Book: Бэтмен. Убийственная шутка



Бэтмен. Убийственная шутка

Б Э Т М Е Н

УБИЙСТВЕННАЯ ШУТКА

КРИСТА ФАУСТ + ГЭРИ ФИЛЛИПС


Основано на графическом романе Алана Мура и Брайана Болланда

Образ Бэтмена создан Бобом Кейном совместно с Биллом Фингером


Christa Faust and Gary Phillips

BATMAN

THE KILLING JOKE


Перевод с английского Любови Бородиной

Дизайн обложки Владислава Воронина


Фауст, Криста. Филлипс, Гэри. Бэтмен. Убийственная шутка: [роман] / Криста Фауст, Гэри Филлипс; пер. с англ. Л. Бородиной. – Москва: Издательство ACT, 2019. – 352с.

ISBN 978-5-17-118238-0

Жуткая нищета и беременная жена вынуждают находящегося в бедственном положении комика совершить преступление. В первом же ограблении он окунается в чан с токсичными химикатами, которые странным образом обезображивают его, сводят с ума и тем самым порождают Джокера.

В течение многих лет Клоун-принц преступного мира кружился в танце насилия со своим величайшим врагом, Бэтменом. Сбежав из Лечебницы «Аркхем», он замышляет свою самую смертоносную выходку. Это будет величайшая кульминация ... его УБИЙСТВЕННАЯ ШУТКА.

В своей миссии по защите Готэма Бэтмен и Бэтгёрл (Барбара Гордон) преследуют безжалостных преступников: великолепного Макси Зевса и Антонио «Питона» Палмареса. В это же время комиссар Джеймс Гордон и детектив Харви Буллок вступают в борьбу с картелем, распространяющим новейший синтетический наркотик – «Смешную дорожку», полученный из яда, созданного Джокером.

Эта неимоверно быстрая последовательность переплетающихся событий угрожает самым близким друзьям и союзникам Бэтмена и сводит двух вечных врагов в их последней смертельной схватке.


ПРЕДИСЛОВИЕ ОТ АВТОРОВ


Наша история начинается в 1988 году, это год издания Убийственной шутки, хоть прямо об этом и не говорится. При этом мы постарались сохранить время действия оригинальной истории Мура – Болланда (как это случилось с мультсериалом «Batman: The Animated Series» из 90-х, на который повлияла эпоха ретро, а также с нынешним сериалом «Готэм»). Наша новеллизация – это смесь анахронизмов: тут повсюду снуют остроносые масл-кары Ford LTD и Malibu SS, небо патрулируют дирижабли полиции Готэма, кругом высятся многоэтажки в стиле ар-деко, везде скрытые лаборатории с электрическим током под стеклянными колпаками и большими циферблатами на приборных панелях. Заканчивается холодная война, люди курят в помещениях и, что важнее всего для нашей истории, появляются новые технологии, оказывающие самое разнообразное влияние на нашу культуру.


1


По узкому карнизу кирпичной стены кралась черная кошка, ее влажный мех блестел под дождем ночного Готэма.

По улице скользнул мощный луч и на мгновение отразился в бездонных кошачьих глазах, блеснувших в резком свете. Свет скользнул мимо под аккомпанемент приглушенных турбин. Луч прожектора шел от одного из дирижаблей полицейского департамента Готэма, плывших по дождливому небу.


Сверху казалось, что в Готэме спокойно, но офицеры на дирижабле знали, что это лишь видимость. Пока один пилотировал громоздкое воздушное судно, другой сидел в наушниках, подключенных к консоли управления, по сути, предназначенной для прослушки. "Ультрасовременная электроника была подключена к блоку, закрепленному на шасси дирижабля. Даже эта экспериментальная разработка умела засекать крики о помощи или выстрелы еще до появления визуального контакта.

Третий офицер, Нэнси Пейтон, пользовалась военным биноклем, больше похожим на прибор из увиденного когда-то ею научно-фантастического фильма. Он был подсоединен тяжелым кабелем к контрольному блоку и имел несколько электромеханических насадок на громоздком каркасе. На линзах использовался модифицированный инфракрасный свет для лучшего обзора в темноте.

На всем снаряжении стоял логотип отделения «Уэйн Технолоджис».

Дирижабль бороздил ночное небо под клубами облаков, освещенных серебристыми огнями города. Там, внизу, под дирижаблем, по темным, гладким улицам скользил большой черный автомобиль.


Мрачного человека за рулем от ливня защищал пуленепробиваемый стеклянный купол, который открывал ему обзор на 360 градусов. Жителям города и его окраин человек был известен как Бэтмен. Он обладал грозной репутацией детектива и поборника правды. Одни звали его линчевателем, другие – героем. Немногие решались переходить ему дорогу.

Его транспорт, Бэтмобиль, был единственным в своем роде чудом: от бронированного корпуса из углеродного волокна до изготовленного на заказ двигателя V12 с впрыском топлива. Железный зверь с 980 лошадиными силами, в случае необходимости способный покрывать расстояние в 230 миль за час. Таран на носу этого сухопутного корабля был стилизован под маску Бэтмена. Обтекаемый автомобиль стелился по земле, однако на нем была установлена сверхмощная гидравлическая система, которая по щелчку тумблера поднимала корпус, помогая обходить препятствия в погонях на высокой скорости или увиливать при маневрах.

В силу особенностей его работы или, как сказали бы некоторые, из-за одержимости ею Бэтмен постоянно модифицировал и без того мощную технику, встроенную в черно-синего исполина. На Бэтмобиле были прикрытые прорези, из которых бил слепящий свет и вылетали взрывные шары. С обеих сторон капота на пружинах выскакивала пара пулеметов системы Браунинга, нацеленных вперед. Они были особенно эффективны для борьбы с противниками в армированных экзоскелетах. Против менее грозных целей он применял безвредные «усыпляющие» снаряды.

А еще Бэтмобиль мог похвастать дисковыми пусковыми установками на боках, с электрошокером и прототипом лазерного устройства, способного прорезать целых восемь дюймов стали. Это была свежая доработка. Машина даже обладала пусковыми установками со сжатым воздухом, способными стрелять в любую сторону остро зазубренными крюками-кошками. Когда крюк цеплялся за стену или любую крепкую опору, автомобиль мгновенно разворачивался на 180 градусов.

Этот автомобиль сам по себе был легендой, и тайна его вооружения ревностно охранялась.

Ничто не ускользало от внимания мужчины в маске. Краем глаза он заметил человека, который, пошатываясь, шел по тротуару и ухватился за фонарный столб, чтобы не упасть. Бэтмен сбавил скорость. Первым его порывом было остановиться и оказать помощь, но затем он увидел, что человек выпрямился.

На его лице сияла улыбка, как у клоуна на карнавале.

Бэтмен под маской нахмурился. Еще один дурак под веществом, которое на улицах города называют «Смешной дорожкой». Это варево появилось в городе недавно, новый способ затуманить разум и уничтожить тело. Врачи пока лишь оценивали его долгосрочное влияние на организм, но его симптомы были совершенно очевидны, особенно для Темного рыцаря.

Порой крестовые походы в попытках очистить Готэм от яда начинали его удручать. Помешанный на власти Рас аль Гул предлагал простое решение – сжечь все дотла и начать сначала. Такой метод маячил где-то на задворках разума Бэтмена, и порой он спрашивал сам себя, а не прав ли был лидер Лиги Убийц. Нет, подумал он, снова отказываясь от этой идеи, укрепляя собственную решимость. Готэм еще можно спасти. Даже если на это уйдет вся жизнь. И сегодняшняя ночь, он очень надеялся, станет решительным шагом в этом направлении.

Пока мимо проносились здания, рев двигателя был почти не слышен. Вскоре он выехал за пределы города, ландшафт тут выравнивался, и ветер еще яростнее гнул узловатые деревья, которые были древнее самого города.

В мощных лучах фар появились массивные кованые ворота. Бэтмен затормозил у входа в Лечебницу «Аркхем». Даже днем это место наводило ужас и дурные предчувствия, тем более в такую погоду. Открыв купол салона, больше похожего на кабину истребителя, чем на автомобиль, он выпрямился во весь высокий рост и вышел под дождь. Волоча за собой кевларовый плащ, он направился к воротам удивительно легким шагом для человека его веса.

Бэтмен был результатом собственной многолетней подготовки в ряде дисциплин, которые с подросткового возраста изучал у мастеров по всему миру. Он знал такие боевые искусства, как хапкидо и вин-чун. Ему были знакомы химический анализ, взлом сейфов и акробатика, в том числе и очень редкая – бег по стене с обратным сальто и изгибом, от которого, казалось, ломались кости. Он довел до совершенства контроль над сердцем и пульсом в закрытой секте йогов, которым было больше ста лет.

И все-таки ничто из этого той ночью ему не помогло.


Ворота были не заперты. Он дернул задвижку и открыл их. Скрипнул старый металл. Зная, что за ним наблюдали со всех сторон, он направился к зловещему каменному строению, в окнах которого горел свет.

На пороге его ждали два человека. Когда он подошел ближе, раздался гром, и воздух у него над головой пронзила молния. Вспышка яркого разряда на грубо обтесанных стенах и сваях крыши лечебницы лишь усиливала страх: ее как будто не построили, а вытащили из подземного мира, отверженную и забытую.

В начале XX века ее основатель Амадей Аркхем позиционировал себя как первопроходца в области психиатрического лечения. Мать Аркхема, Элизабет, страдала от душевного расстройства и, очевидно, умерла от собственной руки. Это событие сподвигло его перестроить семейное поместье и направить свои ресурсы на помощь другим, страдавшим так же, как она.

Но это место было целиком построено на лжи. Амадей Аркхем убил собственную мать, перерезав ей горло, закончив таким образом ее мучения. Он подавил это воспоминание, скрыв правду от своего методичного разума. Последующее убийство его жены и дочери поразило его настолько, что он все вспомнил. Амадей сошёл с ума, в итоге оказавшись в собственном учреждении.

Вся история Лечебницы «Аркхем» запятнана кровью.

Бэтмен прибыл сюда для того, чтобы встретиться со своим величайшим врагом. Казалось, что их кровавому конфликту, как и его случайным жертвам, не будет конца, и на благоприятный исход ситуации надежды нет.

Должно было быть какое-то решение.

Подойдя к входной двери, он коротко кивнул двум мужчинам, стоящим бок о бок под непрекращающимся дождем. Одним из них был Тим Карстерс, патрульный в форме полиции Готэма, с которым Бэтмен уже встречался несколько раз. Другой держал стаканчик с кофе. Это был комиссар полиции Джеймс Уортингтон Гордон. Главный коп Готэма был одет в бежевый плащ, под которым виднелись новенький коричневый костюм и полосатый галстук. С полей фуражки патрульного и шляпы комиссара стекали струйки воды.

Комиссар имел обманчивую внешность. Седовласый, с белыми, как у моржа, усами и в очках. Он с равным успехом мог оказаться измученным школьным директором, который свернул с шоссе не туда и остановился спросить дорогу. И все же Бэтмен хорошо знал его по долгим годам совместной работы. Под этой кроткой внешностью скрывался человек, который ещё в молодые годы, будучи полицейским под прикрытием, рисковал жизнью и здоровьем своей семьи, чтобы обличить и искоренить коррупцию, душившую полицейский департамент, как лоза.

Пока он поднимался по служебной лестнице, его дисциплина и решимость всегда были при нем.


2


Гордон еще раз глотнул остывший кофе и протянул стаканчик подчиненному. Потом распахнул дверь, бесшумно повернувшуюся на петлях, и Бэтмен, не сказав ни слова, вошёл внутрь. Гордон последовал за ним.

Они уже говорили по телефону, и что-то подсказало комиссару быть здесь, когда прибудет человек в маске. Он не мог точно сказать почему, но определённо не дожил бы до этих лет, если не полагался бы на свою профессиональную интуицию. Приемная была хорошо освещена, но коридоры позади нее вились темным зловещим лабиринтом. За стойкой сидела женщина с короткими светлыми волосами. Возле нее стояла табличка:


Чтобы здесь работать,

не обязательно самому сходить сума –

но так гораздо проще!


Она держала в руке незажженную сигарету и глазела на нависшего над нею Бэтмена. Затем молча указала на коридор, чьи стены наискось пересекали тени решеток, словно отражая обрывки пейзажей из сознания здешних заключенных. Гордон знал, что это было крыло строгого режима. Бэтмен прошел мимо.

Женщина взяла в руки зажигалку, застыла, а затем зажгла пламя. Здесь было запрещено курить, но кто станет следовать таким правилам в «Аркхеме»? Затхлый запах в воздухе говорил о другом. Возможно, это появление Бэтмена ей подсказало, что настало время предаться своим порокам.

«Жаль, что это помогает не всем», – подумал Гордон.

Он пошел следом за человеком в маске. Перед этим на мгновение остановился, чтобы дотронуться до полей промокшей шляпы. Учтивый жест в сторону администратора был старомодным, но что поделать – хоть он и понимал, что время не стоит на месте, но какая-то часть его всегда оставалась в прошлом.

Он пошел по коридору следом за темной фигурой, шаги Бэтмена казались шепотом по сравнению с грохотом ботинок Гордона. Время от времени над головой вспыхивали галогенные лампы, от которых их собственные тени на болезненно желтых стенах казались темными и четкими. Они прошли мимо металлической двери, на которой были написаны имя и номер:


ВЕСКЕР, А.

0770


В дверь было врезано окошко с тремя прутьями. Гордон слегка повернул голову, чтобы заглянуть в камеру, и заметил сидевшего на кровати Арнольда Вескера. Он решал кроссворд, скорее всего, в «Вестнике Готэма», одном из ежедневных городских изданий.

Вескер представлял собою классический случай диссоциативного расстройства личности. В одиночестве он был тихим человеком со скромными возможностями и амбициями – но он обладал талантом. Он был весьма искусен в использовании чревовещательных манекенов. Однако, в отличие от большинства подобных артистов, у малышей, сидевших у него на коленях, имелись собственные личности. Да и амбиции его расходились с другими артистами, которые развлекали гостей на детских праздниках или в перерывах между пародиями.

С помощью сильной личности из деревянно-проволочной конструкции, которую он назвал Лицо-Со- Шрамом, Вескер планировал и совершал дерзкие ограбления и убийства. Он одевал марионетку в стиле гангстеров 30-х годов и вооружал ее миниатюрной копией автомата Томпсона. Несмотря на то, что Вескер был слишком робок, чтобы нарушать социальные нормы, Лицо-Со-Шрамом таких ограничений не имел.

– Бэтс.

Это слово прозвучало в темноте коридора подобно грому. Его произнёс прежний любимчик женщин Харви Дент. Они повернули за угол и прошли мимо его камеры. Раньше Дент служил окружным прокурором Готэма. Это был упрямый, но справедливый обвинитель, которого готовили к выборам в мэры города. Но у таких жестких чиновников бывают опасные враги. Во время открытого публичного суда гангстер Сэл Марони бросил в лицо Дента серную кислоту, навсегда изуродовав одну сторону его лица. Этот случай свел Дента с ума.

После сеансов с Дентом главный психиатр «Аркхема», доктор Джоан Лиланд, предположила, что его личность разрушилась отчасти из-за жестокого обращения в детстве. Как бы то ни было, но после этого происшествия и появился Двуликий. Этот злодей из Готэма подбрасывал старую серебряную долларовую монету, поцарапанную с одной стороны и нетронутую с другой, чтобы выбрать, как ему поступить или даже решить судьбу отдельного человека – порой не в пользу жизни последнего.

И снова Бэтмен не замедлил шага. Дент стоял у двери, положив руки на прутья решетки, и смотрел им вслед. Гордон все же бросил на него взгляд. В нём было столько разочарования.

Они приблизились к месту назначения – камере номер 0801, на которой было написано: «Имя неизвестно». Второй полицейский в форме стоял на посту, скрестив руки и прислонившись к двери со скучающим выражением на одутловатом лице. На его именном значке было написано «Бадойя». На поясе у него висело старомодное кольцо с ключами. Нос был кривой, скорее всего, сломанный. При появлении двух посетителей полицейский насторожился и отдал честь своему начальнику, комиссару.

– Разрешите, – сказал Бэтмен. Полицейский у входа вместе с этим человеком не были обычными охранниками. Если бы он стал размышлять, то сказал бы, что и тот, и другой вели круглосуточное дежурство, возложенное на комиссара, и что Гордон поставил их на пост к его сегодняшнему приезду.

Обычно здесь дежурил санитар, который отпирал двери камер. Но даже по стандартам «Аркхема» местный жилец с белым как мел лицом требовал дополнительных мер предосторожности. Немудрено, ведь Джокер долгие годы изводил Бэтмена и город своими беспощадными кознями. Количество жертв смеющегося массового убийцы не свели – не смогли свести в таблицу, настолько чудовищно велико оно было.

А может быть, Гордона больше заботило то, зачем пришел человек в маске, и потому он поставил сюда своих людей.

Офицер снял связку ключей, выбрал нужный и отпер толстую дверь. Бадойя с комиссаром Гордоном остались ждать в коридоре, а Бэтмен зашел внутрь. В темной камере он был похож на гигантскую летучую мышь.


Дверь позади него с мягким звоном закрылась.



Он немного постоял, оглядывая спартанскую камеру размером десять на двадцать футов. Над металлическим столом, встроенным в бетонную стену, свисала простая лампа. За столом, скрытый тьмой за светом лампы, сидел Джокер. Он играл в солитер. За ним были не заправленные нары, тоже встроенные в стенку.

Держась за спинку единственного стула в камере, Бэтмен задумался, какие сны преследуют этого человека. Да и спит ли он? Судя по отчетам, ответом на его вопрос было «нет».

С другой стороны, если ранним утром охотник за людьми в маске спал четыре часа, это было равносильно выходному, в который он проспал весь день. В случае Джокера, подумал он, его неуравновешенный ум всегда был слишком занят разработкой каких-то фантастических планов, дабы посеять хаос и панику. Бэтмен и Гордон долго это обсуждали и пришли к выводу, что большинство преступлений Джокера были мотивированы не прибылью, а чистым эффектом. Многие из них были настолько же безумны, насколько одержим был их творец.

Однажды он использовал вторичный продукт своего яда, чтобы начать мутацию рыбы в гавани Готэма. Он со своими сообщниками сделал их бледными, такими же, как его лицо; с красногубой улыбкой, растянутой по черепу. Несмотря на первоначальную панику, рыба оказалась не ядовитой, поскольку Джокер хотел запатентовать процесс и собирался получать долю с продажи готэмской рыбы.

В другой раз он пытался жестоко отомстить пятерым бывшим членам своей банды, так или иначе его предавших. Бэтмену пришлось защищать людей, которых он обычно сам же выслеживал, а еще как-то раз он построил трехэтажных чертиков из табакерки и разместил их в нескольких местах Готэма. На гигантских пружинах высовывались огромные смеющиеся головы, а из их улыбающихся ртов вылетали осколки стекол. Десятки людей были ранены, а часть потеряла зрение из-за стекол, полетевших в глаза. Немало из них умерло.

Джокер порой называл свои планы «выступлениями».

Хорошей шуткой.

И все-таки он сидел здесь, спокойно играя в карточную игру. Карта его имени была выставлена на всеобщее обозрение. На кровати лежала пустая картонная коробка с надписью «Игральные карты Апекс».

Человек в маске придвинул стул к столу и сел напротив заключенного. До сих пор Клоун-принц преступного мира не замечал его присутствия, но это было для него обычным делом. По правде говоря, ничто в нем нельзя было назвать «обычным». Постоянной же в Тузе валетов была лишь его непредсказуемость.

Он разглагольствовал в один момент и делал хладнокровный расчет в другой. Какой бы странной, бредовой логикой он ни руководствовался, такой ход мыслей был только у него. Он никому не позволял заглянуть за границу своего безумия. Предпринимались многократные попытки выяснить, что происходит у него в голове, в надежде найти методику его лечения. Эти попытки не увенчались успехом.

Тем не менее он здесь, подумал Бэтмен.

Треугольник света заливал стол и карты желтым сиянием. Их торсы и руки были хорошо видны, но головы и плечи оставались в тени. Отблески света играли на дико взъерошенных зеленых волосах Джокера и краях маски Бэтмена. Джокер посмотрел на две карты треф в своей руке, занес их над столом, словно для создания драматического эффекта... и сыграл их.

Клац. Карта на карту.

– Привет, – спокойно сказал Бэтмен. – Я пришел поговорить.

Нет ответа.

Джокер сыграл трефового валета. Клац. Временами из крана над встроенной в стену раковиной капала вода. Капли, как подметил Бэтмен, падали с неодинаковым интервалом. Скорее, это происходило случайным образом. Они служили идеальной метафорой действий обитателя этой камеры; человек в здравом уме давно бы прекратил этот хаос.

– Последнее время я размышлял. О нас с тобой.

И снова никакой реакции от его заклятого врага, одетого в тюремную серую рубашку и штаны. Там, где у других были фамилии на нашивке, на месте нагрудного кармана, у него был просто номер камеры.

– О том, что с нами станет в итоге.

В камере было тепло, но бледная кожа мужчины была совершенно сухой. Эту странную особенность Бэтмен наблюдал долгие годы. Например, он видел Джокера в шерстяном пальто в тридцатиградусную жару, а на его бледном лице не было и капли пота. Возможно, это был странный побочный эффект от того, что его изменило.

– Мы ведь убьем друг друга, да?

Клац.

Джокер разыграл еще одну карту, громко шлепнув ею по куче других. Бэтмен стиснул зубы, его широкие плечи слегка поникли. Зачем стараться? Что побудило его сюда прийти? Этот человек похищал детей и оставлял им травмы на всю жизнь, если только не убивал их забавы ради. Без малейшего намека на раскаяние. Родился ли он таким или ужасное горе сделал его тем, кем он стал сейчас? Мучила ли его смерть любимого человека, как маленького Брюса Уэйна в ту знаменательную ночь?

Даже после всех тренировок, всего сделанного добра Бэтмен так никогда и не смог избавиться от замедленных воспоминаний, фрагменты которых появлялись в его голове каждый раз, когда он надевал форму своего альтер-эго. Такое бывало, когда он занимался спортом или смотрел новости, просто чтобы узнать, что происходит в мире.

Или как это было на днях, когда небо затянуло тучами, дождь шел целый день, и холодный ветер бил в окна. Бэтмен сидел в обшитом кленовыми панелями кабинете, просматривал кипу бумаг «Уэйн Энтерпрайзес» и слушал одну из религиозных кантат Баха «Ach Gott, wie manches Herzeleid». Меланхоличная музыка соответствовала его меланхоличному настроению.

Трагедия, повлиявшая на его жизнь, всплыла из подсознания, когда Бэтмен обдумывал события, произошедшие во время их с Барбарой набега на логово Макси Зевса. Как и у Джокера, самовосприятие Зевса было искажено: у него был облик древнегреческого бога грома. Однако Зевс был полной противоположностью Джокера: мотивы гангстера, величие и жадность, были вполне ясны.

Возможно, именно эта причина его сюда привела.

После миссии с Зевсом он чувствовал себя несколько неуверенно – хотя сам бы в этом ни за что не признался. Ни Бэтгёрл, ни Найтвингу. Он словно начал сомневаться в собственном восприятии, будто арена, на которой он действовал, поплыла из-под ног. Он был сбит с толку и понимал, что должен вернуть себе равновесие.

Его отношения с такими, как Глиноликий, Ядовитый Плющ, даже с относительно незначительными преступниками вроде Мастера Зодиака, сводились к одной главной цели – искоренить их раз и навсегда. С целью восстановить порядок, по крайней мере, настолько, чтобы простые горожане могли жить спокойно, не тревожась о том, что через пол внезапно прорвутся смертоносные лозы, или что маленькая деревянная кукла начнет стрелять в общественном месте.

Такая миссия требовала абсолютной сосредоточенности.

Но Барбара, похоже, не растеряла душевные силы. Как Бэтгёрл она подходила к бремени бесконечной миссии высокомерно, но все-таки справлялась со своей задачей. Кто он такой, чтобы навязывать свою мораль напарнице? Дик тоже часто сопровождал свои действия саркастическими замечаниями. Когда ситуация того требовала, он, как и Бэтгёрл, оставался сосредоточенным и дисциплинированным, а еще он гордился тем, что Дик Грейсон перешел от роли Робина к роли Найтвинга – лидера Юных Титанов.


Сосредоточься, напомнил себе Бэтмен. Сосредоточься на текущем задании.

– Возможно, ты убьешь меня, – сказал он, и в его голосе не было и намека на внутренний конфликт. – А может, я убью тебя. Может, рано. Может, поздно.

Он помолчал, но ответа все не было.

– Я просто искренне хотел постараться все обсудить и предотвратить такой исход. Хотя бы раз.

Джокер разыграл еще одну карту. Стукнув кулаком в перчатке по столу, Бэтмен снова стиснул зубы, борясь с охватившей его подавленностью.

– Ты меня слушаешь? – предъявил он Джокеру. – Я с тобой обсуждаю вопрос жизни и смерти. Возможно, моей смерти...

Джокер перевернул еще одну карту. Бэтмен протянул руку и схватил Джокера за запястье. Он не собирался уйти ни с чем.

– А может, и твоей.

Он убрал руку в перчатке, показав пальцем на противника. Вот это возымело действие. Джокер уставился на него из тени, держа одну руку у лица и сжав ее другой, как будто оскорбившись тем, что Бэтмен осмелился к нему прикоснуться.

– Я не до конца понимаю, почему наши отношения доходят до крайностей, – продолжал человек в маске, – но я не хочу, чтобы твоя кровь была на моих... руках...

Бэтмен посмотрел на свои ладони. На темно-синей перчатке остались полосы белого грима.

Быть того не может. От Джокера не оставались следы.

В глазах Джокера не было прежнего дерзкого блеска.

Бэтмен одним плавным движением перепрыгнул через стол. Джокер не дрогнул. Он просто сидел, почти... В отключке. Его глаза были широко раскрыты.

Страх.

Бэтмен положил руку Джокеру на лицо.

– Не надо, – сказал человек, который не был Джокером, едва различимым монотонным голосом. Не тот голос. Джокер обладал особым ритмом речи. Ошибки быть не могло. Тот голос эхом раздавался в его кошмарах.

– Не прикасайся ко мне! – зашипел человек сквозь стиснутые зубы. – Ты не имеешь права...

Белый грим остался на кончиках пальцев Бэтмена, открыв полоски плоти.

– ...меня трогать.

Он вытащил заключенного в сером на пятно света. На лице человека отразился ужас, когда Бэтмен посмотрел на него с необузданной яростью. Хитрость, безжалостность, извращенное веселье – вот что он видел в глазах Джокера. Но не растерянность. Ни разу. Это был самозванец – но это значило, что его давний противник исчез. Он схватил мужчину за рубашку и притянул к себе. Оказавшись с ним нос к носу, он зарычал:

Где он ?

– А-а-а-а! Господи, нет... – взмолился человек.

– Ты хоть понимаешь? – спросил Бэтмен, его баритон эхом раздавался в тесном пространстве. – Ты понимаешь, что ты выпустил на свободу?

Сдавленно, едва слышно, он повторил:

– Где он?

– Уберите его от меня! – закричал самозванец. Из его горла вырвалось неразборчивое бульканье. Он оцепенел, почти что впав в ступор.


– Боже милостивый, он озверел, – сказал Гордон, услышав крики в камере. Он удивился тому, как обыденно это прозвучало. Он понял, что в глубине души всегда знал, что человек, облаченный в одеяние летучей мыши, не способен твердо стоять на ногах в нормальном мире.

– Открой дверь, – скомандовал он Бадойе.

Дрожащей рукой, будто это было последнее, что он хотел сделать, офицер вставил ключ в замок и повернул его. Гордон почувствовал прилив адреналина и с легкостью распахнул дверь. В камере летучая мышь нависла над беспомощной добычей.

– Так, хватит! – гаркнул Гордон. – Ты знаешь законы о жестоком обращении с заключенными так же хорошо, как и я! Если с его головы упадет хоть волос... – Он посмотрел на человека, которого держал Темный рыцарь, и проглотил остальные слова. Господи, только не это. Толпы репортеров сами по себе сводили с ума.

Бэтмен выпрямился и повернулся к ним, словно они вторглись в его личную крепость. В поднятой руке он держал зеленый парик.

– Комиссар, – обратился он к потрясенному главному полицейскому, – если вас это беспокоит, тогда сами им и займитесь.

Сжав губы под маской в тонкую линию, он отбросил парик в сторону и вернулся к самозваному Клоуну Хаоса:

– Итак, хнычущий слизняк, я вежливо спрашиваю еще раз... – он сделал паузу, чтобы слова дошли до адресата. – Где он?


ДЕСЯТЬ ДНЕЙ НАЗАД


3


Город залил золотистый полуденный свет. Его теплые лучи освещали кабинет на третьем этаже, принадлежащий Антонио «Питону» Палмаресу. Тот сидел в плюшевом кресле, разглядывая изумительную фигуру женщины, которая смешивала ему на баре водку с тоником. Рядом с креслом лежал металлический кейс.

У женщины, готовившей ему коктейль, были пышные волосы. Она была в комбинезоне с широким поясом и туфлях на высоких каблуках. Можно было подумать, что она собиралась на дискотеку. Этажом ниже за длинными столами множество других женщин в нижнем белье набивали бумажные пакетики новейшим продуктом Палмареса – «Смешной дорожкой». На пакетиках с зеленым мерцающим порошком стоял логотип – черный овал с открытым белым смеющимся ртом.

Женщины были так одеты, чтобы никто не попытался «кинуть» Палмареса, и чтобы они не унесли домой на одежде предательский химический запах. Он впитался в пол, несмотря на то, что лабораторное помещение хорошо проветривалось.

Благодаря прибыли от наркотиков, которые он продавал Готэму, подающий надежды гангстер платил приличную зарплату. Он придерживался мнения, что строить преданность лучше на деньгах, а не на страхе, – хотя и не стеснялся призывать к порядку, когда в этом была необходимость.

У Палмареса были высокие скулы и черные волосы, зачесанные назад и длинные на затылке. Он был одет в шелковые серые брюки, итальянские мокасины, без носков, рубашка пастельного цвета была расстегнута на три верхние пуговицы. На шее болтался медальон – сердечко на серебряной цепочке, инкрустированное слоновой костью. Щетина на подбородке была безукоризненно подстрижена и имела естественный вид трехдневного роста. Если приглядеться, был заметен фрагмент его татуировки – питона. Часть торса спереди и всю спину оплетала искусно выполненная графика в стиле японских гравюр.

В двойные двери кабинета осторожно постучали.

– Войдите, – ответил он.

Вошла еще одна женщина. Темно-серый деловой костюм от «Шанель» и очки придавали ей официальный вид. Ее волосы были коротко подстрижены, очки подчеркивали тонкие черты лица. Модельные губы были сжаты в тонкую линию.

– Добрый день, – сказала она.

Девушка с пышными волосами окинула ее взглядом, но ничего не ответила.

– Проходи, Ванда, – сказал Палмарес вставая.

Ванда Вашавски взяла алюминиевый кейс и коротко кивнула в сторону главаря банды. В чемодане лежало полмиллиона долларов сотнями.

– Замечательно, мистер Палмарес.

– До скорого.

– Буду ждать с нетерпением.

Она развернулась и вышла.

Палмарес жадно наблюдал, как её подтянутый зад покачивался под одеждой, пока она выходила из кабинета. Какой популярный бухгалтер по отмыванию денег, довольно подумал он.

Девушка с пышной прической принесла ему коктейль: сперва отпила сама, а после передала ему. Она присела к нему на колени и рукою с красными ногтями начала массировать его мускулистую грудь. Даже когда Палмарес начал расстегивать блузку на ней, она не изменилась в лице.

Двери с грохотом распахнулись.

– Фрэнки, что я тебе говорил насчет того, чтобы сначала стучать? – заорал Палмарес. Это был Фрэнки Боунс, урожденный Фрэнклин Маррис.

– Дело срочное, босс, – ответил Боунс. – Одна из лабораторных крыс проглотила порошок и вот-вот слетит с катушек. Я подумал, что вам надо об этом доложить.

Палмарес подскочил, огорчив женщину. Она протянула руку как раз вовремя, чтобы не упасть на пол. Она была профессионалкой и не стала жаловаться. Палмарес платил за ее время более чем щедро.

К тому времени, как она поднялась на ноги, он уже подошел к двери.

– Ты ведь уже кому-нибудь поручил с этим разобраться, да? – требовательно спросил Палмарес. – Пацан пробовал чистый яд?

– Не, – ответил Боунс, – разбавленный, но он чихнул, когда смешивал партию, и вдохнул слишком много.

– Тогда уйми его к хренам собачьим или дай загнуться, сделай что-нибудь, – приказал Палмарес. Он взял себя в руки и направился к двери. – Нельзя, чтобы он бегал по улице и привлекал к нам внимание.

– Ясно, – сказал Боунс, когда они вышли.

– Скоро вернусь, – бросил через плечо Палмарес. – Угощайся чем хочешь, Сьюзи.


Стоя под мансардным окном, грязным от городской сажи и голубиного помета, пышноволосая Сьюзан Клосмейер, выходившая на сцену под именем Сьюзи Мустанг, застегнула блузку. Здесь было прохладно, несмотря на солнечный свет.

Вернувшись к бару, она налила себе выпить и подошла к окну, надеясь, что солнце согреет ее. Она наблюдала, как далеко в небе небольшой реактивный самолет накренился и направился к воде.

Когда Палмарес вернется, ей придется вернуть прежнее настроение. Нужно стараться делать его счастливым и довольным. Быть конфеткой у гангстера тяжелее, чем трясти задницей ради свиста и долларовых купюр в «Кобылке в кружевах» или сниматься голой для журнала. Она должна была воспользоваться возможностью торговать «Смешной дорожкой». Все это – часть ее плана самосовершенствования, напомнила она себе.


Уникальный самолет, который Сьюзи Мустанг увидела в небе, снова накренился, пролетая над Готэм-Бэй и направляясь к горному хребту Спрингер. В бесшумном режиме он почти не издавал звуков. Нос самолета был украшен тем же орнаментом, что и Бэтмобиль, а пилотировал его так называемый дворецкий Брюса Уэйна, бывший солдат SAS Альфред Пенниуорт.

– Удачи вам двоим, – сказал Пенниуорт с британским акцентом, сидя за приборной панелью. – Есть пожелания напоследок?

– Как насчет твоих восхитительных сэндвичей с тремя видами сыра по возвращении, Альфи? – сказала Бэтгёрл, застегивая снаряжение. Человек, который был далеко не просто дворецким, делано вздохнул:

– И я так полагаю, к ним вам подать гарнир из сладкой кукурузы, мисс Бэр дон?



– Вот это будет вкуснотища.

– Сосредоточься, – сказал Бэтмен, сдерживая нетерпение.

– Как всегда, – широко улыбнулась Бэтгёрл, еще больше его зля.

– Я разворачиваюсь, – сказал Пенниуорт, наклоняя самолет и ныряя в сахарную вату низко висящих облаков. Щелкнув тумблером, он открыл задний люк, и пассажиры выпрыгнули из самолета. Он быстро улетел, а они бесшумно спустились на западную сторону хребта, откуда открывался вид на тюрьму Блэкгейт. Объект располагался на отдельном выступе, далеко от города, но их целью был не он.

Их крылатые планеры были изготовлены по индивидуальным параметрам, в стилистике костюмов двух борцов с преступностью, и издалека они походили на планировавших летучих мышей. Но это была иллюзия: на самом деле они летели по заранее спланированной траектории, которая привела их к зарослям деревьев и кустарника.

– Сейчас, – сказал Бэтмен, дергая спусковой механизм на ремне. Бэтгёрл последовала его примеру и выпустила крылья. Они снижались еще примерно сорок футов и приземлились, умело перекатившись, чтобы смягчить удар и избежать травм. Лишенные веса, необходимого для стабилизации крыльев, планеры подхватило восходящим потоком воздуха и быстро унесло через остров Готэм.

Быстро продвигаясь вперед, Бэтмен и его спутница вошли в рощу, окружавшую часть бывшего казино «Гора Олимп». Они находились за чертой города, где законы округа Готэм были гораздо менее строгими, когда дело касалось организованной преступности.

Давно ходили слухи, что морской магнат Максимилиан «Макси» Зевс привозил на своих кораблях, пришвартованных в гавани Готэма, не только кофе и абрикосы. Используя свою солидную прибыль, он построил казино, которое быстро привлекло спортивных деятелей, карьеристов, а также влиятельных людей из финансовых и политических кругов города. Но Зевсу этого было мало. Его аппетит стал таким же легендарным, как его тезка.

Этим он привлек внимание детектива. Немного поискав, Бэтмен обнаружил, что Зевс шантажировал влиятельных брокеров, составлявших его клиентуру: он размещал их в VIP-комнатах своего казино, только чтобы записывать их на пленку в... компрометирующих ситуациях.

Сам Зевс был арестован и отправлен в тюрьму, откуда его формально выпустили. Вскоре после этого он исчез с радаров. Его казино оставалось закрытым, но из-за различных проблем с арендой недвижимость никто не купил, и она осталась такой, какой была при нем.

Двумя ночами ранее Бэтмен был в баре «Мое алиби», там заправляли преступники...


– Говорю тебе, Мэлоун, сделка – что надо, – сказал Джо-Джо Гэган. – Да, он переборщил с «богом грома», но, черт, сам погляди, каких больных злодеев порождает этот город. – Гэган обвел рукою бар «Мое алиби», имея в виду всю округу: – Даты только вспомни: Убийца Крок, Пингвин, Черная Маска...– он пожал плечами.

– Но Зевс осторожный, я тебе говорю. Он наладил связи с какими-то новыми людьми, которые его покрывают. Это мне сказал дружбан, которому Зевс платит. Толком он ему ничего не говорит, но деньги шлет стабильно, а еще у Зевса есть дело, и как только оно выгорит, он начнет расширять ряды, сечешь?

– Черт возьми, – продолжал Джо-Джо, – с Питоном у меня все в порядке, но я могу сбежать с корабля.

Он с отсутствующим видом потягивал виски.

– И он снова ведет дела из старого казино? – спросил Мэлоун, в уголке его рта под усами болталась деревянная спичка.

– Он все продумал, – ответил Гэган. Впрочем, это было все, что он мог сказать, на самом деле больше он ничего не знал. Мэлоун был неплохим парнем, но Джо-Джо его практически не знал, поэтому они продолжили разговоры ни о чем. Примерно через полчаса Мэлоун вышел.

Сразу после этого подошли двое мужчин. Гэган видел, что они ошивались рядом, и был уверен, что узнал их. У одного было землистое лицо, у другого – большие уши. Оба были худыми и поджарыми, как и их бывший босс, Пугало, который любил, чтобы его пособники были тощими.

– Здорово, Джо-Джо, – сказал большеухий, хлопая Гэгана по плечу. – Позволь нам с другом угостить тебя выпивкой.

– Конечно, Биттс, – ответил Гэган. Он уже изрядно напился, но не хотел отказываться от бесплатной пары стаканчиков.


Выходя из «Моего алиби», Брюс Уэйн сбросил маскировку под «Спичку» Мэлоуна. Он направился в сторону бэтпещеры и компьютерной системы, больше похожей на произведение искусства. Когда он выехал за пределы Готэма, зазвонил мобильный телефон. Он нажал кнопку громкой связи:

– Люциус.

– Брюс, где ты? – потребовал ответа Люциус Фокс. – Скоро начнется заседание городского финансового совета. Нам с тобой надо подготовиться.

Фокс был его коммерческим директором и управлял «Уэйн Энтерпрайзес». Он умело управлялся с числами, а еще был гениальным изобретателем.

– Придется тебе справляться без меня.

И пока Уэйн ехал по дороге, не сбавляя скорости, на другом конце телефона воцарилась гробовая тишина. Настало позднее утро, улицы были переполнены транспортом, но он входил и выходил из потока автомобилей, не сбиваясь с ритма.

– Брюс, ты один из богатейших людей в Готэме, – сказал Фокс, тщательно подбирая слова. – Твой вклад очень важен. Ты знаешь, чем рискуешь, позволяя им сделать шаг без тебя.

– Ты разбираешься в данных не хуже меня, – ответил Уэйн. – а может, даже лучше. Всем известно, что у тебя есть полномочия говорить за нас обоих – за всю корпорацию «Уэйн Энтерпрайзес». Просто проследи, чтобы они не наделали глупостей.

– Это не...

Уэйн повернул руль и направился к потайному входу в свое подземное логово. Автомобиль был первоклассным и мог ехать сам, но он предпочитал вести его лично.

– Люциус, все нормально, – сказал он, перебивая своего друга и коллегу. – Разберись с этим сам. Слушай, я сейчас заеду в «мертвую» зону, телефон отключится. – Прежде чем Фокс успел ответить, он оборвал связь.


Бэтгёрл сидела там, в униформе, за компьютерным терминалом.

Войдя в самую безопасную систему во всем Готэме, он быстро нашел подтверждение тому, что сказал ему Гэган. Хотя казино было закрыто ставнями, спутниковые снимки подтвердили большую активность вокруг «Горы Олимп», особенно ночью.

Необходимо было провести расследование. Он собирался идти один, но Барбара настояла на том, чтобы сопровождать его. Она шла по следу наркобарона, которого звали Питон Палмарес, в надежде найти и уничтожить его канал сбыта. Когда Зевса посадили в тюрьму, между различными группировками в преступном мире возникла борьба за его долю – среди них была грузовая линия и система сбыта, филиал его флота грузовых судов.

Палмарес пытался ее забрать.

Система включала в себя группу «конспиративных домов», секретных складов, которые Зевс использовал для хранения и распространения своей контрабанды в городе и округе. Чем глубже Бэтмен копал, тем очевиднее становилось, что ее расследование имело параллели с его собственным.

И он уступил. Можно сказать, выбора у него не было.


Они молча двигались сквозь подлесок, перед ними возвышалась искусственная гора Олимп – колонны под открытым небом, неестественно белый мрамор и камень.

Бэтмен поднял руку, предупреждая об опасности. В другой руке он держал прямоугольное устройство с маленьким экраном, выводящим показания, как у осциллографа. Оно предназначалось для обнаружения наземных датчиков. Вокруг никого не оказалось, и он вернул устройство на пояс. Со своего наблюдательного пункта они увидели пособников Зевса, одетых в военную форму под стать обстановке – театральное представление на потеху босса. Форма включала в себя полированную броню из стального сплава, защищающую торсы, туники, обмотку, сандалии на шнуровке и абсурдные коринфские шлемы с плюмажем.

Однако при них были не мечи, а современные смертоносные штурмовые винтовки, которые, несомненно, были полностью автоматизированы.

– Да, пара пустяков, – прошептала рядом с ним Бэтгёрл. – Я налево, ты – направо.

Она не стала дожидаться его ответа и быстро ушла. Бэтмен вздохнул и стал красться вперед. Он тихо и быстро подошел к одному из охранников, зажал ему рот рукой в перчатке, нагнул его и нанес быстрый удар ребром ладони по особой нервной точке у основания шеи. Коренастый мужчина рухнул, не успев издать ни звука. Бэтмен поймал его оружие до того, как оно ударилось о бетон.

Идя по тропинке параллельно Бэтгёрл, он больше не встретил часовых. Скорее всего, Зевс считал, что удачно скрылся с глаз. Завернув за угол, Бэтмен увидел свою спутницу и двух стражников, лежащих ничком у ее ног. Она уперла руки в бока и бросила на него игривый взгляд:

– Ну наконец-то, – упрекнула она.

– Пошли, – сказал он, проскользнув мимо нее без лишних слов. Его плащ колыхнулся в неподвижном воздухе.

– Женская работа никогда не кончается, – пошутила она, подхватывая одну из винтовок и шагая за ним.

– Положи, – приказал он не оглядываясь.

– Мне она нужна, чтобы сделать их, так сказать, покладистее. Царапина здесь, царапина там. Без серьезных травм.

Он остановился, не поворачиваясь.

Она склонила голову набок, вынула магазин и швырнула его в кусты, а следом – оружие.

Они прошли под белоснежной балюстрадой рядом с высокой стеной. Посмотрев вверх, Бэтмен вытащил из-за пояса, прикрытого плащом, устройство в форме пистолета. Вытянув руку, он выстрелил крюком-кошкой. Крюк с легким звоном взлетел вверх под действием сжатого воздуха.

– Это новая модель, – сказала Бэтгёрл, разворачивая шелковистый на ощупь плетеный стальной провод. к его концу была прикреплена легкая складная петля. Она привычно ее закрутила, а затем отпустила и отправила вверх, чтобы зацепить наверху.

– Я стараюсь идти в ногу со временем, – сострил он, поднимаясь по стене и перебирая руками узловатую веревку.

– Старого пса новым трюкам не обучишь.

Она дернула провод, проверяя, что тот крепко держится, и последовала за ним.

Поднявшись на гангстерскую версию Олимпа, они собрали снаряжение и оказались во внутреннем дворе рядом с главным строением – большим зданием, стилизованным под древнегреческий храм для поклонения богам. Это было казино, куда игроки приходили молиться об удаче. Во внутреннем дворе стояли мраморные скамьи, топиарии были подстрижены под оленей, лошадей, баранов и быков.

– Боже мой, – сказала Бэтгёрл, окидывая взглядом пейзаж. – Какой шик в бандитском логове.

– Он не особенно прячется, – сказал Бэтмен, кивая в сторону нескольких охранников, стоящих на виду. – Это говорит о том, что, чем бы ни занимался Зевс, он считает, что опасность ему не угрожает. Может быть, он, как в легенде, собрался победить титанов.

Бэтгёрл бросила на него озадаченный взгляд, но он никак не отреагировал, сохраняя невозмутимость. Быстрое сканирование показало, что камеры безопасности казино не работали – снова самоуверенность со стороны Зевса. Они бегом пересекли внутренний двор и подошли к стене здания, ища способ незаметно проникнуть внутрь.

С оглушительным ревом стена над ними рассыпалась дождем камней и извести, когда в нее ворвался град пуль.


4


– Черт! – проревел охранник с террасы. – Мы не одни!

Он выпустил еще несколько пуль, а две летучие мыши разлетелись в разные стороны, затруднив ему попадание. Бэтгёрл обернула вокруг верхней части тела плащ, сделанный из переплетения кевлара и других полимеров. Этот материал был придуман отделом исследований и разработок «Уэйн Энтерпрайзес» под руководством Люциуса Фокса. И все же сила удара отбросила ее к стене бывшего казино.

Бэтмен прыгнул в сторону и развернулся, вытаскивая из-за пояса складной бумеранг в форме летучей мыши. Он был спроектирован с аэродинамикой метательной звездочки ниндзя, и Бэтмен запустил его еще до того, как приземлился. Его прицел был точен, и острый край вонзился в стреляющую руку охранника, заставив его выругаться и бросить оружие. Ровно в ту секунду, когда автомат ударился о каменный пол, Бэтмен преодолел расстояние между ними. Пинок с разворота и два быстрых удара отбросили охранника на спину.

Подбежали еще двое мнимых солдат. Стук их сапог стих, когда они подняли штурмовые винтовки и открыли огонь. Не желая снова потерять равновесие, Бэтгёрл спряталась за большим растением в каменной урне фута четыре высотой. Высокоскоростные пули разрушили каменную кладку, но были остановлены слоем земли в урне. Припомнив старые фильмы о Второй мировой войне, которые она смотрела вместе с отцом, Бэтгёрл вытащила из-за пояса два маленьких пластиковых шарика и бросила их через голову, как солдат из окопа бросает ручную гранату.

Под прозрачной поверхностью сфер кружились цветные пятна, пока они приземлялись и катились по террасе. Когда один из стражников шагнул вперед, из шаров вырвались электрические разряды и набросились на тело мужчины. Он затрясся и изошел слюной, а когда разряды прекратились, рухнул, одежда на нем порвалась и обуглилась от тока.

– Теперь можно не любезничать, – сказал Бэтмен, воспользовался отвлекающим маневром и уложил второго пришедшего.

– Ты прав, – согласилась Бэтгёрл, бросаясь вперед, когда появился еще один охранник – это была первая женщина в отряде. Она присела на корточки за балюстрадой. Хотя Барбара знала историю скорее поверхностно, она была уверена, что в древнегреческом мире, ориентированном на мужчин, не было женщин-солдат. Не то чтобы Макси Зевса заботила историческая точность. В самом деле, вспомнила она, большинство солдат предпочитало общество других мужчин, думая, что только они обладают достаточно высоким интеллектом.

– Как прогрессивно со стороны Старого Макси, – пробормотала она, бросая на землю предмет, немедленно выпустивший дымовую завесу, скрывая ее местоположение.

Пока охранница стреляла наугад, Бэтгёрл обежала топиарий, приближаясь к своей цели. Женщина развернулась и выстрелила в борца с преступностью, но Бэтгёрл ей помешала. Она пнула кадку в сторону; пули пролетели близко, задев ее бронированное плечо и отрезав волосы рыжего парика, торчащие из-под маски. Прежде чем охранница опомнилась, Бэтгёрл применила комбинацию американского бокса и кунг-фу, вывихнула ей плечо и, сбросив шлем, вырубила ее.

Она присоединилась к Бэтмену, который повернул ручку на крышке узкой канистры и бросил предмет к массивным двойным дверям главного входа. Каждый портал был украшен большим барельефом с ухмыляющимся лицом Макси Зевса. Двери были сделаны из железа, и магнитная канистра осталась там, куда прилетела. В результате взрыва одна из дверей сорвалась с петель и повисла под странным углом. Пробитое отверстие оказалось достаточно большим, чтобы они смогли войти.

– Будь начеку, – сказал Бэтмен, бросаясь вперед.

– Разве бывает иначе? – язвительно заметила она не отставая.

Заглянув внутрь, он издал гортанный звук, затем резко развернулся, мускулистыми руками схватил Бэтгёрл и отшвырнул их обоих от двери. Прежде чем она успела среагировать, внутри сверкнула молния и ударила в то место, где она только что стояла. Молния была такой силы, что полностью вырвала дверь из поврежденных креплений.

Она упала с металлическим лязгом.

– Блин, а это еще откуда? – спросила Бэтгёрл.

– Попробуйте до меня добраться, остроухие уроды, – насмехался Макси Зевс из своего липового храма. – Давай-ка посмотрим, сумеешь ли ты со своими приемчиками в стиле Брюса Ли меня победить, ведь теперь у меня действительно есть сила богов. – Его смех стих, когда он вошел в свой штаб.

– Хвастаешь? – подметила Бэтгёрл. Она вытащила еще две электросферы, а Бэтмен – еще одну мини-бомбу и дымовую гранату. Он поджег последнюю у разломанного входа, когда охранники с другой стороны изрешетили дверной проем автоматным огнём. Пока солдаты сосредоточенно ждали у заполненного дымом дверного проема, их мишени ворвались через боковое окно. Бэтгёрл врезалась в одного из солдат, и они вместе упали. Это было все равно что врезаться в кирпичную стену. Он был крупным и мощным, и когда ударил ее в челюсть, в ее голове словно разорвалась мина.

Если он ударит ее еще раз, ей конец.

Приземлившись после кувырка, Бэтмен вскочил на ноги, ткнул локтем в горло одного охранника, а его ботинок врезался в грудь другому, отбросив того в колонну.

Бугай придавил Бэтгёрл к полу, лишив её возможности сопротивляться.

– Всегда мечтал подмять под себя бабу в костюме, – выдохнул он с довольной ухмылкой на лице.

– Мечтай дальше, парниша.

Мысленно представив нервную систему тела, она прижала кончики указательных пальцев к определенной точке у него под краем шлема, ближе к ключице. Когда, пытаясь среагировать, охранник потянулся к ее плечам, Бэтгёрл, чётко рассчитав силы, ударила в эту точку.

Он выпустил её и сжал кулаки, это было похоже на сильный спазм запястного канала. Руки расслабились и бесконтрольно дёрнулись.

– Что ты сделала со мной, сука?

Бэтгёрл вывернулась из-под него и нанесла меткий удар, от которого шлем бойца отлетел в сторону. Несколько быстрых ударов по лицу, не встретивших сопротивления, вывели его из строя. Повернувшись, она показала на трех оставшихся противников:

– Займись Зевсом, – сказала она Бэтмену. – Здесь осталось мало его головорезов.

– Хорошо, – прохрипел он. Но прежде чем уйти, использовал свой пистолет с крюком, чтобы выстрелить чем-то похожим на кусок пластика в одного из охранников. В полете материал расширился, ударив охранника в грудь. Растянувшиеся веревки обернулись вокруг его туловища, прижав руки так, чтобы он не мог поднять оружие.

Пока он падал на пол, Бэтмен уже ушел.

– Впечатляюще, – сказала Бэтгёрл, но ей самой оставалось справиться еще с двумя. Ее гибкая фигура распростерлась на полу, и она заскользила по полированному паркету, пока ее преследовали выстрелы. Когда безделушки, украшавшие замок, разлетелись у неё над головой на куски, она остановилась за мраморной статуей Зевса – того самого, из истории, который, к счастью, сидел на внушительном троне.


Бэтмен побежал вглубь комплекса, его боевое чутье подсказывало путь. Петляя между нерабочими игровыми автоматами и карточными столами, он проходил мимо пышных гобеленов и фризов, украшенных резвящимися созданиями – сатирами, кентаврами и соблазнительными девами.

Обогнув колонну, он почувствовал, как воздух перед ним стал горячее, и нырнул в сторону. Через наносекунду в миллиметре от его плеча просвистела молния, отколов штукатурку на колонне.

– Преклонись пред небесной силой, Бэтмен.

Макси Зевс держал футуристического вида винтовку, сжимая ее обеими руками. Ее ствол дымился. В отличие от своих охранников, Зевс с козлиной бородкой был одет в деловой костюм, но без галстука. На голове у него красовалась главная его гордость – золотой венок из лавровых листьев.

Он еще раз выстрелил, отправив обжигающую молнию в темный коридор. Бэтмен исчез в тени. Неодобрительно хмыкнув, Зевс повернулся и бросился прочь.


Один из охранников, открыв шквальный огонь, уверенно направился к статуе Зевса.

– Давай, Бэтгёрл, будь женщиной. – Он засмеялся и продолжил стрелять. Ещё один охранник шагнул вперед из-за другого угла, тоже стреляя из штурмовой винтовки. Их берцы хрустели по каменным осколкам, разбросанным по полу.

Оба остановились в нескольких шагах от изрешеченной пулями, почти неузнаваемой статуи.

Охранники посмотрели друг на друга и ухмыльнулись:

– Нам дадут награду за твое тело, Бэтгёрл, – сказал охранник слева. У него был гнусавый голос и волосатые ноги.

– Конечно, это не то же самое, что поймать Бэт- мена, ты просто подражательница, сброд, – сказал другой. С этими словами они обежали разрушенную скульптуру и замерли.

Там никого не было.

Прикрыв рты, они посмотрели налево и направо.

– Подражательница, да?

Они вместе подняли глаза и увидели, что она сидит на статуе, прислонившись спиной к полированному камню, широко раскинув руки, голубой плащ висел позади ее жилистой фигуры, затянутой в черное. Прежде чем они успели поднять оружие, она разжала руку. Вниз полетела миниатюрная светошумовая граната и взорвалась до того, как упала на пол. Человек с волосатыми ногами завопил, бессистемно стреляя, но Бэтгёрл уже спрыгнула вниз. Твердый тычок пальцем чуть выше локтя заставил его ослабить хватку на оружии, одним взмахом ноги она сокрушила охраннику челюсть.

Когда он упал, она повернулась к его напарнику:

– Похоже, ты не знаешь, как с ней обращаться, – сказала она, одной рукой схватив ствол его винтовки, а другой стукнув его по переносице. Этим ударом она его ослепила. – Отдай-ка ее лучше мне.

Когда он отступил на несколько шагов, пытаясь вернуть зрение, она отбила оружие, не встретив и малейшего сопротивления.

Придя в себя, охранник с волосатыми ногами рванул вперед, пытаясь обхватить Бэтгёрл за талию и прижать ее к статуе. Она выпрямилась и со злостью ударила бойца по затылку его же винтовкой так, что даже шлем не защитил его от оглушения.

Другой охранник поднялся с пола, сильно моргая. Он достал оружие и выстрелил, Бэтгёрл увернулась. Тело мужчины дернулось, когда в него полетели пули. Его торс был защищен броней, но ноги сильно ранило, из них текла кровь. Он упал на колени.

– Боже, и что им не лежится?

Бэтгёрл положила руку на спину стоящего на коленях охранника и, когда он упал на пол, переступила через него. Толстая подошва ее ботинка заново врезалась в лицо второго бойца, а сама она выгнулась дугой вверх, и, приземлившись на ноги, отбросила его назад.

Удар вышел не сильный, и охранник оправился быстрее, чем она надеялась. С отпечатком подошвы ботинка на щеке, он нажал на спусковой крючок, но оружие не выстрелило. Боец выругался и отбросил винтовку на пол: он был адски зол, отчего стал небрежным. Легко увернувшись от дикого сокрушительного удара, Бэтгёрл использовала собственную движущую силу охранника против него: четкий бросок дзюдо уложил его на лопатки, выбив из него дух. Она с силой ударила его пяткой в горло.

Это на него подействовало. Он отрубился.

– Здравствуйте, милая леди.


5


Бэтгёрл повернулась лицом в сторону нового голоса. Это был теплый, хрипловатый женский голос, похожий на мёд и ржавые гвозди, зовущий ее из арочного дверного проема в дальнем конце зала.

В свете ламп соседней комнаты вырисовывался силуэт высокой, элегантной женщины. Она была одета в асимметричное платье косого покроя из бледного невесомого шелка, с золотым греческим узором по подолу, на ногах были золотые гладиаторские сандалии на высоком каблуке. Ее густые темные волосы были собраны золотой заколкой в форме листьев.

– Ты кто такая?

– Я – Койнония, – сказала женщина, входя в комнату, – но ты можешь звать меня Кой. Прошу тебя простить Макси. У него комплекс неполноценности. Вот поэтому он изобретает такие глупые устройства и терпеть не может честный бой.

Теперь, когда лицо женщины было полностью освещено, Бэтгёрл увидела, что она не была красива в традиционном смысле. Ее лицу не хватало изящества и хладнокровия. Она двигала своим длинным, стройным телом с плавной, легкой уверенностью танцовщицы или олимпийской фехтовальщицы. Вытащив украшение из волос, она рассыпала по спине волну локонов цвета воронова крыла и нажала на кнопку. В тот же момент длинный телескопический стержень расширился и отделился от основания остроконечного золотого листа, превратившись в сверкающее копье.

Койнония указала подбородком на стеллаж со старинным оружием, висевший на дальней стене.

– Начнем? – мурлыкнула она.

Бэтгёрл ухмыльнулась и подошла к стеллажу. Одарив ногой по основанию видавшего виды железного копья, она вытащила его из крепления и поймала в воздухе. Протянув другую руку и сделав короткий жест ладонью, она пригласила новую противницу в бой.

Без дальнейших уговоров Кой атаковала серией высоких и низких бросков, которые было легко парировать. У Бэтгёрл создалось впечатление, что женщина прощупывает её, получая представление о ее силе и мастерстве.

Эта женщина была крупнее и мускулистее, так что Бэтгёрл нужно мыслить стратегически и действовать внезапно. Она отвернулась, а затем отклонилась назад, направив оружие от своего лица к животу Кой. Женщина удивленно хмыкнула и изогнулась, чтобы избежать острия. Продолжив маневр и пригнувшись до земли, Бэтгёрл замахнулась копьем на ноги Кой.

Койнония, подпрыгнув, увернулась от её выпада, режущим ударом угодила слева, по ребрам Бэтгёрл, рассекая ее костюм и врезаясь в тело.

Чёрт, больно.

Адреналин подстегнул ее, заглушая боль, когда она прыгнула вперед, оттолкнувшись сначала от согнутого колена, а затем от бедра своей более высокой противницы, чтобы нанести ей сокрушительный удар в голову.

Крупная женщина попятилась назад, в дверной проем, из которого вышла, а Бэтгёрл последовала за ней, нанося ей удары ногами и древком копья, пользуясь им как посохом бо. Кой отбивалась и уклонялась от каждого удара, свирепо шипя.

Новая комната была тускло освещена переливающимися волнами аквамарина, и прежде чем глаза Бэтгёрл успели привыкнуть к этой перемене, ее противница нырнула в сторону и резко ударила ее под коленки, заставив их подогнуться.

Упав вперёд, Бэтгёрл развернулась через правое плечо, планируя перекатиться по полу и сразу же вскочить на ноги. Но тут возникла проблема.

Пола не было.

Вместо этого она нырнула в теплую хлорированную воду. Бассейн. Заставив себя сохранить спокойствие, она попыталась открыть глаза и оценить обстановку, но ей удалось увидеть лишь кружащиеся серебряные пузыри. Дна, до которого она могла бы дотянуться ногами и оттолкнуться, не было, а копье выбило из рук неожиданным потоком воды. Оно опустилось на дно из-за веса железного наконечника.

Она выдохнула весь воздух из легких, готовясь к столкновению с полом, которого не было, так что единственным вариантом для неё оставалось рискнуть и вырваться на поверхность. Сделав это, она быстро огляделась и обнаружила себя примерно в центре глубокого бассейна.

Единственный свет в помещении исходил от четырех маленьких светящихся дисков, установленных по бокам бассейна, прямо у поверхности покрытой рябью воды. Ее глаза еще щипало от хлорки, но она смогла разглядеть просторную комнату без окон с низким золотым потолком в стиле рококо, толстыми позолоченными колоннами и мозаикой с обнаженными нимфами, танцующими на стенах.

Не увидела она лишь Койнонию.

Именно тогда она заметила бледную, гладкую фигуру, направлявшуюся прямо к ней под поверхностью воды. Она едва успела вдохнуть полной грудью, когда чья-то рука стальной хваткой вцепилась в её лодыжки и потянула вниз.

Оттолкнувшись от захвата, она почувствовала, что ее ботинок с чем-то соприкоснулся. Хватка ослабла на долю секунды, но тут же рука перехватила её поперёк тела, затягивая все глубже и глубже под воду.

Длинные темные волосы противницы закружились в воде. Бэтгёрл схватилась за них, когда они вдвоем ушли под воду. Ее сердце колотилось в груди, напряжение слишком быстро сжигало запас кислорода, но она чувствовала, что хватка Кой тоже ослабла. Им обеим надо было вдохнуть, и очень скоро.

Подтянув колени, она поставила ботинки туда, где, как подсказывало ей затуманенное водой зрение, находился центр тела нападавшей. Она сделала мощный рывок, разрывая хватку Кой и одновременно отталкивая ее, продвигая собственное тело в противоположном направлении. Она развернулась в воде и поплыла во всю силу.

Плащ тянул ее назад, и она надеялась, что направляется к одной из ближних сторон бассейна, а не к дальнему мелководью, ^дача ей улыбнулась, и через несколько секунд ее рука нащупала край.

Вытащив мокрое тело из воды, Бэтгёрл втянула воздух в ноющие лёгкие. Она обнаружила, что находится около дверного проема на короткой стороне глубокого бассейна, в то время как Кой находилась слева, выползая на одну из длинных сторон примерно на середине, между глубокой и мелкой его частью.

Подойдя к двери, Бэтгёрл заметила элегантное золотое копье Кой, прислоненное к стене.

Койнония уже вышла из воды, тяжело дыша и прижав ладонь к лицу мозаичной нимфы. Ее тонкое белое платье стало совершенно прозрачным, и Бэтгёрл невольно заметила, что одна из ее больших грудей была явно искусственной – кусок гладкой, ровной резины, удерживаемый на месте тонким кружевным лифчиком.

Женщина заметила ее взгляд и улыбнулась. Улыбка была опасной.

– Так принято у амазонок, – сказала она, – тебе не понять.

– Ты удивишься, – съязвила Бэтгёрл, дерзко улыбаясь. Она схватила копье и наставила на нее острое листовидное лезвие. – Я много читаю.

В мифах утверждалось, что амазонки отрезали себе грудь, чтобы лучше целиться из лука. Вот откуда Кой взяла идею для своей излишне театральной персоны.

Койнония выгнула темную бровь:

– Я думала, у нас честный бой, – сказала она. – Хотя такой милой малышке, как ты, наверняка приходится жульничать, чтобы выиграть.

Бэтгёрл нахмурилась.

– Ладно, – сказала она, роняя копье и принимая боевую стойку. – Пусть будет по-твоему. Потому что чем они больше, тем с ними труднее...

Она замолчала, когда Кой улыбнулась и нажала на перламутровый сосок. Открылась небольшая ниша. Бэтгёрл не успела ничего сообразить, как на нее уже смотрело дуло короткоствольного револьвера 32 калибра.

– И куда же подевался честный бой? – спросила Бэтгёрл, злясь на себя за то, что оказалась такой доверчивой, но не слишком переживая о мелкой неприятности.

– Честных боев не бывает. – Волчья ухмылка стала еще шире. – Есть люди, которые ради победы делают все возможное, и люди, которые этого не делают.

Она выстрелила в Бэтгёрл.

Предупреждающий голос Бэтмена, зазвучавший в голове, напомнил Бэтгёрл, что не стоит просто стоять под пулями и ждать, пока они отскочат от бронежилета. Она нырнула в сторону, а верхушка отдельно стоящей колонны и бюст на ней разлетелись позади нее на куски.

«Черт, – поняла она, – проклятый пистолет заряжен разрывными патронами».

Взгляд Бэтгёрл метался из стороны в сторону. Копье было бессильно против пистолета, а гаджетов на поясе было мало. Между ними на полу стоял большой кувшин с жидкостью, в тусклом свете казавшейся темной. Примерно в двух футах слева от нее у бассейна лежал небольшой полусдувшийся шезлонг. Дело было рискованное, скорее всего, этот трюк не сработает, но...

Она пригнулась, подбежала и пнула шезлонг, отправив его в полет. Это был просто отвлекающий маневр, позволивший ей отцепить крюк на тросе от скобы у поясницы. Она прыгнула и, извернувшись в воздухе, выстрелила крюком-кошкой прямо в Койнонию. Крюк вонзился той в тыльную сторону ладони как раз в тот момент, когда та нажала на спусковой крючок. Когда пуля, задев лопатку Бэтгёрл, прошла мимо и попала в стену позади неё, она поморщилась, несмотря на защитную одежду.

В закрытой комнате прогремел оглушительный взрыв. Кой улыбалась, она не торопилась заканчивать игру. Еще один выстрел, и на том месте, где всего миллисекундой раньше стояла Бэтгёрл, разлетелись осколки черепицы. Но она уже перекатилась дальше. Она схватила копье и вонзила его золотое острие в кувшин с химикатами.

Резкий обжигающий запах заставил ее, вдохнув воздух, закашляться в тот момент, когда она подняла кувшин на конце копья и отшвырнула его изо всех сил. Сосуд ударил Кой в ее асимметрично измененную грудь и окатил фонтаном едкого синего химиката, брызнувшего ей в лицо.

– Черт! – закричала она, отшатнулась, выронила пистолет и закрыла лицо руками. Бэтгёрл быстро шагнула вперед и ударила ее с разворота ногой в висок, сбив с ног и сбросив в бассейн. Затем она пнула пистолет, и он пролетел через всю плитку в бассейн, следом за его бьющейся в истерике, задыхающейся хозяйкой.

Развернувшись, она выбежала в дверной проем, стремясь присоединиться к Бэтмену и раз и навсегда положить конец этой вечеринке в тогах.


Бэтмен остановился, оценивая обстановку. Он оказался в коридоре, устланном. коврами, по обе стороны от него располагались богато украшенные деревянные двери. В конце коридора стояла статуя Купидона с натянутым луком.

Он последовал за Зевсом на второй этаж, а затем сюда. За его спиной виднелась обугленная дымящаяся дыра в разорванных обоях. Зевс выстрелил в него, и Бэтмен снова уклонился от зигзага молнии. Когда он обернулся, главарь банды уже исчез за одной из дверей.

Заглянув в одну из комнат, он понял, что когда-то это была VIP-зона. За этими дверями происходили всевозможные распутства, но сейчас они скрывали смертельные перспективы. Он сделал еще несколько шагов по коридору и почувствовал, как под его сапогом поддалась нажимная пластина. Едва он отскочил назад, позади него опустился стальной барьер, из стены с шипением вылетела трубка, и оттуда вырвался желтоватый газ.

Хлор.

Бэтмен застегнул кислородную маску и пошел вперед, его глаза в прорезях маски горели. Он ускорил шаг. В тумане он увидел мерцание растяжки и перешагнул через нее. Слева от него была приоткрыта вторая дверь, и изнутри доносился почти неуловимый звук. Скорее всего, это был путь, по которому бежал Зевс. Подобравшись к двери, Бэтмен ударил по ней локтем, заставив панель вибрировать.

И её тут же разорвало молнией.


6


Попав в комнату невредимым, Бэтмен увидел, как Макси Зевс проскользнул через раздвижную стеклянную дверь на плоскую крышу. В дверь светило яркое солнце, мешая следить за движением. Тем не менее он прошел дальше.

Его остановили острые когти на бетоне.

Проем загораживали двое охранников, не похожих на остальных. На первый взгляд они казались парой одинаковых бульмастифов с плотными, мускулистыми телами на тяжелых, мощных лапах. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что это роботы, каждый размером со 140-фунтового зверя из плоти и крови – сплошь сплав и гидравлика, стальные зубы щелкали на хорошо смазанных шестернях. На их гладких смертоносных телах мерцал солнечный свет. Глазницы сверкали красным. В их мордах было что-то крысиное, и Бэтмену показалось, что он знает их происхождение.

Зевс повернулся к нему лицом.

– Наверно, ты это и так знаешь, – сказал он, широко улыбаясь, – но одного зовут Орф, а другого – Цербер.

Он по очереди указал на каждого.

– Им идут эти имена, ты так не думаешь?

Защитник Готэма не стал тратить время на болтовню. Зевс оскалился:

– Поприветствуйте Бэтмена на Олимпе, мальчики. – Он громко хлопнул в ладоши, и две собаки- робота, оскалив металлические зубы, с громким лаем прыгнули вперед. – Мне нужно обратиться к городу неверующих.

Отступив назад, Бэтмен пнул в сторону механических нападающих большой черный лаковый столик с хромированными ножками. Внезапное движение заставило их остановиться, но только на мгновение. Они обогнули препятствие и оказались в воздухе быстрее, чем он ожидал. Первый металлический зверь врезался в него с силой автомобиля. Одной рукой он отталкивал большую голову в сторону, пока существо рычало и щелкало на него челюстями. Вместо дыхания от его морды исходил специфический тошнотворный запах, похожий на перегретый трансформатор игрушечного поезда и паленую шерсть.

Второй пёс подошёл слева, и Бэтмен, с гримасой явного усилия, повалил одного на другого. Лязг кованых шкур утонул в визге больших шестеренок. Заглянув в раздвижную дверь, Бэтмен увидел, как на крыше открываются металлические панели, похожие на тротуарные лифты. Полдюжины корпусов размером с гаубицу поднялись вверх и плавно задвигались на гидравлических шарнирах.

Пока он обдумывал их предназначение, Орф снова бросился на него. Цербер попятился. Металлический мастиф прыгнул. Бэтмен, сделав так, чтобы их отнесло подальше силой инерции, приземлился на спину. Пользуясь преимуществом в весе, он отпустил его и швырнул в бар с закусками. Бутылки со спиртным разнесло на куски, как будто они взорвались, и искусственное существо насквозь промокло – без всякого вреда для себя. Бэтмен вынул из-за пояса зажигательную капсулу и запустил ее в механизм зарядки. Робот полыхнул как раз тогда, когда Цербер вцепился зубами в голенище сапога Бэтмена. Несмотря на то, что материал был рассчитан на удар любого лезвия, блестящие от масла металлические клыки каким-то образом всё же впились в его мышцы.

Металлическая собака удерживала его и не собиралась отпускать. Еще хуже было то, что Орф не остановился. Он кружил вокруг него, выискивая возможность укусить. Сосредоточившись, как его учил Чу Чин Ли на горе Цинчэн, Бэтмен отчаянным усилием поднял ногу примерно на два дюйма от пола.

Слова учителя раздались у него в голове:

«Не сомневайся, делай».

Механический зверь продолжал нападать, его зубы рвали сапог в погоне за наградой из мяса и костей. Бэтмен бессвязно взревел, перевалился всем телом и, крутанув ногой, с силой ее опустил, стараясь не угодить в челюсти. Существо на мгновение вздрогнуло, его хватка ослабла.

Бэтмен высвободился и поднялся на ноги. Икроножная мышца пульсировала, но не кровоточила, и он ничего не растянул, поднимая большого андроида. Рыча и пуская слюни, как настоящая собака, Цербер бросился на него, когти царапали свисающий плащ.

Орф делал то же самое с другой стороны.

Подпрыгнув, Бэтмен сделал переворот в воздухе, и два существа столкнулись, скрежеща металлом о металл. Из головы Цербера выскочил светящийся электрический глаз. Огонь на Орфе погас, но он сделал то, на что Бэтмен надеялся. Теперь ему стало видно отверстие между суставами в ногах собаки, сделанных из сплава. Стыки были покрыты неопреном, и пламя в нескольких местах разъело материал.

Упав на бок, Бэтмен потянулся за узлом на поясе, когда механические существа поднялись на ноги, оскалили зубы и приблизились. Он подполз на животе, схватил бархатный стул и швырнул его в сторону Цербера, прижав того к стене на пару секунд.

Орф снова бросился на него, но Бэтмен увернулся и встал в стойку на руках, хоть его мускулистое тело и сопротивлялось этой позе. Перевернувшись, чтобы встать на ноги, он выхватил маленький цилиндр и выпустил тонкую струйку кислоты. Химическое вещество брызнуло на сустав в открывшейся выгоревшей щели на передней конечности существа. Разъемы лапы пузырились и шипели, и через некоторое время она отделилась от остального тела.

Робот споткнулся, но внутренние гироскопы его выровняли. Рыча, он попрыгал за ним на задних лапах. Бэтмен пригнулся и использовал оставшуюся кислоту, чтобы повторить свой прием на суставе задней лапы. Когда собака приземлилась, правая задняя лапа отломилась, и существо остановилось, упав на бок.

Оставшийся пёс бросился в атаку, отбросив стул в сторону головою-блоком. Как только это произошло, «мститель в плаще» прыгнул на стену, оттолкнулся от неё, чтобы попасть на диван, а затем проскочил сквозь проем между раздвижных стеклянных дверей.

Когда Цербер бросился за ним, Бэтмен ухватился за дверь и захлопнул ее на шее андроида. Дверь была тяжелая, скорее всего, пуленепробиваемая. Послышался треск и хлопок, сопровождаемый отчетливым запахом горящего металла. Механическая голова существа под углом повисла на шее. Открылись провода, разъемы и миниатюрные двигатели.

Тем не менее существо, хрипло гавкнув, пыталось двигаться, но Бэтмен повредил его центральный процессор. Он мерцал еще некоторое время в глазах пса, пока Орф безуспешно пытался проползти вперед.

Бэтмен повернулся спиной к искалеченным конструкциям. Было поздно, и он смотрел прямо на солнце, висевшее низко над горизонтом. На маску опустились линзы, приглушая яркий свет.

– А как тебе такое, Бэтмен? – спросил Зевс. Он стоял возле ряда высокотехнологичных пушек, держа в одной руке винтовку, стреляющую молниями, а в другой – пульт дистанционного управления. Было ясно, что схожая технология использовалась для разработки винтовки и изготовления пушек. Бэтмену очень хотелось узнать, где криминальный авторитет их раздобыл.

– Чего ты хочешь, Зевс?

Позади себя он слышал, как собаки стучат в стеклянные двери. При своих повреждениях они не могли пробить армированное стекло.

– Чего я хочу? – повторил Зевс. – Лишь того, что причитается кесарю Готэма по справедливости.

– Еще бы, – сказал Бэтмен, как будто это было самой логичной мыслью в мире. У него кончилось терпение, он больше не хотел разговаривать с сумасшедшим. Поэтому он начал сокращать расстояние между ними, пряча бэтаранг.

– Алле-гоп, – сказал Зевс, нажимая кнопку на пульте. Пять пушек под свист двигателей одновременно повернулись направо. – Следующий шаг, который ты сделаешь, повлечет за собой гибель тысяч людей.

Бэтмен застыл на месте.

– Это на тебя не похоже, Зевс, – сказал он. – Твое дело – прибыль, а не хаос ради хаоса.

– Как у твоего чокнутого приятеля Джокера? – спросил Зевс, внимательно наблюдая за реакцией. Когда ее не последовало, он продолжил: – Ты прав, друг мой, речь идет о богатстве, о том, что приходит с властью. Я намерен взять под свой контроль весь Готэм. Вместе со своими... скажем так, молчаливыми партнерами я буду вести его как бизнес и пожинать плоды.

Внезапно послышался звук шагов по асфальту и кровле крыши, и из-за угла появились четверо солдат. Каждый был вооружен пистолетом. Они окружили Бэтмена. Зевс обратил все внимание на пушки. Снова загудели двигатели. Оружие повернулось в одну сторону, потом в другую. Наконец, он остался доволен их расположением.

Вот и все, подумал Бэтмен.

– Они стреляют молнией, как и твоя винтовка, – сказал он, пытаясь выиграть время.

– Да, и они нацелены на очень конкретную цель, – ответил Зевс, – на финансовый центр.

– Сегодня вечером состоится экстренное заседание городского финансового совета, – сказал Бэтмен. Люциус Фокс будет там, среди банкиров, финансистов и местных политиков, включая мэра и членов городского совета. Фокс будет выступать от имени «Уэйн Энтерпрайзес». Если их убьют, местная экономика погрузится в хаос.

Хаос, которым можно воспользоваться.

– Замечательно, Бэтмен, – криво усмехнулся Зевс. – Ты увидишь, как я поставлю город на колени и дам дорогу новому порядку – порядку Зевса.

Он усмехнулся собственным словам.

– Ирония в том, что в этой неразберихе никто не поймет, что происходит на самом деле. Пока не станет слишком поздно.

Головорезы в костюмах рассмеялись вместе с ним, на мгновение переключив свое внимание на босса.

Сейчас!

Бэтмен произвел улучшенный удар школы вин-чун, и мгновенно, с разворота, вывел из строя двух охранников, специально скосив в полете стопу, обутую в сапог. Одновременно он метнул в руку Зевса бэтаранг, пытаясь оторвать его пальцы от пульта управления.

Второй запущенный снаряд добрался до цели быстрее.

Острый конец бэтаранга вонзился в большой палец Зевса. Гангстер выругался, когда пульт упал на крышу, приземлившись у ее края. Он сжал винтовку обеими руками, с одной из которых капала кровь и, развернувшись, направил оружие на вошедшую.

– Тебе конец, Бэтгёрл, – проревел он, когда она бросилась к нему. Девушка передвигалась по открытой местности, без укрытия.

Бэтмен подхватил помятый шлем одного из солдат и швырнул его в Зевса. Тот ударил его в висок, повалив на землю и сбив прицел. Из его винтовки вырвалась молния, ослеплявшая в угасающем свете дня. Разряд ударил мимо цели, раскаленная добела энергия разорвала металлическую трубу. Бэтгёрл осталась невредимой.

– Большое спасибо, – сказала она, меняя курс и подходя к пульту дистанционного управления. Она топнула каблуком раз, другой, пока он не зашипел и не затрещал, распадаясь на части. Развернувшись, она пнула Зевса и отбросила винтовку в сторону, за секунду до того, как он снова попытался выстрелить в нее, а затем сильно ударила его правым кроссом.

Двое оставшихся в живых охранников открыли огонь из оружия, оба целились в Бэтмена. Несмотря на защиту кевларовой ткани, он увернулся в сторону так, чтобы пули, которые попали в него, в лучшем случае пролетели мимо. К удивлению пособников Зевса он бросился к ним, на полном ходу врезавшись в двоих. Под его стремительными ударами они быстро сникли. Один из сбитых с ног бандитов привстал, но жесткий тычок пальцем в определенную точку отправил его в страну снов. Через несколько мгновений все четверо его противников лежали на земле. Они еще долго не встанут.

– Хорошо постарался, я тебе скажу, – прокомментировала Бэтгёрл. Она стояла над поверженным Макси Зевсом. Он лежал на спине, в уголке рта запеклась кровь. Венец лежал на гравии рядом с его головой.

Несмотря на вечерний ветерок, ее плащ не развевался.

– Почему ты мокрая? – спросил Бэтмен. Он подошел к одной из молниеносных пушек, качая головой. – Неважно. Просто свяжи заложников.

– Конечно, босс, – фыркнула она, доставая несколько кабельных стяжек.

Не обращая на нее внимания, выгнув бровь под маской, Бэтмен осмотрел одно из высокотехнологичных орудий. Эта технология была не сравнима ни с чем, что он видел в последнее время. Такой головорез, как Зевс, насколько грандиозным бы он ни был, не смог бы разработать ее в одиночку.

– Что ворон считаешь? – спросила она, связывая лодыжки и запястья охранников. Она смотрела туда, где он стоял.

– У этих устройств сложная система, – ответил он, сосредоточившись на детали, которую отцепил от одного из орудий. – Очень сложная.

У него было плохое предчувствие.

– У плохих парней приборы всегда лучше, – заметила она. – Посмотри на Лютора в Метрополисе, он со своими деньгами вечно дает жару Супермену. Если он может такое, то почему бы ему не снабжать других преступников?

– Зевс никогда не имел дела с Лютором, – ответил Бэтмен, вертя в руках запчасть. – Мы бы обнаружили это при разведке. Мы ведь знаем, что искать.

Она щелкнула пальцами:

– Эй, а что насчет того гномика, Гизмо, который был в «Пугающей Пятерке»? Он – знатный мастер, а такие штуки как раз по его профилю.

– Возможно, – допустил он, – но это не его методы – он не поставляет технику другим, а это...

Он покачал головой.

– Нет, это что-то другое. У меня такое чувство...

– Тебе этого мало, да?

Она затянула путы на Зевсе еще сильнее, просто назло.

Бэтмен взглянул на искалеченных механических собак по другую сторону раздвижной двери. Они прекратили свои тщетные попытки ворваться, но их глаза в наступающих сумерках по-прежнему ярко горели.

Интересно, могут ли они передавать сигналы, размышлял он. Отбросив эту мысль как неуместную, он зашагал в том направлении, откуда пришли солдаты. Красные глаза собак провожали его до самого выхода. Бэтгёрл последовала за ним, массируя костяшки пальцев.

Спустившись на первый этаж, они миновали распростертую на полу Койнонию. Ее кожа была сплошным алым ожогом, болезненным на вид, но она дышала. Бэтмен хмыкнул.

Бэтгёрл приложила согнутую ладонь к закрытому маской уху:

– Что это было, одобрение?

Дальше он пошел молча. Найдя личный кабинет Зевса, он подошел к большому столу и сел в офисное кресло с высокой спинкой. Комната была оформлена в греко-римской тематике с колоннами и гобеленами, золотой отделкой и растениями в горшках. Пафосные скульптуры украшали полки и плоские поверхности. На стене напротив стола висела большая картина.

– Подумай, может, оформишь бэтпещеру в таком же стиле.

Намек на улыбку появился и тут же исчез. Он открыл замок на среднем ящике и вытащил пульт дистанционного управления с несколькими квадратными кнопками и переключателями.

Бэтгёрл встала перед картиной. На ней был изображен Макси Зевс, сидевший во главе стола с двенадцатью самыми грозными суперзлодеями Готэма, включая Мистера Фриза, Двуликого, Джокера и Леди Шиву. Это была искаженная версия «Тайной вечери» да Винчи. Но настроение сюжета было передано точно, вплоть до изображения в центре благосклонно улыбающегося Зевса, с поднятыми руками, будто дарующего благодать.

– О, брат, – пробормотала она.

После быстрого осмотра Бэтмен нажал одну из кнопок на панели управления. Из стола поднялся маленький полукруглый монитор. Он нажал другую кнопку – на секунду на экране появился белый шум, затем картинка прояснилась. В кадре была верхняя часть тела загорелого мужчины, у него было широкое лицо с острыми чертами, шея и плечи борца и подстриженные густые усы. На нем был оливково-зеленый костюм, черная рубашка и светло-коричневый галстук.

Бэтмен знал это лицо.

– Зевс, надеюсь, ты звонишь рассказать, что все проходит как надо, – начал мужчина раздраженным тоном. – Я...

Он повернулся лицом к экрану и лишь тогда понял, с кем говорит. Его глаза расширились, лицо скривилось:

– Какого хрена ты делаешь на этой переговорной штуке, Бэтмен?

– Того самого, о котором ты думаешь, Маннхейм, – ответил Темный рыцарь. – Твоему плану конец. Твои молниеносные пушки передадут властям. Если попытаешься использовать их в другом месте, мы тебя найдем и избавимся от них на корню.

А еще он проследит, чтобы Люциус Фокс тоже осмотрел оружие и разработал защиту, которая выведет его из строя.

Маннхейм негодующе взревел, стукнув кулаком по невидимому столу, и разразился потоком ругательств. И тут связь на мгновенье оборвалась. Бэтмен отвернулся от монитора. На стол запрыгнула Бэтгёрл и скрестила ноги:

– Что это такое было?

– Бруно «Урод» Маннхейм, региональный глава «Интергэнг», – ответил он настороженно. – Это группировка, которая использует внеземные технологии. – Он знал больше, но уточнять не стал. Он определил модель собак-роботов, которые были основаны на живой своре гончих Апоколипса. Согласно информации, которую нашел Супермен, Лига Справедливости имела обширное досье на эту темную планету и ее безумного диктатора Дарксайда.

Она ждала, пока он скажет что-нибудь еще. Но нет. Он сдержал иронию при себе.

Здесь был обычный преступник, который смоделировал себя по образу и подобию бога земной мифологии и снабдил себя оружием, разработанным богами совершенно другого пантеона. Богами, которые вовсе не были мифом.

– Понятно, – сказала она, наклоняясь над столом и поигрывая тонкими пальцами с пультом управления. – Видимо, интербандиты должны были стать его «негласными партнерами» при захвате готэмских ракет.

– Скорее всего, да, – ответил он.

Бэтгёрл был знаком этот отстраненный тон. Что бы ни творилось у него в голове, он опережал ее мысли и вряд ли собирался делиться своими. Он уже обдумывал, что означают перестановки этой инопланетной технологии и какие шаги он предпримет, чтобы предотвратить новую угрозу. Как будто обычной угрозы от Убийцы Крока, бегавшего вокруг и откусывавшего людям лица, было недостаточно.

Она фыркнула.

В этом не было ничего нового, но ей это не нравилось.


7


Питон Палмарес чувствовал себя хорошо, но в то же время был зол. У него был потрясающий секс со Сьюзи, которая проделала великолепную работу, сняв напряжение с его тела и разума, так что жаловаться было не на что. Но потом, когда они с Фрэнки Боунсом еще раз просмотрели счета, выяснилось, что какой-то хренов дилер утаивает доходы.

По сданному счету все было верно, если говорить о районе, за который он отвечал, но Палмарес оставался в курсе дел на улицах и мог сказать, когда что-то шло не так. Поэтому они с Фрэнки назначили кидале встречу.


– Ты же любишь чистый бурбон, да, Джо-Джо? – спросил Палмарес за его плечом.

– Был бы рад, Питон.

Палмарес отошел от бара и подал напиток Джо-Джо Гэгану.

– Спасибо, босс.

– Пожалуйста.

Он сел напротив, в одно из бархатных кресел. Они были расположены под углом друг к Другу. Фрэнки Боунс стоял у занавесок, косые лучи послеполуденного солнца пробивались сквозь ткань.

– Ты вечно на улице, вечно зарабатываешь для меня, Джо-Джо, – начал Палмарес, делая глоток.

– Я всегда был делягой, Питон, – ухмыльнулся Гэган. – Да и что там, «Смешная дорожка» практически продает себя сама.

– Как бесплатные маринованные яйца в баре?

Рука Боунса безразлично задернула занавеску.

– Ну, нет, – сказал Гэган, слегка повернувшись в кресле, – я говорю не о товаре, Фрэнки. Эта штука просто динамит, она подсаживает их на раз. Один наркоман услышал от другого, и уже даже не приходиться давать им на пробу, как бывает с другими веществами. Так они ее хотят.

Он широко улыбнулся Палмаресу.

– Но, как ты и сказал, я зарабатываю для тебя, Питон.

– И я не могу выразить, как тебе благодарен, Джо-Джо. Я понимаю, что ты много работаешь, что работаешь с другими поставщиками, чтобы раздавать мой продукт из-под полы вместе с обычным дерьмом.

Он откинулся на спинку кресла и поставил стакан на ковер.

Гэган заерзал на сиденье, его улыбка исчезла:

– О чем ты говоришь, Питон?

– Я говорю, что ты набиваешь карманы, пока я тут пашу.

Гэган поднял руки.

– Не знаю, что ты слышал, Питон, но это ложь. – Он тут же наклонился вперед. – Все ложь. Разве я не сдаю свою долю, как и все остальные, и вовремя? Факт в том, что мои проценты неуклонно растут, как ты сам и сказал.

– С теми процентами, которые я тебе назначил, да, все нормально. – Палмарес сцепил пальцы, положив локти на подлокотник кресла.

– Я ничего не знаю о подпольных сделках, Палмарес. Клянусь головой своей матери.

Фрэнки Боунс зацыкал. Он отошел от занавески. Гэган поднялся.

– Опусти задницу обратно, – скомандовал Палмарес. Тот послушался.

– Послушайте, ребята, это не то, что вы думаете, – сказал Гэган. – Ладно, видите ли, я пробовал этот, как он там называется, план расширения. Да, его. Это же можно назвать инициативой, да? Я следил за деньгами и вел учет, тут никаких проблем. Я не пытался хитрить, уж точно не с вами, мистер Палмарес. Ничего такого.

– Где деньги, которые ты мне должен, Джо-Джо?

Тот нервно усмехнулся:

– У меня есть шкафчик на автобусной станции. – Он снова взмахнул руками. – Я знаю, как это выглядит, но это не так! Я просто хотел сохранить деньги в надежном месте, понимаете?

– Понимаю, – сказал Питон. – Отлично понимаю.

Гэган потянулся к ноге, чтобы расшнуровать ботинок:

– Ключ у меня в носке, на всякий случай. Да, сэр, при мне.

Он снял ботинок и частично стащил с ноги носок. Ключ от шкафчика упал на ковер, и он наклонился, чтобы поднять его. Как только он это сделал, Боунс встал позади его кресла.

Гэган наклонился вперед, протягивая ключ Палмаресу:

– Видите, никакого обмана.

Фрэнки Боунс обмотал тонкую проволоку вокруг шеи Гэгана и резко дернул назад:

– Нет, прошу, – прохрипел Гэган, когда ему перекрыли воздух. – Я был верен тебе, П-питон. Я не... это не... повторится.

– Чертовски верно, не повторится.

Палмарес вырвал ключ из руки Гэгана. Затем он бесстрастно наблюдал, как Фрэнки Боунс лишал предателя жизни. Глаза мужчины широко раскрылись, а язык вывалился изо рта, руками он тщетно цеплялся за проволоку, которая прекращала его существование.

Через мгновение безжизненное тело откинулось на спинку кресла.

– Позвони Карлу Гриссому, – сказал Палмарес. – У него есть заброшенный парк развлечений, недалеко от города, и за плату он позаботится о том, чтобы закопать тело этой крысы. Там его точно никто не найдет.

– Ясно.

Фрэнки Боунс криво улыбнулся.

Покончив с делом, Палмарес отправился к своему стоматологу на специальную примерку.


8


– Уверяю вас, в этом нет никакой необходимости, – обратился профессор Лайнус Стивенс к человеку с опасной бритвой. – Я не сумасшедший и уж точно не самоубийца.

Не дождавшись реакции, он решил поднажать:

– Разве вы не понимаете, что знания, которыми я обладаю, изменят ход человеческой истории? Если я покончу с собой, все, что у меня вот тут, будет потеряно навсегда.

Повернувшись, он попытался постучать себе по виску, но вспомнил, что его запястья были скованы тугими кожаными манжетами. Он тяжело вздохнул:

– Если это случится, они победят.

Мужчина с бритвой слегка кивнул.

Его голову и шею на месте удерживал неподатливый стальной ошейник, так, что он мог только смотреть вперед. На полке между бритвенной лентой и банкой с зубчатыми гребнями в темно-синем барбициде стоял переносной телевизор с белоснежным экраном размером с игральную карту. Его изогнутая антенна была завернута в фольгу, но это, похоже, не улучшало четкость изображения. Стивенс смутно различал белокурую пышную прическу новой ведущей новостей.

Сквозь помехи она рассказывала о жестоком преследовании каких-то бандитов. Преступник, о котором шла речь, носил неправдоподобное прозвище Максимилиан Зевс. Это на мгновение его заинтересовало, но, когда стало ясно, что это просто очередной головорез, хватающийся за внимание СМИ, Стивенс заскучал. Кроме того, плохое качество изображения вызывало у него головную боль.

И все-таки кроме телевизора в его несчастном окружении было мало интересного. Парикмахерская в Лечебнице «Аркхем» представляла собой длинное узкое производственное помещение, примыкавшее к душевым заключенных. То, чего ей не хватало в стиле, возмещалось ветхостью. Стены, пол и потолок были покрыты заплесневелыми, потрескавшимися и безумно кривыми белыми плитками. Там стояли ряды ржавых металлических ванн, похожих на промышленные саркофаги, и грязная душевая кабина без дверей, внутри которой Стивенса облили из шланга самым недостойным образом.

Он сидел в чистой робе заключенного и готовился вот-вот расстаться с тщательно ухоженной бородкой, постриженной клинышком, которую носил еще со времён школы.

– Не понимаю, зачем вы... – начал он.

– Волосы на лице носить запрещено, – сказал мужчина с бритвой, сжимая подбородок Стивенса большим и указательным пальцами. – И не разговаривай, пока я брею, если не хочешь порезаться.

Стивенс последовал его совету и закрыл рот. Раз ему приходится выносить это позорное заключение, он выдержит это с достоинством.

Парикмахеру было около сорока, он был высокий и долговязый, с проседью на четко очерченных черных висках. Его темные глаза казались веселыми и дружелюбными, но длинные загорелые руки под закатанными рукавами халата были жилистые и накачанные. Как и весь здешний персонал, его порой звали усмирять грубых, жестоких преступников криминального класса. Такой благородный и воспитанный академик, как Стивенс, не мог ничего ему сделать.

Кроме того, он заметил, бритва вполне может служить оружием. Высокий интеллект не давал преимущества перед хорошо заточенным лезвием.

Зеркал не было ни в парикмахерской, ни где-либо еще в больнице. Он не мог следить за ходом безжалостной стрижки. Наверное, это к лучшему, подумал он. От этого было бы только обиднее.

Несмотря на ограничения, наложенные путами, Стивенс боковым зрением заметил движение, когда другого заключенного посадили в кресло слева от него и привязали. Он увидел пугающе бледную руку в кожаном ремне, со странно обесцвеченными ногтями, и услышал щелканье ножниц. Обрезки волос бесшумно падали на кафельный пол.

Волосы были... зеленого цвета?

Скорее всего, это заточение играло с его чувствами злую шутку. Но он не мог этого допустить. Он должен оставаться сосредоточенным любой ценой. Иначе они победят.

Парикмахер отступил на шаг, чтобы рассмотреть свою работу. Профессор отдал должное парикмахеру: тот, безусловно, был мастером своего дела. Стрижка бороды была готова за три минуты. Стивен стал гладкий как младенец, и мужчина перешел на стрижку его, надо признать, непослушных седых волос.

– Говори все, что тебе придет в голову, проф, – сказал парикмахер примирительным тоном. – Я весь внимание, после тебя у меня жертв нет.

– А, ясно, – сказал Стивенс, обрадовавшись, что можно вернуться к теме. Его любимой теме.

– Видишь ли, на этот раз они подобрались очень близко, – сказал он, поймав упущенную нить мысли. – Слишком близко. Я и в миллион лет не смог бы себе представить, что они опустятся до того, чтобы захватить умы невинных студентов. Вот они меня и вынудили. Веришь? Мне это разбило сердце. Пришлось убить таких многообещающих молодых людей – но какой у меня был выбор, а? Эти молодые люди были скомпрометированы. Им промыли мозги.

– В их черепа были встроены имплантаты передовой технологии, – продолжил он, – все для того, чтобы украсть мои данные. И все же я сорвал их гнусный план. Бьюсь об заклад, они не знали, что я на такое способен, думали, у меня нет средств, чтобы предпринять такие решительные действия в моем преклонном возрасте.

– Кто «они»? – спросил парикмахер, отрезая волосы. – Кому были нужны твои материалы?

– Ну, русским, конечно, – ответил Стивенс. – А ты что думал?

– Русские? – Парикмахер стоял у него за спиной, но он почти ощущал недоверчивую ухмылку, где-то за левым ухом. – Ты что, не следишь за последними событиями? О гласности и прочем? При новом мужике, Горбачеве, все станет по-другому. Холодная война уйдет в историю, проф.

Стивенс тяжело вздохнул. Ему всегда трудно давалось общение с интеллектуально неполноценными. Они просто не могли понять сложные, глубокие вопросы, связанные с его работой, или серьезные глобальные последствия передовых исследований.

– Разве ты не видишь? – настаивал он. – Это они хотят, чтобы ты в это верил. Союз играет в долгую игру, потому что они могут видеть будущее. Как и я. Это не тот фокус, который рассчитан на то, чтобы поразить массы. Это реальность – экстраполяция сценариев с помощью компьютерных моделей, скрупулезное изучение бесконечных переменных вероятностей.

– Всего через десять лет, – продолжал профессор, – фундаментальные принципы моих исследований используют для построения глобальной сети взаимосвязанных компьютеров. Эта сеть изменит повседневную жизнь, она уже не будет прежней. – Он понизил голос, словно боялся, что его услышат. – Что еще страшнее, это позволит беспринципным политикам получить беспрецедентный доступ ко всем аспектам нашей жизни. Все будет подчиняться манипуляциям. Наше правительство, банки, частные каналы связи, даже наши личности будут у всех на виду. Войны будут вестись и выигрываться на виртуальном поле боя внутри виртуальных машин. Вот увидишь, Арпанет станет ключом ко всему!

– Как скажешь, проф, – сказал парикмахер, продолжая работу. Волосы все падали и падали на пол.

Стивенс стиснул зубы. Подобное презрение, исходящее от жалкого существа, было гораздо хуже физического унижения. Он чувствовал, как бьется его сердце, как звенит в ушах. Как всегда, он ощущал себя совершенно одиноким. Никто из этих людей не был способен понять его гений.

– Не знаю, зачем я перед вами распинаюсь... – пробормотал он.

– Ну, что ты, проф, не останавливайся на самом интересном месте.

Что за?.. Стивенс от удивления подпрыгнул. Это сказал заключенный с соседнего кресла. Мужчина с зелеными волосами. Его голос был высокий, пронзительный и отчетливый, с какой-то сочной, почти певучей интонацией, которую, как он мог поклясться, он слышал где-то раньше. Может быть, по ТВ?

– Прошу, продолжай. Я умираю от любопытства.


Шаги Альфреда Пенниуорта отдавались эхом, пока он спускался по винтовой железной лестнице, ведущей из уютного особняка в бэтпещеру.

В подземном логове было несколько секций, в том числе современная криминалистическая лаборатория и кастомизированная ремонтная мастерская, предназначенная для размещения любого вида транспорта – наземного, морского или воздушного. Дальше располагалась открытая площадка, где наготове стоял Бэтмобиль. Среди полированных стальных опор и высеченных самой природой каменных стен лежали сувениры из прошлых дел.

Одни из них хранились в витринах, другие были огромными – вроде двадцатифутового пенни, который раздавил преступника, который сам его и сделал, массивная аниматронная копия тираннозавра и такая же огромная игральная карта, взятая из одного из самых ранних логовищ Джокера.

Ряд насосов, подобных тем, что были найдены в подземной транзитной системе Готэма, контролировали воду, естественно протекающую через пещеру. Блоки экологического контроля сдерживали сырость, дабы избежать повреждения многочисленного деликатного оборудования, а также сохраняли комфортную температуру в каждой зоне.

Наконец, перед Пенниуортом появилась его цель – компьютерная лаборатория.

– Не хотите перекусить, мастер Брюс? – сказал он заходя. Он был одет в темные брюки, рубашку и золотого цвета жилет с узором из индийских огурцов. Галстук был развязан, рукава закатаны. Шорох кожаной подошвы был едва слышен на стальной обшивке. Под рубашкой, на правом бицепсе, виднелась татуировка времен службы в SAS. Сказать, что он дворецкий, было все равно что заявить, что Тадж-Махал – это просто здание.

– Нет, Альфред, спасибо.

Брюс Уэйн сидел перед суперкомпьютером на возвышении, куда вела встроенная лестница. У него был огромный монитор, изогнутый, как двойное окно «Боинга-747», и широкая панель управления. На мониторе появились окна различных форм и конфигураций. По мере того, как его пальцы быстро бегали по клавиатуре, появлялись, исчезали или перемещались в сторону многочисленные изображения, от файлов микрофиш до камер с замкнутым контуром. Пенниуорт всегда удивлялся, что у Брюса получается что-то понимать в захлестывающих стимулах.

– Вы нашли какие-нибудь следы, ведущие к мистеру Манхейму?

– Пока не выходит отследить передачу, – сказал Уэйн с явным раздражением в голосе. На нем была форма Бэтмена, маска была откинута на плечи. Он нажал кнопку на панели, и один из экранов слева увеличил изображение. По примитивной топографической карте Метрополиса и его окрестностей медленно двигалась красная точка.

На экране рядом с картой возникло какое-то движение. Буква за буквой на черном фоне светящимся зеленым шрифтом выводилось сообщение. Однако человек, сидевший за пультом, не печатал.

– Подумать только, – пробормотал Пенниуорт, обращаясь не столько к хозяину, сколько к самому себе, – эта адская машина обрела собственное сознание?

От этой мысли ему стало... не по себе. Просмотрев множество файлов, он обнаружил, что весьма регулярно такая технология – часто внеземная по своей природе – приводила к катастрофе.

– Что? – спросил Уэйн. Он повернулся посмотреть, на что глядит Пенниуорт. – А, это. Это ответ от физика-теоретика, доктора Хокинга. Я консультируюсь с ним, когда ситуация требует особого опыта.

– Поразительно, – ответил Пенниуорт. – Это устройство далеко от оригинальности, это передовая система телетайпа.

Эта мысль успокоила его. Уэйн издал нехарактерный для него смешок. Он повернулся к своему преданному другу:

– Это не просто телетайп, – сказал он. – Эта система называется Арпанет – термин, который, похоже, скоро уступит ходовому названию интернет, «всемирная паутина».

– И что эта «паутина» опутывает?

Уэйн слабо улыбнулся:

– Почти двадцать лет назад компьютеры из Стэнфорда и Калифорнийского университета связали сетью по телефонным линиям. Технология была разработана для ARPA – Агентства перспективных исследовательских проектов, входящего в состав министерства обороны.

– А, – ответил Пенниуорт, – вот откуда это «ар- па». Для чего предназначена эта связь?

– Области применения все еще разрабатываются, одна из них – точно военная, – ответил Уэйн. – Как ты знаешь, Альфред, холодная война накаляется и остывает – хотя господин Горбачев, кажется, искренне стремится к реформам Советского государства. Как бы многообещающе это ни звучало, наши генералы пожелали иметь возможность поддерживать компьютерную надежность в случае ядерного удара. Таким образом, эта сеть позволяет сообщаться различным ветвям вооруженных сил и поддерживать оборонную деятельность, при этом их не компрометируя.

– И это – часть этой сети? – Пенниуорт указал на экран. В конце передачи замигал маленький зеленый прямоугольник.

– Это называется электронная почта, – сказал Уэйн, – сокращенно – E-mail.

– Не путать с V-mail времен Второй мировой войны, да?

– Да, хотя сходства есть.

Во время войны письма солдатам, дислоцированным за рубеж, фотографировались на микрофильмы. Таким образом, на одном рулоне пленки можно было уместить много букв. «Почта победы» освободила место, необходимое для переправки припасов.

Пенниуорт сделал вывод:

– Правильно ли я понимаю, что вы не используете это... чудо технического прогресса только ради обмена шутками и рецептами с этим Хокингом?

– Ты ведь хорошо меня знаешь, Альфред, – сказал Уэйн. – Как давно предсказывали писатели-фантасты, связанные компьютеры будут способны выполнять всевозможные задачи. Например, если я хочу без помех получить доступ к файлам полицейского департамента Готэма, мне сначала нужно пройти мимо охраны, а затем пересмотреть коробки файлов, большинство из которых организованы ужасным образом.

Он делал это в разное время, переодевшись дворником, чтобы проникнуть в архивы Управления полиции Готэма.

– Представь, что эти файлы находятся в Арпанет, – продолжил он, – и к ним можно получить доступ с помощью компьютера.

– Несомненно, у такой сети, как эта, должна быть собственная форма безопасности.

– Все, что могут построить, я могу взломать.

– Ну, да, – фыркнул Пенниуорт, – есть лишь одна вещь, которую никто повторить не в силах.

Так, по крайней мере, он надеялся.

– Человеческий мозг невозможно заменить.

– Пока что нет, – согласился Уэйн. – Мозг – это самый эффективный из всех процессоров обработки данных, и пока его невозможно взломать.

Он снова отвернулся и застучал по клавишам.

– Нет, сейчас компьютеры – это просто сложные инструменты.

– Сложные инструменты, которыми можно пользоваться во благо или во зло, в зависимости от прихотей человеческой природы. – Альфред покачал головой, освежая мысли. – Однако сегодня меня больше всего волнует, как бы не опоздать на встречу.

– И кто же эта счастливица? – спросил Уэйн, одновременно отвечая Хокингу.

– Доктор Томпкинс, мы идем на «Дон Жуана».

– Хм-м, как-то ты бодро начал, Альфред.

– Я хорошо поспал, – сухо ответил Пенниуорт. – Я возьму «Ягуар».

– XJ?

– Что вы, мастер Брюс. Классический, конечно.

– Конечно. – Быстрый стук клавиш оборвался тишиной. – Мне тебя ждать?

Пенниуорт хихикнул, поправляя галстук и застегивая воротник.


9


Стивенс был в восторге от того, что наконец-то у него появился товарищ, способный вести интеллектуальную дискуссию, особенно в этой грязной выгребной яме, полной больных, низших умов. По правде говоря, он находил компанию своего нового зеленоволосого друга одновременно забавной и интеллектуально стимулирующей.

Они вдвоем отошли в дальний угол комнаты отдыха. На шатком металлическом карточном столике между ними лежал мягкий пенопластовый набор кубиков для игры в крестики-нолики. Это Джокер придумал притвориться, будто они играют, чтобы санитары оставили их в покое.

– Таким умным людям, как мы, будет легко обмануть дюжих, но интеллектуально неполноценных санитаров.

Так выразился его новый друг, и профессор не мог с ним не согласиться. Он предпочел бы партию в го, или шахматы, или что-нибудь еще, но им пришлось довольствоваться тем, что было под рукой.

Позади послышался шум, и он настороженно проследил, как Курт Ленк, давний житель «Аркхема», занял стул в углу. Неуклюжий заключенный не выказал никакого интереса на пустом лице, поэтому Стивенс снова повернулся к Джокеру.

Зеленоволосый мужчина внес странные изменения в робу, которую носил. Он добавил толстые фиолетовые полоски, на вид нарисованные дешевым восковым карандашом. Под необработанным вырезом под горло он нарисовал фальшивые лацканы, добавив странную рваную гвоздику, которая, похоже, была сделана из цветных денег из «Монополии». Странная бутоньерка оказалась весьма кстати. Стивенс сосредотачивался на ней, когда слишком долго смотреть в безумные глаза спутника становилось тревожно. Однако в данный момент он был воодушевлен их беседой. В Джокере он видел тот же огонь, глубоко укоренившуюся интеллектуальную тоску, с которой сталкивался крайне редко. Это напомнило ему его единственного верного помощника. Студента, которого ему, слава богу, не пришлось убивать ради его же спасения.

– Зак Тэзик – исключительный молодой человек, – сказал Стивенс, продолжая с того места, на котором остановился. – Лишь двое из моих студентов обладали генетической стойкостью и интеллектом, необходимыми для того, чтобы противостоять «промыванию мозгов» русскими. Зак был одним из них, и поэтому для него есть место в истории. Великая судьба, так сказать, – в этом я уверен. Видишь ли, это он разработал чип.

– Компьютерный чип? – Джокер поднял мягкий кубик с крестиком и покрутил его между своими длинными паучьими пальцами, прежде чем положить, как казалось, наугад, на доску.

– Именно, – ответил Стивенс, – и это ключ к будущему. Он обещает функциональность и широкую практичность, которые будут необходимы для расширения нашей формирующейся сети. Пока что он представляет просто академический интерес. Громоздкий, медленный и дорогой способ передачи простейших записей между хорошо финансируемыми университетами. – Он схватил один из кубиков с ноликом для выразительности жестов, не ставя его на доску.

– Но новый чип Зака обещает решить вопрос с портативностью, – объяснил он. – Представь, что скоро настанет день, когда вместо огромной комнаты с кондиционером и громоздким компьютерным оборудованием ты сможешь носить аналог собственной портативной телевизионной станции в кармане костюма. Устройство, способное отправлять твой контент на каждый компьютер в Готэме!

Он снова перевозбудился, его сердце сжималось в груди как побитая собака. «Ох, сколько еще мне гнить в этой адской дыре, вдали от важнейшей работы?» Он положил кубик с ноликом на правую сторону доски и провел дрожащей рукой по глазам. Во время заключения, похожего на нечеловеческую пытку, надзиратели не позволяли ему взять даже носовой платок, чтобы вытереть пот со лба. Глаза щипало от соли, и он стер пот, как мог, неуклюжими пальцами.

Джокер положил на доску еще один кубик с крестиком, добившись победы по диагонали, которую Стивенс даже не заметил.

– Очаровательно, – сказал зеленоволосый, растягивая слово металлическим голосом. – Как, говоришь, зовут этого парня?

– Тэзик, – ответил Стивенс. – Зак Тэзик.

«Зачем мне вообще это нужно?» Он был недоволен, голова слегка кружилась, он не мог собраться с мыслями. Гнусное место. Оно лишает остатков рассудка.

Его спутник, по-видимому, тоже отвлекся, но на внешние раздражители. Его безумный, веселый взгляд метнулся по комнате. Профессор обернулся и узнал стройную, тихую блондинку с небрежным пучком волос на макушке и в круглых очках. Она вошла в комнату, одетая в просторный докторский халат не по размеру поверх узкой клетчатой юбки-карандаша. Ее щеки, залитые румянцем, и блестящие глаза выражали странное, почти неистовое возбуждение, казавшееся совершенно неуместным среди санитаров, чьими единственными видимыми эмоциями были легкое недовольство, скука или презрение.

На шее висела цепочка с ламинированным бейджем. На нем была размытая, неудачная фотография ее угловатого лица и неправдоподобное имя «КВИНЗЕЛЬ».

– Что ж, профессор, было приятно с вами поболтать, – сказал шутник с преувеличенной официальностью, встал, поправил потрепанную бутоньерку и небрежно поклонился. – Извините, но мне пора на... сеанс физиотерапии.

– Конечно, – ответил Стивенс, – Конечно.

Он попытался встать, но к тому времени, когда ему это удалось, Джокер и его сомнительный психотерапевт уже ушли.


Выйдя из компьютерной лаборатории, Пенниуорт направился по туннелю, освещенному скрытыми в нишах лампами. Эта дорога, скорее выстроенная, чем естественная, привела его под особняк Уэйнов, к лифту, который поднял его в гараж попроще.

Пройдя мимо нескольких машин, в том числе заурядного Dodge Diplomat и элегантного Porsche 911, Пенниуорт подошел к серебристому Jaguar ХКЕ с низкой посадкой. Он сел в машину, повернул ключ зажигания, и машина мгновенно ожила.

Пенниуорт повел машину вверх по пандусу. Автоматические двери открылись, и он выехал на дорогу, идущую вдоль участка. Движение на дороге в эти вечерние часы было не таким оживленным, и вскоре адъютант Темного рыцаря уже маневрировал по иным пещерам – улицам Готэма. Маршрут привел его в район, который в свое время часто посещали высшие слои городского общества. Теперь улицы были завалены мусором, и многие здания стояли без света, с выбитыми окнами, напоминавшими пустые глазницы.

Не так уж много лет назад, когда этот район еще назывался Парк-Роу, Томас и Марта Уэйн повели сына в местный театр, а после спектакля решили коротким путем вернуться домой. Это было последнее, что они сделали в своей жизни, и их убийство на протяжении всех последующих лет преследовало мальчика.

Место, где родился Бэтмен, стало известно, как Аллея Преступлений. Каждый год, в годовщину их смерти от рук мелкого преступника Джо Чилла, Брюс Уэйн возвращался на место убийства, возлагал розу на грязный бетон и вновь посвящал себя своим идеалам.

Мемориальная клиника Томаса Уэйна была оазисом здравоохранения среди этих руин. Одним из тех, кто утешал юного Брюса в те мрачные времена, была местная жительница Лесли Томпкинс. Сегодня уже доктор Лесли Томпкинс, преданный своему делу врач, работала директором клиники и упорно продолжала крестовый поход, направленный на изменение ситуации в районе. Заведение обслуживало работающих бедняков, неимущих – в сущности, всех, кто нуждался в помощи. Хотя в этот ночной час улицы казались почти пустынными, на самом деле район был переполнен людьми, живущими в отвратительных условиях, но в шикарных квартирах. Для многих клиника была единственным облегчением.

Район был забит старыми автомобилями и фургонами, припаркованными донельзя близко, бампер к бамперу. Пенниуорту пришлось припарковаться в нескольких кварталах от нужного места. Включив сигнализацию на «Ягуаре», он быстро зашагал к месту назначения. Проходя мимо круглосуточной прачечной, он услышал за спиной шаги. Те двое, что следовали за ним уже квартал или около того, собрались сделать ход.

– Гляди, что у нас тут, – произнес один, когда поравнялся с Пенниуортом. – Заплутал, старик? Машина сломалась или как? Может, мы с другом тебе поможем.

Ростом он был выше шести футов двух дюймов, плотного сложения, с длинными светлыми волосами. Джинсовая куртка была обрезана на рукавах, открывая точечную татуировку, скорее всего, набитую в тюрьме.

Его спутник зашел за спину Пенниуорту, стараясь никак себя не выдать. Однако, судя по всему, он давно не принимал душ, и его присутствие не осталось незамеченным.

– Хороший у тебя костюм, – сказал грабитель, стоявший позади него, громко шмыгая носом. Пенниуорт подумал, что это не из-за простуды. – Но нам изысканные шмотки ни к чему, сечешь?

– Боюсь, что да, – сказал Пенниуорт.

– Бумажник, – сказал тот, который стоял сзади. Он шагнул вперед, в его руке появился нож, и он щелкнул кончиком лезвия по медной пуговице на жилете Пенниуорта. – Поторопись, папаша.

– Как раз к этому я стремлюсь, – ответил Пенниуорт. – Джентльмен не заставит леди ждать.

– Ага, – откликнулся другой. – П-поживее.

Он подошел ближе. Его голос дрожал, будто его воткнули в розетку.

– Чертов патрульный дирижабль появится здесь в любую секунду, так что отдавай.

Пенниуорт наклонился и вытянул руку, чтобы завести её за локоть человека, стоявшего перед ним. Одновременно другой рукой он схватился за запястье второго бандита, державшего нож.

– Эй, мужик, – отпрянул бывший заключенный.

Его напарник схватил Пенниуорта за шею из-за спины, пытаясь бросить его на землю. Скорее всего, он ожидал быстро навариться и удивился, когда наткнулся на крепкие мускулы. От неожиданного препятствия он крякнул. Пенниуорт взмахнул ногой и каблуком ботинка сильно ударил мужчину два раза подряд.

Стон превратился в вопль боли.

В то время как один нападавший рухнул на землю, Пенниуорт спокойно вывихнул локоть другому.

– Го...споди, – проревел татуированный, но каким-то образом ему удалось ухватиться за нож. Он переложил нож в другую руку и пошел на Пенниуорта. Шквал ударов обрушился на него быстрее, чем он успел заметить. Ослабив хватку на клинке, он осел на землю. Быстрый удар ногой в лоб уложил его на спину.

Держа нож, Пенниуорт обернулся и увидел, что второй грабитель поднимается на ноги. Бандит был примерно его роста и на удивление намного старше своего подельника. У него было морщинистое лицо, и, даже учитывая разрушительное действие наркотиков, он был старше на много лет.

«Должно быть, он примерно моего возраста», – заметил Пенниуорт.

– Что ты творишь? – возмутился он. – в твои-то годы?

– Хрена с два, – ответил старший грабитель, в его тоне смешались ярость и негодование. – Что ты в этом понимаешь? У тебя даже костюм как у Дэвида Нивена. Ты ничего не знаешь.

Он вытер сопливый нос грязным рукавом и сплюнул на землю между ними.

– У тебя хватает наглости смотреть на меня свысока. Кто ты такой, чтобы меня осуждать? Ты не знаешь, через что я прошел.

– Да, но... – начал Пенниуорт, но тут же подавил саркастический ответ. Держа складной нож сбоку, он отступил на несколько шагов, оставляя обоих бандитов в поле зрения.

– Тогда уходите, – сказал он.

– Эй, послушай, пижон, – сказал старик, протягивая узловатую руку. – Может, дашь чего-нибудь? Так, чтобы перекантоваться.

Пока Пенниуорт раздумывал, мужчина добавил:

– «Смешная дорожка» не растет на деревьях.

В Пенниуорте поднялся холодный гнев, и ему потребовалось мгновение, чтобы понять почему. Сообразив это, он справился с собой.

– Я не дам вам денег, – спокойно сказал он, – но я знаю место, где вы можете получить помощь.

Тот, кого он ударил ногой в голову, застонал и начал приходить в себя. Мужчина приподнялся на корточки и с ненавистью посмотрел на того, кто его избил.

– Если что-нибудь сделаешь или встанешь, я тебя закопаю, – сказал Пенниуорт, угрожая ножом. – Уяснил?

– Пошел ты, – сказал мужчина, но не двинулся с места.

– Ну? – спросил Пенниуорт стоявшего.

– Что «ну», падре? – зарычал старший грабитель. – Отвезешь нас в клинику? Избавишь от зависимости? Станешь героем? Думаешь, я раньше не пытался выкарабкаться? Пытался, и не раз. Даже год ничего не принимал. Но надо смотреть правде в глаза.

Он снова сплюнул.

– Ты ничего об этом не знаешь.

– Ты бы удивился, если бы узнал, сколько мне известно, – тихо сказал Пенниуорт.

– Ладно, усек, ты не собираешься раскошелиться даже на пару баксов, просто из жалости. Ладно. Возьми свою лекцию, засунь ее себе в задницу и оставь нас в покое.

Рука с ножом задрожала, и Пенниуорт поднес его к лицу бандита. В лезвии отражалась неоновая вывеска у него над головой.


ИМПЕРИЯ АЛКОГОЛЯ

ЗДЕСЬ ОБНАЛИЧИВАЮТ ЧЕКИ


– Имеешь в виду, оставить вас охотиться на кого- то другого, – сказал он. – Оставить бороться с зависимостью, позволить напасть на другого прохожего или того хуже.

– И что с того, паникёр? – зарычал тот, который сидел на корточках. – Тебе-то что?

Он поднялся на ноги и ударил себя кулаком в грудь:

– Я имею право делать что угодно ради выживания, как и все остальные.

Горячая ярость вернулась. Не успел он договорить, как Пенниуорт ударил его кулаком в челюсть, заставив пошатнуться. Он ударил его еще раз и, прежде чем тот успел среагировать, схватил его рукой за горло и прижал нож к шее.

Глаза Пенниуорта расширились, дыхание участилось. Он вдавливал острие, пока кровь не потекла, оставляя след на коже.

– Давай, – сказал мужчина хриплым шепотом. – Окажешь мне услугу.

– Я должен... – начал Пенниуорт, но не закончил.

– Эй, мужик, остынь, – крикнул бывший заключенный. Он поднял обе руки ладонями вперед. – Просто успокойся, ладно? – сказал он, понизив голос.

Пенниуорт, словно находясь вне своего тела, смотрел, как струйка крови стекает вниз. Человек не сопротивлялся – казалось, жизнь уже покинула его. Затем из темноты донесся гул турбин. Свет пронзил верхние этажи обветшалых кирпичных зданий, затем опустился вниз, освещая магазины на первом этаже – обувной, маникюрный салон и винную лавку. Наконец, он пригвоздил мужчин к месту.

– Эй, послушайте, мы сдаемся, – крикнул длинноволосый. Он смотрел на свет, подняв руки. – Арестуйте нас, в конце концов, а? Отведите нас в участок. Просто заберите подальше от этого сумасшедшего старого ублюдка.

– Ни с места, – скомандовал громкоговоритель со дна дирижабля, – патрульная машина уже в пути. Повторяю, ни с места.

Старший мужчина обернулся, разинув рот. Его напарник снова стоял на коленях, опустив голову. Он все еще дышал, но больше не дергался.

Они были одни.


Из темного проема между зданиями рядом с обувным магазином Пенниуорт наблюдал, как мужчины ждут ареста. Через мгновение он услышал вдали вой сирен.

Он осторожно положил нож на землю, чтобы его нашла полиция. Это были улики, и, хотя у него не было ни нейлоновой веревки, ни хитрых гаджетов, чтобы усмирить двух разбойников, как это сделал бы мастер Брюс, он мог выполнить свой долг и дать показания против воров, если до этого дойдет.


10


Добравшись до клиники доктора Томпкинс, он поднялся по ступенькам к входной двери. Хотя фасад из шлакоблоков смотрелся не очень стильно, он знал, что в здании размещалось самое современное оборудование, которое можно было купить за деньги. Большую часть денег предоставил Фонд Уэйна, а остальное было оплачено за счет неустанных усилий по сбору средств.

Он постучал в непробиваемое стекло запертой входной двери и увидел движение за опущенными шторами. Щеколда повернулась, и дверь открылась.

– Привет, Альфред, – сказала Лесли Томпкинс. Высокая, подтянутая женщина с коротко остриженными седыми волосами и настороженным лицом была одета в белый лабораторный халат.

– И тебе привет, Лесли. – Он шагнул внутрь.

– Я как раз заканчивала отчеты, – сказала она, направляясь к своему кабинету. Продолжая идти по коридору, они миновали комнаты, в которых располагалась клиника. В течение дня различный персонал занимался уходом за пациентами, от мала до велика. Но рабочее время прошло.

– Хочешь кофе? Он еще свежий. – Она указала на кухонный уголок.

– Да, сойдет.

Она пошла дальше, а он налил себе чашку из кофейника, от которого шел пар. На дверце холодильника, под магнитами висело несколько картинок, нарисованных соседскими детьми. Он подул на кофе, вышел в коридор и проследовал за ней в кабинет, где она уже сидела за столом.

В углу стоял человеческий скелет, поддерживаемый стойкой. Он был раскрашен в разные цвета, а на костлявых плечах висел стетоскоп.

– Я быстро, – сказала она, делая пометки в папке. Он сел напротив нее и собрался с мыслями, изо всех сил стараясь отодвинуть воспоминания об ограблении на задний план. Наблюдая за ее работой, он вспомнил разговор с Брюсом.

Пенниуорт гадал, будет ли она когда-нибудь делать эти пометки в файле, застывшем на экране компьютера. Он был в редакции «Готэмского эксперта» и наблюдал, как журналисты используют настольные компьютеры для подготовки репортажей. Это было далеко не так сложно, как работать медиком, но что, если бы у нее было такое же продвинутое оборудование, как в пещере?

На данный момент оно было непомерно дорогим, занимало слишком много места и могло не найти ежедневного практического использования – но всегда ли так будет? Хотя это было не одно и то же. Миссия Темного рыцаря в отличие от профессии медика требовала точных расчетов и внимания к деталям.

Миссия Бэтмена...

Он поставил кофейную чашку на стол.

– Не хочу портить тебе настроение, – сказал он, – но ты слышала о наркотике под названием «Смешная дорожка»?

Она перестала писать и посмотрела на него поверх тонких очков, затем отложила ручку в сторону.

– К сожалению, да, а что?

– Просто... Он сегодня всплыл в разговоре, – ответил он. – Что это такое?

Она устало вздохнула:

– Скорее всего, это наша версия крэка с западного побережья, которая недавно появилась на улицах Готэма.

– Крэк – это кристалл, похожий на камень, не так ли? – спросил он. – Получается путем уваривания порошкообразного кокаина.

– Да, и в такой концентрированной форме кайф от него усиливается. Он разрушителен, так как задействует определенные рецепторы мозга. Эффект длится недолго, но из-за влияния на физиологию наркоман постепенно начинает жаждать все большей и большей дозы. Это растущая индустрия для криминального мира.

– И «Смешная дорожка» на него похожа?

Она поморщилась:

– В некоторой степени. Как и с крэком, под «Смешной дорожкой» увеличиваются производительность и ловкость. Ты осознаешь эффекты от нее, но... плывешь по течению. «Смешная дорожка» дает ощущение счастья, которое почти буквально кружит голову, под стать его происхождению.

– Откуда она взялась?

Вопрос, похоже, ее удивил:

– Что ты, Альфред, он местный. Это доморощенный продукт, полученный из яда Джокера. – Она помолчала, потом добавила: – И да, он зеленый.

– Вот тебе на.

– Да уж, вот тебе на. Теперь я уже не могу точно сказать, кто был этим предприимчивым химиком, но вещество на улицах уже около полугода. И, как бывает со всеми историями об американской мечте, все крабы в нашей бочке преступного мира клацают клешнями, борясь за контроль над продажей «Смешной дорожки». Такие люди, как Антонио «Питон» Палмарес.

– Конкуренция настолько жестокая?

– О, да. В корыстолюбцах недостатка нет.

– Очаровательно.

Он обязательно расскажет об этом Брюсу. Вряд ли это станет для него неожиданностью.

Она вернулась к своим записям, а Пенниуорт сидел молча, потягивая кофе и анализируя уличную историю. Что было в этом человеке, что так вывело его из себя? Он был свидетелем зверств войны, когда служил в Специальной воздушной службе. Он видел невинных, замороженных мистером Фризом, с раздробленными конечностями, и фотографии трупов в морге, у которых Убийца Крок откусил части тела. И все-таки этот жалкий вор каким-то образом сумел его разозлить.

Зачем он применял насилие для решения проблем системы? Ночь за ночью Брюс выходил в костюме Бэт- мена, пытаясь сдержать натиск, глядел в лицо сумасшедшим, таким как Джокер или Двуликий, которые действовали по извращенной логике, понятной лишь безумцам, и пытались найти определенность в жизни через злодеяния, которые следовали одно за другим.

– Готово, по крайней мере на сегодня.

Томпкинс закрыла последнюю папку. Пенниуорт очнулся от забытья:

– Тогда нас ждет «Дон Жуан».


Когда они вышли на прохладный ночной воздух, а доктор Томпкинс заперла клинику, включив сигнализацию, она положила руку на сгиб локтя Пенниуорта, пока он вёл ее до «Ягуара».

– У тебя на манжете пятно крови, – сказала она с поразительным спокойствием. – Надеюсь, по дороге в клинику ничего не случилось?

– Ах, это, – сказал он беспечно. – Видишь ли, я торопился побриться. Переволновался, так мне не терпелось увидеть, как новый баритон Виталли справится с главной ролью.

– Ммм-ммм, – пробормотала она.

Пенниуорт погладил ее по руке и посмотрел на тени. Другого эксцесса он не ожидал – на сегодня было вполне достаточно. Но потом он взглянул на манжету и решил, что осторожности много не бывает.

Тем не менее он знал, что даже среди самых прожженных бандитов на Аллее Преступлений ходили слухи, что нельзя связываться с доктором Томпкинс или персоналом ее клиники. На этом месте было табу – здесь обслуживали любого входившего, кем бы он ни был – ангелом или дьяволом. Так что даже у тех, кто был готов украсть обручальное кольцо матери, чтобы заложить его в ломбард, была хоть одна святыня.

Пенниуорт прекрасно понимал, что Готэм слишком часто лишался внимания вышестоящих инстанций.


От мотоцикла, соскользнувшего в канаву, посыпались искры. Используя свой недавно приобретенный пистолет с крюком-кошкой, Бэтгёрл вцепилась в грузовик с логотипом Tri-State Freight на боку. Она вскочила на прямоугольный грузовой отсек и распласталась, когда один из головорезов в машине позади них выстрелил в нее снова.

Одна дилемма уступила место другой. Так как они были на одной из самых широких городских улиц, она бросила мотоцикл, чтобы не дать ни в чем не повинным автомобилистам попасть под перекрестный огонь. Теперь ей придется держаться в задней части грузовика, чтобы шальная пуля не попала в водителя. По крайней мере, грузовой отсек обеспечивал хоть какую-то защиту.

Ее цель, масл-кар АМХ со встроенным воздухозаборником на капоте и хриплым большим бочкообразным двигателем V8 под капотом, ускорился, чтобы обойти грузовик и, подняв пыль, ухудшить видимость. Пробежав по верху кабины, она прыгнула и, приземлившись на крышу машины, ухватилась за передний край и закрепила трос – вместе с набором сюрпризов.

Как девушка и ожидала, они прострелили крышу, пытаясь ее поймать, но она скатилась и упала на багажник. Трос выдержал, и она поднялась, как сёрфер, укрощающий дикую волну. Бандит развернулся и прицелился, чтобы выстрелить в нее через ветровое стекло, когда подарок, который она оставила на крыше, загорелся. Это было намагниченное устройство, которое пробило крышу автомобиля и пустило внутрь дым. Пассажиров мгновенно окутало пеленой, но боевик успел выстрелить, разбив заднее стекло.

Даже когда стекло вылетело наружу, большая часть удушливого облака осталась внутри автомобиля.

– Берегись! – крикнул один из пассажиров.

– Ни хрена не вижу, – проревел водитель, когда машину занесло. Она понеслась по дорожке, а затем перепрыгнула через бетонное заграждение.

В этом районе города были бары и рестораны, обслуживающие студентов колледжа и молодежь. Люди стояли в дверях или толпились за зеркальными окнами, завороженные суматохой. Над головой грохотал поезд надземного метро. Появление пострадавших было лишь вопросом времени.


Начав искать распространителей «Смешной дорожки», Бэтгёрл взяла пример с Бэтмена и обошла собственную сеть информаторов. Подсказку дал знакомый по кампусу, тренер, работающий на полставки, которого Барбара Гордон знала по работе в библиотеке. Этот человек несколько раз ходил на свидание с одной ее коллегой, Кэсси Лейн. Еще она знала, что он курил марихуану, а значит, был знаком с местными наркоманами.

От него она узнала о трио гангстеров, которые рыскали по кампусам в поисках клиентов и дилеров. Он описал троих мужчин и крутую тачку, на которой они ездили. Естественно, после недолгого одиночного патрулирования она их заметила.


Когда машина вышла из-под контроля, она точно рассчитала время, прыгнула, кувыркнулась в воздухе, а затем оттолкнулась от другого автомобиля. Головокружительная серия манёвров занесла ее на почтовый ящик. АМХ врезался в железную балку, часть металлобетонной конструкции, которая поддерживала надземные пути городского метро. Водитель ударился макушкой о ветровое стекло и, пробив его, вылетел наружу.

Двое его спутников еще двигались.

Тот, что был на переднем пассажирском сиденье, выскочил из машины и побежал, слегка прихрамывая, но при этом старался держаться как можно дальше от другого. Для пущей убедительности он, не оглядываясь, стрелял через плечо.

Тот, что сидел позади, пытался высвободиться, но из-за аварии сиденье водителя съехало с рельсов. Его придавило, и ему пришлось обеими руками столкнуть с ног сломанное сиденье. Наконец он высвободился и, выпав из автомобиля, с трудом поднялся на ноги. Все это время он оглядывался по сторонам, опасаясь, что преследователь может оказаться рядом.

– Бу.

Он развернулся, размахивая пистолетом. Она прыгнула на него сверху. Три быстрых удара в шею дезориентировали его, а удар левой в лицо заставил пошатнуться, на лице появилась кровь. Еще один удар вывел его из строя.

Неподалеку раздался выстрел, и она бросилась бежать. Преследуемый бежал под железнодорожными путями, стреляя по теням. Он подошел к лестнице как раз в тот момент, когда с платформы спускалась волна пассажиров. Одним взмахом троса с крюком-кошкой Бэтгёрл поднялась в воздух, пролетела над его головой и упала перед ним.

Она тут же обругала себя за излишнюю самоуверенность. Бандит схватил женщину и приставил пистолет к ее виску:

– Еще шаг, и ее голова исчезнет в красной дымке.

– Ладно, просто успокойся, – сказала Бэтгёрл, вытянув руки вперед, чтобы он не сомневался в отсутствии оружия.

– Теперь ты меня отпустишь, и мы с этой цыпочкой найдем себе другое место.

– Кого это ты назвал цыпочкой? – сказала женщина, вонзая каблук ему в ногу и отталкивая пистолет вверх и в сторону. Парень взревел, а она ударила его локтем, создавая таким образом дистанцию между собой и бандитом. Бэтгёрл метнула дротик из-за пояса с гаджетами, он вонзился в его грудь. Он резко дернулся, когда вещица пустила через него электрический заряд. Одним прыжком преодолев расстояние между ними, она схватила его за запястье, вывернула пистолет и им же его огрела.

Он со стоном повалился на тротуар.

– Молодец, Бэтгёрл, – обрадовался какой-то житель пригорода.

– Показала ему, что почем, –поддакнул другой.

Бэтгёрл слегка поклонилась публике. Связав бандита кабельной стяжкой, она поспешила к своему мотоциклу, пока его не забрал эвакуатор.

Приближались сирены.

Подойдя к разбитой машине, Бэтгёрл остановилась. Багажник был приоткрыт, и она пнула сломанный замок каблуком сапога. Крышка открылась, и она обнаружила коврик, которым обычно прикрывают запасное колесо. Приподняв его, она заметила кучу пакетиков «Смешной дорожки», сложенных в картонную коробку.

Так-так...

Она ухмыльнулась. Один из гениев, должно быть, решил, что будет умно предложить наркотик на вечеринке братства или где-то еще, используя картон вместо подноса. Перевернув коробку, она заметила стилизованную двойную букву «N» в круге. Поспешив за мотоциклом, она подумала, что, может быть, эти клоуны только что нашли коробку в мусорном баке. С другой стороны, компания Novick Novelty уже давно была закрыта. Что еще это могло быть?


11


– Это был ненастоящий ребенок.

Доктор Джоан Лиланд скрестила ноги и наклонилась к пациенту, держа на коленях блокнот.

Это был чрезвычайно интересный случай. Его звали Курт Лэнк, он не выделялся ничем особенным, за исключением IQ, который был довольно низким, но не ниже нормы. Бледные редеющие волосы спадали с большого веснушчатого лба и тут же зачесывались обратно. Маленькие темные глазки были в постоянном движении. На длинном лошадином лице выпирали острый нос и подбородок.

Он работал на владельца местных трущоб разнорабочим, занимался мелкими ремонтом в нескольких многоквартирных домах в южной части города. Жил бесплатно в предоставленной ему боссом однокомнатной квартире в цокольном этаже. Ни семьи, ни романтических отношений, лишь редкое общение по работе. Без судимостей. Ничто не отличало его от остального человечества.

До того дня, когда пропал ребенок Коллинзов.

Доктор Лиланд почти пять лет терпеливо, осторожно, как взломщик сейфов, подбирала код к замку разума Лэнка. Первые три он и вовсе отказывался говорить – с ней или с кем-либо еще. Затем последовали односложные ответы. Потом он медленно, осторожно начал открываться. Они обсуждали его бедное, одинокое детство и доброжелательную, но не способную на эмоции мать-одиночку. Его глубокое беспокойство по поводу собственных эмоций, которые он предпочитал подавлять или отрицать. Его одержимость сбором мусора и своеобразная привычка очеловечивать неодушевленные предметы, часто наделяя их эмоциями, которые не мог выразить сам. Тем не менее до этого момента любая попытка обсудить ребенка Коллинзов вызывала немедленное возвращение к безопасному, холодному молчанию.

– Если это был не настоящий ребенок, – сказала доктор Лиланд, стараясь, чтобы ее голос звучал ровно и не требовательно, – тогда что это было, Курт?

Все его тело было напряжено, и он вибрировал, как оборванная гитарная струна. Он сжал кулаки на коленях и уставился на них.

– Это был... – начал он.

Дверь в кабинет Лиланд распахнулась настежь, и в нее неторопливо вошел Джокер, плюхнулся на диван рядом с Лэнком и дружески обнял его сгорбленные плечи.

– Мальчонка, ты попал в точку, – сказал он. – Я чувствую себя новым человеком. Ты ведь понимаешь, о чем я говорю, Курт?

Черт бы его побрал!

Лиланд сделала долгий, медленный вдох через нос, пытаясь заглушить ярость и сохранить спокойствие и профессионализм. Невозможно предугадать, насколько это отбросит прогресс Лэнка. Но она не хотела, чтобы ее другой, более контактный пациент вел себя так, будто получил очки за то, что довёл ее до ручки.

Вместо того чтобы обратиться к незваному гостю, она повернулась лицом к двери.

– Мисс Квинзель, – позвала она. В дверях появилась застенчивая молодая практикантка. Ее волосы были распущены, она была взмокшая и взъерошенная, пуговицы на белом халате были не застегнуты.

– Да, доктор Лиланд?

– Почему этот пациент из класса «А» находится в терапевтическом крыле без сопровождения охранников, которого требует закон?

Джокер кивнул в сторону девушки в дверях, пошевелил бровями и притянул Лэнка к себе.

– Слишком старая для тебя, да? – громко прошептал он. – Конечно, я знаю, как это бывает, но нищим не выбирать, верно я говорю?

Доктор Лиланд встала и нажала кнопку на столе.

– Мне очень жаль, Курт, – сказала она, беря Лэнка за запястье и помогая ему подняться, встав между ним и Джокером. – Мы продолжим обсуждение на следующей неделе. Ты не против?

Когда в кабинет вошли два мускулистых санитара, Лэнк молчал, глядя в пол, его трясло. Один из них схватил Лэнка за плечо, а другой показал большим пальцем на Джокера:

– Хотите, мы заберем и этого?

– Нет, оставьте его, – ответила Лиланд, пригвоздив Джокера к месту испепеляющим взглядом. – И еще, мисс Квинзель?

– Да, доктор?

– Предоставьте отчет мне в кабинет в конце смены, – сказала Лиланд. – Это ваш второй прокол. Еще один подобный инцидент, и вас переведут в крыло больных со старческим слабоумием.

Молодая девушка-интерн надулась, отбросив всякое притворное раскаяние. Она бросилась прочь с нарочито угрюмым видом. Лиланд нахмурилась. Несмотря на то, что девушка на первый взгляд находила искреннее взаимопонимание с самыми трудными пациентами, как оказалось, от нее было гораздо больше проблем, чем пользы.

– Это была бы ужасная потеря, доктор Лиланд, – сказал Джокер противным голосом. – Уверяю вас, что уникальные навыки мисс Квинзель среди пожилых будут растрачены совершенно впустую.

Лиланд отказывалась клюнуть на уловку Джокера. Она работала в Лечебнице «Аркхем» еще до того, как Лэнк узнал, откуда берутся дети. Она уже слышала и такое, и нечто гораздо, гораздо хуже. Она взяла блокнот и села обратно, в изголовье кушетки:

– Это то, что вы хотите обсудить на сегодняшнем сеансе? – спросила она. – Секс? Почему бы нам не начать с вашей навязчивой потребности в покорении сердец как прикрытии глубоко укоренившейся неуверенности, связанной с вашей внешностью?

– Что вы, доктор, – ответил Джокер. – По одежке лишь встречают. Вы не хуже меня знаете, что на самом деле женщинам нужен мужчина, который может заставить их... – он наклонился, в его глазах блеснул веселый огонек, – ...рассмеяться.

– Понятно, – сказала доктор Лиланд, делая пометки. – Так вот в чем заключается истинный источник вашей неуверенности. Дело вовсе не в сексе, не так ли? Это страх провала. Что никто не станет смеяться над вашими шутками. Может быть, поговорим об этом?

Улыбка Джокера померкла. Его взгляд стал жестким.

– Это не смешно, – сказал он. – И неправда.

– Нет? – спросила доктор Лиланд. – Ошиблась. Не хотите исправить это недоразумение?

– Вам нужна правда?

Он улыбнулся фирменной улыбкой, склонив голову набок.


Вонючка.

Кто-то начал улюлюкать. Еще один посетитель засвистел.

– Вернись на нормальную работу, ты не смешной.

Стоя за кулисами, дородный владелец «Смешливого дурака» сделал резкий жест поперек горла. В углу его рта болтался окурок дешевой сигары. Она не горела. Каждый вечер она оставалась незажженной.

Длиннолицый начинающий комик перевел взгляд с владельца на немногочисленных, но тем не менее жестоких посетителей. Большинство из них были пьяны или под кайфом, и человеку на сцене, в темном костюме и галстуке-бабочке, казалось, что единственная причина, по которой они остались на последнее представление, – это желание помучить артистов. Когда он повернулся, чтобы уйти со сцены, кто-то в темноте начал хлопать.

На мгновение он заколебался.

– Скатертью дорога, жалкий шутник! – крикнул мужчина сзади. Он захохотал и хлопнул в ладоши. Медленно. Жестоко. – Хочу бесплатную выпивку за то, что тебя терплю. Все заведение хочет бесплатно выпить. Хо, хо.

Владелец Гэйнор ободряюще похлопал расстроенного комика по плечу. На нем был сиреневый костюм и галстук в тон, что должно было выглядеть нелепо, но каким-то образом на его полной фигуре он смотрелся органично. В костюме он был похож на циркового торговца, который решил вечерком выбраться в город.

Выйдя на сцену, Гэйнор поднял руки и заговорил:

– Как всегда, я хочу поблагодарить вас всех за то, что пришли. Не забудьте дать на чай официантам.

Раздался звук как от выстрела по краю консервной банки. Единственная официантка, стоявшая сбоку, слегка наклонилась. У нее под глазами были темные круги, серьги мерцали, несмотря на слабое освещение. Хозяин ушел со сцены, и занавес закрылся.

Он нашел длиннолицего комика в обшарпанной гримерной. Тот облокотился на спинку стула и уставился в зеркало с круглыми лампочками. Некоторые из них перегорели.

– Слушай, у тебя получилось выдавить из них несколько смешков, – сказал Гэйнор длиннолицему. – Комедия – тяжелый жанр, особенно для новичка. Но это как езда на лошади – тебя сбрасывают, а ты должен снова вернуться в седло.

Он снова схватил высокого мужчину за плечо.

– Хочешь, чтобы я вернулся? – спросил мужчина не оборачиваясь. Казалось, он рассматривает в отражении свое будущее.

Владелец клуба вытащил изо рта окурок сигары, зажал его пухлыми пальцами и помахал им.

– Дай... дай-ка подумать, что из этого может получиться, – ответил он. – Но, черт, ты выстоял перед лицом враждебной толпы, а это половина успеха. Я тебе позвоню... может быть.

Он сунул окурок на место и протянул две обмякшие двадцатки. Комик растерянно посмотрел на него.

– Прости, но это все, что удалось выручить, – сказал Гэйнор. – Вечер выдался неудачный.

Длиннолицый выпрямился и взял шляпу. Из-за темного костюма его долговязая фигура была неразличима в сумраке. Он был похож на темного призрака, нависшего над смертным владельцем клуба. На мгновение толстяк задумался, не случится ли беды.

– Я не гордый. Беру, сколько дают.

– К-конечно, парень.

От голоса, шедшего из темноты, ему стало не по себе, настолько он отличался от обычного бодрого тона парня.

– Слушай, э-э, выпей со мной перед уходом. Согласен?

Высокий мужчина подошел к двери и, не оглядываясь, сказал:

– Я не пью. Это притупляет ум.


Выйдя на улицу, он надел бесформенную фетровую шляпу с щегольским пером, торчащим из-за ленты. Ночь была холодная, заморосил дождь, но идти было недалеко, да и не хотелось тратить деньги на такси. Это была старая часть города. Приблизившись к своему дому, он прошел мимо проститутки, стоявшей в нише дверного проема, укрывавшем ее от дождя. Она была одета в мини-юбку, прозрачный топ без лифчика, жилет с воротником из искусственной овечьей шерсти и сапоги до бедер. На вид ей было то ли двадцать, то ли сорок.

– Хочешь свидание? – спросила она, осматривая его с ног до головы и причмокивая жвачкой. На одной стороне ниши висела афиша с объявлением о новом шоу в парке развлечений «Братья Бонус».

Он даже не смог выдавить в ответ усталую улыбку. Он пошел дальше, мимо баров, где люди смеялись, пили и выстраивались в очередь на ночлег. Он добрался до дома и остановился на улице, будто накрепко прилип к тротуару.

«Ну и дыра», – снова пожаловался он. Что он за добытчик? Какая-то кошка, из тех, что жили в здании, топала рядом с ним по железной кайме, обрамлявшей бетонные ступени. Она смотрела на него недобрыми глазами.

– Я тоже от тебя не без ума, – сказал он.

Кошка спрыгнула на землю и отправилась дальше.

В угловом окне над ним приоткрылась рама, и он услышал, как играет радио. Оно вечно играет, подумал он. Там жил мистер Рамирес, вдовец. Он не спал до поздней ночи и вставал рано утром, сидел в кухонном уголке и слушал то же, что и полуночники в эти одинокие часы.

Как раз сейчас шел выпуск новостей:

– ...таинственный мститель в маске, известный многим как Человек – летучая мышь, не сидит без дела. Ранее сегодня вечером он предотвратил вооруженное ограбление в модном районе. Свидетели говорят...

Дверь за ним закрылась. Он вошел, задержавшись на лестничной площадке. За дверью слева послышалось шарканье ног. Он знал почти наверняка, что хозяйка, миссис Бёркисс, слышала, как он вошел, и наблюдала за ним через глазок. Длинные спутанные волосы, перевязанные лентами, крючковатый нос и домашнее платье в цветочек. Она тоже была полуночницей. Из своей квартиры на первом этаже ей было видно, кто приходит и уходит. Она украдкой наблюдала за всеми.

Поднявшись на второй этаж, он остановился на верхней площадке лестницы и глубоко вздохнул, еле сдерживаясь, чтобы не свалиться вниз. Он отпер дверь и вошел. В их скудно обставленной квартирке было тепло благодаря обогревателю рядом с кухонным столиком, а белье, постиранное вручную, висело на веревке рядом с окном. Через окно было видно кирпичную стену, примыкающую к соседнему зданию, так близко, что появлялось чувство клаустрофобии. С крыши капала вода.

– Привет, Джинни, – весело сказал он, пытаясь скрыть тоску.

Его беременная жена сидела за столом, на стуле с жесткой спинкой. На ней была комбинация и тапочки, халат был распахнут для удобства. Перед ней стояла миска, она чистила рачьи хвосты. Она собиралась готовить свой фирменный суп гумбо. На раковине стояла миска с бамией, которую она потом обработает огнем. Он очень любил ее суп гумбо.

– Ну, как все прошло? – спросила она. – Понравилось твое выступление?

Он невесело усмехнулся, подошел к раковине, взял сырой кусок бамии и откусил.

– Ну, мне... Мне сказали, что, возможно, еще позвонят, – сказал он жуя. – Не знаю. Я... я нервничал и испортил концовку шутки.

«Вонючка!»

Стыд нахлынул снова.

– О, – сказала его жена.

Он помчался обратно, к столу, и навис над ней:

– Что значит «о»?

– Я... я ничего не имела в виду....

Как же, не имела в виду.

– Не ври, – прорычал он. – Вот как ты сказала: «О». Вот так.

– Боже мой, да я всего лишь...

– Ты сказала «о». Как в «О, то есть ты не нашел работу?» Или в «О, а как же мы будем кормить ребенка?»

Он сердито посмотрел на нее, но она не сдала позиций.

– Думаешь, меня это не волнует? – продолжал он, отходя от стола и сжимая кулаки в полном бессилии. – Думаешь... мне все равно, думаешь, что для меня все это – большая шутка, баловство...

Тут его гнев исчез, сменившись отчаянием. Он упал у ее ног, нежно обнял и положил голову ей на колени.

– Господи, – сказал он, – Господи, прости меня....

– Малыш.

Она положила руку ему на спину. Другой рукой она пригладила его непослушные волосы, которые всегда казались ей такими притягательными. Они все думали, как эти локоны будут смотреться на их ребенке.

– Не хочу вымещать гнев на тебе, – сказал он всхлипывая. – Ты и так страдаешь замужем за неудачником.

– Сладкий, это не...

– Это правда. Я не могу тебя содержать. – Он глотнул воздуха. – О, Джинни, что нам делать?

– Все будет хорошо, – ответила она мягким, уверенным голосом. – До рождения крошки еще три месяца, и я думаю, что миссис Бёркисс согласится подождать арендную плату еще немного. Она жалеет меня.

– Она ненавидит меня, – сказал он, чувствуя, как возвращается гнев. Поднявшись на ноги, он прислонился к окну. – Она выходит в коридор и сердито смотрит на меня каждый раз, когда я иду наверх. В этом доме воняет кошачьим лотком и стариками.

Дождь на дворе усилился, по кирпичам стекали ручейки.

– Я просто хочу, чтобы нам хватило денег обосноваться в приличном районе, – сказал он, вглядываясь в ночь. – Девочки на улице зарабатывают столько за выходные, не рассказывая при этом ни одной шутки.

К своему удивлению, он услышал смешок. Обернувшись, он увидел, как она хихикает. Но это была не насмешка.

– Сладкий, не волнуйся, – сказала она, протягивая к нему руку, – ни о чем. Я все равно тебя люблю, ты ведь знаешь. С работой или без, ты хорош в постели...

На это ему пришлось улыбнуться. Даже на шестом месяце беременности она двигалась грациозно и уверенно. Как же ему, дураку, повезло. Надо постараться, ради нее.

– ...и ты знаешь, как меня рассмешить.


12


Все трое сидели за круглым столом в «Транжире». В кабаке было людно, хотя день еще был в разгаре. Здесь было шумно и влажно, как в аду. Между ними стояла миска с закусками из вареных раков.

Он пил.

Когда это началось?

Ему никогда не нравился вкус спирта, особенно пока работал на химическом заводе. Он принимал меры предосторожности, но не сомневался, что некоторые химикаты впитались в его кожу.

И, тем не менее, он допивал вторую кружку пива, а ведь даже не наступил вечер.

– Вот... Вот понимаете, я должен проявить себя. Как муж и... и как отец, – услышал он свой голос. Почему он исповедуется перед этими двумя... хулиганами? Бандитами? Почему он так откровенен? Должно быть, дело в выпивке. Вот поэтому мне нельзя пить, отметил он, снова закладывая за воротник.

– В смысле, я, это, не взялся бы за дело, если бы не считал его важным.

– Я тебя понял, – сказал Джо, тот, что покрупнее. Он был в костюме и шляпе-котелке и, несмотря на жару, даже не взмок. Усы у него были массивнее и толще, чем у его тощего подельника.

– Ты хочешь обеспечить семью, и мы позаботимся о том, чтобы у тебя это получилось, дружок.

– Я вроде как начинал лаборантом, – продолжал он. – Хорошая была работа. Отличная, а я что сделал – ушел, чтобы стать комиком.

Самая большая ошибка в его жизни.

– Я был такой уверенный. Такой уверенный, что у меня есть талант.

Эта мысль пришла ему в голову, пока он смотрел комиков по телевизору. Когда они были в ударе, публика ела у них с рук. В смысле, я всегда смешил Джинни, и поэтому я решил, что у меня талант к такого рода вещам.

– Но вот, ха, поглядите на меня. Думаю, мои таланты развились в каком-то ином направлении, – сказал он. – Ну и вот, если я справлюсь всего с одним крупным преступлением...

– Эй, парень, ради Бога, – сказал худощавый. Он был молодецки сложен, в костюме с заостренными плечами, в фетровой шляпе с широкими полями. Усы у него были старомодные, как у секс-символа кинематографа 30-х годов. Он перекатил сигарету между тонкими губами. В «Транжире» курили, хоть и не полагалось.

– Прости, прости, – сказал длиннолицый. – Просто если вы уверены, что нам все сойдет с рук и никто не узнает, что я замешан...

Он замолчал, беспокоясь, что снова сболтнул лишнего.

– Не волнуйся, дружище, – сказал Джо в котелке. – Мы о тебе позаботимся.

Он поднял рака, оторвал ему голову и сунул в рот гостю, оставив хвост висеть.

– Нам нужна твоя помощь, чтобы пробраться через химический завод, где ты раньше работал, – продолжал мужчина, – в компанию по производству карт, по соседству. Мы очень ценим твой опыт.

– В общем, чтобы гарантировать, что тебя никто не подвяжет к ограблению... – Тощий парень вытащил из-под стола саквояж. Было ощущение, что его сшили еще в XIX веке. Он открыл его и поднял.

– ...ты наденешь это.

Это еще что?

В мешке лежало нечто ярко-красное, цилиндрическое, круглое сверху. Вещь была похожа на стеклянный колпак, который он видел на бабушкиных каминных часах. Но эта штука была больше и не такая прозрачная и на вид могла закрыть всю голову до лопаток. Освистанный комик вынул изо рта болтающегося рака и выплюнул куски.

– Надеть?.. – спросил он в замешательстве. Вещь казалась смутно знакомой. – Н-но ведь там нет прорезей для глаз. Я ведь ничего не увижу.

Скорее всего, это какая-то шутка. Может быть, они меня проверяют, чтобы посмотреть, соглашусь ли я. Справа от него бандит в котелке был занят тем, что разрывал на части очередного рака, отделяя его тонкие ножки одну за другой.

– В нее вставлены зеркальные линзы из красного стекла, – сказал тощий парень. – Умно устроено, а?

Он улыбнулся тонкими губами.

– Не знаю. Эта маска... – сказал длиннолицый. – Ее случайно носил не тот парень, который в прошлом месяце напал на ледяную компанию, Красный Колпак?

– Включи мозги. – Тощий снова закрыл сумку и поставил ее на пол. – Нет никакого Красного Колпака. Это просто куча парней в масках.

Его грузный товарищ проглотил рака и кивнул:

– Точно! Не важно, кто под маской. Мы просто позволяем самому ценному члену мафии носить его для, гм, дополнительной анонимности.

В его устах это звучало очень убедительно. За его спиной проститутка болтала с моряком.

– А то как же, – ответил тощий. – Самому ценному члену, а это ты, мужик.

Он взял рака и начал чистить. Подельник последовал его примеру.

Где-то в баре кого-то вырвало.

Будущему комику хотелось им верить. Это могло бы решить все его проблемы, дать им новый старт.

– Слушайте, – сказал он, – правда, я не знаю... этот химический завод такой мрачный и отвратительный. Отчасти поэтому я и уволился.

Поэтому, а еще из-за того, что они там делали. Выполняли заказы военных. «Хуже “Агента Оранжа” [Смесь дефолиантов и гербицидов синтетического происхождения. Использовался США во время войны во Вьетнаме. (Прим. ред.)]», – говорил он Джинни. И еще были вещи, о которых он не мог ей рассказать. О психоактивных препаратах. Соединения испытывали на людях без их ведома. Произошла утечка, и он получил дозу.

Господи, как же он надеялся, что это не скажется на малыше...

– Но ты же сказал, что там минимум охраны, – возразил тощий.

– Слушай, ты хочешь растить ребенка в бедности? – добавил Джо. Они по-прежнему отрывали конечности у раков.

Он закрыл лицо руками.

– Нет, нет, конечно, нет. Вы правы, – сказал он. – В смысле, это ведь только раз, а потом я смогу переехать в другой район и начать достойную жизнь. – С настоящим домом и хорошей школой для сына. Он обеспечит Джинни достойную жизнь.

– Вот это настрой, – сказал Джо, похлопав его по плечу. Почему все вечно хлопают его по плечу? – Значит... В следующую пятницу, в одиннадцать вечера?

Несостоявшийся комик неуверенно кивнул и засмеялся, напряжение покинуло его.

– Договорились, – сказал он. – Конечно, почему бы и нет? В пятницу. И тогда уже утром, в субботу, я буду богат.

Ему нравилось, как это звучит.

– Представить не могу. Моя жизнь полностью изменится! Ничто не будет прежним...

...никогда.


13


Наступила пятница, и три потенциальных вора снова встретились в «Транжире», чтобы обсудить последние детали. Встретиться там было разумно, так как клиенты и персонал привыкли смотреть в другую сторону.

Это было именно такое место – не бар, куда бы ты пошел на свидание.

Туда бы ты попал, если бы она от тебя сбежала.


Ну и забегаловка.

Миллер, полицейский в штатском, в плаще и фетровой шляпе, размышлял об этом заведении, стоя с коллегой в форме и глядя на бар через грязные стекла двустворчатых дверей. Он мельком взглянул на своего мускулистого друга-полицейского МакКоркелла, а затем толкнул одну из дверей.

Миссис Бёркисс, хозяйка, от которой воняло кошачьей мочой, сказала им, что он может быть здесь. Не то чтобы она интересовалась, где можно выпить до захода солнца, добавила она, но они с покойной часто разговаривали. Бедняжка, продолжила домовладелица, была одинока, потому что мужа все время не было дома.

Комики, работавшие в стрип-клубах, часто посещали «Транжиру», по крайней мере, так ей говорили.


– Значит, на сегодня все решено? – спросил грабитель со стильными усиками, откидываясь на спинку стула. Сегодня в мисках не было вареных раков.

– А, ну, конечно! – подтвердил алчный шутник. – Я же не больной, чтобы отказываться сейчас.

Он облокотился на стол, стараясь говорить уверенно.

– В смысле, самое худшее – ложь перед Джин- ни – уже позади. Она, она думает, что меня пригласили выступить в клубе...

– Пусть и дальше так думает, – сказал вор покрупнее, поправляя котелок.

– Точно, – согласился тощий головорез. – Пусть так и будет.

– Слушай, сегодня вечером, – сказал Джо, – надень костюм и бабочку. Это своего рода торговая марка Красного Колпака.

– Хорошо, – ответил длиннолицый. – Джинни будет ждать, что я пойду в ночной клуб при параде. Лучше некуда.

– Э-э, Джо... – щеголь посмотрел на стойку и положил руку на плечо напарника. Со своего места комик увидел двух мужчин, разговаривающих с барменом. Один из них был полицейским.

Они направились прямиком к столу.

Парень в плаще, скорее всего, был детективом. Пока двое грабителей изо всех сил старались не показывать лиц, полицейский в штатском бросил на стол фотографию и заговорил с длиннолицым начинающим комиком.

На фотографии были он и Джинни.

– Прошу прощения, сэр, – сказал детектив. – Мы из полиции. Мы можем с вами поговорить снаружи? – Это было мало похоже на вопрос.

– Мы займем всего минуту, сэр... – сказал полицейский. Голос у него почему-то был грустный.

– Со мной? Н-но... почему? – Смутившись, комик посмотрел на их застывшие лица. – Я не... я имею в виду, гм... – Он изо всех сил старался сойти за простака. Откуда они узнали? Сдавшись, он встал и пошел вслед за ними на улицу.

– Э-э, послушайте, – сказал он детективу, – в чем проблема? Я...

– Сэр, мне очень жаль, – перебил его полицейский.

Очень жаль?

– Но сегодня утром с вашей женой произошел несчастный случай, – продолжил полицейский, не глядя ему в глаза. – По-видимому, она проверяла нагреватель детской бутылочки. Произошло короткое замыкание, и... – Он мялся. В этот момент комик все понял.

– В общем, она умерла, сэр. Соболезную.

По-прежнему избегая взгляда длиннолицего, он сунул сигарету в рот и зажег ее спичкой.

– Что?

Что еще он мог сказать?

– Послушайте, мне очень неприятно вам такое сообщать, – продолжил детектив, наконец взглянув на него. Он говорил искренне. – Такой несчастный случай бывает раз на миллион. Полная информация ждет вас в больнице.

Он утешительно положил руку на плечо комика.

– Спешить некуда.

– На вашем месте, – сказал мускулистый полицейский, – я бы выпил еще.

С этими словами они ушли.


Длиннолицый просто стоял и смотрел, как они уходят. Он ничего не мог ни сказать, ни сделать. Как лунатик, комик зашел обратно и сел. Похоже, больше идти ему было некуда. Джинни и ребенок...

– Эй, приятель, ты в порядке? – спросил тощий, допивая пиво.

– Моя жена, – ответил он, – умерла. Моя жена...

Казалось, что собственный голос звучит со стороны.

– Божечки, – сказал здоровяк Джо. – Какой ужас. Нам очень жаль.

– Да. Слушай, мужик, – сказал тощий, вставая и наклоняясь над столом. – Ты, наверное, хочешь, чтобы тебя сейчас оставили в покое, а? Увидимся вечером, хорошо?

«О чем он говорит?» – подумал комик, он выпучил глаза.

– Вечером? – переспросил он. – Но... но сегодня я ничего не могу делать. Бо-больше мне это не нужно. Джинни... Джинни... – поперхнулся он и продолжил, – Джинни умерла. Вы не понимаете...

Джо не дал ему договорить.

– Нет, нет, нет, – сказал он. – Нет, мне жаль твою жену, но это ты не понимаешь.

Он тоже поднялся, и они встали по обе стороны от него.

– То, что будет сегодня, это не мелочь. Отступать нельзя, это может кое для кого очень плохо кончиться. – Он дал этой мысли дойти до комика, а затем добавил: – никаких исключений.

– Но...

– Никаких «но», – сказал тощий, одарив его гротескной улыбкой и зажав в зубах сигарету. – Завтра похоронишь старушку с размахом. А сегодня ты с нами. Понял картину?

Он знал, что они его убьют, если он не согласится. Ему придется жить, хотя бы ради того, чтобы позаботиться об останках жены. И останках их ребенка.

– Да, – ответил он. – Да, я понял.

Они ушли, больше не сказав ни слова. Задержавшись в дверях, тощий бандит оглянулся через плечо. Намек был понятен.

Длиннолицый со слезами на глазах наблюдал, как они уходят. Он опустил голову, обхватил её руками, и когда они задрожали, он заплакал. Он не мог избавиться от ощущения, что посетители бара наблюдают за ним и смеются над его болью. Но какими людьми надо быть, чтобы так делать?

Как можно быть такими чудовищами?


14


Он стоял на краю бетонного канала, изучая свое темноглазое отражение в медленно текущей грязной воде. Легкий дождь создавал рябь, которая искажала его внешность. Он был одет в черный костюм, белую рубашку и галстук-бабочку – Джинни ушила костюм на прошлой неделе. Он словно приготовился выйти на сцену.

Его спутники были в плащах. Как так вышло, что он не в плаще? Узкий канал тянулся вдоль боковой стороны фабрики «Эйс Кемикал». Из круглых дренажных труб диаметром в три фута, выходящих из здания, сочились потоки маслянистой жидкости. На невысокой насыпи стояла сетчатая ограда, увенчанная проволочной спиралью.

– Эй, пошли! Хорош мечтать. Мы идем на дело или нет?

Комик едва его слышал. Даже не знал, кто из мужчин это сказал.

– Э-э, да, да, конечно, – ответил он. – Я... я просто вспомнил... как проходил здесь каждое утро по дороге на работу...

– Да, да, – откликнулся тощий. Его шляпа была низко надвинута на лоб, он все никак не мог вытащить красную маску из саквояжа. – А теперь надень эту хреновину. И заткни пасть.

– Что, прямо сейчас? – спросил он, когда парень напялил штуку ему на голову. – В смысле... В смысле, точно все будет в порядке? Я в ней смогу дышать?

– Что ты, все пучком, – уверил парень. – Божечки, знал бы ты, какая у тебя странная форма головы.

Через мгновение маска обхватила его плечи.

– Вот так... Нормально видишь, мужик?

– Ох, вроде бы да. Наверно, – сказал он. – Только все красное... и душновато, а еще пахнет странно.

Застарелым потом и отчаянием.

– Мой голос эхом не отдает?

Сквозь диковинные красные линзы тощий головорез выглядел странно с темными глазами и гротескной ухмылкой на лице.

– Тебя отлично слышно, – нетерпеливо сказал котелок, подводя его к осыпавшейся бетонной лестнице. – А теперь... как насчет того, чтобы провести нас через эту вонючую фабрику к соседнему заведению?

Тощий пошел впереди них, пятясь вверх по лестнице и поддерживая комика, чтобы тот не упал.

– Осторожно, парень. Ступеньки.

– Точно. Конечно. – Комик в красном колпаке вытянул руки, чтобы удержать равновесие. – Знаете... это как-то странно. Словно я во сне. Я все время вспоминаю Джинни....

Они прорезали брешь в ограде и оказались на огромной открытой территории – лабиринте бетонных дорожек между лужами застоявшихся жидкостей, от которых поднимались пары. Там стояли высокие стальные чаны, ряды труб и измерительных датчиков, разделенных стальными мостиками. Как и днем, охрана была сосредоточена на входах. Владельцы завода были скрягами, так что патрули не появлялись до наступления темноты. По крайней мере, так сообщил им комик.

– Хорошо, мы пройдем здесь, – сказал он, неуверенно направляясь вперед. – За фильтровальными баками, а там, за перегородкой, будут «Игральные карты “Монарх”».

Хотя он слышал стук механизмов и шум насосов, время было уже позднее, так что персонала не было.

– Знаете, это место... В красном цвете выглядит еще хуже. Оно похоже...

– Эй, вы! Ни с места! – Крик, по-видимому, доносился сверху. – Давайте, давайте, поднимайте руки!

Повернувшись вправо, ему пришлось переместить все тело, чтобы увидеть на мостике охранника в форме. Мужчина, крепко стоя на земле, широко расставил ноги и направил на них пистолет.

– Кретин! – взвизгнул тощий вор. – Ты говорил, что здесь нет охраны!

– Здесь... здесь, наверно, все изменилось с тех пор, как я уволился...

– Изменилось? Я твое тупое лошадиное лицо изменю, чувак.

Бандит вытащил пистолет и выстрелил вверх. Звук был оглушительным.

– Как громко!

Ему отчаянно хотелось зажать уши, но он мог только ухватиться за изогнутую поверхность красного колпака.

– В нем так громко!

Кто-то толкнул его. Это был парень в котелке.

– Ради Бога, беги! – закричал он. – Все пошло коту под хвост!

Пробираясь между чанами под открытым небом, они снова услышали охранника.

– Мёрф, отведи людей в задние отсеки. У нас тут банда Красного Колпака.

«Черт, он зовет подкрепление, – суматошно думал комик. Потом до него дошло. Банда Красного Колпака. – Вот дерьмо! Это он про меня!»

– О, Боже! – закричал Джо, задыхаясь от напряжения. – Куда идти? Как нам выйти?

Идти было некуда, и они пробежали мимо параллельных рядов высоких куполообразных резервуаров. Было слышно, как по трубам плещутся химикаты. Дождь продолжал лить.

– Я... я не знаю! Эта маска... Я не вижу, куда иду.

– Я убью тебя, бесполезный сукин сын, – проскрежетал его тощий сообщник. – Как только мы выберемся отсюда, я...

Гром захлестнул все его чувства.

Прямо перед ним два преступника выскочили из узких рядов труб, затем нелепо изогнулись, когда в них вонзились пули. Сквозь красный фильтр колпака кровь казалась черной, она хлестала там, куда попадали пули. Повсюду клубился густой туман. Длиннолиций не мог сказать, исходил ли он из труб или от тел, но он просачивался сквозь ткань его костюма, вызывал зуд. Он ощущал, как кожа под ним пузырится. Он столкнулся с бочкой на пятьдесят галлонов, на ней трафаретом был нарисован черный туз пик.

Тощий попытался уклониться от последнего выстрела, но пуля пробила ему череп, сбросив шляпу.

Двое рухнули на бетон. Но здоровяк Джо не умер.

– Вот черт... Вот черт... – сказал он, кряхтя от боли. – Ребята... слушайте, ребята, вам нужен не я.

Он повысил голос:

– Вам нужен он. Он – главарь банды. Это Красный Колпак!

– Что? – спросил комик, и тут он понял, что покрыт чем-то липким. – Что это? Что это?

Он поднял руки.

– Я весь в чем-то...

Над ними кто-то крикнул:

– Берегись! Он достает пистолет!

Раздался выстрел, но пуля пролетела мимо. Еще одна пуля попала бугаю в грудь, из спины хлынула кровь.

– О нет, – взвизгнул человек в колпаке. – Нет, нет, нет, нет...

Отчаянно пытаясь сбежать, он забрался по металлической приставной лестнице.


– Наверху, на мостике! – Охранник прицелился в бочку. – Попался! Он почти покойник.

– Больше никакой стрельбы, – донесся шипящий голос из-за спины охранников.

Все как один повернулись – и разинули рты.

– Человек – летучая мышь, – выдохнул один из них.

– Теперь тут я, – сказал Человек – летучая мышь. – Я разберусь своими методами.

Уши на маске были длиной с его голову, а черный плащ свисал с плеч как крылья. Из-за шипастых перчаток казалось, что вместо рук у него когти.

Из положения стоя он легко перепрыгнул через людей, секунду балансировал на перилах мостика, а затем побежал по нему, как канатоходец. Подпрыгнув в воздух, он сделал идеальное сальто над чанами с химикатами, двигаясь грациозно и плавно. Его плащ развевался позади него, как будто он жил своей жизнью.


Услышав приближающегося преследователя, человек в колпаке оглянулся через плечо и остановился. Он вытянул руки, чтобы отогнать пришедшего.

– Итак, Красный Колпак, вот мы и встретились снова, – сказал Человек – летучая мышь. Плащ окутывал его, как саван, глаза превратились в щелочки на маске. Сквозь колпак все было кроваво-красным. Возможно, все дело в химических веществах, впитавшихся через кожу и повлиявших на восприятие комика. К нему вышел стигийский зверь, который вылез, чтобы затащить его в ад. Чтобы он расплатился за грех, за то, что подвел жену и нерожденного ребенка.

– Нет, нет, нет, нет, – выкрикнул он. – Этого не может быть. О, Господи, что ты наслал, чтобы покарать меня?

Если преследователь и услышал его, то не подал виду.

– Не подходи ближе! Не подходи, не то я...

Летучая мышь протянула коготь.

– ...Я прыгну!

Развернувшись, он перемахнул через перила и нырнул в болезненно-зеленый омут неизвестных химикатов. Здесь течение двигалось быстро, и на мгновение он подумал, не позволить ли им окутать его, пока одежда пропитывалась влагой, увлекавшей его за собой. Жжение усилилось, затем ослабло. Перед глазами поплыла карусель цветов и форм.

Рефлекс его пересилил, и он поплыл наверх, задыхаясь в колпаке. Он пробил поверхность токсичного варева. Поток вынес его наружу, недалеко от фабрики, к дренажному каналу, похожему на тот, в котором он видел свое отражение. Он сильно закашлялся, и его вырвало внутрь колпака. Неистовыми движениями он поплыл к осыпающемуся, покрытому мхом цементному краю канала.

Внезапно жжение вернулось.

– Больно, – крикнул он, и звук эхом отразился от колпака. – Все зудит, лицо, руки... что в воде? Боже мой, как жжет... – Он схватился за проклятую штуковину, прикрывавшую его голову. – Снять этот дурацкий колпак. Снять, чтобы можно было...

Наконец, он сорвал его и заглянул в лужу дождевой воды.

– ...видеть.

То, что смотрело на него, было неузнаваемо.

Он упал на колени и закрыл лицо руками. Но когда он снова посмотрел, ничего не изменилось. Его глаза казались темными пятнами на невероятно белом лице, а его волосы...

Нужно отсюда выбираться.

Пошатнувшись, он поднялся на ноги, бросил колпак и, спотыкаясь, побрел прочь от фабрики «Эйс Кемикал». Мысли его завертелись, жжение утихло, и с губ сорвался один слог:

– Ха.

Внезапно все стало ясно.

– Ха-ха-ха.

Это же шутка.

Как только он начал смеяться, стало невозможно остановиться, удержать это в себе. Он нашел то, что всегда искал... смех.

Безудержный, неизбежный смех!

Шутили над ним, пока что, – но скоро шутить будет он.

И его шутки будут убийственными.


15


Доктор Лиланд помолчала, ожидая, будет ли Джокер продолжать. Это была самая длинная и запутанная история о событиях, которые привели его к нынешнему состоянию. Она была самая эмоциональная и правдоподобная, но это не делало ее правдой. На следующей неделе у него может появиться совершенно другая версия.

Но эта каким-то образом ее задела.

Лиланд нравилось думать, что у нее есть тонко настроенный детектор лжи. Он прилагался к ее работе и, к большому негодованию мужчин, с которыми она встречалась, имел тенденцию распространяться и на ее личную жизнь. Что-то в Джокере, однако, мешало ее способности на самом глубинном уровне, как магнит, отбрасывающий стрелку компаса. Она имела дело с большим количеством патологических лжецов, нарциссов и психопатов, настолько далеких от реальности, что они не могли отличить правду от вымысла. Но Джокер был другим.

Ее показания в суде привели к заключению, что он невиновен по причине невменяемости, и его вернули на ее попечение в «Аркхем». И все же в самые темные, самые бессонные часы она задавалась вопросом, что, может быть, он не был безумен. По крайней мере, не в медицинском смысле. Возможно, все это было просто тщательно продуманным спектаклем. Сложной шуткой с непостижимой кульминацией, которую они, возможно, не замечают. Если она вообще когда-нибудь воплотится.

Джокер растянулся на кушетке, откинув голову и прикрыв глаза рукой. Он казался физически уставшим, однако она не знала, было ли это из-за эмоционального путешествия по тропе памяти или интрижки с ее интерном. Наконец, он нарушил молчание.

– Я хотел бы вернуться к себе в камеру, – сказал он, не открывая глаз.

– Хорошо. – Доктор Лиланд нажала кнопку безопасности и встала. – Сегодня мы добились очень хорошего прогресса, – сказала она, протягивая руку.

Он тоже встал, настороженно глядя на ее руку, и, наконец, пожал ее.

– Я тоже так думаю, доктор, – сказал он и подмигнул. Санитары вошли в комнату и встали по бокам от него, каждый схватил его за локоть. – Я чувствую себя на грани настоящего прорыва!

Он тихонько хихикал, сам себе на уме, пока санитары его уводили. Доктор Лиланд щелкнула ручкой и записала на планшете:


Угроза, для безопасности остается чрезвычайно высокой.

Перевод на амбулаторное лечение

НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ.


«Как будто его когда-нибудь будут рассматривать». Несколько раз обведя последние два слова, она перевернула обложку и закрыла планшет.


16


По темной улице медленно ехала громадная патрульная машина полиции Готэма. Офицер на пассажирском сиденье включил прожектор и повернул рычаг, направляя луч влево-вправо, вверх-вниз. Луч пробежал по каменным и стеклянным фасадам различных зданий, затем машина остановилась у определенного строения. Там, где раньше были окна, виднелись пустоты.

На первом этаже здания, бывшей штаб-квартиры нефтяной и газовой компании Мескина, горел свет. Луч перемещался, открывая заляпанные картонные коробки, тележки, набитые черными пластиковыми пакетами, и бездомных, спящих под потрепанными одеялами.

Свет на мгновение замер, звук работающего на холостом ходу двигателя большой машины поднялся вверх, к выщербленным и выветренным остаткам горгулий. Потом полицейский погасил свет, и машина поехала дальше, сворачивая за угол. Рев двигателя затих вдали.

Внутри руин несколько этажей было вычищено – стены снесли и установили новые алюминиевые каркасы, поддерживающие провода и трубопроводы. С полдюжины застройщиков пыталось выручить с него прибыль, превратив здание в квартиры или кондоминиумы с розничными магазинами на первом этаже. В конце концов, они сдались.

Несколько бездомных и бродяг поднялись на второй этаж, а кое-кто и на третий. Над ним были только голуби и смелые крысы. В мрачных коридорах и комнатах какой-то заплутавший художник-граффитист нашел нетронутую стену и поставил на ней свою подпись.

Вот почему, когда трое дюжих мужчин открыли запертую боковую дверь на первом этаже и включили фонарики, их не особенно беспокоило то, что звук их шагов эхом отдавался по металлической лестнице, пока они поднимались к темным верхним этажам заброшенного здания.

Каждый нес нейлоновую сумку для снаряжения, всех троих можно было назвать мужчинами среднего возраста. Все они имели криминальное прошлое и были подельниками какого-то третьесортного злодея в маске.

Они были одеты не так нелепо, как когда-то, когда они подражали одежде своих боссов. На них были хлопчатобумажные брюки цвета хаки, ветровки или кожаные куртки.

Отбыв наказание в тюрьме, они обнаружили, что навар им оставили скудный. Это привело их в «Мое алиби» – выгребную яму вдоль доков Готэма в Ист- Энде, где люди их профессии могли купить пиво, поговорить о былых временах и не беспокоиться о законниках или Бэтмене, жаждавших их ареста.


– Как можно было принимать всерьез парня по имени Мистер Камера? – спросил один из мужчин, размахивая стаканом. – Не говоря уже о том, чтобы бегать со шлемом в форме какого-то здоровенного фотоаппарата Nikon? Да, он мог гипнотизировать людей этой штукой, но все равно.

Гарри Симмс когда-то был изворотливым злодеем Мистером Камерой.

Он замолчал и, сделав глоток дешевого бурбона, тяжело поставил стакан, кубики льда в нём загремели.

– Но ведь я брался за работу.

Он лениво почесал возле мочки уха, которой там давно не было. Он потерял ее в перестрелке с конкурирующей бандой из-за необработанных бриллиантов.

– Я тебя понимаю, – сказал его спутник. Они сидели среди себе подобных. Он тоже допил свой напиток – домашнее пиво в бутылке – и тыльной стороной ладони вытер седые усы.

– Когда я делал последнюю ставку в «Блэкгейте», там был парень, который работал на антикварных торгах. Он сказал, что у Симмса была потрясающая коллекция камер. Это же его фишка, как-никак.

– Да, поговаривают, что у него была такая вещь, как фотоаппарат какого-то нацистского офицера, который сделал последнюю фотографию Адольфа Гитлера, а еще фотоаппарат Рэя Чарльза...

– Рэй Чарльз слепой, – заметил его собутыльник.

– Да, неважно, – ответил парень без мочки. – Может быть, у него есть люди, которые говорят, что перед ним, ну, ты понял. – Он снова почесался. – Дело в том, что фотокамеры стоят больших денег – из-за этого парню, возможно, пришлось начать... прибыльный фармацевтический бизнес, например.

Его спутник задумался:

– А что с ним стало?

– Кто его знает.

– Я слышал, он продал его, когда пытался собрать деньги на адвокатов, – сказал мужчина, сидевший за два табурета от них. Ему хватало мужества ответить. Он поднял пиво, чтобы показать, откуда раздался голос. Они бросили на него злобные взгляды, но он продолжал говорить:

– Какому-то частному коллекционеру, который щедро заплатил ему – очень щедро. Только Симмсу пришла в голову блестящая идея попытаться провернуть последнее дело до суда. Охотница убрала его и его напарника.

Оба уставились на третьего.

– Я бегал с Джулианом Дэем, Человеком-Календарем, – пояснил он. – Он и был тем напарником. В него стреляли полицейские, и он выжил. Симмс сбежал, но Дэй заключил сделку и сдал его.

– Дело в том, – добавил он, – что Симмс должен был где-то спрятать сбережения.

Это привлекло их внимание.


Одно вело к другому, и все трое начали наводить справки. Каждый из них мог бы по-своему проверить информацию, но, столкнувшись с перспективой крупной выгоды, никто не хотел дать остальным действовать самостоятельно.

Они выяснили, что у Симмса была сестра, менеджер среднего звена в нефтяной и газовой компании Мескина. В какой-то момент газовая компания по большей части переехала в обновленную штаб-квартиру, а она была одной из немногих, кто остался работать в старом здании. Это ли не лучшее место, рассуждали они, чтобы спрятать добычу? Эту теорию подкрепляло то, что, когда Симмса в последний раз арестовали, Охотница поймала его неподалеку.

Его сестры там больше не было. Однажды днем она упала от сердечного приступа, ухаживая за своими азалиями. В ее скромном доме не было обнаружено никаких сокровищ.

Это привело их к запечатанной двери и металлической лестнице.

– Эй, помедленнее, – сказал мужчина с седыми усами.

Они поднялись до шестого этажа, и он вспотел, несмотря на вечернюю прохладу.

– Слишком много чизбургеров и пива, – упрекнул его мужчина без мочки. Он тоже выдохся, но хотел казаться крепче. – Пошли, нам осталась еще пара этажей.

Он направил фонарик вверх по лестнице, и ему показалось, что он увидел какое-то движение.

– Он дело говорит, – сказал третий. – Если награбленное там, то за несколько минут оно никуда не денется.

Он прислонился к перилам и втянул воздух.

– Ладно, – сказал мужчина без мочки, ставя сумку на пол. – Пять минут, а потом быстро дойдем и покончим с делом.


17


Неподалеку от троицы бывших подельников Харви Буллок лениво чесал щеку с бакенбардами. Он, как обычно, был в мятом костюме, который вышел из моды несколько лет назад. Лацканы были испачканы недавней едой – чили-догами и жареным картофелем начо. По-видимому, в этом костюме он еще и спал.

В другой руке он держал фляжку. Он отхлебнул бурбона. Буллок стоял в маленькой подсобке за стойкой мотеля «Апаро». Жалюзи открывали вид на стоянку, а за ней по скоростной автостраде летели автомобили и грузовики. Горизонт Готэма уходил еще дальше, за парк, в котором стояла статуя судьи Соломона Зебедайи Уэйна – сторонника отмены рабства и религиозного фанатика из девятнадцатого века, который помог превратить рыбацкую деревню в современный центр торговли.

На шатком столике рядом с двумя стульями с жесткими спинками стояло дешевое потрескавшееся зеркало. Там же была потертая кушетка и столик поменьше, на котором стоял древний черно-белый телевизор. На экране «Рыцари Готэма» играли с бейсбольной командой «Стар Сити Рокетс», звук был убавлен. На зеркале, рядом с лезвием бритвы, лежали остатки какого-то зелёного порошка и отрезанная соломинка из закусочной. Тея Монклер пользовалась лезвием, чтобы разделять и выравнивать наркотик.

– Черт возьми, – восхищенно сказала она, – первоклассная «Смешная дорожка».

Буллок сделал еще глоток из фляжки и откинулся на спинку стула. Его наплечная кобура висела рядом, в руке он держал трехдюймовый револьвер. Его значок в кожаном чехле был прикреплен к кобуре. Разговаривая с Монклер, он наклонялся вперед.

Она сидела на другом стуле, стуча ногой по полу. Она была одета в джинсы и фланелевую рубашку, откуда немного было видно грудь. Буллок старался не останавливать на ней взгляд надолго. Монклер работала ночным менеджером мотеля, однако когда-то она была Девушкой-Календарем.

Не из тех, которые ходят в бикини и держат в руке бутылку пива. Она была подельницей среди множества других. Человеку-Календарю пришла в голову блестящая идея вербовать в банду женщин, поскольку он пытался отличаться от остальных низкосортных злодеев. Джулиан Дэй также пришел к выводу, что женщины у него на зарплате были от него без ума, и у него никак не получалось не распускать свои руки, от которых девушек бросало в дрожь.

Они уходили, одна за другой.

Несмотря на годы тяжелой жизни и наркотики, тело Монклер было подтянутым и спортивным. Она начала заниматься, когда была членом команды Дэя, и с тех пор продолжала. Ее лицо с ранними морщинами, однако, свидетельствовало о том, что она пережила после побега от жестокой приемной семьи в возрасте четырнадцати лет. Буллок восхищался ее упорством. Время от времени он по-прежнему тягал гантели, поэтому в руках и груди чувствовался мышечный тонус. Тем не менее с края эластичного пояса свисал пивной живот.

– У тебя достаточно ясная голова, чтобы повторить это еще раз? – спросил он. – Или это дерьмо привело тебя в восторг?

Не говоря ни слова, она встала и прошла в крошечный смежный туалет, театрально перевернув пудреницу, детским взглядом наблюдая, как зеленый порошок, словно чужеземный снег, падает в унитаз. Она нажала на слив и вернулась, сев обратно на стул. На столе по- прежнему лежал порошок, но её ответ был ясен.

– Я чистая как стеклышко, Харв, – сказала она. – Выкладывай, малыш.

Переведя взгляд с экрана на Монклер, Буллок снова почесал спутанные бакенбарды с проседью.

– Главное – то, что нам рассказала твоя подружка Сьюзи, – ответил он. – Что она точно знает, что Питон Палмарес устроил дело на старой фабрике Novick Novelties.

– Она в этом уверена. – Монклер решительно кивнула. – Она была там около месяца назад. Палмарес позвал толпу девушек к себе, на большую вечеринку. Выпивка, наркотики, телки, сверкающие своими прелестями, и все в таком духе. Это было на верхнем этаже, в его кабинете, обставленном по высшему разряду.

– Ты уверена, что она не была под кайфом и все это не перемешалось у нее в голове?

– Нет, Харви, она не была под кайфом, – ответила Монклер. – Палмарес выложился на полную, чтобы произвести впечатление на мужика из «Интергэнг», Маннхейма. Сам понимаешь, чтобы получить больше финансирования для расширения бизнеса вдоль всего восточного побережья. Его команда встретила Сьюзи и девочек на первом этаже у лестницы, потому что лифт не работал. Когда они проходили мимо этажа под кабинетом Питона, все было закрыто, и в креслах перед металлическими дверями сидели охранники. Она сказала, что слышала шум вентиляторов, но она вела себя спокойно и не показала, что что-то поняла.

Монклер и ее подруга Сьюзан Клосмейер, две девочки из неблагополучных семей, которые в детстве познакомились через систему патронажного воспитания, были под кайфом от «Смешной дорожки», когда Сьюзи поделилась сплетней о Палмаресе и его производственной базе. Клосмейер тогда была под кайфом, и именно в тот вечер Монклер поняла, что ей самой пора отказаться от веществ.

Сьюзан рассказывала, что Палмарес любит швырять деньги на ветер, и что он использовал «Смешную дорожку» как ступеньку к чему-то большему. Он говорил о захвате всех ракет в Готэме.

Буллок кивнул. Вентиляторы использовались для разгона запаха химикатов, чтобы не привлекать внимания к фабрике, в которой до этого было пусто.

– Ладно, хорошо, – сказал он и сел, положив кобуру на стол.

– Ты уверен, что справишься, Харви? – спросила она, глядя на оставшуюся изумрудную пудру и облизывая нижнюю губу.

– Я заберу страницу из пьесы этого ушастого урода. – Буллок невесело усмехнулся. – Сначала я откопал чертеж фабрики в строительном отделе. Потом придумал, как отвлечь его, чтобы задержать.

Монклер снова встала, слегка наклонилась над столом и краем ладони смахнула порошок на бумажную салфетку. Она скомкала бумагу и вытерла остатки с рук, отправив их на бежевый ворсистый ковер. Он представил себе, как какой-нибудь таракан всасывает наркотик, как его мозг взрывается, и он мечется по полу.

– Но разве он не держит деньги в сейфе? – спросила она, направляясь в туалет.

– Да, скорее всего, – ответил он, – но я заставлю его перенести деньги, и тогда произойдет ограбление.

– Вот как? – весело спросила она. Она снова зашла в туалет и смыла скомканную салфетку, после вернулась и села на диван, утонув в его мягких подушках.

– О да, – ответил он.

Она криво улыбнулась:

– Ну разве ты не умница?

Он снова задержал взгляд на чудесной ложбинке.

– А разве умные мальчики не заслуживают награды?

– Я польщена, но не настолько, большой мальчик. – Она ухмыльнулась – ее десны стали зеленоватого оттенка. – Давай придерживаться деловых отношений.

Буллок вздохнул и еще раз глотнул из фляжки, наблюдая за бейсбольным матчем. Пока опережали «Рыцари».


18


В бывшем штабе нефтяной и газовой компании Мескина трое бывших подельников злодеев достали ломы, дрели на аккумуляторах и две кувалды.

Здесь, наверху, в бывшем отделе кредиторской задолженности, занимавшем большую часть восьмого этажа, сохранились целые стены и, на удивление, несколько столов, стульев и картотечных шкафов. Так как здание было старое, стены были гипсовые и реечные, а не гипсокартонные. Чтобы разрушить стены и посмотреть, есть ли что-то под ними, требовалась недюжинная сила. Осколки штукатурки хрустели под их ботинками, поднимая облако белой пыли на уровне пола, которое кружилось в ярких лучах галогенных фонарей.

– Дело дрянь, – сказал человек без мочки, глубоко дыша и сжимая в руках тяжелую кувалду. – Надо придумать что-то другое.

– Деньги не дышат, – ответил мужчина с седыми усами. – Мы не можем приложить к стене ухо и слушать.

– Дышать – это единственное, чего они не могут, – сказал третий. Сидя на оставленном вращающемся кресле, он сделал один полный оборот. Оно завизжало и зашаталось, угрожая рухнуть под его избыточным весом. Он вскочил на ноги и поднял вторую кувалду:

– Глядите, салаги, как это делается.

– Может быть, потом им покажешь? – раздался гортанный голос из тени за балками. – Когда вернешься из Блэкгейта?

Они уставились на странную фигуру, почти неразличимую в темноте.

– Вот черт, – сказал седоусый.

– У тебя ничего нет на нас, мужик, – сказал парень без мочки, повышая голос. – Мы не нарушили никаких законов, так что можешь просто улететь, или что ты там делаешь. Иди, арестуй Черную Маску или еще кого-нибудь.

– Черная Маска не собирается выкупать долю торговли «Смешной дорожкой».

– Ты что, читаешь мысли?

– Заткнись, – прошипел третий громила.

– Мне нет дела до таких, как вы, – сказал Бэтмен, опёршись рукой о стену. – Мне нужна информация о Палмаресе и его фабрике. Говорите.

– Я слышал, что бывает с теми, кто с тобой разговаривает, урод, – напрягся парень без мочки. Он замахнулся кувалдой на человека в черном плаще. Только его цель была уже не там. Десятифунтовая головка кувалды со свистом рассекла воздух, и он потерял равновесие. Не успел он опомниться, как что-то вонзилось ему в плечо.

По форме вещь напоминала летучую мышь.

Он взревел, его рука дернулась так, что ему пришлось отпустить молот. Грохот упавшего инструмента эхом отозвался в почти пустом пространстве.

Седоусый схватил лом и бросился на Бэтмена. Отчаяние придало ему скорость, которой у него не было даже в молодости. Он ударил Темного рыцаря по руке, но это не возымело никакого эффекта. Бэтмен перекатился от удара, один взмах, и его нога столкнулась с головой нападавшего.

Тот тяжело рухнул.

Бывший прихвостень Человека-Календаря знал, что их победили. Он собирался наверстать упущенное, потому что видел – подельник без мочки пока держался. Тот выдернул бэтаранг из плеча и сильно истекал кровью, но все еще стоял на ногах. Он надеялся, что у него получится занять Бэтмена на достаточно долгое время.

– Ты не отнимешь у нас наживу, Бэтмен, – прорычал тот, что без мочки. Здоровой рукой он поднял лом и снова бросился на Бэтмена. Он замахнулся, как бейсболист, пытаясь пробить грудную клетку Бэта, но тот схватил его за запястье и, вывернув, сломал его.

– Твою мать! – он сплюнул. – Паршивый, самодовольный остроухий ублюдок.

Он замахнулся другим кулаком, залитым кровью, но остановился. Он не хотел, чтобы ему сломали обе руки.

– Где лаборатория? – спросил Бэтмен.

– А мне откуда знать?

У этого сукина сына даже не хватило вежливости промолчать. Бэтмен наклонился, нависнув над ним, как стражник, посланный из ада.

– Лаборатория, – повторил Бэт.

– Человек-Календарь, – выпалил он. – Помощник Человека-Календаря. – Ему казалось, что его сейчас вырвет. – Спроси его. Он сказал, что связан с этим.

Он съежился под взглядом Бэта и отвернулся, ожидая следующего удара.

– Ты меня слышал? – спросил он после паузы.

Нет ответа.

Он поднял глаза. Бэтмен исчез.

– Видимо, он сегодня великодушен, – пробормотал он.


Внизу, стараясь не шуметь, по лестнице несся третий. Метнувшись через боковую дверь, он добрался до фургона и тут сообразил, что у него нет ключей.

Проблема была в излишке съеденного фастфуда и дешевой выпивки. Добавить к этому колено, и его бег станет не лучше быстрой ходьбы. Он оглянулся через плечо, а затем – по сторонам. Никого не было, но он-то знал. Когда он завернул за угол, в воздухе зазвучал едва слышный свист.

– Вот дерьмо.

Внезапно его ноги запутались в тонком тросе. Он взлетел вверх тормашками и ударился головой о стену, проехав щекой по грубым кирпичам. В глазах у него побелело, и он зажмурился, стараясь остаться в сознании. Через мгновение он снова открыл глаза.

Он висел вниз головой на пожарной лестнице. Перед ним стоял Бэтмен.

– Где лаборатория?

– Мужик, я не знаю, – выдохнул он. Во рту у него пересохло, и ему пришлось облизать рот. – Я никогда там не был. Я только слышал о ней от одного из его людей.

– От кого?

– Мужик, я не знаю, – повторил он.

– Имя.

– Понимаешь, в том и дело, – сказал он, у него запершило в горле. – Я встречался с ним однажды, вроде как случайно, но решил, что смогу выследить его снова, как только мы получим деньги. Он не назвал мне имени.

Бэт уставился на него.

– Джо-Джо, сойдет? – Он сглотнул. – Так его зовут, во всяком случае, под этим именем его знают.

– Джо-Джо Гэган?

– Да, он.

– Он же мелкая сошка, – сказал Бэт. – Не крупный игрок.

– Нет, нет, он в той же пищевой цепи, – ответил охотник за наживой. – Совершает крупные сделки для Питона. Правда! Он – тот самый, который тебе нужен.

Мститель в маске снова молчал, прорези для глаз превратились в узкие щелочки.

– Увидим.

– Да, я точно тебе говорю. Гэган – тот самый человек.

Бэтмен повернулся и пошел прочь. На головореза нахлынуло облегчение, и тут он вспомнил...

– Эй, а как же я? – крикнул он надтреснутым голосом. – Ты, что, оставишь меня в таком состоянии?

Он не был уверен, но ему показалось, что он услышал из темноты едва различимый смешок.


19


Карл Гриссом вышел из-под вывески.


КАРНАВАЛ БРАТЬЕВ БОННС

Парк развлечений


Его шаги на утоптанной земле были почти бесшумны. Некоторые буквы на вывеске, написанной от руки, выцвели. Она опасно накренилась. Судя по рябой поверхности, ее использовали для стрельбы как мишень.

Гриссом приобрел обветшалую собственность у двух так называемых братьев Бонус, когда они сильно задолжали ему из-за ставок. Ирв и Стэн Бонасса были выходцами из циркового мира и, когда были помоложе, активно работали в парке аттракционов, выступая в роли инспекторов манежа, зазывал, шеф-поваров и мойщиков бутылок. Они владели этой землей, и в те дни люди приезжали из Метрополиса, Стар-Сити и других мест, чтобы увидеть двухголового ребенка, бородатую женщину, получеловека-аллигатора и другие причудливые достопримечательности.

Но времена и вкусы изменились.

Оставались еще те, кто приходил, – подростки, которые слышали об этом месте от своих родителей, и такие группы, как Shriners, которые могли забронировать место на особый вечер, но пороки Бонассы вышли из-под контроля. Ирву нравились карты, и время от времени он попадал в череду удач, выигрывая по-крупному. Это привело к самоуверенности и риску потерять все в погоне за стритом или фулл-хаузом, которые так и не появлялись.

Как считал одинокий вдовец Стэн, все дело было в женщинах.

Миновав колесо обозрения, темное и костлявое в холодную, дождливую ночь, вместе с «Домом Веселья» с жутким клоунским ртом вместо входа, он остановился у карусели, держа руку в кармане. Гриссом печально улыбнулся, глядя на вырезанных вручную лошадей, слонов и кареты, которые совсем недавно были ярко раскрашены.

Он вырос в Ист-Энде с полубезумной матерью-алкоголичкой. Поскольку от природы он хорошо владел кулаками и обладал острым умом, дела у него шли хорошо, в то время как соседи из старого района заканчивали на кладбище или коротали срок в Блэкгейте. Он был одним из лучших головорезов в банде Таланте и, в отличие от других болванов, с которыми он крутился, он не тратил деньги на выпивку и баб – во всяком случае, не все.

Ему представился шанс, когда он встречался с девушкой, стриптизершей в клубе под названием «Кобылка в кружевах».

Его владелец нюхал слишком много колумбийского кокаина, который сам же продавал на сторону. Он задолжал по закладной, и Гриссом одолжил ему деньги под приемлемый процент. Излишне говорить, что деловые привычки этого человека не улучшились, и в один прекрасный день перед ним открылась реальная перспектива еще одного избиения со стороны кредитора. Он переписал клуб на мускулистого предпринимателя, и Карл Гриссом стал владельцем бизнеса.

Это не значило, что Гриссом перешёл дорогу младшему Таланте. Криминальный авторитет дал ему зеленый свет на расширение дела. Таким образом, Таланте удалось отмыть деньги и заставить девушек в клубе толкать наркотики своим клиентам в частных VIP- комнатах.

Гриссом получал с этого долю. Он полагал, что Таланте когда-нибудь выгонит его, но до этого дня он копил деньги. И потом, он надевал мантию ростовщика и время от времени выбивал деньги, если цена была подходящей.

Стэн Бонасса часто посещал «Кобылку в кружевах», и Гриссом с ним подружился. Стэн был по- настоящему влюблен в одну из работавших там баб по имени Сьюзи Мустанг. Гриссом навел справки и узнал кое-что о его брате и их вкладах. Он поощрял желание Бонасса тратить на нее деньги в одной из задних комнат и был более чем счастлив вовлечь Ирва в несколько подпольных игр города.

И вот он здесь, владелец захудалого парка развлечений, или, вернее, совладелец. Мало кому известно, но частью этого места уже владел бывший полицейский по имени Гэвин Ковакс. В свое время он брал взятки у Кармайна «Римлянина» Фальконе. Его арестовали и отправили в государственное исправительное учреждение Готэма. Когда Гриссом впервые встретил его на карнавале, он принял Ковакса за развалюху-алкаша, сторожа. Надо сказать, про алкаша он угадал.

– Да, с ума сойти, как все обернулось, правда? – спросил Ковакс. Он пах мазью и разбитыми мечтами. Жил он в маленькой хижине, в дальнем конце парка развлечений. На шатком столике, выглядывая из-под грязного кухонного полотенца, лежала пара потрепанных журналов с голыми красотками. На одной из стен висел плакат – Рональд Рейган, но не в Овальном кабинете. Это была черно-белая фотография времен его актерских дней, он сидел верхом на лошади, улыбался и поглядывал искоса, на голове была ковбойская шляпа. – Но, как видите, мистер Гриссом, прямо здесь, в этой копии договора, у меня пять процентов от доли бизнеса.

– Дайте-ка угадаю, оригинал спрятан в надежном месте.

Проклятый Стэн Бонасса не рассказал мне об этой фигне.

– О да, сэр, – жизнерадостно ответил Ковакс, сдвинув на затылок зимнюю шапку с меховой подкладкой и опустив «уши». – Нужно защищать то, что ценно, вы разве не знаете? Меня этому научила тюрьма.

Он невинно улыбнулся.

– Да, умно, – протянул Гриссом, но он знал, что произойдет дальше. Как только он найдет оригинал, Ковакс навсегда скажет «прощай» своей дрянной лачуге. Он похоронит его там, рядом с болотом, вместе с остальными, включая недавно прибывший труп, доставленный Фрэнки Боунсом. Он не хотел, чтобы люди думали об этом месте как о кладбище, но доллар есть доллар, а Палмарес предложил много долларов.

– Так как эта доля оказалась у вас? – спросил Гриссом как можно небрежнее. Ковакс снова ухмыльнулся, и вид у него был не из приятных.

– Когда я был в упряжке, я много ездил, пока этот придурок Гордон не поставил мне подножку. – Он наклонился над столиком, вонь усилилась. – Стэн был неравнодушен к дамам. Он не всегда был похож на гнома, как сейчас, и тогда у него карманы были набиты зеленью, да?

Гриссом ждал, борясь с желанием придушить этого человека.

– Он спутался с акробаткой, которая на него работала. Я видел, как она делает свое дело, и поверьте мне, она умела принять любую позицию.

Улыбка превратилась в похотливую ухмылку.

Лицо Гриссома оставалось каменным. Ковакс пожал плечами.

– В любом случае, как вы можете себе представить, она привлекла внимание не одного парня, и однажды в здешний офис заявился человек в кожаном жилете как у пилота вертолета и сказал Стэну в недвусмысленных выражениях, чтобы тот держал свои лапы от нее подальше. Для пущей убедительности он его еще и избил. Вы, наверно, не знаете, но старый силач – Большой Крошка видел это, а поскольку он по своей природе защитник, то дал байкеру пару оплеух.

А вот это было интересно.

– Он хорошо его приложил, мотоциклист разбил голову об угол стола. – Он откинулся на спинку стула и развел руками. – Хорошо, что эти ребята приходили ко мне раньше раз или два, скажем, как тогда, когда метатель ножей зарезал послушного налогоплательщика и им понадобилось решить проблему.

– Не бесплатно, – предположил Гриссом.

– М-гм. – Ковакс замолчал, на его лице появилась самодовольная ухмылка. – Но избавиться от тела, даже от такого негодяя, как байкер, не так просто, как вы думаете, даже в Готэме.

Гриссом оценил инициативу:

– Значит, за эту услугу вы запросили больше, чем обычно?

Ковакс широко раскинул руки, как священник, собравшийся дать благословение.

– Какое-то время все было гладко, – сказал он. – Я получал небольшой квартальный процент. – Он покачал головой. – Живительно, как много они делали только на попкорне и сахарной вате. Но те дни прошли.

– Гляжу, электричество до сих пор есть, – сказал Гриссом. Он включил свет в помещении, которое раньше было главным офисом.

– В эксплуатационном фонде оставалось немного денег, и я решил, что могу оплачивать счета за свет, пока мне хватит средств. Он горит лишь в нескольких конкретных местах, потому что с коммерческой недвижимостью такое можно провернуть. Держу пари, мы сможем продать парк. Людям всегда хочется смеяться. Появится подходящий владелец, и кто знает?

Он просиял.

– Ты так думаешь?

Гриссом считал, что нужно продержать землю столько, сколько потребуется, чтобы продать ее застройщику, который сровняет с землей все это клоунское дерьмо и построит торговый центр или что-нибудь другое. Конечно, если к тому времени придется раскопать, изрубить и сжечь несколько трупов, труда это не составит.

Он посмотрел на часы. Нужно успеть на самолет в Майами.

– О да, и здесь снова будет такой карнавал – закачаешься, – сказал Ковакс.

– Я тут подумал: а ведь не так уж много нужно, чтобы его продать. Я закинул несколько удочек, сами понимаете, для поиска инвесторов.

– Угу, – сказал Гриссом. Он его не убедил, но решил, что не стоит тратить время на споры. Поднявшись, он напоследок огляделся: – Неизвестно, как пойдет, Ковакс, неизвестно, как пойдет.


20


Офис комиссара полиции Джеймса Гордона в Управлении полиции Готэма был таким же аккуратным и безукоризненным, как и его хозяин. На старомодном деревянном столе стояли лампа на гибкой ножке, стационарный телефон с интеркомом и стопка папок различной толщины. Перед столом стояли два стула, а за ним вращающееся кресло, которое нуждалось в новом подшипнике.

В папках был представлен широкий спектр проблем, и абсолютно все требовали его решения. Там были открытые дела из отделов по тяжким преступлениям и убийствам, дисциплинарные вопросы, бюджетные проблемы и многое другое. Очень много другого.

На двери кабинета красовалось матовое стекло, на котором по трафарету было выведено его имя. Снаружи стоял кулер с водой и три потрепанные металлические картотеки.

Был день, а жалюзи не пускали сюда солнечный свет. За окном был хорошо виден бар, в котором, как казалось порой, было больше движения, чем у двери офиса. Особенно ночью.

Однако, поскольку был день, Гордон предпочитал не отсиживаться у себя в кабинете, если в этом не было необходимости. Он закрыл папку с делом о стрельбе с участием офицера. Преступник пытался ограбить «Империю алкоголя» на Аллее Преступлений. Не удалось. Это был простой административный вопрос, и теперь, когда он был решён, Гордон встал, чтобы совершить привычный обход штаб-квартиры.

– Уходите, комиссар? – спросила его помощница по административным вопросам. На Хелен Флинн была накрахмаленная белая рубашка, застегнутая на все пуговицы, и темно-синяя юбка до колен. Ее стол стоял прямо за дверью из матового стекла. С этого наблюдательного пункта ей было удобно видеть, как он приходит и уходит, и наблюдать за всем открытым пространством, где детективы и служащие занимались своими делами.

– Наконец-то, – рассеянно ответил он. Что-то в инциденте со стрельбой не давало ему покоя, и он подумал о том, чтобы дать команду сопроводить его до «Империи алкоголя» и посмотреть на сцену лично. Фотографии не давали полной картины. Да, он больше не патрулировал улицы, но он не собирался позволить своему мозгу размякнуть, как это уже случилось с животом. У него никогда не было фигуры Бэтмена, даже когда он был патрульным, но он держал себя в довольно приличной форме, делал отжимания, тягал гантели и боксировал с тенью.

Куда делись те дни?

– Я тебе скажу, когда буду выходить из здания, – сказал Гордон, натягивая куртку и обещая себе вернуться к здоровому режиму.

– Хорошо, – ответила она.

Гордон шел между рядами металлических столов, кивая тем или иным офицерам в штатском или диспетчерам. Большинство было сосредоточено на работе, но некоторые кивали в ответ. Войдя в комнату, он заметил Харви Буллока.

– Харви, есть минутка?

– Конечно, комиссар.

Буллок остановился, и Гордон подошел к нему. Вместе они направились к столу детектива.

– Как у нас продвигается дело с Питоном Палмаресом и его лабораторией? – спросил комиссар. – Кто-нибудь из твоих осведомителей выдал информацию? Эта проклятая эпидемия «Смешной дорожки» всё больше распространяется, мы должны с ней разобраться.

«Черт бы побрал этого Джокера, – подумал он. – Неужели этот безумец станет вечным проклятием Готэма?»

– Я надавил на парочку, – ответил Буллок, – с некоторыми пришлось повозиться.

– Харви, ты ведь никого не отделал телефонным справочником? – с сомнением спросил комиссар. – В прошлый раз это доставило нам кучу неприятностей.

Они оказались в оперативном отделе, чуть в стороне от остальных. Сотрудники сидели за панелями управления с экранами, из-за которых зал был похож на командно-диспетчерский пункт в аэропорту. Сюда поступали сообщения о происшествиях меньшей и большей степени тяжести. Каждый был в наушниках, а некоторые сидели перед громоздкими компьютерными мониторами.

– Нет-нет, – сказал Буллок. – Без рукоприкладства и строго по инструкции. В смысле, я соблюдал инструкцию, а не использовал ее вместо дубинки.

Гордон посмотрел на взъерошенного детектива. Инцидент привел Буллока к двухнедельному отстранению от работы без сохранения жалованья, и ему еще повезло, что не случилось ничего хуже. С другой стороны, крайние методы Харви показали, где заживо похоронили одиннадцатилетнюю девочку, что позволило ее спасти, прежде чем она задохнулась.

Детектив продолжал:

– Палмарес, возможно, использует для своей работы старый цементный завод «Апекс» – или то, что от него осталось. Мне сказали, что у него на жалованье пара старых химиков из «Эйс Кемикалс». Я собираюсь проверить это место сегодня днем, строго втайне.

Гордон задумался:

– Держи меня в курсе.

– Конечно, комиссар. Я имею в виду, сэр.

– И еще, Харви, побрейся, – добавил Гордон. – Я позволяю детективам много вольностей, но всему есть предел.

– Понял, – сказал Буллок, почесывая подбородок. – Это все, босс?

– Да, Харви, пока все.

Буллок слегка кивнул, повернулся и вышел. Гордон рассеянно поправил очки, глядя ему вслед. «Помоги ему, Боже», – подумал Гордон. Буллока стоило отправить обратно в патруль, и не раз, но сукин сын добивался результатов. Как и у Бэтмена, его нестереотипное мышление помогало ему сдерживать безумие, а разве не это было важнее всего?

Не хотелось признавать, но Гордону были нужны такие, как Буллок, – когда было необходимо поддержать порядок, он выпускал внутреннего зверя.

Это хорошо до тех пор, пока он не заходит слишком далеко.

Уходя из оперативного отдела, Гордон вспомнил еще одного полицейского, в чем-то похожего на Буллока. Гэвин Ковакс был капитаном и, как и Харви, использовал любые методы, необходимые для выполнения работы. В отличие от Харви, Ковакс всегда одевался шикарно – слишком шикарно для человека в штатском. Покрой костюма по последней моде, иногда булавка в галстуке, ботинки всегда начищены до блеска.

Оглядываясь в прошлое, Гордон понял, что его вид так и кричал: «Эй, я беру взятки». Ковакс ходил по краю, но раскрыл много сложных дел. Как только он пересек черту, пути назад уже не было.

Если отбросить эгоизм, Гордон знал, в чем была разница – в том, что держало Буллока в узде.

Бэтмен.

Буллок знал, что, если он действительно пересечет черту, мститель в маске безжалостно привлечет его к ответственности. Иногда Гордон думал, что это привело к своего рода соревнованию. Как будто Харви чувствовал, что должен проявить себя. Доказать, что он лучше Бэта.

Избегая лифта, он начал подниматься по двум лестничным пролетам, ведущим на крышу. Он снова поклялся, что вернется в спортзал. На крыше располагался аэроотряд – патрульные дирижабли, рассекавшие небо над городом.

Достигнув вершины, он остановился и сделал несколько глубоких вдохов. Может быть, он займется бегом трусцой, как его дочь Барбара.

– Ой, кого я обманываю, – пробормотал он, толкая засов на двери и выходя на крышу. В тот же миг сильный ветер взъерошил ему волосы и раздул куртку. Бегать трусцой скучно, но, может быть, стоит заняться йогой, просто чтобы сохранить гибкость. Возможно, в этом все и дело.

Кунг-фу и йогой...

Да, он усмехнулся про себя. Вот это будет денёк.


21


Уперев руки в бока, Питон Палмарес уставился на штрафстоянку и на разбитый АМХ. Они с Фрэнки Боунсом стояли у забора, оглядывая коллекцию автомобилей, пикапов и даже гигантскую желтую утку, которой когда-то пользовался Пингвин. Она ржавела в дальнем углу.

– Нашу партию для колледжа забрали, – пробормотал он.

– Эта чертова Бэтгёрл становится такой же надоедливой, как большая Летучая мышь, – сказал Боунс.

Палмарес причмокнул, проведя языком по новым вставленным зубам.

– И не говори.

– Может, уже пойдем, Питон? Нет смысла тут болтаться, может нагрянуть какой-нибудь любопытный коп и спросить нас, что мы тут делаем.

Палмарес постучал по сувениру, который носил на шее, – серебряному сердцу, инкрустированному слоновой костью.

– Ты ведь знаешь, что здесь, да?

– Конечно, босс, – прах вашего старшего брата Джино.

Палмарес поднял указательный палец:

– Человека, достойного истинного доверия. Преданного члена настоящей банды Красного Колпака, да?

– Да, – согласился Боунс.

– Неужели он заслужил такую участь?

– Нет, – ответил Боунс.

– Чертовски верно, не заслужил, – тихо сказал Палмарес, его голос чуть дрогнул. Это и подтолкнуло его выгрызать зубами путь наверх. Он в долгу перед Джино и его наследием.

Палмарес посмотрел мимо каркасов автомобилей на серый камень здания. Это был центральный корпус тюрьмы, где томились трое из его команды. Он не боялся, что они заговорят, – они знали: он позаботится о том, чтобы заткнуть им рот. Но замена персонала требует времени и денег, и он был в режиме расширения. Это значило, что ему приходилось следить за каждым центом.

Ему нужно было показать этим прохиндеям из «Интергэнг», что он справится с грузом. Из-за Летучих мышей дела у него не клеились. Может быть, было глупо просить Фрэнки Боунса привезти его сюда, но какая-то его часть хотела доказать закону, что он его не боится. Другая же часть надеялась, что товар все еще мог быть спрятан в машине, но даже отсюда он мог сказать, что полицейские обшарили ее всю, как тараканы печенье с сиропом.

– Ладно, погнали.

Они вернулись к черному «Линкольну». Боунс сел за руль, а Палмарес устроился на кожаном сиденье сзади. У машины были заднепетельные двери, а на заднем стекле в центре был вырезан бриллиант. Боунс завел топливоёмкий V8, и они уехали.

Палмарес снял трубку радиотелефона и попросил у оператора номер. После пары гудков на другом конце провода раздался щелчок.

– Сьюзи, – сказал он, – это Питон. Кажется, в моей организации есть вакансия. Давай поговорим о твоей идее сегодня за ужином.

Он выслушал ее восторженный ответ и сказал:

– Хорошо. В «Оцелоте», да, первоклассное заведение. Приходи в 19:30, хорошо? Ладно, тогда увидимся.

Он повесил трубку.

– Думаете, баба справится с такой ответственностью? – спросил Боунс с переднего сиденья.

– У нее есть то, что ты зовешь честолюбием, Фрэнки, – ответил он. – Кроме того, мужчины пускают слюни у ее шеста и думают, что у нее нет мозгов. Но они есть. Я знаю, что есть.

– Хотите сказать, что это заметно, когда она кладет руки на ваш шест, – съязвил Боунс.

Палмарес усмехнулся. Он откинулся на спинку салона и уставился в боковое окно, наблюдая за видами Готэма. С Летучими мышами или без, он сделает этот город своим.


22


Сьюзен «Сюзи Мустанг» Клосмейер сидела в тесной раздевалке «Кобылки в кружевах», балансируя на шатком стуле и читая книгу о привычках успешных людей. На ней был лишь коротенький халат, трусики бикини и чулки в сеточку. Воздух в тесном помещении был горячим и душным.

За стенкой гремела повторяющаяся музыка, раздавался шум пластиковых бутылочек с перекисью водорода и тюбиков с косметикой на двойных туалетных столиках. Традиционную музыку для стриптиза, в которой отдавалось предпочтение саксофону и помпезным барабанам, заменили на синтезаторную электронику, как в научно-фантастических фильмах, и ритмы, которые, казалось, повторялись бесконечно. Хуже этого было то, что называлось рэпом и иногда попадало в репертуар, вынуждая ее скрипеть зубами.

Музыка стихла, и собравшиеся кретины начали свистеть и улюлюкать. Мустанг вздохнула и отложила книгу, заложив вместо закладки старую кисточку. Она встала, когда со сцены в гримерку небрежно вошла Диана Джаливарез, взявшая себе псевдоним «Лилли Сент-Реджис». Она держала приличную пачку мятых денег, прижимая их к большой потной груди. Большинство из купюр были однодолларовыми, самодовольно заметила Сьюзи, когда Сент-Реджис бросила купюры на стол. Некоторые соскользнули на пол.

У другого туалетного столика сидела девушка под простым псевдонимом «Дакота». Она сидела спиной к зеркалу, скрестив ноги и подпиливая ногти.

– Ох, как я люблю моих богатеньких мальчиков! – воскликнула Джаливарес. Она опустилась на колени, чтобы поднять банкноты с пола, и для привлечения внимания начала считать прибыль из этого положения. Это был какой-то дурацкий ритуал на удачу, который она совершала после каждого выступления. Дакота и Мустанг переглянулись.

Затем настала очередь Мустанг. Ее объявил диск- жокей стрип-клуба, Трики Рики. Она собрала наряд, включая кожаные перчатки с рукавами, доходящими до локтей, и медными заклепками вдоль швов.

– А теперь выступит та, от которой у вас текут слюнки, – театрально сказал Рики. – Та, которая может оживлять мертвых и заставить слепцов прозреть, когда она покачивает божественными, великолепными грудями. Единственная и неповторимая... Сьюзи-и-и Муста-а-анг!

Музыка снова стала громче, до звона в ушах, заглушая аплодисменты и улюлюканье. Мустанг собралась с духом и шагнула в прорезь в расшитом блестками занавесе. Вращающиеся световые шары над головой бросали ярко-белые блики на сцену, декорации и Трики Рики, сидящего за пультом управления. Мини-прожекторы, работающие на синхронных роторах, описывали круги красного, оранжевого и желтого цветов.

– О, детка, я влюблен! – закричал грузный мужчина. Он был в очках, слишком мелких для его круглого лица.

– Я горю! – закричал другой, заглатывая бутылку дорогого пива. На нем был свитер команды по гребле Университета Готэма.

– Давайте, мальчики, – сказала Мустанг, зазывая их и начиная танцевать. – Не стесняйтесь, потому что я точно не буду.

Это их заводило. Она взяла пример со старых профессионалок.

И заменила бархатные перчатки кожаными. Поверх бикини на ней была набедренная повязка с леопардовым принтом, как у пещерной девушки, и такой же топ, который едва прикрывал пышную грудь.

Затем она начала танцевать, сосредоточившись на движениях. Давным-давно она узнала, что танцевать можно на автопилоте, но это будет заметно по лицу и движениям тела. Похотливые придурки могут швырнуть несколько купюр, но это тоже будет на автопилоте. Чтобы вовлечь их в процесс, заставить почувствовать, что они разделяют близость с ней, Мустанг приходилось играть на сцене. Нужно было сделать так, чтобы музыка текла сквозь нее, и выложиться на полную.

А еще ей надо было заставлять мужчин пить, чтобы заведение процветало.

– Да, малыш, вот так мамочке нравится, – сказала она, закидывая ногу на плечо одного парня и похотливо покачивая бедрами. Все мужчины взревели, кроме одного. Он сидел в стороне от остальных, сложив большие руки на бочкообразной груди и низко надвинув бейсболку на лоб. Она увидела его в полумраке, и они обменялись короткими улыбками. Потом повернулась, наклонилась и покачала бёдрами. Трубу прорвало, и купюры каскадом посыпались на сцену – не однодолларовые, а двадцатки.

Когда на ней порвался топ, раздался новый рев. Мустанг подняла руки, улыбнулась и откинула голову, нежась в лучах обожания.

Она знала, что зрители тоже разыгрывают спектакль, потому что они лишь наслаждались моментом, но ей было все равно. Если бы кто-нибудь подкараулил ее на улице, и она была бы в обычной одежде – ее бы не узнали. Никто даже не знал, как выглядит ее лицо. Для них она была всего лишь объектом сексуального влечения, и в этом была какая-то приятная анонимность. Здесь у Мустанг была власть.

Но плоды пожинала Сьюзан Клосмейер. Музыка стихла, и цветные прожекторы погасли. Ее выступление закончилось. Она послала поцелуй одинокому зрителю в темноте. Собрав деньги, она вышла в гримерную. На смену ей пришла другая танцовщица. Тяжело дыша, Мустанг схватила полотенце, чтобы промокнуть им лицо и верхнюю часть тела. После этого она положила деньги во влажное полотенце и сложила его.

– Не хочешь впечатлить нас своей стопкой? – язвительно спросила Сент-Реджис.

– Не хочу, чтобы ты завидовала, – ответила она. Она начала переодеваться в уличную одежду. Это был ее последний танец, она хотела убраться отсюда.

– М-гм, как будто ты зарабатываешь только этим.

Владелец «Кобылок в кружевах» поощрял девочек выступать, так сказать, «во внеурочное время», что означало давать приватные танцы. Если клиент давал особенно щедрые чаевые, такой танец мог включать в себя различные дополнительные услуги, и босс забирал себе лишь двадцать процентов.

Сент-Реджис имела в виду их.

Мустанг знала, что нельзя обращать внимание на издёвки такой мелкой сошки, как Сент-Реджис, но ей надо было напомнить, что с некоторыми люди связываться не стоит. Засунув свернутое полотенце в рюкзак, она подошла к Сент-Реджис, которая сидела на шатком стуле и курила.

– Не стесняйся, Диана, – решительно сказала она. – Если хочешь что-то сказать, говори.

Сент-Реджис ткнула в нее сигаретой:

– Слышь, ничтожество, может быть, ты думаешь, что твой...

Мустанг пинком выбила ножки стула. Они сломались и покатились по грязному ковру, а сиденье с грохотом упало на пол. Только что вошедшая стриптизерша ахнула и разинула рот. Дакота молча наблюдала.

– Сука, ты еще пожалеешь.

Сент-Реджис сидела на заднице и пыталась подняться с пола. Прежде чем она успела это сделать, Мустанг ударила ее рюкзаком по голове. Затем она нависла над ошеломленной танцовщицей, наставив на нее палец.

– Я не буду учить тебя, как трясти отвисшим задом, – сказала она, – и держи свой проклятый язык за зубами, если захочешь что-нибудь ляпнуть обо мне. Кивни, если понимаешь, или я с радостью покиваю твоей головой сама.

Сент-Реджис злобно сверкнула глазами, но подчинилась.

– Рада была поболтать, прояснить ситуацию и прочую хрень.

Она перекинула рюкзак через плечо – в нем были деньги, костюм, сапоги на платформе и фонарик с двумя крупными батарейками. Когда она собралась уходить, Трики Рики шагнул к двери.

– Босс хочет поговорить с тобой, Сьюзи, – сказал он. – Говорит, что это в твоих интересах.

– Скажи ему, что у меня сегодня свидание, Рики.

– Ему не понравится такой ответ.

– Правда? – спросила она, прошмыгнув мимо. – Тогда тебе придется сообщить ему плохую новость.

Пробираясь через боковой выход, она вышла на холодный воздух.

Как обычно, там стояли несколько мужчин, которые под влиянием алкоголя и бредового вожделения хотели покурить с ней косячок, произвести впечатление пачкой денег и обещанием шикарных обедов и драгоценностей за свидание – настоящее свидание.

Дело было не в сексе, о нет.

Сегодняшний вечер не был исключением. Один из завсегдатаев, Чак что-то там, вспомнила она, стоял у подножия металлической лестницы с букетом роз в руке. Над дверью висела лампочка под колпаком. Ей было почти жаль беднягу. Спускаясь, она увидела светлую полоску кожи на его левой руке, где обычно было обручальное кольцо.

– Это тебе, Сьюзи.

Ну надо же.

– Это мило, но правила клуба гласят, что мы не можем дружить с клиентами.

– Н-но я не просто клиент, – пробормотал он, – я – поклонник.

– Послушай, Чак – тебя ведь Чак зовут, верно?

– Дейв.

– Дейв. Я польщена, но правила есть правила.

Она попыталась пройти мимо, но он словно полицейской дубинкой перегородил ей дорогу букетом в целлофановой обертке и поднес его к ее лицу. Она инстинктивно оттолкнула цветы.

– Эй! – громко крикнула она.

– Пожалуйста, не спеши, – сказал он. – В этом городе все спешат.

Что-то выпало из цветов и ударилось о тротуар. Это было кольцо с бриллиантом. Или, по крайней мере, имитация бриллианта. Дэйв был одет в вельветовые брюки и кроссовки. Вряд ли он купался в деньгах.

Посмотрел вниз, потом снова вверх и сказал:

– Это должен был быть сюрприз.

– Это он и был, – сказал кто-то слева от нее.

Мустанг обернулась и увидела там мускулистого мужчину в кепке. Логотип на кепке представлял собой механизм, над которым полукругом было написано название компании.

– Иди домой, Дейв, – сказал незнакомец. – Дальше я сам.

– Послушай, – начал Дэйв, – кто ты такой, чтобы мне приказывать?

Другой мужчина был выше и мускулистее Дэйва, который, по-видимому, слишком много времени проводил за рабочим столом. Тем не менее очарование Сюзи Мустанг пробудило в нем мужество.

– Привет, Брэд, – сказала она.

– Привет, детка.

Дейва словно ударили в живот, но он понял. Положив кольцо в карман, он бросил цветы на нижнюю ступеньку лестницы и быстро, даже грациозно, отступил.

– Кому нужен Бэтмен, когда у меня есть ты? – сказала Мустанг просияв. Она взяла его под руку, они вышли из переулка и пошли по почти пустынной улице.

– Извини, что не ждал тебя, – сказал он. – Когда я зашел домой сегодня на рассвете, я отключился, а потом встал, перекусил и помчался прямо сюда. Но кабина была грязной с дороги, а я хотел привести ее в порядок для моей леди.

– Не о чем беспокоиться, милый.

Он улыбнулся ей, похлопав по руке. Они добрались до его двухосного грузовика. Такой же логотип, как на его кепке, был напечатан сбоку, вместе с названием:


Перевозка грузов по трем штатам


Брэд Эшфорд был владельцем-оператором парка из одного грузовика. Однако сегодня он намеревался расширить свое предприятие – и не без риска. И все же Эшфорд был готов попытать счастье, ведь дело касалось женщины, которая шла рядом с ним.

Отперев пассажирскую дверцу, он взял ее под локоть и усадил в машину. Она сморщила нос от фруктового запаха. Перебор, но таков был Брэд. Как только он вник в дело, то погрузился в него целиком. Как только она уговорила его стать преступником, он решил приложить к этому все усилия.

Эшфорд сел за руль и повернул ключ зажигания. Двигатель взревел, и они покатили прочь от «Кобылки в кружевах».

– Нервничаешь?

– Немного, – призналась она, – но Палмарес все устроил, так что эти ребята, скорее всего, не будут мухлевать.

При Эшфорде она всегда называла наркобарона по фамилии. Она не хотела, чтобы он знал, что происходит между ней и боссом.

Или что дело было в деньгах.

Он включил магнитолу, нажал кнопку. Зажужжала кассета. Звук был убавлен. Вместо обычной кантри-мелодии, доносившейся из динамиков грузовика, шансонье пел любовную балладу.

Вот болван.

Мустанг уставилась в ветровое стекло, ее рот угрюмо изогнулся. Вот и все. После сегодняшнего вечера ее жизнь совершенно изменится или, что вероятнее всего, она умрет. Пока они ехали, она осматривалась. Учитывая, что «Смешная дорожка» была местным продуктом, Палмаресу не нужно было беспокоиться о перевозке товара морем или о плате какому-нибудь мафиозному клану. Он имел несколько точек сбыта в большей части Готэма и намеревался держать их в тайне.

Один из распространителей Палмареса, Джо-Джо Гэган, взял и внезапно исчез. Скорее всего, это значило, что он теперь кормит червей, заключила она. Но должность, которую он оставил в организации, и его схваченные люди были той самой возможностью, которую она ждала. Естественно, когда Палмарес ей позвонил, она постаралась, чтобы голос звучал довольно.

Следуя ее указаниям, Эшфорд довез их по автостраде в район Роббинсвилла, вышел и спустился на цементную дорогу, вдоль которой стояли одно- и двухэтажные здания. Это была Аллея самолетов. Она так называлась потому, что это была промышленная зона, специализировавшаяся на производстве однодвигательных самолетов и связанных с ними запчастей. Название прижилось, хотя авиационная промышленность давно прекратила своё существование. Сегодня, как оказалось, в помещениях было все: от деревянных жалюзи до сборных книжных шкафов. В том, что такой грузовик, как у Эшфорда, приезжал и уезжал, не было ничего необычного, даже ночью.

– Вот это место, – показала Сьюзи. Она выглянула на улицу, но больше никого не увидела и решила, что это хорошо.

– Направо.

Он остановился у неприметного оштукатуренного здания с большой раздвижной дверью. Над входом висела табличка с выцветшими печатными буквами:


РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫЕ ВАЛЫ

СИКОРСКИ


Двигатель работал на холостом ходу, фары грузовика тускло отражались на рифленой поверхности двери. Внутри здания послышался металлический скрежет, когда сработали цепь и шкив, и ставня скользнула вверх. Эшфорд въехал на плохо освещенную погрузочную площадку и заглушил двигатель. Они вышли, щурясь в темноте.

Дверь осталась открытой.

Брови Мустанг поползли вверх, когда из задней части помещения вышел человек в темной ветровке. На первый взгляд ей показалось, что это Двуликий, но тут же сообразила, что такая кожа могла быть на щеке лишь одного мужчины. Он был обезображен не кислотой, как бывший окружной прокурор, а шрамами от прыщей. Кожа у него была рябой, цвета воска. Она напомнила себе, что нельзя пялиться на людей.

По бокам от него стояли двое с автоматами.

Позади него, в полутьме, привинченные к полу бывшего цеха, стояли сверлильные, токарные станки и прочие, когда-то использовавшиеся для изготовления распределительных валов. Хотя они были литыми и, казалось, нетронутыми, ими давно не пользовались, судя по паутине и толстому слою пыли. Тут и там валялись перчатки, защитные очки, даже кофейные кружки и пустые бутылки.

Человек заговорил.

– Вы знаете, что делать, – сказал он и подошел к большому пустому столу, накренившемуся на одну сторону.

– А что насчет товара? – спросил Эшфорд.

Мужчина криво улыбнулся:

– Конечно.

Казалось, он не сделал никакого жеста, но в поле зрения появился третий бандит, с пистолетом в наплечной кобуре. Он принес две полные спортивные сумки и с глухим стуком поставил их на стол. Затем расстегнул одну и отступил назад, сцепив руки перед собой.

– Валяйте, проверьте, – сказал рябой. Отойдя от Эшфорда, Мустанг подошла к расстегнутой сумке. Она была набита пергаментными пакетиками с черным круглым овалом и кривым белым смеющимся ртом. Сьюзи задумалась, не таким ли видит себя Джокер, когда смотрится в зеркало, и мрачно улыбнулась этой мысли. Девушка небрежно открыла один из пакетиков. Прикоснувшись кончиком мизинца к языку, она попробовала немного наркотика.

– О да, – сказала она, фыркнув и прищурившись. Затем застегнула сумку и потянулась за обеими. Рябой положил руку ей на запястье. Эшфорд напрягся, но острый взгляд Мустанг охладил его пыл.

– Питон возлагает на тебя море надежд.

Он не сводил с нее глаз.

– Я большая девочка и знаю, что делаю.

– Как знаешь.

Мустанг кивнула Эшфорду. Он подошел к кабине грузовика. Один из бандитов пошел с ним, держа ружье наготове. Водитель достал бумажный пакет из бакалейной лавки, закрыл его и протянул бандиту, который отнес его человеку со шрамами. Он положил сумку на стол и открыл ее, чтобы посмотреть на пачки денег, перетянутые резинкой.

– Похоже, ты решил вложиться в «Смешную дорожку».

Он развернул верхнюю часть бумажного пакета.

– Не будете пересчитывать? – спросил Эшфорд. Насколько он понял от Сьюзи, они вкладывали определенную долю денег, большую сумму. Кроме того, что он сам вложил в эту кошечку, он до сих пор не понимал, откуда у нее столько денег. Конечно, при таком-то совершенном теле, кричащие пьяницы сыпали на нее в клубе двадцатки, но в сумке, похоже, было гораздо больше.

Основная идея заключалась в том, что в другой спортивной сумке была сумма, которую им авансом давал Палмарес, вдвое больше, чем они принесли. Деньги и «Смешная дорожка» были, так сказать, их визитными карточками для расширения деятельности Палмареса в других городах. В частности, эти деньги предназначались для подкупа того или иного полицейского или судьи в других муниципалитетах.

Человек со шрамами нахмурился и уставился на водителя грузовика, затем бросил взгляд на своих людей:

– Хочешь нас обсчитать? – Это вызвало смешок у бугая с наплечной кобурой.

– Нет, просто... – начал Эшфорд.

– Все в порядке, Брэд, – сказала Мустанг, касаясь его руки. Главному она сказала:

– Все как надо.

Один из бандитов унес спортивную сумку и бумажный пакет, и все трое направились к грузовику. Внезапно на улице раздался визг, и сквозь пасть раздвижной двери она увидела, как из-за угла с лязгом выехали две машины. Одной была навороченная «Камаро», опущенная спереди и поднятая сзади на двух толстых шинах для гонок с перегрузками. Окна были тонированы, из капота торчал нагнетатель.

За ним ехал фургон с хромированными дисками, который не отставал от своего спутника, проезжавшего под уличным фонарем. Сбоку от фургона красовались двое мускулистых варваров, одним из них была женщина с титьками, похожими на воздушные шары. Каждый размахивал сверкающим мечом.

– Какого?..

Парень с наплечной кобурой потянулся за оружием. Он бросил на них сердитый взгляд.

Мустанг подняла руки, как будто ее задержали, и покачала головой из стороны в сторону. Она изо всех сил старалась сдержать панику.

Где, черт возьми?..

«Камаро» вильнула и затормозила на улице, развернувшись пассажирской стороной к ним. Окно опустилось, и человек в маске пугала открыл огонь из пулемета.


23


– В укрытие! – крикнул кто-то, когда пули полетели во все стороны.

Один из хулиганов с винтовкой выпустил несколько пуль. Его тело вытянулось, он судорожно дернулся, а потом рухнул. Казалось, что он утонул под грудой собственной одежды. Пулеметчик в маске пугала открыл дверцу и вышел из машины, его оружие грохотало, ствол дымился. Фургон остановился, перегородив вход на погрузочную площадку, открылась боковая дверь, и из машины выскочили еще двое в масках пугал. Один размахивал дробовиком, у другого в обеих руках было по пистолету .45 калибра.

Мустанг и Эшфорд укрылись за его грузовиком.

Человек со шрамами нырнул за вертикально-сверлильный станок. Выстрелы пулемета отскочили от толстого железного корпуса промышленного оборудования. Не выказывая ни малейшего намека на тревогу, он сунул руку под ветровку и достал гранату. Выдернув чеку, он метнул ее в цель.

– О, чё...

Прежде чем пугало успело договорить, снаряд взорвался справа от него, там, где стоял «Камаро». Бензобак автомобиля вспыхнул, и его разметало от громкого взрыва огня и пламени. Парня подбросило в воздух, он ударился головой о стальную балку в дверном проеме. Он умер прежде, чем его тело упало на бетонный пол в пятнах смазочного материала.

Пассажирская дверь «Камаро» пролетела по воздуху и отскочила от стены.

– Детка, нам надо поскорее убираться отсюда, – сказал Эшфорд. Она посмотрела в дверной проем погрузочной платформы. Корпус «Камаро» все еще пылал, топливо горело и дымилось в лужах, рядом с останками. Еще несколько пугал вышли из фургона и тоже сосредоточились на наркоторговцах. Она заметила, что водительская дверь открыта.

– Я пойду за фургоном, – сказала Мустанг, – а ты возьми две другие сумки.

В суматохе бандит, который нес две сумки с деньгами, отбросил их в сторону, чтобы стрелять по захватчикам.

Он помолчал нахмурившись.

– Обе, Брэд, – подчеркнула она.

– Хорошо, – быстро ответил он.

– Будь осторожен.

– Ты тоже.

Она чмокнула его в щеку и побежала, радуясь, что у ботинок низкие каблуки. В её руках была одна из спортивных сумок, набитая «Смешной дорожкой». Пока продолжалась перестрелка, прерываемая проклятиями и стонами боли, она добралась до фургона.

Интерьер напоминал один из тех фильмов, которые она в детстве смотрела в кинотеатре под открытым небом. На полу лежал ворсистый ковер, сзади стояла кровать с красной подушкой в форме сердца, а передние сиденья были обтянуты искусственной кожей. В завершение клише с зеркала заднего вида свисали пушистые игральные кости.

Двигатель работал, и она дернула передачу. Шальная пуля пробила ветровое стекло, но не попала в нее. Она дала задний ход. Взвизгнули шины, расчистив выход и убрав с дороги горящую машину. Сверху темноту пронзил луч света.

Вот дрянь!

Воздух заполнил звонкий голос с полицейского патрульного дирижабля, усиленный громкоговорителем:

– Вы там, внизу, патрульные машины и пожарные уже в пути, – прогремел он с неба. – Они хорошо вооружены. Прекратите перестрелку и положите оружие на землю, чтобы мы могли его видеть. В противном случае мы не можем гарантировать вашу безопасность.

Мустанг нажала по тормозам и посмотрела в боковое зеркало заднего вида. Дым от горящей машины заполонил вход в здание. Она не видела, что происходит. Эшфорд не появлялся, перестрелка продолжалась, и она начала опасаться худшего.

Она взглянула на сиденье рядом с собой, потом на сумку, набитую наркотиками, от которого были в восторге все наркоманы в Готэме. Сколько они стоили на улице? Проклятые законники еще не приехали, а она до сих пор не могла удрать. Дирижабль останется на месте, и пока не появился второй, она успеет ускользнуть. Этого не было в планах, но раз она собралась изменить свою жизнь...

Черт побери, что же делать, девчонке придется импровизировать.

Она прибавила газу. Она все равно держала Брэда за дурачка, так что рано или поздно для него все бы закончилось именно так. Он застрял там – ладно, было жаль, он такого не заслужил, но игра с наркотиками не для слабаков. Она была почти в конце улицы, когда увидела то, что искала, и притормозила.

Одинокая фигура подбежала и открыла пассажирскую дверь.

– Где тебя черти носили? – возмутилась она, но не дала подбежавшему шанса ответить. – Я должна за ним вернуться.

Фигура остановилась на полпути к фургону:

– Я пойду с тобой.

Это была женщина.

– Нет, если все пойдет плохо, тебя просто убьют, – сказала она.

– Ну и что? Тем более, если меня не подстрелят, мне может понадобиться твоя помощь.

Она мрачно улыбнулась.

– Хорошо, тогда возьми это, – сказала другая, ставя на сиденье две черные канистры. У них были вытяжные стержни, и они легко помещались в ладони.

– Пожелай мне удачи, – сказала Мустанг.

Другая женщина наклонилась и поцеловала ее в губы:

– Удачи, детка.

С самодовольной ухмылкой Мустанг развернула фургон. Задние шины задымились и завизжали на асфальте, когда она сделала разворот.

И кто теперь дурак? Она усмехнулась.

Фургон помчался обратно к зданию. Когда она подъехала ближе, из тумана появился сам, мать его, Эшфорд. Он хромал, с виска стекала кровь, на брюках темнело пятно, но под мышкой он держал окровавленный бумажный пакет, а другой рукой – спортивную сумку. Одно из пугал тоже вынырнуло из-за пелены. Он был ранен и уже прицелился из дробовика в спину Эшфорда. Мустанг протаранила грабителя в маске. С противным стуком он пролетел несколько футов и стукнулся об уличный фонарь.

– Поехали! – крикнула она, наклоняясь и открывая пассажирскую дверь.

– Мне не нужно повторять дважды.

Он уже почти залез, завалившись всем телом на сиденье, когда она снова дала задний ход. В воздухе завыли сирены. Эшфорд хмыкнул и забрался в фургон.

Из дыма появились еще два пугала.

– Используй это, – сказала Мустанг, показывая на канистры. – Вытащи стержни и брось их.

Он сделал, как было велено. Гранаты описали дугу в воздухе, затем взорвались с грохотом и яркой вспышкой света. Парни в капюшонах бросили оружие и прикрыли глаза.

– Езжай туда, – сказал Эшфорд, закрывая дверь и указывая на узкую улочку. Это был не тот путь, которым они приехали.

– Похоже, это тупик, – сказала она.

– Я знаю этот район по доставкам, которые сюда привозил. Копы приедут тем же путем, что и мы. Погаси свет, – добавил он, указывая на приборную панель.

– Поняла. – Мустанг выключила фары и, вглядываясь в темноту, поехала дальше. Она врезалась в несколько мусорных баков и разбросала их вместе с мусором, который в них был.

– Вот чёрт!

Она переусердствовала, повернув в другую сторону и опасно приблизившись к кирпичной стене, но затем снова направила фургон вдоль дороги.

– Все в порядке, – сказал он, похлопав ее по руке. – Мы выбрались.

Сирены кричали как никогда громко.

– Теперь спокойно, езжай медленно.

Уверенность, страх и раздражение смешались в ней, пока она всматривалась в темноту, пытаясь различить дорогу. Впереди слева ей почудился пролом в стене, но она не была в этом уверена.

– Здесь, – сказал Эшфорд, – поворачивай направо.

Она притормозила:

– Что это?

– Просто делай, как говорю, Сьюзи.

– Да, господин, – ответила она и повернула. Пространство было тесным, и задняя часть фургона врезалась в стену со стороны пассажира, но они проехали. У нее возникло ощущение, что они едут под откос.

– Брэд, я ни черта не вижу.

Она не собиралась признаваться, что испугалась.

– Ну, ладно, включи габаритные огни, – предложил он. – Это должно помочь.

Она нащупала незнакомые кнопки, нашла ручку на приборной панели и потянула за нее. Дальнейший путь был залит тусклым янтарным светом, но по сравнению с полной темнотой его было достаточно. Их фургон стоял на бетонном пандусе, который спускался в подземный гараж.

На почти пустой площадке стояло несколько машин. Опорами служили квадратные колонны. В тех местах, где бампер фургона врезался в колонны, не хватало нескольких кусков бетона.

– Подожди, – сказал Эшфорд.

Мустанг остановила фургон чуть быстрее, чем хотела, переключилась на нейтральную передачу, но не выключила двигатель. Она напрягла слух, но не услышала ничего, кроме шума мотора. После переполоха, оставшегося позади, время словно замедлилось. Они сидели так, казалось, целую вечность.

– Туда, – сказал Эшфорд, указав на дорогу. Она вздрогнула при звуке его голоса.

– Откуда ты знаешь об этом месте? – спросила она, когда они снова двинулись вперед, теперь уже медленно. – Твой грузовик не заехал бы в этот съезд.

– Этим гаражом пользуются здешние рабочие, – объяснил он. – А так как он скрыт от посторонних глаз, водителей вроде меня иногда приглашают сюда выпить пива и поиграть в карты, особенно в конце дня.

Она искоса взглянула на него:

– Что еще здесь происходит?

Он улыбнулся и указал пальцем:

– Там другой съезд.

– Точно?

– Доверься мне.

Послушав его, она подъехала к съезду с другой стороны гаража. Он вывел их на улицу, подальше от суматохи. Сирены смолкли, в зеркале заднего вида их фургона висел дирижабль полиции, два прожектора которого освещали полицейскую операцию по зачистке.


Мустанг предупредила, что не стоит идти домой, по крайней мере пока. По ее совету они поехали в мотель «Апаро». Парень на стойке регистрации даже не смотрел ни на них, ни на наличные, которыми они оплатили номер заранее.

Место было неплохое. Спартанское, с пятнами на ковре и плесенью в ванной, но ничего особо отвратительного. В комнате был телевизор, прикрепленный у потолка, в углу, рядом с высохшим пятном от воды.

Когда они вошли в комнату, Мустанг сделала так, что дверь не закрылась полностью. Эшфорд этого не заметил. Они бросили сумку и бумажный пакет на одну из двух кроватей вместе с фастфудом и пивом, которые купили по пути. Мустанг подошла к телевизору, встала на цыпочки и повернула ручку.

Первой появилась реклама «взрослых» фильмов. Она переключила канал на WGNN. Естественно, по нему в прямом эфире шла программа новостей.

– ...власти полагают, что перестрелка произошла между наркоторговцами и сообщниками Джонатана Крейна, более известного как Пугало, – сказал ведущий. За его спиной были видны кадры местности, которую они только что покинули, с полицейским дирижаблем в небе. – Его текущее местонахождение неизвестно. Офис комиссара полиции заявил, что властям неизвестно, стоял ли сам Крейн за сегодняшним нападением.

Она убавила громкость, в это время по телевизору показывали раненого бандита, прикованного наручниками к медицинской каталке. Они развернули фастфуд и пиво.

– Как я объясню, что мой грузовик был там?

Эшфорд сидел на единственном в комнате стуле, облокотившись на круглый столик. Открытая банка пива стояла рядом с толстой стеклянной пепельницей.

– Не знаю, – ответила Мустанг, пожимая плечами. – Что его украли.

Она села на кровать, скрестив ноги. На открытой обертке лежал гамбургер, рядом с которым она выдавила немного кетчупа. В руке у нее было несколько картофелин фри, которые она, макнув в соус, жадно проглотила.

– Никто из этих болванов не подтвердит такую историю, – запротестовал он.

– Нет, но какое это имеет значение? Ты – благонадежный, честный гражданин, который платит налоги. Кому поверят копы – тебе или кучке жуликов и наркоторговцев?

Она откусила от бургера. После угрозы смерти и ареста у нее проснулся зверский аппетит.

– Копы будут давить. – Он провел рукой по лицу. – Почему я не сообщил о краже?

Она потрясла перед ним пачкой картошки фри:

– Ты был со мной и... потерял счет времени. Да, вот и все. – Она усмехнулась. – Хотя позвони в полицию где-то через час и скажи, что ты только что обнаружил, что пропал твой грузовик.

– Не знаю...

– Не накручивай себя. – Она встала с кровати, подошла и села к нему на колени. – Детка, мы сбежали с наличными.

– Нас поймают. – Он покачал головой. – Может быть, я не создан для таких вещей. В смысле, я увлекся – захотел быть с тобой... жить светской жизнью. – Он снова покачал головой. – А как же «Смешная дорожка»?

– Дело не в наркотиках. – Она слезла с его колен и застыла в ожидании.

– Что ты имеешь в виду?

– Она имеет в виду, что дело всегда было в деньгах.

Эшфорд вскочил, как испуганный кролик, и уставился на вошедшего. Это была женщина в очках, консервативно одетая во все черное.

– Привет, подруга, – сказала Мустанг. – Ты вовремя.

– Кто ты такая? – спросил водитель грузовика, когда женщина вошла в комнату и закрыла за собой дверь.

– Я твой компаньон-вкладчик, – сказала она.

– Брэд, это Ванда, – сказала Мустанг. – Ванда Вашавски. У нее есть связи, которые превратят наши деньги в золото.

Он нахмурился, и она добавила:

– Ванда раньше была бухгалтером в «Кобылках в кружевах». Там мы и познакомились.

– А? – спросил Эшфорд. Он показал пальцем на Мустанг. – Погоди минутку. Ты уже заранее все продумала, да?

Он был недоволен. У него был обиженный, сердитый и смущенный вид. Ей это показалось милым, но глупым.

– Да, мы вдвоем, – ответила она. – Это наш шанс уйти от Питона, Таланте – всех этих ублюдков. Мы выбрали день грабежа, чтобы показать, куда они могут пойти.

До него дошло, в чем было дело:

– Ты все это время рассчитывала сорвать бабки с Палмареса?

– Точно, – подтвердила Мустанг. Вашавски села.

– Мы не собирались продавать наркотики, мы не опустились бы так низко, – объяснила она. – Идея состояла в том, чтобы я бросила на складе пару светошумовых гранат и дымовое устройство, схватила деньги с наркотиками и скрылась под шумок. Я пустила ложный след, чтобы Палмарес обвинил конкурирующую банду, а нам ничто не угрожало.

– Но он все равно может заподозрить, что работа велась изнутри, – сказал Эшфорд.

– Это правда, – ответила Вашавски, – но мы бы остались рядом с ним, без богатых тачек и бриллиантов. Сегодняшней суммы и того, что я присвоила с отмытых денег Питона, по моим расчетам, как раз хватит для долгосрочного заработка на новом деле.

– Новое дело – это не наркотики? – спросил Эшфорд.

– Но потом появились пугала, – продолжала она, словно не слыша его. – Надо сказать, вы со Сюзи мастерски импровизировали. Нас никогда не заподозрят, а если повезет, то все решат, что деньги украли.

Эшфорд попытался все осмыслить.

– И что теперь? – спросил он резким голосом. – Если мы не будем продавать наркотики?

– Теперь мы пойдем дальше, – сказала Ванда, довольная собой. – Мы вложимся в Арпанет, и, если парни с карманными пеналами, которые основали милую маленькую компанию на западном побережье, правы, настанет день, когда компьютер будет на каждом столе, дома и в офисе.

– Зачем? – спросил он.

– Если исследования Ванды оправдают себя, – начала Мустанг, – их можно будет использовать для написания писем и других вещей, они заменят пишущие машинки. С помощью них можно будет обмениваться сообщениями, пересылать фотографии по... – она подбирала слово. – Наверно, это называется «радиоволны».

Эшфорд тупо уставился перед собой. Если ты не инженер и не какой-нибудь ученый, для чего тебе компьютер? Вашавски утверждала, что в ближайшее время Арпанет накроет мир коммуникаций как цунами.

И они собирались оседлать волну.


В ту ночь они втроем стояли на небольшом холме за мотелем. Они зачарованно смотрели, как из горящей спортивной сумки со «Смешной дорожкой» поднимается зеленоватое пламя. Возможно, в мерцающем свете они видели свое будущее.


24


Харви Буллок вел по бульвару свой мятый «Меркури Маркиз». В уголке его рта торчал зажженный окурок сигары, а на магнитофоне негромко играла печальная мелодия Чета Бейкера.

В багажнике лежали вещи, которые он собрал для ареста, в том числе и конфискованные из специального хранилища улик. Сидя за рулем, он сжал коленку Теи Монклер. Она сидела рядом с ним, одетая в джинсы и теннисные кроссовки. Лицо ее было напряжено.

– Расслабься, мы справимся, – сказал он. – Так ведь?

– Просто... Вдруг что-то пойдет не так, Харви?

– Тогда будем соображать на ходу.

Он вынул сигару изо рта и выпустил струйку дыма через полуприкрытое окно со стороны водителя.

– У тебя все получится.

– Я уже наездилась на этой машине.

– Я знаю, – сказал он. – Мы оба знаем.

Он ободряюще ей улыбнулся.

– Мне нужна доза, – сказала она. – Надо успокоить нервы.

– Нет, не надо.

Он взглянул на нее. Она поглядела на него в ответ:

– Ты прав, не надо.

Он остановил «Меркури» среди ряда невысоких зданий. Самые высокие из них были двухэтажными. Кроме одного.

Завод Novick Novelty в округе выделялся тремя этажами. Поставив машину на стоянку, Буллок заглушил двигатель, вынул ключ из зажигания, вышел и открыл багажник. Он вытащил толстую спортивную сумку и закрыл крышку багажника. Неподалеку раздавался рёв – рабочий управлял шумным дизельным погрузчиком.

– Ладно, пошел обратный отсчет до успеха, – сказал он, протягивая ей ключи в пассажирское окно. Она скользнула за руль.

– Удачи, – сказала она.

– Удачи нам обоим, – поправил ее Буллок, перекидывая сумку через плечо.

Монклер завела автомобиль и уехала. Человек с вилочным погрузчиком вытащил из фуры коробки, обернутые в полиэтилен. Он не обратил внимания на Буллока, одетого в мятую хлопковую рубашку и брюки цвета хаки. Учитывая телосложение детектива, его легко можно было принять за рабочего, доставщика деталей станка.

Он дошел до угла и посмотрел вниз. «Пустой» завод выходил на Андру-стрит и занимал большую часть небольшого квартала. Окна первых двух этажей были закрыты светоотражающим материалом, который не давал никому заглянуть внутрь, но Буллок был уверен, что любому человеку в здании было видно то, что происходило снаружи. Ближе к тому месту, где он стоял, находился одноэтажный склад с большой ставней вместо двери. Там располагалось хранилище замороженных продуктов, которое в начале дня было под завязку забито грузовиками, постоянно прибывавшими для закупки товаров в местные рестораны и бакалейные лавки. Но, поскольку утро давно прошло, большая часть закупок уже была сделана. Миновав склад, он свернул в узкий проход между зданиями. Примерно на полпути к следующему кварталу он достиг своей цели, оказавшись сбоку, но чуть ближе к задней части здания завода. Он наклонился и расстегнул сумку, которую до этого положил на землю. Буллок извлек пять механических предметов, похожих на рептилий. Это были гекконы, созданные Уинслоу Шоттом, также известным как Игрушечник. Его обычное пристанище было в Метрополисе, он финансировал собственные начинания, поставляя гаджеты другим преступникам за определенную плату.

Эти вещицы были сделаны для команды поджигателей, которые при организации ограблений использовали управляемый огонь. Их конфисковали, когда банду поймали с поличным. Механические ящерицы могли лазить по стенам и взрываться как огненные шары.

– Ладно, маленькие ублюдки, – сказал Буллок, – вам пора за дело.

Он щелкнул выключателем на каждом из роботов, и тонкие радужки в их искусственных глазницах засветились красным. Он слушал и записывал допрос одного из поджигателей, который описывал на пленке, как их программировать. Буллок отправил механических рептилий вверх по внешней стене завода. Все они направлялись к разным целям, определенным по схеме здания, хранящимся в публичном архиве.

С кривой усмешкой на лице Буллок достал из сумки еще два предмета – полуавтоматический дробовик «Моссберг» и маску Бэтмена. Маска была дешевая, купленная в детском отделе аптеки. Он оценил иронию, натягивая эластичный материал на свою массивную голову. Проверив оружие, он вернул его в сумку, а саму ее закрепил на спине.

– Ну, поехали, – пробормотал он взбодрившись. Из предыдущей разведывательной вылазки он знал, что по всему зданию были разбросаны груды старых ящиков и грузовых поддонов. Он сложил некоторые из них под встроенными перекладинами, которые поднимались на крышу здания Novick Novelties. Хотя он был не в лучшей форме, ему всё же удалось забраться на один из ящиков. Стоя и балансируя, как получалось, он потянулся к первой ступеньке. Ящик под его весом заскрипел и сдвинулся.

– Твою мать.

Недавно он специально отказался от картофеля фри с чили и специальной добавкой сыра, но кого он обманывал – дни, когда он был тэклом нападения в команде по американскому футболу в старшей школе, канули в лету

– Давай, черт тебя подери, – ворчал он. Из-под резинового капюшона на небритом лице Буллока струился пот, и он подумал, не снять ли эту зудящую штуковину, но решил не рисковать. Ящик начал под ним трескаться, но он потянулся, как смог, и ухватился за нижнюю перекладину.

Упершись ногами в стену, чтобы не упасть, он несколько мгновений втягивал воздух. Затем, без лишних происшествий, он начал подниматься между окнами второго этажа. Когда он поднялся на третий этаж, за занавеской в окне сбоку послышался шорох.

Он замер.

Там стоял Питон Палмарес, глядя на крыши более низких зданий. Он пока не увидел Буллока. Сердце стучало где-то в горле, но детектив не шевелился. Занавеска частично закрывала его от посторонних глаз, но, если Палмарес повернется хоть чуточку, ему крышка.

Время остановилось.

Сухой язык Буллока коснулся пересохших губ.

У него даже не было слюны, которую можно было бы проглотить.

Наконец, Палмарес отошел от окна. Сделав вдох, Буллок вскарабкался на крышу даже быстрее, чем рассчитывал, и перелез через низкий парапет.

Он со стуком опустился на одно колено и, как смог, вытер пот. Поправив прорези для глаз на своей хэллоуинской маске, он посмотрел на часы. Его роботы-гекконы уже должны быть на месте. Пошатываясь, он подошел к квадратному строению, в котором находилась дверь на крышу. Она была заперта, но он вытащил небольшой контейнер, тоже «реквизированный» из хранилища полицейского департамента Готэма. Это был пузырек с кислотой, которую Джокер любил использовать на случайных жертвах, и всего несколько капель растворили замок.

Он потянулся, чтобы открыть дверь, но остановился. Осмотрев петли, он убедился, что они покрыты ржавчиной. Буллок был чертовски уверен, что не стоит тревожить Палмареса и его ребят внизу – план состоял в том, чтобы застать их врасплох. На следующей странице пьесы Бэтмена он достал баночку и приставил ее горлышко к петлям, выжимая обильное количество масла на каждую.

Закончив, он медленно подвигал дверь, ослабляя многолетнюю ржавчину. Результат оказался не совсем бесшумным, но достаточным, чтобы проскользнуть внутрь, не поднимая тревоги. Он спустился по лестнице сначала на третий этаж, потом на второй. Снова взглянув на часы, он мысленно начал обратный отсчет.

– Шоу начинается, – радостно пробормотал он.


Одна из женщин, фасовавших «Смешную дорожку», случайно подняла голову. Она была родом из маленькой деревушки на мексиканском взгорье и повидала в своей жизни много ящериц, однако не видела ни одной в Готэме. Пожав плечами, она опустила голову и вернулась к своему привычному занятию. Вращающаяся дверь рядом с ней, ведущая в лабораторию, открылась – оттуда выкатили новую партию.

Без предупреждения там, где только что был геккон, с оглушительным грохотом появился огненный шар. Взрыв разбил в большом помещении кучу окон. Второй взрыв прогремел в незанятом конце комнаты, где были сложены ящики и припасы, в то время как третий прогремел в лаборатории, сбив вращающиеся двери с петель. От взрывной волны пачки «Смешного порошка» разлетелись во все стороны. Женщина закричала и нырнула под длинный стол. Другие девушки бросились к выходу, некоторые с ужасными ожогами на голой, незащищенной коже. Каким-то чудом оказалось, что никого не убило. Когда они столпились у дверей, давка не позволила им продвинуться дальше. Крики усилились, некоторых затоптали в толпе, но все-таки всем удалось встать на ноги.

Из лаборатории крича выскочили два горящих наркоповара в резиновых фартуках. Женщины-фасовщицы разбежались в разные стороны, чтобы не натолкнуться на них.

– Стоять! – взревел охранник, поднимая штурмовую винтовку. Никто не обратил на него внимания, и толпа быстро повалила его на землю.

Второй охранник, прислонив винтовку к стене, попытался помочь первому, когда дверь на лестницу распахнулась от выстрела дробовика. Охранник схватился за оружие, когда в поле зрения появился грузный мужчина в странной хэллоуинской маске. Прежде чем охранник успел до него дотянуться, незваный гость ударил его по голове прикладом. Охранник мгновенно рухнул.

Огонь распространялся.


Все шло не совсем так, как планировал Буллок, но как вышло, так вышло. Когда болван, которого он ударил, повалился на землю, Буллок наставил дуло «Моссберга» на того, что уже лежал на полу.

– Где деньги? – потребовал он.

Если охранник и испугался, то не подал виду.

– Ты не представляешь, во что ты вляпался, ублюдок, – дерзко сказал он. Т\ар прикладом явно произвел на него недостаточное впечатление. Буллок понял, что времени в обрез.

Он прижал ствол к плечу парня:

– Хочешь, чтобы тебя стали звать Левшой?

Мужчина подумал и кивнул в сторону горящей лаборатории.

– Давай, крутой парень, – прорычал он. – Твой зад...

Буллок пнул его в лицо. Свободной рукой он схватил автомат и побежал в задымленную комнату.

От перевернутого стола отскочила пуля. Он обернулся и увидел еще двух бандитов, которые стояли в дверях и стреляли в него из пистолетов. Буллок мгновенно оказался на коленях и открыл ответный огонь из AR-15, временно заставив двух других искать укрытие. Повернувшись, он плюхнулся на пол. Когда маслянистый дым поднялся и поплыл над ним, он заполз в лабораторию и обнаружил, что огонь поднимается по стене как лоза. Неизвестно, сколько времени у него оставалось до того, как дом взорвется или сгорит дотла.

Поднявшись на ноги, он обыскал металлические шкафы в комнате и понял, что охранник солгал ему. Денег здесь не было – они, скорее всего, наверху, в кабинете Палмареса.

– Черт, – прорычал он. Так как гангстер первым делом схватится за то, что будет под рукой, ему придется поднажать. Полицейский в маске начал выбираться из лаборатории, когда одна из ламп упала с потолка, задев его руку. Люминесцентные лампы лопнули, провода свесились со светильников, потрескивая от электричества. Буллок протиснулся мимо.

Из сборочного цеха все женщины выбрались наружу. Как он и надеялся, трупов не было. Видимость ухудшилась из-за огня и дыма, и когда он подполз ближе к выходу, то услышал кашель. Оглядевшись, он заметил горящую теннисную туфлю – вот настолько быстро кто-то выскочил на улицу.

Подхватив туфлю и держа подальше от себя, он пошел по прогнувшемуся полу. Балки скрипели под его весом. Из коридора показался охранник, и Буллок швырнул в него башмак. Мужчина инстинктивно отскочил в сторону, и потрепанный полицейский выстрелил ему в голени крупной дробью.

– Черт! – взревел парень и упал на пол. Однако оружие по-прежнему было у него в руках, и он сделал несколько выстрелов. Но Буллок двигался так, словно гнался за голой женщиной с тарелкой ребрышек, жаренных на огне. Он замахнулся «Моссбергом» на манер бейсбольной биты и сильно ударил охранника в челюсть, отправив его в нокаут.

Где-то вдалеке завыли сирены.

Вот гадство!

Бросив штурмовую винтовку, он кинулся к лестнице, двигаясь так быстро, как только позволял его вес.


– Похоже, это пожарная бригада, а там и копы нагрянут, – сказал Палмарес Фрэнки Боунсу. – Пошли отсюда к черту.

Он показал еще на одного мужчину – с толстой шеей, по прозвищу Скейл. Этот верзила размахивал пистолетом-пулеметом Ingram MAC-10.

– Мало того, что мне приходится иметь дело с проклятыми Пугалами, теперь еще это, – сказал он. – Если за всем стоят они, крови не избежать.

– Я же говорил, что надо держать разбрызгиватели в рабочем состоянии, – сказал Боунс, поднимая сумку с деньгами и поправляя ремень на плече. – А всё эти чертовы химикаты.

– Да, да, в следующий раз сделаем, – сказал Палмарес.

– Это же был заброшенный склад, – добавил он, поднимая глаза. Сквозь стеклянную крышу в пятнадцати футах над головой они увидели черный дым, поднимающийся в небо.

– Если следующий раз будет.

Трое головорезов обернулись и увидели в дверях парня в дешевой маске Бэтмена. Незнакомец не стал дожидаться ответа и выстрелил Скейлу в коленную чашечку. Из его рваных хлопчатобумажных штанов брызнули хрящи и кровь. Для толстяка он двигался быстро. Он пересек комнату и отшвырнул ногой Ingram. Он остановился у барной стойки.

Твою мать, – закричал Скэйл, приземляясь на бок и обеими руками сжимая то, что осталось от его окровавленной коленной чашечки. – Ты покойник, мудак.


– Угу, – сказал Буллок, не обращая внимания на раненого бандита. Он посмотрел на три полные сумки, две из которых лежали на полу.

– А ты еще кто такой, пивной живот? – спросил Палмарес. – Родственник Бэтмена из деревни?

– Это твоя мама – деревенщина, мразь, – ответил Буллок, пытаясь сообразить, как нести все три сумки. На мгновение он подумал, не заставить ли одного из головорезов нести их за него, но здравый смысл победил.

Одной сумки будет достаточно.

– А ну-ка отошли, – сказал он Палмаресу и его пособнику. Он узнал Фрэнки Боунса.

– Тебе это не сойдет с рук, подонок, – сказал Боунс.

– Хотите прилечь к мальчику на полу? – Буллок встряхнул дробовик, который он держал обеими руками. Боунс и Палмарес отступили на несколько шагов. – Я так и думал. А теперь брось сумку.

Боунс уронил сумку на бок. Та упала рядом с ним.

Сирены приближались.

Внезапно раздался свист турбин, и по стеклам начала сползать огнезащитная пена. Как и полиция, пожарная служба Готэма экспериментировала с использованием дирижаблей. Один из них, скорее всего, висел рядом со зданием, разбрызгивая пену, чтобы сдержать пламя.

По-прежнему удерживая руку на спусковом крючке «Моссберга», Буллок наклонился, чтобы взять сумку с деньгами.

– Благодарю вас за ваш вклад, – сказал он, выпрямляясь.

Боунс едва заметно дернулся и швырнул сумку в Буллока.

– Какого хрена... – взревел коп в маске, направляя оружие на сумку. Дробь пробила брезент сумки, и в воздух взлетели сотни, полтинники и двадцатки. Зеленоватое конфетти посыпалось дождем. Буллок попятился. Не успел он опомниться, как оба бандита оказались на нем.

Боунс ударил его в дряблый живот, согнув пополам. Палмарес схватил то, что осталось от разорванной сумки, и швырнул его на голову Буллоку. Тот пошатнулся и скрючился, как пьяный матрос с остеопорозом. Боунс снова замахнулся на него, но Буллок отразил удар и врезал ему в подбородок, отбросив назад.

Буллок повернулся и встал в любительскую боксерскую стойку, рассчитывая защититься, когда Палмарес снова бросится на него. Наркобарон схватил настольную лампу и ударил ею Буллока по голове. Его оглушило, перед глазами поплыли пятна, и он обмяк. Фрэнки Боунс заломил ему руки за спину.

Палмарес пробил несколько ударов в лицо и живот.

– Я тебя научу, как со мною связываться, – бушевал татуированный главарь банды. Боунс отпустил его. Кровь и слюна капали из раскрытого рта Буллока, он опустился на ковер. Палмарес с ухмылкой встал на колено, схватил полицейского за рубашку и усадил перед собой.

– Мне не терпится попробовать.

Какого хрена? Глаза Буллока расширились, и он побледнел при виде змеиных стальных клыков, сверкающих во рту криминального авторитета. «Только в Готэме», – подумал он, понимая, что вот-вот умрет.

– Давай посмотрим, сможешь ли ты что-нибудь сострить после того, как я откушу тебе часть лица.

– О, Господи, – пробормотал детектив, едва не обмочившись, когда клыки вонзились в него.

Над ними раздался грохот, и стекло от лопнувшего люка посыпалось дождем на пол. Бандиты подняли головы, и Буллок понял, что здание вокруг них рушится.

– Похоже, тут вечеринка, – весело произнес женский голос. – Вы что, забыли прислать мне приглашение?

Бэтгёрл спустилась на канате. Боунс нырнул в сторону, закрыв руками голову, чтобы защититься от падающих осколков стекла. Палмарес поднялся на ноги и получил в награду бэтарангом в висок.

– Го...споди, – воскликнул гангстер.

Не желая упускать такую возможность, Буллок вскочил на ноги и одним ударом в челюсть оттолкнул его.


Фрэнки Боунс выхватил пистолет и выстрелил в Бэтгёрл. Она развернула кевларовую накидку для дополнительной защиты верхней части тела, и пули с визгом отрикошетили. Когда она двинулась с места, то заметила, как какой-то грузный мужчина сцепился с Палмаресом.

Это что, Харви Буллок в дешевой маске Бэтмена? Естественно, она узнала тело, вскормленное жареной пищей и дешевым пивом. Какого фига он тут делает?

Фрэнки Боунс выстрелил в нее еще раз, и она вспомнила, что лучше не отвлекаться. Вытащив из-за пояса капсулу со слезоточивым газом, она швырнула ее в Боунса. Вещица взорвалась прямо у его ног, и он закашлялся. В отличие от обычного слезоточивого газа эта смесь была разработана, чтобы следовать за теплом тела, даже когда цель пыталась разогнать пары.

Она услышала позади себя какое-то движение, развернулась и блокировала удар ножом, когда Палмарес попытался выпотрошить ее. При этом он ухмыльнулся, и она на мгновение вздрогнула, увидев его гротескные серебряные резцы, поблескивающие на свету. Быстро придя в себя, она ударила его ногой в бок, чтобы отбросить наркобарона в сторону. Однако он увернулся, и удар получился лишь скользящим.

– Ни одна шлюха не одолеет Питона, – проскрежетал он, снова приближаясь к ней. Пригнувшись, чтобы избежать удара клинком, Бэтгёрл пнула Палмареса по яйцам, и тот, завывая, согнулся пополам.

– Ты... сука, – прохрипел он. – Я убью тебя... за это.

Он посмотрел на нее с неприкрытой ненавистью и, пошатываясь, двинулся в ее сторону, но, несмотря на всю решимость, он все еще не отошел от удара. Бэтгёрл нанесла ему несколько ударов по голове и плечам. Большинство из них предназначались для наказания, но один задел особый нерв, и Палмарес рухнул на свой дорогой ковёр.

За спиной она услышала громкий стук, кто-то закряхтел, и от брони на ее плече отразился выстрел. Обернувшись, она увидела Буллока, который по- прежнему был в нелепой маске, с тяжелой сумкой в руках. Фрэнки Боунс отшатнулся в сторону и поднял пистолет.

Гангстер выстрелил в детектива, который двигался быстрее, чем можно было предположить по его комплекции. Он нырнул за барную стойку, и выстрелы разбили графины с первоклассным виски и бурбоном.

Пока бандит отвлекся, она сократила расстояние между ними и нанесла ему сильный удар сбоку, по шее. Но поскольку это его не остановило, то когда он повернулся, она ударила его правым кулаком в челюсть.

Удар отправил его в нокаут.

В дверях раздался грохот. Буллок убегал. Она вытащила веревку с грузами и бросила, чтобы опутать ему ноги. Он упал лицом вниз, и сумка вылетела у него из рук. Она раскрылась, и из нее вылетели пачки денег, рассыпавшись вокруг него.

Что за?.. Убедившись, что гангстеры действительно вырубились, она подошла к упавшему полицейскому.

– Детектив Буллок, что это у нас тут? – спросила она, уперев руки в бока. – Вы можете назвать мне вескую причину вас не выдавать?

Он лишь бросил на неё умоляющий взгляд из-под резиновой маски.


25


Доктор Лиланд вернулась в кабинет с чашкой свежего чая и яблоком, чтобы продержаться еще несколько часов. Она пообещала себе, что больше не будет работать сверхурочно, но стопка судебных документов на ее столе никак не уменьшалась.

Стоит ли удивляться, что у нее не было личной жизни? Во всяком случае, это не имело значения. Дома не было никого, кроме кота – единственный мужчина из ее знакомых, который не возражал, чтобы она за ужином просматривала фотографии с места преступления.

Она уже собралась свернуть в коридор, ведущий в терапевтическое крыло, когда заметила, что ее интерн, крадучись, направляется к выходу за пунктом охраны.

– Мисс Квинзель? – позвала она. – Харлин?

Светлые волосы молодой практикантки были растрепаны и свисали на глаза, скрывая лицо, но плечи чуть сгорбились в ответ на голос доктора Лиланд. Однако она не остановилась и даже не замедлила шаг, провела электронным пропуском по замку и застенчиво помахала вооруженным охранникам, открывая входную дверь.

Черт бы побрал эту паршивку.

Доктор Лиланд устало вздохнула и повернулась к своему кабинету. Ей действительно хотелось дать девочке кредит доверия, но ее бесстыдное, неподобающее отношение и грубое, недисциплинированное поведение просто не подходили для такого заведения, как «Аркхем». Ей было достаточно хаоса среди заключенных, не хватало, чтобы в нем участвовали сотрудники. У нее не было выбора, кроме как рекомендовать увольнение этой девушки.

Вместо того чтобы вернуться в кабинет, доктор Лиланд сделала крюк. Она прошла в дальний конец коридора, мимо ряда заброшенных складских и подсобных помещений, в тупик с зарешеченным окном, которое выходило на сучковатое и безлистное дерево. Тихий, забытый уголок клиники, куда она часто приходила, чтобы побыть одной и подумать.

Положив яблоко в карман халата, она поставила чай на подоконник и открыла окно. Оно приоткрылось всего на несколько дюймов, прежде чем ее остановили запорные блоки, но этого было достаточно, чтобы протянуть руку и достать пачку сигарет, спрятанную в глубине подоконника. Снаружи она слышала непрерывный шум дождя в ветвях древних деревьев, окружавших поместье, превращенное в лечебницу.

Лиланд знала, что ей давно пора было бросить курить. Она и бросила, в общем и целом, – и жульничала редко и только тогда, когда она действительно в этом нуждалась. Как сейчас. Вытащив сигарету, она прикурила от зажигалки, спрятанной в пачке, и выпустила дым в открытое окно.

Она не могла перестать думать о Джокере.

Внезапно относительную тишину прервал звук, доносившийся из ближайшего подсобного помещения слева от нее. Мягкий, неравномерный стук. Лиланд нахмурилась, затушила сигарету о подоконник и выбросила окурок в окно.

Подойдя к подсобке, она взялась за ручку и прижалась ухом к двери. До нее дошло, насколько уединенным было это забытое место. Ни камер. Ни охраны. Причина, по которой она выбрала это место, чтобы тайком курить, делала его опасным, в случае если кто- то из заключенных вдруг сможет выбраться из изолятора.

Но это было не первое родео Лиланд. Она с помощью разговоров отобрала нож у особо жестокого пациента, предотвратила несколько попыток самоубийства и разрешила потенциальную ситуацию с заложником, прежде чем та успела выйти из-под контроля. Ее пациенты доверяли ей, она была неустанным защитником их благополучия и делала упор на гуманное отношение к человеку. Даже самые жестокие преступники заслуживают того, чтобы с ними обращались как с людьми, а не как с беспокойным скотом, который персонал перегоняет из одного загона в другой.

– Там кто-нибудь есть? – спросила Лиланд.

Стук в подсобке усилился, одновременно раздался тихий, приглушенный стон.

– Это доктор Лиланд, – сказала она, медленно поворачивая ручку. – Сейчас я открою дверь.

Кто бы ни был на другой стороне, не было смысла паниковать.

Она приоткрыла дверь всего на щелочку, ожидая какую-нибудь – любую – реакцию на ее вторжение. В подсобке было совершенно темно, и все, что она услышала, это нечленораздельные стоны.

– Сейчас я включу свет. – Она говорила спокойно, а тем временем просовывала руку в приоткрытую щель, нащупывая выключатель. – Так мы сможем увидеть друг друга. Ты не против?

Ничего. Только стенания. Лиланд щелкнула выключателем.

В подсобке стояли ряды чистящих средств в больших промышленных контейнерах. Отбеливатель. Коричневые бумажные полотенца. Порошковое мыло. Металлическое ведро на колесиках и грустное трио скомканных, грязных швабр. На полу посреди всего этого лежало тело. Харлин Квинзель.

– Божечки, Харлин!

Она была связана и лежала на животе, одетая только в лифчик и трусики. Во рту у нее была тряпка, завязанная узлом на затылке. Чёрная тушь стекала по заплаканному лицу, смешиваясь с кровью из ужасной раны на правой стороне лба.

– Что с тобой случилось? – Лиланд распахнула дверь и быстро подошла к девушке. Она развязала мокрую от слюны тряпку. – Кто это с тобой сделал?

Это был риторический вопрос, поняла она.

– Это был... – прорыдала Квинзель между резкими всхлипами, – это был... Джокер... он... он ... – У нее начался приступ кашля, она хватала ртом воздух, пытаясь взять себя в руки.

– Успокойся и постарайся дышать медленно, – сказала Лиланд, дергая веревку, которой были связаны запястья и лодыжки девушки. – Вот и все. Давай, садись.

Когда она сняла путы, то увидела отвратительные красные рубцы там, где они царапали кожу.

Она помогла рыдающей практикантке подняться с ушибленных коленей, сняла свой белый халат, накинула его на дрожащие плечи девушки и прижала платок к ране на голове, чтобы остановить кровотечение.

– Я думала... – сказала Харлин, поднимая страдальческое, испачканное тушью лицо на Лиланд. И тут, рыдая, она бросилась в объятия старшей наставницы. – Он сказал, что мы будем вместе навсегда. Он сказал, что я особенная!

Слова утонули в рыданиях.

Что-то в театральном тоне девушки потревожило иглу детектора лжи Лиланд, но, как и в случае с Джокером, что-то в этом ребенке вывело ее инстинкты из равновесия. Кроме того, сейчас было не время и не место для суда. Ей нужно было предупредить охрану и доставить Харлин в лазарет. Затем будут неприятные последствия, и, скорее всего, покатятся головы. Может быть, даже ее собственная. Журналисты с радостью накинутся на подобное происшествие с Квинзель в главной роли. Доктор Лиланд терпеть не могла, когда женщин после нападения заставляли заново пройти через мясорубку.

Покачав головой, она подумала, что они перейдут этот мост, когда дойдут до него. Она помогла девушке подняться на ноги и вывела ее из кладовки, сосредоточившись на поиске телефона охраны, чтобы начать аварийный режим изоляции, а потом принести бедной Харлин одежду.


Вернувшись в кабинет, доктор Лиланд налила девушке чаю и дала свободный коричневый свитер, который держала в шкафу на случай, когда в кабинете становилось прохладно. Сидя за столом, она разговаривала по телефону с начальником службы безопасности.

– Нет, доктор, – сказал он. – Джокер до сих пор в камере. Бэтмен сейчас с ним.

Бессмыслица. Если Джокер в камере, то кого она видела на выходе из здания? Девушка до сих пор была слишком расстроена, чтобы говорить о том, что произошло в подсобке. Она тихо плакала и смотрела в чашку чая, держа ее двумя ручками, как маленький ребенок.

– Тогда мне нужен полный подсчет людей в каждой палате, – сказал Лиланд, – Особенно в отделении А. Обязательно...

– Подождите, док, – прервал ее начальник службы безопасности, и она услышала, как на заднем плане говорит кто-то еще. – Похоже, детоубийца пропал, – сказал он. – Его камера пуста.

– Курт Лэнк? – Доктор Лиланд нахмурилась. Из всех пациентов, пытавшихся сбежать, Курт был последним, на кого она могла подумать. Он был так пассивен, настолько смирился со своей судьбой, никогда не сомневался, что заслужил пожизненное заключение в «Аркхеме». Во внешнем мире для него не было ничего.

– Это точно?


– Не двигайся, Курт, – сказала Квинзель, сжимая подбородок Лэнка пальцами и при этом нанося белила на его раскрасневшиеся щеки. В подсобке было мало места, и Джокер несколько раз толкнул ее локтем, пытаясь натянуть на себя слишком узкую юбку-карандаш поверх толстых колготок цвета загара.

– Меня этот план побега не толстит?

Харлин хихикнула и бросила ему длинный светлый парик, который лежал у нее в большой сумке крокодиловой кожи. Еще она выложила коричневые кожаные туфли одиннадцатого размера, которые купила в специализированном магазине, зная, что ее собственные маленькие каблучки будут совершенно бесполезны.

– Не забудь наложить на руки тональный крем, – сказала она. – Конечно, после того, как ты меня свяжешь.

Джокер кивнул. Снимая с задней полки кусок жесткой, заляпанной краской нейлоновой веревки, она тут же натянула колючий зеленый парик на редеющие волосы Лэнка. Ей хотелось, чтобы дешевый парик был кудрявым, как собственные дикие, изумрудно-зеленые локоны Джокера, но придется обойтись. Хорошо бы, чтобы тусклое освещение в камере в сочетании с общей ленью персонала ночной смены сработало в их пользу. Все, что от него требовалось, – это выиграть час или два. Достаточно времени, чтобы исчезнуть в кишащем людьми городе.

Джокер просунул худые руки в белый халат, который был на ней, и чуть-чуть покрутился. Все, что она надела сегодня, было для нее слишком большим, и ей пришлось затянуть одежду, чтобы этого никто не заметил.

– Как я выгляжу? – спросил он.

– Ты не похож на меня, – сказала она, прижимаясь к нему и надевая пропуск ему на шею, – но ты не похож и на себя.

Он отвернулся от нее, отталкивая локтем.

– Не трогай меня, – сказал он с кислой миной, – ты все испортишь.

Обидевшись, но не желая этого показывать, она снова перевела внимание на фальшивого Джокера, перепроверив макияж. Курт стоял в углу, как отключенный автомат, уставившись на свои ботинки. Это было слишком просто.

– Он готов идти, – сказала Харлин, махнув рукой перед пустым, пристальным взглядом мужчины. – Теперь я. Завяжи хорошо и крепко.

Джокер схватил ее за руку и развернул лицом от себя, связал локти, а потом – запястья. Она изогнулась из-за пут и мурлыкнула, как маленький, игривый котенок.

– Прекрати, – сказал Джокер, прижимая ее сначала коленями, а потом животом к холодному бетону и обвивая веревкой лодыжки. – Ты неисправима.

– Как скажете, мистер Джей, – подмигнула она, когда он привязал ее лодыжки к запястьям.

– Готова? – спросил он, держа в руке кляп из связанных вместе тряпок. Харлин улыбнулась ему и резко ударилась лбом о бетон. Звезды затанцевали в ее глазах, и она почувствовала, как по виску течет горячая струйка крови.

– Теперь да, – ответила она.

– Молодец, девочка, – ухмыльнулся Джокер, засовывая пыльную тряпку в рот и завязывая ее за головой.

Она не знала, на что надеялась в тот момент. Что он поклянется ей в вечной любви или что найдет ее на воле, и они будут вместе навсегда? Но он не сказал ни слова. Он просто сунул узловатые ступни в большие туфли на каблуках, растер остатки бежевого тонального крема на руках и запястьях, а затем увел двойника.

Он пинком захлопнул за собой дверь. Ему потребуется меньше минуты, чтобы вернуть фальшивого Джокера в свою камеру. Затем, используя тот же электронный пропуск, которым он открыл дверь своей камеры, он сможет проскользнуть через охрану и выйти прямо через парадную дверь.

В темноте она гадала, увидит ли его когда-нибудь снова.


26


Брюс Уэйн поставил тарелку с пережаренным стейком рибай перед Альфредом Пенниуортом, затем сел напротив него в чудесно обставленной кухне.

Особняк Уэйнов был величественным зданием. Он был построен в яковетинской и тюдорской традициях, из тёмного дерева и камня, кухня также не была исключением. От мраморных столешниц до шкафчиков в стиле шейкер, медной фурнитуры и полки для специй со вставками дерева, которое росло только в Нанда Парбате, эта кухня была легендой в архитектурных кругах.

– Скажи, что ты об этом думаешь, – задумчиво сказал Уэйн. В дополнение к стейку была тарелка жареной спаржи, но ни хлеба, ни других углеводов не подали. Брюс Уэйн поддерживал спортивную диету из мяса и овощей. Он сам приготовил этот поздний обед – даже специально заказал куски мяса у мясника.

– Обязательно скажу.

Пенниуорт отрезал кусок стейка и положил его в рот.

Когда «дворецкий» одобрительно кивнул, Уэйн тоже приступил к еде. Рядом, во встроенном шкафу, портативный телевизор беззвучно показывал обеденные новости. Шел репортаж из Восточного Берлина, где полиция избивала демонстрантов, выступавших за демократию и требовавших положить конец железному правлению СССР.

Двое мужчин молча наблюдали за происходившим, затем продолжили есть.

– Как вы это делаете? – просил Пенниуорт.

– Что?

– Не поддаетесь искушению, – ответил он, показывая на экран. Новость сменилась рекламой средств по уходу за волосами. – Они действуют под прикрытием власти – имей в виду, власти, которую мы здесь сочли бы невыносимой, но мы знаем, что среди правоохранительных органов есть профессионалы, которые наслаждаются насилием. Теряют себя в пылу жестокости.

Уэйн выгнул бровь, держа на вилке кусок говядины, но промолчал.

– Как тут не увлечься, мастер Брюс? – продолжал Пенниуорт. – Как беречь силы, использовать их ровно настолько, чтобы победить врага, но не поддаваться соблазну стать праведным победителем и не уничтожать противника? Спешу добавить, противника, который не проявил бы такой же дисциплинированности, если бы ситуация изменилась на противоположную.

– А как быть с теми, кто совершил гораздо худшее зло, более отвратительные деяния? Кто не спал ночами, вынашивая еще более отвратительные планы убийства и кровопролития? – спросил он. – И ради чего? Временами ради прибыли, но чаще всего просто ради... зла. Вы знаете, о ком я говорю.

– Например, о Двуликом, – сказал Уэйн, позволяя легкой усталости проскользнуть в голосе. – И о Джокере.

Он положил мясо в рот.

– Естественно, – ответил Пенниуорт. – И все же тот, кто исправляет ошибки, в какой бы форме он ни был, должен поступать «по уставу», как напутствовал бы комиссар.

Пенниуорт откусил кусочек овоща и не отказался бы к обеду выпить сухого каберне. Но, поскольку еду приготовил хозяин дома, они оба пили сельтерскую воду, в содовой было слишком много натрия.

Уэйн некоторое время пережевывал, возможно, не только еду, но и слова:

– Чтобы покончить с преступностью в Готэме раз и навсегда, – сказал он, – почему бы не нанять убийцу вроде Дэдшота, не заплатить ему за то, чтобы он всадил высокоскоростные пули в голову Джеремайе Аркхему или Виктору Фрайсу, или настроить какой-нибудь хитроумный зонт Освальда Кобблпота так, чтобы ему снесло голову? Разве это не решило бы проблему навсегда?

– А, значит, не я один обдумывал подобные сценарии, – заметил Пенниуорт.

Уэйн отложил ответ и задумчиво пожевал.

Что нам мешает использовать такую тактику? – наконец спросил он. – Их индивидуальность, то, что у них внутри, или их качества, привитые обучением и опытом?

– Я не понаслышке знаком с таким режимом, – сказал Пенниуорт, вспоминая свое время в МИ-5. – Никакие тренировки не помешают пересечь черту, если нет силы воли. В самом деле, некоторые используют обучение как предлог для совершения всевозможных гнусных поступков.

– Способности не всегда равны идеалам, – согласился Уэйн. – Мы видели тех, кто злоупотребляет природными талантами. При ближайшем рассмотрении оказывается, что у таких колоссов ноги из глины.

Пенниуорт кивнул. Он знал, что даже Бэтмен был объектом пристального внимания.

Брюс Уэйн обучался у лучших специалистов мира, в том числе у детектива Анри Дюкара и мастера боевых искусств Шихана Мацуды. Несмотря на то, что Дюкар был человеком с замечательными навыками, циничный взгляд француза на применение силы вбил клин между учеником и учителем.

– И все-таки, – заметил Пенниуорт, – вы должны упорно придерживаться своих принципов, даже когда срываете планы этим злодеям, для которых смерть и разрушение – это и цель, и образ жизни.

– Смерть всегда омрачает нашу работу, Альфред, – ответил Уэйн. – От этого никуда не деться.

Пенниуорт уставился на еду:

– Я знаю, что мертвые следуют по пятам, какими бы праведными ни были поступки.

Уэйн посмотрел на него.

– Возможно, так оно и есть, Альфред, – сказал он. – Не важно, чем бы мы не объясняли наши поступки, как бы мы ни были уверены, что роковое решение оправдано, его нельзя отменить. – Он помолчал, глядя мимо стен. – Каким бы понятным ни казалось зло, если мы позволим себе пойти легкой дорогой, уступить безжалостному решению, пути назад не будет. Мы станем не лучше тех, на кого охотимся.

– Тогда как вы объясните поведение своего коллеги из Лиги Справедливости, Спектра? – возразил Пенниуорт. – Похоже, кровожадные решения его вполне устраивают. Может быть, все дело в совершенно белом лице, а?

Уэйн слабо улыбнулся:

– Или комиссара, если уж на то пошло, – настаивал Пенниуорт. – Конечно, было время, когда он был вынужден отнимать жизни, чтобы защитить невинных. Что бы он на это сказал?

– Избрать можно лишь один путь, – ответил Уэйн. – Как только мы его выберем, мы не сможем судить о результатах, пока не дойдем до конца. Но кто может сказать, когда наше путешествие окончится?

– Вы цитируете мастера Чу?

– Субботний утренний мультфильм, – ответил Уэйн с непроницаемым выражением лица, – о собаке, которая разгадывает тайны.

– Да, конечно, – сухо ответил Пенниуорт и откусил еще кусок стейка.


НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ


27


Гэвин Ковакс сидел у себя в хижине и листал выпуск журнала «Охота на бобриков», который вышел несколько месяцев назад, одновременно слушая бейсбольный матч по переносному радио. Он в сотый раз остановился на двухстраничном развороте с фотографией Сьюзи Мустанг, демонстрировавшей свои достоинства в специальном разделе «Девушки-стриптизерши». С ума сойти, эта цыпочка не только раздразнила его, но и отправила на орбиту. Он бы отдал что угодно, лишь бы провести с ней время.

Не только для того, чтобы облапать её, как какой-нибудь подонок из переулка. Нет, сэр, чтобы выпить с ней вина и пообедать, провести с леди свидание. Черт, а ведь когда-то он щеголял в изысканных костюмах и итальянских мокасинах.

А сейчас поглядите – одевается как мелкая сошка.

Задумчиво глядя в пространство, он сделал глоток джина из пластиковой бутылки и равнодушно отметил, что «Рыцари Готэма» заблокировали базы от «Централ Сити Даймондс», выступающих в гостях. В комнату ворвался шум машины, поначалу рычание двигателя было едва слышно. Звук становился все громче, пока не послышался шорох шин по гравию, затем двигатель заглох. Наверно, приехал перспективный клиент, которого прислал один из его старых осведомителей – естественно, с выплатой процента за наводку. Если он все сделает правильно, учитывая, что Гриссома нет в городе, может быть, у него получится заставить покупателя раскошелиться заранее, и он сядет на первый попавшийся поезд из Готэма.

Он посмотрел в окно.

– Вот дерьмо.

Это был старый «Гудзон» эпохи 40-х, длинный, округлый и приземистый, как гигантский жук. Он был полностью реставрирован и окрашен в темно-фиолетовый цвет.

– Черт, – прорычал он. – Проклятый Джокер.

Он инстинктивно оглядел хижину, пытаясь вспомнить, где спрятал револьвер. Может быть, если он выйдет и начнет стрелять...

Но нет, этот ухмыляющийся маньяк оказался слишком живучим – и, честно говоря, после многих лет пьянства он целился уже не так хорошо, как раньше. Пока из машины никто не выходил, но Ковакс знал, что этого было не избежать.

Снаружи поднялся ветер, шевеля опавшие листья и мусор. Он влез в куртку и надел охотничью шапку с наушниками. Лучше вести себя как простак, решил он. Он сделал еще один глоток джина и вышел на улицу с самодовольной ухмылкой на лице:

– Ну, привет.

Слева раздался пронзительный голос.

– Бо-жечки, – сказал он, быстро оказавшись сбоку. Рядом с ним стоял Джокер. Одет он был в основном в пурпур, включая плащ, защищавший его от моросящего дождя. На нем была шляпа с плоскими полями, светлый галстук-шнурок и гетры.

Господи, гетры!

Ковакс, как и собирался, прикинулся дурачком.

– Да, сэр, – ответил бывший полицейский. – Насколько я понимаю, вы приехали на рынок инвестиций. Что же, позвольте заверить вас, это место может приносить бабло – я имею в виду деньги. Вернее, и быть не может.

Похоже, что он нервничает?

– Все ведь любят смеяться и хорошо проводить время, верно я говорю?

– В самом деле, я обожаю хорошо проводить время, – сказал Джокер. Его зубы были безумно большими, как у гиены.

– Эй, а давайте-ка осмотримся, вы не против? – спросил Ковакс. – Позвольте мне включить свет, чтобы нам все было видно. Он поспешил к электрической будке, а когда вернулся к автомобилю, Джокера нигде не было видно.

Где он?

Засунув руки глубоко в карманы, он оглянулся по сторонам, вздрагивая от теней, но мужчины нигде не было видно. Посмотрев вокруг, он понял, насколько сильно это место разрушилось. Он уже собирался вернуться к себе в хижину, когда на полпути послышалось какое-то движение, и он заметил высокий, худощавый силуэт, стоявший возле него и опиравшийся на трость. Он снял шляпу, казалось, не замечая падающих капель.

– Ах! – сказал он, стараясь не выдать волнения. – Вот вы где! Вы воспользовались возможностью и осмотрели территорию, чтобы решить, подходит ли она вам?

Джокер, подбоченясь, рассматривал карнавал.

– Ну, она кричащая, уродливая, и бродяги ее использовали вместо туалета, – сказал он, и сердце Ко- вакса ушло в пятки. – Аттракционы настолько обветшали, что стали опасны для жизни и могут легко покалечить или убить невинных детей.

– А, – сказал Ковакс, – значит, вам не нравится.

Джокер повернулся к нему с восторгом на лице.

– Не нравится? – спросил он. – Да я от нее без ума!

Они прошли по периметру, мимо старых, порванных карнавальных плакатов, рекламирующих «двухголового ребенка» и «трехногого мужчину». Пока они ходили, Джокер, казалось, скользил рядом, его ноги почему-то не шуршали по листьям и утоптанной земле. Примерно половина огней горела, отбрасывая темные тени под безумными углами, пока они проходили мимо карусели и ветхого колеса обозрения, чьи верхние кабинки качались на ветру.

– Вы... Вы правда хотите его купить? – спросил Ковакс. – И цена, о которой я говорил, не слишком высока?

Он шел следом за Джокером.

– Слишком высока? – с притворным недоверием спросил тощий. – Мой дорогой господин, глядя на это, я совершаю убийственную...

– ...и вообще, деньги не проблема, – добавил он. – Не в наши дни.

Да! Ковакс задумался. Это была услада для ушей. Он знал, что у Джокера должны быть припрятаны деньги. Может быть, много. Теперь, если получится просто закрыть сделку...

Они остановились у входа в «Дом Веселья».

– Как насчет прогулки? – предложил Ковакс, подходя ближе.

Джокер посмотрел на мужчину, который был ниже его, и на его бледном лицо расплылась дьявольская ухмылка, волосы же развевались на ветру.

– Да, идемте.

Он пошевелил зелеными бровями, как водевильный комик.


Когда они вышли на улицу, Джокер остановился у одного из автоматов, «Смеющегося клоуна». Он протянул руку в перчатке, и на его лице появилось мрачное выражение.

«Вот черт, – подумал Ковакс, – сейчас он откажется». Нужно было что-то делать, поэтому он забрался на детскую качалку – розового слона с выпученными глазами на гигантской пружине. Раскачиваясь взад-вперед, он старался говорить бодро.

– Знаете, я уверен, что вы не пожалеете об этой покупке, – сказал он. – Парк не настолько обветшал. Некоторые аттракционы еще довольно крепкие...

На лице Джокера заиграла улыбка. Да!

– Правда, тут можно устроить просто головокружительный парк развлечений.

Джокер подошел к Коваксу, положил руку ему на плечо и снова ухмыльнулся. Ковакс был уверен, что только что увернулся от пули.

– О, вы правы, – сказал он. – Ваши прекрасные навыки продажи и красноречие просто вынуждают меня купить это место.

Он хлопнул бывшего полицейского по спине одной рукой и протянул ему другую:

– Давайте пожмем друг другу руки.

Ковакс посмотрел его руку. Не видя в полумраке ничего угрожающего, он тоже протянул свою.

– Э-э... ну, конечно, – сказал он. – С удовольствием.

Они пожали руки. Послышалось жужжание, и последовал щипок. Джокер сиял, как второкурсник, которого только что поцеловала главная болельщица.

– И для меня это удовольствие, – ответил тощий. – Естественно, платить я вам ничего не буду.

Его слова слышались все дальше и дальше, их было трудно разобрать.

– Мои коллеги убедили вашего партнера подписать необходимые документы чуть больше часа назад, – сказал Джокер. У него не было коллег, и он понятия не имел, кому принадлежал карнавал. – Все имущество теперь мое.

Он снял с руки шокер, которого раньше не было, и наклонился к лицу Ковакса.

– Я так понимаю, вас это устраивает?

Тело Ковакса сделалось неподвижным. Он перестал раскачиваться на слоне, и лицо его застыло.

– Вижу, что да, – сказал Джокер, отбрасывая шокер в сторону. – Я так рад. Знаете, когда вы увидите, как преобразится это место, я гарантирую, у вас просто не будет слов. И кстати, – он хихикнул, – гарантия пожизненная.

Джокер повернулся и пошел прочь.

– Ну, мне пора бежать. Надо нанять оборудование и рабочих, которые будут соответствовать общему духу заведения.

Он надел шляпу и ушел, вертя в руках трость.

– И потом, мне еще предстоит проверить свой главный аттракцион. Не стесняйтесь, можете остаться.

Гэвин Ковакс смотрел прямо перед собой. На его лице застыл оскал в виде жуткой улыбки, изо рта потекла кровь, глаза с красными прожилками вылезли из орбит, он ничего не видел, он был мертв.


28


– Я до сих пор не знаю, почему он оставил меня в живых, а всех остальных убил, – сказал Зак. – Безумие, правда? В смысле, ладно, я разрабатываю довольно крутой чип. Я имею в виду, что он важный.

Важный для истории, и профессор Стивенс это знал, – но все равно так грустно думать обо всех, кто умер. Наверное, это можно назвать комплексом выжившего.

Зак знал, что говорит слишком быстро, его слова спотыкались друг о друга, как радостные щенки, но ничего не мог с собой поделать.

– Мне так жаль, Зак. Наверно, тебе очень тяжело.

Ее звали Лиза Макинтош. Дикие каштановые кудри, темные оленьи глаза и очаровательные веснушки. Она была чуть выше его и до сих пор не знала, куда деть свои длинные, ровные конечности. Несмотря на то, что она пыталась скрыть грудь под свободными, объёмными свитерами, у нее точно был размер чашечки С как минимум. Он провел большую часть их совместных занятий, размышляя над вопросом, а везде ли были веснушки, и пытаясь придумать, что умного ей сказать.

Теперь она стояла рядом с ним, перед дверью его комнаты в общежитии, пахла чистым бельем и неизвестными цветами, и все умные мысли просто вылетели в окно. Он нащупал ключ и открыл дверь.

– Хочешь зайти? – спросил он. – В смысле, я могу показать тебе свои схемы. Я просто... я чувствую, что не должен оставаться один в такое время. Сама знаешь, после всех этих происшествий.

Она улыбнулась кривой, неловкой улыбкой и опустила взгляд, скрестив руки на груди. От этого движения подтолкнуло вверх чашечки размера С, так, что в V-образном вырезе ее свитера стала видна грудь. Она покраснела. Это ведь хороший признак, да? То, что девушка краснеет? И она не сказала «нет». Еще один хороший признак. Сработало! Вот он, решил Зак. Его главный шанс.

Он наклонился и поцеловал ее.

Все тело Лизы напряглось, будто ее ударило током, и она издала странный звук, что-то вроде невнятного оха. Она стиснула зубы. Он отстранился, смущенно и стыдливо. Теперь он тоже покраснел. Это точно НЕ хороший признак.

– Лиза, послушай... – начал он.

– Прости, – сказала она. – Пойми, мне жаль, что с тобой такое случилось, правда, просто ты мне не нравишься в таком смысле, Зак.

– Но я думал, ты порвала со Стивом, – сказал Зак, ненавидя себя за то, что его голос внезапно стал высоким и плаксивым.

– Какое это имеет отношение к делу? – Теперь в ее голосе звучал гнев. Ее темные глаза сузились и стали холодными, и он почувствовал себя подавленным и беспомощным. – Думаешь, раз у меня больше нет парня, я должна быть доступна для каждого встречного?

– Конечно, нет, – сказал он, подняв ладони в примирительном жесте и пытаясь изобразить, как он надеялся, обезоруживающую улыбку. – Может, только для меня?

Как только вопрос прозвучал, юноша понял, что это была ошибка.

– Боже, Зак! – Она вытерла рот тыльной стороной ладони, и внутри него что-то умерло. – Ты такой гад. Ты просто не умеешь нормально себя вести.

Она повернулась, чтобы уйти.

– Стой, подожди, – сказал он ей в спину, пока она уходила. – Я просто пошутил...

Она не замедлила шаг.

Мгновение он стоял перед открытой дверью, чувствуя одновременно и жар, и холод, и тошноту. Коридор был пуст – и слава богу. Его мысли неслись со скоростью мили в минуту, прокручивая каждый момент ужасного разговора. Почему это происходит с ним снова и снова?

– Женщины ... – раздался голос из темной комнаты общежития. Он был высоким и странным. Его сосед по комнате Кевин работал в компьютерном классе, так что в комнате должно было быть пусто.

Он вглядывался в темноту, и вдруг на его столе зажегся свет. Кто-то сидел в его кресле, спиной к двери. Стул развернулся, открыв злобную ухмылку и безумные глаза на изможденном бледном лице.

Твою мать, это же...

– ...и жить с ними нельзя, – продолжал темный силуэт, – и убивать противозаконно. Я прав, малыш Заки?

– Как вы... – Зак огляделся, умирая от стыда и задаваясь вопросом, а не убежать ли ему. – Вы сидели там все это время?

Джокер встал, расправил кривые пурпурные лацканы и запустил пальцы в сальные зеленые волосы.

– С женщинами вот какое дело, – сказал он, – у них на руках все козыри. – Он достал из кармана пиджака колоду карт и начал искусно тасовать их левой рукой.

– Девушки вроде нее распускают о нас сплетни по всему кампусу, – добавил он, – но не дают таким парням, как мы, ни минуты своего времени. А почему? Ладно, может быть, мы не такие симпатичные, как кумиры подростков, но чем мы плохи? У нас хорошее чувство юмора. Мы всегда рядом. «Ты такой хороший друг», – говорят они, пока не настанет время для взаимности, и что потом? А потом вдруг мы становимся гадами.

Зак моргнул. Он не понимал, откуда Джокер знает, что он неплохой, но он был прав.

– Видишь ли, система склоняется в их пользу, – продолжал Джокер, гипнотически тасуя карты тонкими пальцами в перчатках. – Спрос и предложение. Ты пытаешься играть честно, пытаешься следовать правилам, но правила все продолжают меняться и меняться, перемещаются стойки ворот, и не успел ты опомниться, как твоя девушка уже сбежала с каким-то кроманьонцем, у которого размер члена больше, чем его IQ.

– Да, – сказал Зак. – Как будто в этой игре нельзя победить.

– Вот именно, – ответил Джокер, наклоняясь ближе к нему в полутьме и сверкая безумными глазами. – а что ты делаешь, когда не можешь победить систему?

– Гм...

Джокер резко согнул пальцы, запустив карты в воздух, словно струи фонтана. Как в детстве Зака, когда старший брат его обманывал, играя в игру, которую он называл «Выбери из 52». Когда карты упали на ковер вокруг Зака, он заметил, что все они были джокерами.

– Ты нагибаешь систему, – сказал Джокер. – Вот что ты делаешь.

Он вскинул острый подбородок, указывая на дверь:

– Хочешь прокатиться?


Они стояли в огромном складском помещении. Зак все еще дрожал от избытка адреналина после поездки по Готэму.

«Тачкой» у Джокера был зелено-фиолетовый мотоцикл, который мчался сквозь потоки автомобилей, почти сталкиваясь с движущимся транспортом и неподвижными объектами. Он не хотел, чтобы Джокер посчитал его странным или геем, пока он хватал его за талию, поэтому он просто стал отчаянно цепляться за края сиденья, пока не заболели пальцы, и держал голову опущенной, чтобы не смотреть в лицо смерти на дороге. Джокер же всё время хихикал. Звук был настолько отчетливый, что его было бы слышно даже через шум вертолета. Блестящие волосы хлопали на ветру.

Сверху эта секретная штаб-квартира выглядела как дрянной, полуразвалившийся старый «Дом Веселья» в заброшенном парке развлечений, но под ним находилось огромное складское помещение, куда на переносных столах вкатили самое современное оборудование, превратив его в полевую техническую лабораторию.

Откуда у него на это столько денег?

– Я положил на тебя глаз, малыш Зак, – сказал Джокер. – Ты много месяцев ждешь предложение о гранте, чтобы кто-нибудь оценил твой новый чип. – Он обнял Зака одной рукою за плечи. – Теперь, когда расследование убийства затянулось, кто знает, сколько времени пройдет, прежде чем ты получишь финансирование? Если получишь его вообще, после всей негативной огласки.

Его лицо стало печальным и вытянутым, как театральная маска.

Джокер сделал паузу, а затем широко раскинул руки, кружась, как ненормальный.

– Но зачем ждать, Зак? – радостно воскликнул он. – У тебя есть все, что ты можешь пожелать, прямо здесь. Работай на меня, и сможешь начать сегодня – прямо сейчас! У тебя карт-бланш. Все, что от тебя требуется, это просто отправлять новых помощниц в... ну, не знаю, «Детский мир компьютеров» [Название Computers-R-U – явная отсылка к известной американской сети магазинов игрушек Toys “R” Us. (Прим, ред)].

Пока он говорил, две сногсшибательные девушки в нижнем белье подошли к Заку, одна провела длинными розовыми ногтями по его волосам, а другая просунула руку под расстегнутую рубашку. Он старался не хихикать, но ничего не мог с собой поделать.

– Привет, я – Тэнди, – сказала одна из них.

– А я... – начала вторая. – Ах, да... наверное, я – Кларисса. – Она взволнованно посмотрела на Джокера, по лицу которого ничего нельзя было прочесть.

– Ты – наш «Гейм-бой»? [Отсылка к портативной консоли от Nintendo под названием Game Boy. (Прим, ред.)] – спросила, хихикая, предполагаемая Кларисса.

Зак не знал, что сказать.

– Это реально? – наконец спросил он. У него кружилась голова.

– А бывает хоть что-то реально? – ответил Джокер с ленивой усмешкой. – Если на то пошло, какая разница?

Зак не мог спорить с его логикой.


– Итак, – сказал Джокер, – Насколько мы близки к цели?

Зак понятия не имел, сколько прошло времени, – все было как в тумане. Никогда еще такие чудесные ресурсы не были ему доступны по щелчку пальцев. Черт, чего стоила одна камера. Как только всё началось, он почти не спал и не ел. Это был рай.

Стоило ему лишь попросить, как Тэнди и Кларисса приносили ему необходимое оборудование вместе с милыми словами поддержки. Это придавало его работе большую серьезность. Он был почти уверен, что, как только закончит, его будут ждать совсем иные небеса.

– Почти готово, – ответил Зак, не отрывая взгляда от сложной панели управления перед собой. Над его рабочим местом висела серая пелена паяльного дыма, но он едва его замечал.

– Превосходно, – сказал Джокер. – Когда модуль будет завершен, он будет транслировать как кадры, так и видео?

– Транслировать – не совсем подходящее слово, но да, – сказал Зак. – А еще все будет записано на дискету. Проще простого.

– Проще простого, – повторил Джокер. – Мне это нравится, м-хм, м-хм.

Он пританцовывал, то появляясь из тени, то исчезая.


Парень работал круглосуточно в течение нескольких ночей подряд, подпитываемый маниакальной энергией и сахаром. Когда он не работал, он сидел с широко раскрытыми глазами, как губка, впитывая всю ядовитую риторику, умело вливавшуюся Джокером в его горячую голову.

Все шло слишком легко.

Всякий раз, когда казалось, что Зак устал, он просто звал Кэнди или Венди – «Тэнди» и «Клариссу». Они смеялись, крутились перед ним – и вот парень снова готов к работе.

Честно говоря, Джокера не особенно заботили женщины в том или ином смысле. Конечно, они были хороши для снятия стресса – некоторые больше, чем остальные, – но ему всегда составляли компанию голоса в голове. У него была рыбка покрупнее. Ему надо было доказать свою правоту. Свидание с судьбой. Или с Бэтменом.

В зависимости от того, кто появится первым.

Тем не менее он точно знал, как заставить пацана делать то, что он хочет. Знал, как играть на его неуверенности и подавленном гневе. Он скормил Заку фальшивую историю о Барбаре Гордон, будто она – высокомерная библиотекарша, которая разбила Джокеру сердце, а затем подсунул ему умный план, как отомстить ей блестящей, смешной и постыдной шуткой, которая сделает Зака рок-звездой в глазах всех его друзей. Подразумевая, что если Зак поможет ему в этом деле, то Джокер, естественно, ответит тем же. В конце концов, разве удар по одной заносчивой сучке – это не победа над ними всеми?

Все, что нужно было сделать Джокеру, это снабдить его заводными игрушками, и мальчик сам придумал целую сказку у себя в голове. Ту, где злая библиотекарша заменяла каждую девушку, которая когда-либо отвергала его.

Потому что все они так делали.

Джокер прожил всю свою жизнь в почти постоянных приливах и отливах лжи, заблуждений и вечно развивающихся, самосбывающихся выдумок. Он легко позволял окружающим понять его глупости, поверить во все, во что они сами хотели верить, отгородиться от правды, лежащей в основе всего безумия. Он верил в разбитые яйца, чтобы сделать из них омлет.

Ну, или просто их разбивал.

Впервые замыслив этот план в «Аркхеме», он думал, что будет фотографировать. Что оденется как турист, с большой камерой на шее. Потом он встретил дорогого профессора Стивенса и понял, насколько чудеснее может стать его месть. С новой гениальной технологией Зака он мог сорвать остатки чужого контроля и безвозвратно свести с ума намеченную жертву.

Даже лучше, безумие будет постоянным, оно будет настигать повсюду и длиться бесконечно. Словно злобный призрак в аппарате, постоянно воспроизводящем одно и то же перед плененной многомиллионной аудиторией. Фотографии можно сжечь. Негативы можно уничтожить. Но как Зак это назвал? Кибер-что-то...

Ах да, киберпространство! Как у Стэнли Кубрика.

Да, киберпространство будет вечно.

Этот трюк станет шедевром Джокера. Последнее и неопровержимое доказательство того, что грань между здравомыслием и безумием – не что иное, как концепция общества, которую можно уничтожить как по команде. Или по щелчку клавиши.

Джокеру всегда было трудно воспринимать других людей как живых, дышащих индивидуумов, с собственной жизнью, любовью и внутренним смыслом, выходящим за рамки временного использования, которое было для него обычным делом. На самом деле ему было наплевать на хорошенькую библиотекаршу и ее прекрасного, честного отца. Его, естественно, не заботил сердитый мелкий ботаник. Они были инструментами. Марионетками в его грандиозном кукольном спектакле.

Но был один человек, к которому он испытывал глубокую привязанность. Человек, для которого все это шоу ужасов было организовано. Его партнер по космическому танцу, закон в его хаосе, истина его безумия. Его аудитория из единственного человека.

После этого будут гипотезы, дискуссии и анализ, когда остальные будут пытаться выяснить, что же на самом деле произошло. Чего он действительно хотел добиться. Но все это не имело значения. Пусть вертятся, танцуют и кружатся. Им никогда не понять его восхитительного безумия. В конце концов, оставалась лишь финальная, безупречно поданная шутка, как раз перед закрытием занавеса.

Для него конец шоу был концом всего. Он не мог его дождаться, как ребенок в канун Рождества.


29


Комиссар Джеймс Гордон рассматривал шахматную доску, стоявшую на кухонном столе, пока они с дочерью играли в его скромной квартире. Рядом стоял шкаф, в котором был бар с напитками и хранились уникальные диковинки, такие как старомодные карманные часы, принадлежавшие Джервису Тетчу, Безумному Шляпнику. Кроме того, на полках лежали многочисленные альбомы с вырезками из газет, один из которых он положил на стол рядом с шахматной доской.

Поверх него был сложен утренний выпуск газеты «Готэмский эксперт». Заголовок сообщал о побеге Джокера.


СКАНДАЛ В СЛУЖБЕ БЕЗОПАСНОСТИ ЛЕЧЕБНИЦЫ

МАНЬЯК СНОВА СБЕЖАЛ


Сжав кулаки, он взглянул на Барбару и не удивился, увидев на ее лице полное спокойствие. Эта невозмутимость, которой позавидовал бы любой игрок в покер, была усилена ее очками – очками, в которых она в действительности не нуждалась. Она стала их носить, когда на сцене появилась Бэтгёрл, тем самым укрепив имидж степенной библиотекарши. Пока Барбара училась в колледже, она овладела библиотечными науками и одновременно проходила курс криминологии. Учитывая профессию ее отца, никто не сомневался в ее любознательности, которая, по-видимому, носила интеллектуальный характер. Это послужило основой для многих увлекательных дискуссий между отцом и дочерью, которые в последнее время были связаны с работой британского профессора Алека Джеффриса и использованием человеческой ДНК для более точной идентификации подозреваемых в совершении преступлений.

Удивительно, подумал Гордон, как далеко продвинулась криминалистика с тех пор, как он приступил к работе. Даже с момента появления Бэтмена.

– Не торопись, – упрекнула его она, прервав размышления. – Я знаю, что твои связи между нейронами работают не так быстро, как раньше.

– Вы, сопляки, могли бы многому научиться у нас, старых боевых лошадок, – огрызнулся он, просчитывая ход конем. – Полезнее быть терпеливым, оценивать плюсы и минусы, а не бежать на дело сломя голову, без должной подготовки.

– Но некоторые ситуации требуют стремительного принятия решений и еще более быстрых действий, – возразила она. – Все дело в подготовке.

– Возможно, – ответил старший Гордон. Он разыграл слона, напав на одного из ее коней. – Но даже если ты в отличной физической форме, она никогда не восполнит недостаток опыта. Знаешь поговорку: «Старость и хитрость всегда побеждают молодость и мастерство».

Ему она нравилась.

– И все-таки неожиданный ход может застать врасплох даже самого опытного человека.

Она откинулась на спинку стула, рассматривая доску, та отражалась в ее очках.

– Видит Бог, это правда, – согласился он, качая головой. Барбара улыбнулась.

– Бэтмен поймает его, – сказала она. – Он всегда его ловит.

Гордон хмыкнул:

– Похоже, Летучая мышь и Джокер обречены вечно играть в бесконечную игру в кошки-мышки. Он становится более управляемым, если такое вообще возможно, а Джокер – кто знает, как именно петляют мысли в его искривленном болезнью мозге. Как будто он жаждет и погони, и поимки.

– Возможно, у него нет чувства времени, – предположила она, – так же, как нет чувства морали.

Гордон пожал плечами:

– Это его собственная разновидность безумия.

Она кивнула и переставила коня. Он окинул взглядом кухонный стол, потом фыркнул и откинулся на спинку стула, потирая виски. После происшествия в лечебнице сосредоточиться было трудно.

– Сегодня я не в настроении.

– Ничего, – ответила она, – мы всегда можем выбрать другой день. Давай перейдем в гостиную.

Он кивнул и, схватив альбом и газету, пересел в свое любимое мягкое кресло. Она занялась кухней. Положив альбом на стеклянно-металлический журнальный столик, он взял газету и ножницы.

– Ненавижу, – сказал он. – Всякий раз, когда мы сажаем его в тюрьму, я думаю: «Пожалуйста, Господи, пусть он останется там». А потом он убегает, а мы сидим и надеемся, что на этот раз он не сделает ничего особенно ужасного. Ненавижу, – повторил он.

– Папа, ты мог бы хоть разок оставить работу в офисе и расслабиться? – Барбара присоединилась к нему, неся поднос с парой дымящихся кружек. – Я приготовила тебе какао.

– Спасибо, милая, – ответил он, поднося ножницы к краю газеты. – Я выпью, когда приклею новую вырезку.

Этот альбом был посвящен вечному танцу Бэтмена с Джокером. Другие были более общие, отслеживали махинации некоторых особенно красочных фигур преступного мира Готэма, таких как Пингвин и Загадочник.

– Знаешь, я нашла альбом Женщины-Кошки, который, как ты сказал, пропал, – заметила Барбара, ставя поднос на кофейный столик. – Он был за шкафом с одеждой. Ты просто обязан когда-нибудь позволить мне разработать правильную систему хранения, как мы сделали в библиотеке.

– Хммм ... – ответил он, приклеивая газетную вырезку и вдавливая ее в альбом.

– Гляди, ты переборщил с клейстером, – сказала она, морщась. – Он собрался под краями вырезки. Ты запачкаешь штаны...

Она протянула руку, но было слишком поздно.

– Барбара, ты суетливее, чем был твоя ма... – он замолчал. – Это дверь?

– Да, это Колин с другой стороны улицы. Сегодня у нас занятия йогой.

Она прошла в переднюю часть квартиры, все еще держа в руках какао:

– Да ладно тебе, папа... Гости! Убери альбомы.

Когда он поднял альбом, чтобы сделать, как она просила, то наткнулся на самую старую вырезку.

– Хех, погляди-ка. Это когда они встретились впервые. В каком году это было?

– Кажется, я помню, как ты описывал мне белое лицо и зеленые волосы, когда я была маленькой, – сказала она через плечо. – Напугал меня до чертиков.

– Я думал, тебе будет интересно.

– Да, у меня были интересные кошмары.

Она повернула дверную ручку и услышала её скрип.


Зак стоял в коридоре последнего этажа шикарного жилого дома, желудок скручивало, а сердце билось слишком быстро.

Джокер стоял перед богато украшенной дверью, а за ним стеной выстроились два дюжих пособника. Он был одет в странный костюм, который делал его похожим на туриста в каком-нибудь тропическом отпуске. Гавайская рубашка и шорты-бермуды, фотоаппарат на ремешке вокруг шеи, но на нем по-прежнему были обычные фиолетовые перчатки и широкополая шляпа.

– Вот увидишь, малыш, – сказал Джокер. – Это будет самая лучшая шутка!

Держа в потных руках свой любимый модуль Арпанет, Зак нервничал и волновался. Что бы ни задумал Джокер, это будет эпично. К черту совет попечителей и их финансирование. Теперь он в нем не нуждался. Он был частью крутой, стильной команды. Он хотел доказать Лизам Макинтош всего мира. Они будут умолять его...

Джокер вытащил пистолет.

– Ого, – удивился Зак, – Он настоящий?

Джокер повернулся к нему, маниакальная улыбка озарила его, как солнечный прожектор, и возбуждение внутри юноши сменилось страхом. Ему вдруг захотелось, чтобы этот ужасный взгляд сфокусировался где-нибудь в другом месте. Где угодно, только не на нем.

– А ты как думаешь?

– Я не... – пробормотал Зак. – В смысле, что ты...

– Не порти праздник, – сказал Джокер, деланно закатывая глаза. Он повернулся и постучал в дверь. – Сейчас будет дебош.

Дверь широко распахнулась, открыв хорошо освещенную комнату и рыжеволосую женщину в желтой блузке, в очках и с кружкой в руках. Это была та самая девушка, о которой рассказывал ему Джокер, и Заку действительно захотелось ее возненавидеть. Для оправдания задуманного ему нужно было, чтобы она оказалась ужасной сукой, но в тот момент она была похожа на обычную девушку, которую он мог бы увидеть в библиотеке кампуса. Один из ее белых кроссовок развязался.

Она не испугалась, она разозлилась.

– Эй! – сказала она и бросилась к белолицему незваному гостю.

Затем Джокер в нее выстрелил.

Звук выстрела был намного громче, чем по телевизору или даже в кино. Зак не просто слышал, он чувствовал его всем телом, словно его скелет был камертоном. Звук прошел сквозь него, и Зак вздрогнул, едва не выронив модуль. Пуля попала девушке в живот. Она уронила чашку и скорчилась, согнулась пополам у окровавленного живота. Очки слетели с ее лица, а ноги в носках оторвались от пола.

Она снова напряглась, выпрямилась и отшатнулась назад, приземлившись на низкий стеклянный стол, который разбился под ее весом. Там сидел мужчина постарше, и он показался ему смутно знакомым. Долю секунды он просто смотрел на нее, держа ножницы, а потом протянул руку.

– Барб?.. – сказал он.

Джокер стоял позади него, спокойно улыбаясь.

– Прошу, не волнуйтесь, – сказал он. – Подобная психологическая жалоба – распространенное явление среди бывших библиотекарей. Видите ли, она считает себя настольным изданием.

Он подошел к бару, взял какую-то бутылку и налил себе рюмку.

– Имейте в виду, я не могу как следует оценить состояние этого тома. Сами понимаете, в обложке дыра, да и корешок, похоже, поврежден.

«Какого фига.?..» – яростно подумал Зак, его мозг работал со скоростью мили в минуту, пока он смотрел на погром, оставленный пулей. Джокер не смог бы оценить, сколько вреда он причинил. Черт, это просто чудо, что она еще дышит. Он думал, что это продлится недолго.

Старик поднялся на ноги, по-прежнему держа одной рукой ножницы, и двинулся к Джокеру со спины. На его лице читалась смесь шока и гнева.

– Ты подонок, – сказал мужчина. – Мою дочь, да я...

Но не успел он сделать и шага, как один из громил схватил его и ударил в живот, заставив старика согнуться пополам с громким охом.

– Честно говоря, в таком состоянии она вряд ли когда-нибудь сойдет с полки, – продолжал Джокер, как будто за его спиной ничего не происходило. – На самом деле мысль о том, что она хоть куда-нибудь пойдет, кажется все отдалённее. И потом, у мягких изданий это вечная проблема.

Он посмеялся над собственной шуткой.

– Боже, литературные дискуссии такие сухие, – продолжал маньяк, поднимая стакан и глядя на него. – Когда покончите со стариком, вы знаете, куда его вести.

При этих словах мускулистый бандит ударил старика по лицу, отчего тот рухнул.

– И пожалуйста... будьте осторожны. В конце концов, он – гвоздь программы.

Когда двое головорезов вынесли седовласого мужчину, он склонился над упавшей девушкой, и его зловещая ухмылка стала еще шире.

– Так жаль, что вы пропустите дебют отца, мисс Гордон.

Минутку... это комиссар полиции?

– К сожалению, наше место не было построено с учетом потребностей инвалидов. Но не волнуйтесь, я улучу момент, чтобы напомнить ему о вас.

С этими словами он взглянул за дверь туда, где стоял Зак. Кровь застыла у него в жилах.

Надо бежать. Надо кому-нибудь позвонить. Надо...

Он не пошевелил ни мускулом.

– За... за... – выдохнула девушка, ее лицо исказилось от боли, а по щекам потекли слезы. – Зачем... ты... это делаешь?..

Похоже, каждое слово причиняло ей сильную боль.

– Чтобы доказать свою правоту, – сказал Джокер. В одной руке он держал стакан с алкоголем. – Выпьем за преступление.

Другой рукой он начал расстегивать ей желтую блузку.

– Установи передатчик, малыш Заки, – бросил Джокер через плечо. – Представление начинается!

Зак попятился к двери.

– Я... я...

Джокер делано разозлился, как человек, недовольный непослушным пуделем.

– Даже не думай, – сказал он мрачно. Зак замер, внезапно почувствовав, что ему необходимо в туалет. Если и были какие-то сомнения в том, что он совершил худшую ошибку в жизни, то в этот момент они рассеялись.

–Теперь ты один из нас, Зак, – пути назад нет. – Тут Джокер просиял. – Выше нос! Посмотри на это с другой стороны. Ты попадешь на первую полосу газет! На каждый телеэкран страны! Да на твоем фоне Майкл Джексон станет вчерашней новостью.

– Мне нужен... – Зак сглотнул, у него в горле пересохло. – Мне нужен телефон.

Двое подельников понесли седовласого мужчину без сознания к выходу. Один из них громко вздохнул и сунул обе ноги мужчины себе подмышку с такой небрежностью, с какой суют пакеты с продуктами, чтобы открыть дверцу машины.

Джокер взял телефон с маленького, богато украшенного столика и бросил его Заку. Телефон приземлился звенящей кучей у его ног, трубка отлетела на всю длину спирального шнура, а затем отскочила обратно.

Зак сосредоточился на установке модуля на смятом, забрызганном кровью восточном ковре. Он старался не думать ни о пистолете, направленном на него, ни о голой окровавленной девушке, ни о том, что Джокер может с ней сделать. Он просто тщательно продумывал каждый шаг, представляя, что вернулся в знакомую безопасную лабораторию компьютерных наук в Университете Готэма.

Подсоединив кабель к розетке, он загрузил модуль, вставил телефонную трубку в два прорезиненных отверстия и инициировал набор номера. Он включил камеру и постучал по объективу. Все шло отлично, как и предполагалось.

– Мы в эфире? – нетерпеливо спросил Джокер.

Зак не мог заставить свои губы и язык работать должным образом, поэтому он просто кивнул. Ему хотелось продолжать смотреть на свое идеальное устройство и послушно делать работу, просто записывать и загружать. Но тут он совершил ошибку, подняв глаза и посмотрев на раненую девушку.

Он видел лишь ее голову и плечи. Все остальное было скрыто за сгорбленной спиною Джокера. Она смотрела прямо на Зака. По ее бледной, забрызганной кровью щеке покатилась слеза, ее тело чуть дернулось. Это напомнило Заку, как дергалось тело газели, пока ее заживо съедали львы, в передаче о природе.

Он поднёс руку ко рту и отшатнулся, между пальцами полилась рвота.

Хихиканье Джокера эхом разнеслось по коридору.

Пока Зак бежал к лестнице, в нем горел едкий стыд, вместе с желчью в горле и слезами на глазах.

Что же я наделал?


30


Барбара то приходила в сознание, то теряла его, отдельные образы и сюрреалистические впечатления быстро вспыхивали у нее в голове, как перетасованные карты.

Огнестрельное ранение. Пролитое какао.

Джокер, его хищная улыбка и эти ужасные глаза. Белые пальцы у нее во рту. Странная, сверкающая линза объектива «рыбий глаз». Тощий парень в очках и с бледным, испуганным лицом. Замысловатые узоры ковра под влажной щекой.

Что это, слезы или кровь? Да и важно ли?

– Зачем... – спросила она, или ей показалось, что спросила. Она не знала, говорила она вслух или нет. – Зачем ты это делаешь?

– Чтобы доказать свою правоту, – ответил искаженный, далекий голос, когда она снова начала терять сознание.

С ней случилось нечто ужасное, но она ничего не чувствовала. Просто странное, ни с чем не связанное ощущение пульсирующего давления, как у стоматолога. Она знала, что что-то должно болеть, но она онемела.

Где же отец? Почему она не помнит, что с ним случилось? Все, что она помнила, – это ощущение резкого движения и как он звал ее по имени.

«Гвоздь программы...»

Потом ничего. Наверно, его схватили люди Джокера. Наверно, они убили часть круглосуточной охраны её отца – Карстерса и Бадойю, сидевших в патрульной машине, припаркованной внизу. Если ее отца ранили или хуже, она никогда себя не простит за то, что не сумела его защитить. В конце концов, какой смысл быть супергероем, если ты не можешь защитить тех, кого любишь?

Она должна что-то сделать. Что-нибудь. Надо сосредоточиться, подумать, бороться. Она никому не позволит доказывать через нее правоту. Она – чертова Бэтгёрл. Ее тело было сломлено, а разум разрознен из- за травмы, но она все еще была жива и не собиралась сдаваться без боя.

Джокер возился с каким-то странным устройством и смеялся про себя, как сумасшедшая гиена, направляя на нее выпуклую линзу. Он фотографировал? Снимал? Зачем?

Рядом не было ничего подходящего, что можно было бы использовать в качестве оружия, и ей вряд ли хватило бы сил прихлопнуть муху, даже если бы оно было. Она знала, что у нее кровотечение. Ее руки были ледяными и дрожали. Казалось, что они были не ее, но часы по-прежнему были на ней.

Ей дал их Брюс, и она вспомнила, как немножко рассердилась, когда он рассказал ей об устройстве слежения внутри. Она не хотела, чтобы он ходил за ней по пятам, пусть он и Бэтмен. Он заверил ее, что оно работает только тогда, когда активировано, и поэтому она с неохотой приняла их. На тот случай, если когда-нибудь она окажется в серьезной беде и не сможет с ней справиться сама, сказал он.

Она смеялась, думая, что такая ситуация никогда не случится, но сказала себе, что носит их только для того, чтобы не показаться неблагодарной. По правде сказать, носила она их, потому что они круто выглядят с матовой черной отделкой и гладким циферблатом без чисел.

Ее руки были скользкими от пота и крови, но она сняла часы.

Джокер закончил работу, вытащив дискету из странного маленького устройства и засунув ее к себе в карман. Её время заканчивалось. Было слишком поздно, но люди Джокера схватили отца.

Может быть, для него было еще не поздно.

Ей потребовались все оставшиеся силы, но она протянула руку к Джокеру и слабо сжала передний край его рубашки, изобразив отчаявшуюся, жалкую жертву, умоляющую сохранить ей жизнь.

– Пожалуйста ... – прошептала она сквозь зубы, притягивая его к себе и стараясь не потерять сознание. – Пожалуйста.

– Знаешь, я бы с удовольствием остался, чтобы повеселиться с тобою, лапочка, – сказал он, – но злодейская работа никогда не кончается.

Она не слушала. Она четко сосредоточилась на том, чтобы засунуть часы в карман его шорт. Оставалось лишь нажать на кнопку.

Он резко отстранился от нее.

Часы упали в карман, не активировавшись.

Она потерпела неудачу. Сквозь отчаяние и гнев она почувствовала, как от нее ускользают остатки сознания. Ее последний шанс что-то сделать пропал, и она останется здесь одна умирать, пока Бог знает, что происходит с ее отцом. В ее горле поднялся невольный крик разочарования и ярости, но она стиснула зубы.

Барбара не доставит этому сукину сыну такого удовольствия. Его шаги затихли в коридоре, когда она сосредоточила свой затуманенный взгляд на сломанной ручке чашки, лежащей на ковре в нескольких дюймах от ее носа. Разлом был острый, с зазубренными краями, необработанный белый фарфор неровно просвечивал сквозь простую коричневую глазурь.

Снова шаги.

«Я пыталась, папочка», – подумала она, выпадая из реальности и погружаясь в глубины черного беспамятства.


Барбара?

Мощный удар током вернул Джима Гордона в сознание. От боли захватывало дух, каждый мускул его тела содрогался в мучительных спазмах.

Он сильно прикусил язык, сам того не осознавая, его рот и горло наполнялись кровью, пока он не почувствовал, что захлебывается. Когда агония отступила настолько, что он смог прийти в себя, он почувствовал на голове грубый матерчатый капюшон, способный вызвать клаустрофобию, – вонючий, с жесткими пятнами вокруг носа и рта. Кто-то его трогал.

Было много рук, которые хлопали, щипали и осматривали его, как будто он был домашним скотом сомнительной ценности, но кое-что его очень встревожило. Это были... детские руки? Они казались слишком маленькими, чтобы принадлежать взрослым, но еще были костлявыми, со странными пропорциями и ненормально длинными, скользкими пальцами и острыми ногтями.

– Проснись, – произнес хор хриплых, шепелявых голосов, говоривших нестройным унисоном. – Проснись, проснись, проснись!

И снова электричество пронзило его тело, лишая зрения и вызывая непроизвольный вой.

– Он проснулся, – сказал один из голосов. – Видите?

– Ты проснулся? – спросил другой, похлопывая его по лицу сквозь колючую ткань.

– Барбара? – спросил он. Его язык опух и отказывался шевелиться, а во рту помимо крови был странный горький привкус. Его накачали наркотиками? – Где она? Барбара?

– Барбара! – повторил первый голос. – Где она? – сказал второй.

Барбара! – Голоса начали скандировать вместе: – Барбара!

Барбара!

Это сводило с ума, но он должен был взять себя в руки. В голове стучало, когда он заставил себя сосредоточиться на мелких деталях, пытаясь понять, где он, черт возьми, находится. Дешевая деревянная щепа под спиной и ногами. Он сидел, ссутулившись, забившись в угол, и под ним что-то лежало, судя по ощущениям, колючая солома. Он был в какой-то клетке или вольере для животных. Может, он в зоопарке? Кожу обдувал легкий ветерок, как будто он находился рядом с открытым окном или дверью.

– Пора вставать, – прошептал один из странных голосов, прижимаясь холодными губами к закрытому тканью уху, отчего по коже побежали мурашки.

– Пора вставать, – сказал другой голос, очень туго затягивая на шее что-то тяжелое.

– Вставать, вставать, вставать, – эхом вторили идиотские голоса. – Вставать, вставать, вставать.

Гордон попытался подогнуть под себя резиновые ноги и встать, но его конечности обмякли, их кололо словно иголками. Он почувствовал головокружение и тошноту и вдруг понял, что его сейчас вырвет в колпак. В следующий момент он, пошатнувшись, упал на колени и зашипел сквозь зубы, когда в его ноги вонзилась куча заноз.

– Вставать, вставать, вставать! – скандировали голоса, кто-то сделал акцент на последнем слове, резко дернув за то, что висело у него на шее. Он сопротивлялся, дергался и выкручивался, пытаясь освободить запястья от пут. От напряженной борьбы на обнаженной коже выступила пленка холодного, липкого пота, яркие искры танцевали под плотно закрытыми веками.

Не падай в обморок, старик!

Он не мог позволить себе роскошь забвения. Он должен освободиться и найти Барбару.

Важнее этого не было ничего. Почему она не помнит, что с ним случилось? Услышав треск электрошокера где-то слева от себя, Гордон даже не стал дожидаться, пока тот коснется его тела, и почти мгновенно вскочил на ноги, морщась от звука. Он не мог уйти далеко, так как все еще был привязан за шею.

Тяжело дыша, он ловил ртом каждый мучительный вдох под душным колпаком и чувствовал, как по лицу разливается жар, когда волна омерзительного унижения окатила его, как ведро свиной крови. Он отчаянно хотел прикрыться и защитить интимные части своего тела от неизвестных, которые окружали его, но руки были так крепко связаны за спиной, что кисти быстро стали холодными и онемевшими. Все, что он мог сделать, – это наклониться и согнуться пополам, съежившись, как животное, подальше от треска электрошокера и пронзительного, визгливого смеха своих мучителей.

– На выгул! – визжали голоса. – На выгул!

Кто-то дернул за поводок, прикрепленный к его ошейнику, Гордон взвизгнул, сделав шаг и едва не упав вперед.

– ВЫ-ГУЛ! – Они снова пели в унисон. – ВЫ-ГУЛ!

Он неуверенно шагнул, потом ещё, пока не почувствовал, что ветер усилился, и деревянный пол под ним накренился. Неужели он на улице? Он понял это, когда добрался до конца уклона, и его босые ноги наткнулись на сухую, рыхлую землю. Теперь стало холоднее, отчего он задрожал и покрылся гусиной кожей, но лицо под колпаком до сих пор горело.

– Что?.. – сказал он, когда за поводок резко потянули и повели его на безжалостный и едва ли не бесконечный марш смерти в никуда. – Где я?

Ответа не последовало, они просто пошли дальше.

– Не понимаю, – пробормотал он, – Как я...

Внезапно поводок дернулся назад, заставив его резко остановиться, и он едва не потерял нетвердое равновесие.

– Сидеть.

Команду дал один из его шепелявых похитителей. Звук исходил откуда-то снизу, тревожно близко к его промежности. Неужели он прав, что это... дети? Или, что еще хуже, один из них присел перед ним на корточки, собираясь что-то с ним сделать... там, внизу?

– Что?.. – начал спрашивать он, стараясь не съеживаться и ненавидя себя за то, как слабо и неуверенно прозвучал его голос. Быстрым ответом на его невысказанный вопрос было шипение электрошокера, поцеловавшего его в поясницу.

Он упал в позе эмбриона, взвыв от боли, пока его мышцы пытались оторваться от наэлектризованного скелета и убежать во всех направлениях сразу. Гордон дрожал и всхлипывал, но тут почувствовал, как его снова дернули за поводок.

– Да чтоб вас! – плюнул он. В его теле бушевала бессильная ярость. Он с трудом поднялся на четвереньки. – Кто-нибудь мне объяснит, какого черта я здесь делаю?

– Делаете?

Новый голос. Новый, но ужасно знакомый, доносящийся откуда-то сверху, издалека.

– Вы делаете то, что сделал бы любой нормальный человек в таких ужасных обстоятельствах.

Он повернул закрытое лицо к новому голосу, когда одна из жутких ручек сорвала колпак с его головы. Его временно ослепило волной света в калейдоскопе кричащих цветов, но вскоре он смог сосредоточиться на знакомом бледном лице и злобной багряной усмешке.

– Вы сходите с ума, – сказал Джокер.


31


– Сержант, вы должны это видеть!

Что там еще? Сержант Стэн Мёркл вел контроль за статистикой преступлений, о которых сообщали патрули дирижаблей. Он стоял у кофейного автомата, вдыхая затхлый, горьковатый аромат несвежего напитка, и выбирал между недавно открывшейся язвой и экзистенциальной и, казалось бы, нескончаемой усталостью.

Судя по напряженному и настойчивому тону, офицер Тим Карстерс хотел, чтобы он на что-то посмотрел, и это злило Стэна, поэтому, вопреки здравому смыслу, он пошел и снова наполнил свою треснутую служебную кружку.

Он неохотно пошел за Карстерсом к их новенькому компьютеру, вокруг которого собралась любопытная толпа. Выглянув из-за плеч в синей форме, Меркл увидел на экране изображение, заполняющееся линию за линией, как медленный цифровой стриптиз. Это была голая женщина. Черты ее лица казались смутно знакомыми.

– Это что, шутка? – Мёркл зарычал и тут же пожалел, что глотнул остывший кофе, который был и по вкусу, и по ощущениям как аккумуляторная кислота. – Кто это сделал?

На экране одно за другим появлялись другие окна, заполняя экран похожими пугающими образами.

– Мы не знаем, сэр, – ответил Карстерс. – Мы никак не можем отменить передачу. Мы перепробовали все.

– Это не только у нас, сержант. – Офицер Нэнси Пейтон из патруля дирижаблей стояла у соседнего стола с телефонной трубкой в руке. Ее брови были обеспокоенно сведены. – Я получила известия из шести разных участков, и все они получают те же изображения.

На экране, линия за линией, появились губы обнаженной женщины. Они были искривлены, зубы сверкали в болезненной, сердитой гримасе. Там же виднелись растрепанные волосы, темная кровь запеклась в волосах и запятнала зубы. Мёркл почувствовал в животе назревавшую тошноту от ужасного кофе. Там была не какая-то фотомодель с разворота журнала.

Это было гораздо хуже.

– Кажется, это дочка комиссара Гордона, – прошептал один из новобранцев своему приятелю.

– Ты смотришь на лицо? – спросил кто-то, вызвав приглушенный смех.

– Заткнись, козёл, – сказала Пейтон. – Ничего смешного.

– Нет, подождите, – сказал Мёркл, отпихивая новобранцев в сторону и с силой ставя кружку на стол, отчего кофе выплеснулся на какие-то бумаги. – Господи Иисусе, это она.

Он постучал по экрану, стараясь не смотреть на обнаженную грудь и сосредоточиться на узорчатом фоне.

– Это ковер Джима Гордона!

Он обернулся:

– Немедленно отправьте свободных патрульных домой к комиссару, – прорычал Мёркл. – И чтобы наш лучший компьютерщик был здесь до того, как изображение появится полностью. Я ясно выражаюсь? а вы, болваны, проявите уважение, поняли? Это полицейский участок, а не чертов порнокинотеатр.

Он снял пиджак и уже собирался прикрыть им монитор, как вдруг на экране появился еще один файл.

– Это что еще за чертовщина? – взбесился он.

– Кажется, это... Видеофайл, сэр, – ответила Пейтон.

– Боже всемогущий, – пробормотал он, в конце концов закрывая экран. – Видео? Это вообще возможно? Слушайте, никому ничего не нажимать, это понятно? Где, черт возьми, мой компьютерщик?

Мёркл прикрыл глаза рукой. Сам того не желая, он поймал себя на том, что вспоминает Барбару, когда та была маленькой, в самом начале его работы. Умная девочка, вечно с книжкой в руках. Как она росла среди копов. У них с Джимом были свои разногласия, особенно во времена ее бунтарского подросткового возраста, но Гордон чертовски любил эту девочку и ни за что бы не позволил чему-то настолько богопротивному случиться у него под носом, он должен был что-то предпринять.

А значит, у него были неприятности. Большие неприятности. Может быть, даже такие, от которых ему не уйти.

– Кто-нибудь из офицеров уже на месте или как? – рявкнул Мёркл.

– Ждать меньше пятнадцати минут, сержант, – ответила Пейтон.


Кевин Ланнистер допоздна работал в лаборатории компьютерных наук Университета Готэма, наверстывая упущенное по Unix, когда у него в комнате одновременно, на каждом экране начали появляться изображения. В лаборатории было всего несколько его друзей, талантливых программистов, и все они собрались вокруг мониторов и хихикали, когда начало проявляться первое изображение с обнаженной женщиной.

– Думаешь, это сделал Тэзик? – спросил Ланнистер, вынимая красную лакричную палочку из пачки, зажатой в потной лапе первокурсника Дэйва, и засовывая ее в угол рта, как сигару. – Последний раз, когда я его видел, он был весь такой нервный и скрытный, намекал на то, что работает над чем-то крупным.

– Это и есть крупная работа, – ответил Дэйв. – Это что, Даниэла Эмбри с третьего курса высшей математики?

– Размечтался, придурок, – сказал Ланнистер. – Никто с такими сиськами не смог бы закончить даже первый курс высшей математики.

– Ты – сексист! – Это сказал толстый парень по имени Фрэнк или Фред. Ланнистер едва его знал. – Абсурдно предполагать взаимосвязь между физическими данными и интеллектом.

– Справедливо, – ответил Ланнистер, жуя лакрицу. – Как бы то ни было, я слышал, что у Эмми Нётер были потрясные буфера. – Он протянул руку и хлопнул Фрэнка или Фреда по рыхлой груди. – С твоими, конечно, им не сравниться.

– Гм, ребята... – позвал кто-то. – Ребята!

– Что? – спросил Ланнистер.

Парень показал на экран:

– Кажется, это кровь.

Ланнистер присмотрелся.

– Твою налево! – воскликнул он.

Кевину Ланнистеру хотелось отвести взгляд от экрана компьютера, но он не мог себя заставить. Кто бы это ни был, он был признанным гением, большинство логичных кандидатов отпало.

«Обалдеть, это прямая трансляция», – подумал он, у него не было слов – как и сомнений. Его первая мысль оказалась совершенно верна.

Это наверняка Тэзик.


В Центральной библиотеке Готэма было тихо, а когда становилось тихо, Кэсси Лейн становилось скучно, а когда ей становилось скучно, она часто попадала в неприятности. Барбара всегда смеялась над ней, называла нимфоманкой, но ей нравилось говорить, что она просто здоровая, энергичная женщина. У нее были потребности, которые не помещались между пыльными кожаными папками. В отличие от некоторых других библиотекарей, которых она не называла.

Ну и что с того, что у нее много парней? Она была молода и имела достаточно времени, чтобы когда-нибудь остепениться, в неопределенном будущем. Тем временем симпатичный мальчик из отдела философии почти час не сводил с нее глаз. Вскоре они уже обсуждали Канта, страстно споря о роли разума в морали. Вскоре они уже были частично обнажены.

Потом мистер Нейдерман начал звать ее по имени.

Это еще что?

Это было необычно по ряду причин. Во-первых, из-за того, что мистер Нейдерман вообще был там, хотя практически жил в катакомбах с плоскими микрофильмами, в подвале. Во-вторых, он говорил совсем не шепотом. Просто так этого никто не делал. Ни он, ни кто-то другой.

Что-то шло совсем, совсем не так.

Быстро извинившись, что очень опечалило и немного смутило молодого философа, она побежала обратно к главному столу. Там оказался весь персонал, который столпился у экрана компьютера.

Мамочки!


Грег Гроссман, студент второго курса, едва не пропустил передачу, если бы она началась на десять секунд позже.

Он прятался в чате, посвященном научно-фантастической серии книг в мягкой обложке – о современном человеке, ставшем варваром на далекой планете, а еще он рылся в поисках новых порнофайлов в ASCII, но ему стало скучно, он устал и решил, что просто выйдет из сети и пойдет перекусить в китайскую забегаловку на улице. Там была симпатичная официантка. Как раз в тот момент, когда он собирался встать, на экране неожиданно появился новый файл. Потом еще, и еще. В порыве головокружительного возбуждения он зашел в частную сеть BBS под названием GROSSNET666. Это было хранилище самого грязного, шокирующего и возмутительного контента, который он и его коллеги-энтузиасты со всего мира могли найти и загрузить. Автомобильные аварии. Вскрытие трупа. Порно со щупальцами.

Он быстро печатал:


54Filth это твое?

Рыжую кончают в живот, похоже, по-настоящему. Видео заливается.

Да-нет?


На экране появился ответ:


Не мое, чувак.

Зальешь?


К чату присоединились другие люди, и пальцы Грега забегали по клавиатуре, захватывая изображения и упаковывая их для загрузки в GROSSNET. Это было лучшее качество изображения, которое он когда-либо видел, и как только он убедился, что файлы загружены, пока еще никто не успел приписать себе его заслуги, ему нужно было проследить передачу и выяснить, откуда она исходит.

Потому что тот, кто это делал, обладал серьезными навыками – и, по мнению Грега, превосходным вкусом в контенте. Последнее открытое окно стало решающим.

«Твою мать, да это видео!»

Он был в благоговейном трепете, его разум, уже в режиме быстрой перемотки, представлял потенциальные возможности подобной технологии. Он представлял себе будущее, в котором можно было не только смотреть предварительно записанные порнофильмы, но и общаться с девушками в прямом эфире, интерактивные секс-шоу в уединении собственного дома. Все, что нужно было сделать, – это придумать, как перепроектировать это ошеломляющее новое достижение, и он встанет у истоков фаллической империи!

Как только он закончит загружать файлы, они полетят как минимум в девять разных стран, о которых он знал, а оттуда – кто знает?

Выполнив свою миссию, он открыл видеофайл, откинулся на спинку стула и приготовился вкушать.


32


Когда Барбара пришла в себя, она была в квартире одна. В ее памяти были пробелы, но, к ее удивлению, она не умерла.

Она по-прежнему ничего не чувствовала ниже солнечного сплетения, а вернувшееся сознание было в лучшем случае интуитивным. В какой-то момент ее стало тошнить, и каким-то чудом ей удалось не захлебнуться.

Но где же отец? Что они с ним сделали? Джокер что-то сказал о «гвозде программы». Что бы это могло значить? Как они смогут найти его без включенного устройства слежения?

Ее накрыла волна отчаяния и паники, но она подавила ее. Взгляд упал на блестящий, немигающий глаз объектива – по какой-то причине они оставили его тут. Но зачем, если...

Он все еще включен, поняла Барбара, и ее начал распирать гнев. Больной ублюдок. С гневом пришла свежая решимость. Она могла в конечном счете проиграть эту битву за выживание, но будь она проклята, если позволит этой штуке записать еще хоть секунду ее мучений.

На преодоление трех футов до проклятой камеры, казалось, ушло много часов. Она потеряла счет тому, сколько раз по пути теряла сознание, но безудержный гнев заставлял ее двигаться к ненавистному немигающему глазу.

К тому времени, как она обхватила его пальцами, ее ярость достигла критической отметки. Подняв его как можно выше, она позволила гравитации взять верх и, уронив, разбить его о паркет. Раздался ласкающий ухо хруст, и телефонная трубка соскочила со странной резиновой подставки. Из нее выскочила сверкающая, яркая фишка. Барбара схватила и сжала ее так сильно, что тонкие металлические края впились в ее ладони до мяса. Это было что-то важное, какая-то зацепка, но девушка просто не могла собраться с мыслями.

Она чувствовала себя умирающим животным, рациональная мысль была уничтожена чистым инстинктом выживания.

Тьма снова поглотила ее.


Гордона окружали уроды.

Теперь, когда колпак с него сняли, он мог видеть трех своих крошечных похитителей. Это были точно не дети, но у них как будто не было очевидных вторичных половых признаков. Тонкие, пестро-зеленые волосы на огромных головах были собраны в одинаковые пучки и украшены кокетливыми, женственными розовыми бантами, но под одинаковыми черными портупеями уродливые, горбатые торсы были обнажены, открывая впалую, неразвитую грудь, которую точно нельзя было считать женской.

Один был одет в пояс с подвязками и чулками в сеточку, он ходил на высоких каблуках, которые даже на вид были слишком большими для таких коротких ног с вывернутыми внутрь коленками. Другой резвился в рваной, грязной пачке. Третий был одет в то, что напоминало лишь женское нижнее белье и ничто другое. У всех троих к портупеям были прикреплены крошечные выгнутые крылья летучих мышек. Крылья были сделаны из ржавых каркасов зонтиков и тонкой кожи в пятнах, которая по цвету и текстуре тревожно походила на их собственную.

Они были не похожи друг на друга, но вполне вероятно, что они были родственниками, поскольку все они страдали от одного и того же необычного генетического заболевания. Их узкие кривые челюсти были слишком малы, чтобы вместить такое количество острых зубов, теснившихся в почти безгубых ртах. Их глаза были огромными и мутными, несоразмерные бледно-серые радужки едва отличались от белков. Гордон подумал бы, что они слепы, если бы они не смотрели на него так пристально и не хихикали над его затруднительным положением.

Смеялись не только они. На самом деле, вокруг него собралась небольшая толпа: каждая ненормальная, безобразная форма была более странной, чем предыдущая, и на всех лицах читалась грубая, насмешливая жестокость. Там была одетая в бикини девушка с кожей аллигатора, толстые шелушащиеся губы растянулись в отвратительной усмешке. Сутулый, тощий гигант в набедренной повязке хихикал, прикрыв рот рукой размером с бейсбольную перчатку. Ухмыляющаяся силачка в леопардовой майке держала хихикающего человечка, который был размером с ребенка, с перепончатыми руками и ногами и плоской головой, резко скошенной назад, начиная от прищуренных глаз. У другого мучителя нижняя часть тела, казалось, оканчивалась под ребрами, он ездил – ездила? – на старом ржавом скейтборде.

Ещё один, одетый в лохмотья, в брызгах крови и перьях, хихикал и поглаживал безголовую тушу толстой белой курицы. Женщины-близнецы, тощие и горбатые, с волнистыми светлыми волосами, имели на двоих одну массивную тазовую кость, из которой торчали две толстые, но нормальные ноги и два узких, кривых торса, увенчанных острыми подбородками и омерзительными лицами, завывавшими от злобного смеха.

Все они смеялись, смеялись над ним. Единственным, кто не смеялся, был Джокер, который сохранял не свойственное ему серьезное выражение лица, наблюдая, как Гордон пытается разобраться в своём странном окружении.

Они были в каком-то заброшенном парке развлечений. Над ними возвышались искореженные, потрепанные непогодой каркасы американских горок, на фоне которых беспорядочно громоздились старые вывески. Некоторые были сделаны в форме того, что они рекламировали, – там висел гигантский хот-дог, карусельная лошадь и сексуальная девушка в блестящем розовом костюме. На других были странные слова и фразы, написанные потрескавшейся флуоресцентной краской, кое-где был виден пыльный, не работающий неон и разбитые лампочки. ДЕСЯТЬ в ОДНОМ, рядом – КИНЬ в ВЕДРО и ЖИВОЙ!

Импровизированный помост Джокера был увенчан креслом, которое взяли с детского аттракциона-вихря. На первый взгляд казалось, что он балансирует на огромной груде мертвых младенцев, пухлых, перекошенных и испачканных, с черными дырками вместо глаз. Это не могло быть правдой, но Гордон понимал, что не может доверять своим чувствам. Он до сих пор был одурманен, его разум был одновременно вялым и сверхчувствительным ко всем сюрреалистическим деталям. Без предупреждения Гордона накрыло мощное сенсорное воспоминание, настолько чистое и яркое, что она накрыло его с головой. Это было родильное отделение, он первый раз держал на руках новорожденную Барбару. Она перестала плакать, как только медсестра передала ее ему. Когда он ей улыбнулся, упиваясь сладким запахом смешного пучка светлых волос, то почувствовал, как крохотная ручка сжимает его палец. В тот момент он ощутил, как его сердце широко распахнулось, словно запертая дверь, и понял, что с радостью умрет за эту маленькую девочку.

Но где сейчас его малышка?

Настоящее захлестнуло его зыбкие воспоминания, резко вернув его к искаженной реальности. Как удар в живот.

Барбара? Где Барбара?

Младенцы. Они не могли быть настоящими....

Это были не дети. Просто куклы. Сотни голых кукол- пупсиков собрали в кучу, словно в больной насмешке над братской могилой. Но почему? Кто мог такое сделать? Мертвые куклы. Мертвый младенцы. Мертвые дочери...

Мертвые.

Его разум закружился, провалившись в распадающуюся спираль ужаса и разрушенной памяти. Может, он спит? Или мертв? Или в аду?

Резкая вонь горящего пластика оттащила его от края безумия. Сосредоточиться. Надо сосредоточиться. Он сконцентрировал ускользающий разум на этой вони. Подняв глаза, он нашел источник. То, что он сначала принял за самодельные факелы, на самом деле было горящими кукольными головами на палках. Капли расплавленной резины шипели на земле вокруг них, а мягкие ангельские личики медленно плавились на ухмылявшихся пластиковых черепах с вытаращенными стеклянными глазами.

Сосредоточиться. Надо сосредоточиться.

И вновь на него нахлынули непрошеные воспоминания о Барбаре. В последнем она лежала на полу, в крови и со сломанными костями. Там был Джокер, который навис над ней с холодными, безумными глазами и ужасной улыбкой.

– Ты, – сказал он, устремив затуманенный взгляд на Джокера, развалившегося на троне из мертвых пупсов. – О, нет. Я... я вспомнил.

– Вспомнил? – повторил Джокер. – О, я бы не стал этого делать.


– Если вы хотите позвонить...

Нет, голос был настоящий. Черная пластиковая телефонная трубка была прямо там, в нескольких дюймах от ее лица. Ее затуманенный взгляд остановился на аккуратном круге отверстий в центре трубки. Голос доносился из телефона.

– Если вы хотите позвонить...

Она хотела позвонить. Теперь найти бы способ повесить трубку и попробовать снова.

Видимо, она опять потеряла сознание, может, и не раз, потому что по ощущениям прошло очень много времени между ее желанием позвонить и возможностью заставить руку нажать на рычаг. Но каким-то образом ей это удалось, и в награду раздался лучший звук, который она когда-либо слышала.

Телефонный гудок.

Она набрала номер, который знала наизусть. Горячую линию в бэтпещере.

– Альфред, – сказала она в трубку, – соедини меня с ним.


– Вспоминать опасно. – Джокер сменил ленивую, беззаботную позу на резкую напряженность хищника. Его острая, как бритва, ухмылка выступила на передний план в качестве оружия. – На мой взгляд, прошлое – это такое беспокойное, тревожное место. Наверно, его даже можно назвать «прошедшим бременем».

Он хихикнул сквозь стиснутые зубы. Гордон приподнялся на коленях и сделал еще одну слабую попытку согнуть дрожавшее тело и вырваться из рук своих странных похитителей. За это его еще раз жестоко дернули за поводок, перекрыв дыхание, отчего он поперхнулся.

– Память так коварна, – продолжал Джокер. – В какой-то момент ты теряешься в карнавале наслаждений, среди едких детских запахов, сверкающих неоновых вывесок пубертата, всей этой сентиментальной сахарной ваты. А потом тебя приводят туда, куда ты не хочешь идти....

Гордон не мог сосредоточиться на бессвязном монологе Джокера. Его собственный разум потерялся в лабиринте путаных воспоминаний. Он вспомнил, что однажды поздно вечером увидел, как Барбара, еще подросток, тайком вышла из своей комнаты и спустилась по пожарной лестнице, чтобы встретиться с каким-то парнем, тут сомнений не было. Как он закурил сигарету и подумал, что, наверное, стоит хотя бы попытаться ее остановить. Но потом их глаза встретились через залитое дождем окно. Она сверкнула своей наглой улыбочкой, и его сердце оттаяло.

К счастью, его дочка была слишком похожа на него.

Где она? Что, во имя всего святого, Джокер с нею сделал?

Почему он не может сосредоточиться? Что не так с его сознанием? Его накачали наркотиками? Отравили? Он умирает?

Барбара! Где ты, Барбара?

В какой-то момент ему развязали запястья, хотя он не мог точно вспомнить, когда и как. Он сжимал в покалывающих руках горсти земли и скрипел зубами, отчаянно пытаясь удержаться за здесь и сейчас. Но все вокруг было таким абсурдным, что он не мог разобраться, где реальность, а где – нет. Суровые, насмешливые лица. Джокер. Это было безумие.

Гордон изо всех сил старался не обращать внимания на грязь между пальцами.

Это. Вот это реально.

– ...туда, где темно и холодно, – продолжал Джокер, медленно поднимаясь на ноги и сгибая долговязое тело, не шевеля при этом головой, с застывшей улыбкой на лице. – В место, наполненное неясными формами вещей, которые ты так надеялся позабыть.

Он медленно спустился по ступенькам со своего мусорного помоста, пнув с дороги выпавшего пупса.

– Воспоминания бывают мерзкими, отвратительными мелкими тварями, –сказал он, – можно сказать, как дети.

Он засмеялся, махнул рукой, и истязатели Гордона снова подняли его на ноги и потащили прочь. Над ними висел потрепанный, зловещий баннер с подтекшими красными буквами.


ПОЕЗД-ПРИЗРАК


Но он едва его видел. Вместо него он увидел Барбару.

Барбара!

Двухлетнюю Барбару, голенькую, не считая подгузника и одного красного носочка. Она отказывалась одеваться и бегала по квартире, как маленький демон, упиваясь силой нового слова «НЕТ».

Шестилетняя Барбара держала его за руку и тянула к взрослому отделу библиотеки, потому что книги в детском отделе были слишком скучными, она их все прочитала.

Одиннадцатилетняя Барбара, стоя перед школой, отстранилась от его неуклюжей попытки поцеловать ее в щеку и театрально закатила глаза.

– Боже, папа, – сказала она, – Ты меня смущаешь!

– Барбара! – закричал он, не в силах остановиться, не в силах был сдержать душераздирающие рыдания, сотрясавшие все тело, пока он шел навстречу неизвестной судьбе. – О, нет. О, нет.

– Но можем ли мы жить без них? – Джокер до сих пор говорил позади него, но уже ближе. Казалось, он никогда не перестанет говорить, говорить и говорить. – Воспоминания – это то, на чем основан наш разум. Если мы не можем смело взглянуть им в лицо, мы отрицаем сам разум! Хотя почему нет? Мы не связаны контрактом с рациональностью.

Голос Джокера внезапно оказался слишком близко, его горячее дыхание коснулось щеки Гордона.

– В нем нет пункта о здравомыслии.

Гордон в сотый раз подумал, что сейчас упадет в обморок, но не упал. Не получилось. Ужас не прекращался. Гогочущий смех цирковых уродов кислотой обжигал его обнаженную кожу. Его разум дрогнул, чувства были спутаны, а тело вышло за грань выносливости. Он не мог думать.

Почему он не мог думать?

Эти ужасные мелкие не-дети, которые вели его за собой, толкнули его вперед, так, что он споткнулся и наполовину ввалился в ржавый, выцветший вагон призрачного поезда с выгнутой, облезшей улыбкой, нарисованной под мятым носом. Костлявые руки, слишком сильные для своих размеров, держали его и привязывали к древней вагонетке. Его голова завалилась назад в предобморочном состоянии.

– Поэтому, когда ты оказываешься прикован к составу из неприятных мыслей, – сказал Джокер, – который везет тебя в события прошлого, где крики невыносимы, помни, что там вечно обитает безумие.

Похабный херувим дернул ремни, проверяя, что Гордон надежно пристегнут.

– Безумие – это аварийный выход, – добавил Джокер. – Можно просто шагнуть наружу и закрыть дверь, вместе со всеми ужасными вещами из прошлого. Можно их запереть.

Театральным жестом он потянул за массивный рычаг, увенчанный черепом. Вагонетка рванулась вперед и врезалась во вращающуюся дверь с чеканкой ухмылявшегося клоунского лица, увозя Гордона в темноту.

– Навсегда.


Когда Бэтмобиль с визгом остановился перед баром «Мое алиби», проститутки и карманники, столпившиеся у побитой входной двери, разбежались, как тараканы. Он искал не их. Он искал зацепку и хотел найти ее быстро, у него не было времени маскироваться под «Спичку» Мэлоуна. Где-то в этой портовой забегаловке должна быть ниточка к Джокеру. Он что-то задумал, что-то, чему Бэтмен не мог дать названия, но он знал противника слишком хорошо, чтобы игнорировать инстинкты.

Он показал ориентировку с фотографией Джокера парочке налётчиков, подсевших на «Смешную дорожку». Проклятый наркотик был в дефиците благодаря стараниям Бэтгёрл, которая разорила Питона Палмареса и сожгла его лабораторию.

Затем он пошел проверить любителей легкой наживы, от них – вверх по цепочке до младшего Таланте, выбив дух из пары его головорезов, и даже Освальда Кобблпота, который не был союзником Джокера, пообещав ему дать разрешение на повторное открытие его проклятого клуба «Айсберг Лаундж». Пока он ничего не накопал, но вопрос был только в том, знают ли эти отбросы то, что хотел узнать он.

Внутри был бар, тянувшийся вдоль узкой комнаты с низким и неровным жестяным потолком, за долгие годы пропитавшийся никотином и дурными намерениями. В центре пола был большой ржавый слив, после каждой смены смывать кровь и рвоту. За декор могли сойти лишь старые неоновые вывески пива, криво висевшие на стенах, и лишь одна из них работала, отбрасывая болезненно-зелёный свет на угрюмых посетителей. Циничные работницы панели. Мрачные портовые грузчики и нищие бродяги. Старики с лицами, похожими на сжатые кулаки.

Никто из них не был ни Джокером, ни кем-то из его известных пособников. Бэтмен прорезал себе путь сквозь пьяную толпу и пошел в сторону барной стойки. Никто не преграждал ему путь. Он направился прямо к самому подлому посетителю бара – по крайней мере, этим вечером.

Проныра Дэнтон сидел в дальнем левом углу, спиной к стене, по бокам от него сидели две распутные дамы. Они были лучшими среди худших, хотя это мало о чем говорило. Пара смазливых крашеных блондинок, своей схожестью напоминавших сестёр. Их едва прикрывали мини-юбки и топики без бретелек. Когда Бэтмен сжал кожаный кулак на груди Дантона, поднимая его со стула, обе женщины быстро вспомнили о важном деле в другом месте.

Дородный бармен без шеи потянулся за обрезом дробовика, закрепленным под стойкой. Бледно-голубые глаза налились кровью. Не отрывая глаз от извивающегося в его руках преступника, Бэтмен вытащил из-за пояса черный длинный кожух с шипами и поднял его вверх, чтобы бармен увидел.

– Лучше не надо, – сказал он. – Здесь хватит взрывчатки, чтобы разрушить место вокруг тебя, дубина.

Бармен неуверенно улыбнулся и поднял руки с волосатыми костяшками, как будто это было глупым недоразумением.

Он тоже вспомнил что-то важное и вышел через заднюю дверь.

Бэтмен положил устройство на стойку, затем достал из внутреннего кармана мятый плакат с объявлением розыска. Он с пугающим спокойствием разгладил его на липком столе.

– Где он?

– Ч... что?

Бэтмен резко ударил Дэнтона головой о дерево, а затем прижал щеку бандита к двумерной рубиновой ухмылке Джокера.

– Куда. Он. Делся?

– Его здесь нет, клянусь! – Дэнтон зарыдал и попытался вжать голову в плечи, как черепаха. – Я не видел его с тех пор, как он сбежал, и мои девочки тоже. Никто не видел, честное слово! Обычно, как только он оказывается на свободе, то навещает своих постоянных подельников, но на этот раз – ничего. Он как призрак, чувак. Исчез.

Темный рыцарь не отпускал его, и глаза Дэнтона практически полезли из орбит:

– Если бы я что-нибудь знал, я бы тебе сказал. Я ничего не должен этому уроду!

Коммуникатор Бэтмена затрещал. Он коснулся края маски над ухом.

– Да? – прошипел он.


– Мисс Гордон? – настойчиво говорил Альфред Пенниуорт на другом конце провода. Неужели она снова потеряла сознание? – Мисс Гордон, с вами все в порядке?

– Соедини меня с ним! – рявкнула она и добавила: – Пожалуйста.

Она сильно прикусила внутреннюю сторону щеки и сжала в руке острые края маленького чипа, отчаянно пытаясь сосредоточиться, чтобы отогнать темноту, которая продолжала к ней подбираться. Когда в трубке раздался знакомый скрипучий голос Брюса, она почувствовала такую сильную волну облегчения, что у нее перехватило дыхание.

– Не задавай вопросов, – сказала она. – Просто слушай. У нас нет времени. Джокер забрал папу.

На другом конце провода повисла тяжелая пауза.

– Я слушаю.

– Я знаю, что ты можешь дистанционно включить слежение за моими часами, – сказала она. – Ты сказал, что не можешь, но не трудись отрицать. – Она сделала паузу, борясь с сильной волной головокружения и тошноты. – Я сунула часы... В карман Джокеру... Выследи его и выясни, куда он увез моего отца.

– Что с тобой случилось? – спросил Брюс, в его обычно спокойном голосе искреннее беспокойство смешалось с гневом.

– Забудь обо мне, – сказала Барбара. Она чувствовала, что быстро слабеет. – На этот раз он доведет дело до конца. Его глаза...

– Сэр, – прервал их разговор голос Пенниуорта. – Сэр, мы получили... необычную передачу через главный компьютер бэтпещеры.

– Найди папу, – прошептала она, – пожалуйста...

Она слышала сирены вдалеке, они приближались.

Когда на этот раз наступила темнота, она приняла ее и нырнула ласточкой в самую глубину. Бэтмен знал, что делать. Теперь он возьмет руководство на себя. Ее отец будет спасен. Ей больше не нужно бороться. Она позволила всему дурному проскользнуть сквозь пальцы, как обрывкам плохого сна.

Если это смерть, пусть будет так.


33


Бэтмен ехал на предельной скорости Бэтмобиля, мчась к исходной точке выслеживающего устройства. Светящийся зеленый экран в центре консоли показывал призрачный лабиринт улиц Готэма с пульсирующей красной точкой, движущейся по переулку. Часы Барбары.

Как только она рассказала ему о них, он активировал их дистанционно. К его удивлению, они двигались. Это означало, что Джокер, возможно, их не обнаружил. Шанс еще оставался.

Он двигался недостаточно быстро, значит, был не в автомобиле. По-видимому, Джокер шел пешком. Что он опять задумал?

Большая машина промчалась мимо других автомобилей, выехав на встречную полосу. С другой стороны ехала фура, водитель сигналил во всю мочь. В последнюю секунду Бэтмобиль с ревом вернулся на нужную полосу, ветер от проезжавшего мимо грузовика ударил по машине.

Темный рыцарь переводил взгляд с улицы на красную точку на экране, обходя все препятствия и лавируя между машинами. Время было врагом. В любой момент безумец мог найти часы. Если это случится, никто не знает, что он сделает со своим пленником.

Предсказывать безумные действия Джокера было пустой тратой времени, особенно сейчас. Он отправился туда, где они никак не могли ожидать. Бэтмен должен был найти свою жертву, прежде чем этот вопрос станет спорным.

– Альфред, – сказал он, включив автомобильный коммуникатор, – есть новости о состоянии Барбары?

– Ее сейчас везут в травматологический центр Готэма, – ответил Пенниуорт. – Ее готовят к экстренной операции.

– Прогноз? – спросил Бэтмен, делая крутой поворот и направляя Бэтмобиль на красный свет.

– Мастер Брюс, – ответил Пенниуорт, – по предварительным данным это травма позвоночника, которая, как вы знаете, очень сложная. Каждый случай уникален. Если она выживет, почти невозможно предсказать долгосрочные последствия травмы на такой ранней стадии.

Если она выживет? – Бэтмен почувствовал, как напряглись мышцы его стиснутой челюсти, когда он крепко сжал руль. – Просто скажи мне как есть, Альфред.

Последовало молчание, в звуконепроницаемой кабине Бэтмобиля затрещали помехи.

– Все плохо, сэр. Она может остаться калекой на всю оставшуюся жизнь.

Последовала запинка.

– О чем еще ты мне не рассказываешь?

– Мисс Барбару нашли раздетой. Джокер снял с нее одежду после выстрела. Я... получил видеопередачу и, так сказать, некоторые унижения каким-то образом транслировались по всему Готэму. – Он перевел дыхание. – Это так жутко.

– Да, жутко. – Бэтмен стал безжалостен. Он сосредоточился на том, чтобы сократить расстояние между собой и красной точкой.

Да поможет Бог тому, кто встанет у него на пути.


Он добрался до места, обозначенного красной точкой, – места под клеверным листом скоростных автострад на краю Пролива. Он превратился в бедняцкий поселок для бездомных.

Снова начался дождь. Он выскочил из Бэтмобиля, когда купол салона откинулся, и увидел двух мужчин, одетых в поношенную одежду. Они боролись друг с другом возле вскрытой бочки на пятьдесят галлонов, в которой для тепла горела растопка.

– Дай сюда, – сказал один из мужчин, дергая за руку другого обеими руками.

– Отпусти, это он мне дал.

– Ты же не умеешь ими пользоваться.

– Ты просто хочешь их продать, потому что их дал белолицый.

Того, кто дергал, толкнул другой, в черных часах. Тот, которого толкнули, отшатнулся и врезался в Бэт- мена. Он испуганно обернулся.

– Боже ты мой, – воскликнул он, пошатываясь, явно пьяный, и свирепо поднял взгляд. – Ты выше, чем я думал.

Не обращая на него внимания, Бэтмен посмотрел мимо него на другого:

– Где ты взял эти часы?

– Мне их дал красногубый. Он был в старинном фиолетовом автомобиле, хихикал как ненормальный. Он подъехал к обочине, подозвал меня и протянул их. Сказал, что они не подходят к его одежде.

Его взгляд был одурманен, но на вид он казался приличнее его спутника. Странно, но он даже был чисто выбрит.

– Джокер сказал что-нибудь еще?

Он постарался скрыть гнев в голосе. Внушение страха лишь усложнило бы задачу.

– Он завел машину и сказал тем, что сидели сзади со стариком посередине: «В цирк», и укатил отсюда. Смех у него режет ухо, как железо по стеклу.

– Цирк, – прохрипел Бэтмен, поворачиваясь к своему транспорту. Старый заброшенный парк развлечений? Он казался идеальным фоном для театрального черного юмора Джокера.

Он подумал о Барбаре, которая боролась за жизнь в больнице. В конце концов, ее стойкость и сообразительность могут привести его к неуловимому мучителю. Он молча пообещал ей, что ее усилия не будут напрасными.

В этот момент ночной воздух прорезал бэтсигнал.


Буллок с полицейским в форме стояли на крыше рядом с горящим солнечным прожектором. Не выпуская изо рта окурок сигары, Буллок шагнул вперед. В кои-то веки он не сделал ни одного остроумного замечания, протягивая небольшой конверт. На нем была летучая мышь.

Бэтмен открыл конверт и извлек его содержимое.


34


Вагонетка с грохотом въехала в первые двери, оставив их в полной темноте. Затем она врезалась в другие двери, и Гордон наклонился, закрыв руками пульсирующую голову.

Гротескный карлик в пачке схватил его за плечо когтистыми руками, в то время как другой схватил его за потные волосы, одернув голову назад.

– Вверх, вверх! – произнесло существо ужасным голосом, похожим на детский. Над ними был огромный экран с крупным ухмылявшимся лицом Джокера.

– А-а-а, – сказал маньяк. – Выше нос, комиссар! Нечестно прятать глаза на поезде-призраке, старый вы трусливый кот!

Это не по-настоящему. Все не по-настоящему.

Было попеременно то темно, то ярко, по мере продвижения с перебоями мигали стробоскопы. С грохотом врываясь в другие двери, вверх и вниз по путям, они переходили из одной комнаты в другую, в каждой был свой гигантский экран. Все они показывали одно и то же изображение. Ненавистное лицо Джокера, повторенное сто раз. Гордон вцепился в тугие брезентовые ремни, пытаясь отвернуться, но экраны были повсюду. Разных форм, разных размеров, не было такого места, куда бы он не мог взглянуть, чтобы не заразиться этими злобными красными ухмылками.

– А, я знаю, – продолжал Джокер, – вы сбиты с толку. Вы боитесь. Да кто бы не испугался? Вы в адской ситуации. – По сравнению со стареющей звуковой системой, этот голос был куда ужаснее, он натягивал каждый нерв. – Но знаете, хотя жизнь – это миска вишен, а здесь – их косточки, навсегда запомните эту...

– Музыку, Сэм....

Что.?

Внезапно из ржавых старых динамиков, подключенных к маленькой тачке, и из невидимых динамиков, вмонтированных в стены, вырвался рев дребезжащей нескладной музыки. Звук был похож на нечто среднее между искаженной каллиопой и ксилофоном, по которому стучал ребенок. Он шел сразу со всех сторон. Объемный звук для проклятых.

Видеоизображение Джокера, бесконечно повторявшееся на пульсирующих стенах туннеля, внезапно приобрело аккуратную соломенную шляпу с зеленой и фиолетовой полосой. Он приподнял шляпу, как водевильный актер, и, к ужасу Гордона, запел:


Когда полон мир забот,

А в газетах грусть, тоска,

Изнасилования, голод и война,

Когда жизнь мне не мила,


Вот что делаю я следом,

Поделюсь с тобой секретом,

Улыбнуться сможет даже идиот...


Я трогаюсь рассу-у-удком,

Меня давят как жука,

Да, трогаюсь рассу-у-дком,

Ем ковер с пеной у рта.


Качка от перепадов высоты и резкий диссонанс фальшивой музыки все усиливали и усиливали мучения Гордона. Ремни натирали голую кожу, а ошейник едва давал дышать. Сердце колотилось о ребра, словно оно отчаянно пыталось вырваться из груди, и он поймал себя на том, что страстно желает просто потерять сознание. Но его разум не переставал метаться, глаза были широко раскрыты, они горели и не никак не желали закрываться.


Мистер, жизнь прекрасна, кстати,

В изоляции, в палате.

Ты разгонишь всю печаль и лень.

Обменяешь тьму и тлен

Ты на мягкость здешних стен

И укольчики два раза в день!


Зачем Джокер показывает ему этот непонятный бурлеск? И где Барбара?

Барбара!

Они ворвались в другую дверь. Не выпуская его волос из рук, похитители смотрели прямо перед собой немигающими глазами. Кошачий концерт продолжался. Теперь безумец танцевал вместе с другими уродами, извиваясь и выгибаясь в пародии на классический голливудский мюзикл.


Тронься рассу-у-удком,

Как жертва кислоты,

Или как луна-а-атик,

Проповедник братии.


Если люди вдруг

Тревожиться начнут,

Если бомба висит над головой

И дитя уже не дышит,

А тебя и не колышет,

Улыбайся и кивай, родной!


Мелькнула едва заметная вспышка, и на разных экранах вдоль туннеля замерцало размытое красно-белое изображение. Интуиция подсказывала Гордону, что на нем что-то важное и ужасающее, что ему нужно было увидеть, но как только его размытый взгляд сумел сконцентрироваться, оно переместилось на другой экран, оставив на своем месте крупный план ухмылявшегося Джокера.


Если тронулся рассу-у-удком,

Тебе просто наплевать...


И снова по экранам пронеслась ужасная, дерганая красно-белая вспышка, резкий контраст безумному номеру Джокера в стиле Басби Беркли. Это, что, была человеческая нога? Скрюченные пальцы в крови? Водопад липких, спутанных волос? Ему казалось, что на этом крайне важно сосредоточиться, но все образы то появлялись, то пропадали, сливаясь в какую-то невыносимую сенсорную перегрузку.


Человек ведь – гад тщеду-у-ушный,

А мир катит словно вспять!


Если больно внутри,

Ты в дурку приди,

Если жизнь с гнильем внутри...


Нервные, кровавые образы стали появляться чаще и, что ещё хуже, они как будто поднимались с экранов и летели к нему, как кадры с тянущимися к солнцу растениями на ускоренной перемотке. Теперь стало совершенно ясно, что это женские части тела. Все до подробностей.

Шаткая вагонетка ехала прямо к большой, дерганой проекции видеозаписи. Она была такого плохого качества, как будто ее изъяли с камеры безопасности на бензоколонке. В центре изображения находилось что- то, похожее на мертвое женское тело с неестественно расставленными ногами. Над ним склонилась темная фигура, знакомое белое лицо повернулось к камере.

Джокер.

Он продолжал напевать, пока его изображение на большом экране обнимало обнаженную, распростертую женщину, приподняв ее за плечи с ковра.

Это... это мой ковер?

Казалось, что туннель из дергавшихся, окровавленных частей женского тела смыкался вокруг него, каждая фотография была хуже предыдущей, но он не мог оторвать глаз от большого экрана посередине. На этих грубых статичных кадрах Джокер наклонил голову женщины к камере, он поднял её окровавленную руку и взмахнул ей, по его губам можно было прочесть слова:

СКАЖИ: «ПРИВЕТ, ПАПА!»

Это была Барбара.

Он больше не понимал, как кричал, мысленно или вслух, но ее имя эхом отдавалось в нем, как взрывная волна, разрушая все на своем пути.


Ты откинь все малоду-у-ушье

И с ума с нами сойди!


– С ума! – эхом вторил адский хор из уродов, похожих на детей, они цеплялись за него и визжали в уши. – С УМА! С УМА! С УМА!

Он больше не мог контролировать свое разбитое тело. Он бросился на ремни, рыдая и воя:

– БАРБАРА!

Он должен добраться до нее. Должен...

– Барбара... – Его голос почти пропал, превратившись в мучительный шепот, перемежаясь со слюной и желчью. – Барбара, детка. О Боже, нет...

Последовала тишина, а потом в звуковой системе появились помехи. Динамик по-прежнему работал.

– Эти кадры транслировались на все компьютеры Готэма, – промурлыкал Джокер откуда-то из темноты. Может быть, из головы Гордона? – Их уже никак не забрать. Каждый полицейский, каждый библиотекарь, все это смотрят.

– Все смотрят! – Его поющие тюремщики вторили своему хозяину. – Все смотрят!

– Все знают, что ты не смог защитить ее.

– Все знают! – Снова хор. – Все знают! Все знают!

Он знает, – сказал безумец.

Гордон так отчаянно хотел, чтобы все пропало. Хотел биться головой о железную перекладину, пока все не пропадет навсегда. Но он не мог даже пошевелиться. Он не мог избежать зверств, которым подвергалась его единственная дочь от рук этого хихикающего чудовища. Они были вокруг него, внутри него, выжжены в его сознании навсегда.

На какое-то ужасное мгновение показалось, что Джокер все-таки угадал. Что осознание его полной и абсолютной неудачи – и как комиссара полиции, и как отца – было слишком болезненным, чтобы его вынести. Что единственный выход – это впасть в безумие.

Постыдное, трусливое и непреодолимое желание отказаться от ребенка, которое Гордон испытывал в тот момент, будет преследовать его до самой смерти. С этим осознанием глубоко внутри него вспыхнул гнев.


35


В конверте лежала карточка билета. Бэтмен держал ее в руках, одетых в перчатки. На билете было написано:


БРАТЬЯ БОУНС

КАРНАВАЛ И ПАРК РАЗВЛЕЧЕНИЙ

ПРОПУСК НА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА


Он перевернул его. На обороте была записка, написанная от руки фиолетовым мелком:


С наилучшими пожеланиями


Бэтмен прищурился и сжал билет в кулаке.

Цирк.

Он покинул крышу, кинув скомканный билет на карниз, а Буллок наблюдал, как он спускается к Бэтмобилю.


36


Джокер стоя дожидался в конце горки «Поезда-призрака», когда ярко окрашенные двери распахнулись и вагонетка вылетела наружу, врезавшись в аварийный бампер в конце пути. Голова комиссара откинулась назад, а затем перевалилась вперед, струйка слюны соединила его подбородок с редкими белыми волосами на груди.

– А, вот и они! – сказал Джокер. – Надо же, вот уж действительно «Поезд-призрак». Когда они заходили, парню в центре было не больше семнадцати, а трое его приятелей были звездами профессионального баскетбола!

Три гротескные фигуры по-прежнему толпились возле Гордона, когда крепление поднялось, и он прислонился к нему лбом.

– Вы только посмотрите на этого беднягу, – продолжал мужчина с ухмылкой, опираясь на трость. – Вот что творит доза реальности.

Похитители-лилипуты вытащили Гордона из машины.

– Как вы понимаете, сам я никогда не прикасаюсь к этой дряни. Она вечно мешает галлюцинациям.

Мучители пнули комиссара, он споткнулся и упал перед Джокером. Одна рука соскользнула в лужу, и Гордон рухнул в нее лицом.

– Ну, здравствуйте, комиссар, – сказал Джокер. – Как дела?

Не получив ответа, он наклонился ниже:

– Комиссар?

Ответа по-прежнему не было.

– Алло?

Только прерывистое дыхание.

– Есть кто дома? – спросил он, на этот раз громче. Это было оскорбительно.

Наконец он выпрямился, на его лице появилось отвращение. Дождь снова усилился, обрушился на зевак и разбрызгал лужи вокруг них.

– Господи, как скучно, – провыл он. – Этот человек – настоящий болван! – Он покрутил пальцем у виска. – Уведите его и посадите в клетку. Может быть, он оживится, когда обдумает свое положение. Поразмыслит о жизни и ее бессистемной несправедливости.

Он наклонился, положил подбородок на трость и уставился в лужу, напомнившую ему сточную канаву, которую он видел много лет назад...

Эй, пошли! Хорош мечтать.

Подняв глаза, он увидел, как жалкое подобие человека тащат по грязи, словно побитую собаку, но как бы смешно это ни было, зрелище быстро ему надоело. Подставив лицо холодному дождю, он закрыл глаза и почувствовал в груди странную, едкую, пульсирующую боль. Тошнотворный лихорадочный жар, который невозможно было погасить, как безответную любовь.

Где Бэтмен?

Почему его так долго нет?


Гордон подумал, что его вернули в клетку, но он больше ни в чем не был уверен. По его дрожащему телу чем-то били, похоже, железными прутьями, от которых оставались неприглядные следы, как в нуарных фильмах.

Он почти забыл, каково это – носить одежду. Ощущать тепло. Иметь достоинство. Быть достойным любви дочери. Возможно, всего этого у него никогда не было. Может быть, его жизнь была жестоким сном, а это – единственная реальность. Она всегда была и вечно будет.

Уроды окружили его, своим пронзительным насмешливым смехом они клевали его со всех сторон, как хищные птицы. Перед его затуманенным взором проплывали страшные, неестественные лица, искаженные жестокостью, как существа в кошмарном сне. В кошмаре, который никогда не кончится. Гордон еще крепче сжался в позу дрожащего эмбриона, но смех доставал его изнутри. Бежать было некуда.

– Это так весело, – сказал человек-скелет. – Так весело.

Выхода нет.

На этом карнавале тоже был зазывала. Голос, который он знал.

Тот самый голос. Этого монстра.

– Леди и джентльмены! – театрально воскликнул Джокер. – Вы читали об этом в газетах! А теперь содрогнитесь, увидев своими глазами самую редкую и трагическую ошибку природы. Я представляю вам... обычного человека!

Уроды охали и ахали, пока Гордон прикрывал лицо руками, желая раствориться. Но он остался, и кошмар продолжился. Закрыв глаза, он увидел Барбару. Когда он открыл их снова, вокруг него закружились безобразные насмешливые лица. Джокер стоял там, впереди, его ухмылка была всего в нескольких дюймах.

– Физически он ничем не примечателен, вместо внешности у него изуродован набор ценностей, – издевался он. – Обратите внимание на чудовищно раздутое чувство важности гуманизма. На косолапое общественное сознание и иссохший оптимизм.

В этих глазах читалась угроза, такая, какой не было никогда раньше.

– Такое зрелище, конечно, не для брезгливых, согласны? – Он снова опустил голову, но не замолчал. – Наиболее отталкивающими из всех его пороков являются хрупкие и бесполезные представления о порядке и здравомыслии. Если на них поднажать, то они... СЛОМАЮТСЯ!

Чтобы проиллюстрировать свою мысль, он щелкнул пальцами. Безобразная аудитория взвыла. Вдалеке послышалось рычание мотора.

– «Как он живет?» – слышу я ваш вопрос. Как этот бедный, жалкий экземпляр выживает в сегодняшнем суровом, иррациональном мире? Ответ печален: «Не очень хорошо». Столкнувшись с неизбежным фактом, что человеческая жизнь безумна, случайна и бессмысленна, каждый восьмой ломается и съезжает с катушек!

Рычание приближалось, глубокое, сотрясавшее землю, на которой Гордон лежал, скорчившись.

– А кто станет их винить? В мире, полном психопатов, любая другая реакция была бы дикой!

Сквозь прутья его клетки внезапно пробилось яркое сияние. Движущийся свет, исходящий из двух источников, омыл Гордона и пробил железные прутья, пересекавшие его сломленный разум. Это был сумасшедший калейдоскоп ярмарочного блеска и неона, который стал его новой правдой. Нет, это было чистое, бесцветное сияние, которое прогнало тени. Свет опустился на него, как забытая надежда.

Гул двигателей затих, и в момент паники ему показалось, что это была лишь игра его воображения. Затем он услышал скрип открывающейся кабины и знакомый шорох накидки. От ботинок, естественно, не доносилось ни звука.

– Привет, – сказал Бэтмен, – я пришел поговорить.


37


Может, прошла секунда, а может, целая жизнь, но чистый истинный свет не уходил. Он просвечивал сквозь веки, напоминая ему о другом мире за пределами этого ужаса. За пределами клетки. Вне его головы. С этим белым светом пришла надежда. Надежда на спасение и возвращение в реальный мир, и эта надежда... ужасала его.

Медленно, мучительно он снова открыл глаза.

Бэтмобиль действительно был там, огромное украшение на его носу заполнило собой всё поле зрения. Пронзительный свет фар разогнал толпу уродов по дырам, из которых они вышли.

И все же он не смел поверить, пока снова не услышал голос. Он был глубокий, слова перед произнесением тщательно взвешивались.

– Последнее время я часто думаю, – сказал Бэт- мен, – о тебе.

Гордон перевел взгляд на Джокера. Безумец просто стоял, его волосы развевались на ветру, на лице была удивительно спокойная улыбка.

– Обо мне. О том, что с нами станет в итоге.

Ухмылявшийся упырь не выказывал страха.

– Мы ведь убьем друг друга, да? – спросил человек в маске. – Может, ты убьешь меня, а может, я убью тебя. Может, раньше... может, позже.

Долгая пауза. Гордон не понимал, как Бэтмен может быть таким спокойным. Наконец его терпение, по-видимому, иссякло. Он стиснул зубы и бросился на противника, его плащ раскинулся, как крылья, которые он изображал.

Джокер улыбнулся еще шире и вытащил из внутреннего кармана маленький круглый предмет. Когда Бэтмен прижал его, сумасшедший использовал странное маленькое устройство и выпустил поток неизвестной жидкости на руку Бэтмену. Взвыв от боли, Бэтмен откатился от лежащего Джокера, шипя сквозь зубы и хватаясь за рану.

Джокер вскочил на ноги и побежал к стоящему неподалеку «Дому Веселья», дверь которого напоминала зубастую смеющуюся пасть на клоунском лице.

Гордон наблюдал за этим, скрестив руки на груди, отказываясь верить в реальность происходящего, он боялся, что все было не по-настоящему. Бэтмен как будто собрался преследовать врага, но потом оглянулся через плечо.

«Нет! – закричал про себя Гордон. – Не дай ему сбежать!»

Темный рыцарь подошел к прутьям клетки.

– Джим? – спросил он гортанным, ровным голосом. Он что-то сделал с замком, и дверь распахнулась. – Джим, ты... С тобой пока все хорошо?

Что-то в этой простой, заурядной фразе вызвало у него эмоциональный прилив. Что это вообще значит? Как вообще все может быть хорошо? Хорошо было людям, которые никогда не заглядывали за вежливый занавес нормальной повседневной жизни и не видели ужасов и безумия, которые прятались за ним. Хорошо было людям, которые все еще верили, что могут защитить тех, кого любят, кто верил, что бывают хорошие люди, хорошие полицейские, хорошие родители.

Хорошо людям, которые не знают страшную правду.

– О Господи, – выдохнул он, обнимая своего спасителя и вцепившись в его плащ.

Как только Гордон начал всхлипывать, его захлестнуло цунами. Это было похоже на психическую рвоту, его измученное тело и истерзанная душа содрогались от боли, пока он вновь и вновь переживал каждый ужасный момент мучений.

– Все хорошо, – сказал Бэтмен, поддерживая его на ногах. Опять это слово. – Все хорошо. Не сдерживайся.

Гордон свалился бы лицом в грязь, если бы его не поддержал друг. Он цеплялся за жесткую, неподатливую броню на груди Бэтмена, как за спасательный плот. Как будто это была единственная твердая и надежная вещь в водовороте травмы.

Бэтмен помог Гордону опуститься на землю, на этот раз осторожно. Наконец, конвульсии прекратились. Страх и гнев еще остались, но он держал их под контролем. В итоге рациональный разум взял верх над эмоциями.

Когда он смог говорить, то попытался передать всю чудовищность случившегося, но простые, повседневные слова, которыми он пользовался десятилетиями, вдруг показались ему до боли неадекватными. Тем не менее он заставил свои губы двигаться и складываться в звуки. Ему было нужно, чтобы Бэтмен понял единственное, что имело значение.

– Он... он застрелил Барбару, – сказал Гордон. – Он... показал мне. Показал, что он сделал.

Он обхватил руками дрожащее тело, когда вина, стыд, гнев, ужас и тысячи других темных эмоций попытались подняться обратно.

– Он пытался свести меня с ума.

Эти слова, просто сказанные вслух, дали его разуму твердую опору и позволили начать вытаскивать себя из бездны. То, что случилось с ним, было ужасно, возможно, невыносимо, но не бесконечно. Он по-прежнему был здесь, и все закончилось... или скоро закончится. Джокер потерпел неудачу, и его привлекут к ответственности за то, что он сделал.

Должны привлечь.

– Послушай, – сказал Бэтмен, снимая ткань с ближайшей груды ящиков и накидывая ее ему на плечи. – Ее отвезли в больницу, и сейчас над ней работает лучшая команда хирургов. Полиция приедет следом за мной. Пока их нет, я останусь с тобой.

Что? Нет!

– Нет! – рявкнул Гордон. Он глубоко вздохнул, чтобы успокоиться, и расправил плечи. – Нет, – повторил он, – я в порядке. Думаю, Джокер мне что-то дал, чтобы я не мог сопротивляться, но я чувствую, что эффект начинает рассеиваться. Ты должен пойти за ним. Я хочу, чтобы его арестовали... и хочу, чтобы его арестовали по закону!

Бэтмен кивнул, прищурившись и сжав губы в суровую, жесткую линию.

– Я сделаю все возможное.

Когда он повернулся и быстро направился ко входу в «Дом Веселья», Гордон крикнул ему вслед:

– По закону, слышишь? Надо ему доказать!

Бэтмен выбил плечом дверь в павильон смеха и влетел внутрь, не обращая внимания на слова Гордона. Но он слышал. Гордон в этом был уверен.

– Мы должны показать ему, что наш метод работает!

Бэтмен исчез. Гордон прикрыл глаза ладонью и тяжело опустился на пол.

Теперь это было не в его власти.


38


Бэтмен на мгновение задержался в дверях павильона смеха, чтобы дать глазам привыкнуть к полумраку. В комнате стоял печальный запах плесени и запустения, смешанный с крысиной мочой и необычным пластиковым сладким запашком, который напомнил ему странные фруктовые маркеры для детей.

По всей длине искривлённого коридора, в который он вошел, были неравномерно развешаны китайские фонарики разных цветов, но другого освещения не было. По мере того, как его зрение приспосабливалось, он мог различить ряд искаженных, злобных лиц на стенах, которые, казалось, мерцали и вибрировали. Они провожали его взглядами, пока он шел по коридору к блестящей красной двери.

Пол был наклонен вверх, а потолок – вниз, создавая клаустрофобное ощущение специально созданной перспективы. Он приблизился к призрачной двери. Поначалу она казалась очень далекой, но когда он слишком быстро до нее дошел, то оказалось, что она действительно размером с ребенка. Ему пришлось согнуться пополам и присесть на корточки, чтобы дотянуться до дверной ручки размером с монету.

Его широкие плечи едва пролезли внутрь, а дверной косяк больно оцарапал кислотный ожог на левой руке, разорвав волдыри, отчего Бэтмен зашипел от боли. От миниатюрного дверного косяка до пола нового коридора было около трех футов.

– Итак... – голос Джокера эхом разнесся по залу, не давая возможности точно определить, откуда именно он исходит. – Вижу, ты получил бесплатный билет, который я тебе отправил. Как я рад. Я так хотел, чтобы ты пришел.

Бэтмен продолжал двигаться быстро, но осторожно, осматривая странную обстановку. Стены были покрыты косыми, перекрывавшими друг друга экранами с мерцавшими сюрреалистическими изображениями лица безумца, но с гротескно искаженными чертами. Дикие, безумные глаза и волчьи, людоедские зубы.

– Видишь ли, – продолжал Джокер, когда странные стилизованные лица стали повторять за ним слова, – мне не важно, поймаешь ли ты меня, отправишь ли обратно в лечебницу. Гордон сошел с ума. Я доказал свою точку зрения.

Бэтмен не стал противоречить самодовольному монологу Джокера. Он просто продолжал двигаться.

– Я продемонстрировал, что между мной и всеми остальными нет никакой разницы! – Говорящие лица на экранах рассинхронизировались со звуком, усиливая ощущение искаженной нереальности происходящего. – Достаточно одного плохого дня, чтобы свести с ума самого здравомыслящего человека. Вот насколько далеко ушел от меня остальной мир. Всего на один плохой день.

На всех экранах что-то запиналось, мелькало, яркая вспышка цвета, подрезанная каким-то промелькнувшим кровавым образом. Нечто слишком ужасное, чтобы описать словами, и исчезло оно прежде, чем он успел понять его важность, к тому времени, как он понял, что это просто отвлекающий маневр, было уже слишком поздно.

Пол коридора ушел у него из-под ног. Если бы не отточенные годами рефлексы, он упал бы на дно глубокой шахты, а так он удержался на одной руке, ухватившись за край и повиснув над тем, что когда-то, по-видимому, было бассейном с шариками.

Посмотрев вниз, он увидел ряды толстых металлических шипов. Лес блестящих металлических трубок, каждая из которых была недавно разрезана под неестественным углом. Их острые концы блестели от какого- то маслянистого, радужного вещества.

– У тебя ведь тоже был плохой день, я прав? – спросил бестелесный голос Джокера, когда Бэтмен повернулся, чтобы подтянуться над краем ямы. – Я знаю. И я понимаю. У тебя был плохой день, и все изменилось. Иначе зачем бы тебе наряжаться летающей крысой?

В его голове промелькнуло мимолетное воспоминание. Рука матери обнимала его за плечи, успокаивая и защищая от холода тогда, давно, в переулке. Теплый, нежный аромат от ее мягкой шубы и ободряющая улыбка говорили ему, что все будет хорошо.

А потом...

– У тебя был плохой день, и он свел тебя с ума, как и всех остальных. Только ты в этом не признаешься! Приходится притворяться, что жизнь имеет смысл. Что есть смысл во всей этой борьбе.

Нет. Он не собирался возвращаться туда снова. Джокеру не добраться до него так просто. Он боролся с воспоминаниями этого временного отрезка каждый день своей взрослой жизни и не собирался сдаваться сейчас. Он выкарабкался из ямы и пошел по извилистому коридору на звук голоса Джокера.

– Господи, меня от тебя тошнит!

Это чувство было взаимным, но Бэтмен не собирался радовать его ответом.

Когда он добрался до поворота в конце коридора, он пришел в новую секцию с надписью «БОЧОНОК СМЕХА». Там вращалось несколько цилиндров, раскрашенных снаружи под гигантские бочки, обитых изнутри скользкой сталью. Сталь была испачкана кислотно-зеленой краской, на ней вновь и вновь повторялось одно короткое слово:


ХА! ХА! ХА! ХА! ХА!


В дальнем конце этого движущегося туннеля виднелась тень Джокера. Сначала показалось, что он размахивает тростью, но потом Бэтмен понял, что это микрофон.

– Скажи, что с тобой случилось? – настаивал безумец. – Что сделало тебя тем, кто ты есть? Может, подружку убила мафия? Или брата порезал какой-то грабитель?

Он помолчал, и потом добавил:

– Держу пари, что-то в этом роде... что-то в этом роде.

И снова воспоминания о той ночи попытались проникнуть в его сознание. Детали просочились по краям. Кровь на шубе матери. Рука отца – большая сильная рука, за которую он держался, чтобы безопасно переходить улицу, лежала ладонью вверх и подергивалась на пропитанном кровью бетоне. Он помотал головой, чтобы прояснить сознание, и шагнул в первый из вращающихся цилиндров. Он был разработан так, чтобы в нем было скользко и непонятно, где верх, а где – низ, но Бэтмену удалось сохранить равновесие, грациозно ступая против вращения и используя конструкцию ботинок, чтобы не поскользнуться.

– Знаешь, нечто подобное случилось со мной, – сказал Джокер, когда Бэтмен сделал сложный переход между цилиндрами, один из которых вращался влево, а другой – вправо. – Я... я не совсем помню, что это было. Иногда я вспоминаю это так, иногда иначе. Если и иметь прошлое, то лучше запастись несколькими на выбор.

Смех Джокера эхом раздавался в цилиндрах, отражаясь от кружившихся граффити вокруг Бэтмена, пока он забирался в последний.


ХА! ХА! ХА! ХА! ХА!


Борясь с накатившим головокружением, он сосредоточился на стене комнаты впереди него, которая не вращалась. Еще несколько футов, и он снова окажется на твердой земле.

– Но смысл в том... – продолжал Джокер. – Смысл в том, что я сошел с ума. Когда я увидел, какой ужасной, черной шуткой был мир, я сразу стал больной на голову! Я признаюсь! Почему не можешь ты?

Почти добрался. Еще несколько шагов. Он удержал равновесие, а затем прыгнул вперед, вынырнув из вращавшейся бочки, и, сделав перекат, ударился о твердый пол. Когда Бэтмен вскочил на ноги, готовый к бою, он заметил шутливого ублюдка, нырнувшего в дверной проем с надписью «ЗЕРКАЛЬНЫЙ ЗАЛ».

– Я имею в виду, что ты не глуп, – сказал Джокер. – Ты должен взглянуть реальности в лицо. Знаешь, сколько раз едва не начиналась Третья мировая война из-за стаи гусей на экране радара?

Подбежав к двери, ведущей в зеркальный зал, Бэтмен заметил, что пол под ним превратился в металлическую решетку, заменившую твердое дерево. Внезапно снизу с громким свистом поднялась струя затхлого воздуха, вонявшего старой гидравлической жидкостью и горящей пылью. Еще по одну сторону решетки он заметил несколько темных, пустых трибун. Здесь посетители карнавала могли наблюдать, как сжатый воздух поднимает свободные юбки, раздражая женщин и забавляя зрителей.

– Знаешь, из-за чего началась последняя мировая война? – спросил Джокер. – Из-за спора о том, сколько телеграфных столбов Германия задолжала своим военным кредиторам. Из-за телеграфных столбов! – Это вызвало взрыв зубоскального смеха.

Бэтмен на мгновение задержался в дверях. Там было два пути, и в обоих висели потрескавшиеся, грязные зеркала, создающие иллюзию ошеломительной серой бесконечности, от которой кружилась голова. На пути, уходящем влево, далеко в конце кривого коридора, он заметил мелькнувший на мгновенье зелено-фиолетовый наряд.

Тысяча убегающих Джокеров.

Бэтмен побежал за ним в сопровождении легиона собственных отражений.

– Это все шутка! – сказал Джокер, подавляя смех. – Все, что люди всегда ценили и за что боролись...

Бэтмен добрался до ряда угловых комнат, сочетающих зеркала и прозрачное стекло, чтобы еще больше запутать и дезориентировать посетителей.

– Это все – один чудовищный, безумный розыгрыш!

Бэтмен пошел на его голос через лабиринт в тупиковую комнату в форме асимметричного восьмиугольника.

– Так почему ты не замечаешь смешное? – Как ни странно, голос клоуна звучал подавленно. Вопрос казался... серьезным.

Каждая стена отражала искаженное изображение Джокера в полный рост. Некоторые стояли левым боком, некоторые – правым. Некоторые были устремлены вверх, некоторые наклонены вниз, но из всех отражений три стояли прямо, и Бэтмен сосредоточился на них. Он переводил взгляд с одного на другое и обратно.

Одна из панелей должна быть прозрачной. Но какая?

– Почему ты не смеешься? – спросил Джокер, и его длинное белое лицо внезапно стало угрюмым. Может, потому что Бэтмен отказался участвовать? Может, это предательство отражалось в его глазах?

Он сделал свой выбор.

Вытянув руки вперед, чтобы перчатки приняли на себя основной удар, он прыгнул. Он довольно наблюдал, как на лице его жертвы отразилось сначала удивление, а потом ужас.

– Потому что я все это уже слышал, – сказал Бэт- мен, – ив первый раз тоже было не смешно.

Бэтмен схватил Джокера за одежду и подтянул к себе, оказавшись с ним нос к носу. Кривые отражения имитировали движения, повторяясь снова и снова в извилистых глубинах дома зеркал.

Джокер издал дикий вой. Непонятно, что это было, страх или веселье, но когда Бэтмен швырнул своего врага через другое стекло, мгновенно разбив его, он выл точно от боли.

Бэтмен последовал за своим противником через импровизированный выход из зеркального зала в тускло освещенный служебный коридор. Эта часть «Дома Веселья» никогда не предназначалась для посетителей, она открывала доступ к проводам и механизмам, которые питали различные движущиеся аттракционы. Ее освещали всего две неяркие желтые лампочки в ржавых клетках на некрашеных деревянных стенках. В дальнем конце коридора была металлическая дверь, подпертая куском разбитого кирпича.

– Между прочим, – сказал Бэтмен, подходя к поверженному противнику, – я говорил с комиссаром Гордоном перед тем, как прийти сюда. Он в порядке. Несмотря на твои отвратительные жестокие игры, он остался при своем уме. Так что обычные люди не всегда ломаются.

Джокер оглянулся через плечо и полез в карман за оружием. Бэтмен наступил ему на запястье, как на шею нападающей змеи.

Джокер выругался и вывернул руку, уронив оружие. Теперь Бэтмен видел его хорошо – это был резиновый браслет с иглой для подкожных инъекций. Он отбросил его подальше от Джокера.

– Может быть, не стоит забираться под камень вместе с остальными скользкими тварями, когда случается беда, – прорычал он, поднимая клоуна на ноги и притягивая его к себе. Мелкие осколки стекла мерцали в фиолетовой ткани пиджака Джокера, падая вокруг них, как блестки в снежном шаре. – А может, там все время был только ты.

– НЕТ! – закричал Джокер, царапая глаза Бэтмену крючковатыми пальцами и скручивая ткань его маски, чтобы лишить его зрения.

– Н-нг.

Бэтмену пришлось отпустить противника, чтобы поправить прорези и смахнуть слезы с опухших, горящих глаз.

– Не смей, – выплюнул он, слыша, как его противник снова хихикает позади него. Тут у него в голове взорвались яркие падающие звезды – что-то твердое ударило его по виску. Его отбросило в сторону, и он упал на колени. Схватившись за какие-то перила, он потряс головой, заставляя ярость затмить боль. Над левым ухом начал назревать пульсирующий узел. Пытаясь привести в порядок маску и разум, он услышал знакомый звук.

Мягкий, опасный звон выкидного ножа.

Прежде чем его мозг успел полностью обработать эту новую информацию, его рука метнулась вперед, чтобы перехватить атаку Джокера. Схватив его запястье железной хваткой, он использовал рывок Джокера против него самого, выкрутив из руки нож и ударив в солнечное сплетение. Джокер согнулся пополам с комичным воплем, нож вылетел из его раскрытых пальцев. Джокер вскрикнул и втянул ртом воздух, когда Бэтмен сжал в кулаке его липкую рубашку и поднял его так, что они оказались лицом к лицу. В этот момент Джокер казался искренне испуганным, на лице было почти детское выражение.

Жесткий кросс справа выпихнул его через приоткрытую дверь в дождливую ночь.


39


Услышав грохот, Гордон поднял голову. Он укрылся от дождя, ожидая прибытия подкрепления в эту холодную, темную вечность, и увидел, как Джокер вылетел из боковой двери павильона смеха, приземлился лицом в траву и пробуравил несколько футов земли, прежде чем остановиться.

Бэтмен вышел из двери вслед за ним и остановился над поверженным врагом. Дождь капал с подола его развевающегося плаща – единственной вещи, которая двигалась на этой торжественной, безмолвной картине. Ни звука, ни шороха, пока этот момент не прервало внезапное движение. Джокер перекатился на спину и сел, стряхнув капли дождя и грязи и достав из внутреннего кармана короткоствольный пистолет. Выражение лица у него было дикое и безумное, глаза ужасно широко раскрылись, а кривые красные губы обнажили длинные желтые зубы, отчего он стал похож на загнанное животное.

Бесконечную минуту они просто смотрели друг на друга. Бэтмен был все такой же неподвижный, как скала, мрачный, безэмоциональный. Джокер трясся всем телом, словно беззвучно смеялся. Или плакал.

Всю эту вечность Гордон обдумывал и отбрасывал сотни отчаянных планов по вмешательству и спасению своего друга в маске. Но у него не было никакого оружия. Даже кулаки, на которые он всегда полагался, предали его. Они висели мертвым, бесполезным грузом на концах свинцовых рук.

Вместо этого он вскочил на ноги, намереваясь встать между ними или отвлечь огонь на себя. Тогда принять пулю за друга казалось предпочтительнее, чем жить после пережитого. Но его тело не справилось с этой задачей. Пройдя несколько футов, он упал на колени в грязь.

Джокер не обратил внимания на эту печальную демонстрацию покалеченной доблести. Он прицелился Бэтмену прямо между глаз и нажал на спусковой крючок.

Выстрела не последовало. Череп Бэтмена не разлетелся на куски. Раздалось веселое «хлоп», за которым последовало мягкое шуршание, и на конце ствола развернулся крохотный флаг.


ЩЕЛК! ЩЕЛК! ЩЕЛК!


– С ума сойти, – сказал Джокер, – пустышка.

В это мгновение Гордона захлестнула волна облегчения, такая сильная, что он едва не потерял сознание.

Куда, черт возьми, пропало подкрепление?

Клоун-принц преступного мира сдулся как шарик, его плечи опустились и обмякли, фирменная улыбка растаяла под дождем. Мокрые зеленые волосы упали на глаза, но не могли скрыть мрачного, безнадежного выражения на лице.

– Ну? – продолжил Джокер, дав игрушечному пистолету выскользнуть из руки. – Чего ты ждешь? Я стрелял в беззащитную девушку. Я терроризировал старика. Почему ты не выбиваешь из меня весь дух на радость публике?

Бэтмен смотрел на поверженного противника с непроницаемым выражением лица.

– Потому что я это делаю по закону, – ответил он, – И потому, что не хочу.

Что-то в его взгляде изменилось. Там, где была ярость, теперь царило спокойствие. Там, где была первобытная сила, появилась уверенность. Облегчение сменилось триумфом, когда Гордон молча поднялся на ноги, крепче прижимая к себе грубую ткань. После всего, через что он прошел, вот это была победа.

Справедливость победила.

Джокер отвернулся, отказываясь встретиться с неумолимым взглядом.

– Неужели ты не понимаешь? – продолжал Бэтмен. – Я не хочу причинять тебе боль. Не хочу, чтобы кто-то из нас убил другого, но у нас заканчиваются варианты, и мы оба это знаем.

Он подошел на шаг ближе, протягивая руку. Джокер проигнорировал его.

– Может быть, все зависит от сегодняшнего вечера, – сказал он. – Может быть, это наш последний шанс разобраться в проклятом хаосе. Если ты им не воспользуешься, мы застрянем в самоубийственной петле. Мы оба. До самой смерти.

Между ними повисла долгая, напряженная пауза. Джокер сгорбился еще ниже, опустив руки и переплетя пальцы. Единственным аккомпанементом им служил дождь.

Бэтмен продолжал:

– Это не должно так закончиться, – сказал он. – Я не знаю, что разрушило твою жизнь, но кто знает? Может быть, я сам был в такой ситуации. Может быть, я смогу помочь.

Джокер слегка повернул голову. Глаза его были закрыты, и капли дождя падали с длинного ястребиного носа на неестественно острый подбородок.

– Мы могли бы работать вместе, – сказал Бэтмен. – Я помогу восстановить твою репутацию. Тебе больше не нужно плясать на краю. Тебе не надо быть одному.

Он сделал паузу, как бы давая ему привыкнуть к этой мысли: «Нам не обязательно убивать друг друга». Еще одна пауза.

– Что скажешь?

Медленно и бесшумно Джокер поднялся на ноги, по-прежнему скрестив руки перед собой и опустив плечи. Он повернулся, его лицо было скрыто в тени. Джокер нахмурился, и на мгновение показалось, что он вот-вот придет в ярость. Но затем его лицо расслабилось.

– Нет, – ответил он. – Прости, но... нет. Уже слишком поздно. Слишком поздно.

Он поднял руку в перчатке и потёр переносицу, как человек, у которого постоянно болит голова. Его лицо оставалось мрачным, несмотря на сдавленный смешок сквозь зубы.

– Знаешь, так смешно... от этой ситуации. Это мне напомнило один анекдот.

Гордон шагнул было к ним, но остановился. Он хотел услышать, что скажет сумасшедший, и не хотел рисковать, отвлекая его. Хотя он не был уверен, что кто-то из них сейчас помнил о его существовании.

Они оба отвернулись от него, две черные тени, теперь стоявшие бок о бок и смотревшие на далекие шпили Готэма за заливом. И где проклятое подкрепление? Почему его так долго нет?

– Представь себе двух парней из сумасшедшего дома, – сказал Джокер, он стоял, обхватив себя руками. Затем он их выпрямил и театрально протянул вперед. – Однажды ночью они сошлись на том, что им больше не нравится там жить. И они решили сбежать!

Бэтмен стоял неподвижно и слушал.

– Так вот, забираются они на крышу и там, через узкий пролет, видят все крыши города, которые в лунном свете растянулись до горизонта...

Дождь усилился, как и ветер, перейдя от легкой мороси к ледяному ливню. Гордону захотелось отступить в укрытие, но он вдруг понял, что не может пошевелиться. Его взгляд был прикован к ним.

Где-то вдалеке завыли сирены.

– ...как путь к свободе. И вот идет первый, он прыгает и приземляется без проблем. Но его друг, его друг боится. Ясно, что он боится упасть. – Жесты Джокера стали совсем дикими, маниакальными. Голос дрожал от напряжения и начинал ломаться. – У первого появляется идея. Он говорит: «Эй, у меня с собой фонарик! Я посвечу тебе между зданиями, а ты пройдешь ко мне по лучу».

В этот момент, то ли от страха, то ли от холода, то ли от какого-то непостижимого внутреннего психоза Джокер начал дрожать всем телом, заикаясь и запинаясь на каждом слове своего запутанного монолога.

– Н-но второй в ответ покачал головой. Он с-сказал... он сказал: «За кого ты меня принимаешь? За сумасшедшего?»

Последнее слово было больше похоже на крик.

Джокер повернулся к Бэтмену, открыв Гордону свой профиль. Он снова улыбался, но в этот раз по-другому. Он был похож на ребенка, который отчаянно хочет, чтобы его приняли, хочет понравиться, и который прекрасно знает, что этого никогда не будет.

– «Ты выключишь его, когда я буду на полпути!» – сказал он, договаривая шутку. И тут он начал смеяться, перестав себя контролировать. Гордон не знал, что и подумать. Джокер снова схватил себя за переносицу и прикрыл глаза, смех нарастал постепенно, пока все его тело не затряслось.

Сбитый с толку Гордон перевел взгляд на своего друга...

Невозможно...

Появилась улыбка. Сначала небольшая, едва заметная на каменном лице.

Бэтмен смеялся. Улыбка превратилась в ухмылку, страшнее любого другого выражения, которое Гордон когда-либо видел на лице этого человека. Он не знал, стоит ли бояться.

А Джокер продолжал истерически хихикать.

Когда сирены завыли громче, Бэтмен рванулся вперед и схватил своего врага. Они стояли, их смех смешивался, тела дрожали. Позади них появились фары, бросая яркий свет сквозь ливень.

И тут Гордон понял.

«Он убьет его», – осознал старший полицейский, и кровь застыла у него в жилах. Смех Джокера затих, безумный заливистый хохот превратился в сдавленные вздохи, когда Бэтмен притянул его ближе.

Смех стих. Джокер замолчал.

– Бэтмен, нет!

Силы вернулись к Гордону, и он двинулся вперед почти бегом, едва не спотыкаясь. Но он не мог этого допустить. Дождь лил сильнее прежнего и заливал глаза. По мере приближения патрульных машин свет усиливался. Темный рыцарь повернулся, и стало видно его лицо в маске. В тот момент Гордон увидел что-то холодное и ужасное в глазах своего друга. Что-то, чего он никогда не забудет.

– Ты не можешь позволить ему победить! – закричал он, шатаясь, в попытке удержать предательское тело в вертикальном положении. – Надо все сделать по закону, – выдохнул он. – Это единственный выход.

На лице Бэтмена боролись противоречивые эмоции, едва различимые под маской. Затем он едва заметно кивнул и ослабил хватку. Джокер рухнул на колени, схватившись за горло. Несколько мгновений он молчал, а потом снова начал хихикать в перерывах между глубокими хриплыми вздохами.

Подъехали четыре патрульные машины с красными и синими мигалками, прибавив происходящему сюрреалистичности. Из них выскочил отряд полицейских, которые накинулись на негодяя, стоявшего на коленях. Остальные рассредоточились, чтобы обыскать территорию. Двое из них подбежали к Гордону и взяли его под руки. Внезапно он почувствовал благодарность за поддержку.

– Комиссар, – сказал офицер.

Гордон тупо смотрел на мужчину, тяжело опираясь на его руку.

– Там остальные, – сказал Гордон. – Сомневаюсь, что они далеко уйдут.

Полицейский только кивнул. Гордон прищурился от яркого света.

Закрыв глаза, он не хотел открывать их снова.

Но сделав это, он увидел, что Бэтмена уже не было.

Когда до сих пор хихикавшего Джокера заковали в наручники и увели, Гордону захотелось пойти за другом, чтобы хоть как-то его утешить. И все-таки он знал, что после этого шоу ужасов утешения уже не будет. Каждый из них должен был по-своему справиться с тем, что испытал.

Полицейские метались в темноте. Где-то вдалеке пронзительные голоса становились то громче, то тише, а потом и вовсе стихли. Он уставился на растекавшиеся лужи.

А дождь все лил. Мир вращался, как и раньше.


40


Барбара Гордон проснулась не до конца. Это больше было похоже на погружение в ледяную воду с привязанными к телу обрывками отвратительного сна, который она не могла вспомнить. Она охнула от холодной шокирующей реальности, когда попыталась сесть, но не смогла.

Что это? Она привязана к кровати? Кровати? Чьей кровати?

Где я?

Она произвела логические расчёты, затуманенный мозг пытался сложить факты. Из ее руки торчала игла капельницы. Резиновые трубки, светящиеся зеленые экраны, подозрительные аппараты, мерившие биологические данные с помощью сигналов и загогулин на мониторе.

Больница.

Металлические рельсы на узкой кровати. Нижнюю часть тела скрепляла какая-то сложная шина. О, Господи, это катетер?

Но почему она в больнице? Что случилось? Ее память была предательской и фрагментарной. Ненадежной. Она была у папы, пила какао, а потом...

Что?

И тут она вспомнила о нем. Тошнотворно-сладкий химический запах, как от жевательной резинки и формальдегида. И эта улыбка. Мерзкая желтая улыбка.

Джокер.

Воспоминания нахлынули на нее, она начала задыхаться и хватать ртом воздух. Любая подробность была ужасна. К горлу подкатила желчь, и она запаниковала, пытаясь сесть, но тут ее вырвало. Почему она не может сесть?

Рядом с ней была медсестра, которая помогла ей, нежно повернув голову и поднеся стальной тазик под подбородок.

– Все в порядке, мисс Гордон, – сказала медсестра, когда Барбару вырвало. – Теперь вы в безопасности.

– Почему... – Барбара сплюнула кровавую пену в таз. – Почему я не могу встать?

Женщина занервничала, как олень в свете фар. Спустя мгновение она, похоже, приняла решение:

– У вас проникающая травма грудного отдела позвоночника, – сказала ей медсестра. – Потребовалась срочная операция, вы были в искусственной коме, чтобы вам было легче...

– Позвоночника? – перебила Барбара. Она оттолкнула таз и схватила сестру за блузку, сердце бешено колотилось, когда волна тревоги накрыла ее с головой.

– Вы хотите сказать... – она не могла подобрать слова. Потом ей это удалось: – Я парализована?

– Пожалуйста, постарайтесь сохранять спокойствие, мисс Гордон. – Медсестра говорила мягким, нарочито спокойным голосом. – Лучше дождитесь доктора Ли, чтобы обсудить долгосрочный прогноз.

Но ее слова не произвели желаемого эффекта. Барбара зажала в кулаке ее халат и лишь потом поняла, что она делает.

– Скажите! – зашипела она сквозь стиснутые зубы, притягивая к себе лицо женщины. – Я. Действительно. Парализована?

Затем вдруг вошла еще одна медсестра, бесшумно передвигаясь в резиновых туфлях, и ввела что-то в капельницу.

Они обменялись взглядами, разделяя усталое, молчаливое понимание и жалость.

Барбаре хотелось выбить им зубы.

Все звуки стали приглушенными и далекими. Пиканье аппаратов. Разговор персонала больницы. И, наконец, пронзительное, нездоровое хихиканье Джокера, преследовавшее ее в темноте.


Барбару держали на сильном медикаментозном лечении. Для ее же блага, как говорили врачи. Чтобы облегчить ее беспокойство и травму и дать ее телу зажить. Что бы это ни значило.

– Все травмы позвоночника отличаются друг от друга, – говорила ей серьезная доктор Ли мягким голосом. – И каждый пациент с течением времени реагирует по-разному. Важно понимать, что термин «паралич» на самом деле охватывает широкий спектр функциональных нарушений различной степени тяжести.

Доктор Ли была превосходным врачом. Она говорила напрямую, не стеснялась в выражениях и относилась к Барбаре как к равной, способной понять сложную медицинскую терминологию, а не как к паникующему ребенку, которому надо просто дать леденец на палочке и погладить по голове. Но каждый раз, когда Барбара ее видела, она чувствовала бессознательную волну враждебности. Словно, если бы она не говорила все эти вещи – о закрытой травме позвоночника Барбары, отеке и прогрессировавшей неврологической дегенерации, – они бы не появились у нее на самом деле.

Но ярость была мимолетной. Как и все внутри нее, она была склизкой и все время норовила выскользнуть. Большую часть времени она проводила, просто глядя на пустую белую плоскость потолка, а люди то приходили, то уходили. Что-то делать или говорить было бессмысленно.

Приходил Бэтмен, выражение его лица под маской было непроницаемым, а рот был сжат в жесткую, угрюмую линию. Он пошел остановить Джокера, спасти ее отца, и когда она узнала, что он добился успеха, облегчение захватило её целиком. Но слова не шли у нее с языка. Все, что она могла делать, это молча кивать, лицо у нее было такое же мрачное, как у него.


Она не знала, сколько прошло времени, прежде чем она увидела отца в ногах кровати. Он был бледен и молчалив, небрит и одет в непривычную мешковатую рубашку, которая почему-то делала его меньше, как ребенка во взрослой одежде.

– Папа? – она сказала или, скорее, попыталась. Трудно было сказать, слетел ли звук с ее потрескавшихся губ.

Его волосы, обычно уложенные, казались тусклыми и немытыми и спадали на один глаз. На его шее виднелись уродливые отметины, кольцо исчезающего синяка, примерно того же пурпурного оттенка, что и круги от усталости под страдальческими голубыми глазами. Он едва сдерживал слезы, отчего она почувствовала, что внутренний порядок Вселенной тайком подменили. Она никогда не видела отца в слезах.

Даже из-за потери матери.

В коридоре раздался громкий металлический лязг. Оба резко вздрогнули, словно в синхронном танце. Как только они поняли, что сделали, то печально друг другу улыбнулись.

– Ты в порядке? – спросил он.

– Нет, – сказала она. – А ты?

– Не-а.

Он подошел к кровати и накрыл ее руку своей, и они надолго замолчали. Ей так много хотелось ему рассказать. Объяснить, как сожалеет о том, что не смогла спасти его от перенесённых им пыток. Она хотела добавить, что она по-прежнему рядом и любит его, и все то приятное, что говорят человеку после глубокой личной травмы, которую самому никогда полностью не понять. Но она знала, насколько бессмысленны эти приятные слова, потому что ненавидела, когда ей пытались их сказать другие.

Помимо этого ей хотелось рассказать ему или кому угодно другому о горе, которое грызло ее кости, как она чувствовала, что внутри нее умирает Бэтгёрл. Её тайное «я», которое она скрывала, упиваясь бесстрашной силой и мощью этой личности, пока другие об этом ничего не знали.

Когда умирал друг или любимый человек, проводилась поминальная служба. Все передавали друг другу старые фотографии, рассказывали знакомые байки и говорили, как им будет не хватать этого человека. Но ее лучшую версию убил неадекватный, непредсказуемый маньяк, который даже не понял, что он сделал. Никто не понял.

Все видели ее обнаженное, истерзанное тело, но никто не видел, что произошло на самом деле.

Бэтгёрл ускользала медленно и мучительно, шаг за шагом, в затянувшемся наркотическом тумане, и теперь Барбара была единственной, кто знал, что с ней случилось. Что ее убили только для того, чтобы доказать какую-то безумную, непостижимую истину. Барбара никому не могла сказать, как сильно скучает по себе.

Однако, взглянув на отца, она поняла, что он тоже борется с тем, чего она никогда не узнает и не поймет. С личными демонами, возможно, такими же, как у нее. В этот момент, несмотря на молчаливую, эмоциональную пропасть между ними, они разделяли глубокую, ужасную связь, в которой ни один из них не мог признаться.

Странно, но от этого она чувствовала себя еще более одинокой.


– Мисс Гордон, – говорил угодливый социальный работник, – насколько я понимаю, вы снова отказались от физиотерапии.

Это был невысокий рыжеволосый парень с неприятно бодрым нравом, который напоминал Барбаре бурундука в дешевом костюме. Она отвернулась, глядя в единственное окно на ту же унылую, дождливую часть Готэма, на которую смотрела неделями. Казалось, что дальше этого она уже не заглянет. Туда, где когда-то весь город принадлежал ей, теперь...

– Прошу вас, мисс Гордон, – сказал Бурундук. – Ваша самостоятельная жизнь зависит от вашей готовности работать с нашими физиотерапевтами. Они лишь хотят вам помочь.

– Помочь мне в чем? – отрезала Барбара. – Помочь мне выкатить дурацкое кресло в город, чтобы наблюдать, как тысячи незнакомцев притворяются, что не смотрят на меня? Они уже достаточно развлеклись за мой счет. Нет уж, спасибо.

– По крайней мере, подумайте о том, чтобы поговорить с нашим консультантом, она поможет вам справиться с эмоциональной травмой, – в его голосе слышалась мольба. – Ее зовут миссис Колберт. Она очень милая.

– Если она такая милая, – сказала Барбара, отвернувшись, – то идите и поговорите с ней сами. Уверена, это будет веселее, чем разговаривать со мной.

– Подавление чувств – плохая стратегия, мисс Гордон.

– Неужели вы не понимаете? – Она повернулась к нему спиной, горькая ярость свернулась в ее животе холодным кольцом: – Я ничего не чувствую.

Она ударила кулаком по онемевшим, бесполезным мышцам бедра.

– Я не могу...

Она замолчала, не находя слов, чтобы выразить пустоту, боль утраты, пробившей дыру в сердце человека, которым она всегда считала себя. Сильного. Могучего. Храброго. Который сражался бок о бок с Бэтменом на уважаемых, равных правах. Теперь все было кончено.

Все, что от нее осталось, – это разбитое тело и расколотая душа. Просто очередная грустная, жалкая шутка на злом выступлении Джокера. И какой смысл в шутке после того, как представление закончилось? Зачем дальше жить?

Бурундук продолжал нести банальности и развлекаться пустой болтовнёй о помощи самой себе, но Барбара его не слушала. Ей было интересно, откроется ли это окно, и если да, то как трудно будет забраться на подоконник. Если бы ей удалось вытащить верхнюю половину тела на улицу, гравитация сделала бы все остальное.

При этой мысли ее сердце бешено забилось.

– Я говорю, к вам посетитель, – сказал Бурундук. Возможно, он сказал это уже во второй раз, но она не обратила внимания. – Я зайду позже.

– Не утруждайтесь, – сказала она.

– Гм... – Новый, но знакомый голос. – Не знаю, помнишь ли ты меня.

Она повернулась к двери. Это был парень. Парень в очках, который был в тот самый вечер. У нее перехватило дыхание, к горлу подступила тошнота. Она подкатила кресло к прикроватной тумбочке и потянулась к телефону, сжав в руке трубку.

– Назови мне хоть одну причину, почему я не должна звонить в полицию.

– У меня ее нет, – сказал парень, глядя на свои руки. – Наверно, нужно. – Он пожал плечами. – Я бы так и сделал.

Это заставило ее задуматься. Она расслабила пальцы на трубке, но не убрала руку. Она ждала, что будет дальше.

Секунду – ничего. Они просто смотрели друг на друга. Когда он заговорил снова, слова бежали слишком торопливо, голос дрожал.

– Послушай, мне действительно очень жаль, что так вышло, – сказал он, – в смысле, прости за то, что я сделал. Этого бы не случилось без моего чипа. Я хотел не этого, честно. Я думал... – Он замолчал. Сглотнул слюну. – Я пойму, если ты позвонишь в полицию. На твоем месте я бы хотел... Возмездия.

Он посмотрел на нее и снова отвернулся.

– Все начиналось как шутка.

У нее вырвался жесткий, сухой смешок, который она не успела сдержать.

– Да, – сказал Зак. – Ну, все затевалось как смехотворный бунт.

Она нахмурилась:

– Подожди, ты сказал «чип»? Ты имеешь в виду тот, что был внутри аппарата, который взломал все компьютеры в Готэме?

На его бледном лице промелькнула болезненная гримаса. Он кивнул, и ее мозг лихорадочно заработал.

– Он сказал, что собирается устроить неприличный розыгрыш. Я понятия не имел, что он собирался...

– Слушай, забудь, – сказала Барбара, ощущая себя более живой, чем все последние недели. Она жестом подозвала его подойти ближе. – Ты можешь восстановить этот аппарат?

– На это уйдет некоторое время, – ответил он, – и деньги. Мне потребовалось три года, чтобы разработать прототип. Придется начать с нуля.

Сердце Барбары снова заколотилось, но на этот раз от волнения. Она полезла в ящик прикроватной тумбочки и вытащила толстый пластиковый пакет, в котором лежала единственная вещь, бывшая при ней, когда ее сюда привезли. Вещь, которую она сжимала в цепкой смертельной хватке так крепко, что им пришлось вырвать ее из ее пальцев, перед тем как сделать операцию и спасти ей жизнь.

Чип.

– Послушай, парень, – сказала она. – Как, говоришь, тебя зовут?

– Я не говорил, – растерянно ответил он. – Зак.

– Хорошо, Зак, – сказала она. Возможно, она даже улыбнулась, хотя прошло так много времени, что она почти забыла, как это делается. – Давай договоримся.

Она вытащила чип и показала ему.

Он раскрыл глаза еще больше, чем сильно ее удивил.

– Если ты действительно сожалеешь и хочешь загладить вину, можешь использовать вот это, чтобы построить мне аппарат, который сможет давать доступ к компьютерам всех преступников в Готэме. Аппарат, который позволит мне сделать это, не вставая с кресла. Почти как... как высокотехнологичный оракул.

Она на мгновение замолкла, глядя на дождливый город и обдумывая новые возможности, глядя в будущее после Бэтгёрл. Город снова может вернуться в ее власть.

– Послушай, – сказала она, поворачиваясь к Заку. – Забудь о мести и глупых шалостях второкурсников. Это – твой шанс сделать нечто значимое, для чего действительно нужны твои навыки.

Ее пульс участился, и впервые за несколько недель она почувствовала себя живой.

– Мы можем сделать это, вместе. Что скажешь? Ты в деле?

Зак по-прежнему смущался, переводя взгляд с ее лица на чип и обратно. Он был настороже и нервничал, как голодный уличный кот, который не знал можно ли доверять руке кормящего. Учитывая, что с ним сделал Джокер, она могла его понять.

Лучше, чем кто-либо.

– Послушай, я знаю, каково это – пострадать и мечтать отомстить людям, которые причинили тебе боль, – сказала она. – Может, у тебя это и получится, может, ты почувствуешь себя увереннее, но ты станешь не лучше их. Если мы поступим по-моему, у тебя будет шанс стать кем-то значимым. Шанс что-то изменить в этом паршивом мире.

Барбара сняла трубку.

– Ты обещала, что не будешь звонить в полицию! – сказал Зак и попятился к двери. Она подняла руку и жестом пригласила его сесть.

– Я готова к физиотерапии, – сказала она в трубку.


41


Свет заходящего солнца просачивался сквозь крепкую стальную сетку в окнах Лечебницы «Аркхем». Потрескавшиеся штукатуренные стены, заключенные и персонал купались в приятных оранжевых тонах, как на картине Вермеера.

Лайнус Стивенс сидел в комнате для посетителей.

– Рад снова видеть тебя, Ной, – сказал профессор Ною Каттлеру. Этот молодой человек вместе с Заком Тэйзиком был одним из его лучших учеников, но он бросил школу несколько месяцев назад. Ной не появлялся до сегодняшнего дня.

– Я слышал о том, что произошло, профессор Стивенс, – сказал Каттлер, – я был просто обязан проверить, как у вас дела.

Бывший студент был поджарым юношей с худым лицом и ястребиным носом.

– О, не волнуйся, мой мальчик, – сказал Стивенс. – Как только я представлю свои доказательства на повторном процессе, все поймут, как русские меня подставили. Это огромный заговор, больший, чем кто- либо может себе представить. Вот увидишь.

– Да, – ответил Каттлер, – конечно.

– Ну, хватит обо мне, хоть это и моя любимая тема. – Он тихо засмеялся. – Чем ты был занят все это время? С твоими-то талантами и способностями.

– Я консультировал.

– Консультировал?

Каттлер пренебрежительно махнул рукой:

– Занимался выяснением стратегий, разработкой сценариев, определением того, как лучше осуществить... некоторые сделки, так сказать.

– С помощью глубокой компьютерной аналитики?

– О да, – ответил молодой человек. – Некоторые даже прозвали меня Калькулятором.

Он улыбнулся.

– Как точно, – восхитился Стивенс. – Это замечательно, Ной. Просто замечательно.

Они еще немного поболтали, поговорили о компьютерных технологиях, затем обсудили причины, по которым русские, по мнению профессора, захотят получить преимущество в следующей гонке вооружений.

– Киберпространство, – сказал он, – вот где, несомненно, начнется настоящая война.

В конце концов, Каттлер извинился и объяснил, что у него есть планы на вечер.

– Конечно, мой мальчик, – сказал Стивенс. – Не всем из нас дано точно знать, где мы окажемся завтра.

Он криво улыбнулся. Выйдя из Лечебницы, Каттлер сел в машину и улыбнулся женщине за рулем. Веснушчатая Лиза Макинтош наклонилась и звонко его чмокнула. Затем она дернула рычаг передач, и они уехали.


Небо темнело, пока доктор Джоан Лиланд вела автомобиль по улицам. Она возвращалась с благотворительного вечера, и дорожные работы вынудили ее сделать крюк обратно, до «Аркхема». Она развернулась и обнаружила, что едет по Аллее Преступлений, мимо клиники Лесли Томпкинс – подруги, с которой она давно не виделась.

Посмотрев на часы, она решила: какого черта, и припарковала машину неподалеку. Она заскочит поздороваться и, может быть, договорится о встрече. Она прошла мимо заколоченного здания. Наверно, ее давно здесь не было, подумала она, потому что перед домом появился деревянный забор. Его потрепала непогода, он был разрисован граффити, заклеен листовками и плакатами.

Одно объявление особенно привлекло ее внимание.

Оно было старым и немного потрепанным – выцветший образ человека в стиле немецкого экспрессионизма, бегущего к зрителю, его лицо было скрыто тенью. Ухмылка мужчины белым полумесяцем сияла на его лице, а непослушная грива волос развевалась на ветру. Человека преследовал силуэт, летевший на веревке позади него. На нем не было костюма, но у него были рога на голове и перепонки, как у летучей мыши, по обеим сторонам тела, от рук до середины ног.

За силуэтом в воздухе виднелось здание в стиле ар- деко, а внизу плаката было название.


ТАЙНА КОМПАНИИ

MONARCH PLAYING CARD


Плакат знаменовал повторный показ немого фильма конца 1920-х. По крайней мере, его повторяли, насколько бы давним он ни был. Год отсутствовал. Ей потребовалось несколько мгновений, чтобы это понять. Ей невольно вспомнились слова Джокера:

«Иногда я вспоминаю это так, иногда иначе».


Когда наступили сумерки, Харви Буллок, как обычно, курил дешевую сигару в автомобиле марки «Маркиз» без опознавательных знаков вверх по улице у Готэмского дома для сирот. Он видел, как оттуда вышла сияющая Тея Монклер, держа за руку свою девятилетнюю дочь Дези.

Господи, что за имя.

Да какая разница. Она использовала деньги, которые он украл у Палмареса, чтобы купить новую квартиру в лучшей части города, и доказала детским службам, что навсегда завязала с наркотиками. С помощью доктора Томпкинс она получила достойную работу в магазине сувениров, специализирующемся на артефактах костюмированных злодеев, которых арестовал Бэтмен. В конце концов, это Готэм.

Бэтгёрл поверила его рассказу после пристрастного допроса. Она неохотно его отпустила, предупредив, что проверит его историю. Летучие мыши никогда еще не были такими сговорчивыми. Порой, без удовольствия подумал Буллок, приходится вершить самосуд, чтобы преодолеть бюрократическую чушь и дать человеку шанс.

Повернув ключ, он завел двигатель. По ветровому стеклу скользнула знакомая тень, и он посмотрел на темнеющее небо.

– Чертов ушастый урод, – пробормотал он. Под хор голосов на кассете автомобиля Буллок бросил тлеющий окурок сигары на асфальт и поехал обратно через центр Готэма.


Здание Нолан-Спрэнг, одно из старейших офисных построек в центре Готэма, могло похвастаться архитектурой в стиле боз-ар и отличной точкой обзора, с которой можно было наблюдать за всем центром города.

Опустилась ночь. Бэтмен стоял на одной из горгулий – пористой каменной статуе крылатого существа подземного мира, которое, как говорят, было вдохновлено «Адом» Данте. Человек в маске оглядел свой город.

Гордон был в безопасности. Джокер вернулся в «Аркхем» и с момента происшествия в парке развлечений практически не разговаривал. Однако его мысли занимало не состояние клоуна. Чем бы тот ни занимался, Бэтмен не мог объяснить, что происходило в его голове. Нет, его озадачивало собственное поведение.

Почему он так смеялся?

Может, это был черный юмор, копы так обычно расслабляются, пока охраняют место преступления? Неужели он так снимал напряжение, вызванное стрельбой и похищением? Выходила какая-то ерунда – он видел все это раньше, бывало гораздо хуже.

Это привело его мысли к более тревожному варианту. Возможно, он дошёл до предела. Возможно, Джокеру почти удалось загнать его в угол. Насколько близко он был к тому, чтобы позволить злейшему врагу увидеть его крах? И насколько Джокер был близок тому, что его шутка стала бы последней?

Узнает ли он когда-нибудь?

Бэтмен мрачно поджал губы, поднял руку и выстрелил из тросомета. Он напал на след двух подельников, которые избили Гордона и видели, как Джокер стрелял в Барбару. Крюк зацепился, и он помчался вниз, по бетонным каньонам мимо Аллеи Преступлений, где погибли его родители. Он отчетливо помнил, как будто это случилось лишь вчера, как он стоял на коленях в лунном свете. Как читал гневную молитву, предназначенную для Бога Ветхого завета.

«Я клянусь душами моих родителей отомстить за их смерть и провести остаток своей жизни в борьбе со всеми преступниками».

Он будет жить этим кредо этой ночью и всегда.


БЛАГОДАРНОСТИ


Авторы хотели бы поблагодарить Стива Саффела, Ника Ландау, Вивиан Чунг, Лору Прайс, Саманту Мэттьюз, Стива Гоува, Наташу Маккензи, Пола Гилла, Криса Маклейна, Лидию Гиттинс и Полли Грайс из Titan, Джоша Андерсона, Микки Стерна и Эми Вайнгартнер из Warner Bros, Майка Паллотту, Дага Принцивалли и Мишель Уэллс из DC Entertainment, и, конечно же, Боба Кейна и Билла Фингера, Джерри Робинсона, Алана Мура, Брайана Болланда, Денни О’Нила и Марка Кьярелло, а также CDV, Леди Ви, Джанго и всех крутых Бэтгёрл, которые борются против Джокеров этого мира. Мы вас видим.


ОБ АВТОРАХ


КРИСТА ФАУСТ – автор нескольких остросюжетных криминальных романов, в их числе «Удушающий захват», «Убийство из-за денег» и «Худтаун», а также десятка книг по сериалам и романам по фильмам, таких как удостоенная наград книга «Змеиный полёт». Она пишет для Marvel и уже создала оригинальную серию комиксов под названием Peepland с соавтором Гэри Филлипсом. Она работала на Таймс- сквер, в будках для подглядываний, в качестве профессиональной доминатрикс и в индустрии фильмов для взрослых – как за, так и перед камерами более двадцати лет. Фауст – фанатка фильмов жанра нуар, заядлая читательница классики остросюжетной беллетристики и поклонница боев серии ММА. Она живет и пишет в Лос-Анджелесе. Ссылка на ее веб-сайт: http://www.christafaust.com.


Сын механика и библиотекаря, с малолетства знакомый с комиксами Кирби и Кейна, который по многу раз смотрел «Сумеречную зону» и перечитывал прозу Химеса и Хэммета, ГЭРИ ФИЛЛИПС опубликовал несколько книг, таких как «Жестокая весна», первый роман подобного рода, действие которого происходит после гражданских беспорядков в Лос-Анджелесе 1992 г. Кроме того, он отредактировал несколько антологий, включая «Наследие Обамы: Пятнадцать историй заговора в стиле нуар»; и опубликовал более шестидесяти рассказов. Вместе с Кристой Фауст он написал графический роман «Мир за ширмой с щелью» для издательства Titan, о котором веб-сайт thefandompost. com сказал следующее: «Практически идеальный комикс с лихо закрученным сюжетом во всех нужных направлениях», а также выпустил мини-серию романов «Мститель: Саутленд» для DC Comics.


Литературно-художественное издание


Для широкого круга читателей


Криста Фауст, Гэри Филлипс

БЭТМЕН. УБИЙСТВЕННАЯ ШУТКА



home | my bookshelf | | Бэтмен. Убийственная шутка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу