Book: Клетка для сверчка



Клетка для сверчка

Анна Малышева

Клетка для сверчка

Глава 1

Телефон звонил долго, мучительно замирая и вновь воскресая где-то в складках одеяла. Александра, вырванная звонком из сна, ловила его вслепую, не открывая глаз. Наконец нашла, приложила к уху. Услышала незнакомый мужской голос.

— Да! — ответила она. Села и свободной рукой взъерошила коротко остриженные волосы, слежавшиеся за ночь. Сощурилась, ловя взглядом плывущие со сна предметы обстановки мансарды — умывальник в углу, допотопную, разрозненную мебель, маленькие тусклые окна, в которые неохотно просачивался утренний свет. — Да, слушаю!

— Это Александра Корзухина? — повторил мужчина. Его голос звучал с легким металлическим акцентом.

— Именно она, — подтвердила Александра, спуская босые ноги на обрывок старинного персидского ковра, служивший ей прикроватным ковриком. — С кем я говорю?

— Ох, простите! — засмеялся мужчина. — Забыл представиться. Эдгар Штромм. Вы слышали обо мне когда-нибудь?

Такие вопросы всегда ставили Александру в сложное положение. Сказать, что имя незнакомое? Можно обидеть некую знаменитость, известную в узких кругах. Если сказать обратное, легко попасть впросак в дальнейшем. Окончательно проснувшись, она встала и бросила взгляд на старый огромный фанерный чемодан, занимавший целый угол. Там хранилось наследство, доставшееся ей от покойной подруги Альбины, также торговавшей антиквариатом и живописью, — обширный и подробный архив коллекционеров и художников. «Эдгар Штромм там наверняка есть!» Пауза затягивалась.

— Не слышали! — сам себе ответил мужчина, как показалось Александре, даже с некоторым удовлетворением. — Да и не могли слышать, мы ходим разными дорожками, как говорится! Вы занимаетесь картинами, правильно мне сказали?

— Совершенно верно, — с облегчением ответила Александра, осознав, что собеседник не обиделся на ее неведение. — Но не только картинами. Я берусь за все. Времена нынче…

— Непростые, да, непростые времена, — опять довольно весело поддержал ее Эдгар Штромм. — Иначе, думаю, мы бы не встретились. Я занимаюсь только янтарем. Вы, как я думаю, нет, иначе я бы вас знал.

— Ах, вот что… — протянула Александра. — Действительно, это для меня terra inkognita[1].

— Ну а для меня это вся жизнь. — Теперь голос в телефоне звучал совершенно серьезно, без тени иронии. — Увлекся еще мальчишкой, и вот, дожил до седых волос… Ну, это лирика! Давайте ближе к делу. Я хочу вас ангажировать для одного предприятия. На днях состоится любопытный маленький аукцион. Янтарь, люцит и бакелит. Распродается уникальная коллекция.

— Я… — Александра растерялась. — Мне никогда не приходилось иметь дела с этими материалами…

— Знаю, знаю, — успокоил ее собеседник. — Но это как раз совершенно не важно. Вы будете представлять мои интересы в тех рамках, которые я вам обрисую, и только. Гонорар вас не разочарует. Что скажете?

Александра обвела взглядом мастерскую. Теперь, когда совсем рассвело и переулок под окном был полон звуков вскипающей утренней жизни, было особенно заметно убожество этой огромной чердачной комнаты с низким потолком, дощатыми щелястыми стенами, вздувшимся от сырости полом. Груды хлама по углам, подрамники, свернутые и порванные холсты, ящики с красками, кисти, невесть когда замоченные в большой банке с растворителем… Рабочий стол был удручающе пуст. На нем лежало лишь несколько книг и стояла кружка с недопитым кофе. У Александры уже месяц не было заказов на реставрацию, за это время ей удалось перепродать только небольшую коллекцию оловянных солдатиков, вполне заурядную. Она ничего не зарабатывала, а деньги были нужны, очень нужны. Особняк на Китай-городе, в мансарде которого она жила уже пятнадцать лет, шел под реконструкцию. То, чего так боялись населявшие его художники и скульпторы, произошло: всех выселили вместе со всем рабочим скарбом. Из мастерских уцелела только одна, та, где теперь оставалась Александра. Ее соседи разъехались, найдя себе новые помещения для работы. Александре съезжать было некуда и не на что.

— Давайте встретимся сегодня, — прервал молчание Эдгар Штромм. — Я чувствую, вы сомневаетесь. Не стоит! Я все объясню, и вы поймете, что вам совсем необязательно разбираться в янтаре и старых пластиках, чтобы сотрудничать со мной.

— Я не сомневаюсь! — поспешила заверить Александра. — Просто пытаюсь понять, что я обо всем этом знаю. И понимаю, что не знаю ничего!

Штромм рассмеялся в трубку. Его голос, когда он заговорил, звучал покровительственно:

— Я бы рад тоже ничего об этом не знать, поверьте! Давайте позавтракаем вместе? Я только с самолета и страшно голоден. Не рискую есть в самолетах, знаете ли…

— С удовольствием! — окончательно решилась Александра. — Куда мне подъехать? Где мы встречаемся?

— Никуда ехать не надо! — остановил ее Эдгар Штромм. — Я сижу в кафе, наискосок от вашего дома. Снаружи. Выйдите, посмотрите направо и увидите меня. Жду!

И не успела она опомниться, как разговор прервался. Александра еще несколько секунд смотрела на замолчавший телефон, как будто он мог дать ей недостающие сведения. «Этот Эдгар Штромм знает, где я живу, и не поленился подъехать к дому… Значит, я ему очень нужна». Далее теснились приятные мысли о гонораре, но им очень мешал вопрос, постоянно всплывающий, пока Александра умывалась, нетерпеливо подставляя ладони под тонкую струйку воды (воду на днях должны были отключить), одевалась и с волнением смотрелась перед выходом в зеркало. «Почему именно я?» — спрашивала она себя, запирая дверь мастерской и торопливо спускаясь по лестнице, будя каблуками гулкое эхо, какое живет только в пустых, брошенных домах. «Почему ему нужна именно я?»

* * *

Май только начался, и по утрам было еще свежо. Но в кафе наискось от дома Александры уже натянули тенты и поставили столики на улице. Штромма она увидела сразу — он был единственным посетителем. Перед ним стояла чашка кофе, к которой он не прикасался, пристально глядя на подходившую к нему женщину. Когда Александра приблизилась, Эдгар Штромм встал и слегка, как ей показалось — делано учтиво, поклонился.

— Рад видеть. — Он протянул руку, и Александра пожала ее. — И очень рад, что застал вас в Москве.

— Я тоже рада знакомству, — скованно ответила Александра и присела к столу. — Хорошо, если смогу помочь…

К ним вышел официант, Александра ткнула в меню, заказав кофе. Штромм продолжал пристально разглядывать ее, словно оценивая по частям, и это ее очень смущало.

— Кофе, и все? — спросил он. — Так дело не пойдет. Здесь несколько лет назад делали чудесные блинчики. У вас есть блинчики? — обратился Штромм к официанту. Получив положительный ответ, кивнул: — Мне и даме.

Когда официант удалился, Штромм продолжал, сверля Александру взглядом:

— А вот там, за углом, во времена моего детства была пирожковая. Я уж теперь и не знаю, были те пирожки за пять и десять копеек вкусными или нет, но воспоминания остались необыкновенные. Да… Время странная штука, правда? Прошлое всегда кажется нам или прекраснее, чем оно было, или ужаснее… Это еще Зигмунд Фрейд отмечал… И Марсель Пруст.

Александра вздохнула чуть глубже, откинулась на спинку плетеного стула, расправила плечи. Она переставала стесняться собеседника и теперь могла его разглядеть как следует.

Эдгар Штромм выглядел лет на пятьдесят с небольшим. Почему-то, говоря по телефону, Александра представляла его старше. Квадратное загорелое лицо, зачесанные назад седые, яркие до белизны волосы, маленькие голубые глаза, посаженные близко к переносице и словно слегка на разной высоте… Сухой тонкогубый рот, широкие плечи. Несмотря на прохладу и сырость (всю ночь шел дождь), Штромм снял вельветовый пиджак и бросил его на спинку свободного стула, оставшись в рубашке с короткими рукавами. В нем не было ничего неприятного или тревожащего, и все же Александра не могла избавиться от смутной тревоги. Слишком внезапно этот человек ворвался в ее жизнь.

— Вы москвич? — спросила она, стараясь отвлечься от неприятного ощущения. — Вы жили в этом районе?

— Да, коренной москвич, жил неподалеку, на Пречистенке. — Штромм почему-то хохотнул. — Но это было очень давно. Теперь я гражданин Евросоюза. Живу то в Польше, то в Германии. Собственно, везде живу.

И снова Александру задел его металлический, неискренний смех. «Он что-то скрывает! — думала женщина, следя за тем, как вернувшийся из кафе официант ловко сервирует перед ними завтрак, деликатно, чуть слышно постукивая посудой. — И кажется… нервничает больше, чем я!»

— Да что же мы смотрим на это великолепие, давайте есть! — воскликнул Штромм и взял вилку и нож. — Где я только ни бывал, где ни ел, а все-таки в Москве мне кажется вкуснее всего. Знаете, где родился, там и сгодился.

После этих слов он замолчал и казался целиком поглощенным едой. Александра ела медленно, без особой охоты, хотя была голодна. Дома еды не было, старенький холодильник давно сломался, она питалась всухомятку и от случая к случаю, на ходу. Перспектива вскоре потерять мастерскую, которая была для нее и домом, ввергла художницу в апатию. Она ощущала себя улиткой, лишенной раковины.

— Да! — внезапно громко воскликнул Штромм, и Александра вздрогнула, уронив вилку. — Что касается нашего дела. Я ведь вам ничего не сказал. Дело щекотливое, признаюсь. Пожалуй, даже дело чести.

Александра молча смотрела на него, ожидая продолжения. Штромм размазал вилкой джем по краю тарелки и резко отодвинул ее, словно решившись на что-то.

— Итак, на днях состоится маленький аукцион, — продолжал он. — Янтарь, копалы, люцит, бакелит. Распродается коллекция моего покойного друга. Продает его дочь. У нее сейчас стесненные обстоятельства. Да, собственно… — Штромм сделал паузу. — У Ольги всегда такие обстоятельства. Она не умеет обращаться с деньгами. Это взрослый ребенок.

— Что же требуется от меня? — осведомилась Александра.

— В данный момент — терпение, — шутливым тоном заметил мужчина. — Я пытаюсь донести до вас суть проблемы.

Александра, почувствовав неловкость, замолчала. Перед ней сидел клиент, на данный момент — единственный на горизонте. Экономический кризис не пощадил среду коллекционеров. Продавалась или самая ходовая дешевка, на которой нельзя было заработать, или редкости, которые в самом деле были уникальны, цена на них никогда не падала. Средний слой товара почти не двигался, а именно он кормил перекупщиков вроде Александры. Желающие отреставрировать картину тоже встречались не часто. Эдгар Штромм, кем бы он ни был, казался настоящим подарком судьбы.

— Вам доводилось иметь дело с коллекционерами янтаря и старых пластиков? — спросил Штромм, убедившись, что его внимательно слушают. — Вы говорили, что не знакомы с этой средой.

Александра отрицательно покачала головой.

— Это совершенно особенные люди, — Штромм улыбался, но его маленькие голубые глаза были холодны. — Они живут в замкнутом мире. В своей Янтарной комнате, если можно так выразиться. И выхода из нее нет. Кого однажды зачаровал янтарь, тот навсегда останется его рабом. Таким был и мой друг, чья коллекция выставлена на продажу. Наверняка вы не слышали его имени. Игорь Исхаков был настоящим фанатом янтаря.

Александра вновь покачала головой. Это имя она слышала впервые.

— Он собирал не только янтарь, он собирал также копал — это недозревший, молодой янтарь, а также старинные пластики, давно снятые с производства. Люцит, бакелит… У него в коллекции был уникальный резной целлулоид, он приобрел его в Париже, целый сундук разом. Продавала полусумасшедшая старушка, бывшая модель Коко Шанель. Да, конечно, во всех случаях, кроме янтаря, я говорю об изделиях, а не о кусках материала. Янтарь в его коллекции был и кусковой, необработанный. Но…

Штромм сделал паузу, словно готовясь к решительному шагу.

— Речь в нашем случае пойдет не о янтаре. Что вы знаете о таком материале, как бакелит?

Александра пожала плечами:

— Ничего, абсолютно. Это синтетика?

Штромм, усмехнувшись, потянулся к своему пиджаку, висевшему на спинке соседнего стула, порылся в карманах и бросил на стол перед Александрой два маленьких полупрозрачных кубика темно-медового цвета. На каждой грани кубиков виднелись белые точки, нанесенные краской, — от одной точки до шести.

— Игральные кости? — подняла брови Александра.

— Совершенно верно, это я вам показываю для примера. Игральные кости для настольных игр производства ГДР делались из бакелита. В наши дни бакелитовые аксессуары — чистый винтаж, все захватили банальные пластики. Такие кубики сейчас стоят на рынке около трехсот евро за штуку. В Германии на них настоящий бум уже несколько лет.

— Я понятия об этом не имела… — протянула женщина. — А кубики эти помню очень хорошо, если их намочить водой, они становятся очень красивыми, похожими на янтарь…

— Да-да, — рассмеялся Штромм. — А вообще, бакелит — это попросту термореактивная фенолформальдегидная смола. Звучит очень скучно, правда? Янтарь куда романтичнее, сколько с ним связано красивых легенд, сказок, суеверий…

Художница выжидательно помешивала ложечкой пену в остывшем кофе.

— Но представьте, этот скучный материал подделывают! — воскликнул Штромм, словно изумляясь собственным словам. — Существует такая штука, как фейкелит, поддельный бакелит. И на него тоже находятся охотники. Бусины из фейкелита, например, проходят все тесты на бакелит, но издают иной звук при соударении друг о друга. Но чтобы определить подделку, нужно быть специалистом.

— Каковым я не являюсь, — не выдержала Александра. Она терялась все больше. — Чем же я могу быть полезна?

— О, вы можете быть полезны и мне, и дочери Исхакова, — спокойно заверил ее собеседник. — Я же говорю, для меня это дело чести — помочь дочери покойного друга. Сама Ольга не в состоянии постоять за себя. Она не понимает, не видит, когда ее обирают. А на этот аукцион сбегутся самые зубастые хищники. Видите ли… Когда речь идет не о золоте, серебре, не о живописцах с громкими именами, когда критерий оценки размыт, очень легко сбить с толку человека, который в себе не уверен. И сбить цену вещам, которые он продает. На Ольгу легко нажать. Она сразу сдается. После смерти отца я пятнадцать лет опекал ее, помогал и советом, и деньгами… Но заменить ей отца не мог, сами понимаете, тем более что вскоре после гибели Игоря уехал из Москвы за границу. А мать существовала в ее жизни только номинально. У нее была другая семья. Практически с двенадцати лет Ольга росла одна, сама по себе, с няньками и гувернантками. Теперь ей двадцать семь…

Штромм глубоко вздохнул, сгреб со стола бакелитовые кубики, вновь бросил их, оценил результат, слегка сдвинув брови. Александра так же машинально произвела подсчет. «Шесть и два — восемь. А он интересный тип, этот Штромм с его кубиками!» Как правило, ее примиряли с малоприятными людьми странности, подмеченные в них.

— А все равно как двенадцать! — заключил Штромм. — Так вот, я хочу познакомить вас, ваша задача — поддержать ее на аукционе, не дать ее ограбить. Там обязательно будут сбивать цены. Не поднимать, а сбивать под всякими смехотворными предлогами. Ваша функция — руководить Ольгой. Вы должны быть ее представителем и немедленно снимать с торгов вещи, на которые будут снижать цены. Мы продадим их в другом месте, за настоящие деньги. Собственно, я с самого начала был против аукциона, но мне не удалось ее переубедить. Она вбила себе в голову, что сможет выручить хорошую сумму.

— Но почему вы думаете, что она будет слушаться меня? — воскликнула Александра. Такое предложение она получала впервые. Ей предлагали деньги за то, чтобы она снимала лоты с аукциона, а не приобретала их!

— Потому что я ей скажу, — просто ответил Штромм. — И она с радостью согласится, Ольга любит, чтобы ею руководили. Она боится принимать решения сама.

— Но почему вы сами не можете все это сделать?

— Меня не будет в Москве. Я уезжаю сегодня поздно вечером, срочные дела, их нельзя отменить. Аукцион послезавтра.

Александра поднесла к губам чашку с кофе и выпила его маленькими глотками, прикрыв глаза, обдумывая предложение. Штромм молча ждал. Внезапно налетевший сильный порыв ветра сморщил лужи на тротуаре, исказив отражение едва одетых зеленью ветвей старой липы рядом с кафе. Женщина поежилась, ставя на блюдце пустую чашку.

— Нам нужно многое успеть до вылета, — Штромм говорил так, будто она уже согласилась. — Съездить к Ольге, она живет за городом, в том самом доме, где пятнадцать лет назад трагически погиб ее отец. Согласитесь, душевного равновесия это ей не добавляет, но переехать пока нельзя — некуда. Дом заложен. Она вся в долгах. Все, что у нее есть на продажу, — это коллекция отца.

— А… Что случилось с ее отцом? — рискнула спросить Александра.



Вместо ответа Штромм сгреб игральные кубики, крепко сжал их в кулаке и осторожно выкатил на столешницу.

— Надо же, шесть и шесть — двенадцать, — пробормотал он. — Редко выпадает. Значит, мне повезет.

И, повысив голос, глядя прямо в глаза Александре, продолжал:

— С ним случилось то, что иногда случается с коллекционерами. Его убили из-за коллекции. И даже не из-за великолепной янтарной секции. Он погиб из-за пластика… Правда, очень редкого пластика, самого редкого на свете. Вы слышали когда-нибудь об оттоманском фатуране? Нет? Неудивительно. О нем мало кто имеет представление, а уж в руках держали и вовсе единицы, избранные счастливчики…

Резко стемнело, начал накрапывать дождь. Они сидели под тентом, но порывы ветра доносили до их столика мелкие, порошкообразные брызги. Внезапно Штромм встал, сгреб со стола кубики, достал из кармана пиджака бумажник и положил несколько купюр под блюдце:

— Сейчас у меня еще одна встреча, затем я за вами вернусь и поедем за город. Да, я же не назвал сумму гонорара!

Взяв бумажную салфетку из вазочки, он склонился и написал на ней цифры. Протянул Александре:

— Я ангажирую вас всего на один вечер! Надеюсь, сумма вас устроит, в противном случае я готов ее обсудить! Все, перезвоню!

Взяв пиджак со спинки стула, Эдгар Штромм вышел из-под навеса и двинулся в сторону Солянки, не обращая внимания на то, что дождь заметно усилился. Зонта у него не было. Штромм на ходу надел пиджак и показался еще шире в плечах. Александра смотрела ему вслед. Он шел спокойно, размеренной походкой человека, который точно знает, куда он направляется и что ему нужно. Затем Александра перевела взгляд на салфетку с цифрами…

За однодневное участие в аукционе ей предлагалась сумма, которая позволяла снять новую мастерскую на три месяца. Александра уже присмотрела вариант — перспектива переезда была слишком ясна. Помещение, где прежде тоже располагалась мастерская от Союза художников, нашлось совсем близко, через два переулка, на втором этаже старого деревянного оштукатуренного особняка конца девятнадцатого века. Там была даже ванна, что особенно пленило Александру. Художница могла бы внести плату за первый месяц, но хозяйка, сама вдова художника, хорошо знавшая эту публику, у которой сегодня в кармане густо, а завтра пусто, требовала предоплату за три. «Тем более, моя дорогая, вы сами сказали, что живете одна! — без смущения добавила осторожная хозяйка. — Ни мужа, ни друга, если что, материально поддержать вас некому. Нет, не обижайтесь, но предоплата за три месяца!»

Стас, бывший сосед Александры, скульптор, живший этажом ниже, недавно переехал вместе со своей прислугой и моделью Марьей Семеновной в Пушкино. Там у Марьи Семеновны оказались родственники, которые задешево сдали скульптору большой запущенный деревянный дом. Это вполне устроило беспечного «фавна», как он сам себя называл. Переезжая, он зашел к Александре и предложил небольшую сумму. Не взаймы, конечно, такого рыцарь и старый друг никогда бы себе не позволил, а без отдачи.

— Возьми, возьми, друг Александра, — говорил он смущенной художнице, сам заметно смущаясь. — Сколько раз ты меня выручала, когда Марья на опохмелку не давала… Я же не помню, возвращал или нет. Так что бери!

На лестнице стоял шум — волокли ящики, коробки, узлы с вещами, освобождая мастерскую скульптора. Слышался громкий голос Марьи Семеновны — старуха командовала грузчиками. Александра взяла тогда деньги. Она в самом деле часто совала беспутному соседу в минуту нужды мелкие купюры, возвращать которые тот благополучно забывал, когда его дела поправлялись. Но этой суммы не хватило бы, чтобы решить вопрос с арендой, кроме того, деньги тут же разошлись на другие нужды.

…И вот теперь вопрос с переездом был решен. Александра смотрела на салфетку с цифрами, и маленький клочок бумаги перевешивал все ее сомнения по поводу предстоящей авантюры. «Да, я ничего не знаю ни о янтаре, ни о старинных пластиках, как выражается этот Эдгар Штромм, — говорила она себе. — Но ведь я не должна ни реставрировать, ни давать экспертное заключение. Просто снимать с аукциона лоты, на которые сбивается цена. С согласия владелицы коллекции. Чисто механическая, пустячная задача. И это поможет мне переехать со всем своим барахлом, хотя бы на первые три месяца, в человеческие условия!»

— Еще кофе! — обратилась она к подошедшему официанту.

— Не желаете перейти в помещение? — спросил тот, начиная убирать со стола.

Дождь припустил вовсю. Александра покачала головой:

— Я посижу здесь.

Холодный ветер приятно освежал ее горевшие от волнения щеки. В ожидании кофе художница сидела, откинувшись на спинку стула, глядя на противоположную сторону переулка, на свой дом, на окна своей мансарды — маленькие, подслеповатые, темные. Паника, в которой она жила последние недели, постепенно утихала. Вопрос с переездом был решен. «Нужно сейчас же зайти к хозяйке, сказать, что я перееду на днях и заплачу за три месяца, как она хотела!» — размышляла Александра. Официант принес ей чашку капучино с пышной сливочной пеной, щелкнул зажигалкой, зажег свечу в стеклянном стакане на столике.

— Темно, как вечером, — улыбнулась ему Александра.

Она старалась растянуть спокойные минуты, каких в ее жизни было мало в последнее время. Пила кофе не торопясь, следя за тем, как пляшет язычок пламени в стеклянном плену, бегут ручьи вдоль тротуаров и зыбко отражаются в мокром асфальте красные габаритные огни машин, медленно проезжающих по переулку. Брызги дождя попадали прямо в ее кофе, буравя дырки в оседающей пене.

«Все это удивительно, и все это очень хорошо… Но почему я?» Она упорно прогоняла мысль, темную и беспокойную, как это мглистое утро, похожее на ранний вечер. «Почему ему понадобилась именно я?»

* * *

…Лесная дорога, по которой ехало такси, внезапно вильнула вправо и закончилась у решетчатых раздвижных ворот. Над воротами горел фонарь, освещая въездную площадку и начало асфальтированной дороги, уходящей в глубь коттеджного поселка. Вдали, за черной грядой елового леса, догорал ветреный яркий закат, медленно оседающий на краю золотистого неба, как слой малинового варенья в стакане чая. Александра, сидевшая на заднем сиденье, напрасно искала взглядом охранника. Сторожка у ворот пустовала, шлагбаум за оградой опущен.

Штромм обернулся с переднего сиденья:

— Вот мы и на месте, дальше несколько минут пешком. Прекрасная прогулка!

— А как мы попадем вовнутрь? — Александра оглядывала длинную решетчатую ограду, тянувшуюся вправо и влево от ворот. Ограда терялась в зарослях кустарника, подступившего вплотную к поселку.

— У меня есть ключ от калитки! — успокоил ее Штромм и обернулся к таксисту: — Значит, как договорились, вы ждете полчаса — и сразу в Шереметьево!

— Воля ваша! — ответил таксист. — Вы же за ожидание платите.

Штромм вышел первым и галантно распахнул дверцу перед Александрой. Он вел себя так, словно никуда не спешил, и некоторое время стоял перед воротами, с удовлетворением оглядываясь по сторонам. Казалось, ему было по душе полное безлюдье и тишина этого места.

— Чудесно! — резюмировал он, потягиваясь. — Жить бы и жить… А Ольга мечтает уехать отсюда. В сущности, ее можно понять… Она живет в доме, где убили ее отца.

Подойдя к воротам, он достал из кармана пиджака связку ключей, быстро, привычно выбрал один, магнитный, и приложил его к замку калитки. Низко заныл сигнал. Штромм поманил Александру и галантно впустил ее в калитку первой.

— Всего несколько минут пешком, — повторил он, закрывая за собой калитку. — Мне засиживаться некогда, около полуночи самолет, едва успеваю. Послушайте…

Штромм неожиданно взял Александру под руку, и она вздрогнула. Подобная фамильярность всегда ее настораживала, но Штромм как будто не вкладывал в свой жест никакого подтекста. Он вел Александру по аллее и говорил спокойно, со своим легким металлическим акцентом, придававшим его речи непререкаемый тон.

— Вы должны ей понравиться, понимаете меня? — Мужчина свернул на одну из боковых аллей, в конце Александра разглядела двухэтажный белый дом, полускрытый деревьями. В глубине сада горел фонарь. — Иначе она вам не доверится. Ольга — человек первого впечатления. Она не уверена в себе, легко идет на поводу, но уж если вы ей не понравитесь с первого взгляда, ничего не выйдет и слушаться она вас не будет. Это подросток. Женщина она только с виду. Мне кажется…

Штромм выпустил локоть Александры так же резко, как схватил его. Он повернулся к женщине и вглядывался в ее лицо, словно старался запомнить каждую черту. Этот сверлящий взгляд, который Александра уже отмечала у своего клиента, производил на нее гнетущее впечатление. Она отвела глаза.

— Мне кажется, — продолжал Штромм, — что в ту ночь, когда убили ее отца, убили и будущее Ольги. Ей так и осталось двенадцать лет. Нет, она адекватна, дееспособна, но ей нужно постоянное руководство. Пока я мог, я все делал для нее. Пятнадцать лет… Приезжал из любой точки мира по первому звонку. Своих детей мне Бог не дал, семьи у меня нет, так что, наверное, в какой-то мере она мне заменила дочь… Неизвестно еще, кто из нас кому должен быть благодарен!

Александра с молчаливым удивлением отметила, что на лице Штромма появилась язвительная улыбка, противоречившая его чувствительной тираде.

— Никаких указаний я вам давать не стану, — улыбка Штромма стала еще шире, что не сделало ее приятнее. — Здесь рецептов быть не может. Доверяю вашему знаменитому чутью.

— Да, кстати, о чутье… — медленно, словно просыпаясь от тяжелого сна, проговорила Александра. — Кто рекомендовал меня вам?

— Это давнее-давнее дело, — Штромм словно забыл улыбку на неподвижном лице. — У меня была старая добрая знакомая в Москве, она знала всех на свете. Я имею в виду тех, кто торгует антиквариатом, конечно. И как-то в разговоре она упомянула вас, сказала, что вы — самый честный человек в этой области. И потому никогда вам не стать богатой!

— Кто же эта ваша знакомая? — изумленно спросила художница.

— Альбина Гуляева. У нее когда-то был собственный магазин, но потом она стала сильно болеть, ноги отказывали, она больше не могла заниматься делами. Сейчас она уже в лучшем мире.

Штромм вздохнул, искренне или притворно — понять было невозможно. Александра не сводила с него глаз. Закат догорел, стремительно стемнело, и лицо ее спутника сделалось почти неразличимым.

— Альбина была небезгрешна, как все мы, но ее мнение для меня всегда много значило, — закончил Штромм. — Поэтому, когда мне понадобились услуги посредника, я вспомнил о вас.

— Альбина была моим лучшим другом, — проговорила Александра. — Мне было тяжело ее потерять.

— Я рад, что вы умеете дружить, — Штромм повернулся и взглянул на дом, белевший в конце аллеи. — В наше время это редкое качество, а Ольге очень нужны друзья.

И направился к дому, больше не делая попытки взять Александру под руку, за что она была ему благодарна. Хотя этот человек, внушавший ей больше опасений, чем доверия, и сослался на знакомство с Альбиной, художница не могла отделаться от тягостного ощущения. «У него жесткий взгляд, фальшивая улыбка… И все эти разговоры об опекаемых сиротах…» Александра понимала, что, возможно, несправедлива к человеку, сразу вызвавшему у нее безотчетную неприязнь, но ничего не могла с собой сделать. Эдгар Штромм не нравился ей, несмотря на то что спас ее от безденежья в самый критический момент.

* * *

Их ждали — по мере приближения к дому, белевшему в глубине темного, еще безлистного сада, Александра все яснее различала кого-то за калиткой. Фонарь освещал фигуру сзади, рисуя золотой контур вокруг головы, покатых плеч, обводя руку, лежавшую на перекладине калитки. В сумерках послышался низкий, теплый женский голос:

— Как вы поздно, дядя! Вам же в аэропорт!

— Успею, все успею, такси ждет за воротами! — Штромм быстро подошел к калитке и распахнул ее, жестом подзывая Александру: — Ну, дамы, знакомьтесь!

Он представил Александру хозяйке дома, и Ольга, судорожно кивнув, протянула руку:

— Я вас ждала!

Рука, которую пожала Александра, оказалась холодной, влажной, странно вялой, словно лишенной костей. Художница произнесла, стараясь попасть в приветливый тон Штромма:

— Очень рада! Надеюсь, смогу быть полезной.

— В дом, в дом! — Штромм торопил Ольгу, слегка хлопая ее по плечу, так что сползла вязаная шаль, в которую куталась молодая женщина. — И немедленно кофе! У нас не больше получаса, потом прыгаю в такси и улетаю!

Ольга направилась к крыльцу. Штромм, не глядя, привычным жестом запер изнутри калитку, вслепую найдя нужный ключ на связке.

— Не смущайтесь, — бросил он Александре, которая стояла рядом, не решаясь последовать за хозяйкой. — Она хорошая девочка, вы должны поладить!


…Художница опустилась в глубокое кресло, накрытое пледом, другим пледом хлопотавшая вокруг Ольга тут же накрыла колени Александры. Та, чувствуя неловкость, поблагодарила:

— Спасибо, не беспокойтесь, пожалуйста, здесь очень тепло!

— Нет-нет! — возразила Ольга. — Вы просто с улицы и еще не чувствуете, здесь вечерами сыро, а я поздно затопила. Отдыхайте!

Александра огляделась. В углу большой комнаты топилась высокая голландская печь, облицованная бледно-голубыми изразцами. Александра моментально оценила их — недавно ей случилось продавать старинные плитки, снятые с печей из снесенных домов. Такие плитки и старое литье ценились на рынке, любители с удовольствием платили хорошие деньги, чтобы облицевать ими свои новые печи и камины. Изразцы на здешней печи также были старые, явно русского происхождения, кустарно расписанные. «Конец девятнадцатого века или начало двадцатого, — определила про себя Александра. — А сам дом явно конца девяностых… Тогда такой декор был не в ходу, все строились «побогаче». Исхаков явно разбирался не только в янтаре и пластиках!» Вокруг черной чугунной дверцы изразцы растрескались и были подмазаны глиной. В щелях мелькал золотой огонь.

Стены большой полутемной гостиной были почти полностью скрыты под книжными полками и картинами, развешанными вплотную друг к другу, так что свободного места уже не оставалось. Картины, как навскидку определила Александра, ничего значительного не представляли. Это были обычные трофеи с европейских блошиных рынков и из антикварных магазинов. Зачастую рамка стоила дороже самого холста. Вдоль задней стены тянулась деревянная лестница, ведущая на второй этаж. Наверху горел свет — верхние ступени были ярко освещены и казались облитыми желтым маслом.

Штромм расположился в кресле напротив Александры, возле самой печки. Вытянув ноги, прикрыв колени пледом, он помешивал ложечкой кофе, поданный Ольгой. Сама хозяйка не садилась — она хлопотала вокруг маленького круглого стола, покрытого желтой вязаной скатертью, расставляла на нем вазочки с печеньем, конфетами, пугливо звенела приборами и чашками, то и дело озабоченно приподнимала крышку пузатого кофейника и заглядывала вовнутрь, словно надеясь получить дельный совет. Над столом свисала лампа в фарфоровом белом абажуре, покрытом цветочной росписью. Мягкий свет лился на скатерть, на руки и лицо Ольги. Теперь Александра могла рассмотреть хозяйку дома.

Невысокого роста, чуть полноватая, миловидная, Ольга казалась младше своих лет. Штромм говорил, что его подопечная осталась подростком, и в самом деле — та походила на очень юную девушку. Иллюзию создавало выражение ее лица. Ольга смотрела по-детски открыто и в то же время робко, словно заранее извиняясь за глупость, которую может произнести. В ее улыбке, не размыкавшей припухших губ, было нечто виноватое. Глаза, большие, черные, миндалевидные, придавали ее лицу нежное, покорное выражение. Черные волосы свободно падали на плечи, обтянутые шалью, на смуглой округлой шее розовело коралловое ожерелье. Во всем ее облике было нечто домашнее, уютное, выпадавшее из времени. «Девушка из рассказа Чехова, — Александра улыбалась ей в ответ, ловя приветливый взгляд. — Удивительно, время совсем не властно над некоторыми типажами…»

— Времени мало, — говорил Штромм, — так что к делу. Аукцион послезавтра. Легко и приятно не будет, я тебе уже говорил сто раз, Оля.

Та, склонив голову, наливала кофе через ситечко. Молча, не глядя, подала чашку Штромму, так же молча, настороженно держась, принесла другую чашку Александре. Художница поблагодарила. Она видела, что девушка очень напряжена. Штромм продолжал:

— Ты человек взрослый, Оля, коллекция — твое законное наследство. Имеешь право распорядиться им, как хочешь. Но я не вижу смысла делать подарки людям, которые этого не заслуживают, в ущерб себе. Я еще раз предупреждаю: те начальные цены, которые я выставил на все лоты, не должны понижаться. Они и так смехотворно низкие. Я бы повысил, чтобы публика не наглела…



— Нет, дядя, нет! — вырвалось у девушки. Прикусив нижнюю губу, словно испугавшись собственной дерзости, она опустила глаза, вернувшись к столу.

— Нет так нет, твое решение, твое право, — Штромм раздраженно дернул плечом. — Знаешь, опыт показывает, что с нашим братом коллекционером церемониться нечего. Собака палку любит. Ставишь заниженную цену — навлекаешь на себя подозрения, что вещица с некрасивой историей, или подделка, или ты, прости, дура… Коллекция твоего отца уникальна, деточка. Он собирал ее по крохам, по всему миру. Подобных вещей нет ни у кого! Если бы не кризис… Сейчас ценится только дешевка.

Штромм вздохнул с неподдельной горечью. Александра, внутренне разделявшая его мнения и чувства, держалась отстраненно. Она полагала, что не стоит вмешиваться в разговор, показывая личную заинтересованность.

— Вот поэтому я пригласил Александру, — Штромм наклонился и поставил на приступок печи опустевшую чашку. — Надеюсь, вы найдете общий язык. Задачу я объяснил… Если вещи продадутся хотя бы за начальную цену, с небольшой символической прибавкой в один шаг, мы по законам аукциона не имеем права их снимать с торгов. Но если цену под разными предлогами начнут снижать, Александра должна вмешаться. Мы договорились об этом!

Художница кивнула. Она чувствовала себя очень неловко — хозяйка дома упорно смотрела в сторону, словно тяготясь ее присутствием. «Похоже, у меня не получилось завоевать ее доверие с первого взгляда, — думала Александра, созерцая свое зыбкое отражение в чашке с кофе. — Ситуация так себе! Меня навязывают в качестве оплаченного цербера вполне взрослому и дееспособному человеку!»

— Ты покажешь Александре коллекцию, все, что выставляешь на продажу, — продолжал Штромм, — надо, чтобы она хотя бы визуально знала, с чем будет иметь дело. На аукционе ты будешь вместе с ней. В самостоятельные переговоры ни с кем не вступай. Ерунды не слушай. Тебе там наговорят, я уж знаю, кто придет… Как жаль, что я не могу сам там быть!

Последнее восклицание вырвалось у него словно непроизвольно и прозвучало искренне. Ольга слегка повернула голову в его сторону, волосы упали ей на щеку, скрыв от Александры ее лицо.

— Ты никак не можешь остаться, дядя? — голос молодой женщины звучал глухо.

— На этот раз не могу. Ты сама знаешь, я всегда отменял ради тебя срочные дела. Но теперь у меня очень важная сделка, я ее долго готовил, клиент сомневается до сих пор… Если я все перенесу, он пойдет на попятную. Нет и нет. Справляйся сама, раз сама это затеяла. Решила играть во взрослые игры — играй. Александра тебе в помощь.

— Да… Конечно… — Ольга взглянула на художницу, ловившую каждое слово. — Спасибо вам, что согласились!

Александра сделала неопределенный жест, разведя руками:

— Спасибо вам, что пригласили…

Штромм внезапно, рывком поднялся из кресла, и комната сразу показалась меньше, потолок ниже. Невысокий, но крепкий, уверенный в каждом своем движении и слове, этот человек словно поглощал пространство вокруг себя.

— Мне пора ехать, — заявил он, обращаясь к Александре. — Но сперва я должен кое-что вам показать! Оля, открой-ка нам в кабинете отца шкаф, где лежат четки со сверчками.

В тишине пронзительно зазвенела чайная ложка — Ольга выпустила ее из пальцев и уронила на пол. Наклонилась, чтобы поднять, выпрямилась, раскрасневшись, убирая волосы со лба:

— Да, идемте, конечно… Это на втором этаже.

Ни на кого не глядя, она первая стала подниматься по лестнице. Штромм последовал за ней, жестом приглашая с собой Александру. Та поспешила присоединиться. На середине лестницы Штромм обернулся, склонился к художнице и негромко произнес:

— Из-за этих четок и убили Игоря. Сейчас вы увидите, какой может быть цена человеческой жизни.

Глава 2

Воздух в кабинете покойного коллекционера был стылый, неподвижный, каким он бывает в нежилых комнатах, где не говорят, не смеются, не дышат люди. Лица Александры словно коснулась холодная влажноватая ладонь. Она передернула плечами, оглядываясь, в то время как Ольга возилась у самого дальнего шкафа, отпирая дверцу, а Штромм ходил из угла в угол, тут и там щелкая выключателями. По стенам и под потолком медленно, неохотно разгорались белые матовые плафоны, изливая приглушенный молочный свет.

К окну, закрытому снаружи ставнями, был придвинут большой письменный стол. Когда над ним засветилась большая лампа под белым абажуром, Александра разглядела сквозь оконные стекла, что ставни из листового железа заперты изнутри железными засовами. К столу было придвинуто потертое кожаное кресло. Рядом, в углу, втиснулась узкая кушетка, похожая на медицинскую. Остальную обстановку кабинета составляли шкафы самых разных размеров, явно собранные здесь не ради красоты и не в угоду определенному стилю. Преобладали грубые рыночные изделия пятидесятых годов двадцатого века — громоздкие, солидные, с застекленными дверцами, забранными изнутри белыми складчатыми занавесками. Все дверцы были снабжены замочными скважинами, как отметила Александра. Здесь не было ни одной картины, ни одной фотографии в рамке, ни единой личной вещи бывшего владельца — ничего, что говорило бы о его личности, прямо или косвенно. Комната была угрюма, безлика и напоминала запасник небольшого захудалого музея.

Ольга все еще не могла сладить с замком, слышалось тугое, раздражающее щелканье ключа, который проворачивался в скважине. Штромм подошел к девушке:

— Дай… Да это же совсем другой ключ! Вот этот — от шкафа! Что с тобой?

— Ничего… — тихо ответила та, отходя в сторону. — Не знаю. Погода, весна…

Штромм быстро взглянул на Александру, повернул в замке ключ, отворил дверцу. Художница приблизилась, бессознательно насторожившись, словно шкаф заключал в себе некую притаившуюся угрозу — вроде впавшей в зимнюю спячку гадюки.

Но ничего угрожающего она не увидела. На полках стояли картонные коробки с наклеенными этикетками, исписанными мелким аккуратным почерком — буква к букве. «Обычный шкаф коллекционера-барахольщика, — думала она, следя за тем, как Штромм проводит пальцем по этикеткам, вчитываясь в надписи. — Не сейф. Никакой сигнализации. Эту дверцу любой мальчишка сломает гвоздодером. Даже я сломаю. А четки, если верить Штромму, стоят огромных денег?»

— Вот!

Штромм расшатал одну из коробок в верхнем ряду, рывком достал ее, перенес на стол и снял крышку. Коробку он подвинул так, чтобы свет лампы падал прямо вовнутрь.

— Идите сюда, взгляните! — пригласил он Александру.

Художница подошла и вытянула шею, все еще держась настороже. Ольга осталась стоять в стороне. Она тоже не сводила напряженного взгляда с коробки, с того самого момента, как та была извлечена из шкафа.

На дне коробки обнаружился небольшой мешочек из белого хлопка. Штромм благоговейно извлек мешочек и взвесил его на ладони:

— Каждый раз волнуюсь, когда прикасаюсь к этому чуду… Александра, вас ждет удивительная встреча с оттоманским фатураном!

Он потянул завязку, раскрыл мешочек и осторожно вытряхнул в другую ладонь его содержимое. Кончиками пальцев взял четки за одну бусину и поднес их к лампе, так что они оказались просвеченными насквозь. На лице коллекционера застыло выражение религиозного экстаза. Резкие черты смягчились, сверлящие глаза заволокла водянистая мечтательная дымка.

— Вот, — выдохнул Штромм. — Полюбуйтесь… Потом вы сможете рассказывать, что видели оттоманский фатуран.

Александра смотрела на четки, стремясь запомнить каждую мелочь, как всегда, когда сталкивалась с незнакомым объектом в своей сфере деятельности. С первого взгляда изделие не поражало ни дороговизной материала, ни красотой исполнения, но привлекало своей безусловной необычностью. Массивные, размером со средний грецкий орех, бусины были нанизаны на черный шнурок, каждую бусину отделял от другой узелок. Такая низка «через узелок» была характерна для многих старых изделий — если четки или ожерелье случалось разорвать, бусины не рассыпались. Четки имели в длину по окружности не более пятидесяти сантиметров, как определила на глаз Александра. Их центром являлась более крупная бусина, которая закреплялась шелковой кистью, изрядно засаленной и неприглядной. Кисть, несомненно, была аутентичная, ровесница самих четок. Штромм держал четки прямо напротив лампы, так что Александра могла оценить их глубокий красновато-коричневый тон, в самом деле очень оригинальный и красивый. Это был тот самый глубокий теплый цвет глинтвейна, красного чая и гречишного меда, осенних листьев и кленовой патоки.

— Это сделал большой мастер, — тихо произнес Штромм. Его влюбленный взгляд, устремленный на четки, был нежен и почти робок. — Имя его неизвестно, конечно. Настоящие четки-komboloi, Александра, сделаны в Турции, в начале двадцатого века. Подлинным оттоманским фатураном можно называть только те четки, которые производились там до конца сороковых годов.

— Вы позволите? — тихо произнесла художница, протягивая руку. Ей показалось, что Штромм испытал секундное замешательство. Впрочем, он тут же подал ей четки:

— Конечно, возьмите, подержите. Ощутите их. Это незабываемое мистическое переживание, без преувеличений могу сказать. Знаете, я завидую религиозным людям, они обладают тем, что мне недоступно, — верой. Должно быть, это прекрасно — просто верить, не торгуясь со здравым смыслом, с действительностью… Верующие люди не боятся смерти, вы замечали это? Я не таков. Но когда я держу эти четки, то как будто верю во что-то…

Штромм говорил словно сам с собой, безотчетно улыбаясь и не сводя взгляда с объекта своего обожания. Александра осторожно взвесила четки в ладонях, подняла, взглянула на просвет. Вблизи обнаружилось, что каждая бусина была покрыта резьбой. Довольно примитивный геометрический рисунок, несколько сходящихся к центру борозд, повторялся из раза в раз.

— Резьба имитирует спинку сверчка, — улыбнулся Штромм, заметив, что Александра разглядывает самую крупную бусину, украшенную кистью. — Сверчок не только на Востоке, но и у славян считался проводником в мистический ночной мир. Он осуществлял связь с душами предков, с родовыми оберегами, с джиннами в этом случае. Это не всегда безопасная связь, кстати. Впрочем, считается, что благочестивому человеку ни один дух не может принести зла, так как на то не будет высшего соизволения. Ну, не будем углубляться в эти материи, мы ведь всего лишь собиратели и торговцы!

Он настойчиво протянул руку, и Александра вернула четки. У нее осталось кратковременное ощущение, что ладонь после соприкосновения с бусинами словно смазана маслом — такими гладкими и тяжелыми они оказались. Штромм принял четки в сложенные лодочкой ладони осторожно, словно живого птенца. Он опустился в кресло, отодвинув его от стола ногой, и, не сводя глаз с четок, заговорил:

— А вообще оттоманский фатуран или оттоманский бакелит — на Востоке произносят «бакалит» — это такая же субстанция из термореактивной фенолформальдегидной смолы, как и весь прочий европейский и американский футуран и бакелит. Патент на него был получен компанией Traum&Son в начале двадцатого века. Это был скучный, банальный, ничем не примечательный пластик. Он вышел из употребления в сороковых годах, его сменили более экономичные достижения химической промышленности. В мире современных легких пластиков футуран и бакелит — это вымершие динозавры!

Штромм хохотнул, очень довольный собственной шуткой. Он поерзал, устраиваясь поудобнее в скрипучем кресле бывшего хозяина. Александра осталась стоять, хотя могла, не дожидаясь приглашения, присесть на кушетку. Она то и дело бросала взгляды на Ольгу. Та, замерев в своем углу, словно превратилась в тень. Казалось, стылый воздух кабинета полностью ее парализовал.

— Вторая жизнь европейского футурана началась на Ближнем Востоке, — продолжал Штромм. — В начале двадцатого века он прибыл туда в виде пластиковой тары для посылок, оплетки для проводов и мебельной фурнитуры. Попал в руки к местным умельцам… Материал был очень пластичен, его сразу высоко оценили. Он легко плавился в условиях домашней ювелирной мастерской, каких на Востоке сотни и тысячи, быстро затвердевал в любой форме, поддавался примитивной механической ручной обработке — полировке, резьбе, сверлению. Вскоре в границах Оттоманской империи было повсеместно налажено кустарное производство четок-komboloi. Их продавали как красивую и недорогую имитацию янтаря. Каждый мастер имел свой секретный рецепт обработки промышленного бакелита, при котором бусины приобретали вот этот уникальный цвет, красный или оранжевый!

Штромм вновь расправил четки, любуясь ими на просвет.

— Говорят, чтобы достичь такого эффекта, некоторые мастера сутками томили и вываривали бакелит в красном вине, на медленном огне. Кто знает… Я склоняюсь к тому, что проще было подмешивать в расплавленный бакелит красители, в которых на Востоке, как вы понимаете, недостатка нет. Также в ход шли золотая пыль, янтарная стружка — для мерцания, ладан, амбра — для аромата, который не выветривался с годами… Рецепты придумывались на ходу и хранились в глубокой тайне. Оттоманский фатуран стал чрезвычайно популярен на Востоке как среди женщин, так и среди мужчин. Но…

Штромм сделал многозначительную паузу и глубоко вздохнул. Ольга слегка шевельнулась в своем углу, словно просыпаясь. Ее темные глаза были устремлены на лампу, горевшую на столе, взгляд был тяжелым и неподвижным, как у незрячей или загипнотизированной.

— В конце тридцатых годов прошлого века началась Вторая мировая война. Весь международный оборот товаров был нарушен. Поставки товаров из Англии в Турцию прекратились. Следственно, исчез источник получения футурана, который был частью упаковки. Производство естественным образом умерло. А цены… Цены на изделия из оттоманского фатурана, которые прежде были весьма демократичными по сравнению с янтарем, сразу взлетели. Оттоманский фатуран сразу стал приманкой для коллекционеров. Теперь, в наши дни, цены на аутентичные бусины астрономические! Даже на разрозненные и поврежденные. А целое изделие, такое, как это…

Штромм перелил четки из ладони в ладонь, лаская их взглядом.

— Такое изделие стоит на рынке бешеных денег. Я не мог бы купить эти четки при всем желании. Не располагаю сейчас такой свободной суммой. Стартовая цена на аукционе — два миллиона рублей. И это мизерная цена, она должна вырасти в процессе торгов в несколько раз.

— Но почему… — вырвалось у Александры. Ей давно не терпелось задать беспокоивший ее вопрос, но она тут же запнулась, взглянув на Ольгу. Штромм пристально посмотрел на художницу:

— Да? Задавайте любые вопросы, только быстрее, я уезжаю немедленно. Заболтался.

Он резко поднялся, подошел к шкафу, положил четки обратно в белый мешочек, затянул его шнурком, уложил в коробку, коробку поставил на прежнее место в шкаф. Запер дверцу. Сделал нетерпеливый жест в сторону Ольги, та молча приблизилась и взяла у него ключ. Казалось, эти двое понимали друг друга без слов.

— Почему эти четки хранятся в доме, а не в банковском сейфе? — спросила Александра. — Вы простите, если я вмешиваюсь не в свое дело, но вещь настолько уникальная и дорогая, что держать ее в доме без каких-либо особых мер предосторожности просто опасно…

— Папа всегда держал коллекцию в доме, — внезапно подала голос Ольга. — И его ни разу не грабили.

— Кроме одного раза, когда его убили! — бросил Штромм.

Фраза упала тяжело, как камень. Ольга содрогнулась всем телом и сжала губы. «Какой тактичный покровитель сирот!» — Александра, сузив глаза, наблюдала за тем, как Штромм ходит по кабинету, нажимая выключатели, придвигает кресло к столу. «Ольга чуть в обморок не упала!» Штромм становился ей все понятнее, и от этого она не начинала относиться к нему лучше. Ей много раз встречались коллекционеры, которые обожали, вплоть до безрассудных поступков и психических расстройств, неодушевленные предметы и были столь же патологически холодны и жестоки со своими близкими. Эта деформация личности была, как отмечала Александра, почти неизбежна, если человек отдавался страсти собирательства всерьез. Ей случалось видеть, как коллекционер задыхался и покрывался нервной сыпью, заметив плесневый грибок на изнанке старинного полотна, но равнодушно встречал известие о том, что его жена неизлечимо больна. Она знала человека, который не поехал на похороны своей матери в другой город, потому что не мог пропустить важный для него аукцион. Александра наблюдала, как разваливаются семьи, рушится привычный уклад жизни, как в человеке умирают человеческие чувства. Штромм с обожанием смотрел на четки из бакелита, но не считал нужным церемониться с их обладательницей. «Возможно, — думала художница, следя взглядом за передвижениями Штромма по кабинету, — он все эти годы опекал не Ольгу, а коллекцию!»

— Я уже серьезно опаздываю, — Штромм, оттянув рукав пиджака, взглянул на часы. — Здесь, за городом, время идет иначе, не раз замечал. Оля, не провожай. Я тебе позвоню завтра. Александра, пожалуйста, на пару минут!

Он вышел из кабинета первым, художница двинулась за ним. Ольга задержалась. Ступив на первую ступеньку лестницы, Александра обернулась. Ольга стояла на пороге кабинета, опершись одной рукой о дверной косяк, словно вдруг лишившись сил. Ее плечи были ссутулены, голова поникла. Со спины, в бесформенном темном платье и вязаной шали, она выглядела куда старше своих двадцати семи лет.


Александра догнала Штромма уже у калитки. Он ждал, раздраженно похлопывая ладонью о ладонь:

— Я решительно опаздываю! — заявил мужчина, увидев ее. — Вы еще успеете наговориться, когда я уеду.

— Мы не говорили ни о чем, — Александра чуть задыхалась от волнения. — Мне кажется, я ей не понравилась. Она даже не смотрела на меня.

— Ольга всегда такая, — возразил Штромм. — Не обращайте на нее внимания, делайте свое дело, и все получится. Да! С меня аванс.

Он вынул из внутреннего кармана пиджака конверт, протянул его Александре:

— Треть всей суммы. Остальное после аукциона. Надеюсь, вы не возражаете против такого расклада. Тут наличные, я предпочитаю не связываться с банковскими переводами в таких делах.

Александра приняла конверт, неловко кивнув головой в знак благодарности. Кровь глухо стучала у нее в висках. Ее не покидало ощущение, что она берется не за свое дело. «Я не понравилась Ольге, это ясно, и неизвестно, смогу ли я контролировать аукцион при ее несогласии. В предмете торгов я не разбираюсь. Но деньги… Без денег я пропала!»

— Где будет проходить аукцион? — спросила она, когда Штромм отворил калитку.

— Я арендовал конференц-зал в загородном отеле, в десяти километрах отсюда. — Штромм то и дело смотрел на часы, циферблат которых слабо отсвечивал в темноте фосфором. — Все данные есть у Ольги: договор на аренду зала, договор с охранной фирмой, которая будет сопровождать все предприятие. Вся организационная часть в порядке, все мною оплачено. И деньги брошены зря. Какая глупая идея, в корне глупая, детская!

Последние слова он выговорил с горечью и махнул рукой, словно отвергая возможные возражения:

— Ничем хорошим это не кончится, увидите! У меня предчувствие.

— Лучше бы вы меня обнадежили, — поежилась Александра.

— А что я могу сказать? — он пожал плечами. — Удачи вам… Удачи и терпения. Все, счастливо. Я буду звонить.

И, резко повернувшись, Штромм торопливо пошел прочь по аллее. Александра стояла у калитки и глядела ему вслед до тех пор, пока он не скрылся за поворотом аллеи. В поселке было так тихо, что вскоре художница расслышала лязг внешней калитки, и сразу вслед за этим — шум заработавшего мотора такси.

Только тогда она сообразила, что осталась поздним вечером далеко за городом, в поселке, названия которого не знала. В спину ей смотрели слабо освещенные окна дома, где пряталась (именно это слово внезапно пришло на ум Александре) наследница уникальной коллекции. «Наследница и пленница!» — художница машинально обводила кончиками пальцев чугунные петли калитки. Металл был покрыт ледяной росой. Закат догорел, и в глубоком чернильном небе наливался мятным зеленым соком леденцовый лунный диск. Воздух был обжигающе резок и чист, Александра вдыхала его медленно, осторожно, словно боясь опьянеть. У нее слегка кружилась голова. То ли от волнения, то ли от избытка кислорода, клонило ко сну. Она давно не была за городом, не слышала такой тишины. «И правда, здесь можно забыть о времени… Обо всем на свете! И спать крепко, как в детстве… Без страхов, без угрызений совести, без мыслей о завтрашнем дне…»

За ее спиной скрипнула дверь, на прутья калитки упал отблеск света из сеней. Александра обернулась, щурясь на черный силуэт, вставший в ярком дверном проеме.

— Вы все не идете и не идете, — жалобно сказала Ольга. — Я боялась, что вы тоже уехали.

— Что вы, я и не собиралась сейчас уезжать! Нам столько нужно обсудить… И потом, я бы обязательно попрощалась! — Александра, мгновенно преодолев охватившее ее сонное оцепенение, пошла к дому. Хруст гравия под ногами показался ей оглушительным.


После отъезда Штромма Ольга словно стала выше ростом — она расправила плечи, подняла опущенный подбородок, сбросила на спинку стула старившую ее потрепанную вязаную шаль. Александра с молчаливым удивлением следила за этим преображением, которого хозяйка дома, скорее всего, сама не осознавала. Ольга двигалась быстрее, говорила громче и смотрела гостье прямо в глаза, чем даже начала смущать Александру. Казалось, Ольга ждет от нее каких-то действий или откровенных признаний.

— Аукцион послезавтра, — нерешительно начала Александра, присаживаясь к чайному столу. — А я ведь еще не видела коллекции.

— Я покажу! — кивнула Ольга. — Завтра утром, около десяти часов, приедут из аукционного дома, с которым дядя заключил договор. Они все опечатают, увезут коробки под охраной и уже при нас вскроют там, на месте. Будет безумный день… Аукцион состоится в загородном отеле, это недалеко. На машине несколько минут. Да, и конечно, все застраховано. Это уже само собой!

Ольга заговорила уверенно, словно привыкла заниматься вопросами подобного рода. Удивление Александры все возрастало. Она начинала думать, что ее подопечная далеко не так инфантильна и беспомощна в практических делах, как считает Штромм. «Или он специально, для каких-то целей, ввел меня в заблуждение или сам в ней ошибается! То и другое нехорошо!»

— Я сварю еще кофе, хотите? — предложила Ольга, похлопав по боку пузатый кофейник из потемневшего серебристого металла. Александра сильно сомневалась, что это массив серебра — ведь Ольга, по словам своего опекуна, находилась в затрудненном материальном положении.

— Не откажусь, — ответила художница. — Да, и отсюда ведь можно будет вызвать такси?

— Вы хотите уехать ночью? — Ольга обернулась с порога кухни, прижав к груди кофейник. — Это обязательно? Вас ждут?

— Нет, но…

— А раз так, оставайтесь ночевать! — воскликнула та. — Утром я сама отвезу вас в Москву, куда скажете. Ночью я никогда за руль не сажусь. И из дому не выхожу!

Ольга бросила быстрый, настороженный взгляд на окно, ее глаза внезапно расширились, словно от испуга. Александра невольно повернула голову в ту же сторону, но в черном стекле отражалась только комната — накрытый желтой вязаной скатертью круглый стол, посуда, лампа, сама Александра. Ольга, секунду помедлив, скрылась на кухне, вскоре оттуда послышалось натужное скрипение механической кофемолки.

«Чего она испугалась?» Художница встала, приблизилась к окну, всмотрелась в темноту, слабо разбавляемую падавшим из комнаты светом. Ей удалось различить кусты под самым окном, забранным между рамами решеткой. Такие же решетки были и на другом окне — массивные, из толстых железных прутьев, кое-где уже тронутых ржавчиной, проступившей сквозь облупившуюся белую краску. Их явно установили очень давно.

«Безопасность на уровне рядовой небогатой дачи… Решетки, ставни… — Александра остановилась возле лестницы, взглянула наверх. — А там, в кабинете, находится коллекция, которая стоит миллионы рублей. Дом заложен, у Ольги много долгов, сказал Штромм. Конечно, решение продать коллекцию, которую в любой момент могут украсть, — это правильное зрелое решение. Нет ничего печальнее зрелища нищего человека, прикованного к шкафу с мертвым капиталом. Тогда понимаешь, какая это абсурдная штука — жизнь…»

В комнату проник будоражащий резкий аромат перемолотых кофейных зерен. Ольга звенела посудой, открывала воду и, к удивлению Александры, что-то тихонько напевала себе под нос. «Она вовсе не испугалась, — поняла художница. — Но в чем дело, почему она так посмотрела на окно? Я была готова поклясться, что в тот миг она кого-то там увидела!»

— Я так рада, что вы остаетесь с ночевкой!

Ольга вернулась в комнату, осторожно неся на весу кофейник, судя по всему, полный до краев. Поставив кофейник на стол, она заботливо обтерла его бока салфеткой, заглянула в чашку, озабоченно хмуря тонкие соболиные брови, протерла салфеткой и чашку… Во всех ее движениях, мелких и хлопотливых, Александре виделось нечто преувеличенно тщательное. «Будто девочка играет “в гостей”, буквально подражая всему, что видела у взрослых, и боится ошибиться. Да, именно так. Но дети, играя и подражая, учатся жизни. Здесь другое… Здесь какая-то защитная роль, с которой она не может расстаться!»

— Всю коллекцию я не успею вам показать, — продолжала Ольга, разливая кофе по чашкам. — Да это и не требуется. Дядя предполагает, что страсти будут кипеть всего вокруг нескольких вещей. Остальные должны продаться за свою цену. Дядя очень недоволен тем, что я продаю все сразу. Когда на рынок выбрасывается такая огромная коллекция, это немедленно сбивает цены, так он говорит.

— Господин Штромм совершенно прав! — подтвердила художница. — Продавать гораздо выгоднее понемногу и разным людям. Не стоит выставлять на торги все вещи сразу, иначе цена падает. Это я говорю, ориентируясь на собственный опыт.

— Вот и дядя так говорит… — вздохнула Ольга.

— Так господин Штромм — ваш родственник? — уточнила Александра, несколько смущенная настойчивым повторением слова «дядя». Сам Штромм обмолвился лишь, что покойный отец Ольги был его близким другом.

Ольга негромко рассмеялась, помешивая кофе:

— Ну что вы, просто я в детстве так его называла, и прижилось… Он очень часто бывал у нас, я считала его родственником, дядей, и очень удивилась, когда мама сказала, что это совсем не так. Мама его терпеть не могла!

Последнее признание вырвалось у Ольги с чисто детской непосредственностью, в ее голосе звучало наивное недоумение. Александра неуверенно улыбалась, все больше укрепляясь в своем мнении, что сидевшая перед ней молодая женщина осталась во многом ребенком. «Иногда она действительно говорит как взрослая, но именно “как”, она подражает кому-то. Нетрудно понять кому — Штромму. Стоило ему уехать, Ольга тут же стала его изображать. Ходит, смотрит, как он. Защитная реакция. Так дети, оставшись в доме одни, начинают подражать голосу и жестам матери, чтобы не было страшно!»

— Вы всегда живете тут одна? — спросила Александра и тут же пожалела об этом. Ольга заметно вздрогнула, по лицу прошла тень.

— Я здесь живу одна… И очень давно, пятнадцать лет! — ответила она ненатурально спокойным голосом. — Конечно, сперва я была не одна, за мной всегда кто-то присматривал. И мама приезжала из Парижа, жила подолгу. Вообще, она ушла от нас с отцом за год до…

Ольга запнулась, словно наткнувшись на невидимое препятствие. Помолчав, продолжила, по-прежнему с деланым бесстрастием:

— Но часто приезжать мама не могла, у нее ведь там семья. У меня в Париже трое братьев! — молодая женщина дернула уголком рта — это должно было изображать улыбку. Так же улыбался Штромм. — Она хотела забрать меня в Париж, но я решила жить здесь. Дядя Эдгар меня поддерживал, часто приезжал, помогал… Если бы не он, я и правда осталась бы совсем одна.

Ольга произносила свою речь неторопливо, размеренно, словно каждая фраза была давно заучена ею наизусть. У нее был скучный, бесцветный, монотонный голос человека, лишенного музыкального слуха.

— А вообще… — Она расправила плечи и глубоко вздохнула, словно избавляясь от тяжелой ноши. — Я так привыкла к этому месту, что даже не знаю, как смогу уехать. Отец двадцать лет назад построил этот дом и перевез нас с мамой сюда из Москвы. Сперва тут вообще было всего три дома посреди леса. Построились отец и его два близких друга. Остальные дома и весь поселок появились намного позже. Тогда и дороги нормальной к нам не было… У отца была идея — жить в лесу, среди сосен. Он хотел, чтобы я дышала свежим воздухом, а он бы спокойно писал свои научные труды. Отец был ученый, специализация — органическая химия.

— В самом деле здесь так тихо, и, должно быть, приходят хорошие мысли… И воздух чудесный! — кивнула Александра.

— Ну, вот… Сами говорите! — Ольга вновь попыталась улыбнуться, на этот раз чуть успешнее. — Я всех тут знаю. Есть охрана, соседи… Так что я никого здесь не боюсь.

«А ночью из дому между тем не выходишь!» — мысленно возразила ей Александра. Она не могла забыть полного ужаса взгляда, который Ольга бросила в сторону темного окна. То движение было искренним, не показным, в отличие от нынешнего напускного спокойствия, которое демонстрировала Ольга.

— Ну что же, давайте я покажу кое-что, вы хотя бы составите представление о коллекции… — внезапно заявила хозяйка, поднимаясь из-за стола. К своей чашке кофе она даже не притронулась. — Поздно… Мне еще нужно приготовить вам спальню.

— Не беспокойтесь, я привыкла к спартанской обстановке! — воскликнула Александра, также поднимаясь с места. — Если бы вы видели мою мастерскую! Это настоящая берлога!

— Знаю! — негромко рассмеялась Ольга, показывая мелкие блестящие зубы. — Дядя рассказывал!

— Как? — остановилась художница. — Господин Штромм?

— Ну да, господин Штромм, раз вы его так называете! — Ольга продолжала улыбаться.

— Но он никогда не был у меня в мастерской! — Александра не сводила недоуменного взгляда с хозяйки дома. Та отвечала, сохраняя безмятежную улыбку:

— Значит, ему тоже кто-то рассказал. Идемте!

«Да, неудивительно, рассказать могла и Альбина, она отлично знала, в каком хаосе я живу… — Александра поднималась вслед за Ольгой по лестнице. — Да кто угодно мог рассказать, всей Москве известно, какие у меня убогие условия существования. Я уже стала местной легендой, чем-то вроде городской сумасшедшей. Кроме самых отпетых пропойных художников, никто уже давно так не живет. И все же странно. Получается, будто обо мне тут шла речь уже неоднократно…»

— Это здесь, в комнате дяди. — Ольга прошла мимо отцовского кабинета и остановилась в конце коридора, слегка толкнув дверь, проскрипевшую коротко и тонко. — Он здесь останавливается, когда приезжает. Мы с ним уже кое-что разбирали и готовили к отправке. Самое ценное. Остальное будут забирать из папиного кабинета прямо коробками. Это просто невозможно, сколько нужно будет увезти… Вы сейчас увидите только малую часть и составите представление об остальном.


…Спустя час, уже около полуночи, Александра поднялась с колен, отряхивая посеревшие от пыли ладони. Глаза горели от слишком яркого белого света, который заливал небольшую комнату, губы пересохли от возбуждения. Она была одна. Ольга вышла позвонить, рассчитывая застать Штромма еще в аэропорту.

Художница была готова к встрече с новым для себя материалом, Штромм предупредил ее об уникальности собрания. И все же она была потрясена увиденным.

Александра обводила взглядом коробки со сдвинутыми крышками, загромождавшие стол, громоздкий ящик с полотняными свертками, стоявший посреди комнаты, застекленный шкаф, такой же, какими был заставлен весь кабинет покойного Исхакова. В дверце шкафа поблескивал ключ, оставленный Ольгой.

«Все запирается на грошовые замки или не запирается вообще. А здесь на миллионы, не на один десяток миллионов рублей. Даже по моим подсчетам, а я могу судить лишь приблизительно…»

У нее было ощущение, что дощатый, чуть вздувшийся от сырости пол колеблется под ногами. Александра боролась с овладевавшей ею паникой. «Невозможно выпустить на рынок все сразу! — Мысль, возникая вновь и вновь, язвила ее раскаленной иглой. — Это значит убить цены, обрушить, навредить себе и другим. Ценовая яма после такой бомбы не компенсируется долгие годы…»

— Дядя только что сел в самолет, я едва успела! — Голос Ольги заставил ее вздрогнуть. — Передает вам привет и желает удачи!

— Да… Спасибо… — несколько невпопад ответила Александра. — Знаете, нам бы надо кое-что решить. Вы в самом деле хотите выставить на продажу все? Все, что я сейчас видела?

— И то, чего вы не видели, я продаю тоже. Хотите меня отговорить? Хорошо, попробуйте. Дядя тоже пытался.

Ольга, искусственно и враждебно улыбаясь, явно готовясь к отпору, присела на край узкой койки, застланной серым одеялом.

Постель, да и вся комната, неуютная, необжитая, неуловимо напоминали Александре летний лагерь, где ей довелось побывать лет в двенадцать. Лагерь считался хорошим, путевку дали отцу на работе. В каждой комнате стояло по четыре койки. Ночами в черные, незавешенные окна увесисто, дробно бились бабочки-бражники, комары, облака белесой тополевой моли. Свет голой сильной лампочки сиротливо лежал на шершавых беленых стенах. Перед сном девочки шептались о мальчиках и привидениях. Александра лежала, закрыв глаза, притворяясь спящей, созерцая багровую тьму под веками. Лампочка гасла, по коридору проходили воспитатели, заглядывали в каждую палату. Слово «палата» напоминало о больнице, как и штампы на простынях, крошащиеся сухие котлеты за обедом, вечерние разговоры девочек. Голоса, внезапно лишившиеся плоти, какое-то время еще шелестели в темноте, затем наступала тишина. Биение насекомых в оконное стекло прекращалось, свет их больше не привлекал. Александра лежала с широко открытыми глазами, ловя обострившимся в темноте слухом далекий звук, который прорезывался за стенами корпуса. Звук нарастал, все больше напоминая рокот моря. Это шумел сосновый бор за оградой лагеря. Больше всего девочке хотелось выбраться из душной палаты, из опостылевшего корпуса, выбежать из ворот лагеря и стоять между огромных сосен, слушая этот гул, рождавшийся, казалось, за горизонтом. Но, конечно, корпус запирался, и ночью выходить было нельзя.

— Почему вы не выходите из дома ночью? — спросила Александра, услышав свой голос словно издалека.

Ольга, сохранявшая выжидательную ненатуральную улыбку, явно ожидала других вопросов. Она растерянно глотнула воздух, подняла брови и выдохнула:

— Вы именно это хотели узнать? Именно это?!

Художница спохватилась, что перешла некую черту, явно выйдя из оплаченной роли ассистентки на предстоящем аукционе. Но отступать она не собиралась.

— Отговаривать вас бесполезно, я уже поняла! И я не буду этого делать. Но кое-что меня беспокоит больше аукциона. Так что, даже если мой вопрос покажется вам бестактным, я хотела бы понять, почему вы не покидаете дом ночью. Это небезопасно?

— Не-бе-зо-пасно? — по слогам повторила Ольга и покачала головой. — Кто сказал? Я не выхожу по ночам просто потому, что так привыкла. С детства. Сперва отец не разрешал, и правильно, зачем девочке гулять ночью по лесу одной? А потом я и сама не хотела выходить. Это не такая уж глупая привычка, есть куда глупее.

— Согласна, — кивнула Александра. — Извините меня за неуместное любопытство. Сама удивляюсь, почему спросила. Но… Ну да ладно.

Ольга, не сводя с нее загадочного взгляда черных глаз, слегка оттянула вверх длинный рукав, обнажив предплечье правой руки. На смуглой коже выделялась тонкая белесая полоска, влажно блеснувшая в сильном свете лампы, как след улитки.

— Есть еще причина, почему я не выхожу по ночам, — спокойно произнесла Ольга. В этот миг она казалась старше своих лет. Возле губ пролегли резкие морщинки, брови сдвинулись. — Это случилось ночью.

Она продолжала протягивать к Александре руку, и в этом жесте было что-то от просьбы о помощи. Художница медленно приблизилась, склонилась, рассматривая шрам. Он был очень старый и, если бы не природная смуглость кожи, не бросался бы в глаза вовсе.

— Отца убили в его кабинете, ночью, — продолжала Ольга, сохраняя непроницаемое выражение лица и прежнюю позу. — Отец часто задерживался в Москве допоздна, он работал в своей лаборатории и по ночам. Тогда я ложилась спать сама, я привыкла. Мне не было страшно, ведь рядом жил наш сосед, папин старый друг. Он построил свой дом одновременно с нами. Тоже коллекционер, известный ученый, его фамилия была Федотов. В тот вечер я легла сама и сразу уснула. Проснулась спустя какое-то время… Наверху, в кабинете, слышались голоса, говорили громко, будто спорили. Федотов часто приходил к отцу по вечерам, и случалось, они спорили, так что меня это не удивило. Я снова уснула, помню, была рада, что отец вернулся и я уже не одна. Меня разбудил, уж не знаю, через сколько времени, шум наверху. Что-то упало, разбилось, мне показалось, что в кабинете двигают мебель. Потом как будто кто-то сбежал по лестнице, хлопнула входная дверь. И все затихло. Отец не любил, когда я вмешивалась во взрослые разговоры, и я не сразу решилась встать. Но все-таки встала, пошла посмотреть, что там происходит.

Ее нижняя губа часто, мелко задрожала. Александра решительно сжала ее тонкие ледяные пальцы в своей горячей ладони:

— Если вам тяжело, не рассказывайте.

— Нет, почему, — та с трудом перевела дух. — Я спала на первом этаже. В столовой и на лестнице было темно, хотя мы всегда оставляли там свет на ночь, чтобы никто не споткнулся на ступеньках. И наверху, в кабинете, было темно и тихо. Сама не знаю, почему я не решилась включить свет. Мне было страшно. Я пошла вверх по лестнице, и в темноте наткнулась на кого-то, кто тихо спускался мне навстречу. Это был не отец, я сразу поняла. Он…

Ольга вновь прерывисто схватила губами воздух.

— Он ударил меня ладонью по лицу, наугад, скорее, получился толчок, а не удар. Я не упала, а подняла руку, защищаясь… Второй раз он ударил уже ножом. Нож скользнул по руке, я ничего не поняла, ощутила только что-то горячее, вроде ожога. Упала, он пробежал мимо, я слышала шаги на лестнице, как снова хлопнула внизу дверь. Сознания не теряла, наоборот, — все чувства обострились, я слышала даже, как внизу, на кухне, капает вода из протекающего крана. Мне казалось, что голова вдруг стала огромная-огромная и легкая, вроде воздушного шара…

Ольга облизала пересохшие губы.

— В кабинете было тихо, будто там никого не осталось. Я подождала, потом села. У меня кружилась голова, от удара, от потери крови. Я встала, включила верхний свет. Настольная лампа была разбита и валялась на полу. Рядом, лицом вниз, лежал отец. Везде была кровь. И у самого порога, на полу, лежали те самые четки из оттоманского фатурана, в виде сверчков. Я почему-то очень захотела их поднять, хотя надо было бежать к отцу… Но вдруг остановилась. Подумала про отпечатки пальцев. Ведь это ненормально, в двенадцать лет, в такой момент, когда ты истекаешь кровью, а рядом лежит отец, раненый или мертвый, думать про отпечатки пальцев?

— Я не знаю, — тихо ответила Александра. — Вы были в доме одни? А ваша мама?

— Мама уже тогда встречалась с человеком, за которым теперь замужем. Она жила отдельно. Да я о ней и не думала в тот миг. Я привыкла, что на нее надеяться не стоит. Больше всего я боялась, что человек с ножом вернется. Вышла из кабинета, стала везде включать свет. Спустилась по лестнице. Там, внизу, на ступеньках была кровь и у входной двери тоже. Я поняла, что нападавший был ранен. Мне казалось, что он смотрит в окна, стоит за дверью… Я, наверное, слегка помешалась в тот момент! — Ольга зажмурилась и вновь широко открыла глаза. — Надо было кому-нибудь позвонить, а я решила бежать к соседям, звать на помощь… Входная дверь была не заперта. На крыльце лежал человек, в такой же позе, как отец, лицом вниз. Мне показалось даже, что я снова вижу отца. Но это был Федотов.

Наступило молчание, нарушаемое лишь тихим щебетом настенных часов. Стрелки показывали второй час.

— Это был ваш сосед? — переспросила Александра, чтобы нарушить тяжелую паузу.

— Да, наш сосед, коллекционер. Тот, кто убил моего отца. Он напал на него в кабинете, но отец оборонялся и ранил его. Знаете чем?

Ольга покачала головой, голубые блики света скользнули по ее гладко причесанным темным волосам.

— Ножом из моржовой кости, из своей коллекции. Ножом начала двадцатого века, в стиле модерн, для разрезания бумаги. С русалкой на рукоятке. Нож нашли на лестнице. Федотов пытался убежать, но от потери крови лишился сознания и упал на нашем крыльце.

…Эти детали выяснились позже, в процессе следствия, а пока девочка, раненая, ошеломленная, стояла на ступеньках рядом с телом соседа. Александра ясно представила эту картину — три дома, построенные особняком, в лесу. Черная, предгрозовая тишина, багровое зарево над горизонтом, в той стороне, где Москва. Ребенок, лишившийся голоса от ужаса.

Ольга медленно подняла ресницы, пристально глядя ей в глаза:

— В доме Федотова, справа, горел свет на первом этаже. Мне казалось даже, я вижу, как там кто-то двигается за шторами. Федотов жил один, я не понимала, кто там может быть, бежать мне туда или, наоборот, в лес, пока не убили и меня? Я не думала в тот миг, что отца убил именно наш сосед. Я ведь привыкла видеть во взрослых — друзей. У нас в гостях никогда не бывали дети, я привыкла общаться со взрослыми. В третьем доме все окна были темные. Но дядя там никогда и не жил.

— Дядя? Это был дом Штромма?

Из речи Александры, захваченной рассказом, само собой исчезло слово «господин», которое она волей-неволей добавляла к имени своего заказчика.

— Да, они все трое дружили, построили дома вместе. Дешевле было строить три дома сразу, чем по отдельности, — проговорила Ольга, вновь спуская рукав до запястья. Тонкий белесый шрам скрылся, но тяжелое выражение ее глаз не изменилось. — Дядя сразу понял, что такая глушь не для него, даже не стал покупать мебель. Так что обратиться за помощью мне было не к кому. Пришлось вернуться в дом. Я позвонила дяде. Я даже не знала, в Москве ли он, но, на счастье, он был в городе. Дядя еще не спал. Он сразу вызвал милицию и «скорую». Позвонил моей матери. Все приехали почти одновременно. Меня перевязали, поставили укол… Больше я ничего не помню. Да это, собственно, и все.

— Вы вели себя очень мужественно, — тихо сказала Александра. — Невероятно мужественно для девочки двенадцати лет.

— Вы так думаете? — с сомнением переспросила та. — Но я же ничего не сделала. Просто нашла в себе силы вернуться в дом и позвонить. Отца я этим не спасла. Федотов ранил его ножом в горло. Нож нашли там же. Это был нож для резьбы по кости, очень острый. Сам Федотов скончался под утро в больнице, у него было внутреннее кровотечение. Рана в животе. Он ни в чем не признался, вообще ничего не сказал, не пришел в сознание.

— А как выяснилось, что нападающим был он? — осторожно поинтересовалась Александра. — Не могло это быть третье лицо? Вы сказали, в его доме что-то двигалось за шторами?

— А… Нет! Это был большой попугай. У Федотова много лет жил попугай, это он летал по комнате. Следствие быстро прекратили, потому что было много очевидных улик против Федотова. Хотя мало кто мог поверить, что уважаемый ученый, друг отца, соавтор нескольких его трудов, мог совершить такое. Правда, Федотов тоже коллекционировал бакелит, люцит и прочие пластики. Янтарь — нет. Он не интересовался органикой, а вот у отца были и кораллы, и баламуты. Удивительные старинные испанские баламуты, бусины, выточенные из материнской жемчужной раковины. Я их люблю больше жемчуга. На аукционе вы увидите одно ожерелье, потрясающее…

Ольга заговорила торопливо, с деланым или искренним увлечением. Александре показалось, что она всеми силами старается сменить тему. Но художница не могла отделаться от мучившего ее вопроса и перебила Ольгу, дождавшись крошечной паузы:

— Но что же произошло в кабинете вашего отца, почему Федотов, как вы говорите, уважаемый ученый, вдруг напал на друга с ножом? Как бандит?! Причиной стали те самые четки из оттоманского фатурана, которые мы видели?

— Да, Федотов был просто без ума от этих четок, все знали это, — кивнула Ольга. — Много раз пытался их купить. Конечно, отец отказывал. Такое не продают, как он мне говорил.

— Так что же случилось с Федотовым? — не сдавалась Александра. — Какова версия следствия? Возникли особые обстоятельства? Или это был приступ внезапного помешательства? Я знаю, что у некоторых коллекционеров случаются подобные состояния аффекта, когда они никакими средствами не могут получить желаемый экземпляр. Хоть какая-то определенная версия была высказана?

Ольга покачала головой:

— Я вижу, вы не совсем верите, что все было именно так. Но так и было. Все улики прямо и косвенно указывали на Федотова. Дело закрыли быстро, и за пятнадцать лет не появилось никакой другой версии. Да, в такое трудно поверить. Дядя тоже твердил, что не верит в заключение следователя, разбирательство слишком быстро прекратили, чтобы не возиться. Он пытался обелить память Федотова, ведь они были друзьями, но у него ничего не получилось. Все улики, которые дядя отыскал для оправдания Федотова, тоже указали на него. Получился обратный эффект.

Девушка встала, откинула назад голову, расправляя затекшие плечи:

— Поздно, давайте-ка спать. Если вы не против, можете устроиться здесь. Я сейчас принесу белье. Ванная на первом этаже.

Ольга вновь заговорила уверенным голосом Штромма, словно давая понять, что все объяснения и споры закончены. Александра невнятно поблагодарила. Она была одновременно возбуждена и подавлена всем случившимся и услышанным за этот бесконечный день. Ей хотелось уснуть и не видеть снов.

— Да, попугая после смерти Федотова забрал к себе дядя, — внезапно заявила Ольга, останавливаясь на пороге. — Он жил еще долго… Ужасная птица! Этот попугай жутко кусался, нападал даже на тех, кто его кормил леденцами. А клюв — как плоскогубцы! У Федотова пальцы были в шрамах, когда заживали одни укусы, появлялись новые. Эти пальцы я и вспомнила.

— То есть?

— У того, кто ударил меня в темноте по лицу, пальцы были шершавые, словно иссеченные. Но, конечно, я это вспомнила не сразу… Позже, когда меня подлечили в больнице и со мной стало возможно разговаривать. Я ведь была единственным человеком, который столкнулся с убийцей той ночью. Шок, темнота, ранение — что тут вспомнишь… Но, когда я сказала, что рука, толкнувшая меня, была вот такой, шершавой, колючей от рубцов, дядя даже подскочил. Меня опрашивали в его присутствии и при маме. Он в лице переменился, кажется, в этот миг сам понял, что не прав, защищая Федотова. Больше он ни слова в его защиту не сказал. Хотя… Это уже ничего не добавило к заключению следствия.

Она вернулась через несколько минут со стопкой свежего белья, пахнущего лавандой. Попыталась застелить постель, но Александра настояла на том, что сделает все сама. Ольга попрощалась и ушла. Александра выбрала из стопки большое банное полотенце. Когда художница вышла в коридор, свет был уже погашен всюду, лишь лестница слабо озарялась снизу маленьким ночником. Ступени поблескивали в темноте.

«И вот по этой лестнице она спускалась тогда, чтобы позвать на помощь, — думала Александра, медленно шагая вниз по ступенькам, прижимая полотенце к груди. — Одинокая, раненая, только что потерявшая отца. И по этой лестнице она поднимается и спускается вот уже пятнадцать лет, так и не покинув дома, где случился весь этот ужас. Или у Ольги железное, нечеловеческое, почти бессмысленное самообладание… Потому что нет смысла оставаться там, где произошло что-то подобное, если можно жить в другом месте. Или…»

«…Или здесь есть что-то, чего я не знаю и не понимаю! — думала она уже в ванной, стоя под тонкими горячими струями воды, сыпавшимися из лейки душа. — Но в конце концов, меня наняли не для расследования давнего преступления — и не для анализа извивов чужой психики. Всего лишь для самых минимальных услуг на аукционе. Не стоит думать об этой истории больше, чем полагается наемному лицу. Мне необходимы деньги, и я их честно заработаю. Буду спокойно устраиваться в новой мастерской…»

Когда Александра вытиралась, ее заставил вздрогнуть резкий колючий шорох за матовым стеклом, которым было забрано маленькое окно. Она приоткрыла створку. Через решетку виднелась жесткая еловая ветка, которая скреблась в стекло. Поднимался ветер, невидимый лес издавал шорох вскипающего молока, бегущего через край кастрюли. Глухо рокотал далекий гром, надвигалась гроза.

Александра улыбнулась своему невольному испугу. Немая, черная, русалочья глубина лесной ночи завораживала ее, как и в детстве, и художница некоторое время стояла, пристально глядя в темноту, словно надеясь различить там себя саму, почти забытую, двенадцатилетнюю, замершую на краю предгрозовой тьмы.

Глава 3

— Как, неужели и ты здесь?!

Вкрадчивый женский голос, заставивший Александру резко обернуться, был очень ей знаком. Она ахнула:

— Вот встреча!

Рядом стояла ее старая знакомая, которую она давно потеряла из виду. По правде сказать, Александра не очень жалела о том, что давно не пересекалась с Елизаветой Бойко — так звали владелицу нескольких сетевых аукционных площадок. Зато та, казалось, не могла прийти в себя от радостного изумления:

— А я даже искать тебя не пыталась, думала, ты уехала!

— Куда мне ехать, — отмахнулась Александра. — Максимально в другую мастерскую переберусь вскоре. Меня официально попросили собрать манатки и выметаться. Наш-то дом все-таки отдали под полную реконструкцию, слышала?

— Слышала и видела, — кивнула Елизавета, — сколько раз проезжала мимо, видела вашу избушку на курьих ножках, вид у нее совсем нежилой. И фасад уже в лесах, сеткой затянули. Мусор какой-то из окон торчит… А ты все там ютилась, оказывается? Все в той же мансарде?

— Сама удивляюсь, — художница приняла сдержанный тон. Она боялась сказать лишнее.

Появление Елизаветы на аукционе было дурным предзнаменованием. Она относилась к той категории покупателей, которые уторговывают лоты, сбивая цену до минимума. Бойко была печально известна на всех торговых площадках Москвы, завидев ее, морщились и отворачивались. С ней имели дело, только если требовалось в буквальном смысле освободить шкафы — слить за бесценок малоинтересное собрание, разгрести наследство, на которое не возлагается надежд… Бойко приезжала на грузовике и увозила все, вплоть до сломанной топорной мебели и копеечных дверных ручек. Иронизировали, что она даже гвозди выдергивает из стен. Куда отправлялось все это барахло, никто в точности не знал. Поговаривали, что у Бойко огромный склад в Подмосковье — целый жестяной ангар, забитый разлагающимися от сырости вещами. Как все старьевщики подобного типа, она была холодна, цинична в своих методах, яростно торговалась из-за копейки, опускаясь до прямых оскорблений, грубой лести, лжи.

Внешность Елизаветы Бойко ее характера вовсе не отражала — это было одно из самых вопиющих несовпадений такого рода, какие встречались Александре. На вид этой хрупкой, невысокой женщине было немного за сорок. Бледное задумчивое лицо, печальный и как будто с чем-то смирившийся взгляд, какой бывает у одиноких людей. Гладко зачесанные со лба темные волосы, собранные на затылке в трогательный кривой узелок. Горькая линия губ, не тронутых помадой. В волосах мелькала седина. Одевалась Елизавета Бойко скромно, игнорируя моду, избегая ярких цветов. Казалось, главной ее целью было остаться незамеченной. Скупщица старья производила впечатление интеллигентной дамы, занимающейся отвлеченными от практической выгоды научными исследованиями. Александра следила за тем, как ее собеседница с отрешенным видом поправляет сползающие с переносицы очки. «Поразительно, насколько бывает обманчива внешность…»

— А ты здесь в честь чего? — полюбопытствовала Бойко, не переставая оглядывать зал в поисках знакомых лиц. — Тема вроде не твоя.

— Я тут вроде ассистента… — неохотно ответила Александра. — Должна мешать тем, кто будет сбивать цены.

— Тогда работы у тебя намечается будь здоров! — пообещала Бойко. Она не сводила взгляда с женщины в красном платье, появившейся в это время в дверях. — О, какие люди. Пойду поздороваюсь. Вы знакомы?

Полная брюнетка в красном была Александре незнакома. Миловидная, умело накрашенная, уверенная в себе — она держалась с видом королевы, едва снисходящей до поклонения придворных. Вокруг нее сразу собралось небольшое общество.

— Это Марина Алешина. — Елизавета Бойко двинулась к брюнетке. — Вам стоит познакомиться.

— Да кто она? — Александра нерешительно двинулась следом. Она пыталась отыскать взглядом Ольгу, но та куда-то исчезла.

— Янтарь, старинные пластики… — на миг остановилась Бойко. — Она ими сто лет торгует, и она лучший эксперт. Ты не в теме, потому и не знаешь ее. Это я всеядная!

И Бойко самодовольно рассмеялась.


Подойти к Марине Алешиной оказалось не так просто, так тесно ее обступили. Наконец Александра оказалась лицом к лицу со знаменитостью, о которой никогда раньше не слышала.

В Алешиной и в самом деле было что-то королевское. Высокая, красивая, она несла свою здоровую полноту, как горностаевую мантию. Сливочно-белая кожа, тонкий прямой нос, нежно очерченный второй подбородок, уверенный взгляд круглых, чуть выпуклых голубых глаз, богатые черные волосы, уложенные в высокую прическу, — она была бы идеальной моделью для Кустодиева. Длинное красное платье было слегка декольтировано — ровно настолько, чтобы открыть красивую линию плеч. Декольте украшало роскошное янтарное ожерелье — бусы в несколько рядов цвета темного меда.

Алешина, которой представили Александру, милостиво улыбнулась:

— А я о вас много слышала!

«Все обо мне слышали, надо же, и она, и Ольга! Только я о них ничего не знаю!» Александра пожала протянутую ей мягкую, но сильную руку:

— Очень приятно.

— Вы сегодня представляете интересы владелицы коллекции? — Алешина продолжала улыбаться, показывая жемчужные зубы. Но улыбка испортила ее красивое лицо. Улыбалась она совершенно неискренне, лишь губами. Глаза в улыбке не участвовали. — Меня правильно информировали?

— Совершенно верно! — подтвердила Александра, внутренне подбираясь. Она уже искала повод, чтобы немедленно прервать разговор. Те времена, когда она откровенничала с потенциальными конкурентами, давно остались позади. Но тут Алешина остановила ее вопросом:

— Вы ведь обязаны, насколько я знаю, снимать с торгов лоты, цена на которые будет сбиваться? Так?

— Собственно, я не могу рассказывать о своих обязанностях, — ответила художница, слегка оправившись от неприятного волнения. Алешина действовала слишком напористо и откровенно, не скрывая своей осведомленности и не смущаясь тем, что разговор слушали посторонние.

— Разумеется… — Алешина вновь наигранно улыбнулась. — Я понимаю. Жаль, когда интересные предметы уходят за пониженную цену. Но… Лотов слишком много, это во-первых. Такой аукцион всегда сам играет против себя. А во-вторых…

Голубые глаза редко бывают загадочными, но взгляд Алешиной был именно таким — словно подернутым водянистой дымкой, мешающей рассмотреть их истинное выражение. И все же этот взгляд был искреннее, чем показная открытая улыбка.

— Во-вторых, на месте владелицы я бы не держалась так крепко за цену. Что дадут — за то и спасибо.

— Почему это? — Александра почувствовала себя уязвленной. — Я ознакомилась с частью коллекции. Там есть уникальные вещи!

— Ну, если вы тоже эксперт в области пластиков… — Алешина протянула слово «тоже», явно наслаждаясь своим превосходством. — Вы должны были заметить, что многие из этих вещей — отличные подделки.

Среди присутствующих послышались едкие замечания и сдержанные смешки. Александра невольно взглянула на Елизавету Бойко. Та не улыбалась, ее бледное лицо было серьезным, взгляд настороженным и острым.

Александра сделала глубокий вдох.

— Я так полагаю, — сказала она, изображая любезную улыбку, — началось то, о чем меня предупреждали. А ведь торги еще не объявлены. Знаете, для подделок такое внимание чрезмерно… Так мне кажется.

Она повернулась и отошла в сторону. За нею немедленно последовала Бойко. Казалось, она решила ни на миг не покидать Александру. Художнице вовсе не нравился такой эскорт, но отвязаться от Бойко было невозможно. Та славилась хваткой клеща.

— Алешина рвет и мечет, — с язвительной заговорщицкой интонацией сообщила ей на ухо Бойко. — Она рассчитывает сорвать большой куш, а ты будешь ставить ей палки в колеса. Будь с ней осторожна!

— Она опасна?

Александра спросила без всякой иронии. Она могла вспомнить совершенно чудовищные истории, кровавые драмы, которые разыгрывались вокруг коллекций. «Да вот хотя бы взять смерть Исхакова! — думала она, ожидая ответа. — Тут же рядом — еще один труп, напавшего на него Федотова. А сколько их было до этого в истории этих четок, кто знает? И сколько, возможно, будет…»

— Опасна? — проговорила наконец Бойко. Казалось, она тщательно обдумала свой ответ. — Ну что ты. Не больше, чем мы все.

Александра заметила Ольгу — та одиноко стояла в дальнем углу зала, снятого под аукцион. Рядом с ней никого не было. Казалось, вокруг молодой женщины был очерчен невидимый круг, границ которого никто не смел или не хотел переступить.

— Извини, — бросила она Бойко и направилась к Ольге. На счастье, перекупщица не последовала за ней.

Ольга страшно волновалась — на нее было тяжело смотреть. Она побледнела, на лбу выступили крошечные бусинки пота. Ольга то и дело облизывала пересыхающие губы, сжимала и разжимала руки так крепко, что косточки пальцев белели. Александра протянула ей руку, Ольга вложила ледяные дрогнувшие пальцы ей в ладонь.

— Не надо так переживать, — дружески сказала художница, стараясь скрыть собственное волнение.

Здесь, в стороне от всех собравшихся на аукцион, она остро чувствовала, как одинока владелица огромной коллекции, как беззащитна Ольга против хищников, скрывавших акульи зубы за милыми улыбками.

— Ничего не могу с собой поделать, — ответила та почти виновато. — Ночь не спала. Я их всех боюсь почему-то. И дядя уехал…

— Бояться никого не надо, — Александра с тревогой смотрела на свою подопечную. Ее взвинченное состояние бросалось в глаза, она производила впечатление человека, который изо всех сил сдерживается, чтобы не расплакаться. — Ваш дядя… Эдгар Штромм для того и нанял меня, чтобы я защищала ваши интересы. Вас ничто не касается, проблемы буду решать я.

— Знаю… — пробормотала та. — Знаю…

Она смотрела на публику, по-прежнему окружавшую царственную Марину Алешину. Казалось, Ольга выискивает взглядом знакомые лица.

— Вы с кем-то здесь знакомы? — осведомилась Александра.

— Не думаю… Нет… А с кем вы только что разговаривали? Она на мою учительницу музыки похожа.

— Это, к сожалению, не учительница музыки, — улыбнулась Александра, — это очень опытная торговка всяким старым барахлом. Торговка, посредница, универсальная фигура, словом. Ее зовут Елизавета Бойко. Не думаю, что она будет сегодня покупать.

— А это кто? — Ольга смотрела на Алешину, в ее глазах застыл вопрос. — Я как будто видела ее раньше.

— Это Марина Алешина. Мне сказали, она большой эксперт по старым пластикам. Вы ее встречали где-то? Или она бывала у вас дома?

— Не помню. Да ведь у меня никто не бывает, кроме дяди, когда он приезжает в Москву, — покачала головой Ольга. — И я почти никуда не выезжаю. Но это лицо мне знакомо.

Загадка осталась неразгаданной — объявили начало аукциона. Торги вел солидный аукционный дом, хорошо известный Александре. Аукциониста, который в этот миг появился в зале, она знала лично. Маленький вертлявый человечек, похожий одновременно на жокея и на крупье, наряженный в странный костюм с галунами, напоминавший ливрею, подошел к сцене, представлявшей небольшое, в одну ступеньку, возвышение, прыжком вскочил на нее, словно демонстрируя свое шутливое настроение, и обратился к публике:

— Приветствую почтенное собрание от лица аукционного дома… — Далее следовало пышное название. — Мы бесконечно рады всех вас видеть, драгоценные дамы и уважаемые господа! Нам предстоит прекрасный день! Итак, мы начинаем!

Участники рассаживались, сдвигая стулья, образовывая небольшие группы. Вокруг Марины Алешиной скопилось больше всего народу. К Александре снова подошла Елизавета Бойко и зашептала, таинственно щурясь:

— Что-то будет… Готовься.

— Ничего особенного не будет, — отрезала художница, не сводя глаз со сцены. На ней появилась девушка в деловом костюме. На бархатной подставке она держала первый лот — коралловое ожерелье в несколько рядов.

Аукцион начался.


Елизавета Бойко была права: с первых минут Александра ощутила мощное давление со стороны клана Алешиной. Объявленные цены или не повышались, или повышались еле-еле. Энтузиазма не было в помине. Казалось, вся публика собралась лишь затем, чтобы потренироваться в оскорбительном остроумии. До Александры долетали лишь отдельные высказывания, но их было вполне достаточно, чтобы внушить тревогу.

Марина Алешина держалась спокойно, она сидела с равнодушным снисходительным видом и только изредка произносила что-то уголком пунцового рта. Если она что-то и приобретала, то через своего представителя или даже нескольких представителей, как обычно действуют крупные покупатели.

Торги несколько оживились, когда на сцене появилась знаменитая коллекция резного люцита, приобретенного покойным Исхаковым в Париже у бывшей модели Коко Шанель. За яркие браслеты, броши и серьги завязалась борьба, они исчезли мгновенно, после тройного удара молотком и многократного повышения цены. Аукционист повеселел. Отойдя к конторке в углу сцены, он выпил стакан воды и обменялся несколькими репликами со служащим аукционного дома, который ему ассистировал. Александра догадалась, что он менял местами представляемые лоты, чтобы возбудить интерес публики. Успех аукциониста, как и актера, целиком зависит от настроения зала, от его умения почувствовать публику, управлять ею.

Теперь выставлялся янтарь. Здесь было мало непредсказуемого — Александра сразу заметила в зале группу китайцев с русским агентом. Китайцы скупали весь янтарь и за ценой не стояли. Бойко не вмешивалась. Она лишь заметила:

— Интересно, что будет, когда китайцы скупят весь янтарь на свете? Они могут.

— Наступит мировой коммунизм, — ответила Александра. — Это правда, что они перетирают янтарные изделия в порошок, добавляют в свои жареные пластики, чтобы они проходили тест на янтарь, и продают как натуральный янтарь?

— Ну да, — кивнула Бойко. — И оно того стоит, сама понимаешь.

Она стрельнула глазами по залу и вдруг тихо рассмеялась.

— Да уж, кого здесь только нет… Вон видишь рядом с Алешиной даму, приятную во всех отношениях? В синем платье?

Александра нашла взглядом женщину, о которой говорила Бойко. Действительно, лицо рыхлой дамы в синем костюме выражало неимоверную сладость и детский восторг. Ей было за пятьдесят, но улыбалась дама совершенно по-детски, наивно и даже глуповато. Бойко продолжала шептать:

— Эльвира Кононова. Торгует в сети, на всех площадках, какие только есть. Если нужно продать какую-то дрянь и фальшивку за приличные деньги, это к ней. Пишет статьи о декоративно-прикладном искусстве. Ну и, конечно, сочиняет пышные аннотации к своим лотам, с позволения сказать. Никому не говорит гадостей, всем только приятное. Тварь редкостная…

— Ты, похоже, близко с ней знакома? — Александра невольно улыбнулась.

— К сожалению… — протянула Бойко. — Сцепились как-то. Она выставила у себя на сайте браслетик. Статья прямо блистательная. «Теста на люцит и бакелит я не делала, но это явно люцит или бакелит. Тяжелый и вместе с тем изящный, благородный, редкий…» Цену поставила — пятнадцать тысяч рублей. А я как-то приобретала по французскому каталогу крем для лица, и в подарок прислали точно такой вот браслетик. В нагрузку, так сказать. Ему цена — сто рублей максимум. Ну, я не выдержала. Это же наглость, в конце концов, так атрибутировать на весь мир дешевку. Я прокомментировала лот, предложила свою помощь с атрибутикой. Она, конечно, отвечала очень мило и любезно — каждый, мол, может ошибиться, огромное спасибо за помощь, все люди братья и т. д. И тут же начала мне названивать с угрозами физической расправы. Знаешь, у торговцев такое же правило, как у карманных воров… Видишь, что человек работает, — не вмешивайся, делай вид, что ничего не замечаешь, или получишь перо в бок.

— А этой что здесь надо? — заметила Александра. — Неужели она рассчитывает получить что-то даром? Разве такая будет платить хотя бы начальную цену?

— Волка ноги кормят, — возразила Бойко. — Никогда не знаешь, где заработаешь. Мы с ней, в общем, из одной касты — мусорщицы. Но, согласись, я все-таки никогда не опускалась до таких махинаций.

Самокритика и самоирония были теми качествами Бойко, из-за которых Александра с ней и общалась. По опыту она знала — с наибольшей серьезностью относятся к себе полные бездарности. Бизнес Бойко был подозрителен, но она и не пыталась выдать его за служение высокому искусству.

— Гляди-ка, Алешина зашевелилась! — шепнула Бойко, не сводя взгляда с королевы аукциона, пока еще никак себя не проявившей.

На сцене появился первый бакелит — французские резные браслеты пятидесятых годов. Их желали приобрести сразу несколько агентов. Завязалась борьба, которая также закончилась в пользу Ольги — цена выросла многократно. Алешина несколько раз хмурила бархатные брови, чуть подергивала плечом, было видно, что энтузиазм вокруг лота ей неприятен. Когда торги закончились и браслеты унесли, она откинулась на спинку кресла с видом оскорбленного целомудрия. Бойко тихонько рассмеялась:

— Держу пари, это она купила. Она такое не упустит. Перепродаст втрое дороже, у нее есть постоянные клиентки среди продвинутых дам. Она умеет с ними обращаться… Да что говорить — современный браслет с пластиками в коллекции большого ювелирного дома стоит дороже золотого. Можно машину купить. Но там — марка, известный бренд, понты, как говорится, дороже денег. Люди сами придут и сами купят. А вот винтаж, пусть даже с клеймом, надо уметь грамотно впарить…

Александра слушала и не слушала. Она вновь потеряла из вида Ольгу. Внимательно осмотрев зал, художница убедилась — владелицы огромной коллекции среди публики не было.

— Извини, я отойду. — Александра направилась к выходу. Бойко негромко бросила ей вслед:

— Да не паси ты Исхакову, ничего с ней не случится. Она не такая овечка, как может показаться.

Александра резко остановилась, обернулась:

— О чем ты?

— Потом узнаешь, — довольно зловеще ответила Бойко. — Ее же, можно сказать, Эдгар воспитывал, ну и воспитал. Тот еще кадр…

— Ты и Штромма знаешь?

Бойко на миг спрятала лицо в ладонях, словно пытаясь раздавить рвущийся наружу смех, затем убрала руки. Она раскраснелась:

— Слушай, как ты вообще в это ввязалась?! Тебя не должно здесь быть! Ты вообще не из наших! Ты не знаешь никого!

— Меня наняли, и я делаю свою работу. — Александра старалась скрыть волнение и возмущение. — Все, удачи, увидимся.

Она быстро обошла весь зал, убедилась, что Ольга исчезла, бросила взгляд на сцену. Продавалась пара бакелитовых курительных трубок с бронзовыми накладками. Цена повышалась вяло. Происходило то, чего и опасалась художница, — изобилие редких и ценных вещей, представленных в одно время в одном месте, неизбежно снижало ценовой энтузиазм. «То ли дело эта вот Эльвира Кононова! — Александра взглянула на даму в синем, которая прямо-таки излучала благодушие и позитивный настрой. — Вот это действительно артистка — продавать дешевенький браслетик из каталога за пятнадцать тысяч рублей… А когда поймали за руку, принимать невинный вид и угрожать где-то за углом, без свидетелей… Вот ее бы нанять Штромму! Хотя… С такой помощницей по миру пойдешь!»

Оставив бакелитовые трубки на произвол судьбы, Александра вышла из зала. В холле небольшого загородного отеля было пусто. За стойкой портье, уткнувшись в телефон, сидел парень в форме с гостиничным логотипом. Он поднял голову, когда услышал звук шагов, но, не дождавшись вопроса, тут же снова уставился в экран.

Александра, стараясь не бежать, вышла на крыльцо. Ясное утро сменилось тихим, серым полуднем. Солнца не было. Сосновые леса вокруг отеля, далекие пригорки, тонкая матовая лента маленькой речки, мелькавшая среди зеленых полей, — все подернулось легким мерцающим туманом. Неподалеку, в скрытом за лесом поселке, громко прочищал горло петух. Он пытался закукарекать, но каждый раз откашливался и сконфуженно умолкал.

Ольгу она заметила не сразу.

По случаю аукциона на территории стоянки собралось много машин. Молодая женщина стояла рядом с одной из них, склонившись к приоткрытой дверце. Вся ее поза выражала напряженное внимание. Ей явно что-то говорили, она слушала, то и дело кивая головой. Затем Ольга захлопнула дверцу, и машина медленно выехала со стоянки. Описала круг, подъезжая к воротам, проехала под поднявшимся шлагбаумом и скрылась за оградой.

Ольга медленно двинулась к крыльцу, не замечая стоявшую на верхней ступеньке Александру. Только подойдя вплотную, она удивленно воскликнула, словно проснувшись:

— Что случилось? Все уже кончилось?!

— Наоборот, торги в разгаре, — нервничая, ответила художница. — Но я потеряла вас.

— Мое участие не требуется, вы сами говорили, вот я и вышла подышать… Там очень тяжелая атмосфера.

Ольга говорила спокойно. Теперь она полностью владела собой и ничем не напоминала того затравленного, нервного ребенка, каким казалась в аукционном зале. Александра пристально посмотрела на нее и решилась спросить:

— Вы встретили кого-то? Знакомого?

— Что? Нет, у меня просто спросили дорогу, человек заехал не туда, — моментально и очень бодро ответила Ольга.

«Она врет!» Александра не сомневалась в этом, но молча пошла вслед за своей подопечной, которая направилась в аукционный зал. «Почему она соврала? Тут происходит какая-то двойная игра?» Ей вспомнились слова Бойко о том, что Ольга далеко не такая невинная овечка, какой кажется.

Переступая порог зала, Александра нервничала больше, чем в самом начале аукциона. Она была недовольна собой по непонятной причине, ведь ей еще не пришлось никак себя проявить. Ольга вновь укрылась в углу, заняв пустующее кресло рядом с искусственным фикусом. Александра подошла к аукционисту, который как раз готовился к представлению следующего лота. Трубки были проданы с очень незначительным повышением цены. Аукционист, с которым Александра была на «ты», в ответ на ее замечание пожал плечами, негромко и фамильярно заметив:

— Ну а что я могу поделать, вещей слишком много. Да и публика не та, на которую мы рассчитывали, не все приехали. И каталог бездарный. Ты ведь его видела, Саша?

Он кивнул на стопку брошюр, лежавших на краю сцены.

— Всю ночь читала, — Александра подняла одну брошюру, быстро пролистала. — Полный хаос, ни системы, ни конкретики. Настоящее вредительство. Кто автор, так и не поняла. Игорь, неужели ваш дом слепил такое убожество?

— Обижаешь, — нахмурился тот. — Мы получили готовое сочинение от заказчика. Чьих кистей произведение — понятия не имею, послали в печать что было, согласно договору. Сама понимаешь, мы не решаем ничего. Мы выполняем указания заказчика.

— А заказчик — Эдгар Штромм?

Игорь кивнул:

— Может, он сам и нацарапал, может, поручил кому-то. Одно могу сказать — чем такой каталог, лучше вообще без каталога. Ну, работаем!

Он одернул ливрею, нацепил дежурную улыбку и, сделав несколько кукольных, механических шажков, словно двигаясь на шарнирах, вернулся в центр сцены:

— Следующее предложение, дамы и господа, уникальное без всяких преувеличений!

Его подвижное лицо с мелкими чертами выражало полный восторг.

— Коробка для сигар, тридцатые года прошлого века, Франция, целлулоид в окладе из серебра девятисотой пробы. Клейма нет, но дизайн позволяет говорить о том, что в разработке рисунка участвовала известная футуристическая группа, работавшая с модными домами…

Игорь тараторил, улыбаясь разом всем, ловил заинтересованные взгляды, издавал сдержанные восклицания, словно сам был поражен редкостным предложением… Это в самом деле был отличный аукционист, и то, что торги шли довольно вяло, не было его виной.

Александра вернулась к Ольге с каталогом в руках:

— Хотела вас спросить, да все забывала… Вы не в курсе, кто это составил? Кто сделал описания?

Ольга, даже не взглянув на брошюру, с ходу ответила:

— Дядя.

Художница промолчала, но, вероятно, ее лицо слишком ясно выразило чувства, потому что Ольга поинтересовалась:

— Что с каталогом не так?

— Видите ли… — Александра придвинула стул и присела рядом. — Каталоги очень важны для аукционов. Мало кто из уважающих себя торговцев и коллекционеров захочет приехать на торги вслепую, как на блошиный рынок. Для того чтобы люди заранее представляли, с чем придется иметь дело, всем потенциальным участникам заранее рассылаются каталоги с описанием коллекций, лотов, с иллюстративным материалом, с экспертными заключениями. Иногда туда включаются небольшие познавательные статьи, эксклюзивные интервью, ну, это уже лирика… Некоторые каталоги знаменитых аукционных домов — сами по себе произведения искусства, и стоят они очень дорого. Есть даже коллекционеры, которые собирают эти самые каталоги, представляете?

Александра старалась говорить с максимальной осторожностью, чтобы ее речь не выглядела обвинением в адрес Штромма. Но Ольга уже напряглась. Ее глаза сузились в две темные щели, губы сжались. Она явно готовилась отразить удар.

— Что касается этого каталога… — Александра слегка взмахнула брошюрой. — Я бы сказала, что он больше путает покупателя, чем завлекает. Он не систематизирован ни по одному признаку — материал, время, страна… Сами описания выполнены небрежно. Фотографий мало, они любительские. Здесь нужны были профессиональный фотограф и редактор, не понимаю, почему их не взяли, хотя бы в этом аукционном доме. Здесь оказывают весь пакет услуг.

— У дяди ни на что не было времени, — холодно ответила Ольга. — Я его очень торопила.

— Я понимаю… И ни в коем случае не хочу сказать, что ваш дядя… Что Эдгар Штромм в чем-то виноват. Но…

— Да он вообще против аукциона, вы же знаете, — отрезала Ольга. — Я думаю, он и уехал потому, что не захотел всего этого видеть. А мне срочно нужны деньги! Срочно! Почему я должна думать о других, все время о других?! А кто будет думать обо мне?!

Ее голос неожиданно сорвался, на щеках и на шее выступили красные пятна. Александра испугалась, что клиентка закатит истерику.

— Тише, прошу вас, уже смотрят… — пробормотала она. В самом деле на них оглядывались. Александра поймала заинтересованный, пристальный взгляд Алешиной. Из другого угла зала на них внимательно смотрела Бойко.

— Мне все равно, за сколько продадут вещи, пусть только продадут, чтобы я никогда больше их не видела! — Ольга понизила голос, но по-прежнему говорила лихорадочно, спотыкаясь о слова. Она покраснела и тяжело дышала, пытаясь справиться с волнением.

Тем временем был объявлен следующий лот. Продавалось роскошное, многорядное старинное ожерелье из баламутов — крупных перламутровых бусин, вырезанных из жемчужной раковины. Перламутр редкого табачного оттенка был необыкновенно эффектен. Александра ожидала, что торги оживятся, но просчиталась. Марина Алешина, до сей поры державшаяся спокойно, резко повернула голову и что-то сказала отиравшемуся рядом молодому человеку. Тот подошел к аукционисту. Торги приостановились, толком не начавшись. Молодой человек негромко, внушительно что-то говорил, аукционист, нахмурившись с озадаченным видом, слушал. Потом взмахнул молоточком, словно отмечая все доводы противника, и отвернулся к публике:

— Итак, старинные испанские баламуты, предположительная датировка — начало девятнадцатого века, вес изделия, внимание, — девятьсот двадцать грамм!

— Подделка! — громко выкрикнула Алешина, не смущаясь тем, что нарушает ход торгов — это было строго запрещено правилами аукциона.

В публике зашумели. Игорь остановился с поднятым молоточком, его подвижное лицо внезапно заблестело от выступившей испарины.

— Простите? — хрипло переспросил он.

— Я знаю эти якобы баламуты, это современная тайская подделка, перламутровый слой, зафиксированный на желатине! Бусы стеклянные! — так же громко и авторитетно продолжала Алешина в наступившей тишине. — Они не проходили экспертизу! Распилите хотя бы одну бусину, и вы все увидите сами!

Аукционист, онемев от изумления, зачем-то листал каталог. Александра встала, чувствуя десятки устремленных на себя взглядов. Ольга, напротив, съежилась, забившись в угол кресла. У художницы слегка кружилась голова, и, когда она шла к сцене, пол ощутимо пошатывался под ногами. «Будет славный номер, если я упаду в обморок!»

— Согласно условиям своего контракта с заказчиком, я должна снять лот с аукциона. На него пытаются сбить цену, — негромко сказала она, обращаясь к Игорю. Вместе с тем Александра понимала — ее слышат все, такая тишина вдруг установилась в зале.

— Заказчик или его законный представитель может в любой момент по своему усмотрению снимать любой лот с аукциона, — с явным облегчением ответил Игорь. И громко возвестил: — Лот снимается. Торг на него закрыт.

За спиной Александры послышался рокот голосов. Она старалась не анализировать услышанное, ей достаточно было общей интонации — насмешливой, враждебной. Художница увидела рядом со сценой свободное кресло и присела в него, решив держаться начеку. Она понимала — то, ради чего ее наняли, началось.

И не ошиблась. С этого момента аукцион, сперва казавшийся не слишком успешным, стал провальным. Лоты уторговывались один за другим, независимо от содержания. Цены не повышались или повышались крайне незначительно, ценой неимоверных усилий аукциониста. Игорь из кожи вон лез, в его дежурном веселом взгляде нет-нет да и мелькала паника. Александра сидела с каменным лицом, словно происходящее ее не касалось. Голос Алешиной за спиной звучал, как ей казалось, безостановочно, хотя «звезда» высказывалась резко и кратко. Пришлось снять с торгов еще два лота — чудесный туалетный набор из черепахового панциря в серебряном окладе, датированный серединой девятнадцатого века, и визитницу из резного перла-мутра.

К художнице неслышно подошла Бойко и, склонившись над креслом, шепнула:

— Как бы торги не ушли в минус. Еще придется заплатить аукционному дому, страховщикам, да еще твой гонорар…

— Не твоя печаль, Лиза, — Александра ответила резко и грубовато, против своего обыкновения. Обычно она старалась не выказывать чувств, когда общалась с коллегами.

— Не моя, конечно, — охотно согласилась та. — Просто жаль смотреть на это безобразие. Остановила бы ты аукцион вообще, а? Потом разобьете коллекцию на части, отлично продадите на разных площадках. К таким акциям нужно готовиться серьезно. А вы будто мусор самосвалом вывозите, навалили кучу и продаете за три копейки.

— Владелец желает продать все сразу, это его дело.

— Глупо! — после паузы заметила Бойко. — Я могу привести вам покупателей прямо на дом, хоть сегодня, они возьмут вещи за хорошую цену, вопросов не будут задавать. И сама кое-что с удовольствием куплю. Донеси эту информацию до Ольги, а? Тебе причитается законный процент.

— Лиза, меня наняли для конкретной задачи и не просили искать каких-то других покупателей. — Александра с трудом сдерживалась, чтобы не повысить голос. К ним прислушивались, она чувствовала это спиной. — Давай не будем проявлять ненужной инициативы.

Бойко еще с минуту постояла рядом, словно что-то обдумывая, затем повторила:

— Глупо. Ну, не забывай, я предложила.

И отошла в сторону. Больше к Александре никто не приближался. Словно кто-то обвел кресло, в котором она сидела, невидимой чертой, которую запрещено было переступать. Но голосов, звучащих за спиной, эта черта сдержать не могла. Художница против воли прислушивалась и приходила в ужас от того, что слышала.

Основная тема оставалась неизменной — подвергалась сомнению подлинность большинства лотов. Марина Алешина настаивала на том, что под шумок продаются вещи, вообще не имеющие отношения к коллекции покойного Исхакова.

— А кто ее видел целиком, эту знаменитую коллекцию? — ее густой ироничный голос звучал, казалось, прямо за спиной Александры, хотя они сидели в нескольких метрах друг от друга. — Никто ничего о ней не знает. Одни слухи. Даже каталога не было никогда. Под соусом полной ликвидации много чего можно провернуть…

— Штромм… — знакомая фамилия, произнесенная незнакомым голосом, заставила Александру вздрогнуть. — Он такого шанса не упустит.

— Заметьте, сам не соизволил присутствовать, — сладкий женский голос, в котором было поровну меда и яда, мгновенно вызвал перед Александрой образ дамы в синем платье. — Он риску не любит.

— Это не аукцион, а скандал! — резюмировала Алешина.

— Я все думаю, уезжать прямо сейчас или подождать? — сомневался низкий мужской голос. — Честное слово, это просто подозрительно… Ни одного экспертного заключения! Почему мы должны верить им на слово? На том основании, что это якобы все из коллекции Исхакова и тут сидит его дочка?

— На том основании, что устроители аукциона — хорошие люди, и мы тоже! — бросила Алешина, вызвав взрыв смеха.

Аукционист остановился с поднятым молоточком:

— Я прошу тишины, дамы и господа! Вашему вниманию предлагается нечто совершенно уникальное. Предложение единственное в своем роде. Четки из оттоманского фатурана. Предположительная датировка — первая треть двадцатого века. Вес изделия…

У Александры зашумело в ушах, она несколько раз сглотнула, чтобы звуки вновь обрели четкость. В зале установилась тишина, в которой художница чувствовала нечто зловещее. «Или мне это кажется, я слишком заведена…» Александра напряженно следила за девушкой в форменном платье, которая бережно устанавливала на подставке бархатную подушку, к которой были прикреплены четки. Слышно было, как в зале кто-то двигает стул, и этот звук нестерпимо раздражал нервы Александры. У нее рождались самые дурные предчувствия.

— Итак… — Аукционист обвел взглядом зал. — Четки-komboloi, оттоманский фатуран, или футуран, как вам угодно, уникальное изделие, цвет «черри с коньяком», первая треть двадцатого века, бусины с резьбой, имитирующей сверчков. Тяжелые, редкие, единственные в своем роде. Начальная цена — два миллиона рублей.

Послышался чей-то громкий вздох, и больше ничто не нарушало тишину. Александре показалось, что она вдруг оглохла — многолюдный зал за ее спиной словно вымер. Затем раздался четкий стук, за ним другой… Но это стучал не молоточек аукциониста. Игорь так и стоял неподвижно рядом с пюпитром, где красовались четки, освещенные белым резким светом плафона на подвижном кронштейне.

Это стучали каблуки — кто-то неторопливо шел к сцене через зал. Александра приподнялась в кресле и оглянулась. К сцене двигалась Алешина. Ее губы кривились, словно она попробовала нечто горькое. Подойдя к сцене почти вплотную, она обернулась к присутствующим:

— Я обязана положить конец этому возмутительному фарсу. Видит Бог, я долго терпела из уважения к памяти покойного Игоря Владимировича, которого хорошо знала в юности. Он был моим учителем.

— Попрошу вас вернуться на место, — аукционист обращался к ее затылку, Алешина даже не повернула к нему головы. — Вы мешаете ходу аукциона.

— Эти четки не имеют отношения к коллекции Исхакова, — твердо продолжала Алешина. — Это не оттоманский фатуран, а подделка. Хорошая авторская современная подделка.

— Я попрошу вас вернуться на место или покинуть зал, — настойчиво повторил Игорь. Его глаза приобрели стеклянное, непроницаемое выражение. — Марина Александровна…

Последние слова он произнес почти шепотом и другим тоном, едва ли не умоляющим. Алешина не обернулась. Она продолжала обращаться к публике, которая безмолвно ей внимала:

— Я когда-то держала в руках эти четки, имела возможность рассмотреть их под лупой. Если бы не резьба, трудно было бы догадаться. Но в местах резьбы я заметила под лупой характерные для фейкелита признаки — на гранях видны вкрапления пыли. Ни фатуран, ни бакелит не дают такой реакции при резьбе. Эту пыль невозможно ни заполировать, ни отмыть растворителем.

— А другие тесты вы делали? — крикнул кто-то из зала.

— Другие тесты в данном случае и не нужны, — отрезала Алешина. — Тем более я уверена, что этот фейкелит их пройдет. Делал большой мастер. Но так или иначе, это подделка, а то, что ее выставляют на аукционе как главный экспонат коллекции Исхакова, — феерическая наглость. Я требую экспертизы!

— Я снимаю лот с аукциона! — Александра с изумлением услышала собственный голос, громкий и уверенный.

— Нет, погодите, это слишком просто, это вам так с рук не сойдет! — Красивое лицо Алешиной внезапно исказилось, потемнело, сделалось старым и уродливым. — Это скандал!

— Марина Александровна, я с глубоким сожалением вынужден потребовать, чтобы вы покинули торги, — нагнулся со сцены аукционист. — Если вы останетесь здесь, торги продолжаться не будут.

— Попробуйте меня отсюда вывести! — взбешенно рявкнула Алешина.

В зале шумели, резко двигали стульями, вставали с мест. Кто-то громко рассмеялся, и в этом звуке слышалось явное злорадство. Александра тоже встала. Она обратилась к Игорю:

— Закрывай аукцион. Торги окончены.

— Ты уверена? — замер тот на мгновение. — Владелец согласен? Лотов еще очень много…

— Я действую с разрешения владельца и в его интересах, — отрезала Александра. — Закрывай аукцион, прощайся, извиняйся. Потом поговорим.

Она прошла мимо сцены, едва не задев плечом Алешину, сверлившую ее ненавидящим взглядом. Боковым зрением Александра видела, как со сцены уносят подушку с четками. До нее доносились язвительные замечания, в том числе направленные по ее адресу, недоуменные возгласы, шум закипающего возмущения, похожий на шум неспокойного моря. Она старалась ничего не слышать, ни с кем не встречаться взглядом.

Ольга сидела в своем углу, под прикрытием искусственного фикуса. Александра остановилась рядом с креслом:

— Мне пришлось это сделать в ваших интересах. Так не могло продолжаться.

Темные глаза Ольги казались холодными, даже равнодушными, и ее голос звучал спокойно:

— Дядя предупреждал, что такое может случиться.

— Я думаю, не стоит расстраиваться, — Александра стояла спиной к залу, отгораживая собой Ольгу от присутствующих, которые шумели все сильнее, явно не собираясь расходиться. — Есть множество вариантов, как решить вопрос. Сейчас, думаю, нам разумнее всего уехать. Аукционный дом позаботится о том, чтобы непроданные лоты вернулись к вам в полной сохранности. Все застраховано, такое развитие событий оговорено. Я сейчас попрощаюсь кое с кем, и можно ехать.

Ольга сделала неопределенное движение рукой. Она выглядела на удивление инертной, словно и в самом деле провал торгов ее не волновал.

— Я буду ждать снаружи, в машине, — сказала она, поднимаясь. — Кончено — значит кончено.

Александра, по-прежнему ни на кого не глядя, отправилась в служебный коридор за сценой. Дверь комнаты, снятой под нужды аукциона, была открыта настежь, на пороге стоял охранник. Из дверного проема выглянул Игорь. Увидев Александру, аукционист кивнул и сделал приглашающий жест. Одновременно он говорил по телефону, отчаянно размахивая молоточком, который все еще сжимал в руке. Казалось, Игорь пытается прибить на лету невидимую надоедливую муху.

В комнате, куда вошла художница, повсюду громоздились пронумерованные коробки с названием аукционного дома. Здесь хранились лоты, которые еще не демонстрировались или были сняты с торгов. В углу, на дюралевом раскладном стуле, скучал второй охранник. Девушка в форменном платье заканчивала упаковывать коробку, стягивая ее широким нарядным скотчем с золоченым гербом фирмы.

При появлении Александры Игорь быстро свернул разговор, спрятал телефон в карман и обратился к ней:

— Хорошо, что зашла, ты мне нужна на пару слов… Ира, выйди.

Девушка оставила коробку и моментально исчезла. Здесь, вне сцены, где не требовалось угождать публике, льстить и улыбаться, Игорь обрел свою настоящую мимику, весьма невыразительную, и естественный тон — авторитарный и сухой.

— Я звонил начальству, выяснял, возможно ли сделать вам скидку. Мы продали процентов восемь от общего количества лотов. Ничего не получается, придется оплатить счет полностью.

— Понятно, — пожала плечами Александра. Ей каким-то образом передалась апатия, в которую впала Ольга. Все случившееся казалось абсурдным и непоправимым, как автокатастрофа. — Спасибо, что попытался помочь.

— Да не за что совершенно. — Игорь, нахмурившись, смотрел на художницу, словно пытаясь сделать какие-то заключения, исходя из ее внешнего вида. Александра сохраняла непроницаемое выражение лица.

— Твоя клиентка, Исхакова, я слышал, решилась на этот аукцион в связи с тяжелыми материальными обстоятельствами? — произнес наконец аукционист. — Насколько я могу судить, торги вышли ей в убыток. Она понимает это?

— Если и понимает, что тут можно изменить? — вопросом ответила Александра. — В любом случае торги необходимо было остановить. Не я их организовывала, и не моя вина, что они провалились.

— Ну да… Так и есть… — задумчиво проговорил Игорь. — У тебя телефон не менялся? Я тебе позвоню, хорошо? Есть одна продуктивная идея.

— Звони, конечно, — кивнула она. — Телефон прежний, а вот адрес скоро поменяется. Наш дом отдали под реконструкцию. Я снимаю мастерскую за углом.

— Хоть какие-то хорошие новости, — вздохнул Игорь и снова взял запиликавшую трубку. — А то у всех вокруг полный мрак. Ну, давай сейчас попрощаемся, меня начинают рвать на части.

Серебристый седан Ольги стоял в дальнем углу двора, вдали от остальных машин, число которых почти не уменьшилось. Разъехались немногие. На крыльце гостиницы, в открытом летнем ресторане, на стоянке — везде Александра замечала знакомые лица. Скандал смаковался на все лады, до нее доносились обрывки разговоров, и все они вертелись вокруг последнего лота. Спускаясь по лестнице на стоянку, она замедлила шаг и приостановилась, услышав за столиком на летней веранде женские голоса:

— А я не сомневаюсь, что четки со сверчками подлинные, Алешина просто сбивала цену. Идиотка… Сорвалась, потеряла лицо. Теперь она их не увидит.

— Как ты думаешь, Корзухина в теме?

Когда упомянули ее фамилию, Александра повернулась и открыто посмотрела на беседующих дам. Они сидели за пустым столиком, лениво изучая меню. Обе присутствовали на аукционе, но никак себя не проявляли, оставаясь в роли зрителей. Художницу приятельницы не видели.

— Да абсолютно нет, — пренебрежительно бросила загорелая блондинка лет шестидесяти, которая не сомневалась в подлинности четок. — Удивляюсь, зачем ее наняли. Ни бе, ни ме, ни кукареку. Для вида, что ли? Могли бы и посолиднее найти.

— Говорят, Исхакова хотела объявить банкротство, но не вышло… У нее набрано кредитов на несколько миллионов, и скоро продают дом, где она живет.

— Я решилась, — внезапно повысила голос блондинка. — Возьму вот эти охотничьи медальоны. Непонятно, правда, где они в мае берут дичь.

— На куриной ферме… — иронически протянула ее спутница. — Я тоже попробую.

Александра, на которую так и не обратили внимания, хотя она стояла в двух шагах от столика, медленно спустилась по ступеням, прошла через стоянку. Машин заметно стало меньше. Один за другим автомобили выезжали в распахнутые кованые ворота. Проходя мимо того места, где стоял автомобиль, с водителем которого беседовала во время аукциона Ольга, Александра заметила, как в крупнозернистом песке на обочине что-то матово блеснуло. Она сделала шаг в сторону, склонилась…

Через мгновение на ее ладони лежал маленький полупрозрачный кубик медового цвета, бакелитовый кубик от настольной игры советских времен. Его грани были покрыты белыми точками, символизировавшими цифры от единицы до шестерки.

Александра медленно сжала кулак и пошла к серебристому седану, в котором ее ждала Ольга.

— Надо бы позвонить Штромму, — сказала она, усаживаясь в машину. — Наверное, он волнуется.

— Я думаю, ему уже позвонили десятки людей и рассказали десятки разных историй! — иронично ответила Ольга, поворачивая ключ в замке зажигания. — Знаете, я ужасно есть хочу. Давайте поедем в Москву, пообедаем. Вы, может, не поверите, но я очень давно не была в Москве…

Глава 4

Ольга водила машину уверенно, плавно. Спокойно разрешала себя обгонять, чуть прижимаясь к обочине, философски замечая: «Этот спешит, а мы — нет!»

— Вы давно за рулем? — спросила художница.

— С пятнадцати лет… — ответила Ольга. — Машина от отца осталась, я не разрешила продавать, хотя мама хотела. Меня дядя понемногу научил водить, а на права я позже сдала, конечно. Когда живешь за городом в таком поселке, как наш, даже хлеба без машины не купишь. Конечно, в сельском магазине, куда я ездила, все знали, что мне пятнадцать лет, но никто не донес, что я сама сижу за рулем…

Ольга довольно засмеялась, словно вспомнила нечто очень приятное, и добавила, уже серьезно:

— Это ведь сейчас сплошные интернет-магазины продуктов, службы доставки круглосуточные по всей области, а тогда было не так…

— Все-таки, извините, я поражаюсь, как вы остались одни в загородном доме… — не выдержала Александра, возвращаясь к мучившей ее уже сутки мысли. — Понимаю, что вы были не одни, с вами находился кто-то… И все же… Вы приняли очень необычное решение.

— И я сумела его отстоять, что еще более удивительно! — заметила молодая женщина, кивая в такт словам собеседницы. Она не сводила глаз с дороги. — Все были против. Мама — та просто военные действия начала, чтобы дом продали, а я бы жила с ней. Дядя тоже отнесся скептически, хотя он-то всегда говорил, что у меня есть характер и я многое могу сама. А я поставила на своем, как видите.

Ольга быстро взглянула на Александру, словно ожидая расспросов, но художница промолчала. Она видела, что Исхакова сама очень хочет что-то рассказать, и не хотела на нее нажимать. «К тому же нужных вопросов я все равно сформулировать не сумею… Я ее совсем не знаю, неизвестно, что может ее задеть!» Александра отвернулась к окну, глядя на стройные ряды бегущих вдоль обочины сосен и берез. Смешанный лес оборвался просекой, по которой далеко, к синеватым холмам, уходили линии ЛЭП. Машина мягко поднялась на мост, внизу ртутно блеснули железнодорожные пути. В сторону Москвы медленно двигался длинный товарный поезд.

— Если бы продали дом, продали бы и всю коллекцию, — после долгой паузы проговорила Ольга. — Мама ни за что не стала бы ее хранить. А для папы это была вся его жизнь, даже важнее жизни. И потом… Я все равно не смогла бы жить с новой маминой семьей, мы бы не ужились. Я это чувствовала. И… куда мне деваться? Дядя не смог бы меня взять к себе. Он почти не появлялся в Москве, официально он мне не родственник. Кто бы такое разрешил…

— А других родственников не было? — осторожно спросила Александра.

— Как же, были! — бросила Ольга с явным пренебрежением. — Сразу откуда-то появились — троюродные, четвероюродные, со всех концов света. И все — любящие родственники…

Она недобро хохотнула, ее бледное лицо сделалось старым и злым, темные глаза сузились в две сверкающие щели.

— Вот тогда я впервые и узнала человеческую природу во всей красе, — Ольга говорила негромко, словно сама с собой. — Все они увивались вокруг меня, а друг друга ненавидели, выживали, поливали грязью… Еще бы! Я — почти сирота, можно сказать. Мать занята новой семьей. А у меня дом под Москвой. Счет в банке. Отец оставил приличное состояние по тем временам. Все хотели быть ко мне поближе. Эта вакханалия под соусом родственной любви продолжалась несколько месяцев. Наконец я пожаловалась дяде, пригрозила, что сбегу. Он их всех разогнал, нанял мне хорошую гувернантку, уладил вопрос с домашним обучением. Я ведь после… — Ольга судорожно сглотнула. — После того, что случилось, занималась дома. Ко мне ездили преподаватели, я только экзамены в школе сдавала в конце года.

Москва приближалась. Все чаще мелькали мосты, развязки, по обочинам тянулись склады, гигантские торговые центры. Леса превратились в чудом уцелевшие рощи на краю бетонных лабиринтов. Вот пробежали редкие, оперившиеся первой зеленью березы, между стволами замелькали оградки, кресты — старое кладбище, прижавшееся к шоссе, стиснутое алюминиевыми складскими ангарами. В низко нависших сизых облаках внезапно сверкнула яркая синяя промоина, на миг показалось солнце, и березовая роща вдруг засияла, словно рассмеялась. Ольга, какое-то время молчавшая, глубоко вздохнула.

— Я вот думаю, отстали бы от меня так легко эти так называемые родственники, если бы понимали, сколько стоит папина коллекция? Ее ценность была очевидна только для посвященных. Это же не золото-бриллианты, их не сдашь в привокзальный ломбард. Разве скажешь там: «У меня здесь старинные пластики на несколько миллионов!» Санитаров вызовут… Со смирительной рубашкой.

— Признаюсь, я тоже была поражена, узнав, каких денег могут стоить старинные пластики, — не выдержав, призналась Александра. — Я совсем не эксперт в этом вопросе. И я не скрывала этого от Штромма, когда он меня нанимал… Боюсь, от меня было мало проку на аукционе.

— Вы сделали все, что были должны сделать, — спокойно ответила Ольга. — Не обвиняйте себя ни в чем. Дядя меня предупреждал, что ничего хорошего не выйдет. Придется искать другие пути. Вы свой гонорар получите полностью.

— Я переживаю не из-за гонорара, — смутилась Александра. — Меня волнует дальнейшая судьба коллекции. Вы только не подумайте, пожалуйста, что я рассчитываю на какие-то дальнейшие заработки! Но то, что я увидела сегодня на аукционе, внушает мне опасения. Вам не стоит продавать вещи в Москве. Теперь публика настроена против вас. Был скандал…

Ольга несколько раз энергично кивнула:

— Все так! Но время идет, время… Мне срочно нужны деньги. Аукцион ведь не окупился?

— Увы, нет. Если что-то вам и достанется, это будет небольшая сумма.

Ольга коротко выругалась и стиснула губы, молча глядя прямо перед собой.

— Но мне нужны деньги, — повторила она спустя минуту. — Что же делать…

Это был не вопрос, фраза прозвучала отрешенно, словно никому не адресовалась. Александра поняла, что может проявить инициативу.

— На аукционе ко мне обратилась одна старая знакомая… — призналась художница. — Она предложила приехать к вам на дом с несколькими покупателями, которые могут предложить более выгодные цены, чем на торгах.

— Придется пойти на это. — Ольга по-прежнему смотрела прямо перед собой, нервно щурясь. — Хотя я никогда никого не пускаю в дом.

Внезапно она свернула с шоссе на правый съезд.

— Здесь рядом ресторан, куда меня возил отец в детстве. Если мы ехали в Москву или из Москвы, часто сворачивали сюда, — пояснила Ольга. — Заказывали обед или ужин. Мама редко готовила… Вообще, она не так уж часто бывала дома.

Молодой женщине явно хотелось излить кому-то душу, она говорила доверительно, с жалобной интонацией.

— Но одна я здесь не бывала никогда, с тех пор, как отец…

И вновь, уже не в первый раз, Ольга запнулась, словно мысленно споткнувшись о невозможное слово «умер».

— Может быть, этого ресторана больше и нет… — завершила она фразу после короткой паузы. — Прошло пятнадцать лет как-никак. До чего я наивная, считаю, что все должно оставаться неизменным. А ведь жизнь идет…

Но ресторан был на месте. Двухэтажное здание, выстроенное в стиле швейцарского шале, стояло чуть вдали от дороги, перед ним виднелась собственная стоянка. В этот час почти все места на ней пустовали, ланч только что закончился, до вечера было далеко. Ольга остановила машину неподалеку от входа, украшенного маленькими голубыми елями в кадках.

— Знаете, я ведь только что загадала, — хрипловато, явно волнуясь, произнесла молодая женщина. — Если ресторан будет на месте, все у меня получится.

Александра не стала уточнять, о каких планах шла речь. Иногда ей казалось, что Ольга говорит сама с собой, по привычке одиноко живущих людей. Собеседник был ей, в сущности, не нужен.

В зале, сплошь обшитом темным деревом, также было пустовато. В углу обедала семья — отец, мать, две девочки, удивительно похожие друг на друга. Девочки поднимали ложки ко рту почти синхронными движениями.

— Близнецы, — произнесла Ольга, также обратившая внимание на семью. — Вы никогда не думали, каково это — иметь сестру-близнеца?

— Признаться, нет, — улыбнулась Александра. — Хотя это здорово, наверное.

— Здорово? — Ольга обратила на нее свой странный взгляд — непроницаемый, неподвижный. — А я так не думаю. Это значит все время смотреть на саму себя со стороны… А это не так уж приятно.

Они заняли стол у большого окна с видом на стоянку. Александра с облегчением опустилась на мягкий кожаный диванчик. Сумбур предыдущего дня, подготовка к аукциону, сегодняшнее тяжелое и абсурдное утро — все это разом оборвалось, рассыпалось на груду мелких, не связанных друг с другом событий, словно кто-то разорвал ожерелье, и все бусины раскатились в разные стороны… Александра смотрела в меню, не замечая строчек, а в ее ушах звучал голос Алешиной: «А кто ее видел целиком, эту знаменитую коллекцию?!»

— Я возьму жюльен и пирожки, — детским голосом произнесла сидевшая напротив Ольга. — Мы с папой всегда ели тут пирожки и с собой брали.

— Я тоже, — очнулась Александра и передала меню ожидавшей рядом официантке. — Больше ничего не надо. Скажите, вы слышали, что говорила Марина Алешина в конце, когда устроила скандал?

— Она много чего наговорила, — Ольга пожала плечами. То ли она в самом деле была вполне спокойна, то ли разыгрывала спокойствие. Александра должна была признать, что эта молодая женщина для нее — загадка.

— Алешина сказала, что ваш отец был ее учителем и она хорошо знала его в юности. И вы говорили, что лицо Алешиной вам очень знакомо. Должно быть, вы виделись, но очень давно…

Ольга сдвинула брови, глядя на стоянку за окном, словно пересчитывая немногочисленные машины.

— Если ей было лет двадцать, — сказала она, — то мне около двенадцати. Это, если мы виделись прямо перед тем, как все случилось…

Ольга замолчала. Александра настойчиво повторила:

— Вы виделись, думаю, именно в те годы. У вашего отца были ученики, студенты? Он преподавал?

— Отец никогда не преподавал, — покачала головой Ольга. — Он возглавлял лабораторию, писал труды по органической химии, но лекций не читал, учеников у него не было. Тут Алешина что-то выдумала. Общую и органическую химию читал в МГУ и в Институте тонкой химической технологии Федотов. Друг отца, наш сосед, который…

— Да, я поняла, — нетерпеливо и не слишком тактично перебила Александра. — Но Алешина утверждает, что однажды держала четки в руках, рассматривала их под лупой. Значит, она бывала у вас в доме?

— У нас никогда не бывало гостей. — Ольга следила взглядом за собакой, неторопливо пересекавшей стоянку. Большой беспородный пес, откормленный и невозмутимый, явно жил при ресторане. — Никогда. Отцу мешал любой шум, если в дом кто-то приходил, он потом долго не мог настроиться на рабочий лад. А мама очень любила общество, путешествия, не могла жить без шума и движения. Она постоянно возмущалась, что у нас дома скучно, как в тюрьме… И уезжала все чаще, одна. Пока не уехала совсем…

Собака уселась посреди стоянки, огляделась и внезапно залаяла, задрав голову к небу — вероятно, от скуки. Официантка принесла жюльен и пирожки. Александра развернула салфетку и положила ее на колени.

— Да, я вам надоедаю своими глупыми воспоминаниями, — встрепенулась Ольга. — Чем меньше думаешь о прошлом, тем лучше. Давайте есть.

Через час, когда обед был окончен и они заказали кофе, было принято решение. Ольга согласилась продавать коллекцию по частям, при посредничестве Александры.

— Мне, в сущности, все равно, как вещи будут проданы, главное — получить деньги. — У нее был вид человека, который разуверился во всем. — Срочно, срочно нужны деньги. Остальное неважно.

— За срочность я не ручаюсь, но постепенно мы все продадим за хорошую цену, — кивнула художница. — Даже учитывая то, что придется платить какой-то процент посреднице. Впрочем, эти расходы обычно несет покупатель…

Ольга отмахнулась, словно отгоняя ненужную информацию:

— Знаю, слышала. Я так рассчитывала, что никогда больше не увижу все эти коробки из папиного кабинета! Трубки, браслеты, побрякушки… Эти проклятые четки со сверчками!

Последние слова вырвались у нее с надрывом, голос слегка дрогнул. Судорожно вздохнув, Ольга накренила опустевшую чашечку из-под кофе, рассматривая рисунок кофейной гущи.

— Знаете, что говорил о своей коллекции отец? — спросила она. — Он брал иногда какую-то вещь, рассказывал, как приобрел ее, где, при каких обстоятельствах, какое у этого экземпляра, предположительно, прошлое… И всегда добавлял: «Даже если начало истории известно, то нельзя угадать, какой будет конец!» А почти у всех вещей темное прошлое… Есть вещи, за которыми тянется кровавый след.

Ольга со звоном резко опустила чашку на блюдце, заставив Александру вздрогнуть.

— Как я надеялась, что мы все распродадим сегодня! Ведь невозможно жить прошлым. Жизнь идет и не идет. Ничего не меняется, меняешься только ты сама, становишься старше… Я ненавижу свои дни рождения. Каждый раз я понимаю, что год прошел впустую, я ничего не добилась, не сделала, опять осталась одна, и наверное, это навсегда… И постарела на год. Ведь в моем возрасте уже стареют, а не взрослеют.

Ольга провела ладонью по лбу, подняла на Александру измученный, затуманенный взгляд. Художница молчала, смущенная этим приступом откровенности.

— Я так надеялась, что купят четки со сверчками! — продолжала Ольга. — Всех проблем это не решило бы, но кое-какие долги я могла бы оплатить. Ведь это был гвоздь аукциона! А дядя просил не выставлять их, он будто чувствовал, что кто-то устроит скандал. Так все и вышло. Теперь все будут повторять слова этой Марины Алешиной, сомневаться, что четки подлинные. А они настоящие! Их история мне как раз известна.

— Расскажите, пожалуйста! — Александра подняла руку, привлекая внимание скучавшей в углу официантки. — Меня это очень интересует.

Им принесли еще кофе, и Ольга, откинувшись на спинку диванчика, не сводя взгляда со стоянки, где не происходило ничего интересного, начала говорить.

— Отец начал собирать коллекцию еще в конце восьмидесятых — начале девяностых, так он рассказывал. Началось все случайно — он заинтересовался резными шахматами из копала, отделанными серебром. Кто-то из его коллег работал по контракту в Индии и привез эти шахматы. Отец просто влюбился в них, упросил обменять на золотые часы, денег у него тогда не было. Тогда мало у кого из ученой среды водились деньги. Как раз все рушилось, институты закрывались… Но отец был человеком идеи. Если его что-то увлекало, материальные подробности значения не имели. И тут же в его жизни появился янтарь — в те годы его не ценили так высоко, как сейчас, продавались удивительные вещи за небольшие деньги.

Как раз тогда Исхаков стал хорошо зарабатывать. Его научно-исследовательский институт удержался на плаву и напрямую заключал контракты с иностранными химическими предприятиями. Исхаков, еще молодой, талантливый и честолюбивый специалист, прекрасно владевший английским и немецким, часто бывал в международных командировках. Мизерная зарплата давно не имела для него значения — он жил на доходы с иностранных контрактов. Его лаборатория в рамках НИИ превратилась практически в «государство в государстве». Коллеги считали копейки, а Исхаков начал строить загородный дом. Но его коллекция росла вместе с доходами, и это не радовало супругу Исхакова, которая считала такое помещение денег чистым безумием.

— Мама всегда упрекала отца за то, что он тратит деньги на мусор, — Ольга рассказывала медленно, опустив взгляд в чашку с кофе. Она то брала кофейную ложечку, то роняла ее на салфетку, с равномерностью маятника, словно гипнотизируя себя саму. — Янтарь, кораллы — это она еще понимала. Но пластики — люцит, бакелит — она считала мусором и устраивала страшные скандалы, когда отец покупал их. В те годы они даже не были в моде, как сейчас, и мама не понимала, как можно покупать какой-то браслет из поддельной черепахи по цене золотого…

Коллекционирование стало основой жизни Исхакова. Научная работа, заграничные контракты, зарабатывание денег — все приобрело вторичное значение. Дом был выстроен, семья переехала туда жить, но желанного покоя не достигла. Супруга Исхакова окончательно убедилась в том, что муж неисправим. Уговоры, угрозы, скандалы — все разбивалось о его страсть коллекционирования. Ситуация была такой же безысходной, как в семьях алкоголиков — никто никого не понимал и не слышал, каждый держался своей личной правоты, взаимные счета увеличивались с каждым днем.

— Отец уже не только покупал, он что-то продавал, менял, погрузился в этот круговорот. Коллекция заняла весь его кабинет, вытеснила книги, — говорила Ольга. — Вы сами видели. Коллеги больше к отцу не приезжали, да и он в институте почти не появлялся, работал дистанционно, по иностранным контрактам. Но у нас появлялись такие же коллекционеры, как он сам, часто из-за границы. Кого-то он встречал во время иностранных командировок, с кем-то знакомился по интернету, на сетевых аукционах. Они тогда уже были очень популярны, хотя продавалось там, как говорил отец, ужасное барахло.

На одном из таких аукционов Исхаков виртуально сотрудничал с посредником из Франции. Он покупал и продавал, схема отношений была проста — посредник находил клиента, совершалась сделка, на счет Исхакова поступали деньги, с вычетом комиссионных.

— Но чаще со счета списывались деньги, — невесело улыбнулась Ольга. — Отец уже не понимал, что его грабят. Мама указывала ему, а он не слушал.

Наконец состоялось личное знакомство французского посредника с русским клиентом. Посредник приехал не один. С ним был авторитетный эксперт по янтарю. Исхаков планировал избавиться от части своего янтарного собрания, чтобы «усилить секцию пластиков», как он сам выражался.

— Мама, когда услышала, что едут эти французы, так разозлилась, что поклялась уйти из дома, разделить банковский счет и отнять меня. — Грустная улыбка так и застыла на лице молодой женщины. Ее черные глаза не улыбались, они были мрачны. — Ну, все-таки ушла она от нас чуть позже.

Супруга Исхакова осталась, чтобы присутствовать при сделке. Благосостояние семьи уже сильно пошатнулось, свободных денег оставалось все меньше. Исхаков работал упорно, жадно набирал все новые контракты, его имя по-прежнему имело вес в научном мире, подпись на договоре ценилась высоко. Но это стало лишь оболочкой, напоминающей о прежнем, честолюбивом и талантливом научном работнике. Коллекционер полностью поглотил ученого. У него появились первые долги.

— Я помню, как приехали эти гости, — задумчиво говорила Ольга. — Мама была на грани срыва, она предчувствовала, что отец снова совершит сделку себе в убыток. Хотя она не разбиралась в ценах на янтарь, зато разбиралась в людях и говорила, что уж если кто ради тебя проделал такой большой путь, то это неспроста.

И все же супруга Исхакова старалась соблюдать приличия. Она предложила гостям кофе и домашнее печенье. Улыбалась, выслушивая восторги по поводу дома и леса вокруг. Нарядила дочь, сделала ей первую в жизни «взрослую» прическу, уложив волосы валиком. Французские гости были очарованы хозяйкой. Особенно впечатлился эксперт. Сделка была совершена быстро, Исхаков нервничал и торопился — ему срочно требовалась определенная сумма для очередного таинственного приобретения. Французы подписали бумаги, расплатились наличными — как у многих коллекционеров, чеки и платежные обязательства были не в почете. Затем Феликс (так звали эксперта) пригласил всю семью Исхаковых, включая одиннадцатилетнюю Олю, на ужин в ресторан.

— Отец отказался, конечно, — проговорила Ольга, с изумлением рассматривая зажатую в пальцах кофейную ложечку, словно впервые ее обнаружив. Она аккуратно положила ложечку на салфетку и впервые за все время рассказа прямо взглянула на Александру. — Он не любил все эти церемонии, праздники, выходы в свет… А мама согласилась. Она взяла меня, и мы поехали в ресторан. Феликс очень ухаживал за мамой и за мной. За мной даже больше, чем за мамой. Тогда все и началось…

Французский эксперт задержался в Москве, у него нашлись и другие дела. Он еще несколько раз приглашал Исхаковых куда-то всем семейством — в Большой театр, в музей, в поездку на машинах по Золотому кольцу… Ездила одна мать Ольги, и дочь она уже не брала с собой. Исхаков словно ничего не замечал. Коллекционер был занят перепиской с никому не ведомым корреспондентом, обладателем вещи, которую Исхакову непременно хотелось заполучить.

— А мама не сердилась больше на отца, — продолжала Ольга. — Феликс уехал, она о нем никогда не говорила, не вспоминала. Но она изменилась. Я видела, чувствовала, что она о чем-то думает. О чем-то далеком, что нас с отцом уже не касается. Думает, улыбается, а глаза при этом злые… Меня пугали эти улыбки. А отец внезапно собрался ехать в Стамбул. Он не говорил зачем, но было ясно, что ради какой-то покупки. У него не было там дел, не было контрактов на Ближнем Востоке. В прежнее время мама устроила бы скандал, допрос, вывернула бы ему карманы, измотала нервы, сама бы измоталась… А тут просто сказала, что, если надо ехать, пусть едет. И в общем, это был конец нашей семьи.

Исхаков уехал в Стамбул на несколько дней, он сам не мог сказать точно, на какой срок. На следующий день в загородном доме внезапно появился Феликс.

— Мама сказала, что нам нужно серьезно поговорить. — Ольга иронично дернула уголком рта. — Она всегда говорила отцу, что нужно серьезно поговорить, а он не слушал. Но вот мне пришлось ее выслушать.

Мать сообщила дочери, что у нее возникли серьезные отношения с Феликсом, они приняли решение жить вместе. Феликс снял ей квартиру в Москве — оказалось, он часто приезжал, с тех пор как заключил сделку с Исхаковым. Спустя какое-то время они собирались оформить отношения.

— Мама сказала, что скоро, возможно, ей придется переехать на постоянное место жительства во Францию. Так и сказала — «придется». Она предлагала мне поехать с ней. Я видела, что без особого энтузиазма… Феликс все улыбался и говорил, как он будет рад, если я поеду с ними. Я отказалась. Сказала, что останусь с отцом. Они разыгрывали разочарование, но сами были очень довольны. Мама сказала, что я ни о чем не должна беспокоиться. Что мы с ней никогда не расстанемся и будем видеться очень-очень часто…

Александра впервые видела, чтобы черные глаза сделались вдруг такими прозрачными — словно в глубину темного озера внезапно направили сильный луч прожектора, который высветил на дне пласты рыжей тины, клочья водорослей, коряги, заржавленный детский велосипед — весь потаенный мир, вечно скрытый от чужого внимания… Так вдруг до дна осветились черные глаза Ольги, и это был недобрый свет.

— Мама сказала неправду, — произнесла она. — С тех пор мы виделись очень редко. А потом и вовсе перестали.

Ольга провела ладонью по лицу, а когда убрала руку, ее взгляд вновь стал непроницаемым.

— Но речь о другом, конечно. Я отвлеклась. Хотя обе эти темы связаны… Отец вернулся из Стамбула, и мама тут же поставила его в известность, что уходит. Отец долго не мог понять, к кому она уходит, он начисто забыл Феликса. У него вообще была ужасная память на лица, зато удивительная — на предметы. Когда мама все объяснила в сотый раз, отец сказал, что, наверное, это к лучшему. Так и сказал. Они расстались без скандала. Наверное, они на самом деле расстались уже давно и лишь физически жили в одном доме. В одном доме на разных планетах…

— Ваш отец купил в Стамбуле четки со сверчками? — решилась наконец подать голос Александра. — Четки никогда не покидали страны, где были созданы?

— Да, представьте, — кивнула Ольга. — Их ни разу не перепродавали. Более того, они хранились в одной семье на протяжении семидесяти лет. Владельцы даже не знали об их рыночной стоимости, это была семейная реликвия, от дедушки. Но пришли времена, когда семье понадобились деньги. Сделка совершалась при участии трех посредников, так что представьте, сколько переплатил отец… Он был просто одержим этими четками.

Александра вспомнила странное ощущение живого тепла, когда Штромм вложил ей в ладонь четки из оттоманского футурана, незримый маслянистый след, оставшийся в ладони, когда она опустела… Она склонила голову:

— Это уникальная вещь, в самом деле. Я думаю, мы удачно продадим ее, вы получите куда большую сумму, чем ожидали от аукциона.

— Вот и дядя говорил, что нельзя выставлять четки наряду с другими вещами… — печально согласилась Ольга. — Это сразу сбивает цену, наводит на подозрения. Но вы не представляете, в какой я ситуации. Деньги нужны смертельно. И достать их нужно было срочно…

— Простите, если я сейчас затрону вопрос, который меня не касается… — Александра отодвинула чашку с остывшим кофе. — Я бы не спрашивала, но это важно для нашего дела. У вас срочные платежи?

— Да, очень срочные, — Ольга бросила эти слова отрывисто, словно с ненавистью.

— Какова сумма, вы можете сказать? Это опять же требуется для ведения наших дел. Сами понимаете, вещи, которые мы будем предлагать, не имеют твердой цены. Это не золото, не бриллианты и не картины известных авторов.

— Вещи стоят столько, сколько за них платят, — так же отрывисто произнесла Ольга. — Так дядя говорит. Не так важно, сколько и кому я должна, важно то, что денег нет. Через месяц придется оставить дом банку. После продажи дома мне не видать ни копейки. Уж банк позаботится о том, чтобы я еще осталась должна. Все узнают о моем положении и начнут сбивать цены так, что сегодняшний аукцион покажется детской шуткой. Деваться мне будет некуда. Я торопилась продать коллекцию, пока сохраняется хоть какая-то видимость благополучия. Всем известно, что у меня долги, но это еще не беда. А вот когда я окажусь на улице, меня разорвут на куски.

Повисла пауза, нарушить которую Александра решилась не сразу.

— Это очень печально, — сказала она наконец. — И в ваших словах заключена горькая правда. Есть выражение: «Человек человеку — волк». Не знаю, как для всех людей, но для коллекционеров это полностью верно.

— Волк? — Ольга остановила на ней насмешливый взгляд. — Ну, это комплимент человеку. Волки далеко не самые жестокие животные. Самые жестокие знаете кто? Куры. Да, простые домашние куры. Если они заметят на ком-то из своих кровь, набросятся и заклюют до смерти. Я видела в деревне…

Она поморщилась и замотала головой, словно желая прогнать отвратительное воспоминание. Резко встала, так что Александра автоматически вскочила тоже.

— Давайте расплачиваться и уезжать, — решительно произнесла Ольга. — Нет, уберите кошелек, я угощаю. И знаете, мне сегодня тут не понравилось. Правду говорят — не возвращайся туда, где был счастлив.

И, подзывая жестом официантку, без перерыва добавила:

— Дядя говорил, у вас удивительная мастерская в центре. Я вас туда отвезу. Вы ведь меня пригласите к себе на минутку? Всегда хотела посмотреть, как живут свободные художники. Вы не представляете, какая я домоседка.

Александра вспомнила ужасающий беспорядок в своей мансарде и на миг заколебалась. Но Ольга просила искренне, выглядела воодушевленной и вряд ли отказалась бы от услуг агента, увидев, в каком хаосе тот живет. Художница уже поняла, что имеет дело с неординарной личностью.

— Конечно, я вас приглашаю, — сказала Александра. — Надеюсь, вы будете не слишком шокированы… Помещение почти непригодно для жизни, но я как раз на днях переезжаю.

* * *

…Ольга долго стояла у маленького мансардного окошка, глубоко утопленного в скошенную стену. Казалось, ее внимание привлекло нечто, происходящее на улице. Не отрывая взгляда от окна, молодая женщина произнесла:

— Значит, вы уезжаете отсюда… А я всегда мечтала так жить.

— Что? — удивленно подняла голову Александра. Она пыталась поладить со старой электроплиткой, чтобы сварить кофе. Плитка, словно предчувствуя, что ее бросят в мансарде после переезда, работать отказывалась. — Как жить?

— Ну, вот так, как вы, — Ольга обернулась. — Свободно, без всяких правил. Без условностей.

— Боюсь, правил и условностей в моей жизни немало, — улыбнулась художница. — Деньги, например, — та еще условность! А плата за съемное жилье — правило…

Ольга коротко рассмеялась и тут же запнулась:

— Ой, простите. Дядя всегда говорит, что я рассуждаю о деньгах как ребенок. Я ведь никогда не снимала жилье. Боюсь, теперь придется.

Плитка поддалась наконец, и крошечный оранжевый индикатор загорелся на ее засаленном боку. Александра налила воды в медную джезву, поставила ее на медленно накалявшуюся стальную спираль. Достала бумажный пакет с кофе, открыла его, вдохнула крепкий, чуть бензиновый аромат. Ее не покидало ощущение, что каждым движением она прощается с мастерской, где было столько прожито и пережито. Тревога и печаль, неизвестность впереди — все это мешало ей сопереживать Ольге в полной мере. А эта молодая женщина вызывала в ней сочувствие — несмотря на свое видимое благополучие, она была на удивление одинока.

— Я сейчас снова задам вопрос, который меня прямо не касается… — Александра медленно, ложка за ложкой, топила молотый кофе во вскипающей воде. Выключила плитку, оставив джезву доходить на остывающей спирали, повернулась к Ольге. — Вы можете не отвечать, конечно. Ваши родственники, как я поняла, понятие абстрактное. Но ваш дядя, Эдгар Штромм, — он может вмешаться в ситуацию? Сделать так, чтобы дом не продавали хотя бы до тех пор, пока вы не ликвидируете коллекцию?

— Нет, нет… — Ольга покачала головой. — Ему тут ничего не сделать, он сам сейчас переживает трудные времена. Он помогал, пока мог, много помогал. Надо совсем совести лишиться, чтобы опять его просить. А эти мои долги…

Ее лицо разом потемнело и словно съежилось.

— Они уже старые. На них наросли проценты. Есть люди, которым сразу надо рождаться нищими, чтобы им в долг никто не давал. Это я!

Она пыталась принять шутливый тон, но взгляд был серьезен, губы не улыбались. Александра склонила голову в ответ:

— Я такая же. Мне никто в долг и не дает.

— Это к лучшему, уж поверьте! — воскликнула Ольга и подошла к столу. — О чем я думала, когда брала эти кредиты… Только не о том, что придется их выплачивать, это точно. Я жила одним днем, а теперь… Кажется, наступает вечер.

Александра протянула ей дымящуюся кружку и сама присела к столу. Ольга подула на кофе:

— Сейчас я на самом краю. Думаете, я верила в успех аукциона? Вот нинасколько не верила! Но надо было попытаться…

Она сделала глоток, капризно оттопырила губы с видом обиженного ребенка:

— Горячо. Когда вы найдете покупателей?

— Я могу позвонить прямо сейчас.

— Да, лучше быстрее, — Ольга отодвинула кружку. — Так звоните! Или вы не хотите говорить при мне? Я могу на лестнице подождать или в машине.

— Вовсе нет, у меня нет от вас секретов! — Александра смутилась, сообразив, что ее подозревают в корыстных умыслах. — Мой процент от сделки обговорим заранее. Для меня даже лучше, чтобы вы были полностью в курсе происходящего. Я поставлю вызов на громкую связь.

— Да? — с сомнением проговорила Ольга. — Знаете, а дядя никогда не говорил при мне о делах.

— Коллекционеры не любят этого, а я ведь не коллекционер, — улыбнулась Александра.

Она едва успела достать из сумки телефон, как он ожил в ее ладони, словно ждал этого момента. На экране отобразилось имя Елизаветы Бойко. Та заговорила напористо, без приветствий, словно продолжая неоконченный разговор:

— Ну? Почему не звонишь? Какие у тебя планы? Я уже решила сама о себе напомнить.

— Очень кстати, Лиза, мы хотим увидеться с тобой. — Александра говорила спокойно, почти равнодушно, зная, что излишняя заинтересованность вредит прибыли. Впрочем, хитрить с Бойко смысла не имело. Перекупщица, живущая ежесекундной выгодой, видела людей насквозь.

— Я знала, что вы с Исхаковой без меня не обойдетесь, — тут же ответила Бойко. — Жаль только, что дошло до скандала. Алешина до сих пор не может успокоиться. Я тут неподалеку от нее… Угрожает страшными разоблачениями. Клянется, что четки — подделка.

Ольга, прекрасно слышавшая все по громкой связи, поморщилась и сделала пренебрежительный жест. Александра перебила собеседницу:

— Так когда мы увидимся? Ты обещала посодействовать, кого-то привести.

— Я сейчас же позвоню одному человеку, — моментально ответила та. — Мне надо кое-что уточнить. Четки со сверчками в продаже?

Ольга кивнула.

— В продаже, — озвучила Александра.

— У меня есть верный покупатель, — Бойко внезапно заговорила тише, словно ее кто-то слушал. — Шикарный вариант! Только давай условимся, больше никому не предлагай. Тогда я еще сегодня вечером привезу его, и он, скорее всего, заберет. Об остальном поговорим позже.

Александра взглянула на Ольгу. Та несколько раз энергично кивнула.

— Договорились, — ответила художница. — Вечером созвонимся, условимся точно. Вы сможете приехать за город?

— Да хоть в ад, — Бойко говорила уже еле слышно. — Клиент разогрет, главное, не дать остыть. Готовьте товар. Целую.

И дала отбой. Ольга беззвучно хлопнула в ладоши и воскликнула:

— Ведь это не меньше двух миллионов, да?!

— Я надеюсь, что так! — Александра говорила сдержанно. После случая на аукционе она была далека от радужных ожиданий. «Если клиент, которого приведет Лиза, будет осведомлен о скандале, они начнут сбивать цену…»

— Мне так нужны эти деньги! — Ольга говорила словно сама с собой. — Я почему-то так и знала, что именно эти четки продадутся…

— Будем верить в то, что продастся все! — Александра взглянула на часы. — Скажите, ведь коллекцию должны привезти обратно к вам в дом?

— Согласно условиям договора — должны привезти, откуда забрали, — Ольга взглянула на нее изумленно, словно вдруг проснувшись и обнаружив себя в незнакомом месте. — А мы-то с вами не торопимся… Вообще, мне должны заранее позвонить, наверное, они все еще упаковываются. Но давайте поедем. Вы ведь со мной?

Последние слова она произнесла почти умоляюще. Александра без колебаний ответила:

— Конечно, я еду с вами, помогу встретить коллекцию. Секундочку, только возьму кое-какие бумаги…

Она отошла к стеллажу, заваленному кипами старых журналов, альбомов, почти неразличимых под рыхлым слоем едкой пыли… Потянула на себя тяжелый фанерный чемодан с обитыми жестью углами, втиснутый между стеллажом и скошенной внешней стеной. Чемодан, который долго не двигали с места, словно прирос к полу.

— Я помогу! — раздался за спиной голос Ольги. Вместе, расшатывая и дергая неподъемный груз, они выволокли чемодан из угла и выпрямились, неизвестно отчего посмеиваясь. Ольга отряхивала испачканные руки:

— Ну и пыль у вас, уж извините!

— О да, этого добра у меня хватает! — в тон ей, не обижаясь, отвечала художница. Присев на корточки, она щелкнула латунными замками, откинула крышку. Ольга склонилась:

— Тетради, блокноты… Ух, сколько! Тоже коллекция?

— Ну, в некотором роде, — Александра быстро перебирала слежавшиеся тетради, открывая каждую и просматривая первые страницы. — Только тут предмет собирательства — сами коллекционеры. Это уникальный архив, мне его завещала лучшая подруга. Ее уже нет. Она много лет торговала антиквариатом в Москве, одно время у нее даже был свой магазин рядом со Старым Арбатом. Она знала всех! И вот у нее было правило — каждую покупку, каждую продажу она фиксировала в этих тетрадях, причем заносила сюда сведения также о том, кто купил. Вот тут — постоянные клиенты, крупные коллекционеры с именами. Тут — те, кто покупал пару раз. Случайные любители. Дилетанты. А вот тут — видите, как много, — вовсе неизвестные люди. И о каждом Альбина записывала все, что удавалось узнать.

— В самом деле уникальный архив… — Ольга, сделавшись вдруг очень серьезной, взяла один блокнот, осторожно открыла и заглянула. — Ведь тут сотни жизней?

— Тысячи, — Александра отобрала несколько блокнотов и стерла с них пыль концом шарфа. — Это огромный труд. Альбина — так звали мою подругу — рассказывала, что изначально эти тетради велись для того, чтобы помогать в торговле. Знать вкусы, привычки, адреса клиентов, следить за движением товара. Иногда одна вещь или картина проходила через несколько рук, непостижимым образом вдруг терялась, вновь появлялась в другой стране, с другой историей… Вести эти записи стало привычкой, Альбина фиксировала все сделки, и уже не только свои собственные. Она уверяла, что здесь, в этом чемодане, собраны все известные имена коллекционеров, которые были активны с конца семидесятых до конца девяностых годов.

— Наверное, мой отец здесь тоже есть! — воскликнула Ольга.

— Вот я и хочу посмотреть… — призналась Александра. — Вдруг мы найдем что-то интересное по поводу четок со сверчками? Мне бы хотелось заткнуть рот этой Марине Алешиной. Устроить скандал на аукционе, выдвигать совершенно бездоказательные аргументы… Это слишком. Она вела себя так, будто защищала высшую справедливость.

— Но ведь отец купил четки в Турции, и они никогда нигде не фигурировали, — возразила Ольга.

— В архиве Альбины можно найти самые неожиданные сведения! — Александра закрыла крышку чемодана, защелкнула замки. — Я уже не раз убеждалась в этом. Поищу, когда будет свободная минута. Ну что же, в путь?

Александра делала все одновременно — заталкивала в сумку тетради и блокноты, наливала в маленький дорожный термос остывший кофе, торопливо причесывалась перед тусклым, рябым зеркалом с отколотым краем, делавшим ее лицо почти неузнаваемым… Ольга все это время стояла у маленького окна, с прежним напряженным интересом разглядывая улицу внизу. Когда художница зазвенела ключами, отпирая дверь, Исхакова обернулась:

— А знаете, ведь за вашими окнами следят!

— Что? — Александра оставила ключи в замке и подошла к окну. — Кто следит? Где?

— Там, смотрите, — слегка отстранившись, чтобы дать ей место в темном оконном проеме, Ольга указала вниз, в переулок. — Он все время стоял там, пока мы были здесь, и смотрел на ваши окна. Прямо сюда. Видите его? В темной куртке.

Александра и впрямь увидела внизу, на противоположной стороне тротуара, мужчину в синей или черной куртке. Но он, вопреки уверениям Ольги, не обращал внимания на окна мансарды, а рассматривал экран своего телефона. Его голова была склонена, да на таком расстоянии Александра и не смогла бы как следует рассмотреть лицо. Волосы у него были средней длины, темно-русые, как она отметила.

— Он все время смотрел сюда, прямо на окна, наверх, — шепотом повторила Ольга. — Этот дом нежилой, вы сами сказали, тут высматривать нечего.

— Мало ли… — проговорила художница, не сводя взгляда с молодого человека. — Шел мимо, заинтересовался… Или живет рядом.

— Вот он заметил, что вы подошли, сразу опустил голову, не хочет, чтобы вы его разглядывали! — упрямо твердила Ольга. — А когда у окна стояла я, не стеснялся, рассматривал меня в упор. Говорю вам, он за вами следит!

Александра рассмеялась, но смех вышел ненатуральным. Она не верила в то, что кого-то могут интересовать завалы хлама в ее мансарде, запиравшейся всего на один старый замок. В то, что опасность может угрожать ей самой, Александра не верила и подавно — не в силу какой-то невероятной храбрости, а просто по привычке. Слишком долго она жила здесь в одиночестве, слишком привыкла полагаться только на себя.

— Уверяю вас, это случайный прохожий, — сказала она, идя к двери. — Не думайте о нем.

Но, выйдя на улицу в сопровождении своей подопечной, она все же бросила быстрый взгляд на тротуар у дома напротив. Мужчина исчез. Скрылся ли он в подворотне, сел ли в одну из машин, растворился среди десятков прохожих, которых в районе Солянки всегда было немало, — его и следа не осталось. Александра не знала, рада ли она этому. «Может быть, кто-то искал меня по рекомендации? Клиент, знакомый? Вот съеду на соседнюю улицу, все равно что пропаду — в Москве так бывает! Многие ведь заходят просто “на огонек”, по старой памяти…»

— Вы думаете, наверное, что у меня от замкнутого образа жизни развилась мания преследования, — внезапно заявила Ольга, подходя к своей машине, криво втиснутой в общий ряд. — А я просто очень наблюдательна, как все деревенские жители. И у меня хорошее зрение. Вы вот не видели его лица, а я рассмотрела. И знаете, если бы на мои окна кто-то смотрел таким взглядом, я бы испугалась…

Глава 5

В темном небе молча, жутко распахивались белые бездны — далекие еще молнии сверкали одна за другой, каждый раз в новом месте, высвечивая громоздящиеся фосфорические облака в немыслимой высоте. Грозовые тучи пришли с запада, когда Александра с Ольгой еще ехали на дачу. Сумерки приобрели бурый пергаментный оттенок, поглощающий все краски. Когда Исхакова отперла дом и зажгла в столовой свет, окна стали черными.

— Кажется, будет страшная гроза, — Ольга с тревогой взглянула на мигнувшую лампу. — Только бы не отключили электричество.

— Такое часто бывает? — Александра задержалась на пороге, подставляя разгоревшееся лицо порывам ветра. — Вот-вот привезут коллекцию.

— Если гроза сильная, отключат… — Ольга, подойдя к печке, отворила и захлопнула дверцу. Она заметно нервничала, без нужды брала и тут же возвращала на место предметы — чашку, спички, книгу, полено, взятое из поленницы. — Они опаздывают.

— Это к лучшему, — ответила Александра, все еще стоя на пороге. — Иначе им пришлось бы нас ждать.

«Мы говорим так, будто нас подслушивают, и нам обеим это известно!» Странная, будто чужая мысль показалась ей верной. Александра постоянно ощущала некую натянутость. «Ольга каждую минуту настороже, и я тоже. Это понятно, мы связаны деловыми интересами, а друг друга не знаем. Но… Я предпочла бы большее доверие!»

Звонок, раздавшийся в сумке, заставил ее содрогнуться. Она достала телефон, увидела имя аукциониста.

— Да? — торопливо произнесла она в трубку.

— Это я, узнала? Сейчас мы будем у вас! — Игорь говорил быстро, напористо. — Только, кажется, мы свернули не туда. Тут какие-то красные ворота, я их не помню.

— Я передаю трубку хозяйке, она расскажет дорогу!

Александра протянула телефон оживившейся Ольге. Та быстро заговорила, бегая от одного окна к другому, словно рассчитывая вдруг увидеть там аукционный фургончик. Александра вновь вышла на крыльцо, на ветер, в угрожающе шумящую темноту, лишь кое-где разбавленную огнями окон, святящихся в коттеджах. Как обратила внимание художница, населен был в основном дальний угол поселка — огни горели кучно. Можно было различить и фонарь у въезда в поселок. Все остальное заволакивала темнота.

— Придется к ним выйти, — сзади возникла Ольга, она торопливо натягивала куртку, глядя на черное небо. — Они проехали поселок, я буду ждать у ворот. Не ходите со мной, это дело нескольких минут. Подождите здесь.

— Такое чувство, что сейчас хлынет страшный ливень! — Александра с тревогой вдыхала влажный воздух. — Скажите, а что, здесь, рядом с вами, никто сейчас не живет? Окна везде темные.

— Такое чувство, что вы боитесь оставаться тут одна! — рассмеялась Ольга, верно угадав настроение собеседницы. — Вы уж мне поверьте, тут куда безопасней, чем в вашей мастерской! Там на одной лестнице ночью с ума от страха сойти можно, я думаю!

И, сбежав по ступенькам, пропала в темноте.

Александра ждала недолго. Вскоре на аллее показались огни — подъезжали две машины. Из первой вышли Игорь с Ольгой. Сзади остановился фургончик, на черных бортах которого в свете фонаря поблескивали золотые пышные гербы аукционного дома. Из кабины неторопливо вылез охранник. Коллекция вернулась.

— Ну, ничего не поделаешь, всякое бывает! — наигранно бодро сказал Игорь, заметив взгляд, который Александра бросила на фургончик. — Может, это и к лучшему, хотя мне, как профессионалу, нелегко принять неудачу.

— Ты старался, — пожала плечами Александра. — К тебе никаких претензий нет. Все испортила Алешина со своей свитой.

Игорь нахмурился, его маленькое, умное, обезьянье лицо, всегда живое и богатое мимикой, внезапно сделалось неподвижным.

— А может, дело не в Алешиной, — проговорил он другим тоном и очень тихо, так, что слышать его могла одна Александра. Ольга суетилась возле распахнутых дверей фургончика, давала указания охраннику и шоферу, которые вынимали коробки.

— В чем же? — Александра всматривалась в лицо Игоря, пытаясь уловить выражение его глаз. Но маленькие, глубоко посаженные глаза ушли в тень, которую бросали надбровные дуги. При свете фонаря лицо аукциониста приобрело угрожающее выражение.

— Понимаешь… — Игорь проводил взглядом процессию, которая тем временем направилась к дверям дома. Впереди шла Ольга, она показывала дорогу. За ней следовали нагруженные коробками шофер и охранник. Пока за ними не закрылась дверь, Игорь молчал.

— Понимаешь, — продолжил он, откашлявшись. — Я навел справки, хотя это не входит в мои обязанности… И, может, даже противоречит профессиональному кодексу. Но такие скандалы тоже бывают не часто, ты знаешь. Так вот. Есть мнение, что действительно было выставлено много подделок.

— Чье это мнение? — резко спросила Александра. — Алешиной?

— Не только Алешиной. — Игорь говорил спокойно, но в его голосе слышалось напряжение, словно дрожала натянутая струна. — Многие так говорят.

— Говорят с ее подачи! — все так же резко оборвала его Александра. — Я прекрасно знаю, как распространяются такие слухи. Один скажет, все подхватят: «Ах, в самом деле, мы давно подозревали, что дело нечисто, значит, так и есть!»

Охранник и шофер вышли из дома, вновь нагрузились коробками из кузова и скрылись за дверью.

— Коллекция не проходила экспертизу, — все с тем же напряженным спокойствием заявил Игорь. — Ты же понимаешь — пластики, янтарь, органика — все это сложнее анализировать, чем золото, бриллианты, картины… И почти никто за это не берется. Подделать Шишкина — одно. Сварить идентичный пластик — другое.

— Продолжай. — Александра несколько раз глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. Влажный ночной воздух слегка унял охвативший ее жар, щеки перестали гореть. — Продолжай, ты ведь что-то хочешь сказать.

— Мне поручили купить у Исхаковой четки со сверчками, — произнес Игорь. — Я надеюсь, ты мне поможешь. За процент, разумеется. И мы же старые знакомые…

Александра с минуту молча смотрела на него, но продолжения не дождалась. Игорь тоже ждал. Художница обернулась и взглянула на дом. В освещенных окнах первого и второго этажа на занавесках двигались неясные тени.

— Покупатель уже есть, — сказала наконец художница. — Мне очень жаль, но я обещала больше никому не предлагать четки.

— Мой клиент согласен заплатить ту цену, которую назовут, — глаза аукциониста ушли еще глубже в тень, на Александру смотрели две черных дыры.

— Звучит заманчиво… Но покупатель уже есть. Я ему обещала. Машина разгружена?

Игорь вздрогнул, покрутил головой, словно освобождаясь от тягостного сна. Его глаза оказались на свету, жутковатое впечатление рассеялось.

— Сейчас посмотрю, — он направился к фургончику, заглянул в кузов. — Эти я сам отнесу. Да, мы закончили. Очень жаль, что меня опередили… Ты могла бы получить хороший гонорар.

— Мне тоже жаль, — вполне искренне ответила Александра. — Но я обещала.

— Кому, если не секрет?

Художница красноречиво пожала плечами. Игорь засмеялся, вынимая из кузова оставшиеся коробки:

— Прости, я забыл, из тебя же такую информацию не вытянешь. Ну, извини, если что не так. Ребята, вы всё?! — крикнул он, поворачиваясь к дому.

На крыльце вновь появились шофер и охранник. Их сопровождала Ольга. Получив утвердительный ответ, Игорь, нагрузившись коробками, направился к крыльцу. Скрылся в доме, через несколько минут вернулся и взглянул на часы, оттянув рукав куртки. Достал из кабины папку с бумагами, подошел к Ольге.

— Все коробки наверху, распишитесь вот здесь… И здесь…

И обернулся к шоферу:

— А поздненько уже… Поехали, скоро ливень начнется. Я коленом чувствую, — доверительно добавил он, приближаясь к Александре и протягивая ей руку для прощального рукопожатия. — Ревматизм, понимаешь ли… Да и нервы. Сегодняшний аукцион мне здоровья не прибавил! А ты молодец, держалась железно!

Красные габаритные огни уезжающей машины растворились в ночи, караулившей за оградой поселка, и тут же, как по сигналу, хлынул ливень. Молнии померкли, белые бездны в небе закрылись, затянувшись черной тьмой. Дождь хлестал наотмашь, яростно, водяные плети высекали высокие брызги из мигом налившихся луж. Ольга, стоявшая рядом с Александрой, с визгом натянула шаль на голову и бросилась к крыльцу. Художница поспешила за ней.

Вбежав в столовую, Ольга присела перед печкой, открыла дверцу поддувала, взяла совок на длинной ручке и принялась выгребать золу, ссыпая ее в ведро. С ее темных волос капала вода, щеки разрумянились, стали почти такими же розовыми, как ее бессменное коралловое ожерелье. Черные глаза блестели весело, почти бешено. Она вдруг превратилась в шестнадцатилетнюю девушку, способную испытывать счастье просто оттого, что пошел дождь. Александра, стоя рядом и вытирая носовым платком промокшие волосы, наблюдала за этой метаморфозой, спрашивая себя, сколько же лиц у ее клиентки? «Она так изменчива, что кажется, имеешь дело с разными людьми. То грустная чеховская героиня. То воспитанница Штромма — суховатая, решительная, разбирается в делах. То испуганный ребенок. А теперь она, судя по виду, счастлива!»

Ольга, словно услышав ее мысли, подняла румяное лицо, на котором играли отсветы пламени, разгоравшегося в топке.

— Я так люблю сильный дождь, — призналась она с таким видом, словно доверяла собеседнице важную тайну. — Я когда-то была очень счастлива во время такого вот дождя. Так безумно счастлива, что мне казалось — я никогда уже не стану счастливее. Как в «Фаусте» Гёте, мне хотелось сказать: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!»

Она взяла еще горсть бересты из корзинки, швырнула ее в топку, и синеватое робкое пламя разом взметнулось, затрещало, сделалось почти белым. Запахло аптекой и дегтем. Ольга закрыла дверцу топки, оставив поддувало приоткрытым. Встала, деловито проверила вьюшки, вытащив каждую наполовину.

— Я угару боюсь, — совсем другим тоном, очень деловито сообщила она. — Печь старая, ее еще при отце делали. Один раз я чуть не угорела до смерти. Задвинула вьюшки рано, а в топке еще не прогорели угли. Еле проснулась. Угар ведь не чувствуешь, у него ни цвета, ни запаха. Если спишь, то можешь просто не проснуться.

Ольга подошла к одному окну, к другому, постояла, по-птичьи склонив набок голову, слушая гул дождя в палисаднике. Повернулась к Александре, молча смотревшей на нее.

— Наверное, они сегодня не приедут, ваши покупатели, — сказала Ольга. — И вы никуда не поедете, правда? Оставайтесь ночевать опять!

— Я с радостью останусь, конечно, — Александра тревожно взглянула на окна. Ей показалось, что неподалеку в темноте мелькают размытые дождем пятна света. — По-моему, к нам все-таки кто-то едет…

В кармане куртки загудел телефон. На экране отобразилось имя Елизаветы Бойко.

— Мы рядом или заблудились, не понимаю! — прокричала та в трубку в ответ на приветствие Александры. — Въехали в какие-то открытые ворота и уже два раза обогнули весь поселок! Охранника нет на месте, спросить некого! Даже табличек нет!

— Мы видим вас, кажется! — Александра пошла к двери, жестами торопя засуетившуюся хозяйку дома, искавшую под вешалкой зонтик. — Здесь горит свет на первом этаже, подъезжайте ближе!

— Я встречу! — воскликнула Ольга и, прежде чем Александра успела накинуть капюшон, выбежала на крыльцо, на ходу раскрывая зонтик. — Сидите здесь, я встречу!

* * *

…Александра, будучи художницей, любила асимметричные лица. Классически правильные черты казались ей скучными, как гипсовые слепки. В Академии художеств, в натурном классе, она всегда радовалась, если очередная модель обладала странной внешностью. Она легко могла восстановить в памяти целый ряд необычных лиц, отмеченных теми или иными особенностями. Это была своего рода невидимая коллекция, представлявшая ценность только для самой Александры.

Клиент, которого привезла Елизавета Бойко, по праву занял бы в этой коллекции одно из первых мест. Александра не могла оторвать от него взгляда, хотя понимала, что такое пристальное внимание невежливо. Это был маленький, кругленький, совершенно лысый человечек с большой черной бородой, чуть не до пояса. Из-за лысины его лоб казался несоразмерно большим. Глаза были разного размера и формы. Правый — круглый, словно вытаращенный от удивления, левый — с тяжелым приопущенным веком, из-под которого загадочно мерцал зрачок. Нос картошкой. Крошечные кисти рук. Такие же крошечные ноги — ботинки, забрызганные грязью, казались детскими. И тонкий, тягучий голосок, выходящий откуда-то из солидной черной бороды, совершенно к ней не идущий.

— Леонид Полтавский, галерист, — плаксиво представился человечек, протягивая Ольге и Александре свои визитки. — И коллекционер. Очень рад, очень. Жалею, что не был на аукционе сегодня, только что прилетел из Франкфурта. И послезавтра, в субботу, улетаю.

— Очень рада знакомству… — отвечала Александра, бегло рассмотрев и спрятав визитку. — Вы не много потеряли, что не были на аукционе. Он не удался. Думаю, уже вся Москва об этом знает.

Она взглянула на Бойко. Та опустила веки в знак согласия.

— А… Москва… — пропищал Леонид Полтавский. — Да пусть болтают. Не принимайте близко к сердцу. Главное, чтобы все были живы и здоровы!

— Могу я предложить вам чаю? — решилась наконец заговорить Ольга. Гость явно смутил ее, она не знала, куда девать взгляд, и прятала руки под шалью. — Или кофе?

— Ах, спасибо, невероятное вам спасибо! — Леонид Полтавский благодарил с преувеличенным восторгом, слегка задыхаясь. — Я с удовольствием выпью чашечку… Чего угодно… Как вы пожелаете… Я неприхотлив!

Елизавета Бойко держалась очень серьезно и обращалась со своим подопечным с подчеркнутым вниманием. Стоило ему оглядеться, как она придвинула к нему стул:

— Присядьте вот тут, у печки. Здесь тепло!

— Здесь прекрасно! — пропела свистулька, спрятанная в недрах густой бороды. Усевшись перед топившейся «голландкой», поерзав на стуле так, что тот жалобно заскрипел, Леонид Полтавский выставил крошечные ладошки навстречу исходящему от печи жару и воскликнул: — До чего же хорошо! Я прямо как в раю!

Елизавета Бойко угодливо улыбалась. Наблюдая за ней, Александра не переставала мучиться смутным беспокойством, которое не покидало ее с того момента, как она увидела выходящих из машины гостей. «Кто он? Имя слышу впервые. Такую внешность я бы запомнила. Галерист и коллекционер? Бойко перед ним заискивает. Значит, он богат. Возможно, влиятелен. А я ничего о нем не знаю. Я отстала от жизни, одичала в своей мансарде».

Сейчас Александра очень жалела о том, что под рукой нет нужного раздела архива Альбины. На вид гостю было лет сорок пять — пятьдесят, но могло быть как меньше, так и больше. Возраст было сложно определить — необычная внешность разрушала все привычные шаблоны. «Это прямо модель для Веласкеса… Для его серии придворных карликов…»

— У вас галерея в Москве? — спросила Александра, также взяв стул и поставив его неподалеку от печки. — Я была бы счастлива познакомиться с вашим собранием…

— Ах, сейчас у меня такой хаос, я все меняю! — воскликнул Полтавский, помахивая кукольной ручкой. — Хочу совсем все изменить, решительно всю концепцию! Вы понимаете, когда становится неинтересно чем-то заниматься, другим тоже интересно не будет. А я живу только своими проектами.

— У Леонида удивительная коллекция старинных туалетных приборов, — неожиданно подала голос Бойко. — Это нечто фантастическое!

— Ну, как сказать… — Леонид скромно потупился и поерзал на скрипящем стуле. — Лучшие экземпляры я так и не приобрел. Не получилось. Всегда что-то мешало — то я лично не мог присутствовать на аукционе, то сделка в последний миг срывалась… Бывает, продавец уже подписал согласие, взял аванс и вдруг сообщает, что раздумал продавать и возвращает деньги. Что же мне делать? Сделка отменяется. А потом я вижу эту вещь в другом собрании… Очень некрасивые бывают истории!

— Да… — протянула Александра. — Я вас хорошо понимаю.

— Поэтому я предпочитаю вести дело быстро, расплачиваюсь всегда наличными и забираю предмет! — Тут Полтавский отчего-то хихикнул, передернув плечами, словно готовился исполнить цыганочку. — Так всего лучше!

— Вы совершенно правы, — поддакнула Бойко. — Тут уж обратного хода быть не может!

— Как в аптеке! — Полтавский опять хихикнул.

В столовой появилась Ольга. Она несла поднос с чайными приборами, уставив пристальный взгляд на чашки, словно гипнотизируя их. Александра встала и поспешила помочь. Они вместе расставили приборы на круглом столе под абажуром. Художница случайно задела руку Ольги. Ее пальцы были словно изо льда.

— Какая гроза… — проговорила Ольга, поглядывая то на одно окно, то на другое. — У меня от молний кружится голова…

Она говорила как во сне, словно не осознавая, что рядом находятся посторонние люди, и на гостей не смотрела, будто их не было. Александра с тревогой смотрела ей в лицо. «Я не понимаю ее, и это плохо, очень плохо. Она может выкинуть какой-нибудь номер…»

— Давайте пить чай! — художница обернулась к гостям, которые в этот миг, сблизив головы, о чем-то тихо переговаривались.

Полтавский мигом вскочил, резво оттолкнувшись носками от пола, словно от батута:

— Позвольте помочь! Что это я расселся!

И он захлопотал вокруг стола, больше, впрочем, мешая, чем помогая. Наконец расселись. Ольга, с бледным напряженным лицом, далеко отставив в сторону локоть, разлила по чашкам чай. Гроза, бушевавшая за стенами дома, как будто шла на убыль. Шум дождя становился ровнее и тише, порою казалось, что он почти смолк. Но вода в желобах над окнами бурлила бешено.

— Кажется, дождь скоро кончится! — заметила Бойко, беря из корзинки, выстланной салфеткой, сухарик.

В этот миг прямо над домом разорвался оглушительный гром. Что-то стеклянно зазвенело, и свет погас.

— Ой! — тихо пискнул невидимый Полтавский.

…В темноте раздалось шуршание — словно потихоньку надрывали край бумаги. Вспыхнуло крошечное пламя спички, выхватив из мрака лицо Ольги, спокойное, даже умиротворенное. Она поднесла к пламени опаленную свечу, наклонила ее, фитиль затеплился, рождая ровный желтый огонь. Ольга установила свечу в керамический кувшинчик, высоко подняла, осветив лица всех сидящих за столом. Улыбнулась — среди гостей, растерявшихся, пусть на миг, она чувствовала себя теперь хозяйкой положения.

— Я же говорила, что свет отключат, — сказала она почти самодовольно.

— Это надолго? — встревоженно спросила Бойко. — Не хотелось бы задерживаться.

— А зачем задерживаться? — возразил пришедший в себя Полтавский. Он взял свою чашку, подул на чай и с заметным наслаждением отхлебнул глоток. — Я могу осмотреть товар и при свечке. И потом, у меня всегда при себе фонарик!

Порывшись во внутреннем кармане своего кургузого, словно детского, пиджака, он извлек и положил на стол кожаный пенал. В нем оказались фонарик, лупа, несколько пинцетов, зажигалка и маленький ножик. Александра невольно улыбнулась. Подобный набор, позволяющий произвести летучую экспертизу на месте, носила при себе и она.

— Принесите нам сюда товар, пожалуйста, и мы посмотрим! — обратился Полтавский к Ольге.

Та молча склонила голову и, отвернувшись, ушла от освещенного стола в темноту. По собственному дому она шла легко, как кошка, совершенно, судя по всему, не нуждаясь в освещении. Заскрипели лестничные ступени. Ольга поднималась в кабинет отца, куда отнесли все коробки, прибывшие с аукциона.

— А скажите, пожалуйста, будьте добры… — Полтавский обратился к Александре и мучительно поморщился, явно забыв ее имя. Она напомнила, и галерист хлопнул себя кукольной ладонью по огромному лбу: — Ну что за память, простите! Скажите, Александра, вам случалось приобретать вещь, которой вы не видели даже на фотографиях?

— Много раз, — кивнула художница. — Но я никогда не покупала для себя.

— Да, это дело другое, у вас бизнес, — вздохнул Полтавский. — А я вот слышал про эти четки, но никогда не видел их. Правда, имею представление об оттоманском фатуране. Есть у меня несколько вещиц… Ну, мы познакомимся поближе, и я вам все покажу, договорились?

Александра подтвердила, что они договорились, но ее желание познакомиться с Полтавским поближе слабело с каждой минутой. Его манерность начинала казаться утомительной, а любезность слащавой. Бойко улыбалась застывшей улыбкой, Ольга словно растворилась на втором этаже, в непроглядной темноте. Полтавский глубоко, горестно вздохнул и пригорюнился, глядя в свою чашку. Внезапно, не сводя взгляда с чашки, он начал напевать неожиданно приятным, лишенным визгливых нот голосом:

— Он себе на шею четки… Вместо шарфа привязал… И с лица стальной решетки… Ни пред кем не подымал…

Песня оборвалась так же резко, как началась, и Полтавский серьезно заметил:

— Кстати, у Пушкина в оригинале «Рыцаря бедного» строфа выглядит совсем иначе, но в народ пошел сглаженный вариант. И уж конечно, сейчас поют не «подымал», а «поднимал». Всюду деградация.

— Вы филолог? — спросила Александра, чтобы сказать хоть что-нибудь. Отсутствие Ольги начинало ее беспокоить.

— Я идиот, — бросил Полтавский. — Уже не первый раз в жизни выкладываю деньги за кота в мешке.

— Вещь уникальная, Леонид Борисович! — угодливо вставила Бойко. Полтавский обратил на нее так же мало внимания, как если бы она молчала или вовсе отсутствовала в комнате.

— Настоящий оттоманский бакелит попадается редко. — Полтавский испустил новый душераздирающий вздох. — Подделок море. Приходится носить с собой целую походную аптечку, чтобы сделать тест. Я все взял.

Он снова порылся во внутреннем кармане, оказавшемся бездонным, достал оттуда прозрачную пластиковую косметичку, в которой виднелась упаковка ватных палочек, пузырек и тюбик.

— Все ношу с собой, — Полтавский выставил на стол свою маленькую лабораторию. — Растворитель 409, полироль для металла Simichrome Polish. А что делать?! Знаете, как меня один раз обманули?! И кто?! Уважаемый человек, все перед ним преклонялись, да я и сам преклонялся. Никогда в жизни не подумал бы, что такое возможно. Умеете делать тест на бакелит? Нет? Я вас научу. Ничего хитрого нет.

Александра покачала головой, продолжая напряженно прислушиваться к тишине наверху. Ее тревожило отсутствие Ольги. Весь день нервы художницы были натянуты, сорванный аукцион подействовал на нее угнетающе. Недовольство собой, усталость, темнота, гроза — все это взвинтило ее до предела. Она едва сохраняла на лице любезную полуулыбку.

— Надо смочить ватную палочку растворителем 409 или полиролем для металла, — продолжал Полтавский. — Вот этой самой марки, тут идеальная формула. Потереть палочкой изделие. Если на палочке появится желтое пятно, бакелит подлинный. Но!

Он внушительно воздел указательный палец и погрозил, словно споря с невидимым оппонентом:

— Если изделие покрыто лаком, тест пройден не будет. Казалось бы, просто? Но!

Он повторил свой угрожающий жест:

— Есть изделия, которые проходят тест и на полироль, и на растворитель 409, но не являются бакелитом! Представляете, Александра?! Это фейкелит. И тут уже нужны другие тесты. И чутье прежде всего…

— Что-то наша хозяйка задерживается, — заметила Бойко. В этот миг, как по сигналу, вспыхнул свет, показавшийся невероятно ярким. На середине лестницы стояла Ольга с коробкой в руках и моргала, ослепленная. Полтавский вскочил:

— Позвольте помочь!

— Ничего, я сама… — Ольга подошла к столу неуверенными шагами, казалось, в темноте она ориентируется лучше, чем на свету. Поставила коробку. Александра отметила, как сильно дрожат руки у ее подопечной. Ее и саму била дрожь, но никому не видная, внутренняя. Полтавский собирался провести тест на подлинность материала, и хотя бояться, судя по всему, было нечего, Александра все-таки переживала.

— Ну… — отрывисто произнес Полтавский и тут же смолк.

Ольга сняла крышку с лохмотьями бумажных пломб, на которых красовались гербы аукционного дома. Внутри обнаружились комья мягкой коричневой бумаги, Ольга вытряхнула их на стол.

Четок в коробке не было.

— Вы что-то перепутали, — нарушила установившуюся тишину Бойко, не сводившая острого взгляда с пустой коробки.

— Нет, я взяла ту самую коробку, — хрипло ответила Ольга. — На ней номер и название лота.

— Да, но… — Бойко наткнулась на взгляд своего клиента и замолчала. Было от чего — Полтавский смотрел на нее такими злыми глазами, что Александре сделалось жутко. Глаза у этого колоритного галериста были разные, но бешенство в них сверкало одинаковое. Так мог бы смотреть ревнивый муж, заставший жену с любовником в собственной спальне.

Сама художница не знала, что думать. Она пыталась встретиться взглядом с Ольгой, но та не поднимала головы. Казалось, девушка не вполне осознает случившееся и потому не проявляет эмоций.

— Давайте поднимемся и поищем при свете, — откашлявшись, продолжала Бойко. — В темноте вы могли взять другую коробку.

— Я взяла ту самую, — тихо повторила Ольга. Она подняла голову, приложила ладонь ко лбу, словно пытаясь унять приступ головной боли, сощурилась на лампу. — Да вот на крышке номер… Название… Четыре коробки поставили отдельно на столе. Это те лоты, которые выставлялись и были сняты. Остальные коробки, как при отправке, ставили на пол в больших коробках. Надо позвонить в аукционный дом, спросить…

— Я сейчас же позвоню, — опомнившись, Александра достала телефон и набрала номер аукциониста.

— Поставь на громкую связь, пожалуйста, нам всем очень интересно! — с жесткой интонацией попросила Бойко. Александра на миг встретилась с ней взглядом. Посредница смотрела на нее загадочными немигающими глазами, в которых ничего нельзя было прочесть. Александра нажала на значок громкой связи.

Игорь ответил после паузы, его голос прерывался резкими помехами — гроза все еще не закончилась, хотя стремительно уходила на запад.

— Привет! — далекий голос искажался и плыл от помех. — Что, передумала? Я заберу четки, как только свистнешь!

— Их уже кто-то забрал, — резко ответила Александра. — Точнее, свистнул.

— Что ты говоришь? — изумился собеседник.

— Коробка пуста.

— В каком смысле?!

— Игорь, в прямом смысле, там ничего нет. Ваши ребята точно упаковали четки для отправки?

— Какие ребята?! Я сам лично снял их с торгов, положил в коробку, приклеил свежие пломбы, в чем проблема?!

— Игорь, проблема в том, что четок в коробке нет. Ольга, — Александра повернулась к хозяйке дома, молча стоявшей рядом, — бумажная пломба на коробке была разорвана?

Ольга кивнула.

— Пломба была разорвана, — сообщила Александра Игорю. — Кто-то открыл коробку после того, как ты положил туда четки.

В трубке установилось молчание. Все, кто находился в столовой, также молчали, отчего шум дождевой воды, кипящей в желобах над окнами, стал особенно отчетлив. В печи затрещало сырое полено, и все одновременно вздрогнули. У Александры по спине пробежали огненные мурашки. Голова слегка кружилась, во рту пересохло. Она облизала губы. «Я ведь предчувствовала, что дело добром не кончится, но чтобы обернулось так…» Дальше мысли не шли, наткнувшись на стену, за которую Александра боялась заглядывать.

— Саша, ты ведь понимаешь, что после того, как мы доставили хозяйке ее имущество, мы за него больше не отвечаем, — раздалось наконец в трубке. — Это прописано в договоре. Мы сняли с себя ответственность за сохранность лотов примерно час назад. Исхакова расписалась, что получила обратно все вещи в полной сохранности.

— Подожди… — Александра в растерянности кусала губы. — Не своди все к пункту договора, мы не в суде. Пока еще… Надо разобраться. Ты сам упаковал и опечатал коробку, хорошо. Но скажи, могло такое быть, что ее вскрыли потом? В том отеле, в машине? До того, как она оказалась в доме?

— Это полностью исключено! — возмущенно заявил Игорь. — Я все время был рядом с коллекцией, и во время погрузки тоже. А разгружали при тебе. Саша, извини, но нашей вины тут быть не может. Что-то случилось уже на месте, у вас.

— Ты меня тоже извини, но этого не может быть, — Александре вдруг стало очень холодно, хотя в топке трещали дрова и по комнате расходилось мягкое щедрое тепло, которое дает только печь. — В доме не было посторонних.

Внезапно она осеклась и снова встретила взгляд Елизаветы Бойко — тяжелый, немигающий. Леонид Полтавский крутился на стуле так, что рассохшееся дерево трещало под его небольшим весом. Ему явно не терпелось вмешаться в разговор. Ольга медленно повернула голову. Она по-прежнему напоминала человека, который спит наяву. Молодая женщина смотрела на Александру отсутствующим взглядом.

— Саша, ситуация неприятная, согласен, — послышался в трубке тревожный голос. — Но я полностью ручаюсь за то, что все коробки были доставлены в дом неприкосновенными и запечатанными. Думайте… Может быть, у кого-то была возможность…

— Возможность? — словно эхо, проговорила Бойко, подавшись вперед.

— Игорь, я перезвоню, — коротко сказала Александра и оборвала разговор.

Держа в руке замолчавший телефон, она оглядела окружающих. Никогда еще она не чувствовала себя такой растерянной. В ее профессиональной биографии случалось всякое, и она почти привыкла к неожиданностям, с которыми ее сталкивала судьба. Подделка там, где был возможен лишь подлинник. Подлинник, чья безупречная стерильная история оказывалась основанной на крови. Старые знакомые, о которых, как выяснялось, Александра не знала ничего. Баснословные ценности, которые не стоили в результате ни гроша. Александра перестала удивляться, паниковать, нервничать, если сталкивалась с чем-то необыкновенным. В ней родилась привычка фиксировать и анализировать происходящее, прежде чем дать волю чувствам. Но то, что произошло сейчас… Со случаем открытого воровства вокзального пошиба, прямо при ней, почти на глазах, она столкнулась впервые в жизни.

— Надо поискать еще, — вымолвила она единственное, что пришло ей на ум. — Возможно, четки выпали из коробки.

Это звучало очень глупо, тем не менее присутствующие ее поддержали. Первым вскочил со стула Полтавский, его детские ботинки со стуком приземлились на потертый паркет:

— Идемте искать! Я уверен, мы их найдем!

— Но… — Ольга беспомощно взглянула на Александру. — Хорошо, пойдемте.

Все гуськом поднялись по лестнице, и Александра вошла в уже знакомый ей кабинет. Прежний застывший порядок провинциального музея был разрушен. Шкафы опустели. Повсюду стояли опечатанные коробки с аукциона. На столе Александра увидела три коробки.

— Вот! — подойдя к столу, Ольга одна за другой снимала крышки с коробок. — Я открыла их все, когда искала четки. Испанское ожерелье из баламутов. Черепаховый туалетный набор в серебряном окладе. Здесь — визитница из резного перламутра. Все на месте.

— Погодите, — нахмурилась Александра, осмотревшая все коробки и их содержимое. — Пломбы были на местах? Вы сами их вскрыли?

Ольга кивнула.

— А на коробке с четками пломба была уже порвана?

— Да, — новый утвердительный кивок.

— И вас это не насторожило? — воскликнула Бойко.

Ольга пожала плечами. Вид у нее был затравленный и усталый. Она ответила почти равнодушно:

— Мне было некогда об этом думать.

— А как же вы не увидели, сняв крышку, что там ничего нет? — допытывалась Бойко.

— Я знала, что четки должны быть там, под упаковкой. Я просто взяла коробку и принесла ее вниз.

И после короткой паузы, нервно улыбнувшись, Ольга спросила:

— Надеюсь, вы не подозреваете меня в том, что я обокрала сама себя?! Мне срочно нужны деньги. Я больше всех заинтересована в том, чтобы продать четки.

— Милая барышня, упаси Боже, никто вас ни в чем не подозревает! — возбужденно засвистел Полтавский, подскочивший к столу и жадно оглядевший выставленные в коробках сокровища. — Это что-то вопиющее… Я не верю этому вашему знакомому с аукциона! Я уверен, это он!

Теперь он обращался к Александре, с трудом выносившей острый взгляд его разных глаз — выпученного и полуприкрытого. Казалось, на нее смотрят сразу два человека. Художница старалась отвечать хладнокровно, но в ее голосе не было уверенности, за что она на себя злилась.

— Я знаю этого человека не первый год, — сказала Александра. — У него хорошая репутация.

— А! — раздраженно взмахнул крошечными кистями рук Полтавский. — Репутация! У всех жуликов отличная репутация, уверяю вас. Честному человеку репутация ни к чему.

И, повернувшись к Елизавете Бойко, молча оглядывавшей кабинет, спросил тоном капризного ребенка:

— Сделка не состоится, если я не ошибаюсь?

— Ничего не поделаешь, Леонид Борисович, — угодливо пролепетала та. — Разве что четки найдутся…

— Такие вещи сами собой не теряются и не находятся! — по-прежнему раздраженно оборвал он посредницу. — Что же, я так и уеду с пустыми руками?

— А вот какой прекрасный туалетный набор. — Бойко указала на одну из раскрытых коробок. — Редкая сохранность! Начало девятнадцатого века, черепаховый панцирь, серебро с чернью… Прелестный рисунок, вы не находите?

Брезгливо отставив мизинец в сторону, Полтавский двумя пальцами извлек из коробки гребень, затем флакон для одеколона, рассмотрел на свет, понюхал, пощелкал ногтем, лизнул. Пожал плечами и пробурчал:

— Я не очень-то люблю черепаху, ее столько подделывали еще тогда… Массовый товар. Надо соскабливать и поджигать, а у меня сейчас нет настроения возиться. Я рассчитывал на эти четки! Ладно, возьму на экспертизу, если все хорошо, пришлю деньги. Вот, через Елизавету.

Галерист сделался крайне неприветлив. Бойко бросилась упаковывать туалетный набор. Ольга смотрела на все происходящее молча, никак не изъявляя согласия или протеста. Александра не вмешивалась. Ее не покидало чувство иллюзорности того, что творилось вокруг. «Как в дурном сне, все идет наперекосяк, и ты понимаешь, что это сон, надо бы проснуться, но… Не получается!»

— Значит, мы поехали, — понизив голос, обратилась Бойко к Александре. — Ты там выясни все-таки, что случилось с четками. Вещь стоит два миллиона минимум!

— А четки были застрахованы? — внезапно спросил Полтавский, устремляя на Александру свой загадочный взгляд.

— Да, конечно, — торопливо ответила она, злясь на себя за то, что волей-неволей впала в услужливый тон, бессознательно копируя интонации Бойко.

— Срок страховки еще не истек? — теперь он обращался к Ольге.

— Я посмотрю договор… — с запинкой вымолвила та.

— Так давайте посмотрим! — воскликнула Бойко. — Боже мой, и вы так спокойны! Я бы уже с ума сто раз сошла!

Все спустились вниз, и Ольга протянула Бойко лежавшие на буфете бумаги, которые передал ей на прощание Игорь. Бойко мгновенно просмотрела их и, найдя нужный пункт, удовлетворенно закивала:

— Вот, это то, что надо! К счастью, страховой полис не связан со временем и местом аукциона! Он выдан на месяц, это минимальный срок, кажется. Четки все еще застрахованы на случай порчи или утраты, так что поторопитесь заявить в полицию! А уж там разберутся, когда они пропали!

Она вновь зашуршала бумагами и произнесла уже без воодушевления:

— А вот это вы зря подписали, не убедившись в целостности всех лотов. Хоть самое ценное стоило бы проверить! Вы расписались в том, что получили все предметы в целости. Это будет использовано против вас, разумеется. Придется объяснять полиции, каким образом четки могли пропасть у вас дома, на глазах, в сущности. Аукционный дом ваших претензий не примет, вы сами подтвердили, что претензий нет.

Ольга смотрела на нее темным затравленным взглядом. Казалось, она не понимает ни слова. Александра вмешалась:

— Лиза, четки не могли пропасть здесь, пойми! После того, как привезли коробки, в доме не было посторонних.

— Были! — свистнул Полтавский почти весело. — Мы же приехали! Но мы все время сидели внизу, с вами, а четки были наверху, как я понимаю?

— Грузчики могли взять? — обратилась Александра к Ольге.

— Исключено, — почти шепотом ответила та. — Я все время была с ними, показывала, куда ставить коробки. И коробки, снятые с аукциона, принесли последними. Их принес в дом ваш знакомый. Я ему только сказала, чтобы поставил их отдельно от других, на стол в кабинете, на втором этаже. Он пошел туда один.

Перед Александрой словно вспыхнула далекая фосфорическая зарница, осветившая темное небо до самой глубины облаков. Она вновь увидела Игоря, входящего в дом со стопкой последних коробок. На крыльце стояла Ольга, охранник запирал кузов фургона, шофер, открыв дверь кабины, негромко говорил по телефону. Гроза приближалась. За черным лесом, поглотившим горизонт, низко, тяжело катился гром. «Игорь провел в доме совершенно один несколько минут. Он принес последние коробки, среди которых была коробка с четками. У него был клиент, готовый заплатить за четки любые деньги, а я отказала. Но это невозможно!» Последняя мысль, отчаянная и беспомощная, ей самой показалась неубедительной. «Это возможно, и это могло случиться! — говорила другая часть ее сознания, рассудочная и чуждая эмоциям. — И это случилось».

— Понятно, — многозначительно произнесла Бойко. — Ушлый парень. Увел четки и дал владелице подписать документ, что она получила все свои вещи обратно.

Полтавский хмыкнул.

— Я уверена, произошло что-то другое. — Александра едва узнала собственный голос, таким напряженным и тихим он оказался, когда она смогла заговорить. — Мы в этом разберемся.

— А что другое? — резко спросил Полтавский. — Все ясно, по-моему. Четки взял этот субъект с аукциона, раз он находился в доме один, да еще знал, что в коробке, которую нес. Лично ведь опечатывал. Ну, тип… Ах да!

Последнее восклицание он издал, словно осененный некоей ослепительной догадкой, и взмахнул рукой:

— Еще же есть вы!

— Что?! — выдохнула Александра.

— Ну, вы, вы, — твердил Полтавский, сверля ее своим невыносимым двойственным взглядом. — Когда хозяйка нас встречала, вы ведь оставались в доме одна? Минут пять как минимум!

— Что…

Больше Александра не могла произнести ничего. Обжигающая волна поднялась по шее к щекам, достигла глаз, опала, оставив после себя головную боль и страшную тяжесть.

— Саша, никто на тебя не думает, конечно!

Ее руки ободряюще коснулись пальцы Елизаветы Бойко. То, что Александра прочла в глазах старой знакомой, ее ужаснуло. Бойко смотрела заговорщицки-вопросительно, и смысл ее лукавого, даже несколько восхищенного взгляда был ясен. «Она всерьез думает, что я могла взять четки!»

Глава 6

Визитеры давно уехали, им никто не предлагал задержаться, их никто не провожал. На прощание Бойко крепко расцеловала Александру в обе щеки и вновь подарила ей долгий вопросительный взгляд, от которого художнице хотелось кричать и топать ногами. Полтавский, вновь обретя свою любезную манерность, просвистел Александре:

— Давайте мы отвезем вас в Москву, вы ведь не на машине?

Александре очень хотелось уехать, немедленно покинуть этот дом, но оставить Ольгу, постоянно державшуюся рядом, она не могла. Дело было даже не в том, что Александра все еще исполняла обязанности, за которые ей платили гонорар, и должна была помочь разобрать коллекцию. Уехать и не объясниться, просто закрыть за собой дверь было невозможно.

— Александра остается ночевать, она поможет мне разобрать коробки, — подала голос Ольга, словно услышав мысли художницы.

— Ну-ну, — отрывисто произнес Полтавский, нажимая ручку входной двери, отворяя ее и выглядывая наружу. — Фу-ты, дождь и дождь. Похоже, на всю ночь зарядил. Что ж, мы уезжаем. Но если вы вдруг найдете четки, не забудьте мне позвонить!

— Да, Саша, пожалуйста! — присоединилась к его просьбе Бойко. — Мы с тобой еще завтра созвонимся и поговорим, да? Не хочу сейчас тебя отвлекать, был такой тяжелый день… И такое потрясение… Во сколько тебе можно будет позвонить?

В ее взгляде Александра читала всю несложную историю, которую вообразила Бойко. «По ее мнению, я могла похитить четки, чтобы все свалить на Игоря и перепродать их от себя Полтавскому. Не сомневаюсь теперь, что именно так бы она сама и поступила. За руку не схватишь!»

— Можешь звонить около полудня, — сухо ответила Александра.

Когда за ними закрылась дверь, Ольга подошла и подчеркнуто резко заперла оба замка. Задвинула небольшой засов. Подошла к печке, так же порывисто открыла дверцу топки, погремела кочергой, разбивая тлеющие угли, уложила на них несколько поленьев. Закрыла топку, проверила вьюшки, выпрямилась, отбрасывая с влажного лба прилипшую прядь. Ее черные глаза блестели ярко и зло.

— Как я их всех ненавижу! — отчетливо произнесла она. — Ненавижу их всех!

Александра не стала уточнять, кого ненавидит хозяйка дома, тем более та обращалась не к ней, а говорила в пространство. Эта особенность, которую художница заметила у Ольги, часто бывает присуща одиноко живущим людям. Александра и сама иногда заговаривала вслух, обращаясь к собственным мыслям, и осекалась, ловя удивленные взгляды окружающих.

— Я так устала… — Ольга сжала ладонями виски, а когда отняла руки, на левой скуле осталась полоска печной сажи. — Страшно устала, до смерти.

— Вам нужно выспаться хорошенько, — негромко проговорила Александра. После всего случившегося, да еще после прямого обвинения Полтавского, она не могла держаться с прежней уверенностью. Теперь ей казалось, что Ольга ее в чем-то подозревает. Но девушка, глубоко вздохнув, посмотрела ей в глаза с прежним доверием и даже как будто виновато:

— Вам тоже досталось сегодня, да? И на аукционе был кошмар, а уж здесь… Не повезло…

— Ну, невезением пропажу четок не объяснишь. — Александра чуть осмелела. — Этому должно быть другое объяснение. Может быть, коробку плохо запечатали, она вскрылась от тряски в кузове фургона, четки могли выпасть… Или они выпали где-то в доме. Завтра мы все проверим хорошенько.

Она говорила и говорила, чтобы успокоить Ольгу, а перед ее глазами стояли разорванные пломбы на бортах коробки. Никакая тряска не могла бы разорвать их таким образом. «Коробку вскрыли. Но это немыслимо, чтобы Игорь пошел на такое!»

— Поможете мне с коробками? — Ольга, внезапно обмякнув, словно лишившись последних сил, потянула со спинки стула вязаную шаль, закуталась, сняла с шеи коралловое ожерелье и положила его на стол, допила остывший чай из чашки, опираясь свободной рукой на спинку стула. Она внезапно побледнела, под глазами обозначились темные тени. Александра, приблизившись, с тревогой смотрела на нее.

— Так вы поможете? — повторила Ольга. — У меня такое чувство, что я вот-вот упаду.

— Лучше бы подождать до утра… — нерешительно предложила Александра.

— Нет, я не усну, пока не буду точно знать, что больше ничего не пропало. Ведь могло пропасть еще что-то, а я расписалась…

— Это моя вина, — в отчаянии проговорила художница. — Я должна была настоять на том, чтобы все проверить, а я почему-то пустила дело на самотек. Понимаете, я доверяла Горбылеву, это аукционист, который привез коробки. Я давно знаю Игоря. Но вот, оказывается, плохо знаю.

— Дядя говорит, что никому нельзя доверять, — заметила Ольга.

— Он прав, — с тяжелым сердцем согласилась Александра. — Давайте поднимемся и начнем проверять. Работы много.

Всю ночь до рассвета лил дождь. В шестом часу утра Ольга, задремавшая на кушетке, встала, отворила железные ставни и открыла оконные створки, чтобы впустить в душный кабинет свежий воздух. Дождь окончился, хотя окрестные сады, смутно различимые в потемках, были наполнены плеском воды. По дорожкам текли ручьи, с первой, едва развернувшейся листвы дробно падали капли. Горько и пряно пахло лопающимися почками, прошлогодней перепревшей листвой. Небо на востоке, уже очистившемся от туч, заметно светлело.

Александра поставила в шкаф последнюю коробку, закрыла дверцы на ключ и тоже подошла к окну. Глаза горели, голова казалась пустой. Спать ей не хотелось, нервы были напряжены до такой степени, что художница не ощущала усталости.

— Мы закончили, — сказала она в затылок Ольге.

Та обернулась, обвела взглядом запертые шкафы, груду коробок с аукционными печатями, клочья упаковочной бумаги на полу.

— Чудес не бывает, да? — хрипло спросила она.

— Не бывает, — подтвердила Александра.

За ночь они вскрыли все коробки, бегло осмотрев содержимое каждой. Все вещи оказались на местах. Пропали только четки со сверчками.

— Через пару часов я позвоню Игорю Горбылеву, — продолжала Александра. — Мы назначим встречу с его начальством. Бумаги вы им, правда, подписали, к самому аукционному дому мы претензий иметь не можем. Как это ни глупо. Но мы можем иметь претензии к конкретным людям. И вот тут им придется объясняться, если они хотят сохранить лицо. Я им пообещаю очень масштабный скандал. Пусть заводят внутреннее расследование. Откажутся — придется обратиться в полицию. Я не знаю, в каком случае вы быстрее получите четки. Или компенсацию…

Ольга молча слушала, и Александра была не уверена, что хозяйка коллекции ее понимает. У девушки был совершенно отсутствующий вид. А у самой Александры все время звучал в ушах голос Полтавского: «Еще же есть вы!»

— Мне кажется, необходимо сообщить вашему дяде, что четки пропали, — не дождавшись ответа, добавила Александра. — Немедленно. Мне бы хотелось, чтобы он вмешался. Его голос может иметь больший вес, чем мой.

Ольга медленно подняла покрасневшие от бессонной ночи веки:

— Почему вы так думаете?

— Ну, он авторитетный коллекционер, — смешалась Александра. — А я всего лишь реставратор и посредник. Изредка — эксперт, но точно не в вашем вопросе. И еще нужно обратиться в страховую компанию. Да, первым делом к страховщикам, послушать, что они скажут…

Где-то неподалеку неожиданно закричал петух, громко, задиристо и хрипло. Александра изумленно подняла брови, Ольга впервые за всю ночь улыбнулась:

— Это один чудак рядом живет, полковник в отставке. Пограничник. Ему бы овчарку держать, логично? А он купил на рынке петуха и везде с ним ходит. Даже в лес по грибы. По-моему, у него не все дома.

И резко, по обыкновению, меняя тему, закончила:

— Давайте немного поспим. Я уже не понимаю, на каком я свете.

Александра охотно согласилась. Она падала от усталости и прямо в одежде повалилась на постель в комнате Штромма, где ей уже пришлось однажды переночевать. Ольга задержалась на миг в дверях и задумчиво произнесла:

— А вдруг мы проснемся через несколько часов, и окажется, что все было сном? И аукцион, и пустая коробка. Все эти чудовищные люди… И вся моя жизнь.

Последние слова Ольга произнесла так тихо, что художница была не уверена, расслышала ли она правильно. Ее голова коснулась подушки и сразу отяжелела. Скрипнула закрываемая дверь, но словно очень далеко, на другом конце дома. Александра уснула.

* * *

Когда она открыла глаза, солнце светило прямо ей в лицо. Жаркое, почти летнее, оно заливало небольшую комнату, ослепительно отражаясь от белых стен.

В первый миг Александра не могла понять, где находится, но сразу вспомнив все события прошедших суток, резко села, проводя ладонями по лицу. Настенные часы показывали половину десятого. В доме стояла звенящая тишина.

Художница встала, отыскала второпях сброшенные ботинки, спустилась вниз. На кухне стояла удушливая жара. Угли в печной топке давно прогорели дотла, но огромная печь остывала медленно, продолжая щедро отдавать тепло.

Александра открыла форточку и жадно глотнула свежего воздуха. Больше всего ей хотелось выпить огромную чашку кофе и вернуться в Москву, но сделать то и другое, не потревожив спящую, по всей видимости, Ольгу, было невозможно. Александра не решалась хозяйничать на чужой кухне и уйти, оставив на прощанье записку, было неловко. На столе остались неубранные чашки, пузатый чайник. Художница сполоснула чашку на кухне, налила себе остывшего чаю. Присела к столу, вытянув ноги, наткнулась на что-то. Это была ее сумка, которую она оставила вчера внизу. Порывшись, Александра достала тетради и блокноты из архива Альбины. Она решила уехать через час, и если Ольга не проснется к этому времени, разбудить ее.

Александра рассчитывала найти в соответствующих разделах архива какие-то упоминания об Исхакове — по словам дочери коллекционера, ее отец часто что-то покупал. Ее надежды оправдались. Перебирая блокноты, содержащие сделки за девяностые годы и помеченные литерой «И», она вскоре нашла первые упоминания о покойном ученом. Судя по записям, на которые Александра натыкалась все чаще, Исхаков покупал изделия из органических материалов и свои любимые старинные пластики, не считаясь с расходами. Он покупал на аукционах, в антикварных магазинах, у частных лиц. В архиве Альбины, безусловно, были отображены далеко не все его сделки, а только те, что каким-то образом попали в поле ее внимания. Увидев суммы, которые Исхаков тратил на приобретение новых сокровищ для своей коллекции, Александра отчасти поняла отчаяние и гнев его жены. Это был классический пример семьи, которую разрушила лихорадка коллекционера, как про себя называла эту страсть Александра. «Есть люди, которых зачаровывает карточная игра или рулетка, и они играют, не в силах остановиться, пока не проиграют все. Есть лихорадка кладоискателей, есть золотая лихорадка, из-за которой люди готовы убивать друг друга. Есть те, кто теряет голову в безлюдных безграничных лесах и, словно во сне, заходит в чащу все дальше, не понимая, что вернуться уже не сможет. И есть коллекционеры…»

Александра не могла представить, сколько должен был зарабатывать покойный ученый на своих заграничных контрактах, чтобы окупались подобные расходы. Правда, имя Исхакова встречалось и на тех страницах, где отмечались его продажи. Это могло бы как-то объяснить, откуда он брал деньги для новых покупок, но Александра отметила, что покупал Исхаков всегда по дутым ценам, переплачивая, а продавал дешево, явно не торгуясь. Одна и та же вещь — шкатулка для колец из моржовой кости, украшенная бирюзой, попав к нему в руки, стоила баснословных денег, а перейдя к другому коллекционеру, теряла в цене втрое. И это была история только одной вещи, которую удалось проследить Александре. «Исхаков разорялся, это очевидно. Но финансовые дыры должны были чем-то заполняться. Теперь понятно, почему он стал делать долги! Ольга о них упоминала. И все же он умудрился оставить дочери наследство, из-за которого ее осаждали сердобольные родственники… Стало быть, долги он платил».

Она сделала множество закладок и решила составить реестр покупок и продаж Исхакова уже в своей мастерской. О четках из оттоманского бакелита нигде не упоминалось, но на это она и не рассчитывала, ведь Исхаков самостоятельно купил их в Стамбуле и никому не перепродавал. Альбина была поистине вездесуща и вносила в свой архив даже те сделки, которые никак ее не касались (из любви к искусству, как говаривала она сама), но узнать ей удавалось далеко не все. Четки со сверчками надежно укрылись от посторонних глаз в этом доме, спрятанном в глубине леса.

Шелестя страницами и делая закладки, художница все время прислушивалась, но жарко натопленный дом хранил безмолвие и словно прислушивался к ней. Не слишком старый, но своеобразный, имеющий собственное выражение, этот дом казался ей одушевленным. Он был единственным свидетелем давней трагедии, который знал о ней все. Сейчас, при ярком свете майского утра, с трудом верилось в то, что случилось здесь пятнадцать лет назад. Пора было возвращаться в Москву, но сонное тепло, исходящее от остывающей печки, размягчало мысли, лишало воли. Все же Александра заставила себя встать, уложила блокноты обратно в сумку, задернула молнию и отправилась будить Ольгу.

Та спала на первом этаже, явно в той же комнате, которую занимала в детстве. Обои с узором из мячиков и медвежат сохранились с той поры — выцветшие и посеревшие от пыли, кое-где вздувшиеся пузырями. Чуть приоткрыв дверь, Александра осторожно постучала костяшками пальцев по косяку. Фигура на кровати, целиком скрытая стеганым одеялом, не шевельнулась. Александра окликнула спящую, сперва тихо, потом громче. Показалась голова Ольги, она щурилась, явно ничего не понимая спросонья.

— Мне срочно нужно ехать в Москву, — сказала Александра. — Я вам позвоню, как только что-то узнаю.

— Д-да… — пробормотала Ольга, глядя на нее смутным взглядом. — Просто захлопните дверь.

— Я прошу вас связаться со Штроммом… — продолжала Александра. Впрочем, она сомневалась, слышит ли ее собеседница, та словно спала с открытыми глазами. — Он обязательно должен знать, что случилось. И скажите, вы намерены обращаться в полицию? Это важно, если вы хотите получить страховку.

— Спать хочу, — неожиданно детским, тонким голоском ответила Ольга и уползла под одеяло. Оттуда глухо донеслось: — Захлопните… дверь…

Александра прикрыла дверь в спальню, забросила на плечо ремень сумки, обвела взглядом столовую. Все вещи — картины на стенах, изразцы на печи, стулья, желтая вязаная скатерть, чайные чашки — смотрели на нее в ответ, словно ожидая каких-то решительных слов или действий. Художница покидала этот дом с тяжелым сердцем. Ее мучило чувство невыполненного долга.

Александра открыла входную дверь, вышла на крыльцо и в первый миг ослепла и задохнулась — навстречу ей выплеснулась пьянящая, жгучая волна озона, которым было напоено сине-зеленое майское утро. Земля, пропитанная ночным ливнем, источала пар, сладостный и едкий, полный жизненных соков. Кораллово алели тонкие ветви деревьев, окруживших дом. Сады стояли в зеленой дымке наивного, яркого оттенка, нежного и недолговечного — он присущ листве лишь в первые майские дни.

Художница минуту или две стояла неподвижно, пока с изумлением не осознала, что блаженно улыбается. Улыбка тут же погасла. Александра поправила на плече ремень сумки, захлопнула за собой входную дверь, нажала ручку, проверяя, защелкнулся ли замок. Спустилась в сад, отворила калитку. На аллее, ведущей к воротам, неподалеку от дома, стоял высокий плечистый мужчина в спортивном костюме и резиновых сапогах камуфляжной расцветки. Рядом с ним на обочине по молодой траве вышагивал огромный петух. Расцветка птицы была так роскошна, что Александра залюбовалась. Бронзовая грудь, сапфировый хвост, рубиновые гребешок и бородка — петух был настоящим произведением искусства. Мужчина тихонько свистнул, когда петух, отойдя в сторону, сунул голову под чужие ворота, и тот, повинуясь, как собака, немедленно побежал к хозяину.

Александра, проходя мимо занятной парочки, вежливо наклонила голову в знак приветствия. Она вообще охотно здоровалась с незнакомыми людьми и на первых порах легко со всеми сближалась. Но там, где начинались ее мысли и чувства, стоял барьер, за который она пускала очень немногих. Вот и сейчас художница улыбнулась отставному полковнику, тут же угадав в нем чудака-соседа, о котором рассказывала Ольга.

Тот поклонился в ответ и осведомился:

— Вы у Ольги Игоревны гостите?

— Да я, собственно, не гощу, а… — Александра сделала неопределенный жест. — А скажите, пожалуйста, где здесь автобусная остановка на Москву?

Полковник покачал головой:

— До остановки километра три пешком, и автобус ходит редко. Давайте я вас отвезу.

— Что вы, зачем… — попыталась воспротивиться Александра, но полковник решительно ее остановил:

— Мне нетрудно, я сам в магазин собирался ехать. Мотька, за мной!

Петух, копавшийся на газоне в поисках червей, выскочил на дорожку, раздулся шаром, вытянул шею, явно готовясь закричать… Но сдержался, вопросительно косясь на Александру умным золотым глазом.

— Идемте, у меня машина уже за воротами! — полковник галантным жестом пропустил Александру вперед и пошел рядом, отставая на полшага. Петух, приноравливаясь к походке хозяина, рысцой бежал у его левой ноги, впрямь как служебная собака.

— Я не представился! — вдруг остановился полковник. — Николай, или Николай Сергеевич, как вам удобнее. Николай Сергеевич Седякин.

— Саша, — художница, не сдерживая улыбки, протянула руку, и полковник осторожно ее пожал. — Александра Корзухина. Можно без отчества… Удивительная у вас птица!

— А, Мотька, дикий зверь… — протянул Николай Сергеевич с ласковым пренебрежением. Петух при этом забежал вперед и вывернул голову под угрожающим углом, будто собирался открутить ее напрочь. Ему явно нравилось быть предметом обсуждения. — Был приобретен случайно и вот — прижился. Смех и грех. Соседи, наверное, считают, что я в детство впал.

— А мне кажется, это очень оригинально… — искренне произнесла Александра.

— Что же, спасибо на добром слове!

По дороге художница украдкой рассматривала своего провожатого. Отставной полковник сохранил военную выправку. Плечистый, представительный, лишь чуть погрузневший — он держался просто, но сразу становилось ясно, что спорить с ним не стоит. Седые волосы были коротко подстрижены машинкой, на солнце они казались белыми. Кустистые черные брови и небольшие живые черные глаза молодили его, несмотря на седину. Александра решила про себя, что ее новому знакомому никак не может быть больше шестидесяти лет.

Они остановились у кованой ограды, за которой виднелся двухэтажный бревенчатый сруб. Участок не отличался сложным ландшафтным дизайном. Десяток крупных голубых елей, груда гранитных валунов, купленная где-нибудь на строительном рынке у шоссе. Вероятно, полковник предполагал устроить нечто вроде альпийской горки, но до этого не дошло.

В углу участка топилась бревенчатая баня. Дверь была приоткрыта, из высокой трубы лениво полз синеватый дым. Ни цветников, ни садовых скульптур — никаких излишеств. Все выглядело надежно, незамысловато и прочно, вполне соответствуя облику хозяина.

— Садитесь, я буду готов через минуту, — полковник распахнул перед Александрой дверцу припаркованного рядом с воротами внедорожника — вместительного, сияющего хромом, забрызганного до середины дверей свежей грязью. — Извините, что машина в безобразном виде, дорога утром была такая, я к егерю знакомому ездил, в соседнее лесничество. Мы с ним раньше служили вместе, он меня сюда и заманил. Садитесь!

Художница с удовольствием последовала приглашению. Обычно она доверяла первому впечатлению, а ей сразу понравился полковник с Мотькой.

Николай Сергеевич и в самом деле собрался за минуту с небольшим. Когда полковник появился на крыльце, у него был уже совершенно городской вид — вельветовые брюки, замшевая куртка, спортивные ботинки. Мотька отсутствовал.

— Отвезу-ка я вас в Москву, — заявил Николай Сергеевич, усаживаясь рядом с Александрой. — Кстати же, и дела там есть, давно собирался съездить. Не возражаете?

— Для меня это удача! — улыбнулась ему художница.

— А для меня так подавно! — не без галантности отвечал полковник.

Ворота поселка и на сей раз никто не охранял, в стеклянной будке на выезде никого не оказалось, шлагбаум был поднят. Полковник кивнул в сторону будки и прокомментировал:

— Порядка при прежнем начальстве не было и при нынешнем не видать. Мы за охрану платим, но это одно слово, что она есть. Ее нет. Поселок должны охранять круглосуточно, на самом деле у всех есть ключи от ворот и от калитки. А шлагбаум поднимается просто вручную. С электричеством тоже проблемы… Собрали с нас громадные деньги, чтобы газ подвести, и все заглохло на стадии проекта. Наверху начальство сменилось, стали называть другие цифры. И вот мы сидим без газа, и деньги нам не вернули. Кто может — продает дома и уезжает в другие поселки, где порядка больше. Да вам это все неинтересно, наверное?

— Почему же? — возразила Александра. — Я часто думаю, каково это, жить в таком раю, в тишине, на природе… Понятно, что ничего идеального на свете нет, и все-таки кажется, что именно здесь люди должны быть счастливы.

— Вот как? — полковник, не взглянув на нее, бросил ироничный возглас в пространство. Они уже выехали на шоссе. По обе стороны дороги тянулся сосновый лес, пронизанный косыми солнечными лучами, ясно видимыми во влажном тумане, заполнявшем пролески.

— Некоторые не знают, как из этого рая вырваться, — продолжал Николай Сергеевич, не дождавшись ответа. Александра хранила дипломатичное молчание, она предпочитала не спорить, если ей начинали возражать. — Ольга Игоревна, например. Вы давно ее знаете?

— Несколько дней, — честно ответила Александра. — И не могу сказать, что я ее знаю.

— Дела? — коротко спросил полковник. На этот раз он покосился в сторону спутницы.

— Да, я ей помогала… с одним мероприятием.

— С аукционом, наверное?

Александра молча кивнула. Она уже начинала жалеть о том, что воспользовалась любезным предложением полковника. Говорить о делах клиента художница не имела права, да и ее собственные взгляды этого не позволяли. Но Николай Сергеевич не собирался менять тему.

— И как, Ольга Игоревна выручила сумму, чтобы ссуды покрыть? Она ведь сразу нескольким банкам должна. Вы знаете, что дом почти уже не ее собственность?

— Кое-что слышала, но мне не хотелось бы об этом говорить, — Александра, отвернувшись, упорно глядела в окно. Лес кончился, и по обе стороны дороги распахнулись майские поля, гигантские лоскутные ковры из черного и зеленого бархата. Вдали, в низине, змеиным извивом блеснула речка. Воздух был так чист и неподвижен, что можно пересчитать все сухие громадные камышины на топких рыжих берегах.

— Не хотите — не надо, — полковник говорил спокойно, но в его голосе не было прежнего дружелюбия. — Да это и все равно, получится у нее расплатиться с долгами или нет. Она тут же влезет в новые долги.

— Как это? — не выдержав, Александра повернулась к собеседнику, пристально глядя на его четкий профиль. — Почему вы так думаете?

— Откровенность за откровенность, — полковник слегка пожал широкими плечами, и художница прикусила губу. Внезапно решившись, она порывисто заявила:

— Аукцион провалился. Ничего мы не заработали. Да и потом еще… Неприятности всякие.

Полковника, судя по всему, вполне устроила полученная информация. Он кивнул:

— Так я и думал. Вообще представить невозможно, что люди выложат деньги за такую ерунду! Какие-то побрякушки… Бусы пластиковые… В советское время в любом магазине «Галантерея» такие продавались, рубль — ведро.

Александра не сдержала улыбки:

— Вы совершенно правы, это выглядит неправдоподобно. И странно. Но я уверяю вас, что даже за бижутерию того уровня, который поддерживался в советских магазинах «Галантерея», сейчас платят неплохие деньги. А есть вещи уникальные, из редких материалов, давно снятых с производства, мастерски исполненные, с необычной историей. Цены могут быть самые неожиданные. Для меня это новая тема, и я сама в последние дни совершила много открытий.

И, вздохнув, художница добавила:

— Но, к сожалению, Ольге я ничем помочь не смогла.

Полковник выслушал Александру внимательно, чуть склонив голову в ее сторону, и, когда она замолчала, произнес после краткой паузы:

— Жаль девушку. Она ведь совсем одна.

— А ее дядя… — вырвалось у Александры. Художница тут же осеклась — такой гневный взгляд метнул в нее полковник.

— Дя-дя? — раздельно, издевательским тоном выговорил он. — Это какой дядя? Который в Германии живет?

— Его зовут Эдгар Штромм, — с опаской уточнила Александра.

— Да я понял, о ком речь, — полковник говорил уже с явной ненавистью, которую и не пытался скрыть. — Мерзавец отъявленный.

— Как? — оторопела Александра. Ее сердце часто забилось, к горлу подступил горячий ком. Художница сама не понимала, почему ее так взволновало это утверждение, ведь и она составила о Штромме не самое лестное мнение. — Почему мерзавец?

— Вертит ею как хочет, а она делает все, что он прикажет, — гневно пояснил Николай Сергеевич. — Не соображает, что себе во вред. И одна она остается из-за него. И долги у нее по его вине. Если бы не этот дядя, как вы его ласково называете, она была бы и при деньгах, и замужем. Детей бы уже нянчила!

— Признаться, этот человек и у меня не вызвал доверия… — медленно проговорила Александра, когда поток обличений в адрес Штромма иссяк. — Но у меня нет никаких оснований думать о нем плохо. Это просто какое-то предубеждение, ни на чем не основанное…

— У вас, женщин, так часто бывает! — отрывисто бросил полковник. — Составите себе мнение о человеке, и вас уже не переубедишь. Так вы разве не на Штромма работаете? Я видел, вы вместе приезжали.

Александра вопросительно взглянула на него, и Николай Сергеевич, не смущаясь, пояснил:

— Я послеживаю за нашей аллеей, соседка ведь одна, а поселок вечно стоит настежь, заезжай кто хочешь. Видел, как вы на днях приходили с ним.

— Да, он нанял меня, — призналась Александра и тут же добавила: — Но я не считаю, что работаю на него. Да и миссия моя уже почти выполнена. Остались неприятные формальности.

— И вы его, стало быть, не знаете близко? — уточнил Николай Сергеевич.

— Знаю так же, как Ольгу, не больше и не дольше. А вы с ним общались теснее, судя по всему?

Полковник отчетливо фыркнул:

— Испытал такое наслаждение. Мы ведь с Ольгой Игоревной живем по соседству, она одна, я в отставке, делать особенно нечего… Ну, на рыбалку с друзьями выберусь, в лес по грибы схожу. Вечером читаю, я мемуары люблю. Новости посмотрю и выключу… Жена умерла пять лет назад, оба сына выросли давно, разъехались по разным гарнизонам. Они тоже военные. Внуков мне раз в году привозят, а в остальное время я их только у невесток в фейсбуке вижу. Конечно, я понял, что Ольге Игоревне нужна помощь. Женщине жить за городом, в частном доме, одной — это непросто. Я заходил по-соседски, предлагал помощь. Ольга Игоревна не отказывалась, благодарила, звала на чай. И тут однажды заявился этот дядя.

Последнее слово полковник выговорил с ненавистью.

— Он такую сцену устроил, что я дара речи лишился. Вот честное слово, из разряда «муж возвращается из командировки». А я всего-навсего стиральную машину помогал наладить, белье зажевала и не отдавала. Когда меня этот дядя увидел, его прямо затрясло. Я сразу понял, что дело неладно. Ольга Игоревна говорила, что он друг ее отца, она этого человека с детства знает. Но друзья так себя не ведут. Мне тоже не шестнадцать лет, я кое в чем разбираюсь!

— Вы думаете, Штромм ревновал? — выдохнула Александра.

— А черт его знает! — раздраженно бросил полковник. — Но вел он себя безобразно. Потребовал объяснений — кто я такой, что делаю в доме, откуда она меня знает. Честное слово, если бы не Ольга Игоревна, я бы ему… А так пришлось сдержаться. Никогда не стоит спорить с дураком, иначе вас могут перепутать. Это кто-то из великих так сказал, — после паузы добавил полковник, явно не желая присваивать чужие лавры. — Француз какой-то. Я потом уточню.

— Штромм не похож на дурака, — осторожно возразила Александра.

— А вел себя по-дурацки! Ольга Игоревна, бедная, потом извинялась передо мной, когда он уехал. Говорила, что у него проблемы, и потому нервы не в порядке. И что он за нее боится, не разрешает пускать в дом чужих людей. Это я-то чужой!

— Может быть, и так… — задумчиво проговорила Александра. — Проблемы, нервы, боится за Ольгу. А может, есть более важная причина, почему он так ее охраняет. Я, извините, не верю в ревность. Никакой любви там нет и в помине. Я это вижу. Тут должно быть более меркантильное основание для беспокойства. Я в этом убеждена, как и в том, что Штромм сейчас где-то неподалеку.

Она раскрыла сумку, нащупала во внутреннем кармане бакелитовую игральную кость. Этот маленький кубик из мутно-желтого матового пластика, сформованный в ГДР в начале восьмидесятых годов прошлого века, был единственным косвенным свидетельством в пользу того, что Штромм никуда из страны не уезжал. Улика была ничтожной, но Александра подозревала, что ее догадка верна.

— Он все контролирует, понимаете? — добавила она. — Штромм сам мне сказал, что Ольга без постороннего руководства — ничто.

Александра вовсе не собиралась откровенничать и сама поражалась тому, как легко у нее вырываются признания. Ей было на удивление комфортно рядом с этим человеком, простым и спокойным, она не чувствовала стеснения.

— Лучше бы ему держаться от нее подальше… — проворчал полковник. — Когда его нет, Ольга Игоревна совсем другой человек.

— А почему вы сказали, что у нее материальные проблемы из-за Штромма? — осторожно поинтересовалась Александра. — Вы что-то знаете? Мне известно лишь, что у Ольги огромные долги, но откуда они взялись, для меня тайна.

— Долги ей остались вместе с наследством. А деньги Ольга Игоревна передавала Штромму. Дяде, как вы его ласково называете.

— Вы точно знаете?

Николай Сергеевич глубоко вздохнул:

— Всей информацией я не обладаю. Но было время, когда Ольга Игоревна мне доверяла и кое-что рассказывала. Она все время искала, где взять денег, дом заложила банку. После отца, как она призналась, осталось не только движимое и недвижимое, но и большие долги, которые приходилось платить. Казалось бы, все просто. Распродай коллекцию, рассчитайся. Но Ольга Игоревна коллекцию не трогала, берегла. Выкручивалась иначе. И каждый раз, когда она доставала деньги, появлялся Штромм. Все забирал, и она опять оставалась одна, ни с чем.

— Не понимаю… — тихо проговорила Александра. — Так Ольга была должна ему?

— Я ее как-то прямо спросил об этом, вот этими же самыми словами. Она ответила, что Штромм только помогает ей рассчитываться с кредиторами отца. Занимал ее покойный папаша и в банках, и черт знает у кого, все открылось уже после его смерти. А так как мать самоустранилась, устроила свою судьбу за границей, все упало на дочь. Был там какой-то формальный опекун, седьмая вода на киселе, но он тут не появлялся, всем заправлял Штромм. Пока Ольга была несовершеннолетней, с нее спрашивать было нечего, зато уж потом все стервятники слетелись! Сама Ольга не умеет с этими типами общаться и боится их. По ее словам, Штромм еще якобы от себя крупные суммы добавляет. Не верю я в это! — с нажимом закончил полковник.

— И мне не верится, — пробормотала Александра. — Скорее всего, это красивые слова. Штромму нравится рассуждать на тему, как благородно он поступал все эти годы, опекая дочь покойного друга. Мне это сразу показалось подозрительным. Какой-то чрезмерный пафос. Да, но куда мы едем?!

Впервые с того момента, как машина выехала из поселка, Александра обратила внимание на мелькавшие вдоль обочины указатели. Судя по названиям, они удалялись от Москвы. Полковник издал короткое восклицание:

— Ну вот, пожалуйста, заболтались, и знаете, куда я вас везу? В Суздаль. У меня там друг живет в монастыре. Отличный мужик. Вышел в отставку и в монахи постригся. Мы все к нему в гости наезжаем, он рад… Ничего, не забывает нас!

— Чудесно бы в Суздаль, но мне нужно в Москву, — улыбнулась Александра. — Опять же, по делам Ольги…

— Доставлю, куда скажете, — Николай Сергеевич свернул на ближайший съезд с шоссе, и машина полетела по кольцу разворота. Мимо неслись солнечные, ярко зазеленевшие лиственные рощи, за ними поднимались темные хвойные леса. — Сейчас пробок нет, домчим в момент. А признайтесь, случилось еще что-то? Кроме того, что аукцион провалился? Вы все время думаете о чем-то тяжелом. Я вижу.

Александра искоса взглянула на него, прикусила губу и решилась:

— Да, вышла крупная неприятность. Пропала одна вещь, очень ценная. Теперь придется выяснять, при каких обстоятельствах.

— Час от часу не легче, — после паузы проговорил полковник. — Что пропало?

— В коллекции Исхакова были редкие четки… — начала Александра, но Николай Сергеевич прервал ее резким возгласом:

— Со сверчками? Турецкие четки?

— Да! Вы знаете о них?

— Конечно. Гвоздь коллекции. Ольга Игоревна мне показывала… Из-за них ее отца и убили когда-то. Значит, они пропали?

— Пока приходится думать, что да. С аукциона вернулась пустая коробка. Вот я и еду разбираться… Все указывает на одного человека, он физически мог их взять, да и интерес у него был. Но… Я этого человека давно знаю, понимаете? И я не верю, что он украл, вот так нагло, цинично. Такие люди не воруют. С ворами мне приходилось иметь дело, и не раз. К сожалению.

— Понимаю… — медленно проговорил полковник. — Значит, нужно разбираться. Ольга Игоревна в полицию будет заявлять?

— Кажется, она не торопится. А у меня нет таких полномочий. Я просила ее связаться со Штроммом, посоветоваться…

— Опять он! — в сердцах бросил Николай Сергеевич.

— Конечно, лучше бы обойтись без полиции и шума не поднимать, — продолжала Александра, — но без этого страховая компания не будет платить компенсацию. Я надеюсь, что мы как-то договоримся с аукционным домом. Надежда слабая… В любом случае это большой скандал. А если четки не найдут и ничего за них не заплатят, еще и огромная потеря.

— Огромная потеря — это то, что молодая красивая женщина сидит одна взаперти и боится выйти из дома вечером, — проговорил полковник словно про себя. — Вот это потеря, а не какие-то кусочки пластика, прости, Господи.

Машина летела по полупустому шоссе, обгоняя редкие фуры. Александра машинально отмечала взглядом указатели. Они приближались к Москве. Время близилось к полудню. Художница достала телефон и тут же бросила его обратно в сумку. Игорь не написал ей, не делал попыток позвонить, а она очень ждала известий от него. «Правление аукционного дома уже, конечно, все знает, и там тоже молчат… Я должна сделать первый шаг… Сама. На Ольгу надежды нет, Штромм пропал». Она вновь, как наяву, увидела усмешку Полтавского, скрытую в зарослях черной бороды, понимающий взгляд Елизаветы Бойко. Ее передернуло.

— Ольга мечтала все распродать, рассчитаться с долгами и уехать куда-нибудь подальше, — произнесла художница, нарушая установившееся тяжелое молчание. — Видите, чем это закончилось.

Полковник протянул руку, покрутил колесико на панели магнитолы, прибавляя громкость. Чуть слышный прежде женский голос, низкий и шероховатый, потек в салон машины.

— Дженис Джоплин, — полковник обращался, казалось, к зеркалу заднего вида. — Так и сказала, что хочет уехать подальше?

— Да.

— Ну, что же… Правильно. И я ей это говорил. Только я предлагал уехать вместе.

Александра быстро взглянула на него и поймала ответный испытующий взгляд.

— Скажете, я для нее слишком стар? — равнодушным тоном осведомился полковник.

— А я вообще ничего не говорю, — заметила Александра.

— Может, и стар, — Николай Сергеевич поджал губы. — Но в любом случае предложение я ей сделал честь по чести, и ничего оскорбительного в этом нет. Была бы за мной как за каменной стеной. А она так разобиделась, что с тех пор даже не здоровается. Два года уже не разговаривает. Это ее Штромм настроил.

— Думаете, она ему сказала?

— Конечно. Она все ему говорит, а он ей внушает, что она должна думать. Поэтому у нее своей жизни нет. И не будет!

Последние слова полковник произнес с нажимом, словно мстя за старую обиду. Александра промолчала. Она смотрела вперед, туда, где над близкой уже Москвой громоздились в жарком лазурном мареве кучевые облака. Рыхлые, испещренные тенями зефирные громады не двигались, медленно разбухая в полном безветрии. День наступил по-настоящему летний, жаркий. Солнце светило прямо в лицо Александре, и она прикрыла глаза. Мир окрасился в горячий пурпур. Усталость, нервное напряжение, которых не могли изгладить несколько часов утреннего сна, снова одолевали ее. Она почти задремала, мысленно благодаря полковника за то, что он больше не обращался к ней с разговорами, когда в сумке зазвонил телефон. Встрепенувшись, художница взглянула на экран. Вызов шел от Елизаветы Бойко. «Ровно полдень, — отметила Александра. — Она торопится!» Положив телефон обратно в сумку, художница предоставила ему звонить до тех пор, пока вызов не прекратился.

Полковник откашлялся:

— Вы уж меня извините, я сейчас подумал, что наговорил лишнего. И про Ольгу Игоревну, и про этого ее опекуна. В сущности, мне до них не должно быть дела. Подумаете еще, что я деревенский сплетник и старый ловелас.

— Я, напротив, очень вам благодарна за откровенность! — сердечно заверила его Александра. — И мне стало как-то спокойнее за Ольгу теперь, когда я знаю, что вы живете рядом и посматриваете за аллеей. Ведь она чего-то боится, вы тоже заметили? Это не старый детский страх. Она боится кого-то здесь и сейчас. Я оставлю вам свой номер, и если вы заметите что-то неладное, позвоните мне, хорошо?

— Только уж вы тогда возьмите трубку, — с усмешкой кивнул полковник. — Куда же вас отвезти, вы не сказали?

— Я выйду здесь! — Александра махнула рукой в сторону станции метро, замаячившей впереди на проспекте. — Дальше определюсь. Всего доброго и… Звоните, хорошо?

Они обменялись телефонами, внедорожник полковника исчез в потоке других машин. Художница какое-то время стояла на обочине, сперва расстегнув, затем вовсе сняв куртку. Ее растрепавшиеся волосы ласково шевелил солнечный сквозняк, пролетавший по бесконечному проспекту, вдоль циклопических зданий — смуглых, серых, желтых, украшенных лепниной и балкончиками. В перспективе проспекта, тающей во влажном золотом мерцании, угадывался далекий мост. Дыхание большого города обжигало легкие после деревенского воздуха, казалось пряным, терпким. Александра вдыхала запахи бензина, мокрого асфальта, свежесваренного кофе из киосков «на вынос», облепивших метро. Цветочница выставила у дверей магазинчика ведра, из которых тюльпаны высовывали разноцветные клювы скрученных резинками бутонов. За стеклами витрины виднелись цветы подороже — огромные крепкие розы, словно выкованные из стали, ветви лилий, застывшие в летаргическом сне, еще с закрытыми бутонами, мертвенно восковые орхидеи, обрызганные ржаво-розовой росой. Какое-то время художница стояла перед киоском, забыв обо всех делах, запоминая сочетание форм и оттенков, мысленно похищая и темное скуластое лицо продавщицы, и причудливую дрожащую рябь, которую солнце рисовало на стенах магазинчика, отразившись в ведре с водой. Горький и холодный аромат цветов, в котором сильнее всего звучала нота белых лилий, отдавал аптекой.

В сумке зазвонил телефон, и на этот раз Александра ответила.

— Да, Лиза, — говорила она, направляясь к метро, прижав трубку к уху, свободной рукой отыскивая кошелек в сумке. — Да, видела вызов, но не могла говорить. Пока ничего. Сейчас начну всем звонить.

С трудом свернув разговор — Елизавета Бойко явно рассчитывала на большую откровенность, — Александра спустилась в метро. Теперь у нее была небольшая отсрочка, чтобы собраться с мыслями.

Глава 7

Спокойная пожилая женщина в черном пиджаке мужского покроя с бриллиантовой ласточкой на лацкане листала бумаги не торопясь, с тем равнодушным видом, который присущ юристам и врачам. Потом подняла глаза, положила папку на стол.

— Тут все ясно изложено, — произнесла она, обращаясь не к сидевшим перед ней Александре и Игорю, а к мужчине неопределимого возраста, в блестящем костюме пепельного цвета. Он уютно устроился в углу кабинета, в кресле за журнальным столиком, и казалось, вовсе не интересовался разговором. Это был представитель аукционного дома. Они находились в юридической конторе, которая обслуживала сделки.

— Заказчик, то есть Ольга Игоревна Исхакова, подписал акт сдачи-приемки и тем самым снял с Исполнителя, то есть с вас, ответственность за сохранность вещей.

— Я понимаю, — дернулась на стуле Александра. — Но как раз в то время, когда моя клиентка ставила подпись, пропала ценная вещь. Или эта вещь вообще не вернулась с аукциона.

— Я упаковывал лоты при свидетелях, — бросил Игорь. Он не смотрел на Александру. Его обычно подвижное обезьянье лицо застыло.

— Хорошо, значит, при погрузке, в дороге или в доме… — настаивала Александра. — В этом надо разобраться.

— Разобраться надо, — юрисконсульт пристально взглянула на нее и сняла дорогие очки в тонкой золотой оправе, отчего ее скуластое лицо сразу сделалось простым и плоским. «Она похожа на каменную степную бабу», — отметила про себя художница.

— Но уже не здесь, — продолжала юрисконсульт, вновь надев очки и разом перенесясь из бронзового века в двадцать первый. — Мы только оказываем юридическое сопровождение сделок и консультируем. Я полагаю, заказчица, ваша клиентка, сама понимает, как ей надо действовать, если вещь действительно пропала.

— Она не хочет обращаться в полицию, — призналась Александра. — Она хотела бы решить дело мирно.

— Это прекрасно, — подал голос представитель аукционного дома, листавший журналы с самым скучающим видом. — Но мы не можем вместо полиции искать пропавшие вещи. Свою функцию мы выполнили, заказчик расписался, что претензий нет. Да, кстати, о заказчике. Я должен выслать счет госпоже Исхаковой, по итогам аукциона она осталась нам должна небольшую сумму.

Александра встала.

— То есть как должна? — воскликнула она. — Вы ведь получили комиссионные от проданных лотов?

— Совершенно верно, — кивнул тот, не отрывая взгляда от страницы автомобильного журнала. — Но наш дом от себя со скидкой арендовал конференц-зал на двое суток, оплатил охранное сопровождение. В договоре указано, что заказчик рассчитывается с нами после аукциона. Мы пошли навстречу, мы всегда идем навстречу клиентам.

— Но…

Перед Александрой возник Штромм, торопившийся в аэропорт, вспомнился их прощальный разговор у калитки. «Я арендовал конференц-зал в загородном отеле… Вся организационная часть в порядке, все мною оплачено».

— Разве все не было оплачено заранее? — растерянно спросила она.

— Кем же? — представитель аукционного дома впервые отложил журнал и с интересом взглянул на Александру. До этого момента он едва замечал художницу.

— Господин Эдгар Штромм говорил мне, что он все оплатил.

— А, нет, нет… — мужчина брезгливо взмахнул холеной рукой и одернул рукав пиджака, из-под которого слишком сильно высунулась манжета, украшенная массивной золотой запонкой. — Вы его неверно поняли, я думаю. Он договаривался от имени заказчицы, но он не платил. Штромм — только ее доверенное лицо. Он за нее расписывается, вот вся его функция. Конечно, было бы хорошо, если бы он заплатил.

И мужчина в пепельном костюме тонко улыбнулся.

— Вот как… — только и смогла ответить Александра.

— Ну, раз мы все вопросы урегулировали… — юрисконсульт закрыла папку. — Павел Сергеевич, задержитесь на минутку, пожалуйста, у меня есть вопрос по другому делу.

Игорь тоже поднялся со стула, по-прежнему не глядя на Александру. Он вышел из кабинета первым. Александра задержалась на миг, пытаясь вспомнить слова, которые подготовила заранее. Но теперь они не казались ей убедительными. Все доводы разбивались о каменное спокойное лицо юрисконсульта. «Ольга все подписала, это верно». Александра пошла к двери, остановилась, обернулась. Юрисконсульт и представитель аукционного дома, пересевший к столу, о чем-то тихо совещались, сблизив головы. На нее они не обращали внимания. Александра вышла.

…Игорь стоял на крыльце, зажав в зубах сигарету, и чиркал зажигалкой. Зажигалка высекала искры, но огня не давала. Наконец он с досадой смял сигарету, швырнул ее в мусорную урну, следом полетела зажигалка. Александра молча стояла рядом, глядя на него.

— Что, что ты смотришь на меня?! — внезапно обратился он к ней не своим, визгливым голосом. — Довольна? Устроила скандал?

— Никакого скандала не было, — тихо ответила она.

— Ну конечно, ты же не работаешь там! Ты просто защищаешь интересы клиента, а на мне теперь пятно! Понятно, никто меня не обвиняет, но слух-то уже разошелся!

— Игорь, какой слух, я только просила разобраться… — попыталась возразить Александра, но он перебил:

— Никто ни в чем разбираться не будет, понятно?! Она подписала, что все получила в целости, при тебе подписала! А я упаковывал вещи при свидетелях! Обращайтесь в полицию, если хотите получить страховку! В этом ведь все дело, так?! Ради этого вы меня подставили?! Ни черта продать не сумели и решили выехать на страховке? Мы такие случаи уже проходили, не беспокойся! Таких умных, как вы, много!

Он снова достал сигареты, похлопал себя по карманам пиджака в поисках зажигалки, выругался и заглянул в урну. Александра перевела дыхание. Она никогда не видела старого знакомого в таком состоянии. «И его ярость выглядит искренней… Это чувство трудно подделать…»

— Пойми, — она заговорила нарочно тихо и медленно, пытаясь успокоить собеседника. — Никто не думает, что четки взял ты. Но надо понять, кто их взял. А может быть, они пропали в результате случайного стечения обстоятельств.

— Какое тут может быть случайное стечение обстоятельств? — зло ответил он. — Почему случайно не пропала брошка за двадцать пять тысяч рублей? Почему именно четки за два миллиона?

— Игорь, выслушай меня… — Александра видела, что накал страстей спадает и ее уже слушают. — Я нахожусь перед своей клиенткой точно в таком же положении, как и ты.

— То есть?! — он взглянул на нее другим взглядом, недоуменным и недоверчивым.

— Мы ведь обсудили уже… Ты только снова не злись. Что ты отнес в кабинет коробки, оставался там несколько минут один, и теоретически… Да не злись ты, чисто теоретически мог взять четки.

Игорь ждал продолжения. Александра перевела дух.

— Но и я в тот вечер оставалась в доме на несколько минут одна. Хозяйка пошла встречать гостей. Так что и я могла взять четки.

— Так какого ж ты… — начал аукционист и остановился, внезапно задумавшись. В его живых, глубоко посаженных глазах в один миг сменилось столько выражений, что Александра не успевала их анализировать. Наконец, словно додумывая вслух осенившую его догадку, он проговорил: — Тут какая-то подстава.

— Что ты имеешь в виду?

— Это не я, — продолжал он, нахмурившись. — Думай что хочешь, но я-то знаю, что это не я. И я знаю, что это не ты. Видишь, я о тебе лучшего мнения, чем ты обо мне.

— Игорь, я никогда…

— Погоди, — оборвал он ее прежним, дружески-бесцеремонным тоном. — Это не я и не ты. Мы просто столкнулись тут лбами. Четки взял кто-то еще. В дом они попали в целости и сохранности, в запечатанной коробке. В лично мною запечатанной. И я поставил эту коробку на стол в кабинете, закрыл дверь и ушел. Вот так все было. Кто их мог взять потом?

Александра медлила с ответом.

— Саша, ты же там была, — настаивал аукционист. — Пойми, или ты ответишь за это, или я, даже если до возбуждения уголовного дела не дойдет. С тобой никто дела иметь не будет, а я могу работу потерять, и никто меня уже на такое место не возьмет. И что мне, учителем химии в школу идти? Как раньше, в девяностых, когда я с голоду подыхал? Кто мог взять эти проклятые четки? Ну, чисто теоретически?

Его последние слова были полны сарказма. Судя по всему, аукционист приободрился, узнав, что он не единственный подозреваемый. Александра вздохнула.

— Ну, если чисто теоретически, то их могла взять сама хозяйка. Больше никто в кабинет не ходил.

— Вот и ответ на все вопросы, — неожиданно спокойно заявил Игорь. — И зачем было шум поднимать, к моему начальству обращаться? Все же ясно. Девушка ничего не заработала на аукционе, осталась должна нам за аренду и охрану. Денег у нее нет, а долги есть, это вся Москва знает. Что ей остается? Вещи застрахованы на месяц. Она этим и воспользовалась.

И так как Александра молчала, аукционист торжествующе добавил:

— И за страховку, кстати, тоже заплатили мы! Ну и девица!

Александра покачала головой:

— Звучит вроде убедительно. Но… К Ольге как раз вчера вечером приехал клиент, который был готов купить четки за любую сумму. Уж, наверное, она бы получила больше, чем по страховке. Тем более нужно обращаться в полицию, заводить дело, ждать… Неизвестно сколько. А тут были живые деньги, из рук в руки.

— Ну да… — сбавил тон Игорь. — За эти четки некоторые готовы головы друг другу проломить. И мой клиент тоже был готов на все.

— Ну вот видишь… Уж продала бы она их в любом случае. Зачем эта комедия со страховкой…

С минуту оба молчали. Игорь снова достал сигареты, недоуменно на них посмотрел, словно удивляясь, как они оказались в кармане пиджака. Сунул пачку обратно.

— Что-то Павел Сергеевич там застрял, — пробормотал он и взглянул на небо. — Весь день псу под хвост. Хотел выспаться и с детьми в парке погулять, а завтра утром у меня аукцион в Питере. Сейчас прямо на вокзал, у меня «Сапсан» через два часа. Послушай, дорогая…

Тяжелая дубовая дверь с золотой табличкой распахнулась, на крыльце появился Павел Сергеевич. Он махнул Игорю, и тот поспешил подойти.

— Я в контору, а ты можешь до среды не появляться. Завтра у тебя торги в Питере, на Большой Морской, правильно?

— Да, в «Англетере», — кивнул Игорь.

— Удачи! — Павел Сергеевич пожал ему руку и повернулся к Александре: — Вас подвезти куда-нибудь?

— Спасибо, — ответила она. — Мне тут… Рядом.

Игорь проводил взглядом машину, в которой отбыло начальство, и процедил:

— Смотри, какой он себе свежий «крузак» взял. Каждый год меняет. А я четвертый год не соберусь. Ну, я-то тебя могу куда-нибудь подкинуть? Или тебе правда не надо?

— Что ты, мне в центр, по пробкам, — она покачала головой. — Быстрее на метро.

— Как знаешь…

Они вместе медленно пошли к подворотне, за которой кипел послеполуденный Сущевский Вал. Игорь уже открыл дверцу своей машины, как вдруг остановился и окликнул Александру.

— Да, что я хотел тебе сказать… Четки взял не я, и ты их не брала. Давай исходить из этого. Хозяйке это было невыгодно. У нее сидел покупатель с наличными, ты говоришь, на дьявола ей воевать со страховой компанией? И больше никто из тех, кто был в доме, четки взять не мог, так? Ни теоретически, как ты выражаешься, ни, главное, практически?

Александра кивнула.

— Это значит только одно, Саша, — внушительно закончил аукционист: — В доме был кто-то еще, о ком ты ничего не знаешь. С ведома хозяйки или без ее ведома.

— Но… Как… — проговорила ошеломленная художница. — После того как мы с Ольгой приехали с аукциона, в дом никто…

— Он мог там спрятаться, пока вас не было, — перебил ее Игорь. — Мало ли кому она давала ключи, мало ли кто сам мог их взять и сделать дубликаты. Гость или сосед… В доме без охраны содержится такая коллекция! Чему удивляться? Кто-то подсуетился. Ты не заметила вчера вечером ничего необычного?

— Была страшная гроза… — как во сне, проговорила Александра. — Да ты же сам в нее попал. И в доме ненадолго погас свет. Больше ничего…

— Так проверьте, девушки, сам ли погас свет, — бросил Игорь с чувством превосходства. Он полностью обрел свой былой тон, самоуверенный, не обидно нагловатый и легкий. — Извини, мне пора. Звони, рассказывай, что происходит.

И хлопнул дверцей. Александра проводила взглядом машину, въезжавшую под желтые своды монументальной подворотни, испещренные ячейками, напоминавшими пчелиные соты. Ее слегка знобило от волнения, и она заложила озябшие руки в карманы куртки. В правую ладонь словно сам собой скользнул бакелитовый кубик от настольной игры. Он показался Александре теплым, словно живым.

* * *

Третий звонок Елизаветы Бойко застал Александру в антикварном магазине, куда она по поручению постоянной клиентки сдала несколько картин. Картины эти, малоинтересные марины, выполненные в сухой академической манере, как и следовало ожидать, не продались.

— Жаль, — только и сказала Александра, обнаружив все морские пейзажи на прежних местах.

— Да и мне жаль, — пожал плечами ее старый знакомый, хозяин магазина, эксперт и главный продавец по совместительству. — Если бы не старое серебро и золотишко, мы бы совсем закрылись. Только это еще и идет. Ну и казусы всякие, корсеты, альбомы, сумочки, но это все копейки. Рынок забит, а покупателя нет. Сама знаешь… У кого есть деньги, покупают в Америке и Европе. А у кого сейчас есть деньги? У тебя-то как дела?

Александра помедлила с ответом. После вчерашнего провального аукциона она не могла избавиться от ощущения, что всей Москве уже известно об этой скандальной неудаче под ее руководством.

— Да понемногу, Юра, как у всех… — ответила она, обводя взглядом тесно развешанные на стенах салона картины. — Могло быть хуже. Переезжаю в новую мастерскую, наш дом отдали под реконструкцию.

— А я думал, он заколдованный! — усмехнулся хозяин. — Зови на новоселье, приду с подарком. На что ты так недобро смотришь, позволь поинтересоваться?

— Сама не знаю, — призналась Александра. — На все! Наверное, это какая-то профессиональная травма, но в последнее время мне кажется, что все картины и вещи — поддельные. Вижу, что подлинник, но какой-то червячок ворочается и кусает. Так ведь и рехнуться недолго.

— А у меня та же история! — кивнул Юрий. — Химия достигла небывалых высот. О! Покажу кое-что!

Он зашел за дубовый прилавок и скрылся за ним, присев на корточки и копаясь в ящиках. Александра тем временем рассматривала выставку под толстым стеклом витрины. Ювелирные изделия лежали отдельно. Потускневшее золото, зеленоватым оттенком выдававшее медную примесь, лишь слегка отчищенное почерневшее серебро. Серые слепые бриллианты в старомодных оправах изношенных колец. Портсигар с гербом и вмятиной на боку. Сердоликовая гемма на жидкой цепочке. Неизбежная бальная серебряная сумочка, сплетенная из ячеек. Соседняя витрина хвалилась другим набором, более скромным и причудливым. Здесь были порыжевшие лайковые перчатки на пуговицах, пенсне в кожаном потрепанном футляре, несколько полуразвернутых вееров из слоновой кости и шелка. В углу витрины, на бархатной черной доске, разместилась бижутерия советской эпохи. Барочная громоздкая роскошь и пестрота украшений, чешское стекло, русский янтарь. При взгляде на янтарную брошку в виде паука Александра невольно вздрогнула. «Я становлюсь неврастеничкой, — подумала она, переводя взгляд на витрину с хрусталем и фарфором. — Станешь тут, если тебя чуть не в глаза обвиняют в краже двух миллионов…»

— Вот, полюбуйся! — Юрий выполз из-под прилавка и положил на стекло витрины большую коробку. — Приятель на днях из Китая привез. Дорого, зараза, но оно того стоит. Для реставратора просто клад. Ну, для фальшака тоже. Аутентичные по химическому составу масляные краски девятнадцатого века. Ни один черт не отличит. Свинцовые белила, понимаешь?! Они производят свинцовые белила, запрещенные во всем мире! Любым рентгеном просвечивай, делай соскобы, проверяй! Китайцам наплевать, что люди дохнут на производстве от этого свинца, китайцев же много, да?

Телефонный звонок, раздавшийся в сумке, помешал Александре ответить. Она лишь покачала головой, доставая трубку. Звонила Бойко.

— Что у тебя? — с места в карьер спросила она.

— Лиза, ты каждый час будешь спрашивать? — не выдержав, резко ответила Александра. — Ничего. Я занимаюсь другими делами.

— Нам надо поговорить, — не смутившись, заявила собеседница.

— Что ж, говори… — Художница приподняла крышку коробки с красками, затем вовсе ее сняла, разглядывая тюбики. Юрий деликатно отошел в глубь магазина, чтобы не мешать разговору.

— Разговор не телефонный, — продолжала Бойко. — Надо встретиться.

— Не понимаю, по какому поводу, — ответила Александра, вертя в пальцах тюбик с белилами. — Со вчерашнего вечера ничего не изменилось. Мне нечего тебе предложить.

— Зато у моего клиента есть очень интересное предложение. По цене! — значительно добавила Бойко.

Александра стиснула телефон:

— Лиза… Четки пропали и не нашлись. Каким языком тебе это объяснить?!

— Ну, понятно… — после короткой паузы произнесла та. — А с этими, с аукциона, ты говорила уже?

— Говорила. Это бесполезно.

— Зачем она подписала акт сдачи-приемки? — простонала в трубке Бойко. — Хоть бы деньги получила с них…

— Лиза, это, в конце концов, не твоя забота! — Александра окончательно потеряла терпение. — Это ее проблема! И моя в том числе! Но тебя в этом списке нет!

— Ладно-ладно, — примирительным тоном отозвалась собеседница. — Просто предложение более чем интересное. И это решило бы многие проблемы, и твои, и твоей клиентки. Он прямо с ума сходит по этим четкам, понимаешь? Я никогда такого не видела. А он ведь даже в руках их не держал. Так что, если… Ну, вдруг найдете… Останетесь довольны!

Александра готовила очередную резкую отповедь, когда звякнул дверной колокольчик. Тяжелая дверь открылась, впуская в магазин двух посетительниц.

Это были Марина Алешина и Эльвира Кононова.

Нажав кнопку отбоя, Александра положила телефон в сумку и вновь склонилась над коробкой с красками, делая вид, что поглощена знакомством с достижениями китайской химической технологии. Она смутно надеялась, что ее не узнают.

Но ее, конечно, узнали. За спиной простучали каблуки Алешиной — она шла в глубь магазина, а ей навстречу устремился взволнованный хозяин.

— Мариночка Дмитриевна, прекрасны и свежи, как роза, как всегда! Счастлив видеть! Что же вы не позвонили, я мог уехать!

— А я к вам ненароком, проезжала мимо… — густой сливочный голос, тянущий слова с ленцой, сразу воссоздал перед внутренним зрением Александры весь царственный облик неприятельницы. — Думаю, надо заглянуть. Вы ведь не были на вчерашнем аукционе, продавалась коллекция Игоря Владимировича Исхакова?

— Не был, Мариночка Дмитриевна, работа, все работа, — ласково, с подхалимскими нотками отвечал Юрий. — У меня ведь семья, гнездо большое, я туда корм таскаю…

Алешина мелодично, коротко рассмеялась — словно невзначай коснулись друг друга хрустальные бокалы. «Она, должно быть, поет хорошо», — невольно подумала Александра, еще ниже склоняясь над коробкой с красками. Тем временем Алешину пригласили в служебное помещение. Она говорила и держалась как свой человек, а Юрий явно перед ней раболепствовал. «Как и все на аукционе», — думала Александра, закрывая коробку и глядя на часы. Она решила уйти не прощаясь, тем более что никаких выплат за картины не предвиделось. Очередное расстройство — хозяйка заурядных марин, одинокая пожилая женщина, живущая только тем, что удавалось продать из коллекции покойного мужа, была симпатична Александре. Ей нравились люди, которые ни на что не жалуются и молча переживают свои поражения. «Может быть, сменить магазин? Здесь эти картины примелькались». С этой мыслью художница застегнула сумку, повернулась и оказалась лицом к лицу с Эльвирой Кононовой. Оказалось, что все это время та стояла прямо у нее за спиной, чуть не дыша в затылок.

— Добрый день! — ласково произнесла Кононова. — Я так рада вас видеть!

— Здравствуйте, — недоуменно ответила Александра. Добавить было нечего, она совсем не понимала, по какой причине перекупщица бижутерии так радуется этой встрече, второй в их жизни.

— Правду говорят, Москва — город маленький, вот я вас снова встретила! — слащаво улыбаясь, продолжала Кононова, слегка подступив к Александре, так что та была вынуждена тоже податься назад, почти прижавшись к прилавку. Художницу обволокло сладкое облако — Кононова чрезмерно надушилась. Духи у нее были такие же, как улыбка, взгляд и голос, — приторные, навязчивые.

— Вы вчера так внезапно исчезли, я не успела к вам подойти, а мне так нужно было с вами поговорить! — продолжала Кононова, даря художнице простодушную детскую улыбку, очень не идущую к ее одутловатому бесцветному лицу. Бледность перекупщицы была нездорового характера, с зеленцой. — Я понимаю, конечно, у вас дела, неприятности с аукционом, мы не знакомы… Но мне хотелось вам кое-что предложить…

— Я слушаю вас, — ответила Александра, стараясь дышать пореже.

Кононова пришла в восторг от этой простой фразы. Она схватила Александру за обе руки и сжала ее пальцы в своих ладонях, прохладных, рыхлых и влажноватых. У Александры было такое ощущение, что она погрузила руки в остывшее картофельное пюре. Она высвободила пальцы, пожалуй, слишком резко и поспешно, но перекупщица словно не заметила этого. Она говорила, тягуче и слащаво, причмокивая в конце фраз, словно захлебывалась сахарным сиропом:

— Вчера был просто неудачный день! Бывают такие дни, когда ничего не следует предпринимать. Вы можете смеяться и не верить мне, дорогая, но я всегда сверяюсь с лунным календарем и ничего не планирую при убывающей луне. Особенно это касается нас, женщин… Да, вот о чем я хотела вам сказать, но вы так быстро уехали вчера… Я могу у вас купить кое-что.

— А я ничего не продаю! — Александра с трудом выбрала момент, чтобы вставить ответ.

Кононова не смутилась и продолжала тем же тоном:

— Там были очаровательные вещички, просто совершенно очаровательные! У меня много знакомых звезд, актрисы, певицы… Танцовщицы бурлеска. Вы понимаете, это совершенно особенная клиентура, им трудно угодить. У них оригинальные вкусы, высокие требования… И они не всегда знают, чего хотят. Зато я знаю!

Кононова лукаво улыбнулась, словно приглашая собеседницу разделить свою тайну.

— Вчера я видела только часть коллекции, но и она произвела на меня огромное впечатление. Каталог я просмотрела, но правду вам скажу, дорогая, он ужасный, просто ужасный.

— Я ничего не продаю, и у меня нет полномочий выступать посредником между хозяйкой коллекции и вами, — не выдержала Александра. Она отошла от прилавка, для чего Кононовой пришлось посторониться. — Извините, у меня назначена встреча. И я уже опаздываю.

— А я могу вас подвезти! — перекупщица устремилась по пятам за ней. — Куда вам будет угодно!

Александра остановилась посреди магазина, нахмурившись. Обернулась.

— А откуда вы знаете, что у меня нет машины? — спросила она, уже не скрывая неприязни.

— Ну, вы ведь наша московская легенда, — ничуть не смутилась Кононова. — Все знают, где вы живете, какие у вас принципы… И какие проблемы.

— Что вы имеете в виду? — опешила Александра.

— Да вы не скрывайте от меня ничего, дорогая, я вам желаю только добра! — Кононова с жаром прижала пухлую пятерню к пышной груди, обтянутой бордовым ангорским свитером. — А знаю только то, что знают все, ничего сверх этого! И давно хочу сказать, как я вами восхищаюсь! Такое самоотречение… Порядочность, осведомленность… Безукоризненная честность… Мне есть с кем сравнивать, поверьте! Вы — одна такая!

Лесть, даже самая грубая, преподнесенная в открытой форме самому искушенному и равнодушному к похвалам человеку, все же не теряет всех своих ядовитых свойств. Даже та похвала, которой не веришь, невольно задевает самолюбие. Александра не выдержала и улыбнулась, хотя тут же выругала себя за слабость.

— Мне очень жаль, но я в самом деле больше не имею отношения к этой коллекции. — Художница повернула голову, прислушиваясь к голосам в служебном помещении. Дверь была плотно закрыта, слов разобрать не удавалось, она лишь различала красивое контральто Алешиной. Говорила по преимуществу гостья.

— Я дам хорошую цену! — сахар в голосе Эльвиры Кононовой загустевал. — Такой цены никто не даст! Вам наобещают с три короба, а денег вы так и не увидите! Вы никого не слушайте, обо мне говорят разное, люди просто завидуют, не могут пережить, что я хорошо зарабатываю в кризис, когда никто торговать не может. Вам Лиза Бойко про меня наверняка наговорила вчера, да? Она все время вокруг вас терлась, я видела. Вы мне поверьте, это самая настоящая змея! Набила амбар барахлом и сидит на нем, как Плюшкин! Сама торговать не умеет и другим мешает! Я вам могла бы кое-что рассказать, но я не сплетница, как она!

— Послушайте… — Александра даже подняла руку, защищаясь от этого словесного потока. — Я никак не могу донести до вас информацию, что ничего не продаю и посредником не выступаю. У меня была совсем другая функция на аукционе.

Она тут же осеклась, сообразив, что переступила ту черту, где начинаются частные интересы заказчика. Кому-кому, а такой особе, как Эльвира Кононова, вовсе ни к чему было знать подробности их договора. Но та и глазом не моргнула, продолжая с еще большим напором:

— У меня нет своего магазина, да по нынешним временам это и не нужно. Знаете, конечно, сколько народу разорилось в прошлом году? А в этом? Я торгую на сетевых площадках. И поэтому некоторые замшелые личности, у которых ни одного аккаунта в Сети нет, относятся ко мне с подозрением. А между тем у меня обороты куда выше, чем у них, и я могу продать практически все что угодно. И это не обязательно дешевка, нет-нет. Кроме того…

Кононова вдруг осеклась, взглянув на дверь в служебное помещение. Александра автоматически сделала то же самое. Теперь был слышен мужской голос.

— Скажите вашей клиентке, что она получит у меня лучшие цены в Москве, — громким шепотом произнесла Кононова, заговорщицки распахивая глаза, круглые, как у совы, с короткими белесыми ресницами, изжелта-зеленоватые. — Я не плачу вперед, я беру вещи на реализацию, да мне, собственно, достаточно будет фотографий. Я сама сфотографирую и выложу в Сети. Я уж знаю, где их показать. Процент у меня совсем небольшой, я беру оборотом, а не наценкой. Мне важно продать побольше и расширить клиентскую базу. Да! Если я буду работать с постоянными клиентами, мне все-таки понадобится показывать вещь. Но я всегда даю расписку.

— Вы меня совсем не понимаете… — Александра сама не знала, отчего до сих пор слушает эту оголтелую саморекламу, но просто уйти не решалась. Что-то удерживало ее в этом магазине, до потолка набитом картинами и безделушками более чем среднего уровня. Болтовня Кононовой, ее сладкий голос и крепкий запах духов — все это странным образом ослабляло волю. «Возможно, — мелькнуло у Александры в голове, — она владеет какими-то методиками убеждения, как цыганки на вокзале, например!»

— А знаете что? — с трудом стряхнув с себя сонную одурь, воскликнула Александра. — Поговорите на эту тему с Эдгаром Штроммом!

— С кем? — внезапно изменившимся тоном спросила Кононова. Сладости в ее голосе не осталось, вопрос прозвучал отрывисто и жестко: — Это кто?

— Ну как же, вы знаете его, должно быть. Это друг покойного Исхакова и друг его дочери, которая вчера устраивала аукцион. Раньше он жил в Москве, сейчас в Германии, кажется. Тоже крупный коллекционер — янтарь, органика, старые пластики.

— Впервые слышу! — с неудовольствием отрезала Кононова. — И где мне его искать?

— Сейчас он в отъезде, но, должно быть, скоро вернется в Москву.

— Послушайте! — перекупщица вновь бросила настороженный взгляд на дверь в служебное помещение. Теперь там было тихо, и Александра также насторожилась. «Мы пытаемся услышать, что говорят они, а они, кажется, подслушивают нас!»

— Послушайте, не нужен нам никакой Штромм, или как его там. — Кононова вновь округлила глаза и зашептала еще тише: — Это все пиявки, они только присасываются к делу и задирают цены. Мне интересно договориться напрямую с хозяйкой, через вас! Там была одна штучка… Четки из оттоманского фатурана.

Последние слова она произнесла почти беззвучно, словно выдохнула. Александра сощурилась, как от яркого солнца.

— Вы интересуетесь вещами такого уровня? — спросила она, не заботясь о том, что подобная фраза звучит почти оскорбительно.

— В Сети продается и не такое, — Кононова явно была задета, но продолжала улыбаться. — Бытует мнение, что в интернете крутится одна дешевка и китайские новоделы, но это не так. У меня очень солидная база клиентов. Начальная цена на аукционе была, конечно, сильно завышена… Как, вы уходите?! Возьмите мою визитку! Можете звонить хоть ночью, я всегда отвечу!

Перекупщица мгновенно выхватила из недр своей необъятной сумки визитную карточку и чуть не силой всучила ее Александре, уже нажимавшей дверную ручку.

— Всего доброго! — Александра в сердцах рванула дверь, и воздух, ворвавшийся в душный магазин с улицы, показался ей сладким и чистым, хотя антикварный салон находился в одном из центральных переулков города, вечно забитом машинами.

Она быстро пошла в сторону метро, досадуя на себя за то, что потеряла время. «И совсем ни к чему было упоминать Штромма. И вообще, говорить о делах. Сейчас эти падальщики начнут слетаться стаями, и все ко мне!»

Визитку, которую ей навязала Кононова, художница все еще держала в руке. Остановившись, она прочитала на черной глянцевой карточке: «Эльвира Кононова. Антиквариат, винтаж, раритеты. Оценка, скупка, комиссия. Выгодные условия, надежность, анонимность!» Был указан мобильный круглосуточный телефон. Шрифт Кононова выбрала самый, по ее мнению, изысканный — золотые буквы с наклоном вправо, курсив, пышные росчерки и вензеля в стиле девятнадцатого века.

«Еще бы “яти” и “еры” добавила, и было бы совсем хорошо!» Александра поморщилась, хотела смять визитку и выбросить в урну, которая как раз случилась рядом. Но в последний момент передумала и положила визитку в бумажник. «Она знакома с Алешиной, получается, уж не знаю, зачем они друг другу, но раз ходят по делам вместе… Возможно, Кононова играет при Алешиной ту же роль, что мелкая рыбешка возле большой рыбы. Питается ее объедками и отходами жизнедеятельности. А с Алешиной я бы поговорила… Только без свидетелей». Александра не могла забыть вчерашнего выступления Алешиной на торгах. «Она сказала, что была ученицей Исхакова, но у него не было учеников, он не преподавал, а руководил лабораторией. Она утверждает, что держала в руках эти четки и делала экспертизу. Что бы вчера ни случилось с четками, это должно быть связано с аукционом. Такой ажиотаж! Стоило показать четки публике, как сразу столько желающих купить, просто из рук рвут. И вырвали-таки… Из-под носа увели. Нужно поговорить с Алешиной… Она должна знать больше, чем сказала…»

Александра оглянулась, бросила взгляд на крылечко антикварного магазина. Там было пусто. «Чего я боюсь? Вернусь, дождусь Алешину и прямо к ней обращусь. Пусть расскажет все, что ей известно о четках. Она наверняка не откажется. Мне ведь больше не к кому идти, некого спросить, если подумать. Игорь, аукционный дом — пока бесполезно. Нужно подавать заявление в полицию, возбуждать дело. Штромм? Неизвестно, где он. И ни разу не позвонил…»

Она вновь нашла в кармане куртки бакелитовый кубик, стиснула его в кулаке, словно требуя совета. «А ведь он в самом деле не звонил мне с тех пор, как улетел. Не поинтересовался тем, как прошел аукцион. Просто устранился. Ведь это странно! И оказывается, ни за что не заплатил, а ведь говорил… Штромм нужен здесь немедленно, а он, может быть, даже не знает о вчерашнем провале!»

Александра достала телефон, набрала мобильный номер Ольги. Номер не отвечал. Художница взглянула на часы. «Сколько можно спать?! Или она звонок выключила?»

Тем временем дверь антикварного магазина открылась, и на крыльце появились Марина Алешина и Эльвира Кононова. Их провожал Юрий, непрестанно улыбавшийся и кивавший, как заводная кукла. Алешина что-то бросила ему через плечо и села за руль машины, припаркованной на стоянке для сотрудников магазина. Кононова задержалась на несколько секунд, одарив провожавшего их мужчину сладкой улыбкой. Яркое весеннее солнце, освещавшее бледное лицо перекупщицы, делало эту улыбку еще более фальшивой. Машина медленно поползла вверх по переулку. Хозяин магазина постоял на крыльце, глядя ей вслед, затем, разом ссутулившись и словно сделавшись меньше ростом, исчез за дверью. В сторону Александры никто не взглянул.

Внезапно решившись, она быстрым шагом направилась к магазину. Рванула дверь, вошла и с места в карьер обратилась к удивленному хозяину:

— Это опять я, Юр. Ты не мог бы мне дать телефон Алешиной?

— Марины Дмитриевны? — опешил тот.

— Да, Марины Дмитриевны. Жаль, что я не дождалась ее, вспомнила только что, у меня к ней есть срочное дело. Надеюсь, ее номер — не тайна?

— Нет, конечно, я дам ее телефон. Я же тебя сто лет знаю… — пробормотал тот, явно не зная, на что решиться. — Только не говори ей, пожалуйста, от кого получила номер! Ну, просто так. Мало ли, как она к этому отнесется.

— Разумеется, не скажу, — заверила его Александра.

Получив телефон, который хозяин по памяти нацарапал на листке из блокнота, Александра поблагодарила, бросила последний взгляд на марины, твердо решив на днях их забрать и пристроить в другой магазин…

— Странно, — внезапно произнес Юрий, тихо, будто про себя. И тут же осекся.

— Странно? — подняла брови Александра. — Что странно?

— Да ничего совершенно, так, — он махнул рукой. — Просто ты попросила у меня телефон Алешиной, а она перед уходом попросила твой. Я дал. Ничего?

— Ничего… — медленно проговорила она, чувствуя, как магазин, со всеми его полками и стеллажами, картинами, вазами и статуэтками, слегка повернулся вокруг нее. У Александры закружилась голова, и она оперлась о прилавок.

— Что с тобой? — испуганно спросил мужчина. — Ты бы себя видела… Такая бледная!

— Нет, все хорошо, — ответила она, с благодарностью принимая поднесенный ей стаканчик с водой. — Просто устаю в последнее время. Дела, переезд. Так ты приходи на новоселье!

И Юрий заверил ее, что придет обязательно.

Глава 8

Погода испортилась к вечеру. Ясное, омытое ночным ливнем утро сменил светлый, почти летний день. Но ближе к сумеркам к северо-запада начал подходить грозовой фронт. Небо на горизонте потемнело, стали налетать резкие порывы холодного ветра. Александра, весь день бегавшая по делам, то и дело поглядывала на сизо-багровое предзакатное небо. Вчера она не взяла зонт, отправляясь с Ольгой за город, а сегодня ей еще не довелось побывать дома.

День был неудачным — художница всерьез опасалась, что началась одна из тех черных полос невезения, которые преследовали ее всю жизнь. После магазина Юрия она посетила еще два салона, где были выставлены вещи ее клиентов. В первом ей пришлось забрать с комиссии две пары карманных часов начала двадцатого века и прекрасно сохранившийся большой морской цейсовский бинокль в кожаном футляре.

— Невозможно дольше держать, — заявила ей владелица антикварного салона. — За два месяца никто ни разу не интересовался, а место на витрине они занимают. Вы мне лучше принесите знаете что? Советские часики, годов тридцатых — пятидесятых. Я вам сразу же деньги отдам. Это сейчас в тренде.

Когда-то Александру раздражали хозяева салонов и магазинов, которые соглашались брать на реализацию только определенные вещи. Со временем она поняла, что эмоции и личные предпочтения тут ни при чем. С точки зрения законов рынка они были абсолютно правы. Мода на антиквариат и винтаж менялась так же стремительно, как любая другая мода. Вчера был в моде русский модерн и французский ампир, сегодня — арт-нуво и калифорнийский хай-тек шестидесятых годов. То, что продавалось вчера, никому не нравилось сегодня.

Во втором салоне было и того хуже. Он закрылся, хозяева, муж с женой, исчезли, не оставив координат, их телефоны не отвечали. В помещении шел ремонт. Александра битый час просидела в кафе с чашкой капучино и телефоном, пока не выяснила через общих знакомых, что этот бизнес ликвидирован, хозяева уехали за границу на постоянное место жительства, а непроданные вещи отправили на хранение на какой-то никому не известный склад.

— Я узнаю для тебя, Саша, куда они все отвезли! — пообещал художнице реставратор, с которым они вместе учились в Питере, в Академии живописи, скульптуры и архитектуры. — Не беспокойся, эти ребята не жулики, нормальные люди. Просто нет больше смысла вести этот бизнес, салон им обходился больше, чем они выручали. Торговли нет. Продается только всякая дешевая дрянь. Знаешь старую китайскую поговорку? «Вещь нужную не так легко продать// Дерьмо же раскупают нарасхват!»

— И не говори, — нервничая, ответила Александра. — Узнай, пожалуйста, мне ведь нужно отчитаться перед клиентом. Он и так звонит каждые три дня, спрашивает, продалось, не продалось.

— Что там было?

— Да фарфор… ЛФЗ.

— Этого добра сейчас битком, настоящего и поддельного. Узнаю, не переживай.

…Но она, конечно, переживала, тем сильнее, что за весь день Ольга так и не взяла трубку. Александра строила разные предположения: Ольга уехала и забыла телефон дома, Ольга всерьез восприняла гнусную версию Полтавского, что Александра может быть причастна к краже четок, и не желает с ней говорить. Наконец Александра не выдержала и набрала номер отставного полковника. Тот ответил сразу.

— Николай Сергеевич, это Александра, Саша, вы меня утром отвозили в Москву, — торопливо заговорила художница, прижимая телефон к уху. Она шла к метро, надеясь успеть вернуться в мастерскую до грозы. Резко стемнело, тучи заволокли уже все небо, оно стало низким, словно опустилось на крыши домов. И ярче, теплее горели в сумерках огни светофоров, алые подфарники машин, запрудивших перекрестки, рекламные щиты и вывески магазинов.

— Я вас слушаю, Саша, что-то случилось? — ответил полковник. — Я еще в Москве, если надо, подъеду, куда скажете.

— Так вы в Москве… — протянула Александра. Ее сердце отчего-то сильно заколотилось. Она остановилась у пешеходного перехода, отсутствующим взглядом провожая поток людей, идущих через «зебру». Только когда машины вновь тронулись, она поняла, что забыла перейти улицу.

Собеседник встревожился:

— Да, в Москве, а в чем дело?

— Я не могу дозвониться до Ольги, она весь день не берет трубку. Я…

Полковник не дал ей договорить, перебив:

— Я сейчас же еду домой. Но час пик, пробки, не знаю, когда доберусь. Вы договаривались созвониться?

— Нет, то есть… Не помню, — призналась Александра. — Когда я уходила, она спала. Накануне был тяжелый день, и мы всю ночь разбирали коробки. Возможно, она и сейчас спит, и я зря вас беспокою…

— Я вам в любом случае позвоню с дачи, дам знать, как и что, — вновь оборвал ее полковник. — Все, на связи.

И дал отбой. Дождавшись зеленого света, Александра перешла перекресток, спустилась в метро, втиснулась в переполненный вагон кольцевой линии. Весь путь с пересадкой до Солянки она проделала словно во сне, машинально, двигаясь в человеческом плотном потоке со скоростью, которую тот диктовал. И только подходя к своему дому, фасад которого был уже затянут зеленой сеткой, за которой виднелись леса, Александра очнулась.

За весь день она выпила только одну чашку кофе. Когда художница нервничала, то теряла аппетит. Сейчас у нее слегка кружилась голова и смутно хотелось есть. Она зашла в маленький продуктовый магазин — он располагался почти напротив ее дома, чуть наискосок. Как всегда вечером, здесь была небольшая очередь в кассу. Александра положила в корзинку сандвич, упакованный в пленку, пакет сока и сливки к кофе. Стоя в конце очереди, она смотрела через витринное стекло на улицу. Уже окончательно стемнело, теплый апельсиновый свет фонарей озарял узкие тротуары, медленно тянущуюся к Солянке цепочку машин, фасад особняка, затянутый зеленой строительной сеткой… В домах справа и слева от него светились окна, лишь он один стоял темный, понурый, ушедший в свои сны и воспоминания.

Вдоль витрины магазина то и дело проходили люди, кто торопливо, спеша по домам или по делам, кто медленно, прогуливаясь. Кое-кого Александра знала в лицо, а кого-то и по именам. Случайных прохожих здесь было меньше, чем на бульварах. Достопримечательностей в переулке не водилось, а немногие размещенные в нем учреждения посещали одни и те же персонажи. Александра давно запомнила их и теперь машинально отмечала среди других лиц. «Вот этот пожилой мужчина в синем плаще и с портфелем работает в архиве. Сколько я здесь живу, столько его и вижу. Он мне всегда кланяется, а по имени не знает. А вот эта старушка в малиновой шляпке немножко не в себе. Мне про нее рассказывали. Примерно раз в неделю звонит в службу спасения и вызывает пожарных. И очень расстраивается, что они не приезжают. Ее номер давно зафиксировали. Страшно представить, что будет, если начнется настоящий пожар… Эти двое недавно поженились, я видела свадьбу. Машины весь переулок перекрыли. А я ведь помню их детьми… Он жил в доме на углу, а она на другом конце переулка. Сколько лет прошло? Пятнадцать… Пятнадцать с лишним лет я тут прожила, и вот все кончается. Мне будет удобнее на новой квартире, будет лучше… Наверное. Но когда уходит прошлое, уходит часть тебя…»

Александра оплатила покупки, с трудом оттянула на себя тяжелую застекленную дверь с массивной бронзовой ручкой… Дверь эта не претерпела никаких изменений за те полвека, которые она находилась в дверном проеме, да и сам магазин подвергся лишь легкому косметическому ремонту. Мраморные серые прилавки, красноватые плиточные полы, истертые сотнями тысяч подошв, даже удушливый резкий запах из подсобки, где стояли пластиковые бочки с солеными огурцами и квашеной капустой, — все осталось неприкосновенным. «Смешно, но мне будет недоставать под боком этой старой лавочки, — подумала Александра, стоя на бровке тротуара, пережидая нескончаемый поток машин. — Там, за углом, есть магазин гораздо лучше, новый. Туда и буду ходить. А в этот переулок постараюсь не заглядывать, слишком многое с ним связано… Ни к чему вспоминать!»

Рядом с ней на тротуаре стоял мужчина, который тоже чего-то ждал — или просвета среди машин, или того, кто опаздывал на встречу. На Александру он не смотрел, у него был вид глубоко задумавшегося человека. Его взгляд был устремлен куда-то наверх. Александра взглянула на него сперва мельком, потом еще раз, внимательнее… И внутренне сжалась.

Это был тот самый человек, на которого ей указала Ольга Исхакова. Серая куртка, темно-русые волосы, слегка отросшие, падающие на шею, на вид — лет сорока.

Художница почувствовала смутный страх — так пугает все необъяснимое. Она не боялась жить одна в пустом особняке, за очень условной дверью со старыми замками, без сигнализации, без охраны, даже без собаки. За долгие годы она привыкла думать, что это место — ее, что она здесь в безопасности. И в переулке, и в старом особняке все было привычно, знакомо, объяснимо. Но этого человека она не знала, и его пристальное внимание к ее окнам было непонятно. «Заговорить с ним? — мелькнула у нее мысль. — Глупо. Человек просто стоит и смотрит на дом, а я к нему полезу!»

Александра очень устала, глаза закрывались сами собой. Два последних дня и бессонная ночь измотали ее. Ей очень хотелось вернуться в мастерскую, упасть на тахту и провалиться в сон — глубокий, черный, без сновидений. Вчерашний и сегодняшний дни словно подернулись легким туманом, и она воспринимала все случившееся отстраненно. Алешина, Кононова, Бойко, Полтавский — их лица возникали из тумана и тут же в нем исчезали. «Мне нужно выспаться, иначе я просто заболею!» В последний раз взглянув на незнакомца, который стоял все в той же позе, не сводя взгляда с ее окон, художница решительно перешла улицу и потянула на себя скрипучую дверь подъезда. Обернулась. Теперь мужчина смотрел прямо на нее. У него было очень бледное, почти бескровное лицо, темные глаза смотрели непроницаемо, тяжело. В сердцах захлопнув за собой дверь, Александра торопливо поднялась по лестнице, прислушиваясь, не раздадутся ли внизу шаги. Но соглядатай явно не последовал за ней. Войдя в мансарду, Александра старательно заперла замок, задвинула засов — это она делала крайне редко. Подбежала к окну и выглянула. Противоположный тротуар у магазина был пуст. Мужчина исчез.

«С недосыпа всякое бывает, но не померещился же он мне!» С трудом договорившись с дряхлой плиткой, Александра поставила вариться кофе. Она пыталась думать о чем-то приятном. Вот-вот новоселье. Другие условия жизни. «Я куплю кофемашину!» — решила Александра, следя за тем, как медленно поднимается коричневая пена в старенькой медной джезве. «Оказывается, я городская достопримечательность! Всем известно, что я живу в доме, где можно любоваться звездами прямо сквозь щели в крыше. Что у меня нет машины. Что я попросту нищая, хотя мне случается неплохо заработать. Пожалуйста, я вчера впервые услышала о Кононовой, а она знает обо мне все! Я бы предпочла прославиться как-нибудь иначе…»

Кофе едва не убежал: задумавшись, Александра перестала следить за пеной. Она схватила джезву, поставила ее на стол (столешница была все в круглых ожогах). Достала из пакета сандвич, сливки и сок. Стоило ей поднести к губам чашку с кофе, зазвонил телефон.

— Н-е-ет, — протянула она. — Опять Бойко!

Но она увидела имя Штромма — Александра сохранила тот номер, с которого он звонил ей впервые. Голова разом прояснилась, как бывает в моменты сильного стресса. Александра нажала кнопку ответа.

— Алло! — раздалось в трубке. — Это вы, Саша? Это я, Эдгар, только что прилетел в Москву. Я в Шереметьево еще, жду багаж. Как у вас дела?

В первый миг Александра растерялась. Она допускала версию, что Штромм никуда не улетал, что именно с ним говорила во дворе отеля Ольга, что это он обронил бакелитовую игральную кость. И вот Штромм звонит из Шереметьево… «Хотя он может находиться где угодно и говорить мне все, что вздумается!» — с нарастающим раздражением, которое будил в ней этот человек, подумала Александра.

— Ну так что? — допытывался Штромм. — Почему вы не отвечаете?

— Собираюсь с мыслями, — подала голос Александра. — Уж очень много всего случилось. И мне не хотелось бы говорить по телефону.

— В чем дело? — он почти выкрикнул эти слова. — Что-то с Олей?

— Нет, с Ольгой все в порядке. Насколько это возможно, — невольно прибавила Александра, чем окончательно вывела Штромма из себя.

— Что за недомолвки?! Вы сейчас с ней?

— Я сейчас в Москве, а Ольга в своем доме. Аукцион прошел неудачно. Там устроили целый скандал вокруг ваших знаменитых четок из оттоманского бакелита. Я остановила торги.

— Так, — тяжелым низким голосом произнес Штромм. — Значит, прибыль мизерная?

— Никакой прибыли нет. Мы остались должны аукционному дому. Точнее, Ольга осталась должна. Мне сказали, что ничего не было оплачено — ни аренда зала, ни охрана, ни транспорт. А вы мне сказали, что оплатили все!

— Не может быть! — изумился Штромм. — Вы неверно меня поняли! Я все организовал, и мы достигли договоренности, что оплата поступит после завершения аукциона. На такие уступки никто никогда не идет, но для меня сделали исключение. Собственно, одно мое участие в этом деле было гарантом платежеспособности.

— В любом случае Ольге сейчас придется изыскивать какие-то другие ресурсы, которых, как я понимаю, у нее нет, — отрезала Александра.

— Есть, — бросил Штромм. — Это я. Ну, собственно, другого результата и не ожидалось. Все или есть еще какие-то хорошие новости?

Слово «хорошие» он произнес подчеркнуто иронично.

— Четки пропали.

Александра не ожидала, что у нее так легко вылетит эта фраза. Слова сказались сами собой. Проходили секунды, а в трубке не было слышно ответа. Художница вновь поднесла к губам чашку, сделала несколько глотков. Она с удивлением осознала, что чем больше она узнает о Штромме, тем меньше робеет перед ним. «Врун. Он говорил, что все оплатил, этими самыми словами. Павлин. Любит покрасоваться, распустить хвост, похвастаться своим бескорыстием и благородством. И что-то есть темное в его отношениях с Ольгой. Полковнику я верю, Штромм мог устроить отвратительную сцену из-за ерунды, и это выглядело как дикая ревность. Но никакой интимной связи между ним и Ольгой нет, это видно. Она передавала ему деньги, которые удавалось достать, видимо, это их и связывает… Такие, как он, не любят».

— Я все правильно понял? — после долгой паузы заговорил Штромм. — Вы сказали, что четки украли?

— Неизвестно. Может быть, они случайно потерялись.

— Вы шутите, что ли?! — взвился собеседник. — Потерялись?! Когда? Как?

— После аукциона, — четко отвечала Александра. — Я их не видела с того момента, когда лот был снят с продажи. Человек, который контролировал упаковку и отправку вещей, утверждает, что запечатал коробку с четками и они в целости прибыли к Ольге. Самое печальное, что она расписалась в том, что все получила полностью и претензий не имеет.

— Я к вам сейчас приеду! — внезапно заявил Штромм. — Все, вижу мой чемодан. Будьте дома.

И дал отбой. Александра в сердцах стукнула телефоном о столешницу. Посидела минуту, глядя в никуда неподвижным взглядом. Налила себе сок, распечатала сандвич и тут же положила его обратно на тарелку. Есть не хотелось.

«Это он еще не знает, что я в числе подозреваемых в краже! — мрачно думала она. — А я получила всего треть гонорара…» Ей впервые пришло в голову, что Штромм может отказаться платить оставшуюся часть. Правда, ее вознаграждение никак не было привязано к итогам аукциона… «Но и письменного договора у меня нет», — художница с упавшим сердцем обводила взглядом свою мастерскую. Дощатые стены мансарды, старые покосившиеся шкафы, набитые книгами, ящики с красками, лаками, растворителями, стеллаж с рулонами холста, ветхого и нового, подрамники, тонкие ребра которых белели в дальнем углу, словно остов доисторического чудовища… «Он может просто послать меня, тем более что пропали четки. И хотя это никак не связано с гонораром, все же… Когда я научусь подписывать все соглашения с заказчиком?! Как можно работать на доверии с человеком, о котором ничего не знаешь?!»

Под скошенной стеной мансарды в полутьме что-то поблескивало — обитый жестью угол старого фанерного чемодана. Александра встала, вытащила чемодан на свет и, усевшись рядом на полу, принялась искать в архиве Альбины записи на литеру «Ш». Вскоре на полу перед ней громоздилась разваливающаяся кипа тетрадей и блокнотов. «Если он жулик, то это неизбежно будет отражено в пометках, Альбина всегда их делала. Узнать бы о нем хоть что-то…»

…Через полчаса она с трудом поднялась с пола, разминая затекшие ноги, съела сандвич, прохаживаясь по мастерской, выглядывая то в одно окошко, то в другое. Шел дождь, несильный, неторопливый, под который так хорошо спится. Гроза обошла центр столицы стороной. Переулок был пуст, продуктовый магазин напротив закрылся. Никто не стоял на тротуаре, не смотрел на окна мансарды, но Александра думала об этом незнакомце с куда большей опаской, чем о Штромме.

«Если он действительно был в Шереметьево, его можно ждать через час. Неужели я ничего не найду?» Она вернулась к чемодану, вновь уселась рядом, скрестив по-турецки ноги, и принялась листать слежавшиеся страницы. Еще через двадцать минут все сведения о покупателях и продавцах, чьи фамилии начинались с «Ш», закончились. Об Эдгаре Штромме, известном московском коллекционере, там не было ни единого упоминания.

Александра отряхнула руки от пыли, закрыла крышку чемодана. Она смотрела на него с недоумением, как смотрят на старого друга, не оказавшего поддержку в трудную минуту. «Но это странно… Тем более Штромм знал Альбину, он же сказал, что слышал обо мне от нее. Может, он и тут соврал?»

Стук в дверь заставил ее вскрикнуть. Она взглянула на часы. «Это не может быть Штромм!» Стук повторился, стучали дробно, настойчиво, негромко. Александра встала, подкралась к двери, прислушалась.

— Саша, это я, открой! — послышался женский голос. — Я же вижу у тебя свет! Не пугай меня!

— Лиза? — переведя дух, Александра с облегчением сдвинула в сторону засов и повернула ключ в замке. Дверь скрипнула, пропустив в мастерскую Елизавету Бойко. Никогда еще художница не была так рада ее видеть.

Бойко явно была не в духе. Бросив на спинку стула промокший плащ, она пригладила руками растрепавшиеся волосы, высыпавшиеся из вечного пучка. С волос текла вода.

— Машину у вас негде поставить, а я зонт забыла, чуть не от Солянки под дождем бежала. — Она приняла полотенце, которое протянула ей хозяйка мастерской, и мигом соорудила на голове тюрбан. — Если я слягу, это будет катастрофа.

— Кофе хочешь? — Александра принялась возиться с плиткой.

— Не откажусь… — Бойко, впервые оказавшаяся у нее в мастерской, изумленно обводила взглядом диковинную обстановку. — Ой, как ты интересно живешь!

— Даже слишком интересно, — откликнулась Александра. — Можно узнать, чем заслужила такую честь? Неужели ты опять насчет четок?

— Ну да, — без стеснения ответила Бойко. — Разговор-то не окончен. Ты не возражай, ты меня сперва выслушай.

Она говорила, расхаживая по мастерской, рассматривая каждое полотно, выступающее из сумрака, окутавшего углы огромной комнаты. Полотен было десятки — работы самой Александры, подарки ее друзей, случайно оставшиеся у нее малоценные картины… Хозяева бросали их, узнав, что реставрация будет стоить дороже, чем само полотно при самом удачном случае, просили продать в том виде, в каком есть, а потом попросту забывали о неудачной покупке, сделанной где-нибудь на барахолке. Александра сидела за столом, в желтом круге света от лампы, одновременно следя за кофе и за гостьей.

— Видишь ли, душа моя, — говорила Бойко, — я все обдумала за день, поговорила кое с кем из аукционного дома. Да ты не дергайся, я на тебя нигде не ссылалась. У них, оказывается, на время торгов все помещения, кроме самого зала, оснащаются камерами. И комната, где происходит упаковка коробок, — тоже. Так что твой знакомый никак бы не мог взять четки в отеле. Что остается? Они остановились где-то в дороге, он полез в кузов, вытащил четки, и они поехали дальше. Опять ерунда, двое свидетелей. Вещь стоит дорого, это не просто серьезная уголовная статья, это еще навеки потерянная профессия. А он зарабатывает столько, сколько ни тебе, ни мне…

— Говори по существу! — не выдержала Александра.

— По существу? — Бойко повернулась к ней. — По существу, понятно, что девушка решила поторговаться.

— То есть Игорь Горбылев уже не виноват, и с меня ты подозрения снимаешь? — саркастически осведомилась Александра, скрещивая руки на груди. — Появилась новая версия? Исхакова решила придержать товар, по-твоему?

— Дорогая, ну а как все это понимать? — пожала плечами Бойко. — Либо это самая наглая кража у всех на глазах, либо второй вариант. Она заявила в полицию?

— Понятия не имею.

— Если сама взяла, ни за что не заявит!

— Лиза, а может быть, ей не понравился твой клиент? — усмехнулась Александра, живо представив диковинную внешность Полтавского. — Не вызвал доверия?

— Тогда она здорово прогадала! — мрачно бросила Бойко. — Лучшего покупателя она не найдет. Это очень уважаемый человек.

Александра встала и направилась к чемодану с архивом Альбины.

— Скажи, Лиза, давно Полтавский занимается своим бизнесом? Галереи, выставки?

— Да лет двадцать как минимум, — удивленно ответила та.

— Тогда есть шанс его найти…

…И Леонид Борисович Полтавский немедленно нашелся в первой же тетради. Он покупал, продавал, менялся. Перелистав половину остальной части архива на литеру «П», очень популярную литеру, Александра навскидку убедилась, что этот странный человечек действительно вел очень активное существование на рынке органики и пластиков. «Странно, что я не слышала о нем, но я ведь и об Исхакове понятия не имела. И о Штромме… Но каким образом Штромм мог ни разу не попасть в архив Альбины, тем более если он знал ее лично?»

— Ты что-то исследуешь, дорогая, а о деле тебе поговорить не хочется? — вкрадчивый голос Бойко над самым ухом заставил Александру вздрогнуть.

— Нет никакого дела, Лиза! — Художница закрыла чемодан и защелкнула замки. — Если хочешь, выходи на Ольгу сама. Я не фокусник, не могу вытащить из цилиндра эти четки. Никогда бы мне не слышать о них.

— Это окончательный ответ? — совсем другим тоном, сухим и холодным, осведомилась Бойко.

— Это единственный ответ. Мое-то мнение таково, что ей бы лучше поскорее продать эти четки, уж слишком велик к ним интерес. И не все люди, которые вокруг нее вьются, — светлые личности. А она совсем одна.

— Как и ты, — бросила Бойко, чуть смягчившись. — Когда переедешь? У тебя в подъезде бомж сидит, ты в курсе? Или наркоман. Я мимо прошла, он не шевельнулся. Ну, я где только не хожу, у меня всегда при себе электрошокер, да не для людей, там слабый разряд. Для собак! Вот это пробирает.

— А у меня нету такого, — вздохнула Александра. — Раньше тут жил один скульптор с домработницей, так при ней никто сюда не смел сунуться. Лучше всякого электрошокера была. А когда перееду, Лиза, я уже и не знаю. Рассчитывала на гонорар от нанимателя. Получу я теперь всю сумму, неизвестно. А съезжать надо срочно. Со всем барахлом.

Бойко взялась за дверную ручку и напоследок обвела взглядом мастерскую.

— Знаешь, я могла бы тебе предложить вариант с жильем, — неожиданно заявила она. — У меня неподалеку от Медведково, в одном поселке, склад. Это практически Москва, там на автобусе до метро пятнадцать минут. Склад большой, вещей много, я сама уже плохо помню, что там есть. Он капитальный, кирпичный, правда, не отапливается. Но там при складе есть помещение, типа служебной квартиры, что ли, пара комнат и санузел. Стекла целы, свет, вода, все есть. Можно быстренько в порядок привести и жить. Мебель со склада у меня возьмешь, какую хочешь.

— Ты мне предлагаешь переехать на склад? — невольно улыбнулась Александра. — Я делаю блестящую карьеру, кажется!

— Ну а вдруг явятся тебя выселять, а деваться некуда? — серьезно заметила Бойко. — Учти, я пущу тебя бесплатно. Только ты мне там порядок наведи, хорошо? Неплохо бы каталог составить, самый примитивный. А за электричество платить не надо, мне тамошний председатель скидку делает. Почти даром получается. Конечно, ездить в Москву будет неудобно, но вот тебе повод сдать на права и взять в кредит машину. Тебе надо все поменять в жизни, не только жилье. И еще знаешь, что тебе нужно?

— Жениха хорошего! — не выдержав, прыснула Александра. — Может, найду у вас в поселке? Ваш председатель женатый, кстати?

Бойко покачала головой:

— Всегда удивлялась, как ты можешь смеяться, если дело плохо. Если бы я тебе передала, что вчера этот Полтавский кричал, чем угрожал…

Александра отмахнулась:

— Неважно, что он говорит, важно, что он будет делать. У большинства людей слово и дело расходятся. Ты давно на него работаешь?

— Да со вчерашнего дня, — фыркнула Бойко. — Он мне прислал сообщение сразу после срыва аукциона, сожалел, что сам не мог быть, просил связаться с Исхаковой и предлагал купить четки на любых условиях. Я-то о нем слышала сто раз, а вот он обо мне откуда узнал… Прямо лестно стало! Клиент — конфета! Дура будет твоя Ольга, если его упустит. А что он из себя странный, так ей ведь не замуж за него идти. Ладно, заболталась, пошла!

Александра не удерживала ее — с минуты на минуту мог появиться взбешенный Штромм. Она придерживала открытую дверь, слушая, как удаляются шаги спускавшейся по лестнице гостьи. Чугунные перила тихо ныли — Бойко прихватывала их рукой, и резонанс распространялся вверх по лестничной клетке, как по живому организму. Хлопнула дверь подъезда. Если кто-то и остался на одной из площадок, в темноте, Бойко не замедлила рядом с ним шага, и он не издал ни звука. И это производило более жуткое впечатление, чем любой шум.

Александра заперла дверь, вновь задвинула засов. Она почти хотела, чтобы Штромм приехал поскорее. Художница поняла, что боится оставаться в доме одна. Она нервно расхаживала по мастерской, прислушивалась у входной двери, выглядывала в окно. Дождь не утихал. Переулок казался вымершим. Стрелки часов ползли к одиннадцати.

«Пробок давно нет, да в центр из Шереметьево в такое время их и не будет. Штромм должен быть здесь полчаса назад. Он снова меня обманул и даже не позвонил». Внезапно художнице вспомнилось, что не позвонил ей и Николай Сергеевич, а ведь тот должен был приехать в поселок еще раньше. «Если все в порядке, он мог просто пойти к себе и лечь спать. Просто забыть позвонить». Но в то, что отставной полковник может забыть про данное обещание, Александре верилось плохо. Она сама набрала его номер и тут же услышала приглушенный голос:

— Саша, я сейчас не могу говорить. Я в больнице, в приемном покое.

— Что?! — вырвалось у нее почти криком, и тут же она автоматически перешла на такой же шепот, какой слышался в трубке: — Что с Ольгой?

— Сильное отравление угарным газом. Дайте я выйду на крыльцо.

В трубке зашуршало, стукнуло, и голос полковника, ясный, негромкий и удивительно спокойный, прорезался сквозь непрерывный шорох, напоминавший радиопомехи. Александра не сразу поняла, что это шум дождя.

— Она сейчас в отделении интенсивной терапии, — продолжал полковник. — Врач со мной еще не говорил. Откачивают. Я еще там, на даче, пока реанимобиль ждали, вколол ей из своей аптечки ацизол, лошадиную дозу. Жена врачом была, я все препараты знаю.

— Николай Сергеевич… — дрожащим голосом выговорила Александра. Ее пальцы, сжимавшие трубку, были как изо льда. — Как это случилось?

— Ну, как это случается в старых домах со старыми печами? Печника явно не вызывала давно, труба заросла нагаром. Истопила печь, не дождалась, пока угли прогорят, вьюшки поспешила задвинуть, чтобы тепло в трубу не уходило. А труба не тянет. Сама спать легла, а угар в дом пошел. Могла не проснуться, если бы не я… Если бы не вы! — поправился полковник. — Сердце вам правильно подсказало, что там неладно.

— Но подождите, когда я уходила утром, печь давно не топилась, остывала, какие там угли… И в доме было жарко, просто душно! Ольга спала, я даже разбудить ее не смогла. Никакого угара быть не могло. Зачем топить еще раз… День был такой теплый…

— Ну, раз вы говорите, что к вашему уходу печь остывала, то Ольга Игоревна могла потом затопить еще раз. Это в Москве было тепло, а в деревне, на природе, земля близко, лес, болото, сырость… Еще не лето.

— У меня голова кругом идет… — Александра застыла у окна с телефоном, глядя, как в свете фонаря, висящего на проводе над мостовой, мелькают оранжевые дождевые капли, похожие на карнавальные конфетти. — А как вы в дом попали, если Ольга была без сознания?

— Так у меня есть ключи от дома, она сама мне дала запасные, на всякий пожарный случай. А мои ключи есть у нее, — пояснил полковник. — Я приехал, стучался, звонил, машина ее в саду, а окна темные. Решил зайти. Открыл дверь, меня качнуло сразу. Угар ведь запаха и вкуса не имеет, тем и опасен. Голова только ватная становится, в сон клонит и тошнит. Я сразу все понял, побежал ее искать, нашел в спальне, вытащил на улицу, положил на одеяло, сбегал за аптечкой, позвонил, куда надо…

— Знаете, а Ольга как раз накануне говорила мне, что очень боится угара, что уже угорала один раз. И с тех пор всегда проверяет вьюшки. Как они могли быть задвинуты?

— Как? До упора.

В этот миг Александра заметила белое такси, медленно ехавшее по переулку. Машина остановилась напротив ее подъезда. Через несколько секунд оттуда выбрался мужчина в куртке с капюшоном. Лица она не разглядела, но по развороту широких плеч, по всей повадке узнала Штромма. Он хлопнул дверцей и, не взглянув на ее окна, пересек мостовую и исчез из поля ее зрения.

— Николай Сергеевич, звоните мне сразу, пожалуйста, как только что-то изменится, — сдавленным голосом попросила она. — Сейчас ко мне пришли… Не сможете позвонить, напишите сообщение. Я буду очень ждать. В какой она больнице?

— Ольга Игоревна в военном госпитале, я ее туда устроил через знакомых. Не нашел ни паспорта, ни полиса. Вас к ней все равно без меня не пропустят, надо пропуск заказывать.

В дверь постучали, громко и отрывисто. Так же сильно, с перебоями, в такт этому стуку, заколотилось сердце у Александры.

— Звоните мне, пожалуйста, — повторила она и дала отбой.

Подойдя к двери, она услышала голос Штромма:

— Это я, я, откройте. Знаю, что опоздал.

Она отперла и впустила его в мастерскую. Штромм откинул капюшон, и его седина выглядела неестественно белой в свете лампы. Ей показалось, что он еще больше загорел за три дня своего отсутствия. Маленькие, близко посаженные глаза смотрели остро, настороженно.

— Пробки, представьте, в такой час, — продолжал Штромм, оглядываясь. — Дождь… Узнаю Москву. Стоит пойти маленькому дождичку, и МКАД встает.

— С приездом, — Александра с удивлением услышала свой спокойный голос. — Да, с того дня, как вы уехали, так и идут дожди.

— Разговор о погоде мы, пожалуй, отложим до лучших времен, — Штромм, остановившись у окна, рассматривал переулок. — Значит, четки украдены. У меня было очень скверное предчувствие, не помню, говорил я вам об этом или нет.

— Говорили. Вы говорили, что нельзя показывать их широкой публике.

— Однажды они уже стоили жизни двум моим друзьям, — Штромм говорил, не оборачиваясь, продолжая разглядывать переулок. — Я так не хотел, чтобы о них вспомнили… Это не та вещь, чтобы так широко ее демонстрировать. Вот и случилось то, что случилось.

— Не очень понятно, что именно случилось, — Александра присела на край тахты. — За прошедшие сутки я столько думала над этим…

Она осеклась, глядя на крепкий затылок мужчины, стоявшего у окна. Широкоплечий, сильный, он чуть ссутулился, словно от усталости или тяжелых мыслей. «Не похоже, что он в ярости!» — заметила про себя Александра.

— Ольга будет обращаться в полицию? — спросил Штромм, все так же стоя спиной к собеседнице.

— Утром она не выказывала такого намерения. А сейчас… — Александра перевела дух. — Сейчас она в больнице.

Штромм повернулся — медленно, словно двигаясь под водой. Сперва она увидела его профиль, затем повернулся корпус, наконец, он оказался к ней лицом. Голубые глаза за стеклами золотых очков смотрели неподвижно, но Александра заметила, что кожа под левым глазом сильно подергивается.

— Что? — тихим ужасным голосом заговорил Штромм. — Почему Ольга в больнице? Почему вы мне не сказали сразу?!

— Я только что узнала.

— Что с ней случилось?! — он почти шипел.

— Не волнуйтесь… Я сама волнуюсь… — Александра видела, что Штромм с трудом сдерживается от того, чтобы не закричать, и тем больше ее пугало его покрасневшее сквозь загар, неподвижное лицо. — Она в реанимации. Что-то с печью, сильное отравление угарным газом. Утром, когда я уезжала, Ольга спала. Видимо, потом она встала, снова растопила печь и рано задвинула вьюшки. Или труба не в порядке.

— Кто вам все это сообщил? — Штромм сверлил художницу взглядом, от которого ее колени становились ватными.

— Сосед… Николай Сергеевич.

— Он тут каким боком?!

— Я попросила его посмотреть, что с Ольгой, она весь день не отвечала на мои звонки. Он приехал, увидел, что машина во дворе, а окна темные. Стучал, она не открыла, решил войти.

— У него есть ключи?!

«Как бы его удар не хватил…» — подумала художница, следя за тем, как багровое лицо собеседника на глазах принимает пепельный оттенок. Оба цвета, впрочем, Штромма не красили. Он испытывал целую гамму сложных сильных чувств, в этом не было сомнений. «Из-за кражи четок он так не взволновался, — отметила про себя Александра. — Его доконала Ольга!»

— Николай Сергеевич сказал, что они обменялись запасными ключами от домов. А что такого, соседи часто так делают.

Если бы не это, он мог бы опоздать — дверь железная, на окнах решетки, пока приехали бы спасатели с автогеном… А так он сразу вынес Ольгу на воздух, оказал первую помощь, в «скорую» позвонил. Сейчас ее откачивают.

Штромм медленно, словно не осознавая этого, начал расхаживать по мастерской. Его движение носило случайный характер — не доходя до какого-то предмета обстановки около метра, он резко менял курс, поворачиваясь всем корпусом, как заводная кукла, и шел в другую сторону. Его внимание ни на чем не останавливалось, взгляд застыл. Александра следила за ним настороженно, внутренне подобравшись. «Он похож на зверя. Не на человека, на зверя, на опасного зверя. Зачем я разрешила ему сюда приехать?»

— Я должен видеть Ольгу немедленно, — внезапно заявил Штромм, не прекращая кружить по комнате. Вздувшиеся от сырости половицы мерно скрипели под его тяжелыми шагами. — В какой она больнице? Куда этот тип ее засунул?

— Она в военном госпитале, — Александра видела, что любое упоминание о полковнике приводит Штромма в бешенство, плохо скрываемое, и уже была готова усомниться в том, что тут никак не замешана ревность. «Черт его знает… Он и правда ведет себя как ревнивый влюбленный!»

— Чего ради?! Почему он повез ее в военный госпиталь? — Штромм остановился как вкопанный.

— Полковник что-то говорил о том, что не удалось найти ни паспорта, ни полиса, было непонятно, куда везти, и он договорился по своим каналам, что ее примут в госпитале. Да вы не волнуйтесь, я слышала, в военных больницах прекрасные врачи…

Александра тут же пожалела, что не удержалась от последнего замечания. Штромм вспыхнул:

— Да, что уж тут волноваться! Аукцион провалился, четки украдены, Ольга пыталась покончить с собой, ее упекли неизвестно в какой колхозный лазарет! Я совершенно спокоен! Звоните этому вашему другу, — последнее слово он выговорил с настоящей неприкрытой ненавистью, — и пусть скажет, где она. Я ее немедленно забираю.

— Я не буду звонить, — Александра с трудом вынесла сверлящий взгляд его бешеных и одновременно ледяных глаз. — За ее жизнь сейчас борются врачи. Вам ее не отдадут все равно.

Штромм несколько мгновений смотрел на нее, пока не осознал, что Александра не шутит. Внезапно он придвинул стул и сел, ссутулившись, словно обессиленный.

— Как Ольга могла отдать ему ключ… — пробормотал он. — Что за детская доверчивость…

Александра промолчала, хотя ей очень хотелось сказать, что эта доверчивость спасла Ольге жизнь. Она вновь принялась возиться с плиткой, чтобы заняться хоть чем-то.

— Можно предложить вам кофе? — спросила она, искоса поглядывая на неподвижную фигуру, втайне надеясь, что Штромм откажется и уйдет. Он не ответил, словно не слышал. Александра поставила на конфорку джезву с водой и раскрыла дверцы полупустого кухонного шкафчика, делая вид, что прибирается. Ей пришло в голову, что точно так же, с показным спокойствием, она вела бы себя в обществе психически отклоненного, социально опасного человека.

— Я знал, что все кончится плохо, — нарушил молчание гость. Обращался он как будто не к Александре, а к вешалке у двери, скрытой под грудой одежды. — Однажды она уже отколола такой номер. Ей было двадцать лет. Ольга решила, что влюбилась и что эта любовь взаимна. Даже не помню его лица и имени. Какое-то ничтожество, мальчишка из провинции, вместе пытались куда-то поступать, вместе провалились. Она вбила себе в голову, что счастлива с ним. Словно обезумела. На крыше вместе сидели, костры по ночам жгли, гуляли под дождем. Потом он узнал про долги ее покойного отца, которые она обязана выплачивать, и пропал. Она растопила печь, это в июле-то. Дни, правда, стояли сырые. Холодное было лето. Дождалась углей, задвинула вьюшки, закрыла трубу. И легла в постель. Я вечером приехал, без предупреждения, хотел книги какие-то забрать в библиотеке. Еле откачал ее. Это подросток. Говорю вам, это подросток.

— А про долги покойного отца тот молодой человек узнал от вас? — услышала Александра свой голос.

Штромм посмотрел прямо на нее и без злобы, спокойно ответил:

— А от кого же. Сама она о долгах в ту пору забыла, а как раз надо было проценты платить. К сожалению, Игорь не всегда занимал в банках. Молодой человек оказался не таким безголовым, как я считал. Сразу исчез.

— И рядом с Ольгой снова остались только вы, — тихо закончила Александра.

Штромм, не ответив, снял очки, положил их на стол и прикрыл глаза ладонью, словно страдая от слишком яркого света. Когда он убрал руку, его жесткое лицо странным образом изменилось. Перед Александрой сидел помятый, сильно уставший, немолодой человек. Особенно состарил Штромма взгляд. «Такое ощущение, что он не спал ни минуты с тех пор, как мы расстались…»

— Да, только я, как всегда.

Штромм порылся в кармане пиджака, достал оттуда две игральные кости и кинул их на столешницу, в круг света от лампы. Маленькие медовые кубики с тихим стуком перевернулись, остановились.

— Шесть и один, — произнес Штромм. — Когда Ольга была еще совсем ребенком, она иногда задавала неожиданные вопросы и сама же давала на них ответы. Например, она как-то раз спросила, почему все цифры что-то значат, а ноль сам по себе не значит ничего, хотя он тоже цифра? И тут же сама ответила: «А, знаю, потому что ноль — это время!» Время для нее и правда ничего не значит. Она живет в клетке из собственных страхов и иллюзий.

Он поднял на Александру потускневший взгляд:

— Вы так странно смотрите на меня… будто не узнаете или хотите о чем-то спросить.

— Я, наверное, хочу задать слишком глупый вопрос… — Александра подошла к вешалке и вынула из кармана куртки бакелитовый кубик. Вернулась к столу, аккуратно положила его рядом с двумя другими. Штромм вопросительно поднял брови.

— Это я нашла в день аукциона, во дворе отеля, где проходили торги. Кубик, как я думаю, выпал из машины, с владельцем которой говорила Ольга. Я видела эту сцену издали, кто сидел в салоне, не рассмотрела. Но в тот день у меня появилась мысль, что вы никуда не уезжали на самом деле.

— На основании вот этого? — Штромм легонько подтолкнул третий кубик кончиком аккуратно подпиленного ногтя.

— Не так часто находишь подобные вещи, согласитесь?

— Не так часто обращаешь на них внимание, — отрезал тот почти прежним, безапелляционным тоном. — Нет, я действительно уезжал, к моему глубокому сожалению. Не требую, чтобы вы верили мне на слово. Вот!

Он извлек из внутреннего кармана пиджака паспорт и положил его на стол.

— Прошу вас, поинтересуйтесь, — с ироничной улыбкой предложил он. — Как видите, я сохранил и российское гражданство, то есть я обязан выезжать из страны по российскому паспорту и по нему же въезжать в страну. Здесь на последней странице стоят отметки об отбытии и прибытии. Мне вы можете не верить, но паспортному контролю в Шереметьево вы поверите, полагаю?

Александра не прикоснулась к паспорту, лишь покачала головой:

— Я не собираюсь ничего проверять. Просто у меня появилось ощущение, что Ольгой кто-то руководит. Кто-то невидимый.

— У меня тоже бывает такое ощущение иногда, — Штромм все еще улыбался, иронически и печально. — Есть у меня в Вене духовно просветленный приятель, когда-то вместе в Москве учились. Преподает санскрит, не ест мяса, не пьет, не курит и прочее. Все по Тибету путешествует, когда физически, а когда и духовно. Но в тех редких случаях, когда с ним удается пообщаться, он утверждает, что подобные ощущения невидимого руководства говорят о том, что человек приблизился к миру тонких сущностей. Если я правильно его цитирую.

— Что это означает? — недоверчиво спросила Александра.

— Что человек вступил на чужую территорию, где ему нужно быть очень, очень осторожным. А лучше всего — покинуть ее.

Штромм встал, взял со стола паспорт, засунул его обратно во внутренний карман пиджака, взамен извлек бумажник:

— Вот, ваш оставшийся гонорар.

На стол легли несколько крупных лиловых купюр.

— Все в евро, если вы не имеете ничего против, в аэропорту курс просто грабительский. Здесь все полностью. От кофе я, пожалуй, откажусь, в другой раз с удовольствием составлю вам компанию. А сейчас мне пора.

Уставший, лишившийся сил, разбитый человек на глазах превращался в прежнего Штромма — невозмутимого, лощеного, щеголяющего своей европейскостью.

— Держите меня в курсе того, что происходит с Ольгой, — сказал он, подходя к двери. — Раз уж я естественным образом оказался отстранен от общения с ней.

Александра следовала за ним. Она отперла замок, открыла дверь, прислушалась. Влажная тьма подъезда, пронизанная терпкими запахами гниющей дранки и заплесневевшей штукатурки, была нема и, казалось, необитаема.

— И помните, что я вам сказал про чужую территорию, — Штромм тоже, казалось, прислушивался, прежде чем шагнуть на лестничную клетку. — Будьте осторожны, а лучше — держитесь подальше. Это дело закончено.

Глава 9

Александра ненавидела ломбарды. Это было самое дно торговли, куда опускались обломки человеческих крушений, разрушенных иллюзий, надежд. Все эти круги ада, внешне различные, были для Александры на одно лицо. Вокруг метро теснились, иногда дверь в дверь, ломбарды новенькие, большие, ярко освещенные. У входа — охранник, за витринами со сверкающими, словно только что вышедшими с ювелирного завода бриллиантами — улыбающиеся продавщицы. В углу помещения, в окошечке — оценка и скупка. Само горе в таких сверкающих дворцах тускнело и притуплялось. Сделки совершались без особых эмоций и походили на куплю-продажу валюты в банке. Были ломбарды старые, рассеянные по всему центру, некоторые — еще скупки советской поры. Обшитые деревянными панелями, выходящие узкими зарешеченными окнами на Воздвиженку или Страстной бульвар, хранящие под высокими потолками тонкие, едкие запахи пыли, въевшейся в истертый сотнями тысяч подошв дубовый паркет. Здесь редко улыбались, а шутки оценщика, если тому вдруг приходила фантазия пошутить, звучали мрачновато. Со стен смотрели иконы в золотых и серебряных окладах, рядом висело черкесское серебряное оружие, в застекленной витрине слепо, как заплаканные старческие глаза, мигали бриллианты. Нужда, обман, преступление — все приходило сюда. Здесь могли «выслушать», что особенно ценилось стариками. Выходя из ломбарда на свежий воздух, посетитель жадно дышал, словно выбравшись из склепа. И все же, если приходилось по поручению клиента идти в ломбард, Александра шла в одну из таких старых лавочек в центре.

…Она намеревалась провести это утро иначе. Широкий жест Штромма, который полностью расплатился, не попрекнув ее ни пропажей четок, ни провалом аукциона, сделал наконец осуществимым неизбежный переезд. После ухода Штромма Александра пересчитала деньги и решила прямо с утра отправиться к квартирной хозяйке. «Надо скорее заплатить за три месяца, или я начну тратить, и опять ничего не получится!»

Но все сразу пошло не так, как она планировала. Александра, измученная событиями последних двух суток, спала каменным сном почти до десяти утра. Телефон лежал рядом, но ей никто не звонил. Если у нее сквозь сон мелькала тревожная мысль об Ольге, то тут же ее сменяла другая, сонная, убаюкивающая — если что-то случится, полковник обязательно позвонит. А когда он действительно позвонил, Александра не сразу пришла в себя и едва смогла нашарить трубку на тумбочке.

— Ольга пришла в себя, — сообщил Николай Сергеевич. — Я у нее еще не был, но это и не требуется. Ей занимаются хорошие специалисты, я за ночь все узнал. Все обошлось. Она молодая, сердце здоровое, это ее спасло.

— Слава богу… — проговорила Александра, растирая ладонью лоб, пытаясь прогнать остатки сна. — Вы были там всю ночь?

— Да, конечно, — просто ответил полковник.

— Штромм вернулся, — сообщила Александра, окончательно придя в себя. — Я ему все рассказала про Ольгу, он хотел ее забрать из больницы. Но я бы ему не сказала, где она лежит, даже если бы знала.

— А я поэтому вам ничего лишнего и не говорю, чтобы не было искушения кому-то сказать, — без тени смущения объяснил полковник. — Поймите меня правильно: недоверие здесь ни при чем. Но я сам бы часто предпочел кое-чего не знать, чтобы не проговориться.

— Мне хотелось бы увидеть Ольгу, как только это будет возможно, — попросила Александра.

И полковник обещал позвонить, как только появятся новости. Сразу вслед за его звонком раздался другой. Увидев номер, Александра нахмурилась. Заработка этот звонок не сулил, зато обещал отнять время и моральные силы. И все же она ответила.

— Да, Дина, — со вздохом сказала художница. — Я слушаю.

…Бывают патологически счастливые и везучие люди, бывают люди, с которыми вечно случаются несчастья. Именно ко второму типу принадлежала позвонившая ей старая знакомая. Однажды, лет десять назад, их представили друг другу в гостях у скульптора Стаса, который прежде жил этажом ниже и любил по случаю крупного заработка закатить широкую вечеринку. В тот вечер (собственно, уже наступила ночь, а гости продолжали приходить) он обмывал получение гонорара за очередной памятник. Стас очень ценился среди богатых московских вдов как талантливый портретист-монументалист и просто как чуткий человек.

Шел первый час ночи. В мастерской Стаса дым стоял коромыслом. Хозяин, в роскошном атласном халате, измазанном засохшим гипсом, ораторствовал, держа в одной руке ополовиненную бутылку французского коньяка, в другой — изрядно увядший лимон.

— Я — художник, вы понимаете, я артист! — орал он, размахивая лимоном, не смущаясь тем, что никто его не слушает. — А чем я занимаюсь? Полторы тонны черного гранита! Я вам клянусь, полторы тонны! Мы фундамент под памятник залили бетоном М-500, там почва на кладбище болотистая, оседает. Отгрохал я ей памятник — загляденье, мурашки по коже, просто двадцать шесть бакинских комиссаров… А она мне — покойник не похож. Я ей, понятно, объясняю, что когда ваяешь с фотографии, то полного сходства быть не может. Вот Бернини делал бюст Ришелье по портрету Шардена. Бюст козырный, что там. Но все сказали — не похож! А вы говорите… Я ей объясняю, конечно. Мадам, говорю, если вы, на будущее, хотите, чтобы покойник был похож, то приглашайте меня заранее, я сделаю этюд. А она плачет, как ненормальная. Устал я от этих вдов…

Под эти разглагольствования в мастерской безмолвно появилась Дина. Плоское белое лицо, синяя родинка на подбородке, похожая на пятно краски, рыбьи глаза за круглыми стеклами очков, манерный тягучий голос. Где можно было обойтись пятью словами, Дина произносила двадцать. Ее знали, как оказалось, все, но никто не знал толком откуда. Неизвестно, чем она занималась, где жила, как добывала средства к жизни. Дина кочевала по московским мастерским, выныривая то в одной, то в другой компании знакомых Александры, и везде примелькалась со своими манерными ужимками, разговорами о прекрасном и папкой «с работами». Работы эти она предъявила Александре в первый же вечер их знакомства. Художница заинтересовалась — настолько они оказались ужасны.

— Я работаю в стиле наив, — томным, уходящим, казалось, обратно в горло голоском пролепетала Дина и раскрыла папку. — Я не люблю классическую живопись.

— Наив — очень сложный стиль, — через несколько минут ответила Александра. — Собственно, это и не стиль. Это большой природный талант плюс самостоятельное постижение законов живописи. Если мы видим плоды того и другого — перед нами действительно наив. Академисты тоже пишут наив, но это всегда видно.

Она говорила просто, чтобы говорить, потому что испытала нечто вроде шока, просмотрев «работы». Это была мазня ученика пятого класса обычной общеобразовательной школы, та мазня, которую ребенок, лишенный всяких навыков и задатков, вымучивает из себя на уроке рисования. Но эти рисунки были хуже уже потому, что было видно — их сделал взрослый человек.

— Я планирую повесить выставку, — лепетала Дина. — Мне обещали посодействовать. Да, и вы не знаете, среди ваших знакомых никто не хочет брать уроки живописи? Я могу давать уроки. Все виды материалов, все техники.

— А где вы учились? — Александра смотрела на собеседницу почти с восхищением.

— Ах, я сама… Вообще-то, я хореограф. Ну, Ван Гог и Модильяни тоже ведь нигде не учились.

Дина уплыла со своей папкой очаровывать новых поклонников, а Александра, подойдя на прощание к Стасу, спросила, что это за явление.

— А, Динка? — прогудел он, основательно приложившись к бутылке. Коньяка оставалось чуть-чуть. Лимон исчез. — Хорошая девчонка. Не понравилась тебе? Да, мазня у нее жуткая, но не убивать же ее за это… Что-то мне кто-то говорил, что она трудно живет… Чуть не в подвале. Может, и с головой нехорошо… Но, знаешь, мне кажется… — последовал очередной грандиозный глоток. — Что она все-таки в чем-то талантлива. Просто я никак не пойму в чем!

С того вечера Дина несколько раз появлялась в поле зрения Александры. Неизменно она бывала в хорошем расположении духа, всем говорила только приятное, готова была услужить, чем только возможно, и всегда носила с собой папку «с работами», которые собиралась «повесить» на очередном загадочном вернисаже. Работала она где-то на складе уборщицей, жила где придется. О том, что для нее наставали особенно крутые времена, Александра узнавала, когда Дина звонила и просила сдать в ломбард очередную заветную безделушку. Это было обычное советское золото, давно вышедшие из моды серьги, колечки и кулоны.

— Да ты сдай сама, я тебя отведу в нормальный ломбард, — предлагала Александра, очень не любившая поручения такого рода.

— Нет, нет, нет, — лепетала Дина. — Я так боюсь этих людей… Я слова не смогу сказать, они еще подумают, что у меня краденые вещи…

И пока Александра торговалась, Дина всегда ждала на улице.

…Вот и сейчас, выслушав первые невнятные восторги в трубке, художница услышала многословно смиренное:

— Сашенька, голубчик, для меня это так тяжело, а для тебя ничего не стоит… Я хочу похитить полчаса твоего времени… Нужно сдать колечко. Я понимаю, понимаю, что страшно отвлекаю тебя, но мне не к кому больше обратиться.

— Хорошо, — Александра взглянула на часы. — Только давай прямо сейчас. Пойдем на Лялину площадь, там цена лучше. Золото?

— Да, да… — залепетала Дина. — А где эта площадь, я не найду, конечно…

Навигатором Дина не пользовалась.

— Хорошо, угол Покровки и Покровского бульвара, под памятником Чернышевскому. Ближайшая станция «Чистые пруды».

— Я не…

— Хорошо! Театр «Современник», на ступеньках. Найдешь?!

Где «Современник», Дина знала. Не запоминая названий московских улиц, она отлично находила все места, куда ее пускали по контрамаркам. Обычно поклонница наива носила в кармане целую пачку билетов и скидочных купонов, которые ее развлекали, кормили и даже иногда поили. Она олицетворяла собой целую городскую субкультуру, которая зарождается в мегаполисах и паразитирует на их излишках. Эти люди живут почти без денег, почти ни в чем себе не отказывая.

Договорились встретиться через полчаса. Александра умылась, оделась, вынула из бумажника деньги, полученные от Штромма, и вновь их пересчитала. На сердце у нее было неспокойно. «Отдал все до копейки. Другой бы в полицию на меня заявил, а этот расплатился полностью. Похоже на отступные. И это его намеки напоследок… Он как будто угрожал, но в такой форме, что за руку не поймаешь. Что ж, меня бы саму устроило, если бы я никогда больше не слышала об этих четках со сверчками…» Александра убеждала себя в том, что разумнее всего будет забыть об этом деле, которое, по словам Штромма, закончено. К ней не предъявляли никаких претензий. Ее не обманули при расчете. «Но остается Ольга. Она не собиралась умирать вчера утром. Она устала, была подавлена. Возможно, умалчивала о чем-то важном. Но суицидального настроя у нее не было. Что-то случилось уже после моего отъезда».

…Подъезд был залит солнечным светом, процеженным сквозь зеленую строительную сетку на фасаде. Дождь закончился еще на рассвете, распогодилось, свежий порывистый ветер пошевеливал осколки стекол в оконных рамах. Александра спускалась по лестнице, каждым шагом спугивая звонкое эхо. Ей было знакомо все — паутина по углам, трещины в штукатурке, выбоины в мраморных ступенях, истертых посередине, похожих на подтаявшие бруски сливочного масла. На площадке второго этажа громоздилось огромное колченогое кресло, выставленное туда когда-то реставратором старинной мебели. Там он сиживал после своих разрушительных запоев, курил и просил взаймы у проходящих мимо соседей. Когда он умер, домработница скульптора Стаса выбросила банку с окурками и подмела площадку. Кресло, за его громадностью, она вытащить из подъезда не сумела и долго сокрушалась по этому поводу. «Когда подъезд не запирается, лезет всякая шелупонь, а если уж тут мебель поставить, они тут жить начнут! Пулеметом не выгонишь!»

Сейчас, проходя мимо этого печального экспоната ушедшей эпохи, Александра привычно бросила на него взгляд. И увидела несколько окурков на полу, рядом с ножками кресла. Остановившись на миг, художница рассмотрела их. Все окурки были одинаковые, все одним и тем же образом сломаны у основания фильтра. На мраморном полу виднелись свежие черные ожоги и крошки табака.

«Кто-то сидел тут недавно, курил и гасил сигареты об пол. Лиза видела вчера в подъезде кого-то…» Александра выглянула в окно. Переулок был на удивление малолюден. «Да, сегодня ведь суббота! Ломбард на Лялиной площади до часу, ну ничего, успеем. Только бы Дина не опоздала».

Дина объявилась в назначенном месте позже на сорок минут. Обычно Александра дожидалась ее по полчаса. Извиняться та начала, не доходя шагов десяти до ступеней театра, прижимая руку к сердцу, театрально округляя глаза, что придавало ее плоскому лицу совсем уж совиное выражение. Александра прервала этот бурный поток самоуничижения и славословий в свой адрес:

— Давай скорее, тут еще идти, сегодня они раньше закроются, а завтра не работают. Что у тебя?

— Вот, — запыхавшись, Дина сунула ей в ладонь нагретое кольцо. Александра, отвернувшись от улицы, мельком осмотрела его. Довольно массивная потертая оправа из желтого золота, темно-зеленый камень размером с горошину в центре. Достав из сумки лупу, она взглянула на пробу.

— Пятьдесят шесть, — резюмировала Александра, пряча кольцо в сумку. — Старое кольцо.

— До революции оно принадлежало моей прабабушке, — Дина засеменила рядом, едва переводя дыхание. Неизменная папка «с работами» била ее по бедру. — Это очень ценная вещь! Ты видела, какой там изумруд?!

— Я тебя сразу разочарую, — на ходу объясняла Александра. — Тебе дадут цену золотого лома. Что кольцо старое, значения не имеет. Антиквару его можно сдать, но будешь ждать денег сто лет. На аукцион не выставишь — художественной ценности нет. Это не Фаберже и не фабрика Морозова. Если это фамильная реликвия, продай ты лучше что-то другое…

— А ничего больше нет! — простодушно призналась Дина.

Александра только вздохнула. За долгие годы посреднической деятельности она так и не разучилась сочувствовать своим клиентам, попавшим в сложную ситуацию. «Да, Дина малюет ужасные картины, и в ней достаточно простодушия, или наглости, или безумия, или всего вместе, чтобы предлагать их на продажу или для выставок. Она кажется нелепой, она и вся ее жизнь. Но разве это повод для того, чтобы презирать человека? Разве я сама никому не кажусь нелепой? Да половина Москвы надо мной смеется наверняка…»

— Зайди хоть раз, посмотри, как это делается, — остановилась она у знакомой двери на углу старинного особняка. Дина отрицательно замотала головой и сделала огромные глаза.

— Ну, жди, — Александра потянула на себя низко занывшую дверь.

В этом старинном особняке, который можно было обнаружить, чуть отступив от Лялиной площади в один из переулков, до начала девяностых годов прошлого века располагалась могущественная партийная структура, ведавшая комсомольской учебой. В девяностых многие помещения были сданы в аренду мелким фирмам, валютным обменникам, ювелирным скупкам, салонам оптики и даже мастерским по изготовлению ключей. Здесь же, на первом этаже, приютился крошечный ресторанчик китайской кухни. Комсомольский дух оказался чрезвычайно стойким — он сохранился во всех коридорах вместе с полированными деревянными панелями, ковровыми затоптанными дорожками и туалетами спартанской оснастки. Неприкосновенными остались вертушки на входе, застекленная будочка, где сидел пожилой вахтер с толстой книгой. Он всех спрашивал о цели визита, но если ему ничего не говорили, пускал и так. Какие-то молодежные организации еще функционировали в здании, правда, к комсомолу они не имели уже никакого отношения.

— В ломбард, второй этаж, — бросила Александра вахтеру и пешком поднялась по лестнице с широкими светлыми пролетами. Лифты здесь были еще советской поры, ненадежные и скрипучие.

Ломбард скрывался за такой же безликой деревянной дверью, как и все остальные арендаторы. За дверью обнаружилась небольшая комната с видом на площадь. Окно, наполовину занятое допотопным кондиционером, было прикрыто полинявшими желтыми занавесками. Здесь стоял сейф, из замка которого торчала связка ключей. Пара стульев. Вешалка в углу. Шкафчик с застекленными дверцами в глубине, на полках иконы, немного серебряной посуды. Еще тут был большой письменный стол, произведенный примерно лет пятьдесят назад где-нибудь в социалистической Румынии. И сам хозяин ломбарда, он же оценщик, невозмутимо спокойный пожилой человек с лицом, которое невозможно было запомнить.

— Доброе утро, — приветствовал он Александру, поднимая глаза от телефона. — Как ваши дела?

— Неплохо. — Она присела к столу, порылась в сумке, достала кольцо. — Вот, хозяйка хочет продать.

— Давайте посмотрим, что у нас тут хорошего… — Хозяин взял кольцо, повертел его в коротких пухлых пальцах, рассмотрел под лупой, вставил в глазницу окуляр, включил фонарик. Положил на ювелирные весы. Вся процедура была Александре знакома и противна. Она следила за содроганием красных цифр на дисплее, показывавших вес изделия, думала, что понимает тех людей, которые не в силах сами сдавать в ломбард дорогие им вещи.

— Тут старая проба, я попробую кислотой, если не возражаете, — все так же тихо, на одной усыпляющей ноте продолжал хозяин. — Еще минуточку.

Он с силой потер кольцо о пробную доску, порылся в ящике стола, достал пузырек, ватную палочку, с молниеносной быстротой произвел несложную процедуру и вновь положил кольцо на весы.

— Как старой клиентке, я вам округлю в большую сторону, — сказал он, выдвигая ящичек, где у него хранились деньги. Кассы не было — он рассчитывался, доставая банкноты из старого пухлого бумажника. — Восемь двести пятьдесят.

— Так мало! — вырвалось у Александры.

Хозяин поднял на нее умные сочувственные глаза в красноватых прожилках и ткнул карандашом в экран телефона:

— Я и так даю по лучшему курсу. Посмотрите сами. Старое золото такого качества не в цене. Просто как старой знакомой… Чтобы вы пришли еще!

— Там такой большой изумруд…

— Хотите, достану вам? — поинтересовался хозяин и уже достал щипчики с кривыми концами, готовясь вынуть изумруд из оправы. Александра запротестовала. И он удовлетворенно кивнул: — Правильно, вдруг клиент захочет выкупить, изделие будет в целости. Правила наши вы знаете, с процентами знакомы. Хотите оставить нам изделие — воля ваша, хотите выкупить — милости просим. Через два месяца заклад становится покупкой. Пожалуйста, деньги. Квитанцию не забудьте. Погода замечательная сегодня. А насчет изумрудов…

Хозяин с сиплым вздохом нагнулся, выдвинул нижний ящик стола и достал пластиковую чашку, в которую с горкой были насыпаны мелкие зеленые и синие камни всех оттенков. Грани матово блестели на солнце, пробивавшемся сквозь задернутые занавески.

— Вот их у меня сколько, какие хотите. Изумруды, сапфиры… Это только за неделю наковырял. Золото, платину — в лом, а это никому не нужно.

— Синтетические? — недоверчиво спросила Александра.

— Зачем? — скупщик кончиком пинцета поправил покривившиеся на переносице очки. Оправа очков была самая дешевая, линзы — сильные. За этими выпуклыми стеклами его непроницаемые глаза казались больше. — Все натуральное. Только не нужно никому. Хотите, вам отсыплю горсточку?

— Не шутите? — Александра все так же недоверчиво протянула сложенную лодочкой ладонь. Хозяин слегка наклонил и потряс чашку, и на ладонь художнице полился тяжелый прохладный ручеек. Тут были и синие камни, и зеленые. Хозяин внезапно рассмеялся, глядя на ее изумленное лицо:

— Да я и сам иногда так сижу, играюсь, когда клиентов нет. Берите, берите. Это уже не товар, а балласт. Вот бриллианты больше одного карата, белые и тем более цветные, я возьму у вас с удовольствием и цену дам лучшую в Москве. Случится быть — так не забывайте меня.

— Мои бриллианты еще в магазине, — улыбнулась Александра, забирая деньги свободной левой рукой. Правую она сжимала, стараясь не рассыпать камни. — Спасибо за подарок…

Дину она увидела не сразу. Сперва обнаружилась синяя папка «с работами» — она была небрежно прислонена к борту блестящей дорогой машины. Чуть поодаль от машины, посреди тротуара, стояла Дина, оживленно беседующая с женщиной в клетчатом плаще. Собеседницу Дины Александра сперва увидела со спины, и еще прежде, чем она ее узнала, сердце забилось чаще. Черные длинные волосы женщины были уложены в высокую прическу, их агатовый отлив еще больше подчеркивал сливочную белизну шеи. Женщина в клетчатом плаще обернулась, словно почувствовав взгляд Александры спиной. Это была Марина Алешина.

— Саша, иди сюда, я вас познакомлю! — радостно воскликнула Дина.

«Как она везде успевает?» — раздраженно подумала Александра. Она приблизилась, увидела протянутую для приветствия руку Алешиной. В замешательстве пересыпала изумруды и сапфиры из ладони в ладонь, отряхнула правую руку о куртку и только после этого пожала теплые холеные пальцы Алешиной.

— Надо же, вы реально в драгоценных камнях купаетесь, — заметила та. — А все говорят, трудные времена настали! Рада вас видеть!

— Доброе утро, — неловко ответила Александра. — Дина, я все сделала.

Ей не хотелось говорить о деньгах при Алешиной, но та вырвала у нее инициативу, взглянув на дверь, из которой только что вышла художница.

— О, какое знакомое место. Здесь краденое покупали в девяностых… Интересно, Мимитрич жив еще?

— Мимитрич? — заинтересовалась Александра.

— Ну, он Михаил Дмитриевич, а звали его все Мимитрич, — усмехнулась Алешина. — Держал тут ломбард на втором этаже. Жулик невероятный.

— Минутку, извините. — Александра взяла за локоть завороженно слушавшую Дину и отвела ее в сторону на несколько шагов. — Вот твои деньги, больше не дал.

— Тогда я пойду? — большие совиные глаза за стеклами очков смотрели почему-то виновато.

Александра не удерживала ее, и Дина исчезла как будто с облегчением, скомканно попрощавшись с Алешиной. Та едва взглянула на нее. Оставшись наедине, женщины встретились взглядами. Александра смотрела настороженно, в чуть раскосых голубых глазах Алешиной мелькала усмешка. Выглядела она, как и на аукционе, великолепно, в облике ее было нечто, что заставляло оглядываться на нее и мужчин, и женщин. Слегка, умело подкрашенные искрящиеся глаза, свежие губы с ямочками в уголках, словно готовые улыбнуться, дорогой плащ, великолепное ожерелье из крупного серого жемчуга, туфли на каблуках — этим утром Алешина выглядела как королева на прогулке.

— Ну, я пойду, пожалуй, — сказала Александра, сжимая кулак и чувствуя, как ладонь покалывают острые грани камней.

— Я вас отвезу, куда скажете! — любезно предложила Алешина, подходя к машине и доставая ключ. — Вы ведь не сердитесь на меня, нет?

Опешив от такой прямоты, Александра помотала головой, не найдясь со словами. Алешина, с удовольствием следившая за ее смущением, продолжала:

— Не буду вас интриговать, мы встретились не случайно. Я легко нашла ваш телефон, но думала, что на контакт вы не пойдете после того, что было на аукционе. Мне вчера на глаза попалась эта блаженная Дина, она заговорила о вас, и я решила, что лучше устроить встречу с ее помощью. Кольцо ей, кстати, дала я!

Алешина улыбалась уже открыто.

— Дина сказала мне, что вы все сдаете в ломбарде на Лялиной площади, вот мне и захотелось заодно проведать старого знакомого… Мимитрич отлично знает это кольцо, старый бес. Глазом не моргнул, а?

— Не моргнул, — подтвердила Александра.

— Я у него два раза закладывала этот винтаж, когда студенткой была. Квитанция у вас?

Александра достала из кармана розовую бумажку, Алешина вчиталась и фыркнула:

— Ах, какой жлоб. Восемь триста! Ладно, в понедельник выкуплю.

— Но если это ваше кольцо, я должна отдать вам деньги за заклад… — растерянно проговорила Александра.

— Да что вы, это гонорар Дины, — отмахнулась та. — Ей действительно не на что жить. Я восхищаюсь такими людьми — живут в каких-то щелях, как клопы, питаются в супермаркетах на дегустациях и всецело, понимаешь, «в искусстве»! Ты видела ее мазню? Некоторые злые люди хвалят ее картины, чтобы поиздеваться. Такой аттракцион. А она принимает за чистую монету, очень серьезно к этому относится.

Алешина моментально и очень непринужденно перешла на «ты». Она щелкнула брелком на ключе, распахнула перед Александрой блестящую черную дверцу. Та машинально уселась в салон, под ней чуть слышно вздохнуло пышное кожаное сиденье. Алешина, не переставая говорить, обошла машину, цокая каблуками по звонкому сухому асфальту. Уселась за руль, повернулась к художнице. Она больше не улыбалась, ее искрящиеся голубые глаза чуть сузились.

— А ты все молчишь. Да, я сорвала аукцион, имеешь право сердиться. Но поверь, так было лучше для всех.

— Если вы знаете что-то о коллекции Исхакова и можете мне это сообщить… — сдавленно произнесла Александра, — … я буду очень благодарна.

Алешина склонила голову набок, сощурилась:

— Из этого я делаю вывод, что ты как раз не знаешь ничего. У меня родились такие подозрения еще там, на торгах. Они использовали тебя.

— Они — это кто?

Алешина словно не услышала. Она сидела в профиль к Александре, глядя прямо перед собой, положив на руль руки. В правом углу ее рта наметилась легкая морщинка — след тревоги или досады.

— Поедем куда-нибудь, позавтракаем, — сказала Алешина, поворачивая ключ в замке зажигания. — В двух словах эту историю не расскажешь.

— Подождите, — остановила ее художница. — Почему вы вообще решили меня найти и что-то мне рассказать?

Алешина медленно повернула голову в ее сторону. Ее голубые глаза потемнели, искры, напоминавшие солнечную рябь на летнем море, погасли.

— Дело в том, что есть вещи, которые знаю только я одна, — медленно, серьезно произнесла женщина. — И последние события убеждают меня в том, что это плохо. Опасно. Я очень открылась на аукционе, разворошила осиное гнездо. Вообще, меня жизнь научила никогда не говорить того, что думаешь. А там, когда я снова увидела эти четки со сверчками… Сама не знаю, что на меня нашло. Вспомнилось прошлое. Сама себе вспомнилась, пятнадцать лет назад. Я была совсем другая. Я тогда во что-то верила.

Пятнадцать лет назад Марина Алешина считалась лучшей студенткой в своем потоке, настоящей звездой третьего курса Института тонкой химической технологии. Общую химию и химическую органику их курсу читал профессор Федотов.

— Это был удивительный человек, — Алешина откинулась на спинку бархатного полосатого диванчика, отсутствующим взглядом провожая прохожих за витринным стеклом кафе. Они с Александрой устроились в углу, за столиком на троих. Алешина, садясь, бросила плащ на спинку третьего стула, чтобы никто на него не покушался. Время близилось к полудню, все столики были заняты, под зеркальным потолком смешивался ровный гул приглушенных голосов. Здесь, среди множества людей, они были словно одни.

— Удивительный! — повторила Алешина, вертя в пальцах кофейную ложечку. Она не сводила с нее взгляда, словно завороженная тусклым желтоватым блеском металла. — То, что Федотов был прекрасным специалистом, даже говорить не надо, нам читали лучшие профессора Москвы. Меня в нем поражало другое. Это был настоящий интеллигент. Ведь такие люди встречаются куда реже, чем думается. Ну, что такое интеллигентность? Высшее образование? Два высших образования? Ученые степени, научные труды? Книги? Награды, премии, конференции, знание иностранных языков? Признание коллег? Да ничего подобного. Видела я людей, у которых все это было в наличии, что не мешало им оставаться самым замшелым, лютым быдлом. Обхамить, унизить слабого, перейти дорогу коллеге, сделать подлость… Потащить в постель студентку из Сибири, которая все знает на «пять», но которую можно срезать до трояка.

Алешина внезапно бросила ложечку на блюдце, и Александра вздрогнула от звона.

— Да, это я о себе, — спокойно пояснила Алешина. — Мне тогда жилось очень трудно. Родители помогать не могли, их лаборатория в Академгородке как распустила всех в отпуск без содержания еще в конце девяностых, так больше и не открылась. Они подрабатывали, где могли. Я запретила им высылать мне деньги. Тоже искала всякую подработку. Полы мыла по ночам в спорткомплексе «Олимпийский». На хлебозаводе в ночную смену стояла. Учиться было трудно, конечно. И еще всякая мразь норовила намекнуть, что я могла бы жить куда лучше, если бы захотела. А я не хотела. А вот Федотов никогда ничего себе не позволял, никаких вольностей. О нем даже не сплетничали. Меня никак особенно не выделял… Но однажды на промежуточном зачете я ответила не блестяще. Он зачет поставил, но сказал, что я могла бы подготовиться лучше. И сама не знаю, как это у меня вырвалось… Привыкла я к нему, что ли? Пожаловалась, как своему человеку, что ночная работа выматывает. Он спросил, что я делаю, задумался. Пообещал помочь. И через неделю я работала на полставки в лаборатории у его друга, Игоря Владимировича Исхакова. Началась новая жизнь. Да вы пейте кофе, остынет!

…Марина Алешина приезжала в лабораторию после занятий в институте и оставалась там до десяти часов вечера. В десять приходила ночная смена, и она могла ехать в общежитие.

— Это была лаборатория органики, в которой я разбиралась тогда слабовато. Работа была не тяжелая, интересная. Случались перерывы, пока шла реакция, и я могла заниматься. Потом заполняла журнал, мыла посуду, сдавала смену. Зарплата была маленькая, но в дополнение к ней я еще получала талон на бесплатное питание в столовой для сотрудников. Тоже кое-что…

Алешина с улыбкой взглянула на пирожное тирамису, к которому едва притронулась вилкой, обнажив сливочную пену начинки.

— Ты бы меня не узнала, я была тогда худая, как щепка. Правду говорят, что кто в юности голодает, потом всю жизнь отъедается. Сейчас постоянно сижу на диете, а толку чуть.

Отношения молодой лаборантки с руководителем лаборатории профессором Исхаковым были такими же ровными, лишенными всякого подтекста, как и с Федотовым. Ее не баловали, к ней не придирались и, что Алешина ценила выше всего, — ее не домогались.

— Они оба, Федотов и Исхаков, были чем-то похожи. Оба фанатики своего дела, маньяки, можно сказать. А фанатики и маньяки зациклены на чем-то одном, как правило. На бурные романы у них уже пороха не хватает. О том, что они оба еще и коллекционеры, я узнала позже. Я была настолько дикой девицей, что понятия не имела о существовании каких-то особенно ценных пластиков. Что есть пластики редкие и снятые с производства, я знала, конечно, это в институте проходят. Но чтобы они могли стоить дороже, чем натуральный жемчуг, золото, драгоценные камни…

Александра достала из кармана горсть подаренных Мимитричем камней и осторожно высыпала их на салфетку. Прощупав швы, достала еще пару изумрудиков.

— Да-да, — кивнула Алешина. — Мы живем в мире абсурда и условностей. Коллекционирование — ведь это и есть сплошной абсурд и условности. Ты согласна со мной?

— Абсолютно, — кивнула Александра. — Так вот почему вы назвали Игоря Исхакова своим учителем?

— Он многому меня научил, чисто практическим вещам, — подтвердила Алешина. — Можно сказать, придал мне направление на всю жизнь. Я настолько заинтересовалась органикой, что решила на ней специализироваться. Экспертом по пластикам и редким органическим материалам я начала становиться уже в его лаборатории.

— А его дочь, Ольгу, вы видели когда-нибудь?

— Она приходила несколько раз к нам в лабораторию, не помню зачем, искала отца. Помню, черненькая такая, тихая. Да она почти и не изменилась, на аукционе я сразу ее узнала.

— И Ольга сказала, что ваше лицо ей знакомо. Но не смогла вспомнить откуда.

Алешина негромко рассмеялась, накручивая на указательный палец ожерелье:

— Ну еще бы она меня узнала… Я сильно изменилась.

…Сперва Алешина только мыла посуду, наводила порядок в шкафах и холодильниках с реактивами, присматривала за аппаратурой, фиксировала в журнале показатели. Постепенно ее стали привлекать для более ответственных дел. Алешина стала ассистировать Исхакову. Она становилась частью лаборатории и незаметно проникалась этой сложной, почти безмолвной жизнью. Многие процессы шли круглосуточно, утренняя смена передавала дела дневной, дневная — ночной. Таким образом, Алешина знала всех младших сотрудников и лаборантов.

— Один из них был очень странным, — Алешина говорила, полуприкрыв глаза, словно погрузившись в некое подобие транса. — Этот парень работал только в ночную смену. Чем занимался днем — никто не знал, он никому не рассказывал о себе. Кажется, он был откуда-то из Подмосковья и очень долго добирался из своего поселка электричками и автобусами. Как его звали, никто не знал, это выяснилось, когда он вдруг исчез. Мы его все называли Адвокатом. Он иногда в курилке говорил: «Вообще-то, я должен был стать адвокатом…» Ни за кем не ухаживал, ни с кем не дружил. Покурит — и в лабораторию, к своей термопаре, или возится под колпаком на плите, в респираторе. Ночью сотрудников мало, один или два, часто Адвокат оставался один. Исхаков тоже часто задерживался допоздна, уезжал домой часа в два ночи. Видели, как они вдвоем с Адвокатом работают в лаборатории. Это было странно, потому что никакого химического образования у парня не было, кажется. Так, нахватался чего-то. Утренняя смена всегда жаловалась, что вся лаборатория провоняла формальдегидом, это тот еще запах… Невозможно было проветрить. Исхаков тогда работал с казеином. По сути дела, это один из молочных белков. При обработке его формальдегидом получается смола, так называемый галалит. В молекулы искусственного материала интегрировалось определенное количество веществ гидроксильных групп. В результате получалась твердая смола, желто-бурая или красноватая, абсолютно не пропускающая свет. Добавки из красящих веществ могут сделать эту смолу похожей на янтарь, перламутр, слоновую кость.

Алешина поднесла к губам пустую чашку, попыталась сделать глоток, с недоумением в нее заглянула и поставила на место. Подняла руку, подзывая официантку.

— Галалит был снят с промышленного производства еще в семидесятых годах, в СССР. Не знаю, с какой целью экспериментировал с ним Исхаков, но Адвокат проводил в лаборатории целые ночи. Я тоже решила брать ночную смену, она оплачивалась дороже. Мы с Адвокатом стали оставаться в лаборатории по ночам, одни. Иногда приходил Исхаков. Мне он давал обычные поручения, хотя я и была уже студенткой пятого курса и шла на красный диплом. А этот Адвокат был просто послушным ремесленником, не владеющим простой терминологией. Но схватывал он все на лету, это правда. Я наблюдала за ним… Не потому, что он мне нравился, просто он представлял для меня загадку. У него была какая-то цель, и он ее преследовал.

Постепенно лаборантка стала замечать, что официальные опыты с галалитом занимают у Адвоката не так уж много времени. Параллельно, под руководством Исхакова, он ставил и другие опыты, результаты которых фиксировались не в общем журнале, а в отдельной тетради.

— Такая синяя толстая тетрадь, Адвокат всегда носил ее с собой, вечером приносил на работу, утром забирал, а ведь это запрещено. Они работали с фенолом, формальдегидом, с различными присадками, которые доставал Исхаков. Это была мелкая желтоватая пыль, коричневые крошки, натуральные смолы, смолы из полиэфира… Иногда мне казалось, что они с ума сошли, как средневековые алхимики, которые валили в одну реторту все, что им нравилось. И вместе с тем была некая система в их действиях, они явно работали на какой-то результат. Я много раз пыталась узнать, чем они занимаются, но безуспешно. Единственное, что я понимала, — получившиеся в результате нагрева и прессования материалы они пытаются формовать и подвергают дальнейшей обработке. Этим занимался исключительно Адвокат. Образования ему не хватало, но пальцы у него были ловкие. Он всегда носил с собой набор для резьбы по твердым материалам — по кости, по камню, по перламутру. И пальцы у него были вечно изрезаны, как у всех резчиков по органике. Эти ножи оставляют микротрещины на всю жизнь, после я много раз пожимала такие руки, как у него… Ладонь — словно в мелких колючках.

К ним подошла официантка, Алешина заказала еще чашку кофе, вопросительно взглянула на Александру.

— Ты что-нибудь еще будешь?

Художница неподвижно смотрела в пространство, в пустой угол между головой Марины Алешиной и вешалкой. Алешина даже обернулась проверить, нет ли там чего, и перегнулась через стол:

— У тебя такой вид, будто ты спишь. Выпей еще кофе. Два капучино, пожалуйста!

Когда они вновь остались одни, Александра перевела взгляд на лицо собеседницы. Та смотрела на нее с тревожным ожиданием.

— Ты вот только что сейчас сказала, — художница не заметила, как тоже соскользнула на «ты», — что у профессиональных резчиков бывают шершавые руки, в микротрещинах…

— Это всем известно, что из того? — удивленно спросила Алешина.

— Мне не было известно. Я-то никогда не занималась этой темой, обработка органики и прочего… Так что там вышло с этим парнем? С Адвокатом?

— Он пропал, — Алешина покачала головой. — Все случилось в один день. Адвокат не вышел в ночную смену. А Исхаков не приехал в институт. Утром стало известно, что Исхакова убил сосед. Адвокат больше не появлялся. Я даже в отделе кадров спрашивала, не приходил ли он за расчетом и как его зовут. Выяснилось, что через отдел кадров его не проводили. Исхаков выписал ему пропуск как своему аспиранту. Но никаким аспирантом Адвокат не был. И деньги он получал не из кассы института, а из кармана Исхакова.

— Послушай… — Александра с трудом проглотила комок, застывший в горле. — Ты знала Федотова. Он мог зарезать друга и коллегу из-за…

— Не мог! — Алешина не дала ей договорить. — Мы все были в шоке, когда на него повесили это обвинение.

— Но это значит, что в ту ночь в доме был кто-то еще… Эта рука, эти шрамы… Попугай…

Алешина сощурилась:

— Объясни.

— Той ночью на дочь Исхакова тоже напали, ты знаешь об этом, наверное. Ее ударили ножом. Кто это был, она не видела, но перед этим получила толчок по лицу и запомнила, что ладонь у нападавшего была словно колючей, шершавой.

Алешина судорожно закашлялась, удерживая ладонью запрыгавшие на груди бусы.

— У Федотова жил попугай, который постоянно кусался, и все пальцы у него были в шрамах.

Алешина выставила вперед ладонь, словно защищаясь:

— Я поняла, поняла… Ты считаешь, что в ту ночь в доме был Адвокат?! И он убил Федотова и Исхакова?

— Он же был близок к покойному профессору… И они пропали в одну ночь. Разве это не подозрительно?

— Я не могу представить его в роли убийцы, — пробормотала Алешина. — Хотя… В состоянии аффекта люди делают немыслимые вещи.

— Хорошо, пусть это был не он, пусть он просто перестал приходить в институт после смерти своего покровителя. Но ты навела меня на мысль — нападавший точно был из этого клана, резчиков по органике! Я не верю в поножовщину между старыми друзьями-профессорами!

— Да никто и не верил, — мрачно заметила Алешина. — Следствие слишком быстро свернули. Я даже не знала, что девочка давала какие-то показания, которые обернулись против Федотова… Понятно, если она запомнила такую характерную руку, следователю не надо было далеко ходить в поисках подозреваемого. Я до сих пор не могу вспоминать тот день, когда мы все узнали. Для меня это был двойной шок. Я уважала обоих, как людей и как ученых, считала их образцами человеческой порядочности… И тут такой ужас. Знаешь, про Адвоката даже никто и не вспоминал… Тогда в лаборатории творился такой хаос, потом ее переформировали. Все проекты Исхакова закрыли. Я ушла на другую подработку, тоже на органику, потом защитила диплом, поступила в аспирантуру. И так получилось, что постепенно я сделалась первым экспертом в Москве по редким пластикам и материалам, снятым с производства. На эту тему у меня и кандидатская диссертация была. «Еще к вопросу о термической обработке полиэфира в азотной среде». Как-то так это называлось…

Алешина махнула рукой:

— И все это теперь очень далеко. Я давно ушла из науки, но она дала мне базу, основу для всего, что я сейчас делаю. Точность моей экспертизы всегда приближается к ста процентам. А экспертов по старым пластикам очень мало. Я прилично зарабатываю, кое-что покупаю, продаю. Конечно, когда я услышала, что будет распродаваться коллекция Исхакова, меня это потрясло. Прошлое вдруг воскресло. Я вспомнила свои ночные смены, Адвоката, его опыты с пластиками. Один из последних процессов меня особенно интриговал. Я уже кое в чем разбиралась, и у меня возникла мысль, что Адвокат пытается воссоздать фатуран. Могу только сказать, что в процессе запекания участвовал мелко истолченный янтарь цвета черри. Это, знаешь, самый низкопробный сорт янтаря, его можно просто раздавить пальцами, столько в нем мусора, песка, мха, прочих вкраплений. Но покупателям нравится красноватый цвет, поэтому черри часто подделывают с помощью красителей. Спасибо, и рассчитайте нас, пожалуйста!

Последние слова относились к официантке, вернувшейся с подносом. Девушка отправилась к кассе. Алешина перегнулась через стол:

— Он все-таки сварил его, этот фатуран, изумительного вишневого цвета. Настоящий, тяжелый, будто маслянистый на ощупь. Он дал мне подержать несколько бусин. Во всяком случае, это было что-то очень похожее на фатуран. Адвокат от радости даже разговорился и преподал мне урок, в полевых условиях, так сказать. Научил отличать подлинный бакелит от фейкелита. Критериев подлинности фатурана, как известно, нет. Есть один критерий — время создания изделия, оно не может быть позже сороковых годов прошлого века. Именно тогда на Ближний Восток перестал поступать европейский бакелит, служивший основой для создания фатурана. Адвокат был так опьянен своим успехом, что посвящал меня во все стадии производства. При мне нагревал и прессовал под давлением смолу, формовал бусины, полировал и сверлил, при мне попробовал нанести узор резцом. Узор очень простой.

Алешина открыла сумку, достала блокнот и ручкой начертила большой овал, рассеченный тремя линиями.

— Похоже на латинскую литеру «Y».

— Спинка сверчка, — Александра чуть шевельнула внезапно пересохшими губами.

— А неделю спустя Исхаков пригласил меня к себе в кабинет, надо было отнести в лабораторию какие-то бумаги. И у него на столе лежали четки из фатурана темно-вишневого цвета. Изумительной красоты четки. Я обратила внимание, что они выглядят совсем как настоящие. Бусины были нанизаны на шелковый шнур, который заканчивался кистью. Кисть была далеко не новая. Это придавало всему изделию старинный вид. Исхаков заметил мой взгляд и предложил взять четки в руки, оценить их красоту. Он говорил об оттоманском фатуране, как влюбленный жених о своей невесте. Наверное, я тогда впервые начала понимать, что такое настоящий коллекционер. Со всеми отклонениями от нормы. Вопросов я не задавала, хотя знала, что четки поддельные.

— Но Исхаков купил четки в Стамбуле! — воскликнула Александра. — Не знаю, чем он занимался в лаборатории, но настоящие четки, безусловно, существовали, и он заплатил за них большую сумму!

— Стамбул… — Алешина вздохнула. — Впервые слышу. Да, он часто ездил в командировки, теоретически мог побывать и в Стамбуле. Но я видела процесс изготовления фальшивых четок. А после видела эти самые четки на столе у Исхакова. Они ничем не отличались друг от друга. Это и были те самые четки, из-за которых убили профессора. Он задался целью создать точную копию оттоманского фатурана. Что ж, цели своей он достиг. Подделка была великолепна. У меня есть основание думать, что в его знаменитой коллекции было еще немало подделок работы Адвоката. Даже на аукционе, не подержав предмета в руках, я видела, что предлагаются фейки. У меня слишком большой опыт, глаз не ошибается.

— А профессор Федотов мог бы отличить поддельные четки от настоящих? — перебила ее Александра.

— Безусловно. Если бы у него были самые простые инструменты. Да просто лупа.

— Профессор Федотов много раз умолял друга продать ему эти четки за любую цену. Именно это стало основной версией следствия — что между ними разгорелась ссора из-за четок. Как вы думаете, он всерьез просил продать ему подделку?

Алешина неподвижно смотрела на нее. Казалось, ее мысли где-то очень далеко от темы разговора.

— Я знаю, — низким, лишившимся обычных бархатных ноток голосом произнесла она, — что я видела процесс изготовления поддельного фатурана. Если был прообраз, были четки из настоящего оттоманского фатурана, то возникает вопрос — где они?

Оглядев зал кафе, Александра отметила, что они остались почти в одиночестве. Время ланча закончилось, обеденное еще не наступило. Официанты, не торопясь, приводили в порядок сервировку.

— В узких кругах ходит слух, что после аукциона четки пропали, — продолжала Алешина, ловя взгляд собеседницы. — Это так?

— Я ничего в точности не знаю, — ответила та.

— Такое шило в мешке не утаишь, напрасно ты мне не доверяешь, — упрекнула ее Алешина. — Ладно, профессиональная этика превыше всего. Но мое мнение таково — раз на аукционе были поддельные четки, наилучшим исходом было именно снять их с торгов, а затем сделать так, чтобы они исчезли вообще. Я знаю, на какую сумму они были застрахованы. Ольга Исхакова получит отличную компенсацию за несколько кусков смолы, произведенной в НИИ, где работал ее отец. Для нее это единственный выход избежать грандиозного скандала.

— Если четки были настоящие, никакой это не единственный выход, — отрезала Александра. Она поднялась из-за стола, разминая затекшие ноги, положила рядом с блюдцем купюру. — Нет, нет, я сама за себя заплачу. Можно некорректный вопрос? Это ты просила Игоря Горбылева купить четки за любую сумму? Сумму страховки ты могла узнать только от него.

Алешина тоже встала. Порывшись в бумажнике, она положила на стол деньги. Сняла плащ со спинки стула.

— Да, Игорь был рад мне услужить, и я хотела купить эту вещь, — призналась она. — Дело не в сентиментальных воспоминаниях. Просто это действительно была гениальная подделка, как я сейчас, спустя годы, осознаю. Ловушка для экспертов. И если бы не характерные следы в местах резьбы, вообще ничего нельзя было бы заподозрить. Понимаешь, ничего… Но и следов-то было раз-два и обчелся. Резал большой мастер.

Они вместе вышли на улицу. День, ветреный, солнечный, бросился им навстречу, опьянил южным ветром, пахнущим, как всегда в Москве, сдобой и ванилью. Сквер неподалеку был словно осыпан золотой пыльцой — разом лопнули все почки на старых липах.

— У тебя телефон в сумке звонит, а ты не слышишь, — совсем уже по-свойски заметила Алешина. Александра торопливо выхватила трубку. Звонил полковник.

— Вы можете приехать сейчас, — сказал он. — Ольга Игоревна пришла в себя. Я с ней говорил. Но она очень хочет видеть вас. Состояние стабильное.

— Я приеду немедленно! — воскликнула Александра. Алешина внимательно следила за ее лицом и беззастенчиво прислушивалась. — Говорите, где этот госпиталь?

— Вы в Москве сейчас? — осведомился полковник. — Тогда это не близко, я вам пошлю геолокацию. Я сейчас для вас пропуск заказываю, на проходной просто покажете паспорт. Скажите свое полное имя.

— Корзухина Александра Николаевна. Там автобус какой-нибудь ходит?

— До самого госпиталя только спецтранспорт через лес, несколько раз в день. Для персонала, вас не посадят. Езжайте рейсовым автобусом от ВВЦ, когда будете подъезжать к месту, позвоните, я встречу.

— Я отвезу! — громким театральным шепотом сообщила Алешина, поднимая руку, словно на уроке в школе.

— Меня отвезут! — перебила Александра. — Да, и, если можно, закажите еще один пропуск. Алешина Марина…

— Александровна! — дополнила та.

— Добро! — ответил полковник и дал отбой. Через две секунды на телефон Александры пришла ссылка на адрес госпиталя. Алешина, уже садившаяся за руль, посмотрела на экран телефона и качнула головой:

— Часа полтора, если повезет, суббота, сама знаешь, погода райская, все на дачи рванут… Поехали скорее.

— Ты даже не спрашиваешь, к кому мы едем, — спустя несколько минут, на светофоре, заметила Александра.

— В госпитале кто-то, — бросила Алешина, глядя на светофор.

— Ольга Исхакова. Вчера она сильно отравилась угарным газом. Живет одна, с печью что-то… Если бы я не подняла тревогу, если бы сосед у нее не был золотой мужик… Может быть, ее бы уже и не было.

Машины тронулись. Алешина, покусывая полные свежие губы, посматривала на навигатор, где становилось все больше красных участков. После паузы, перед очередным светофором, она произнесла:

— Именно вчера эта неприятность с печью случилась, да? Насколько я знаю, она всю жизнь в отцовском доме живет, и ничего. А ты удивляешься, что я с тобой так откровенна. Сейчас опасно молчать. Они хотят огрести страховку за подделку. И, возможно, хотят еще чего-нибудь. А я точно знаю, что эти четки поддельные. У Исхаковой вот с печкой нелады вышли, очень своевременно. У меня с машиной может что-то случиться. А ты вообще в заброшенном доме одна живешь, это всем известно. Там не одни только эти поддельные четки, пойми. Там больше половины фейков.

— «Они» — это в твоем понимании кто? — спросила Александра.

— А вот когда придут делить наследство Исхаковой, тогда и узнаешь. У нее завещание наверняка составлено.

— Ты думаешь, что…

Александра не договорила, а ее спутница не стала переспрашивать. Машина вырвалась из пробки на Садовом кольце, теперь они ехали по проспекту, все удаляясь от центра. Солнце стояло высоко, золотя и выбеливая улицы, рассекая переулки резкими, синими, летними тенями. Ослепительное небо дрожало над городом, словно огромный парашютный купол из яркого голубого шелка.

— Знаешь, — задумчиво проговорила Александра, глядя в окно, — а ведь ты мне на аукционе очень не понравилась. Мне показалось, ты такая холодная, жесткая… И люди для тебя не существуют.

Алешина запрокинула голову, увенчанную короной прически, и хохотнула:

— Ты мне тоже не понравилась! Зажатая такая, лицо без мимики, глаза злые. А вообще, я больше интересуюсь людьми, которые мне не нравятся, чем теми, которые нравятся. Смотри-ка, что на Ярославке делается… Все красное до Клязьмы… Мы будем на месте часа через два.

Глава 10

Пропуска ждали их на проходной, которую Алешина отыскала с трудом. Навигатор перестал работать километра за три до госпиталя, затерянного в сосновом бору.

— Зашифровали все! — бормотала она, опустив стекло и выглядывая в окно. — Вон там что-то желтое за деревьями… Поедем туда…

«Что-то желтое» оказалось капитальной стеной метра два высотой, которой была обнесена вся территория. Машина долго прыгала по гравийной дороге, пока не выбралась на асфальтовый участок, в конце которого замаячил опущенный шлаг- баум.

— На вас пропуска есть, на машину нет, — мужчина в белом халате, накинутом поверх формы, протянул им паспорта и проштемпелеванные карточки. — Машину оставьте здесь.

— А далеко идти? — Алешина с сомнением посмотрела вниз, на свои каблуки.

— Недалеко, до пятого корпуса километра полтора.

Алешина охнула.

Николай Сергеевич стоял на крыльце пятого корпуса и разговаривал с пожилым мужчиной в белом халате, примерно своим ровесником.

Он издали заметил женщин и помахал Александре. Когда они приблизились, полковник представил их:

— Это лечащий врач Ольги Игоревны, Денисов Петр Михайлович. Это Александра, она родственница. Это Марина…

— Тоже родственница, — спокойно добавила Алешина.

— Очень рад, — врач кивнул, не подавая руки. — Ну что могу сказать, состояние стабильное, скоро переведем в общую палату. Навестить можно, но не задерживайтесь надолго, минут двадцать вполне достаточно. И не беспокойте, по возможности. Состояние и так возбужденное.

Повернувшись на месте, по-военному, уже готовясь уйти, врач бросил через плечо:

— Да, вы паспорт и полис привезли?

— Мы сейчас все вместе съездим за паспортом, — вмешался полковник. — Сегодня после обеда привезем.

Когда они остались на крыльце втроем, он по очереди пожал руки Александре и Алешиной.

— С этим паспортом я хлебнул тут горя, — тихо признался Николай Сергеевич. — Госпиталь закрытый, сюда сверху звонили, чтобы ее приняли без документов, под мою ответственность. Где она документы хранит?

Александра пожала плечами:

— Штромм должен знать. Он вернулся, кстати. И хочет знать, в какой больнице лежит Ольга.

— А мне какое до этого дело? — резонно заметил полковник. — Пусть хочет. Так, доктор настаивает на двадцати минутах, я тоже считаю, что Ольге Игоревне нужен полный покой. Идите к ней, вас проводят. Сейчас она в отдельной палате.

… И через несколько минут они вошли в маленькую, выкрашенную голубой масляной краской палату, куда были вдвинуты железная койка на колесиках, белая ширма и капельница. Ольга, укрытая до плеч белым больничным одеялом со штампами, казалось, дремала, но когда Алешина, войдя вслед за Александрой, осторожно прикрыла за собой дверь, открыла глаза.

— Это не то, что все думают! — тихо, но горячо проговорила Ольга, глядя на Александру, склонившуюся к постели.

— Все обошлось, и это главное, — проговорила художница, осторожно дотрагиваясь до одеяла, под которым исчезала трубка капельницы.

— Ничего не обошлось, — так же напористо продолжала Ольга. — А почему с вами…

Она вдруг заметила Алешину, которая стояла в углу у двери, наполовину скрытая ширмой.

— Все в порядке, — зашептала Александра. — Марина знала когда-то вашего отца, она очень хорошо относится к вашей семье… И захотела вас навестить.

Алешина выступила из-за ширмы:

— Извините, что так ворвалась. Ваш отец правда очень многое для меня сделал когда-то.

— Мне все равно теперь, — Ольга отвернулась к стене. — Я не растапливала печь и не задвигала вьюшки. Я никогда не задвигаю вьюшки! А они все обращаются со мной как с помешанной. Как с самоубийцей!

— Никто не думает, что вы на такое пошли, — остановила ее Александра. — Это просто несчастный случай.

— Николай Сергеевич говорит, что нашел вьюшки задвинутыми. А в печи было полно свежих углей. Это несчастный случай, по-вашему? — Ольга резко повернула голову к собеседнице и внезапно закрыла глаза, быстро сглатывая слюну, словно борясь с приступом тошноты.

— Я всем говорю, что ничего не помню, но я все помню, — она вновь широко раскрыла глаза, и Александра увидела метнувшийся в них страх — черную тень, очертаний которой не удалось рассмотреть. — Я помню, как вы уходили вчера утром и говорили со мной, а мне так хотелось спать. Во сне хоть можно не думать ни о чем. И я снова уснула. Я не вставала и не растапливала печь.

Ольга сделала попытку приподняться на локте и приблизила лицо к лицу склонившейся над ней слушательницы:

— Я на рассвете засунула в топку последние дрова. За ними пришлось бы идти в дровяной чулан. Я не делала этого, понятно?!

— Понятно, — еле слышно проговорила Александра. — Не волнуйтесь. Лежите спокойно. Здесь вам ничего не угрожает.

— Где ваш паспорт? — внезапно подала голос Алешина.

— А вам зачем это знать? — резко ответила Ольга.

— У взрослых людей обычно бывают паспорта, вот я и спросила, — спокойно пояснила та.

Ольга сощурилась и перевела взгляд на Александру.

— Паспорт нужен здесь, чтобы вы остались в больнице. Вас привезли без документов.

— Я не подумала об этом, — с глубоким вздохом ответила Ольга. — Паспорт у дяди.

— У Штромма? — воскликнула Александра. — Почему?!

— Он боится, как бы я не наделала глупостей и не набрала кредитов. Или как бы меня не заставили взять кредит.

— Чудесно, — пробурчала Алешина, рассматривая свое отражение в маленьком зеркале над раковиной.

— Штромм вчера вернулся в Москву, я заберу у него паспорт, — пообещала Александра. — Скажите, а у кого есть ключи от вашего дома? Кроме Николая Сергеевича?

— У дяди, — последовал моментальный ответ.

— Он прилетел только вчера вечером, когда вы уже были в больнице, — покачала головой Александра. — Вы понимаете, к чему я веду… Вы утверждаете, что не прикасались к печи. И я вам верю. Значит, в дом вошел кто-то посторонний, возможно, за домом следили и видели, что я уехала и сосед уехал тоже.

— Больше ни у кого не было ключей, — прошептала Ольга.

— Этого никогда нельзя знать наверняка, — подала голос Алешина. Она подошла вплотную к изножью кровати, для этого потребовалось сделать всего два шага. — Знаете, Ольга, что я думаю… Что вам нельзя возвращаться в этот дом.

— Куда же я пойду? — чуть шевельнула та пересохшими серыми губами.

— Это не проблема, — вмешалась Александра, — я как раз сегодня снимаю отличную мастерскую. Вы можете пожить у меня.

— Пожить, — фыркнула Алешина. — Пожить можно и у меня, и где угодно, тут нужно решать, как вообще дальше жить. Скажите мне, Ольга, четки действительно пропали?

Ольга быстро взглянула на Александру, та покачала головой.

— Нет-нет, Саша мне ничего не говорила, — Алешина сделала отрицательный жест указательным пальцем, словно что-то зачеркивая в воздухе. — Дошло через знакомых. Скажите, вы будете обращаться в полицию?

— Не буду, — с неожиданной категоричностью ответила Ольга.

— Тогда вы не получите выплату по страховке.

— Значит, я не получу выплату по страховке. — Ольга остановила на Алешиной серьезный неподвижный взгляд. — Очень жаль. Деньги мне нужны.

— У вас есть завещание? — прежним, деловым тоном продолжала Алешина.

— Марина! — возмутилась Александра, но та лишь пожала плечами:

— А что такого? У меня вот завещание давно составлено.

— У меня нет завещания, — уже с явной неприязнью ответила Ольга. Она выпростала из-под одеяла руку и указала на тумбочку: — Дайте воды.

Напившись, она с вызовом взглянула на Алешину:

— Я еще не собираюсь умирать.

Александра молчала. Алешина неопределенно качнула головой, скрестив руки на высокой груди. В этот момент она была похожа на солистку народного хора, готовую вот-вот запеть.

Дверь приотворилась, в нее просунулась белая фигура сестры:

— Девочки, пора уходить, и так уже… Да, и вы сюда ничего не приносите, ей нельзя.

— Мы сейчас уходим, — обернулась Александра.

Дверь затворилась.

— Ну, идите, раз время вышло, — бросила Ольга. — Спасибо, что навестили. Да… Попросите сестру, чтобы мне отдали коралловое ожерелье. Они его с меня сняли, когда в реанимацию клали. Наверное, оно с моими вещами. Это мне отец перед смертью подарил. Я боюсь, что они потеряют.

— Да, я помню, розовые кораллы, — кивнула Александра. — Сейчас попросим. Наверное, можно.

Ольга отвернула лицо к стене и часто задышала. Через мгновение Александра поняла, что девушка плачет.

— Идем, — тихо потянула ее за рукав халата Алешина. И громче добавила: — Мы скоро опять приедем. Поправляйтесь.

Николай Сергеевич ждал их на посту, развлекая разговором сестру.

— Ну как, пообщались? — осведомился он. — Про паспорт и полис спросили?

— Паспорт у Штромма, — без энтузиазма сообщила Александра. — Про полис я даже спросить забыла. Да какой в нем смысл без паспорта?

— Она что, крепостная?! — вспылил полковник. — Ей двадцать семь лет! Почему он забрал у нее паспорт?

— Придется с ним встретиться сегодня. — Александра взглянула на большие круглые часы над постом. Встреча с квартирной хозяйкой становилась все более призрачной. — Только мне не хотелось бы, Николай Сергеевич, чтобы вы присутствовали.

— Почему это? — удивился он.

— Боюсь, что вы его побьете.

Полковник посмотрел на нее с уважительным удивлением, задумался на миг и веско произнес:

— А пожалуй… Есть такой вариант. Хорошо, я просто отвезу вас к нему, и вы заберете документы. Только ехать надо сейчас, тут ставят условие, чтобы до вечера паспорт доставили. Проверка может быть.

— Я тоже могу отвезти, — вмешалась Алешина. — Я сегодня свободна. И еще она кораллы какие-то просила, не забудь, Саша.

— Да! — Александра обратилась к медсестре, делавшей вид, что читает книгу в мягкой обложке. — Здесь пациентка просит отдать ей ожерелье, это отцовский подарок, она очень нервничает…

— У нас ничего не пропадает, пусть успокоится, — хладнокровно ответила сестра, переворачивая страницу. — Вы лучше бы привезли ей тапочки моющиеся.

— Идите на воздух, девушки, — неожиданно приказал полковник и выразительно повел бровью. Александра с Алешиной вышли на крыльцо. Алешина облокотилась на перила, разглядывая больничный парк, разбитый в английском стиле, с неожиданным размахом и даже с претензиями на роскошь. Здесь были клумбы, пока еще пустые, извилистые дорожки из плитняка, беседки, декоративные прудики, обложенные валунами. Вдали виднелись застекленные парники, в которых смутно угадывались пальмовые кроны.

— Знаешь, о чем я думаю? — спросила Александра, берясь за железные перила, нагретые солнцем.

— Понятия не имею, — ответила Алешина, разглядывавшая парк. — А здесь неплохо. Прямо хочется в армию и заболеть.

— Я думаю о том, что ты сказала, насчет четок… Что главным признаком их поддельности были те следы на месте резьбы, которые никак не удается скрыть. Так вот, зачем было наносить резьбу на бусины, так подставляться, если заранее известно, что дефекты заметят при экспертизе?

— Ну и зачем? — покосилась на нее Алешина.

— Они имитировали подлинник, а на подлиннике была резьба. У меня только такое объяснение. Они не могли этого избежать.

— И где этот подлинник, спрашивается? — вздохнула Алешина. — Я знаю одно — на аукционе были выставлены те самые четки, которые я видела у Исхакова в кабинете. На той же нитке, с той же кистью. Если это подлинник, то чего ради Исхакова припрятала четки и не желает продавать? Если это подделка, то почему она отказывается получить за этот пластик хотя бы страховку? И где подлинник?!

Дверь корпуса повернулась, пропуская полковника. Он протянул Александре прозрачный файл для бумаг, запечатанный степлером. Внутри виднелся лист в клеточку, на котором крупными буквами было написано имя Ольги, на дне файла лежало тяжелое розовое ожерелье.

— Берите, вечером ей отдадите. Ей сейчас поставили две капельницы, она будет спать. Так вы сами съездите к Штромму? Мне бы не хотелось отсюда уезжать, пока не утрясется ситуация с паспортом. Ольга Игоревна здесь практически нелегально, а ведь это режимный объект.

— Привезем, привезем, — пообещала Алешина. — Не драматизируйте ситуацию. Не выбросят же ее из этого рая!

С Алешиной полковник попрощался довольно сдержанно, Александре крепко пожал руку:

— Я на вас надеюсь!

…Александра дозвонилась до Штромма, только когда они выбрались на шоссе в сторону Москвы.

— Ей лучше, она в сознании, — сообщила художница. — Ольга сказала, что у вас ее паспорт. Срочно нужны документы, чтобы она продолжала лечение. Где мы можем встретиться?

— Как это некстати! — раздраженно ответил Штромм. — Вы понимаете, что у меня дела?

— Какая сволочь, — вполголоса произнесла Алешина, слушавшая разговор по громкой связи.

— Она сама требовала, чтобы я взял на хранение ее паспорт, — продолжал негодовать Штромм, — а я совсем забыл об этом! Я в отеле, но прямо сейчас уеду до вечера. Что мне прикажете делать, ждать вас?

— Оставьте паспорт на мое имя у портье, — предложила Александра. — И если есть страховой медицинский полис, то и полис тоже.

— Я не знаю ни про какой полис, когда вы перестанете меня беспокоить?! — в голосе Штромма появились визгливые нотки. — Я полностью с вами расплатился, не выдвигаю никаких претензий, хотя мог бы. У меня одна просьба — чтобы вы перестали меня донимать! Где находится Ольга? Я не могу ей дозвониться!

— Ее телефон, наверное, остался в доме, — предположила Александра. — Адрес госпиталя я вам напишу, когда буду забирать паспорт. Записка будет у портье.

— Я не понял, вы мне не доверяете, что ли?! — воскликнул Штромм.

— Знаете, — не выдержала Александра, — я вам совсем не доверяю!

После краткой паузы в трубке неожиданно раздался смех.

— Черт знает почему, но вы мне нравитесь, — признался Штромм другим, смягчившимся голосом. — Не как женщина, не беспокойтесь, это не комплимент. Я оставлю вам паспорт у портье, поезжайте сейчас на Знаменку! — он назвал отель. — Не забудьте написать адрес больницы.

Когда он дал отбой, Алешина помотала головой с видом крайнего возмущения:

— Ненавижу таких, просто ненавижу! Отобрал у нее паспорт и недоволен, что его величество отвлекают. Радовался бы, что ее откачали.

— Да, радости как-то немного, — согласилась Александра. У нее у самой настроение немного поднялось оттого, что не придется лично встречаться со Штроммом. Она положительно не выносила этого человека и даже не могла этого скрыть. «Если Ольга заметила, он и подавно заметил. Это непрофессионально… Работать приходится с разными людьми…»

— Я все пытаюсь понять, кто он такой, этот Штромм, — Алешина говорила, глядя прямо перед собой, неприязненно кривя угол рта. — Опекун? Друг Исхакова? Нечто большее?

— Он еще коллекционер пластиков и органики, — добавила Александра.

— Никогда не слышала о таком коллекционере. Может быть, он «невидимка», такие покупают только через посредников. Боятся засветиться. Но посредники их никогда не сдают, это не просто бизнес, это может очень дорого обойтись. Дороже денег.

— А может быть, Штромм известен только за границей? — предположила Александра.

Алешина усмехнулась:

— Если я говорю, что не слышала о таком, значит, в первую очередь имею в виду иностранный рынок. Основная торговля пластиками идет вовсе не в России. Здесь очень маленький сегмент. Вот Америка, Франция, Германия — да. Там есть где разгуляться. Я потому и хотела купить эти четки. У меня в Америке есть человек, который ради этой подделки будет ползать на коленях. Отлично зная, что это подделка. Я никогда не обманываю клиентов. Жаль… Безумно жаль, что все сорвалось. Расскажи хоть, как они пропали?

И когда Александра изложила все события того вечера, который последовал за аукционом, Алешина удовлетворенно кивнула:

— Ну все же ясно как день. Ты не брала, Игорь Горбылев не брал. Взяла она сама. Положила в карман, а вниз принесла коробку.

— Зачем?

— Подделка не прошла бы экспертизу. Она боялась продавать. Решила получить страховку.

— Так почему она ее не получает?

— А вот это для меня загадка, — задумчиво произнесла Алешина. — Может, не хочет подставлять невинных людей. Тебя и Горбылева. До нее ведь доходит, что полиция возьмется за вас. Может, боится, что ее расколют. Страховщики тоже не ягнятки, зря платить не захотят, назначат собственное расследование. Аукционный дом после ее подписи на акте сдачи-приемки вообще может спокойно пить чай. Она в западне, которую сама для себя создала. А четки фальшивые.

Последние слова Алешина произнесла с чувством глубокой убежденности в своей правоте. Некоторое время обе женщины молчали. Александра смотрела в окно, ощущая внутри сосущую, тревожную пустоту. Они ехали быстро — в сторону Москвы шоссе было полупустым, зато обратно тянулся вязкий, плотный поток машин и фур. Мелькнули развязки МКАД, они двигались к центру.

— Я все-таки не оставляю надежды с ней договориться, — произнесла Алешина, поглядывая на навигатор. — А вот где мы сядем надолго, так это на Кольце. Вот пижон, выбрал отель на Знаменке. С ним бы я тоже с удовольствием побеседовала.

— Марина, давай сразу договоримся, — повернулась к ней художница, — если ты меня используешь как средство войти в доверие к Ольге, то мы по-хорошему прощаемся. Прямо сейчас. Я не буду на нее никак влиять. По моему мнению, вокруг нее и так достаточно людей, которые диктуют ей свое мнение. Если она спрятала четки, я надеюсь, она это сделала по собственному выбору.

— Ну, личный интерес у меня имеется, не за красивые же глаза я тебя вожу туда-сюда, — спокойно ответила Алешина. — И коллекцию Исхакова мне хотелось бы изучить поподробнее. Но самое главное, мне хочется понять, что происходит на московском рынке. А происходит что-то очень нехорошее. То давнее двойное убийство уже почти забыто, а теперь, когда четки снова всплыли, оно не идет у меня из головы. Не убивали они друг друга, Исхаков и Федотов. Там был третий. И если это Адвокат…

Она покачала головой, словно возражая себе самой.

— Если это и сделал Адвокат, то им кто-то руководил.

— Почему ты так думаешь?

— Я его знала, работала с ним рядом каждую ночь, больше года. У него не было ни одной самостоятельной мысли. Я думаю, он не преступник, а еще одна жертва, только никто об этом не знает. За всем этим кто-то стоит.

— Штромм?

— Не проходит. Я интересовалась всеми деталями дела, ведь погибли оба моих учителя. Тогда я впервые узнала о существовании их близкого друга и соседа. Но Штромма проверяли вдоль и поперек. У него идеальное алиби. И он очень активно пытался выгородить Федотова. И если у Ольги все же есть завещание, — неожиданно перескочила на другую тему Алешина, — то наверняка на мать. А если завещания нет, то и так все матери достанется. Не можем же мы подозревать еще и мать, согласись. Той дела нет ни до этих пластиков с янтарями, ни до самой Ольги.

Пока Алешина искала место для парковки рядом с отелем, Александра вошла в украшенный лепниной подъезд и обратилась к портье, поклонившемуся ей из-за стойки:

— Для меня должны были оставить документ, вот мой паспорт. Корзухина Александра.

— Да, для вас есть почта, — портье любезно протянул ей белый конверт с серебряным гербом отеля. Александра заглянула вовнутрь, убедилась, что паспорт на месте, и кивнула:

— Я еще оставлю записку для вашего постояльца. Он знает.

— Как вам будет угодно, вот стол для письма, — портье указал ей на маленький письменный уголок в конце холла. В это время в дверях появилась Алешина, взвинченная и негодующая. Она прямо обратилась к портье:

— Скажите, а почему у вас стоянка только для гостей отеля? А гости гостей должны, видимо, парковаться за Садовым кольцом? Ближе нет свободных мест.

— Я поставлю вам машину, если желаете, — предложил портье, но она отмахнулась:

— Поставила уже. Саша, что ты там пишешь, письмо Татьяны Онегину? Давай скорее. Я аварийку включила, еще не хватает, чтобы меня эвакуировали.

— Сейчас… — Александра записала адрес, сверяясь с геолокацией, присланной полковником. — Все.

Она запечатала конверт, надписала «Эдгар Штромм» и вручила его портье. Тот поклонился и поместил конверт в ячейку с номером 205.

— Что ж такое-то, — простонала Алешина, возившаяся со своим телефоном. — Он мне показывает, что обратно в госпиталь ехать два часа тридцать пять минут! Почти три часа!

— Да я сама доберусь! — воскликнула Александра. — Сейчас в метро, на автобус, там позвоню…

— Погоди, — перебила ее Алешина. — Молодой человек, а можете вы отсканировать паспорт и послать данные по факсу?

— Разумеется! — с достоинством ответил портье.

— Ну вот, проблема решена, — повернулась к Александре Алешина. — Сейчас час пик, это самоубийство — лезть в пробку. Можно приехать вечером или завтра утром, пораньше. Звони своему полковнику, проси их факс.

Дозвониться до Николая Сергеевича, узнать номер факса, отсканировать паспорт и отправить сканы — все заняло не больше десяти минут. Александра клятвенно обещала приехать в госпиталь завтра утром и привезти оригинал документа.

— Так ты мне звони с утра, когда соберешься, — Алешина взглянула на часы. — Я, скорее всего, опять тебя повезу. Куда сейчас?

— Мне проще будет добраться на метро. — Александра засунула конверт с паспортом поглубже в сумку, задернула молнию. — Спасибо тебе. Я позвоню.

Она собиралась сказать еще что-то, но замерла, уловив краем уха приближавшийся сзади звук — высокий звук очень знакомого голоса. Обернувшись, Александра увидела пустой лестничный пролет, ведущий на второй этаж. Сверху доносилось мелодичное пение спускавшегося в холл постояльца.

— Он себе на шею че-о-отки… Вместо шарфа повязал… И с лица стальной реше-отки… Ни пред кем не подымал…

За стойкой звякнул грузовой лифт. Портье засуетился, выкатывая золоченую стойку с двумя огромными чемоданами. Александра, ни слова не говоря, отпрянула в угол, к столу, за которым писала письмо. Она сама не знала, чего так испугалась, но ее сердце билось учащенно. Алешина недоуменно проводила ее взглядом.

Через миг в холле показался Леонид Полтавский. Александра бросила на него беглый взгляд и сделала вид, что просматривает разложенные на столе свежие газеты. К ней приблизилась Алешина.

— Что случилось? — шепнула она. — Знаешь его? Не хочешь с ним встречаться?

— Что он делает?

— Выезжает, похоже. Сейчас уйдет.

Полтавский бросил петь и обсуждал с портье детали счета. Голос-свистулька отражался от лепнины, бронзы, зеркал, вонзаясь в слух Александры.

— Два ужина в номер… Так, посмотрим… Зачем же вы ставите в счет шампанское, если я совсем не пью шампанское? Позовите метрдотеля. У меня до самолета еще четыре часа, успеем разобраться. Ах, это за счет отеля? Комплимент? Тогда большое спасибо, потому что я же помню, что шампанское я не заказывал. Так-с, идем дальше. Рыба… Салат…

— Такой вязкий, — шептала Алешина, взявшая на себя функцию разведчика. Она встала лицом к стойке и следила за каждым движением Полтавского. — Счета проверяет. Ты ему денег должна, что ли?

— Ничего я ему не должна, — чуть слышно ответила Александра. — Что он делает?

— Ждет, когда ему фактуру выпишут. В карман полез. Кубики какие-то бросает. Игральные кости вроде.

Александра, не выдержав, обернулась. Полтавский стоял к ней спиной, она сразу узнала его голый череп, круглый затылок, непропорциональную фигуру. Правая крошечная кисть коллекционера лежала на стойке, и тонкие, словно кукольные, пальцы повторяли один и тот же жест: подбирали с полированной поверхности два желтоватых кубика, бросали их и вновь подбирали…

— Все верно, — пискнул Полтавский, и Александра поспешила отвернуться. — Господин Штромм из двести пятого ушел?

— Минут сорок назад, — услужливо сообщил портье. — Что-нибудь передать?

— Не стоит, — пискнул Полтавский. — Он ведь завтра вечером выезжает?

— Совершенно верно! — подтвердил портье.

— Ну, ладно, и где этот ваш хваленый трансфер?

Послышался приглушенный гул резиновых колес — стойка с багажом выкатилась на улицу. В холле наступила тишина.

— Ушли, — резюмировала Алешина. — Жалко, что ты себя не видишь — белая, как привидение. Чем этот дядечка так тебя напугал?

— Тебе имя Леонид Полтавский о чем-нибудь говорит? — Александра положила обратно на стол измятую газету.

— Что-то знакомое. Это он и был?

— Да. Еще один желающий купить четки. Его привела Бойко. При них четки и пропали, можно сказать. Полтавский был в ярости и даже позволил себе обвинения в мой адрес. Заявил, что я могла украсть.

— Бойко… — пробормотала Алешина. — Подожди… У меня что-то мелькнуло сейчас насчет нее, что-то давнее, еще тех лет… Что-то связанное с лабораторией, где я работала…

— Бойко работала в том же НИИ?!

— Нет, — Алешина сделала отрицательный жест. — Но она приходила пару раз вечером к Исхакову. Потом, несколько лет спустя, когда я вошла на московский рынок и со всеми перезнакомилась, мне указали на нее, я ее узнала. Ничего удивительного, Исхаков был коллекционером, а она — байер. Посредник, закупщик. Ей все равно, чем торговать, хоть янтарем, хоть собаками. Говорят, она обслуживает многих «невидимок».

— Полтавский и Штромм оба живут в Германии. Они так близко знакомы, что останавливаются в одном отеле, — медленно проговорила Александра. — Почему Штромм давным-давно не продал ему четки, раз Полтавский сходит по ним с ума? Зачем понадобилась Бойко?

— Милая, понятия не имею… — Алешина развела руками. — Поехали-ка отсюда. От этого купеческого барокко меня подташнивает. Давай я тебя отвезу куда скажешь. Ты правда неважно выглядишь. Ну, хотел он купить четки, и бог с ним. Я тоже хотела. Пойдем, а то у меня машину эвакуируют в самом деле.

Участие Алешиной простиралось так далеко, что она пожелала вместе с Александрой передать аванс хозяйке новой мастерской.

— Я этих хозяек знаю, — заявила она. — Лучше действовать при свидетелях.

Мастерскую Алешина вполне одобрила, Александра же была совершенно очарована новым местом. Собственно, мастерская представляла собой половину большой квартиры, разделенной пополам перегородкой. Так как прежде старинная квартира имела два входа, черный и парадный, из нее получились две совершенно независимые квартиры.

— Но на плане БТИ квартира одна, потому что перегородка из гипсокартона!

Хозяйка, хрупкая желтолицая дама в стеганом шелковом халате и с совершенно фиолетовыми волосами, постучала по перегородке, оклеенной обоями, костяшками пальцев. Она зорко следила за гостьями мутноватыми глазами. От нее остро пахло гвоздичным маслом, она жаловалась на ревматизм и при ходьбе опиралась на костыль.

— Это еще мой муж поставил. Решил разделить жилую часть квартиры и мастерскую. И мне было так удобнее, и ему. Так что это отдельная квартира, девочки, за такую-то цену. Вы вместе будете жить?

— Нет, я одна, — обернулась Александра.

— А то за двоих плата выше.

— Торгуйся, ты что! — театральным шепотом требовала Алешина. — Дорого!

— Да я не умею, — так же шептала Александра. — Хорошо, что хоть это нашла.

— Ай! — с досадой бросила Алешина и обратилась к хозяйке: — Все хорошо, но очень дорого. Сами знаете, сейчас будут расходы на переезд. Да и батареи тут старые, придется с октября по апрель электричеством отапливаться. Скинули бы чуть-чуть.

— Девочки мои дорогие, — внушительно заметила хозяйка, — вы такие молодые, красивые, вам не торговаться с инвалидом надо, а денежки зарабатывать. Будь я моложе лет на десять, не сдавала бы эти комнаты, а пошла бы работать. Не от роскошной жизни сдаю.

— Да понятно, понятно, — сквозь зубы выговорила ничуть не растроганная Алешина. — Ну хоть тысчонку в месяц скиньте, смотрите, у вас с вентиля капает, вот-вот прорвет. Платить-то, наверное, ей придется?

И, не дожидаясь ответа, повернулась к Александре и довольно громко произнесла: «Не советую!» Эта фраза произвела магическое действие. Хозяйка моментально снизила месячную плату на тысячу рублей. По кислому лицу, ставшему уже совершенно лимонного цвета, было видно, как трудно ей дается такой шаг. Но договор в простой письменной форме был подписан, деньги переданы, и Алешина размашисто расписалась внизу листа как свидетель.

…Оказавшись на свежем воздухе, в переулке, окончательно сдружившиеся женщины рассмеялись. Словно по сигналу, над их головами вспыхнул первый фонарь. Слепо помигав в жестяном колпаке, он медленно разгорелся, опустив над переулком оранжевый купол света. Небо сразу показалось темнее, по стенам домов, по лицам кариатид на подъезде, по водосточным трубам пробежали ночные длинные тени.

— Ой, готовься, — предупредила Алешина, доставая ключи от машины. — Не давай ей спуску. Хорошо, что мастерская в центре, хорошо, что свой вход, но что хозяйка — плохо. Впрочем, не знаю. Вдруг вы подружитесь.

— В любом случае это лучше того, как я сейчас живу, — Александра махнула в сторону того переулка, где стоял ее дом. — Хочешь посмотреть?

— Уже нет времени, я весь день с тобой, а мне нужно было одного человека увидеть. Звони утром. Пока!

Машина медленно поднялась по переулку, свернула за угол и исчезла. Александра пошла в ту же сторону. Она двигалась машинально, как передвигается человек по собственной квартире, знакомой до мелочей. Ее мысли были далеко, они вертелись вокруг маленького человечка с черной бородой и голосом-свистулькой и Елизаветы Бойко. «Она, стало быть, знала Исхакова? Что-то закупала для него? Она и о Штромме что-то говорила на аукционе, а ведь Штромма никто не знает. И об Ольге сказала, что она не так проста, как кажется, ведь ее воспитывал Штромм. Я тогда пропустила это мимо ушей, а ведь ясно, что она с этой семьей знакома…»

Александра остановилась, не доходя нескольких шагов до своего дома, достала телефон и набрала номер Алешиной. В трубке послышался встревоженный голос:

— Что случилось?

— Марина, скажи, ты помнишь точную дату, когда убили Исхакова и Федотова?

— О боже мой… — протянула та. — Зачем тебе? Помню, двадцать пятого августа две тысячи четвертого года. Ты дома?

— Захожу, — Александра потянула на себя дверь подъезда, и лязг пружины отдался под сводами лестничного пролета. — Спасибо, мне надо кое-что проверить.

— Ну, ты держи меня в курсе, — попросила Алешина.

Александра сунула телефон в карман и пошла вверх по лестнице. В переулке уже зажглись все фонари, их свет беспрепятственно проникал в окна, где почти не осталось стекол, и в подъезде было светло.

Мужчину, который сидел в кресле на площадке между первым и вторым этажом, она заметила, только поравнявшись с ним. Александра содрогнулась, ее обдало жаром. Это был тот самый человек, который следил за ее окнами. Он молча смотрел на нее, не двигаясь, не делая попытки заговорить, и это было жутко. «Вверх или вниз?» — это была единственная мысль, которая метнулась в ее сознании. Александра пошла наверх. Она преодолела всего две ступеньки, когда за ее спиной раздался скрип кресла и голос:

— Подождите…

Развернувшись, женщина стремглав кинулась вниз по лестнице, уже не думая, а чувствуя, что нельзя дать запереть себя в ловушке на верхних этажах. Ее схватили сзади за куртку, она рванулась, едва не оставив одежду в руке нападавшего. В следующий момент ее крепко схватили за руку.

И она закричала так пронзительно, что не услышала своего крика. У этого человека была колючая, словно крупный наждак, ладонь.

Глава 11

Бывают минуты, которые стоят всей жизни. Сейчас, прижавшись спиной к стене, глядя в лицо человека, крепко сжимавшего ее руку, Александра остро чувствовала, что время исчезло. Исчезли и чувства. Сознание стало ясным, прозрачным, словно только что вымытое, отполированное стекло.

— Спрячьте меня, — произнес мужчина, и ей показалось, что он говорит на незнакомом иностранном языке. Александра продолжала смотреть ему в глаза не мигая.

— Не кричите, — сказал мужчина. — Спрячьте меня, только не здесь. Сюда ходит Елизавета.

Постепенно смысл услышанного прояснился. Александра глубоко вздохнула, словно просыпаясь.

— Уберите руку, — сказала она.

Мужчина послушно отпустил ее. Теперь она видела, что он не пьян и вряд ли находится под воздействием каких-то веществ. Если бы не эта болезненная бледность, круги под глазами, общий запущенный вид, он был бы обычным человеком толпы, таким, как тысячи других людей, теснившихся в метро на окраинах в час пик. Александра потерла ладонь о ладонь, словно стирая следы его прикосновений.

— Она придет к вам сегодня? — спросил мужчина. — Вы ее ждете?

— Вы хоть для начала скажите, как к вам обращаться, — Александра старалась говорить спокойно. — И давайте лучше выйдем на улицу.

— Я не пойду на улицу, меня могут увидеть.

— Кто?

— За вашим домом следят.

— Пока я только вижу, что вы следите за моим домом! — Александра опасливо отодвинулась от стены, подошла к окну и выглянула. — Никто не следит. Ну, так как вас зовут?

— Какая разница, — подавленно ответил мужчина.

— Вы — Адвокат?

Она сама не знала, как у нее вырвались эти слова. На незнакомца они произвели сокрушительное воздействие. Он содрогнулся всем телом и схватился за перила, словно боясь потерять равновесие.

— Кто вам сказал?!

— Никто. Ваша рука.

Он с изумлением поднес к лицу обе ладони и вновь уставился на Александру. Теперь его лицо было освещено очень хорошо, он стоял прямо напротив окна, в свете фонаря. Художница могла рассмотреть его во всех деталях. Болезненный вид, затравленный взгляд, порывистые движения загнанного в угол животного… В этом человеке пугающим был только его собственный страх.

— Что вам нужно от меня? — Александра постепенно обретала уверенность в себе. У нее рождалось ощущение, что этот человек не опасен. — Зачем вы за мной следите?

— Они вас убьют, — с неожиданной уверенностью заявил мужчина. — Меня они пока потеряли, я сбежал, но вас они обязательно убьют. Они вас затем и наняли. А вы думали зачем?!

Этот человек, чья адекватность стояла под сомнением, говорил безумные вещи, но Александра слушала его не прерывая. Перед ней мелькали лица — человечек с бородой, напевающий романс, ледяные, близко посаженные глаза Штромма, бесцветная улыбка Бойко.

— Пойдемте наверх, — сказала Александра, вновь выглянув в окно. — Никто вас не будет убивать, и меня тоже. Я устала. Хочу присесть.

Она пошла вверх по лестнице, не оглядываясь. Когда-то в детстве она приманила бродячую собаку — та боялась человеческого взгляда и тут же пятилась, когда на нее смотрели прямо, но шла за Сашей следом, по пятам, как привязанная. Так же послушно пошел за ней Адвокат.

Александра отперла мансарду, вошла, сделала пригласительный жест. Мужчина вошел в мастерскую, опасливо оглядываясь. «Ты с ума сошла! — сказал спокойный рассудительный голос в голове у Александры. — Вот здесь он тебя и зарежет!»

— Есть хотите? — спросила она.

— Не хочу, — ответил Адвокат. — Я сплю мало. Я убежал, когда она была на аукционе. В четверг. Я знаю, что она меня ищет по всей Москве. Уехать я никуда не могу, она знает. У меня паспорт просрочен, недействителен. Мне уже сорок шесть лет, а я не поменял…

— Так это вроде не проблема, заплатите небольшой штраф и поменяйте. — Александра варила кофе, то и дело поглядывая на своего гостя. Тот никак не мог выбрать где присесть и в конце концов угнездился на огромном сундуке. — Осторожно, там гвозди торчат!

Адвокат вскочил словно укушенный. Он был очень нервен, двигался порывисто, с внезапными замираниями. Взгляд его глаз, очень светлых, полуприкрытых тяжелыми веками, блуждал по всем углам мастерской, словно выискивая ведомую ему одному опасность.

— Садитесь лучше к столу, — пригласила Александра. Войдя в роль хозяйки, она окончательно пришла в себя. Теперь она удивлялась тому, что ее мог так напугать этот человек. Александра ощущала исходящий от него страх, но не агрессию. Теперь она понимала недоумение Алешиной, которая не верила в виновность Адвоката. «Человек, у которого нет ни одной собственной мысли, так она о нем сказала…»

— Мне рассказывала о вас буквально этим утром одна ваша старая знакомая. — Александра тоже присела к столу. — Марина Алешина. Вы вместе работали в одной лаборатории, у профессора Исхакова.

Это простое напоминание о прошлом вывело мужчину из себя. Он тяжело оперся локтями о столешницу, спрятал лицо в сложенных ладонях и замер. Александра умолкла. «Как знать, до чего его можно довести… — подумалось ей. — И так ли он безобиден?»

— Я вижу, что вы устали, — сказала она после паузы, затянувшейся настолько, что от кружек с кофе перестал подниматься пар. — Я кое-чем займусь, разберу бумаги. Вы сидите и отдыхайте.

Адвокат не шевельнулся. Она встала, отошла в угол, где хранился архив Альбины. Открыла чемодан и принялась извлекать все тетради под литерами «Б» и «П». Подумав, она достала и тетради с литерой «И». Рассортировав тетради, она свела поиск к периоду начала нулевых годов. Что рассчитывала найти Александра, она и сама не знала, но внимательно прочитывала каждую запись, которая касалась закупок и продаж Бойко и Полтавского.

— Они не пересекаются, — через полчаса произнесла художница. Она сказала это вслух, глубоко уйдя в свои мысли и умудрившись забыть о госте.

— Что? — тот очнулся от своего оцепенения и, убрав руки от лица, повернулся к ней вместе со скрипнувшим стулом.

— Да нет, я просто думаю… Просто вам известно, должно быть, что есть коллекционеры-«невидимки». Они никогда не покупают сами, только через посредников. Я никогда на таких не работала. Они прячутся, потому что не брезгуют заведомо краденым. — Александра подняла стопку потрепанных тетрадей и сдула с них пыль. — Так вот. Я нашла такого «невидимку». Вот я вижу покупки за две тысячи третий и первую половину две тысячи четвертого года одного посредника. Это лицо покупало в тот период для разных людей, понятно, но есть определенная узкая тема — органика, старые пластики, которая явно покупалась для одного коллекционера. Я сделала закладки, вот эти вещи. И вот — продажи совсем другого коллекционера и, возможно, посредника, начиная с сентября две тысячи четвертого года. В продажу поступило несколько вещей, которые покупал первый посредник. Между покупкой и продажей этих вещей есть промежуточное звено — тот самый «невидимка», в чьей коллекции оседали вещи. До августа две тысячи четвертого года он сотрудничал с первым посредником, после — только со вторым. У первого все пластики, как отрезало. Вы помните, что случилось в августе две тысячи четвертого года? Пятнадцать лет назад?

Адвокат лишь поморщился, часто моргая, словно в глаз ему попала соринка.

— Убили Исхакова, руководителя лаборатории, где вы работали по ночам.

— Я не убивал! — воскликнул мужчина и тут же замолчал, словно до смерти испугавшись собственного голоса.

— Но в доме той ночью вы были? Девочку, девочку на лестнице в темноте вы помните?

— Я… Да, я бежал, я толкнул ее… Но я никого не убивал!

— Вы должны мне все рассказать, — Александра с трудом подняла тяжелую стопку тетрадей и перенесла их на стол. — Вы же понимаете, что убийца на свободе. Расскажите мне все об этих четках со сверчками.

Какое-то время ей казалось, что гость замолчал окончательно. Он сидел, разглядывая дощатую столешницу, испещренную следами от джезвы, пятнами краски, потеками лака, исписанную телефонами и именами, которые Александра давно забыла.

— Вообще-то, — внезапно произнес он, — я должен был стать адвокатом…

…Имени своего гость так и не назвал — Александра чувствовала, что он отвык от этой жизненной подробности. Поступить в юридический институт юноше когда-то помешала робость. Зная предмет, он провалил первый же экзамен, потому что никак не мог заставить себя заговорить.

— А ведь адвокат должен говорить, — заметил он.

Чтобы не болтаться без дела и зарабатывать хоть немного, он устроился на работу лаборантом. Помогли связи родителей — они были инженерами-технологами на подмосковном крупном комбинате. Так Адвокат попал в лабораторию к Исхакову.

— Мне и там не повезло сначала, потому что ставки ночного лаборанта не было. Сократили эту ставку еще в девяностых. Но им был нужен ночной лаборант, есть круглосуточные процессы, которые надо контролировать. Профессор выхлопотал мне пропуск, сказал, что я его аспирант. Его никто не проверял, и платил он мне из своего кармана. И всему учил. Мы варили пластики… Это было очень интересно.

Здесь очень пригодилось хобби Адвоката — в подростковом возрасте он занимался в кружках чеканки, резьбы по дереву и в принципе был очень не прочь стать мастером-краснодеревщиком.

— Но родители были против, они хотели, чтобы я получил высшее образование.

Цель ночных экспериментов в лаборатории Исхакова была Адвокату неведома, да он и не стремился ничего узнать. Его интересовал сам процесс изготовления очередного необычного пластика. Там же, в институте, он впервые увидел Елизавету Бойко.

— Она приносила профессору разные вещи на продажу, а еще пакеты с янтарными осколками, откуда-то с производства. Елизавета могла все достать, даже смолу бобовых деревьев. Мы ее варили и делали аналог копала.

— Вы только варили пластики? — не удержавшись, перебила Александра. — А изделия? Изделия вы производили?

— В лаборатории я сделал только одну вещь. Это была первая… Четки со сверчками.

— А прототип? — Александра жадно подалась вперед. — Вы видели оригинал?

— Да, конечно, профессор мне его показывал, я держал те четки в руках. Он их в Турции купил. Он хотел, чтобы я сделал точно такие же.

— Зачем?

— Он хотел их продать.

— Как? — Александра откинулась на спинку стула. — Продать подделку за подлинник?

— У него были совсем плохи дела. — Адвокат говорил и, казалось, одновременно читал надписи на столе. Глаз он не поднимал. — Я слышал, как Елизавета с ним говорила в кабинете. Дверь была приоткрыта. Она говорила без всякого уважения. Это она доставала ему деньги. Она сказала, что надо уплатить несколько долгов, иначе она ни за что не ручается. И еще добавила: «У вас же дочь!» После этого разговора он велел мне сделать копию четок.

— И я сделал, — глубоко вздохнув, он закончил.

— Что случилось той ночью, двадцать пятого августа? Вы были в доме?

— Был, — чуть слышно вымолвил Адвокат. — Но я не убивал.

— Кто там был с вами? Исхаков, Федотов, вы, кто еще?

…Двадцать пятого августа две тысячи четвертого года Адвокат, как всегда, собирался вечером на работу. Внезапно ему позвонил Исхаков. Он велел ждать его рядом в определенном месте, рядом со станцией метро. Там Исхаков забрал лаборанта и повез его за город. В чем состоит ночная работа, Адвокат узнал по дороге.

— Профессор сказал, что сегодня у него гости. Что он продает четки со сверчками. Я даже не сразу понял, что он имеет в виду другие… Те, мои… Профессор сказал, что представит меня как своего аспиранта и чтобы я не вздумал говорить, что варю пластики в лаборатории. Я видел, что он страшно нервничает. А почему он нервничает, я понял, когда мы приехали, поднялись в кабинет и он показал мне четки. Это была моя работа. Я сразу узнал бусины, их только перенизали на старую шелковую нитку, через узелок, и прицепили потрепанную кисть от тех, настоящих четок. Когда я увидел это, мне стало нехорошо.

— А где была Ольга? Его дочь?

— Она уже спала. Она привыкла ложиться без него, так сказал профессор. Он ведь часто приезжал среди ночи.

— А подлинник где был?

— Этого я до сих пор не знаю. Там были только эти четки. Потом пришел профессор Федотов, его сосед. Я его видел впервые. Они о чем-то разговаривали, тихо, мне не было слышно. Мне только показалось, что Федотов уговаривал, а Исхаков не соглашался. Потом приехал покупатель.

Произнеся эти слова, Адвокат содрогнулся.

— Кто он? Как его зовут? — жадно спросила Александра.

— Я не знаю, как его зовут. Я видел его впервые. Странный, очень странный, будто все время притворяется… Шутил все время. И голос такой противный…

— Маленький? — выкрикнула Александра. — Глаза разные? Один круглый, другой с отвисшим веком?

— Вы знаете его?! — Адвокат резко встал, толкнув стол так, что кофе выплеснулся на столешницу.

— К несчастью. Что было дальше?

— Дальше? — Адвокат закашлялся, схватился за горло. — Дальше начался кошмар.

…По признанию Адвоката, он хотел уйти с той минуты, как понял, что Исхаков продает фальшивые четки. Но уйти было некуда, он понятия не имел, где оказался. К тому же авторитет Исхакова все еще был для него непререкаем.

— Гость увидел четки и пришел в восторг. Профессор Федотов ничего не говорил, но я видел, что он очень расстроен. Он пытался что-то сказать Исхакову, но тот не слушал. Он рассказал историю приобретения четок в Стамбуле. Показал экспертное заключение, выданное его же собственным НИИ, что изделие произведено именно из того вида пластика, какой заявлен. Как вы понимаете, заключение было выдано на настоящие четки, и не Исхаковым, такой экспертизы никто бы не принял. Гость был очень доволен. Он собирался расплатиться наличными, сказал, что это его принцип. Федотов хотел уйти, но Исхаков просил его остаться. Я видел, что он чувствует себя очень неуверенно. Гость уже собирался отдать деньги, но вдруг попросил разрешение дополнительно осмотреть четки. Мне стало плохо. Просто перед глазами все поплыло. Откуда я знал, разбирается он в фатуране или нет. Он достал футляр, разложил на столе. Скальпель, зажигалка, растворитель, ватные палочки… Но для начала он включил маленький экран с сильной подсветкой, положил на него четки и взял лупу.

…Минуту стояла тишина. Гость осматривал одно звено за другим. Особенно он задержался на самой крупной бусине. Адвокат обливался ледяным потом. Он прекрасно помнил, что именно там были особенно заметны характерные для поддельного фатурана следы в местах резьбы.

— Очень крупный объект… Я переделывал эту бусину три раза, но если взят такой объем, пыль все равно будет. То есть это не пыль, конечно. Это внутренние микротрещины. Настоящий фатуран их не дает. Почему — неизвестно. Секрет утерян.

Осмотр с помощью лупы был окончен. Исхаков держался спокойно, терпеливо. Федотов явно чувствовал себя лишним. Адвокат обмирал от страха. Гость отложил лупу и взял нож из своего набора.

— Мы все подумали, что он собирается сделать соскоб с бусины и поджечь порошок. Исхаков запротестовал. Тот поднял глаза, и я увидел, что они совершенно безумные. Он все понял, он увидел пыль! Он бросился на профессора с ножом. Тот даже не вскрикнул. Федотов кинулся сперва к ним, потом к двери, задел шнур от настольной лампы, упал, свалил лампу, она разбилась. Мы остались в темноте, светился только экран, на котором лежали четки. Федотов поднялся, открыл дверь. Выбежал на площадку, гость погнался за ним. Я не мог двинуться с места. Мне казалось, я уже умер. За дверью послышался крик, что-то покатилось вниз по лестнице. Еще какой-то шум, хлопнула дверь. Я стоял в кабинете и ждал, когда он вернется за мной. Мне даже страшно уже не было. Но никто не возвращался. Я смотрел на эти четки. Мне пришла в голову мысль, что они как-то свидетельствуют против меня. На просвет они были совсем кровавого цвета. Цвет черри, знаете. Настоящий оттенок черри нелегко повторить. Я взял их и тут же уронил. Мне было противно, просто мерзко ощущать их тяжесть. Погасил экран. Стало совсем темно и в кабинете, и на лестнице. Я потихоньку вышел. Я не помнил, что в доме есть еще девочка, я совсем забыл об этом. И я не помню, чтобы брал скальпель из набора, но зачем-то взял его… Потом обнаружил у себя в руке. Я стал спускаться по лестнице и вдруг на кого-то наткнулся. Кто-то поднимался мне навстречу. Я подумал, что это он, он вернулся. Толкнул его и ударил наугад. И побежал…

…Очнулся Адвокат уже на лесной дороге, ведущей к поселку. Ни фонарей, ни машин там не было. В руке у него был скальпель, который он сжимал с такой силой, что затекли пальцы. Ладонь была покрыта какой-то темной засохшей коркой. Он выбросил скальпель, метя наугад, подальше в лес. Пошел по шоссе, содрогаясь от каждого звука в лесу, от каждого крика ночной птицы, хруста ветки.

— Часа в два ночи я зашел на какую-то заправку. Там был туалет сбоку, не в общем зале. К счастью. Там я увидел, что и рука, и рукав куртки у меня в крови. Я вымыл руки, постирал рукав. Оставаться там побоялся. Боялся, что будут расспрашивать, как я оказался на шоссе в такое время, без машины. Пошел дальше, голосовал. Один грузовик подбросил меня до ближайшего города. Оттуда я первой электричкой вернулся домой. Лег спать, как всегда, после ночного дежурства. И уснул, провалился. И во сне видел, что все это был сон, и очень радовался. А утром мне позвонила Елизавета. И с этих пор я на нее работал. Пятнадцать лет.

— Каким образом она на вас вышла?

— Она мне не говорила, но я понял, что это она привезла того типа… Только в дом не вошла, ждала где-то снаружи в машине. Меня она вычислила легко. Сказала, что меня посадят за двойное убийство, если я не закрою рот навсегда. Что там везде мои отпечатки пальцев. Что никто не поверит ни в какого клиента и никто за меня не заступится. И тут же пообещала работу, «на всю жизнь», как она сказала. Я переехал к ней. У нее здесь неподалеку, в области, большой склад. При нем есть помещение для сторожа. Там можно было жить. Я и жил… Она кормила меня, привозила лекарства, сигареты. Я делал для нее аналоги пластиков, иногда заказов было много, иногда не очень. Она не держала меня взаперти, совсем нет. Но куда мне было идти и зачем? Ни образования, ничего… Я делал то, что умел делать, и получал за это содержание и карманные деньги. Но в последнее время все изменилось. Она стала приезжать чаще и как-то странно со мной обращалась. Как с пустым местом. Стала прямо говорить, что я хуже работаю, что теряю навык. Что я действительно потерял с этими пластиками, так это здоровье. Там ведь даже вытяжки нет, в ее сарае. Я ночами не сплю, кашляю. А куда бы я пошел, если бы она меня выгнала?

— Вы сами себя убедили, что вам некуда идти, — оборвала его Александра. — Дело могли возобновить. Обвинили невинного человека, профессора Федотова. А убийца спокойно разъезжает по миру, живет в дорогих отелях, пьет шампанское.

— А мне все равно, что он пьет, — неожиданно резко ответил Адвокат. — Но я не хочу, чтобы вас убили. Я даже вас не знаю, но все равно…

— Почему вы считаете, что меня должны убить? Какой в этом смысл?

— Они с самого начала не собирались продавать на аукционе эти проклятые четки, которые я сделал! — Адвокат снова стиснул лицо в ладонях, а когда отнял их, на его бледных щеках выступили алые пятна. — Они выкачали из дочери Исхакова все, что могли, у нее больше нет дома, нет ничего, кроме этой коллекции, в которой полно моих работ! Они заменяли их, а оригиналы продавали на сторону, за границу. У них есть каналы. Вас наняли для того, чтобы вы остановили аукцион, потому что скандал был неизбежен. О коллекции Исхакова давно ходили нехорошие слухи. Потом вас подставили, чтобы обвинить в краже четок. А потом должны были убрать, чтобы снова обвинить во всем мертвеца. Как и в первый раз. В первый же раз у них получилось, дело закрыли. И сейчас его закрыли бы. А я…

Он покачал головой.

— Елизавета говорила по телефону практически при мне, в соседней комнате, не стесняясь. Я понял, что я уже труп. Что мне тоже не жить. Меня убрать намного проще, меня ведь и искать никто не будет. Родители умерли. Друзей у меня нет. Девушки нет. Ничего нет, да и меня самого тоже нет. Они хотят закрыть производство подделок. Их слишком много накопилось на рынке. Они сами потопили свой корабль. А кто там на нем утонет, их не волнует. Елизавета рассказывала по телефону кому-то, где вы живете. Назвала переулок, сказала, что ваша мастерская на последнем этаже заброшенного особняка, возле которого уже поставили леса и сетку натянули. Знаете… Я все эти годы думал, что мне некуда идти. А теперь вдруг будто услышал адрес. Хотя адреса-то и не было…

— А ведь мне ваша покровительница обещала жилье при своем складе, отличные условия, абсолютно отдельное, — сощурилась Александра. — Наверное, имелось в виду, что после вас…

— Вряд ли вы бы там долго прожили, — поежился Адвокат. — Там зимой очень холодно.

— Вы должны пойти в полицию, — Александра пересекла мансарду, остановилась у окна. — Если хотите, я пойду с вами.

— А что я скажу?

— Правду.

— Пятнадцать лет эта правда никому была не нужна… — вяло произнес Адвокат. — Вот если бы я вину на себя взял, другое дело. А так… Обвинять человека, которого даже не знаю.

— Зато я знаю его.

— А доказательства у вас есть? — спросил мужчина и сам себе ответил, с какой-то обреченной удовлетворенностью: — Доказательств нет.

Александра промолчала. Ее гость был прав — голословные обвинения против Леонида Полтавского в убийстве пятнадцатилетней давности, при отсутствии других свидетелей, стоили немного. «Да и кто он такой, этот Адвокат? Человек, пятнадцать лет штамповавший фальшивки. Удравший с места двойного убийства. Возникнет вопрос — почему убежал, почему не пошел в полицию, когда оправился от шока? Почему сотрудничал с преступниками? Он прав, на нем уже повисло слишком много, чтобы вот так просто, с чистой совестью, явиться с показаниями…»

— А когда они хотели меня убить? — спросила она, глядя в переулок. — И как, если не секрет?

— Елизавета говорила что-то про заявление в полицию… Кто-то должен был написать заявление в полицию.

— Я понимаю, кажется, — медленно проговорила Александра. — Но этот кто-то не написал заявления, меня не включили в число подозреваемых в краже, и я не покончила с собой. А должна была — от страха, видимо, или от мук нечистой совести, или просто от того, что жизнь не задалась… Уж какая-нибудь причина показалась бы правдоподобной.

Она обернулась и твердо повторила:

— Мы с вами должны пойти в полицию, или они убьют Ольгу. Вы понимаете, что погибнет невинный человек?

— Да, если не вас, то ее, — подтвердил Адвокат со странным хладнокровием. — Если она не хочет заявлять в полицию, это сделает ее наследник.

— У нее есть наследник? Вам что-то известно о ее завещании?

— Я думаю, что по закону все достанется мужу.

Александра замерла. Она подумала, что ослышалась, и недоверчиво переспросила:

— Вы об Ольге Исхаковой говорите? Она замужем?

— Елизавета говорила, что да. Не мне, конечно, со мной она говорила только на технические темы. Я слышал один телефонный разговор.

— Кто ее муж?!

Александра вдруг бросилась к своей сумке, сорвала ее со спинки стула, порылась, достала файл с паспортом и ожерельем. Выхватила паспорт и стала листать страницы. Адвокат, захваченный ее волнением, подошел, обогнув стол.

Но Александра, прочитав запись о браке, закрыла паспорт. У нее слегка кружилась голова.

— Вы слышали когда-нибудь имя Эдгара Штромма? — спросила она.

— Никогда.

— А ведь, похоже, именно на него вы работали все эти годы. И это он — муж Ольги Исхаковой. Вот уже шесть лет.

Адвокат воспринял это известие со странным равнодушием. При этом он не сводил взгляда с ожерелья, которое лежало на дне прозрачного пакета.

— А это что? — спросил он. — Пластик? Можно посмотреть?

— Это кораллы, — Александра достала ожерелье и протянула его Адвокату. Тот принял его, взвесил в ладонях, осмотрел, покачал головой:

— Никакие это не кораллы и даже не кораллины. Это даже не дешевая подделка. Просто стекло, покрытое лаком.

— Вы уверены? — подняла брови Александра. — Это ожерелье подарил своей дочери профессор Исхаков незадолго до смерти. Как, по-вашему, он стал бы ей дарить дешевую подделку? Уж на кораллы-то у него хватило бы.

Адвокат продолжал держать ожерелье в руках. На его лице появилось отстраненное, мечтательное выражение.

— Интересный вес, — сказал он.

— Вес? — удивилась Александра.

— Ну, вы же не удивляетесь, если музыкант узнает знаменитое произведение по первым нотам и может назвать композитора? А я узнаю материал, из которого создано изделие, по массе и объему. Это не кораллы. Но это и не стекло. Если бы у вас нашелся растворитель…

Через двадцать минут Александра набрала номер Марины Алешиной. Та не ответила, но сразу перезвонила.

— Извини, я не слышала, в зале музыка. Решила отдохнуть. Что случилось?

— Мы нашли их.

— Кого нашли, не поняла? Что нашли?

— Она пятнадцать лет носила их на шее.

В трубке наступило молчание, нарушаемое лишь резкими шорохами и скрипами. Александра стояла у окна, фонарь над переулком метался на ветру, расплескивая свет на стены засыпающих домов. Переулок ложился рано.

— Вот эти розовые кораллы, которые мне отдала сестра-хозяйка? — уточнила Алешина.

— Это не кораллы.

— А я не рассматривала. Видно, что дешевка. Как ты догадалась?

— Мне помогли. Твой старый знакомый по лаборатории сейчас здесь, у меня. Хочешь с ним увидеться, приезжай.

Адвокат делал какие-то знаки, махал руками, но Александра не обращала внимания. Она на удивление быстро свыклась с этим потерянным человеком.

— Я буду через полчаса, — ответила Алешина. — Вроде центр пустой. Не отпускай его, слышишь?

— Ни за что не отпущу, — заверила ее Александра, не сводя взгляда с лица своего гостя. Тот, позабыв о ней, продолжал разглядывать расчищенную бусину «кораллового ожерелья». Теперь, целиком освобожденная от лака и от грунта, та видоизменилась до неузнаваемости. Размером с лесной орех, масляно поблескивающая в лучах лампы, вовсе не похожая на драгоценный камень, она тем не менее притягивала взгляд.

— У меня появилась идея, — сказала Александра, слушая в трубке дыхание собеседницы. — Мы можем поймать «невидимку». Если только согласится Ольга. Я звоню полковнику.

Эпилог

Вечер воскресенья в первых числах мая, в терминале D Шереметьево — это бесконечные очереди на входе к каждому пункту досмотра. Четверо людей, усевшихся в кафе неподалеку от центрального табло, не сводили взгляда со стоек регистрации багажа, где оформлялся рейс на Франкфурт.

— А если он не придет? — ерзала на стуле Алешина. Как всегда, нарядная, умело и в меру подкрашенная, она тем не менее выглядела неуверенно. Ее взгляд то и дело обращался к Александре.

— Придет, он улетает сегодня вечером, — отвечала та.

— Но Ольга же ничего об этом не знала…

— А портье знал.

— А если он почувствовал? Если не возьмет ожерелье? Если он его тут продал?!

— Дамы, милые, у меня голова раскалывается! — Игорь Горбылев взъерошил свои коротко постриженные пегие волосы и сделал умоляющее лицо. — Я третьи сутки в поездах и гостиницах… Я домашний человек, очумел совсем. Еще вы меня нагрузили. Ну, не придет сегодня, придет завтра.

— Ой, помолчите! — нервно бросила ему Алешина. Она встала, подошла к табло. Еще раз перечитала список рейсов. Оглядела стойки регистрации багажа. Сходила к выходу в «зеленый коридор», издали осмотрела затылки людей, стоявших в очереди. Прошлась по залу.

— А я вот думаю, что он придет, — веско, неторопливо произнес полковник. — Я таких хорошо знаю. Это контрабандист. Они, когда чувствуют, что могут деньги нажить, осторожность теряют.

— Я тоже думаю, что он придет, — согласилась Александра. Но она тоже была готова вскочить и бегать по залу, разглядывая людей, которые проходили рамки досмотра. Она не выпускала из вида фигуру Алешиной, ее клетчатый плащ. Та остановилась в дальнем конце зала. Повернулась, сделала несколько шагов в обратную сторону. И вдруг подняла вверх правую руку.

— Кажется… — Александра поднялась. — Он там.

— А тогда, Саша, вы бы сели и спокойно пили кофе, — заметил полковник, поднимаясь. Он почему-то показался Александре шире в плечах, чем был, от него исходила такая непроходимая уверенность, что она и в самом деле успокоилась.

— Я нужен? — привстал Игорь.

— Вы обязательно нужны, — заметил Николай Сергеевич, — и Марина нужна. А вам, Саша, лучше здесь подождать. Не надо, чтобы он вас видел. Вы его можете спугнуть.

— Нет, я с вами пойду, — не выдержала она. — Я не буду никуда лезть, честное слово. Я в сторонке постою.

Она устроилась рядом с сувенирным киоском, чуть наискось от рамки с резиновой лентой для транспортировки. Отсюда Александра отлично видела Штромма, стоявшего вторым в очереди на досмотр багажа. С ним был большой коричневый чемодан и черный портфель. Вельветовый пиджак он перекинул через локоть, оставшись в рубашке с короткими рукавами. Его загорелое лицо с резкими чертами выглядело сонным и равнодушным, как у типичного усталого бизнес-туриста, живущего от рейса к рейсу. Когда до него дошла очередь, он положил на ленту чемодан, затем портфель, сверху бросил пиджак и прошел рамку. Его не остановили, рамка промолчала. Штромм так же, не торопясь, взял пиджак, портфель, рванул с ленты чемодан и покатил его в сторону стоек регистрации багажа.

— Внимание, — тихо произнес полковник, незаметно оказавшийся рядом с Александрой. — Вторая часть Марлезонского балета.

Штромм со скучающим видом подошел к хвосту очереди, змеившейся между натянутых на стойки синих лент. Поставил чемодан, на нем угнездил портфель и уставился в телефон. К нему подошли двое мужчин в форме.

— Служба безопасности аэропорта. Выборочная проверка. Интересно, он с ними пойдет или предпочтет помучиться? — размышлял вслух полковник, не сводивший взгляда со Штромма. — Какой молодец, пошел. Ему скандалы не нужны.

Штромм и в самом деле не стал выяснять отношений, а, широко улыбаясь, демонстрируя доброжелательность, вышел из очереди и покатил чемодан в дальний конец зала. По бокам от него шагали сотрудники службы охраны, но если что-нибудь и волновало Штромма, по его виду догадаться об этом было невозможно.

— Третья часть будет за закрытыми дверями, — резюмировал полковник, когда трое мужчин скрылись за дверью в конце зала. — Идемте, будет интересно. Птичка попалась.

На подходе к кабинету их догнали Алешина и Игорь. Оба находились в крайней степени возбуждения.

— Имейте милосердие к пострадавшему, — предупредил их полковник, причем милосердия в его голосе было не больше, чем в противотанковой гранате. — Заходим.

Штромм, очень красный, сидел возле стола, занимавшего половину комнаты. За столом, в кресле, сидел человек в форме, изучавший его документы. Увидев сразу четверых людей, вошедших в кабинет, он нахмурился, но Николай Сергеевич, склонившись к нему, что-то сказал. Штромм одарил полковника и его спутников ужасным взглядом, в котором было поровну ненависти и недоумения.

— Садитесь, там стульев хватит, — сказал человек за столом. — Штромм Эдгар Николаевич, правильно? У вас два гражданства, вы летите во Франкфурт.

— Совершенно верно, — на лицо Штромма вернулась доброжелательная маска.

— Все хорошо, Эдгар Николаевич, документы у вас в порядке. Но по месту жительства вашей супруги поступило заявление, что вы незаконно присвоили чужое имущество стоимостью… Согласно оценке… — мужчина заглянул в бумаги, — … согласно сумме, на которую оно застраховано… Стоимостью два миллиона рублей.

— Это абсурд! — заулыбался Штромм. — Вы можете осмотреть мой багаж. Никакого чужого имущества я не брал.

— Ваша супруга написала заявление на вас, — продолжал мужчина, словно не услышав возражений, — что этим утром вы явились к ней в больницу, где она сейчас находится. Обманом выманили у нее ожерелье из… оттоманского бакалита. Стоимостью в два миллиона рублей. И собираетесь вывезти его за границу.

— Позвольте, моя супруга действительно нездорова и, возможно, могла что-то перепутать. — Штромм прижал к груди растопыренную пятерню. — Никакого ожерелья из оттоманского бакалита я не вывожу и никогда в жизни не видел. У меня есть несколько изделий из обычного пластика. Им цена всем вместе — рублей пятьсот.

— Тут еще имеется заявление от владельца ожерелья. — Мужчина продолжал изучать бумаги, не глядя на Штромма. — От владелицы, прошу прощения.

— Позвольте, — слегка задохнулся Штромм, — в любом случае что-то может принадлежать моей жене, но между супругами такие вопросы решаются без участия полиции… И я хочу спросить — так ли уж необходимо устраивать мне этот допрос в присутствии посторонних лиц?

— Эти лица не посторонние, — совершенно безучастно бросил мужчина, сидевший за столом. — Алешина Марина Александровна тоже подала на вас сегодня утром заявление, по месту жительства. Вы незаконно присвоили принадлежащее ей ожерелье из оттоманского бакалита, которое она приобрела у вашей супруги вечером двенадцатого мая, при посредничестве Горбылева Игоря Константиновича. Вот они оба здесь присутствуют. Сертификат подлинности, заключение оценочной экспертизы, договор купли-продажи в свободной письменной форме, расписка вашей супруги в получении денежных средств — все у них на руках, и копии приложены. Так что ваш перелет в… — мужчина сверился с бумагами, — во Франкфурт придется перенести. До выяснения обстоятельств.

— Это абсурд, — Штромм забыл на лице улыбку, его взгляд застыл. — Давайте определимся с понятиями. Никакого оттоманского бакалита в природе нет. Посмотрите, что у меня в портфеле. Это же просто куски пластика!

* * *

— Такая долгая была зима, — каблуки Алешиной звонко цокали по сухому асфальту. Она шла, чуть опустив голову, разглядывая носки своих лаковых туфель. — И холодная. Никак не могу привыкнуть, что уже весна наступила, темнеет позже. А скажи, хотелось бы тебе жить в стране, где всегда лето?

— Там хорошо, где нас нет, — отозвалась Александра.

Они пересекли автомобильную стоянку рядом с терминалом, отыскивая машину Алешиной. Полковник уехал в госпиталь, Горбылев умчался в Москву, как только их выпустили из кабинета. Александра вспоминала последний взгляд, который бросил на нее Штромм. Дикая злоба, недоумение, неверие в происходящее… И неузнавание.

— Он увидел меня будто впервые, — вслух произнесла она то, что подумала.

— Как ты сказала? — повернулась к ней Алешина.

— Нет, ничего. Просто я подумала, что мы часто видим в людях только то, что нам выгодно в них видеть. Вот Штромм выбрал меня как жертву. Ему что-то кто-то наговорил о моем бескорыстии, о моей доверчивости, может быть. Он решил меня подставить и даже не подозревал, что я могу сопротивляться. То же самое он видел и в Ольге — только жертву. Раздавил ее волю, подчинил себе, своим интересам, обирал и запугивал все эти годы, оставаясь при этом в роли благородного покровителя… И не понимал, что она все же остается собой, и когда ей предложат сделать подлость, обвинить меня или Игоря в краже, чтобы получить страховку, она откажется. Откажется под страхом смерти.

— Есть у меня один знакомый, — после паузы проговорила Алешина, — полусумасшедший человек, большой умница, книжник, почти отшельник… Таких немало в центре Москвы, хотя это сложно предположить. Они ведь только в соседнюю булочную за хлебом выходят и никому не видны. Живут в квартирах, цены которым не знают. Едят то, что мы с тобой есть не сможем, хотя у них на стене может висеть Васнецов. Какие-то просроченные консервы… Так вот, он сказал мне как-то: «Все, что вы видите во мне, это не мое, это — ваше. Мое — это то, что я вижу в вас!» У меня даже голова тогда закружилась. Я помню, вышла на улицу, схватилась за фонарный столб. И думаю… А если так оно и есть?! Вот и Штромм видел в тебе и Ольге — себя. Он никого в вас не видел, потому что он сам — никто.

— «Невидимка», — кивнула Александра. — Самое главное, чтобы Самохин согласился дать показания. Без него не смогут взять ни Бойко, ни Полтавского.

— Самохин? — переспросила Алешина, щелкая брелком и отпирая свою машину. — А, точно, Адвокат. Я ведь забыла, что у него фамилия есть.

— Да он и сам почти забыл, похоже… — ответила Александра.

…Машина миновала первый шлагбаум, второй, понеслась по сиреневому гладкому шоссе в сторону Москвы. Алые, зеленые, золотые огни мелькали вдоль дороги, фосфорически светились указатели съездов, громоздились освещенные громады гипермаркетов и автосалонов. Впереди, на фоне желтого закатного неба, затронутого вдоль горизонта синим тлением сумерек, громоздились циклопические развязки МКАД. Тихо бормотало радио. Александра слегка нажала кнопку стеклоподъемника, и в салон неожиданно влился запах весенней листвы, далеких зазеленевших полей, невидимых в сумерках, — запах осязаемый, острый, тревожный и печальный, как еле слышный, позабытый голос.

— Я тоже никак не могу привыкнуть, — сказала она, опуская стекло до упора и чувствуя теплые толчки ветра в разгоряченный лоб. — Никак не могу понять, что наступила весна.

Примечания

1

Неизвестная земля (лат.).


home | my bookshelf | | Клетка для сверчка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу