смотреть только он один.

– Так и есть, – перестав смеяться, ответила я.

– Вопрос в том, почему.

– Какая разница… – я пожала плечами.

– Возможно, никакой. А возможно, здесь тоже есть свои причины. Ключи. Ничто не происходит просто так, Со, правильно?

– Ладно, я уже поняла.

– Не совсем. Ты должна это уяснить, теперь ведь и ты владеешь Посохом. Теперь ты моя Спутница, не забыла?

– Это только болтовня, поговорки Эви.

– Нет, не болтовня. На самом деле Эви очень много знает. Только не говорит нам. Эви – не девочка семи лет, Со.

– Что? – не поняла я и остановилась, так и не успев завернуть колпачок на флаконе с шампунем.

– Этот мир – не то, чем кажется. Не забыла?

– Ты хочешь сказать, что Эви просто принимает образ ребенка, а на самом деле… – я с изумлением смотрела на Иоко.

Он приложил палец к губам и многозначительно кивнул.

– Вот именно. Ты все правильно поняла. Поэтому прислушайся к ней. Она дело говорит.

3

Волосы свои я всегда убирала в хвост. Это только в фильмах героини дерутся и путешествуют с распущенными волосами. На деле же это страшно неудобно. Пряди волос путаются от ветра, от них бывает жарко, да и вообще они сильно мешают.

Самый удобный вариант – это коса. К такому выводу я пришла быстро, поэтому обычно заплетала косу, стягивала ее резинкой, укладывала отросшую челку и в таком виде путешествовала.

В тот день когда я взялась приводить голову в порядок, Эви вдруг сказала с придыханием восторга:

– У тебя очень красивые волосы. Ты сама красивая.

От таких слов я чуть не подпрыгнула. Хант тут же вытаращился на меня, глаза у него вывалились из орбит и стали выпуклыми, точно два крупных мячика-попрыгунчика.

– Болван! – ругнулась на него Эви. – Убери глаза!

Хант втянул их назад, они стали маленьким, потом еще меньше и, наконец, совсем крошечными, словно две точки. От этого рожа его приобрела жуткое выражение. Лука зашелся в смехе, я тоже улыбнулась.

– Хант разрушил все очарование, – проговорил Иоко, складывавший продукты в большую кожаную сумку, – а у Со на самом деле очень красивые волосы. И сама она красавица.

– Ты хочешь сказать, что красива моя суть? – напомнила я ему его же слова.

– Молодец, запоминаешь. Я хочу сказать, что ты меняешься в лучшую сторону. И лицо твое меняется. Все отлично, Со, просто отлично.

И он так тепло и искренне улыбнулся мне, что от смущения я залилась краской.

– Все замечательно, Со, – согласилась Эви, тряхнула льняными кудряшками, и за ее ушком появился розовый цветочек.

Эви чаще всего выглядела вполне мило и симпатично.

– Скоро стемнеет и мы двинемся в путь, минуем третий Перекресток и выйдем к Вейму. Там нам придется несладко, там водятся свои призраки, – пояснил Иоко.

– Это точно. Там свои призраки, и уж они точно самые мерзкие из всех, кого доводилось встречать, – тут же подхватил Хант.

– Мы что же, поплывем к Хозяину? – удивилась я.

– Нет! – резко возразил Иоко. – Только не болтай. Мы плывем в Убежище Агамы, я же говорил. Туда можно только доплыть. Может, она подскажет нам что-то дельное. Сами мы со всеми головоломками не справимся. Да и я не все еще вспомнил.

– Но основное ты уже помнишь – свое имя, свою семью и так далее. Даже свою любимую девушку, – тут же подсказал ему Лука.

– Любимую девушку… – Иоко усмехнулся и с силой зашвырнул в кожаную сумку пару бумажных пакетов с мукой. – Давно это было, очень давно. Время остановилось, и все изменилось.

– Сначала мы должны поесть. Солнце еще высоко, – наставительно заметила Эви, – садитесь уже за стол. Сейчас заварим чай из пакетиков и подкрепимся. Я нажарила оладьев из плодов Дерева Трех Цветков, потушила мясо с приправами. Оладьи и мясо – то что надо.

– Где ты взяла мясо? – нахмурился Иоко.

– У тебя. Солонина в кувшине. Это же лусы, правильно? Если их хорошенько замариновать и выдержать в соли, получается отличная еда.

– Надо взять с собой немного мяса и фруктов. В пути пригодится. Придется плыть по морю, а там ничем особо не разживешься, разве только рыбой.

Мы расположились за столом и поели. Солнце опускалось медленно и торжественно, его лучи рассеивались цветными занавесками, золотили деревянные полы в хижине и беспрепятственно проникали в открытую дверь.

Спускалась ночь.

Я пила горячий чай, ела необыкновенно вкусные оладьи и немного суховатое мясо и думала, что на самом деле никуда идти не хочется. Мысль о дороге казалась скучной и неприятной.

Сейчас вымыть бы посуду, убрать в хижине и посидеть на пороге, глядя, как большое красное солнце скрывается за синими травами. И чтобы рядом сидели Иоко, Эви, Хант и Лука, мы мирно болтали бы и никуда не торопились.

Эвины оладьи ели все, даже Хант перестал кривляться и сидел спокойно, опустив босые ноги под стол, и медленно жевал. Лука рассуждал о том, какие сорта чая он любит больше всего, и в его воспоминаниях слишком ясно сквозила тоска по дому.

Эви слушала его, слегка наклонив голову, и откусывала от оладушка маленькие кусочки.

Иоко пил горячий чай из большой кружки и изредка хвалил Эви.

– Оказывается, и от призраков бывает толк, – сказал он. – Где ты научилась так вкусно готовить?

Эви лишь слегка дернула худеньким плечиком, скорчила грустную гримаску и отрицательно мотнула головой, показывая, что не желает говорить о своем прошлом.

Иоко понимающе кивнул.

– Воспоминания могут причинять сильную боль, – проговорил он. – За собственное прошлое приходится платить. Прежде чем мы двинемся в путь, хочу еще раз поговорить с Распорядителем и Залхией.

Меня кольнула ревность, потому что раздражение и гнев, вспыхнувшие во мне, были порождены именно ревностью.

– Зачем? – как можно равнодушнее проговорила я. – Ты и так достаточно узнал о своем прошлом. А если опять плохо почувствуешь себя, то вряд ли сможешь двигаться дальше.

Иоко взглянул на меня с интересом, слабо улыбнулся уголками губ.

– Уверен, что вспомню кое-что еще, если поговорю с призраками. Я чувствую, что есть нечто большее, чем воспоминания о поцелуях с Залхией. Что-то такое из моей прошлой жизни, что я обязан вернуть.

– Тебе опять будет больно, – безжалостно напомнила я.

– Что поделаешь… у всего в жизни своя цена. А платить головной болью за часть собственной души – это не так уж и дорого. Верно я говорю, Со?

Часть души. Так и есть.

Все так и есть.

Иоко не просто пытается вспомнить прошлое, он хочет вернуть свою душу.

– Тогда можно я буду с тобой? – спросила я.

– Конечно. Ты же моя Спутница.

#Глава 19

1

Я – Спутница Проводника, и от этого никуда не деться. Если моя избранность и так называемая «отмеченность» еща была под вопросом, то владение Посохом не оставляло никаких сомнений. Владеющая Посохом и есть Спутница Проводника.

– Это не правила Хозяина, – стала пояснять Эви, когда я помогла ей убрать со стола, – это правила Мира Синих Трав. – Эви говорила медленно, неохотно и тихо, словно разжевывала истины, которые и без того ясны всем, кроме меня, бестолковой. – Так всегда происходило в Мире Синих Трав. Если какая-то девушка, пусть и не из вороньего рода, путешествовала с Чародеем и владела Посохом, она становилась его Спутницей.

– И что же дальше? – решила уточнить я.

– Дальше Проводник брал ее в жены и вороний род продолжался, – совершенно спокойно ответила Эви.

Ее детский голосок прозвучал так ровно, так мило и ласково, что смысл фразы не сразу дошел до меня. А когда я уяснила, что она сказала, то возмущенно уставилась на нее.

– Мне что, теперь и замуж тут выходить придется?

Лука громко засмеялся. Вернее, заржал – это самое подходящее определение для его смеха. Хант ошивался где-то в огороде, поэтому не слышал, иначе бы просто умер от смеха.

Иоко тоже заулыбался.

– А что, я не нравлюсь тебе? – поинтересовался он.

– Нравишься, конечно. Но… Мне всего шестнадцать лет, какое замужество в этом возрасте?

– Здесь нет времени, – совершенно спокойно напомнила Эви, – поэтому можешь забыть, сколько тебе лет. Тебе ровно столько, на сколько ощущаешь себя. Правила Проводника и Спутницы соблюдаются только в Мире Синих Трав. А сейчас этот мир мертв. Вот когда вернем его к жизни, тогда и поймешь, что тебе делать.

– Что-то много мы болтаем, – произнес Иоко. – Со, ты собиралась со мной к призракам в башню? Так пошли. Эви сама управится с уборкой. Остальные тоже пусть остаются здесь, мы пойдем только вдвоем.

И мы отправились в башню.

2

Наступала ночь, и синие сумерки уже успели окутать развалины старых стен. Но мне не было страшно, я успела хорошенько узнать здешние места. Да к тому же со мной был Иоко, а он всегда защищал меня.

Мы поднялись по остаткам белой лестницы, и едва оказались наверху, как перед нами вырос Распорядитель. Он церемонно поклонился, растянул губы в наглой улыбке и осведомился, что угодно Им Сиан Иннади.

Им Сиан Иннади.

Настоящее имя Иоко резануло мой слух, а высокие своды башни повторили его гулким эхом.

– Давай сядем, и ты расскажешь. Я хочу знать всю историю. Почему я решил забрать себе будущую жену отца? Что произошло после того, как вы с Залхией стали призраками?

– Ооо… – Оис почесал живот, потом многозначительно кивнул и подмигнул Иоко. – Значит, правду говорят о проклятии Проводников. Ты все забыл, да?

– Кто говорит? Кого ты встречал? – потребовал ответа Иоко.

Голос его звучал резко и напряженно, и я чувствовала, что Распорядитель вызывает у него сильное раздражение.

– Говорят. Разве некому говорить? Во́роны тут частенько бывают, они и разносят разные сплетни. Да и ваша родня не молчит, они все знают о Проводниках.

– Рассказывай. – Иоко опустился на верхнюю ступеньку лестницы, положил рядом с собой Посох и добавил: – Если соврешь, не миновать тебе тумаков. Я сумею достать призрака, поверь.

– Знаю, знаю. Твоя Спутница уже успела показать, как владеет Посохом. – Распорядитель поднял верх руки, развернув ладони, словно показывая, что он готов на любые условия. – Да и рассказывать особенно нечего. Ты всегда был горячим, вспыльчивым и быстрым. Прежде действовал, потом думал. Ты был сыном своего отца и всегда брал то, что нравилось. А тут еще и твой дар проявился во всей силе. Ты почувствовал собственную мощь, стал превращаться в во́рона и улетать по ночам. Тебе хотелось власти, ты мечтал проявить себя. Залхия просто подвернулась под руку.

Распорядитель сел ступенькой ниже Иоко, слегка повернулся к нему, зачем-то улыбнулся мне и продолжил рассказ.

– Залхию и еще парочку девушек мы привезли поздно вечером. Ты был почему-то зол, поругался с отцом. Кажется, он требовал, чтобы ты стал добывать для него лусов. Он купил пару зверей за огромные деньги и держал их в клетках. Но для управления большой плантацией этого было мало, поэтому отец потребовал от тебя твоих магических услуг. Уж не знаю, о чем вы там договорились, но отец так кричал на тебя, что слышно было во дворе. Ты спустился вниз, к повозкам, посмотрел на девушек и ушел. А уж потом стал приходить и уводить Залхию в дальние поля, где вы сидели у ручья. Я вычислил это ваше место и доложил твоему отцу. Дальнейшее ты должен помнить.

– Зачем? Зачем ты доложил об этом отцу?

– Это была моя работа. Твой отец платил мне за это. Ничего личного, ты не был моим врагом, Им Сиан Иннади.

– Вот и отлично. Значит, я отказался проводить лусов для отца?

– Ты бы и не смог. Тогда ты еще не прошел обучения. Каждый Хранитель должен был учиться у другого Хранителя. Твой отец не желал отпускать тебя, поэтому вы ссорились.

– Ладно. Что случилось потом?

– После того как мы стали призраками?

– Как я смог вас превратить?

– Не вспомнил?

– Смутно.

– Этого я не знаю. Ты пожелал, Посох исполнил. А дальше мы остались обитать вечными призраками в окрестностях плантации, и нас боялись, особенно меня. А ты ушел от отца и тебя принял к себе в обучение Валес. Ты считался самым способным его учеником.

– Валес? – нахмурился Иоко.

– Валес был твоим учителем до той поры, когда все Чародеи ушли в мир Хозяина, чтобы вернуться с призрачным войском и погубить Мир Синих Трав. Ты, видимо, ушел вместе с ними, потому что Ноом и Вейм захватил именно ты. Вот и вся история, мой господин. Больше мне рассказывать тебе нечего.

– Ты не врешь, говоришь правду, – медленно проговорил Иоко, – любое вранье я могу распознать. Что ж, постараюсь исполнить обещание и вернуть тебе человеческий облик. Если ты этого хочешь.

– Этого хочет Залхия, мой господин. Ты не желаешь с ней попрощаться? Когда-то ее поцелуи были для тебя слаще меда.

– Те времена прошли. Я попрощаюсь с ней. Где она?

– Я тут, мой господин, – прозвенел тихий серебристый голосок.

Из мрака появилась тоненькая черноглазая девушка, увешанная золотыми кольцами, браслетами и цепочками.

Залхия была так красива, что меня пробрала дрожь. С новой силой вспыхнули огорчение, раздражение, злость. Другими словами, я поняла, что ревную Иоко, что привыкла считать его своим, дорожу его обществом и не желаю ни с кем делить.

Он что, вернется к Залхии? Женится на ней, когда она станет человеком? Он до сих пор любит ее?

От этих вопросов мне стало дурно, и я подумала, что если бы была призраком, то отрастила бы от злости сразу четыре рога и два хвоста.

– Залхия, я ничего не могу тебе обещать. – Иоко поднялся и подошел к девушке совсем близко. Он возвышался над ее невысокой фигуркой, как темный ворон, и оба выглядели такими красивыми, что у меня защипало в глазах.

– Я не обещаю, что верну человеческий облик. Не обещаю, что женюсь. Даже не могу точно сказать – вернусь ли я. Прости меня, Залхия. У меня нет выбора, я не всесильный маг. И я уже не Хранитель. Я почти ничего не помню из своего прошлого. Я как опустошенный сосуд, как листок, сорванный с дерева и унесенный ветром далеко от родного сада. Я ничего не могу обещать. И ничем не могу помочь. Прости меня, Залхия. Я не могу остаться.

Залхия ничего не сказала ему, лишь по щекам ее скатились две крохотные прозрачные слезинки.

Мне стало жаль ее. И Иоко тоже жаль, потому что в этот момент его горе и его потерянность были слишком очевидными.

Залхия молча кивнула. Иоко поцеловал ее в щеку – вернее, сделал вид, будто поцеловал, ведь Залхия была бесплотна.

После этого мы покинули заброшенную башню рода Сиан Иннади.

3

Иоко молчал, хмурый и злой. Мне хотелось засыпать его вопросами, которые буквально вертелись у меня на языке. Но я лишь сухо спросила:

– Как твоя голова?

– На месте, – лаконично ответил Иоко.

У хижины на камне сидел Хант, постукивая хвостом о дорогу и втыкая ножичек в землю. Я всегда удивлялась, как эти бесплотные призраки могут владеть предметами. Почему, к примеру, я призраков не чувствовала, а они могли управлять оружием, трогать его, брать и даже убивать им?

Призрачный дракон убил бы меня вне всякого сомнения. И сожрал бы.

Как там говорил Хант? Все, что съедают призраки, становится призрачным.

– Ну что? – нетерпеливо спросил Лука, выглядывая в открытую дверь хижины.

– Нормально. Собираемся. Ночь настала, обе луны стоят высоко. Следует поторопиться. До следующего Убежища очень и очень далеко, – сухо ответил Иоко.

– Следующее Убежище за Воющим Проливом, – тут же подсказал Хант. – Вот нам достанется, если наткнемся на Ходящего по волнам.

– Ходящий по волнам нужен нам, – возразил Иоко. – Он должен передать мне карту. Если только мы желаем, чтобы сбылись все изречения.

– А что случится, если все сбудутся? – тут же поинтересовался Лука.

– Отмеченная сможет освободить Время, – тихо проговорила Эви. – Это одно из условий. Когда сбудутся все изречения, тогда сбудется и последнее. Железные Часы вновь пойдут. Только тогда спадет проклятие с Мира Синих Трав и время снова потечет своим ходом, как это было всегда.

– А сколько всего изречений? – спросила я.

– Мне вспомнились только четыре, – пожал плечами Иоко.

– Всего семь. Всегда семь. Семь – это хорошее число, его и следует придерживаться, – подсказала Эви.

– Откуда ты знаешь? – недоверчиво уставился на девочку Лука.

– Знаю. – Эви нахмурилась, отвернулась и смахнула со стола невидимые крошки.

В хижине было чисто. Стояла в ведрах вода, сиял надраенной столешницей обеденный стол. Ровно разложенные подушки яркими пятнами украшали сумрак домика. Эви постаралась и навела порядок. Можно было отправляться в путь.

Я посмотрела на Иоко и поняла, что он не желает сейчас говорить о Валесе. Но он вспомнил. Он определенно что-то вспомнил, и воспоминание не радовало его.

Может, он понял, что был преданным последователем мерзкого Чародея? Может, и сам творил злые дела? Кто его знает…

Мы отправились в путь. Иоко просто прикрыл дверь хижины и направился вниз по синей дороге, а мы потопали за ним – вереница странных путешественников, из которых относительно нормальной была только я.

У колодца я еще раз умылась, забрала с веревки высохшие вещи. Посмотрела украдкой в зеркальце и удивилась, что пятно почти пропало со щеки. Из глубины овального зеркальца на меня смотрела милая и симпатичная девушка.

Предсказание Иоко сбылось, проклятое пятно пропало. Рада ли я этому?

Я не могла ответить на этот вопрос. В моей жизни произошло столько разных событий, что вся эта круговерть сделала мое уродство чем-то совершенно незначительным, пустым и неважным.

Во всяком случае я знала, что Иоко на мое пятно не обращал никакого внимания. Он даже не заметил его исчезновения.

Нравлюсь ли я Иоко?

Нет, конечно. Ему не до влюбленности. Он пытается вернуть себе прошлое, вернуть свою сущность. Пытается понять – кто же он такой на самом деле. Но он, несомненно, ценит нашу дружбу. По-настоящему ценит, а не как Игорь.

Иоко не притворялся, я это знала. И не обманывал.

Я вздохнула и поправила лямки рюкзака, который стал гораздо тяжелее, потому что теперь там лежали овощи с огорода и мешочек муки.

Иоко оглянулся. Быстро, но пристально посмотрел на меня и спросил:

– Чего вздыхаешь?

– Ничего. Все нормально.

– Точно? – переспросил он.

Я лукавила. Конечно, не все было нормально. Теперь в голове крутились мысли о том, что Залхия очень красива, что вряд ли я смогу понравиться своему Проводнику… и еще куча разной девчачьей чепухи. Но не рассказывать же об этом?

– Точно, – буркнула я.

Иоко покачал головой, приблизился ко мне. Он подошел настолько близко, что коснулся моих плеч, слабо улыбнулся и вдруг поцеловал меня.

У него были мягкие и нежные губы, прохладные и приятные.

Я ни разу в жизни ни с кем не обнималась и не целовалась – приходилось держать дистанцию и отворачивать лицо.

Поэтому когда губы Иоко прижались к моим, сердце куда-то ухнуло, голова закружилась, а щеки запылали, просто зажглись огнем, и глазам тоже стало горячо.

Иоко обнял меня и заглянул в глаза – это был грустный и внимательный взгляд.

– Ты нравишься мне, Со. Действительно очень нравишься. Не ревнуй к Залхии, ладно? Не знаю, как там насчет женитьбы, обсудим это потом. Но я не променяю тебя ни на одного призрака в Безвременье. Веришь мне?

Я могла только кивнуть.

– Вот и славно. А теперь пошли.

Мы двинулись дальше. За спиной хихикал Хант, подшучивал Лука. Но я была счастлива. Глупо счастлива.

И когда это я умудрилась влюбиться в Иоко?

#Глава 20

1

Между тем уютная хижина Иоко осталась позади. Мы припустили быстрым шагом, Хант – тот и вовсе скакал где-то впереди, поднимая тучу трескучих хасов. Дорога извилистой лентой бежала у нас под ногами, синие травы тихо шелестели, почти касаясь моих плеч, а круглые луны радостно сияли, словно два фонаря.

Прошло уже несколько дней, если можно так сказать, с той поры, как я попала в Безвременье. Обе луны, по идее, должны были бы пойти на убыль. Я мало что соображала в астрономии, но то, что луна не сама по себе светит, а лишь отражает свет большой звезды, вокруг которой вращаются планеты, – это я знала точно. Как и то, что сама луна тоже вращается вокруг собственной планеты и на нее время от времени падает планетная тень.

В Безвременье, судя по всему, луны существовали по каким-то другим, собственным законам. Никаких теней – каждую ночь появлялись идеально круглые шары, висящие в темном небе. Многочисленные звезды рядом с ними меркли и терялись, облака, которые не могли до конца закрыть ночные светила, становились кружевными от серебряного света.

Мир вокруг был сказочно ненастоящим. И так каждую ночь.

С чем это было связано? С проклятием Мира Синих Трав? Или это особенность планеты?

Я спросила об этом Иоко.

– Почему луна не становится узкой, как месяц?

Меня понял только Лука. Он кивнул и присоединился к моему вопросу.

– Действительно, почему?

– А зачем она должна становится узкой? – не поняла Эви.

– Здесь все по-другому, не так, как в твоем мире, – принялся объяснять Иоко. – Тут почти всегда полнолуние. Цикл меняется, но очень медленно. Луна бывает ущербной, но короткое время, и не становится узкой, как месяц в вашем мире. Она бывает половинчатой. Тогда и ночи называют половинными.

На этот раз он говорил охотно и подробно. Ему хотелось скрасить длинную дорогу.

– Половинные ночи у нас бывали, когда приходили дожди. – тут же подтвердила Эви. – А до этого мы засевали поля и огороды. Так было раньше, до проклятья. До половинчатой луны сеяли урожай, потом шли дожди и все росло само собой. А когда луна становилась круглой, собирали урожай. Это называлось плодородным годом. Собрав урожай, праздновали новый год. И начинали все сначала.

– Так и было, – согласился Иоко.

– Только сейчас луна что-то очень давно не была половинчатой. Уже очень давно, – добавила Эви.

– Она и не будет такой, потому что Время остановилось и для нее. Ничего не происходит, и сезон дождей не наступал ни разу с тех пор, как Хозяин захватил мир, – пояснил Иоко.

– Понятно, – кивнула я.

– Зато нам сейчас хорошо путешествовать. А в дожди много не походишь – дороги заливают ручьи. Реки разливаются, пахотная земля оказывается под водой – так злаки растут лучше всего. Народ во время дождей отсиживался по домам или путешествовал на лодках. До нашего поместья на горе разлив не доходил, все-таки скала спасала отцовский замок. Но низины, где рос сахарный тростник и лежали поля со злаками, все оказывались под водой, – продолжал рассказывать Иоко.

Теперь, судя по всему, и ему приятно было вспоминать прошлое. И он охотно делился этими воспоминаниями.

Мы шли и шли. Разделив на всех, доели последнюю пачку чипсов и выпили почти всю воду из пластиковой бутылки, что я взяла с собой. Порой Хант пел какую-то несуразицу, лишенную смысла, но пел хорошо, высоким и чистым голосом. Иногда Лука рассказывал анекдоты, которые понимала только я, потому что все они были о нашем мире.

Иоко рассказывал что-то о своем прошлом, о больших собаках, которые у него были, о младших братьях, с которыми вечно дрался и ссорился.

– Ни дня без драк, – улыбаясь, говорил он. – Братья были моими ровесниками. Разница в пару лет, не больше. Все от разных жен, поэтому мы не объединялись, а каждый был сам за себя. И если принимались драться, то это были жуткие потасовки в пыли, когда мы тузили друг друга, как дикие зверьки, не зная жалости. И только отец мог нас разнять, а он приходил и добавлял своих тумаков, причем каждому. У него был, правда, любимец, которому меньше всего доставалось.

Тут Иоко замолчал, а я не удержалась от вопроса.

– И кто же это был?

– Это был я, – со вздохом ответил Иоко. – Я был старшим сыном, самым сообразительным, быстрым, умным и самым красивым. Отец мечтал сделать меня наследником. До той поры, пока я не стал превращаться в во́рона. Отец до последнего надеялся, что верх возьмут его гены и я не стану Чародеем. Все Чародеи призваны служить Миру Синих Трав. Все они становятся Хранителями и не принадлежат себе. Уверен, что в книге «Карты Безвременья» об этом написано, потому что это было самое главное правило Хранителей.

– А твой отец думал, что ты не станешь Чародеем? – уточнила сообразительная Эви.

– Мой отец надеялся, что я приму управление имением, преумножу его состояние и сделаюсь честью рода Сиан Иннади. Не случилось.

– Потому что ты стал превращаться в во́рона? – еще раз спросила Эви.

– Потому что не оправдал его ожиданий. Превращение в во́рона – это лишь знак того, что я стал Чародеем. Отец думал, что я использую свои способности во благо имению, послужу нашему роду, стану его личным хранителем. Личным Чародеем. Тем, кто оберегает род Сиан Иннади.

– Это ты только сейчас вспомнил? – удивилась я.

– Нет, еще прошлым днем, когда у меня болела голова. Вспомнил дом отца и все, что в нем происходило. А вот Валеса и свое ученичество не могу вспомнить, там лишь темное пятно. Провал в памяти.

– Значит, ты отказался добывать лусов для своего отца?

– Отказался. Я выбрал дорогу Хранителя. Уже после того, как увидел Залхию, спасающуюся от лусов. Тогда я понял, что не должно быть такого в Мире Синих Трав, что это неправильно. Нельзя уничтожать себе подобных, нельзя их мучить, нельзя строить свое богатство на муках и смерти других. Я поделился этими мыслями с отцом, правда, не так спокойно, как говорю сейчас с вами. Мы очень сильно поссорились, от злости я разрушил несколько отцовских амбаров и сараев и ушел. Видимо, к Валесу.

– Ты любил Залхию? – решилась спросить я.

Иоко оглянулся, пожал плечами.

– Она мне нравилась, и мне хотелось досадить отцу. Жениться на ней я не собирался. Чародей может взять в жены только Спутницу. Таковы правила. Ни один Чародей не берет в жены обычную девушку, чтобы не лишить свой род волшебной силы.

– А твоя мать? Она же вышла замуж за твоего отца?

– Моя мать была девочкой. Не Чародейкой, не Спутницей. Она была девочкой из вороньего рода. Боковым отпрыском. Она не обладала силой, и никто не думал, что от нее родится полноценный Хранитель. Шансы на такое очень малы. Но порой случается, знаешь ли, и непредвиденное. Иногда дают сбой предсказания и расчеты. И рождаются мальчики, которые однажды превращаются в во́ронов и покидают родное гнездо, чтобы служить своему миру.

– Торжественно звучит, – усмехнулась я.

– Но здорово! – восхитился Лука. – Это наверняка здорово: однажды превратиться в ворона и улететь! Расскажешь, как это случилось?

– Расскажу, когда устроимся на привале, – пообещал Иоко.

2

Ночь кончилась, как всегда, внезапно. Обе луны вдруг как-то сразу поблекли, потемнели и закатились за травы. Горизонт побледнел, потом посерел, сделался зеленым, а еще чуть позже вспыхнул фиолетовыми, красными и оранжевыми сполохами, словно кто-то разжег костер на границе дня и ночи.

– Это опасные места, – сказал Иоко, оглядывая пологие холмы и низкую вогнутую равнину, что простиралась перед нами. – Здесь не сможем отдохнуть. Тут я потерял двоих своих подопечных. Лусы чувствуют себя в этих местах очень привольно.

– Потому что тут полно хасов, – сообщил нам Хант и весело прыгнул в траву.

Множество стрекочущих тварей рванулось в воздух, они возмущенно затрещали крыльями, а парочка плюхнулась на дорогу прямо передо мной. Я охнула, попятилась, но Иоко ловко прихлопнул их Посохом.

– Да, именно поэтому, – поморщившись, сказал он, – я ни разу не сворачивал с дороги. Раньше не сворачивал. Правила Проводников были единственным ориентиром в мире Безвременья, и я старался их придерживаться. Соблюдай нехитрые правила – и с тобой все будет хорошо. Именно так я себе представлял здешнее мироустройство.

– А сейчас все изменилось, – подсказала я.

– Сейчас я вижу этот мир по-другому. Чем больше воспоминаний о прошлом, тем больше обретаешь себя настоящего. Как бы там ни было, мы всегда помним, что этот мир – не то, чем кажется, поэтому правила Проводников и не работают.

– К чему ты это говоришь? – не понял Лука.

– К тому, что нам нужен удобный привал и на дороге мы не будем его делать. Поднимемся на скалы, вон на те, что слева. Там и устроимся на отдых.

– Хорошо, а мы распугаем для вас всех хасов, – тут же довольно заулыбался Хант и снова прыгнул в траву.

Призраки проложили для нас широкую дорогу в травяных зарослях, и мы с Иоко смогли благополучно добраться до серых скалистых вершин. Перед нами поднимались из земли три больших валуна, похожих на лысые макушки земляных троллей. Крайняя скала справа возвышалась над остальными, представляя неплохое укрытие. Иоко ткнул Посохом в ее сторону и сказал, что там и отдохнем.

– Передневуем, – пояснил он.

– Отличное новое словечко, – заулыбался Лука.

– А если лусы? – подсказала я.

– А мы на что? – удивилась Эви. – Мы вас охраним, не бойтесь. Мальчишки будут сторожить, им отдыхать не обязательно, они не устали. Это я точно знаю.

Лусы появились скоро, едва темнота совсем уползла к горизонту, а маленький солнечный диск подобрался к низким перистым облакам. Сначала до нас долетел их басовитый раскатистый рык, а потом я смогла увидеть и их самих, рыскающих в траве и время от времени поднимающих голову.

Лусы нюхали воздух, чуяли добычу и возмущенно рычали, потому что помимо человеческого запаха, видимо, чувствовали и едва уловимый след призраков. Они не приближались к ним, но и не уходили, кружа на приличном расстоянии от камней, били себя хвостами по бокам, мотали головами и скалили пасти.

И еще они ловко жрали хасов, ловя их во время прыжков. Это было неслабое зрелище, скажу я вам.

Ужин наш (или завтрак, мы на тот момент не уточняли) был скромен и прост. Огонь не разводили, потому что негде было набрать хвороста, а влажная от утренней росы трава совсем не горела. У нас еще оставались оладьи, что жарила Эви, у меня – сухари и консервы с паштетом. Вот этим и перекусили.

Паштет просто намазывали на сухарики. Не могу сказать, чтобы мне нравилась эта еда, особенно в сравнении с великолепными оладьями, даже холодными, но выбирать не приходилось.

– Сухари с паштетом, – пробурчал Лука, откусил один, похрустел и заявил, что хотя паштет и напоминает о родном мире, все равно такое он есть не будет.

– Ладно, нам больше достанется, – проворчала я.

Иоко лишь пожал плечами и сказал, что это нормальная еда.

Солнце неумолимо ползло вверх, иногда ныряя в низкие облака, и тогда на синие травы набегала тень. Но в общем и этот день обещал быть теплым до жаркого и ярким до рези в глазах.

Пора было устраиваться на отдых.

– Держи. – Иоко протянул мне свой плащ. – И давай еще почитаем «Карты Безвременья».

– Ладно, давай, пока глаза не слипаются.

Я достала книгу, открыла ее. Мои рисунки как нельзя лучше подходили к желтоватым страницам. Они тихо шуршали, когда я перекладывала их, и глядя на каменный круг на площади города Ноом, я снова вспомнила, как Иоко сражался с драконом.

– Мне бы научиться хоть немного управлять Посохом, как это делаешь ты, – проговорила я, не отрывая взгляда от рисунка.

Иоко понял.

– Конечно, – согласился он. – Отдохнем, встанем чуть раньше и потренируемся. На самом деле обучение занимает не один год. Я учился пять лет, прежде чем стал Хранителем.

– Вспомнил? – улыбнулась я.

– Да. – Иоко озадаченно посмотрел на меня и почесал подбородок. – Вот только что. Пять лет я был у Валеса. Этот фрагмент воспоминаний вернулся ко мне. Остальное все еще в темноте. Пять лет, и я даже знаю, с чего начинал. В первый год обучения я должен был понять, кто я на самом деле. Открыть собственную сущность. Найти себя в этом мире. Понять, чего я хочу на самом деле и что могу.

– Удалось? Открыл свою сущность? – спросила я.

Лука, который сидел неподалеку, замер, глядя на нас с Иоко. Он пытался понять, о чем мы говорим.

– Этого не удалось вспомнить.

– Я точно не найду себя в Безвременье, ведь я не принадлежу к этому миру. Мой дом очень далеко отсюда, – сказала я.

– Раз ты здесь, значит, у цели. Значит, твое место в Безвременье.

– А если это ошибка? Если я попала сюда по ошибке?

– Ты правда так думаешь? – Иоко нахмурился, посмотрел на меня так, как умел смотреть только он один.

Я смутилась под его пристальным взглядом, и в то же время поняла, что мне нравится смотреть в глаза своему Проводнику, слушать его голос и сидеть рядом с ним.

А это означало, что мне нравится само Безвременье, ведь Иоко был неотъемлемой его частью.

Растерявшись, я тряхнула головой, отгоняя сумятицу мыслей, слабо улыбнулась.

– Нет, наверное, нет. Ты умеешь запутывать, Ио.

– Да, это у меня получается, Со. – Он усмехнулся, положил ладонь на мою руку и слегка сжал мои пальцы. – Давай читать. Разберемся во всем, обязательно разберемся.

3

На десятой и одиннадцатой страницах были карты. Разноцветными пятнами на них пестрели поместья и дома, где жили представители так называемого вороньего рода. Оказалось, что каждый род предпочитал держаться обособленно, в высоких плоскогорьях или в гуще непроходимых лесов.

Каменные замки, толстенные деревянные частоколы, непроходимые тропы – все это делало жилища Чародеев неприступными.

– Каменный дол, – тихо прочитал Иоко, склонившись над картой.

Его щека оказалась так близко от моей, что меня охватила дрожь и на мгновенье я забыла о книге, картах и Чародеях.

– Я знаю его. Там жила родня моей матери. Отец увидел мать на ярмарке и посватался. Он был богатым плантатором, заплатил приличный выкуп, и ему отдали желанную девушку. Она не была прямым потомком. Она родилась от случайной связи Чародея с дворовой девушкой и выросла во дворе. Чародей не признавал ее своим ребенком, но она была необыкновенно красива, поэтому ее берегли и удачно выдали замуж, получив хорошие деньги. А когда я подрос, то оказалось, что из воро́ньего гнезда выпал птенец и залетел не в те покои. Другими словами, они хватились, но поздно.

– Когда ты первый раз превратился в во́рона? – спросил настырный Лука.

– О да, это интересно! – Хант шумно опустился рядом, повалив мой рюкзак и рассыпав остатки сухарей по гладкому камню.

Я вздохнула, собрала сухарики – еще пригодятся, – поставила рюкзак на место и попросила:

– Ио, расскажи, в самом деле. А карты и так можно рассмотреть. Теперь уже наверняка ничего не осталось от старых поместий, где жили Чародеи.

– Ладно, расскажу. Теперь помню это слишком хорошо.

4

Игры наследников поместья Сиан Иннади не отличались миролюбием. Мальчишки ссорились, кричали и частенько возились в пыли, до крови тузя друг друга. Они походили на диких волчат, готовых укусить всякого, кто приблизится.

Их отец, владелец большого состояния, с удовольствием наблюдал игры сыновей и приговаривал, что для выживания в мире нужна сила.

– Надо уметь оказаться сильнее твоего соперника, иначе погибнешь. Или ты его, или он тебя, – говаривал он и посмеивался, глядя на синяки и царапины на лицах своих детей.

Выделял он только одного, старшего, темноволосого и синеглазого мальчишку с острыми диковатыми чертами лица и упрямым пристальным взглядом из-под неровной длинной челки. Мать его умерла сразу после родов, и ребенка растили многочисленные мамки и няньки, которых всегда хватало на женской половине дома. Отказа старший сын не знал ни в чем. У него было сколько угодно свободного времени, он имел доступ в любое место отцовского поместья. Ему ничто не возбранялось, поэтому он целыми днями бродил по лесным чащам или пропадал в низине у широкой реки, что щедро заливала отцовские плантации каждый дождливый сезон.

Лучшими друзьями старшего сына стали дети-рабы. Те самые, что без устали гнали сироп из тростника на сироповарне, а также очищали фрукты от листьев, перебирали орехи – другими словами, трудились на многочисленных хозяйственных работах. Старший сын просиживал с ними многие дни, слушая рассказы о далеких островах в чужом мире, о загадочных морских животных, подводных государствах и о многом другом, загадочном и интересном.

Как-то раз, возвращаясь из сироповарни, он попал в засаду к своим же братьям. Это был один из тех редких случаев, когда они объединялись с общей целью, задумав совместными усилиями вздуть наглого и самоуверенного отцовского любимчика.

Их было четверо, а Иоко один. Не лучший расклад. Но именно в этот момент воро́нья кровь и заговорила в мальчике. Не успели маленькие хулиганы наброситься на него, как у окруженного со всех сторон брата выросли крылья и он скрылся в облаках.

Сначала это напугало весь дом. На Иоко стали смотреть со страхом, недоверием и брезгливостью. Но отец быстро нашелся. Вороний род? Хранитель? Отлично! Это милость богов, это подарок судьбы!

Теперь у семейства Сиан Иннади будет личный Хранитель, который сумеет приумножить славу и родовое богатство.

Владелец поместья еще не знал, что в Мире Синих Трав нет никого упрямее и свободолюбивее Хранителей.

#Глава 21

1

– Значит, ты просто улетел от своих братьев, когда те вздумали тебя отлупить? – уточнил Хант. – А я думал, ты им задал перцу, ты же старший, так ведь?

– Задал. На другой день. Отловил каждого в отдельности и поколотил. – Иоко усмехнулся. – Не без этого. Они стали бояться меня, потому что понимали, что я в любой момент могу их заколдовать. Тогда я сам еще не знал, что могу найти Посох и управлять им, у меня еще не было учителя. Но власть над людьми уже появилась и мне ничего не стоило напустить ужас или напугать.

– А к своей родне в Каменный дол ты приезжал? – спросила я, по-прежнему разглядывая карту.

– Ни разу. Отец не пускал, боялся, что я переметнусь к настоящим Хранителям. Он желал использовать мою магию, но только для личного обогащения. А Хранители – не личные Чародеи. Это те, кто служит людям.

– Ты многое вспомнил. Голова не болит?

– Болит, но не так, как раньше. Просто стучит в висках немного. Теперь легче. – Иоко улыбнулся как-то криво, лишь одним уголком губ, и попросил: – Давай читать книгу дальше.

Я перевернула страницу и увидела, что из середины книги вырваны листы. Не много – может, четыре или шесть листов, самая середина. Дальше опять шли карты – множество карт. И заканчивалась книга длинным списком коротких надписей на самой последней странице.

– Кто-то выдернул середину книги, – разочарованно протянула я. – Наверняка Валес постарался, больше некому.

– Ну-ка, дай сюда. – Иоко решительно забрал у меня книгу, торопливо пролистал и с сожалением согласился: – Да, вырвана самая середина. Возможно, это сделал Валес, его не стоит сбрасывать со счетов. Значит, он был моим учителем…

Иоко качнул головой, вернул мне тетрадь и растянулся на нагретом камне.

– Пора спать, – решительно сказал он.

– Постой. На последней странице в тетради знаешь, что написано?

Я наклонилась над ней и тихо прочла:

– Когда Проводник найдет свою Спутницу, когда над мостом прозвучат Забытые Песни, когда Ходящий по волнам подарит Проводнику свою карту, когда призрак станет человеком, когда соберутся семь воронов и с ними будет их предводитель, когда будут собраны все вороньи подсказки, тогда Железные Часы заработают вновь.

– Что это? – не поняла я.

– Это условия освобождения Времени, – серьезно пояснила Эви. – Они уже начали сбываться, я же говорила. Совсем скоро Время будет освобождено и Мир Синих Трав возродится к жизни.

– Если только не помешает Хозяин, – деловито сказал Хант и в подтверждение стукнул хвостом.

– Хозяин будет мешать, и чем дальше будем двигаться, тем быстрее спадет с Иоко его проклятие. Иоко освободится, вернет свое прошлое и найдет свою сущность, – снова предсказала Эви.

– Да откуда ты знаешь? – недоверчиво прищурился Лука.

– Знаю. – Эви весело улыбнулась. – Знаю. Тут в книге все написано. Жаль, что вырваны средние страницы, и тем не менее мы уже многое узнали.

– Не совсем, – возразила я и ткнула пальцем в тетрадь, – тут еще много непонятного. Какой призрак должен стать человеком, например? И кто такой Ходящий по волнам?

– Ну, Ходящего по волнам мы встретим уже очень скоро, когда будем преодолевать Воющий Пролив, – медленно протянул Иоко. – Это серьезное испытание, и нам придется нелегко.

– Если только не найдем свое судно, – подсказал Хант, став серьезным и важным, что с ним бывало крайне редко.

– Что за свое судно? – спросила я, точно так же выделив голосом слово «свое».

– Легенда ходит такая среди Проводников. – Иоко растянулся на камне, заложил руки под голову и принялся рассказывать: – У Вейма есть свои призраки. Почти у каждого уцелевшего города есть призраки. Бывшие люди, которые помнят его историю и отпугивают ненужных путников. Хотя как раз путников в Безвременье и нет. Так вот, говорят, что если подружишься с призраком, он подберет для тебя такое судно, которому не страшны будут бури и штормы Воющего Пролива, оно доставит тебя целым и невредимым на берег Туманной Зыби, туда, где начинается множество синих дорог и где можно найти Дерево Хозяина – самый главный портал.

– Что за Туманная Зыбь? – удивилась я.

– Еще один разрушенный город. Только там не осталось призраков, поэтому никто не помнит, как он назывался раньше. Сразу же за его развалинами находится четвертое Убежище – придорожный дом Агамы. Вот туда нам и надо попасть. А дальше посмотрим, – пояснил Иоко.

– Долгая дорога, – нахмурился Лука. – Меня укачивает на воде. Всегда укачивало. Я знаю точно.

– Ты же вырос у моря, – ответила я. – А меня сроду нигде не укачивало, я всегда хорошо переношу качку и отлично плаваю.

– Ну, поплавать в проливе вам не удастся. – Хант оскалил клыки, шмыгнул носом и добавил: – Там водятся твари похуже хасов. Прыгающие рыбы, что вгрызаются в людей и жрут их мясо. Откусывают по кусочкам, представляете? – Хант выпучил глаза. – Они попали в Безвременье из портала еще в старые времена, когда тут был Мир Синих Трав. А сейчас размножились так, что спасу нет. И каждый раз их все больше и больше.

– Как же плыть на судне?

– Вот именно. Вам нужен будет призрак, который распугивал бы этих рыб, так ведь, Иоко?

– Нужен, ты прав. Вы нам нужны, – он усмехнулся, – я уже давно признал, что цены вам нет, ребята.

– Все, что нам нужно, – это попасть к Агаме и узнать, можно ли открыть портал и убраться отсюда, – мрачно произнес Лука. – Я бы умотал прямо сейчас, будь такая возможность.

– Сначала тебя надо сделать человеком, – повернулся к нему Иоко, – иначе окажешься в своем мире бесплотным духом и тебя почти никто не увидит, кроме людей, наделенных особенными способностями. Будешь мотаться там неприкаянный, и никто не услышит даже твоего голоса. Сомневаюсь, что тебе хочется именно этого.

– Значит, в моем мире я вообще буду законченным призраком? – хмуро переспросил Лука. – И много таких призраков уже обитает в нашем мире?

– Да полно, – весело подсказал Хант. – Просачиваются не только из Безвременья, но и из других миров, которые захватил Хозяин. И живут себе, поживают. Нашептывают людям всякие гадости, устраивают мелкие пакости. Милое дело.

– Я сейчас тебя стукну, – вдруг серьезно пообещала Эви.

Эта угроза из уст маленькой девочки прозвучала смешно, но Хант сморщился и сказал, что ладно, он замолчит и не будет ничего такого говорить.

– Все это ерунда. Нам действительно надо найти свое судно, – заговорил вдруг Иоко. – Если возможно. Если у нас получится.

– Не бойтесь, я знаю всех призраков Вейма. Там встречаются потрясающие уроды, просто загляденье. Но есть среди них и нормальные. Надо бы найти одну девчонку, у нее точно есть судно. И если уговорим ее переправить нас через пролив, считайте, что нам повезло. Правда, Эви?

Хант изловчился и заглянул Эви в лицо, стараясь ее развеселить.

Девочка, хмурясь, оттолкнула его и грустным голосом заявила, что это будет непросто.

– Но мы попробуем. Давайте спать. Ужасно хочу спать, – сказал Иоко. – Потом поболтаем.

– Мы же хорошо разговариваем, интересно, – тут же возразил Хант.

– Они устали, дубина, – пояснил Лука. – Они же не призраки. Они устают. Им нужен отдых. Поэтому пошли отсюда, сядем где-нибудь в сторонке и поиграем в камешки. Не будем им мешать.

– Да, идите и играйте, – сказала Эви, – а я тоже отдохну. Спокойного отдыха, мальчики.

2

Вопросов на самом деле оставалось много. Закрыв глаза, я какое-то время размышляла над тем, что прочитала в тетрадке. Значит, часть предсказаний уже начала сбываться. Надо будет поговорить об этом с Иоко, вдруг он еще что-то вспомнил?

Я подумала также, что Эви, похоже, знает об этих записях в тетради. Только откуда?

Еще один день в Мире Безвременья прошел спокойно. Мы выспались, потом отыскали небольшой ручеек и умылись. У нас было серебряное ведерко, что принес нам Хант еще в Нооме, и я, набрав в него воды, ополоснулась по пояс. Высокие кусты были надежным укрытием, а хасов и лусов отпугивала Эви.

Существует великое множество книг про путешественников, но в них почему-то никогда не рассказывается о том, как они приводили себя в порядок, как стирали свою одежду, умывались и так далее. Меня всегда занимал один вопрос – неужели они ходили в нестиранной одежде и воняли потом?

Я понимала, что это рассуждения избалованной девочки, которая выросла в условиях цивилизации и не представляет себе жизни без дезодоранта и любимого геля для душа. Но ведь без ежедневного душа действительно становишься похожей на свинью! Поэтому я изыскивала любые возможности привести себя в порядок. Конечно, я опять выстирала с мылом рубашку – я никогда не ходила два дня в одной рубашке. Но в моем мире заботиться об одежде было гораздо проще, потому что имелась стиральная машинка, куда я кидала вещи, а потом забирала чистые из сушилки. И одежды было очень много – на любую погоду и любой вкус.

Сейчас я старалась тщательно распределять ее. У меня были четыре клетчатые рубашки с короткими рукавами и одна с длинными. Та, которую я выстирала, будет сохнуть, и когда двинемся в путь, она еще останется влажной. Одну я надела на себя. И две другие ждали своей очереди.

С носками дело было хуже. Носков была всего одна пара. И они не успевали сохнуть, поэтому я пользовалась ими через день и радовалась, что ноги не очень потеют в кедах.

Иногда я представляла, какой жуткой вонью понесло бы от моих ступней, если бы я сняла кеды, – хоть нос зажимай. Это смешило и пугало одновременно, поэтому я каждый день – или вечер, если уж быть точной, – занималась личной гигиеной, приводя себя в порядок.

Иоко тоже мылся, отдельно от меня, но ему было проще. Рубашка у него имелась только одна, темно-синяя, длинная и с широкими рукавами. Он стирал ее каждое утро и развешивал на солнце, а вечером надевал и двигался дальше. Правда, у него не было шампуня, геля для душа и даже нормального мыла.

Пришлось предложить ему так называемое «волшебство нашего мира». Оно удивило его, но он по достоинству оценил все средства гигиены.

Мы все больше сближались с ним и все лучше понимали друг друга. И шагая по траве к большим камням, я как нельзя лучше понимала, что просто влюбляюсь в своего Проводника.

Но что я могла поделать?

3

Мы двинулись дальше, и это была все такая же спокойная дорога под двумя лунами в компании призраков. Хант пел нам какие-то глупые песни, Лука вместе с Эви исследовал поблизости травы и хасов, а я только удивлялась чудесному, как никогда, настроению.

Вокруг стояла блаженная ночная прохлада, Иоко шел совсем рядом, и хотелось мечтать о чем-то сказочном и необыкновенном.

– Словно в сказке, – сказал Иоко, уловив, как обычно, настрой моих мыслей.

– Только нерадостная получается сказка, – ответила я.

– Во всех сказках так. Сначала все плохо и злые герои воюют с хорошими, но в конце добро побеждает зло.

– А ты добрый или злой? Ты на чьей стороне?

Вопрос был хитрым. С одной стороны, я видела, что Иоко меняется и желает исправить то, что сделал. С другой – я не была уверена, что перемены закрепились и его память не пропадет вновь, что он не вспомнит что-то плохое о себе, о том, например, почему решил служить Хозяину.

– Я на злой стороне, Со. Вообще-то я ворон. Слуга Хозяина. Ты же знаешь.

– Тогда я попала в беду.

– Мы все попали в беду. Но нам всем надо помнить, что этот мир – совсем не тот, каким кажется. Здесь все наоборот. Призраки оказываются друзьями, а черный колдун помогает своей жертве. Я ведь черный колдун, нас в Мире Синих Трав называли не только Хранителями. Мы всегда были черными колдунами, знаешь ли.

– Звучит ужасно.

– Не только звучит. Так оно и было на самом деле. Черные колдуны служили Миру Синих Трав. Они охраняли его от вторжений, защищали. У черных колдунов было великое поручение, которое они не выполнили.

– Значит, черные колдуны были не такими уж и страшными.

– Напрасно ты так считаешь. Валес тоже черный колдун. И изменился он еще до того, как наступило Безвременье. Большая сила и большая власть испортили его.

– Ты вспоминаешь что-то новое? – спохватилась я.

– Нет. На самом деле нет, просто пытаюсь понять, как все произошло. Может, Агама это знает и все нам расскажет.

– Да, в книге написано, что историю знают живые.

– Зато я вспомнил, чему учил меня в первый год Валес. Это были спокойные и тихие времена, когда Миру Синих Трав ничто не угрожало. Зато он сам угрожал другим мирам, проникая в них и забирая детей. Большинство считало, что это нормально, что те, кто живет в Мире Прозрачных Островов, не настоящие люди. Вот тогда Валес и обучал меня, чтобы я стал полноправным Хранителем. Однако чтобы исполнить свое предназначение, Хранитель должен был понять себя, почувствовать призвание и стать личностью, чтобы все его желания, мысли и чувства находились в гармонии с Миром Синих Трав. Он должен был понять себя, а потом почувствовать и этот мир. Потому что только тогда Энергия Жизни полностью подчинится Хранителю и он станет не просто владеть Посохом, но ощущать течение времени, понимать чувства и переживания людей. Он получит особые способности и умение предвидеть опасность. Хранители как никто другой могли уберечь Мир Синих Трав от уничтожения. Но не уберегли.

– Почему? – задала я глупый вопрос.

– Потому что направили свою силу и свои способности в другое русло.

– Какое?

– Обогащение. Думаю, их привлекла возможность наживы. У Хранителей был устав, которому они подчинялись.

– Что за устав?

– Не могу вспомнить. Но знаю, что правила были.

– Легко ли это – познавать себя и находить свое призвание? Что ты для этого делал?

– Много чего. У Хранителей было много задач, и я помогал им в первый год обучения, когда овладевал Посохом – он не сразу подчинился мне. В этом плане у тебя, Со, гораздо больше способностей.

– А толку? Сражаться я все равно не умею. Ты обещал заниматься со мной, но как-то все не выходит.

– Это не так просто, как ты думаешь. Посох не меч и не палка для физических упражнений. Посох – это твоя сущность. Ты впитываешь гармонию мира, в котором живешь, наполняешься и ею, и силой, и в этом случае тебе подчинится любая палка. Другими словами, Посохом может стать что угодно.

– Разве меня наполняет гармония вашего мира? Вовсе нет. Безвременье не впечатляет меня, а Мир Синих Трав пугает и ужасает. Мир рабов и жестокости.

– Нет, Со, – Иоко выразительно посмотрел на меня, и я уловила легкую улыбку, спрятавшуюся возле глаз, – тебя наполняет гармония твоего мира. Ты пришла сюда уже наполненная.

– Чем?

– Тебе видней. Это ты сама должна определить для себя. В этом и есть весь секрет. Надо знать себя настолько, чтобы найти в самом себе неиссякаемый источник силы.

Я снова запуталась и озадаченно замолкла.

Где во мне источник силы? Вся моя жизнь – постоянные переживания из-за родимого пятна. Правда, еще были мои рисунки. Я много рисовала, и не только приснившееся Безвременье, но и карандашами и акварелью.

Чаще всего я рисовала Приморский бульвар, а это огромные солнечные часы, голуби на мощеных плиткой дорожках, гнутые скамейки, высокие фонари. И конечно же – море.

Может, в этом все дело? Может, я действительно слишком плохо себя знаю?

4

А ночь все длилась и длилась, как заговоренная. Обе луны висели довольно высоко и заливали прохладным призрачным светом дорогу, травы и холмы. По пути мы подкрепились, напились воды из небольшого ручейка, растекавшегося в ленивую мелкую речушку, и продолжили шагать и шагать, преодолевая холм за холмом, равнину за равниной.

Изредка попадались каменные столбы с надписями, сообщавшими, что до Скверной Ямы осталось три, потом два перехода, и наконец мы увидели высокий столб из синего кирпича с каменной табличкой, которая возвещала, что мы находимся в опасной близости от Скверной Ямы.

«Берегись, путник!» – призывала она.

– Что еще за Скверная Яма? – поинтересовалась я.

От усталости говорить особенно не хотелось и мыслей в голове осталось совсем мало.

– Раньше в этих местах пропадали люди, поэтому никакие дороги сюда не вели. Вернее, была одна, старая и заброшенная, но по ней предпочитали не ходить, – тут же пояснил Хант, довольный, что может поделиться своими знаниями.

– А при чем тут Скверная Яма? – не поняла я.

– Это старый портал, – пояснил Иоко, оглянувшись. Он бодро шагал впереди и, видимо, совсем не испытывал усталости. – Давным-давно, еще до моего рождения, через этот портал проникали в мир жуткие твари, пожиравшие людей. Вот тогда и поставили столбы, предупреждающие путников об опасности. Портал представлял собой большую яму, полную тьмы, которую нельзя было ни засыпать, ни залить водой. Да и как засыпать портал? Потом Хранители наложили на яму заклятие силы и сумели удержать тварей от проникновения, но дорогу все равно предпочитали обходить стороной.

– А сейчас Яма опасна?

– Сейчас порталы оберегает Хозяин, и он сам наделил силой Валеса, чтобы тот запечатал Яму.

– Валес запечатал Скверную Яму, и поэтому твари больше не проникали сюда? – Я даже остановилась от поразившей меня мысли. – Так нам надо обойти это место, иначе…

Договорить я не успела.

Едва мы миновали последний столб с полуразбитой надписью о том, что надо беречься, как перед нами открылась ровная, словно столешница, равнина, упиравшаяся в невысокую горную гряду с гладкими ровными зубцами. Травы на ней вдруг зашелестели и сразу все склонились к самой земле, и вся равнина словно поникла, поменяла при этом цвет, посветлела и набухла, налилась зловещей тишиной. Воздух замер, стал тяжелым, словно стеклянным.

– Что это? – еле слышно прошептала я.

– Бегите! – крикнул Хант и тут же пропал. Вместе с ним исчезла и Эви.

Лишь Лука остался, дотронулся до моей руки – вернее, попытался дотронуться – и вытянул вперед указательный палец.

Я посмотрела туда, куда он указывал, и наконец увидела Скверную Яму. Она расползалась ровно посередине равнины и разрасталась на глазах. Идеально круглое окно, полное мрака, чернее ночи, гуще самой густой смолы, более зловещее, чем самые зловещие драконы.

Вот тогда я и поняла, почему ее назвали Скверной Ямой. Трудно найти что-либо более скверное!

Я рванулась бежать, но Иоко положил ладонь мне на плечо, покачал головой и очень тихо произнес:

– Не убежишь. От этой твари никто не может убежать. Если уж она тебя обнаружила и задумала вылезти, то настигнет, как бы быстро ты ни работала ногами.

– Что делать?

– Сражаться. Эта тварь смертная, ее можно убить. Я это уже делал.

Мы замерли, не отрывая глаз от жуткого зрелища. И вот показалось первое щупальце. Оно походило на щупальце осьминога, такое же вытянутое, длинное и извивающееся, только гладкое, как пиявка. Оно поползло по примятой траве, увеличиваясь прямо на глазах. Потом появилось второе щупальце, и третье.

– Сколько у него щупальцев? – прошептала я.

– Четыре. И тело без головы. Оно похоже на морскую звезду, только с четырьмя щупальцами. Оно присасывает к себе людей, смачивает своим соком и растворяет. Другими словами, ест людей, – пояснил Иоко и поднял Посох.

Тот сразу же засветился, заискрил, и на обоих его концах появились длинные тонкие лезвия, сияющие голубым светом.

– Убьем его! – решительно сказал Иоко.

#Глава 22

1

Между тем вылезло четвертое, последнее щупальце, а затем подтянулось и громадное тело. Оно колыхалось, точно гигантский студень, дрожало и покачивалось. Тварь двигалась к нам, жадно протягивая скользкие гибкие конечности, и казалась жутким, невероятно большим пятном, этакой кляксой, явившейся из потустороннего мира.

– Скверная Мора, – почти шепотом проговорил Иоко, – ее называют Скверной Морой…

Я судорожно кивнула и сжала свой Посох. Оружие мое оказалось слабым – выскочило лишь одно тонкое и длинное лезвие, – но я и с таким не умела обращаться.

– Что мне делать? – тихо спросила я.

– Выживать. – Иоко был краток. – Сила внутри тебя. Сосредоточься и сражайся за то, что тебе дорого. И поймешь, что надо делать, как поняла это в битве с Валесом.

Я снова кивнула.

Лука отпрыгнул в сторону и пропал из виду, но тут же снова появился, потому что одно из щупалец рванулось вперед, с невероятной и неожиданной скоростью обвило тонкую мальчишескую фигурку и стиснуло, точно карандаш или губку.

Я замерла и безвольно опустила оружие. Лука ведь призрак, его нельзя схватить! Просто невозможно!

Оказалось, Скверная Мора может гораздо больше, чем я могла себе представить. Ко мне и Иоко тоже приближались два щупальца, и я выставила Посох, готовясь отразить нападение.

Лука закричал пронзительно и тонко, и от его крика у меня мурашки побежали по коже.

Воздух все густел и тяжелел, время словно замедлилось, лишь щупальца Моры оставались по-прежнему подвижными и быстрыми. Но Иоко оказался стремительнее.

Он ударил по ближайшему щупальцу, отсек огромный кусок, в два прыжка оказался рядом с Лукой и нанес еще один удар. Отсеченный кусок щупальца тут же растворился в воздухе, а мальчишка-призрак свалился на землю в поверженные, прижатые к земле травы.

Обрубок щупальца замер на мгновенье, но тут же двинулся к добыче – к Иоко и Луке.

Я не могла оторвать глаз от жуткого поединка, и лишь когда мои ноги охватило что-то горячее и вязкое, заметила, что творилось со мной.

Мора достала и меня, ее конечность обвилась вокруг моих ног до колен и ползла все выше. Мгновение – и я охвачена по пояс. Неловко повернув Посох, я воткнула его в толстое щупальце, но бесполезно. Раз, другой я пыталась отбиться – безрезультатно. Меня охватила паника, и я заорала визгливо и громко.

– Отруби! – зло крикнул где-то совсем рядом Иоко.

Мои движения были неловкими. Слишком медленно я повернула Посох, наставляя его на щупальце врага. Пока я возилась, тварь обвила меня до самых подмышек и парализовала. Только руки, шея и голова еще оставались свободными.

Наконец я смогла нанести удар под нужным углом, но отрубить щупальце не вышло, я лишь нанесла ему длинную рану, которая заросла прямо у меня на глазах.

Но тут раздался резкий свист, и на тело твари опустился Посох Иоко. Во мгновенье ока я оказалась свободной, а короткий обрубок гадко корчился поблизости.

– Руби! – снова крикнул Иоко и повернулся, готовясь отрубить еще одну часть Моры.

Теперь я поняла, что надо делать, – просто рубить ее на куски. Мой Посох взлетел в воздух и с силой опустился на извивающееся щупальце. Удалось!

Я отрубила приличный кусок, заулыбалась, и тут мне прямо на голову обрушилось еще одно щупальце.

У твари их было четыре, а нас с Иоко только двое!

Я снова оказалось в плену у щупальца, руки были зажаты, Посох отлетел в траву.

Иоко быстро повернулся и нанес несколько ударов.

Я рухнула, обретя свободу, протянула руку и, схватив Посох, вскочила на ноги. Обрубок щупальца валялся рядом и тянулся ко мне, словно длинный извивающийся червь, готовый схватить меня и сожрать.

Я ударила его, а затем стала бить снова и снова. В этом поединке выигрывал тот, кто двигался быстрее. Неслучайно Иоко действовал так стремительно.

Щупальце становилось все короче. Пока я расправлялась с одним, Иоко убивал три других – рубил и рубил. Лука теперь благоразумно держался подальше и лишь время от времени выкрикивал: «На! Получай, гад! Получай!».

Наконец перед нами осталось лишь огромное, мрачное, как ночь, колыхавшееся тело-студень. Четыре обрубка делали его похожим на огромную круглую медузу, полную смертельного яда.

– У нее на теле есть лучевая звезда, она светлая и не больше ладошки. Отыщем ее – считай, что победили, – тяжело дыша, проговорил Иоко. – Только не приближайся! Она выделяет смертельный яд, и в самой середине тела он сильнее, чем в щупальцах.

Тогда как же убить, если нельзя приблизиться? Не успела я подумать об этом, как мой Проводник крикнул: «Вот она!» – и метнул Посох.

Оружие воткнулось прямо в середину Моры. Тварь дрогнула и растворилась, превратившись в туман, в черную дымку, которая расстелилась по земле тонкими темными туманными струйками и рассеялась в воздухе.

Иоко подобрал Посох, осмотрелся и устало улыбнулся мне.

2

– Ничего себе Мора, – потрясенно пробормотал Лука, когда мы медленно и устало зашагали по дороге. – Ничего себе! Жрет даже призраков. А я случайно не стал человеком?

– Ничуть, – ответил Иоко. Он устало оглянулся на меня и окинул оценивающим взглядом, словно желая понять, все ли со мной в порядке. – Мора из другого мира, из других измерений. Мы видим ее нечетко и неясно, не такой, какая она на самом деле в своем мире. Мы видим лишь ее тень, поэтому так сложно с ней справиться. Зато она видит наших призраков целостными. Не только душу, но и их тело, ставшее прозрачным и ненастоящим. Вот и весь ее секрет.

– Валес специально снял заклятие с портала. Он знал, что мы будем тут проходить, и приготовил ловушку, – высказала я свою догадку.

– Да, это дело рук Валеса, – согласился Иоко, – кроме него некому. Но мы выстояли, хотя Мору победить нелегко. Нас было трое, поэтому она рассредоточилась. А будь я здесь один, мне бы не устоять.

– Ну, я не умею с ней сражаться, – сказала я и посмотрела на свой Посох, который снова стал длинной палкой с загнутым концом.

– А кто крошил Мору, как капусту? – удивился Лука. – Махала Посохом, словно ножом! Не умеет она!..

– Лука прав. Ты отлично действовала и осталась жива. Я в тебе не сомневался. – Иоко провел рукой по шее и поморщился, увидев кровь на пальцах.

Видимо, тварь ранила его, потому что несколько царапин от уха до плеча слегка кровоточили, окрашивая ворот рубашки красным.

– Мора ядовита, – пояснил Иоко, – она источает в воздух свой яд. Какое-то время мы будем чувствовать себя вялыми, словно вареными, поэтому надо бы найти какое-то место, чтобы передохнуть.

– Ночью? – удивилась я.

– Ночью. Что поделаешь, если день все не наступает. В Безвременье такое случается иногда. До четвертого Убежища еще далеко, плыть и плыть, поэтому поищем ночлег по дороге. Где там запропастились наши Хант и Эви?

– Небось додрапали до самого Вейна, трусы, – ворчливо заметил Лука, – я их знаю. Как советы давать, так мастера, а как до дела доходит, до сражения, так их и след простыл. Умотают на другой конец света, лишь бы их не коснулось.

– Да, храбрецами их точно не назовешь, – согласился Иоко.

– А знаешь что… – Лука насупился и посмотрел на Проводника. – Ты ведь опять меня спас. Даже если для тебя это не важно, я все равно скажу спасибо.

– Почему не важно? Важно. Надеюсь, однажды и ты спасешь меня или еще кого-нибудь, кому понадобится твоя помощь. Кого сможешь,

– Надеюсь, – согласно кивнул Лука.

Неожиданно на меня навалилась такая усталость, что мир вокруг дрогнул, покачнулся и стал заваливаться куда-то на бок. И только плюхнувшись на теплые гладкие камни дороги, я поняла, что не в силах сделать больше ни одного шага. Все кружилось, расплывалось и дрожало перед глазами.

– Ну вот, я предупреждал, – проворчал Иоко, подставил мне плечо и рывком поставил на ноги.

Его рука оказалась на моей талии – теплая крепкая рука, – и я удержала равновесие.

– Давай пройдем еще немного. Лука, видишь справа небольшие холмы и рощу? Распугай там всех хасов, пойдем туда, разведем костер и отдохнем. Чувствую, я тоже скоро не смогу сделать и двух шагов. Сражение с Морой отнимает много сил.

– Иду! – с готовностью отозвался Лука и прыгнул в высокую траву.

Мы двинулись за ним. Иоко бережно и крепко поддерживал меня, и я слышала его дыхание над самым ухом.

Вокруг моего лица колыхались высокие стебли трав, где-то за спиной возмущенно стрекотали хасы. Высоко в небе висела громадная луна, а маленькая почти спряталась за ней, виднелся лишь ее край, ставший почти незаметным.

Крохотная рощица у холма состояла всего из трех, но высоких и раскидистых деревьев. Их ветви с длинными серебристо-голубоватыми листьями опускались до самой земли, образуя что-то вроде шатра. Под крону одного такого дерева мы и забрались.

Тут было сумрачно и тихо. Предусмотрительный Лука прошерстил всю траву, шаркая по ней ногами и руками, и даже постучал по стволу дерева.

– Ни одного хаса, – радостно доложил он.

Я в изнеможении завалилась в траву и с наслаждением вдохнула ее терпкий приятный запах. Хотелось лежать и не двигаться, и чтобы вокруг оставались все такой же сумрак и тишина. И вообще хотелось спать.

Иоко уже возился с огнем. Он сложил небольшую горку из сухих веток, которых много было вокруг, поджег их с помощью Посоха, и они занялись ровным огоньком.

У меня мелькнула мысль, как бы не загорелось дерево, но Иоко, словно прочитав ее, пояснил, развязывая тесемки своего рюкзака:

– Огонек магический, его будет поддерживать Посох. Он не погаснет и не разгорится. Сейчас запечем овощи и вскипятим чай. Со, у тебя ведь остался еще чай?

– Что, понравилось чаевничать? – спросила я, выжав из себя жалкое подобие улыбки.

– Да, хороший крепкий чай был бы сейчас как нельзя кстати. Лука, чай будешь?

– С сухарями, – тотчас последовал ответ. – А если заявится Хант, то ему не дадим. Обойдется.

– Да ладно, мы не жадные, – добродушно ответил Иоко. – А что они с Эви быстренько убрались, нам даже на руку. Оборонять еще и их нам с Со было бы не под силу. Так что не будем держать на них обиду. Правильно я говорю, Со?

Иоко обернулся, и в глазах его запрыгали веселые, даже лукавые искры.

– Правильно, – согласилась я.

И вот забулькала вода в котелке и запеклись в углях знакомые клубни. Правда, чистить их у меня уже не было сил, я лишь слабо поковыряла и отодвинула еду. Но мой Проводник не мог допустить, чтобы я осталась голодной.

– Ты чего? Давай я почищу, – деловито предложил он и взялся за мои клубни.

Пришлось все-таки разжевать и проглотить парочку. Еда давалась через силу, зато чая я выпила несколько кружек. Мой Проводник добавил меда из пузатого горшочка. После еды я смазала шею Иоко его чудодейственным бальзамом, и мы оба завалились спать, расстелив на траве неизменный плащ.

3

Спали мы очень долго – всю ночь и весь день, когда поднялось солнце, и лишь к вечеру я открыла глаза. Под деревом стояла приятная прохлада, звенели многочисленные ручьи, сбегавшие с холма, вдалеке стрекотали хасы.

Хант привычно спорил с Лукой, Эви возилась у костра. Первое, что я увидела, открыв глаза, была ее худенькая спинка с выступающими лопатками. Склонившись над огнем, она что-то помешивала в котелке с таким уверенным видом, что не было никакого сомнения – это взрослый человек, а не ребенок. Думаю, на самом деле ей гораздо больше, чем семь лет. Но вот сколько?

В Безвременье это невозможно определить. Да и мой собственный возраст терялся. Иногда я казалась себе несмышленой глупой девчонкой не старше десяти лет, которая не знает элементарных вещей. А порой во мне пробуждалась совсем не детская мудрость и интуиция.

– Что готовишь? – спросила я.

– Суп, – ответила Эви, – суп с мясом и травами. Вас с Иоко надо накормить, в битве с Морой вы потратили много сил.

– Это точно, – вздохнула я, вставая и оглядываясь.

Сквозь ветви просачивались золотисто-розовые лучи солнца, весело и ровно потрескивал костерок, слабо шелестели листья, и вокруг было так хорошо, что я блаженно улыбнулась.

Иоко все еще спал, растянувшись рядом. Рассыпавшиеся черные волосы закрывали лицо, мерно в такт дыханию поднималась грудь.

В последние дни он выглядел молодым парнем лет двадцати. Чем больше он вспоминал, тем больше обретал свой нормальный облик взрослого человека, сильного и уверенного. Хранитель – вот кто он был на самом деле.

В прошлом Иоко оставалось еще много неизвестного, но картинка-пазл его жизни постепенно складывалась и обретала смысл. Судя по всему, он был добрым человеком. Не раздумывая, пришел на помощь призраку Луке, хотя еще несколько дней назад люто ненавидел и презирал всех призраков. Теперь же он относился к ним как к друзьям, хотя и странным.

Я провела ладонью по спине Иоко, пытаясь хоть немного выразить свои теплые чувства к нему. Он сонно улыбнулся, не открывая глаз, и вздохнул.

– Суп готов. Давайте поедим, – предложила Эви и расставила на подходящем камне несколько мисок. – Пусть Иоко уже просыпается, скоро ночь и надо отправляться в дорогу.

Пришлось расталкивать Проводника. Он какое-то время возмущался, что его достают даже во сне, но все-таки проснулся, пригладил волосы и, потянув носом, осведомился, чем это так вкусно пахнет.

– Пахнет едой, – наставительно пояснила Эви, – держи миску. Только осторожнее, суп горячий. Едим и отправляемся дальше. До Вейма еще далеко, придется сделать несколько переходов, прежде чем доберемся.

– Вкусный суп, – одобрил Иоко, помешивая ложкой в миске.

Суп ели все. Стучали ложки, трещал костерок.

– Мора проникала и в наш Мир Прозрачных Островов, – принялась рассказывать Эви, когда ее миска опустела, – мы называли ее Хууль Хамой. Только выглядела она по-другому. Огромная, скользкая, с крупными наростами на теле, из которых выделяется отравляющий газ. И щупалец у нее было побольше. Она выбиралась из скал во время отлива, когда океан отступал и открывались громадные пещеры. А там всегда находились порталы. Вот Хууль Хама и проникала к нам. Если уж попался ей в щупальца, то спасения не будет. Свою добычу она не отпускала никогда, а Хранителей в нашем мире не было.

– К нашим островам Хууль Хама не приближалась, – заметил Хант, – о ней у нас только легенды ходили.

– Что это за мир, в котором живут такие твари? – Лука задумчиво почесал за ухом. – Вот в наш мир они ни разу не проникали.

– А что, разве нет у вас странных и непонятных мест, где происходят какие-то страшные вещи? – спросил Иоко.

– Ну… – Лука замялся. – Есть, конечно. Бермудский треугольник, Гималайские горы и так далее. Но это очень далеко от больших городов, люди там почти не бывают, поэтому никто ничего толком не знает, лишь ходят разные слухи и россказни.

– Это потому, что Хозяин еще не овладел вашим миром, – пояснила Эви, – Мора приходит из Темного Мира Хозяина, это его порождение. И служит она только ему. Как только у Хозяина наберется достаточно душ и как только Проводники приведут ему много людей, он сразу начнет завоевывать и ваш мир. Отправит преобразованные души, и они откроют для него порталы. А потом приведет свое войско мертвяков-призраков, и они уничтожат все. Его призраки могут вселяться в людей и управлять ими. Они обладают страшной силой, – Эви понизила голос и передернула плечами, словно в ознобе.

– Да, с мертвяками Хозяина лучше не связываться, – согласился Хант и скорчил жуткую рожу.

– Со, достань-ка карты. Посмотрим, сколько нам еще идти, – решительно распорядился Иоко, покончив с супом, – есть у меня кое-какие соображения.

#Глава 23

1

– Вот она, наша дорога, по которой следует идти. Карты составлялись уже после того, как Мир Синих Трав превратился в Безвременье, но на нее нанесены прежние города и деревни. И даже магические уделы вороньего рода тоже есть на картах. – Иоко ткнул пальцем в синюю линию, извивавшуюся на желто-коричневом фоне карты.

Автор разбил все Безвременье на небольшие участки и запечатлел их на разворотах книги. Чтобы отследить всю синюю дорогу, пришлось перевернуть не одну страницу.

– Наша дорога делает слишком большой крюк, огибая холмы. Если срежем напрямик, то сможем перейти через мост и доберемся до Вейма гораздо быстрее, – Иоко провел пальцем и показал направление.

– А если моста давно уже нет? – спросила я.

– Есть, куда ему деться, – тут же заверил нас Хант. – Я бывал в тех местах. Мост стоит себе, как и стоял, может, перила малость разрушились, и все. По нему доберемся до Вейма гораздо быстрее, чем по вашей дрянной дороге.

– Давайте попробуем. Только призракам придется гонять хасов, здесь травы стоят очень высокие. Иначе не пробраться, – сказал Иоко.

– Да это вообще не проблема. Ни один хас не смеет приблизиться к призраку! – Хант бойко вскочил на ноги и демонстративно стукнул хвостом.

Он умудрился задеть ветви, и серые листья возмущенно зашелестели над его бестолковой головой.

– Тогда не будем задерживаться, собираем вещи и двигаемся. Хорошо бы отправиться в путь до Молочных штормов, что начинаются в проливе, когда маленькая луна обходит большую и появляется с другой стороны.

– А сейчас маленькая луна уже почти спряталась за большой, – подсказал Лука.

– Вот именно. – Иоко выглянул из-под длинных веток, посмотрел на небо и заметил: – Солнце почти опустилось, пора в путь.

– А что это за храм нарисован вон там, у самого моста? – спросил вдруг Лука.

– Ничего, – быстро отрезала Эви и закрыла карты. – Тебе же сказали собираться. Вот и действуй!

2

Собирались мы недолго. Я отряхнула плащ, Иоко загасил костер и вымыл миски. Совсем скоро мы уже пробирались сквозь высокую траву, стараясь придерживаться выбранного направления. А двинулись мы под прямым углом к синей дороге и настолько углубились в густые высокие травы, что видели только макушки друг друга.

Впрочем, рядом со мной все время держалась Эви. Девочка то и дело нагибала стебли, проверяя, не спрятались ли где стрекочущие твари.

Лука и Хант отлично справлялись со своим делом, и хасы, прыгая где-то впереди них, разлетались в стороны и возмущенно трещали.

Обязанность пугать хасов невероятно увлекла Ханта. Он подпрыгивал, махал хвостом и без конца выкрикивал всякую ерунду.

Лука же продирался вперед молча и уверенно, будто танк, и противные твари отскакивали от него так, словно он был раскаленным чудовищем-оборотнем и прикосновение к его ладоням сулило мгновенную смерть.

Наше движение немного замедлилось, потому что пробираться среди высоких стеблей так же быстро, как идти по ровной дороге, не получалось. Однако в траве я чувствовала себя спокойнее, словно здешняя растительность укрывала нас от бдительного ока Хозяина. К тому же я хорошо отдохнула. Свежие силы буквально переполняли меня, я шагала вперед и вперед, и Иоко все время шел рядом. Время от времени я ощущала его прикосновения к моей ладони, как будто он желал взять меня за руку. И тогда я улыбалась, радуясь, что мой Проводник хочет это сделать.

Я не могла объяснить, что на самом деле мне так нравилось в нем. Несомненно, он необыкновенный и красивый, загадочный и сильный – другими словами, обладает всем, что нужно, чтобы покорить любое девичье сердце. И для меня он перестал быть злобным и эгоистичным колдуном, а сделался добрым заботливым другом. Вдруг я поняла, что именно его доброта и забота так привлекали меня. Иоко являл собой образец мужества, если можно так сказать. И был моим Проводником. Как же было не влюбиться в него?

Поэтому, шагая вместе с ним по синим травам, я поймала себя на мысли, что совершенно счастлива. Совершенно, абсолютно и безоглядно! Мне нравился наш путь, нравились поднимающиеся круглые луны, редкие и низкие облака, плывущие над землей. Даже прыгающие хасы – и те нравились!

Мы миновали гряду низких пологих холмов, поднялись немного по одному из них, и тут земля неожиданно оборвалась у наших ног. Огромный широкий овраг перекрывал нам путь. Крутые, почти отвесные склоны его с осыпающейся породой исключали любой спуск, а шумящая внизу быстрая река казалась глубокой и опасной.

– Мост немного левее, – пояснил Иоко, – я вспоминаю эти места. Идем!

– Да, мост слева, – согласился Хант и радостно подпрыгнул.

Пришлось пройти вдоль кромки оврага приличное расстояние, прежде чем перед нами появились белые каменные опоры моста, который ровнехонькой дорогой вел с одного берега на другой. Его сложенные из белого камня «ноги» исчезали в бурлящей воде, а в дорожном настиле зияли огромные дыры, в которые просматривалась река.

Никаких перил у моста не было, и по правому его краю почти весь настил обвалился, поэтому пригодной для прохода оставалась только левая часть.

Другими словами, если бы не необходимость, по доброй воле я ни за что не шагнула бы на эту неустойчивую конструкцию.

– Это что? – хмуро поинтересовалась я, осторожно приближаясь к белым камням.

– Когда-то в этих местах была широкая дорога и по ней часто ходили, – пояснил Иоко.

– И куда она делась? – не поняла я.

– Заросла травой, что тут непонятного, – сердито заметил Хант.

– Ты же говорил, что с мостом все в порядке, – я повернулась к нему, – как можно переходить по такой развалине?

– Ничего не развалина. Нормальный мост, – возразил Хант, – вот смотри, как я по нему пройду.

И хвостатый мальчишка-призрак понесся по белому каменному настилу, подпрыгивая и вертя хвостом.

– Ты же призрак и ничего не весишь! – Иоко приблизился к мосту, осторожно ступил на первые камни и слегка покачался, проверяя их прочность.

– Вот именно, – хмуро подтвердила я. – Мост выглядит так, словно вот-вот рухнет в реку. На него и смотреть страшно, не то что идти.

– Мы не будем возвращаться обратно, – уверенно произнес Иоко и, оглянувшись, посмотрел на меня.

В его глазах светилась такая твердая решимость, что я поспешно прикусила язык. Ладно, подумалось мне, значит, придется рисковать жизнью.

Река внизу бурлила, торопилась и вскипала белыми барашками возле высоких каменных опор. Даже хасы держались подальше от этого места – я поймала себя на мысли, что не слышу ставшего таким привычным стрекота.

– Кое-что могу сделать, я все-таки Хранитель, – Иоко поднял Посох повыше, и тот засеребрился, засветился ясным белым светом, став тонким и невероятно длинным.

Иоко слегка дотронулся им до моста, провел невидимую линию прямо по щербатым камням, и его волшебство заработало. Мост тихо и ласково загудел, словно заворчал, слегка дрогнул и прямо на наших глазах стал обрастать новыми целыми камнями. Восстановилась кладка, залатались все дыры в дорожном полотне – и вот перед нами безопасный путепровод, покоящийся на длинных опорах из целого белого камня. Перил по-прежнему не было, но это уже не имело значения, потому что теперь по широкому мосту могли свободно двигаться сразу несколько путников.

– Можем идти, – Иоко оглянулся и покачал Посохом, – вот так этот мост выглядел в былые времена.

– Я никогда не видел его целым. – Хант прискакал обратно и принялся рассматривать камни, что составляли настил.

– Потому что рабов в такие места не водили, – пояснил Иоко. – Там дальше находится Храм Хранителя. Туда мало кто ходил, разве что сами Хранители водили учеников. Заповедные места, где даже воздух особенный.

– Ты и это вспомнил? – спросила я.

– Да, когда восстанавливал мост. Однажды я уже участвовал в его ремонте. Хранители каждый год обновляли его и приводили в порядок.

– С помощью Посохов?

– Нет, обычно своими руками. Каждый Хранитель почитал за честь, если мог обновить хоть один камень в его кладке. Это мост Хранителей, его так и называли в былые времена.

Мы все благополучно перешли на другую сторону оврага.

Травы тут росли не такие высокие, доставали лишь до пояса и непрестанно колыхались от легкого прохладного ветерка, словно это были не травы, а волны какого-то диковинного моря.

Иоко уверенно шел вперед, он узнал местность и теперь вел нас без сомнений.

– Вы должны увидеть Храм, – произнес он.

3

То, что было когда-то рощей, превратилось в дикий и высокий лес, поросший серо-зеленым мхом, – единственное место в Безвременье, где я увидела зеленый цвет. Гигантские деревья закрывали небо, и лунный свет даже не пытался пробиться сквозь их ветви. Пришлось двигаться в полном мраке, и только огонек Посоха, который нес Иоко, освещал нам путь.

Через густые заросли молодняка, колючие кусты, мимо множества говорливых ручьев мы пробрались на небольшую полянку – пологий холмик, выступающий из леса, словно голова великана. Тут я и увидела Храм Хранителя.

Белый, воздушный, узкий, одноэтажный, он стоял в окружении высоких деревьев, забытый и заброшенный, одинокий и необычайно красивый.

Перед ним журчал ручеек, выбегающий из изогнутой чаши каменного цветка, стояло несколько скамеек, удобных и широких, и росло одно-единственное дерево, усыпанное ярко-розовыми крошечными цветами.

Ветра тут не было, и торжественная неподвижность прохладного воздуха почему-то слишком остро напомнила о замершем Времени. Я сразу поняла, что в этих местах не бывает никого, даже призраков – слишком строгим и слишком таинственным выглядел Храм.

– Ни разу тут не бывал, – пробормотал потрясенный Хант, и его хвост мгновенно исчез, а лицо приобрело нормальное и серьезное выражение – никаких рожек, пятачков и раздвоенных языков, даже оттопыривающиеся уши казались послушными и слегка виноватыми.

– Это святая святых для Хранителей. Тут мы приносили клятву служить людям Мира Синих Трав, – тихо проговорил Иоко и провел ладонью по лбу. – Я вспомнил, как приносил эту клятву.

Он опустил голову, потеребил Посох и уже совсем тихо произнес:

– Я не сдержал клятвы. Поэтому меня постигло проклятие всех Проводников, наложенное Хозяином. Я виноват.

Он двинулся вперед, и мы все, ступая осторожно и медленно, пошли за ним.

Храм не пугал, а наоборот, поражал сохранностью невысоких колонн и узеньких ступенек. Свет большой луны пронизывал его насквозь, отчего светились белые шестиугольные плиты пола и блестели полированные колонны.

В храме было только две стены, все остальное пространство занимали колонны. Ни входа, ни выхода – широкие порталы, ступени и треугольная крыша. Чем-то это строение напоминало храмы древней Греции, только выглядело намного новее и красивее.

Или таким красивым делал его лунный свет?

Я не могла этого понять, да и не хотела. Мне вдруг почудилась тихая музыка, слабый перезвон высоких протяжных звуков, рождаемых то ли ветром, то ли водой, то ли еще чем-то непонятным.

Иоко подошел к стене, приложил к ней ладони и заговорил.

– Храм посвящен одному из древних Хранителей – Во́рону Чану. Когда-то он спас Мир Синих Трав от нашествий врагов из порталов, употребив всю свою магию, чтобы остановить вражеское войско. Правда, сам он при этом погиб, но Мир Синих Трав уцелел. С той поры все Хранители приносили клятву Во́рона в этом храме, что будут сражаться до самой смерти, защищая людей.

Я подошла поближе и увидела на стене выбитое изображение человека – только силуэт. Воздетые руки, длинная одежда, в одной руке Посох – загнутая длинная палка. И воро́ньи крылья за спиной – распахнутые, раскинутые во всю стену.

– Это Во́рон Чану? – спросила я Иоко.

– Нет. Это общее изображение Хранителей. Одно для всех.

– У нас в мире тоже таких рисуют. Только не Хранителей, а ангелов.

– Кто такие ангелы? – не понял Иоко.

– Ну, не знаю. Тоже древняя легенда. Будто бы те, кто охраняет нас, – неуверенно проговорила я, всматриваясь в рисунок.

– Значит, в вашем мире тоже есть Хранители. Только вы от них отвернулись и ничего не знаете, – подвел итог Иоко.

– Наверное.

– Точно! – восторженно протянул Лука. – Так и есть! В нашем мире ангелы и есть хранители. Меня мама всегда учила, что у каждого человека есть свой ангел-хранитель. Значит, все-таки есть!

– Мама учила тебя правильно. – Иоко осмотрелся. – Здесь должны быть еще слова наставления для Хранителей. На другой стене.

Мы повернулись, прошли между колоннами и действительно увидели выбитые на стене буквы. Белые на белом. Лунный свет падал на них таким образом, что они слегка светились и казались рельефными.


Чародеи Вороньего рода знают истину. Они не только хранят Мир Синих Трав, но учат людей добродетели, милосердию, состраданию и любви.

Во́роны-Хранители всегда помнят, что без милосердия, сострадания и любви мир обречен на гибель. Как только Хранители забудут об этом, Мир Синих Трав падет.

Да не умолкнут никогда хранящие истину!


Лука первый прочел выбитые слова. Наступила тишина.

– Если знаешь правду, не молчи, – вдруг проговорила я, вспомнив строку из заклинания. – Вот оно, настоящее предназначение Хранителей.

– Я приносил клятву. И должен ее исполнить, – глухим голосом произнес Иоко. – Я нарушил ее, но должен исполнить. Вот о чем я забыл! Вот что должен был совершить! Я должен был напоминать о правде. И не напоминал.

Мы молчали, не зная, что еще можно сказать.

Иоко приблизился, положил ладони на выбитые буквы и прошептал:

– Я исполню свою клятву.

Его Посох вспыхнул серебряным светом, буквы ярко засияли, едва ли не запылали. Храм зазвенел, еле слышная музыка зазвучала в полную силу и заполнила все его пространство.

– Я исполню свою клятву, – повторил Иоко.

#Глава 24

1

Мы покинули Храм в полном молчании. Так же молча прошли через густой высокий лес и зашагали по траве. Над головой появились и зловеще закричали хриплыми голосами во́роны – то ли предрекали беду, то ли предупреждали о чем-то.

Я так и не поняла, кому сейчас служат эти птицы. Вроде бы Хозяину, ведь они были его вестниками и помощниками. Но если изменился Иоко, перестав быть покорным хозяйским слугой, то может, и птицы тоже перешли на сторону добра?

Вопрос вертелся у меня на языке, но, взглянув на мрачное лицо моего Проводника, я не решилась его задать. Ладно, уточню позже.

Обе луны стояли достаточно высоко, поэтому нам предстояло идти и идти. Мы торопились и шли очень быстро. Широкое травяное плато, небольшой пролесок с молодыми деревьями, другое поле, мрачный овраг, на дне которого шумела еще одна река, – все это буквально пронеслось мимо нас.

Здесь от моста, соединявшего два высоких берега, остались только белые, бессмысленно торчащие каменные опоры, похожие на гигантские ноги погибшего чудовища. Вот через такое сооружение мы точно не могли бы перебраться, подумала я.

Иоко без лишних слов поднял Посох, слегка махнул им, и мы, открыв рот и вытаращив глаза, увидели еще одно настоящее чудо – восстановление моста. Перед нами из ниоткуда, прямо из воздуха возникли белые ровные камни и сами собой сложились в узорчатую кладку. У основания пролегли крепкие деревянные балки, поднялись до уровня земли опоры и раскинулся белокаменный дорожный настил. И все это под мелодичный перестук молотков и веселый перезвон, будто звучало множество медных колокольчиков.

– Готово. Пошли. Мосты я всегда умел строить. Это намного легче, чем проклятия снимать, – сказал Иоко и первым двинулся вперед.

Лука, молча взиравший на происходящее, обрел, наконец, дар речи и стал громко восхищаться. Я же молчала потрясенно – все еще звучала в моей голове торжественная музыка, услышанная в Храме, и стояло перед глзами изображение крылатого Хранителя. Поэтому новое чудо с мостом уже не так впечатлило – это было красиво, но не казалось столь уж значительным. Гораздо важнее было то, что я увидела в Храме.

Клятва Хранителей – вот что было важно. Неужели Чародеи в своем Мире Синих Трав были чем-то вроде ангелов-хранителей? Неужели и в нашем мире существуют такие хранители? Неужели ангелы действительно существуют?

Ответа я не знала, поэтому не произнесла ни слова. Глубокое изумление, поселившееся в моей душе, никак не могло обрести форму. Я чувствовала, что должна принять какое-то решение, найти что-то важное, но еще не понимала, как это сделать.

Чародеи-хранители правы – прежде чем что-то делать, надо познать себя и найти свое призвание. Вот что теперь мне было абсолютно ясно. Иногда казалось даже, что я уже нашла его, только не решалась облечь в слова. Я чувствовала его, но пока не находила названия.

И все еще не могла принять решения.

Наконец мы добрались до пологой вершины холма и перед нами раскинулась красивая широкая равнина, уходившая к блестевшей вдали воде. Там виднелся пролив, серебрянная лунная дорожка на водной глади и развалины города, окруженные остатками стены.

– Вейм, – тихо произнес Иоко.

2

– Ну, теперь держитесь! Здесь на самом деле полно призраков. И очень много судов, только они за мысом, просто рейда отсюда не видно. Надо спуститься и пройти до самого маяка. А в маяке живет чудовище, которое жрет всех путников, и прежде чем мы пройдем, нам придется его сначала убить, – наставительно объяснил Хант, и на его голове снова выросли рожки.

– А ты откуда знаешь? – недоверчиво спросила я.

– Он облазил все города и развалины на этом берегу Воющего Пролива, – пояснил Лука. – Перезнакомился со всеми призраками.

– Только здешние призраки меня не любят, – Хант нахмурился и погрозил кулаком в сторону городских развалин, – считают меня сухопутной крысой. А они будто бы крепкие морские волки, не боящиеся любого шторма и знающие что почем. А на деле такие же дети-оборванцы. Просто им больше повезло, что у них есть суда.

– Суда у призраков? – не поняла я.

– Конечно. У каждого призрака свое судно. Они ведь стали ничьими после того, как наступило Безвременье. Вот призраки и захватили их. А у призраков, сама знаешь, все сохраняется лучше всего.

Я скептически улыбнулась, но не стала возражать Ханту. Пусть думает на этот счет как хочет.

– Ты кого-нибудь знаешь на рейде? – спросил Иоко.

– Я же говорил – всех тут знаю! Надо бы найти одну девчонку, она неплохая, с ней можно договориться, но только если она будет в настроении. У нее хорошее судно.

– Знаю, о ком ты говоришь, – отозвался Иоко. – Тоже с ней договаривался. Это она перевозит подопечных для Проводников. Ты говоришь о Зане, верно?

– Зана? Она же из вороньего отродья, бездарная, как у вас таких называют. Нет, Зана ваша тоже служит Хозяину и ничего не помнит о себе. И она не призрак, Иоко. Ты опять все забыл? – Хант оскалился и скосил глаза к переносице, превратив себя в форменного идиота. – Когда, наконец, Проводники перестанут все забывать!

– Ладно. Да, Зана не призрак. Ты прав, – выделив последнее слово, Иоко пристально посмотрел на Ханта. – Тогда о ком речь? Я ее знаю?

– Откуда мне знать, кого ты знаешь? – Хант скривился. – Это Миес. Слышал о Миес? Клянусь своим хвостом, ты даже не видел ее ни разу. Миес так любит свое судно, что почти не сходит на берег. Нам страшно повезет, если встретим ее.

– Да, почти так же, как в доме Валеса. Ох… – Иоко покачал головой. – Очень надеюсь, что не влипнем опять в какую-нибудь историю.

– Нам действительно поможет только Миес. Она ненавидит Хозяина, поэтому может стать нашим союзником, – рассудительно сказала Эви. – В этот раз Хант прав. Надо искать Миес.

– Тогда пошли, пока луна не ушла. – Иоко направился с холма вниз, и мы последовали за ним.

Развалины приблизились, выросли, обрели объем и грозную обреченность. Городская стена местами сохранилась вплоть до зубцов, и пришлось немало прошагать, прежде чем удалось добрались до пролома. Травы тут росли низкие, тонкие, кое-где в них попадались колючки, упрямо цеплявшиеся за штаны. С моря дул прохладный ветер – настолько прохладный, что по коже бежали мурашки.

Вот когда я вспомнила про Шкаф Желаний. И почему я не захватила тогда теплую толстовку с капюшоном? Сейчас бы очень пригодилось.

Мы прошли по каменному крошеву, миновали несколько разрушенных почти до основания домов, еще какие-то руины, оставили позади несколько чудом уцелевших арок, но никого не встретили. Где-то совсем близко кричали чайки и еле слышалось дыхание моря.

Чайки не должны кричать по ночам, вдруг поняла я и, оглянувшись на Луку, высказала свое сомнение вслух.

– Это странно, – согласился Лука.

И только он это вымолвил, как с неба на нас обрушился град ударов, наносимых крыльями, клювами и цепкими лапами. Меня несколько раз ударили по голове и по носу, одна птица вцепилась в мою руку и рванула с такой силой, что едва ли не вырвала кусок кожи.

Не растерялся только Иоко. Он поднял Посох и принялся раздавать удары направо и налево, отгоняя настырных и агрессивных птиц. По крикам я поняла, что это чайки, потому что в темноте рассмотреть нападающих не удавалось. К тому же приходилось все время закрывать лицо руками, чтобы не остаться без глаза или не получить по носу.

– Со, бей их! Это одна из напастей Вейма, жадные чайки! – прокричал Иоко.

Тут я вспомнила про Посох. Лука, Хант и Эви тоже отбивались. Оказалось, что здешних птиц призраки вовсе не пугают и они нападают с завидной отвагой. Мое оружие упало в траву, и пришлось отыскивать его, по-прежнему прикрывая рукой голову. Но как только Посох нашелся, ко мне вернулась смелость. Я даже подумать не успела, как голубое лезвие засветилось на конце, и мне оставалось только сражаться.

Чайки, увидев второй Посох, заорали с такой злостью и таким надрывом, что у нас всех чуть уши не заложило. Хлопая крыльями, они взвились вверх и принялись кружить над нашими головами. Бить нас они уже не могли, зато стали гадить сверху, и теперь приходилось прикрываться от их «сюрпризов».

– Это дети-попрошайки Вейма, – мрачно заговорил Иоко. – Раньше в городе их была тьма-тьмущая. Дети-сироты, чьи родители погибли в море. Городскому хану они надоели, он призвал местного Чародея-хранителя, который отвечал за порядок в Вейме, и попросил его превратить их в чаек. Он сказал, что дети сами должны добывать себе пропитание, а не выпрашивать у людей, и если станут чайками, то это будет им сподручнее всего. Вот Хранитель и превратил детей в чаек.

– И эти заразы уцелели! – возмущенно крикнул Хант, грозя в небо кулаками. – Их защитила магия Хранителя, вот и летают теперь сколько угодно по Вейму и нападают даже на призраков!

– Тебе-то они не страшны, – заметила я, вытирая пучком травы птичий помет с плеча. – Тебе и переживать нечего.

– Все равно неприятно, когда нападают! Мельтешат перед глазами! – не сдавался Хант.

– Ты ведь можешь просто исчезнуть, чтобы не доставали.

– И бросить вас? Чтобы вы потом опять называли меня трусом?

Иоко усмехнулся, покачал головой и сказал, что надо идти дальше.

– Чайки всегда нападают на Проводников. Они терпеть нас не могут.

– Видимо, потому, что однажды их подвел Хранитель, который служил хану, вместо того чтобы служить народу, – напомнила я. – Разве не должен был Хранитель заботиться о детях-сиротах? Где это видано, чтобы ангелы причиняли людям вред?

– Какие ангелы? – не понял Иоко.

– Никакие. – Всмотревшись в летающих над головой птиц, я добавила: – Они же просто дети. Им всего лишь нужна еда и забота.

Я направилась к уцелевшей каменной площадке – нескольким рядам каменных плит, к которым вела пара ступенек, – достала из рюкзака остатки сухарей, пачку печенья и щедро раскрошила все на камни.

– Их просто надо накормить. В моем мире кормят даже птиц, не то что детей, – пояснила я. – И разве мы не должны быть милосердными? Разве не это должны делать Хранители – напоминать о милосердии?

Иоко посмотрел на меня с таким странным выражением, что я попятилась.

А чайки тем временем, увидев угощение на камнях, снова принялись кричать, махать крыльями и кружить над каменной площадкой.

– Это вам. Еда. Спускайтесь и ешьте, – устало сказала я и отошла немного, чтобы не мешать птицам.

И тогда чайки перестали кричать. Они опустились на каменную площадку – огромное множество птиц, для которых мои сухари и печенье были лишь жалкими крохами, – и принялись клевать. Они не ссорились, что довольно странно для чаек, и не отбирали еду друг у друга.

Наступила такая тишина, что я невольно оглянулась, отыскивая взглядом друзей. Иоко подошел ко мне, его Посох превратился в обычную палку, а сам он выглядел так, словно только что нашел какую-то совершенно потрясающую вещь и теперь не знает, что с ней делать.

3

Чайки очень быстро расправились с угощением, после чего одна из птиц, самая встрепанная и крупная, направилась к нам, важно переставляя лапы. Двигалась она медленно – чайки гораздо быстрее летают, чем ходят, – косила на нас блестящим глазом и время от времени раскрывала клюв, словно хотела что-то сказать.

Мы немного отступили – все, кроме Иоко. Он поднял Посох, слегка тряхнул им, и на птицу упал тонкий голубоватый луч.

Воздух дрогнул, посыпались искры, и птица вдруг обернулась высоким мальчишкой с длинными лохматыми волосами, в рваной рубашке и обтрепанных, точно как у Ханта, штанах.

Мальчишка остановился, нагло улыбнулся, словно приветствуя нас, поднял руки и заговорил:

– Если бы я не захотел стать человеком, ты бы не провернул такой фокус, Проводник. Что, ведешь новую девочку к Хозяину? Выслуживаешься?

– Я уже не Проводник, – тихо ответил ему Иоко.

– Тогда кто ты такой?

– Хранитель.

– Много у нас тут было Хранителей, поганых Чародеев, что служили ханам. Кому служишь?

– Людям.

– Что-то незаметно. Если бы вот она, – мальчишка кивнул в мою сторону, – не пожалела нас, ты поубивал бы почти всех.

– Я не убил ни одного, если ты не заметил, а мог бы. Надеюсь, ты не сомневаешься в силе моего Посоха?

– Ни капли, поэтому и говорю с тобой. Твоя Спутница вспомнила древние обязанности Хранителей. Значит, для вас не все потеряно. Значит, если вам нужна помощь, поможем. Говорите, что хотите найти тут?

– Нам нужна Миес. Ты должен ее знать.

– Кто же не знает Миес! Замечательная девчонка, в отличие от Проводников. – Мальчишка задрал голову и оглядел нас. – Клянусь Ходящим по волнам, такой компании я еще сроду не встречал. Где это видано, чтобы Проводники ходили вместе с призраками? Вы что, значит, одна команда?

– Да, мы вместе, – коротко ответил Иоко.

– Интересненькое дело, – мальчишка расплылся в улыбке, подмигнул Ханту, и я подумала, что эти двое очень похожи – темноволосые, лохматые, веснушчатые. Только у мальчика-чайки был крупный нос картошкой и пухлые губы, что делало его лицо добродушным и мягким, а у Ханта в лице сквозила злость, даже его остренький носик казался злым.

– Интересненькое дело, – повторил мальчишка. – А что нам будет, если приведем вас к Миес?

– А чего ты хочешь? – спросил Иоко.

– Хочу знать ваши планы. Что вам нужно от Миес? Мы своих так просто не сдаем.

– Мы хотим разрушить проклятие и вернуть к жизни Мир Синих Трав, чтобы закончилось Безвременье, а вместе с ним и власть Хозяина, – пояснил мой Проводник.

– И чтобы тут снова правил хан, который превращал бы детей в птиц? – Мальчишка нахмурился. – Не бывать этому! Проваливайте, освободители!

Он с таким воинственным видом посмотрел на Иоко, что я снова попятилась. Остальные чайки за его спиной с готовностью расправили крылья.

– Нет. – Иоко был невозмутим. – Мы хотим, чтобы в новом мире Хранители заняли свое место и выполняли свои обязанности. Мы назначим новых Хранителей, которые станут охранять новый мир. И вы будете с нами. И Хант, который раньше был рабом. И Эви, которая прежде была рабыней. Мы хотим создать новый мир без рабов и ханов.

Мальчишка замер, с удивлением посмотрел на нас, тряхнул головой и с восхищением заговорил:

– Да, я точно еще не встречал таких самонадеянных! Идет. Мне нравится ваш новый мир. Чур, Вейм будет принадлежать нам. И таким, как Миес. Детям. Вейм отдадите детям. Идет?

– Договорились.

– Тогда пошли. Вам повезло, нынче судно Миес стоит на рейде. Вам крупно повезло.

#Глава 25

1

Птицы поднялись в воздух все сразу, как по команде. Их черные силуэты длинной цепочкой растянулись на фоне громадной луны, на какое-то мгновение воздух ожил от криков и шума крыльев, а потом стая пропала. Просто исчезла из виду – и все.

Остался только лохматый мальчишка. Он подошел ко мне, протянул руку, коснулся моего лба и широко улыбнулся.

– Меня зовут Тимай. Звали Тимаем, когда был человеком. А нынче мы не люди, мы оборотни, и принимать человеческий облик по своему желанию не можем. А тебя как зовут, настоящая Спутница настоящего Хранителя?

– Со. Меня зовут Со.

Я не знала, что еще сказать. Не стала называть свое полное имя – София. То короткое, каким называл меня Иоко, стало мне дорого и близко. Мне нравилось, как мой Проводник произносил его, нравились теплые нотки в его хриплом голосе, и поэтому я сама себя теперь тоже называла Со.

– Хорошо. Я проведу вас, но хочу быть с вами в доле, хочу плыть с вами, понимаете?

Мальчишка пытливо всматривался в мое лицо, словно ожидал прочесть на нем ответ на все свои вопросы, как будто я знала что-то очень важное и необычное.

– Конечно возьмем тебя. Иоко на самом деле добрый. Нам удалось вернуть ему память, проклятие Хозяина почти разрушено. Иоко даже вспомнил свое настоящее имя.

– Да ну? – Тимай заулыбался еще шире. – И какая разница, что он вспомнил, Со? Это Хранители погубили Мир Синих Трав. И не тогда, когда пришли сюда с войском мертвяков, а еще раньше, когда стали выполнять пожелания ханов и богатых плантаторов, когда их магия стала принадлежать богатым. Богатые стали сильными, и это они погубили Мир Синих Трав. Вот в чем дело, Со!

Иоко молчал. Он нервно постукивал Посохом о землю и временами презрительно щурился, но в разговор не вмешивался.

– Знаем! – заверила я Тимая. – Мы нашли книгу, где записана вся история Мира Синих Трав, и хотим все исправить. Мы были в Храме Хранителей и читали то, что написано там. Не знаю, что еще сказать, чтобы ты нам поверил.

– Я верю тебе, – в звонком голосе Тимая появились твердые и решительные нотки. – Верю, потому что ты первая вспомнила о милосердии. До тебя никто не вспоминал о нем. Никто!

– Теперь Иоко тоже вспомнил. – сказала я. – На самом деле его звали Им Сиан Иннади. Это его настоящее имя.

Едва услышав это, Тимай попятился и так уставился на Иоко, словно тот был принцем и на его голове сверкала золотая корона с иллюминацией.

– Им Сиан! – почему-то шепотом проговорил он и вдруг опустился на колени. – Ты вернулся, Им Сиан! Мы ждали тебя! Все время ждали. И будем служить тебе, Им Сиан!

Теперь настала моя очередь удивляться.

Лука тихо присвистнул, Хант на радостях постучал хвостом, и даже Эви заулыбалась необыкновенно светлой улыбкой.

– Зря. Я ничего не помню, – совершенно спокойно ответил Иоко. – Мне удалось вспомнить только свой родной дом и жизнь до посвящения. Не помню даже годы обучения у Валеса.

– Еще вспомнишь! – Тимай низко склонил голову, а голос его окреп и зазвенел серебряным колокольчиком. – Вспомнишь! Мы тебя ждали. Теперь все сбудется по-настоящему.

– Что сбудется? – Иоко устало вздохнул.

– Предсказания. Те, что записаны в книге Безвременья, – твердо сказала Эви, подняв голову, и ее глаза засияли. – Знаешь, Иоко… они уже начали сбываться. Так должно быть. Ты непременно вспомнишь, кем был для этого мира. Однажды это произойдет, Хранитель Им Сиан.

– Звучит очень торжественно, но мы теряем время. Я ничего нового не вспомнил, а луна между тем опускается к горизонту. Нам нужно найти Миес, – Иоко нетерпеливо стукнул Посохом и бросил быстрый взгляд на ровную гладь моря.

– Так мы и найдем ее! – Тимай вскочил на ноги. – Пошли за мной!

2

Я очень хорошо поняла некоторую растерянность Иоко. Он действительно не помнил своего прошлого – вернее, не помнил доброй половины того, что с ним произошло раньше. И восторг Тимая его озадачил.

Это как если выходишь на сцену в театре в главной роли и вдруг обнаруживаешь, что не знаешь ни слов, ни сюжета, растерянно смотришь на зрителей и пытаешься угадать, чего они от тебя ждут.

Впрочем, Эви и Хант оставались такими же, как и прежде. Их отношение к Проводнику не изменилось. Хант по-прежнему прыгал впереди, постукивал хвостом и постоянно пытался забраться на самые высокие развалины, чтобы сигануть оттуда.

У Эви за ухом появился беленький цветочек – знак ее хорошего настроения. Она по-прежнему держалась рядом со мной, торопливо семенила босыми ножками и время от времени кидала быстрые взгляды на опускающуюся луну – наверное, беспокоилась, доберемся ли вовремя до рейда.

Иоко шел впереди. Видимо, он хорошо знал дорогу, потому что ни разу не остановился, не растерялся. Тимай еле поспевал за ним. Он был намного ниже ростом, и ему приходилось ускорять шаг, чтобы не отставать от Проводника.

– Ничего себе город, – потрясенно проговорил Лука, когда мы остановились на очередном холме и перед нами развернулась круглая бухта.

Весь берег, куда ни кинь взгляд, дыбился развалинами, обрушенными башнями, руинами арочных мостов.

А на противоположной стороне залива на самом высоком хребте скальной гряды стоял маяк. Каким-то чудом он уцелел и теперь разливал в ночи призрачный розоватый свет. Внизу под ним простиралась удобная бухта, где и швартовались суда.

Это были в основном парусники, только не такие, какие строили в восемнадцатом и девятнадцатом веках, не трехмачтовые фрегаты с косыми кливерами на носу и высокой кормой. Здешние суда скорее походили на ладьи викингов или китайские джонки – одна или две мачты, четырехугольные широкие паруса и множество отверстий для весел в бортах.

– Нам придется плыть вот на таком судне? – с сомнением спросила я и покосилась на Эви.

– Не нравится? – удивилась девочка. – По-моему, оно очень красивое.

– Там мало места. И кто будет грести? Я не умею управляться с веслами.

– Но с нами же Иоко! – воскликнула Эви и посмотрела на меня так, словно я сморозила невесть какую-то глупость. – Иоко умеет управляться с судами. Он и тебя научит, вот увидишь.

Я лишь вздохнула.

Пришлось сделать приличный круг, чтобы пробраться через весь Вейм. Как пояснил Тимай, владелица судна Миес никогда не встает на якорь в городской бухте.

– Не любит она здешних мест, да и не желает встречаться с Чудовищем Маяка, а тот частенько шастает на берег. Нас он не трогает, но призраков гоняет.

– Что еще за Чудовище Маяка? – не поняла я.

– Долгая история. – Тимай махнул рукой.

Вместо него ответил Хант.

– Смотритель маяка. Злыдня, а не старик. От него никому покоя не было. Он брал плату со всех рыбаков, что швартовались в бухте. Каждый должен был платить за то, что пристает к берегу, где стоит маяк, как будто берег – собственность смотрителя. Вот Хранитель и превратил его в Чудовище, чтобы пугать всех. В том смысле что если кто не заплатит, Чудовище явится к тому ночью и разорвет в клочья. Это тоже городской хан придумал, ведь смотритель маяка платил немалую дань ему. Так он и превратился в Чудовище Маяка. Чары уберегли его от смерти во время войны. А может, он сохранился потому, что служит теперь Хозяину – кто его знает?

– И что? – Я боязливо передернула плечами. – Нам придется сражаться с Чудовищем Маяка?

– Нет, я проведу вас, – милостиво пообещал Тимай, – знаю безопасные дороги. Считайте, вам повезло, что иду с вами.

К тому времени, когда мы достигли вершины невысокого хребта, где стоял маяк, преодолев бесчисленное множество полуразрушенных ступенек, восход уже успел раскрасить горизонт в желто-голубые тона.

Солнечные лучи пробивались из-под облаков красноватыми отблесками, обещая жаркий день, а поднявшийся ветер взволновал спокойное ранее море.

Гигантский маяк оказался от нас по правую руку. Мы пробирались по узкой тропинке между белыми скалами и колючими кустами, и я издали смогла заметить огромную мохнатую тушу зверюги, что лежала у самых ступеней. Видимо, Чудовище спало – я не заметила никакого движения.

Тропинка нырнула под низкий пещерный свод, и мы оказались в прохладной темноте, пропахшей морскими водорослями и пылью.

– Сейчас сократим путь, – пояснил Тимай, бесстрашно направляясь во мрак. Иоко зажег Посох и двинулся за ним. Мы тоже.

Переход оказался коротким, и спустившись вниз по крутой тропинке, мы оказались в маленькой бухточке, посреди которой торчал скалистый островок. Возле него и качалось нужное нам судно

Единственный парус синего цвета на одинокой мачте сейчас был спущен, но нетрудно было представить, как играют краски на полотнище, когда его надувал веселый ветер.

– Судно Миес! – торжественно представил Тимай. – Сейчас договорюсь с ней и она пришлет челнок.

Мы и опомниться не успели, как Тимай обернулся чайкой и взмыл в небо. Короткий перелет – и вот он уже на палубе.

Издалека нам не было видно, что там происходит, так что оставалось только ждать.

– Доверяешь ему? – тихо спросила я у Иоко.

– Доверяю. Что-то мне подсказывает, что парень поможет нам. А ты? – Иоко пристально посмотрел на меня так, как умеет смотреть только он.

Я вздохнула, пожала плечами, почесала макушку.

– Честно говоря, не знаю. Но я уже привыкла, что приходится общаться с призраками и оборотнями.

– Конечно доверяем, – тут же заверил Хант, до которого долетел наш разговор. – Кроме него тут у нас больше нет друзей. Еще повезло, что по дороге никто не встретился, иначе чайки показались бы нам просто развлечением. Один Боцман Ходячая Акула чего стоит! У него такая огромная пасть, что он вмиг перекусит, если встретит. А людей он особенно любит перекусывать. Знаете, сколько моряков он скормил акулам? Это у него было такое наказание для нерадивых матросов. Кто провинился – того скидывали в акулью бухту. Вот матросы Вейма скопили деньжат и заплатили Чародею, чтобы тот превратил Боцмана в рыбу. Только Чародей зло подшутил над ними и сделал Боцмана сухопутной ходячей акулой на двух ногах. Видели такую?

Хант вытаращил глаза и посмотрел, пытаясь понять, насколько меня впечатлила рассказанная история.

– Вижу, чудесные события происходили в этом вашем Вейме, – заметила я.

– Да, чудес тут хватало.

– А где же теперь этот Чародей, что превращал людей в животных и птиц?

Иоко ткнул Посохом в сторону развалин.

– Там. Его башня почти разрушена, но он здесь редко бывает. Приводит Хозяину души, которые умеет воровать прямо из вашего мира безо всякой карты. И он опасен не меньше Валеса.

– Неужели так прямо и ворует людей из нашего мира? – удивилась я.

– Ну да. Приходит ночью по вызову. Это черный колдун, как и я, но он не привязан к карте, у него больше свободы. Его вызывают, чтобы сделать черное колдовство, и все, кто хоть раз прибегал к его помощи, рано или поздно попадают к Хозяину.

– Ты уверен, что его сейчас нет в Вейме? – Я испуганно осмотрелась и почувствовала, как холодный страх стиснул грудь.

– Я же говорил, он не сидит на месте и почти все время околачивается в вашем мире, если только не перевозит душу для Хозяина через пролив.

– Кажется, Тимай договорился, – сказала вдруг Эви и указала в сторону берега.

Небольшая лодчонка качалась на волнах, управляемая одним-единственным веслом. На ней сидел коротко стриженый парень. Когда он приблизился, я рассмотрела золотое кольцо в левом ухе. Загорелый до черноты, высокий и сильный, он нагло и презрительно взглянул на нас, перевел взгляд на сидящую рядом чайку и спрыгнул на отмель. Лодочку он притянул за собой и вытащил на песок, потом оглядел всю нашу компанию, поклонился Иоко и покачал головой.

– Сроду не возила призраков, – произнес парень, и стало понятно, что это и есть Миес. – Но ради Им Сиана возьмусь. Вы уверены, что хотите на тот берег?

#Глава 26

1

На самом деле в лодочке плюнуть было негде, не то что сесть. Она казалась такой легонькой, узенькой и вертлявой, что я долго собиралась с духом, прежде чем спуститься в нее.

– Не бойся, – поторопил меня Иоко. – Вперед! Троих она вполне выдержит. Тимай долетит сам, а призраки вообще ничего не весят. Они могут и без лодки переправиться.

– Не троих, а двоих, – презрительно прищурилась Миес, – я тоже призрак.

– Тем более. Тимай успел тебе все рассказать?

– А что там рассказывать? Я и сама очень хорошо тебя помню, Им Сиан. Тебя в здешних местах все знают. Удивляюсь, как только вы пробрались мимо Чудовища Маяка, уж он-то давно на тебя зуб точит и был бы счастлив оторвать тебе голову!

– Раньше, когда мне удавалось довести подопечного до пролива, – ответил Иоко, – я умудрялся взять судно на внутреннем рейде, не доходя до маяка. Я старался держаться подальше от Чудовища, только не могу вспомнить почему.

– Конечно не можешь. Потому что Хозяин забрал все твои воспоминания. Честно говоря, я и сама не могу решить, хочется мне тебя убить или нет. То, что ты со своей армией мертвяков вытворял в Вейме, не поддается описанию. Вы буквально выжгли его жителей. И семью Чудовища тоже. У него когда-то были жена и семеро сыновей. Маленькие темноволосые мальчики не старше десяти лет. Его жена каждый год рожала ему по мальчику. И ты всех их сжег, Им Сиан. – Миес сверкнула черными глазами и так посмотрела на Иоко, что у меня мурашки побежали по коже.

Иоко вздрогнул, нахмурился и ответил на пристальный взгляд вопросом:

– Твою семью я тоже сжег?

– Нет. Ты заколдовал моего отца, но и поделом ему, тут я не сержусь. А мать умерла от тифа, когда мне было десять лет. На моем попечении остались два младших брата. Сейчас мальчишки помогают мне на судне. Это ты превратил нас в призраков. Только давай не будем сейчас говорить об этом. У этого города кругом уши, а здешний Проводник пострашнее чудовища. Теперь он и сам превратился в призрака и спасения от него нет. Если нагрянет, вам худо придется.

Между тем я уже перебралась в лодку. Она сильно качалась, вода плескалась совсем рядом, на руках оседали мелкие соленые брызги. Пристроившись на узенькой скамейке, я поджала ноги и вцепилась в борта. Рядом со мной оказался Иоко, он сел напротив, взялся за весла.

– Поехали? – спросил он.

– Давай. Умеешь грести? – спросила Миес, садясь рядом с ним.

– Кто не умеет! – пожал плечами Иоко.

Над головой захлопал крыльями Тимай, а Лука, Эви и Хант, оставшиеся на берегу, помахали нам рукой и пропали. Впрочем, Хант тут же появился за спиной Иоко, скорчил рожу и заявил, что для него есть место в лодке.

– Смотри, если выкинешь хоть какую-нибудь глупость, я позабочусь о том, чтобы тебя не было на моем судне, – не глядя на него, предупредила Миес.

Она была высокая, стройная и широкоплечая. Черные брови уголками поднимались над сверкающими глазами, полные губы изгибались, придавая лицу хитрое и наглое выражение. Миес казалась решительной, умной и быстрой, действовала порывисто, говорила твердо и громко.

Другими словами, передо мной сидела не просто девочка, а настоящий морской волк. Или морская волчица, если уж выражаться точнее.

Вода за бортом блестела от розовых лучей, темный остров приближался, и большой солнечный диск, на фоне которого четко выделялось судно, медленно выбирался из-за горизонта. Тяжелое, налитое оранжевым жаром солнце вползало на небосклон.

– Так ты говоришь, я заколдовал твоего отца? – спросил вдруг Иоко.

– Было дело, – улыбнулась Миес, показывая крупные белые зубы, – превратил его в морского призрака, который не имеет права ступать на землю. Крепкое наложил заклятие.

– Почему я сделал это? За что?

– О, не переживай из-за этого. Моему отцу поделом досталось, и на самом деле жить без него стало только легче. Я расскажу тебе, – Миес подмигнула Иоко, широко улыбнулась ему и хлопнула себя по коленкам. – Конечно, расскажу, но не теперь, потому что сейчас надо как можно быстрее добраться до судна и покинуть бухту. Призрак Деймеса нынче в городе, и хорошо бы вовремя унести отсюда ноги.

– Деймес? Это здешний Проводник, так ведь? – уточнил Иоко.

– Да, так. – Миес кивнула и снова хлопнула себя по коленям. Вообще ее руки постоянно двигались, она размахивала ими во время разговора, подкрепляя жестами почти каждое свое слово, так что казалось, будто загорелые широкие ладони участвуют в разговоре не меньше, чем ее голос. – Чайки мне рассказали сегодня, что он появился в городе. Уж не знаю, с подопечным или нет, лусы бы его побрали! Но я не желаю лишний раз встречаться с этим мерзким типом. Да и никто в городе не желает.

– Это тот самый чародей, что превратил детей в чаек? – уточнила я.

– Он самый, – еще один шлепок по коленям, еще одна широкая улыбка, – ты правильно все понимаешь. Это Деймес превратил детей в чаек, а смотрителя маяка в Чудовище и сделал еще немало других интересных и занятных вещей. И много чего еще может наделать, так что давайте тихо поднимем паруса и уплывем.

– Давай, – согласился Иоко и налег на весла.

2

На судно мы поднялись по веревочному трапу. Если думаете, что это пара пустяков и с таким спортивным снарядом легко справиться, я тут же развею вашу уверенность. На самом деле подниматься по вертящейся, крутящейся и все время дергающейся лестнице, когда внизу плещут волны, очень сложное занятие.

Я качалась, теряла равновесие, изо всех сил стараясь удержаться, потому что влажные веревки все время норовили куда-то ускользнуть из-под моих ног.

Поэтому оказавшись наконец на твердой деревянной палубе, я вздохнула с огромным облегчением и села, поджав ноги и закрыв усталые глаза.

– Не сидим! – тут же прозвучало над ухом. – Нечего сидеть! Ставим паруса и двигаемся!

Миес уже отдавала распоряжения, командовала. Ей подчинялись два бойких темноволосых мальчика, ловко управлявшихся со снастями.

Ставить паруса я не умела, поэтому даже не дернулась, только наблюдала, как Иоко поднял Посох, уточнил что-то у Миес и выпустил на корабельные снасти Энергию Жизни.

Канаты принялись распутываться сами собой, а плотная синяя ткань, развернувшись в мгновение ока, явила всем огромное изображение осьминога. Черный осьминог на синем фоне – жутковатое зрелище.

Темноволосые мальчишки натягивали канаты, что удерживали парус в нужном положении, а поднявшийся ветер надувал плотное полотнище. Я поняла, что совсем скоро мы двинемся в путь, и облегченно вздохнула.

– Здорово, – прозвучал рядом голос Луки, – я бы всю жизнь плавал на таком судне!

– Только не по Воющему Проливу, – возразил Хант и стукнул хвостом.

Эви, стоя рядом с ними, лишь улыбалась. Цветочек над ее ухом стал голубым, да и цвет платья тоже изменился. Вместо каких-то серых лохмотьев на ней было теперь миленькое белое платьице с голубой каймой по подолу.

Множество чаек носилось над нашими головами, и мне вдруг показалось, что в их криках я слышу предупреждение. В них звучала такая надрывная тоска, такой сумасшедший страх, что сердце мое невольно сжалось, ладони вспотели и душа налилась жутким предчувствием беды.

– Чайки кричат, – проговорила я и посмотрела на Иоко.

Он взглянул на небо. Ветер рванул его волосы и захлопал плащом.

– Готовь Посох, – быстро приказал мой Проводник.

Мне не надо было повторять дважды. Вскочив на ноги, я вцепилась в свое оружие, мгновенно выставив острый клинок на его конце. Легкий звон потонул в птичьем крике, мелькнули испуганные лица темноголовых мальчишек, прятавшихся за ящиками на борту, грохнули металлические кольца снастей, ударившись о палубу.

Миес, стоявшая на носу, уже натягивала небольшой прямоугольник вспомогательного паруса и закрепляла канаты. Она оглянулась, выразительно подняла брови и произнесла только одно слово:

– Деймес.

Дальше мне все стало понятно. Чайки почувствовали приближение Проводника-призрака и старались предупредить нас. Вот уже и Тимай, подскочив к Миес, стал что-то говорить ей горячо и быстро, размахивая руками и бросая по сторонам тревожные взгляды.

Но никакой опасности я нигде не видела. Все так же серебрилась вода за кормой, так же надувались паруса, обещая дальнюю дорогу, и так же медленно поднималось громадное солнце, предвещая долгий и жаркий день.

Миес, видимо, поняла наше замешательство.

– Он превращается в дракона! – крикнула она. – Он выглядит как дракон!

Судно стало медленно разворачиваться, паруса на тонких реях натянулись, улавливая ветер, и мы поплыли. Правда, медленно, слишком медленно.

И тут появился дракон. Он вылез из-за скалистого уступа на острове, вскарабкался на самый верх и оглядел горизонт.

Мне очень хорошо было видно его вытянутую огромную голову с двумя рогами и широкими ноздрями. Длинный хвост с роговыми наростами выскользнул из-под скальных отрогов с гибкостью змеи, и конец его плеснул, погружаясь в воду.

Огромная тварь прищурилась, разглядывая судно, которое для нее было игрушкой, расправила крылья, мотнула головой и открыла огромную пасть. Сноп пламени вырвался из нее, и все вокруг окрасилось в яркие оранжевые тона, по спокойной воде рассыпались скачущие блики и на нас обрушилась волна жара.

– Не забывайте, что это призрак и оборотень, – вдруг произнес Иоко, – а значит, не настоящий дракон!

– Зато пламя у него настоящее! – усмехнулась Миес.

Иоко обернулся, быстро и пристально взглянул на меня и спросил:

– Со, ты понимаешь, что это не настоящий дракон?

Я не понимала. И хотя догадывалась, что какая-то важная мысль в его словах есть, все же не улавливала ее, не могла понять, в чём тут дело.

Дракон между тем расправил крылья и взлетел. Он пронесся над нами, потом снизился и, видимо, хотел плюнуть огнем – раскрыл пасть и вытянул голову с прищуренными глазами, – как в воздухе пронесся пущенный Иоко Посох и насквозь пронзил призрачное тело твари.

– Это не дракон! – решительно крикнул Иоко и протянул руку.

Посох тут же вернулся к своему хозяину, а дракон стал уменьшаться, сжиматься и стремительно падать в воду. Раздался громкий всплеск, и твари не стало.

– Как тебе удалось одолеть его? – восхитился Лука.

Он все еще был с нами, в то время как Эви и Хант пропали, не желая участвовать в битве. Наверное, они сбежали на берег и теперь наблюдают оттуда за нами, маленькие трусы.

Судно сильно качнуло, вода забурлила, и из глубины вылетело длинное и толстое щупальце, казавшееся при свете восходящего солнца болотно-зеленым, мгновенно обвило мои руки и дернуло в сторону. Я грохнулась на палубу, пальцы разжались и мой драгоценный Посох взлетел в воздух, кувыркнулся и упал за борт. А коварное щупальце с силой ударило по палубе так, что судно закачалось, едва ли не черпая бортами воду.

– Ты не морское чудовище! – заорал Иоко, и его сверкающий Посох без ошибки пронзил щупальце в самом толстом его месте.

Судно опять качнулось, мерзкая тварь пропала. Правое запястье у меня болело так, что я не могла повернуть ладонь. Оно опухало на глазах, в ушах звенело, и прямо передо мной сияла мокрая палуба.

– Идем дальше! – распорядился Иоко.

Передышка оказалась короткой, не успели мы преодолеть и несколько метров, как из воды вынырнула чудовищных размеров птица с огромным клювом и набросилась на паруса. Но Иоко и на этот раз одолел ее. Наконец меня осенило.

Иоко не верил в то, что видел! Его не пугали видимые образы дракона и чудовища, он не боялся их! Он видел человеческого призрака, ведь Деймес был человеком!

И как только Посох моего Проводника пронзил толстое птичье тело, я поднялась, облокотилась на перила и мысленно призвала к себе свой Посох. Из воды тотчас вылетело серебристое древко, на одном конце которого ярко сиял острый клинок. Не дав Посоху опуститься, я направила его в птицу, и та исчезла, не дожидаясь, пока ее пронзит второе оружие Чародеев.

– Это призрак, и он слаб. Он может только пугать, – объяснил Иоко.

#Глава 27

1

– Это вывих, не перелом, – уверенно сказал Иоко, осмотрев мое запястье. – Нет ли у тебя каких-нибудь ваших магических средств от вывиха?

Я мотнула головой. Тогда, у Шкафа Желаний, мне и в голову не пришло, что надо запасаться еще чем-то, что может понадобиться при переломах, вывихах и прочих напастях. Антибиотик, таблетки от температуры и головной боли, мазь с антибиотиком да бетадин – вот и все мои лекарственные запасы.

– Да не переживайте вы так, – сказала Миес, присев рядом и осмотрев мою кисть, – пустяки это. Заживет за пару дней. Не верти лишний раз рукой, вот и все. Можно сказать, мы еще дешево отделались. В прошлый раз Деймес сжег судно одного из Проводников вместе с его подопечным. Совсем с ума сошел, уже ничего не соображает. И как только Хозяин его терпит?

– А сам Деймес все еще водит подопечных?

– Можно сказать и так. Только он заколдовывает их, превращая в зверенышей. В собаку или в обезьяну. И доставляет на цепи, чтобы не иметь лишних хлопот. Не все моряки желают с ним работать, только разве он станет кого-то спрашивать?

– У вас все моряки призраки?

– Да. Это те, кого заколдовал Ходящий по волнам. Вот они и уцелели. Раньше, до Безвременья, они были нищим сбродом и нанимались на один рейс к капитанам. А теперь повезло им, захватили суда и плавают куда хотят. Правда, они не настоящие, как и я ненастоящая, да что тут поделаешь? Тут уж ничего не поделать.

– А тебя кто превратил в призрака? – спросил Иоко.

– Отец. Он тоже точит на тебя зуб и убил бы, если бы мог. С той поры как ты наложил на него особое проклятие призрака, он не ступал на землю. Так и носится на своем судне. Паруса порваны, бока засмолены кое-как, команды нет, управляется сам. Да и кто пойдет служить к Ходящему по волнам? Но меня он достал, умудрился. Меня и братьев. Обманом заманил к себе на судно и сделал призраками. Думал, будем служить ему и помогать. Да только просчитался, упырь проклятый. Призраки – они же как ветер, – Миес подмигнула Ханту и взмахнула руками, словно показывая, как легко могут унестись призраки. – Вот мы и покинули папочку. Он-то сойти с судна не может, разве что на воду. Ну и ходит время от времени по воде, представляя, будто это земля. Отсюда и прозвище его пошло.

Миес улыбнулась и хлопнула в ладоши.

– От Деймеса нам удалось уйти, – тихо проговорила Эви.

Она снова оказались на судне вместе с Хантом и, как ни в чем не бывало, включилась в обсуждение, что же теперь следует делать.

– Да, это так. Иоко с ним справился. Говорили, будто Иоко совсем изменился, стал другим, что прежнего Им Сиана уже нет. Только я вижу, это не так. Правда? – Миес сверкнула глазами в сторону моего Проводника. – Вижу, что у Иоко появилась Спутница. Верно?

– Так и есть, – Эви приблизилась к Миес. – Все так и есть. Предсказания начали сбываться. К Иоко возвращается память. Осталось только найти Отмеченную и Железные Часы. Мы собираем подсказки, Миес. Со… это вот она, – Эви ткнула в меня маленьким пальчиком, – рисует каждую подсказку-надпись, что нам удается найти. Мы собрали уже почти все. Надо найти Ходящего по волнам, твоего отца. Знаешь, в каких местах он обитает?

– Знаю, как же не знать, – Миес криво улыбнулась и развела руки. – Там, где ни одно нормальное судно не пройдет. Все мечтает разбить свою посудину. Думает, что если разобьет ее, проклятие исчезнет.

Эви повернулась к Иоко и твердо пояснила:

– Ты должен помнить, что одно из предсказаний гласит: «Когда Ходящий по волнам подарит Проводнику свою карту». Нам надо заполучить карту Ходящего.

– Да уж… – Миес покачала головой. – Нелегкая задача. Да что там жаловаться. Паруса поставлены, и мы идем к Радужным Островам. Туда, где обычно бывает мой отец.

– Радужные Острова? – Эви удивленно подняла светлые бровки. – Разве он бывает в тех гиблых местах?

– Я же сказала, он стремится разбить свое судно, чтобы избавиться от проклятия. Что тут неясного?

– Все ясно, – коротко ответил Иоко.

2

Между тем окончательно рассвело. Горячее солнце разогнало тьму и наполнило паруса нежным светом.

Город-пристань Вейм остался позади, скрылся в утренней дымке, растаял на глазах. А вместе с ним ушли и все ужасы, что обитали на его улицах, – чудовища, драконы и призраки.

Посветлевшее небо сияло чистейшей лазурью, ни одно облачко не омрачало его свода. Синева воды в проливе пронзительной нотой вливалась в нежность этого утра, и все мы наконец почувствовали себя в безопасности.

Миес вдруг вспомнила обязанности хозяйки и принялась хлопотать о завтраке.

На судне имелись жилые и хозяйственные помещения, если можно так назвать четыре крохотные каюты, одна из которых использовалась как кладовка, другая как кухня, а остальные служили спальнями. В последнее время, судя по всему, тут никто не спал. Кроме огромных сундуков и оружия там ничего больше не было.

– Мы переделали две каюты в оружейные, – пояснила Миес, – решили с братьями, что все равно спать лучше на палубе, под звездами, если вдруг так уж захочется поспать, потому что вообще-то мы никогда не спим. И не припомню, чтобы я когда-нибудь пыталась уснуть. Так что перетащите оружие в одну из кают, и освободившиеся сундуки послужат вам кроватями. Вы же, как-никак, люди, значит, вам нужно отдыхать. А все остальные пускай устраиваются на палубе. Нечего тут место занимать.

И она сердито зыркнула в сторону Ханта.

Мы так и сделали. Длинные копья с тяжелыми наконечниками, кривые сабли и огромные луки Иоко перенес в дальнюю угловую каюту и скинул прямо на пол. Три длинных сундука он отодвинул к стенам и сказал, что на двух из них будем спать, а третий послужит столом.

– Надо же где-то обедать и ужинать, – проговорил он и смахнул ладонью толстый слой пыли с плоской крышки одного из сундуков.

– Для начала тут надо бы все хорошенько отмыть, – со вздохом заметила я, оглядывая пыльные углы каюты и замызганное квадратное окошко, за которым весело плескалось море и сияло солнце.

– Все отмыть, поесть и лечь спать. Глаза просто слипаются, – продолжила я.

– С такой рукой только полы и мыть, – заметил Иоко и кивнул на мое припухшее запястье. – Иди к Эви, отдохни на палубе, я сам все сделаю. Эви обещала нам завтрак сообразить, так что скучать не будешь.

Когда Иоко сообщил Миес, что собирается мыть полы, та лишь плечами пожала.

– Конечно, если так уж охота, то вот ведро, черпай сколько угодно воду за бортом. А потом мои обормоты надраят палубу. На судне должно быть чисто, тут ты прав.

Эви устроилась рядом с железной печкой, что стояла на носу судна, недалеко от кают. На печке оказался чайничек с изогнутым носиком, такой славный и красивый, что я от удивления чуть рот не открыла. Миес, заметив мой восторг, тут же пояснила:

– Нашли в Вейме. Там, знаешь ли, много добра осталось без хозяев. Вот эта штука и пригодилась. Мы сначала не сразу поняли, для чего она, а после догадались, что удобно делать травяные настои и наливать через носик. Милое дело, и ни капли не прольешь. Эту штуку привезли, видимо, с каких-то дальних островов, а может, и вовсе из другого мира. У нас таких раньше не делали.

– Сейчас заварим чай. Это такой вкусный напиток, он есть у Со, – тут же пояснила Эви, – а я приготовлю поесть.

– У меня есть крупа, можно сварить. Рис, например, – предложила я, – это будет вкусно. А к рису хорошо бы рыбу. Рыба есть в проливе?

– Сколько угодно, – заверила Миес и сделала смуглой ладонью широкий жест, показывая, что вся вода пролива в нашем распоряжении.

Рыбы нам наловили чайки, которых организовал ловкий Тимай. Коротко заверив, что сейчас будет сколько угодно еды, он обернулся серо-белой птицей, взмыл в воздух, и вот уже его друзья принялись нырять в спокойные волны и кидать на палубу одну рыбешку за другой. Серебристые узкие рыбки колотились о мокрые доски и жалобно раскрывали рты, а Эви хватала их и складывала в медный таз.

Затем мы вместе почистили улов и обжарили на большой сковороде, которая нашлась у Миес.

К тому времени, когда Иоко закончил наводить порядок в каюте, у нас оказались большое блюдо жареной рыбы, гора рассыпчатого белого риса и горячий чай, который я заварила прямо в чайнике, кинув туда пару пакетиков.

Сейчас, когда свежий холодный ветер надувал паруса и трепал волосы, горячая еда оказалась как нельзя кстати. Мы уселись на низенькие скамеечки и какое-то время молча утоляли голод.

Тимай снова стал мальчишкой и, оседлав одну из скамеечек, деловито наблюдал за тем, как мы завтракаем. Он морщил нос, время от времени почесывал плечи, словно у него под рваной рубашкой пробивались щекочущие зачатки перьев, и время от времени взмахивал руками, когда скамейка под его тощим задом качалась и норовила завалиться. Он действительно напоминал птицу, наглую и растрепанную. Поглядывая на него, я пыталась сдержать улыбку.

Иоко тем временем поднялся, выбросил за борт остатки еды со своей тарелки, посмотрел мальчику-чайке в лицо и задал ему только один вопрос. Я давно ждала этого момента, слишком хорошо понимая, что пришло время для Иоко получить новую порцию воспоминаний.

Может, оно и к лучшему, что произойдет это в море, вдали от врагов, лусов и прочей нечисти. Воспоминания моему Проводнику давались нелегко, я помнила об этом.

– Почему ты сказал, что вы меня ждали? Почему сказал, что будешь мне служить?

Тимай пару раз хлопнул ресницами, почесал левую бровь, а затем выдал быстрым говорком:

– Так ты же Хранитель, который стоял за правду. Ты и твои друзья противостояли продажным Хранителям, что переметнулись на сторону Хозяина. Ты поднял восстание и закрыл несколько порталов, чтобы нечисть не проникала в Мир Синих Трав. И отца Миес ты заколдовал, потому что он контролировал портал, из которого приплывали суда с детьми-рабами.

– Так и есть, – Миес щелкнула пальцами, – мой отец, его тогда звали Ехимес, отвечал за портал в Мир Прозрачных Островов. Ты должен помнить, я тоже была с отцом, когда ты взял его судно на абордаж. Твои во́роны ворвались на него и перебили всех отцовых пиратов. Потом ты наложил на отца проклятие, а портал уничтожил. После этого уже никто не мог попасть в Мир Прозрачных Островов. Вот тогда Валес с Деймесом и затаили на тебя лютую злобу. Ты должен вспомнить!

Иоко пожал плечами.

– Наверное, вспомню, – тихо произнес он. – Продолжай.

– А что продолжать? Рассказывать можно долго, – Миес хлопнула себя по коленям, потерла ладони, – и очень много, если ничего не можешь вспомнить. Могу рассказать, как ты одолел моего отца. Это был знатный бой. У тебя и твоих во́ронов было только одно небольшое судно, вас привезли моряки, которых не раз обижал Деймес. У них на этого Деймеса были свои обиды, поэтому они и взялись помогать вам – тебе и твоим семерым во́ронам. Отца моего вы одолели в честном бою, и ты заколдовал его. Наложил какое-то особое, двойное проклятие. Ты должен вспомнить, чтобы снять его.

– Зачем? – не понял Иоко.

– Чтобы сбылось предсказание, – тихим, как обычно, голосом пояснила Эви.

Миес бросила на малышку быстрый удивленный взгляд, несколько раз энергично кивнула головой и поддержала ее:

– Эви правильно говорит. Старинные предсказания должны сбыться все, тогда и отыщутся Железные Часы. Так говорила Воро́нья мать.

– Кто? – не понял Иоко.

– А ты даже этого не знаешь? – Миес энергично всплеснула руками. – Так это Воронья мать и предсказала, это ее изречения. И они есть в каждом вороньем уделе на каменных стенах главных залов. Это же главная заповедь вороньих родов – помнить и хранить изречения Вороньей матери.

– А ты откуда знаешь, что находится в каменных залах вороньих уделов? Вернее, находилось?

– Так ведь отец мой из воро́ньего рода. Он сам должен был стать Хранителем, он и в птицу умел раньше превращаться не хуже остальных Чародеев. Только он не пожелал быть Хранителем. Гораздо выгоднее оказалось торговать рабами, вот он и охранял портал возле Радужных Островов. Тот самый единственный портал, через который приводили детей удачи. Это ты должен помнить!

– Значит, я был тем, кто поднял восстание? – Иоко прищурился, словно глаза ему слепило солнце, левая рука сжалась в кулак и быстро разжалась. Я поняла, что он сильно нервничает, но виду не подает.

Ему было тяжело, невероятно тяжело разобраться в собственной жизни.

– Ты пытался остановить продажных Хранителей. Вернее, черных колдунов. Хранители на самом деле стали черными колдунами, вот и все, – мрачно пояснила Эви и сдвинула светлые бровки к переносице.

– И мне удалось?

– Почти. Ты закрыл несколько порталов. Просто уничтожил их. Даже Хозяин не смог открыть портал в Мир Прозрачных Островов, а значит, и души оттуда никто к нему больше не приводит, – пояснила Миес. – Но потом ты пропал. Ходили слухи, будто Валес убил тебя. Говорили, что ты мертв и похоронен в высокой башне за Ноомом. Мы оплакивали тебя. И вдруг ты появляешься на большом белом коне с серебряной гривой. Живой и невредимый. Тебе тут же открыли ворота города. Вейм встретил тебя как победителя. И пал. Потому что…

Тут Миес поднялась, скрестила руки на груди и сердито зыркнула глазищами.

– Потому что рядом с тобой тут же материализовалось войско призраков-мертвяков, которых нельзя убить. И ты сам оказался безжалостным убийцей, и от тебя спасения не было никому – ни детям, ни матерям, ни старикам. Ты убил в Вейме почти всех, кроме призраков. Тех уже незачем было убивать, они и так наполовину мертвы. Вот и остался призрачный Вейм, полный ужасов и трупов. И эти трупы мы потом очень долго убирали, проклятый ты придурок!

Миес отвернулась, вытерла набежавшие слезы и развела руками.

– Что там вспоминать. Уже потом мы догадались, что ты заколдован, что перед нами не Им Сиан, а мерзкий колдун Иоко, Проводник Хозяина. А когда оказались в Безременье, тут всем стал заправлять Хозяин.

– Невесело, однако, – покачал головой Иоко. – Кое-что я могу вспомнить, остальное пока словно в тумане. Тебя, Миес, я не помню. Твоего отца тоже. А вот битва за Вейм вспоминается, как и войско мертвяков.

– Как ты мог так убивать? – тихим усталым голосом спросила Миес. – Как можно стать таким идиотом?

– Потому что это уже был не я! – Иоко стукнул кулаком по скамье. – Я даже своего имени не помнил тогда! У меня было задание, которое я должен был выполнить, и все. Одно задание – убить всех. Я не видел людей, только их контуры – силуэты, которые следовало удалить. Одного за другим. Зачистить от них землю. Никаких сомнений, мыслей или желаний по этому поводу у меня не возникало. Ни в связи с прошлым, ни в связи с будущим. Было только стремление поскорее выполнить задание. Хозяин сделал из меня черного колдуна, и я послушно служил ему.

– Тогда почему мы должны верить, что сейчас ты другой? – ехидно спросила Миес. – Почему должны доверять тебе?

– Потому что он вспомнил главную заповедь Хранителей. Вернее, вспомнила его Спутница, – торопливо пояснил Тимай, – о милосердии. Девчонка сказала, что они должны напоминать о милосердии. Но разве Проводники могут быть милосердными? Они и слова такого не знают.

– И еще потому, что Иоко вспоминает свое прошлое. Мы можем вернуть Им Сиана, – добавила Эви.

3

– Расскажите мне о Вороньей матери, – попросил Иоко, когда посуда была вымыта, а огонь в печке все еще потрескивал, распространяя благодатное тепло. – Кто она такая? Как давно произнесла свои изречения?

– Кто такая Воронья мать? – Миес пожала плечами. – Про нее много чего рассказывали, да только мне кажется, что все это сказки. Говорили, будто она первая мать всех живущих в Мире Синих Трав, но так ведь не бывает, верно? Говорили, будто у нее родилось двое сыновей и один научился превращаться в ворона. И тот, кто создал Мир Синих Трав – Создатель, – поручил человеку-во́рону охранять новенький мир от всякого зла. Дал ему необычную силу и вдохновение.

– Это старые легенды о сотворении мира, – согласно кивнул Тимай, – я тоже их помню. Мне когда-то мама рассказывала.

– Их все знают, – подтвердил Хант.

– Сыновья построили большой каменный замок, и на его стенах сын-ворон выбил те предсказания, что произнесла Воронья мать, – продолжала рассказывать Миес. – Говорили, будто однажды придут тяжелые времена, когда Времени уже не будет. И тогда предсказания сбудутся.

– Они сбываются, – добавила Эви. – Уже сбываются.

– Красивая история, – согласился Иоко. – Что еще должно сбыться? Со, у нас в книге это записано. Прочитай, ладно?

И я принялась читать.

#Глава 28

1

– Когда Проводник найдет свою Спутницу… – начала я читать.

– Уже нашел, – торопливо вставил Хант, громко шмыгнув носом и скосив глаза к переносице. – Они уже вдвоем. Спутница у Им Сиана что надо.

– Не мешай, – толкнула его Эви.

– И не думал. Я просто подвожу итоги, чтобы всем все было ясно.

Миес поморщилась, Лука улыбнулся, Тимай пожал плечами.

Я вздохнула и стала читать дальше.

– Когда над мостом прозвучат забытые песни…

– Прозвучали, – снова встрял Хант.

– Когда Ходящий по волнам подарит Проводнику свою карту… – Здесь я сама остановилась и спросила, глядя на Миес: – А что за карта у Ходящего по волнам?

– Карта Радужных Островов. Когда-то на ней имелись отметки тех мест, где начинался портал. Вход в него был широким, но неудобным, там попадались рифы и отмели, поэтому у отца имелась своя карта, с помощью которой он проводил суда пиратов. Он был у них вроде лоцмана.

– А зачем эта карта Проводнику? – удивилась я. – Портал ведь закрыт. Или мы должны открыть его?

– Только не так, – Миес решительно помотала головой. – Только не это. Как только откроют портал в Мир Синих Трав, туда сразу же ринутся слуги Хозяина и начнется война. У нас тут полно этих тварей, только мы не видим их. Они умеют становиться невидимками.

– Даже в море? – удивилась я.

– Даже тут. Здесь особенно, потому что в этих местах столько погибло народу, что можно смело называть Воющий Пролив кладбищем моряков.

– Ладно. Раздобудем карту. Что еще надо сделать? – нетерпеливо поерзал на скамье Лука.

– Когда призрак станет человеком… Это непонятно. У нас тут полно призраков. Кто из них должен измениться? – спросила я и посмотрела на Иоко.

– Не спрашивай. Я и сам не знаю. Для меня это такие же загадки, как и для тебя, Со, – спокойно ответил он.

– Когда соберутся семь воронов и с ними будет их предводитель…

– Это я могу сказать, – захотела пояснить Миес, – это все в Вейме знают. Семь воронов – это семь Хранителей, что подняли восстание вместе с Им Сианом. А их предводитель – это и есть Им Сиан. Предводитель уже с нами, – Миес улыбнулась. – Осталось найти семерых воронов.

– Я знаю, кто эти семь воронов, – вдруг сказал Иоко.

Он был хмур и мрачен – брови сдвинуты, глаза потемнели, побелевшие губы крепко сжаты. Казалось, он настолько погрузился в себя, что окружающего мира с сияющим солнцем, необъятной небесной лазурью и веселыми барашками на волнах просто не замечает.

– Во́роны заколдованы и заключены в Шкаф Желаний в моей башне. Все это время они находились рядом со мной и видели меня. Видели погибающих людей у меня в башне, и ту девчонку, что я оставил на съедение лусам, тоже видели. Во́роны в Шкафу Желаний не утратили памяти, в этом заключалось их наказание от Хозяина. Они должны были все видеть, быть свидетелями тому, как смелый и честный Им Сиан уничтожал людей.

Миес промолчала. Эви отвернулась, цветочек в ее волосах пропал, а платье на глазах преобразилось в рубище. Хант вырастил на голове пару рожек, возмущенно хрюкнул и зло заговорил:

– Они так все и задумали – Хозяин, Валес и Деймес. Они одолели тебя в поединке, а после Хозяин наложил свое заклятие на всех Хранителей, кто осмелился восстать против него. Это была месть Валеса и Деймеса. Потому что они нарушили главную заповедь и перестали быть Хранителями. Они сделались черными колдунами, а после и тебя сделали таким же. И весь наш мир погрузился в хаос.

– Ладно, – мрачно произнес Иоко, – ладно. Мы потерпели поражение. Но это не значит, что битва окончательно проиграна!

– Вот теперь узнаю Им Сиана, – грустно улыбнулась Миес. – Ты всегда так говорил. Поражение – это еще не значит проигрыш.

– Нам надо освободить моих во́ронов, это одно из условий. Я уверен, что пойму, как это сделать. Читай дальше, Со. Какие еще предсказания оставила Воронья мать?

Я кивнула.

Мы уже читали их однажды, но тогда ничего не поняли. Сейчас контуры того, что должно произойти, проступали перед нами все четче.

– Когда будут собраны все вороньи подсказки…

– Это то, что сказала Воронья мать? – уточнил Лука. – Тогда они у нас есть. Это условие выполнено.

– Нет. – Иоко поднял голову. – Это другое. Мы с моими во́ронами знали, что Безвременье неизбежно, знали, что потерпим поражение. Это было предсказано Воро́ньей матерью, поэтому мы подготовились. Мы оставили для себя следы. Записи, которые помогут нам, которые подскажут, где найти Железные Часы. Эти записи собирает Со, они нарисованы у нее в альбоме. Всего было оставлено шесть записей в разных местах. Они скрыты от глаз, и благодаря этому ни Валес, ни Деймес не смогли обнаружить и уничтожить их. Это подсказки, как найти Железные Часы и как к ним добраться.

– Что? – не поняла я.

– Открой-ка свой альбом, Со, – попросил Иоко.

2

Мои рисунки все в книге, подумала я, и они будут хорошими иллюстрациями для истории Безвременья.

«Карты Безвременья» все еще хранились в моем рюкзаке. Я достала тетрадь, положила себе на колени, и все взгляды устремились на нее.

– Да, я слышала о такой. Только не знаю, кто ее написал, – тихо проговорила Миес и осторожно дотронулась до корешка. Она сделала это с таким благоговением, будто боялась, что «Карты Безвременья» исчезнут от одного ее прикосновения.

Я достала первый рисунок, и перед нами оказался зал башни Иоко со столом.

– В башне Иоко есть выбор. Вот что выбито на кромке стола, – пояснила я.

– Эту надпись делал я сам. Смутно припоминаю, что это моя работа. Выбивал вручную, затем накладывал заклятие. Она видна только пришельцам из других миров, – пояснил Иоко.

– Отлично. Снова вспомнил! – Эви заулыбалась.

– Почему только пришельцам? – не поняла я.

– Потому что увидеть ее должна Отмеченная, и больше никто. Ну, и я сам всегда ее видел.

– Это чтобы не увидели слуги Хозяина, – понимающе кивнул Лука.

– Конечно, – Иоко слегка качнулся на скамье и пристукнул Посохом, – конечно. Не все во́роны переметнулись на сторону Хозяина, но большинство. В Безвременье это Проводники, и они опасны. Мы прятали изречения, которые содержали необходимые указания. Каждый из нас создавал и хранил только свое, ну, разве что я помогал наносить буквы на мост Забытых Песен, потому что Мелек был самым юным из нас и еще не полностью владел Энергией Жизни.

– Одного из воронов зовут Мелек? – уточнила я.

– Да, его звали Мелек. Никто не должен был видеть всех надписей. Мы не доверяли даже самим себе, потому что по предсказаниям Воро́ньей матери…

– По ее предсказаниям, все Хранители перестанут помнить прошлое. А большинство утратит часть своей души. Я знаю, я читала, – завершила его мысль Миес. – Я читала полное предсказание, нанесенное на главную стену замка в уделе моего отца.

– Читай дальше, Со. Что мы нашли на круглой площади Ноома? – Иоко провел рукой по лбу, закрыл глаза, поморщился, и я поняла, что у него опять заболела голова. Не так просто обрести утерянную часть души.

Я достала следующий рисунок, на котором были изображены сам Иоко и загадочная надпись. Прочла вслух.

– Время замкнуто там.

– Все ясно! – Хант хлопнул себя по бокам и постучал хвостом. – В башне Иоко есть выбор, Время замкнуто там. Вот куда нам на самом деле нужно!

– А ты знаешь, где это самое Время замкнуто? – переспросила его Миес.

– В башне, чего еще знать? Обыщем все и найдем!

– Это тебе не просто башня, это колдовские штучки самого Хозяина. Надо добыть все надписи, и только тогда поймем, – наставительно сказала Эви.

– Так и есть, – устало проговорил Иоко. – Что там было написано под мостом, Со?

Я взяла следующий рисунок, один из моих последних, на котором был изображен мост с идущими по нему детьми.

– Круглый стол. Железные Часы.

– Вот! Я же говорил! – завопил Хант. – Найдем круглый стол, и на нем будут Железные Часы.

– На столе нет железных часов. – Я грустно улыбнулась. – Я рисовала этот стол, можешь сам посмотреть.

Хант уставился на мой рисунок, почесал за ухом, потом подбородок, подергал себя за длинные лохмы, тряхнул головой и тяжко вздохнул.

– Вот именно, – мрачно протянул Иоко, – надо найти все надписи, собрать все вместе, и только тогда поймем, что надо делать. Со умница, она сослужила нам всем отличную службу своими рисунками. Она не просто так попала в этот мир, ей еще предстоит выполнить свое предназначение и понять свое призвание.

– Она уже поняла. Она умеет жалеть. А это главное для всех Хранителей, – наставительно заявил Тимай. – Пока Хранители были милосердными, жалели и оберегали жителей Синего Мира, мы не знали бед. Но как только они стали обогащаться за счет своей силы и перестали быть Хранителями, так все беды и случились. Вот что!

– Я хочу спать. – Иоко поднялся. – Со, пойдем. Кто его знает, что нам предстоит ночью.

– Как что? Мы все знаем. Это же Воющий Пролив, а вы люди. Ночью всем придется несладко, так что отдыхайте. Силы Чародеев нам всем понадобятся этой ночью, – сказала Миес и так быстро поднялась, что ее скамейка с гулким стуком упала на палубу.

3

В нашей крохотной каюте стало чисто. Иоко успел не только вымыть пол и окно, но и расставить по углам сундуки, накрыв один моим одеялом, а другой своим плащом. Я отмыла руки и ноги морской водой еще перед завтраком, поэтому теперь просто улеглась и с наслаждением вытянулась на жестком сундуке.

Джинсы мои, запыленные, всев пятнах от травы, сильно нуждались в стирке. Какое-то время я колебалась, но после быстро обернула талию рубашкой и стянула их. Я терпеть не могу грязь. Все-таки стиральная машина и горячая вода сделали из меня ужасную чистоплюйку.

– Будешь стирать? – устало спросил Иоко, улегшись на сундуке и подложив под голову руки.

– Надо бы, – я кинула джинсы на пол, – но не сейчас.

– Просто дотронься до них Посохом, и они станут чистыми.

– Ого! Отчего же ты раньше всегда сам стирал свои рубашки?

– Иногда приятно сделать что-то своими руками. Но на судне проще прибегнуть к магической силе.

– Ладно. Попробую.

Не поднимаясь, я протянула руку, и мой Посох, стоявший в углу каюты, тотчас прилетел ко мне. Я дотронулась его концом до штанов и подумала о порошке и кондиционере для белья. Ну, чтобы мои джинсики не только стали чистыми, но еще и приятно пахли.

Штаны подбросило в воздух, на миг заволокло светлым дымом, от которого шел такой знакомый и приятный аромат кондиционера «Ленор», а затем они улеглись аккуратно сложенными и без единого пятнышка.

– Вуаля, – проговорила я, поднялась и схватила свои милые и такие родные джинсики, – вуаля! У меня наконец чистые джинсы!

– Можно и мои штаны постирать, если тебе нетрудно. – Иоко произнес это совершенно серьезно, но я уловила легкую усмешку в его интонации.

– Не вопрос, – отозвалась я, – снимай! Дать тебе рубашку, чтобы прикрыться?

– У меня есть запасные штаны, – Иоко призвал к себе Посох, стукнул им один раз, и тут же на нем оказались другие брюки. Мягкие, шерстяные, болотно-зеленого цвета, с большими карманами по бокам и широким поясом на шнурке.

– Ничего себе! Все больше фокусов. Откуда это? А ты говорил, что добывать вещи не умеешь…

– Не умел. Раньше. Ко мне возвращается моя сила. Во́роны-чародеи обладали очень большой силой, Со.

Я повторила свои действия, и его серые штаны точно так же, как и мои, стали пахнуть «Ленором» и сделались совершенно чистыми.

– Я тоже буду обладать такой силой?

– Если останешься со мной, – проговорил Иоко, закрыв глаза.

– Голова болит?

– Еще как. Признаться, я рад, что раньше был не самым паршивым злодеем.

– Ты был героем, – проговорила я, присаживаясь на сундук и натягивая на себя джинсы. Все-таки спать без штанов было прохладно.

– Я угробил кучу народа, пока захватывал для Хозяина города. Но этого пока не получается вспомнить, просто провал в памяти. Зато отлично помню девочку, которую оставил лусам. И как она кричала, тоже помню. И того парня, чей череп лежит теперь на лестнице в башне, тоже помню. Как я мог их оставить? В те времена я не испытывал, не знал никаких чувств, кроме скуки. Мне все казалось ненастоящим, скучным. А люди – просто досадная помеха. Хорошо помню первые свои мысли с того момента, как мы с тобой покинули башню. Знаешь, о чем я подумал, когда ты приставала ко мне со своими вопросами?

– О чем?

– О том, что ты уж точно развлечешь меня. Со, когда нет чувств и памяти, превращаешься в настоящего урода. Хозяин сделал из меня посмешище, судя по всему. Когда-то я бросил ему вызов, а он посмеялся надо мной, превратив в бездушного монстра, чудовище. Вот, мол, посмотрите на вашего героя, на вашего Им Сиана!

– Ты не чудовище. Ты сам говорил, что этот мир отражает сущность человека. Был бы чудовищем – и выглядел бы как чудовище. А ты очень даже симпатичный парень. Вот сам посмотри на Ханта или на Валеса. Валес превращается в мерзкого луса, потому что по сути своей он просто зверь. И всегда был им. А ты не стал зверем.

– Слабое утешение. Я поступал как самый настоящий урод.

– Только твое уродство было не прирожденным, а наколдованным. На самом деле это Хозяин действовал через тебя, это проявлялась его воля, которой ты не мог противостоять. Я думаю, именно так все и было.

Иоко промолчал. Потер лоб, поморщился.

– У меня еще есть таблетки от головной боли, если хочешь, прими. Незачем терпеть боль.

– Ладно, давай. Нам сейчас надо отдохнуть, потому что совсем скоро предстоит еще одна битва.

– Что за битва?

– Это же Воющий Пролив. Будем проплывать мимо Воющих Скал, а тамошние обитатели терпеть не могут людей.

Старое проклятие. Еще одно старое проклятие. Мир Синих Трав на самом деле был полон проклятых. Не мудрено, что однажды он погиб.

#Глава 29

1

Мир Синих Трав действительно был полон проклятых. Это я уже поняла.

Не все гладко было и в городах Нооме и Вейме, и чем больше я узнавала историю этих мест, тем яснее понимала, что не только Хозяин виноват во всех бедах.

Взять хотя бы историю детей-сирот Вейма. Город вполне мог бы их прокормить. Организовать детский приют, обуть, одеть. Не самая сладкая жизнь в сиротском доме, но все же лучше, чем голодать и мерзнуть на улице, где тебя всякий может обидеть.

А что сделал городской управитель Вейма? Кажется, его называют тут ханом. Он велел Чародею-хранителю превратить детей в чаек, чтобы не мешали и не путались под ногами. И Хранитель, вместо того чтобы проявить милосердие и заботу о слабых, послушно выполнил волю хана. Почему? Здесь ответ только один – деньги. За деньги и не такое делается, в любом из миров.

– Почему Деймес, когда был Хранителем Вейма, подчинялся хану? – спросила я Иоко.

Он еще не уснул, поэтому ответил сразу.

– Потому что хан хорошо платил ему. У Деймеса здесь, в Вейме, был самый роскошный дворец, даже ханскому далеко до него. Теперь это башня Проводника, темная и мрачная. Башня, где водятся призраки.

– Получается, что все Хранители перестали быть Хранителями и принялись зарабатывать деньги. Забыли, что должны быть милосердными. Так, выходит?

– Да, так все и было.

– Кроме тебя и твоих семерых воронов?

Иоко приподнялся и посмотрел на меня пристально, как умеет только он один.

– Кроме меня и моих семерых воронов. Мы помнили заповеди Хранителей. Без милосердия, сострадания и любви мир обречен на гибель. Так написано в Храме. Так и получилось.

– Научить милосердию непросто. На самом деле люди не хотят быть милосердными, – безжалостно подвела я итог. – Кому это надо – жалеть чужих детей, например? Вот этих детей-чаек кто захочет пожалеть?

– Ты пожалела. И напомнила мне о милосердии. Значит, это возможно.

– Но не для всех.

– Задача Хранителей в том и заключалась, чтобы научить милосердию всех, кого только возможно. Мы должны были напоминать о нем, должны были создавать дома для беспризорных, лечить больных, кормить голодных, служить всем, кто нуждается в помощи. Для этого мы владели Энергией Жизни. С этой целью Создатель миров отдал ее в подчинение нам, Хранителям, и наделил нас невероятной магической силой. Но мы забыли свое призвание. И вот результат – по нашей вине погиб Мир Синих Трав.

– Он не совсем погиб, если остались Хант, Эви, дети-чайки. Можно надеяться, что новое поколение будет другим. Нам надо просто освободить Время и снять проклятие с этого мира. И все.

– Да, и все. – Иоко усмехнулся и поморщился.

– Давай, прими таблетку. Или все еще вспоминаешь?

– Да, пытаюсь. Но, кажется, уже готов сдаться. Я вспомнил старое изречение. Воронья мать часто говорила: «Если в тебе живет милосердие, твоя сущность светла». На самом деле во́роны были не черными колдунами, а светлыми Хранителями. До той поры, однако, пока не утратили своей сущности.

– Они не утратили ее, а изменили – стали темными.

– Видимо, да.

– А ты по-прежнему не можешь вспомнить, как превращать призраков в людей? – спросила я. – Вдруг вспомнишь, и тогда еще одно условие будет выполнено.

– Нет. Это не то же самое, что стирать и печь пироги. И уж тем более не то же, что убивать. На самом деле, накладывая заклятие, определяешь его цель – зачем это делается. Например, если стираешь штаны – цель иметь чистые штаны. Это невозвратное действие. Оно имеет только одно направление, одну задачу. А чтобы испачкать штаны, тебе надо сделать новое, совсем другое заклятие.

– Но ведь это же легко. Я просто подумала о цели, представила ее, и вот – штаны уже чистые. Не произносила при этом никаких формул, ничего не говорила, – удивилась я.

– Это простые действия, потому и не требуется ничего, кроме мыслительного усилия. А когда проклинаешь человека с тем, чтобы он превратился в призрака, надо очень точно представлять, что задумал. Ведь в этом случае ты лишаешь душу ее тела, понимаешь? А как ты думаешь, куда должно подеваться тело? Где, например, сейчас находится тело Луки?

Я не знала ответа на этот вопрос, потому что никогда и не задумывалась об этом.

– Да, это совсем не просто. Чтобы вернуть призраку тело, надо уметь созидать. И не каменный мост, а более сложные, тонкие вещи. Это тебе не штанишки постирать и не кашу сварить. Понимаешь?

– Пытаюсь.

– Вот и пытайся. Ладно, давай свою таблетку. Иначе к ночи я не отдохну, а силы нам с тобой еще понадобятся.

2

Судно поскрипывало, постанывало и потрескивало. За окном шумел ветер, плескались волны, кричали чайки. Спалось под такие звуки как-то особенно тепло и уютно, даже не знаю, почему. Нас слегка качало, в каюте пахло деревом, солью и совсем немного – жареной рыбой. Мне было очень хорошо от ощущения этой «хорошести», этой теплой радости, что свернулась во мне пушистым котенком и ласково мурлыкала.

Я радовалась, что мне тепло, хорошо и уютно, что рядом друзья – мои единственные друзья во всех мирах, какие только существуют, – что со мной Иоко, в которого я влюблялась все сильнее и сильнее.

Только любимый мой был не простым парнем, а могущественным Чародеем, Во́роном-Хранителем, совершающим невероятные чудеса. И я теперь тоже обладала необычной силой, которая росла во мне и становилась грозным оружием, помогающим одерживать победу. Нас, помнящих заповеди Хранителей, было только двое. И у нас становилось все больше друзей. Поэтому я уже не испытывала растерянности и тоски, но наоборот, была уверена, что мы победим. Ведь до сих пор всегда побеждали.

Мы с Иоко ни разу не касались наших отношений. Я даже не была уверена, что он тоже влюблен в меня, как я в него, но не переживала по этому поводу. У нас еще все впереди, думала я, и все будет хорошо. Вот только победим Хозяина, освободим Безвременье – и тогда можно будет говорить о наших чувствах.

Тогда у нас будет время поговорить о них, о личных чувствах.

На самом деле я была почти счастлива тогда в крохотной каюте небольшого судна. И это ощущение счастья оказалось для меня таким новым, необыкновенным и ярким, что хотелось зажмуриться, погрузиться в него с головой и никогда не выныривать.

Иоко спал рядом, дыша ровно и медленно, и я иногда посматривала на него. Сон мой не был крепким, но приносил отдохновение – счастливейший сон! Такого со мной еще никогда не случалось.

А когда бурлящих радужных пузырьков в душе стало слишком много, я поднялась и решила рисовать. Устроилась там же, на сундуке, просто сбросив с него одеяло.

И вот карандаш уже летает по бумаге, я делаю первые наброски – разрушенные башни Вейма, поблескивающая в ночи кромка воды и на переднем плане – большая чайка, сидящая на гранитной глыбе. Это Тимай. Умный, настороженный взгляд его удалось передать как нельзя лучше.

Увлекшись рисованием, я не заметила, как стемнело. Сумерки наполнили каюту серыми тенями, сгустили краски, и, нанеся кистью последний мазок, я растеряно оглянулась. Мне показалось, будто солнце слишком быстро укатило за горизонт и день выдался довольно коротким.

Судно все еще поскрипывало и потрескивало, за бортом плескались волны, но проникающий в окно мрак сделался вдруг тревожным. Как-то слишком тихо стало на палубе, даже чайки умолкли. Судно двигалось уж очень медленно, показалось даже, будто мы вообще стоим на месте.

Иоко все еще спал, и мне не хотелось будить его. Пусть отдохнет, пока есть время, решила я.

Едва я подумала об этом, как раздался низкий протяжный вой. Печальный и призывный, он заполнил собой все вокруг и, казалось, звучал даже во мне, словно я превратилась в какой-то инструмент, издающий этот жуткий звук.

Радужное настроение вмиг пропало. Меня затрясло, как былинку на ветру.

Иоко тут же проснулся, сел, сверкнул на меня дикими глазами.

– Что это? – еле выговорила я, напрасно стараясь перекрыть своим голосом страшный вой.

– Воющий Пролив! – крикнул Иоко, вскочил на ноги и велел следовать за ним.

3

Судно замерло, паруса повисли. Миес и ее братья торопливо убирали снасти, сворачивали полотнища парусов, а стоящие на носу Лука и Хант пытались удержать руль. Происходило что-то странное, но я не сразу поняла, что именно.

Вой слышался так отчетливо и ясно, что хотелось заткнуть уши и спрятаться где-нибудь в глухом укромном уголке.

Мое недоумение развеяла Эви. Она подобралась поближе и прокричала мне чуть ли не в самое ухо:

– Это Воющие Камни! Они пытаются затянуть судно на мель и поглотить его! Поэтому мы стараемся отплыть от них подальше!

– Они чувствуют людей, – пояснил Иоко, – на призраков они так не реагируют. Это проклятое место. Воющие Камни питаются людьми, для них это любимое блюдо.

– Ничего себе, – проворчала я, – и что теперь делать?

Тут к нам подошла Миес. Она ткнула пальцем в Иоко и проорала, яростно сверкая темными глазищами:

– Тебе, Им Сиан, надо вспомнить древнюю формулу прохода! Все Чародеи знали ее! Камни всегда пропускали Чародеев!

– Как же в этих местах плавали раньше?

– Капитаны тоже знают формулу. Но кому-то удавалось провести судно, а кто-то погибал около камней, – быстро пояснила Миес, толкнула Иоко в плечо и велела срочно вспоминать. – Нам не удастся долго удерживать судно! – прокричала она.

Стоя у правого борта, Иоко всмотрелся вдаль и пояснил:

– Камни скрыты за дымкой, но когда они покажутся, будет слишком поздно. Раньше меня и моих подопечных доставляли капитаны, которым Хозяин поручал это. Капитаны всегда знали формулу. И я, наверное, тоже когда-то знал ее.

Солнце почти опустилось, но его затягивала белесая дымка, которая наливалась в центре грозным алым цветом и стелилась над невысокими пенящимися волнами.

Вой прорывался сквозь белесый туман, наполняя воздух непрерывным гулом, и тугой волной бил в уши. Я, наконец, догадалась. Этот вой притягивал к себе судно, звал его, завлекал и захватывал. И сопротивляться ему было крайне трудно.

Вдруг поднялся бешеный ветер и принялся разрывать туман на крупные лохматые клочья, поднимая бурную волну. Не зря, выходит, Миес велела убрать паруса! Иначе судно подхватило бы ветром и понесло прямо на Воющие Камни.

А они, между тем, все яснее и яснее проступали в клубящихся клочьях тумана. Ярко-красные отблески солнца высвечивали их мокрые гладкие вершины, и я могла только удивляться, какие они огромные. Словно гигантские стражи-исполины высились они перед нами, образуя этакий трезубец. Три узких громадных камня с огромными пещерами-ртами, раззявленными словно специально для того, чтобы поглощать суда.

– Если затянет в такую пещеру, камень слопает и судно, и людей, – сообщила всезнающая Эви.

В ее голосе слышалось такое напряжение, что я вздрогнула, поежилась и боязливо вцепилась в деревянный борт.

– Что же делать? – спросила я, но увидев, что Эви меня не услышала, громко заорала: – Что же делать?

– Вспомнить формулу! Только так можно миновать камни!

– Здесь отмели! – кричала между тем Миес. – Мы можем помочь судну шестами, перенаправив его движение! Нам бы только миновать камни!

Иоко тут же поднял Посох и превратил его в длинный круглый шест. Опустив шест в воду, он пытался достать до дна, и я торопливо последовала его примеру. Действительно, наши Посохи обладали невероятной силой и мы могли попробовать удержать судно и помочь ему выбраться из течения.

Мысленно представив себе песчаное дно, я уперла в него вытянувшийся Посох, вложив в свое движение всю силу рук, мысли и души. Поворачивай, деревянная посудина! Ну же! Поворачивай!

Пальцы ощутили вибрацию Посоха, поврежденное запястье отозвалось острой мучительной болью, в глазах потемнело и на миг показалось, будто я погружаюсь в ледяной водоворот морской пучины. Почудилась даже соль на губах и терпкая соленая вода во рту.

Широко раскрыв глаза, я смотрела и смотрела на бурлящие у борта волны, всеми силами повелевая судну повернуть и изменить курс. Только бы выйти из водоворота, миновать быстрое течение и убраться восвояси из мрачного тупика!

Иоко стоял недалеко, и его Посох точно так же служил поворотным шестом. Мы старались вдвоем, и у нас стало получаться. Тягуче заскрипев, судно дернулось, нос его развернулся, и посудина продвинулась немного вперед.

Я вытащила Посох и снова опустила в воду. Еще один мощный толчок, и еще один!

– Выплывем? – тревожно прокричал Лука, и его голос еле-еле перекрыл вой, ставший грустным и тонким.

Камни почувствовали, что добыча ускользает от них.

И тут появилась огромная птица с загнутым клювом. Деймес решил прийти на помощь заколдованным камням. Хлопая крыльями, он напал на Иоко, точно мрачный сильный вихрь. Удар!

Иоко еле успел выдернуть Посох из воды и отразить нападение. Покачнувшись, он не устоял на ногах, упал, но перевернулся и вскочил. Какие-то мгновения мне пришлось одной удерживать судно. И из-за боли в запястье я конечно же потеряла Посох – он выскользнул у меня из рук и утонул в бурлящей воде.

– Черт! Зараза! – заорала я и еле успела прикрыться рукой. Идиотская птица накинулась на меня, ударила крылом, толкнула на мокрую палубу и ушла вверх, к потемневшему небу.

Я тут же поднялась и увидела, что Иоко снова пытается перенаправить судно. Пока я призывала к себе свой Посох, пока он вынырнул из пучины, мы потеряли время.

Посмотрев на камни, я безвольно опустила руки. Нас прибило к ним так близко, что опасные пещеры оказались совсем рядом, я даже рассмотрела искусную резьбу на каменных вершинах. Странные знаки, тщательно выбитые в камне, впечатляли размерами, точностью и красотой. Абсолютно ровные геометрические линии, абсолютно точные фигуры. Совершенство.

Камни представляли собой полное совершенство.

– Надо вспомнить формулу, Иоко! – заорала Миес. – Вспомни формулу!

Иоко оглянулся, прокричал в ответ:

– Ты хоть раз плавала со мной мимо этих камней?

– Да! Ты возил меня и братьев!

– Расскажи!

Миес подскочила к нам, принялась кричать изо всех сил, чтобы донести слова.

– Ты тогда превратил моего отца в призрака и забрал нас с его судна. Мы плыли на твоем, где семеро твоих ребят-во́ронов помогали морякам. Мы пели песни и ели жареную рыбу. Ты тоже пел, ты умеешь красиво петь на самом деле. Вспомнил?

– Нет!

– И мы как раз проплывали мимо камней. Здесь самая короткая дорога до Радужных Островов, если знать формулу. И когда приблизились к ним, ты поднял свой Посох и произнес какие-то три слова. Но мы не слышали их, не могли слышать, потому что ты говорил шепотом. Проход между камнями охранялся, и капитаны и Чародеи всегда берегут формулу. Поднимай Посох прямо сейчас! Ты должен вспомнить!

Иоко взлохматил волосы, сжал волшебное древко, напряженно всмотрелся в приближающиеся камни. Судно неслось на них с ужасающей скоростью, скрипя, качаясь и треща. Бушприт – вытянутый горизонтальный брус у него на носу – был направлен ровно на ближайшую темную пещеру, готовую поглотить очередную жертву. Уже можно было разглядеть серые рифы, выглядывающие из воды, и темные бороды водорослей на них.

Казалось, еще совсем немного – и мы влетим в ненасытный мрак, который перемелет нас и напитается нашими останками.

Человек появился внезапно. Он просто шел по воде. Вернее, даже бежал, и ни ветер, ни волны не мешали ему. Он перепрыгивал с волны на волну, словно это была не вода, а холмы, поросшие травой, твердые и неподвижные. Человек махал шляпой, и Воющие Камни, судя по всему, не были ему помехой.

– Дорога! – прокричал он. – Дорога!

Человек приближался с правой стороны, наискосок от камней, а чуть дальше за ними качалось небольшое черное судно с рваными парусами.

– Дорога! – еще раз закричал человек.

И тут Иоко понял. Он поднял руку с Посохом, протянул ее к мрачному зеву ближайшего камня и проговорил громко и четко:

– Дорога! Будет! Доброй!

Мрачный вечерний сумрак озарила яркая вспышка, на миг осветившая все вокруг до самого горизонта. И тотчас стих ветер, море успокоилось, а мрачные темные зевы-пещеры исчезли.

Тяжелые громадные валуны нехотя раздвинулись, и их мерзкий вой прекратился.

– Дорога будет доброй! Вот эта формула, – совершенно не скрываясь, громко произнес Иоко. – Нам помог Ходящий по волнам.

#Глава 30

1

Ходящий по волнам напоминал самого настоящего пирата – борода заплетена в две косички, в ушах маленькие золотые кольца, мохнатые черные брови сходятся над самыми глазами.

Высокий, черноволосый, широкоплечий и какой-то… огромный, что ли.

Да, правильнее всего сказать, что Ходящий по волнам действительно был крупного телосложения черноволосым мужчиной с короткой бородой, заплетенной в две косички, и крепкими смуглыми ручищами, способными, наверное, шутя, с одного раза расколоть кокосовый орех.

Он поднялся к нам на борт по канату, который кинула ему Миес, спрыгнул на палубу, и с его черных сапожищ тут же набежала лужа.

– Встретились, значит, Им Сиан. Как ты и говорил. Пришло и мое время, выходит, так? – пробасил он низким громким голосом и обвел нас всех черными глазищами, так и сверкающими из-под бровей.

– Передашь мне карту? – устало спросил Иоко. – За подсказку спасибо. Ты, можно сказать, спас всех нас.

– Как же не спасти? Миес и мальчишки тоже чуть не погибли. Не думал я, что они решатся подплыть к воющим камням с человеком на борту. Вот уж не ожидал, что способны на такую глупость.

– Камни нас сами притянули! – крикнул один из мальчиков, крупный, широкоплечий и как две капли воды похожий на своего отца.

– Меньше надо было зевать, Шторм! – зло зыркнул на него отец и тут же обратился к Иоко: – Ты уж прости их. Мозгов еще совсем мало, видимо, надо бы добавить хорошей трепкой. Я принес тебе карту, не опоздал. Все как договорились, верно?

Иоко невозмутимо промолчал, но я догадывалась, что он совершенно ничего не помнит ни о каком договоре. Только знает ли это Ходящий по волнам? Очень скоро мы поняли, что знает.

– Ты не помнишь, конечно. Проклятие Проводников, лус бы его подрал! Тогда вон моя малышка пусть напомнит. Она не соврет, она девочка правдивая. Верно, Миес?

Миес вскинула голову, сверкнула белыми зубами в нагловатой улыбке, хлопнула в ладоши и согласилась.

– Верно, папенька. Все знают, что Миес не врет. Но… Добровольно отдашь Проводнику карту?

Брови Миес полезли вверх, обозначая удивление.

– Конечно. Суть нашего договора в том, что я стану человеком, как только верну карту. Если сумею ее сохранить и в нужное время передать Проводнику, проклятие мое спадет. Таков был наш уговор, Им Сиан.

– Я не умею возвращать призракам человеческий облик, – сухо и осторожно пояснил Иоко.

– И не надо. Проклятие само рассеется, как только карта окажется у тебя, – Ходящий хохотнул, провел ладонью по косичкам бороды и полез в кожаную сумку на поясе. – В последнее время всегда ношу ее с собой. Поначалу-то хотел выкинуть ее вовсе, но лишь она одна показывает проход между рифами к Радужным Островам. Без нее никак, сам понимаешь. – Ходящий достал желтый свиток, перевязанный темной бечевкой, выразительно крякнул, посмотрел на него, выпучив глаза (я чуть не засмеялась, увидев его гримасу), и протянул моему Проводнику: – Держи. Вот карта. Все честно, это она.

Иоко протянул руку, и свиток оказался у него в ладони.

В тот же миг воздух вокруг нас словно налился матовым белым светом, зазвенел и опять стал нормальным. Ходящего будто подкинуло в воздух, и он рухнул на палубу, крепко стукнувшись головой, замер на мгновение, но через пару секунд радостно рассмеялся.

– Отличный стук вышел, вы слышали? Слышали? Вот он я, самый настоящий, и голова болит, и все чувствую не хуже человека! Ну-ка, девочка, дотронься до меня! – обратился он ко мне.

Я приблизилась, брезгливо коснулась пальцами его ладони и почувствовала дубленую, теплую и твердую, как дерево, кожу моряка. Сомнений не было. Ходящий по волнам стал человеком.

– Он человек, – тихо сказала я.

– Сбылось, – облегченно выдохнула Эви, – сразу два предсказания сбылись. Мы на правильном пути.

Иоко тем временем размотал бечевку и развернул карту. Старинная плотная бумага сухо скрипнула, явив присутствующим темно-синие линии и надписи, обозначающие Воющий Пролив, острова в нем и удобные проходы. Все это я увидела лишь мельком. Ничего примечательного больше на карте не было. Зачем она нужна?

Иоко тоже мало что понял, поэтому вопросительно посмотрел на Ходящего. А тот успел подняться и теперь с удовольствием притопывал и похлопывал себя по бокам, приговаривая, что он самый настоящий и очень хорошо сохранился, и еще ого-го какой крепкий.

– Что должно быть на карте? – строго спросил Иоко.

– Ох, батюшки вы мои, беда с вами, Проводниками, нынче. Начисто все забыли, как я погляжу, – закудахтал довольный отец Миес, – палкой своей проведи да наколдуй, чтобы проявились скрытые надписи. Это только ты можешь, а я понятия не имею, что там должно быть записано. Ты сам наносил надпись, так что сам и вспоминай.

Иоко молча поднял Посох, тот заискрился, рассыпая крохотные голубые искорки, легкий отблеск от него упал на карту, и по нижней кромке проступили слова, начертанные ровным четким почерком.

– Написано на кромке, – громко прочитал Иоко.

– И что это? – буркнул Лука, привстав на цыпочки, чтобы рассмотреть надпись.

– Это еще одна подсказка. Надпись-указатель, оставленная во́ронами, – тут же пояснила Эви.

– Так и есть, – Иоко поднял голову, – видимо, эту надпись мы спрятали у Ходящего, когда закрывали портал. Надежное укрытие, ничего не скажешь.

Иоко устало опустился на корточки, аккуратно свернул карту и протянул мне.

– Нарисуешь ее у себя в альбоме, ладно? – попросил он.

Я лишь кивнула в знак согласия.

2

А ветер вовсе утих, и установился такой штиль, что ни один волосок на моей голове не шелохнулся. Тимай, который на этот раз выглядел как мальчишка, радостно подпрыгнул и поинтересовался, не наловить ли рыбы на ужин.

– Или на завтрак? Уже и не ясно, что и как называть, – проговорил он, в нетерпении поглядывая на небо.

– У нас есть мясная похлебка, я уже сварила, – ответила Эви, – можно прямо сейчас сесть за стол. Ходящий, ты с нами? Теперь, чтобы добраться до своего судна, тебе понадобится лодка. По воде ходить уже не сможешь.

– Да и шут с ней, с этой водой! Ужасно хочу ступить, наконец, на землю и посмотреть на нормальных людей. Столько лет в одиночестве в море кого угодно сведут с ума, – пробасил он, радостно потирая руки, – так что если покормите, буду рад. И обществу вашему тоже возрадуюсь.

– Что-то больно ты хороший нынче, – недоверчиво сощурилась Миес. – С чего бы это?

– Посиди одиноким призраком на судне несколько лет, сама узнаешь. – Ходящий ткнул указательным пальцем в грудь дочери.

– Несколько лет? Здесь нет времени, твои годы некому считать, папаня, – объяснила Миес, – ты хоть знаешь об этом?

– Да, лусы разодрали бы этот мир! Только как понять, сколько ты просидел на своей посудине? Никак, если ты в Безвременье. Хватит болтать, от вас всегда было мало толку. Что там есть пожрать?

– Да идите уже к столу, болтуны, – нежным голоском пригласила Эви, и я снова подумала, как не вяжется он с серьезным взрослым взглядом малышки.

Мы решили поесть, тем более что спешить нам уже было некуда. Карта оказалась у нас слишком быстро, да и грозный Ходящий неожиданно переметнулся на нашу сторону. Но мы желали все узнать, мы хотели рассказов.

Нетерпеливый Хант громко хлопал хвостом и бросал резкие взгляды на бородатого гостя, мальчишки, Шторм и его брат, от любопытства разве что в рот к своему отцу не залезали, да и Лука тоже норовил держаться поближе к грозному капитану, чтобы ничего не пропустить. Лишь Миес недоверчиво щурилась и бормотала себе под нос, что ни за что не поверит Ходящему.

Заботливая Эви разлила похлебку по маленьким глиняным мискам и подала каждому, предупредив, что еда горячая. Дно миски приятно согревало мои колени, я медленно помешивала варево и с наслаждением вдыхала густой, насыщенный приправами аромат. Иоко, сидевший рядом, тоже осторожно ел горячую похлебку. Зато Ходящий буквально выдул свою порцию даже без ложки.

– Это не еда, девочка, – вытирая рот, пробасил он, – а одно название. Где вы отыскали такие крошечные мисочки? Налей-ка мне еще, да погуще!

Миес, которая в этот раз не желала есть – да ей как призраку и не надо было, – лишь скривилась, но промолчала.

Эви проворно выдала Ходящему добавки, и тот расправился с ней так же быстро, после чего еще съел сразу три лепешки и наконец принялся рассказывать.

– Ты не смотри так на меня, Миес. Я теперь не такой урод, как раньше, можешь не сомневаться. С той поры как Им Сиан заколдовал меня, утекло много воды и прошумело много штормов, а я все сидел и сидел на своем судне. Мои услуги больше никому не были нужны, собственные дети от меня сбежали, паршивцы, хоть я и умудрился сделать их призраками. Я торчал на своей проклятой посудине один как перст. Земля была совсем рядом, а я и шагу на нее не мог ступить, дери вас всех лусы! Ох как я злился поначалу! Думал, что ни за какие коврижки не отдам Хранителю карту, пусть он хоть удавится!

Ходящий сверкнул черными глазищами в сторону Иоко и растянул губы в белозубой улыбке, от которой лицо его вдруг стало добродушным и немного комичным.

– Да, – протянул он, поглаживая бороду, – дни для меня тянулись очень, очень долго. Мне страсть как хотелось сойти на берег. Совсем рядом были Радужные Острова, на которых зрели сладкие фрукты, но дотянутся до них – шиш! Не дотянешься! Только соль морская на губах. А еще закрытый портал, через который я видел Мир Прозрачных Островов. То еще зрелище, скажу я вам.

Ходящий тоже все время жестикулировал, как Миес, и еще постоянно наклонялся к своим собеседникам – то к Иоко, то ко мне, – и от него пахло солью, рыбой и ветром. И совсем немного горьковатым мужским потом.

– Да, портал закрыт, Им Сиан, тут ты постарался. Проникнуть туда уже никто не сможет, даже каменная мышь, это я вам клянусь якорем своего судна. Только стена прозрачная стоит в портале, и потому видны цветущие розовые берега и желтые ракушки на них. И дети, играющие на этих берегах, – их я тоже видел. Все время мог ими любоваться. Вот как было дело. Я смотрел на них каждый день.

Губы Ходящего искривились, он коснулся моей руки, словно хотел привлечь внимание.

– Каждый день видел играющих детей. И все время помнил, что этих самых детей мы воровали. Сначала я злился и думал, что зря пропадает столько золота. Дети с Прозрачных Островов – самое настоящее золото, ты ведь знаешь, Им Сиан.

Иоко неопределенно пожал плечами и промолчал.

– Да, я смотрел на них каждый день. Делать-то мне было нечего. У меня была пропасть времени, или, как вы говорите, время перестало для меня существовать. Мир лежал проклятым, людей не стало, кроме разве что придурковатых капитанов, которые боялись меня, как огня. Никто из них так ни разу и не поднялся ко мне на борт, чтобы пропустить со мной чарочку. Я топил их суда, когда хотелось развлечься, но это быстро надоедало. Скука смертная царила в этом Воющем Проливе! Такая скука, что хотелось лечь и сдохнуть. И тогда я подплывал к прозрачной стене портала и наблюдал за детьми. Дааа…

Он замолчал, вылупил глаза и посмотрел на Миес так, что та фыркнула и отвела взгляд.

– Продолжай, – коротко попросил Иоко.

– А что продолжать? Вот когда смотрел на детей, мне и стало вдруг жаль их. Не знаю, что со мной произошло, наверное, от скуки я сошел с ума. Мне стало жаль и своих детей тоже, но с моими-то все было в порядке. Они уцелели, хоть и стали призраками, и были вместе, ведь так, Миес? Парни наши всегда были с тобой, верно?

– Конечно. Хоть ты и заколдовал нас, но сойти на берег мы могли. Вот и сошли.

– Ладно, ладно, не дуйся. Я успел заколдовать тебя еще до наступления Безвременья, и вы уцелели. А город-то погиб, сами знаете. Кто его уничтожил? Правильно, ваш драгоценный Им Сиан. Вот так бывает в жизни… Поэтому сначала я и думал, что ни за что не отдам карту Им Сиану, а потом мне так жаль стало играющих детей, что я понял: даже если не стану снова человеком, все равно верну ему карту. Так что, Хранитель, Ходящий теперь на твоей стороне, можешь не сомневаться.

– А толку? – недоверчиво сощурилась Миес.

– А это, рыбка моя, вам предстоит увидеть. Еще никто не спрашивал – есть ли какой толк от Ехимеса. – Бородач поднял указательный палец и потряс им в воздухе. – Вы сейчас направляетесь в убежище Агамы, клянусь всеми рыбами пролива. Верно?

– Откуда ты знаешь? – смутился Лука, который до этого слушал с поразительным вниманием.

– А куда еще плыть в здешних местах? Только к Агаме, о ней нынче всякое болтают. А я могу провести вас через Радужные Острова коротким и безопасным путем.

– Нет безопасных путей через Радужные Острова, – уверенно возразил Хант.

– Есть, – хмуро проговорила Миес. – Отец знает, как преодолеть опасные рифы. У него ведь была карта, которую он передал сейчас Иоко.

– Иоко? – удивился Ходящий. – Тебя так нынче называют?

– Твое имя, Ходящий, тоже поменялось, – парировал Иоко.

– Да без разницы, – тут же согласился Ходящий и погладил косицы бороды. – Плывем? Или станете петлять по Заливу?

– Что скажешь, Миес? – Иоко пристально посмотрел на нее.

Миес взъерошила волосы, посмотрела сначала на отца, потом на братьев. Мотнула головой, широко улыбнулась и вмиг стала похожей на своего папашу.

– Ладно, папаня, – согласилась она, – но если ты опять нас обманешь – берегись! Ты меня знаешь…

– Да уж как не знать, дочка, – ответил тот, широко улыбаясь.

– Ничего себе семейка… – пробормотал озадаченный Лука.

3

Миес вместе с братьями проворно поставила паруса, и хотя ветра почти не было, суденышко наше медленно двинулось вперед между умолкнувшими исполинскими камнями. Волны ласково плескались у бортов, круглая большая луна раскрашивала воду серебром, и вокруг разливался такой покой и мир, что хоть садись и рисуй картину.

Я решила так и поступить. Пока выдалась спокойная минутка, стоило запечатлеть то, что хранила в себе карта Ходящего. Устроившись на носу около все еще топившейся печки, я с удовольствием погрузилась в работу. Печной жар согревал, ведь погода в проливе не баловала теплом, и поэтому, протянув ноги к разогретому железному боку печки, я вдохновенно водила кистью по бумаге.

Странно, но благодаря морской воде краски стали еще ярче и я без труда добивалась нужного оттенка. Рядом оказался Иоко, подвинул еще одну скамеечку, наклонился, коротко сказал, что все чудесно.

Он был молчалив и хмур, и я догадывалась, что новые сведения о прошлой жизни слишком его мучат.

– Опять голова? – уточнила я.

Он не ответил. Посмотрел вдаль на приближающиеся острова, которые уже прорисовывались темными силуэтами на фоне круглой луны, потер ладонями глаза, устало вздохнул.

Ходящий суетился, отдавая приказы, и его громовой бас то и дело раздавался над палубой. Но тут он неожиданно подошел к нам, кинул на меня быстрый равнодушный взгляд и осторожно тронул Иоко за рукав.

– Я вот что… Хранитель, ты ведь не забудешь о главном твоем правиле? Не заколдуешь меня снова? Хранители должны быть милосердными.

– А ты им был? Милосердным? – глухо поинтересовался Иоко и так посмотрел на бородатого капитана, что мне поневоле стало страшно. Только от жуткой ярости во взгляде моего Проводника можно было заколдоваться, превратившись в какую-нибудь мышь.

– Ну… Что было, то было. Как же теперь исправить?

– Никто не может исправить зло, которое сотворил однажды! – сердито ответил Иоко, поднялся и ушел в каюту.

#Глава 31

1

Карта Ходящего лежала передо мной на низенькой скамеечке. Я перерисовала ее всю, сделав краски ярче и буквы четче. Но в общем и целом мой рисунок получился очень точной копией карты, если не считать волшебной надписи, оставленной во́ронами. Надпись я тоже перенесла на рисунок.

Слегка помахав своим новым творением, я оставила его сохнуть на скамье, свернула трубочкой оригинал, перевязала бечевкой и несмело приблизилась к Ходящему, стоявшему рядом со штурвалом.

Я не решалась заговорить с ним, но все же набралась смелости.

– Твоя карта, Ходящий, – сказала я, протягивая свиток.

– Пусть будет у вас, – не оборачиваясь, пробасил он. – Карта полна магии, она связана с рифами Радужных Островов. Рифы время от времени меняются, как и отмели, и тогда отметки на карте тоже перемещаются, занимая верную позицию.

Тут он обернулся ко мне всем корпусом, как будто шея у него была деревянная и не поворачивалась отдельно от плеч, и его черные глазища уставились на меня. Он будто изучал и оценивал меня, словно хотел сделать для себя какие-то выводы. Его брови вдруг полезли наверх, и от этого глаза показались еще более выпуклыми.

– Так ты, выходит, Спутница Чародея? О-хо-хо, ну и дела нынче творятся. Давненько Проводник не находил свою Спутницу. На моей памяти в мире Безвременья такого еще не было никогда! Но кто его знает, что творилось на других концах мира? Значит, совсем скоро освободим Безвременье, так?

Я пожала плечами. У меня не было готовых ответов, только вопросы.

Каюта встретила меня тишиной и тихим, еле уловимым поскрипыванием. Старое дерево будто пыталось что-то сказать, о чем-то поведать, но я не понимала его языка. Иоко сидел на сундуке, и Посох в его руках слегка подрагивал, рождая яростные искры. Искры потрескивали, наполняя пространство энергией, полной злобы и раздражения.

Иоко злился, я сразу поняла это. И уже готова была спросить, что случилось, но взглянув на черные опущенные ресницы моего Проводника, на его тонкие смуглые пальцы, трущие лоб, я сразу все поняла. Иоко слишком много всего вспомнил, и воспоминания тяготили его, не давали покоя.

– Думаешь о Ходящем? – угадала я.

– Верно. – Мой Проводник поднял глаза, и я чуть не утонула в его глубоком взгляде, столько в нем оказалось горечи.

– Знаешь, как его раньше называли? До моего проклятия он не умел ходить по воде. Его называли Хозяином Воющего Пролива. Десятки судов ушли в темную пучину пролива только потому, что их капитаны не заплатили Хозяину Пролива Ехимесу достаточную дань. Никто не мог плавать в здешних водах без его разрешения. Даже рыбаки.

Лицо Иоко исказила кривая усмешка, он легонько стукнул Посохом о пол и продолжил:

– Даже рыбаки со своими утлыми лодчонками, ловившие мелочевку у берегов Вейма, и те платили дань. А иначе он переворачивал их лодки. Вот откуда столько детей-сирот в Вейме. А уж сколько детей он вывез в рабство с Прозрачных Островов, этого никто не сосчитает. Только он один мог открыть портал, только он обладал этой способностью. На счету Ходящего немыслимое множество мерзостей, и он после этого смеет просить о милосердии! Нельзя оказывать милосердие уродам!

Мне вспомнились дико выпученные черные глаза Ходящего, и я согласилась с Иоко, что он урод. Действительно, самый настоящий урод.

– Он мучил даже собственных детей, избивал их и жену, и никому от него не было покоя. Нелегко нам досталась победа на Ехимесом, многие мои люди получили серьезные ранения. Сам Ехимес всегда обладал небольшой магической силой. Не знаю, откуда он ее получил, но сражаться с ним всегда было непросто. Ведь даже собственных детей он умело превратил в призраков, и тоже только ради своей выгоды. Чтобы были всегда рядом с ним. Но его магическая сила ни в какое сравнение не идет с моей, вот в чем дело.

– И что ты думаешь делать?

– Я убью его, – тихо и твердо проговорил Иоко.

2

Что-то в его голосе заставило меня вздрогнуть – то ли не слышанная ранее жесткость, то ли мрачная решимость. И я сразу и безоговорочно поверила, что мой Проводник сможет убить Ходящего. Уже тогда я научилась понимать Иоко, поэтому, шагнув к звенящему Посоху, положила ладонь на ставшее холодным древко и покачала головой, не сводя пристального взгляда с синих, хорошо знакомых глаз.

– А ведь ты уже мог убить его, но не убил. Помнишь? Ты ведь помнишь?

– Помню. И битву на судне помню, и как накладывал заклятие, тоже помню. Это стоило немало сил. Немало жизненных сил, я имею в виду. Я не убил его, потому что пожалел. Убийство – простое действие, на самом деле не требующее никакой магии.

– Ты не можешь убивать без жалости, – тихо проговорила я, слегка склонив голову, и передвинула свою руку на древке Посоха так, чтобы она оказалась рядом с пальцами Иоко.

– Он враг. Почему я должен жалеть его? – голос Проводника задрожал от ярости.

– Потому что мы всегда должны быть милосердными, ты же помнишь. Мы читали это в Храме Хранителя.

– И поэтому мы должны пожалеть Ходящего? Только поэтому?

– Он сказал, что изменился. Он добровольно отдал нам карту.

– И что? Разве это вернет сотни погубленных жизней? Или вернет проданных в рабство детей?

– Это верно, его смерть не искупит ни проданных в рабство детей, ни погубленных жизней. Его смерть ничего не изменит. Но живой он может нам пригодиться.

Я не отрывала глаз от Иоко, моя рука все крепче сжимала его пальцы, пока, наконец, не обхватила их и не стиснула еще сильней.

– Если мы убьем Ходящего, это будет просто месть. Самая обычная месть, которая никому не принесет пользы!

Я и сама не заметила, как стала отождествлять себя с Иоко. «Мы» вместо «ты» прозвучало так естественно и просто, что не вызвало ни капли сомнений. Мы были вместе – Проводник-чародей и его Спутница, – и по-другому быть уже не могло.

– Ладно. – Иоко вздохнул, разжал ладонь, и Посох, никем не поддерживаемый, повис в воздухе. Мои пальцы вдруг оказались в его руке, и он переплел их со своими. – Ладно, послушаю тебя. Усмирять свою ярость нелегко, но когда-то такой же совет мне дал один из моих собратьев-воронов. Он тоже сказал, что не стоит убивать Ходящего, что он еще пригодится.

– Вот именно! – тут же подхватила я дельную мысль. – Ходящий еще пригодится нам.

В этот момент дверь каюты распахнулась и вошел Хант – хвостатый и рогатый.

– Вы бы посмотрели на них! Ходящий сказал, что рифы опять изменились и ему нужна карта! Что вы тут любуетесь друг другом, когда нужна ваша помощь!

– А что, Ходящий сам не управляется? – поморщившись, осведомился Иоко.

– Ходящий сказал, что карта у девочки-Спутницы! И к тому же эти рифы такие диковинные, что вам надо обязательно увидеть их!

– Ладно. Пойдем смотреть на рифы, – покорно согласился Иоко.

3

У Ходящего было такое лицо, что я сразу же вспомнила слова Иоко о том, что этот человек самый настоящий урод. Вот уж действительно, умело Безвременье отражать суть своих жителей.

Черные глазища чуть ли не вываливались из глазниц, над ними нависали лохматые брови, делая своего владельца похожим на какого-то лешего. Мясистый нос нависал над черными усами, а толстые губы выпячены, придавая лицу надменное выражение.

У Миес тоже были черные глаза и черные длинные брови, но ее пухлые губы были мягкими и выразительными, а круглый подбородок и ямочки на щеках делали лицо милым, почти красивым. Лишь крупный нос да короткая стрижка немного портили дело. Мне подумалось, что длинные волосы больше пошли бы ей.

Но ведь она призрак, значит, можно только догадываться, как выглядит на самом деле.

Вцепившись в руль, Ходящий напряженно всматривался в бурлящее море, по которому судно неслось слишком быстро.

А впереди, на самом горизонте, вставали громадные скалы, словно разбросанные каким-то великаном, захотевшим поиграть огромными камнями. Справа они громоздились острыми обломками, а в узеньких проходах между ними волны с неукротимой яростью бились о неприступные стены.

Слева поднимались только две скалы, более гладкие, обтекаемые и не такие жуткие, и между ними образовалось что-то вроде арки, где грохотал прибой и в небо взлетало множество брызг. Яркий свет большой луны отражался в брызгах, и на какое-то мгновение мне даже показалось, будто я вижу радугу.

Вот, значит, почему эти острова назвали Радужными!

Подойти к ним оказалось очень непросто. Невысокие каменные рифы еле выступали из воды и представляли собой опасные ловушки, готовые в любой момент пропороть днище судна.

Беспокойное море волновалось, шипело, хлюпало и нервно билось о скалы.

– Посмотри на карту! – крикнул мне Ходящий.

Я торопливо развернула свиток, его тут же перехватил Иоко, бросил быстрый взгляд и передал отцу Миес.

– Вот они, изменения! – громко крикнул Ходящий. – Прошлый раз проход был совсем в другой стороне. А сейчас он здесь, сами скалы передвинулись. Теперь придется огибать их.

На моих глазах темные кривые линии на карте буквально ожили. Нарисованные скалы перемещались, меняли позицию два больших острова, а красный пунктир, обозначающий безопасный проход, изогнулся в другом направлении.

– Меняем курс! – распорядился Ходящий, рассмотрев новый рисунок.

Миес и ее братья кинулись переставлять паруса, развернув и немного уменьшив большой центральный и вовсе убрав передний маленький. Корпус судна нервно вздрогнул, но Ходящий уверенно удерживал штурвал и послушное рулю судно двинулось в нужном направлении.

Мы благополучно миновали двойные скалы, ряды мелких рифов и светлые пятна отмелей. Крайний левый остров оказался у нас с правой стороны, на его желтоватом берегу росли раскидистые деревья с темно-серыми ветвями и листьями. К берегу подступали острые гранитные обломки скал, казавшиеся в серебристом лунном свете хребтом громадного крокодила, который решил выползти и погреться на песке. А чуть дальше темнел остов перевернутого судна, в черной обшивке которого зияли дыры, а рядом утопали в песке обломки мачт.

– Вот что бывает, когда желаешь по собственной воле преодолеть Радужные Острова, – проговорил отец Миес.

– Ты наверняка приложил руку и к этому крушению, – презрительно заметил Иоко.

– К этому – нет. А вот те суда завел я, что и говорить, – мрачно усмехнулся бородач, – это было еще в самом начале Безвременья, когда призраки Вейма решили, что теперь они хозяева Воющего Пролива. Только им-то ничего не сделалось, они уже были призраками, так что нечего о них и горевать.

Иоко не ответил. Мы молча рассматривали еще два темных корабельных днища, обросших ракушками, а наше судно тем временем быстро шло мимо острова. Песчаный берег оказался позади, и перед нами открылась милая спокойная лагуна. Ветер лениво шевелил длинные листья растущих на берегу высоких пальм, которые казались приветливыми стражами здешних мест.

– Вот тут можно и отдохнуть, – довольным голосом пояснил Ходящий, – только надо миновать еще одну гряду рифов. На карте ее нет, она слишком низкая, но если у судна большая осадка, напорется как пить дать. Не все знают о здешних подводных камнях, поэтому в этих местах уйма судов нашла свою погибель. Да и не мудрено, ведь отсюда самый короткий путь к порталу. Достаточно миновать небольшую косу – и вот тебе ворота. Сами увидите, когда доберемся.

Ходящий легко крутанул штурвал, и судно, с ходу подчиняясь своему новому капитану, сделало небольшой поворот. Красивая лагуна оказалась за кормой, приподнятый нос повернулся к сияющей луне, и на какое-то время показалось, будто мы уходим от острова. Но это было не так. Ходящий, сделав приличный крюк, завел судно в заливчик прямо посередине, и его пенистый след четкой биссектрисой перечеркнул спокойные воды… Паруса поникли, ветер стих, и прилив спокойно доставил нас в безопасное место, где Миес и ее братья бросили на дно массивный, весело прогрохотавший цепью железный якорь.

Ласковые воды тихо плескались в борта, а разлитое серебро луны заискрилось вдруг радостно и уверенно. Здесь было тихо и красиво.

– Добро пожаловать в Лагуну мертвецов, – нарочито веселым голосом произнесла Миес, дернула себя за ухо с серьгой и велела братьям приготовить лодку. – На берег с вами пойдут Шторм и Ветер. Без них вас могут подстерегать здесь такие штуки, о которых вы и не подозреваете.

– Хорошее предупреждение. Я пойду с ними и покажу дорогу к порталу, – тут же предложил Ходящий.

– Идите все вместе, а я останусь на судне.

– Да нет, идем с нами! – возразил Хант. – Что тебе делать здесь одной?

– Найду занятие, но судно не оставлю без присмотра. Думаешь, тут не водятся призраки? Да сколько угодно, скоро сам увидишь.

В голосе Миес прозвучала зловещая торжественность, и она так выразительно сверкнула глазами в сторону песчаного берега, что Ханту расхотелось ее уговаривать. Он пожал плечами, скорчил рожу, вытянув губы и наморщив нос, стукнул хвостом и вмиг пропал из виду, чтобы через пару секунд оказаться на берегу и там, подпрыгивая, поднять тучу песка.

– Плывем на лодке, – распорядился Иоко, – только не знаю, поместится ли в ней Ходящий.

– За меня не волнуйся, я такие лодочки сам мастерил в былые времена. Надо только знать, как с ней управляться.

И бородач так проворно и легко спустился по канату в лодку, что утлая посудинка даже не покачнулась. Следом в лодке оказался Иоко, а уж затем осторожно и медленно спустилась в нее и я.

Призраки добирались своим ходом, что им, как обычно, ничего не стоило. Поэтому едва мы доплыли по спокойной серебрящейся воде до бело-желтого песка, как перед нами очутились проворные Шторм и Ветер, братья Миес, и тут же вытянули наше плавучее средство на отмель.

– Вот вам и Берег Костей, – буркнул Шторм, старший из братьев, и тревожно оглянулся.

#Глава 32

1

Едва ступив на песок, я сразу поняла, насколько оправдано название Берег Костей. На ветвях ближайшего раскидистого дерева качались нанизанные на лиану выбеленные ветрами и просоленные морем человеческие черепа.

– Ничего себе, – пробормотала я, уставившись на дерево.

Эви, которая вместе с Хантом и Лукой встретила нас на берегу, посмотрела на кости печальным и долгим взглядом и тяжело вздохнула.

– Прибой выносит сюда мертвых моряков, – охотно принялся пояснять Ходящий, – да и Воющие Камни близко, из-за них тоже пропасть народу погибла. Вот и тянут волны мертвяков в эту лагуну. Самое удобное для них место. Опять же, тут тихо и пустынно. А черепа – это уже я развешивал. Что им тут зазря валяться? Еще до Безвременья украшал здешние места.

Иоко молча зашагал по присыпанной песком тропинке, даже не взглянув на белеющие в сумраке кости.

– Да, надо идти по дорожке из песка, – пропыхтел Ходящий, – потому что тут растут буковые деревья. Их еще называют бук-бук. Когда дует ветер, в них словно что-то стучит и гремит. Корни буковых деревьев очень любят человечинку. Уж если почуют, что рядом кто-то прошел, непременно вылезут и вцепятся. А песок они не выносят. Вот я и посыпал дорожки песком, чтобы, значит, точно знать, что буки эти не нападут на меня.

– А где эти деревья бук-бук? – удивленно и восторженно прошептал Лука, оглядываясь.

Отросшая челка упала ему на глаза, и он привычно дернул головой, откидывая ее.

– Так вот же оно, прямо над тобой, смотри! У него листья узкие, зато полно колючек всяких-разных. Так что держитесь подальше от этих поганцев, – настоятельно посоветовал Ходящий.

– Деревья бук-бук тоже не из нашего мира, – вдруг заговорил Иоко, – они растут на Прозрачных Островах. Когда портал бывал открытым, их семена приносило ветром. Хорошо еще, что они разрослись только здесь, а не перекинулись на материк. Мерзкие растения, вовсе не пригодные для наших мест.

– Зато людишек отпугивают. А иначе налетели бы сюда охотники за сокровищами, спасу бы не было, – объяснил Ходящий. Он оказался большим любителем поговорить.

– Что за сокровища? – не понял Хант и на всякий случай огляделся, как будто надеялся прямо под деревьями обнаружить сундуки с золотом.

– Ракушки с Прозрачных Островов, – хмуро ответил Иоко, – они ценились в Мире Синих Трав дороже жемчуга.

– А, знаю. Только откуда они тут?

– Заносило прибоем, – пояснил Иоко. Видимо, он снова начал вспоминать. – Во время открытия портала не только семена буков прилетали, но и приплывали диковинные рыбы, прилетали тамошние птицы. Портал открывался ночью, при половинной луне. Так волшебство срабатывало лучше всего. Он многогранный, этот портал. Правильно я говорю? – обратился он к Ходящему.

– Да, это не простая штука, – тут же подхватил бородатый отец Миес, – здесь, с какой стороны не зайди, везде есть проход. И со стороны острова, и со стороны моря. Еще, говорят, есть со стороны скал, только я там не бывал. Там немудрено и шею сломать. Да что рассказывать, когда можно все самим увидать? Надо только добраться до портала. На этом острове я не был с того самого дня, как ты, Хранитель, заколдовал меня. Но дорожки здешние я все помню, сам их прокладывал. Вот если пойдем направо от этой развилки, то попадем к ручью и каменному озерцу. Оно холодное – страсть! Но вода вкусная и уха выходит такая, что пальчики оближешь. Позже пошлем Шторма, он натаскает нам воды. А мальчишка-чайка наловит рыбы. Уж я вам такую уху сварю, что в жизни не забудете!

Я следовала за Иоко и Ходящим, стараясь ступать только по белому песку, который грустно и таинственно светился в темноте. Иногда по пути попадались белые длинные кости. Я догадывалась, что это человеческие останки, потому что временами можно было разглядеть части скелетов – ребра на позвонках, кисти рядом с костяшками пальцев и так далее. Как их могло занести вглубь леса? Я не решалась спрашивать. Меня начал охватывать ужас, сначала напоминавший о себе лишь мурашками на плечах и шее. Но чем дальше мы углублялись в лес, тем ужас становился сильнее.

Лунный свет почти не проникал сквозь кроны деревьев, но когда мы случайно оказались на прогалине, где серебристые лучи сумели пробиться через прорехи в листьях, передо мной снова оказалась груда черепов. Белые круглые черепа буквально выпрыгнули из темноты – так мне показалось. Я ойкнула, оступилась и едва не свалилась в ближайшие колючие кусты.

Пытаясь удержать равновесие, я ухватилась за темнеющий ствол, оцарапала ладони о колючки, и тут из земли вдруг выползло нечто длинное, белое и извивающееся. Оно застыло в паре сантиметрах от моих ног, ткнулось в песок и исчезло.

– Осторожно, это корни дерева бук-бук, – проговорил Иоко, подхватив меня под локоть и помогая удержаться на ногах.

– Ничего себе, – только и смогла проговорить я.

– А черепа – это те, кого бук-бук уже слопал, – радостно сообщил Хант, бесстрашно стукнул ногой по стволу и несколько раз подпрыгнул, расшвыривая песок с дорожки.

– Идем, что встали? – удивился Ходящий. – Подумаешь, парочка скелетов. Скоро совсем перестанут попадаться. Мало кому удавалось забрести без Проводника вглубь острова. А уж если шли с Проводником – то есть со мной, – точно возвращались живыми и невредимыми.

Не могу сказать, что меня сильно обнадежили его слова, но я немного приободрилась. Все-таки я не одна путешествую по проклятому лесу, со мной Иоко и Ходящий, а они уж наверняка знают, как отсюда выбраться. Поэтому я заторопилась и вслух пожелала поскорее дойти до берега.

– Да уже почти дошли, – весело отозвался Ходящий.

И словно в подтверждение его слов деревья расступились, обе луны засияли с удвоенной силой (так, по крайней мере, мне показалось), и белый, совершенно чистый песок раскинулся перед нами. Справа, полукругом огибая еще одну лагуну, более широкую и короткую, поднимались крутые белые скалы, наваленные гигантскими обломками и спускающиеся прямо к воде. Слева на песчаной косе длинной цепочкой тянулись и шелестели на ветру пальмы. А прямо перед нами возвышался портал.

2

Доводилось ли вам хоть раз в жизни любоваться порталами в иной мир? Нет?

Вот и мне не доводилось. Каменную лестницу с мышами можно не считать, там я почти ничего не разглядела, кроме жутких лусов.

И то, что я увидела в залитой лунным светом лагуне, показалось мне невероятным, необыкновенным, волшебным, сказочным, изумительным и прекрасным.

Воздух тут был настолько чист и прозрачен, что все виделось очень четко и ясно, до самых мельчайших деталей, до самого крошечного листика на деревьях и до самой крохотной песчинки. Прямо на воде стояло огромное окно, такое громадное, что в него без труда могло войти крепкое парусное судно.

Уже потом я рассмотрела, что на самом деле это было не окно, а гигантский куб, и в каждой грани его видна была одна сторона Мира Прозрачных Островов. Словно на телеэкране, перед нами разворачивалась диковинная картина.

Длинный песчаный берег, ярко-голубая вода, множество красивых раковин, сверкающих чистейшим розовым, белым, сиреневым и голубым перламутром. Некоторые были величиной с небольшую собачью будку и едва ли не наполовину погружены в песок. А другие, совсем маленькие, лишь отражали лучи тамошнего светила, бросая на воду радужные блики.

Возле одной из больших раковин сидели два белоголовых мальчика, розовощеких и пухленьких. Лет им было, наверное, по пять, не больше. Карапузы нанизывали на длинную бечевку цветы и крошечные перламутровые шарики-бусины. Их светлые головки соприкасались, синие глазки неотрывно следили за процессом, а проворные ручки трудились без устали. Рядом с ними уже лежало несколько связок таких бус, яркие желтые и оранжевые цветы на них перемежались с крупными перламутровыми бусинами.

– Каждая такая бусина сделана из раковины, – принялся пояснять Ходящий, – и стоит не меньше золотого слитка. Достать их сложно, но можно. Раньше было можно.

– Зачем им бусы? – удивленно спросил Лука, который тоже стоял, как завороженный, и не отрывал взгляда от портала.

– Это цвета рождения, – вдруг заговорила Эви. – Они будут праздновать рождение новых детей. Ночью будет праздник, и новорожденных нарекут именами. Так здесь принято, и так было всегда.

– Ты помнишь? А я не помню вообще ничего, только как раковины доставали со дна глубокой лагуны, – с сожалением заметил Хант. – Мои братья их доставали, а я смотрел. И больше ничего не помню, даже как меня поймали, не могу вспомнить.

– Потому что чародей Вейма стирал память каждому ребенку, который попадал на пиратские суда. Чтобы никто не помнил своих родных и своих имен, – мрачно пояснила Эви.

– А ты? Тебе разве не стерли память? – удивился Хант.

– Нет.

Эви не стала больше ничего рассказывать. У нее на груди вдруг появилось ожерелье из цветов и ракушек. Вблизи оно казалось еще красивее, и Ходящий уставился на Эви так, будто увидел жуткое привидение.

– Оно что… – пробормотал он, и его толстые, как сосиски, пальцы, потянулись к девочке.

– Оно не настоящее, – тихо ответила Эви и отодвинулась подальше, – убери руки. Это призрачное ожерелье, забыл? Мы призраки, и все, что ты видишь, не такое, каким кажется…

– Дери вас лусы! Тьфу!

– Портал закрыт. Видеть можно, а попасть туда уже нельзя, – вдруг заговорил Иоко, – мы остановили воровство детей из Мира Прозрачных Островов. Мне помогали мои во́роны, но подсказку дала девушка, которая была ведуньей в Мире Прозрачных Островов. Хранителями на том острове были девушки-ведуньи. Они обладали большой силой, но одни закрыть портал не могли. Да и я не смог бы, это не под силу ни одному Чародею. Ни открыть, ни закрыть. Нам удалось это сделать только вместе с этой девушкой.

– Как ее звали? – тихо спросила я.

– Они никогда не называют своих имен. Ни один житель Прозрачных Островов не открывал нам своего имени. У них к имени привязана душа. Чтобы Хозяин не украл душу и не стал сильнее, они хранят имена в тайне, – пояснил Иоко. – Я вспоминаю все больше и больше. Кажется, вспомнил все: и как закрывал портал, и как мы сражались с пиратами. И девушку вспомнил. Она присоединилась к нам, потому что после закрытия портала не смогла вернуться в свой мир.

– И как вы ее называли? – снова спросила я.

– Хранительница. Мы называли ее Хранительницей.

– Да, помню такую. Светловолосая, голубоглазая, с зеленой татуировкой на щеке. Отмеченная она, и всегда ею была. Вы ее называли Хранительницей, а моряки из Вейма звали Отмеченной за татуировку. Уж от нее спасу не было никому, – проворчал Ходящий и выразительно вытаращил глаза.

При слове «Отмеченная» я почувствовала, как гора свалилась с плеч. Я сразу поняла, кто на самом деле должен освободить Время.

– Тогда нам надо бы найти ее, если она Отмеченная, – резонно заметил Хант.

– И если осталась в живых. После войны мало кто выжил, одни мертвяки да призраки кругом, – произнес Ходящий.

– Ты у нас теперь настоящий человек, вот и расскажешь нам все, – заметил вдруг Лука. – А теперь что, так и будем стоять и смотреть на играющих детей или пойдем дальше?

– Поедим сперва, – предложил Шторм, – я знаю, у отца тут есть хижина. Давайте ловить рыбу и варить уху. Веди, отец.

Шторм был расторопным и деловым мальчиком. Мало болтал, зато много делал. В его проворных руках спорилось все, он ловко управлялся не только со снастями и парусами, но и с мытьем полов, посуды, стиркой и прочими хозяйственными делами. И ни разу я не слышала, чтобы он жаловался или возмущался.

– Шторм дело говорит, – сразу согласился Ходящий, – давайте вернемся к развилке. Хижина недалеко от озера. Наловим рыбы, Тимай нам поможет. Верно, Тимай?

Тимай скорчил рожу, высунул язык, но не возразил. Я уже давно поняла, что ему нравится оборачиваться чайкой и нырять в темную холодную воду.

3

Мы добрались до озера, вокруг которого поднимались неприступные скалы, покрытые зелеными растениями с неведомыми мне названиями, и лишь один его берег был удобным для костра – плоский, каменный, он длинным парапетом возвышался над прозрачной водой.

Луна успела скрыться за деревьями, а солнце еще не поднялось, поэтому около озера было особенно темно. Костер оказался кстати.

Хижина Ходящего на самом деле была сущей развалиной. Крыша из сухой травы местами прохудилась, дверь покосилась, земляной пол почернел от золы, которую никто не выгребал из примитивной каменной печи.

Я лишь заглянула в нее и предпочла сидеть на поваленном стволе сухого дерева около приветливого костерка. Лес за нашими спинами вовсе не был пустым и необитаемым. То и дело в темноте загорались чьи-то желтые или зеленые глаза, раздавался злобный рык, и слышалось, как трещат ветки под сильными лапами.

Но призраки отпугивали хищников, и никто к нам так и не вышел из темной чащи. Поэтому Ходящий вполне спокойно сварил свою уху и мы смогли оценить его кулинарное искусство.

Получилось вкусно, что и говорить – готовить он умел.

Мы поели все, кроме Иоко. Он почти не ел. Сидел хмурый, усталый и молчаливый, как всегда, когда возвращались воспоминания.

А они возвращались, я видела это. Иногда он закрывал глаза и морщил лоб, иногда тер виски и становился все мрачнее и мрачнее.

Таблетки от головной боли остались на судне, поэтому я ничем не могла помочь ему. Оставалось лишь наблюдать, как он все больше обретал самого себя. Теперь я не опасалась, что, вспомнив прошлое, Иоко станет злым и беспощадным. Я знала, кем он когда-то был, – тем самым предводителем восстания, о котором говорилось в «Картах Безвременья». Это он восстал против Валеса и остальных Чародеев, сделавшихся служителями денег. Это он попробовал спасти Мир Синих Трав, но потерпел поражение. Проиграл.

И он все яснее понимал это.

– Что же получается? Со, выходит, никакая не Отмеченная? – озадаченно проговорил Лука после того, как с наслаждением слопал две порции ухи. Он хоть и не был голоден, но пожелал попробовать варево Ходящего.

– С чего вы решили, что Спутница Проводника – Отмеченная? – спросил Ходящий и крепко поскреб бороду. – Глупость какая-то. Обычная девушка из другого мира, таких у нас сколько угодно было. Где у нее отметина-то?

Я потерла щеку и не смогла сдержать улыбки. Мое пятно пропало окончательно. Исчезло, словно его и не было никогда. Но счастливой меня сделало вовсе не это. Внимательный и теплый взгляд Иоко и его ладонь на моем плече – вот что наполняло меня радостью.

– В этом мире все выглядит не так, как должно, тебе ли не знать, Ходящий? В этом мире все отражает сущность. Даже призраки отражают внутреннюю сущность того человека, которым когда-то были. У Со есть свои секреты, и мы не обязаны их тебе рассказывать, – медленно выговаривая слова, сказал Иоко.

– Да кто бы сомневался, – обиженно протянул Ходящий и принялся энергично ломать сучья, приготовленные для костра.

Сучья трещали так же яростно, как сверкали его глаза.

Шторм слегка отодвинулся от своего родича, мелкий худенький Ветер и вовсе поднялся и пересел на местечко рядом с Иоко. Хотя что им, призракам, может сделать обычный человек? Ничего.

– У Со есть своя отметина. У каждого человека она имеется. Мы же не знаем, как это должно выглядеть, – продолжал лениво и словно нехотя пояснять Иоко. – Мы знаем только одно: Железные Часы повернет Отмеченная. А кто это? Тут остается только догадываться.

– Придется догадаться! – решительно сказал Ходящий. – Мы же хотим освободить Время.

– А тебе, Ходящий, зачем освобожденное Время? – прямо в лоб спросил его Иоко. – Что ты с ним будешь делать? Стариться? Или надеешься вновь заняться грабежом?

– Хочу, чтобы мои дети снова стали детьми, чтобы освободились от проклятия, которое я на них наложил. Хочу построить дом на берегу одного из Радужных Островов. Хочу, чтобы у Миес была своя комната наверху и там были бы белые занавески и белая мебель. И чтобы у мальчиков тоже были своя комната и маленькая лодочка, на которой они ловили бы рыбу лунными ночами. А сам я хотел бы сидеть в кресле-качалке у огня, дымить трубкой и наблюдать, как Миес печет пироги.

– Иными словами, хочешь вернуть себе нормальную жизнь, о которой мечтала когда-то твоя жена. Знаю. – Иоко слегка приподнялся, оперся рукой о скалу и проговорил тихо и жестко: – Я понял – тебя настигло раскаяние и ты наконец оценил те скромные и вечные радости, какие дарит человеку семья. Только ничто уже не станет прежним, Ходящий. Твоим сыновьям никак не девять и не семь лет, они давно выросли. И когда мы освободим Время, ты увидишь не темноглазых мальчиков, похожих на твою жену, а взрослых мужчин, которые всему знают цену. И Миес давно уже не юная девушка, ее молодость миновала. Освобожденное Время сделает из тебя старика, из твоих детей взрослых людей, а из Вейма и Ноома пустоши, заросшие травами, потому что от этих городов уже ничего не осталось – ни башен, ни площадей, ни причалов.

Иоко сел на место, вздохнул и спросил усталым голосом:

– Ну что, Ходящий? Все еще желаешь освободить Время?

#Глава 33

1

Его слова всех озадачили. Лука наклонился и тут же задал вопрос, который беспокоил каждого.

– И что, я тоже стану взрослым дядькой?

– Ты – нет. Ты находишься тут недавно. К тебе вернется твой естественный возраст. В твоем мире время движется, и там ты старше, чем выглядишь сейчас. Может, на год… – Иоко всмотрелся в тревожное лицо мальчишки и решительно закивал: – Да, не больше, чем на год. У Со так и вовсе не произойдет никаких изменений, она здесь совсем недавно.

– А я? – вылез вперед Хант и сердито нахмурил брови.

– Ты взрослый парень, а ведешь себя, как последний болван, – оборвал его Иоко.

– Сам ты болван! – Хант опустился на плоский камень, обвил колени хвостом и мечтательно протянул: – Если нам удастся освободить Время, я предпочту остаться с хвостом. А вы как хотите. Да и рога мне тоже не помешают.

– Тогда тебе лучше превратиться в корову, – совершенно серьезно заверил его Иоко, – у нее есть и хвост, и рога. А еще есть вымя и копыта. Для тебя самое лучшее вместилище. В момент освобождения Времени, в самую первую секунду, можно пожелать себе внешность. Ты просто подумай о корове, и тут же превратишься в нее.

Шторм захихикал, Ветер весело прыснул в ладошку, и даже серьезная Эви заулыбалась.

– Соглашайся, Хант, – предложил Ходящий, – корова нам придется кстати. Хоть какая-то польза будет от тебя.

– Еще не известно, как будешь выглядеть ты, когда вернется Время, – бросил ему возмущенный Хант и скорчил нам всем одну из своих мерзких рож.

– Ну, если можно заказать себе внешность в первые секунды возвращенного Времени, то я пожелаю стать молодым. Все просто. И детям скажу, чтобы пожелали себе молодости.

– Мы сами решим, чего хотим, – осадил его молчаливый Шторм, – или ты думаешь, что опять возьмешь над нами власть и мы станем послушными маленькими сыночками, которые выполняют все твои прихоти? Так не будет.

– Я просто хочу, чтобы все жили спокойно. А какими будете вы, это вам решать, – ответил Ходящий и провел рукой по косичкам в бороде.

– Мы и решим, – пробормотал Ветер.

В этот момент я услышала тихий голос Эви, которая звала меня.

– Пойдем, – шепнула она, – я должна тебе кое-что показать. Это пригодится.

Эви я доверяла, поэтому без колебаний последовала за ней в темноту.

Девочка с белым цветочком за ушком удалялась в густую чащу. Она ступала бесшумно и легко, перепрыгивая через выступающие корни. Я шагала медленнее, внимательно глядя под ноги и выбирая тропинки, посыпанные песком.

Совсем рядом глухо постукивало – давали о себе знать загадочные деревья бук-бук.

– Куда идем? – запоздало поинтересовалась я.

– Не спрашивай, – ответила Эви.

Мне показалось вдруг, что малышка чего-то боится и от чего-то убегает. В густой темноте я с трудом различала тоненькую фигурку девочки, плывущую впереди меня.

Что еще придумали эти настырные призраки?

Пару раз споткнувшись о выступающие из земли корни, я ругнулась, схватилась за дерево и остановилась, подняв голову и пытаясь рассмотреть сквозь ветви высокое небо. Луны сияли где-то наверху радостно и торжественно, и ничто не предвещало неприятностей.

За моей спиной потрескивал веселый костерок и все еще долетали голоса моих друзей.

– Куда идем? – прокричала я вслед Эви.

Девочка тут же оказалась около меня, посмотрела серьезно и строго, блеснув синими глазами, прижала палец к губам. Цветочка у нее за ухом уже не было. На ее плечиках я рассмотрела дырявую дерюжку, а на худенькой шейке проступили какие-то странные темные пятна.

Привычки призраков мне были уже знакомы, поэтому я безуспешно попыталась схватить Эви за руку.

– Что случилось? – быстро спросила я.

– Идем. Нам надо идти. Быстро. – Эви кивнула, махнула рукой и поспешила дальше.

Свет от костра окончательно скрылся за спиной, высокие деревья спрятали обе луны, и передо мной остался единственный ориентир – светлеющий силуэт Эви. Лесная чаща внезапно ушла куда-то вверх, деревья немного расступились, открывая удобную тропинку, посыпанную песком. На ней уже не вспучивались корни и вся она казалась удобной и утоптанной, как будто кто-то специально ухаживал за ней. Поднимаясь по склону, я торопилась и ругала про себя загадочную Эви.

Ну что за фокусы? И зачем только я пошла за ней?

Ответ на свои вопросы я получила довольно скоро. Мы пришли к месту назначения.

Пологая гора, поросшая лесом, внезапно закончилась скалистым обрывом, под которым пенилось море. И прямо перед нами оказалась ровная грань портала – еще одна грань, которую невозможно было увидеть со стороны бухты.

Портал слабо светился, и за его поблескивающей стеной я не ничего не могла рассмотреть. Абсолютно ничего.

– Красиво, – бодро произнесла я. – Зачем мы тут?

– Садись и молчи. Они сейчас придут. Так должно быть, мы не можем ничего изменить, – тихо проговорила Эви и опустилась на камни. – Я должна спасти тебя, иначе они тебя убьют. А Им Сиан выдержит, он и не такое выдерживал. И ему надо все вспомнить, все до самого конца. А сделать он это сможет, только если попадет в плен к Валесу.

– В плен к Валесу? – Я уставилась на Эви, как на привидение.

Впрочем, она ведь и была привидением.

– Садись. Тебе надо уцелеть, Со. Все теперь будет зависеть только от тебя.

Я не успела возразить. Поблескивающая завеса портала задрожала, сделалась абсолютно прозрачной и тут же исчезла. За ней оказалась непроницаемая темная ночь, из которой шагнули к нам две мрачные фигуры.

Лус и дракон.

Громадный лус с длинным хвостом и мощный дракон с двумя рогами на огромной голове.

– Это… – тихо и потрясенно догадалась я, медленно опускаясь на шершавый и прохладный камень.

– Это Валес и Деймес. Ходящий нас специально завел к этому порталу, – тихо пояснила Эви.

– Тогда мы должны помочь Иоко! – Я хотела вскочить, но Эви вдруг приблизила свое лицо к моему и выразительно покачала головой.

В ее глазах стояли слезы. Настоящие слезы, заставившие меня вздрогнуть и замолчать.

– Так должно быть, Со. Я поздно догадалась, но так должно быть. Очередная запись во́ронов находится у Деймеса. Он захватил ее и спрятал. Чтобы добыть эту запись, мы должны одолеть Деймеса и разрушить его башню. Мы должны добыть его карту.

– И для этого Иоко должен сразиться с ним сам? – не поняла я.

– Для этого Им Сиан должен попасть к ним в плен. Призраки спасутся, опасность им не грозит. А вот тебя Деймес и Валес убьют. Потому что только ты можешь изменять Им Сиана. Ты же его Спутница. Поэтому нам надо уйти.

– Я не оставлю Иоко! – Я вскочила на ноги и призвала свой Посох.

– Со, это неразумно! Тебе надо скрыться!

Но я уже не слушала ее. Ноги сами несли меня вниз с высокой горы, а кипевшая в груди ярость буквально освещала путь. Острое лезвие клинка на конце моего Посоха сияло злым, бешеным светом. И чем больше я злилась, тем ярче светился мой Посох.

Эви что-то кричала мне вслед, но я даже вслушиваться не стала.

Спасти Иоко любой ценой – вот чего желала я теперь.

2

Иоко покинули все, кроме верного Луки. Мальчишка стоял чуть в стороне и держал в обеих руках по огромному камню. Но от Валеса простыми камнями не отделаться.

Лус возвышался рядом с костром. Он расшвыривал лапами угли, бил себя хвостом по бокам и зло скалился. Иоко направил на него светящееся лезвие Посоха и ожидал нападения.

Деймеса-дракона нигде не было видно. Должно быть, он затаился в засаде, надеясь напасть в удобный момент. Я тоже притормозила. С одним Валесом Иоко вполне может справиться. А когда нападет дракон, в битву вступлю я.

Подул свежий ветер, принося с собой горьковатый запах соли, зашумели деревья над головой. И раздался злобный рык, от которого задрожал воздух и погасло последнее пламя в костре. Валес-лус мотнул зубастой головой и прыгнул на Иоко.

Его гибкое тело черным пятном растеклось в воздухе, длинным кнутом хлестнул хвост, полетели в стороны пылающие искры. Прыжок. Удар. Дикий рев.

Еще один прыжок.

Сжимая Посох, я не отрывала взгляда от гибкой фигуры Иоко. Высокий, широкоплечий, он представлял собой серьезного противника, и рычание луса становилось все злее и злее, атаки все быстрее и короче.

Посох с двумя лезвиями на конце сверкал и искрился, полосуя гладкую шкуру зверя.

– Так тебе и надо, – шепнула я, наблюдая, как сраженный зверь покатился в кусты, как вскочил и опять направился к Иоко, припадая на переднюю лапу.

– Отличный бой, милочка, правда? – раздался прямо над ухом знакомый хриплый голос.

Ходящий выбрался из чащи и уставился на меня, вращая выпученными глазами.

– Что тебе надо? – спросила я, выставляя перед собой Посох.

– Не что, а кто! Ты, дорогая, мне нужна! – ухмыльнулся Ходящий и направился в мою сторону.

Хрустнула ветка у него под ногами, где-то вдали еще раз злобно взревел Валес-лус.

Мой Посох тут же уперся в грудь Ходящего.

– Пошел вон, – прошипела я, – иначе проткну и ты станешь мертвяком, а не призраком!

Внезапно мою спину обожгло горячее дыхание, заставившее вздрогнуть и оглянуться. Дракон возвышался над верхушкой соседнего дерева, и глаза его горели, словно раскаленные угли. Красные раскаленные угли бешеного костра.

С драконом мне уже приходилось сражаться, и я знала, что надо делать! Просто вспомнить, что Деймес не то, чем кажется! Он не дракон, он человек! Призрак, который лишь принимает облик дракона!

Направив на него Посох, я произнесла немного растеряно, но все равно внятно и четко:

– Ты не дракон!

– Конечно. – Рептилия довольно усмехнулась и стала обретать человеческий облик. Возможно, меня отвлекло это жуткое превращение, а может, просто не хватило боевого опыта.

Как бы там ни было, но атаку Ходящего я пропустила. Он накинулся на меня сзади, схватил за шею, выкрутил руку, и мой сияющий Посох отлетел в траву.

– Вот и все дела, – пропыхтел мне на ухо Ходящий и жестко сжал мои заломленные за спину руки.

– Хорошая работа, Ехимес.

Голос Деймеса был низким, глубоким и очень чистым. Он гудел ровно и гладко, и облик мужчины, которому принадлежал этот голос, вполне соответствовал ему. Черноволосый, с короткой бородкой и блестящими умными глазами, он казался воплощением элегантности, в отличие от грубого и резкого пирата Ехимеса.

– Пойдем, девочка, – велел он и сильно толкнул меня в плечо.

Ехимес не стал дожидаться, пока я сделаю хотя бы шаг, просто взвалил меня себе на плечо, прижал голову к своему вонючему кафтану и зашагал вперед, спускаясь по склону.

Я подумала о Посохе и протянула руку, но тут же получила сильный удар по ладони, а затем по шее. Деймес принялся так сильно лупить меня, что я едва не расплакалась. Еще никто и никогда не поднимал на меня руку, и я даже не представляла, что можно вот так жестоко бить человека.

– Только махни еще рукой, паршивка, – прозвучал приятный бас Деймеса, – и я руки тебе обломаю. Даже без них ты все равно сгодишься на обмен.

– Лучше сделать это прямо сейчас, Деймес, – пропыхтел Ходящий, – ведь она теперь Спутница. Сам знаешь, если Хранитель обретает Спутницу, он становится сильнее.

– Сейчас это делает его слабее. Он опасен, когда к нему возвращается память, и потому нужно прекратить эти его воспоминания, что мы сейчас и сделаем, – пояснил Деймес.

Злобное рычание луса раздавалось, между тем, слишком близко. Так близко, что я попыталась повернуть голову, но предатель Ходящий лишь еще сильнее сжал мне шею, так что я едва не задыхалась.

– Меняю твою Спутницу на тебя, Иоко. Обмен честный, клянусь Хозяином, – невозмутимо и уверенно произнес Деймес.

И наступила тишина. Заткнулся, наконец, неугомонный лус, перестали трещать сучья под его лапами, и даже ветки деревьев прекратили шуметь над нашими головами.

– Что тебе надо? – прозвучал усталый голос Иоко.

Я не видела его, лишь улавливала размеренное дыхание и догадывалась, как опасен он сейчас для Валеса и Деймеса. Ведь он всегда одерживал верх над обоими колдунами.

– Мне нужен ты. Вернее, тебя желает видеть Хозяин. Поэтому девчонка в обмен на твой Посох. Только так!

– Значит, Ходящий, все твои рассуждения о доме и детях – это выдумки? И у тебя совсем другие желания? – Иоко вдруг обратился к Ехимесу.

– Какое тебе дело до моих желаний, во́рон? Радужные Острова всегда были моими и должны принадлежать только мне! Теперь, став живым человеком, я сумею распорядиться ими как следует. Все порталы окажутся в моих руках, и Хозяину это тоже будет выгодно. Путь в мир Прозрачных Островов очень скоро откроется, и тогда дети получат собственного Хозяина…

Ехимес хрипло хохотнул и еще крепче сдавил мне шею.

– Если отдашь Посох, твоя Со будет свободна. Клянусь собственным Посохом, – снова заговорил Деймес.

Валес-лус подтвердил эти слова резким и глухим рычанием. Мне ничего не было видно, кроме мерзкой вонючей одежды Ходящего. До сих пор он крепко удерживал меня на плече и огромной ладонью прижимал мою голову так, что лицо утыкалось в его грудь.

Но зато я могла двигать ногами и потому пнула предателя изо всех сил. В ответ раздался смех Деймеса, как будто это развеселило его.

– Девчонка твоя дура, – спокойно заговорил он, – но ты же не дурак. Ты понимаешь, что Ехимес свернет ей шею одной рукой. А после повыдергивает ноги, чтобы неповадно было болтать ими. Посох, Иоко! Или, клянусь Хозяином, все так и будет!

А дальше я услышала странный звук, как будто разбилось что-то хрустальное – звук звонкий и мелодичный, после которого земля под ногами Ходящего дрогнула, а воздух стал искристым и колючим.

– Отлично, мальчик, – хохотнул Деймес, – Посоха твоего нет, я сломал его. И правую руку протяни. Договор есть договор. Ты знаешь, как поступают в воро́ньих родах с теми, кто сдает собственный Посох.

Я услышала хруст костей, отчего чуть не потеряла сознание, и сдавленный крик Иоко.

– Сломан Посох и сломана твоя правая рука. Теперь ты не Хранитель и не Проводник. Теперь ты мой пленник, Иоко.

В ответ прозвучал сдавленный стон, а затем мой Проводник напомнил о клятве.

– Со должна быть свободна, – проговорил он. В его голосе я услышала боль и печаль.

– Вне всякого сомнения. Ехимес, отнеси девчонку на судно Миес и кинь в лодку. Но сначала дай по голове, чтобы меньше трепала языком. Мы не обещали, что доставим ее в целости и сохранности. Пошел, давай!

Ходящий зашагал, по-прежнему цепко держа меня на плече.

И я не могла даже взглянуть на Иоко на прощание.

3

Ходящий шагал быстро. Время от времени он издавал какие-то довольные звуки, что-то похожее на «гыыы» и «иэххх», и бормотал что-то насчет «славно прокрученного дельца».

– Дать тебе по голове, Со? – вдруг заговорил он со мной. – А может, я просто сверну тебе эту самую голову? На что она тебе? Все равно мозгов в ней мало…

И он хрипло заржал над своей шуткой. Именно заржал, словно дикая лошадь.

И тут случилось неожиданное.

Я помнила, что Лука сделался невидимым в тот самый момент, как только появились Деймес и Ходящий. Но это не значило, что верный друг бросил нас. Он видел все происходящее, последовал за мной и мерзким пиратом, подобрал по дороге удобную дубинку и, как только подвернулся момент, огрел этой дубинкой Ходящего по голове.

Хорошенько огрел, что называется, от души.

Конечно, так просто пробить чугунную черепушку пирата не удалось, но тот закачался и на мгновение ослабил свою хватку. Мне этого было достаточно, чтобы как следует пнуть моего мучителя и вырваться из его противных толстых пальцев.

Ходящий потерял равновесие и хлопнулся на колени. Я же, наоборот, вскочила на ноги, и мы вместе с Лукой принялись отделывать противника.

Вам когда-нибудь доводилось избивать человека?

Надеюсь, что нет и никогда не придется!

Злость буквально полыхала во мне яростным огнем, сжирающим душу и сердце, и мне было нужно хоть немного дать выход этому адскому пламени. Поэтому я била и била этого мерзкого пирата изо всех сил – подобрала камень и колотила его за милую душу по голове, по плечам, по спине.

Лука же действовал своей увесистой дубинкой.

Когда мы немного устали, а пламя ярости во мне уменьшилось до размеров походного костра, Ходящий уже не двигался и даже не пытался закрывать голову.

Мы хорошо его отделали, но он был жив, дышал и даже бормотал ругательства, правда, тихо и хрипло.

– Не будем его убивать, – тихо проговорил Лука и поднял на меня глаза, полные тревоги.

Он как будто спрашивал меня и нуждался в моей поддержке.

– Не будем, – тяжело дыша, ответила я и отбросила камень. – Идем. Идем быстрее к Миес. Нам нужна помощь…

– Надо собраться вместе, – прозвучал совсем рядом тихий голосок Эви, и она сама тут же материализовалась недалеко от места нашего побоища. – Уходим. Оставьте уже этого несчастного в покое…

– Да какой он несчастный! – возмутился Лука.

– Несчастный. Но сейчас нет времени говорить об этом. Уходим как можно скорее. Пока два черных колдуна заняты Иоко, мы можем уйти.

Эви выразительно посмотрела на меня и зашагала вниз по направлению к бухте.

Мы двинулись за ней, и мне казалось, что мои руки по локоть в крови, хотя на самом деле на них не было ни пятнышка.

#Глава 34

1

– Ты знала, что колдуны нападут! Знала и не предупредила Иоко!

Мои обвинения черными птицами обрушились на Эви, но она, не отводя глаз, глядела на меня внимательно и спокойно, и ее молчание задевало гораздо сильнее, чем гневные слова.

– Ты могла предупредить его, и тогда мы спаслись бы! – снова заорала я.

Эви молча покачала головой и крепко сжала губы.

– Эви, ты действительно знала, что Деймес и Валес проникнут в портал и нападут? – сухо спросила Миес.

Мы сидели у железной печки на борту судна Миес, и небо над нашей головой наливалось светлыми, перламутровыми, точно жемчуг, красками. В Мире Синих Трав занимался новый день.

– Так должно было быть, – наконец заговорила Эви, – и если бы Со послушалась меня, все было бы гораздо лучше.

– Что было бы лучше? – не унималась я.

– Им Сиану не пришлось бы отдавать свой Посох. Ему не сломали бы руку, и он по-прежнему оставался бы Хранителем.

– А теперь? Он что, больше не Хранитель? – не поняла я.

– Теперь нет. Теперь он пленник двух черных колдунов. И чтобы снова стать Хранителем, ему надо добыть новый Посох.

– Любую палку можно взять…

– Нет, не любую. А только Посох своего врага. Невозможно призывать к себе волшебный Посох столько раз, сколько захочешь. Если ты однажды призвал его, он будет служить тебе всегда и его не сможет сломать твой враг. Но если Хранитель добровольно отдает свой Посох врагу и враг его ломает, то Энергия Жизни перестает ему подчиняться, как прежде, и он становится обыкновенным человеком. Даже в во́рона не сможет больше превращаться. И поэтому остается только одна возможность вернуть себе силу – это забрать Посох у врага, а вместе с Посохом вернуть и Энергию Жизни. Понимаешь?

Эви слегка приподняла брови, и взгляд ее синих глаз пробрал меня чуть ли не до костей. Ярость мигом улетучилась, и остались только страх, горе и сожаление.

– И что? Ты хочешь сказать, что если бы не я, Иоко одержал бы победу? – не сдавалась я.

– Я не хочу ничего такого сказать. Но если бы ты не появилась, свой Посох Иоко точно сумел бы сохранить. А вместе с ним и силу. А теперь он обменял свою силу на твою жизнь. Понимаешь?

– Ничего этого не случилось бы, если бы ты предупредила нас заранее! – зло крикнула я.

– Ты не понимаешь, – заговорил вдруг Хант.

До этого он держался в стороне, но сейчас приблизился и встал рядом с Эви. Ни рожек, ни пятачка на его веснушчатой физиономии в этот момент не наблюдалось. Никогда еще он не выглядел таким серьезным и расстроенным.

– Чего не понимаю? – вскипела я.

– Не понимаешь простой вещи. Чтобы Иоко мог сражаться, он должен вспомнить все. Не только как учился у Валеса, но и как стал черным колдуном, подчинился Хозяину, приводил к нему души, разрушал города. Все в его памяти должно стать четким и ясным.

– А это возможно только когда он окажется у Валеса, своего учителя. Окажется с ним один на один. Вот поэтому они и должны были сойтись в важном поединке, – закончила мысль Ханта Эви. – Я не могу предсказать, чем закончился бы этот поединок, но уверена, что свой Посох Иоко не утратил бы ни за что. Поэтому я и увела тебя как можно дальше, чтобы ты не мешала. Призраки сами спряталась, им опасность не угрожала. А для тебя надо было найти убежище. Тебе надо было слушать меня.

Последние слова Эви произнесла совсем тихо. И посмотрела так, что мне стало нехорошо. Я отвернулась и почувствовала, что глаза мои наполняются слезами. Я торопливо утерла их и уставилась на светлеющий горизонт.

У меня не было уверенности, что Эви права, но какая теперь разница? Мой Проводник, мой Иоко оказался в плену, и я ничем не могу помочь ему. Даже не предеставляю, где он сейчас.

А ведь еще дней пять назад я даже обрадовалась бы такому повороту событий. Проводник пропал, меня никто не удерживает, и я могу делать все, что посчитаю нужным. Я свободна. Абсолютно свободна…

Только много ли проку от такой свободы, если дорогой человек не рядом с тобой?

Но как получилось, что Иоко стал дорогим для меня человеком? Он ведь был врагом, колдуном, укравшим меня из моего мира.

Так оно и было. Черный колдун, нарушивший привычный уклад моей жизни и забравший мою свободу, обрекший меня на долгие скитания в пустом и опасном мире, стал моим лучшим другом. Моим первым лучшим другом.

Он понимал меня как никто другой в обоих мирах. Он знал все мои слабости и глупости, мои привычки и характер. Рядом с Иоко я могла быть самой собой. Просто девочкой с родимым пятном на лице, которая любит рисовать.

И теперь, глядя на далекий горизонт, я как никогда остро ощутила свое одиночество. Впервые в жизни я почувствовала его так остро и болезненно, словно мир вокруг опустел.

А ведь Безвременье и в самом деле было опустевшим миром и лишь Иоко наполнял его смыслом. По крайней мере для меня. Что же мне теперь делать без моего Проводника? И какой смысл вообще что-то делать?

– Ну, что все надулись и сделали важные рожи? – прозвенел вдруг громкий голос Миес. – Иоко не пропал и не исчез. Он всего лишь в плену. Один раз уже попадал в плен, но мы тогда не знали, где его искать и как помочь. Зато теперь знаем. И даже знаем, кто нам поможет. Так что, дорогуши, кончайте хандрить. Ставим паруса и плывем. Со, где твой Посох?

– Куда плывем? – еле выговорила я, поворачиваясь к Миес.

Закатав рукава белой рубахи, хозяйка судна возилась со снастями, поднимая парус.

– К Агаме. Плывем в последнее Убежище Иоко.

– Что сделает Агама? – не поняла я.

– Она поможет, – важно кивнула Эви. – Она всегда была на стороне Хранителей. Последний Хранитель нуждается в помощи, и мы попросим ее у Агамы.

– Что она может сделать? – снова спросила я.

– Многое, – важно кивнул Хант. – Про Агаму ходят легенды. Идем.

– От Радужных Островов до Туманной Зыби рукой подать. Уже к вечеру будем на месте. А то и раньше, если день затянется, – бодро пообещала Миес. – Со, давай, помогай нам.

Я вздохнула и протянула руку.

Мой Посох тут же пронесся тонкой серебристой стрелой, привычно лег в ладонь и увеличился до своего обычного размера. Блеснул голубой свет, и паруса суденышка Миес вздулись так, словно их наполнил сильный порыв ветра.

– Вперед! – весело скомандовал Хант и постучал по палубе вновь появившимся хвостом.

2

Чувство вины охватывало меня все больше и больше. Вместо злости пришла грусть, вместо ярости – одиночество.

Ну почему, почему я не послушалась Эви? Хотела как лучше? Была уверена, что справлюсь?

И это ведь я уговорила Иоко быть милосердным к Ходящему. Думала, что призрак исправился и хочет стать хорошим человеком. Его мечты о домике на острове и о детях, которые будут в нем играть, тронули меня до глубины души.

Оказалось, что плохой призрак никогда не станет хорошим человеком. И, видимо, плохой человек тоже. Иоко был прав, жестокость Ходящего никуда не делась, она осталась с ним как основной стержень его души. Жестокость и еще, наверное, жадность.

– Мерзкая жадная тварь, – ворчала я, яростно размахивая Посохом и нагоняя попутного ветра в паруса.

– Это ты про нашего батю? – спросила Миес, которая стояла рядом, удерживая в руке штурвал.

– А про кого ж еще!

– Не сомневалась, что он как был козлом, так им и остался, – согласно кивнула головой Миес.

– Тогда почему не предупредила Иоко?

– Кто ж знал, что он такое задумает? Видимо, успел связаться с Деймесом и Валесом прежде, чем отдал нам карту. Вот почему так легко и расстался с ней. Уверен был, злой черт, что одержит верх над Хранителем. Для него это победа над давним врагом, а старые враги никогда не станут старыми друзьями.

Миес выразительно махнула рукой, посмотрела на меня, подняла брови и велела садиться завтракать.

– Поедим рыбы, и можно будет немного поспать. Тебе нужен отдых, потому что предстоит большая работа.

– Мне? А что я могу сделать? Разве мне одолеть двух колдунов? – с болью в голосе проговорила я, не отрывая взгляда от солнца, медленно встававшего над горизонтом.

– Возможно, Агама даст тебе нужный совет, – осторожно заметила Миес. – А может, ты и сама догадаешься, что делать.

– А что сделали вы, когда Им Сиан пропал в первый раз? – быстро спросила я.

– Пробовали искать его, но понятия не имели, где. Он просто не вернулся из одного из своих путешествий. Его друзья-во́роны тоже пропали. Не было никого, кто мог бы подсказать нам или помочь. Та девушка, Хранительница с Радужных Островов, с помощью которой он закрыл тамошние порталы, тоже исчезла. Нам оставалось только признать свое поражение и наблюдать за гибелью мира.

– Мир был обречен, – тихо добавил невысокий Ветер и посмотрел на меня так, словно я была неразумным ребенком. – Мы приняли поражение и стали ждать удобного случая. Все знали, что Воронья мать предсказала наступление Безвременья. Но все знали также, что однажды оно закончится.

– Расскажите про Агаму. Какая она? Чего стоит от нее ожидать?

– Агама необыкновенная. Она единственная живая женщина, которая осталась на этих землях. Реальная женщина, – охотно пояснила Эви.

– А как она уцелела? – поинтересовалась я. – Или призрак, или мертвяк – ведь это правило касается всех, кто когда-то жил в Мире Синих Трав.

– Или Проводник, – мрачно добавил Шторм, присоединившийся к нашей беседе.

– Она – Проводник? Тогда какой нам от нее прок? – не поняла я.

– Она всегда помогала Хранителям, у нее был дом-убежище для них. А после стала помогать Проводникам. Хозяин не смог ее уничтожить. Место, где стоит ее постоялый двор, защищено Полезными Дождями, там только свои могут ходить. Деймес и Валес в ее краях не бывают, она их не любит и называет мерзкими злыднями, – объяснила Эви.

– Так ведь все Проводники мерзкие злыдни, – заметила я.

– Не все. Есть такие, что утратили память не по своей воле.

– А откуда она знает, кто по своей, а кто не по своей воле?

– Много вопросов, – вмешалась Миес. – Приедешь и сама спросишь. Агама не всем помогает, а только тем, кому хочет, кого считает достойным помощи. И знает всю хронологию событий. Она все знает.

– А если у нее не получится, кто тогда нам поможет? – вырвался у меня горестный вздох.

– Тогда никто, – мрачно заявила Эви.

3

Несмотря на усталость, уснуть я не могла. Мысли в моей голове кружились подобно неугомонным чайкам, голодавшим, как минимум, пару недель. Мысли метались, бились и буквально надрывались от хриплых криков.

Как там Иоко? Что с ним сейчас происходит? Вдруг он опять потеряет память? Вдруг он уже никогда не вспомнит меня?

Посох мой был со мной. Положив его рядом на сундук, я сжимала древко так крепко, что вырезанный на дереве узор впивался в подушечки пальцев.

Иоко должен меня помнить. Должен помнить свое прошлое и настоящее. Его память не должна угаснуть, точно свеча!

Посох заискрился, засиял в ответ на мое горячее желание, крошечные бабочки, вырезанные на нем, вдруг ожили и призрачными светящимися силуэтами поднялись в воздух. Они затеяли бесшумный и странный хоровод под самым потолком моей каюты, а потом одна за другой вылетели в приоткрытое окно.

Солнечные лучи сверкнули яркими вспышками на маленьких крыльях, и чудесное видение исчезло.

Приподнявшись, я какое-то в